Версия для печати

Александр Житинский. 
Потерянный дом или Разговоры с Милордом. 
Части 1-4 
 
   * Часть I
   ПЕРЕПОЛОХ *
 
   Я сделаю все, что смогу, но смеяться, милорд, я
   буду, и притом так громко, как только сумею...
   Л. С.
 
 
   ПРОЛОГ
 
   1
 
   Вот! С этого и надо было начинать!
   Дело в том, что я трижды принимался писать этот роман, но далее  нес-
кольких страниц не продвинулся. Погода ли была тому виною, скверное рас-
положение духа, отсутствие времени или что там еще, но  роман  не  желал
увидеть себя на бумаге, несмотря на то, что он -уверяю вас! - давно  на-
писан и прочно занимает в моей голове центральное место.
   Примерно такое же положение (я говорю о прочности)  занимает  и  дом,
стоящий ныне на Петроградской стороне, неподалеку от  Тучкова  моста.  Я
могу сообщить точный адрес.
   Дело было в непоправимой серьезности, с какой я  намеревался  писать.
"Устраняюсь! - шептал я себе. - Автора не должно быть видно,  даже  если
он и живет в этом доме. Литературную воспитанность следует поставить  во
главу угла (я долго искал этот угол) с тем, чтобы, не торопясь, предъяв-
лять читателю героев, оставаясь самому в тени, как и подобает  скромному
автору. Не зря тебя уже упрекали в том, что ты к  месту  и  не  к  месту
(последнее чаще) выскакиваешь на сцену и начинаешь строить рожи..."
   Так я уговаривал себя, в то время как самому  хотелось  выскочить  на
сцену с очередной рожей и под свист и  улюлюканье  читателей  попытаться
изобразить нечто.
   - Нечто?
   - Не торопитесь, не торопитесь!
   Сначала послушайте некоторые размышления о клапанах, кои должны  быть
открыты, чтобы на свет родилось нечто.
   - Нечто?
   - Тьфу ты, черт, так мы никогда не сдвинемся с места!
   По моим наблюдениям, каждый человек обладает клапанами, подобно четы-
рехтактному двигателю внутреннего сгорания, с тем отличием, что у  чело-
века их несравненно больше и расположены они  не  столь  симметрично,  в
разных уголках души. Для нормальной работы двигателя клапаны должны быть
поочередно открываемы посредством так называемого кулачкового механизма.
А если уж ты решил излить всю душу, то будь добр открыть  и  все  клапан
ы... С этими словами я расстегнул пуговицы на пиджаке, снял  его,  расс-
тегнул пуговицы на рубашке, надеясь таким образом помочь открытию клапа-
нов души. Они не открывались. Перед  моими  глазами  все  время  маячили
судьи: читатели, критики, литературоведы (их особенно не люблю),  редак-
торы (люблю их безгранично), цензоры (никогда не видел), издатели и, на-
конец, наборщики в типографии, которым предстоит когда-нибудь буковку за
буковкой набрать этот текст.
   - Вы читали Эмиля Золя?
   - Нет, не читал и читать не собираюсь.
   Снисходительно-сочувствующая улыбка одной из моих редакторш  не  дает
мне покоя! Она несколько месяцев донимала меня Эмилем Золя,  которого  я
безгранично уважаю, но не читал (видит Бог!), что и дало ей  право  улы-
баться.
   - Зато я читал Стерна. Каждый читает то, что ему нравится.
   - Ага, попался!
   Да, милые критики и литературоведы  (скулы  сводит  при  произнесении
этого слова), я сам складываю оружие и поднимаю обе руки  кверху.  Прошу
не ломать голову: на что? на что, Господи, это похоже?! Да на Стерна же,
черт побери! Совсем не на Эмиля Золя!
   Учтите, я сам это сказал. Добровольное признание смягчает меру  нака-
зания.
   Кстати, эпиграф к части первой я взял из письма Лоренса Стерна к  од-
ному высокопоставленному лицу, которое упрекало писателя в  неподобающей
его духовному сану веселости. Для несведущих: Лоренс Стерн был по  обра-
зованию священником - ну, а я тоже не родился сочинителем!
   Что же поделаешь, если  среди  авторов,  наряду  с  серьезнейшими  их
представителями (наподобие Эмиля Золя), встречаются - ни к селу ни к го-
роду - шуты гороховые, насмешники, чтоб они провалились, для которых вся
жизнь - сплошная игра и развлечение. Они прожить не могут, чтобы не  по-
зубоскалить, не вырядиться в колпак и не поплясать  на  невинных  костях
современников. Современники им этого не прощают.
   Раздумывая таким образом, я приподнимал ногтем  то  один,  то  другой
клапан - из-под них с жалким свистом вырывались струйки пара - я был по-
хож на органиста - и напускал на себя повышенную серьезность, мечтая да-
же почитать Эмиля Золя (дался мне этот Эмиль Золя!), чтобы  примкнуть  к
подавляюще серьезному большинству современников и написать назидательный
роман на морально-этическую тему, в котором все морально-этические точки
были бы расставлены над морально-этическими "i"... - и ни одна  не  была
бы перепутана. Я почти поверил в то, что смогу это сделать. Глупец!
   Как вдруг в один прекрасный вечер, находясь в полном одиночестве  ря-
дом с бутылкой вина и посматривая на эту бутылку несколько виновато, ибо
не в моих привычках пить одному, я, все еще не веря в возможность полно-
ценного питья в одиночку, потянулся за штопором, ввинтил его  в  пробку,
дернул... дернул сильнее... Раздался невыразимо почему-то приятный  звук
- пык! - и бутылка открылась. Стерн лежал на тахте,  уткнувшись  в  плед
лицом (то есть обложкой). Я решил пить со Стерном. Я сказал:
   - Учитель! Обстоятельства сложились так, что мы остались с вами вдво-
ем. Еще они так сложились, что вам было угодно родиться на двести с лиш-
ком лет раньше. Я ни в коем случае не укоряю вас за то, но хочу сказать,
что ваши книги мешают мне существовать. Что делать в таком случае?
   Стерн помалкивал.
   - Не писать? Но уж вам-то должно быть известно, что страсть  к  писа-
тельству хуже любой другой страсти и не поддается излечению. Писать, как
Бог положит на душу? ("Именно", - отозвался Стерн, не  поднимая  обложки
от тахты.) Но тогда меня обвинят в плагиате,  вторичности,  третичности,
четвертичности и архаичности, поскольку клапаны моей души, будучи откры-
ты, источают потоки и струйки, чрезвычайно похожие на ваши, милорд.
   Я выпил полстакана вина (это был венгерский "Токай"), сделав  предуп-
редительный жест. На мою учтивую речь Стерн ответил следующее:
   - Мне сдается, вы хотите продлить игру, начатую мною двести  лет  на-
зад. В таком случае не советую, потому что вы будете иметь неприятности.
   - Я согласен их иметь, даже если размеры  неприятностей  будут  соот-
ветствовать размерам сочинения, - сказал я.
   - Какой же роман вы намереваетесь сочинить?
   - Длинный, - сказал я.
   - Ответ совершенно в духе шендианства! -воскликнул Стерн. -  Так  что
же вам мешает?
   Я приподнял бутылку "Токая", придал ей  горизонтальное  положение  и,
медленно наклоняя, добился того, чтобы  золотистое  вино  заполнило  мой
стакан. Пока оно лилось, я успел подумать о:
   1) клапанах;
   2) плохой погоде;
   3) количестве страниц в моем романе;
   4) не явившемся ко мне на встречу приятеле (приятельнице);
   5) тех нескольких страничках, что уже написаны и лежат в  специальном
закуточке, где я храню на всякий случай начатые сочинения  с  намерением
когда-нибудь их продолжить, но так и не продолжаю, потому что, если  со-
чинение не идет своим ходом, то нет никакого смысла тащить его на аркане
-получится издевательство над самой идеей сочинительства;
   6) литературных журналах;
   7) том, что в них печатается;
   8) нашем доме;
   9) собственном невежестве;
   10) способах полета тел тяжелее воздуха, а почему - это будет понятно
позже...
   Короче говоря, я успел подумать о десяти вещах одновременно, а  кроме
того, о полной невозможности  добиться  порядка  в  собственных  мыслях.
Огорченный их хаотичностью, я протянул левую руку к стакану, в то  время
как правая возвращала бутылку в вертикальное положение и ставила  ее  на
стол; обхватил стакан пальцами, приблизил ко рту... - Если я буду писать
таким способом, роман наверняка получится длинным! - ...и выпил.
   Тут я почувствовал, что клапаны открываются, вернее, вылетают из сво-
их гнезд, как пробки из шампанского. Я едва успел  добежать  до  пишущей
машинки, сунуть в нее чистый лист бумаги и написать: "Вот! С этого и на-
до было начинать!".
 
   2
 
   Исходя из того, что "Бог любит Троицу" -  а  почему,  неизвестно,  -я
предполагаю, что у меня будет три подступа к роману, подобно тому, как я
трижды начинал его писать и только на четвертый раз путем не совсем кор-
ректных ухищрений заставил клапаны покинуть насиженные места. Роман тро-
нулся, поехал, поплыл, теперь только успевай его записывать!
   Сейчас я хочу, кроме вопроса о клапанах,  которые,  слава  Богу,  уже
открыты, исследовать вопрос о квадратном метре.
   - Мы займемся геометрией? Чудесно!
   Замечали ли вы в некоторых районах  нашего  быстро  растущего  города
странные скопления людей, с завидным постоянством собирающихся в одном и
том же месте? Место это, как правило, ничем не примечательно: это  может
быть сквер, пустырь, бульвар и тому подобное.  Самое  удивительное,  что
скопление это никак не зависит от внешних обстоятельств. На моих  глазах
сквер, в котором существовало одно из таких сборищ, был разрыт и завален
трубами, вдобавок там стали рыть яму под фундамент будущего дома.
   - И что же?
   Скопление продолжало образовываться  в  яме  среди  труб.  Строителям
пришлось прекратить работы и перенести усилия на другой объект, иначе  я
никак не могу объяснить, почему яма и трубы существуют без всякого  дви-
жения вот уже третий год.
   Если в месте скопления случится расти дереву, торчать столбу или  тя-
нуться забору, то - несчастная их судьба! - они вмиг обрастают налеплен-
ными на них бумажными прямоугольничками, на которых можно прочитать  це-
лые повести о семейных неурядицах, алчности, глупости и поисках счастья.
Там можно запастись адресами  и  телефонами  прекраснейших  -  со  всеми
удобствами, туалет отдельно, соседи превосходные -квартир и комнат,  кои
по неизвестным причинам срочно меняются на равноценные, а чаще  на  нес-
колько большие по площади. Здесь царит квадратный метр, это его вотчина.
   Сам по себе квадратный метр ничем не замечателен, его  может  изгото-
вить каждый. Проведем на полу мелом отрезок прямой длиною в метр и, если
мы не упремся в стенку, из его конца под прямым углом проведем еще такой
же отрезок. Теперь из оставшихся свободных концов обоих отрезков  протя-
нем параллельные им линии, пока они не пересекутся. Получившаяся на полу
фигура, носящая название "квадрат", по площади равна квадратному  метру.
У вас достаточно места, чтобы отойти и полюбоваться ею?  Если  из  вашей
квартиры вынести мебель, то можно расчертить весь пол такими квадратами,
после чего, подсчитав их число, твердо установить, чему же равняется ва-
ша жилплощадь.
   - Между прочим, милорд, на всех пятистах шестнадцати страницах вашего
романа, на чудесных, остроумнейших и забавнейших страницах, полных  рас-
суждений о прямых и кривых линиях, пуговичных петлях, усах и носах, я ни
разу не встретил упоминания о жилплощади. Позволительно будет  спросить:
где живут ваши герои, Учитель?
   - Они живут в Шенди-холле.
   - Ну, вот! Я так и думал. А у нас совсем другие проблемы.  Обитателям
вашего Шенди-холла и в голову не приходило, что какой-нибудь  квадратный
метр в гостиной перед камином может служить предметом страсти и  гордос-
ти, предметом купли и продажи.
   - Что вы говорите?
   - Да, предметом купли и продажи, ибо квадратный метр  обладает  стои-
мостью, он имеет цену.
   - У меня это в голове не укладывается.
   - У меня тоже.
   Посмотрим еще раз внимательнейшим образом  на  квадрат,  нарисованный
нами на полу комнаты. Представьте себе, что его цена... Ну, скажем... Да
вы прекрасно знаете и без меня, что он стоит сто рублей.
   - Почему сто рублей? Почему не двести? Что, что в этом квадрате стоит
сто рублей? Пол? Да, пол паркетный, я охотно это  признаю,  но  будь  он
сделан из мрамора, он стоил бы в десять раз дороже. Значит, не пол.  Что
же тогда?
   - Площадь!
   - Но не удивительно ли говорить о стоимости площади? Это  все  равно,
что завести ценник на солнечную погоду, чистый воздух и поцелуй женщины.
   У меня есть соображение относительно конкретной стоимости квадратного
метра. Уверен, что вы не отгадаете. Я далек от мысли, что сто рублей бы-
ли взяты с потолка (это же стоимость пола, в конечном итоге!)  или  были
назначены по причине удобства запоминания и краткости. Причина глубже  и
научнее. Для ее объяснения нам придется еще немного поработать.
   Возьмем тот же мел и расчертим наш квадрат (вы еще не устали?) на ма-
ленькие квадратики. Для этого нам придется провести  99  линий  в  одном
направлении и ровно столько же в другом. У нас получится 10 000  квадра-
тиков площадью в один квадратный сантиметр каждый. Какая густая сеть! Мы
славно потрудились. Но я забыл предупредить, что нам понадобятся копееч-
ные монетки, и в большом количестве. Они нужны для определения стоимости
квадратного метра. Так что прошу запастись десятью  килограммами  медной
мелочи по одной копейке, а теперь... Готово? Раскладывайте, раскладывай-
те их по квадратикам!
   - Чрезвычайно красивая картина!
   Кладите единообразно - гербом вверх. Теперь нетрудно  убедиться,  что
на квадратном метре помещается ровно 10 000  копеечных  монеток,  что  и
составляет искомую сумму в 100 рублей. Видите, как просто? Именно  таким
путем впервые была определена стоимость квадратного метра.
   Прошу не трогать это произведение, может быть, оно нам еще понадобит-
ся. Всегда приятно иметь в доме лишние сто рублей. Огородите  квадратный
метр, не пускайте на него кошку, не употребляйте монетки  на  бесцельные
звонки по автомату - любуйтесь!
   А мы вернемся к началу нашего подступа, чтобы подойти  к  его  концу.
Как вы уже поняли, надеюсь, в романе будут присутствовать и отступы, где
мы будем толковать с милордом о попутных вещах. Не так ли и  жизнь  наша
(это сентенция, не обращайте внимания) состоит из бесконечных  подступов
и отступов: сначала мы подступаем, а потом отступаем и снова подступаем,
а там, глядишь, время прошло, и что самое удивительное - что-то из этого
времени образовалось.
   Но пока не образовалось ничего, кроме скопления людей в  строительной
яме. Среди них много нынешних жильцов нашего дома, которые  с  плачевным
видом топчутся на месте, безнадежно повторяя: "Две  на  одну...  Три  на
две... В другом районе... По договоренности...".
   Однако никто с ними не меняется, потому как наш дом выкинул фокус  (а
какой - об этом роман) и покинуть его теперь стало трудно, почти  невоз-
можно, милорд.
 
   3
 
   Если бы спасательным кругам присваивали имена,  то  мой  литературный
спасательный круг назывался бы "Реализм". Я голосую за реализм. Я  отдаю
ему голос. Я был бы счастлив называться реалистом.
   Но всякий термин требует определения.
   Не обращайтесь только к литературоведам, заклинаю вас! Кроме недоуме-
ния, вы ничего не получите. Так, например, они  утверждают,  что  запуск
пивного ларька на орбиту вокруг Земли нельзя считать реалистической  де-
талью повествования. А я отвечаю: смотря в каком сочинении. Реализм - не
метод, а цель. Ежели запуск ларька необходим для достижения реалистичес-
кой цели повествования, то он абсолютно реалистичен. Под  реалистической
же целью я понимаю правду.
   Иногда, чтобы приблизиться к жизни, нужно довольно далеко  отойти  от
нее. И я не хочу спасательного круга с надписью  "Правдоподобие",  когда
под рукой Реализм в широком понимании этого слова.
   - Реализм "без берегов"?
   - Нет, с берегами, с руслом, с холмиками на берегу, со стадами коров,
дающих реалистическое молоко, но чтобы река была широкой и живой -Волга,
к примеру, а не прямая, как палка, Лебяжья канавка, -  ибо  нашу  удиви-
тельную российскую действительность может вместить река разнообразная  и
не менее удивительная.
   Поэтому я прошу прощения, милорд, если в моем  сочинении  вы  найдете
факты, плохо согласующиеся с законами природы или маловероятные...
   - Вы хотите сказать, что ничего такого, о чем вы сочиняете роман,  не
было?
   - Что вы, милорд, Господь с вами! Здесь все чистая правда! Да  вот  и
Евгений Викторович, сосед мой, подтвердит. И в милиции подтвердят.
   - Значит, было не так?
   - Нет, именно так!
   - Тогда почему "плохо согласующиеся"?
   - Да потому, что законы природы в каждом сочинении - свои, а мои пло-
хо согласуются с установленными критикой в качестве образца.
   - Плюньте на критиков!
   - Хорошая мысль, милорд.
   Спохватившись... - за всеми этими разговорами я чуть было не  пропус-
тил действительно важную тему - ...я хочу представить вам кооператив.
   Нет, надо торжественнее: Кооператив.
   Или даже так: КООПЕРАТИВ!
   Тут я взял с полки "Словарь иностранных слов" (благо, он  всегда  под
рукой) и открыл его на стр. 363 - там, где КОО... пробежал взглядом... -
КООПЕРАТИВА нет! Но есть КООПЕРАЦИЯ, которая растолковывается  как  одна
из форм организации труда, при которой много лиц совместно  участвуют  в
одном и том же процессе труда или в разных,  но  связанных  между  собою
процессах труда (ну, вот как мы с мистером  Стерном  пишем  эту  книжку,
например), а также как массовые коллективные объединения в области  про-
изводства и обмена.
   Производство здесь совершенно ни при чем, его я отбрасываю.  В  самом
деле, никогда и ничего совместно мы в нашем жилищно-строительном  коопе-
ративе не производили за все десять лет его существования. Остается  об-
мен, но... предполагать, что наш ЖСК был организован  только  для  того,
чтобы его  члены-кооператоры  обменивали  свои  квартиры?..  Нет,  здесь
что-то не так!
   А какая была идея! Какой музыкой отзывалась она  в  душе!  Вы  предс-
тавьте: тысяча человек разных возрастов, профессий, национальностей, ве-
роисповеданий, убеждений, привычек,  характеров  и  семейного  положения
объединяются в единый КООПЕРАТИВ (чуть было не сказал КООллектив!), что-
бы сообща построить прекрасный дом на 287 квартир и жить в нем припеваю-
чи, в полном соответствии с правилами социалистического общежития. Вот я
вижу: они идут вносить деньги на постройку дома.
   - Где они их взяли?
   - Скопили, милорд, назанимали, где можно, с рассрочкой платежа,  соб-
рали по крохам, взяли у родителей, выиграли в лотерею - и вот несут... Я
сам когда-то нес примерно две тысячи рублей (сейчас несут больше),  соб-
ранных всеми указанными способами и отложенных на сберкнижку,  откуда  в
один прекрасный день вся сумма была снята и доставлена в другую сберкас-
су... Я очень волновался: мало ли что? Никогда в жизни я не держал в ру-
ках такой суммы наличных денег.
   - А много это или мало?
   - Это моя годовая зарплата по тем временам. И вот суммы этой не  ста-
ло, вернее сказать, она влилась слабой струйкой в общий  денежный  поток
коллектива, чтобы уже через год возникнуть в виде девятиэтажного дома на
бывшей Илларионовской улице, переименованной вскоре (уж не  в  честь  ли
появления дома?) в улицу Кооперации.
   Мы стали кооператорами с улицы Кооперации.
   Господи! Дай нам, кроме жилплощади, еще и умение ею пользоваться! Дай
нам, кроме свобод, которые у нас есть, еще и навык  с  ними  обращаться!
Дай нам, кроме идеи кооператива, еще и чуточку человеческой  расположен-
ности, предупредительности, общительности и доверия!
   За десять лет я не познакомился ни с одним из наших  кооператоров.  Я
не говорю - подружился...
   - Неужели у вас такой скверный характер?
   Что же мы купили за деньги, заработанные путом и кровью, в  борьбе  и
лишениях? Идею кооператива? Идеалы равноправия,  союза  и  взаимопомощи?
Нет, мы спрятались в своих квартирках, мы украшаем  их  каждый  на  свой
лад, мы знать не знаем о соседях (совсем как англичане,  милорд!),  хотя
Правление кооператива регулярно устраивает  общие  собрания,  настойчиво
вывешивает в подъездах призывы к уплате задолженности за квартиру и даже
поздравляет жильцов с Новым годом путем красочного плаката.
   ...А за последнее время я всех узнал.
   Вот, например, Евгений Викторович Демилле...
   Впрочем, об Евгении Викторовиче - в самом романе. Не будем  загромож-
дать подступы к нему.
   А пока займемся описанием дома. Нам нужно знать, как он устроен.
   Дом кирпичный... - не правда ли, большое преимущество? -  терпеть  не
могу бетонные панели, соединяемые битумными швами, бетонные потолки, бе-
тонные стены, куда ни один гвоздь не  лезет...  Бетонные  дома  гудят!..
Звенят!.. А наш кирпичный молчалив... - итак, он кирпичный.  Высота  по-
толков, как и везде, два с половиною метра. Разумеется, лифт...
   Кстати, о лифте. Лифт - это наш клуб, мистер Стерн.
   От первого до последнего этажа нашего дома лифт движется полторы  ми-
нуты. За это время можно успеть:
   а) справиться у едущего с вами кооператора, на какой этаж ему  нужно.
Поверите ли, за десять лет мы не запомнили такой простой вещи. Я знал  в
лицо только соседей по этажу: Демилле, его жену и маленького сына, инже-
нера Вероятнова с семейством, одинокую старуху без имени и отчества (мо-
жет быть, и без фамилии), двух Ментихиных и кое-кого еще. Их я доставлял
вместе с собою на девятый этаж, не спрашивая.  У  остальных  приходилось
вежливо выпытывать, а после, получив ответ, хлопать себя по лбу,  приго-
варивая: "Да, верно! Как я мог забыть, что вы на восьмом" (седьмом, шес-
том, пятом, четвертом, третьем - на второй этаж лифт не ходит);
   б) сказать: "Ну и погодка!";
   в) или: "Где вы брали апельсины?" - "В нашем". - "Спасибо";
   г) сделать озабоченное лицо...
   И тут лифт останавливался - как раз вовремя,  потому  что  все  реши-
тельно темы были исчерпаны. Клуб у нас мимолетный, не обязывающий  ровно
ни к чему. Еще он отличается тем, что одновременно служит стенгазетой.
   - Я не понимаю.
   - Ну, милорд, это совсем просто! О газете вы ведь имеете  представле-
ние?
   - Сударь...
   - А это то же самое, только без бумаги, на стене. Каждый может  напи-
сать, что ему вздумается. Свобода слова в клубной стенгазете  полнейшая.
Правда, я ни разу не встречал в ней статей по политическим вопросам. На-
ши кооператоры пишут по вопросам пола, любви, дружбы; много  стихотворе-
ний, а также - по национальному вопросу.
   Разберем еще маленький математический парадокс, связанный с домом.  В
доме четыре подъезда и девять этажей. На каждой лестничной  площадке  по
восемь квартир. Умножим:
 
   4 x 9 x 8 = 288.
   А между тем, как вы уже знаете, в доме насчитывается 287  квартир.  В
последней живет семейство Демилле.
   - Куда же девалась одна квартира?
   - Это чудеса архитектуры. Но квартиры нет.
   В этой несуществующей квартире живет несуществующая семья, к которой,
кстати, вы имеете прямое отношение, милорд.
   - Я?
   - Да, я вас потом познакомлю. Правление занимает существующую кварти-
ру на первом этаже второго подъезда.
   А теперь, когда мы познакомились с  устройством  дома,  поговорили  о
квадратных метрах, клапанах, кооператорах и реализме, мне ничего не  ос-
тается, как со страхом скомандовать себе:
   - Пять!
   - Четыре!
   - Три!
   - Два! (Вы не представляете, какой долгий путь нам предстоит!)
   - Один!
   - Пуск!
 
   4
 
   Бог может любить, что ему вздумается - это его личное дело.  А  мы  с
мистером Стерном отныне любим Четверицу (в отличие от Троицы -вы догада-
лись?), почему и затеваем еще один подступ.
   - Вы просто боитесь!
   - Чего я боюсь?
   - Писать роман...
   - Попробовали бы сами. Интересное  дело!  (Конечно,  боюсь.)  Отправ-
ляться в такие странствия, такие дебри (боюсь ужасно!) - 287 квартир!  -
без всякой надежды на признание, прочтение  и  опубликование,  без...  -
нет, наоборот: опубликование, прочтение и признание - ...моральной  под-
держки, без денег, наконец.
   - А на что вам деньги?
   - Бумага, милорд... Отправляться в это плавание в одиночку (простите,
мистер Стерн!), имея в качестве компаса и маяка  лишь  собственные  сла-
бенькие представления о Прекрасном, Высоком и Правдивом (это все одно  и
то же), и не бояться? Страшно боюсь.
   Будем считать, что наша ракета стартовала неудачно. Или же будем счи-
тать, что она еще не стартовала.
   А пока запустим на орбиту пивной ларек.
   Это много проще, чем запустить роман. К тому же необходимо расчистить
место на Безымянной улице Петроградской стороны.
   Кажется мне временами, что функции любого места в нашем городе, любо-
го здания и помещения были определены когда-то очень давно - может быть,
царем Петром, - и с тех пор практически не меняются. Вернее,  изменяется
лишь форма, но содержание остается неизменным. Так, например, в  помеще-
нии бывших царских конюшен, что на Конюшенной  площади,  находится  ныне
таксомоторный парк, а в Казанском соборе - Музей истории религии и  ате-
изма. Кавалергардская улица названа улицей Красной Конницы -она лишь из-
менила цвет, в бывшем Адмиралтействе учат военных моряков, а в зале Дво-
рянского собрания по вечерам собирается интеллигенция слушать музыку.
   Наш пивной ларек на Безымянной не принадлежит к достопамятным местам,
ничего там не происходило значительного, историко-революционного или ли-
тературно-художественного, но именно здесь вот уже сто с лишним лет тру-
дящиеся пили пиво. Ларек выгоднее было бы поставить на углу  Безымянной,
однако его отнесли чуть дальше, то есть туда, где более века тому  назад
один предприимчивый немец по фамилии Кнолле организовал пивную  -  полу-
подвальное помещение, низкий сырой зал, темные дубовые столы, сейчас там
книжный склад.
   Пивная Кнолле исчезла в гражданскую войну. Склад был организован нес-
колько позже. И вы представить себе не  можете,  но  эти  несколько  лет
безвременья (в смысле пива) доказали стойкую приверженность  посетителей
Кнолле к этому месту, доказали их преданность Безымянной, то есть в  ко-
нечном итоге доказали, что место для пивной было выбрано не просто  так,
а было в этом нечто мистически-безошибочное.
   Народ приходил сюда по-прежнему, располагался у заколоченных  досками
дверей пивной и распивал что придется.
   Потому-то, когда встал вопрос об организации книжного склада в бывшем
помещении пивной Кнолле, сама собою родилась мысль облегчить бедственное
положение любителей пива, поставив рядом с дверями книжного склада  пив-
ной ларь -убогое деревянное строение, подле которого всегда стояли  пив-
ные бочки - их увозили, привозили; добровольцы из толпы помогали продав-
щице тете Зое выбивать деревянные затычки массивным конусом,  скользящим
по длинной блестящей трубке с краником на конце; на донца  бочек  стави-
лись кружки, раскладывалась вобла (тогда была вобла), бывало  и  кое-что
покрепче, чем пиво, и завязывалась беседа.
   Тетя Зоя возникла вместе с ларьком...
   - Она заменила Кнолле?
   - Да, милорд, и еще как заменила! Чем был для народа  этот  чужак-не-
мец? Немцем! А тетя Зоя  стала  матерью-хранительницей  квартала.  Когда
ставили ларек, ей было лет двадцать, не больше, она была Зоинькой,  Зай-
чиком, Зайчонком, сестричкой, дочкой, красавицей - кто как  не  называл!
Но постепенно, и довольно скоро, она стала тетей Зоей:  она  располнела,
не утратив сначала привлекательности,  а  потом  и  утратив;  обзавелась
семьей - завсегдатаи знали мужа, сына, подробности жизни; затем потеряла
семью в блокаду, когда и ларек сам пустили на дрова; постарела тетя Зоя,
поседела, но по-прежнему оставалась всеобщей тетей,  доброй  и  строгой.
Алкоголиков она  не  любила  (завзятых,  конечно),  поддерживала  вокруг
ларька железную дисциплину - не могло быть  и  речи  о  пьяной  драке  у
ларька тети Зои; она сразу покидала свое место, выходила на улицу,  под-
боченившись, и вопрошала буйствующих: "Что,  мужики?  Места  другого  не
нашли?" и инцидент рассасывался.
   Она наливала и без денег, когда их не было, и я не помню случая, что-
бы деньги не вернули. Авторитет тети Зои был безграничен. Последние годы
она сдала (ей было уже за семьдесят), кружки не так ловко мелькали в  ее
руках, она долго рылась в мелочи, отсчитывая сдачу, но упаси Бог пришле-
цу со стороны прикрикнуть, поторопить - его изгоняли из очереди тут же!
   На чем же основывался тетин Зоин авторитет? На честности!
   Знаете, милорд, у нас есть такой плакат (его еще можно увидеть в про-
винциальных пивных): "Требуйте долива пива при отстое пены до черты!"
   - Повторите, не понял.
   - "Требуйте. Долива. Пива. При отстое. Пены. До черты".
   - Ни черта не понимаю!
   - Формулировка, конечно, скверная, но у нас ее все понимают.  Дело  в
том, что на пивной кружке есть рисочка, отметка, обозначающая полулитро-
вую порцию пива (у нас метрическая система, милорд). А вы  сами  знаете,
что пиво имеет обыкновение давать обильную пену.  Некоторые  продавцы  и
продавщицы пива бессовестно пользуются этим физическим законом,  наливая
пиво бешеной струей, в результате чего, если дать ему  отстояться,  уро-
вень жидкости в кружке далеко не дойдет до рисочки. А  это  деньги,  ми-
лорд.
   - Такие мелочи?
   - Вот именно! В этом и состоит указание плаката:  дайте  пиву  отсто-
яться, а потом потребуйте его долива до черты! Но плакатом пренебрегают.
Как можно дать пиву отстояться? Отстояться можно в  очереди,  но,  когда
пиво уже налито, оно не задерживается в кружке ни секунды.
   Честность тети Зои можно было проверять мензуркой.
   И вот, благодаря своей честности и отстою пены до черты, тетя  Зоя  к
концу трудовой жизни не скопила денег, не  купила  дачу,  не  обзавелась
коврами, хрусталем и драгоценностями, а продолжала жить  в  коммунальной
квартире, здесь же, на Безымянной, в полном  одиночестве,  скромности  и
терпении. Более полувека торговать пивом! Из пены можно было  бы  соору-
дить наш кооперативный дом. Я не шучу. Потому, вероятно, и произошло  из
ряда вон выходящее событие.
   Случилось так, что однажды весной, точнее, вечером в пятницу, в апре-
ле месяце, тетя Зоя заработалась допоздна. То ли не вовремя пришла  цис-
терна с пивом, то ли собесовские дела отвлекли тетю Зою, но она  открыла
свой ларек лишь в шесть часов вечера и торговала до темноты (а в  апреле
темнеет у нас уже поздно). Многие ее постоянные  клиенты  разбрелись  по
соседним ларькам, а может быть, купили бутылочное, но факт остается фак-
том: в тот весенний холодный вечер почти никого из  коренных  обитателей
Безымянной в очереди у ларька не было, а она состояла из незнакомых тете
Зое людей.
   Тетя Зоя сидела на высоком табурете в  своем  новеньком  бело-голубом
ларьке с двумя округлыми белыми баками, а  стеклянные  трубки,  служащие
для определения уровня пива, показывали, что его может  хватить  на  всю
ночь, если, конечно, доброта тети Зои распространится так  далеко.  Оче-
редь была значительная. (Я говорю о длине, а не о составе.) Здесь  были,
в основном, молодые люди,  свернувшие  на  тихую  Безымянную  с  шумного
Большого проспекта, расположенного неподалеку, в поисках  чудесного  ве-
чернего ларька, слух о котором распространился мгновенно. А так как тетя
Зоя устала за день, то работала она не в пример  медленнее  даже  своего
дневного обыкновения. Однако молодежь не оценила героизма  тети  Зои.  В
очереди раздавался глухой ропот, шуточки по поводу нерасторопности  тети
Зои и даже оскорбительные предположения, что она, мол, пьяна.
   Тетя Зоя в жизни не пила ничего крепче кваса!
   Случилось и так (не  столько  по  прихоти  автора,  сколько  по  воле
судьбы), что в очереди томился Евгений Викторович Демилле.  Конечно,  он
не допускал никаких выпадов против тети Зои, хотя и  был  в  приподнятом
стаканом вина расположении духа. Евгений Викторович попал на  Безымянную
не поймешь как - шел без определенного маршрута, дабы  скоротать  время,
оставшееся у него до встречи с одной особой, которой он сам же  назначил
вчера свидание, познакомившись в компании у  своего  приятеля.  Свидание
было довольно поздним, потому что особа работала тот день во вторую сме-
ну, но перенести его не пришло в голову Евгению Викторовичу, ибо он  был
человеком целеустремленным, любящим ковать железо, пока оно горячо.
   Занявший за Демилле подвыпивший старичок маленького роста в длинном и
широком пальто попросил закурить, и Евгений Викторович, угощая его сига-
ретой, не удержался:
   - Уж больно долго...
   - Тетя Зоя... она... - попытался  ответить  старичок,  но  продолжить
как-то не смог.
   Между тем ропот возрос. Молодой человек в распахнутой дубленке  подо-
шел из конца очереди к окошечку и прокричал тете Зое:
   - Шевелись, мать! Так и замерзнуть можно!
   - Да не видишь - пьяная...
   - Карга старая. Нализалась!
   - Старая ж...!
   Извините, милорд, но именно такие раздались в очереди голоса, на  что
тетя Зоя не обратила внимания, а может быть, не расслышала. Зато  стари-
чок в длинном пальто, пошатываясь, покинул очередь и подошел к  молодому
человеку, заварившему кашу.
   Он встал перед ним, и черты его старческого лица исказились.  Он  си-
лился что-то сказать, но не мог. Губы его шевелились, а вернее, дрожали,
и с губ капнула слюна. Молодой человек насмешливо  посмотрел  сверху  на
пьяного старичка и спросил:
   - Ну, чего тебе, дед?
   - Тетя Зоя... Она... - выговорил старичок.
   - В задницу твою тетю Зою!
   Тогда старичок взмахнул рукавом пальто, где руки и видно-то не было -
такая она была тоненькая и немощная, - и ударил парня рукавом  по  лицу.
То есть он хотел ударить по лицу, но не совсем достал, и  рукав  шлепнул
парня по плечу - удар смазался. Молодой человек же, не теряя ни  мгнове-
ния, обеими руками повернул деда спиною к себе и  дал  ему  здоровенного
пинка ногою по нижней части пальто. Старичок взвился в воздух и отлетел.
Тетя Зоя, заслышав шум, отставила кружку и наклонилась к  стеклу,  чтобы
лучше разглядеть происходящее.
   - Чего там у вас, сынки? - спросила она.
   - Работать нужно! - зло прокричал ей тот же парень.
   А поверженный старичок, медленно поднявшись с тротуара,  снова  пошел
на парня. На этот раз ему удалось досказать фразу:
   - Тетя Зоя... Она... святая!
   - Пошел отсюда! - крикнул парень, не на шутку рассвирепев.
   И тут из пивного ларька донеслось нарастающее  шипение  -  жжж!  шшш!
ссс! - оно быстро переходило в свист. Раздался страшной  силы  взрыв,  и
под ноги очереди, отпрянувшей от лотка, брызнула белоснежная  пена.  Она
клубилась по асфальту, сметая не успевших отскочить граждан, в то  время
как пивной ларек оторвался от земли и медленно пополз в воздух.  Запахло
кругом пивом; оно било из прорванных днищ белых баков двумя параллельны-
ми струями. Ларек ускорял свое движение вверх с нарастающим свистом. Еще
мгновение (на головы сыпалась пивная пена; многие подставляли рты,  гло-
тая ее на лету), и ларек тети Зои вылетел в ночное небо, промелькнул ми-
мо крыш и, оставляя пенный след, ушел в вышину.
   Секунд пять в ночном небе были видны две белые точки бьющего из баков
пива. Оно лилось рекою по тротуару, стекая в канализационные люки.  Тетя
Зоя вознеслась на орбиту.
   - Ну? - сказал облитый с ног до головы старичок.
   Тогда очередь в нашлепках кружевной пены, мокрая, трясущаяся  молодая
очередь стала разбегаться кто куда. Вмиг на Безымянной не осталось нико-
го, кроме старичка и Евгения Викторовича.
   Потрясенный Ев... - однако пора переходить к основному тексту.
 
 
   Г л а в а 1
   НА КРЫЛЬЯХ ЛЮБВИ
 
   ...гений Викторович возвращался домой поздно ночью на такси.
   - Он все еще был потрясенный?
   - Да, потрясенный и возбужденный.
   Евгений Викторович находился в нервическом состоянии человека, у  ко-
торого отказали тормоза - и не только вознесение ларька с тетей Зоей бы-
ло тому причиной. Этот факт можно было бы рассматривать как некое знаме-
ние, и Демилле догадывался, что не все тут просто, хотя о какой уж прос-
тоте говорить! Ему, наверное, не следовало ходить на свидание, тем более
что он тоже был облит пивом, которое, высохнув, образовало липкую  корку
на его плаще, но дело даже не в этом. Всякий разумный человек  на  месте
Евгения Викторовича потихоньку отправился бы домой, помалкивая в тряпоч-
ку о полетах пивных ларьков, и постарался бы привести  себя  в  порядок.
Однако Евгений Викторович на свидание с особой пришел, особу повел в ук-
ромное место (а именно, в мастерскую своего приятеля-художника, где  уже
была припасена бутылка сухого вина и легкая закуска); там же,  пользуясь
историей с пивным ларьком для заговаривания зубов и мозгов молодой особы
(впрочем, не ручаюсь, что у нее были мозги), Евгений  Викторович  посте-
пенно и ненавязчиво разоблачил ее (только не в смысле "вывел  на  чистую
воду"), перенес на продавленный старинный диван и...
   - Милорд, в нашем языке нет приличного слова  для  обозначения  того,
чем занимались Евгений Викторович с особой на диване. Скажу только,  что
пружина, выпиравшая из дивана, несколько испортила удовольствие девице.
   - Она была девица?
   - Ну, что вы, милорд! Так принято называть молодых особ, не вкладывая
в это слово какого-либо дополнительного смысла.
   Девица очень смеялась фантазиям Евгения Викторовича. А  он,  войдя  в
роль и видя, что ему все равно не верят, прибавил от себя несколько  жи-
вописных и не совсем реалистических деталей. Так, он утверждал, что ста-
ричок, назвавший тетю Зою "святой", вознесся тоже, чтобы там, на орбите,
вдоволь напиться пива. Евгений  Викторович,  вызывая  неудержимый  хохот
особы, подсчитывал запасы горючего в пивном ларьке и утверждал, что  тот
вполне способен развить вторую космическую скорость. Насчет скорости Ев-
гений Викторович был прав, но про старичка наврал: не вознесся  старичок
никуда, это чистый вымысел, а преспокойно заснул тут же, у ступенек, ве-
дущих в бывшую пивную Кнолле.
   И пока старичок спал, Евгений Викторович  закончил  дела  с  девицей,
после чего ему по обыкновению сделалось грустно и  скучно.  Эта  грусть,
эта тоска неизменно посещали Евгения Викторовича после подобных  приклю-
чений. Странно даже, но он шел на каждое новое свидание с тайной  надеж-
дой на то, что и после того не исчезнет состояние азарта и стремления  к
цели... Однако оно исчезало. А лишь только оно исчезало, Евгений  Викто-
рович начинал маяться, совесть его пробуждалась  и  обрушивала  на  него
град упреков, отчего герой выпрыгивал из постели (если она была),  вска-
кивал с тахты, поднимался с дивана, с отвращением разыскивая и натягивая
на себя разбросанные вокруг части туалета, а на предмет своих вожделений
смотрел чуть ли не с ненавистью.
   Согласитесь, женщины плохо это переносят. Вот и наша девица мгновенно
обиделась, а так как была глупышкой, то не преминула и показать это. Она
распустила губки, на глаза ее навернулась слеза... "Ты  больше  меня  не
любишь?" - прошептала она. (Евгений Викторович искал под диваном  носок,
тот куда-то запропал.) Девица отвернулась к стене и прекратила общение.
   Евгений Викторович засовестился еще больше. Надо сказать, что положи-
тельно ответить на вопрос, поставленный его временной возлюбленной  (лю-
бовницей, партнершей - это как вам угодно, милорд), он никогда  не  мог,
даже в том случае, когда действительно любил,  а  в  этой  мастерской...
пружина выпирает... пыль... на столе  разлитая  и  засохшая  акварельная
краска... раздавленный окурок... Да вы что?! Смеетесь?!  О  какой  любви
может идти речь в подобной обстановке?!
   Потому он мысленно обругал девицу дурой и принялся искать второй  но-
сок. Девица со злостью подпрыгнула на диване и тоже стала поспешно  оде-
ваться, причем настолько порывисто, что от кофточки  отлетела  пуговица.
Евгений Викторович смиренно подал ее  девице.  Та  выругалась  непечатно
(чего уж тут стесняться!) и крикнула: "Ты бы хоть отвернулся!"
   - Вот вам и любовь, милорд!
   - Что вы говорите? В это трудно поверить.
   - Я сам не верю, но это факт.
   Впрочем, если вы думаете, что Евгений Викторович и его партнерша (лю-
бовница, возлюбленная) тут же разошлись, чтобы никогда больше не  видеть
друг друга, то глубоко ошибаетесь. Потом они пили кофе,  и  еще  немного
вина, и ели сыр, и целовались уже несколько устало, так что Евгений Вик-
торович почувствовал себя обязанным что-то предпринимать и уже хотел на-
чать все сначала (то есть не хотел...), однако девица мягко  воспротиви-
лась... Словом, все кончилось хорошо.
   - Удивительно!
   Короче говоря, они вышли из мастерской ночью, поймали такси с зеленым
огоньком - их в тот час много было на пустынных улицах; они охотились за
пассажирами так же, как днем пассажиры охотились на них, и Евгений  Вик-
торович отвез особу домой (к мужу, как ни странно!), а сам поехал к сво-
ей жене.
   - Скажите, а этот муж... он...
   - О чем вы говорите, милорд! Муж был убежден, что жена явилась с ноч-
ного дежурства на электронно-вычислительной машине (очень  долго  объяс-
нять, что это за машины и зачем они нам), а то, что от  нее  по  приезде
слегка пахло вином, так это не секрет (тем  более,  для  мужа),  что  на
службе да еще в такое позднее время всегда найдется повод, чтобы выпить.
   - Но он мог проверить, в конце концов!
   - А зачем? Лишнее волнение... Мы никогда не проверяем своих жен,  ми-
лорд. Подозрительность оскорбляет.
   Вот вы меня все время перебиваете, простите, а мне важно  рассказать,
что же случилось, когда Евгений Викторович приехал домой. Но  сначала  о
непредвиденной задержке.
   У нас в городе очень много мостов, которые по ночам разводятся. Время
разводки мостов точно известно, оно вывешено на специальной  синей  таб-
личке при въезде на него, однако о разводке забывают и она всегда оказы-
вается некстати. Евгению Викторовичу нужно было попасть из центра в один
из новых районов города, в северной его части, для чего следовало  мино-
вать Дворцовый мост. И вот он оказался разведенным.
   Какое это необыкновенное зрелище, милорд! Дворцовый  мост  разводится
посредине, так что створки разводящейся части встают на дыбы и  оказыва-
ются высотою с десятиэтажный дом. Мост будто кричит разверстым ртом,  но
звук так низок, что его не воспринимает ухо. Это инфразвук.
   - Что?
   - В общем, его не слышно.
   Такси остановилось в стаде других машин, ожидающих, когда  мост  све-
дут, и Евгений Викторович вышел из машины, чтобы поближе  посмотреть  на
него. Демилле остро чувствовал всякие деформации пространства, это  было
профессиональное.
   У парапета дежурил молоденький сержант  милиции;  он  расхаживал  ту-
да-сюда, опустив уши шапки-ушанки и озабоченно поглядывая на урчащие ав-
томобили, не выключавшие своих моторов, чтобы те не замерзли.
   - Скоро сведут? - поинтересовался Демилле раздраженным почему-то  то-
ном, словно разводка моста была прихотью сержанта.
   - Полчаса еще, - миролюбиво ответствовал сержант и добавил, вскидывая
руку: - Во-он последний караван.
   Евгений Викторович взглянул в  направлении,  указанном  сержантом,  и
действительно увидел вдали, где-то против крейсера "Аврора", огни  кара-
вана барж, видимые сквозь пролеты Кировского  моста.  Баржи  неторопливо
ползли по Неве, отражаясь в ней зелеными и красными искорками.
   Демилле неудержимо потянуло к упиравшимся в небо огромным створкам, а
в голове вдруг зароились варианты преодоления водной  преграды:  именно,
возникла картина медленно сводящегося моста и прыжка с  одного  края  на
другой через пропасть... В общем, что-то такое пьяно- романтическое.
   Он ступил на мост, но был остановлен милиционером:
   - Нельзя туда. Не положено.
   - Почему? - стараясь быть ироничным, спросил  Евгений  Викторович.  -
Неужели вы думаете, что я смогу причинить мосту вред? Он ведь вон  какой
прочный! - и Демилле для убедительности притопнул ногой,  на  что  мост,
разумеется, никак не отозвался.
   - Шли бы себе в машину! - с досадой сказал сержант. - Выпьют и  начи-
нают выступать.
   Демилле ступил обратно, но в машину не пошел. Что-то раздражало  его,
сидела внутри какая-то заноза, царапающая душу, а почему - Евгений  Вик-
торович не понимал. Вряд ли это были царапины совести, поскольку  ночные
его приходы домой последнее время были не в диковинку; Демилле уже  убе-
дил себя превыше всего ставить собственную свободу, то  есть  ставил  ее
над совестью, хотя и не без труда. Но сегодня ощущались тоска и тревога,
прямо-таки собачьи тоска и тревога, как у подброшенного под чужие  двери
щенка.
   Караван барж между тем, миновав  Кировский  мост,  вышел  на  широкий
простор Невы у Петропавловки и, выгибая огни в плавную дугу, потянулся к
Дворцовому мосту.
   Евгений Викторович поднял воротник, засунул руки в карманы плаща,  но
тут же их выдернул - карманы были липкими от засохшего пива - и,  задрав
голову вверх, принялся всматриваться в звезды. Холодные их иголки,  про-
дутые небесными ветрами, кололи глаза; слезы  наворачивались,  дрожа  на
ресницах, набухали... и вдруг сквозь колеблющиеся тяжелые капли  Евгений
Викторович увидел в небе маленький светящийся прямоугольник, который ти-
хо передвигался меж звезд.
   Он смахнул слезы с ресниц, протер глаза кулаками - как  в  детстве  -
радужные круги, искры, - и выплыл желтый четырехугольник,  который  дви-
гался справа налево в ночном небе, чуть ниже тускло сиявшего  ангела  на
шпиле Петропавловки, но далеко-далеко за ним.
   Если бы светящийся объект был меньше и не имел  столь  явной  прямоу-
гольной формы, Евгений Викторович  предположил  бы,  что  наблюдает  ис-
кусственный спутник (совершенно нет времени  объяснять,  милорд,  вы  уж
простите!), однако более всего это было похоже на иллюминатор  космичес-
кого корабля, двигавшегося, напоминаю, бесшумно и плавно.
   Конечно, Евгению Викторовичу тут же пришла мысль о летающих тарелках.
   - Что? Что такое?
   - А теперь, милорд, я охотно объясню, что это такое, потому что  если
отношение к искусственным спутникам никак не связано с человеческим  ха-
рактером, в данном случае - с характером Демилле, ибо  есть  просто-нап-
росто определенная техническая данность, примета  времени  (как  в  ваши
времена гильотина, милорд...), то отношение  к  летающим  тарелкам  есть
вопрос веры, и, как всякий вопрос веры, он связан с личностью.
   Итак, "летающими тарелками", или НЛО, что означает "неопознанный  ле-
тающий объект", стали в наше время называть некие предметы или  явления,
наблюдаемые в небе, причем такие, которым не находится  сразу  разумного
объяснения. Возникает непреодолимое желание видеть в них летающие кораб-
ли наших братьев по разуму, пришельцев из иных миров,  якобы  интересую-
щихся нашей жизнью и облетающих с этой целью пространства планеты. Гово-
рят, что и в ваше время, милорд, были такие "тарелки", разве что  вы  их
меньше замечали. Должно быть, дела,  недостаток  знаний...  Быть  может,
больше здравого смысла?.. Но мы заметили, мы ведем пристальные  наблюде-
ния, научные познания наши столь обширны, что позволяют пускаться в  го-
ловокружительные экскурсы к иным  мирам.  Мы  хотим  общаться  с  нашими
братьями!
   Заметьте, общаться друг с другом нам уже не хочется. Надоело. Нам по-
дай инопланетянина, гуманоида, который, конечно же, будет тоньше и умнее
этой грубой женщины под названием "свекровь" или того развязного продав-
ца в грязном халате, которому мы не смеем сказать в лицо все, что думаем
о нем, ибо от него зависим; или тех двух-трех наших начальников и десят-
ка сослуживцев, с которыми мы каждый день бок о бок идем вперед к  вели-
кой цели... Господи! Возьми нас на другую планету, где уже все  построи-
ли, все преодолели... Скафандры, ядри их душу...
   - Ну, зачем же выражаться?
   - Так хочется чуда, так соблазнительно снова стать ребенком,  опекае-
мым высшей, разумной, гуманной цивилизацией. И мы верим в  это,  милорд.
Увы!
   Верил и Евгений Викторович. То есть не то чтобы верил  безоговорочно,
но хотел верить, верил половинчато, сомневался. С одной стороны,  будучи
по профессии архитектором, следовательно, человеком точного  знания,  он
понимал, что существуют или должны существовать вполне научные  объясне-
ния НЛО, а разговоры о гуманоидах - досужая обывательская болтовня. Но с
другой стороны, будучи архитектором и по призванию, то  есть  принадлежа
отчасти к искусству, он обладал художественным воображением  и  желанием
выйти за пределы зримого опыта, воспарить к заоблачным сферам, где - чем
черт не шутит! - могут быть такие вещи, "что и не снились  нашим  мудре-
цам".
   Он бы поверил и вполне, если бы сам хоть однажды наблюдал  нечто  по-
добное. Но, как назло, ни миража, ни иллюзии, ни  загадочного  отражения
или блика ни разу не встретилось на пути Евгению Викторовичу, посему  он
более склонялся к скучному, но непогрешимому материализму.
   И тут, узрев в небе светящийся предмет, Демилле, подогреваемый остат-
ками вина в организме, внезапно вскрикнул и потерял дар  речи.  Он  лишь
тыкал кулаком в небо, чем обратил на себя внимание сержанта.
   - Чего? Чего вы? - недовольно начал милиционер, обращаясь к  Демилле,
а потом поворачиваясь и вглядываясь туда, куда указывал подъятый  кулак.
- Чего случилось?
   - Смотри! Смотри! - шептал Демилле, а милиционер, обеспокоившись,  со
старанием шарил взглядом по небесам, как вдруг...
   Прямоугольник погас, будто там,  на  космическом  корабле,  повернули
выключатель, и в это мгновение острая игла боли пронзила сердце Демилле,
он схватился за левый бок, охнул и оперся на  парапет.  Непонятная  неж-
ность и жалость сделали его тело податливым, безвольным и легким, словно
оборвалось что-то в душе. Однако это продолжалось лишь секунду.  Демилле
по обыкновению перенес жалость на себя, подумал с отчаянием: "Так и  ум-
решь где-нибудь ночью на улице, и никто..." - в общем,  известное  дело.
Он сгорбился и уже не смотрел в небо, а взглянул внутрь себя,  где  тоже
была ветреная холодная ночь и ни одна звезда не горела.
   Сержант между тем, безуспешно обозрев небесные  сферы,  не  на  шутку
рассердился. Он вообразил, что подвыпивший незнакомец  разыгрывает  его,
смеется, гуляка проклятый, а ночь холодна, и смена не скоро, и  затыкают
им по молодости самые собачьи посты... короче говоря, сержант тоже  себя
пожалел и прикрикнул на Евгения Викторовича:
   - Ступайте в машину! Слышите! Не то сейчас наряд вызову, отправлю ку-
да надо!
   Демилле покорно отлепился от парапета и поковылял к машине. Сперва он
ткнулся не в ту, и его обругали, затем увидел, что его обеспокоенный во-
дитель призывно машет рукой, и побрел к своему такси, бережно неся внут-
ри жалость и размягченность.
   - Нагулялся? - полупрезрительно спросил таксист, а Евгений Викторович
взглянул на счетчик и убедился, что тот нащелкал семь рублей  двенадцать
копеек, а следовательно, до дому едва хватит, поскольку в кармане  оста-
валась последняя десятка с мелочью.
   Вздыбившийся мост медленно осел, сержант открыл движение, и стая так-
сомоторов ринулась на Стрелку Васильевского острова, с наслаждением шур-
ша покрышками по занявшему свое привычное место асфальту.
   Демилле устроился на заднем сиденье и сжался в  комочек,  лелея  свою
грусть. Он любил эту грусть - она его  возвышала,  делала  значительнее,
имела даже оттенок благородства, а сам краем уха  ловил  доносящиеся  из
динамика радиотелефона ночные переговоры водителей.
   - Такси было с радиотелефоном?
   - Вот именно, милорд! Как вы славно включаетесь в наш век! В  сущнос-
ти, меж нами нет той пропасти, о которой любят говорить... ну,  такси...
ну, радиотелефон... подумаешь! Это все условия игры, которые легко  при-
нять, в то время как суть человеческая мало изменилась, что и  позволяет
нам отлично понимать друг друга.
   Итак, машина была с радиотелефоном, что указывало  на  принадлежность
ее к разряду "выполняющих заказы", но в то позднее время  заказчиков  не
нашлось, посему таксист и подобрал Демилле с дамочкой на улице.
   Радиотелефон хрипел и трещал. Откуда-то издалека, словно из  космоса,
пробивались голоса водителей, выкликали диспетчера, перешучивались.  Под
эти фантастические ночные разговоры в эфире Евгений Викторович задремал,
откинувшись головою на сиденье, и сквозь дрему отмечал,  как  проносятся
мимо улицы и дома: промчались по проспекту Добролюбова, мигнула  подсве-
ченная изнутри льдина плавучего ресторана "Парус", и такси вырвалось  на
Большой проспект Петроградской стороны, пустынный и прямой.
   И лишь только сон скрыл от Демилле виды ночного города  -  и  цепочки
огней, и тревожные мигающие желтые пятна светофоров - и  начал  заменять
их совсем иными видениями, как раздался скрип тормозов, такси прыгнуло в
сторону, точно всполошенный заяц, а перед капотом метнулась серая легкая
тень.
   Водитель, стиснув зубы, выскочил из машины, догнал серую человеческую
фигурку - то была старушка в пуховом платке; она часто и  мелко  крести-
лась и остановил ее за плечо.
   - Ты что, бабка!.. - закричал водитель, и непечатные слова сами собой
посыпались у него изо рта. - ...На кладбище торопишься? Днем бежать  на-
до! Кладбища ночью закрыты! - уже выпустив пар, закончил он.
   Старушка не слышала. Или слышала, но не понимала. Она продолжала мел-
ко осенять себя крестом, точно на нее напала трясучка. Губы  ее  шевели-
лись и повторяли:
   - Господи, свят-свят! Спаси и помилуй!.. Спаси и помилуй, свят-свят!
   - Чего стряслось-то? - обескураженно спросил водитель, поняв, что  не
скрип тормозов и близкая смерть под колесами вызвали у бабки испуг.
   - За грехи наши... светопреставление... свят-свят, -твердила  старуш-
ка.
   Водитель махнул рукой, и старуха  провалилась  в  ночь,  как  летучая
мышь.
   Надо сказать, что Демилле  тоже  выскочил  из  машины,  когда  увидел
страшные глаза водителя и понял, что тот готов убить несчастную  старуш-
ку. Он приблизился к месту происшествия и с облегчением заметил, что пыл
водителя угас, старушка невменяема и бормочет бог весть что. Еще секунда
- и она скрылась в подворотне. Острый кончик развевающегося за нею пухо-
вого платка лизнул кирпичный угол и навеки исчез из жизни Евгения Викто-
ровича.
   - Прибабахнутая... - задумчиво сказал водитель и направился к покину-
той машине.
   - Если бы он знал, милорд, насколько точное вылетело  у  него  слово!
Ведь старушка именно была "прибабахнутая", но вот как, почему и чем  она
была "прибабахнута" - об этом не знали ни водитель, ни Евгений  Викторо-
вич, хотя, по удивительному стечению обстоятельств,  к  последнему  факт
имел прямое отношение.
   Когда вновь заработал мотор, а вместе с ним и динамик  радиотелефона,
водитель и Демилле услышали, что в эфире творится  нечто  невообразимое.
Два или три голоса, захлебываясь, о чем-то рассказывали, но о чем -  по-
нять было невозможно, потому как диспетчер, позабыв о хладнокровии, кри-
чала со слезой: "Прекратите засорять эфир!" - и  этим  вносила  дополни-
тельную сумятицу. Демилле удалось установить,  что  какого-то  водителя,
Мишку Литвинчука, чуть не раздавило.
   - Где? Как? При каких обстоятельствах?
   - Да не больно знать хотелось, милорд! Что-то там такое  произошло  в
ночном городе, сдвинулось или осело, а может, почудилось...
   Водитель выключил радиотелефон, и Евгений Викторович снова погрузился
в дремоту.
   Проехали Кировский, взлетели  на  Каменноостровский  мост  (навстречу
пронеслась колонна милицейских машин с синими мигалками), дугою  промча-
лись по Каменному, миновали мост Ушакова и Черную речку, оставили позади
кинотеатр с красными буквами "Максим" и вырвались, наконец, на  проспект
Энгельса, уносящийся вдаль -в Озерки, Шувалово, Парголово, где на бывших
болотистых лугах стоят ныне сотни и тысячи похожих друг на друга многоэ-
тажных строений. Демилле сонной рукою сжимал в кармане липкие  ключи  от
дома;  водитель  вновь  включил  радиотелефон  и  повторял  в  микрофон:
",,Двадцать седьмой" - Гражданка..." - пока не щелкнуло в динамике и да-
лекий девичий голос сказал: "Поставила "двадцать семь" на Гражданку".
   Они свернули вправо и поехали по временной, в ухабах,  дороге  -  так
было ближе, - затем свернули еще и отсюда совсем недалеко  уже  было  до
улицы Кооперации. Она и возникла вскоре: въезд на нее был отмечен  двумя
точечными шестнадцатиэтажными домами, далее по левую сторону стояли две-
надцатиэтажные и также точечные дома, а по правую -  два  детских  сада,
абсолютно одинаковые, за которыми и был девятиэтажный дом Евгения Викто-
ровича, выделявшийся оригинальной кирпичной кладкой "в шашечку".
   - Куда дальше? - спросил водитель, когда  такси  миновало  первый  из
детских садов.
   Демилле встрепенулся и  взглянул  на  счетчик.  Там  значились  цифры
10.46. Он сунул руку в карман плаща, опять испытав легкое отвращение,  и
достал слипшуюся от пива мелочь. Беглый взгляд на  нее  определил,  что,
слава Богу, хватит! Только тут он посмотрел за стекло и сказал:
   - Здесь, за вторым садиком, следующий дом.
   - Где? - спросил шофер. (Они уже ехали мимо этого второго садика.)
   - Ну вот же... - сказал Евгений Викторович и осекся.
   Никакого следующего дома за садиком не наблюдалось. Там, где  всегда,
то есть уже десять лет, возвышался красивый, "в шашечку", дом, была пус-
тота, сквозь которую хорошо были видны пространства нового района, и вы-
веска "Универсам" в глубине квартала, и небо с теми же звездами.
   - Стой! - в волнении крикнул Евгений Викторович.
   Он выскочил из машины, причем водитель тут же распахнул свою дверцу и
вышел тоже, опасаясь, по всей видимости, соскока.  Демилле  сделал  нес-
колько шагов по асфальтовой дорожке и вдруг остановился,  опустив  руки,
да так и замер, вглядываясь перед собою.
   - Эй! Ты чего? - позвал водитель, а так как пассажир не отзывался, то
он направился к нему и, только подойдя, понял - чем был потрясен  Демил-
ле...
 
 
   Глава 2
   НЕ ВЫГУЛИВАЙТЕ СОБАК НОЧЬЮ!
 
   - Ну и чем же? Чем?
   - Ах, милорд, и это говорите мне вы! Вспомните, прошу вас, какими фо-
кусами вы занимались в своем "Тристраме"?
   - Мне казалось - так забавнее...
   - Еще бы! Оборвать повествование на самом интересном месте, чтобы  ни
с того ни с сего, с бухты-барахты ("Вы не скажете, где  расположена  эта
бухта?" - "Барахта? В вашем романе, милорд!") начать долгий и бесцельный
разговор о каких-нибудь узлах, тогда как в этот самый  момент  рождается
ребенок... мало того - герой романа!.. Как это называется?
   - Послушайте, молодой человек! Вам не кажется?..
   - Простите, Учитель. Смиреннейше припадаю к вашим стопам. Вырвавшиеся
у меня слова - не более чем авторская амбиция. Знаете, пишешь, пишешь  -
да вдруг и почувствуешь себя Господом Богом, Творцом, так сказать...  Но
ничего, это ненадолго... Всегда есть кому поставить тебя на место.
   - Это правда, - печально вздохнул Учитель.
   Поэтому, раз я решил следовать вашим традициям, ничего не будет  уди-
вительного в том, что повествование мое приобретет сходство с  лоскутным
одеялом. В лоскутных одеялах есть своя прелесть: их создает сама  жизнь.
Настоящее лоскутное одеяло шьется из остатков, накопившихся  в  доме  за
долгие годы: старые платья, шляпы,  накидки,  портьеры  -  все  годится;
простыни, пальто, чехлы - что там еще? - мама!  мама!  я  нашел  беличью
шкурку! - давай ее сюда!
   Да здравствует лоскутное одеяло!
   Это совсем не то, что расчетливо накопить денег, расчетливо  пойти  в
магазин и там расчетливо купить десять сортов материи, чтобы сшить  лос-
кутное одеяло. Скучное будет одеяло! Ненастоящее... Жизненные  впечатле-
ния наши - суть лоскуты (Евгений Викторович в настоящий момент  получает
внушительный лоскут страха и отчаяния, а мы в это время занимаемся  лег-
кой и приятной болтовней), они накапливаются как Бог  положит  на  душу,
неравномерно, случайно, хаотично. Однако, намереваясь сшить из них  лос-
кутное одеяло романа, мы будем тщательно заботиться о том, какие лоскут-
ки с какими соседствуют - по фактуре, по цвету... Иной раз до зарезу не-
обходим лоскуток, которого у тебя нет, - парча какая-нибудь - и вот  бе-
гаешь по городу в поисках приключений, ищешь парчу...
   - У меня уже мозги набекрень. О чем вы говорите?
   - О нашем романе, мистер Стерн! О его композиции и свойствах, способ-
ных согреть душу читающему и усладить его взор.
   - Но я пока не вижу романа.
   - Зато я вижу, милорд. И, чтобы приблизить вас  к  нему,  я  продолжу
рассказ, а заодно познакомлю еще с одним героем.
   Кооператор Завадовский жил в первом подъезде нашего  дома,  на  пятом
этаже, занимая с женой двухкомнатную квартиру 1 34. Дети четы  Завадовс-
ких давно встали на ноги, и теперь с ними жила собачка -  фоксик  Чапка,
сучка восьми лет, беловато-серой масти.
   Валентин Борисович и Клара Семеновна были цирковыми артистами на пен-
сии. Когда-то они  выступали  с  номером  "Необыкновенный  велокросс"  и
разъезжали по арене на велосипедах, имевших по одному колесу и седлу  на
длинной железной палке, руля же не имевших, - а последние двенадцать лет
жили в свое удовольствие, занимаясь мелким приработком  по  обслуживанию
собак. Клара Семеновна умела стричь пуделей, а Валентин Борисович беспо-
добно готовил собачьи супы, так что в  квартире  Завадовских  постепенно
образовалось нечто вроде пункта питания окрестных собак, который  време-
нами трансформировался в собачью парикмахерскую. Разумеется, собаки обс-
луживались не бесплатно, но и не слишком дорого; во всяком случае,  коо-
ператоры из нашего дома и трех точечных, что стояли напротив, были  рады
отчислять из своей зарплаты кое-какие суммы в пользу  Завадовских,  лишь
бы любимые (и весьма породистые!) их собачки имели вкусные супы  и  были
красиво пострижены.
   Подрабатывали супруги и торговлей щенками-фоксиками, которых ежегодно
приносила неутомимая сучка Чапка, но это уж  сущая  мелочь...  пятьдесят
рублей за щенка... у Чапки родословная!.. пять медалей! -  а  попробуйте
уберечь собачку от криминальной случки с какой-нибудь бродячей  дворняж-
кой! попробуйте найти ей достойного партнера, интеллигентного, с хорошей
родословной, смазливенького... (раньше Завадовские водили Чапку  к  про-
фессору Кремневу, но вот уже два года водят к зубному технику  Фишман  -
это дальше, но у фокса Фишман лапки будто в черненьких варежках и  меда-
лей на одну больше) - словом, никакие деньги не достаются зря,  и  я  не
хочу бросить и тени подозрения на достойных супругов.
   Соседи по лестничной площадке, конечно, были не в восторге, но... Ка-
кие соседи и когда были в восторге от своих ближних, живущих за стенкой?
   - Да, если они живущие. Только на кладбище соседи не  ссорятся  между
собою.
   - Как знать, милорд!
   - Я вам точно говорю.
   Валентин Борисович был ростом мал, худ и похож на мальчика с  длинным
повисшим носом, а Клара Семеновна, напротив, походила  на  тыкву,  разве
что складочки располагались не по вертикали, а горизонтально. Характер у
нее был громкий и общительный, тогда как у ее супруга - тихий и  робкий.
На этом несоответствии строилась не только семейная  жизнь  Завадовских,
но и комизм циркового номера, когда они крутили педали каждый своего ко-
леса, но в последние годы комизма никакого не  получалось,  и  маленький
сухонький Завадовский все чаще был выметаем из квартиры мощным  дыханием
супруги, чтобы без устали колбасить по магазинам, или по знакомым-клиен-
там, или в поисках шампуня для собак.
   Чапку тоже всегда выгуливал Валентин Борисович, причем в порядке  ве-
щей были ночные выгулы, когда он, проснувшись среди ночи от храпа  Клары
Семеновны и будучи не в силах заснуть вновь, цокал  зубом,  отвернувшись
от своей половины, и сразу же слышал легкое и  звонкое  клацанье  когтей
Чапки, спешившей по паркету на зов  хозяина.  Завадовский  поднимался  с
двуспального ложа - немыслимо мягкой и почему-то  египетской  перины,  -
набрасывал прямо на пижаму пальто, засовывал ноги в меховые  полусапожки
и трусил с Чапкой по лестнице вниз, стараясь двигаться бесшумно.
   Лифт работал и ночью, но в поздние часы Валентин Борисович лифтом  не
пользовался никогда, опасаясь шумом его моторов обеспокоить соседей.
   Вот и в описываемую нами ночь, часа в три или около того,  когда  все
дома на улице Кооперации погружены были во мрак, Валентин Борисович, как
всегда, в пальто, накинутом на бежевую в  полосках  теплую  пижаму,  без
шарфа, но в шляпе, вышел, сопровождаемый Чапкой, из подъезда  и  глотнул
ночной весенний воздух.
   Наш дом спал. Ряды темных окон отливали глубокой синевой, лишь высоко
над четвертым подъездом, на девятом этаже, слабо светился желтый прямоу-
гольник - то ли ночник там горел, то ли свеча. Скорее, все же свеча, по-
тому что окно едва мерцало, будто от колеблющегося огонька, и  этот  не-
верный свет вдруг породил у Валентина Борисовича мгновенную тревогу, ко-
торую он тут же подавил, ибо для нее не было никаких решительно  основа-
ний.
   Надо сказать, что и собачка вела  себя  беспокойно...  скулила...  не
помчалась, как обычно, на спортивную площадку, что находилась  неподале-
ку, а сиротливо жалась к ноге хозяина, к пижамным  полоскам,  взглядывая
на Завадовского снизу преданно и тревожно. Следовало бы обратить на  это
внимание, но... Завадовский нагнулся, поднял Чапку на руки и зашагал че-
рез улицу к площадке, окруженной кустами и деревьями - голыми в это вре-
мя года.
   Там он опустил Чапку на землю, фоксик шерстяным клубочком покатился к
кустам, принялся обнюхивать стволы, потом присел на задних лапках... За-
вадовскому вдруг нестерпимо захотелось тоже ("Холодно, черт побери!  Как
я раньше не подумал?") - в общем, как говорится, приспичило.
   Валентин Борисович, боязливо оглянувшись, зашел  за  трансформаторную
будку, что находилась рядом с площадкой, так, чтобы из окон дома, не дай
бог, не смогли его увидеть (кого он  боялся?  кооператоры  смотрели  уже
третьи сны!), нетерпеливо расстегнул пальто и...
   ...Тут дрогнула земля, воздух сместился всею массой и прошел под зем-
лею гул, отчего Завадовский втянул голову в плечи, а Чапка со звонким  и
яростным лаем бросилась куда-то в сторону.
   Валентин Борисович не смог сразу остановить физиологический  процесс;
он лишь зажмурился и чуть согнул колени, а в воздухе возник вихрь,  сор-
вавший с Завадовского шляпу. Это продолжалось  всего  несколько  секунд,
после чего земля дрожать перестала и атмосфера успокоилась,  только  лай
Чапки не затихал.
   Вполне уверенный в каком-то случайном  порыве  погоды,  в  гигантской
кратковременной флуктуации атмосферного давления  (Завадовский  не  знал
этого слова, зато я знаю, милорд), бывший артист цирка вышел из-за  буд-
ки, застегивая нижние пуговицы пальто, да так и окаменел, обращенный ли-
цом к месту, где только что стоял его дом. Дома не было!
   Завадовский понял это сразу, ибо ночь была не столь  уж  темна,  небо
безоблачное - и луну было видно, а вернее, стало видно после  того,  как
исчез дом. Она стояла низко над горизонтом,  приближаясь  к  полнолунию.
Поэтому Валентин Борисович не стал протирать и пялить глаза, а  поспешил
к месту, где пять минут назад находились двери его подъезда и где сейчас
возле бетонного крылечка крутилась волчком Чапка, не переставая издавать
горестные собачьи звуки.
   Он почти бегом преодолел несколько десятков метров,  взбежал  на  две
ступеньки крыльца и... остановился как  вкопанный...  тяжело  дыша...  с
жестом отчаяния: скрюченные пальцы перед обезумевшим лицом.
   Прямо под ним открывалась бездна - так ему показалось - хотя при вто-
ром взгляде обнаруживалось, что до бездны  далеко.  Скажем  так:  провал
глубиною метра два. Валентин Борисович повел  очами  и  увидел  огромную
прямоугольной формы яму, в точности повторявшую своими очертаниями  раз-
меры дома в плане. В яме находился как бы лабиринт из  бетонных  плит  и
панелей, между которыми тянулись разного  сечения  трубы,  провода,  ка-
кие-то мостки были проложены - пол в лабиринте  был  земляной...  Прошло
еще несколько секунд, прежде чем Завадовский догадался, что видит  перед
собою фундамент собственного дома и его подвалы, дотоле скрытые от  глаз
самим домом. В подвалах кое-где сохранились кучи  строительного  мусора,
тянулись сети инженерных коммуникаций: водопровода, газа,  электрические
кабели.
   Было такое впечатление, будто дом аккуратно сняли с фундамента и  ку-
да-то унесли.
   - Но куда? Что за шутки! Ночью! Без предупреждения! - Завадовский по-
чувствовал сильнейшее негодование.
   Он услышал вдруг, что в стороне, в районе  второго  подъезда,  журчит
вода. Завадовский, снова подхватив собачку на руки, бросился  по  кромке
ямы на звук, осыпая в открытые подвалы свежие  комья  глины.  Из  трубы,
уходящей в землю, хлестала вода, сверкая брызгами в лунном свете и  пос-
тепенно заполняя отсеки подвалов. Как ни был Завадовский слаб в  инжене-
рии, он все же догадался, что видит главную артерию, посредством которой
дом связывался с сетью водопровода. Между прочим, конец артерии был гру-
бо обломан.
   Тут же мелькнула мысль о газе, который  тоже  вырывается  на  свободу
где-то рядом - невидимый, но опасный... и электричество!.. вон, вон  оно
трещит голубыми искрами, уходя в развороченную землю! Где дом?  Где  он?
Куда девался?!
   Катастрофа!!!
   Завадовский обратил взор к небу, как бы посылая упрек Господу Богу, и
тут только увидел высоко над собою черную  прямоугольную  тень,  которая
плавно удалялась к горизонту, имея в правом верхнем углу светящийся жел-
тый квадратик. Завадовский сразу узнал - не удивился, но заплакал,  при-
жимая Чапку к груди, - дом! дом улетающий! возьми меня  с  собою!  -  не
слышит...
   Впрочем, необходимо было хоть что-то предпринимать.
   Цирковые артисты - люди тертые, и Валентин Борисович не был  исключе-
нием (собачьи супы - тому лишнее подтверждение). Поэтому, проводив  про-
щальным взглядом улетающий с Кларой  Семеновной  кооперативный  дом,  он
опустил взгляд на грешную землю и увидел телефонную будку, которая  рас-
полагалась ранее у третьего подъезда, а сейчас, естественно, торчала  на
самом краешке ямы, слегка покосившись.  Завадовский  побежал  дальше  по
кромке, суетливо роясь в карманах в поисках мелочи, как вдруг его осени-
ло: мелочи не нужно!
   - Мы же в милицию звоним, Чапа... монетка нам не нужна... Верно,  Ча-
па? - бормотал Валентин Борисович, подбегая к будке.
   На удивление телефон работал - гудок был! Завадовский поспешно набрал
02 и только тут сообразил, что не знает, какими словами будет взывать  о
помощи.
   Разговор с дежурным был следующий (протокольный вариант).
   - Дежурный УВД слушает.
   - Говорит Завадовский... У нас несчастье!
   - Что случилось?
   - Дом... Пропал дом... Исчез!
   - Что значит - исчез?
   - Улетел... Я сам видел!
   - Гражданин, проспитесь!
   Последняя фраза была произнесена с интонацией прямо-таки  металличес-
кой, после чего в трубке последовали частые гудки. "Не верят нам, Чапа!"
- горестно вздохнул Валентин Борисович, но отступать было  некуда  -  он
снова набрал 02.
   - Дежурный УВД слушает.
   - Я вас умоляю - не вешайте трубку, - горячо начал Завадовский. - Го-
ворит пенсионер Завадовский, заслуженный  деятель  искусств  республики,
член партии с одна тысяча девятьсот пятидесятого  года,  проживающий  по
адресу...
   - Гражданин, короче. Что случилось?
   - ...проспект Кооперации, дом одиннадцать, квартира тридцать  четыре,
-выпалил Завадовский. - Я прошу прислать наряд милиции и разобраться  на
месте.
   - В чем?
   - Хищение социалистической собственности в особо крупных масштабах! -
крикнул Завадовский в трубку.
   - Магазин, что ли, грабят? - спросил дежурный. - Повторите адрес...
   Завадовский повторил адрес и свою фамилию.
   - Пришлем патруль, - сказал дежурный.
   И лишь только Валентин Борисович с Чапкой покинули телефонную будку с
чувством исполненного гражданского долга, как она, клонившаяся до  того,
как Пизанская башня, чрезвычайно медленно, вдруг набрала скорость и  оп-
рокинулась в подвал, оборвав провода телефонной сети. Раздались  громкий
всплеск и вой Чапки.
   - Ничего, Чапа, ничего... - шептал  Завадовский.  -  Сейчас  приедут,
разберутся...
   Он отправился к своему подъезду и там принялся расхаживать перед  не-
существующими дверями, постепенно приводя себя  в  состояние  языческого
транса. Со стороны могло бы показаться, что  странно  одетый  человек  с
торчащими из-под пальто пижамными брюками шаманит среди ночи перед  раз-
верстой ямой. Сходство усиливали газовые факелы, вспыхнувшие тут  и  там
от электрических искр. Но улица Кооперации была пустынна, а соседние до-
ма темны.
   Обрывки самых разнообразных мыслей и воспоминаний теснились  в  мозгу
бедного кооператора: вспоминался цирк, громкие выезды на арену под звуки
фанфар... и Клара - пухленькая, веселая, неунывающая Клара, будто слитая
воедино с одноколесным аппаратом, посылающая публике восторженные  комп-
лименты... где она? На небесах! -ужасно! ужасно!..  Лезли  откуда-то  со
стороны, как тараканы, мелкие и многочисленные мысли  о  возможных  пос-
ледствиях исчезновения дома и Клары (Завадовский  сразу  и  бесповоротно
решил, что это - навсегда). Например, хотя и жаль было вещей и гардероба
и вставал вопрос о необходимости начинать все сначала, все же  прокрады-
вались и приятные мыслишки... не так уж он стар... а что, если... Да-да,
несомненно найдется женщина... а можно вернуться к Соне. (С Соней  Лиха-
ревой, дрессировщицей собачек, была связана у Валентина Борисовича  одна
давняя романтическая история, весьма быстро и  умело  пресеченная  реши-
тельной рукою Клары.)
   Но Завадовский, к чести ему будь сказано, быстро справился с неумест-
ным одушевлением и, раскачиваясь и завывая на луну, предался долгой  ве-
ликолепной скорби, из которой его вывел зеленый огонек такси,  вспыхнув-
ший вдруг у дальнего, четвертого подъезда.
   - Это приехал Демилле, милорд. Шофер выключил счетчик, и одновременно
включился зеленый фонарик: "такси свободно".
   - Я догадался.
   Валентин Борисович перестал раскачиваться и настороженно взглянул  на
такси. Согласитесь, после пережитого им любую новость воспринимаешь  по-
дозрительно! Из такси выскочила фигурка человека и  бросилась  к  яме...
там остановилась, как вкопанная... Выскочила следом другая  фигура,  по-
дошла к первой, тоже остановилась. Последовала пауза, после чего  фигуры
начали разговор, причем обрывки фраз долетали до Завадовского: "Адрес?..
Тот адрес!.. Пить нужно меньше... Деньги есть?.." Одна из фигур протяну-
ла что-то другой... Хлопнула дверца, взревел мотор. Такси развернулось и
уехало в ту же сторону, откуда появилось.
   Завадовский хотел было подойти к товарищу по несчастью (он уже понял,
что оставшаяся у ямы одинокая фигура  -  товарищ  по  несчастью,  сосед,
ближний), но увидел в конце улицы два мигающих  синих  огонька,  которые
быстро приближались к месту  происшествия.  Валентин  Борисович  испытал
мгновенную радость победы - как в кино -  Чапаев  вылетает  из-за  холма
впереди эскадрона, бурка на нем развевается - наши! наши подоспели!  За-
вадовский еще крепче прижал Чапку к груди, на глаза ему  опять  наверну-
лись слезы... Нервный был человек!
   ...И побежал навстречу милиции, забыв о ближнем, который внезапно ис-
чез из поля зрения, как сквозь землю провалился. Но Завадовский этого  и
не заметил. Он бежал со слезами на лице, ослепленный светом  фар,  точно
бабочка на огонь. Чапка лаяла у него в руках - было холодно, ветер свис-
тел в ушах. Еще полчаса назад этот человек спал на мягкой и теплой  еги-
петской перине... имел дом, жену... Сейчас у него осталась байковая  пи-
жама, полусапожки, пальто и собачка. Шляпа куда-то укатилась.  Ни  доку-
ментов, ничего!
   Передняя патрульная машина резко остановилась, и  из  нее  высыпались
три или четыре милиционера, которые, не мешкая, подскочили к Завадовско-
му и на всякий случай схватили его за руки,  слегка  заломив  их  назад,
причем Чапка ухитрилась куснуть одного из милиционеров, тут же выпала из
рук Завадовского и принялась чертить петли вокруг форменных серых  брюк,
заливаясь злобным лаем.
   - Куда бежите? - быстро задал вопрос начальник патруля, лейтенант ми-
лиции.
   - К вам... - тихо выдохнул Завадовский. - Я Завадовский. Я звонил.
   - Что случилось?
   - Дом... дом... - прошептал Валентин Борисович  и  кивнул  головою  в
сторону ямы, ибо руки у него были крепко прижаты к спине.
   - Где дом?
   - Здесь был мой дом! - в отчаянии крикнул Завадовский. -Да  отпустите
же руки!
   Милиционеры отпустили руки по кивку начальника,  но  остались  стоять
тесно к возможному нарушителю.
   - Вот здесь стоял дом! - резко повернулся на каблуках  кооператор  и,
протянув обе руки вперед, направился к яме.
   Милиционеры двинулись за ним.
   - Представляю их состояние. Они, должно быть, подумали, что перед ни-
ми помешанный!
   - Ах, милорд, никогда не знаешь, о чем думает милиция...
   Процессия приблизилась к фундаменту, и все милиционеры дружно  загля-
нули вниз, в отсеки подвалов, куда по-прежнему не спеша прибывала  вода.
Две патрульные машины бесшумно подъехали сзади.  Воцарилось  недоуменное
молчание. Более всего милицию смущала вода, бьющая из трубы, - вода была
явным беспорядком - за исключением этого и, быть может, факелов,  ничего
особенно страшного не  наблюдалось.  Ну,  фундамент...  нулевой  цикл...
стройка как стройка.
   - Вы утверждаете, - начал, кашлянув, лейтенант, -  что  здесь  раньше
стоял ваш дом? Вы здесь жили?
   - Да! - с вызовом сказал Завадовский.
   - Где? Когда?
   - Сегодня! Только что! Здесь стоял девятиэтажный дом! Дом номер один-
надцать по улице Кооперации! - кричал, как глухим, Завадовский.
   - А где же он теперь? - спросил несколько сбитый с толку лейтенант.
   - Не знаю! Улетел! - патетически воскликнул кооператор.
   - Вот что, гражданин, вам придется проехать с нами, - хмуро,  скучным
голосом (он уже знал, чем пахнут дела с сумасшедшими) сказал лейтенант.
   - Но за что? - возмутился Валентин Борисович, будто не  понимая,  что
если милиция не возьмет его с собою, то делать ему ночью на улице  будет
решительно нечего.
   - Там разберемся, - сказал  лейтенант  классическую  фразу.  ("Почему
классическую?" - "Все милиционеры ее говорят".)
   Помощники лейтенанта теснее сплотились вокруг Завадовского, еще  один
поймал Чапку и сжал ей мордочку ладонями, чтобы она не лаяла, и все дви-
нулись к машине ПМГ.
   - О Господи! А это еще что?
   - Народ зовет эти машины "помогайками",  но  официальная  расшифровка
аббревиатуры - "патрульная милицейская группа".
   В это мгновение из первой "помогайки" высунулась  голова  водителя  в
серой шапке:
   - Товарищ лейтенант! Вас к рации! Срочно!
   Начальник патруля ускорил шаг и скрылся в машине. Милиционеры подвели
Завадовского  к  задним  дверцам  "помогайки"  и  остановились,   ожидая
дальнейших распоряжений. Начальник вел переговоры по рации  минуты  три.
Когда он вновь показался из машины, лицо его было глубоко озадаченным  и
слегка испуганным, несмотря на форму. Он снял шапку и  вытер  вспотевший
под нею лоб.
   - Как вас по имени-отчеству? - обратился он к Завадовскому.
   - Валентин Борисович.
   - Прошу прощения, Валентин Борисович... (При этих  словах  помощники,
придерживавшие Завадовского за локотки,  сами  собою  отодвинулись,  как
дверцы метрополитена.) Мы попросим вас поехать с нами, у  нас  есть  для
вас важные сведения... Архипов! Останешься на посту у  дома...  то  есть
здесь. Никого к яме не пускать! Скоро приедут строители, поставят забор.
И аварийные службы... Валентин Борисович, никто  больше  не  видел,  как
дом... э-э... улетел? Свидетелей, кроме вас, нет? - спросил лейтенант.
   На миг перед глазами Завадовского мелькнули фигурки людей у  такси  с
зеленым огоньком... но тут же мысль о том, что признание задержит опера-
цию, заставит бедных милиционеров искать неизвестного  ночного  пассажир
а... на холоде... нет! Завадовский был человек тертый.
   - Не заметил, - осторожно сказал он.
   Дверцы распахнулись, и Валентин Борисович, бережно поддерживаемый ми-
лиционерами, шагнул в темное нутро ПМГ. Туда же сунули и  Чапку.  Бывать
ранее Завадовскому здесь не приходилось. Он на  ощупь  обнаружил  низкую
скамеечку у борта и уселся на нее, поглаживая Чапку. Только тут он заме-
тил грузную фигуру в  милицейской  форме  напротив  себя.  Фигура  шумно
вздохнула, обдав Завадовского густым запахом табака.
   - Ну, шо?.. Допывся? - добродушно спросила фигура, взглянув на торча-
щие из-под пальто пижамные брюки.
   - Хвыленко, придержи язык! - прикрикнул начальник  снаружи.  -Товарищ
едет свидетелем.
   - А я шо... - невозмутимо ответствовал Хвыленко.
   Дверцы захлопнулись, погрузив кооператора, Хвыленко и Чапку в полней-
ший мрак, начальник патруля уселся рядом с водителем,  и  первая  машина
помчалась по пустой улице. На месте происшествия остался пост: два мили-
ционера по углам фундамента. Вторая патрульная машина принялась медленно
объезжать близлежащие закоулки. Она была похожа...
   - Знаете, милорд, в наших сказках часто повторяется прибаутка:  "Поди
туда - не знаю куда, принеси то - не знаю что". Вот и эта машина...  Та-
кой она имела вид.
 
 
   Глава 3
   БЛУДНЫЙ СЫН
 
   Демилле нашел в кармане десятку, не думая, механически мял ее в руке,
смотрел на водителя с надеждой... может быть, поможет, объяснит?.. Води-
тель грубо вырвал деньги, ушел. Взревел за спиною Демилле мотор,  машина
развернулась, уехала. Евгений Викторович остался стоять перед ямой с бе-
тонными плитами. Откуда там взялась вода?.. Он ничего не соображал.
   Его вывел из оцепенения ровный  механический  звук,  доносившийся  со
стороны проспекта Благодарности. Демилле повернул голову  и  увидел  две
милицейские машины с мигалками. Они  приближались  к  месту  катастрофы.
"Паспорт!" - крикнул кто-то посторонний в голове Евгения Викторовича,  и
он принялся в растерянности хлопать себя по карманам, хотя знал точно  -
паспорта при нем не было. Зачем и почему  понадобится  паспорт,  Демилле
сказать бы не мог, но чувствовал - понадобится.
   Им овладел испуг. Он вдруг представил  себя  на  месте  милиционеров,
прибывших расследовать  загадочное  исчезновение  дома.  (Целенаправлен-
ность, с какою приближались машины  ПМГ,  не  оставляла  сомнений:  едут
расследовать.)
   - Дом исчез неизвестно куда. Рядом с фундаментом подозрительный и вы-
пивший субъект без паспорта, без денег, в липком почему-то плаще... А не
причастен ли он к беспорядку? Милиция, по всем расчетам Евгения Викторо-
вича, не могла его не арестовать.
   - Арестовать? За что?!
   - Успокойтесь, милорд! Какие вы, право, англичане,  чувствительные  к
гражданским свободам! Никто не собирался его арестовывать. Могли  задер-
жать, вот и все. Не более чем на три часа. Экое дело!
   Тем не менее в сознании Демилле, взбудораженном невесть  откуда  сва-
лившимся несчастьем, очень ясно обозначилось: "Заберут!". Он  шмыгнул  в
сторону, огибая яму, перепрыгнул через низенький заборчик детского  сада
и, недолго думая, укрылся в бетонной короткой трубе сечением  в  челове-
ческий рост, то есть почти в человеческий рост, так что стоять в ней Ев-
гению Викторовичу пришлось согнувшись. Труба эта была положена на  детс-
кой площадке специально для увеселения детей. Если бы в тот миг  кто-ни-
будь увидел Евгения Викторовича, то наверняка заподозрил бы в злом умыс-
ле. В самом деле - ночью, на игровой площадке детского садика, в отрезке
бетонной трубы неподвижно стоит скрюченный мужчина... А? Каково? Забрать
его - и делу конец!
   Но Евгения Викторовича, к счастью, никто не видел. Спал ночной сторож
детсада (аспирант кафедры  теоретической  астрофизики  Костя  Неволяев),
спали жильцы окрестных домов, а прибывшая милиция достаточно была отвле-
каема кооператором Завадовским и исчезнувшим домом. Демилле слышал доно-
сившиеся оттуда голоса, особенно громко прозвучала фраза: "Здесь был мой
дом!", которую выкрикнул высокий мужской голос... Демилле вздрогнул;  до
него стало по-настоящему доходить, что все случившееся -  не  шутка,  не
сон, не галлюцинация - дом исчез! стерт с лица земли! - а сын? а жена?..
"Так тебе и надо!" - вдруг жестко выговорил внутри  тот  же  посторонний
голос, который кричал о паспорте. "Допрыгался..." - подумал Демилле  уже
самостоятельно.
   Он дождался, покуда уехала первая машина,  а  вторая  развернулась  и
юркнула в глубь жилого массива, и только потом вылез из трубы. За  огра-
дою детского сада, у края разверстой ямы, виднелась статная фигура мили-
ционера. Он стоял спиной к Евгению Викторовичу. Демилле,  чуть  пригнув-
шись, как на поле боя, простреливаемом противником, сделал короткую  пе-
ребежку за угол детсада, выглянул из-за него и, убедившись,  что  фигура
не изменила ориентации, побежал к  заборчику.  Перемахнув  его,  Евгений
Викторович благополучно скрылся в ночи среди однообразного ландшафта.
   Только-только отдышавшись, он начал соображать, куда идти дальше. Ну,
хорошо, от милиции он ушел, но ведь надо где-то переночевать, а  точнее,
доночевать, потому что дело близилось уже к утру...
   - И где же он ночевал? В ночлежке?
   - Что такое "ночлежка" в вашем понимании, Учитель?
   - Это место, где можно за умеренную плату получить ночлег.
   - Браво, милорд! Но у нас нет ночлежек. С ними покончено как с  пере-
житком старого быта, поэтому  о  ночлежках  мы  знаем  только  по  пьесе
Горького "На дне".
   - Где же ночуют у вас бездомные?
   - У нас нет и бездомных... Правда, случается, что тот или иной  чело-
век оказывается временно бездомным. В чужом  городе,  когда  не  удалось
устроиться в гостиницу... или жена выгнала... или пьян и не можешь найти
дороги домой... или просто тоска, хоть волком вой, и хочется  опуститься
на самое дно (как у Горького, милорд) - и вот тогда  возможны  следующие
варианты, исключая, разумеется, родственников и знакомых:
   1) вокзалы; это ночлежки бесплатные, но неудобные - жесткие  скамейки
-того и гляди, что-нибудь уворуют - да и милиция гоняет... официально  в
залах ожидания можно ожидать сидя, но не лежа;
   2) ночлег у проститутки ("Фи! Как грязно! Неужели у вас развита прос-
титуция?" - "Профессиональной проституции нет, но есть любительницы, ко-
торые за выпивку или небольшую плату могут предоставить  в  распоряжение
свою комнату вместе с собою. Удовольствие, правда, грозит  ,,чреватостью
в последствиях", как выразился один театровед, получивший подобное пред-
ложение на Лиговке в районе полуночи". - "Что он имел в виду?" -  "Веро-
ятно, ограбление или венерическую болезнь, или то и другое вместе".);
   3) вытрезвитель - это дорогое развлечение. Его могут  позволить  себе
люди обеспеченные, крепко стоящие  на  ногах  (фигурально,  но  не  бук-
вально), имеющие к тому же дефицитную специальность - токари,  фрезеров-
щики, металлурги, слесари... Дело в том, милорд,  что  каждый  ночлег  в
вытрезвителе обставляется, помимо платы за обслуживание, рядом  неприят-
ных формальностей: штрафом за антиобщественное поведение, сообщением  на
работу ночующего с последующей проработкой и прочим, поэтому интеллиген-
там лучше там не ночевать - их могут вышибить с работы. А  рабочим  легч
е... У нас не хватает рабочих, милорд, это серьезная экономическая проб-
лема. Неудивительно, что им стараются создать условия получше.
   Как видите, выбор невелик, а удобства сомнительны. Вот почему Евгений
Викторович и думать не стал про все эти вещи, спешно  прикидывая  другие
варианты: к приятелям -неудобно... В мастерскую, от которой имелся  ключ
- не хочется смертельно... Да и как доедешь? Трамваи не ходят,  а  денег
на такси нет.
   Пока Евгений Викторович размышлял, ноги сами несли его  по  проспекту
Благодарности мимо темных окон домов. На всем проспекте  горели  два-три
окна где-то высоко и далеко - свет забыли погасить, что ли?
   Он вдруг понял, что идет к маме, к ее дому, где не был давно,  месяца
четыре. И с самого начала, когда, убежав от милиции, он начал перебирать
варианты ночлега, ноги уже несли его туда, в старую квартиру  родителей,
где прошло его детство и где после смерти отца жили мать Евгения  Викто-
ровича и его сестра со своим семейством.
   Поняв это, Демилле поморщился - ему трудно было бывать у матери.  Уп-
реки совести долго не давали потом покоя, будто в чем-то он был  виноват
перед нею - да и в самом деле был! -разве свободен  кто-нибудь  от  вины
перед матерью? Где, как не там, можно преклонить голову, и покаяться,  и
попросить прощения, зная, что будешь прощен, и вернуть на миг незабывае-
мый запах детства?
   - В сущности, мы никогда не порываем с детством, милорд, и как  вели-
чайшее счастье воспринимаем всякое настоящее в  него  возвращение...  Не
то, знаете, когда ребячливость нападает... нет, тут другое...
   - Я знаю, о чем вы говорите.
   - Это бывает только наедине с собою. Чаще всего у  зеркала,  когда  с
отвращением смотришь на свое взрослое лицо и вдруг стираешь его, как не-
нужную маску, и подмигиваешь себе - десятилетнему: "Здорово  мы  дурачим
взрослых?" Удивительно, но понятие "взрослый" по  отношению  к  каким-то
людям сохраняется всю жизнь.
   - Но если это так, если они взрослые, то кто же мы?
   - Дети, милорд!
   Демилле заметил впереди огонек и прибавил шагу. Он  наискось  пересек
улицу и оказался перед железной загородкой, за  которой  ровными  рядами
стояли накрытые брезентом автомобили. Это была стоянка личных автомашин.
У закрытых ворот лепилась будочка, из маленького окошка которой выбивал-
ся свет. Демилле приблизился к окошку и осторожно заглянул в него.
   В будочке он увидел молодого человека с бородкой, в красной  с  синим
синтетической куртке, усыпанной белыми пятиконечными  звездами.  Бородка
заострялась вниз клинышком, на голове молодого человека топорщилась  пе-
тушиным гребешком вязаная шапочка с надписью на ней "LAHTI", из-под  ша-
почки выбивались пучки черных жестких волос.
   Молодой человек сидел в старом, с продранною обшивкою кресле, положив
ноги на прикрепленный к стене будочки низкий  столик,  где  под  стеклом
виднелся календарь, какие-то таблицы и бумажки. В руках у незнакомца бы-
ла газета  -  как  удалось  установить  Евгению  Викторовичу,  читавшему
по-французски, - парижская "Фигаро".
   Демилле легонько кашлянул, чтобы привлечь к  себе  внимание.  Молодой
человек сложил газету, поднялся с кресла и распахнул дверь будочки нару-
жу. Щурясь и привыкая глазами к темноте, он замер в дверях.  Наконец  он
увидел Демилле, выставил бородку вперед и произнес учтиво:
   - Что вам угодно?
   - Воды... - прошептал Демилле первое, что пришло в голову.  -  У  вас
попить не найдется?
   - Прошу вас, - еще более учтиво ответил хозяин,  распахивая  железную
калитку в ограде и приглашая Демилле войти. Евгений Викторович  последо-
вал приглашению. Хозяин запер калитку и тем же предупредительным  жестом
направил гостя в будочку.
   - Садитесь... Вам воды или, может быть, желаете выпить? - сказал  мо-
лодой человек, когда Демилле уселся на табуретку, втиснутую между  краем
столика и стеною.
   - Я не... А впрочем... - Демилле запутался.
   Хозяин изогнулся и вытянул из-за спинки кресла наполовину  опорожнен-
ную бутылку "Каберне". Не говоря более ни  слова,  он  извлек  откуда-то
стакан и чашку с отбитой ручкой, а затем разлил вино.
   - Будем знакомы, - сказал он, приподнимая чашку за крохотный отросток
ручки и глядя в глаза Евгению Викторовичу. - Борис Каретников.
   - Евгений, - кивнул Демилле, приподымая стакан.
   Фамилию свою Евгений Викторович называть не любил, во избежание недо-
разумений: как? простите, не расслышал?.. Демилев? Деми... что? и т. п.
   Они выпили. Каретников, несмотря на то, что пил из чашки,  да  еще  с
обломком вместо ручки, держался исключительно элегантно и современно, на
столике французская газета - курточка-то по виду американская! -  меньше
всего к ночному знакомцу подходило слово "сторож", хотя  он  был  именно
им.
   Не зная, о чем бы потолковать с молодым человеком, Демилле задал  до-
вольно дурацкий вопрос:
   - У вас здесь машина стоит?
   - Разве я похож на человека, у которого может быть личный автомобиль?
- возразил Каретников. - Я просто имею честь охранять эту стоянку.
   - Странно... - пробормотал Демилле. - Я никак не мог  предположить...
Эта газета, - он указал на "Фигаро", отчего Каретников сразу приободрил-
ся и выпятил слегка грудь.
   - Странно, вы  говорите?  -  начал  он  с  риторического  вопроса.  -
Действительно, странно, когда человек, владеющий пятью иностранными язы-
ками, из них тремя - в совершенстве, работает ночным  сторожем.  Вы  это
хотели сказать?
   - М-мм, - Демилле пожал плечами, ибо ничего такого сказать не хотел.
   А в Каретникове будто открылся клапан (один из тех, милорд), а  может
быть, душа в ночных бдениях истосковалась по собеседнику,  но  он  сразу
высыпал на Демилле пригоршню круглых, хорошо обкатанных слов, из которых
явствовало, что Каретников - не просто ночной сторож, а ночной сторож из
принципиальных соображений, поскольку не в силах найти работу,  где  мог
бы применить знание всех пяти языков (один из них был турецкий), а  раз-
мениваться на меньшее количество языков ему не хотелось. На этой почве у
Бориса Каретникова - наметились разногласия с системой.
   - С какой системой?
   - О, вы задали сложный вопрос, милорд. Он требует анализа.
   Не успеваем мы переступить порог этого лучшего из миров, как  сталки-
ваемся с огромным количеством систем, которые по отношению к нам являют-
ся внутренними, внешними или умозрительными.
   Классификация моя, милорд!
   ...Например, сердечно-сосудистая система  нашего  тела  есть  система
внутренняя, тогда как система пивных ларьков Петроградской  стороны,  из
которой - я говорю и о системе, и о стороне - несколько часов назад  был
буквально вырван один элемент с честнейшей тетей Зоей,  -  есть  система
внешняя. Это каждому понятно. Но что такое система умозрительная?
   Под умозрительной системой я понимаю плод усилий нашего разума, стре-
мящегося связать воедино набор внешне разнородных предметов, фактов  или
явлений с тем, чтобы вывести общие свойства  этого  набора  и,  окрестив
последний системой, попытаться предсказать или  исследовать  законы,  ею
управляющие. В памяти сразу же всплывает Периодическая система элементов
Менделеева, существующая лишь в нашем воображении, равно как  и  система
единиц измерения физических величин, и системы  стихосложения,  и  фило-
софские системы, и система "дубль-ве", и денежная система (уж она-то на-
верняка существует только в нашем воображении!), и новая система  плани-
рования и экономического стимулирования,  и  даже  система  "счастливых"
трамвайных билетов.
   Все это системы умозрительные.
   И лишь одна система никак не укладывается в рамки моей классификации,
которой суждено сыграть выдающуюся роль в науке  и  перевернуть  взгляды
философов, поэтов и системотехников. Она является одновременно  внутрен-
ней, внешней и умозрительной.
   Эта система - государственная.
   - Тсс! Да вы что?.. В своем уме? Нет, если так будет продолжаться, то
я слагаю с себя... Зачем мне лишние неприятности? Мне и так досталось  в
свое время! Я хочу дожить свое бессмертие спокойно.
   - Да вы никак испугались, милорд?
   - Ни капельки! Однако должен вам напомнить, сударь, что я никогда  не
затрагивал королевской власти. Всякая власть - от Бога. Мне хватало  ос-
лов поблизости - стоило лишь протянуть руку, и я натыкался  на  уши.  Но
зачем же трогать королеву?
   - При чем здесь королева?
   - Ах, вы меня прекрасно понимаете...
   - Допустим... Но разве я сказал  что-либо  предосудительное  о  госу-
дарственной системе? Я даже не назвал конкретное государство.
   - Не считайте меня идиотом. Вы что - живете  на  Канарских  островах?
Или в республике Чад? Или в Новой Каледонии?.. Вы живете здесь, и каждое
ваше слово насчет любого государства - даже Лапуту, даже Бризании -  бу-
дет отнесено сюда.
   - Но я, ей-Богу, ничего плохого еще не сказал.
   - Как вы любите, сударь, прикидываться простачком!  Вы  уже  сказали,
что государственная система является одновременно внутренней, внешней  и
умозрительной. Даже если вы этим ограничитесь,  то,  предоставив  любому
разумному человеку право поразмыслить над вашим определением, вы немину-
емо натолкнете его на вывод о том, что:
   а) государственная система является внешней, потому что  противостоит
индивидууму и подавляет его свободу;
   б) она является внутренней, потому что  страх  перед  государственной
машиной заложен на уровне инстинкта;
   в) наконец, она умозрительна, потому что не отражает ничего  реально-
го, потому что она - фикция, игра воображения, к тому же - не нашего.
   Вам достаточно?
   - Достаточно, милорд. Я поражен  вашей  казуистикой.  Таким  способом
можно извратить любое суждение.
   - Дорогой мой, я старше вас на двести с лишним лет... Не трогайте го-
сударство, прошу вас. Что у вас - мало забот помимо него? Я  вам  больше
скажу: литература не для этого... Свифт мне недавно признался:  "На  кой
черт я воевал с государством? У меня был прекрасный парень - этот Гулли-
вер - а я, вместо того чтобы дать  ему  насладиться  жизнью,  любовью  и
детьми, заставил беднягу таскаться по разным Лилипутиям, Бробдингнегам и
Лапуту, описывать их государственность и показывать фиги  доброй  старой
Англии. Зачем? Ничего не понимаю!" Так сказал мне Свифт.
   Друг мой, плюньте на государство!
   - Ох, мистер Стерн, как бы оно не плюнуло на меня!.. Но все же я, бо-
ясь показаться назойливым, объяснюсь по поводу тройственной природы  го-
сударственной системы...
   - Ну, как знаете. Я вас предупредил.
   - Итак, государственная система безусловно является внешней по  отно-
шению к отдельному человеку. Ее установили без него, не спрашивая его  и
не интересуясь - как она ему понравится. Для отдельного гражданина госу-
дарственная система - такая же объективная данность, как гора Джомолунг-
ма (или Монблан - это чуточку ближе к вам, милорд).
   Но она же является внутренней, потому что государственность  впитыва-
ется с молоком матери. Однако я решительно не приемлю  тезис  о  страхе.
Внутреннее чувство от заложенной в нас  государственной  системы  значи-
тельно сложнее. Это и восторг, и гордость, и  уверенность  (совокупность
чего называют патриотизмом - не совсем, впрочем, правильно); и обида,  и
страх, и недоумение (это чаще всего именуется обывательским брюзжанием);
и горечь, и стыд, и умиление, и надежда видеть свое государство  сильным
и сплоченным - и отчаяние.
   Внутренняя государственная система стала как бы частью нашей  нервной
системы - и значительной! Мы так  тонко  чувствуем,  что  можно  и  чего
нельзя в нашем государстве, что иностранцы, милорд, изумляются!  Чувство
это принадлежит к разряду безошибочных.
   Я предлагаю мысленный эксперимент. Нужно подойти к первому попавшему-
ся прохожему и прочитать ему страницу текста (прозы, поэзии, публицисти-
ки), после чего спросить: возможно ли это опубликовать в  нашей  прессе?
Ответ будет правильный, я готов побиться об заклад.
   - Что же это доказывает?
   - А это доказывает, милорд, что мы все мыслим государственно, мы лег-
ко становимся на точку зрения государства, мы знаем, как оно относится к
той или иной проблеме. Внутренний цензор, о котором так любят рассуждать
господа литераторы, на самом деле не является их собственностью. Он  си-
дит в каждом из нас. Мы отлично знаем - что следует говорить на трибуне,
а что можно сказать в семейном кругу. Мы возмущаемся писанными  под  ко-
пирку выступлениями трудящихся по телевидению, но позови нас туда  завт-
ра, вложи в руки текст и  поставь  перед  камерой,  -и  мы  с  искренним
чувством прочитаем его в микрофон, потому что станем в тот момент части-
цей системы.
   - Я что-то никак не пойму, куда вы гнете...
   - А никуда! Я пытаюсь разобраться в сложном чувстве внутренней  госу-
дарственности. Упаси меня Боже от фиг в кармане или еще где!  К  сожале-
нию, игривый тон все губит. Я уже объяснял, что не умею казаться серьез-
ным. Я всегда шучу... дошучиваюсь... перешучиваю... Но никогда не  отшу-
чиваюсь, милорд! Попробуйте отшутиться от столь важной вещи, как отноше-
ние к системе!
   Есть  такое  изречение:  "Каждый  народ  заслуживает  своего   прави-
тельства". Кажется, выдумали французы. ("Да, уж они выдумщики..." - "Что
вы сказали?" - "Ничего, это я так...".) Я бы сказал,  что  каждый  народ
заслуживает своей государственности. По-моему, это глубже, как вы счита-
ете? Государственность является как бы одной из черт  национального  ха-
рактера, а следовательно, не государственный строй накладывает отпечаток
на нервную систему граждан, а наоборот - нервная система народа  опреде-
ляет существующий государственный строй.
   - Гм... У вас есть философы-профессионалы?
   - Навалом, милорд.
   - Предвкушаю их удовольствие. Для них ваши рассуждения - лакомое блю-
до. Я уже слышу хрупанье, с которым вас сожрут.
   - Что ж делать? Возможно, я думаю неправильно, но я думаю именно так.
   Ну, и последнее - насчет умозрительности государственной системы. Тут
вы, милорд, совсем ошибаетесь. Я просто имел в виду то,  что  у  каждого
гражданина имеется в голове проект идеального  устройства  нашего  госу-
дарства (мы вообще очень лично относимся к государству,  вы  заметили?),
причем все проекты не совпадают. Посему и сама система приобретает некий
умозрительный аспект. Мы тратим на обсуждение проектов уйму времени, со-
бираясь в дружеском кругу.
   - И помогает?
   - Да, милорд, это успокаивает!
   ...Из всего вышесказанного с неизбежностью вытекает, что у Бориса Ка-
ретникова, к которому мы, наконец, вернулись, наметились  разногласия  с
государственной системой, а так как она  (мы  это  установили)  является
частью нервной системы, то и с последней  тоже.  Каретников,  будучи  по
природе человеком неплохим, но чуточку  амбициозным,  посчитал  во  всех
своих бедах виновной систему и перенес на нее обиду и гнев. С нервами  у
него становилось все хуже. Он хотел ближних обратить в свою веру,  кото-
рой у него, по сути, не было. И глухое, неясное понимание того, что  ве-
ры-то нет, а есть лишь обида, делало его еще обиженнее.
   Демилле всего этого не знал. Он отметил  внешнее:  молодой,  интелли-
гентный с виду молодой человек, владеющий языками, работает сторожем  на
автостоянке. Евгений Викторович не любил анализировать, да и не до  того
ему было сейчас! Поэтому, обеспокоенный прежде всего своими несчастьями,
он слабо прореагировал на излияния Каретникова, то есть не выразил долж-
ного возмущения системой, и Каретников обиженно примолк.
   - А скажите, - начал Евгений Викторович после паузы, - вы не заметили
нынешней ночью ничего необычного?
   - В каком смысле? - насторожился Каретников.
   - Шума какого-нибудь, грохота...
   - Да что же случилось! Объясните! - нервно воскликнул сторож.
   - Понимаете, - сказал Демилле, неловко разводя руками, ибо мешал сто-
лик, так что получилось - разводя кистями рук... - Понимаете, у меня ис-
чез дом...
   - Как? - воскликнул Каретников в волнении.
   - Я приехал, а его нет. Остался один фундамент. Все оборвано, вылома-
но... Но следов никаких - ни кирпичей, ни мусора. Не  подумайте,  что  я
пьян. Я могу показать место.
   - Ну вот! Делают что хотят! - с горестной удалью вскричал Каретников,
хлопая себя ладонью по джинсам.
   - Кто делает? - не понял Демилле. - Вы что-нибудь знаете?
   - Кто же может делать? Они!.. И вас даже не предупредили?
   - О чем?
   - О том, что дом собираются сносить в связи с Олимпиадой?
   Демилле диковато взглянул на собеседника.
   - Почему... Олимпиада? - пробормотал он.
   - Ну, вы же знаете все эти олимпийские прожекты. Олимпийский год - не
только для олимпийцев! - сострил Каретников.
   - Да не похоже на снос... - с сомнением сказал Демилле. - Очень чисто
вокруг.
   - Значит, Министерство обороны, - заключил Каретников. -Пригнали полк
солдат и расчистили за час.
   - А жильцов?
   - Эвакуировали. Когда военным нужно, они это могут.
   - Вы думаете... - растерялся Демилле.
   - Я убежден.
   - Но почему тогда не выставили охрану? Не оградили?
   - Вы же знаете, как у нас все делается! - с иронией парировал  Карет-
ников.
   - Что же теперь? - совсем сник Евгений Викторович.
   Ему не приходила в голову мысль, что исчезновение (уничтожение?) дома
могло быть государственной акцией. По правде сказать, у него вообще  еще
не было никакой версии. Эта была первой.
   - Нужно бороться, - сказал Каретников. - Я дам вам телефон. Позвоните
туда, расскажите о своей беде. Он наклонился над столиком, быстро  черк-
нул на клочке "Фигаро", оторванном для этой цели, два телефона; под  од-
ним написал свою фамилию, а под другим -"Арнольд Валентинович Безич".
   - Позвоните Арнольду Валентиновичу, он скажет, что делать. Потом поз-
воните мне.
   - Спасибо, - сказал Демилле, принимая бумажку.
   - Я могу оставить вас здесь, - предложил Каретников. - Вам ведь негде
ночевать, вы устали...
   - Нет-нет! - быстро возразил Демилле. - Я пойду к маме. У меня  мама,
знаете, не очень далеко...
   Он словно оправдывался, но желание  поскорей  уйти  из  будочки  было
весьма сильным. Евгений Викторович откланялся, бормоча  слова  благодар-
ности, вышел за калитку и снова пустился в дорогу,  провожаемый  долгим,
озабоченным взглядом Каретникова.
   Он вышел к лесопарку, отделявшему новый район от районов старой заст-
ройки. Лесопарк, по слухам, был небезопасен в ночное  время,  но  сейчас
Демилле даже не подумал об этом, а зашагал напрямик по дорожке,  которая
вскоре вывела его на центральную аллею, где стояли  окрашенные  в  белую
краску садовые скамейки.
   Аллея была прямой, как стрела, и строго над нею, в дальнем ее  конце,
обозначенном четким контуром деревьев слева и справа, висела красная тя-
желая луна. Демилле быстрым шагом приближался к ней по аллее -  размахи-
вал руками, часто дышал, бормотал что-то под нос, -вдруг уселся на  ска-
мейку... Лихорадочно роясь в карманах, он извлек из них все, что там бы-
ло, и стал рассматривать свое богатство в тусклом багровом  свете  луны.
Он решил проверить, с чем же остался?
   Проверка дала следующие результаты:
   1) денег - 26 копеек;
   2) связка ключей от квартиры (своей);
   3) ключ от мастерской (чужой);
   4) записная книжка с несколькими вложенными в нее  бумажками,  в  том
числе обрывком "Фигаро";
   5) зубочистка;
   6) носовой платок;
   7) пуговица от плаща (оторванная);
   8) полиэтиленовая пробка от винной бутылки (надрезанная);
   9) карамель "Мятная".
   Евгений Викторович, вздохнув, сунул в рот карамель, а  пробку  выбро-
сил, чем уменьшил свое достояние на две единицы. Он опять  рассовал  ос-
тавшееся по карманам и побрел по направлению к луне уже медленнее, пере-
катывая во рту мятную конфету. Она легонько постукивала о зубы.
   "Ничего, - подумал он. - Не может быть, чтобы  дом  исчез  бесследно.
Этого не допустят. (Кто не  допустит?)  Видимо,  простое  недоразумение.
(Хороши недоразумения!) Поживем - увидим!"
   Он вышел из парка, пересек проспект и оказался на улочке, где  прошло
его детство. Здесь стояли трехэтажные домики странной архитектуры, выст-
роенные сразу же после войны пленными немцами. Они были выкрашены в жел-
тый цвет. В одном из таких домиков и получил в сорок  седьмом  году  две
двухкомнатные квартирки профессор Первого медицинского института  Виктор
Евгеньевич Демилле с семьею: женой Анастасией Федоровной, сыновьями  Ев-
гением (семи лет), Федором (трех лет) и грудной дочерью Любашей. Кварти-
ры объединили в одну - получилась пятикомнатная за счет маленькой  кухни
второй квартиры (там жила домработница Наташа), - стали жить... И прожи-
ли тридцать лет до смерти Виктора Евгеньевича и еще три года после.
   Евгений Викторович не жил здесь уже десять лет, с  момента  постройки
нашего кооперативного дома, и бывал нечасто, в особенности после  смерти
отца. Каждый раз улочка с причудливыми "немецкими" домами  казалась  ему
игрушечной, и каждый раз он отмечал пропажу чего-нибудь из детства:  там
заделали дыру в подвал, где они  с  братом  любили  прятаться  во  время
мальчишечьих игр, здесь спилили старый тополь, в ветвях которого сиживал
он мальчишкой, рассматривая окрестности и слегка задыхаясь от гордости и
опасности; нет уже и деревянного дома с мезонином, хозяин  которого,  по
слухам, имел бумагу от самого Ленина, чтобы дом не  сносить.  Все  равно
снесли, а взамен ничего не построили, остались лишь обросшие мхом  камни
фундамента.
   Проходя мимо них, Демилле вспомнил Ивана Игнатьевича,  хозяина  дома,
бывшего конармейца - тот еще был жив после войны; вспомнил пыльную  теп-
лую комнатку в мезонине, куда Иван Игнатьевич пускал его мастерить.  Ма-
ленький Женя клеил в мезонине дом из спичек - тщательное  фантастическое
сооружение, - а хозяин поднимался, кряхтя, по крутым ступенькам, сидел в
углу, дымил папиросой. Это происходило только летом, в каникулы. Вероят-
но, потому, что зимой мезонин не отапливался, и спичечный дом  дожидался
своего строителя долгими снежными месяцами.
   Где он, спичечный дом? Где дом с мезонином?.. Ушли в небытие.
   Демилле взошел на высокое, с перилами, крыльцо материнского дома, от-
ворил дверь с тугою пружиной и, подталкиваемый ею, скользнул в  подъезд.
Там было темно. Он поднялся на второй этаж и тихо  постучал  в  одну  из
дверей родительской квартиры (вторая давно была заколочена).
   И сразу же на стук отозвался изнутри легкий шорох, будто его ждали, и
голос матери тревожно спросил:
   - Кто здесь?
   - Мама, это я... Женя... - сказал Демилле хрипло.
   Мать тихо охнула за дверью, звякнула дверная цепочка, щелкнул  замок.
Дверь отворилась, и Евгений Викторович увидел мать в халате поверх  ноч-
ной рубашки. Седые волосы были всклокочены, мать глядела на  сына  снизу
вверх широко раскрытыми от волнения глазами. Он сделал шаг ей  навстречу
и поспешно проговорил, обнимая:
   - Не волнуйся, не волнуйся... все в порядке!
   - Жеша, что случилось? - спросила она, отступая.
   - Ключ от дома забыл... Не хотел будить, задержался... -  скороговор-
кой врал Евгений Викторович, пряча глаза и стягивая плащ.
   Связка ключей, как нарочно, зазвенела в кармане, но мать не расслыша-
ла, поверила.
   - Жеша, ну когда это кончится! - шепотом, с горестной интонацией  на-
чала она. - Ириша волнуется, Егорушка плачет... Когда  ты  перебесишься,
сорок лет уже... - а сама подталкивала его в кухню, к теплу, к еде.
   - Ничего, ничего... - по привычке шептал Демилле и по привычке шел  в
кухню, к еде, к теплу.
   - Я всю ночь не спала, как знала... Который час-то теперь? - уже  ус-
покоившись, шептала Анастасия Федоровна - бабушка Анастасия,  как  звали
ее дети и внуки уже добрых десять лет.
   Демилле взглянул на ходики с кукушкой, висевшие на стене в кухне. Они
показывали почти половину седьмого. Евгений Викторович сел за стол,  вы-
тянул перед собою руки. Мать уже ставила на  плиту  чайник,  разогревала
кастрюльку с мясом. Внезапно распахнулась маленькая дверца часов, из нее
выпорхнула кукушка и, щелкнув деревянными  крылышками,  громко  пропела:
"Ку-ку!" Дверца со стуком захлопнулась.
   И словно по сигналу кукушки в кухню проникло босое существо ростом  с
табуретку, в длинной до пят ночной фланелевой рубашке, слегка  сопливое,
с черными, блестящими, как маслины, глазами и прямыми жесткими волосами.
Личико было плоское и скуластое, с матовым оттенком кожи, притом -  пре-
забавнейшее, будто существо только что вынули из мультфильма.
   - Ах, ты, Господи! Хуанчик проснулся!  -  всплеснула  руками  бабушка
Анастасия.
 
 
   Глава 4
   ПРИБЫТИЕ ПРИШЕЛЬЦЕВ
 
   Мальчик увидел себя с матерью на большой площади,  в  центре  которой
стояла каменная колонна, увенчанная крылатой фигуркой с крестом в руках,
а по бокам расходились веером нарядные желтые здания. Мальчик был  здесь
впервые, на этой круглой площади, расчерченной штриховыми линиями  непо-
нятного назначения, но ему показалось, что он просто  забыл,  когда  его
сюда приводили. Он взглянул на мать. Она торопливо шла  рядом,  озираясь
по сторонам, потому что машины разъезжали по площади в самых  замыслова-
тых направлениях. На площади лежал старый грязный снег, собранный в  не-
ровные гряды, плоские камни мостовой вокруг колонны поблескивали ледком.
   День был хмурый и ветреный. Золоченый шпиль, по направлению к которо-
му они с матерью шли, тускло светился на фоне туч,  а  наверху  рассекал
лохматые их пряди крохотный резной кораблик.
   Вдруг над площадью потемнело. Ветер принес откуда-то газетный лист  и
погнал его перед ними, то раскрывая, то складывая. На бегу лист  превра-
тился в собаку с грязной шерстью, свисавшей  сосульками  под  брюхом,  и
поджатым хвостом. Мальчик взглянул вверх и увидел в облаках что-то  пос-
тороннее - какие-то темные полосы, несомненно составляющие единый  рису-
нок, но размытые и нечеткие. Еще через секунду он сообразил, что рисунок
похож на человеческое ухо, только больно уж огромное, занявшее  полнеба.
Толстые размытые линии рисунка вдруг сместились все разом, и вместо  них
появилось в небе над ангелом радужное пятно, тоже  размытое  и  большое.
Оно было похоже на гигантский человеческий глаз со зрачком посредине, со
вниманием и интересом приглядывающийся к земле. Мальчик прижался ближе к
матери, но не перестал глядеть вверх. Мать мельком взглянула на него.
   - Закрой рот. Простудишься.
   Тут глаз удалился, скрывшись в облаках, зато прямо из зенита над  ма-
кушкой крылатого ангела на площадь стремительно надвинулись три огромных
бледных пальца, сложенные в щепотку. Мальчик увидел  блестящие,  коротко
остриженные ногти и сеточку линий на пальцах - большом,  указательном  и
среднем. Каждый палец был раза в четыре толще гранитной колонны, к кото-
рой они тянулись. Пальцы осторожно ухватились за кончик колонны и слегка
дернули ее вверх, отчего под ногами по площади  прошло  дрожание.  Затем
пальцы, покрепче ухватившись за  колонну,  с  усилием  произвели  враща-
тельное движение, как если бы площадь и вся Земля были волчком, а камен-
ная колонна - его осью.
   Площадь качнулась, наклонилась и стала медленно раскручиваться, уходя
из-под ног. Здания по краям ее побежали, сменяя друг друга - желтоватые,
зеленоватые, - и золоченый шпиль с корабликом вспорол облака. Мальчик не
успел ухватиться за протянутую ему руку матери. Он увидел  лишь  ужас  у
нее на лице и, оторвавшись от мостовой, полетел вверх, к небу,  оставляя
сбоку шестерку бронзовых коней, рвущуюся куда-то с крыши. Сам он не  ус-
пел испугаться, успел подумать только: "Ниточка порвалась..." - и  прос-
нулся.
   Несколько мгновений он неподвижно лежал в кровати, слушая, как  гулко
и быстро стучит сердце. Ниточка не восстановилась. Ощущение  зыбкости  и
полета, испытанное им во сне, не ушло. Все в комнате было на месте: пла-
тяной шкаф, секретер, круглый аквариум на подоконнике, но все вещи будто
сделались невесомы.
   Из-под двери пробивалась колеблющаяся полоска света. "Это свеча у ма-
мы", - подумал мальчик. Он осторожно отогнул край одеяла и спустил  ноги
на пол. По-прежнему было зыбко. Пол будто уходил из-под ног, и ему приш-
лось прижать сверху коленки ладонями, чтобы почувствовать его прочность.
Наконец он встал и сделал несколько шагов к окну.  Ему  показалось,  что
рыбки в аквариуме плавают среди звезд. Он уперся лбом в холодное стекло,
и рыбки испуганно метнулись от него, лишь звезды остались неподвижны.
   Он опустил глаза и увидел сквозь зеленоватую воду вереницы огней вни-
зу. Он затаил дыхание, наблюдая за ними, а потом подтащил к окну стул и,
взобравшись на него, взглянул в окно поверх аквариума.
   Он увидел проплывающие внизу крохотные дома, мосты, улицы с  горящими
фонарями, одинокие маленькие машины, ползущие по улицам. Мальчику прихо-
дилось летать на самолете, но сейчас ощущение было совсем иным.  Бесшум-
ный плавный полет привел его в оцепенение. "Это мне снится..." - подумал
он, а сам, опершись до боли ладонями об узкие края аквариума, заворожен-
но следил за картиной ночного города, проплывающего внизу.
   Город, родина моя! Здесь я родился и умру, среди составленных  в  ше-
ренги домов, под одинокими фонарями набережных. Твои чугунные мосты  от-
зовутся на слабый шелест моих шагов, твои  улицы  сохранят  мои  адреса,
стекла твоих витрин, отразивших мою жизнь, глянут на новых прохожих, вы-
мытые прилежными весенними мойщиками. Здесь, в твоих каменных норах, жи-
вут жалкие и великолепные существа - моя забота, люди - рожающие и любя-
щие, ненавидящие и смеющиеся, завоевывающие в  борьбе  квадратные  метры
жилплощади и уходящие затем в твою болотистую землю.
   Все они сейчас спят, пока мальчик в окне смотрит сверху на город.
   Они спят и на Петроградской среди бесконечных Бармалеевых,  Подобедо-
вых, Подковыровых и Разночинных улиц, и на Невском,  и  на  Васильевском
вдоль бесчисленных линий. Они ориентированы тобою, твоими прямыми углами
и стенами, и редко кто может позволить себе вольность спать,  как  захо-
чется, обратив голову к своей звезде...
   Мальчик, улыбаясь в темноте, отошел от окна и вновь накрылся одеялом,
чтобы досмотреть этот прекрасный сон в его тепле.
   Когда он вновь открыл глаза, то  увидел,  что  в  окно  ослепительной
стрелою врезается солнечный луч, упершийся в пол у самой его кровати.
   Он приподнял голову, и вдруг случилось чудо: солнечный луч метнулся к
стене, прочертил по ней ослепительную полосу и исчез, будто его и не бы-
ло. Мальчик вскочил с кровати и подбежал к окну.
   - Его-ор, это ты там бегаешь?.. - услышал он из соседней комнаты сон-
ный голос матери.
   Он ничего не ответил, а скорее, и не  слышал  возгласа  матери,  пос-
кольку его всецело захватил вид за окном. Там было другое окно, с полук-
руглой фрамугой сверху, а за ним открывалось какое-то полутемное  прост-
ранство. То, внешнее, окно было метрах в двух от Егорки. Он силился  по-
нять, что же случилось, как вдруг из полутемного пространства за внешним
окном, где угадывались очертания каких-то предметов,  выплыла  фигура  в
белом и, недовольно морщась, потянула за веревку, свисающую сверху. Раз-
дался резкий звук, и на лицо Егорки упал тот же  солнечный  зайчик,  что
исчез из комнаты минутой раньше. Егорка наконец понял: зайчик был  отра-
жен от фрамуги внешнего окна, потому и втыкался в пол столь круто; фигу-
ра же в белом, подошедшая к окну с той стороны, как раз и открыла фраму-
гу, вернув зайчик.  Решение  этой  маленькой  загадки  слегка  успокоило
мальчика, хотя оставалась главная загадка: откуда там это непонятное ок-
но?
   До Егорки долетел конец фразы, сказанной мужским голосом:
   - ...не сделал зарядку, а ты закрыла!
   Егорка покосился на свою открытую форточку, откуда прилетели эти сло-
ва, и медленно-медленно стал отступать в глубь  комнаты,  чтобы  грозная
фигура с круглой головой (он как-то сразу решил, что фигура грозная)  не
дай Бог его не заметила. Но она заметила.
   - А вот и пришелец! - прогремел радостный голос, и фигура, приблизив-
шись к своему стеклу, принялась вглядываться в Егорку. Тут и он  разгля-
дел незнакомца.
   Это был крупный пожилой мужчина лет шестидесяти пяти, с абсолютно лы-
сой головой и умными глазами, под которыми обозначались коричневатые ме-
шочки. Он был в нижнем белье: белых кальсонах и белой сорочке с длинными
рукавами. Смотрел он на Егорку чуть насмешливо и с любопытством.
   - Маша, да посмотри же! - крикнул он, обернувшись.
   Никто не появился. Старик обратил взгляд на Егорку и громко спросил:
   - Мальчик, ты меня слышишь?
   - Да... - еле слышно ответил Егор.
   - Родители дома? - строго продолжал старик.
   Егорка снова кивнул, но смешался, вспомнив, что отца с вечера не было
и неизвестно - пришел ли он домой...
   - Мама дома, - сказал он поникшим голосом.
   - Позови, пожалуйста, маму, - сказал старик.
   Луч, бивший сверху, напоминал, что где-то в небесах происходит весна.
   - Папа, ты хоть штаны надень! - услышал Егорка женский  голос  с  той
стороны.
   Старик поспешно отошел от окна в своей комнате, будто нырнул в темный
омут. Егорка отправился в комнату родителей.
   Мать лежала на диване, накрывшись пледом. Она не разделась с  вечера:
лежала в том же, в чем видел ее Егорка за ужином: в шерстяной кофте и  в
брюках. На журнальном столике у дивана стоял в подсвечнике оплывший ога-
рок красной свечи, а рядом возвышалась горка бумажных клочков... письма,
что ли? На металлическом с чеканкой подносике,  использовавшемся  обычно
для кофейного угощения, Егорка увидел кучку черного пепла.
   Отца в комнате не было.
   - Ну, что? Будем вставать, Егор?.. -  сонно  улыбнулась  мать,  мягко
привлекая Егорку к себе, отчего ему сразу сделалось  хорошо  на  душе  и
уютно.
   - Там тебя дядька зовет, - прошептал он ей в ухо.
   - Дядька? - мать испуганно отодвинула его, взглянула в глаза. - Какой
дядька? - она мгновенно сунула ноги в тапки, бросилась в прихожую. -  Ты
шутишь, Егор? - обернулась она к сыну.
   - Там... у меня, - кивнул Егор в сторону своей комнаты.
   Мать недоверчиво взглянула на него, но направилась  в  детскую.  Егор
поплелся за нею.
   - Ну, и где же твой дядька? - повеселевшим голосом спросила мать, ог-
лядев пустую комнату.
   - Уважаемая! - раздался вдруг густой красивый  голос,  исходивший  от
форточки. - Подойдите, пожалуйста, поближе...
   Мать охнула... увидела наконец! Бросила быстрый взгляд на сына,  ста-
раясь взять себя в руки, не показать страха...
   - Вы... откуда? - спросила она.
   - А? Не слышу! - старик повернулся ухом к окну.
   - Откуда вы? - делая шаг к окну, погромче повторила мать.
   - Не-ет! Это вы - откуда? - рассмеялся за стеклами старик. - Я,  ува-
жаемая, здесь живу с одна тысяча девятьсот пятнадцатого года. А  вот  вы
откуда взялись?
   - Ничего не понимаю... - прошептала  мать  и  придвинулась  близко  к
стеклу, стараясь получше разглядеть собеседника.
   Она быстро повела глазами по сторонам: и слева, и справа, и внизу тя-
нулась стена незнакомого дома с окнами, стоявшего вплотную  к  их  дому.
Лишь вверху была видна полоска чистого неба над чужою крышей.
   - Ну-ну... Не расстраивайтесь, - добродушно сказал старик. - Все  бы-
вает. Так откуда же вы? Как вас зовут?  Вы  понимаете  меня  хорошо?  Вы
русская? Советская?
   - Ну, конечно! - воскликнула мать. - Советская, какая  же  еще!  Меня
зовут Ирина. Ирина Михайловна Нестерова.
   - Очень приятно, - поклонился лысый старик. - Григорий Степанович Ни-
колаи... Не - Николаев, как обычно думают, а Николаи.  Это  существенная
разница.
   - Николаи... - зачем-то повторила Ирина.
   - Я, признаться, огорчен тем, что вы не с другой планеты, - продолжал
Николаи. - Приятно было бы первому вступить в контакт...
   Он явно настроился на длительную беседу, ибо придвинул к  окну  крес-
ло-качалку и уселся на него, закинув ногу за ногу. Был Николаи теперь  в
стеганом красном халате, отчего напоминал кардинала.
   - А где же вы жили раньше? - спросил он.
   - В Ленинграде, на улице Кооперации.
   - Гражданка? Понятно, - кивнул старик. - Ну, а каким образом вы  ока-
зались здесь?
   - Я не знаю, - жалобно произнесла Ирина, и у нее дрогнула губа.
   - Ну-ну... - успокаивающе сказал старик.
   Он перевел взгляд на мальчика и увидел тревогу в его глазах;  честное
слово, легче вступить в контакт с пришельцем, чем поддержать и успокоить
ближнего!
   - Строго говоря, Ирина Михайловна, у меня нет уверенности, что это вы
попали к нам в гости, - продолжал Николаи. - Может быть,  и  наоборот...
Знаете, давайте откроем окна. Погода солнечная,  весна.  Так  нам  будет
легче разговаривать.
   С этими словами он поднялся с кресла, снял с подоконника  горшочек  с
бегонией, решительно взялся за шпингалеты... раздался щелчок, скрип -  и
окно отворилось.
   - У нас окна еще заклеены! - попыталась возразить Ирина.
   - Пустяки! - бодро воскликнул Николаи (его теперь очень  хорошо  было
видно - в красном шелковом халате, блестевшем на солнце). - Когда-нибудь
нужно отворять окна. Весна!
   Ирина неуверенно взялась за черную ручку оконной  защелки,  повернула
ее и с силой потянула на себя. Высохшие полосы бумаги лопнули с треском,
взвилась междуоконная пыль - окно распахнулось.
   - Ну вот... - ласково сказал старик. - Вот и прорубили окно... друг к
другу.
   Ветер ворвался в комнату, взметнул волосы матери; Егорка  прижался  к
ней сбоку, уже без тревоги глядя на старика в трех шагах от них, на дру-
гом краю пропасти. Ирина набросила  на  сына  одеяло  с  кровати,  чтобы
мальчик не простудился. Несколько секунд  все  молчали,  будто  привыкая
друг к другу, будто распахнутые окна обязывали к какому-то другому обще-
нию... непривычно было... расстояние такое, что  можно  перепрыгнуть  из
квартиры в квартиру... очень близкое расстояние.
   - Мис-ти-ка! - раздельно и удовлетворенно проговорил Николаи. - Маша!
Ну иди же посмотри! - обернувшись, крикнул он.
   На его зов из глубины комнаты показалась  женщина  примерно  того  же
возраста, что Ирина - лет тридцати двух - тридцати  четырех.  Одета  она
была обыкновенно: длинная юбка и ситцевая кофта с  широким  воротом.  На
бледном лице выделялись большие черные глаза. Она без удивления  посмот-
рела на нежданных гостей и чуть заметно улыбнулась, впрочем,  из  вежли-
вости.
   - Это - Маша, дочь моя. Учительница, - представил ее Николаи. - А вот
как зовут вашего сына, уважаемая Ирина Михайловна, мы еще не знаем.
   Егорка от смущения уткнулся в мамину кофту. Мать потрепала его по во-
лосам, попыталась развернуть лицом к новым знакомым,  но  он  лишь  пуще
застеснялся и сделал попытку убежать.
   - Егор, перестань!.. Егором его зовут, - словно оправдываясь, сказала
Ирина.
   - Е-го-ром! Это хорошо! - с удовольствием повторил старик. -  Сколько
же лет Егору?
   - Осенью в школу пойдет. Хотя теперь... - мать развела руками.
   - И пойдет! Никуда не денется! - постановил Николаи. -  Здесь  у  нас
рядом английская школа. Машенька в ней преподает... Маша, ты не  опазды-
ваешь? - обернулся он к дочери.
   Она кивнула, молча удалилась из комнаты. А Николаи, вновь усевшись  в
кресло и подставив солнцу лысину, продолжил разговор. Впрочем, это труд-
но было назвать разговором, потому что Григорий Степанович, в  основном,
говорил сам, пространно отвечая на робкие вопросы Ирины. В голосе у него
было нечто обворожительное... красивый голос. Старику это было известно.
Ирина Михайловна и Егорка узнали, что находятся теперь на  Петроградской
стороне, неподалеку от Тучкова моста, на  Безымянной  улице.  ("Известна
вам такая?.. Плохо, уважаемая. Надо знать свой город!") Григорий  Степа-
нович рассказал, как увидел, проснувшись, странную картину в своем окне,
позвал дочь... Потом он перешел к рассказу о себе и сказал, что  кварти-
ра, где живут они с дочерью, когда-то принадлежала  его  отцу,  царскому
генералу, погибшему на германском фронте в шестнадцатом году... ("Я  его
никогда не видел и иногда думаю, Ирина Михайловна, что  это  к  лучшему.
Прости меня Бог! Не исключена возможность, что теперь  я  заканчивал  бы
свой век где-нибудь в Париже. Отец, как вы понимаете, скорее всего, ока-
зался бы среди белых, ну и... И слава Богу! Дым Отечества,  знаете,  это
не шутка. Грибоедов был прав...") ...что и сам он пошел по военной  час-
ти, тоже дослужился до генерала, хотя и не без трудностей...  ("И  поси-
деть пришлось в тридцать седьмом, к счастью - недолго...") - ...что  вот
уже пять лет как вышел в отставку, а супруга генерала умерла год  назад,
и теперь он живет с незамужней, точнее, разведенной дочерью.
   - У вас, простите, супруг есть? - спросил Николаи.
   Ирина, дотоле внимавшая речам генерала спокойно (она  отошла  немного
от раскрытого окна и присела на краешек Егоркиной кровати, а сам  Егорка
из комнаты исчез - отправился в кухню), вдруг напряглась, покачала голо-
вой и негромко, но твердо сказала:
   - Нет. Мужа у меня нет.
   - Простите великодушно!.. Да, к сожалению, это  теперь  не  редкость.
Нынче неразведенных так же мало, как в наши времена -разведенных. Вот  и
Машенька моя...
   Но Ирина не успела узнать о причине развода генеральской дочери,  по-
тому что из кухни раздался Егоркин крик:
   - Ма! Воды нету!
   И сразу вслед за этим в квартиру Ирины Михайловны громко  и  требова-
тельно постучали.
 
 
   Глава 5
   СВИДЕТЕЛЬСТВА ОЧЕВИДЦЕВ
 
   Что же произошло в ту апрельскую ночь в новом районе Гражданки и  ка-
кие это имело ближайшие последствия? Пора задаться этим вопросом.
   Как вы уже догадались, милорд, пропал кооперативный дом, с которым мы
познакомились в Прологе. Как вскоре стало известно, дом снялся  с  наси-
женного места, взлетел вертикально вверх, как  геликоптер,  после  чего,
развив скорость километров двадцать в час, переместился к югу, где плав-
но осел в районе Петроградской стороны, неподалеку от Тучкова моста,  на
Безымянной улице. Да-да! Именно на той Безымянной, откуда накануне вече-
ром стартовал в космос пивной ларек с кристальнейшей тетей Зоей.
   Но чтобы установить это, потребовались недюжинные усилия компетентных
органов, которые начали работать тою же ночью и работали  долго  -  нес-
колько месяцев.
   У нас еще будет возможность  ознакомиться  с  деталями  расследования
причин этого удивительного  случая,  но  начнем  мы,  милорд,  с  непос-
редственных впечатлений свидетелей.
   Мы уже знаем реакцию трех очевидцев происшествия: Евгения Викторовича
Демилле, Валентина Борисовича Завадовского и  сына  Демилле  -  Егорушки
Нестерова (почему он носит эту фамилию - расскажем  позже).  Собственно,
ни один из них не был очевидцем, то есть не видел сам момент отрыва дома
от фундамента и взлета в ночное небо. Демилле  в  это  время  дожидался,
когда сведут Дворцовый мост, Валентин Борисович...  вы  помните...  -  а
мальчик попросту спал и проснулся спустя несколько минут.
   Вообще неизвестно - видел ли кто старт, но сам полет и  финиш  видели
многие.
   - Если позволите, милорд, я начну с себя. Я тоже летел.
   - Вы?
   - Да, что здесь удивительного? Я же говорил, что  жил  в  этом  доме,
дверь в дверь с семейством Демилле, но... в описываемую  ночь,  к  стыду
своему, спал как сурок.
   Никакие предчувствия не томили меня, сны той ночью снились малознача-
щие, проходные, и даже кот мой Филарет (я держу ангорского кота) вел се-
бя исключительно спокойно. Вечером мы с ним, как всегда, выпили  теплого
молока, устроились на тахте перед телевизором и, грея друг друга  одино-
ким своим теплом, смотрели вполглаза передачу "А ну-ка, девушки!" - при-
том обсуждали с Филаретом, какую из девушек мы смогли  бы  полюбить  при
случае, ввести в наше холостяцкое жилище, назвать женою...  Девушки  все
как одна были продавщицами мороженого, и это очень  нравилось  Филарету.
Он музыкально урчал, устроившись у меня под боком.
   Так мы и уснули на тахте, укрывшись махровым халатом, когда  конкурсы
для девушек кончились и я выключил голубое  око  телевизора  посредством
специального дистанционного выключателя...
   Бог с ним, с котом, но я... как мог я проспать самое главное!
   - Позорно и недальновидно для автора спать в те минуты, когда его ге-
рои переживают крушение судеб!
   - Вы правы, милорд. Но я не знал еще, что это мои герои.  Я  думал  -
так, соседи... не больше. А герои там - на великих стройках, в полях, на
заводах. И что же оказалось? Оказалось, что те герои -  не  мои,  чьи-то
другие, как это не печально, а эти люди - жалкие, смешные, глупые,  мел-
кие и маленькие - они и есть мои герои, и я никуда не смогу от них  убе-
жать.
   Но я понял это позднее.
   Тогда же я, повторяю, заснул и проснулся лишь утром, часов в  десять,
от непонятных звуков на лестничной площадке. (В мою однокомнатную  квар-
тиру свободно проникают любые звуки, но не выходит ни один, кроме  стука
пишущей машинки.) Я потянулся и заметил в комнате нечто необычное. Я да-
же не мог сначала понять. Вещи на месте... Все, как вчера вечером... Что
же не так? Ага, понял!
   Полоса солнечного света, которая обычно в это время года по утрам пе-
ресекала мою комнату от окна к книжным полкам, тянулась на  этот  раз  к
тахте и падала мне на лицо, так что я перво-наперво подумал, что проспал
до обеда. Однако посмотрев на часы, я установил истинное время и,  позе-
вывая, подошел к окну... да так и остался стоять с открытым ртом!
   Прямо под моим окном, очень близко к нему, метрах в трех,  располага-
лась наклоненная крыша, покрашенная в зеленый цвет,  местами  проржавев-
шая, с характерными рубчиками кровельного железа, расчерчивавшими  крышу
на полоски. Чуть левее была труба, чердачные окна... словом, вид из окна
никаким образом не напоминал мне то, что я привык видеть уже десять лет.
   Солнце стояло слева, а не справа, как ему полагалось стоять.  Но  мне
было не до солнца. Я обозрел дали и увидел только  крыши,  телевизионные
антенны на них, трубы, карнизы... Нечего и говорить, что я удивился.
   Таково было первое мое впечатление. Оно, как вы догадываетесь, запоз-
дало по сравнению с соседскими дом - уже добрых шесть часов стоял на но-
вом месте, уже во всех квартирах обсуждалось  бедствие,  а  компетентные
органы шуровали по этажам, проводя первые дознания.
   К тому часу, как я потом узнал, было известно многое.
   Во-первых, летящий дом был зафиксирован средствами обнаружения  войск
противовоздушной обороны страны. Это  совершенно  естественно,  было  бы
удивительно, если бы случилось иначе. На индикаторах радарных  установок
внезапно возникло изображение крупного объекта, движущегося с малой ско-
ростью на малой высоте. Операторы изумились. Конечно, доложили по коман-
де; конечно, запросили летающий объект, послав ему кодированный импульс,
на который нашим объектам положено  отвечать,  также  кодированно  -  "я
свой".
   Дом ничего не ответил, что дало основания считать его "чужим", а сле-
довательно - опасным объектом. На всякий случай были приведены в  готов-
ность номер один пусковые установки зенитных ракет и  самолеты-перехват-
чики ("Представляете, милорд, как в нас влепили бы ракету! То-то было бы
звону!" - "Не представляю"), но, быстро поразмыслив, решили, что на  во-
енный объект не похоже. Что же тогда?.. НЛО?.. Выходило, что НЛО.
   Тут же по тревоге был  поднят  пограничный  вертолет,  совершающий  в
дневные часы облет побережья Финского залива, - поднят и наведен на  ле-
тающий объект. Летчик вертолета, приблизившись к нашему дому (тот в  эту
минуту летел над Каменным островом), четко доложил, что видит  кирпичный
девятиэтажный дом, летящий к югу без видимых причин,  приводящих  его  в
движение. Летчик также сфотографировал наш дом в инфракрасных лучах.
   - Сударь, вы прекратите это издевательство? ПВО! Радары! Ракеты! Инф-
ракрасные лучи!.. Что это все значит?
   - Дорогой мистер Стерн! Чтобы объяснить - что это все значит  (не  на
техническом, а на этическом уровне) - мне пришлось  бы  написать  совсем
иной роман, где наряду с восхищением человеческим  разумом,  придумавшим
все эти штуки, я бы ужаснулся трагической  глупости,  которая  нашла  им
применение в военной области.
   Короче говоря, убедившись, что дом безвреден, его передали  в  другое
ведомство, а именно - в Управление внутренних дел.
   - Почему внутренних, а не внешних? Он ведь летел "вне".
   - Очень просто, милорд. Летчик узнал типовой проект дома. Таких домов
у нас огромное количество. Сразу было видно, что летит наше строение,  а
не шведское, к примеру, заблудившееся в воздушных пространствах и  нена-
роком пересекшее границу... Кроме того, у  нас  нет  Управления  внешних
дел, но есть Министерство дел иностранных. Вот ежели бы оно было  Минис-
терством странных дел, то тогда историю с летающим  домом  следовало  бы
немедля записать на его счет, но... такого министерства нет, увы!
   - Вам хотелось бы стать министром странных дел?
   - Конечно, как и вам, милорд.
   Сообщение служб обнаружения в Управление внутренних дел почти совпало
по времени с телефонным звонком Завадовского, с тою лишь  разницей,  что
первый сигнал поступил в верхнюю часть Управления, а второй - в  нижнюю.
Пока оба сигнала объединялись в один, совершая сложный путь по  системам
оповещения, к ним добавилось известие о благополучной  посадке  дома  на
Безымянной улице. Пилот патрульного вертолета проследил за  нашим  домом
вплоть до момента, когда тот коснулся нижними своими кирпичами  асфальта
Безымянной улицы; тут же доложил по радио, и через несколько минут деся-
ток специальных милицейских машин, среди которых были не только ординар-
ные "помогайки", но и роскошные микроавтобусы с надписью "Дежурный УВД",
оборудованные по последнему слову техники, мчались по направлению к мес-
ту посадки.
   Вслед за тем кооператор Завадовский был посажен в машину и  доставлен
в городское Управление в качестве первого свидетеля.
   Все пришло в движение: на улицу Кооперации спешно  выехали  эксперты,
машины аварийных служб и строительные рабочие с материалами, необходимы-
ми для устройства заграждения. Постовые по всей трассе  следования  дома
получили указание искать свидетелей,  чем  и  занялись  весьма  активно,
выспрашивая загулявших прохожих, дворников, и вообще всех, кто  случайно
или по долгу службы мог обратить внимание на странный предмет в небе.
   Чтобы покончить с улицей Кооперации, заметим, что уже утром фундамент
дома окружили добротным деревянным забором (через три дня он был уже об-
леплен объявлениями об обмене), труба водопровода была заварена,  доступ
газа прекращен, электрические сети отключены. Место  происшествия  (одно
из двух) перестало представлять опасность.
   Поиск свидетелей на трассе дал скудные результаты.  Удалось,  правда,
заручиться показаниями некой дворничихи Перфильевой, застигнутой  посто-
вым в четыре часа ночи возле  подведомственного  ей  дома  на  Кировском
проспекте. Дворничиха при белом фартуке подметала тротуар.
   - Похвальное рвение!
   - Однако, справедливости ради, следует сказать, что Перфильева  прив-
лекла внимание постового отнюдь не удивительным ночным усердием, а  тем,
что возле нее время от времени останавливались машины такси, оттуда  вы-
совывались какие-то молодые люди, о чем-то коротко осведомлялись...
   - Спрашивали адрес?
   - Очень может быть, милорд. Но не только.  Перфильева  скрывалась  на
минутку в подъезде, после чего появлялась вновь с небольшим  продолгова-
тым предметом, завернутым в газету. Она всовывала этот предмет в машину,
пассажиры обычно при этом воодушевлялись, что-то радостно  восклицали...
машина с ревом укатывала.
   - Гм...
   Постовой зафиксировал три или четыре таких контакта, а  так  как  он,
мистер Стерн, родился и вырос не в восемнадцатом веке на берегах  Темзы,
то прекрасно сообразил, в чем тут дело.
   - И в чем же?
   - Дворничиха торговала водкой.
   - В четыре часа утра? Зачем, кому может понадобиться  водка  в  столь
неурочное время?
   - Ох, милорд, вы замучаете меня вопросами...
   Постовой наблюдал за предприимчивой дворничихой издали, поскольку по-
дойти не имел возможности - форма мешала. Уверяю вас, что ни одна машина
не остановилась бы рядом, если бы неподалеку от дворничихи находился ми-
лиционер. Тем не менее желание постового задержать Перфильеву с поличным
становилось прямо-таки навязчивым. Он подкрадывался все ближе,  и  нако-
нец, улучив момент, когда Перфильева удалилась  за  очередной  бутылкой,
постовой помчался к дверям подъезда  гигантскими  прыжками,  придерживая
одной рукой болтающуюся сзади кобуру.
   Такси будто ветром сдуло, и постовой успел лишь преградить путь двор-
ничихе, когда она вышла из подъезда, прижимая к фартуку заветную  бутыл-
ку, завернутую в газету "Советская культура".
   - Спекуляция спиртными напитками! - тяжело дыша, проговорил постовой.
   - И-и, милок! - тонко заголосила дворничиха, успев заметить, что так-
си упорхнуло. - Какими напитками? Какая спекуляция?
   - Давайте бутылку! - потребовал милиционер.
   - Так бы и сказал, что бутылка нужна, - миролюбиво отвечала дворничи-
ха, передавая сверток.
   Однако постовой, подошедши к чугунной  урне,  грохнул  бутылку  о  ее
край, выказав тем самым принципиальность. Ничего иного делать не остава-
лось - никакой суд не нашел бы в действиях Перфильевой состава  преступ-
ления.
   - Ой, дурачок! И не жалко?.. - покачала головою  дворничиха.  -Следил
бы лучше за порядком. Тут вещами швыряются из окон, могут прохожих заши-
бить...
   - Какими вещами? - насторожился постовой.
   - Пойдем покажу.
   Они проследовали в подъезд, где под лестницей находилась обитая желе-
зом дверь с висячим замком. Это была кладовка. Дворничиха отомкнула  за-
мок и зажгла в кладовке неяркую лампочку. Затем она извлекла из-за груды
метел и лопат черный пухлый "министерский" портфель с  приплюснутым  ис-
пачканным боком.
   - С неба свалился, - сказала она.
   Постовой уже знал о ночном происшествии с домом (ему сообщили по  ра-
ции), потому, не задумываясь, связал эти два факта.
   - Когда? Где? - устремил он взгляд на Перфильеву.
   - Да с полчаса будет. Грохнулся, аж земля задрожала. Прямо на  троту-
ар. Хорошо, не на голову!
   Постовой открыл замочек и тут  же,  в  кладовке,  произвел  предвари-
тельное расследование. В портфеле оказалось две папки  с  бумагами  "для
служебного пользования" и билетом на "Красную стрелу", отходящую в  бли-
жайшее воскресенье, аккуратно сложенная  пижама,  электробритва,  зубная
щетка, полотенце и мыло. В полиэтиленовом, сильно помятом от удара паке-
те виднелись остатки бутербродов и вдребезги разбитые  крутые  яйца.  На
дне портфеля обнаружились мокрые осколки... пахло чем-то знакомым. Мили-
ционер определил, что видит остатки небольшой фляжки из-под коньяка.
   В отдельном карманчике портфеля он нашел партийный  билет,  служебное
удостоверение и паспорт на имя Зеленцова Валерия Павловича,  проживающе-
го... Собственно, неважно, где проживал гражданин Зеленцов.  Важно,  что
не на улице Кооперации, в доме номер одиннадцать. Совсем в другом месте.
   На основании этого постовой хотел было уже  отъединить  факт  падения
портфеля от факта перелета дома, как вдруг из партбилета выпала  сложен-
ная вдвое записка. На ней торопливым почерком было написано:  "Нашедшему
- передать в милицию! Подвергся провокационному угону за границу  против
своей воли. Прошу продолжать считать меня коммунистом. Зеленцов". Тут же
была проставлена сегодняшняя дата и даже время: "3.30 ночи".
   Найденная записка заставила постового вновь насторожиться. Дело  явно
требовало серьезных мер, даже если не было связано с летающим  домом,  -
угон за границу! шутка ли! провокационный! Милиционер тут же сообщил  по
радио о находке, и через полчаса портфель и документы гражданина  Зелен-
цова находились в городском Управлении, куда стекалась вся информация.
   Был задержан еще один мужчина, спавший на Каменном острове,  на  ска-
мейке, и пробудившийся оттого, что рядом с ним на клумбу упала недопитая
бутылка портвейна...
   - Он был бездомный?
   - Нет, это именно тот случай, когда сильно пьян и не можешь найти до-
рогу домой... Мужчина поднял голову и увидел над собою пролетающую  гро-
маду дома. На одном из балконов  он  заметил  женскую  фигуру,  которая,
ожесточенно жестикулируя и выкрикивая какие-то слова (ветер относил их),
выбрасывала вниз бутылки, как балласт из воздушного  шара.  Две  из  них
взорвались, упав на асфальт, а третья шлепнулась на рыхлую землю клумбы.
Она не разбилась, милорд! Вот удача-то!
   Гражданин схватил бутылку, немедля приложился к горлышку, побежал  по
аллее куда глаза глядят, к людям... и был схвачен, выбежав на  проспект,
проезжавшей машиной "Спецмедслужба", которая и доставила его в вытрезви-
тель на Батарейной улице. Там гражданина раздели и уложили  спать.  Лишь
утром, уловив в его похмельном бреду мотивы пролетающего  дома,  милиция
доставила гражданина, к крайнему его возмущению, в городское Управление.
   Вот и все свидетельства с трассы.
   - Не густо!
   Зато на месте приземления, куда прибыли по тревоге  участковый  этого
микрорайона, следователи и розыскные службы (привезли даже двух  служеб-
ных собак), удалось собрать более богатый урожай.
   Уже внешний осмотр подтвердил, что дом действительно опустился на Бе-
зымянную вертикально сверху, потому как не обнаружилось ни тополей, рос-
ших по кромкам тротуара, ни пивного ларька рядом с  помещением  книжного
склада. Если бы дом был вдвинут на свое место, то деревья и ларек оказа-
лись бы вытесненными и их останки лежали бы сбоку. Но никаких следов то-
полей и ларька не нашли. Очевидно, и то, и другое было разрушено и вмято
в землю...
   - Позвольте! Но ведь пивной ларек, насколько я помню...
   - Да, милорд, но милиция, как это ни странно, еще ничего не  знала  о
вознесении тети Зои.
   - Не может быть! Неужели никто из очевидцев не заявил?
   - Никто.
   - Но ведь это сверхъестественное, из ряда вон выходящее явление! Хотя
бы в интересах науки!
   - Знаете, милорд, половина из стоявших в очереди к ларьку каждый день
видит живых чертенят. Что им наука? Что им  сверхъестественные  явления?
Они и не такое могут рассказать!
   - А Демилле?
   - А Демилле торопился на свидание.
   Итак, дом стоял на Безымянной как влитый. Собственно, улицы более  не
существовало. Дом заткнул ее, как затычка пивную бочку.
   Безымянная улица была довольно короткой - не длиннее  ста  метров  -и
соединяла две другие, более солидные улицы. По одну сторону  Безымянной,
во всю ее длину, тянулся старой постройки  пятиэтажный  дом  с  эркерами
(крышу этого дома я и увидел после пробуждения). По другую сторону, куда
выходили окна квартиры Демилле, стояли впритык два дома - семиэтажный, с
башенкой на углу, и четырехэтажный, в подвале которого помещался книжный
склад. Все вышеуказанные дома были жилыми, с коммунальными в большинстве
квартирами, кроме четырехэтажного,  где  наряду  со  складом  помещалась
больница водников.
   Кооперативный дом встал на Безымянной во всю длину, прямо на проезжей
части, захватив и полоски тротуаров, так что между ним и старыми  домами
образовалось нечто вроде ущелий: эркеры пятиэтажного дома  так  и  вовсе
почти касались стен нашего здания; ширина  ущелий  получилась  не  более
двух метров.
   По ранжиру соотношение домов было следующим: семиэтажный дом  (высота
потолков в его квартирах была четыре метра) в точности  равнялся  нашему
девятиэтажному, пятиэтажный дотягивался до нашего седьмого этажа, а  че-
тырехэтажная больница - до пятого. Таким образом, с одной стороны коопе-
ративного дома доступ солнечного света в квартиры был  прекращен  вплоть
до седьмого этажа, и лишь верхние два этажа (в том числе окна моей квар-
тиры) выходили на свет Божий над крышей соседей. С противоположной  сто-
роны семиэтажный и два подъезда нашего дома полностью  перекрывали  друг
друга и глядели от тротуара до крыши окно в окно, другим же двум подъез-
дам жилось лучше - верхние их этажи имели обзор и могли даже видеть  Ма-
лую Неву.
   Впрочем, это стало ясно  только  днем,  а  в  предутренние  часы  шло
следствие и решались многочисленные вопросы: как быть  с  жильцами  всех
перечисленных домов, хотя бы в первые дни, чтобы не создавать  паники  и
обеспечить  мало-мальски  сносные  условия  существования?  что  следует
предпринять, чтобы не допустить в  дальнейшем  полетов  кооперативных  и
иных домов? что послужило причиной этого уникального перелета? и проч.
   Очень скоро следствие получило новый импульс, ибо был обнаружен  ста-
ричок в длинном пальто - тот самый, что заступился за тетю Зою. Его наш-
ли во втором подъезде нашего дома. Старичок дремал, прислонившись спиною
к остывшему уже радиатору отопления. Когда его  разбудили,  он  поначалу
ничего не понял, но потом охотно рассказал историю с вознесением пивного
ларька. Тут уже не знали - верить или нет, потому как, с одной  стороны,
история была неслыханная, но с другой -появление дома на Безымянной тоже
принадлежало к разряду историй не совсем слыханных.
   Старичок про наш дом ничего путного не сказал.  "Проснулся,  гляжу  -
подъезд теплый. Я туда. Гляжу - батарея. Продрог я,  граждане  начальник
и... Ну, и снова заснул..."
   - А где раньше-то спал? - спросили у него.
   - А вот здеся, у ларька и спал... Тьфу, ты!  Не  у  ларька,  ларек-то
взвился. В общем, у немца...
   Съездили за женою старичка по указанному им  адресу  и  обнаружили  в
комнате одетую во все праздничное старуху, сидевшую под иконой с горящей
свечкой в руках. Старуха на вопросы не отвечала, лишь крестилась и  бор-
мотала что-то про светопреставление. Наконец, убедившись, что конец све-
та не состоялся, а прибывшие за нею молодые люди в сером - не  ангелы  и
не архангелы, а сотрудники уголовного розыска... дед ее жив и здоров,  и
весел, чтоб его черти разорвали! - старушка разговорилась, и из  ее  уст
удалось получить описание момента посадки дома.
   По словам Матрены Терентьевны, она  вышла  искать  своего  непутевого
где-то около двух часов ночи - "сто раз божилась, не  пойду  больше  ис-
кать, пускай пропадает, ирод!" - и, обходя излюбленные места старика,  а
именно: систему пивных ларьков Петроградской стороны, добрела наконец до
Безымянной. Ей сразу бросилось в глаза, что ларька на улице нет.  "Убра-
ли, что ли? Ну, и слава Богу! Меньше этих пьяниц, чтоб их..." Она прошла
по улице и заметила знакомую фигуру  своего  деда,  который  преспокойно
спал на ступеньках, ведущих в подвал книжного склада. Матрена Терентьев-
на набрала в грудь воздуха, чтобы огласить Безымянную криками  упрека  и
негодования, как вдруг... будто кто ее дернул! Она задрала голову и уви-
дела, что на нее медленно опускается стена во всю улицу. "Ровно под утюг
попала, ей-Богу!" Точно спички, начали ломаться тополя, посаженные вдоль
тротуара, и тут Матрена, как прибабахнутая, выскочила из опасной зоны  и
помчалась к Большому проспекту, забыв о своем благоверном и осеняя  себя
крестным знамением.
   Она едва успела заметить, как выпрыгнуло из-под  опускавшегося  дома,
точно лягушка из-под сапога, такси, проносившееся в тот момент по  Безы-
мянной улице и лишь чудом избежавшее гибели.
   О том, как сама чуть не угодила под машину на  Большом,  Матрена  Те-
рентьевна не упомянула: это ей не запомнилось.
   - Ветер был? - спросил эксперт старушку.
   - Какой ветер?
   - Когда дом приземлялся.
   - Какой дом? - старушка вновь напугалась.
   - Туда прилетел дом. Вы были свидетельницей, как он садился.  Был  ли
ветер при посадке? - терпеливо разъяснял эксперт.
   - Окстись, милый... Разве ж дома летают? - ответила Матрена.
   Старика и старуху оставили в покое. Хватит с них волнений! Часы пока-
зывали шесть утра, и главные испытания для жителей  дома  и  сотрудников
УВД лишь начинались.
 
 
   Глава 6
   СМЯТЕНИЕ
 
   Прежде чем описать те незабываемые утренние часы в жизни бывшего дома
номер одиннадцать по улице Кооперации, когда весть об изменении местожи-
тельства проникла в сознание  кооператоров,  мы  поговорим  о  стихийных
бедствиях.
   Попытаемся поразмыслить о связи стихийного бедствия с психологией лю-
дей, подвергшихся ему. Как они воспринимают бедствие? Как  соотносят  со
своею жизнью и нравственностью? Какие делают выводы?
   - А зачем это вам?
   - Видите ли, милорд, я совсем не ради экзотики начал наш роман с  до-
вольно-таки интересного и необычного случая, происшедшего в моем городе.
Сами по себе полеты домов - кооперативных, общественных и  государствен-
ных - интересуют меня не больше, чем... не могу подобрать сравнения  ("И
не подбирайте, я понял") ...чем приливы и отливы. Я уже давно отошел  от
науки и занялся "человековедением", как иногда несколько пышно именуют у
нас писательскую деятельность, а посему любое явление природы и общества
интересует меня лишь в его связи с людьми.
   Вот и в перелете нашего дома меня занимают  не  технические  вопросы:
как он летел? где брал энергию?.. подъемная сила и  прочее  -  подобного
рода загадки могут поразить воображение  целого  научного  коллектива...
диссертации, симпозиумы... - совсем же другие мысли мучают  автора.  Как
перенесли полет жильцы? С какими мыслями они проснулись? Как им, бедным,
жилось и работалось в те дни? Без электричества... газа... воды.
   Начну с того, что причислю феномен перелета кооперативного жилого до-
ма (примерно 50 000 тонн) к разряду стихийных бедствий.
   - Почему "бедствий"? Ведь никто, насколько мне известно,  не  постра-
дал?
   - Лишь физически, милорд, да и то случайно.
   - Тогда я не согласен со словом "стихийный". Что стихийного  в  доме?
Чем он напоминает стихию? Все известные мне стихийные бедствия  происхо-
дят в результате действия природных сил. Дом же ваш сооружен  человеком,
а способ его полета тоже не принадлежит к числу естественных!
   - Но он не принадлежит и к числу изобретенных  человеком.  Он,  прямо
скажем, сверхъестественного происхождения, что, впрочем, меня  нисколько
не смущает.
   За время, что разделяет наши века, наметилось новое понимание челове-
ка и общества, а также связи последних с природой. Вашему веку,  милорд,
было свойственно безусловное возвеличивание человека, его разума и силы.
Ярлык "покорителя природы", прилепленный примерно в те времена, привел к
бурному расцвету науки и техники, промышленности и ремесел. Человек  ре-
шительно отъединился от природы в надежде  построить  взамен  нее  нечто
другое, синтетическое и безусловно рациональное.
   Как вдруг - и не так давно - на купающееся в  довольстве  и  сознании
своего могущества человечество стали обрушиваться сначала робкие, а  по-
том все более уверенные упреки природы. Эти жалкие, истребляемые  звери,
птицы и рыбы, эти пустые горы, эти высохшие леса и грязные реки  как  бы
воззвали к милосердию человека, и он благосклонно обратил на них  внима-
ние, постановив защищать.
   Но лишь на первый взгляд дело обстояло именно так.  Те,  кто  пережил
настоящее стихийное бедствие (например, жители Японии, на которую  то  и
дело обрушиваются тайфуны и цунами), наверное,  не  смотрят  свысока  на
природу. Они понимают, как ничтожен человек рядом с нею.  Даже  мы,  ми-
лорд, живущие в более умеренном климате, прозреваем, случается,  летними
вечерами, когда какая-нибудь незначительная гроза проходит над городом и
фиолетовые тучи постегивают землю хлыстами молний. Мы  прикрываем  окна,
говорим шепотом, а в душе нашей просыпается тот естественный и  полезный
для человека страх, который сознательно преодолевался поколениями "заво-
евателей природы".
   Тут-то начинаешь понимать, что слезные жалобы природы, покорное недо-
могание полей, рек и лесов, на самом деле суть не жалобы, а предупрежде-
ния, выраженные, правда, в вежливой форме. А  наши  призывы  защищать  и
оберегать природу при более глубоком рассмотрении выглядят исключительно
эгоистично.
   Не природу мы хотим оберегать, а себя - от полного уничтожения приро-
дой. Природа была, есть и будет всегда. Трудно  представить  себе  Землю
без природы. Однако она вполне может стать такой, что человеку не  будет
на ней места.
   Значит, следует умерить нашу самонадеянность и понять, что мы в  бли-
жайшем будущем можем быть равнодушно вычеркнуты природой из ее списков в
наказание за то, что уже вычеркнули из них ряд любимейших и  красивейших
ее достояний. И наше любование собственным могуществом выглядит все  бо-
лее неуместным на фоне по-настоящему могущественных предупреждений  при-
роды.
   Новое понимание человека, о котором я говорил, состоит в том, что че-
ловечество должно осознать себя неотъемлемой и  равноправной  с  другими
частью природы. Мы не можем разговаривать  с  нею  пренебрежительно  или
покровительственно. Мы не больше чем муравьи (но и не меньше).
   - Я вынужден вновь напомнить вам о философах. Они точат зубы.
   - Спасибо, милорд.
   Рискуя навлечь на себя еще больший гнев - и не только  философов,-  я
должен сказать, что лозунг: "Все для человека, все во имя человека и для
блага человека!" - следует толковать, на мой взгляд, расширительно: "Все
для природы, все во имя природы и для блага ее!" - лишь  в  этом  случае
будет действительно достигнуто благополучие человека.
   Возвращаясь к нашему дому (мы довольно далеко отлетели от него,  чуть
ли не дальше, чем он - от улицы Кооперации), я хочу заметить, что именно
новое понимание человека как равноправной с другими части природы и дает
мне право назвать перелет дома стихийным бедствием. Вообще с этой  точки
зрения любое общественное явление (инфляция, кризис, демонстрация,  вой-
на, революция, безработица, матч по футболу и  даже  очередь  у  пивного
ларька) можно назвать стихийным, но не все они, конечно, будут бедствен-
ны.
   Теперь мы разобрались в этом вопросе и у меня наготове следующий: как
относится человек к стихийному бедствию?
   - А как? Страдает, конечно... Терпит.
   - Нет, я не о том. Склонен ли он рассматривать  бедствие  в  качестве
кары?
   - Могу ответить авторитетно. Не зря я долгое время был духовным  пас-
тырем, то есть пас души верующих. И вот, перегоняя стада душ с  пастбища
на пастбище, я запасся (игра слов, заметили?) ценными наблюдениями,  ко-
торые могу предложить для вашего романа.
   - Нашего, милорд...
   - Люди верующие безусловно склонны воспринимать  игру  природных  сил
как ответ богов на те или иные личные дела и поступки. Когда есть ощуще-
ние, что многим людям вокруг свойственны одни и те же пороки,  стихийное
явление может рассматриваться как кара за общественные грехи.
   Вы сами только что... помните ту старушку, как ее звали?
   - Матрена Терентьевна, милорд.
   - Ну да, Матрена! Она бежала и крестилась со  словами:  "Господи!  за
грехи наши...". Помните? Следовательно, она восприняла появление дома  в
воздухе как знамение, как предвестие конца  света,  который  придет  "за
грехи наши".
   - Спасибо, мистер Стерн. Я с вами согласен. Правда,  я  полагаю,  что
речь должна идти не только о верующих. Любой человек  склонен  принимать
на свой личный счет не зависящее от него явление, и это, кстати, еще раз
подчеркивает повышенное внимание человека к себе. Ему не кажется  стран-
ным, что природа (божество) устраивает  землетрясение  для  того,  чтобы
наставить человека на путь истинный или указать на то, что жил он невер-
но. Я думаю, милорд, что и вы - внимательный слушатель мой, - и читатели
ни на минуту не усомнились, что я описал перенос дома  на  Петроградскую
для того, чтобы показать, что герой наш, Евгений Викторович Демилле, жил
не совсем праведно, за что и получил такой сюрприз.
   - А что, разве не так? Разве исчезновение дома не вытекало  логически
из предыдущей жизни героя?
   - Может быть, и вытекало, но ведь так мог рассуждать каждый жилец до-
ма. Получается одно из двух: либо все кооператоры в один прекрасный  мо-
мент (а именно, указанной апрельской ночью) пришли к  жизненному  краху,
либо исчезновение дома - кара лишь для Демилле, но тогда почему за ошиб-
ки Евгения Викторовича должны расплачиваться ни в чем не повинные люди?
   - Вы меня запутали. Так как же обстоят дела на самом деле?
   - На самом деле перелет дома, как и  землетрясение,  не  имеет  каса-
тельства ни к Демилле, ни к другим кооператорам, ни к милиции, ни к  об-
щественному строю, но... так уж мы устроены, что и Демилле, и другие,  и
милиция, и читатели, да и мы с вами, милорд, будем искать в  этом  факте
определенный смысл.
   Милиция, как я говорил, стала искать его сразу после посадки дома  на
Безымянной.
   Утро было субботнее, на работу жильцы  дома  не  торопились;  первыми
среди кооператоров проснулись школьники и некоторые их родители.  Первые
признаки тревоги возникли сразу же: нет воды, нет газа, нет электричест-
ва! Телефоны, естественно, тоже молчали. Совпадение  редкостное,  что  и
говорить! В ближайшие несколько минут пробудившиеся  кооператоры  начали
обращать внимание на изменившийся ландшафт за окном. За стеклами  нижних
этажей царил полный мрак, в котором едва можно было различить  придвину-
тые вплотную к дому стены, двери подъездов и окна старых обшарпанных до-
мов - в некоторых зажигались огни,  и  напуганные  кооператоры  начинали
знакомиться с жизнью чужих людей, которая происходила за освещенными ок-
нами. Первый этаж кооператоров имел также возможность наблюдать фигуры в
серых шинелях, которые сновали в образовавшихся ущельях между домами.
   Тревога пока накапливалась и зрела внутри проснувшихся квартир: робко
выглядывали из окон, перешептывались, прикладывали уши к дверям,  слушая
шаги на лестнице... недоумевали. Большая часть жильцов еще мирно  спала,
а посему напряженность психического поля не достигла уровня,  способного
возбудить панику.
   Милиция тоже пока сдерживалась: не совалась в квартиры, ибо по  внеш-
нему виду окон трудно было определить - проснулась квартира или нет. Все
окна по-прежнему были темны.
   Но вот напряженность поползла вверх, как столбик термометра  горячеч-
ного больного - ее можно было  измерять  гальванометром!  Электричество,
копившееся в квартирах, дало себя знать  сначала  в  криках  ужаса  нес-
кольких слабонервных женщин, затем в перестукиваниях между квартирами по
батареям отопления, уже безнадежно холодным. Кто-то закричал в  форточку
с пятого этажа: "Помогите!" - и этот женский крик, услышанный кооперато-
рами, выплеснул страсти наружу.
   Первой в подъезде 1 1 вырвалась на лестничную клетку Клара  Семеновна
Завадовская, у которой имелись веские причины впасть в отчаяние.  Элект-
ричество, газ, вода - это, конечно, неприятно, но муж!..  но  собачка!..
Где они?.. Клара Семеновна, обнаруживши пропажу, выскочила  на  площадку
пятого этажа в пальто, накинутом на ночную сорочку, метнулась к соседям,
которые отворили ей дверь с ужасом на лицах, чем еще более напугали нес-
частную Клару Семеновну, - дальше клубок покатился на другие этажи, хло-
пали двери... нервно перекрикивались соседи... строили предположения.
   Во всех умах как-то разом обозначилась мысль:  "За  что?"  Ее  быстро
сменила другая: "Бог наказал!" впрочем, не во всех головах, будем  спра-
ведливы, она нашла себе место.
   Паника распространилась мгновенно, как огонь по  занавеске.  Женщина,
которая ночью выбрасывала бутылки с балкона, что  было  зафиксировано  в
свидетельских показаниях гражданина из вытрезвителя, проснувшись и  при-
помнив ночной полет, опять выскочила на балкон... (С вечера в ее кварти-
ре происходило гуляние, вина запасено было много -  так  много,  милорд,
что к ночи все не выпили, перепало и пьянице на Каменном - и вот  в  три
часа ночи, когда гости улеглись, где придется,  внезапно  погас  свет  в
квартире. Хозяйка вышла на балкон и увидела, что дом летит над  городом.
Конечно, она и думать не  посмела  о  реальности  этого  ощущения  после
обильных возлияний. Ненависть к пьянству - нет более непримиримых врагов
алкоголизма, чем пьющие женщины, - заставила ее собрать бутылки с остат-
ками жидкости и побросать их с балкона, сопровождая это  антиалкогольной
проповедью...) Итак, она снова выскочила на балкон и увидела то же,  что
увидел я из окна: крышу пятиэтажного дома и другие крыши во всех  сторо-
нах света. "Допились, допились..." - повторяла она, тупо уставившись  на
незнакомый городской пейзаж, то есть, по существу, тоже признавая  некую
кару, постигшую пьяную компанию...
   - Скажите, сударь, вы намеренно сгущаете краски?
   - О чем вы, милорд?
   - Я говорю об алкогольных мотивах, то  и  дело  возникающих  в  вашем
рассказе. У вас так сильно пьют? Мне не верится.
   - Мне тоже... Хотя, признаться, я не заметил, чтобы мой  рассказ  со-
держал повышенный против реальности процент  алкоголя.  Но  если  вам  с
расстояния в двести лет что-то  показалось  странным,  я  готов  кое-что
разъяснить. Что вас интересует, милорд?
   - У меня создалось впечатление, быть может, обманчивое, что  напитки,
содержащие алкоголь, утратили у вас ту служебную роль, какая  предназна-
чалась им в прошлом, и перестали быть приятным средством  увеселения  на
празднествах. По-моему, они превратились, наряду с хлебом и солью, в не-
обходимый продукт, потребляемый в любое время дня и ночи,  с  поводом  и
без повода, в одиночку и группами, просто по привычке или от скуки. Я не
прав?
   - Вы правы, милорд.
   - Я не знаю причин такого явления, но заметил также, что оно вызывает
у ваших соотечественников повышенные терзания. Мне  не  совсем  понятно,
почему они относятся к потреблению алкоголя не так спокойно, как это де-
лали, например, древние эллины? Вы можете себе представить Феокрита  или
Демосфена бегающими по Афинам с безумными глазами  и  вопиющими:  "Допи-
лись! Допились!"? Непонятные страсти - тот не пришел домой ночевать, эти
гоняют по городу в поисках вина, те стоят в очередях... непонятная  сис-
тема запретов, условностей, обычаев, связанных с питием... Куда  повезли
того несчастного, что ночь провел на скамейке?
   - В вытрезвитель, милорд.
   - Почему не домой?
   - ...?
   - Почему, уж если вам нравится пить не только по праздникам, не  при-
выкнуть к этому и не узаконить?
   - Так ведь пьют до чертиков!!
   - Как это?
   - Обыкновенно: до беспамятства, до посинения, до отключки. Непонятно?
До галлюцинаций, до белой горячки, до потери пульса... Вы  думаете,  что
перед вами древние эллины, которые пили разбавленное  водой  виноградное
вино? Полноте, милорд! Наши граждане пьют что угодно, только не  напиток
греков!
   - Но зачем? Они не болеют? Это же опасно!
   - Еще как!.. Но у нас широкая натура, милорд. Широту ее нужно утолять
бочками, но никак не рюмочками, хотя ими тоже не брезгуют... Вот  скажи-
те, мистер Стерн, сколько в английском языке глаголов, обозначающих про-
цесс принятия алкоголя? Ну, синонимов глаголов "выпить" или "напиться"?
   - Я не считал. Думаю, что три-четыре найдется.
   - А послушайте, как обстоят дела у нас. Для  удобства  счета  я  буду
располагать синонимы триадами. Итак:
   отпраздновать, совершить возлияние, принести жертву Бахусу,
   откушать, причаститься, приложиться,
   вздрогнуть, загрузить, остаканиться,
   поддать, влить, вдеть,
   дербалызнуть, дербануть, дерябнуть,
   пропустить, проглотить, принять,
   сообразить на троих (триада, милорд!),
   хлопнуть, клюнуть, бухнуть,
   зашибить, засосать, засадить,
   чебурахнуть, чекалдыкнуть, царапнуть,
   керосинить, керогазить, чибиргасить,
   загудеть, запить, нажраться,
   нализаться, нарезаться, назюзюкаться,
   промочить горло, заложить за галстук, залить за воротник,
   пропустить по махонькой, похмелиться, поправить здоровье,
   раздавить бутылек, банку, пузырек (тоже триада!),
   дернуть, треснуть, колдырнуть,
   кирнуть, тяпнуть, бацнуть,
   шибануть, хапнуть, гепнуть,
   врезать, вмазать, жахнуть,
   шарахнуть, шлепнуть, шваркнуть,
   выдуть, вылакать, набраться,
   залить зенки, налить глаза, оттянуться,
   налимониться, надраться, набубениться,
   перебрать, набраться, нагрузиться,
   упиться в сосиску, упиться в стельку, упиться в хлам...
   ...Я не могу отказать читателю в удовольствии порыться в памяти и по-
полнить список синонимов, для чего оставляю свободное место.  Это  инте-
ресная и небесполезная работа; благодаря ей каждый экземпляр романа ста-
нет уникальным, приобретет индивидуальность и присущий только  ему  вин-
но-водочный букет. Я мог бы долго еще распространяться на эту тему,  ми-
лорд, но пора возвращаться к роману. Я думаю, вы смогли оценить  серьез-
ность проблемы, исходя из моего чисто лингвистического доказательства...
   Милиция действовала решительно, но спокойно. Поначалу, когда смятение
только зарождалось внутри квартир, не находя выхода наружу,  милиционеры
следили за школьниками, выбегавшими то тут, то там из дверей  и  устрем-
лявшимися по привычке в школу. Их мягко останавливали, стараясь не напу-
гать, и направляли обратно, причем в квартиру входил и  сотрудник  мили-
ции, будил родителей, если они спали, и приступал к работе...
   - Какой работе?
   - У милиции имелся план, выработанный в Управлении за считанные часы,
что прошли с момента приземления дома до рассвета. Главными задачами ми-
лиции были:
   а) успокоить кооператоров;
   б) разобщить их, как бы локализуя очаги пожара, чтобы не дать пламени
вспыхнуть общим костром;
   в) снять показания касательно прошедшей ночи;
   г) произвести перепись всего населения дома, имеющегося в наличии...
   - Перепись? Зачем?
   ...и сверить его с записями в домовой книге.
   - Ага! Я начинаю понимать.
   Вот именно, милорд! Милиции важно было не только успокоить людей,  но
и получить как можно больше сведений, могущих  натолкнуть  следствие  на
причины перелета дома. Это могло быть делом рук  злоумышленников,  прес-
тупных или антиобщественных элементов, а посему точный учет всех  потер-
певших был необходим.
   Беда в том, что сотрудников на все квартиры не хватало, хотя  и  про-
должали прибывать поднятые по тревоге группы, которые не только  устрем-
лялись к нам, но и рассредоточивались по старым домам Безымянной,  чтобы
успокоить пораженных старожилов. Неизвестно, кому было хуже -  прилетев-
шим или встречающим, если пользоваться терминологией Аэрофлота, а потому
в скором времени в коммунальных квартирах дома с  башенкой,  в  больнице
водников появились вежливые молодые люди в  милицейской  форме,  которые
начали разъяснительные беседы.
   На моей лестничной площадке метался молоденький сержант, спешно  сня-
тый со своего поста у Дворцового моста, вернее, подхваченный крытым гру-
зовиком на пороге родного отделения, когда он возвращался туда,  отдежу-
рив вахту. Поскольку он снова всплыл в нашем повествовании, я думаю, на-
до дать ему имя.
   - И фамилию!
   - Дадим ему только фамилию. Я боюсь, что имен на всех  не  хватит,  у
нас их не так много, а с фамилиями легче... Итак, его звали Сергеев.
   Первым делом Сергеев ринулся в квартиру 1 281, из-за  дверей  которой
доносились звуки "Маленькой ночной серенады" Моцарта.  Сержанта  удивили
громкие голоса скрипок, так разительно не похожие на все те звуки, кото-
рые Сергеев привык слышать в своем милицейском общежитии  -  приподнятые
аккорды, бравурные аллегро - черт те что! - и это в  доме,  вырванном  и
переброшенном какой-то нечистой силой за пятнадцать километров!
   Дверь отворил среднего роста седой человек в костюме и при  галстуке,
как бы вытянутый в струночку, с кротким и лучезарным взглядом. Под стать
взгляду светился на лацкане его серого  с  "молнией"  пиджака  рубиновый
комсомольский значок, на котором, если бы на лестнице было чуть светлее,
можно было бы прочитать надпись - "КИМ". Человеку было лет  под  семьде-
сят.
   Он слегка наклонил голову и выжидательно посмотрел на  Сергеева.  Тот
опешил от бесконечно терпеливого и в то же время доброжелательного выра-
жения его лица, с которого жизнь совершенно  не  сумела  стереть  досто-
инство и веру в людей.
   - Простите,- пробормотал сержант,- у вас все в порядке?
   Лучшего ему в голову не пришло.
   - Да,- твердо и как-то счастливо отвечал светлый старик,  подтверждая
быстрым кивком свой ответ. - А что случилось, простите?
   - Нет... Ничего... - смешался сержант. - Я думал...
   - Нет-нет, я же вижу, что у вас что-то произошло,- все так  же  прос-
ветленно продолжал старик. - Заходите, мы постараемся вам помочь.  Может
быть, вызвать милицию?
   Сергеев совершенно ошалел. Собственно, старик с комсомольским значком
не произнес ничего сверхъестественного, более того,  он  был  абсолютно,
стопроцентно нормален и  предупредителен.  Его  неожиданное  предложение
вызвать милицию могло быть объяснено тем, что он просто не увидел в тем-
ноте милицейских погон сержанта. Но тон... Сергеев никогда  в  жизни  не
слышал таких проникаюших в самую душу интонаций, такой расположенности в
голосе, участия и неиссякаемой веры в благоприятный исход любых событий.
Это было почище "Маленькой ночной  серенады",  продолжавшей  звучать  из
квартиры.
   - Я потом... Я скоро зайду,- пообещал сержант, пятясь.
   Старик смотрел на него, проникая взглядом в самую душу. За  его  спи-
ной, в глубине квартиры, открывалась идиллическая картина:  залитая  ут-
ренним светом комната, где блестели прутьями многочисленные клетки с ка-
нарейками, висящие тут и там на разной высоте, а под клетками, в  совре-
менном кресле восседала седенькая старушка с портативным магнитофоном  в
руках, из которого и вырывался на свободу Моцарт. Старушка, слегка заки-
нув голову, мечтательно смотрела в потолок, а канарейки божественно вто-
рили серенаде.
   Если бы Сергеев вгляделся в эту картину подольше, он заметил бы,  что
на лацкане пиджака старушки (она была в английском костюме, милорд) све-
тится такой же "кимовский" значок,  а  чертами  лица  старая  комсомолка
чрезвычайно похожа на старика, отворившего дверь.
   Словом, и эта квартира, и  Моцарт,  и  канарейки...  Трудно  было  бы
представить себе что-нибудь более несовместимое с  той  катавасией,  что
творилась сейчас в нашем доме.
   - Приходите, - кивнул старик Сергееву и, уже прикрывая дверь, ободря-
юще улыбнулся: - А свет скоро дадут. Это временное явление...
   - Стоп, стоп! Как звали этих удивительных старичков? Кто они такие?
   - Это были Светозар Петрович Ментихин и Светозара Петровна Ментихина,
милорд, - брат и сестра, близнецы, Светики, как любовно называл их  весь
дом. И вправду, удивительные люди! В тридцатых годах  они  были  членами
Коммунистического Интернационала Молодежи, а теперь  имели  персональные
пенсии. Вы бы видели, как они каждое утро бодро шли в магазин  -  не  за
покупками, нет! - они были общественники, народный контроль, совесть на-
шего микрорайона... У меня марш звучал в ушах, когда  Светики  удалялись
по улице Кооперации в сторону "Универсама", где работали до вечера.  Об-
меры, обвесы, воришки среди покупателей были их специальностью. Мне вся-
кий раз становилось стыдно при виде Светиков за свой  сибаритский  образ
жизни с котом Филаретом, нетвердые моральные устои и вялый  общественный
темперамент. Ох, мистер Стерн! О любом из наших кооператоров можно напи-
сать отдельный роман. Прямо не знаю, что делать!
   - Вот и пишите.
   Сергеев направился дальше и постучался ко мне. Я открыл ему и впустил
внутрь квартиры. Успокоил... Затем мы с ним интересно поговорили, причем
я узнал много нового относительно нашего дома, а  Сергеев  добросовестно
записал мою фамилию и свидетельское показание, кое заключалось  в  одной
строчке: "Свидетель спал. Ничего не знает".
   Признаюсь, эта строчка задела мое литераторское самолюбие. Хороши де-
ла! Свидетель спал, ничего не знает! Как это? Помните, милорд, Федор Ми-
хайлович Достоевский приводил умозрительный пример о поэте и  лиссабонс-
ком землетрясении (по поводу стихов Фета, кажется). Мол, стыдно поэту не
замечать катаклизмов.
   - А что я вам говорил?
   Короче говоря, именно эта строчка: "Свидетель спал. Ничего не  знает"
- стала первым толчком к замыслу романа, в котором  я  намереваюсь  дать
самые полные и достоверные показания о нашем доме, его жильцах и феноме-
не перелета.
   Узнав от Сергеева об этом факте, потрясшем мое воображение, я принял-
ся расхаживать по комнате, не обращая внимания на сержанта, который  за-
думчиво перебирал книги на полке... я  увлекся  и  взволновался...  живо
представил соседей - тех же Ментихиных,  Демилле,  Вероятновых...  Мысль
моя бежала куда-то вдаль, предугадывая и нагромождая события; внезапно я
стал собирать чемодан. Сергеев встрепенулся.
   - Вы куда это... чемодан?
   - Простите, сержант! - горячо заговорил я. (Филарет навострил уши.) -
Ради всего святого! Мне нужно немедленно покинуть дом. Я оставлю вам ад-
рес, не бойтесь... Оставлю ключ от квартиры - приходите, отдыхайте,  жи-
вите... Выпустите только! Мне нельзя здесь, я не могу сейчас. Потом вер-
нусь, вот увидите. Я только возьму пишущую машиночку, ладно?.. И  своего
кота, хорошо?.. Я здесь неподалеку. Буду писать, вы  будете  читать.  Мы
будем как писатель и читатель...
   - Зачем это вам? - грустно спросил Сергеев.
   - Не знаю. Хочется, хоть убей... Выпустишь?
   - Я-то, может, и выпустил бы. Там не выпустят,  -  кивнул  Сергеев  в
сторону улицы.
   - Мы их обманем, обманем... - я и вправду как  помешанный  застегивал
чемодан, надевал плащ, засовывал в футляр пишущую машинку.  Филарет  сам
полез в корзину, в которой я обычно вывозил его на дачу.
   Мой напор смутил Сергеева. Он уже вертел второй ключ от моей  кварти-
ры, уже озирался по сторонам, как бы ища выхода... Преступник может  ув-
лечь преступлением даже блюстителя порядка!  Сергеев  почему-то  поверил
мне. Пожалуй, из него мог бы получиться редактор!
   Я распахнул окно. Прямо подо мною расстилалась внизу крыша  соседнего
дома. Апрельский ветер пахнул в лицо. Я успел черкнуть Сергееву свой но-
вый адрес и, подхватив чемодан, машинку и корзину с Филаретом, вспрыгнул
на подоконник.
   - Бывай, сержант! - воскликнул я и птицей  перемахнул  через  провал,
отделявший меня от соседнего дома.
   Грохнула жесть, точно удар первой весенней грозы; я побежал  по  нак-
лонной крыше вверх, перелез через  конек,  спустился,  прыгнул  снова...
Крыши вели меня вдаль от моих окон - к вам, милорд, к правдивому и  сво-
бодному вымыслу, к свидетельским показаниям, не стесненным  протоколом,-
прочь, прочь от своих героев! Я убегал от них - к ним, от себя -  к  себ
е... кошки высовывали свои треугольные мордочки  из-за  кирпичных  труб;
качались, как мачты, телевизионные  антенны  коллективного  пользования.
Прощай, кооператив!..
   Сергеев провожал меня взглядом,  в  котором  читались  сочувствие,  и
сострадание, и скорбь по невыполненному служебному долгу. Затем он засу-
нул за отворот шинели книгу "Приключения Шерлока Холмса" и шагнул к две-
ри.
   Только он хотел открыть ее (я в это время убежал по  крышам  почти  к
Большому проспекту и уже выбирал место, где  бы  спуститься  на  грешную
землю), как услышал глухой стук. Сержант рывком распахнул дверь, готовый
к чему угодно, и увидел на пороге мою соседку слева Сарру Моисеевну Фин-
кельман, пожилую даму, работавшую смотрительницей в Эрмитаже.
   - Таки ви не знаете, дадут свет или как? -  спросила  она.  -  Фи,  я
обозналась! Я думала, это ви, а это совсем не ви...
 
 
   Глава 7
   ФАМИЛИЯ ДЕМИЛЛЕ
 
   - Не кажется ли вам, сударь, что наш роман начинает напоминать  свят-
цы, где даже я, профессиональный пастор, с трудом ориентируюсь в именах?
   - Тогда уж телефонную книгу, милорд. Это расхожее сравнение, но между
тем ввертывающие его в речь люди, по-видимому,  не  обладают  фантазией.
Нет ничего увлекательнее чтения телефонной книги!
   Я вспоминаю детство, когда отец купил только что вышедшую  телефонную
книгу абонентов личных телефонов. Это был  огромный,  особенно  по  моим
детским понятиям, том, содержавший ровные столбцы фамилий, адресов и те-
лефонов. Весь Ленинград, спрессованный картонными обложками, жил в теле-
фонной книге, и мне временами казалось, что жители  города  в  виде  ма-
леньких черных фамилий ползают по страницам, как  муравьи,  делают  свои
делишки, переговариваются, пересмеиваются... Я раскрывал книгу наугад  -
они всегда успевали выстроиться в ровные колонки. Ни разу  не  удавалось
застать кого-то в бегах. Время было такое, начало пятидесятых годов.  Но
я отвлекся.
   Мне доставляло странное удовольствие  подсчитывать  число  одинаковых
фамилий. Иногда казалось, что фамилии, как и люди, обладают характерами,
проглядывалось и деление на сословия и классы. Скромные и серьезные Ива-
новы занимали многие страницы; было ясно, что они, наряду  с  Петровыми,
составляют основу общества, хотя между ними вызывающими группками пробе-
гали Иванцевичи и Иваницкие. Ивановых и Петровых были дивизии, Семеновых
и Никитиных - батальоны, рота  Барабановых,  взвод  Лисицких,  отделение
Перчиков. В этой книге были кварталы, заселенные Суховыми,  коммунальные
квартиры, набитые Моховыми, отдельные особняки Скребницких и  Бонч-Бере-
зовских.
   Прослеживая этимологию, я докапывался до глубин  отечественной  исто-
рии, когда видел фамилии Смердова или Шуйского, а то вдруг оказывался за
границей, натыкаясь на Цоя, Тойвонена или Гомеса.
   Поражали двойные фамилии: Грум-Гржимайло, Коровин-Босой, Лебедев-Лео-
нидов, будто их обладатели резервировали себе  возможность  прожить  две
жизни - одну Грумом, другую -Гржимайло... возможно, они так и делали.
   Несмотря на разнообразие, фамилии удивляли меня  своею  уживчивостью.
Копелевичи мирно соседствовали с Коршуновыми, Думбадзе  -  с  Дульскими,
Охрименко - с Очеевыми. Все были набраны одинаковым  шрифтом,  приоритет
был исключительно алфавитный; мои муравьишки не обзывали друг друга  ка-
цапом, чечмеком, жидом, - у каждого был свой номер телефона, по которому
они могли позвонить друг другу и потолковать о разных разностях.
   Позже, в юности, изучая иные телефонные  книги,  а  также  документы,
построенные по их принципу, а главное - наблюдая, какое впечатление про-
изводят фамилии (простые фамилии!) на  моих  соотечественников,  я  имел
несчастье убедиться, что уживчивость эта мнимая...
   Взять хотя бы фамилию нашего героя.
   В телефонной книге Ленинграда она встречается в единственном  экземп-
ляре, а именно "Демилле В. Е." - это отец Евгения Викторовича,  умерший,
как я упоминал, три года назад. Рядом с Демилле, сверху, стояла  фамилия
Демиденко, а снизу - Демина. Обладателей той и  другой  было  достаточно
много. Демилле вклинился между когортой  Демиденко  и  отрядом  Деминых,
точно клин, вбитый в землю на границе России и Малороссии.
   - Клин был французский? Странно!
   - Исторически в этом не было ничего странного...  фамилия  Демилле  в
России берет свое начало от французского подданного Эжена Милле  (Eugene
Millet), который по случайному совпадению был ровесником Пушкина  и  ро-
дился в провинции Русильон, в крестьянской семье. Двадцати лет  от  роду
молодой предприимчивый русильонец покинул отчий дом,  овладев  расхожими
ремеслами, и устремился в далекий Санкт-Петербург, видимо, найдя  созву-
чие в названии родной провинции и загадочной, утопающей  в  снегах  (так
казалось Эжену) огромной страны на востоке.
   - Россия, русский, Русильон!..
   Первое, что сделал Эжен Милле в Петербурге - это прибавил к своей фа-
милии дворянскую приставку "де", которая вскоре сама собою слилась с фа-
милией, нисколько, впрочем, не обманывая знающих  толк  людей:  "Millet"
по-французски означает "просо", а следовательно, вряд ли может быть дво-
рянской фамилией; она, скорее, подходит для крестьянина, коим и был отец
Эжена... Тем не менее фамилия родилась и даже получила в Петербурге  из-
вестность среди купеческих дочек как фамилия модного "парижского" парик-
махера (в числе ремесел, которыми владел Эжен, было и ремесло  цирюльни-
ка). Демилле-прародитель ловко  использовал  тщеславие  богатых  купчих,
млеющих перед "мсье Демилле, парикмахером из Парижа"... впрочем, профес-
сией Эжен владел недурно, что позволило ему вскоре твердо встать на  но-
ги, обзавестись женою (из тех же купеческих дочек, с солидным приданым),
домом, экипажем и тремя детьми. Старшего сына, родившегося в 1827  году,
Эжен назвал Виктором, вероятно, в честь своих побед (деловых и любовных)
в России. Русильонец прижился, мысль о возвращении на  родину  все  реже
посещала его, хотя русским языком Эжен так и не овладел  -  разговаривал
отвратительно - как его понимала супруга  Евдокия  Дормидонтовна?..  Два
сына и дочь обоими языками - papa и maman -владели в совершенстве.
   Младший сын Петр не продолжил мужскую ветвь рода Демилле, дочь  Клав-
дия, выскочивши замуж восемнадцати лет, само собою, слилась  с  русскими
фамилиями, а Виктор родил Александра Демилле... было это... дай Бог  па-
мяти! - в 1855 году, в разгар Крымской кампании, отзвуки которой  Виктор
Евгеньевич Демилле-второй чувствовал и на своей шкуре: к тридцати  годам
он был приват-доцентом Петербургского университета,  и  его  французская
фамилия не очень хорошо вязалась с приливом патриотизма, охватившим сту-
дентов во время Крымской войны.
   Александр Викторович Демилле-третий был, пожалуй, самым блистательным
представителем рода. Он поступил на военную службу, дослужился  до  пол-
ковника, получил-таки настоящее российское дворянство и погиб в Порт-Ар-
туре в 1904 году, оставив после себя сына Евгения и дочь Марью.
   Евгений Александрович Демилле-четвертый закончил университет, был ис-
ториком, просиживал днями в архивах, заработал в архивной пыли  чахотку,
от которой и умер в скором времени после революции. Его жена,  Екатерина
Ивановна Демилле, в девичестве Меньшова, бабушка нашего героя,  пережила
мужа на пятьдесят лет, но замуж снова не вышла -воспитывала и  поднимала
трех сыновей - старшего сына Виктора, 1912 года  рождения,  и  двух  его
братьев-близнецов -Кирилла и Мефодия, названных так по воле историка-от-
ца. Они были двумя годами младше.
   Виктор Евгеньевич Демилле-пятый восемнадцати лет выпорхнул  из  мате-
ринского дома, освободив мать от заботы о нем. Он уехал в Томск,  посту-
пил там в открывшийся медицинский институт, закончил  его  и  отбыл  еще
дальше - в Приморье, сначала в город Уссурийск, а потом -  во  Владивос-
ток. Там за год до войны родился Евгений Викторович. Мать его  Анастасия
Федоровна была из украинских поселенцев, переехавших в Приморье в начале
века, работала в больнице санитаркой, потом - медсестрой;  в  той  самой
больнице Владивостока, где Виктор Евгеньевич работал хирургом.
   Надо сказать, что удаленность врача Демилле  от  европейских  центров
России, возможно, спасла ему жизнь, ибо его младшие братья Кирилл и  Ме-
фодий бесследно исчезли в 1937 году, будучи еще совсем молодыми  людьми.
К тому времени оба они, активные осоавиахимовцы, были призваны  в  Воен-
но-Морской Флот по комсомольскому набору и проходили обучение в  морском
экипаже Кронштадта. Оттуда в ненастную ноябрьскую ночь их вывезли на ка-
тере в Ленинград, где следы затерялись.  Мать  Екатерина  Ивановна  нес-
колько месяцев ничего не знала, а узнав об аресте, послала с  оказией  в
Уссурийск, где работал старший сын, короткое письмецо: "Витя!  Кирюшу  и
Мишу взяли. Не пиши мне больше, пока это  не  кончится.  Твои  письма  я
сожгла, адрес потеряла. Благодарю Бога, что отец не дожил до этого. Про-
щай, мой хороший! Твоя мама".
   Однако Екатерина Ивановна бумаги сына, которые могли  бы  указать  на
его местонахождение, не сожгла, как писала в записке, а надежно  припря-
тала - и не напрасно. Через полгода после ареста близнецов  пришли  и  к
ней, произвели обыск... Надо думать, искали след старшего  сына,  но  не
нашли.
   Виктор Евгеньевич затерялся, поменял несколько мест работы,  перестал
в анкетах упоминать о братьях (о своем дворянстве он и раньше не  упоми-
нал, как и близнецы, за что, видимо, те и поплатились... очень уж им хо-
телось вступить в Осоавиахим!), но тем паче чувство вины перед  братьями
не давало ему покоя, глодало до самой смерти. Не  разделил  их  долю,  а
должен был разделить.
   И он действительно не писал матери и ничего не знал о ней  целых  де-
сять лет. К тому времени Виктор Евгеньевич уже отслужил в армии  (участ-
вовал в войне с Японией), защитил диссертацию, заведовал крупной  клини-
кой, где заявил о себе смелыми операциями; потом перешел  на  преподава-
тельскую работу в медицинский институт, а в 1947 году переехал с  семьей
в Ленинград. Семья к тому времени пополнилась Федором и Любашей.
   Каковы же были удивление и радость профессора Демилле, когда он обна-
ружил в Ленинграде свою постаревшую уже мать,  которая  жила  на  старом
месте, в квартире, некогда принадлежавшей  деду  Виктора  Евгеньевича  -
полковнику Демилле, но занимала, естественно, лишь одну комнату.
   Через некоторое время реабилитировали Кирилла и Мефодия,  разумеется,
посмертно. Виктору Евгеньевичу удалось получить сведения о том, что  Ки-
рилл умер в Соловках еще до войны, а Мефодий погиб  под  Сталинградом  в
составе одного из штрафных батальонов.
   Вскоре после этого поехали всей семьею в Шувалово, на  кладбище,  где
похоронена была мать Екатерины Ивановны и где за серым камнем  маленькой
часовенки над ее могилой, в сухой недоступной взгляду нише, хранился де-
ревянный ларец с семейными бумагами: письмами, дипломами,  фотографиями.
Там же находился фамильный медальон с миниатюрой, изображавшей  прароди-
теля Эжена Демилле. Ничто не пропало и не попортилось. С того дня  семья
Демилле как бы вновь обрела свою историю, и шестнадцатилетний  Женя  Де-
милле под руководством бабушки вычертил генеалогическое  древо,  началом
которого был прапрапрадед Эжен. Эта работа совпала по временам с Двадца-
тым съездом, произведшим в голове Евгения основательную встряску.  Тайна
его фамилии, долгое время мучившая юношу, раскрылась полностью, хотя на-
ученный печальным опытом отец по-прежнему не любил разговоров о дворянс-
ком прошлом семьи.
   Зато бабка переживала вторую молодость. Внезапно она сделалась легко-
мысленной, словно не было за плечами сорока лет жизни без мужа,  утерян-
ных сыновей, блокады, случайных заработков то ремингтонисткой, то  репе-
титоршей, то делопроизводительницей загса, то...  всего  не  упомнишь  -
она, открыв, наконец, клапаны, без удержу вспоминала молодость, какие-то
мифические балы, штабс-капитанов, адъютантов ее свекра полковника Демил-
ле, конки, экипажи, журнал "Ниву", первую империалистическую войну,  ре-
волюцию... Далее воспоминания обрывались. Однажды вдруг  бабка  потащила
внуков Евгения и Федора на Волково  кладбище,  где  показала  им  могилу
прапрадеда Виктора: черный мраморный крест, на котором едва заметны были
золотые когда-то буквы: "Викторъ  Евгеньевичъ  Демилле,  приватъ-доцентъ
Петербургскаго Императорскаго Университета". Женя вздрогнул - так  звали
отца; история ходила по кругу.
   Так, предаваясь беззаботным воспоминаниям и  напевая  модные  песенки
своей молодости, Екатерина Ивановна  прожила  последние  пятнадцать  лет
жизни и тихо скончалась в семидесятом году, восьмидесяти пяти лет от ро-
ду. Старший сын пережил ее на семь лет. Если бы не история с домом,  ко-
торая, собственно, нас и занимает, я мог бы... А почему вы притихли, ми-
лорд? Вам все понятно? Я  изложил  на  нескольких  страницах  события  -
страшно сказать! - полутора веков... и никаких вопросов?
   - Я размышляю.
   Итак, Евгений Викторович Демилле, как мы только  что  убедились,  был
французом чуть более, чем на три процента. Точнее, в его жилах текла од-
на тридцать вторая французской крови. Нельзя сказать,  чтобы  оставшаяся
жидкость была чисто русской: наблюдались украинцы по материнской  линии,
проглядывалась в конце прошлого  века  двоюродная  прабабка-эстонка,  за
спиною которой из глубины лет смотрели строгие лица финнов, затесалась в
компанию и грузинская княжна каким боком, понять трудно, - но  французов
больше не было ни единого. Тем не менее  окружающие  единодушно  считали
Евгения Викторовича французом, чему способствовали, кроме фамилии, неиз-
вестно каким чудом сохранившийся от далекого русильонца нос с  горбинкой
и не совсем славянский разрез глаз.
   - Вот еще один факт в вашу главу о носах, мистер Стерн!
   - Да, носы на удивление живучи!
   Конечно, брат Федор и сестра Любовь были французами не более (но и не
менее!), чем Евгений. Интересно, что к своему происхождению все трое от-
носились совершенно по-разному.
   Евгений Викторович уважал свое прошлое, однако фамилия вызывала у не-
го противоречивые чувства. С одной стороны, он гордился достаточной изб-
ранностью и единственностью фамилии в телефонной книге, но  с  другой  -
сознавал, что французские лавры ("Скажете тоже, лавры!..") не совсем  им
заслужены, и те три процента крови далекого предка, что насчитывались  в
его организме, с большой натяжкой оправдывают иностранную фамилию. Посе-
му он постановил прекратить ее, начиная со своего сына Егора, в  котором
вышеназванной крови была совсем крохотулька, и дал ему  фамилию  жены  -
Нестеров, благо она обладала, на взгляд Евгения Викторовича, несомненны-
ми достоинствами: была чисто  русской,  не  слишком  распространенной  и
слегка  патриархальной.  Слишком  хорошо  помнил  Демилле  все  дурацкие
школьные прозвища, связанные со своею фамилией, и двусмысленные  остроты
насчет его французского происхождения!
   Нечего и говорить, что Демилле также не позволил своей жене Ирине ме-
нять девичью фамилию при замужестве. Иными словами,  Евгений  Викторович
сознательно пресек если не род Демилле, то его подлинное имя.
   Брат Федор был еще более решителен. На него сильное впечатление  про-
извела история дядюшек Кирилла и Мефодия,  о  существовании  которых  он
впервые узнал в четырнадцать лет. Федор пришел к  выводу,  что  исключи-
тельная его фамилия да еще в сочетании с именем никак не  смогут  сослу-
жить доброй службы. То ли он боялся повторения смутных времен, то ли ге-
ны восстали против иностранщины, но факт остается фактом:  Федор  созна-
тельно насаждал в себе русское: отпустил бороду, завесил стены  иконами,
потом сбрил бороду, снял иконы, женился и принял фамилию жены. Федор Де-
милле стал Федором Шурыгиным. Брата и сестры он сторонился, два года на-
зад вступил в партию и уехал по контракту в Ливию строить цементный  за-
вод.
   Но то, что выделывала со своим почтенным родом Любовь Викторовна  Де-
милле, младшая сестра обоих братьев, с трудом поддается описанию.
   Казалось бы, у Любаши было преимущественное положение перед братьями.
Достаточно было выйти замуж, принять фамилию мужа и... прости-прощай да-
лекий русильонец, французское прошлое, дворянская приставка! Однако  Лю-
бовь Демилле свято берегла и приумножала свою фамилию.
   - Как "приумножала"?
   - А вот как.
   Восемнадцати лет Любаша забеременела - как водится, совершенно неожи-
данно для родителей, ибо никакого намека на жениха не  наблюдалось  и  в
помине, хотя хвост воздыхателей подметал пыль перед домом Демилле с  той
поры, как Любаше исполнилось пятнадцать. Обходилась она с  воздыхателями
сурово, в свои сердечные тайны близких не посвящала... была  таинственна
- глазки блестели то радостно, то печально, а то вдруг темнели, будто на
смуглое Любашино лицо набегала тучка. И вдруг - на тебе!
   Анастасия Федоровна подступалась с  расспросами,  снаряжала  братьев,
чтобы те выследили дерзкого совратителя (Евгений Викторович вечерами си-
дел в густой листве тополя перед крыльцом, точно дозорный, карауля  про-
вожатых сестры - это в двадцать пять-то лет! стыдно вспомнить!) - но все
напрасно. Любаша как в рот воды набрала,  твердила  только:  "Отстаньте!
Что хочу, то и делаю!". И сделала.
   Собственно, ни мать, ни отец рожать не отговаривали. Но не худо  было
бы иметь мужа - хоть какого! - все ж отец, опора для  восемнадцатилетней
девушки... Если бы они знали, что опора эта уже находится за тысячи  ки-
лометров от России, в жаркой стране, под знойным небом!
   Рождение ребенка произвело еще большее потрясение, чем  беременность.
Родилась прелестная, здоровая, крупная девочка с черными,  как  у  мамы,
глазенками - пухленькая, с многочисленными вязочками на ручках и ножках.
Радоваться бы да и только! Но была одна неприятность. Девочка была почти
такая же черненькая, как ее глазки, а волосы -в мелкую и тоже черненькую
кучерявинку.
   Тогда впервые Виктор Евгеньевич потерял власть над собой. "Кто отец?!
Где этот сукин сын!" - закричал он, когда дочь впервые внесла в дом оча-
ровательную негритяночку, завернутую в розовое стеганое одеяльце с  кру-
жевными салфеточками. Черное личико выглядывало оттуда как  изюминка  из
булки.
   "Он француз, папа, - с достоинством ответила Любаша. - Мы же сами  из
французов". - "Француз?! - воскликнул отец, обрушиваясь  на  диван,  как
упавшая портьера. - Кто тебе сказал, что мы из французов?.." - тихим го-
лосом закончил он. "Бабушка!" -вызывающе ответила дочь и с этими словами
передала сверток с французской изюминкой в руки Екатерине Ивановне. Ста-
рушка расплылась в улыбке, негритяночка тоже впервые улыбнулась... инци-
дент был исчерпан. А что делать?
   Позже удалось установить - правда, не без  труда,  -  что  отцом  ма-
ленькой Николь (так назвала дочку Люба) является некто  Жан-Пьер  Киоро,
подданный независимой республики Мали. Упомянутый  Жан-Пьер  обучался  в
Советском Союзе, но рождения дочери - увы! - не  дождался,  ибо  получил
диплом врача и отбыл на родину молодым специалистом.
   Справедливости ради следует сказать, что французскими у Жан-Пьера бы-
ли только имя и язык, на котором он разговаривал, в остальном же молодой
человек был истинным представителем Африканского континента. Любашу  это
нисколько не смущало.
   Так в роду Демилле неожиданно появилась симпатичная негритяночка  Ни-
коль Демилле, в свидетельстве о рождении которой, в графе "отец",  стоял
осторожный прочерк. Отчество записали "Петровна".
   - Почему "Петровна"?
   - По-видимому, от Пьера...
   - Николь Петровна Демилле... Любопытно!
   - Самое любопытное, мистер Стерн, что в графе "национальность", когда
девочка будет получать паспорт, напишут "русская".
   - Русская?!
   - Ну, а какая же?!
   ...Погодите, милорд, это еще цветочки. Ягодки будут впереди...  Появ-
ление Николь Демилле произвело брожение в умах соседей, знакомых и  сос-
луживцев Любаши (она работала лаборанткой в НИИ, мыла химическую  посуду
и готовила реактивы для опытов), однако Любаша вела себя с таким  досто-
инством, будто дело происходило в  Африке.  Брат  Федор,  который  тогда
только что стал Шурыгиным, пытался наставить сестру  на  путь  истинный,
указав ей на необходимость твердого национального самосознания.  Любаша,
как и следовало ожидать, послала его подальше.
   Итак, она воспитывала девочку (с помощью бабушки и мамы) и мыла хими-
ческую посуду. Как вдруг опять забеременела! Что за напасть!  Бывает  же
такое, как прицепится что-нибудь к человеку, так и не отвяжешься... - От
кого - и на этот раз было непонятно. Евгений Викторович больше на тополе
не сидел бесполезно. Любаша оставалась такой же таинственной -  ни  тени
смущения, даже радость я бы отметил, совершенно, впрочем,  непостижимую.
В назначенный срок она привезла из роддома мальчика...
   - Опять негра?
   ...беленького чистенького мальчика с  белокурыми  волосами,  голубыми
глазками, совершенного европейца...
   - Ну, слава Богу!
   ...и назвала его Шандор. Как выяснилось позже, отцом его  был  венгр,
ватерполист, член сборной команды по водному поло  -могучий  и  красивый
молодой человек, оказавшийся в нашем городе на соревнованиях и  оставив-
ший Любаше и всей стране столь прекрасный подарок.
   Отчество записали Александрович, поскольку отца  тоже  звали  Шандор.
Так появился в роду Шандор Александрович Демилле. Было это через три го-
да после рождения Николь.
   Я не буду описывать состояния отца Любаши (бабушка Екатерина Ивановна
умерла за год до рождения Шандора - то-то бы  обрадовалась),  а  матушка
смирилась, более того, стала смотреть на жизнь  в  значительной  степени
философски; не стану также пересказывать разговоров вокруг этого события
и кратких энергичных определений, которыми награждали Любашу ближние.  А
за что? Какое им, собственно, дело? Любаша попрежнему была  выше  этого.
Жаль, что отец не понимал... Так и не понял до  самой  смерти,  мучался,
считал дочь девицей легкого поведения - более энергичным  словам  обучен
не был. А дочь, подождав еще несколько лет, принесла в дом  смугленького
мальчика с черными прямыми волосами, чуть раскосого, но не  по-азиатски,
а по-индейски. Мальчика назвали Хуаном, а отец у него почему-то оказался
Василием, во всяком случае  в  графе  "отчество"  появилось  слово  "Ва-
сильевич".
   - Откуда оно взялось? Может быть, Базиль?
   - Не знаю, милорд. Про отца Хуана до сих пор сведений не имеется. От-
куда он - из Никарагуа, Колумбии или Мексики, - остается только  гадать.
Впрочем, никто об этом не гадал. Появление Хуана было расценено  общест-
венностью как неслыханная дерзость. Стало ясно:  Любовь  Демилле  созна-
тельно расшатывает устои общества; ее действия квалифицировались уже  не
как обыкновенное распутство, а гораздо хуже - с явной политической подк-
ладкой. Любу обвинили в  отсутствии  патриотизма  и  бдительности  (амо-
ральность как-то отошла на второй план) - и это несмотря на то, что нес-
частная женщина практически в одиночку увеличивала столь низкую у нас  в
России рождаемость, что она на деле, а не  на  словах,  доказывала  свою
верность интернационализму и, наконец, препятствовала вырождению  нации,
ибо, как вам известно, милорд, смешение кровей благоприятно действует на
наследственность.
   Любаше предложили уйти с работы. Закона, по которому ее могли бы уво-
лить, не существует в нашем Кодексе законов о труде, а посему Любаша от-
ветила гордым отказом и продолжала неукоснительно  выполнять  порученное
ей дело. Посуда для опытов, вымытая ею, отличалась столь  восхитительным
блеском, что придраться не было никакой возможности.  Вдобавок  Люба  не
опаздывала, не уклонялась, не склочничала, не возникала, не  отлынивала,
не смывалась, не сплетничала, не воображала... словом, вела себя и рабо-
тала исключительно порядочно, так что начальство кусало локти, не в  си-
лах расправиться с безнравственной лаборанткой. Притом учтите, что Люба-
ша была матерью-одиночкой троих детей! Пускай  каких-никаких  -африканс-
ких, мексиканских, венгерских, - но детей, на  которых  распространялись
все льготы нашего общества, так что Любашу вынуждены были обеспечивать и
пособиями, и дополнительными отпусками, и путевками, и детскими садами и
яслями.
   Постепенно страсти улеглись. Более того, Николь, Шандор и Хуан  стали
как бы достопримечательностью того НИИ, в котором работала Любовь Демил-
ле. Уже большая часть общественности, удовлетворив любопытство и желание
принять срочные меры, сменила гнев на милость...  при  встречах  шутливо
осведомлялись друг у друга: "Не слышали, как там наши ,,чукчи" поживают?
" (Почему-то троицу прозвали "чукчами" - то ли от "Чука и Гека",  то  ли
нашли в этом какой-то юмор.) Лишь несколько одиноких и достаточно  злоб-
ных институтских женщин не переставали распространять про  Любу  грязные
сплетни, стараясь сжитъ ее со свету (тщетно!), и вообще посвятили  диск-
редитации Любови Викторовны свою скучную, плоскую жизнь.
   Любовь Викторовна держалась стойко. Причем  совсем  не  из  последних
сил, вовсе не изнемогая под грузом сплетен, а как-то весело и естествен-
но, будто предложенные обстоятельства целиком и полностью входили  в  ее
планы - какие, никто не знал. И это бесило завистниц еще больше.
   Лично я, милорд, уважаю людей, к которым не пристает грязь.
   - О чем вы говорите! Это  свидетельствует  о  достоинстве,  о  благо-
родстве... Но как же все-таки быть с моралью?
   - А что такое мораль?
   - Ну... Общепринятые нормы нравственности, скажем так.
   - Правильно, милорд! И у нас одна мораль: человек  человеку  -  друг,
товарищ и брат, - так что с этой точки зрения действия Любаши вполне ук-
ладывались в моральные нормы.
   Мудрее всех вела себя бабушка Анастасия Федоровна. Стоило  посмотреть
на нее, когда она в окружении любимых внуков шествовала на рынок:  смуг-
локожий Хуанчик в коляске - изо рта торчит соска - бутылочка теплого мо-
лока бережно закутана в одеяльце -рядом черненькая, как маслина,  Николь
с хозяйственной сумкой, а за ними на самокате - Шандор, обрусевший стре-
мительнее всех, благодаря голубым глазам и имени Саня, которое  пристало
к нему с пеленок.
   Жили, конечно, скромно: лаборантская зарплата Любы плюс ее же  премия
раз в квартал (даже премии лишить ни разу не смогли!), пенсия  Анастасии
Федоровны, кое-какие сбережения, оставшиеся  после  смерти  Виктора  Ев-
геньевича (остатки Государственной премии, полученной профессором Демил-
ле за год до смерти), незначительная помощь родственников, в  частности,
обоих братьев, и средства социального обеспечения... в общем,  жили,  не
унывали.
   Еще хотелось бы упомянуть об отношениях братьев и сестры. Федор, пос-
ледние два года проживавший с семьею в Триполи, ограничивался  поздрави-
тельными открытками и посылками на имя матери; в них, надо сказать, было
и немало детских вещей, несмотря на принципиальное осуждение им  Любаши-
ного поведения. Евгений же и Люба друг к другу относились со  снисхожде-
нием, именно потому, что ощущали каждый в себе неутоленную потребность в
любви, принявшую у Любаши формы, только что описанные, а у брата - более
привычные и пошловатые, в виде скоротечных романов, сомнительных побед и
беспрестанных угрызений совести. Брат и сестра будто  болели  одной  бо-
лезнью и жалели один другого. И странно: болезнь была одна,  а  симптомы
давала разные. Любаша в жизни никому не отдалась без  любви  -  их  было
всего-то три: Жан-Пьер, ватерполист Шандор и неизвестный мексиканец (ко-
лумбиец?). От каждого не просто хотела ребенка, а родила  вполне  созна-
тельно. Евгений же Викторович, напротив, загорался быстро, как сухая бе-
реста, влюблялся, летел, спешил... а потом - пшик! - убеждался в ошибке,
маялся... В итоге получалось, что сходился не по любви, а так, по дурос-
ти. Себе и другим говорил, что любит жену, и вправду любил, но как-то не
так... В семье Демилле невестку недолюбливали, считали холодной и  замк-
нутой, излишне принципиальной. Любаша догадывалась, что Ирина ее в  глу-
бине души осуждает, хотя внешне это не проявлялось.  Неутоленность  и  в
Ирине была сильна, но она прятала ее внутрь,  комкала  и  лишь  изливала
обиды на мужа (впрочем, справедливые), будто надеясь,  что  смирное  его
поведение поможет вернуть бывшую когда-то любовь.
   В последнее время дошло, как говорится, до ручки... Евгений  Викторо-
вич все чаще являлся глубокой ночью, хандрил, был нервен. Ирина  спрята-
лась глубоко внутрь, выжидая. Нужен был толчок - и толчок произошел.  Да
такой внушительный! Посему и случились последующие печальные  события  в
жизни Евгения Викторовича.
 
 
   Глава 8
   НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫЙ
 
   - Проснитесь, милорд! Проснитесь!
   Посмотрите, какое легкое утро гуляет по нашему весеннему городу!  Оно
скачет на одной ножке, перепрыгивая  через  зеркальные  лужи,  затянутые
хрупким, как вафля, ледком; звенят трамваи, перекатываясь, точно копилки
на колесиках; воздух пахнет первыми почками; ветер врывается в  открытые
форточки, производя замешательство в головах юных существ женского  пола
и на писательских двухтумбовых столах.
   Я никак не могу найти листок... там что-то было... кажется, план  ро-
мана. Милорд, вы проснулись?
   - Да.
   - Вам еще не наскучило слушать мою историю?
   - Нет.
   - Учитель, вы какой-то хмурый сегодня...
   Тем не менее разбудим и нашего героя.
   Евгений Викторович проснулся на широкой софе в бывшем кабинете  отца.
На спинке стула висела одежда: отутюженные брюки, выстиранная  и  выгла-
женная сорочка, пиджак и галстук. Тут же, на сиденье стула, лежал  акку-
ратно сложенный домашний костюм отца; под стулом чинно, выровняв  носки,
стояли тапки.
   В первое мгновение Демилле почудилось, что и сам отец сейчас войдет в
комнату, скажет: "Пора вставать, Женя. Любишь же ты  поспать!  Кто  рано
встает, тому Бог дает...". Но, переведя взгляд на портрет отца под стек-
лом, висевший в простенке между  стеллажами,  Евгений  Викторович  снова
осознал время и почувствовал, как он стремительно приближается к  непоп-
равимому воспоминанию, связанному с прошедшей ночью. Он  именно  прибли-
жался к нему, поскольку не совсем еше проснулся, и даже попытался  прик-
рыть глаза и вновь заснуть, лишь бы оттянуть  страшный  миг,  когда  ре-
альность встанет перед ним во всей отвратительной наготе.  Упреждая  ее,
он ухватился за спасительную мысль: "Померещилось, наверное...  Черт  те
что! Вроде бы не такой был пьяный..." - хотя знал точно, что  обманывает
себя. Не померещилось. Такое и спьяну не померещится.
   Демилле проворно поднялся, натянул отцовские домашние брюки на резин-
ке, набросил на плечи мягкую куртку, сунул ноги в тапки...  будто  пере-
воплотился в отца, как актер перед выходом  на  сцену.  Это  соображение
позволило ему на секунду отвлечься от  неприятного  воспоминания,  и  он
быстренько юркнул в ванную, плотно притворив дверь.  Воспоминание  оста-
лось снаружи.
   Демилле тщательно умылся, почистил зубы, мысленно сосредоточиваясь на
этих процессах, чтобы не допустить нежелательных дум. "Мама, где  папина
бритва?!" - крикнул он, обращаясь к своему отражению  в  зеркале.  Через
минуту в ванной появилась Любаша с бритвенным  прибором,  окинула  брата
быстрым понимающим взглядом, сказала: "Привет!" - и чмокнула в щеку. Ев-
гений принялся яростно намыливать помазок. Воспоминание тонкими струйка-
ми проникало в ванную сквозь щели: обломанные трубы, бетонные плиты, фа-
келы газа в ночи, фигуры милицио... - Демилле с отчаянием  вонзил  намы-
ленный помазок в щеку.
   Егорушка, Ирина... Где они сейчас? Живы ли?
   Выйдя из ванной, он столкнулся с матерью. Та всплеснула руками, охну-
ла:
   - Вылитый папочка... Жеша, как ты похож на папочку,  -  сказала  она,
пуская привычную слезу. - Бедненький, не дожил наш папочка... -  скорбно
покачала она головой, как бы приглашая сына присоединиться к трауру.
   Евгений Викторович этого не выносил. Не то чтобы он  был  равнодушным
человеком, забывшим об отце... Помнил, но помнил про себя. Его  коробили
беспрестанные разговоры бабушки Анастасии о "могилке", "оградке",  "цве-
точках" (все было уменьшительным, как и "бедненький папочка",  -  только
от слова "кладбище" не удавалось образовать уменьшительное, потому, про-
износя его, бабушка Анастасия делалась торжественной, значительно поджи-
мала губы). У Демилле сердце разрывалось на части при виде растерянности
и одиночества, навалившегося на мать после смерти отца, но помочь ей  он
был не в силах; разве так же подсюсюкивать: могилка, оградка... Это было
выше его сил.
   Вот и сейчас, вместо того чтобы обнять мать и шепнуть  ей  что-нибудь
успокаивающее, он мгновенно раздражился, произнес язвительно:
   - Перестань, мама! Если бы дожил, то верно не обрадовался бы!
   - Какой ты черствый... какой ты черствый человек... -укоризненно  за-
бормотала мать, провожая его глазами в кабинет отца.
   Кабинет этот оставался нетронутым после смерти  Виктора  Евгеньевича:
стеллажи с медицинской литературой, письменный стол со стеклом, под  ко-
торым располагались фотографии всех членов семьи (Ирина с Егоркой на ру-
ках), кожаное кресло отца, шкаф с его одеждой -костюмами, пальто,  стоп-
кой накрахмаленных белоснежных халатов - хоть сейчас на операцию...  Ев-
гений Викторович принялся одеваться, стараясь не смотреть на фотографии.
   Лишь только он затянул галстук, в кабинет вошла Люба в халатике.  Тут
только Евгений Викторович заметил, что халатик сестры подозрительно  за-
дирается спереди, а под ним проступает округлый живот.
   - Это что такое? - бесцеремонно спросил он, указывая на живот. -Опять
двадцать пять?
   - Ох, Жешка, не говори! - радостно вздохнула она. - А что я могу сде-
лать? Не переношу абортов. Боюсь.
   - А рожать не боишься...
   - Рожать не боюсь. Дело привычное.
   - Ну, и кто же отец? - иронически спросил брат.
   - За-ме-чательный! - Любаша даже зажмурилась.
   - Меня интересуют имя и фамилия. А также национальность. Неужели наш?
-съязвил Евгений Викторович.
   Любаша вспыхнула и бросила на брата быстрый взгляд, дав  понять,  что
разговор в таком тоне опасен. Евгений Викторович привлек сестру к себе.
   - Прости, я не хотел... У меня сегодня настроение ужасное.
   - Ирка выгнала? И правильно, - Любаша решила отомстить.
   - Хуже... - с тоской протянул Евгений.
   - А что такое?
   И Евгений Викторович, усевшись в кресло отца и поместив напротив себя
Любашу, принялся рассказывать. Начал он со скрипом, часто  останавливал-
ся, чтобы подобрать нужное слово (как-никак, завязка  была  деликатной),
но постепенно разошелся, одушевился и конец рассказа с ошеломляющей кар-
тиной голого фундамента, подвалов, блещущей в лунном свете воды и  синих
милицейских мигалок провел с подлинной живостью.  Любаша  рот  раскрыла.
Поверила сразу, безоговорочно, спросила лишь:
   - Маме рассказал?
   - Нет, - Евгений прикрыл глаза, откидываясь  затылком  на  прохладную
кожу кресла.
   - И не будешь?
   Евгений Викторович сделал паузу, будто обдумывая, хотя и без  обдумы-
вания знал, что не расскажет. Нельзя об этом Анастасии  Федоровне,  зап-
рет.
   - Нет, - повторил он.
   И в это мгновение стал воистину блудным сыном, ибо добровольно  отка-
зался от материнского крова, обрек себя на скитания. Куда идти теперь? А
ведь уходить нужно немедленно, иначе упреков не оберешься, с утра бабуш-
ка Анастасия поминает Ирину с внуком, как те волнуются - где папочка?..
   - Что делать-то будешь? - осторожно спросила Любаша.
   - Искать, - пожал плечами брат. - Мне  один  тип  сказал,  что  могли
быстро снести, а жильцов переселить. Аварийная ситуация или... по  госу-
дарственным соображениям.
   - Да ты что! - округлила глаза Любаша.
   - Не испарились же они, в самом деле! - воскликнул Демилле.  -Ничего.
Даст Бог, найду. Смотри, маме не проговорись.
   Они вышли из кабинета и направились в кухню, где застали идиллическую
сцену.
   Вокруг овального стола, располагавшегося посреди большой кухни, сиде-
ли бабушка Анастасия в белом переднике и все внуки. Они перебирали  пше-
но. Перед каждым была желтенькая горка крупы, от которой  ловкие  пальцы
бабушки и внуков отделяли по зернышку, смахивая в сторону мусорные  кру-
пинки. Все четыре руки  были  разные:  желтоватая,  покрытая  тонкой  со
складками кожей рука бабушки; узкая, будто выточенная из черного дерева,
кисть тринадцатилетней Ники; пухлая, в веснушчатых крапинках рука Шандо-
ра и смуглая ладошка Хуанчика, которой тот не очень ловко перекатывал по
клеенке желтое пшено.
   Бабушка Анастасия, покачиваясь, пела под нос какую-то заунывную  пес-
ню. Прислушавшись, Демилле узнал слова. "Дан приказ: ему - на запад;  ей
- в другую сторону..." - пела бабушка Анастасия жалостно, на манер русс-
ких страданий.
   Дети дружно поздоровались с непутевым дядюшкой, причем старшие  -Ника
и Саня - уже, видимо, догадывались о его непутевости, благодаря привычке
бабушки Анастасии чувствовать и размышлять вслух.
   - Обедать будешь? - сухо спросила мать, еще обижаясь на тот  разговор
у дверей ванной комнаты. Демилле шагнул к ней и поцеловал в темя.  Обида
мгновенно улетучилась.
   - Я не понимаю тебя Жеша! Четвертый час. Мне не жалко, сиди. Но Ириша
волнуется, не знает ведь... Когда же вам телефон поставят?.. - вздохнула
бабушка.
   "Куда?" - подумал Евгений Викторович, машинально берясь за ручку чай-
ника.
   Он выпил чаю, отказавшись от обеда, обнял матушку, поцеловал  племян-
ников и сестру и, надев плащ (уже не липкий, выстиранный и выглаженный),
вышел из дома. Проверил в кармане ключи и мелочь - все было на месте.
   Люба высунулась в форточку, крикнула вслед:
   - Звони мне на работу!
   Демилле помахал ей рукою и пошел прочь от дома. Не знал Евгений  Вик-
торович, что к этому часу он был уже официально не только блудным сыном,
но и блудным мужем, если можно так выразиться.
   - Блудным мужем? Это что-то новенькое!
   - Да, милорд, это не совсем то же, что муж гулящий.  Гулящим  Демилле
был несколько лет, и не без приятности, если не считать уколов  совести.
Но погулял, погулял - и вернулся. Всегда было, куда вернуться, как гово-
рила Ирина. И вдруг... возвращаться некуда, он основательно заблудился.
   - Потому и стал "блудным мужем"?
   - Не только поэтому.
   К сожалению, этот факт был уже прочно зафиксирован в одном  из  мили-
цейских протоколов, поступивших в Управление, после того как  сотрудники
провели беседы с кооператорами и переписали наличное население дома.
   Евгения Викторовича, сами понимаете, в наличии  не  оказалось.  Тогда
прямо спросили Ирину, проживает ли с нею муж, Евгений Викторович  Демил-
ле, прописанный по этому адресу. Ирина  ответила  отрицательно.  Милиция
поверила словам грустной женщины, что муж оставил ее с ребенком, скрылся
в неизвестном направлении и она, честно говоря, не хотела бы,  чтобы  он
вернулся. Эти слова Ирины и сыграли роковую роль в дальнейшей судьбе Де-
милле.
   Дело в том, что он был просто-напросто вычеркнут из  списка  действи-
тельных жильцов дома со всеми вытекающими отсюда последствиями.  Органам
охраны общественного порядка не было никакого дела до внутренних  неуря-
диц в семье Демилле, до частых отлучек Евгения Викторовича, до слез Ири-
ны, до того, наконец, решающего факта, что в ночь вознесения дома  Ирина
при свече перечитывала письма мужа и, обжигая пальцы,  уничтожала  их  в
пламени, посылая тем самым прощальный привет  супругу,  наблюдавшему  за
желтым прямоугольничком в небе с невских берегов. Именно в тот момент  и
замаячило в душе Ирины решение, которое привело к тому, что утром в  от-
вет на прямой вопрос милиции о муже она ответила:  "Не  проживает".  Про
себя же подумала так: "Найдет, может быть, и пущу. Не найдет - туда  ему
и дорога".
   Обреченный на эту долгую дорогу, Евгений Викторович начал ее с  того,
что позвонил приятелю-художнику, в мастерской которого  принимал  элект-
ронно-вычислительную девицу (истратил две копейки), поехал к нему  домой
на трамвае (истратил еще три копейки) и отдал ключ без  всяких  объясне-
ний. После чего попросил взаймы десятку. Десятка была дана. Евгений Вик-
торович засунул ее за обложку записной книжки  по  соседству  с  клочком
"Фигаро" и несколько приободрился.
   Поразмыслив, он решил сначала удостовериться, что ночное происшествие
не привиделось ему, а также в том, что за это время не  произошло  новых
происшествий. После этого Демилле задумал идти в  отделение  милиции.  А
что делать?
   Откровенно говоря, в милицию не очень хотелось. У Демилле было  пред-
чувствие, что ничего он там не добьется. У нас при столкновении с  госу-
дарственными учреждениями почти всегда  есть  такое  предчувствие,  иной
раз, к счастью, обманчивое.
   Минут через пятьдесят Евгений Викторович был на  проспекте  Благодар-
ности, вышел из трамвая и двинулся к улице Кооперации тем же путем,  что
вчера на такси. Не доходя метров трехсот, понял: ничего нового не  прои-
зошло, пейзаж по сравнению с нынешней ночью не изменился,  по  сравнению
же со вчерашним утром - изменился невыносимо.
   Впрочем, кое-что новенькое было. Фундамент пропавшего дома был  обне-
сен глухим деревянным забором с единственной дверью,  на  которой  висел
амбарный замок. У двери прогуливался постовой милиционер. Реакция немно-
гочисленных прохожих на пропавший дом была  на  удивление  безразличной.
Это неприятно покоробило Евгения Викторовича, показалось даже обидным.
   Демилле не стал тревожить постового, а направился в  отделение  мили-
ции, находившееся в трех кварталах от улицы Кооперации. Там  за  перего-
родкой сидел дежурный. В стороне, тоже за барьером, сидела  компания  из
трех помятых мужчин и раскрашенной девицы с сигаретой. Демилле подошел к
дежурному и, робко кашлянув, сказал:
   - Простите, я по поводу дома...
   - Какого дома? - поднял глаза дежурный.
   - Номер одиннадцать по улице Кооперации.
   По тому, как дрогнули брови у дежурного, да еще  по  хриплому  смешку
раскрашенной девицы, Демилле понял, что здесь осведомлены о доме.
   - Замолчи, Миляева! - прикрикнул на девицу дежурный.
   - Сам заткнись! - парировала она и почти ласково обратилась к  Демил-
ле: - Опоздал, братишка. Нету его. И нас замели, начали по району горяч-
ку пороть...
   Она презрительно затянулась.
   - Прекрати курить! - приказал дежурный, но с места не сдвинулся. -  А
зачем вам? Вы кто будете? - спросил он у Демилле.
   - Я живу в этом доме, - ответил тот неуверенно.
   - Паспорт, - коротко потребовал дежурный.
   - Нету... Остался дома.
   - Фамилия, имя, отчество, - так же коротко потребовал милиционер.
   Демилле назвал требуемое, дежурный записал и вышел в  другое  помеще-
ние, плотно притворив за собой дверь.
   - Вы... ты не знаешь, куда он делся? - стараясь быть развязным, обра-
тился Демилле к девице.
   - Почем я знаю! Да мне на этот вшивый дом тысячу раз плевать! Меня-то
за что?! Я там не жила и не живу! Во, жлобы!
   Алкоголики солидарно закивали.
   Дежурный в это время, как вы догадываетесь,  связывался  с  городским
Управлением и передавал туда для справки фамилию Демилле.
   К этому моменту, то есть спустя примерно четырнадцать часов после со-
бытия, были не только приняты меры по успокоению жильцов и сбору  сведе-
ний о перелете, но и начал проводиться в жизнь определенный план по пре-
дотвращению нежелательных слухов, могущих  распространиться  по  городу.
План этот включал несколько основных пунктов.
   1. Обнаруженные в доме и прописанные жильцы были зарегистрированы,  и
им было настоятельно предложено не упоминать о перемещении дома в разго-
ворах со знакомыми, родственниками, сослуживцами и проч.
   2. Прописанные, но отсутствующие по уважительной причине жильцы  были
также зарегистрированы. Им было немедленно и конфиденциально сообщено  о
случившемся по соответствующим каналам с тем же  предупреждением  о  не-
разглашении, а также дан новый адрес дома, дабы они могли вернуться туда
из командировки (отпуска, больницы, дежурства и т. п.).
   3. Непрописанные лица, обнаруженные в доме, зарегистрированы не были,
однако им тоже было предложено держать язык за зубами.
   4. Жителям окружающих домов по обеим улицам Кооперации  и  Безымянной
-было разъяснено то же самое.
   5. Новое местонахождение дома было объявлено секретным для  посторон-
них, то есть всех, кто не попал в первые четыре пункта.  Любопытствующим
соседям по улице Кооперации сообщали версию о срочном аварийном  выселе-
нии и сносе дома 1 11 в связи с обнаруженным подземным плывуном.
   Как видим, налицо была возможная изоляция источников  информации  для
предотвращения нежелательных слухов.
   Жильцам нашего дома посоветовали, правда, уже не так  настойчиво,  не
посещать группами и поодиночке улицу Кооперации.
   - А что они там забыли?
   - Любопытство, знаете... Вы бы разве не съездили посмотреть?
   - Хм... Пожалуй. Но почему нельзя?
   - Можно, но не рекомендуется...
   ...А поскольку Евгений Викторович по милости  жены  был  единственным
прописанным и притом незарегистрированным жильцом, то на него  распрост-
ранялся п. 5. Об этом и передали из Управления дежурному,  не  обнаружив
Демилле в списках.
   Дежурный вернулся на свое место и сообщил Евгению Викторовичу, что он
в доме 1 11 не проживает.
   - Конечно, не проживаю! - воскликнул наш герой. - Его ведь нету.
   - Вы там и не проживали. Жена заявила, - парировал дежурный.
   - Как?! - у Евгения Викторовича было чувство, будто его ножом ударили
в спину.
   - А вот так.
   - Но где он? Где дом? - сразу сникнув, спросил Демилле.
   Милиционер устало изложил заведомую ложь: дом снесли, жителей эвакуи-
ровали, аварийная ситуация, никто не пострадал, место  расчистили,  плы-
вун...
   - Но где же они, жители? Где моя жена, сын? - в отчаянии вскричал Де-
милле, чуть не со слезами на глазах.
   - Не могу знать.
   - А кто может?
   Дежурный молча указал большим пальцем правой руки в потолок. Демилле,
круто повернувшись на каблуках, выбежал  из  помещения.  Он  понял,  что
дальнейший разговор бессмыслен.
   Ошеломленный случившимся, он снова, в какой-то странной надежде, отп-
равился к родному фундаменту. "Наврали! Про жену наврали!" - твердил  он
про себя. Демилле попытался представить себе молниеносную эвакуацию дома
- Егорка плакал, наверное, - Евгений Викторович был доверчив, поверил  в
этот мифический плывун, рисовавшийся в его воображении этакой  подземной
медузой, плывущей в глубинах земли. Нет, нонсенс!.. Но куда же пересели-
ли? За какое время можно убрать с земли  девятиэтажный  дом?  Ведь  надо
сначала сломать? Чем?.. Чепуха! Плывун - чепуха!
   Но если бы с Ириной и Егором что-нибудь случилось, неужели в  милиции
не сочли бы возможным сообщить ему? Значит, живы...
   Евгений Викторович добрался до глухого забора, вдоль которого все так
же совершал прогулки постовой, и, стараясь не обратить на себя внимание,
обошел огороженный  фундамент.  Как  вдруг  он  узрел  вышагивающую  ему
навстречу сплоченную пару -старика и старуху - оба были в голубых одина-
ковых плащах - шли они маршеобразно. Демилле узнал их тут  же,  ибо  эта
военизированная походка была известна всему микрорайону.
   Это были Светики, Светозар Петрович и Светозара  Петровна  Ментихины,
направлявшиеся домой после закрытия "Универсама".
   Утром они, дав подписку о неразглашении и  выслушав  совет  не  появ-
ляться на улице Кооперации, все же сочли свои долгом поехать в контроли-
руемый ими "Универсам", чтобы провести прощальную проверку  и  предупре-
дить дирекцию, что они слагают... Они потрудились до закрытия,  составив
ряд актов на похищение майонеза и сардин атлантических в масле, а теперь
возвращались на Безымянную - и все же не удержались, решили пройти  мимо
места, где еще давеча жили. Как бы не специально, а по пути.
   Светики были на редкость дисциплинированны.
   Евгений Викторович, размахивая руками,  устремился  к  Ментихиным.  В
другое время он, по всей вероятности, перешел бы на другую сторону, что-
бы лишний раз не поздороваться со старичками, которых недолюбливал имен-
но за их дисциплинированность, -здоровался лишь в лифте, когда  деваться
некуда. Но сейчас он бросился к ним, как к родным. Примерно так бросают-
ся друг к другу наши соотечественники где-нибудь в Новой Зеландии  после
годичного отсутствия на Родине.
   Завидев Демилле, Ментихины разом остановились.
   - Светозар Петрович! Светозара Петровна! - лепетал Демилле  на  бегу,
изображая радостную улыбку.
   Светики вели себя по-английски, милорд. Кажется, у вас есть выражение
"держать жесткой верхнюю губу", то есть ничем не выдавать своего  волне-
ния?
   - Да, это признак истинных джентльменов и леди.
   - Так я должен вам сказать, что у Светиков осталась жесткой не только
верхняя губа, но и нижняя, а также щеки, брови, нос -короче, вся  физио-
номия. Глаза были непроницаемы.
   Светики испугались, что сосед, увидевший их в запретном месте,  может
донести (у них с юности было такое мышление), и на всякий случай приняли
неприступный вид. Конечно, они знать не знали о том, что Демилле чуть ли
не сутки находится в блудном состоянии.
   - Какая встреча! - фальшиво воскликнул  Евгений  Викторович,  добежав
наконец до Светиков и неловко дернув рукой, будто хотел обменяться руко-
пожатием. Все четыре руки Ментихиных не выразили ни малейшего на это же-
лания.
   - Прогуливаетесь? - заискивающе спросил Демилле.
   Светики молчали.
   - А я вот тоже... Ну, и где вы теперь? -  совсем  ослабевшим  голосом
продолжал Евгений Викторович и поспешно поправился, задав вопрос, испор-
тивший все дело:
   - Куда вас... эвакуировали?
   - Я не понимаю, - тихо сказала Светозара Петровна, не глядя на бывше-
го соседа.
   - Ну как же! - несколько осмелел Демилле. - Вас же переселили?  Куда,
хотелось бы знать? Нас, например, в Смольнинский район с семьей, -соврал
он.
   Ментихины мигом сообразили, что Демилле не в курсе. Почему  он  не  в
курсе - его личное дело, но вводить его в этот курс  Светики  отнюдь  не
собирались.
   - Извините, мы вас не понимаем. Вы, вероятно, нас с кем-то путаете, -
ледяным тоном произнесла Светозара Петровна.
   - Как это путаю? Вы мои соседи! Я ваш  сосед!..  Светозара  Петровна,
Господь с вами!
   - Я не Светозара Петровна, - сказала старуха.
   - А я не Светозар Петрович, - добавил старик.
   Они разом возобновили движение с левой ноги и  прошли  мимо  Демилле,
точно мимо столба, не повернув головы.  Евгений  Викторович  ошеломленно
смотрел в их голубые, без единой складочки спины.
   - Я Демилле! - крикнул он в отчаянии.
   Ответа он не получил. Светики удалялись  равномерно  и  прямолинейно,
как электричка от перрона. Через несколько минут их голубые  плащи  сли-
лись в одно пятно, которое растаяло в сумерках. Евгений Викторович  бес-
помощно провожал их глазами.
   Тут Демилле немного тронулся. Удивительно, но  исчезновение  дома  не
привело его в такое идиотическое состояние, как  исчезновение  Светиков.
Евгений Викторович глупо рассмеялся, потом нервно захохотал и, продолжая
хохотать, перелез через низкую ограду детского садика, а там  неожиданно
для себя забрался в ту самую бетонную трубу, откуда  ночью  наблюдал  за
милиционерами. Стоя в трубе, он всхлипывал, согнувшись,  утирал  рукавом
плаща слезы и повторял: "Я - не Демилле! Я - не Демилле! Я - не Демилле!
..".
 
 
   Глава 9
   ЖЕРТВА ТЕЛЕКИНЕЗА
 
   Кооператор Завадовский провел ночь в удобном  помещении,  где  стояла
заправленная койка, на спинке которой висело вафельное белоснежное поло-
тенце... тумбочка... графин... Туалет и умывальник. На камеру  предвари-
тельного заключения комната походила лишь тем, что запиралась снаружи.
   Завадовский с Чапкой зашли в эту неожиданную гостиницу  и  расположи-
лись на ночлег. Валентин Борисович залез под тонкое солдатское одеяло  в
пододеяльнике, Чапку пристроил рядом с собой, не переставая ее  поглажи-
вать. "Видишь, Чапа, не бросили в беде, помогли..."  -  убеждал  собачку
кооператор, уговаривая больше себя, чем фоксика.
   И вот, пока метался по ночному городу Демилле, пока милиция  окружала
прилетевший на Безымянную дом и проводила утреннюю операцию, Завадовский
спал. Разбудил его капитан милиции, который зашел в комнату с незнакомым
молодым человеком в штатском.
   Завадовский протер глаза и спрятал Чапку под одеялом.
   Пришедшие вежливо поздоровались, осведомились о сне, предупредительно
кивали. Внесли чай с булочками, не забыли и Чапку, которой  принесли  на
тарелке мокрую, с остатками мяса и застывшего жира кость,  будто  только
что вынутую из холодного супа. Чапка с урчанием вцепилась в нее.
   Молодой человек в штатском представился. Назвался он  Тимофеевым  Ро-
бертом Павловичем, старшим научным сотрудником. Кого или чего  сотрудни-
ком - не сказал.
   Выпили чаю втроем в принужденных разговорах о Чапе, затем Тимофеев  с
капитаном встали и мягко попросили Завадовского следовать за ними.
   - На допрос? - с робким вызовом спросил кооператор, но тут  же  испу-
гался своего микробунта и пожаловался: - Я же в одной пижаме,  товарищи.
Неудобно!
   - Все в порядке, Валентин Борисович, - дружески обнял  его  за  плечи
Тимофеев и увлек в коридор. Чапка, виляя хвостиком, последовала за ними.
Капитан поймал ее и взял на руки.
   - Валентин Борисович, собачку мы пока пристроим.
   - Это не трудно? - обеспокоился Завадовский.
   Капитан лишь улыбнулся, давая понять, что  здесь  ничего  не  трудно.
После чего удалился с Чапой по коридору.
   Тимофеев провел кооператора в другую комнату  со  множеством  шкафов,
открыл один из них и вынул оттуда серый костюм на  плечиках  и  плащ-бо-
лонью. Из ящика в другом отделении шкафа он  извлек  новенькую  сорочку,
запечатанную в хрустящий прозрачный конверт. Явились и полуботинки - то-
же новенькие, чешские, в коробке.
   Тимофеев закурил, лениво наблюдая, как Завадовский одевается и прячет
пижаму в коробку из-под туфель, против воли бормоча слова благодарности.
   Через минуту он предстал перед научным сотрудником в  полном  блеске,
как диссертант перед защитой. Немного волновался.
   Далее преображенного кооператора вывели из Управления, выписав специ-
альную бумажку на выход, и повезли в черной "Волге" по городу. Ехали ми-
нут двадцать и остановились у большого здания где-то в районе Политехни-
ческого института.
   Тимофеев проводил Завадовского в вестибюль  через  стеклянные  двери,
рядом с которыми не было никакой вывески. Последовал разговор  Тимофеева
по внутреннему телефону, выписка пропуска, проход через турникет,  лифт,
коридор, еще коридор... Попадались сотрудники в штатском и  белых  хала-
тах, очень немногочисленные. Завадовский понял, что  не  тюрьма,  -  ему
стало интересно. Наконец они вошли в большую комнату с табличкой на две-
ри "Лаборатория 1 40".
   Вдоль стен стояли письменные столы, а  посреди  комнаты  располагался
деревянный куб с полированной верхней гранью -довольно  внушительный.  В
углу комнаты Завадовский заметил сооружение на треноге, по виду  киноап-
парат. Объектив его был нацелен на куб.
   В комнате находились двое - мужчина и женщина. Мужчина  был  лет  под
шестьдесят, в черном костюме, толстый, лысоватый, с большим мясистым но-
сом и маленькими глазками. Костюм на нем лоснился и в точности  повторял
формы тела, а вернее, его выпуклости.
   Женщина была молода, в крахмальном белом халате.
   Толстяк бросился к вошедшим и пожал руки сначала Тимофееву, потом За-
вадовскому, взглядывая на Валентина Борисовича с предвкушением счастья.
   - Академик Свиркин Модест Модестович, - представил толстяка Тимофеев.
   - Свиркин, Свиркин! - возбужденно закивал академик, улыбаясь.
   Женщину звали просто Зиночка. Она, по всей видимости, была  лаборант-
кой.
   - Ну-с, начнем? - проговорил Свиркин, в  нетерпении  шевеля  толстыми
короткими пальцами.
   - Модест Модестович, я еще  не  рассказывал  Валентину  Борисовичу  о
смысле предстоящей работы, - сказал Тимофеев.
   - И прекрасно! Лучше быть не может! А вот мы сразу  и  проверим,  без
всякого смысла! - вскричал академик и, отбежав к стенке, уселся на стул.
   - Зиночка, давайте первый тест, - сказал он.
   Лаборантка достала из кармана халата обыкновенный спичечный  коробок,
подошла к кубу и положила коробок с краю, у самого ребра, в его  середи-
не. Затем она грациозно повернулась и отошла.
   Тимофеев направился к киноаппарату и нажал на  кнопку.  Камера  глухо
застрекотала.
   Завадовский ничего не понимал. Он чувствовал себя подопытным кроликом
- да, пожалуй, и был им.
   - Валентин Борисович, - задушевно проговорил академик, лаская  взгля-
дом кооператора, - мы вас сейчас попросим сосредоточиться на этом короб-
ке, - он сделал жест ладонью по направлению к мирно лежащему коробку,  -
и представить себе, что он... как бы это выразиться?...  ползет!  Да-да,
ползет по поверхности!
   - Куда? - испуганно спросил кооператор.
   - Куда угодно! - рассмеялся Свиркин. - Скажем, слева направо.
   Завадовский робко уставился на коробок и, собрав разбегавшиеся в сто-
роны мысли, попытался честно представить предложенную ситуацию.
   Зачем? Почему? Что за ерунда?.. Где Клара? Где дом?
   Коробок вдруг дернулся с легким шорохом, вызванным находящимися в нем
спичками, и послушно, как овечка, пополз к противоположному ребру  куба.
Доехав до него под ровное стрекотание камеры и напряженное молчание экс-
периментаторов, коробок, естественно, свалился на пол.
   Завадовский почувствовал, что мельчайшие капельки  пота  выступили  у
него по всему телу. Капельки были холодные и  острые,  как  канцелярские
кнопки. Может быть, это были мурашки.
   - Браво! - воскликнул Свиркин, выйдя из оцепенения. - Зиночка,  дубль
номер два!
   Зиночка схватила кинематографическую хлопушку, что-то написала на ней
мелом, хлопнула перед объективом камеры, затем подняла коробок и  водво-
рила его на прежнее место. Все  это  она  проделала  с  профессиональным
хладнокровием и артистизмом.
   - Снова! - потребовал академик.
   - Что снова? - прошептал несчастный кооператор.
   - Двигайте снова!
   В трусливом мозгу кооператора вспыхнула искра протеста. Он  уставился
на ненавистный коробок, отчего тот подпрыгнул и рыбкой скользнул по  по-
лировке куба к противоположному краю. По инерции  коробок  пролетел  еще
метра два и с треском упал.
   - Бис! Браво! - закричал академик аплодируя. Он  был  возбужден,  как
дитя в цирке. Тимофеев, стоявший у аппарата, побледнел. Лишь Зиночка бы-
ла индифферентна. По всему видать, ей эти опыты уже осточертели.
   - Зинуля, тест номер два!
   Лаборантка положила коробок в центр полированной грани и снова проде-
лала процедуру с хлопушкой.
   - А теперь, - заговорщически обратился Свиркин к кооператору, -я про-
шу вас, любезнейший Валентин Борисович, мысленно приподнять этот коробо-
чек... - Свиркин на сей раз указал на него отставленным мизинцем. - Пус-
кай он немного... э-э... полетает. Ну-ка!
   Завадовский был человеком тертым, но покорным. Его тертость подсказы-
вала ему, что ни в коем случае не следует идти на поводу у этого толстя-
ка-академика, нужно хитрить и изворачиваться, потому как неизвестно, что
может получиться из этой странной способности,  обнаружившейся  вдруг  у
него. Но страх, но покорность... Завадовский съежился и пронзил  коробок
взглядом. "Лети, сволочь!" - мысленно выругался он.  Коробок  взвился  в
воздух, как пробка от шампанского. Со свистом он достиг потолка, ударил-
ся об него и раскололся. На пол посыпались спички.
   Академик пришел в восторг. Он качался на стуле, всплескивал руками  и
заливался совершенно счастливым хохотом. Вдруг он перестал смеяться, вы-
тер слезы носовым платком и погрозил Завадовскому пальцем.
   - Вы опасный человек, любезнейший!..
   Вот! Вот оно! Опасный человек!.. Завадовский струхнул еще больше.
   Лаборантка с достоинством принялась подбирать с пола спички, но  ака-
демик остановил ее.
   - После, после! Давайте измеритель динамического усилия. Роберт  Пав-
лович, помогите... А вы присядьте, Валентин Борисович.
   Завадовский опустился на придвинутый к нему стул, с ужасом  наблюдая,
как лаборантка и старший научный сотрудник укрепляют на кубе  непонятное
сооружение, состоящее из станины, на которой находилась железная тележка
на колесиках... рельсы... пружины... указатель с делениями, как  у  весо
в... "Зачем это?" - опасливо подумал кооператор.
   - Все по местам! - скомандовал Свиркин, когда сооружение  было  уста-
новлено. - Видите тележку? - обратился он к Завадовскому. - Двигайте  ее
по рельсам к себе! Сосредоточьтесь! Максимум напряжения! Тяните изо всех
сил!.. Да не руками! Мыслью! Мыслью!..
   Завадовский зажмурился и, скривившись, как от клюквы,  принялся  мыс-
ленно тянуть треклятую тележку. Он услышал скрип и открыл глаза. Тележка
рвалась со станины, натягивая железную пружину.  Казалось,  вот-вот  она
сорвется и, как снаряд, улетит в стену. Академик и Тимофеев, подскочив к
указателю, впились глазами в стрелку, которая медленно двигалась к крас-
ной черте. Завадовский жалобно всхлипнул и закрыл лицо руками.
   Раздался звонкий удар.  Оттянутая  пружиной  тележка  водворилась  на
прежнее место, едва не разломав сооружение.
   - Двести десять килограммов! - вскричал  академик.  -Мировой  рекорд!
Колоссально! Просто колоссально!
   Он подбежал к Завадовскому, отнял его руки от лица и расцеловал  коо-
ператора. Не переставая покрикивать: "Мировой рекорд!" - академик, прип-
лясывая, пустился по комнате, радуясь так, будто он сам, а не  Завадовс-
кий, установил мировой рекорд.
   - Да вы понимаете, что произошло?! - вдруг накинулся он на  лаборант-
ку, которая по-прежнему была безучастна.
   - Понимаю, Модест Модестович. Не дура, - надменно произнесла Зиночка.
   - А-а! - махнул на нее рукой Свиркин. - Силища! Какая силища!  -крик-
нул он Тимофееву, возившемуся с кинокамерой.
   И тут Валентин Борисович горько заплакал. Рыдания сотрясали его худое
тело. Кооператор согнулся на стуле и уткнулся лицом в ладони, выплакивая
новое свалившееся на него несчастье, ибо понял,  что  настал  конец  его
беззаботной пенсионной жизни. Валентин Борисович не догадывался о  науч-
ном значении опыта, далеки от него были и физические причины явления, но
главное он понял четко: он, Валентин Борисович  Завадовский,  больше  не
принадлежит себе, ибо черт его дернул установить мировой рекорд  в  черт
знает каком виде спорта. Старая цирковая память услужливо подсунула  ему
холодящую кровь барабанную дробь перед  рекордным  трюком,  тишину  -  и
взрыв литавр и аплодисментов. Завадовский никогда в  жизни  -  один  или
совместно с Кларой - не был обладателем рекордного трюка.  Зачем  же  он
ему теперь?.. Кооператор плакал, как ребенок.
   Конечно, к Валентину Борисовичу бросились экспериментаторы: "Переуто-
мился!.. Нервное напряжение!.." - сняли со стула, сунули в рот  какую-то
таблетку... бережно обняв, вывели из лаборатории. Завадовский плохо пом-
нил, куда его повели, и обнаружил себя уже в медпункте, на  жесткой  ле-
жанке с клеенчатой подстилкой под туфлями...
   - Может быть, вы все же объясните - что это значит? Что  произошло  с
Завадовским?
   - Очень просто, милорд! Перелетом дома в ту же ночь  заинтересовалась
наука, да так сильно, что лаборатория номер сорок одного  закрытого  НИИ
во главе с академиком Свиркиным была вынуждена проводить эксперименты  в
субботний, нерабочий день.
   - Но при чем здесь Завадовский?
   - А вот при чем...
   Как вы уже знаете, Завадовский был единственным свидетелем происшест-
вия, известным органам милиции. И это сразу же дало повод  рассматривать
его в качестве подозреваемого...
   - Но не могли же они предположить,  что  этот  щупленький  кооператор
поднял в воздух девятиэтажный дом!
   - А телекинез, милорд?
   Единственной разумной гипотезой относительно причин  вознесения  дома
мог быть только телекинез. Телекинез, мистер Стерн, это способность при-
водить в движение материальные тела посредством мысли, духовного усилия,
не входя в контакт с телом. Гипотеза родилась в городском Управлении, ее
подтвердил и разбуженный срочным ночным звонком академик Свиркин.
   Виновника перелета дома следовало искать снаружи. В самом деле,  если
бы кто-нибудь из жильцов дома вознамерился отправиться в воздушное путе-
шествие, не выходя из квартиры, то это был бы не телекинез, а левитация.
Скорее всего, такой субъект взлетел бы к потолку и принялся, упираясь  в
него, отрывать дом от фундамента. Малоправдоподобно! Даже если бы у него
нашлись силы, он просто проломил бы перекрытие.
   Телекинез представлялся более разумным. Но кто мог его осуществить? И
тут подозрение пало на Завадовского.
   В самом деле, посторонний прохожий вряд ли просто так, из  баловства,
мог решиться на подобную акцию. Это мог  сделать  свой  кооператор,  ка-
кой-нибудь нервный вспыльчивый человек, обиженный судьбою и женой, кото-
рый в состоянии аффекта мог, выбежав из подъезда, послать всех к  чертям
собачьим.
   Улики против Завадовского были такие:
   а) невообразимо поздний час выгула собачки (кто же выгуливает собак в
три часа ночи?);
   б) Завадовский был единственным из кооператоров, находившимся  в  тот
момент вне дома, но рядом с ним (о Демилле не знали);
   в) Клара Семеновна (сразу же проверили, что она собою представляет, а
проверивши, пришли к заключению, что на месте Завадовского каждый разум-
ный человек поступил бы точно так же).
   В пользу кооператора говорило следующее:
   а) сам позвонил (впрочем, это могла быть уловка для прикрытия);
   б) одет кое-как (то же самое);
   в) никогда не обнаруживал способностей к телекинезу (а вот  это  надо
проверить!).
   Как мы видели, милорд, проверка дала ошеломляющие результаты. Реакция
на телекинез, если можно так выразиться, была положительной! Завадовский
сразу же, несмотря на плохую физическую форму после ужасной  ночи,  шутя
побил мировой рекорд динамического усилия, принадлежавший какому-то  ин-
дусу и равнявшийся - смешно сказать! - весу трех  бананов,  которые  йог
сумел придвинуть к себе, причем будучи в голодном состоянии.
   Разумеется, до девятиэтажного дома было далеко, но как знать! В опре-
деленных условиях  спровоцированный  Кларой  Семеновной  кооператор  мог
превзойти самого себя и швырнуть в воздух многотонную постройку...
   Вслед за экспериментом последовало медицинское обследование Завадовс-
кого в медпункте НИИ, и Валентин Борисович попал в гостиницу - не ту,  в
которой провел нынешнюю ночь, а в  настоящую,  ведомственную,  закрытого
типа. Сопровождал кооператора на всем пути Тимофеев.
   В одноместном номере Валентин Борисович, к своему удивлению,  обнару-
жил не только предметы туалета, оставленные в Управлении, но и свои вещи
из гардероба, улетевшие вместе с домом: костюмы, рубашки, галстуки, сви-
тер, махровый халат и домашние тапки. На стене висела  большая  фотогра-
фия, украшавшая прежде комнату Чапки: Валентин Борисович и  Клара  Семе-
новна выезжают молодыми на арену в седлах своих одноколесных велосипедов
- на Кларе открытый костюм с блестками, страусовые перья. Валентин Бори-
сович чуть не заплакал...
   Чапка тоже находилась в номере, спала, как ни в чем не бывало, устро-
ившись в мягком кресле. Телевизор, холодильник,  телефон...  на  столике
лежали документы Завадовского.
   - Я буду здесь жить? - покорно догадался кооператор. - А где же  Кла-
ра? Где они... все?
   Завадовский имел в виду своих соседей,  жильцов,  кооператоров.  Пох-
вально, что он о них вспомнил!
   - Не волнуйтесь, Валентин Борисович, - успокоил его Тимофеев. - Вы же
понимаете, что такое... не часто случается. Требуется время,  чтобы  ра-
зобраться, все выяснить...
   - Но откуда это... и фото... - бормотал Завадовский.
   - Все живы, катастрофы не произошло. Супруга передает вам  привет,  -
сказал Тимофеев, внимательно наблюдая за лицом Валентина Борисовича.
   Вскоре пришли полковник с капитаном. Тимофеев не отлучался ни на  се-
кунду. Вчетвером сели за столик, появилась бутылка коньяка, сыр,  колба-
са, копченая рыба. Короче говоря, обстановка никак не напоминала допрос,
а скорее - дружескую беседу. Капитан лишь время от времени  склонялся  к
открытому портфелю, чтобы сменить кассету портативного магнитофона.
   - Значит, обнаружили наклонности?... - добродушно спросил  полковник,
осушив первый тост за Валентина Борисовича.
   - Какие? - испуганно встрепенулся Завадовский.
   - Ну, к этому... к телекинезу, - пояснил полковник.
   - Как... те... что? - еще больше испугался кооператор.
   Надо сказать, что Завадовский в жизни не слыхал этого слова. Все  его
представления о паранауках ограничивались фокусами  Кио,  имеющими,  как
известно, сугубо материалистическую основу.
   - Любопытно было бы взглянуть...  -  продолжал  полковник,  посасывая
осетрину холодного копчения.
   - Федор Иванович, пленка в проявке, - быстро доложил Тимофеев.
   - То кино! - отмахнулся Федор Иванович. - А здесь в натуре.
   Капитан достал из портфеля сигареты и, распечатав пачку,  положил  ее
на стол. Федор Иванович указал на пачку:
   - Валентин Борисович, не в службу, а в дружбу подтолкните  ко  мне...
Усилием воли, если не трудно.
   "Опять!" - подумал Завадовский  и  осторожно,  легким  толчком  мысли
придвинул пачку к полковнику. Тот захохотал, как нынче академик. Вытянул
сигарету из пачки, сунул в рот и вдруг хитро подмигнул:
   - А зажечь без спичек можете?
   Завадовский прикрыл глаза, стараясь представить себе горящую сигарету
во рту полковника. Когда он открыл глаза, Федор Иванович уже  затягивал-
ся.
   Тимофеев чуть в обморок не упал.
   - Нет, это не телекинез, - пробормотал он. - Это хуже...
   Но дальше беседа, слава Богу, уклонилась от телекинеза и других непо-
нятных штучек, свернув в житейское русло. Полковник с участием  расспра-
шивал Валентина Борисовича о бывшей работе, об условиях вступления в ко-
оператив: сколько выплатили?  кто  ответственный  пайщик?  Интересовался
здоровьем Клары Семеновны и сколько лет они состоят в браке...
   Завадовский отвечал коротко и обдуманно,  но  всегда  чистую  правду.
Вскоре он слегка разомлел от коньяка, и  собеседники  представились  ему
сочувствующими, заинтересованными, почти родными людьми. Завадовский ра-
зоткровенничался.
   В его рассказе мелькнули нотки обиды на Клару,  воспоминания  о  Соне
Лихаревой и ее собачках, одна из которых, кстати, наличествовала в  виде
Чапки; вспомнил кооператор и о стрижке пуделей, после которой шерсть не-
делю летает по квартире, попадает в суп, в глаза,  в  нос...  Разве  это
жизнь?
   - М-да... - протянул полковник. - Ваше здоровье!
   Капитан перевернул кассету едва уловимым движением пальцев.
   - И вы считаете, что этого достаточно, чтобы вот так, очертя  голову,
не посоветовавшись, решать свои проблемы? - твердым  голосом,  мгновенно
протрезвев, спросил вдруг Федор Иванович.
   - Что? О чем вы говорите? - вздрогнул Завадовский.
   - Рассказывайте, Завадовский, как вы подняли в воздух ваш дом? С  ка-
кой целью? Куда хотели направить? -резко произнес полковник.
   - Я... Господь с ва... ку... - Завадовский хватал  ртом  воздух,  как
рыба, выброшенная на песок.
   Видя замешательство подследственного, полковник  сделал  знак  рукой.
Капитан поднялся, вышел из номера и через несколько секунд вернулся.
   Он вернулся не один. Вместе с ним в номер вошла Клара Семеновна Зава-
довская. Она была громадна и величественна в своем панбархатном платье с
затейливой золотой брошью, в лакированных туфлях.
   - Завадовский, - с нежной угрозой произнесла Клара. -  Зачем  ты  это
сделал? Тридцать лет... Разве я заслужила?.. Сделай все, как  было,  Ва-
лентин! Я требую!
   Валентин Борисович сполз со стула и на заплетающихся ногах бросился к
своей могучей супруге. Он обхватил ее за бока, прильнул лицом  к  груди,
зарываясь в пышные складки панбархата, как страус головою в песок... те-
ло его сотрясалось.
   - Клара, Клара, - всхлипывал несчастный кооператор.
   Чапка с радостным лаем бегала вокруг хозяев.
   Глава 10
   НИТОЧКА РВЕТСЯ
   Во время разговора матери с милиционером Егор сидел в кухне,  не  ше-
лохнувшись, и испуганно прислушивался к словам: "Прописаны... а еще кто?
.. Евгений Викторович?.. Нет, не проживает... Где? Понятия не имею! Меня
это не интересует!" Последнюю фразу мать произнесла в запальчивости,  со
слезой, и Егорке сделалось совсем худо. Он почувствовал,  что  произошло
нечто более страшное, чем старик за окном и новая обстановка рядом с до-
мом, и вода, и газ... Он схватил ложечку и начал поспешно есть сгущенное
молоко из открытой банки. Будто подслащивал беду.
   Мать проводила милиционера и пришла в кухню.
   - Испугался, сынок? Ничего! Все бывает. Ты же мужчина у меня, -прого-
ворила Ирина, гладя сына по голове. - Ты посиди здесь, я сейчас.
   - Куда ты? - спросил Егорка.
   - Я на одну минутку.
   Ирина Михайловна поспешила в Егоркину комнату. Окно  старика  Николаи
было прикрыто. И слава Богу!  Не  до  него.  Ирина  закрыла  свое  окно,
мельком взглянув внутрь комнаты старого генерала, потом быстро привела в
порядок постель сына. Вдруг представила мужа ночью... Будто  со  стороны
увидела картину: "у разбитого корыта". Так ему и надо! Пусть  подергает-
ся. А что ему сделается? Вечером явится, как-нибудь узнает. Будет  опять
виновато вздыхать, маяться...
   Она, как это не раз уже бывало в последние годы, заглушила  раздраже-
нием подкрадывавшуюся жалость и перевела мысли на  другое.  Как  быть  с
Егором? Возить его в садик на улицу Кооперации далеко. А здесь  как?  Но
скажут ведь, помогут... Не должны бросить в беде.
   Имелся и маленький плюс в этом перемещении: на работу  теперь  ездить
не надо. Ирина Михайловна служила в канцелярии военного училища,  распо-
ложенного неподалеку от Тучкова, то есть там, где стоял теперь дом, если
верить генералу Николаи. Высшего образования Ирина в свое время не полу-
чила, ушла из финансово-экономического, с третьего курса...  "Все  из-за
него!" - мелькнуло в мыслях.
   Накинув плащ и платок, Ирина выскочила на  лестничную  площадку,  где
тут же столкнулась с Саррой Моисеевной.
   - У вас тоже? - обратилась к ней старуха.
   - Что?
   - Нет воды, нет газа, нет света... - скорбно перечислила та.
   - Естественно, - пожала плечами Ирина и  проскользнула  мимо,  слыша,
как Сарра Моисеевна горестно и недоуменно бормочет вслед: "У всех одно и
то же! Одно и то же!"
   Милиции на этажах поубавилось. Остались лишь дежурные  на  лестничных
плошадках - вежливые лейтенанты, пытавшиеся по мере сил погасить  беспо-
койство несчастных кооператоров.
   Жильцы потерянно слонялись по лестнице, собирались группками, обмени-
вались мнениями. Паники уже не было, ее сменило уныние.
   Ирине удалось узнать, что инженерные службы уже тянут  к  потерянному
дому времянки электрических кабелей, водопровода и газа. Вопрос с  кана-
лизацией пока оставался открытым.
   - Как в блокаду! - весело приветствовал Ирину Светозар Петрович, бод-
ро поднимавшийся к себе на этаж с чайником, наполненным водой.
   - Где вы воду брали? - спросила она.
   - В соседнем доме.
   Ирина вдруг подумала, что давно не видела в своем доме такого  едине-
ния людей, участия и предупредительности. Раньше едва здоровались в лиф-
те, а сегодня прямо как родные...
   Она спустилась до четвертого этажа, где какой-то маленький и  уверен-
ный кооператор разъяснял собравшимся вокруг него женщинам:
   - Если кто в отъезде, встретят и дадут новый адрес.  Родственникам  и
знакомым пока не сообщат. До особого распоряжения. И нам нужно молчать.
   - Как же? - недоуменно спросила одна из слушательниц. - У меня  бабка
в понедельник должна прийти, дочка больная, а мне на работу...
   - Все будет сделано, - успокоил ее маленький. -  Нуждающимся  вызовут
из "Невских зорь", устроят в садик. Но посторонние знать не должны,  это
дело государственное!
   Женщины притихли, понимая, что государственное дело - это вам не хух-
ры-мухры.
   - А скажите, - начала другая, - у меня сестра должна завтра приехать.
Я телеграмму получила.
   - Я же сказал: доступ в дом получают только прописанные и зарегистри-
рованные при обходе. Остальным наш адрес знать ни к чему. А  про  сестру
нужно заявить. Ее встретят, разъяснят.
   Ирина пошла наверх, по пути соображая: муж прописан, но, по всей  ви-
димости, не зарегистрирован. Она же сама его не  зарегистрировала!  Зна-
чит, ему не сообщат, где они. Ирину обуяло сомнение, но лишь на секунду:
"Пускай! Так ему и надо! Егорка все равно его неделями не видит, а  уж  
я... Перебьемся!"
   Мимо Ирины вниз проследовали два милиционера, сопровождавшие элегант-
ного встревоженного человека лет сорока.
   - Неужели и жене сообщите? - вдруг обратился он к милицейскому лейте-
нанту, останавливаясь.
   - Вам, гражданин Зеленцов, не о жене надо думать, - спокойно  отвечал
лейтенант. - Вы важные бумаги выкинули на улицу.  Жена  простит,  а  на-
чальство...
   Мужчина кинул голову на грудь и пошел дальше.
   "Жена простит... А вот как не простит!" - мстительно подумала Ирина.
   Она вернулась домой, снова приласкала Егорку.
   - Одевайся, сынок. Пойдем гулять. Я все узнала. Ничего страшного нет,
будем жить здесь. Так надо, - значительно сказала она.
   - А где папа? - хмуро спросил Егор.
   - Папа?.. Он уехал. У него срочная командировка. - А когда приедет?
   - Не скоро... Да мы и сами с усами! Разве нам плохо вдвоем ?
   - Хорошо... - неуверенно протянул Егорка.
   Ирина бодрилась. Она будто хотела оттянуть окончательное решение, за-
рыться с головой в мелкие хлопоты, благо их сегодня было  предостаточно.
Как вдруг с полной ясностью пришла мысль: все уже решено.
   Она поняла это по тому, как в одно мгновение  сцепились  между  собою
события и раздумья последнего времени: поздние приходы домой мужа -  ах,
какой мерзкий запах исходил от него! - винный перегар и компактная  пуд-
ра; ночное путешествие дома, сорвавшее их с Егоркой с насиженного места,
- это знак! не иначе, надо что-то решать; регистрация  жильцов  -  пепел
старых писем на металлическом подносе с чеканкой...
   Все это колебалось, дрожало в ее памяти, точно  маленькие  магнитики,
которые неуверенно ищут друг друга, но внезапно прилипают один к  одному
- получается цепь.
   Вырвавшееся у нее в разговоре с милиционерами "не проживает" с  жало-
бою на мужа еще не было результатом обдуманного решения. Вылились  разд-
ражение, обида и мечта о свободе. На самом же деле, помыслить не  могла,
чтобы Евгений сегодня же вечером, на худой конец - завтра  не  заявился,
как огурчик. Но теперь Ирина поняла, что самому,  без  ее  помощи,  мужу
трудно будет найти улетевший дом. Что-то усмехнулось в ее душе, выгляну-
ла откуда-то острая мордочка злорадства: накося, выкуси!
   И вот последняя капля: "Папа уехал. Срочная командировка". И  никаких
гвоздей.
   Ирина перевела дух. Магнитики сцепились - не разорвать. Она почти фи-
зически ощутила, как обрушивается с ее  плеч  страшная  тяжесть...  гора
свалилась, верно говорят! Наконец свободна! Все как нельзя кстати: ника-
ких ссор, никакой разводной тягомотины - улетели от него, и все!
   А  магнитики  продолжали  сцепляться.  Ирина  знала  за  собою  такое
свойство: мысли и чувства долго бродят внутри, примериваются друг к дру-
гу, пока сразу, как сегодня, не выстраиваются в  мгновенное  решение.  И
тогда в дело вступает железная логика.
   "Мы улетели, - внятно сказала она себе. - Мы хотим жить с Егором  од-
ни. Значит, мы не хотим, чтобы он нас нашел и все началось сначала. Сле-
довательно, надо оборвать нити, которые еще не оборваны: вернуть ему ве-
щи и выписать Егорку из прежнего детсада". С глаз долой, из сердца вон!
   - У нас есть такая поговорка, милорд.
   - И получается?
   Детский сад на улице Кооперации  был  пока  единственным  официальным
местом, которое мог бы использовать блудный муж, если бы захотел  встре-
титься со своею семьею. Даже если переводить Егорку в другой садик, туда
следовало бы явиться за справками, а Евгений не дурак,  может  подкарау-
лить. Значит, нужно торопиться!
   Ирина окинула взглядом комнату, мысленно  отмечая  ниточки:  семейную
фотографию с годовалым Егоркой (Евгений Викторович худощав, похож на Жа-
на-Луи Барро); книги по архитектуре старого Петербурга  (Демилле  покло-
нялся архитектурной классике, в особенности Карлу Росси); из-под  дивана
торчат шлепанцы мужа, на стуле висит его домашняя фуфайка...
   - Егор, ступай приберись у себя в игрушках! -  скомандовала  мать,  -
отсылая сына в другую комнату.
   Егорка понуро поплелся в детскую.
   Ирина, не мешкая, стянула с платяного шкафа огромный  чемодан,  пода-
ренный когда-то на свадьбу Екатериной Ивановной, -  бабушкин  чемодан  с
латунными накладками и замками - и опрокинула его содержимое  на  диван.
Там были старые тряпки, шерсть, лоскуты...
   Действуя проворно, но аккуратно, она принялась складывать  в  чемодан
вещи мужа. В кармашек на внутренней стороне  крышки  вложила  документы.
Поколебавшись, сунула в паспорт двадцать пять рублей - разделила  налич-
ный капитал почти поровну, ибо в шкатулке, где испокон веку складывались
деньги, обнаружилось пятьдесят два рубля. Ничего,  до  получки  доживем!
Ирина изумилась собственной нечаянной предусмотрительности, которая зак-
лючалась в том, что месяц назад она  сменила  место  службы,  Отдаленная
мысль о том, что в случае развода с Евгением это может  иметь  значение,
уже тогда возникала у нее, а отношения в семье последнее время были нас-
только натянуты, что Ирина сочла возможным даже не сказать мужу о  пере-
мене работы.
   Следовательно, он может искать ее лишь на  прежнем  месте,  в  строи-
тельно-монтажном управлении, но и там ему не скажут, ибо  уволилась  она
по собственному желанию, а новое место работы не сообщила никому.  Ирина
была по натуре довольна замкнута.
   Что ж, и в этом можно усмотреть перст судьбы...
   Ирина сняла со стены фотографию. Положить в чемодан? Оставить?.. Если
положить, то муж воспримет это как укор, а может быть, намек на желаемое
возвращение. Но оставить... Нет! Рвать так рвать!
   Она быстрым движением разорвала фотографию надвое, потом  еще...  Об-
рывки  бросила  на  подносик,  в  пепел.  Оттуда,  присыпанный   черными
хлопьями, вдруг страшно глянул на нее Егоркин глаз.
   Ирина склонилась над распахнутым чемоданом, заплакала.
   Вещи ее мужа, пахнущие его потом и чужой  компактной  пудрой,  лежали
перед нею, как останки.
   - Мама...
   Ирина поспешно утерла слезы. На пороге стоял Егорка с игрушечным  па-
ровозом в руках. Промелькнуло воспоминание: они с Евгением покупают этот
паровоз в ДЛТ года полтора назад, перед днем рождения Егорки... Было хо-
рошее, настоящее! Что говорить!
   Она поспешила к сыну, желая отвлечь его от разверстого чемодана с ве-
щами.
   - Что? Что случилось?
   - Колесо отломалось, - сообщил Егорка, показывая паровоз.
   - Папа почи... - сорвалось у нее, но она осеклась, схватила  паровоз,
приговаривая: - Ну, где же это колесо? Сейчас мы его приладим!
   Вдруг откуда-то сбоку прилетел приятный бархатный голос:
   - Ирина Михайловна? Вы дома?
   Мать с сыном поспешили на зов и  увидели  генерала  Николаи,  который
стоял у своего открытого окна в костюме и при  галстуке.  Николаи  делал
знаки, чтобы Ирина открыла окно.
   Она распахнула створки, легким движением поправила прическу.
   - Вы уж не обессудьте старика. У вас же, как я понимаю, сегодня  раз-
руха... Вот я себе и позволил...
   С этими словами Григорий Степанович поставил на подоконник полиэтиле-
новый пакет, из которого торчала красная крышка термоса.
   - Здесь кофе, бутерброды. Окажите честь...
   - Спасибо. Ну, зачем же... - робко запротестовала Ирина.
   - Благодарить будете после. Берите.
   - Но как?
   - Все предусмотрено, - улыбнулся генерал.
   В руках у него появилась длинная палка с крюком на конце,  предназна-
ченная для задергивания штор. Григорий Степанович повесил пакет на  крюк
и протянул его к окну Ирины.
   Ирина, рассмеявшись, сняла пакет с крюка.
   - Видите, как просто! Нет, положительно я  нахожу  в  вашем  прибытии
нечто в высшей степени приятное. Для себя, разумеется, - сказал генерал.
   Ирина, не переставая благодарить, вынула из пакета термос и  заверну-
тые в фольгу бутерброды.
   - Приятного аппетита, - Григорий Степанович слегка поклонился и  стал
закрывать окно.
   - А пакет? Термос?..
   - Пустяки, - отмахнулся он. - Мы ведь теперь соседи.
   Ирина и Егор с аппетитом позавтракали,  и  мать  велела  Егорке  оде-
ваться, а сама пошла упаковывать чемодан. Она закрыла его на  замки,  не
забыв уложить в отдельную сумку чертежные принадлежности и книги по  ар-
хитектуре, затем кинула  взгляд  на  обрывки  фотографии.  Егоркин  глаз
по-прежнему пугал ее. Ирина собрала клочки, пачкая пальцы в саже, и, не-
долго думая, сунула на книжную полку между томами сочинений Тургенева.
   Она кое-как обтерла пальцы платком и сказала уже одетому Егору:
   - Присядем на дорогу.
   Они вдвоем уселись на чемодан, причем Егорка сделал это так  покорно,
будто понимал, насколько серьезно прощание.
   - Вот и все, - сказала мать, поднимаясь.
   ...Постовые на этажах провожали взглядами молодую женщину в  синтети-
ческой куртке и в брюках, которая тащила в одной руке огромный и с  виду
тяжелый чемодан, а в другой - набитую сумку. За ручку чемодана,  пытаясь
помочь, держался мальчик лет шести с серьезным лицом. Инструкций на этот
счет, если жильцы станут покидать дом, пока выработано не было.  Все  же
один из лейтенантов счел нужным спросить:
   - Вы, гражданочка, куда направляетесь?
   - Вещи несу в химчистку, - не моргнув, ответила Ирина.
   Лейтенант с сомнением взглянул на чемодан.
   - Вы уж там осторожнее. Согласно предписанию.
   - Знаю, знаю! - с готовностью кивнула она.
   Трамвай 1 40 повез мать с сыном по бывшему Гесслеровскому, ныне  Чка-
ловскому проспекту, пересек Карповку и, миновав Каменный  остров,  резво
побежал к новостройкам северной части города.
   Глава 11
   МАЙОР РЫСКАЛЬ
   - Вот скажите, милорд, такую вещь... Представьте себе, что  у  вас  в
Лондоне, в ваше время или несколько позже, произошел такой случай.  Мно-
гоэтажный дом, заселенный вашими соотечественниками, внезапно  снялся  с
насиженного места где-нибудь в Ист-Энде и перелетел в центр города.  До-
пустим, в Сити.
   - Что ему делать в Сити? Это деловая часть Лондона, как  вам,  должно
быть, известно.
   - И Бог с нею. Меня интересует другое. Каким образом рядовые лондонцы
узнали бы об этом происшествии?
   - Таким же, как обо всех других. В тот же час, как  дом  приземлился,
на этом месте оказался бы по крайней мере  один  из  репортеров  "Таймс"
-репортеры связаны с полицией. В утренний выпуск эта  новость,  пожалуй,
попасть бы не успела, но в вечерних газетах, будьте уверены, она  заняла
бы первые полосы. Уж они бы постарались, эти газетчики!
   - Я так и думал, мистер Стерн. Но оставим газетчиков в покое - в кон-
це концов, такая у них работа. Меня интересует способ оповещения. Разни-
ца национальных обычаев между нами столь велика, что у нас работают  со-
вершенно иные механизмы.
   Вы не поверите, но я первый пишу о случившемся, несмотря на то, что с
момента приземления дома на Безымянной прошло уже несколько месяцев.
   - Вы шутите. Неужели никому не интересно?
   - Еще как, милорд! Но у нас другие традиции. Посему,  смею  вас  уве-
рить, ни один из журналистов ленинградских газет не  посетил  Безымянную
ни в субботу, когда на этажах шла разъяснительная работа, ни  в  воскре-
сенье, когда кооператоры собрались на общее  собрание  (я  еще  об  этом
расскажу), ни позднее...
   - Как же об этом сообщили жителям города?
   - А никак не сообщили.
   - Значит, никому, исключая кооператоров и жителей Безымянной, до  сих
пор не известно, что многоэтажный дом... Ну, в  общем,  все,  о  чем  вы
рассказали?
   - Что вы! Известно... Известно даже больше, то есть по-другому и сов-
сем не так. А все потому, что перелет дома не относится, по нашим  поня-
тиям, к разряду событий, о которых следует знать рядовому  читателю  га-
зет.
   Вот если бы дом взлетел действительно в Лондоне, то мы узнали  бы  об
этом очень скоро. Не исключено, что к месту события были  бы  направлены
специальные корреспонденты, а уж постоянные представители нашей прессы в
Великобритании наверняка передали бы сообщение без промедления.
   - В чем же дело? Почему такая разница?
   - Мы против нездоровой сенсационности, милорд. Новости у нас  делятся
на два класса - нужные читателю и ненужные, однако критерий отбора неиз-
вестен. То есть он интуитивно понятен нашим читателям; у них  глаза  по-
лезли бы на лоб, если бы газеты сообщили о бракосочетании  политического
деятеля, новой системе вооружения нашей армии, не  выпущенном  в  прокат
фильме и многом другом. В то же время никого не удивляет,  что  мы  пол-
ностью в курсе событий каждой посевной или уборочной кампании, знаем все
о заводах и фабриках, планах и перспективах.
   Каждое событие рождается на свет с невидимой пометкой: об этом  знать
нужно, об этом - нет. Вот и перелет нашего дома сразу же попал в  разряд
фактов, недостойных упоминания.
   Причин несколько. Возможно, сработала самая примитивная логика.  Если
узнают, что дома способны летать,  то  завтра  же  в  воздух  поднимется
пол-Ленинграда, что может создать определенные неудобства.
   Может быть, отпугивала необъяснимость явления. Сродни тому,  как  не-
часто и противоречиво пишут у нас о тех же НЛО, биополях и прочем. Пола-
гается, описав явление, тут же сообщить о его причине. Газета  не  может
себе позволить недоуменно чесать в затылке: почему?  отчего?  ничего  не
понимаем!
   Конечно же, опасались паники и распространения слухов. Но тем не  ме-
нее слухи все же распространились, причем абсурдность их намного  превы-
шала уровень, который мог бы возникнуть при официальном сообщении.
   Дело в том, что природа не терпит пустоты, милорд.
   - Я знаю.
   - И те факты, которые ускользают от наших газетчиков, упорно муссиру-
ются в виде слухов. Им верят больше, чем газетам.
   Слухи о феномене вознесения дома, странным образом смешанные со  слу-
хами о запуске на орбиту пивного ларька, начали циркулировать по  городу
немедля, то есть утром в субботу, нарастали в течение трех  дней,  затем
стабилизировались на какой-то отметке и  просуществовали  так  с  месяц,
после чего медленно, но верно пошли на убыль.
   Первым источником слухов стал Евгений Викторович через Бориса  Карет-
никова. Дальше считать уже затруднительно, ибо тоненькие струйки  слухов
в виде прямых свидетельств (чаще всего - ложных), анекдотов, предположе-
ний, намеков и даже красноречивых умолчаний потекли в массы и от  немно-
гочисленных очевидцев, вроде Матрены и пьяницы на Каменном, и от  старо-
жилов Безымянной, и от кооператоров, и - увы! - от сотрудников  милиции,
проводивших утреннюю операцию, несмотря на то, что и  те,  и  другие,  и
третьи были предупреждены о неразглашении.
   Вечером в субботу подключились  "голоса",  которые  подлили  масла  в
огонь...
   - Какие голоса?
   - Институт слухов у нас во многом поддерживается так называемыми "го-
лосами", то есть западными радиостанциями, ведущими передачи на  русском
языке. Несмотря на большую удаленность от места события, они сообщают  о
случившемся очень быстро, но временами крайне неточно.
   "Голоса" передали в эфир, что, по имеющимся у них сведениям из неофи-
циальных источников, минувшей ночью в Ленинграде  по  требованию  Минис-
терства обороны была произведена срочная эвакуация одного из  жилых  до-
мов, сам дом снесен, а место расчищено той же ночью двумя полками  войск
внутренней службы.
   В результате уже в воскресенье по городу ходили слухи следующего  со-
держания:
   1. Какой-то дом, в котором был пивной склад, взлетел на воздух  из-за
взорвавшихся бочек и отброшен далеко, в район Парголова. Там и лежит.
   2. Над Ленинградом зарегистрирован НЛО, битком  набитый  пришельцами.
Пришельцы похожи на людей.
   3. Вчера ночью состоялось большое  милицейское  учение.  Отрабатывали
захват самолета с террористами и заложниками. Вместо самолета  захватили
один дом, где все жильцы были заложниками.
   4. На Петроградской стороне случилось знамение: ночью сделалось  сия-
ние, и ангелы с серыми крыльями летали по Безымянной.
   5. Строительная техника достигла невиданного развития. За  одну  ночь
построили девятиэтажный дом где-то в Купчине... Нет, не в Купчине, а  на
Гражданке!.. Или на Пороховых... Короче, в центре.
   6. Популярная певица Алла Пугачева вышла замуж.
   7. Мощный смерч, пришедший с Атлантики, поднял в воздух универсальный
магазин в Выборге, протащил его до Ленинграда, а там обрушил дождем про-
мышленных и продовольственных товаров на Каменный остров.
   8. Обнаруженный на Гражданке плывун - на самом деле вовсе не  плывун,
а месторождение никелевых руд, необходимых оборонной промышленности.
   9. С 1 июля повысят цены на шерсть, меха, серебро и водку.
   10. Девятиэтажный дом со всеми жильцами ночью перелетел на Васильевс-
кий остров, где плавно опустился на 7-й линии.
   И так далее, и тому подобное.
   Как видим, если отбросить явно провокационный слух 1 9, а  также  со-
вершенно дурацкий слух 1 6, то остальные в той или  иной  степени  имеют
касательство к совершившемуся - но какое далекое!
   Даже слух 1 10, наиболее близкий к истине, за исключением адреса при-
бытия, выглядел тем не менее совершенно неправдоподобно.  Смерч,  строи-
тельство, плывун, взрыв пива -  чего  только  не  нагородили!  Старались
объяснить. А объяснять нечего - нужно извлекать выводы.
   Итак, вот еще один пример системы - на этот раз  информационной.  Для
города она была внутренней, для нас с вами, милорд, внешней, а для майо-
ра Игоря Сергеевича Рыскаля - умозрительной.
   Майору милиции Рыскалю выпал жизненный шанс. Шанс этот буквально сва-
лился с небес в виде девятиэтажного дома, приземлившегося в неподобающем
месте. Майор, как и многие в ту ночь, был разбужен телефонным звонком  с
приказом срочно прибыть в Управление. Одеваясь по-военному быстро и чет-
ко, Рыскаль одну за другой рассматривал и отметал версии.  За  последние
десять лет службы это был первый ночной вызов.
   Майор Рыскаль не занимался поимкой уголовников, не расследовал  слож-
ные дела о хищениях социалистической собственности и тем более не отлав-
ливал на улицах пьяниц с последующей доставкой их в вытрезвитель. Специ-
альностью Рыскаля была организация общественного порядка в случаях  мас-
сового скопления людей. Он был непревзойденным дирижером толп  во  время
демонстраций, футбольных и хоккейных матчей, массовых гуляний, выступле-
ний популярных артистов и коллективов, похорон выдающихся  людей.  Никто
лучше Игоря Сергеевича не умел расставить цепи по пути следования  толп,
рассечь лавину людей на мелкие ручейки и струйки, чтобы не возникло дав-
ки и паники. В условиях огромного города  это  была  неоценимая  способ-
ность: учесть тупики и закоулки, проходные дворы, проломы в заборах,  по
которым неорганизованная масса так и норовит прорваться к  месту  проис-
шествия; перекрыть подъезды, отвести в сторону городской транспорт с та-
ким расчетом, чтобы пешеходы, трамваи, автомобили двигались с  точностью
часового механизма... Игорь Сергеевич был в этих делах большим мастером.
   Когда-то в его распоряжении имелись  эскадроны  конных  милиционеров;
Рыскаль чувствовал себя полководцем, расставляя конников  на  самых  от-
ветственных участках - при входе в метро, у турникетов стадиона. Вот уже
тридцать лет ему верно служила старая карта города, висевшая в его каби-
нете и буквально изрытая следами булавочных уколов флажков и фишек, кои-
ми майор отмечал устанавливаемые заграждения и цепи.
   И хотя начальство ценило Игоря Сергеевича,  непременно  назначая  его
пастырем манифестаций и митингов, в звании он продвигался медленно. Нег-
ласно считалось, что работа Рыскаля хотя и необходима, но все же не  так
опасна и трудна, как деятельность угрозыска и даже  ГАИ.  Отчасти  такое
мнение создал сам Игорь Сергеевич, благодаря безукоризненной точности  и
почти полному отсутствию ЧП во  время  массовых  мероприятий.  Парадокс:
мастер своего дела оказывался в тени именно из-за мастерства, с  которым
проделывал свою работу. Обремененный взысканиями коллега  мог  иной  раз
обойти майора на служебной лестнице по той лишь причине, что вдруг ни  с
того, ни с сего удачно проводил  какое-нибудь  дело.  На  фоне  провалов
прошлого оно естественно выглядело бриллиантом старания и умения, а зна-
чит, взывало к поощрению. Ничего подобного у Рыскаля не наблюдалось. Все
порученные ему дела он проводил на одинаково высоком  уровне,  отчего  к
этому просто-напросто привыкли, считая майора  добросовестным  служакой,
который звезд с неба не хватает.
   Он и не хватал, скромный был человек, а ему не давали. Видимо, по за-
бывчивости. Посему в душе Рыскаля накапливалась усталая обида на неспра-
ведливость. Его сверстники и однокашники (а майор мог уже идти на пенсию
по возрасту и выслуге лет) дослужились до генеральских чинов, возглавля-
ли крупные Управления в ряде городов, отличавшихся довольно-таки низким,
на взгляд Рыскаля, уровнем общественного порядка. И все потому, что  раз
в пять лет раскрывали какое-нибудь громкое дело со  стрельбой,  трупами,
автомобильными погонями... брр! Доведись такое Игорю Сергеевичу, он  на-
верняка управился бы тихо-мирно, без помпы.
   Последние годы майор обходился скромными средствами: не было уже вид-
но конных милиционеров, огромные крытые грузовики лишь в редких  случаях
использовались для заграждения. Игорь Сергеевич настолько хорошо  изучил
маршруты людских потоков и психологию толпы, что ему не составляло ника-
кого труда пресечь беспорядок в зародыше. Потому его дело  стало  выгля-
деть еще более мелким, чуть ли не элементарным. Но за ним стояло  истин-
ное мастерство.
   И все же душа тосковала по большому делу. Последнее время толпа поте-
ряла значительную часть своей опасности. То ли люди стали  дисциплиниро-
ваннее, то ли безукоризненно работали схемы Рыскаля, предназначенные от-
дельно для демонстраций, спортивных соревнований и салютов, то  ли  сами
сборища утратили былую массовость. В мифической глубине времен  терялись
ужасы Ходынки, похорон Сталина или безобразий на стадионе, что  на  Пет-
ровском острове, во время одного давнего футбольного матча.
   Давно уже ничего похожего не случалось.
   Потому-то, бреясь в пятом часу утра у себя в ванной комнате,  Рыскаль
терялся в догадках. Трудно предположить, чтобы в столь ранний час  прои-
зошло большое скопление людей... Облава? Прочесывание? Маловероятно!
   - Неужто война? - в ужасе спросила заглянувшая в ванную  жена  Клава.
Она тоже поднялась по тревоге.
   - Типун  тебе  на  язык,  -  укоризненно  произнес  майор,  продолжая
бриться. Он аккуратно доскоблил щеку и, видя, что жена не уходит, объяс-
нил: - На войну по телефону не приглашают.
   - А как? - вытаращила глаза Клава.
   - Много будешь знать... - усмехнулся Рыскаль.
   Игорь Сергеевич брызнул на лицо  специальной  пенки  "после  бритья",
втер ее в щеки, требовательно вгляделся в зеркало. Оттуда смотрело моло-
жавое лицо без морщин, не изборожденное, как у многих, следами неумерен-
ности. Твердый волевой подбородок, аккуратная стрижка.  Майор  тщательно
причесал "воронье крыло" - прядь жестких черных волос, спадаюшую на  лоб
наподобие крыла, - благодаря ему, а также небольшой ладной фигуре,  Рыс-
каль имел в Управлении кличку Воронок. Это давало повод для  каламбуров,
вполне безобидных, когда майор выезжал куда-нибудь на машине ПМГ: "Воро-
нок на ,,воронке"!"
   - Погодите, но вы говорили - "помогайка"?
   - Синонимов и тут у нас хватает, милорд.
   Через час майор уже присутствовал на совещании, где  узнал  о  ночном
происшествии, а также о том, что ему поручается новая ответственная  ра-
бота. Рыскаля назначили начальником группы, в обязанности которой входи-
ли организационные вопросы, связанные с перелетом дома: снабжение водой,
электроэнергией, газом, учет проживаюших и их регистрация, другие  быто-
вые проблемы, а главное - пресечение слухов, сокрытие нежелательных фак-
тов от злых языков и досужих умов, которые, конечно же, постараются сде-
лать из мухи слона.
   Единственный вопрос, который не входил в  компетенцию  Рыскаля,  был,
так сказать, научный. Причинами перелета дома занимался полковник  Коло-
мийцев Федор Иванович, именно к нему стекалась та весьма скудная  инфор-
мация очевидцев, о которой я уже рассказывал. "Опять  ставят  науку  над
практикой!" - подумалось майору. Очевидно, он имел в виду разницу в зва-
ниях, поскольку других признаков  предпочтения  науки  не  сушествовало:
группа Рыскаля была даже многочисленнее и имела те же права  влияния  на
городские службы, что группа Коломийцева.
   По существу, майор был назначен комендантом нашего дома, и это навело
его на мысль, что назначение, весьма вероятно, относится к разряду пред-
пенсионных. Однако размышлять было некогда.  Требовались  срочные  меры.
Игорь Сергеевич заперся у себя в кабинете для выработки  стратегического
плана, и через полчаса к дому на Безымянной уже спешили группы милицейс-
ких работников, имевшие четкие инструкции, то есть тот план,  с  которым
мы уже знакомы.
   Вскоре на улицу Кооперации прибыли строители с секциями забора,  выз-
ванные майором, и через два часа фундамент был огорожен. Рыскаль  в  это
время связывался по телефону с городскими коммунальными службами -  уго-
варивал, грозил, настаивал, уточнял сроки и возможности.
   Старая карта ожила. Рыскаль черной фишкой обозначил фундамент на ули-
це Кооперации и обнес его частоколом зеленых флажков. Красными маленьки-
ми фишечками Игорь Сергеевич нанес постовых: две  на  улице  Кооперации,
около десятка - на Безымянной. Трассу полета дома  он  обозначил  черной
нитью, протянув ее между фишками фундамента  и  самого  дома  (последняя
фишка была желтого цвета). Тут же возникли на плане и ближайшие к  Безы-
мянной сети инженерных коммуникаций, от которых  требовалось  в  срочном
порядке сделать отводы. Рядышком с желтой  и  черной  фишками  появились
другие - зеленые, -обозначавшие соседние дома на обеих улицах: детсад  и
три точечных дома на месте отлета и жилые дома на  месте  прибытия.  Это
были места скопления людей, могущих заинтересоваться случившимся. Надле-
жало дать им нужную информацию и предупредить о неразглашении.
   Истосковавшись по творческому делу, Игорь Сергеевич отдался ему,  как
отдаются любви, - с упоением. В душе его  играл  духовой  оркестр  войск
внутренней службы (пластинка с записями маршей и  вальсов  в  исполнении
этого оркестра была любимой пластинкой майора).  Рыскаль  мурлыкал  марш
лейбгвардии Преображенского полка, а сам разноцветными нитями  проклады-
вал электрические кабели и канализационные трубы вблизи  Тучкова  моста,
перенося их на карту с планов, присланных из соответствующих  Управлений
горисполкома.
   Стратегический кабинетный период длился недолго, после чего майор са-
молично выехал на "воронке" ("Воронок на ,,воронке"") к месту исчезнове-
ния дома и проверил непроницаемость воздвигнутого забора. Вошедши внутрь
ограждения, он осмотрел заваренные трубы канализации, газа и  водопрово-
да, оценил состояние затопленного подвала и, вполне удовлетворенный, са-
молично навесил амбарный замок на дверь в заборе. Ключ спрятал в карман.
   По крайней мере, в одном месте порядок  был  наведен.  Майор  оставил
улицу Кооперации и поспешил к Безымянной, ибо место приземления не сули-
ло ему легкости в наведении порядка.
   Когда он обходил по ущельям наш девятиэтажный дом,  марш  внутри  сам
собою оборвался. Темные щели с узенькими полосками неба наверху никак не
соответствовали бравурности музыки. Шаги майора и  сопровождающих  гулко
отдавались в ушельях, отраженные кирпичными высокими стенами. Рыскаль не
мог и предположить, насколько сильным может быть ощущение беспорядка  от
приставленных почти вплотную домов. "Позвонить в архитектурное  управле-
ние, - подумал он. - Необходима перепланировка участка".
   Однако легко сказать! Подъезды кооперативного дома выходили  прямиком
в щель - их не замажешь. Тут требуется капитальный ремонт... А вдруг дом
опять взлетит? С этим тоже нужно считаться.
   Затем Игорь Сергеевич посетил все четыре подъезда, наблюдая, как идет
регистрация. Как раз в этот момент группа Коломийцева задерживала  Клару
Семеновну Завадовскую, которая успела посеять смуту на нескольких этажах
громкими возгласами и плачем о пропавшем муже. Не добившись эффекта, она
бросилась домой, нарядилась в лучшее платье, взбила  прическу,  навесила
брошь и кинулась искать правды к начальству.
   - Какому?
   - Вероятно, в горисполком или еще куда. Четкого плана  у  бывшей  ар-
тистки цирка не было, она просто знала:  нужно  к  начальству.  В  таком
праздничном виде ее и взяли  люди  полковника  Коломийцева,  направившие
Клару Семеновну в машину.
   - Ай да Федор Иванович... Профессор... - пробормотал Рыскаль,  стара-
ясь подавить в себе неприязнь к науке.
   Самого Рыскаля причины перелета дома, а также физические силы, приво-
дившие его в движение, интересовали не больше, чем причины  Первомайских
демонстраций и способы производства фейерверков. И там, и тут его  зани-
мали последствия: общественные беспорядки, могущие возникнуть при массо-
вом неорганизованном скоплении людей. Вот и здесь, лично ознакомившись с
положением дел, он понял, каких усилий потребует от него  новая  работа.
Поняв это, Игорь Сергеевич принял ответственное решение.  А  именно:  он
решил переселиться на жительство в потерянный дом.
   Перспектива переселиться в неухоженную захламленную квартиру в первом
этаже второго подъезда, служившую помещением Правления и бухгалтерии ко-
оператива, отнюдь не привлекала майора. Его семья из четырех  человек  -
жена Клава и две дочери, Наташа и Марина, - имела прекрасную трехкомнат-
ную квартиру близ Таврического сада. Но лишь только  Рыскаль  представил
себе, что будет для кооператоров  приходящим  начальником,  пастырем  на
расстоянии, отрабатывающим от звонка до звонка... Нет! Это не дело!  Ма-
йор был образцом долга и принципиальности. А так как поручение, выпавшее
на его долю, по всему видать, было долговременным, то Рыскаль решил быть
с народом. Клава, конечно, не обрадуется: первый этаж,  темнота  в  окна
х... Ремонт придется делать, посетители попрут без всяких  приемных  ча-
сов, но... майор решил твердо. Иначе получится чепуха.  Все  равно,  что
король станет жить за границей, лишь изредка наведываясь к своим поддан-
ным.
   Рыскаль вернулся в Управление, прихватив с собою в машине председате-
ля Правления кооператива инженера Вероятнова, бухгалтера и двух  женщин,
работавших дворниками.
   Василий Тихонович Вероятнов, огромный сорокадвухлетний мужчина с  ру-
мяным лицом и детскими голубыми глазами, внешне понравился Рыскалю.  Од-
нако дела в Правлении велись кое-как, да Вероятнов и  не  скрывал  своей
нелюбви к "бюрократии", как он выразился. Он с видимым облегчением усту-
пил власть майору.
   - Я имею в виду фактическую власть, милорд. Уже в субботу в  коопера-
тиве начало образовываться маленькое государство со  сложной  структурой
управления. По виду это была республика с выборными органами власти,  по
сути же - монархия или диктатура, - как  вам  больше  нравится.  Рыскаль
стал единоличным правителем, в его руках сосредоточилась вся  власть.  У
вас в Англии, кажется, есть поговорка: "Король царствует, но не управля-
ет". Положение дел у нас складывалось как раз наоборот: "Король управля-
ет, но предпочитает не царствовать". Рыскаль с самого начала  решительно
избегал почестей и демонстрации внешних атрибутов власти.
   Первым его решением было: назначить общее собрание  кооператива,  для
чего Вероятнову поручалось снять актовый зал в ближайшей школе.  Рыскаль
снабдил его специальным мандатом, и инженер покинул Управление, радуясь,
что не ему придется расхлебывать всю эту кашу.
   Проверка финансов была отложена до более удобного случая, майор  лишь
затребовал необходимые документы у бухгалтера; дворникам Рыскаль  указал
на немытые окна и лестницы, неубранные баки с пищевыми отходами. Реакция
двух подозрительно одинаковых женщин неопределенного возраста, служивших
у нас дворниками (одутловатые лица, красные глаза, мешки под ними), была
тоже одинакова. Обе тут же написали заявление об уходе  по  собственному
желанию, на что майор совершенно резонно предложил им освободить служеб-
ную квартиру в третьем подъезде. Это их не остановило. Дворничихи удали-
лись, поставив майора перед новой проблемой.
   Между тем в кабинет к нему стали стекаться опросные листы. Группа по-
мощников сверяла их с домовой книгой, обрабатывала и  передавала  майору
готовые списки зарегистрированных жильцов с указанием места работы.
   Надо сказать, что к тому времени в Управлении сама собой возникла ра-
бочая терминология. Всех, кто летел вместе с домом, назвали  "летунами".
Жителей соседних домов на улице Кооперации и Безымянной окрестили "сосе-
дями". Отсутствующих жильцов дома, среди которых был и Евгений  Викторо-
вич, именовали "бегунами".
   - Почему "бегунами"?
   - А потому что они были "в бегах".
   Летуны делились на прописанных и непрописанных, соседи - на провожаю-
щих и встречающих, бегуны на зарегистрированных и незарегистрированных.
   Если говорить обо мне, то я оказался бегуном зарегистрированным, бла-
годаря сержанту Сергееву, ибо был прописан,  реально  проживал  (сержант
это отметил), но отсутствовал по неизвестной причине. Хотя, в  сущности,
мне полагалось быть прописанным летуном.
   Демилле попал в незарегистрированные бегуны, поскольку был  прописан,
но, по словам жены, реально не проживал. Таких, как он, в доме  насчиты-
валось около двадцати человек. Но те-то истинно не проживали,  а  Демилл
е...
   В разгар деятельности по составлению списков в кабинет  майора  зашел
капитан из группы Коломийцева и бухнул на стол набитый чем-то портфель.
   - Что это? - спросил Рыскаль недовольно.
   - Непрописанный летун, товарищ майор, - доложил  капитан,  выкладывая
перед Рыскалем листки протокола.
   Глава 12
   НЕПРОПИСАННЫЙ ЛЕТУН
   К категории непрописанных летунов относились, вопервых, гости кварти-
ры 1 116 - той  самой,  с  балкона  которой  ночью  выкидывали  бутылки;
во-вторых, три молодые супружеские пары, снимавшие однокомнатные кварти-
ры без прописки; в-третьих, несколько постоянно живущих  в  доме  членов
семей кооператоров, по тем или иным причинам прописанных в  других  мес-
тах. И наконец, в-четвертых, гражданин Зеленцов.
   Гостей из дома вежливо удалили, взяв подписку  о  неразглашении,  ос-
тальных причислили к списку прописанных летунов. А вот гражданина Зелен-
цова задержали, поскольку он имел неосторожность выбросить из окна порт-
фель с документами и бумагами для  служебного  пользования.  Это  навело
полковника Коломийцева на мысль, что Зеленцов  может  быть  причастен  к
угону дома, но, допросив его, Федор Иванович убедился в ошибке и сплавил
Зеленцова майору.
   И вот теперь портфель лежал на столе, а бледный, но надменный  Зелен-
цов сидел на диванчике в коридоре перед дверью кабинета  Рыскаля.  Рядом
находился старшина милиции.
   Рыскаль ознакомился с протоколом.
   История Валерия Павловича Зеленцова была довольно обычной.
   Валерий Павлович являл собою пример человека  с  блестящей  служебной
карьерой. В свои тридцать семь лет он был заместителем  директора  круп-
нейшего в нашем городе научно-производственного  объединения  со  штатом
работающих в несколько десятков тысяч человек. НПО  занималось  выпуском
металлоконструкций, каких - это не важно, мы не будем вдаваться в секре-
ты обороны страны.
   Примечательно, что Зеленцов к металлоконструкциям, а также к  обороне
страны никакого отношения не имел. В  свое  время  он  окончил  финансо-
во-экономический факультет - далеко без блеска. Получить диплом ему  по-
могла общественная деятельность, которой Зеленцов начал заниматься еще в
школе, а в институте продолжил, да с таким размахом, что временами забы-
вал, на каком, собственно, курсе он учится. Если бы не вежливые  напоми-
нания деканата о том, что пора явиться на экзамен с зачеткой, то  Зелен-
цов так и не вырвался бы из своей кипучей деятельности.
   На экзамен, милорд, требовалось только явиться, не более.
   Каких только общественных постов не занимал молодой Зеленцов! От  не-
обременительных,  хотя  и  ответственных  должностей  председателя   фа-
культетского ДОСААФ или Красного Креста до секретаря комсомольской орга-
низации курса, а затем и факультета, члена партийного бюро  и  профорга.
Мелкие обязанности, вроде председателя общества охраны природы, делегата
на многочисленные конференции, общественного инструктора райкома, комис-
сара студенческого строительного отряда и так далее, и тому  подобное  -
облепляли Зеленцова, как мухи липучку. Едва он успевал выступить с отче-
том на слете ленинских стипендиатов (сами стипендиаты в это  время  при-
лежно учились и были, в общем, благодарны Зеленцову за то, что он  прик-
рывает их своею грудью), только-только возлагал какой-то венок на чью-то
могилу, чудом успевал слетать в Лондон для руководства группой учащихся,
как перед ним уже маячили новые президиумы, съезды и фестивали. Зеленцов
пыхтел, героически отшучивался на соболезнования,  всем  говорил  значи-
тельно: надо!
   И действительно было надо.
   Такие люди, как Валерий Павлович, чрезвычайно полезны. Они  позволяют
огромному количеству специалистов спокойно работать и не  думать  о  так
называемой общественной работе. Они знают: есть Зеленцов, он  функциони-
рует. Если бы общественные нагрузки Зеленцова распределить равномерно, я
боюсь, институт лишился бы десятка дипломированных специалистов.
   При всем том Валерий Павлович отличался тем, что решительно ничего не
делал ни на одном из занимаемых постов.
   - Перестаньте меня дурачить! То - заменял десяток людей, то -  ничего
не делал! Я не понимаю!
   - И никогда не поймете, милорд.
   Между тем рабочий стиль Зеленцова был единственно возможным. Если  бы
Валерий Павлович хотя бы в одной из  общественных  сфер  предпринял  ка-
кие-либо реальные акции, то это неминуемо повлекло бы  за  собою  и  ре-
альные трудности, а там, глядишъ, и провал, ибо образование у него  было
небольшое, ум -невеликий, а работоспособность - средняя. Поэтому с блес-
ком занимать все общественные посты можно было лишь  при  одном  условии
-ничего не делая.
   - Но чем же он все-таки занимался?.. Эти фестивали... президиумы...
   - Тем, чем и занимаются на фестивалях и в президиумах. У Валерия Пав-
ловича был лишь один талант, развитый, правда, в высшей степени. Он умел
представительствовать.
   Этот талант включал в себя несколько компонентов.
   Во-первых, внешность Зеленцова была такова, что при  взгляде  на  его
статную фигуру и открытое лицо сами собой вылезали из памяти слова: "Пе-
редовой представитель нашей славной советской молодежи". Валерий  Павло-
вич не был ни красив, ни дурен, ни мал, ни велик, ни худ, ни  толст.  Не
был он блондином, равно как и брюнетом. Он не был смугл или бледен,  вял
или резок, шумен или тих. В нем всего было в меру.
   Иногда он позировал для плакатов на самые разнообразные темы.  В  его
квартире, на кухне, шутки ради висели некоторые из них: "Храните  деньги
в сберегательной кассе!" (Зеленцов был изображен со сберкнижкой,  протя-
нутой к зрителю); "Наш ударный труд Нечерноземью!"  (Зеленцов  в  строи-
тельной каске с мастерком); "Лет до ста расти нам без старости!" (Зелен-
цов в футболке, а рядом - могучая девушка зеленцовского  типа);  "Скажем
войне - нет!" (Зеленцов бьет молотом по маленькому тщедушному поджигате-
лю войны на кривых ножках, который держит в обеих руках по  бомбе)  -  и
еще несколько подобных.
   Таким образом, внешность Зеленцова была самим Богом создана для  пла-
катов и трибун.
   Но еще лучше, во-вторых, был у него голос, и вообще умение  говорить.
Валерий Павлович мог придать самой заурядной, штампованной фразе  бездну
искренности, взволнованности и оптимизма. Когда он выходил  на  трибуну,
открывал рот и, точно солирующая флейта в  оркестре,  исторгал  из  себя
первую фразу: "Мы, как и весь наш народ..." - ей-Богу, хотелось плакать!
   Зеленцов мог выступать в любую минуту, перед любой аудиторией, на лю-
бую тему. Фразы выкатывались из него, круглые и блестящие,  как  шарико-
подшипники. Их не нужно было редактировать, тем более литовать. Они были
залитованы еще до своего рождения.
   - Простите, я снова не понимаю.
   - Извините, милорд, я не хочу распространяться на эту тему, ибо  дан-
ный текст тоже предстоит литовать, и, хотя наши фразы не менее круглы  и
блестящи, я боюсь, что они чем-то отличаются от зеленцовских.
   И наконец, в-третьих, Зеленцов был мастером документа. Он, к примеру,
мог таким образом сочинить  отчет  о  проваленном  или  попросту  неосу-
ществленном мероприятии, что и проводить его не было никакой надобности.
Все равно субботники и воскресники, рейды и кампании, почины и  соревно-
вания никогда не достигли бы в реальности того совершенства,  какое  мог
придать им Зеленцов на бумаге. И пытаться не стоило! Это только испорти-
ло бы дело.
   Зеленцов это понимал, потому из любви  к  чистому  искусству  сочинял
сводки и доклады, намеренно не обращая внимания на реальные цифры и  по-
казатели. Искусство и жизнь - разные категории, это давно доказано фило-
софами, не так ли?
   Таким образом, Валерий Павлович был в некотором  роде  совершенством.
Легкий, как мыльный пузырь, он стремительно взлетал вверх и в  настоящий
момент находился на ступеньке замдиректора НПО с явным намерением перей-
ти еще выше, в министерство.
   Не стоит и говорить, что дома у Зеленцова был полный  порядок.  Пере-
числяю: жена, дочь, мебель, машина, музыка, книги.  Одевался  модно,  но
без пижонства. Пил умеренно. Делал физзарядку и уже подумывал о том,  не
пора ли заняться оздоровительным бегом. Однако пока не занимался.
   И все же природе редко удается изваять  полное  совершенство.  Имелся
изъян и у Зеленцова. Прискорбно говорить об этом, милорд,  но  из  песни
слова не выкинешь. Валерий Павлович Зеленцов был бабник.
   Как принято говорить, он не пропускал ни одной. Был из той  распрост-
раненной породы бабников, которые любят и умеют пускать  пыль  в  глаза.
Зеленцов делал это без фанфаронства, он всегда выглядел деловым, никогда
не опускался до влюбленности, тем более - до любви. Он  как  бы  отрывал
себя на часок-другой от государственных дел для свидания, ничего не обе-
щая партнерше и не обнадеживая. Как ни странно, это действовало  неотра-
зимо. Правда, контингент подруг, если можно так выразиться, был у  Вале-
рия Павловича вполне определенным. В  молодости  преобладали  официантки
шашлычных, продавщицы, кассирши, секретарши. По мере продвижения  Зелен-
цова вверх по служебной лестнице круг любовниц тоже  менялся.  Теперь  в
нем присутствовали товароведы, начальницы отделов, врачи, многочисленные
служащие общественных организаций. Попадались и дамы искусства: художни-
цы, режиссеры телевидения, актрисы, но редко. Они были как бы  пикантной
приправой к деловым, прекрасно соблюдавшим условия игры партнершам.
   Валерий Павлович не упускал случая похвалиться связями среди  сильных
мира сего, причем чаще всего говорил правду, лишь изредка  блефовал.  Он
вводил в этот круг и любовниц, используя их уже не по  прямому  назначе-
нию, а для деловых контактов. Постепенно у него образовалась разветвлен-
ная сеть адресов и должностей, обладательницы которых при  случае  могли
усладить тело, но чаще оказывали иные услуги: что-то доставали,  куда-то
устраивали, кому-то помогали. Их и любовницами уже нельзя было  назвать,
милорд, в прямом смысле слова! Да и как разделить функции, если, бывало,
Валерий Павлович подкатывал на своих "Жигулях" к  директрисе  колбасного
магазина за бужениной, но в придачу к ней получал и кратковременное удо-
вольствие здесь же, в кабинете.
   В отличие от Демилле,  который,  особенно  по  молодости,  влюблялся,
вспыхивал, мучался угрызениями совести... "У тебя же на лице все написа-
но!" - говорила Ирина с горечью... спешил, был неразборчив  -  мог  влю-
биться в молоденькую студенточку, а то в женщину лет на  десять  старше,
жалел одиноких, разрывался, а в результате все портил - и дома, и у воз-
любленной, - так вот, в отличие от  нашего  героя,  Зеленцов  действовал
хладнокровно, четко и скрытно. Скрывать приходилось и от  начальства,  и
от жены, ибо обнаруженная распущенность грозила крахом карьеры и  семей-
ной жизни. И он делал это  исключительно  профессионально,  имея  всегда
убедительнейшее алиби, ни разу не пропустив  из-за  свидания  очередного
митинга или слета.
   Конечно, и там, и там догадывались, иной раз знали достоверно,  одна-
ко... предпочитали закрывать глаза. Даже на солнце есть  пятна.  Видели,
что человек старается, что служба и семья для него выше любовных связей,
а значит, не стоит ворошить грязное белье. И жена Зеленцова тоже так ду-
мала, привыкла думать так.
   Внешнее приличие соблюдалось всегда, хотя за спиной Зеленцова  ходили
слухи и сплетни. И на них не обращали внимания, считая, что быстро  рас-
тущий (в служебном смысле) человек всегда вызывает черную  зависть.  Тут
ему такое могут пришить, что только держись!
   Таким образом, изъян при ближайшем рассмотрении превращался в одно из
достоинств Зеленцова, так что я, пожалуй,  возьму  назад  свои  слова  и
признаю, что в лице Валерия Павловича природе  удалось  вылепить  полное
совершенство, без малейшего изъяна.
   Перечисленные достоинства, а еще паче - служебное положение привели с
годами к тому, что Валерий Павлович стал  ощущать  колоссальную  уверен-
ность в себе и несколько утратил бдительность. Он чувствовал: "еще  нем-
ного, еще чуть-чуть" - и ему будет позволено все. Видимо, потому и прои-
зошла осечка, хотя и на этот раз Зеленцову не в чем было себя  упрекать.
Разве что в минутном малодушии, когда Зеленцов, узрев Каменный остров  с
высоты птичьего полета, спешно, в одних трусах нацарапал записку,  сунул
ее в партбилет и вытолкнул портфель в открытую форточку.
   А дело было так. Как признался Зеленцов на допросе  у  полковника,  в
доме 1 11 по улице Кооперации проживала его подруга, некто Инесса  Аури-
ня, латышка по происхождению, по специальности  же  -  модельер  мужской
верхней одежды. Инесса занимала однокомнатную квартиру 1 250 в четвертом
подъезде и была - могу засвидетельствовать -  первой  красавицей  нашего
кооператива: элегантная блондинка с роскошными волосами,  с  королевской
осанкой, надменная и недоступная... Демилле однажды попытался заговорить
с нею - она отшила его тут же (Демилле был одет в отечественное) - ну, а
я уж и не пытался, куда нам!
   Инесса конструировала верхнюю одежду для Зеленцова и других мужчин  с
положением. Не хочу бросать на нее тень, возможно, с  другими  клиентами
ее связывали не такие тесные отношения, но с  Валерием  Павловичем  было
именно так: вот уже три года, примерно раз в  месяц,  Зеленцов  проводил
выходные дни в нашем доме, в квартире 1 250, пользуясь одним  и  тем  же
испытанным приемом. Он говорил жене, что уезжает в Москву, в командиров-
ку, и исчезал из дому в пятницу вечером, якобы спеша на "Стрелу" и  имея
в портфеле командировочные бумаги, пижаму, электробритву и  проч.  Билет
же загодя брал на воскресный вечер, ибо командировка начиналась с  поне-
дельника, как у всех деловых людей. Жене врал про субботнюю коллегию ми-
нистерства, и жена верила, впрочем... кто знает?
   Таким образом, Валерий Павлович прибывал на улицу Кооперации в пятни-
цу, в двенадцатом часу ночи, чтобы ровно через двое суток умчаться отсю-
да на такси к Мсковскому вокзалу.
   Схема работала безотказно. У Инессы имелся телефон - редкость в нашем
доме. У Демилле телефона не было, у меня тоже; Зеленцов ей его и  поста-
вил...
   - Сам?!
   - Помилуйте, милорд! Добился разрешения.
   Но вот сдвинулось что-то в мировом порядке вещей, и Валерий  Павлович
обнаружил себя летящим в ночи над нашим прекрасным городом.
   Почему он написал такую дурацкую записку и швырнул портфель с партби-
летом в форточку - поди догадайся! Был в легком опьянении от  коньяка  и
Инессы, в памяти всплыла только что услышанная в программе "Время" исто-
рия с угоном пакистанского самолета... Испугался, одним словом. Подумал,
что летит "туда". А так как "там" Валерию Павловичу  делать  было  реши-
тельно нечего - с  тем  же  партбилетом  и  документами  для  служебного
пользования, он это понимал четко - то и выбросил. Хотел было  сам  вып-
рыгнуть, да Инесса остановила. Впрочем, не хотел. Погорячился.
   Инесса ко всему происходящему отнеслась с прибалтийским спокойствием.
Ей все равно было - куда лететь. Даже интересно.
   Доставленный утром вслед за своим портфелем  в  Управление,  Зеленцов
поначалу вел себя уверенно. Страх прошел. Понял, что дома, среди  своих.
Поняв это, Зеленцов попробовал напугать  полковника  Коломийцева  своими
связями и действительно слегка встревожил. Посему Федор Иванович и спих-
нул Зеленцова майору. От греха подальше...
   Майор Рыскаль, обладавший жизненным опытом, сразу понял из  протокола
и содержимого портфеля - что за птица Зеленцов. Хотя  в  протоколе  были
зафиксированы только факты (должность, командировка в Москву, Инесса Ау-
риня), Игорь Сергеевич восстановил жизненный путь и моральный облик неп-
рописанного летуна с большой точностью. Он много видел таких. Даже внеш-
ность нарисовалась в воображении майора с такой отчетливостью, что он не
в силах был сдержать удовлетворенную улыбку, когда Зеленцова ввели в ка-
бинет. Угадал!
   Эта улыбка совершенно неправильно была истолкована Зеленцовым. Он то-
же улыбнулся, несколько покровительственно:  "Сейчас  будут  извиняться.
Работнички!" - и сел на предложенный ему стул напротив Игоря Сергеевича.
   - Что же мне с вами делать, гражданин  Зеленцов?  -  в  задумчивости,
будто обращаясь к себе, сказал майор.
   - Со мной ничего не нужно делать, - пожал плечами Зеленцов.  -  Наде-
юсь, моя личная жизнь находится вне вашей компетенции?
   - Так-то оно так... - простовато отвечал Рыскаль, хотя внутри у  него
клокотала злость. - Но бумажки-то потеряли. Служебные документы, партби-
лет... Разве не так?
   - Но вот же они! - раздражаясь, указал на портфель Зеленцов.
   - Ну, это, положим, не ваша заслуга...
   Чем сильнее злость и бешенство овладевали майором, тем тише и  ласко-
вей становился его голос. Майор хорошо знал эту породу  счастливчиков  и
демагогов; они не раз перебегали ему путь, глумились, попирали все  нор-
мы. Но более всего Рыскалю ненавистен был повод, благодаря которому  Зе-
ленцов оказался здесь, а именно - распутство. Да-да, милорд, распутство!
Майор называл вещи своими именами.
   Рыскаль по натуре был ригористом и  пуританином,  человеком  исключи-
тельных, теперь уже старомодных, моральных качеств. Он убежденно  считал
людей распущенных подлецами, способными, предавши семью, предать и Роди-
ну.
   Если бы Зеленцову посчастливилось столкнуться с более широким и  пок-
ладистым человеком, его дальнейшая судьба сложилась бы  иначе.  Но  тут,
как говорится, нашла коса на камень.
   Зеленцов нюхом почуял, что не все так просто в этом простоватом майо-
ре. Ему бы сбавить тон, но Валерий Павлович, принимая во внимание  невы-
сокий чин Рыскаля, решил надавить.
   - А скажите, - произнес он небрежно, - Глеб Алексеевич знает,  что  я
здесь? Ему доложили?
   Милорд, фамилию Глеба Алексеевича называть не было нужды -  ее  знают
все в нашем городе. Возможно, Глеб Алексеевич не один в Ленинграде, даже
наверное это так, но те - просто Глебы Алексеевичи, а этот...
   Естественно, Глебу Алексеевичу доложили о ночном перелете кооператив-
ного дома. Среди подробностей, в частности, указали на портфель Зеленцо-
ва и на причину пребывания Валерия Павловича в летающем  доме.  Конечно,
докладывал об этом не полковник Коломийцев, а генерал.  Глеб  Алексеевич
отреагировал на сообщение о Зеленцове кратко и энергично: "Вот прохвост!
" - Зеленцова он знал, поскольку тот представительствовал во время посе-
щений Глебом Алексеевичем НПО, где работал непрописанный летун.
   Такая оценка уже вполне способна погубить карьеру, но в данном случае
важнее была твердость майора, не знавшего ничего о словах Глеба Алексее-
вича, ибо она покоилась не на эмоциях, а  на  незыблемой  принципиальной
основе.
   - Сегодня суббота. У Глеба Алексеевича, как у всех  советских  людей,
выходной день, - сказал майор.
   - Шутите! - Зеленцов деланно рассмеялся.
   - Значит, так, гражданин Зеленцов, - устало сказал майор. -  О  вашем
аморальном поступке, потере служебных документов и партийного билета,  я
сообщу директору вашего предприятия, в партком и  профсоюзную  организа-
цию. И вашей жене, само собою...
   - Не имеете права... У меня командировка... министерство... - залепе-
тал Зеленцов, потеряв лицо. Для него это было как обухом по голове.  Вот
уж не ожидал Валерий Павлович, что встретит здесь такого храбреца! Через
секунду он взял себя в руки, сухо проговорил:
   - Как знаете, майор. Но вы поплатитесь, учтите.  А  сейчас  я  требую
возвратить мои вещи и освободить.
   - Пожалуйста, - Рыскаль вынул из портфеля папку с документами,  порт-
фель придвинул по столу к Зеленцову.
   - А документы?
   - Документы я передам по назначению.
   Рыскаль вызвал старшину и велел проводить гражданина Зеленцова до вы-
хода. Зеленцов вышел, не прощаясь, вполне уверенный в  гибельной  ошибке
майора. В голове уже мерещились формы мщения, мелькали фамилии должност-
ных лиц, способных осуществить кару... Не знал Валерий Павлович  о  том,
что он -уже не подающий надежды руководитель,  а  прохвост,  и  об  этом
кое-кому известно.
   Едва дверь за Зеленцовым закрылась, как зазвонил телефон. Майор  под-
нял трубку и узнал от дежурного, что дозваниваются из девятнадцатого от-
деления милиции. Некто Демилле Евгений Викторович явился туда и  утверж-
дает, что проживал в улетевшем доме. Майор придвинул к себе  список,  не
отнимая трубки от уха. Бешенство еще бурлило в нем.
   Ага, вот и Демилле... Незарегистрированный бегун, вот  оно  как!  Тут
непрописанный летун, там незарегистрированный бегун, мать их ети! А  все
распутство проклятое! Почему от жены сбежал?  Зачем  теперь  хочет  вер-
нуться? Ну нет! Майор решительно пригладил ладонью свое "воронье  крыло"
- жест этот в Управлении знали. Он означал неколебимую твердость.
   - Передайте этому Демилле, чтобы катился колбаской! - прокричал он  в
трубку. - Не проживает он в доме,  жена  показала.  Никаких  сведений  о
семье не сообщать!
   Вот так - отчасти благодаря Зеленцову - решилась судьба Евгения  Вик-
торовича. Слова майора покатились по служебным каналам и достигли  неза-
регистрированного бегуна в несколько смягченном виде,  но  с  неизменной
сутью.
   ...Я не буду описывать дальнейшую деятельность майора в субботу; ска-
жу только, что он вернулся домой в первом часу ночи,  чрезвычайно  уста-
лый, но удовлетворенный работой. Сделано было много, еще больше предсто-
яло сделать. Он уже мысленно сроднился с домом и, ложась в  ту  же  ночь
рядом с женою Клавой, рассказал ей всю правду (он всегда рассказывал  ей
правду о служебных делах, знал - Клава не подведет). Добавил,  что  жить
им, вероятно, придется в доме на Безымянной.
   Клава вздохнула, но лишь теснее прижалась к Игорю  Сергеевичу.  Майор
знал, что так оно и будет - с войны были вместе.
   - А знаешь, - произнес он мечтательно, - там ведь такое можно  устро-
ить! Они сейчас, как стадо овец, - потерянные, жалкие людишки. Им  поря-
док нужен, уверенность, спокойствие... Мне большая власть дана, Клава, я
должен оправдать.
   Засыпая рядом с верной Клавой,  майор  воображал  картины  счастливой
жизни в кооперативе, чистоту нравов, добро и порядок. По правде сказать,
все об этом истосковались. Неужто нельзя хоть в одном месте...
   Майор заснул, исполненный надежды и решимости, а мне что-то не  спит-
ся, и мерещится мне наше государство в виде причудливого многоквартирно-
го дома, в котором царят чистота и  порядок.  Странна  его  архитектура:
торчат островерхие башенки, где живут поэты; башенки эти сделаны  отнюдь
не из слоновой кости, а из хрусталя - поэты на виду днем и ночью. В мно-
гоэтажных колоннах, подпирающих крышу, я вижу ряды освещенных окон - там
живут рабочие и колхозники, а между колоннами на страшной высоте  летают
самолеты Аэрофлота. С покатой крыши, где устроились министры,  академики
и депутаты Верховного Совета, то и дело стартуют  в  космос  ракеты;  до
космоса же - рукою подать, потому что здание наше выше всех мировых  гор
и пиков.
   Соты интеллигенции выполняют роль фриза,  на  котором  вылеплены  ба-
рельефы, символизирующие союз искусств и  наук;  музы  пляшут,  свободно
взмахивая руками, а на карнизе сидят ангелы и болтают в  воздухе  босыми
пятками.
   Под крышей крепкой власти, подпираемой могучими колоннами трудяшихся,
лежит наша страна - от Калининграда до Камчатки -  и  просторам  природы
вольно дышится под охраной человека. А посреди страны, где-то  в  районе
Урала, стоит гранитный монумент Коммунизма, на котором  высечено:  "Мир,
Труд, Свобода, Равенство, Братство и Счастье всем народам!"
   Мечтания и видения, милорд. Видения и мечтания...
   Вокруг монумента, разбросанные на склонах гор,  лежат  покрытые  мхом
плиты. Это могилы тех человеческих качеств и пороков, которых уже нет  в
нашем доме. На них написано: "Ложь", "Лицемерие", "Глупость", "Хамство",
"Себялюбие", "Подлость", "Трусость"... - великое множество плит; по ним,
перескакивая с одной на другую, толпы туристов добираются к монументу.
   Далекий, затерянный где-то в  просторах,  монумент  Коммунизма  манит
нас. Мы еще верим в него, олухи царя небесного, в то время как  практич-
ные люди давно освободились от иллюзий.
   Я тоже олух царя небесного, милорд. Мне  кажется,  что  между  просто
олухом и олухом царя  небесного  есть  ощутимая  разница.  Просто  олухи
представляются мне тупыми, несмышлеными, вялыми людьми, в то  время  как
олухи царя небесного сродни святым и блаженным. В  них  запала  какая-то
высшая идея, они мечтают и горюют о ней, не замечая, что жизнь не  хочет
следовать этой идее - хоть убейся!
   Мы, многочисленные олухи царя небесного, с детства  верим  в  светлое
будущее. Его идеалы, высеченные в граните, представляются нам  настолько
заманчивыми и очевидными, что нас не покидает  удивление:  почему,  черт
возьми, мы не следуем им?
   Мир, проповедуемый нами, начинен ныне таким  количеством  взрывчатки,
что случись какая-нибудь искра - и он разлетится вдребезги, как  елочная
игрушка, свалившаяся с ветки.
   Труд, необходимый нашему телу и духу, исчезает с лица Земли, как  ре-
ликтовые леса: одни не могут найти работу, другим на работе делать нече-
го, третьи и вовсе работать не хотят.
   Свобода, манящая нас с пеленок, посещает лишь бродяг и нищих.  Мы  же
довольствуемся осознанной необходимостью и, обремененные тяжестью  осоз-
нанных обстоятельств, тщетно твердим себе, что мы свободны,  потому  что
понимаем - насколько несвободны.
   Равенство, признаваемое всеми на словах, оборачивается хамством,  по-
тому что нам неведома иная основа этики, кроме страха, а раз мы  уже  не
боимся ближнего своего, стали ему равны, то можно послать  его  подальше
на законном основании.
   Братство, знакомое нам понаслышке, по заповедям какого-то мифического
чудака, зачем-то вознесшегося на небеса, выглядит странной смесью нацио-
нализма и шовинизма - национализма по отношению к одним братьям и  шови-
низма по отношению к другим.
   И наконец Счастье... Ах, что говорить о Счастье?
   Таковы мы, олухи царя небесного, затаившие в себе идеалы, которым са-
ми же не следуем. Чего же стоит наш превозносимый повсюду разум?  Почему
мы не можем совладать с собственным стяжательством,  себялюбием  и  глу-
постью? Зачем мы ищем пороки вне себя, а внутри не замечаем? Где  предел
нашему лицемерию?
   И вдруг, к концу двадцатого столетия  от  рождества  Христова,  мы  с
изумлением обнаруживаем, что уперлись в стенку. Дальше,  как  говорится,
некуда. Пока мы поем гимны светлому будущему, тучи вокруг нас сгущаются,
а впереди лишь мрак ядерной войны или всемирного голода. И это при  том,
что в наших руках такое техническое  могушество,  которое  позволило  бы
нам, обладай мы хоть каплей разума, превратить Землю в цветущий сад...
   Воистину олухи царя небесного!
   * Часть II
   СКИТАНИЯ *
 
   Писание книг, когда оно делается умело (а я не
   сомневаюсь, что в моем случае дело обстоит именно так),
   равносильно беседе. Как ни один человек, зкающий, как себя
   вести в хорошем обществе, не решится высказать все, - так и ни
   один писатель, сознающий истинные границы приличия и
   благовоспитанности, не позволит себе все обдумать...
   Л. С.
   Глава 13
   АРХИТЕКТОР ДЕМИЛЛЕ
   Евгений Викторович считал, что интерес к архитектуре пробудился у не-
го в детстве, на прогулках с нянькой Наташей и младшим  братом  Федором.
Отец по воскресеньям отсылал Наташу с мальчишками в  центр  и  наказывал
гулять в Летнем или в Михайловском саду и по набережным. Сам запирался в
кабинете и писал монографию "Внутренние  болезни".  Анастасия  Федоровна
хлопотала с годовалой Любашей.
   Потом уже, незадолго до смерти, рассматривая листы того  злосчастного
проекта, отец признался, что отсылал их  на  прогулки  с  воспитательной
целью. "Видишь, не пропало даром, Жеша. Архитектурой дышат,  как  возду-
хом, она душевный настрой создает..." Если бы он знал тогда,  что  видит
последний настоящий проект сына, а дальше все покатится к  привязкам,  к
халтуре, к "типовухе"...
   На Наташе было цветное крепдешиновое платье и туфли-танкетки, как  их
тогда называли. Солдаты в гимнастерках, перепоясанных черными ремнями  с
беспощадно надраенными бляхами, пялили на няньку глаза, заигрывали: "Та-
кая молодая, а уж два пацана! Шустренькая!". Наташа заливалась  краской,
шла твердо, так что вздрагивали завитки перманента. Женя и Федька, взяв-
шись за руки, чинно следовали за нею.
   Михайловский сад был еще запущен после войны, павильон-пристань Росси
зиял выбитыми окнами в боковых портиках, но уже собирались под сенью по-
луротонды старики, пережившие блокаду, играли в шахматы  и  домино.  Ма-
ленький Демилле, смутно помнивший раннее детство во Владивостоке, кривые
улицы, взбиравшиеся на сопки, неуклюжие домики, бараки, удивлялся  тому,
что огромное здание с колоннами (павильон представлялся тогда  огромным)
выстроено специально для стариковских игр. Мальчики спускались  по  сту-
пенькам к Мойке и пускали по гладкой воде скорлупки грецких орехов,  ко-
торые Наташа колола своими молодыми зубами. Отсюда видны  были  горбатые
арки мостиков, из тени которых выплывали на солнечный свет нарядные кра-
шеные лодки с гуляющей публикой.
   Летний сад не пользовался благосклонностью няньки; Наташа не одобряла
обнаженных мраморных женщин, торчащих на самых видных местах с  непонят-
ными предметами в руках. Тем не менее, выполняя волю профессора, она во-
дила детей и туда; шла по главной аллее быстро,  не  поднимая  глаз;  на
вопросы детей, касающиеся статуй, отвечала возмущенным  пожатием  прямых
худеньких плеч, на которых трепыхались при  этом  волнистые  отглаженные
рюши.
   Демилле украдкой поглядывал на крепкие каменные груди, которые  хоте-
лось трогать пальцами. Он читал надписи на табличках и  давал  пояснения
Федьке.
   - А это кто? - спрашивал младший брат, задирая голову перед очередной
статуей.
   - "Милосердие", - читал Женя.
   - Милосердие? Это значит, что у нее милое сердце, -  догадывался  Фе-
дор. - А почему она такая противная?
   - Вот уж правда! - не выдерживала Наташа. - Ни кожи, ни рожи...  Пой-
демте, там мороженое продают!
   И они мчались к решетке на набережной, где стояла тележка мороженщика
на дутиках, и, заняв очередь, следили за священнодействием: одна  вафля,
другая, шарик мороженого на ложке - и вот уже из блестящего аппарата вы-
давливается идеальный кружок в вафельной обкладке с толстым слоем  моро-
женого, которое так приятно было вылизывать кончиком языка, оставляя  на
ободе вафельного колесика глубокую круговую выемку.
   Вероятно, именно тогда, в темных широких аллеях Летнего сада, или  на
просторах Марсова поля, или на гулких, как барабаны, мостах, по  которым
катили красные трамваи, или в бесчисленных арках Гостиного, или в  прох-
ладном лесу колоннады Казанского собора, у Жени Демилле  возникло  ни  с
чем не сравнимое ощущение архитектурного объема. Он сразу уловил главное
в архитектуре - организацию пространства - не вдаваясь в мелкие  подроб-
ности направлений и стилей, и город вырастал перед ним  единым  организ-
мом, как лес, в котором аукались поколения.
   Поначалу это не было осознанным интересом. Мальчик Демилле лишь заме-
чал, что каждое место города звучит по-своему -  родители  начали  учить
его музыке в девять лет, "частным образом", как тогда говорили, для чего
два раза в неделю на дом приходила учительница Надежда Викентьевна - по-
жилая дама "из бывших" с матовым желтым лицом,  в  бархатной  фиолетовой
шляпке с вуалькой; Женя осваивал этюды Черни один за другим, весь альбом
- и вот по прошествии нескольких месяцев обнаружил, что каждый номер сам
собою связался с тем или иным местом прогулок. Первый  этюд  для  правой
руки возникал в памяти всякий раз, когда они с Наташей спускались с  Ли-
тейного моста и сворачивали направо к Летнему саду, а симметричный басо-
вый для левой выскакивал у полукруглой решетки Михайловского сада,  оги-
бавшей церковь Спаса-на-крови. Вскоре весь альбом получил прописку: этю-
ды для выработки самой разнообразной техники и выразительности - стакка-
то, легато, аккорды, крещендо и диминуэндо, пианиссимо  и  фортиссимо  -
легли точно в назначенные места: этот в арке Главного штаба, тот на Иса-
акиевской, третий - на улице Росси, да так прочно, что спустя  десятиле-
тия давали знать о себе, внезапно выныривая из памяти во время  прогулок
Евгения Викторовича с какой-нибудь очередной возлюбленной.
   Демилле в шутку говорил уже в институте, что первым учителем архитек-
туры у него был Карл Черни - недоумение,  конечно...  кто  такой?  может
быть, Карл Росси? - вы оговорились! - нет, нет, Карл Черни... хотя заня-
тия музыкой как-то сами собой прекратились примерно в седьмом классе.  К
этому времени Женя достиг "Осенней песни"  Чайковского  и  первой  части
"Лунной сонаты", которую он исполнял специально для отца по вечерам, не-
изменно вызывая у Виктора Евгеньевича слезу.
   Тогда уже он интересовался архитектурой серьезно,  поощряемый  отцом,
приносившим ему книги о петербургских  зодчих,  фотографические  альбомы
памятников. Но еще больше занимал его собственный  проект  -  тот  самый
спичечный дом, о котором я уже упоминал. Демилле начал строить из спичек
лет в одиннадцать - научил его этому занятию Иван Игнатьевич, хозяин до-
ма с мезонином; он пускал мальчишек в свой сад, угощал  яблоками,  дождь
пережидали наверху, в мезонине - ходили туда Женя с Федькой да три-четы-
ре их приятеля. Иван Игнатьевич был мастером на все руки, строгал,  кле-
ил, вытачивал... как-то раз принес наверх полную  шапку  спичек  и  клей
"гуммиарабик". Приятели попробовали - разонравилось быстро, слишком кро-
потливая работа, - но Демилле был захвачен и, легко освоив нехитрую нау-
ку, принялся строить.
   Иван Игнатьевич показал,  как  кладется  классический  пятистенок,  и
вскоре у них уже была миниатюрная изба с крылечком,  петухом  на  коньке
крыши, крытой дранкой, для которой использовался материал спичечного ко-
робка, и даже с наличниками на окнах из той же дранки. Женя приходил уже
один, регулярно - весь строительный сезон, длившийся  с  апреля  по  ок-
тябрь. На следующее лето возник замысел дворца - Женя увидел его  сразу,
уже законченным, а потом принялся прорабатывать детали. Дворец  строился
пять лет, замысел видоизменялся, усложнялся и пришел в 1955 году к Двор-
цу Коммунизма, "национальному по форме и коммунистическому  по  содержа-
нию", как определил Иван Игнатьевич,  ревностно  наблюдавший  за  строи-
тельством. Это было  довольно-таки  причудливое  сооружение,  сочетавшее
традиции русской архитектуры с увлечениями пятидесятых годов -  башенки,
шпили, балконы и террасы - сбоку приклеилась луковка  церкви.  Иван  Иг-
натьевич не одобрял, но Женя серьезно объяснил ему, что ежели существует
свобода вероисповедания, то хочешь не хочешь нужно  обеспечить  верующим
возможность ею пользоваться. Старик улыбался в усы: "Пускай, раз так..."
Короче говоря, дом был многоцелевой - и жилой, и  общественный,  с  ярко
выраженным коммунистическим характером. После долгих раздумий Женя оста-
вил в личном пользовании предполагаемых обитателей  дома  лишь  спальни,
помещавшиеся в островерхих башенках  с  узкими,  напоминавшими  бойницы,
окошками - таких башенок было шестнадцать, по числу советских республик;
над каждой торчал маленький бумажный флажок соответствующей  республики.
Башенки располагались по периметру сооружения, вроде как  башни  Кремля,
но не такие величественные. Здание было асимметричным, имело внутри нес-
колько главных объемов - игровой зал под целлофановым куполом (для  кар-
каса Женя использовал медную проволоку), зал заседаний со шпилем, в ниж-
нем этаже помещение для столовой и общей кухни. Крытые галерейки, соеди-
нявшие башенки-спальни с комнатами общественного пользования, причудливо
изгибались наподобие "американских гор", придавая дому странный, сказоч-
ный вид. Женя объяснял Ивану Игнатьевичу, что сделано это для разнообра-
зия, чтобы детям можно было играть в прятки и пятнашки. Во  всяком  слу-
чае, клеить бесчисленные лесенки и виражи галерей,  причудливо  перепле-
тать и соединять их было главнейшим удовольствием.
   Потом уже, вспоминая об этом  детском  проекте,  Демилле  понял,  что
привлекала его причудливость топографии, неосознанное желание  разрушить
строгий геометрический облик интерьера паутиной ходов.
   Много раз Евгений Викторович жалел об утрате спичечного дома. Он  сам
не понимал, как можно было враз все бросить... Этакая  юношеская  горяч-
ность!
   В ту памятную весну пятьдесят шестого года Евгений заканчивал девятый
класс; как-то в мае увидел старика на участке, тот сгребал  прошлогодние
подсохшие листья и поджигал их. Сизый дым выползал из  невысоких  холми-
ков, струился вверх, было тепло. "Ну, что, Женя, будем заканчивать  ком-
мунистический дом?" - спросил старик.  "Коммунистический?  -  усмехнулся
Демилле. - Стоит ли? Столько наворотили, что теперь  не  достраивать,  а
ломать надо!" Иван Игнатьевич оперся на грабли, пристально  взглянул  на
Евгения. "Что это с тобой, Женька?" - "Ничего! - огрызнулся  Демилле.  -
Мы, оказывается, не Дворец Коммунизма строили, а..!" - "Вот ты о  чем...
- вздохнул старик. - Что ты можешь знать..." - "А вот знаю!  -  закричал
Женя. - У меня два дядьки были! Где они? Может быть, скажете?"
   Иван Игнатьевич отвернулся, подгреб граблями листья, снова остановил-
ся. "Дом все равно надо достраивать, парень. А что до родных да близких,
то..." - он опять вздохнул и принялся за прерванную работу.
   - Сами достраивайте, Иван Игнатьевич, - сказал Женя, отходя от  забо-
ра.
   Такая реакция на прошедший недавно Двадцатый  съезд  была  достаточно
типична для юношей, бывших до того примерными пионерами и комсомольцами,
передовой сменой, любимыми "внуками" вождя. Женя Демилле не был исключе-
нием. Учился он великолепно, легко и свободно, был  общителен  и  мягок,
уважал авторитеты, потому постоянно носил до седьмого класса две красные
нашивки на левом рукаве школьной курточки, что означало должность  пред-
седателя совета отряда. Отсюда, кстати, и  проект  Дворца  Коммунизма  -
здания будущего, в котором припеваючи заживут представители всех свобод-
ных народов, населяющих Союз. Отсюда же святая вера в идеалы, и  звонкие
рапорты дрожащим от волнения голосом, и суровые проработки двоечников на
заседаниях совета отряда, и ревностные соревнования между классами, и...
вдруг все рухнуло, будто выбили опоры, перевернулось с  ног  на  голову,
оказалось ложью, жестокостью... Юный Демилле нешуточно пережил это  пот-
рясение.
   Потому в то лето между девятым и десятым  классами  строительство  не
было продолжено, а осенью Иван Игнатьевич умер. Демилле  узнал  об  этом
случайно, увидев у калитки похоронный автобус с траурной чертой да  нес-
колько человек провожавших. Он постоял в отдалении, запоздало коря  себя
за последний разговор со стариком... ничего уж не исправить!.. подойти к
провожавшим не решился, ибо не видел там знакомых лиц: несколько  стари-
ков и старух, худой высокий мужчина в черном пиджаке, выглядевший  глав-
ным в этой группе, беременная молодая женщина. Так и простоял,  пока  не
вынесли из дома обитый красным кумачом гроб, на  котором  сверху  лежала
буденовка и рядом - орден Красного Знамени.
   Потом, уже от матери, питавшейся, в свою очередь, соседскими слухами,
Женя узнал, что незадолго до смерти к Ивану Игнатьевичу вернулся репрес-
сированный в сорок девятом году сын -"Слава Богу, все-таки дождался!"  -
сказала Анастасия Федоровна. Демилле вспомнил высокого мужчину, его  жи-
листые руки, поправлявшие на крышке гроба старую буденовку...  вроде  бы
дождалась его и невеста, с которой он был тогда разлучен, а теперь нако-
нец встретился, она уже ждет ребенка.
   Действительно, вскоре Женя стал встречать на улице возле дома женщину
с коляской, в которой дергал ручонками ребенок, судя  по  розовому  оде-
яльцу - девочка. Заговорить с женщиной, признаться в знакомстве с Иваном
Игнатьевичем Демилле так и не решился. Ему казалось, что он предал  ста-
рика.
   Уже следующим летом эта семья покинула старый дом, окна забили доска-
ми, сад зарос глухой травою. Однажды Женя перелез через забор и забрался
в мезонин снаружи, по водосточной трубе. Там было мертво, в углу он  на-
шел лишь груду пустых спичечных коробков. Спичечный дом исчез. Вероятно,
выбросили, а может быть, увезли с собой. Вскоре снесли и дом  Ивана  Иг-
натьевича.
   У Жени Демилле тогда были уже другие заботы. Он стал студентом  архи-
тектурного факультета инженерностроительного института, с восторгом отк-
рывая для себя новые имена и направления в архитектуре,  которых  раньше
будто не существовало: конструктивизм, Корбюзье, Нимейер... Вообще, вре-
мя было бурное, повеяло надеждами, в воздухе носились стихи. "Кто  мы  -
фишки или великие? Гениальность в крови планеты!" Чувствовали себя вели-
кими, фишками стали чувствовать себя позже, лет через пятнадцать. Ночные
сборища, споры до хрипоты, проекты, проекты... То тут, то там взрывалось
фейерверком новое имя, взбегало на звездный небосклон и утверждалось  на
нем, либо лопалось с оглушительным  треском.  Демилле  немного  опоздал;
"новая волна" в искусстве состояла из поколения,  родившегося  в  начале
тридцатых; мальчишки рождения сороковых с упоением вторили молодым куми-
рам, лишь надеясь в будущем слиться в следующей "новой  волне",  и  пре-
пятствий тому не видели.
   Первый гром грянул в шестьдесят четвертом году, когда Демилле уже за-
кончил с отличием факультет и был принят на работу в  крупный  проектный
институт, в мастерскую архитектора Баранцевича. Было договорено, что Де-
милле продолжит работу над идеями, заложенными в его  дипломном  проекте
(Евгений Викторович представил к защите разработку торгового центра  для
районов Крайнего Севера; интересно, что был в этой работе далекий отзвук
спичечного дома -веер крытых галерей, сходившихся к центральному залу, -
смутное эхо детства).
   Но внезапно тему пришлось сменить. Баранцевич, пряча  глаза,  говорил
что-то насчет излишней усложненности, влиянии Запада - сам же на  защите
год назад хвалил, называл идею свежей и оригинальной...  короче  говоря,
молодого Демилле перебросили на проект гостиницы для "Интуриста"  в  Пи-
цунде.
   Но до этого события были легкокрылые студенческие годы, и  честолюби-
вые мечты, и увлечение старыми мастерами - любимцем стал Карл  Росси,  -
Женя снова и снова рассматривал планы зданий и чертежи фасадов, исследо-
вал постройки в натуре, благо все под  рукой!  -  волшебно  звучавшие  с
детства архитектурные термины: антаблемент, архитрав, портик, каннелюра,
пилястра - обретали жесткий функциональный смысл, вязались в единую сеть
стиля и почерка архитектора. Демилле осторожно примерял свою  фамилию  в
ряду великих, почти тайком от себя: Растрелли, Кваренги, Ринальди,  Рос-
си, Демилле. Было похоже... Юношеские  его  терзания,  проистекавшие  от
французской фамилии, несколько поутихли: вот, получилось же, что люди  с
иностранными фамилиями, зачастую русские в первом поколении, тем не  ме-
нее внесли блистательный вклад в нашу культуру, соединили ее с  мировой,
сохранив при этом самобытность  и  державность,  безграничность  русской
идеи.
   ...Ринальди, Росси, Демилле...
   Куда испарились те мечтания? Когда это произошло?.. Но их уж нет, уш-
ли, точно вода в песок, смешно сейчас об этом говорить, а между тем лишь
только они пропадают, так пропадает и человек, мельчает, покоряется  ру-
тине и уже годится разве на то, чтобы криво усмехаться над великими при-
тязаниями молодости и предрекать юным: погодите, жизнь вас научит...  За
двадцать лет Демилле прошел путь от "все могу" до "ничего не хочу":  там
погнался за выгодным и легким проектом, здесь поленился доказывать  свою
правоту, тут испугался необычности задачи. Архитектурный романтизм  про-
сыпался, случалось, в какой-нибудь влюбленности, когда Евгений  Викторо-
вич садился на своего конька и буквально открывал глаза на красоты горо-
да благодарной слушательнице, прекрасно сознавая при этом, что движет им
не только любовь к архитектуре, но и желание "запудрить мозги"  доверчи-
вому созданию (доверчивость тоже имитировалась бывало, ибо  обе  стороны
стремились к одной цели). Правда, вдохновлялся нешуточно и даже  переби-
рал вечерами старые эскизы, по чему Ирина безошибочно определяла наступ-
ление нового увлечения... так с той же самой Жанной был связан последний
конкурсный проект Демилле, получивший в 1975 году первую премию на  зак-
рытом конкурсе, проводимом совхозом-миллионером (Дворец культуры), одна-
ко он же стал и каплей, переполнившей чашу, ибо  строить  решили  не  по
проекту Демилле (дорого, необычно!), а по другому, заурядному и  скучно-
му. Таких неосуществленных проектов у Евгения Викторовича к сорока годам
накопилось ровным счетом семнадцать; единственным его сносным творением,
на которое он мог бы взглянуть в натуре, был плавательный бассейн в  го-
роде Игарке, не считая, разумеется, каких-то частных проработок в проек-
тах руководителя мастерской и других архитекторов со званиями,  привязок
типовых проектов и вполне ординарных, не отличавшихся по  внешнему  виду
от типовых, служебных построек в рабочих поселках Севера: три бани,  два
магазина, столовая. О них Демилле вообще предпочитал не вспоминать.
   Раньше доходило до галлюцинаций: новый замысел  настолько  захватывал
воображение Демилле, что задуманное здание выплывало по пять раз на  дню
в самых неожиданных местах, располагавших к  такому  появлению.  Стрелка
Васильевского острова была излюбленным местом  мысленных  экспериментов.
Демилле неоднократно застраивал ее самым причудливым образом,  сознавая,
впрочем, что Биржа Тома де Томона и Ростральные колонны все же  остаются
непревзойденными по своей лапидарности и силе.
   Последние годы и замыслов было поменьше, и яркость их внутреннего ви-
дения поубавилась. Замыслы чаще раздражали: "А! Все было! Было!"  -  или
же другой вариант: "Все равно не построят..." Получилось так, что он  бы
мог еще сочинить дерзкий проект, но "они" - не оценят, не разрешат, "за-
режут"... Кто "они" конкретно сказать было трудно. Вероятно, ученый  со-
вет проектного института, где Демилле продолжал  трудиться  в  должности
старшего архитектора (ГАПом, то есть главным архитектором проекта, так и
не стал), или руководство Союза, или же косные твердолобые заказчики.
   Денег было достаточно, особенно когда пошла халтура на стороне, пере-
падали премии, случались и частные заказы. "Кусок хлеба с  маслом",  как
выражалась Анастасия Федоровна, уже давно перестал быть  предметом  каж-
додневной заботы, но разве об этом он  мечтал?  Разве  стоит  где-нибудь
постройка, на которой благодарные потомки вывесят доску  с  упоминанием:
"построено архитектором Е. В. Демилле"?
   В Союз архитекторов Евгения Викторовича приняли после той первой пре-
мии, как бы в качестве компенсации за отказ от строительства. Рекомендо-
вали его Баранцевич, уже ушедший из института на пенсию, и занявший  его
место пятидесятилетний Петр Сергеевич Решмин, ярый сторонник типизации и
унификации, лепивший проекты жилых домов из  стандартизованных  узлов  и
гордившийся разнообразием, которое он мог извлечь из ограниченного набо-
ра элементов. Это архитектурное направление совпало со строительной  по-
литикой, с курсом на индустриализацию строительства. Демилле называл его
"игрой в кубики"... кстати, даже в детстве он этим не увлекался, предпо-
читал фантазировать на спичках.
   За два месяца до вознесения дома Демилле отпраздновал свое  сорокале-
тие. Назвали гостей, заключив с Ириной временное перемирие - раз в жизни
бывает! - будто что-нибудь бывает два или три раза в  жизни  -говорились
тосты, преувеличивались заслуги... член Союза... первая премия там, вто-
рая сям... дерзкие проекты, смелые идеи. Демилле знал: вранье! Напился в
тот вечер; оставшись с Ириной наедине, поставил на  проигрыватель  плас-
тинку Окуджавы и пел с ним в унисон, размазывая по щекам  пьяные  слезы:
"Зачем ладонь с повинной ты на сердце кладешь? Чего не потеряешь,  того,
брат, не найдешь..."
   С того дня и вошел Евгений Викторович в штопор, так  плачевно  завер-
шившийся апрельской ночью на улице Кооперации.
   Но не только профессиональная нереализованность  была  причиной  того
бедственного состояния, в котором находился наш герой. Эту сторону  дела
он как раз видел, сознавал - мучился, злился,  ругая  больше  себя,  чем
обстоятельства, - за слабость характера, разбросанность, лень. Но  более
глубокой причиной был крах в его душе общественной идеи,  о  котором  он
лишь догадывался. Каждый человек - осознанно или неосознанно -  воспиты-
вает в себе определенную общественную идею, то самое устройство окружаю-
щей жизни, систему, о которых мы говорили. И судьба гражданина во многом
зависит от соответствия внутреннего и внешнего укладов, а точнее даже  -
от развития собственной общественной идеи в окружающей действительности.
   Такова уж, вероятно, черта русского человека: он очень ревностно  от-
носится к общественному развитию, к его тенденциям, постоянно прикидыва-
ет - куда мы идем? правильно ли? Любой  разговор  за  столом  непременно
сводится к экономике и политике... и горе гражданину, если его идеалы не
находят подтверждения в реальности! С реальностью-то не поспоришь! Отсю-
да и уклонение от практической деятельности, и неверие в то,  что  можно
что-то изменить, и разгул, и пьянство...
   Идея, сформировавшая Евгения Викторовича Демилле, не отличалась  осо-
бой оригинальностью. На первый взгляд, она была даже  банальна,  ибо  ее
наименование мы слышим чуть ли не каждый день по  радио  и  телевидению,
читаем в газетах. Это  была  идея  социалистического  интернационализма,
всеобщего братства.
   Как ни затерты эти словосочетания, в них есть глубокий смысл.  Демил-
ле, при его нелюбви к громким фразам и лозунгам, никогда не признался бы
в том, что движет им именно эта идея, нашел бы какие-нибудь другие  сло-
ва, но душа у него болела именно по всемирному братству людей всех рас и
национальностей, при сохранении каждой нацией присущего ей самосознания,
культуры и проч.
   Это отразилось уже в постройке спичечного дома, в котором юный  архи-
тектор разместил интернациональное семейство, не забыв выделить  каждому
отдельную спаленку с флагом, но тут же вмонтировал и русскую  церквушку,
как бы давая понять, что дом предполагается все же построить в России, а
православная вера неотделима от русской истории и культуры.
   Ничего подобного, конечно, он тогда не думал. Делалось это  интуитив-
но.
   Корни интереса Евгения Викторовича  к  интернациональной  идее  брали
свое начало из французского прошлого семьи. Противоречие  между  русским
самосознанием и французской фамилией может показаться смехотворным  лишь
тому, кто носит фамилию Иванов или Кондратьев, к примеру, - в самом  де-
ле! - простое сочетание звуков, сотрясение воздуха, непривычный  порядок
букв, с одной стороны, а с другой - язык, воспитание, привычки,  литера-
тура... кровь! Ан нет... Ударение на  последнем  слоге,  легкое  ...лле!
плюс три процента французской крови оказывали серьезную конкуренцию пат-
риархальной русскости бабок и прабабок,  становившихся  женами  потомков
Эжена Милле по мужской линии.
   Все это заставляло детей Виктора Евгеньевича - Женю, Федю  и  Любу  -
как-то определяться внутренне, и каждый сделал  это  по-своему.  Демилле
интуитивно избрал интернационализм, Федор ударился в русофильство, а Лю-
баша обращала в русскую нацию (как раньше - в веру) своих  детей  разных
национальностей.
   При всем том  Евгений  Викторович  считал  себя  истинным  патриотом,
больше, чем Федька!.. тот мало что отказался от своей фамилии, но и стал
неприязненно относиться к любым другим нациям - а Евгений  при  глубокой
любви к русской культуре, природе, языку не переставал искать связи меж-
ду Россией и другими странами, а когда находил -радовался. Взять хотя бы
Росси. Тем не менее червоточинка фамилии смущала, не  позволяла  обнару-
жить патриотизм, всегда присутствовала боязнь показаться русопятом.
   И все же Демилле сорвался, пошел по пути  Федора,  когда  нарек  сына
Егором и дал фамилию Нестеров. Хотел, чтобы сын чувствовал себя  уверен-
ней в жизни, но в глубине души угнездилось чувство вины перед всеми  Де-
милле, начиная с Эжена и кончая дядьками Кириллом и Мефодием.
   Тут важно подчеркнуть, что идея была именно социалистической, то есть
включала в себя принципы и  идеалы,  утверждаемые  научным  коммунизмом:
распределение по труду, правовое равенство граждан, приоритет обществен-
ных интересов над личными и проч. Демилле был честен и не мог  без  боли
смотреть на нарушения социалистической законности, коррупцию,  воровство
и взяточничество, которые (будем смотреть правде в глаза) еще нередки  у
нас, а главное, не выражают тенденции к убыванию. Однако борцом он  тоже
не был, предпочитал негодовать и печалиться про себя; в партию не  всту-
пил, считая, что многие карьеристы лезут туда исключительно из  корысти,
и не желая быть с ними в одной  компании.  Кроме  того,  проявлял  щепе-
тильность: не звали, а напрашиваться не  привык.  В  результате  Демилле
несколько отошел от жизни, а так как желанной  справедливости  никак  не
наступало, более того, моральный климат за последние  десять  лет  резко
изменился к худшему, то Демилле и вовсе с головою  ушел  в  приключения,
стараясь не замечать ничего вокруг. Остались дом, Егор, непрерывное  вы-
яснение отношений с женою, выпивки с приятелями, свидания с возлюбленны-
ми (партнершами, любовницами) и необременительное  исполнение  служебных
обязанностей. А что происходит вокруг, куда катимся - это его  будто  не
интересовало. "Что я могу сделать?" - говорил он себе.
   И все же время от времени острая тоска по потерянным идеалам  снедала
Демилле. Личных целей он не с тавил себе уже давно, не считая достижения
мелких удовольствий, общественная же цель все больше представлялась  не-
достижимой в принципе, из-за подлого устройства человеческой природы.
   Так он и жил последние годы - без целей и идеалов -  маленький  архи-
тектор Демилле, пока не попал в грозный и таинственный переплет  мировой
стихии.
   Глава 14
   ТЕОРЕТИКИ
   Первым временным пристанищем Демилле после потери родного  дома  стал
детский сад, куда ходил Егорка. Судьба точно  хотела  заставить  Евгения
Викторовича начать сначала: с детства, с младенческой чистоты и ясности.
Но ясности и чистоты не дала.
   Как мы помним, Евгений Викторович попал сюда в состоянии,  близком  к
помешательству. В отличие от нас с вами, милорд, он и не подозревал, что
случилось в ночь с пятницы на субботу, а увидел  лишь  неприглядный  ре-
зультат.  В  голову  втемяшилось  слово  "эвакуация",  смутно  рисовался
экстренный снос дома, производимый неимоверным количеством  солдат.  Это
все фантазии Каретникова!.. Как архитектор, Демилле понимал, что  снести
девятиэтажное здание за те восемнадцать часов, в течение которых он  от-
сутствовал, будучи сначала на службе, а затем на рандеву  с  девицей,  -
невозможно. Если и возможно, то куда делись остатки?.. И  следов  вокруг
никаких, свидетельствовавших о скоплении людей и механизмов.
   Пребывание в детском саду пролило свет на проблему и снабдило Евгения
Викторовича существенно новой информацией.
   Но для этого ему пришлось познакомиться еще с одним ночным  сторожем.
Им был уже упоминавшийся Костя Неволяев, аспирант кафедры астрофизики.
   Костя был человеком добрым, но со странностями. Собственно, я не уве-
рен, можно ли назвать странностями то, что он до тридцати лет не  только
не был женат, но и... как бы это сказать? - не знал женщин. Ему это было
как-то не нужно, несмотря на известное внимание женщин к  его  бороде  и
ученым занятиям.
   Неволяев и в сторожа сбежал отчасти благодаря женщинам. Жил он в  ас-
пирантском общежитии Академии наук неподалеку  от  улицы  Кооперации,  в
комнате на троих, причем два его товарища (один из Ташкента, а другой  -
из Баку) отнюдь не разделяли целомудрия Константина, и в небольшой  ком-
натке довольно-таки часто появлялисъ  прелестные  девушки  из  Гостиного
двора или аэрофлотских касс, молодые бухгалтерши  и  студентки,  которые
засиживались допоздна, а иной раз и оставались на ночь, несмотря на бди-
тельность комендантши тети Вари, а вернее сказать, благодаря ее мягкости
и любви к урюку, поставляемому регулярно из Баку либо же Ташкента.
   Потому Костя и подался в ночные сторожа, однако это  не  единственная
причина. Существенную роль играл и приработок к стипендии, и возможность
в полном одиночестве заняться теоретическими выкладками в непогоду, а  в
ясные ночи вести  наблюдения  в  собственный  телескоп  с  крыши  подве-
домственного детсада.
   Демилле, не задумываясь, выложил Косте свои беды, ибо  был  человеком
открытым, обычно не таящим ничего о себе, и тут же узнал наконец  страш-
ную правду: дом его прошлой ночью улетел!
   - Послушайте, как это - улетел?! Вы  шутите!  -  в  сильном  волнении
воскликнул Евгений Викторович.
   - Да зачем же мне шутить, - ответил Костя, опуская маленький  никели-
рованный кипятильник в стакан с водой и намереваясь приготовить чай. - Я
сам видел, честное слово.
   - И что же вы сделали?
   - Понаблюдал звезды, а потом пошел спать, - сказал Костя.
   Он внимательно следил за кипятильником, на спирали которого стали об-
разовываться, крошечные серебряные пузырьки.
   Демилле вскочил с дивана и прошелся по небольшому кабинету директора,
служившему ночным обиталищем Кости.
   - Но... неужели это вас не заинтересовало? Хотя бы как ученого?
   - Заинтересовало, конечно, - протянул Костя.  -  Евгений  Викторович,
если бы вы знали, сколько загадочного в природе! Я не могу  распыляться.
Мой объект исследования - черные дыры. Это почище летающих домов, ей-Бо-
гу!
   - Но там же были люди! Люди! - вскричал Демилле.
   - А что им сделается? Никаких разрушений я не заметил,  -оправдывался
Костя. - Они уже где-то приземлились, не волнуйтесь.
   - Откуда вы знаете?
   - Приходила одна мамаша. Забрала вещички сына и оставила заявление.
   - Какое заявление? - похолодев, проговорил Демилле, ибо предчувствие,
сходное с тем, что осенило его на мосту прошлой ночью, снова кольнуло  в
сердце.
   - Да там оно, в шкафчике, - махнул рукой Костя.
   Демилле, сорвавшись, бросился в раздевалку; он натыкался на  какие-то
стульчики, игрушки - темнота была кромешная -  ощупью  искал  выключател
ь... внезапно вспыхнул свет. Это Костя, последовавший  за  ним,  включил
освещение.
   Евгений Викторович кинул взгляд на ровный ряд шкафчиков  и  шагнул  к
тому, на котором белела бумажка с именем и фамилией его сына.
   - А как вы догада... - начал Костя, но Демилле уже выхватил из  шкаф-
чика листок заявления и впился в него глазами. По  тому,  как  побледнел
Демилле, Костя понял, что произошло что-то важное.
   - Это мой сын... - прошептал Евгений Викторович, снова и снова  вгля-
дываясь в стандартные фразы заявления: "в связи с тем, что..." и  "прошу
отчислить".
   Причина была указана такая: перемена местожительства.
   - А Егорка? Мальчик был с нею? - вдруг спросил Демилле, волнуясь.
   - Не знаю. Мальчика не видел, - замялся Неволяев. - Да вы не  волнуй-
тесь, он, должно быть, во дворе оставался.
   Демилле положил листочек на место и медленно  побрел  обратно.  Костя
шел за ним, гасил свет в комнатах. За  Евгением  Викторовичем  возникало
черное пространство, темнота будто преследовала его. Но он ничего не за-
мечал.
   Он понимал одно: Ирина и Егорка живы и здоровы, но по-прежнему недос-
тижимы для него. Это заявление, так же  как  отказ  милиции  сообщить  о
судьбе пропавшего дома, ставило его в безвыходное положение. По  сущест-
ву, у него не осталось логических возможностей узнать новый адрес семьи:
власти не сообщили, сына из садика забрали, место работы жены  неизвест-
но.
   Рассчитывать на то, что Ирина сообщит свой новый адрес Анастасии  Фе-
доровне и Любаше, вряд ли приходилось, поскольку Ирина с семьей  Демилле
находилась в отношениях корректных, но не больше...  Евгений  Викторович
наконец-то добрался до мысли, которую не допускал до себя: если бы Ирина
желала его возвращения, она уже нашла бы способ дать о себе знать.  Судя
по всему, дом приземлился той же ночью неподалеку, то есть в  городе,  а
значит, она могла позвонить утром Любаше... Но не позвонила... "Гордая!"
- с внезапной злостью подумал Демилле.
   Правда, кроме этой возможности, другой у Ирины  не  было.  Оставалось
надеяться, что она позвонит в понедельник на службу, объявится.
   На всякий случай воскресным утром Евгений Викторович обзвонил  друзей
- благо, телефон в детском саду имелся! - тех, с которыми дружили домами
(кроме них, были у Демилле и друзья для себя), но никаких полезных  све-
дений не получил. О пропаже дома пока молчал по многим причинам: слишком
невероятно, не поверят; не  хотелось  выглядеть  брошенным  на  произвол
судьбы; мысль о жалости и участии казалась оскорбительной.  В  ответ  на
некоторое недоумение друзей по поводу беспричинного  воскресного  звонка
(друзья знали, что телефона у Демилле нет, значит, какая-то  нужда  зас-
тавляет звонить из автомата) - он говорил, что  ему  срочно  понадобился
фетовский перевод "Фауста", надо сопоставить с переводом Пастернака,  не
можете ли помочь?
   Друзья, привыкшие к неожиданным желаниям Евгения Викторовича, тем  не
менее ничем помочь не могли. Фетовский перевод "Фауста" ныне  библиогра-
фическая редкость, милорд...
   Знаете, мистер Стерн, я сейчас подумал о переводах. Вот  ежели  такой
роман, как наш, перевести с русского на английский, потом с  английского
на китайский, с китайского на венгерский, с венгерского на фарси, с фар-
си на латынь, с латыни на монгольский, с монгольского на  украинский,  с
украинского на швейцарский, с швейцарского на русский - и  сравнить  то,
что получилось, с оригиналом... Как вы думаете, какой вариант будет луч-
ше - первый или последний? Мне кажется все же - последний, ибо  перевод-
чик никогда не может удержаться от того, чтобы не внести  в  переводимое
сочинение несколько собственных красот,  а,  учитывая  интернациональную
компанию переводчиков, красоты тоже будут со всего земного шара... хотел
бы я на это посмотреть!.. роман приобрел бы  английскую  строгость,  ки-
тайскую хитрость, венгерскую удаль, таджикскую мудрость, латинскую звуч-
ность, монгольскую зоркость, украинскую  мягкость,  швейцарскую  сырност
ь...
   - Милорд, неужели вы не заметили, что я нарочно дурачу вас! Швейцарс-
кого языка не существует! Что же вы молчите?.. Милорд!
   Однако, где же милорд???
   ...С этими словами я покинул насиженное место за пишущей  машинкой  и
направился на поиски соавтора; мистер Стерн обычно всегда был под рукой,
черный том номер 61 из "Библиотеки всемирной литературы" лежал на краеш-
ке письменного стола, а его цветная суперобложка занимала пустующее мес-
то среди других томов БВЛ. Таким образом мы  разговаривали,  глядя  друг
другу в глаза, кроме того, у меня всегда был перед носом наглядный  при-
мер толщины сочинения.
   И вдруг он пропал... Этот том был оставлен мною во  время  поспешного
бегства из собственной квартиры по  крышам  старых  домов  Петроградской
стороны. Спустя некоторое время сержант Сергеев принес мне его по новому
адресу, в квартиру моих друзей-геологов, обычно проводящих  весенне-лет-
ний сезон в экспедициях. Вместе с книгой он принес и некоторые  предметы
хозяйственного обихода (кофемолку, чашку с блюдечком, штопор), и  с  тех
пор мистер Стерн лишь один раз покидал мое новое жилище (я давал его чи-
тать одной даме, заинтересовавшейся рассказом о нашем  совместном  твор-
честве). Где же он, черт его возьми!
   Я полез на стремянку, чтобы проверить, не присоединился ли  милорд  к
своей суперобложке... может, погреться захотел?.. соскучился  по  соседя
м... кто там у него?.. Свифт, Смоллет, Филдинг... неплохая компания, со-
отечественники...
   Книги на полке не оказалось. Кряхтя, я слез  со  стремянки,  чувствуя
одиночество и растерянность, и полез в рукопись, чтобы проверить,  когда
мы разговаривали с милордом в предыдущий раз.  Я  переложил  листочки  и
убедился, что мистер Стерн подал последнюю реплику в главе  двенадцатой,
во время знакомства с Зеленцовым.
   Оставалось вспомнить, когда же я рассказывал ему о  Зеленцове  и  что
произошло с нами после? Дело в том, что у меня случился временный  пере-
рыв в работе, связанный с летним отдыхом, а когда я  вернулся  из  Ярос-
лавской области, где жил в деревне в полном одиночестве без кота и соав-
тора (первого я оставил той же милой даме, любительнице изящной  словес-
ности и котов, а второго, как мне казалось, на своем письменном  столе),
то немедля сел за машинку, забыв (увы!)  про  мистера  Стерна,  а  может
быть, в убеждении, что он по-прежнему рядом со мною. Но вот он  не  отк-
ликнулся на обращение... его нет.
   Не мог же он сам уйти? А вдруг? Но почему?
   Видно, я порядком надоел ему и запутал своими рассказами о кооперато-
рах - если так, то грустно! - значит, не умею рассказывать... Но что  же
делать дальше? Роман приближается к середине, и терять  соавтора  в  это
время было бы обидно.
   Я подошел к окну - здесь у меня первый этаж, не то что в родном  коо-
перативе - и увидел картинку городского лета, тяжелое  мокрое  белье  на
веревке, детскую коляску у подъезда и двух котов - Филарета и его бродя-
чего оппонента, которые, изогнувшись подковой и задрав хвосты, перемеща-
лись по невидимой окружности с явным намерением напасть друг на друга.
   Шел к концу июль. Демилле был в Севастополе, Ирина с Егоркой на даче,
кооператоры занимались обменом и обивали пороги  различных  инстанций  с
целью получить новое жилье, по стране гремели позывные Олимпиады, экраны
телевизоров были заполнены голами, очками и секундами.
   Наш роман, напротив, находился еще в апреле: я все дальше  уходил  от
героев по временной оси, и, когда представлял себе все, что  нужно  опи-
сать до отъезда Демилле в Крым (зачем? почему? к кому он туда  поехал?),
а его семейства на дачу (те же вопросы), мне становилось худо.
   Потерять в такой момент соавтора равносильно катастрофе.
   Коты наконец сшиблись с ужасным криком, вверх полетела шерсть,  после
чего бродячий кот позорно бежал, вопреки моим опасениям,  а  Филарет  не
спеша потрусил к окну, вспрыгнул на карниз, а оттуда через открытую фор-
точку проник в квартиру.
   - Филарет, где мистер Стерн? - строго спросил я.
   Кот спрыгнул с подоконника и направился в кухню, всем своим видом вы-
ражая презрение к легкомысленному сочинителю, потерявшему по  своей  ха-
латности собеседника и соавтора.
   Мне стало стыдно. Я вернулся к машинке и написал весь этот текст, по-
путно размышляя - что же делать дальше?
   Положение представлялось трудным. Клапаны мои, если вы помните,  отк-
рылись не без влияния мистера Стерна (бутылка "Токая" не в счет), и  те-
перь я боялся, что  они  могут  закрыться.  В  самом  деле,  милорд  был
единственным благодарным слушателем, терпеливо сносил  болтовню,  следил
за действием, подогревал мой  интерес  к  работе,  помогал  преодолевать
лень. Кроме него, никто не был в курсе всех без исключения событий рома-
на и не проникся к автору таким доверием. Немногие приятели и дамы,  ко-
торым я рассказывал о сюжете и читал отдельные главы, отзывались о рома-
не поразному. Одни говорили, что это "неплохо придумано", другие спраши-
вали, "зачем это придумано?". Я огорчался. Показать неверующим наш  дом,
стоящий на Безымянной, я опасался, ибо всегда  был  человеком  лояльным,
выполняющим требования милиции. Я не считал, что занимаюсь распростране-
нием слухов, описывая правдивую историю нашего дома  и  его  обитателей,
поскольку фактически знал обо всем лишь  мистер  Стерн,  а  читательская
масса сможет ознакомиться с романом только  с  официального  разрешения,
когда история канет в прошлое и перестанет очень сильно тревожить умы  -
собственно, как она кончится и когда канет, никто не знает сейчас. Я на-
деялся, что буду следовать за событиями на  почтительном  расстоянии,  и
начал роман лишь в мае после трех неудачных попыток, когда  Демилле  уже
сменил несколько мест жительства, майор Рыскаль произвел ремонт в бывшем
помещении Правления, Завадовский довел рекорд  динамического  усилия  до
тонны, а я понял, что нужно спешить, иначе мне за ними  не  угнаться.  И
действительно, за два месяца, пока я рассказывал милорду о событиях  той
страшной ночи и последующих двух дней,  герои  успели  натворить  немало
дел, в особенности Демилле, который вызывал  во  мне  сильнейшее  беспо-
койство. Посему я исписывал страницы, заботясь только о  правдивости,  а
уж поверят мне или нет - это потом, позже...
   И все же как необходимо сочинителю хотя бы одно доверенное лицо!  Как
нужен заинтересованный ум, живые глаза,  внимательный  слух!  Как  важна
непредвзятая оценка! Милорд обладал всеми этими  достоинствами  и  щедро
дарил их мне. Кому же теперь рассказывать? И стоит ли?
   Не без труда преодолел я минуту слабости, упрекая себя народными муд-
ростями -"взялся за гуж", "назвался груздем" и "на печи сидя,  генералом
не станешь" ("Каким генералом? Николаи?" - спросил бы сейчас милорд. Эх!
..) -прежде чем решил продолжить свое предприятие.
   ...Евгений Викторович и Константин Петрович обедали в помещении  дет-
садовской кухни - просторном чистом зале с кафелем,  кухонными  столами,
покрытыми рисунчатым пластиком, и громадной электрической плитой, на ко-
торой стояли алюминиевые баки для приготовления пищи.  В  одном  из  них
сохранились остатки геркулесовой каши в количестве, достаточном для  пи-
тания взвода солдат. Висели по стенам  поварешки  и  дуршлаги,  а  также
толстые разделочные доски, мелко иссеченные следами ножей.
   По торцам досок имелись надписи  масляной  краской:  "Хлеб",  "Мясо",
"Рыба", "Овощи".
   В кухне было прохладно и гулко.
   Разговор вертелся вокруг исчезновения дома и дальнейшей судьбы  Евге-
ния Викторовича. Накладывая себе новую порцию каши, Костя сказал:
   - Надо посоветоваться с нашими... Вероятно, имела место кратковремен-
ная аномалия гравитационного поля. В принципе это возможно, хотя  бывает
редко.
   - Вам известны другие случаи? - спросил Демилле.
   - Мне - нет. Да что нам вообще может быть известно? -возразил Неволя-
ев. - За тот миг, который называется  историей  человечества,  на  Земле
практически ничего не изменилось. С астрофизической точки зрения...  Во-
образите себе бабочку-однодневку. Она живет и умирает в  полной  уверен-
ности, что природа устроена так: яркое солнце, жара,  желтые  одуванчики
на лугу, птички поют. А если в день ее жизни идет дождь, бабочка думает,
что дождь и природа - одно и то же. Ей в голову не  приходит,  что  есть
зима, например... Так же и человечество. Мы просто  ничего  не  успеваем
заметить. Время нужно мерить не годами, не столетиями и не тысячелетиями
даже, а миллионами лет. Тогда видно, что все течет и  изменяется.  Может
быть, толчки гравитации следуют с периодом в сто тысяч лет. С  космичес-
кой точки зрения - очень часто, а для нас каждый такой толчок - чудо...
   Демилле с ненавистью смотрел на бесформенный кусок каши, будто покры-
тый слизью. Он не любил овсяные хлопья с детства. Преодолев  отвращение,
ткнул кашу вилкой и вырвал клейкий, похожий на желе кусочек.
   - Да, это так... - со вздохом проговорил он и проглотил  кусочек,  не
жуя. - Но мне-то от этого не легче. Я, к сожалению, не бессмертен.
   - А насчет бессмертия - вообще чепуха! - азартно воскликнул Неволяев.
- Нет никакого бессмертия! Кто бессмертен? Пушкин? Данте?  Аристотель?..
Я имею в виду духовное  бессмертие.  Какая-нибудь  паршивая  тысяча  лет
прошла, а мы уже - бессмертен!  Между  тем  точно  известно,  что  через
пять-шесть миллиардов лет Солнце сгорит, скукожится до размера  Земли  и
все сгинет: книги, рукописи, картины, идеи, имена... Да и до этого прек-
расного мгновения может случиться масса непредвиденного. А  вы  говорите
-бессмертие!
   Костя доел кашу и тщательно вычистил бороду, освободив ее от  хлебных
крошек.
   - Точно известно, говорите?.. - с огорчением повторил  Демилле.  -  А
вдруг что-нибудь останется?
   - Что? - насмешливо спросил Костя.
   - Ну, хотя бы идеи...
   - В виде чего? Да вы идеалист, Евгений Викторович. Приятно  встретить
идеалиста  в  наше  суровое   время...   Нет,   ничего   не   останется.
Ни-че-го-шеньки!
   С этими словами Костя подставил грязную тарелку под струю воды и  од-
ним движением ладони смыл с нее остатки каши.  Демилле,  давясь,  доедал
свою порцию.
   Костя вымыл и его тарелку, снисходительно поглядывая на Демилле,  ко-
торый был неожиданно сбит с толку научными откровениями.
   Словно фокус в объективе изменился: только что интересующее его собы-
тие выглядело крупным, подавляло своей величиной и непоправимостью,  как
вдруг отодвинулось на тысячи лет и стало мелким, обыкновенным, как паде-
ние камешка с горы, несущегося в лавине других камней и веток.
   Демилле неожиданно успокоился, даже не успокоился,  а  как-то  размяк
душевно.
   - А зачем же тогда жить? - раздумывая, вымолвил он.
   - Как зачем? - не понял Костя.
   - Ну, ведь... не имеет смысла... - жалобным шепотом закончил  Евгений
Викторович.
   Костя рассмеялся и закрутил бороду в кулаке.
   - Имеет! Еще как имеет! Смысл в другом! Не в  бессмертии  человека  и
человечества, а в истине! Докопаться до истины - разве это не оправдыва-
ет жизнь?
   - Не знаю... - сказал Демилле. - Докапываться до  истины,  Костя,  не
всем дано.
   - Нет, вы меня неправильно поняли! - вскричал Неволяев. - Я не только
о научной истине говорю. Вот вы, например, архитектор, так? Допустим, вы
спроектировали дом (при слове "дом" Демилле вновь омрачился).  Так  вот,
дело не в том, что он простоит века, а в нем самом, в его архитектуре, в
выявлении через нее художественной истины, красоты...
   Демилле совсем впал в уныние, и не только потому, что вспомнил о сво-
ем родном кооперативном доме, построенном по типовому проекту, но  и  по
профессиональным причинам. Как мы знаем, он уже давно,  лет  этак  семь,
как отошел от истинной архитектуры и занимался халтурой.
   Обед закончился в молчании, Демилле допил чай и отправился на  второй
этаж, в спальню младшей группы, где развернул детскую раскладушку,  одну
из многих, заполнявших стенной шкаф, улегся на нее, свернувшись  калачи-
ком.
   Костя, подумав, последовал за ним и остановился в дверях. С минуту он
смотрел на малознакомого ему бездомного  человека,  и  жалость  охватила
его.
   - Евгений Викторович, они найдутся, не расстраивайтесь...
   Демилле не отвечал, невидяще глядя в окно с низким  подоконником,  за
которым виднелись забор вокруг фундамента и милиционер на посту.
   - Я вам ключ от моей комнаты дам. Поживите пока у нас в общежитии,  -
продолжал Костя. - Я все равно здесь ночую, а тетю Варю уговорить можно.
   - Какую тетю Варю? - слабым, больным голосом спросил Демилле.
   - Комендантшу. Тариэль и Мамед возражать не будут...
   - А? - переспросил Евгений.
   - Соседи мои, аспиранты. Может, что-нибудь и придумают, они  башкови-
тые.
   Евгений Викторович тоже почувствовал к себе жалость, и чем  болезнен-
нее звучал его голос, чем нелепей и смешней была  поза  на  раскладушке,
тем больше сострадания к себе рождалось в его душе. Ему показалось,  что
он  маленький  мальчик...  игрушки  на  полках,  кроватка,   одеяльце...
уменьшительные ласкались, приятно щекотало в носу, будто от слез, и  по-
душка пахла детским молочным запахом, и холодила щеку  нечаянная  пуговк
а... Он вспомнил свою мать Анастасию Федоровну с ее любовью  к  уменьши-
тельным, рассердился, как водится, на свое умиление и вообще на  умиляю-
щихся... Плюшевый кот шел по забору, осторожно переставляя  лапы...  Де-
милле заснул.
   Проснулся он часов около шести вечера. Бодрости не  прибавилось.  Де-
милле спустился вниз, в кабинет, и застал у Неволяева гостей. После вза-
имного представления выяснилось, что это были профессор Голубицын,  Кос-
тин руководитель, и два его аспиранта, Костины коллеги, - Миша  Брагинс-
кий, румяный молодой человек с черной курчавой шевелюрой, и  Рейн  Тоом,
эстонец с жесткими скулами и маленькими голубыми немигающими глазками.
   Голубицын был могуч, медлителен, неповоротлив.
   - У нас традиционный воскресный коллоквиум, - пыхтя,  сказал  профес-
сор. - Никто не мешает, просторно... Да вы не смущайтесь!
   Видимо, гости уже были осведомлены о причинах появления Евгения  Вик-
торовича в детском саду.
   Голубицын указал рукою на окно, где в отдалении все так  же  прогули-
вался у забора милиционер, и спросил:
   - Значит, ни кола ни двора? А я-то не мог сообразить. Вижу  -  что-то
изменилось в округе, а что - не пойму. Любопытно!
   - Я думаю, можно рассчитать, Владимир Аполлонович. Условия равновесия
найдем, масса приблизительно известна, - тихо сказал Брагинский.
   И они тут же (Демилле удивился внезапности) включились в  теоретичес-
кий спор, касавшийся условий, необходимых для полета дома.  Несмотря  на
то, что говорили все по-русски, Демилле не понимал ни  слова,  поскольку
нормальные, поясняющие слова астрофизики пропускали, а употребляли  лишь
специальные термины: гравитационное поле, аномалия  тяготения,  паралле-
лограмм сил, пси-функция... Брагинский со своим петушиным голоском  нас-
какивал на Рейна, Голубицын удовлетворенно улыбался, задумчиво  сооружая
на столе башню из детских кубиков.
   - Но... ведь надо что-то делать! Так нельзя, - сказал  вдруг  Евгений
Викторович.
   - Вы о чем? - мягко спросил профессор, оторвавшись от башни.
   - О людях... вообще, я о людях. Понимаете, ведь должна  быть  уверен-
ность. Дома летают, надо что-то предпринимать!  Страшно  ведь,  Владимир
Аполлонович...
   Голубицын добродушно захохотал, его аспиранты тоже, несколько принуж-
денно. Демилле стоял перед ними, опустив руки, пытался улыбнуться, но не
мог.
   - Страшно, говорите? Да и нам страшновато, мы  тоже  люди,  -  сказал
профессор, оборвав смех. - Что же касается вашего дома,  то  (он  развел
руками) - не по нашей части. Явление любопытное, спору нет, но -  не  по
нашей части. Беспокоиться нет причины, люди, насколько я понял, не пост-
радали. Государство поможет.
   Демилле стало неудобно, что он лезет к ученым  со  своими  житейскими
заботами. В самом деле, государство ведь поможет, не  должно  быть  так,
чтобы не помогло.
   В этот миг Голубицын сделал неловкое движение, задев стол. Башня  по-
качнулась и грохнулась всею плоскостью на  пол,  образовав  бесформенную
груду разноцветных кубиков.
   Глава 15
   ГЕНЕРАЛ НИКОЛАИ
   Время между тем шло  себе  понемногу;  воскресным  утром  кооператоры
проснулись, выглянули в окна и убедились, что прошедшие  сутки  не  были
дурным сном, вверху по-прежнему голубеет полоска чистого неба,  а  день,
по всей вероятности, предстоит солнечный. Человек  быстро  привыкает  ко
всему; еще вчера происшедшее казалось трагичным и непоправимым, а сегод-
ня есть кое-какие улучшения: за ночь подвели газ, а воду и свет дали еще
вечером - глядишь, все образуется...
   Ирина пошла будить Егорку. Сунулась было в комнату сына в ночной  ру-
башке, но вдруг вспомнила, что старик Николаи тут рядом,  окно  в  окно.
Она накинула халатик и машинально посмотрелась в зеркало... Вот  незада-
ча! Это же теперь каждое утро будет, точно в коммуналке, а  принимая  во
внимание общительность старого генерала...
   Ирина вошла к сыну, взглянула в окно. Точно! Григорий Степанович  тут
как тут, улыбается, кланяется. Она тоже улыбнулась,  кивнула  старику  и
принялась тормошить Егорку. Николаи делал из-за стекол  знаки  -  просил
отворить окно. Ирина Михайловна показала: сейчас, пускай мальчик оденет-
ся. Егорка натянул штаны и отправился умываться. Ирина распахнула окно.
   - Доброе утро, уважаемая Ирина Михайловна! -приветствовал ее генерал.
- Как спали?
   Ирина, не привыкшая к столь изысканным оборотам речи, смутилась, про-
бормотала - мол, все в порядке. День обещал быть теплым, из-за крыши ге-
неральского дома выглядывал краешек солнца.
   - А у меня новость для вас, Ирина  Михайловна.  Я  уже  прогуливался,
знаете, я встаю рано, каждое утро гуляю. Зашел и в ваш дом.  Любопытство
одолевает! Вчера не решился, слишком много было  милиции,  заберут  еще,
ей-Богу! - генерал рассмеялся. - А сегодня один постовой. Пустил меня!..
Так вот. В вашем подъезде висит объявление: в три  часа  общее  собрание
кооператива. Явка, как водится, строго обязательна. Вы пойдете?
   - Не знаю... - пожала плечами Ирина.
   - Пойдите, пойдите! И я, если позволите, тоже с  вами  схожу.  Делать
мне, старику, нечего - вот и получу бесплатное развлечение. Как вы дума-
ете - мне можно?
   - А где будет собрание? - спросила  Ирина,  несколько  обескураженная
предложением Николаи.
   - Да здесь неподалеку, в школе, где Маша учительствует. Заодно покажу
вам дорогу. Я там бывал не раз, пионеры приглашали...
   Ирина кивнула. Она не знала, о чем еще говорить с генералом, да выру-
чил Егорка. Он вернулся умытый, надел рубашку, и Ирина Михайловна, изви-
нившись перед Николаи, повела сына в кухню - завтракать.
   - Собрание в три часа! Ну, мы еще поговорим, - обнадежил ее  Григорий
Степанович.
   Ирина не знала, что и думать. С одной стороны, генерал ей  понравился
своей обходительностью и заботливостью, но с другой... Она не привыкла к
такому настойчивому вторжению в ее личную жизнь. Ирина не понимала - ра-
доваться ей или огорчаться.
   Однако размышлять над этим не было времени. Надо начинать новую жизнь
на новом месте. Она быстро приготовила завтрак, заглянула в  холодильник
- он, конечно, оттаял, но за ночь снова промерз  -  проверила  продукты.
Придется идти в магазин... Ей попался на глаза  термос  генерала.  Нужно
отдать. Ирина взяла термос и пакет, снова отправилась в детскую.
   Генерала не было видно.
   - Григорий Степанович! - несмело позвала Ирина.
   Генерал вынырнул откуда-то из той части комнаты, которая была  скрыта
от глаз Ирины. Он был в домашнем байковом костюме.
   - Я к вашим услугам...
   - Вот, возьмите, пожалуйста... Большое спасибо, - покраснев,  сказала
Ирина, показывая Николаи термос с пакетом.
   - Ну что вы! Не стоит беспокоиться! - запротестовал генерал,  но  все
же протянул Ирине палку с крюком и принял вещи.
   - Чем я могу быть полезен? - учтиво поклонился генерал. - Вы не  сму-
щайтесь, уважаемая Ирина Михайловна. Мы теперь соседи. Уж  простите  мою
назойливость... Маша у меня молчунья, - продолжал он, понизив голос, - а
я люблю поговорить.
   - Тогда, знаете... - в нерешительности начала Ирина,  а  увидев,  что
Николаи весь внимание, продолжала: - Вы не присмотрите за Егором? Мне  в
магазин надо. Вообще я его оставляю одного, но здесь, на новом  месте...
Как бы он не закапризничал.
   - С превеликим удовольствием! - просиял Николаи.
   Ирина напутствовала Егорку: "Ты не бойся, посиди здесь, на подоконник
не лазай, можешь поговорить с Григорием Степановичем", -  одела  сына  в
курточку и вязаную шапку, чтобы не простудился, подхватила сумку и вышла
из квартиры. Она спустилась в лифте, с удивлением обнаружив в нем прико-
лотую чьей-то заботливой рукой бумажку со списком необходимых  телефонов
и адресов: сантехника, газовщика, прачечной, химчистки, детской поликли-
ники. Адреса и телефоны были здешние, Петроградской стороны.
   Внизу, при выходе из подъезда, действительно висело нарисованное  гу-
ашью от руки объявление, где сообщалось о собрании кооператива. Объявле-
ние тоже удивило Ирину качеством своего  исполнения;  раньше  вешали  на
стене кое-как нацарапанную бумажку.
   На улице, вернее, в щели, ей  попался  постовой  милиционер,  который
приветливо кивнул, и она, растерявшись, ответила:
   - Здравствуйте... Господи, темно-то как здесь!
   - Ничего, - улыбнулся постовой, - зато не дует!
   Ирина вышла из щели и направилась к Большому проспекту  Петроградской
стороны с забытым чувством новосела, по-хозяйски оценивая витрины, вгля-
дываясь в прохожих. Вдруг поймала себя на мысли, что  ей  здесь  нравитс
я... странное чувство обновления, почти молодость... и старик этот смеш-
ной и славный... Ирина вкушала свободу.
   Подмерзшие за ночь лужицы на тротуарах  весело  потрескивали  хрупкой
корочкой льда. Ирина нарочно наступала на лед каблучком, испытывая забы-
тую беспричинную радость, как в детстве - хруп, хруп, -извилистые  белые
трещинки вспыхивали в прозрачном стекле льда.
   Она вышла на Большой, огляделась: по тротуарам текли  праздные  воск-
ресные толпы. Большинство магазинов не работало по  случаю  воскресенья,
но люди, истосковавшиеся по солнцу, высыпали на улицу  просто  так,  без
дела.
   - На Зеленина яички дают, - услышала Ирина разговор двух  озабоченных
бабок с хозяйственными сумками.
   - Очередь большая?
   - Никого нет. Я взяла два десятка к Пасхе. Потом ведь не будет.
   - Ох, и верно! Пасха-то на носу! Побегу!
   Ирину Пасха мало интересовала, тем не менее она  двинулась  вслед  за
старушкой, рассудив, что та приведет ее к гастроному.
   Она шла не спеша, чтобы не обгонять семенящую перед нею бабку, а сама
разглядывала прохожих, жадно всматриваясь в лица, как вдруг поймала себя
на мысли: ищет мужа! У Ирины даже дыхание перехватило - этого только не-
доставало! Но тут же осознала трезво: лишь только она  вышла  на  улицу,
как где-то глубоко затеплилась надежда - вдруг встретит Женю?  вдруг  он
где-то рядом бродит, голодный?..
   И лишь она подумала это, как ее внимание привлекла фигура  мужчины  в
коричневом плаще. Человек стоял у аптечной витрины -лица не было  видно,
- он вглядывался внутрь аптеки, как бы пытаясь разглядеть, есть там  кто
или нет. "Он!" - подумала Ирина, и тело ее  совершило  одновременно  два
независимых движения: верхняя часть отшатнулась и будто остановилась,  в
то время как ноги устремились по направлению к мужчине.
   Он обернулся, посмотрел тусклым взглядом и медленно пошел по проспек-
ту, засунув руки в карманы плаща. Нет, не муж! И непохож вовсе.
   День сразу померк, прохожие уже не казались ей нарядными и  празднич-
ными, да и солнце затянулось чем-то дымчатым, грязноватым. Настроение  у
Ирины упало, она представила мужа где-то в городе, далеко... Ничего, так
ему и надо! Она попыталась настроить  себя  воинственно,  вспомнила  его
последние похождения - одна Жанна чего стоит! (Жанна была чертежницей  в
проектном институте, где работал Демилле.)
   Но даже воспоминание о Жанне не смогло истребить в душе Ирины жалости
и тревоги. Тогда она подумала, что Демилле, наверное, сейчас у  Жанны  -
конечно! куда ж ему деваться! нежится, как  миленький,  в  постели!  ему
что! - и эта мысль выдула из головы сострадание. Ирина подтянулась, сно-
ва отыскала глазами маячившую впереди старушку и устремилась за нею.
   В магазине Ирина купила яиц, колбасы, сыра, молока  и  с  нагруженной
сумкой пошла домой другим путем - по проспекту Щорса. Путь этот оказался
короче. Через пять минут она уже была на улице, перпендикулярной к Безы-
мянной, то есть, собственно, на той улице, где стоял ныне дом, ибо Безы-
мянной более не существовало.
   Как я уже говорил, прилетевший дом заткнул ее, выйдя  своими  торцами
на две тихие улочки, прежде пересекавшие  и  ограничивавшие  Безымянную.
Ирина вышла из дому на первую из них - она называлась  Подобедова,  -  а
вернулась по второй, Залипаловой. Залипалова была пошире. Наш дом  встал
аккуратно, торец его был вровень с фасадами старых  домов,  так  что  не
слишком бросался в глаза, несмотря на современную стандартную архитекту-
ру. Смущало лишь то, что не существовало единой линии тротуара, ибо  дом
наш опустился на проезжую часть. Закругления поребриков, ранее ограничи-
вавшие въезд на Безымянную, теперь нелепо втыкались в основание коопера-
тивного дома в двух шагах от образовавшихся слева и справа проходных ше-
лей.
   У входа в щель со стороны Залипаловой улицы дежурил другой  постовой.
Когда Ирина проходила мимо, он тихо осведомился:
   - Вы здесь живете, гражданка? Или просто пройти?
   - Живу, - кивнула Ирина.
   Она успела заметить, когда подходила, что милиционер регулировал  по-
ток прохожих: одних направлял в правую щель, других - в левую. Ирина по-
няла, что в правую щель допускались жильцы дома, а в левую,  со  стороны
которой подъездов не было, проходили случайные прохожие, которым необхо-
димо было попасть с Залипаловой на Подобедову.
   И вот что примечательно: ни удивленных возгласов, ни беспокойства, ни
страха, ни обмороков у случайных прохожих не замечалось. Реагировали они
на неожиданно возникшее препятствие  довольно  спокойно.  Раз  поставили
здесь дом -значит, надо. Не нашего ума дело.
   Ирина поднялась в лифте на девятый этаж, причем ее попутчицей  оказа-
лась косящая одним глазом кооператорша, про которую Ирина знала, что она
с пятого этажа. Было ей за пятьдесят, и она тоже, как и Ирина, держала в
руках полиэтиленовый пакетик с яйцами.
   - Вы на собрание пойдете? - спросила она.
   - Да, - кивнула Ирина.
   - Сегодня многое решится, - с какой-то надеждой проговорила  женщина,
но что именно решится - сказать не успела, ибо лифт достиг пятого этажа.
Она вышла, сердечно кивнув Ирине, как старой приятельнице.
   Когда Ирина Михайловна подошла к двери своей квартиры,  сердце  вдруг
снова забилось; представилось ей, что Евгений  Викторович  уже  дома,  в
тапках, играет с Егорушкой... вспомнился он ей почему-то молодым,  трид-
цатилетним, худым и веселым, и обида на обманувшую их обоих жизнь  вдруг
вспыхнула в душе неимоверной болью - причем  именно  так  и  подумалось:
жизнь обманула, судьба. Будто ни Евгений, ни она, ни та  же  пресловутая
Жанна - пропади она пропадом! - виноваты ни в чем не были, а играли роль
страдательную.
   Она секунду постояла перед дверным глазком, вслушиваясь. И правда, из
квартиры доносились голоса. Ирина вошла  и  заглянула  в  комнату  сына.
Егорка сидел на стуле рядом с открытым окном, держа на коленях  какую-то
плоскую коробочку с откинутой крышкой. Напротив него, у своего окна, си-
дел Григорий Степанович, держа перед собой такую  же  коробочку.  Вид  у
обоих был увлеченный.
   - Дэ-восемь! - крикнул Егорка.
   - Ранен! - отвечал генерал.
   - Дэ-девять!
   - Убит!
   - Крейсер трехтрубный, - констатировал Егор, и тут  Ирина  Михайловна
поняла, что они со стариком играют в "морской бой", причем комплект игры
был отнюдь не самодельный, а фабричного  изготовления,  с  кораблями  на
магнитиках. Такой игры у Егора она  не  помнила,  но  предположить,  что
"морской бой" принадлежит старому генералу... Довольно нелепо.
   - А, Ирина Михайловна! - приветствовал ее Николаи. -А мы тут  развле-
каемся. Ваш сын меня бьет. У меня осталась подводная лодка и эсминец...
   - Ка-три! - выкрикнул Егорка.
   - Убил! - сокрушенно воскликнул генерал.
   Егорка сиял.
   - Где же ты взял такую игру, Егор? - спросила Ирина.
   - Григорий Степанович дал, - ответил сын.
   - У меня замечательная игротека, - кивнул старик.
   Ирина присела рядом с сыном. Егорка в два счета закончил  уничтожение
"кораблей" Григория Степановича, после чего  неугомонный  генерал  кинул
ему пару соломинок, и они совместно приступили  к  изготовлению  мыльных
пузырей. Егорка, пользуясь указаниями генерала, принес блюдечко с водою,
мыло (то же проделывал в своей комнате генерал), развел его  в  воде,  и
через минуту они с генералом уже выдували друг другу навстречу  радужные
пузыри, которые тихо скользили вниз, в темную пропасть щели.
   Ирина не могла скрыть улыбку, ушла в другую комнату,  там  растерянно
усмехнулась: вот тебе и еще один член семьи... свято место пусто не  бы-
вает. А из детской доносились восторженные возгласы: "Ну  и  шар!  Прямо
монгольфьер! Егор, ты опять меня объегориваешь!".  Егорка  смеялся,  как
колокольчик.
   Ирина принялась готовить обед, а когда  пришло  время,  автоматически
позвала:
   - Мальчики, идите обедать!
   И вспыхнула, прижав ладони к щекам.  Ничего  себе!  Она  бросилась  в
детскую. Николаи и Егорка занимались тем, что выстукивали азбукой  Морзе
сообщения друг другу, пользуясь детским телеграфным аппаратом, принадле-
жавшим Егорке. Между окнами квартир тянулся электрический провод.
   - Егорка, иди обедать, - сказала Ирина. - Вы извините, Григорий  Сте-
панович...
   - За что? - поднял брови генерал.
   - Вырвалось у меня... - смутилась Ирина.
   - "Мальчики"? Ну, что ж. Меня это устраивает. Вполне. К сожалению, на
обед прийти не смогу. То есть прилететь не смогу. Пока еще не  умею  ле-
тать. Но не исключено, что научусь, Ирина Михайловна, - улыбнулся  Нико-
лаи.
   Ирина с Егоркой пообедали. За обедом сын был в возбуждении, вызванном
играми с генералом, мать же рассеянно подносила ложку ко  рту,  чувствуя
странную заторможенность; думать ни о чем не хотелось, она лишь ощущала,
что, находясь в кухоньке за обеденным столом, присутствует  одновременно
в комнате Григория Степановича, помнит о нем, а также бродит где-то  да-
леко, почему-то на улице Кооперации, вблизи своего дома, там, где  Егор-
кин детский садик, откуда вчера она забрала вещи сына, оставив заявление
сторожу. Ее самой, Ирины Михайловны Нестеровой, вроде бы уже не  сущест-
вовало, она никак не могла собрать себя в привычное ей состояние единого
целого и с горечью подумала, что это, вероятно, надолго. И если мысли  о
муже не казались ей удивительными, то неожиданное присутствие в душе чу-
даковатого старого генерала  озадачивало.  Но  Ирина  чувствовала  -  он
здесь, через комнату, за узким провалом щели. И это не было ей  неприят-
но.
   - Папа скоро приедет? - Егорка поинтересовался деловито,  без  особой
озабоченности, точно появление отца было делом решенным, весь вопрос  во
времени.
   - Не знаю. Наверное, нет, - ответила Ирина.
   - Я еще с дядей Гришей поиграю. Можно?
   - С дедушкой Гришей, - поправила мать.
   - С дедушкой? - удивился Егор. - Он разве наш дедушка? Дедушка в  Се-
вастополе живет.
   Ирина почему-то смутилась. Не дедушка, а дядя. Большая  разница.  Она
со страхом поняла, что и сама с момента знакомства  восприняла  генерала
иначе, чем требовали обстоятельства. "Господи! Ему  же  шестьдесят  пять
лет! Он же на тридцать лет меня старше!" - подумала она.
   - Егор, я тебя прошу звать его Григорий Степанович. Только так, -тре-
бовательно сказала она.
   Ирина вымыла посуду, слыша, как Егор в своей комнате о  чем-то  ожив-
ленно беседует с Григорием Степановичем. Потом до нее донесся  бархатис-
тый голос:
   - Ирина Михайловна? Вы готовы? Без четверти три!
   Ирина быстро привела себя в порядок,  через  несколько  минут  они  с
Егоркой спустились вниз и прошли по щели к выходу на  Подобедову  улицу,
где их уже ждал Николаи. Он был в сером макинтоше и велюровой шляпе.
   - Знаете, я думаю, что Егору на вашем собрании делать решительно  не-
чего, - мягко сказал генерал. - Мы отведем его ко мне...
   - Нет-нет, - быстро воспротивилась Ирина.
   - Хорошо. Тогда здесь рядом есть прекрасная детская площадка.  Пускай
поиграет там. Ты согласен, Егор? - обратился он к мальчику.
   Егор пожал плечами.
   - А вы скоро? - спросил он.
   - Скоро, - сказал генерал.
   - Ну, ладно...
   - Вот и молодец. Вечером мы тебя поощрим боевыми стрельбами.
   - Это как? - у Егорки загорелись глаза.
   - Увидишь.
   Николаи взял Егорку за руку и повел на  детскую  площадку.  Ирина  не
противилась. Все происходило как-то помимо нее.  Привычка  решать  самой
свои дела, выработанная годами жизни с Евгением Викторовичем, вдруг про-
пала куда-то, будто растворилась в обволакивающем голосе старого генера-
ла. Лишь ум вяло сопротивлялся: "Почему он решает? Почему "мы"? На каком
основании?"
   Но она чувствовала, что слова генерала ей не в  тягость.  Вот  уж  не
ожидала найти в себе покорность - с Женей же все наперекор, во всех  ме-
лочах, прежде всего в мелочах... И что самое удивительное - ей  эта  по-
корность нравилась.
   На детской площадке сидели мамы с колясками, резвились пацаны.  Гене-
рал пристроил Егорку в футбольную команду - его  послушались,  Егор  был
принят - и, взяв Ирину под руку, повел к школе.
   Шли они неторопливо; их обгоняли кооператоры, спешившие на  собрание.
Бодрой рысью промчались Светики, разом оглянулись на Ирину с  генералом,
и ошеломляющая догадка озарила их лица. Конечно, в такой ситуации Свети-
ки не могли рассказать Ирине о встрече с ее мужем, но и в  любой  другой
ситуации они хранили бы молчание.
   Обогнала их и чета Вероятновых. Инженер Вероятнов  сжимал  в  кармане
текст своего выступления на собрании, волновался, посему не обратил вни-
мания на странную пару, зато жена обратила и,  толкнув  локтем  супруга,
прошептала:
   - Ирина-то с кем! Смотри!.. Она что - с Демилле развелась? Ну, дела!
   В коридорах школы была воскресная тишина. Ирина и Григорий Степанович
поднялись на четвертый этаж и прошли к дверям  актового  зала.  Слева  и
справа со стен смотрели на них портреты; Ирина заметила, что  среди  них
нет привычных лиц великих писателей - фотографии явно  любительские,  но
увеличенные; на них запечатлены были люди в военной форме.
   - Кто это? - спросила Ирина.
   - Почетные пионеры здешней дружины, - ответил он.
   Вдруг Ирина увидела на портрете знакомое лицо. Она приостановилась от
неожиданности, ибо лицо это - она могла поклясться - было чрезвычайно ей
знакомо, но где и когда она встречала его?.. С фотографии смотрел  моло-
дой бравый капитан с круглой лысой головой и улыбающимися  глазами.  Фу-
ражку он держал в руке, а ногой оперся на  лафет  небольшой  приземистой
пушки с длинным стволом.
   На гимнастерке капитана блестела Звезда Героя.
   Ирина перевела взгляд на генерала, будто желая справиться о  незнако-
мом капитане, и вдруг увидела перед собою то же самое улыбающееся  лицо,
только в морщинах. Лишь глаза блестели так же молодо, как на фотографии.
   - Вы?.. - еле слышно выдохнула она.
   - Я, Ирина Михайловна. Я... - развел руками Николаи. - А что делать?
   Ирина подошла ближе и разглядела под портретом сделанную  на  машинке
подпись: "Герой Советского Союза Григорий Степанович Николаи".
   - Пойдемте, пойдемте, Ирина Михайловна, - заторопился Николаи. -Ниче-
го интересного...
   - Так вы Герой... - задумчиво произнесла Ирина, не отрывая взгляд  от
фотографии.
   - Ну, какой я герой! Помилуйте! Посмотрите на меня, - рассмеялся Гри-
горий Степанович.
   Ирина повернулась и пошла к залу, в двери  которого  втекала  струйка
притихших кооператоров.
   Глава 16
   ОБЩЕЕ СОБРАНИЕ
   На сцене актового зала стоял стол, покрытый  красным  куском  материи
для транспарантов. За столом сидели трое: румяный толстощекий  полковник
милиции с орденскими планками на кителе, худощавый человек в сером  кос-
тюме без каких-либо значков, с черными глазами и спадавшей на лоб  косой
прядью, напоминавшей воронье крыло;  третьего  Ирина  Михайловна  хорошо
знала - это был ее сосед, председатель Правления кооператива Василий Ти-
хонович Вероятнов.
   Ирина и Николаи уселись в задних рядах у прохода. Генерал принялся  с
любопытством оглядывать публику. Над залом стояло  равномерное  жужжание
голосов.
   Прямо перед Ириной уселась незнакомая женщина в панбархатном  платье.
Полные плечи, распиравшие панбархат, часто вздымались от шумных вздохов,
которые женщина издавала. Ирине показалось, что этими  вздохами  женщина
желает привлечь к себе внимание.
   Между тем Вероятнов, пошептавшись о чем-то со своими соседями по пре-
зидиуму, встал и открыл собрание. Он предоставил слово полковнику  мили-
ции Федору Ивановичу Коломийцеву.
   Зал притих.
   - Вы уже знаете, товарищи, что прошлой  ночью  случился...  случилось
че-пэ, скажем так, - начал Коломийцев, выйдя из-за  стола  президиума  к
краю сцены.
   Держался он уверенно, чуть ли не весело. Слегка улыбался, отчего упо-
мянутое ЧП приобретало не совсем серьезный характер.
   - Как мы на это дело смотрим?.. Мы смотрим так, что ничего  невероят-
ного не произошло. Вы столкнулись с редким явлением природы,  верно?  Но
все живы-здоровы, разрушений нет, чего, как говорится, и другим желаем!
   Коломийцев не удержался и подмигнул залу. Кое-где заулыбались.
   - Какова моя задача? Моя задача, так сказать, чисто научная. Мы ведем
большую работу по выяснению причин происшествия, нам уже многое  извест-
но...
   При этих словах сидевшая впереди женщина издала вздох  такой  вырази-
тельности, что кооператоры в радиусе  нескольких  метров  оборотились  к
ней.
   - Валентин! - глухо прошептала Завадовская (это была, конечно,  она),
прикрывая ладонями лицо.
   - ...Но работа еще предстоит большая, нам не все до конца  ясно.  На-
верное, вы знаете, что современная наука достигла огромных  успехов.  Но
не все, товарищи, ей известно. Не все тайны раскрыты...
   Полковник намеренно уводил разговор от конкретных фактов, в то  время
как многие из кооператоров еще томились в неведении  относительно  всего
происшедшего. Легко понять: почти все спали той ужасной ночью, в сумато-
хе регистрации и последующих суток ничего достоверного  узнать  не  уда-
лось, да вот и сейчас официальное лицо начинает распространяться  о  ка-
кой-то науке!
   Коломийцев был прерван возгласом:
   - Товарищ полковник! А все-таки - как мы здесь оказались?
   - Очень просто, товарищи! - бодро начал Коломийцев, но осекся. По су-
ти-то он был прав - дом оказался на Безымянной наиболее простым способом
из мыслимых. Но честно сказать об этом массам полковник считал  недопус-
тимым.
   - Вот, например, в Техасе... в одна тысяча девятьсот двенадцатом  го-
ду... - полковник достал из кармана записную  книжку,  взглянул  в  нее,
уточняя дату - ...смерч, или по-американски торнадо, поднял в воздух жи-
вую корову и перебросил ее за несколько километров от фермы,  не  повре-
див...
   - Значит, был смерч? - крикнул тот же голос.
   - Смерча не было, товарищи. Смерчей у нас не бывает.
   - А что? - не унимался голос.
   Полковник подошел еще ближе к краю сцены, стараясь  отыскать  глазами
вопрошавшего. Ему это не удалось. Тогда Коломийцев сделал короткий взмах
рукою - мол, была не была! - и, понизив голос, сказал:
   - Ваш дом подвергся действию телекинеза.
   Зал загудел, а Клара Семеновна издала короткий и пронзительный  стон,
после чего ее плечи обмякли.
   - Что с вами? - наклонился к ней генерал.
   Завадовская бессильно покачала головой.
   А по залу гуляло: телекинез... теле... кино...  текеле...  келез.  Не
все кооператоры понимали значение слова - тут и телевидение,  и  кино...
При чем здесь кино?
   Федор Иванович сжал губы, давая понять, что распространяться на  тему
телекинеза не имеет права. Гул нарастал, то там, то тут слышались выкри-
ки:
   - Как это? Объясните!
   - Кто это сделал?
   - Кто двигал?! Зачем?!
   - Это не телекинез, а нуль-транспортировка! - выкрикнул  юный  голос,
по-видимому, любителя фантастики, но ему не вняли.  Нуль-транспортировка
была явлением еще более темным, чем телекинез.
   Внезапно Клару Семеновну Завадовскую сорвало со стула, будто она сама
подверглась действию телекинеза,  и  кооператорша  панбархатной  молнией
метнулась по проходу к сцене.
   - Разрешите! Разрешите мне сказать!
   Противодействовать ей было бессмысленно. Коломийцев лишь развел рука-
ми и отступил к столу. А Клара Семеновна взлетела по  ступенькам  наверх
и, обернувшись к залу, сделала решительное и непонятное заявление:
   - Валентин Борисович - заслуженный человек! Он не мог! Не верю... То-
варищи, со всеми может случиться. Ну, обнаружили у него это...  Так  что
же? Еще ничего не значит!
   Она повернулась  к  полковнику  и  помахала  в  воздухе  указательным
пальцем.
   - Ни-че-го! Запомните!
   В зале смеялись, негодовали, недоумевали. Слов Клары Семеновны уже не
было слышно.
   Полковник не растерялся, подскочил к Завадовской и увел ее за кулисы,
что-то по пути объясняя. Вскочил с места взволнованный Вероятнов, поднял
раскрытую ладонь... Лишь человек с  "вороньим  крылом"  сохранял  полное
спокойствие. Он смотрел в зал усталым взглядом понимающего все человека.
   Повинуясь жесту Вероятнова, зал притих.
   - Слово имеет Игорь Сергеевич Рыскаль, - сказал Вероятнов.
   Рыскаль встал, опершись костяшками пальцев на стол. Перед  ним  лежал
блокнот. Он дождался полной тишины зала и в этой тишине  глухо  прочитал
следуюший текст:
   - "В ночь с пятницы на субботу, в три часа пятнадцать минут, коопера-
тивный дом номер одиннадцать по улице Кооперации по неустановленным пока
причинам оторвался от земли, взлетел вертикально вверх на высоту пример-
но ста метров, после чего полетел в направлении Тучкова моста, где  при-
землился так же вертикально на проезжей части Безымянной улицы вместе со
всеми, находящимися в данный момент в доме. Человеческих жертв и повреж-
дения материального имущества не установлено". Таковы факты, товарищи.
   Мертвая тишина в зале достигла такой степени концентрации, что  стало
слышно, как за окнами лопаются весенние почки тополей,  вытянувшихся  до
четвертого этажа школы.
   Из-за кулис выглянуло лицо полковника Коломийцева.  Он  с  изумлением
посмотрел на майора.
   Немая сцена продолжалась несколько секунд. И те, кто знал о  перелете
дома, и те, кто догадывался, и те, кто не верил, - разом поняли по  убе-
дительному усталому тону Рыскаля, что случившееся - натуральный факт, не
подлежащий отмене.
   А Игорь Сергеевич, дождавшись, пока эта  мысль  проникнет  в  глубины
сознания кооператоров, продолжал:
   - Научная сторона вопроса нас с вами касается мало. Даст  Бог,  Федор
Иванович с этим разберется. Мы должны подумать, что нам  делать  дальше?
Как жить? К этому я вас призываю, товарищи.
   Рыскаль сел.
   Вероятнов искоса взглянул на него  и  неуверенно  предложил  желающим
выступать.
   Первой, как и следовало ожидать, по проходу к сцене двинулась  Свето-
зара Петровна Ментихина. Она шла, глядя прямо перед собой, с  решимостью
и уверенностью, берущими свое начало в легендарной кимовской  молодости.
По истертому полу актового зала стучали каблучки ее маленьких, оторочен-
ных мехом сапожек, называвшихся когда-то "румынками".
   Мех сапожек у щиколоток придавал Светозаре Петровне некую легкость и,
я бы сказал, святость, ибо казалось, что она не идет, а летит над  полом
на маленьких пушистых крылышках.
   Светозара Петровна взлетела на этих крылышках по ступенькам,  назвала
Вероятнову свою фамилию и номер квартиры (он и без того знал), после че-
го вдруг резко обернулась к залу, отбросив прямую руку назад,  насколько
это было возможно. Перед изумленными кооператорами предстала уже не зна-
комая старушка-общественница, а женщина-трибун, нечто вроде комиссара из
"Оптимистической трагедии".
   - Товарищи! - начала Светозара Петровна, закинув вверх старческое ли-
цо, по которому уже ползли две светлые крошечные слезинки. - Товарищи! -
пел ее голос, в  котором  слышалась  музыка  Дунаевского  из  кинофильма
"Светлый путь", и задор "Синей блузы", и рабфаковская убежденность. Све-
тозара Петровна отбросила от себя полвека (тем самым решительным  движе-
нием руки назад) и на глазах превратиласъ в юную комсомолку. - Нам, ком-
сомольцам тридцатых годов, не стыдно смотреть в лицо товарищам! За наши-
ми плечами пятилетки индустриализации, война,  восстановление  народного
хозяйства. Мы всегда были на самых трудных участках. Трудностями нас  не
испугаешь! Я хочу, чтобы молодые товарищи прислушались. Вот  вам  случай
показать, на что вы способны!
   - Что вы конкретно предлагаете? - донесся насмешливо-ленивый  возглас
из зала.
   - Сплоченность. Решимость. Убежденность, - сказала Ментихина,  сопро-
вождая каждое из этих слов энергичным жестом.
   Григорий Степанович, как заметила Ирина, слегка поморщился.
   - Ну зачем она так... - недовольно прошептал он. - Сейчас она все ис-
портит.
   - Дисциплинированность! - выкрикнула Светозара Петровна.
   В зале раздались смешки, которые лишь раззадорили старушку. Она  выб-
росила руку вперед и начала рубить ребром ладони воздух,  будто  отделяя
друг от друга фразы, которые падали в зал на головы кооператоров.
   - Чистота на лестницах! Прекратить курение в лифте! Не проталкивать в
мусоропровод крупные предметы! Покрасить балконные ящики в единый  цвет!
Создать в каждом подъезде группы взаимопомощи! Участвовать в работе дру-
жины! Не допускать распития в подъездах спиртных напитков. Не  допускать
пения подростков!..
   В зале поднялся невообразимый галдеж, в котором утонули призывы  Све-
тозары Петровны. Кооператоры кричали: "Правильно! Неправильно!  Так  их!
Давай, бабуля!" и проч. Среди суматохи возникла благообразная седая  го-
ловка Светозара Петровича, выпорхнувшая вдруг из водоворота как  полоум-
ная птичка. Ментихин к чему-то призывал президиум, но там его не  слыша-
ли.
   Майор Рыскаль был, как и прежде, невозмутим. Он  что-то  записывал  в
блокнот. Вероятнов всеми силами пытался успокоить собрание. Федора  Ива-
новича и Завадовской все еще не было видно.
   Едва шум затих, как из первого ряда поднялся коренастый  широкоплечий
человек с черной кудрявой бородой, буйной шевелюрой,  в  кожаном  пиджак
е... слегка смахивал на молодого Карла Маркса. Он упер руки  в  бедра  и
спросил снизу вверх:
   - Вы на каком этаже живете, гражданка?
   - На девятом, - простодушно ответила Светозара Петровна.
   Бородатый проворно вспрыгнул на сцену, кинул писавшему протокол Веро-
ятнову:
   - Файнштейн Рувим Лазаревич, квартира номер семь.
   Он встал рядом с Ментихиной, в двух шагах от нее.
   - Гражданка живет на девятом этаже и имеет счастье любоваться  пейза-
жем из окна, - сказал Файнштейн, указывая на Светозару Петровну. - А  мы
живем на первом этаже, и у нас в квартире все  время  включено  электри-
чество! Мы бы рады участвовать в работе дружины и бросить курить, но где
гарантия, что мы сможем дышать свежим воздухом и видеть чистое  небо  из
окна? На всех этажах, вплоть до седьмого, тьма-тьмущая, товарищи! Вопрос
следует ставить только так: как скоро  горисполком  сможет  предоставить
всем желающим из нашего кооператива равноценные, я подчеркиваю -  равно-
ценные квартиры в том районе, из которого мы... гм!.. улетели?
   - Тебе бы в Израиль надо лететь, - довольно громко произнес кто-то за
спиною генерала.
   Файнштейн не расслышал.
   - А? Как вы сказали? - наклонился он вперед.
   Григорий Степанович оглянулся. Сзади сидел тип с  колючими,  располо-
женными у переносицы глазами. Это был  гражданин  Серенков  из  квартиры
190.
   Генерал поднялся и что-то тихо сказал Серенкову, после чего не  спеша
пошел к выходу. Серенков, поколебавшись, встал и направился  за  генера-
лом. Ирина и несколько окружающих кооператоров с  беспокойством  следили
за этой сценой. Генерал вернулся через минуту, несколько порозовевший, и
молча уселся рядом с Ириной. Серенкова же более на собрании не видели.
   - Что вы с ним сделали? - испуганно улыбаясь, прошелтала Ирина.
   - Пустяки! - отмахнулся генерал. - Он гнида. Он заполз в щель.
   Между тем Файнштейн продолжал настаивать на предоставлении  равноцен-
ной жилплощади, чем привлек на свою  сторону  большинство  кооператоров,
живущих в нижних этажах. В самом деле, что за  удовольствие  каждодневно
видеть в своих окнах стены и окна  соседних  домов?  Файнштейн  закончил
свою речь предложением писать письмо на имя председателя горисполкома  и
вернулся в зал.
   На сцену ринулись еще несколько ораторов - в  основном  женщины.  Они
высказывались одна за другой, однако принципиально ничего нового предло-
жить не сумели. Возникла масса мелких проблем: как быть со школой -  пе-
реводить детей или ездить на Гражданку? - с детскими садами, с  поликли-
никой,  с  родственниками,  с  работой,   наконец...   Ворох   вопросов.
Файнштейн, сидевший в первом ряду, на все вопросы подсказывал  один  от-
вет:
   - Переезжать!
   Кое-кто призывал потерпеть, но таких было немного, их предложения то-
нули в осуждающих возгласах:
   - Сами терпите!
   - Вы на каком этаже живете?!
   - Давайте с вами меняться: вы поедете на первый, а я на восьмой!
   На сцену медленно поднялась женщина средних лет с припухшими веками и
свисающей сбоку длинной прядью волос, в поношенном демисезонном  пальто.
Остановившись на краю сцены, она обвела зал презрительным взглядом.
   Это была хозяйка квартиры 116 - та, которая выкидывала с балкона  бу-
тылки, а утром кричала: "Допились! Допились!".
   - Эх, вы! - наконец выдохнула она.
   - Гражданка, ваша фамилия? - перебил ее Вероятнов.
   - Вера Малинина, сто шестнадцатая квартира. А что?.. - полуобернулась
она к столу.
   - Ничего, - Вероятнов занес выступающую в тетрадку.
   - Вот вы тут развели антимонии. Как получилось? Что делать? Как жить?
.. - с некоторым усилием выговаривала слова Малинина, но именно эта зат-
рудненность речи заставила кооператоров притихнуть и обратить на женщину
внимание. Что-то в ней было надломленное, больное.
   - А спросил хоть кто - почему?.. Почему мы? Почему нас?..  За  что?..
Э-э... -она поднесла указательный палец к  носу  и  слегка  поводила  им
взад-вперед. - Потому что есть за что... Я в школе председателем  совета
дружины была. В сельской. Ну, в поселковой, значит. Потом в торговлю по-
далась. Потом села... Сейчас год не работаю... Так вот. Я знаю  -  почем
у... Это неспроста. Так нельзя жить, как мы живем.
   - Вы за других не расписывайтесь! - крикнули из зала.
   - Думаете - вы лучше? Это нам всем такое предупреждение дано. Не  за-
рывайтесь, мол, милые... Опомнитесь. А вы: горисполком!
   Малинина посмотрела вниз, на сидящего прямо под нею Файнштейна.
   - Ну, дадут вам квартиру. Что делать-то с нею будете?
   - Жить! - вызывающе сказал Файнштейн.
   - А как жить? Как?.. Зачем?.. - Малинина махнула  рукой  и,  нетвердо
ступая, начала спускаться вниз по ступенькам. Теперь стало заметно,  что
она слегка пьяна. Кто-то в зале хихикнул. Рыскаль что-то записал в блок-
нот.
   - А молодец баба, - наклонился Григорий Степанович к уху Ирины. -Взя-
ла быка за рога. Даром, что пьяненькая.
   Возникшую в зале подавленность попытался ликвидировать Вероятнов, ко-
торый наконец-таки извлек на свет Божий измятую бумажку с текстом своего
выступления и, расправив ее в ладони, принялся читать. Несмотря  на  то,
что текст был тщательно продуман Василием Тихоновичем и занесен на бума-
гу, а может быть, именно поэтому он не содержал решительно никаких  ори-
гинальных мыслей. Сославшись в первом абзаце на последние решения плену-
ма (кстати, по сельскому хозяйству), он во втором абзаце отметил опреде-
ленные достижения Правления  кооператива  под  его  руководством,  но  в
третьем абзаце перешел к недостаткам, одним из которых и являлся  незап-
ланированный перелет дома на Петроградскую. Этот факт в изложении  Веро-
ятнова никак не выбивался по значимости из ряда других, как-то:  нерегу-
лярной уборки бачков с пищевыми отходами, поломок и безобразий в лифтах,
задолженностей по квартплате. Перечислив недостатки, инженер тем не  ме-
нее выразил твердую уверенность, что они в скором времени непременно бу-
дут изжиты, чему порукой решения, упоминавшиеся вначале.
   - Обратно, что ли, полетим? - выкрикнул какой-то насмешник.
   Вероятнов строго посмотрел в зал и сообщил,  что  общему  собранию  в
связи с изменившейся ситуацией необходимо избрать новое Правление.
   Сам он, да и Рыскаль считали перевыборы формальностью.  Им  казалось,
что кооператоры, скорее всего, подтвердят доверие прежнему Правлению, не
станут усугублять положение избранием нового  начальства.  Но  случилось
иначе. Казенная речь Вероятнова и достаточно пламенные выступления  дру-
гих ораторов, в частности Файнштейна, сделали свое дело. Кооператоры на-
перебой предлагали кандидатуры: их набралось с  полтора  десятка,  когда
Рыскаль предложил, вослед Светозаре Петровне, создать в каждом  подъезде
группы взаимопомощи.
   - Зачем? Почему? Объясните!
   - Обстановка сложная! Надо помогать милиции. Надо помогать друг  дру-
гу. Ребенка оставить, в магазин  сходить,  за  стариками  присмотреть...
По-людски жить. По-соседски, - объяснил Рыскаль.
   Часть кандидатур переписали в группы взаимопомощи.
   Голосование было открытым. Счетная комиссия, состоявшая из  Завадовс-
кой, занявшей к тому времени место в зале, и  неизвестного  решительного
молодого человека, приступила к работе, считая вскинутые  вверх  руки  и
тут же занося результаты в блокнотик. Кооператоры встречали гулом каждую
объявленную цифру; наиболее недоверчивые считали вместе с комиссией.
   Результаты были таковы: Вероятнова прокатили с треском, за него  было
подано лишь двадцать три голоса из числа двухсот восьмидесяти пяти реша-
ющих голосов пайщиков (по числу квартир). Как вы заметили, отсутствовали
лишь два пайщика - Серенков и я, - но по разным причинам.
   Неожиданно большое число голосов набрал Файнштейн (198 голосов), нес-
мотря на явно недостаточную симпатию, которую испытывали к нему  некото-
рые кооператоры (вероятно, за бороду); были избраны, конечно, Светики  в
полном составе, и Клара Семеновна, возглавившая впоследствии группу вза-
имопомощи первого подъезда, и даже Вера Малинина,  как  ни  странно.  Но
страннее всего было избрание гражданина Серенкова, покинувшего  собрание
при обстоятельствах уже известных. То ли его  мрачный  возглас  оказался
кое-кому созвучным (тогда почему Файнштейн  получил  избрание?),  то  ли
выбрали по принципу "кого нет".
   Вошли и другие люди, не очень мне известные: молодежь, инженеры, вра-
чи. Всего было избрано семнадцать человек: пять  в  Правление  и  четыре
тройки взаимопомощи.
   Ирина Михайловна голосовала за всех, кроме Серенкова, поскольку нико-
го, исключая соседей по этажу, не знала.
   Обескураженный результатами голосования, Вероятнов вяло подвел  итоги
и спросил, не хочет ли кто еще выступить.
   Кооператоры молчали. Вдруг поднялся Григорий Степанович.
   - Разрешите мне?
   Ирина сжалась, с ужасом уставившись на генерала. А он не  спеша  снял
макинтош, повесил его на спинку стула и двинулся  по  проходу  к  сцене.
Когда он взошел по ступенькам и повернулся к залу, Ирина  отметила,  что
на пиджаке генерала не было не только Звезды Героя,  но  даже  орденских
планок.
   - Вы из какой квартиры, товарищ? - спросил Вероятнов.
   - Я из двадцать восьмой...
   - Как? - вскинулся из зала молодой человек с усиками. - Я из двадцать
восьмой, товарищи!
   - Прошу прощения... - успокоил его генерал. - Я из двадцать  восьмой,
но другого дома. Соседнего...
   - Почему же вы... По какому праву,  -  начал  Вероятнов,  но  генерал
обернулся к нему и так же спокойно объяснил:
   - Видите ли, я родился здесь, на Безымянной, поэтому мне небезразлич-
но...
   И Григорий Степанович довольно обстоятельно и с  какой-то  внутренней
уверенностью, что его необходимо выслушать (и  вправду,  слушали  внима-
тельно!), повел рассказ о той части города, куда попали ныне прилетевшие
кооператоры. Он, как гостеприимный хозяин, рассказывал о домах,  которые
окружают теперь прибывший девятиэтажный дом, об их строителях (одним  из
них был Штакеншнейдер), о бывших владельцах; о том, что Подобедова и За-
липалова улицы получили свои имена по  фамилиям  живших  здесь  когда-то
купцов; упомянул и о пивной Кнолле,  и  о  находившемся  неподалеку  ро-
дильном доме, носившем ранее имя Шредера; перед глазами притихших коопе-
раторов проплывали картины двадцатых и тридцатых годов, булыжные  мосто-
вые, красные петербургские трамваи, лавки и  ресторации,  старьевщики  и
дворники...
   Все вдруг разом почувствовали, что здесь с  незапамятных  времен  шла
разнообразная городская жизнь, что полоска нового  асфальта,  так  рази-
тельно отличающаяся от старого, возникла на Залипаловой, скажем, в  одна
тысяча девятьсот шестидесятом году, когда меняли водопровод, проложенный
еще до революции; что тот брандмауэр, который  виден  из  торцевых  окон
первого подъезда, когда-то был прикрыт доходным домом Бахметьева, попав-
шим под фугаску во время блокады; что купцы эти, Залипалов и  Подобедов,
действительно проживали неподалеку в особняках, причем, как часто водит-
ся на Руси, враждовали между собою по-смертному, отчего, кстати, и  сое-
динявшая их улица так и не получила собственного имени,  осталась  Безы-
мянной... Короче говоря, пахнуло историей, которую в общих чертах знали,
но, проживая там, на Гражданке, на бывших болотистых лугах,  не  ощущали
напрочь.
   И перелет дома как-то сам собою был включен в круг истории, в ее мед-
ленный вихрь, уносящий и приносящий дома, стал вдруг историческим  собы-
тием этой части города, неподалеку от Тучкова моста.
   Генерал закончил. В зале, точно после хорошей лекции, раздались апло-
дисменты.
   - И все же, гражданин... В чем, так сказать, конкретные ваши  предло-
жения? - осторожно спросил Вероятнов.
   - Конкретные предложения? - генерал лукаво взглянул на бывшего  пред-
седателя Правления. - Я предлагаю быть потомками. Понимаете?  Если  есть
предки, должны быть и потомки. Правильно я говорю?
   Вероятнов растерянно кивнул, а из зала донесся женский вскрик:
   - Верно! Очень правильно!
   Ирина поискала глазами, но обладательницу этого взволнованного голоса
не нашла. Та спряталась, устыдившись эмоций.
   ...Расходились с достоинством и  возникшим  ощущением  сообщества  не
только кооперативного, но более широкого - с предками...  хотя  понимали
это смутно, по-разному...
   А вечером Егор был поощрен боевыми  стрельбами,  которые  происходили
так: в комнатах его и генерала расставили мишени,  после  чего  Григорий
Степанович и Егорка поочередно поражали мишень  противника  через  окна,
пользуясь пружинными пистолетами с патронами в виде стрел  с  резиновыми
присосками. Смеющаяся Ирина подсчитывала очки, а когда из-за трубы гене-
ральского дома выплыла крутобокая луна, игру прекратила и  уложила  сына
спать.
   После чего она пожелала генералу доброй ночи и,  затворяя  уже  окно,
вдруг спросила:
   - А вы почему Звездочку не носите, Григорий Степанович?
   - Звездочку?.. Ах, эту... Как вам сказатъ. Ношу иногда. Она у меня на
другой одежде. Доброй ночи!
   Глава 17
   БОЛЬШОЙ ПЛОВ
   Вторым пристанищем Демилле стало аспирантское общежитие неподалеку от
улицы Кооперации - серое четырехэтажное здание из  силикатного  кирпича,
притаившееся в глубине многоэтажного жилого массива.
   Встретили его там радушно и уважительно. Математик Тариэль из Баку  и
кибернетик Мамед из Ташкента действовали по всем канонам восточного гос-
теприимства. Едва Костя Неволяев представил им Евгения Викторовича (про-
изошло это вечером в воскресенье) и вкратце изложил его историю, воспри-
нятую аспирантами с почтительной невозмутимостью, как Тариэль побежал  к
комендантше тете Варе с мешочком одуряюще пахнувшей сушеной дыни  -  ла-
комством, употреблявшимся аспирантами для улаживания самых  пикантных  и
экстренных дел, - а Мамед, действуя проворно, но  без  спешки,  принялся
приводить комнату в порядок.
   Мамед был низенького роста, щуплый, с восточной печалью в глазах.  Он
застелил постели, смел со стола крошки и принялся готовить чай, для чего
включил электрический чайник, а на стол выставил синие пиалы и  фарфоро-
вый чайничек для заварки, чрезвычайно красиво расписанный.
   Демилле присел на стул, огляделся. Комната была просторной, состоящей
из двух частей: передней, где стояли обеденный стол, диван, торшер,  ви-
сели книжные полки и украшения (среди прочих -  неизвестный  музыкальный
инструмент), и закутка, отгороженного платяным шкафом; за ним помещались
две койки и письменный стол, заваленный книгами.
   Вернулся сияющий Тариэль и сообщил, что за ломтик сушеной  дыни  тетя
Варя готова пустить ночевать не только одинокого мужчину, но и весь кор-
дебалет варьете гостиницы "Советская". Мамед  встрепенулся,  с  надеждой
посмотрел на товарища.
   - Завтра начинаем отстрел, - деловито распорядился Тариэль.
   - Да вы что! - закричал Костя. - Дайте человеку освоиться.
   - А мы и Евгению Викторовичу девушку подберем, -учтиво  сказал  Тари-
эль.
   - Нет-нет, не надо, - сказал Демилле. - Я, знаете, не любитель. У ме-
ня жена, сын...
   Тариэль подмигнул Косте.
   - Да мы жениться не заставляем, Евгений Викторович!
   - Для польза здоровья, - с печальной озабоченностью произнес Мамед, и
все расхохотались.
   ...Дух легкомысленного эпикурейства, поселившийся в комнатке,  отнюдь
не мешал аспирантам заниматься наукой. Как быстро понял Демилле, оба ас-
пиранта всерьез работали над диссертациями - Мамед в области теории  чи-
сел, а Тариэль - автоматического регулирования, но за пределами  библио-
тек и кафедр преврашались в молодых людей без проблем, со склонностью  к
легким и озорным увеселениям. Тариэль являл  собою  современный  вариант
Ходжи Насреддина -неунывающий,  склонный  к  шуткам  и  проказам,  обая-
тельный, компанейский. Мамед оттенял его грустным резонерством.
   В первый же вечер аспиранты устроили обсуждение методики поисков уле-
тевшего дома.
   Расстелив на столе карту города, они принялись разрабатывать  матема-
тическую модель. Связав воедино исходные  данные,  полученные  от  Кости
(отрыв дома от фундамента, его полет), и допустив отсутствие  человечес-
ких жертв, на что указывала встреча Демилле  со  Светиками  и  посещение
детсада Ириной, аспиранты пришли к выводу, что дом где-то приземлился  в
сохранности. Но где? Логика подсказывала: в  новых  районах.  Там  много
места - в Купчино, на Ржевке, на Комендантском -  там  однотипные  дома,
так что приземление дома могло пройти относительно незамеченным,  не  то
что, скажем, на Невском или на Петроградской стороне.
   Это была ошибка, но ошибка честная. Далее аспиранты,  пользуясь  кар-
той, разбили возможные районы приземления на квадраты и  начали  состав-
лять алгоритм оптимального пути поиска... Демилле тупо смотрел на карту,
по которой скользили пальцы Тариэля.
   - Мы минимизируем время поиска, - сказал Тариэль. - Понимаете?
   - Нет, - честно сказал Демилле.
   - Нужно найти оптимальную траекторию по критерию  наименьшего  времен
и... Евгений Викторович, почему не понимаете? Я же ясно говорю?
   - Трудный решений, - покачал головой Мамед.
   - Эх, почему мы не в Баку! - воскликнул Тариэль. - Если бы мы были  в
Баку, я пошел бы на базар, я обошел бы ряды, я купил бы  орехов,  изюма,
шербета... Я выпил бы чаю в чайхане, я поел бы халвы...
   Тариэль вскинул руку, декламируя, точно стихи:
   - И через три часа я знал бы не только, куда  делся  этот  несчастный
дом, но и что сказал дядюшка Ибрагим тетушке Галиме наутро, когда не об-
наружил во дворе зарытого кувшина с вином, потому что двора тоже не  об-
наружил!.. Северные люди молчаливы и нелюбопытны! Дом взлетел, как орел,
а им хоть бы что! Ва!
   Мамед скорбно качал головой.
   - В Ташкенте землетрясений был - вся страна узнал, - сказал он.
   Демилле с грустью и завистью смотрел на новых восточных приятелей. Их
оптимизм, энергия молодой крови, бьющая через границы республик,  восхи-
щали и одновременно тревожили: сам он был точно парализован несчастьем.
   Из этого состояния его вывел телефонный звонок Любаши,  последовавший
в понедельник на службу Евгению Викторовичу. Сестра сообщила, что в суб-
боту приходили Ирина с Егоркой...
   - Как? - вскричал Демилле, испытав мгновенную радость и благодарность
к жене.
   - Минут через сорок явилась - как ты ушел. Принесла твои вещи.  Чемо-
дан и сумка... - Любаша не скрывала осуждения.
   - Понятно... - Демилле потух, спросив со слабой надеждой: - Не сказа-
ла, где они сейчас?
   - А то ты ее не знаешь. Конечно, нет!.. Зайдешь за вещами?
   - Мать видела? - спросил Евгений Викторович.
   - Ее, слава Богу, дома не было. Вещи я спрятала.
   - Хорошо, молодец... - вяло похвалил сестру Евгений Викторович, а за-
тем попросил  вынести  чемодан  и  сумку  в  назначенный  час  из  дому,
опять-таки незаметно от матери.
   Встреча с сестрой состоялась неподалеку  от  родительского  дома,  на
пустыре, где раньше был сад Ивана  Игнатьевича.  Здесь  еще  сохранились
три-четыре одичавшие яблони.
   Демилле тут же, приткнувшись к камням фундамента, распахнул  чемодан.
Люба обеспокоенно смотрела на брата: он похудел за два дня,  глаза  были
воспалены, движения порывисты.
   - Что она говорила? - глухо спросил Демилле, роясь в вещах.
   - Сказала, что хватит. Устала, - пожала плечами Люба.
   - Выбрала момент.
   Он безотчетно искал письмо, записку, какой-нибудь знак, дающий надеж-
ду или объяснение. Ничего не было. Вещи  сложены  аккуратно,  паспорт  в
карманчике крышки, тапки завернуты в газету.
   В сумке точно так же тщательно уложены были чертежные инструменты. Ни
"прости", ни "бывай". Сентиментальностью Ирина не страдала.
   - Такую тайну изобразила, - говорила Любаша.  -  Тоже  мне  цаца!  Ты
плюнь на нее, Женька. Помучился с нею, и хватит.
   Демилле судорожными движениями стал застегивать молнию на  сумке  -та
не поддавалась - вдруг отлетел замочек. Евгений Викторович  швырнул  его
на землю и, оборотившись к сестре, закричал:
   - Не смей так говорить! Ты ее не знаешь! Ирина святая женщина!
   - Да пошел ты к черту... - несколько даже  удивленно,  но  без  обиды
произнесла Любаша. - Мне-то что. Можешь на нее молиться... Жалости в ней
нету.
   - А я не достоин жалости! - вскричал Демилле, подхватил сумку и чемо-
дан - в распахнутом плаще он выглядел, как птица с гирьками на крыльях -
и полетел, не разбирая дороги, прочь, между голых яблонь, по  прошлогод-
ней траве.
   - Чокнутый, - сказала Любаша почти с нежностью и крикнула вслед: - Ты
хоть звони! Пропадешь!
   - Не боись! - сквозь зубы ответил Евгений Викторович и  сам  удивился
мальчишескому слову, забытому с тех пор, как бегал  по  саду  Ивана  Иг-
натьевича с пацанами и грыз кислые яблоки.
   В общежитии его ждали новые друзья. На  вечер  был  назначен  Большой
плов.
   - Что первично - духовное или материальное? - блестя глазами, рассуж-
дал Тариэль, повязывая галстук. - Для нас, как представителей науки, бе-
зусловно, первично духовное. Верно, Мамед?.. Потому мы сейчас пойдем  на
отстрел, а лишь потом - на рынок. Мамед, где будем охотиться?
   - Такой официантка в шашлычной видел... - мечтательно сказал Мамед.
   - О нет, Мамед! Начинать сезон надо культурно. Официантки  твои  наж-
рутся, начнут материться... Тетя Варя будет недовольна.
   - Балерина не надо. Не хочу балерина, - сказал вдруг Мамед.
   - Ну, зачем так высоко! Балерин нужно отстреливать заранее, а времени
у нас в обрез. Евгений Викторович, что вы предлагаете?
   Демилле ничего не предлагал, но, повинуясь охватившему приятелей  эн-
тузиазму, а скорее чувству обиды на жену, тоже выгладил лучшую свою  со-
рочку и через десять минут был готов к отстрелу.
   Тариэль повел их дворами на проспект Благодарности. Оба аспиранта бы-
ли одеты с иголочки - кожаные пальто, клетчатые кепки, в руках  короткие
трубки импортных зонтиков... Демилле в этом проигрывал.
   Неподалеку, в новом девятиэтажном доме, смахивавшем на улетевшее  жи-
лище Евгения Викторовича, размещалась библиотека. Охотники прошли сквозь
стеклянные двери, разделись в гардеробе, затем Тариэль и Мамед  проникли
туда, где за деревянным барьером томилась молоденькая кудрявая библиоте-
карша. Демилле остался в холле, наблюдая за отстрелом издали.
   Читателей в этот субботний час было в библиотеке мало. Старушка-убор-
щица неслышно водила шваброй по паркетному полу, другая дремала в гарде-
робе. Демилле видел, как аспиранты завели тихую беседу с девушкой-библи-
отекарем, перегнувшись через барьер.  Та  слушала  внимательно,  наконец
улыбнулась и, поднявшись со стула, принесла какую-то  книгу.  Затем  она
придвинула к себе бланк формуляра и принялась старательно писать,  в  то
время как Мамед листал маленький плотный томик и что-то читал вслух. Де-
вушка краснела и улыбалась.
   Вскоре девушка снова скрылась и пришла вместе с двумя подругами: одна
была черненькая, с косой и чуть раскосыми по-азиатски глазами, а  другая
- высокая, нескладная, с большим красивым лицом.
   Тариэль продолжал что-то говорить, размахивая томиком, девушки слуша-
ли слегка настороженно - видно, не решались. Вдруг все трое взглянули  в
сторону Демилле, и черненькая прыснула. Две другие  несмело  улыбнулись.
Демилле поспешно отвернулся.
   Через минуту охотники покидали библиотеку. Вся операция  заняла  пят-
надцать минут.
   - Значит, запоминайте, - сказал Тариэль. - Кудрявая - Таня, высокая -
Майя, черненькая - Рая. Она наполовину якутка. Главное - не перепутать и
не забыть. Девушки этого не любят.
   - Таня, Майя, Рая, - повторил Мамед, как заклинание.
   - А это что? - спросил Демилле, указывая на томик.
   - Омар Хайям, - сказал Тариэль. - Он нам  сегодня  пригодится.  Будет
культурная программа. А теперь - на базар!
   На рынке алели ряды южных тюльпанов и гвоздик, цокали грецкие  орехи,
пересыпаемые смуглыми руками, горы влажной зелени дышали весенним арома-
том. Аспиранты не спеша двигались в  толпе,  выискивая  среди  торговцев
своих, с которыми вступали в торг на родном языке, что помогало добиться
скидки. Одна за другой из карманов кожаных пальто появлялись тонкие ней-
лоновые сумки, заполнявшиеся луком, редиской, петрушкой, морковью.
   Далее был черед мясного магазина, где у Тариэля имелся знакомый  мяс-
ник, отваливший три килограмма отличной парной баранины, и, как водится,
кончили винным отделом гастронома.
   Устроители Большого плова вернулись в общежитие, и на кухне  третьего
этажа началось священнодействие.
   Сняв лишь пиджаки и оставшись в белых рубашках с закатанными рукавами
и при галстуках, аспиранты накинули расшитые восточным узором передники,
на головы надели тюбетейки. Свой передник с тюбетейкой получил и Евгений
Викторович.
   На двух больших кухонных столах разложены были острейшие ножи,  широ-
кие деревянные доски, тазики с мясом, морковкой и луком,  широкие  блюда
для разделанных продуктов. Появился огромный медный казан  с  обожженным
днищем; в кухню, как на представление, стал стекаться народ из  соседних
комнат. Молодые аспиранты и аспирантки разных  национальностей  занимали
места, не вмешивались, следили за происходящим. Видно было, что  Большой
плов принадлежит к числу любимых зрелищ и достопримечательностей общежи-
тия.
   - Плов, Евгений Викторович, - мужское занятие,  -  объяснял  Тариэль,
готовя столы для работы. - Женщина не может приготовить настоящий  плов,
потому что спешит и думает только о пище. Она озабочена  тем,  чтобы  не
пересолить или не сжечь мясо...
   Вокруг улыбались, как улыбаются знакомому и родному.
   - Мы же займем работой руки, и пусть наш ум отдается достойной  бесе-
де, а сердце откроется добру и любви...
   - Родителей нужно вспоминать. Сестру, брата, - серьезно сказал Мамед.
   Уже шумел голубой огонь горелки, в казане  плавился  белый  курдючный
жир.
   Тариэль не спеша разделывал мясо, Мамед, тоже  не  торопясь,  но  при
этом удивительно проворно, резал красную очищенную морковь, которая  под
его ножом превращалась в тончайшую соломку.
   - У нас на востоке говорят: "Тот, кто ни разу не приготовил  плова  с
друзьями, не знает, что такое дружба". Один  мужчина  может  приготовить
плов, но лучше, если его сделают двое мужчин, трое мужчин...  И  это  не
только ритуал, тут технология! Каждый продукт должен  поспеть  в  нужный
момент, - объяснял Тариэль.
   Демилле промывал в глубокой кастрюле  рис.  Тариэль  велел  добиться,
чтобы сливаемая после промывки вода была  абсолютно  прозрачна.  Демилле
набирал воду раз, другой, третий, шевеля руками массу зерен, и вода каж-
дый раз мутнела, так что ему стало казаться, что задача невыполнима.
   - Плов вырабатывает терпение и ответственность, - продолжал  Тариэль.
- Один подведет, схалтурит, как у вас говорят, - и пропал плов.
   Сам он уже разделал мясо, вымыл руки и спокойно закурил, наблюдая  за
кипевшим в казане жиром.
   - Тариэль, расскажи легенду, - попросила одна из зрительниц.
   - Женщина, как смеешь ты вмешиваться, когда мужчины готовят плов?!  -
вскричал Тариэль, негодуя, и все рассмеялись, ибо и вопрос, и ответ пов-
торялись при каждом приготовлении плова и были рассчитаны на свежего че-
ловека, каким являлся в настоящий момент Демилле.
   - Я повелеваю тебе покинуть наше общество,  -  продолжал  Тариэль.  -
Впрочем, оставайся, - величественно взмахнул он рукою с сигаретой, заме-
тив обеспокоенный взгляд Евгения Викторовича.
   Проклятый рис никак не желал быть чистым. Лоб под тюбетейкой у  Евге-
ния Викторовича взмок.
   Тариэль отбросил сигарету и обеими руками поднял  с  доски  пригоршню
баранины. Он подошел к казану и важно опустил мясо в кипящий жир; разда-
лось бульканье, шипенье, скворчанье. За  первой  пригоршней  последовала
вторая, третья, пока все мясо, до последнего кусочка, не оказалось в ка-
зане. Почти сразу же в кухне возник восхитительный аромат жареной  бара-
нины, вызвавший глухой завистливый стон публики.
   Тариэль присоединился к Мамеду; из-под ножа сыпалась морковная солом-
ка.
   - Лучше на терке, Тариэль! На терке быстрее, - взмолилась та же аспи-
рантка.
   - Женщина! - мрачно воскликнул Тариэль. - Я в самом деле  удалю  тебя
отсюда, если ты не перестанешь вмешиваться в  дела,  недоступные  твоему
уму! Она воображает, что владение романской филологией дает ей право со-
ветовать мужчинам, как варить плов, - пояснил он Демилле.
   Аспирантка покраснела, обиделась.
   - Я же как лучше...
   Демилле, желая спасти несчастную филологиню, показал Тариэлю  послед-
ний прозрачный слив. Тариэль удовлетворенно кивнул.  Евгений  Викторович
распрямился над раковиной, снял тюбетейку и вытер тыльной стороной ладо-
ни лоб.
   В кухне было уже человек восемь, не  считая  поваров.  Лица  русские,
грузинские, казахские... Появились и  зарубежные  гости:  два  низеньких
вьетнамца в синих пиджаках и немец из ГДР с фотовспышкой, которая  время
от времени озаряла помещение кухни.
   Мамед между тем ссыпал в казан огромный ворох мелко нарезанного лука,
отчего аромат в кухне приобрел новый оттенок.
   Текли слюнки.
   Вслед за луком туда же последовала гора морковной соломки, соль,  пе-
рец. Из казана валил уже одуряющий залах жареного мяса, лука  и  специй,
приводящий душу в экстаз.
   Тариэль зачерпнул варево половником, подул и попробовал. На лице  его
изобразилось блаженство.
   - И нам! И нам попробовать! - раздались возгласы.
   Даже у скромных вьетнамцев горели глаза.
   Тариэль успокоил толпу взмахом половника.
   - Тихо, братья! Всем желающим будет выдана порция плова. Подчеркиваю:
плова, а не промежуточного продукта. Прошу зайти в нашу комнату в девять
ноль-ноль.
   Народ стал расходиться, ибо выносить далее аромат такой  концентрации
было не под силу.
   Тариэль взял кастрюлю с рисом и выгреб мокрые слипшиеся зерна  в  ка-
зан, поверх аппетитного варева. Рис покрыл мясо и  овощи  ровным  слоем,
сквозь который прорывались кое-где гейзеры жира.  Тариэль  успокоил  их,
разровняв рис, затем точными движениями воткнул вглубь несколько  неочи-
щенных долек чеснока, снова разровнял  поверхность  шумовкой,  осторожно
долил кипятком, так чтобы вода прикрыла рис "на фалангу мизинца", как он
выразился, и накрыл тяжелой крышкой.
   - Вот и все, - сказал он, снимая тюбетейку. - Остается сотворить  на-
маз.
   Они с Мамедом скинули передники, расстелили их на полу  и  встали  на
колени. Полушутя-полусерьезно они преклонили головы к востоку, беззвучно
шевеля губами. Демилле ошеломленно смотрел на них. Через минуту аспиран-
ты поднялись на ноги, отряхнули передники.
   - Теперь плов будет - о'кей! - сказал Тариэль.
   ...Девушки пришли точно в назначенное время, когда плов уже  взопрел,
впитав в себя воду и ароматы; на столе в комнате  аспирантов  ждало  его
огромное, расписанное синими цветами и арабской вязью блюдо, вокруг  ко-
торого теснились тарелки с зеленью и бутылки вина, а  сами  аспиранты  и
Евгений Викторович, отдохнув от трудов, снова приняли праздничный вид.
   Девушки тоже сильно отличались от тех, что скучали в библиотеке.  Все
три были нарядно одеты и еще более нарядно накрашены.  Щечки  порозовели
от румян, ресницы удлинились, благодаря  специальной  французской  туши,
веки поголубели, губки вишнево пылали. Мамед лишь вздыхал и качал  голо-
вой; Тариэль мелькал, как Фигаро, помогая девушкам раздеваться;  Демилле
натянуто кланялся, представляясь: "Евгений Викторович". Вдруг остро  по-
чувствовал свой возраст, он был по крайней мере на десять лет старше лю-
бого из присутствующих.
   Девушки вежливо кивнули; Демилле запоздало поцеловал руку высокой Ма-
йе, которая знакомилась последней, другим не догадался. Это как бы выде-
лило ее, и по мимолетному ободряющему взгляду Тариэля Евгений Викторович
понял - все правильно: Майя предназначена ему. Вскоре так же  непостижи-
мо, но достоверно выяснилось, что за Раисой ухаживает Мамед,  а  ставшую
еще более кудрявой Таню взял на себя сам Тариэль.
   Все логично: Таня выделялась из подруг красотой и бойкостью, Рая была
тиха, а Майя - заметно старше других. Тариэль  предпочел  принцип  соот-
ветствия принципу дополнительности.
   Вожделенный плов торжественно вплыл в комнату и был вывален на  синее
блюдо. Образовалась дымящаяся гора нежно-розового риса; тут и там выгля-
дывали из-под разбухших, рассыпчатых зерен аппетитные кусочки баранины.
   Не привыкшие к такому великолепию девушки притихли;  видимо,  ожидали
чего-то другого, попроще, но вот Таня, расхрабрившись, воткнула  широкую
ложку в глубину горы и выложила на тарелку первую порцию плова.  Тариэль
уже разливал вино. Сразу зашевелились, потянулись  за  зеленью.  Тариэль
поднял бокал.
   - Я хочу выпить за этот город, объединивший нас - жителей юга и севе-
ра, запада и востока, - за его гостеприимство, за то, что  в  нем  живут
лучшие девушки Советского Союза!
   Чокнулись, выпили. Демилле грыз редиску.
   Пир набрал высоту круто, как реактивный лайнер. Через полчаса в  ком-
нате стоял гам, девушки раскраснелись, рыхлое лицо Майи покрылось пятна-
ми. Демилле поглядывал на него, стараясь (скорее, из вежливости),  чтобы
девушка ему понравилась. Не получалось. "Глаза как у козы", - подумал он
некстати.
   Заглядывали на минутку аспиранты из публики, присутствовавшие на при-
готовлении плова, получали порцию, восхищались, понимающе покидали  ком-
панию. Снова пришла тетя Варя, оценивающе оглядела девушек, выпила вина,
похвалила плов, ушла. Тариэль подмигнул Мамеду: "Все путем!". Вдруг вва-
лился философ Рустам с двумя бутылками коньяка и двумя девушками,  похо-
жими друг на друга, как те же бутылки. Это были двойняшки Валя и Галя из
культпросветучилиша, им было лет по восемнадцать. Рустам вот уже две не-
дели находился в полной растерянности, ибо двойняшки были неотличимы,  и
философ не мог понять - какая нравится ему больше. На всякий случай  хо-
дил с обеими. Двойняшки получили плов, выпили коньяку и серьезно вытара-
щили глазки, стараясь соответствовать.
   Демилле подобрел, размяк, глядел на молодых людей разных  народов,  и
любезная его сердцу мысль о всемирном братстве вновь затеплилась в душе.
Красивы были и Тариэль, и Мамед,  и  Таня,  и  Рустам,  и  двойняшки  из
культпросветучилища ("В чем их там просвещают?"), да и широколицая  Майя
в шуршащем платье из тонкой блестящей ткани стала казаться не такой  не-
уклюжей. Только вот косточки на локтях раздражали.
   Внезапно Тариэль объявил культурную программу. Сделал он это как  раз
вовремя, ибо еще немного и вечеринка стала бы неуправляемой.
   На стол поставили подсвечник  с  толстой  красной  перевитой  свечой.
Верхний свет потушили, огонек свечи сблизил лица, сделал их значительней
и одухотворенней. Мамед снял со стены музыкальный инструмент  с  длинным
грифом, положил деку на колени, прикрыл глаза.
   - Мамед исполнит старинные мелодии на национальном инструменте -  та-
ре, -объявил Тариэль.
   - Мугам, - сказал Мамед.
   - Это название, - перевел Тариэль.
   Мамед щипнул струну. Резкий высокий звук вырвался из тара, был  подх-
вачен другими звуками заунывными и протяжными - лицо Мамеда  вытянулось,
печальные тени легли на веки.
   Огонек свечи выжег в красном воске ямку, окрашивая комнату  тревожным
багровым цветом.
   Тариэль начал читать стихи. Их мерный ритм накладывался на  прихотли-
вые звуки мугама, создавая завораживающий  душу  рисунок.  Тариэль  тоже
преобразился. Теперь за столом перед девушками сидел  не  легкомысленный
повеса, а воин и философ, чеканящий гортанные строки.
   Дун[cedilla]нънг тилагъ, самаръ хам бъз,
   Акл кюзън корасъ - жовхаръ хам бъз.
   Тюгарбк жахоннъ узук дйб билсбк,
   Шаксиз энинг кюзи - гавхаръ хам бъз!
   Закончив, он сделал паузу, в то время как инструмент  продолжал  свое
заунывное пение, точно муэдзин с минарета. Затем Тариэль  раскрыл  томик
Хайяма и прочитал перевод:
   Светоч мысли, сосуд сострадания - мы.
   Средоточие высшего знания - мы.
   Изреченье на этом божественном перстне,
   На бесценном кольце мироздания - мы!
   Он прочитал наизусть на фарси еще несколько рубаи, переводы читал  по
книге. Мамед экстатически сдвинул брови, лицо  его  выражало  страдание,
тар тенькал, подвывал, повизгивал... музыка, лишенная  на  русский  слух
всяких признаков мелодичности,  вызывала  в  маленьком  худом  аспиранте
сложные чувства.
   Демилле слушал, и вместе с восхищением в его  душе  копилась  неясная
досада на себя и на других, не помнящих  родства,  на  присущую  русским
беспечность в сохранении своей культуры. "Почему эти молодые  люди  пом-
нят, а я - нет? Как дошли до них из глубин эти звуки  и  слова?  Неужели
нам достаточно ощущать себя великой нацией, а на  все  остальное  напле-
вать? Мол, само приложится..."
   Едва Мамед кончил, Демилле взмахнул рукой:
   - Ну, а теперь нашу. Девочки, подхватывайте!
   И он высоким голосом, негромко и протяжно  затянул  "Степь  да  степь
кругом..." Девушки молчали, в глазах двойняшек отобразилось  недоумение,
лишь Майя подхватила на второй строчке, но, допев куплет до конца, оста-
новилась - слов дальше не знала.
   Демилле выдержал еще два куплета и тоже  сбился.  Что-то  там  насчет
"слова прощального" - черт его знает, вариантов много... Бог с  ним!  Он
горестно вздохнул, потянулся за вином.
   Майя преданно смотрела на него своими козьими глазами. Он  заметил  у
нее на лице тщательно запудренный прыщик. Ему стало неловко. Она придви-
нулась к нему ближе, шепнула:
   - Можно, я стихи почитаю?
   - Конечно, - разрешил Демилле. - Сейчас Майя прочитает  стихи.  Свои?
-спросил он у девушки.
   Она кивнула.
   Кудрявая Таня со скучающим видом отвернулась. Рая потупила глаза.
   - "Милый мой, серебряный, Свет в окне! - начала нараспев  Майя.  -  В
кофточке сиреневой Я приду к тебе. До утра замучаю, погублю И слезой го-
рючею окроплю..."
   - Врешь ты, Майка. Нету у тебя никакого серебряного, - сказала Таня.
   - Ну, зачем ты так! - вскинулась Рая.
   Майя сидела неподвижно, будто боялась пошевельнуться, чтобы не  расп-
лескать переполнявшие ее слезы. Лицо у нее было, как чаша с водой. И все
же не выдержала - расплескала. Из уголков глаз поползли  по  напудренным
щекам две мелкие, блестевшие в свете пламени  слезинки.  Майя  выскочила
из-за стола, выбежала из комнаты. За нею следом кинулась Рая.
   Двойняшки переглянулись и вдруг с неожиданной бодростью затянули пес-
ню, слышанную Демилле, кажется, по радио. Что-то там  было  про  "притя-
женье Земли", а припев кончался так:
   Мы - дети Галактики,
   Но, самое главное,
   Мы - дети твои,
   Дорогая Земля!
   И так звонко, старательно и вдохновенно пели они этот текст, что  Де-
милле не знал - плакать ему или смеяться. "Господи, Боже  мой!  Воистину
дети Галактики! Не России, а Галактики, вот ведь как! И верно, так оно и
естьь" Философ Рустам очумело смотрел на двойняшек, видимо, не предпола-
гая до того наличия у них музыкальных талантов. Надо сказать, что Валя и
Галя пели абсолютно слаженно, как и полагается сестрам-двойняшкам.
   Дети Галактики были крепкие, тугие, со вздернутыми носиками.
   Появился магнитофон,  грянула  музыка,  сдвинули  в  сторону  стол  и
стулья. Валя с Галей первыми вышли на  освободившееся  место  и  так  же
синхронно, как пели, принялись танцевать, касаясь друг друга  в  опреде-
ленной последовательности плечами, локтями, грудью, бедрами,  коленками.
Они  напоминали  идеальный  танцевальный  механизм,  были   поразительно
серьезны, не профанировали это важное занятие. Рустам подхлопывал, лука-
во блестя глазами. В круг вошли и другие девушки. Майя уже вернулась, на
нее напало возбуждение, она неумело помахивала своими нескладными,  сог-
нутыми в локтях руками.
   Демилле откинулся на диване, закурил. Ему вдруг нестерпимо жалко ста-
ло и этих упругих, точно мячики, девочек из культпросветучилища, которые
сталкивались и отскакивали друг от друга, и раскосую Раю, танцевавшую  в
обнимку с Мамедом, и Таню со злым и красивым ртом, и мосластую широколи-
цую Майю. Потом он и сам топтался на месте  с  Майей,  которая  прикрыла
глаза и несмело касалась губами его шеи. Майя была с ним  одного  роста.
Евгений Викторович тоже прикрыл глаза, обхватив  широкую  плоскую  спину
Майи.
   Первым исчез Рустам с двойняшками. Танцы продолжались, но уже запахло
переменами, приближалась полночь. Девушки стали собираться  -  не  очень
решительно; аспиранты уговаривали их посидеть еще. "Я  вас  провожу",  -
сказал Демилле Майе, она вяло кивнула, пыл ее угас.  Подруги  вернулись,
вызвали ее в коридор. Через минуту все трое вошли,  Майя  объявила,  что
уходит. Демилле стал одеваться.
   Пошли молча, через некоторое время Демилле взял ее под руку. Майя бы-
ла как деревянная. Свернули с проспекта Благодарности, прошли дворами  и
вышли на знакомую улицу Кооперации. "Вы здесь живете?" - удивился Демил-
ле. Она кивнула. "А вы не знаете... не слышали... здесь был такой дом, я
помню. Девятиэтажный". -"Снесли", - равнодушно сказала она. "Как снесли?
" - "Я не в курсе".
   Прошли вдоль забора, огораживающего памятную Евгению Викторовичу  яму
с фундаментом, и остановились возле одного из точечных домов.
   - Вот и пришли, - сказала Майя, - спасибо вам, Евгений Викторович.
   - Подождите, не уходите, - сказал он.
   Она остановилась, глядя на него козьими глазами. "Зачем я это говорю?
" - раздраженно подумал он.
   Он притянул ее к себе, поцеловал в щеку, будто жалея. Она  почувство-
вала это, спрятала лицо у него на плече, всхлипнула.
   - Ну что вы, что вы... - бормотал он.
   - Простите... я замуж хочу, ребенка хочу... - всхлипывала она.  -Нету
у меня ни серебряного, ни оловянного... не обращайте  внимания,  истерик
а... мне двадцать девять лет, я бы так родила, без мужа...
   Она подняла голову, прошептала:
   - Пойдемте ко мне.
   - Не могу, - покачал головой Демилле.
   Тут же подумал: "А не сказала бы она всего? Пошел бы?.. Нет...  Поче-
му?.. Потому что козьи глаза, потому что прыщик, потому что  мослы?  Так
выходит?"
   - Пристала, ребеночка захотелось! - она неестественно засмеялась, гу-
бы прыгали.
   - Простите меня, - сказал Демилле.
   - А-а... Чего вас прощать! - махнула она рукой, повернулась и,  пока-
чиваясь, пошла к подъезду.
   Демилле взглянул на окна детского сада, поежился. Свет не горел, зна-
чит, Костя Неволяев спит. Евгений Викторович медленно побрел  к  общежи-
тию.
   Он постучал в дверь комнаты, толкнул ее. Дверь была заперта.  Демилле
постучал сильнее. За дверью возник шорох, и на пороге появился Тариэль в
одних трусах. Он удивленно посмотрел на Евгения Викторовича.
   - А вы разве и Майе не пошли?
   - Нет.
   - Странно, - сказал Тариэль. - Пожалуйста, заходите. Тут темно.
   - Ничего.
   Демилле вошел. Тариэль пошлепал босыми ногами  в  закуток,  за  шкаф.
Послышались шорох, шевеление.
   Демилле, не раздеваясь, сел на диван, взял пальцами щепотку холодного
плова, начал жевать. Шорох и шевеление усилились. Потом до него  донесся
еле слышный шепот. Он налил себе вина, выпил. Раздеваться  не  хотелось.
Он привалился на диванную подушку, прикрыл глаза.
   - Евгений Викторович, вы спите? - через некоторое время позвал  Тари-
эль.
   Демилле не ответил.
   Сон уже накрывал его, как вдруг к странным причудливым видениям стали
примешиваться посторонние звуки, похожие на мугам - тонкое повизгивание,
скрип, теньканье. Демилле встряхнулся, открыл глаза. В комнате  по-преж-
нему было темно, но за шкафом будто играл оркестр железных  пружин.  Они
пели на разные голоса, ухали, ныли; горячая волна смятого дыхания, пота,
щекочущего ноздри запаха выкатилась из-за шкафа и ударила Демилле в нос.
"Господи! Зачем же я сюда пришел?" Он вспомнил лицо Майи и  тех  двойня-
шек. Ему стало не по себе, он поднялся с дивана. Музыка  разом  умолкла,
будто дирижер оборвал ее взмахом палочки. Демилле выскользнул в коридор.
   Через пять минут он уже стоял на трамвайной остановке, соображая, хо-
дят трамваи или нет. Куда податься? Можно разбудить Костю, но нет...  не
хочется выглядеть идиотом. Куда же? "А что, если к  Наталье?  -  подумал
он. - Бывало, приходил и позже".
   Наталья жила на улице Радищева. Не дождавшись трамвая, Демилле  прыг-
нул в такси. Через полчаса он был уже на месте.
   Он расплатился, зашел в знакомую подворотню. Наталья жила  на  первом
этаже. Знакомое окно еле светилось - удача! Значит, не спит. Он встал на
цыпочки и постучался условным стуком. Через  минутку  занавесна  откину-
лась, выглянуло Натальино лицо. Демилле шутовски поклонился: вот  он  я!
Она не удивилась. Когда Демилле подошел к двери, та была уже приоткрыта.
Наталья, в халате, с усмешкой взглянула на Демилле.
   - Ты одна? - спросил он тихо.
   - Нет, у меня мужик в постели! - язвительно прошептала она. - Я вижу,
ты не поумнел за тот год, что мы не виделись.
   Глава 18
   СУББОТНИК
   Дел у Игоря Сергеевича Рыскаля было невпроворот.
   Первая неделя выдавалась особенно тяжелой. То тут, то  там  возникали
вопросы и вопросики, требующие  безотлагательного  решения:  и  доставка
почты с улицы Кооперации на Безымянную, и устройство  детей  в  школы  и
детские сады, и встречи зарегистрированных бегунов, которые возвращались
из отпусков и командировок, и разъяснительная работа, и поддержание  по-
рядка на лестницах, и поиски кандидатур на места дворников, и...
   Одним словом, Рыскаль крутился как белка в колесе.  Конечно,  у  него
была группа из десятка сотрудников УВД, от  рядовых  до  лейтенантов,  и
большие права и возможности, но... доверяй, да  проверяй!  -  непременно
где-нибудь напортачат. Майор по своей натуре был человеком, любящим вни-
кать во все тонкости, и неоднократно убеждался в том, что, будь ему  по-
ручена та работа, которую проверял, он выполнил бы ее тщательнее и вдум-
чивей, чем подчиненный.
   Однако приходилось терпеть, кое-где поправлять,  кое-кого  распекать.
Не разрываться же на части!
   Нечего и говорить, что, начиная с воскресного общего собрания  коопе-
ратива, майор уже не покидал дома на Безымянной. Он поселился в трехком-
натной квартире, где раньше находилось Правление и куда жена  его  Клава
доставила необходимые вещи, а потом стала носить завтраки и обеды.
   Обстановка была походная, живо напоминавшая Рыскалю солдатскую юность
и послевоенную молодость: заправленная серым одеялом раскладушка,  кото-
рую принес Вероятнов, письменный стол, над ним карта (та самая),  график
дежурств постовых, список подчиненных с адресами и телефонами, городской
адресно-телефонный справочник на столе.
   Дверь в квартиру была открыта днем и ночью.
   Памятуя о том, что наведение порядка в каждом деле следует начинать с
головы, Игорь Сергеевич уже вечером в воскресенье принялся за оборудова-
ние штаба. Комната председателя Правления, где он пока поселился,  после
ремонта должна была стать спальней, комнату бухгалтера  Игорь  Сергеевич
предполагал отдать дочерям, а маленькую изолированную комнатку, как вой-
дешь в квартиру - налево, он  решил  оборудовать  под  штаб.  Слово  ему
больно понравилось. Собственный штаб! Комнатка использовалась в коопера-
тиве под дворницкую, там валялись лопаты,  флаги,  разный  хозяйственный
хлам.
   Рыскаль собственноручно перенес его  в  освободившуюся  двухкомнатную
квартиру дворничих в том же подъезде (в воскресенье их и духа не было  -
бежали, как крысы с погибающего корабля), вымел сор, ввинтил новую  лам-
почку и осмотрел помещение.
   Комнатка была тесновата, метров десять, но под штаб годилась.  Требо-
валось провести срочный косметический ремонт. Рыскалю уже мерещился  об-
разцовый порядок в штабе, пишущая машинка, заново покрашенный  несгорае-
мый шкаф... в углу будет переходящее знамя... стулья нужно купить новые,
а стол хорошо бы затянуть зеленым сукном. И для карты место есть. И  для
портрета.
   Чей портрет будет висеть, он еще не решил. Хотелось - Дзержинского.
   Рыскаль был воспитан так: сначала общественное, а потом личное. Ему и
в голову не пришло начать ремонт квартиры с жилых комнат. Первым делом -
штаб! Уже на следующий после собрания день, естественно,  в  неслужебное
время, то есть вечером, Рыскаль с женой взялись за работу.  Помогала  им
Вера Малинина, избранная в новое Правление.
   Тут нужно открыть секрет: предложил в  Правление  Веру  Малинину  сам
Рыскаль с тайной воспитательной целью. Как знать, может быть, обществен-
ная деятельность поможет женщине сойти с  пагубного  пути?  Кроме  того,
прошлая должность товароведа (до отсидки) позволяла использовать Малини-
ну в качестве бухгалтера кооператива. С финансами она была знакома.
   Должности в Правлении распределили сразу после собрания. В результате
открытого голосования председателем был избран Светозар Петрович  Менти-
хин, общественные его способности не вызывали сомнений. Заместителями  к
нему, отдав каждому поровну голосов, выбрали срочно  разысканного  женою
Серенкова и Файнштейна. Вера Малинина  и  Светозара  Петровна  дополнили
правление до необходимого состава в пять человек.
   Группы взаимопомощи возглавили:
   I подъезд - известная нам Клара Семеновна Завадовская;
   II подъезд - Армен Нерсесович Карапетян, начальник цеха  электронного
завода;
   III подъезд - капитан второго ранга в отставке Сутьин;
   IV подъезд - Василий Тихонович Вероятнов.
   Рыскаль тут же поставил вопрос о штабе, был дружно поддержан, но ког-
да дошло до дела, выяснилось, что оказать практическую помощь в  ремонте
может только Вера Малинина. Ментихины, увы, были уже не в том  возрасте,
чтобы самолично белить потолки и клеить  обои:  Файнштейн  под  каким-то
предлогом уклонился, а Серенков, заглянув в Правление,  обозрел  комнату
штаба и мрачно изрек: "Сойдет и так. Не свадьбу играть".
   ...Работали споро. Пока Игорь Сергеевич с Клавой промывали  и  белили
потолок с помощью распылителя (Рыскаль на стремянке, Клава внизу у насо-
са), Вера обрезала обои и подгоняла куски по рисунку.  Сваренный  загодя
клей остывал в тазу.
   Потолок покрыли в три слоя; пока мел просыхал, пили чай. Затем женщи-
ны убрали обляпанные газеты с пола, застелили новые  и  начали  оклейку.
Рыскаль взялся за кисть и принялся красить белилами раму окна. Был он  в
старом трикотажном костюме, с газетной треуголкой на голове.
   Вдруг его отвлекли посетители. В прихожей топтались два молодых чело-
века - один с усами, в поношенной вельветовой куртке; на плече болталась
холщовая торба с вытисненным на ней поблекшим  рисунком.  Другой  -  без
особых примет, высокий.
   - Нам бы майора Рыскаля, - сказал усатый, заглядывая в штаб, где  ки-
пел ремонт.
   - Слушаю вас, - обернулся к ним Игорь Сергеевич.
   Молодые люди замялись. Невзрачный худой человек  в  заляпанной  мелом
треуголке не соответствовал их представлениям о майоре милиции.
   Рыскаль отложил кисть, вышел в прихожую, снял треуголку.
   - Пройдемте, - сказал он, кивнув в сторону жилых комнат.
   Только там, увидев на спинке стула милицейский китель с погонами  ма-
йора, молодые люди уверовали.
   - Мы слышали, вам дворники требуются, - сказал один.
   Рыскаль оценивающе оглядел их. "Эти? В дворники?  Не  верится..."  Он
привык встречать подобный тип молодых людей во время массовых  скоплений
у концертных залов, когда выступает зарубежная звезда, или же на  неуло-
вимом "черном рынке" книжников, с которым Рыскалю пришлось изрядно пово-
зиться в свое время.
   - Ваши документы, - сказал он.
   Молодые люди выложили на стол паспорта  и  трудовые  книжки.  Рыскаль
уселся за письменный стол, надел очки.
   Та-ак... Оба прошли армию... Это хорошо... Сергей Сергеевич  Храбров,
1950, русский, среднее... это  хорошо...  беспартийный...  это  плохо...
первая специальность после армии - шофер...  это  хорошо...  что  же  он
столько работ поменял? Плоховато.
   Второй - Александр Николаевич Соболевский, на два года младше,  после
армии работал лаборантом, подсобником, стрелком ВОХР, монтажником, груз-
чиком... Живого места в трудовой книжке нет!
   Последняя профессия обоих одинакова: операторы  котельных  установок.
Проще говоря, кочегары.
   Что же? Летуны? Не хватало ему летунов здешних, кооперативных! С дру-
гой стороны, не за рублем, видно, гонятся. Тогда за чем же?
   - Вот что, ребята, выкладывайте, - сняв очки, сказал Рыскаль. - Поче-
му идете в дворники?
   - У нас любой труд почетен, - хитровато улыбнувшись  в  усы,  ответил
Храбров.
   - Я знаю, - кивнул Рыскаль. - И все же. Почему не учиться? Почему  не
на завод?
   - На заводе работать надо! - донесся из соседней комнаты  голос  Веры
Малининой. Рыскаль встал и прикрыл дверь.
   - Мы пишем, - покраснев, сказал Соболевский.
   Его приятель недовольно взглянул на него.
   - Он шутит.
   - Ничего не шучу. Он пишет прозу, я - стихи.
   - Как-как? - не понял Рыскаль.
   - Да не слушайте его, товарищ майор! Мы прирожденные дворники. У  нас
призвание такое! - заволновался Храбров.
   - Не может быть такого призвания, - подумав, сказал Рыскаль.
   - А вот тут мы с вами поспорим,  товарищ  майор!  -Храбров  освоился,
придвинул стул, сел. - А призвание милиционера может быть?
   Рыскаль снова подумал, ответил честно:
   - Пожалуй, тоже не может.
   - Однако вы же милиционер.
   - Так сложилось. Я столяром хотел быть. Краснодеревщиком.
   - Ну вот! И у нас так сложилось. А вообще мы хотели быть  писателями,
- вздохнув, признался Храбров.
   И тут вдруг перед мысленным взором майора возникла пустая стена  шта-
ба, а на ней, точно волшебный цветок, распустилась всеми красками  стен-
ная газета. Ей-Богу, это мысль!
   - Стенгазету будете делать? - спросил он.
   - Какую? - опешил Храбров.
   - Здешнюю. Кооперативную.
   Писатели переглянулись.
   - Будем, - сказал Соболевский.
   - Ну вот и хорошо. Нам летописцы свои нужны. Пишите заявления.
   Заявления были написаны мигом, на обоих появились  резолюции:  "Прошу
оформить. Рыскаль", молодые люди получили ключ от квартиры  дворников  и
отправились прямо туда - разгребать перенесенный Рыскалем инвентарь.
   Так в нашем кооперативе появились сразу два писателя  взамен  одного,
сбежавшего по крышам. Свято место пусто не бывает.
   К полуночи комнатка штаба  преобразилась.  Влажно  пахло  наклеенными
обоями, паркетный пол сиял лаком, плинтусы были аккуратно покрашены, ок-
на и двери ослепительно белы.
   У Рыскаля на душе все пело, да и женщины  не  скрывали  радости.  Ма-
ленький зародыш  порядка  и  счастья  в  кооперативе,  созданный  своими
собственными руками, словно намекал на перемены к лучшему. Верилось, что
этот зародыш вскоре обрастет другими прекрасными помещениями под  забот-
ливыми руками кооператоров, как обрастает кристаллами крохотная  затрав-
ка, опущенная в раствор.
   Впрочем, до этого было еще далеко.
   А пока перед Рыскалем во весь рост встала главная проблема, требующая
незамедлительного решения. Она была трудна и неприятна. Это была пробле-
ма антисанитарии.
   ...О, как хочется писать о Прекрасном! О  цветущих  лугах,  березовых
рощах, быстроводных реках; о грибных прогулках и  тетеревиных  токах;  о
целомудренной любви, детских ручонках, мудрых стариках и всепрощении;  о
производственном плане, трудовом энтузиазме, полетах в космос; о челове-
ческом разуме, наконец, о добре и зле. Неужто мне  всю  жизнь  рыться  в
грязи? Какие слова нашли бы мы с милордом вместе или каждый в отдельнос-
ти, если бы живописали восходы и закаты, океанские волны, перистые обла-
ка и горные гряды! Но если мы хотим оставаться реалистами - а мы  хотим,
не так ли? - то нам никуда не деться от того, чтобы хотя бы краем  стра-
ницы не задеть тех повседневных и - увы! - неаппетитных вещей, с которы-
ми городской человек сталкивается каждый день.  Пускай  наши  прелестные
читательницы зажмут пальчиками носы, ибо мы намерены завести разговор  о
канализации, фановых трубах, мусоропроводах, баках с отходами и помойных
ведрах.
   Тем не менее, от этого никуда не деться. И  те  же  прелестные  чита-
тельницы, если они не ханжи, первыми упрекнут меня в отходе от реальнос-
ти, если я сделаю вид, что такой проблемы не стояло перед жильцами наше-
го многострадального дома. К несчастью, она была!
   Оказалось, что отсутствие электричества, воды, газа и телефонной свя-
зи, обнаруженное по пробуждении на новом месте,  никак  не  может  срав-
ниться с прекращением удобств, под  коими  традиционно  понимается  сами
знаете что. И если времянки, то есть временные  ответвления  от  главных
сетей электричества, газа, воды и связи, могли быть  созданы  -  и  были
созданы! - в самое короткое время, то восстановить канализацию оказалось
не просто.
   Я не буду вдаваться в инженерные подробности.  Каждый  сам  понимает,
что такое  канализационная  труба.  Во-первых,  она  огромного  сечения.
Во-вторых, связать воедино фановые стояки в каждом подъезде без земляных
работ и разрушения кирпичной кладки первых этажей - невозможно. Водопро-
водную трубу ничего не стоит согнуть, сварить в любом  месте,  но  труба
фановая -особая труба. Потому уже  к  понедельнику  требовалось  принять
срочные меры.
   Дело в том, что поданную воду нельзя было направлять в квартиры,  ибо
ее некуда было сливать. Посему ограничились установлением  водоразборных
кранов в каждом подъезде, в закуточках первых этажей, что рядом с лифта-
ми. Везде, где можно было - в лифтах, на лестничных площадках, на дверях
подъездов - по указанию Рыскаля  вывесили  объявления  о  категорическом
запрещении пользоваться ваннами, раковинами и  унитазами,  во  избежание
полного засорения стояков. Жильцы срочно обзавелись  ведрами  и  дачными
умывальниками; вообще, жизнь неожиданно стала  напоминать  дачную,  если
иметь в виду неудобства дачной жизни. Во дворе соседнего дома, что через
Подобедову, рядом с загородкой для мусорных баков,  соорудили  временные
деревянные туалеты. Рыскаль выбил экскаватор, который вырыл  необходимой
глубины яму, а бригада плотников довершила остальное. Тут же поставили в
ряд несколько больших резервуаров для помоев и дополнительные  баки  для
сухого мусора. Излишне говорить, что жильцы  соседнего  дома  восприняли
это как надругательство и, не мешкая, повели отчаянную войну с  новшест-
вами, пользуясь всеми средствами.
   Ясно было как божий день, что этот паллиатив проблемы не решает. Рыс-
каль вызвал инженеров-сантехников и провел совещание в новом штабе.  Все
уже было на месте, даже портрет  Дзержинского.  Посовещавшись  несколько
часов с майором и членами Правления, инженеры предложили  решение:  соз-
дать в подвалах каждого подъезда закрытые резервуары достаточного объема
для слива туда жидких нечистот через фановые стояки. По мере  заполнения
резервуаров их предполагалось очищать по ночам ассенизационными  машина-
ми.
   Итак, иного выхода, кроме подвальных  резервуаров,  не  существовало.
Беда в том, что в доме не было подвалов, он стоял на асфальте Безымянной
улицы - значит, надо рыть. Даже при допущении еженощной  очистки,  объем
резервуаров все равно получался большим 32 кубических метра, по 8  кубов
на подъезд.
   На заседании Правления Вера Малинина подала идею народной стройки.
   - ...А то заелись больно. Лопату в руки - и вперед! - сказала она.
   - Но на каком, собственно, основании члены  кооператива  должны  сами
заниматься земляными работами? - спросил Файнштейн.
   - На том основании, что в дерьме утонем! - отпарировала Малинина.
   Серенков кривил рот, будто предвидел что-то нехорошее, но говорить не
хотел.
   - Ничего страшного, товарищи, - сказала Светозара Петровна. -  Помню,
мы в двадцать девятом году на строительстве Волховстроя...
   Каждое заседание Правления - а заседали ежевечерне, ввиду  чрезвычай-
ного положения, - украшено было краткими мемуарами Ментихиных, после че-
го приходили к общему согласию.
   Рыскаль радовался. Он, как и Светозара Петровна, был  коллективистом,
но более поздней, военной закалки. Трудности его не  пугали,  а  желание
сплотить и сплотиться становилось прямо-таки навязчивым. Он знал по опы-
ту, что становление коллектива возможно лишь в общей борьбе с трудностя-
ми. Как говорится, нет худа без добра - спасение от нечистот обещало по-
высить градус общественного темперамента.
   Он причесал свое "воронье крыло" и отправился по инстанциям  -  полу-
чать разрешение в городской кабельной сети, а также добыть  сварщиков  и
материал. Согласно решению Правления, его члены  и  группы  взаимопомощи
проводили разъяснительную работу в квартирах.
   Случилось так, что агитировать Ирину с Егоркой пришла Светозара  Пет-
ровна Ментихина.
   Ирина и Егор сидели в детской и разговаривали с генералом Николаи  по
телефону. Вечер был прохладен, потому окна не раскрывали. Григорий  Сте-
панович с трубкой возле уха находился за стеклом в  освещенной  комнате;
Егор и Ирина прекрасно его видели, как и он их. Это напоминало  видеоте-
лефон, который когда-нибудь войдет в наш быт повсеместно, а сейчас  воз-
можен лишь в таких экстренных случаях, когда дома стоят окно в окно.
   Аппараты были игрушечные, детские. Григорий Степанович с Егоркой  ку-
пили их в магазине на Большом проспекте тем же днем, пока Ирина была  на
службе. Никак не могли наиграться новинкой, разговаривали по  очереди  -
то сын, то мать. Тоненький зеленый провод, переброшенный через щель меж-
ду домами, соединял освещенные окна.
   Генерал блаженствовал. Положив ногу на ногу и  запахнув  полы  своего
длинного красного халата, он не спеша покачивался в кресле-качалке и го-
ворил в трубку, не спуская глаз со своих абонентов.
   Ирина видела, что в комнату генерала уже третий раз входит  его  дочь
Мария Григорьевна и что-то неодобрительно говорит отцу.  Генерал  только
отмахивался: "Потом, потом!" - слышалось в трубке.
   Мария Григорьевна в очередной раз сурово поджала губы, бросила холод-
ный взгляд за окно и ушла. Ирина сжалась. Ей было почему-то не  по  себе
от взглядов дочери Николаи, хотя - видит Бог! -она не навязывалась. Гри-
горий Степанович сам в любую свободную минуту распахивал окно и  затевал
разговоры.
   - Мам, дай мне послушать! - ныл Егорка.
   Ирина дала ему трубку, глаза Егорки загорелись, генерал  начал  новую
историю.
   В это время и пришла Светозара Петровна. Она вступила в квартиру нес-
колько официально, не как соседка к соседке, а по долгу  службы.  Первым
делом она проверила раковины и ванну, естественно, извинившись, и  нашла
их в удовлетворительном состоянии. Затем Светозара Петровна, не переста-
вая весьма тактично обследовать квартиру, завела разговор о  предстоящем
субботнике.
   Она предпочитала пользоваться  эвфемизмами.  Вопрос  был  щекотливый,
грубый. Светозара Петровна в  жизни  не  употребляла  не  то  что  слово
"дерьмо", но и "нечистоты". Недопустимы были также "унитаз",  "ассениза-
ция" и даже "канализация". Все это дурно пахло.
   Надо сказать, что к тому времени, несмотря на героические усилия  ма-
йора и запрещающие объявления, стояки уже были наглухо засорены, в квар-
тирах и на лестничных площадках стоял довольно-таки мерзкий запах, мусо-
ропроводы тоже переполнены... баки на площадках с верхом завалены очист-
ками и пищевыми отходами... В таких условиях стыдливость Светозары  Пет-
ровны выглядела забавной.
   - Иринушка Михайловна, дорогая, вы понимаете, что... э-э... надо при-
нимать меры...
   - Да-да, жутко воняет! - сказала Ирина.
   Светозара Петровна вздрогнула.
   - В субботу все как один на субботник! Возьмем лопаты, ломы,  проявим
сознательность!
   - А что будем делать? - поинтересовалась Ирина.
   - Будем копать ямы.
   - Для чего?
   - Э-э... понимаете, э-э... туда будут опускаться... эти...  В  общем,
вы понимаете.
   Светозара Петровна значительно сжала губы и едва заметным кивком  го-
ловы указала в сторону туалета.
   - Выгребную яму копать? - догадалась Ирина.
   Светозара Петровна мучительно улыбнулась, давая  понять,  что  именно
так, хотя лучше этого не произносить.
   Но Ирина проявила неожиданную дотошность.
   - А потом? Когда они переполнятся? Это ж еще хуже будет!
   Взгляд Светозары Петровны заметался, ей стало так плохо, что и не пе-
редать. Сложной игрой губ и бровей она кое-как намекнула, что дальнейшее
- дело ассенизаторов и специальных механизмов.
   Светозара Петровна заглянула в детскую и увидела Егорку с  телефонной
трубкой.
   - Ах, у вас телефон! - изумилась она.
   Телефонов в нашем доме имелось считанное число: у Инессы Аурини,  как
уже упоминалось, у кавторанга в отставке Сутьина (поставили еще до  отс-
тавки) и в Правлении. Неудивительно, что Ментихина поразилась.
   - Да это так, игрушка... - сказала Ирина.
   - С кем же разговаривает мальчик?
   Теперь пришел черед проявлять стыдливость Ирине.  Она  точно  так  же
кивком указала за окно, где виднелась блестевшая под электрической  лам-
почкой лысина генерала.
   - Вот как?.. - произнесла Светозара Петровна со сложным подтекстом.
   Между тем неугомонный генерал заметил новое лицо в соседней  квартире
и не преминул поинтересоваться.
   Егорка протянул трубку Светозаре Петровне и застенчиво промолвил:
   - Вас к телефону...
   - Меня?! - еще более изумилась Ментихина и взяла трубку, как  гранату
с вырванной чекой.
   - Добрый вечер, Светозара Петровна! - поклонился в кресле генерал.  -
Я имел честь слушать ваше темпераментное выступление на собрании и  дол-
жен сказать...
   Ментихина окаменела. Она не знала, как себя вести. Свой? Чужой? Поче-
му этот лысый человек в халате был на собрании?.. Вдруг  она  вспомнила:
он же выступал в конце! От сердца отлегло.
   А генерал поделился своими соображениями насчет возникшей ситуации  с
нечистотами и, в свою очередь, спросил Светозару Петровну, что  намерены
предпринять.
   - У нас будет субботник, - ответила старушка.
   - Субботник? Прекрасно! А можно ли мне принять участие?
   - Э-э... Я думаю, это допустимо, - помявшись, сказала Ментихина.
   Она подала трубку Егорке и, сделав над собой усилие, кивнула генералу
за окном. Тот помахал ей раскрытой ладонью.
   Уже в прихожей Светозара Петровна шепотом, точно кто-то  мог  подслу-
шать, осведомилась:
   - Иринушка, а ваш муж... э-э... он где сейчас?
   - В командировке, - соврала Ирина.
   - Ах, вот как! В командировке, - сказала старуха удовлетворенно, и  в
глазах ее мелькнула искра радости. Попалась, голубушка Ирина Михайловна!
   В субботу, в десять часов утра, практически все население дома,  иск-
лючая больных, маленьких детей и стариков, вышло на место сбора, непода-
леку от деревянного туалета на улице Подобедова. Рыскаль произнес  крат-
кую напутственную речь.
   Светозара Петровна, члены Правления и сам Рыскаль имели  на  лацканах
красные розетки, изготовленные Ментихиной из атласной  ленты,  купленной
на средства Правления. Немного не хватало духового оркестра, но  все  же
настроение было приподнятое, люди улыбались, бодрились, старались отнес-
тись к предстоящему делу с серьезностью, но вместе с тем и  юмористичес-
ки, потому что и вправду в рытье выгребных ям  под  девятиэтажным  домом
есть нечто юмористическое.
   Уже шипели два компрессора, от которых тянулись шланги к пневматичес-
ким отбойным молоткам, с помощью которых двое рабочих взламывали асфальт
Безымянной улицы, готовя фронт работ во всех четырех подъездах.
   Одновременно в каждом подъезде из-за недостатка места могло  работать
не более шести человек. Рыскаль разбил мужчин на бригады, по  четыре  на
каждый подъезд - выбрал самых крепких, - и  предложил  сменный  принцип,
как в хоккее: одна шестерка играет, то есть работает,  не  щадя  сил,  в
быстром темпе, потом ее сменяет другая, третья, четвертая, что  позволит
поддерживать производительность на высоком уровне. Тут же  наметилось  и
соревнование между бригадами, и переходящий вымпел был учрежден, а в по-
мещении штаба новоявленные дворники-писатели спешно готовили первый  вы-
пуск стенной газеты, который Рыскаль наказал вывесить к концу  субботни-
ка.
   Газета называлась "Воздухоплаватель". Название  предложил  поэт  Саня
Соболевский - история с летающим домом запала ему в  душу,  как  и  мне,
когда он ее узнал... Рыскаль хотел проще - "За здоровый быт", но молодые
литераторы воспротивились: скукотища! Рыскаль спорить не стал, однако  в
глубине души сомневался. Пахло разглашением.
   Остальные жильцы были брошены на борьбу с мусором. Требовалось  очис-
тить мусоропровод, убрать с лестничных клеток переполненные баки, вымыть
лестничные площадки.
   Специальная бригада во главе с  Арменом  Карапетяном  занималась  ис-
кусственным освещением ущелий по обе стороны дома,  для  чего  принялась
монтировать гигантскую гирлянду из пятисотваттных аргоновых ламп,  кото-
рую предполагалось развесить вдоль фасадов на  уровне  второго  этажа  с
тем, чтобы шель и днем и ночью была залита светом.
   Рыскаль ходил по этажам, улыбался,  подбадривал,  помогал.  Убеждался
все больше: можем! Можем, если захотим! Первый раз со дня основания коо-
ператива его члены взялись совместно за участие в  процессе  труда,  как
написано в "Словаре иностранных слов", если помните, а значит  -  стали,
наконец, истинными кооператорами!
   Даже те, кто по привычке воспринял субботник достаточно  скептически,
как очередное формальное мероприятие, завелись потихоньку,  не  захотели
отставать от коллективистов,  а  главное  -видели  плоды  своего  труда.
Мелькали ведра, носилки с землей, которую вытаскивали из подвалов и чуть
ли не бегом уносили на пустырь, где группа женщин сооружала клумбы.
   У всех четырех входов в щели - со стороны Подобедовой  и  со  стороны
Залипаловой - наблюдалось значительное оживление, точно  на  лотке  улья
или в муравейнике. Тот катил тележку с  сухим  мусором,  извлеченным  из
трубы мусоропровода, другой тащил ведро с мыльной грязной водой, третий,
победно улыбаясь, тешась силою, нес баки с отходами, из  которых  осыпа-
лись завитки картофельной шелухи. Скапливались, уступали друг другу  до-
рогу, ныряли в щели, выбегали, жмурясь, на солнечный свет...
   Генерал, одетый в черный спортивный костюм из синтетики и вязаную ша-
почку, что делало его похожим на тренера  футбольной  команды,  носил  с
Ириной землю на носилках. Нагружали им немного, учитывая возраст генера-
ла и хрупкость Ирины Михайловны, и все же холмик  под  клумбу  неуклонно
рос, в то время как шестерки землекопов яростно вгрызались в землю Безы-
мянной улицы.
   Под слоем асфальта обнаружился булыжник. Несколько вывороченных  кам-
ней попали вместе с землею на носилки генерала и Ирины. Григорий  Степа-
нович (он был замыкающим), отдуваясь, говорил в спину Ирине:
   - А ведь я по этим камешкам бегал, Ирина  Михайловна...  Лет  этак...
шестьдесят назад.
   К обеду ямы были вырыты, и все кооператоры по  очереди  спускались  в
подвалы, чтобы при свете переносных ламп обозреть кубической формы  пус-
тоты в земле. Пахло сыростью, культурные слои двух последних веков четко
обозначались на стенках ям полосками разной толщины и окраски.
   Шестерки землекопов рыли короткие траншеи к каждому из фановых  стоя-
ков. Работали с осторожностью, чтобы не дорыться  до  обломанных  концов
труб, ибо это грозило немедленным затоплением; оставляли небольшие пере-
мычки для последующего вскрытия.
   В дело вступили сварщики с железными листами; запахло озоном, в  ямах
ослепительно брызгала электросварка. Сварщики обшивали стены ям  железом
и прокладывали в траншеях трубы к стоякам. Перемазанные в земле коопера-
торы, точно черти выпрыгивали из преисподней, хватали железо, тянули ка-
бели... народная стройка!.. ухали, кричали, матерились...  сама  пойдет!
подернем! подернем!.. Потом уже признавались друг другу с некоей застен-
чивостью, что такое испытали впервые в жизни. Знали по  кинофильмам,  из
истории, по книгам - Магнитка, Днепрогэс, Павка Корчагин, - но чтобы са-
мим!..
   Лестницы уже блестели, оттертые влажными швабрами,  стены  промыли  с
мылом, перила протерли. Инесса Ауриня в джинсовом комбинезоне, в котором
не стыдно показаться не то что на субботнике, но и в Париже, собственно-
ручно вымыла кабину лифта в своем  подъезде,  удалила  надписи,  покрыла
стены лаком для волос (другого у нее не было) и в каком-то  необъяснимом
порыве прикрепила рядом с кнопками этажей таблички с  номерами  квартир,
расположенных на этих этажах.
   В четвертом подъезде, где жила Ирина, лифт расписали масляными  крас-
ками - какой-то студент постарался, - Рыскаль заглянул, покачал головой:
роспись на космические темы - вроде красиво, но  единообразие  нарушилос
ь...
   Машины мусорщиков то и дело подкатывали к пустырю, их загружали бака-
ми или внавал, под горячую руку очистили и загородку для мусора соседне-
го, враждующего с кооперативом дома.
   И в этот момент, наконец, вспыхнули в обеих щелях  десятки  аргоновых
ламп, развешанных на стенах дома дугами, точно на  новогодних  елках.  И
осветили они безукоризненно чистые, выметенные и промытые водой из шлан-
гов узкие тротуары между домами, в которых собрались  кооператоры,  зад-
равшие головы вверх. Ущелья празднично заполнились светом; ощущение  как
при первых послевоенных салютах - многие пожилые вдруг  вспомнили,  -  и
слезы радости заблестели на ресницах.
   Казалось: все по плечу! Дайте любое дело - сделаем!  В  подвалах  уже
заканчивали сварку резервуаров. Комиссия Правления во главе  с  Рыскалем
чинно обходила этаж за этажом, принимая у  групп  взаимопомощи  объекты.
Рыскаль с удовольствием ставил отметки в  специально  заведенный  журнал
дежурств: "Отлично. Отлично. Отлично..."
   И вдруг из первого подъезда выплыл  в  освещенное  ущелье  зеркальный
платяной шкаф. Его несли на широких ремнях четыре грузчика,  а  впереди,
стараясь ни на кого не смотреть, шествовала женщина в сером пальто с бе-
личьим воротничком. Она повторяла: "Посторонитесь, пожалуйста...".  Коо-
ператоры, теснясь в узком пространстве, уступали шкафу дорогу.
   За этой процессией шел мужчина, неся на голове мягкое кресло.
   Первой бросилась к женщине в пальто руководитель группы  взаимопомощи
первого подъезда Клара Семеновна Завадовская. На ней был черный  рабочий
халат, перепачканный землею.
   - Что такое? Кто разрешил? - вскричала она, обращаясь одновременно  к
женщине и толпившимся в щели кооператорам.
   - Мы переезжаем. Пропустите, - сухо сказала женщина и кивнула грузчи-
кам, чтобы те продолжали свое дело.
   - Не-ет! - закричала Клара Семеновна, преграждая шкафу дорогу.  -  Вы
нам объясните. Игорь Сергеевич! Игорь Сергеевич! - завопила она,  подняв
голову, и ее голос звонким эхом прокатился по ущелью.
   Мужчина с креслом надвинул его себе на голову, точно  кепку,  пытаясь
скрыться от взглядов.
   Через минуту на место происшествия прибыл Рыскаль. Тут же выяснилось,
что переезжает квартира 1 17, с третьего этажа. Неужели дали новую  пло-
щадь? Так быстро? Толпа заволновалась.
   Вдруг, после электрического апофеоза, почувствовали себя обманутыми.
   - Я не намерена давать вам отчет, - твердо проговорила женщина.
   - Ну что ж. Дело хозяйское. Пускай останется на вашей совести,  -ска-
зал Рыскаль.
   - Только не надо о совести! - воскликнула женщина.
   - Пропустите их, товарищи, - сказал Рыскаль.
   Процессия прошла сквозь строй кооператоров,  провожаемая  негодующими
взглядами. На улице Залипалова ждал мебельный фургон трансагентства. По-
ка грузчики и хозяева совершали рейсы туда-сюда, вынося мебель и чемода-
ны, в толпе кооператоров распространялись слухи. Стало известно, что пе-
реезжают Калачевы -муж и жена, бездетные, из двухкомнатной квартиры. Муж
- директор ателье, а жена работает в РСУ дачного треста.
   - Ну, все понятно! - говорили мстительно. - Этим законы нипочем!
   Справедливости ради, следует сказать, что Калачевы переезжали  отнюдь
не на новую квартиру - никто им не дал, а к матери жены, живущей в  двух
комнатах коммунальной квартиры. Но дело даже не в этом. Как  они  смели?
Неужели у них не осталось ничего святого? В то время, как весь  коопера-
тив, как один человек... и т. д.
   Это происшествие омрачило кооператоров, но ненадолго. Сварщики  доло-
жили о готовности резервуаров, и четверка добровольцев в охотничьих  ре-
зиновых сапогах с голенищами до... в  общем,  с  длинными  голенищами...
устремилась вниз вскрывать перемычки фановых стояков.  На  них  смотрели
как на героев.
   Через некоторое время поднявшийся из подвалов неприятный запах и глу-
хое бульканье возвестили об успехе. Смельчаки вышли из клоак  и  наглухо
завинтили крышки резервуаров, а двери подвалов прикрыли. После этого мы-
ли сапоги на пустыре струей из шланга.
   - Спасибо вам, товарищи! Поздравляю! - сказал в мегафон голос  Рыска-
ля, донесшийся сверху, из окна четвертого этажа второго подъезда.
   Кооператоры поспешили в свои квартиры; вода уже била из кранов, осво-
божденная водонапорными вентилями, и глухо шумели бачки унитазов, напол-
няясь этой бесценной водой.
   Глава 19
   ПЕРЕПИСКА С СОАВТОРОМ
   Милостивый государь!
   Чувствуя себя в некотором роде ответственным за судьбу нашего  общего
сочинения и находясь в полном неведении относительно оного, я предприни-
маю попытку связаться с Вами посредством почты.
   Нынешний Ваш адрес я разыскал не без труда. Различные  справочники  и
записные книжки литераторов хранят лишь тот, что мне известен и без них,
а именно: ул. Кооперации, дом 11, кв. 284. Но я, в отличие от  литерато-
ров, знаю обстоятельства Вашего побега и то, что живете Вы нынче  совсем
в другом месте. Как-то так случилось, что,  пребывая  вместе  с  Вами  в
квартире Ваших друзей, оставивших жилище на Ваше попечение,  и  обсуждая
волнующую нас историю с потерянным домом, я ни разу  не  удосужился  уз-
нать, где, собственно, мы находимся. И вот, попав в странную переделку с
литератором Мишусиным, который выкрал мой роман из Вашей библиотеки, я в
течение долгого времени не мог найти способ связаться с Вами.
   Помог, как всегда, случай. Не так давно Мишусин купил журнал, в  коем
было напечатано Ваше сочинение. Если бы Вы знали, сударь, сколько  желчи
и яда было вылито на Вас в беседах Мишусина с собратьями по перу!  Но  я
не желаю распространять сплетни. Короче говоря, я  решился  написать  на
адрес журнала в надежде, что письмо Вам передадут. Вы же можете отвечать
мне в П., где мы с Мишусиным, вероятно, задержимся до осени. Здесь  есть
так называемый "Дом творчества" (я уже знаю, что это такое),  а  в  доме
имеется специальная касса с буквами алфавита,  куда  кладут  поступающие
письма. Пишите смело на мое имя, здесь тьма-тьмущая литераторов и  среди
них есть такие, которые носят куда более замысловатые фамилии, чем моя.
   Кроме того,  как  я  убедился,  мои  имя  и  фамилия  не  вызывают  у
большинства литераторов ровно никаких ассоциаций. Возможно, ежели бы  Вы
писали Вильяму Шекспиру или же Ф. М. Достоевскому, некое подозрение  за-
родилось бы в душах Ваших коллег. Впрочем, не уверен.
   Итак, меня интересует дальнейший ход нашей истории. Если Вы продолжа-
ете ее записывать и если Вас не очень затруднит, пришлите мне копию чер-
новика. Я изнываю от скуки. С Мишусиным мы не общаемся, несмотря на  то,
что моя книга у него на видном месте (сначала она лежала у заднего стек-
ла его автомобиля, теперь - на письменном столе).  Но  клянусь  Вам,  он
лишь однажды раскрыл ее на восемьдесят седьмой  странице,  прочитал  две
фразы и больше не открывал. Признаюсь, это меня задело.
   Кстати, он тоже сочиняет здесь роман по договору. Я не  совсем  пони-
маю, что это такое. Может быть, нечто  вроде  договора  доктора  Фауста?
Кроме того, меня интересует следующее: стал бы  Мишусин  сочинять  роман
без договора? Если нет, то его незачем сочинять и по договору,  если  же
да, то зачем договор? Достаточно романа.
   Остаюсь и проч. Л. С.
   Милорд, миленький!
   Простите мне такое обращение.
   Как я рад, что Вы объявились! Как я скучал без Вас!  Как  трудно  мне
было рассказывать никому!
   Подлец Мишусин! Теперь я припоминаю, что однажды  рассказывал  ему  о
нашей работе. Он попыхивал трубкой, кивал с видом знатока. Негодяй!  Не-
вежда! Теперь он, видно, думает, что Ваш роман, подобно талисману, помо-
жет ему в его бездарной работе. Шиш ему с маслом! Нет, без масла!
   Между тем появилось несколько глав. Посылаю их не  без  трепета.  Мне
очень не хватало Ваших вопросов и уточнений. Наш Демилле сейчас  далеко,
на этих страницах он еще только начинает путь блудного сына и мужа.  Те-
перь мне ничего не страшно! Я знаю, что Вы по-прежнему мысленно со мною,
а потому поспешу ему вослед, нетерпеливо ожидая Ваших писем.
   У Мишусина волосы стекают с лысины на затылок мелкими жирными  волна-
ми. А еще клялся в дружбе, паразит!
   Спешу закончить и отправить письмо. Мой адрес на конверте.
   С искренним почтением Ваш ученик.
   Сударь!
   Я рад, что надежда не обманула меня. Однако мне показалось, что  Ваше
негодование больше вызвано ядом и желчью Мишусина, чем похищением  моего
романа. А что было бы, если бы этот литератор хвалил Вас  во  всеуслыша-
ние?
   Теперь о главах. Персонажи появляются у Вас, как  посетители  нотари-
альной конторы. Они входят с мороза и вопрошают: "Кто последний?". Попав
же к нотариусу, выкладывают паспорт, из коего можно узнать возраст и фа-
милию, и просят заверить какую-нибудь незначительную справку.  Иной  раз
Вы забываете сообщить и фамилию. Кто такая эта Наталья, к которой  ни  с
того ни с сего умчался ночью Демилле? Насколько я помню, о ней ранее  не
упоминалось.
   Впрочем, давайте по порядку. Меня удивило, что Вы с Вашим научным об-
разованием ни словом не обмолвились о космогонической гипотезе  Канта  -
Лапласа, согласно которой звезды и планеты во Вселенной образовались  из
газообразных туманностей много миллиардов лет назад. Собственно, это  не
столь важно само по себе, ведь мы с Вами пишем роман, а не трактат,  од-
нако в главе, посвященной космогонии, я хотел бы услышать  нечто  о  бо-
жественном происхождении всего сущего и о Вашем отношении к  этому.  Это
вопрос вопросов. Во Вселенной все связано, потому происшествие  с  Вашим
домом нельзя рассматривать изолированно. В сущности, от этого  непостав-
ленного вопроса - как автор и герой относятся к идее Бога - зависит раз-
решение проблемы и даже судьба героя. Демилле, насколько я его  понимаю,
- человек двойственный. Он воспитан рационально, тогда  как  судьба  его
состоит из цепочки иррациональностей, и он это чувствует, хотя и не соз-
нает. Иначе что же спичечный дом и его утрата? И луковка церкви? И влюб-
ленности, за которые он хватался вовсе не для развлечения  и  отвлечения
от проблем, а неосознанно стремясь постигнуть Любовь?
   Это равнозначно постижению Бога.
   Последнее событие в жизни Демилле, то есть исчезновение родного дома,
неминуемо поставило перед ним вопрос более высокого порядка, чем простые
розыски адреса и нахождение, как Вы выражаетесь, "алгоритма оптимального
пути". Вы об этом умалчиваете, но это так.
   Я думаю, что он не поднялся к Майе не только потому, что  та  ему  не
понравилась, прыщик и так далее. Он боялся. Он интуитивно чувствует, что
его настигло возмездие, и боится переступить последнюю черту. Я не удив-
люсь, если он станет праведником и моралистом, в надежде таким  благооб-
разным путем вернуть утраченное. Но это не поможет ему, ибо  такой  путь
ведет лишь к ханжеству.
   Мишусин приостановил роман и сочиняет заявку на  сценарий.  На  пляже
ему рассказали историю. Он очень активен и находится в непрестанном дви-
жении. По-моему, Мишусин из тех людей, которые страстно желали  бы  при-
сутствовать на собственных похоронах, чтобы услышать все, что там  гово-
рится.
   У меня кончается бумага.
   Ваш Л. С.
   Дорогой Учитель!
   Сначала нотариальная справка. Наталья Горянская - однокурсница  Евге-
ния Викторовича и подруга со студенческих лет. Собственно, его  ровесни-
ца. Она была неудачно замужем, последние лет десять живет в коммунальной
квартире на улице Радищева, детей у нее нет.  Отношения  ее  с  Евгением
Викторовичем складывались своеобразно. Вначале, еще на втором курсе инс-
титута, был намек на любовь: совместные занятия в читальном зале, разго-
воры, три-четыре посещения театра, провожания. И вдруг сближение  приос-
тановилось без внешних причин. Во всяком случае, ни Евгений, ни  Наталья
не могли потом припомнить, почему же отношения, развивавшиеся так удачно
и обыкновенно, не стали истинно близкими.  Сохранились  симпатии,  прия-
тельство. Потом на несколько лет они пропали из поля зрения друг  друга,
обзавелись семьями, решали какие-то другие проблемы. Как вдруг в возрас-
те тридцати лет случайно встретились на банкете, посвященном защите дис-
сертации бывшего однокурсника. Наталья тогда  только  что  развелась  и,
разменявшись, получила комнату в коммуналке.  Демилле  был  еще  сравни-
тельно примерным мужем, жили они с Ириной около трех лет.
   Вслед за этой встречей на банкете, закончившейся уже утром  на  улице
Радищева, когда не столько занимались  любовью,  сколько  разговаривали,
вспоминали, удивлялись тому, что не встретились раньше, как бы  проигры-
вая совместно неосуществившийся вариант жизни, как  разбирают  шахматную
партию партнеры после ее завершения - там ошибся один, здесь  другой,  а
тут оба не заметили чрезвычайно красивого и богатого продолжения, -  так
вот, вслед за встречей последовал бурный полугодовой  роман,  когда  оба
увлеклись не на шутку, оба мучились: Наталья укоряла себя, называла даже
"дрянью", поскольку со стороны могло показаться,  что  она  перетягивает
Демилле к себе от Ирины. Но со стороны никто об этом  не  думал,  потому
что не знал; Евгений Викторович страдал меньше, о разводе  не  помышлял,
ибо боялся перемен, и все же угрызения совести не давали покоя. Мало-по-
малу все утихло само собою, и вот по какой причине.  Оба  почувствовали,
что дружба и общее прошлое - молодость, студенчество,  друзья  -  значат
для них больше, нежели близость. Я не скажу, что они вовсе  не  получали
от нее удовольствия, но это было обычно, как бывало с  другими.  Вся  же
история их и судьба принадлежали только им, никому больше. Встречи стали
реже, акценты их сместились, если можно так выразиться, отношения  стали
проще и прочнее. Демилле мог, к примеру,  помочь  по  хозяйству,  что-то
смастерить, принять участие в ремонте. Наталья  иногда  помогала  ему  в
оформлении проектов, знала обо всех делах и заботах на  службе  и  дома,
короче говоря, выполняла роль второй жены-подруги.  И  это  удивительно.
Если бы Ирина была женой-любовницей, то все было бы понятно.  Там  одно,
здесь другое. Но и там, и там было  одно.  Почти  одно.  Перед  Натальей
практически не существовало обязательств. Мог позвонить, мог и не позво-
нить, мог остаться на ночь, мог уехать домой. Она привыкла, не требовала
большего, а Демилле это устраивало.
   В лице Натальи как бы осуществился идеальный  вариант  жены,  которой
можно выложить все, включая увлечения. Многие мужчины об  этом  мечтают.
Так оно и получилось впоследствии, когда они опять несколько  отдалились
друг от друга - у Демилле родился сын, а спустя некоторое время последо-
вала полоса влюбленностей, закончившаяся Жанной. Наталья была  в  курсе,
жалела Ирину, выговаривала Демилле, порою высмеивала, сама же как бы  не
считалась. О ее личной жизни в  промежутках  между  посещениями  Евгений
Викторович и не догадывался. Много раз пытался узнать, спрашивал  с  де-
ланной небрежностью: "Кто у тебя сейчас?" или: "У тебя ведь есть  любов-
ник?". Она только усмехалась.
   Одно время Демилле, почувствовав и перед Натальей некоторую вину, со-
вершенно серьезно пытался выдать ее замуж. Как-то раз приехал вечером  с
сослуживцем из мастерской, разведенным инженером-строителем,  сводничал,
болел за Наталью, хотел, чтобы та понравилась. Она,  как  нарочно,  была
вялой, неинтересной, как в воду опущенной. Потом, когда гость ушел, ска-
зала: "Женя, больше не надо таких пошлостей. Не бери на себя больше, чем
можешь сделать". - "Но я же хотел, как лучше для тебя". - "Я сама  знаю,
как лучше для меня".
   Много раз в ответ на заботы Демилле: "Тебе надо замуж" -отшучивалась:
"Я уже была".
   Лишь однажды, уж не помню по какому поводу, когда снова зашел  разго-
вор об устройстве ее жизни, серьезно призналась: "Я не могу иметь детей.
Поэтому замуж не выйду. И кончим раз навсегда эти разговоры".
   Но вот Жанну ему почему-то не простила. О других расспрашивала, легко
смеялась, поддразнивала, однажды даже дала ключ от комнаты -Демилле  по-
том сгорал от стыда, когда хмель влюбленности прошел и он снова стал по-
являться чаще, удивляясь, что привычка к Наталье устойчивей  и  сильнее,
чем то, что совсем недавно казалось ему любовью. И еще удивляясь, что  с
Натальей не чувствует никакого греха, никакой вины перед Ириной. С  дру-
гими чувствовал остро, особенно с Жанной.
   Ирина никогда ничего о Наталье не знала и не догадывалась, в  отличие
от других случаев.
   Так вот, возвращаясь к Жанне, скажу, что, когда Демилле  заикнулся  о
ней Наталье, та почему-то сразу встретила ее в штыки. Уже не  поддразни-
вала и не высмеивала, как раньше, а холодно и почти презрительно назвала
"старым дураком", раздраженно морщилась. Когда же однажды увидела  Жанну
(совершенно случайно встретились в мороженице на улице Дзержинского, не-
подалеку от места работы Демилле), то стала относиться совсем брезгливо.
Демилле это почувствовал и перестал приезжать, да и бурные  отношения  с
Жанной не давали времени.
   Звонил примерно раз в месяц, интересовался здоровьем. Наталья с през-
рительным смешком говорила, что здоровье замечательное. "А  у  тебя?"  -
спрашивала она с дьявольским подтекстом. Демилле пытался обратить все  в
шутку - не получалось.
   Потом звонки стали реже, поскольку не приносили никакого удовлетворе-
ния, а лишь усиливали терзания  души,  которых  и  без  них  хватало.  А
дальше, когда и Жанна стала отдаляться, не звонил уже по инерции.
   Вот и все пока о Наталье Горянской, милорд. Дальнейшее  -  в  тексте.
Если Вас интересует портрет, то могу сказать, хотя  портреты  -  не  моя
специальность, что Наталья кареглаза, черноволоса, угловата -острые пле-
чи, прямая спина, - с маленьким носом, не очень  красива,  но  умна.  Не
знаю, относится ли последнее к портрету. Мне кажется - относится.
   Работала она последние годы в архитектурно-планировочном  управлении,
где занимались памятниками старины, которых в городе предостаточно.
   Жду Ваших писем.
   Покинутый Вами соавтор.
   Милый ученик!
   Вашей справкой о подруге Демилле я вполне удовлетворен. С нетерпением
буду ждать следующих глав. Должен сказать, что меня весьма заинтересова-
ли молодые люди, нанявшиеся дворниками. Я бы хотел и о них получить  не-
которые справки, но это позже, не отвлекайтесь!
   В ожидании новых глав я, пожалуй, займусь наблюдениями над Мишусиным.
Он снова вернулся к роману, который пишет, если  можно  так  выразиться,
жвачным методом. Здесь стоит адская жара, и Мишусин весь  день  проводит
на пляже, питаясь разговорами, слухами и сплетнями. Его лысина приобрела
благообразный бронзовый оттенок. Кстати, у Мишусина лоб Сократа, Вы  за-
мечали? Вечером, когда жара спадает, Мишусин запирается в номере, разде-
вается донага и садится за пишущую машинку. Подобно корове, он отрыгива-
ег разговор за разговором, пережевывает и вставляет в роман.  Приходится
только удивляться тому искусству, с каким он соединяет в единую цепь об-
рывки самых разнообразных сообщений и мнений.
   Мой друг, как это бездарно! Если бы Вы видели!
   Притом он твердит всем на пляже, что его  роман  чересчур  смел,  так
что, пожалуй, его не напечатают. Насколько я могу судить,  вся  смелость
его романа заключается в том, что он описал любовную связь директора за-
вода с молоденькой секретаршей и вставил в роман постельную сцену  между
ними, поразительную по своей нелепости и полному отсутствию вкуса. Вооб-
ще, как я заметил, он очень любит заглядывать в прозе "за вырез платья",
каждый раз обнаруживая там "спелые, налитые груди". На худой конец Мишу-
син довольствуется "округлостью колен". И то, и другое  приводит  его  в
экстаз, а меня в бешенство.
   Жду ответа, как соловей лета. N'est ce pas?
   Ваш Стерн.
   Глава 20
   ВОЗДУХОПЛАВАТЕЛИ
   После ассенизационного субботника общественная жизнь  кооператива  на
Безымянной круто набрала высоту; как будто обозначился перелом в  созна-
нии, появилось, наконец, чувство локтя и сплоченности. Понятие "наш дом"
перестало быть адресно-географическим, сделавшись вдруг для многих  коо-
ператоров родным, кровным. Система кооператива, бывшая  раньше  для  его
членов чисто внешней и даже умозрительной, если пользоваться нашей клас-
сификацией, внезапно оказалась внутренней, определяющей мысли и  поступ-
ки.
   Немалую роль здесь сыграло,  как  ни  странно,  название  стенгазеты,
столь удачно придуманное дворником Сашей Соболевским. Еше тогда, на суб-
ботнике, кооператоры, группами и поодиночке забегавшие в штаб, не  могли
нарадоваться на огромный рисунок взлетающего в небо дома с членами Прав-
ления, сгрудившимися на крыше средь телевизионных  антенн  коллективного
пользования, с майором Рыскалем в милицейской форме,  возвышавшимся  над
ними, как наседка над цыплятами (и Рыскаль, и члены Правления были  шар-
жированы вполне дружески). Из окон  дома  торчали  головы  кооператоров,
кто-то пытался прыгать с балкона,  удерживаемый  родственниками,  кто-то
молился; между прочим, летел вниз министерский портфель Зеленцова  (и  о
нем дошли слухи до художника) -короче говоря, картина заражала весельем.
Оказалось, что и так можно взглянуть на разыгравшуюся  драму.  Более  же
всего радовало слово "воздухоплаватель" - было в нем  нечто  иронико-ро-
мантическое, так что кооператоры сразу взяли его в обиход, вставляя  при
случае в привычные словосочетания "мы, как и  все  воздухоплаватели...",
"дорогие товарищи воздухоплаватели!", "ты записался в воздухоплаватели?"
и прочее, и прочее, отчего легче было переносить невзгоды.
   На майские праздники кооператорам настоятельно было рекомендовано  не
приглашать в гости друзей и родственников, да и самим по  возможности  в
гости не ходить. Слишком свежа была рана, слишком нелепые слухи циркули-
ровали в городе, чтобы добавлять масла в огонь. Минимум контактов с пос-
торонними! - таков был девиз Рыскаля. Однако сам майор и члены Правления
понимали, что указанная рекомендация может омрачить праздник  -  слишком
уж было похоже на интернирование, как выразился Файнштейн. И тут  неуто-
мимая Светозара Петровна предложила блестящий выход. Как вы думаете?  Не
угадаете ни за что! Концерт художественной самодеятельности!
   - А потом банкет! - весело отозвалась из кухни  жена  Рыскаля  Клава,
которая фактически принимала участие во всех заседаниях Правления,  либо
находясь на кухне за тонкой стенкой из сухой штукатурки и  слыша  каждую
реплику, либо потчуя членов Правления чаем с плюшками или  домашним  пе-
ченьем.
   Светозара Петровна на секунду опешила, а потом, задорно  тряхнув  се-
денькой птичьей головкой, воскликнула:
   - А почему бы и нет, товарищи?!
   И обвела членов Правления озорным, как она считала, взглядом.
   В мгновение все оживились, даже Серенков,  посыпались  предложения  -
где собираться? по скольку с носа? где найти таланты? меню,  спиртное  и
прочее... Сразу поняли, что идея Ментихиной и Клавы сулит немалые выгоды
для воздухоплавателей: еще более объединиться, узнать друг друга,  замк-
нуть разговоры внутри системы, да и разрядиться же  наконец  после  всех
треволнений прошедших недель!
   Рыскаль крепко задумался, подперев подбородок маленьким твердым кула-
ком. Правление притихло, глядя  на  главного.  Наконец  Игорь  Сергеевич
вздохнул, пригладил "воронье крыло" и кивнул коротко:
   - Согласен!
   Чисто по-человечески он понимал затею, она  ему  нравилась  -конечно,
без излишеств, - но как объяснить начальству, если спросят? Хороша  кар-
тинка - назначенный Управлением комендант дома возглавляет  коллективную
пьянку (майор хорошо знал термины, бытующие  в  официальных  документах,
если надо ударить побольнее: не банкет, не междусобойчик даже,  а  пьян-
ка). Пустить же на самотек... нет, еще хуже! Принял решение, когда поду-
мал о пресечении слухов. Нашлось слово для официальных  бумаг:  пресече-
ние. Это соответствовало утвержденному плану и кампании  по  неразглаше-
нию, это выглядело солидно и научно.
   И вот буквально за неделю, отделявшую  ассенизационный  субботник  от
Первомая, все было организовано в лучшем виде. Снова сняли  актовый  зал
школы для концерта и зал плавучего ресторана "Парус" у Тучкова  моста  -
для банкета. Концерт режиссировали Светозара Петровна и Светозар  Петро-
вич, организация банкета пала на Клару  Семеновну  Завадовскую  (Рыскаль
сообщил ей по секрету, что на праздники собираются отпустить на  побывку
Валентина Борисовича, все еще проходившего научное обследование у  Коло-
мийцева, поэтому Клара старалась вовсю), прочие помогали как могли -аги-
тировали, собирали деньги, мастерили реквизит.
   Неделю жили одной семьей. Не все, конечно, - нашлись и глухие затвор-
ники, скептики, брюзги... но таких было явно меньшинство.
   Вечером накануне Первомая Правление собралось вновь, чтобы  утвердить
программу и порядок мероприятий. Первой докладывала Клара Семеновна.  Ее
вопрос был ясный: в банкете пожелало участвовать двести восемнадцать че-
ловек, что составляло большинство взрослого населения дома  (разумеется,
в их число не входили дети и старики, откололась также часть  молодежи).
Собирали по десятке с носа - меньше ни в одном ресторане не берут -  од-
нако Кларе Семеновне удалось бог весть каким  путем  уломать  метрдотеля
ресторана "Парус" скалькулировать меню из расчета  восемь  пятьдесят  на
человека, так что в излишке осталось более трехсот рублей, которые Клара
предложила употребить на водку "с собой".
   - На триста рублей водки?! Кларочка! - ахнула Светозара Петровна.
   - А что вы хотите, Светозара Петровна? Знаете, какие наценки? Я зака-
зала по сто грамм на человека, меньше они не соглашались. Но сто грамм -
это же курам на смех!
   - Сто граммов! Това-арищи... Меня лично это убьет, -заявила  Ментихи-
на.
   - Светик, голубушка, успокойся... - попытался встрять Светозар Петро-
вич.
   - Вас убьет, вы и не пейте. А мне сто грамм, как слону дробина, -ска-
зала Клара.
   Тут Клара Семеновна, безусловно, была права, достаточно  было  взгля-
нуть на ее могучую фигуру.
   Рыскаль поспешил уйти от щекотливой темы.
   - Пускай Клара Семеновна делает, как знает, - предложил он. - Но что-
бы в меру, вы понимаете?
   Завадовская доложила меню, разъяснила, что на оркестр никак не хвата-
ет, но в зале имеется музыкальный автомат, который за пятак  может  сыг-
рать любой танец.
   - И краковяк? - спросила Ментихина строго.
   - Краковяк? - опешила Клара. - Зачем краковяк?
   - Светик! - взмолился Ментихин.
   - Ну почему Светик? Почему Светик? Я хочу  краковяк!  -закапризничала
старушка.
   - Хорошо. Будет краковяк, - отрубила Клара.
   - Товарищи, а может быть, вовсе без водки? -вдруг предложила Вера Ма-
линина.
   Все молча переглянулись.
   - Видите ли, Вера Кузьминична... - вкрадчиво начал Файнштейн, но  Се-
ренков перебил его:
   - Веселие на Руси есть питие! Народ сказал.
   Понятное дело, с народом не поспоришь. Да и Вера сама смутилась, мол,
что я такое говорю, лишь только представила себе банкет на двести с лиш-
ним человек и - без водки.
   - Ну, не только на Руси... - загадочно протянул Файнштейн, как бы  не
возражая, а лишь уточняя предыдущего оратора.
   - А где же еще? Там? - прогремел Серенков, кивая почему-то не в  сто-
рону, а вниз.
   - Где - там? - побледнев, спросил Файнштейн. - На что вы намекаете?
   - Там! Там! - тыча пальцем себе под ноги,  утверждал  Серенков.  -Нам
намекать не к чему!
   - Прекратите, товарищи, - поморщился Рыскаль.
   Спорщики притихли, отвернувшись один от другого.
   Такие микростычки между ними происходили почти  на  каждом  заседании
Правления. И тот, и другой были в вечной оппозиции к большинству  членов
и к майору Рыскалю - один слева, другой справа - вот бы им объединиться!
- но ненависть друг к другу оказывалась всегда сильнее. По существу  оба
часто говорили одно и то же, лишь разными словами: Файнштейн  непременно
логично и наукообразно, Серенков же рубил сплеча,  нарочито  по-мужицки,
хотя ни крестьянином, ни рабочим не был, а руководил  кружком  баянистов
во Дворце культуры.
   Ненависть была не только национальной, о чем догадывались все,  но  и
биологической. Когда  Файнштейн  вдыхал,  Серенков  непременно  выдыхал;
сердца у них бились в противофазе, несовместимость групп крови была пол-
нейшая!
   Если Файнштейн всегда носил галстук, то Серенков  не  носил  никогда;
гамма цветов у Серенкова была черно-коричневая, у Файнштейна же -  зеле-
но-желтая; такое сочетание цветов уместно для  предупреждающих  дорожных
знаков, но в жизни излишне контрастно. Если бы мы с  милордом  верили  в
биополя, то могли бы представить себе их полную противоположность,  раз-
ноименный заряд и яростную схватку друг с другом, когда биополя приходи-
ли в соприкосновение.
   Всем на минуту стало неловко от вспыхнувшей распри, в основе  которой
лежало все понимали что.
   Клара Семеновна прервала неприятную паузу сообщением о том, что  одна
из воздухоплавательниц (Завадовская, конечно, сказала "жиличка")  просит
разрешения пригласить с собою на банкет своего знакомого. Ей одной,  ви-
дите ли, скучно.
   - Кто такая? - спросил Рыскаль.
   - Ирина Михайловна Нестерова, квартира двести восемьдесят семь.
   - А кого она хочет пригласить?
   - Из соседнего дома... Ну, отставной генерал, помните? Он  у  нас  на
собрании выступал, - ответила Клара несколько пренебрежительным тоном.
   - Товарищи, у них роман! - воскликнула Светозара Петровна,  мгновенно
оживляясь и обводя членов Правления восторженно-таинственным взлядом.  -
Он к ней телефон провел, беседуют часами! Я сама видела! Он мужчина  со-
лидный, но со странностями, товарищи.
   - Нестерова что, одинокая? - спросил Рыскаль, припоминая.
   - Почему одинокая? Совсем не одинокая! - воскликнула Ментихина. - Го-
ворит, что муж в командировке. А он, между прочим, здесь! В городе...  -
Светозара Петровна понизила голос до шепота.
   - А его как фамилия? Нестеров? - снова спросил Рыскаль, не  отыскивая
в памяти кооператора с такой фамилией.
   - Нет! Демилле! Его фамилия Демилле! - вскрикнула Ментихина в упоении
от счастья - сообщить важнейшую новость.
   - Ах, вот как...
   Майор мигом припомнил звонок в Управление по  поводу  незарегистриро-
ванного бегуна, который интересовался адресом улетевшего  дома.  Слишком
уж необычная фамилия! Значит, соседям жена говорит, что муж  в  команди-
ровке, а нам - что не живет с нею совсем... Впрочем, не наше дело.  Мало
ли какие у нее причины?.. Однако они не разведены. Это уже плохо.  Пожа-
луй, не стоит осложнять обстановку.
   Поразмышляв так, Рыскаль ответил Кларе:
   - Отсоветуйте ей, Клара Семеновна. Лишние разговоры. Не нужно  ей  эт
о... А с генералом я сам после поговорю.
   Он сделал пометку в перекидном календаре.
   - Совершенно правильно, Игорь Сергеевич! А я с Иринушкой поговорю,  -
сказала Светозара Петровна услужливо. Ее общественный  темперамент  пря-
мо-таки выплескивался из души и тут же находил себе желанные русла.
   Рыскаль чуть поморщился, но возражать не стал.
   С вопросом о банкете было покончено, и  перешли  ко  второму  пункту:
концерт художественной самодеятельности. Светозар Петрович зачитал  спи-
сок выступающих и названия номеров. Дабы  подать  пример,  Правление  во
главе с Рыскалем тоже в полном составе подалось в артисты - Рыскаль даже
со всем семейством. У него дома было заведено петь, и уже давно  сущест-
вовал вокальный квартет, где запевалой была Клава.
   Возражений программа концерта не вызвала, но, как и в предыдущем воп-
росе, наметилось осложнение. Светозар Петрович, сделав  печальную  мину,
доложил, что вынужден был отстранить от участия в концерте трех самодея-
тельных авторов: один из них предлагал басню собственного  сочинения,  а
двое других - молодая супружеская чета - сочинили  песенку  под  гитару,
которую и намеревались исполнить на концерте.
   - И там, и там - о нашем событии, - значительно сказал Светозар  Пет-
рович.
   - О каком событии? - не понял Рыскаль.
   - О перелете.
   Светозара Петровна распространила между членами Правления тексты упо-
мянутых сочинений. На листках стояли фамилии авторов и номера квартир.
   Басня являла собою пародию на крыловский "Квартет", довольно неумелую
и не слишком остроумную. Заслуживала внимания лишь концовка, скорее все-
го, получившаяся у автора случайно:
   ...и где-то там, под небесами,
   Узнали мы, что мы летим не сами,
   А тянет нас вперед
   Народ,
   Который к коммунизму все идет,
   Летит, спешит и не дойдет до цели...
   И тут мы у Тучкова сели.
   Посадка мягкая была, но все ж, как ни садитесь,
   Друзья, вы в космонавты не годитесь!
   Песенка была шуточная, по типу студенческой, ложившаяся на любой  не-
замысловатый мотив. О том, как хорошо летать домами, избами и сараями  и
что, освоив такой способ  передвижения,  человечество  непременно  будет
счастливо.
   - Ну, и почему вы им не разрешили? - напрямик спросила Вера Малинина.
   - Разглашение... - печально развел руками Ментихин.
   - Да ну вас! Сразу вранье начинается! Я  понимаю,  что  трепаться  на
улице не надо. Но все же свои. Все и так знают! - обиделась Вера.
   - Все знают, что в магазинах нет... скажем, ситца. Но писать об  этом
не принято, - сказал Файнштейн, по форме возражая Вере, а  по  интонации
-присоединяясь.
   Серенков тут же наискось открыл рот, ища возражения, но пока думал  -
реплику Файнштейна проехали. Рыскаль, желая, видимо, быть мягким  и  де-
мократичным правителем, песенку разрешил, а басню отверг, ввиду непонят-
ности позиции автора. То ли он обличает, то  ли  насмехается  неизвестно
над кем?
   - Как его фамилия?.. Бурлыко? Квартира шестьдесят семь?.. Хорошо.
   Глава 21
   У НАТАЛЬИ
   ...Временами стало казаться, что приплыл, достиг прочной суши,  успо-
коился. Особенно когда выходил по утрам из Натальиной комнаты с полотен-
цем на шее и раскланивался с соседями: со старухой Елизаветой Карловной,
помнившей его еще по первому визиту десятилетней давности, и  с  новыми,
появившимися год назад, - семейством Антоновых. Умывшись, варил кофе, на
службу не спешил никогда, ибо приучил начальство и сослуживцев  к  почти
произвольному появлению - ему прощали, вернее, махнули  рукой:  как  же!
Демилле у нас талант! Считали талантом по привычке, берущей начало с тех
давних великолепных проектов, подрамники от которых  частью  затерялись,
частью засунуты куда-то за шкафы в мастерской или дома.
   Дома... Каждый раз это слово укалывало в сердце. Демилле  спешил  пе-
репрыгнуть мыслями на другое, приучал себя, что теперь здесь - его  дом.
Эту мысль обосновывал внутри себя тщательно, пока не намекнул Наталье  о
том, что его проживание может продлиться неограниченно долго. Она насто-
рожилась, задумалась на минуту, потом покачала головой: "Нет, Женя.  Так
мы не договаривались". - "Почему? - обиделся Демилле. - Ты не хочешь?" -
"Не хочу". После паузы проговорила: "Я не хочу терять старого друга. Муж
ты никакой, а друг хороший. Менять старого друга на нового мужа не  сто-
ит". Демилле надулся, как ребенок, подумал с тоской: "И  здесь  не  нуже
н...". Стал осторожно интересоваться на службе,  нет  ли  где  свободной
комнаты или квартиры, чтобы снять. Нет, не себе... родственнику...
   Вдруг обнаружились какие-то болезни, которых раньше не замечал.  Ныло
в животе справа - печень не печень, а что там? - неизвестно. Нашел у На-
тальи книгу о здоровье, рациональном питании и образе  жизни,  стал  чи-
тать, мечтая, как будет по утрам бегать трусцой в  Таврическом  -  здесь
близко... Однако не было спортивного костюма. Все чаще наваливалась тос-
ка по Егорке, тогда ныл, жаловался Наталье на судьбу, упрекал Ирину, пил
валерьянку...
   Желанный душевный покой никак не наступал - да и мог ли наступить?  -
но и бороться с обстоятельствами Демилле не умел. Он вообще не привык  с
ними бороться, был баловнем, но тут чувствовал, что надо начинать с  ка-
кого-то другого конца, а с какого - не знал.
   "Тебе надо превратиться, - сказала Наталья. - Но не знаю, сможешь  ли
ты?"
   Евгений Викторович встрепенулся, попытался представить себе превраще-
ние - но не смог. Чтобы не выглядеть совсем  уж  жалким,  придумал  себе
гордость: ежели Ирина его не ищет, не звонит на работу,  не  приходит  к
Анастасии Федоровне и Любаше - значит, не хочет. А раз так, то и  он  не
будет навязываться, пускай живут, как знают. Когда придумал гордость,  а
произошло это дней через десять после бегства из общежития, немного  по-
легчало, стал строить планы новой жизни. По  правде  сказать,  связывать
себя с Натальей тоже не хотел, у них все давно установилось, ничего ино-
го быть не может. Думал так: сниму комнату, перееду,  непременно  сделаю
ремонт, пить не буду, начну работать...
   Вещи свои забрал из общежития через несколько дней после побега. Меж-
ду прочим, когда возвращался с вещами к  Наталье  (было  около  полудня,
пасхальное воскресенье), встретил у решетки того же Преображенского  со-
бора знакомого. Это был Борис Каретников. Демилле, проходя по улице Пес-
теля, увидел, как Каретников выходит из церковного  двора,  огороженного
старинными пушками, а навстречу ему идет человек с гривой седых волос, с
тростью, в демисезонном пальто. По  лицу  Каретникова,  расплывшемуся  в
улыбке, Демилле понял, что они друзья. Каретников и седовласый троекрат-
но облобызались с возгласами: "Христос воскрес!" - "Воистину воскрес!" -
чуть более громкими, чем необходимо, и седовласый, взяв Бориса под руку,
повел его не спеша вдоль ограды собора. Они перешли через проезжую часть
и остановились, о чем-то разговаривая. Тут случился и Демилле с  чемода-
ном и сумкой. Он попытался пройти мимо незамеченным, но зоркий глаз  Ка-
ретникова остановился на нем. Сторож автостоянки, прервав беседу,  воск-
ликнул:
   - Господи! Какая встреча! Евгений!.. Арнольд Валентинович, это же Ев-
гений, помните, я вам рассказывал. Человек из того дома!
   Седовласый обернулся, внимательно взглянул на Демилле, Евгению Викто-
ровичу пришлось подойти и поставить вещи на тротуар.
   - Безич, - сказал седовласый, пожимая руку.
   - Евгений, почему же вы не позвонили Арнольду Валентиновичу? - с лег-
ким укором произнес Каретников. - Вашего звонка ждали.
   - Да-да... как-то замотался... - оправдывался Демилле.
   - Боренька, вы же знаете: время разбрасывать камни и  время  собирать
камни... - значительно произнес Безич.
   - Но телефон у вас сохранился? - спросил Каретников.
   - Да. Спасибо. Телефон есть, - несколько сухо ответил Демилле.
   - Христос воскрес! - вдруг вспомнил Безич.
   - Да... м-м.... воистину... я, знаете... - смешался Демилле.
   - Вы крещеный? - строго спросил Безич.
   - Да, кажется...
   - Кому кажется? Вам кажется? Или Ему? - Безич воздел  глаза  к  небу.
Демилле безмолвствовал.
   Безич печально улыбнулся, покачал головой.
   - Вы себя потеряли, молодой человек. Но Бог вас видит, помнит о  вас.
Помните и вы о нем.
   Демилле кивнул; досада поднималась в его душе. Он  подхватил  вещи  и
пошел, не оглядываясь, к дому Натальи. Безич и Каретников некоторое вре-
мя смотрели ему вслед.
   Уже когда вернулся к Наталье, досада перешла  в  злость.  Почему  все
вокруг знают про него, а он сам не знает? Где они берут эту  уверенность
в жизни? Все к чему-то прислонены: эти к Богу,  те  к  науке,  другие  к
семье... а попробовали бы сами по себе, в одиночку!..
   Это все и выложил Наталье. Она еще не совсем верила тому, о чем пове-
дал ей Демилле, то есть истории с домом - такой уж у нее  был  характер:
пока не увидит своими глазами - не поверит. Пыталась найти  рациональное
объяснение; вплоть до временного помрачения ума. Потому вела себя с  Ев-
гением Викторовичем осторожно, ласково, как с ребенком.
   - Вот и послушался бы советов. Со стороны виднее.
   Но прошла неделя, потом другая, и Наталья увидела, что Демилле  никак
не может собраться с мыслями, что-то решить. По правде сказать, уже  на-
чал ей немного надоедать капризами, неуверенностью, сомнениями.  Что  за
мужик? Втайне сочувствовала Ирине: жить с таким нелегко,  неудивительно,
что та не ищет.
   Как-то раз, не предупредив Демилле, прямо со службы  Наталья  поехала
на улицу Кооперации, обошла забор, поинтересовалась у постового:  "Стро-
ят, что ли?.." - "Да вроде..." - пожал плечами  милиционер.  Лишь  после
этого уверилась в случившемся.
   На майские праздники Наталья была приглашена за город, в Солнечное, в
компанию старых друзей - еще со школы. Демилле, узнав, нахмурился. Ехать
ему туда не хотелось, было не совсем удобно, да никто  и  не  приглашал.
Наталья, как само собою разумеющееся, сообщила о том, что уезжает на три
дня, принялась собираться... "А я?" - спросил Евгений Викторович. "А что
ты?" - "Что мне здесь прикажешь делать?" - "Ничего не прикажу. Делай что
хочешь".
   Демилле изобразил надменность, забрался на тахту, накрылся  пледом  и
стал демонстративно читать переписку  Достоевских.  Наталья  упаковывала
рюкзак. "Турпоходы - это для двадцатилетних", -не выдержал Евгений.  На-
талья в сердцах швырнула в рюкзак ком одежды, выпрямилась.
   - Знаешь, мне только не хватает семейных сцен. Я уже десять  лет  без
них живу - и ничего!.. Женя, давай раз и навсегда договоримся: ты мне не
муж, и даже любовником я тебя не считаю...
   - Вот как! А что же тогда мы изредка делаем?
   - Не зли меня. Если бы у меня сейчас кто-нибудь был, ты бы  мог  жить
здесь сколько угодно, как домашний кот. И ничего бы между  нами  не  был
о...
   Демилле не на шутку обиделся. Домашний  кот...  Он  чувствовал,  нас-
колько точно это сравнение именно сейчас, когда он, свернувшись  калачи-
ком, лежит на тахте под пледом, ему тепло и сытно... фу, какая гадость!
   - Ты меня уже попрекаешь... - скривил он губы.
   - А ты не лезь со своими правами. Прав у тебя на меня не было и нету.
И вправду, ты на кота похож... - улыбнулась она  примиряюще.  -  Ну,  не
куксись! Я тоже кошка! Кошка, которая гуляет сама по себе. Пожрать  тебе
я оставлю, не волнуйся.
   Вечером тридцатого апреля она уехала. Оставшись один,  Демилле  долго
не мог уснуть в широкой Натальиной постели, рассматривал проступавшие  в
весеннем полумраке ночи стены с книжными полками - библиотека у  Натальи
была неплохая, на книжки тратила она почти всю зарплату, -  думал  поче-
му-то о великих писателях, как они жили,  мучались,  писали  свои  гени-
альные книги, из которых все равно ничему нельзя  научиться.  Почему  же
так все подло устроено, что каждый должен сам расшибить себе нос,  чтобы
удостовериться в истине? Где тот неуловимый смысл жизни, над которым би-
лись веками? Как посмотришь вокруг: зачем люди живут? Только о  немногих
можно догадаться... Вот, например, Наталья... Она ведь хорошая  женщина,
а семьи нет, детей нет... Что ей там, в АПУ?  Ну,  йогу  читает,  фильмы
смотрит... Получается, что живет по инерции.
   Что же, и ему жить теперь по инерции? Утонуть в мелких радостях  жиз-
ни? Или же начать сначала, создать новую семью, снова добиваться  жилья,
потом ребенок... Скучно.
   Или же искать Ирину с Егоркой? Не может быть, чтоб не нашлись. Ну,  а
как найдутся? Что им сказать?
   "Нужна перспектива..." Это Жанна однажды изрекла, доложив ему о новом
своем любовнике, операторе с документальной студии. Мол, появилась у нее
перспектива, которой с Демилле не наблюдалось. Чушь!  Перспектива  одна:
все умрем рано или поздно. А теперь еще  лучше  перспективка  появилась:
умрем все сразу, когда ахнут над головой дьявольские боеголовки - перек-
реститься не успеешь!..
   Почему он подумал - "перекреститься"? Это, вероятно, Безич  вспомнил-
ся, его воздетые к небу глаза.
   Демилле услышал во дворе мужские голоса, поднявшись с кровати,  отод-
винул занавеску. Прямо под окном, пошатываясь,  мочились  двое.  Демилле
резко задернул занавеску, повалился в постель, закрылся одеялом. Гнусно,
гнусно на душе! Вдруг он вспомнил свой спичечный  Коммунистический  дом,
святую веру и непоколебимые идеалы. Как радостно тогда было жить!  Какая
перспектива открывалась впереди! Жизнь казалась широким проспектом,  ве-
душим в счастливое будущее... Теперь же она представляется черной подво-
ротней, где то и дело мочатся пьяницы.
   С этими скверными мыслями он уснул.
   Проснулся оттого, что где-то далеко на улице празднично гудел  репро-
дуктор. Тревожное ощущение Первомая, его прохлады и ветра над Невой, по-
лощущего знамена, проникло в душу;  захотелось  на  улицу,  к  людям,  к
празднику. Демилле быстро умылся, оделся и вышел в плаще на улицу.  Гром
репродуктора ударил яснее, обозначились бодрые слова диктора и  маршеоб-
разная музыка.
   Он вышел на Литейный. Было восемь часов утра.  Тут  и  там  по  всему
проспекту группировались демонстранты разных предприятий  и  учреждений,
каждая под своими знаменами и эмблемами. Люди смеялись, пели под гитару,
толкались плечами, согреваясь, что-то глотали из фляжек и термосов.
   Над толпой плыло знакомое с детства: "Утро красит  нежным  цветом..."
Между группками сновали деловитые мужчины с красными повязками "распоря-
дитель" - они формировали сводную колонну района. В  самих  же  группках
выделялись  местные  руководители,  которые  обеспечивали  демонстрантов
флажками, лозунгами и портретами.  Демилле,  по  неосторожности  проходя
сквозь одно из людских скоплений, внезапно получил  в  руки  портрет  на
длинном древке. Молодой человек, распределявший портреты  (у  него  была
целая охапка), бросил коротко:
   - После демонстрации сдашь в машину.
   - Да я не... - попытался возразить Демилле, но парень уже совал  сле-
дующее древко кому-то другому.
   Бросив взгляд вверх, Евгений Викторович убедился,  что  ему  достался
портрет Устинова. Таким образом  он  стал  полноправным  участником  де-
монстрации и пошел дальше уже с портретом, беззаботно неся его на плече,
как винтовку.
   Он направился к Невскому, минуя отдельные колонны,  которые  станови-
лись все плотнее и организованнее, пока не слились в один людской поток,
впадающий в Невский проспект.
   Там, впереди, уже слышались звуки команд распорядителей, разносившие-
ся радиомегафонами: "Побыстрее, товарищи! Разберитесь по восемь человек!
" - толпа убыстряла шаг, сплачивалась, становилась вязкой... Демилле по-
нял, что он уже не принадлежит себе и вынужден двигаться вместе с колон-
нами... впрочем, это его не огорчало, хотя и навело на следующую  мысль:
"Находящийся в толпе может двигаться только в сторону движения  толпы...
И только со скоростью толпы!" - заключил он  эту  сентенцию,  когда  все
вокруг вдруг перешли на рысь, догоняя переднюю колонну.
   Демилле тоже прибавил шаг, бежать стыдился.
   Поток демонстрантов с Литейного свернул на Невский, по которому текла
широкая река от Московского вокзала - вся в знаменах и транспарантах,  -
по кромке тротуара тянулась живая цепь солдат и матросов, между которыми
попадались милиционеры... работала схема Рыскаля, в то время как послед-
ний впервые за долгие годы был занят совсем другими делами.
   Скорость движения менялась: то колонна топталась на месте и  поневоле
уплотнялась, то вдруг ускоряла шаг, двигаясь  короткими  перебежками,  и
тогда, в полном соответствии с законами физики для  жидкостей  и  газов,
давление в потоке падало, появлялись разрежения, пользуясь которыми  Де-
милле мог перемещаться вдоль колонны вперед и назад.
   Он постоянно менял место в рядах демонстрантов, оказываясь то  в  ше-
ренге трудящихся галантерейной фабрики, то в коллективе  ученых-химиков,
то среди геологов, то рядом с учащимися ПТУ и школьниками... И везде по-
чему-то не к месту - так ему казалось - с  этим  портретом,  по-прежнему
болтавшимся у него за спиной лицом вниз. Уже на Аничковом мосту ему ста-
ло невыносимо от одиночества, охватившего его среди веселой,  сплоченной
толпы - со своими шуточками, перемигиваниями, окликами, подначками,  пе-
сенками, разговорчиками - в каждой группе свои собственные, но  в  целом
одни и те же. А он не мог ни поддержать, ни отойти... Был чужим.  И  это
ощущение чуждости как никогда ранило душу, омрачая праздник.
   Свернуть нельзя было: мимо плыл уже Гостиный двор, но  когда  Демилле
мысленно прикидывал путь до  площади,  получалось  невообразимо  далеко,
дальше, чем до Луны. Разрежения встречались все реже, движение  замедля-
лось, Евгений Викторович поневоле надолго  прибивался  к  той  или  иной
группе трудящихся; заметив, что многие демонстранты развернули знамена и
подняли транспаранты повыше, он тоже снял портрет с плеча и  понес  его,
держа обеими руками перед собой. Миновали наконец улицы Герцена и  Гого-
ля, где в народную реку Невского влилось несколько притоков, рассекаемых
живыми цепями курсантов на отдельные струи, и вышли, повернув, на  прос-
тор Дворцовой площади, с противоположной стороны которой шагала навстре-
чу демонстрантам фигура Ленина, изображенная на  огромном,  прикрывающем
трехэтажное здание плакате.
   Демилле шел уже в колонне Металлического  завода,  во  главе  которой
медленно ехала грузовая машина, задрапированная красной материей; на ма-
шине громоздилась эмблема предприятия. Микрофонный  голос  над  площадью
без передышки выкрикивал лозунги и приветствия, на которые  эхом  "ура!"
отзывались демонстранты. Дошла очередь и до спутников  Демилле.  "Привет
славным труженикам орденоносного Ленинградского Металлического  завода!"
-разнеслось над площадью, и колонна взорвалась  криком  "ура!".  Евгений
Викторович тоже крикнул "ура", но как-то неубедительно, так  ему  самому
показалось, поскольку кричал из вежливости и  желания  хоть  на  секунду
стать своим. Но не стал: шагавшие рядом покосились на него, а может, ему
почудилось... мнительность эта интеллигентская, будь она проклята!
   Во всяком случае, "ура" еще больше испортило ему настроение; он насу-
пился, прижал палку портрета к груди, шагал мрачный. "Откуда, черт побе-
ри, эта отъединенность? Когда я перестал быть своим? Да и  был  ли  ког-
да-нибудь? В чем причина?" Демилле всегда считал себя  демократом,  сно-
бизма не терпел, так был воспитан в семье, потому сейчас испытывал  рас-
терянность. И происхождением, и образованием, и воспитанием он не  слиш-
ком выделялся среди массы народа. Всему  виной,  пожалуй,  потеря  дома,
сделавшая его вдруг одиноким, никому не нужным... Или потеря идеала?
   Впрочем, может быть, это одно и то же.
   Он глядел на развевающиеся над колоннами разноцветные воздушные шари-
ки, на уверенные улыбающиеся лица... на маленьких детей, взгромоздивших-
ся на плечи отцов... на преданных жен, шагающих бок о бок с мужьями. Это
к ним относились приветствия, долетавшие с центральной трибуны, это они,
сплотившись вдруг на площади до физического понятия "народ",  шествовали
к видимой им цели, а он, Евгений Викторович Демилле, шагал  рядом,  вце-
пившись в древко случайно доставшегося ему портрета.
   Ощущение было не из приятных.
   Повернув голову налево, он заметил в параллельном потоке,  через  два
ряда милиционеров, эмблему электронно-вакуумного завода, на котором  ра-
ботали многие жильцы улетевшего дома. Демилле знал этот завод и его эмб-
лему, поскольку раньше всегда проезжал мимо проходной завода, когда нап-
равлялся на работу. Он стал  шарить  глазами,  высматривая  знакомых,  и
действительно увидел неподалеку от головного грузовика инженера  Вероят-
нова с красным розанчиком на лацкане пальто. Евгений Викторович попытал-
ся сунуться туда, но его вежливо остановили, направили в  свой  ряд.  Он
что-то говорил, пытаясь убедить, милиционеры непреклонно качали фуражка-
ми, показывали рукой вперед: дальше, перейдете после площади... Он никак
не мог вспомнить, как зовут соседа по этажу, помнил только фамилию.  На-
конец, собравшись с духом, крикнул тонким голосом: "Товарищ  Вероятнов!"
- крик был неуместен и фальшив.
   Вероятнов не слышал, его голова обращена была к трибуне,  то  есть  в
противоположную от Демилле сторону. Евгений Викторович, поминутно  теряя
инженера из виду, потому как его заслоняли знамена, головы,  портреты  и
все прочее, шел на цыпочках вдоль живой цепочки и, как только  Вероятнов
выныривал, повторял свой призыв.
   Наконец Вероятнов расслышал. Он дернул головой, поискал глазами;  Де-
милле помахивал портретом. Инженер заметил его, на  его  лице  вспыхнуло
недоумение и даже испуг, но он все же вскинул руку в приветствии...  Де-
милле показывал: я хочу с вами встретиться. Вероятнов понял  и,  подобно
милиционерам, стал показывать пальцем куда-то вдаль, за площадь  -  мол,
там... После этого снова отвернул голову к трибуне.
   Демилле в нетерпении проследовал мимо Александровской колонны, и тут,
при выходе с площади, его ждал удар. Поток, с которым он следовал,  нап-
равили в правую сторону, на набережную Мойки; поток же Вероятнова устре-
мился налево, в улицу Халтурина. Такова была схема. Евгекий  Викторович,
задевая портретом демонстрантов, устремился вдоль набережной,  перебежал
мостик... налево, по Зимней канавке, было нельзя, стояло  заграждение...
он побежал дальше, ища выхода на параллельную улицу, но свернуть удалось
только у Конюшенного моста. Он выбежал на улицу Халтурина и увидел  уда-
ляющуюся к Марсову полю машину с эмблемой вакуумного завода. Догнав  ее,
он принялся рыскать в толпе, ища Вероятнова, но того уже не было рядом с
грузовиком. То ли затерялся в толпе, то ли  нарочно  скрылся,  не  желая
встречи...
   Демилле добрел до Марсова поля, по которому вольными  толпами  гуляли
демонстранты. На кустах висели обрывки шаров, бумажные цветы, там и  тут
валялись ненужные уже флажки и портреты. Продавали пиво и бутерброды  из
крытых машин, люди подкреплялись.
   Демилле купил бутылку пива и припал к горлышку. Мужчина, стоявший ря-
дом и занимавшийся тем же, блаженно вздохнул, посмотрел на яркое  весен-
нее небо, расправил грудь... сказал, обращаясь к Демилле:
   - Хорошо...
   - Что хорошо? - переспросил Евгений Викторович.
   - Вообще... И жизнь хороша, и жить хорошо! - подмигнул мужик.
   - Почему вы так решили?
   - Да ну тебя в баню! - махнул он рукой, впрочем, довольно добродушно.
Потом отвернулся и глотнул еще.
   Евгений Викторович присел на скамейку, опорожненную бутылку осторожно
поставил рядом с урной, а портрет прислонил к спинке. Потом он  покурил,
постепенно проникаясь светлыми чувствами, оглядел площадь, втянул  нозд-
рями прохладный воздух и, поднявшись, медленно направился к Михайловско-
му саду.
   - Эй! Портрет забыл! - крикнули ему вслед.
   - Это не мой, - оглянувшись, ответил Демилле.
   Строго говоря, он не соврал: это был не его портрет.
   Он пришел пешком на улицу Радищева, нашел что-то  в  холодильнике  на
кухне, рассеянно поел, а потом до вечера провалялся  на  тахте,  так  же
рассеянно читая. Вечером, однако, его обуяла жажда общения.  Одиночество
превысило некий допустимый уровень, и Евгений Викторович вышел на комму-
нальную кухню. Там находилась Елизавета Карловна, которая жарила  что-то
в чугунке, распространявшем  аппетитный  запах.  В  нем  Демилле  уловил
что-то из детства.... Пончики? Коврижки?..
   - С праздником, Елизавета Карловна, - сказал он. - Чем же это  вкусно
так пахнет?
   - Хворост жарю, Евгений Викторович, - охотно отозвалась старуха.
   - К вам гости придут?
   - Ну что вы! Какие гости! Некому уже давно приходить.
   - В таком случае я предлагаю вам свою компанию, - неожиданно для ста-
рухи и для себя сказал Евгений Викторович. - У меня есть  бутылка  вина,
пирожные... Вы не возражаете?
   - С радостью! А где же Наташенька?
   - Поехала за город. У них там туристический слет... Ну, а  я  никогда
туристом не был...
   - Понятно, понятно...
   Стол накрыли в комнате Елизаветы Карловны. Гора румяного хвороста  на
блюде, бутылка "Напареули", пирожные, конфеты... Елизавета Карловна дос-
тала из старинного серванта чайные  чашечки,  расписанные  золотом,  уже
поблекшим от времени, серебряные щипцы для пирожных,  ножички...  Вообще
все здесь было старое или же старинное: мебель, книги, фотографии.
   Книги, как разглядел Демилле, были почти сплошь на французском языке:
Дидро, Вольтер, Стендаль, Мопассан. С фотографий смотрели явно довоенные
лица. Может быть, и дореволюционные. Прошедшие лет  тридцать  совсем  не
коснулись комнаты - ни телевизора, ни радиоприемника, ни  проигрывателя.
Раскрытый сундучок, окованный медными  полосами,  был  доверху  заполнен
мотками шерсти самых разнообразных расцветок и размеров. Тут же лежали и
спицы - деревянные и стальные, и крючки, и какое-то начатое вязанье.
   Евгений рассматривал комнату, Елизавета Карловна не  мешала.  Достала
варенье, принесла чай...
   Евгений Викторович утонул в мягком кожаном кресле за низким столиком,
потекла неторопливая тихая беседа. Она была именно тихой, негромкой, ибо
старушка говорила ровным голосом, не повышая его и не  понижая,  тем  не
менее Евгений все хорошо слышал, а потому и сам говорил негромко и нето-
ропливо.
   Он разлил вино в бокалы. Елизавета Карловна пригубила, похвалила  ви-
но, бесшумно разлила чай. Тишина и спокойствие в  комнате  были  такими,
что хруст разламываемого хвороста казался непростительно грубым; Евгений
Викторович отложил в сторонку взятый было с блюда, причудливо перевитый,
тончайший лепесток, чтобы не нарушать покоя. Он чувствовал, что  умирот-
ворение, исходящее от Елизаветы Карловны и ее жилища, где время  как  бы
остановилось, - это то, что требуется ему в настоящий момент.
   Он подумал, что на протяжении нескольких последних лет не  чувствовал
себя человеком. Но тогда кем же? Сухим оторванным листком - хуже! -  об-
рывком газеты на непонятном языке, гонимым по площади.
   - Вы у нас долго не появлялись, Евгений Викторович, -сказала Елизаве-
та Карловна. - Что, поссорились с Наташенькой?
   - Дело не в том. Другие причины... - раздумывая, отвечал Демилле.  Он
не знал, стоит ли говорить старухе о потерянном доме, об Ирине и Егорке,
- потом решил, что можно. И рассказал.
   Елизавета Карловна взяла на колени вязанье, замелькали в руках спицы.
Она, не отрываясь, смотрела на Демилле, иногда  кивала,  а  спицы  плели
сложный и тонкий рисунок, будто изображая рассказ Евгения Викторовича.
   - Какое несчастье! - сказала она, а потом добавила: - Я вас  понимаю.
Я потеряла всех близких в войну. Муж погиб на фронте, сын умер в блокаду
двенадцати лет...
   - И вы жили в одиночестве?
   - Да. С тех пор живу одна. Ни одного родственника у  меня  нет  -  ни
здесь, ни в других местах.
   Демилле растерялся. Перед ним  сидела  женщина,  прожившая  последние
тридцать восемь лет в полном одиночестве. "Ей было сорок лет, когда  она
потеряла близких. Как мне, - подумал он. - Чем же она жила? Зачем же она
жила?"
   Елизавета Карловна, будто догадавшись о мыслях Евгения, а может быть,
и вправду, прочитав их на его  лице,  задумчиво  проговорила  с  извини-
тельной интонацией:
   - Знаете, Женя... Можно я вас так  буду  называть?..  Я  видела,  что
всегда рядом со мною был кто-то, кому тяжелее. Я потеряла сына и мужа, а
дети теряли родителей... Представляете, в три-четыре года,  в  войну,  в
голод, стать сиротами... Калеки с войны возвращались, физические  и  ду-
ховные, семьи рушились...
   - Да как же вы измеряли: кому-то хуже, чем вам? Ведь своя боль ближе,
даже маленькая.
   - Считать свою боль самой большой -  несправедливо.  Это  эгоистично,
если хотите. И потом интеллигентные люди не должны показывать.  Это  не-
воспитанно. Так меня учил отец.
   Она покачала головой. Полный запрет. В первый раз в облике  Елизаветы
Карловны мелькнуло что-то немецкое - пуританская твердость моральных ус-
тоев. Удивительно, что она ни словом, ни взглядом не осудила его  и  На-
тальины отношения. Даже теперь, узнавши достоверно, что у него есть  же-
на, сын...
   - Чем же вы занимались после войны?
   - Я преподавала. Французский, немецкий... Теперь  вяжу,  читаю.  Пишу
письма своим ученикам, изредка получаю от них...
   - Но не казалось ли вам, что этого мало для жизни? Что для  этого  не
стоит жить? - допытывался Демилле.
   - Это очень много, Женя. Это есть жизнь.
   - Но вы могли после войны выйти замуж...
   Спицы на секунду замерли в старухиных руках, она точно окаменела.
   - Фамилия моего мужа и сына была - Денисовы, - сказала она.
   - Простите, Елизавета Карловна, - сказал Демилле.
   Он поспешил перевести разговор на другую тему. Она тут же и нашлась в
виде ленинградской культуры. Как понял Демилле, последняя была пунктиком
Елизаветы Карловны, именно по ленинградской культуре, во многом утрачен-
ной за последние десятилетия, болела ее душа - короче говоря,  это  была
та самая общественная идея, которую каждый человек в себе носит. И  если
Евгений Викторович по большей части неосознанно исповедовал идею всемир-
ного братства, то Елизавета Карловна - и вполне сознательно - печалилась
по воспитанности и интеллигентности.
   - Вы, конечно, не помните, Женя... не можете  этого  помнить.  Но  до
войны слова "ленинградец", "ленинградка" имели совершенно особый  смысл.
Это прежде всего означало не то, где человек живет, а то -чем он  живет,
как он воспитан... Но нас слишком мало осталось еще до войны, а в блока-
ду почти все вымерли... Я до войны часто гостила во  Пскове.  Ничего  не
хочу сказать худого. Но теперь мне часто кажется, что я живу во  Пскове,
а не в Ленинграде. Атмосфера была другой. Хамство задыхалось в атмосфере
тактичности. Хам натыкался на стену ледяной вежливости -по  отношению  к
нему, разумеется...
   - Слишком велик приток со стороны, - сказал Демилле.
   - В Ленинград всегда приезжали. Немцы, шведы,  чухонцы...  Да  те  же
скобари из Пскова. Но  тут  они  переставали  быть  скобарями.  Нет-нет,
что-то другое случилось... Мы перестали уважать свое прошлое. Хамство не
имеет роду и племени.
   Демилле задумался, медленно помешивая чай серебряной ложечкой. Стару-
ха, увидев, что ее слова вызвали погруженность гостя  в  себя,  тактично
замолчала - лишь мелькали тонкими лучиками спицы.
   Евгений Викторович чувствовал, что есть между  его  идеей  и  словами
Елизаветы Карловны какое-то глубинное родство. То ли истинного  братства
не получается из-за хамства, то ли братства, наоборот, слишком много, да
такого качества, что без хамства просто уже не обойтись...
   И стало вдруг зябко от сознания, что ни он, ни та же  Елизавета  Кар-
ловна, никто другой ничего не могут поделать со  всеми  своими  интелли-
гентскими печалями, а жизнь катится валом, куда хочет, по  неподвластным
законам, вызывая беспокойство и страх.
   Он подумал, что пора откланиваться. Уже в дверях  Елизавета  Карловна
чуть задержала его и сказала тихо:
   - Не знаю, имею ли я право, Женя... Но если бы у меня  была  малейшая
надежда, что мой муж или сын живы, я отправилась бы искать  их  хоть  на
край света. К несчастью, я своими руками похоронила Ваню на Пискаревке.
   У Демилле внезапно кровь бросилась к лицу. Он смешался, наклонился  к
старухиной руке и поцеловал ее. Потом поспешно вышел в коридор.
   Последующие два дня до приезда Натальи он провел тихо, почти не выхо-
дя из комнаты, листая книги по архитектуре и фотографические альбомы Ве-
неции, Рима, Праги... дышал полузабытым воздухом классики, и снова  зах-
ватывало дух от готических шпилей и узких стрельчатых окон. Обнаружив  у
Натальи нетронутую коробку "Кохинора", тщательно очинил  все  карандаши,
добиваясь идеальной остроты и симметрии - потратил час, - после чего на-
чал срисовывать фасады. Увлекся,  принялся  фантазировать  в  готическом
стиле, извел пачку бумаги.
   За этим занятием и застала его Наталья, вернувшаяся бодрой,  но  нес-
колько рассеянной. Увидела эскизы, похвалила с преувеличенным  одушевле-
нием, так что Демилле заподозрил воспитательную цель; впрочем, было при-
ятно.
   На ночь Наталья неожиданно постелила ему отдельно, на диване. Демилле
не возражал; после разговора с Елизаветой Карловной, устыдясь  собствен-
ного легкомыслия и распущенности, вдруг решил сохранять верность  Ирине,
пока не найдет ее и не решит  окончательно  насчет  дальнейшего.  Однако
молчаливый Натальин демарш породил непонятную ревность и обиду. Поэтому,
когда улеглись порознь и потушили свет, Демилле шмыгнул к  Наталье.  Она
подвинулась, да и только. Ласки пресекла сразу,  мягко,  но  решительно.
Демилле обиделся еще больше. "А что, собственно, случилось?" - прошептал
он, делая попытку поцеловать ее. "Случилось,  Женя",  -  вздохнула  она,
отстраняясь. "Переспала, что ли, там с кем-нибудь?" - нарочито грубо, но
не без внутреннего волнения спросил он. "Да, Женечка,  переспала,  отда-
лась по любви, с тобой больше не буду", - сказала она насмешливо, и  Ев-
гений Викторович почувствовал вдруг сильную горечь. Заставил себя не по-
казывать обиды, наоборот: "Вот и хорошо! Замуж выйдешь...". Она покачала
головой, внезапно обняла его, прижалась, поцеловала - он чувствовал, что
она дрожит. "Ты хороший, Женя, иди, иди... Я очень хочу  сейчас,  но  не
тебя, иди..." И подталкивала его, обнимая и бормоча. У Демилле ком встал
в горле, он пересилил себя, выпрыгнул из постели, рывком натянул брюки и
сбежал в кухню курить. Успокаивался долго, думал о любви: что она такое?
Никогда не мог решить для себя этого вопроса.
   Больше к этому разговору не возвращались, но жить стало трудно. Ложи-
лись спать в разное время:  то  Наталья  задержится  на  кухне,  стряпая
что-нибудь с повышенным тщанием, в то время как Евгений старался побыст-
рее заснуть, то он придет попозже и  застанет  ее  уже  спящей.  Наталья
предприняла энергичные попытки поисков исчезнувшего дома через АПУ,  до-
копалась до проектных чертежей, которые ей выдали не без помех; она  по-
няла, что интерес к потерянному дому нежелателен.  Ничего  определенного
Наталье узнать не удалось, однако, роясь в рабочих чертежах, она наткну-
лась на примечательный и даже настораживающий  факт:  привязку  типового
проекта осуществляла мастерская проектного института, где  трудился  Де-
милле. Более того, на рабочих чертежах Наталья обнаружила подпись  Евге-
ния Викторовича!
   Когда она сообщила ему об этом, Демилле пришел в сильнейшее волнение.
Нелепая мысль ударила в голову: плохо привязал, вот он и улетел! Как  он
мог забыть о своем участии в привязке типового проекта! Объяснение  было
простым: когда привязывали, улица называлась Илларионовской, а через па-
ру лет Демилле въехал с Ириной в новый дом по улице Кооперации,  да  так
ни разу и не поинтересовался, как она называлась раньше.
   С трудом припомнил он ту работу - сколько их было, привязок! -  и  не
нашел в ней ничего необычного, но факт оставался фактом:  привязку  осу-
ществлял он, он же и потерпел крушение через много лет. Будто своими ру-
ками заложил мину замедленного действия, да и забыл о  ней.  И  вот  она
сработала! Запоздало коря себя, он валил в кучу все свои  грехи,  прежде
всего профессиональные, и, как бы желая выправиться, попросил у  Натальи
снять копию плана с того типового проекта. Наталья  принесла  кальку,  и
Евгений Викторович увидел на ней схематическое изображение той  страшной
картины, которая открылась  ему  памятной  апрельской  ночью.  Фундамент
собственного дома... Он горячо взялся за работу (тут уж горячо было поч-
ти буквально, точно в горячке - не соображая, зачем) и  в  течение  нес-
кольких дней, почти не выходя из дому, выполнил эскизный  проект  Дворца
пионеров, используя сохранившийся фундамент улетевшего дома. Он рассудил
так: не пропадать же добру, все равно рано  или  поздно  на  этом  месте
что-нибудь построят. Словно вину искупал... Не знал только, куда идти  с
проектом. Да и вряд ли на пустующем месте построят именно Дворец  пионе-
ров, это уж как горисполком решит. Но для себя дыру  вроде  бы  залатал,
точно пломбу на больной зуб поставил. Так  ему  теперь  и  представлялся
Дворец пионеров на улице Кооперации, построенный по его проекту.
   Однако все это не приблизило встречу с исчезнувшим домом. Наталья все
более нервничала, пока он трудился, стараясь не показывать вида, но  все
же не выдержала и однажды попросила его прийти домой не ранее  полуночи.
"Сходи в театр, Женя, я билет взяла". Демилле все  понял,  усмехнулся  в
душе - смех и грех! - он почувствовал себя школьником, которого выпрова-
живает мать-одиночка на то время, когда к ней придет  любовник.  Тем  не
менее, разыскав в душе последние капли юмора, договорился с Натальей  об
условном знаке: если занавеска на окне будет задернута, когда он придет,
- значит, еще нельзя. С этим и пошел в театр.
   Там он испытал приблизительно то же  чувство,  что  на  демонстрации.
Странно, когда оставался один, не чувствовал себя таким потерянным и ни-
кому не нужным, как в толпе, среди людей. С  трудом,  почти  не  вникая,
посмотрел комедию Пиранделло со странным названием "Человек, животное  и
добродетель" - название заинтересовало его больше, чем комедия, и заста-
вило поразмыслить над всеми упомянутыми категориями; соседствовали с ним
какие-то курсанты, которые смеялись и неистово хлопали, чем привели  Де-
милле в подавленное состояние. Не до театра было ему сейчас.
   Он пошел домой пешком, не спеша, и все равно пришел  рано.  Занавеска
была задернута. "Тоже мне, конспиратор!" - подумал он, закуривая во дво-
ре и не зная, куда бы податься. В это время хлопнула дверь подъезда, где
жила Наталья, и оттуда вышел небольшого роста человек, по виду  пожилой.
Тут же занавеска на окне отодвинулась. Демилле с интересом  взглянул  на
своего преемника. Это действительно был мужчина лет шестидесяти, если не
больше, морщинистый и печальный. Он выглядел  задумчивым,  будто  что-то
нес в себе, боясь расплескать. Он мельком  взглянул  на  Демилле,  вдруг
приостановился, похлопал себя по карману плаща и  вытащил  сигареты.  Ни
слова не говоря, он потянулся к Демилле за  огоньком,  улыбкой  испросив
разрешение. Демилле зажег спичку. Мужчина затянулся, вежливо проговорил:
"Извините за беспокойство", - и скрылся в темной подворотне.
   Демилле так и не понял - знал или не знал он о нем? догадался ли?  за
какое беспокойство просил прощения? Он вошел в подъезд, отпер дверь сво-
им ключом. Настроение было - сквернее не придумаешь. Наталья  плескалась
в ванной, что-то тихонько напевая. Он вдруг позавидовал ей и  тому  ста-
ричку, остро так позавидовал - любовник... А он в телеге пятое колесо.
   Не раздеваясь, принялся собирать чемодан, довольно небрежно,  уклады-
вая самое необходимое. Сумку оставил - не выходить же ночью с двумя наг-
руженными руками, за вора могут принять! В состоянии все той  же  апатии
написал Наталье записку: "Спасибо за все. Позвоню.  Не  волнуйся.  Всего
хорошего!" - придавил записку ключом и вышел из  квартиры  с  чемоданом,
щелкнув замком.
   Глава 22
   ПРАЗДНИК
   Впервые в истории кооператива (и не только нашего, а  и  кооперативов
вообще) в первомайской демонстрации участвовала колонна жильцов дома - и
многие воздухоплаватели предпочли шагать в ней, игнорировав колонны сво-
их предприятий. Лишь кооператоры, облеченные служебной властью (завотде-
лом Вероятнов, начальник цеха Карапетян и еще несколько), были вынуждены
шествовать со своими организациями,  прочие  же,  возглавляемые  майором
Рыскалем и членами Правления, шли в  небольшой,  но  сплоченной  колонне
улетевшего дома.
   Дворники Храбров и Соболевский  несли  транспарант  с  надписью:  "Да
здравствует воздушный флот!" - вполне безобидно, но с  подтекстом  (Рыс-
каль возражал, но молодежь его уговорила), шли рука об руку Ментихины  и
Вера Малинина, Клара Семеновна  и  Файнштейн,  и  кавторанг  в  отставке
Сутьин, и даже Серенков пожаловал, как всегда хмурый и неизвестно почему
кривящий рот. Шли и Ирина Михайловна с Егоркой и генералом  Николаи.  На
них бросали осторожные любопытствующие взгляды.
   Шагали, пели, кричали "ура!"; на Марсовом поле, объединившись,  подк-
репились бутербродами и лимонадом (кое-кто и вином, припрятанным за  па-
зухою) и с песнями пошли через Кировский мост домой.
   И уже праздничным вечером висел на стене  штаба  "Воздухоплаватель  1
2", в котором центральное место занимал рисунок первомайской  демонстра-
ции в том же шаржированном духе.
   Рыскаль посмотрел, улыбнулся, сдержанно похвалил... в душу прокралось
сомнение: что это они веселятся? все же  демонстрация,  дело  серьезное!
Посоветовал шире привлекать актив дома к выпуску  стенгазеты  и  наметил
ряд тем, требующих отражения: дежурства в подъездах, лифтовое хозяйство,
неразглашение. Дворники послушно кивали.
   Окружавшие центральный рисунок печатные тексты, исполненные на разби-
той машинке "Москва",  принадлежавшей  Храброву,  являли  собою  образцы
творчества обоих дворников. Рыскаль прочитал внимательно, но  ничего  не
понял. В просторном рассказе, называвшемся "Синдром  черепахи",  говори-
лось о каком-то человеке по фамилии Елбимов  (фамилия  майору  резко  не
понравилась), который потихоньку затягивался  роговым  веществом  снизу,
как ноготь, пока не превращался в твердокожее существо в прозрачном пан-
цире, малоподвижное, с остекленевшим взглядом. Под  конец  рассказа  его
неосторожно протыкали вилкой, и он вытекал из панциря, как студень, лишь
твердые стеклянные глаза остались в оболочке,  закатившись  почему-то  в
пятку левой ноги. Игорь Сергеевич брезгливо поморщился, представив  себе
эту картину, и перешел к стихам. Стихи  были  еще  более  непонятны,  но
раздражения не вызывали. Что-то, как можно было догадаться, о любви,  но
уж больно заумно.
   - О жизни надо писать, ребята, - сказал Рыскаль.
   Дворники понимающе переглянулись, однако снова кивнули. "Дураком счи-
тают", - горько подумалось Игорю Сергеевичу, но он удержался от дальней-
ших советов, решив поглядеть, как будут разворачиваться события дальше.
   А на следующий день празднично одетые кооператоры снова потянулись  в
школу - концерт был назначен на четыре часа.
   Ирина Михайловна и на сей раз шла с генералом. Перед этим к ней забе-
жала Завадовская и вернула деньги на банкет, загодя уплаченные Григорием
Степановичем. Завадовская без обиняков объяснила Ирине, как  велел  Рыс-
каль: вам же лучше хотим, во избежание... и т. п. Ирина Михайловна почти
обрадовалась тому, что отказ исходит не от  нее,  а  от  начальства.  По
правде сказать, она сама чувствовала себя неловко. Вроде бы наплевать на
чужие мнения, а вот ведь не наплевать! Что-то мешает. Но на концерт  все
же взяла.
   С одной стороны, Николаи ей уже чуть-чуть поднадоел своею  учтивостью
и предупредительностью, а главное - постоянным оптимизмом. И это несмот-
ря на то, что Григорий Степанович уже давно висел на волоске; он пережил
два инфаркта, и в любую минуту мог наступить третий.
   Ирина недоумевала: чего старик бодрится?  хорошего  в  жизни  гораздо
меньше в сравнении с плохим! Куда ни глянь - беды и горести, и  беспрос-
ветный мрак впереди. А улыбка генерала, его звонкий, уверенный голос от-
вечали ей: это не совсем так,  уважаемая  Ирина  Михайловна!  посмотрите
вокруг внимательнее! ваши беды не стоят выеденного яйца! вы живы и, сла-
ва Богу, здоровы, чего же вам еще надо?
   С другой стороны, Ирина уже привыкла к генералу. При ее-то  консерва-
тивности! нелюдимости! Однако Николаи уже вписался в  быт,  стал  не  то
чтобы членом семьи, а вроде доброго домового. Как бы и нет его, а все же
есть. А может, не домовой, а Карлсон, который живет  на  крыше,  правда,
без моторчика за спиной и кнопки на животе. Стоило Егорке распахнуть ок-
но, как генерал тут как тут! И рассказы, и стрельбы, и бумажные голубки,
и мыльные пузыри...
   Теперь, торопясь на концерт с Егоркой и  генералом,  Ирина  опасалась
лишь одного: как бы генерал не вышел на сцену с каким-нибудь номером ху-
дожественной самодеятельности. Мысль эта, сначала показавшаяся  ей  фан-
тастической, по мере приближения к школе становилась все более правдопо-
добной. Ирина не выдержала и спросила вроде бы в шутку:
   - А сегодня вы не собираетесь выступать, Григорий Степанович?
   - Ах, черт! - воскликнул Николаи. - Как же я не подумал!  Можно  было
фокусы показать. Знаете, Ирина Михайловна, я недурно показываю карточные
фокусы. Но колоду не захватил. Жаль!
   Он вдруг рассмеялся и заглянул ей в глаза - поверила или  нет?  Ирина
смутилась.
   Актовый зал встретил их возбужденной предпраздничной суетой -  расса-
живались по рядам, занимали места соседям, переговаривались... По прохо-
ду промчалась Клара Семеновна с пышной прической, в  драгоценностях,  на
высоких каблуках... кто-то в углу настраивал гитару; провели,  придержи-
вая за худенькие плечи, двух детей в молдавских национальных костюмах...
На сцене взъерошенный молодой человек пробовал микрофон, время от време-
ни над рядами разносился его хриплый,  с  потрескиваниями  голос:  "Раз,
два, три, проба, проба, проба..."
   Вся обстановка и тревожное томительное ожидание напомнили  Ирине  Ми-
хайловне что-то давнее, из детства... вдруг  она  вспомнила:  пионерский
сбор! Это ощущение родилось не у нее одной,  многие  истосковавшиеся  по
коллективизму кооператоры с наслаждением обнаруживали в себе прочно  за-
бытые, казалось, желания. Хотелось скандировать и рапортовать.
   Потому, когда на сцене появилась Светозара Петровна с красным  бантом
на лацкане костюма и подняла руку, обратив ее раскрытой ладонью к  залу,
кооператоры разом смолкли.
   - Внимание, товарищи!  Торжественное  собрание  кооператива  объявляю
открытым! - звонким приподнятым голосом возвестила Ментихина, и  тут  же
за сценой ударили в барабан и заиграли марш на баяне.
   Открылась противоположная сцене дверь, и по проходу  через  весь  зал
под звуки марша быстро и четко прошел майор Рыскаль  в  парадной  форме.
Его сопровождали Светозар Петрович и Вера Малинина. В  руках  у  Рыскаля
была тоненькая стопка почетных грамот.
   Это напоминало вынос пионерского знамени дружины.
   Кооператоры встали со своих мест и овацией в такт  маршу  сопроводили
майора к сцене.
   В этот миг на сцене появился знакомый  уже  кооператорам  транспарант
"Да здравствует воздушный флот!", который вынесли из-за кулис  дворники.
Овация перешла в беспорядочные рукоплескания.
   Рыскаль не без молодцеватости взбежал по ступенькам на сцену и  занял
место рядом с Ментихиной. Старушка не могла  скрыть  счастливой  улыбки.
Дожила-таки до торжества тех, правильных, идей! Рыскаль  зачем-то  пожал
ей руку, что не предусматривалось сценарием, и жестом усадил  кооперато-
ров.
   Речи, а тем более доклада, не планировалось. Тем не менее, оказавшись
лицом к лицу со внимающим залом, майор  почувствовал  ее  необходимость.
Слова нашлись легко - и не казенные, а свои, от сердца,  давно  забытые,
оставшиеся там, в туманной дали пятидесятых.
   И те из кооператоров, кто помнил иные, еще более туманные времена,  и
сорокалетние, и молодежь, родившаяся после войны, сидя в этом обыкновен-
ном  зале  обыкновенной  школы,  украшенном   обыкновенными   плакатами,
чувствовали, что происходит нечто такое, чего уже давно ждали, о чем не-
осознанно грезили, страдая от разъедающих общество язв, когда на  словах
человек человеку был "друг, товарищ и брат", а на деле оборачивался вол-
ком, когда... но что об этом говорить!
   У тех, кто постарше, это смутно с чем-то ассоциировалось; молодые  же
внимали с чувством, поскольку дух коллективизма, вспыхнувший в  коопера-
тиве, благодаря беде и общей борьбе, был, что ни говори, весьма притяга-
телен.
   И вот что удивительно - формы единения были те же,  казенные:  собра-
ние, субботник, демонстрация, художественная самодеятельность, а чувства
рождали истинные. Должно быть, потому происходило так, что  беда  косну-
лась самого сокровенного - собственного дома - и  стало  вдруг  понятно,
что справиться с нею можно только самим.
   Со сцены уже лились взвизгивающие звуки молдаванески, а те самые дети
в костюмчиках потешно и не в такт топтались на месте, взявшись за руки и
высоко вскидывая голые коленки. Аккомпанировал на  баяне  Серенков,  его
застывшее лицо ничего не выражало, в то время как пальцы с  удивительным
проворством бегали по клавиатуре.
   Детям щедро похлопали, и Светозара Петровна объявила следующий номер:
художественное чтение. На сцену вышла Вера Малинина - она сильно измени-
лась в последнее время, стала увереннее, помолодела и похорошела.  "Лер-
монтов. Мцыри", - сказала она и принялась читать хрестоматийный  отрывок
из поэмы - поединок с барсом... "Но в горло он успел воткнуть и там  два
раза повернуть свое оружье. Зверь завыл..." - читала уверенно и с  выра-
жением.
   Затем Армен Карапетян без сопровождения спел армянскую народную  пес-
ню, а Файнштейн прочитал свою юмореску о сантехниках.
   На сцену вышел квартет Рыскалей - майор при параде, Клава и Марина  с
Наташей, вполне оформившиеся уже девицы, очень похожие на мать. Серенков
склонил голову, прикрыл глаза и заиграл "Ромашки спрятались, поникли лю-
тики...". Клава повела чисто, дочки подхватили: "Зачем вы, девочки, кра-
сивых любите...", Рыскаль тихо и печально вторил.
   Женщины в зале прослезились, а мужчины сурово нахмурили брови,  кроме
генерала Николаи, который, наоборот, распахнул глаза и с удивлением взи-
рал на сцену.
   - Надо же, какие молодцы! - шепнул он Ирине, тоже против воли растро-
ганной.
   Рукоплескали Рыскалям еще добротнее, а  они,  смущенно  покланявшись,
затянули есенинское "Не жалею, не зову, не  плачу..."  -  да  еще  лучше
прежнего! Девочки порозовели, голос Клавы дрожал от  волнения,  а  майор
усердно помогал себе бровями, оставаясь в целом вполне статуарным.
   На "бис" исполнили "Вечерний звон" - коронный номер. Рыскаль  глубоко
и неторопливо подавал свои "бом-бом", пока жена и дочки, точно ангелы на
небесах, выводили мелодию. Зал рыдал в буквальном смысле слова.
   Кроме удовольствия, доставляемого пением, еще одна причина заставляла
кооператоров радоваться, возможно, и неосознанно, а именно - простота  и
душевность  руководителя,  которые  демонстрировались  с  полной  убеди-
тельностью.
   Выступавший после Рыскалей вокальный дуэт с  самодеятельной  песенкой
на тему летающих домов не имел и половины того успеха. И тут  нравствен-
ное чутье не подвело кооператоров. Может быть, это и  грубое  сравнение,
но... "в доме повешенного не говорят о веревке".
   Молодожены-студенты, занимающиеся в кружке бального  танца,  показали
бразильскую самбу - он в черном смокинге, она в пышной  кружевной  юбочк
е... Серенков аккомпанировал всем весьма квалифицированно, а  затем  ис-
полнил свою "коронку" - "Полет  шмеля"  композитора  Римского-Корсакова,
блеснув виртуозной техникой. Старики Ментихины порадовали юмористической
миниатюрой, ими же и сочиненной, - Светозара Петровна изображала кассир-
шу "Универсама", а Светозар Петрович  воришку-покупателя,  припрятавшего
под полою банку сардин. При этом брат и сестра обнаружили бездну юмора и
артистического дара - кооператоры  покатывались,  глядя,  как  Светозара
Петровна, оставив кассовый аппарат, производит детальный обыск покупате-
ля и извлекает на свет божий содержимое карманов...
   Вообще раскованность на сцене и в зале была полнейшая. Будто  рухнули
разделявшие кооператоров перегородки - никто не боялся показаться таким,
как есть, и принимал другого со всеми его достоинствами и слабостями.
   Ирина заметила, что генерал достал из кармана носовой платок и как-то
странно комкает его в руках, теребит, прячет в кулаке...  Он  бросил  на
нее взгляд и смутился.
   - Не могу вспомнить один фокус... Очень забавный фокус.  Исчезновение
носового платка. Хотелось бы показать...
   Не успела Ирина придумать какое-нибудь возражение, как Светозара Пет-
ровна, вновь появившаяся на сцене в качестве ведущей, объявила:
   - А сейчас, товарищи, гвоздь нашего вечера! Валентин Борисович  Зава-
довский! Опыты с телекинезом!
   Зал загудел. Несколько мужчин, не проживающих в нашем доме и сидевших
в первом ряду, подобрались и вскинули головы, уставившись на сцену с по-
вышенным вниманием.
   Из-за кулис вышел Валентин Борисович, сопровождаемый Кларой. Она  ос-
талась стоять у задника, не спуская глаз с мужа, а Завадовский вышел  на
авансцену и едва заметно поклонился. Публика по  инерции  приветствовала
его аплодисментами.
   - Это тот, который дом угнал! - возбужденно проговорил кто-то, объяс-
няя соседу.
   С Валентином Борисовичем  произошли  изменения.  Он  прибавил  досто-
инства, почувствовал себе цену. Куда девался робкий кооператор, которого
привыкли видеть с собачкой на спортивной площадке, куда девалась его за-
искивающая улыбка! Перед зрителями предстал маленький,  изящный,  хорошо
одетый мужчина аристократического вида, с несколько усталым и  надменным
лицом. Он подчеркнуто медленно потер одна о  другую  руки  и  проговорил
чуть слышно:
   - Ну что ж... Начнем.
   По сигналу Клары дворники вынесли на сцену стол, а Светозара Петровна
- графин с водой и пустой стакан. Все это поставили перед Завадовским на
самом краю сцены. Валентин Борисович отступил на  шаг,  прикрыл  ладонью
лицо и несколько мгновений сосредоточивался. В зале  наступила  гробовая
тишина. Завадовский жестом, исполненным  артистизма,  приподнял  руку  и
плавно взмахнул ею снизу вверх.
   И тут кооператоры увидели, как графин, дотоле мирно  занимавший  свое
место на столе, медленно взлетел в воздух и,  повинуясь  движениям  руки
Завадовского, сделал небольшой круг над стаканом. Затем графин наклонил-
ся, и из него в стакан полилась вода. Бульканье воды с ужасающей  отчет-
ливостью слышалось в помертвевшем зале.
   - Да, здесь мне делать нечего... - восторженно выдохнул генерал.
   Завадовский опустил руку, и графин занял свое место  на  столе.  Зал,
пришедший в себя от  шока,  взорвался  аплодисментами.  Не  аплодировала
только Клара, впервые лицезревшая новый талант мужа. Она застыла на фоне
разрисованного под пионерский лагерь с  горнами  и  барабанами  задника,
сцепила на груди пальцы и вглядывалась в затылок Валентина Борисовича  с
болью и нежностью.
   А муж, дождавшись, когда стихнут рукоплескания, поднял обе руки перед
собой и обратил их ладонями к Кларе. Затем  он  закрыл  глаза  и  согнул
сомкнутые на обеих руках пальцы. Лицо его исказилось нечеловеческой  му-
кой, в то время как пальцы стали медленно  возвращаться  в  вертикальное
положение. И тогда Клара, точно привязанная к кончикам этих пальцев  не-
видимой ниточкой, поползла вверх, как пионерский флаг  на  веревке,  что
был изображен на заднике. Несколько мгновений она не соображала,  что  с
нею происходит, но потом вдруг с ужасом заболтала ногами в воздухе и за-
визжала на весь зал:
   - Валентин, опомнись!
   Валентин Борисович, не открывая глаз, улыбнулся самодовольной улыбкой
и переломился в поклоне, бросив обе руки  книзу.  Клара  за  его  спиной
опустилась на пол с завидной быстротою, то есть почти упала  с  метровой
высоты, встряхнулась всем телом, точно собака после купания,  и  убежала
за кулисы, не посмев даже подойти к дерзкому мужу.
   Случись такое пару месяцев назад, от Валентина Борисовича остались бы
лишь рожки да ножки!
   Нечего и говорить, что зал неистовствовал:  хохотал,  рыдал,  топотал
ногами.
   - Еще! Еще! - скандировали кооператоры, словно не догадываясь, что  в
любую минуту каждый из них может повторить трюк Клары Семеновны.
   И Завадовский дал понять свою власть над зрительным залом. Бывший за-
битый циркач, угождавший публике, наслаждался  сейчас  своей  силой.  Он
выпрямился и, придав взгляду гипнотизм, принялся шарить по рядам  глаза-
ми, словно выискивая очередную жертву. Кооператоры притихли и  вдавились
в стулья. Завадовский будто кружил над  залом  -  горный  орел,  кондор,
стервятник, - сейчас он отплатит им за годы унижения, сейчас он взметнет
эти ряды, закрутит их в спираль и вышвырнет в чистое майское небо, кото-
рое пока еще ничего не подозревало, раскинувшись за широкими окнами  ак-
тового зала во всей своей голубизне.
   Валентин Борисович сверкал очами, пальцы его хищно шевелились. Похоже
было, что он слегка помрачился рассудком. Но минута триумфа и помрачения
длилась недолго. В переднем ряду встал мужчина в  штатском  и  тихо,  но
внятно произнес:
   - Прекратите, Завадовский!
   И Валентин Борисович мгновенно сник, осунулся, помельчал...
   - Простите, Роберт Павлович... - прошептал он, поклонился и  быстрыми
шагами ушел со сцены за кулисы.
   Зрители, облегченно вздохнув, проводили его хлопками.
   На сцену выпорхнула Светозара Петровна с лицом чуть бледнее  обычного
и крикнула в зал:
   - Концерт окончен!
   Последний номер, несмотря на  его  безусловную  сенсационность,  нес-
колько испортил праздничное настроение кооператоров. Опять повеяло стра-
хами и загадками памятной ночи, о которых хотелось бы  забыть  навсегда.
Кооператоры расходились встревоженные, потому как нельзя  кстати  маячил
впереди банкет, где можно будет забыться и залить тревоги вином.
   Генерал проводил Ирину до щели и, уже прощаясь, вдруг сказал:
   - Ирина Михайловна, я давно хотел спросить: какие у вас планы на  ле-
то?
   Ирина замялась. Планов никаких у нее еще не было. По правде  сказать,
все эти дни на новом месте проскочили  впопыхах;  ее  не  покидало  вок-
зальное ощущение временности, а  потому  строить  какие-либо  планы  она
просто боялась.
   Генерал, не дождавшись определенного ответа, продолжал:
   - Я хочу предложить вам с Егором провести лето у меня на даче. Это  в
семидесяти километрах от города в сторону Приозерска. Там немного  запу-
щено после смерти моей супруги, но вполне сносно...
   - Спасибо, Григорий Степанович, я как-то не знаю...
   - После будете "спасибо" говорить. Когда у вас отпуск?
   - В июле. Впрочем, я не знаю - отпустят ли. Я всего третий  месяц  на
этом месте. Отпуск мне еще не положен.
   - Это в училище-то? Отпустят! - сказал генерал. -  Начальник  училища
-бывший мой подчиненный.
   Ирина не знала - благодарить генерала или нет. Настолько  неожиданным
было его предложение, что она не успела взвесить, удобно ли, что  скажут
посторонние... впрочем, что за ерунда! Какие посторонние?
   - Ну, вы подумайте, потом скажете. Я настоятельно советую  и  пригла-
шаю. Мальчику будет хорошо, - сказал Григорий Степанович, обратив взгляд
на Егорку и потрепав того по плечу. - И вам, надеюсь, тоже... И мне... -
добавил он после паузы неожиданно дрогнувшим голосом. -  Всего  доброго!
Желаю весело провести вечер! - закончил он бодрым опять голосом,  повер-
нулся и пошел к своему дому.
   - Ну что, Егор? Поедем к Григорию Степановичу? - растерянно  спросила
Ирина.
   - Поедем! - обрадовался Егорка, но тут же вспомнил: - А папа?
   - Папа... - упавшим голосом повторила Ирина. - В общем,  это  еще  не
скоро, посмотрим...
   На банкет к семи часам вечера она пошла с неохотой,  чуть  ли  не  по
обязанности: не любила выделяться. В  ресторане  ей  указали,  куда  са-
диться; столики компоновались по лестничным клеткам, и Ирина  обнаружила
за своим Ментихиных и чету Вероятновых, остальные соседи  по  этажу  от-
сутствовали: Сарра Моисеевна по возрасту, я - по занятости совсем други-
ми делами, прочие - по неизвестным причинам.
   Здесь уже торжественная часть прошла мигом  в  виде  тоста  Светозара
Петровича "за дружбу и взаимопонимание", после чего  торжество  рассыпа-
лось на отдельные застолья - где скучнее, где веселее, официанты работа-
ли спустя рукава, посетитель был больно уж беден - восемь  пятьдесят  на
человека! - они почти не скрывали презрения... а когда  по  рукам  пошли
бутылки водки, принесенной "с собой" в двух сумках Клары  Семеновны,  то
все стало знакомо и неинтересно...
   Разговор за столиком Ирины не вязался.  Вероятнов  отмалчивался;  все
еще таил обиду на кооператоров, сместивших его с  поста,  хотя  -  видит
Бог! - нужен он ему был как собаке пятая нога, да и  новый  председатель
чувствовал себя в соседстве с предшественником неуютно. Ментихина  прид-
винулась к Ирине и слово за слово  начала  целенаправленный  разговор  о
жизни: хватает ли денег? скоро ли вернется муж из командировки? что  бу-
дет летом делать мальчик? неужели в  городе  останется?..  вы  простите,
Иринушка, что я вторгаюсь, но с мужем у вас все, так сказать, в порядке?
.. извините, Бога ради!
   - Я видел его, - вдруг брякнул Вероятнов после рюмки.
   - Кого? - удивилась Ирина, ибо Вероятнов обращался к ней.
   - Мужа вашего.
   - Где? - вскинулась Ирина, будто Демилле был потерянным в городе, хо-
тя достаточно было позвонить мужу на работу, чтобы он отыскался.
   - На демонстрации, - ответил Вероятнов.
   Он перестал жевать и удивленно уставился на Ирину - больно уж она пе-
ременилась в лице! Ментихина обратилась в слух.
   - На демонстрации... - повторила Ирина. - Он никогда на  демонстрации
не ходил.
   - А тут пошел. Да еще с портретом, - Вероятнов хохотнул, вспомнив не-
лепый вид Демилле.
   Пришлось ему рассказать подробнее об их встрече. Ирина пришла в  себя
("В самом деле, чего я волнуюсь? не маленький! ему,  видно,  все  равно,
раз на демонстрации ходит!"), но старушка успела все же  определить  для
себя, что дела в семействе Демилле обстоят неважно.
   По мере того как содержимое бутылок вливалось в единый организм  коо-
ператива, шум в зале нарастал, вот уже  полетели  пятаки  в  музыкальный
ящик и первые пары закружились между  столиков.  Идейное  воодушевление,
охватившее кооператоров на концерте, незаметно переходило в  алкогольную
эйфорию с горьким осадком на дне. И официанты с постными ухмылочками,  и
бутылки водки, тайком передаваемые под столами, и закуски, один вид  ко-
торых навевал мысли об ОБХСС, - все, буквально  все  разрушало  с  таким
трудом созданное единство, намекало на тщетность коллективистских  отно-
шений. Будто из нарисованного на заднике пионерлагеря  вернулись  в  ре-
альную жизнь...
   И уже текли пьяные речи, и струились пьяные слезы, а поток брудершаф-
тов и лобызаний достиг опасной силы. Тянулись с бокалами к Рыскалю, выс-
казывали ему слова признательности и любви, которые, будь они сказаны  в
трезвом состоянии, безусловно, имели бы больше веса, чем теперь. Рыскаль
хмурился, вертел фужер с "пепси-колой" за тонкую ножку. Не позволил себе
выпить ни грамма, хотя абсолютным трезвенником не был, употреблял  -  но
лишь в семье или с друзьями по праздникам. Никак не на работе.  А  здесь
была работа.
   Инесса Ауриня, сверкая глазами  и  размахивая  пышной  копной  волос,
вдруг пустилась в пляс под  зажигательные  звуки  цыганочки.  Кооперато-
ры-мужчины хлопали в такт, не жалея ладоней, официанты смеялись в кулак,
сгрудившись у дверей зала.
   И уже Файнштейн с Серенковым, заложив большие пальцы рук  под  мышки,
синхронно танцевали "семь сорок", точно родные братья,  Клара  Семеновна
вертелась перед ними колбасой, подзуживала, подкрикивала...
   В разгар веселья у дверей в зал произошло движение.  Официанты  прег-
раждали кому-то дорогу, разводили руками: мол, мест нет, но потом  расс-
тупились и пропустили в ресторан незнакомую женщину.  Она  поискала  ко-
го-то глазами, затем подошла к столику моих соседей и  уселась  рядом  с
Ириной. Только тут Ирина ее узнала. Это была дочь генерала Николаи.
   Рыскаль, конечно, заметил появление женщины и не спускал с нее  глаз.
Не хватало ему, кроме людей Коломийцева, еще и неизвестных  посторонних!
Мало ли откуда? Вдруг Управление прислало проверить?.. Он несколько  ус-
покоился, увидев, что женщина завела какую-то беседу с  Ириной  Нестеро-
вой. Заметил Рыскаль, что к разговору женщин внимательно  прислушивается
и Светозара Петровна. Значит, и ему будет известно... Не прошло и  мину-
ты, как Ирина, покраснев, вскочила с места и бросилась к выходу.  Незна-
комка, как ни в чем не бывало, налила себе водки в фужер и залпом  выли-
ла. Ну и гости!.. После чего она встала и с пугающей развязностью  приг-
ласила на танец Вероятнова. Тут Рыскаль окончательно убедился, что  нез-
накомка (кстати, одетая довольно скромно) изрядно пьяна.  Ее  качнуло  и
бросило в объятия к бедному растерянному гиганту Вероятнову. Еще минута,
и вспыхнул бы скандал, ибо жена Вероятнова  уже  готовилась  ринуться  в
бой, но тут неожиданно вернулась Ирина, схватила незнакомку  за  руку  и
потащила ее к выходу.
   Никто из кооператоров по-настоящему не обратил внимания на этот инци-
дент, поскольку забав хватало.
   Дело близилось к концу, гром  победы  раздавался,  официанты  убирали
грязную посуду... Кооператоры гурьбой двинулись на  улицу.  Домой  пошли
почти тою же колонной, что вчера на демонстрацию. Затянули песню, с  нею
вступили на проспект Щорса ("Широка страна моя родная...") и пошли  пря-
миком на Безымянную. При подходе к дому случился еще инцидент. Несколько
молодых кооператоров и среди них, как потом выяснилось, баснописец  Бур-
лыко, подступили к Завадовскому, не без  труда  сопровождавшему  веселую
Клару, и потребовали от Валентина Борисовича, чтобы он тут же, не  сходя
с места, вернул дом на улицу Кооперации. Сначала вежливо и почти в  шут-
ку: "Ну, что вам стоит? Раз-два - и в дамки!". Потом чуть ли не с  угро-
зами: "Старик, давай по-хорошему! Нам  здесь  уже  н-надоел-ло!"  -  они
схватили Завадовского за локотки, оторвали от ничего не понимающей Клары
и потащили на пустырь, где стояли ненужные уже деревянные туалеты.
   Отсюда хорошо был виден один из торцов  дома  с  освещенными  окнами.
Разбойники поставили Валентина Борисовича лицом к родному жилищу и  при-
казали уже грозно: "Валяй, отрывай!".
   - Как, "отрывай"? - спросил испугавшийся циркач.
   - От асфальта. Двигай, двигай!
   Завадовский с испугу, и вправду, решил  попробовать,  хотя  в  успехе
уверен не был (Клара в это время, очухавшись, догоняла Рыскаля,  который
уже просочился в щель и подходил к своему подъезду). Валентин  Борисович
зажмурился, зажал голову  между  ладоней,  скорчил  страшное  лицо  и...
Где-то высоко раздался треск, кооператоры задрали головы и увидели в се-
роватом небе наступавшей белой ночи улетающие вверх телевизионные антен-
ны коллективного пользования - всего восемь штук. Антенны летели  парал-
лельно, как стая фантастических птиц.
   Это все, что удалось Завадовскому.
   Не успел несчастный кооператор повторить попытку, как на пустыре  по-
казался майор Рыскаль.
   - Прекратить! - кричал он на бегу.
   Группа злоумышленников рассыпалась, майору удалось схватить лишь  од-
ного из них, а именно Бурлыко. Рыскаль проворным проверенным приемом за-
ломил руку баснописца назад и пригнул его к земле.
   В это время антенны со страшным грохотом, разбудившим полмикрорайона,
обрушились обратно на крышу дома. Майор вздрогнул, но нарушителя не  вы-
пустил. Клара Семеновна, наконец-то завладев мужем, повела его домой  на
египетскую перину.
   Глава 23
   МЕЦЕНАТ
   ...По воле судьбы, а скорее - благодаря собственному самолюбию, Евге-
ний Викторович снова оказался в бегах.
   На этот раз Демилле, почти не раздумывая, направился на такси  к  Ка-
ретникову. Он ощущал перед ним некоторую неловкость: человек от  чистого
сердца вызвался помочь ему, дал телефон, а он...
   Каретников не удивился позднему появлению знакомца,  будто  ждал  его
все эти ночи. Ни о чем не расспрашивая, он  оставил  Демилле  в  будочке
присматривать за стоянкой, а сам побежал к ближайшему телефону-автомату.
Вернулся через две минуты запыхавшийся, быстро написал на бумажке  адрес
и вручил его Евгению Викторовичу со словами:
   - Арнольд Валентинович вас ждет.
   - Но... ведь уже поздно, - в нерешительности проговорил Демилле.
   - Ничего, ничего. Он не спит.  Торопитесь,  вот-вот  разведут  мосты.
Ехать вам на Васильевский.
   Демилле поблагодарил и снова пустился в путь. Через полчаса, благопо-
лучно миновав Тучков мост, он входил в парадную старого дома на 7-й  ли-
нии.
   Едва он поднялся на третий этаж и приблизился к черной, обитой  кожей
двери, на которой сиял старинный надраенный латунный номер, как та  при-
открылась и за нею обнаружился сам Арнольд Валентинович. Он кивнул гостю
и сделал приглашающий жест.
   Демилле вошел в прихожую и поставил чемодан на пол. Арнольд  Валенти-
нович помог ему снять плащ, все так же храня молчание.
   Несмотря на поздний час, хозяин квартиры выглядел изысканно.  На  нем
был мягкий вельветовый костюм, под пиджаком виднелась  тонкая  шерстяная
клетчатая рубашка, но более всего поражал галстук-бабочка -  коричневый,
в горошек, весьма внушительного размера. Безич был аккуратнейшим образом
причесан и, как показалось Демилле, даже надушен. Во всяком  случае,  от
него исходил явственный приятный запах.
   Роста он был маленького, сухой, с вдавленной в плечи большой головой,
украшенной львиной гривой седых волос.
   Так же молча они прошли по коридору  в  гостиную  -  хозяин  впереди,
гость сзади. Демилле отметил походя резную деревянную,  покрытую  черным
лаком корзину для тростей и зонтов, из которой торчало их штук  двадцать
- тонких и толстых, с набалдашниками на ручках и без. Не успев как  сле-
дует удивиться такому обилию тростей и зонтов, Евгений Викторович  всту-
пил в гостиную, тут у него перехватило дыхание.
   Все стены просторной комнаты с овальным столом посредине были увешаны
разного размера картинами. С первого взгляда становилось ясно, что живо-
пись эта - подлинная, старая и, вероятно, необыкновенно дорогая.
   - Неужели... Пиросмани? - спросил Демилле, указывая на картину, напи-
санную в манере, которую трудно спутать с другой.
   - Именно, - кивнул Безич. - И это тоже... Однако давайте все же  поз-
накомимся окончательно. Арнольд Валентинович...
   И он протянул маленькую узкую ладонь Демилле. Евгений Викторович тоже
назвал свои имя и отчество, уже известные Безичу, и хозяин усадил  гостя
на старинный стул, обитый сафьяном.
   - Тут есть, на что посмотреть, вы еще успеете..  -  .говорил  Арнольд
Валентинович, не спеша доставая из буфета маленькие, с золотым ободочком
рюмочки, фарфоровые расписные блюдца, пару бутылок нестандартной формы и
расставляя все это на скатерти стола. - Это Машков, там Кузнецов, Ларио-
нов... - кивал он на полотна. - Простите, Бога ради, вам что-нибудь  го-
ворят эти фамилии?
   - Да, - коротко отвечал Демилле.
   - Очень хорошо. Многие ведь не знают... Вы что  предпочитаете  -виски
или ментоловый ликер?
   Демилле пожал плечами. Виски ему пробовать доводилось, ментоловый ли-
кер - никогда.
   - Ликер, если можно, - сказал он.
   Безич налил в рюмку прозрачной изумрудно-зеленой жидкости. Появился в
его руках и огромный апельсин, который хозяин принялся надрезать  специ-
альной конфигурации ножичком. Демилле смотрел, как отпадают от апельсина
толстые, будто подбитые изнутри белым войлоком, дольки кожуры.
   - Значит, вы по-прежнему бездомны, и власти отказываются вам  помочь?
- спросил Безич, разламывая очищенный апельсин и выкладывая половинки на
блюдечко перед гостем.
   - Да. Это так, - ответил Евгений Викторович, с неудовольствием  отме-
чая про себя, что старается говорить с несвойственным ему  аристократиз-
мом.
   Безич горестно покачал головой, при этом мягкая коричневая бабочка  у
него на груди затрепетала крыльями.  Он  принялся  за  другой  апельсин,
что-то обдумывая:
   - К сожалению, мы немного упустили время, - наконец сказал он. -  Вам
следовало обратиться ко мне сразу. Сейчас уже шум утих... Вы до сих  пор
не имеете никаких сведений относительно исчезнувшего дома?
   - Имею.
   - Какие же?
   Безич покончил со вторым апельсином и только тут налил виски  в  свою
рюмочку и приподнял ее, кивком приглашая гостя выпить.  Они  выпили,  не
чокаясь, предупредительно глядя друг другу в глаза.
   - Он улетел, - сказал Демилле довольно  небрежно,  ощущая  ментоловый
холодок во рту.
   - Как вы сказали?
   - Ну... улетел куда-то в другое место. Моя жена и  сын  живы-здоровы,
об этом мне известно, но пока не объявились, - пояснил Демилле со  скры-
той горечью.
   - Так-так-так... Им запрещают. Очевидно, им запрещают.
   - Вы думаете?
   - Тут и думать нечего! - воскликнул Безич. - Значит, не снесли, а пе-
ренесли на другое место... - задумчиво продолжал он.
   - Кто перенес? - нерешительно спросил Демилле.
   Безич взглянул на него с печалью и  шумно  вздохнул,  отчего  бабочка
взмахнула крылами.
   - Вы, должно быть, совсем не представляете себе  могущества  нынешней
военной техники. Не думаете же вы, в самом деле, что дом  перелетел  са-
мостоятельно? Так сказать, по своему желанию!
   - М-м... - сомневаясь, промычал Демилле.
   - Но как ловко сработано! И мировая общественность об этом не  знает!
Ловко, очень ловко!.. Я думал - слухи... Почему-то было связано с пивом.
Скажите, в вашем доме не было пивной?
   - Ну что вы! Кооперативный жилой дом!
   - Странно... При чем здесь пиво? Ну да Бог с ним! Чего не  придумают!
Вы завтра же должны написать письмо.
   - Кому? - удивился Демилле.
   - Мадридскому совещанию.
   Демилле опешил.
   - Ну зачем же сразу Мадридскому... - забормотал  он.  -  Может  быть,
лучше в горисполком?
   - Ну-ну! Пишите! Пишите! Уповайте  на  горисполком!  Вы  меня  просто
удивляете! - заволновался Арнольд Валентинович.
   Он засопел, обиделся, отвернулся от Демилле. Тому стало неловко.
   - А что писать? - робко спросил он.
   - Вот это другое дело! - оживился Безич. - Мы придумаем, что  писать.
Это мы придумаем... Напишите о ваших мытарствах, о произволе властей,  о
правах человека...
   Он снова налил ликер гостю и виски себе.
   - Меня с работы выгонят, - подумав, сказал Демилле.
   - Конечно, выгонят! - обрадовался Арнольд Валентинович. -А мы еще на-
пишем! Пусть знают! Главное - не сдаваться, друг мой!
   Эта перспектива пришлась не по нутру Евгению Викторовичу. Он и предс-
тавить себе не мог, чтобы его личные несчастья могли заинтересовать  ко-
го-то в Мадриде.
   Они опять выпили, и хозяин предложил укладываться спать. Он принес из
другой комнаты сложенную постель и расстелил  ее  на  диване  с  высокой
спинкой, обитой тем же сафьяном. Церемонно пожелав  Евгению  Викторовичу
спокойной ночи, Безич исчез за дверями соседней комнаты.
   Демилле остался наедине с картинами и долго  разглядывал  их,  прежде
чем погасить свет. Живописные фрагменты чужих судеб, уложенные перед ним
на стене в пеструю мозаику, как нельзя  лучше  отображали  нынешнее  его
состояние. Он перебегал взглядом с картины на картину, а сам чувствовал,
что физически переходит из пространства в пространство - это были прост-
ранства человеческих душ. Сколько таких пространств вокруг него! Не пог-
ружаясь ни в одно из них полностью, он убегал к новому - так и  в  любви
он искал свое пространство, так и в архитектуре  когда-то...  Существует
ли оно вообще?
   То пространство, которое начало открываться ему здесь, у Безича, инт-
риговало и настораживало. Кто этот борец за права  человека?  Альтруист,
правдоискатель, сноб?..
   Он потянул за шелковый шнурок настольной лампы под абажуром с кистями
и погрузился в темноту.
   Не успел Демилле заснуть, как услыхал скрип двери, и, приоткрыв  гла-
за, увидел женскую фигуру в роскошном ночном халате. Как можно было  оп-
ределить в рассеянном свете, падавшем из высоких окон, женщина была  мо-
лода и красива. Она зевнула и окинула взглядом диванчик с Демилле,  под-
жавшим под одеялом ноги (диванчик был короток).
   - Нолик, опять у тебя диссидент лежит! - капризно произнесла она, от-
вернув голову к приоткрытой двери. - Когда это кончится?
   - Зиночка, не волнуйся, дорогуша! - проворковал откуда-то голос Бези-
ча.
   Зиночка, шаркая ночными туфлями, поплелась через комнату в  прихожую.
Вскоре с той стороны донеслось рычание бачка,  и  Зиночка  прошествовала
обратно. Демилле обдумывал ее фразу. Он -диссидент? Неужто это так?  Нет
уж, увольте!.. К диссидентам Евгений Викторович относился  со  смешанным
чувством брезгливости и страха.
   Он все-таки заснул, и ему приснился сон, будто они  с  Ириной  чистят
столовое серебро у Елизаветы Карловны. Чистили они, как и положено,  по-
душечками пальцев. Демилле взглянул на них и увидел, что они черны, буд-
то выпачканы в саже. "Как же я их отмою?" - забеспокоился он и, взяв же-
ну за руку, проверил пальцы у нее. Они  светились  спокойным  серебряным
светом. "Мы же серебро чистим, Женя, - сказала жена. - Чему  ты  удивля-
ешься?.."
   Проснулся он рано, быстро оделся и сполоснул лицо в  просторной  ван-
ной, после чего убрал постель и сел на диванчике рядом с  горкой  белья,
сложив перед собою руки и ожидая пробуждения хозяев. Вскоре он  услышал,
как заплескались в ванной, заскрипели полы в соседней  комнате,  из  нее
имелся отдельный  выход  в  коридор.  Демилле  терпеливо  ждал.  "Бедный
родственник!" - с неудовольствием подумал он.
   На этот раз, глядя на картины, он заметил, что они разделены лабирин-
том узких полос однотонных серовато-зеленых обоев. Лабиринт  был  весьма
прихотлив по рисунку. "Может быть, это и есть мое пространство? -подумал
Демилле. - Узкие однотонные проходы между чужими жизнями". Ему  понрави-
лась эта мысль, он нашел ее нетривиальной, но продолжить  философические
размышления помешал Безич, вышедший из дверей спальни в том же самом ви-
де, что ночью, будто он и не ложился спать.
   Последовала процедура приготовления утреннего кофе и сервировки  сто-
ла. Зиночка выплыла, когда кофейный аромат разнесся по квартире и  Безич
вернулся из кухни с серебряной джезвой в руках. Демилле встал и с досто-
инством поклонился. Зиночка кивнула рассеянно.
   Ночное освещение обмануло Евгения Викторовича на несколько лет: ночью
ему показалось, что Зиночке двадцать пять, утром она  выглядела  на  все
тридцать. Безич представил их друг другу, назвав обоих по  имени-отчест-
ву. Зиночка официально именовалась Зинаидой Прохоровной.
   На покрытом утренними кремами блестящем лице Зиночки читались  равно-
душие и легкое презрение ко всему происходящему.
   Только они уселись за стол и  Арнольд  Валентинович  затеял  светский
разговор об архитектуре модерна в Петербурге, узнав, что  Демилле  архи-
тектор, как раздался звонок. Безич извинился и пошел открывать.
   - Еще один диссидент явился. Как я их ненавижу, если бы вы  знали!  -
пожаловалась Зиночка со вздохом, будто не замечал, что сказанным относит
к ненавидимым своего собеседника. Демилле на всякий случай  придал  лицу
выражение надменности.
   В прихожей раздавались церемонные приветствия.  Через  минуту  хозяин
ввел в гостиную бородатого человека лет сорока со впалой грудью, в  сви-
тере. Шея бородатого была обмотана тонким шарфом,  брюки  пузырились  на
коленках.
   Демилле вгляделся в лицо вошедшего и понял вдруг, что  хорошо  с  ним
знаком, встречал неоднократно, но очень давно. Где же могло это быть?  В
Доме архитекторов? В институте? На конкурсных выставках?..  Может  быть,
они вместе работали когда-то? Убей Бог, субъект не припоминался! Внезап-
но из темного уголка памяти вынырнула фамилия: Кравчук. Почему  Кравчук?
Откуда Кравчук? А может быть, и не Кравчук вовсе!..
   - Знакомьтесь! Первый поэт Петербурга Аркадий  Кравчук!  -приподнятым
голосом представил нового гостя Арнольд Валентинович.
   Но прежде чем  хозяин  успел  назвать  Евгения  Викторовича,  Кравчук
как-то странно сморщил лицо, что, по всей вероятности, означало  улыбку,
и шагнул к Демилле.
   - Женька, черт! Вот не ожидал! Да ты, что же, не помнишь меня! Я тебя
сразу узнал! - воскликнул он, суя руку и  чуть  ли  не  намереваясь  об-
няться, на что Демилле, неуверенно улыбаясь, инстинктивно  отступил  на-
зад.
   - Мы же в школе вместе учились! - объявил Кравчук, оглядывая хозяев.
   Господи, как он мог забыть! Кравчук! Аркаша Кравчук, несусветный  ло-
дырь и душа парень, отсидевший в одном классе с  Демилле  последние  три
года средней школы! Демилле, помнится, еще занимался с ним по математике
- без особого успеха. Принадлежали они к разным компаниям, Демилле всег-
да входил, что называется, в "ядро" класса, где группировались активисты
и отличники, Кравчук же пребывал на отшибе. Но все равно! Как он мог за-
быть!..
   Демилле пожал Аркадию руку, растроганно полуобнял, быстро припоминая,
что после десятого класса знал о нем следующее: Аркаша завалил  в  море-
ходку и попал в армию. Дальнейший его жизненный путь совсем был неизвес-
тен, даже на традиционном сборе выпускников,  посвященном  двадцатилетию
окончания школы, Аркадий не присутствовал, и никто о нем не вспомнил.
   - Вот как бывает! Вот ведь как бывает! -удовлетворенно  повторял  Бе-
зич, глядя на встречу однокашников, в то время  как  Зиночка,  подхватив
чашку с недопитым кофе, молча удалилась в спальню.  Безич,  скривившись,
махнул рукою ей вслед: мол, оно и лучше!
   - А вы, Евгений Викторович, и не  догадывались,  что  известный  всей
России поэт Аркадий Кравчук - ваш  одноклассник!  -  укоризненно-ласково
проговорил Безич, направляя Аркадия за стол.
   Демилле устыдился: он никогда не слышал о поэте с такой фамилией. Ар-
кадий же, на удивление, воспринял слова Безича как должное,  лишь  улыб-
нулся - то ли скромно, то ли снисходительно: ну, будет, будет!
   Стали пить кофе, причем Безич тут же  принялся  рассказывать  историю
Демилле, напирая на произвол. Аркадий слушал сосредоточенно,  уткнувшись
в чашку с кофе, потом вдруг достал из  кармана  брюк  потертую  записную
книжицу с вложенным в нее простым карандашом, привязанным к корешку  ве-
ревочкой, и черкнул в книжице пару строк, не переставая слушать. Демилле
ежился: его история в пересказе Арнольда Валентиновича приобретала явный
политический оттенок, чего ему не хотелось.
   - И вот перед нами пример советского блудного сына, - эффектно закон-
чил Безич, указывая на Демилле золоченой ложечкой. - Вы  теперь  класси-
ческий "бомж", Евгений Викторович!
   - "Бомж"? - вздрогнул Демилле. - Что это такое?
   Хозяин снисходительно улыбнулся:
   - Словцо обязано своим происхождением милицейским протоколам. Так на-
зывают людей без определенного местожительства. Аббревиатура, вы понима-
ете...
   - А-а... - догадался Демилле.
   "Господи! Я еще, к тому же, и "бомж"!" -  что-то  похожее  на  панику
взметнулось в его душе, и он быстро отхлебнул кофе, стараясь  справиться
с волнением.
   - Тебе, значит, жить негде? - подал голос Аркадий. - Могу  предложить
свою конуру.
   - Превосходно, Аркадий! - обрадовался Безич. - Я,  знаете,  как-то...
затруднялся. Зиночка, знаете... К сожалению, она не одобряет нашего  об-
раза мыслей...
   Демилле почувствовал протест: его явно куда-то  пристегивали,  к  ка-
кой-то упряжке, а это всегда было ему не по нутру. Политика  вызывала  в
нем смутное недоумение - никогда он не мог понять людей, имеющих  четкие
политические взгляды, как не мог понять и того, что на это можно тратить
драгоценную человеческую жизнь. Иными словами, Демилле был аполитичен  -
наихудший вариант в мире, раздираемом противоречиями,  ибо  аполитичному
человеку достается с обеих сторон.
   Выяснилось, что Кравчук живет в Комарове на старой даче, принадлежав-
шей покойному ныне академику. Зимой Аркадий присматривает за нею в  оди-
ночестве, на лето туда переезжает старуха, вдова академика. Жилье  бесп-
латное, минимальные средства на жизнь дает Аркадию работа сторожа в  РСУ
дачного треста. Сутки дежурства - трое свободных.
   - В Комарове... - протянул Демилле. - Это же очень далеко.
   - Пятьдесят минут на электричке, - пожал плечами Аркадий. - В  городе
концы и поболее.
   "Почему бы и нет? - подумал тогда Евгений. -  На  службе  сейчас  за-
тишье, близятся летние отпуска. Можно бывать один-два раза в  неделю,  а
работу взять на дом. Решмин разрешит, я ему и так глаза мозолю..."
   Арнольд Валентинович, видя, что Демилле колеблется, повернул разговор
на другое, чтобы дать мыслям новообращенного созреть.
   Он положил свою маленькую ладонь на записную книжку, все еще лежавшую
на столе, тем мягким движением, каким кладут руку на  колено  возлюблен-
ной, и искательно проговорил:
   - Там ведь новые стихи, Аркадий? Не томите нас в безвестности,  почи-
тайте!
   Аркадий промычал что-то, еще более сутулясь, но  отставил  в  сторону
кофе и принялся листать книжку. Страницы сплошь были покрыты мелкими ка-
рандашными строчками, в нижних углах они позатерлись от частоты перелис-
тывания или прижатия большим пальцем при чтении. Наконец, Аркадий  оста-
новил свой выбор на одной из страниц и начал  читать  глухим  монотонным
голосом, глядя на дно кофейной чашечки, в блестевшую, как мазут,  кофей-
ную гущу.
   Демилле сосредоточился, стараясь не пропустить ничего из красот  луч-
шего поэта города. Прежде всего от  стихов  этих  рождалось  впечатление
тесноты и неустроенности, в них трудно было дышать, они  напоминали  ка-
шель чахоточного больного. Слова, из которых состояли стихи, были общеу-
потребительны, но поставлены в такие сочетания, что казались давно изжи-
тыми, архаичными, как дедушкины галоши, забытые в прихожей. Веяло от них
началом нынешнего века или концом прошлого.
   Аркадий замолчал, не поднимая головы.
   - Гениально... - прошептал Арнольд Валентинович. - Если можно, еще...
   Аркадий прочитал еще - так же размеренно и глухо. Своими  стихами  он
будто сам загонял себя в угол и погибал там чуть ли не с упоением.
   Чтение продолжалось около получаса, изредка прерываемое  краткими  и,
как правило, восторженными комментариями Безича.
   Прикрыв книжицу, Аркадий наконец-то оторвал взгляд  от  гущи,  поднял
голову и покосился на Демилле. Евгений Викторович  понял,  что  от  него
ждут оценки, реакции.
   - Да... Не ожидал... - протянул он, так что трудно было понять - чего
именно он не ожидал. Безич истолковал благоприятно.
   - Вот видите! Вы и не знали, что учитесь с будущим классиком!
   Дальше разговор неизвестно как свернул на Олимпиаду, от которой Безич
ожидал ужасных бедствий и опять-таки произвола, однако энтузиазм хозяина
постепенно стал гаснуть, а когда Зиночка демонстративно прошла в кухню и
обратно, то Арнольд Валентинович и, вовсе увял.
   Аркадий сидел, хмурясь каким-то своим мыслям. Демилле сообразил,  что
пора уходить.
   - Ну, мы пойдем, Аркаша... Благодарим вас, Арнольд Валентинович.
   - Не стоит благодарности, что вы! Телефон у вас есть, звоните мне,  я
постараюсь получить нужную информацию, потом мы начнем действовать!
   Последние слова сказаны были с решительностью и даже некоторой  угро-
зой.
   Когда прощались в прихожей, Аркадий, уже одетый в поношенную синтети-
ческую куртку, отвел Безича в сторонку и что-то тихо ему сказал. Арнольд
Валентинович засуетился, исчез в комнате и через несколько  секунд  вер-
нулся с чем-то, зажатым в кулаке. Он сунул кулак в карман куртки Аркадия
и тотчас вынул разжатым. "Деньги положил", - догадался Демилле.
   Выйдя во двор, они договорились о дальнейшем. Аркадий с чемоданом од-
нокашника поехал домой в Комарово, а Демилле налегке поспешил на  службу
отметиться и захватить  нужные  материалы  для  работы.  Аркадий  обещал
встретить его на платформе поселка Комарово в четыре часа дня.
   ...Когда Евгений Викторович, потрудившись  первую  половину  рабочего
дня и испросив разрешения у руководителей мастерской работать дома, ехал
на электричке за город, имея под мышкой папку с материалами по очередной
привязке, за грязноватыми окнами вагона сиял и переливался красками  яр-
кий майский денек. Ветер шевелил бледно-зеленые листочки на  ветках  де-
ревьев, земля просыхала, на огородах копошились люди, по распаханным по-
лям неуклюже бродили черные птицы. Евгений  Викторович  чувствовал,  что
какая-то неукротимая сила, подобная электропоезду, влечет его все дальше
от собственного дома по широкой  спирали,  витки  которой  расходятся  с
опасной свободой, будто он был малой планетой, внезапно  потерявшей  ус-
тойчивую орбиту и теперь спешащей в неведомое. Он вспомнил Костю Неволя-
ева с его "черными дырами" и представил себя пропадающим в  такой  дыре,
где ни света, ни надежды. И в то же время весенняя погода и теплый вете-
рок, врывающийся в открытые сверху окна электрички, против воли  рождали
радостные ожидания - он вырвался из осточертевшего уже города,  в  кото-
ром, как иголка в стогу, затерялась его семья...
   Глава 24
   НОЧНЫЕ БАБОЧКИ
   Не без трепета приступаю я к этой главе, стараясь  оживить  в  памяти
тусклый блеск ушедших белых ночей, вслушиваясь в шорох шагов на  пустын-
ных, видимых насквозь улицах. Робкие тени прохожих быстро скользят вдоль
каменных стен и пропадают в мрачных парадных, точно проваливаются в пре-
исподнюю - только что был человек и нет его,  прямая  улица  зияет,  как
прореха в кармане, и окна домов подернуты синеватой мертвенной пленкой.
   Кто из писавших о нашем городе прошел мимо гибельного очарования  бе-
лой ночи, мимо ее ирреального блеска? Имен называть не надо, они извест-
ны всем. Что же нового сможем внести мы в эту картину, кроме желтых све-
тофорных огней, тревожно мигающих на перекрестках?
   Окинем мысленным взором знакомый городской пейзаж, восстановим в душе
образ белой ночи. Не правда ли, он, по крайней мере,  наполовину  обязан
своим происхождением любимым  стихам,  повестям  и  романам?  Едва  про-
мелькнули май и июнь, как мы уже забыли о прошедших белых ночах, а  вер-
нее, присоединили их мимолетный облик к бессмертному литературному обра-
зу.
   Да разве одних белых ночей это касается? Весь наш город наполовину из
камня и железа, наполовину же из хрупких  словесных  сочетаний.  "Спящие
громады пустынных улиц" - что это? Четыре слова, которые заменяют  сотни
домов на Невском и Измайловском, на бывшей Гороховой и Моховой.  Ленинг-
рад насквозь литературен. Время переплавляет его грубую плоть в неосяза-
емый, но не менее прекрасный поэтический эквивалент -  плоть  постепенно
умирает, и душа города в виде бессмертных творений возносится  над  ним,
образуя легкое сияние в небесах, наподобие полярного.
   Ни один город в мире не имеет такого литературного ореола,  как  наш.
Если бы, по несчастью, город вдруг исчез с лица Земли, его можно было бы
восстановить по одним литературным произведениям. Конечно, дай  Бог  ему
долгих лет жизни и, кроме прочего, новых штрихов его духовному облику, и
все же такое исключительное положение бывшей нашей столицы чревато опас-
ностями для пишущего...
   Слишком тяжел груз традиций, а литературный ореол в дождливую  погоду
превращается в низкую свинцовую облачность, которую не прошибить пушкой.
Образ города держит литератора за  глотку,  навязывая  ему  классичность
стиля и обязательный набор реминисценций. Ореол в  этом  случае  подобен
смогу, надышавшись которым пишущий уже не в силах уклониться от  канонов
и будет вечно дудеть в дудку "петербургской" школы, увеличивая и без то-
го плотную литературную облачность.
   Все это я говорю к тому, мистер Стерн, что далее речь  моя  пойдет  о
поэте.
   ...Аркадий встретил Демилле на перроне. Он щурился на солнце, подста-
вив ему обросшее лицо, а рядом стояла рыжая гладкая собака с искательным
взглядом печальных глаз. Они были чем-то похожи - Аркадий  и  собака,  в
бороде Аркадия на солнце пробивалась рыжина, да и куртка песочного цвета
была под масть собаке.
   Аркадий повел его в глубь поселка, собака поплелась следом.
   - Твоя? - спросил Демилле, оглядываясь на нее. - Нет, бездомная. Мы с
нею дружим.
   Прошли мимо железных ворот РСУ дачного треста -  Аркадий  перекинулся
двумя словами с дежурной бабкой - и через пять минут были на месте.  Го-
лубая, давно не крашенная дача с мезонином стояла посреди заросшего кус-
тами сирени участка, обихоженного на небольшом клочке возле дома. Остав-
шаяся часть участка была занята сосновым редким лесом.
   Было тепло, тихо, умиротворенно. Дачный сезон еще не начался. От  ка-
нав, выложенных по дну черными прошлогодними листьями,  струился  теплый
пар; на участках жгли подсохший на солнце мусор; сизоватый дымок  нехотя
выползал на свет, разливался прозрачными  озерцами  в  воздухе,  запахом
своим напоминая Демилле что-то давнее, из детства, а может быть, из тем-
ной дали времен до него... "Дым отечества" - как точно сказано!  Демилле
против воли испытал растроганность.
   И старуха, встретившая их на участке, тоже натолкнула на литературную
ассоциацию: Васса Железнова. Демилле пьесы Горького не читал,  не  дове-
лось, но помнил откуда-то образ властной женщины гренадерского  роста  с
лязгающей фамилией. Аркадий поздоровался со старухой довольно  подобост-
растно и тут же представил Евгения Викторовича, испросив разрешения  для
него пожить на даче. Старуха,  выпрямившись,  стояла  средь  взрыхленных
грядок, руки у нее были в земле. Выслушав Аркадия и бросив пронизывающий
взгляд на Демилле, она кивнула: разрешаю! Бывшие одноклассники взошли на
высокое крыльцо и очутились в доме, где пахло еще зимним нежилым духом.
   Впрочем, печка топилась; в мансарде, куда  поднялись  приятели,  было
почти по-летнему тепло и солнечно.
   Демилле оглядел свое новое пристанище, и оно понравилось ему  больше,
чем прежние, - простором, беспорядком, рассеянной пылью,  толпившейся  в
снопах солнечного света, бившего из высоких круглых люнетов под  скошен-
ным потолком. В мансарде было две комнаты, отделенных друг от друга  бе-
леной стеной, где пряталась печная труба. Из обеих комнат вели двери  на
балконы, выходившие один на фасадную сторону, а другой - на зады, в час-
токол прямых сосновых стволов.
   В комнатах все кричало  о  бедности,  вольнодумстве,  безалаберности.
Книги лежали стопками на полу, на старых диванах и матрасах валялось ка-
кое-то тряпье, по стенам висели акварели, графика, вырезки из  журналов.
Массивный стол был весь уставлен посудой, пустыми бутылочками, баночками
с краской... по всему видно, он никогда не убирался, лишь в  нужный  мо-
мент расчищалось место для нужного дела.
   Аркадий определил Демилле в комнату, выходившую балконом на  участок.
Евгений Викторович разложил свои  бумаги  на  полках,  тянувшихся  вдоль
стен, для чего ему тоже пришлось расчистить место  от  книг,  коробочек,
бутылок, машинописных листков и сушек, валявшихся повсюду в больших  ко-
личествах. После этого Евгений взялся за сооружение стола,  необходимого
ему для работы. Они спустились с Аркадием вниз и обследовали дом. Оказа-
лось, что здесь можно найти любую обиходную вещь, какую только можно се-
бе представить, - правда, либо старую, либо изломанную, а чаще то и дру-
гое вместе. Им удалось откопать растрескавшуюся столешницу, а  в  другой
комнате найти плоский сундук, забитый почему-то серым свалявшимся  вати-
ном; то и другое (естественно, с разрешения старухи) было перенесено на-
верх, и Евгений получил прекрасный рабочий стол, на котором и  расстелил
привезенный с собою чертеж.
   Аркадий был сосредоточен и немногословен. Сразу после сооружения  ра-
бочей плоскости для Евгения он отправился к  себе,  расчистил  место  на
своем столе и выставил туда плоскую пишущую машинку, на которой принялся
что-то стучать - медленно и упорно, пользуясь одним лишь пальцем.
   Евгений Викторович не стал ему мешать, а спустился вниз в  одной  ру-
башке и, засунув руки в карманы, отправился гулять по участку. За сараем
нашел он место для пилки и колки дров с топором, вогнанным в  иссеченный
чурбан. Тут же валялся и колун, и свежераспиленные березовые чурки.  Ев-
гений Викторович поставил одну на  чурбан,  взмахнул  колуном  и  легко,
удивляясь своей ловкости и сноровистости, вонзил острие в чурку. Она  со
звоном раскололась. Демилле обрадовался победе, хотя  чурки,  по  правде
сказать, были невелики по толщине.
   Стук топора разносился далеко окрест, ему еле слышно вторила  пишущая
машинка Аркадия, звуки которой вылетали из мезонина.  Прилетевший  дятел
устроился на сосне и пустил длинную руладу барабанной  дроби...  Хорошо!
Вольно!
   ...Они с Аркадием не заснули до  утра,  рассказывая  друг  другу  все
двадцать с лишним лет жизни, что промелькнули после выпускного школьного
вечера. И хотя в школе не были даже приятелями, почувствовали, что сдру-
жились за этот разговор. Им даже показалось обоим, что и тогда, в  юнос-
ти, стремились один к другому, имели потребность высказаться, да  как-то
не получилось... придумали, наверное. На балконе, выходящем в рассветный
сосновый участок, дымился сизой струйкой самовар - настоящий, медный,  с
продавленным боком, - куда  Аркадий  пригоршнями  засыпал  запасенные  с
прошлого лета сухие сосновые шишки. Сухари да соленые сушки - вот и  вся
еда. Спиртного не пили, Аркадий не употреблял по состоянию здоровья - да
и не хотелось.
   История Аркадия неотделима была от его страсти к стихотворчеству.  Он
начал писать стихи в армии, куда попал после  неудачного  поступления  в
мореходное училище. Рухнула детская мечта о море,  вместо  нее  возникла
вдруг казарма, строй и старшина Пилипенко, который с  первого  дня  стал
Аркадию злейший враг. Аркадий по натуре был вял, меланхоличен, а  мелан-
холия в армии недопустима. Что угодно, только не меланхолия! Потому  то-
варищи по казарме над ним посмеивались, а старшина издевался. Аркадий  и
в солдатах оказался одиноким; от одиночества  и  бессилия  начал  писать
стихи, меланхолический строй которых уводил его от нарядов  и  дежурств,
строевой подготовки и ночных учебных тревог. Стихов этих  он  никому  не
показывал и в стенгазету части не предлагал, как иные. Знал - опять  бу-
дут смеяться. Так и явился он из армии в Ленинград с вещмешком  и  тремя
общими тетрадками стихов.
   Одноклассники к тому времени уже почти все были студентами со  стажем
- не подступись! - учиться его не тянуло, и Аркадий от растерянности же-
нился, сам не помнит как. В армии он получил специальность  электромеха-
ника и устроился в комбинат бытового обслуживания, в ателье  по  ремонту
электроприборов. Но внешнее - и работа в ателье, и женитьба, и даже поя-
вившаяся через год дочка, и безденежье -все было ничто  перед  заветными
тетрадками, которые накапливались у него в ящике стола, пока он  не  ре-
шился, испросив разрешения у машинистки комбината, перепечатать наиболее
удачные, по его мнению, строки, чтобы показать их кому-нибудь. (Жена Ар-
кадия ни до замужества, ни после о пристрастии его не догадывалась.)
   Случилось так, что папка со стихами попала к  Арнольду  Валентиновичу
Безичу. Аркадий теперь уже и не знал - хорошо это или  плохо.  Произошло
это чисто случайно: Аркадий попал к Безичу, выполняя рабочий наряд.  Ар-
нольду Валентиновичу вздумалось тогда оборудовать электрическими лампоч-
ками приобретенные бронзовые настенные канделябры, для чего и был вызван
на дом электромеханик Кравчук. При любви Арнольда Валентиновича к  бесе-
дам, да при его обходительности, интеллигентности немудрено, что Аркадий
был очарован, сразу и безоговорочно признал над собою  духовную  власть.
Чтобы хоть как-то возвыситься  в  глазах  Безича,  признался  в  сочини-
тельстве. Разумеется, Безич потребовал папку. Папка была принесена, а за
нею и все тетрадки. И вот, пока электромеханик Кравчук возился с  канде-
лябрами, привинчивая к ним патроны "миньон" и проводя скрытую  проводку,
Арнольд Валентинович в другой комнате читал стихи,  и  Аркадий,  конечно
же, кожей чувствовал каждое перелистывание страницы, повторяя  про  себя
строки, возникающие перед взором Арнольда  Валентиновича.  Он  обливался
потом и обмирал от страха, когда Безич, подчеркнуто холодный  и  неприс-
тупный, выходил из комнаты в кухню, возвращался обратно с чаем, даже  не
удостоив поэта взглядом... Аркадий сверлил проклятую  бронзу,  прятал  в
металлических лепестках "миньоны" и уже не мог перенести этой пытки, как
вдруг...
   Безич вышел из комнаты на этот раз с тетрадками и папкой. Он церемон-
но подошел к замершему, как застигнутый зверек, Аркадию и произнес:
   - Друг мой, я склоняю перед вами голову. Вы - гений!
   И действительно наклонил голову и стоял так  несколько  секунд,  пока
Аркадий приходил в себя. Сначала он подумал было, что Арнольд Валентино-
вич шутит, издевается, как старшина Пилипенко, но  Арнольд  Валентинович
не шутил. Надо сказать, что вышел он с папкой не раньше, чем Аркадий за-
кончил работу - так совпало, - и теперь молодой поэт и новоявленный  ме-
ценат могли вдоволь насладиться беседой.
   Арнольд Валентинович листал тетради, смакуя строчки, и не  только  не
скупился на похвалы, но и такие слова произносил, каких не  мог  сказать
себе сам Аркадий Кравчук в самые звездные часы  сочинительства.  Тут  же
проводились блестящие параллели с поэтами, о существовании которых Арка-
дий тогда не подозревал... Кузмин, Мандельштам, Волошин...  и  цитирова-
лось немало... Аркадий был сражен, покорен навсегда. Немудрено, что, на-
чиная с того дня, вот уже семнадцать лет, он носил стихи Арнольду Вален-
тиновичу и каждый раз получал свою порцию похвал и анализа, причем ни то
ни другое почти не повторялось, благодаря  исключительному  поэтическому
кругозору мецената и его обходительности. Поначалу Аркаша смутно надеял-
ся, что подобные оценки вкупе со связями Безича  приведут  к  тому,  что
стихи получат права гражданства, попадут на журнальные страницы... Ниче-
го подобного! Безич довольно скоро дал понять, что  стихи  Аркадия  нас-
только хороши, так сильно опережают время, что думать об  их  публикации
-наивно. Кравчук подавил в себе робкое сожаление -очень  все-таки  хоте-
лось! - но радость от похвал, которая постепенно  переходила  в  уверен-
ность в собственном таланте, была сильнее жажды  печататься.  Ему  в  то
время, да и после - лет до тридцати пяти, - вполне достаточно было кулу-
арных разговоров, переплетенных тетрадочек с машинописным  текстом  сти-
хов, которыми обзаводились друзья и знакомые  Арнольда  Валентиновича...
Грели авторское самолюбие и глухие упоминания о том, что "там" его  зна-
ют, а потом пришло и подтверждение в виде напечатанной в Париже подборки
в каком-то альманахе... Кравчук своими глазами альманаха не видел, как и
не знал - каким путем попали в Париж его странички, - но это  происшест-
вие окончательно поставило его в своих  собственных  глазах  вне  офици-
альной печати. Безич по-прежнему хвалил, подкармливал, ссужал небольшими
суммами... Аркадий и не заметил, как развелся, ушел из комбината и с тех
пор, вот уже двенадцать лет, влачил  ослепительно  жалкое  существование
непризнанного страною гения...
   Одно его тревожило - он был не единственным. В других кружках, у дру-
гих Арнольдов Валентиновичей, существовали свои непризнанные гении,  ко-
торые не так высоко ставили Аркашу Кравчука, придерживались иных  тради-
ций. Если Аркадий, расширив уже свой поэтический  кругозор,  остановился
на акмеистической традиции, то у других были  -  Хлебников,  обериуты...
Благо, направлений в русской поэзии хватало, выбирай на любой вкус!
   Чем дольше Демилле слушал Аркадия, тем больше овладевало  им  смутное
беспокойство за товарища. Лишь только отвлекались от литературы, вспоми-
нали школу, заваривали чаек или осторожно, чтобы не  разбудить  хозяйку,
спускались на участок набрать сухих шишек для самовара, как Аркадий ста-
новился прежним - добрым и медлительным увальнем, каким помнился Демилле
по школьным годам. Но стоило беседе возвратиться к стихам,  как  Аркадий
преображался, что-то болезненное мелькало во взоре, поднималась  со  дна
души застойная обида на всех - на издательства и редакции, на признанных
и непризнанных коллег, на Безича и его компанию, наконец... даже на себя
почувствовал Евгений Викторович обиду - почему до  сей  поры  неизвестны
были ему стихи первого петербургского поэта?
   - Хотели в "Юности" печатать... Сейчас покажу, -  Аркадий  подошел  к
полкам, суетливо нашел папку, откуда вынул несколько листков с  гранками
журнала.
   - Почитай, - предложил Евгений.
   - Не хочу. У меня лучше есть, - сказал Аркадий, засовывая листки  об-
ратно в папку.
   - Ну, почитай другие...
   - Потом...
   Он вернулся к столу, глотнул чаю, задумался, потерял интерес к разго-
вору. Демилле не мешал ему, тоже думал о своем.
   Когда укладывались спать, Демилле заметил, что Аркадий достал из кар-
мана пачечку лекарств и, отлив из самовара остывшей уже воды,  проглотил
две таблетки и запил. В это мгновение он показался  Евгению  стариком  -
руки у Кравчука слегка дрожали, движения были мелки...
   С той долгой беседы началась у Евгения Викторовича странная  полуноч-
ная жизнь, в которую он погрузился вместе с Аркадием, открывая для  себя
мир "ночных бабочек", как он  полупоэтично-полуиронически  окрестил  его
для себя.
   Обычно они поднимались за полдень, часов около двух и, умывшись, пили
чай со старухой. Это был ритуал: самовар, пять-шесть сортов варенья, ро-
зеточки из хрусталя, позлащенные ложечки. Старуху звали Анна  Сергеевна,
в свои семьдесят шесть лет она не утратила ни ума, ни  любознательности,
ни живости. Разговор за чаем касался политики и  культуры,  причем  и  в
том, и в другом вопросе бывшим одноклассникам было  трудно  угнаться  за
старухой, ибо та регулярно смотрела телевизор и читала газеты, а Кравчук
с Демилле получали политические и культурные новости лишь урывками,  так
что чаепитие превращалось в своего рода ликбез, что несомненно было при-
ятно старухе. Она для виду ворчала, но сама так и таяла,  когда  Аркадий
или Демилле подбрасывали ей вопросы, зачастую подыгрывая. Острыми  проб-
лемами были Афганистан и бойкот Олимпийских игр - и там, и там Анна Сер-
геевна обнаруживала полную осведомленность и трезвость суждений. Аркадий
уверял, что старуха слушает по вечерам "Голос Америки"  по  транзистору,
дабы иметь двустороннюю информацию.
   Во всяком случае беседы эти для приятелей  были  небесполезны.  После
чая они обычно работали на участке - пилили и кололи дрова, запасали во-
ду на сутки, обрабатывали грядки, окучивали картошку,  Аркадий  бегал  в
ближайший магазин за продуктами.  Отработав  таким  образом  собственное
проживание, они переодевались и шли на станцию,  где  плотно  обедали  в
"стекляшке", как они называли домовую кухню,  а  потом  ехали  в  город,
имея, как правило, определенные планы на вечер и ночь.
   Их ждали культурные мероприятия, не отмеченные ни в одной из афиш го-
рода: читки стихов, прозы и статей, доклады, маленькие концерты, прослу-
шивания музыкальных записей, диспуты. Собирались, как правило, на  квар-
тирах, но случались встречи и в других местах - в  котельных,  уже,  как
правило, не работающих по причине окончания отопительного сезона, или  в
вахтерских "дежурках" каких-то институтов, или в мастерских  художников.
Демилле с интересом обнаруживал для себя изнанку культурной жизни,  вер-
нее сказать, оборотную сторону медали, где имелись свои  знаменитости  и
звезды, шли споры, выпускались  альманахи  и  журналы.  Интенсивность  и
серьезность проблем этой культурной жизни не уступали официальной,  хотя
имели несколько иную окраску. Здесь, как и в публичной культуре, чрезвы-
чайно сильны были людские амбиции, с тою лишь разницей,  что  "там"  они
могли быть подкреплены званиями и наградами, а "тут" опирались  исключи-
тельно на мнения кружков. Таланты и здесь были редки,  и  здесь,  как  и
"там", держались несколько обособленно, а кипучей деятельностью и оформ-
лением идеологии занимались люди энергичные, но неталантливые, отчего по
сути обе стороны культурной медали оказывались похожими, так  что  непо-
нятно иной раз было  -  почему  представители  одной  культуры  проводят
встречи в концертных залах и Домах творчества, а  другие  довольствуются
котельными и дворницкими.
   Засиживались на встречах допоздна, пили мало, исключительно сухое ви-
но, иногда ели торт. Нищенствовали  подчеркнуто,  с  несомненным  досто-
инством. Потом расходились по набережным и  проспектам,  рассеивались  в
зыбких полутенях белых ночей, чтобы назавтра вновь слететься  на  огонек
тлеющей подпольной культуры.
   Кроме чисто познавательного интереса, Демилле  имел  вполне  реальную
цель, отчего и сопровождал Аркадия постоянно. Поиски дома  затягивались,
он понял, что может рассчитывать только на себя,  и  потому  как  нельзя
кстати оказались эти беспрестанные поездки и прогулки по ночному городу,
встречи с незнакомыми людьми, от которых он надеялся получить  хоть  ка-
кие-нибудь сведения.
   Служба совсем перестала его занимать. Он знал,  что  до  отпуска  ему
надлежит сдать чертеж - и только. В мастерской  наступил  период  летних
отпусков. Когда Демилле изредка забредал туда в конце рабочего  дня,  то
обычно заставал лишь "дежурную" чертежницу, которая  сообщала  ему,  что
все разошлись еще с обеда, руководитель уже отбыл на юг, а премию  дадут
в конце месяца.
   Что касается Аркадия, то неожиданная встреча с товарищем юности слов-
но подхлестнула его, зажгла неким азартом. Он увидел, что привычная  для
него среда оказалась в диковинку Евгению, а посему, чтобы не  ударить  в
грязь лицом, водил его по избранным людям, зачастую действительно  инте-
ресным. Были тут и религиозный философ, человек весьма  эрудированный  и
далекий от всякой суеты, и несколько художников, и  историк  литературы,
занимавшийся наследием Олейникова, Введенского и Хармса. Однажды  попали
на концерт молодого барда (Демилле внес при входе по три рубля за себя и
за Аркадия - из входных пожертвований складывался гонорар барда).  Певец
и композитор проявил себя, на взгляд Демилле, лишь невежеством, а  также
отсутствием всякой культуры слова. Аркадий смушенно согласился.
   Но была еще одна, более глубокая причина вновь вспыхнувшего у Аркадия
интереса к "теневой" ленинградской культуре. На читках и обсуждениях,  в
разговорах он надеялся, может быть, неосознанно показать и свою  роль  в
этой культуре, дать понять школьному товарищу, что двадцать лет не прош-
ли даром, не вычеркнуты из жизни; что  бывший  двоечник  Аркаша  Кравчук
действительно стал одним из виднейших  поэтов  Ленинграда,  пусть  и  не
признанным официальной печатью. Но получалось  неубедительно.  И  здесь,
как и в видимой миру литературе, происходила переоценка былых кумиров, и
здесь нарождались новые поколения, для которых Кравчук был уже неинтере-
сен, скучен, отдавал эпигонством. Эти новые молодые люди  были,  к  тому
же, общественно активны: они издавали свои рукописные журналы и альмана-
хи, причем вели себя как настоящие издатели, пускай и не  платили  гоно-
рар. Дело дошло до того, что во время одного сборища на новой квартире в
Купчине Аркадию на глазах Евгения Викторовича вернули подборку стихов из
такого рукописного альманаха, издававшегося тиражом  в  12  экземпляров.
Его главный редактор, румяненький и гладкий молодой человек лет двадцати
семи, нигде не работающий, но только что получивший тем не  менее  двух-
комнатную квартиру, отдавая Аркадию рукопись, заметил, что он не понима-
ет, почему бы Кравчуку не предложить эти стихи в  "Неву"  или  "Звезду".
"Здесь же ничего нет, Аркадий, понимаете?" - "А что должно быть?" -  ок-
рысился Аркадий. Тот только пожал плечами, усмехаясь.
   Этот случай резко испортил Кравчуку настроение, на следующий же  день
он кинулся к Безичу за утешением и новой ссудой. Демилле к  меценату  не
пошел: боялся новых разговоров про Мадридское совещание. К тому  моменту
он успел уже достаточно побродить по  городу,  порасспрашивать  людей  в
компаниях, куда водил его Аркадий (расспрашивал осторожно, не выкладывая
своей истории), но, может быть, именно поэтому и отвечали ему  осторожно
-вероятно, опасались нового человека, принимали за стукача. Демилле, од-
нажды догадавшись об этом, расспросы прекратил и лишь ловил в разговорах
намеки на интересующие его обстоятельства. Пока безуспешно.
   В тот вечер, не пойдя к Безичу, он отправился в котельную им. Хлебни-
кова, как ее называли работавшие там молодые литераторы. Они с Кравчуком
уже бывали там, и Демилле кстати вспомнил, что на сегодня назначена чит-
ка новой повести одного из кочегаров.  Кравчук  скривился,  сказал:  "Он
мистик", на том они и расстались, договорившись наутро встретиться в Ко-
марове. Демилле прихватил бутылку сухого и к десяти часам вечера  прибыл
в котельную, помещавшуюся на Васильевском.
   Народу на чтение собралось немного - человек семь, среди них две  де-
вушки скромного вида, одетые подчеркнуто небрежно.  В  тесной  служебке,
откуда вела в котельную железная дверь, стояли диван, письменный стол  и
несколько стульев. Хозяин помещения, он же автор повести, усадив  гостей
куда придется, открыл вино и разлил в чашки. Демилле определил, что  на-
род собрался не очень знакомый друг с другом - разговаривали  мало,  де-
вушки перешептывались со своими соседями, на лицах у них было отсутству-
ющее выражение. Обстановка была несколько чопорная, что  мало  подходило
для котельной, и Демилле попытался неосторожно разрядить  ее,  приподняв
свою чашку с вином и провозгласив тост за встречу.  Его  не  поддержали,
каждый выпил как бы сам по себе, и Евгений Викторович  почувствовал  не-
ловкость. "Позвольте мне начать, господа", - сказал со  смешком  хозяин.
Он явно нервничал и пытался скрыть это усмешкой. Вслед за тем он выложил
на стол рукопись, прошитую на полях тесьмой, по виду -нечитанную.
   Девушки откинулись на спинку дивана, держа перед собою чашки с вином.
Хозяин прокашлялся и начал.
   Повесть называлась "Silentium", ее название по-латыни было  начертано
на титульном листе фломастером. Автор читал хорошо, тщательно  выговари-
вая слова и несколько ритмизуя прозу. Демилле прикрыл глаза,  постарался
вникнуть в текст, но вскоре, к удивлению своему, обнаружил, что по-преж-
нему слышит лишь слова и их сочетания - вроде бы вполне понятные, но тем
не менее не образующие никакого для него смысла.  Демилле  не  на  шутку
встревожился. Прошло несколько минут, прочитаны были первые страницы,  и
Евгений Викторович, так и не найдя нити, стал думать лишь о том,  что  и
какими словами он будет говорить автору по окончании. Рукопись  была  не
толста, страниц на тридцать, так что к обсуждению следовало бы  пригото-
виться уже сейчас, но он, безуспешно стараясь  связать  имена  и  фразы,
мелькавшие в сочинении, все более приходил в недоумение и растерянность,
тем более позволительные, что на  лицах  остальных  слушателей  читалась
лишь спокойная сосредоточенность.
   Что-то там было про Марфу... "Образ Марфы... -  мучительно  вспоминал
Демилле, но здесь это не годилось. - Экзистенциальность... нет, тоже  не
то!". Марфа, черт ее дери, по ночам была белой мышью, так  он  понял,  а
днем -актрисой, боявшейся мышей, причем, пребывая мышью, она  ухитрялась
оставаться актрисой и таким образом сама себя боялась. Дело  происходило
в семнадцатом веке, в городе Ростове Великом.
   К концу повествования Демилле возненавидел и эту Марфу, и белую мышь,
и почему-то девушек на диване, которые продолжали отрешенно  глядеть  на
стену котельной, вертя в руках чашки с вином. "Лучше бы пошел к Безичу!"
- подумал Демилле, и в этот момент автор дочитал последнюю и  неимоверно
длинную фразу, отхлебнул вина и устало прикрыл глаза.
   Воцарилось долгое молчание. Потом усатый парень у стены,  на  которой
висели правила противопожарной  безопасности,  неопределенно  хмыкнул  и
спросил:
   - Олег, значит, вы серьезно относитесь к Ремизову?
   Все оживились, был дан ключ - "Ремизов", но для Демилле положение  не
улучшилось, ибо он Ремизова не читал, лишь слышал о таком писателе. Воз-
ник спор, но тоже весьма странный, ибо Демилле  показалось,  что  каждый
старается произнести свои слова так, чтобы, не дай Бог,  каким-то  боком
не задеть того непроявленного смысла прочитанной  повести,  который  все
более его мучил. Демилле отпил еще вина, набрался храбрости и сказал:
   - Простите, я человек новый... Может быть, я не понял. Что вы  хотели
сказать этой вещью?
   Еше не договорив, он понял, что задал запрещенный вопрос. Девушки пе-
реглянулись с едва заметным сожалением, остальные изобразили скуку.  Ав-
тор сразу стал агрессивен, он в упор посмотрел на Демилле  и  спросил  в
свою очередь:
   - Вы Бердяева читали?
   - Простите, при чем здесь Бердяев? - вскричал усатый молодой человек.
   - Нет, я хочу знать ответ, - настаивал автор.
   - Я не читал, - пожал плечами Демилле. - Но я про вашу повесть...
   - А собственно, почему вы сюда пришли? - вдруг вскипел автор.  -  Вас
приглашали?
   - Да... я... - растерялся Демилле. - Мы были здесь с Аркадием.
   - Ах, вы друг Аркадия! Вот как!
   - Аркадий - графоман, - произнесла одна из девушек.
   - Подождите, при чем здесь это! - защищался Демилле. - Я услышал  по-
весть. Я хочу понять! Вы задумываетесь о тех, для кого пишете?
   Опять воцарилась тишина. Демилле понял, что этот вопрос еще более не-
уместен. Он перестал существовать для собравшихся,  вечер  был  скомкан,
гости стали раскланиваться, не обращая на Демилле внимания. Они жали хо-
зяину руку, девушки благодарили. "Это надо прочитать у Михаила", -  ска-
зала одна. Демилле чувствовал себя в глупейшем положении.
   - Прошу прощения. До свидания, - выдавил он из себя и попытался уйти.
Он уже открывал дверь, как вдруг хозяин сорвался с места и догнал его.
   - Подождите! Если вы... так настаиваете... Я вам  дам  почитать  свою
другую повесть. Вот! - у него в руках откуда ни возьмись оказалась  дру-
гая рукопись - засаленная до невозможности.
   - Олег! - предостерегающе воскликнула девушка, приглашавшая к  Михаи-
лу.
   - Я ничего не боюсь! Пусть знают! - выкрикнул автор почти  истерично.
- Читайте, читайте, внимательнее! Только вернуть не позабудьте!
   Демилле вышел на улицу с рукописью и в испорченном настроении. Не ус-
пел он пройти нескольких шагов по направлению к Большому проспекту,  как
его нагнали двое молодых людей из числа слушавших повесть. Они были зна-
чительно моложе его. Демилле заметил, что они не участвовали в  споре  о
повести.
   - Вы не расстраивайтесь. Нам тоже повесть не понравилась, -миролюбиво
сказал тот, что повыше. соблазнившись более высокой зарплатой в  военном
училище.
   - Я разве сказал, что мне не понравилось? Я просто не  понял,  -пожал
плечами Евгений Викторович.
   - Там и понимать нечего! - хмыкнул второй.
   - Давайте познакомимся. А то как-то неудобно, - сказал высокий. - Ме-
ня зовут Саша.
   - Сергей, - представился второй.
   - Евгений Викторович, - назвался полностью Демилле, учитывая  возраст
молодых людей.
   - А вы что пишете, Евгений Викторович? - спросил Саша.
   - Я? Ничего. А почему я должен что-либо писать?
   - Ну... здесь все что-то пишут. Я - стихи, Сережа - прозу...
   - И вы тоже считаете, что незачем принимать в расчет читателя? -язви-
тельно промолвил Демилле. Он все еще не мог отойти, отыгрывался на ни  в
чем не виноватых юношах.
   - Ну, зачем же так?.. - протянул Сергей, не обидевшись. - Это слишком
упрощенно. Конечно, хочется, чтобы дошло. Только не любой ценой. Есть же
новизна формы...
   - Ты это Рыскалю скажи, - усмехнулся Саша.
   - Что? - не понял Демилле.
   - Нет, это я так...
   - Значит, вы считаете, что история про Марфу - новое слово в  литера-
туре? - продолжал наступать Демилле.
   - История про Марфу - бред. Высосано из пальца.
   - Ну, вот и я про то же говорю.
   - Бред она не потому, что непонятна! Вы не за то ухватились, -завелся
Сергей. - Сколько раз уже под предлогом непонятности для простого народа
отвергались вещи действительно прекрасные.  Нельзя  судить  по  принципу
"понятно - непонятно"!
   - А по какому вы предлагаете? - спросил заинтересованно Демилле.
   - Много принципов. "Интересно - неинтересно", "убедительно  -неубеди-
тельно", "ново - не ново". Марфа - это не ново, не интересно и не убеди-
тельно.
   Они вышли на пустой Средний проспект, словно продутый ночным сквозня-
ком, и повернули к Тучкову мосту. Проспект казался эже, чем днем, а дома
выше. Плотной стеной они тянулись по обе стороны, отчего Демилле показа-
лось, что он находится на дне ущелья, прорезанного в  каменном  монолите
города. Вдруг где-то впереди замаячило белое пятно, потом  еще...  Точно
рой белых бабочек вылетел на проспект сбоку, с одной из линий.
   - Сегодня же "Алые паруса"! - догадался Саша.
   - Что? - не понял Демилле.
   - Праздник выпускников.
   - А-а... - протянул Евгений Викторович, с усилием  вспоминая,  что  и
вправду слышал о таком празднике, даже читал в газетах,  но  никогда  не
соотносил его ни с собою, ни с собственной юностью, ни с любимым некогда
Грином.
   Впереди, в группе выпускников, забренчала гитара, и послышались  пою-
щие голоса. Пели юноши - то хрипло, то срываясь на фальцет, немелодично,
на взгляд Демилле, и немузыкально. "Как драные коты", - подумал он.
   Компания молодежи свернула по Первой линии к Большому, а  Демилле  со
спутниками вышел к Тучкову мосту.
   - Слава Богу, успели! - сказал Саша, взглянув на  часы.  -Через  пять
минут разведут.
   - Вы где живете, Евгений Викторович? - спросил Сергей.
   - Я? - Демилле вздрогнул. - Нигде. В Комарове.
   - Электричек до утра не будет. Пойдемте к нам, мы здесь  недалеко,  -
предложил Саша, в то время как Сергей посмотрел на товарища чуть  ли  не
испуганно.
   - Инструкцию нарушаешь, - сказал он тихо.
   - А! Рыскаль спит без задних ног, - ответил Саша.
   - Вы в общежитии? - Демилле пытался понять.
   - Да. Практически. Ну, пойдете? Решайте быстрей! - сказал Саша,  гля-
дя, как рабочий устанавливает поперек моста заграждение для автомобилей.
   - Нет, спасибо. Я лучше погуляю, - ответил Демилле.
   - Ну, тогда пока! - молодые люди наскоро пожали  Евгению  Викторовичу
руку и рысцой устремились через мост.
   Демилле свернул на набережную и побрел к Стрелке. Он прошел мимо Пуш-
кинского дома и вышел к Ростральным колоннам. Здесь полно было народу  -
белых и розовых платьев, рубах, джинсов, гитар, смеха. Юноши  и  девушки
толпились на полукруглом спуске к воде, кто-то купался под смех  товари-
щей, звенели бутылки и стаканы, над простором площади разносились трели:
две тетки-сторожихи со свистками бегали вокруг огромных  клумб,  отгоняя
молодежь от цветущих тюльпанов. Демилле подошел к парапету,  нашел  сво-
бодное местечко, облокотился. Слева и справа торчали разведенные мосты -
Дворцовый и мост Строителей. Он вспомнил ту злосчастную ночь и  взглянул
на шпиль Петропавловки, будто надеясь снова увидеть  прямоугольник  окна
летящего дома (он давно уже догадался, сопоставив события, - чем был тот
светящийся объект в ночном небе)... но ничего не увидел. И ангела самого
на шпиле не было. Демилле мгновенно испугался - куда пропал ангел? -  но
тут же понял, что флюгер-ангел просто-напросто повернулся к нему ребром,
повинуясь ветру.
   Толпа заволновалась, зашумела. По Неве плыла флотилия  лодок  и  яхт,
подсвеченных фонариками. Они двигались бесшумно, отражая огоньки в  спо-
койной воде, и среди них выделялась яхта с алыми парусами.
   У Демилле горло сжало - до того эта яхта была ненатуральна и красива,
так напомнила она игрушечные притязания юности, отозвавшиеся потом обма-
ном и разочарованием.
   Демилле пошел к Бирже, взобрался на ступеньки и сел, подперев голову,
в позе роденовского Мыслителя. Просидев так с полчаса, он  вновь  побрел
куда-то, описал круг мимо Академии наук и института Отта и вновь вышел к
мосту Строителей. Народу на набережной поубавилось. Демилле посмотрел на
часы: мост должны были свести через пятнадцать минут.
   Он принялся ждать, ни о чем не размышляя и праздно рассматривая людей
на том берегу Малой Невы, на Петроградской. По набережной чинно прогули-
вались пары. Внезапно у Демилле перехватило дыхание:  походка  одной  из
женщин показалась ему знакомой. И платье, и прическа...  Демилле  впился
глазами в показавшуюся ему знакомой женскую фигуру. Неужели  Ирина?!  Но
было далеко, не разобрать. Походка ее, несомненно. Но мало ли похожих? И
ведь она не одна! Рядом с женщиной шел мужчина с абсолютно  лысой  голо-
вой, в летнем костюме, поступь выдавала в нем человека пожилого. Мужчина
и женщина удалялись к Петропавловской крепости.
   Демилле побежал по набережной на своей стороне в том же  направлении,
будто стараясь догнать уходящих. Теперь оба были видны со спины, но  все
хуже и хуже, ибо расстояние неумолимо увеличивалось. О, если бы бинокль!
Демилле нещадно тер глаза.
   Он сбежал вниз по наклонному пандусу и остановился у самой воды, про-
вожая глазами пару. Не может быть, чтобы Ирина! Не может  она  сейчас  с
кем-то гулять по набережным!
   На какой-то миг мелькнула мысль - броситься за ними вплавь, но...  За
пьяного посчитают. Да и догонит ли?
   - Ири... - попытался крикнуть он, но осекся. Не услышит.
   Он побрел обратно к мосту и стал терпеливо ждать,  пока  тот  сведут.
Минут через десять разводная часть медленно опустилась, и Демилле первым
рысцой перебежал на Петроградскую и помчался к Петропавловке. Точно  со-
бака, потерявшая след, перебежал деревянный мостик, ведущий в  крепость,
покружил там, потом побежал к зоопарку, тяжело дыша и  оглядывая  редких
прохожих так, что те пугались. Но все напрасно! Женщины и след простыл.
   Уговаривая себя, что померещилось, Демилле пошел к Финляндскому  вок-
залу, где дождался в зале ожидания первой электрички и поехал в  Комаро-
во. Он чувствовал себя разбитым и больным.
   Утренний поселок встретил его запахом сосны, птичьим свистом, прохла-
дой. Пока Демилле шел от станции к даче, он  успокоился  и  окончательно
доказал себе, что Ирина никак не могла быть ночью на набережной да еще с
каким-то стариком. Во-первых, Егорка... а во-вторых... "Ну да, я же  еще
существую, нельзя так быстро забыть!".
   Он взобрался по скрипучей лестнице в мезонин и обнаружил  спящего  на
своей койке Аркадия. В мезонине было прибрано, стол расчищен,  на  столе
сиял самовар, торчали из молочной бутылки ромашки. Демилле удивился.  На
полках тоже царил порядок. Здесь Демилле обнаружил аккуратно разложенные
общие тетради, папки со стихами, книжки в самодельных переплетах, в  ко-
торых тоже были стихи, афишу поэтического вечера во Дворце культуры  им.
Капранова, где среди прочих фамилий значилась и фамилля  Аркадия  (афиша
была десятилетней давности),  пожелтевший  листок  многотиражной  газеты
фабрики трикотажных изделий с подборкой стихов Аркадия  Кравчука  и  его
фотографией  и,  наконец,  ксерокопию  нескольких  страничек  парижского
альманаха с той самой публикацией Аркадия, которая, как он считал,  нав-
сегда отделила его от официальной литературы.
   Демилле решил, что все приготовлено для него и, выпив холодного креп-
кого чаю, приступил к чтению. Он устроился в своей половине  мезонина  -
отсюда ему через открытую дверь виден был спящий Аркадий. Евгений Викто-
рович открыл наугад одну из папок и не без волнения погрузился в ее  со-
держимое. Он хотел, чтобы ему понравилось, не то  чтобы  ожидал  чего-то
неслыханного, но настроился вполне доброжелательно, с полным  пониманием
нелегкого пути товарища.
   Но чем больше он читал стихов, тем  явственнее  подступало  ощущение,
что Аркаша (он так и думал ласково - Аркаша) занимается не своим  делом.
Те хорошие строки, которые встречались в стихах,  были  словно  помечены
чужим авторством, дыхание стиха было натужным, несвободным, и вообще на-
чисто отсутствовали легкость и естественность речи, которая только и де-
лает стихи стихами. Демилле скоро устал и точно так же, как в  котельной
им. Хлебникова, принялся между строк обдумывать фразы, какими  он  пере-
даст Аркадию свое впечатление.
   Но и эти вежливые формулировки складывались с трудом, так что наконец
Демилле решил сделать вид, что он вообще не притронулся к стихам. Он ос-
торожно положил папку на место и только хотел растянуться на тахте,  как
заметил, что Аркадий уже не спит, а внимательно смотрит на него, высунув
голову из-под одеяла. Демилле смутился.
   - Привет, Аркаша! - сказал он.
   Аркадий ничего не ответил, но с тем же пристальным странным  взглядом
встал с постели и вошел к Демилле.
   - Поздравь меня, - сказал он отсутствующим голосом. - Мне сегодня со-
рок лет.
   Демилле с преувеличенной порывистостью бросился к нему, обнял, бормо-
ча поздравления и извинения, восклицал что-то. Аркадий стоял безучастно.
Он скользнул взглядом по полкам со стихами и неопределенно сказал:
   - Здесь все, что я сделал за двадцать лет.
   - Это же здорово, Аркаша! Я уже успел кое-что прочесть. Мне  понрави-
лось, - приподнято отвечал Демилле, но Аркадий оборвал его:
   - Не надо, Женя. Я видел.
   - Да что ты видел! - обиделся Демилле.  -  Это  превосходно!  Замеча-
тельная школа, культура, звукопись...
   - А стихов нет, - констатировал Кравчук, словно бы говорил не про се-
бя. - Оставим это. Давай готовиться к приему. Сегодня будут гости.
   Выпив со старухою чаю и дождавшись одиннадцати часов, они пошли в ма-
газин на станцию, где купили водки, вина  и  закуски.  По  пути  Аркадий
рассказывал о визите к Безичу. В первый раз он говорил о нем зло.
   - Буржуй, сволочь! Наплевать ему на все,  я  понял  вчера...  Знаешь,
прихожу, а у него мальчик сидит. Лет  восемнадцати.  Краснеет,  тетрадку
теребит... Ну, и Арнольд ему поет - слово в слово, что мне двадцать  лет
назад. Даже меня не постеснялся, сука!..  "Вы  опередили,  не  вздумайте
только предлагать в редакции, этот путь порочен..." Этот идиотик  сидит,
кивает!.. Когда мы с ним вышли, я ему сказал: "Дуй,  -  говорю,  отсюда,
пока не поздно, и забудь этот адрес. Иначе пропадешь!".
   Из рассказа Кравчука Евгений Викторович уловил,  что  Безич  встретил
одноклассника прохладнее обычного, хотя и дал пятьдесят рублей,  памятуя
о дне рождения. Сам приехать в Комарово наотрез отказался, сославшись на
радикулит (в этом месте Аркадий ввернул матерный неологизм, рифмовавший-
ся с "радикулитом"). Потом Кравчук перешел на жену Арнольда Валентинови-
ча - Зиночку, которая, по его словам, последние лет семь  полностью  со-
держала мужа, работая официанткой в ресторане, почему и  позволяла  себе
нелицеприятные высказывания о гостях Арнольда. Коллекция картин и фарфо-
ра досталась Безичу от деда. Безич, имея  диплом  искусствоведа,  раньше
работал на полставки, умел находить синекуру или покупал ее... Факт  ос-
тается фактом - у Кравчука вдруг открылись глаза на мецената, и он изли-
вал свою злобу.
   - Что же ты - раньше не знал? Зачем к нему ходил? - спросил Демилле.
   - А к кому ходить?! - вдруг заорал Аркадий, останавливаясь. -  Ты  же
меня не принимал!.. Прости, - тут же сник он.
   В середине дня приехала поклонница Кравчука - увядшая женщина лет пя-
тидесяти в нелепом громоздком платье. Она привезла Аркадию  букетик  им-
мортелей и серебряный царский рубль. Пробыв совсем недолго, она  уехала,
к видимому облегчению Кравчука. Новых стихов он ей не  дал,  отговорился
тем, что не писал последнее время по болезни.
   Вечером же не пришел никто. Лишь почтальон принес телеграмму от Бези-
ча: "Кланяюсь первому поэту города. Арнольд", - что выглядело почти нас-
мешкой. Просидев у накрытого стола около двух часов, Демилле и  Аркадий,
старательно делая вид, что ничего не случилось, что  так  даже  лучше  и
бесхлопотнее, принялись за ужин. Аркадий скоро  напился  и  стал  читать
стихи сначала громко, будто угрожая кому-то, а затем все  тише  и  тише.
Под конец он расплакался и стал целоваться  с  Демилле,  причем  Евгений
Викторович по нежности натуры тоже растрогался и, уже совсем  поверив  в
гениальность приятеля, расточал ему комплименты.
   Как и когда заснули - не заметили. Демилле, не спавший уже более  су-
ток, проснулся к полудню и увидел за столом Аркадия перед  ополовиненной
бутылкой водки. Кравчук был мрачен и молчалив. Наливал себе и пил,  мед-
ленно раскачиваясь и что-то бормоча.
   Демилле выпил рюмку и поспешил на станцию к поезду, ибо  в  тот  день
должен был сдать последний чертеж, получить премию и отпускные и со спо-
койной душой  (насколько  она  могла  быть  спокойной  в  таких  обстоя-
тельствах) уйти в отпуск.
   Прощаясь, он хлопнул Аркадия по плечу, шутливо предупредил, чтобы тот
не напивался. Аркадий, уже пьяный, отмахнулся, скривившись. Демилле сту-
пил на лесенку, но Кравчук остановил его.
   - Постой... Женька... черт! Вот, возьми... - он  протянул  серебряный
рубль, привезенный поклонницей.
   - Зачем мне? Это же тебе подарили...
   - Возьми, говорю! Я так хочу... - Аркадий поднялся из-за стола и, по-
дойдя к Демилле, засунул тому рубль в нагрудный карман пиджака.  -Тсс...
Так надо...
   Демилле пожал плечами и удалился.
   Оставшись один, Аркадий растопил самовар на балконе, надеясь  крепким
чаем унять тяжкое похмелье. Пламя вырвалось из трубы, самовар ожил,  за-
пыхтел... Аркадий бродил по комнате, тупо повторяя: "Надо что-то делать,
надо что-то делать...". Такого отчаяния он не испытывал никогда.  Взгляд
его упал на ксерокопию парижской публикации, и мгновенно злоба  перепол-
нила его душу, он схватил несчастные листки и, свернув их в трубку,  су-
нул в самоварную трубу. Язык пламени хищно взметнулся оттуда, будто тре-
буя новой пищи. "Рукописи горят", - пробормотал Аркадий и, уже не разду-
мывая, скомкал и сунул в самовар полосу многотиражки, затем афишу, затем
машинописные листки... "Горят рукописи, горят!" - в исступлении повторял
он в то время как самовар зловеще гудел, наливаясь жаром. Аркадий распу-
шил общую тетрадку над бьющим из трубы пламенем, и она занялась, как по-
рох. Он бросил горящую тетрадь на клумбу под балконом и поджег вторую...
   Через пять минут все было кончено. Снизу поднимался дым от  сгоревших
рукописей, самовар клокотал. К несчастью, старуха-хозяйка ничего не  за-
метила, ибо прилежно смотрела телевизор в дальней комнате.
   Аркадий уселся на тахту, обвел мезонин взглядом. "Вот и все..." - ус-
покоенно сказал он, и тут ему в голову пришла мысль о том, что он своими
руками за пять минут уничтожил полжизни -именно ту половину, которая ка-
залась ему исполненной смысла и значения. Нужно ли сохранять то, что ос-
талось? Да и осталось ли оно? Аркадий усмехнулся недобро и вдруг  понял,
что разрушение надо довести до конца и что он это сделает. Он осмотрелся
и наткнулся взглядом на люнет -высокое круглое окно, одна половина кото-
рого отворялась наружу в виде форточки.  Аркадий  сразу  сообразил,  что
форточка может ему понадобиться. Он подтащил к стене под люнетом  старый
расшатанный стул и, взобравшись на него, вытянул из брюк ремень.
   Мысль о том, что брюки могут сползти с его висящего тела (он так  от-
решенно и подумал о себе, будто увидел со стороны), остановила  его;  он
слез со стула и подпоясался подвернувшимся  бумажным  шпагатом,  который
завязал на животе бантиком. Снова вскарабкавшись на  стул,  он  забросил
пряжку ремня в открытую форточку люнета, а затем прикрыл ее, наглухо за-
щемив ремень между рамами. Не останавливаясь ни на мгновение, он  соору-
дил петлю. Она оказалась высоко, так что ему пришлось вытянуться на  цы-
почках, чтобы просунуть в нее голову. Ему удалось это не без труда, и он
почувствовал радость - последнюю в этой жизни. Он сделал резкое движение
пальцами разутых ног, будто хотел подпрыгнуть,  и  успел  услышать,  как
стул с шумом повалился набок...
   Хозяйка поднялась к нему через час,  чтобы  пригласить  на  программу
"Время", но времени уже не существовало для Аркадия. Он висел на  стене,
как кукла на вытянувшемся ремне, почти касаясь ногами пола.
   ...Демилле вернулся в Комарово  около  десяти  часов  вечера.  Уже  в
электричке, подъезжая к станции, вдруг почувствовал смутную тревогу. Вы-
нул зачем-то серебряный рубль и  вертел  его  вспотевшими  пальцами.  От
платформы пошел быстрым шагом, а потом побежал и бежал так, пока не уви-
дел вдалеке у голубой дачи странное скопление народа и две машины -  ми-
лицейскую и "скорую помощь".
   Демилле остановился, глотнул воздух и пошел к даче медленно, уже уве-
ренный в беде.
   Группа людей - дачников и местных жителей - стояла в сторонке, наблю-
дая за тем, как лейтенант милиции что-то ищет на  участке  под  балконом
мезонина. Руки у лейтенанта были в саже, он наклонялся и подбирал с зем-
ли обожженные листы бумаги, рассматривал их, стряхивал пепел и прятал  в
папку. На балкон вышел старшина милиции с чемоданом, в  котором  Демилле
узнал свой чемодан, громко спросил:
   - Товарищ лейтенант, чемодан брать?
   - Бери, бери... - ответил лейтенант.
   Демилле с похолодевшим сердцем подошел к группе и прислушался.
   - Говорят, стихи писал...
   - А жег что?
   - Ну, стихи и жег. Студент...
   - Простите... - мертвыми губами произнес Демилле. - Что тут  произош-
ло?
   - Да повесился чудик один, - вздохнув, пояснил маленький мужичонка.
   - Стихи до добра не доводят, - наставительно произнесла  старуха  ин-
теллигентного вида.
   На крыльцо дачи неловко выдвинулись изнутри два санитара с носилками,
на которых лежало что-то длинное, накрытое белой простыней. Демилле сде-
лал шаг назад, сердце вдруг бешено забилось - ему  почудилось,  что  все
слышат, как оно стучит, - он сделал второй шаг и, повернувшись  наконец,
пошел прочь, не оглядываясь. Так он дошел до ближайшего перекрестка, где
свернул, и только тут, когда его никто уже не видел, побежал куда  глаза
глядят. Он бежал долго, не разбирая дороги, пока не упал в сырую  траву,
зарывшись в нее лицом.
 
   * Часть III
   КРАХ *
 
   В некоторых семействах создаются положения, до
   того соответствующие предстоящим событиям, - что лучше не
   придумала бы самая богатая фантазия драматурга - старого
   времени, разумеется...
   Л. С.
   Глава 25
   КОНТАКТ
   Подфартило тете Зое на старости лет, попала тетя Зоя в космос!
   Случилось это, как мы помним, благодаря пиву. Кто же мог  знать,  что
пиво, наряду с другими бесценными свойствами, обладает и всеми качества-
ми горючего для ракетного двигателя? А вот оказалось, что обладает.  Уз-
най этот факт наука раньше, освоение космического пространства наверняка
бы упростилось, а главное, приобрело бы совершенно  демократический  ха-
рактер. Этак каждый любитель пива, зарядившись дюжиной бутылок и  соста-
вив их по многоступенчатой схеме, мог бы двинуть туда, где никакая жена,
никакое начальство его не достанет!.. Хотя, скорее, раскрытие сего факта
привело бы к тому, что пиво превратилось бы в продукт стратегический,  и
тут конец всем мечтаниям.
   Однако я хотел только сказать, что пиво - это тот пробный камень,  на
котором всю свою жизнь испытывала духовные качества  тетя  Зоя,  доливая
продукт до черты, и ни разу не отступилась.  Посему  и  была,  вероятно,
публично причислена к лику святых с последующим незамедлительным  возне-
сением.
   Перегрузки при взлете, да неожиданность, да испуг привели к тому, что
она на какое-то время потеряла сознание и очнулась уже на орбите с  апо-
геем в пятьсот километров, а перигеем - километров в  двести  семьдесят.
Орбита, как мы видим, имела явственный эллиптический характер,  но  тете
Зое это было как-то все равно. Гораздо большее впечатление на нее произ-
вел беспорядок в кабине, то есть в ларьке, обнаруженный тотчас, как тетя
Зоя пришла в чувство.
   Все, что было незакрепленного внутри ларька, а именно: табурет,  пив-
ные кружки, тарелка для мелочи, мелочь и сама тетя Зоя, -плавно  и  хао-
тично перемещалось в воздухе, а точнее, в пространстве, ибо воздухом там
и не пахло. Тетя Зоя ухватилась за медный краник и подтянулась  к  нему,
другою же рукой принялась поспешно вылавливать из объема медные и сереб-
ряные монетки, кружащиеся вокруг нее, точно рой пчел. Деньги были  госу-
дарственными, подотчетными, и именно об этом первым делом подумала  тетя
Зоя, ловя пятаки, гривенники и копеечные монеты и засовывая их в  карман
белого фартука. Они норовили вылететь и оттуда, так что тете  Зое  приш-
лось проявить чудеса ловкости, чтобы справиться с этим роем денег.  Пив-
ные кружки, причудливо вращаясь, сталкивались друг с другом, отчего  ла-
рек был наполнен мелодичным стеклянным звоном.
   Управившись с мелочью, тетя Зоя сняла фартук и  завязала  его  узлом,
чтобы деньги более не рассредоточивались. Для этого ей пришлось оторвать
руку от краника и пуститься в свободное плавание, так что узел она завя-
зала, находясь уже под потолком головою вниз,  если  считать  низом  пол
пивного ларька. Тетя Зоя мягко оттолкнулась ногою от пластикового покры-
тия потолка и спикировала к спасительному кранику. На этот раз она ухва-
тилась за ручку и неосторожно повернула ее. Из краника вдруг стала выду-
ваться круглая янтарно-желтая капля, которая на глазах набухала, превра-
щаясь в зыбкий колеблющийся шар, будто надуваемый изнутри. Еще мгновение
- и шар рассыпался на мелкие желтые шарики, разлетевшиеся по  кабине,  а
из краника начала расти следующая капля.
   Тетя Зоя в ужасе повернула рукоятку  назад.  Капля  прекратила  рост.
"Это же пиво!" - изумленно подумала тетя Зоя, глядя на колыхавшуюся кап-
лю. Подтянувшись к ней, тетя Зоя осторожно коснулась капли губами и втя-
нула ее в себя, ощутив горечь. "Фу, гадость! Как  его  мужики  пьют!"  -
скривившись, подумала она, но делать нечего, иного  способа  уничтожения
пива не было. Тетя Зоя, поминутно сталкиваясь с пивными кружками, приня-
лась охотиться за мелкими каплями. Она глотала их, как рыба приманку,  а
попутно училась управлять своим телом в невесомости, используя различно-
го рода выступы, стойку, цилиндры баков, от  которых  она  отталкивалась
руками и ногами или же, наоборот, притягивалась к ним. Погоня за пивными
каплями утомила тетю Зою. Справившись с последней, она раскинула руки  и
некоторое время отдыхала, плавая между полом и потолком.
   С непривычки пиво ударило в голову. Может быть, поэтому проблема  ле-
тающих пивных кружек была решена с несвойственной тете Зое  удалью:  она
их просто-напросто повыбрасывала в окошко,  после  чего  окошко  закрыла
прозрачной плексигласовой шторкой. "Пускай вычитают из зарплаты", -  ре-
шила она. Двенадцать больших полулитровых кружек и  четыре  маленьких  в
четверть литра поплыли рядом с ларьком на фоне округлой  Земли,  блистая
на солнце гранями, точно кристаллики льда. Тетя Зоя  поневоле  залюбова-
лась.
   А любоваться было чем. Земля поворачивалась под нею в голубом ореоле,
расписанная белыми размашистыми мазками циклонов, закрученными в  немыс-
лимые спирали. Заворачивался за край Земли синий океан, отражавший  сол-
нечный лик, на краю же происходили волшебные переливы всех цветов от го-
лубого к розовому, багровому, черному, а чуть дальше уже горели  злые  и
яркие звезды.
   Тетя Зоя не узнавала Земли. Всю жизнь на ней  прожила,  а  сверху  не
признала. Земля была непонятна. Во-первых, тетю Зою чрезвычайно  удивило
отсутствие границ. Она привыкла, просматривая программу "Время",  видеть
всегда за спиною диктора очертания государств и многие из  них  помнила.
Она легко бы могла по контуру отличить  Японию  от  Канады.  Соединенные
Штаты всегда были нарезаны аккуратными кусочками, как огороды в  коллек-
тивном садоводстве, где тетя Зоя лет уже двадцать имела участок и летнюю
времянку. Очертания своей страны были ей знакомы более всего, хотя и  не
вызывали четких ассоциаций - уж больно сложна конфигурация! -  однако  в
них тетя Зоя неизменно находила какую-то особую основательность и красо-
ту. Эти-то родные очертания она бессознательно и ожидала увидеть, взгля-
нувши за стекло пивного ларька на Землю, но, к удивлению и огорчению, не
увидела. Она узнала только Крым и Черное море, благодаря их особой  фор-
ме. Относительно других мест оставалось только гадать: что это? чье это?
наше или басурманское?
   С непреложной очевидностью вдруг обнаружилось, что Земля -  общая,  а
может быть, и ничья, что все эти желтые пустыни, зеленые леса, синие во-
ды и снеговые шапки гор существуют сами по себе, принадлежа только себе,
и не имеют к человеку ни малейшего касательства, тем более, что с  такой
высоты человека не было видно, да и следы его деятельности проступали на
Земле лишь местами. Это было второе открытие, удивившее тетю Зою.
   Конечно, она не поднялась до философских обобщений -  образование  не
позволило, да и не до того ей было сейчас - однако  чувство,  испытанное
ею на орбите, похоже было на растерянность. Земля, всегда  ранее  предс-
тавлявшаяся плоской и разделенной на  принадлежащие  кому-то  участки  -
будь то огороды садоводства или же целые государства, - на  деле  оказа-
лась нераздельной, а все межи, ограды, частоколы,  границы,  возведенные
между собственниками, сверху были попросту незаметны, их не  существова-
ло. Низменности плавно переходили в возвышенности, реки втекали в  моря,
леса обрамляли степи. Линии и границы были чисто естественного происхож-
дения, другие были бы просто абсурдны, и тетя Зоя, глядя на красоту раз-
вернувшейся перед нею планеты, впервые ощутила, что видимая ею картина и
есть картина истинная, а раскрашенные в  разные  цвета  плоские  фигурки
неправильной формы, которые она привыкла считать государствами, не имеют
к планете ни малейшего отношения.
   Тетя Зоя почувствовала прилив нежности к  этому  гигантскому  теплому
живому шару, населенному миллиардами жизней и вместившему в себя  милли-
арды смертей. Она знала, что там, на покинутой ею планете, нет у нее  ни
единого родного человека, только могилка мужа и сына на Смоленском клад-
бище; все желания тети Зои сосредоточивались на мысли,  чтобы  соседи  и
собес выполнили ее последнюю волю и похоронили там же, других желаний  у
нее в жизни не осталось. Сама жизнь, пахнувшая пивом, казалось, протекла
в одночасье однообразной струйкой, наполняющей кружку, - и все  же  сей-
час, паря над Землею, тетя Зоя испытывала благодарность и  отчасти  вос-
торг.
   Она ни секунды не сомневалась, что вернется обратно, лишь только  вы-
полнит программу, ибо все космические полеты проходят по программе,  это
она прекрасно знала. Собственное  же  неведение  относительно  программы
объяснила себе кратко: "Значит, так надо".
   Тетя Зоя не исключала возможности, что программу ей сообщат  дополни-
тельно каким-нибудь хитрым способом, а пока  она  принялась  обживаться,
насколько это было в ее силах, то есть подконопатила  с  помощью  старых
халатов щели в пивном ларьке, чтобы не слишком задувало космическим  хо-
лодом; подлезла она и под баки  и  кое-как  залатала  прорванные  днища,
пользуясь пластиковой обшивкой, отодранной от стенки,  огарком  свечи  и
лоскутами тех же халатов. Питаться тетя Зоя порешила пивом -  более  не-
чем, справедливо рассудив, что одной большой капли размером с  кулак  ей
на сутки хватит. Много ли нужно святой? Ну, а многочисленные мелкие неу-
добства вроде невесомости, низкой температуры и отсутствия атмосферы те-
тю Зою не очень пугали. "Блокаду пережили, и это  переживем!"  -  решила
она.
   Несколько суток она провела в кропотливом труде, прерываемом наблюде-
ниями за Землей и околоземным пространством, в  котором  обнаружила  уже
довольно много летающих предметов, кроме  пивных  кружек:  шарообразных,
цилиндрических, сложной формы - с металлическими штырями, плоскими  сет-
ками, наподобие крыльев, круглыми иллюминаторами. То были спутники Земли
и орбитальные станции, сверкавшие на солнце, как елочные игрушки. Благо-
даря им наша планета выглядела принаряженной, в серьгах и кулонах, впол-
не благодушной и мирной. По временам, правда, замечала тетя Зоя на Земле
какие-то вспышки, но и они выглядели безобидно и даже красиво.
   Примерно через неделю метрах в трехстах от  себя  тетя  Зоя  заметила
слабое свечение. Оно не меняло положения относительно  ларька,  следова-
тельно, обращалось вокруг Земли с тою же скоростью и по той же  траекто-
рии, что тетин Зоин корабль. Свечение постепенно усиливалось и уже через
сутки стало обретать форму огромной чечевицы с размытыми краями. Еще че-
рез сутки края стали четкими, будто чечевицу сфокусировали  в  подзорной
трубе, и перед тетей Зоей предстал неизвестный космический корабль сине-
вато-стального цвета, абсолютно гладкий, не имеющий ни выступов, ни  ил-
люминаторов и похожий на обкатанный морем голыш правильной формы с  раз-
мерами в поперечнике не менее ста метров. Пока этот корабль концентриро-
вался неподалеку от ларька, тетя Зоя опасливо на него поглядывала и даже
пару раз осеняла себя крестом на всякий случай.
   Наконец, в гладком боку корабля образовалась круглая дыра, будто  его
проткнули иглой, и из дыры выплыл наружу какой-то мелкий предмет,  кото-
рый сразу взял курс к ларьку. Не прошло и нескольких  секунд,  как  тетя
Зоя узнала в нем космонавта в скафандре - с двумя руками, двумя ногами и
головою, скрытой под прозрачным колпаком. Довольно скоро она  разглядела
и его лицо - довольно странное, неземное. Оно было зеленого цвета и  без
носа, а глаза желтые. "Как у Тишки", - вспомнила тетя Зоя  своего  кота,
поневоле испытывая к незнакомцу теплые чувства. А он подлетел к ларьку и
постучал в окошко.
   - Хау ду ю ду? - донесся снаружи его усиленный радиорупором голос.
   - Пива нет! Пива нет! - крикнула тетя Зоя, приблизив лицо  к  окошку,
на что незнакомец кивнул и сказал уже по-русски:
   - Рад вас приветствовать. Вы меня не допустите внутрь?
   - Посторонним не положено... - проворчала тетя Зоя, но тем  не  менее
распахнула дверь и впустила гостя в ларек.
   Космический незнакомец влетел внутрь, как  скворец  в  скворечник,  и
уцепился щупальцами за фонтанчик для мойки кружек. Оказался он небольшо-
го роста, с десятилетнего ребенка.
   - Значит, вы из России? - спросил он.
   - Из Ленинграда, - охотно подтвердила тетя Зоя, с жалостью  разгляды-
вая неказистое существо.
   - Странный у вас корабль... - заметил пришелец.
   - Чего ж странного? - слегка обиделась тетя Зоя. -  Таких  ларьков  у
нас почитай на каждом углу. Сами-то вы откуда?
   - Созвездие Лебедь, - коротко ответил пришелец.
   - А по-нашему откуда знаете?
   - Обучились, - пришелец изобразил на лице нечто, похожее на улыбку.
   Из дальнейшего разговора выяснилось, что экспедиция из звездной  сис-
темы Лебедя была направлена для контроля за этой частью Вселенной, после
того как разведка донесла, что на планете Земля обострилась  конфликтная
ситуация.
   - Конфронтация у вас, - объяснил пришелец.
   - Чего? - не поняла тетя Зоя.
   - Противостояние систем, угроза ядерного конфликта...
   - Что есть - то есть, - согласилась тетя Зоя.
   - Вот мы и прилетели, - развел он щупальцами.
   - Это все американцы, - начала объяснять тетя Зоя. - И чего  им  ней-
мется! Все стращают и стращают...
   - Американцы говорят по-иному, - заметил он.
   - А вы их слушайте больше. Они наговорят!
   - Мы должны слушать всех, - сказал он мягко.
   - Так вы вроде как помочь нам приехали? - спросила тетя Зоя.
   Пришелец вздохнул, посмотрел куда-то вверх с тоскою.
   - Они там думают, что мы Боги! Прилетели бы и посмотрели сами, прежде
чем командовать. Они думают - здесь дикари живут! - все  более  и  более
распаляясь, продолжал он. - А у этих дикарей на каждый нос по пятнадцать
тонн тротила. Что мы можем сделать? Это раньше наши спускались, соверша-
ли пару чудес, которые потом помнили две тысячи лет... Нынче эти  номера
не проходят.
   - Но что-то ведь делать надо... - вставила тетя Зоя.
   - Раньше надо было думать! - окрысился пришелец.
   - Чего орешь? Я, что ли, виновата? Ты с тех спроси,  кто  главный,  -
сказала тетя Зоя.
   - Да они у вас тут меняются чуть не каждый день, - отвечал он. -То ли
дело у нас. Как зарядит на тысячу лет. Мы, понимаете ли, бессмертны...
   - Ох, бедные... - вздохнула тетя Зоя.
   - Почему? - удивился он.
   - Так ведь сколько мучаться!
   - Ну... - неопределенно протянул пришелец. - У нас ритм иной, понима-
ете? А тут не успеешь оглянуться - в Штатах новый президент. И каждый со
своим гонором. Вот опять осенью начнут избирать. Как  пить  дать,  будет
Рейган. Следовательно, мы опять на боевом дежурстве. А прибавьте  бойкот
Олимпиады, "Солидарность", Ближний Восток... Хлопотная  планета,  вы  уж
извините... А случись что - отвечать нам, -вздохнул пришелец.
   - Перед кем? - удивилась тетя Зоя.
   - Перед Верховным... Ну, вы его называете Богом. Не совсем правильно.
Никакой он не Бог. Бога нет.
   - Это еще бабка надвое сказала, - поджала губы тетя Зоя.
   - Я вам точно говорю.
   - У нас свобода вероисповедания, - стояла на своем она.
   - Питаетесь вы чем? - переменил он тему.
   Тетя Зоя молча повернула рукоятку краника и извлекла  на  свет  Божий
увесистую каплю пива. Незнакомец удивленно склонил голову набок.
   - Это что?
   - Пиво.
   - Любопытно. Можно попробовать?
   - Мне не жалко.
   Пришелец достал откуда-то мягкий пакет из блестящего материала и  на-
кинул его на каплю. После чего, откланявшись, поспешил с пакетом к  себе
на корабль. Через некоторое время из корабля вынырнули уже две  фигурки.
Они быстро направились к ларьку, волоча с собою нечто вроде туго набито-
го рюкзака.
   В рюкзаке оказались различные космические съестные припасы в  тюбиках
и банках. Пришельцы приволокли их в обмен на пиво, которое,  видать,  им
очень понравилось, так что они решили вступить с тетей Зоей в  перегово-
ры. Тетя Зоя выслушала их, перебрала консервы, попробовала на  язык  со-
держимое одного тюбика...
   - Много не дам, - сказала она. - Это у меня горючее.
   Пришельцы дружно изумились смекалке землян, додумавшихся  наконец  до
одинакового горючего для ракеты и космонавта, но все же стояли на своем:
десять капель пива. Тетя Зоя доторговалась  до  семи,  предупредив,  что
иначе у нее не останется на мягкую посадку. При этом она стучала  согну-
тым пальцем по стеклянной трубке измерителя уровня в баках и  приговари-
вала:
   - Сами посмотрите! Пятьдесят литров. Это же курам на смех!
   Пришельцы удалились, предварительно упрятав капли в  герметичный  ме-
шок. Тетя Зоя крикнула вслед:
   - На Земле этого пива навалом! Вы бы туда слетали!
   И, как видно, подала неплохую идею. Во всяком случае, через некоторое
время корабль пришельцев стал терять  очертания,  истаивать  на  глазах,
превратился в сгусток света, метнулся в сторону, как солнечный зайчик, и
пропал из вида.
   - Слава Богу... - вздохнула тетя Зоя.
   Однако на следующий день корабль был тут как тут, поутру уже  сгущал-
ся, а к полудню принял прежние четкие формы. Никто из него  не  выходил,
только время от времени то там, то здесь на боку появлялись круглые  от-
верстия, из которых в пространство стремительно вылетала какая-то  блес-
тящая пыльца, после чего отверстие закрывалось. Пыльца постепенно рассе-
ивалась вокруг корабля, некоторые частички стали приближаться к  ларьку,
увеличиваясь в размерах, пока тетя Зоя не обнаружила, что это - металли-
ческие банки. Одна из них стукнулась о ларек, тетя Зоя ловко ее  поймала
и принялась исследовать. Банка  была  продолговатая,  вроде  как  из-под
растворимого кофе, но чуть короче. В верхней крышке  имелось  правильное
треугольное отверстие с округлыми углами. В банке ничего не было, но она
пахла знакомым запахом пива. Надпись на  банке  тетя  Зоя  прочитать  не
смогла: написано было не по-нашему.
   Вскоре среди роя блестящих предметов, выбрасываемых с корабля гостей,
стали попадаться и бутылки. Одну из них, проплывшую мимо ларька на неко-
тором удалении, тетя Зоя без труда опознала по этикетке. Это была пустая
бутылка "Мартовского".
   - Гудят... - понимающе покачала головой тетя Зоя.
   Пришельцы истребляли полученный на Земле запас пива в течение недели,
а потом, не без труда превратившись в сгусток света, снова куда-то  уле-
тели. На этот раз их не было долго. Тетя Зоя  стала  снова  привыкать  к
одиночеству, как вдруг корабль сгустился опять. На этот раз он был како-
го-то бурого цвета, а из отверстий  вылетали  в  космос  бутылки  виски,
"Столичной" и коньяка. Тетя Зоя с горечью поняла: пришельцы спиваются.
   Корабль подрагивал, однажды перевернулся, как поплавок, да так и  ос-
тался. Космос вокруг него пропах спиртным.  Наконец,  бутылки  перестали
исторгаться изнутри, корабль затих, но через несколько часов люки  вновь
открылись, и все пришельцы в количестве десяти особей ринулись к  ларьку
тети Зои.
   - Опохмеляться бегут, - безошибочно определила она.
   И действительно, пришельцы с пятнистыми, зеленовато-багровыми  лицами
выстроились в очередь, слезно прося пива. Как объяснил давний  знакомец,
без этого им было никак не обратиться в лучистую энергию, чтобы передви-
гаться в пространстве.
   Тетя Зоя сжалилась, отцедила им по капле, но взамен потребовала Атлас
Земли, который и был незамедлительно доставлен к  ней  с  корабля.  При-
шельцы после пива повеселели, роились вокруг  ларька,  точно  алкаши  на
Петроградской. Потом кто-то предложил добавить. Они помчались к кораблю,
мигом превратились в прозрачное облако и смылись с быстротою света.
   - Планету пропили, теперь и космос пропьют,  -  строго  сказала  тетя
Зоя, открывая Атлас.
   Теперь у нее появилось занятие - давать названия рекам, пустыням, го-
рам и морям, над которыми она пролетала, то есть как бы  приводить  свое
хозяйство - а тетя Зоя уже бессознательно считала земной шар  своим  хо-
зяйством - в порядок, чтобы ни одна речушка, ни  одно  озерцо,  ни  одна
горная гряда не остались без имени, неучтенными.
   Сильно мешали циклоны, скрывавшие иной раз по пол-Европы; приходилось
терпеливо ждать, когда рассеются, перейдут на другое место, но тетя  Зоя
не спешила. Она поняла, что это и есть ее программа - осмотреть Землю  и
отождествить с нею Атлас - вроде как навести ревизию на предмет  выявле-
ния недостачи.
   Пришельцы между тем вели себя все более  и  более  разнузданно.  Надо
сказать, что они, как и пьяницы Петроградской, тетю Зою уважали и ни ра-
зу не посягнули на ее авторитет. В остальном же вели себя не лучше  зем-
ных алкоголиков. Старый знакомец, первым вступивший в контакт и испробо-
вавший пива, стал делать в ларьке заначки спиртного - то маленькую прип-
рячет, то бутылку пива. Напрасно тетя Зоя выговаривала ему: когда  бывал
трезвый, мрачно соглашался,  что  алкоголизм  губителен  для  Вселенной,
пьяному же космос был по колено.
   В пространстве между кораблем и ларьком трудно было пролететь теперь,
не натолкнувшись на пустую бутылку или банку из-под пива.
   Тетя Зоя безуспешно пыталась обратить внимание гостей на горячие точ-
ки планеты и напомнить об их миссии; пришельцы, болтаясь в невесомости у
ларька, лишь рассказывали друг другу политические анекдоты,  почерпнутые
на Земле вместе с запасами спиртного, одним словом, деградировали.
   По Северному полушарию прокатывалось зеленою волною лето, в Южном шла
зима, а лебедяне исправно гоняли на своем корабле за водкой, чачей, ара-
кой, сакэ,  самогоном,  спиртом-ректификатом...  Кажется,  они  задались
целью перепробовать все возможные напитки, пока, наконец,  не  случилось
непоправимое.
   На яблочный Спас пришельцы приурочили празднование какой-то своей да-
ты, связанной с историей лебедянской  космонавтики.  Знакомец  тети  Зои
объяснил, что когда-то давно в этот день удалось впервые перевести массу
в лучистую энергию и обратно. "Между прочим, это произошло на Земле",  -
сказал лебедянин, как всегда, покачиваясь в невесомости с похмелья.
   ...Проснувшись, тетя Зоя увидела страшную картину. Вокруг  корабля  в
окружении синих прозрачных капель плавали безжизненные тела  лебедянских
космонавтов. Сначала тете Зое показалось, что они пьяны и спят,  но  вот
один из них проплыл совсем рядом с ларьком, и тетя Зоя увидела его синее
мертвое лицо с распахнутыми желтыми глазами... Вся экспедиция  бессмерт-
ных лебедян была мертва. Синяя капля разбилась о стекло пивного  ларька,
и в нос тете Зое ударил резкий запах денатурата. "Господи  Иисусе..."  -
прошептала она, глядя на безжизненные тела  в  скафандрах,  напоминавшие
мертвых мух. Мысль о том, что Земля осталась без зашиты, лицом к лицу со
своими грозными проблемами, еще больше опечалила тетю Зою.  "И  то  ска-
зать, какие из них защитники? С водкой совладать не смогли..." - рассуж-
дала она, а потухший корабль, потерявший управление, кувыркался  сам  по
себе в трехстах метрах от нее.
   Впрочем, через некоторое время и корабль, и космонавты  стали  таять,
точно крупинки сахара в воде. На этот раз они не превращались в свет,  а
просто исчезали, обращались в ничто, навеки оставляя тетю  Зою  и  Землю
нашу в одиночестве перед своими бедами.
   Глава 26
   СЕМЕЙСТВО НЕСТЕРОВЫХ
   Историю человеческую можно представить себе по-разному.  В  учебниках
мы находим имена государей  и  полководцев,  мыслителей  и  бунтовщиков,
столбики памятных дат; мы видим на картах, как дышат на протяжении веков
границы государств - то одно, то другое расползается  вдруг  вширь,  как
масляное пятно на воде, потом дробится либо же скукоживается до размеров
фасоли, а то и вовсе исчезает с лица Земли.
   Но смотрел ли кто и когда на историю как на движение  и  переплетение
родов и фамилий, причем не только царственных или геральдических,  прос-
леживающих свою генеалогию на десятки колен, но и простых, холопских, не
помнящих своего родства?
   Движение родовых кланов от поколения  к  поколению,  их  переплетение
вследствие брачных союзов можно сравнить с потоком, низвергающимся с ог-
ромной горы времени, от Адама и Евы, дробящимся на  струйки  и  ручейки,
которые сливаются, распадаются, набирают силу  и  чахнут,  производя  на
своем пути разрушительную и созидательную работу истории. Стоит лишь пе-
ревернуть вниз головою безмятежное генеалогическое  древо  человечества,
чтобы получить эту лавину огромной энергии, которая либо сольется у под-
ножия горы в величавую реку, объединяющую все расы  и  народы,  либо  же
распылится в мириады брызг, враждующих друг с другом и бессильных в зло-
бе из-за собственной малости.
   Один такой ручеек, вернее, малую его часть, называемую  фамилией  Де-
милле, мы уже исследовали в свое время.  Перепрыгнувший  с  французского
склона горы на русский через низкий водораздел, образовавшийся после то-
го, как царь Петр "прорубил окно в Европу", наш ручеек не затерялся,  не
провалился в расщелину, а  продолжал  свой  скромный  путь,  пополняемый
русскими ручейками, сохранив, как мы видели,  французское  наименование.
Различные препятствия, ложбинки, уклоны, камни, кустарники,  обусловлен-
ные историческим ландшафтом, по которому он протекал, преодолевались  не
без потерь и ветвлений вплоть до  середины  нашего  века,  когда  ручеек
раздробился на три части по числу детей Виктора Евгеньевича Демилле.
   Нас интересует сейчас тот узел, помеченный 1967 годом, когда род  Де-
милле пересекся с родом Нестеровых.
   Подобные пересечения, как мы знаем из истории, приводили  к  междуна-
родным  союзам  или,  наоборот,  войнам,  когда  происходили  на  уровне
царствующих фамилий. Но в нашем случае никаких исторических  катаклизмов
не произошло, исключая перелет кооперативного дома из одной части города
в другую.
   По отцу Ирина принадлежала к потомственному крестьянскому роду, кото-
рый лишь три поколения назад выбился  из  крепостной  зависимости.  Жили
Нестеровы в Ярославской губернии,  в  небольшой  деревеньке  Ковшово,  и
судьбы всех предков Ирины различались большим  или  меньшим  количеством
неурожаев, выпавших на их долю, да числом ртов в семье,  пока,  наконец,
первый из Нестеровых - Михаил Лукич - не шагнул в город в тридцатом  го-
ду, в возрасте шестнадцати лет, где поступил на завод, а потом,  окончив
фабзавуч, - на рабфак кораблестроительного института.
   Здесь он встретился с будущей своей женой Серафимой Яковлевной  Коже-
ватовой, а тогда еще просто Симой, которая тоже была горожанкой в первом
поколении, но вышла, в отличие от Михаила, из южных крестьян  России,  с
Дона, из казаков да еще с примесью цыганской крови -  крепких,  статных,
работящих и удалых. Этой статью и удалью Сима смутила сердце Михаила Лу-
кича. Сам он был крепок, коренаст, с круглой белобрысой головой и небес-
ной сини глазами; некоторая неуклюжесть и медлительность происходили бо-
лее от застенчивости перед городскими, работал же  споро,  основательно.
Сима была выше его на полголовы - стройная, широкоплечая, чернобровая, с
прямым, прожигающим насквозь взглядом карих глаз,  с  толстой,  в  руку,
черной косой. За словом в карман не лезла.
   Сима была на три года младше Михаила и точь-в-точь ровесницей Советс-
кой власти: родилась она 25 октября 1917 года;  однако  на  рабфаке  они
оказались вместе, поскольку Михаил пришел из деревни с шестью классами и
наверстывал упущенное в фабзавуче.
   Это поколение ровесников Октября, вырванное из далеких и глухих  мест
России ветром революции, очень скоро почувствовало себя хозяевами жизни.
Оно лишено было истории, лишено было возможности сравнивать свою жизнь с
чем-либо. Прошлого не существовало, поскольку оно было  раз  и  навсегда
отвергнуто как неудавшееся, теперь только от них зависело, какова  будет
новая жизнь. Их детство прошло под гром раскулачивания  и  коллективиза-
ции, юность же начиналась победными фанфарами первых  пятилеток,  стаха-
новским движением, перелетами Чкалова и  Марины  Расковой,  папанинцами,
"Челюскиным"... Блестящая эпоха выпала им на долю, и они не наблюдали ее
со стороны, а создавали своими руками.
   Шагай вперед, комсомольское племя!
   Шути и пой, чтоб улыбки цвели!
   Мы покоряем пространство и время,
   Мы - молодые хозяева Земли!
   Так пели они и действительно шутили и покоряли пространство. С  поко-
рением времени, как выяснилось через несколько десятилетий, оказалось не
столь просто.
   Сима, кроме учебы на рабфаке, работала машинисткой на полставки и за-
нималась парашютным спортом. Два раза в неделю, нацепив на спину ранец с
парашютом, она взлетала в небо на "утенке", как называли самолет У-2,  и
бесстрашно выбрасывалась в пустоту. Миша Нестеров, которому учеба  дава-
лась туго, стал председателем студсовета и на заседаниях парткома инсти-
тута допекал ректора хозяйственными вопросами общежития. В партию Сима и
Михаил вступили одновременно, в 1938 году.
   Они поженились в мае тридцать девятого, в те дни, когда газеты  печа-
тали фотографии Молотова и Риббентропа, приехавшего подписывать  пакт  о
ненападении. На скромной "комсомольской" свадьбе радовались:  "Войны  не
будет!" - впрочем, оптимизм этого поколения вообще не поддается  измере-
нию.
   На следующую осень у молодых, только что окончивших институт  и  нап-
равленных на Балтийский завод, родилась дочь Лиля, старшая сестра Ирины,
а еще через несколько месяцев началась война.
   Они недаром пели в той же песне: "Когда страна быть прикажет  героем,
у нас героем становится любой". Они пошли воевать, ни секунды не  сомне-
ваясь в том, что победят. И они победили! Минуты сомнений и неувереннос-
ти в исходе войны случались у более старших по возрасту, у них -  никог-
да. Михаила взяли в морскую авиацию, в технический состав, воевал  он  в
одном из соединений Балтийского флота, готовил машины к боевым  вылетам,
залечивал им раны. Сима записалась добровольцем в женский батальон МПВО,
ее зенитное орудие стояло на Марсовом поле. За маленькой Лилей  присмат-
ривала старшая сестра Симы, перед самой войной приехавшая из Ростова  да
так и не успевшая уехать из Ленинграда домой.
   Блокаду пережили, как и все пережившие блокаду, - неизвестно как, чу-
дом, усилием духа и отчасти молодой уверенностью, что  смерть  -это  для
кого-то другого, не для них. Михаилу удавалось время от времени  переда-
вать семье свой офицерский паек. Весной, после страшной зимы сорок  пер-
вого - сорок второго годов, разбили огород рядом со своею зениткой. Сима
выставляла на солнышко коляску с Лилей - тоненькой и бледной, как свеча,
до двух лет не научившейся ходить - и рылась в огороде, подоткнув  зеле-
ный подол форменной юбки. Была она младшим лейтенантом войск ПВО.
   За сбитый самолет Сима получила орден Красной Звезды, а после прорыва
блокады - еще и Отечественной войны, не считая медалей, так что к  концу
войны превзошла мужа по количеству наград, хотя в звании отстала на одну
звездочку. Михаил Лукич встретил мирное время инженер-капитаном да так и
остался в кадрах - крестьянская его душа быстро  прикипала  к  какому-то
одному делу и не любила перемен.
   Сима в этом смысле была полною противоположностью Михаилу. Ее  темпе-
рамент требовал нового - и не просто перемены мест, а захватывающих  дух
целей, порою казавшихся фантастическими. Так, Сима решила стать академи-
ком; с этой целью уже в первый послевоенный год, будучи на сносях,  пос-
тупила в аспирантуру того же кораблестроительного института (фронтовикам
были льготы), осенью родила Ирину и пристроила обеих девочек с  сестрою,
которая так в Ростов и не уехала (не к кому оказалось  ехать  -  всю  ее
семью выжгло войной). Тогда же Михаил Лукич получил хорошую квартиру  на
Петроградской; быт устраивался, Сима работала как одержимая, вгрызаясь в
науку, получая полставки в лаборатории и успевая  прирабатывать  машино-
писью. Одно время взяли даже домработницу - это было принято, а к общеп-
ринятым вещам Серафима Яковлевна относилась с почтением. В доме последо-
вательно появились холодильник, телевизор с линзой,  стиральная  машина.
Но домработница вскоре ушла: соперничать с Симой никто не мог, все равно
получалось, что она делала по  хозяйству  больше,  чем  домработница,  а
старшая сестра Лида вовсе оказалась не у дел.
   Характерно, что Серафима свою девичью фамилию на мужнину не  поменяла
- еще тогда, до войны, имела насчет себя  самостоятельные  планы,  среди
которых один из главных был - зарабатывать не меньше мужа. Забегая  впе-
ред, скажу, что это ей вполне удавалось, даже с превышением.  Двинул  же
Симу в академики один разговор, случившийся еще в блокаду, вернее  даже,
одно слово, брошенное сестрой. По соседству с ними жил  одинокий  старик
-собственно, он казался им стариком, было ему не больше  шестидесяти.  В
суровые декабрьские дни сорок первого года он слег от болезни и  голода.
Лида бегала ему помогать, брала для него по карточке хлеб, однажды  вер-
нулась потрясенная. "Ты знаешь, кто Эрнест Теодорович? Сима!" -"Ну, кто?
" - "Академик!" - чуть ли не обмирая, произнесла сестра; для нее  акаде-
мик был где-то рядом с Господом Богом, если не выше. "Подумаешь,  акаде-
мик! Я, может, тоже академиком буду!" - без всякого почтения, наобум от-
ветила Сима. "Ты?! Господь с тобою! Шо ты буровишь, Симка!" - "А  вот  и
буду!" - уже набычившись, твердо произнесла Серафима. С тех пор до конца
войны жила с этой мыслью, повторяла вслух и сама уверилась,  что  будет.
Это было вполне в ее характере - обронить слово, не подумав, а потом  из
упрямства держаться за него до последнего.
   Академик умер в марте, Лида с Симой его похоронили. Перед смертью от-
дал им свою библиотеку. Так в семье Нестеровых впервые появились книги -
да не просто книги, а ценные, старые, в золоченых  переплетах.  Впрочем,
Сима к книгам почтения тоже не испытывала, не раз потом  говорила,  осо-
бенно когда к книгам потянулись дочери, что пора "выкинуть эту макулату-
ру к чертовой матери", пока однажды не пересмотрела свои взгляды. К  ним
в гости зашел профессор с кафедры, где Сима устроилась,  защитив  канди-
датскую, и был поражен количеством и качеством книг. На следующий день в
доме появились застекленные шкафы с замочками,  книги  стали  выдаваться
дочерям по одной, со строгим наказом  не  испачкать  и  не  повредить...
правда, и это продлилось недолго, ибо следовать какому-либо принципу Се-
рафима Яковлевна не умела, ей это было неинтересно.  Добившись  какой-то
цели, она тут же о ней забывала и перекидывалась на другую.
   С Лилей и Ириной произошло то, что обычно происходило с детьми интел-
лигентов в первом поколении, вернее, полуинтеллигентов, получивших  лишь
образование, но не сумевших (не только по своей вине)  овладеть  культу-
рой. В детстве Лилю и Ирину пичкали фортепьяно и  иностранными  языками,
билетами на культурные мероприятия (сами родители по занятости не  ходи-
ли, посылали сестру Лиду), выбирались также и подобающие  знакомства.  В
доме на Петроградской, где жили Нестеровы, и в школе, где учились девоч-
ки, было достаточно много детей из семей потомственных  интеллигентов  -
литераторов, врачей, ученых. Весьма скоро Лиля и Ирина  обзавелись  под-
ружками и стали бывать в иных квартирах и иных семьях. Более всего пора-
жал там стиль жизни -негромкий, предупредительный и деликатный.  Лиля  и
Ирина с удивлением обнаружили, что,  оказывается,  взрослые  могут  быть
вежливы с детьми - ужасно подумать! - они могут  их  уважать.  Это  было
неслыханно!
   У Нестеровых все строилось на крике  -  кто  кого  перекричит.  Отец,
правда, в этом не участвовал, чаще отмалчивался, но иногда  прорывало  и
его, причем выражения были не самые подходящие для ушей девочек. Нет, не
мат, упаси Боже, но и не совсем литературно. Перекрикивала же всех обыч-
но Серафима Яковлевна. По мере того, как она продвигалась  в  академики,
то есть защитила кандидатскую диссертацию по стальным конструкциям,  по-
лучила должность доцента  на  кафедре,  стала  работать  над  докторской
-упорства ей было не занимать! - Серафима Яковлевна приобретала все  бо-
лее властности, непримиримости и категоричности. Только те ценности, ко-
торые признавала она, были ценностями истинными. Беда была  в  том,  что
собственных критериев она при этом не имела, а подбирала  либо  расхожие
мнения, либо суждения признаваемых ею за авторитеты  людей  (как  в  том
случае с книгами), либо же на худой конец почерпнутые из газет  установ-
ки.
   Серафима Яковлевна скоро увлеклась новой идеей. Вернее, идея-то  была
старая - стать академиком, но путь открылся новый. Тогда она работала  в
одном НИИ в должности начальника отдела. Материалы по  докторской  копи-
лись в кожаной папке, но требовали осмысления и научной  концепции.  Та-
лант же Серафимы Яковлевны был сугубо практическим.  Она,  как  никто  в
институте, умела решать организационные вопросы на уровне министерства и
даже Госплана. "Выбивание" новых ставок, добыча оборудования  и  фондов,
открытие новых разработок, увеличение финансов на капремонт -  это  была
ее стихия, здесь Серафима Яковлевна Кожеватова чувствовала себя в  своей
тарелке. Директор института был за ней как за каменной стеной. Ей первой
пришло в голову организовать филиал института, то есть добиться разреше-
ния, получить необходимые средства, заказать проект, утвердить  смету...
Открывалось огромное поле деятельности! Серафима Яковлевна не  скрывала,
что собирается возглавить филиал, а при случае и отделиться от головного
института. Имея свой институт и ученое звание доктора технических  наук,
можно было шагнуть и в академики. Все, кто знал Серафиму, не сомневались
в реальности этого проекта.
   Для разгона Серафима Яковлевна построила дачу. Дочерям была дана дли-
тельная передышка. О них забыли. Теперь в голове и на устах  матери  был
фундамент, бетон, кровля, перекрытия, шифер, олифа, цемент. Михаил Лукич
сумел получить участок в строящемся дачном кооперативе, и вот, буквально
из ничего за два лета там были построены  дача,  летняя  кухня  и  баня.
Здесь Серафима Яковлевна овладевала строительной премудростью,  заводила
связи с нужными людьми, не забывая тем  временем  "пробивать"  в  Москве
разрешение на открытие филиала.
   Когда получила разрешение, посмотрели на смету и проект штатного рас-
писания -ахнули! Филиал в три раза превосходил головной институт по шта-
там; его здание, судя по проекту, могло вместить в себя чуть ли не деся-
ток головных, то есть по площадям у Серафимы  имелся  громадный  резерв,
который намекал каждому понимающему человеку на дальнейшее расширение.
   Директор института слег с предынфарктным состоянием, дабы хоть как-то
сохранить достоинство, сделав вид, что все происходит помимо него. Через
неделю строительная площадка под новое здание  была  огорожена  забором,
еще через два дня там уже торчал кран. Вскоре на стройплощадку, наряду с
кирпичами и перекрытиями, стали завозить приборы и оборудование для  но-
вого института. Чего тут только не было! Станки  для  механической  мас-
терской, микроскопы, в том числе один электронный, вольтметры и  динамо-
метры, селектор, лазерные установки и даже один электрокардиограф, выпи-
санный Серафимой Яковлевной под горячую руку, по ошибке. В  самом  деле,
зачем институту, занимающемуся сварными  конструкциями,  электрокардиог-
раф? Однако Серафима ошибок своих никогда не признавала, не  признала  и
тут: наоборот, измыслила какую-то тему, связанную с инженерной  психоло-
гией, и определила кардиограф туда.
   Серафима сама испробовала все строительные специальности:  укладывала
кирпич, штукатурку, красила, клеила... "И академик, и герой, и  морепла-
ватель, и плотник!" - однажды иронически процитировала Лиля, когда  мать
явилась домой вся в мелких крапинках белил.  Серафима  Яковлевна  обиде-
лась. Другая была бы польщена, улыбнулась, но... Серафима стихов Пушкина
не знала, да и с юмором у нее обстояло неважно.
   Впрочем, юмор был, но совсем другого рода.
   Однажды Ирина приехала на дачу после очередного экзамена на  аттестат
зрелости и застала там следующую сцену. В  просторной  летней  кухне  за
столом сидели Серафима Яковлевна в синем олимпийском костюме с  надписью
"СССР" на спине и незнакомый человек, лицом важный, но почему-то в одних
белых трусах и в соломенной шляпе. Они играли в подкидного "на  раздева-
ние". Серафима Яковлевна непрерывно выигрывала - в карты ей везло  фено-
менально! - и мужчина вынужден был раздеться почти донага.  Его  безуко-
ризненный костюм и галстук, сорочка, майка уже висели на стуле, дело бы-
ло за шляпой, надетой специально для увеличения шансов,  и  за  трусами.
Серафима хохотала до колик, мужчина тоже смеялся, но  несколько  нервно.
Он в два счета проиграл шляпу, бросил ее на стул и снова  принялся  сда-
вать. Огромная фигура Серафимы, обтянутая шерстяным трикотажем,  колыха-
лась от хохота. И эту игру мужчина проиграл без отбоя, оставшись с  пол-
ной колодой в руках. "Уговор дороже денег, Сергей Панкратович! Скидывай-
те трусики!" - плача от смеха, проговорила Серафима, в то время как про-
игравший судорожно вцепился в резинку трусов,  будто  опасаясь,  что  их
сейчас сдернут. "Мама!" - взмолилась  Ирина.  "Замолкни!  -величественно
оборвала ее мать и, перестав смеяться, махнула рукой. - Ладно. Прощаю...
Так что, Сергей Панкратович, будем модернизировать проект или как?"
   Сергей Панкратович оказался директором проектного института, разраба-
тывающего проект филиала. Теперь Серафима Яковлевна требовала модерниза-
ции проекта, то есть надстройки еще двух этажей, что  было  сопряжено  с
трудностями. Разбитый подкидным в пух и прах,  директор,  одеваясь,  дал
согласие на модернизацию. Потом, после бани и обильного ужина,  выпив  с
Серафимой Яковлевной и Михаилом Лукичом  водки,  окончательно  размякший
директор пел "Чорнии брови, карии очи...".
   Как раз в то лето Ирина задумала совершить первый серьезный самостоя-
тельный поступок. Она решила стать летчицей. Мать велела ей  подавать  в
кораблестроительный, позвонила ректору и сочла свою миссию  законченной.
Ирина же тем временем обивала пороги училища ГВФ, летного факультета, но
без всякой надежды. "Идите в стюардессы!" - вот и весь  разговор.  Ирине
сама мысль о работе стюардессой была оскорбительна.
   В результате она пропустила время и вообще никуда не  подала.  Разра-
зился очередной скандал. Надо было коротать год,  и  Серафима  Яковлевна
пристроила Ирину в проектный институт, к Сергею Панкратовичу,  чертежни-
цей. Незадолго до того в этот институт по распределению  пришел  молодой
специалист Евгений Демилле.
   Впрочем, в то время между Ириной и ее будущим мужем возникло лишь по-
верхностное знакомство: слишком юна была девушка; Евгению она показалась
совсем ребенком, соответственно и он для нее был слишком взросл и недос-
тупен. Вокруг имени Демилле тогда было много разговоров, на него смотре-
ли как на будущую архитектурную звезду первой  величины,  обсуждали  его
проекты, выставленные на институтских конкурсах; неудивительно, что  ря-
дом с Евгением находились совсем иные женщины - тридцатилетние интеллек-
туалки, как правило, разведенные. Конечно, ему льстило их внимание, куда
было до них восемнадцатилетней чертежнице, не слишком красивой  и  отли-
чавшейся от других разве что прямым, будто прожигающим насквозь взглядом
темных глаз. Вскоре у Демилле случился первый бурный роман  с  одной  из
покровительствуюших интеллектуалок, которая была старше  его  на  девять
лет. О романе узнал весь институт (вообще о личной жизни Евгения  Викто-
ровича всегда знали многие - он не умел скрывать  своих  чувств);  Ирина
слышала пересуды сотрудниц по этому  поводу.  Поскольку  "аморалка"  от-
сутствовала - Демилле был холост, его покровительница  разведена,  -  то
сплетни не отличались особой злобностью, муссировался лишь  один  пункт:
разница в возрасте. У Евгения Викторовича хватило ума не  жениться,  что
было поставлено одними в плюс ему, другими - в  минус.  Ирину  это  нис-
колько не занимало.
   Однажды она помогала оформлять очередную выставку  проектов  и  вдруг
увидела где-то в углу склонившегося над подрамником Евгения.  Он  спешно
исправлял что-то в своем проекте, вид у него был сосредоточенный,  расх-
ристанный, он громко сопел и некрасиво  оттопыривал  нижнюю  губу,  водя
стирательной резинкой по ватману. Ирина остановилась на мгновение, вгля-
дываясь в него, и вдруг чей-то спокойный  и  посторонний  голос  изнутри
сказал: "Он будет моим мужем". Она удивилась -настолько  уверенным  было
это чувство, но ничего, кроме удивления, - ни желания  приблизиться,  ни
волнения, ни смущения, -она тогда не испытала. Спокойно зафиксировала  в
сознании и стала жить дальше, как бы забыв о случившемся.
   Именно в то время началась роковая история, закончившаяся своего рода
крахом семьи Нестеровых.
   Дело в том, что старшая сестра была распределена в институт, где  ра-
ботала Серафима Яковлевна, и именно в ее филиал, который уже начал функ-
ционировать, хотя и не был достроен. Серафима пока исполняла обязанности
директора, но всем было ясно, что с получением докторской степени ее ут-
вердят окончательно.
   Направление Лили в филиал, конечно, не было случайным. Сработало одно
из знакомств, которых у Серафимы было пруд пруди, так что старшая дочь и
не догадывалась о планах матери, пока не получила направления.
   Филиал в то время являл собою странную  картину,  напоминавшую  гене-
ральную уборку в доме, охваченном пожаром. Верхние этажи  еще  отделыва-
лись, на нижних уже кипела научная деятельность. Серафима пробивала  но-
вую модернизацию проекта, намереваясь пристроить к  зданию  одно  крыло,
так что наиболее дальновидные сотрудники начали понимать, что это состо-
яние -навсегда. Оно в наибольшей степени соответствовало характеру руко-
водительницы. И действительно, последующие события показали, что филиалу
суждено находиться в состоянии непрерывного строительства.  Когда  крыло
было пристроено, в помещениях, введенных в строй  первыми,  уже  начался
ремонт, который стал распространяться  по  филиалу  волной,  повторяющей
первичную волну строительства.
   Однако этот процесс затягивал работу над диссертацией Серафимы.  Злые
языки поговаривали, что Серафима Яковлевна спряталась за  строительство,
как за ширму, ибо не осилила докторской. Возможно, в этом был резон,  но
организационная деятельность, и вправду,  занимала  Серафиму  полностью,
так что на науку не хватало времени.
   Для этого у Серафимы Яковлевны имелся заместитель, кандидат техничес-
ких наук Олег Александрович Спицын, который совершенно не  касался  орг-
вопросов, а разрабатывал научную линию филиала. Было ему немногим  более
сорока, к докторской он, по всей видимости, не рвался, ибо не был често-
любив. Имел жену и двух сыновей. Серафима Яковлевна в  Спицыне  души  не
чаяла, называла его "мой Олежка", хотя те же злые языки посмеивались над
Спицыным, утверждая, что он тюфяк и рохля.
   Придя в филиал, Лиля как биолог попала в ту самую  группу  инженерной
психологии, которая  возникла  благодаря  ненужному  электрокардиографу.
Несмотря на совершенно случайное происхождение группы, народ там  подоб-
рался молодой и творческий. Лиля несколько раз встречалась со  Спицыным,
обсуждая направления работы и постановку  задач.  Они  понравились  друг
другу и незаметно для себя стали искать новых научных поводов для разго-
вора, пока вдруг каждый по отдельности не обнаружил, что серьезно  увле-
чен. Первой поняла это Лиля, когда уже поздно  было  что-либо  поделать.
Они стали встречаться помимо службы, отношения развивались медленно,  но
верно; они понимали, что идут навстречу собственной гибели, но ничего не
могли изменить.
   Ирина узнала первая. К этому времени она ушла из проектного института
и училась в финансово-экономическом институте. Мать направила  ее  туда,
потому что в тот момент как раз испытывала недостаток  в  финансистах  у
себя в филиале.
   Когда Лиля рассказала свою страшную тайну, Ирина  смертельно  испуга-
лась -она хорошо знала мать. Ирина как могла помогала влюбленным: летом,
когда родители жили на даче, тоже находилась там, чтобы в нужный  момент
позвонить и предупредить, если мать или отец возвращались в город. Иног-
да они втроем выезжали за город просто погулять, и обедали где-нибудь  в
дешевом кафе. Олег смеялся, говорил, что "Иринка у нас на атасе" - вооб-
ще хохотали и были возбуждены более обычного, как будто чувствовали, что
крах близок.
   Олег уже был готов уйти из семьи, но Лиля не принимала  такого  шага.
Не говоря о научной карьере Спицына (Лиля была убеждена, что мать не ос-
тавит его в институте, если узнает), ей не давала покоя мысль о  младшем
сыне Олега, которого тот нежно любил. Словно сговорившись, Лиля  и  Олег
ждали, когда пройдет, кончится само собой, иной раз предпринимали робкие
попытки порвать, то есть не встречались более недели, но  тем  острей  и
неизгладимее была следующая встреча.
   Открылось все весною шестьдесят седьмого года. По институту вдруг по-
ползли слухи и сплетни: "Что вы говорите! Надо же!" - "Я давно замечала!
" - "Какой ужас! Дочь директорши! Вы подумайте!" - "Спицын полетит,  как
пить дать!" - неизвестен был их источник, непонятно, какую промашку  со-
вершили влюбленные. Матери донесли тут же. Она вызвала обоих в свой  ка-
бинет и, тяжело глядя из-за директорского стола, спросила: "Правда?" Оба
молчали. "Ну, спасибо, Олежка... Спасибо, доча..." -  только  и  сказала
Серафима Яковлевна.
   Следствие и судилище были проведены с огромным размахом. Тут же  было
создано персональное дело на обоих. Серафима добилась, чтобы Лилю исклю-
чили из комсомола, а Олега - из партии. Она словно хотела показать  свою
принципиальность и то, что стоит выше родственных чувств. Даже жена Оле-
га склонна была простить, но Серафима убедила ее подать на развод,  обе-
щала всячески помогать детям. Спицын ушел из института с соответствующей
характеристикой, Лиля, конечно, тоже.  Постельное  белье  ворошилось  на
всех этажах института. Слава Богу, следствию осталась  неизвестной  роль
младшей сестры, иначе Ирине тоже пришлось бы худо.
   Михаил Лукич нашел в себе жалость, сказал как-то  неуверенно:  "Сима,
ты бы того... помягче..." - "Ты мне изменял, Нестеров?" - спросила Сера-
фима холодно. "Да что ты говоришь такое! Будто не знаешь!" - "Тогда  за-
молкни!"
   Несчастье усугублялось тем, что Лиля была беременна. Когда шло  суди-
лище, еще не поздно было сделать аборт, но Лиля не захотела.  Чем  хуже,
тем лучше. О беременности знала пока только Ирина, мать узнала  уже  ле-
том, когда скрыть было нельзя. Спицын сделал попытку предложить  руку  -
Серафима не пустила его на порог. Она заперла Лилю на даче и каждый день
методично сверлила ей душу попреками, пересказом сплетен и воспоминания-
ми о своей чистой молодости. Лиля страдала молча, даже с Ириной не  раз-
говаривала -слишком было тяжело. Она почернела и упрямо носила  будущего
ребенка.
   В филиале между тем надвигался пятидесятилетний юбилей Серафимы Яков-
левны. Происшедший инцидент не подмочил ее репутации -наоборот,  Кожева-
това предстала в блеске принципиальности и исключительных моральных  ка-
честв. Уже шло в Москву представление на орден Трудового Красного Знаме-
ни, уже сочинялись стенгазетные оды и сценарий юбилейного вечера;  пого-
варивали, что к юбилею Серафима лишится наконец двух буковок в  наимено-
вании своей должности - "и. о." - и без всякой докторской диссертации.
   В начале октября Лиля родила мертвого ребенка и через две недели пря-
мо из роддома ее увезли в психиатрическую лечебницу Бехтерева.
   Юбилей между тем остановить было нельзя.  Он  совпал  со  всенародным
юбилеем и от этого приобрел еще большую значимость.  Все  свершилось  по
плану: подоспел указ с орденом, и грамоты, и оды, и утверждение в  долж-
ности. Однако атмосфера на торжественном вечере была тягостной. Произно-
сились речи, перечислялись заслуги, но за всем этим стояла тень мертвого
Лилиного ребенка, и этот неживший младенец упрямо  тянул  чашу  весов  в
другую сторону. Серафима Яковлевна, сидевшая на сцене в парадном  костю-
ме, в окружении букетов, чувствовала, что смотрят на нее с неприязнью  и
ненавистью.
   На следующий день после юбилея Серафима поехала  в  райком  партии  и
попросила разрешения уйти из института. Ее пытались отговорить,  но  она
была тверда. Ей мало было страха и уважения, она добивалась любви  своих
подчиненных. Общественное мнение, которое всегда было для нее  руководя-
щим, отвернулось от нее. Она не раскаялась в содеянном, но желала теперь
лишь одного - уйти, исчезнуть, уехать из этого города туда, где ничего о
ней не знают.
   Как всегда, этот план она претворила в жизнь  немедля.  Была  продана
дача, а квартиру обменяли на особняк в Севастополе. Этот город был  выб-
ран потому, что там Серафиму ждала работа в одном из смежных институтов,
выполнявших заказы флота.
   Михаил Лукич к тому времени уже два года был в отставке. Уволили  его
из кадров в звании подполковника, дальше он без военного образования  не
продвинулся. И ему обещали работу в Севастополе. В ноябре Лилю  выписали
из больницы с диагнозом "стойкий невроз". Лиля была апатична, окружающее
мало интересовало ее. "Иришка, беги, пока  не  поздно",  -  сказала  она
сестре. Ирина объявила, что остается в  Ленинграде.  "Где?"  -  спросила
мать. "Я замуж выхожу", -вырвалось у Ирины почти непроизвольно. "За  ко-
го?" -зловеще спросила мать. "Не ваше дело! За кого  надо!"  -выкрикнула
Ирина.
   Слово было сказано.
   Глава 27
   СУПРУГИ
   Историю своих взаимоотношений с Евгением Викторовичем Ирина вспомина-
ла часто, стараясь найти звено в цепочке, начиная с которого  брак  стал
непрочным. И не находила. Рассуждая одним способом, можно было прийти  к
заключению, что он никогда не был прочным. Рассуждая же по-другому,  она
убеждалась, что он и остался прочным, в другом только смысле,  в  смысле
их предопределенности друг другу, и тогда выходка, которую  учинил  дом,
служила лишь испытанием этой предопределенности, требующим преодоления.
   Каждое утро Ирина спешила на работу, отсиживала положенные часы и за-
тем возвращалась обратно. Она не стала записывать Егорку в  детский  сад
по новому месту жительства и оставляла дома под присмотром генерала  или
отправляла гулять на Петровский остров. В обеденный перерыв прибегала из
своего училища на полчаса, кормила сына и снова убегала обратно.  Она  и
раньше не отличалась особой общительностью, теперь же жила в полном  уе-
динении, не считая разговоров с Григорием Степановичем. Он один стал  ее
постоянным собеседником и поверенным. На службе, в  окружении  галантных
майоров и подполковников, многие из которых норовили  слегка  приударить
за нею, а некоторые так и вовсе были настроены  решительно,  Ирина  была
подчеркнуто суха и деловита. Не хватало ей приключений! С Григорием Сте-
пановичем же не знала - что делать.
   Появление пьяной дочери генерала на  кооперативном  банкете  испугало
Ирину. Между ними было сказано всего несколько слов.  Мария  Григорьевна
вежливо, но твердо попросила Ирину оставить ее отца в покое. "Вы считае-
те, что я... что я его соблазняю?" - шепотом, чтобы не услышали  сидящие
за столиком кооператоры, вымолвила Ирина. "Вот именно". - "Я  вас  уверя
ю... нет, вы ошибаетесь!" - пыталась защититься Ирина,  но  поняла,  что
это бесполезно. Она встала и ушла.
   После этого в течение нескольких дней Ирина боялась подойти  к  окну,
боялась встретиться с Григорием Степановичем, пока  наконец  он,  не  на
шутку встревожившись, не пригласил ее к телефону через Егорку. Надо было
оборвать телефон! Но она не смогла бы объяснить этого Егорке.
   "Иринушка Михайловна, дорогая, вы не заболели?" - раздался  в  трубке
участливый голос генерала. Ирина против воли взглянула в окно и  увидела
генерала с трубкой, прильнувшего к самому стеклу и вглядывающегося в  их
комнату. "Нет", - сказала Ирина безжизненным голосом. "Почему же  вы  не
подходите к окну? Я очень скучаю". - "Извините, Григорий Степанович, мне
некогда", - сказала Ирина, пытаясь разжечь в себе гнев против  генерала.
Он помолчал мгновение, потом горячо произнес: "Я вас умоляю,  спуститесь
в сквер. Мне надо с вами поговорить". Ирина не смогла отказать.
   В сквере, у детской площадки, генерал буквально вытянул у  нее  слово
за словом все обстоятельства ресторанного разговора. Поняв причину,  ге-
нерал потемнел, и вечером Мария Григорьевна извинилась по тому же  теле-
фону перед Ириной. Была она на сей раз трезва и, по всей видимости, рас-
каивалась в своем поступке.
   Отношения с генералом наладились, хотя теперь Ирина старалась  соблю-
дать дистанцию. Она со страхом думала  о  предстоящем  отпуске,  который
Григорий Степанович уже успел организовать ей  через  самого  начальника
училища, что вызвало определенное смятение среди майоров и  подполковни-
ков. Ехать в Севастополь к родителям и сестре, куда они с Евгением  Вик-
торовичем обычно ездили в последние годы, ей не хотелось - ни  Лиля,  ни
мать с отцом не знали о последних новостях. Ирина, правда,  написала  им
пару писем после перелета, но ни словом не обмолвилась о происшествии  и
обратный адрес указала прежний. Ехать куда-то одной с Егором  -  боязно.
Оставаться в городе - совсем нелепо. Она уже успела согласиться на пред-
ложение генерала пожить у него на даче, но теперь ругала себя за просто-
душие, и вообще стала смотреть на свои отношения с Григорием  Степанови-
чем чужими глазами, приходя от этого в ужас, ибо находила их двусмыслен-
ными.
   Все чаще приходила мысль о муже: не пора ли  вернуть  его,  простить?
Может быть, полученная встряска образумит его, заставит посмотреть на их
отношения по-другому? Гордость не позволяла, но жалость потихоньку брала
свое, а кроме того проблема генерала, если можно так выразиться,  требо-
вала решения. Возврат мужа был самым простым и естественным  выходом  из
создавшегося положения.
   Белые ночи уже клонились к закату; Ирина спала плохо,  как  всегда  с
нею бывало в период белых ночей. Ее душа маялась в такие ночи;  хотелось
на улицу, к разведенным мостам, в  таинственный  сумрак  арок.  Хотелось
вдохнуть теплый воздух ночи и запах сирени.
   Детский телефон, перенесенный в кухню, зазвонил после полуночи. Ирина
еще не спала, варила суп на воскресенье и, ожидая, пока он поспеет,  чи-
тала роман, предложенный одним из подполковников, который вот уже  месяц
(как только его семья уехала на юг) подъезжал к Ирине  с  разговорами  о
литературе. Книга ей не нравилась, казалась ненастоящей. Она  оторвалась
от страницы и взглянула в окно. Над крышей соседнего дома была видна по-
лоска чистого темного неба, по которому  в  невообразимой  вышине  плыло
легкое облачко, золотисто подсвеченное ушедшим за горизонт солнцем.
   Ирина подняла трубку, удивившись позднему звонку. После полуночи  ге-
нерал прежде не звонил.
   "Иринушка Михайловна, ради Бога, простите! Я вижу, у вас свет выбива-
ется - значит, не спите... А что, если нам пойти погулять? Как вы на это
смотрите? Великолепная ночь! Такой ночи давно не  было,  нельзя  пропус-
кать!"
   "Егорка..." - попыталась возразить Ирина, но генерал  стал  убеждать,
что ничего страшного, Егорка спит, а погуляют они всего часок-другой,  -
и столько юношеской взволнованности и настойчивости было в  его  голосе,
что Ирина согласилась.
   Гуляли они более трех часов, не покидая Петроградской стороны,  чтобы
не быть застигнутыми разведенными мостами. С плоского берега у Петропав-
ловки смотрели на простор Невы и проплывающую по ней  флотилию.  Яхта  с
алыми парусами взволновала обоих, у генерала увлажнились глаза. Они дош-
ли до "Авроры" и повернули назад. Генерал читал стихи: "Пускай остыла  в
жилах кровь, но в сердце не остыла нежность. О ты, последняя любовь,  ты
и блаженство, и безнадежность!". Ирина почувствовала к нему жалость, как
к ребенку. Незаметно для себя стала рассказывать ему историю своего  за-
мужества...
   Надо сказать, что в характере Ирины было некоторое сходство  с  мате-
ринским. Вылетевшее слово обретало силу закона.  Вот  и  тогда,  сгоряча
объявив матери, что выходит замуж, она решила действовать. Самым простым
выходом был фиктивный брак, подходящую кандидатуру можно было найти сре-
ди школьных товарищей, но это было унизительно. Брак для Ирины  накрепко
был связан с любовью, даже в таких обстоятельствах она не могла пойти на
компромисс.
   И вдруг она подумала: "О чем это я? У меня ведь есть муж.  Его  зовут
Женя Демилле. Надо пойти и сказать ему об этом". Как ни была Ирина выби-
та из колеи всем происходящим, но тут она тихо засмеялась, остановившись
посреди улицы. Было холодно, моросил дождь, над Марсовым полем гулял ве-
тер, колебля Вечный огонь. Ирина перестала смеяться, но странная  расте-
рянная улыбка осталась у нее на устах. Она пошла с нею дальше  и  вскоре
была уже у входа в институт, где когда-то работала.  Она  посмотрела  на
часы: до конца рабочего дня оставалось пять минут.
   Ее уже ничто не удивляло, тем более такое совпадение во времени.  Она
точно знала, что сейчас увидит Евгения Викторовича, хотя  последний  раз
встречала его более двух лет назад, когда зашла в институт к бывшей сос-
луживице по ее просьбе и принесла ей выкройку модной юбки.  Тогда,  пом-
нится, Евгений Викторович поздоровался с нею  и  они  перекинулись  нес-
колькими незначащими фразами - как дела? что новенького? где теперь?
   В половине шестого из дверей института хлынул поток сотрудников. Ири-
на боялась лишь одного - что к ней подойдет кто-нибудь из старых  подру-
жек по мастерской, тогда Женя может пройти мимо... Но он вышел одним  из
первых и сразу увидел ее. Он улыбнулся, махнул рукой и устремился к ней,
будто ожидал увидеть. "Привет, Иришка! Ты кого  ждешь?"  -  спросил  он,
улыбаясь и по старой памяти называя ее на "ты". "Вас",  -  сказала  она,
тоже привычно обращаясь к нему на "вы". "Меня? Прекрасно! Чем могу  слу-
жить?" - рассмеялся он. У него было, по всей вероятности, отличное наст-
роение. Она хотела сказать: "Вы должны на мне жениться", но сказала: "Вы
мне нужны". Ей показалось, что она произнесла это излишне сухо,  подело-
вому. Евгений Викторович  мгновенно  посерьезнел  и  наклонился  к  ней:
"Что-нибудь случилось?" -"Нет, ничего..." - "Ну, пошли..."
   Они пошли по Невскому молча, дошли до Пассажа,  и  Демилле  предложил
зайти в кафе "Север". Там они уселись на полукруглый диванчик  у  стены,
заказали шампанское, пирожные и кофе. Евгений был предупредителен; каза-
лось, он забыл о ее словах и о том, что хотел выяснить, зачем она  приш-
ла. Он разглядывал ее и находил новой, повзрослевшей, даже какой-то  ус-
талой от жизни и оттого загадочной. Она нравилась  ему,  и  с  нею  было
просто - не надо было изображать кого-то, соответствовать мнению  о  себ
е... Демилле незаметно влюблялся, он в ту пору, может быть,  неосознанно
хотел влюбиться, ему надоели любовные игры с покровительницами, рядом  с
которыми он чувствовал себя всего лишь способным мальчиком.
   Они выпили шампанского, и Ирина начала понемногу рассказывать о  себе
и о той истории, которая привела ее к нему. Демилле слушал  внимательно,
хмурился. Ирина все более нравилась ему - так просто рассказывала она  о
Лиле, так беспомощна была перед матерью. Чужая любовь превратила  ее  из
девочки в женщину, но совсем не в такую, с какими привык иметь дело  Ев-
гений Викторович. Когда она дошла до финала и рассказала, что семья  пе-
реезжает в Севастополь, Демилле как само собой разумеющееся сказал:  "Но
ты туда не поедешь". - "А куда же я денусь?" - грустно улыбнулась Ирина,
опять-таки будто забыв о цели, с какой шла к  нему.  "Ты  останешься  со
мной. Я на тебе женюсь", - произнес он без малейшей паузы и даже подмиг-
нул ей - мол, держи хвост пистолетом. "Не шутите так, Женя". - "Я? Шучу?
! У тебя с собой паспорт?" - воскликнул Демилле, уже зная  наперед,  что
он действительно женится и будет жить с этой  почти  незнакомой  молодой
женщиной.
   "Зачем паспорт?" - не поняла она, а Демилле  с  удивительной  внешней
беспечностью, будто разыгрывая ее, объяснил, что они сейчас пойдут пода-
вать заявление в загс. "Нам дадут месяц на обдумывание, вот и подумаем".
- "Хорошо, я согласна", - спокойно сказала она, доставая из сумочки пас-
порт и выкладывая его на столик. Демилле уверенным движением  сунул  его
во внутренний карман пиджака. "Пошли!" - "А кофе, Женя? Вы же не распла-
тились!" - "Ерунда!" - Демилле бросил на столик десятку и встал,  требо-
вательно глядя на Ирину.
   Если бы она сейчас рассмеялась, обратив все в шутку, или  же,  напро-
тив, стала ломаться и говорить банальности о том, что нужно узнать  друг
друга и прочее, или же рассердилась, или расплакалась -словом,  если  бы
она не сделала то единственное, чего ждал он от нее в этот  момент,  все
бы расстроилось непоправимо. Но Ирина отпила глоток шампанского и подня-
лась. "Пошли", - сказала она.
   Со стороны могло показаться, что молодые  люди,  внезапно  покинувшие
столик с недопитой бутылкой шампанского и нетронутыми пирожными,  вспом-
нили о каком-то важном деле, требующем безотлагательного решения, и пос-
пешили к нему. В сущности, так оно и было.
   Они вышли на Невский, и Ирина взяла Евгения под  руку.  Тут  оба  по-
чувствовали, что их начинает колотить дрожь. Они не  разговаривали,  шли
быстрым шагом, будто спешили к больному. В полном молчании они дошли  до
Дворца бракосочетаний на набережной Красного Флота. В тот  день  им  фа-
тально везло. Могло оказаться, что приема заявлений в эти часы нет,  что
требуются какие-нибудь справки, что Дворец вообще закрыт, и тогда наваж-
дение бы прошло, они бы задумались и нашли сотню причин для отсрочки.  У
них было бы время испугаться... но как назло даже очереди к делопроизво-
дительнице, принимающей заявления, не было никакой. Они получили бланк и
пристроились его заполнять тут же, за соседним столиком.
   - Слушай, Иринка, я же не знаю, как твоя фамилия, - вдруг сказал  Де-
милле, отрываясь от бланка.
   - Нестерова, - сказала Ирина, и тут обоих разобрал такой  хохот,  что
делопроизводительница возмутилась и пристукнула ладонью по столу.
   - Прекратите, молодые люди! Это вам не бирюльки! Что за молодежь пош-
ла!
   Ирина и Евгений притихли и дописали заявление до конца.  Делопроизво-
дительница придирчиво рассмотрела бумагу, долго изучала паспорта, желая,
по всей видимости, найти какую-нибудь причину для отказа. Ей было  ясно,
что брак этих молодых людей к добру не приведет...  Была  ли  она  права
тогда? Ведь через тринадцать с небольшим лет семья  разлетелась  в  бук-
вальном смысле слова.
   Безусловно, если мы признаем идеалом брака совместную жизнь до гробо-
вой доски, а все остальные браки будем считать неудавшимися, то придется
взять сторону делопроизводительницы. Но ведь можно посмотреть  и  иначе.
Тринадцать лет, которые им предстояли, вместили в себя все -  дальнейшее
стало ненужным. Тогда же ни Ирина, ни Евгений не заглядывали так далеко;
срок был - месяц, данный им  законом  для  того,  чтобы  проверить  свои
чувства.
   Вечером того же дня Ирина показала матери приглашение в  магазин  для
новобрачных. "Кто он?" - спросила Серафима Яковлевна. Узнав, что будущий
зять работает в институте Сергея Панкратовича, она  уединилась  в  своей
комнате и оттуда позвонила директору. Разговор был долгий. Директор  ха-
рактеризовал Демилле осторожно: "способный",  "знающий",  "обаятельный",
но "как бы вам сказать, легкомысленный", "э-э.. без царя в голове", "ка-
кой-то он ненадежный". В известной мере он был прав. Характеристика  но-
вого родственника не обрадовала Серафиму, более всего ее смутила фамилия
Демилле. Что за странная такая фамилия?
   "Делай, как знаешь", - наконец сказала мать.
   Бракосочетание состоялось под Новый год, когда родители Ирины и  Лиля
уже были в Севастополе. Во Дворце присутствовала семья Демилле в  полном
составе, во главе с Виктором Евгеньевичем, да пара свидетелей из  сослу-
живцев Евгения Викторовича. Свадьбы как таковой не справляли...
   Ирина рассказывала генералу, как бы недоумевая: неужели это произошло
со мною? Неужто со мною произошло это?
   Образ Евгения Викторовича всплыл в ее рассказе: минуты счастья и  ра-
дости в первые годы, несмотря на омрачивший их жизнь несчастный случай с
выкидышем у Ирины, отодвинувший рождение Егорки на целых  шесть  лет;  и
долгие ночные выяснения отношений на тему "любишь - не любишь" - это бы-
ло камнем преткновения в их семье. "Ты не веришь в любовь",  -  упрекала
мужа Ирина, а он, дойдя до бешенства, кричал ей: "Да! да! да! не верю! я
верю в добрые отношения, в понимание, в привязанность! тебе мало?! я  не
могу верить в то, что происходит инстинктивно, помимо сознания! я мысля-
щий человек! я не могу соединить животные потребности с любовью, которую
испытываю к тебе..." - короче говоря, Евгений Викторович  никак  не  мог
соединить духовное с чувственным.
   Ирина не могла взять в толк, что такое возможно: любить одну  женщину
и при этом быть близким с другими. Конечно, Евгений Викторович последне-
го не афишировал, но есть же у нее глаза, в конце концов?!
   Ирина не испытывала смущения, рассказывая об интимных вещах  Григорию
Степановичу, он так чутко реагировал на рассказ, что Ирина чувствовала к
нему полное доверие и только хотела спросить совета -  разыскивать  мужа
или нет, как Григорий Степанович, взволнованный ее повестью, остановился
и, блестя глазами, горячо проговорил:
   - Он недостоин вас, Ирина Михайловна! Он обладал таким сокровищем - и
потерял его!
   Они в тот момент опять подходили к разведенному еще мосту  Строителей
со стороны проспекта Добролюбова, не зная, что на другом берегу всматри-
вается в них Евгений Викторович. Ирина вдруг заторопилась домой;  они  с
генералом молча прошли мимо "Кронверка" и свернули в пустую улицу Блохи-
на. Здесь уже до Безымянной было рукой подать.
   Весь воскресный день Ирина провела в терзаниях. Неужели Григорий Сте-
панович увлечен ею? Всерьез?.. Что делать? Как себя вести?.. Если бы Же-
ня был здесь, это превратилось бы в дружбу, но теперь...
   Утром в понедельник она попыталась позвонить со службы на работу  Де-
милле. Допек ее подполковник литературными  разговорами  и  намеками  на
возможную встречу после работы. "Нет, меня будет ждать  муж",  -ответила
она и сейчас же пошла к телефону. Но, набирая цифру  за  цифрой  -первые
весьма уверенно и быстро, последние - с паузами, она никак не могла при-
думать слова, какими начнет разговор. "Здравствуй?" - "Как поживаешь?" -
"Где ты живешь?" - "Что делаешь вечером?" - все это казалось  ей  доста-
точно нелепым, а пересилить себя, сказать единственное:  "Женя,  приходи
домой" - она не могла. Когда в трубке раздались  гудки,  она  решила  не
разговаривать, если подойдет сам Евгений Викторович. Послушать его голос
и положить трубку. Но ответила женщина. "Будьте добры, Демилле", -  ста-
раясь говорить деловым тоном, произнесла Ирина. "Его еще нет", - ответи-
ла женщина. "А когда он будет?" - "Кто его знает? Он мне  не  докладыва-
ет", - сказала она уже с легким раздражением, и Ирина, поблагодарив, по-
весила трубку.
   "Значит, жив-здоров..." - подумала она почти разочарованно. В глубине
души ждала услышать о каких-то переменах в  его  судьбе,  неприятностях,
невзгодах - тогда легче было бы сломить себя. Но, судя по голосу  незна-
комой женщины, у Демилле, по крайней мере на работе, ничего  не  измени-
лось. Привыкши доводить дело до конца, Ирина позвонила  на  службу  Любе
Демилле, но уже с прохладным чувством, скорее,  чтобы  подтвердить  свою
догадку. "Ее нет. Она в декретном отпуске", - сказал  мужской  голос;  в
его тоне был некий намек и игривость. Ирина почему-то разозлилась на се-
бя, но проклятое мамашино упорство не давало бросить задуманное на  пол-
пути. Она набрала номер Анастасии Федоровны.
   Трубку подняла Любаша. "А... это ты... - сказала она довольно  холод-
но, узнав голос Ирины. - Ну, как поживаешь?" -  "Нормально",  -подобрав-
шись, ответила Ирина. "Я так и думала..." - сказала Любаша.  Разговор  с
самого начала принял враждебный характер.
   Никто не хотел уступать. Чем более неприязни слышалось Ирине в голосе
золовки, тем злее она становилась. Ну зачем она позвонила?! Дура! Так ей
и надо! "У Жени тоже все нормально, если тебя интересует. Он  у  Натальи
жил, сейчас в Комарово..." - "У какой Натальи?" - чуть  не  вырвалось  у
Ирины, но она сдержалась и ответила: "Я рада за него". - "Как Егор?  Что
Жене сказать?" - сжалилась наконец Любаша, но Ирина уже закусила  удила.
"Прекрасно. Мы с ним едем отдыхать..." - "Так тебе деньги нужны?  Я  ему
скажу. Куда прислать?" - поинтересовалась Любаша. "Нет,  спасибо.  Обой-
демся", - задыхаясь, собрав последние силы, ответила Ирина и тут же при-
печатала трубку к рычажкам. Ее колотила дрожь.
   Через два дня заказанная Григорием Степановичем машина перевезла Ири-
ну с Егоркой и необходимыми вещами на дачу.
   Глава 28
   КОМАНДИРОВАННЫЙ
   Узнав о звонке жены, Евгений Викторович излил на Любашу всю досаду  и
горечь прошедших месяцев. Как можно было разговаривать подобным образом?
Неужели Любаша не знает ее гордости? Почему, черт побери, она решает  за
него? Но Любаша была тверда. "Ничего я не решаю. Она сама трубку швырну-
ла. Цаца!.. Вам нужно разойтись и забыть. Для вас же лучше".
   Единственное, что удалось узнать достоверно: Ирина и Егор едут  отды-
хать. Куда? Конечно, в Севастополь, решил Евгений  Викторович.  Сам  Бог
велел Ирине укрыться под жестким, но надежным крылом Серафимы Яковлевны.
   Рассудив так, Демилле бросился доставать билет на поезд. Самолетов он
не любил, кроме того, была опасность прилететь раньше Ирины.  Как  тогда
объяснишь? Нет, пускай объясняет сама.
   Он выстоял одуряющую очередь в кассах и купил билет  в  общем  вагоне
без плацкарты - единственное, что смогли  предложить  ему  на  ближайшее
время в разгар отпускного сезона.
   Вот уже несколько суток Евгений Викторович ночевал у Безича, которому
он пришел сообщить о смерти Аркадия. Безича известие потрясло,  он  неп-
рестанно заводил разговор о жертвах системы, вызывая у Демилле  чувство,
похожее на зубную боль. Поэтому поездка в Севастополь  оказалась  весьма
кстати.
   Через несколько дней Демилле мчался на юг в раскаленном душном  поез-
де, пропахшем соляркой и потом. При нем был только что  купленный  порт-
фель с самым необходимым: электробритва, пара сорочек, плавки.
   Дорога тянулась долго; Демилле курил в тамбуре, глядя на проплывающие
кукурузные поля, перемежающиеся  с  подсолнечниками,  долго  валялся  на
жесткой полке, вспоминая студенческую молодость, когда ездил на  целину.
Окружающие раздражали непрерывными едой и питьем, бессмысленной  карточ-
ной игрой, глупыми,  пустыми  разговорами.  Демилле  вообще  чрезвычайно
страдал от глупости, она казалась ему невыносимой. Находясь во взвинчен-
ном состоянии, он замечал каждую мелочь.
   С трудом приходилось удерживаться, чтобы не вступить в спор, не прос-
ветить эти темные головы, не оборвать пошлость. Он понимал, что это лишь
унизило бы его, никак не рассеяв глупость.
   Поезд пришел в Севастополь утром. Несмотря на ранний час, было жарко.
Демилле обмыл лицо у питьевого фонтанчика, сел в троллейбус и  поехал  к
центру города. Чистые улицы, лица отдыхающих,  белые  форменки  матросов
успокаивающе действовали на него. Он любил Севастополь с  тех  пор,  как
впервые приехал сюда с Ириной через полтора года  после  свадьбы,  когда
страсти, вызванные историей с Лилей и замужеством Ирины, несколько улег-
лись. Первым делом Евгений Викторович посетил городской пляж,  где  раз-
делся и с упоением рухнул в соленую воду. Море и  солнце  опьянили  его;
искупавшись, он зашел в пивной зал в виде грота и выпил кружку  ледяного
пива. Как мало нужно для счастья! Демилле неосознанно старался  оттянуть
визит к теще. На это имелись две причины  -  его  волновала  предстоящая
встреча с семьей, и он все пытался найти нужный тон первых хотя бы фраз,
перебирая их все - от небрежных, в стиле "ничего не случилось",  до  хо-
лодновато-замкнутых, корректных - "я сам по себе". Второю причиною  была
взаимная нелюбовь Демилле и тещи, что вовсе не редкость.
   Наконец он собрался с мыслями и пошел  к  Нахимовской  пристани.  Дом
тестя и тещи находился на Северной стороне. Демилле устроился  на  корме
катера с загадочным наименованием "Терренкур". Оставляя пенный след, ка-
тер не спеша пересек бухту.
   Евгений Викторович вскарабкался в гору по крутой лесенке, начинавшей-
ся прямо у пристани на Северной стороне, прошел мимо памятника  Славы  и
начал спускаться вниз по улочкам, по обе стороны которых стояли  утопав-
шие в зелени виноградников особняки. И чем ближе он подходил к дому  ро-
дителей жены, тем сильнее билось его сердце, тем более ненужной оказыва-
лась подготовка к встрече. Едва показалась крытая шифером крыша, торчав-
шая из виноградника, он принялся выискивать там, под сенью лоз,  фигурку
сына. Во дворе было пусто, только из-за дома, где находилась летняя кух-
ня, доносились звуки: там, по всей видимости, мыли посуду. Демилле отво-
рил калитку, поднялся на две бетонные ступеньки и пошел к дому по  выло-
женной плитками дорожке. Не успел он сделать двух шагов, как  из  дверей
особняка выплыла массивная фигура Серафимы Яковлевны в цветастом сарафа-
не. Теща приложила ладонь ко лбу козырьком, вглядываясь в гостя.
   - Любимый зять пожаловал! Вот так радость! - воскликнула она  громко,
чтобы было слышно окрест, и двинулась к нему вперевалку, расставив крас-
ные окорока рук.
   Для торжественной встречи не хватало зрителей,  поэтому  Серафима  не
особенно спешила. Но вот появились и зрители в виде вынырнувших вдруг  в
соседних дворах по обе стороны особняка улыбающихся лиц соседей. Публика
была на месте, можно было начинать.
   Теща подошла к Евгению Викторовичу и трижды облобызалась с ним, отче-
го он сразу начал страдать.
   - Подставляй макушку! - провозгласила Серафима, выказывая тем наивыс-
шую форму любви, ибо с таким возгласом обращалась обычно к внуку. Демил-
ле, страдая еще больше, склонил голову, и теща, обхватив его уши, с  си-
лою чмокнула зятя в темя.
   Когда-то подобные изъявления любви могли ввести Евгения Викторовича в
заблуждение, но давно, давно это было! Вот уже лет десять взаимная анти-
патия тещи и зятя не вызывала никаких сомнений и была известна всей  Се-
верной стороне. Тем сильнее раздражало  Евгения  Викторовича  это  фари-
сейство.
   - А где же мои зайцы? Где доча? Где Егор? - произнесла теща, и Демил-
ле мгновенно сообразил, что Ирины и Егорки в Севастополе нет. Мало того,
родители наверняка не в курсе произошедших в Ленинграде событий. На этот
маловероятный, как ему представлялось, случай у него был уже ответ, сво-
его рода домашняя заготовка.
   - Я один, - развел руками Демилле, изображая вздохом уныние. -Служеб-
ная командировка.
   - Надолго?
   - Как сложится, - уклончиво отвечал он.  -  Авторский  надзор,  такая
вещь...
   - Сейчас варениками накормлю. Годится? - теща пошла к  летней  кухне,
Демилле двинулся в кильватере.
   Публика рассеялась, довольная увиденным и заряженная этой  сценой  на
долгие разговоры.
   Евгений Викторович был не на шутку расстроен. Мало того,  что  он  не
нашел здесь семью, он еще и ошибся в расчетах и потому чувствовал  себя,
как шахматист, сдавший партию. Он был уверен, что Ирина здесь, -  и  вот
поди же! Где же она в таком случае? Неужели обманула Любашу, сказав, что
едет отдыхать? Нет, на нее не похоже, она никогда не  врет.  Что  делать
ему в такой ситуации?
   Следовало немного обождать и осмотреться. Может быть, что-нибудь  из-
вестно Лиле - с нею Ирина всегда делилась... Тут кстати  выбежала  из-за
дома Лиля в кухонном переднике, на ходу вытирая об него мокрые руки. Она
вскрикнула: "Женя!" - и обняла его. Евгению Викторовичу на мгновение по-
легчало: Лиля, искренняя душа, обрадовалась ему по-настоящему.
   - А Иришка? Егорка?.. Ну, да... ну, да... ты  один...  ничего...  вот
поговорим! наговоримся. - Она сияла, будто солнышко встретила из-за  ту-
чи.
   Лиля заметно постарела, голова была почти совсем седой; гладкая  при-
ческа на пробор еще больше старила ее. Демилле не  видел  молодой  Лили,
той бесстрашной и влюбленной  в  своего  Спицына,  летевшей,  словно  на
крыльях, к гибели. Когда он впервые увидел  ее  перед  своей  женитьбой,
крылышки уже были обломаны, но еще оставалась молодость. Сейчас  ушла  и
она.
   Они обогнули дом и оказались у входа в кухню, где под широким  полот-
няным навесом стоял длинный деревянный стол, на котором красовалось блю-
до вареников с вишнями. Теща ставила на стол тарелки, вытащила откуда-то
бутыль собственного домашнего вина.
   - Заяц, ты где? - раздался голос Михаила Лукича, и сам  он  вышел  из
задних дверей дома, одетый в одни шорты.
   - Здесь я, заяц, - откликнулась Серафима Яковлевна.  -  Погляди,  кто
приехал!
   Михаил Лукич основательно расцеловался с зятем.
   Родители Ирины с молодости называли друг друга  "зайцами",  иной  раз
этой кличкой награждались дочери и внук, перепадало даже и Демилле, но в
исключительных случаях. Вероятно, в молодости это было более уместно, но
сейчас трудно было представить что-либо более далекое от зайца, чем  Се-
рафима Яковлевна. Тем не менее глаза Михаила Лукича неизменно вспыхивали
любовью, когда он обращался к жене с ласковым прозвищем.
   - Ну, рассказывай, Женя, рассказывай! - поторапливала Лиля, когда Де-
милле уселся за стол, скинув пиджак, и выпил с тестем вина.
   - Дай поесть человеку, - оборвала мать.
   - Ну что рассказывать... - степенно начал Демилле (он всегда не  нра-
вился себе здесь, ибо против воли постоянно играл какую-то роль;  сейчас
- роль солидного мужчины, мужа). - Все, в общем, по-старому... Работаем.
Живем хорошо... - а в голове опять же против воли нарисовалась та жуткая
ночная картина с пылающими газовыми факелами и темной громадой фундамен-
та с зиявшими щелями подвалов. - Ириша работу поменяла. Она  вам  писала
или нет? - задал он наводящий вопрос.
   - Как же матери не написать. Мать - самый родной человек,  -  изрекла
Серафима Яковлевна, доведя до зубовного  скрежета  Евгения  Викторовича,
прекрасно знавшего об отношениях матери и дочерей.
   - Когда ж письмо было, заяц? Да недели две, - сказал Михаил Лукич.
   Серафима кивком подтвердила.
   "Посмотреть бы это письмо", - подумал между строк Демилле и продолжал
живописать картину счастливой семейной жизни. Михаил Лукич слушал  удов-
летворенно - именно так и должна складываться жизнь! -он любил  порядок.
Теща кивала снисходительно: она не верила  в  чужое  счастье,  признавая
лишь то, что рождалось благодаря ее деятельности.  Лиля,  примостившаяся
на дальнем краю стола, сначала слушала с жадностыо, даже румянцем покры-
лась от возбуждения, но довольно скоро взгляд ее потух, она отвела  гла-
за, румянец исчез со щек. Воспользовавшись паузой во вдохновенном вранье
Евгения Викторовича, она выскользнула из-за стола как бы по делу и скры-
лась.
   После завтрака теща провела Демилле по саду и дому, демонстрируя нов-
шества, появившиеся за два года со времени их последнего приезда.  Среди
прочих была финская баня с бетонным небольшим бассейном перед нею; впро-
чем, вода в бассейне отсутствовала, а вместо нее  навалена  была  всякая
хозяйственная рухлядь. В углу сада, в больших ящиках,  обтянутых  прово-
лочной сеткой, жили кролики. Участок был устроен следующим образом:  фа-
садная часть перед домом, выходившая на улицу, отдана была под виноград-
ник, расположившийся в двух метрах над землей  на  деревянных  рейках  и
покрывавший переднюю часть участка сплошным зеленым навесом; позади дву-
хэтажного каменного беленого дома находился сад с персиковыми, грушевыми
и сливовыми деревьями Тут же по бокам расположились хозяйственные  пост-
ройки, крольчатник, новая баня и старый душ с приспособленным наверху  и
окрашенным в черный цвет бензобаком гидросамолета. Обитая  цинком  дверь
вела в погреб.
   Серафима Яковлевна провела Демилле во второй этаж, где обычно он  жил
с семьей в летние приезды. Здесь ничего не изменилось. Теща, тяжело  пе-
реваливаясь и скрипя ступеньками, спустилась вниз и вскоре вернулась  со
стопкой крахмального белья. Белье было слабостью Серафимы, она его леле-
яла, прачечных не признавала, стирала и гладила всегда сама,  развешивая
после стирки в саду.
   Демилле остался один, уселся в кресло, ноги положил на стул. "Все-та-
ки надо отдать ей должное, - размягченно подумал он о теще. - Если бы не
ее фанаберия, цены бы ей не было!"
   Эти мысли были прерваны Лилей, поднимавшейся к нему по лесенке.
   - Женя, к тебе можно? - спросила она, появляясь с каким-то  конвертом
в руках. Демилле поразился перемене, произошедшей с Лилей за час. Взгляд
был потухший, безвольный, щеки словно ввалились; теперь во  всем  облике
ее проступали болезненность и вялость. Она уселась на стул,  с  которого
Демилле поспешно убрал ноги, и положила надорванные конверты перед Евге-
нием Викторовичем на столик.
   - Вот, прочти, - сказала она.
   Демилле взял в руки письма. Их было три. Он сразу узнал почерк  Ирины
и первым делом проверил даты по штемпелю. Первое письмо датировано  было
концом апреля, второе написано в середине мая, а третье - в самом  конце
июня, около двух недель назад. Обратный адрес на всех трех  был  старый:
ул. Кооперации, д. 11, кв. 287. По ободочку штемпелей Евгению Викторови-
чу удалось прочитать: "Петроградский узел связи". Впрочем, это ничего не
значит - где-то там Ирина теперь работает. Какой же он идиот! Не  удосу-
жился узнать хотя бы место ее работы. Знал лишь,  что  раньше  ездила  к
Финляндскому вокзалу, а в марте стала ездить на Петроградскую.
   С волнением вынул он последнее письмо из конверта и принялся  читать.
Лиля выжидающе смотрела на него. Письмо было всем: "Здравствуйте,  мама,
папа и Лиля!" Далее шли обычные домашние новости, в основном, про Егорку
- что он читает и мастерит, немного о своей новой службе ("сижу у закры-
того решеткой окна и переписываю продуктовые счета"), совсем  коротко  о
Евгении Викторовиче ("у Жени все в порядке") - Демилле даже крутанул го-
ловой - в порядке! - письмо было написано в те дни, когда он с  покойным
Аркашей ночами слонялся по котельным. Остальные два письма почти не  от-
личались от первого. В том, что было написано в мае, говорилось о нем  -
"у Жени много работы, приходит домой поздно", а в апрельском, отосланном
через неделю после перелета дома, сказано: "Женя уехал  в  командировку,
сидим одни". Это хоть чуть-чуть было похоже на правду.
   В сущности, во всех трех письмах была та же обтекаемая и утешительная
ложь, которую он только что преподнес родственникам. Но почему тогда Ли-
ля принесла ему эти письма? Он взглянул на нее.
   - Женя, что у вас произошло? - спросила она тихо.
   - Ну, что ты, Лилъ! - бодро произнес он, называя  ее  так,  как  ког-
да-то, в первые годы их брака с Ириной, было принято у них. Поводом была
французская фамилия Евгения Викторовича, тогда  они  все  называли  друг
друга с шутливой подчеркнутой галантностью - Эжен, Лили, Ирэн -  им  это
очень нравилось.
   - Я чувствую. Расскажи мне...
   - Да все в порядке! Иришка же пишет. Вот... - он указал на письма.
   - Не обманывайте меня. Зачем вам меня обманывать?  Вы  же  с  нею  не
вместе. Я знаю.
   - Откуда ты можешь знать?
   - Я чувствую, - повторила Лиля.
   Евгений Викторович нахмурился. Рассказывать или нет? С одной стороны,
секретов у них от Лили не существовало, несмотря на то, что виделись  не
каждый год. Но с другой - как она это воспримет?
   - В общем, ты права... Мы разошлись... - нехотя признался он.
   - Нет-нет. Это не так, - быстро сказала она. - Разойтись вы не могли.
Неужели несчастье?
   - Да. Несчастье, - решился он, в первый раз называя этим  словом  то,
что случилось. - Несчастье, - повторил уже уверенно.
   - Господи... - прошептала она.
   - Не волнуйся, все живы-здоровы, - опять указал он на письма. -  Фор-
мально все нормально, - вспомнил он услышанную где-то поговорку.
   Она терпеливо ждала.
   Демилле закурил, поднялся с кресла, подошел к окну. Поверх крыш и са-
дов виден был кусочек бухты со стоящими на рейде военными судами. Раска-
ленный воздух колебался за окном, но в комнате было прохладно.  Он  рас-
пахнул окно. Его обдало теплом.
   - Будет жарко, - сказала Лиля.
   - В общем, так... Ты только не переживай и постарайся понять. История
фантастическая... Поверь, что такое бывает...
   И он, в который уже раз, рассказал историю  улетевшего  дома,  причем
заметил про себя, что в его рассказе появились  уже  постоянные  детали,
казавшиеся ему наиболее удачными - те же факелы в ночи, и мигалки  мили-
цейских машин, и труба, в которой он стоял скрюченный, и аккуратно  сло-
женные вещи в чемодане, принесенном Ириной в дом Анастасии Федоровны.
   Лиля слушала, не шелохнувшись, ее лицо  снова  покрывалось  румянцем.
Когда Демилле закончил, рассказав напоследок о том, что видел,  кажется,
Ирину белой ночью на противоположном берегу, и о разговоре ее с Любашей,
он заметил, что Лиля мелко дрожит.
   - Не слабо, верно? - попытался улыбнуться он. - Клянусь,  все  так...
Что с тобой, Лиля?!
   Она несколько раз судорожно хватила ртом воздух, всхлипнув при  этом,
глаза ее остекленели, и вдруг Лилю стало колотить. Она билась  всем  те-
лом, точно рыба, выброшенная на берег. Демилле подбежал к  ней,  схватил
за плечи... будто взялся за провод под напряжением. Лиля выгибалась,  ее
трясло, дергающейся рукою она пыталась вытащить что-то из кармана перед-
ника. Демилле помог ей. Там оказалась пачечка таблеток.  Он  понял,  что
она хочет выпить лекарство, кубарем скатился по лесенке за водой и мигом
принес стакан. Он помог Лиле развернуть пачечку и  запить  две  таблетки
водой. Дрожь не проходила. Демилле поднял Лилю на руки - она  была  лег-
кая, сухая - и перенес на кровать. Укрыв ее одеялом,  он  уселся  рядом,
ожидая. Дрожь становилась крупнее, реже...  превратилась  в  конвульсии,
стала затихать...
   - Господи... - наконец прошептала она. - Только бы мать не узнала!
   - Это конечно... Хотя, я думаю, Серафима Яковлевна -единственный  че-
ловек, который мог бы вернуть дом на прежнее место, -  невесело  пошутил
Демилле.
   - Женя, что же теперь будет? Почему ты ей не написал?
   - Куда? - удивился Демилле. - Адреса же я не знаю.
   - Пиши по старому адресу. Письма доходят. Я же писала Ирише, она  по-
лучила...
   Вот так номер! Евгений Викторович остолбенел. Эта  простая  мысль  не
приходила ему в голову. Действительно, как он не  обратил  внимания!  Во
втором письме жены черным по белому было написано: "Получила от вас вес-
точку. Рада, что все у вас хорошо" - это в мае  месяце,  когда  дом  уже
несколько недель находился на новом месте! Он взволновался, вскочил, за-
шагал по комнате. Потеряно три месяца! Столько волнений, неудобств, ски-
таний - и все из-за того, что он не догадался  написать  письмо,  объяс-
ниться, покаяться...
   - Честное слово, никак не мог предположить... - пробормотал он.
   Как только Лиля ушла, он сел за письмо. В комнате стало жарко от отк-
рытого окна, и Евгений Викторович разделся до трусов. Посидев с  шарико-
вой ручкой над чистой страницей и написав: "Ириша!" - он спустился  вниз
и выпил домашнего кваса. Посидел еще пять минут и снова спустился к Лиле
за конвертом. По пути ему встретилась тетка Лида - седая обрюзгшая  ста-
руха, в вечных войлочных пинетках.  Она  его  не  узнала,  прошла  мимо,
что-то бормоча. Демилле взял авиаконверт и вернулся наверх.
   Письмо не писалось. Требовались какие-то объяснения - но какие, он не
знал. Он не мог найти в памяти момент, начиная с которого все пошло  на-
перекосяк. Он начинал, комкал бумагу, начинал снова... Наконец решил на-
писать коротко: "Я в Севастополе, приезжай". Тогда достаточно  телеграм-
мы. Если доходят письма, то телеграммы - и подавно. Правда, Ирина  могла
действительно уехать в отпуск. Ну что ж, проверим!
   Демилле оделся и пошел на почту. Там он составил короткую телеграмму:
"Ириша я Севастополе Лиля волнуется твоем приезде ответь до  востребова-
ния Женя" и отправил ее "молнией" с оплаченным ответом. После этого  по-
шел на рынок и накупил овощей, которые и принес теще. По пути  радовался
хитрости: как ловко он ввернул в телеграмму "Лиля волнуется"!  Он  прек-
расно знал, что Ирина не сможет не ответить - не ему, так сестре. И  от-
вет до востребования хорошо придумал! Незачем зря беспокоить тещу телег-
раммами, она и так достаточно подозрительна по натуре.
   Однако следовало играть роль командированного. Уже на следующее утро,
якобы собираясь на объект, он с неудовольствием подумал,  что  давно  не
жил естественной жизнью; уже, пожалуй, и не помнит, каким он был на  са-
мом деле - добрым? открытым? простодушным? наивным? Все  время  приходи-
лось хитрить, выдавать себя за кого-то другого - то за гордеца,  обижен-
ного на жену, то за субъекта, преследуемого властями. Теперь  вот  -  за
командированного мужа, испытывающего тоску по семье.
   Он положил в портфель плавки и ушел на Учкуевский пляж,  находившийся
километрах в трех. Там было относительно безлюдно. Демилле переоделся  и
растянулся на песке, наблюдая за отдыхающими.
   Он заметил невдалеке странную фигуру, ковыляющую по  пляжу  от  одной
группы отдыхающих к другой. Худой бородатый человек в плавках  и  рубахе
навыпуск, прихрамывая, нес под мышкой штатив фотоаппарата, а сам аппарат
болтался на длинном ремешке у него на груди. Через некоторое время боро-
датый подошел к Евгению Викторовичу.
   - Запечатлеться не желаете на память? - спросил он без особой  надеж-
ды, но Демилле неожиданно согласился. Хоть какое-то развлечение.
   Фотограф щелкнул его на фоне моря, потом на фоне крутого обрыва,  тя-
нувшегося вдоль берега на некотором удалении от пляжа.
   Они разговорились. Фотографа звали Вениамином, на  вид  он  был  чуть
старше Демилле. Осмотревшись вокруг и убедившись, что с работой  сегодня
плохо, Вениамин присел на песке рядом  с  Евгением  Викторовичем.  После
нескольких вступительных фраз о том о сем Демилле обмолвился, что  оста-
новился на Северной стороне.
   - У меня здесь теща живет. Может, слыхали? Серафима Яковлевна...
   - Серафима - гордость Крыма. Как не слыхать... - отозвался  фотограф,
и едва заметная усмешка мелькнула в его бороде. - Теща у вас  -  женщина
знаменитая. Вам-то лучше знать... Хотя, если наезжаете  нечасто,  может,
что и пропустили из ее деяний. Деяния у нас каждый месяц. Особенно, ког-
да она на пенсию ушла...
   Демилле знал эту историю, под большим секретом рассказанную Лилей еще
в прошлый приезд. Серафиму выпроводили на пенсию в шестьдесят лет,  уст-
роив очередной юбилей и осыпав подарками. На этот раз обошлось без орде-
на - должность все же не та и от центра далеко. Но в подарках преоблада-
ли вещи пенсионного характера, предназначенные для заслуженного  отдыха:
шезлонг, хозяйственная сумка на колесиках, самовар, махровые  полотенца.
Даже моряки-черноморцы вместо традиционного сувенира в виде модели крей-
сера или подлодки с выгравированной  надписью  подарили  кухонный  набор
-кастрюльки, ложечки, вилочки... Серафима, когда привезла подарки домой,
была мрачнее тучи. Она поняла намек.
   Попытки выпроводить ее на пенсию начались, как  только  она  достигла
пятидесяти пяти лет. Слишком крупна была ее фигура для сравнительно  не-
большого института, где она трудилась, слишком обширны замыслы,  слишком
заметны мероприятия. Например, Серафима сумела заполучить для своих нужд
списанный тральщик и наряду с научной деятельностью  на  его  борту  ис-
пользовала судно для коллективных прогулок, выращивала там  рассаду  для
огорода, иногда и стирку устраивала на тральщике (Михаил Лукич в  шлюпке
доставлял стиральную машину) - очень удобно было сушить  белье,  бороздя
под ветром просторы Черного моря; тральщик, увешанный простынями и наво-
лочками, приобретал фантастический вид и получил даже прозвище "Летучего
голландца".
   Говорили также, что Серафима, будучи несколько лет депутатом горсове-
та, носилась с идеей строительства метрополитена, долженствовавшего свя-
зать Северную сторону с центром и проложенного в полой бетонной трубе по
дну бухты. Очевидно, слух этот был сильно преувеличен, но соответствовал
масштабу Серафимы.
   Новый директор института, из молодых, чувствовал себя крайне  неуютно
в соседстве с такой сотрудницей. Поэтому, когда  после  юбилея  Серафима
явилась к нему и прямо спросила, следует ли понимать подарки как пригла-
шение на пенсию, пряча глаза, ответил утвердительно. Это была его  роко-
вая ошибка.
   - Института такого теперь нет. Она стерла его с лица Земли, -  сказал
Вениамин, блаженно улыбаясь. - Там сейчас нотариальная контора.
   - Каким образом?
   - Сначала она распустила слух, что директор - гомосексуалист,  -  фо-
тограф уже понял, что зять не в восторге от тещи,  а  потому  выкладывал
все как есть. - Знаете, такие слухи труднее  всего  опровергнуть.  Никто
прямо не говорит... Директор бежал, Серафима напустила на  институт  три
комиссии по письмам трудящихся, и все! Финита ля комедия!
   Вениамин все больше нравился Демилле. Они побрели к далекой  закусоч-
ной по пляжу, а там выпили по стакану сухого вина. Вениамин начал  расс-
казывать про "деяния".
   Первым деянием Серафимы на пенсии стала кампания  по  борьбе  с  амо-
ральностью. Теща взяла под свое начало добровольную народную  дружину  и
каждый вечер, возглавляя группу пенсионеров с красными повязками, проче-
сывала скверы и бульвары Северной стороны. Зазевавшиеся матросики, коро-
тавшие увольнения на скамейках со своими подружками  в  темных  уголках,
извлекались на свет божий и сдавались патрулю. Девицы подвергались  пуб-
личному осуждению с сообщением на работу. Очень скоро район очистился от
сомнительных парочек, и Серафима начала второе свое деяние - кампанию по
борьбе с курением.
   Чистота нравов насаждалась последовательно. Курить, конечно,  не  пе-
рестали, но стали делать это скрытно, опасаясь штрафа. Естественно  было
после такой подготовки взяться за главный бич общества - алкоголизм.
   - Тут уж даже я участвовал, - сказал Вениамин, цедя сухое вино. - По-
могал оформлять стенды. Фотографировал алкоголиков.  У  меня  прекрасная
коллекция подобралась... Но пока искореняли пьянство, снова выросла амо-
ральность, возродилось курение. Начали сначала. Про мелкие кампании я не
говорю. Проверяли рынок, репертуар на танцплощадках...  Это  все  семечк
и... заработки. Он поблагодарил Демилле и отправился туда, где  раскину-
лись на песке тела отдыхающих. Демилле в плавках и с портфелем  в  руках
побрел куда глаза глядят, пока не пристроился в тени чахлого деревца.
   На следующий день он наведался на почту справиться о телеграмме;  по-
том повторил визит. На третий раз понял: телеграммы от Ирины не будет.
   Дни сначала тянулись, потом побежали один за одним, похожие  друг  на
друга, как тещины вареники, которыми она  неизменно  потчевала  зятя:  с
вишнями, с творогом, с абрикосами. Пару раз он встречался  с  Вениамином
за бутылкой сухого вина в той же закусочной, причем узнал несколько  но-
вых историй про Серафиму и даже про себя с Ириной. Фотограф  проникся  к
Евгению Викторовичу полным доверием и на третий раз решился рассказать о
том, что известно общественности о родственниках Серафимы, опять-таки  с
ее слов.
   Переполняясь сначала изумлением, а потом негодованием, Демилле слушал
из уст практически незнакомого ему человека историю своей женитьбы,  ис-
каженную до неузнаваемости. Он узнал о том, что добился Ирины хитростью,
обманув доверчивую девушку, и не женился бы на ней, если бы теща сама не
привела его в загс; что он бездельник, пьяница и потаскун (отчасти  вер-
ные, но очень уж гиперболические определения); что Ирина проклинает  тот
день, когда вышла за него замуж; что он диссидент, да-да! -  и  что  он,
наконец, спит и видит, когда станет хозяином особняка на Северной сторо-
не после смерти тещи и тестя. Вениамин излагал это, сардонически  улыба-
ясь.
   - Будете опровергать? - спросил он.
   - Попробуй опровергни! - Демилле нервно рассмеялся.
   По словам Вениамина, сведения, сообщенные им о Демилле,  знал  каждый
второй житель Северной стороны. Фотограф советовал выбросить все из  го-
ловы, поскольку бороться с инсинуациями не представлялосъ возможным.
   И Лилина история, оказывается, была известна, правда, вывернутая  на-
изнанку. В  частности,  переезд  семьи  в  Севастополь  трактовался  как
единственная мера по спасению чести дочери.  Убивши  любовь  и  ребенка,
мать спасала Лилину честь! Каково? Слушая фотографа  за  бутылкой  вина,
Демилле шепотом матерился.
   - Вы не думайте. Некоторые люди Серафиме Яковлевне не верят, -  успо-
каивал Вениамин.
   - Некоторые! А большинство?
   - А что вам большинство? Вы же тоже из "некоторых".
   Это тонкое замечание фотографа заставило их выпить еще одну  бутылку.
Здесь Демилле дал промашку, ибо бдительное антиалкогольное око  Серафимы
мигом засекло, что зять слегка под мухой, когда Евгений Викторович  вер-
нулся домой. Это послужило сигналом к наступлению.
   Через пару дней Демилле стал ощущать внимание  соседей  и  незнакомых
людей. Его провожали взглядами, перешептывались. Однажды удалось расслы-
шать:  "Бесстыжие  глаза..."  Демилле  нервничал.   Серафима   Яковлевна
по-прежнему кормила варениками и расточала гостеприимство,  особенно  на
людях.
   Лиля разъяснила ситуацию в одной из вечерних бесед, которым они  пре-
давались наверху, в гостевой комнате, когда прохлада опускалась на  рас-
каленный город.
   - Женя, пойми меня правильно. Тебе лучше уехать.
   Демилле и сам это чувствовал, но все же спросил: почему?
   Оказывается, он бросил жену с ребенком в Ленинграде, а сам под  видом
командировки пьет и валяется на пляже (донесли доброхоты); теща,  надры-
ваясь, как ломовая лошадь, тащит хозяйство, а он палец о палец  не  уда-
рит. Вот в таком разрезе. Лиля сказала, что об этом твердит уже вся ули-
ца.
   Демилле расстроился. Уезжать надо было немедля, но куда? В Ленинграде
все в отпусках, придется снова искать пристанище... Кроме того,  удержи-
вала начавшаяся уже Олимпиада и тещин цветной телевизор,  перед  которым
он просиживал вечерами, наблюдая за соревнованиями.
   - Как ты можешь с нею жить? Как ты можешь  с  нею  жить,  Лиля?  -со-
чувственно повторял Демилле.
   - Привыкла... Почему-то у меня нет на нее зла. Я сама удивляюсь.
   Вскоре стемнело, над бухтой  зажглись  крупные,  величиною  с  кулак,
звезды. Под окном возник шум - вернулся пьяненький тесть.  Михаил  Лукич
последнее время стал попивать; он и раньше не чурался, но с тех пор, как
Серафима вышла на пенсию и усилила размах хозяйственной  деятельности  и
общественной работы, Михаил Лукич стал прикладываться чаще, несмотря  на
антиалкогольные устремления жены. Его страждущая порядка душа  не  могла
выносить безалаберности и показухи, когда стряпанье  обедов,  кулинарные
заготовки, хозяйственные нововведения делались больше  для  того,  чтобы
поразить воображение соседей, чем для дела; причем Серафима обычно  лишь
начинала очередную кампанию, а доводить дело до ума приходилось тому  же
Михаилу Лукичу. Он поневоле топил протест в вине: начинал шуметь, но  не
конкретно; а вообще производил разного рода крики, среди которых  излюб-
ленным был: "От винта!!!" Обычно Серафима  легко  его  утихомиривала,  и
бедному Михаилу Лукичу приходилось в течение двух-трех дней зарабатывать
горбом прощение.
   Вот и сейчас, как только Серафима вернулась из дружины с повязкой  на
голой руке, она сразу задала мужу перцу, и он сдался на удивление  быст-
ро, так что Серафима даже не размялась как следует. "Да перестань, заяц!
.. Ну что ты, заяц..." - бормотал Михаил Лукич примиряюще. А она кричала
(опять-таки с расчетом на соседей): "Я тебе покажу ,,заяц"! Ты  думаешь,
раз ты мой муж, я тебе прощу?! Я и в своем доме пьянства не потерплю!" И
тому подобное. Через пятнадцать минут разбитый наголову заяц Михаил  Лу-
кич уже храпел в постели.
   Но заяц Серафима только-только вошла во вкус. Демилле знал по  опыту,
что это - надолго. Устроившись под навесом с теткой Лидой,  Серафима  до
поздней ночи выпускала пар и перемывала мужу косточки.
   Демилле еле дождался, когда они утихомирятся и уйдут в дом, после че-
го спустился покурить. Он вышел к ограде, нашел какой-то ящик  и  уселся
на нем в черной тени виноградника. Луна стояла  высоко,  заливая  светом
пустую улицу; бухта вдалеке сияла огнями кораблей...
   Вдруг он услышал топот ног: по улице бежали двое парней. У  одного  в
руках была пустая трехлитровая банка. Парни добежали до калитки тещиного
дома и остановились. "Звони!" - тяжело дыша, сказал один. "Перебужу  на-
род". - "Звони, не бойся! К ней отдельно".  Парень  с  банкой  нажал  на
кнопку. Через некоторое время из дверей дома показалась Серафима в  мах-
ровом халате. Она не спеша пошла к калитке.
   Демилле затаил дыхание и прижался к ограде, совсем  утонув  в  ночной
тени. "Тетя Сима, нам как всегда! Вы уж простите, что поздно!" -"Фу, ал-
коголики несчастные!" - добродушно фыркнула она, взяла  пустую  банку  и
отправилась за дом. Демилле слышал, как  лязгнул  засов  погреба.  Через
несколько минут Серафима вернулась с полной банкой вина.  Парень  принял
ее через калитку и сунул Серафиме деньги. "Спасибо!" -  "Пейте  на  здо-
ровье. Только днем мне не попадайтесь - заберу!" - "Да мы знаем".
   Серафима вернулась в дом, а парни, отойдя несколько шагов от калитки,
по очереди приложились к банке. "Крепленое! Я тебе говорил!" И исчезли.
   На следующее утро Демилле демонстративно никуда не пошел, не спустил-
ся и к завтраку. Тетка Лида зудела под окном, как муха: "Спять, как  ба-
ре. Подай-принеси, без прислуги не могуть..." - конечно, это  относилось
к нему. Он сходил на пристань, рядом с которой была железнодорожная кас-
са, и узнал, что с билетами плохо. Собственно, это надо  было  предпола-
гать. С большим трудом, пользуясь обаянием  и  жалобами  на  безвыходные
обстоятельства, ему удалось уговорить кассиршу принять заказ.  Ближайший
срок был - через неделю. "Продержаться бы эту неделю", - подумал он.
   Но продержаться не удалось. Вечером Демилле, прихватив  транзисторный
приемник тестя, ушел гулять на холм  Славы,  чтобы  не  мозолить  глаза.
Здесь продувал теплый ветерок, внизу ползали по бухте катера; от причала
Нахимовской пристани отваливал белый теплоход.
   Неподалеку на составленных одна к другой скамейках сгрудилась  компа-
ния молодежи с магнитофоном и гитарой. Демилле  вытянул  из  транзистора
прутик антенны и принялся крутить ручку настройки. Сквозь вой и  скрежет
помех доносились музыка, иностранная речь, заунывное восточное  пение...
Он услышал вдруг русскую речь с той характерной интонацией,  которую  не
спутаешь с другой. Женский голос с металлической окраской и почти неуло-
вимым акцентом передавал новости. Голос то замирал,  то  усиливался,  на
его фоне пульсировала морзянка. "Сегодня в  Москве  скончался  известный
актер театра и кино, исполнитель популярных песен Владимир Высоцкий",  -
тем же равнодушным, констатирующим голосом сказала  дикторша,  а  дальше
было не разобрать, свист, скрежет...
   Демилле сидел оглушенный. Неужели правда? Да, в таких  вешах  они  не
врут. Это не какой-нибудь комментарий, а факт. Смерть. Господи, как  не-
лепо!.. Его охватила горечь, он понял внезапно, что произошло нечто важ-
ное не только для него, но для русской жизни вообще. Чувство это было не
похоже на то, что он пережил со смертью Аркадия. Там было  сожаление  по
поводу незадавшейся жизни, здесь -боль, горечь и почти мгновенное  осоз-
нание масштаба потери не для искусства даже, а именно для нации. И не  в
популярности тут дело, а в том - каким путем и почему пришла  эта  попу-
лярность. И даже не в этом, а в чем - объяснить нелегко.
   Словно в подтверждение его мыслей, из магнитофона на соседней скамей-
ке вырвалась песня Высоцкого. "Я стою, как перед древнею загадкою,  пред
великою и сказочной страною. Перед солоно да горько-кисло-сладкою,  клю-
чевою, родниковою, ржаною..." Он поднялся со скамейки и пошел к тещиному
особняку. Какое-то неудобство было в мыслях, некая неловкость, пробивав-
шиеся сквозь раздумья о Высоцком. Уже подходя к дому,  он  понял:  стыд!
Этим чувством был стыд. Ему, русскому человеку,  сообщил  эту  горестную
весть чужой, иностранный голос! Да разве могут они понять - чем  он  был
для нас?!
   За ужином Демилле был мрачен, безмолвствовал. Теща тоже была не в ду-
хе, что выражалось в зловещем звоне посуды.  Лиля  сидела,  не  поднимая
глаз: она слишком хорошо знала эти признаки надвигающейся бури.
   - Ты знаешь, Лиля, Высоцкий умер, - наконец обратился к ней  Демилле,
чувствуя, что затевать любой разговор опасно.
   Серафима Яковлевна ждала лишь повода, чтобы ринуться в бой.
   - Это какой Высоцкий? - встрепенулась она.
   - Актер, - коротко ответил Демилле.
   - Это который хрипит? Таких актеров на базаре пучок - пятачок.
   - Он очень популярен, - примиряюще заметила Лиля.
   - Популярен среди алкоголиков. И сам алкоголик. Оттого и подох! Полу-
дурок!
   Мгновенное бешенство закипело в Демилле. Он побледнел, чувствуя,  как
начинает предательски дергаться нижняя губа. Стараясь унять дрожь,  про-
изнес с расстановкой:
   - Вы не смеете так говорить. Этот человек сказал о русской жизни...
   - О русской жизни?! - перебивая его, загремела теща. - Да  ты-то  что
понимаешь в русской жизни?! Русский нашелся!
   - Ну, заяц... - попытался успокоить ее Михаил Лукич, но Серафиму было
уже не остановить.
   - А что, неправда? Наплодили бездельников! Один бездельник орет, дру-
гие подхватывают! А сами палец о палец не ударят!  Интеллигенты  вшивые!
Вы, что ли, страну защищали? Вы ее строили? А туда же -орать!  Обличать!
Диссиденты вы, антисоветчики, а не русские! И Высоцкий ваш -  антисовет-
чик! Русские - мы!
   Серафима и Демилле смотрели друг на друга ненавидящими глазами. Прис-
туп бешенства у Демилле прошел, дрожь внезапно унялась.
   - Да... Вы - русские... - медленно начал он. - Вы из тех русских, ко-
торые во все времена были сытым самодовольным стадом. Вы -русские, кото-
рым не нужна русская культура. Вам  никакая  не  нужна!  -выкрикнул  он,
чувствуя, что губа снова начинает прыгать. - Я ненавижу вас!
   Теща улыбнулась, глядя на Демилле. Казалось, ей были приятны его сло-
ва.
   - Вот и договорился, зятек... Вот и показал себя, -  покачивая  голо-
вой, произнесла она и оглянулась, точно ища поддержки. За изгородью, от-
деляющей сад от соседнего участка, уже торчали головы соседей.
   - Мы его вареничками кормим, а он советскую власть  хает,  -возвысила
голос теща.
   - Вы - не советская власть! Не путайте! - закричал Демилле, вскакивая
с места.
   - Я-то не путаю, я никогда не путала. Учить меня вздумал, сопля  нес-
частная. Барчук! Мало мы вас душили!
   - Мама... - простонала Лиля.
   - Ну, заяц... - убитым голосом поддержал Михаил Лукич.
   Демилле бросился наверх, сопровождаемый криками тещи. Слава Богу, со-
бираться недолго! Он затолкал в портфель вещи, огляделся  -не  забыл  ли
чего? На глаза ему попалась гипсовая статуэтка, изображавшая Венеру  Ми-
лосскую, - грубая рыночная поделка, которыми полон был дом. Не помня се-
бя, он схватил ее за талию и грохнул на пол. Она вдребезги  разлетелась,
что несколько успокоило Евгения Викторовича. На  ходу  застегивая  порт-
фель, он сбежал вниз.
   У выхода из дома его ждала Лиля. Поодаль, за столом, еще бушевала бу-
ря.
   - Женя... Ну зачем? Куда ты? - шептала Лиля.
   - Прости. Не могу больше, - Евгений Викторович поспешил к калитке.
   Последнее, что он увидел, затворяя калитку  со  стороны  улицы,  были
страдающие, полные слез Лилины глаза. И потом, когда взбирался на кручу,
долго слышал позади выкрики тещи: "Катись! Катись!"  -сопровождаемые  ее
бурным хохотом.
   Глава 29
   ДАЧНАЯ ХРОНИКА
   Участок зарос высокой, в Егоркин рост,  травой  -крепкой,  высушенной
солнцем, с метелочками соцветий, над которыми,  ворча,  нависали  пчелы.
Длинные жилистые стебли делали траву похожей на деревья, и Егорке  легко
было представить себя крохотным в дремучем лесу трав, когда  он,  присев
на корточки, утонув в зелени, следил внимательным взглядом за трудолюби-
вой жизнью муравьев и божьих коровок.
   Серый некрашеный забор вокруг участка обветшал, покосился, зиял дыра-
ми в частоколе, сквозь которые Егорка выбирался наружу -в чистый  сосно-
вый лес с подстилкой из мха и пружинящими кустиками черники. Здесь хоро-
шо было притулиться спиною к дряхлому пню и аккуратно, по одной обрывать
фиолетово-черные ягодки, от которых синели пальцы.
   Просторный участок с запущенным садом, летняя кухня с высокой  печной
трубой, торчавшей из крыши, точно труба парохода, сараи, колодец, призе-
мистая баня, сам бревенчатый дом стали  для  Егорки  неведомой  страною,
требующей исследования. В дровяном сарае висело серое, как валенок, оси-
ное гнездо, вокруг которого угрожающе вились осы. Затаив дыхание, Егорка
следил за ними снизу, стараясь не шелохнуться, чтобы избежать нападения.
Под сараем изредка слышалось шуршанье. Там  жил  еж,  которого  Григорий
Степанович называл Гавриком. В крыше сарая были дыры, будто голубые зап-
латки неба на угольном с блестками слюды рубероиде.
   Все было ветхим, с прорехами; ржавые гвозди болтались в трухлявом де-
реве, скрипели дверные петли, стучал ворот колодца,  сбрасывая  ведро  в
длинную бетонную трубу, на дне которой блестело глазом пятнышко воды.
   Тем более странной  среди  этого  запустения  казалась  искусственная
страна, огороженная низеньким забором и находившаяся посреди двора.  Она
имела размеры шесть на шесть метров и представляла собою миниатюру  пар-
кового искусства: постриженные кусты  туи,  две  скамеечки  оригинальной
формы, аллейки, посыпанные гравием, искусственный ландшафт, по  которому
были проложены рельсы электрической железной  дороги  с  многочисленными
стрелками, ответвлениями, мостами, туннелями, семафорами, домиками стре-
лочников. Григорий Степанович называл ее "Швейцарией"; первым  делом  по
прибытии на дачу он восстановил железную дорогу, находившуюся в доме  на
зимнем хранении. Егорка помогал ему с горящими от восторга глазами.
   На торжественное открытие  "Швейцарии"  были  приглашены  Мария  Гри-
горьевна и Ирина Михайловна. Генерал усадил их рядом на одной скамеечке,
сам сел с Егоркой на другую, держа в руках пульт управления. Составчик в
пять вагонов уже стоял на рельсах у маленькой платформы.
   - Ну, с Богом! - провозгласил генерал. - Давай, Егор!
   И Егорка осторожно повернул ручку регулятора. Состав дрогнул и с жуж-
жанием покатился по рельсам, нырнул в туннель, пересек по мосту  ручеек,
свернул на стрелке и покатил дальше, объезжая скамейки. Обе женщины, ге-
нерал и Егорка следили за ним, как за чудом. Генерал управлял стрелками.
Они еле слышно щелкали, заставляя вагончики  с  электровозом  причудливо
изменять путь.
   - Ну вот. "Швейцария" заработала, - удовлетворенно сказал генерал.
   Ирина кинула обеспокоенный взгляд на кухню, откуда доносилось шипение
и скворчание.
   - Григорий Степанович, я пойду. У меня там картошка на плите...
   - Одну секундочку, Ирина Михайловна! Сейчас только  пройдем  тоннель.
Егор, прибавь скорость!
   Егор подкрутил регулятор. Поезд нырнул в отрезок бетонной трубы, тор-
чавшей обоими концами из живописного холма с игрушечным замком на верши-
не, и через несколько секунд деловито появился с другой стороны.
   Ирина покинула "Швейцарию" по аллейке, шурша гравием.
   - В "Швейцарии" хорошо... а дома лучше! - резюмировал генерал.
   Снялась со скамеечки и Мария Григорьевна, не проронив ни слова. Гене-
рал вздохнул. Лицо его погрустнело.
   С первого дня на даче почувствовалось напряжение  между  Марией  Гри-
горьевной и Ириной. Они были корректны друг с другом, но не больше.  Все
попытки Григория Степановича шуткою ли, разговором сгладить острые  углы
кончались неудачей. Ирина сразу взяла на себя хозяйство. Генерал  насто-
ял, чтобы стол был общим, сам приносил продукты из местного магазинчика,
иной раз ездил за ними в город. Кроме  хозяйственных  забот,  заставляли
ездить дела: Григорий Степанович проникся заботами  кооператива  и  стал
как бы посредником между Правлением и жильцами соседних  домов,  которые
по-прежнему писали жалобы и требовали убрать с Безымянной нежданных гос-
тей. Приходилось участвовать в работе различных комиссий, разбирать  за-
явления, уговаривать, обещать... Генерал возвращался на дачу  хмурый  и,
свалив в кухне рюкзак, набитый продуктами, "эмигрировал" в  "Швейцарию",
как он выражался, и гонял там с Егоркой игрушечные составы  по  рельсам,
мурлыча одну и ту же песню: "Едем мы, друзья, в дальние края, станем но-
воселами и ты, и я..."
   Кроме продуктов Григорий Степанович привозил из города цветы. Букетик
гвоздик всегда торчал из рюкзачного кармана, точно флажок; по нему можно
было безошибочно узнать издали фигуру генерала, шагающего с рюкзаком  на
плечах со станции в пестрой толпе дачников. Гвоздики вручались  церемон-
но, что приводило Ирину в замешательство, а у Марии Григорьевны вызывало
плохо скрываемую усмешку.
   Уже через неделю после переезда на дачу Ирина почувствовала, что  со-
вершила ошибку. Не говоря об отношениях с дочерью  генерала,  не  давали
покоя соседские пересуды. По дачному поселку тут же поползли разного ро-
да слухи - генерал  был  фигурой  заметной.  Муссировались  две  версии:
"прислуга" и "любовница"; обе одинаково неприятны были  Ирине,  сумевшей
легко распознать их в прозрачных расспросах дачников, происходивших, как
правило, во время долгого стояния в очереди за молоком. Окончательно ли-
шила Ирину покоя профессорская вдова, жившая по соседству.  До  поры  до
времени она лишь обдавала Ирину презрительным взглядом при  встрече,  но
наконец не удержалась и вывалила все, что думает по этому поводу,  прямо
у калитки, на ходу, ни с того ни с сего. Память о жене Григория Степано-
вича, многолетняя дружба... незабвенная... мой долг сказать... это  бес-
честно, я удивляюсь нынешним молодым женщинам... - и прочее в том же ду-
хе. Ирина поняла, что ее считают уже не любовницей даже, а претенденткой
во вдовы и наследницы, сумевшей окрутить несчастного  генерала,  который
"совсем потерял голову". Ирина слушала покорно, опустив руки,  нагружен-
ные продуктовыми сумками, и говоря себе, что нужно немедленно  уйти  -но
не уходила. Она действительно чувствовала себя виноватой.
   Ирина понимала, что  поведение  генерала  трудно  истолковать  иначе.
Слишком заметны были гвоздики, торчавшие из рюкзака, слишком весело раз-
носился по окрестностям его красивый, помолодевший голос. Она также  до-
гадывалась, что бесполезно просить генерала изменить свое поведение.  Он
просто не поймет, скажет: "Пустяки!" Вот уж кому совершенно было  напле-
вать на чужие мнения.
   Посему Ирина решила: немедленно уезжать! Но легко сказать, да  трудно
сделать. Бежать тайно с Егоркой и вешами почти невозможно, да и некраси-
во после всего того, что она наделала; объясняться  не  менее  трудно...
Необходимо было придумать причину отъезда. Ее мысли естественно  обрати-
лись к исчезнувшему мужу. Нельзя сказать, что она о нем  совсем  забыла,
напротив - думала постоянно, но эти думы не побуждали  ее  к  действиям,
она с удивлением замечала, что отсутствующий муж ей  вроде  бы  удобнее.
Иногда ночами находили тоска и желание, но она справлялась с  ними  нес-
колькими таблеточками пипольфена. И все же она была номинально  замужней
женщиной, что позволяло спрятаться за эту вывеску. Теперь, как и  в  том
случае с назойливым подполковником, Ирина прибегла к ее помощи.
   Изобретя повод, она оставила Егорку на генерала и съездила  в  город.
Там было жарко, пыльно, безлюдно. Она с трудом разыскала родной дом:  за
прошедшие дни его успели закамуфлировать, то есть оштукатурить с торцов,
выходящих на Залипалову и Подобедову, и выкрасить в тон прилегающим зда-
ниям, так что теперь его было почти не отличить от домов старой построй-
ки. И еще одно новшество  отметила  Ирина,  подойдя  к  щели:  несколько
объявлений об обмене, наклеенных на свежевыкрашенной стене. Все они  на-
чинались словами: "Меняю квартиру в этом доме...", причем за трехкомнат-
ные просили квартиры из двух комнат, а за двухкомнатные - из одной. "Бе-
гут", - подумала она с горечью и сама  же  ей  удивилась:  казалось  бы,
вполне естественное решение в сложившейся ситуации. Однако обьявления ее
покоробили, задели гражданское чувство, если можно так выразиться.
   В ущелье ей встретился Рыскаль - похудевший и почерневший,  в  летней
форменной рубахе с закатанными рукавами и фуражкой на  затылке.  Освети-
тельная арматура сияла всеми ваттами своих ламп, в проходе между  домами
было чисто - ни соринки. Рыскаль обрадовался живому  человеку,  принялся
рассказывать о достижениях. Во всех квартирах  нижних  этажей,  наиболее
страдавших от темноты, поставили лампы дневного света, от проспекта Щор-
са тянут ветку канализации. "И ваши дела устроятся", - сказал он со зна-
чением. "А что, уезжают, Игорь  Сергеевич?"  -  поинтересовалась  Ирина,
пропустив мимо ушей реплику майора. "Уезжают, - вздохнул майор. - Четве-
рым уже подписал документы на обмен. А что я могу  сделать?  Конституцию
нарушать нельзя".
   Ирина поднялась к себе на девятый этаж, в  квартиру,  носившую  следы
поспешного переезда на дачу, и принялась убираться, мысленно готовя себя
к разговору с генералом. Ее смущал обман, который она замыслила, а имен-
но: она намеревалась объявить Григорию Степановичу о возвращении мужа  и
тем мотивировать свой отъезд с дачи. Но... во-первых, генерал мог  легко
проверить, для этого ему не пришлось бы даже  справляться  у  соседей  -
достаточно взглянуть в собственное окно; во-вторых, Ирина опасалась  ре-
шительного характера генерала. Вполне возможно, он станет  оборонять  ее
от Жени. Ирина рассердилась: едва получив покой и свободу,  она  тут  же
попала в новую зависимость! Надо же  ухитриться!  С  какой,  собственно,
стати? Она ничем не обязана Григорию Степановичу, платить за его участие
рабством - унизительно. Подумала она и о самом  естественном  выходе  из
создавшегося положения, то есть о действительном возвращении  мужа,  для
чего достаточно было снова позвонить Любаше, покаяться и попросить  свя-
зать ее с Женей. Все было бы хорошо, но вот "покаяться"... Этого она  не
терпела. Добро бы покаяться перед Женей - в  чем?  в  чем?  -  нет,  она
чувствовала, что каяться нужно перед Любашей, иначе та просто не  начнет
разговора. О том, чтобы разыскать Демилле через его службу  -  институт,
отдел кадров, - она не думала вовсе. Тут хоть ножом режь: сама  мысль  о
жене, пытающейся вернуть супруга через служебные инстанции, была ей глу-
боко противна.
   Оставался обман. Она тешила себя мыслью, что генерал, даст Бог,  оби-
дится - так, неглубоко - и не станет проверять. А там, глядишь,  и  Женя
объявится. Каким образом он это сделает, она старалась пока не думать.
   Вернувшись на дачу, она долго не могла улучить момент для разговора с
генералом и лишь часов в десять вечера, когда Мария  Григорьевна  подня-
лась к себе в мансарду и затворилась, нашла случай подходящим. Они оста-
лись вдвоем на кухне перед телевизором, по которому показывали Сопотский
фестиваль. Ирина сидя перетирала вымытую посуду, а Григорий Степанович в
шерстяном трикотажном костюме тихонько раскачивался в  кресле-качалке  -
любимом месте отдыха, причем надо заметить, что на даче  имелась  особая
плетеная качалка, отличная от деревянной городской.
   Едва Ирина собралась с духом, как генерал,  оттолкнувшись  ногами  от
пола, резко повернул кресло к ней и начал разговор первым.
   - Иринушка Михайловна, я  давно  хотел  с  вами  поговорить.  Предмет
весьма щекотливый, вы только поймите меня правильно...
   У Ирины все оборвалось внутри: опоздала! Она  продолжала  механически
водить полотенцем по блюдцу, уже догадываясь о "предмете" разговора.
   Генерал волновался, стараясь скрыть волнение благодушным убаюкивающим
покачиванием, но кресло против его воли заскрипело сильней, точно  жалу-
ясь на что-то. На лысине генерала выступили  мельчайшие  капельки  пота.
Ирине хотелось вытереть эти капельки полотенцем. "Он ведь чужой мне  че-
ловек, - подумала она. - Как все нелепо!"
   - Меж нами тридцать лет разницы, - сказал генерал  и  издал  короткий
сдавленный смешок. - Я старше вас на революцию, эпоху  социалистического
строительства и Великую Отечественную войну. Итого, я старше вас на  три
эпохи...
   Ирина попыталась что-то сказать, но он остановил ее жестом.
   - Погодите... Быть может, вам покажется странным, быть может, и смеш-
ным, хотя последнего, видит Бог, мне очень бы не хотелось, но  поверьте,
что я глубоко благодарен судьбе, Ирина Михайловна, за то, что получил от
нее неслыханный подарок...
   Ирина протестующе подняла руки с полотенцем, стараясь  защититься  от
его красивого бархатного голоса, от плавных и старомодных оборотов речи.
   - Я говорю не о вас, такой подарок был бы мною не  заслужен,  хотя  и
желанен, но сие от меня мало зависит. Я говорю о том  чувстве,  давно  и
навсегда, казалось, забытом, которое я сейчас испытываю. Я говорю о люб-
ви. Я абсолютно уверен в глубине и силе моего чувства. Я люблю вас, Ири-
на Михайловна, и благодарен вам за то, что вы осенили мою старость  луч-
шим из чувств, которыми наделила нас природа...
   Григорий Степанович перегнулся в поясе и не без труда выбрался из со-
ломенной качалки. Подойдя к Ирине, он мягко вынул из одной ее руки блюд-
це, из другой полотенце, положил их на стол и лишь после этого, приняв в
свои ладони обе руки Ирины, наклонился и прикоснулся к ним губами.
   Ирина не могла оторвать глаз от капелек пота на его лысине, с  ужасом
припоминая слова отказа, которые были бы уместны в этом случае.
   Генерал отошел от нее, но в кресло не сел. Он с недоумением  взглянул
на экран телевизора, будто только что заметил там  молоденькую  лохматую
певицу, которая, казалось, грызла микрофон белыми зубами, точно  капуст-
ную кочерыжку. Генерал нахмурил брови и выключил телевизор. Она  поняла,
что он ждет каких-то ее слов, но молчала.
   - Я не осмеливаюсь предложить вам руку, хотя это было бы для меня ис-
тинным счастьем, но сердце мое я отдаю вам без вашего согласия, ибо  оно
принадлежит мне, и я вправе им распоряжаться...  -  Григорий  Степанович
усмехнулся. - Я хотел бы только смиренно попросить вас  об  одном:  быть
рядом. Я сделаю для вас и Егора все, что в моих силах, только будьте  со
мною, чтобы я мог видеть вас, разговаривать, целовать ваши руки...
   Он опять сделал к ней шаг. Ирина порывисто поднялась со стула, отвер-
нулась к плите и, схватив подвернувшуюся под руки тряпку, принялась  те-
реть ею по белой эмали.
   - Не надо, Григорий Степанович, я вас прошу... - мучительно выговори-
ла она. - У меня муж есть.
   Последняя фраза сорвалась совсем по-глупому, помимо ее воли.  Генерал
остолбенел, и вдруг бурно расхохотался, так что Ирина испуганно  оберну-
лась.
   - Ах, вы в некотором роде замужем? Простите великодушно! Как это я не
подумал? Старый дурак!..
   Он с размаху плюхнулся в кресло, отчего оно взвизгнуло и  откачнулось
с такою силой, что едва не выбросило генерала назад. Смех генерала обор-
вался так же внезапно, как начался. С минуту он молча и быстро  раскачи-
вался в кресле, вцепившись пальцами в подлокотники.
   - Мужа вашего я презирал. Теперь ненавижу, -  сказал  он.  -Простите,
что я, так сказать, вторгаюсь в вашу личную жизнь, но со стороны виднее.
Он жалкий человек, ему не хватило воли проявить себя в деле, и он  отыг-
рался на вас. Он лишил вас своего "я". Не спорьте! - поднял  руку  гене-
рал, увидев, что Ирина собирается протестовать. - Вы несли на плечах  не
только груз своих забот, но и все его несчастья. Но он даже этого не це-
нил. Вам нужно развестись с ним, Ирина Михайловна, и как  можно  скорее.
Если бы я не был в этом абсолютно уверен, я так не сказал  бы...  Я  уже
говорил с Игорем Сергеевичем. Он сказал, что ввиду особых  обстоятельств
суд мог бы развести вас по вашему заявлению, не спрашивая его согласия.
   Вот так новость! У Ирины руки упали. Оказывается, за нее все уже  ре-
шили. Только сейчас до нее дошел смысл оброненной Рыскалем фразы: "И ва-
ши дела устроятся". Вот какое устройство он имел в виду!
   Ирина покраснела и уже готова была возмутиться, как вдруг в кухне по-
явилась Мария Григорьевна. Она двигалась медленно и плавно, как  сомнам-
була. Не говоря ни слова, она приблизилась к шкафчику и  достала  оттуда
начатую бутылку вина, оставшуюся с воскресного обеда.
   - Маша! - воскликнул генерал.
   - Прошу прощения, - сказала она нетвердыми губами. - А вы тут секрет-
ничаете... - она медленно погрозила им пальцем, потом  приложила  его  к
губам и удалилась.
   - Это меня Бог наказал, - серьезно проговорил генерал.
   Гнев Ирины улетучился, она выскользнула из кухни и закрылась в  своей
комнате. Долго не могла заснуть, слушая, как мерно поскрипывает в  кухне
генеральская качалка. Потом услышала, как Григорий Степанович, осторожно
ступая, прошел мимо ее двери на свою половину.
   Утром Григорий Степанович долго не появлялся к завтраку.  Мария  Гри-
горьевна тоже не показывалась. Ирина не знала, что ей делать: стучаться?
помогать генеральской дочери? вызывать врача? Григорий Степанович  нако-
нец показался, сказал тихо: "Я сам ею займусь. Я знаю, что ей нужно".
   Он поднялся к дочери, а через минуту спустился вниз и пошел к магази-
ну. Когда он вернулся, Ирина заметила у него в сумке бутылку. Вечером он
снова пошел в магазин и опять принес дочери выпить. Так продолжалось три
дня. На все вопросительные взгляды  Ирины  генерал  спокойно  кивал:  "Я
знаю, что я делаю. Я всегда так вывожу ее из запоя". На  четвертый  день
генерал принес лишь одну бутылку сухого вина и три  литра  молока.  Нес-
колько часов он не выходил из мансарды. Ирина прислушивалась,  там  было
тихо. На пятый день Мария Григорьевна выздоровела. Она сошла вниз с  се-
рым лицом, на котором выделялись обведенные синими кругами глаза, и жал-
ко улыбнулась Ирине. Отец поддерживал ее за  локоть.  Он  тоже  выглядел
плохо, подавленно, глаза были как у побитой собаки.
   Ирине нестерпимо жаль стало обоих.
   После этого случая отношение Марии Григорьевны к Ирине  переменилось.
Она стала мягче, потихоньку начала разговаривать, сначала очень коротко,
бросая в пространство предназначенную  Ирине  фразу,  как  бы  размышляя
вслух и не требуя ответа. Через неделю между ними стали завязываться ко-
роткие беседы: о книгах, об увиденном по телевизору, о детях, причем Ма-
рия Григорьевна всегда сама начинала разговор и сама же  его  прекращала
внезапно, будто решив, что на сегодня хватит. Ирина не навязывалась, бы-
ла ровна и спокойна. Она чувствовала, что Мария Григорьевна наконец  за-
интересовалась ею, разглядела в ней человека или начинает  разглядывать,
а раньше не видела ничего, кроме мнимых шашней с отцом.
   Григорий Степанович в этот период находился больше в  городе:  то  ли
так совпало, то ли намеренно не хотел мешать наметившемуся сближению до-
чери и Ирины.
   Вскоре состоялся разговор. Начался он неожиданным выпадом Марии  Гри-
горьевны. Весь день она была кроткой, задумчивой, но вечером вдруг  пре-
образилась. Дождавшись, когда Ирина уложит Егорку, она  встретила  ее  в
кухне со странной усмешкой на губах и тут же спросила вызывающе:
   - Ну так что, вы собираетесь выходить за отца?
   Ирина вспыхнула, с трудом подавив в себе ответ в том же тоне.
   - Нет, - сказала она.
   - Почему же? Выгодная партия. Я бы на вашем месте подумала.
   - Я уже подумала, - ответила Ирина. - Вам чаю налить?
   - Спасибо.
   С минуту, пока Ирина наливала чай и выставляла на стол конфеты и суш-
ки, Мария Григорьевна молчала, потом придвинула к себе  чашку  и  начала
медленно помешивать чай ложечкой.
   - Почему вы не кричите на меня? Почему терпите? Я же вас оскорбила, -
задумчиво проговорила она. - Неужели вы святая? Не верю!
   Она швырнула ложечку на стол.
   - Я догадалась, что вы специально, - пожала плечами Ирина. - Зачем же
кричать?
   - Простите меня, я не буду так больше. Я вас по хорошему теперь спра-
шиваю: вы не собираетесь замуж за папу?
   - Я же сказала - нет.
   - Ирина Михайловна, он вас любит. Может быть,  вы  будете  счастливы.
Он-то - точно. Я не помню его таким. Теперь я вижу, что вы  тут  ни  при
чем, вы не провоцировали это чувство. Останьтесь с ним и... избавьте его
от меня, -неожиданно закончила она.
   - Избавить от вас?
   - Все про него говорят: "Какой милый человек ваш отец!". Пожили бы  с
ним! Я нехорошо говорю про него, но я очень устала.  Бедная  мама!  Одни
его игры чего стоят! Это все совсем не так безобидно, особенно после то-
го, как он ушел в отставку. Чудаки украшают жизнь, очень может быть,  но
только чужую. Чудачества близких стоят  крови,  -  говорила  Мария  Гри-
горьевна. - Мы мучаем друг друга, вы мучить не будете. Ему стыдно за ме-
ня, он же надоел мне своей мелочной опекой. Мне тридцать  пять  лет!  Он
считает, что виноват в моей... болезни, пагубной  привычке  -  называйте
как хотите! Поэтому все терпит...
   - Он? Виноват? - Ирина не понимала.
   - Ах, ни в чем он не виноват! Глупая мнительность.  Он  считает,  что
приучил меня к шампанскому. Он пьет только шампанское, в нашем доме  оно
рекой лилось... Мне тоже давали с шестнадцати лет, отец полагал,  что  в
этом нет ничего страшного... Но начала пить я в замужестве. Мой  муж  не
хотел иметь детей. Сначала говорил, что рано. Я пила все  больше.  Потом
он стал говорить, что мне нельзя рожать, что  я  алкоголичка.  А  я  еще
больше пить стала. Мы разошлись... Ирина Михайловна, выходите  за  него,
отпустите меня. Я с ним никогда не брошу, я знаю. Одна - может быть.
   ...Они просидели чуть не до утра, пока на дворе начало  светать  и  в
поселке запели петухи. Ирина тоже рассказывала - больше о семье  родите-
лей, меньше о муже. Происходило сближение, но кто знал, на каком рассто-
янии нужно остановиться?
   Через несколько дней генерал привез из города письмо Ирине,  передан-
ное ему Рыскалем. Письмо было от Лили. Ирина прочитала его  и  всполоши-
лась. Женя был в Севастополе! Лиля все знает! Она-то думала, что он  жи-
вет припеваючи, а он разыскивает их, страдает, он взвинчен. Разве мог он
в других обстоятельствах пойти на такой скандал с матерью? Куда  он  те-
перь поехал? Ирина готова была все простить и даже покаяться. А тут  еще
Егорка, вертевшийся вокруг генеральского рюкзака с яблоками, помидорами,
клубникой, обратил внимание на письмо и задал невинный вопрос:  "Это  от
папы?"
   Ирина покачала головой. Григорий Степанович, внимательно следивший за
выражением ее лица, когда она читала письмо, подоспел  тут  же,  усадил:
"Что вас так взволновало, Ирина Михайловна?" Ирина покосилась на  Егора,
генерал понял и отвел мальчика в "Швейцарию". Запустив состав и  передав
Егорке пульт управления, он вернулся в кухню.
   - Кто-нибудь приезжает? - спросил он.
   - Почему вы так думаете?
   - Я так не думаю. Игорь Сергеевич просил меня задать вам этот вопрос.
Если кто-нибудь приезжает, он должен знать.
   - Никто не приезжает, - сказала Ирина со вздохом. - Мой муж был у ма-
тери в Севастополе. Он нас ищет.
   - Ага! А вы и разнюнились! Бедняжка! Съездил на юг,  покупался,  поел
тещиных разносолов. Страдалец! - саркастически начал генерал.
   - Григорий Степанович! - укоризненно проговорила Ирина.
   - Я шестьдесят пять лет Григорий Степанович... Впрочем, нет.  Наврал.
Григорий Степанович я всего-то лет тридцать. Раньше был Гришей...
   Генерал старался развеселить Ирину. Она заметила, что он чем-то дово-
лен, будто знает какую-то тайну. Ей это было неприятно.  Она  попыталась
закончить разговор.
   - Вы его совсем не знаете. Он хороший человек, но... слабый.
   - Да перестаньте вы его жалеть! - воскликнул генерал. - Мало его сек-
ли.
   - Он уже достаточно пострадал, - сказала она.
   - Ах, бросьте! - генерал махнул рукой, схватил яблоко и с хрустом от-
кусил. С аппетитом пережевывая кусок, он продолжал: - Я о нем все  прек-
расно знаю. Итак, гражданин Демилле Евгений Викторович официально  обра-
щался в соответствующие инстанции с просьбой помочь ему в  розысках  его
семьи один раз. Один раз! - вскричал генерал. - Было это на  второй  или
третий день после вашего перелета. Надеюсь, сообщению  Игоря  Сергеевича
вы поверите? Далее...
   Генерал остановился, любуясь произведенным эффектом.  Снова  надкусил
яблоко, прожевал и продолжал уже спокойнее:
   - Далее. В проектном институте, с парторганизацией которого я связал-
ся, считают вашего мужа откровенным балластом. Я  ничего  не  выдумываю.
Надо хоть раз в жизни посмотреть правде в глаза. Когда-то был способным,
но сломался. Бабы, вино, лень. Изнежен и инфантилен... Это еще  не  все.
Последнее время ведет странный образ жизни, прогуливает,  по  слухам  не
живет с семьей, а проживает где-то за городом. В настояшее  время  нахо-
дится в отпуске. Секретарь парткома сказал, что у администрации  созрело
решение применить к вашему мужу меры  общественного  воздействия.  Жаль,
что он не член партии, они бы его пропесочили!  Почему,  кстати,  он  не
член партии? - прокурорски обратился генерал к Ирине.
   - Он считает... - Ирина покраснела, ее разбирала злость  на  генерала
за его неожиданное расследование. - Он считает, что в партию лезет слиш-
ком много проходимцев и карьеристов. Он не хотел быть в их числе.
   - Ага, я так и думал! - генерал удовлетворенно рассмеялся.  -Интелли-
гентский слюнтяйский бред. Боимся замараться, дерьмо пусть вывозят  дру-
гие... Слушайте дальше. Последнее время перед отпуском ваш муж проживал,
по всей вероятности, в поселке Комарово, ибо там найдены его вещи и  не-
которые документы...
   - Кем найдены? - ужаснулась Ирина.
   - Милицией. Об этом тоже сообщил майор Рыскаль. Дело  о  самоубийстве
некоего Аркадия Кравчука, лица без определенных занятий,  недоучившегося
бездельника, самозваного поэта, близкого к диссидентским кругам. Вот ку-
да скатился ваш муж, уважаемая Ирина Михайловна! А на юг к вашей маме он
поехал отнюдь не за вами, а чтобы замести следы. На дачу, где  повесился
Кравчук, ваш муж больше не являлся. Его мать и сестра тоже не знают, где
он скрывается.
   - Господи... - Ирина не могла прийти в себя.
   - Теперь-то вы понимаете, Иринушка Михайловна? - мягко сказал генерал
и положил ладонь ей на запястье. - Вы не нужны ему.
   Однако, вопреки всякой логике, усилия генерала возымели как  раз  об-
ратное действие. Прямолинейный натиск даже в военных операциях не всегда
приводит к успеху, здесь же Григорий Степанович явно просчитался.  Ирина
сама могла бы легко дополнить неприглядную картину морального облика Де-
милле, нарисованную генералом, так что ничего нового, исключая  сведения
о его местопребывании последние месяцы, генерал ей не сообщил. Но именно
эти факты разбудили воображение Ирины, заставили ее нарисовать мысленную
картину неприкаянности Жени... где-то за городом, в компании с  ужасными
людьми... самоубийство! - зная чувствительную  натуру  мужа,  она  легко
могла представить, какое впечатление на него все  это  произведет.  Если
раньше она успокаивала себя мыслью, что он тихо-мирно  живет  у  матери,
пережидая дурные времена, а затем почти смирилась с  известием,  что  он
нашел какую-то другую женшину, то теперь стало ясно, что это все не так.
Он мечется. Он ищет их с Егоркой. Никакой женщины нет, это миф.  Значит,
ему нужно помочь!
   На счастье, отпуск ее подошел к концу.  Через  несколько  дней  Ирина
вышла на работу, но все ее попытки перевезти в город Егорку натолкнулись
на сопротивление генерала и Марии Григорьевны. Надо  признать,  что  тут
здравый смысл был на их стороне. Везти ребенка в город, чтобы он томился
один, пока мать на работе, было жестоко. Посему Ирина каждый день  возв-
ращалась на дачу, а утром спешила на электричке обратно в город. Ей уда-
валось выкроить лишь полтора-два часа после работы, и она  посвятила  их
поискам мужа.
   Поразмыслив немного, Ирина выбрала себе  в  союзники  Рыскаля  -и  не
ошиблась. Ему она покаялась не без труда,  но  искренно,  смывая  старый
грех, благодаря которому Демилле попал  в  списки  "незарегистрированных
бегунов". У Рыскаля гора с плеч упала. Положение Ирины Михайловны  давно
не давало ему покоя, досаждало, как заноза. При его любви  к  ясности  и
порядку он никак не мог признать нормальными отношения ее  с  генералом.
Он уважал обоих, давно уже убедился,  что  Ирина  Михайловна  -  женщина
серьезная, не какая-нибудь вертихвостка, а генерал не похож  на  старого
ловеласа, но... Что-то мешало  ему  признать  их  отношения  моральными.
Штамп в ее паспорте? Отчасти. Но не только это. Игорь Сергеевич  не  мог
допустить естественности любви старого генерала к  сравнительно  молодой
женщине и уж конечно совсем не допускал ее любви к старику. Так что  на-
мечавшийся развод Ирины и брак ее с генералом сильно смущали душу Рыска-
ля, заставляя его делать усилие над собой, чтобы по-прежнему  относиться
к обоим с симпатией.
   - Что же вы мне раньше не сказали, Ирина Михайловна! - с укором и об-
легчением вымолвил майор, когда Ирина призналась ему во всем.
   И он показал ей телеграмму от Демилле из Севастополя, о существовании
которой почему-то не сказал ни Ирине, ни генералу.
   Однако отвечать на телеграмму было уже поздно. Демилле из  Севастопо-
ля, во всяком случае, из дома Серафимы Яковлевны, убыл. Оставалось ждать
его возвращения на работу, а заодно попытаться восстановить связи.
   Анастасию Федоровну и Любашу решили не тревожить. Любаша на сносях, а
мать ничего не знает не только о сыне, но и о перелете дома. Ирина  поп-
росила майора даже не звонить туда, но Рыскаль сделал хитрее. Он  просто
поручил участковому того микрорайона, где жили Анастасия Федоровна с Лю-
башей, взять под наблюдение их квартиру и, в случае, если  там  появится
Демилле, известить Управление.
   Срок возвращения Демилле из отпуска был девятнадцатого  августа.  Так
сообщили на работе. По мере приближения этого дня волнение Ирины  усили-
валось. Григорий Степанович был чуток, он улавливал какую-то перемену  в
ней, но не догадывался, чем она вызвана. Рыскаль не помог ему внести яс-
ность, ибо прекрасно понимал ситуацию. Теперь он был заодно со своею ко-
операторшей, желающей вернуть законного мужа, а Григорий Степанович, как
ни верти, все же посторонний. Сочувствующий, но посторонний. Рыскаль по-
советовал генералу "не давить". Пускай женщина сама разберется.
   Игорь Сергеевич с присущей ему тшательностью повел новое следствие по
делу Демилле. Оно было не чета генеральскому. Во-первых, он  предупредил
"треугольник" института и мастерской, где  работал  Евгений  Викторович,
чтобы о его появлении в институте немедленно сообщили в  Управление.  Он
попросил также собрать все возможные сведения  о  жительстве  Демилле  в
последние три месяца и о его связях. Сведения оказались  скудными.  Чер-
тежница Жанна Прохорова сообщила, что Евгений Викторович Демилле в апре-
ле - мае проживал у своей бывшей однокурсницы, где-то на улице Радищева.
Однокурсницу звать Наталья. На улицу Радищева натолкнул и Борис Каретни-
ков, который наряду с Безичем проходил по делу о самоубийстве  Кравчука.
Вызванный в Управление Каретников с перепугу выложил все, что  было  ему
известно: первый разговор в памятную ночь, второй ночной визит  Демилле,
когда тот попросил связать его с Безичем, встречу у Преображенской церк-
ви в день Христова воскресения... Каретникова отпустили.
   Перебрав всех однокурсниц Евгения Викторовича и выделив из них девять
женщин с именем Наталья, Рыскаль не поленился проверить каждую. Под  пя-
тым номером он обнаружил Наталью Горянскую, благодаря чему узнал о крат-
ковременном житье Евгения Викторовича на улице Радищева. Часть вещей Де-
милле, оставленная у Натальи, вернулась в дом.  Разумеется,  Рыскаль  ни
словом не обмолвился о любовнице мужа, сказал, что  вещи  обнаружены  на
даче в Комарово. Кстати, и те последние тоже возвратились  домой.  Ирина
воспрянула духом: муж постепенно, частями возвращался в родное гнездо.
   Рыскаль радовался, как ребенок, каждой новой удаче  этого  маленького
расследования, утоляя в  себе  многолетнюю  жажду  сыска  и  вырастая  в
собственных глазах до профессионального детектива: втайне он всегда  был
уверен, что для успеха в следовательской работе вполне достаточно логики
и здравого смысла, так что зря Коломийцев и компания считают  себя  выше
рангом. Этот тезис внезапно подтвердила Ирина, выявив недостаюшее  звено
в наметившейся цепочке скитаний Демилле. Именно, было  пока  неизвестно,
где Евгений Викторович провел первые дни после события. Рыскаль уже  за-
шел в тупик, как вдруг Ирина привела к нему Костю Неволяева. Не в  Прав-
ление - упаси Бог! - посторонним вход туда ограничивался - а на  уличное
свидание, происшедшее неподалеку от дома, у плавучего ресторана "Парус",
что рядом со стадионом имени Ленина.
   Познакомившись с Костей и  выслушав  его  рассказ,  Рыскаль  удивился
сметке Ирины и профессионально ей позавидовал. Завидовать  было  нечему,
да и удивляться тоже. Ирина просто поставила себя на место мужа -  слава
Богу, жили тринадцать лет! -и попыталась определить, куда бы кинулся  он
после того, как ему было отказано в помощи властями.  Ну,  конечно  -  в
Егоркин детсад! И она пошла туда же, а там разыскала Костю  Неволяева  -
тоже не без труда, ибо детсад в  полном  составе  находился  на  даче  в
Лисьем Носу, и ей пришлось поехать туда - но это пустяки в  сравнении  с
результатом. Белое пятно было стерто. Теперь следствие располагало  пол-
ной картиной скитаний Демилле от середины апреля до  конца  июля.  Но  -
увы! -знание истории, конечно, помогает понять современность, однако ма-
ло пригодно, чтобы предсказать будущее. Куда направился Евгений Викторо-
вич из Севастополя? На этот вопрос можно было ответить лишь с  возвраще-
нием Демилле на работу.
   Но вот наступило девятнадцатое августа, а Евгений Викторович  из  от-
пуска не вышел. Не появился он в институте и на следующий день, не  заг-
лядывал и на квартиру матери, о чем доложил местный  участковый.  Прошло
еще три дня, и стало ясно, что случилось  что-то  непредвиденное.  Ирина
измучилась. Каждый день после работы она спешила в Правление,  где  Рыс-
каль встречал ее неизменным: "Ничего нового". Она казнила себя,  вообра-
жение рисовало ей всевозможные несчастные случаи: на море,  на  железной
дороге, в городе. Были опрошены  отделения  милиции,  больницы,  станции
"Скорой помощи" на всем пути следования из Севастополя в  Ленинград,  но
безрезультатно. Человек как сквозь землю провалился.
   Ирина почувствовала: произошла беда. Она ругала себя последними  сло-
вами: ишь, гордячка, воспитательница, припугнуть хотела! Ведь она ни ра-
зу по-настоящему не допускала мысли о том, что Женя может не  вернуться.
Ей казалось, что он всегда рядом, в пределах досягаемости - стоит протя-
нуть руку, и он появится.
   Как назло, подвернулся фильм по телевидению, виденный уже не раз,  но
будто впервые услышала в нем стихи: "С любимыми не расставайтесь, с  лю-
бимыми не расставайтесь, с любимыми не расставайтесь..." Как заклинание.
Плакала тайком на даче, обнимая спящего Егорку.  Впервые  за  тринадцать
лет поняла: одна.
   Единственное не давало потеряться самой -  Егор,  предстоящее  первое
сентября - первое в его жизни... За неделю до начала занятий она  перее-
хала с дачи в город. Генерал вернулся вместе с ней. Он тоже потух, вино-
вато взглядывал на Ирину, считая причиною перемены в ее настроении  неу-
давшееся свое признание. Мария  Григорьевна  опять  замкнулась  в  себе.
Возвратились в город отчужденными друг от друга.
   В день приезда органами внутренних дел был объявлен всесоюзный розыск
на гражданина Демилле Евгения Викторовича.
   Глава 30
   ПОСЛАНИЕ СОАВТОРУ
   Милорд!
   Представляя Вашему благосклонному вниманию очередные главы нашей  ис-
тории, я считаю себя обязанным сопроводить их кратким комментарием.
   Вам может показаться, что я нарушил литературную этику, поместив опи-
сание "Швейцарии" как места развлечения и отдыха генерала Николаи. Слиш-
ком уж это похоже на "конек" дяди Тоби, описанный Вами в "Жизни и мнени-
ях Тристрама Шенди, джентльмена".  Бастионы  и  контрфорсы,  сооружаемые
капралом Тримом в  усадьбе  дяди  Тоби,  полностью  соответствуют  гене-
ральской "Швейцарии" - и не только по способу выполнения, но и тем,  что
подчеркивают неординарный, чудаковатый характер персонажей. Налицо явное
заимствование.
   Каюсь, я сделал это бессознательно и заметил оплошность, когда элект-
рический паровозик уже бежал по миниатюрной стране, а  Егорка,  держа  в
руках пульт управления, следил за ним с затаенным дыханием.
   Конечно, я сразу же представил себе упреки литературоведов на страни-
цах печати: автор не постеснялся обокрасть своего соавтора, невзирая  на
то, что тот - классик! Ах, как нехорошо... Да и читатели могут заметить,
хотя чаще всего читатели этого не замечают.
   Что мне было делать? Путь первый: сесть в  электричку,  добраться  до
дачного поселка, где стоит дача генерала, а там, пользуясь знакомством с
моей соседкой Ириной Михайловной, уговорить Григория Степановича  ликви-
дировать "Швейцарию", снести ее с лица земли.  Но  на  каком  основании?
Только лишь потому, что когда-то в старой Англии некий джентльмен упраж-
нялся в фортификационном искусстве в своей усадьбе? А  скорее,  даже  не
было никакого джентльмена, а все это придумано  автором  (простите,  ми-
лорд!).
   Согласитесь, основания для ликвидации любимой забавы не  просто  шат-
кие. Они бредовые. Генерал мог сдать меня в психлечебницу.
   Путь второй: пользуясь ночной темнотою, пробраться на участок генера-
ла и разрушить "Швейцарию" самому. Уничтожить, так сказать, плоды  своей
фантазии посредством лопаты. Но у нас недаром  есть  поговорка,  милорд:
"Что написано пером, не вырубишь топором" - да и  в  милицию  можно  по-
пасть, а кто тогда будет сочинять роман дальше?
   Путь третий: вымарать "Швейцарию" из романа, то есть сделать вид, что
ничего на даче такого нет, там просто висит гамак. Но это уже будет  яв-
ный обман читателя, а этим я заниматься ни при каких обстоятельствах  не
намерен!
   Таким образом положение представляется безвыходным,  и  мне  придется
терпеть упреки в плагиате. Меня успокаивает лишь то, что таких  осознан-
ных и неосознанных заимствований и ассоциаций в нашем романе  -  бездна,
что входит в наш метод, не так ли, мистер Стерн? Честнее отдавать себе в
этом отчет, а не создавать у читателя впечатление, будто ты первым взял-
ся за перо и до тебя не существовало никаких  сочинителей.  Кроме  всего
прочего, Вы, милорд, - мой официальный соавтор, так что  пускай  в  этом
видят наше духовное родство, на худой конец, - Ваше творческое влияние.
   Но есть вопрос гораздо более серьезный,  чем  литературная  этика.  Я
имею в виду кооператив "Воздухоплаватель".
   Как Вы заметите, прочитав присланные главы, я  углубился  в  семейные
дела Демилле и Ирины, будто забыв, что у меня есть еще дом на Безымянной
улице. Вам и читателям может показаться, что тут  налицо  композиционный
просчет. Если бы это было так! Все гораздо хуже.
   Если Вы помните, мы расстались с кооперативом в  тот  счастливый  мо-
мент, когда общая беда наконец отворила души и двери квартир,  заставила
кооператоров сплотиться, почувствовать единение и давно забытый дух кол-
лективизма. Общее собрание, субботник, первомайская  демонстрация,  тор-
жественный концерт и банкет создали предпосылки для превращения  разроз-
ненных жильцов в коллектив единомышленников. Тому  же  способствовала  и
газета "Воздухоплаватель" и даже то, что комендант дома поселился в быв-
шем помещении Правления. Кооператив на глазах превращался в семью, и мне
как автору было это приятно. Уже мерещились главы, посвященные  совмест-
ным турпоходам, и даже рисовался в воображении коллективный отпуск, про-
веденный воздухоплавателями в семейном лагере где-нибудь на Валдае... Но
не тут-то было! Жизнь не желала следовать фантазиям сочинителя.
   Эйфория первых успехов  и  достижений,  связанных  с  восстановлением
электроснабжения, водопровода, газа и канализации, быстро  прошла.  Жить
стало сносно, и тут обнаружились вещи, которые нельзя было  устранить  в
столь короткие сроки, или же принципиально  неустранимые.  Не  говоря  о
мелких бытовых неудобствах, связанных, в основном, с детьми, коих  нужно
было срочно переводить в местные детские учреждения, и с  необходимостью
тратить больше времени на дорогу к службе, - так вот, не говоря об  этих
мелочах, обозначились два пункта, представлявшие  действительную  угрозу
построению счастливой жизни в кооперативе. Я говорю о  подписках  о  не-
разглашении и темноте в окнах.
   Необходимость постоянно держать язык за зубами в разговорах со знако-
мыми и родственниками, невозможность приглашать к себе гостей,  требова-
ние сообщать о своих выездах майору Рыскалю и прочее сильно  нервировали
кооператоров. В первые недели,  когда  кооператоры  осознавали  исключи-
тельность своего положения, такое отчуждение от внешнего  мира  казалось
вполне разумным и вызывало даже некоторую гордость,  как  вызывает  гор-
дость всякая осознанная исключительность. Но очень скоро гордость смени-
лась унынием. Незаметно стали ощущать себя заложниками,  удручала  также
постоянная необходимость врать и выкручиваться.
   Однако еще хуже действовало на кооператоров  электрическое  освещение
квартир, работающее с утра до ночи. Лампы дневного  света,  поставленные
везде по решению правления, лишь подчеркнули отсутствие солнечного  све-
та. Город вступал в пору белых ночей,  на  улицах  было  светло  днем  и
ночью, а в жилищах кооператоров мертвенно синели  люминесцентные  лампы,
издававшие монотонное, выматывающее душу жужжание. Кооператив жил как бы
с повязкой на глазах, благодаря тесному соседству со старыми  домами  на
Безымянной. Воздействие было чисто физиологическое.
   Самое печальное, что отсутствие света было  неустранимо.  Если  режим
неразглашения со временем можно было ослабить, по  крайней  мере,  можно
было на это надеяться, то говорить всерьез о сносе старых домов  и  рас-
чистке места вокруг кооператива никто не решался.
   Я хочу подчеркнуть маленький нюанс, милорд. От неразглашения в равной
мере страдали все кооператоры, однако отсутствие солнечного света косну-
лось их неравномерно. Квартиры, выходящие окнами в торцы здания, не  ис-
пытывали никаких неудобств. Почти так же обстояло  с  верхними  этажами,
имевшими обзор из окон в виде однообразного ландшафта крыш Петроградской
стороны. Но таких квартир было меньшинство. Подавляющее большинство коо-
ператоров жило окнами в щели по обеим сторонам здания и могло  лицезреть
лишь старые стены соседних домов, освещаемые ртутными лампами.
   Немудрено, что в таких условиях наметилось некоторое различие в наст-
роениях и подходу к проблеме среди разных слоев кооператоров, что подры-
вало дух коллективизма. Одни бодрились, призывали к единству и борьбе  с
трудностями, напирали также на местный патриотизм, другие же смотрели  в
будущее с меньшим оптимизмом и переключили  свою  энергию  на  индивиду-
альные поиски выхода. Эта часть воздухоплавателей уже  летом,  пользуясь
отпусками, деятельно занялась обменом квартир, используя разные способы:
личные контакты в местах скоплений желающих  обменяться,  бюро  обменов,
приложение к газете "Вечерний Ленинград" и объявления -как  официальные,
расклеиваемые специальными службами, так и самодеятельные,  которые  ле-
пятся где попало, на любом удобном месте.
   Естественно, варианты  были  неравноценны.  Понимая,  что  обменщиков
трудно привлечь экзотикой расположения  дома  и  постоянным  отсутствием
дневного света в квартирах, кооператоры пускались на всяческие хитрости,
предлагая ряд льгот при обмене. Квартиры обменивались с уменьшением  ко-
личества комнат и общей площади, предлагались деньги по договоренности и
иные услуги, вроде бесплатного ремонта обмениваемой квартиры или  гаража
в придачу. Однако охотников находилось мало. Стоило желающему обменяться
с выгодою приехать на Безымянную, чтобы посмотреть квартиру собственными
глазами, как наступало быстрое разочарование. Никакие прибавочные  метры
и суммы по договоренности не могли компенсировать пугающего вида  ущелий
по обеим сторонам дома и придвинутых вплотную к окнам чужих домов.  "Что
же так неудачно построили?" - качали головами обменщики, но кооператоры,
связанные подпиской о неразглашении, даже тут не могли  отвести  душу  и
пожаловаться на космические причины беспорядка, чтобы получить  хотя  бы
моральную компенсацию, а вынуждены были глухо  бормотать  про  ошибку  в
проекте, халатность, безмозглость... Коротко говоря, врали.
   В таких случаях соглашались на обмен либо отпетые, опустившиеся люди,
как правило, алкоголики, коим нужны были деньги, либо одинокие старики и
старухи по той же причине. Другим, более редким вариантом была сдача ко-
оперативной квартиры внаем. В этом случае кооператоры  подыскивали  себе
другую, тоже сдающуюся внаем, и поселялись в ней,  свою  же  сдавали  за
полцены либо отчаянно нуждавшимся студентам, либо вполне солидным мужчи-
нам, якобы для работы, что на деле означало превращение квартиры в место
свиданий.
   Таким образом уже к осени наметилась тревожащая тенденция в  демогра-
фии кооператива: трудоспособное и в целом морально устойчивое  население
нашего ЖСК стало разбавляться нерабочим  и  антиобщественным  элементом,
что повлекло за собою ухудшение морального климата. Тут и там на  разных
этажах возникали сборища;  сомнительного  вида  граждане  попадались  на
лестницах и в ущельях -они двигались бесшумно, как тени, крепко сжимая в
руках бутылки; по временам лестничные площадки оглашались песнями и воп-
лями; вскоре был зафиксирован первый пожар, случившийся из-за неосторож-
ности обращения с огнем в состоянии опьянения (между прочим, горело  над
Рыскалями, в трехкомнатной квартире, где поселилась семья из трех  чело-
век - отец, мать и взрослая дочь  -  постоянно  пьяные).  Пожар  удалось
быстро ликвидировать и даже завести дело на алкоголиков в надежде их вы-
селить, но Рыскаль сознавал, что дело будет затяжным, между тем как  ус-
тои расшатывались быстро.
   Новоприбывшие, получившие обменные ордера, не были  воздухоплавателя-
ми, они не летели той памятной апрельской ночью над городом, не пережили
страшных утренних минут, не ощутили вдохновения демонстрации и субботни-
ка. Словом, были чужими. Изредка наведываясь в Правление, они лишь удив-
лялись стенной газете со странным названием да обстановке штаба с картой
и портретом Дзержинского на стене, под которыми  сидел  худощавый  майор
милиции, чего в других кооперативах не наблюдалось. Но  подписка  о  не-
разглашении, а паче нелюбопытство новоприбывших не позволяли ввести их в
истинный курс дела, а посему они так и оставались отторгнутыми от редею-
щего коллектива воздухоплавателей. Группы взаимопомощи каждого  подъезда
проводили воспитательную работу с новичками, но больше  по  обязанности,
формально, считая их в глубине души чужаками. Неудивительно, что те  еще
больше обособлялись, знать не хотели моральных обязательств перед  сосе-
дями, более того -досаждали им умышленно, пользуясь для этого различного
рода шумами и антисанитарными акциями. В мусоропроводы  спускалось  все,
что ни попадет под руку, отчего  происходили  постоянные  засоры,  стены
лестничных площадок и пролетов покрывались постепенно вязью  рисунков  и
словосочетаний, далеко не все из которых были пристойны, в лифтах  мочи-
лись.
   Но еще хуже было с пустующими  квартирами,  которых  становилось  все
больше, так что к августу насчитывалось уже четырнадцать. Рыскаль с ними
замучался. Это была жилплощадь кооператоров, формально оставшихся члена-
ми кооператива, то есть прописанных в нем, на деле же - не проживающих и
не сдающих свои квартиры внаем. Первыми из этой группы были, как вы пом-
ните, супруги Калачевы, покинувшие кооператив в день субботника. Беглецы
поселялись у родственников в ожидании лучших времен,  иные  нанялись  на
работу в районы Крайнего Севера, другие сняли квартиры - в основном, не-
подалеку от улицы Кооперации, чтобы не переводить детей  в  другие  школ
ы... - для Рыскаля все было едино: в доме оставалась пустующая квартира,
за которой надобно было присматривать, ибо  антиобщественный  элемент  в
момент разузнавал о ее появлении и начинал пользоваться ею для своих на-
добностей. Учитывая примитивность дверных замков и крайнюю хлипкость са-
мих дверей, это было несложно.  Правда,  соседи-кооператоры  доносили  в
Правление, заслышав за стеною пьяные звуки, и  тогда  Рыскаль  во  главе
оперотряда совершал набег на притон, результатом чего  были  арестования
нарушителей. Те отделывались легко: более крупного  уголовно-наказуемого
деяния, чем хулиганство, в их поступках нельзя было отыскать. В итоге на
этажах нашего дома, кроме новоприбывших, которые сами были  не  подарок,
постоянно - в особенности же, по ночам - хозяйничали пришлые люди с тем-
ной биографией. Летучие притоны возникали то там, то тут,  пока  наконец
не грянул гром: в одной из пустующих квартир был обнаружен труп  изнаси-
лованной молодой женщины. Слухи об этом разнеслись по кооперативу молни-
еносно. Насильников и убийц нашли через три дня, тут же -  на  Подобедо-
вой, - а майор Рыскаль получил предупреждение о несоответствии  занимае-
мой должности.
   Но самым печальным и удручающим было то, что в результате всего выше-
описанного  среди  воздухоплавателей  пышным  цветом  расцвело   доноси-
тельство. Причем доносили не только на уголовный элемент, но  и  на  тех
соседей, которые вели себя непатриотично,  то  есть  намеревались  обме-
няться, покинуть родной дом. Рыскаль каждое  утро  обнаруживал  в  своем
почтовом ящике анонимку или подписанное письмо, где сообщалось, что коо-
ператор имярек из квартиры такой-то поместил объявление об обмене или же
принимал у себя обменщиков. Предлагалось принять срочные меры:  осудить,
запретить обмен и даже передать дело в суд по обвинению в нетрудовых до-
ходах (намекалось на деньги "по договоренности"). Рыскаль мрачнел, он не
любил анонимщиков, однако приходилось знакомить с доносами членов  Прав-
ления, это становилось известным и группам взаимопомощи, а  те  начинали
действовать, охваченные благородным негодованием. Особенно усердствовала
Клара Семеновна Завадовская. Мысль о том, что кто-то может ее  обмануть,
смыться из кооператива, оставив ее с темнотою в окнах, не  давала  Кларе
покою. Страдать - так всем вместе! Поэтому Клара в одиночку или  поддер-
живаемая Ментихиной врывалась к соседям,  стыдила,  произносила  высокие
слова о долге, ответственности и том же патриотизме, что лишь усугубляло
раскол. Она же писала заметки в газету "Воздухоплаватель", где  публично
объявляла изменников "врагами" и грозила  всякими  карами.  В  приватных
разговорах Клара Семеновна подкапывалась и под Рыскаля,  обвиняя  его  в
мягкотелости, в неумении навести порядок твердой рукой. Рыскаль  пытался
уговаривать обменщиков не торопиться, но, исчерпав  аргументы,  вынужден
был подписывать обменные заявления, ибо не мог нарушать закон.
   Надо сказать, что супруг Клары Семеновны, отпущенный  органами  мили-
ции, в это же самое время пытался решить проблему  своим  путем.  Но  об
этом я расскажу после.
   Таким образом кратковременный расцвет сменился упадком. Пробудившаяся
сознательность обернулась враждой коллективистов и индивидуалистов,  бе-
зобразиями и пьянством. Мне очень не хотелось описывать эти  явления,  я
надеялся на их случайность, теперь же вижу, что ошибался. Особенно  неу-
добно было перед Вами, милорд. Как-никак Вы иностранец,  а  обнаруживать
перед иностранцами свои слабости и пороки мы не любим. Стыдно, знаете...
Я и сейчас сообщаю Вам об этом конфиденциально, не решаясь вынести  наши
проблемы на страницы романа. Однако молчать далее нельзя. Мы так привык-
ли считать наши неудачи и промахи случайными, а достижения -  закономер-
ными, что лишь трезвый объективный взгляд, горькое  сознание  того,  что
пороки столь же органично присущи нашему кооперативу  воздухоплавателей,
сколь и добродетели, помогут нам выжить.
   Заканчиваю свое послание. Я сбросил камень с плеч.  Далее  умалчивать
ни о чем не намерен. А вообще, я скучаю по Вам, милорд. Боюсь также, что
Ваше общение с Мишусиным может отвратить Вас от нашей литературы, а она,
ей-Богу, не так ужасающе продажна, как может показаться.
   Примите, милорд, уверения в совершеннейшей моей преданности и  почте-
нии.
   Ваш соавтор.
   Глава 31
   ФЕДОР ШУРЫГИН
   В середине лета приехал из Ливии на родину младший брат Евгения  Вик-
торовича Федор с семьею. Его контракт истекал не скоро - через два  года
- и теперь ему полагался лишь двухмесячный отпуск: месяц за текущий  год
и месяц, припасенный с прошлого.
   Федор Викторович был мужчиной выше  среднего  роста,  с  наметившимся
брюшком, аккуратными залысинами и чуть  шаркающей  осторожной  походкой.
Внешне он производил впечатление усталого чиновника министерства,  дожи-
дающегося положенной персональной пенсии. Его гладко выбритое унылое ли-
цо и постоянная покорность в глазах никак не  соответствовали  семейному
темпераменту Демилле; странно было и подумать, что когда-то этот человек
тоже был обуреваем страстями, искал себя, ходил в храм причащаться, шеп-
тал на ночь молитвы. Но давно это было, лет пятнадцать назад. Сейчас ес-
ли кто и напоминал ему по неделикатности о грехах  молодости,  то  Федор
Викторович терпеливо улыбался и объяснял  кратко:  "Дурак  был".  Однако
вряд ли это простое объяснение соответствовало истине, ибо  глупость  не
так легко поправима, а Федор Викторович был отнюдь не глуп.
   Объяснение резкой метаморфозе,  произошедшей  с  Федором  Демилле  на
двадцать пятом году жизни, многие  связывали  с  женитьбой.  И  действи-
тельно, все свершилось быстро, в один год. Федор  закончил  строительный
институт, пошел прорабом на стройку, женился, сбрил бороду и сменил  фа-
милию. Жена его - Алла Шурыгина, выпускница филфака, в университете тоже
производила впечатление ищущей натуры, диплом писала  по  раннему  твор-
честву Ахматовой, вообще увлекалась стихами, но работать по специальнос-
ти не пошла. От ее филологического образования сохранилась лишь привычка
надменно судить о новинках советской  литературы  да  выписывать  журнал
"Вопросы филологии", комплекты которого по прошествии времени  обменива-
лись на макулатурный талон, дающий право приобрести книгу Стефана Цвейга
или Мориса Дрюона.
   Казалось, оба нашли то, что искали. Демилле - прочную фамилию, а  Шу-
рыгина -солидного мужа. Впрочем, Федор  Викторович  обрел  окончательную
солидность еще через год, когда вступил у себя на стройке  кандидатом  в
партию.
   Именно тогда вместе с самоуважением он получил моральный авторитет  в
семье, позволивший ему принять на себя функции старшего  сына,  а  впос-
ледствии и главы семейства. Правда, функции эти выражались более в  сен-
тенциях, чем в реальных делах, ибо  Федор  Викторович  не  любил  волно-
ваться. Покой он ценил превыше всего, находя в  нем  истинную  гармонию,
умиротворение, решение всех проблем. Зачеркнув и осудив свое прошлое, он
перенес неприязнь к разного рода исканиям на всех людей, паче же всего -
на родственников. Он решительно не понимал действий своей сестры и  пос-
тупков брата, которые вместо того,  чтобы  успокоиться,  выкидывали  Бог
знает что (Федор Викторович всегда был в курсе через Анастасию  Федоров-
ну, принимавшую близко к сердцу все перипетии судьбы своих детей  и  де-
лавшую их достоянием гласности). Поначалу он старался воздействовать, то
есть писал сестре и брату пространные письма морализаторского  толка.  У
Любаши сохранилось два: после рождения Николь и Шандора; появление Хуана
показало, что глас брата остается гласом вопиющего в  пустыне,  и  Федор
прекратил связь с сестрой. У Евгения Викторовича писем  накопилось  куда
больше. Тут были послания, знаменующие каждое новое  увлечение  Демилле,
особливо шумные выпивки, отказ переделывать конкурсный проект по  требо-
ванию руководителя мастерской, идеологические разногласия с отцом, когда
Виктор Евгеньевич и Женя ругательски ругались  по  поводу  какого-нибудь
постановления... Все это, по мнению Федора, не имело ни малейшего  смыс-
ла, ибо нарушало покой, не приводя к каким-либо результатам.  "Женя!  Ты
опять волнуешь меня..." - такой фразой начинались почти все письма,  от-
чего выходило, что главной неприятностью, произошедшей от поступка Евге-
ния Викторовича, было нарушение душевного спокойствия брата.
   Характерно отношение Ирины к письмам Федора. Она, будучи сама в  вол-
нении от поступков мужа (особенно это касалось любовных увлечений и дру-
жеских застолий), от души смеялась, читая каждое новое письмо, и в  этом
находила успокоение. Таким образом, письма отчасти достигали своей цели,
хотя бы в отношении Ирины. Демилле же злился, звонил брату, начинал  ру-
гаться по телефону, чувствуя, что не прав по всем статьям, а оттого  за-
водясь еше больше. Дело обычно кончалось тем, что  трубку  перехватывала
Алла и сообщала Евгению Викторовичу  ледяным  тоном:  "Евгений,  Шурыгин
из-за тебя живет на валидоле", - она в глаза и за  глаза  называла  мужа
Шурыгиным.
   Федор действительно не расставался с валидолом  с  молодых  лет,  был
мнителен и постоянно следил за пульсом. Он знал свой пульс, как  таблицу
умножения; каждый лишний удар приводил его в  глубочайшее  раздумье.  Он
искал причину этого лишнего удара, и лишь добившись нормы, которая  сос-
тавляла у него шестьдесят семь ударов в минуту, мог чувствовать себя от-
носительно спокойным.
   Во время похорон отца пульс его достиг восьмидесяти четырех ударов  в
минуту и с тех пор, вот уже несколько лет, никогда  не  поднимался  выше
этой отметки. Отчасти этому способствовало и то, что со смертью отца Фе-
дор почти вовсе перестал бывать в родительском доме, ограничиваясь  раз-
говорами с матерью по телефону, обязательными поздравительными открытка-
ми на Восьмое марта и Новый год и письмами к Евгению.  А  последние  два
года пульс, несмотря на жару в Ливии, никогда  не  превышал  семидесяти,
потому что связь с семьей осуществлялась исключительно с помощью поздра-
вительных открыток, а производственные проблемы уже давно перестали вли-
ять на кровообращение Федора Викторовича.
   К моменту заключения контракта на строительство цементного  завода  в
Ливии Федор Шурыгин занимал должность  ведущего  инженера  строительного
треста с окладом в сто семьдесят рублей, прогрессивкой  и  премиальными,
имел трехкомнатную кооперативную квартиру и небольшой счет на  сберкниж-
ке. У Шурыгиных была дочь Виктория, девяти лет.
   Если бы Федор Викторович знал, какой сюрприз готовит ему старший брат
в далеком от Ливии Ленинграде, то он, весьма вероятно, отложил бы отпуск
еще на год или же направился, скажем, на южный берег  Крыма.  Однако  он
ничего не подозревал о переполохе в родном городе, потому как не  подоз-
ревала о нем и Анастасия Федоровна, которая продолжала  писать  младшему
сыну пространные письма с новостями, невзирая на его молчание. Кроме то-
го, у Федора был прямой повод побывать на родине: он обзавелся автомоби-
лем и, отправив его малой скоростью через Средиземное море,  должен  был
самолично встретить ценный груз в Ленинграде и устроить его надежно. На-
до сказать, что покупка  автомобиля  входила  в  программу  установления
окончательного покоя в жизни; на эту тему было много сомнений, много до-
водов "про и контра" -увеличит ли автомобиль жизненные  хлопоты  или  же
уменьшит? Подсчитав все плюсы и минусы, Федор и Алла  решили:  уменьшит.
Ожидалось лишь небольшое усиление волнений, связанное с покупкой  и  пе-
реправкой автомобиля домой, а дальше  расчеты  показывали  почти  полный
штиль.
   Федор так увлекся получением контейнера с "Жигулями" в экспортном ва-
рианте, что не сразу позвонил матери по приезде. Не то чтобы забыл и за-
мотался, а просто два таких волнения, как  устройство  такелажных  работ
при погрузке и общение с Анастасией Федоровной,  хотя  бы  по  телефону,
наступившие одновременно, могли загнать пульс в неисследованные  частот-
ные дебри. Потому Федор Викторович  решил  действовать  последовательно:
сначала "Жигули" и гараж, а потом встреча с родней. Только когда сверка-
ющий автомобиль цвета волны в Средиземном море занял место  в  новеньком
гараже и прошли сутки, требуемые на релаксацию пульса, Федор набрал  но-
мер матери.
   - Мама, здравствуй, это я, - сказал он.
   - Господи, Жеша, где ты пропадаешь? Я кручусь, как  белка  в  колесе.
Любу положили в дородовое, дети на мне... Совсем забыли мать! -сразу  же
накинулась на него Анастасия Федоровна.
   Федор не удивился: голоса братьев Демилле были так  похожи,  особенно
по телефону, что мать всегда их путала. Неприятно поразила его новость о
Любаше, и он, держа левою рукой трубку у уха, правой взялся за  запястье
и нащупал пульс.
   - Мама, это я, Федя... - сказал он, считая удары.
   - Боже мой, Феденька... - Анастасия Федоровна сразу заплакала и  про-
должала дальше сквозь плач: - Наконец-то! Я тут  одна  разрываюсь,  Женя
куда-то пропал, не звонит совсем, Ирка тоже... Люба в больнице, я совсем
одна, - Анастасия Федоровна зарыдала. - Если бы видел папочка, слава Бо-
гу, что он этого не видит...
   Федор Викторович отодвинул трубку от уха, так что  причитания  матери
слились в однообразное, еле слышное журчание, и вновь  придвинул,  когда
журчание оборвалось.
   - Что, Люба вышла замуж? - строго спросил он.
   - Да что ты! Кто ж ее возьмет с тремя детьми? Я тебе удивляюсь!
   - Значит, опять!
   - Опять! - и Анастасия Федоровна вдруг весело рассмеялась. Переход от
слез к смеху у нее совершался мгновенно, как у младенца.
   Федор Викторович помолчал, соображая, способны ли дальнейшие расспро-
сы ухудшить его состояние, и все-таки решился:
   - А как твое здоровье? - спросил он и тут же вновь отдернул трубку от
уха, ибо зажурчало опять. Дождавшись перерыва, он сказал в трубку, держа
ее на отлете:
   - А у нас все в порядке. Приехали, здоровы, привезли тебе подарок. Мы
машину купили.
   По донесшимся из верхней мембраны отрывистым звукам Федор  Викторович
понял, что мать обрадовалась. Он снова осторожно приблизил трубку к уху.
   - Я навещу тебя, - сказал он.
   - Федя, навести Любу. Ей будет приятно.
   - Ты же знаешь, как я к этому отношусь, - сказал он спокойно.
   - Феденька, узнай, что с Женей. Мне не выбраться, да и не хочу к Ирке
ехать. Она последнее время совсем нас знать не хочет.
   - Хорошо, мама. Тебе привет от Аллы.
   При этих словах Алла, находившаяся в той же комнате, воздела глаза  к
потолку. Она считала, что разговор слишком затянулся.
   - Да-да, целую, - сказал Федор и повесил трубку.
   - Ну что? У Демилле опять все вверх тормашками? -презрительно спроси-
ла жена.
   Федор Викторович пожал плечами.
   - Люба рожает.
   - Идиотка, - коротко заключила Алла и ушла в другую комнату.
   Федор Викторович сделал несколько дыхательных упражнений  по  системе
йогов, после чего сел за стол и придвинул к себе лист бумаги.
   "Здравствуй, брат! - вывел он. - Мой отпуск начался с волнений..."
   И далее на трех страницах Федор развернул огорчительную  картину  се-
мейных безобразий, ожидавшую его в Ленинграде.  Невнимание  к  матери...
подтвердившаяся законченная аморальность сестры... есть  и  моя  вина...
однако Ливия, ожидающая цементный завод, не позволяет  каждодневно  опе-
кать расстроившийся семейный клан, так что он надеется, что брат внемлет
голосу разума и совести...
   И прочее в том же духе.
   Федор запечатал конверт, открыл записную  книжку  и  переписал  адрес
брата: "Улица Кооперации, дом 11, кв. 287". Он позвал Вику  и  велел  ей
опустить письмо в ящик.
   Прошло несколько дней, в течение которых Федор и Алла почти не  выхо-
дили из дому, посещали только рынок неподалеку, откуда приносили овощи и
фрукты, недоступные в Ливии: редиску, репу, свеклу,  картошку,  кабачки,
огурцы. За два года им осточертели бананы,  апельсины,  и  теперь  Федор
каждый день занимался консервированием овощей, готовил великолепные соу-
сы и потчевал семью. Он любил кулинарное искусство.
   Алла без перерыва смотрела телевизор, впитывая отечественную информа-
цию - начиная с "Утренней почты" и кончая вторым выпуском "Сегодня в ми-
ре". Одна Вика с утра отправлялась гулять  и,  вернувшись,  рассказывала
родителям о родине. Многое ее удивляло. Временами она  требовала,  чтобы
отец и мать отправились с нею в город, чтобы на месте объяснить  то  или
иное явление, однако Федор Викторович неизменно отвергал  эти  предложе-
ния, боясь увидеть что-нибудь такое, что вывело бы его из равновесия.
   Разумеется, не поехал он и к брату на улицу Кооперации, ограничившись
письмом. И правильно сделал  -  это  могло  кончиться  резким  учащением
пульса при виде огороженного фундамента. Отправив письмо, Федор принялся
ждать ответа, впрочем, без лишнего нетерпения.
   Анастасия Федоровна звонила каждый вечер и  рассказывала  о  домашних
делах, избегая говорить о Любаше, но все же не выдерживала, кое-что  со-
общала. Любаша лежала пока в дородовом, возбуждая всеобщее  любопытство.
Дело было даже не в ней, а в Нике, регулярно приносившей матери  переда-
чи. Ее негритянское личико вызывало толки рожениц и медперсонала.
   Прошла неделя, но ответа от брата не последовало. "Мог  бы  и  позво-
нить", - ворчал Федор. На что Алла лишь надменно вскидывала плечи: "Буд-
то ты не знаешь их безответственную породу!". Получалось,  что  Федор  к
породе уже не принадлежал. Огорчало его не столько отсутствие звонка  от
брата, сколько необходимость что-то предпринимать.
   И вдруг вечером на восьмой день Евгений Викторович явился сам.
   Федор открыл дверь - и не узнал брата. Перед ним стоял исхудавший че-
ловек с ввалившимися глазами, в которых читались беспокойство и тоска...
Волосы были длиннее обычного, почти спадали на плечи, над губой пробива-
лись непривычные жесткие усы. Но еще страннее  была  одежда.  На  Демил-
ле-старшем была синтетическая куртка, украшенная звездно-полосатой  эмб-
лемой, вельветовые джинсы и кроссовки. В руках Евгений Викторович держал
вместительный "дипломат" с блестящими замками.
   Если бы не тревожный взгляд, Федор решил бы, что брат, дотоле никогда
не следивший за модой, резко изменил привычки. Чего доброго,  втрескался
в какую-нибудь "фирменную" девицу и  старается  внешне  омолодиться.  Но
глаза говорили о другом. Человек с такими глазами не мог быть не то  что
влюблен - он не мог даже думать о женщинах.
   Братья обнялись. Федор испытал мгновенный прилив детской любви к  Ев-
гению, точно окунулся во времена юности, когда он не был еще  Шурыгиным,
а Женя вызывал его неизменный восторг своим умом, блеском,  талантом.  И
Евгений Викторович растрогался, уронил слезу,  ибо  давненько  не  видал
близкого человека.
   - Алла! Женя пришел, будем ужинать! - крикнул Федор.
   Алла появилась в прихожей, подставила Демилле щеку для поцелуя.
   - Однако ты изменился, - сказала она с усмешкой.
   - А, ерунда! - Демилле махнул рукой.
   Он щелкнул замками "дипломата" и извлек из  него  бутылку  коньяка  и
шампанское.
   - Шурыгину нельзя, - предупредила Алла.
   - Ничего, Алюн! Ради встречи... - сказал Федор.
   - Вам мать не звонила? Правильно, я не велел звонить.  Любка  родила!
Мальчика! - объявил Демилле и направился с бутылками в кухню.
   - Фу-ты, Господи! - вздохнула Алла.
   - Кого? - Федор поспешил за братом.
   - Мальчика! Знаешь, как назвала? Иван! - Демилле звонко рассмеялся. -
Наконец взялась за ум! Иван Иванович Демилле! Каково?
   - Фу-ты, Господи! - повторила Алла.
   Они расположились в маленькой кухоньке за столом, появились  закуски,
бокалы. Алла, выпив шампанского за рождение племянника, удалилась,  сос-
лавшись на головную боль. Братья остались одни.
   Демилле внешне повеселел, но тревога в глазах не исчезла. Федор с са-
мого начала заметил, что у брата что-то не в порядке, но  не  спрашивал,
опасаясь задеть за живое, огорчить и самому огорчиться. Разговор понача-
лу вертелся вокруг Любаши, но  довольно  вяло:  Федор  дал  понять,  что
по-прежнему считает поведение сестры предосудительным, несмотря на русс-
кое происхождение племянника. В результате свернули  на  "Жигули"  цвета
морской волны. Тема была безопасной, но неинтересной Евгению  Викторови-
чу.
   - Как там, в Ливии? - спросил он.
   - Жарко, - ответил Федор.
   - А в политическом смысле?
   - Тоже.
   Разговор о Ливии был таким  образом  исчерпан,  и  Демилле  с  беспо-
койством отметил про себя, что напряженно ищет тему для  разговора.  Ему
стало досадно: не виделись с братом два года - и на тебе!  -  поговорить
не о чем. Он мучительно размышлял: сказать или не сказать Федору о своей
беде?
   - Ты часом ко мне не заезжал? - спросил он.
   - Куда? - удивился Федор.
   - На улицу Кооперации.
   - Не успел. Знаешь, установка гаража... Присматривал,  глаз  да  глаз
нужен. Надеюсь, у тебя дома все в порядке?
   Демилле хватил коньяку. Федор лишь пригубил. В глазах Евгения  Викто-
ровича появились злые огоньки.
   - Дома все в порядке, - сказал он. - Только его нет.
   - Как это - нет? - насторожился Федор, предчувствуя нечто опасное для
пульса.
   - На улице Кооперации моего дома нет.
   - Ты развелся?! - ахнул Федор, непроизвольным движением  дотрагиваясь
до левого запястья.
   - Нет, - поморщился Демилле. - Он улетел куда-то. Четыре месяца ищу -
не могу найти.
   За столом воцарилось молчание. Демилле не без злорадства наблюдал  за
физиономией брата. "Это тебе не Ливия!" - промелькнуло у него в  голове.
Наконец Федор спросил:
   - Ты мое письмо получил?
   - Откуда?
   - Отсюда.
   - Куда ты его отправил?
   - На улицу Кооперации. По твоему адресу.
   - Адреса больше нет, Федя. И дома нет. Я же говорю: четыре  месяца  я
там не живу.
   - А Ирина? Почему мать мне не сказала?  -  Федор  растерялся  оконча-
тельно.
   - Мать не знает. А Ирина... Живет где-то в другом месте.
   - Она тоже переехала?
   - Федя, дом улетел! Ночью, со всеми жильцами. Снялся с места и  пере-
летел куда-то. Я не знаю - куда.
   - Перестань паясничать! - вскричал Федор, вскакивая с места и нащупы-
вая в кармане валидол.
   Он вытряхнул из стеклянного цилиндрика таблетку  и  точным  движением
положил ее под язык.
   - Я не паясничаю. Я правду говорю, - как  можно  более  проникновенно
сказал Евгений Викторович.
   Федор молча замахал рукой, занятый растворением таблетки под  языком.
Наконец ему показалось, что валидол расширил сосуды, суженные заявлением
брата.
   - Я не хочу даже говорить об этом, - сказал он.
   - Хорошо, - сразу согласился Демилле. - Давай завтра пойдем к Любаше,
поздравим.
   - С чем?
   - У тебя племянник родился, балда!! - заорал Демилле.
   - Я не считаю его своим племянником.
   На крик в  кухню  вернулась  Алла.  Она  метнула  взгляд  на  бутылку
коньяка, опорожненную уже наполовину, потом - на Демилле.
   - Что вы тут орете? - спросила она.
   - Вы там совсем чокнулись в своей Ливии! - Демилле почему-то разбирал
смех.
   - Нет, это вы здесь совсем чокнулись, дорогой мой! -отвечал Федор.
   Алла заметила на столе раскрытую скляночку с валидолом.
   - Шурыгин, тебе плохо? - строго спросила она.
   - Будет плохо! Ты послушай, что он говорит!
   - Нет-нет, я больше не буду. Давай лучше про Ливию. Там негров много?
- спросил Демилле.
   - Там нет негров, - сказала Алла. - Там арабы.
   - А арабов много?
   - Два с половиной миллиона, - сказал Федор хмуро.
   - Да-а-а... - протянул Демилле. - Это много.
   Он налил себе коньяку и сразу выпил. Опять воцарилось молчание.
   - Ты переночуешь у нас? - спросил Федор.
   - С удовольствием. Последнее время мне  приходится  ночевать  в  кок-
тейль-баре.
   Федор оставил эту реплику без внимания. Расспросы могли завести неиз-
вестно куда.
   Евгению Викторовичу постелили в столовой на  диване.  Улеглись  спать
рано, в половине одиннадцатого. Демилле развесил на спинке стула джинсы,
поставил под стул кроссовки, снял рубашку и повалился на чистую постель.
Долго с наслаждением вдыхал запах свежей крахмальной наволочки. За  сте-
ною, в спальне Шурыгиных, слышались приглушенные голоса Федора  и  Аллы:
бу-бу-бу...
   Проснулся он рано. Стенные часы показывали без десяти  семь.  Демилле
сунул ноги в кроссовки и отправился в одних трусах на кухню попить воды.
   Он вышел в прихожую и свернул в боковой коридорчик, ведущий к  кухне.
Застекленная дверь была приоткрыта. За дверью Демилле увидел фигуру бра-
та. Федор, тоже в одних трусах, стоял перед иконкой, стоявшей на столе и
прислоненной к сахарнице. Федор размеренно осенял себя крестным знамени-
ем.
   Серый свет утра, падавший из окна, придавал картине почти  кинематог-
рафическую рельефность.
   Демилле инстинктивно шагнул  назад,  и  тут  Федор  обернулся.  Глаза
братьев встретились. Федор смотрел на него жалобным взглядом, точно пте-
нец, выпавший из гнезда. Евгений Викторович ощутил, что по его щекам ка-
тятся слезы. Он распахнул дверь, Федор поспешно шагнул к нему, и  братья
молча заключили друг друга в объятия, не стыдясь слез. Они  всхлипывали,
шмыгали носами, тычась в голые плечи друг друга - два мужчины не  первой
уже молодости, потерявшие один свой дом, а другой -  фамилию.  Им  обоим
показалось, что необходимо что-то предпринять, чтобы  не  разрушить  это
вернувшееся ощущение братства. Возвращаться в свои постели  было  просто
абсурдно.
   - Поедем к Любке... - глухо пробормотал Федор.
   Демилле молча стиснул брата в объятиях,  повернулся  и,  пряча  лицо,
поспешил к своей одежде. Он натянул ее с такой быстротой, будто от этого
зависело спасение человеческой жизни. Однако, когда Евгений снова  пока-
зался в прихожей, Федор уже был там. Решимость преобразила его вялое ли-
цо, оно вдруг показалось Евгению Викторовичу истинно прекрасным. Ни сло-
ва не говоря, Федор повлек брата в кухню, выплеснул  в  стаканы  остатки
вчерашнего коньяка, и они молча выпили, как бы связанные тайным  обетом.
Демилле, подхватив "дипломат", устремился к выходу, Федор за ним, но тут
путь им преградила Алла Шурыгина в ночной рубашке - растрепанная и гроз-
ная.
   - Шурыгин, не смей! Что вы задумали?!
   - Иди ты в ж...! - Федор выругался с яростью  и  наслаждением,  будто
выпалил из ракетницы в небо.
   Алла охнула и провалилась в спальню. Братья выбежали из  подъезда  и,
крупно шагая, устремились через двор к проспекту, по которому вереницей,
точно танки, медленно двигались поливальные машины.
   Было свежее августовское утро. Первые желтые листья светились в креп-
кой еще зелени кленов и тополей. По газонам просторного двора выгуливали
собак зябнущие хозяева. Черный пудель с палкой в зубах большими  прыжка-
ми, точно в замедленном кино, передвигался по траве. Демилле  видел  все
рельефно и остро. Казалось, эта картина навсегда запечатлеется в памяти.
   По-прежнему не говоря ни слова, они вышли на проспект и  повернули  к
стоянке такси, где ожидали пассажиров несколько машин. Федор рванул руч-
ку, пропустил брата в машину, упал на сиденье сам и выдохнул:
   - Торжковский рынок, потом... Женя, куда потом?
   - Первый медицинский, - сказал Демилле.
   На рынке они купили огромный букет алых роз и через  несколько  минут
были уже под окнами родильного отделения  больницы  Эрисмана.  Во  дворе
росли большие деревья. Братья, задрав головы, скользили глазами по  пус-
тым окнам больницы.
   - На дерево бы влезть, - сказал Федор.
   - Точно! - Демилле оценивающе взглянул на тополь. Нижние ветки  росли
довольно высоко. Он оглянулся по сторонам и вдруг, прислонив  "дипломат"
к стволу, побежал куда-то.
   - Ты куда? - окликнул Федор.
   - Сейчас! - Демилле свернул за угол, почему-то  уверенный  в  успехе.
Двор института был перерыт, везде валялись трубы, доски, кирпичи. Демил-
ле перепрыгнул канаву и, рыская по сторонам  взглядом,  побежал  дальше,
где кучи песка и свежевырытой земли сулили удачу.
   И действительно, пробежав метров двадцать, он увидел на дне глубокого
рва с обнаженными внизу трубами в теплоизоляции деревянную, грубо сколо-
ченную лестницу. Не раздумывая, Евгений Викторович прыгнул в ров,  быст-
ренько приставил лестницу к стене, выбрался наружу и вытянул лестницу за
собой.
   Смеясь и подбадривая друг друга, братья  вскарабкались  на  тополь  и
устроились на толстой ветке, протянувшейся к окнам родильного отделения.
   - Три-четыре! - скомандовал Федор.
   И двор огласился согласованными криками:
   - Лю-ба! Лю-ба! Лю-ба!
   Мгновенно в окнах второго, третьего  и  четвертого  этажей  появились
женские фигуры в больничных халатах.  Кое-кто  распахнул  створки  окон.
Братьев увидели; женщины заулыбались, показывая на них друг другу.
   - Люба Демилле у вас? Позовите Любу! - просили братья.
   ...Любаша подошла к распахнутому окну и окинула взглядом двор. Он был
пуст, лишь к стволу тополя была прислонена лесенка, да стоял рядом  чер-
ный "дипломат" с блестящими замками.
   - Где? - спросила Люба у позвавшей ее подружки.
   - Да вот они, красавцы!
   Любаша подняла взгляд и увидела прямо перед собою, метрах в десяти, в
густой листве тополя улыбающихся братьев, сидящих на ветке,  как  птицы.
Федор держал перед собою букет.
   - С ума сошли... - прошептала она растерянно, чувствуя, что  к  горлу
подступает комок.
   - Который муж? - спросила подружка.
   - Это братья, - объяснила Люба.
   - А-а, братья... - кивнула подружка и отошла.
   - Любаша, поздравляем! Молодец! - крикнул Демилле.
   - Люба, я... Ты... - Федор смешался.
   Он размахнулся и метнул цветы в окно. Букет алых роз,  точно  горящая
комета, пересек короткое пространство и влетел  в  палату.  Его  тут  же
подхватили женщины - ахали, охали, вдыхали аромат цветов. А  Любаша  все
смотрела на братьев, не могла насмотреться. Казались  они  ей  молодыми,
вспоминалось время, когда жили все вместе, и отец был жив... Словно уга-
дав ее мысли, Евгений Викторович спросил:
   - Помнишь, как я твоих ухажеров выслеживал на дереве?
   Все трое счастливо засмеялись.
   - Сейчас Ваню на кормление принесут, - сказала Любаша. - Хотите,  по-
кажу?
   - Давай! - сказал Демилле.
   Внезапно внизу, из дверей больницы выскочила пожилая медсестра в  бе-
лом халате и, производя отчаянные крики, принялась бегать  под  деревом,
как лайка, выследившая белку.
   - Ах вы, безобразники! И не стыдно! Взрослые  люди!  Слазьте  сей  же
час!
   Несмотря на грозный тон, старушка не могла скрыть восхищения братьями
-кричала по долгу службы, а не от души. Евгений и Федор не спеша  слезли
с дерева и отнесли лестницу на место. Удовлетворенная старушка  покинула
поле боя.
   Когда они возвратились под окно, Любаша была уже не  одна.  На  руках
она держала туго спеленатый сверток, откуда выглядывала крошечная  смуг-
лая головка с закрытыми глазками. Братья оценивающе поглядели на новояв-
ленного племянника.
   - Нормальный пацан! - крикнул Федор.
   - Везет тебе на мальчишек! - крикнул Демилле.
   - Стараюсь! Женя, Федя, позвоните маме, скажите, чтобы Ника  принесла
сливок и орехов. У меня молока мало... Ну, я пошла кормить! -Любаша  по-
махала рукой и скрылась.
   Братья несмело переглянулись.  Оба  одновременно  почувствовали,  что
внутри опустело, завод кончился. То был порыв, не больше. Теперь каждому
нужно было возвращаться на свою дорогу.
   Они сели на скамейку и закурили.
   - Пять лет не курил, - усмехнулся Федор.
   Он выглядел виноватым. Знал, что все возвращается на круги своя,  по-
мочь Любаше и Евгению он ничем не может, да они и  не  нуждаются.  Мысли
вернулись к дому, к жене, и Федор впервые ужаснулся, вспомнив, как обру-
гал ее. Предстоял неприятный разговор. Тут же его поразила более  страш-
ная мысль: он вспомнил, что оставил на кухонном столе  иконку.  Положим,
Алла знает о его тайне, но вдруг увидит Вика? Это катастрофа. Единствен-
ная надежда, что жена догадается спрятать.
   Евгений Викторович заметил перемену в брате, но не  осуждал.  Скорее,
был благодарен ему, ибо не ожидал и этого порыва. Впрочем,  от  себя  он
тоже не ожидал подобного. Он уже прикидывал - куда идти, вспомнил о  но-
вой своей службе, поморщился...
   Братья поднялись одновременно.
   - Ну, бывай, - сказал Евгений, обнимая брата.
   - Женя, если что нужно... - неуверенно пробормотал Федор.
   - Ничего, Федя. Все путем.
   По его объятию Федор понял, что брат больше не придет  и  звонить  не
будет. Он с горечью отметил, что эта мысль принесла ему облегчение.  "Не
склеить... Ничего не склеить", - констатировал он уже почти без  сожале-
ния. Что ж, значит, так тому и быть. Каждому свое.
   И тут же он вспомнил о пульсе. Как  он  мог  забыть?  Непростительно.
Проводив глазами Демилле, Федор положил пальцы на  запястье.  Пульс  был
семьдесят девять ударов. Федор Викторович похолодел  и  принялся  искать
валидол. Скляночки не было! Очевидно, впопыхах он забыл ее дома, чего не
случалось с ним уже много лет. Лоб его покрылся испариной, он беспомощно
огляделся по сторонам и шаркаюшей стариковской походкой осторожно напра-
вился к телефону-автомату, находившемуся у ворот медицинского института.
   Он набрал номер, чувствуя, что пульс от волнения полез вверх.
   - Алла? Я забыл валидол. Что делать?
   - Купи в аптеке! - Алла швырнула трубку.
   И правда, как он не догадался! Ему стало  чуточку  легче.  Он  сел  в
трамвай и доехал до площади Льва Толстого. Здесь его  ждал  новый  удар:
аптека была закрыта. Федор Викторович почувствовал, как сжалось  сердце,
схватился за левый бок и прислонился к стене.  Проходивший  мимо  старик
остановился.
   - Вам плохо? Хотите валидол?
   - Да-да! Если можно...
   Старик вытряхнул на ладонь Федора две таблетки, и тот  засунул  их  в
рот. Во рту похолодело. Ему показалось, что боль отступает. Поблагодарив
старика, Федор направился к остановке троллейбуса.
   Когда он вернулся домой, серый от переживаний, то застал на кухне же-
ну, беседующую с небольшого роста майором милиции. На лоб майора  падала
жесткая прядь волос, похожая на воронье крыло.  На  столе  стояла  чашка
чая.
   В голове Федора пронеслось несколько мыслей,  не  успевших  сформиро-
ваться из-за быстроты передвижения. Он  в  растерянности  остановился  в
дверях кухни. Майор шагнул ему навстречу, четким движением вынул из кар-
мана удостоверение и, ловко раскрыв его указательным  пальцем,  подержал
пару секунд перед носом Федора Викторовича.
   - Майор Рыскаль.
   Федор от волнения не смог прочесть фамилию в удостоверении, и оно ис-
чезло в кармане майоровской тужурки. Мысли Федора все прыгали в  разного
рода предположениях: почему-то они были связаны с "Жигулями" цвета морс-
кой волны, с установкой гаража, хотя противозаконных действий  совершено
было не более, чем обычно.
   Они уселись за стол, и Федор, слегка устремившись вперед,  искательно
поглядел на майора. Тот вынул из кармана конверт.
   - Это вы писали?
   Федор взял конверт, недоуменно повертел его в  руках.  Это  было  его
письмо к брату, как ни странно, нераспечатанное.
   - Я, - сказал он грустно.
   - Вы виделись со своим братом, Евгением Викторовичем Демилле?
   - Да, только что.
   - Знаете ли вы, что на него объявлен всесоюзный розыск?
   Федор похолодел. На миг перед его внутренним взором выпрыгнул увиден-
ный недавно на аэровокзале плакат "Их разыскивает милиция" с  уголовными
физиономиями разыскиваемых.
   - Нет, я не в курсе.
   - Значит, вам он не говорил. А как вам показалось - знает  ли  он  об
этом?
   Федор,  ободренный  сравнительно   безопасным   для   него   течением
следствия, напряг память. Действительно, что-то в действиях брата  пока-
залось ему подозрительным. Не успел он высказать свое предположение, как
в разговор вмешалась Алла.
   - Наверняка знает! - отрезала она.
   - Почему вы так думаете? - обратился к ней Рыскаль.
   - Он внешность изменил. Никогда у него усов не было и  таких  длинных
волос. Одежда тоже нехарактерная.
   Рыскаль подробно выспросил, как был одет Демилле, сведения записал  в
книжечку. Потом спросил: - А где сейчас живет, он не говорил?
   - Нет, - покачал головой Федор.
   - Говорил, неправда! - Алла инстинктивно дернулась вперед, как  соба-
ка, взявшая след. - Он сказал, что ночует в коктейль-баре!
   - В коктейль-баре? - удивился Рыскаль. - В каком?
   - Мы не спросили.
   Рыскаль недовольно хмыкнул, уставился в книжечку. Когда он поднял  на
супругов глаза, в них блеснула неприязнь.
   - Он ничего не рассказывал о  себе?  Какие-нибудь  странные  события?
-продолжал допрос Рыскаль.
   - Ах, нес какую-то ахинею, - вздохнула Алла.
   - Говорил, что его дом куда-то улетел. Ну, сами понимаете... -  Федор
развел руками, словно извиняясь.
   - Это правда. Дом улетел еще весной, - отрубил Рыскаль.
   Супруги покосились друг на друга, не смея возразить.
   - Что он еще рассказывал про себя? О жене вспоминал?
   Федор пожал плечами.
   - Ну и семейка! - зло сказал Рыскаль. - Когда вы его  снова  увидите?
Он придет к вам?
   - Не знаю... Может быть, и нет.
   Рыскаль только крякнул и поднялся со стула. В прихожей он  надел  фу-
ражку, повернулся на каблуках к Федору и Алле:
   - Настоятельная просьба: если Демилле появится у вас или вы узнаете о
его местонахождении, сообщите по телефону ноль-два дежурному УВД для ма-
йора Рыскаля.
   - Да-да, непременно... - испуганно сказал Федор.
   Рыскаль холодно откозырял и покинул квартиру Шурыгиных, не сказав бо-
лее ни слова.
   Федор и Алла поглядели друг на друга. Им обоим вдруг  вспомнилась  их
квартира с кондиционером в Триполи с видом на ослепительной синевы  бух-
ту, обрамленную пальмами... Федор набрал номер Аэрофлота и  в  ответ  на
приятный женский голос "Международный отдел слушает" сказал:
   - Девушка, по каким числам рейсы на Триполи?
   Глава 32
   РЕЙД
   В середине августа, дождавшись возвращения из Ессентуков обоих Свети-
ков, Рыскаль созвал чрезвычайное заседание Правления в расширенном  сос-
таве. На нем, кроме членов Правления, присутствовали руководители  групп
взаимопомощи каждого подъезда, генерал Николаи как представитель общест-
венности микрорайона, жена Рыскаля и оба дворника.
   В штабе висела газета "Воздухоплаватель 1 5", оформленная Храбровым и
Соболевским в подчеркнуто тревожных тонах. Центральное место занимал ри-
сунок дома в разрезе: множество квартир, среди которых бросались в глаза
своею отвратительностью многочисленные притоны с нагромождением бутылок,
замусоренные лестничные клетки, языки пожара в одной из квартир,  банди-
тизм в другой... - тогда как в соседних  изображена  была  тихая  обыва-
тельская жизнь с телевизором, кошками  и  электрическими  самоварчиками.
Дворники, вконец измученные мусором  и  алкоголиками,  дали  волю  своей
мрачной фантазии. Рисунок получился пугающим. Рыскаль решил не  цензуро-
вать: пусть посмотрят, во что мы превратились. Сам он написал передовицу
в тоне спокойном, но решительном, с перечислением  всех  фактов  антиоб-
щественных и уголовных деяний, случившихся во вверенном ему доме за  ле-
то. Остальные тексты принадлежали дворникам. Надо сказать,  что  практи-
ческая борьба с хулиганами и тунеядцами решительно преобразила творчест-
во прозаика и поэта. Стихи и проза лишены были заумности и следов  наро-
читого формотворчества - они стали крепче, злее, действеннее.
   Майор открыл заседание.
   - Я не буду повторяться, товарищи. Факты изложены в моей заметке. Нам
нужно выработать практические решения  по  недопущению  впредь  подобных
фактов. Кто хочет выступить?
   - Разрешите мне! - сразу вскинула руку Светозара Петровна.
   Она поднялась со стула и обвела  членов  Правления  долгим  укоряющим
взглядом.
   - Товарищи, как могло такое случиться? Вспомните, как хорошо все  на-
чиналось!
   - Вы имеете в виду наш перелет? - спросил Файнштейн.
   - Перестаньте, Рувим Лазаревич! Вам все шуточки! Я имею в виду Перво-
май, субботник... Как мы могли докатиться до такого?! - она  указала  на
газету. - Я предлагаю выбрать ответственного за  воспитательную  работу.
Надо чаще собираться, товарищи. Назрела необходимость общего собрания...
   - С алкоголиками, - вставил Карапетян.
   - Я призываю вас к порядку! Если мы здесь, в Правлении, не можем  на-
вести порядок, потеряли веру в наши идеалы...
   - Эк вы хватили! - крякнул Серенков.
   - Да! Потеряли! Почему пишут на стенах? Почему в лифт невозможно вой-
ти? Распустились! Надо воспитывать и воспитывать!
   - Светик... - промолвил Светозар Петрович.
   - Я сказала. Корень в воспитательной работе, - Светозара Петровна се-
ла с оскорбленным видом.
   Встал Файнштейн.
   - Светозара Петровна в своем, как всегда, темпераментном  выступлении
поменяла местами причину со следствием. Будем жить  по  Марксу,  товарищ
и...
   - Я живу по Марксу! - воскликнула Светозара Петровна.
   - ...А Карл Маркс учит нас, что бытие определяет сознание, а не  нао-
борот. Дайте людям сносные условия существования, и они  перестанут  мо-
читься в лифтах. Я опять ставлю вопрос о предоставлении членам  коопера-
тива равноценной жилплощади в другом районе. Иначе может  случиться  не-
поправимое...
   - Что? Что - непоправимое? - вскинулся Серенков.
   - Убийство и изнасилование у нас уже были. Вы хотите дождаться  похи-
щения детей? Растления малолетних? - парировал Файнштейн.
   Все притихли. Угроза была, может быть, и преувеличена, но ненамного.
   - Порядок нужен. Твердая рука, - сказала Клара Семеновна.
   Все посмотрели на Рыскаля. Он в задумчивости поглаживал свое "воронье
крыло". Клара волновалась, ожидая его ответа. Но Рыскаль молчал.
   - Можно мне? - поднялся дворник Саша Соболевский. - Раньше  в  каждом
подъезде был постовой, и на углах дома тоже. Был порядок. Потом постави-
ли шифрованные замки в дверях, а постовых убрали.  Замки  сломали  через
неделю. А постовых не вернули. Надо добиться от Управления, чтобы  снова
были постовые...
   - Правильно! Дело говорит! - раздались возгласы.
   - Разрешите? - встал со своего места Николаи.
   Члены Правления обратили взоры на активного генерала, который  удивил
их еще на первом собрании. Глаза Серенкова вспыхнули недобрым огнем;  он
слишком хорошо помнил выволочку, устроенную  ему  генералом  за  дверями
собрания.
   - Можно, конечно, поставить постовых в  каждом  подъезде.  Но  почему
только в вашем доме, товарищи? Давайте быть последовательными.  Поставим
по милиционеру в каждом ленинградском подъезде. И на каждом  углу  тоже.
Почему бы не поставить?
   - Милиционеров не хватит, - сказала Малинина.
   - Совершенно верно. Сотрудников милиции может не хватить. Что же  де-
лать?
   - Всем записаться в милицию! - воскликнула  Клара  Семеновна,  вызвав
общий смех.
   - В этом есть резон, - продолжал генерал, переждав смех. - Только не-
зачем нам надевать мундир.
   Есть проверенная форма участия населения в охране  общественного  по-
рядка. Я говорю о добровольной народной дружине...
   Присутствующие как-то поскучнели. Думали, генерал  предложит  что-ни-
будь необычное, а тут - опять дружина!
   - Вы отставник? - с вызовом спросил Серенков.
   - Да. Именно так, - кивнул генерал.
   - А мы работаем! Мы дружинники по месту работы. Между прочим, дежурим
регулярно. Вы предлагаете и по месту жительства эту лямку тянуть?
   - Где вы дежурите? - спросил генерал.
   Серенков на секунду смешался, ибо членом никакой дружины не  был,  но
тут же взял себя в руки.
   - Это не важно.
   - Мы - на проспекте Благодарности. Возле завода, - ответил Карапетян.
   - То есть довольно далеко от родного дома, - подхватил генерал. -  Вы
знаете, от кого вам охранять граждан. От хулиганов. Но вы, к  сожалению,
не знаете, кого охраняете. Вы бережете покой неких абстрактных земляков.
И только. Здесь же вы будете охранять своих  близких,  знакомых,  соседе
й... Каждому живому существу свойствен инстинкт защиты своего гнезда.
   - Значит, все-таки "своя рубашка ближе к телу"? - насторожилась  Мен-
тихина.
   - Естественно, дорогая Светозара Петровна. И это обстоятельство  надо
использовать в общественных  интересах.  Добровольная  народная  дружина
должна создаваться при каждом доме и охранять порядок вокруг своего  до-
ма. Тогда ее члены будут знать, кого они охраняют. Своих  жен,  матерей,
детей, соседей... Это ведь так просто.
   - А что? Верно товарищ говорит, - вступила Малинина. -Формально дежу-
рим на производстве. Пошатаемся с повязками по людным местам и бегом до-
мой. А здесь - все свои. В случае чего -только крикни!
   - Управление, надеюсь, не будет возражать? - обратился генерал к Рыс-
калю.
   Тот развел руками.
   - Какие могут быть возражения...
   - Вы думаете, так просто будет собрать на дежурство членов дружины? -
возразил Файнштейн. - На работе нас обязывает начальство.
   - А здесь  -  совесть!  -  воскликнула  Светозара  Петровна,  на  что
Файнштейн только страдальчески поморщился.
   - А пустующие квартиры немедля сдать под  охрану  милиции.  Поставить
сигнализацию - и все дела, - генерал сел.
   Собрание оживилось. Предложения генерала показались простыми и разум-
ными, а главное - возвращали кооператив к единению, к незабываемым майс-
ким дням сплоченности и доверия. Тут же стали обсуждать: кто и как будет
дежурить, все ли члены кооператива должны быть членами ДНД или же только
мужчины, какова  периодичность  дежурств,  часы  и  тому  подобное.  От-
ветственность за создание дружины возложили на начальников групп взаимо-
помощи каждого подъезда. Настроение собрания поднялось. Забрезжил выход.
   - Алкашей будем принимать? - спросила Малинина.
   - Вот еще!
   - А что они - не люди? - обиделась Вера.
   - Мы с ними бороться будем, - объяснила Светозара Петровна.
   - И они тоже будут. С собой будут  бороться.  Вы  не  знаете!  Алкаши
ужасно с собою борются, только в одиночку. Ответственность возрастет,  -
серьезно убеждала Вера.
   Решили дружно - препятствий алкоголикам при записи в дружину  не  чи-
нить.
   Рыскаль подвел итоги заседания. Во  время  дебатов  он  отмалчивался,
будто размышлял о чем-то. Наконец, выслушав всех и не вставая со  своего
председательского места под портретом Дзержинского, майор начал  негром-
ко:
   - Я вот тут думал, товарищи... Последний месяц тяжелый был. Не  нала-
живается у нас коммунистический быт. Огорчительно. Все  ждем,  когда  на
тарелочке поднесут. А надо самим строить.  Товарищ  генерал  справедливо
указал. Поймите меня правильно: я власть не хочу применять. И постовых в
каждом подъезде могу вернуть, это не проблема,  учитывая  наше  положени
е... Но хочется-то - без постовых! - воскликнул вдруг  Рыскаль  с  такой
болью, что присутствующие потупили глаза. Не ожидали от  майора  эмоций:
всегда он был ровен и спокоен. Видно, сильно его допекли  обстоятельства
и горькие думы. - Дружина - это хорошо. Мы ее создадим. Но не  только  в
надзоре дело. Я думал: устроим маленькую показательную ячейку. Как можно
жить. Чтобы другие видели... Ан нет. Не получается. Снова попрятались  в
свои ракушки...
   - Я же говорю, нужно чаще встречаться, - сказала Ментихина.
   - Собраниями не поможешь... - вздохнул Рыскаль.
   - Что же вы предлагаете, Игорь Сергеевич? - спросил Файнштейн.
   - Если б я знал... Понимаете, я в деревне вырос. Семья  большая.  Все
друг про друга известно: кто синяк набил, у кого штаны прохудились, кому
мамка выволочку сделала... И про другие семьи всем известно, про соседс-
кие, потому что все на виду. А на виду жить лучше стараешься. Стыдно пе-
ред другими... Или вот в коммуналке, помнишь, Клава?..
   - Я так вас понял, что вы хотите, чтоб весь наш дом был одной большой
коммунальной квартирой? - опять спросил Файнштейн.
   - Коммуналка - ведь она от слова "коммуна", - сказал Рыскаль.
   - Простите. Всем известно, что партией и правительством взят курс  на
обеспечение трудящихся отдельными квартирами, -возразил Файнштейн.
   - Курс-то взят... - снова вздохнул Рыскаль.
   - Я не понимаю, - развел руками Файнштейн.
   Вот на этой недоумевающей ноте заседание и закончилось. Разошлись ти-
хо, каждый про себя обдумывая зароненную майором озабоченность. В  самом
деле, и так плохо, и сяк. Залезли в отдельные квартиры, знать ничего  не
хотим о ближних - какой же это коммунизм? Но неужто лучше  коммуналка  с
постоянной нервотрепкой и неугасающим стыдом оттого, что приходится  ин-
тимные стороны жизни выставлять напоказ? Куда податься?..
   Тем не менее, запись в дружину провели организованно и дружно.  Возг-
лавил дружинников богатырь Вероятнов, которому это было зачтено как пар-
тийное поручение на заводе, где он работал. (Об  этом  позаботился  Рыс-
каль.) Не мешкая, решили провести первый противоалкогольный рейд, причем
решение это и дату рейда Правление держало в строжайшей тайне, дабы зас-
тать нарушителей врасплох.
   Григорий Степанович принимал в подготовке к рейду  живейшее  участие,
так что баснописец Бурлыко предложил даже в шутку назвать дружину именем
генерала Николаи. Рыскаль воспринял серьезно.
   - Посоветуюсь в Управлении. Поскольку вы - Герой, могут разрешить.
   - Оставьте, Игорь Сергеевич! - рассердился генерал.
   К назначенному дню инженер Карапетян  при  помощи  дворников  обновил
гирлянду освещения в щели, куда выходили двери парадных: заменил перего-
ревшие лампочки, над каждым  подъездом  установил  мошные  ртутные  све-
тильники. Вечерами щель светилась, как раскаленная добела проволока.
   В двадцать один час в штабе собрались дружинники с красными повязками
на рукавах. Все были сосредоточены,  переговаривались  вполголоса.  Саша
Соболевский мерцал фотовспышкой. Было нервно.
   Рыскаль позвонил в медвытрезвитель и вызвал фургон.
   - Начнем, товарищи, - сказал он, положив трубку и обведя  собравшихся
строгим взглядом.
   Группы одна за другой принялись покидать штаб. Разработанный Рыскалем
план состоял в следующем: сначала прочесать все лестничные марши и  пло-
щадки от первого этажа до последнего, потом приступить к досмотру подоз-
рительных квартир.
   В штабе у телефона остались дежурить Светозар Петрович и генерал  Ни-
колаи. Клава и обе дочери Рыскалей кипятили чай и готовили  перевязочные
средства.
   ...Потом уже, работая над спецвыпуском "Воздухоплавателя", баснописец
Бурлыко пустит очередную шутку, назвав эту  ночь  "Варфоломеевской",  но
тогда было не до шуток. Отряды дружинников, бесшумно проскользнув по ще-
ли к дверям подъездов, устремлялись на верхние этажи, обшаривая  кулуары
площадок и закутки у мусоропроводов. Попутно специальные разведчики-слу-
хачи, приникая ушами к дверям, прослушивали, не раздаются ли из  квартир
подозрительные шумы: ругань, крики, звяканье  бутылок.  При  обнаружении
оных дверь помечали мелом, однако пока в квартиры не  входили.  Работали
на площадках. Зазевавшихся алкашей, распивающих парами и на  троих  свои
бормотушные бутылки, брали быстро и бесшумно.  Как  правило,  алкоголики
располагались у мусоропроводов, поставив бутылку на крышку люка. Их  мо-
ментально сталкивали в лифт и спускали на первый этаж, где они  попадали
в руки дворников, поддержанных Бурлыко, Завадовским и гигантом Вероятно-
вым. Точно карающая молния, прорезала темноту фотовспышка в руках  Собо-
левского, и ослепленные ею алкоголики попадали в щель, где на них  нава-
ливался мертвенно-синеватый свет ртутных ламп. Конвоируемые, а иногда  и
ускоряемые дружинниками, несчастные следовали быстрой пробежкой к выходу
на Подобедову, где их, урча мотором, ждал фургон "Спецмедслужба" с  гос-
теприимно распахнутой задней дверцей. Не замедляя  скорости,  чему  спо-
собствовали три сержанта милиции, нарушители порядка влетали туда, как в
черную дыру, и исчезали из глаз. Тем, кто не мог двигаться исправно, по-
могали это делать. Фургон постепенно наполнялся пьяными слезами, криками
и угрозами.
   Кроме распивающих на площадках, хватали так называемых "гонцов", уст-
ремлявшихся из квартир за бутылками, случалось, в одной рубашке на голое
тело, и сжимавших в кулаке мятые рубли, а также возвращавшихся обратно с
добычей, найденной поблизости у водителей такси. Квартира тут же помеча-
лась мелом, а "гонцы" пополняли компанию в фургоне.
   Курящих на лестницах кооператоров и их  гостей  сортировали:  смирных
отцов семейств, оберегающих свои квартиры  от  табачного  дыма,  вежливо
направляли домой, людей же из пьяных компаний отводили в штаб для после-
дующего разбирательства, если они вели себя тихо. Буйствующих ждал  фур-
гон; квартира, естественно, помечалась.
   Не обходилось без конфликтов: то тут, то там на лестничных  площадках
слышалась глухая возня с отзвуками мата, дрожали перила, гремели  дверцы
лифта, сотрясаемые борющимися в них телами. Вскоре полоска ущелья, выме-
тенная метлою Храброва, обагрилась кровью -кому-то разбили  нос.  Тропка
алых капель на сером асфальте уводила к фургону. В штабе Клава обрабаты-
вала перекисью водорода Валентина Борисовича  Завадовского,  получившего
ссадину при падении с крыльца.
   Рыскаль поспевал там и тут. Только его видели у фургона, где он  про-
изводил ревизию нарушителей и договаривался с милиционерами о  повторном
рейсе, ибо улов пьяниц оказался значительнее,  чем  предполагалось,  как
Игорь Сергеевич оказывался на девятом этаже, чтобы разобраться с  компа-
нией студентов, курящих на площадке; покончив с ними, спешил в штаб, где
Клава подносила ему стакан горячего чая, а Светозар Петрович сообщал те-
кущую статистику рейда: столько-то человек в фургоне, такие-то  квартиры
помечены.
   Игорь Сергеевич был мрачен: масштабы явления превзошли самые страшные
прогнозы. Становилось ясно, что одним рейдом тут  не  обойдешься,  нужна
постоянная работа.
   Как вдруг в штабе показались инженер Вероятнов и  Файнштейн,  которые
вели под руки щуплого гражданина маленького  роста,  мертвецки  пьяного.
Одет он был в глухой комбинезон из блестящей ткани цвета  алюминия  и  в
такую же шапочку.
   Однако невменяемое состояние гражданина и его странный  наряд  как-то
отступили перед ужасом, охватившим майора при взгляде на лицо  незнаком-
ца. Оно было желтого с просинью цвета, огромными блеклыми остановившими-
ся глазами - и без носа! Когда же Игорь Сергеевич обратил взгляд на руки
странного гражданина, то обнаружил на месте пальцев довольно-таки  мерз-
кие щупальца.
   - Кто это? - спросил Рыскаль с тревогой.
   - Вышел из квартиры двести восемьдесят четыре с двумя алкашами, - до-
ложил Вероятнов. - Тех мы в фургон, а этого... Решили вам показать.
   - Правильно, - одобрил Рыскаль, приходя в себя после шока, вызванного
видом незнакомца. - Такого в вытрезвитель нельзя, он там всех  перепуга-
ет...
   Он обошел пьяного, поддерживаемого за локотки Файнштейном и Вероятно-
вым и никак не отозвавшегося на происходящее.
   - Что же это за явление? - озадаченно спросил Рыскаль.
   - Я думаю, алкогольный мутант, Игорь Сергеевич, -  сказал  Файнштейн.
-Как врач могу подтвердить, что такое возможно.
   - А вдруг иностранец? Из какой квартиры вышел, вы говорите?  Кто  там
живет?
   - Квартира пустует с апреля. Там писатель прописан, - доложил Вероят-
нов.
   - А-а... Зарегистрированный бегун... - вспомнил Рыскаль.
   Он поводил указательным пальцем перед отсутствующим носом желтолицего
мутанта. Блеклые глаза мутанта не выразили ни малейшего интереса.
   - Вы кто? Вы меня видите?! - крикнул Рыскаль в лицо мутанту.
   Тот на секунду оживился, задвигал щупальцами. Изо  рта  его  вырвался
шипящий звук, после чего он попытался произнести какое-то слово.
   - Что он сказал? - не понял Рыскаль.
   - Кажется, "лебедь", - сказал Вероятнов.
   - При чем тут лебедь? - пожал плечами Файнштейн.
   - Вот что. Запрем этого "лебедя" в штабе и вызовем "скорую", - распо-
рядился Рыскаль.
   Бесчувственного мутанта опустили на стул, Рыскаль набрал номер  "Ско-
рой" и объяснил, что нужно приехать к гражданину с ярко выраженными  фи-
зическими недостатками. К тому же - пьяному. Диспетчер "Скорой"  отказы-
валась, так что Рыскалю пришлось назвать свой чин и должность.
   Мутант неловко сидел на стуле, свесив набок желтое безжизненное лицо.
   Клава поднесла ему ко рту (за неимением носа) скляночку с  нашатырем,
мутант дернулся и вдруг, вырвав из рук Клавы пузырек, опрокинул содержи-
мое себе в рот. После чего снова впал в прострацию.
   Его заперли в помещении штаба и отправились по этажам -наводить поря-
док в помеченных квартирах. Клава осталась у двери, внимательно  прислу-
шиваясь к звукам изнутри. Слава Богу, мутант вел себя мирно.
   "Скорая" приехала через час. За это время рейд подошел к концу, и его
участники вновь собрались в квартире Рыскаля, однако штаб пока не откры-
вали - пили чай на кухне, обмениваясъ впечатлениями и подробностями опе-
рации.
   Молоденькая женщина-врач в белом халате вошла в квартиру и,  выслушав
короткое объяснение майора, попросила показать больного. Майор  повернул
ключ в двери штаба и распахнул дверь.
   В штабе никого не было. Только обивка стула, где сидел  мутант,  была
слегка обожжена, да в оконном стекле удалось после  тщательного  осмотра
обнаружить мельчайшие, не более  миллиметра  в  поперечнике,  дырочки  с
гладкими оплавленными краями.
   Глава 33
   КРАСИВО ЖИТЬ НЕ ЗАПРЕТИШЬ!
   Однако вернемся к нашему герою, успевшему задать нам  новые  загадки.
Мы уже давно потеряли его из вида.
   Демилле прибыл в Ленинград поездом в середине  августа.  Трудности  с
билетами и ночевками на время отвлекли его от мыслей о будущем: куда  он
спешит? что будет делать дальше? где ему жить? - но они встали  во  весь
рост, как только Евгений Викторович с портфельчиком вышел из здания Мос-
ковского вокзала.
   Куда ехать? Где провести хотя бы первую ночь?
   Все прежние пристанища отпадали. Аспиранты наверняка в отпуске, лако-
мятся дынями в Баку и  Ташкенте  и  рассказывают  о  чудаке,  потерявшем
собственный дом; детский сад - на даче, Неволяев уже не дежурит  по  но-
чам; Наталья?.. Бог его знает, что там у Натальи? Может, замуж  вышла...
О Безиче и Каретникове даже не вспоминал, вычеркнул их из памяти.
   Как ни крути, оставались матушка и  Любаша.  Но  сначала  заехать  на
службу, нет ли там каких новостей?
   Демилле вышел на Лиговку и прошелся вдоль длинной очереди  на  такси.
Хотелось проехаться по родному городу с комфортом. У Евгения Викторовича
бывали такие капризы. Однако стоять в очереди было выше сил. Демилле ос-
тановился в задумчивости.
   - Куда вам ехать? - раздался сзади приятный голос.
   Демилле оглянулся и увидел модного, по-летнему одетого мужчину  сред-
него роста,  спортивной  наружности,  с  открытым  стандартно-непримеча-
тельным лицом, какие встречаются на рекламах. Мужчина поигрывал  ключами
"Жигулей".
   - Недалеко. На Мойку, - ответил Демилле.
   - Три рубля, - сказал мужчина, слегка улыбаясь и глядя Демилле  прямо
в глаза.
   - Поехали, - пожал плечами Евгений Викторович.
   Мужчина отвел его на стоянку, отпер "Жигули" вишневого цвета, предло-
жил сесть. Демилле уселся спереди и пристегнулся ремнем безопасности.
   - Правильно, - похвалил водитель. - Приходится напоминать, знаете...
   По дороге разговорились. Начал водитель: откуда приехали? какая пого-
да в Крыму?.. - говорил законченными,  правильно  построенными  фразами.
Демилле отвечал корректно, но сухо, поскольку, с одной стороны, презирал
в душе эту породу частников, с другой же -не хотел обижать.
   Впрочем, водитель, похоже, не обращал на интонацию  пассажира  внима-
ния, довольствовался фактами. Когда Демилле назвал адрес института, куда
нужно подъехать, водитель взглянул на него с интересом.
   - Вы кем там работаете, если не секрет?
   - Архитектором.
   - Интерьеры оформлять умеете?
   - Да... Зачем вам это?
   - Вопросы потом. Подработать хотите? Оплата наличными и сразу. Работа
по специальности.
   - М-м... - Демилле замялся.
   Предложение было как нельзя кстати, учитывая неопределенность его по-
ложения, отсутствие жилья и денег. Возможно, придется  снимать  комнату,
вообще деньги всегда  нужны.  Но  и  соглашаться  не  хотелось,  ибо  он
чувствовал, что дело нечисто.
   Водитель между тем притормозил у подъезда проектного  института,  где
работал Демилле, и, вынув из кармана визитную карточку,  черкнул  что-то
на обороте.
   - Если надумаете, приезжайте по этому адресу. Работаем с пяти до  по-
луночи. Жду вас два вечера, в противном случае обращаюсъ к другому  спе-
циалисту.
   Демилле отсчитал деньги и вышел, поблагодарив кивком. "Жигули"  умча-
лись. Демилле взглянул на визитку. На лицевой стороне типографским шриф-
том было вытиснено: "Зеленцов Валерий Павлович. Диск-жокей", стояли  до-
машний адрес и телефон. На оборотной стороне рукою Зеленцова было  напи-
сано: "Дискотека ,,Ассоль"" и адрес на проспекте Обуховской обороны. Ев-
гений Викторович спрятал визитку в карман и вошел в здание института.
   В коридорах было пустынно, пора отпусков еще  не  кончилась.  Демилле
почувствовал странное отчуждение: его институт с потерей  дома  не  стал
ближе, а, наоборот, отдалился от него, стал чужим. Не встретив никого из
знакомых, он дошел до мастерской на третьем этаже и,  с  неудовольствием
предвкушая предстоящее вранье, открыл дверь.
   В мастерской сидела Жанна, листая журнал "Англия".
   - О! Демилле явился. Ты чего так рано? У тебя же еще отпуск?
   - Так... Забрел по пути, - ответил Евгений Викторович, озирая глазами
мастерскую.
   За кульманами никого не видно. Стол начальника  пуст.  Он  подошел  к
своему рабочему месту и увидел прикрепленную к чертежной доске  записку:
"Евгений Викторович! Прошу Вас срочно зайти в партком. Решмин".
   - Тебя тут ищут, - сказала Жанна, не переставая листать журнал. -  Ты
что-нибудь натворил?
   - Кто? - вздрогнул Демилле, а в голове промелькнуло: "Неужто Ириша?"
   - Майор милиции приходил. Интересовался.
   Демилле похолодел. Сразу вспомнились комаровская дача и два санитара,
спускающие с крыльца длинные  носилки,  накрытые  простыней.  Невидящими
глазами он продолжал смотреть на записку, мысли его заметались  и  среди
них выделилась вдруг одна: "Бежать!".
   - С женой-то помирился? - равнодушно поинтересовалась Жанна.
   Она знала о кратковременном пребывании  Демилле  у  Натальи;  Евгений
Викторович как-то весною проговорился, тем более,  что  с  Натальей  его
бывшая возлюбленная была шапочно знакома - виделись однажды в кафе;  од-
нако причину своего проживания вне семьи  Демилле  утаил.  Жанна  решила
просто - в очередной раз поругался с Ириной. Это ей было  понятно.  Сама
не раз удивлялась еще в пору их романа: "Как тебя терпят? Я  бы  никогда
не стала, выгнала бы тут же!"
   Евгений Викторович с недоумением посмотрел на Жанну, потом сообразил,
что она имеет в виду. Жанна была ему сейчас неприятна. Как он  мог  свя-
заться с нею, бродить часами по улицам, говорить, говорить, искать  воз-
можности для интимных свиданий?..
   - Помирился, - сказал он и тут же, сменив тон, продолжал: - Жанночка,
я тебя очень прошу, обо мне ни слова. Хорошо?
   - О чем? - удивилась она.
   - Ну, что я... В общем, заходил, говорил... Очень тебя прошу.
   - Хорошо, - пожала плечами она.
   - Даже если будут разыскивать, - подчеркнул Демилле.
   - Да что ты наделал-то? - наконец всерьез заинтересовалась она, отло-
жила журнал и вышла из-за стола. По ее странной  улыбке  Демилле  понял,
что Жанна вспомнила. Она иногда любила так вспоминать  былые  увлечения,
на один миг возвращая прошлое и снова купаясь в нем. Жанна  приблизилась
к Демилле, положила руку на плечо, заглянула в глаза.
   - Ты уже все забыл? - прошептала она и слегка откинула голову, ожидая
поцелуя.
   Однако Евгений Викторович заерзал, отодвинулся, освобождаясь от  руки
и взгляда.
   - Почему же... Сейчас не время...
   - Пойдем посидим где-нибудь, - предложила Жанна, мгновенно отрезвев и
переходя на приятельский тон.
   - Нет-нет, не могу, - извиняющимся голосом, который  всегда  был  ему
противен, запротестовал Демилле, все более отодвигаясь.
   - Как хочешь, - снова пожала она плечами и возвратилась на место.
   - Я тебе позвоню, - зачем-то сказал он.
   - Для чего? Не волнуйся, никому ничего не скажу.
   Демилле стыдливо пошел между кульманов к двери. Уже в дверях его дог-
нала холодная фраза Жанны:
   - Все-таки ты не мужчина.
   С этим и ушел.
   По коридору продвигался быстро,  испуганно  озираясь,  как  вражеский
разведчик в неумелом фильме. Боялся, что  заметят,  поведут  в  партком,
начнут выяснять, откуда знает Безича и Кравчука, позвонят  в  милицию...
Слава Богу, никого из начальства не встретил.
   Он вышел на улицу, почти бегом кинулся к Невскому и  смешался  там  с
толпой.
   Мысли вертелись вокруг милиции. Почему ищут? Что могут ему инкримини-
ровать? Припоминались разговоры с Безичем и  Аркадием:  Олимпиада,  Мад-
ридское совещание... Письмо хотел написать! А что,  если  подозревают  в
убийстве Кравчука? Неизвестно, как там все вышло, какую записку  оставил
Аркадий перед смертью. Вряд ли стали бы так настойчиво разыскивать, если
бы не подозревали. Майор приходил. Не сержант, не лейтенант даже, а  ма-
йор. Чин в милиции немалый...
   Демилле зашел в телефонную будку, отдышался и набрал номер  Анастасии
Федоровны.
   - Мама, здравствуй. Это я.
   - Федя?
   - Почему Федя? Это я, Женя...
   Анастасия Федоровна сразу же накинулась на него, выливая все  свалив-
шиеся на голову заботы: Любаша в роддоме, она одна с Никой и  Хуанчиком,
Шандор в лагере, как вам не стыдно, ни одного письма из Севастополя, хо-
тя бы позвонили... Да! Самое главное. Федя приехал.
   - Зачем? - тупо спросил Демилле.
   - Как зачем?! Как зачем?! - закричала бабушка  Анастасия.  -  Я  тебе
удивляюсь. В отпуск приехал.
   - Вы виделись?
   - Нет еще. Звонил. Ты же его знаешь, для него к  матери  выбраться  -
целое дело. Все вы хороши... - Анастасия Федоровна внезапно заплакала.
   - Мама, не надо. Не волнуйся, - безнадежно бормотал Демилле.
   - Женечка, я совсем забыла. К нам участковый приходил, - так же  вне-
запно переставая плакать, сообщила Анастасия Федоровна. -Тебя спрашивал.
Что случилось? Я жутко переволновалась.
   - Все в порядке. Это ошибка, - стараясь придать  голосу  уверенность,
ответил Евгений Викторович, в то время как сердце опять провалилось. - А
что он говорил? Зачем я ему?
   - Не знаю. Просто хотел знать, где ты. Я сказала, что  в  отпуске,  с
семьей. Как Егорка? Так давно его не видела.
   Демилле скучным голосом принялся врать про Севастополь, Егора, Ирину,
купания...
   - Когда же вы зайдете? Любу надо навестить.
   - Мамочка, прости, сейчас некогда. Егорку в школу  устраиваем.  Потом
как-нибудь заскочу. К Любаше заеду. Где она?
   - В Эрисмана. Ты к Федьке зайди, к Федьке...
   Евгений Викторович вышел из будки разбитым.  Более  всего  расстроила
его собственная фраза - "Егорку в школу устраиваем". Сердце так и  заще-
мило. В какую школу?.. Значит, и у матери его  искали.  Дело  серьезное.
Выходит, туда нельзя. Остановиться у Федора - устанешь объяснять.  Этого
им не понять после Ливии. Да и вообще, у родственников жить  невозможно.
Найдут в два счета. Надо затихариться...
   Демилле сам не заметил, как перешел на уголовную терминологию,  будто
был закоренелым рецидивистом.
   Обстоятельства толкали его на неизведанную дорогу. В  душе  поселился
страх. Демилле стал сторониться милиционеров, свернул с шумного Невского
и пошел дальше по Садовой, пока не дошел до Летнего сада. Там он укрылся
в тенистой аллее и присел на скамейку. Горько было на душе. Совсем  про-
пащий в таком огромном городе. Пойти не к кому: либо опасно, либо  некс-
тати, требуются повод, приглашение.
   Собственно, приглашение есть. Демилле нашел  визитку  Зеленцова,  еще
раз осмотрел ее и прикинул в уме, как добираться до нужного адреса. Вре-
мени оставалось как раз, чтобы не спеша доехать туда к началу работы, то
есть к пяти часам.
   Подъезжая к "стекляшке" на проспекте Обуховской обороны,  заметил  из
окна трамвая знакомые "Жигули" вишневого цвета. Демилле зашел в здание и
поднялся на второй этаж.
   Здесь кипела работа: тянули проводку, красили. В длинном зале, устав-
ленном белыми круглыми столиками на гнутых  ножках  и  такого  же  цвета
стульями с кружевными прорезными спинками, находились  человек  пять.  В
дальнем конце, у пульта со сверкаюшей никелем аппаратурой, Демилле  уви-
дел Зеленцова, помахал ему. Зеленцов сделал жест рукой: подходите...
   - Надумали? - спросил он, когда Демилле приблизился.
   В этот момент из громадных звуковых колонок по бокам небольшой низкой
сцены вырвались оглушительные звуки музыки. Демилле присел от  неожидан-
ности, а Зеленцов весело расхохотался. Музыка оборвалась так же  внезап-
но, как грянула.
   - Давайте знакомиться, - Зеленцов вышел из-за пульта, позвал еще дво-
их. Подошли невысокий толстый армянин с большой круглой головой и такого
же роста человек с бородкой. Демилле назвал себя; обменялись рукопожати-
ем. Армянина звали Алик Серопян, человека с бородкой - Алексей Христофо-
рович Малыгин. Первый, как вскоре  выяснилось,  был  барменом  дискобара
"Ассоль", второй, как и Зеленцов, - диск-жокеем. Обоим было лет по трид-
цать пять.
   После первых незначащих фраз, во время которых Демилле, однако, успел
понять, что главный в этой компании - Серопян, приступили к делу.  Перед
Евгением Викторовичем была поставлена конкретная задача: оформить  поме-
щение дискотеки, исходя из имеющихся  в  наличии  материалов  -  краски,
цветной бумаги, фольги, прессованных древесно-стружечных плит и прочего,
- и разместить в интерьере световое оформление, которое также имелось  в
изобилии - от гирлянд цветомузыки до лазеров и  милицейских  мигалок.  В
помощь ему приставлялись два подсобника, совсем молоденькие Шурик и  Ва-
дик. Всю работу нужно было непременно завершить к первому сентября - дню
открытия дискотеки.
   - Сколько возьмете за работу? - спросил Серопян.
   - А сколько вы можете предложить? - ответил Демилле, стараясь  выгля-
деть опытным "шабашником" и не имея ни малейшего понятия, сколько  же  в
действительности может стоить эта работа.
   - Пятьсот, - быстро ответил Серопян.
   - Семьсот, - в тон ему парировал Демилле, успев удивиться собственной
наглости.
   Вместо ответа Алик протянул ему  короткую  волосатую  руку  и  широко
улыбнулся, как бы говоря: "Ты же знаешь, что это стоит меньше, но я спо-
рить не стану..."
   Демилле скинул пиджак и сразу же приступил к работе, начав ее  с  ос-
мотра помещения и сваленных где попало материалов.
   ...Дискотека "Ассоль" готовилась к открытию  своего  второго  сезона.
Еще два года назад здесь, на втором этаже "стекляшки", размещался вечер-
ний ресторан, попросту говоря, столовая, которая в вечерние часы начина-
ла работать по ресторанным ценам и торговать спиртным. Ресторан  пользо-
вался крайне сомнительной репутацией; дня не проходило, чтобы в  нем  не
возникало пьяной драки, стремительно разворачивающейся в узком зале  под
звуки уникального по своему составу ансамбля: аккордеон, кларнет, элект-
рогитара и барабаны.
   И тут появился Алик Серопян - профессиональный бармен  и  оборотистый
человек. До этого он работал в крохотном гриль-баре на Московском  прос-
пекте: кофейный аппарат, гриль, пять столиков, но его деятельная  натура
требовала иных масштабов.
   Серопян сумел убедить руководство общепита открыть  в  помещении  пе-
чально известного ресторана коктейль-бар с легкими закусками и организо-
вать при нем дискотеку. Предложение было принято с некоторым  сомнением,
ибо те же финансы не позволяли иметь по штату в таком заведении  больше,
чем бармена, официантку и посудомойку, а уж про деньги на  аппаратуру  и
говорить нечего. Алик, широко улыбаясь, предложил довериться ему.
   Буквально через месяц представители руководства, производящие провер-
ку, с изумлением обнаружили в бывшем занюханном и грязном зале чистоту и
порядок, очередь у дверей, дружинников в повязках, пляшущую тесную толпу
прекрасно одетых молодых людей, среди которых, кстати, не было ни одного
пьяного, а на низкой эстраде, где когда-то уныло выводил звуки танго ак-
кордеонист, стояли современный пульт, звуковые колонки, над которыми ми-
гали огни цветомузыки, и приплясывал у микрофона молодой человек,  назы-
вавшийся диск-жокеем.
   Когда у Серопяна спросили, откуда этот юноша, не числящийся в  штате,
он с улыбкой развел руками и ответил:
   - Нравится ему. Хобби.
   И точно: юноша был студентом института культуры, а по вечерам  испол-
нял обязанности диск-жокея  дискотеки  "Ассоль".  Название  придумали  в
тресте ресторанов и кафе. Серопян не возражал.
   Про аппаратуру спрашивать не стали, было  неудобно,  поскольку  трест
выделил деньги лишь на косметический ремонт помещения.
   За сезон дискотека "Ассоль" стала заметна, о ней написала  молодежная
газета; Алик Серопян добился к весне расширения штатов на две единицы  и
выделения некоторых средств на модернизацию дискотеки, которую  планиро-
вали провести летом. Еще зимой он заключил договор на шефскую  помощь  с
НПО по производству металлоконструкций, где заместителем  директора  был
небезызвестный нам Валерий Павлович Зеленцов, давний знакомец  Алика  по
торгово-сервисной сфере, с которой Зеленцов поддерживал постоянные  свя-
зи, а когда Валерия Павловича турнули с должности и исключили из  партии
за утерю документов для служебного пользования и аморалку, Серопян пред-
ложил ему место диск-жокея, ни секунды не сомневаясь, что Валерий Павло-
вич справится с этим делом, благодаря главному своему таланту  -  умению
говорить.
   Зеленцов мог бы остаться в родном объединении на месте старшего инже-
нера, которое ему предложили, но... двойная потеря в окладе плюс необхо-
димость работать от звонка до звонка не вдохновили Валерия Павловича,  и
он предпочел поменять специальность, которой у него, по сути,  не  было,
на перспективную работу в дискотеке, тем более что виды на карьеру в ми-
нистерстве рухнули безвозвратно, а партийная дисциплина была теперь  над
ним не властна.
   Уже в июне, пережив персональное дело и  утрату  партбилета,  Валерий
Павлович активно посещал дискотеки, учился правильно танцевать,  обнару-
жив к этому несомненные способности, консультировался на курсах диск-жо-
кеев во Дворце молодежи, регулярно прослушивал современную музыку и  за-
поминал названия зарубежных ансамблей:  "Пинк  Флойд",  "Энимелз",  "Лед
Зеппелин", "Дип П[cedilla]пл", "Ху", "Чингисхан"... - это было, пожалуй,
самым трудным. Участвовал он в модернизации, доставая через многочислен-
ных знакомых материалы, краски, аппаратуру, причем занимался новым делом
с поразительным увлечением, удивлявшим его самого, так что временами яв-
лялась мысль: а вдруг это призвание?
   К моменту появления в дискотеке Демилле все было  закуплено,  остава-
лось навести  внешний  лоск.  Серопян  уважал  профессиональный  подход.
Оформлением должен был заняться специалист. Не успела созреть эта мысль,
как Зеленцов нашел Евгения Викторовича, еще раз доказав свою преданность
делу. Алик был им вполне доволен.
   Евгений Викторович тоже включился сразу, работа ему понравилась своею
новизною и тем, что могла отвлечь его от тревожных мыслей.  Не  имея  ни
малейшего опыта в оформлении дискотек, но будучи  профессионалом  доста-
точно высокого класса, он решил не тратить время на знакомство  с  чужим
опытом, а сразу предложил несколько идей, которые оказались вполне  све-
жими и были восторженно встречены Серопяном и компанией. Алик хотел  од-
ного -чтобы его дискотека стала лучшей в городе.
   Демилле предложил оформить помещение в  стиле  большого  современного
западного города - с небоскребами, контуры которых надлежало вырезать из
древесно-стружечных плит, со светящимися окнами, огнями реклам и автомо-
бильных фар. Все это должно было мигать, переливаться цветами,  создавая
натуральную атмосферу Бродвея, скажем, посреди  которого  развертываются
молодежные танцы. Евгений Викторович уже через два часа после знакомства
набросал Серопяну эскиз. Алик слушал внимательно, кивая большой  круглой
головой.
   - Годится. В окнах телевизоры поставим.
   - Какие телевизоры?
   - Цветные. Завтра привезут десять штук.
   Демилле учел и телевизоры.
   Получив одобрение эскизного проекта, он взялся  за  рабочие  чертежи,
бегая с рулеткой, обмеряя простенки, - Шурик и Вадик едва за ним  поспе-
вали. Уже к полуночи первого дня чертеж одного небоскреба был  готов,  а
подручные, вооружившись ножовками, принялись осуществлять задуманное.
   Местом обитания Евгения Викторовича стало  помещение  дискотеки.  Это
решилось в первый же вечер, когда Алик, дав команду о прекращении работы
и отпустив подсобных рабочих, выставил на белый столик бутылку коньяка и
положил четыре шоколадных батончика.
   - Надо выпить за знакомство, - сказал он, жестом  приглашая  к  столу
Демилле.
   Подошли Зеленцов и Малыгин. Алик неторопливо направился к  стойке  за
бокалами. Евгений Викторович улучил момент и шепнул Зеленцову:
   - Валерий Павлович, я хотел  спросить,  нельзя  ли  мне  переночевать
здесь?
   - Что такое? - Зеленцов удивленно вскинул светлые брови.
   - Понимаете, мне ночевать негде.
   - Конфликт с женой? - понимающе улыбнулся Зеленцов.
   Демилле замялся. Врать не хотелось, не столько из-за неудобства перед
новыми знакомыми, сколько из-за того, чтобы не возводить  напраслину  на
Ирину.
   Алик принес бокалы и бутылку боржоми.
   - Есть проблемы? - спросил он.
   Малыгин молча теребил бороду, ожидая, когда нальют.
   - Алик, тут, понимаешь... - начал Зеленцов, улыбаясь с едва  уловимым
заискиванием, но Демилле прервал его:
   - Мне ночевать негде.
   - Ты приезжий? Почему сразу не сказал?
   - Нет, я ленинградец. Здесь живу, но...
   - Развелся?  -  Алик  сел,  неуловимым  движением  пальцев  откупорил
коньяк, разлил собеседникам.
   - Не совсем так... Я прописан... - Демилле путался, не зная, как луч-
ше сказать.
   Алик насторожился, внимательно взглянул на Евгения Викторовича.
   - Говори все. Мы теперь в одной команде. Я знать должен.
   - У меня дом улетел. Может, слыхали? Еще весной, - сказал Демилле,  с
надеждой обводя взглядом лица соседей по столику.
   Серопян и Малыгин одновременно повернулись к Зеленцову. А тот, накло-
нившись вперед и глядя прямо в глаза Евгению Викторовичу, тихо спросил:
   - Улица Кооперации, дом одиннадцать?
   - Да. Откуда вы знаете?
   Вместо ответа Зеленцов хлопнул ладонями по столику и от души,  с  ка-
ким-то облегчением, расхохотался.
   - А? Что я вам говорил? Вот! Вот, пожалуйста! Какие вам  еще  доказа-
тельства?! Инессу знаете? - вдруг спросил он у Демилле.
   - Какую Инессу?
   - Латышку, модельершу. Из третьего подъезда?
   - Красивая такая? Знаю, почему же не знать, - пожал  плечами  Евгений
Викторович.
   Зеленцов был счастлив.
   Как выяснилось, его коллеги по дискотеке, давно зная и об  утрате  им
служебных документов, и об Инессе, никак не могли поверить в причину та-
кого прокола, повлекшего за собой исключение из  партии  и  понижение  в
должности. Рассказы Зеленцова о летающем доме отвергали начисто, считая,
что Валерий Павлович просто скрывает истинные обстоятельства. И вот  на-
шелся свидетель! Все были довольны. На радостях выпили, а потом потребо-
вали рассказа. Демилле поведал о своих мытарствах, причем был  предельно
краток, ибо ему больше хотелось выслушать  исповедь  Зеленцова.  Рассказ
Валерия Павловича, последовавший немедля, был  гораздо  более  красочен:
Инесса, коньяк, вид ночного города  с  высоты  птичьего  полета,  страх,
портфель, едва пролезший в форточку, так что Валерию Павловичу  пришлось
забраться ногами на кресло и, стоя в одних трусах, выпихивать его обеими
руками наружу... Одного не знал Валерий Павлович: места приземления  до-
ма. Помнил только серое утро, пугающее узкое ущелье между домами да  ми-
лицейский "воронок". Кажется, везли из старой части города... Помнил еще
фамилию майора, проявившего дурацкую принципиальность, повлекшую за  со-
бою беды, - Рыскаль.
   Демилле обмяк. Опять удалось схватить руками за хвост птицу  надежды,
но она упорхнула, оставив в руке легкое перышко.
   - Женя, деньги нужны? Дам аванс, - сказал Алик.
   И, не дожидаясь ответа, вынул из портмоне двести рублей. Демилле при-
нял, неумело благодаря.
   Демилле устроился на ночь в дискотеке на листе толстого белого пеноп-
ласта, приготовленного для оформления. Под голову подложил портфель.
   - Красиво жить не запретишь, - улыбнулся Алик, увидев постель  своего
работника.
   Впрочем, на следующий день Зеленцов привез раскладушку и тонкий  мат-
рас, Малыгин - одеяло, а Серопян вручил Евгению Викторовичу целлофановый
пакет с комплектом индийского постельного белья в счет будущей зарплаты.
Через Шурика и Вадика удалось приобрести джинсы, куртку  и  кроссовки  -
все ношеное, но еще имеющее вид. На это ушли двести рублей аванса. Через
несколько дней Демилле попросил у Алика еще, и тот, знакомо улыбнувшись,
отсчитал сотню. К этому времени целый квартал Бродвея выстроился у одной
из стен дискотеки.
   Сразу по приезде Демилле начал отращивать усы.
   В первую неделю он почти не покидал помещения дискотеки, много  рабо-
тал -пилил, строгал, красил... Незаметно прошло  девятнадцатое  число  -
дата выхода его из отпуска. Евгений Викторович, не колеблясь,  решил  на
работу не выходить. Рвать так рвать. Чем хуже, тем лучше. Когда усы дос-
тигли приличествующей своему названию кондиции, Демилле отважился  выхо-
дить в город, прикрывая глаза светозащитными импортными очками.  Однажды
увидел свое отражение в стекле витрины - и не узнал. Показался себе  чу-
жим, гадким, отвратительным.
   Свидание с братом и посещение родильного дома оставили в душе смутный
осадок безвозвратно потерянного родства. К Федору больше не заходил,  не
звонил и матери с сестрой.
   По мере приближения дня открытия дискотеки суматоха на  втором  этаже
"стекляшки" нарастала: привозили оборудование, посуду, холодильники, на-
чали завоз продуктов и напитков. Серопян не выходил из-за стойки, Демил-
ле руководил строительством Бродвея, а Зеленцов тренировался у  микрофо-
на. Под его конферанс и бодрящую музыку работалось легко.
   К полуночи Евгений Викторович валился с ног. Последним, как капитан с
корабля, уходил Алик; Демилле запирал за ним дверь дискотеки и  брел  на
свою лежанку, размещенную в пустующей пока моечной. И там, среди оцинко-
ванных баков и медных, с зеленью, кранов, наваливалась тоска.
   А утром все начиналось сначала. Первым приходил Алик, всегда энергич-
ный и улыбающийся. Звенела посуда, визжала электродрель, шелестели купю-
ры, извлекаемые Серопяном из пухлого портмоне.
   - Почему он платит наличными? - как-то спросил Демилле у Зеленцова.
   - Потому что это его личные наличные, - сострил Зеленцов.
   - Но ведь дискотека государственная?
   - Вы неплохо сохранились, Евгений Викторович! - Зеленцов хлопнул  его
по плечу и рассмеялся. - Государственного здесь - только  древесно-стру-
жечные плиты. Остальное - личная собственность Алика. Вам он тоже платит
из своего кармана, между нами говоря.
   - И вам?
   - Естественно. Мой оклад от треста - сто двадцать. В два раза  больше
доплачивает Алик.
   - Откуда же берутся деньги? Значит, он химичит? Он,  что,  продает  с
наценкой магазинный коньяк?
   - Нет, это грубо. Все дело в искусстве разливания коктейлей.  Серопян
- мастер. Я бы назвал его художником.
   - Значит, недоливает, - заключил Демилле.
   - Алик учит интеллигентно пить, вот и все.  В  результате  нет  драк,
правонарушений... Разве не к этому призывают нас партия и правительство?
- подмигнул Зеленцов.
   - Конечно, это так... - засомневался Демилле.
   - Разумная частная инициатива должна поощряться, - наставительно ска-
зал Зеленцов. - Выгода обоюдная. Государство получает  план,  обществен-
ность - культурное место отдыха, а мы - небольшие дивиденды...
   Вечером тридцать первого августа все было готово к открытию.
   Бродвей сиял, колонки изрыгали звуки с  немыслимым  уровнем  децибел,
белые столики были расставлены по порядку, освободив  у  эстрады  танце-
вальную площадку с пластиковым полом, подсвеченным снизу лампами.
   Алик оценил работу на "отлично" и произвел окончательный расчет.
   Появились еще две штатные работницы дискобара:  сухопарая  официантка
Лидия и посудомойка Варвара Никифоровна. Они деятельно перетирали  посу-
ду, убирались на кухне и в моечной. Демилле пришлось свернуть свою  пос-
тель и переехать в тесную кладовку, где стояли два финских  холодильника
и громоздились друг на друга ящики с коньяком.
   Отпустив всех работников в начале первого ночи, Алик остался  наедине
с Евгением Викторовичем. Он ходил вдоль Бродвея,  цокал  языком,  гладил
стены небоскребов, заглядывал в пропиленные  окна  и  время  от  времени
включал различные световые эффекты. Насладившись, сел за столик с Демил-
ле.
   Евгений Викторович понял, что предстоит итоговый разговор,  и,  чтобы
предупредить возможную неловкость, начал первым.
   - Я уже ищу комнату, - сказал он. - Еще две-три ночи...
   - Я не гоню, - Алик с улыбкой поднял ладони.
   - Нет, ну все-таки... Не совсем удобно.
   - Где работать будешь? - испытующе глядя на Демилле,  поинтересовался
Серопян.
   - Найду.
   - Найти трудно. На тебя всесоюзный розыск  объявлен.  Почему  мне  не
сказал? Ай-ай-ай... - Алик покачал головой.
   - Что?! - выдохнул Демилле.
   У него сжало горло, а Серопян, щелкнув замочками "дипломата",  извлек
сложенный вчетверо большой лист бумаги,  напоминающий  афишу.  Не  спеша
развернув его, все с тою же улыбкой он положил лист на столик.  Это  был
информационный листок "Их разыскивает милиция". В среднем ряду  фотогра-
фий Демилле увидел свое лицо и текст под ним, где сообщалось,  что  пос-
ледний раз его видели в июле месяце в городе Севастополе, а  также  были
перечислены приметы.
   - Я не знал. Честное слово... - прошептал Демилле, с ужасом глядя  на
свою фотографию, окруженную физиономиями опасных преступников.
   - Теперь знай, - сказал Алик, складывая лист.
   - Откуда это у тебя?
   - В милиции свои люди, - улыбнулся Алик.
   - Ты им не сказал?
   - Зачем? Их дело искать, пускай ищут...
   - Что же мне делать? - спросил Демилле, с надеждой глядя на Алика.
   - Ничего. Оставайся. Узнать тебя теперь невозможно. Будешь работать.
   - Кем? Мы же закончили оформление.
   - Будешь помогать Лидии, - спокойно сказал Алик и слегка  прищурился,
наблюдая, какое это произвело впечатление на собеседника.
   - Официантом?! - Демилле вскочил на ноги.
   - Сто пятьдесят. Больше не могу. Остальное  чаевыми.  Лидия  одна  не
справляется, слишком много посетителей... - Алик будто  не  заметил  его
возмущения.
   - Нет, никогда! - Евгений Викторович нервно заходил по Бродвею.
   - Зря. Такой работы нигде не найдешь. Без паспорта, в розыске... Зря,
-вздохнул Алик.
   - Я подумаю... - Демилле снова уселся за столик.
   - Подумай, - кивнул Алик.
   Демилле закурил. Помолчали. Алик с наслаждением осматривал зал.
   - А тебе не жалко денег - всем платить? - спросил Демилле с ехидцей.
   - Деньгам оборот нужен.
   - Не боишься?
   - Чего? - Алик улыбнулся в высшей степени безмятежно.
   - Прокуратуры, - резко сказал Демилле.
   - Думаешь, жулик, да? - улыбка Алика стала печальной. - А ты  подумал
- на фига мне это нужно? - он обвел рукой помещение. - Я без этого  свою
тысячу в месяц имел, ни с кем не делился. Мне дело нужно,  без  дела  не
могу, пропадаю... Чтобы по высшему классу. Фирма. Не хуже, чем на  Запа-
де, понял? Что мы, не можем? За страну обидно.
   Алик, и вправду, обиженно засопел, стал похож на  ребенка  с  большой
круглой головой.
   - Я же тебя не обвиняю, - мягко сказал Демилле.
   - Обвиняешь. Но я не обижаюсь. Как раньше было, уже прошло.  Так  уже
не будет. Обществом движут деньги, а не идеи. Попробовали идеями двигать
- жрать стало нечего. Я делец, да. Только лучше,  если  больше  дельцов.
Делец - от слова "дело".
   - Значит, идеи уже не нужны?
   - Почему не нужны? Нужны. На своем месте. Идеи нужны, творцы нужны. А
толпе нужно хлеба и зрелищ. Как в Риме. У меня  профессия  -обеспечивать
им зрелища. А ты двигай идеи. Я тебе не мешаю, но и ты мне не мешай...
   - А ты философ... - улыбнулся Демилле.
   - Почему нет? Философский кончал, - улыбнулся Алик.
   Спал Демилле в кладовке. Снился ему белый пароход в синем море, кото-
рый летел над волнами, не касаясь их килем и опасно лавируя между скала-
ми, живописно торчавшими из воды.
   Глава 34
   ПРОЩАНИЕ
   Сентябрь подполз в дождевых тучах и пролился на город мелкими тягост-
ными дождями, вызывающими тоску и уныние. Первый школьный  звонок  глухо
прозвенел в сыром воздухе, отдаваясь печалью. Черные зонты укрыли наряд-
ную толпу детей и родителей перед школой.
   Григорий Степанович тоже стоял под зонтом рядом с Ириной, а неподале-
ку, в низеньком строю первоклашек, с букетом гладиолусов в  руках  стоял
Егорка, обернутый в прозрачную полиэтиленовую пленку с каплями  на  ней.
За спиною у него висел новенький ранец, подаренный генералом.
   Григорию Степановичу стоило большого труда  уговорить  Ирину  принять
подарок. После переезда с дачи Ирина отдалилась, как бы напоминая  гене-
ралу, что они находятся в добрых отношениях, но не более. Егорка все ча-
ще вспоминал отца, в особенности, когда шли приготовления к школе.  "По-
чему он не едет из командировки? Он знает, что я пойду в школу?  Знает?"
Григорий Степанович пытался развлечь мальчика по телефону, но  Ирина  не
давала вести долгих разговоров, все время торопила куда-то: то в  парик-
махерскую, то в поликлинику, то в магазин за тетрадками.
   Григорий Степанович знал от Рыскаля о розысках Демилле  и  в  глубине
души надеялся на их неуспех. Последнее могло означать лишь смерть разыс-
киваемого, но генерал не терзался угрызениями совести, поскольку Демилле
не существовал для него в качестве живого человека,  был  неким  отрица-
тельным полюсом, притягивавшим к себе Ирину.  После  дачного  объяснения
Григорий Степанович уже не лелеял мечту о браке, вернее, упрятал так да-
леко, что не решался обнаруживать. Однако он не видел препятствий к  то-
му, чтобы остаться для Ирины старшим другом... А там посмотрим. Лишь  бы
не появился этот прохвост!
   Генерал осторожно расспросил Рыскаля о подробностях, и майор с неохо-
той признался, что есть сведения: Демилле побывал у брата, звонил матери
и снова как в воду канул. Говорят,  выглядит  преотлично.  Скрывается...
Григорий Степанович виду не подал, только сердце сжалось, пришлось  при-
нять нитроглицерин.
   В первые же дни учебного года генерал предложил Ирине  помощь:  пусть
Егор приходит после школы к нему, зачем ему сидеть на продленке?  Брался
даже кормить обедом. Ирина мягко отклонила предложение.  Тогда  Григорий
Степанович, испытывая неудобство, попросил дочь следить в школе за  Его-
ром, оказывать мальчику внимание. Маша пожала плечами, но согласилась.
   Душа требовала заботы, но забота отвергалась. Остались  лишь  общест-
венные дела, которым и предался Григорий Степанович: хождения на прием к
депутату (Рыскаль попросил генерала добиться разрешения о передаче одной
из пустующих квартир в первом этаже под подростковый  клуб);  улаживание
конфликтной ситуации между больницей водников и кооператорами по  поводу
музыки, доносящейся из раскрытых окон и мешающей покою больных;  сочине-
ние статей в газету "Воздухоплаватель".
   Григорий Степанович зашел в штаб с очередной заметкой о преимуществах
социалистического общежития, когда там, кроме майора Рыскаля,  находился
незнакомый мужчина высокого роста, с крепкими жилистыми руками и суровым
лицом, изборожденным морщинами. На вид ему было лет за пятьдесят.
   - Присаживайтесь, Григорий Степанович, - указал на  стул  Рыскаль.  -
Тут у нас интересный разговор с товарищем Спиридоновым.
   Мужчина поднялся, пожал руку генералу:
   - Спиридонов.
   - Николаи, - кивнул Григорий Степанович.
   Он уселся на стул, Спиридонов тоже занял свое место.
   - Видите ли, Игорь Сергеевич, из истории нельзя произвольно  вычерки-
вать страницы, которые нам не нравятся. Мы проходим историю русского ос-
вободительного движения, начиная с декабристов. Восстание на  Сенатской,
казнь петрашевцев, покушение Каракозова, процесс "ста  девяноста  трех",
где выступал Ипполит Мышкин... Недавно посвятили занятие  выстрелу  Веры
Засулич и суду над нею. Я провожу их сквозь все этапы, объясняю  тенден-
ции и ошибки. Скоро мы дойдем до "Союза борьбы", далее Девятое января...
Событий хватает!
   Григорий Степанович слушал, не понимая.
   - И Зимний будете брать? - спросил Рыскаль озабоченно.
   - Непременно.
   - Ну, а зачем вам это? - спросил Рыскаль.
   - На словах не доходит. Обкормились словами, - объяснил Спиридонов.
   - Кого же вы готовите? Историков?
   - Честных граждан своей страны. Патриотов, - отчеканил Спиридонов.
   - Понимаете, Григорий Степанович, товарищ Спиридонов  будет  вести  в
нашем подростковом клубе исторический кружок, -объяснил майор. -  Въехал
в наш дом по обмену.
   - Любопытно, - кивнул генерал.
   - Если хотите, я стараюсь воспитать следующее поколение русских рево-
люционеров, - спокойно сказал Спиридонов.
   В штабе повисла пауза.
   - Эк вы хватили... - майор погладил "воронье крыло".
   - Не пугайтесь. Революции бывают без крови. Но без идеи революции  не
бывает. Первые три поколения мы знаем из работ Владимира Ильича.  Но  на
этом они не кончились. Было поколение русских революционеров, истреблен-
ное в лагерях в тридцатые годы. Было поколение, взявшее на себя  тяжесть
войны. Тоже русские революционеры, не удивляйтесь. Они социализм защища-
ли... Сейчас есть потребность в новом поколении - чистом, честном, трез-
вом. Его надо подготовить к борьбе...
   - С кем же? - спросил Григорий Степанович.
   - С демагогами. С карьеристами. С  циниками.  С  националистами  всех
мастей. С хамами... Иными словами, с непрерывно возрождающейся, как  го-
ворил Ленин, мелкобуржуазной стихией. Я так понимаю, что вы ее на  своем
горбу чувствуете, гражданин майор, - сказал Спиридонов.
   - Товарищ майор, - поправил Рыскаль.
   - Простите, лагерная привычка, - улыбнулся в первый раз Спиридонов.
   - Чувствую, это вы верно сказали... - задумался майор. - Кстати,  как
у нас с клубом, Григорий Степанович? - обратился он к генералу.
   - Депутат твердо обещал. Дело нужное, - сказал генерал.
   - Нужное... - протянул майор.
   Его взгляд упал на конверт, лежавший перед ним на столе.
   - Григорий Степанович, вы к Нестеровой не будете заходить? -  спросил
он озабоченно.
   - А что такое?
   - Ей письмо. Не передадите?
   - Мне не трудно, - генерал взял конверт, радуясь поводу, чтобы  зайти
к Ирине.
   - И расспросите... только осторожно. Нет ли там сведений об интересу-
ющем нас человеке.
   - Понял, - генерал взглянул на конверт. Письмо было без обратного ад-
реса.
   Григорий Степанович положил на стол майору заметку, вновь пожал  руку
Спиридонову и Рыскалю и вышел из штаба.
   Ирина встретила его приветливо, но несколько смущенно. В руках у  нее
была тряпка, внешний вид не оставлял сомнений,  что  в  доме  происходит
уборка. Генерал не сразу понял причину смущения: на даче  Ирина  появля-
лась перед ним и не в таком затрапезном виде, это ее обычно не  волнова-
ло. И лишь войдя в комнату, он понял, почему его так встретили: на  полу
стоял таз с разведенным клейстером, вокруг разбросаны были длинные ленты
бумаги. Ирина заклеивала окна.
   - Холодно уже, Григорий Степанович, -  как  бы  оправдываясь,  начала
она. - Вот решила... Дует. Егор может простудиться.
   Егор вертелся тут же, мазал клеем полоски, прилеплял к рамам.
   - Да-да, это вы правильно решили... - механически проговорил генерал,
присаживаясь. Сразу заныло в левом боку. Вот ведь знал, что  так  оно  и
будет, а все равно -горько невыносимо! Он нащупал стекляшку с  нитрогли-
церином. Только не волноваться! Сейчас пройдет.
   - Вам письмо, Ирина Михайловна, - сказал он,  вытаскивая  из  кармана
макинтоша конверт.
   Ирина переменилась в лице, насторожился и Егорка. Она взяла  конверт,
пробежала глазами адрес. Генерал понял:  от  него...  Ирина  нетерпеливо
взглянула на Григория Степановича, не зная,  что  делать.  Распечатывать
при нем или нет? Потом решилась, надорвала конверт  и  дрожащими  руками
извлекла оттуда небольшой листок бумаги. Впилась в него глазами.
   - Егор... Это тебе. От папы, - проговорила она.
   Егорка натянулся, как струнка.
   - Читай! - потребовал он.
   Ирина вновь бросила взгляд на генерала. Он понял, что  она  не  хочет
читать письмо при нем, но какая-то сила  держала  его  в  кресле.  Ирина
вздохнула, тряхнула головой и начала.
   - "Егорушка!.. - голос у нее сразу сел. - Поздравляю тебя  с  началом
первого в твоей жизни учебного года. Как мне хотелось бы быть с тобою  в
этот день, вести тебя в школу вместе с мамой, но... не получилось..."
   Ирина сделала паузу, с трудом сглотнула слюну.
   - "Ты уж прости..." Нет, я не могу, Григорий Степанович! - на  глазах
у нее появились слезы.
   - Читайте! - сурово произнес генерал.
   - "Когда ты вырастешь, ты поймешь, что не все наши желания исполняют-
ся и не все поступки зависят от нас. Это очень бессовестно, но это  так.
Есть такое слово - ,,судьба", мой малыш! Оно обозначает  слишком  много,
чтобы понять его, и слишком мало, чтобы прислушаться. Судьба -  это  то,
что неотвратимо, от чего нельзя уклониться..."
   - Мама, что такое "неотвратимо"? - спросил Егорка.
   - Неотвратимо... Это, это... - Ирина не могла объяснить.
   Генерал почувствовал, что тупая боль разливается по телу  со  стороны
левого плеча.
   - Неизбежно, Егор. Неизбежно, - сказал он.
   Ирина дочитала письмо. Последние слова были: "Мы  встретимся,  малыш,
жди меня...". Она положила листок на стол.
   Григорий Степанович одними пальцами откупорил  в  кармане  стеклянную
трубочку с нитроглицерином, но вытащить таблетку  на  свет  не  мог  ре-
шиться.
   - Все! Продолжаем уборку! - встряхнувшись, объявила  Ирина  и  быстро
направилась в детскую. За нею вышел Егор.
   Поколебавшись, Григорий Степанович последовал  за  ними,  преодолевая
боль в боку. Ирина держала в руках телефонный аппарат.
   - Григорий Степанович, я уберу провод, ладно?  Потом  протянем,  если
понадобится... - сказала она.
   "Если понадобится..." - эхом отозвалось в нем. Он принял  из  ее  рук
аппарат, смотал провод в клубочек и метнул через окно в  свою  квартиру.
"Собственными руками..." - подумал он. Обидно, что  Егор  воспринял  это
как должное - не возмутился, не  огорчился  даже;  его  сейчас  занимала
расклейка полосок. И это усилило тоску Григория Степановича.
   Он дождался, когда Егорка отправился в кухню за какой-то надобностью,
и тихо проговорил:
   - Послушайте, Ирина Михайловна, может быть, вы его еще любите?
   Ирина села с тряпкой, задумалась:
   - Он родной мне. Ничего не могу сделать. Не знаю.
   - Это привычка, - отмахнулся генерал. - Любовь - другое...  Любовь  -
это когда дня не можешь прожить, чтобы не увидеть, не услышать  голос...
Вот так-то, Иринушка...
   Последние слова были сказаны генералом столь мягко  и  проникновенно,
что Ирина взволновалась, но тут же разозлилась на себя, на генерала,  на
этот дурацкий разговор о любви за расклейкой бумажных полос...
   - Мы всегда лишь свои чувства считаем истинными и высокими, -  против
воли язвительно начала она. - У чужих - все не то. Называйте, как  хоти-
те: любовь, привычка...
   - Не смею больше вам мешать. Извините, - проговорил Николаи  внезапно
осевшим голосом и двинулся к двери.
   Ирина пошла за ним, опустив руки. Жалость вдруг охватила ее при  виде
покорной фигуры генерала и его печальной лысины, как тогда, на даче; за-
хотелось погладить по голове,  успокоить,  как  ребенка.  "Зачем  я  его
расстроила? Он ведь хороший..." Но тут же, будто строгая мать,  погасила
жалость: "Так будет лучше для него. И для меня. Нечестно давать ему  на-
дежду".
   Григорий Степанович остановился в дверях.
   - Прощайте, Ирина Михайловна, - он попытался поцеловать руку, но Ири-
на отдернула: что вы, грязная! с тряпкой!
   - До свидания, Григорий Степанович. Заходите, - сказала она, стараясь
придать голосу обыденность, чтобы не превращать  эту  сцену  в  прощание
навсегда, в разрыв. Генерал понял это, обиделся еще больше. С ним, как с
ребенком, обращаются!
   - Нет. Спасибо, - сказал он сухо и вышел.
   И все равно по-детски получилось. Да что же это такое,  Господи?!  Он
наконец кинул в рот таблеточку нитроглицерина и, насупленный, поспешил к
лифту. Нажал кнопку первого этажа, и  кабина  с  завыванием  провалилась
вниз, будто в преисподнюю.
   Стенокардия не унималась, сжимала грудь. Генерал мелкими шажками  ми-
новал ущелье и, отдыхая на каждой ступеньке, добрался до лифта  в  своем
подъезде. Машина вознесла его к небесам, будто в рай. "Куда же я в самом
деле попаду?" - невесело подумал он. И уже выходя из лифта на своем эта-
же, с непреложностью понял: жизнь кончена. Он  удивился  спокойствию,  с
каким осознал эту мысль. Ничто не держало его тут больше:  ни  Маша,  ни
игры и забавы, ни дачная "Швейцария", ни добровольная  народная  дружина
воздухоплавателей, созданная по его рецепту... Оказалось,  что  все  это
ничего не стоит в сравнении с потерянной любовью. Он удивился тому,  что
еще несколько месяцев назад жил себе припеваючи, не помышляя ни о  какой
любви и довольствуясь забавами, пока не  свалилось  ему  на  голову  это
чувство, заставившее испытать острое до боли счастье и такое же  пораже-
ние.
   Он вошел в свою комнату, подошел к раскрытому окну и  увидел  наглухо
затворенные рамы окна Егоркиной комнаты. За отливающими свинцом стеклами
он различил фигурку мальчика. Свет в его комнате не горел. Егор готовил-
ся ко сну. Генерал подошел к письменному столу и зажег настольную лампу.
Полированная поверхность стола была покрыта легчайшим слоем пыли.  Гене-
рал провел пальцем - остался след. Он уселся за стол  и,  положив  перед
собою лист бумаги, твердо написал сверху: "Завещание".
   Завещание было кратким. Все свои сбережения, имущество и архив  гене-
рал отписывал Марии Григорьевне и лишь "Швейцарию" со всеми ее холмами и
долинами, тоннелями и мостами, стрелками и вагонами  он  оставлял  Егору
Евгеньевичу Нестерову, сыну Ирины Михайловны. А посему Ирина  Михайловна
со своею семьею получала право безвозмездно и в любое время пользоваться
дачей, на территории которой находилась "Швейцария". Рука дернулась было
написать фразу о том, что это право не распространяется на Евгения  Вик-
торовича, но генерал устыдился столь мелких мыслей, размашисто  подписал
завещание и поставил дату.
   Листок с завещанием он оставил в ящике письменного стола. После этого
он отправился к дочери, пожелал ей спокойной ночи  и  оставил  денег  на
коммунальные платежи: свет, газ, квартиру... Вернувшись к себе, разделся
и лег в постель, не закрывая окна.
   Проснулся он среди ночи от сильной давящей боли в груди. Из распахну-
того окна веяло прохладой и сыростью. По карнизу барабанил мелкий дождь.
Генерала на мгновение охватил страх. Он потянулся было к телефонному ап-
парату, чтобы вызвать "скорую", но опустил руку. Чему быть, того не  ми-
новать...
   Боль становилась нестерпимой. Генерал почувствовал,  что  покрывается
холодной испариной. В груди будто пробили дыру, и туда устремился  влаж-
ный холодный воздух. Григорий  Степанович  кинул  прощальный  взгляд  на
раскрытое окно, откуда весною снизошли на него благодать и беда,  сделал
попытку глубоко вздохнуть всею грудью - и захлебнулся на вдохе.
   Глава 35
   ОСЕННЯЯ ПЕСНЬ
   Генерала хоронила Артиллерийская академия. Украшенный цветами гроб  с
множеством венков, орденами и медалями на бархатных подушечках был  выс-
тавлен в актовом зале. Григорий Степанович лежал в гробу в  генеральском
мундире, два молодых курсанта стояли в головах, прижав  к  плечам  узкие
штыки. Под звуки траурной музыки сменяли друг друга военные и штатские в
почетном карауле. На скамье родственников сидели трое в черных  одеждах:
Мария Григорьевна, Ирина Михайловна и Егорка. Дочь генерала настояла  на
этом. "Ближе вас у него никого не было последние месяцы". Ирина  покори-
лась, еще раз взвалив на плечи груз пересудов и  косых  взглядов.  Женой
генералу не стала, но стала вдовой...
   Казнила себя, не переставая, за последний разговор и проклятые окна и
чувствовала, что осиротела. Странно, весною, после того как  улетела  от
Жени, такого чувства не было.
   На Серафимовском кладбище, куда прибыла процессия автобусов и  машин,
выстроились в колонну и под музыку вошли в ворота. Стоял теплый  солнеч-
ный день. На крышку гроба падали сухие листья. У свежей могилы гроб отк-
рыли, и Григорий Степанович последний раз  обратился  лицом  к  бледному
осеннему небу.
   Когда наступила минута прощания, обе женщины подошли к гробу  и  при-
коснулись губами ко лбу генерала - сначала дочь, потом  Ирина.  Лоб  был
холодным и твердым, как мрамор. Через минуту гроб  на  белых  полотенцах
опустили в могилу под выстрелы ружейного салюта,  от  которых  с  криком
взметнулись с деревьев кладбища галки и вороны.
   По главной аллее прошла торжественным маршем курсантская рота.
   На поминки, устроенные дочерью для фронтовых друзей и  бывших  сослу-
живцев, Ирина не пошла. Слишком суровое испытание. И  так  догадывалась,
что много будет разговоров о ней и ее отношениях  с  генералом.  Боялась
только, что Мария Григорьевна опять сорвется, как летом, но была удивле-
на вечером, увидев ее в окне трезвой, рассеянной и печальной. Они  обме-
нялись кивками, сердечно и просто, как  родные:  крепитесь,  жизнь  есть
жизнь...
   Завещание генерала Ирину не удивило, но  озадачило:  отказываться  от
"Швейцарии" неудобно, последняя воля покойного, но и вступать во  владе-
ние как-то не с руки; с собою не унесешь,  придется  там  бывать,  опять
возбуждая внимание соседей. Ладно, до следующего лета далеко, нечего ло-
мать голову.
   Однако то, что не помянула, сидело в душе, как заноза. Вроде бы  пус-
тая формальность, а поди ж ты... Посему решила на девятый  день  пригла-
сить к себе Марию Григорьевну, посидеть вдвоем, о чем и сообщила  дочери
генерала через окно. Та приняла приглашение, впрочем, довольно  сдержан-
но. Ирина засуетилась, принялась готовиться, хлопотать - но что нужно  к
поминкам? кажется, кутью! а как ее готовить? убей Бог, неизвестно. Огра-
ничилась киселем, вспомнив, что на поминках свекра  Анастасия  Федоровна
подала на стол черносмородиновый кисель, немало удивив Ирину.  Потом  та
же Анастасия Федоровна объяснила: так положено.
   Поколебавшись, Ирина купила бутылку водки. Опять-таки боялась за  Ма-
рию Григорьевну, за ее болезнь, но какие же поминки без водки? Стол нак-
рыла в своей комнате, аккуратно все расставила и принялась ждать.  Дого-
ворено было на восемь вечера. Но прошел  этот  час,  началась  программа
"Время", а дочь генерала не появлялась. И в окнах ее было темно.
   Ирина накормила и уложила спать Егора, подождала еще полчаса, нервни-
чая и поминутно выглядывая из окна, не  появилась  ли  дома  Мария  Гри-
горьевна? В десять она решилась: откупорила бутылку, разлила в  рюмки  -
себе, гостье и Григорию Степановичу - все по  ритуалу.  Последнюю  рюмку
накрыла ломтиком черного хлеба. Телевизор выключила. Еще раз  подойдя  к
окну и убедившись, что в квартире генерала изменений не произошло, Ирина
вернулась за стол, приподняла свою рюмку, глядя на черный ломтик, и  вы-
пила.
   Водка обожгла рот, Ирина поспешно  закусила  салатом.  "Надо  вспоми-
нать", -подумала она, но ничего не вспоминалось, кроме твердого холодно-
го лба генерала в гробу. Она почувствовала себя странно. Тишина  в  доме
была необычайная, будто все притихли, отдавая дань памяти покойному  ге-
нералу. Ирина выпила еще и через минуту ощутила  тепло,  разлившееся  по
телу. Она перестала думать о ритуале и вдруг всплакнула, промокая  слезы
бумажной салфеткой. Вспомнился ей красивый голос Григория Степановича, и
сам он - бодрый, веселый, впервые появившийся в окне в то странное утро.
Вспомнился и другой - жалкий, растерянный - на летней кухне, и сухие его
руки, и капли пота, бегущие по лысине...
   Она выпила третью рюмку и почувствовала, что слегка опьянела. "Вот  и
стану теперь, как Маша, - подумала она. - Какая все  же  она  противная!
Почему не пришла?" Ирина зажгла свечу и погасила верхний свет. Горящая в
подсвечнике свеча напомнила ей апрельскую ночь, когда  она  жгла  письма
мужа, а дом в это время летел над городом. Как быстро промелькнуло  вре-
мя! Уже осень... Ирина подошла к старому пианино - подарку  Виктора  Ев-
геньевича, на этом пианино учили мальчика Демилле, -  открыла  крышку  и
уселась за клавиши. Не садилась давно - больше года. Пальцы  сами  собой
взяли первый тихий аккорд "Осенней песни" Чайковского. Ирина играла мед-
ленно, вспоминая, изредка сбивалась, проигрывала  место  сначала.  Слезы
снова закапали у нее из глаз. Любимая вещь Виктора Евгеньевича. Как  хо-
рошо ее играл Женя! Как давно это было...
   Вдруг она услышала посторонний шум, исходивший от окна. Ирина встала,
взяла свечу и подошла к задернутой тюлевой занавеске.
   В комнате Марии Григорьевны горел торшер в  дальнем  углу,  двигались
какие-то фигуры. Она разглядела нескольких человек за столом,  уставлен-
ным бутылками портвейна: две женщины и двое мужчин... Их движения не ос-
тавляли сомнений в том, что они пьяны. В одной из  женщин  Ирина  узнала
Марию Григорьевну. Свет торшера отбрасывал на пол длинные острые тени.
   Внезапно откуда-то сбоку, из-за стены выдвинулась  еще  одна  мужская
фигура, она была совсем близко от окна. Ирине показалось, что лицо  зна-
комо. Она всматривалась в окно, приподняв свечу. Лицо  внезапно  искази-
лось гримасой ужаса - и в этот миг Ирина узнала мужа. Он стоял прямо пе-
ред нею, вцепившись руками в подоконник, - небритый, с непривычными уса-
ми, исхудавший - и смотрел на нее, оцепенев от страха.  Пьяные,  остано-
вившиеся на ней глаза Евгения Викторовича были белы. Вдруг он закрыл ли-
цо руками, издав короткий хриплый звук, и провалился в темноту. Тени  за
столиком качнулись, судя по всему, они звали Демилле к себе. Потом  одна
из фигур пьяно махнула рукой: Бог с ним...
   Ирина, похолодев, нашла в себе силы загасить свечу пальцами  -  ожога
не почувствовала. Еще несколько секунд, словно каменная,  она  стояла  у
окна, слыша редкие и крупные удары сердца. Она уже ничего не видела  пе-
ред собой, кроме мелких ячеек занавески. Как? Ее муж? У Марии? Она ниче-
го не могла понять.
   Бежать туда? Вот он, нашелся! Нет, только не это.
   Она вернулась на диван, села. Потом налила себе еще водки, выпила од-
ним глотком.
   Померещилось?
   Ирина заставила себя вновь подойти к окну. У  Марии  Григорьевны  уже
никого не было. Лишь горел торшер, да тени от бутылок наискось пересека-
ли комнату.
   Нет, не померещилось... Было.
   Глава 36
   ОФИЦИАНТ
   За мгновение до пробуждения Демилле вспомнил: сегодня первое  сентяб-
ря. Шлепая босыми ногами по полу, прошел вдоль Бродвея, который в утрен-
нем свете выглядел грубо и жалко, вышел на лестничную площадку и  взгля-
нул в широкое, от пола, окно. По мокрой улице шли нарядные дети под зон-
тиками - белые переднички, отглаженные синие костюмчики - с  цветами,  с
мамашами... Отчетливо представил себе Ирину с Егоркой, которые тоже сей-
час впервые идут в школу по какой-то улице в этом городе дождливым  сен-
тябрьским утром. Город вдруг представился ему бесконечным,  как  Вселен-
ная; он чуть не заплакал от злости и бессилия, вернулся к смятой постели
и с отвращением принялся одеваться.
   Настроение было испорчено с утра. Чтобы как-то его поправить, Евгений
Викторович, не забыв нацепить темные очки, вышел из "стекляшки" и побрел
по проспекту. У метро внезапно купил букет длинных, как пики,  гладиолу-
сов и, чувствуя себя с букетом уже увереннее, зашагал к ближайшей школе,
откуда доносилась бодрящая музыка.
   Опытный глаз Вениамина определил, что пора выходить на
   Смешавшись с толпой родителей, он прослушал  торжественную  церемонию
первого звонка и, когда первоклашки, взявшись за руки, стали  входить  в
здание школы, преподнес букет пожилой учительнице, которую выбрал  зара-
нее в толпе педагогов. Старуха растроганно поблагодарила.
   Он пошел наугад, свернул с проспекта и попал на тихую зеленую улочку,
окруженную невысокими домами. Дождь прекратился. Пройдя несколько домов,
Демилле оказался у металлической решетки высотою метра два,  ограждавшей
заросший кустами сирени двор с песочницами, грибками и  качающимися  ло-
шадками из железных прутьев. Двор полон был ребятишек двух-, трехлетнего
возраста; в стороне на скамейке сидела тучная воспитательница, подставив
солнцу рыхлое лицо. По виду - обычный детсад, но что-то в детях  показа-
лось Демилле странным. Он приостановился и стал глядеть  на  них  сквозь
решетку. Внезапно понял: пальтишки на  детях  одинаковые,  точнее,  двух
сортов - зеленые, чем-то напоминавшие  солдатские  шинели,  и  в  желтую
крупную клетку. Заметив стоящего у забора человека, дети один за  другим
выпрямились и стали смотреть на Демилле, будто чего-то  ожидая.  Евгений
Викторович смутился и потупил глаза. Воспитательница тоже  заметила  Де-
милле и подошла вперевалку.
   - Вам кого нужно?
   - Нет, мне никого... Просто я остановился... Почему  они  так  одеты?
-смешался Демилле.
   - Дом малютки у нас, - строго сказала женщина.
   - Что это? - вздрогнул Демилле, как от предчувствия.
   - Брошенные. Мамаши от них отказались, - объяснила она равнодушно.
   Дети уже все оторвались от игр и застыли  во  дворе,  как  солдатики,
подняв лица. Евгений Викторович в растерянности обвел их глазами  и,  не
выдержав, отступил на шаг, повернулся и побежал прочь, будто  преследуе-
мый их взглядами. В горле стоял комок, мысли прыгали. Он увидел  гастро-
ном, вбежал в него и, обведя невидящим взглядом витрины, остановился  на
кондитерском отделе. Уже предчувствуя прекраснодушную никчемность своего
поступка, выбил в кассе килограмм шоколадных конфет, самых дорогих, и  с
большим кульком в руках вышел из магазина.
   Обратно к решетке продвигался  медленно,  заставляя  себя  проглотить
проклятый комок в горле. Дети снова играли.  Демилле  подошел  близко  и
притиснул лицо к решетке. Мешали очки. Он с досадою сдернул их. Воспита-
тельница недовольно взглянула на него и подошла, уже с раздражением.
   - Ну? Чего вам?
   - Вот... я хотел... тут конфеты... - шептал  Демилле,  протягивая  ей
кулек сквозь решетку.
   - Запрещено нам, - чуть более мягким тоном сказала она и взяла пакет.
- Детдомовский сами? - уже уважительно  спросила  она,  на  что  Демилле
только закивал головою, стукаясь лбом о холодные прутья. - Ладно  уж.  У
нас им хорошо, вы не подумайте...
   Она обернулась к детям и позвала их. Они, дотоле стоявшие неподвижно,
как застигнутые врасплох  зверьки,  потянулись  к  решетке,  с  надеждою
взглядывая на Демилле.
   - Дядя вас угощает, - сказала  воспитательница,  принимаясь  выдавать
"Трюфели" по одному. - Скажите спасибо дяде.
   Детская толпа затянула тонкими голосами  "спасибо",  и  вдруг  сквозь
этот нестройный хор кто-то сказал: "папа". Теперь они стояли с конфетами
в руках, не разворачивая их, и повторяли: "папа".
   - Это не папа. Это дядя, - наставительно  произнесла  воспитательница
и, оглянувшись на Демилле, шепнула с неудовольствием: - Идите  же.  Чего
стоять? - но Демилле и сам уже, резко повернувшись, пошел назад с бешено
колотящимся сердцем.
   Стиснув зубы, с колом в горле, он дошел до дискотеки, забрался в кла-
довку и только тут разрыдался, как ребенок.
   День провел в апатии, питаясь припасенным кефиром с булкой и не поки-
дая дискотеки. В глазах стояли брошенные дети на  полянке,  как  грибки.
Сел писать письмо Егору: "Егорушка! Поздравляю тебя с началом первого  в
твоей жизни учебного года..."
   К вечеру начался большой сбор. Пришел Серопян, переоделся в смокинг с
бабочкой, явились Зеленцов и Малыгин в одинаковых, с блестками  вечерних
костюмах, начали прибывать гости. Алик кинул Евгению  Викторовичу  свер-
ток:
   - Переоденься.
   Там оказался костюм официанта: бежевые брюки, зеленая куртка,  бабоч-
ка. Демилле вяло запротестовал, но Алик только руками развел:
   - Мы же договорились...
   Демилле с отвращением надел костюм.
   Среди гостей были все, кто помогал, - доставал  материалы,  устраивал
запись музыки, - а также официальные лица из треста, райкома комсомола и
милиции. Демилле снова нацепил темные очки.
   Программа началась в семь часов при полном стечении публики и  внуши-
тельной толпе у входа, сдерживаемой дружинниками. Специально  записанная
Зеленцовым заставка, состоящая из шумов большого города, началась в пол-
ной темноте, и вдруг вспыхнул огнями Бродвей, вызвав  шквал  аплодисмен-
тов. Прожектор высветил лицо Серопяна за стойкой бара.
   - Добро пожаловать, дорогие гости! Дискотека "Ассоль"  начинает  свой
новый сезон!
   И сразу вступил Зеленцов у микрофона, полилась музыка...
   Лидия толкнула Евгения Викторовича острым локтем в бок:
   - Пошевеливайся! Твой ряд у стены.
   Демилле на негнущихся ногах направился к крайнему столику, принял за-
каз, перешел к следующему. Молодые люди кивали  на  него:  "Новенький!".
Девица лет семнадцати спросила:
   - Как тебя зовут?
   - Евгений Викторович, - ответил Демилле,  стараясь  сохранять  досто-
инство.
   - Ой! - прыснула она. - Женечка, значит?
   По столикам пошло гулять: "Женечка... Женечка...". Когда Демилле вер-
нулся к своему ряду с подносом, уставленным закусками, его уже иначе  не
называли.
   - Женечка, к нам, к нам!
   - Я же просил помидорчики, Женечка!
   - Женечка, квикли!
   Лидия на ходу обучала Демилле тонкостям официантского искусства,  кои
состояли в умении так распределить порцию закуски на тарелке, чтобы ни у
кого не оставалось сомнений в честности официанта. Демилле науку не  ус-
воил, продолжая носить полновесные порции, что вскоре было отмечено  по-
сетителями. Этим старался заглушить упреки совести: буду, мол,  работать
официантом, но честно! Любой честный труд почетен.  Уже  гремели  танцы,
трясся пол; Зеленцов трещал у микрофона:
   - А сейчас немного отдохнем под медленный танец композитора  Косма  в
исполнении оркестра Поля Мориа. Танец посвящается нашей постоянной посе-
тительнице Светлане, отмечающей сегодня свое совершеннолетие...  Но  что
это примешивается к звукам волшебной музыки Косма? Что я слышу? Да,  это
звуки поцелуев. Два поцелуя в левом углу, кто больше? Три поцелуя  спра-
ва, а вот наконец засос в центре зала! Красиво жить не запретишь, не так
ли, как говорят французы!
   Демилле мутило.
   В девять часов был объявлен перерыв для коллективного просмотра прог-
раммы "Время". Представители райкома одобрительно закивали. В окнах  не-
боскребов возникли дикторы Центрального телевидения, молодежь потянулась
к стойке, где хозяйничал Серопян, разливая коктейли и кофе. Лидия зазва-
ла Евгения Викторовича на кухню, плеснула в стакан коньяка:
   - С почином!
   - Ты, Лидия, обхаживай его, обхаживай, - одобрительно кивнула Варвара
Никифоровна. - Мужчина в цвете. И неженатый.
   - Почему вы так решили? - спросил Демилле.
   - Да разве женатый мужик станет в кладовке ночевать?
   Лидия выпила, взглянула  заинтересованно.  Демилле  поспешил  ретиро-
ваться.
   Снова загремела музыка и гремела, не переставая, до закрытия.  У  Де-
милле с непривычки заложило уши. Он двигался в полном отупении,  неловко
обходя прыгающих возле столиков молодых людей. Очередной раз  вернувшись
на кухню, получил от Лидии:
   - Вот что, милок. Хватит комедию ломать. Носи столько, сколько я. По-
нял?
   - Буду носить, сколько положено, - сквозь зубы отвечал Демилле.
   - Алик! Алик! - закричала она, призывая хозяина.
   Серопян благодушно выслушал претензии Лидии.
   - Женя, что за мелочевка? Кусочком больше, кусочком меньше...  Ей  же
трудно работать.
   - Пускай носит правильные порции.
   - Что?! - вскинулась Лидия.
   - Оставь его. Первый день. Хочет честно, пусть носит честно, -успоко-
ил ее Серопян. - Всякому овощу свое время.
   При расчете Демилле сдал до копейки  сдачу  каждому  столику,  вызвав
легкую растерянность публики. Когда это повторилось на второй и на  тре-
тий вечер, у Демилле сама собою возникла ласковая кличка, которую он ус-
лышал случайно, проходя мимо кучки молодых людей в гардеробе:
   - Мы сегодня у Женечки-придурка сидели.
   ...Потянулись вечера, похожие друг на друга, как удары барабана: бум,
бум, бум... По утрам Евгений Викторович отлеживался в кладовке,  пытаясь
собраться с мыслями и представить себе дальнейшее существование,  но  не
получалось. В первый же выходной понедельник отправился к Львиному  мос-
тику на канале Грибоедова, где собирались желающие сдать или снять жилп-
лощадь. Потолкался там безуспешно,  отказавшись  от  отдельной  квартиры
гдето неподалеку от Тучкова моста - это было ему не по карману.
   Растерянность молодой публики при виде честного официанта быстро сме-
нилась пренебрежением, а затем и враждебностью тех, кто понял,  что  Де-
милле делает это не по дурости, а из принципа. Теперь старались унизить,
кидали десятку, добавляя: "Сдачи не надо", - а когда Евгений Викторович,
побелев, все-таки выкладывал рубли и мелочь  на  столик,  демонстративно
оставляли. Эти чаевые Демилле сдавал Серопяну, неизменно наталкиваясь на
сочувственно-ироническую улыбку. Цеплялся за честность, понимая, что все
равно получает чаевые в виде зарплаты от хозяина.
   У Демилле появился враг - молодой круглолицый парень с мощными бицеп-
сами и запорожскими усами. Он методично доводил Евгения Викторовича  ме-
лочными заказами, насмешками, чаевыми, демонстрируя  свое  превосходство
многочисленным девицам, обычно сидевшим с  ним  за  столиком.  Назревала
стычка. Демилле едва сдерживался, попробовал даже ускользнуть  от  него,
меняясь с Лидией рядами, но парень специально пересаживался. Взрыв прои-
зошел на девятый день, в самом начале вечера, когда Демилле,  подойдя  к
столику, где сидел обидчик, и вынув блокнотик для заказа, услышал:
   - Чего торопишься, халдей? Еще не вечер.
   Рука Демилле сама собою распрямилась. Звук пощечины,  точно  выстрел,
разнесся по залу. Парень вскочил, опрокинул Демилле и уже готов был  на-
валиться на него, как подоспевший из-за стойки Серопян и дружинники  от-
тащили парня от Евгения Викторовича и вытурили из зала.
   Серопян сказал:
   - Все, Женя. Не прижился. Гонору много. Бери расчет.
   Евгений Викторович получил причитавшиеся за отработанные дни  деньги,
собрал "дипломат" и с чувством облегчения унесся в метро по  направлению
к центру города.
   Он вышел на Невском у Гостиного и побродил по  магазину,  купив  пару
распашонок новорожденному племяннику. В пакет сунул поздравительную отк-
рытку Любаше. Потом он побрел по направлению  к  Адмиралтейству,  тускло
блестевшему шпилем в отдалении. Перейдя Дворцовый и мост Строителей,  он
углубился в улочки Петроградской стороны, пока не добрел до пивного бара
неподалеку от Большого проспекта, где и осел, чтобы скоротать время.  Он
придвинул к себе кружку с пивом и наклонился к ней, опустив губы  в  пу-
шистую пену. Им овладело оцепенение.
   Только тут он увидел напротив женщину в черном, которая так же оцепе-
нело тянула пиво из кружки.  Взгляды  их  встретились.  Женщина  сказала
хрипло:
   - Кажется, вам тоже не хочется жить сегодня?
   - Как вы догадались? - невесело усмехнулся Демилле.
   - Я догадливая, - в тон ему ответила она.
   Скоро подошли приятели женщины, по всей видимости, ходившие за вином,
- два человека алкогольной наружности; один из них - с черной  бородкой,
большим носом и проваленными щеками, - почему-то  именовавшийся  Поэтом.
Женщину они почтительно называли Марией Григорьевной.  Демилле  оказался
втянутым в компанию. Его никто ни о чем не спрашивал; он больше  молчал,
потом дал денег на выпивку.
   Появилась еще одна женщина: худая и страшная, с глазами навыкате, как
при болезни щитовидной железы. Она была пьяна, стала читать стихи Асадо-
ва. Демилле все больше мрачнел, водил пальцем по залитому вином и  пивом
дубовому столу, наконец, чтобы забыть обо всем, хватил полстакана прине-
сенной водки, запил пивом. Через несколько минут пришло отупение.
   Пивная закрылась в одиннадцать. Евгений Викторович безвольно  отдался
в руки судьбе. Искали всей компанией вино и, конечно,  нашли;  укрывшись
от начавшегося дождя в парадной, распили бутылку, было уже невтерпеж,  а
с остальными пошли куда-то по темным улицам молча и угрюмо.
   Поднялись без лифта на  последний  этаж.  Мария  Григорьевна  открыла
дверь ключом. Компания по длинному коридору прошла в комнату Марии  Гри-
горьевны, расположилась за столом. В свете торшера Демилле заметил,  что
зеркала трельяжа в углу завешаны черной материей. Мария Григорьевна, пе-
рехватив его взгляд, тяжело проговорила:
   - Отец умер. Сегодня девятый день...
   Евгений Викторович вздрогнул и, приподняв край материи,  взглянул  на
себя в зеркало. Проваленные глаза, потрескавшиеся  губы,  кадык  выпирае
т... Мокрая импортная куртка... чужак. Везде чужак.
   И вдруг вспомнился Аркаша Кравчук, его глаза в  день  самоубийства  и
неловкие повороты носилок с длинным телом, накрытым простыней.  "Как  он
это сделал?" - отрешенно подумал Евгений Викторович и обвел взглядом по-
толок. "Смог бы я?" - спросил он себя  и  вдруг  почувствовал,  что  эта
мысль принесла ему облегчение. Вот и выход, так ведь просто, нужно  лишь
собраться.
   Он скользнул взглядом к окну и увидел над ним  трубу  отопления.  Это
было то, что нужно. Теперь оставалось дождаться, когда утихомирятся  или
разойдутся собутыльники. Демилле пощупал пряжку ремня и шагнул  к  окну,
чтобы в последний раз взглянуть на город.
   И тут прямо перед собою, в трех шагах, он увидел Ирину. Она стояла  в
окне за прозрачной вуалью с горящей свечою в руках и смотрела  на  него.
Демилле ухватился руками за подоконник, затем  закрыл  лицо  ладонями  и
отпрянул от окна. Кто-то сзади рассмеялся, позвал: "Иди сюда!" - но  Ев-
гений Викторович опрометью кинулся вон из комнаты и побежал по коридору,
опрокидывая какие-то предметы. Сзади слышались крики и топот...  Демилле
уже ничего не соображал, нажал на собачку замка и крупными скачками, пу-
тая ступеньки, устремился вниз.
   Он выбежал на мокрую улицу и сразу  свернул  направо;  побежал  вдоль
стены, увидел сбоку какую-то щель, юркнул в нее... Там  он  остановился,
перевел дух. С улицы слышались крики собутыльников: "Эй! Ты где?!  Давай
назад!"
   "Она пришла, чтобы спасти меня", - вдруг ясно и отчетливо подумал Ев-
гений Викторович и устремил глаза к небу, как бы  посылая  благодарность
Господу Богу за это видение.
   И тут ужас объял его. Он увидел, что стоит на дне глубочайшей пропас-
ти с острыми, как лезвия ножниц, краями. На мгновение его  помутившемуся
сознанию показалось, что стенки пропасти надвигаются на  него,  стремясь
раздавить, и он сломя голову бросился по узкому дну ущелья, слыша  деся-
тикратно отдающийся в ушах шум своих прыжков.
   Евгений Викторович вылетел из  щели  как  пуля,  выпущенная  из  дула
ружья, и побежал дальше, осыпаемый мелкими уколами капель. На улицах  не
было ни души. Он увидел мелькнувший вдали огонек такси, устремился к не-
му, но поздно. Внезапно из-за поворота вылетел на него дребезжащий трам-
вай, подсвеченный изнутри, точно елочная игрушка. Качаясь влево и  впра-
во, трамвай бежал прямо на Демилле, сладко пели тормоза,  летели  из-под
дуги искры... Евгений Викторович распростер руки, будто хотел обнять ка-
тящийся на него вагон, и рухнул на рельсы, потеряв память.
   * Часть IV
   ПРЕВРАЩЕНИЕ *
 
   Я нисколько не сомневаюсь, что у меня есть душа, и
   все книги, которыми материалисты наводнили мир, никогда не
   убедят меня в противном...
   Л. С.
   Глава 37
   ВСТРЕЧА СОАВТОРОВ
   С ним случилось самое худшее из того, что может произойти с сочините-
лем. Он потерял героя.
   Все произошло с ужасающей закономерностью: герой потерял дом, дом по-
терял сочинителя; сочинитель потерял героя. Цепочка  замкнулась.  Теперь
автор в полном недоумении сидел перед пустым листом  бумаги,  припоминая
дождливую ночь накануне, когда он, сидя в тепле и уюте  чужой  квартиры,
живописал похождения Евгения Викторовича, пока не привел его на незнако-
мую ночную улицу в смятении разума и не бросил на рельсы  под  моросящим
дождем.
   Поставив в тот миг точку, сочинитель заснул спокойным сном  выполнив-
шего долг человека, и лишь кот его Филарет, предчувствуя новые катаклиз-
мы, всю ночь бродил по кухне, запертый туда хозяином, и производил  тре-
вожные пронзительные звуки.
   Утром автор, как всегда, сел за письменный стол, занес руку над  кла-
виатурой пишущей машинки и... понял вдруг, что произошло непоправимое.
   В этот момент раздался звонок в дверь.
   Сочинитель вздрогнул и пошел открывать. Среди  беспорядочных  мыслей,
набежавших на него удивленной стайкой, была и совсем нелепая: "Это  при-
шел Демилле".
   Однако на пороге стоял литератор Мишусин в  черном  кожаном  пиджаке,
поигрывая ключами от автомобиля. За его спиной, в  полумраке  лестничной
площадки, сочинитель разглядел пожилого господина с темным от загара ли-
цом. Он был одет в летний парусиновый костюм.
   Мишусин без церемоний вступил в прихожую и  полуобнял  сочинителя  за
плечи.
   - Рад тебя видеть, старина! Все корпишь? Как твой роман? О нем только
и говорят на пляже в Пицунде.
   Седой старик, вызвавший у автора  смутное  беспокойство,  похожее  на
предчувствие, тоже вошел в квартиру и молча смотрел на хозяина с интере-
сом и участием. Лицо у него было явно симпатичным и умным, чего не  ска-
жешь о Мишусине, в серых глазах таился чертик насмешки,  готовый  выско-
чить в ответ на любую глупость  или  бестактность.  Мучительная  догадка
пронзила сочинителя, он раскрыл рот...
   - Знакомься, господин Лоренс Стерн, - произнес Мишусин. - Впрочем, вы
знакомы.
   - Милорд! - воскликнул автор, бросаясь старику на шею, и слезы радос-
ти сами собою брызнули у него из глаз.
   - Думал, не поверишь... - досадливо пробормотал Мишусин.
   Милорд тем временем мягко поглаживал соавтора по плечу, приговаривая:
   - Ну, будет, будет...
   - Понимаешь, он материализовался! - наигранно бодрым  тоном  принялся
объяснять Мишусин.
   Он без приглашения направился в кухню и распахнул холодильник.
   - У тебя нет пепси? Чертовски хочется пить... Мало того, что материа-
лизовался, так еще наговорил мне кучу гадостей!
   Соавторы понимающе смотрели друг другу в глаза. Мишусин в кухне шумно
пустил воду из крана, выпил крупными глотками.
   - Собственно, никакого права он на это не  имел...  -  продолжал  он,
утирая рот. - У меня путевка на одно лицо. Администрация подняла  хай...
Мой сценарий горит. Короче, забирай старика, он мне надоел...
   Мишусин вернулся в прихожую.  Наглая  самодовольная  улыбка  пыталась
устроиться у него на лице, но как бы соскальзывала.
   И тут сочинитель, долго не раздумывая, влепил коллеге  пощечину.  Од-
новременно в прихожую из комнаты, как боевой конь, заслышавший звук тру-
бы, выскочил Филарет и с шипением выгнул спину.
   - Ах, вот как?! - по-бабьи закричал Мишусин.
   - Вон! - указал на дверь автор.
   - Нет-нет, только не в дверь, - покачал головою милорд.  -В  окно,  я
вас умоляю!
   Автор ринулся в комнату и мигом распахнул створки окна. Мистер  Стерн
весьма ловко ухватил литератора - одной рукою за шиворот, а другою -  за
штаны на заднице, и с большим проворством буквально поднес его к распах-
нутому окну. Мишусин верещал, дрыгая ногами в воздухе. Однако  соавторы,
не снижая скорости движения и даже не раскачав грузное тело, с маху выб-
росили его головою в окошко под радостный вопль кота Филарета.
   Мистер Стерн вытащил из кармана носовой платок и тщательно вытер  ру-
ки.
   - Какой у вас этаж? - поинтересовался он.
   - Первый, - ответил сочинитель.
   - Жаль. Он так и не смог испытать радость полета.
   За окном раздавались крики Мишусина и  его  угрозы.  Хлопнула  дверца
"Жигулей", и мотор унес литератора к горящему сценарию.
   Соавторы остались одни. Сочинитель внезапно испытал робость.  Как-ни-
как судьба и собственная фантазия оставили его наедине с классиком миро-
вой литературы!
   - К делу, сударь, - начал мистер Стерн. - Как  видите,  мне  пришлось
прибегнуть к крайним мерам, чтобы спасти наш роман. По-моему, ему грозит
большая опасность.
   - Вы правы, милорд... - сокрушенно ответил автор.
   - Наш герой вызывает глубокие опасения. Он неудержимо  катится  вниз,
теряет себя...
   - Уже потерял, - вставил сочинитель.
   - Как так?
   - То есть я его потерял.
   - Не понимаю. Объясните.
   - Ах, милорд, в этом-то все и дело. Евгения Викторовича уже нет в мо-
ем романе.
   - Как нет? Он погиб? Вы убили его? - милорд был не на шутку  взволно-
ван.
   - Не знаю, - пожал плечами сочинитель.
   - Несерьезно, сударь! Отвечайте, куда вы дели Демилле?
   - Понимаете... Герой догнал автора во времени.
   - Не понимаю.
   - Садитесь, я объясню вам, - сказал сочинитель, указывая соавтору  на
кресло и устраиваясь напротив в таком же. - Вы знаете, что я начал сочи-
нять это произведение чуть позже, чем произошло событие,  давшее  толчок
роману. Таким образом, мое реальное время, в котором я  жил  и  сочинял,
все время находилось впереди романного. Я разглядывал события  с  высоты
небольшой исторической перспективы в несколько  месяцев.  Однако  вскоре
романное время потекло быстрее - кстати,  благодаря  вашему  отсутствию,
милорд! Я уже не тратил страниц на описание наших разговоров, не имеющих
касательства к сюжету, герои неудержимо настигали меня, и вот вчера про-
изошло непоправимое - романное и реальное время  совпали!..  Я  закончил
главу о Демилле в тот самый миг,  когда  Евгений  Викторович  рухнул  на
рельсы перед приближающимся трамваем. Дальше я ничего не знаю  о  герое.
Что он делает сейчас - для меня загадка. Я в полном отчаянии!
   - Кажется, я прибыл вовремя, - заметил милорд, внимательно  разгляды-
вая соавтора.
   - Подскажите, что мне делать? - попросил он.
   - Дорогой ученик, но у вас есть, помимо Демилле, целый  кооперативный
дом со всеми жильцами. Пишите о них. Там хватит материала, уверяю вас...
   - По правде сказать, увлекшись героем, я выпустил из внимания  коопе-
раторов. Не знаю, право, не знаю, что у них там происходит сегодня...
   - Но у вас есть возможность узнать.
   - Каким образом? - не понял сочинитель.
   - Вернуться туда, осел вы эдакий! - вскричал мистер Стерн,  вскакивая
с кресла и начиная напоминать автору того темпераментного собеседника, с
которым у него частенько возникали перепалки.
   Признаться, автору не приходил в голову этот естественный путь. В са-
мом деле, что мешает ему возвратиться в  собственную  квартиру,  где  он
прописан? По всей видимости, он страшился встречи  с  майором  Рыскалем,
который непременно узнает о романе и может счесть его за разглашение...
   К сожалению, летописцы нынешних времен редко удостаиваются  почестей.
Рисуемые ими правдивые картины почему-то отказываются признать правдивы-
ми, и лишь по прошествии  времени  свидетельство  летописца  может  быть
признано истинным. Кроме литературной дерзости,  от  автора  требовалось
немалое гражданское мужество, чтобы окунуться в гущу  описываемых  собы-
тий, стать полноправным персонажем собственного романа.
   Но не только эти соображения занимали сочинителя.
   - А что мне прикажете делать с вами? - спросил он соавтора не  совсем
учтиво.
   - Я поеду тоже. Мне крайне любопытно.
   - А прописка?! - вскричал автор. - Держу пари, милорд, что ни  одному
из моих соотечественников  никогда  не  доводилось  прописывать  у  себя
иностранных классиков, прекративших бытие два века назад!
   - В чем же сложность? - спросил милорд.
   - В отсутствии паспорта и полной невозможности его получить.
   - Почему?
   - Кроме меня, некому удостоверить вашу личность.
   - А Мишусин?
   - После того, как мы с ним обошлись?
   - А Свифт, Смоллет, Филдинг?
   - Для нашего паспортного стола  свидетели  эти  столь  же  ненадежны,
сколь и эфемерны.
   - Что же делать? - растерялся милорд.
   - Понадеемся на  случай,  -  ответил  сочинитель,  и  забавная  мысль
мелькнула у него в голове. - Кстати, как звали вашего папу?
   - Сэр Роджер.
   - Значит, русский эквивалент... Родион? Вы не возражаете?
   Милорд лишь пожал плечами, давая понять, что он не желает участвовать
в обсуждении никчемных вопросов.
   Через час соавторы уже ехали в трамвае, приближаясь к дому  на  Безы-
мянной. Автор держал на коленях пишущую машинку и портфель с черновиком,
сидевший рядом милорд не выпускал из рук корзину с  Филаретом.  Пушистый
хвост кота торчал из корзины, как диковинный цветок.
   Понятно волнение, с каким подходил сочинитель к своему брошенному жи-
лищу. Со времени его бегства дом так удачно был вписан в систему  старых
домов, что найти его оказалось делом нелегким. Автор невольно вспомнил о
Демилле, втайне ему посочувствовав, ибо теперь, без поддержки  сочините-
ля, Евгению Викторовичу трудненько будет отыскать этот  подштукатуренный
и подкрашенный под старые здания фасад. Впрочем, Бог с ним,  с  Евгением
Викторовичем! Теперь надо было думать о себе.
   Автор повернул ключ в замке, толкнул дверь и... застыл на пороге сво-
ей квартиры, пораженный разгромом внутри. Повсюду валялись пустые бутыл-
ки, постель была грязна и всклочена, мебель перевернута...  По  счастью,
не были разворованы книги, по крайней мере, на первый взгляд. Сочинитель
испытал досаду на себя: живописуя ужасы  кооперативной  жизни  последних
месяцев, он не пощадил и своей квартирки, заселив ее преступным  элемен-
том, и вот теперь вынужден был расплачиваться за халатность воображения.
Что стоило заселить собственную квартиру хотя бы нуждающимися  студента-
ми! Но нет, не догадался.
   - Гиперболы и метафоры мстят сочинителю, - заметил милорд, осматривая
интерьер.
   Они принялись за уборку, и уже через час квартира вновь обрела  жилой
вид; на кухне стояло блюдечко с молоком для Филарета,  а  соавторы  пили
чай, готовясь к ответственному делу -разговору с собственным персонажем.
   Пикантность ситуации заключалась в том, что Игорь Сергеевич  Рыскаль,
выдуманный сочинителем от подметок сапог до козырька  фуражки,  являлся,
тем не менее, комендантом дома со всеми вытекающими отсюда полномочиями.
Он зависел от сочинителя как персонаж, автор  же  зависел  от  него  как
гражданин. Получающаяся путаница напомнила сочинителю один из  рассказов
Марка Твена, где герой оказывается собственным дедушкой, и он  попытался
мысленно набросать сюжет предстоящего разговора, чтобы  избежать  неожи-
данностей.
   Майор Рыскаль встретил соавторов в Правлении за столом под  портретом
Дзержинского. Сочинитель не без удовольствия обозрел материализовавшиеся
плоды своей фантазии: несгораемый шкаф в углу, карту  города  на  стене,
утыканную флажками и фишками. Заметил он и несколько деталей, не  учтен-
ных его авторским воображением, среди них бронзовый бюстик Ленина,  коим
придавлены были бумаги, лежавшие с краю стола.
   Рыскаль поднял голову ("воронье крыло" на месте!) и внимательно огля-
дел посетителей.
   - Здравствуйте, Игорь Сергеевич, - сказал автор проникновенно.
   - Добрый день. Садитесь, пожалуйста... Чем могу служить? - майор ука-
зал на стулья.
   Соавторы чинно заняли места напротив майора по краям письменного сто-
ла.
   - Игорь Сергеевич, я пришел исправить ошибку, - начал  сочинитель.  -
Дело в том, что в ваших документах я значусь зарегистрированным бегуном,
в то время как я - прописанный летун.
   Он назвал свою фамилию и номер квартиры, и майор, нимало  не  удивив-
шись, полез в сейф, откуда вынул амбарную книгу. Там в алфавитном поряд-
ке были записаны все кооператоры с указанием необходимых данных: возрас-
та, профессии, места работы.
   - Ну, и где же вы были раньше? - спросил майор, ознакомившись  с  за-
писью.
   - В творческой командировке, - не моргнув глазом, соврал автор. Впро-
чем, не совсем и соврал.
   - Странно получается... - скучным голосом начал майор. - Ваш дом под-
вергается такому, можно сказать, катаклизму... (При этих словах  Рыскаль
покосился на милорда.) А вы где-то в бегах, вместо того чтобы своим  пе-
ром, можно сказать, помогать в беде. Не понимаю... Мы тут вынуждены  ох-
ранять вашу квартиру, следить, чтобы ее не обворовали. Ее не обворовали,
кстати?
   - Нет, - сказал автор.
   - Ну, и какое у вас дело? - спросил майор.
   - Во-первых, я пришел известить вас, что вернулся. С порядками в коо-
перативе я знаком...
   - Откуда? - подозрительно спросил Рыскаль.
   Знал бы он, что сочинитель потратил немало  восхитительных  минут  на
разработку этих самых порядков! Но ведь не  поймет  Игорь  Сергеевич,  и
правильно сделает. Это соавторам -баловство и роман, а ему - служба.
   В этот миг, спасая автора, отворилась дверь штаба, и на пороге возник
бравый дворник Храбров в синем комбинезоне и сапогах - бородатый и пышу-
щий здоровьем.
   - Игорь Сергеевич, бак номер три переполнен, надо ускорить очистку, -
с ходу доложил Храбров.
   - Хорошо, я позвоню, - кивнул Рыскаль.
   - И еще - Завадовский бузит...
   - Погоди, Сережа, - Рыскаль указал глазами на посетителей, давая  по-
нять, что разговор о Завадовском неуместен.
   Дворник уселся в углу.
   - А во-вторых, - без паузы вступил сочинитель, желая как можно дальше
увести майора от выяснения своей осведомленности, - я хотел бы, чтобы  у
меня временно пожил мой родственник.
   Он указал на милорда. Мистер Стерн учтиво поклонился.
   - Знакомьтесь. Лаврентий Родионович, -  представил  соавтора  сочини-
тель.
   - Очень приятно. Рыскаль, - сказал майор.
   - Он приехал из... Житомира, - продолжал сочинитель, некстати вспоми-
ная, что какой-то литературный герой уже приезжал к кому-то из Житомира.
   - Трудный вопрос, - замялся майор, поглаживая "воронье крыло". -  Ус-
ловия у нас больно... У вас ведь однокомнатная?
   Майор выразительно посмотрел на автора, как бы говоря:  разве  вы  не
понимаете? пустить постороннего! это же разглашение!
   - Вы имеете в виду бытовые неудобства или способность вашего  дома  к
перелетам? Ни то, ни другое меня абсолютно не  волнует...  -  рассмеялся
милорд. - У одного моего друга летало целое государство!
   Майор помрачнел и, не говоря ни слова, полез в ящик письменного  сто-
ла. Оттуда он вытащил две одинаковые бумажки  и  протянул  одну  автору,
другую милорду. Это были бланки подписки о неразглашении.
   - Заполните, - сказал он.
   Соавторы синхронно заполнили бланки, будто занимались этим  с  рожде-
ния.
   - Прописывать официально вас не будем, Лаврентий Родионович, -  пони-
зив голос, сказал майор. - Думаю, вы вникнете в наше...
   - Да я и паспорт не захватил из этого... - охотно подхватил милорд.
   - Из Житомира, - подсказал соавтор.
   Рыскаль придвинул к себе общую тетрадь, на обложке  которой  крупными
буквами было написано: "Пустые". Он перелистнул ее и нашел  страничку  с
номером 284. Там было написано: "Хозяин отсутствует по неизвестной  при-
чине". Рыскаль зачеркнул эту запись и сделал новую: "Квартира занята хо-
зяином".
   - Кстати, о птичках, - подал голос из угла Храбров. - Тридцать третья
уехала, Игорь Сергеевич. Пометьте... Ключи сдала.
   Он вытащил из кармана связку ключей, позвенел ими.
   - Опять двадцать пять, - огорчился майор. - Кто там?
   - Андреева Элла Романовна, дизайнер.
   - Как?
   - Художник-оформитель, - поправился Храбров.
   - Причина? - Рыскаль нашел страничку с номером  33,  принялся  запол-
нять.
   - Завербовалась в Воркуту на два года. Мебель вывезла к матери.  Про-
тив временного заселения не возражает. С  условием  последующего  ремонт
а...
   Рыскаль записал все эти сведения в тетрадь, тяжело вздохнул.
   - Видите, товарищ писатель... Не хотят люди понять. В Воркуте строить
коммунизм они согласны. А в доме своем... - проговорил он с упреком.
   - Ну, а я-то... - растерялся сочинитель.
   - Вы, именно вы! - с неожиданной болью  воскликнул  майор.  -Инженеры
человеческих душ! О чем вы пишете?
   - Лично я работаю над романом, - с  некоторой  надменностью  произнес
автор.
   - Над романом... - горько усмехнулся майор. - А у нас люди разбегают-
ся, в пустых квартирах притоны. Остальные граждане железные двери ставят
с запорами и сидят тихо, как мыши!.. Над романом... Им коммунизм на  та-
релочке принеси и положь. Не могут даже присмотреть за соседской  пустой
квартирой.
   - Почему же? Я могу, - сказал автор.
   - А вот возьмите хоть эту, тридцать третью, - оживился майор. - Може-
те даже там жить. Или работать. Только пишите, Бога ради, что-нибудь про
жизнь! Чтобы помогало людей воспитывать!
   - Я постараюсь, - кивнул автор.
   - Сережа, дай товарищу ключи, - распорядился майор.
   ...Вот так получилось, что автор неожиданно для себя получил, в  при-
дачу к своему жилищу, где он поселил милорда, еще и пустую однокомнатную
квартиру в первом подъезде, по соседству с Завадовскими. Квартирка сочи-
нителю понравилась - она была в точности такой же по планировке, как его
собственная, а следы уехавшей хозяйки присутствовали лишь в виде легкого
запаха французских духов. Запах этот слегка смутил воображение сочините-
ля, напомнил ему о прелестях жизни, вызвал в памяти иные образы,  нежели
образы персонажей... Почему, за какие грехи обречен он  на  эту  сладкую
каторгу - тратить драгоценные секунды жизни на то, чтобы изобрести жизнь
другим, наполнить ее смыслом или доказать бессмысленность, наградить лю-
бовью или уничтожить презрением, самому оставаясь, по существу, вне жиз-
ни? Ведь не назовешь ею холодное одиночество в пустой комнате над клави-
шами механизма, способного оставлять на бумаге следы в виде букв, из ко-
торых слагаются слова, слова, слова... Ничего, кроме слов.
   Храбров помог сочинителю перенести кое-какие вещи  из  его  квартиры:
стул, столик, чайные принадлежности, бумагу и пишущую машинку. Откуда-то
появилась раскладушка вместе с матрасом, а комплект чистого  постельного
белья принесла неизвестная молоденькая девушка - ее  звали  Саша.  Автор
подумал, что это жена Храброва, но потом понял, что ошибся.
   Милорд во время переезда хранил олимпийское спокойствие, наблюдая  по
телевизору за состязаниями борцов вольного стиля, а позже вникая в  тон-
кости бригадного подряда. Телевизор сразу привлек к себе внимание  пожи-
лого джентльмена, и он даже заметил, что роман в качестве информатора  о
современной жизни - это, конечно, славно, но телевизор объективнее.  Со-
чинитель слегка обиделся на Учителя.
   Но еще больше обидел его любимый  кот,  не  пожелавший  находиться  в
квартире с запахом французских духов. Приведенный туда, он сразу же  на-
чал скрестись в дверь и мяукать, так что пришлось вновь водворить его  в
квартиру к мистеру Стерну, где кот успокоился.
   Сочинитель остался один, с ненавистью глядя на стопку листов чернови-
ка, лежавшую на подстеленной газете прямо на полу. Как  вдруг  появилась
Сашенька с большой деревянной клеткой в виде  круглого  купола,  где  не
сразу была заметна невзрачная птичка.
   "Разве дверь была открыта?.." - рассеянно подумал сочинитель.
   - Это щегол, - застенчиво произнесла она.
   - М-мм?.. - сочинитель несколько растерялся.
   Девушка поставила клетку на пол рядом со  стопкой  листов  черновика.
Птичка скакнула с жердочки на жердочку и, наклонив  головку,  уставилась
на автора бусинкой глаза.
   - Я подумала... Вы ведь пишете роман. Надо, чтобы кто-то  всегда  был
рядом, - проговорила Сашенька с несомненной убедительностью.
   - Спасибо, - догадался сказать автор, дивясь тонкому  пониманию  сути
литературного процесса. "Надо, чтобы кто-то всегда был  рядом".  Не  ми-
лорд, так щегол.
   И тут же он с изумлением подумал, что эта молоденькая девушка -первый
посторонний персонаж романа, к которому он, автор, не имеет ни малейшего
отношения. Он ничего не знал о ней: откуда она взялась? жила ли в коопе-
ративе раньше? чем занимается? сколько ей лет? кто ее родители? Все  эти
сведения он не имел права выдумывать, то есть не был властен над нею как
автор. Между тем игнорировать тоже не мог. Вот она пришла со щеглом, жи-
вая, небольшого роста, с короткой стрижкой... Смотрит.
   - Щегла зовут Вася, - сказала она.
   - Что вы говорите! - с преувеличенной бодростью воскликнул автор.
   Он засуетился, предлагая ей чаю, усадил на единственный стул, включил
электрический самовар, а сам  продолжал  разглядывать  с  какой-то  жад-
ностью, ибо давно не встречал живых людей.
   На вид ей было чуть больше двадцати, над верхней губою слева была ма-
ленькая черная родинка, придававшая лицу некоторую пикантность... Девуш-
ка, несомненно, симпатичная. По всей вероятности, она случайно забрела в
его роман. Но тем лучше!
   - Сашенька, вы живете в этом доме? - спросил он.
   - Да, уже второй месяц.
   - А вы работаете или учитесь?
   - Работаю. Медсестрой в родильном доме. Здесь рядом... А живу с роди-
телями...
   И вдруг нить разговора как-то странно оборвалась, возникла пауза. Ав-
тор мучительно искал вопросы, но все они казались глупыми, плоскими...
   - Вы мне не дадите... почитать? - несмело спросила она,  указывая  на
листки черновика.
   Самый благоприятный поворот беседы для автора! Во-первых, этим выска-
зывается заинтересованность в творчестве; во-вторых, обещание  продолжи-
тельности отношений, ибо не прочтет же она пятьсот страниц в одночасье!
   - Это пока черновик... - явно кокетничая, промолвил автор.
   - Ничего, я разберу.
   "Конечно, разберет! - ликуя, думал он. - Чего ж не разобрать, тем бо-
лее, что мои черновики не отличаются от беловиков!"
   - А я тоже пишу... стихи, - призналась она.
   "Ну, вот!.." - сердце у него упало. Конечно, разве нельзя было  дога-
даться! Она пишет стихи и хочет получить консультацию. Настроение  сразу
испортилось.
   - Игорь Сергеевич предложил мне вести  литературное  объединение  при
клубе, - сказал он. - Будете ко мне ходить?
   - Я уже пришла, - сказала она, взглянув автору в глаза так  просто  и
ясно, что у него похолодело внутри.
   Он вскочил с раскладушки, визгнув пружинами, отчего щегол  затрепетал
крылышками и взвился на мгновение под купол клетки.
   - Я дам вам первую часть... Там подступы... не обращайте внимания,  -
бормотал он, отделяя от стопки листов часть и завертывая ее в газету.  -
Никому только не показывайте. Там про нас всех... И про  вас...  Никакой
философии, уверяю вас, но может быть, смешно...  Или  грустно.  И  очень
длинно.
   - Я люблю, если интересно, - сказала она. - Спасибо.
   Она поднялась со стула, приняла пачку и направилась к двери.
   - Заходите, Сашенька, не стесняйтесь... - автор проводил ее и прикрыл
дверь.
   Несколько ошарашенный, он вернулся в комнату. Щегол деловито  ковырял
клювом деревянные прутья клетки.
   Бесцеремонность, с которой авторское сочинение распоряжалось собою  и
своим автором, начинала его пугать. Сочинитель еще не добрался до конца,
а роман уже дал себя читать посторонней молодой женщине... "Может  быть,
он так и пойдет своим ходом, без меня?" - с надеждой подумал сочинитель,
глядя на желтую пишущую машинку.
   - Как ты думаешь, Вася? - вслух спросил он.
   Щегол остановил работу, тряхнул головкой и задумался.
   Глава 38
   СПИЧЕЧНЫЙ ДОМ
   Я искал смерти, но не нашел ее.
   Помню страшную осеннюю ночь, сумеречное состояние души, мысль  о  ве-
ревке и фигуру жены в окне незнакомой квартиры. Я никогда не думал,  что
галлюцинации могут быть столь ярки и осязаемы. Как она смотрела на меня!
Как дрожало пламя свечи!.. Не помню, как я оказался на улице.  Она  была
почему-то узкой, как клинок шпаги. Я мчался по ней,  оглушенный  топотом
своих шагов, пока наваждение не  кончилось.  Стены  раздвинулись,  дождь
омыл мне лицо, блестели холодные рельсы.
   И тут из-за поворота показался трамвай. Откуда он взялся в ночном го-
роде? Положительно, кто-то заботился обо мне, посылая знаки спасения. Но
я еще был во власти страха, и смерть пряталась где-то  рядом,  в  темных
парадных. Вагон спешил ко мне, раскачиваясь и звеня; я упал перед ним, и
щека моя коснулась холодной стали.
   Мгновение длилось целую вечность. Целую вечность пели тормоза, дрожал
рельс, впаянный в асфальт, трамвайный звонок заливался в  истерике.  Как
вдруг все стихло. Я поднял голову. Вагон, сиявший огнями, стоял в  метре
от меня, а с передней площадки не спеша спускался высокий плечистый  че-
ловек с железной рукояткой в руке. Мысль о том, что он идет убивать меня
этой рукояткой, обожгла мое пьяное  сознание.  Он  дотронулся  до  меня,
словно проверяя - жив я или нет, потом подсунул руки мне  под  мышки.  Я
почувствовал огромную физическую силу этого человека, ибо он легко,  как
перышко, оторвал меня от земли и поставил на ноги. "Ну, зачем ты так?.."
- с досадою проговорил он, вглядываясь мне в лицо. Я  молчал,  мне  было
все равно. "Куда тебе нужно?" - спросил он. "Никуда", - помотал я  голо-
вой. "Где твой дом?" - "Нигде". - "Откуда ты?" - "Не знаю".
   Я отвечал чистую правду, и мой нечаянный спаситель понял это. Он  по-
мог мне взобраться в вагон и усадил на сиденье. В вагоне не было ни  ду-
ши. Водитель сел на свое место, установил железную рукоять на  четырехг-
ранный выступ и повернул ее. Вагон побежал дальше.
   Кажется, мы приехали в трамвайный парк, что находится у самой оконеч-
ности Аптекарского острова. Помню какие-то лица, они смеялись, пренебре-
жительно и с неприязнью рассматривая меня, кто-то предложил позвонить  в
милицию. Но мой спаситель повлек меня дальше. Мы оказались в  стареньком
автобусе, развозившем водителей после вечерней  смены.  Через  некоторое
время я уже стоял рядом с вагоновожатым у дверей его квартиры.
   Я по-прежнему пребывал в полнейшей апатии, мой спутник не пытался  со
мной разговаривать. Помню еще маленький деловитый переполох, связанный с
моим появлением: носили подушки, одеяла, кто-то был разбужен и перемещен
в другую комнату... Все это было как во сне. Хозяин провел меня  в  ван-
ную, помог раздеться. Я покорялся безропотно, как тряпичная кукла. Через
пять минут я лежал в чистой мягкой постели. Хозяин погасил свет, пожелав
мне доброй ночи, и оставил одного. Сон накрыл меня мгновенно.
   Проснулся я рано и, лежа под одеялом, принялся восстанавливать  собы-
тия вчерашнего вечера. Я вспомнил неизвестного плечистого  вагоновожато-
го, который вытащил меня из-под колес, и привел к себе, и умыл, и уложил
в чистую теплую постель. Я оцепенел от стыда. Появилось нестерпимое  же-
лание выскользнуть из комнаты и, пользуясь сном хозяев, покинуть гостеп-
риимный дом. Но я не сдвинулся с места.
   Осмотр комнаты, насколько позволял сумеречный свет за  окнами,  навел
меня на предположение, что в ней проживает  молодая  девушка;  настолько
удобно и аккуратно были расположены все предметы, так чистенько  и  мило
было за стеклами стандартной мебельной стенки с книгами, безделушками  и
фотографиями, среди которых я приметил портрет Высоцкого с гитарой и фо-
тографию длинноволосого молодого человека иностранного вида. Я скользнул
взглядом далее и увидел нечто вроде аквариума - стеклянный прямоугольный
ящик, в котором виднелись очертания какого-то странного сооружения.  Не-
понятное волнение охватило меня, ибо предмет под стеклянным колпаком был
несомненно знаком мне, более того, он обозначал для меня  нечто  чрезвы-
чайно важное.
   Не отрывая от него взгляда, я  нащупал  выключатель  светильника  над
тахтою и щелкнул им. Я ожидал лучше разглядеть предмет под колпаком,  но
возникший световой отблеск на прозрачной стенке совершенно скрыл его  от
глаз, так что пришлось подняться на ноги. Я сделал  несколько  шагов  по
комнате, как магнитом притягиваемый непонятным сооруженьицем, хранящимся
в чужом доме, как музейный экспонат. Световой отблеск исчез,  будто  его
смахнули ладонью, и передо мною в двух шагах, равно как и во мне, в  не-
изъяснимых глубинах памяти, возникло...
   Это было оно, мое юношеское строение, мой отроческий шедевр, потерян-
ная во времени игрушка, определившая призвание:  вязь  крытых  галереек,
система башенок с флажками и луковка церкви, вписанная в ансамбль  вроде
случайно, но на самом деле служащая центром архитектурной композиции.  Я
смотрел и не мог насмотреться. Мой спичечный дом, чудом возникший в  чу-
жом времени и пространстве, породил странное и горькое ощущение, будто я
встретился с самим собой - живой с мертвым, точнее, мертвый с  живым.  Я
отошел от него, пятясь, вновь забрался в постель  и  натянул  одеяло  до
подбородка, продолжая смотреть на стеклянный  ящик,  где  покоилась  моя
юная душа, как царевна в хрустальном гробу.
   Вдруг я резко отбросил одеяло и принялся торопливо одеваться,  потому
что черные мысли подобрались к самому сердцу. Бороться с ними можно было
только действием. Одевшись, я собрал постель. Это отвлекло меня на  нес-
колько минут, но лишь только я, засунув белье в ящик под тахтой,  уселся
на нее, как отчаяние навалилось на меня с новой силой. Я оцепенел, уста-
вившись на спичечный дом, будто ждал от него помощи, и сидел так  долго,
пока не раздался тихий стук в дверь.
   Я не в силах был вымолвить ни слова.
   В комнату заглянул хозяин. Он был в брюках и в майке, давшей мне воз-
можность разглядеть его крепкую фигуру с широкими  плечами  и  рельефной
мускулатурой, что не так часто встречается в пятьдесят  лет  -  на  этот
возраст он выглядел. В руках у него был стакан с чем-то белым.
   - С добрым утром, - сказал он. - Меня зовут Николай Иванович.
   - Евгений Викторович, - кивнул я, испытывая жесточайший стыд.
   - Выпейте. Это кефир. Помогает, - он протянул мне стакан.
   Я принял стакан и втянул в себя освежающий глоток кислого кефира. Ни-
колай Иванович смотрел на меня изучающе.
   - Извините. Я сейчас уйду. Мне действительно некуда было вчера  идти,
- чужим голосом произнес я.
   - А сегодня уже есть? - прищурился он.
   - Есть.
   - А то погодите. У меня сегодня выходной. Глядишь, познакомимся, - он
улыбнулся одним ртом.
   Мне не понравилась его самоуверенная доброта, будто  он  заранее  был
убежден, что я не принесу ему никаких хлопот, лишь увеличу  капитал  гу-
манности, который, судя по всему, этот человек копит. Так нет же! Я  ис-
порчу ему торжество! Пусть знает, что подбирать  на  улице  опустившихся
людей опасно.
   - Что? Радуетесь, христосик?.. - хрипло сказал я.  -  Не  нужно  меня
спасать! Не нуждаюсь и подаяний не принимаю!
   - Евгений Викторович, а ведь хамить команды не было, -спокойно  отве-
тил он. - Если бы я был профессиональным спасателем, то работал бы в ОС-
ВОДе. А я трамвайщик. Вы поперек рельсов легли, надо было с вами  что-то
делать...
   - Бросить надо было, - отвернувшись, сказал я.
   - Извините, не могу. Вы бы бросили?
   Вопрос застал меня врасплох. Я на минуту смешался.
   - К несчастью, я испытал в свое время - что это  такое...  -продолжал
он. - Я вам поверил, что у вас дома нет. У вас его и сегодня нет, и дол-
го еще не будет. Я же вижу.
   - Как? - не понял я.
   - По глазам. У бездомного человека глаза, как у  бродячей  собаки.  У
цепной собаки другие глаза, вы замечали?
   Я взглянул на него с интересом, ибо не ожидал услышать подобных речей
от первого попавшегося водителя трамвая.
   - Мне нечем отплатить вам за добрый поступок, - сказал я.
   - Я не считаю этот поступок добрым, - он стал серьезен. - Он лишь ес-
тественен для меня.
   - Что же тогда добрый поступок? - усмехнулся я.
   - Добрый поступок?.. Это вот, например, - он оглядел комнату и указал
на стеклянный ящик, в котором покоился мой спичечный дом.
   - Что это? - спросил я сдавленным голосом, потому что дыхание  перех-
ватило.
   - Это вы не знаете. Это работа одного мальчика, -  в  голосе  Николая
Ивановича появились родительские нотки. -  Выполнена  она  давно,  более
двадцати лет назад. На мой взгляд, это и  есть  прекрасный,  а  следова-
тельно, добрый поступок. Посмотрите, как он просто и убедительно выразил
волновавшую его идею.
   - Какую же идею?.. - спросил я, мучительно краснея.
   - Идею братства, разве не видите? Да вы подойдите поближе, подойдите!
Эта вещь стоит того, чтобы ее рассмотреть... Несомненный талант.
   - А что с ним... сейчас? - спросил я, подойдя к полке  и  склонившись
над своим творением.
   - Ничего о нем не знаю, кроме того, что звали его  Женя.  Ваш  тезка,
-улыбнулся Николай Иванович. - Мне даже увидеть его  не  довелось.  Есть
только старенькая фотография.
   - Вот как? Не покажете? - сказал я, стараясь скрыть волнение.
   - Отчего же, - Николай Иванович удалился из комнаты и вернулся уже  с
альбомом, который положил на стол, накрытый кружевной скатертью.
   Он торжественно распахнул его, и я невольно вздрогнул: с первой стра-
ницы глянул на меня большой портрет Ивана Игнатьевича, моего незабвенно-
го старика, владельца особняка с мезонином, где я клеил спичечный дом.
   - Это мой отец, - сказал Николай Иванович, переворачивая страницу.
   Он сразу последовал к концу альбома и где-то страницы за три до конца
указал на снимок, в котором я узнал себя в возрасте примерно четырнадца-
ти лет рядом с братом Федором. Мы оба в  одинаковых  курточках-"москвич-
ках" стояли в обнимку у крыльца нашего дома -веселые,  стриженные  нагол
о... Как эта фотография попала к Ивану Игнатьевичу? Вероятно, я  сам  же
ему и подарил, да забыл об этом.
   - Вот Женя, - Николай Иванович указал на моего брата.
   - Ну уж нет! - вырвалось у меня.
   - Простите?
   - Женя тот, который выше, - сказал я.
   Николай Иванович недоверчиво и с опаской взглянул на меня.
   - Откуда вы знаете?
   - Потому что это я, - проговорил  я  как-то  неловко,  отчего  хозяин
отодвинулся, пристально глядя на меня. Он перевел взгляд на  фотографию,
снова на меня, хмыкнул.
   - А вы... не шутите, Евгений Викторович?
   - Вашего отца звали Иваном Игнатьевичем. Он жил в особняке на... -  я
назвал точный адрес. - Умер в пятьдесят седьмом году. Я видел,  как  его
хоронили. И вас помню, - у меня во рту почему-то пересохло. - А до  того
я три года ходил к нему в мезонин, клеил этот дворец. Это все правда.
   Николай Иванович молча слушал мой  рассказ,  глаза  его  увлажнялись.
Вдруг он крепко обнял меня, и я вновь почувствовал его силу.
   - Родной вы мой!.. Простите, но вы... этот мальчик значит  для  нашей
семьи слишком много! - объяснял он глухо, не выпуская меня из объятий. -
Это наш добрый гений, ангел-хранитель. Отец перед смертью... это так  не
расскажешь. Я знал, что встречу вас...
   Николай Иванович отодвинулся, взглянул мне в глаза, но тут  же  отвел
их - слишком разительна была перемена, произошедшая с мальчиком за  чет-
верть века.
   - Я ведь и фамилию вашу знал, но забыл. Отец называл  как-то.  Помню,
необычная какая-то фамилия... - замялся он.
   - Демилле, - сказал я против воли холодно.
   - Вот-вот! - он облегченно вздохнул. - Женя  Демилле.  Вот  вы  какой
стали...
   Я молча переминался с ноги на ногу. Николай Иванович выглянул из ком-
наты и громко позвал:
   - Надя, иди сюда!
   На его зов пришла небольшого роста худенькая женщина с седой головой,
но глазами ясными и молодыми. Она на ходу вытирала о передник руки.
   - Это Женя! - объявил ей Николай Иванович. - Тот  самый,  что  сделал
дворец!
   - Да ты что... - охнула она.
   По ее лицу я видел, что она не верит. Она присела перед  альбомом  и,
быстро взглянув на фотографию, перевела взгляд на меня,  стремясь  отыс-
кать в нынешнем моем облике черты того мальчика.
   - А не похож вроде... - неуверенно сказала она.
   - Да ведь не тот, Надюша, не тот! Вот он! - Николай Иванович ткнул  в
фотографию пальцем. - Вот это Женя. А то его брат.
   - Да... Этот похож... - неохотно признала  она.  -  В  глазах  что-то
есть.
   - Помнишь, отец про него рассказывал? Про вас,  простите...  -Николай
Иванович невольно обратился ко мне с почтением. -Пока есть такие мальчи-
ки, так он говорил, я за революцию спокоен...
   И тут, наконец, прорвалось напряжение, долго сдерживаемое мною. Я от-
вернулся к окну, смахивая ладонью слезы с глаз. Жена  Николая  Ивановича
выскользнула из комнаты, а хозяин обнял меня сзади за плечи и  прижал  к
себе.
   - Ничего, бывает... Бывает... - повторял он.
   Я присел на тахту. Николай Иванович устроился напротив меня на стуле,
продолжая разглядывать с жалостью и нежностью, как блудного  сына,  вер-
нувшегося в дом.
   - Как видите, Николай Иванович, я нынче не совсем  тот...  Совсем  не
тот, - сказал я сухо, разводя руками. - Так что, пожалуй, мне лучше  уй-
ти.
   Он поглядел на меня суровее.
   - Желаю вам сохранить наилучшую память о вашем Жене, - продолжал я  с
горькой усмешкой. - Домик я у вас оставлю. Он вам по  праву  принадлежит
за давностью лет... - я поднялся с тахты.
   - Здорово тебя прижало, - наконец сказал Николай Иванович.
   Его трезвое "ты" остудило меня, я угрюмо замолчал, раздумывая  только
о том, как бы побыстрее покинуть этот дом, где слишком любили меня, что-
бы можно было это вынести.
   - Значит, так... - негромко, с  затаенной  угрозой  произнес  Николай
Иванович. - Останешься ты здесь, никуда не пойдешь, потому что идти тебе
некуда. Считай себя членом нашей семьи, поэтому церемониться друг с дру-
гом не будем. Буду держать тебя под домашним арестом...
   - Вот как? - я постарался придать голосу независимость, но вид  Нико-
лая Ивановича был столь грозен, что получилось испуганно.
   - ...Минимум две недели, - закончил он.
   - Почему?
   - Пьешь, - коротко ответил он.
   - Кажется, это мое дело? Личное...
   - Ошибаешься. Дело это общественное. Тебе остановка нужна, иначе рас-
шибешься.
   - Что же вы меня - запрете и свяжете?
   - Ты сам себя свяжешь. Собственным словом, - его речь становилась все
жестче.
   Он снял с полки футляр со спичечным домом, поставил на стол  и  убрал
стеклянный колпак. Мое творение предстало  в  первозданном  виде:  стали
различимы швы между спичками с мелкими  закаменевшими  капельками  клея,
стала видна огромная кропотливая работа, дни и месяцы моей  юной  жизни,
вложенные когда-то в это сооружение без всякой  видимой  цели,  с  одним
лишь желанием организовать кусочек пространства в соответствии со  своим
неосознанным идеалом.
   - Давай обещание, что не выйдешь из этого дома, пока я тебе не разре-
шу, - Николай Иванович занес огромную свою ладонь над луковкой спичечной
церкви. - Иначе раздавлю я твою игрушку, и сам ты  понимаешь,  что  ходу
назад тебе в этом случае не будет. Только туда, в пропасть...
   - ...Хорошо. Я согласен. Даю слово, - сказал я, кривясь.
   Он водрузил колпак на прежнее место, убрал дворец со стола.
   - Вы уж извините, Евгений Викторович, что пришлось прибегнуть к сему.
Вы сейчас здраво судить не можете. Вам передышка  нужна,  возвращение  в
ясное сознание. Тогда и решите сами. А сегодня я за вас решаю.
   ...Вот так я неожиданно для себя оказался под домашним арестом в  чу-
жом доме, то есть не совсем в чужом, в каком-то смысле  даже  в  родном.
Вечером меня познакомили с остальными членами семьи Николая Ивановича  -
сыновьями Алексеем и Юрием, старшеклассниками, и дочерью  двадцати  трех
лет - той самой девочкой, которую я встречал в  коляске  у  своего  дома
давным-давно. Звали ее Аля, о полном имени я не спросил. Вероятнее всего
-Алевтина. Она была такого же невысокого роста, как и мать, но черты ли-
ца жестче, в этом было больше сходства с отцом, а глаза жгучие и  вопро-
шающие.
   Это ее комнатку с тахтою я занял вчера ночью, явившись нежданным гос-
тем.
   Я сразу же почувствовал в ней скрытую враждебность к себе. Когда  она
узнала от отца, что это я построил Дворец Коммунизма, ее глазки  блесну-
ли, прожигая меня насквозь, и она выпалила:
   - Вот еще! Не могли же вы так измениться!
   - Аля у нас с характером, - сказал Николай Иванович со  скрытой  гор-
достью.
   Он куда-то сходил на полчаса, а вернувшись, сказал, что  ему  удалось
решить проблему моего "карцера", как он выразился. В этом  же  подъезде,
двумя этажами ниже, обнаружилась однокомнатная квартира без хозяев,  ко-
торую я мог временно занять.
   - Как это - занять? - не понял я.
   - Хозяева в отъезде, просили присмотреть, - объяснил он.
   - Но я не могу сейчас платить... - замялся я.
   - Платить не нужно. Вы будете как бы сторожить.
   - Что ж... - я пожал плечами.
   - Столоваться будете у нас. И без всяких церемоний, - сказал  Николай
Иванович.
   - Право, мне неловко, - я действительно почувствовал неудобство.
   - Неловко штаны через голову надевать, - парировал Николай  Иванович.
- А между людьми все ловко, когда по-людски.
   Переезд совершился быстро и деловито. Меня проводили вниз,  в  пустую
однокомнатную квартиру. Юноши несли раскладушку  с  матрасом,  столик  и
стул. Аля шествовала с пачкой чистого белья. Я нес  выданные  мне  женою
Николая Ивановича мыло и мочалку, а также кипятильник со  стаканом,  ло-
жечкой и пачкою чая.
   Николай Иванович заглянул ко мне, осмотрел помещение.
   - Нормальная тюремная обстановка, - сказал он и ушел.
   Вслед за ним снова явилась Аля. В руках у нее был футляр со спичечным
домом, на котором сверху громоздились коробки спичек и баночка клея. Она
поставила футляр на столик, неприязненно поглядев на меня.
   - Докажите, - сказала она. - Пока не докажете - не поверю.
   - Что именно? - растерялся я.
   - Что это вы построили. Не могли вы такого построить! Вы же ханыга. У
вас вид ханыги, - презрительно говорила она.
   - Когда вы станете старше... - с горечью начал я.
   - Старше?! Выйду замуж, да?.. Хлебну вашего пойла... У вас дети есть?
- неожиданно спросила она.
   - Сын в первом классе, - ответил я.
   - Где он?
   - Не знаю.
   - Э-эх вы! - она резко повернулась и быстро пошла к дверям. - Если не
достроите, я его своими руками спалю! Там у вас не достроено! -  заявила
она, выходя.
   Напоминание о Егорке окончательно добило меня. Я с ненавистью смотрел
на спичечный дом. Надо же, заметила, что он не достроен... Однако почему
такая зловещая темнота в окнах? В самом деле - тюрьма!
   Я подошел к окну и увидел прямо перед собою невыразительную кирпичную
стену, тускло освещенную откуда-то снизу. Она располагалась буквально  в
двух метрах от окна.
   Это было похуже тюремной решетки.
   Глава 39
   ЕГОРКА
   Мальчик проснулся, как от толчка, увидев во сне отца. Они вдвоем  на-
ходились в Швейцарии - сказочной горной стране, где на каждой горе стоял
замок с разноцветным флагом над ним, а в скалистых ущельях,  похожих  на
здешнее, как выйдешь из подъезда, пыхтя дымами, ездили паровозы с черны-
ми трубами.
   Егорка управлял их движением, держа в руках игрушечный пультик с  ру-
кояткой, а отец стоял рядом и звонко смеялся, когда паровоз с шумом  ос-
танавливался, окутывал себя белым паром и, повинуясь  повороту  рукоятки
на Егоркином пульте, начинал шевелить колесами в обратную сторону с  чу-
ханьем и шипением.
   Егорке было радостно, что отец смеется, давно уже он  не  слышал  его
смеха; поэтому он нарочно путал движение паровозов, пока вдруг  один  из
них не свернул на стрелке на другой  путь,  по  которому  навстречу  ему
мчался другой паровоз.
   Пока Егорка сообразил, чем это грозит, отец успел непонятным  образом
вскочить на подножку паровоза и оттуда что-то прокричал Егорке, окутыва-
ясь белым паром из трубы. Егорка в отчаянии до упора  повернул  рукоятку
пульта назад, но машина с отцом продолжала набирать  скорость.  Раздался
страшный двойной гудок, издаваемый обоими паровозами, мчащимися навстре-
чу друг другу. Егорка в ужасе тряс легкую пластмассовую  коробочку,  как
вдруг увидел, что один  проводок  отсоединился.  Дрожащими  пальцами  он
схватился за него и стал прилаживать к пульту, понимая, что не успевает.
Дрожали и звенели стальные рельсы, гудок рассекал небо, вырываясь из уз-
кого ущелья, а отец стоял на подножке  и  прощально  махал  рукой...  За
мгновение до удара Егорка проснулся.
   Он почему-то сразу вспомнил то пробуждение весною, с  которого  нача-
лась новая странная жизнь. Ощущение было похожим, словно из  одного  сна
он перескочил в другой. На кухне с характерным щелчком выскочила из  ча-
сов кукушка и начала свои "ку-ку". Егорка по  привычке  считал  удары  -
отец когда-то научил его считать по кукушке -один, два, три... Он насчи-
тал двенадцать ударов.
   Егорка отправился в туалет, стараясь не разбудить мать, а потом  заг-
лянул в кухню. Часы показывали три. Мальчик  не  удивился,  ибо  кукушка
иногда сбивалась со счета и куковала тогда что-то  несусветное.  Проходя
обратно в свою комнату через прихожую, он услышал голоса  на  лестничной
площадке за дверью. Егорка припал глазом к застекленной дырочке.
   Дверь напротив была распахнута, проем ярко горел, подсвеченный изнут-
ри соседской квартиры. В этом проеме четко рисовалась человеческая фигу-
ра в странном одеянии - расшитый камзол и короткие  штаны  с  застежками
ниже колен, продолжавшиеся белыми чулками. Но еще страннее была прическа
человека - длинные волосы, спадавшие на плечи  и  завитые  в  аккуратные
кольца, отчего голова была похожа на барашка. Егорка с  трудом  узнал  в
этом человеке нового соседа.
   Перед ним на лестничной площадке стояли двое тоже в необычных старин-
ных одеждах: один в длинной накидке без рукавов, а другой  -  в  строгом
пальто с бархатным воротником, отливавшим синим цветом. Судя  по  всему,
они прощались с хозяином, церемонно кланяясь. Вдруг за спиною соседа по-
казался из квартиры рыжий кот, опушенный электрическим светом. Старик  в
буклях наклонился к коту и взял его на руки. Егорка узнал кота, тот при-
надлежал бывшему соседу, помоложе. Гости удалились, причем Егорка  успел
заметить, что человек в длинной накидке обладает весьма приметным острым
носом.
   Утром, когда Егорка выбежал с мусорным ведром к  люку  мусоропровода,
сосед тоже вышел из своей квартиры, направляясь к лифту. На этот раз  он
был в шляпе, из-под которой виднелся легкий пушок коротких седых  волос,
и в длинном прямом пальто черного цвета. В руках старик держал  тросточ-
ку.
   Он остановился на площадке, с интересом наблюдая, как Егорка  вывали-
вает в люк мусор, проваливающийся вниз с глухим шуршанием.
   - Егор Демилле, если не ошибаюсь? - наконец спросил он.
   Егорка вздрогнул, оглянулся на незнакомца.
   - Так как же вас зовут, сударь? - переспросил старик насмешливо.
   - Егор Нестеров, - потупившись отвечал Егорка.
   - Странно. Сын должен носить фамилию отца, - сказал старик,  входя  в
распахнувшиеся перед ним с шипением двери лифта. - А подглядывать  нехо-
рошо! - с улыбкой закончил он и провалился вниз.
   Егорка вернулся к матери с затаенным вопросом и  долго  терся  вокруг
нее на кухне, не решаясь спросить. Мать вяло мыла  оставшуюся  с  вечера
посуду. Над крышами Петроградской стороны, видимыми  из  окна,  вставало
пустое воскресное утро.
   После смерти Григория Степановича мать стала рассеянной,  скучной,  в
особенности после того вечера неделю назад, когда в комнате  был  накрыт
стол с закусками и киселем, оставившим у  Егорки  горьковатый  черничный
привкус.
   Наконец Егорка решился.
   - Мам, а почему у меня такая фамилия? - спросил он.
   - Какая, Егорушка? - не отрываясь от своих мыслей, спросила она.
   - Нестеров.
   - Потому что это мамина фамилия, - сказала мать.
   - А почему не как у папы?
   Мать оторвалась от посуды и взглянула на сына почти с мольбой:  зачем
тебе это? Не успела она придумать объяснение, как в квартиру позвонили.
   Мать, по привычке не спрашивая и не заглядывая в  "глазок",  отворила
дверь. Егорка увидел Марию Григорьевну: она была  бледна,  как  полотно,
под глазами синие круги. Мария Григорьевна  заметно  волновалась;  двумя
руками перед собою она неловко держала черный "дипломат" с  никелирован-
ными замочками.
   - Ирина Михайловна, ради Бога! Мне нужно вам что-то сказать,  -быстро
проговорила дочь генерала.
   - Заходите, - сухо пригласила мать.
   Мария Григорьевна шагнула в прихожую и, явно торопясь, не снимая пла-
ща, щелкнула замочками "дипломата". Неловко откинув крышку и держа чемо-
данчик одною рукою на весу, она порылась в нем другой и  извлекла  малю-
сенькую прямоугольную бумажку.
   - Простите меня, я вас очень прошу, я пропащая... Но я  не  за  этим,
-сбивчиво говорила она. - Вот, возьмите... Это ваш муж...  Это  его  вещ
и... Я не могла знать, только сейчас обнаружила.  Простите,  ради  всего
святого!
   Мать деревянными пальцами взяла бумажку. Это была телеграфная квитан-
ция из Севастополя, удостоверявшая отправку телеграммы на имя  гражданки
Нестеровой.
   - Мам, это от папы, да? - встрепенулся Егорка в надежде.
   - Егорушка, посиди у себя! Посиди! - мать  несколько  суматошно  под-
толкнула его к детской комнате, а сама с Марией Григорьевной закрылась в
гостиной.
   Егорка остался стоять в коридоре у закрытой двери, жадно  прислушива-
ясь к тому, что происходило в комнате.
   А оттуда доносились обрывки сумбурного, прерываемого плачем  рассказа
Марии Григорьевны. Егорка напрягся, чувствуя какую-то страшную, скрывае-
мую от него тайну и пытаясь соединить бессвязные фразы генеральской  до-
чери. "Встретились случайно... у него вид ужасный... я сорвалась...  ни-
чего не рассказывал, молчал... Он чего-то боится...  я  стала  искать  и
нашла это в бумажнике и еще тридцать рублей... Не понимаю, какие-то рас-
пашонки. Он убежал сломя голову. Честное слово, вы не подумайте!.. Я та-
кая несчастная..."
   Всхлипывания прекратились, Егорка услышал тихий  голос  матери.  Слов
нельзя было разобрать, он лишь понял по интонации, что мать смягчилась.
   - Да-да, вы совершенно правы! - вдруг с жаром воскликнула Мария  Гри-
горьевна. - Это одно может меня спасти. Но мне же никто не даст, я узна-
вала. Одинокая женщина. Я еще весной справлялась в Доме малютки...
   Мать снова что-то тихо проговорила.
   - Я бы на это согласилась, конечно!.. Игорь Сергеевич может, как я не
подумала! Спасибо вам, Ирина Михайловна, я так вам благодарна...
   Не переставая благодарить, Мария Григорьевна вышла  из  комнаты,  так
что Егорка едва успел спрятаться в детской. Мать проводила гостью и вер-
нулась к сыну.
   - Егорушка, собирайся. Поедем к бабушке, - сказала она.
   - К бабушке? - Егорка удивился, потому что у бабушки не гостили очень
давно, с зимы.
   - У тети Любы сын родился! Твой двоюродный брат! - объявила мать.
   Егорка обрадовался перемене, произошедшей с нею: мать вдруг стала де-
ятельна, распахнула платяной шкаф и вытащила оттуда свое нарядное  синее
платье, в котором Егорка не видел ее с отцовского дня рождения.
   Бросив широким жестом платье на спинку стула, мать вдруг ни с того ни
с сего чмокнула Егорку в затылок и удалилась в ванную,  а  Егорка  мигом
пробрался в комнату родителей. Любопытство его одолевало.
   На диване лежал распахнутый "дипломат". В нем Егорка увидел две мужс-
кие сорочки, складной зонтик, темные очки, электробритву. Все было  нез-
накомым. В хрустящем целлофановом пакете он обнаружил  кружевные  распа-
шонки и поздравительную открытку, на которой было крупно написано:  "Лю-
баше и Ванечке! Поздравляю вас со встречей! Брат и дядюшка". Егорка  до-
гадался, что это писал отец. Где же он сам? Почему так таинственно попа-
дают в дом его вещи? Мальчика охватила непонятная тревога.
   Мать вышла из ванной с красивым подкрашенным лицом, так что у  Егорки
дух перехватило. Он смотрел на нее восторженно. Мать рассмеялась,  снова
поцеловала его и погнала одеваться. Через несколько минут сын и  мать  с
пакетом вышли из дома.
   Первым делом они зашли во второй подъезд, где  помещалось  Правление.
Дверь была приоткрыта. Они вошли в коридор, где висела газета "Воздухоп-
лаватель". За дверью с надписью "Штаб" слышались голоса. Из кухни выгля-
нула женщина в переднике, приветливо кивнула.
   - Подождите немного. Игорь Сергеевич сейчас освободится.
   Мать принялась читать газету на стене. Егорка втянул носом воздух: из
кухни аппетитно пахло пирогами.
   Наконец открылась дверь штаба, и оттуда вышел небольшого роста  чело-
век с длинным повисшим носом. Он был чем-то недоволен. Вслед за ним выг-
лянул майор милиции в голубоватой форменной рубашке с погонами.
   - Я вас предупредил, Валентин Борисович. Будем принимать меры, -стро-
го сказал майор вслед уходящему посетителю.
   - Не имеете права мешать моей научной деятельности! - парировал граж-
данин.
   - Но не в ущерб людям, - уточнил майор, и гражданин  покинул  Правле-
ние.
   - Вы ко мне? - обратился майор к матери.
   Она кивнула, и майор пригласил ее в штаб. Егорку мать оставила в  ко-
ридоре. Ему снова стало обидно: почему взрослые имеют столько  тайн?  Он
прислушался к тихому голосу матери, но опять ничего  не  разобрал.  Зато
ответ майора уловил четко. "Это вы мудро  решили,  Ирина  Михайловна.  Я
позвоню, а вы мне перезвоните в течение дня. Думаю, ответ будет  положи-
тельный, учитывая обстоятельства".
   Далее мать с сыном заехали на Торжковский рынок, где купили букет бе-
лых хризантем в виде трех шарообразных цветков на  длинных  ножках.  Еще
через полчаса они подходили к бабушкиному дому по тихой осенней улочке с
невысокими желтыми домиками странной архитектуры.
   Дверь открыла сама бабушка Анастасия в кухонном фартуке.  Увидев  не-
вестку, она поджала губы, но тут же взгляд ее упал на Егора, и  бабушка,
подобрев лицом, склонилась к нему с поцелуями.
   - Люба! Иди сюда, смотри, кто пришел!  -  позвала  она,  выпрямляясь,
после чего поцеловалась и с Ириной. - Господи, Боже  мой!  Как  Егорушка
вырос! Уже школьник, надо же!.. Совсем вы нас забыли... А где Женя?
   Егорка насторожился.
   - Он в командировке, - ответила мать спокойно.
   На крик выбежала Любаша с марлевой повязкой на  лице.  Она  торопливо
сдернула ее, бросаясь к Ирине целоваться. Они обнялись, смеясь и  плача,
и Егорка понял, что у матери камень упал с души.
   - Любашка, ты уж не обижайся, что мы так... Ты же знаешь... То  одно,
то другое... - говорила мать, утирая слезы.
   - Да ладно тебе! Кто старое помянет... Не до  обид  сейчас.  Из  меня
Ванька все соки высасывает. Уже четыре восемьсот! -засмеялась Любаша.  -
Пойдем, покажу. Тяжело рожать на старости-то лет!
   - Мыть руки! Вы что, к ребенку! - заволновалась бабушка Анастасия.
   Они вымыли руки и, притихнув, осторожно  ступая,  прошли  в  Любашину
комнату, где в деревянной кроватке лежал животиком вверх пухленький  бе-
локурый мальчик, болтая в воздухе ручками и ножками.  Мать  вытащила  из
пакета распашонки.
   - Вот тут... приданое... И поздравление от Жени.
   Бабушка Анастасия перехватила открытку, внимательно прочитала надпись
на ней.
   - С какой встречей поздравляет? Вечно  его  не  поймешь!  -недовольно
сказала она.
   - Ну, с нашей, мама! Мы же с Ванечкой  встретились,  правда,  мое  ты
солнышко?.. - обратилась Люба к малышу, склоняясь над кроваткой.
   - На отца похож... - со значением, поджав губы, проговорила бабушка и
зашептала сзади Ирине: - Звонит каждый день, подарков накупил, руки про-
сит... Так эта дура...
   - Мама, он младше меня на десять лет, - сказала Любаша.
   - Ну и что! Ну и что! Живут, сколько угодно! - рассердилась бабушка.
   Набежала в спальню интернациональная стайка Егоркиных братьев и  сес-
тер, сразу затискали Егорку. Бабушка Анастасия взяла  на  руки  Ванечку,
развернула личиком к публике.
   - Зюк-зюк-закардель! Зюк-зюк-закардель! - пропела она, покачивая  ма-
лыша на руках.
   Егорка смутно, с непонятной радостью вспомнил эту загадочную бабушки-
ну припевку, с которой она баюкала всех внуков.  Малыш  смешно  задергал
ручонками и улыбнулся беззубым ртом.
   Ребенок был вновь водворен в кроватку, и ватага детей вместе с  Егор-
кой убежала в детскую. Егор был тут же включен в работу: шили латиноаме-
риканский костюм Хуанчику и клеили ему сомбреро из бумаги для детсадовс-
кого праздника, посвященного освободительной борьбе народов. Егорке дос-
талось красить черной тушью широкие поля сомбреро, Ника строчила на  ма-
шинке, а Шандор, сопя, обметывал нитками края курточки, надетой на Хуан-
чика.
   Егорка заметил, что мать с Любашей, выйдя из  спальни,  уединились  в
дедовом кабинете и прикрыли за собою дверь. Бабушка Анастасия с  обеспо-
коенным лицом вошла в детскую.
   - Егорушка, пойдем, я тебя оладушками угощу, - сказала она.
   - И нам! - закричали Шандор с Хуаном.
   - Вы уже ели. Сидите! - бабушка увела Егорку на кухню.
   Там она усадила его за стол, придвинула оладьи  с  вареньем,  а  сама
уселась напротив, наблюдая, как Егорка ест.
   - Егорушка, ты мне скажи: где папа? - вдруг строго спросила она, гля-
дя на внука сквозь очки увеличенными глазами.
   - В командировке, - нехотя ответил Егорка.
   - Что это за командировка такая! Нет, я чувствую, что-то у вас нелад-
но... Как вы летом отдохнули?
   - Хорошо.
   - Бабушка как себя чувствует? - продолжала допрос Анастасия  Федоров-
на.
   - Какая? - удивился Егорка.
   - Бабушка Серафима, какая же! Вы же у нее отдыхали!
   - Не-е... - протянул Егорка. - Мы на даче были у Григория  Степанови-
ча.
   Бабушка Анастасия подобралась и вдруг, уперев  в  стол  руки,  громко
позвала:
   - Ирина! Люба! Идите сюда!
   На зов появились из кабинета мать с Любашей, слегка встревоженные ба-
бушкиным тоном.
   - Что случилось, мама? - спросила Любаша.
   - Идите сюда. Садитесь, - приказала бабушка. - Ириша, вы где отдыхали
летом? - обратилась она к матери.
   Егорка заволновался, он понял, что допустил какую-то ошибку. Но  мать
не почуяла опасности, она лишь взглянула на сына, как бы говоря: я  тебе
потом объясню! - сама же ответила:
   - У мамы были. Вам привет.
   - А почему Егорушка говорит, что вы были на даче? Кто такой этот Гри-
горий Степанович? Женя был с вами? - перешла в наступление Анастасия Фе-
доровна.
   Мать поняла, с досадой взглянула на Егорку.
   - Нашла кого слушать. Ребенка! - сказала Любаша.
   - Егор... - обратилась бабушка к внуку.
   Но мать, словно защищая, прервала ее.
   - Егор правду сказал. Не были мы в Севастополе. Женя с весны  с  нами
не живет.
   Егорка перестал жевать, глаза его наполнились слезами, но на него  не
обратили внимания, поскольку слезы и упреки бабушки Анастасии, сопровож-
даемые сердечным приступом, надолго отвлекли Любашу  и  мать  от  детей.
Напрасно мать уговаривала Анастасию Федоровну, что ничего  страшного  не
произошло, такое бывает в семьях, напрасно убеждала Любаша, что  старший
сын жив-здоров, звонил недавно, приходил навестить в роддом, а  что  про
отпуск врал, так это не хотел волновать... Все напрасно! Бабушка Анаста-
сия упрекала всех в невнимании и неблагодарности, а также в  том,  какой
дурной пример подают ее дети своим детям.
   - У одного Федечки все в порядке, а вы... Он что -совсем к вам не за-
ходит? - вдруг спросила она, переставая плакать.
   - Он боится. Его милиция ищет. Помнишь, участковый приходил? -  бряк-
нула Любаша.
   - Что?! - и снова начались жалобы и крики.
   Егорка притих. Непонятно и страшно все это было - исчезновение  отца,
его розыски, милиция... Мать показалась в детской со злым,  нервным  ли-
цом.
   - Пошли, Егор. Сейчас я только позвоню.
   Она быстро позвонила кому-то из дедовского кабинета, мигом собралась,
и они с Егоркой, покинули бабушкин дом, провожаемые успокаивающими  сло-
вами Любаши:
   - Ничего, пройдет. Я ей потом все объясню...
   Но домой мать с сыном не поехали, а направились на другой конец горо-
да. Ехали долго, с пересадками. Егорка старался представить себе - поче-
му милиция разыскивает отца. Неужели он хулиган или вор? Почему он боит-
ся вернуться домой?
   Наконец они добрались до двухэтажного кирпичного здания,  окруженного
участком с детскими качелями и горками. Участок был обнесен железным за-
бором. У ворот с надписью "Дом малютки" ожидала их Мария  Григорьевна  с
большим игрушечным грузовиком в руках, завернутым в пленку.
   - Спасибо вам, Ирина Михайловна... - начала она  жалким  голосом,  но
мать оборвала:
   - Перестаньте, Маша.
   Они вошли в вестибюль здания. Здесь на длинной  деревянной  скамье  у
детских шкафчиков сидела девушка в свитере и клетчатой юбке. Рядом с нею
находился рыженький конопатый мальчишка лет четырех,  одетый  в  скучный
серый костюмчик, но при галстуке.
   Увидев вошедших, девушка поднялась со скамьи  и  направилась  к  ним.
Мальчишка остался на месте, он лишь застыл, как испуганный зверек  перед
отчаянным прыжком, оборотив лицо к дверям. Казалось, что  его  рыженькие
патлы шевелятся от волнения.
   - Мария Григорьевна? - спросила девушка, подойдя и оглядывая женщин.
   - Это я, здравствуйте, - ответила Мария Григорьевна.
   - Меня зовут Шура. Директорша поручила мне познакомить вас  с  Митей,
она сейчас в райисполкоме. Игрушку зря принесли, не надо начинать с  по-
дарков... - Шура говорила ровным, чуть усталым голосом.
   - Простите, я не знала... - сказала Мария Григорьевна.
   Егорка смотрел на мальчика. Тот не решался двинуться с места.
   - Вас включили в список друзей Дома по ходатайству у-вэ-дэ, - продол-
жала Шура. - Это значит, что вам разрешается забирать ребенка  домой  на
выходные. Я против этой формы, детям нужен постоянный дом, но раз дирек-
торша сказала... Может быть, вы добьетесь усыновления? -  Шура  вдруг  с
мольбою посмотрела на Марию Григорьевну. - Мальчик хороший, очень  музы-
кальный. Ставьте ему пластинки, его надо  развивать.  Из  сластей  любит
вафли и соевые батончики. Не перекармливайте сладким, - Шура  вновь  пе-
решла на деловой тон. - Сейчас я его позову, - тихо закончила она.
   Шура обернулась к мальчику.
   - Митя! Иди сюда.
   Мальчик встрепенулся и вдруг припустился к ним бегом по каменному по-
лу вестибюля, звонко стуча металлическими подковками на ботинках.
   - Мама! - крикнул он, подбегая и распахивая объятия,  так  что  Мария
Григорьевна от растерянности заметалась, не зная - куда деть грузовик.
   Не успел Егорка опомниться от этого пронзительного  крика,  как  мать
присела и тоже распахнула руки навстречу мальчику. Она  схватила  его  в
объятия и подняла на руки. Мария Григорьевна  неумело  совала  мальчишке
грузовик.
   - Митенька, это тетя Маша. Ты будешь к ней ходить  в  гости,  хорошо?
-обратилась к нему Шура. - Возьмите его! - шепнула она Марии  Григорьев-
не.
   Та приняла мальчишку вместе с грузовиком на руки, и лицо у нее сдела-
лось некрасивым, счастливым и детским. Мальчишка тыкался носом ей в  во-
ротник, а Мария Григорьевна смотрела куда-то  далеко  широко  раскрытыми
глазами, в которых стояли слезы.
   Мать отвернулась. Шура гладила Митю по затылку.
   - Митенька, пойдем покажем машину детям. Теперь ты знаешь тетю  Машу.
В следующую субботу пойдешь к ней... - ласково говорила она.
   Шура приняла мальчика к себе на руки, поцеловала,  опустила  на  пол.
Мария Григорьевна поспешно наклонилась, тоже поцеловала Митю.
   - До свидания... - сказала Шура. - Идите! Идите! -  шепотом  добавила
она и повела Митю по коридору.
   Гулко цокали в вестибюле железные подковки ботинок.
   Всю долгую дорогу домой мать и Мария Григорьевна сидели молча.
   Вечером в доме опять повисла пустота печали. Мать лежала на диване  и
смотрела на экран выключенного телевизора.
   Егорка закрылся у себя в комнате. Он вырвал из тетради несколько лис-
тов бумаги в линеечку и разрезал  их  ножницами  на  двенадцать  прямоу-
гольных кусочков. На каждом он крупными и  неровными  печатными  буквами
написал одно и то же объявление: "Папа, не  бойся.  Приходи.  Не  бойся.
Егор".
   Эти листочки он вложил в букварь, а букварь засунул в ранец.
   Глава 40
   ИСПОВЕДЬ ЗАБЛУДШЕГО
   "...Наши достоинства и недостатки имеют определенный радиус действия.
Чтобы узнать человека, мы сходимся с ним и обнаруживаем, что  вблизи  он
лучше и милее нам. Мы делаем еще шаг и очаровываемся снова. Но сближение
это нельзя продолжать до бесконечности, иначе достоинства обернутся  не-
достатками. Нужно уметь остановиться в  сближении,  соблюсти  дистанцию,
тогда дружба не рискует превратиться во вражду, а любовь - в муку.  Дис-
танция эта различна у разных людей. Есть такие, которые могут  быть  нам
приятны или попросту сносны на значительном удалении, но есть и те, кого
нам хочется приближать к себе все больше и больше. И тут надо помнить об
оптимальном радиусе наших достоинств.
   Это же справедливо при сближении с самим  собою.  Человек  всю  жизнь
идет к себе, приближает к себе себя, испытывая этот переход  собственных
достоинств в собственные недостатки. Разница в том,  что  это  сближение
нельзя остановить. Надо слиться с собою, каким бы  мучительным  ни  было
это слияние.
   То вдруг мелькнет в руке Ювеналов бич в грозном приступе  самобичева-
ния, то проточится слеза жалости к себе, то возникнет ореол мученика,  а
за ним и терновый венец святого в спасительном порыве оправдания. Причи-
на же в том, что ищу виноватого, вместо того чтобы  озадачиться  простым
вопросом: как?
   Как случилось, что я - нестарый, здоровый, умный, небесталанный чело-
век - столь быстро и непоправимо превратился в изгоя? Почему  это  прои-
зошло?
   Кто бы ни прочел мои записи -  жена,  сын,  посторонний  читатель,  -
знайте, что здесь я старался быть максимально честным перед  собою.  Это
невыносимо трудно. Чтобы каждому убедиться в правоте моих  слов,  доста-
точно написать собственную исповедь.
   Я знаю немало людей, которые без стыда и совести напишут  в  качестве
исповеди характеристику, подобную той, что требуется для выезда за  гра-
ницу или получения жилплощади. Очень трудно жить среди  людей,  искренне
убежденных в том, что они - прекрасные и  достойные  люди.  Они  подобны
слепым, точнее - полуслепым, ибо их зрение обладает  весьма  ценным  ка-
чеством, подмененным одним человеком, который не  считал  себя  идеалом,
хотя имел на то больше оснований, чем все другие, вместе  взятые:  ,,Что
ты смотришь на сучок в глазе брата своего, а бревна  в  твоем  глазе  не
чувствуешь?..".
   Скопища фарисеев и лицемеров делают почти невозможной любую исповедь.
Покажи им всего себя, и они заметят лишь то, что безобразно. Им  неведо-
мо, что прекрасное в душе должно отталкиваться от своего же - не от  чу-
жого! - пошлого и гадкого. Не это ли есть то самое борение духа, о кото-
ром мы знаем по великим жизням? Но великим давно простили  их  слабости,
вперед же вытащили то прекрасное, что они создали в попытке отгородиться
от дурного в себе.
   ,,Толпа жадно читает исповеди, записки etc., потому  что  в  подлости
своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии  вся-
кой мерзости она в восхищении. Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врете,
подлецы: он и мал, и мерзок - не так, как вы, -  иначе.  -  Писать  свои
Memoires заманчиво и приятно. Никого так не любишь, никого так  не  зна-
ешь, как самого себя. Предмет неистощимый. Но трудно. Не лгать -  можно;
быть искренним - невозможность физическая. Перо иногда остановится,  как
с разбега перед пропастью - на том, что посторонний прочел бы  равнодуш-
но. Презирать - braver - суд людей не трудно; презирать суд  собственный
невозможно."
   Может показаться, что мысль Пушкина выбивает почву у меня из-под ног,
ибо пороки великих - суть другие пороки, недоступные обывателю. Во  вся-
ком случае, ими нельзя оправдывать  собственные  несовершенства,  потому
как обывателю нечего положить на другую чашу весов. Но я о другом  гово-
рю. Да, мне нечем оплачивать собственные несовершенства, кроме  скитаний
духа, а значит, в глазах совершенных людей я всегда буду порочен.  Но  я
не верю в совершенных людей, более того, наличие в человеке крайних  по-
люсов добра и зла считаю необходимым условием его духовной жизни.
   Однако, что же делать с крайними полюсами  зла,  обнаружение  которых
чревато неприятностями для ближних? Как  прикажете  поступать  с  преда-
тельством, завистью, гордыней, сладострастием, властолюбием,  трусостью?
Как переносить эти качества у ближних и общаться с ними, не  презирая  и
не превращая жизнь в пытку?
   Есть один способ, найденный мною из опыта.
   Обнаружив в другом человеке порок, следует немедля отыскать его  и  в
себе. Если его мало у тебя (скорее всего, так кажется), нужно  преувели-
чить его, мысленно поставив себя в такие обстоятельства, при которых  он
мог бы проявиться во всей своей отталкивающей мерзости. Ежели и при  та-
ком рассмотрении результат окажется мизерным, следует обратиться к  дру-
гим своим порокам, которые ничуть не лучше. В ответ  на  хитрость  нужно
найти  в  себе  глупость,  обнаружив  зависть,  следует  докопаться   до
собственного тщеславия, почуяв корысть,  разыскать  властолюбие...  Нас-
колько легче тогда уживаться с недостатками ближнего, если,  конечно,  с
ними необходимо уживаться, то есть если у него есть достоинства,  делаю-
щие его человеком, а собственный порок вызывает в нем те же муки, что  у
тебя. Поиски бревна в собственном глазу помогают пережить сучок в  глазу
ближнего.
   К сожалению, мало кто пользуется этим методом. Наоборот, обнаружив  у
ближнего недостаток, коего мы лишены (или полагаем, что лишены), мы  об-
рушиваем на него всю мощь наших упреков. Но лицемерны  эти  упреки,  ибо
свидетельствуют лишь о нерадивости поисков в глубинах собственной  души.
Если же ты, перебрав все до последней соломинки, не  обнаружишь  в  себе
недостатков - тогда плохо дело! Нужно срочно повышать уровень правдивос-
ти.
   Описанный метод - надежный путь к братству.
   Три понятия определяют духовный мир человека. Это вера, надежда и лю-
бовь.
   Надо ли говорить, что вера в традиционном смысле не нашла себе  места
в душе юноши, вступившего в жизнь в середине нашего  века.  Несмотря  на
то, что я был крещен - скорее, по традиции, чем из идейных  соображений,
- мысль о Боге являлась мне лишь в качестве заблуждения, которым морочи-
ли головы людей на протяжении девятнадцати веков до моего рождения. Сла-
ва Богу, теперь с этой нелепостью было покончено, и я в гордом  сознании
своего превосходства перед предками ни разу не подумал,  что  среди  них
были практически все мыслители и художники прошлого, как бы потом их  ни
выгораживали перед историей.
   Самонадеянность нашего атеизма не поддается описанию.
   Думаю, что он должен воспитываться в душе гораздо более  трудолюбивым
и мучительным способом, чем тот, что был мне предложен. Мне было  просто
объявлено, что ,,Бога нет", и я поверил этому, как верил всему, что  го-
ворили взрослые: человек произошел от обезьяны,  Земля  вертится,  детей
приносят аисты. Со временем многие из таких утверждений были подкреплены
научно или опровергнуты, только не то, от которого зависел вопрос веры.
   Любое из утверждений - ,,Бог есть" или ,,Бога нет" - является ложным.
Истинны лишь поиски Бога, которые могут привести либо к  его  отрицанию,
либо к вере.
   Мне была предложена другая вера - и тоже как утверждение. До шестнад-
цати лет я исповедовал ее истово, пока по ней не  был  нанесен  чувстви-
тельный удар. И даже тогда она не умерла сразу; потрясение заставило ме-
ня подумать, что наконец-то вера очистится от тех грязных  наслоений,  о
коих было торжественно и прямо заявлено. Именно тогда я научился  думать
сам, не принимая на веру никаких утверждений. И тогда  начали  обнаружи-
ваться, а к нынешнему моменту обозначились с несомненной ясностью страш-
ные расхождения между словом и делом, которых я не мог не видеть без то-
го, чтобы не потерять к себе уважения.
   На моих глазах за четверть века произошло  практическое  перерождение
общественных идеалов, когда людей перестали ценить за дела, а стали  це-
нить за связи; когда ум спасовал перед хитростью, а  совесть  перед  ко-
рыстью; когда демагогия смеялась над правдой, а страх за свое место стал
сильнее чувства долга; когда на всех этажах власти появились  услужливые
хамы с пустыми глазами; когда, наконец, думать серьезно и свято о  своей
стране стало признаком умственного расстройства.
   Каждый год приносил успехи цинизму. Его чудище росло, как на дрожжах,
символом чего стали Звезды Героев, за которые раньше платили  жизнью,  а
теперь стали выдавать в подарок ко дню рождения.
   Это было больно. Оставалось пить водку и слушать политические анекдо-
ты, цинизм которых был точным отражением цинизма, царящего в обществе.
   Вера в добро, в красоту, в справедливость, в людей -  огромное  коли-
чество частных вер, за которыми укрываются мои донкихотствующие  сограж-
дане, по сути дела - лишь проявления общей веры в светлое будущее, о ко-
ем даже упоминать полагается нынче с иронической усмешкой на устах.  Ибо
что же такое вера в добро, например? Это вовсе не в то вера,  что  добро
существует, - отрицать его не могут и закоренелые циники. Это вера в по-
бедительные свойства добра, в его конечную силу. Когда  же  видишь,  что
добро попирается ежечасно и способно существовать лишь в  качестве  мыс-
ленной увядающей альтернативы злу - верить в него невозможно.
   На что ж надеяться?
   Я не надеюсь уже на то, что человеку удастся разорвать  эгоистические
путы, преодолеть национальную рознь, отнестись к ближнему, исповедующему
иные идеалы, как к брату. Я не надеюсь, что красота спасет мир, -  слиш-
ком долго она его спасает! Красоты все меньше вокруг, безобразное  выпи-
рает из всех щелей.
   Я не надеюсь, что мне удастся выжить, когда вижу на экране телевизора
груды организованного металла, предназначенного к убийству.
   Я не надеюсь уже на разум, я не надеюсь уже ни на что.
   Кого же мне любить: таких же слепцов, как я? Таких же глупцов?  Таких
же трусов и себялюбцев?
   Я не люблю мужчин, потому что они самцы. Я не  люблю  женщин,  потому
что они продажны. Я не люблю детей, потому что из них вырастают  мужчины
и женщины.
   Я не люблю природу, потому что она равнодушна ко мне. Я не люблю Зем-
лю, потому что она породила эту странную плесень, именуемую  человечест-
вом. Я не люблю Солнце, потому что оно когда-нибудь взорвется и  уничто-
жит все, что я не люблю.
   Я люблю только одного человека на Земле - своего сына; люблю его  жи-
вотной, инстинктивной любовью. Пламенеющая в глубоком мраке, эта  любовь
поддерживает меня своими ответными токами - и это единственное, что свя-
зывает меня с жизнью..."
   Глава 41
   ЛИТО ИМЕНИ ЛОРЕНСА СТЕРНА
   Общественная нагрузка автора отвлекла его от романа, заставив  впасть
в распространенную среди писателей ошибку - считать себя нужным  в  иных
сферах, нежели сочинительство. Автор взялся  за  создание  литературного
объединения кооператоров.
   Идея возникла у Рыскаля еще во время первого разговора  в  Правлении,
когда майор рассказал о семейно-подростковом клубе "Полет",  возглавляе-
мом новым жильцом Спиридоновым, и предложил автору принять в  этом  деле
участие. Узнав о том, что Лаврентий Родионович владеет английским, майор
и ему предложил применить в клубе свои знания, но милорд  вежливо  укло-
нился.
   Автор счел все же нужным предложитъ милорду руководство  объединением
по праву старшего.
   - Бога ради, не втягивайте меня в это дело!  -  категорически  заявил
Учитель.
   - Почему? - спросил автор с некоторым облегчением.
   - У меня хватит работы.
   - Какой? - удивился автор. - Уж не собираетесь ли вы  продолжать  наш
роман в одиночку?
   - Успокойтесь! - милорд посмотрел на соавтора уничтожающе. - Я сделал
все, что мог, чтобы заставить вас продолжить работу. Увы, это не  помог-
ло. Теперь я умываю руки. Делайте, что хотите, я же буду  знакомиться  с
творениями ваших коллег.
   И он указал на книжные стеллажи от пола до потолка.
   Разговор происходил в квартире автора, то есть теперь в квартире Лав-
рентия Родионовича. Филарет валялся на диване и, как показалось  сочини-
телю, тоже поглядывал на него неприязненно. На  спинке  рабочего  кресла
висел белый парик с завитыми, падающими вниз буклями.  Откуда  он  здесь
взялся? И зачем он милорду?
   - В таком случае, милорд, не разрешите ли вы присвоить  литературному
объединению ваше имя? - спросил автор.
   Милорд лишь пожал плечами, давая понять, что ему все равно.
   Расстались соавторы прохладно.
   Объявления о приеме в литобъединение вывесили в  каждом  подъезде  на
досках, где обычно появлялись сообщения о заседаниях Правления,  призывы
и приказы. Записалось девять человек. Количество пишущих удивило автора.
Простой подсчет показывал, что ежели в доме с населением в тысячу  чело-
век проживает одиннадцать литераторов, включая соавторов, то в городе  с
четырехмиллионным населением их должно быть примерно сорок четыре  тыся-
чи!
   Кроме уже известных дворников и Сашеньки, в литобъединение записались
баснописец Бурлыко, автор юморесок Рувим Файнштейн, его коллега по Прав-
лению и вечный оппонент Всеволод Серенков, сочиняющий этюды о природе, и
- неожиданно -Валентин Борисович Завадовский, работающий над книгой "Как
я был телепатом". Поколебавшись, изъявил желание участвовать сам предсе-
датель Правления, пишущий мемуары о строительстве  Волховской  электрос-
танции, а последней записалась дочка Рыскаля Марина, сочиняющая  сказки.
Все они, по просьбе автора, принесли ему свои рукописи, и он углубился в
чтение.
   По мере освоения материала автор испытывал все большую растерянность,
ибо в стихах, юморесках, рассказах, зарисовках, написанных кооператорами
за последнее время, за исключением одной-единственной басни Бурлыко,  не
присутствовало и намека на главное событие в жизни кооператива - перелет
на новое местожительство и последовавшие за тем перемены. Автора охватил
страх. Может  быть,  его  роман,  правдиво  и  подробно  повествующий  о
собственном доме, никому не нужен, если даже потерпевшие не склонны вни-
кать в собственную историю? Скорее  все  же,  кооператоров  останавливал
внутренний цензор: происшествие с домом было  безошибочно  причислено  к
разряду событий, которые не следует описывать, а в таком случае -  зачем
зря марать бумагу?
   Такое объяснение не польстило автору. Получалось, что они с  милордом
-единственные, кто по глупости решился пролить свет на происшествие, но,
судя по всему, совершенно напрасно.
   Автор отложил рукопись (это была юмореска Файнштейна о сантехнике)  и
взглянул на черновик первой части романа, возвращенный Сашенькой, а  по-
том на щегла Васю, который сидел на жердочке - нахохлившийся, серьезный,
боевитый - и сверлил автора бусинкой глаза, словно  побуждая  не  терять
веры и надежды. Автор еще раз мысленно поблагодарил  Сашеньку,  которая,
сама того не ведая, спасала его в минуты  уныния  посредством  маленькой
птахи - символа литературного мужества.
   "Куда как страшно нам с тобой, товарищ большеротый мой!  -вспомнилось
сочинителю. - Ох, как крошится наш табак, щелкунчик,  дружок,  дурак!  А
мог бы жизнь просвистать скворцом, заесть ореховым пирогом... Да, видно,
нельзя никак..."
   - Нельзя никак, Вася? - серьезно спросил автор.
   - Никак нельзя! - прощелкал щегол на птичьем языке  и,  обрадовавшись
разговору, запорхал в клетке, напоминая самого автора, поющего и  разма-
хивающего крылышками под колпаком из прутьев.
   Более внимательное изучение рукописей подопечных показало, что намеки
на неблагополучие в кооперативе все же имелись. И рассказы  Храброва,  и
стихи Соболевского, и басни Бурлыки, и даже Сашенькины  стихи  несли  на
себе печать усталости и неустроенности. Настроение,  господствовавшее  в
этих немудреных сочинениях, можно было бы обозначить одним словом:  коо-
перативное. У автора даже родилась мысль ввести  в  литературный  обиход
понятие "кооперативной литературы", обозначающее мелкость проблем и тем,
описание бытовых неурядиц и безыдеальность, если можно  так  выразиться.
Утраченный кооператорами идеал общности и доверия, что когда-то заставил
их объединиться и выстроить себе новое здание на  Илларионовской  улице,
витал где-то далеко. Никто не вспоминал о нем, не звал к нему,  изверив-
шись в тяжкой борьбе с ворами, хапугами и пьяницами,  расплодившимися  в
кооперативе. Молодежь не видела выхода из печальных настроений, что  ка-
сается  семинаристов  постарше  -  Ментихина,  Завадовского,  Серенкова,
Файнштейна, - то они и вовсе не знали  проблем,  довольствуясь  готовыми
литературными клише.
   Файнштейн сочинял юморески по образцу шестнадцатой  полосы  "Литгазе-
ты", где бичевал сантехников, книжных "жучков" и неверных жен. Это  было
ни смешно, ни грустно, ни глупо,  ни  умно...  Напоминало  также  вечера
"Вокруг смеха" из Останкино.
   Серенков поэтизировал природу. Любой куст, веточка или бабочка  могли
остановить его в благоговении и  заставить  философствовать  о  красоте,
вечности, так что скулы сводило от банальностей. Кусты, веточки и бабоч-
ки у него были непременно русскими, несли национальную идею, так что не-
понятно было, что стал бы говорить Серенков, окажись он  во  французском
лесу или в индийских джунглях. Простой стог сена вызывал у него дежурную
ассоциацию с шеломом древнерусского воина, а лесное озерцо -  с  глазами
Ярославны. Когда он добирался до грибов, то с национальностью было  бла-
гополучно у боровичков  и  груздей,  мухоморы  же  именовались  "броской
иностранной поганью".
   Начало книги Завадовского "Как я был телепатом" автор прочитал не без
интереса, дивясь перемене, произошедшей с забитым кооператором. Открыв в
себе клапан, о существовании которого он ранее не подозревал,  Завадовс-
кий глубокомысленно рассуждал об экстрасенсорных делах, йоге и  хилерах,
намекая, кстати, на явно тенденциозное освещение этих проблем  в  офици-
альной прессе.
   Мемуары же Ментихина были написаны так, будто Волховская  гидроэлект-
ростанция была первой и последней стройкой нашего века -ни до, ни  после
нее ничего не существовало.
   Таков был улов.
   Грустно стало автору за кооператоров, прописанных и непрописанных ле-
тунов, когда он прочитал их литературную продукцию. Складывалось впечат-
ление, что литература наша, призванная когда-то "глаголом  жечь"  и  еще
что-то там про "колокол на башне вечевой во дни..." - довольствуется ны-
не положением скромной жалобщицы, а то и прислужницы у  барского  стола,
за которым по-хозяйски расселись сытые демагоги. И  вновь  волна  уныния
накатилась на автора, когда он бросил взгляд на исписанные им  страницы,
пытаясь мысленно предъявить им строгий счет гражданственности.  Увы,  не
выдерживали они этого высокого счета, не хватало им священного огня, ис-
пепеляющего сердца читателей, а печальной иронией сыты мы уже по горло.
   С этими мыслями он и пришел на первое заседание литературного объеди-
нения, которое состоялось в помещении клуба "Полет" -трехкомнатной квар-
тире в первом этаже того же первого подъезда, где жил сочинитель. Бывшие
ее хозяева уехали в длительную командировку за границу, уступив  Правле-
нию свою жилплощадь для устройства клуба.
   Открыв заседание, автор посчитал себя обязанным произнести  программ-
ную речь.
   - Всякий пишущий, - начал он, оглядывая обращенные к нему лица, -дол-
жен понимать, берясь за перо, для чего он это  делает.  Существует  нес-
колько распространенных заблуждений на сей счет, которыми удобно прикры-
вать собственное бессилие. Например, формулировка "я пишу для себя". Это
решительная чепуха! Все равно, что дышать для других. Вы меня понимаете?
.. Нет, дышать следует для себя, писать же - для других,  с  непременной
мыслью о том, что ваш текст смогут прочесть чужие глаза, даже если вы не
помышляете показывать его кому-либо. Точно так же я отвергаю писание для
так называемой "вечности", ибо это то же самое, что  "для  себя",  но  с
большими претензиями.
   Браться за перо следует только для того, чтобы донести свои  мысли  и
чувства до другого человека, сделать их понятными и близкими ему.  Но  с
какой целью? Так ли уж важно, чтобы мои мысли и  чувства  стали  понятны
другому? Я отвечаю: важнее этого нет ничего на свете, иначе я обречен на
одиночество. Мне непременно нужно знать, что меня услышат  и  поймут;  а
это побуждает меня тратить годы труда и кипы бумаги на совершенствование
своего письма,  поскольку  неточно  сказанное  слово  не  объединяет,  а
разъединяет пишущего с читающим. Другой цели, кроме  объединения  людей,
слияния их духовных миров в одно общее явление духа, - у литературы нет!
   - А разве отражать жизнь - не главная цель? - спросил Ментихин.
   - Позвольте, я считал, что литература призвана вскрывать  недостатки,
- вкрадчиво уточнил Файнштейн.
   - Воспитывать нужно! - отрубил Серенков.
   Сочинитель с тоскою посмотрел на своих персонажей. Уж больно умны они
стали! Сидели бы сейчас на улице Кооперации, стригли бы пуделей,  растя-
гивали меха баяна, решали кроссворды - и никто никогда не узнал бы об их
существовании! Знали бы они, что для внедрения  их  фамилий,  портретов,
характеров, образа жизни в сознание читателей автору  пришлось  исписать
несколько сотен страниц! Совершил же он это только затем, чтобы  освобо-
дить душу от теснившейся там толпы кооператоров, от громады родного  до-
ма, нависшей над ним всею своею непоправимой тяжестью. И  он  сделал  их
общим достоянием, ввел в духовный обиход, а значит,  объединил  с  самою
жизнью, да так прочно, что сейчас вынужден выслушивать  их  замечания  в
свой адрес.
   Автор вздохнул и продолжал далее.
   - Литературные сочинения постоянно путают  с  инструментами,  которые
должны бить, вскрывать, поднимать, протягивать, указывать,  сигнализиро-
вать, вдалбливать, пронзать и тому подобное. Или же считают их  зеркалом
и одновременно - осветительным прибором. Между  тем,  все  перечисленные
вами цели - суть частные следствия общей объединительной  роли,  которую
призвана играть литература... Установите контакт с  читателем,  а  потом
можете его учить, воспитывать, показывать ему картины жизни и  даже  за-
бавлять! Но сначала, умоляю вас, создайте общность между собою и другим.
Превратитесь в него. Для этого вам сначала придется превратиться в себя.
Это неимоверно трудно. Почти никому не удается взять этот барьер, обычно
сразу начинают отображать, бичевать, воспитывать...
   - Как же это... превратиться в себя? - вымолвил Храбров.
   - Не знаю, - признался автор. - Думаю, что  надо  писать  на  пределе
искренности, не утаивая ничего от себя.
   - От себя? - удивилась Сашенька.
   - Именно. Мы так устроены, что стараемся утаить от себя правду, чтобы
обезопасить. Мы выгораживаем в своей  душе  огромные  заповедники,  куда
запрещено заглядывать не то что постороннему, но самому себе!  Вот  туда
нужно допустить читателя.
   - Но как? Как?! - вскричал Храбров. - А если  не  получается?  Чувств
много, а на бумаге не выходит.
   - Вот тут мы и подходим ко второй стороне вопроса,  -  сказал  автор,
осаживая семинариста жестом руки. - Допустим, мы решились на полную иск-
ренность, мы хотим вывернуть себя наизнанку, исчерпать до  донышка.  Как
нам заставить читателя поверить? Как превратиться в него  на  бумаге?  Я
думаю, это можно сделать с помощью особого рода игры, правила которой мы
сочиняем и заносим на бумагу в виде текста. Как ни странно, игра способ-
на потрясти больше, чем сама жизнь. Это давно знают на театре...
   - Не пойму что-то, куда вы клоните... - хмуро сказал Серенков.
   Он сидел, подавшись вперед и глядя на автора  исподлобья.  Файнштейн,
наоборот, откинулся на спинку стула и положил ногу на ногу, как бы гово-
ря окружающим, что он давно уже все понял, но нервное  покачивание  ноги
выдавало его. Он тоже не знал, куда клонит автор, ибо сам автор не  знал
этого, ибо прелесть сочинительства в том и состоит, что мысль  рождается
не загодя, а выскакивает, как чертик из табакерки, с пылу, с жару.
   - Я клоню к тому, - продолжал автор, - что литература есть игра,  она
сродни актерскому ремеслу, между тем как ее обычно поверяют не  законами
игры, выдуманными автором, а законами самой жизни. В этом и состоит  мое
литературное кредо. Литература - игра, не более, но и не менее, и  отно-
ситься к ней следует как к игре - не менее, но и не более.  Великая  это
игра или мелочная, трагическая или пародийная - она всегда остается  иг-
рой, ибо дает читателю возможность проиграть  в  душе  тысячи  ситуаций,
поступков, характеров, лежа при этом на диване и перелистывая страницы.
   - И Толстой... игра? - мрачно выдохнул Серенков, сверля автора глубо-
ко посаженными глазами.
   - И Толстой, - милостиво подтвердил автор.
   - Не согласен, - загудел Серенков.
   - Пушкин за эту игру жизнью заплатил. И Маяковский,  между  прочим...
-недовольно произнес Ментихин.
   - А вы не находите странным, что люди иногда платят жизнью за игру  в
карты? - парировал автор. - Игра может потребовать жизни. Она стуит жиз-
ни.
   - Ну, вот, стало быть, вы тут и играйтесь, - Серенков поднялся с мес-
та, забрал со стола свою папку с рассказами и пошел к дверям. - А у меня
про жизнь написано.
   С этими словами он покинул комнату.
   - А посему... - автор уже понял, что его литературное кредо не  полу-
чило единодушной поддержки, но решил гнуть свою  линию  до  конца.  -  Я
предлагаю присвоить нашему литературному объединению имя Лоренса  Стерна
-великого Игрока литературы!
   Недоуменное молчание семинаристов  было  ответом  руководителю.  Лишь
Светозар Петрович, как ни странно, обнаружил знакомство с этим именем.
   - Уж больно далек от нас... - осторожно возразил он.
   - Ну почему же... - ("Знал бы он, что мистер Стерн живет с ним на од-
ной лестничной площадке!" - подумал автор.) - А вы читали, извините?
   - Приходилось прорабатывать, - кивнул Ментихин. - У меня подписка  на
Всемирную. Я каждый том прорабатывал.
   - И что же дала ваша проработка? - раздраженно спросил автор.
   - Игры там, конечно, много, а вот классового анализа...  Кроме  того,
он ведь идеалист, извините... Почему Стерн? - пожал  плечами  старик.  -
Почему не Пушкин? Не Гоголь?
   - Потому что они не давали подписки о неразглашении! А Стерн давал! -
вскричал автор.
   Как ни странно, этот аргумент подействовал. Светозар Петрович  взгля-
нул на автора испуганно и что-то забормотал о Волховстрое... Имя милорда
было спасено, и уже на следующий день автор вывесил на двери  комнаты  в
клубе, где происходило заседание, новую табличку:  "ЛИТО  имени  Лоренса
Стерна". Она была третьей на двери,  после  табличек  "Кружок  кройки  и
шитья" и "Историко-патриотическое общество ,,Седьмое поколение"".
   А тогда, после  первого  заседания,  оставившего  на  душе  у  автора
чувство неудовлетворенности, его проводила домой Сашенька, захватившая с
собою зерен и цветок традесканции, чтобы покормить щегла.
   - А почему ваш роман - без любви? - вдруг спросила она.
   - Разве? - автор наморщил лоб, припоминая.
   - Там нет любви, - покачала она головой.
   - Может быть, время такое... - начал вслух размышлять  он.  -Действи-
тельно, странно... Но до любви ли сейчас! Кому прикажете любить?  Демил-
ле? Ирине? Кооператорам? Кто в такой обстановке способен полюбить?!
   - Вы, - спокойно заявила Сашенька.
   - Я???
   - А мы вчера приняли трех мальчиков и четырех девочек,  -сказала  Са-
шенька без всякой связи с предыдущим.
   - Поздравляю, - буркнул автор.
   - От одной опять мать отказалась... - Сашенька помрачнела.
   - Нет любви! - автор никак не мог успокоиться. - У нас темнота в  ок-
нах и в лифтах мочатся, извините! Любви захотели!..
   Автор был зол - скорее, на себя, чем на юную семинаристку.  Он  пони-
мал, что роман без любви невозможен. Где Демилле? Где этот  сукин  сын?!
Уж он заставил бы его полюбить!
   - Вас надо познакомить с папенькой, - сказала Сашенька. - Он тоже  за
общественную полезность. Знаете, почему мы переехали  в  этот  дом?  Па-
пенька на демонстрации увидел, что идет странная колонна. Жильцы дома...
Оказалось, что обменяться легко. Но папенька не из-за жилплощади. У него
идея...
   - Какая? - заинтересовался автор.
   - Он уверен, что нужен сейчас этому дому. Клуб - это он организовал.
   - Так какая же идея?
   - Воспитывать революционеров, - сказала Сашенька  так  просто,  будто
разговор шел о выращивании рассады для огурцов.
   Глава 42
   ВАГОНОВОЖАТЫЙ
   Какое мучительное занятие - вспоминать пальцами собственную юность! Я
уже испытал его однажды, когда после двадцатилетнего перерыва уселся  за
фортепиано. Это случилось лет семь назад, после покупки пианино  фабрики
"Красный Октябрь". Я прикоснулся пальцами к клавишам и начал играть этю-
ды Черни по мышечной памяти. Странное и горькое чувство!  Будто  играешь
не ты, а кто-то другой внутри тебя, проснувшийся  вдруг  и  вспоминающий
мимолетный сон. Каждый звук неожидан, каждый аккорд  удивителен!  Пальцы
сами выстраиваются в нужную комбинацию и нажимают на клавиши  с  ужасом,
готовые отпрянуть, услышав фальшь. Но аккорд взят правильно, он совпада-
ет с оттиском, оставшимся в  памяти,  и  ты  играешь  дальше  онемевшими
пальцами, пока не наткнешься вдруг на провал. Приходится начинать снача-
ла и снова подкрадываться к выпавшему из памяти месту, пока на  пути  не
обнаруживается новый провал, и тут пальцы отказываются вспоминать - про-
будившийся навык умирает навеки.
   Больше я не садился за фортепиано.
   Точно такое же ощушение я испытал, приступая к  достройке  спичечного
дома. Спички выпадали из огрубевших пальцев, не желали вставать на  нуж-
ное место... Вскоре руки были в клею, первая опора для  задуманной  ког-
да-то террасы поехала вбок... Я оторвал ее и начал сначала.
   Навык возвращался постепенно, и все равно мне не нравилась моя  рабо-
та: она была грубее и суше юношеских опытов. Она была фальшива.
   Очень раздражал электрический свет, которым приходилось  пользоваться
с утра до вечера из-за постоянной  темноты  в  окнах.  Я  не  переставал
клясть в душе архитекторов и строителей, установивших дом в  столь  неу-
добном месте. Судя по планировке квартир и лестничных клеток,  дом  при-
надлежал к тому же типовому проекту, что и наш кооперативный дом на ули-
це Кооперации, следовательно, был выстроен лет десять-двенадцать  назад.
Вероятно, имели в виду, что старый дом,  впритык  к  которому  поставили
этот, будет снесен, чтобы построенное здание получило  доступ  к  свету.
Но... признаков сноса соседнего дома пока не видно. Могло произойти все,
что угодно, у нас это не редкость: урезали фонды на капремонт, перенесли
в план следующих пятилеток или же попросту забыли.
   Николая Ивановича и его дочь, с которыми я  регулярно  общался,  этот
вопрос почему-то не занимал.
   - У нас в Петербурге, как ни крути, светло не будет, - сказал Николай
Иванович.
   Аля осуществляла надзор за строительством спичечного  дома.  Она  уже
уверилась в том, что романтический отрок, задумавший Дворец  Коммунизма,
и опустившийся тип, подобранный отцом на улице, - одно и то же лицо. Тем
строже и ревностнее стала она относиться к моему занятию и даже помогала
мне временами, обрезая серу со спичек на железный противень, вынутый  из
газовой плиты. Там уже вырос рассыпчатый коричневый холмик.
   Обычно Аля была молчалива и деятельна. Она появлялась  всегда  неожи-
данно, наводила порядок в кухне, ставила чайник, придирчиво рассматрива-
ла то, что успел я с делать в ее отсутствие, и  принималась  за  спички.
Время от времени она поднимала голову и замирала, как бы прислушиваясь к
чему-то. Потом она заставляла себя вернуться к работе, но  порой,  будто
вспомнив о неотложном деле, быстро собиралась и исчезала. Когда она  на-
ходилась рядом, я постоянно чувствовал некое напряжение,  исходившее  от
нее, смутное беспокойство, нервность.
   По утрам я пил чай, обед мне доставляли в судках Аля  или  кто-нибудь
из братьев, ужинать я приходил в семью Николая Ивановича. Разумеется,  я
испытывал крайнюю неловкость. Мысль о том, что я  взгромоздился  на  шею
этой работящей семье, не давала мне покою. Я попытался поговорить с  Ни-
колаем Ивановичем с глазу на глаз. Я сказал ему, что у меня  сейчас  нет
денег и возможности заработать их, потому возможны только два  варианта:
либо я живу в долг, если Николай Иванович настаивает на моем пленении, и
возвращаю ему прожитую мною сумму, как только смогу это сделать, либо  я
вынужден покинуть дом, нарушив данное мною слово.
   - Оставьте интеллигентскую щепетильность, - сказал он.
   - Это не щепетильность, Николай Иванович.
   - А что же?
   - Если хотите, попытка сохранить достоинство.
   - Вы бы раньше о достоинстве думали, - упрекнул он.
   - Но я привык зарабатывать себе на жизнь.
   - О заработке подумаем. Но потом. Сначала оклемайтесь... Я прошел че-
рез черное пьянство после лагерей и знаю - ясное  сознание  возвращается
не сразу.
   Я уже немного знал о прошлом Николая Ивановича, но больше меня  зани-
мало настоящее. Чувствовалось, что поступками и речами его руководит ка-
кая-то высшая идея. Уже в первые дни я понял, что не я один хожу у  него
в подопечных. Правда, другие были значительно моложе. По вечерам в квар-
тире Николая Ивановича часто появлялись юноши того же возраста, что  его
сыновья. Это были члены исторического кружка, который вел Николай Ивано-
вич в подростковом клубе, находившемся, как я понял, в этом же доме. Мой
спаситель имел незаконченное историческое образование.
   Но не только история интересовала юношей. Обычно они приходили по од-
ному, по два вечерами и уединялись с хозяином минут на десять. Я  в  это
время смотрел телевизор в компании жены Николая Ивановича.  Затем  юноши
исчезали, а Николай Иванович возвращался к нам, чем-то довольный.
   Наконец, я не выдержал и спросил:
   - Ваши юноши так увлечены историей?
   Николай Иванович внимательно взглянул на меня, помолчал,  затем  под-
нялся с места и принес толстую тетрадь большого формата, на обложке  ко-
торой красными печатными буквами было выведено всего  лишь  одно  слово:
"Несправедливости".
   - Они увлечены будущим. Поглядите, - сказал он.
   Я раскрыл тетрадь. Она была заполнена короткими записями,  сделанными
неустоявшимися, корявыми, юношескими почерками. Огромный реестр  неспра-
ведливостей жизни, подмеченных молодыми глазами.
   "Комитет комсомола нашей школы отрапортовал райкому о проведении  дня
ударного труда на стройке. Мы туда пошли, но нас прогнали, сказали,  что
работы сегодня нет. Крылов".
   "Мой одноклассник Фомин хвалился, что мать даст взятку в  университе-
те, чтобы его приняли. Он знает кому, но фамилии не говорит. Братушкин".
   "Наш военрук сказал, что ,,Битлз" и ,,Роллинг стоунз" - это гадость и
что они - агенты ЦРУ. А он их не слышал никогда! Тюлень, он же  Самойлов
Гена".
   "Продавец в овощном на Большом проспекте вчера грузил в свои  ,,Жигу-
ли" японский видеомагнитофон. Я сам видел. Крылов".
   "Нашего соседа побили в милиции. Он стоял со своим корешем,  тот  был
выпивши. Подъехала машина и забрала их обоих. Он стал говорить,  что  он
не пьяный, чтобы отпустили. Тогда они стали его бить  в  отделении.  Тю-
лень".
   "Отец сказал, что можно отвертеться, чтобы не послали  в  Афганистан.
Нужно дать на лапу в военкомате. А кто не может дать на лапу -тому как?!
Братушкин".
   "К отцу на завод приезжало начальство из Москвы. Они за день покраси-
ли все заборы, а в столовую навезли сосисок и  копченой  колбасы.  Потом
они их возили в сауну и там пили водку. Одного в ,,Стрелу" тащили на ру-
ках. Олег Карапетян".
   - Зачем вы это делаете? - спросил я, закрывая тетрадь.
   - Когда-нибудь мы предъявим этот счет, - сказал Николай Иванович.
   - Кто - "мы"?
   - Мы все. И вы тоже, если... - он не договорил.
   Я понял, что он опять намекает на мое перевоспитание. Поздно, Николай
Иванович! И потом - мне не надо духовных пастырей.  Довольно  я  на  них
насмотрелся.
   - А что касается собственно истории, то она интересует этих мальчиков
постольку, поскольку служит руководством к действию. Вы Лаврова  читали?
- вдруг спросил он.
   - Нет. Кто это?
   - Петр Лаврович Лавров, социалист, философ... -Николай Иванович вновь
удалился и вернулся с книгой в руках.
   - В сорок девятом году, в университете, я занимался  историей  кружка
"лавристов", куда входил мой дед. Ну, и  дозанимался...  Получил  десять
лет. Почитайте "Исторические письма". Весьма  актуальное  чтение!  -  он
протянул мне книгу. - Почитайте о действии личностей. Или о  цене  прог-
ресса...
   - Цена прогресса? - меня это заинтересовало.
   Беседуя с Николаем Ивановичем, я временами изумлялся тому,  что  этот
человек не занимает университетской кафедры, а  водит  трамвай  тридцать
седьмого маршрута из Новой Деревни на Васильевский остров, объявляет ос-
тановки и ругается в депо со слесарями по поводу неисправностей вагона.
   - В этой книге, - Николай Иванович указал на том в моих руках, - Петр
Лаврович говорит, что человечество платит огромную цену в виде жизненных
тягот и лишений за то, чтобы отдельные редкие  его  представители  могли
стать цивилизованными людьми, то есть овладеть наукой  и  культурой.  За
что же такая цена заплачена? Только ли за то, чтобы избранные могли нас-
лаждаться духовными богатствами? Нет, дорогой мой, на этих  людях  лежит
ответственность за прогресс общества. И на вас, в частности, тоже  лежит
эта ответственность...
   Николай Иванович раскрыл том Лаврова.
   - Послушайте. "Если личность, сознающая условия прогресса, ждет, сло-
жа руки, чтобы он осуществился сам собой, без всяких усилий с ее  сторо-
ны, то она есть худший враг прогресса, самое гадкое препятствие на  пути
к нему. Всем жалобщикам о разврате времени, о ничтожности людей, о  зас-
тое и ретроградном движении следует поставить вопрос: а вы сами,  зрячие
среди слепых, здоровые среди больных, что вы сделали,  чтобы  содейство-
вать прогрессу?" Что скажете на это?
   - Но что я могу сделать один?
   - Почему вы считаете, что вы один? У вас самомнение, Евгений Викторо-
вич...
   - Скажите честно, Николай Иванович, на вас ведь как на  белую  ворону
смотрят в вашем парке? - спросил я.
   - Хуже. Как на красную ворону, - рассмеялся он.
   Я вернулся к себе почему-то расстроенный. Клеить  игрушечный  дом  не
хотелось, казалось пустой забавой. Я  расстелил  простыню  и  улегся  на
раскладушку с "Историческими письмами".
   Где-то за стеною нестройно затянули "Не уезжай ты,  мой  голубчик..."
визгливыми женскими голосами, к которым  невпопад  примешивались  пьяные
мужские. Звякали бутылки. Донеслась ругань.
   Я читал "Исторические письма" Петра Лавровича, чувствуя, как  во  мне
накапливается раздражение - на этот дом, на голоса за стенкой, на  жест-
кую раскладушку, на Петра Лавровича, наконец, который занудно толковал о
"критически мыслящих и энергически желающих"  личностях.  Где  они,  эти
личности? Где прогресс? Бессильное чувство, похожее на то, что я испытал
когда-то весною перед разверстой ямой, на месте которой еще утром  стоял
мой дом, завладело мною под  аккомпанемент  пьяного  хора.  Вспоминались
слова Николая Ивановича об интеллигентах, отдавших себя  революции...  А
мы устранились, видите ли... Но позвольте, Николай Иванович, сто лет на-
зад интеллигенты, дворяне, разночинцы видели вокруг  себя  действительно
обездоленную и забитую народную массу. А что видим мы? За кого и за  что
можно бороться нам, если обездоленными остались мы  сами  -  в  духовном
смысле?
   За стеной грянули "По Дону гуляет..."
   Я погасил лампу.
   Кирпичная стена за окном, подсвеченная снизу далеким  светом,  бугри-
лась тенями и щербинами, приближалась к стеклу,  наваливалась  на  меня,
грозя раздавить, а рядом на столике нежным хрупким сиянием светился спи-
чечный Дворец Коммунизма.
   Глава 43
   РЕФЕРЕНДУМ
   За час до заседания Правления в расширенном составе  Игорь  Сергеевич
Рыскаль зашел к Завадовским. Повод был мелкий - напомнить Кларе Семенов-
не о заседании и попросить ее  вести  протокол.  Причина  же  коренилась
глубже. Рыскаль хотел своими глазами поглядеть, что происходит в кварти-
ре Завадовских по вечерам, ибо поток заявлений от  соседей  не  иссякал.
Соседи дружно утверждали, что Завадовский продолжает свои  противозакон-
ные опыты с телекинезом, результатом чего являются шумы, колебания  стен
и потолков, а также поломка мебели в квартирах соседей. Подходя к  квар-
тире 1 34, Рыскаль ощутил под ногами вибрацию, будто где-то рядом  рабо-
тал мощный трансформатор. Майор глянул под ноги и увидел, что  резиновый
коврик перед дверями Завадовских парит в воздухе сантиметрах в десяти от
пола, подобно маленькому ковру-самолету. Майору это не  понравилось.  Он
наступил на коврик ногой, и тот со шлепком упал на каменный  пол.  Игорь
Сергеевич нажал кнопку звонка.
   Открыла Клара. При виде Рыскаля лицо  ее  сделалось  испуганным,  она
инстинктивно попыталась прикрыть дверь, но тут же взяла себя  в  руки  и
растянула рот в улыбке.
   - Проходите, Игорь Сергеевич...
   Майор зашел в прихожую. Дверь в спальню Завадовских была  притворена,
оттуда исходил явственный низкий гул. Пальто и плащи, висевшие на вешал-
ке в прихожей, топорщились, будто были заряжены электричеством.
   - Клара Семеновна, вы не забыли, что у нас заседание? -  спросил  ма-
йор, косясь на задранные полы плащей.
   - Ну как можно, Игорь Сергеевич! Обязательно приду.
   - И захватите бумагу и авторучку. Я попрошу вас вести протокол.
   - Да-да, конечно! Конечно! - торопливо отвечала Клара.
   - А Валентин Борисович дома? - спросил Рыскаль.
   - Да... То есть нет. Он занят... - смешалась Клара.
   - Простите, мне необходимо с ним поговорить, - решительно сказал  ма-
йор и шагнул к двери, ведущей в спальню.
   Клара дернулась, пытаясь загородить дорогу, но сразу же обмякла, отс-
тупила.
   - Он там... Я к этому не причастна, Игорь Сергеевич, поймите  меня...
-жалобно прошептала она.
   Майор распахнул дверь.
   В центре комнаты, на ковре, поджав под себя по-турецки ноги и положив
ладони на колени, сидели трое - Валентин Борисович Завадовский, баснопи-
сец Бурлыко и Инесса Ауриня. Они сидели лицом друг к  другу,  причем  их
фигуры обозначали вершины  равностороннего  треугольника.  Мужчины  были
раздеты до пояса, на Инессе была легкая свободная накидка,  волосы  сво-
бодно падали на плечи. Все трое сидели с прикрытыми глазами,  совершенно
неподвижно.
   Все мелкие и крупные предметы, что находились в комнате, - трельяж  с
пуфиком, шкаф-стенка с телевизором, два кресла, журнальный столик и  ог-
ромная двуспальная кровать - висели под  потолком,  упираясь  в  него  и
слегка вибрируя. Майор поневоле отшатнулся. Слишком нелеп был  вид  этой
комнаты с тремя неподвижными фигурами на пустом полу и колыхающимися над
ними предметами спального гарнитура.
   - Валентин Борисович! - решившись, позвал Рыскаль.
   Кооператор и бровью не повел, зато Инесса вздрогнула и покосилась  на
Рыскаля, открыв глаза. И сразу же  угол  двуспальной  кровати  угрожающе
накренился, и она стала медленно, но неотвратимо сползать  вниз,  словно
катилась по наклонной горке.
   - Держать! Держать! - прошипел Завадовский, не размыкая век.
   Инесса зажмурилась и, собрав волю  в  кулак,  восстановила  положение
кровати.
   - Опускаем! Осторожнее! - скомандовал Завадовский.
   Мебель медленно поехала вниз, однако присутствие майора  явно  мешало
экспериментаторам, поэтому вещи приземлились вразнобой, с  перекосами  и
грохотом. На журнальный столик не хватило внимания, и он буквально  упал
на пол, сломав тонкую ножку.
   Клара в ужасе прикрыла лицо руками.
   Завадовский наконец открыл глаза, расслабился.
   - В чем дело, Игорь Сергеевич? - тихо и недовольно спросил он с видом
крайней усталости.
   - Нет, я ничего... - смутился майор. - Но народ жалуется.
   - Ах, народ? - покачал головой Завадовский. - А  вы  его  полномочный
представитель?
   Он не спеша поднялся на ноги и облачился в халат. Его ассистенты сме-
нили позы и занялись дыхательными упражнениями.
   - Знаете, Валентин Борисович, - Рыскаль старался говорить  доброжела-
тельно, - по мне вы тут хоть  на  голове  ходите.  Но  людей  беспокоить
нельзя. У них тарелки в шкафах летают.
   - Побочные эффекты, - пожал плечами Завадовский.
   - Зачем это вам? Не понимаю я такого хобби.
   - Это не хобби, Игорь Сергеевич. Если хотите, это общественный  долг,
- несколько напыщенно произнес Завадовский.
   - Не понял... - насторожился майор.
   - У вас свои методы, а у нас - свои. Мы тоже хотим помочь  кооперати-
ву. И поможем, будьте покойны! К Новому году наш  дом  будет  на  старом
месте, - сказал кооператор.
   - Да вы что, рехнулись! - вскричал Рыскаль. -  Мы  тут  такую  работу
провели! И опять все рвать? Мы вам запретим!
   - Не имеете права, - подала реплику Инесса.
   - А вот это мы посмотрим - имеем право или нет, - обозлился  Рыскаль.
- Я вас предупредил, товарищи.
   - О'кей, - сказал Бурлыко, явно издеваясь.
   Рыскаль покинул квартиру с тяжелым сердцем. А ну как  опять  придется
перелетать? Что скажут в Управлении?.. Впрочем, что ему теперь  Управле-
ние? Душа болит, это гораздо важнее.
   Вот уже неделя прошла, как Игорь Сергеевич Рыскаль  подал  рапорт,  в
котором просил начальство освободить его от обязанностей коменданта коо-
перативного дома на Безымянной улице и уволить из органов милиции в свя-
зи с достижением им пенсионного возраста. Рапорт был  подписан,  хотя  и
без удовольствия. В разговоре с начальством Рыскаль  выразил  убеждение,
что такая мера, как назначение Управлением особого коменданта на  данный
объект, более не является необходимой. В кооперативе существует  крепкое
Правление, организован  семейно-подростковый  клуб,  начала  действовать
добровольная народная дружина, работает литературное объединение. Доводы
веские, что и говорить, поэтому начальство решило: быть по  сему.  Игорю
Сергеевичу задали лишь один вопрос личного свойства:
   - Вы сами собираетесь переезжать из дома, Игорь Сергеевич?
   - Нет, - ответил Рыскаль.
   В этом его ответе и крылась разгадка внезапного и, как многим показа-
лось в Управлении, поспешного решения Игоря Сергеевича. Связывали рапорт
с обидой, усталостью, бессилием, неудобствами жилья - только не  с  тем,
что руководило Рыскалем на самом деле. А руководило им искреннее и хоро-
шо обдуманное желание дать кооперативу гражданское  правление,  избавить
от опеки со стороны органов милиции.  После  длительных  раздумий  Игорь
Сергеевич пришел к выводу, что этот шаг на пути преобразования вверенно-
го ему объекта в дом коммунистического быта является совершенно  необхо-
димым.
   Рыскаль понял, что кооперативу надо  предоставить  самоуправление  на
демократической основе, тогда, может статься, исчезнут те зловещие явле-
ния злоупотреблений, пассивности и прямого хулиганства, что обнаружились
в нем за последние полтора месяца. И он решил пожертвовать  своей  долж-
ностью и окладом, постановив, однако, что останется членом кооператива и
будет бороться за коммунистический быт.
   Прошедшие несколько месяцев основательно изменили взгляды  майора  на
руководимых им граждан и вообще на способы руководства, когда имеешь де-
ло с коллективом. Если раньше сограждане, шествующие куда-нибудь плотной
толпою - будь то футбольное состязание или похороны популярного артиста,
- воспринимались как безликая масса, сплошной поток,  к  которому  можно
было применять законы физики для жидкостей и  газов,  то  теперь  каждый
член кооператива, шагающий под его руководством к здоровому  быту,  имел
свое лицо и характер, требовал индивидуального внимания.
   Майор обнаружил, что излюбленные им  когда-то  заграждения,  барьеры,
турникеты и указательные знаки, которые исправно работали  применительно
к толпе, в кооперативе потеряли свою действенность, порождая  лишь  пас-
сивность и безволие. На первых порах еще куда ни шло: четкие приказы ма-
йора, военная дисциплина и твердость решений помогли преодолеть  ужасные
последствия перелета, но лишь только кооператоры  получили  мало-мальски
сносные условия для житья, как тут же расползлись  по  своим  квартирам,
стали уклоняться от постановлений, игнорировать  приказы,  а  сам  майор
Рыскаль превратился в постоянную мишень для анекдотов и шуток не  совсем
приятного свойства.
   Майор не мог забыть анонимный подарок, обнаруженный им однажды на ра-
бочем столе в штабе. Это был кубик Рубика, все элементы  которого  имели
одинаковые красные нашлепки - куда ни вращай, никаких перемен! Намек был
более чем прозрачен. Дарственная надпись на одной из  граней  гласила  с
издевательской почтительностью: "Игорю Сергеевичу с любовью от  учащихся
кооператива ,,Воздухоплаватель" для решения интеллектуальных задач".
   Майор кубик не выбросил, с тяжестью на душе спрятал в сейф.
   Очень докучали меры по предупреждению разглашения: доставка  почты  с
улицы Кооперации, куда по-прежнему приходила корреспонденция  кооперати-
ва, разговоры с кооператорами по поводу приехавших родственников и  зна-
комых, постоянные устные напоминания о необходимости хранить тайну, взя-
тие подписок. Меры эти, представлявшиеся разумными в  первые  дни  после
перелета, ныне утратили  свою  актуальность,  но  инструкция  продолжала
действовать, а Рыскаль, скрепя сердце, продолжал ее выполнять. Давно уже
затихли разговоры в городе о странном  происшествии,  горожане  занялись
другими слухами и делами, но майор по-прежнему  вынужден  был  проявлять
бдительность, впрочем, не приводящую к результатам. Далеко не все коопе-
раторы обращали внимание на предостережения майора; многие давно уже под
большим секретом или без оного разболтали о случившемся родственникам  и
приятелям, убедившись, что утечка информации не привела к разрушению ос-
нов. Неудивительно, что в этих условиях постоянная бдительность  Рыскаля
вызывала неудовольствие и насмешки. Баснописец Бурлыко, имевший  зуб  на
майора со времен знаменитого банкета, пустил  по  кооперативу  каламбур,
назвав тщательно оберегаемую тайну "секретом Милишинеля". Рыскаль калам-
бура не понял, пока не растолковал Файнштейн: ассоциация с "секретом По-
лишинеля", Игорь Сергеевич, и намек на ваши милицейские погоны. Впрочем,
каламбур большого успеха не имел, ввиду  необразованности  кооператоров.
Более всего Игоря Сергеевича поражала безынициативность и какая-то тупая
школярская покорность большинства кооператоров. Если можно уклониться  -
с удовольствием, ежели нельзя - что поделаешь, придется подчиниться,  но
без малейшего проблеска мысли, без любви и творческой жилки. Люди  выхо-
дили на субботники, являлись на собрания, отбывали положенное - минута в
минуту - и вяло расползались по домам. Словом, вели себя в точности  так
же, как толпа во время массовых скоплений, управляемая барьерами и живы-
ми цепями. Однако то, что когда-то нравилось Рыскалю, здесь стало  удру-
чать. Покорность толпы радовала, покорность же  коллектива  приводила  в
уныние. Обдумывая причины этого явления, Игорь Сергеевич пришел к  выво-
ду, что его подопечные привыкли ждать готовенького,  надеясь  на  чужого
дядю (в данном случае, на него), лишены ответственности и проч. -то есть
стал думать о кооператорах, как о детях, слишком  опекаемых  заботливыми
родителями и потому растущих оболтусами. Игорь Сергеевич, и вправду, от-
носился к кооператорам по-отечески, любил их, заботился, хотя и обижался
по временам, ощущая недостаточное понимание его забот.  Кооператив  стал
кровным делом Рыскаля, потому он и смог принять трудное решение. Посове-
товался он, как всегда, только с Клавой. Жена  выслушала  его  с  покор-
ностью -не с той безразличной, что огорчала Рыскаля в кооператорах, а  с
покорностью любви и преданности. Раз тебе надо - значит, надо. Какие мо-
гут быть разговоры.
   - Но останемся жить здесь, Клава, - сказал Рыскаль.
   - Я понимаю, Игореша. Хорошо бы только  поменяться  повыше.  Есть  же
пустые наверху, - робко попросила она. - А здесь Правление останется.
   Рыскаль помолчал. Клава поняла, что он не хочет бросать даже малейшей
тени на свое решение.
   - Вообще, можно и здесь. В штабе спальню устроим, а эту  комнату  под
гостиную, - рассудила Клава.
   Игорь Сергеевич по-прежнему хранил насупленное молчание.
   - Хочешь штаб оставить? - вздохнув, догадалась она.
   - Хочу, - кивнул майор.
   - Зачем он тебе? Без должности? Пускай Светозар Петрович суетится. Он
председатель...
   - Надо так, Клава. Поглядим, как оно будет.
   Рыскаль не хотел признаваться даже жене, что, отказываясь  от  офици-
альной должности милицейского начальника кооператива, он лелеет в мыслях
остаться его главой. Несмотря на разброд среди  кооператоров,  многочис-
ленные отъезды, пьянство в притонах, он никак не мог отказаться от мечты
об устройстве порядка и воцарении счастья в кооперативе. Он  желал  быть
избранным демократично, чтобы его решения перестали восприниматься  мас-
сой как милицейские меры, чтобы люди, наконец, поняли, что движет им  не
служебное рвение, а искренняя вера в них же самих.
   К чести Игоря Сергеевича, следует сказать, что он не пытался разжало-
бить членов Правления и никак не намекал им на свое сокровенное желание,
а вынес вопрос на заседание расширенного состава,  уже  имея  в  кармане
пенсионные документы.
   В своей всегдашней манере, делово и буднично, ровным глуховатым голо-
сом Рыскаль объявил, что отныне он перестает быть  должностным  лицом  и
становится рядовым кооператором, для  чего  необходимо  выполнить  соот-
ветствующие формальности.
   Сообщение майора было как гром  среди  ясного  неба.  Все  вдруг  по-
чувствовали, что рухнула опора - нечто похожее на отрыв дома  от  фунда-
мента, - и принялись бурно выражать чувства.
   - Как вы могли не посоветоваться с нами, Игорь Сергеевич?!  -  воз