Версия для печати

     Евгений Бенилов.
     Тысяча девятьсот восемьдесят пятый"


     27 декабря


     Он появлялся всегда в одном и том же обличье: учтивый человек средних
лет в сером костюме и белой рубашке с галстуком. Дверь, через которую он
входил, непременно открывалась внутрь. Он всегда начинал беседу пожеланием
доброго утра -- даже если была полночь. Затем делал паузу для ответного
пожелания и вдруг, указав на книгу в руках Эрика, произносил: "Что это у
вас такое?"
     И Эрик замечал, что на обложке книги стоит дата 1971! Или, может,
1953! А Человек В Сером Костюме доставал из серого кармана серую рацию и
шептал в нее серые невыразимые слова, делавшие возможным (и даже
вероятным), что через несколько минут придут сотрудники Комитета
Политической Гигиены. Придут и скажут Эрику: "Вы арестованы." Скажут без
выражения, не вкладывая в свои слова эмоций. Или наоборот -- трясясь от
ненависти к стоявшему перед ними врагу людей. А может -- с чувстом
удовлетворения от хорошо выполненной работы. Или -- со смехом радости по
поводу нежданно подвалившей удачи.
     Люди из КПГ и их слова всегда бывали разными.
     Лишь Человек В Сером Костюме и его серый костюм всегда оставались
одинаковыми.



                                   * * *

     Вздрогнув, Эрик раскрыл глаза и перевернулся на спину. Пружины в
недрах кровати отозвались болезненным звоном. В комнате было холодно и
душно -- сочетание, означавшее, что в кондиционере нужно менять фильтр.
Ветер и снег стучались в стекло окна, светать еще не начинало. На дальнем
конце постели неясной тенью возник Кот и негромко мяукнул. "Один ты меня
любишь." -- ответил Эрик. Сверкнув бездонно-зелеными глазами, зверек
свернулся на одеяле в клубок и замурлыкал. С Садовой ровным потоком
просачивался гул машин.
     Эрик нашарил под подушкой будильник и поднес к глазам.
Фосфоресцирующие стрелки тускло светились в темноте -- до звонка оставалось
десять минут. Он положил будильник на кровать, медленно сел и спустил ноги
на пол. Холодно ... Гнусно ... Куда подевались очки? А-а, вот они ...
Заранее зажмурившись, он зажег бра над кроватью. Сделав щелочки в веках,
встал. Где одежда?... Эрик поежился от холода и побрел к стулу у окна ...
рваная рубашка, рваные тренировочные брюки ... Теперь что?... Он пошел на
кухню и переключил кондиционер на рециркуляцию воздуха. Поставил чайник на
плиту и зажег под ним конфорку. Намазал последний кусок хлеба последними
крохами масла и положил сверху последний ломтик сыра. Не дожидаясь чая,
стал есть. Не забыть бы купить хлеб, масло и сыр в обеденный перерыв ... и
заодно мясо, овощи и фрукты ... и рыбу для Кота ... и новые носки ... и
запасной фильтр для кондиционера ... ха-ха-ха ... а еще сандалии на лето
...
     Засвистел чайник. Эрик выключил газ.
     Если он доживет до лета. А то ведь можно и не дожить. Ха. Ха. Ха.
     Не до конца задушенное радио шептало сводку о состоянии
Романова-старшего и здоровье Романова-младшего. Эрик плеснул сегодняшнего
кипятку во вчерашнюю заварку и налил чай -- в воздухе запахло веником.
Потрескавшийся линолеум пола неприятно холодил правую ступню сквозь дырку в
носке. Радио на стене перешло к самочувствию Романова-внука и настроению
Романова-правнука. Неслышно ступая подушечками лап, в кухню вошел Кот. Снег
и ветер кружились за окном в тщетном желании проникнуть внутрь. Чаинки
кружились в желтой металлической кружке с обколотой эмалью. Кот печально
смотрел в свою пустую миску. "Тебе утром не полагается, серый. -- напомнил
Эрик, -- Да и рыбы все равно нет." Выражение лица у зверька стало
укоризненным, но он промолчал. Негромко гудел кондиционер, воздух в
квартире стал чище и теплее. Было слышно, как в спальне надрывается оживший
будильник. Радио на стене перешло к прогнозу загрязнения атмосферы в
столице и пригородах. Вытащив из сумки вчерашний номер "Коммунистического
Спорта", Эрик пошел в туалет. Затем в душ.
     Горячие струи били в плечи. Громко гудел кран холодной воды. Мыло
выскальзывало из мокрых пальцев. Зеркало над умывальником покрылось
туманом.
     Эрик вылез из-под душа и надел махровый халат. Вытер полотенцем
волосы. Побрился. Бросил трусы в стиральную машину, а рваные носки -- в
мусорный бак под кухонной раковиной. Радио на стене шептало программу
телевидения на сегодня, 27 декабря 1985 года.
     Теперь что? Убрать постель. Одеться. Отнести халат в ванную. Собрать
черновики вычислений, принесенные вчера с работы, и положить в сумку.
Вставить свежий фильтр в респиратор. Что еще?
     Выбросить мусор.
     Эрик вытащил из под раковины бак -- Кот увидал его приготовления и
подошел поближе. Эрик завязал узлом горловину мусорного мешка -- зверь
принял охотничью позу: лапы полусогнуты, шерсть дыбом, хвост трубой.
"Готов?" -- спросил Эрик и, резко открыв дверцу мусоропровода, бросил мешок
внутрь. Бух ... бух ... бух ... -- было слышно, как мешок ударяется о
стенки ... бух-х-х! -- эхо пробежало по всем двенадцати этажам дома от
подвала до чердака. Пока Кот расправлялся с двумя успевшими выскочить
тараканами, Эрик загерметизировал мусоропровод липкой лентой. Потом замел
на совок тараканьи трупы, отнес в туалет и бросил в унитаз. "Не забудь
помыть лапы." -- напомнил он Коту, и тот послушно начал вылизываться.
     Утренние дела закончены -- можно уходить на работу.
     Эрик надел ботинки и шубу. Переключил кондиционер на малый забор
внешнего воздуха и приоткрыл дверь в туалет (для Кота). Взял, но не надел,
респиратор (в подъездах их дома имелись кондиционеры) и вышел на лестничную
клетку. Кабина лифта пришла почти сразу -- он вошел внутрь, нажал кнопку
первого этажа и стал читать последний антиникотинный плакат старика
Бромберга из квартиры номер 5:


                    Дым отечества нам сладок и приятен,
                    А дым курильщика -- нет, НЕ сладок, НЕ приятен.


     Скрепя больным механизмом, кабина остановилась. "Пожалуйста, не
хлопайте дверью лифта." -- попросила вахтерша, когда Эрик хлопнул дверью
лифта; "Хорошо, не буду." -- легко согласился Эрик. Он достал из почтового
ящика свежий номер "Коммунистического Спорта", надел респиратор, поправил
на голове шапку и вышел на улицу.
     Декабрьская вьюга гуляла по пустынному двору. Вдоль тротуаров высились
сугробы. Сквозь пелену бледно-зеленого снега тускло светили желтые фонари.
Раздувшиеся от пассажиров троллейбусы с усилием ползли по заснеженной
Садовой. Верхушка четырехсотметровой башни, пристроенной в прошлом году к
Лефортовской тюрьме, терялась в мутных небесах.
     Через три минуты Эрик входил в метро. Очки немедленно запотели.
Натыкаясь на прохожих, он спустился по лестнице. Достал жетон и опустил в
турникет. На середине эскалатора сдвинул респиратор под подбородок --
дефицитные фильтры следовало экономить. На рукаве шубы таяли зеленые
снежинки. Очки постепенно распотевали.
     Станция блистала металлическими панелями и мозаиками ранней
докоммунистической эпохи. Эрик отсчитал шестнадцатую колонну, дождался
поезда и втиснулся в четвертую дверь четвертого вагона. До начала
обязательной Утренней Программы оставалось одиннадцать минут -- телевизоры,
подвешенные под потолком, смотрели на пассажиров слепо отсвечивавшими
экранами. Эрик достал из висевшей через плечо сумки "Коммунистический
Спорт" и, толкая соседей локтями, стал искать отчет о вчерашнем матче ЦСКА
-- Спартак. Справа от него пожилой дядя в очках читал "Утреннюю Правду",
слева от него хихикали две девчонки старшего школьного возраста.
"Осторожно, двери закрываются. -- сказала механическая женщина из
репродуктора, -- Следующая станция -- Горьковская." "Болельщики Спартака
ждали этого матча с нетерпением." -- прочитал Эрик. "Не толкайся." --
недовольно пробурчал дядя в очках. "А он что?" -- спросила одна девчонка у
другой. "Следующая станция -- Площадь Свердлова." -- настаивала женщина.
"Изволь отвечать, баран, когда тебе делает замечание пожилой и заслуженный
человек." -- настаивал дядя. "Свенсон открыл счет на тринадцатой минуте."
-- настаивал Эрик. "А я ему говорю (хи-хи-хи!), что с дураками не танцую
..." -- настаивала девчонка. "Когда ты, сукин сын, еще в мамины пеленки
срал, то я уже в Афганистане сражался и кровь за Родину проливал ..."
"Осторожно, двери закрываются. Следующая станция Новокузнецкая." "Второй
период обе команды начали в неполных составах ..." "Хи-хи-хи! Хи-хи-хи!
Хи-хи-хи-хи-хи-хи!"
     Пересадка.
     Поднявшись с толпой по ступеням и спустившись по эскалатору, Эрик
оказался на Калужско-Рижской линии. Поезд подошел сразу -- он втиснулся в
последнюю дверь последнего вагона. До начала обязательной Утренней
Программы оставались считанные секунды -- Эрик торопливо сложил "Спорт"
отчетом о хоккейном матче вверх. И вовремя: экраны телевизоров под потолком
вагона озарились ярко-голубой заставкой телестудии "Останкино": часы с
секундной стрелкой, подползающей к числу 12. Три, два, один ... фанфары.
Все пассажиры, включая Эрика, подняли глаза. Раздалась воодушевляющая
музыка и замелькали ободряющие кадры: крестьяне, сеящие хлеб; рабочие,
кующие метал; ученые, доказывающие теорему; врачи, анализирующие анализ.
"Здравствуйте, товарищи! -- сказал лощеный диктор, источая твердую
убежденность в успехе идей, -- Мы начинаем передачу репортажем из
реанимационного оделения Кремлевской больницы. Последними новостями о
состоянии Генерального Секретаря ЦК КПЕС, товарища Григория Васильевича
Романова поделится Родион Свинарчук." В левой половине экрана появился
молодой человек в черном костюме и розовом лице, стоявший в фойе Кремлевки.
"Что нового, Родион?" -- спросил диктор, сместившийся на правую половину.
"Хорошие новости! -- лучился Свинарчук, -- Лавинное отмирание нейронов в
центральной зоне левого полушария удалось остановить!" "А ослабление
деятельности гипофиза?" "Гипофизом занимается группа академика Ватикяна --
результат обещают не позже послезавтра." "Отлично! -- обрадовался диктор,
снова появляясь во весь кадр. -- А теперь -- новости из геронтологического
отделения Кремлевки, где наблюдается Первый Заместитель Генерального
Секретаря ЦК КПЕС, товарищ Василий Григорьевич Романов."
     Украдкой скосив глаза, Эрик опустил взгляд на зажатую в руке газету:
"На четвертой минуте второго периода спартаковцы, наконец, вышли вперед и
под сводами Дворца Спорта раздался клич ..."
     "... Молодцы геронтологи! А теперь -- краткий обзор почечной
недостаточности Второго и вялотекущей шизофрении Третьего Заместителей
Генерального Секретаря ЦК КПЕС, товарищей Григория Васильевича и Василия
Григорьевича Романовых."
     "Осторожно, двери закрываются. Следующая станция -- Шаболовская."
     "... наш спецкор в Кабуле Мулдыкхан Размулдыев ознакомит нас с
достижениями Афганского Республиканского Комитета Политической Гигиены.
Раскрыт крупный антикоммунистический заговор!... Арестованы шестнадцать лиц
голландской национальности!... Изъяты десятки книг, изданных до 1985
года!... Обнаружены сотни листовок, прославляющих великодержавный
нидерландизм!..."
     "Осторожно, двери закрываются. Следующая станция -- Ленинский
Проспект."
     "Что ж, молодцы гигиенисты ... Передаю слово спортивному комментатору
Владимиру Тараторину ... Здравствуйте товарищи. Болельщики Спартака ждали
этого матча с нетерпением ..."
     "Осторожно, двери закрываются. Следующая станция -- Академическая."
     "... и заменили вратаря шестым полевым игроком, однако счет остался
прежним."
     "... и заменили вратаря шестым полевым игроком, однако счет остался
прежним." -- дочитав отчет, Эрик поднял глаза и стал слушать.
     "В заключение, погода. Кислотность снега 0.5%, диоксин в Москве-реке
-- 0.2%. Нервно-паралитическая компонента воздуха варьируется от 0.03%
внутри Садового Кольца до 0.01% в районе Измайловского Парка. Аммиак --
0.5%. Жителям северо-западных районов столицы синоптики рекомендуют сегодня
носить защитные очки из-за повышенной концентрации в воздухе летучих
цианидов. -- диктор испустил прощальную улыбку, -- Желаю вам хорошо
поработать, дорогие товарищи."
     "Следующая станция -- Профсоюзная." -- вмешалась механическая женщина.
     Сунув газету в карман, Эрик стал пробираться к выходу. Над дверью
вагона висел плакат No 4 из серии "Товарищ, бди! Антипартиец может
оказаться твоим папой!" (пухлый румяный мальчик в клетчатых шортах
указывает пальцем на худого мужчину с подлым извилистым лицом).
     Двери с шипением раздвинулись, Эрик вышел на платформу. В ноздри ему
ударил резкий запах аммиака -- он надвинул на лицо респиратор (дышать
незащищенными легкими на неглубоко расположенных станциях не стоило). Он
поднялся по лестнице, прошел по подземному переходу и вышел на поверхность.
По Профсоюзной улице мела поземка. Угрюмые люди в тяжелых шубах роились
около автобусных остановок. Утопая по щиколотку в снегу, Эрик свернул на
улицу имени античного революционера Красикова и поплелся в направлении
маячившего вдали серого куба института п/я 534ц. Стало чуть светлее. Москва
задыхалась в зловонии собственного дыхания -- низкая пелена туч душила ее,
как подушка на лице. По извилистым кишкам города протискивались стада
заляпанных грязью машин. Через четыре минуты Эрик вошел, преодолевая
встречный поток воздуха, в фойе института. Снял шубу и повесил на вешалку в
гардеробе (шапка, шарф и респиратор засунуты в рукав). Переложил черновики
с вычислениями из сумки во внутренний карман пиджака и встал в очередь на
проходную. Сзади пристроились два сотрудника отдела обеспечения.
     "Товарищу Товсторукову -- пламенный привет!" -- "Здорово, Разгребаев."
     "Следующий!"
     "Как дела?"- "Не жалуюсь." -- "Про Кеонджанишвили слыхал?" -- "Нет."
     "Следующий!"
     "Говорят, сняли его." -- "За что?" -- "Не знаю. Я думал ...
     "Следующий!"
     ... ты знаешь." -- "Не знаю."
     "Следующий!"
     Подойдя к перегородке, отделявшей вахтерскую от остального мира, Эрик
нажал кнопку против своего номера. Бамс! -- было слышно, как его пропуск,
вытолкнутый из ячейки, упал по ту сторону перегородки на стол. Из окошка,
звеня медалями за победу в Афганистане, высунулось обрюзгшее тело Ивана
Ильича. "Товарищ Иванов Э.К., -- с гнусной ухмылкой сказал вахтер, --
позвольте сумочку вашу проверить -- не несете ли опять секретных бумаг без
разрешения Первого Отдела!" Эрик молча раскрыл пустую сумку -- на лице
вахтера отразилось сначала недоумение, потом мышление и наконец прорыв. "В
карман переложил! -- догадался Иван Ильич, -- А ну, покажь карманы, тебе
говорят!" "Не имеете права. -- скучным голосом отвечал Эрик, -- Согласно
приказу No 778 от 15-го августа 1985-го года, только в присутствии
замдиректора по режиму." Лицо вахтера искривилось от ненависти: "Ишь
грамотный какой ... все крючки-закорючки знает! Спасу от вашей нации
нет!... -- Эрик молча ждал. -- Тебя как по батюшке-то величать --
Клаасович?" "Вы будете звать замдиректора, или я могу идти?" Ощерившись,
вахтер сунул ему пропуск.
     "Следующий!"
     Эрик поднялся на 68 ступенек по пыльной боковой лестнице, прошагал 26
шагов по коридору и отпер дверь комнаты номер 452. Внутри было темно и
душно -- он включил свет и кондиционер. Сел за свой стол у окна (оказавшись
к остальной части комнаты спиной), выложил из кармана черновики и разложил
их по порядку. Позади хлопала дверь, шаркали ноги и звучали утренние
приветствия. Карандаш и резинка лежали там, где были оставлены, -- в правом
углу стола. "Кто будет пить желудин? -- раздался пискливый голос Оли
Рюмкиной, -- Поднимите руки ... раз, два, три, четыре ..." Эрик подточил
карандаш, придвинул к себе последний лист вычислений и приписал в самом
конце уравнение, следовавшее из предыдущего уравнения (следовавшего, в свою
очередь, из предыдущего уравнения; следовавшего, в свою очередь, из
предыдущего уравнения ...). "А я тебе говорил, что Спартак выиграет! --
голос Петра Мурзецкого источал жизнеутверждающую силу, -- Не могли они не
выиграть при такой ситуации в турнирной таблице." Эрик приписал еще одно
уравнение, но, не удовлетворившись тем, как написана альфа в первом и
третьем членах (хвостик загнулся), стер все резинкой. "А если б Мотовилов
на последний минуте забил? -- возразил Коля Горчицын, -- Что бы ты тогда
сказал?" Эрик переписал уравнение наново и стал обдумывать следующую
строчку. "Куда ему забить ... -- отвечал Петр Коле, -- когда у него
забивалка такая маленькая! Ха-ха-ха! Пусть он ее маленько поддрочит!...
Ха-ха-ха-ха-ха!" Эрик стал каллиграфически выводить очередную формулу.
"Мальчики, не пошлите!" -- кокетливо сказала армянская красавица Марина,
временно носившая девичью фамилию Погосян (по первому мужу -- Морозова, по
второму -- Жарова).
     Время шло.

     Звонок на обеденный перерыв застал Эрика в конце четвертого листа
вычислений. С сожалением вырвавшись из потока мыслей, он встал и вышел из
комнаты. Сбежал бегом по лестнице, отстоял очередь на сдачу пропусков (Иван
Ильич наградил его обжигающим взглядом), торопливо оделся. На улице ярилась
метель, низкое серое небо прижимало город к заснеженным тротуарам.
Продуктовый магазин располагался рядом с институтом, и через три минуты
Эрик уже стоял в очереди в рыбный отдел, притиснутый чьей-то бабушкой к
чьей-то жене. Толпы людей -- прижатых друг к другу, как кильки в банке, и
столь же покорных -- одетых в тяжелую, неудобную, темных тонов одежду --
вдыхали сквозь респираторы затхлый холодный воздух. Под закоптевшим
потолком висела угрюмая тишина, нарушаемая лишь криками продавщиц --
микрофоны, вделанные в их респираторы, делали голоса резкими, как пение
павлина. Эрик постоял минут пять, потом отпросился у стоявшей позади
бабушки сходить в молочный отдел (плюс литр молока, плюс полкило сыра, плюс
полкило масла, минус четыре молочно-колбасных талона). Вьюга ударяла в
широкие окна пригоршнями нежно-зеленого снега. Разводы грязи на оконном
стекле переплетались в сложный геометрический узор. Оценив опытным глазом
длину очереди, Эрик успел сбегать за хлебом. И, наконец, рыба: спинки
минтая -- на два рыбных талона, тушки кальмара -- на три. Помимо даров
моря, в рыбном отделе почему-то продавалось шампанское (три ликеро-водочных
талона) -- что позволяло сэкономить время на винном магазине.
     Эрик вернулся в институт за шесть минут до официального окончания
перерыва. Разгрузил добычу в стоявший в 452-ой комнате холодильник.
Спустился в кафетерий и встал в очередь. Очередь была короткая: не ходившие
за продуктами, уже пообедали, а ходившие, в большинстве своем, приносили на
работу домашнюю еду. Через двадцать минут Эрик вышел из кафетерия, унося в
желудке тяжелый, как гиря, комплексный обед.
     Не поднимаясь к себе на четвертый этаж, он прошел по тускло
освещенному грязному коридору и постучал в дверь с надписью "Лаборатория No
6". За дверью раздался голос: "Сейчас!", и стало слышно, как кто-то возится
с замком. Замок не отпирался. "Вы когда почините этот ебаный замок?" --
громко спросил Эрик; "Ты об этом профессора Попова спроси." -- огрызнулся
голос, и дверь наконец отворилась. "Так не запирайтесь тогда, -- сварливо
сказал Эрик, заходя внутрь, -- если не можете потом открыть!" "У тебя что
-- смерть мозга наступила, как у Романова-старшего? -- отвечал его друг
Мишка Бабошин, -- Знаешь ведь, что нас на секретность второй категории
перевели." Препираясь, они проследовали сквозь внутренний коридор мимо
обитой дермантином двери с табличкой "Зав. лаб. д.ф.-м.н. Попов З.С." и
зашли в мишкину клетушку, где все было готово для чая. "Эрька, привет! --
приветствовала Эрика их бывшая однокашница и общая подруга Лялька
Макаронова, сидевшая с чашкой в руке, -- Где тебя носит?" На столе стоял
давно обещанный Лялькой домашний пирог. "Спинку минтая для своего Кота
покупал. -- ответил за Эрика Мишка, -- Ты что, не знаешь этого мудака?" Они
сели, Лялька налила Эрику чай. "Эричка, -- она доверительно подалась
вперед, -- а правду говорят, что ты со своим Котом живешь, когда у Светки
менструация?" Эрик поднес чашку к лицу и с удовольствие вдохнул аромат
натурального грузинского чая, купленного им для совместных чаепитий пару
недель назад по счастливому случаю. "Конечно правда! -- опять влез Мишка,
-- Недаром Кот со Светкой на ножах. Помнишь, как он ей колготки разодрал на
эрькином дне рождения?" Эрик отрезал кусок лялькиного пирога и положил себе
на блюдце. "Бедный! -- пожалела Лялька, -- Ты лучше ко мне приходи, я тебя
по старой дружбе всегда обслужу." Откинувшись на спинку кресла, Эрик
осторожно поставил чашку с чаем и блюдце с пирогом на подлокотник и
расслабился. "И не мечтай -- у него на тебя не встанет. -- не унимался
Мишка, -- У него только на блондинок и котов, а больше ни на кого." "Ты за
меня не переживай. -- вставил, наконец, слово Эрик, -- Ты, Мишка, лучше
вспомни когда у тебя в последний раз стояло -- до того, как Романов-старший
в кому впал или после?" "Да ты что, Эрька! -- всплеснула руками Лялька, --
Бабошин в этом смысле всем нам пример! Полная солидарность с вождем: раз
Григорий Васильевич трахаться не может, так и никому нельзя."
     "Хорошо с друзьями!" -- подумал Эрик, расстегивая верхнюю пуговицу
рубашки.
     "Ладно, зубоскалы, -- уязвленный предательством союзницы, Мишка
кардинально изменил течение разговора, -- а вот кто помнит, за сколько лет
до официального наступления развитого коммунизма у Григория Васильевича
случился второй аппоплексический удар?" Вызов был брошен, и Эрик стал
вычислять. "Опять ерундой заниматься будете?..." -- разочарованно протянула
Лялька, не любившая этой игры. "Тебе, беспамятная женщина, нас, высокоумных
джигитов не понять! Ты диссертацию -- и ту только год назад защитила. --
высокомерно отвечал Мишка, -- Так что помолчи, смертная, пока уважаемый
Эрик ибн Кирилл Иванов-задэ размышляет над заданным ему ..." "За четыре. --
перебил Эрик, закончив вычисления, -- А на каком году Пятилетки Количества
день расстрела отступника Горбачева объявили выходным?" "Ха-ха-ха! --
презрительно рассмеялся Мишка, -- Элементарно, Ватсон, -- на третьем."
Бабошин закатил глаза к потолку и зашевелил губами, придумывая следующий
вопрос. "Дурак ты Мишка! -- по тому, как у Ляльки опустились уголки рта,
было видно, что она обидилась на 'беспамятную женщину', -- Эти сволочи
специально каждый год 85-ым сделали, чтобы у нас чувство времени отшибить,
а такие дураки, как ты, им только на руку играют!" "Ты чего, мать?... --
опешил Бабошин, -- Мы ж, наоборот, точки отсчета восстанавливаем ..." "Ты
этими играми дурацкими только больше себя запутываешь ... и хамишь еще при
этом!" -- Лялька встала, отошла к окну и отвернулась. "Так вот ты чего на
меня взъелась! -- наконец дошло до Мишки, -- Да я ж просто так, не со зла
... -- он встал, положил Ляльке руку на плечо и проникновенно сказал, --
Прости, Лялечка, Мишку Бабошина, дурака глупого." Против своей воли, Лялька
рассмеялась.
     "Хорошо с друзьями!" -- подумал Эрик, отпивая глоток чая.
     "Ладно, прощаю ... -- сказала Лялька великодушным голосом,
поворачиваясь к Мишке передом, а к окну задом, -- Прощаю, ежели на Новый
Год у Вишневецких ты со мной три раза оттанцуешь." -- на ее длинных
ресницах все еще блестели алмазики слезинок. "Хоть четыре раза, матушка! --
запричитал Мишка, лобызая лялькины ручки, -- Хоть пять раз!... Всю жизнь с
тобой, родная, танцевать буду!" "Так тебе и позволит твоя Варвара со мной
всю жизнь танцевать ... -- поджала губы Лялька, почему-то звавшая Тоню
Бабошину Варварой, -- Она меня скорее уда..."
     "Тихо!" -- перебил Эрик, подняв палец.
     Все трое замерли -- Мишка и Лялька у окна, Эрик -- в кресле. Бух-х ...
бух-х ... бух-х ... Скрипя расхлябанными половицами, тяжелые шаги
приближались к мишкиной клетушке ... потом заскрипела дверь, и на пороге
возникла могучая фигура д.ф.-м.н. Попова З.С. "Миша, -- сказал д.ф.-м.н.
глубоким басом, игнорируя Эрика и Ляльку, -- когда закончишь расчет по теме
X-33, зайди ко мне." Как всегда в присутствии Попова, Эрику захотелось
уйти. "Здрасьте, Зосима Сергеич!" -- вылезла неустрашимая Лялька;
"Здравствуйте, Алла. -- соизволил, наконец, Попов, -- Добрый день, Эрик
Кириллович." "И как вы такую фигуру блюдете, Зосима Сергеич!" -- засюсюкала
Лялька невыносимо фальшивым голосом. Эрик помертвел в ожидании неминуемого
скандала, но Попов лишь приятно улыбнулся и вышел из комнаты. Бух-х ...
бух-х ... бух-х ... -- шаги командора проследовали до двери поповского
кабинета, хлопнула дверь, и все затихло. "Ну ты даешь, Макаронова!" --
завистливо протянул Мишка, боявшийся Попова до дрожи в коленках. "Учись,
пока я жива, Бабошин!" -- гордо сказала Лялька. "С чужим начальником каждый
может. -- скептически заметил Эрик, -- Ты попробуй так со своим членмудом!"
(Макароновский начальник член-корр. Узбекской Академии Наук Муддинов считал
женщин существами глупее лягушки.) "И попробую! -- выпятила обильную грудь
Лялька, -- Он м.н.с. Макаронову надолго запомнит!" Эрик выразил сомнение
неуловимым движением бровей. "Ладно, ребята, -- трусливо залебезил Мишка,
-- давайте поработаем чутка ... а то Попов опять вонять будет." "Салага ...
-- презрительно процедила Лялька, -- Пошли, Эрька, пока Бабошин от страха в
штаны не наложил!" Они вышли в коридор и направились в сторону лифта.
Позади раздался лязг запираемого замка.
     "Слушай, Эрька, а ты большим человеком стал -- Попов тебя уже по
имени-отчеству величает! -- цокая каблуками, Лялька забежала вперед, чтоб
не отставать, -- Докторскую когда защищать будешь?" "Какую докторскую? --
удивился Эрик, -- У меня ж мать -- враг людей ... да еще голландка
впридачу." На лице у Ляльки появилось расстроенное выражение: "Сволочная
страна ..." -- начала она, но осеклась (они вышли из коридора в фойе
буфета, где все еще сидел народ). Лифт находился рядом. "Ладно, Эрька, я
пешком пойду. -- она заботливо поправила воротник его пиджака, -- На
политсеминаре увидимся." Лялька повернулась на каблуках и поцокала в
сторону лестницы.

     Эрик застегнул верхнюю пуговицу рубашки, дождался лифта и поднялся на
четвертый этаж. Когда он вошел в свою комнату, громкая беседа внезапно
оборвалась -- Эрик молча прошел мимо глядящих в сторону коллег, сел за свой
стол и придвинул черновики с вычислениями. Он нашел последнюю страницу,
подправил хвостик у гаммы в одной из формул, подумал немного и написал
следующее уравнение -- вытекавшее из предыдущего, но с преобразованной
правой частью. За спиной раздавалось неясное бормотание -- судя по тому,
что говорили шепотом, -- говорили о нем. Придумав, как записать левую часть
уравнения в более компактной форме, Эрик стал прикидывать, куда поместить
очередную формулу: в центре строчки или ближе к левому краю. "... опять на
сорок минут опоздал!" -- донесся до него свистящий шепот среднего научного
сотрудника Иннокентия Сергеева. "А на позапрошлом субботнике они с этой
лахудрой Макароновой не работали не фига, только лясы точили ..." --
отозвался сексуальный шепот Марины Погосян.
     Начиная с третьего уравнения, Эрик, как всегда, увлекся и перестал
замечать окружавшую его среду.

     Очнулся он от звонка на политсеминар. Журчавшая позади дружеская
беседа постепенно иссякла, заменившись шарканьем ног и хлопаньем двери.
Эрик дождался заключительного хлопка, прихватил с собой последний лист
вычислений и вышел из комнаты.
     Через три минуты -- одновременно со вторым звонком -- он вошел в Малый
Актовый Зал и сел на свободный стул рядом с Лялькой Макароновой. Как всегда
в конце рабочего дня, лялькина прическа пришла в смятение и фонтанировала
во все стороны курчавыми коричневыми струями. "Где Бабошин?" -- тихо
спросил Эрик; "Сачкует." -- прошептала Лялька, распространяя слабый запах
духов. "Кхе! Кхе! -- залаял сидевший на сцене за отдельным столом
комсомольской секретарь института (и, по совместительству, почетный
председатель совета молодых ученых) Пьер Костоглодов, -- Открываю последнее
в ентом году заседание политсеминара. В повестке дня три доклада. Сперва
Рябинович из биолугикческого сехтору сообщит на тему ... -- Костоглодов
порылся в бумагах на своем столе, -- 'Великая победа Григория Васильича
Романова в 1985-ом году и ее влияние на ход мировой истории'." Рябинович --
гладкий до скользкости молодой человек с выражавшим, что потребуется, лицом
-- вскочил с места и проследовал к кафедре. "Давай, Моисей ... -- поощрил
Костоглодов, откидываясь на спинку стула, -- Десять минут тебе даю на
все-про-все." "Много лет назад, осенью 1985-го года, -- затараторил
докладчик, поглядывая в заготовленую бумажку, -- умер доблестный
продолжатель дела Ленина, Сталина и Брежнева Константин Устинович Черненко.
Смутное время стучалось в двери нашей Родины. Стройные ряды брежневских
бойцов поредели, и даже в высшие эшелоны партии проникли ревизионисты и
отступники ..." -- по лицу Рябиновича пробежала горестная тень.
     Эрик скосил глаза на лист с вычислениями, лежавший на коленях, и стал
решать последнее по счету уравнение в уме.
     "... И все же здравый смысл возобладал: с преимуществом в один голос
Политбюро выбрало товарища Романова, а не ренегата Горбачева!..."
     Поразмыслив, Эрик понял, что комплексная добавка к частоте к желаемому
результату не приведет.
     "... Следующей вехой в борьбе с ревизионистами был арест горбачевского
подпевалы Яковлева ..." -- жужжал Рябинович.
     Преобразование Фурье даже не стоило пробовать.
     "... И в честь великой победы Григория Васильевича каждый год теперь
считается 1985-ым!..." -- докладчик закончил выступление, как и полагалось,
на торжествующей ноте.
     Непроизвольно реагируя на изменение шумового фона, Эрик поднял глаза.
"Неплохо поработал, Моисей! -- сдержанно похвалил Костоглодов, -- Но все же
есть кое-какие упущения." Комсомольский секретарь встал и прошелся
взад-вперед по сцене. "Во-первых, не упомянул ты про великую борьбу
товарища Романова за охрану окружающей среды. Сам знаешь: ежели б не
Григорий Васильич -- полноизолирующие костюмы всем нам носить бы пришлось!
Во-вторых, поэтический дух у тебя недозвучал -- на одной ярости доклад ты
построил. Помни Моисей: ярость супротив идейного врага высоко летит, да
быстро падает, -- оттого Партия сейчас упор на поэтику делает. А в третьих
... -- на лице Костоглодова появилось недоуменное выражение, -- ... э-э ...
забыл, понимаешь, что в-третьих было. -- он почесал в затылке, -- Ну да
ладно, потом вспомню." Разрешив мановением руки Рябиновичу идти, секретарь
сел за свой стол. "Следующий доклад сделает дорогая наша, -- Костоглодов
плотоядно улыбнулся, -- Мариночка Погосян на тему ... -- он полез в свои
бумажки, -- 'Агрессивные планы Соединенных Штатов Океании и
Восточноазиатской Народной Республики в отношении Евразийского Союза'."
Марина встала и, покачивая бедрами, поплыла на сцену. "Давай, Мариночка! --
подбодрил Костоглодов, -- Не подведи!"
     Погосян встала за кафедру и улыбнулась: "Империалисты СШО и
ревизионисты ВНР всегда точили зубы на Союз Евразийских Коммунистических
Республик. -- она обращалась непосредственно к Костоглодову, как бы
игнорируя остальную аудиторию. -- Однако планам тем не сбыться
ни-ког-да!..."
     Эрик скосил глаза на листок с формулами ... стоит ли пробовать
преобразование Лапласа?
     "... Стонут гордые латиноамериканские народы и горняки Шотландии под
пятой североамериканского военно-промышленного комплекса!... -- низкий
хрипловатый голос Марины доходил до низа живота. -- Орды океанских
диверсантов засылаются каждый год в западно-европейские республики нашего
нерушимого Союза!"
     Нет, преобразованием Лапласа уравнение также не решалось.
     "... А каким лицемером надо быть, чтобы назвать свое министерство
войны Министерством Мира! Только океанские империалисты способны на такое!
И при этом считают себя поборниками социализма!..." -- даже выражение
горького сарказма в голосе Погосян приобретало сексуальный оттенок.
     "Ненавижу ее!" -- прошипела Лялька.
     "... Да и восточноазиатские ревизионисты ничем не лучше океанских
империалистов. Руководствуясь прогнившими догматами Мао Цзе-Дуна, они ..."
     "Ну и глупо." -- прошептал Эрик в розовое лялькино ухо (вьющиеся
волосы ее приятно пощекотали ему нос).
     "... Стонут японские трудящиеся под гнетом китайского ига. Плачут
таиландские женщины, завербованные насильно в публичные дома для
восточноазиатской солдатни!..."
     "Знаю, что глупо, а все равно ненавижу. -- опять зашипела Лялька. --
Как ты только с ней в одной комнате сидишь!"
     "... А во что они превратили солнечную Австралию?!..."
     "С Погосян у меня меньше всего проблем." -- усмехнулся Эрик. Лялька
посмотрела на него с явным неудовольствием.
     "... клянемся торжественной клятвой ученых-ленинцев, что на священную
землю нашей Родины вражеская нога не ступит ни-ког-да!" -- закончила
Марина, облизнув ярко-красные губы кончиком языка.
     "Отлично раскрыла тему! -- восхитился Костоглодов, -- И поэтика -- на
пять с плюсом!" Погосян вышла из-за кафедры и поплыла на место --
комсомольский секретарь проводил ее неотрывным восторженным взглядом. "Ты
на Костоглодова посмотри -- какие слюни на нее пускает!" -- не унималась
Лялька. "Ты его просто ревнуешь." -- прошептал Эрик, и Лялька саданула ему
локтем в бок.
     "Таперича третий доклад. -- Костоглодов стряхнул с себя сексуальное
оцепенение, -- Джузеппе Карлуччи из техникческого сехтору сообщит на тему
... э-э ... 'Зачем нам нужны Советы, ежели у нас есть Партия?'"
Расхристанный и косматый Карлуччи вскочил с места и затопал по направлению
к кафедре.
     Эрик опустил глаза на листок с формулами.
     "Зачием нам нужены Совиетты, есели у нас иесть Пьяртия? -- докладчик
выговаривал слова с преувеличенной тщательностью, стараясь свести к
минимуму итальянский акцент, -- И зачием Пьяртии нужено Политбюуро, есели у
ние иесть Гриугорий Василиевитч?..."
     Оставалось последнее средство: ввести вязкость в точные уравнения, а
потом проследить, во что она переходит в асимптотике.
     "Вспомнил!!! -- реагируя на три восклицательных знака в возгласе
Костоглодова, Эрик поднял глаза, -- Вспомнил, что в-третьих было: нет у
Рябиновича галстука! -- Сидевший в первом ряду Рябинович опустил голову и
закрыл лицо руками, -- Нешто не мог по случаю доклада одеть?..."
Чувствовавший себя в сравнительной безопасности Карлуччи вдруг выпучил
глаза, схватился за расстегнутый ворот своей рубашки и сразу же отдернул
руку. Но поздно -- заметив его движение, Костоглодов сделал пометку в
лежавшем перед ним блокноте. Воцарилось гробовое молчание; на несчастного
Карлуччи страшно было посмотреть. "Продолжай." -- холодно сказал
Костоглодов, и Карлуччи, заикаясь, продолжил.
     Эрик стал думать о своем.
     Очнулся он, когда оплеванный и измочаленный Карлуччи брел на свое
место. Радуясь, что пропустил экзекуцию, Эрик свернул листок с вычислениями
в трубку и приготовился встать. Политсеминар подходил к концу: Костоглодов
напомнил следующим по списку докладчикам их темы и дал последние
наставления по части теории и практики политического доклада. Потом порылся
на своем столе и извлек какую-то бумажку: "Чуть не забыл. -- с
подозрительным выражением на лице сказал он, -- На подшефную овощную базу
один человек требуется завтра с 8 утра до 9 вечера." В комнате мгновенно
наступила тишина -- идти на овощную базу в субботу не хотелось никому.
"Предложения?" -- поинтересовался Костоглодов, водя тяжелым взглядом по
аудитории. Ответом было молчание. "Я думаю, Иванова пошлем, а то он ужо
цельный год не ездил ... поди забыл, на что морковка-то и похожа!" По
комнате пронесся вздох облегчения, смешанный с жидкими смешками. "Ты меня
по комсомольской линии посылаешь? -- негромко спросил Эрик, -- Или через
совет молодых ученых?" Смешки стихли. "Как же тебя по комсомольской линии
пошлешь, ежели ты по возрасту выбыл?" -- снисходительно объяснил
Костоглодов. "Тогда только по согласию завлаба. -- без выражения произнес
Эрик, -- Приказ No 395 от 11-го апреля 1985-го года." Лялька взяла его за
руку. "No 395, говоришь? -- на лице Костоглодова вспыхнули красные пятна.
-- Опасно играешь, Иванов, не просчитаться бы!" Эрик не отвечал. "Ладно. --
с угрозой сказал секретарь, -- Ежели Иванов без согласия завлаба идти не
хочет, а завлаб его, как все мы знаем, в Ленинград на симфозиум уехал, то
пойти придется ... -- он снова стал водить гипнотическим взглядом по
молодым ученым, -- ... Сергееву."
     Костоглодов собрал со стола свои бумажки и вышел.
     Головы ученых синхронно повернулись в сторону сидевших на отшибе Эрика
и Ляльки. Сергеев встал и простер в их направлении обвиняющий перст: "Из-за
таких, как ты, Иванов, -- голубые глаза его фанатически сверкали,
тускло-русые волосы слиплись неопрятными космами, -- в народе крепчает
антиголландизм!" "Точно!" -- подтвердил сергеевский аспирант Карапузов,
молодой человек без примет. Лялька сжала эрикову руку, но он этого не
заметил. "А из-за таких, как ты, Сергеев, в народе крепчает нидерландизм."
Крамольное слово рухнуло на пол, как бетонная плита, и все, кроме Ляльки,
Эрика и Сергеева, опустили глаза. Несколько мгновений двое последних жгли
друг друга взорами, потом Лялька потянула Эрика за руку и вывела из
комнаты. "Ну, нельзя же так, Эричка ... -- сказала она, -- В КПГ ведь
заберут!" Кровь била Эрику в виски семипудовыми кувалдами. "А если даже и
не заберут, то все равно себе дороже -- от стресса в сорок лет инфаркт
получишь. -- она остановилась и погладила его по плечу, а потом взъерошила
волосы, -- У тебя ведь каждый день, как последняя битва!... Уж лучше б ты
самбо своим заниматься продолжал -- там пары бы и спускал!" -- лялькины
прикосновения оказывали на Эрика успокаивающее действие. Он с
благодарностью посмотрел на нее: "Можно, я у тебя посижу, пока эти свалят?
-- (до конца рабочего дня оставалось минут десять), -- Или тебе работать
надо?" Пульс Эрика постепенно замедлялся. "Конечно, посиди ... у меня как
раз в комнате никого: Кузьмина больна, а Георгий Сергеич со своей группой в
командировке."
     Они прошли по коридору -- Лялька отперла дверь с табличкой 232а, за
которой открылась большая комната, загроможденная до потолка приборами.
"Твои соседи -- они как, ничего?" -- спросил Эрик, пока они пробирались в
Лялькин закут; "Нормальные. -- ответила Лялька, -- Как говорится, общий
враг сплачивает. -- она имела в виду членкора Муддинова. -- А как
получилось, что ты с этими в одной комнате сидишь? Они ж из другой
лаборатории." "Черт его знает ... Макаров давно обещал к своим пересадить,
да все как-то не получается." Лялькин стол стоял за ширмой в дальнем углу
комнаты. Эрик сел на стул, расположенный сбоку от стола, и положил измятый
лист с вычислениями на колени. "Кофе хочешь?" -- "Кофе или желудин?" --
"Кофе." -- "Хочу." Лялька вытащила из-под стола допотопную электрическую
плитку и воткнула в розетку, потом достала из ящика стола коробку с кофе.
"Откуда у тебя?" -- "Любовник на прощальное свидание подарил." Эрик
заглянул в коробку -- кофе еле-еле покрывал дно. "Проверяешь, давно ли у
меня был любовник? -- догадалась Лялька, высыпая в джезву остаток кофе, --
А, может, это не последний подарил, а предпоследний?" -- она вышла за
ширму, чтобы набрать воды. "Если бы предпоследний -- то кофе бы уже
кончился." -- "А, может, я любовников меняю, как перчатки?" Вернувшись,
Лялька поставила джезву на плитку, села на стул и улыбнулась. "Как кофейные
коробки." -- поправил Эрик, и они рассмеялись.
     "Как протекает великая война с Иваном Ильичом?" -- спросила Лялька.
"Сегодня утром он хотел проверить у меня карманы, -- отвечал Эрик, -- а я
ему сказал, что только в присутствии замдиректора по режиму." "А он что?"
-- "А он ничего ... ты что, не знаешь, что Волгин раньше одиннадцати не
появляется?" Лялька осуждающе поджала губы: "Зря ты, Эрька, на рожон лезешь
... разозлишь Волгина -- худо тебе придется!" "Они меня не поймают. --
спокойно отвечал Эрик, -- И потом Иван Ильич только через день работает, а
его сменщица -- нормальная тетка." "Нормальных вахтеров не бывает!" -- по
голосу Ляльки было слышно, что она осталась при своем мнении.
     "Ты сейчас чем в смысле науки занимаешься?" -- сменил тему Эрик. "Чем
всегда -- муддевиной. -- кисло сказала Лялька, рефлекторно посмотрев на
видеотон на своем столе, -- Проверяю численно последнее муддиновское
озарение." "Ты ж говорила, Зачепин просил что-то посчитать." -- "Просил."
-- "И что?" -- "Пока ничего." Лялька не любила говорить о незаконченной
работе. "Зачепин -- человек толковый, с ним можно иметь дело." -- заметил
Эрик; "Ты это членмуду объясни -- он же ревнивый, как вожак павианьего
стада!" "Нет в жизни счастья." -- согласился Эрик, и они сокрушенно
покачали головами.
     "Хочешь задачку? -- оживилась Лялька, -- Докажи, что ..." -- она
вытащила лист бумаги и начала писать.

     [Image]

     "А пси удовлетворяет ..."

     [Image]

     "Ты откуда это неравенство взяла? -- подозрительно спросил Эрик, --
Опять членмудов сын кандидатскую одолеть не может?"; "Да нет, из
зачепинской деятельности вылезло." Эрик задумался. "Попробуй свести к
вариационной задаче." -- "Это как?" -- "А вот так." Он придвинул к себе
лист и приписал под лялькиным неравенством четыре строчки. "И что?" Он
добавил еще строчку. "А ты сечешь ... -- восхитилась Лялька, -- Спасибо."
"Кофе шипит." -- сказал Эрик, и она сняла закипавшую джезву с плитки:
"Считай, что отработал ты свой кофе." Они рассмеялись.
     Лялька достала чашки.
     "А почему ты бабошинскую Тоню Варварой называешь?" -- вдруг вспомнил
Эрик. "Как почему? -- удивилась Лялька, -- Ты что, 'Айболита' не читал?"
"Нет." -- сухо ответил Эрик. "Ой, извини! -- спохватилась Лялька, -- Опять
я, дура, забыла!" -- она повернулась к Эрику спиной, чтобы скрыть смущение
и налить кофе. "У нас в детдоме почти никаких книг не было, кроме сочинений
товарищей Романовых. -- сказал Эрик, -- Я только в 9-ом классе начал
читать, когда в математическую школу перешел." Лялька пододвинула к нему
чашку с кофе. "Это сказка Чуковского про звериного доктора. -- объяснила
она, -- А еще у него злая сестра была, по имени Варвара." "У Чуковского?"
-- удивился Эрик; "У Айболита. -- хмыкнула Лялька и вдруг, заглянув ему в
глаза, добавила, -- Прости меня, Эрька, а?" "Я на тебя не сержусь. -- он
коснулся ее руки, -- Никогда не сержусь." "Ты вычисления свои на стол
положи, а то закапаешь." -- заботливо сказала Лялька.
     Некоторое время они с удовольствием пили кофе.
     "Эрька, а ты своего отца помнишь?" -- вдруг спросила Лялька. Эрик
бросил на нее удивленный взгляд: "Нет. -- он помолчал. -- Мне о нем немного
рассказывал мой тренер ... они вместе за сборную России выступали." "Что
именно рассказывал?" Эрик подсунул пальцы под очки и устало помассировал
веки. "Да, больше, ерунду всякую: какой мол отец был замечательный самбист
и несгибаемый человек, да какую утрату понес спорт, когда его в Афганистан
послали." Лялька негромко рассмеялась: "Твои родители, наверно, были
интересной парой: голландка-учительница и спортсмен по фамилии Иванов."
Эрик хмыкнул, но ничего не сказал.
     Некоторое время они с удовольствием пили кофе.
     "Хорошо с тобой, -- вздохнул Эрик, отставляя пустую чашку, -- однако
идти мне пора ... эти, поди, уже отвалили." "Спасибо за задачку." --
сказала Лялька. "Спасибо за кофе." -- сказал Эрик. "Ты сейчас куда? К
Светке?"; "К Светке. -- он встал, -- Так что сегодня нам в разные стороны."
"Тогда пока. -- Лялька начала собирать свою сумку, -- В понедельник
увидимся." Эрик взял со стола лист с вычислениями и вышел.

     68 ступенек по лестнице вверх, 26 шагов по коридору направо. (Плакат
"Повысим качество и количество исследований на 22.5 и 2.5 %
соответственно!" немигающе уставился со стены.) Эрик отпер дверь 452-ой
комнаты и зажег свет -- за окном было уже темно. Он сложил черновики с
вычислениями аккуратной стопкой в центре стола, а карандаш и резинку
сдвинул на правый угол. Потом повесил сумку на плечо, взял авоську с
продуктами из холодильника, погасил свет и вышел. В коридорах и на лестнице
не было ни души -- рабочий день кончился двадцать минут назад. Спустившись
на первый этаж, Эрик подошел к проходной и сунул в окошко пропуск. "Стой!
-- раздался недреманный голос Ивана Ильича, -- А ну, покажь сумку!" Тело
вахтера, выдвигавшееся из окошка проходной, наводило на мысль о половом
члене кобеля. Эрик опустил продукты на пол и раскрыл сумку. "Подождите
секундочку, товарищ Иванов." -- неестественно вежливо прошипел вахтер и
втянулся обратно в окошко. Стало слышно, как он звонит по телефону, а
спустя девять секунд из коридора, ведущего на административную половину,
выкатился замдиректора по режиму Волгин. "Позвольте проверить ваши карманы,
товарищ Иванов." -- мягким, но твердым, голосом сказал замдиректора. Не
вступая в пререкания, Эрик вывернул боковые караманы пиджака (носовой
платок), карманы брюк (ничего) и внутренние карманы пиджака (бумажник).
"Что это?" -- подозрительно спросил Волгин, указывая на бумажник;
"Бумажник." -- объяснил Эрик. "Под рубашку засунул ... или в брюки! --
кусал губы Иван Ильич, высунувшись из будки по самые бедра, -- Обыскать бы
паршивца надо, Сергей Федорович!" "Прикажете снять штаны?" -- без выражения
спросил Эрик. Наступила кульминация этого эпизода жизни: Эрик ждал,
замдиректора думал -- атмосферное электричество над их головами сгустилось
до критической точки. Было слышно, как Иван Ильич старается не пукнуть от
почти невыносимого напряжения чувств. "Спасибо, не надо." -- Волгин
повернулся и пошел обратно в свой кабинет. Дернувшись, как марионетка,
вахтер втянулся в будку. Окошко со стуком захлопнулось.
     Эрик одел шубу, надвинул на лицо респиратор и вышел на улицу. Ветер
стих, нежно-зеленые хлопья снега медленно планировали сквозь неподвижный
воздух. По пустынному тротуару ездили снегоуборочные машины. Эрик торопливо
зашел в цветочный магазин и купил букет гвоздик (минус два подарочных
талона). У расположенного по соседству винного стояла толпа -- мужики
хаотично толкались и обильно выражались нецензурными словами. Пронзительно
визжали несколько затесавшихся в очередь растрепанных женщин. Свет от редко
разбросанных фонарей придавал пейзажу импрессионистический оттенок. Башня
Лефортовской тюрьмы царила над городом черным зловещим столбом.
     Эрик спустился в метро и, оберегая цветы растопыренными локтями,
втиснулся в поезд в сторону Беляево. Обязательная Вечерняя Программа уже
закончилась, телевизоры под потолком вагона смотрели на пассажиров мутными
серыми экранами. Эрик достал из кармана "Коммунистический Спорт" и,
удерживая букет зубами, развернул газету в поисках репортажа с турнира по
мини-футболу в Киеве. Слева от него женщина в белой шубе читала последнюю
страницу "Утренней Правды", справа от него мужчина в черной шубе читал
первую страницу "Вечерней Правды."
     Новые Черемушки.
     Как и следовало ожидать, Пиренеймаш обыграл СКА Брюссель.
     Беляево.
     Эрик вышел из вагона -- лестница, подземный переход, лестница.
Оказавшись на поверхности, он обошел людское море, колыхавшееся вокруг
автобусных остановок, и поплелся по пешеходной тропинке сквозь примыкавший
к метро микрорайон. Светкин дом ничем не отличался от своих соседей, кроме
своего номера: белая коробка 6 подъездов на 15 этажей. Эрик вошел в
четвертый подъезд, поднялся на девятый этаж и позвонил -- дверь немедленно
распахнулась. "Заходи." -- одетая в шелковый пеньюар Светка высокомерно
отступила в сторону, оставляя между створкой двери и своим бюстом
достаточно пространства, чтобы протиснуться боком. "Как ты провел день?" --
она подставила щеку для поцелуя; "Хорошо. -- поцеловал Эрик, -- На." "Ах,
это очень мило с твоей стороны." Светка величаво приняла гвоздики и
посторонилась -- Эрик протиснулся мимо бюста к вешалке. Он снял шубу и
заменил уличные ботинки домашними тапочками. Светка встала в дверях кухни и
сделала королевский жест рукой: "Продукты положи в холодильник." Окутанный
изысканным ароматом духов, Эрик протиснулся на кухню. "Шампанское -- на
стол." Эрик послушно протиснулся в гостиную.
     Стол был уже накрыт: фарфор, хрусталь, серебро, белизна салфеток.
"Раскупорь шампанское, дорогой. -- приказала Светка, -- Я уже подаю
жюльен." "Слушаюсь." -- ответил Эрик. Хлопнула пробка, он наполнил бокалы.
Разложив еду по тарелкам, Светка села на стул напротив него. "Салфетка." --
напомнила она, и Эрик расстелил накрахмаленную до картонной жесткости
салфетку у себя на коленях. "За нас." -- Светка интимно подалась вперед
(следя, однако, чтобы бюст не опрокинул посуду на столе) и подняла свой
бокал; "За нас." -- согласился Эрик. Он выпил шампанское до дна и зачерпнул
серебряной ложечкой из серебряного стаканчика дымящийся жюльен. "Попробуй
рыбный салат. -- с нехарактерной материнской интонацией вырвалось у Светки,
но она тут же спохватилась, -- Я надеюсь, ты чувствуешь себя хорошо."
"Хорошо. -- подтвердил Эрик. -- А как ты?" "Спасибо, я тоже хорошо." --
сдержанно кивнула Светка.
     Сдавливаемый стальными обручами этикета, ужин шел своим чередом.
     После второго бокала шампанского светкины щеки раскраснелись, а глаза
заблестели. Бюст вздымался и опадал под шелковым пеньюаром. Она расставила
чашки и подала чай с конфетами. "Остался ли ты удовлетворен, милый?" --
спросила она про ужин, но намекая на что-то еще. "Не вполне, любимая. --
галантно отвечал Эрик, -- И, потому, с нетерпением жду десерт." "Ха-ха-ха.
-- засмеялась Светка низким грудным голосом, -- Я пойду, включу телевизор."
Она вышла из гостиной, и через секунду до Эрика донесся честный баритон
заслуженного артиста Арнольда Выменева в роли замполита Правдюка. Эрик
глянул на часы: до начала информационной програмы "Пространство" оставалось
две минуты -- он допил большими глотками чай, поставил чашку на стол и
пошел в спальню. Светка лежала на двуспальной кровати напротив телевизора
-- пеньюар был уже расстегнут, но еще не распахнут. Эрик присел на
кружевное покрывало. По экрану проплыли последние титры очередной серии
телефильма "Девушка с улицы Рипербан", и возникла заставка телестудии
"Останкино": часы с секундной стрелкой, подползающей к числу 12. Три, два,
один ... зазвучала проникновенная музыка на фоне доброго лица
Романова-старшего. "Здравствуйте товарищи. -- сказала лощеная дикторша с
деревянными, как у Буратино, волосами, -- Мы начинаем передачу репортажем
из реанимационного оделения Кремлевской больни..." "Иди ко мне!" -- хрипло
вскричала Светка, распахивая пеньюар, и с нечеловеческой силой дернула
Эрика за руку. "... А теперь -- новости из геронтологического отделения
Кремле... Любимый мой, можно я тебя поцелую?... А теперь -- краткий обзор
почечной недостаточности Второ... Я хочу тебя, любимый, возьми меня скорей
... А теперь наш спецкор в Киеве Якив Дилдо ... глубже, глубже, ГЛУБЖЕ!...
Передаю слово нашему спортивному коммента... А-А-А!!!..."
     "И, в заключение, погода на завтра. Кислотность снега 0.4%, диоксин в
Москве-реке -- 2 условные единицы. Нервно-паралитическая компонента воздуха
варьируется от 0.02% внутри Садового Кольца до 0.01% -- в районе
Измайловского Парка. Аммиак -- 1%. Концентрация летучих цианидов в воздухе
северо-западных районов уменьшилась до безопасного уровня. В окрестностях
Бульварного Кольца замечены мутантные крысы: жителям рекомендуется одевать
по вечерам крысозащитную обувь и иметь при себе сыворотку. -- дикторша
испустила прощальную улыбку, -- Желаю вам хорошо отдохнуть, дорогие
товарищи."

     "Эринька, миленький, ну почему ты на мне не женишься?"
     По телевизору начиналась передача о доярках из афинской области.
Светкин пеньюар, кружевное покрывало с кровати и эрикова одежда были
разбросаны по полу спальни. Опустив руку на пол, Эрик нашел пульт
дистанционного управления и выключил телевизор.
     "Эринька, ну чем я тебе не хороша?... Может, тебе не нравится, как я
готовлю?" -- "Нравится." Они лежали нагишом на измятой постели, Светкина
голова покоилась у Эрика на плече. "И как я в постели люблю, тебе тоже
нравится ... я же чувствую!" -- "Нравится." Вдоль левой стены спальни шли
выровненные в линию книжные полки с выровненными в линейку книгами. У
правой стены высился платяной шкаф с зеркалом в полный рост на одной из
дверец. "И порядок у меня в квартире -- ни пылинки не найдешь ... что, не
правда?" -- "Правда." "А сама квартира -- двухкомнатная, в хорошем
микрорайоне. Весной после дождя без респиратора гулять можно." Эрик
осторожно высвободил руку из-под светкиной головы и перевернулся на живот.
"И работа у меня престижная ... не говоря уж о том, что зарабатываю хорошо.
-- Светка привстала на локте и склонилась над ним, придавив бюстом. -- Ты
говорил, что только из-за моих статей Литературку выписываешь!" "Говорил.
-- согласился Эрик и сел на кровати. -- Пойду-ка я приму душ."
     Когда он вернулся, Светка лежала на спине, закрыв лицо ладонями, что
означало безутешное отчаяние. Эрик подобрал с пола пульт дистанционного
управления и включил телевизор; потом присел на край кровати и коснулся
кончиками пальцев ее живота. Вздрогнув, как от удара электрического тока,
Светка отняла ладони от лица: "Если ты думаешь, что я буду обижать твоего
Кота, то я не буду." Эрик молча потянул ее за руку -- не сопротивляясь, она
встала с постели. "Если мы поженимся, то я разрешу тебе ночевать на твоей
квартире одну ночь в неделю." Он подвел и поставил ее перед зеркалом
(телевизор вещал об успехах молочного дела в колхозе "Красная Эллада").
"Две ночи, если хочешь! -- Светка торопилась, понимая, что через несколько
секунд уже не сможет сказать того, что хочет сейчас. -- Три ночи!... Что ты
со мной делаешь?! Эрька!... Эринька ... Любимый ..."
     "... хочу представить вам мать семерых детей, победительницу
соцсоревнования, члена партии с 1985-го года ... А! А! А! А!... члена ЦК
КПЕС, доярку-рекордсменку Афродиту Константиновну Панагакис ...
А-А-А-А-А!!!..."
     "И, в заключение нашей передачи, Краснознаменный Хор
Бактериологических Войск исполнит любимую песню Афродиты Константиновны
'Серая шинель'.


                    Ты с любовью сшитая, пулями пробитая,
                    С гордостью носимая в бурю и в метель.
                    С пожелтевшим воротом, сколько стоишь? Дорого!
                    Гордая! Солдатская! Серая! Шинель!"


     "Ты уже уходишь, дорогой?" -- Светка подобрала с пола пеньюар. "Да. --
Эрик сидел на краю кровати, одевая брюки, -- А то скоро закроется метро."
Усеянные бараньими спинами, на экране телевизора мелькали широкие панорамы
греческих гор. Оптимистическая, но с грустинкой, музыка подчеркивала любовь
греков к своей Малой Родине. "Ты можешь остаться ночевать." -- безо всякой
надежды предложила Светка. "Кота нужно покормить." Эрик прошел на кухню и
достал из холодильника авоську с продуктами: "Тебе сыр, колбаса или
кальмары нужны?" -- "Нет, дорогой." "Спинка минтая?" -- Светка слабо
улыбнулась, показывая, что оценила шутку. Эрик одел шубу, зашнуровал
ботинки и аккуратно поставил тапочки во встроенный шкаф. "До свиданья,
дорогой." "Ты помнишь, что мы завтра идем в театр? -- Светка печально
кивнула. -- Я позвоню в шесть." -- Эрик поцеловав ее в щеку, взял авоську с
продуктами, надвинул на лицо респиратор и вышел.

     Снег продолжал падать крупными хлопьями. Царило полное безветрие.
Авоська тянула руку к центру Земли. Серые громады домов, сдавливавшие
тропинку справа и слева, угрожающе глядели черными окнами. Ботинки утопали
в трясине нерасчищенного снега. Далеко впереди светились тусклые огни
Профсоюзной улицы.
     В подземном переходе гуляли сквозняки. Протащившись по бесконечному
коридору, Эрик вошел в метро. Пожилая служительница в грязном форменном
респираторе спала в своей будке -- седые волосы ее неопрятно свисали на
лицо из-под фуражки. На платформе не было ни души.
     Пришел поезд.
     Эрик вошел в вагон, устало опустился на сиденье, снял респиратор и
поставил авоську с продуктами на пол между ног. У него болела голова, от
кислого шампанского начиналась изжога. По висевшему под потолком телевизору
заканчивалась полуобязательная программа "Для тех, кто не спит". В дальнем
конце вагона спал какой-то человек.
     Эрик достал из кармана "Коммунистический Спорт" и стал дочитывать
репортаж с турнира по мини-футболу.
     Новые Черемушки.
     Программа "Для тех, кто не спит" закончилась. Телевизоры погасли до
утра.
     Профсоюзная.
     Спящий человек в дальнем конце вагона громко застонал, но не
проснулся.
     Академическая.
     В вагон вошли парень с девушкой. Эрик закончил репортаж с турнира по
мини-футболу и перешел к отчету о чемпионате Союза по фигурному катанию.
     Ленинский Проспект, Шаболовская.
     Парень с девушкой вышли. Спящий человек застонал еще раз. Эрик
посмотрел на него внимательней: старик с измученным бледным лицом в черном
пальто; на коленях -- потертый кожаный портфель.
     Октябрьская.
     Эрик дочитал отчет о чемпионате по фигурному катанию, сложил газету и
положил ее в карман. Старик вдруг открыл глаза, встал и, покачиваясь,
подошел к двери.
     Новокузнецкая.
     Эрик подобрал с пола авоську с продуктами, вышел из вагона и
направился к переходу на Горьковско-Замоскворецкую линию. Старик в черном
пальто сначала тащился впереди него, потом отстал -- однако оказался в том
же вагоне, что и Эрик (поезд пришел не сразу). Они сели друг напротив
друга. В дальнем конце вагона подгулявшая компания из четырех молодых людей
пела хором чудную песню, начинавшуюся словами "За то, что только раз в году
бывает май ...". Старик откинулся на сиденье и закрыл глаза. Эрик развернул
"Коммунистический Спорт". "... Но только не меня, прошу, не меня!" --
нестройно выводили молодые люди.
     Горьковская.
     Подгулявшая компания вышла, в вагоне остались только Эрик и старик в
черном пальто. Двери закрылись, поезд тронулся, старик громко застонал.
Эрик оторвался от газеты. Старик застонал еще раз и, не раскрывая глаз,
схватился за сердце. "Могу ли я вам чем-нибудь помочь?" -- громко спросил
Эрик, но ответа не получил. Он встал, нерешительно подошел к старику и
коснулся его плеча: "Могу ли я вам чем-нибудь помочь?" Старик открыл глаза:
"Спасибо, молодой человек." "Спасибо, да -- или спасибо, нет? -- не понял
Эрик, -- Вам на какой станции сходить?" "На Маяковской. -- старик тяжело
дышал, -- Я был бы благодарен, если б вы помогли мне дойти до дома."
"Конечно. -- согласился Эрик, -- Где именно вы живете?" Поезд тормозил,
подъезжая к Маяковской. "Недалеко от метро ... не волнуйтесь, это не займет
много времени." "Я волнуюсь не о своем времени, а о ваших силах. --
поддерживая старика под локоть, Эрик помог ему встать, -- Может быть,
вызвать неотложку?" "Может быть ... -- старик снова схватился за сердце, --
Давайте, сначала поднимемся по эскалатору."
     Они вышли из вагона. Старик побледнел до бумажной белизны и тяжело
дышал. "Хотите, я понесу ваш портфель?" -- предложил Эрик. На платформе не
было ни души. Мрамор и металл блистали немыслимой, посреди остальной грязи
мира, чистотой. "Зачем?! -- вдруг встрепенулся старик, вырывая руку, --
Зачем вам мой портфель!?" "Я думал, вам тяжело нести. -- Эрик удивленно
отступил в сторону, -- Но если хотите, несите сами." "Извините. -- старик
опомнился и опять схватился за сердце, -- Извините, пожалуйста." "Я не
обиделся. -- Эрик подхватил его под локоть, -- Осторожно ..." Они встали на
эскалатор, старик сел на ступеньку. "Я вызову неотложку из
телефона-автомата наверху." -- "Вызывайте, молодой человек ..." Эрик
протянул руку, чтобы помочь старику надеть респиратор -- в воздухе начинало
пахнуть аммиаком. "Подождите! -- старик был бледен, как смерть, и тяжело
дышал, -- Подождите!" -- повторил он, раздувая щеки. По мере того, как они
поднимались, воздух становился холоднее и душнее. "Надо надеть респиратор."
-- настаивал Эрик; "Подождите ... -- в третий раз попросил старик, -- У вас
хорошее лицо, молодой человек." "Извините?" -- переспросил Эрик. "Как вас
зовут?" -- "Эрик." "У меня к вам просьба, Эрик ..." -- начал старик и опять
умолк. Мотор эскалатора издавал ровное гудение. У Эрика начало жечь в
горле. "Вы не можете говорить в респираторе?" -- "У меня нет встроенного
микрофона." Жжение в горле быстро усиливалось. "Я не хочу показаться
невежливым, -- сказал Эрик, -- но, пожалуйста, говорите быстрее!" Несколько
долгих мгновений старик тяжело дышал, то ли не решаясь, то ли не в силах
говорить, потом достал из внутреннего кармана измятый конверт и протянул
Эрику. "Что это?" -- "Адрес." -- "Зачем?" -- "Отнести портфель." Эрик сунул
конверт в карман шубы. "Завтра до полудня. -- старик поморгал слезящимися
глазами, -- Это очень важно!" Эрик надел на него респиратор, потом надвинул
на лицо свой.
     Эскалатор кончился.
     Неся в левой руке авоську с продуктами и портфель, а правой
поддерживая старика, Эрик дотащился до телефона-автомата, расположенного на
площадке перед турникетами. "Что случилось?" -- служительница выскочила из
своей будки. "Вызовите неотложку!" -- как только Эрик прислонил старика к
стене, тот сполз вниз и сел на пол. Служительница схватила трубку телефона
и набрала 03. "Не беспокойтесь, неотложка скоро приедет. -- громко сказал
Эрик, -- В такое время суток у них почти нет вызовов." -- микрофон искажал
голос, делая его резким и невыразительным. Старик ответил безмолвным
взглядом слезящихся глаз. "Неотложка? -- закричала в трубку служительница,
-- Человеку плохо в метро Маяковская! -- она несколько секунд молчала,
потом снова начала кричать, -- Откуда я знаю его имя?! На площадке около
турникетов! -- она повесила трубку и повернулась к Эрику, -- Сейчас
приедут." "Спасибо." -- ответил Эрик. Старик в черном пальто сдавленно
застонал, повалился набок и скорчился на грязном полу. Эрик снял свою шапку
и подсунул ему под голову. "Я позову милиционера. -- сказала служительница,
-- Здесь неподалеку есть круглосуточный пост." "Зачем?" -- спросил Эрик;
"Э-э ... не знаю." -- призналась служительница. Старик закрыл глаза, воздух
со свистом входил и выходил из фильтра его дешевого респиратора.
     Прошло пятнадцать томительных минут. Старик лежал с закрытыми глазами
и изредка стонал, служительница суетилась ("Хотите, я еще раз позвоню в
неотложку?"; "Может, все-таки, позвать милиционера?"; "Вот так и моя
покойная мама неотложки не дождалась!"). Наконец, сверху от выхода к Залу
Чайковского раздались голоса -- Эрик и служительница синхронно подняли
головы. По лестнице сбегали два парня с раздвижными носилками и молодая
женщина с фонендоскопом на шее -- из-под черных тужурок у всех троих
высовывались белые халаты. "Это -- больной?" -- спросила женщина; "Да." --
подтвердила служительница. Санитары расставили носилки и быстро, как
бревно, переложили старика -- Эрик едва успел выхватить свою шапку.
"Скорее." -- приказала женщина, и парни без усилия побежали вверх по
лестнице. "Куда вы его? -- спросил Эрик, -- В какую больницу?" "Где место
будет. -- отвечала докторша, -- А вы кто -- знакомый, родственник?"; "Нет."
"Тогда чего беспокоитесь?" -- она повернулась и, прыгая через ступеньку,
побежала вслед за санитарами. Служительница с сожалением посмотрела ей
вслед ... приключение года закончилось неинтересно.
     Эрик подобрал с пола авоську с продуктами и стариков портфель: "До
свиданья." -- сказал он. "А я вас знаю. -- служительница подошла ближе, --
Вы всегда по пятницам поздно возвращаетесь." "Правильно ... -- удивился
Эрик, -- а вы наблюдательная!" "А вот портфеля у вас обычно нет ... только
сумка через плечо и, иногда, авоська." -- служительница указала пальцем
сначала на портфель, потом на сумку и, наконец, на авоську. "И это
правильно. -- согласился Эрик, -- Ну, пока, до следующей пятницы!" "Я вас и
в другие дни замечаю -- иногда утром, иногда вечером." -- Служительница с
гордостью поправила на лице дерюжный форменный респиратор. "Удивительно! --
согласился Эрик, -- Бывает же такое! Ну, я пойду." "Сидишь тут, сидишь --
скучно становится, вот на пассажиров и смотришь!" "Прощайте." -- твердо
сказал Эрик и стал подниматься по лестнице, ведущей к кассам Аэрофлота.
"Иной раз такие смешные физиономии попадаются -- обхохочешься!" --
закричала ему вслед служительница.
     Снегопад продолжался; ни людей, ни машин на улице видно не было. Через
три минуты Эрик уже подходил к своему подъезду. Вахтерша давно ушла -- он
поставил авоську и портфель на заснеженные ступени крыльца, достал ключи и
отпер парадное. Один из лифтов стоял на площадке -- Эрик зашел, нажал
кнопку шестого этажа и сдвинул респиратор под подбородок. (Болела голова,
изжога от шампанского достигла умопомрачающей силы.) Кабина остановилась.
Эрик вышел -- и сразу услыхал мяуканье. Торопливо достав ключи, он отпер
дверь своей квартиры. "Мяу-у!" -- сердито закричал на него Кот; "Сейчас!
Сейчас!" -- ответил Эрик и стал быстро раздеваться. На полу прихожей
валялся большой кусок обоев, отодранный Котом от стены в знак протеста
против опаздывавшего каждую пятницу ужина. "Бедный зверек! Бедный! -- Эрик
стащил ботинки и прошел босиком на кухню, -- Сейчас я тебя покормлю,
несчастная зверуш... черт!" -- он споткнулся о вившуюся под ногами зверушку
и чуть не упал. Включив кондиционер на полный забор внешнего воздуха, Эрик
нагнулся за котячей миской, плеснул в нее воды из-под крана и поставил на
плиту; потом разобрал продукты по соответствующим отделениям холодильника.
"Мяу-яу-яу-я-а!!!" -- возопил Кот с возродившейся надеждой, увидав, что
одна спинка минтая осталась на столе. Эрик поводил над рыбиной кухонным
счетчиком Гейгера (радиоактивность в пределах допустимого), разрезал на
куски и бросил в закипавшую воду. Затем вымыл руки и отправился в туалет.
Кот остался на страже возле своей миски. Выйдя из туалета, Эрик пошел
чистить зубы. По квартире поплыл омерзительный запах вареного минтая.
     Через пять минут котячий ужин был готов. Эрик снял миску с плиты (Кот
яростно терся об его ноги), обдал рыбу холодной водой и извлек хребет --
чтобы глупый зверь не подавился от жадности. Пока Кот ел, Эрик еще раз
вымыл руки, принял соду от изжоги, переключил кондиционер на половинный
забор внешнего воздуха с полной очисткой и постелил постель. Стариков
портфель остался лежать на полу прихожей рядом с куском отодранных обоев.
Эрик прошел в спальню, разделся, погасил свет и залез под одеяло. Минуты
через три он почувствовал, как неслышно подкравшийся Кот запрыгнул на
кровать, подлез, урча, под одеяло и прижался теплым меховым боком к ноге
любимого хозяина. "Один ты меня любишь." -- сонно пробормотал Эрик.
     Хорошо ли, плохо ли -- но еще один день жизни был выжит.
---------------------------------------------------------------------------

     28 декабря


     Чаще всего это был зоопарк. Иногда -- кино. Очень редко -- театр. И
никогда -- музей или картинная галерея.
     Мамины волосы всегда были темными и вьющимися, нос -- горбинкой, глаза
карие, почти черные. Рот -- с полными ярко-красными губами, большой.
     И это всегда происходило у выхода (зоопарка, театра или кино). Они с
мамой уходили, Человек В Сером Костюме входил. Входил один, без сына или
дочки.
     Входил, держа в руках небольшой серый пистолет.
     Он пропускал маму и Эрика мимо себя, усмехнувшись бесцветными тонкими
губами. А потом поднимал пистолет и спускал курок, посылая пулю маме в
затылок.
     И Эрик всегда (с криком) просыпался, не дожидаясь, пока кровь и мозг
разбрызгаются по спине впереди идущего прохожего.



                                   * * *

     Ветер стучал в окно спальни. Стенные часы тикали в темноте. Шум машин
проникал сквозь несуществующие поры оконного стекла. Потревоженный Кот
недовольно мяукнул и выполз из-под одеяла. "Извини, серый. -- хрипло сказал
Эрик, -- Опять я тебя разбудил." Не ответив, зверь спрыгнул с кровати и
растворился в черном душном воздухе.
     Эрик перевернулся на живот и закрыл глаза.
     Окончательно проснулся он часа через полтора -- за окном было все еще
темно. В стекла все также бились ветер и снег. Мех вернувшегося под одеяло
Кота привычно щекотал правое колено.
     Эрик медленно встал, оделся и вышел из спальни. На полу прихожей лежал
вчерашний портфель -- блестящая медная застежка выделялась на старой
потертой коже. Недодушенное радио на стене кухни шептало передачу
"Субботнее утро". Эрик переключил кондиционер на рециркуляцию воздуха,
поставил чайник на плиту и сделал бутерброд с сыром. Завтрак. Туалет. Душ.
Привычная рутина утренней жизни наводила на ложную мысль о вечности бытия.
     Вытирая мокрые волосы, Эрик заглянул в стиральную машину: уровень
грязного белья дошел до половины -- пора стирать. Он насыпал порошок и
открутил краны. Износившийся патрубок, соединявший кран холодной воды со
шлангом, выпустил тонкую струйку. Эрик дернул облезлую ручку на передней
панели машины -- раздался шум набирающейся воды. Описав крутую дугу,
струйка закончилась на заранее подстеленной на полу тряпке. Эрик накинул на
плечи полотенце и вышел из ванной.
     Он ссадил сонного Кота на пол и убрал постель. Оделся. Отнес полотенце
в ванную. Вернулся. Сел за стол, взял чистый лист бумаги и каллиграфическим
почерком вывел:


                    Дела на сегодня:
                    1) постирать белье;
                    2) заменить фильтр в кондиционере;
                    3) отнести портфель;
                    4) купить запасной фильтр, овощи, фрукты и что удастся;
                    5) снести рабочий костюм в химчистку;
                    6) приклеить на место отодранный Котом кусок обоев.


     Кот запрыгнул обратно на кровать, свернулся в клубок и закрыл глаза.
Немного подумав, Эрик вставил между пунктами 2 и 3:


                    2а) узнать, в какой именно больнице оказался старик;


     Он подвел под списком черту и встал. (В ванной надсаженно взвыла
одряхлевшая от многих лет непосильного труда стиральная машина.) Потом
достал с антресолей картонную коробку с новым фильтром, принес на кухню и
распаковал. Отключил кондиционер и отвинтил винты на его передней панели.
Вытащил израсходованный старый фильтр (сквозь сетку сочилась бурая
гадость), сунул в коробку и вставил новый. Через пару минут кондиционер уже
гудел, выдавая на гора чистый ароматный воздух. (Шум в ванной изменился --
стиральная машина сливала мыльную воду.)
     Эрик убрал отвертку, сел за стол и выписал из телефонной книги номера
всех больниц в разумной близости к метро Маяковская. (В ванной загудели
краны -- стиральная машина набирала воду для полоскания.) Потом придвинул
телефон и снял трубку.
     Через двадцать минут все 11 телефонов в списке были вычеркнуты --
человека подходящего возраста, доставленного в подходящее время с сердечным
приступом, не оказалось ни в одной из больниц. (Стиральная машина перешла
на душераздирающий визг -- выкручивала белье.) Эрик снова достал телефонную
книгу и обзвонил оставшиеся 23 больницы -- и обнаружил сразу пять таких
больных. Он записал фамилии и принес из кармана шубы мятый конверт, данный
ему стариком, -- однако ни одна из пяти не совпала с фамилией адресата
(Голубев О.С.). Фамилии и адреса отправителя на конверте не было.
     Эрик сел. Разгладил конверт на столе и откинулся на спинку стула.
Задумался, вспоминая вчерашние события. Кое-что казалось странным.
     Например: старик стонет, входят парень с девушкой, потом они выходят
-- и старик стонет еще раз.
     Или: в вагоне находится Эрик, старик и подгулявшая компания. Компания
выходит, старик начинает стонать.
     Затем -- беседа на эскалаторе, вызов неотложки, ожидание, прибытие
неотложки.
     Эрик зажмурился, пытаясь вспомнить докторшу: около двадцати пяти лет,
светлые волосы, на шее болтается фонендоскоп. Одета в черную тужурку, белый
халат, серый респиратор. Бежит по лестнице, правая рука мотается в воздухе,
левая -- скользит по перилам.
     Так, еще раз: левая рука скользит по перилам, правая -- мотается,
пустая, в воздухе.
     Стиральная машина издала прощальный вопль и затихла. Эрик сходил,
завернул краны и вернулся за стол. Некоторое время он сидел, не шевелясь,
-- думал. Потом осмотрел конверт: тот был распечатан.
     Поколебавшись немного, Эрик вынул письмо -- тетрадный листок в клетку,
сложенный вчетверо:

     Дорогие Олежек и Элеанорочка!
     Я нахожусь в санатории всего лишь третий день, а уже заскучала. Делать
здесь решительно нечего. С утра принимаем лечебные процедуры, днем гуляем,
вечером кино -- вот и все развлечения. Далеко гулять не отваживаемся, ходим
по просеке шириной в сто метров, а справа и слева -- непролазная тайга.
Воздух, слава богу, чистый, давно таким не дышала. Однако радиоактивность
-- высокая, больше двадцати норм, так что каждое утро принимаем
радиозерпин. Очень много животных: олени, лоси и даже кабаны -- большей
частью мутанты, конечно, но встречаются и нормальные. Все они практически
ручные и, когда мы выходим на прогулку, то бегут следом и попрошайничают, а
мы их кормим хлебом.
     Лечебные процедуры, спорить не стану, мне помогают хорошо -- особенно
диализ. А вот с соседями по палате не повезло: все пятеро -- простые,
неинтеллигентные женщины. Меня они, по-моему, недолюбливают ... но тут уж
ничего не поделаешь, приходится терпеть.
     Кинофильмы я не смотрю -- хожу, вместо этого, еще раз на прогулку.
Брожу одна, вспоминаю покойного Славу -- как мы с ним, когда молодые были,
вместе в походы ходили.
     Пишите мне, пожалуйста, каждую неделю. Очень вас прошу -- особенно
тебя, племянница. На отца твоего надежды мало -- смолоду письма писать не
любил. Сообщаю адрес: Бурятская АЕКР, Лигачевский район, пос. Постышево,
д/о "Романовский".
     Слышно ли что-нибудь про Сереженьку?
     Целую,

                         Полина.


     Эрик вложил письмо обратно в конверт и откинулся на стуле. Снял очки и
протер стекла кусочком замши, лежавшим на столе. Встал и принес портфель.
     Яркая застежка блестела на черной коже. Маленький медный ключ висел на
тесемке, привязанной к ручке. Эрик протянул руку, чтобы открыть портфель.
     Нажимать на кнопку замка, почему-то, не хотелось.
     Приблизив лицо, он внимательно осмотрел замок -- по контрасту с
истертой кожей тот казался абсолютно новым. Очень старый портфель с очень
новым замком -- что ж, бывает. Если только все это не проделка доблестных
органов политической гигиены -- ха-ха-ха! Эрик встал и прошелся по комнате.
     Он сходил за отверткой и отвернул два крошечных винтика в углах
застежки. Та отделилась от крышки -- теперь портфель можно было открыть, не
нажимая кнопку замка.
     Эрик откинул крышку.
     Внутри лежала книга в черном переплете -- и более ничего. Он отложил
портфель в сторону и открыл книгу на титульном листе: неизвестная ему
фамилия автора, ничего не говорящий заголовок, издательство "Наука", год
издания -- 1984.
     Оглушительно тикали стенные часы.
     Год издания -- 1984.
     Эрик осторожно положил книгу на стол и встал. Сердце его колотилось то
в коленях, то в висках. Он посмотрел на часы -- 11:15, потом на конверт --
1-ая Брестская, дом 32, квартира 6. Чтобы успеть до полудня, надо выйти из
дома не позже, чем через полчаса. Он попытался заглянуть внутрь
полуразобранной застежки, но ничего не увидал. Оставив портфель на столе,
Эрик стал ходить взад-вперед по комнате -- думать. Стекло окна дрожало от
ударов снега и ветра. Минуты текли. В 11:35 план действий был готов --
хороший ли, плохой ли, но времени на раздумье более не оставалось. Он снял
с книжной полки нивесть как оказавшуюся у него биографию Романова-внука,
тщательно обтер ее носовым платком и вложил в портфель. Потом привинтил
застежку к крышке. Обтер платком книгу из портфеля и завернул ее в газету.
Быстро оделся. Прихватив портфель и сверток с книгой, вышел на лестничную
клетку и поднялся пешком на восьмой этаж. Отовсюду раздавались пугающие
звуки: болезненные стоны лифта; отголосок беседы двух бабушек внизу в
подъезде; ядреный голос народного певца Кобздона, доносившийся из чьей-то
квартиры. Нервно озираясь, Эрик сунул сверток с книгой под коврик у дверей
Вики Марковой, уехавшей позавчера к родственникам в Ленинград (он помог ей
донести чемодан до такси). Потом спустился обратно на шестой этаж, вызвал
лифт и посмотрел на часы -- 11:42. Время было -- он глубоко вздохнул,
пытаясь собраться с мыслями. Пришел лифт. Эрик торопливо вошел в кабину и
нажал кнопку первого этажа. Стену испещряло свежее антиникотинное творение
старика Бромберга:


                         Курить нельзя, курить нигде --
                         Вот лозунг мой. И точка!


     Эрик непроизвольно усмехнулся и вышел из кабины. "Пожалуйста, не
хлопайте дверью лифта." -- сказала вахтерша, когда он хлопнул дверью лифта.
Повинуясь внезапному импульсу, Эрик посмотрел на нее: старуха в очках и
нищенском сером платье. "Извините, как ваше имя-отчество?" -- "Мария
Оскаровна." -- "Хорошо, Мария Оскаровна, я не буду больше хлопать." --
"Спасибо, молодой человек." Он надвинул на лицо респиратор, толкнул дверь
подъезда и вышел на улицу.
     По заснеженному двору мела поземка. Свинцовые тучи сплошной пеленой
застилали небо. Мужчина и женщина в одинаковых черных шубах беседовали у
подъезда номер три, отворачивая лица от пронизывающего ветра. Эрик завернул
за угол и торопливо зашагал по Третьей Тверской-Ямской. Ботинки его утопали
в слое свежевыпавшего снега на нерасчищенном тротуаре.
     Два квартала по Третьей Тверской-Ямской -- поворот налево -- еще два
квартала -- подземный переход. Вход в дом 32 по 1-ой Брестской был с улицы
Фучека -- метрах в двадцати от улицы Горького. Эрик огляделся по сторонам:
подгоняемые ударами ветра и снега, по тротуарам тащились редкие прохожие.
Несмотря на дневное время, некоторые окна в некоторых домах светились
желтым электрическим светом. Повернувшись спинами к ветру, на троллейбусной
остановке стояли три потенциальных пассажира в серых шубах. Эрик с усилием
отворотил тяжелую дверь и вошел в парадное. Внутри было темно --
спотыкаясь, он поднялся на 3-ий этаж. Дверь 6-ой квартиры покрывали
наклейки:


                         Кац О. -- 1 зв.
                         Голубевы Олег Сергеевич
                                   и Элеонора Олеговна -- 2 звонка
                         А.Б., В.Г. и Д.Е. Крысопотамовы -- 3 зв.
                         Игнат Молодцюк -- 4 звонка
                         Х.Х.Хазбушметов -- 5 зв.
                         Рейнхардт Готлибович Мронз -- 6 зв.


     Сдерживая сердцебиение, Эрик протянул руку, чтобы позвонить два раза.
Нажимать на звонок, почему-то, не хотелось -- с тем же самым иррациональным
чувством, с которым полчаса назад ему не хотелось открывать портфель. На
одном из верхних этажей раздались звуки открываемой двери, потом шаги --
кто-то спускался по лестнице. Эрик еще раз посмотрел на наклейку


                         Голубевы Олег Сергеевич
                                   и Элеонора Олеговна -- 2 звонка


     Что-то здесь было не то ... что именно? Внизу заскрипела и хлопнула
дверь -- кто-то вошел в парадное. Сквозняк закружил оранжевый конфетный
фантик по заплеванному полу лестничной площадки. Шаги сверху приближались.
Эрик лихорадочно водил глазами по полоске пожелтевшей бумаги на обшарпанной
двери: первая строчка -- "Голубевы Олег Сергеевич", вторая -- "и Элеонора
Олеговна -- 2 звонка." ... Снизу донеслись приглушенные голоса и шаркание
нескольких пар ног.
     ... Элеонора ...
     Эрик резко повернулся и, перепрыгивая через две ступеньки, побежал
вниз. Шаги человека, спускавшегося сверху, тоже, почему-то, ускорились. На
площадке второго этажа Эрик остановился -- навстречу ему поднимались
"потенциальные пассажиры" с троллейбусной остановки. "Что, троллейбус так и
не пришел?" -- с удивившей его самого издевкой спросил Эрик. "Пассажиры"
молча окружили его и прижали к облупившейся стене лестничной площадки:
"Комитет Политической Гигиены! -- бросил один из них, взмахивая перед лицом
Эрика удостоверением в красной обложке, -- Вам придется пройти с нами."
"Зачем, товарищ?" -- поинтересовался Эрик со всей доступной ему
невинностью; "Тамбовский волк тебе товарищ." -- заученно парировал
гигиенист. "Сюда его!" -- еще один человек в серой шубе свесился вниз через
перила лестницы между 2-ым и 3-им этажами. Пассажиры подхватили Эрика под
руки и повлекли по лестнице вверх.
     Они быстро взбежали на 3-ий этаж -- гигиенист, ждавший на лестничной
площадке, позвонил в 6-ую квартиру: три длинных звонка и три коротких.
Внутри раздались голоса и россыпь торопливых шагов -- дверь распахнулась.
Эрика втолкнули внутрь -- он оказался в заставленной рухлядью коммунальной
прихожей. Слева, сквозь дверной проем, виднелась кухня. Все новые и новые
люди появлялись из глубины коридора; большинство -- в неприметных темных
костюмах, некоторые -- в домашней одежде (очевидно, исполнители ролей
жильцов). Сквозь распахнутые двери комнат виднелись магнитофоны с медленно
вращавшимися бобинами, переплетение проводов, люди в наушниках ... Один из
пассажиров -- видимо, старший по званию -- указал рукой вглубь квартиры:
"Пшел!" Люди, заполнявшие прихожую, расступились и, повинуясь толчку в
спину, Эрик пошел в указанном ему направлении. "Направо." -- гавкнул
пассажир. Они вошли в комнату, загроможденную пыльной старинной мебелью. В
углу, за ширмой, стояла узкая девичья кровать под спартанским полосатым
покрывалом, рядом на тумбочке -- телефонный аппарат. Центр комнаты занимал
массивный стол, окруженный стульями с выгнутыми спинками, по стенам
высились платяные и книжные шкафы. "Сесть." Эрик сел, не выпуская из рук
портфеля. "Снять шапку и респиратор." Эрик положил шапку и респиратор на
стол. Гигиенисты столпились вокруг. Кэпэгэшник, спустившийся с верхнего
этажа, смешался с пассажирами и стал неотличим.
     Послышались грузные шаги и, с видом хирурга, спешащего в операционный
театр, в комнату вошел жирный человек лет тридцати с розовым свинячим
лицом. "Понятых!" -- бросил он на ходу, и один из пассажиров бросился из
комнаты вон. "Гражданин Иванов? -- Эрик кивнул. -- Вы арестованы за
хранение и распространение литературы, порочащей коммунистический строй.
Следствие по вашему делу буду вести я, капитан Вохраньков." Шторы в комнате
были задернуты, под потолком горела яркая люстра в красном абажуре, толстые
щеки Вохранькова ходили ходуном. "Во время допросов -- отвечать всю правду
и одну только правду, ко мне обращаться 'гражданин следователь'. Вопросы
есть?" -- "Есть." -- "Какие?" -- "Где литература?" -- "Сейчас узнаете."
Заплывшие жиром глазки Вохранькова зловеще сверкали. В коридоре послышались
шаги, и в комнату вошли два высоких человека в одинаковых коричневых
костюмах с небольшими черными футлярами -- на них никто не обратил
внимания. Еще через несколько секунд на пороге появились две перепуганные
старухи в застиранных халатах и сопровождавший их пассажир. "Входите,
товарищи. -- радушно приветствовал старух Вохраньков, -- Вы приглашены
исполнить ваш коммунистический долг." Высокие люди распаковывали свои
футляры на диване у стены. (Эрик заметил, что обивка дивана разорвана в
двух местах.) "Перед вами сидит матерый нидерландист по фамилии Иванов, --
Старухи опасливо покосились на Эрика, -- получивший вчера от своего
сообщника портфель с антикоммунистической литературой. Когда наши операторы
будут готовы, -- тряся щеками, следователь указал на высоких людей в
коричневых костюмах, -- я раскрою портфель и покажу вам книгу."
Звукооператор выставил вперед изготовленный к бою микрофон, видеооператор
пристроил камеру на плече и прицелился -- раздалось негромкое жужжание.
Одна из старух вздрогнула и сказала: "Ой!", отчего стало видно, что у нее
нет зубов. "Внимание! -- строго сказал следователь (старухи синхронно
вытянули тощие куриные шеи), -- Открываю портфель." Он взял портфель с
колен Эрика, повернулся к понятым и стал медленно расстегивать застежку; за
его спиной столпились пассажиры. В комнате стало тихо -- раздавалось лишь
жужжание камеры и сопение кэпэгэшников. Вохраньков извлек книгу, развернул
на титульной странице и показал, на вытянутых руках, старухам. "Прочитайте
вслух заголовок, фамилию автора и год издания." -- строго приказал он.
Беззубая старуха вытянула шею на дополнительные шесть сантиметров и
дрожащим голосом начала: "Биография Григория Васильевича Романова-внука,
автор -- Иона Андронов-младший, год издания ..." Издав ошарашенное
восклицание, Вохраньков поднес книгу к лицу и несколько секунд оставался
без движения. Толстые щеки его внезапно залоснились потом. Пассажиры,
столпившиеся позади, заглядывали через его плечо.
     С громким щелчком, оператор остановил камеру. Стало тихо, даже вьюга
на мгновение перестала бить снегом в окно.
     Вдруг лицо следователя озарилось пониманием. "Ха-ха-ха! -- демонически
захохотал он, -- Преступник хитер, но доблестный КПГ еще хитрее. Чтобы
запутать следствие, так-называемый Иванов заменил антикоммунистическую
книгу биографией одного из наших вождей. Но он не учел, что в замок
портфеля встроен секретный счетчик, регистрирующий, сколько раз открывалась
застежка. Перед тем, как портфель попал в преступные руки, отсчет был
выставлен на 0, и если б Иванов не лазил в портфель, то счетчик показывал
бы сейчас 1. Однако, заменяя книгу, негодяй должен был расстегнуть
застежку, так что счетчик показывает сейчас 2!" Вохраньков щелкнул
пальцами, и один из пассажиров склонился над портфелем -- Эрик видел только
спину и дергавшиеся локти. Видеооператор снова включил камеру,
звукооператор вновь выставил вперед микрофон. Следователь повернулся к
старухам: "Вы поняли мои объяснения?" -- те дружно помотали головами и
виновато втянули их в плечи. "Ладно, неважно ... -- с досадой произнес
Вохраньков, -- Просто зачитайте вслух показания счетчика. Это-то вы
можете?" Старухи с усердием закивали. Пассажир поднес портфель беззубой
старухе -- Эрик увидал, что верхняя часть замка откинута, как крышка
табакерки. В комнате опять стало тихо. "Один." -- громко прошамкала старуха
и посмотрела на следователя -- сначала подобострастно, а потом с ужасом.
"Дай сюда!" -- прохрипел Вохраньков. Пассажир сунул портфель ему под нос.
Звукооператор зачехлил микрофон, видеооператор выключил камеру и стал
убирать ее в футляр. Следователь перевел взгляд на Эрика. "Можно вопрос? --
сказал тот в ответ на немой призыв о помощи в вытаращенных глазах
гигиениста, -- Могу ли я, впредь до окончательного разъяснения, называть
вас не гражданин, а товарищ следователь?"
     В комнате взорвалась полная и абсолютная тишина. Цвет вохраньковского
лица наводил на мысль о скором аппоплексическом ударе.
     "Понятых вон!" -- заорал следователь, разбрызгивая слюну, и ринулся к
телефону. Два пассажира потащили старух под трясущиеся руки из комнаты, а
Вохраньков яростно набрал какой-то номер. "Рогачев? -- заорал он в трубку,
-- Ты, сукин сын, какую книгу в портфель положил? ... Что?... Какого ж
тогда х..." Оборвав разговор на полуслове, следователь бросил трубку,
злобно оглянулся и набрал другой номер: "Ходорев? Капитан Вохраньков
говорит. Запиши адрес -- Оружейный переулок, дом 5-9, квартира 17 ... Не
дробь, говорю, а тире, дубина: пять тире девять. Вышлешь бригаду с обыском
по категории Б3." Собрав свое хозяйство, видео/звуко-операторы вышли из
комнаты. "Чтоб через полчаса были на месте!" -- хлопнув трубкой,
следователь направился к двери. "В Лефортово его. -- рявкнул он, проходя
мимо старшего по званию пассажира, -- И, чтоб пальцем не тронули ... я с
ним сам разбираться буду!"
     Громко хлопнула дверь. Шаги Вохранькова затихли вдали.

     Пассажир вынул из кармана грязный носовой платок, стер с лица
начальникову слюну и без выражения произнес: "Встать." Эрик встал.
"Следовать за мной на дистанции два метра. Шаг вправо, шаг влево считаются
побегом и пресекаются соответственно. Ясно?" -- кэпэгэшник достал из
кармана наручники и сковал Эрику руки. "Ясно, товарищ." "Тамбовский волк
тебе товарищ! -- раздраженно ответил пассажир, -- Пшел!" -- он направился к
двери. "Пшел!" -- эхом повторил второй пассажир и толкнул Эрика в спину.
Надевая на ходу респираторы и шапки, они вышли из комнаты.
     В темном коридоре не было ни души. С кухни доносилось гудение плохо
отрегулированного кондиционера. Сквозь плотно закрытые двери комнат не
проникало ни звука.
     Лестничная клетка -- лестница -- парадное.
     У подъезда стоял черный микроавтобус ("воронок") и кучка зевак.
"Повели, родимого. -- прокомментировала толстая тетка в клеенчатом фартуке,
опиравшаяся на скребок для снега, -- И чавой-то они все сюда слетаютси?
Нидерландистская явка у них здеся, что ли?" Задние двери воронка были
раскрыты настежь, внутри сидели пассажиры, отводившие по домам
старух-понятых. "Не-е, не может того бы-ыть, чтоб нидерланди-истская явка.
-- проблеял интеллигентый дедушка в пенсне и обтрепанных сиротских брюках,
-- Вспо-омните, Матве-е-евна, как на той неде-еле здесь трех францу-узов
замели-и!" Из кабины микравтобуса высунулся водитель; "В Лефортово!" --
бросил ему старший по званию пассажир и подтолкнул Эрика к задним дверям.
"Да не французы то были, а монакские сепаратисты!" -- авторитетно вмешался
щеголеватый молодой человек в узком синем пальто, оранжевой шапке и зеленом
респираторе.
     Двери микроавтобуса захлопнулись. Ррзая на узких сиденьях, кэпэгэшники
неуклюже ворочались внутри своих шуб и толкались локтями. Пассажирский
салон отделялся от кабины водителя перегородкой, обклеенной красотками из
закрытого эротического приложения к журналу "Коммунист". Окон не имелось,
под потолком горела лампа дневного света.
     Воронок тронулся. Старший по званию пассажир включил вделанный в
наружную стенку кондиционер. Выждав пару минут, кэпэгэшники сняли
респираторы -- Эрик последовал их примеру.
     "Ну, как там товарищ капитан?... Серчает?" -- поинтересовался один из
двух гигиенистов, провожавших старух. "Серчает. -- подтвердил старший по
званию пассажир, доставая из кармана пачку 'Беломора'. -- И пущай себе
серчает, мудилка корзинный!" Он закурил и глубоко затянулся -- микроавтобус
наполнился едким дымом. "Вот при Седове хорошо было! Ни тебе улик, ни
научной экспертизы. Надо кого взять -- едешь и берешь ... а уж улики-хулики
подозреваемый сам тебе потом рассказывает. -- Кулаки кэпэгэшника
рефлекторно сжались, глаза подернулись мечтательной дымкой. -- Где-то он
теперь, Ростислав Фомич?... Как его после того недоразумения в Монголию
перевели, так ни слуху, ни духу ... будто б и не было человека!" -- он
закусил беломорину желтыми зубами и прищурил (из-за дыма) правый глаз. "Ты
погоди Седова хоронить. -- вмешался пассажир, сидевший у двери, -- Он таких
говнюков, как Вохраньков, десятерых переживет!" "И то верно. -- оживился
старший гигиенист, -- Особливо после сегодняшнего случая ..."
     Пассажиры посмотрели на Эрика со смесью одобрения и неодобрения.
     "Ты, паря, хоть нам-то расскажи, как этот трюк с книжкой проделал!" --
попросил пассажир, сидевший у двери. "Какой трюк, товарищ?" -- удивился
Эрик. "Тамбовский волк тебе товарищ." -- без обиды ответил кэпэгэшник,
отхаркался и сплюнул на пол. "Слушай, ты! -- с неожиданной злостью вмешался
старший гигиенист, -- Ежели ты, гнида, хоть раз еще кого-нибудь из нас
товарищем назовешь, то я, несмотря на вохраньковский запрет, так тебя
отмудохаю, что ты маму родную не узнаешь ... Понял?" "А как надо называть?"
"Гражданином." -- стараясь сдерживаться, сказал гигиенист, затоптал
беломорину и отвернулся в сторону. "Эх, жизнь наша копейка!" -- тактично
перевел разговор на другую тему сидевший у двери пассажир. "И не говори!...
-- поддержали остальные гигиенисты, закуривая. -- Верно!"
     Эрик закрыл глаза, стараясь абстрагироваться от бессмысленных
разговоров.
     Минут через десять воронок резко свернул с дороги и остановился. Было
слышно, как водитель с кем-то разговаривает, потом раздался громкий скрип
(ворот?). "Одеть респираторы." -- приказал старший пассажир. Проехав
чуть-чуть вперед, они опять остановились. Снаружи раздались голоса, задняя
дверь распахнулась: солдат в черном мундире внутренних войск проверил у
кэпэгэшников документы. Последовал еще один короткий перегон и микроавтобус
остановился с окончательностью конечного назначения: "Приехали. -- сказал
старший гигиенист, -- Пшел."
     Серая бетонная стена, возле которой стоял воронок, безгранично уходила
вправо, влево и вверх, теряясь в пелене падающего снега. Окон в стене не
было. С боков двор огораживал высокий кирпичный забор, образуя "отсек"
примерно 30 метров на 50. Узкая дорога уходила наружу сквозь массивные
металлические ворота с колючей проволокой наверху. Над воротами бился по
ветру кумачовый плакат: "Коммунизм построен! Скажи Партия, каковы наши
дальнейшие задачи?" "Пшел." -- буркнул старший по званию пассажир и толкнул
Эрика в направлении узкой двери, прорезанной в бетонной стене. Остальные
гигиенисты остались у микроавтобуса.
     Пять ступенек крыльца -- входная дверь.
     Они оказались в большом темном помещении, разделенном деревянной
перегородкой. Из маленького окошка, как скворец из сворешни, выглядывал
молодой ефрейтор в черном мундире и ковырял в носу. Слева висела стенгазета
"За передовое охранение", справа -- стенд с фотографиями отличников боевой
и политической подготовки. "Нидерландиста привезли?..." -- без интереса
протянул ефрейтор, вытер палец о гимнастерку и лениво встал. Пассажир
сдвинул свой респиратор под подбородок, Эрик -- тоже. Раздался звон ключей,
и в перегородке рядом с окошком открылась дверь. Гигиенист расстегнул
наручники, Эрик зашел внутрь, дверь захлопнулась. "Руки давай!" -- гавкнул
ефрейтор, бряцая новой парой наручников.
     "Номер у него какой?" -- ефрейтор сел за стол рядом с переговорным
окошком, достал два бланка "Справки о поступлении" и проложил их копиркой.
"2-5-1-9-1-6-4-3-8." -- продиктовал пассажир, сверившись с какой-то
бумажкой. "Следователь?" -- "Вохраньков Л.В."; "Категория обращения?" --
"Б1." Копаясь левым указательным пальцем в правой ноздре, ефрейтор
размашисто подписался. "Бывай, земляк!" -- он протянул копию гигиенисту;
"Бывай!" -- отозвался тот и направился к выходу. "До свидания, товарищ." --
сказал ему вслед Эрик. Пассажир резко обернулся, но, наткнувшись на
перегородку, остановился: "Некогда мне с тобой возиться, гнида, а дай Бог,
свидимся еще раз -- я 'товарища' тебе в глотку вобью." Побагровев до корней
волос, он вышел.
     "Выворачивай карманы, нидерландская морда! -- ефрейтор вынул палец из
носа и достал из ящика стола плотный коричневый конверт, -- Или, погодь, я
сам тебя обыщу. Часы есть?" Он быстро проверил эриковы карманы, сложив все,
кроме бумажника, в конверт. (У стены стояло несколько больших картонных
коробок. Радиоприемник на столе негромко пел голосом народной певицы
Итальянской ЕКР Клаудии Дзадзери.) Ефрейтор вынул из бумажника талоны и
молча спрятал за пазуху. "Носовой платок тоже возьми." -- посоветовал Эрик;
"Ты чего, паря? -- удивился ефрейтор, -- На хуя он мне?" Он сунул бумажник
в конверт, надписал в уголке эриков номер, запечатал и бросил в одну из
картонных коробок.
     С улицы донесся шум отъезжающего микроавтобуса.
     "Нурминен!" -- заорал ефрейтор, садясь за свой стол. Ответом была
тишина. "Рядовой Нурминен, падла корявая!" Из малоприметной боковой двери
выскочил встрепанный белобрысый солдатик в мятой гимнастерке. "Опять на
боевом посту спал, разъеба?" "Никак нет, товарищ ефрейтор! -- ответил
солдатик с сильным скандинавским акцентом и вытянулся во фрунт, --
Бодрствовал!" "У-у, -- беззлобно протянул ефрейтор, -- дать бы тебе по
харе, роспиздню финляндскому ... ведь у тебя ж зенки сонные, как у медведя
перед спячкой!" "Виноват, товарищ ефрейтор." -- солдатик потупился и
шаркнул ногой. "Ладно ... -- смилостивился ефрейтор, -- Нидерландиста
забирай." Он протянул эрикову справку о поступлении, откинулся на спинку
стула и закрыл глаза. Указательный палец его левой руки рефлекторно
воткнулся в правую ноздрю.
     "Пшель!" -- солдатик махнул рукой в направлении двери, из которой
вышел. Они прошагали по короткому узкому коридору и уперлись в массивную
металлическую дверь с "глазком", запертую тяжелым засовом и висячим замком.
Солдатик выудил из кармана связку магнитных карточек на металлическом
кольце, выбрал нужную и вставил в замок -- тот со щелчком отомкнулся. За
дверью обнаружилась кабина лифта, они зашли внутрь. Солдатик старательно
задвинул решетчатые двери и нажал верхнюю из двух кнопок на стене. Кабина
поехала вверх, за решеткой медленно поплыла грязная бетонная стена.
     Путешествие было недолгим. Лифт остановился перед еще одной
металлической дверью, запертой (со стороны кабины) еще одним засовом. Найдя
нужную карточку, рядовой Нурминен отпер замок и отворотил дверь. На стуле
напротив выхода из лифта сидел солдат с непроницаемым среднеазиатским лицом
и черными блестящими глазами. "Эй, чурка! -- окликнул его Нурминен, --
Нидерландиста забирай." Среднеазиат несколько раз моргнул: "В какой
комната?" "В пятую, какую ж еще? -- Нурминен протянул справку о поступлении
и, тщательно выговаривая слова, добавил, -- Ну, чу-урка ... ну,
муда-ак!..." Было видно, что, наравне с русской лексикой, он старается
освоить русскую интонацию.
     "Чурка" медленно встал и принял справку. Дверь лифта захлопнулась,
раздался лязг засова, рядовой Нурминен уехал. "Пищел." -- чурка и Эрик
прошли по узкому коридору и оказались в коридоре пошире, в одной из стен
которого располагались обитые дермантином двери. "Твоя в какой комната
надо?" -- доверчиво спросил конвоир, забыв полученные наставления; "В
пятую." -- ответил Эрик. Они подошли к двери с табличкой:


                              Помещение No 5

                  Секция борьбы с мировым нидерландизмом


     Не стуча, чурка потянул за дверную ручку и просунул голову в
образовавшуюся щель: "Моя нидерланиста привела." -- услыхал Эрик. "Так чего
ж ты его внутрь не заводишь, дурында?" -- лениво протянул невидимый
обитатель кабинета. Конвоир и Эрик вошли. "Справку о поступлении давай." За
столом у задней стены сидел человек лет сорока в штатском, на столе стояла
индивидуальная ЭВМ. Чурка протянул справку: "Моя обратно пойдет, да-а?"
"Иди, иди ..." -- согласился человек. Одутловатое бледное лицо делало его
похожим на слизняка.
     Чурка ушел.
     "Садитесь." -- вяло приказал "слизняк", роясь в ящике стола. Эрик сел
на стоявшую в центре комнаты табуретку. "А-а, вот они!" -- слизняк достал
из ящика дискету. "2-5-1-9-1-6-4-3-8. -- он надписал ярлык, вставил дискету
в ЭВМ и придвинул поближе клавиатуру, -- 2-5-1-9-1-6-4-3-8." На рыхлом лице
его заиграли разноцветные отблески картинок на экране видеотона: "Та-ак:
роддом, детдом, 57-ая школа, МФТИ, домоуправление, НИИ п/я 534ц." Висевшие
на стене часы показывали 13:11. Эрик расстегнул шубу -- в комнате было
жарко. "Ну, поехали ..." -- сказал слизняк, нажал клавишу "возврат каретки"
и откинулся на спинку кресла. Картинка на экране видеотона изменилась,
наложив на его лицо синий вурдалачий отблеск. Обтянутый рубашкой живот
медленно колыхался в просвете расстегнутого пиджака.
     Последняя цифра на стенных часах изменилась -- 13:12.
     "Мне бы хотелось снять шубу." -- сказал Эрик; "Как же вы ее снимете,
когда на вас наручники?" -- лениво возразил слизняк. "Можно ли снять
наручники?"; "Нет."
     Молчание.
     Последняя цифра на стенных часах изменилась -- 13:13.
     "Можно ли расстегнуть наручники на то время, пока я снимаю шубу, а
потом застегнуть опять?"; "Нет."
     Молчание.
     Последняя цифра на стенных часах изменилась -- 13:14.
     "Почему?" -- "Не полагается." -- "Кем не полагается?" --
"Инструкцией." Изнуренный усилием, слизняк прикрыл глаза и сложил ладони на
дряблом животе.
     Молчание.
     Последняя цифра на стенных часах изменилась -- 13:15.
     Отблеск на слизняковом лице стал зеленым; стало слышно, как ЭВМ
записывает что-то на дискету. Неожиданно ожил лазерный печатник, стоявший
на полу рядом со столом.
     Молчание.
     Последняя цифра на стенных часах изменилась: 13:16.
     ЭВМ стихла. Подняв веки, слизняк сел прямо, нажал несколько клавиш и
стал лениво водить глазами по экрану видеотона: "Отец пропал без вести в
Афганистане, мать -- враг людей ... на что же вы, с такой биографией,
надеялись, Иванов?" Эрик не отвечал. Слизняк стал снова водить глазами по
экрану, периодически нажимая клавишу "следующая страница".
     Последняя цифра на стенных часах изменилась: 13:17.
     "Обществоведение -- 3, история -- 3, коммунистическое воспитание -- 3.
С такими оценками по ключевым предметам ..." -- слизняк саркастически
усмехнулся и покачал головой. "Зато я был отличником по физкультуре. --
заметил Эрик, -- Вот у вас, к примеру, какая оценка по этому предмету в
аттестате зрелости?" "Подумаешь, физкультура!... -- слизняков голос впервые
окрасился эмоцией (неприязнью), -- И чего вы эдакого достигли, чтоб
хвастаться?... Чемпионом Союза стали?" "Нет, до чемпионата Союза я ни разу
не доходил ... А вот чемпионом Москвы был -- сначала среди школьников,
потом среди студентов."
     Последняя цифра на стенных часах изменилась: 13:18.
     "По какому виду спорта?" -- слизняковы щеки чуть порозовели; "По
боевому самбо. -- голос Эрика звучал бесцветно. -- Об этом наверняка
упомянуто в моем досье -- читайте дальше." Слизняк снова стал водить
глазами по экрану видеотона.
     Молчание.
     Последняя цифра на стенных часах изменилась: 13:19.
     "Ладно. -- слизняк нажал несколько клавиш и вынул дискету из
дисковода. -- В оставшейся части вашего досье описано, как вы учились в
МФТИ и работали в НИИ п/я 534ц -- отметки, выговоры, когда диссертацию
защитили ... в общем, ничего интересного." Он достал из ящика стола
какой-то бланк, вписал что-то и протянул вместе с ручкой Эрику:
"Подпишите." "Что это?"; "Читайте, там все сказано." -- слизняк раздраженно
забарабанил пальцами по столу.


                                 РАСПИСКА
     С содержанием своего первичного досье со слов сотрудника В. Назаревича
ознакомлен 28 декабря 1985 года.

                                                __________________________

     "Я бы хотел взглянуть на досье своими глазами." -- попросил Эрик; "Не
положено." -- отмахнулся сотрудник Назаревич. "Тогда я расписку подписать
не могу. -- слизняк перестал барабанить пальцами и недоверчиво вскинул
глаза, -- Я ж досье не видал ... а вдруг вы что-нибудь пропустили?" Эрик
положил бланк и авторучку на стол.
     Две последние цифры на стенных часах изменились: 13:20.
     "Так вы отказываетесь подписывать?" -- по голосу слизняка
чувствовалось, что он разозлился. Эрик кивнул. "Что ж, так и запишем!" --
гигиенист нацарапал что-то на бланке расписки и вложил его, вместе с
дискетой и распечаткой, в коричневый конверт. Потом нажал кнопку в углу
стола -- где-то в отдалении тренькнул звонок. "Эх, не было б у тебя,
подонок, категории Б1, -- слизняково лицо вдруг искривила злобная гримаса,
-- пожалел бы ты о своем поведении ..." Страдальчески шевеля губами, он
наклеил на конверт эрикову справку о поступлении.
     В кабинет вошел давешний среднеазиат. "Отвести наверх." -- прошипел
слизняк, протягивая конверт. "Пищел." Эрик вышел из комнаты. "Твоя напираво
не ходы, твоя налэво ходы!" -- чурка подтолкнул его в сторону запертой
висячим замком металлической двери в дальнем конце коридора. За дверью была
лестница. Они поднялись на три пролета и опять оказались перед
металлической дверью -- на этот раз, запертой изнутри. Чурка постучал --
дверь отворилась. На пороге стоял здоровенный детина в черной форме
внутренних войск со связкой ключей на поясе и прыщом на носу. "Моя
нидерланиста привела." -- робко сказал чурка и выставил вперед руку с
конвертом. Детина забрал конверт, Эрик зашел внутрь, дверь захлопнулась.
"Сидоров! -- заорал детина, -- Кончай чаи гонять, работать надо." Через
одну (из двух имевшихся) боковых дверей вошел детина без прыща и уселся за
стол у стены. В углу комнаты лежали стопкой большие целлофановые пакеты и
картонная коробка с наручниками. "Руки давай, нидерландская морда ... --
прыщавый детина взглянул на номер, выбитый на наручниках, выбрал
соответствующий ключ и отомкнул замок, -- Раздевайся!" -- он бросил
наручники в коробку. Эрик снял шубу. Детина без прыща открыл лежавший на
столе блокнот и приготовился писать. "Шуба синтетическая, коричневая. --
огласил прыщавый детина и запихал эрикову шубу в целофановый пакет, --
Свитер шерстяной, машинной вязки, синий ... Совсем раздевайся,
нидерландская морда ... чего стоишь?"
     Пять минут спустя Эрик стоял абсолютно голый -- вся его одежда была
распихана по (трем) целофановым пакетам. Пометив что-то в справке о
поступлении, детина без прыща унес конверт через боковую дверь,
расположенную слева от входа. "Пшел." -- оставшийся детина указал на
боковую дверь справа. Эрик шагнул вперед, оказавшись в маленьком помещении
-- сотни маленьких отверстий испещряли пол, потолок и стены. Дверь позади
него захлопнулась. Несколько секунд не происходило ничего. Потом раздалось
шипение, и со всех сторон ударили мыльные струи -- Эрик зажмурился, прикрыв
руками чувствительные места. Примерно через минуту струи иссякли, но тут же
ударили снова -- на этот раз, просто водой, без мыла. Еще минута, и струи
иссякли окончательно. Впереди загремела дверь: "Выходи, нидерландская
морда!" Эрик вышел.
     Детины уже ждали его в следующей комнате: "Вытирайся ... чего стоишь?
-- прыщавый кинул ему грязное мокрое полотенце. -- Какой у тебя размер
штанов?..." -- пол был завален тюками с обувью и одеждой. Подгоняемый
детинами, Эрик оделся в грубое дерюжное белье, черно-белый полосатый
комбинезон и черные ботинки. "Становись! -- детина без прыща указал на
белый экран, висевший на стене в углу комнаты, и достал из стоявшего рядом
шкафа фотоаппарат, -- Не шевелиться и не моргать, нидерландская морда!"
Раздалась яркая вспышка, из фотоаппарата тут же вылезла фотография. "В
профиль повернись!" -- приказал детина. Еще одна вспышка. Прыщавый вложил
фотографии в коричневый конверт, отпер одну из (двух имевшихся) боковых
дверей и махнул рукой: "Пшел!" Эрик шагнул вперед, дверь позади него
захлопнулась.
     Он оказался в большом помещении, уставленном рядами низких деревянных
скамеек с сидевшими на них людьми в полосатых комбинезонах. Было тихо --
никто ни с кем не разговаривал. Эрик сел на свободное место и опустил
голову. Ему хотелось подумать.
     Прошло пятнадцать минут. Ни один из десятка находившихся в комнате
людей не проронил ни слова.
     "Слушай, друг! -- к Эрику подсел вертлявый человек средних лет с
избегающими собеседника глазами, -- За что сидишь?" "Не знаю." -- Эрик
отвернулся в сторону. "Не хочешь говорить?... И правильно! -- вертлявый
понизил голос, -- Знаешь, сколько здесь стукачей? Больше половины!" Эрик
молчал. Вертлявый поерзал на неудобной низкой скамейке и вдруг толкнул его
в бок: "Хочешь анекдот расскажу?" "Нет." "Да ладно тебе ... чего так-то
сидеть? Слушай: задают армянскому радио вопрос -- правда ли, что Маяковский
покончил с собой? А армянское радио отвечает: конечно, правда! Мы даже
записали его последние слова: 'Не стреляйте, товарищи!' Ха-ха-ха ...
Ха-ха-ха ..." -- вертлявый затрясся в приступе притворного хохота. Эрик
опять отвернулся в сторону, но вертлявый не отставал: "А ты про норвежское
телевидение анекдоты любишь?..."
     Загремела дверь. В комнату вошел жилистый парень лет двадцати пяти и
сел по другую сторону от вертлявого. Сквозь расстегнутый до пояса
комбинезон виднелась татуированная грудь. "Здравствуй, друг! -- обратился к
нему вертлявый, -- Ты тоже послушай. Задают норвежскому телевидению вопрос
-- правда ли, что половина членов ЦК идиоты? А норвежское телевидение
отвечает -- нет, половина членов ЦК не идиоты. Ха-ха-ха ... Ха-ха-ха ...
Уп-п!" Не замахиваясь, татуированный ударил вертлявого по лицу -- со
странным хлюпающим звуком, тот опрокинулся через скамейку назад. Тишина в
комнате сгустилась до консистенции (давно исчезнувшего из продажи)
сгущенного молока. Несколько секунд вертлявый лежал на грязном полу без
движения, потом вскочил и отбежал в сторону -- из разбитой губы его текла
кровь. "Ты чего дерешься, друг?! -- захныкал он, -- Я ж только анекдот
рассказал!" Татуированный сделал движение, будто собираясь встать, и
вертлявый, подвывая от страха, отбежал на дальний конец комнаты.
     Стало тихо.
     Прошло восемь или девять часов, в течение которых в комнату привели
еще семнадцать человек. Стало душно. Хотелось есть. Думать Эрик больше не
мог -- от голода и духоты путались мысли. Да и о чем думать?... Все было
ясно.
     Позади загремела дверь, и в помещение, толкая тележку на колесах,
вошел очередной детина в форме внутренних войск. "Жрать подано, граждане
преступники!" -- голос охранника гулко резонировал в замкнутом пространстве
комнаты. Люди, сидевшие на скамейках, зашевелились -- на тележке стояли
жестяные тарелки с гречневой кашей. "А ну, сидеть на местах! -- рявкнул
охранник, -- Я сам раздам." Он прошелся по рядам и сунул каждому по тарелке
гречки с воткнутой в нее ложкой. "А чай?" -- защищая интересы преступных
масс, потребовал вертлявый; "Подождешь." -- презрительно процедил охранник
и вышел. Из-за двери донеслись звуки запираемого засова. В комнате
раздались звуки пережевываемой пищи.
     Прошло минут двадцать. Охранник раздал чай. Прошло еще минут десять.
     Снова загремела дверь. Охранник, толкая тележку на колесах, собрал
тарелки, ложки и кружки. Как только он вышел, в комнату вошел другой
охранник: "В две шеренги вдоль стены ста-ано-овись!" Арестанты построились
двумя неровными рядами. "Граждане преступники! Чьи номера назову, --
охранник достал из кармана список, -- два шага вперед." Он отобрал
пятнадцать человек и, ничего не объясняя, увел. Прошло десять минут, и
процедура повторилась (на этот раз, охранник отобрал шестерых, в том числе
-- татуированного). После ухода следующей группы в камере остались лишь
Эрик, вертлявый и худощавый пожилой человек с пышными седыми усами.
Наконец, вызвали Эрика и седоусого (вертлявый остался в камере). Охранник
провел их по коридору, завел в лифт и нажал кнопку с цифрой 114. Кабина
поехала вверх.
     Выйдя из лифта, они оказались в коридоре, идущем вдоль ряда
металлических дверей с засовами. Было холодно и душно, по ногам дул ледяной
сквозняк. У Эрика болела голова. Охранник отомкнул одну из дверей: "Пшли."
Эрик и седоусый зашли внутрь. Позади загремел запираемый засов.
     Они оказались в большом помещении с двухэтажными нарами. С первого
взгляда было видно, что камера переполнена: заключенные сидели на всех
полках и даже на полу. "Эй, вы какой масти? -- окликнул новоприбывших лысый
дядя, мочившийся в стоявшую в углу парашу, -- Воры есть?" "Нет." -- ответил
седоусый. "Тогда лягай на пол, фраера. -- дядя указал на лежавшие стопкой у
стены матрасы, подушки и одеяла, -- И быстро, еблом не щелкать, отбой через
десять минут." -- он застегнул штаны и удалился вглубь камеры. Эрик и
седоусый стали устраивать себе постели в проходе между стеной и нарами. К
параше подошел другой арестант -- толстый благостный джентельмен, похожий
на персонажа Диккенса. Эрик приготовил постель и направился к параше.
"Подождите, молодой человек. -- остановил его седоусый, -- Вы ведь в первый
раз в тюрьме?" "Да, а что?" Благостный джентельмен закончил. К параше
подошел парень лет двадцати с выступающим вперед подбородком и бритой
башкой. "Вы, пока не освоитесь, лучше у меня спрашивайте ..." -- "О чем
спрашивать?" Парень расстегнул штаны, раскатисто пукнул и, со вздохами
наслаждения, стал мочиться. "Обо всем. -- седоусый устало помассировал себе
виски, -- К примеру, ходить в туалет перед отбоем вы имеете право только
после воров." Парень с выступающей челюстью закончил, и вокруг параши
пристроились сразу три арестанта. "Вот сейчас уже можно, пойдемте ... я,
пожалуй, составлю вам компанию." -- седоусый, кряхтя, поднялся со своего
матраса.
     Минут через пять большинство заключенных уже лежало, кто -- в койках,
кто -- на полу. (Кроватей в камере было сорок, заключенных -- около
пятидесяти.) Свет погас. Эрик закрыл глаза, но спать не мог: под тонким
одеялом было холодно, на тонком матрасе было жестко, от слишком толстой
подушки затекала шея. В голове проносились сегодняшние события -- от утра к
вечеру и от вечера к утру. Где и когда он совершил ошибку?... Вот он звонит
по больницам ... вот читает письмо ... вот возится с портфелем ... вот
спускается на лифте ... Ну, да: выходит, значит, он из лифта, а вахтерша
ему и говорит ... у Эрика вдруг защипало в горле, а уголки губ неудержимо
поползли вверх. Нет, подожди, давай снова: выходит, значит, он из лифта ...
Диафрагма его сократилась, заставив судорожно вдохнуть, и тут же резко
выгнулась обратно, причинив выдох со странным звуком "Ха!" А потом
сократилась опять ... А затем дернулась снова ... И еще, еще, еще: "Ха! Ха!
Ха! Ха!" Что это такое? Смех! Он смеялся! Эрик уткнулся лицом в подушку и
укрылся с головой, но сдержаться не мог -- скручивая внутренности, струя
истерического смеха рвалась наружу. "Что с вами, молодой человек? --
спросил из темноты шепот седоусого, -- Вам плохо?..." Немыслимым
напряжением воли Эрик остановился: "Не беспокойтесь, это я смеюсь. Я просто
вспомнил, что обещал вахтерше в нашем подъезде не хлопать больше дверью
лифта!" Из темноты доносился скрип нар, смутная возня, тихие разговоры ...
"Обещал вахтерше?... -- удивился седоусый, -- И что же в этом смешного?"
Прежде, чем ответить, Эрик прижал ладони к щекам, стараясь разгладить
гримасу смеха. "Похоже, я ... ха-ха-ха ... ик!... -- он икнул, ударил себя
кулаком по лбу и начал снова, -- Похоже, что это обещание я сдержу!!"
---------------------------------------------------------------------------

     29 декабря


     А иногда Эрик оказывался в каком-то южном городе с широкоми тенистыми
улицами и чистым воздухом. Знойное солнце светило с бледного тропического
неба, воздух наполняли запахи экзотических цветов. Где-то далеко, за
крышами домов, виднелся край океана. Одетые по-летнему молодые женщины
сидели в оплетенных вьюном беседках. Эрик не знал, что привело его в этот
город, -- у него не было здесь никаких дел. Он просто шел, без цели и
направления, по какой-то улице.
     Но вдруг в пестрой праздничной толпе мелькал серый лоскут. У Эрика
опускалось сердце -- Человек В Сером Костюме был здесь! На солнце быстро
наползала черная тень. В груди зарождалось ощущение тревоги. И тут же
раздавался ужасающий грохот, а земля начинала колебаться. Дома рушились,
вздымая тучи пыли. Люди с неслышными криками метались по улицам и гибли под
обломками зданий.
     А потом становилось душно. Откуда-то появлялись клубы ядовитого пара.
У Эрика начинало щипать в горле -- где же его респиратор? Люди вокруг
корчились и падали в конвульсиях на землю.
     И в тот самый миг, когда судорога окончательно перекрывала горло,
Эрик, задыхаясь, просыпался.



                                   * * *


     Он несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул воздух, потом открыл глаза
-- взгляд его упирался в кирпичную стену. Невыносимо громко (казалось,
прямо над ухом) звенел звонок. "Вставайте, молодой человек ... -- увидав,
что Эрик проснулся, седоусый перестал трясти его за плечо, -- До прихода
охранников матрасы должны быть убраны."
     Эрик откинул одеяло и сел.
     Камера кишела людьми. Заключенные, спавшие на полу, складывали
постельные принадлежности в три неаккуратные стопки у стены. Заключенные,
спавшие на кроватях, выравнивали полосы одеял и клали квадраты подушек на
середины изголовий. Человек пять-шесть мочились в парашу.
     Звонок издал заключительную трель и умолк. Камера утонула в
равномерном гуле голосов.
     Потирая затекшую шею, Эрик встал и отнес постельные принадлежности к
стопкам у стены. Потом сходил к параше и помочился (в проходе камеры
заключенные поспешно строились в две шеренги). Загремел засов входной двери
-- Эрик встал в строй. В комнату вошли трое детин в черной форме внутренних
войск и один детина в синем милицейском мундире, с длинной резиновой
дубинкой на поясе и какими-то конвертами под мышкой. "Ра-авняйсь! -- заорал
черномундирный охранник с сержантскими погонами, -- Смир-рна!" Разговоры
стихли. "Иванов Э.К. и Рябов Г.О. -- два шага вперед!" Вместе с Эриком из
строя вышел лысый вор, спросивший вчера об их с седоусым "масти". "На
выход. -- приказал сержант, -- Остальные к утренней перекличке
при-иго-отовсь!" Эрик неуверенно посмотрел на седоусого, но тот лишь пожал
плечами. Синемундирный милиционер-охранник -- грузный парень с бледной
бабьей рожей -- сравнил лица Эрика и Рябова с фотографиями, рассовал
фотографии по конвертам и махнул дубинкой в сторону двери.
     Коридор -- лифт -- коридор.
     Их привели в маленькую комнату -- дверь открыл человек лет тридцати
атлетического сложения с арийским лицом, в бежевом свитере и серых брюках.
На столе у стены лежали две милицейские шинели и черная шуба. "Здорово,
Гришаня ... -- с угрожающей ласковостью обратился 'атлет' к Рябову, --
Говорил я тебе, что недолго будет твой дружок на свободе гулять?" -- он
кивнул в сторону сидевшего на скамейке заключенного, в котором Эрик узнал
вчерашнего татуированного. Рябов ничего не ответил. "Вот сейчас третьего
вашего кореша приведут, и поедем мы ... -- атлет сделал многозначительную
паузу, -- в следственный изолятор интенсивного режима в славном городе
Щербицке ... слыхал про такой?" "Гришаня" без выражения смотрел сквозь
атлета. "Сесть." -- приказал (стоявший у стены) охранник. Рябов
расслабленно опустился на скамью и шепнул что-то татуированному; "Чего?" --
переспросил тот. "Еще раз ебло разинешь, -- вмешался охранник, подбрасывая
и ловя дубинку, -- пожалешь, что на свет родился." Стало тихо, лишь нивесть
как сохранившаяся с лета муха жужжала под потолком. Эрик заметил, что у
охранника шесть пальцев на правой руке.
     Прошло минут пять. Атлет нервно прохаживался по комнате. Воры сидели,
опустив головы, и внимательно рассматривали пол.
     В дверь постучали, атлет открыл. Под конвоем еще одного
охранника-милиционера в комнату вошел здоровенный парень с лицом
дефективного. "Ворон!..." -- ахнул он, увидав татуированного. "Молчать. --
рявкнул атлет и повернулся к остальным трем заключенным, -- На выход." --
он взял со стола свою шубу и направился к двери. Конвоиры разобрали шинели
и вывели заключенных из комнаты.
     Длинный коридор -- лифт -- короткий коридор. Атлет шел впереди упругой
спортивной походкой.
     На месте ковырявшего в носу ефрейтора сидел ковыряющий в носу сержант:
"Чего, нашли своих урок?" -- поинтересовался он, зевая. Ему никто не
ответил. Один из конвоиров принес с улицы и раздал заключенным милицейского
образца респираторы, шапки-ушанки и черно-белые, в тон комбинезонам,
полосатые ватники. Потом достал из кармана две пары наручников и приковал
правую руку Эрика к левой руке дефективного верзилы, а правую руку
татуированного "Ворона" -- к левой руке Гришани. "А этого зачем забираете,
товарищ лейтенант?... -- сержант ткнул пальцем в Эрика, -- Нидерландисты ж
не по вашей части?" "Новый следователь по его делу попросил в Щербицк
доставить." "А как же категория Б1?... -- лениво удивился сержант, -- Ежели
его на интенсивный режим переводят ..."; "Категорию обращения изменить
недолго." -- усмехнулся атлет и, надвигая на лицо респиратор, направился к
двери.
     На сочно-синем небе блистало ослепительное солнце. Девственно-зеленый
снег разбрасывал солнечные лучи мириадами бирюзовых искр.
Пронзительно-ледяной ветер жег правую ладонь, шею выше воротника и лицо
выше респиратора. Эрик прищурился, опустил глаза и сунул свободную от
наручников руку в карман. Транспарант "Коммунизм построен! Скажи, Партия
..." раздулся, как парус, и хлопал под яростными ударами воздуха.
     "Мороз и солнце -- день чудесный ..." -- неожиданно процитировал
Рябов. "Ебло запахни, продует." -- ожиданно ощерился шестипалый конвоир.
     У крыльца стоял черный микроавтобус -- сквозь грязное ветровое стекло
розовело лицо шофера. Повинуясь тычкам в спину и отрывистым окликам,
заключенные залезли вместе с конвоирами в заднюю дверь. Атлет сел в кабину
рядом с водителем. "Вперед проходи ... задние места для охраны!" --
прикрикнул на Эрика шестипалый. Когда заключенные расселись на узких
металлических скамейках вдоль боковых стен воронка, конвоиры примкнули
наручники к расположенным между сиденьями замкам. Микроавтобус тронулся.
     Через три минуты они выезжали через внешние ворота тюрьмы. В
микроавтобусе стало теплее, воздух очистился -- встроенный в стенку
кондиционер работал на полную мощность. "Снять респираторы." -- скомандовал
атлет сквозь решетчатую перегородку, отделявшую салон от кабины. (Перед
ветровым стеклом болтался брелок -- маленький Романов-старший, указывающий
путь. На приборной панели красовалось эротическое фото
комбайнерши-стахановки Эльвиры Лисичкиной.) "Эти новые воронки с решетками
получше старых будут. -- Шестипалый конвоир выудил из кармана медицинского
вида пузырек. -- Хоть, куда едешь, видать." Он неуклюже отвернул крышку,
вытряхнул на ладонь две таблетки и сунул в рот -- на его бабьем лице с
жидкими усиками появилось сосредоточенное выражение. "Опять гормоны
принимаешь, Ломакин? -- неодобрительно заметил атлет, обернувшись назад, --
Смотри, к сорока годам полтораста кило весить будешь." "А что мне делать,
ежели без них у меня усы выпадают и член не всегда стоит?..." -- отвечал
шестипалый жалостливым голосом. Второй конвоир обидно засмеялся, запустил
руку под шинель и с остервенением почесал грудь. "Я тебе список целебных
трав давал? -- раздраженно спросил атлет, -- От природной медицины вреда не
будет, только польза!" "Не помогают мне травы, -- оправдывался шестипалый,
избегая начальниковых глаз, -- А лишний вес я сгоню, товарищ лейтенант ...
честное комсомольское!" Рябов прислонился затылком к стене микроавтобуса и
закрыл глаза. Татуированный безразлично глядел сквозь перегородку и
ветровое стекло на дорогу. "Не помогают?... Да ты, небось, отвар из трав с
водкой мешал, Ломакин ... Говорил ведь: ни грамма, пока курс не закончишь!
Неужто четыре недели потерпеть не мог?" Шестипалый опустил глаза и стал
ковырять пол носком сапога. Дефективный верзила повертел головой, будто не
находя для своего шишковатого черепа приличествующего его размеру места,
потом уставился перед собой и застыл.
     Не дождавшись ответа, атлет раздраженно отвернулся.
     Некоторое время они ехали в молчании.
     Улицы города, как всегда по воскресеньям, были пусты. Микроавтобус
выехал на проспект Мира. Проспект Мира перешел в Черненковское шоссе.
     "А что поделаешь, ежели у меня от мутаций гормональная система
болезненная?... -- нижняя губа Ломакина страдальчески отвисла, -- В нашей
деревне у каждого второго в гормонах нарушения были!"
     Некоторое время они ехали в молчании.
     "Мало того, что девки от моего шестого пальца шарахаются, -- продолжал
Ломакин еще жалостливей, -- так, если даже какая и согласится, то все равно
... -- он помолчал, подбирая необидную для себя формулировку, -- ...
пятьдесят на пятьдесят!" Второй конвоир обидно засмеялся.
     Некоторое время они ехали в молчании.
     "А в соседней деревне все иммунитетом маялись. -- По интонации
чувствовалось, что обида у Ломакина прошла, но желание информировать --
нет. -- Чуть где болезнь какая -- грипп или, скажем, ангина -- так все в
лежку!"
     Некоторое время они ехали в молчании.
     "Уж сколько лет с Ограниченного Ядерного Конфликта прошло, а все уроды
да больные на Хабаровщине родятся!" "Замолчи, Ломакин, противно слушать! --
вмешался наконец атлет, -- Полную и окончательную дезактивацию в
Хабаровском крае еще в 85-ом провели ... там теперь здоровья -- на сто
пятьдесят процентов!"
     Ровное движение микроавтобуса, тепло и недосып действовали усыпляюще
-- Эрик прислонился затылком к стене и закрыл глаза. Интересно, способен ли
он сейчас уснуть?

     Когда он проснулся, город остался позади -- шоссе с обеих сторон
обступал лес. Белизна снега на ветвях деревьев говорила о том, что они
отъехали от Москвы, как минимум, километров на восемьдесят. "... возраст --
51 год, уроженец Харькова, -- говорил атлет, обернувшись назад, -- из семьи
рабочих ..." На коленях у милиционера лежал один из коричневых конвертов с
личными делами и несколько страниц с отпечатанным на них текстом. "Отец --
токарь-фрезеровщик, мать -- санитарка, сестра в ПТУ программирование
преподает ... образцовая семья! И как это, Гришаня, тебя на стезю порока
занесло?" -- атлет издевательски усмехнулся, но вор даже не повернул
головы. (Рябов и татуированный сидели, закрыв глаза, -- делали вид, что
спят. Конвоиры спали с открытыми глазами -- делали вид, что бодрствуют.
Дефективный спал и вида не делал.) "Та-ак, что у нас дальше, школа?...
Посмотрим, посмотрим ... ха! -- с притворным удивлением воскликнул атлет,
-- Ты, оказывается, двоечником был, Рябов, и по математике, и по русскому,
и по обществоведению ..." "А вот ты, начальничек, первый ученик -- свою
ментовскую инструкцию наизусть затвердил! -- Рябов открыл глаза и,
кривляясь, процитировал, -- 'В начальной стадии допроса обсудить, с
критической точки зрения, отметки в аттестате зрелости подозреваемого.'"
"Смотри-ка, Рябов, -- без обиды отвечал атлет, -- сколько ты всего про
милицию знаешь ... да только мы про тебя больше знаем!" "Откуда знаете,
начальничек?" "От вашего же брата уголовника -- стукачей среди урок еще
поболе будет, чем среди честных граждан." "На пушку берешь, мусор ... --
вмешался в разговор татуированный, -- Кончай чернуху лепить, небось не с
фраерами базаришь!" "Ну, если ты это говоришь, Петреску, --
многозначительно сказал атлет, -- то, значит, так оно и есть ... Уж тебе-то
все, поди, про стукачей известно!" "Ах ты, падло! -- вспылил татуированный,
-- Да я ..." "Замри, Ворон! -- одернул его Рябов, -- Не видишь что ли, что
гражданин начальник тебя на характер берет?..."
     Эрик отвернулся в сторону, стараясь не вслушиваться в перебранку.
     Шестипалый конвоир достал из кармана маленький радиоприемник и щелкнул
переключателем (шуршание атмосферных помех -- баритон Льва Левченко --
опять помехи). "Оставь его, пущай поет." -- второй конвоир сунул руку под
шинель и с наслаждением почесался; "Хоккей хочу найти." -- отвечал
шестипалый (помехи -- помехи -- помехи). "Говорили мне, начальничек, что
совсем нервный ты в последнее время стал. -- с притворным участием говорил
Гришаня -- И по службе неприятности ..." "Да не бывает хоккея в девять утра
... ты что, с коня упал, Ломакин? Вертай назад ..." "И откуда тебе о моих
неприятностях известно, Рябов?" "Я этого Левченко на дух не переношу,
Кадлец, у меня от него зубы, как от лимона, ломит." "Слухом земля полнится,
начальничек, -- в ментовке стукачи тоже имеются." "Ну ты и муда-ак,
Ломакин!" "И что же тебе стукачи ментовские рассказали?" "Рассказали, как
на предновогоднем балу в главном управлении ты какому-то капитану нос по
пьяному делу сломал ..." "Сам ты мудак!" "... а капитан тот оказался
племянником генерала Пшебышевского!" Равномерно журчавшая беседа конвоиров
резко оборвалась. "А еще рассказывали, что находишься ты из-за той драки
под внутренним следствием, -- продолжал Рябов, -- и ежели найдет оно тебя
виновным в беспричинном избиении боевого товарища, то вылетишь ты из
доблестных ментовских рядов, как пуля из пистолета Макарова." "А вот тут,
Гришаня, рассердил ты меня до невыносимости ... -- лицо атлета побледнело
от гнева, -- Зря ты это удумал ... знаешь, что я теперь сделаю? Как
прибудем в Щербицк, рассажу-ка я вашу банду по отдельным камерам, да запущу
сук человек по пять ... так что запоете вы все трое петухами после первой
же ночи ..." Непонятная угроза милиционера произвела впечатление --
несколько секунд в салоне микроавтобуса царило напряженное молчание.
Конвоиры инстинктивно отодвинулись от заключенных и схватились за дубинки.
Лицо Петреску-Ворона искривила гримаса ненависти. Рябов остался невозмутим.
Дефективный так и не проснулся. "Г-гад, мусор ... -- прошипел Ворон сквозь
блестевшие сталью коронок зубы, -- Ты у меня ножик скушаешь, подлюга!..."
"Что, проняло?! -- нервно рассмеялся атлет, -- Теперь у нас с вами совсем
другая песня пойдет ..." "Ошибаешься, начальничек. -- перебил его Рябов, --
Никакой песни у нас с тобой не будет." "Это почему же?!" -- поинтересовался
милиционер. "А потому, что, как приедем мы в Щербицкий изолятор, так тут же
и попросим у дежурного офицера замены следователя по причине личной вражды
с подозреваемыми." Атлет сложил черты своего лица в издевательскую улыбку:
"И знаешь, куда тебя дежурный пошлет?" "Вряд ли он меня пошлет,
начальничек! Мы, как-никак, уголовные, а не политические, -- Рябов
усмехнулся, -- права имеем ..."
     Лицо атлета искривила нервная гримаса.
     "Что ж, спасибо за предупреждение. -- сказал он с расстановкой, --
Считай, что принял я его к сведению." Он повернулся и нажал на приборной
доске какую-то кнопку -- под потолком вспыхнула лампа дневного света, а
спереди опустилась металлическая штора, наглухо отделившая салон
микроавтобуса от кабины водителя. Конвоиры подобрались и схватились за
рукоятки дубинок. Стало слышно, как атлет что-то вполголоса говорит, а
шофер громко отвечает: "Будет сделано, товарищ лейтенант!" Шестипалый
выключил приемник и сунул его в карман. "Проснись, Калач, замерзнешь!" --
окликнул татуированный сидевшего напротив дефективного и пнул его в колено;
"Что?! Где?! -- всполошился тот, ошалело вертя головой, -- Ты чего, Ворон?"
"Разговорчики! -- после секундного колебания окрысился шестипалый, -- Нешто
хотите по еблу схлопотать?" "Замерзни, баба!" -- дерзко отвечал
татуированный. Несколько секунд не происходило ничего, а потом второй
конвоир, коротко размахнувшись, с оттяжкой ударил Ворона дубинкой по лбу.
"Я это тебе запомню, мусор!" -- прошипел тот. "Запоминать можешь. --
ощеренный рот и торчавший вперед нос делали охранника похожим на волка, --
А ебало разевать -- нет. Понял, или повторить?" "Понял." Конвоир усмехнулся
... и вдруг еще раз ударил татуированного дубинкой по лицу: "Я сказал --
ебало заткнуть! Понял?" Корчась от боли, как раздавленная змея, вор
промолчал. Конвоир положил дубинку на колени, сунул руку под шинель и с
остервенением почесался.
     Некоторое время они ехали в молчании.
     "А я и не знал, что Шимчак племянник самого Пшебышевского." -- как ни
в чем не бывало, сказал шестипалый. "А что наш лейтенант под следствием,
слыхал?" "Нет." "И я -- нет. Я думал, Шимчак за тот случай под следствие
попал." Второй конвоир нерешительно посмотрел на Рябова (желая, видимо,
спросить разъяснений), но так и не спросил.
     Некоторое время они ехали в молчании.
     Микроавтобус сбросил скорость и повернул. Конвоиры переглянулись.
"А-а, чего там голову ломать ... -- на лице шестипалого заиграла детская
улыбка, -- Который из них под следствием, который -- нет ... нам-то что за
дело?!..." "Верно! -- с воодушевлением согласился второй конвоир, а потом
непонятно добавил, -- Зато разомнемся сейчас на свежем воздухе ..." Он
плотоядно посмотрел на заключенных и, снова став похожим на волка,
рассмеялся. Шестипалый подбросил свою дубинку и ловко поймал ее за
рукоятку.
     По тряске и качке можно было судить, что воронок едет по грунтовой
дороге. Еще один поворот -- и они остановились. Хлопнула дверца кабины,
быстрые шаги обежали микроавтобус, загремел запор задней двери. "Граждане
преступники, па-адъем! -- скомандовал шестипалый, -- Пожалте пиздюли
получать ... -- он залился идиотским смехом, -- ... в целях облегчения
чистосердечного признания ... ха-ха-ха!" Задняя дверь распахнулась -- на
пороге стоял атлет и нервно улыбался: "На выход!" Конвоиры отомкнули
наручники от скамей и вытолкали заключенных из микроавтобуса, потом достали
из кобур пистолеты. (Сияло солнце, стояла тишина, царило безветрие. На

холодил губы. Под подбородком болтался ненужный здесь, за городом,
респиратор.) "Не узнаю! -- удивился шестипалый, вертя головой по сторонам,
-- А чего мы на обычное-то место не поехали?..." Ему никто не ответил.
     Воронок остановился на обочине узкой проселочной дороги.
Противоположная обочина обрывалась оврагом, позади которого, сквозь
негустые деревья, белела плоская гладь поля. Повсюду лежал нетронутый снег
-- следы микроавтобуса были единственными. "С которого начнем?" -- деловито
спросил шестипалый; "С этого." -- атлет указал на дефективного верзилу.
"Этого-то чего? -- удивился второй конвоир, -- Может, лучше с Петреску?"
"Младший сержант Кадлец! -- щека атлета дернулась в нервном тике, --
Рассуждения пре-кра-тить! Выполнять приказания!" -- он достал связку ключей
и протянул конвоиру. Не давая обиде на грубость начальника испортить
предстоявшее удовольствие, Кадлец передал свой пистолет атлету, взял ключи
и отомкнул наручники, сковывавшие Эрика с дефективным. Шестипалый держал на
мушке двух остальных заключенных. "Пристегни этого, -- лейтенант указал на
Эрика, -- к дверце воронка." "Да знаю я, не впервой ..." -- проворчал
конвоир, возвращая ключи.
     Под ботинками звонко хрустел снег. Где-то неподалеку громко каркнула
ворона. Беспричинно качавшиеся еловые лапы роняли белые пушистые хлопья.
     "Что, товарищ лейтенант, начнем?" -- шестипалый отдал свой пистолет
атлету, переложил дубинку в правую руку и подтолкнул ее концом дефективного
на середину дороги. Атлет отошел в сторону и взял на мушку двух остальных
воров. "Руки по швам, равнение на середину!" -- пошутил второй конвоир,
перехватывая поудобнее дубинку. "Вы чего?... -- удивился дефективный
верзила, -- Пошто меня пиздить хочете?" -- он поднял руки, защищая голову.
"А пошто ты сегодня умыться забыл?!" -- с шутливой укоризной
поинтересовался Кадлец.
     "Стоять!"
     Произнесший это голос принадлежал Рябову.
     "Перестреляю, как собак, сукины дети!"
     Не веря своим ушам, Эрик повернулся -- в руке вора был пистолет.
"Палки на землю, руки за голову! -- Рябов громко шмыгнул носом, -- Встать
на краю оврага." С ладонями на затылках конвоиры медленно отступили к
противоположной обочине. (Глаза шестипалого выкатились, на лице Кадлеца
постепенно таяло волчье выражение.) "Браслеты отомкни, лейтенант." Атлет
достал связку ключей и стал возиться с наручниками Рябова и татуированного
(по лицу последнего было видно, что изменение ситуации ошарашило его так
же, как и конвоиров). Дефективный бессмысленно топтался на середине дороги.
"Товарищ лейтенант! -- пролепетал шестипалый в безмерном удивлении, --
Товарищ ..." "Вторую пушку Ворону отдай." -- приказал Рябов, и Атлет
протянул татуированному пистолет. "Живем, Манюня! -- весело воскликнул
Ворон, стряхивая с себя недоумение по поводу необъяснимого поворота
событий, -- Что ж ты сразу не раскололся, что блатной?" -- он дружески
хлопнул атлета по плечу. "Водилу наружу!" -- оборвал несвоевременные
изъявления восторга Рябов. Татуированный открыл дверцу кабины и сделал
приглашающий жест пистолетом. Из воронка вывалился шофер -- красномордый
пожилой мужик в штатском -- и без приказания отбежал к переминавшимся с
ноги на ногу охранникам. "Раздевайтесь!" -- скомандовал Рябов. Путаясь в
рукавах, охранники и шофер стали стаскивать верхнюю одежду. "Быстрей! --
прикрикнул вор, -- Небось не в бане прохлаждаетесь, мусора!" "Шмотки куда?"
-- поинтересовался водитель; "Клади перед собой." -- отвечал Рябов. На
снегу выросла груда одежды. "Б-б-белье сним-мать?" -- зубы шестипалого
громко стучали; "На хрена мне твое сраное белье?" -- усмехнулся Гришаня,
пряча пистолет в карман.
     На мгновение все остановились: раздетые до исподнего конвоиры и шофер
-- на краю оврага, дефективный -- посреди дороги, Рябов, татуированный и
атлет -- у кабины микроавтобуса. Эрик стоял прикованный к ручке задней
двери. Тяжело взмахивая крыльями, над заснеженными елями пролетела какая-то
птица.
     "Ворон, замочи этих, -- Рябов кивнул на дрожащих конвоиров и шофера,
-- и в овраг. Смотри только, чтоб кровищи на дороге не осталось!"
Татуированный неприятно усмехнулся и направился к трем сгрудившимся на
обочине фигурам. "В-в-вы чего, ребята?... -- шестипалый отшатнулся,
прижимая руки к жирной безволосой груди, -- М-м-мы никому не скажем ..."
Воры благодушно засмеялись. "Ей-Б-б-богу, не скажем!..." Татуированный
поднял пистолет. "П-п-подож..." Бах!... Взмахнув, как птица, синими
сатиновыми трусами, шестипалый исчез в овраге. (Выстрел прозвучал
неожиданно тихо -- будто сломалась сухая ветка. С деревьев посыпались
мелкие комки снега.) "Слушай, начальник, а чего нас Кандидат не встречает?
-- спросил Рябов, поворачиваясь к атлету, -- Ты ж говорил, что его вчера
должны были освободить ..." -- вор покопался в кармане, достал мятую
сигарету и закурил. Татуированный повернулся к шоферу. (Губы несчастного
беззвучно шевелились, ноги и руки покрылись гусиной кожей.) "Кандидата в
компьютерный отдел затребовали из-за какого-то старого дела ..." -- отвечал
атлет. Бах!... Судорожно загребая руками, шофер упал на колени (выстрел
почему-то не опрокинул его назад), потом повалился набок. "В какой отдел?"
-- переспросил Рябов. Из его рта вырвался клуб табачного дыма -- прямо в
лицо атлету. "В компьютерный ... по части ЭВМ значит." -- разъяснил
милиционер, брезгливо отворачивая голову. Татуированный дождался, пока тело
водителя перестало дергаться, и столкнул труп ногой в овраг. "Еб-ти! --
выругался Рябов, -- Нам без Кандидата никак нельзя ..." "Так у тебя ж
запасной программист на примете был ..." -- в голосе атлета прозвучала
нотка беспокойства. "Был, да сплыл. -- вор глубоко затянулся сигаретным
дымом, -- Ладно, чего-нибудь придумаем. -- он вдруг вскинул глаза и
внимательно посмотрел на милиционера, -- А ты-то, начальник, чего
хлопочешь? Я ж говорил -- мы тебе так и так заплотим." "Да я ничего ... так
просто." -- индифферентно отвечал атлет, пожимая плечами.
     Татуированный повернулся к бледному, как смерть, Кадлецу. "Ну что,
мусор? Кабы ты человек был -- подох бы легко, а так -- извини-подвинься
..." -- вор опустил дуло пистолета вниз и выстрелил охраннику в пах. Тот
рухнул на снег и скорчился, схватившись обеими руками между ног. "И когда
его выпустят?" -- спросил Рябов; "Кандидата?... В пятницу, не раньше." --
отвечал атлет. Татуированный присел на корточки и некоторое время
рассматривал медленно шевелившегося на снегу Кадлеца; "Пощади ..." --
прохрипел тот, суча синими от холода ногами. Стоявший спиной к
происходившему Рябов выпустил из ноздрей две толстые струи дыма. Атлет
поставил ногу на подножку микроавтобуса и забарабанил пальцами по крыше
кабины. Ворон схватил конвоира за волосы, отогнул ему голову вверх и
заглянул в глаза: "Не журысь, милок, на том свете яйца все равно ни к чему
... в раю не поебешься!" Забытый всеми дефективный громко заржал.
"М-м-м!... М-м-м!..." -- стонал Кадлец, странно причмокивая и вращая
зрачками. Из уголка его рта текла струйка слюны, подкрашенной кровью от
закушенной губы; на щеке таял прилипший к коже снег; на голубых ляжках
алели красные брызги. "Эй, ты!... Кончай его скорее ... чего тиранишь?" --
отвлекся от разговора с Рябовым атлет. "И верно, кончай! -- поддержал
Рябов, не оборачиваясь, -- Времени нет!" -- он бросил недокуренную сигарету
на снег. Татуированный отпустил волосы охранника и поднес к его лбу
пистолет.
     За мгновение до того, как вор спустил курок, Эрик отвернулся.
     "Ворон! Я тебе чего говорил, падло?..." Воры и атлет стояли кружком
над тем местом, где несколькими секундами раньше лежал раненный Кадлец.
"... Смотри, сколько кровищи натекло!" "Не базарь, Гришаня, сейчас снегом
закидаем." -- миролюбиво отвечал татуированный (лицо его светилось
благостным удовлетворением). Рябов повернулся к атлету: "Становись. -- он
указал пальцем на край оврага, -- У тебя докудова бронежилет доходит?"
"Погоди, -- в голосе атлета прозвучала тревожная нотка, -- ты когда
остальные талоны отдашь?" Татуированный и дефективный нагребали ногами снег
на кровавое пятно, оставшееся от Кадлеца. "Как договорились. -- сказал
Рябов, -- Первую половину тебе сегодня же по почте пришлем, а вторую --
после того, как на дело сходим. -- он сплюнул желтой слюной и утерся
тыльной стороной ладони, -- Не боись, парень, не наебем!" "Хорош?" --
спросил дефективный; "Еще чутка нагрести надо ..." -- подумав, ответил
татуированный. "Как это -- по почте?! -- неприятно удивился атлет, -- Вы
чего, под монастырь меня подвести хотите?" "Да ладно тебе, -- успокаивающе
произнес Гришаня, -- не хочешь по почте, так я через братана передам."
"Через брата тоже опасно. -- раздраженно воскликнул милиционер, -- Я ж тебе
объяснял: завтра, в полвосьмого утра положите в почтовый ящик 3-ей квартиры
дома номер 5 по улице Долгих и Капитонова." Татуированный с дефективным
закончили свою работу и подошли поближе. "Не кипятись ... сделаем! -- Рябов
хлопнул атлета по плечу, -- Ты лучше скажи, зачем тебе талонов столько ...
никак, бабу с запросами полюбил?" "Не твое дело!" -- резко ответил
милиционер. "Чего базарим, Гришаня? -- татуированный толкнул Рябова локтем
в бок, -- Когти рвать пора ... сам же говорил!"
     Под неощутимыми дуновениями ветра качались лапы елей. Холодное
блестящее солнце примерзло к темно-синему небосводу. На покрывавшем дорогу
белом снегу желтел рябовский плевок.
     "Ну что, запомнил?... -- атлет нетерпеливо, как племенной жеребец,
переступил ногами, -- Завтра в полдевятого ..." "Запомнил, запомнил ...
Становись." Милиционер шагнул на край оврага и повернулся к ворам.
"Па-ани-ислась пизда по кочкам! -- весело воскликнул татуированный,
поднимая пистолет, -- Куда тебя, гражданин начальничек?"; "Погодь. -- вдруг
вмешался Рябов, -- Дай я." Он встал перед атлетом на расстоянии двух шагов,
вынул из кармана пистолет и прицелился милиционеру в грудь. Тот резко
побледнел -- будто кто-то выключил цвет его лица. "По врагам революции
крупным калибром а-а-агон-н-нь!!!" -- пошутил татуированный. Наступила
пауза: несколько секунд Рябов держал пистолет на вытянутых руках ... а
потом резко направил атлету в лицо. Бах!... На месте левого глаза
милиционера образовалась кровавая вмятина, голова дернулась назад, и он без
звука повалился в овраг.
     "Ты чего, Гришаня?! -- оторопел татуированный, -- Он же твой кореш
был!" На лице дефективного проступило привычное выражение тягостного
непонимания жизни. "Какой кореш? -- презрительно процедил сквозь зубы
Рябов, -- Фраер он был ... ни украсть, ни покараулить!" "Да хоть бы и
фраер. -- не сдавался татуированный, -- Он бы нам еще не одну службу
сослужил." "Слухай сюда, Ворон! -- окрысился Гришаня, -- Ты, как с Аннеткой
спутался, совсем мудной стал. Менту, да еще скурвленному, доверять ... --
он наклонился и стал копаться в одежде конвоиров и шофера, -- А ежели он
передумает и завтра нас обратно в ментовку сдаст?" "А, может, не сдаст!" --
чувствовалось, что татуированный вот-вот даст себя убедить. "Может, не
может ... жизнью ведь своей рискуешь, дура! -- сокрушенно покачал головой
Рябов, -- Базар прекратить! Переодеваться! -- Он выпрямился, держа под
мышкой ворох одежды, и направился к микроавтобусу, -- Глянь, а
нидерландист-то так прикованный и стоит!... -- вор указал свободной рукой
на Эрика и, в веселом изумлении, хлопнул себя по ляжке, -- Про
нидерландиста-то мы забыли!" -- он заржал, разинув желтозубую прокуренную
пасть. "Ха-ха-ха-ха!" -- вторил ему татуированный; "Ха! Ха! Ха! Ха!" -- с
пятисекундным запозданием подключился дефективный.
     "Кар! Кар-р!! Кар-р-р!!!" -- сердито отозвалась из-за деревьев
невидимая ворона.
     "Ладно ... -- утирая слезы смеха, сказал Рябов, -- Посмеялись и хорош.
-- он повернулся к татуированному, -- Мочи его, Ворон, и в путь-дорогу!" --
он бросил отобранную одежду на сиденье микроавтобуса и стал переодеваться.
"Я сперва, Гришаня, в ментовский клифт прикинусь. -- Татуированный
расстелил одну из шинелей на снегу, снял ботинки и встал на нее,
расстегивая на ходу ватник, -- Бр-р-р!... Холодно!" Дефективный последовал
его примеру. Некоторое время воры молча переодевались. "Интересно, за каким
хреном лейтенант нидерландиста прихватил? -- Рябов напялил пиджак покойного
шофера и методически застегнул все пуговицы, -- Отказаться что ли не мог?"
Татуированный зашнуровывал милицейские ботинки: "Спроси чего полегче ..."
(мундир и шинель Кадлеца были ему великоваты). Дефективный силился попасть
язычком пряжки ремня в нужную дырку (мундир и шинель шестипалого были ему
малы). Рябов взял свою старую одежду в охапку, подошел к оврагу и швырнул
вниз, потом подобрал брошенные охранниками палки и тоже кинул в овраг.
"Калач, поедешь в кузове. -- приказал он дефективному, садясь за руль
микроавтобуса, -- Пошевеливайся, Ворон!" Мотавшиеся полы чересчур длинной
шинели татуированного делали вора похожим на беспризорника из фильмов про
Революцию. Дефективный подобрал живот, застегнул милицейский китель и
самодовольно огляделся.
     Татуированный подошел к Эрику и в растерянности подергал наручники,
приковывавшие руку последнего к двери микроавтобуса. Потом покопался в
карманах: "Слушай, Гришаня, а ключей-то нет!" "Каких ключей?" -- отозвался
Рябов. "Да от браслетов, какими нидерландист прикован." "Еб-ти! --
выругался Гришаня, -- Что ж теперь делать ... не в овраг же лезть?!" -- он
вылез из кабины и подошел ближе. "Может, руку нидерландисту перестрелить?"
-- предложил татуированный; "А потом еще час кровищу снегом засыпать?! --
отвечал Рябов раздраженно, -- Ты башкой своей подумай: если кровища на
дороге останется, то первый же фраер, что здесь проедет, ментам стукнет!"
"Вы лучше замок на наручниках перестрелите." -- предложил Эрик. "Чего?" --
удивился татуированный. "Я говорю, замок на наручниках перестрелите."
Дефективный все еще возился со своей шинелью -- не мог попасть ладонями в
рукава. "Мудер, зараза! -- с уважением похвалил татуированный, -- Что
скажешь, Гришаня?" "Делай, как тебе гражданин нидерландист советует!" --
усмехнулся Рябов. Он повернулся и пошел к кабине микроавтобуса.
     Эрик прижал замок наручников вплотную к двери, татуированный приставил
дуло пистолета к замочной скважине. Бах!... Наручники дернулись и
раскрылись -- рука Эрика была свободна. "Пошли." -- сказал татуированный,
указывая пистолетом в сторону оврага. "Погоди! -- сказал Эрик, -- Мне нужно
с Рябовым поговорить." "Чего там говорить ... -- отмахнулся татуированный,
-- Па-ашли, нидерландская рожа!" -- держа наготове пистолет, он потащил
Эрика за рукав ватника. "Эй, Гришаня! -- громко крикнул Эрик, -- Тебе
специалист по ЭВМ, вроде, был нужен!" "И что с того?" -- высунулся из окна
кабины Рябов. "Я -- такой специалист!" Татуированный отпустил эриков рукав.
"А не пиздишь?" -- с подозрением спросил Гришаня; Эрик пожал плечами. Рябов
на мгновение задумался. Дефективный застегнул последнюю пуговицу шинели,
подобрал ворох своей старой одежды и бросил в овраг. Милицейская ушанка
сидела у него на самой макушке; запястья высовывались из рукавов, как у
Буратино, сантиметров на десять. "Ладно, замочить его всегда успеем. --
принял решение Рябов, -- Давай нидерландиста в воронок!" "Пшел!" -- сказал
татуированный, пряча пистолет в карман. "Эй, Калач! -- окликнул Рябов, --
Приглядишь за ним. Ежели что, дай раза ... смотри только, чтоб не
насмерть." "Не боись, Гришаня, все в аккурат сделаем." -- отвечал
дефективный, захлопывая заднюю дверцу микроавтобуса и усаживаясь напротив
Эрика. Сквозь перегородку, отделявшую салон от кабины, было слышно, как
хлопают передние дверцы. "Что, шеф, такси свободен?" -- пошутил Ворон.
Рябов не отвечал. С рычанием заработал мотор, микроавтобус медленно
тронулся с места. "Адрес-то знаешь? -- резвился татуированный, --
Комсомольский проспект, дом 25, квартира 41. -- он радостно заржал. --
Гони, шеф, с ветерком -- двойной счетчик плачу!"

     Дефективный поерзал на скамье и громко рыгнул.
     "Вот, например, я. -- сказал он, будто продолжая давно начатый
разговор, -- Ежели б учителей и пионервожатых слушал, то, поди, всю жизнь
на заводе бы пахал. Взять хоть корешей с моего бывшего двора: все с утра до
вечера, как папы Карлы, въебывают, а ни один более четырех сотен не
зашибает! К примеру, Леха Мандюков: слесарь шестого разряда, золотые руки,
из унитаза в пять минут ЭВМ сварганит -- а на подержанную реношку цельных
десять лет копил! Оно, конечно, с евонной бабой хуй чего накопишь -- будь
ты хоть вором в законе или академиком! Говорил я Лехе перед свадьбой: 'Не
женись, мудила, на итальяшке -- итальяшка тебя сначала оберет, а потом еще
и рога наставит.' И точно: года со свадьбы не прошло, как он ее с двумя
грузинами застукал!... Апосля того случая, запил Мандюков горькую ... день
пьет, два пьет -- посинел с лица, а все пьет -- пьет, да приговаривает:
'Ужо я курву Лаурку на порог не пущу! Нехай в свое лимитное общежитие
уебывает!' И что бы ты думал -- через месяц она в евонную фатеру обратно
поселилась! Эх, мужики, мужики!... разве ж можно бабам такое спущать?!"
     Дефективный печально покачал головой и громко рыгнул.
     "Или, скажем, Густавка Козлов с третьего этажа ... Парень-то он
боевой, врать не стану -- пошли мы, к примеру, растяпинским рожу чистить,
так он ихнему атаману так ломом по котлу наварил, что сам главврач тот
котел апосля ремонтировал. А с другой стороны, чем кончил?... Подрался
Козел по пьяни с дружинниками и сел -- так через год другим человеком из
тюрьмы вышел. Тихий, кроткий -- что твой студент ... не поверишь, на
участковой врачихе женился! Сейчас трое детей у мудака и зарплата в сто
пятьдесят талонов! Помню, освободился я в третий раз, зашел к нему,
посидели ... тут он, апосля второй бутылки, и открылся: по ночам, грит,
снится, как растяпинского Гарьку ломом охуяриваю! Рассказывает, а сам
плачет ... Эх, паря, ну разве ж можно так идеалами молодости пренебрегать!"
     Дефективный утер рукавом нос и громко рыгнул.
     "Или ту же Лилианку с полуподвального возьми ... огонь деваха -- хоть
спереду, хоть сзаду! А как в очко играла -- не углядишь, как без штанов
останешься! Ну, долго ли, коротко, а решил я по всем правилам предложение
ей сделать: купил роз на двадцать три талона, пришел и говорю: так, мол, и
так, родная, -- жить без тебя не могу! Помолчала Лилианка, меня выслухамши,
глазки опустила и отвечает: 'И мне без тебя, Калач, свет не мил!' -- аж в
коленках моих от тех слов прослабило ... А она губки облизнула и говорит с
придыханием: 'Спускай теперь штаны, родной, и зажмурься -- я тебе
эротический сюрпризд сделаю!' Уронил я штаны, зажмурился -- от любви весь
дух из груди ушел ... а Лилианка те самые розы, что я принес, мне в задний
проход и воткнула! Да как воткнула, родная, -- на пол стебеля!... я потом,
чтобы колючки достать, по локоть в жопу залезал! 'Извини, -- говорит, --
Калач! Не могла я тебя не разыграть ... характер у меня такой игривый!' Эх,
люли-разлюли ... бывали ж раньше девки! Где-то она теперь, Лилианочка ..."
     Дефективный смахнул с глаза непрошенную слезу и громко рыгнул.
     "Или, скажем, Васек Елденко с дома напротив -- ведь как голова у
мужика варила! Пошли мы раз на Брежневскую Заставу тамошних кентов пиздить,
забрели на какой-то пустырь, глянь -- экскаватор бесхозный стоит. Залезли в
кабину, а завести мотор не могем -- ключей-то нет. Тут Васек достает
перочинный нож, откручивает винты на передней панели ... тянет изнутре
провода какие-то ... хр-р-р ... химичит с ними, понимаешь ... пф-ф-ф ... и
экскаватор тот ... хр-р-р ... пф-ф-ф ... хр-р-р ... пф-ф-ф ..."
     Веки дефективного смежились, рот раскрылся, голова запрокинулась назад
-- и он захрапел.

     _Несколько секунд Эрик сидел без движения -- думал. Потом,
передвигаясь как можно тише, встал и обследовал заднюю дверь -- оказалсь
незаперта. (Микроавтобус равномерно трясся, голова дефективного моталась
туда-сюда. За перегородкой, отделявшей кабину водителя от пассажирского
салона, было тихо.) Убедившись, что правая створка надежно закреплена
щеколдой, Эрик осторожно отворил левую: в глаза ему полетела снежная пыль,
в уши ворвался свист ветра. Неугомонная лента дороги стремительно выбегала
из-под днища микроавтобуса, лес на обочине мелькал, сливаясь в
черно-зеленую полосу. Прыгать было страшно, не прыгать -- еще страшнее ...
выбора, по сути, не было. Эрик снял очки и спрятал их во внутренний карман
ватника, завязал под подбородком тесемки шапки-ушанки. Уцепившись левой
рукой за верх дверцы, а правой -- за дверную ручку, он изо всех сил
оттолкнулся ногами. Дверца отмахнула в сторону и швырнула его, словно
катапульта, в сугроб на обочине дороги. Плюх-х!! Земля ... небо ... небо
... земля ... Эрик растопырил руки в тщетных попытках остановиться ... небо
... земля ... земля ... небо ... Он прокатился еще метров пять, вздымая
тучи снежной пыли, и врезался в огромный сугроб, наметенный у основания
телеграфного столба. Трах-х!! Несколько секунд он пролежал без движения --
слушал, как затихает звон в ушах; потом выбрался из сугроба и стал
вытряхивать из-за шиворота снег. Достал и надел очки: микроавтобуса видно
не было. Метрах в ста впереди какая-то дорога отворачивала от шоссе вправо
и углублялась в лес. Эрик потопал ногами и помахал руками -- ушибов не
обнаружилось. Он потянул носом воздух и сунул респиратор в карман.
     Надо было торопиться.
     Эрик прошагал до ответвления и свернул на проселочную дорогу. Через
пару минут шоссе скрылось из вида. Проселок, погруженный в полную тишину и
абсолютное безветрие, обступали высоченные сосны. Птицы то ли молчали, то
ли не имелись в наличии. Поеживаясь в тонком ватнике, Эрик быстро шагал и
обдумывал на ходу план действий -- перспектив видно не было. В тюремной
одежде его арестует первый встречный милиционер. Гражданскую одежду взять
неоткуда. Документов и талонов нет. Где он сейчас находится -- неизвестно.
После ареста его, скорее всего, обвинят в убийстве следователя и
охранников.
     Минут через десять он увидал ответвление налево. Покосившийся
указатель гласил: "Голявкино -- 8 км". Подумав, Эрик пошел прямо.
     Еще минут через десять он увидал ответвление направо. "Горбылино -- 1
км" -- гласил указатель. Эрик продолжал идти прямо.
     Вскоре он услыхал звук мотора: навстречу ему шла машина.
     Эрик поднял глаза -- проселок закруглялся влево, и из-за росших вдоль
него деревьев видно ничего не было. Он шагнул в сторону от дороги, по
целине -- и сразу же провалился в снег по пояс ... выкарабкался обратно,
отряхнулся и пошел вперед -- а что ему оставалось делать? Наконец, машина
показалась из-за поворота: это был облезлый зеленый грузовичок. Проскочив
Эрика метров на двадцать, грузовичок остановился, дверца кабины
распахнулась, и на подножку выскочил водитель -- рыжий вихрастый мужичонка
в разодранном зипуне без шапки. "Эй, артист! -- завопил мужичонка, --
Садися, подвезу ..." Эрик нехотя повернулся и помахал рукой. "Быстрей, чего
вошкаесси?!" -- лохматость волос и веселость голоса делали шофера похожим
на беззаботную дворнягу. Эрик обошел грузовик и залез в кабину на
пассажирское место. "Закуривай ... ежели хотишь, папироской могу угостить."
-- радостно предложил мужичонка, дергая рычаги и подпрыгивая на сидении от
избытка сил. Эрик помотал головой: "Спасибо, не курю." Грузовик тронулся и
стал неуклюже разворачиваться на узкой дороге. Перед ветровым стеклом
мотался брелок: портативная аудио-скрижаль с изречениями Романова-младшего.
"Не ссы, артист! -- мужичонка повернулся к Эрику и подмигнул, -- Через
десять минут в клубе будешь!" "Большое спасибо." -- сдержанно поблагодарил
Эрик. "А ты чавой на своих двоих-то топаись? -- не унимался шофер, -- Нешто
председатель вашенский машиной не мог подсобить?" "Э-э ... -- не сразу
нашелся Эрик, -- В разгоне машины все ... а остальные в ремонте."
     Грузовик дребезжал на ухабах, за окном проносился заснеженный лес.
     "Я ужо в баню с робятыми собралси, -- поведал мужичонка, включая
приемник, -- а тут завклубом в дверь стучить: так мол и так, артиста нужно
привезть! Опасение, значить, у него имелося, что ты, как в прошлый раз, в
горбылинскую чайную завернешь ..." В кабину ворвался яростный бас народного
певца Маслина Мегамоева. "Тирлим бом-бом, тирлим бом-бом! -- подпел шофер и
подмигнул Эрику, -- Здорово ты загримировалси: вылитый беглый
нидерландизд!" "А, может, я и есть беглый нидерландист?" "Ну ты, паря,
даешь! -- зашелся мужичонка, толкая Эрика локтем в бок, -- Какой же ты
нидерландизд, когда тебя из Голявкино пригласили!"
     Некоторое время они ехали молча ("Ах варьетэ, варьетэ, варьетэ ..." --
пел Мегамоев). "Хороший у вас в Голявкине клуб! -- похвалил мужичонка, --
Этот ... как его ... актерский состав, в общем, заебись! -- он выставил
Эрику под нос кулак с оттопыренным большим пальцем, -- Да ведь и у нас,
поди, нехуевый -- лучше Говядина, грят, во всем районе никто ментов не
играить!" Эрик молчал. "И нового врежистера из Москвы прислали. --
Мужичонка выудил из кармана зипуна мятую папиросу и щелкнул зажигалкой, --
Молодой, а строгий ... старые порядки враз поменял. Сам видишь: таперича на
репетикцию, будто на самое представление, в гриме приходить нужно! А еще
Говядин сказывал ..." ("Вычислить путь звезды и развести сады ..." -- пел
Мегамоев.) "Да ты его, поди, знаешь! -- перебил сам себя мужичонка, -- Он
же в вашем голявкинском спехтахле осенью участвовал!" "Кто участвовал? --
осторожно спросил Эрик, -- Режиссер?"; "Да нет, Санька Говядин ... ты чего,
забыл? Ну, плешивый такой ... у него еще на левом глазу бельмо -- в детстве
серной кислотой брызнуло!" "Почему забыл? Помню." -- после некоторого
раздумья согласился Эрик. Аудио-скрижаль перед ветровым стеклом щелкнула, и
гнусавый голос Романова-младшего затянул: "Коммунизм -- это партийная
власть плюс эвээмизация всей страны ..." "А ты давно сюда переехал? --
вклинился мужичонка, -- Завклубом сказывал, что тебя с Португальщины
прислали -- агрономные кадры укреплять." "Недавно." -- почти без запинки
отвечал Эрик. "Евразийский коммунизм -- самый коммунистический коммунизм
мира. -- нудел Романов-младший, -- Слава евразийскому исскусству,
открывшему единственно верный творческий метод коммунистического
сюрреализма ..."
     Дорога вынырнула из леса в поле. Далеко впереди показались крошечные
домишки. "Ну, таперича всего три минуты осталося! -- радостно сказал
мужичонка, -- Дорога отсель прямая, хучь сто километров в час давай!" -- он
надавил на акселератор и мотор грузовичка надсадно взвыл. Бескрайние
заснеженные поля, разделенные на квадраты ровными рядами деревьев, тянулись
по обе стороны от проселка. На горизонте виднелся ряд блестевших алюминием
ветряков (их лопасти казались отсюда размером со спичку). "Понастроили
ентих мельниц, а толку чуть! -- прокомментировал мужичонка, перекрикивая
шум мотора, -- Да еще телехвонную связь нарушають ..." "Как это --
нарушают?" -- удивился Эрик. "Хуй его знаить ... нарушають и все. Надысь
опять телехвон молчал ..." Грузовичок начал подпрыгивать на ухабах, все
вокруг моталось, дребезжало и подскакивало. Эрик покосился на спидометр --
тот показывал 85 километров в час. "Не ссы, артист, не перевернемси!" --
перехватив его взгляд, ободрил мужичонка. Домики на горизонте быстро
увеличивались в своих размерах и числе ("Выберу самое синее море, -- пел
Мегамоев, -- белый-пребелый возьму пароход ..."). "Клянемся торжественной
клятвой ленинцев-сталинцев-брежневцев, что уже к 1985 году над всем миром
воцарится евразийский флаг!" -- закончил Романов-младший и отключился. "Эх,
через полчаса в баньке париться буду! -- предвкусил мужичонка, -- А потом с
робятыми у Коляныча пивка попьем, головунами закусим." Эрик молчал.
     Грузовик миновал знак "Мерзуны -- 439 ж." и понесся, преследуемый
стайкой отчаянно лающих собак, между двумя рядами покосившихся бревенчатых
домов. На улице не было ни души -- лишь ватага укутанных ребятишек угрюмо
копошилась на огороженной колючей проволокой детской площадке. Сбросив
скорость, грузовик проехал еще метров триста ("А здеся я живу." -- указал
мужичонка на маленькую облезлую избушку с заросшими грязью окнами).
Наконец, они затормозили возле сравнительно большого кирпичного здания.
"Приехали! -- радостно объявил шофер, -- Покедова, земляк!" Эрик вылез из
кабины и в нерешительности остановился. На стене здания висел плакат:


          Скоро! Скоро! Скоро! Скоро! Скоро! Скоро! Скоро! Скоро!



                          ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ БАЛЛАДА



                   Текст и режиссура Сергея Вервольфова

           В главных ролях: А.Говядин, Б.Халдеев и В.Звездищева

     "Прямо туда и дуй! -- высунувшись из окна кабины, мужичонка потыкал
пальцем в обитую дермантином дверь, -- Они тебя заждалися, поди!" Выхода не
было -- Эрик потянул дверную ручку.
     Он оказался в длинном темном зале с рядами деревянных кресел. Тусклый
верхний свет горел только на сцене. "Халдеев? Наконец-то! -- к Эрику
бросился тщедушный молодой человек в массивных роговых очках, -- Я уж
думал, вы опять в чайной застряли!" Эрик молчал. "Второй раз собираемся, а
репетировать все никак не начнем!" Эрик потупился и шаркнул ногой. "Хорошо,
что в гриме и костюме пришли ... на этом хоть время сэкономим ... -- с
укором заметил молодой человек и метнулся обратно к сцене, -- Начинаем!!"
Он замахал руками, как ветряная мельница, и в темноте зала зашевелились
невидимые до того люди. "Акт 1-ый, явление 1-ое: Нидерландист ван Даал и
Невинные Дети -- на сцену, Воодушевленцев -- наготове, остальные -- не
ближе десятого ряда, чтоб не мешать!" -- молодой человек, очевидно, являлся
режиссером Вервольфовым. Часть людей потянулась на сцену, остальные опять
канули во тьму. "Почему стоите, Халдеев? -- обернулся молодой человек к
Эрику, -- Вам что, отдельное приглашение требуется?" Эрик нехотя поплелся
на сцену. "Не сюда! -- тонким голосом взвизгнул режиссер, -- Налево!... Вы
читали пьесу или нет?..." -- Эрик молча встал в указанное место. В
противоположном конце сцены десятка полтора пожилых теток в тренировочных
костюмах и пионерских галстуках строились в три шеренги -- это, очевидно,
были Невинные Дети (каждая держала в правой руке какие-то машинописные
странички). "Где ваш экземпляр пьесы?" -- страшным голосом спросил
режиссер; "Дома забыл." -- после секундного колебания нашелся Эрик. "Боже!
-- схватился за голову молодой человек, чуть не сбив с носа очки, --
Совесть у вас есть?" "Нет. -- признал ошибку Эрик, -- Виноват." "Дайте ему
запасной экземпляр!" -- заверещал режиссер в глубину зала. Из темноты
выплыла костлявая девица (помощница режиссера?), вручила Эрику растрепанную
стопку страниц и опять растворилась во тьме. Режиссер уселся в первом ряду,
нервно вцепившись в подлокотники кресла: "Готовы?" "Да!" -- хором отвечали
Невинные Дети; "Готов." -- неуверенно присоединился Эрик. "Начинаем!"
     "Три, четыре!" -- шепотом скомандовала одна из Детей, и они хором
задекламировали:


               Мы -- невинные дети,
                                        будущее поколение,
               Наше сознание --
                                        это чистая страница.
               Наши души освещены
                                        сердец горением,
               Мы хотим
                         любить Родину
                                        и учиться!


     Дети замолчали -- Эрик понял, что пришла его очередь. Он скосил глаза
и начал читать с максимальной доступной ему выразительностью:


               Нидерландист я, убежавший из тюрьмы.
               Хочу теперь отмстить за свой позор --
               Растлять сердца, душить, вредить, громить,
               Враждебно гадить, подло извращать.


     Эрик повернулся к Детям и, немного подумав, выбросил руку в жесте
безшабашной подлости:


               Зачем вы, дети, мыслите о Светлом?
               Зачем, скажите, любите Добро?
               Ведь Светлое не принесет вам выгод,
               Добро и Свет не нужны никому!


     "А что, неплохо ... -- несколько смягчившись, похвалил режиссер, --
Очень сдержанная манера ... интересная интерпретация!" Эрик польщенно
потупился. "Ладно, открывающий диалог, вроде бы, на мази. -- режиссер
пошелестел страницами, -- Переходим сразу к выходу Воодушевленцева! -- он
приложил руки рупором ко рту, -- Воодушевленцев, готовы?" "Готов!" --
раздался чей-то бас. "Пошел!" -- крикнул режиссер.
     На середину сцены из-за кулис вышел грузный смурной человек в
милицейской шинели и, воздевая руки к небу, обратился к невидимой
аудитории:


               Я страж порядка, доблестный блюститель,
               С невинными детьми на встречу я иду.
               Я буду нежный, добрый, мягкий их учитель,
               Добро и Истину я в души их введу.


     Человек неуклюже повернулся на месте и, сверкая бельмом на левом
глазу, вперевалку подошел к Эрику:


               А это кто таится в полумраке?
               Кто гадко скрючился, ощерив острый зуб?
               Коль враг ты -- приготовься к схватке,
               Но если друг -- приди ко мне на грудь!


     И милиционер Воодушевленцев распахнул объятья.
     Вдруг выражение его лица изменилось с великодушного на подозрительное:
"Слушай, парень, -- прошипел он, не опуская рук, -- а ты кто такой?" "Как
-- кто? -- не понял Эрик в надежде выиграть время, -- Артист Халдеев." В
темной глубине клуба всыхнула зажигалка -- кто-то из незанятых в текущей
сцене актеров закурил. "Не пизди! -- твердо возразил милиционер, буравя
Эрика бельмом, -- Уж я-то Борьку Халдея знаю, не одну поллитровку с ним
раздавил!" "Ван Даал и Воодушевленцев, почему бормочете себе под нос? --
вдруг вмешался режиссер, -- Действуйте, Халдеев!... или опять все
позабыли?" Не раздумывая, Эрик ударил милиционера ребром ладони по шее чуть
ниже уха. Тот рухнул на пол -- раздался глухой удар, дощатая сцена заходила
ходуном. Возникла тягостная пауза: Эрик не знал, что ему делать; Невинные
Дети стояли, как ни в чем не бывало; режиссер нетерпеливо барабанил
пальцами по подлокотнику кресла. "А теперь чего ждете?! -- не выдержал,
наконец, последний, -- Переодевайтесь в его одежду!"
     Не веря своим ушам, Эрик стал расстегивать ватник.
     "Не ожидал я, что такого нерадивого артиста из Голявкино пришлют. --
сокрушенно покачал головой режиссер, -- Вместо первой репетиции в
вытрезвителе оказались, на вторую -- абсолютно неподготовленным пришли!"
Эрик не отвечал, стаскивая шинель с лежавшего, как мертвое тело,
Воодушевленцева. "Талант, конечно, важен, -- назидательно продолжал
режиссер, -- однако и усердие надо иметь!" Невинные Дети обреченно, как
коровы на дойке, смотрели перед собой, изредка подергивая дряблыми ляжками.
"Я, когда в ГИТИСе учился, может, и не самый талантливый на курсе был,
однако ж через свое усердие все пятерки в дипломе заслужил!" -- режиссер
встал и прошелся взад-вперед перед сценой. В темной глубине клуба млечным
путем горели огоньки сигарет, тянуло табачным дымом. Прыгая на одной ноге,
Эрик одевал милицейские брюки. "Только вот 'лапы' у меня не было! -- в
голосе режиссера зазвучала надрывная нотка, -- А потому распределили меня
сюда, в вонючие Мерзуны ... Господи, сколько мне еще гнить здесь придется?!
-- очки его сползли на кончик носа и затуманились, обтянутые свитером
острые лопатки дергались вверх-вниз, -- Эй вы, там ... а ну, кончайте в
помещении курить!!!" -- заорал он с ненавистью. Эрик зашнуровал ботинки,
переложил респиратор в карман шинели, подобрал с пола правдолюбцевскую
кобуру и нацепил на себя. "Переоделись?" -- "Да." -- "Так чего ж стоите?"
Эрик подобрал с пола листки с пьесой и стал искать нужное место. Раздетый
до белья Воодушевленцев мирно лежал, присыпанный арестантской одеждой.
"Горе мне с вами, Халдеев! -- с горечью воскликнул режиссер и зачитал на
память, -- 'Ван Даал прыгает со сцены -- пробегает, трусливо озираясь,
вдоль прохода -- с подлой ухмылкой выскакивает из зрительного зала' ...
Действуйте, наконец!..." Эрик, не споря, подчинился. Бежать, трусливо
озираясь, в длинной милицейской шинели было неудобно. Чересчур широкие
штаны сползали, кобура на плохо затянутом поясе моталась и хлопала по
животу. Закрывая входную дверь, он услыхал раздраженный голос режиссера:
"Что лежите, Воодушевленцев, ваш же монолог сейчас!"
     Времени у Эрика, по самой оптимистической оценке, было минуты три.
     Он посмотрел кругом и заметил запаркованный метрах в десяти от двери
клуба желто-синий милицейский газик. На улице не было ни души. Эрик бросил
листки с пьесой на снег, сдвинул кобуру на бок, подбежал к газику, рванул
дверцу с водительской стороны (оказалась незаперта) и сел за руль. На
мгновение он замер, собираясь с мыслями, затем по какому-то наитию сунул
руку в карман шинели -- и нащупал связку ключей. (Громко колотилось сердце,
из-под милицейской ушанки по вискам стекал пот.) Эрик выбрал подходящий
ключ, вставил в зажигание и повернул. "Р-р-р!" -- машина резко дернулась и
заглохла. Он чертыхнулся, судорожно вспоминая занятия по шоферскому делу в
летнем военном лагере, спустил ручной тормоз, нажал левой ногой на
сцепление, правой -- слегка на газ и еще раз повернул ключ: "Р-р-р-р-р!"
Мотор взревел, потом заурчал ровно -- можно было ехать. В зеркале заднего
обзора Эрик увидал, как из клуба вывалилась костлявая помощница режиссера и
стала озираться по сторонам. Он отпустил сцепление -- машина дернулась, и
мотор заглох опять. Из клуба выбежало еще три-четыре человека. "Вон он, в
машине!" -- завизжала помощница, указуя костлявым перстом. Эрик снова завел
мотор, как можно плавнее отпустил сцепление и тронулся с места. Позади
раздались неразборчивые крики. Выехав из деревни, он увеличил скорость до
семидесяти километров в час и перевел дух. Отер с лица пот. Газик
подпрыгивал на ухабах. План действий был ясен: отъехать от проклятых
Мерзунов как можно быстрее и дальше, а потом -- по обстоятельствам.
     Через десять минут Эрик увидал знак приближающегося перекрестка и
указатель:


               Прямо: п/ф 133 км,
               Налево: колхоз им. Юности Шеварднадзе,
               Направо: совхоз им. Гулям Хайдаровой.


     Эрик поехал прямо. После перекрестка дорога стала немного шире, и он
довел скорость до восьмидесяти километров в час. Быстрее ехать было
невозможно: машину начинало мотать на ухабах, и Эрик боялся не справиться с
управлением.
     Через двадцать минут дорога нырнула в лес. Еще через десять, сквозь
деревья по правой стороне замаячила насыпь железной дороги.
     Эрик остановил газик в более или менее укромном месте метрах в ста от
станции, сунул ключи в "бардак" и захлопнул двери -- так, чтобы их нельзя
было отпереть снаружи. Через три минуты он поднялся на платформу. Рядом с
вывеской "п/ф 133 км", под показывавшими 11:14 часами располагалась
кассирская будка с зарешеченным окном и наклеенным на стену расписанием.
Эрику продолжало везти -- ближайшая электричка в Москву уходила через шесть
минут (следующая -- в 12:43, предыдущая -- в 9:21). Он пошарил по карманам
и выудил бумажник: там лежало удостоверение майора МВД на имя А.И.Говядина,
водительские права с фотографией (Александр Ильич свирепо прищурил бельмо)
и довольно много талонов (в основном культурно-просветительных, плюс
несколько ресторанных). На что покупать билет?... -- ни одного
транспортного талона в бумажнике не оказалось. С тяжелым сердцем Эрик
подошел к окошку кассы и постучал (зайцем ехать было нельзя: осложнения с
контролерами, в его теперешнем положении, могли оказаться летальными).
Дверца немедленно распахнулась, обнаружив старушечье лицо, обвязанное серым
пуховым платком. "Извините, пожалуйста, -- просительно сказал Эрик, -- не
могли бы вы продать мне билет до Москвы за ресторанные или просветительные
талоны?" "Билет?... -- удивилась кассирша, -- Ты что, милок, удостоверение
потерял?" "Какое удосто... -- начал было Эрик, но осекся, -- Не потерял --
забыл." "Но дома-то оно у тебя есть?" "Конечно! -- горячо заверил он, -- На
комоде лежит!" "Ну, тогда так езжай, милок. -- старушка разговаривала с
ним, как с маленьким, -- Я нашей доблестной милиции на слово верю!" Кляня
себя за идиотизм, Эрик отошел в сторону. "Да и не спросят контролеры с тебя
билет, ежели ты в форме!" -- прокричала ему вдогонку кассирша.
     В ожидании поезда, он ходил взад-вперед (в полном одиночестве) по
платформе. Вдруг, вспомнив, расстегнул кобуру и достал оттуда пистолет:
согласно сведениям, почерпнутым на занятиях военным делом в
Физико-Техническом Институте, это была подарочная модель пистолета Макарова
(малошумная, скорострельная, с лазерным прицелом), снаряженная полным
магазином -- двенадцать патронов. Вдоль дула извивалась плохоразборчивая
старославянская вязь:


               Дорогому майору Говядину в день сорокалетия.
               Бди, Александр Ильич, на сцене и в жизни!
                                   Коллектив Районного Управления Милиции.


     Раздался громкий гудок -- подходил поезд. Эрик сунул пистолет в кобуру
и отошел от края платформы.
     Электричка остановилась -- двери раскрылись -- Эрик зашел внутрь --
двери закрылись -- электричка тронулась.
     По заплеванному полу вагона каталась одинокая пивная бутылка. На
задней скамье застыла оцепенелая старуха в плюшевом казакине -- слезящиеся
глаза ее были устремлены в бесконечность. "Этот состав обслуживает бригада,
борющаяся за звание 'Путейцев Грядущего!'" -- гласил плакат на стене
справа. "Спартак -- чемпион!" -- гласила надпись, намалеванная синей
краской на стене слева. Под надписью спала, по-рыбьи раззявив рот, девица в
красной меховой шапке поверх отливавшего серебром платка (на ее губах
засохли крупные сгустки ярко-алой помады). Через две скамейки от нее
растянулся оборванный забулдыга с мотавшейся в проходе головой. Эрик встал
в тамбуре -- так, чтобы видеть соседний вагон через окошко в тамбурной
двери.
     Было шумно и холодно. Пахло мочой (пол в углу красноречиво покрывали
наросты желтоватого льда). Остановок машинист не объявлял. За окном
мелькали бескрайние поля, полуразвалившиеся деревеньки, линии
высоковольтных передач, гулкие мосты, заснеженные леса и скованные льдом
реки. Новые пассажиры не появлялись, старые оставались на своих местах.
Эрик задумался: через какое время мерзуновцы оповестят милицию? Или уже
оповестили?... Он стал изучать схему Черненковской железной дороги,
висевшую на стене тамбура.
     Прошло двадцать минут и три станции.
     Поезд начал тормозить. Пейзаж за окном изменился: потянулись длинные
барачные здания, похожие на склады; потом жилые двух-трехэтажные дома --
они подъезжали к городу. За окном пронесся огромный многоцветный плакат:
"Добро пожаловать в Громыкск -- город ткачих и поварих!" Наконец, поезд
остановился, однако двери не открылись и платформы видно не было -- справа
и слева тянулась вязь рельсов. Эрик прижался щекой к стеклу окна и заглянул
вперед -- однако ничего, кроме красного огня светофора, не увидал.
Электричка стояла на месте, было тихо. Впереди что-то происходило. Он
почувствовал укол тревоги -- как волк, завидевший издалека красный флажок
... Несколько секунд Эрик размышлял, потом попытался растащить наружние
двери вагона -- безуспешно. Он повернулся и быстро пошел к хвосту поезда,
натыкаясь на пустые взгляды немногочисленных пассажиров и пробуя по пути
двери -- ни одна не поддалась. Наконец, отступать стало некуда -- он дошел
до последнего вагона ... ощущения запертости и надвигавшейся опасности
давили на виски. Мозг Эрика лихорадочно перебирал бесполезные мысли: "Я так
и так собирался здесь сходить ..." -- не то ... "Телефоны в Мерзунах не
работали из-за ветряков ..." -- не то!... "Как они так быстро успели?" --
НЕТ, НЕ ТО!!!... В отчаянии, он подошел к двери, ведущей в кабину
машиниста, и постучал. "Чиво стучищ, дарагой?" -- неожиданно отозвался
мужской голос с сильным кавказским акцентом. "Милиция!" Дверь немедленно
распахнулась -- на пороге стоял пожилой усатый грузин в железнодорожной
форме. "Почему стоим?" -- "Нэ знаю, дарагой! Старшой в галавном вагонэ
елэктрычку астановил, вот и стаым." "Слушай, командир, выпусти меня через
свою дверь! -- Эрик нетерпеливо переступил на месте. -- Жена вот-вот родит
... то есть, уже рожает ... тесть позвонил -- в роддом ее повезли!..."
Грузин широко улыбнулся и отступил в сторону: "Парахады, дарагой!" Эрик
быстро прошел в кабину, открыл боковую дверь и спустился по ступенькам на
землю. "Дэнь рождэнья пиразноват будыщ -- мэня нэ забуд пиригласыт!" --
закричал вслед его благодетель.
     Станция находилась в нескольких десятках метров от головного вагона --
на платформе кишели синие милицейские шинели. Эрик быстро обошел последний
вагон -- так, чтобы поезд оказался между ним и платформой, -- и побежал,
спотыкаясь о рельсы, к забору, огораживавшему вокзал.
     Ярко светило солнце. В ледяной голубизне неба беззаботно радовались
жизни неподвластные развитому коммунизму воробьи. Эрик протиснулся сквозь
дыру в заборе на улицу. Привезшая его электричка залязгала межвагонными
буферами и медленно поползла к платформе.

     Эрик пересек привокзальную площадь и зашагал от железной дороги прочь.
Вдоль заснеженного тротуара выстроилась шеренга бабушек, торговавших
солеными огурцами, сушеными грибами и семечками. Около входа в кинотеатр
бурлила толпа пришедших на дневной сеанс детей и мамаш. Папаши бурлили у
гастронома напротив: разбившись на небольшие группы, они оживленно
разговаривали за жизнь, иногда поднося к обветренным губам зажатые в
мозолистых кулаках граненые стаканы. В открытую дверь магазина входили и
выходили люди -- жизнь била ключом. Около облезлого памятника Сталину
сидела большая уродливая собака и улыбалась проходившим мимо гражданам вне
зависимости от их национальности, партийности, пола и возраста.
     Эрик прошел до конца главной улицы (упиравшейся в городской парк),
повернул налево ... и остановился, как вкопанный: метрах в пятидесяти от
него стояло кружком несколько милиционеров. В центре кружка размахивал
руками офицер в фуражке -- видимо, давал указания. Эрик оглянулся -- и
увидал целое созвездие синих шинелей (часть милиционеров рассыпалась цепью
по продолжению улицы, на которой он находился, остальные быстрым шагом
заворачивали на улицу, откуда он только что пришел). Действовать надо было
немедля: он резко повернулся и шагнул в гостеприимно маячившую слева дверь
под вывеской "Шашлычная". "Доблестной милиции -- пламенный привет!" --
приветствовал его небритый гардеробщик в засаленном форменном пиджаке.
"Здравствуйте!" -- напряженно отвечал Эрик (сквозь грязное стекло окна было
видно, как мимо целеустремленно прошагала стайка милиционеров). "Позвольте
вашу шинель, товарищ майор." -- в воздухе запахло вчерашним перегаром. На
стене гардероба висело роскошное, в золотой раме зеркало, на середине
которого красовался жирный отпечаток чьей-то ладони. Под потолком
покачивала бурыми от грязи подвесками хрустальная люстра. Эрик расстегнул
портупею с кобурой, снял шинель, нацепил портупею поверх кителя и
машинально посмотрелся в зеркало -- отпечаток ладони пришелся его отражению
точно на щеку, как пощечина. "Евгений Абрамыч! -- хрипло заорал гардеробщик
в глубину шашлычной, -- Принимайте гостя дорогого!!" -- он подмигнул Эрику.
Из двери выкатился толстый человек в грязном свитере и домашних тапочках:
"Доблестной милиции -- пламенный привет!" Эрик молча кивнул. "Проходите,
товарищ майор! -- залебезил толстяк, -- Вмиг обслужим ... пяти минуток не
пройдет." Он с почестями препроводил Эрика в зал, усадил за лучший столик у
окна и умчался, пообещав прислать официантку.
     В шашлычной было темно, пыльно и пусто. В углу тихо гуляла компания из
трех командировочных джентельменов в обтрепанных костюмах, несвежих белых
сорочках и дешевых галстуках. Из двери, ведущей на кухню, струились запахи
уксуса, прогорклого жира и подгоревшего мяса. Со стены строго смотрел
засиженный мухами Романов-внук. На противоположной стене висел телевизор,
показывавший обязательную программу "Воскресный Полдень". Под телевизором
располагалась сцена, уставленная зачехленными музыкальными инструментами.
Эрик раскрыл лежавшее на столе меню -- шашлык по-карски, шашлык по-турецки
... он ощутил в желудке болезненный укол голода ... сациви, бастурма ...
Через какое время милиция начнет прочесывать общественные места --
кинотеатры, магазины, шашлычные? Он осторожно отодвинул замызганную
бархатную портьеру и выглянул на улицу: кирпичная стена дома напротив, три
мусорных бака, присыпанная снегом дохлая кошка -- окно выходило во двор.
     "Выбрали?"
     Вздрогнув, Эрик повернулся -- перед ним стояла официантка, румяная
блондинка лет двадцати пяти. "Что же вы пугаетесь, товарищ майор?... Я вас
не съем!" -- она дернула пухлым плечом под прозрачной кофточкой. "А вот я
бы вас съел!" -- с натугой пошутил Эрик. "Ах!... -- кокетливо испугалась
девица, закрываясь ладошкой, -- Сразу видать -- мужчина голодный!" Она
шагнула вплотную к эрикову стулу (так, чтобы грудь ее оказалась в
сантиметре от его носа) и вытащила из кармана кружевного фартука диктофон:
"Что заказывать будем?" "Шашлык по-карски." "И лаваш?" -- "И лаваш." "И
зелень?" -- "И зелень." "И бутылочку бордо?" -- "И бутылочку бор... а разве
у вас есть?" "Для гостя дорогого ..." -- официантка спрятала диктофон и
поплыла на кухню, покачивая сдобными бедрами. Сквозь прозрачную кофточку и
полупрозрачную комбинацию было видно, что бюстгальтер глубоко врезался в ее
белые бока.
     "Когда они придут сюда?" -- подумал Эрик. "Один по-карски. --
донеслось из недр кухни, -- И выбери мясо получше ..." -- конец предложения
утонул в грохоте посуды. "Где можно спрятаться?" -- Эрик машинально
передвинул уродливую вазочку с пыльными искусственными цветами -- так,
чтобы та закрыла жирное пятно на скатерти. "Так выпьем же за то ..." --
поднял тост один из командировочных за столиком в углу. "Как выбраться из
этого проклятого города?"
     Прошло неопределенное количество единиц времени. Эрик сидел, как на
иголках.
     "Вот зелень, вот бордо, вот лаваш -- закусывайте!... Шашлычок через
пять минут будет. -- официантка разгрузила поднос, но не ушла. -- И как вам
наш Громыкск, нравится?" "Очень." -- Эрик налил в бокал вина, отломил кусок
лаваша и стал есть. "Наверно после Москвы провинцией кажется?" Он перестал
жевать: "Откуда вы знаете, что я из Москвы?" Официантка наклонилась и
оперлась локтями на стол, демонстрируя вырез своего бюстгальтера: "Знаю! --
она загадочно улыбнулась. -- У нас разведка во как поставлена!" Некоторое
время они молча смотрели друг на друга. "Мне кажется, что вы меня с кем-то
путаете." "Путаю? -- официантка хихикнула, -- Вас, пожалуй, спутаешь:
майор, молодой, кавказской национальности, только что приехали ... ребенок
догадается!" Один из командировочных сложил ладони рупором и прицелился в
кухонную дверь: "Еще один большой графинчик, девушка!" Эрик осторожно
поставил бокал на стол. "Вы присаживайтесь ... Можно, я вам налью вина?"
"Нам на работе не положено ... -- официантка замялась, а потом неожиданно
выпалила, -- Но, если хотите, мы с вами можем куда-нибудь пойти!" -- щеки у
нее вспыхнули. "Прямо сейчас? -- удивился ее рвению Эрик, -- Вы же ..."; "У
заведующего отпрошусь -- до вечера настоящей работы все равно не будет ..."
"А куда мы можем пойти?"; "А куда бы вы хотели? -- закокетничала
официантка, -- В кино?" "Зачем в кино? -- ситуация заставляла Эрика играть
ва-банк, -- К вам!" Из кухни вывалилась толстая неряшливо одетая девка с
запотевшим графинчиком в короткой руке и, как утка, засеменила к столику
командировочных джентельменов. "Ко мне нельзя, муж дома. -- с подкупающей
прямотой объяснила официантка, -- Опять, поди, с дружками водку трескает,
алкаш проклятый! К подруге ... -- она помолчала, просчитывая какие-то
варианты. -- Скушаешь шашлык -- и пойдем." "Чего там кушать ... пошли
сразу! -- Эрик глубоко вздохнул, обозначая безумную страсть. -- А шашлык
можно взять с собой в кастрюльке!" "Давай." -- покорно уступила дама его
сердца. Он отодвинул стул и встал. "Триста в год -- и ни тонной больше!" --
ярился командировочный джентельмен за угловым столиком. "Вино, я думаю,
тоже надо прихватить ... -- Эрик закупорил бутылку лежавшей на столе
пробкой, -- ... и лаваш!" -- он с сожалением посмотрел на блюдо с зеленью.
Официантка подхватила тарелку с бутылку и лавашом и молча устремилась на
кухню. "Подождите! -- окликнул ее Эрик, роясь в бумажнике, -- Давайте, я за
еду заплачу." "Ты что?! -- негодующе обернулась девица, -- Неужто я с тебя
талоны брать буду?" -- она исчезла в проеме двери. "Триста тонн?...
Ха-ха-ха!... Да ни в жисть тебе главк такое не утвердит!" -- донеслось с
углового столика. "Евгений Абрамович, миленький!... меня новый начальник
гормилиции на свиданку пригласил!" -- донеслось сквозь кухонную дверь. "...
что совпадает с мнением большинства евразийских геронтологов." -- донеслось
со стены, где висел телевизор.
     Через пять минут официантка вернулась, одетая с головы до ног в
натурального песца, с авоськой в руке. "Отпустил! До четырех-ноль-ноль! --
она радостно улыбалась, -- Пошли?" В авоське лежали алюминиевая кастрюля,
завернутая в газету бутылка и целофановый пакет с лавашом. "Я бы предпочел
... -- Эрик замялся, -- ... Подчиненные могут увидать ..." "Лады! --
преданно глядя ему в глаза, заверила девица, -- Я тебя черным ходом выведу,
а потом дворами ..." Он благодарно погладил ее по плечу и поспешил в
гардероб. Небритый гардеробщик сидел на стуле и, скосив глаза в маленькое
зеркальце, внимательно разглядывал намечавшуюся у него на макушке плешь.
Запах перегара равномерно заполнял окружавший его пространственно-временной
континуум. Из-под батареи в углу комнаты непристойно выставили
ярко-малиновое нутро три пары выровненных в линейку галош. "Что так
недолго?" -- "Дела." Эрик принял шинель и, застегиваясь на ходу, поспешил к
своей возлюбленной. "А что мне главк?!" -- подогретый водочными парами,
командировочный джентельмен за угловым столиком начисто оторвался от
действительности. "Через кухню выйдем." -- сказала официантка и взяла Эрика
под руку. Они пронеслись мимо котла с харчо, яростно скворчавшего на
пышущей жаром плите, -- мимо заскорузлой от грязи кухарки, рубившей на
заляпанном картофельными очистками столе синих от старости цыплят, -- и
были извергнуты, вместе с клубами зловонного пара, в дверь черного хода.
"Не наступи! -- дернула Эрика за руку его спутница, -- Эта кошка здесь уже
неделю лежит."
     Они быстро прошли по веренице задних дворов, пересекли тихую узкую
улочку и снова затерялись в дебрях дворов и подворотен. "Тебя как зовут?"
-- спросил Эрик; "Тамара. -- отвечала официантка, -- А твое имя я и так
знаю: Джохар." Эрик придал чертам своего лица удивленное выражение. "И
вообще, мы все-все про тебя заранее знали: и что тридцать два года, и что
майор, и что вчера приехал, -- тараторила девица, -- и что женат, и что
двое детей ..." "А откуда вы это знали?" -- осторожно поинтересовался Эрик.
Мимо проплывали помойки -- веревки с одеревеневшим от мороза бельем --
россыпи битого кирпича -- ржавые жестяные гаражи -- изломанные качели --
загаженные кошками, собаками и людьми песочницы ... "Оттуда! -- хихикнула
Тамара, -- Работники пищеторга все про милицию знать должны -- вопрос
выживания! -- она покосилась на Эрика, проверяя, не рассердила ли его
бестактным хвастовством, -- Вот только, что в очках, не знала ... -- она
ласково прильнула к его плечу и заглянула в глаза, -- Мент в очках ...
бывает же такое!" -- девица настолько бескорыстно радовалась удаче,
ниспославшей ей выгодного кавалера, что Эрику стало стыдно за свой низкий
обман. "А, может, ты не чеченец, а еврей? -- хихикала она. -- Может, у тебя
этот самый обрезан?" "Нет." -- честно отвечал Эрик. "Ой, мамочки, неужто
меня главный городской мент в полюбовницы взял!! -- Тамара встала на
цыпочки и благодарно чмокнула его в шеку. -- Ты ведь, поди, и
обэхакээсовцам начальник?" Эрик выразил согласие неопределенным движением
руки.
     Они подошли к пятиэтажному блочному дому.
     "Пришли! -- объявила девица, -- Второй подъезд, четвертый этаж." Возле
парадного стояла скамейка, на скамейке сидела бабушка, на бабушкиных
коленях лежал кот. "Ленка, как к мужу переехала, квартиру эту сдала. --
объяснила Тамара, взбегая по лестнице, -- А неделю назад жилец съехал.
Считай, что повезло нам с тобой!... потом что-нибудь постоянное придумаем."
("Интересно, побывала ли уже милиция в шашлычной?" -- думал Эрик, -- И если
побывала ...") "Ты кому-нибудь, кроме Лены, сказала, куда идешь?" "Я и
ей-то не говорила. -- отвечала девица, -- Они с мужем на Сицилию уехали, в
отпуск, а меня попросили у жильца ключ забрать, когда съезжать будет ... а
что такое?" "Так, ничего ..." -- уклончиво сказал Эрик. Тамара отперла
дверь квартиры, они вошли.
     Прямо напротив входа на стене прихожей сидел большой черный таракан.
     "Только здесь того ... неприбрано пока. -- девица сщелкнула таракана
на не мытый со времен Брежнева паркет и с хрустом задавила его ногой, -- И
постельного белья нет." Отворачивая глаза от размазанного по полу
насекомого, Эрик помог своей даме раздеться, потом снял шинель и повесил на
вешалку. Они прошли в жилую команату -- окна были занавешены. Тамара зажгла
свет. И сразу же всюду побежали тараканы: большие, средние, маленькие --
коричневые, черные и какие-то пегие -- с длинными, средними и короткими
усами -- подпрыгивая на ходу и перескакивая друг через дружку -- врезаясь в
стены и мебель -- обрываясь с края стола и соскальзывая с экрана телевизора
...
     Эрик отшатнулся и проглотил подступивший к горлу ком.
     "Ты не бойся, -- легкомысленно прощебетала его возлюбленная, -- они
сейчас от света попрячутся." -- она поставила авоську с шашлыком на стол и,
послюнив ладонь, смахнула со столешницы десяток оголтело метавшихся
насекомых. "Надо б 'Циклоном Б' эту мразь обработать, да, видно, Ленке
недосуг. -- Тамара повернулась к Эрику, -- Иди ко мне, Джохарчик ..." --
глаза ее подернулись поволокой. Стараясь не ступать по тараканам, Эрик
подошел и обхватил ее за талию. На стене тикали часы с чеканным профилем
Черненко на циферблате и мертвым насекомым, присохшим к минутной стрелке.
"Сюда ..." -- Тамара потянула Эрика в сторону дивана; "Я хочу принять душ."
-- уперся тот, созерцая блуждавших по диванным подушкам тараканов. "Потом.
-- томно приказала его возлюбленная, -- Ты ж меня так хотел, так хотел ...
даже шашлык не стал кушать!" Упрек был справедлив, но делить постель с
насекомыми он, все же, не мог: "Давай хоть тараканов с дивана сгоним!" --
Эрик указал на особо крупный экземпляр, нагло шевеливший усами в центре их
будущего ложа любви. "Милиционер, а букашек боишься ... -- недовольная
отсрочкой Тамара несколько раз хлопнула по дивану рукой, -- ... чудно!" В
воздух поднялись клубы пыли, тараканы и тараканьи трупы. "Ну что, теперь
доволен?" Эрик затаил дыхание и сбил на пол (говядинским милицейским
удостоверением) двух не замеченных его возлюбленной насекомых. "Теперь --
да." И немедленно руки Тамары страстно обвились вокруг его шеи, в нос
ударил ошеломляющий запах французских духов, в рот -- сладостный вкус
латвийской губной помады. Минуты две они целовались, потом девица
попятилась назад и, увлекая Эрика за собой, навзничь рухнула на диван.
Громко взвизгнули пружины, набежавшая за время поцелуев тараканья мелочь
трусливо брызнула во все стороны. Тамара бессильно раскинула руки и закрыла
глаза -- Эрик послушно расстегнул ее кофточку и спустил с плеч брительки
комбинации. Некоторое время он возился с застежкой натянутого, как тетива,
лифчика ... потом раздался щелчок, и ему в руки прыгнули две белоснежные
груди с нежно-клубничными сосками. Следующие три минуты вытеснили из головы
Эрика кишевших вокруг насекомых ... наконец, Тамара издала громкий стон,
сигнализировавший о ее готовности к решительным действиям (к тому времени
они уже лежали на диване нагишом). Он склонился над ней ... как вдруг
почувствовал легкий шлепок по спине. Некоторое время одурманеный Эрик не
понимал, что происходит, но, когда маленькие острые ножки пробежали вдоль
его позвоночника ... а потом поперек поясницы ... а потом по бедру ... --
сомнений не оставалось! Издав душераздирающий вопль, он слетел с дивана и
стал яростно стряхивать подлое насекомое со своего зада. "Что
случилось?!... -- в ужасе подскочила Тамара, -- Что с тобой, миленький!"
"Таракан! -- прошептал Эрик, -- На спину мне прыгнул!!... С п-п-пот-т-т..."
-- язык отказался повиноваться, и он потыкал пальцем вверх.
     "Ох-х! -- с облегчением выдохнула девица и упала обратно на диван
(груди ее колыхнулись вверх-вниз, обнаружив розовые рубцы от врезавшегося в
тело лифчика), -- Как ты меня напугал ... я уж подумала, тебя инфаркт
хватил! -- она протянула Эрику руку и томно позвала, -- Иди ко мне,
пожалуйста ..." Тот медленно подошел и лег рядом. "Не бойся, миленький ...
я тебя сейчас успокою!" -- Тамара кокетливо подставила ему под руку правую
грудь. Косясь одним глазом на потолок, Эрик положил ладонь сверху и слегка
сжал пальцы. "Сильнее!..." -- прошептала девица, закрывая глаза. (Видно без
очков было плохо ... можно сказать, совсем видно не было ... на потолке мог
сидеть целый полк насекомых -- Эрик их все равно заметить бы не смог!) "Еще
сильнее!... еще!!" -- тамарино тело трепетало. "Секундочку. -- перебил
Эрик, -- Я, пожалуй, надену очки." -- он протянул руку и взял с тумбочки
очки. "Ты хочешь меня лучше видеть?... -- пролепетала девица в любовном
экстазе, -- У меня фигура красивая, да, миленький?" "Очень красивая!" --
рассеянно отвечал Эрик, гладя ее по разным частям тела и, одновременно,
исследуя потолок. "Тебе правда нравится?" -- "Правда." Тараканов, вроде бы,
в настоящий момент на потолке видно не было. "М-м-м ..." -- застонала
Тамара. Эрик попытался принять позу, одновременно позволявшую заниматься
любовью и обозревать потолок, но ... вдруг осознал, что не в состоянии
ответить на тамарино чувство! Он прислушался к себе и даже потрогал рукой
-- действительно, не может ... что делать?! (Девица бурно дышала, грудь ее
вздымалась и опадала, как море.) Эрик закрыл глаза и яростно попытался
сконцентрироваться на прелестях своей дамы, но воображение упрямо рисовало
полчища атакующих его с тыла насекомых ... насекомых с длинными
омерзительными усами ... с ломкими хрустящими крылышками ... острыми
щекочущими ножками ... "М-м-м!" -- застонала Тамара более требовательным
тоном -- Эрика охватила паника ... "Погоди немного! -- шепнул он, --
Тараканы проклятые меня с толку сбили ..." Не раскрывая глаз, девица
опытной рукой исследовала ситуацию: "Хочешь, я его поцелую?" Эрик
прислушался к себе еще раз. "Не поможет ..." -- отказался он упавшим
голосом и откатился в сторону.
     Некоторое время он лежал, не в силах взглянуть своей даме в глаза.
     Потом услыхал жалостливые всхлипывания.
     "Извини, пожалуйста!" -- повернулся к девушке Эрик. (Та лежала лицом к
стене -- он видел только голое плечо, распущенные волосы и красное от
разочарования ухо.) "Ты меня не хочешь!" -- прошептала Тамара с интонацией
провинциальной трагической актрисы. "Хочу! " -- поклялся Эрик, -- Очень
хочу!" Он помолчал. "Но не могу." Он еще немного помолчал. "Временно не
могу!" Пауза. "Из-за тараканов." Еще пауза, чуть подольше. "Насекомые,
понимаешь, сосредоточиться не дают!" Оправдания звучали неубедительно.
     С люстры оборвался очумелый от яркого света таракан и с отчетливым
стуком упал на пол.
     "Мы с тобой еще раз попробуем!... -- истово пообещал Эрик, -- В
нормальных усло..." -- он осекся, осознав, что следующего раза не будет.
"Где попробуем? -- спросила Тамара слабым голосом, -- Когда?" "Придумаем
что-нибудь ... -- ненавидя себя, солгал Эрик, -- Время есть." Девушка
перелезла через него и, отворачивая глаза, встала с дивана. "И как ты
только своих убийц ловишь, если даже тараканов боишься?! -- сказала она
расстроенно, -- Ладно, чего уж тут поделаешь ... ешь шашлык и пошли ... Не
телевизор же смотреть?..." Она подобрала с пола свои колготки и вытряхнула
оттуда двух разнежившихся в тепле тараканов.
     Телевизор!...
     Эрик резко сел на ложе их неудавшейся любви. Как же он не догадался
раньше!
     Он взглянул на стенные часы: 12:59 -- середина "Воскресного Полдня".
"Чего?" -- вскинула глаза Тамара в ответ на его резкое движение. Эрик молча
вскочил с дивана и включил стоявший рядом старенький "Грюндиг" ... скорее!
"К результатам Всесоюзной конференции профсоюза мелиораторов мы вернемся
позже, а теперь -- краткий обзор новостей. -- объявила появившаяся на
экране дикторша, -- У микрофона наш постоянный корреспондент в Кремлевке
Родион ..." "Ты что?!..." -- пролепетала Тамара, завороженно наблюдая
неуклонную метаморфозу, происходившую с любовным органом ее кавалера; "Иди
сюда!" -- строго приказал ей Эрик. Девушка затрепетала, выронила колготки и
сделала два неверных шага к дивану; "Ложись!" -- она без звука подчинилась.
     Изгнанная из колготок тараканья чета вернулась обратно, чтобы вдали от
посторонних глаз, в тепле и тишине, завершить грубо прерванное бестактной
человеческой рукой интимное дело.

     Под потолком мигала дефектная лампа дневного света. Тамарины груди
испускали в темные моменты лунный блеск. Громко гудел неисправный кран
горячей воды. Из жилой комнаты доносился звук телевизора. "Скушай еще
кусочек, миленький." -- проворковала Тамара, подавая Эрику на вилке шашлык.
"А ты?" "Я уже сыта ... кушай! -- она подлила ему вина. -- Тебя кто научил
под телевизор любить?... или сам придумал?" -- "Не сам." -- "Жена?" -- "Нет
... знакомая." Хлипкий кухонный стол трясся мелкой дрожью. Пластиковое
сиденье табурета приятно холодило разгоряченный зад. "Молодец какая! --
уважительно протянула девушка, -- Наверно, с высшим образованием." Эрик
утвердительно кивнул и, чтобы не рассмеяться, сунул в рот последний кусок
лаваша. "А какая передача самая лучшая? -- в голосе Тамары звучал искренний
интерес, -- Новости, репортаж с партсъезда или, там, хоккей?..." "Только не
хоккей ... -- покачал головой Эрик, -- Нужно, чтоб с политической окраской
было и ... как бы это сказать ... концентрированное, что ли ... -- он
подумал и добавил, -- Новости, пожалуй, лучше всего." Девушка с
отсутствующим видом поерзала на табуретке (ее бюст и шаткий кухонный стол
мелко затряслись). "А ты всегда, когда новости смотришь, возбуждаешься?
Даже если в транспорте едешь?" "Не всегда, -- снисходительно объяснил Эрик,
-- нужно, чтоб интимная ситуация была." Тамара открыла рот, чтобы задать
следующий вопрос, но вдруг осеклась, посмотрела на маленькие золотые часики
у себя на запястье и поспешно встала с табуретки: "Пошли, Джохарчик, по
четвертой программе выпуск новостей через две минуты ..." -- она потянула
его за руку и зазывно улыбнулась.

     В воздухе клубился пар. Зеркало над раковиной и кафельная плитка
покрылись мелкими каплями росы. В тщательно очищенной от тараканов ванне
плескалась горячая вода. Тамара сидела спиной к эриковой груди, откинув
голову ему на плечо. "Хорошо-то как!" -- промурлыкала она; "Хорошо." --
искренне подтвердил Эрик. "Может еще чуть-чуть посидишь?" -- девушка
повернулась и ткнулась носом ему в щеку. "Не могу, киска. -- Эрик подивился
невольной ласковости своих слов, -- Неотложные дела. -- Он осторожно
отстранил Тамару и вылез из ванны, -- Полотенца, я полагаю, здесь нет?" Там
и сям на залитом лужами полу раскинули крылья трупы утонувших насекомые.
"Сейчас что-нибудь придумаем!" -- засуетилась девушка. Оставляя мокрые
следы, они прошли в жилую комнату -- Тамара заглянула в шкаф и торжествующе
выволокла нивесть как оказавшийся там комплект чехлов для автомобильных
сидений. Они вытерлись чехлами и оделись. "А ты, видать, недавно похудел
... глянь, как мундир на животе висит! -- девушка осуждающе поджала губы,
-- Небось, жена плохо кормит?" "Это я вес сгоняю. -- нашелся Эрик. -- Страж
закона должен быть поджар и тренирован!" "Ладно, -- удовлетворилась
объяснением Тамара, -- Я здесь приберу, а ты уж иди -- раз у тебя дела."
     Они вышли в прихожую, Эрик одел шинель.
     "Ты мой рабочий телефон запиши! -- спохватилась Тамара, -- Ручка
есть?" "Говори, я запомню." -- "Запомнишь?..." -- "Я все телефоны запоминаю
... у меня и записной книжки-то нет." "Во наша милиция дает! -- восхитилась
девушка, -- Давай: 31-46-41" "Запомнил." "Ты мне свой рабочий номер тоже
дай! -- забеспокоилась Тамара, -- А то вдруг ..." "Нет у меня еще рабочего
телефона -- я ж только вчера приехал! -- отвечал Эрик, -- Да ты не
волнуйся, я позвоню." "Когда?" "Как только смогу: завтра, послезавтра ...
-- врать было отвратительно, но что он мог поделать? -- ... может, третьего
дня ..." Девушка встала на цыпочки и обняла его за шею: "Поскорей звони,
Джохаронька! -- шепнула она, -- Я скучать буду." "Эрик." -- неожиданно для
самого себя поправил Эрик. "Эрик?... -- удивленно переспросила Тамара, --
Какой Эрик?" "Меня зовут Эрик." -- он улыбнулся и потрепал ее по щеке. "Не
понимаю ..." -- растерянно протянула девушка. "В четыре часа поймешь --
когда на работу вернешься." -- он поцеловал ее и, ругая себя за
недопустимую в его положении сентиментальность, вышел.

     Солнце закатилось за дома. По двору носилась стайка сопливых детей.
Сидевшие на скамейке бабушка и кот исчезли. Осторожно поглядывая по
сторонам, Эрик обогнул дом и вышел на улицу. Пешеходов почти не было,
изредка проезжали машины. Он дождался (первого попавшегося) грузовика и
повелительно просигналил водителю остановиться. "В чем дело, начальник?" --
спросил рассудительный пожилой шофер, с уважением поглядывая на майорские
погоны Эрика. "До Черненковского шоссе подбросишь?" -- "А тебе куда надо?"
-- "Чем ближе к Москве, тем лучше." "Садись. -- шофер распахнул дверцу
кабины, -- Я как раз в Москву и еду." Эрик сел. "А электричкой чего не
захотел?" -- "Долго: пока до станции дойдешь, пока поезда дождешься ..."
"Эт верно. -- согласился шофер, -- А со мной через два часа на месте
будешь." Выезд на Черненковское шоссе оказался совсем близко: грузовик
проехал до конца улицы, свернул налево, потом направо -- и город кончился.
"Глянь-ка, снег на шоссе разгребли! -- приятно удивился шофер, увеличивая
скорость, -- Эдак мы с тобой и в полтора часа домчимся!" Эрик умостился
поудобнее и привалился головой к окну -- сделал вид, что спит. Он перебирал
в памяти цепочку невероятных совпадений, произошедших с ним в течение
последних часов. Он силился понять, насколько опаснее было б ехать в Москву
на электричке. Он пытался оценить вероятность милицейского заслона на
Черненковском шоссе ... Впрочем, все это не играло большой роли, ибо свои
возможности спрятаться в Громыкске он уже исчерпал и должен был -- тем или
иным способом -- уносить оттуда ноги.
     Через некоторое время Эрик и в самом деле уснул.

     "Просыпайся, начальник, к Москве подъезжаем ... Тебя где высадить?"
     За окном темнело. Теплая струя воздуха из кондиционера щекотала Эрику
нос. Негромко урчал хорошо отлаженный мотор грузовика.
     "Как можно ближе к центру, шеф." -- Эрик потянулся и, разгоняя сон,
помотал головой. "Метро Проспект Мира устроит?" -- "Да." -- "Через двадцать
минут будем." Часы на приборной панели показывали 16:15. Вдоль дороги,
освещенной вереницей тусклых фонарей, тянулись унылые пятиэтажки. После
всего произошедшего с Эриком, Москва выглядела непривычно -- создавая
ложное впечатление, будто она изменилась, а он остался прежним. Вскоре
грузовик подъехал к метро Проспект Мира -- Эрик преодолел позыв заплатить
шоферу, попрощался, надел респиратор и вышел.
     Через пять минут он спустился на платформу. Ощущение новизны не
отпускало: окружающим, почему-то, не было до него никакого дела. Никто не
подозревал в нем беглого нидерландиста. Никто не ожидал от него участия в
самодеятельности или свершений, сообразных с высоким званием майора
милиции. Наслаждаясь острым чувством временной безопасности, Эрик доехал до
Новослободской и поднялся на поверхность. Он пересек Каляевскую улицу и
углубился во дворы по направлению к Маяковке. Замерзшие тополя пронизывали
ледяной воздух десятками тоненьких ветвей. Синеватый цвет медленно
планировавших снежинок говорил о повышенном содержании медного купороса.
Башня Лефортовской тюрьмы нависала над городом темным бетонным надгробьем.
Эрик прошел по веренице неосвещенных подворотен, мимо музея Глинки, мимо
магазина "Огонек", пересек, зорко глядя по сторонам, Четвертую
Тверскую-Ямскую, прокрался в темную арку дома номер 13 и осторожно заглянул
за угол. Вход в его (бывший) подъезд был хорошо освещен -- на скамейке у
двери сидела укутанная до глаз лифтерша. Ничего не происходило. Эрик застыл
на месте, вглядываясь в темноту неосвещенных частей двора. Поначалу видно
ничего не было ... потом он различил две неясные фигуры в зарослях кустов
возле безлюдной детской площадки. Он медленно попятился, вышел из
подворотни и зашагал по Тверской-Ямской в направлении Белорусской. Через
пятнадцать минут Эрик опять спустился в метро, проехал до Краснопресненской
и поднялся на поверхность. В "Баррикадах" шли детские мультфильмы, в
"Пламени" -- последний шедевр Герасимчука о швейцарских хлопкоробах,
борющихся с капиталистами и помещиками за добровольное вхождение Швейцарии
в Евразийский Союз. Билеты были -- Эрик попросил крайнее место в последнем
ряду. Сеанс начался в 5:30, так что на журнал он опоздал.
     Где-то через час, не дожидаясь конца фильма, он вышел из кинотеатра.
Спустился в метро. Проехал до Парка Культуры и перешел на
Кировско-Фрунзенскую линию. Проехал до Проспекта Маркса. Спустился по
короткому эскалатору, с которого начинался переход на
Горьковско-Замоскворецкую линию, отодвинул барьер и пошел навстречу потоку
пассажиров, шедших с Площади Свердлова. Время было без пяти семь, час пик
уже закончился -- Эрик без помех двигался против течения, держась возле
правой стены коридора и поминутно оглядываясь (за ним, вроде бы, никто не
следил). Он достиг конца перехода, встал у лестницы, ведущей на Площадь
Свердлова, и стал ждать. Минуты текли. В 7:25 он повернулся и зашагал туда,
откуда пришел, -- на Проспект Маркса. Доехал до Библиотеки имени Ленина.
Поднялся (из переднего вагона) наверх, прошел по проспекту Маркса, пересек
улицу Фрунзе, прошагал по ее левой стороне метров тридцать и нырнул в
подворотню. Осторожно прокрался по темному безлюдному двору и выглянул из
арки, выходившей на улицу Маркса и Энгельса. Возле подъезда, где жила
Лялька Макаронова, видно никого не было. У Эрика заколотилось сердце -- с
надеждой и страхом. Он шагнул вперед ... и тут же попятился обратно: в
глубине подъезда зашевелились неясные тени. С минуту Эрик пытался
отдышаться, прижавшись спиной к стене арки, потом повернулся и быстро пошел
в глубь двора. Он завернул за угол и ... столкнулся с человеком в длинном
темном пальто. "Смотри, куда прешь! -- огрызнулся человек, -- У тебя глаза
есть?..." Эрик отступил в сторону, однако человек не пошел своим путем, а
напряженно произнес: "Документы." "Какие документы?" -- не понял Эрик. "Я
из КПГ. Предъявите документы." -- рука человека поползла за пазуху. Эрик
действовал на чистом рефлексе: схватил кэпэгэшника за запястье и дал
подсечку. Вернее попытался дать подсечку -- ибо кэпэгэшник ловко
вывернулся, отскочил, и, в свою очередь, пнул Эрика в колено -- слава Богу,
промахнулся. (Фонарей во дворе не было -- противники едва различали друг
друга.) Не давая гигиенисту вернуться в стойку, Эрик попытался вновь
захватить его руку -- тот уклонился и попытался достать Эрика крюком в
челюсть -- тот закрылся плечом. Оба тяжело дышали, прокладки их
респираторов громко хлопали при выдохах. "Сейчас он вытащит пистолет ..."
-- подумал Эрик и резко выбросил кулак, целясь по горлу, -- гигиенист
отскочил назад, споткнулся о торчавшую из снега трубу и рухнул навзничь.
     Эрик бросился бежать к невысокому, по пояс заборчику, разделявшему
этот и соседний дворы. "Стой, стрелять буду!" -- раздалось позади, но он не
обернулся. В крайнем окне первого этажа дома за забором горел свет -- Эрик
метнулся вбок (чтобы не попасть на освещенный фон), оперся рукой и
перемахнул на ту сторону. Но произошло непредвиденное: земли под ногами не
оказалось, освещенное окно умчалось наверх, а он пролетел пять-шесть метров
вниз и рухнул в глубокий сугроб. Он не ушибся, даже очки каким-то чудом
усидели на носу ... Господи, что произошло?!... Эрик огляделся по сторонам:
с этой стороны забор оказался намного выше, чем с той ... а освещенное окно
находилось не на первом, а на втором этаже дома напротив! Он стал поспешно
выбираться на проходившую рядом тропинку ... но тут что-то просвистало мимо
его плеча и, подняв тысячу снежных брызг, вонзилось в сугроб -- кэпэгэшник!
... действовать немедленно! ... правой -- по шее ниже уха, левой -- в
подбородок ниже респиратора ... "У-ох-х!" -- выдохнул гигиенист и упал
лицом в снег.
     Эрик выбрался из сугроба, обежал дом и вылетел на ярко освещенную
Волхонку. Отряхиваясь на ходу, заставил себя перейти на шаг ... спокойнее
... медленнее ... как нормальный законопослушный гражданин. Группа молодежи
весело переговаривалась возле входа в "Дом науки и техники". Пожилая пара
медленно шла под руку в сторону Александровского сада. Преодолевая жгучее
желание побежать, Эрик расслабленной походкой спустился в метро
Кропоткинская, сел в поезд, идущий в сторону Юго-Западной, доехал до Парка
Культуры, поднялся на поверхность и поплелся по Садовой в сторону площади
Шолохова. Он все еще чувствовал слабость в коленях.
     Перспектив видно не было.
     И не будет -- если не случится чего-нибудь экстраординарного. Если
слепое везение не спасет его опять. Если случайные совпадения снова не
вывезут из тупика ...
     Совпадения ... обстоятельства ... ХВАТИТ! Надеяться на бесконечное
везение может только идиот.
     Медленно шагая по пустынной Садовой, Эрик думал. Перебирал события
сегодняшнего дня. Вспоминал детали. Анализировал слова и поступки
столкнувшихся с ним людей. Минут через десять какой-то план действий был
готов ... довольно рискованный план ... но ничего другого придумать он не
смог. Он перешел Садовую и поплелся в сторону Парка Культуры, затем свернул
на Комсомольский проспект. Дом 25 находился у самой Фрунзенской -- с
тяжелым сердцем Эрик вошел в подъезд. Стены покрывали неприличные слова и
схематические рисунки половых органов. На двери лифта красовалась табличка
"Неисправен". Посматривая на номера квартир, Эрик поднялся на пятый этаж и
остановился у двери с номером 41. Три раза глубоко вздохнул, не решаясь
позвонить. Наконец, нажал кнопку звонка и встал сбоку -- так, чтоб его не
было видно в глазок.
     Несколько секунд было тихо, потом сквозь дверь донеслись легкие шаги.
"Кто там?" -- спросил резкий женский голос с легким французским прононсом.
"Мне нужно поговорить с Гришаней или Вороном." -- громко ответил Эрик. За
дверью что-то прошелестело -- будто три-четыре человека обменялись быстрыми
шепотами. "Нет здесь таких." -- отрезал голос. "Я знаю, что есть! -- твердо
сказал Эрик, -- Позовите Гришаню, пожалуйста!" За дверью опять пошелестело.
"А прячешься-то чего? -- подозрительно спросила женщина, -- Ты уж выйди
тогда, дай на себя посмотреть."
     Эрик несколько раз вдохнул и выдохнул воздух.
     "Я в милицейской форме. -- громко и отчетливо сказал он, -- Но я не
милиционер." Он откашлялся и подождал ответа. "Вы слышите?... не
милиционер!" Ответом была тишина.
     Эрик сделал два шага и встал прямо перед дверью.
---------------------------------------------------------------------------

     30 декабря


     Иногда, сквозь некрепкий сон, Эрик чувствовал, как его неощущающее
тело кладут в узкий длинный ящик и накрывают крышкой. (Гроб? Какой абсурд!
Ведь он же еще не умер!) Потом раздавался частый стук, будто на ящик падали
комья земли, -- а минуту спустя Эрик пробуждался. Он пытался сесть ... но
лишь с размаху ударялся лбом о невидимую в темноте крышку. Он пытался
кричать -- однако крики затухали в двух метрах почвы, отделявших его губы
от поверхности земли. И Эрик (внезапно) понимал, что через три минуты он
задохнется, поглотив все молекулы кислорода в замкнутом пространстве ящика.
     А наверху, приложив ухо к земле, к его беззвучной агонии внимательно,
но без лишних эмоций, прислушивался Человек В Сером Костюме.



                                   * * *


     В комнате было душно. Свет уличного фонаря падал на стену равнодушным
желтым квадратом. Из угла, где стояла кушетка дефективного, раздавался
молодецкий храп. Эрик перевернулся на живот и накрыл голову подушкой.
Гладкая шелковистая простыня приятно холодила щеку. Под потолком невидимо
покачивалась дорогая хрустальная люстра. За стеной, в коридоре неслышно
прошелестели чьи-то шаги. Водка, которую Эрику пришлось пить вчера с
ворами, пульсировала в висках легким похмельем.
     Через пятнадцать минут он перевернулся на спину -- сквозь щель под
дверью проникали голоса и полоска желтого света. Раздалось звяканье ключей,
потом щелкнул замок, и сиплый голос Рябова произнес: "Па-адъем, граждане и
товарищи!" Вспыхнул свет. "Чего?... -- дефективный подскочил на своей
кушетке, оголтело заморгал глазами и громко пукнул, -- Ты чего, Гришаня?"
Не удостоив его ответом, Рябов вышел из комнаты. Эрик сел на постели и стал
одеваться. "Хули он нас в такую рань разбудил?" -- с обидой пожаловался
дефективный и пукнул еще раз. Эрик застегнул рубашку и направился к выходу
из комнаты.
     Паркетный пол в коридоре блистал лаком. Изразцовый пол в санузле
завораживал красотой узора. Унитаз, раковина и ванна были начищены до
самостоятельного свечения. На хромированной батарее висели две пары
тончайших декстроновых колготок, белый кружевной бюстгальтер и ажурные
трусики с надписью "Dimanche", вышитой на самом интересном месте. Эрик
вытерся толстым полотенцем, висевшим рядом с мойкой, и вышел в коридор.
     На стене кухни мигало разноцветными огоньками дорогое гексафоническое
радио. За покрытым вышитой скатертью столом Рябов и татуированный поедали
яичницу с беконом. Из шести развешанных по стенам динамиков лилась
"Пионерская зорька". Подруга татуированного -- худощавая смазливая девица с
коротко стриженными волосами и зелеными ногтями -- стояла у плиты, зябко
кутаясь в роскошный парчовый халат. В сковородке из огнеупорного
стеклопластика скворчала еще одна порция яичницы, на соседней конфорке
закипал чайник. На подоконике стояли цветы в вазе из толстого пузырчатого
стекла. "Жди, -- девица раздраженно изогнула тонкую бровь, -- пока званные
гости поедят." Рябов и татуированный с одобрением посмотрели на нее.
Отстранив Эрика плечом, в кухню ввалился дефективный и плюхнулся на
табуретку: "Что на завтрак, Аннеточка?... р-р-р-эк-к!..." -- он рыгнул.
"Попрошу без свинства!" -- строго сказала девица, протягивая ему тарелку;
"Пардон!" -- покраснел дефективный. Аннета выскребла из сковородки остатки
яичницы, бросила в тарелку кусок хлеба, воткнула вилку и сунула Эрику;
"Спасибо." -- тот принял еду и отошел к окну (свободных табуреток за столом
не оставалось). "Да смотри, на пол не напачкай!" -- с брезгливой гримасой
напутствовала его девица и принялась готовить кофе.
     "Мы, романовские соколы ..." -- пискливо грянули пионеры
(гексафонический эффект создавал иллюзию, что они находятся в той же самой
комнате). "Откуда он знает мой адрес?" -- вдруг спросила Аннета,
неприязненно уставившись на Эрика черными выпуклыми глазами. "Хахелю своему
спасибо скажи!" -- саркастически отвечал Рябов. Татуированный виновато
потупился. "И всегда-а, и везде-е мы нашей Ро-одине защи-ита-а!..." --
выводил пионер-солист тонким жалостливым голосом.
     "Слухай сюда, нидерландист! -- Рябов отодвинул пустую тарелку, --
Скажи-ка мне, какое сегодня число?" -- "Тридцатое." -- "А что тридцатого
декабря бывает, знаешь?" -- "Много разных вещей." Аннета поставила на стол
поднос с тремя кружками кофе. Татуированный подчищал свою тарелку корочкой
хлеба. Дефективный неуклюже царапал вилкой, желая подцепить кусочек бекона,
но не решаясь пустить в ход пальцы. "Ты, парень, не умничай лучше ... а то
чик по горлу, и понеслась душа в рай, -- недобрительно заметил Гришаня,
придвигая к себе кофе, -- Ты про обновление дат слыхал?" -- "Слыхал." -- "И
что же ты слыхал?" Эрик поставил пустую тарелку в мойку. "Раз в году все
относительные даты во всех документах необходимо обновлять, и делается это
тридцатого декабря." "Какие даты?" -- оторвался от яичницы дефективный, но
ему никто не ответил. "А как делается, знаешь?" -- Рябов насыпал в кружку
четыре чайные ложки сахара и неторопливо размешал. "Знаю. -- отвечал Эрик,
-- Снимают пароли со всех машин, а потом выпускают в Главсеть
саморазмножающийся вирус." "Саморазмножающийся вирус!... -- восхитился
татуированный, -- Ну мудер, зараза ... век воли не видать!" "Так вот,
значит ... -- Гришаня поднес кружку к губам и с хлюпаньем втянул в себя
кофе, -- Есть у нас мыслишка, чтоб, когда они пароли поснимают, в Главсеть
залезть и кой-какие дела обделать." "Не получится, -- покачал головой Эрик,
-- во время смены дат все ЭВМ с сетевой платой охраняются милицией ..." "Об
этом, паря, не беспокойся ..." -- перебил Рябов. "... А если даже и
доберетесь вы до Главсети, то, чтоб по ней ходить, специальная программа
нужна ..." "Вот ты нам такую программу и напиши! -- опять перебил Гришаня,
-- ... или кишка тонка?" Татуированный отодвинул пустую тарелку и придвинул
к себе кофе. "Пожалуйста. -- усмехнулся Эрик, -- Вы мне только описание
сетевых протоколов достаньте, и пару программистов шестого разряда в помощь
-- а уж дальше я сам ... и трех месяцев не пройдет." Дефективный поднес ко
рту кружку и стал гулко хлебать. "Где ж я это описание-то найду?" --
деланно расстроился Гришаня; "В хранилище совершенно секретных документов
Института Сетевых Коммуникаций." "Правильно отвечаешь, парень! -- похвалил
Рябов, -- Может, и будет от тебя польза." Аннета неприязненно сунула Эрику
кофе; "Спасибо." -- поблагодарил тот.
     "Слушай, а откуда у тебя форма-то ментовская? -- сменил тему Гришаня,
-- Ты ведь от нас в тюремной робе ушел ..." Эрик на мгновение задумался,
пытаясь придать вразумительную форму рассказу о произошедших с ним событиях
... нет, соврать было проще: "С пьяного милиционера снял." ("Молодцы
мичуринцы!" -- закончила ведущая "Пионерской зорьки" репортаж о
биробиджанских юннатах, выведших методом целенаправленной мутации
сине-зеленого хомяка.) "И где же ты его нашел?" -- заинтересовался Рябов;
"Пьяный мент не проблема. -- отшутился Эрик, -- Вот, если б трезвого надо
было найти ..." "Ха-ха-ха!..." -- загоготал татуированный; "Ха-ха-ха!...
оупх-х ..." -- присоединился дефективный и тут же поперхнулся кофе. "Калач!
-- окрысилась Аннета, -- Если не умеешь себя за столом вести, так и не
садись тогда в приличном доме!" "Ла-адно тебе-е ... -- смутился
дефективный, шмыгая носом, -- Что ж тут поделаешь, ежели у меня кофий не в
ту глотку попер?" -- по его подбородку стекали мутные капли. Аннета
возмущенно налила себе кофе и вышла из кухни.
     "Ты где до ареста работал, нидерландист?" -- вдруг вклинился
татуированный. "В почтовом ящике п/я 534ц." "И чего ты там делал?" --
"Занимался компьютерной наукой." Дефективный допил кофе и, воровато
оглядевшись по сторонам, рыгнул. На лице татуированного появилось выражение
подозрительного непонимания: "Так ты, значит, не эвээмщик?..." "Как это не
эвээмщик? -- удивился Эрик, -- Компьютерная наука -- это и есть наука об
ЭВМ." "Ты мне мозги не еби! -- рассердился татуированный, скаля железные
зубы, -- Компьютеры, хуютеры ..." "Не заловишь ты его, Ворон. -- перебил
Рябов, -- Чтоб заловить, ты сам должон эвээмщиком быть!" "Что ж тогда
получается?! -- с обидой вскричал татуированный, -- Придем мы туда, а он ни
хрена сделать не могет ..." "Не боись, в накладе не останемся. -- успокоил
его Рябов, -- Это же сберкасса, а не роддом ... там и наличные имеются." Он
повернулся к Эрику: "С нами на дело пойдешь, Нидерландист. Да смотри, ежели
окажется, что ты нам мозги пудрил ... -- глаза его сверкнули, -- Яйца твои
голландские вот этими самыми руками под корень срежу!" Рябов поднес к лицу
Эрика две корявые желтые ладони. "Я вам мозги не пудрю." -- ровным голосом
отвечал Эрик. "Эх, надо было его вчера замочить!... -- вслух посетовал
татуированный. -- А то: 'Погоди ... утром разберемся ...' -- он в
расстройстве покачал головой, -- Вот он лапшу на уши и вешает теперь,
зараза!..." "Молод ты еще, Ворон, пахана учить. -- с неприятным выражением
на лице сказал Рябов, -- Идите-ка вы лучше с Калачом переодеваться!"
     Татуированый и дефективный молча вылезли из-за стола и вышли из кухни.
     "Что нужно будет сделать?" -- спросил Эрик. "Если я тебе программу
дам, чтоб по Главсети ходить, разберешься?"; "Попробую. -- Эрик поставил
пустую чашку из-под кофе в раковину, -- У вас ЭВМ есть?" Рябов помотал
головой: "Менты при аресте забрали. -- он скривился от досады, -- На месте
разбираться придется." За окном брезжил рассвет. По радио шла передача
"Наши потери" республиканского уровня. "А сколько у меня будет времени?" --
"Полчаса. Должно хватить." -- "На что?" Вор провел ладонью по лысой голове:
"Чтоб из одной сберкассы в другую талоны перевесть." "Для этого, кроме ЭВМ,
еще и банковское дело знать надо ..."; "Не твоя забота. -- перебил Рябов,
-- На это у нас Аннетка есть -- она в той сберкассе, которую мы брать
будем, и служит." "... Хабибульский, Юриков, Ярмолькин." -- диктор закончил
третьих и стал перечислять четвертых секретарей райкомов КПЕС, почивших на
боевом посту за последние сутки в Российской Федерации. "Откуда у вас эта
программа?... Вы уверены, что она работает?" -- спросил Эрик. "Уверен." --
Гришаня достал из кармана и показал ему лазерный диск в прозрачном
пластиковом футляре с бросавшейся в глаза надписью "Совершенно секретно".
     В кухню вошла переодевшаяся в облегающие брюки и тонкий шерстяной
свитер Аннета и стала собирать со стола грязную посуду. "Поторопись. --
Рябов хлопнул себя по ляжке и встал, -- Через полчаса выходим." Знаком
приказав Эрику следовать за собой, он вышел из комнаты.

     Дурацкий полноизолирующий комбинезон жал подмышками. Толстый лицевой
щиток из противотуманного стекла заволокся пеленой тумана. Негнущиеся
крысозащитные сапоги цеплялись друг за друга и ступеньки лестницы. Медный
вкус пасмурного утра, шершавые перила, глупое лицо дефективного, клацание
железных зубов татуированного, запах полиэстероловой подкладки шлема и
предощущение беды раздражали шесть чувств Эрика сверх всякой меры. На улице
мела поземка, низкое свинцовое небо нависало над головой. Рябов выудил из
кармана связку ключей и отпер облезлый микроавтобус с надписью "ДОРОЖНЫЕ
РАБОТЫ", запаркованный у самого подъезда. "Тихо-мирно в машину садись ... и
не дай Бог кому-нибудь выебнуться!" -- он со значением посмотрел на Эрика и
сел за руль.
     Аннета, затем Эрик залезли в пассажирское отделение микроавтобуса;
дефективный и татуированный, толкаясь и сквернословя, последовали за ними.
Микроавтобус тронулся с места и небыстро поехал по Комсомольскому проспекту
в направлении центра. По тротуару на левой стороне улицы прошагала группа
из четырех милиционеров. Ровно гудел кондиционер. Задняя половина салона
микроавтобуса была отгорожена перегородкой, позади которой что-то
дребезжало и лязгало. По правой стороне улицы прошло еще три служителя
порядка. "Глянь, сколько ментов кругом! -- озабоченно покачал головой
Рябов, -- И ведь с самого утра!" Он приподнял забрало шлема, осторожно, по
лисьи, понюхал воздух, потом поднял забрало полностью. Остальные
последовали его примеру. В микроавтобусе пахло бензином, грязной рабочей
одеждой и французскими духами. "Что нам менты! -- татуированный достал
сигарету и закурил, -- Они тама, мы здеся -- сидим, никого не трогаем,
починяем примус ... ха-ха-ха!..." "Потерпеть не можешь? -- недовольно
спросила Аннета, -- И так дышать нечем!" -- рабочий комбинезон выглядел на
ней элегантным, как на фотографии в журнале "Пролетарка". "Не журысь,
Аннеточка! -- Ворон ласково потрепал ее по щеке, -- Кури, не кури -- все
одно, в могилу ляжешь." "Отстань ..." -- с брезгливой гримасой, Аннета
отбросила его руку. "Во, дает! -- восхитился татуированный, -- Эх, повезло
мне -- какую деваху отхватил!" Он повернулся к Эрику: "Вот ты,
Нидерландист, ученый, семи пядей во лбу -- объясни, почему такая краля
меня, простого парня, полюбила?" "Прекрати, пожалуйста!" -- резко сказала
Аннета. "Не знаю." -- без выражения отвечал Эрик. "Ворон, хлебало заткни!
-- вклинился Рябов, -- Мне ваш базар, что чирий в ухе."
     Микроавтобус ехал по Садовому Кольцу. Около небоскреба на площади
Восстания, вдоль грязно-зеленых сугробов стояло несколько милицейских
машин. Повсюду кишели милиционеры: гордо расхаживали по тротуару,
неустрашимо запихивали раннего пьяницу в воронок, бдительно проверяли у
подозрительного прохожего документы. Гулявший по улицам ветер свивал
падающий снег в десятки бледно-зеленых смерчей. "Ворон, ты сыворотку
прихватил?" -- спросил Рябов; "Прихватил." "Какую еще сыворотку?" --
проявился дефективный; "Ежели тебя заразная крыса в канализации укусит,
чего будешь делать?" -- объяснил татуированный. Они миновали Маяковку --
стараясь не чувствовать ничего, Эрик проводил взглядом окна своей бывшей
квартиры. "А что, много их там?" -- спросила Аннета, поджав от гадливости
губы. Возле кинотеатра "Форум" стоял военный патруль: два нескладных
долговязых солдатика и толстый расхристанный лейтенант (шинель его была
расстегнута, шапка -- сдвинута на затылок). "Хватает." -- отвечал Рябов,
озабоченно поглядывая по сторонам. "Мутантных или обычных?" -- "Обоих."
"Бр-р-р!" -- Аннета передернулась. "Не дрейфь! -- татуированный расправил
плечи и выпятил грудь, -- Я свою биксу в обиду не дам!" Дефективный
вытаращил глаза, раздул щеки и задергал кадыком в тщетной попытке беззвучно
выпустить из пищевода накопившийся там воздух.
     "Приехали. -- Рябов свернул в узкую боковую улицу, потом во двор
какого-то дома. -- На выход." Справа и слева от микроавтобуса высились
облезлые стены домов, наверху серела узкая щель неба. В проеме подворотни,
через которую они приехали, мелькали редкие прохожие. Татуированный и
дефективный полезли наружу. "Нидерландист и Аннета, сидеть внутри. Не дай
Бог засветитесь, -- Гришаня странно, по-стариковски, хихикнул, -- из вас
дорожные рабочие, как из Калача балерина!" Он вылез из машины, достал из
кармана мятый листок бумаги, испещренный какими-то чертежами, и осмотрелся
по сторонам, сличая виденное с нарисованным. Потом ткнул пальцем вниз:
"Здесь." Дефективный выволок из багажного отделения микроавтобуса лом и
стал остервенело тюкать по слежавшемуся снегу. Двор был совершенно безлюден
-- ни детей, ни жильцов, прогуливавших собак, ни бабушек у подъездов.
Татуированный вытащил из микроавтобуса барьеры и стал расставлять вокруг
постепенно проступавшей из-под снега крышки канализационного люка. Рябов
скомкал бумажку с чертежами и пустил ее по ветру. Окна нижних этажей
окрестных домов были забиты досками, окна верхних этажей -- разбиты. Удары
лома гулко резонировали в узком колодце двора. Где-то наверху моталась и
хлопала под ударами ветра незапертая оконная створка. Дефективный подцепил
крышку ломом и своротил на сторону -- из люка повалил густой, розоватого
оттенка пар.
     "Аннета, Нидерландист! -- позвал Рябов, -- Спускаемся!" Эрик вылез из
микроавтобуса и заглянул в люк: в бетонную стенку колодца были забиты
толстые металлические скобы, образуя лестницу. "Калач, бери рюкзак --
первым полезешь." Гришаня подобрал лежавший на снегу лом, сунул его в
заднее отделение микроавтобуса и запер дверцу. "Чтоб, ежели наебнешься,
никого с лестицы не сшибить." -- он хохотнул. Обиженно сопя, дефективный
вытащил из салона микроавтобуса небольшой красный рюкзак, неуклюже нацепил
его на спину и полез в люк. Ветер завывал в узком пространстве между
домами. На облезлых дверях подъездов висели монументальные висячие замки.
"Затем Ворон, Аннета и Нидерландист. -- приказал Рябов, -- Я последним
пойду." Он запер дверь салона микроавтобуса и надел защитные перчатки.
Татуированный молча сел на землю и скользнул вниз, Аннета последовала за
ним. Эрик подождал, пока девица спустится на две ступеньки ниже уровня
земли, натянул перчатки и осторожно погрузился в туман. На стекле шлема
немедленно выступили крупные розовые капли -- нащупывать ступеньки
приходилось вслепую. "Осторожно! -- зашипела снизу Аннета, -- Ты мне чуть
на руку не наступил, идиот!" "Быстрей!" -- торопил сверху Рябов, едва не
наступая Эрику на руки. Некоторое время они спускались в молчании.
     "Наконец-то!" -- с облегчением выдохнула Аннета и, судя по звуку,
спрыгнула на какую-то покрытую лужами поверхность. Хлюп!... Следовавший за
ней Эрик оказался в нешироком туннеле, тускло освещенном фонарями в руках
татуированного и дефективного. "Ежели ты еще раз мою биксу ..." --
угрожающе начал татуированный, пытаясь протиснуться мимо Аннеты к Эрику.
Большую часть ширины туннеля занимал глубокий канал -- стоять можно было
лишь вдоль одной из стен, на узкой зацементированной дорожке. На дне
канала, примерно в двух метрах от уровня дорожки, колыхалась черная густая
жижа. "Отстань от него!" -- в один голос одернули татуированного Аннета и
Рябов. "Ну чего, в какую сторону?" -- поинтересовался из темноты
дефективный; "В твою. -- отозвался Рябов, -- Топай вперед со средней
скоростью." Раздалось шарканье сапог, цепочка людей пришла в движение. Эрик
порылся в кармане, нашел, достал и включил фонарь -- в конусе света
перекатывались клубы полупрозрачного розового пара. Конец туннеля терялся в
темноте.
     Некоторое время они шагали в молчании.
     "Слушай, Гришаня! -- спросил, не прерывая движения, татуированный, --
А ты дорогу хорошо знаешь?" Стены и свод туннеля были облицованы черными
кафельными плитками. Цементный пол покрывали многочисленные лужи. "Ты
заместо базара лучше под ноги смотри! -- отвечал Рябов, -- В канаву
наебнешься -- каюк: через десять секунд сапоги разъест, не говоря уж о
комбинезоне!" Под сводом туннеля тянулся пучок кабелей в антикоррозийных
полимерных трубках. По стенам бежали розоватые капли. "А что там такое, в
канаве? -- Аннета опасливо посветила вниз, -- Я думала, просто нечистоты
..." Рябов негромко рассмеялся: "Нечистоты по трубам идут. А здесь --
дождевая вода, что с улиц стекает." Черная жидкость на дне канала вязко
колыхалась в свете фонарей. "Так сейчас же зима ... -- удивилась Аннета, --
Какие дожди?" "Вот то-то и оно! -- назидательно разъяснил Рябов, -- Часть
воды в Москву-реку ушла, остальное -- за зиму испарилось, а вся та гадость,
что в воде была, на дно выпала." "Ф-фу ..." -- девица передернулась и
перевела луч фонаря себе под ноги. "Слушай, Гришаня, -- плохо
отрегулированный микрофон придавал голосу татуированного нехарактерно
чистый тембр, -- нешто другой дороги нет?" "Есть. -- усмехнулся Рябов, --
Добудь пропуск и топай себе по Горького ... ты чего, Ворон, с коня упал?
Знаешь ведь, что в день смены дат центр города весь перекрыт ..." Капли на
стенах и потолке туннеля отсвечивали в лучах фонарей мириадами розовых
искр.
     Некоторое время они шагали в молчании.
     "Эй, Гришаня! -- удивленно воскликнул дефективный, -- Здесь проход
какой-то вбок!" Эрик чуть не наскочил на резко остановившуюся Аннету.
"Топай вперед, Калач! -- откликнулся Рябов, -- Нужно будет свернуть -- я
скажу, не сумлевайся!" Цепочка вновь пришла в движение. "Нам еще долго по
прямой хуярить, -- пояснил Гришаня, -- Я вас потому на Колхозную привез,
чтоб проще было под землей добираться." Эрик прошел мимо узкого прохода,
проделанного слева в стене. Рядом висела табличка с надписью "Р 286". "А
как сюда дождевая вода попадает?" -- вдруг спросила Аннета; "Видишь дырку в
потолке?... Во-он там, прямо над канавой ... Оттудова к дождевой решетке
труба вверх идет." Из полуметрового отверстия в своде туннеля сочился
слабый ореол дневного света. "Так все эти туннели из-за дождевой воды
понастроили? -- с сомнением протянула Аннета, -- Неужели не могли по трубам
пустить?" "Ну, девка, ты даешь! Тебе б не в сберкассе, а в ментовке,
служить -- гражданином следователем! -- похвалил Рябов, -- Я мыслю, что
туннели эти из-за кабелей прорыли -- глянь, сколько их под потолком висит
..."
     Некоторое время они шагали в молчании.
     "Эх, давненько я сюда не заглядывал ... годков двадцать, поди! --
ностальгически заметил Рябов, -- Вместе мы тогда лазили: я, Скрипач, да
Цыган покойный .... -- в его голосе послышались сентиментальные нотки, --
Как комендантский час объявили -- поневоле под землю уйти пришлось!"
Размеренное шарканье сапог действовало на Эрика усыпляюще. "Какой
комендантский час?" -- спросила Аннета. "Который Романов-внук объявил, --
отвечал Гришаня, -- когда папашу своего в геронтологическое отделение упек,
еби его конем ..."
     Некоторое время они шагали в молчании.
     "И ведь цельных три года народ морили! -- вдруг разразился Рябов, --
Как десять часов -- по хазам ... Суки, бля, позорные, что хотят, то с
народом и делают! -- он помолчал, а потом злорадно добавил, -- А хуй в
сраку не желаете, граждане начальнички?..." -- ругательства вылетали из
него без задержки, как жетоны из сломанного газирующего автомата.
     Некоторое время они шагали в молчании.
     "Много тогда блатных под землю ушло. -- с неожиданным спокойствием
продолжил воспоминания Рябов, -- Метром мы это дело называли ..." Через
каждые двадцать-тридцать метров от связки кабелей под потолком отходили
ответвления и исчезали в стенах. Там и сям на кафеле стен сидели
здоровенные жирные улитки с разноцветными -- синими, зелеными, желтыми --
телами и черными глянцевитыми раковинами. "Чтоб магазин взять или, там,
склад, лучшее время -- ночь ... а как туда во время комендантского-то часа
доберешься?..." Стоячие волны розового пара колыхались от потолка к полу и
от стены к стене. Откуда-то доносилось журчание воды. "А потом добыл
Скрипач карту, и пошел фарт струей: спускаешься в 'метро' у нас же в
подвале, вылазишь, где нужно, дела делаешь -- и обратно ... никакие менты
нам были не страшны!" Под потолком стремительно рассекая туман, словно
эскадрилья красных истребителей, пронесся рой фиолетовых мух. По
маслянистой поверхности черной жидкости в канале лениво расходились
непонятно откуда взявшиеся круги. "Однако, всякое бывало ... -- продолжал
Рябов, -- Цыган, к примеру, раз в одиночку пошел, да так и сгинул ... меня
потом, как самого молодого, к евойной биксе послали новость сообщать. Или,
скажем, Стриж с корешами: шестеро ушло, двое вернулось ..." Воцарилось
неприятное молчание, прерываемое лишь шарканьем и шлепаньем сапог. "И чего
те двое рассказали?" -- наконец спросил татуированный. "Ничего не
рассказали, -- неохотно отвечал Рябов, -- потому как с глузду съехали.
Стриж только рычал да щерился -- его жена потом в дурдом сдала ... а Топор
какое-то фуфло насчет крокодила толкал: мол, пожрал тех четверых за грехи
ихние аллигатор дьяволов с зубами огненными, очами вогнутыми и чревом
ненасытным, бездонным." Лучи фонарей и гигантские тени людей плясали на
стенах туннеля. Комбинезон на аннетиной спине влажно блестел крупными
розовыми каплями. Наушники по бокам шлема делали девицу похожей на
стрекозу. "Как это: 'с очами вогнутыми'?" -- неуверенно поинтересовался
татуированный. "Хуй его знает! -- раздраженно отвечал Рябов, -- Говорю
тебе: с глузду парень съехал ..."
     Некоторое время они шагали в молчании.
     "И что с ним потом сталось?" -- спросила Аннета. Впереди показался
мостик, перекинутый через канал и ведущий к боковому туннелю. "С кем, с
Топором?" -- "Да." -- "Повесился." На дорожке возле стены лежал обглоданный
до пергаментной белезны скелет какого-то мелкого животного -- видимо,
лягушки. Антикоррозийное покрытие на перилах мостика покрывали язвы
коррозии.
     Некоторое время они шагали в молчании.
     "Стой!" -- вдруг приказал Рябов. Эрик резко остановился, потом
осторожно приставил ногу. Аннета прошла по инерции еще два шага,
натолкнулась на татуированного и застыла в напряженной позе. "Слышите?" --
шепотом спросил Гришаня. Эрик прислушался, но ничего не услыхал. "Неужто не
слышите? Ведь громко же пищат, подлюги ... словно твои цыплята!" Тишина в
туннеле была настолько густой, что ее, казалось, можно было резать ножом.
Ладони Эрика рефлекторно сжались в кулаки, по спине под комбинезоном
скатилась капля пота. "Спокойно, крошка! -- татуированный обнял Аннету за
плечи, -- Я с тобой!" Тишина постепенно распадалась на отдельные звуки:
где-то капала вода, откуда-то доносился неясный шум. Потом неясный шум
распался на частое попискивание и тихий низкий рокот ... Эрик осторожно
повернулся на месте и посмотрел назад. "Не шевелиться! -- яростным шепотом
приказал Рябов, -- Я вам что про них рассказывал?" Пять фигур в нелепых
оранжевых комбинезонах застыли в разных позах, как в музее восковых фигур,
на узкой дорожке между стеной туннеля и черным провалом канала. Пять лучей
света неподвижно отсвечивали в розовых лужах на бетоне пола. Аннета
осторожно отстранилась от татуированного и обернулась назад, пытаясь
заглянуть мимо Эрика и Рябова в темноту туннеля. "Нишкни!" -- прошипел
Гришаня. Попискивание приближалось: будто по дорожке бежала стая цыплят --
Эрик мог различить топот и шлепот сотен лапок по покрытому лужами полу.
"Фонарь выключить?" -- тихо спросил татуированный. "Слепые они ... и глухие
тоже. -- досадливо прошептал Рябов, -- Я же объяснял!" "А чего ж тогда
шепотом говорите?" -- с еле заметной иронией поинтересовалась Аннета. "И то
верно ... -- в полный голос согласился Гришаня, -- Надо же, сам себе голову
заморочил." Пищание приближалось. "Главное -- не шевелиться ... -- сказал
Рябов, -- Они движение чуют ..." "Чем?" -- спросила Аннета; "Не знаю ...
Шевельнешься, так они со стенки на тебя сигают ... -- Гришаня помолчал, а
потом добавил, -- Живьем заедят, ежели большая стая." В темной глубине
туннеля уже можно было различить какое-то кишение; "Ой ..." -- с
отвращением выдохнула Аннета. Топот крысиных лап замедлился, пищание стало
громче. "Совещаются, суки. -- опять перешел на шепот Рябов, -- Чуют чего-то
... да, видно, не знают чего." Наконец, на нечеткой границе света и тьмы
показалась первая крыса -- розовое безволосое существо размером с морскую
свинку. Следом бежали еще три, чуть поменьше, затем еще две ... еще ... еще
... еще ... Эрик почти сразу сбился со счета. Чем ближе крысы подбегали к
людям, тем медленнее и менее целеустремленным становился их бег -- они
тыкались в стены, нюхали пол, подбегали к краю канала ... Наконец, вожак
поравнялся с ногами Рябова -- попискивая, он остановился и стал исследовать
препятствие. Эрик затаил дыхание. Вожак попытался залезть на подъем
рябовского сапога, однако лапы его соскользнули. Следующие три крысы
медленно подтрусили поближе, постояли полукругом, потом посеменили,
переваливаясь, дальше: две -- к эриковым сапогам, одна -- еще дальше.
Аннета издала странный горловой звук -- будто подавилась рыбьей костью
(Эрик чуть не обернулся, чтоб посмотреть на нее). И сразу же набежала
третья "волна", потом четвертая ... Через минуту крысы кишели повсюду:
сновали от одного человека к другому, громко пищали и подпрыгивали, пытаясь
вскарабкаться людям на ноги. Их лапы раз за разом соскальзывали с
маслянистой поверхности крысозащитных сапог ... звери прыгали снова и
обрывались вниз, обрывались вниз и прыгали снова -- с упорством игрушечного
автомобиля, натолкнувшегося на плинтус. Белые, без зрачков, глаза блестели
в лучах фонарей жемчужными бусинками, острые коготки неприятно скрежетали
по поверхности сапог, короткие тупые хвосты торчали вверх, как карандаши.
Вдруг крысы резко остановились и умолкли.
     Стало тихо.
     Потом одновременно, как по команде, вся стая бросилась к стене и
полезла вверх, отчаянно пища и цепляясь когтями за цементные полоски между
кафельными плитками. "Помните, что я говорил. -- сказал Рябов свистящим
шепотом, -- Шелохнетесь -- хана." Животные лезли по стене плотным
шевелящимся ковром: верхние уже достигли уровня человеческого плеча, нижние
-- толкались внизу, ожидая своей очереди. Ближайшая крыса находилась в
полуметре от эриковой головы -- он мог разичить торчавшие изо рта клыки и
маленькую розовую присоску рядом с кончиком хоста. На несколько секунд
животное повисло точно напротив его лица, впившись в стену когтями и
присоской. Потом перегнулось и стало водить белыми, без зрачков глазами по
сторонам -- жирное тело мелко тряслось, розовые уши, усы и черная пуговка
носа непрерывно шевелились. Внезапно стало тихо -- пищание прекратилось.
Эрик кожей шеи ощутил, насколько тонок его комбинезон -- подавив безумное
желание прибить крысу изо всех сил кулаком, он замер на месте. Луч
аннетиного фонаря на полу впереди него чуть-чуть дрогнул ... или ему
показалось? Откуда-то доносился звук падавших в воду капель ... или это
стучало у Эрика в ушах? Вдруг резко, как по команде, пищание возобновилось:
нижние крысы стали спрыгивать на пол и отбегать от стены, верхние --
осторожно поползли вниз. Аннета издала вздох облегчения, татуированный
выругался, дефективный пукнул. "Рано радуетесь! -- злобно прошипел Рябов,
-- А ну, нишкнуть!" Наконец, все крысы оказались внизу -- они громко
пищали, толкались и нетерпеливо подпрыгивали на месте. Потом колонна пришла
в движение -- звери пробегали мимо ног Эрика двойками, тройками и
четверками ... Постепенно, поток иссяк -- отчаянно пища и дергая хвостом,
пробежала последняя крыса. "Без команды не двигаться! -- громко приказал
Рябов, -- Ждите!" Эрик вдруг ощутил острую боль в пояснице -- все это время
его мышцы были напряжены в струну. Он шевельнулся. "Я что сказал?!" --
рявкнул Гришаня. Прошло минуты две, топот и пищание крыс затихли в темноте
туннеля. Наконец, Рябов скомандовал: "Отбой!" Люди, громко переговариваясь,
стали потягиваться и разминать затекшие члены.
     "Пронесло!" -- выдохнула Аннета. "Пронесло-то пронесло, -- голос
Гришани звучал почти добродушно, -- да только крысы эти, иной раз, сначала
вперед, а потом назад бегут." "Пущай себе бегут! -- легкомысленно отвечал
татуированный, -- Пяток минут постоим -- всего-то и делов!" "А что они
едят?" -- спросила Аннета. "Ребята сказывали, что они из канавы пьют. --
отвечал Рябов. -- Эта гадость для них, вроде как, все сразу: и еда, и
питье, и белки, и углеводы ... -- он помолчал, потом повернулся к Эрику и
толкнул его в плечо, -- Ладно, побазарили и будет! Вперед!" Шаркая ногами,
цепочка людей пришла в движение. "Поторапливайся, Калач! -- прикрикнул
Рябов, -- Поди, не к бабушке на именины трюхаешь!"
     Некоторое время они шагали в молчании.
     "Послушайте, Гришаня! -- вдруг спросила Аннета, -- А почему вместо
того, чтоб под землей идти, мы в этом подвале под сберкассой загодя не
спрятались?" "Завязывай, девка! -- в голосе Рябова послышалось раздражение,
-- Отчего да почему ..." В силу случайного совпадения, а, может, из
подсознательного стремления к единству, все пятеро шагали сейчас в ногу. По
стене, строго горизонтально земной поверхности, ползла бесконечная вереница
полупрозрачных голубых муравьев (Эрик не заметил, когда и откуда она
началась). "В том подвале тебе шесть часов сидеть бы пришлось. -- Гришаня
смачно отхаркался, но, видно, вспомнив про шлем, плевать не стал, -- Сама
посчитай: центр перекрывают без четверти шесть, а смена дат начинается в
двенадцать."
     Некоторое время они шагали в молчании.
     "А по мне, так шесть часов в подвале лучше, чем два в канализации ..."
-- не обращаясь ни к кому конкретно, сказала Аннета. Вереница муравьев
изогнулась под прямым углом вверх и исчезла в дырке, проделанной в потолке
туннеля для какого-то кабеля. "А что делать собираешься, ежели менты подвал
обыщут?" -- не обращаясь ни к кому конкретно, иронически поинтересовался
Рябов.

     Примерно через полчаса Эрик окончательно потерял счет времени. По
внешней поверхности щитка его шлема стекали розовые капли. Клубы розового
пара медленно проплывали мимо его плеча. Искрясь в свете фонаря, из-под
сапог вылетали розовые брызги. Темнота обволакивала тело и сознание, как
черная вата. Мерная ходьба без усилия навевала неуместные мысли. Вместо
того, чтобы сосредоточиться на вопросе выживания, Эрик вспоминал
недорешенное им в пятницу уравнение, лялькино прикосновение к своим
волосам, гомерический смех Мишки Бабошина, и, почему-то, светкин бюст.
Какие подсознательные связи объединяли эти разномастные воспоминания в одну
ассоциативную цепочку? Как уложить эту нелепую цепочку в текущее
мироощущение Эрика? Каково место Эрика в морально-эстетическом портрете его
поколения? И как вплетается его судьбоносное поколение в непростую
нравственную ткань их героической страны?

     "Вот, например, я. -- сказал татуированный, будто продолжая давно
начатый разговор, -- Был душегуб, есть душегуб, и завсегда душегубом
останусь. Родился таким: с детства всех, кто слабее меня, тиранил ...
потому как нет слаще мне удовольствия, чем другому человеку боль причинить.
Иной раз вкуснее даже, чем бабу трахнуть ... эти две вещи у меня,
почему-то, вместе идут. И то верно: ежели ты какого мужика сильней
окажешься, то, значит, и на его бабу все права имеешь. Да не в одной силе
дело -- отчаянность, иной раз, за две силы идет. Помнится, был один
штангист в Кировском изоляторе -- косая сажень в плечах, двести килограмов
поднимал ... так он для всего барака дунькой служил. А как получилось:
поймал я его в бане, сказал пару ласковых, да ножик показал -- тут он, без
дальнейших уговоров, сам раком и встал. Или, помнится, шел я с похмелюги
через парк, башлей нет, настроение -- хуже некуда, а тут навстречу -- три
фраера с девками. Ну, слово за слово, вмазал я одному по сусалам, остальных
пугнул, как следует -- чтоб в штаны наложили -- а потом взял одну из девок
за волоса, да тут же под кустом и отымел. И что характерно: билась она
поначалу, рожу мне царапала, а как только впендюрил -- вмиг обмякла,
руки-ноги раскинула и только стонет. Э-э ... чего там говорить ... я, как
мужика с бабой завижу -- хоть на улице, хоть в кино -- так хлебом не корми,
а дай только того мужика отпиздить, а еще лучше -- замочить, а бабу его
выебать. Симпатичная ли баба, уродина -- роли не играет: ежели с мужиком --
так обязательно отнять и отыметь надо ... А если б она без кавалера была --
то я, может, и не позарился бы на нее совсем! Это мое поведение лагерный
психолог так объяснял: икстинкт обладания самки, грит, у тебя
репертрофированный ... слишком большой, значит ... а излишек того икстинкта
переходит в насилие и придает ему ... э-э, как его ... сексуальный
характер. Или, скажем ..."
     "Заткнись, животное." -- ровным голосом перебила Аннета. Татуированный
осекся на полуфразе. Эхо его последнего слова истерически заметалось в
тесном проеме туннеля, а потом упало, как подстреленное, на раскисший
цемент пола.

     Темнота и однородность окутывавшего Эрика пространства замутняла
восприятие времени. И наоборот: отсутствие временных ориентиров делало
окружающую Вселенную то несообразно малой, то бесконечно большой.
Математическая взаимозаменямость расстояния и времени посылала воображение
Эрика в неправильном -- с точки зрения поэта, художника или актера --
направлении. Математическая взаимозаменямость времени и расстояния
приводила его логику к неверному -- с точки зрения музыканта, философа или
простолюдина -- результату. Сколько часов и километров Эрик и его спутники
прошли с начала пути? Сколько километров и часов осталось им до цели?
     Некоторое время они шагали в молчании.

     "Стойте!" -- раздался голос Рябова, и Эрик резко остановился, чуть не
наскочив на Аннету. "Ворон, становись на мое место, а я вперед пойду."
Татуированный и Гришаня протиснулись мимо Эрика в противоположных
направлениях. "Сейчас катакомбы начнутся. -- предупредил Рябов, --
Смотрите: потерятесь -- искать не стану!" Цепочка людей вновь пришла в
движение. Вскоре показался ажурный мостик, ведущий через канаву в боковой
проход -- Рябов свернул туда (Эрик заметил, что вор держит в руке
оцелофаненную страничку -- видимо, карту). Бонг!... Бонг!... Бонг!...
загудел металлический настил моста под тяжелыми крысозащитными сапогами.
Боковой туннель был заметно уже. Ни дренажных отверстий в потолке, ни
канавы там не имелось -- лишь змеи кабелей извивались по стенам. Через
несколько минут Рябов свернул направо, потом налево, потом еще раз налево,
потом еще раз направо ... Эрик быстро потерял направление ... После десятка
поворотов они оказались в небольшом помещение с тремя уходившими из него
коридорами -- где им пришлось ждать, пока Гришаня, бессвязно сквернословя,
выбирал по карте, куда нужно идти. Наконец, они медленно зашагали дальше.
Иногда Рябов останавливался и сверял номера коридоров (кое-где указанные на
настенных табличках) с картой. Пол под ногами стал скользким и неровным --
цемент во многих местах был корродирован и превратился в вязкую
темно-красную грязь. Пар сгустился почти до консистенции жидкости -- Эрик
едва различал стены. Рябов становился все раздраженнее и, когда Аннета
спросила, долго ли еще идти, то чуть не прибил ее. "Заткни хлебало, девка!"
-- заорал он свирепо, и Аннета обиженно притихла. Вскоре коридор стал еще
уже и ниже (чтобы верхушка шлема не цеплялась за кабели под потолком, Эрику
приходилось часто наклонять голову). Наконец, они оказались в большом
квадратном помещении, из которого уходил лишь один коридор -- тот, по
которому они пришли. На стене висела табличка с непонятной надписью
"ХРАНИЛИЩЕ ОБОРУДОВАНИЯ", на раскисшем цементном полу валялось несколько
изъеденных в кружева металлических труб. Рябов опустился на четвереньки и
заглянул в большое круглое отверстие в стене возле пола. "Чего ищем,
Гришаня?" -- поинтересовался татуированный, но ответа не получил. Кряхтя,
Рябов встал на ноги: "Калач, нейтрализатор доставай." Дефективный снял
рюкзак, плюхнул его на пол и развязал горловину. Аннета бесстрастно следила
за его действиями, татуированный что-то насвистывал, Эрик закрыл глаза и не
думал ни о чем. "Вот он. -- дефективный нашел, наконец, нейтрализатор и
потащил его из рюкзака, -- Зацепился за что-то, з-зараза!..." Раздался
треск рвущейся материи, на пол полетели какие-то мелкие предметы. "На!" --
радостно сказал дефективный и шагнул к Рябову, протягивая ярко-зеленый
цилиндр нейтрализатора. Хрусть! -- хрустнуло что-то под его сапогом. "Ты
чего раздавил, мудило?!" -- страшным голосом спросил Рябов; "Раздавил? --
невинно удивился дефективный, -- Чего раздавил?" "С тобой, недоумком,
разговаривать -- только время терять!... -- Гришаня опустился на
четвереньки и стал собирать разбросанные по полу предметы, -- А вы что
стоите, как у кума в кабинете?" Аннета, татуированный и Эрик последовали
его примеру. "Это он ампулы с сывороткой ... -- Аннета подобрала
расплющенную картонную коробочку и проверила ее содержимое, -- Ни одной
целой." "Ну-у, мудак!... -- с ненавистью сказал Рябов, -- Мозгов меньше,
чем у мандавошки!" Он сокрушенно покачал головой, с кряхтением встал,
подошел к отверстию в стене, наклонился и, прицелившись раструбом
нейтрализатора, повернул рукоятку. Раздалось шипение, из нейтрализатора
ударила струя зеленой пены. "В трубах этих, иной раз, всякое говно
застаивается. -- хмуро объяснил Гришаня в ответ на незаданный вопрос
Аннеты, -- Комбинезон разъесть могет, когда ползти будем." "Ползти? --
тревожно спросила девица, -- Далеко ползти?" Рябов повернул рукоятку
нейтрализатора в исходную позицию, и струя иссякла. "Недалеко. -- он
аккуратно поставил зеленый цилиндр у стены, -- Метров тридцать." Из
отверстия в стене валил густой розово-зеленый пар.
     На мгновение наступила тишина, смешанная с шипением умирающей
химической реакции.
     "Эй ты! -- окликнул Рябов стыдливо отошедшего в сторону дефективного,
-- Первый пойдешь!" Дефективный суетливо подхватил с пола рюкзак и стал
надевать его на спину. "Да не пролезешь ты в трубу с рюкзаком! -- досадливо
махнул на него рукой Гришаня, -- Впереди толкать нужно." Калач торопливо
опустился на четвереньки, затолкал рюкзак в отверстие и, извиваясь, как
гигантский червяк, полез в трубу. "Смотри, комбинезон не порви! -- крикнул
ему вслед Рябов. -- Там из стенок железки могут торчать." "Угу ..." --
неразборчиво промычал дефективный. "Ты зачем его на дело взял, Гришаня? --
поинтересовался татуированный, -- С такого мудака убытка больше, чем
прибытка!" "А двери тебе кто открывать будет? -- отвечал Рябов, --
Аннетка?"
     Дергающиеся ноги дефективного исчезли в клубах розово-зеленого пара.
     "Ты теперь." -- приказал Гришаня. Аннета опустилась на колени и
скользнула, как змея, в отверстие. "Сейчас я пойду, затем Нидерландист, а
потом ты, Ворон." -- распорядился Рябов и с кряхтением полез в трубу.
     Дергающиеся ноги Гришани исчезли в клубах розово-зеленого пара.
     Эрик опустился на корточки и посветил в отверстие фонарем -- из-за
пара видно ничего не было. "Давай, нидерландская морда, -- поторопил
татуированный, -- не засиживайся!" -- Эрик полез внутрь. Труба оказалась
несколько шире, чем казалось снаружи, однако встать внутри нее на
четвереньки все же не удавалось, так что приходилось подтягиватся на
локтях, извиваясь, как пресмыкающееся. Лицевой щиток немедленно покрылся
густой розовой росой и клочьями зеленой пены, ползти в мешковатом
комбинезоне было неудобно и жарко. Метров в десяти от входа из стенок
торчали ошметки некогда перегораживавшей трубу решетки -- следя, чтоб не
зацепиться за них комбинезоном, Эрик аккуратно перелез через препятствие. И
вдруг наткнулся на Рябова; "Нишкни! -- со странной напряженной интонацией
прошипел вор, -- Тихо!" Эрик распластался на дне трубы и попытался
вытянуться внутри комбинезона -- так, чтобы рубашка отклеилась от потной
спины. Сзади слышались проклятия татуированного и смутная возня. "Быстро!
-- вдруг ожил Рябов, -- Не зевайте, если жизнь дорога!" -- он судорожно
полез вперед. "Чего там у вас?" -- спросил сзади татуированный. "Крысы!"
Возня и проклятия позади Эрика на мгновение стихли и тут же возобновились с
утроенной силой. "Гришаня! -- в голосе Ворона слышались истерические нотки,
-- Я тут комбинезоном зацепился за эти, блядь ... как их ..." "Отцепляйся,
дурень! -- отвечал Рябов, не останавливаясь, -- Заедят!" Отогнав
сумасшедшую мысль вернуться, чтоб помочь татуированному, Эрик устремился за
Гришаней -- и вдруг увидал справа круглое отверстие сантиметров сорок в
диаметре. Он на мгновение замер и прислушался: из боковой трубы доносились
еле слышный писк и дробный топот маленьких лапок. Он быстро пополз вперед.
"Не отцепляется, с-сука!" -- странно-визгливым голосом вскрикнул позади
татуированный. "Скорей! -- отвечал невидимый в темноте Рябов, -- Всех нас
погубишь, недоделок!" Эрик добрался, наконец, до конца трубы и вывалился
наружу, плюхнувшись в лужу зеленой пены на полу узкого коридора. (Его
хриплое дыхание заполняло шлем, вытекало сквозь межмолекулярные промежутки
лицевого щитка наружу и втекало обратно через мембраны микрофонов.) "Где
Ворон?" -- заорал Рябов; "Не знаю." Гришаня пал на четвереньки, сунул
голову в трубу и застыл, прислушиваясь. Аннета, дефективный и Эрик
сгрудились полукругом за его спиной. На мгновение стало тихо -- тишину
нарушали лишь отдаленно-неразборчивые крики татуированного и звуки падавших
с потолка и разбивавшихся об пол капель. "Отцепился! -- неожиданно
членораздельно заорал татуированный, -- Гришань, мне чего, замереть?" "Не
поможет! -- яростно крикнул Рябов, -- Сюда ползи!" -- "Ползу!" Заглушаемый
до сих пор воплями татуированного, крысиный писк стал теперь явственным.
Рябов встал на ноги и, хотя его никто не спрашивал, объяснил: "Ежели лежишь
-- то, чего ни делай, все равно бросятся ... -- он судорожно, со всхлипом,
вздохнул, -- А ежели на него бросятся, то и на нас тоже ..." "Как это?! --
задохнулась Аннета, -- Почему?" Судя по звукам, доносившимся из трубы,
татуированный вот-вот должен был выползти наружу. "Когда они из дырки будут
выскакивать, бейте их сапогами! -- приказал Рябов, -- Да смотрите, чтоб они
на вас со стен или потолка не прыгнули!" "Может, убежим?" -- спросила
Аннета хрипло; "От них не убежишь! -- Гришаня неожиданно усмехнулся, -- Оно
и видно, как ты своего кавалера ..."
     "А-а-а!!!" -- раздался дикий вопль татуированного.
     "Ну все. -- свистящим шепотом сказал Рябов, -- На том свете увидимся!"
Он шагнул поближе к трубе ... и вдруг отскочил назад -- из отверстия
вывалился Ворон. На спине у него висели две крысы -- комбинезон висел
клочьями, и было видно, что звери вгрызлись зубами в его тело -- на
безволосых розовых телах веднелись брызги крови. "Дави их!" -- дико заорал
Гришаня, стараясь перекричать вопли татуированного. Дефективный обеими
ногами прыгнул несчастному на спину; "Уоп-п!" -- крякнул Ворон и затих
бесформенной грудой на полу. Одна из крыс осталась лежать, размазанная по
его спине, другая, волоча задние лапы и отчаянно вереща, попыталась уползти
в сторону -- Эрик никогда бы не подумал, что животное может так кричать.
Аннета молча шарахнулась с ее пути и бесследно канула в тумане ... и тогда
Эрик ударил животное изо всех сил сапогом в розовый бок. С неприятным
звукам брошенного на прилавок куска мяса крыса шмякнулась о стену и упала
бездыханная на пол. "Смотрите! -- хрипло заорал дефективный, -- Их там
много!" -- он посветил фонарем на отверстие трубы. Раз ... два-три ...
четыре-пять-шесть ... крысы выскакивали из клубов розово-зеленого пара,
одна за другой пробегали по неподвижному телу татуированного и кидались в
стороны. Некоторые пытались залезть на сапоги людей и были безжалостно
растоптаны, однако большинство бросалось к стенам и начинало карабкаться
вверх. "Бейте их, -- истерически закричал Рябов, -- пока они до потолка не
добрались!" Сквозь клубы пара видно было плохо ... содрогаясь от
гадливости, Эрик примерился к ближайшей крысе и сбил ее на землю -- однако
та приземлилась на четыре лапы, ловко вывернулась у него из-под сапога и
опять прыгнула на стену. На этот раз рисковать он не стал -- когда крыса
поднялась примерно на полметра от пола, он изо всех сил пнул ее ногой.
Раздался неприятный хруст, и животное упало мертвое на пол.
     Эрик огляделся: мутные конуса света метались по стенам и потолку,
слышались хриплые крики людей, глухие удары и верещание крыс. В нескольких
метрах от него искрил перебитый (молодецкой ногой дефективного?) кабель.
(Соприкасаясь с испарениями, искры шипели и оставляли позади себя длинне
туманные хвосты -- как маленькие кометы.) Эрик расширил луч своего фонаря
-- розовые тела крыс стали заметнее на черном кафеле стен. Р-раз!...
Дв-ва!... Окончательно отбросив чувство брезгливости, он размазал по стене
двух животных, добравшихся уже до уровня его глаз ... "Давайте, ребята! --
услыхал он задыхающийся голос Рябова, -- Стая небольшая попалась ...
отбиться могем!" Тр-ри!... Эрик подпрыгнул и сбил на пол здоровенную крысу,
на удивление быстро бежавшую по висевшему под потолком кабелю, а потом
наступил на нее сапогом. (Раздавленное животное проскользило под его ногой,
и он чуть не упал.) Бум! Бум! -- срезонировав в замкнутом пространстве
коридора, громовые раскаты выстрелов больно ударили по барабанным
перепонкам. "Не стрелять! -- заорал невидимый Рябов, -- Всех нас перебьешь,
шалава!" Четыре!... Пять!... Эрик задавил двух крыс, бессмысленно
метавшихся у него под ногами. Больше животных в поле его зрения не было.
"Эй, Ворона помогите поднять ... -- услыхал он голос Рябова, -- Быстро!"
Эрик перевел дух -- побоище кончилось подозрительно быстро ... куда они все
попрятались? Он попытался вытереть пот с лица, однако его рука наткнулась
на щиток шлема. Клубы пара, валявшиеся повсюду окровавленные тушки крыс и
влажно блестевшие оранжевые комбинезоны придавали пейзажу после битвы
фантастически-нереальный оттенок. "Нидерландист, Аннета! -- свирепо рявкнул
Рябов, -- Где вас черт носит?" Эрик шагнул в сторону смутно видневшихся в
тумане силуэтов: дефективный держал под мышки безжиненно повисшее тело
татуированного, Гришаня возился в лежавшем у стены рюкзаке. Лицевые щитки
всех троих запотели, так что лиц видно почти не было. "Поворотите его
спиной!" -- приказал Рябов. Эрик помог дефективному повернуть Ворона и
содрогнулся: комбинезон на лопатках несчастного был изодран в клочья и
залит кровью. Из марева тумана неслышно выступила Аннета и встала рядом.
"Скорей ..." -- Рябов приладил большой кусок изолирующего пластыря -- так,
чтобы тот закрыл дыру в комбинезоне. "А-а-а!..." -- громко застонал
татуированный, и дефективный от неожиданности чуть не разжал руки. Глаза
Эрика щипало от попавшего в них пота -- он крепко зажмурился, потом помотал
головой ... ни то, ни другие не помогало. "Эй!... -- Рябов постучал по
щитку шлема татуированного, -- Оклемался?..." "Спина-а ... -- простонал
тот, -- и бо-ок ..." -- вор осторожно отстранил дефективного и встал сам,
согнувшись в поясе, держась за стенку и покачиваясь. "Ребро у тебя, видать,
сломано ... кореш твой так тебя от крыс защищал. -- по тону рябовского
голоса было слышно, что он иронически улыбается, -- И спину они тебе
искромсали." "Что?!! -- татуированный резко распрямился, но тут же согнулся
опять и схватился рукой за бок, -- Сыворотка где?" "Известно, где! --
отвечал Гришаня, -- Калача спроси, он тебе покажет ..." "Гнида!... --
бессильно простонал татуированный, -- Я тебя сейчас, гада ..." Он попытался
слабой рукой расстегнуть набедренный карман -- дефективный испуганно
попятился назад. "Тихо! -- одернул их Гришаня, -- Потом собачиться будете.
-- он перехватил руку Ворона и отвел ее в сторону, -- Сыворотка в сберкассе
должна быть, в аптечке ... так, Аннета?" "Так." -- подтвердила девица. Эрик
осмотрел свои сапоги и потоптался в луже, стараясь смыть с них крысиную
кровь. "А потому склоку отставить и марш вперед -- через пятнадцать минут
на месте будем." Дефективный суетливо подобрал с пола рюкзак и, совершая
множество ненужных движений, стал завязывать горловину. "А через сколько
минут сыворотку еще не поздно колоть?" -- дребезжащим голосом спросил
татуированный. "Через сорок." -- отвечал Рябов.
     Он окинул взглядом свое потрепанное в бою войско: "Я впереди пойду,
затем Аннета, затем Нидерландист с Вороном ... поможешь ему, понял? -- Эрик
кивнул. -- А в конце ты, Калач." Дефективный нацепил на спину рюкзак. Эрик
сунул свой фонарь в карман, закинул руку татуированного себе за шею и
обхватил вора за пояс. "Готовы?" "Да." -- нестройно ответили Аннета и
дефективный. "Пошли!" Эрик вытянул голову, чтобы поудобнее пристроить руку
Ворона на своем плече ... и вдруг увидал, как в пяти метрах впереди них по
подвешенному под потолком кабелю стремительно бежит крыса. Слова
предостережения застряли в его осипшем от долгого молчания горле -- будто
завороженный, он следил, как животное резко замедлило бег, но все же
пронеслось по инерции мимо Рябова, остановилось точно над Аннетой и
прыгнуло вниз. Цоп!... -- когти животного вцепились в гладкую ткань
комбинезона. Шмяк!... -- прежде, чем Эрик успел подумать, его кулак сбил
крысу с аннетиного плеча -- от неожиданности девица шарахнулась в сторону.
Крыса ударилась жирным телом в спину Рябова и упала на землю. Хрусть!... --
Эрик задавил ее ногой. "Что такое?" -- обернулся Рябов. Эрик молча указал
на мертвое животное. "С потолка сиганула?" -- "Да." Вокруг расплющенной
розовой тушки расплывалась алая лужица крови.
     "Спасибо ..." -- в первый раз со времени их знакомства в обращенных к
Эрику аннетиных словах не было ни презрения, ни неприязни. "Чего стоим?
Пошли! -- злобно закаркал татуированный, -- Я тут подыхаю, а они ..." Он
закашлялся, страдальчески схватившись свободной рукой за бок -- пятно света
от его фонаря запрыгало вверх-вниз по стене. "И верно, пошли!" -- поддержал
Рябов.
     Цепочка людей пришла в движение.

     Розовые капли стекали по аннетиной спине, розовые капли падали с
гирлянд кабелей на раскисший пол, розовые капли скользили по блестящему
кафелю стен ... В цементной жиже под ногами извивались жирные розовые черви
-- или это переплетались круги в уставших глазах Эрика?... На стене, на
стыках кафельных плиток, прорастали призрачно-прозрачные зеленые грибы --
или они были плодом его воображения?... Пар, мутный свет фонарей, шарканье
сапог и хриплое бормотание татуированного клубились и булькали, как
ингредиенты в кастрюле супа. Тяжелая, как кастет, ладонь вора вцепилась
Эрику в плечо; тяжелое, как мешок, тело оттягивало левую руку. Сколько им
еще идти?... Может татуированный успеет за это время умереть?
     Эрик помотал головой, разрывая цепочку нелепых мыслей ...

     Коридор резко свернул направо и уперся в начало винтовой лестницы.
"Тише теперь. -- бросил через плечо Рябов, -- Кончай трандеть!"
Татуированный перестал бормотать -- было лишь слышно, как он хрипло дышит.
Эрик стал осторожно подниматься по узким изъеденным коррозией ступенькам,
волоча за собой мотавшегося из стороны в сторону вора. Перила проржавели и
качались, идти было неудобно -- дефективный споткнулся и приглушенно
выругался. "Тихо, говорю!" -- шепотом прикрикнул на него Гришаня. Некоторое
время они карабкались в молчании, потом остановились и некоторое время
слушали рябовские проклятия, перемежаемые негромким стуком металла по
металлу. Наконец, пройдя сквозь дверь из проржавевшей листовой стали, они
оказались в каком-то темном подвале. "Посвети! -- Гришаня отдал свой фонарь
Аннете, достал из набедренного кармана пистолет и стал, неуклюже ворочая
пальцами в толстых рукавицах, наворачивать на дуло черный цилиндр
глушителя. -- Калач, Ворону помоги!" Дефективный выудил из кармана
татуированного пистолет, навернул глушитель и опасливо вложил тому в руку.
(Эрик заметил, что собственного пистолета у дефективного не было.) "У,
падла!" -- прошипел Ворон вместо спасибо. Аннета вернула Рябову фонарь и
навинтила глушитель на свой пистолет.
     Осторожно ступая по заваленному ржавыми трубами и каким-то тряпьем
полу, они подошли к массивной двери из суперпластика. "Калач, открой. --
приказал Рябов, -- И чтоб ни шороха ..." Обуреваемый важностью момента,
дефективный сунул свой фонарь Аннете, спустил с плеч рюкзак и стал
развязывать тесемки. "Херово мне ... -- сипло пожаловался татуированный, --
Рожу тянет прямо невмоготу ... вот-вот лопнет." "Потерпи чутка ... --
ободрил его Рябов, -- Немного осталось." Калач достал похожую на большую
готовальню коробку и откинул крышку -- в коробке лежали тонкие непонятные
инструменты из светлого блестящего металла. Он стащил перчатки и протянул
Рябову: "Подержи!" -- тот молча принял. "Сесть ... -- прохрипел
татуированный, -- ... хочу!" Эрик осторожно посадил его на пол, прислонив
спиной к стенке. Дефективный достал из "готовальни" две спицеобразные штуки
с тонкими гибкими лопаточками на концах и шляпками, как у гвоздей, и
склонился перед дверью; "На замок свети!" -- повелительно приказал он
Аннете. Движения вора стали на удивление точными и быстрыми -- он вставил
лопаточки в замочную скважину, поводил вверх-вниз и, зафиксировав
правильное положение, одновременно нажал на шляпки. Раздался негромкий
щелчок, дверь приоткрылась. "Ловкость рук и никакого мошенства! -- шепотом
похвастался дефективный, обращаясь почему-то к Эрику, -- Учись, фраер, пока
я жив ... это тебе не косинус-хуесинус!" "Хлебало заткни!" -- одернул
Рябов, бесшумно растворяя дверь. Эрик увидал маленькое помещение со
стеллажами, заваленными картонными коробками, пачками бумаги, стопками
дискет, папками и прочими канцелярскими товарами. Он помог татуированному
встать; "Я теперь сам ... -- вор оперся рукой о стенку и застыл,
покачиваясь, -- Отлезь." В противоположной стене кладовки была дверь,
из-под которой сочилась слабая струйка дневного света. "Тц-тц-тц ... --
расстроенно поцокал языком Рябов, -- Может, тебе здесь обождать, Ворон?"
Дефективный защелкнул "готовальню", уложил ее в рюкзак и затянул тесемки.
"Не-е ... -- с придыханием отвечал татуированный, -- Не боись, я ... того
... на собачку нажать сил хватит!" Гришаня повернул выключатель на стене, и
кладовку залил неожиданно яркий свет: "Погодите, пока глаза к свету
привыкнут. -- он выключил и убрал в карман фонарь. -- Чего делать,
помните?" "Помним." -- отвечал дефективный. "Ну, с Богом!..."
     Рябов толкнул дверь и шагнул в расположенную за ней комнату.
Татуированный нетвердо последовал за ним. Аннета придержала дверь, дав ей
беззвучно закрыться.
     Несколько следующих секунд прошли в абсолютной тишине, потом раздался
странный шум, более всего похожий на звук плевка: П-пью! И тут же еще раз:
П-пью! Потом опять наступила тишина, а минуты через полторы дверь кладовки
распахнулась -- на пороге стоял Рябов: "Выходите." Аннета, Эрик и
дефективный вышли наружу и оказались в большой комнате, уставленной рядами
концелярских столов. В проходе ничком лежала полная женщина в
ярко-малиновом вязаном костюме, вокруг ее головы растекалась лужа крови.
(Юбка женщины задралась, открыв ляжки и ягодицы, обтянутые черными
фланелевыми панталонами.) Из под одного из столов торчали мужские ноги в
серых измятых брюках и стоптанных ботинках -- верхней половины тела видно
не было. "Заведующая и заместитель?" -- спросил Рябов; Аннета кивнула. Эрик
расстегнул застежку у ворота комбинезона, откинул шлем за спину и с
наслаждением вытер лоб тыльной стороной ладони. Следуя за Рябовым и
Аннетой, он осторожно обошел мертвую женщину, вышел из комнаты в коридор,
свернул направо и оказался перед массивной стальной дверью с цифровым
замком. "Вперед и с песней!" -- шепотом приказал Рябов.
     Дефективный плюхнул рюкзак на пол, пал на колени и стал торопливо
развязывать тесемки.
     "Эй, -- из-за угла коридора, спотыкаясь, выковылял татуированный, --
Вы мне сыворотку несете или как?" Несчастный будто сошел с плаката на стене
поликлиники: глаза, как у восточноазиата, ярко-алая полоска губ пересекала
лицо от скулы до скулы, молочно-бледные щеки натянулись, как на барабане.
"Еб-ти!... -- воскликнул Рябов с выражением человека, которому напомнили о
чем-то давно забытом, -- Сейчас Аннета принесет." Не дожидаясь приказания,
девица метнулась обратно в комнату, откуда они пришли. "Ну, чего стоишь? --
прикрикнул на татуированного Гришаня, -- Иди на стрему ... всех нас под
монастырь подведешь, мудило!" Татуированный уковылял за угол. Дефективный
выволок из рюкзака толстый металлический диск с какими-то кнопками и
цифреблатами на одной из сторон и приложил его (противоположной стороной) к
двери возле замка. Диск прилип -- видимо, был намагничен. Аннета вернулась
с небольшим белым чемоданчиком под мышкой и молча завернула за угол --
туда, где стоял на стреме татуированный. "Наконец-то!" -- послышался слабый
голос вора. Дефективный нацепил наушники, вставил штекер в гнездо,
расположенное на диске, и стал с глубокомысленным видом нажимать кнопки
замка. "Ну, чего?" -- нетерпеливо спросил Рябов, посматривая на вделанные в
рукав комбинезона часы; "Не дрейфь!... -- рассеянно отвечал дефективный, --
Щас мы его ..." "Почему вы не возьмете ключи у убитой заведующей?" --
неожиданно для себя самого вырвалось у Эрика. "Правильно мыслишь! --
похвалил Рябов, -- Да только нет у нее ключей -- перед сменой дат все ключи
мусора забирают." Из-за угла появилась Аннета и встала рядом -- лицо ее
застыло в нервной гримасе, на лбу выступила испарина. "Как Ворон?..." --
поинтересовался Гришаня; "Хорошо. -- с заметно усилившимся (видимо, от
нервозности) французским акцентом ответила девица, -- Я сделала ему укол."
Замок щелкнул, дверь раскрылась. "Готово! -- молодецки отрапортавал
дефективный, вставая с колен, -- Передаю эстафету товарищу Нидерландисту!"
     "На. -- Рябов сунул Эрику диск с программой, -- Пошел."
     За металлической дверью располагалась служебная половина зала
сберкассы: четыре окошка, четыре стула, четыре стола, четыре (выключенные)
ЭВМ. За перегораживавшей зал стеклянной стеной простиралась пустынная
посетительская половина. Окна были закрыты массивными ставнями -- Рябов
включил свет. "Которая из них управляет внутренней сетью?" -- спросил Эрик;
"Вон та." -- Аннета указала на стоявший в углу стол с еще одной
индивидуальной ЭВМ. Эрик подошел и пошевелил мышью -- экран видеотона
осветился, открыв заставку "Окон 85". "Садись." -- дефективный услужливо
пододвинул стул и столпился вместе с Рябовым у Эрика за спиной. Аннета
наблюдала за происходившим от двери комнаты. Эрик вставил диск в дисковод,
щелкнул мышью на иконку "Распорядителя" и открыл диск. "Торопись! -- нервно
сказал Рябов, -- Полчаса осталось!" Дефективный громко сопел над ухом. Эрик
нашел досье с названием "установка.исп" и запустил его. Дисковод зашумел, а
через секунду на экране открылось окно с красивой переливающейся надписью:
"БЕГУЩАЯ ПО ВОЛНАМ" и картинкой девушки, стоявшей одной ногой на крылатом
колесе, на фоне пляшущих морских волн. Та-дам! -- ударили фанфары из
стоявших по бокам ЭВМ громкоговорителей. Дефективный от неожиданности
клацнул зубами. На зкране возникла надпись: "Какую установку желаете --
полную, облегченную или заказную?" Эрик подвел мышь к слову "полную" и
щелкнул. "Ф-ф-ф ..." -- зашипела ЭВМ, моргая всеми лампочками. На экране
зажглась надпись: "Определяю структуру вашей ЭВМ", потом -- другая:
"Загружаю программные досье -- время ожидания 3 минуты 47 секунд." Эрик
встал и заглянул за ЭВМ, проверяя, установлена ли сетевая плата. "Куда
похуярил?" -- недоверчиво поинтересовался Рябов. Дефективный не сводил
завороженного взгляда с менявшихся на экране компьютера цифр: 34 секунды
... 29 секунд ... 21 секунда ...
     "Не шевелится!" -- вдруг произнес незнакомый мужской голос.
     Сидя на корточках, Эрик повернул голову и увидал стоявшего у двери
атлетически сложенного молодого человека в милицейской форме. Рядом стояла
Аннета -- в руках у обоих были зажаты пистолеты с глушителями. "Ты чего?"
-- пролепетал дефективный, не обращаясь ни к кому в особенности. Эрик
медленно поднялся на ноги -- Аннета рывком перенацелила дуло своего
пистолета на него, потом медленно перевела обратно на дефективного. Дверь
комнаты распахнулась -- в комнату на заплетающихся ногах ввалился
татуированный, конвоируемый еще одним милиционером (совсем молодым, с
тонкой мальчишеской шеей и ямочками на румяных щеках). Вор встал у стены, и
вдруг увидал Аннету ... глаза его вытаращились, челюсть отвисла ... он
попытался что-то сказать, но не смог. "Где его пушка?" -- спросил
атлетически сложенный молодой человек у своего тонкошеего коллеги; "Здесь."
-- коллега похлопал по карману; "Обыщи остальных." (Арийское лицо молодого
человека напоминало кого-то, однако разобраться, кого именно -- в урагане
происходившего абсурда -- было невозможно. Лица из прежней жизни отдалились
и потускнели до полной неразличимости, в то время как новых лиц накопилось
слишком много и в течение слишком короткого времени ... они
напластовывались друг на друга, как падающие на асфальт осенние листья,
оставляя на виду лишь самый верхний слой.) Коллега проворно выполнил
приказание и вернулся на место, запихивая за пазуху рябовский пистолет (вор
лишь сокрушенно покачал головой). "Который из них убил брата?" -- ровным
голосом поинтересовался атлетически сложенный молодой человек; "Вон тот."
-- Аннета указала на Рябова. Милиционер опустил дуло пистолета вниз и нажал
на курок: П-пью! -- схватившись за левое колено, вор, как подрубленный,
грохнулся на пол. Аннета отвела взгляд в сторону, губы ее искривились в
брезгливой гримасе. Между пальцами рябовской ладони, которой тот держался
за колено, стала обильно просачиваться кровь. (Эрик наконец понял, на кого
был похож молодой человек.) "Что, сладко?" -- со странно-внимательной
интонацией спросил атлет-младший, слегка наклонив голову. Рябов лишь дерзко
усмехнулся и сплюнул в его сторону. На лице милиционера появилось озверелое
выражение -- он поднял пистолет: П-пью! Будто выбитая дыроколом на листке
бумаги, в ткани комбинезона на правом колене вора образовалась дырка.
П-пью! -- еще одна дырка, на этот раз на животе; П-пью! -- другая, рядом с
предыдущей; П-пью! -- чуть выше, в районе солнечного сплетения; П-пью!
П-пью! П-пью! П-пью! Наконец, атлет-младший опустил пистолет -- Рябов лежал
на спине, широко раскинув руки, и не шевелился; перед его комбинезона
напоминал сито.
     На мгновение наступила тишина.
     "Куда их?" -- спросил тонкошеий коллега, указывая на дефективного с
татуированным. Атлет-младший молча кивнул в сторону посетительской половины
зала. "Пшел!" -- приказал коллега трясущимся от волнения голосом и пихнул
Ворона дулом пистолета в бок. Эрик скосил глаза -- на экране ЭВМ
стремительно менялись цифры: 0 минут 22 секунды ... 18 секунд ... 14 секунд
... "А ты чего стоишь?... -- взвизгнул тонкошеий милиционер в направлении
дефективного, -- Пшел!" 3 секунды, 2 секунды, 1 секунда ... на экране опять
возникла фигура девушки, стоявшей на крылатом колесе ... Та-дам! -- ударили
фанфары из стоявших по бокам ЭВМ громкоговорителей ... "Ой! -- коллега
испуганно шарахнулся в сторону и наставил пистолет на ни в чем не повинный
компьютер, -- Фу-ты ну-ты!! -- Выражение испуга на его лице стало
потихоньку рассасываться в смущенную улыбку, -- Еб-б твою мать!!!" (Эрик
вдруг заметил, как ладонь татуированного медленно поползла в карман
комбинезона.) "Надо же, как она меня..." Вжик!... Договорить коллега не
успел, ибо Ворон резко взмахнул рукой, и на тонкой шее милиционера
разверзся широкой красный разрез. Аннета громко ахнула и попятилась назад.
"Уоп-п-п!" -- несчастный попытался что-то сказать, но не смог -- воздух с
хрипом и пузырями крови выходил из рассеченной трахеи, не добираясь до
голосовых связок. "Ха! Ха-а!! Ха-а-а!!! -- громоподобно захохотал
дефективный, -- Ловко ты его уделал, Ворон!" Тонкошеий милиционер
закашлялся, кровь хлынула из его горла толстой красной струей ... он
попытался поднять пистолет ... П-пью! -- пуля ударила в паркет возле ног
татуированного. П-пью! Бах-х!! -- одна из секций стеклянной стены,
разделявшей служебную и посетительскую половины, раскололась на тысячу
кусков. П-пью! Ба-бах-х!!! -- экран ЭВМ (той, куда Эрик устанавливал
"Бегущую по волнам") извергнул сноп искр, смешанных с клубами жирного
черного дыма. (Стараясь не делать резких движений, Эрик стал медленно
пятиться в сторону наименее опасного, по его подсчетам, угла комнаты.)
Наконец глаза коллеги закатились, и он рухнул на пол. "Ну ты, Ворон, орел!
-- гоготал дефективный, -- Знай наших!" П-пью! -- плюнул пистолет
атлета-младшего. Татуированный отлетел назад, ударился спиной о разделявшую
сберкассу стеклянную стену и упал на колени (из пальцев его вывалилась
окровавленная бритва). П-пью! -- плюнул пистолет Аннеты. На щеке
дефективного прочертилась красная полоса от скользнувшей пули, глаза вора
выкатились в выражении безмерного удивления. Хлоп! -- один из плафонов
висевшего на стене бра разлетелся вдребезги и посыпался вниз блестящей
стеклянной мишурой. П-пью! П-пью! П-пью! Последняя пуля ударила
татуированного в глаз, и он упал лицом вперед к ногам подошедшего вплотную
атлета-младшего. П-пью! Бум-м-м!! -- с раскатившимся по всей сберкассе
грохотом, дефективный рухнул на спину и застыл, распахнув похожие на грабли
корявые руки. На узкой полоске его лба одиноко зияло маленькое пулевое
отверстие. "Ой ..." -- выдохнула Аннета и выронила пистолет -- лицо ее было
перекошено гримасой отвращения.
     На несколько мгновений наступила полная тишина.
     "Вот ведь идиот! -- с досадой сказал атлет-младший, опускаясь на
колени возле лежавшего навзничь коллеги. -- За каким хреном он по
сторонам-то стрелял?" ("... десять, одиннадцать, двенадцать ..." -- Эрик
попытался подсчитать, сколько пуль всадил милиционер в Рябова с
татуированным и сколько патронов, соответственно, осталось в магазине его
пистолета. Оба милиционера были вооружены стандартными пистолетами
Макарова.) "Чего стоишь? -- атлет со злобой повернулся к Аннете, --
Посмотри, может он еще не до конца мертвый ..." Медленно, запинающейся
походкой Аннета подошла к неподвижному телу в синем мундире и опустилась на
колени. (Насколько нелепо девица смотрелась в роли подружки татуированного,
настолько же "на месте" она выглядела рядом с атлетом-младшим. По
неуловимым деталям их поведения было видно, что они хорошо знали друг
друга.) Эрик неслышно шагнул в сторону лежавшего на полу аннетиного
пистолета. "Он не дышит. -- хрипло произнесла девица, -- Ничего не
поделаешь." Эрик сделал еще один шаг -- под его ногой скрипнула половица.
"Куда?" -- резко обернулся атлет и наставил на него свой макаров (сначала
милиционер прицелился Эрику в грудь -- потом, будто спохватившись, в ногу).
"Не валяйте дурака! -- с тревогой сказала Аннета. -- Вам ничего не
угрожает." У Эрика резко заколотилось сердце, однако отступать было некуда.
Уже не скрываясь, он подошел к блестевшему вороненой рукояткой пистолету.
"Ты чего, придурок, рехнулся? -- в голосе атлета послышалось искреннее
удивление, -- Я ж тебя отстрелю сейчас, как зайца!" "У вас нет патронов!"
-- вежливо ответил Эрик, наклонился и поднял пистолет. Клик, клик, клик ...
атлет несколько раз нажал на курок, потом перевел неверящий взгляд на
валявшееся неподалеку оружие павшего на боевом посту коллеги. "Руки вверх!
-- громко сказал Эрик с явственным ощущением играющего в войну
переростка-школьника, -- Ничего не трогать, пистолет бросить на пол,
медленно встать и повернутся ко мне лицом." -- слова его прозвучали столь
нелепо и по-детски, что он покраснел. Аннета стояла на коленях и наблюдала
за происходившим с очень шедшим к ее черным глазам ошеломленным выражением.
     На мгновение наступила тишина.
     "Пристегнитесь к ручке вон того сейфа ... у вас ведь есть наручники?
-- принял решение Эрик, -- Ключи бросьте мне." Ошалевший от
незапланированного изменения сценария атлет бепрекословно подчинился. Эрик
сунул ключи в карман, потом подобрал с пола пистолет коллеги и бросил его
сквозь одно из окошек на посетительскую половину сберкассы. "Что вы
собирались делать?" -- повернулся он к все еще стоявшей на коленях Аннете;
"Перевести талоны в другую сберкассу." Времени терять было нельзя -- думать
и действовать приходилось одновременно. "Надеюсь, вы понимаете, что теперь
это невозможно?" -- Эрик достал из дисковода разбитого компьютера диск с
"Бегущей по волнам", уложил в лежавшую рядом коробочку и бережно спрятал во
внутренний карман комбинезона. "Почему?" -- "Потому, что у этого ЭВМ разбит
видеотон, а у остальных -- нет сетевой платы." Сковывавшие атлета наручники
звякнули о ручку сейфа. Эрик подобрал пистолет милиционера и также
перебросил его на посетительскую половину сберкассы. "Можно перенести
видеотон одного из остальных ЭВМ сюда." -- девица говорила монотонно и без
выражения, отведя взгляд в сторону. "Можно. -- согласился Эрик, -- Если б у
нас было на это время." Он вытащил из коллегиных карманов оружие Рябова и
татуированного и отправил их вслед за милицейскими макаровыми. "На перенос
видеотона и программы-водителя к нему потребуется не менее 15-20 минут.
Плюс 5-10 минут, чтобы закончить установку 'Бегущей по волнам'. Плюс время
на перевод талонов ... -- Эрик посмотрел на часы, -- а до конца смены дат
осталось 24 минуты."
     На мгновение наступила тишина.
     "У вас есть сообщники снаружи сберкассы?" -- спросил Эрик у Аннеты;
"Нет." Атлет тяжело посмотрел на девицу, но ничего не сказал. "Что вы
планировали делать, когда закончите ... -- Эрик помедлил, подбирая
подходящее слово, -- ... операцию." Аннета бросила нерешительный взгляд на
милиционера. "Не бойтесь оскорбить мои чувства -- я отлично понимаю, что вы
собирались меня убить." Девица молча сидела на полу. "Отвечайте. -- Эрик
говорил ровно и неэмоционально, -- Иначе будет худо." "Мы собирались
вызвать патрульных, и ребята объяснили бы им, что услыхали внутри сберкассы
шум, ворвались и перестреляли всех бандитов. Я должна была переодеться в
нормальную одежду и уйти до прибытия патрульных."
     На мгновение наступило молчание -- Эрик думал.
     "Когда вас придут снимать с дозора?" Он обращался к атлету, но
ответила Аннета: "Без двадцати час." "Что они сделают, не обнаружив
караульных?" -- "Не знаю." Эрик повернулся к милиционеру. "Очевидно, войдут
внутрь." -- нелюдимо сказал тот.
     На мгновение наступило молчание -- Эрик думал.
     "Будут ли они разыскивать вас, Аннета?" -- "Не думаю ... я со
вчерашнего дня в отпуске."; "Откуда милиция узнает, что вы в отпуске?" --
"Из табеля или от любого из сотрудников."
     На мгновение наступило молчание -- Эрик думал.
     "Где хранится табель?" -- "У заведующей на столе."
     Эрик посмотрел на часы (12:10), подошел к телу дефективного,
расстегнул на нем все молнии и, с натугой ворочая покойника, стал
стаскивать с него комбинезон. "Оденете это. -- сказал он атлету, -- Мы
уйдем, как пришли, и вам придется пойти с нами." "А если я не захочу?" --
дерзко отвечал оправившийся от неожиданности милиционер. "Тогда мне
придется вас застрелить." Возражений на этот довод у атлета не нашлось --
поймав брошенные Эриком ключи, он расстегнул наручники и стал медленно
натягивать комбинезон. Разбросанные по сберкассе трупы молчаливо и покорно
выпускали последние капли крови на усеянный битым стеклом пыльный паркет.
Из звездообразной дыры в экране видеотона выкуривалась сизая струйка дыма.
В воздухе едко пахло горелой электроникой. Эрик выудил из кармана Рябова
ключи от оставленного на Колхозной микроавтобуса и оцелофаненную карту --
сквозь лабиринт коридоров шла красная ломанная черта, обозначавшая,
очевидно, их маршрут. Аннета поднялась с пола и молча стояла, переминаясь с
ноги на ногу. Комбинезон дефективного был атлету длинноват и заметно широк
в талии. "Верните мне ключи от наручников, -- приказал Эрик, -- И
пристегнитесь, пожалуйста, друг к другу за руки." Злобно оскалив зубы,
милиционер подчинился. Аннета надела шлем и застегнула молнию, готовая
идти.
     "Вперед. -- сказал Эрик, -- Будете показывать ему дорогу."

     Они вышли в коридор, прошагали через комнату с трупами заведующей и ее
заместителя, протиснулись сквозь кладовку и оказались в подвале. Аннета с
Эриком включили фонари, атлет долго рылся по карманам, однако фонаря не
нашел (дефективный, видимо, переложил его в рюкзак). Они пересекли подвал,
спотыкаясь о валявшиеся на полу ржавые трубы, спустились по винтовой
лестнице и зашагали по узкому извилистому коридору, постепенно
спускавшемуся вниз. Эрик шел метрах в двух позади Аннеты и атлета, держа
фонарь в левой руке, а карту и пистолет -- в правой. В воздухе появилась
розовая дымка, с каждым шагом становилось все жарче. По стене потянулись
непонятно откуда взявшиеся кабели в антикоррозийной оболочке, под сапогами
захлюпала вязкая жижа. "Стойте! -- окликнул Эрик своих спутников, -- Вы
пропустили поворот." Он сверился с картой, они повернули направо. Розовая
дымка сгустилась и превратилась в клубы пара. Коридор стал уже. Аннета уже
не умещалась в ряд с широкоплечим атлетом, и тот шагал впереди,
немилосердно дергая ее за прикованную к его запястью руку. Вскоре коридор
опять разветвился, и Эрик никак не мог решить, куда идти (по его подсчетам,
к этой развилке они должны были добраться лишь метров через двести). Однако
что он мог поделать, кроме как выбрать коридор согласно карте? К третьей по
счету развилке они добрались, наоборот, намного позже, чем Эрик
рассчитывал. Он надолго задумался -- под напряженное молчание атлета и
Аннеты -- однако решил, что возвращаться пока не стоит. У следующего
разветвления его упорство было вознаграждено: на стене коридора, куда они
вышли, висела ополимеренная табличка с номером, указанным на карте. Под
табличкой мирно лежала дохлая крыса -- обычная крыса, не мутантная --
которую ни Эрик, ни Аннета не помнили ... что, вообще говоря, не
обнадеживало. Однако, делать было нечего -- точная или неточная, но карта
являлась их единственным проводником, и альтернативы ей Эрик не видел.
     С этого момента началась самая путанная часть их маршрута -- развилки
следовали за поворотами, повороты за развилками, так что останавливаться
приходилось каждые две-три минуты. Карта, фонарь и (незащищенный
антикоррозийной пленкой) пистолет в руках Эрика покрылись едкой слизью.
Таблички с номерами коридоров встречались крайне редко, вынуждая
ориентироваться, большей частью, по здравому смыслу. Несколько раз им
приходилось возвращаться в поисках пропущенных ранее поворотов. От
напряжения и жары Эрик взмок -- одежда под его комбинезоном прилипла к
телу, кожа под одеждой немилосердно чесалась. Глаза щипало от затекшего в
них пота и постоянного разглядывания карты. Трехдневная щетина на щеках
отвратительно кололась. В ушах звенело от непрерывного прислушивания -- не
доносится ли откуда-нибудь писк крыс? Хотелось есть, пить и одновременно в
уборную ... "Эй! -- неожиданно для самого себя окликнул Эрик атлета, -- А
вы где прятались, в туалете?"; "Да." -- угрюмо отвечал милиционер. "А что
сказали заведующей и заместителю?"; "Что хотим поймать с поличным мелкого
взломщика." За исключением этого диалога, они двигались почти в полном
молчании -- завидев развилку, Аннета и атлет останавливались и понуро
ждали, пока Эрик посмотрит карту и укажет нужный поворот. Никаких следов их
первого путешествия по этой дороге обнаружить пока не удавалось -- ни
отпечатка сапога, ни брошенного предмета. В голове Эрика назойливыми
пчелами роились варианты маршрута: если он проскочил, не заметив, вход в
коридор Щ 127, то возвращаться следует по коридору Щ 128, но если же они
сейчас на правильном пути, то на следующей развилке нужно будет свернуть
направо -- и так далее, и тому подобное ... Вчерашняя водка напоминала о
себе головной болью, легкой изжогой и застрявшей в памяти застольной шуткой
татуированного: "Ты что блатной, или у блатного хуй сосал?" Утренние
приключения колом стояли у Эрика в желудке тошнотворным ощущением хрустящей
под сапогом крысы. От воспоминаний о струе крови, хлещущей из горла
тонкошеего милиционера, по спине бежали мурашки. Общая безысходность
положения преследуемого всеми беглеца давила на плечи неподъемным грузом
...
     "Посмотрите!" -- резко прозвучавший голос атлета вырвал Эрика из
потока его сознания, -- "Там что-то мерцает!"
     Они несколько секунд всматривались и вслушивались в черную глубину
туннеля ... в дополнение к мерцанию, из темноты доносились слабое жужжание
и шипение. "Это поврежденный кабель. -- сказал Эрик, -- Вперед." "Какой еще
кабель?" -- спросил атлет; "Сейчас увидите." Они прошли 30-40 метров и
оказались на месте сражения с крысами -- на стене коридора искрил перебитый
покойником дефективным кабель. Высоко поднимая ноги, атлет брезгливо обошел
раздавленные тушки грызунов, но ничего не спросил. "Стой. -- Аннета указала
ему на окруженное зеленым пятном нейтрализующей жидкости отверстие в стене,
-- Нам сюда." Они остановились и повернулись к Эрику. Вылетавшие из
поврежденного кабеля искры с шипением тухли в лужах на раскисшем полу. "И
что теперь? -- насмешливо спросил милиционер, -- Как мы с ней пролезем
здесь в наручниках?" Лицевой щиток его шлема запотел, скрывая лицо, но по
тону голоса было ясно, что он улыбается. Эрик молча достал из кармана ключи
и бросил их атлету, тот разомкнул наручники. "Теперь верните мне ключи,
отойдите от входа в трубу на пять метров и пристегните свою руку к ее
ноге." -- сказал Эрик, держа, на всякий случай, наготове пистолет.
"С-сука." -- вызверился милиционер, однако ослушаться не посмел. Они с
Аннетой отошли на указанное расстояние и выполнили приказ.
     Эрик посветил фонарем на вход в трубу: легкий сквозняк выдувал оттуда
струйку зеленоватого пара, поднимал ее к потолку и смешивал там с клубами
розового тумана. Тишина нарушалась лишь звуками падавших откуда-то куда-то
капель и шипением искр. Кабели на стене извивались толстыми блестящими
гадюками. Аннета бесстрастно стояла посреди туннеля рядом с застывшим на
корточках атлетом (вместе напоминая памятник пограничнику Карацупе и его
доблестной собаке по кличке "Ингус" на площади Берии и Ежова). Эрик
рассовал фонарь, карту и пистолет по карманам и полез в трубу. Пена
нейтрализатора опала и превратилась в липкую зеленую гадость, смешанную с
какими-то полутвердыми образованиями (более всего напоминавшими крысиный
помет и, скорее всего, им и являвшимися). На остатках решетки посередине
трубы висел клочок оранжевого материала -- очевидно, кусок комбинезона
покойника татуированного. Эрик дополз до конца, выбрался наружу, оказавшись
в давешнем "Хранилище оборудования" с проржавевшими металлическими трубами
на полу. Он подкрутил регулировку своего динамика, сунул голову в отверстие
трубы и крикнул: "Ползите сюда!" Неожиданно громкий крик пронесся по
гулкому пространству трубы до самого конца, пробежал по всем коридорам
необъятного подземелья и вернулся обратно последовательностью неразборчивых
шорохов и отголосков. Эрик убавил громкость до нормального уровня. В
течение нескольких секунд не происходило ничего, потом до него донеслись
пыхтение и возня. Примерно через минуту запыхавшиеся Аннета и атлет
вывалились наружу -- Эрик бросил им ключи, они "переодели" наручники. "Я
очень устала." -- тихо сказал Аннета; "Давайте отдохнем. -- согласился
Эрик. -- Десять минут." Они сели у противоположных стен хранилища,
прислонившись спинами к мокрым кафельным стенам.
     Потекли минуты. Никто ни с кем не разговаривал. Эрик рассматривал
карту, проигрывая в голове остаток маршрута и время от времени поглядывая
на плохоразличимые в тумане фигуры своих спутников. Аннета устало склонила
голову на плечо атлета, милиционер смотрел прямо перед собой (а может, на
Эрика -- глаз его видно не было). Комбинезоны у всех троих были перепачканы
липкой зеленой гадостью, лицевые щитки подернулись розовой росой. Эрик
вытащил из кармана пистолет и положил его на всякий случай на колени. У
стены одиноко стоял оставленный Рябовым нейтрализатор, на полу валялась
расплющенная коробочка с антикрысиной сывороткой. Уходивший из помещения
коридор зиял черным беззубым ртом своего входа. Капли сбегали по кафелю
стен, промывая длинные извилистые дорожки ... достигали пола, смешивались с
раскисшим цементом ... поднимались паром к потолку, конденсировались ...
снова повторяли заведенный цикл -- с монотонностью побед блока коммунистов
и беспартийных на выборах в депутаты трудящихся. Интересно, почему здесь
так жарко -- ведь на улице зима? Эрик слегка изменил позу и поморщился от
боли в затекшей пояснице ... ноги и спину ломило от усталости, во рту
пересохло до состояния пустыни Гоби. Вакуум в желудке напоминал о себе
громким недовольным бурчанием и волчьими укусами под ложечкой. Переполнение
мочевого пузыря давало о себе знать неприятной тяжестью внизу живота и
желанием держать колени вместе. Неопределенность -- вернее, безвыходность
-- ситуации влекла за собой одуряющую головную боль и упадническое
настроение. "Подъем." -- скомандовал Эрик, вставая.
     Аннета и атлет медленно поднялись на ноги.
     "Вперед." -- Эрик приглашающе махнул пистолетом в сторону входа в
коридор.
     В течение следующего часа они монотонно и неуклонно пробирались сквозь
лабиринт туннелей, сбивались с дороги, возвращались обратно, находили
правильный поворот, опять забредали куда-то не туда ... Аннета на глазах
слабела -- еле-еле тащилась и висла на руке атлета. Воздушные фильтры их
комбинезонов -- проработавшие с полной отдачей в течение нескольких часов
-- с нагрузкой уже не справлялись, однако заменить их было нечем. От
вонючего затхлого воздуха и вчерашней водки голова Эрика болела все сильнее
и сильнее, внимание рассеивалось -- что вело к дальнейшим ошибкам. В
какой-то момент он полностью потерял ориентацию -- не понимая, ни где они
находятся, ни в какую точку красной линии, обозначавшей на карте маршрут,
им нужно возвратиться. Что делать? С большим трудом Эрик отказался от
необычайно привлекательного "легкого" решения: выбраться по одной из
встречавшихся иногда лестниц на свет божий, а дальше по обстоятельствам.
Положение спасла Аннета, помнившая, как выяснилось, пять поворотов их пути
от последней номерной таблички. Наконец, они оказались на прямом участке
дороги, ведущем к оставленному на Колхозной микроавтобусу. Эрик с
облегчением спрятал карту в карман и перестал думать о чем бы то ни было.
     Справа проплывали квадраты кафельных плиток на черной стене,
слева-внизу колыхалась маслянистая поверхность ядовитой жидкости в канаве.
Время от времени по коридору с оглушительным жужжанием проносились рои
жирных фиолетовых мух. Медленно перекатывавшиеся в свете фонаря клубы пара
заполняли все доступное пространство, как воздух; звуки падающих капель
заполняли все поры пространства, как эфир. Время потеряло свою
длительность, расстояния потеряли численные выражения своих длин. Спины
спутников Эрика почти полностью тонули в тумане, даря ему счастливое
ощущение абсолютного одиночества. Монотонность и неизбежность ходьбы -- в
явном противоречии с марксистко-романовской философией -- не подавляли, а
раскрепощали, сознание, унося его со скоростью света от угнетенного обидами
и болезнями бренного тела. Эрик громко рассмеялся (еле различимая в тумане
Аннета испуганно обернулась) -- даже ="Arial">в своих мечтах он не может
превысить скорость света!... Проклятые законы физики -- сковывают фантазию
сильнее законов диалектики ... хуже уголовного кодекса РЕФКР ... сильнее
морального кодекса строителей коммунизма ... хуже правил поведения в
московском метрополитене ... сильнее предписания врача ... хуже "Хорошо
Темперированного Клавира" ... Эрик помотал головой, безуспешно отгоняя
душащий поток бреда ... Как бороться с унизительной неотвратимостью первого
начала термодинамики, фазовых переходов второго рода, третьего закона
Ньютона? Он машинально поднес к лицу и внимательно осмотрел пистолет --
поверхность металла потускнела, пластиковая накладка на рукоятке
подернулась язвами коррозии. Потом опять рассмеялся -- только и остается,
что ...
     "Послушайте ..."
     Эрик чуть не наскочил на Аннету, позади которой высился остановившийся
и повернувшийся к нему лицом атлет.
     "Послушайте, Иванов ... -- было видно, что гордому милиционеру крайне
неприятно говорить просительным тоном, -- или как вас там?... Что вы
собираетесь делать?" Эрик помолчал, взвешивая риск правдивого ответа. "Я
собираюсь вернуться домой к Аннете, поесть, помыться, побриться,
переодеться в нормальную одежду и уйти. Все это время вам придется пробыть
со мной. После моего ухода вы можете делать все, что вам
заблагорассудится." По поверхности черной жидкости в канаве разбегались
круги -- будто кто-то туда плюнул. Розовый пар еле заметно дрожал в такт
проникавшей с поверхности вибрации от уличного движения. "Не могли бы вы
отпустить меня ... -- атлет запнулся, -- ... то есть нас ... прямо сейчас?"
Эрик помедлил, преодолевая абсурдное в его положении чувство неловкости.
"Нет. -- сказал он наконец, -- Но для вас это не играет ровно никакой роли:
скажите им, что я вас взял в качестве заложника, а вы сумели убежать." На
стене справа от Эрика сидела огромная улитка с ядовито-зеленым жирным телом
и массивной черной раковиной. Переплетение кабелей на противоположной стене
напоминало девичью косу. "Если они сделают у меня дома обыск, -- сказал
милиционер хрипло, -- то, что бы я им потом ни объяснял, мне конец."
Наступила неловкая пауза. "Я клянусь, -- истово произнес атлет, -- что
ничего про вас не расскажу!" Эрик молчал. "Вы можете оставить себе ее! --
атлет подтолкнул вперед Аннету, -- Как гарантию, что я им ничего не
расскажу!" Девица резко обернулась, но милиционера это не остановило:
"Послушайте, Иванов, будьте же, наконец, человеком ..." Эрик отступил назад
и рассмеялся. "Чем больше я вас слушаю, тем больше убеждаюсь, что доверять
вам -- после того, что я сегодня видел, -- мог бы только клинический
идиот." Он отступил еще на один шаг и, видя, что атлет пытается
протиснуться мимо Аннеты вперед, поднял пистолет: "Не советую."
"Подождите." -- попыталась вмешаться девица. "У тебя, нидерландская морда,
кишка тонка человека убить." -- голос милиционера состоял, в равных долях,
из страха, смелости и презрения. "Сейчас увидим." -- Эрик перестал
пятиться, взял пистолет двумя руками и прицелился атлету в грудь.
"Подождите." -- повторила Аннета более требовательно. "Вернее, двух
человек! -- с истерической безшабашностью выкрикнул милиционер, наступая
вперед, -- Если ты меня застрелишь, подонок, то я ведь и Аннету за собой в
канаву потащу!" "Я вас застрелю так, что ваше тело останется на ..."
"Заткнитесь оба! -- на этот раз в голосе девицы было что-то, от чего Эрик
осекся на полуслове, а атлет остановился, как вкопанный. -- За нами кто-то
идет."
     На мгновение наступила тишина.
     "За нами кто-то идет. -- повторила Аннета. -- Слышите?"
     Затаив дыхание, Эрик прислушался ... Тум-м ... тум-м ... тум-м ...
Ошибки быть не могло -- до него доносились мерные, как удары метронома,
тяжелые шаги какого-то существа. Судя по напряженной фигуре атлета, тот
тоже слышал их. Черная жидкость в канаве еле заметно колебалась в такт
шагам от стены к стене.
     Эрик медленно разлепил пересохшие губы: "Вперед!" -- сказал он
почему-то шепотом. Аннета повернулась к атлету и подтолкнула его в грудь:
"Пошли, Сергей!" Милиционер помедлил две-три секунды (видимо, решая, стоит
ли продолжать ссору), потом повернулся и быстро пошел по коридору, вихрем
увлекая за собой девицу. Эрик устремился за ними. Тум-м ... тум-м ... тум-м
... Звуки шагов догоняли и перегоняли их, отражались от пустоты туннеля
впереди и возвращались обратно, усилившимися в сорок раз. Тум-м ... тум-м
... тум-м ... Рассекая розовый туман грузной обтекаемой тушей, чудовище?...
пресмыкающееся?... зверь?... мчался по их следу ... опустив клыкастую тупую
морду к самой земле ... вынюхивая уродливым мокрым носом следы их ног ...
Атлет ускорил шаг -- чтобы поспевать за ним, Аннете приходилось теперь
бежать. Тум-м ... тум-м ... тум-м ... Эрик кожей спины чувствовал волны
страха, нагонявшие его сзади: с клыков зверя, верно, капала ядовитая слюна
... он был защищен от пуль непробиваемым костяным гребнем, утыканным
острыми, как шипы, рогами ... невидимый в темноте, бесформенный, как сам
ужас ... Хлоп-п! -- Аннета споткнулась и с размаху упала -- атлет
проволочил ее за собой, потом остановился -- девица поднялась ... они опять
побежали ... Аннета упала снова. Эрик огляделся в поисках лестницы, ведущей
наверх, -- и, как назло, не обнаружил ни одной. Тум-м ... тум-м ... тум-м
... Расстояние до источника шагов не превосходило уже двухсот-трехсот
метров. "Иванов!! -- надсадно заорал милиционер, будто Эрик был в километре
от него, -- Будьте же человеком, дайте ключи!" "Чтобы вы могли спокойно
бросить ... -- Эрик замялся, -- А-а, черт с вами!..." -- он начал рыться в
кармане в поисках ключей. Тум-м ... тум-м ... тум-м ...
     На мгновение наступила тишина.
     "Крысы." -- вдруг сказала Аннета спокойным, обыденным голосом.
     Эрик застыл, прислушиваясь. "Что?" -- непонимающе переспросил атлет.
"Там, впереди, крысы." -- девица четко и ясно выговаривала каждое слово, ее
французский акцент был почти не слышен. Эрик, наконец, услыхал еле
различимые писк и топот. "Что будем делать?" -- из-под тонкой пленки
аннетиного спокойствия просвечивала истерика. Тум-м ... тум-м ... тум-м ...
-- доносилось из темноты коридора позади них. "Ключи! -- яростно заорал
атлет, -- Ключи давай, с-сукин сын!" "Ключи вам теперь не нужны. -- Эрик
старался, чтоб его голос звучал твердо, -- Бежать некуда." Милиционер издал
странный горловой звук, будто захлебнулся соляной кислотой. Хаотический
писк и топот крыс неумолимо приближались к ним спереди. "Аннета! -- быстро
продолжал Эрик, не давая атлету вставить слово, -- Объясните вашему другу,
что он должен сейчас делать." Мерные шаги неведомого зверя неумолимо
нагоняли их сзади. Сжимая кулаки, милиционер слепо шагнул к Эрику, но ему
преградила путь Аннета. "Сереженька, миленький, успокойся!... -- она
говорила просительно и одновременно твердо, как с маленьким ребенком, --
Сейчас нужно застыть на месте и не шевелиться ... я же тебе
рассказывала!..." Скрежеща от злости зубами, атлет остановился. Тум-м ...
тум-м ... тум-м ... -- шаги зверя раздавались уже совсем близко. Аннета
повернулась к Эрику: "Что будет, если это ... -- она запнулась в поисках
подходящего слова, -- ... животное доберется до нас раньше крыс?" "Я
постараюсь его застрелить." -- отвечал Эрик.
     Он отступил на пять шагов назад, повернулся к своим спутникам спиной
и, держа наготове пистолет, направил луч фонаря в черную глубину туннеля.
Тум-м ... пауза ... тум-м ... пауза ... тум-м ... Шаги стали замедляться --
судя по звуку, зверь был уже совсем рядом ... Эрик поводил лучом фонаря
вверх-вниз и вправо-влево, но не увидал ничего, кроме жирного отсвета
черной жидкости на дне канавы. Он шагнул вперед ... и тут же замер,
вспомнив о крысах. "Вы их уже видите?" -- его хриплый голос умчался в оба
конца туннеля, попеременно отражаясь от стен, пола и потолка. "Нет. --
ответила Аннета и тут же поправилась, -- Да." Тум-м ... пауза ... тум-м ...
Зверь, наконец, остановился ... Эрику показалось, что он увидал в глубине
туннеля мерцание багрово-красных глаз ... мерцание глаз и отблеск
саблевидных клыков ... мерцание глаз, блеск клыков и сверкание острых, как
кинжалы, когтей ... по его спине побежали мурашки. "Они уже здесь. -- Звук
аннетиного голоса чуть не заставил Эрика подпрыгнуть на месте, -- Бегут, не
останавливаясь." -- девица четко и спокойно выговаривала слова с будничной
интонацией каждодневной беседы за обеденным столом. Тум-м ... пауза ...
тум-м ... пауза ... тум-м ... -- шаги зверя стали слышны опять, несколько
тише ... теперь они, вроде бы, удалялись. Мимо Эрика промчалась первая
крыса, потом еще четыре -- распластавшись на полном скаку, как призовые
рысаки ... затем они понеслись сплошным потоком, наводнением, лавиной --
как буденновская конница в фильмах о Гражданской войне. Они с размаху
налетали на эриковы сапоги, падали, подминаемые своими соратницами,
вскакивали, мчались дальше ... Животные, бежавшие по краю дорожки, иногда
обрывались в канаву ... через несколько секунд выбирались обратно,
стряхивали с голых тел черную дымящуюся жидкость и опять вливались в поток.
Это была большая стая, намного больше двух предыдущих -- когда последние
крысы пробегали мимо ног Эрика, передние уже скрылись за чертой,
разделявшей свет его фонаря и темноту туннеля. Наконец, дорожка опустела.
     Эрик выждал для верности несколько секунд, потом повернулся, чтоб
посмотреть, что делают его спутники. Те застыли, не шевелясь, спиной к нему
-- лишь пятно света от аннетиного фонаря дрожало на мокрой поверхности
цемента. Эрик раскрыл рот, чтобы окликнуть их ... как вдруг позади него
раздался дикий рев ... нет, крик! -- крик боли разрываемого на части живого
существа. Низкий вибрирующий вопль проникал внутрь тела, раздирал
барабанные перепонки, диафрагму и желудок -- так, что хотелось сесть на
корточки, сжаться в комок и закрыть уши руками. Эрик нашел регулировку
чувствительности микрофонов на рукаве своего комбинезона и скрутил ее до
нуля ... но легче не стало -- крик проникал сквозь тонкий материал шлема.
Он посмотрел на своих спутников -- Аннета прижалась к груди атлета, закрыв
уши руками, милиционер возился с регулировкой своих микрофонов. Вдруг из
канавы на дорожку вылезла крыса ... Эрик застыл, как вкопанный, -- однако
атлет, ничего не замечая, продолжал возиться с пультом аудио-управления.
Несколько длинных мгновений животное водило по сторонам слепыми белыми
глазами, потом отряхнулось ... еще помедлило ... и, наконец, галопом
понеслось по следам своих товарок. В этот момент крик неведомого зверя
стих.
     Эрик включил свой микрофон и две-три секунды слушал гулкую, пустую
тишину.
     Держа наготове пистолет, он подошел к атлету и Аннете, и похлопал
милиционера по плечу. Тот включил свой микрофон. "Быстро уходим. -- сказал
Эрик, -- Шагайте, как можно, тише -- крысы, видимо, чувствуют сотрясение
почвы." После того, как зверь умолк, тишина в туннеле казалась абсолютной.
"Дискуссию о ключах я считаю законченной. -- Эрик сделал паузу в ожидании
возражений, но милиционер промолчал, -- Через полтора часа, если все будет
нормально, я вас отпущу." Атлет стоял, молча глядя перед собой, кулаки его
были сжаты. "Но если не все будет нормально, -- Эрик почувствовал, что его
щеки вспыхнули, а кровь застучала в висках, -- я отдам вам ключи, а, когда
вы отомкнете наручники, застрелю вас." -- он замолчал и глубоко вздохнул,
стараясь успокоиться. "Сереженька, пошли! -- Аннета умоляюще положила руку
на атлетов рукав и попыталась заглянуть милиционеру в глаза, -- Полтора
часа роли не играют." Атлет молча повернулся и быстро зашагал по коридору,
увлекая за собой девицу. Эрик последовал за ними на расстоянии четырех-пяти
метров.

     Через десять минут (в половине четвертого) они добрались до "их"
выхода на поверхность. Эрик бросил атлету ключи -- тот переставил наручники
-- Эрик поднялся по лестнице наверх -- милиционер с Аннетой последовали за
ним. От пронизывающего холода розовая влага на их комбинезонах немедленно
превратилась в лед. Было уже почти совсем темно. По низкому небу неслись
темно-серые неровные облака. Микроавтобус, сиротливо стоявший там, где был
оставлен, доказывал, что в мире еще остались незыблимые истины. Эрик бросил
атлету ключи, тот переставил наручники и вернул ключи Эрику. Хлеставший изо
всех подворотен ветер гонял по кругу рои мелкого снега. В привычной
атмосфере городских джунглей дикие события последних трех часов немедленно
подернулись дымкой нереальности. Действительно ли Эрик слышал шаги
неведомого зверя -- или они ему просто померещились?... Видел ли он полчища
мутантных крыс -- или это был оптический обман, навеянный усталостью,
жарой, жаждой, голодом, головной болью и случившимися с ним уголовными
ужасами?... (А может, наоборот, уголовные ужасы являлись изощренной
галлюцинацией, навеянной фантастическими приключениями в подземелье?!...)
Эрик отпер микроавтобус -- Аннета с атлетом собрали барьеры, которыми был
огорожен канализационный люк, и погрузили их в багажное отделение -- Эрик
водворил крышку люка на место. От движения тел розовая пленка льда на их
комбинезонах потрескалась и отвалилась. Подгоняемые ветром, как куски
черной оберточной бумаги, через двор пролетели три мутантные летучие мыши,
сделали круг над головами людей и скрылись в окнах одного из заброшенных
домов. "Водить умеете?" -- спросил Эрик; "Да." -- коротко ответил атлет.
Эрик бросил ему ключи от микроавтобуса -- скованные наручниками, милиционер
и Аннета неловко залезли в кабину. "Если сделаете что-нибудь не то, стреляю
без предупреждения. -- сказал Эрик, садясь позади атлета, -- Мне терять
нечего."
     Милиционер завел мотор, плавно стронулся с места, вырулил на Садовую и
поехал по направлению к Парку Культуры. Кондиционер работал на полную
мощность, и через три минуты они откинули забрала своих шлемов -- Эрик с
наслаждением вытер лицо тыльной стороной ладони. Движение в этот час было
довольно густым, ехать приходилось медленно -- атлет заметно нервничал.
Метель бросала на ветровое стекло пригоршни зеленого снега, смазывая
очертания окружавшего их мира. Как это всегда бывает, исподволь
накопившиеся признаки наступающего Нового Года в какой-то момент достигли
критической массы и стали очевидны. На бульваре там и сям торчали
обмотанные гирляндами лампочек елки, по тротуару шел отдувавшийся от
сознания собственной важности и спотыкавшийся от бесчисленных стопариков
Дед Мороз. Витрины магазинов сверкали роскошью елочных игрушек, на Цветном
бульваре толстая тетка в огромных валенках и белом фартуке продавала
связанные в зеленые торпеды облезлые елки. Суетливые, как муравьи, прохожие
волокли гигантские авоськи, набитые шампанским и водкой, из "Даров Моря" на
Смоленке торчал чудовищный хвост очереди за чем-то сногсшибательно вкусным
... копченой латимерией?... варено-мороженными головунами?... икрой
минтая?... Привычные видения готовившейся к Новому Году Москвы задвинули
ужасы последних часов в самый дальний уголок сознания Эрика. Он
непроизвольно облизнулся, вспомив прошлый Новый Год, когда Ленка
Вишневецкая приготовила три разных -- но в равной степени потрясающих --
салата из одной двусотграммовой банки лосося в собственном соку ... Когда
слабый по части выпивки Шура Лысов упал лицом -- как в анекдоте -- в только
что поданное на стол блюдо с заливной рыбой и безмятежно захрапел ... Когда
Мишка Бабошин стал вязаться к извечной возмутительнице спокойствия жен
Лелечке Голубевой, а Тонька -- мишкина жена -- влепила им обоим по пощечине
... и тут же получила две пощечины сдачи ... Когда Женька Вишневецкий
сыграл на пианино странно-тревожную и до боли в вестибулярном аппарате
синкопированную пьесу собственного сочинения, а потом долго плакался, что
никак не может понять, чем хочет заниматься -- музыкой или наукой ... Когда
Лялька Макаронова, вспомнив свои занятия современным танцем в ансамбле
"Терпсихора", станцевала -- под женькин виртуозный аккомпанемент --
индийский танец плотской любви, повергнув мужскую половину аудитории (за
исключением Шурки Лысова) в состояние сексуального ступора ... Господи,
каким счастливым и безмятежным все это казалось теперь!...
     Микроавтобус свернул на Комсомольский проспект -- движение стало не
таким густым. Через две минуты они остановились у подъезда аннетиного дома.
     "Иванов! -- вдруг обернулся атлет, -- Последний раз прошу, отпусти. --
его арийское лицо исказилось, -- Не отпустишь -- жизнь положу, а найду тебя
... и тогда берегись!..." -- он захлебнулся никогда не испытанной до этого
злобой бессилия. "Я вас отпустить не могу." -- невыразительно отвечал Эрик.
"Сволочь!" -- не вполне владея своим голосом, прохрипел милиционер.
"Сергей, перестань! -- вмешалась Аннета, -- Будь мужчиной ... ты теряешь
сейчас и свое лицо, и свое время!" По плохо освещенной улице за окном
микроавтобуса спешили редкие прохожие. Метель гнала вдоль тротуара столбы
зеленого снега. "И ты, с-сука?!..." -- атлет занес кулак над аннетиной
головой. "Прекратите! -- Эрик ткнул пистолетом милиционеру в шею, -- Если
вы ударите ее или как-нибудь еще привлечете внимание прохожих, я стреляю."
Замороженным движением атлет опустил руку -- казалось, он вот-вот взорвется
от ненависти. "Ладно, мандавошка французская, -- сказал он сдавленным
голосом, -- я с тобой потом разберусь!"
     "Выходите наружу. -- приказал Эрик, -- Желательно, не демонстрируя
наручников." Он задвинул забрало своего шлема, расстегнул молнию на груди и
сунул руку с пистолетом за пазуху.
     Они заперли микроавтобус, поднялись по лестнице на пятый этаж, Аннета
отперла дверь, они зашли внутрь. "Идите на кухню." -- приказал Эрик. Волоча
за собой спотыкающуюся девицу, атлет перешагнул через кухонный порог и
облокотился на посудный шкаф. "Подойдите к стене." -- сказал Эрик.
Милиционер подчинился. Гексафоническое радио на стене кухни шептало что-то
убедительно-неразборчивое. Лампочки на передней панели кулинарного комбайна
мигали, складываясь в радующие глаз узоры. Эрик достал ключи и бросил их
атлету: "Пропустите наручники между вон той трубой и стеной, замкните их
опять и верните мне ключи." Одновременно со щелчком замка наручников Аннета
опустилась на пол, откинулась спиной к батарее и закрыла глаза. Милиционер
сел рядом. Радио на стене перестало шептать и заиграло какую-то музыку ...
Эрик узнал "Марш Реалистов" Стинкевича. "У вас есть мужская одежда?" --
спросил он. "В шкафу в спальне напротив." -- ответила девица, не открывая
глаз. Атлет уставился прямо перед собой, лицо его застыло в ничего не
выражавшей маске. Эрик повернулся, пересек коридор и вошел в спальню.
Стоявший у окна декопроектор разбрасывал тонкие разноцветные лучи по углам
комнаты. Широкая двуспальная кровать под кисейным балдахином манила в свои
объятия. Теплый ароматизириванный воздух из отделанного красным деревом
кондиционера ласкал нос. Роскошь и чистота аннетиной квартиры делали
воспоминания о подземеле еще более нереальными. Вьюга уютно ударяла в
отмытые до кристальной прозрачности окна бирюзовыми снежинками. В левом
(меньшем) отделении шкафа висело несколько рубашек и дорогой костюм из
материи "с отливом"; на полках лежало чистое белье, два шерстяных свитера и
две пары джинсов. Если все это принадлежало татуированному, то размер
должен быть подходящим -- Эрик выбрал себе одежду и пошел в ванную комнату.
Тяжелые крысозащитные сапоги громко топали по лакированному паркету.
     Он свалил чистую одежду на пол в наиболее удаленном от ванны углу
комнаты, быстро разделся и залез под душ. На крючке висела щетка на длинной
ручке -- Эрик намылил ее и, сдерживая стоны наслаждения, стал тереть себе
спину. Он тщательно выскреб все тело, вымыл шампунем волосы и вылез из
ванны. На полке над раковиной лежали чьи-то бритвенные принадлежности -- он
побрился. Преодолев порыв еще раз залезть под душ, Эрик вытерся висевшим на
хромированной батарее полотенцем и стал одеваться. Автоматически
включившийся вентилятор высасывал из ванной последние молекулы пара.
Висевшая под потолком лампа инфракрасного света грела тело невидимыми
лучами.
     Когда он натягивал рубашку, сквозь закрытую дверь ванной донесся
приглушенный звук -- будто кто-то вскрикнул. Эрик торопливо застегнул
джинсы и, не одевая носок, приотворил дверь. Было тихо, лишь неразборчивое
бормотание радио доносилось из кухни. На стене коридора неслышно тикали
сделанные в виде серебряного месяца часы. Привычное чувство опасности
запульсировало у Эрика в висках ... что-то произошло. Неслышно переступая
босыми ногами, он попятился назад и вытащил из кармана лежавшего на полу
комбинезона пистолет (со все еще навернутым на дуло глушителем). Из плохо
закрученного душа упала капля и со звоном разбилась об эмалевое покрытие
ванны. Выполнивший свою задачу и автоматически выключившийся вентилятор по
инерции вращал лопастями в вентиляционном отверстии. В обойме оставалось
восемь патронов -- Эрик снял пистолет с предохранителя и взвел затвор. Из
ванной был виден длинный коридор, ведущий к входной двери, и квадрат света
на полу от кухонной люстры. На стене коридора висел ряд фосфоресцирующих
техно-миниатюр художника Ротунова, изображавших поэтапное преображение мира
силами Добра -- последний писк моды, доступный лишь большим начальникам и
кассиршам ГУМа. Эрик прокрался вдоль стены до дверного проема на кухню и
остановился, не решаясь войти ... мокрые следы его ног медленно сохли на
лакированном полу. Сладко-голубые глаза и алые губки Добра бессмысленно
ухмылялись с ближайшей миниатюры. Держа наготове пистолет, Эрик оторвал
спину от прохладной стены коридора и шагнул в проем кухонной двери.
     Первой ему бросилась в глаза опрокинутая табуретка (поднятые вверх
ножки напоминали рога африканской антилопы бейзы, виденной им в зоопарке).
Потом оказалось, что табуретка лежит в луже крови. И, наконец, Эрик
обнаружил, что место, где были прикованы Аннета и атлет, пустует ... Не
веря своим глазам, он шагнул вперед и застыл на месте: в узком пространстве
между холодильником и стеной был втиснут окровавленный труп девушки ... кто
убил ее?... И куда делся милиционер?... Эрик затаил дыхание и наклонился
над бесформенной фигурой в оранжевом комбинезоне -- аннетина голова была
запрокинута назад, на шее синели кровоподтеки, черные глаза невыразительно
смотрели в потолок. Он взялся за ее комбинезон и осторожно потащил тело на
середину кухни -- позади остался широкий кровавый след ... Эрик проследил
глазами, откуда тот начинался, и похолодел -- в углу за холодильником
лежала оторванная кисть руки ... Волосы на его затылке зашевелились, горло
свела судорога отвращения ... держа пистолет перед собой, Эрик разогнулся и
медленно попятился назад, потом повернулся, чтобы выйти из кухни, и вдруг
увидал перед собой окровавленную фигуру в оранжево-блестящем комбинезоне --
атлет!...
     Вжик!...
     Эрик успел отпрянуть, и это спасло его: удар ножа, нацеленный по
запястью руки, пришелся по дулу пистолета ... Милиционер наклонился за
упавшим на пол макаровым ... скорее!... нужно что-то сделать!... Эрик пнул,
больно ушибив босые пальцы ноги, лежавший на полу пистолет -- и тот
ускользил по паркету в дверь спальни. Атлет дернулся вслед, Эрик шагнул за
ним ... тогда милиционер остановился, повернулся и выставил вперед нож --
кухонный тесак с широким длинным лезвием. (Комбинезон атлета потемнел от
крови -- особенно, на животе, где отдельные пятна слились в огромную ржавую
кляксу. На запястье правой руки болтались изъязвленные багровыми разводами
наручники. Лицо застыло в ничего не выражавшей гримасе.) Вжик!... Вжик!...
Эрик успел уклониться от обоих ударов, но при этом оказался загнаным в угол
рядом с входной дверью. Вжик!... он отпрыгнул в сторону, уклоняясь от
глубокого колющего выпада и одновременно выскакивая из угла. Бум-м!...
Атлет попытался ударить Эрика ногой, но тот опять отскочил -- и удар
пришелся в стену ... Дзинь!... Изображавшие подвиги Добра миниатюры градом
посыпались на пол, покрывавшие их стекла брызнули осколками. Трах-х!... От
следующего удара дверь спальни слетела с петель и рухнула на кровать,
оборвав балдахин. Отколовшаяся от дверной рамы длинная острая щепка
торчала, как рог единорога. Вжик!... Вжик!... безо всякого труда Эрик
увернулся от еще двух выпадов ... -- несмотря на очевидную физическую силу,
о приемах единоборства атлет ни малейшего представления не имел. Вжик!...
На этот раз Эрик отбил руку милиционера в сторону и резко ударил ребром
ладони по запястью ... Тр-р-р!... -- завибрировал нож, вонзившись между
двумя паркетинами. Хрясь!... Эрик ударил атлета в скулу ... Хрясь!...
следующий удар пришелся в челюсть. Милиционер, шатаясь, отступил назад ...
Сейчас!... Эрик сделал два коротких шага, развернулся в полоборота и четко,
как на тренировке, ударил атлета ногой. Хрясь!... Удар пришелся в
подбородок -- милиционер грохнулся на спину и затих. Все было сделано
быстро, точно и без лишних затрат энергии -- как и учил своих питомцев
первый тренер Эрика, добряк и выдумщик, Людвиг Олафович Чумаков.
     Секунд пять Эрик расхаживал взад-вперед по коридору, осторожно ступая
босыми ступнями между осколками стекла от миниатюр, -- думал. Потом оттащил
все еще бессознательного атлета в ванную, достал из своего комбинезона
ключи от наручников, разомкнул замок и приковал милиционера к батарее. К
концу процедуры атлет зашевелился и застонал ... не обращая внимания, Эрик
подобрал с пола ванной носки и свитер, прошел по коридору в спальню и еще
раз осмотрел платяной шкаф ... где может лежать обувь? А-а, вот она: внизу,
под плечиками с рубашками, стояли три пары ботинок. Одна из пар казалась
ненадеванной -- Эрик натянул носки, потом ботинки и убедился, что последние
подходят ему по размеру. (Что ж, он потерял дом, работу, друзей и его жизни
угрожали многоразличные опасности, но зато во всем остальном ему отчаянно
везло!) Он опустился на четвереньки, выудил из-под кровати пистолет,
поставил его на предохранитель и вышел в коридор. Во встроенном стенном
шкафу рядом с входной дверью висело пять женских пальто, говядинская шинель
и, в самом углу, мужская дубленка. На крючках, расположенных на дверце
шкафа, висело несколько респираторов, в небольшом ящичке хранились запасные
фильтры. Эрик свинтил с пистолета глушитель, сунул и то, и другое во
внутренний карман дубленки, затем нашел свой (выданный в Лефортове)
респиратор, заменил в нем фильтр и положил оставшиеся фильтры в карман
джинсов. Что еще?... Он переложил из шинели в дубленку говядинский бумажник
и подобрал себе шапку -- дорогую лисью ушанку. Преодолевая неуместное
чувство стыда, пошарил по карманам аннетиных пальто и забрал все найденные
там талоны. Еще что?... Он вспомнил об оставшемся в комбинезоне диске с
"Бегущей по волнам" и подошел к двери ванной. Атлет сидел на полу,
уставившись перед собой широко раскрытыми непонимающими глазами. Эрик боком
обошел его, достал из внутреннего кармана комбинезона диск, уложил в
нагрудный карман рубашки и вышел из ванной. Милиционер остался сидеть на
полу.
     Эрик подошел к висевшему на стене телефону и набрал телефон
справочной. Гудок ... Гудок ... Гудок ... "Сто вторая слушает." --
"Девушка, скажите мне, пожалуйста, код Громыкска." -- "Секундочку ...
Громыкск ... Московской области ... 077." -- "Спасибо и с наступающим вас!"
-- "Вас также!" Эрик повесил трубку, поднял опять, потом повесил снова ...
может, все-таки, не стоит? Он несколько секунд стоял в нерешительности,
потом резким движением поднял телефонную трубку и стал торопливо набирать
-- 0 ... 7 ... 7 ... 3 ... 1 ... 4 ... 6 ... 4 ... 1 ... Гудок ... Гудок
... Гудок ... "Але!" -- "Позовите, пожалуйста, Тамару." -- "Минуточку."
Эрик, не отрываясь, следил, как тонкая секундная стрелка на висевших над
телефоном стенных часах неуклонно перепрыгивает с деления на деление.
"Але." Телефон искажал голос девушки, делая его почти неузнаваемым. "Это
Тамара?" -- "Да." -- "Это Эрик ... то есть Джохар ... -- он в
замешательстве замолчал, прислушиваясь к шороху на том конце линии, -- Я
звоню, чтобы извиниться." Сначала было тихо, потом раздались всхлипывания.
"Извините меня, пожалуйста! -- Эрик внезапно охрип, -- В обычной ситуации я
бы ни за что лгать не стал!... -- он замолчал, а потом по наитию добавил,
-- Особенно такой красивой девушке!" Всхлипы стали реже. "А что ты
натворил?... -- вдруг спросила Тамара, -- Ты со мной, как подлец, поступил,
конечно, но все же не похож ты на бандита ... может, ошибка?" "Боюсь, что
нет." -- не стал обнадеживать ее Эрик. На мгновение наступило молчание.
"Ты, в общем ... -- неуверенно и несколько смущенно начала девушка, -- В
общем, отсидишь когда ... и если настроение будет ... ты, в общем, позвони
..." "Обязательно! -- пообещал Эрик, с трудом сдерживая смех, -- Целую!" --
и прежде, чем Тамара успела ответить, он повесил трубку.
     Сколько им понадобилось секунд, чтобы проследить, откуда он звонил?
Сколько им понадобится минут, чтобы направить сюда ближайшую патрульную
машину?
     Эрик схватил из стенного шкафа дубленку и шапку, нацепил респиратор и,
одеваясь на ходу, выскочил на лестничную площадку. Он пронесся галопом вниз
по лестнице и не спеша -- как и подобает хорошо одетому, солидному
джентельмену -- спустился по ступенькам крыльца. Чахлые деревца вдоль
огораживавшего двор бетонного забора тряслись на холодном ветру мелкой
дрожью. Три разновозрастных ребенка в одинаковых коричневых шубках
копошились в сугробе величиной с отель Риц. Эрик пересек Комсомольский
проспект по подземному переходу и направился к метро Фрунзенская. Когда он
подходил к зданию метро, позади раздался звук сирены, и милицейская Волга,
скрежеща тормозами, свернула с Комсомольского проспекта во двор аннетиного
дома.
     Эрик поправил на голове шапку и неторопливо вошел в метро.

     Он доехал до Спортивной, поднялся на поверхность из переднего вагона,
прошагал метров сто по направлению к стадиону Лужники и зашел в приземистое
уродливое здание справа от дороги -- пивной бар. Рабочий день еще не
кончился -- места были. Раздеваться в гардеробе Эрик не стал, а сразу
прошел в зал и сел за столик у окна. Среагировав на дубленку, возле него
немедленно материализовался официант -- толстомясый парень в засаленной
белой тужурке с блокнотом в руке. "У вас какая-нибудь еда есть?" --
поинтересовался Эрик; "Смотря для кого." -- как бы в шутку отвечал
толстомясый. У окошка, ведущего на кухню, стояли в расслабленных позах три
официанта и лениво наблюдали за происходившим. Необыкновенно старая -- лет
девяноста -- уборщица медленно возила по грязному полу рваной половой
тряпкой на кривой швабре, время от времени макая ее в погнутое жестяное
ведро. "Я работаю в милиции." -- высокомерно бросил Эрик. Вышедший из
туалета высокий молодцеватый грузин посмотрелся в стенное зеркало,
приосанился, пригладил волосы и неторопливо застегнул ширинку. "В милиции?"
-- недоверчиво переспросил официант, пытливо всматриваясь Эрику в лицо; "В
милиции! -- с угрожающим нажимом повторил тот и помахал в воздухе
говядинским удостоверением. -- В отделе борьбы с хищениями коммунистической
собственности." Тон толстомясого немедленно стал подобострастным: "Чего
изволите?" При виде красной милицейской книжки подпиравшие стену официанты
приняли, как по команде, деловой вид и разбежались по залу. Ветхая уборщица
ускорила темп протирки пола, как минимум, в шесть с половиной раз. "Какие у
вас есть горячие блюда?" -- "Уха из форели, харчо, франкфуртские сосиски,
улитки в чесночном соусе, гуляш по-македонски ..." Эрик аккуратно повесил
дубленку на спинку своего стула -- так, чтобы та не касалась заплеванного
пола. "Харчо, улитки, полпорции головунов и три ... нет, четыре ... кружки
Брюссельского Особого." -- "Сию минуту, лечу!" -- залебезил толстомясый и
бросился по направлению к кухне. Старуха-уборщица подхватила швабру с
ведром и, расплескивая мутную воду, скрылась в мужском туалете. Эрик
опустился на стул и вытянул гудевшие от усталости ноги. Часы на стене
показывали без пяти пять -- бар на глазах заполнялся публикой.
     Через три минуты официант принес головунов и пиво, еще через пять --
харчо, а когда Эрик доел последнюю ложку горячего острого супа, перед ним,
как по мановению волшебной палочки, возникло блюдо с улитками. Почти все
столики были уже заняты, бар утопал в табачном дыму и громких разговорах.
Висевшие под потолком телевизоры показывали новости, но никто не обращал на
них ни малейшего внимания. Раскрасневшиеся от пива мужики яростно спорили о
хоккее и бабах, потные официанты таскали из кухни уставленные кружками
подносы. Эрик откинулся на своем стуле, медленно прихлебывая холодное пиво
... сколько раз за оставшуюся ему жизнь он попьет свежего Брюссельского?
Сколько раз за оставшуюся ему жизнь он поест улиток в чесночном соусе?
Испытания последних трех суток кружились у него перед глазами, загоняя в
безысходную тоску; необходимость выбирать решение в безвыигрышной ситуации
доводила до исступления ... Почему окружавшие его мужики, какими бы
бесполезными идиотами они ни были, не должны прятаться от КПГ?... Эрик
подавил острый позыв выхватить из внутреннего кармана пистолет и пальнуть
для шухера в потолок ... Вместо этого он махнул рукой пробегавшему мимо
официанту: "Водка есть?" -- "Есть." -- "Триста грамм и полпорции
франкфуртеров!"
     "Сейчас я выпью водки, -- подумал Эрик с ощущением бросающегося в
пропасть самоубийцы, -- и все станет хорошо!"

     Он вышел из пивного бара без четверти семь, выпив больше, чем
собирался, и намного больше, чем следовало пить человеку в его положении.
Впрочем -- с психологической точки зрения -- алкоголь оказал положительный
эффект: ужасы первой половины дня отступили на второй план, и Эрик пришел в
более или менее благодушное настроение. Смесь пива и водки подкрасила
горизонты голубой краской; несмотря на беспросветные трудности, ситуация
уже не казалалась безнадежной. В конце концов, сумел же он выжить трое
суток со дня ареста?!

     Он проехал на метро до Проспекта Маркса, спустился по эскалатору в
центре станции, отодвинул барьер и пошел навстречу потоку пассажиров,
шедших с Площади Свердлова. Время было без пяти семь, час пик уже
закончился -- Эрик без помех двигался против течения, слегка покачиваясь от
выпитого в пивном баре. Он достиг конца перехода, встал у лестницы, ведущей
на Площадь Свердлова, и стал ждать. Минуты текли. В 7:25 он повернулся и
зашагал туда, откуда пришел, -- на Проспект Маркса. Что делать и где
ночевать, Эрик не знал, однако вопросы эти, почему-то, казались менее
существенными, чем проблема отыскания туалета (выпитое пиво давало о себе
знать). Он поднялся на поверхность, зашел в ГУМ и долго бродил по первому
этажу в поисках уборной -- но не нашел. Пришлось спрашивать у продавщицы из
отдела женского белья, а потом -- в знак благодарности за указанный путь --
покупать ей цветы. (Эрик внезапно почувствовал себя галантным и утонченным
человеком -- из чего с неумолимостью вытекало, что сначала следует дарить
цветы, а уж потом идти в туалет ...) Однако, когда он вернулся с купленным
в киоске через дорогу букетом роз, то его благодетельница куда-то
подевалась, а никто из остальных продавщиц женского белья букета брать не
желал. Ситуация складывалсь глупая, да и в туалет хотелось нестерпимо, так
что он решил-таки справить естественную нужду, а дальше -- по
обстоятельствам. Эрик дал густой толпе покупателей донести себя до туалета,
зашел внутрь и с наслаждением помочился, однако при застегивании ширинки
выронил зажатый под мышкой букет на залитый мочой пол. Некоторое время он
размышлял, подобает ли воспитанному человеку подобрать цветы и помыть их
под краном -- или же следует купить новый букет? Помыть -- или купить новый
... вот в чем вопрос! Он стоял, прислонившись к стене, и грустно созерцал
лежавшие возле писсуара розы ... как вдруг какой-то наглый мужик подхватил
букет и проворно вышел из туалета. "Ну и хуй с ним!" -- с поразившим самого
себя добродушием подумал Эрик и направился к выходу. Он лучше пойдет сейчас
в какое-нибудь кафе и выпьет шампанского!

     В кафе Эрик попал только с третьего захода -- в "Московском" и
"Космосе" не было мест, так что ему пришлось тащиться пешком почти до самой
Пушкинской -- в кафе "Север". Он сел за столик на втором этаже, подозвал
пожилую официантку с острыми бегающими глазами и заказал шампанского и
мороженного. Играла музыка, на небольшом пятачке посреди зала толкались
парочки. Кругом порхали девушки -- на высоких каблуках, в красивых
праздничных платьях, с вычурными прическами ... Эрику стало обидно --
почему он один?... Почему с ним нет девушки?... Чем он хуже остальных?!...
Отказавшись от самоубийственной идеи позвонить Светке, он стал смотреть по
сторонам, но, как назло, все дамы были с кавалерами. Тут официантка
принесла его заказ, что на время отвлекло Эрика от переживаний ... однако,
когда уровень шампанского в бутылке опустился до половины, то ощущение
бесцельно прожитой жизни вернулось с удвоенной силой -- и даже
необыкновенно вкусное мороженное не могло изменить этого горестного факта!
Он почувствовал наворачивающиеся на глаза слезы и немедленно хватил полный
фужер шампанского ...
     Начиная с этого момента, время почему-то ускорило свой ход -- ускорило
настолько, что Эрик не всегда поспевал следить за разворачивавшимися в его
присутствии событиями. Люди шевелились чересчур быстро, музыка звучала
чересчур громко и даже скатерть на столе постоянно съезжала наперекосяк!
Чтобы абстрагироваться от суетливой действительности, он откинулся на
спинку стула и стал созерцать висевший на стене плакат, изображавший
сверхзвуковой бомбардировщик, гигантский молоток, коня и двух обнаженных
колхозниц. Подпись гласила: "Победа в воздухе куется на земле" ... что бы
это значило?... От разглядывания плаката у Эрика закружилась голова и
заслезился правый глаз ... но тут он приметил полную блондинку -- как раз в
его вкусе, одиноко сидевшую за угловым столом. Спотыкаясь о стулья и
натыкаясь на людей, он пересек кафе и пригласил ее танцевать -- но та
отказалась. "Вы понимаете, что тем самым разбиваете мое сердце?" -- строго
спросил ее Эрик. "Нет ... то есть да." -- отвечала жестокая блондинка,
испуганно озираясь по сторонам.
     Он гордо вернулся за свой столик, а через минуту к нему подступили три
усатых молодых человека непределенно-южной национальности -- то ли
азербайджанцы, то ли албанцы. "Ты зачэм нашу дэвюшку оскоробыл?" --
допытывался наиболее усатый из троих. "Какую дэвюшку? -- невинно удивился
Эрик, -- Как оскоробыл?" "Ты нам дурака нэ валай! -- настаивали усачи, --
Толко это мы в туалэт отошлы ..." Что именно ему инкриминировалось, Эрику
узнать не довелось, ибо южане, внезапно прервав разговор, растворились на
втором плане. "Если они к тебе еще раз приебутся -- скажи нам! -- пробасил
здоровенный детина с расплющенными боксерскими ушами, незаметно подошедший
сзади, -- А то ишь обнаглели ... будто у себя в Чуркестане!" "Спасибо
большое! -- растрогался Эрик, -- Но вы за меня не беспокойтесь ... я их и
сам могу ... -- он сделал для значительности паузу, -- Я ведь чемпионом
Москвы по боевому самбо был ... самого Зангиева в финале победил!" "Ну ты,
парень, даешь! -- расхохотался здоровяк, -- Самого Зангиева, говоришь?"
"Да. -- скромно подтвердил Эрик, гордясь произведенным впечатлением. -- Я
его на третьей минуте р-раз!... ну, он и того ... упал, значит ..."
Отсмеявшись, детина удалился за свой столик и стал оживленно рассказывать
что-то своим друзьям. "Девушка! -- позвал Эрик официантку, -- Принесите
мне, пожалуйста, еще шампанского!" "А не хватит ли вам, молодой человек?"
-- с сомнением в голосе поинтересовалась та. "Если бы хватало, то я бы у
вас не просил!" -- снисходительно, как ребенку, объяснил Эрик.
     Из "Севера" его выставили в половине двенадцатого -- сказали, что
шампанского больше не дадут ... а мороженного он уже не хотел и сам!
Некоторое время он стоял на тротуаре, борясь с непонятно чем вызванным
головокружением, затем двинулся по улице Горького в направлении центра.
Снегопад кончился, но дул пронизывающий ветер; редкие прохожие закрывались
от холода воротниками шуб. Эрик дошел до Манежной площади, собрал волю в
кулак и твердо, не шатаясь, вошел в метро (служительница проводила его
подозрительным взглядом, но ничего не сказала). Изнуренный сделанным
усилием, он окончательно потерял концентрацию внимания и, оказавшись в
вагоне, уснул. Его последними осмысленными действиями были: 1) завязывание
тесемок ушанки на мертвый узел под подбородком и 2) переложение бумажника
из бокового кармана во внутренний.
     События следующих полутора часов сохранились в памяти Эрика не в виде
непрерывной линии бытия, а как отдельные, не связанные друг с другом
эпизоды, утопавшие в океане неизвестного. Сначала его нивесть как занесло в
тупик для ночевки поездов на станции Бибирево. Служители извлекли его из
вагона и отвели на платформу, в процессе чего выяснилось, что на
профессиональном жаргоне уезжающие в тупик алкаши именуются "скотами".
Следующий просвет произошел на неопределенной станции -- Эрик обнаружил
себя посреди платформы, стоящим в согнутом положении над урной, с руками,
упертыми в колени. "Что я собирался делать?" -- понедоумевал он вслух, но
ответа не получил. С трудом держась на ногах, он ввалился в очень кстати
подошедший поезд и куда-то поехал ... И, наконец, он обнаружил себя
прислоненным к стене на Площади Свердлова. "... вы русский язык понимаете,
молодой человек? -- раздраженно выговаривала ему служительница, слегка
ударяя по щекам свернутым в трубку целлофановым пакетом, -- Не будет
сегодня поездов ... на такси езжайте!" "Ну хорошо, хорошо ... -- слабым
голосом отвечал Эрик, -- ... сейчас поеду. Вы только не наскакивайте на
меня так!" Он с трудом оторвался от стены и нетвердыми шагами направился к
эскалатору. Служительница повернулась к расположенной поблизости урне и
стала хлопотливо вытаскивать из нее целлофановый мешок с мусором.
     Следующее действие Эрика было не результатом тщательно подготовленного
плана, а, скорее, озарением свыше. Убедившись, что внимание служительницы
целиком поглощено урной, он на цыпочках перебежал на другую сторону
платформы и спрятался за колонну. Прошло несколько минут, в течении которых
он яростно боролся со сном ... потом раздался громкий щелчок, и Эрик
оказался в кромешной темноте. Не мудрствуя лукаво, он вытянулся лицом вниз
на жестком мраморном полу и провалился в забытье.
---------------------------------------------------------------------------

     31 декабря


     Справа от железнодорожной линии темнела гуща леса. Слева --
простиралось распаханное поле (темно-коричневые куски почвы жирно блестели
в увядающем дневном свете). Серые сумерки быстро опускались на землю,
поглощая оттенки ... потом цвета ... и, наконец, звуки, запахи, чувства и
ощущения ...
     Эрик шагал по шпалам ... куда и зачем -- он не знал. Спереди и сзади
от него рельсы стягивались в точку. Что-то пассивно угрожающее -- ни то
животное, ни то человек -- следовало за ним вдоль опушки, никогда не
появляясь на открытом пространстве между лесом и железной дорогой. (Эрик
чувствовал ... нет, знал!... что это существо ждет удобного случая, чтобы
его убить.) Низкие серые облака беспорядочно неслись по нависавшему над
головой осеннему небу. На тускло-блестящих рельсах выступили капли росы.
     Наконец, становилось совсем темно. Эрик то и дело спотыкался о шпалы.
Пассивно опасное существо кралось теперь совсем близко к железной дороге --
покровы темноты придали ему смелости. Поднялся ветер, отовсюду раздавались
пугающие шумы ... шорох кустов?... скрип веток?... Эрик ускорил шаг, но
шорохи не отставали ... Что-то холодное хлестнуло его по лицу -- верно,
сорванный ветром с дерева лист. Невидимая в темноте, над головой резко
прокричала какая-то птица.
     А потом Эрик (непонятно откуда взявшимся наитием) понимал, что
желавшее его убить существо -- не животное, а человек ... Человек В Сером
Костюме!



                                   * * *


     Вздрогнув, Эрик перевернулся на спину и сел. Где он?... Почему кругом
темно?... Может, он еще не поднял век?... Он изо всех сил зажмурился, потом
широко распахнул глаза -- разницы не было ... о чем это говорит? Откуда-то
издалека доносился тихий неразборчивый шум ... ни то музыка, ни то чей-то
шепот. Эрик осторожно ощупал окружавшее его пространство и понял, что сидит
на холодном каменном полу ... он, наверно, в метро! Теплый сквозняк
легонько коснулся его лица.
     Нестерпимо болела голова ... боль пронизывала череп от виска до виска,
как вольтова дуга, иногда перезамыкаясь на макушку или затылок. Язык распух
и заполял весь рот без остатка. Бессвязные видения вчерашнего дня стали
медленно оживать в памяти: путешествие по канализации -- сберкасса -- еще
раз канализация -- аннетина квартира -- пивной бар -- кафе "Север" --
хаотическое блуждание по метро -- пьяное забытье на полу станции Площадь
Свердлова. Эрик попытался развязать тесемки ушанки, но потерпел неудачу. Да
... он, должно быть, находится на Площади Свердлова. Он ощутил резкий укол
беспокойства и сунул руку во внутренний карман дубленки -- пистолет,
глушитель и бумажник оказались на месте. Слава Богу!... Самоубийственное
безрассудство его вчерашней эскапады ударило в голову пульсирующей болью и
приступом лихорадочного сердцебиения: надрался и уснул на полу в метро ...
идиот!! Каким чудом это сошло ему с рук?!
     Он медленно поднялся на ноги ... где тут можно попить воды? Есть ли
здесь кран? Как они моют пол?...
     Ведя рукой по стене, Эрик медленно обошел колонну ... куда теперь?...
Голова болела и кружилась, думалось тяжело. Из какого-то проема сочилось
слабое свечение ... Он закрыл глаза и помассировал веки -- свечение не
исчезало ... он медленно пересек станцию и подошел к переходу на Площадь
Революции. Неразборчивый шум стал громче, но все равно остался
неразборчивым -- ни то музыка, ни то шепот. На ступеньках лестницы, ведущей
к переходу, трепетали отблески света. Сквозняк выдувал из туннеля странный
запах -- похоже на табак, но с примесью чего-то еще. Эрик нащупал во
внутреннем кармане пистолет и прислушался к не подводившему его до сих пор
чувству опасности ... однако то молчало ... на ловушку КПГ не похоже. Держа
руку с пистолетом за пазухой, он медленно поднялся по ступенькам и
осторожно заглянул в переход.
     Гулкая темнота туннеля была усеяна огоньками фонарей и горящих свечек.
На полу сидели люди -- по одиночке, по двое или трое, группами по 5 -- 6
человек. Некоторые тихо разговаривали друг с другом, некоторые читали,
некоторые курили или просто лежали, уставившись в потолок. Какая-то девица
в дальнем конце туннеля негромко играла на гитаре и пела -- слов песни было
не разобрать. Эрик выпустил рукоятку пистолета, и тот скользнул в карман
дубленки.
     Движимый любопытством, он медленно пошел по коридору ... на него никто
не обращал внимания. Табачный дым клубился в лучах фонарей, люди
неразборчиво шевелились в полумраке. Большинство было не старше тридцати --
бородатые, длинноволосые или, наоборот, бритые наголо -- часто
татуированные -- одеты в живописные тряпки ... Всюду валялись рюкзаки. С
десяток негров сгрудилось на корточках вокруг ковшика с буро-красной
жидкостью, кипевшей на крошечной спиртовке; на полу возле них были
разбросаны надувные матрасы, циновки и экзотические музыкальные
инструменты. Чуть дальше сидела компания среднеазиатов с непроницаемыми
лицами и тусклыми черными глазами -- они ничего не делали и даже, кажется,
не разговаривали друг с другом. Еще дальше располагались то ли немцы, то ли
какие-то скандинавы.
     Эрик медленно побрел вглубь туннеля.
     "Эй, чувак! -- окликнул его заросший до глаз парень в свисавших
клочьями кожаных штанах, -- В первый раз здесь?" -- "Да." Справа от парня
развалилась необыкновенно чумазая девица с зелеными волосами, торчавшими,
как у игрушечного тролля; слева полулежала заморенная глистообразная
блондинка. (Эта группа сидела несколько на отшибе от остальных.) "Тебя кто
привел?" -- "Никто." Перед парнем и девицами было расстелено лоскутное
одеяло, на котором лежало несколько морковок, сигареты россыпью, три
маленьких бумажных пакетика, кучка белого порошка на куске газеты, термос и
блюдце с горящей свечой. "Передача есть?" -- поинтересовался парень. "Какая
передача?... -- удивился Эрик, -- Вы имеете в виду радиоприемник?" Парень и
девица-тролль необидно засмеялись, заморенная блондинка выдавила на
бледно-голубое лицо слабую улыбку. "А ты, видать, остряк!... -- похвалил
парень, -- Присаживайся." Эрик неловко опустился на пол и, преодолевая
головокружение, на секунду закрыл глаза. Сидеть на мраморном полу было
холодно и неудобно, в висках пульсировала пронизывающая боль. "Меня зовут
Рико. -- представился парень, -- А это Марго и Принцесса." -- "Эрик."
Заморенная Марго быстро-быстро заморгала глазами и громко чихнула -- с ее
лица полетели облака пудры. "Закуривай." -- Рико указал на рассыпанные по
одеялу сигареты; "Спасибо, не курю." -- отвечал Эрик. Зеленовласая
Принцесса откинулась на лежавший позади нее грязно-красный рюкзак и закрыла
ладонями лицо. Сквозь дыры в ее джинсах виднелись на удивление чистые белые
трусики. "Ну тогда нюхни ... -- Рико пододвинул в направлении Эрика бумажку
с белым порошком, -- Как Иисус Христос -- с первым встречным делюсь!" На
лице Марго появилось недовольное выражение, но она ничего не сказала.
"Нюхнуть?... -- не понял Эрик, -- А что это за порошок?" "Ну, ты даешь! --
вяло удивился Рико, -- Ты зачем сюда пришел?" "А не стукач ли он часом? --
еле слышно поинтересовалась блондинка, -- Что-то не похож он на наркома
..." "Я не стукач и не нарком. -- сказал Эрик, -- Я вообще не понимаю, кого
вы называете наркомами ... -- он помолчал, -- Я вчера напился пьян и уснул
в метро." На мгновение наступила тишина. "На. -- Рико протянул Эрику
маленькую стеклянную трубочку, -- Всасываешь носом этот порошок ... -- он
прикрыл глаза и сделал длительную паузу, словно прислушиваясь к чему-то, --
... и тебе станет хорошо." После секундного колебания Эрик положил трубочку
на одеяло: "Спасибо, но ..." -- он попытался встать, однако потерял от
головокружения равновесие и повалился на бок.
     "Сядь на место." -- неожиданно жестко сказал Рико.
     Не обращая внимания, Эрик еще раз попытался встать ... медленно ...
стараясь сохранять равновесие ... сначала на четвереньки, потом ... "Хосэ!
-- окликнул кого-то Рико через его голову, -- Фернандо!" Из темноты
выступили две тяжеловесные фигуры -- широкие плечи, низкие лбы, выдающиеся
вперед челюсти. Зеленовласая Принцесса подняла голову и следила за
происходившим мутными глазами. "Садись. -- сказал Рико, -- В ногах правды
нет." Эрик опустился на мраморный пол, голова его кружилась -- он все еще
ощущал себя пьяным. "Зачем вам нужно пичкать меня наркотиками ... да еще
против воли?" -- спросил он; "Просто причуда." -- небрежно отвечал Рико.
Заморенная Марго разглядывала Эрика с презрительным любопытством. Пламя
свечи нервно плясало, отбрасывая на ее лицо длинные угловатые тени. "Хосэ,
дай ему соломинку и рафинад." -- приказал Рико. В руках у Эрика оказалась
давешняя трубочка и бумажка с белым порошком. "Смотри, как надо!" --
неожиданно вмешалась Принцесса. Она села по-турецки и развернула один из
лежавших на одеяле пакетиков, в котором оказался такой же, как у Эрика,
белый порошок -- в руках у нее откуда-то появилась стеклянная трубочка.
Фернандо и Хосэ стояли по обе стороны от Эрика, как часовые у входа в
Мавзолей. Заморенная Марго стала рыться тонкими, как спички, руками в
лежавшем возле нее рюкзаке. Принцесса вставила трубочку в ноздрю и, водя
другим концом по бумажке, вдохнула порошок. "Ну?... -- подбодрил Эрика
Рико, -- Теперь ты." Фернандо присел на корточки и взял Эрика за запястье
... "Я сам." -- сказал тот и поднес трубочку к носу.
     Сначала он не почувствовал ничего, кроме щекочущего ощущения в
переносице. Потом внезапно, как по мановению волшебной палочки, исчезли
головокружение и тошнота. "Ну что?... Доходит? -- спросил Рико
снисходительно, -- А ты, дурашка, не хотел!..." Хосэ и Фернандо опустились
на пол и застыли в расслабленных позах. Эрик тоже сел поудобнее. Очертания
предметов вокруг него стали резкими и четкими, как в мультфильме. "Чая
горячего хочешь?" -- предложила Принцесса; "Спасибо, да." -- ответил Эрик.
Откуда-то донесся ритмичный звук там-тама. Сидевшие по соседству немцы (или
скандинавы) сгрудились вокруг чего-то, не видного за их широкими спинами.
Принцесса налила чай в колпачок стоявшего на одеяле термоса и протянула
Эрику. Марго достала откуда-то небольшой пузырек темного стекла, вытряхнула
на ладонь с десяток таблеток и, не запивая, проглотила; потом взяла с
одеяла морковку и стала медленно жевать. (Нижняя челюсть ее двигалась
вверх-вправо-вниз-влево, как у козы. Глаза были закрыты.) Эрик попытался
развязать тесемки ушанки и, на этот раз, преуспел. Рико, Фернандо и Хосэ
закурили -- в воздухе запахло табаком и еще чем-то ... то ли паленым сеном,
то ли сандаловыми палочками. Никто ни с кем не разговаривал. Эрик снял
дубленку, сложил в виде подушки, бросил сверху шапку и подсунул себе под
спину ... ему стало удобно и хорошо. Он обвел взглядом своих новых друзей
-- Фернандо и Хосэ застыли, как каменные надолбы, изредка поднося к губам
сигареты. Марго хрустела морковкой. Рико откинулся навзничь -- сигарета
торчала из его рта вертикально, как телескоп. Зеленовласая Принцесса
сидела, обхватив руками колени, и раскачивалась, как китайский болванчик.
На ее обветренных устах играла загадочная улыбка.

     "Вот, например, я. -- сказала девица, будто продолжая давно начатый
разговор, -- В восемнадцать лет из дома ушла и ни разу о том не пожалела. И
ведь образцовая семья была: отец -- доктор наук, загрязнение оптической
среды изучал, мать -- зав. сектором эротики в министерстве культуры РЕФКР.
В школе тоже все нормально -- отличница, член бюро класса, председатель
гигиенического кружка. А как кончила школу, так все у меня почему-то
переменилось."
     Принцесса поморгала глазами и почесала (через дыру в штанине) ляжку
левой ноги. Пламя свечи плясало в ее мутных зрачках двумя огненными
язычками.
     "Или, скажем, у Нонки -- подруги моей -- тоже ведь жизнь не задалась!
Познакомилась она на дискотеке с парнем, а тот возьми, да окажись
рыцарем-драконоборцем! С тех пор и поговорить-то с ней нормально не
получалось: ты ей про одно -- она тебе про другое ... все мечтала того
дракона найти, который своим зловонным дыханием атмосферу загрязнил ...
Погуляла Нонка со своим суженным месяца два, замуж вышла, да и укатила на
Байкал мечту свою воплощать."
     Огни фонарей и свечек заполняли темноту, как светлячки. Где-то
неподалеку бархатный баритон читал приторно-певучие стихи. "Уколись. --
Рико протянул Эрику наполненный чем-то шприц, -- Я сегодня угощаю." Марго и
Принцесса неподвижно распластались на полу, как морские звезды; их груди
напоминали четыре уснувших (на какое-то время) вулкана. Хосэ и Фернандо
застыли статуями Мыслителя. "Как уколоться?" -- удивился, но не испугался,
Эрик. Хаотические шорохи насыщали пространство туннеля, как летучие мыши.
"Хосэ, объясни ему." -- лениво произнес Рико. "Перетягиваешь руку выше
локтя, -- монотонно забубнил Хосэ, -- засучиваешь рукав ..."

     "Или, например, я. -- сказал Фернандо, будто продолжая давно начатый
разговор, -- Сейчас, можно сказать, совсем смирный стал, но раньше ...
Помнится, когда в первый раз позыв ощутил, так сам испугался. Четырнадцать
лет мне было -- на уроке труда в доску гвоздь заколачивал ... а за соседнем
верстаком Кончита Тимошенко работала. И вдруг чувствую -- хочется мне ее
молотком по башке уделать. Хочется и все тут ... зачем, почему -- сам не
знаю ... Удержался я в тот раз -- минут десять зубами скрежетал, пока позыв
прошел, -- но, все же, удержался! А месяца через два опять: иду в школу --
глянь, Кончита впереди меня шагает ... Ну, на меня и накатило -- уж не
знаю, чем она меня околдовала!... Однако же опять я сдержался -- и даже
легче, чем в первый раз ... верно, потому что молотка у меня под руками не
оказалось."
     Фернандо задумчиво пожевал пухлыми ярко-красными губами и застенчиво
улыбнулся.
     "После тех двух случаев у меня долгий перерыв был. Кончил школу, в
Новосибирский Университет поступил: физфак, аспирантура -- кандидатскую по
спиновым стеклам защитил. Потом женился на младшей дочке третьего секретаря
обкома. Тесть нам трехкомнатную квартиру в Академгородке справил, и стали
мы жить-поживать да добра наживать. Однако ж не хватало мне чего-то ...
сидишь, иной раз, за столом, уравнение пишешь -- а рука сама к молотку
тянется. Ну и решился я, наконец, в один зимний вечер: одел тренировочный
костюм, будто на пробежку иду, молоток за пазуху сунул ..."
     Черная пустота коридора обнимала Эрика, как прозрачная вата. Время
непрерывно меняло скорость своего течения -- то замедлялось до полной
остановки, то ускорялось, стягивая интервалы между событиями в не имевшие
длин точки. Окружающие предметы превратились в объемные фигуры с множеством
мелких плоских граней, как на картинах Сезанна. Слова вылетали из ртов --
но не летели в уши, а взмывали вверх и разбивались об облицованный
несбывшимися желаниями потолок. Заострения человеческих лиц прокалывали
воздух, как гигантские иглы. Скудный свет от фонарей и свечек медленно, но
неуклонно, таял ... и, в конце концов, померк совсем.

     Когда свет забрезжил опять, вокруг Эрика было совсем темно. Он стоял
на узком карнизе, прилепившись лбом, грудью, животом и коленями к отвесной
стене. Позади зияла узкая глубокая расщелина -- он не видел ее, но твердо
знал о ее существовании. Насколько она глубока?... Что находится на дне?...
Какие неведомые существа обитают на другом берегу?... Ответы на эти вопросы
были непостижимы, даже если б были достижимы. Эрик повернул, сколько мог,
голову и посмотрел вниз: где-то далеко, на самом дне блестели две
серебрянные нитки, уходя, как евклидовы прямые, в бесконечность. И еще
какие-то провода. И лужа маслянистой жидкости. Несколько секунд (минут?...
часов?...) он размышлял о значении увиденного ... и наконец понял: он
находится в логове дракона. Того самого, который своим зловонным дыханием
загрязнил атмосферу! (Кто-то, кажется, упоминал недавно такого дракона ...
нет, вспомнить было невозможно.) Эрик опустил веки, мысленно воссоздавая
образ чудовища: покрытое стальной чешуей тело -- мощные короткие лапы с
длинными блестящими когтями -- слизистая бородавчатая морда. Жало,
расположенное на кончике длинного, как хлыст, хвоста, источало яд. Во лбу
дракона горел круглый, как лампа, глаз; на выдававшемся вперед носу пыхала
жаром огнедышащая ноздря. Нет, погоди!... не огнедышащая, а дымодышащая, --
а то как же он тогда загрязнил атмосферу?... И не просто дымодышащая:
выходивший из этой ноздри газ в равных долях состоял из паров диоксина,
синильной кислоты и ртути, а также радиоактивной пыли. Эрик попытался
представить себе, каким должен быть у дракона обмен веществ, и потерпел
неудачу ... а-а, плевать! Сейчас важны не теоретические, а практические,
аспекты жизни!
     Как унести отсюда ноги?
     Сколько на это потребуется времени?
     Когда чудовище вернется в свое логово?
     От напряжения мысли кожа на лбу Эрика собралась в гармошку ... но тут
он услыхал отдаленный рев -- дракон возвращался! Возвращался чем-то
рассерженным -- яростно размахивая тонкими перепончатыми крыльями --
издавая разъяренный вопль на всех частотах звукого спектра -- скрежеща
острыми, как пилы, зубами -- то сжимая, то разжимая когти -- хлеща себя по
бокам хвостом. Эрик повернул голову и увидал, как по стенам пещеры медленно
ползут исходившие из драконьего глаза блики. Чудовище стремительно
приближалось!... Бежать, бежать немедленно -- иначе будет поздно!!... Эрик
потопал тяжелыми до неподъемности ступнями и попытался сделать шаг в
противоположном от дракона направлении ... но остался стоять на месте.
Попытался еще раз ... и опять остался на месте! Что-то держало его!!
Держало за руки!!!... Только сейчас Эрик осознал, что руки его распростерты
по стене -- будто он хочет ее обнять. Потные раскаленные ладони испытывали
тошнотворное ощущение несвободы. (На какое-то мгновение он даже подумал,
что распят -- прибит гвоздями к холодному цементу скалы.) Он изо всех сил
дернулся, пытаясь освободиться, однако державшие его неведомые силы не
поддались. "Ты чего, рехнулся? -- поинтересовался до жути обыкновенный
голос, -- Накачал я тебя на свою голову!..." Эрик не нашелся, что ответить
... его захлестнула паника -- дракон был уже совсем рядом!... Желтое пламя,
исходившее из глаза чудовища, несперпимо жгло левую щеку, безумный крик
раздирал левое ухо. Эрик заметался, однако неподвижно закрепленные ладони
опять удержали его на месте ... от ужаса он закрыл глаза и вжался в стену.
Дракон стал приближаться чуть медленнее ... медленнее ... еще медленнее ...
"Готовься, сейчас наша очередь!" -- шепнул до жути обыкновенный голос.
Тяжело отдуваясь, чудище проползло мимо прилипшего к стене Эрика и
остановилось.
     Оно промахнулось!... Или ничего не заметило!...
     Эрик замер.
     С шипением, дракон вздохнул, слепо посмотрел по сторонам и пополз
дальше ... чуть быстрее ... еще быстрее ... еще быстрее ... Ноги чудовища
ритмически ударяли в истоптанную землю: так-так-так ... так-так-так ...
так-так-так ... быстрее и тише ... быстрее и тише ... еще быстрее и еще
тише. "Пошли!" -- сказал до жути обыкновенный голос, когда эхо драконьего
топота затихло вдали, и дернул Эрика за руку. Спотыкаясь, тот стал боком
передвигаться по карнизу вправо. Постепенно становилось светлее. Непривычно
свободная левая ладонь неуклюже хваталась за стену. Наконец он оказался в
гулком объемном пространстве, залитом ярким светом и ограниченном снизу
плоской гладкой поверхностью. "Ну все, теперь разбирайся сам!... -- фыркнул
в ухо до жути обыкновенный голос, -- Я пошел!" Не находя более опоры,
правая ладонь Эрика беспомощно заметалась в воздухе. Окружавший его яркий
свет вдруг стал еще ярче ... еще ярче ... несперпимо ярким!... и вдруг,
перейдя в свою противоположность, стал темнотой.

     Очнулся Эрик с ощущением изменившегося пространства и прошедшего
времени. Так-так-так ... так-так-так ... -- стучали колеса поезда, --
так-так-так ... так-так-так ... "Вы сходите, молодой человек?" -- донеслось
откуда-то издалека. У-у-у ... у-у-у ... -- завывал обтекавший поезд воздух.
(Эрик стоял, погрузившись в смесь желтого света с темнотой, слушая
окружавшие его шумы, держась рукой за холодную железную стойку.) "Вы
сходите или нет? -- просочилось сквозь стук колес, -- Давайте, мы с вами
поменяемся местами ..." Независимо от своей воли, Эрик оказался вовлечен в
странно-стесненные медленные перемещения ... А-а, это он едет в вагоне
метро!... Кругом тряслось и корчилось многотелое многоголовое
сверхсущество, состоявшее из стиснутых до взаимного проникновения людей.
"Мне тоже сходить, товарищ. -- вмешался женский голос, -- Давайте, и я с
вами поменяюсь." Эрик отдрейфовал куда-то в сторону и прислонился лбом к
вечной, как коммунизм, надписи "Не прислоняться, двери открываются
автоматически" ... прохладное стекло приятно холодило кожу. Позади окна
медленно плыли бронзовые буквы: К... р... а... с... н... о... пресненская.
Поезд заскрипел тормозами и встал. Двери вагонов зашипели и отворились.
     Куда Эрик едет?... Почему после того, как он заснул на станции Площадь
Свердлова, в цепочке его воспоминаний зияет черный гулкий провал? Кто его
разбудил утром?...
     Он зажмурился и помассировал виски ... нет, память была пуста, как
заброшенный колодец. "Осторожно, двери закрываются. -- четко выговаривая
слова, сказала механическая женщина, -- Следующая станция -- Белорусская."
Эрик вдруг вспомнил темный широкий проход, пронизанный лучами фонарей ...
что это?... отголоски вчерашнего путешествия по канализации?... Он
почувствовал неясную тревогу -- в темном проходе произошло что-то важное.
"Господи! -- посетовал справа от Эрика солидный мужчина средних лет, --
Ведь десять часов уже, а все час пик!" "А я тебе говорю, что Куролесников
негодяй и подлец!..." -- убеждала тощая мужеподобная брюнетка слева от
Эрика свою подругу -- полную женственную блондинку. "Станция Белорусская,
-- вмешалась механическая женщина холодным до фригидности голосом, --
переход на Горьковско-Замоскворецкую линию." Тесемки ушанки Эрика
болтались, развязанные, под подбородком ... а ведь он, помнится, завязал их
мертвым узлом ... Почему в его памяти, как рыбья кость, застряло странное
слово "молоточник"?... Он сунул руку во внутренний карман -- пистолет,
глушитель и бумажник оказались на месте. Пол в широком темном проходе был
мраморным, как в метро ... может, это и было метро?... Почему его дубленка
стала такой грязной?...
     "Осторожно, двери закрываются. -- объявила механическая женщина, --
Следующая станция -- Новослободская." Многотелое многоголовое сверхсущество
с нечеловеческой силой съежилось в отчаянном усилии вместиться в замкнутое
пространство поезда. Обрывки воспоминаний заметались в голове Эрика, как
раненые птицы. Слепые бельма выключенных телевизоров немигающе уставились
на него из-под потолка вагона. Эрик почувствовал, что его сознание меркнет,
но не испугался -- ибо знал, что его тело развило способность к
самостоятельному существованию.

     Он вернулся в свое тело, когда то шло куда-то по улице. Мела метель --
настолько густая, что было почти темно. Тело дошагало до угла, повернуло
налево, пересекло улицу и вошло в какой-то двор -- четко и целеустремленно,
будто имея перед собой ясно поставленную задачу. Что оно собирается делать?
Осторожно оглядываясь, тело выбралось через какую-то калитку в узкий
переулок и оказалось перед высоченным бетонным забором с колючей проволокой
наверху. "Что это?... -- удивился Эрик, -- Похоже на тюрьму." Из
расположенного рядом подъезда выползла крошечная оборванная старушонка и,
сгибаясь под ударами вьюги и бременем лет, поковыляла по тротуару. Из-под
ворот заброшенного гаража выскочила мутантная кошка-летяга, повела шальными
желтыми очами, взлетела по забору, перемахнула через колючую проволоку и
исчезла на той стороне. Эрик проследил взглядом ее траекторию и остолбенел
-- заполняя весь горизонт, за забором высилась башня Лефортовской тюрьмы.
Зачем его сюда принесло?!... Он перехватил бразды правления своим телом,
резко повернулся и пошел в обратном направлении.

     Когда тело и сознание Эрика соединились в следующий раз, он выходил из
метро на станции Арбатская. Он прошел мимо кинотеатра "Художественный",
пересек Бульварное Кольцо и углубился в лабиринт арбатских переулков.
Некоторое время он блуждал без цели и направления ... и, наконец, обнаружил
себя в центре какого-то двора, созерцающим странный -- круглый, как
колонна, -- дом. Эрик дернул входную дверь -- та распахнулась. Преодолевая
непонятно откуда взявшийся неимоверно сильный ветер, Эрик поднялся по
винтовой лестнице на крышу -- круглую площадку радиусом метров десять. Там
стоял одетый в черную каракулевую шубу старик. "Хотите, я почитаю вам
стихи?" -- спросил старик, потирая изборожденный морщинами лоб. Тут-то Эрик
и понял, что старик является галлюцинацией -- скорее всего, безвредной ...
так что можно расслабиться и отдаться поэзии! (И словно в доказательство
его умозаключения тучи на небе превратились в гроздья голубой ваты, а
падавший из них снег -- в лепестки роз.) "С удовольствием!" -- ответил Эрик
и отошел в сторонку, чтобы не мешать.



                    Прочитанное стариком стихотворение


     Вечер. Пустынные коридоры. Одиночество.
     Близкие и родные рассеяны по земному шару.
     Сорок прожитых лет висят за плечом бесполезным сроком.
     Глухая боль в сердце и непривычное отсутствие мыслей.
     Боль в сердце --

               из-за нанесенных мне и нанесенных мною ран и разочарований.

     Отсутствие мыслей --

               неиспытанное доселе чувство --
                         льется на разлинованную бумагу.

     За окном комнаты -- смех ... Господи, почему я здесь никому не нужен?
     Господи, почему туда, где я нужен, я никак не могу добраться?
     Господи, почему тех, кто мне нужен, никогда не бывает рядом?

     Когда-нибудь, в один из таких вечеров, я закончу все разом.
     Что я несу ... у меня не поднимется рука сделать такую глупость!
     У меня слишком много аппетита и интереса к жизни!
     (А изнутри кто-то неприятным голосом возражает:

               "Аппетит и интерес к жизни?... Побойся Бога!
               Раньше -- может быть, но только не сегодня.
               Сейчас ты ощущаешь лишь тоску и щемящую боль в сердце.")


     Ну и что?... Я знаю точно -- боль и тоска отступят!
     Они скоро снимут свои ледяные ладони с моего тела.
     (А изнутри кто-то неприятным голосом возражает:

               "Так-то так, но ведь с каждым годом боль становится все
          острее!
               А приступы тоски одолевают тебя все чаще и длятся все
          дольше!
               И когда-нибудь, в один из таких вечеров ...")


     Ерунда! Отнять собственную жизнь у меня просто не хватит духа ...
     Как бы ни было больно, полное забвение еще страшнее!

               ("Подожди, скоро боль пересилит трусость ... такое уже
          случалось.
               Не ты будешь первым и не ты -- последним!")


     Господи, надо же так расклеиться (говорю я себе), даже слеза прошибла
...
     Да полно себя жалеть -- завтра будет новое утро!
     Завтра появятся новые люди и новые впечатления.
     Завтра придет письмо от кого-нибудь, кто меня любит.

     Я закрываю глаза и расслабляю мысли,

               а потом повторяю про себя раз за разом --
                         новые люди и новые впечатления, ощущение чего-то
                    достигнутого.

     И главная цель в жизни: защитить тех, кого любишь, от враждебного
мира.

     (А изнутри кто-то неприятным голосом возражает:

               "Мир сильней тебя -- защитить никого не удастся.
               И когда-нибудь, в один из таких вечеров ...")


     Старик закончил стихотворение и поклонился. "У меня есть вопрос. --
шагнул вперед Эрик, -- Когда написано это стихотворение и от чьего лица?"
Тучи на небе вернулись к своему естественному состоянию, а лепестки роз
опять стали снежинками. "На прошлой неделе. -- лаконично отвечал старик, --
От моего." "Я не хочу показаться невежливым, -- удивился Эрик, -- но 'Сорок
лет', упомянутые в стихотворении, никак не могут быть вашим возрастом."
Несколько долгих секунд царило неловкое молчание, потом старик разлепил
свои тусклые и морщинистые, но невидимые под респиратором, губы: "Н-да ...
-- он, очевидно, был смущен из-за вскрывшегося обмана, -- В таком случае,
молодой человек, стихотворение написано от вашего лица!" "Этого тоже не
может быть. -- не согласился Эрик, -- Во-первых, мне не сорок, а только
тридцать, лет. Во-вторых, у меня нет родных. И в-третьих, все мои близкие
живут в Москве -- а вовсе не 'рассеяны по земному шару'! -- он помолчал, а
потом добавил, -- Кстати, их всего трое ... так что слово 'рассеяны' в
любом случае является преувеличением ..."
     "На вас не угодишь, молодой человек ... -- несколько раздраженно
заметил старик, -- Может, вы просто не любите и не понимаете поэзии?" Эрик
заколебался ... его придирчивость действительно могла быть обусловлена
неприятием всего жанра, а вовсе не низким качеством данного его образца.
"Если вы предпочитаете прозу, -- продолжал старик, -- я могу прочитать вам
рассказ или сказку ... -- он на мгновение закатил глаза, видимо, выбирая
подходящее прозаическое произведение, -- ... скажем, легенду о бездетной
чете колибри ... хотите?" "Э-э ... -- промямлил Эрик, не желая оскорбить
пожилого человека, -- ... я, вообще-то ..." "Это очень красивая, очень
старинная и очень редкая легенда! -- торопливо заговорил старик, --
Давым-давно на берегу безграничного океана жила молодая чета колибри. Они
очень любили друг друга и были счастливы во всех отношениях, за исключением
одного: у них никак не заводились птенцы. Как-то раз, в одно прекрасное
росистое утро самка колибри нашла на песчаном берегу океана крупную
жемчужину и отнесла ее в гнездо. Она хотела, чтоб ее возлюбленный
полюбовался находкой, но тот улетел собирать нектар цветов. Сидя на краю
гнезда, самка созерцала блестевшую в лучах утреннего солнца жемчужину ... С
окена дул легкий бриз, воздух был напоен ароматами тропических растений.
Вокруг шелестели пальмы, светло-голубое тропическое небо покрывало мир
ласковым шатром. 'Смотри, дорогой, -- шутливо прощебетала самка, когда ее
возлюбленный вернулся в гнездо, -- Я наконец снесла яйцо!'; 'О как я рад,
как безмерно счастлив!' -- воскликнул самец ..."
     "Погодите! -- вскричал Эрик, -- Я, кажется, слышал эту легенду раньше
... -- он на мгновение задумался, -- Точно слышал! Я знаю, что случится
потом: когда обман самки вскроется, самец в ярости покинет ее и поклянется
страшной клятвой, что никогда не вернется назад. Через три дня несчастная
самка умрет от одиночества и несчастной любви, а жемчужина почему-то
превратится в необыкновенно ядовитый минерал." "Странно ... -- пролепетал
красный от стыда старик, -- Я уверяю вас, молодой человек, это очень
старинная и очень редкая ..." "Я вспомнил! -- перебил Эрик, -- Мы проходили
вашу легенду в школе ... и не легенда это, кстати, а рассказ какого-то
современного писателя ... я даже помню название: 'Камень'!"
     Не ввязываясь в дальнейшие споры, старик исчез. Эрик оказался стоящим
перед дверью странного круглого здания. При ближайшем рассмотрении дверь
оказалась забита крест-накрест досками.
     Четко, как гвардеец, Эрик повернулся кругом и пошел прочь.

     Когда он очнулся в следующий раз, было уже темно. Метель кончилась --
что и позволило Эрику сразу же заметить произошедшее в его отсутствие
изменение. А именно: все предметы, за исключением людей и их одежды, стали
почему-то зеркально отражающими! Он ясно видел вереницу своих отражений на
стене ближайшего дома, на тротуаре, на кузове проезжавшего мимо грузовика
... На эти, так сказать, первичные образы накладывались вторичные -- к
примеру, отражение тротуарного отражения в стене дома и наоборот. И так
далее -- третичные образы, четверичные ... Эрик поднял голову и увидал
вогнутый зеркальный купол, накрывавший город сверху. Господи, кто все это
сделал и зачем?!... Он на мгновение провалился в черное забытье ... и тут
же вернулся в себя, зная ответ на свой вопрос -- будто нырнул на дно океана
за жемчужиной всеобщего знания. Ответ поражал простотой: за гражданами
зеркального мира легче следить! Эрик рассмеялся, радуясь собственной
догадливости: действительно, если коэффициент отражения зеркальных
поверхностей близок к единице, то многократно отраженные лучи могут
распространяться от объекта на очень далекие расстояния. А раз так, то за
человеком можно проследить по цепочке его отражений! Обучи кэпэгэшников
разбираться в перепутавшихся образах многих людей -- и пусть себе следят за
подозреваемыми, не выходя из кабинетов! Да чего там кэпэгэшники ... такую
работу может выполнить и ЭВМ!! Эрик присел на корточки и попытался
сцарапать зеркальные слой с тротуара, однако серебристая субстанция
держалась крепко. Проходившая мимо девица шарахнулась в сторону, испуганно
оглянулась и ускорила шаг.
     Стой!... а если подозреваемый зайдет в закрытую со всех сторон
комнату?!...
     Несколько секунд Эрик лихорадочно размышлял, а потом догадался:
наверняка, это запрещено Уголовным кодексом СЕКР!!... В каждом помещении по
закону должно быть отверстие -- окно или незакрывающийся дверной проем ...
более того, стены комнат по закону не должны образовывать геометрически
правильных фигур -- чтобы траектории отражений не замыкались, а заполняли
доступное пространство всюду-плотной массой взаимно-пересекающихся
расходящихся лучей! Эрик восхитился хитроумием и математической
изобретательностью КПГ ... зря говорят, что они все идиоты!... И тут же ему
стало страшно -- ибо день и ночь, что бы он ни делал и где бы ни находился,
недреманно-всевидящее око КПГ следило за ним! Он почувствовал себя
муравьем, мечущимся под объективом микроскопа ... однако виду решил не
подавать.
     Он выпрямился, расправил плечи и гордо выпятил подбородок, показывая
следившему за ним по цепочке изображений кэпэгэшнику (а может быть,
компьютеру), что догадывается об их подлых приемах, однако нисколечко не
боится.

     Когда Эрик вернулся в себя в следующий раз, поверхности предметов уже
перестали отражать ... КПГ почему-то отказался от этого трюка. А может,
зеркальный мир -- так же, как и старик на крыше круглого дома, -- был
галлюцинацией?... Сознание Эрика раздвоилось: он, вроде бы, понимал, что с
восприятием действительности у него что-то не в порядке, но все же не мог
удержаться от нелепых, а зачастую и опасных, выходок. К примеру, сейчас ему
взбрело в голову, что нужно во что бы ни стало разыскать ту, изданную до
85-го года книгу, из-за которой разгорелся весь этот сыр-бор. С одной
стороны, оставлять книгу под ковриком своей бывшей соседки было
действительно нехорошо -- бедная женщина могла попасть из-за этого в беду.
С другой стороны, его арест при попытке достать крамольную книгу ничем Вике
Марковой не поможет ... скорее наоборот! Несколько минут он размышлял, как
должен поступить в такой ситуации смелый и порядочный, но в меру
благоразумный, человек ... и пришел к выводу, что на месте разберется. Эрик
огляделся: он стоял у метро Новослободская -- всего лишь в пятнадцати
минутах ходьбы до его бывшего дома ... Это был знак свыше! -- он торопливо
пересек Каляевскую и пошел по направлению к Маяковке. Ветер и метель
стихли, толпы народа на темных улицах поредели. В магазинах кишели самые
неорганизованные и самые хладнокровные граждане, отложившие новогодние
покупки до последней минуты. Эрик пересек Четвертую Тверскую-Ямскую,
прокрался в темную арку дома номер 13 и осторожно заглянул за угол.
     Вход в его бывший подъезд и стоявшую рядом скамейку заливал яркий
свет. Ничего не происходило. Чувство опасности кололо в виски Эрика острыми
блестящими иглами: впереди ждало что-то неопределенно-угрожающее. Он закрыл
глаза, пытаясь просчитать, где кэпэгэшники могли устроить на него засаду
... однако мысли растекались, оставляя лишь смутное ощущение угрозы ...
угрозы, связанной с его бывшей квартирой. (Господи!... что у него с
головой?! Почему он потерял способность концентрироваться?...) Эрик
подсунул пальцы под очки и помассировал веки, потом тщательно осмотрел двор
-- но никого не обнаружил ... то ли наблюдение было снято, то ли следившие
за подъездом топтуны не захотели утруждаться в новогодний вечер. Оставалась
лифтерша -- увидав Эрика, старая карга могла стукнуть в милицию. И как
совпало: стоило Эрику подумать о лифтерше, как дверь подъезда отворилась и
укутанная до глаз старушечья фигура заковыляла в сторону входа в
домуправление ... старуха пошла в туалет! А, может, перехватить стаканчик
чайку!... Или посудачить со своей лучшей подругой из третьего подъезда!!...
Она даже не заперла за собой дверь!!!... Последнее обстоятельство
окончательно развеяло сомнения Эрика в целесообразности задуманной операции
-- он выбрался из укрытия и быстрым шагом направился к заветной двери.
Чувствуя себя уязвимым, как боец под перекрестным огнем, он пересек двор и
вошел в подъезд. Лифт стоял внизу -- он осторожно закрыл дверь, нажал на
кнопку возьмого этажа и сдвинул респиратор под подбородок. На стене кабины
висел последний антиникотинный шедевр старика Бромберга:


                    Куренье -- вред, табак -- отрава!
                    Доводит он до ПРЕСТУПЛЕНЬЯ!
                    Все сигареты, даже "Ява",
                    Должны считаться НАКАЗАНЬЕМ.


     Эрик усмехнулся очевидному плагиату, вышел из кабины и, не закрывая
двери, неслышными шагами подошел к викиной квартире. Трясущейся рукой он
приподнял край коврика и увидал завернутую в газету книгу -- в точности,
как он оставил. Где-то наверху раздался звук открывающейся двери и детский
смех. Сердце Эрика колотилось в груди, как самый большой, самый гулкий
барабан оркестра. Лампочка под потолком лестничной площадки бросала тусклый
луч на свежевыцарапанное слово "хуй" на свежевыкрашенной в нежно-салатовый
цвет стене. За дверью викиных соседей звучал ушераздирающий визг модного
ансамбля со странным названием "Московские Сорочки" (ходил слух, что они
начинали с рекламы мужских рубашек). Эрик засунул сверток с книгой в карман
дубленки и направился к лифту.
     Потом остановился ... какая-то подспудная, неосознанная мысль не
разрешала ему уйти. Что-то он здесь оставил ... что-то, за чем всегда хотел
вернуться ...
     Кот!... Он забыл про Кота!...
     Ни секунды не сомневаясь в необходимости предстоящего действия, Эрик
беззвучно закрыл дверь лифта и на цыпочках спустился на два этажа.
Отовсюду, как во сне, раздавались угрожающие шумы и шорохи -- пробивавшиеся
сквозь стены голоса, музыка, детские крики ... За надежно запертыми дверями
квартир люди накрывали праздничные столы, раскладывали по пакетам
новогодние подарки, ждали гостей. Звуки живущего своей жизнью
двенадцатиэтажного дома казались сейчас особенно пугающими -- но не
исходившей от них угрозой, а равнодушной безразличностью серой громады к
тому, что не охвачено сферой ее микроскопических интересов. Дверь бывшей
квартиры Эрика была опечатана -- он приложил к ней ухо, но не услыхал
ничего. Проведя кончиками пальцев сверху по дверной раме, он достал
(очевидно, не найденный при обыске) запасной ключ и вставил его в замочную
скважину. Потом спохватился -- вытащил из внутреннего кармана пистолет и
навернул на него глушитель. С почти неслышным, но все же оглушающим,
щелчком он отпер дверь (бумажные полоски печатей лопнули и заколебались на
сквозняке) и вошел в квартиру. Чувство неопределенной угрозы сдавливало его
грудь, затрудняя дыхание.
     Посреди передней валялась опрокинутая тумбочка. Пол усеивали осколки
разбитого стенного зеркала. Эрик поставил замок на собачку, затворил дверь,
сунул ключ в карман и переложил пистолет в правую руку. "Кот!" -- шепотом
позвал он в сторону двери в спальню. Ответом была тишина. "Кот!" -- шепотом
позвал он в сторону кухонной двери. Ответом была тишина.
     Неслышно ступая меж осколков стекла, Эрик прошел на кухню. Где-то
бесконечно далеко, то ли на пятом, то ли на седьмом этаже, раздался
неопределенный шум. Ароматы разорения и насилия органично вплетались в
уютные запахи бывшего жилища.
     Кухонный стол был разломан на несколько частей. Осколки посуды
усеивали пол. От дыры, зиявшей в центре раковины для мытья посуды,
разбегалась паутинка трещин. Кота нигде видно не было.
     Эрик попятился, повернулся на месте, осторожными шагами пересек
переднюю и встал на пороге темного проема, ведущего в спальню. Какие-то
объекты (обломки мебели?... обрывки постельного белья?...) светлели
впереди. Темнота означала, что шторы были задернуты. Эрик щелкнул
выключателем -- безрезультатно ... видимо, доблестные гигиенисты при обыске
разбили лампочку. Он вдруг почувствовал тошноту и слабость, черный мир
поплыл вокруг головы по часовой стрелке -- безумие, душившее его приступами
весь день, вернулось в виде физической немочи. Он снял шапку, отер со лба
испарину и шагнул в темноту ... еще один шаг ... еще один ... еще ...
Что-то мягкое (кусок материи?) прицепилось к его каблуку и несколько шагов
волочилось следом -- пока он не поднял ногу и не потряс ею в воздухе.
Где-то далеко проплывали угловатые контуры мебели.
     "Стой. -- раздался справа-позади негромкий голос. -- Стой на месте.
Пистолет брось на пол."
     Эрик прирос к месту, где стоял.
     "Брось пистолет на пол. -- повторил голос невыразительно. -- Считаю до
двух: раз ..." Пальцы Эрика разжались и выронили пистолет. "Руки подними
над головой." Эрик подчинился. Он услыхал мягкие кошачьи шаги,
приближавшиеся сзади ... Трах-х! Что-то жесткое (рукоятка пистолета?)
ударило его по голове -- ноги его подкосились, и он упал на пол лицом
вперед. Сознания он не потерял и попытался встать ... сначала на
четвереньки ... потом на колени ... Трах-х! Эрик получил еще один удар по
затылку и снова упал ... снова встал на четвереньки ... сил подняться на
колени уже не нашлось. Он сел на пол, откинувшись спиной на удачно
подвернувшуюся стену. Боли он не чувствовал, просто окружающий мир стал
безмолвным и статичным, как черно-белая фотография. "Кто тебе сказал, что
ты можешь перехитрить КПГ?" -- спросил тусклый и невыразительный голос.
Эрик разомкнул губы, чтобы ответить, но слова застряли у него в горле. "Кто
тебе сказал, что ты умнее нас?" Из темноты раздался щелчок -- в глаза Эрику
ударил яркий свет. Кто это?... Что это за серая фигура, таящаяся позади
источника света? Из какого кошмара доносится этот негромкий холодящий кровь
голос? "Кто дал тебе, подонок, право бороться за свою жизнь, если Родина
хочет ее отобрать?" Гигантская тень, отброшенная серой фигурой на стены
комнаты, угрожающе раскачивалась меж черных силуэтов мебели. Валявшиеся
повсюду обломки и обрывки некогда целостного бытия стали враждебны к своему
бывшему хозяину и злобно шипели, сплетясь в клубок, как ядовитые змеи. На
верхушке стоявшего в углу шкафа происходило какое-то медленное движение.
Брошенный Эриком пистолет тускло блестел в ярких лучах фонаря -- совсем
рядом, в полуметре от его правой руки. "Даже не думай." -- понял
направление его мыслей голос. В конусе света появилось тяжеловесное
никелированное изделие и нацелилось Эрику в лицо. "Хе-хе-хе!... -- раздался
мелкий неприятный смех, -- Хе-хе-хе!..." И в этот момент Эрик догадался ...
вернее, почувствовал ... или даже понял ... что разговаривает с Человеком В
Сером Костюме!... Тем самым, вышедшим из его кошмаров!!... "Ха-ха-ха!
Ха-ха-ха!! -- торжествующий смех грохотал все громче и громче, огненные
глаза Человека горели в темноте, как огни курьерского поезда, --
Ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!" Спасенья нет -- Эрик обречен ... был обречен с самого
начала ... ему осталось лишь достойно встретить свою смерть! Он всегда
знал, что Человеку В Сером Костюме суждено прикончить его!!... Стараясь не
думать о том, что через мгновение кусок раскаленного свинца пробьет его
лоб, Эрик протянул руку в сторону лежавшего на полу пистолета. (Краем глаза
он успел заметить, что -- одновременно с его движением -- на плечо серой
фигуры прыгнула с верхушки шкафа какая-то тень.) Бах-х! -- грохнул выстрел,
но Эрик остался жив ... на голову ему посыпались куски штукатурки. "А-а-а!
-- закричал отчего-то Человек, -- А-а-а!" П-пью! П-пью! П-пью! П-пью! Пули
летели друг за другом, дословно повторяя одну и ту же траекторию, в лицо
Человека В Сером Костюме ... разбивая его череп на куски ... разбрызгивая
серое содержимое черепа во все стороны ... Неясная тень метнулась в угол
комнаты и растворилась в темноте. Описав лучом гигантскую параболу, фонарь
вылетел из дергавшейся руки Человека и начал свое неумолимое движение к
полу. П-пью! П-пью! П-пью! П-пью! Клик!... Пистолет щелкнул и умолк --
кончились патроны. Фонарь долетел до своей цели и остановился, как
вкопанный, уперев равнодушный луч в слегка колыхавшуюся штору. Раздался
шорох скользящей по бумаге ткани -- Человек в Сером Костюме сполз по стене,
мягко повалился набок и застыл сгустком мертвой угрожающей темноты.
     Эрик осторожно положил пистолет на пол и встал. В голове его царили
ясность, четкость и простота -- он точно знал, что ему нужно делать.
"Серый! -- позвал он, -- Иди сюда!" Раздалось неясное мяуканье, из темноты
появился Кот. Эрик подобрал фонарь и торопливо осмотрел зверя -- крови на
шерсти, вроде бы, не было. На полу блестел выпавший из руки кэпэгэшника
пистолет, под потолком перекатывалось эхо единственного прозвучавшего вслух
выстрела. Через какое время соседи вызовут милицию?... Через какое время
пьяные по случаю Нового Года милиционеры откликнутся на вызов?... Эрик
отвинтил от своего пистолета глушитель, завернул все вместе в валявшуюся на
полу наволочку и сунул в боковой карман дубленки; потом подобрал пистолет
кэпэгэшника, поставил на предохранитель и сунул во внутренний карман.
(Сквозь стены, потолок и пол квартиры не проникало ни звука. Кот смотрел на
своего хозяина сияющими зелеными глазами.) Эрик посветил на бесформенную
груду мертвеца -- в лучах фонаря костюм действительно казался серым. Брызги
крови на костюме казались темно-бордовыми, почти черными. Кэпэгэшника
следовало обыскать -- преодолевая страх и отвращение, Эрик приблизился к
убитому и быстро проверил его карманы, но нашел лишь удостоверение со
смутно знакомой фамилией Седов. Верхняя часть головы кэпэгэшника -- от глаз
и выше -- превратилась в кровавое неразборчивое месиво, подбородок
пересекала длинная ссадина. По стене над трупом стекали длинные красные
потеки. Эрик обтер куском простыни фонарь и положил его на пол. Потом
подхватил невесомого Кота (судя по всему, зверь ничего не ел со дня эрикова
ареста), подобрал свою шапку и вышел в переднюю. Встроенный шкаф для
верхней одежды был, конечно же, разорен ... Эрик зажег свет и несколько
секунд обследовал пол -- а, вот он!... Он подобрал котовий респиратор и
нацепил его зверю на морду -- несчастное животное было настолько измождено,
что даже не сопротивлялось. Эрик сунул Кота под дубленку, вышел на
лестничную площадку и вытер рукавом дверную ручку. Он вдруг ощутил
неумолимо бежавшие секунды -- на какой-то миг паника захлестнула его ...
Придерживая за пазухой Кота, он через три ступеньки бросился вниз по
лестнице. Пятый этаж ... четвертый ... третий ... Внизу хлопнула входная
дверь, потом дверь лифта ... что это, милиция?... Второй этаж ... первый
... С показным спокойствием Эрик прошагал последние несколько ступенек и
оказался в подъезде. Лифтерша уже вернулась в свою каморку: "Здравствуйте,
молодой человек." -- "Здравствуйте, Мария Оскаровна." Он надвинул на лицо
респиратор и вышел на улицу.
     Цепочка сугробов обрамляла пустынный двор, начинавшаяся метель сдувала
с их верхушек нежно-зеленые облачка. Эрик выбежал на Оружейный переулок;
обегая немногочисленных прохожих, промчался до улицы Горького. Часы на
гостинице "Париж" показывали 6:45 -- он торопливо зашагал в направлении
метро. Огромный город вокруг него суетливо готовился к новому 1985 году.
Законопослушные граждане и гражданки волочили авоськи с покупками в
семейные гнезда. Ожидавшие их жены, мужья и дети сидели у семейных очагов с
радостными, но немного равнодушными, лицами. Около памятника Маяковкому
стояла украшенная портретами товарищей Романовых огромная елка. Эрик
спустился в метро и сел в поезд, шедший в сторону Каховки. Пассажиров было
мало -- он опустился на крайнее сиденье, прислонился к стене вагона и
закрыл глаза. Голод, только что полученные удары по затылку и поглощенные
вчера спиртные напитки напоминали о себе чудовищной головной болью,
тошнотой и дрожащими коленями. Распиханные по карманам пистолеты и
запрещенная литература кололи тело страхом и неуверенностью. Пошатываясь от
головокружения и слабости, Эрик вышел из поезда на Площади Свердлова,
подошел к ближайшей урне и бросил туда книгу и завернутый в тряпку
пистолет. Какая вероятность, что очищающие урны служители обратят внимание
на необычно тяжелый сверток?... А, плевать ... Эрик махнул рукой и
направился к переходу на Проспект Маркса. Он чуть не сбил с ног какую-то
старушку, потом столкнулся с расфуфыренной девицей и чуть не упал сам.
Наконец, он достиг лестницы и стал медленно подниматься. Уже после первых
трех-четырех ступенек у него перехватило дыхание, а сидевший под дубленкой
Кот непосильной ношей потянул к центру Земли. Сердце Эрика колотилось то в
горле, то в желудке, правую щеку свел нервный тик, глаза слезились.
     Он преодолел последнюю ступеньку, протащился еще метров десять и встал
у стены (в этом месте коридор расширялся, так что он мог стоять, не мешая
проходившим мимо пассажирам). Держать глаза открытыми он был не в
состоянии. Думать тоже. В ушах нарастал странный гул -- будто неподалеку
взлетал реактивный самолет. Сила тяжести почему-то изменила свое
направление, так что для сохранения равновесия Эрику пришлось накрениться
вправо и прислониться к стене. Что он здесь делает?... Зачем он сюда
пришел?... Почему ему не удалось прожить свою жизнь спокойно и счастливо,
как остальным миллионам граждан?... Не находившие ответов разъяренные
вопросы бились внутри Эрика, сотрясая его грудную клетку. "Человек В Сером
Костюме мертв ... Человек В Сером Костюме мертв ..." -- монотонно шептал
кто-то невидимый ему в уши. Где-то глубоко, среди перекрученных судорогой
кишок зияла сосущая пустота -- как у больного раком, которому вместе с
опухолью врачам пришлось вырезать часть жизненно необходимого органа.
Тяжелые валы ошеломляющего, неуправляемого, безумного чувства освобождения
раз за разом захлестывали Эрика с головой, не давая вдохнуть воздух полной
грудью.
     Прошло около пяти минут. Ничего не происходило. Через какое время он
уже не сможет противостоять желанию сесть на пол?... Чувствуя, что вот-вот
потеряет сознание, Эрик раскрыл глаза.
     На него в упор смотрела смутно знакомая молодая женщина.
     Он изо всех сил зажмурился, потом раскрыл глаза еще раз.
     -- Эрька!... -- позвала женщина хриплым шепотом и шагнула вперед. -- Я
так и знала!... я знала ... -- у нее перехватило дыхание, а из глаз
брызнули слезы, но голос был полон ликующего торжества, -- Я знала, что ты
вспомнишь о нашем шуточном уговоре!...
---------------------------------------------------------------------------

     1 января


     На горизонте маячили снежные верхушки гор. Далеко внизу была видна
заполненная тропической растительностью долина. Эрик изменил положение рук,
и сделанные из тончайшего шелка и невесомых пластиковых соединений крылья
затрепетали в ровном потоке воздуха. Долина стала медленно поворачиваться,
открывая глазу голубую реку и большой белый дом под красной черепичной
крышей. Сидевшая в шезлонге на лужайке перед домом женщина подняла голову и
помахала рукой. (Она была босиком, одета в легкое белое платье, глаза
закрыты солнечными очками, пышные каштановые волосы лениво шевелились на
слабом ветру.) Эрик слегка повернул прикрепленные к его рукам крылья и без
усилия заскользил вниз ...



                                   * * *

     Теплая дружественная темнота заполняла комнату. Тишина по-братски
обнимала все находившиеся в ней предметы. Позади оконного стекла медленно
планировали бриллианты снежинок. На другом конце огромной многоспальной
кровати беззвучно спала Лялька. Промытые ею ссадины на затылке Эрика
напоминали о себе тупой несильной болью. Нежный аромат смешанных с тишиной
духов витал под потолком. С почти неразличимого в темноте стола
неразборчиво мерцала серебряная обертка на горлышке шампанского.
     -- Эрька, ты спишь?
     -- Нет.
     -- Я тоже. -- Лялька завозилась, устраиваясь поудобнее, -- Давай,
поговорим?
     Эрик протянул руку за лежавшими на тумбочке очками. Из темноты
выступили два стула со сложенной на них одеждой, белые тарелки на обеденном
столе, дверь в переднюю.
     -- Вы с Мишкой когда догадались, что мне удалось бежать?
     -- А как стали эти идиоты вопросы задавать -- кто мол у него друзья,
да у кого он может спрятаться ...
     Ровно гудел кондиционер. Аквариум на фоне окна казался матовым
темно-голубым кубом.
     -- Что ты собираешься делать? -- нарушила молчание Лялька.
     -- Не знаю ... Выжду несколько дней -- пока бабошинские родственники
не вернутся. Потом попробую уехать из Москвы ... куда-нибудь в Сибирь.
     -- Как ты там устроишься без документов?
     -- Там видно будет ... на месте разберусь.
     Из кухни доносились мерные звуки капель, падавших из плохо
закрученного крана.
     -- Если ты будешь вести себя, как раньше, то долго в живых не
продержишься.
     -- Я знаю.
     -- И?...
     Прежде, чем ответить, Эрик сделал паузу, прислушиваясь к себе.
     -- Я могу измениться, но переделать себя -- не могу. -- Он помолчал,
не в силах выразить сказанное более ясными словами. -- Как и любой человек,
я могу стать другим лишь под воздействием ...
     -- Я поняла. -- перебила Лялька.
     Тяжелая бархатная штора еле заметно колыхалась в такт дуновений
кондиционера. Стрелки стенных часов светились в темноте.
     -- Ты помнишь свою мать, Эрька?
     -- Да.
     -- Сколько тебе было, когда она исчезла?
     -- Четыре года.
     -- Ты похож на нее или на отца?
     -- Не знаю ... у меня не осталось их фотографий.
     Эрик закрыл глаза, наслаждаясь чистотой, теплом, сытостью, чувством
безопасности и почти полным отсутствием боли.
     -- Ты думаешь, надежда есть? -- спросила Лялька.
     -- У кого?
     -- У нас всех -- у тебя, у меня, у Мишки ... у наших будущих детей ...
     Прежде, чем ответить, Эрик помолчал.
     -- Думаю, что нет.
     -- Почему?
     -- Мне кажется, что систему разрушить невозможно. Во всяком случае,
изнутри и снизу.
     Наступила тишина. Маячивший за решеткой оконной рамы уличный фонарь
казался узником совести. Видневшаяся в проеме туч полная луна наводила на
мысль о волках-оборотнях.
     -- А если наверху появится желающий изменений человек?
     -- Откуда?... Вероятность положительной мутации в династии Романовых
равна нулю.
     Лялька не ответила. Снова наступила тишина. Маленькая искуственная
елка блестела в углу комнаты мишурой игрушек. Насупленный Дед Мороз стоял
возле нее на часах и строго глядел перед собой бессмысленными пуговичными
очами. Детское, как мир, новогоднее волшебство пропитывало и исцеляло раны
всех душ на свете.
     -- Ты помнишь, как мы с тобой познакомились? -- отголоски лялькиного
шепота эхом прошелестели по темной комнате.
     -- В Университете, после отборочного тура на Всесоюзную олимпиаду по
математике.
     -- А когда встретились в следующий раз?
     -- В начале первого курса, на дискотеке ... я пригласил тебя
танцевать.
     Невидимая в темноте, Лялька засмеялась.
     -- Мне показалось тогда, что ты вот-вот полезешь ко мне целоваться ...
     -- Правильно показалось.
     -- Так чего же не полез?...
     -- Не осмелился. Испугался, что ты меня оттолкнешь.
     -- Правильно испугался. Я тогда была пухлая и чопорная ...
     -- Ты и теперь пухлая.
     -- Эрька, я сейчас буду тебя убивать!
     Возникшая из темноты лялькина рука легонько шлепнула Эрика по губам
... и так и осталась лежать на подушке, слегка касаясь его щеки.
     -- Помнишь, как мы после первого курса всей группой ездили в Крым?
     -- Помню.
     -- А после второго курса -- на Памир?
     -- Помню.
     -- Как хорошо тогда было -- несмотря на комсомольские собрания,
ленинский зачет, политинформации и всю эту ерунду!... Почему мы не можем
так сейчас?...
     -- Возраст. -- Эрик помолчал, потом добавил, -- Мы потеряли самый
главный ингредиент счастья -- молодость.
     Лялькина ладонь рядом со щекой Эрика чуть шевельнулась. Стало слышно,
как где-то далеко едет поезд.
     -- То, что у тебя со Светкой, -- серьезно?
     -- Нет.
     -- С твоей стороны или с ее?
     -- Она думает, что только с моей, но на самом деле -- с обеих. Ей
нужен муж -- умный, привлекательный и престижный ... не обязательно я.
     -- Почему ты никогда не заводил ни с кем серьезных отношений?
     Шум поезда затих вдалеке. Тиканье часов, гуденье кондиционера и капель
кухонного крана возобновили свою неустанную работу.
     -- Сначала я сам был несерьезным. А потом понял, что отмечен ... что
могу принести только несчастье ... -- он замолчал, чувствуя, что его слова
высокопарны, непонятны и слепы.
     -- Я понимаю, что ты хочешь сказать. -- сказала Лялька.
     Ее рука невесомо провела по щеке Эрика, потом погладила по волосам.
     -- А ты знаешь, что я ... -- Лялька кашлянула, маскируя смущение и
нерешительность, -- ... что я ... -- она замолчала.
     -- Знаю.
     -- Знаешь что?
     -- Что ты в меня влюблена. -- Эрик помолчал, -- Начиная с той поездки
на Памир ... может, даже раньше.
     -- Намного раньше. -- на этот раз голос Ляльки прозвучал ровно и
спокойно, -- Я влюбилась в тебя с первого взгляда ... вернее, с первого
слова ... на том самом отборочном туре олимпиады. -- она усмехнулась, -- А
когда на Всесоюзную не прошла, то месяц рыдала -- думала, не увижу тебя
больше ...
     Ее рука возле щеки Эрика вздрогнула и исчезла в темноте.
     -- Значит ли это, что, если б я полез-таки целоваться тогда на танцах,
то ты бы меня не оттолкнула?
     -- Нет, не значит.
     Они рассмеялись. Лежавший под одеялом у Эрика в ногах Кот завозился и
недовольно мяукнул. Наступило долгое молчание.
     -- А ты?... -- неожиданно хрипло спросила Лялька, -- Ты меня ... --
она запнулась, не решаясь произнести бесповоротное слово.
     -- Да. -- коротко ответил Эрик.
     -- С каких пор?
     -- С тех же, что и ты, -- с самого начала.
     Лялька издала странный звук -- будто вынырнула на поверхность моря
после затяжного пребывания под водой.
     -- Так какого же черта?!... -- Она захлебнулась словами и начала
снова, -- Почему ты?!!... -- слов не хватило опять, и она замолчала в
беспомощной ярости.
     Прежде, чем ответить, Эрик помолчал.
     -- Сначала я боялся, что ты меня оттолкнешь. Потом думал, что еще
успею ... А когда понял, что отмечен, -- не хотел тащить тебя за собой.
     Он взял лялькину ладонь и приложил к своей щеке. Вздрогнув, Лялька
вырвала руку.
     -- Как ты смел?... -- спросила она страшным шепотом, -- Как ты смел
так со мной поступить?... -- она привстала на локте, и ее распущенные
волосы буйным ореолом заметались на фоне окна. -- Из-за твоего идиотизма у
меня не осталось теперь ничего ... ни воспоминаний, ни ощущений, ни
детей!... -- Она упала на подушку и закрыла лицо руками.
     Потревоженный шумом Кот вылез из-под одеяла, спрыгнул с кровати и
бесшумно растворился во тьме.
     -- Лялька! -- позвал Эрик.
     Ответом были всхлипывания.
     -- Я ничего не мог сделать.
     -- А спать с этой толстомясой развратной сукой ты мог? -- Лялька
отбросила одеяло и села на постели по-турецки, -- Знаешь, сколько я
мучилась из-за твоих баб? -- она яростно натянула на колени подол ночной
сорочки.
     -- Я ... -- Эрик поискал подходящее слово, но не нашел, -- ... не
связывался с тобой ради твоего же собственного блага!... -- он
почувствовал, что объяснения бессильны, -- И, кстати, ты тоже не святая --
вспомни хоть проходимца Петровского или этого ... как там его?...
Пападжианопулоса ...
     -- Петровский не был проходимцем! -- лялькина сорочка распахнулась,
обнажив ложбинку между ее грудей. -- Если хочешь знать, Петровский был ...
     -- Перестань. -- тихо сказал Эрик, садясь на постели. -- Нам просто не
повезло ...
     Несколько секунд Лялька молча смотрела на него, потом протянула руку и
погладила по плечу ... потом по щеке ... потом обхватила за шею ... Эрик
обнял ее за талию -- и удивился, насколько та оказалась тонкой. Сердце его
заколотилось в горле, дыхание перехватило. Теплое и податливое тело Ляльки
покорно таяло под его руками, пушистые волосы щекотали лицо и плечи. На
какое-то мгновение он почувствовал себя ее полным и нераздельным
властелином ... нет, властелином целого мира! -- огромного, удивительного и
прекрасного мира, состоявшего из двух ранее независимых, а теперь
слившихся, половин.
     На какое-то мгновение Эрику показалось, что у них еще остался шанс к
спасению.