Сергей Афанасьев
   Звездный странник


	 Часть 1. Корабль.




                               Авария.


   -... представьте девчонки, -  интимно  говорил  Женька  в  микрофон
дальней связи, - кругом чернота,  пустота..  и  только  два  маленьких
пятнышка. Одно из них - Туманность Андромеды, другое - наша галактика,
со всеми  этими  Арктурами  и  Водолеями...  За  борт  вышел  -  такое
ощущение, что вот сейчас кто-то похлопает тебя по плечу. Словно  не  в
космосе, а в тесной и темной кладовке...
   Сидевший рядом Сазонов добродушно улыбался  в  бороду,  слушая  эту
болтовню. Потом, увидев входящего Сергея, молча показал на часы.
   - Ну, все, девчонки, заканчиваю, - торопливо проговорил  Леднев,  -
Шеф идет...
   - Хорошо, отключаемся, - раздался веселый девичий голос.  -  Будете
на станции, заходите в гости.
   - Обязательно, - пообещал Леднев и отключился от связи с базой.
   - Тоже причину нашел, - широко улыбнулся Сазонов, - чтобы  разговор
прервать.
   - Командир, девчонкам скучно на дежурстве, вот они  и  болтают  без
умолку.
   - По-моему, вам всем одинаково скучно.  А  мне  создашь  неприятную
репутацию - потом не  отмажусь.  И  вообще,  твоя  очередь,  давай  не
затягивай.
   - Ну вот, на самом интересном месте... - шутливо пробурчал  Леднев,
выходя из рубки.
   - По-моему это все  естественно,  -  кивнул  Сергей  на  Женьку.  -
Все-таки два месяца изоляции. Я бы и сам не прочь поболтать - были  бы
способности.
   - Это как талант, - согласился  Сазонов,  подготавливая  технику  к
выходу Леднева в космос. - Либо есть - либо уже не дано.
   Сергей  сел  в  свое  кресло,  с  отвращением  посмотрел  на  пульт
управления, щелкнул клавишей, закрывая за Женькой выходной люк.
   - Интересно, нас когда-нибудь переведут  на  что-либо  по-новее?  -
лениво спросил он, вполглаза наблюдая, как  Евгений  на  мрачном  фоне
Плутона, в абсолютной черноте космоса, выводит нуль-модуль на исходную
позицию. - Или мы так и будем до пенсии заниматься чисткой движка?
   Сазонов пощелкал кнопками,  стараясь  захватить  Женькин  модуль  в
единую силовую систему, и пожал плечами.
   - Когда-нибудь и переведут.
   - Да, - покачал головой Сергей. - Года  через  два,  когда  старику
срок выйдет.
   Командир ничего не ответил.
   - Давай в управе толкнем идею, чтобы молодых сюда - для обучения  и
отработки навыков судовождения. Тоже хорошая школа..
   - Не знаю, - пожал плечами Сазонов. - Мне здесь нравится. Привык  я
к нему. А на новом в космос уже не выйдешь,  как  только  что  говорил
Женька, не ощутишь  уже  этого  щемящего  чувства  одиночества.  Новые
транспортники давно уже проходят путь за раз.
   - Да,  вид  между   галактиками   конечно   симпатичный.   Сердечко
поджимает, - согласился Сергей. -  Особенно  с  психологической  точки
зрения.
   Вспыхнул желтый индикатор.
   - Есть контакт,  -  подобрался  Сергей,  выпрямляясь  в  кресле.  -
Нуль-модуль на исходной точке.
   - Евгений, стоп. Выводи на автомат.
   - Ну, слава богу, - раздался в динамике далекий голос Леднева. -  Я
уже думал, что это никогда не закончится.
   - Ничего, следующая моя очередь, - успокоил его Сергей.
   - Мужики, не отвлекайтесь, - вмешался  Сазонов.  -  Женька,  модуль
закреплен, возвращайся. Серж, готовь контейнер к очистке.
   - Есть, - ответил Сергей чисто рефлексорно.
   - База, я »Атлантј, - сказал в микрофон внешней связи  командир.  -
Приступаем к выводу контейнера.
   - Хорошо, давайте. У нас все готово.

   Как только  за  Ледневым  закрылись  створки  шлюза,  открылся  люк
контейнераотстойника, и в  черную  пустоту  космоса  осторожно  выплыл
небольшой по размерам неприятно светящийся фиолетово-желтыми искорками
шар антивещества.  Отведенный  на  порядочное  расстояние  от  корабля
специально  созданным  силовым  полем  шар  перехватывался   базой   и
перерабатывался. Так вот и происходила очистка двигательных отсеков на
уже устаревших грузовых кораблях, к которым принадлежал и »Атлантј.
   - Ну и гадко же  там,  -  сказал  вошедший  Леднев,  поежившись.  -
Командир, с тебя сто грамм, для снятия нервного стресса.
   - Если каждый твой выход оценивать  стаканом,  -  не  отрываясь  от
экрана, кивнул Сергей, - мы будем возить один спирт.
   - Я бы и от пивка не отказался.
   - Серж, уводи модуль, я  начинаю  ослаблять  связку,  -  проговорил
Сазонов.
   - Хорошо, - кивнул Сергей.
   Леднев сел в  свое  кресло.  Делать  ему  было  уже  нечего,  и  он
задумчиво повернулся к экрану, увеличив изображение.
   - Сколько смотрю на эту гадость, - сказал он брезгливо, - не  устаю
удивляться  -  такая  маленькая,  а  ведь  если  что,  то  и   Плутону
достанется.
   - Больше, - поправил по привычке Сазонов. - Уводи  модуль,  я  чуть
нитку подтяну, пусть шар подольше за ним побегает.
   - Дольше будет бегать - дольше тут  проторчим,  -  заметил  Сергей,
внося новые коррективы.
   - Куда тебе торопиться? - обернулся  Леднев.  -  Тебя-то  никто  не
ждет.
   - А вдруг?
   - А если - вдруг - то подождет. Зато будет что рассказать.
   - Я только об этом и рассказываю, - насмешливо  ответил  Сергей.  -
Больше ведь не о чем.
   Сверкнул красный флажок, и Сергей мгновенно отрубил силовое поле.
   - Обрыв нуль-модуля, - четко выговорил командир. - Уходим.
   - Началось, - еще толком не осознав случившегося, вымолвил Евгений.
- Сейчас она погонится за нами.
   Гулко завибрировал корпус - включились мощные маневровые движки - и
нос корабля стал круто забирать влево.
   - Передача? - бросил командир.
   - Автоматом пошла.
   - Проверь.
   Сергей проверил, как идет передача данных о состоянии всех приборов
корабля. Если с ними что-либо  произойдет,  эти  данные,  возможно,  и
пригодятся.
   Теперь вся надежда на командира. Сергей  убрал  руки  с  пульта  и,
покусывая губы,  напряженно  смотрел  на  экран.  В  минуту  опасности
бездействовать очень тяжело.
   - Догоняет, зараза.
   - Корабль массой притягивает.
   - И метеориткой не прибьешь.
   - Да,.. смысла нет.
   - Не повезло, мужики, - тихо сказал  Сазонов,  выворачивая  корабль
дюзами к шару.
   Никто ничего не успел сообразить.
   Желто-фиолетовый совершенно безобидный на вид шар чуть  потемнел  в
пламени двигателей  и,  вдруг  расплывшись  и  вытянувшись  в  струну,
всосался в правую дюзу. Сергей машинально прикрыл глаза, понимая,  что
это как раз и бессмысленно.
   Синие искорки пробежали по стенкам рубки, по  клавишам  пульта,  по
кончикам пальцев и волосам экипажа. И погасли.
   Стало тихо.
   Движок замолк.
   Они напряженно смотрели друг на друга, ожидая, что вот сейчас,  вот
в эту секунду...
   Первым нарушил молчание командир.
   - Да  нет,  мужики,   все   уже.   Чтобы   антивещество   вошло   в
соприкосновение и сделало паузу - так не бывает. Либо мы на том свете,
либо что-то случилось еще.
   - А если нет? - тихо спросил белый как мел Евгений. -  Если  сейчас
рванет?
   - Вот смеху-то будет, - промолвил Сергей и посмотрел на корабельные
часы, впервые за  это  время  пошевелившись  в  кресле.  -  Прошло  43
секунды. Да, ты прав, - кивнул он Сазонову.  -  Скоро  минута  как  мы
покойники.
   - Это надо  отметить,  -  облегченно  выдохнул  приходящий  в  себя
Леднев. - Нельзя так издеваться над собой.
   - Нет возражений. Но сначала надо выяснить, на какой мине мы сидим.
Сергей, это по твоей части.
   Сергей кивнул.
   - Подожду до минуты - для ровного счета. А то, может, и  не  стоило
суетиться.
   - Накаркаешь, - возмутился Леднев и вышел из рубки.

   Сергей уже полчаса возился с  приборами.  Средства  связи  молчали,
база не откликалась, и посоветоваться было не с  кем.  Сазонов  сделал
обход, и теперь сидел и  просто  смотрел,  как  работает  бортинженер,
всегда восхищаясь его способностью быстро схватывать суть  проблемы  и
находить мельчайшие нюансы. Леднев из камбуза принес в рубку  пакет  с
продуктами  -  неуютно  одному  -  и  теперь,  высыпав  все   это   на
бездействующий пульт управления, аккуратно нарезал сало  и  накладывал
шпроты на серые кусочки хлеба.
   - Серж, ну что? - не выдержал Сазонов.
   Сергей покачал головой, - По нулям.
   - На Земле разберутся,  -  подал  голос  Евгений.  -  Ты  бы  лучше
консерву открыл, все равно бездельничаешь.
   Сазонов нехотя поднялся.
   Быстро сварганился походный стол.  Разлили  спирт  в  пластмассовые
стаканчики. Расположились на полу возле  не  желающего  покидать  свою
раскиданную технику Сергея. Сели кружком.
   - Ну, давайте, - поднял Леднев свой стакан.  -  Пока  спасатели  не
набежали. За жизнь...
   - За нее, - кивнул Сергей.
   - Будем,.. - подытожил Сазонов.
   Выпили.
   Выдохнули.
   Закусили.

   ------------------------------------------


                        Неожиданное открытие.


   - Ну, чем порадуешь, Серж?
   Сергей пожал плечами.
   - Пока ясно только одно - корабельная техника исправна.
   - А связь?
   - Самое  странное,  что  пока  ничего  не  нашел.  Но,  думаю,  еще
покопаюсь.
   - Покопайся, - согласился Сазонов. -  А  то  без  связи-то  тяжело.
База, поди там, волнуется.
   - Скоро и так народ нагрянет, навезут  с  собой  всякого  добра,  -
отозвался Леднев.
   - Будем ждать. Движок не включаем - на всякий случай.
   - Может, тогда пулю распишем? - неуверенно предложил Евгений. -  На
Земле то ведь не встречаемся.
   - Женька, тут дела поинтереснее пули. Иди лучше, посканируй космос,
где там спасатели болтаются.
   - Поторопить-то я их все равно не смогу, - пробурчал Евгений уходя.
- Лучше Сергея в космос отправь фонариком сигналить, раз он  не  может
рацию починить.

   - Ну что, какие новости? - бодро спросил капитана Сергей,  входя  в
рубку.
   Сазонов немного помолчал.
   - Самое забавное, что никаких, - и он как-то странно  посмотрел  на
своего бортинженера.
   Сергей помотал головой.
   - В каком смысле?
   - Наверное, в обеих.
   - Ты обьясни толком, - возмутился Сергей. - Назадавал загадок.
   Тут же подошел хмурый и растрепанный Леднев, встал в сторонке.
   - О чем шумим?
   - Должен тебя огорчить, Серж, в эфире полная тишина.
   - Так не бывает, - не поверил Сергей.
   - И с запасным тоже самое.
   - Ничего не понимаю, - удивлению Сергея не было границ.
   Он быстро прогнал тестовый режим, запустил резервный  на  передачу,
погонял приемник основного.  Хмурый  Леднев  сел  напротив  и  смотрел
как-то недоверчиво на все его действия.
   Сергей повернулся к Сазонову.
   - Видишь, сигнал-то проходит.
   - А ты космос послушай.
   Сергей переключил приемник на громкую, но вместо ожидаемого  потока
многочисленных переговоров кораблей с базой  Плутона  и  между  собой,
всевозможных приветствий и пожеланий, в  притихшей  рубке  раздавалось
еле слышное потрескивание.
   - Женька, щелкни на автомат, может, они все волны поменяли. Или  ты
думаешь  -  это  последствия  случившегося?  -  Сергей   вопросительно
посмотрел на капитана.
   Сазонов пожал плечами.
   Леднев вяло протянул руку, ткнул сенсорную клавишу и  сказал  ни  к
кому не обращаясь.
   - А хотите, я вас еще больше повеселю?
   Сергей с Сазоновым молча посмотрели на него.
   - Звездное небо капитально изменилось.
   Сергей машинально глянул на экран, попереключал разные виды обзора,
толком еще не осознавая сказанного.
   - И что это может значить?
   А более  сообразительный  Сазонов  спросил  совершенно  без  всяких
интонаций, словно ожидая чего-то подобного.
   - Сколько примерно лет?
   - Около 13 тысяч, - упавшим голосом ответил Женька  и,  недоумевая,
обвел взглядом обоих.
   - Вы о чем, мужики? - спросил сбитый с толку Сергей.
   - А спектр Солнца?
   - Тоже уплыл, - кивнул Леднев.
   Сазонов хмуро улыбнулся.
   - Ну что ж... Серж, бросай свою технику,  пойдем  в  кают-компанию,
обсудим все спокойно.
   - Мужики, вы что, серьезно? Сейчас я оптику проверю..
   - Со сканера тоже самое.
   - Может, пылевое облако со странностями? Или перебросило  в  другую
галактику?
   - Вот все и обсудим, - и Сазонов направился к выходу.
   - Кстати, - спросил Женька, идя следом. - Кто и что  искал  в  моей
каюте? Вроде раньше я такого за вами не замечал.
   - Ты о чем? - машинально спросил Сергей, поглощенный в свои мысли.
   Леднев повернулся к командиру.
   - Сазонов, ты что ли?
   Тот отрицательно покачал головой.
   - С чего ты взял?
   - Что, я не знаю,  как  у  меня  книги  лежат,  -  сказал  несовсем
уверенно Леднев и пожал плечами, - Ерунда какая-то.
   - Слушай, - промолвил Сазонов, - а  не  могло  так  быть,  что  при
реакции заодно произошло и зеркальное отражение вещества?
   - То есть?
   - Ну, левая сторона поменялась с правой. Поэтому  тебе  и  кажется,
что книги не на месте.
   Женька подумал немного.
   - Знаешь, вполне возможно. Надо будет специально понаблюдать.

   --------------------------------------------------------


                                Гости.


   На  этот  раз   в   кают-компании   витал   дух   растерянности   и
подавленности.
   - Какие  будут  мысли?  -  спросил  Сазонов  нерешительно,   обведя
взглядом экипаж. - Серж?
   - Даже сразу и не соображу, - пожал  плечами  Сергей.  -  Осмыслить
надо.
   - Так давайте осмыслим. Евгений?
   - Ну что я могу сказать, - Женька почему-то встал. - Звезды  -  это
факт. Чтобы их  так  передвинуть...  Это  не  реально.  -  Он  помялся
немного. - Факты - упрямая вещь. Мы - в районе 150 века.
   - Ты в этом не сомневаешься? - спросил Сергей.
   - Абсолютно, - твердо ответил Леднев и сел.
   - А не может такого быть, что это какая-то другая звездная система.
   - Если это и другая, - невесело усмехнулся Леднев, - то она как две
капли воды похожа на земную.
   - Будем спорить? - поинтересовался Сазонов у аудитории.
   - Вы хотите сказать, что кусок антивещества сдвинул нас во времени?
   - Посмотри в окно, - пожал плечами Женька.
   - Ну а где тогда цивилизация? - разгорячился Сергей. - Где все?
   - А ты можешь себе представить прогресс за это  время?  -  заспорил
Евгений.  -  Насколько  человечество  ушло  вперед?  Какие   изменения
произошли?  Может  -  все  давно  перешли  в  иное  -   нематериальное
состояние, расползлись по всей вселенной, перешли в другое измерение.
   - Или космическая катастрофа,  -  тихо  добавил  Сазонов.  -  Закат
цивилизации. Этого тоже нельзя отметать.
   В каюте стало тихо. Каждый задумался о чем-то своем.
   - Как мои-то? - вырвалось у Леднева.  -  Неужели  я  их  больше  не
увижу?
   Сергея пробрала дрожь до самых коленок.
   - Не раскисать, - рубанул капитан, и добавил уже поспокойнее. - Вот
давайте, все расплачемся, начнем переживать... Я считаю -  перед  нами
стоят две задачи - выяснить что случилось, и  вторая  -  как  из  этой
ситуации выпутаться. А эмоции оставим на потом.
   - Согласен, - кивнул Сергей, не поднимая головы и пытаясь  побороть
охватившую его слабость.
   - Хорошо...  -  откинулся  в  кресле  Евгений.  -  Давайте  решать,
разбираться, выяснять...
   - Серж, как у нас с горючим? - повернулся командир к бортинженеру.
   - Межзвездной у нас, естественно, уже нет. А межпланетной -  только
запас. Тот, что на всякий случай.
   - И на сколько его хватит?
   - До Земли дотянем.
   Все помолчали.
   - Конечно, - предварительно кашлянув, неторопливо начал Сазонов.  -
Я, как капитан, должен быть  твердым,  вселять  надежду  в  экипаж,  и
всегда знать готовое решение.
   - На то ты и капитан, - буркнул Женька.
   - Но,   честно   говоря,   я   сам   растерян,   -   признался   он
обескураживающе.
   Экипаж дружно посмотрел на капитана. Сергей пожал плечами.
   - Это понятно, - сказал он. - Все мы люди.. Мысли твои какие?
   - Я думаю, надо лететь до Земли. Все-таки центр цивилизации. Если и
есть какие-либо разгадки, то, скорее  всего,  только  там.  А  ты  что
думаешь?
   - Да, в общем-то, согласен, - неуверенно промолвил Сергей. - Не так
уж много у нас энергии, чтобы рыскать по галактике и  кричать  SOS  на
весь космос. Но, для начала,  я  предлагаю  здесь  повисеть,  в  эфире
пошуметь, мало ли что? Ктонибудь да откликнется.
   - Евгений? - Сазонов повернулся к штурману.
   - Можно и повисеть, - кивнул он головой. - Хуже от этого не  будет.
Кстати, наш маяк все еще включен?
   - А куда он денется, - пожал плечами Сергей. - Если  никто  его  не
выключил.
   - Ну  так  что?  -  подытожил  командир.  -  Все?  Или  еще   будут
предложения?
   - Все, скорее всего, - ответил Леднев, немного подумав.
   - Сколько висим? - повернулся Сазонов к Сергею.
   - Сутки, для ровного счета.

   До конца Серегиной вахты оставалось полчаса. Сазонов сидел  тут  же
рядом, в рубке,  и  молчал.  Оба  разглядывали  свежесделанные  снимки
Земли.
   Вошел обалдевший Леднев.
   - Мужики, не знаю как и сказать.
   - Как-нибудь скажи, - сказал Сазонов, мягко усмехнувшись, а  Сергей
внутренне весь напрягся. - А мы уж постараемся разобраться.
   - Я, кажется, кого-то видел в коридоре.
   Сергей и Сазонов молча переглянулись, ожидая продолжения.
   - Шел сюда, а впереди -  тень.  Я  думал  -  капитан  бродит.  Тень
налево, к пятому, а я в рубку... А вы тут... Оба...
   - Тень то  хорошо  разглядел?  -  спросил  Сергей,  ничему  уже  не
удивляясь.
   - Да нет, мелькнула впереди...
   - Ты же у нас еще и медик, Женька. - Сазонов  спокойно  смотрел  на
Леднева. - Тут тебе и карты в руки. Как скажешь, так и будем  считать.
Либо было чтото, либо усталость и последствия нервного потрясения.
   - Я  даже  не  знаю,  -  заговорил  сбитый  с  толку   Евгений.   -
Галлюцинациями вроде раньше не страдал. Сроду со мной такого не  было.
Но мне кажется, тень я ясно видел. А вы как думаете?
   - Сейчас я во все могу поверить, - кивнул Сазонов. - В  привидения,
в кочующих и все видящих пришельцев, в наших далеких потомков...
   - Да, - подтвердил Сергей. - Трудно  вообразить,  насколько  далеко
ушел прогресс. Им, поди, нас и не понять вовсе.
   А Сазонов успокаивал Леднева - Не бери в голову. Показалось  -  так
показалось. А появится кто-то - что ж, посмотрим... Ты  лучше  взгляни
на это, - и он кинул снимки.
   - Серж, - обернулся командир к Сергею, - Ты  там  глянь  на  всякий
случай своими анализаторами. Мало ли что.
   - Хорошо. Если только в грузе покопаться, может,  найду  подходящие
приборы.
   - В пятом, по-моему, есть что-то подобное.
   Леднев, недоумевая, взял снимки.
   - Что это? Марс в древности?
   - Это Земля, Евгений.
   - Не может быть. Где зелень, облака, океаны? Сплошная краснота.
   - Наверное, висение надо заканчивать.  Так  что,  Женька,  принимай
вахту да и заводи мотор, тронемся.
   Анализы коридора, где прошла увиденная Ледневым тень тоже ничего не
дали.

   Сдав  вахту,  Сергей  шел  по  пустым  переходам  и  с   удивлением
почувствовал, что вдруг в родном корабле стало пусто и неуютно, и даже
как-то  жутковато,  маленькая  затерянная  песчинка   в   безграничных
просторах космоса. Пустота была и раньше, но тогда он знал, что где-то
есть Земля, где-то живут люди. А теперь этого не было.
   Сергей  прошел  в  спортзал,  энергично  размялся  на   тренажерах,
стараясь  полностью  очистить  свою  голову  -  в  последние  дни   от
напряженных дум сильно болели лоб и виски, да и в затылке покалывало.
   Наклонившись за выпавшей рукояткой, он вдруг замер  -  в  углу,  за
крепежным шестом, стояло нечто. Как бортинженер, он знал на корабле  в
лицо каждую заклепку. Серое,  полукруглое,  с  дырочками,  оно  как-то
недобро смотрело на Сергея.  Осторожно,  словно  боясь  вспугнуть,  он
протянул руку, но предмет, как будто живой, подернулся легкой  дымкой,
стал прозрачным, и исчез.
   С минуту,  не  разгибаясь,  Сергей  смотрел  на  это  место.  Потом
внимательно   осмотрел   пол   и,   наконец,   подошел    к    прибору
внутрикорабельной связи.
   - Сообщение для всех, - будничным голосом сказал он. - Я только что
в спортзале видел инородное  тело,  которое  самопроизвольно  исчезло.
Просьба, в зал не заходить. Я пошел  за  анализаторами.  Свободным  от
вахты предлагаю осмотреть другие участки корабля.
   - Хорошо, действуй, - чуть помедлив, раздался голос Сазонова. - Я в
шестом отсеке. Обо всем необычном тут же докладывать.

   - Рассказывай, - внимательно глядя на Сергея, сказал Сазонов, - Все
готовы.
   В рубке стало тихо. Вахтенный Леднев  повернулся  спиной  к  пульту
управления. Сергей откашлялся и встал.
   - Значит так, - начал он. - Предмет - усеченный  шар  диаметром  23
сантиметра, вес около 2 кг 400 грамм. Материал и  начинка  неизвестны.
Внешний вид я нарисовал,  можете  посмотреть.  -  Он  кинул  листы  на
панель. - Данные по кораблю - таких предметов было 8 -  по  одному  на
отсек, в кают-компании за угловым креслом, и в  рубке  за  техническим
щитком. Жалко, их никто не видел, но, тем не менее, приборы  не  врут.
Вывод - скорее всего это датчики или разведзонды.
   Он перевел дыхание. Все молчали.
   - А вы говорите - вымерли все, - добавил он улыбаясь.
   - Ну почему же, - задумчиво произнес Сазонов. - Мы так не  говорим.
А это не факт, что разведзонд. И не факт, что разум  -  могут  быть  и
роботы, исполняющие тысячелетиями одну и ту же программу.
   - Но ведь он исчез, как только  я  его  заметил.  И  все  остальные
вместе с ним.
   - Программа, - пожал плечами  Леднев.  -  Тут  невозможно  что-либо
утверждать.
   - Давайте не будем торопиться с выводами, -  подытожил  капитан.  -
Первые шаги положены. Подождем дальнейшего развития событий. А пока  -
все тоже самое - курс на Землю.

   -------------------------------------------------------


                          Находка на Марсе.


   - Командир, -  раздался  в  динамике  тревожно-торжественный  голос
вахтенного Леднева. - Есть сигнал в эфире.
   Сергей,  отдыхая  после  вахты,  мгновенно  поднялся  с  кровати  и
поспешил  в  рубку.  Сазонов  был  уже   здесь.   Вдвоем,   напряженно
прислушиваясь к чему-то в наушниках, они энергично щелкали  тумблерами
внешней связи.
   - Дайте и мне послушать, - возмутился Сергей,  охваченный  всеобщей
лихорадкой.
   Женька молча переключил на громкую. В рубке  раздался  треск  эфира
(фон Солнца и звезд), слегка перекрываемый тонким писком радиомаяка.
   Сазонов снял наушники.
   - Ну что, - промолвил он довольный. - Пеленг есть.
   - Да, - подтвердил Леднев, - Где-то на Марсе.
   - Я думаю, возражений не будет. Меняем курс. - Сазонов посмотрел на
Сергея.
   - Спрашиваешь, - возмутился тот.
   - Хорошо, - кивнул командир. - Женька, действуй, а я пока рассчитаю
точные координаты сигнала.

   - Ну что, мужики, - говорил грустно Сазонов, наблюдая, как Леднев с
Сергеем рассаживаются в капсуле. - Оружия я дать вам  не  могу  -  его
просто нет. Так что будьте там поосторожнее - мало ли что... брошенные
автоматы, ловушки, оставшиеся с войны, если такова была,  да  мало  ли
какой гадости...
   - Говорил уже, - отмахнулся Сергей.
   - Вам то что, - криво улыбнулся он в бороду. - А каково мне в  этом
мире остаться совсем одному?
   Сергей внимательно посмотрел на командира.
   - Ладно, - серьезно кивнул он. - Постараемся.
   - Все будет в полном порядке, - подбодрил из-за спины Леднев.

   Капсула,  следуя  строго  по  пеленгу,  медленно   приближалась   к
красновато-коричневой неприветливо чужой поверхности Марса.  Словно  и
не было никакого освоения планеты. Сплошная каменистая пустыня.
   - Слушай, - промолвил Евгений. - Никаких следов от поселений.  Хотя
в этом районе их было полно.
   - Не нравится мне все это. Наводит на мрачные мысли.
   - Вот-вот. Кстати, атмосфера разряжена. Сплошная углекислота.
   - Я ничего другого и не ожидал.

   - Да, первозданная чистота, - мрачно протянул  Сергей,  неторопливо
пиная камни под ногами. - Кто бы мог подумать.
   - Однако вот же  следы  человеческой  жизни,  -  возразил  Евгений,
заглядывая в отверстие между большими камнями. -  Вон  даже  ступеньки
виднеются.
   - Это-то меня и удивляет. Ну что? Пройдемся?
   - Дмитрич, мы спускаемся, - передал Женька на корабль.
   - Хорошо, - сказал Сазонов. - Сооружение похоже на военное,  будьте
предельно внимательны.
   Осторожно идя друг за другом, они с тяжелым  чувством  разглядывали
встречающиеся на пути помещения. Здесь явно была бойня. Причем,  очень
жестокая.
   - Ну, куда теперь? - тихо  спросил  Евгений,  останавливаясь  перед
тремя темными отверстиями.
   Сергей глянул на пеленгатор.
   - Влево, - сказал он.
   Женька молча кивнул и, отведя рукой покореженные  балки,  осторожно
шагнул в дверной проем. Сергей шагнул следом и тут же уперся  в  спину
Леднева.
   Посередине небольшого помещения, слегка  помигивая  двумя  красными
лампочками, стояла небольшая  прямоугольная  конструкция,  похожая  на
древнеегипетский саркофаг.

   -------------------------------------------------


                              Саркофаг.


   Контейнер тускло поблескивал в самом центре  до  максимума  ужатого
5-го отсека. Сергей на небольшом расстоянии деловито суетился  вокруг,
манипулируя с замысловатыми приборами.  Леднев  сидел  в  стороне,  на
овальных, без  углов,  ящиках  и,  по-детски  болтая  ногами,  оттуда,
сверху, вел неторопливую беседу.
   - Зачем мы его вообще приволокли? А вдруг это мина?
   Сергей поднял голову.
   - Мина, простоявшая заряженной 13 тысяч лет?
   - А что, находили же боезаряды задолго после 2-й Мировой  войны.  В
полной готовности.
   - Ничего,  -  успокоил  его  Сергей  усмехаясь.   -   Она   столько
тысячелетий простояла, день-два для нее пустяк. К тому же, видишь  же,
делаю все возможное - не касаюсь, не кашляю, не стучу. И ты будь  добр
- разговаривай потише и не делай резких движений.
   - Ну вот, успокоил, - шутливо откликнулся  Леднев,  но  принял  его
слова всерьез.
   Некоторое время оба молчали. Сергей всевозможными датчиками  снимал
во всех мыслимых и немыслимых спектрах и режимах показания приборов  и
пичкал этой информацией бортовой компьютер, которому  в  свою  очередь
этого было мало, и он требовал все больше и больше.
   - Интересно же, - сказал Сергей, запустив очередную  линию.  -  Для
чего-то сделали ведь такую сложную конструкцию? Что-то же она  в  себе
хранит?
   - А может, это деталь реактора? Или местная батарейка?
   - Все может, - пожал плечами Сергей, наблюдая за экраном сканера. -
Ну а вдруг мы все-таки правильно  поняли  эти  знаки,  что  там  живое
разумное существо? - Он с каким-то азартным любопытством  взглянул  на
Леднева. - Разбудим - оно нам прояснит ситуацию. А?
   - Честно  говоря,  -  скептически  заметил  Евгений,  -   даже   не
представляю, каким образом. Мировая история  саркофагов  что  говорит?
Пакуют обычно каких-либо местных тиранов.  Выползет  этакий  монстр  и
начнет нас тут строить в две шеренги.
   - Ну, ты уж больно мрачно смотришь на вещи.
   - Хорошо, не монстр, а гений. Ну и что? Что нам это даст? Знания? А
что нам с ними делать?
   - Ты считаешь - этот процесс необратим?
   - В природе все процессы  необратимы  -  из  пепла  нельзя  вернуть
сожженное дерево, так же, как и из человека нельзя получить выпитый  и
переваренный им коньяк.
   Сергей вдруг засмеялся - А ты, оказывается, пессимист.
   - Нет, я просто реально смотрю на вещи.
   - Не столько реально, сколько упрощенно.
   - Ты так думаешь?
   - Конечно, - Сергей внимательно просмотрел отклики БК, что-то там у
себя поменял в расположении приборов, что-то  понажимал  на  сенсорных
клавишах, и поднял к Ледневу голову. - И  пепел,  брошенный  в  землю,
рано или поздно трансформируется  в  дерево,  и  новая  рюмка  коньяка
содержит в себе что-то, что пили наши далекие предки.
   Леднев покачал головой - Нет, к нам это не относится.
   - Как знать, - пожал плечами  Сергей.  -  Не  знаю,  как  у  вас  в
детстве, а нас в детском садике часто пичкали сказкой о двух лягушках,
попавших в банку со сметаной. Слышал?
   Евгений утвердительно кивнул головой.
   - И она с тех пор вьелась в меня, - продолжил  Сергей.  -  Приучили
бороться до конца. Так сказать - на живом примере.
   - Я и не предлагаю сидеть сложа руки, - заметил  Леднев.  -  Просто
рассуждаю вслух, спорю. А в спорах рождается истина.
   - Странные у тебя  рассуждения,  -  усмехнувшись,  покачал  головой
Сергей. - Лучше бы подключил к исследованию медицинскую линию.
   - В смысле?
   - Ну-у, - протянул Сергей. - Я бы, например, перед лицом глобальной
катастрофы  постарался  сохранить  какие-либо  микроорганизмы,   гены,
клетки... Тебе, как медику, наверное, лучше знать, что следует сберечь
в таких случаях, чтобы жизнь можно было восстановить.
   - Интересная мысль, - насторожился Леднев, перестав болтать ногами,
и поновому посмотрев на контейнер. -  А  ты  не  боишься,  что  оттуда
полезут вирусы, против которых мы будем бессильны?
   - Женька, хватит меня пугать, - не выдержал  Сергей.  -  Ясно,  что
вскрывать будем в полной герметизации со  всеми  степенями  защиты.  И
потом, зачем землянам перед катастрофой сберегать опасных вирусов?

   - Версии две,  -  начал  Сергей,  когда  все  втроем  собрались  на
совещание в каюткомпании корабля. - Первая -  мина-ловушка  на  боевом
взводе. Версия вторая - контейнер с микроорганизмами. БК пока  молчит,
зараза. Боюсь - не осилит задачку - не для этого он создан. К тому  же
пусковой механизм локализован.
   - Да, только вот что он запустит? -  находясь  все  еще  в  мрачном
состоянии сказал Леднев со своего кресла.
   - Не вскрыв, не узнаем.
   - Серж,   -   обратился   Сазонов.   -   Может   я,   конечно,    и
перестраховываюсь, но ты еще раз проверь качество защиты отсека. Не  в
службу, а в дружбу.
   Сергей улыбнулся.
   - Все будет в порядке, - кивнул он. - Защита, конечно,  не  боевого
крейсера,  но  кое-что  она  выдержит.  Непонятно,  что  вы  все   так
зацепились за теорию мины?
   - Такая глобальная катастрофа не с пустого места возникла. Была  же
какая-то причина. Так что мало ли что...
   - Хорошо,  -  посерьезнел  Сергей.  -  Я  буду  в  технологическом,
прослежу за защитой. Если что - отстрелю отсек. А вскрывать  -  вы  уж
тогда сами.
   - Я Женьке это поручу - он у нас товарищ осторожный.

   Два  часа  он  просидел  в  тесном  аварийном  техническом  отсеке,
напряженно следя за уровнем защиты внутри пятого грузового и  готовясь
в любую секунду нажать на кнопку аварийной очистки. Как-никак -  жизнь
корабля,   товарищей   и   его   самого   сейчас   зависела   от   его
сообразительности и скорости реакции.
   - Женька, я отрублюсь на время вскрытия, - сказал он в микрофон.  -
Чтобы не мешал, а ты уж посигналь лампочкой. Хорошо?
   - Что ж ты внешний обзор не поставил? - поинтересовался Леднев.
   - Лишнее отвлечение от пульта, - пояснил Сергей. - Скосишь глаза на
экран, а тут все и случится.
   - А контрольные приборы?
   - Видишь, ситуация то нестандартная. Боюсь, они не разберутся. Да и
сам знаешь - самый лучший прибор - это человек.
   - Ну хорошо, прибор, - съиронизировал Женька. - Делай свое дело,  а
я уж мигну тебе, если живы останемся.
   Сергей  улыбнулся,  машинально  кивнув,  внутренне  расслабляясь  и
старательно  изучая  ряд  сигнальных  индикаторов.  Их  было  много  -
контроль  шел  по  всем  параметрам,   от   элементарных   частиц   до
биологических факторов. Самое простое - это взрыв, хотя, если  ядерный
- то тут уж защита бессильна. Но ведь может  быть  все  что  угодно  -
излучения, биология, пространственная трансформация и  так  далее  Все
это ему предстояло  понять,  осмыслить  за  короткий  срок  и  принять
единственно верное решение.
   Полчаса  прошли  в  страшном  изнеможении.   Пару   раз   возникала
совершенно непонятная ему картина, но вроде ничего  угрожающего  он  в
этом  не  находил  и  аварийных  мер  не  принимал.  Беспокоил  только
повышенный фон  нейтронов,  но  он  был  уже  давно,  являясь  как  бы
особенностью этого погибшего мира, последствием непонятной катастрофы.
   Неожиданно замигала лампочка внутренней  связи  -  Женькин  сигнал.
Сергей вздрогнул, глянул на часы - прошло 32 минуты -  слишком  быстро
для успешного эксперимента. Наверное, что-то не пошло, или случилось.
   - Ну что?
   - Давай к нам, - голос Женьки был непонятно спокойным.
   Сергей вздохнул с облегчением - по крайней мере,  ничего  страшного
не произошло.
   - Зачем? Помогать монстров выталкивать из рубки?
   - Сам увидишь.
   Тон Леднева  ему  не  понравился,  и  Сергей  направился  в  пятый,
мысленно перебирая, что же могло произойти.
   - Ну, что у вас? - быстро спросил он, стремительно входя в отсек  и
обводя глазами застывших в креслах товарищах. И остолбенел  -  чуть  в
сторонке  неестественно  выпрямившись  в   напряженной   позе   сидела
немыслимой красоты девушка в легком обтягивающем комбинезоне.
   Она вдруг побледнела, качнулась навстречу вошедшему.
   - Харви? - выдохнула она бархатно-грудным голосом с сжимающей  душу
интонацией.
   Сазонов и Леднев замерли, ошарашено глядя на гостью.
   Сергей несколько секунд смотрел  на  девушку,  ничего  не  понимая.
Потом вопросительно повернулся к товарищам.
   - Позвольте вам представить. Наш бортинженер... - выговорил капитан
как-то неестественно театрально.
   - Сергей, - легкий  поклон  головы,  словно  на  выпускном  балу  в
корпусе космонавтов.
   Она молчала, внимательно смотря на Сергея,  и  целая  гамма  чувств
сменилась на ее красивом лице.
   - Вот такой у нас подарок, - тихо шепнул Леднев.
   - Кто она?  -  также  тихо  спросил  Сергей,  не  отрывая  глаз  от
напряженнозамершей фигуры девушки.
   - Понятия не имеем. Это был первый звук, который услышали.
   Жестом извинившись перед девушкой к ним подошел Сазонов.
   - Серж, не знаешь, среди вещей михайловской экспедиции есть лингво?
   - Посмотрю.
   - Евгений, что будем делать?
   - Не знаю. У меня туман в голове.
   - Тогда так. Евгений, жми в шестой, возьмешь  там  из  михайловских
вещей биосканеры и прицепишь их к корабельной медицине.  Серж,  ты  ей
кого-то напомнил, так что уложишь ее на обследование.
   - Куда? В рубку, бассейн, каюты?
   - Естественно, в каюту.  Тем  более  что  ее  надо  усыпить  -  она
отдохнет и мы получим  передышку,  а  Женька  определит,  на  что  она
отреагирует.

   Перед своей каютой Сергей, посторонившись, жестом предложил  гостье
войти. Секунду помедлив она решительно вошла с видом  жертвы,  которая
упорно старается не показать своего страха.
   Девушка замерла посередине, даже  не  качнув  головой,  чтобы  хоть
как-то осмотреть комнату. Сергей с волнением заметил, как мелко дрожат
ее плечи, и сам испугался,  бестолково  соображая,  как  же  поступать
дальше, не пугая ее.
   На кораблях такого  класса  медицинские  датчики  были  встроены  в
кресла  и  кровати  экипажа,  ведя  непрерывный   анализ   внутреннего
состояния. В принципе, они брали любого, находящегося в помещении.  Но
как быть с ней?
   Он все так же жестом показал ей на кровать.
   Она быстро взглянула на Сергея, постояла неподвижно,  словно  решая
про себя какую-то задачу, потом резко и решительно  легла  вытянувшись
как струна. Сергей, чувствуя  себя  полным  идиотом,  топтался  рядом,
внутренним чутьем осознавая, что что-то здесь не так. Потом, волнуясь,
показал на комбинезон, сделав освобождающее движение рукой.
   Она поняла сразу, резко вспыхнула, напряглась еще больше и умоляюще
посмотрела на него.
   Сергей приложил обе руки к сердцу, пытаясь ее успокоить и заодно не
выглядеть каким-то надзирателем.
   Она привстала, скованными неловкими движениями, постоянно  путаясь,
кое-как скинула с себя комбинезон,  старательно  избегая  смотреть  на
него. Не глядя  протянула  одежду.  Он,  будучи,  наверное,  таким  же
красным, взял ее, скомкав легкую  материю.  Девушка  легла,  прикрывая
тонкое тело руками и, плотно сжав губы и дрожа еще больше,  уставилась
в потолок немигающими глазами. На секунду их глаза встретились, и  он,
словно ударенный током, выскочил из каюты.
   Злой как черт Сергей заскочил в рубку.
   - Да  ну  вас...,  -  выдохнул  он,   кидая   комбинезон   Ледневу,
разворачивающему на полу биосканеры. - Словно монстр какой.
   - Серж, ну откуда мы знаем, чего она боится, - проговорил  Сазонов,
отворачиваясь от экрана внутреннего обзора, на котором крупным  планом
было видно напряженное лицо девушки. - Так что ты уж извини,  но  ведь
кто-то должен...
   - Ладно, - отмахнулся еще красный как рак  Сергей.  -  Я  в  пятый,
наводить порядок. Вы уж тут постарайтесь как-нибудь без меня.

   ------------------------------------------------------


                                Обед.


   Дел было много. Во-первых, постоял  возле  контейнера,  старательно
отгоняя от себя  видения  ее  умоляюще-больших  черных  глаз  и  голые
вздрагивающие плечи,  и  думая,  стоит  ли  сейчас  разворачивать  его
исследования? Решил, что не стоит,  закрыл  крышку  и  тщательно,  как
только смог, его упаковал. Конечно, специалисты руки ему поотрывают за
такую упаковку, да и защиту тоже, но  -  сначала  найти  бы  их,  этих
специалистов... Потом зашел в технический,  поубирал  лишние  защитные
экраны. Потом снова вернулся в пятый, с  помощью  автопогрузчика  стал
расставлять груз обратно. Тут и застал его голос командира.
   - Серж, заканчивай, и подходи к нам в кают-компанию.
   - Как она? - волнуясь, спросил Сергей.
   - Организм на удивление кристально чист.  Ни  малейших  отклонений.
Это при полной человеческой биологии. Полчаса сна и  теперь  чувствует
себя гораздо лучше.
   - Не пугается?
   - Знаешь, она говорит по-русски.
   -???
   - Вот так-вот, - почему-то  грустно  проговорил  Сазонов.  -  Зовут
Элорой.  25  лет.  Проходила  ежегодное  обследование.  Яркое  солнце,
друзья, приятные медсестры, крышка закрылась, крышка открылась  -  сам
понимаешь, что она увидела. Шок. Я так понимаю, что не все у  них  там
было спокойно.
   - Вы ей объяснили?
   - Что? Про Землю и 13 тысяч лет сна? Боюсь, ее реакцию  предсказать
невозможно.
   - Согласен. Родные... близкие... Пусть немного отойдет  от  первого
потрясения.
   - Да. Теперь вот сидим  с  Ледневым,  с  напряжением  ждем  от  нее
вопросов. А она вежливо ждет  от  нас  каких-либо  обьяснений.  Давай,
помогай, а то Женька уже выдыхается ее забалтывать.
   Сергея кольнуло при последних словах.
   - Хорошо, сейчас, - сухо проговорил он и отключился.
   Он еще некоторое время подвигал ящики, старательно оттягивая  время
и тщательно прислушиваясь к себе, и с удивлением понял, что и хочет  и
боится идти в кают-компанию. И тянет, и страшно снова взглянуть  в  ее
глаза. Ну, это у тебя оттого, что давно не видел  женщин,  -  невесело
усмехнулся он, пытаясь найти оправдание этому своему состоянию.
   - Серега, бросай все и подтягивайся,  -  раздался  радостный  голос
Леднева. - Не заставляй людей ждать.
   - Иду, иду, - недовольно ответил он и нехотя выключил автопогрузчик
на середине работы.
   Быстро заскочил в свою каюту, привел себя в  порядок,  стараясь  не
глядеть  на   аккуратно   разглаженную   кровать,   побрился,   сменил
комбинезон, критически осмотрел себя в зеркало -  ну  и  рожа  у  вас,
товарищ бортинженер - пессимистически подумал он. Ну, ничего, Женька у
нас говорливый, не даст гостье скучать.
   Перед дверью в кают-компанию  он  остановился,  выдохнул  несколько
раз, и неторопливо вошел.
   Первое, что бросилось в  глаза,  это  конечно  Элора  -  он  быстро
автоматически нашел ее глазами. Девушка  сидела  под  единственным  на
корабле растением и о чем-то оживленно и  вполголоса  разговаривала  с
улыбающимся Ледневым.
   Ну вот, подумал Сергей невесело, я же говорил...
   Второе что не менее поразило  его  -  это  стол.  Такого  обилия  и
разнообразия он не видел на корабле за все годы своей работы.
   - Добрый день, - на  всякий  случай  поздоровался  он.  Элора  чуть
скосила глаза, и снова отвернулась.
   Сергей, немного потоптавшись, отошел к командиру.
   - Вы что? - спросил он вполголоса, кивнув на  стол.  -  Все  это  в
саркофаге нашли?
   - Да нет. Груз один вскрыли в шестом, - по-детски улыбнулся Сазонов
и, заметив его удивленный взгляд, добавил. - Под свою ответственность.
   Сергей кивнул, понимая.
   - Я думаю, что на нас они не обидятся.
   - Я тоже так думаю, - согласился Сазонов.  -  Главное  -  вернуться
бы...
   - Мужики, - перебил  их  возбужденный  Леднев.  -  Ну  вы  что  там
уединились? В конце-концов это не вежливо. У нас  же  гостья.  Давайте
жить дружно. Объединимся, сядем за стол.
   Все расселись.
   Стол был большим - ранние "Атланты" ходили гораздо дальше и поэтому
экипаж был  больше.  И  теперь  за  столом  постарались  расположиться
посвободнее. И тем не менее Сергей строго  смутился,  увидев  напротив
себя Элору. Хуже нет, когда человек, которого  ты  стесняешься,  сидит
как раз напротив  и,  кажется,  видит  тебя  насквозь,  твою  робость,
волнение... Смешно...
   Разложили первую партию закусок по тарелкам, налили какого-то вина.
За девушкой ухаживал рядом сидящий Леднев. Элора отвечала  ему  мягкой
улыбкой. Сергей старался на них не смотреть.
   - Ну, первое слово,  как  и  полагается,  за  капитаном,  -  сказал
разговорчивый Леднев, закрывая пробкой бутылку и ставя ее на место.
   Сазонов, откашлявшись, взял свой  бокал  (посуда  тоже  из  шестого
отсека), приподнимаясь.
   - Я не буду говорить долгих и цветастых фраз, - начал он. -  Думаю,
что все со мной согласятся, если первый тост мы выпьем за женщин.
   - Полностью поддерживаю, - зашумел Леднев,  протягивая  свой  бокал
Элоре.
   Девушка, мягко улыбаясь, чокнулась с бокалами Евгения и командира и
выжидательно глянула на Сергея.  Он  смутился  еще  больше  и  неловко
протянул свой, зачем-то при этом привстав.
   Выпили. Молча закусили - болтовня  Леднева  воспринималась  ими  по
старой привычке скорее как фоновый шум.
   Элора молчала. Сергей уткнулся в  тарелку  и,  ожесточенно  ковыряя
вилкой, ругал себя, - Что это  с  тобой?  Заболел?  Это  надо  же  так
раскиснуть. Не сиди дурак дураком, спроси ее о чем-нибудь.  А  о  чем?
Ну, например, как ей наша еда...
   Он тихо кашлянул и, не поднимая глаз, собрался было сказать, но тут
его перебил Леднев.
   - Что-то пауза у нас затянулась. Я предлагаю по второй.
   - Нет возражений, - развел руками Сазонов.
   Сергей хмуро переставил  свою  рюмку,  чтобы  Женьке  удобнее  было
наливать.
   - Второй тост... - начал Леднев, привставая...
   - Подожди, - решительно перебил его  Сергей,  -  Я  предлагаю  дать
слово нашей гостье.
   - Пожалуйста, - пожал плечами Леднев и сел.
   Девушка внимательно посмотрела на Сергея, и на этот раз он выдержал
ее взгляд. Поднялась, не смотря на тихую реплику  Леднева  -  можно  и
сидя.
   - Я, в общем, рада, - начала она в полной тишине, - что оказалась у
вас на корабле. Приятно ощущать вашу заботу и гостеприимство.  Вы  все
очень симпатичные люди и я сильно надеюсь,  что  когда-нибудь  мы  вот
также дружно все вместе соберемся у меня, где уже я смогу показать вам
свое гостеприимство, - закончила она путано.
   Стало тихо и жутко - как в могиле. Мужчины неловко чокнулись, молча
выпили и сели.
   Сергей поковырялся вилкой в полупустой тарелке думая уже о другом -
Она такая же бедолага, как и мы, и даже еще хуже. Мужики ей ничего  не
сказали. А каково ей будет узнать правду? Ведь  для  нее  время  между
укладыванием в саркофаг и пробуждением - один миг,  все  эти  милые  и
родные лица все еще  находятся  где-то  рядом,  в  двух  шагах,  Земля
зеленая и шумная... Хотя, наверное, она сама все расскажет.
   - Ну как вам наша еда? - спросил он, отложив вилку.
   Элора подняла свои большие глаза.
   - Спасибо, очень вкусно, - ответила она без улыбки и тоже  отложила
вилку. - Будете у меня в гостях, я вас угощу не менее вкусно.
   Все промолчали, и даже Леднев не сказал что-либо вроде - ловим  вас
на слове.
   - Извините, - нарушила она тишину. - Сейчас какое число?
   - 22 июня, - ответил машинально Леднев и, поймав взгляд Сазонова  и
Сергея, замолчал.
   - А вы не помните, когда вы легли  на  обследование?  -  перехватил
инициативу Сазонов.
   - 29 апреля, - слегка удивленно ответила она.
   - А год?
   Теперь уже в ее глазах появилась тревога.
   - 2152.
   - Через сто три года, - выдохнул Леднев. (Они подлетели  к  Плутону
22 июня 2049 года).
   Она выжидательно обвела стол.
   - Ну и как там? - попытался разрядить обстановку Сергей. -  Освоили
вторую планету у Арктура?
   - У Арктура не было никаких поселений. Мы не летали дальше Плутона.
   - Оба-на, - подскочил Леднев, обалдев - у Арктура  у  родственников
гостила его семья.
   - Извините, Элора, - кашлянув, вмешался Сазонов.
   - Да? - вежливо и полувопросительно повернулась она.
   - Скажите, если не секрет, вам Сергей кого-то напоминает? Когда  он
вошел в кают-компанию, вы его как-то назвали, - напомнил он.
   - Да, действительно, - подтвердил  Леднев,  чувствуя  что  они  еще
морально не готовы к объяснениям.
   Она кивнула, еще раз серьезно посмотрев на Сергея. - Очень похож на
одного человека. Я не сразу разобралась, в чем отличие.
   - Бывает, - согласился Женька. - У меня  вот  тоже  недавно  случай
был, у Альдебарана...
   - Извините, - перебила девушка  (ну  прямо  сплошные  извинения  за
столом!). - Вы мне ничего не сказали про текущий год, про  число  103,
совершенно непонятно про Арктур и звезды. У меня такое  ощущение,  что
вы что-то недоговариваете, скрываете, разыгрывая меня  таким  образом.
Давайте не будем играть в прятки...
   - Вы правы, давайте, - ответил Сазонов.
   Дальше было что-то страшное. Выяснилось, что их истории после  1896
года не совпадают совсем, что тут все было совсем по-другому, что  она
легла в саркофаг на плановое медицинское обследование, которое  должно
было идти не больше  получаса,  что  Земля  тогда  была  действительно
зеленой и цветущей и ничего ей не угрожало.
   Их рассказ явился для нее сильным ударом. Она замкнулась, не  желая
ни во что верить, и командир отвел ее в ближайшую каюту.
   - Серж, - сказал он, вернувшись, - ближайшая, как известно, твоя.
   - Ничего страшного, - махнул он рукой. - Только зря мы оставили  ее
одну. Так, наверное, тяжелее переживается.
   - Нет. Лучше ей в одиночку переварить все  это.  Тут  мы  ничем  не
поможем.
   Сергей пожал плечами, оставаясь при своем мнении.
   - Ну что будем делать, мужики? - спросил Леднев, подавая бокалы  со
спиртом - бутылки с вином он отодвинул в сторону.
   - Ты о чем? - поинтересовался Сазонов.
   Они чокнулись. За нас - сказал Сергей.  За  возвращение  -  добавил
командир. Выпили.
   - Каковы дальнейшие наши действия? - уточнил Леднев, закусив.
   - Если ты о девушке, то я думаю, Серж переберется ко мне. А если  о
космосе - то тут все ясно - курс один - к Земле.
   - А дальше?
   - А дальше будет видно.
   - Но ведь 13 тысяч лет!..
   - Ну что теперь, - развел руками  Сазонов.  -  Ну  не  повезло.  Не
пороть же горячку. Времени у нас теперь много.

   Сергей нерешительно остановился на пороге своей каюты.  Нужно  было
заглянуть в пару справочников. Осторожно постучал. Тихо.
   - Этого мы не учли, - сказал, проходящий  мимо  Сазонов.  -  Но  не
ждать же. Заходи.
   Сергей вошел, стараясь не шуметь.  Не  включая  основной  свет,  на
ощупь нашел нужные книжки.
   - Сергей, - вдруг тихо позвала она.
   Он вздрогнул от ее голоса и обернулся. Девушка,  еле  различимая  в
свете ночника, лежала прямо и неподвижно, вытянувшись в струнку,  и  у
Сергея создалось неприятное ощущение, что  это  произнесла  совсем  не
она, а кто-то другой.
   - Да?
   - Присядьте, пожалуйста.
   Он осторожно присел на край кровати.
   - Слушаю вас?
   - Вы меня совсем не помните? - спросила она,  пристально  глядя  на
Сергея.
   - Не-ет, - удивленно протянул он. - А мы с вами разве встречались?
   Она подумала немного, потом отрицательно покачала головой.
   - Вы извините. И забудьте. Больно уж вы похожи.
   Сергею неловко было расспрашивать, кто  он,  да  что  значил  в  ее
жизни.
   - Вы спите, - сказал он, вставая. - Вам надо отдохнуть.

   Она проспала 20 часов и появилась в  рубке  неожиданно,  бледная  и
похудевшая.

   --------------------------------------------------


                              На Земле.


   - Давай, принимай дежурство, - устало потянулся в кресле Женька.  -
Так все надоело, сил нет.
   - Что же ты, ослаб то, - поинтересовался Сергей,  сверяя  показания
приборов. - Часы то вроде не самые тяжелые?
   - Кто его знает. Старость, наверное.
   Сергей сел в освободившееся, еще теплое кресло, отметил заступление
на вахту в бортовом журнале.
   - Все нормально. Иди, старик, отдыхай.
   - Да уж не без этого, - согласился Леднев, покидая рубку.
   Сергей еще  раз,  уже  спокойней  и  внимательнее,  оглядел  панели
управления, датчики и экраны. Одно дело, когда ты принимаешь вахту,  и
совсем другое, когда ты остаешься один. Тебе с этим работать долгих  8
часов.
   Вообще,  привычный  распорядок  корабля  как-то   вдруг   незаметно
нарушился. Командир спит, потому что ему заступать следующим - а перед
вахтой положено хорошенько выспаться. Леднев завалился  спать,  потому
что он как раз и не выполнил этого правила  -  не  получилось  как-то.
Элора спит - потому что сказывается нервное напряжение.  Совсем  одинх
во всей вселенной. Кругом пустота, мрак, жуть тишины.
   Восемь часов один на один с космосом - это немало.  К  концу  вахты
обычно мир за бортом воспринимается как один большой и живой организм,
молчаливо и настороженно наблюдающий за тобой. Иногда с ним  пытаешься
заговорить, как-то успокоить,  найти  общий  язык,  как  с  незнакомой
большой собакой, вдруг перегородившей тебе дорогу.  Некоторые  дальние
космолетчики всерьез утверждали, что  их  беседы  носили  двусторонний
характер. Пока ты среди людей, это воспринимается сказкой, а когда  на
вахте - уже  веришь  во  все.  А  то,  что  бортовой  компьютер  имеет
собственную  душу  и  характер  -  это  знают  все,  кроме,   конечно,
конструкторов и программистов. Хотя, если брать последних,  то  у  них
как раз душу  и  характер  имеет  каждая  программа.  Кое-кто  из  них
утверждал, что ему достаточно просто поговорить  с  программой,  и  та
переставала делать ошибки.
   Точку перемещения массы в центральном коридоре  он  заметил  сразу.
Сазонов, наверное, встал, подумал Сергей.  Однако  в  рубку  осторожно
вошла Элора. Остановилась нерешительно у порога.
   - А Евгений уже закончил? - спросила она.
   - Да, - ответил он не оборачиваясь. - И уже давно.
   Она не уходила.
   - Можно войти?
   - Пожалуйста, - засуетился Сергей, торопливо оглядывая помещение. -
Присаживайтесь, - показал он рукой на соседнее кресло.
   Девушка мягко села на самый краешек, грациозно выпрямившись.
   Сергей, почему-то считая, что ему надо что-то обязательно сказать в
этой ситуации и,  не  зная  -  что,  зачем-то  пощелкал  малозначащими
тумблерами, попереключал режимы внешних экранов, совершенно не обращая
внимания, что там было изображено.
   - Я вам не мешаю? - тихо спросила она, и у него  мурашки  пробежали
по рукам и спине.
   - Нет, - помотал он головой. - Нисколько. Вы уже отдохнули?
   Она чуть заметно кивнула.
   И тут пошла спасительная для Сергея текучка. Постоянный  завышенный
поток нейтрино мешал  нормальной  работе  генераторов,  и  приходилось
вручную время от времени что-то поправлять, что-то  менять  в  режимах
работы. Сергей отвлекся от сидящей рядом девушки, от  своих  мыслей  и
переживаний  -  двигатели  -   штука   серьезная,   требуют   к   себе
стопроцентной любви и внимания, и не терпят конкуренции.
   Элора просто тихо сидела себе в кресле и наблюдала за ним,  за  его
работой, за картинками космоса на экранах внешнего  обзора.  Ему  было
тепло и уютно. Так бы сидел и сидел рядом с ней. И не надо  ни  о  чем
говорить.
   Она также вдруг, как и появилась, неожиданно встала и ушла.

   Вошел Сазонов.
   - Привет, - поздоровался он по давней привычке. - Как дежурство?
   - Нормально, - пожал плечами Сергей.
   - Где девушка?
   Сергей глянул на экран массспектрографа.
   - В библиотеке.
   - Не спит, значит.
   - Да уже давно, - кивнул Сергей. - Час назад ко мне заходила.
   - И что?
   - Спросила Женьку, посидела, помолчала и ушла.
   Командир подумал немного.
   - Что ты думаешь о ней?
   Сергей снова пожал плечами.
   - Ничего.
   - Да, трудная ситуация, - согласился Сазонов. -  Знаешь,  я  бы  на
всякий случай не оставлял ее одну, мало ли что.
   - Черт его знает, - неуверенно ответил  Сергей.  -  Непонятно,  как
надо вести себя в  подобных  ситуациях.  Может,  наоборот,  надо  дать
человеку  побыть  одному,  дать  возможность  привести  свои  мысли  в
порядок, не мешать ему навязыванием своего общества.
   - Я  и  не  предлагаю  развлекать  ее  и  прыгать  вокруг.   Просто
находиться поблизости, в прямой видимости, или где-то рядом, чтобы она
видела живого человека. А то что-то уж больно пустынно  в  этом  мире,
без подготовки с ума можно сойти. Так ей, наверное,  легче  будет  все
осмыслить, осознать...
   Сергей кивнул, не отрываясь от экранов, хотя там ничего интересного
не было.
   - Давай, я пораньше заступлю, а ты иди к ней.
   - Вот те на! - вполне искренне удивился  Сергей,  разворачиваясь  к
Сазонову. - С чего это вдруг?
   - Да все по той же самой причине, - улыбнулся командир. - Ты  ей  в
каком-то смысле ближе, чем, допустим, я - исходя из твоего сходства.
   - Женька для этой роли больше подходит, - пробурчал  Сергей.  -  Он
быстро нашел с ней общий язык.
   - Да, - согласился Сазонов. - Но он спит. Не будить же его. Столько
не спал. Могу, конечно, и я посидеть, - перебил он его  возражения.  -
Но твое присутствие все-таки будет более эффективно. А мне  все  равно
скоро заступать. Так что давай, сдавай вахту, потом сочтемся.

   Элора неподвижно сидела у экрана внешнего обзора.
   - Не  помешаю?  -  на  всякий  случай  осторожно  спросил   Сергей,
почему-то волнуясь.
   Девушка чуть скосила глаза и ничего не ответила.
   Немного помявшись, он тихо прошел в противоположный  от  нее  угол,
сел полубоком, взяв первую попавшуюся книжку.
   Девушка притягивала. Пользуясь тем, что  Элора  не  замечает  и  не
обращает на  него  внимания,  Сергей  неотрывно  смотрел  на  нее,  не
осознавая испытываемых им чувств. Хотя твердо он знал  только  одно  -
ему ее жалко, жалко до спазмов в груди. Одна, вырванная  из  привычной
жизни, брошенная  сюда  волею  судеб,  вдруг  оставшаяся  без  родных,
близких и друзей, потерявшая за считанные секунды привычный  мир.  Так
бы и прижал к себе, успокаивая, обещая все, что только можно пообещать
- дружбу, твердую попытку постараться в какой-то мере заменить ей  то,
что она потеряла, никогда не оставлять ее, быть всегда  рядом,  снимая
даже незначительную грусть..
   Он резко тряхнул головой, отгоняя эти мысли. В конце концов, нельзя
же так расслабляться!
   - Не надо меня жалеть, - не поворачивая головы, тихо сказала Элора.
И пока он пытался сообразить, что ответить, она добавила.  -  Впрочем,
спасибо за участие.
   - Все мы в одинаковом положении,  -  попытался  он  принизить  свою
роль. - Должны как-то поддерживать друг друга, раз так получилось.
   Она впервые полуобернулась к нему. Остро, как молнией, взглянула из
под темных бровей.
   - Вам, все-таки, легче, - произнесла она с  непонятной  интонацией.
Потом, прикрыв глаза, отвернулась и откинулась в кресле.
   - Да, - согласился он. - Нас как-никак трое. Вместе учились, вместе
работали долгое время... - Но она его уже не слушала и Сергей  сначала
замолчал, потом отвернулся  и  раскрыл  книжку.  Это  была  "Мастер  и
Маргарита" Булгакова. Он перечитал ее, наверное, уже раз шесть-семь. И
она как-то всегда помогала ему в трудную  минуту,  уводя  за  собой  в
своеобразный мир  героев.  Недаром  его  руки  подсознательно  выбрали
именно ее.
   В конце концов, оставь ее, да и себя тоже, в покое, подумал  он,  и
принялся читать с середины.

   ".. и на этом блюде Маргарита увидела отрезанную голову человека  с
выбитыми передними зубами. "
   " - Михаил Александрович, - негромко обратился Воланд к  голове,  и
тогда  веки  убитого  приподнялись,  и  на  мертвом  лице   Маргарита,
содрогнувшись, увидела живые, полные мысли и страдания глаза. "
   ".. Вы  всегда  были  горячим  проповедником  той  теории,  что  по
отрезании головы жизнь в человеке прекращается, он превращается в золу
и уходит в небытие.."
   Сергей поднял глаза, оторвавшись от книги - показалось, что девушка
в кресле шевельнулась. Но нет, она все также сидела неподвижно.
   Он продолжил чтение.
   ".. Ваша теория и солидна и остроумна.  Впрочем,  ведь  все  теории
стоят одна другой. Есть среди них и такая,  согласно  которой  каждому
будет дано по его вере. Да сбудется же это! Вы уходите  в  небытие,  а
мне радостно будет из чаши, в  которую  вы  превращаетесь,  выпить  за
бытие. - Воланд поднял  шпагу.  Тут  же  покровы  головы  потемнели  и
съежились, потом отвалились кусками, глаза исчезли, и вскоре Маргарита
увидела на  блюде  желтоватый,  с  изумрудными  глазами  и  жемчужными
зубами, на золотой ноге, череп. Крышка черепа откинулась на шарнире.."
   И тут вдруг до Сергея дошло, что имя Михаил  Александрович  Берлиоз
очень созвучно имени Михаил Афанасьевич Булгаков. Неужели  писатель  в
большей степени отождествлял себя с Берлиозом, чем  с  Мастером,  и  в
этой сцене имел ввиду себя? - впервые за столько прочтений, удивляясь,
подумал он, и уже в этом свете, совсем иначе взглянул на  происходящие
в ней события.
   Немного подумав над превратностями судьбы, над вновь  открытым  для
себя смыслом книги, Сергей вздохнул и отлистал книжку на начало второй
главы - самая любимая фраза, в которой угадывалась  четкость  стиха  в
сочетании с размерностью печатного шага римского воина.
   "В белом плаще с кровавым подбоем,
   Шаркающей кавалерийской походкой,
   Ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана
   В крытую колоннаду между крыльями дворца Ирода Великого
   Вышел прокуратор Иудеи
   Всадник Понтий Пилат. "

   - За бортом Земля, товарищи, - раздался усталый голос командира.  -
Ложусь на орбиту.
   Сергей инстинктивно поднял голову, неожиданно увидев,  что  девушка
незаметно наблюдает за ним.  Он  вдруг  смутился,  зачем-то  прикрывая
книжку.
   Она чуть улыбнулась уголками губ.
   - Спасибо вам за компанию,  -  произнесла  она,  вставая  и,  мягко
ступая, плавно прошла мимо, не глядя на него  и  все  также  продолжая
загадочно улыбаться. Вышла, необернувшись.
   Сергей тоже встал, ничего не поняв, направился было  к  выходу,  но
потом остановился, нерешительно потоптался на  месте,  вернулся  к  ее
креслу, помявшись, осторожно присел,  почему-то  волнуясь.  Вздрогнул,
ощутив тепло  обивки.  Посидел  немного,  посмотрел  на  уже  сто  раз
виденную  красно-коричневую  ровную   поверхность   Земли,   аккуратно
откинулся на спинку, прикрыл глаза, пытаясь сосредоточиться  на  своих
сумбурных мыслях и ощущениях, резко встал и решительно вышел,  хлопнув
автоматической дверью.

   - Какие у нас планы? - спросил он Сазонова по внутренней связи.
   - Женька уже встал, - ответил командир.  -  Из  бассейна  выползет,
соберемся, обдумаем дальнейшие наши действия.
   - Хорошо, - ответил Сергей, отключаясь и, подумав, что  неплохо  бы
тоже окунуться в воду, полежать на мягких волнах с  закрытыми  глазами
расслабляясь, проплыть пару сотен метров..
   В бассейне  Женька  был  не  один.  Он  сидел  рядом  с  фактически
полностью  обнаженной  Элорой,  и  они  о  чем-то  весело   вполголоса
разговаривали, не обращая на него внимания.
   Первым его порывом было быстро выйти, но  он  почему-то  не  сделал
этого, а наоборот, стараясь не смотреть на них, как можно независимее,
прошел к своему любимому креслу, неторопливо разделся, повернувшись  к
ним спиной, быстро нырнул, постаравшись пробыть под  водой  как  можно
дольше. Вынырнул, судорожно глотая воздух.
   Они все так же оживленно беседовали. Женька улыбался, что-то  шепча
ей на ухо, и глаза у девушки блестели, правда,  почему-то  с  какой-то
непонятной веселой грустью.
   Сергей быстро обсох и ушел, все так же стараясь не глядеть на  них,
в совершенно нерадостном состоянии. Зайдя в  свой  родной  технический
отсек, он  постарался  полностью  отвлечься  от  всего,  задавив  себя
внеплановым техническим обслуживанием имеющейся в наличии  корабельной
техники.  Работа,  надо  сказать,  однообразная,  и  в   силу   этого,
изнурительно утомительная, что, в общемто, ему и требовалось в  данный
момент.

   Громадина грузового корабля наматывала уже двадцатый  виток  вокруг
Земли. То, что экипаж видел  на  экранах  внешнего  обзора,  полностью
соответствовало снимкам планеты - голая, фактически без гор и  холмов,
красно-коричневая равнина, нет материков, нет океанов, речек  и  озер.
Каждый  квадратный  метр  поверхности  похож  на  все  остальные.  Нет
облаков, жалкое подобие атмосферы.
   - Время обеда, - раздался в динамике вдруг мягкий  голос  Элоры.  -
Прошу всех в кают-компанию.
   Мужчины тяжело поднялись и в  мрачном  настроении  друг  за  другом
покинули рубку.
   В кают-компании огромный  стол  сверкал  изысканностью  сервировки,
аккуратностью и выдумкой блюд. Они замерли, пораженные.
   Элора  вышла  в  коротком   обтягивающем   платье,   энергичная   и
улыбающаяся.
   - Ух ты! - вырвалось у Леднева.
   Она улыбнулась еще ослепительнее.
   - Прошу всех к столу.
   - Теперь я понял, что нам так не хватало на корабле,  -  добродушно
улыбнулся Сазонов. - Хозяйки.
   Сергей кивнул, соглашаясь.
   Не сговариваясь, все расселись на те же самые места, что и в первый
раз.

   - Ну,  куда  будем  садиться?   -   спросил   Леднев,   разглядывая
однообразный пейзаж за бортом капсулы.
   Сергей пожал плечами.
   - Если вам все равно, - вдруг сказала Элора. - То можно вон за  той
грядой.
   - Пожалуйста, - ответил Леднев. - Только они все  одинаковы.  -  Но
курс всетаки сменил.

   Сергей, взобравшись на вершину песчаного бархана,  сел  на  горячий
песок.
   - Да, - сказал он Ледневу. - Трудно поверить, что вся Земля такая.
   - Когда-то здесь были поля и леса...
   Элора в стороне с непонятным удивлением осторожно пересыпала  песок
из ладошки в ладошку, внимательно разглядывая каждую песчинку.
   - В общем, увидели,  что  и  ожидали,  -  подытожил  Сергей.  -  Ни
разрушенных домов,  ни  подземных  городов..  Вот  тебе  и  ответы  на
вопросы.
   - Будем возвращаться, - кивнул Женька, насыпав в мешочек песка  для
анализа. - Смотреть здесь не на что. Скажи Элоре.
   - А почему я? - удивился Сергей.
   - К тебе у нее нетривиальное отношение - она еще ни разу не назвала
тебя по имени. И не спорь, а догоняй, - добавил он нетерпеливо. - А то
она затеряется в песках - ищи потом.
   Сергей обернулся. Девушка отрешенно шла по гребню бархана, босиком,
держа снятую обувь в руке.
   Он догнал ее, пристроился чуть позади, соразмеряя шаги и не решаясь
нарушить ее молчаливой задумчивости. Так и шли  они  некоторое  время,
удаляясь от капсулы.
   - Возвращаемся,  -  тихо  сказал  Сергей,  предварительно  тактично
кашлянув.
   - Хорошо, - кивнула она не оборачиваясь и продолжая идти в  том  же
направлении.
   Капсула скрылась из виду. Перед  тем,  как  спуститься  в  ложбину,
Сергей обернулся к Женьке и развел руками. Тот махнул в ответ.
   Он шел почти след в след с  девушкой,  глядя  себе  под  ноги  и  с
грустью наблюдая, как ноги Элоры при каждом шаге мягко  погружаются  в
горячий песок.
   Вдруг  она  остановилась  и  посмотрела   на   прибор   определения
координат. Прикинула что-то. Сменила направление.
   - Куда мы идем? - поинтересовался Сергей.
   Она полуобернулась, как-то странно взглянув на него, но  ничего  не
сказала.
   Сергей незаметно посмотрел на часы. В  самом  деле,  куда  спешить?
Хотя, честно говоря, этот пейзаж навевал на него смертельную тоску,  и
мучительно сильно хотелось сменить его на что-нибудь более живое.
   Наконец девушка остановилась. Присела на  песчаный  склон.  Он  сел
чуть повыше, изредка посматривая на нее.
   - Где-то здесь был мой дом, - вдруг тихо произнесла она. - Здесь  я
была счастлива и беззаботна, окруженная  вниманием  своих  родителей..
близких.. И думала, что так продолжаться будет вечно..
   Сергей  подсел  к  девушке  и,  боясь  прикоснуться,   обидеть   ее
каким-нибудь движением, осторожно погладил ей плечо, успокаивая, и как
бы говоря, что она теперь не одна, что  в  беде  ее  не  оставят,  что
должна крепиться.
   Она не плакала, хотя была и готова  разрыдаться.  Накрыв  его  руку
своей, Элора задержала ее на своем теле, справляясь с нахлынувшими  на
нее чувствами. Тряхнула головой, решительно встала.
   - Пойдемте. Здесь делать действительно нечего.

   Все вчетвером собрались в рубке.
   - Ну что, товарищи, -  начал  Сазонов.  -  Продукты-то  подходят  к
концу.
   - Этого и следовало ожидать, - пожал плечами Сергей. - Оранжереи  у
нас нет.
   - Согласен, есть в этом свое неудобство. Но что поделаешь,  жить-то
как-то надо. Жаль, я сразу это не сообразил.
   - Всего учесть невозможно, - заметил Леднев.
   - Особенно, если в первый раз, - добавил Сергей.
   - Спасибо, конечно, за поддержку, - невесело улыбнулся  Сазонов.  -
Но тем не менее делать что-то надо.
   - Груз  надо  трясти,  -  вставил  Женька.  -  Там   подчас   такие
невероятные вещи перевозят..
   - Это-то  понятно,  -  согласился   Сазонов.   -   Я   имею   ввиду
продолжительное будущее.
   - Думали и об этом, - вздохнул Сергей.
   - И что?
   - Мысль  только  одна  -  искать   остатки   биологической   жизни,
какие-нибудь заброшенные оранжереи.
   - Знаешь, мне тоже больше ничего в голову не  приходит.  Даже  если
найдем в грузе какие-нибудь семена - куда их садить?
   Все промолчали, впервые, наверное, задумавшись о дальнейшей жизни.
   - Как  вы  заметили,  планеты  с   атмосферой,   полностью   лишены
каких-либо признаков жизни.
   - Что очень странно, - заметил Леднев.
   - Я тоже этим удивлен. И тем не менее это факт.  Так  что  идти  на
Венеру смысла нет.
   - Да. И приборы показывают первозданную чистоту.
   - Ну и что теперь? Какие будут предложения?
   - Я так понимаю, что у нас три пути, - кашлянув, сказал Сазонов.  -
Первый, это висим на орбите любой из планет и потихоньку доедаем запас
продуктов и кислорода. Второй - бросаемся на поиски возможно  случайно
уцелевших,  как  Элора,  людей,  сжигаем  горючее  и,  соответственно,
доживаем свой век несколько быстрее, независимо от результата.
   - Какие забавные у тебя картинки, - усмехнулся Сергей. - А третий?
   - А третий - это  заняться,  наконец,  наукой.  Растребушить  груз,
корабельные приборы, возможно, из всего этого мы  сможем  создать  что
либо типа лаборатории по пространственным перемещениям.
   - И как ты себе это представляешь? - спросил Женька.
   - Ну, тут задача проста - получать антивещество  и  сводить  его  с
веществом.
   - Интересно, каким образом  мы  выясним  -  вещество  действительно
переместилось в иной мир, или это чистая аннигиляция?
   - Знаешь, сам пока не знаю. Но думаю - при  аннигиляции  должно  же
что-то оставаться от процесса реакции. Нам, главное, найти это  что-то
и сделать так, чтобы этого не было.
   - Ты думаешь, это так просто? - с сомнением покачал головой Леднев.
   - Я думаю, что это достойный выход.
   - Да, - задумчиво кивнул Сергей. - Не догоню, так согреюсь.
   - То есть, бросить все силы на поиски обратного пути? В 2049 год? -
уточнил Леднев. - Но вероятность того, что этот процесс и  второй  раз
пройдет успешно, фактически равна нулю. В одну воронку,  как  говорят,
снаряд два раза не падает.
   - А что нам мешает поискать пути  увеличения  этой  вероятности?  -
спокойно заметил Сазонов.
   - Извините, - осторожно подала голос Элора. Тонкая и стройная,  она
стояла в стороне и старалась никому не мешать. - В мое время  на  Луне
был  крупнейший  город  ученых.  И  там,  я   слышала,   располагалась
лаборатория пространства и времени. Если там еще что-то осталось..
   - Это мысль, - перебил командир, ухватив суть, а Сергей  постарался
воздержаться от комментариев.
   - Вы же видели, - усмехнулся Леднев. - Ни на Земле,  ни  на  Марсе,
уже ничего не осталось.
   - Город подземный, со множеством  герметичных  отсеков,  что-то  же
должно сохраниться, - неуверенно сказала Элора.
   - Сходим на разведку - все станет ясно, - заметил Сергей.
   - Кстати, Серж, как у нас с горючим?
   - До Луны дотянем, если использовать силу витка.
   - Хорошо, - кивнул командир. - Тогда сделаем  так.  Серж  -  готовь
корабль и расчеты траекторий. - Сергей  кивнул.  -  Евгений  с  Элорой
займутся лабораторией - ее местоположение на  планете,  карты,  схемы,
состав оборудования.
   - Я многого не знаю.
   - Ничего страшного. Хоть какие-то знания, на  которые  можно  будет
опереться.
   - Поселимся, развернем  свою  лабораторию..  сруб..  плантации..  -
протяжно выговорил Евгений.
   - Женька, другого пути, наверное, и нет.

   - Сереж, смотри, - изумился Леднев, распечатав очередную коробку.
   Сергей оставил в покое свой контейнер и пододвинулся к Женьке.
   - Что я говорил, - по-детски обрадовался Евгений, доставая банки  с
деликатесами,  высылаемыми  колонистами  Туманности  Андромеды   своим
родным и близким. - Я таких вещей-то и не пробовал никогда.
   - Что ж, - философски заметил Сергей. -  Хоть  какая-то  польза  от
нашего положения.
   Женька внимательно посмотрел на Сергея, потом кивнул  и  достал  из
глубины ближайшую из двадцати канистр. Открыл крышку, понюхал.
   - Попробуй, - протянул он Сергею. - Похоже - спирт.
   Сергей осторожно поднес емкость к лицу, пожал плечами.
   - Надо бы анализы сделать.
   - Нет  проблем,  -  кивнул  Евгений,  доставая  из  походной  сумки
биологический анализатор.
   - Ты как чувствовал, - усмехнулся Сергей.
   - Нет, - отрицательно покачал головой Женька. - Просто мало ли  чем
нам придется питаться.
   - Да. Жалко, что ботинки не из кожих
   - Смейся, смейся, - протянул Леднев, производя анализы с жидкостью.
- Что потом говорить будешь.
   - Я не смеюсь, - сказал  Сергей,  вытаскивая  из  коробки  банки  и
разглядывая на них надписи. - Просто представил  себе,  как  мы  печем
обувь на радиаторе реактора.
   - А ведь запростох
   - В конце концов, всегда найдется выход.
   - Например?
   - Полная заморозка и гори оно все огнем.
   - И маячок, как у Элоры? - улыбнулся Женька. - Кстати,  это  чистый
спирт. Я предлагаю по  30  грамм  для  дегустации.  Заодно  и  закуску
проверим.
   Сергей усмехнулся.
   - Давай. Только по чуть-чуть. А то что-то мы за  этот  рейс  выпили
уже больше обычного.
   - Обстоятельства, - пожал плечами Леднев, свернув еще одну крышку с
канистры. Получились два маленьких стаканчика. Сергей  открыл  баночку
поменьше.  Женька  аккуратно  налил  булькающую   жидкость   странного
черно-фиолетового цвета. Оба поморщились.
   - Что пить приходится...
   - Давай, - поднял свой стаканчик Сергей,  -  Чтоб  еда  никогда  не
кончалась.
   Женька кивнул. Сергей выпил первым, резко выдохнул,  сделал  паузу,
прислушиваясь. Леднев внимательно смотрел на него.
   - Ну как?
   - Нормально.
   Евгений покрутил стакан,  подумал  о  чем-то,  заранее  поморщился,
осторожно выпил. Сергей протянул ему открытую банку.
   - Ну и гадость..
   - А цвет-то какой забавный, - заметил Сергей.
   - Да. Чего только пить не научишься. Что там у тебя в банке?
   - Какие-то ТУМАННЫЕ АНЧОУСЫ. Неясно только, их  из  Туманности  как
подарок к празднику посылали или для исследований?
   - Сейчас это уже не имеет значения.
   Некоторое  время  молча  закусывали,   прислушиваясь   к   вкусовым
ощущениям новых продуктов.
   - Что это она тебя не называет по имени? - вдруг произнес Женька. -
К чему бы это?
   - Наверное, этот Харви оставил по себе  у  нее  не  очень  приятное
впечатление, - заметил Сергей, соглашаясь, и не удивляясь  смене  темы
разговора.
   - Да, - кивнул Женька, немного подумав. - Есть что-то такое.. Хотя,
знаешь, недаром говорят - лучше ненависть, чем равнодушие.
   - Ты хочешь сказать - от любви до ненависти один шаг? -  усмехнулся
Сергей.
   - И так тоже можно, - подтвердил Леднев,  тщетно  пытаясь  выловить
пальцами скользкие кусочки доселе  неизвестного  продукта.  -  Зря  ты
смеешься, между прочим, - заметил он. - Нас  тут  трое  мужиков,  одна
женщина. Жить, скорее всего, здесь придется, в этом мире. Вот и думай.
   Сергей отобрал у Женьки банку, высыпал продукт на  крышку  коробки.
"Благодарю", - кивнул Евгений.
   - Ты думаешь, что-то вроде матриархатных семей?
   - Как вариант, тоже пойдет, хотя я слабо себе это  представляю.  Но
ты ведь не споришь, что уже все - мы тут навечно?
   - Как-то не вижу я  обратных  путей.  Антивещества  мы  столько  не
наработаем, чтобы повторить тот трюк в космосе. Да  и,  скорее  всего,
просто рванем в том случае на всю галактику..
   - Вот-вот, - согласился Леднев.
   - Так что внутренне настраиваюсь на самое худшее.
   Оба помолчали, думая каждый о своем.
   - Давай по второй что ли, за женщин, - вздохнул Женька, потянувшись
за канистрой.
   - Только по последней. Продукты теперь придется экономить.
   - Днем раньше, днем позже.. - невесело проговорил слегка опьяневший
Леднев.
   - Извините,  -  сказала,  появившаяся   вдруг   в   проходе   между
контейнерами Элора и, повернувшись, скрылась за углом.
   - Элора,  можно  вас  на  минутку?  -  крикнул  вдогонку   Евгений,
привставая.
   - Да?  -  Девушка,  вернувшись,  в  выжидательной  позе  замерла  у
крайнего контейнера.
   - Присядьте, пожалуйста, - попросил он, а  Сергей  выбрал  из  кучи
подходящую  по  размеру  и  мягкости  коробку  и   пододвинул   ее   к
импровизированному столу.
   - Хорошо, - кивнула Элора,  подошла  к  ним  и  аккуратно  присела,
обхватив колени руками.
   - У нас  тут  небольшой  сабантуйчик,  -  стал  сбивчиво  объяснять
Леднев, неловко улыбаясь. - Тост за женщин. Выпьете с нами?
   Она с любопытством посмотрела в стаканчики.
   - А что это? - чуть улыбнувшись, спросила она.
   - Сами не знаем. Но вполне съедобная гадость.
   Девушка кивнула и Леднев, расценив это как согласие, скрутил третью
пробку.
   - Как  уже  было  сказано  -  за   женщин.   За   лучшую   половину
человечества, - поднял он свою крышку-стакан. - В  данном  случае,  за
единственную представительницу во всей вселенной.
   - Звучит как-то мрачно, - заметил, поморщившись, Сергей.
   Выпили, причем мужчины, не сговариваясь,  пронаблюдали,  как  Элора
выпила свою порцию. Как-то у нее  получилось  это  по-аристократически
красиво. Оба незаметно вздохнули.
   - Орбита Луны, - раздался в динамике голос Сазонова.
   - Командир, ставь на авто и  иди  к  нам,  -  весело  проговорил  в
браслет внутренней связи буйный Леднев, слегка  придерживая  Элору  за
руку.
   Сергею неприятно было смотреть на это  и  он,  не  зная,  как  себя
вести, принялся с независимым видом разглядывать этикетки  на  банках,
совершенно не вдумываясь в смысл прочитанного.
   - А что у вас за собрание? - поинтересовался Сазонов.
   - Приходи,  увидишь,  -  загадочно  ответил  Леднев,  чуть  заметно
погладив руку Элоры. Девушка руку не убрала.
   - Хорошо, ждите, - сказал командир, отключаясь, а собравшийся  было
уходить Сергей, остался на месте, внутренне  злясь  в  первую  очередь
почему-то на себя.
   Женька принялся облагораживать стол, а Сергей и Элора просто сидели
и молча наблюдали за его действиями.
   Евгений поднял глаза и посмотрел на обоих.
   - Сергей, - сказал он недовольно. - Займи девушку, а то  ей  станет
скучно с нами и она уйдет. - После чего он обернулся к Элоре. - Вы  не
обращайте на него внимания. Он у нас самый молчаливый.
   Сергей  чуть  поморщился,  не  поднимая  глаз,  а  Элора  почему-то
внимательно посмотрела на него.
   Сазонов долго не заставил себя ждать и вскоре появился  улыбающийся
в узком межконтейнерном проходе.
   - Пьянствуете, - весело заметил он.
   - Празднуем принятие Элоры в члены нашего экипажа, - громко ответил
энергичный Леднев.
   - Слушай, - поразился Сазонов. - Это мысль.  Как  мы  раньше-то  не
догадались. Женька, наливай.
   - Вон, Сергей свободен, - проворчал Евгений.
   - Ну-ну, - построжился командир. - Не нарушай традиции.
   - Нашли главного алкоголика, - буркнул он, отодвигаясь от молчаливо
сидевшей все это время Элоры.
   Сергей подал канистру.
   - Серж, давно вы так? - тихо спросил Сазонов, наклонившись к уху.
   - Два по тридцать сделали.
   - А что пьете?
   - Произведение местных умельцев из Туманности.
   - Ба! Какая экзотика. И как  она?  Вид,  прямо  скажем..  На  нефть
похожа.
   - И вкус такой же. Но 60 градусов дает. И вполне съедобна.
   Женька,  частично  расплескав,  кое-как   справился   с   неудобной
канистрой. Сазонов взял  свою  крышку,  официально  встал,  подошел  к
Элоре. Девушка посерьезнела и тоже встала.
   - Я, как представитель власти на корабле, данными мне полномочиями,
объявляю вас с этой минуты членом экипажа грузового корабля  »Атлантј,
- неестественно торжественно провозгласил он. Выглядело это со стороны
несколько смешно и Сергей улыбнулся. Впрочем, только он один.
   - Спасибо, - серьезно сказала Элора, чуть наклонив голову.
   Сазонов поднял свой стакан. Глухо чокнулись.
   - Поздравляю, - задев стакан девушки, сказал Сергей.
   Она остро взглянула на него из-под бровей.
   - Спасибо, - кивнула одними ресницами.

   Изрядно   нетрезвый   Леднев   умудрился   еще   как-то   отправить
робота-уборщика за библиотечным  магнитофоном,  организовал  музыку  и
пригласил Элору на танец. Они медленно танцевали в темном углу, Женька
что-то шептал ей на  ухо,  девушка,  чуть  прижавшись,  иногда  кивала
головой, улыбаясь,  внимательно  слушала,  забыв  об  окружающих.  Они
словно отгородились ото всех, замкнувшись в своем мирке.
   - Не бери в голову,  -  заметив  взгляд  Сергея,  улыбаясь,  сказал
Сазонов.
   - Жизнь, она сложная штука, - кивнул Сергей, разворачивая еще  один
пакет с каким-то продуктом. - Подчас, совершенно непредсказуемая.
   - И в особенности, поведение женщины,  -  многозначительно  заметил
Сазонов, потянувшись за канистрой.
   Сергей промолчал, разложив копченого псевдокуренка - продукт той же
Туманности. Принялся меланхолично ковырять его вилкой.
   - Ну конечно, - искренне  возмутился  Сазонов.  -  Рыбу,  курицу  и
женщину берут руками. Первое кулинарное правило.
   Сергей невесело улыбнулся.
   Неожиданно  к  ним  решительно  направилась  Элора.  Сердце  Сергея
екнуло. Девушка  подошла,  возбужденная,  с  блестевшими  в  полумраке
глазами.
   - Сергей Дмитриевич, - улыбаясь, обратилась она к Сазонову. - Можно
пригласить вас на танец?
   Сазонов озадаченный привстал.
   - Пожалуйста, - пробормотал он.
   Девушка, протянув руку, увела капитана  в  центр  импровизированной
танцплощадки, положила обе руки на плечи.
   Подошел разгоряченный Леднев.
   - Такая женщина!.. - сказал он, мечтательно прикрыв глаза. - Просто
фантастика, - добавил он  многозначительно,  старательно  разливая  по
крышкам черную жидкость.
   - Ну почему? - тихо пробурчал Сергей. - Бывают, наверное, и лучше.
   Леднев с сожалением посмотрел на него.
   - Ничего ты не понимаешь, - вздохнул он и, отвернувшись, пошарил на
столике. - Что у нас тут осталось из закуски?  Ба..  да  у  нас  всего
полно.
   Он  подал  Сергею  его  крышку  и  небольшой  бутерброд  с   чем-то
неопределенного цвета,  лежащим  до  того  неестественно,  словно  оно
держалось за кусочек хлеба маленькими лапками.
   - Ничего, - снисходительно заметил Женька. - Со временем  поймешь..
Давай, лучше выпьем.. За женщин. - И он  поднял  свой  стакан,  кивнув
неуклюже танцующему Сазонову.
   - Да пили уже, - Сергей был не в настроении.
   - Ничего, - снисходительно заметил Леднев. - За них и лишний раз не
грех.

   ---------------------------------------------------


                            Лунный город.


   Лунный город, о котором рассказывала Элора, находился  на  обратной
стороне  спутника  Земли,  поэтому  состояние  построек   они   смогли
разглядеть только тогда, когда корабль лег на орбиту  Луны.  Строения,
собственно говоря, были видны, но  уж  в  очень  плачевном  состоянии.
Метеориты за этот долгий срок сделали свое дело. Правда оставалась еще
и  довольно  обширная  подземная  часть  городка,  где  собственно   и
находились жилые кварталы и лаборатории. К тому же их внимание привлек
мощный  комплекс  солнечных  батарей,  на  первый  взгляд  в  неплохом
состоянии.  А  электричество  -  это  уже  хорошо.   Экипаж,   недолго
посовещавшись, принял решение начать осмотр с них.
   - Сесть только негде, - заметил  Сергей,  пролетая  над  платом  из
пластин. - Не на них же.
   - Что поделаешь, садись на космодром, много ли нам  надо  места,  -
посоветовал Сазонов.
   - Женька, что скажешь? - наклонился Сергей к микрофону.
   - Уже смотрю, - раздался в динамике голос Леднева.  -  Где  бы  вас
поближе посадить, - задумчиво пробормотал он. - Есть. Если зайдешь  на
150 градусов, запросто вклинишься между серией кратеров, и  тормознешь
как раз возле здоровенного пролома в переходном тоннеле. А там для вас
почти прямая дорога.
   - Хорошо. Так и сделаю. Контролируй.
   Осторожно приземлившись, они  некоторое  время  молча  разглядывали
полуразрушенные сооружения. Вблизи это выглядело еще мрачнее.
   Сазонов  мельком  глянул  на  карту,   составленную   со   слов   и
воспоминаний Элоры.
   - Солнечные батареи, ориентировочно у нас, в той стороне, -  махнул
он рукой. - Будем держаться этого направления.
   - Женька, - сказал Сергей в микрофон. - Входим в пролом.
   - Вижу вас, - раздался голос Леднева. - Давайте.
   Галантный Сазонов подал руку девушке, помогая выйти из капсулы.
   Лунная пыль, хоть и покрывала купол тонким слоем, но, тем не менее,
свет не пропускала и в переходном тоннеле было темно.
   Сергей включил фонарь.
   Тоннель быстро привел к входному шлюзу в город. Дверь, правда, была
открыта и надеяться на наличие кислорода не приходилось.
   Внутри лунного города было еще неприветливее  чем  снаружи.  Сильно
угнетал вид заброшенности и какой-то  тяжелой  катастрофы.  Повсюду  в
переходах и закутках были разбросаны вещи, детские игрушки.
   - Элора, Вы были здесь? - поинтересовался командир.
   - Да, - тихо ответила она.
   Некоторое время шли молча, старательно обходя разбросанные  вещи  -
прикасаться к ним было почему-то кощунственно.
   - Куда теперь? - тихо спросил шедший впереди Сергей, останавливаясь
на многочисленной развилке.
   - Элора, ведите, - сказал Сазонов. - Серж, пропусти девушку.
   Сергей осторожно посторонился, придержав Элору под локоть -  проход
был узковат, да еще перегороженный каким-то хламом.
   Девушка вышла вперед, подумала немного. Повернула направо.
   - Женька, карту не забываешь рисовать? - поинтересовался Сергей.
   - Не волнуйся. Все нормально, - раздался совершенно не бодрый голос
Леднева. Наверное, виденные им на  экране  картины,  подействовали  на
него не лучшим образом. К тому же,  вид  детских  игрушек,  наверняка,
напомнил ему о собственных детях и жене.
   - Почаще его тряси, - кивнул одобряюще  Сазонов.  -  А  то  он  там
загнется в одиночестве.
   - Честно говоря, сам бы завыл, - поежился Сергей.
   - Что поделаешь, - вздохнул Сазонов. - Вполне возможно, это еще  не
самое страшное, что нам предстоит увидеть.  Элора,  вы  нас  извините,
если что не так, - добавил он.
   Девушка промолчала.
   Сергей посмотрел ей в спину. Ей-то, поди, труднее всех, подумал  он
с  горечью.  Наверняка,  у  нее  связаны  с   этим   местом   какие-то
воспоминания. Возможно, она уже  видела  эти  предметы,  что  валяются
сейчас под ногами.
   - Через сто метров - оранжерея, - произнесла вдруг Элора бесцветным
голосом.
   - Одна из наших надежд, - тихо заметил командир, а Сергей внутренне
весь подобрался.
   - Канистру против стакана, что дверь повреждена, и воздуха там нет,
- мрачно заметил Леднев в динамике.
   Что-то в интонациях Леднева насторожило Сазонова.
   - Женька, ты там что? Глушишь? - удивленно спросил он.
   - Так, самую малость, - промямлил Евгений. - Для снятия стресса.
   - Понимаю, конечно. Но все-таки заканчивай. Мало ли чтох
   - Хорошо, - покорно согласился Женька.
   Дверь оказалась цела,  но  рядом  было  столько  крупных  и  мелких
отверстий, что сомневаться в том, какая картина предстанет перед  ними
не приходилось.
   - Что ж, - бодро заметил Сазонов, аккуратно протискиваясь в пролом.
- Еще не вечер. Я надеюсь, оранжерея была перегорожена переборками?
   - Да, - подтвердила Элора. - Но боюсь, так будет везде.
   Сергей пролез за командиром, подал руку девушке.
   - Не будем  падать  духом,  -  сказал  Сазонов.  -  Тут  ходьбы  на
несколько дней. А пока займемся батареями. Будет электричество - будет
и воздух. А там, глядишь, и какие-нибудь семена, споры растений..
   - Да,  -  подхватил  Сергей.  -  Вернемся  на  корабль,   перечитаю
№Таинственный островє Жюль Верна.
   Сазонов впереди осторожно отодвинул в  сторону  завал  из  остатков
шкафов и стелажей, расчищая проход.
   - Ну вот и электростанция, - облегченно сказал Сергей,  выглянув  в
отверстие.

   - На  удивление,  свежий  вид,  -  озадаченно  проговорил  Сазонов,
поглаживая гладкую поверхность крайнего фрагмента солнечной батареи. -
Ни одного метеоритного повреждения.
   - Теория  вероятности  это  вполне  допускает,  -  заметил  Сергей,
присаживаясь на край ближайшей пластины. - Ну хоть  какой-то  источник
энергии. Уже плюс.
   Вдруг он подскочил, как ужаленный.
   - Серега, они двинулись.
   - Ну и что? - пожал Сазонов плечами. - Вполне естественно. Масса  у
тебя какая..
   - Нет, - решительно покачал головой Сергей, приходя в  себя  и  уже
поделовому осматривая состояние шарнирных механизмов. -  Совершенно  в
другую сторону. - Он посмотрел  вверх.  -  Все  правильно,  они  ловят
Солнце.
   - Ты думаешь? - задумчиво спросил Сазонов.
   - Уверен, - кивнул Сергей. - Железяка, она  и  в  Африке  железяка.
Крутится по одной программе..
   - Тогда, сам  понимаешь,  должна  действовать  система  регенерации
организма, всякие там восстановительно-ремонтные службы..
   Элора не участвовала в разговоре.  Сидела  себе  тихо  в  сторонке,
наверное, даже и не прислушиваясь к ним.
   - Судя по состоянию плит, так оно и есть, - кивнул Сергей.
   Сазонов подумал немного.
   - Ну что ж, - сказал он,  высыпав  содержимое  сумки  на  плиту.  -
Безобразничать, конечно, не будем, не красиво как-то..
   - Это идея, - поддержал его Сергей. - Правда, нехватка  тока  будет
мизерной. Вряд ли автоматы настолько точны.
   - Камней накидаем. Не зря же они  навалены  вокруг  такими  ровными
кучками.

   Где-то на двадцатой пластине, из-за спины  Сергей,  вдруг  бесшумно
выскочил неизвестно откуда взявшийся  небольшой  по  размеру  автомат,
задержавшись возле них на секунду, быстро  выдвинул  из  чрева  щетки,
решительно смахнул с таким старанием  наваленный  ими  мусор,  и  лихо
продвинулся  по  рельсам  дальше,   к   следующей   пластине.   Элора,
завороженная, не шевелясь, смотрела на него, держа в руке  теперь  уже
не нужные камни и  не  замечая,  что  стоит  на  пути.  Сергей,  легко
подхватив девушку - сила тяжести все-таки меньше, чем на  Земле  -  не
дал  загадочному  агрегату  продемонстрировать,   знаком   ли   он   с
человекообразными особями.
   Действия автомата были точны и быстры, всю работу  он  проделал  за
считанные секунды. Но, не  смотря  на  это  и  на  всеобщий  столбняк,
Сазонов успел таки налепить ему на бок датчик на вакуумной присоске.
   Сделав свою  работу,  автомат,  набрав  дикую  скорость,  мгновенно
скрылся в ближайшем туннеле.
   - Быстрей за ним,  -  скомандовал  Сазонов  и  сам  первым  понесся
большими прыжками.
   Гонка по коридорам была недолгой  -  несколько  поворотов,  залы  с
наваленным хламом (сам агрегат несся по рельсам под потолком), все уже
и уже сжимающийся ход, и вот, наконец, тупик,  узкое  отверстие,  куда
человек не пролезет, к тому же там в глубине еще и закрытый люк.
   - Уже  немало,  -  устало  проговорил  Сергей,  присаживаясь  возле
отверстия. - Все не одиноки. Будет с кем в картишки перекинуться.
   Элора как-то странно взглянула на него, не понимая, шутит  он,  или
говорит серьезно.
   Задумчивый Сазонов почесал шлем в районе затылка.
   - У  меня  такое  ощущение,  что  по   дороге,   я   что-то   видел
неправильное..
   - Что ж, пойдем посмотрим, - пожал плечами Сергей.  -  Тут  пути-то
двести метров.

   Сазонов старательно шел по своим следам, аккуратно разгребая мусор.
Сергей и Элора шли чуть поодаль, просто посматривая по сторонам.
   - Не понимаю, - бормотал про себя командир.  -  Что  же  это  такое
было? Ведь мелькнула же какая-то мысль.. И помню еще поразила меня.. А
с этими черепашками..
   Он замер на полуслове, разглядывая что-то под ногами.
   - Серж, - позвал он. - Глянь.
   Из под кучи мусора, откуда-то снизу, сквозь мутное  полуоплавленное
стекло, пробивался неяркий свет.

   - Ни черта, конечно, не видно, - сказал, вставая,  Сергей.  -  Хотя
общий фон - зелено-коричневый.
   - Думаешь - растения?
   Сергей пожал плечами.
   - Сходим - увидим.
   - Элора, - обратился Сазонов к девушке. - Что тут было.
   - Здесь, на верху, насколько мне помниться, находились оранжереи, -
тихо ответила подавленная всем увиденным Элора. - А  там  внизу  -  ее
технические службы.
   - И каким образом можно туда спуститься?
   - Обычно ходили по лестнице через обыкновенную дверь. Но, если  там
есть воздух, значит этим путем пройти нельзя. Либо он сильно  завален,
либо мы его выпустим, расчищая завал. - Сазонов кивнул, соглашаясь.  -
Здесь неподалеку должен быть аварийный переходной шлюз.  Хотя,  вполне
возможно, что он и не работает.

   Они  повернули  за  угол  и  уперлись  в  большую  шлюзовую  дверь,
изъеденную мелкими трещинами. Она была слегка приоткрыта. Сергей налег
на нее плечом, но дверь удивительно легко распахнулась.  Вторая  дверь
шлюзовой камеры - та, что вела непосредственно  в  технические  службы
оранжереи, была наглухо закрыта.
   - Радоваться пока рано, - скептически заметил Сергей. - Повреждения
могли быть и с другой стороны конструкции.
   - Элора, вы случайно не знаете,  как  им  пользоваться?  -  спросил
Сазонов.
   - Тут я ни разу не была. Но, наверное, так  же,  как  и  всеми..  -
нерешительно пожала она плечами.

   Сергей, опережая  движение  девушки,  закрыл  дверь,  заперев  шлюз
изнутри. Элора повернула какую-то ручку, где-то внутри что-то щелкнуло
- дверь,  якобы,  закрылась  герметически.  Теперь,  по   идее,   надо
запустить воздух в камеру и можно открывать дверь в оранжерею.
   Элора, ни капельки не суетясь, по-деловому  спокойная,  подошла  ко
второй двери, покопалась в каких-то внутренностях,  снова  щелчок,  на
этот раз сопровождаемый характерным свистом - шел воздух.
   - Вот тебе раз, -  поразился  Сазонов,  почему-то  никак  этого  не
ожидавший.
   Сергей поднес к форсунке руку с браслетом, посмотрел на  встроенный
в скафандре индикатор. - Пока все в  норме,  кислород,  азот,  никаких
вредных примесей, - заметил он. - Запах будет только не очень. - Потом
добавил с сомнением. - Уж больно все гладко.
   - Бывает, - легкомысленно пожал плечами Сазонов, а Элора ничего  не
ответила.

   -----------------------------------------------------


                              Атмосфера.


   - Может, снова наденем? - спросил Сазонов, держа шлем  скафандра  в
руке и с неудовольствием принюхиваясь к местным запахам.
   Полумрак  и  затхлость  помещения  вселяли  необъяснимую   тревогу,
растения непонятного вида и формы облепили стены и  лампочки,  мягкая,
словно мох, субстанция под ногами, издающая при каждом шаге  чавканье,
мелкие брызги черной вязкой жидкости вперемежку с небольшими  порциями
неприятного запаха гнили.
   - Да нет, помереть не помрем,  а  привыкать  надо,  -  отрицательно
покачал головой Сергей. - Лучше, оставим скафандры здесь, в кустах,  -
предложил он, вытирая рукавом пот. - Что их таскать с собой?
   Сазонов отрицательно покачал головой.
   - Мало ли что нас ждет впереди.  Я  так  понимаю.  Что  это  первый
отсек. Там впереди их больше сотни.
   - И что? Ты планируешь их все осмотреть? -  скептически  усмехнулся
Сергей.
   - Да нет, конечно, - покачал головой Сазонов. - Но хоть немножко. А
так - хотелось бы в первую очередь взглянуть на лабораторию..
   Сергей кивнул, соглашаясь.
   - Жалко, оружия нет, - сказал он.
   - А зачем оно?  Мне  кажется,  что  это  просто  счастье,  если  мы
кого-нибудь встретим.
   - А хищники? Ядовитые растения?
   - Пространство тут  довольно  маленькое,  чтобы  появиться  крупным
зверям.  А  любую  опасность  можно  и  обойти,  -  задумчиво,  словно
сомневаясь в чем-то, ответил Сазонов.
   - Что-то не так? - насторожился Сергей.
   - Знаешь, - немного поколебавшись, сказал Сазонов.  -  Ты  назовешь
меня мнительным и, наверное, будешь смеяться. Но  все  как-то  странно
вокруг. Не находишь?
   - Что ты имеешь ввиду?
   - Хорошо смазанный механизм шлюза - ведь ему 150  веков!  И  лунная
пыль.. На всех переходах темно, а здесь купол почему-то  чистый..  Как
ты это объяснишь?
   Сергей пожал плечами.
   - Мне это, честно говоря,  давно  уже  все  не  нравится.  Но  пока
разумного объяснения этому не вижу.. Надо подождать, все  само  собой,
наверное, разъяснится.
   Элора в  сторонке  с  любопытством  осматривала  местные  растения,
передвигаясь по периметру зала непривычно прыгающей походкой. Растения
в основном были толстыми с мясистыми стволами и листьями, -  наверное,
чтобы влагу дольше удерживать - как земные кактусы. Вдруг  девушка  на
секунду замерла и быстро несколько раз стукнула своей походной  сумкой
что-то в местной траве.
   - Чего это она? - сразу насторожился Сергей. - Змея там что-ли?
   - Да нет, - отмахнулся Сазонов, отворачивая его за плечи  в  другую
сторону. - Я там  был,  ничего  интересного,  просто  необычная  форма
жизни, - сказал он нарочито беспечно.
   - Знаете, - вернувшись, произнесла Элора как ни в чем не бывало,  -
хоть это  и  напоминает  Землю  времен  динозавров,  только  в  сильно
уменьшенном масштабе, но тем не менее на первый взгляд абсолютно тихий
и безобидный мир.
   - А ведь в природе все  должно  быть  гармонично,  -  тихо  заметил
Сазонов.
   - Ладно, пойдем, - сказал Сергей, поднимая свою сумку. - Что  время
зря  терять.  Поищем  тех,  кто  зажигает  здесь  свет,  зададим  пару
вопросов.

   Ведомые Элорой, они шли по сумрачным коридорам уже  полчаса,  то  и
дело с непривычки ожидая то ли шороха за спиной, то ли жуткого рева из
мрачных закутков базы. Местные формы жизни, усиленно маскирующиеся под
окружающие предметы - приборы, инструменты, шланги и выключатели,  все
больше и больше внушали опасения.
   - Не спроста они так, - усмехнулся Сазонов, когда в  очередной  раз
взялся за ветхую табуретку, которая вдруг свернулась в лиану и исчезла
внутри разбитого шкафа с остатками скафандров высокой степени  защиты.
- Значит, все-таки есть тут какие-то хищники.
   Наконец, притормозили на развилке, левое  ответвление  которой,  на
это раз отличалось от всех  других  -  там  не  было  света,  и  жизнь
оскудевала с каждым метром, пропадая  совсем  буквально  метров  через
двадцать.
   - Заглянем? - предложил Сазонов. - Тем более, судя по  направлению,
так будет короче.
   Элора отрицательно покачала головой.
   - Нет, там мы не пройдем. Тупик.
   - За столько времени могло произойти все, что угодно, - скептически
заметил командир, впервые не соглашаясь. - Вполне возможно, что именно
здесь мы и пройдем, а вот там уже не сможем. - И решительно  углубился
в темноту, включив фонарик.
   Они шли молча и почему-то друг за другом. Причем, как с  удивлением
заметил Сергей, девушка была особенно бледна. Не успели они  пройти  и
двадцати шагов как вдруг ей стало  плохо.  Элора  качнулась  и  упала,
словно сраженная невидимым  оружием.  Сергей  успел  подхватить  ее  у
самого пола и теперь резкими и точными движениями выхватывал медблок.
   - Пульса нет, - в ужасе выдохнул он, глядя на индикатор.
   - Быстро  понесли  ее  обратно,  -  резко  скомандовал  подбежавший
Сазонов.
   - Время  потеряем,  -  отрывисто  ответил  Сергей,   перенастраивая
аптечку.
   - Это приказ.
   Сергей удивленно поднял глаза - такой фразы он и не слышал  никогда
от Сазонова за все время их работы. Командир уже приподнимал  девушку.
Сергей быстро перехватил Элору - благо, теперь это было сподручнее  и,
развернувшись, побежал обратно.
   Положил ее на траву точно на то место, где они недавно спорили.
   - Достаточно? - поднял он глаза на командира.
   Тот был спокоен и внимательно глядел на девушку.
   - Да. Крути аптечку.
   Сергей быстрыми движениями ввел с пульта новые коррективы.
   - Что там? - спросил командир.
   - Пульс..  давление..  -  ответил  Сергей  не  без   удивления.   -
Нормализуется. Что-то уж очень быстро.
   Элора, судорожно вздохнув, открыла глаза, огляделась  недоумевающим
взглядом, и вдруг покраснела, быстро присев и поправляя волосы.
   - Извините, - сказала она, потупив глаза.
   - Да ничего, - успокоительно заметил Сергей, отстегивая аптечку.  -
Климат, наверное, не совсем курортный.
   - Знаешь что, -  неуверенно  сказал  Сазонов,  неестественно  часто
помаргивая Сергею правым глазом. - Надо бы на всякий  случай  провести
полное обследование. Мало ли что.
   Сергей смотрел на непонятные действия своего  командира  не  больше
секунды, - ведь оба знали, что  уже  все,  -  раз  загорелась  зеленая
лампочка на аптечке, значит организм полностью здоров.
   - На это, наверное, время уйдет, - подхватил он, внимательно  глядя
Сазонову в глаза.
   - Как обычно, минут пятнадцать, -  весело  заверил  командир,  чуть
кивнув головой.
   - Хорошо, сейчас запущу. - Сергей склонился к девушке, не  понимая,
что все это значит, и думая попутно, как бы все это  по-правдоподобнее
изобразить - Сазонов потом все обьяснит.
   - Ну, ты пока работай, а я пройдусь немного.
   И  не  дожидаясь  возражений,  командир  быстрым  шагом  скрылся  в
загадочном черном тоннеле.
   Элора хотела было что-то сказать, но промолчала.

   Сквозь местный мох  быстро  пропиталась  черная  жижа.  И  хотя  их
комбинезоны не промокали, но, тем не менее,  Элора  встала,  сидеть  в
луже было как-то неприятно.
   Сергей, чувствуя себя не в своей тарелке наедине с девушкой,  и  не
зная, чем себя занять в этой ситуации, принялся осматривать помещение.
Элора тоже не собиралась скрашивать неловкость светской беседой.
   Его внимание привлекла полуоткрытая стеклянная  дверь,  за  которой
просматривались какие-то серые предметы, во множестве разбросанные  по
полу комнаты. От нечего делать он  приблизился  к  дверям  и  заглянул
внутрь - все пространство небольшого замкнутого помещения были  усеяно
костями некогда  живых  существ.  Сергей  вошел  внутрь  и  присел  на
корточки, силясь определить возраст находки и их принадлежность. Элора
встала в дверном проеме, с опаской наблюдая за  действиями  Сергея.  И
тут вдруг сзади нее с  громким  шумом  и  чавканием  поднялось  что-то
темное большое и страшное. Элора, вскрикнув, впрыгнула внутрь комнаты.
Темное существо своей массой толкнуло дверь, захлопнув ее, и Сергей  с
ужасом заметил,  что  от  него  протянулась  лапа-ветка  и  защелкнула
задвижку.

   - Расскажи что-нибудь? - устало  попросил  Сергей  Элору,  закончив
отгребать кости в дальний  угол,  и  только  что  присев  на  какой-то
полуразрушенный каркас, оставшийся непонятно от чего, рядом с апатично
наблюдавшей за его действиями девушкой.
   - Что? - спросила она.
   Вот уже час, как они находились в этой ловушке, - а  что  это  была
именно ловушка, сомнений не вызывало. Их заперли в камере  и  существо
снаружи, прильнув к  прозрачным  стенкам,  закупорило  все  отверстия,
лишив их доступа воздуха, и теперь, казалось, жадно наблюдало за  ними
сквозь стекло, с нетерпением ожидая, когда же они задохнутся? Все  это
время они судорожно искали способы борьбы - дверь  была  на  удивление
прочной для стольких-то лет и не ломалась, стекло - то же, расковырять
закупоренные отверстия  для  доступа  воздуха  валяющимися  в  избытке
костями   не   получилось,   а   шлемы    со    встроенной    системой
воздухообеспечения, как  специально,  остались  снаружи.  К  тому  же,
Сергея добил тот факт, что петли на двери оказались хорошо  смазанными
какой-то вязкой пахучей  жидкостью  -  видно  эта  система  давно  уже
отработана и эксплуатируется столетиями. И самое главное  -  связи  не
было - ни с командиром, ни с кораблем, хотя маячок был хорошо слышен.
   - Все равно, - пожал он плечами. - Детство, учеба, увлечения..  Что
для тебя не является секретом.
   Она чуть заметно улыбнулась.
   - Может, лучше ты первый?
   - Ничего интересного у меня не было, - покачал он головой. -  Да  и
лично мне хочется хоть что-нибудь знать про тебя.
   Девушка  с  любопытством  посмотрела  на  него  и  лукавая  искорка
пробежала по ее лицу.
   - Да? - чуть удивилась она. - Мне казалось, уж кого-кого, а тебя  я
меньше всего интересовала.
   - А что, я должен был всеми своими фразами и поступками говорить об
этом? - Сергей внимательно посмотрел  на  Элору,  лицо  которой  сразу
приняло серьезное выражение, словно  ожидая  услышать  от  нее  -  да,
конечно, я так этого ждала.
   - Нет, почему же,  -  чуть  смутилась  она.  -  Но  обычно  девушки
чувствуют внимание мужчин.
   - А тебе этого хотелось? - продолжал он начатую  тему.  -  Или  это
просто женское тщеславие -  мол,  все  лежат  у  ног,  и  только  один
почему-то сопротивляется. Непорядок.. Ради спортивного интереса?.
   Тут уже она посерьезнела на самом деле.
   - Ты неправ. К тому же неизвестно, успеют ли нас спасти.  Так  что,
давай, не будем ссориться.
   - Извини, - чуть покраснел Сергей. - Хотя, наверное, все предыдущие
мои фразы о чем-то все-таки говорят.
   Оба помолчали немного, чувствуя, что  дышать  становится  несколько
затруднительно.
   - Сережа, - вдруг назвала она его по имени, - я тебе нравлюсь?
   Опешив, Сергей судорожно собирался с мыслями.
   - Только честно, без всякого утешения и скидок на нашу ситуацию?
   Он собрался с силами.
   - Да.. - выдохнул он. - Знаешь, с первого же  взгляда,  как  только
увидел тебя там, в рубке.. Словно удар какой-то.. Пытался  бороться  -
ничего не помогает.. Я думал, это уж очень заметно.  Дмитрич  вон  все
давно понял.
   - Знаешь, - она накрыла своей рукой его руку, и он  в  который  раз
вздрогнул. - Поначалу я тоже так думала. Но  потом  как-то  все  пошло
наперекосяк,  и  я  уже  ничего  понять  не  могла.  И  очень  боялась
ошибиться.
   Сергей смахнул с лица выступивший от духоты пот и  сжал  ее  ладонь
своими руками.
   - Я люблю тебя, Элора, - тихо заговорил он, с  трудом  дыша.  -  И,
наверное, любил тебя всегда, даже когда тебя еще не видел...
   - Сережа,  -  еще  тише  сказала  она,  чуть  прижавшись.  -   Живы
останемся, возьми меня в жены..
   Он через силу повернулся к ней. Элора смотрела куда-то  в  сторону,
через запотевшее стекло. Почувствовав его взгляд, чуть скосила  глаза.
Они смотрели друг на друга некоторое время,  совершенно  не  мигая.  А
потом..

   - Я вам не помешал? - раздался заботливый голос Сазонова и  на  них
радостно пахнуло свежим воздухом (Парадокс  -  каких-то  два-три  часа
назад они морщились и подумывали, не одеть ли скафандры).
   Сергей оторвался от губ Элоры и судорожно  вдохнул  несколько  раз,
наполняя легкие скудным кислородом. Девушка поцеловала его на последок
в щеку и смущенно улыбнулась Сазонову.
   - Извините.
   - Да нет, что вы, - засмеялся он, помогая им выйти. - Отдохнете,  и
можете продолжать дальше.
   Элора еще больше смутилась и прижалась лицом к плечу Сергея. Сергей
повернул к командиру лицо, красное от  многих  причин,  и  кивнул  ему
одними глазами. Несмотря на улыбку Сазонов однако был грустен.
   - Что так долго? - спросил Сергей.
   - Были кое-какие проблемы. Извините, что так получилось.
   - Да ничего, - весело заметила Элора. - Даже на пользу.
   А Сергей, обнимая девушку за плечи, спросил:
   - Ну, куда мы теперь?
   - Домой, на корабль, -  устало  проговорил  Сазонов.  -  Достаточно
приключений для начала.

   -------------------------------------------------


                               Свадьба.


   - Что же Женька то до сих пор не отвечает?  -  беспокоился  Сергей,
подводя капсулу к огромному борту корабля. - Да  и  ты  тоже,  кстати,
молчал.
   - У меня там непонятный экран был, -  пробормотал  Сазонов,  отводя
глаза. - А вот что с Женькой.. Будем надеяться, ничего серьезного.
   Корабль встретил их зловещей тишиной. Не веря ни во  что  и  ожидая
буквально любую пакость, они осторожно пробирались из шлюзовой  камеры
в рубку, то и дело оглядываясь по сторонам и напряженно прислушиваясь.
   Женька, откинув голову, неподвижно лежал в своем кресле,  и  только
его левая рука чуть заметно покачивалась в такт вибрациям корпуса.
   Они подошли ближе, готовясь к самому худшему.
   Леднев был мертвецки пьян, и поэтому  не  мог  отвечать  на  сигнал
бедствия, посылаемые Сергеем.

   Сазонов взвалил Женьку себе на плечи  и  молча  унес  в  каюту  для
медико-водных процедур. Сергей и Элора остались одни.  И  опять  среди
них возникла непонятная им самим неловкость. Наконец, девушке  надоело
смотреть в экран внешнего обзора. Она встала, собираясь уходить.
   - Подожди, - решился Сергей. - Можно тебя спросить?
   - Да? - она  остановилась  в  полувопросительной  позе,  держа  его
подчеркнутой вежливостью на расстоянии.
   - Там, в этой дурацкой камере, мы сказали друг другу  разные  вещи.
Была иная ситуация, опасность.. А как здесь, в тепле и уюте?
   - Ты мужчина, - глядя ему прямо в глаза сказала  Элора.  -  Тебе  и
решать. Я свои слова пока что не брала обратно.
   Сергей подошел к девушке.
   - Тогда я делаю тебе предложение.
   Она улыбнулась.
   - Делал уже.
   Он несмело взял ее за руку.
   - Ну тогда накрываем свадебный стол.
   - Сережка, - засмеялась она. - Какой  ты  все-таки  бываешь  иногда
нерешительный. Я тебя таким никогда не видела.

   Элора, с любопытством разглядывала принесенную из грузового  отсека
посуду, выбирая для свадебного стола подходящую на свой вкус.
   Мужчины в уголке перебирали коробки с консервированными  продуктами
- то же ведь не каждую удобно поставить на стол.
   - Честно говоря, Серж, - сказал Сазонов. - Ты меня конечно  извини,
- повернулся он к виновнику торжества. - Но мне  ее  выбор  совершенно
непонятен. Не  в  смысле,  что  ты  ей  не  подходишь,  -  поторопился
поправиться он. - А в  том  смысле,  что  меньше  всего  она  на  тебя
обращала внимания, из всей нашей компании.
   - А может, в этом и заключалось ее внимание,  -  задумчиво  заметил
Леднев, еще не отошедший от устроенного Сазоновым нагоняя, и почесывая
правую руку. - К тому же хорошо, когда ты вдруг на кого-то похож. Тебя
сразу выделят, и особенно стараться не надо, - шутливо проворчал он.
   Сергей просто пожал плечами, молча выкладывая банки на пол.
   - Кстати, - вдруг заметил Сазонов. - В 10 контейнере чья-то  старая
мебель. Будет чем обставить комнату молодых.
   - И зачем только люди  при  переезде  тащат  все  это  с  собой?  -
вздохнул Женька.
   - Ну вот представь, - сказал задумчиво Сазонов. - Ты  двадцать  лет
живешь в одной и той же квартире, с одной и той  же  мебелью.  Привык.
Опять же родной диван, на котором ты отдыхал после тяжелого дня, сидел
рядом с любимой девушкой, наслаждаясь одним только ее присутствием. Он
уже  становится  частью  твоей  жизни,  безголосым,  немым  другом   и
соратником. Выбросить его на свалку - просто предательство. У тебя уже
рука не поднимется. Просто не сможешь ему - дивану то есть -  в  глаза
посмотреть.
   - Ну не знаю, - с сомнением пожал плечами Леднев. - Чего у меня  не
было - того не было.
   Сергей не участвовал в общем  разговоре,  занятый  своими  мыслями.
Время от времени он  кидал  осторожные  взгляды  в  сторону  стола,  с
замиранием сердца  наблюдая  за  Элорой,  за  ее  мягкими  движениями,
плавными изгибами ее тела, особенно подчеркнутые в те  моменты,  когда
девушка  наклонялась  над  столом,  аккуратно  расставляя  хрустальные
бокалы и тарелки из редкого даже по меркам Земли сервиза.
   - Сергей, не отвлекайся, - высказался Леднев. - В конце-то-концов..
Насмотришься еще. Лет через десять, возможно, так надоест...
   - Евгений,  -  строго  прервал  эту  тираду  командир.  -  Ты   что
говоришь?.
   - О, извини, - осекся Женька. - Совсем не собирался никого обидеть,
-  оправдывался  он.  -  Просто  хотел  настроить  Сергея   на   более
благодушный лад.
   Сергей внутренне чувствовал себя почему-то виноватым  перед  своими
товарищами и обижаться на них  ему  было  как-то  неловко.  Он  просто
кивнул Ледневу, мол, все нормально, я не обиделся, понимая,  что  тому
сейчас  особенно  тяжело.  Наверняка,   с   особой   силой   нахлынули
воспоминания о семье - жене, детях. У Сазонова, правда, тоже семья, но
он все-таки командир.
   - Не горюйте мужики, выберемся  отсюда.  Я  вам  обещаю,  -  сказал
Сазонов, старательно вытирая полотенцем бутылку с коньяком.
   Женька внимательно посмотрел на него.
   - Смотри, командир, ловим тебя на слове. А не получится  -  с  тебя
пузырь.
   Сазонов весело усмехнулся.
   - Все будет нормально. Слово даю.
   - Что-то ты сегодня щедрый, - подозрительно заметил Леднев.
   Легкой походкой к ним подошла Элора, улыбаясь, приобняла Сергея  за
плечи.
   - Как тут у вас дела? - спросила она, поцеловав его в щеку.
   - Да вот, кое-что отсортировали, поприличнее, - ответил за особенно
молчаливого в этот день Сергея Сазонов.
   - Как всего много, - мило удивилась Элора. - Помогите мне  все  это
перенести на стол.
   Леднев было сделал попытку привстать, но Сазонов слегка прижал его,
и Женька снова сел, с пониманием улыбнувшись.
   Сергей поднял коробку с продуктами и  ушел  к  праздничному  столу.
Снова  оставшись  фактически  наедине,  они  молча  сервировали  стол,
изредка кидая друг на друга мимолетные взгляды,  и  время  от  времени
несмело касались друг друга руками.
   - Да,  судьба,  -  протяжно  проговорил  Сазонов,   поглядывая   на
влюбленных. - Ну хоть кому-то будет польза от всей этой истории.
   - И не говори, - согласился Евгений, бросив распечатывать очередную
коробку из контейнера-холодильника, в  котором  они  перевозили  особо
капризные  грузы,   те,   что   не   должны   были   сгнить   в   этом
непродолжительном пути.
   - Может, не будем скатываться  до  обыкновенной  пьянки.  Несколько
разнообразим это мероприятие? - высказал свою скрытую мысль капитан.
   - Предлагай.
   - Ну,  как  обычно  свадьбы  протекают?  Выкуп  невесты,  похищение
туфельки, то, се.. Вспоминай, как у тебя было.
   - Это мысль, - загорелся новой идеей Леднев. - Действительно, какой
интерес сидеть за столом и просто пить, пусть даже и празднично.
   - Да. Такой день бывает не часто. Пусть уж у них останется побольше
радостных мероприятий.
   Вернулся Сергей.
   - Еще что-нибудь готово? - поинтересовался он.
   - Слушай, бери эту коробку и не мешай, -  махнул  рукой  в  сердцах
Евгений. - И не возвращайся. Без тебя справимся.
   Сергей пожал плечами, взял полупустую коробку  и  ушел.  Оставшиеся
еще теснее подсели друг к другу.
   - Значит так,  -  энергично  заговорил  более  активный  на  всякие
мероприятия Леднев. - Во-первых, - белое платье, фата и кольца.
   - Точно, - хлопнул себя по лбу Сазонов.
   - Не перебивай, - отмахнулся Женька. -  Во-вторых,  мероприятия  по
выкупу. Ну, я тут накидаю кое-что,  есть  разные  наметки.  В-третьих,
марш Мендельсона - обязательно надо  найти.  В-четвертых,  официальная
запись в бортовом журнале.
   - Ну, это само собой, - кивнул Сазонов.
   - В-пятых, похищение туфельки во время праздничного  застолья,  как
аналог похищения невесты, и опять же,  соответствующий  выкуп..  Ну  и
пока все.
   - Этого нам с лихвой хватит, - согласился Сазонов.  -  Распределяем
обязанности и действуем, а то времени на подготовку остается маловато.

   - По-моему, все готово, -  сказала  Элора,  осторожно  приседая  на
краешек кресла, и аккуратно подтянув короткое платье на плотно  сжатые
ноги.
   - Да, - согласился Сергей, еще более осторожно  приседая  рядом.  -
Вот  только  наши  куда-то  пропали.  Наверное,  сюрприз  какой-нибудь
готовят.
   - Хорошие у тебя друзья.
   Сергей кивнул.
   - Фактически, чуть ли не с детства знаем друг друга. Учеба, работа.
Привыкли как-то.. - повторился он.

   - Ну вот, - раздался веселый голос Леднева. - Стоит только оставить
их наедине, как они уже целуются.
   Сергей  и  Элора,  словно  по  команде,   как   школьники,   быстро
отодвинулись друг от друга, смущенно поправляя одежду.
   - Товарищи, №горькоє еще будет, не переживайте, -  сказал  Сазонов,
доставая из-за спины картонную коробку. - А пока позвольте вручить вам
наш свадебный подарок.
   Элора, привстав, приняла коробку, шутливо сделав  легкий  реверанс,
приподняла крышку.
   - О, белое платье! - ахнула она.
   - Ну а жених-то что подарит невесте, -  слегка  подтолкнул  Леднев,
стоявшего словно столб Сергея.
   Сергей подумал не больше секунды, потом кивнул и снял с себя амулет
на цепочке.
   - Дорогая невеста, - неуклюже начал он. -  Прими  от  меня  в  день
нашей свадьбы этот скромный подарок.
   Элора посерьезнела, повернувшись к Сергею.
   - Этот амулет долгие годы наших путешествий хранил грузовой корабль
»Атлантј и его экипаж от всяких напастей. Пусть же он теперь хранит  и
тебя.
   - Нас, - поправила она, принимая подарок и с интересом  разглядывая
невзрачный серый камушек на цепочке.
   - Виновник нашей самой первой  и  серьезной  аварии,  -  постарался
объяснить Леднев, кивая на амулет. - Этот  метеорит  каким-то  образом
прорвался сквозь защиту и чуть ли не на сквозь пробил нашего  старика.
Вот мы тогда побегали..
   - Космонавты, народ верующий, - улыбнулся  девушке  командир.  -  А
теперь прошу всех в рубку на торжественную часть.

   Усталые после всех этих буйных веселий они прикрыли за собой  дверь
каюты и тесно прижались друг к другу в темноте.

   Элора откинулась  на  подушку,  резким  движением  головы  разметав
волосы.
   - Как я устала, - проговорила она, учащенно дыша. - Сил моих больше
нет.
   Они выпили апельсиновый сок из одного  бокала,  полежали  некоторое
время  без  движения,  отдыхая.  Потом  Сергей  повернулся  к   Элоре,
приподнялся над ней, целуя ее шейку, плечи и грудь.
   - Сейчас умру, - прошептала она,  мелко  дрожа  и,  все  сильнее  и
сильнее прижимая его к себе.

   - Хорошо, что я за тебя замуж  вышла,  -  вдруг  сонно  проговорила
Элора, лежа на его плече. Чуть повернула голову  и  поцеловала  его  в
грудь. Сергей ответил ей тем же.
   - Прижмись ко мне, - попросила она, поворачиваясь к нему спиной.  -
Спинке что-то прохладно.
   Он прижался своей грудью к ее обнаженному телу, обнял ее. Она  тоже
поплотнее прижалась к нему и довольная задремала.
   Сергею,  однако,  не  спалось,  и  он  плавно  водил  рукой  по  ее
обнаженному телу.
   - Сережка, - сквозь сон попросила она. - Не разыгрывай меня. И  так
уже устала, сил нет. Да и тебе скоро на вахту.
   - Женька за меня  отсидит,  как  провинившийся,  -  сказал  Сергей,
усиливая натиск рук.
   - Ах ты так! Ну тогда пеняй  на  себя,  -  игриво  прошептала  она,
решительно поворачиваясь..

   -----------------------------------------------


                          №Утроє откровений.


   Сергей  автоматически  проснулся  за  час   до   вахты.   Осторожно
высвободил ее руку. Тихо, стараясь, не будить, встал. Быстро оделся.
   - Сережа, - позвала она.
   - Что? - подошел он к ней.
   - Поцелуй меня, - сонно попросила она.
   Он наклонился и осторожно поцеловал ее теплые мягкие губы.
   - Ты скоро придешь?
   И тут он подумал, что зря так торопится. Позвонил в рубку.
   - Женька, ты на месте? - спросил он тихо.
   - Спи, спи, молодожен, - раздалось в ответ.
   - Тогда счастливо отдежурить.
   - И тебе того же самого, - ответил Леднев отключаясь.

   - Ты сейчас куда? - спросил Сазонов у  невыспавшегося  и  несвежего
после вчерашнего, Леднева, принимая вахту.
   - В бассейн и спать, - мотнул головой Евгений.
   - Не советую. - сказал Сазонов. - Туда как  раз  зашли  молодожены.
Мало ли что..
   - Давно?
   - С час где-то.
   Женька решительно набрал код бассейна.
   - Народ, можно войти?
   Некоторое время была полная тишина.
   - Да пожалуйста, - раздался голос Сергея.
   - Пусть привыкают к суровым  будням,  -  сказал  Евгений  Сазонову,
объясняя свой поступок.

   Элора  сидела  на  подлокотнике  кресла  и,  обняв  Сергея,   тесно
прижалась сзади к его спине.
   - Ну вот, - возмутился Леднев, входя  в  рубку.  -  Тяжело  на  вас
смотреть. Сплошное расстройство.
   - Жень, ты неправ, - вступился Сазонов.
   Элора мягко им улыбнулась.
   - Зачем звал, начальник,  -  спросил  Евгений.  -  Спать  ужас  как
хочется.
   - Да  вот,  пока  все  в  сборе,  надо  продумать  наши  дальнейшие
действия,  -  сказал  Сазонов,  небрежно  поправляя  волосы  на  виске
каким-то неестественно подчеркнутым движением.
   - Дмитрич, что у там тебя, за ухом? - спросил Сергей, наклоняясь  к
капитану.
   - Так  ерунда,  последствия  одного  любопытного  эксперимента,   -
отмахнулся Сазонов. А Элора вдруг испуганно и пристально посмотрела на
него.
   - Ничего страшного, - постарался заверить командир.  -  Пройдет  со
временем.
   - Ну выкладывай свои  планы,  -  недовольно  проговорил  Леднев.  -
Проголосуем, да я пойду.
   - Мои предложения таковы - еще день  отдыхаем,  а  потом  -  дальше
осваивать базу, готовить ее к переезду.
   - Принимается  единогласно,  -  нетерпеливо  махнул  рукой   Женька
вставая. - Все у тебя?
   - Все, - кивнул Сазонов.
   - И из-за такой ерунды ты  отобрал  у  меня  десять  минут  сна,  -
недовольно пробурчал Леднев уходя.
   - Ну и мы тоже пошли, - улыбнулась Элора, вставая. - Счастливо  вам
отдежурить.
   - Идите,  идите,  -  добродушно  проговорил  в  бороду  Сазонов.  -
Развлекайтесь.

   В коридоре Элора придержала Сергея за локоть.
   - Сережа, - произнесла она  встревоженно-серьезным  тоном.  -  Надо
поговорить.
   - Что случилось? - обеспокоенно спросил Сергей, останавливаясь.
   - Дело в том, что я не та, за кого себя выдаю.
   Сергей удивленно смотрел ей в глаза, ничего не понимая.
   - Пойдем к Евгению, пока не уснул. Я все обьясню.
   - Давай вернемся. Сазонов ближе, - все также  недоумевая  предложил
Сергей.
   Она отрицательно покачала головой, решительно потянув его за руку.
   - Нет. Начнем с другого края.

   - Пора заканчивать, - раздалось из маленького приборчика за ухом  у
Давора.
   - Я тоже так думаю, - согласился тот. - Ждать  больше  нечего.  Тем
более что лабораторию они своими силами все равно не восстановят.

   Недовольный Леднев, в полураздетом состоянии, сидел  на  кровати  и
хмуро смотрел на по-хозяйски рассаживающихся Сергея с Элорой.
   - Вы что, сегодня все сговорились? - недобро спросил он.  -  Имейте
совесть. Я не спал уже вторые сутки. - Он  выжидательно  посмотрел  на
Сергея, который покачал головой, и чуть заметно кивнул в сторону своей
молодой жены.
   - Полчаса, - сказала она, внутренне волнуясь.  -  Информация  этого
стоит.
   - Ну  хорошо,  -  сдался  Леднев.  -  Столько   я   еще   потерплю.
Выкладывайте.
   - Я буду говорить быстро,  -  предупредила  она.  -  Без  повторов.
Запоминайте все с первого раза и не перебивайте.
   Мужчины кивнули, даже не догадываясь, что их ожидает.
   - В этом мире действительно произошла катастрофа.  Один  ученый  по
имени Эрик Майер нашел способ копирования матрицы человеческого мозга.
С тех пор люди стали сохранять копии умирающих людей, на будущее,  так
как каким образом их активизировать, пока не знали. Ситуация несколько
изменилась,  когда  вдруг  Большой  Электронный  Мозг,  созданный  для
управления коммуникациями и ведения всевозможных банков данных (в  том
числе и банк копий) вдруг самостоятельно научился вызывать их к жизни,
использую нейтринную основу.
   Мужчины все так же в недоумении смотрели  на  девушку,  слушая  все
сказанное, как сказку.
   - Вы, наверное, заметили повышенный нейтринный фон в этом мире? Так
вот, на нейтринной основе создаются молекулы тела человека, исходя  из
его матрицы. Молекулы объединяются в  клетки,  которые  начинают  жить
самостоятельной жизнью, не подозревая о подмене. Человек, так же как и
все, старится. И тут Электронный Мозг по своему усмотрению может  либо
записать  новую  матрицу  с  человека,  включая   и   его   теперешнее
постаревшее состояние,  либо  вернуться  к  старой  матрице,  и  тогда
человек опять начинает жить с нуля, не подозревая о  своей  предыдущей
жизни.
   - Возможно, я уже прожила не одну жизнь, - задумчиво  сказала  она,
сдерживая дрожь.  -  Но  как  только  старилась,  меня  возвращали  на
какую-либо исходную позицию. Что, вообщем-то, равносильно смерти. Хотя
мы отвлеклись.
   Как-то незаметно для всех ЭМ потихоньку прибрал власть в свои руки,
создав практически неистребимую армию, которая, к тому же, пополнялась
большими темпами. Соседние государства и колонии на  ближних  планетах
были захвачены силой. Виденный вами  песок  на  Земле  -  это  и  есть
матрицы живших некогда людей.
   Со временем людей не осталось.
   Она посмотрела на Сергея.
   - Я тоже, - твердо сказала она.
   Медленно протекало тихое существование мира, где время  от  времени
людей вызывали из небытия,  для  каких-нибудь  научных  экспериментов.
Например,  ЭМ  упорно  хочет  научиться  управлять   своими   слугами.
Сейчас-то он умеет просто  поддерживать  жизнедеятельность  организма,
без всякой обратной  связи  -  только  призвать  к  жизни,  и  так  же
мгновенно отозвать. Но я надеюсь эти эксперименты ничего не дадут, так
как тогда получиться, что ему будет достаточно иметь одну единственную
матрицу, которую он будет размножать.  Ну  а  пока  обратная  связь  с
хозяином осуществляется посредством встраиваемого за ухом  приборчика,
так называемого видеофона, через который ЭМ видит и  слышит  все,  что
видит человек, и так же может передавать ему  указания,  или  выносить
предупреждения.
   У меня нет этого  прибора,  так  как  были  опасения,  что  вы  его
заметите и многое можете понять, поэтому я и  могу  говорить  это  все
свободно.
   - Ты думаешь, наш командир стал одним из вас?
   - Все может быть. Буду очень рада, если ошибаюсь.
   Тихую жизнь и безграничную власть ЭМ нарушило неожиданное появление
словно из  пустоты  вашего  корабля,  причем  как  раз  внутри  хорошо
охраняемого мира. Это сильно напугало ЭМ, который  опасался  вторжения
неизвестного ему противника. Вас могли захватить в ту же  секунду,  но
решено было сначала выяснить, кто вы такие, ваши цели, и как  вы  сюда
попали. И соответственно научиться самим переходить  таким  образом  в
пространстве.
   По-первости засылали  людей  для  быстрой  разведки.  Правда,  была
опасность, что вы их  увидите,  поэтому  они  разведали  только  места
будущего расположения долговременных приборов-шпионов. Приборы в  свою
очередь проработали недолго, вы их быстро обнаружили,  и  было  решено
заслать меня, что, в общем-то, и было осуществлено.
   Она помолчала, собираясь с духом, ни на кого не глядя.
   - Вы извините, я ничего не  могу  поделать.  Буду  против,  пришлют
кого-нибудь другого.
   - А  может,  ты  все  делаешь  по  его  заданию?  -  с   неприязнью
скептически поинтересовался Леднев.
   Элора вдруг побледнела.
   - Вам остается только верить мне наслово, - тихо промолвила она.
   Сергей вдруг понял, что Элора как-бы отгорожена ото всех  невидимой
стеной,  осталась  совсем  одна,  и  теперь   сидит   в   одиночестве,
противопоставленная всему остальному обществу. Он пододвинулся к ней и
положил ладонь на ее руку. Она с благодарностью, быстро  взглянула  на
него, и незаметно пожала ее.
   И тут вдруг какие-то тени мелькнули в каюте и все погасло.

   ----------------------------------------------------


                               Захват.


   Сергей очнулся в небольшой но светлой комнате со  скудной  мебелью.
Потер сильно болевшую голову, пытаясь осмыслить случившееся.
   Неожиданно дверь распахнулась,  впустив  двоих  мужчин  в  выходных
костюмах, белых рубашках и при галстуках. Немая сцена длилась недолго.
   - Инспектор Харви?! Кого я вижу?! - радостно  заговорил  первый  из
них - рыжеволосый представительный мужчина лет пятидесяти.  -  Вот  не
ожидал! Как вы-то очутились в этой компании?
   Сергей молчал, понимая, что его снова путают.
   - Извините, что мы вот так,  -  искренне  улыбаясь,  развел  руками
рыжеволосый. - Поверьте, так сложились обстоятельства. Можно присесть?
   Сергей пожал плечами, присматриваясь.
   Старший присел на единственное свободное кресло.  Второй  встал  за
спинку, с внимательным любопытством разглядывая  Сергея,  словно  тоже
хотел чтото сказать, но мешала субординация.
   - Не  буду  долго  вас  интриговать,  здешний  мир   не   настолько
безжизненен, как вам могло показаться.
   - Это я уже заметил, - усмехнувшись, ответил Сергей.
   - Кстати, на всякий случай, если у  вас  опять  амнезия,  -  сказал
как-то странно  улыбаясь  рыжеволосый.  -  Разрешите  представиться  -
начальник пятой секции системы  внешней  защиты  Оэций  Коурис.  -  Он
слегка кивнул головой. - А это мой помощник - Давор Шукер.
   Помощник неприятно улыбался, все также сверля глазами Сергея.
   - Ну, а  вас  мы  уже  знаем,  -  снова  как-то  странно  улыбнулся
рыжеволосый.
   Сергей опять только кивнул.
   - Дело тут вот в чем, Сергей Владимирович, если вы еще не в  курсе,
- начал Оэций. - Здесь некоторое время  назад  было  совсем  несладко.
Ужасная катастрофа. Подробности не буду рассказывать, со временем сами
все  узнаете.  Только  то   немногочисленное   количество   оставшихся
научилось хорошо маскироваться и не доверять никому.  Поэтому  и  ваше
появление мы восприняли как акт агрессии, и долгое время наблюдали  за
вами, пока не решили, что вы не  являетесь  разведкораблем  враждебной
нам цивилизации.
   Сергей внимательно посмотрел на говорившего.
   - Спешу  ответить   на   ваш   немой   вопрос,   уважаемый   Сергей
Владимирович, - улыбнулся Оэций, заметив взгляд Сергея. - Мы,  за  это
долгое время, научились мгновенно перемещать предметы в  пространстве,
невзирая на преграды и на довольно большие расстояния, и таким вот  не
очень гостеприимным способом пригласили вас к себе. Вы уж  на  нас  не
обижайтесь.
   - Исчезнувшие приборы - ваших рук дело? -  пробурчал  Сергей.  Этот
разговор все больше и больше ему не нравился, впрочем, как  и  колючие
взгляды обоих.
   Оэций шутливо склонил голову, соглашаясь. В это время в  кармане  у
него негромко пискнуло.
   - Тысяча  извинений,  -  проговорил  он,  вытаскивая  что-то  вроде
телефона. - Да? - сказал он в трубку. - Отрицательный результат? Так я
и думал.. Что вы все изделие да изделие..  Назовите  его  как-нибудь..
Как как, - он повернулся к Давору. - Сегодня какое число?
   - Двадцать пятое.
   - Например, Х25, - сказал Оэций недовольно в трубку. - Ликвидируйте
опытные образцы и приступайте  к  Х26.  Заодно  и  цвет  смените,  ваш
розовый довольно неприятен. Все ясно?
   Оэций аккуратно закрыл футляр и положил телефон в карман.
   - Работа,  -  сказал  он  виновато  улыбаясь.  -  Так  вот,  Сергей
Владимирович. Нам, как я уже сказал, стало ясно, что  корабль  ваш  не
является враждебным, и его экипаж занесен сюда волей случая.
   Сергей кивнул.
   - Одно нам непонятно. Какую роль лично вы играете во всем этом?
   - В смысле? - вскинул брови Сергей.
   - Как вы, гражданин 4  округа  Эры  Электронного  Развития,  смогли
оказаться в компании представителей другого мира, проскочив 150 веков?
   - Вы меня с кем-то путаете, - покачал головой Сергей. -  И  я  даже
догадываюсь, с кем.
   - Знаете,  нет,  -  вежливо  улыбнулся   Оэций.   -   Внешность   и
сохранившиеся отпечатки пальцев полностью идентичны.
   - Теория вероятности это допускает.
   - Давайте не будем говорить глупости. Поймите,  это  же  величайшее
открытие  -  путешествие  во  времени  и  пространстве,   прогулки   в
параллельные миры. Тем более что вы  ведь  хотите  вернуться  обратно,
непонятно только, куда? В свое время? Но что там делать в прошлом? Или
вместе с этими в их мир? Но вам это зачем?
   Сергей попытался было возразить.
   - Не спорьте, не спорьте, - мягко остановил его Оэций. - К тому  же
своими  силами  вы  все  равно  бы  не  восстановили  эту  злополучную
лабораторию на Луне. Зря вы возлагали на нее такие надежды.
   - Но ведь механизмы же работают.
   Оэций пренебрежительно махнул рукой.
   - Обслуживающий персонал. Железяки. Удивление вызывает, правда, что
они смогли так долго  просуществовать.  Но  их  поведение  уж  слишком
логично, чтобы походить на разумное. Да и глупо верить  в  электронный
разум.
   Сергей неожиданно для себя усмехнулся.
   Дверь снова распахнулась и  в  комнату  вошла  Элора.  Обведя  всех
холодным взглядом она присела на принесенное здоровяком в серой  форме
удобное кресло.
   - Сергей Владимирович, разрешите представить вам руководителя всего
этого проекта. Госпожа Элора Дебюсси.
   Сергей удивленно вскинул голову.
   - Да, да, - покивал добродушно Оэций. -  Не  удивляйтесь.  Так  что
сами должны понять свое положение.
   - Надеюсь, вы не будете требовать от меня  выполнения  супружеского
долга? - сухо усмехнулась она.
   - Знаете, как-то не подумал, - с трудом выдавил он из себя.
   - Вот, кстати, и госпожа Элора была  лично  с  вами  знакома  в  то
далекое время. Или вы и это будете отрицать?
   - Не понимаю, о чем вы  все  толкуете,  -  скзал  Сергей,  поглядев
девушке в глаза. - Это же просто сходство.
   - Как знаете, -  недовольно  поморщился  Оэций.  -  Честно  говоря,
напрасно вы так. Кстати, со мной вы тоже были знакомы. И с  господином
Давором Шукером. А вот господин Рейнольдс  почему-то  не  захотел  вас
видеть...
   - Что там с изделием? - перебила его Элора.
   - Отрицательно,  -  ответил  тот,  поправляя  зачем-то  галстук.  -
Кстати, мы его назвали Х25. У вас не будет возражений?
   - Х25, - удивленно вскинула она  брови.  -  Где-то  я  уже  слышала
что-то подобное.
   - Может быть, - не стал спорить Оэций. - Правда, мы  придумали  его
пять минут назад. Его уже принялись демонтировать.  Следующий  образец
соответственно будет Х26. Кстати, вам просил передать главный  техник,
чтобы вы не затягивали с подключением видеофона.
   - Хорошо, - кивнула Элора, сильно задумавшись  о  чем-то  своем.  -
Продолжайте беседу. Я пойду поищу его. - И с этими словами она  вышла,
оставив у Сергея чувство глубокого уничтожения.
   Оэций встал, проводив Элору взглядом. Снова сел.
   - Так на чем мы остановились? - опять вежливо  спросил  он.  -  Да.
Эксперимент. В ваших  интересах  нам  помочь.  Если  вы  действительно
хотите вернуться в тот мир.
   - От меня-то вы что хотите? - устало спросил Сергей.
   - Помощи, - улыбнулся Оэций. - Помощи знаниями, опытом, действиями.
   - Давайте, я подумаю, - вяло проговорил  Сергей,  подавленный  всем
увиденным и услышанным.
   - Не возражаем, - сказал Оэций и они  вышли  из  камеры,  тщательно
заперев дверь.
   Сергей  расскинулся  на  кровати,  стараясь  переварить  полученную
информацию, но все его мысли упрямо перебивались одной - Элора.
   Он энергично помотал головой прогоняя  ее  образ  и  эту  фразу:  -
Надеюсь, вы не будете требовать от меня выполнения супружеского долга?
   Кто же она? Жертва или коварный враг? И кто  они  все?  Марионетки,
или   действительно   представители   свободной,    но    своеобразной
цивилизации? И что стало с его товарищами?
   Дверь камеры снова  распахнулась  и  на  пороге  возник  Сазонов  в
сопровождении охранника. Сергей привстал от удивления.
   Сазонов подошел вплотную и заговорщически быстро проговорил:
   - Слушай Серж, - легкое помаргивание ресницами.  -  Не  мог  бы  ты
сходить к Женьке, - еще помаргивание, - уговорить  его  участвовать  в
эксперименте? А то он уперся, как баран. Ты ведь  понимаешь,  что  это
необходимо? - снова моргание, как тогда, с аптечкой. - К  тому  же  ты
сам наверняка уже решился, не правда ли?
   Сергей внимательно посмотрел командиру в глаза.
   - Ладно, черт с вами, - сказал он устало. - Прогуляюсь.
   И они вышли из камеры.
   Сазонов молча кивнул Сергею, дружески хлопнул по плечу и  ушел,  не
оборачиваясь.
   - Вперед, - коротко бросил охранник,  слегка  подтолкнув  Сергея  в
спину.
   За  ближайшим  поворотом  навстречу  им  шла  Элора,   бледная,   с
напряженным каменным лицом, придерживая большую  спортивную  сумку  на
плече. Их глаза встретились.
   - Как жизнь? - усмехнулся он.
   - Ты, крыса, - процедил охранник, нависнув над Сергеем - К  госпоже
так не обращаются. Понял?
   - Да пошел ты.. - вдруг зло выдохнул Сергей.
   Резкий неуловимый удар отбросил его к стенке.
   - Отставить, - чуть поморщившись, произнесла Элора.
   Охранник, оскалясь, отошел на два шага.
   Она прошла мимо, даже не взглянув на лежащего на полу Сергея.
   Он неторопливо поднялся, стирая сочащуюся из губ  кровь,  посмотрел
ей вслед.
   Да, бывает, - подумал он с самому себе непонятным смыслом.
   Она остановилась, полуобернувшись.
   - Впрочем, наверное, я пойду с вами.
   Охранник молча кивнул, отойдя в сторону и пропуская ее вперед.
   У дверей Женькиной камеры  остановились  возле  второго  охранника,
который, повинуясь молчаливому взгляду Элоры, открыл дверь.
   - Я сейчас, - кивнула она. - Оба подождите за дверью.
   Женька, с опухшим лицом, в  синяках  и  ссадинах,  так  же,  как  и
Сергей, привстал от удивления, увидев их вместе.
   - Вот те на, - проговорил он протяжно, держась за бок и морщась  от
боли.
   Элора молча смахнула со стола  немногочисленные  вещи,  достала  из
сумки портативный монитор и какой-то прибор, внешне неспешными, но  на
самом деле довольно быстрыми и точными движениями собрала все  это  на
столе, приговаривая, - Это вас обоих убедит в конце концов.
   Достала аккуратно сложенный конверт. Помахала им.
   - А это аргументы вашего командира. Потом прочтете их на досуге,  -
сказала она, небрежно достав  из  конверта  исписанный  клочок  липкой
ленты и неожиданно быстрым движением приклеив его на руку Леднева.
   Потом замерла на время, как бы заново  увидев  их,  задержалась  на
Сергее, решив что-то сказать, судя по ее лицу, важное. Но  передумала.
Однако губы ее предательски дрогнули.
   - Прощайте, - быстро проговорила она, нажав на что-то  в  собранном
на столе приборе. И  тут  же  исчезла.  И  только  подаренный  Сергеем
свадебный медальон гулко упал на  пол  камеры  и  неспешно  прокатился
вокруг цепочки.
   А за стеной загремел упавший автомат.
   - Мужики, у нас мало времени, - раздался  в  помещении  решительный
голос Сазонова, и экран монитора слабо засветился. Дмитрич  приветливо
улыбался с дисплея. - Значит так.. Попытайтесь поверить  Элоре  -  она
знает, что делать. Хотя, честно  говоря,  ее  я  подозревал  с  самого
начала, после всех этих таинственных историй с посетителями.  Сомнений
не было, кто-то уж больно любопытен. А, значит, в скором времени можно
было ожидать более серьезного посещения.  Тут  вы  и  нашли  так  явно
бросающийся в глаза саркофаг. С вами я не делился своими сомнениями по
той причине, что, боясь, что  они  прослушивают  все  наши  разговоры,
узнав, что  их  разоблачили,  перейдут  к  более  неприятным  для  нас
действиям. Пройдя шлюз на Луне я сразу заметил свежую смазку на петлях
двери - кстати,  Серж,  смазка  на  твоих  дверях  была  действительно
животного происхождения, видать, так местная  флора  приспособилась  к
жизни. Немного  поискав  в  округе,  я  нашел  и  человеческие  следы,
которые, случайно обнаружив, Элора попыталась скрыть.  И  потом,  этот
черный тоннель.. То что она не человек  в  общепринятом  смысле  этого
слова, я понял давно, к тому  же  правильно  связав  ее  с  нейтринным
потоком. А тут получалось, что в туннеле нейтрино гасится.  Что  было,
согласитесь, невероятно. Разыграв ту дурацкую сценку  и  надеясь,  что
Серж меня поймет и поддержит, я в одиночку отправился на  исследование
этого явления. Коротко это выглядит так.. Я понимаю, что времени у вас
нет, - развел он  руками.  -  Но  мне  кажется,  больше  вы  этого  не
услышите. Так вот, там дальше, правда  уже  в  вакууме,  действительно
обитала цивилизация роботов. И я вполне  осознанно  заявляю,  обладали
разумом. Все зная о своем могущественном соседе, они маскировали  свое
существование, искривляя поток нейтрино. И философия  у  них  довольно
презабавная - все случившееся в мире  -  естественный  прогресс  -  на
смену  человеку  пришли  более  совершенные  существа  -   электронные
механизмы. Был и свой  Дарвин,  логично  обьяснивший  все  это.  Людей
воспринимали как существ низших.  Они-то  и  рассказали  мне,  правда,
посредством радиосвязи, - улыбнулся он, - все подробно об  этом  мире.
Они же и дали мне аппарат, позволяющий нейтрализовать нейтринное поле,
который, скорее всего вы и видите в  действие.  Его  радиус  около  20
метров. Но имейте ввиду, что если к вам не могут проникнуть охранники,
то  вполне  достанут  нормальные  аппараты,  а  также  самонаводящиеся
ракеты, или, к примеру, динамит. - Сазонов помолчал  некоторое  время,
собираясь с мыслями. - На выходе из туннеля на меня напали.  Наверное,
хотели просто захватить. Но так получилось, что меня убили. И все  это
время вы общались фактически с трупом.  -  Он  виновато  улыбнулся.  -
Извините уж меня.
   Сергей с Ледневым не дыша смотрели на экран.
   - Превратив  меня  каким-то  образом  в  такую   вот   штуку,   они
потребовали от меня продолжать  выполнять  свою  роль,  иначе  обещали
заморозить ваши тела и дальнейшие опыты проводить с  их  частями,  что
согласитесь, несколько неудобно. А  так  у  меня  оставался  некоторый
простор для действий. Хотя видеофон мне все-таки воткнули и  теперь  я
являлся единственными глазами и ушами этих существ среди нас.
   Кстати, пока Женька спал в рубке пьяный, они посетили наш корабль и
аккуратно  взяли  у  него  кровь.  Проведя  с  ней  эксперимент,   они
убедились, что вся  загвоздка  в  наших  телах.  Что-то  изменилось  в
строении наших  клеток,  а  возможно,  даже  и  молекул,  после  этого
перемещения,  что  позволяло  нам,  при  правильной  постановке   дела
переместиться обратно, а может быть  и  в  другой,  параллельный  мир.
Это-то они и хотят узнать. Я правда, боюсь, совсем не для того,  чтобы
просто заглянуть к нам в гости. А насчет Элоры.. Серж,  не  переживай,
мне кажется, она все-таки хорошая девушка, постарайтесь ей поверить  и
пойти на то, что она  предлагает.  Кстати,  моя  речь  не  должна  ими
прослушиваться, так как почему-то большинство их техники сделаны также
на нейтринной основе. Так что ей  плохо  не  должно  быть,  только  на
всякий случай пленку уничтожьте.  Ну  а  если  все-таки  это  окажется
частью задуманного ими плана, - он развел руками. -  Значит  я  полный
дурак. Впрочем, мужики, вариант только  один.  Рискните..  Все  должно
быть хорошо. И прощайте..

   Сергей посмотрел на  стол.  Розовые  шарики,  Х25,  антивещество  в
специальной оболочке. Те, о которых уже слышала Элора.
   В коридоре что-то затрещало и страшном грохоте  и  дыму  в  гладкой
стене камеры образовалась рваное отверстие.
   - Серега, быстрее! -  хрипло  крикнул  Женька...  -  Рискнем,  -  и
решительно проглотил  розовый  шарик,  морщась  от  боли  в  сломанных
ребрах. Сергей проделал то же самое, ощутив во рту неприятный  привкус
железа. Оболочка шарика  быстро  растворялась  во  рту  с  шипением  и
покалыванием и вдруг внутренности Сергея скрутило тугой  спиралью,  от
боли в глазах потемнело и тело зависло где-то в воздухе, потеряв опору
под ногами.

   ------------------------------------------------


                               Эпилог.


   Мягкий предновогодний снег неторопливо падал на видневшийся  далеко
под ногами  переходный  мостик,  убаюкивая  весь  отдел,  и  без  того
погруженный в  послеобеденный  получасовой  отдых.  Густав  с  Закиром
неспеша играли  в  шахматы,  изредка  обмениваясь  короткими  фразами,
Сергей, в ожидании своей очереди - на  победителя,  -  сидел  у  окна,
наблюдая за падающими снежинками,  невольно  составляя  в  этом  своем
занятии компанию о чем-то задумавшейся Алле Сеймур. Лана сидела  возле
Ники и старательно, как и у него  в  кабинете,  словно  на  экзаменах,
отвечала на ее любопытные вопросы, так ни разу и не взглянув в сторону
Сергея (он несколько раз смотрел в ту строну, задерживаясь взглядом на
девушке). И только один стажер расположился в  дальнем  углу,  пытаясь
что-то изобразить на закировском компьютере.
   - Господин инспектор, - смеясь  обратилась  Алла,  отвернувшись  от
окна. - Можно вас спросить?
   - Да? -  Сергей  оторвался  от  созерцания  ног  сидевшей  напротив
новенькой, старательно делающей вид, что ничего не замечает. -  Слушаю
вас.
   Находящиеся в кабинете девушки с интересом оторвались от своих дел.
   - У вас какие планы на встречу Нового Года?
   - Пока никаких, - усмехнулся он. - А что?
   - Да нет,  просто  управление  собирается  всем  составом  на  базу
отдыха. От нас требуют заявки. Не хотели бы вы присоединиться к нам?
   Харви поймал вопросительный взгляд Ланы и подумал, - а почему бы  и
нет?..
   - Давайте, я вам завтра скажу об этом. Хорошо?
   Девушка кивнула.
   Легкий зуд на руке возвестил о  сигнале-вызове.  Сергей  глянул  на
маленький экранчик наручного браслета - вызывал шеф, не  найдя  его  в
кабинете.
   - И вот что еще, - добавил он, вставая.  -  Проведите  стажеров  по
этажам, покажите им что и где находится - в рамках их допусков.  Пусть
хоть немного ознакомятся с местом своей предстоящей работы.
   - Хорошо, господин инспектор, - вдруг  официально  ответила  она  и
Густав  с  Закиром  переглянувшись,  хитро  заулыбались,  юный  Коурис
подобрался, а Лана быстрым движением поправила волосы и воротничок.
   Харви, взяв на всякий случай ближайшую папку с бумагами,  небрежной
походкой прошел  мимо  рабочих  столов  и  скрылся  за  дверью,  успев
услышать за спиной веселый девичий смех.
   Хорошо быть молодым, грустно подумал он. Получаешь гроши, никакой в
жизни перспективы - если  не  считать  обмана  о  быстром  обогащении.
Однако же смеются, радуются всяким пустякам...
   Он зашел в кабинет к Рейнольдсу.
   - Ну как там у тебя новички? - поинтересовался шеф.
   Сергей пожал плечами.
   - Как твое впечатление?
   - Люди как люди, - неуверенно ответил Сергей, непонимая, к чему  он
клонит. - Сейчас еще рано говорить - кто что из  себя  представляет...
Работа покажет.
   - Да, так обычно и происходит. А как у тебя с Новым Годом?
   Тут уже Харви впервые за все время своей службы взглянул на шефа  с
удивлением.
   - Вы второй, кто об этом спрашивает.
   - Нет,  -  улыбнулся  Рейнольдс,  -  Я  не  намерен  тебя  ни  куда
приглашать. Просто хотел узнать - не собираешься ли ты справлять Новый
Год вместе с хозяйкой твоей квартиры и ее семьей?
   - Мне такое и в голову не приходило, - еще больше удивился  Сергей.
- Да и скучно со стариками.
   - Ну почему же, - уклончиво заметил Рейнольдс. - Однако же  есть  у
нее дочка 19-ти лет. Красива, умна...
   - Слышал, слышал, - покивал Харви головой, смеясь.  -  Та,  что  по
слухам подружка Цетега. Во-первых, я ее никогда не видел, а во-вторых,
я не враг своему  здоровью.  Как-то  нехочется,  чтобы  при  раскопках
археологи нашли меня замурованным в какую-нибудь бетонную опору нового
монолита.
   - Да, нет, я так, на всякий  случай,  по-дружески  посоветовать,  -
произнес  добродушно  Рейнольдс,  продолжая  незаметно  наблюдать   за
Сергеем. - Мало ли что.. Не хотелось бы тебя терять.
   - Значит, она навестит своих  родителей,  -  смакуя  каждое  слово,
шутливо проговорил Сергей. - Это интересно.
   - Инспектор Харви, - строго произнес Рейнольдс.
   - Нет,  нет,  -  отрицательно  покачал  головой  Сергей.  -  Просто
любопытно взглянуть на любовницу первого  министра,  действительно  ли
она так умопомрачительно красива, как о ней говорят?
   - Не советую, - сухо признес Рейнольдс, вставая. - И чтобы  сегодня
к концу рабочего дня у меня лежали  твои  предварительные  наметки  по
подземке.  Только-что  наверху  надавили,  -   добавил   он,   заметив
вопросительный взгляд Сергея.
   - Будет сделано, - меланхолично ответил он.
   Кое-как вытолкавшись из общественного транспорта  -  личной  машины
ему пока еще не полагалось - Сергей  купил  себе  в  ближайшем  киоске
пакеты  с  завтраками  быстрого  приготовления  -  надоело  по   утрам
перебиваться  одними  бутербродами,  и  пару  бутылок   пива.   Водку,
наверное,   потом   возьму,   подумал   он,   задумчиво    разглядывая
соблазнительные этикетки, а то неудобно проходить мимо  хозяйки  гремя
бутылками.
   В квартире, вопреки ожиданиям, во всех окнах,  кроме  его  комнаты,
горел свет.
   Харви аккуратно открыл дверь и, стараясь  не  шуметь  и  никому  не
мешать, хотел тихо пройти в свою комнату.
   - Господин инспектор, - вдруг раздался за  спиной  радостный  голос
хозяйки квартиры. - Познакомьтесь пожалуйста.
   Харви медленно обернулся, пытаясь изобразить вежливую улыбку.
   - Моя дочь, Элора.


   *********************************

   (Конец первой части. Продолжение следует).

   (... 12 июля 1997 - 18 января 1998. Апрель 1999)




		Часть 2. Мегаполис.


                               Глава 1.


   Бывают такие женщины, - вроде и одеты как все,  и  фигура  и  лицо,
которые тоже время от времени  попадаются  на  глаза,  -  но  каким-то
образом, что-то смешивается в ней в нужных пропорциях, и  ее  походка,
или то, как она стоит, не делая никаких движений, ее  выражение  лица,
выхватывается вдруг из  общей  массы,  заставляет  учащенней  забиться
сердце.
   Вот и теперь, Сергей наверное в  десятый  раз  меланхолично  провел
глазами по остановке и вздрогнул, сразу же выделив ее в толпе. Высокая
стройная блондинка в длинной белой термокуртке. Шейка  повязана  белым
шарфиком. Девушка еще ничего не сделала, ни единого жеста, ни поворота
головы, ни взгляда, а он уже никого не замечал, видя только ее одну.
   Сергей с трудом отвернулся - все-таки некрасиво  при  всех  открыто
смотреть на девушку. К тому же почти женатому человеку. Он  с  грустью
вспомнил свою свадьбу, командира с Женькой, и тут же отогнал эти мысли
- незачем бередить старые раны.
   Замигала синяя лампочка, извещая о  прибытии  элктровагона.  Сергей
сделал шаг, готовясь к посадке - народу сегодня было  особенно  много,
можно было и не влезть и опоздать на работу, - и замер. Что я делаю? -
волнуясь подумал он. Я же ее наверняка  больше  никогда  не  увижу,  и
только каждый день буду глупо с замиранием сердца высматривать  ее  на
остановке, мучаясь и страдая, и постепенно забывая ее образ.
   И он остановился, пропуская вперед людей и краем глаза наблюдая  за
светлой курткой девушки.
   Бесшумно подошел состав монорельса. Девушка, секунду  поколебавшись
и внимательно посмотрев на  номер,  нерешительно  подошла  к  толпе  у
дверей.
   Сергей неторопливо подошел вслед за ней, встав  позади  девушки,  с
удовольствием рассматривая с близкого расстояния ее шейку  и  затылок.
На пороге она слегка замешкалась и  он  учтиво  ее  подсадил,  вежливо
поддержав  под  локоток.  "Спасибо",  негромко   произнесла   она   не
оборачиваясь и Сергей вздрогнул от неожиданности.
   Прозвучал сигнал отправления, сзади чуть  надавили,  плотно  прижав
Сергея к блондинке, и состав тронулся, мгновенно и без толчка  набирая
бешенную скорость. Молодые  люди  за  спиной  несколько  покопошились,
устраиваясь поудобнее, все сильнее и сильнее прижимая его к девушке, и
Сергей, с замиранием ощутив вдруг сквозь ее и свою  куртки  остроту  и
хрупкость ее лопаток, смутился, испытывая  неловкость  за  взаимосвязь
своих мыслей и желаний и ситуации  и  попытался  сменить  позицию,  но
сделать уже ничего не мог - народ стоял плотной стеной.
   Девушка тоже чувствовала себя не в  своей  тарелке,  но  совсем  по
другой причине. Прямо перед ней стояла дама в огромной пуховой  шапке.
И пух лез блондинке в  лицо,  щекотя  нос  и  забивая  глаза.  Девушка
некоторое время отстраняла голову как могла, морщась и прикрывая веки,
но ей это мало помогало.  Сергей  вдруг  осмелившись,  неожиданно  для
самого себя, мягко дотронулся до ее плечика. "Развернитесь",  негромко
произнес он  сухими  губами,  считая,  что  его  шапка  всетаки  менее
пушистая. "Вам так будет лучше". Она  что-то  тихо  ответила,  сделала
попытку развернуться - чуть дернулась вправо, влево, - и  осталась  на
месте.
   Сергей наконец  чуть  сместился  вбок,  все  более  стыдясь  своего
положения.
   К счастью, на следующей  остановке,  благодаря  энергичным  усилиям
выходящих и вновь вошедших, их вдвоем оттеснили к окошку, где  к  тому
же освободилось место, которое девушка не раздумывая и  заняла,  сразу
как-бы отгородившись от тесно прижатых друг к другу и стоявших плотной
стеной пассажиров. И теперь между Сергеем и девушкой оказался  плотный
мужчина в шубе, который так  некстати  закрывал  обзор,  мешая  Сергею
получше рассмотреть лицо прекрасной незнакомки, и  попытаться  понять,
что же все-таки в ней так  его  взволновало?  Сергей  мысленно  развел
руками - видать не судьба - и с чистой совестью отвернулся к окну.
   Он тихо смотрел на гигантские кубы монолитов, на бесконечно-длинные
перемычки между ними,  на  паутину  движущихся  эстакад,  на  одинокую
тучку, время от  времени  цепляющую  своей  кромкой  куда-то  спешащие
вагоны, и вдруг ему мучительно сильно захотелось увидеть ее,  да  так,
что заломило в висках и заныло в груди.
   Немного потолкавшись, Сергей сместился  влево,  и  теперь  уже  без
помех взглянул на девушку через плечо плотного мужчины  и  сердце  его
забилось еще учащеннее. Несколько месяцев назад вот также он ехал себе
на работу и точно так же на этом  же  самом  месте  сидела  девушка  с
пышной прической, словно только что  приехала  с  конкурса  красоты  и
взгляд ее так и сиял. А когда  в  тот  раз  она  заметила  пристальный
взгляд Сергея, то вдруг смутилась и просидела как на иголках, волнующе
смущаясь при этом. Он тогда, по дороге на  работу,  вдруг  с  огромной
тоской пожалел, что не заговорил с ней. И потом он  долго  высматривал
девушек на остановке, все надеясь на чудо, кляня себя за тот упущенный
шанс. Две недели он добросовестно приходил раньше обычного, две недели
он прохаживался по вагонам состава, внимательно оглядывая  прохожих  и
выходя на  ее  остановке.  Там  стоял  некоторое  время,  рассматривая
выходящих из других поездов. Но все было безрезультатно  -  мимолетное
видение  -  мелькнуло  и  пропало.  Осталось  только  щемящее   сердце
воспоминание, да и то со временем поутихло, к тому же и образ ее  стал
забываться, - помнил только те чувства, которые испытывал, глядя на ее
чистое и нежное лицо, ее робкое смущение и ее опущенные глаза...
   Ну хорошо, подумал он решительно прогоняя воспоминания, вот  встану
поудобнее и буду нагло ее рассматривать. Во-первых,  хоть  получше  ее
разгляжу,  а  во-вторых,  ей  это  не  понравится  и  она  скажет  мне
что-нибудь  грубое,  и  тот  ореол  красоты  и  дурацкого   восхищения
наверняка улетучиться, ее красота сразу же  померкнет  и  я  выйду  на
своей остановке с чистым сердцем и спокойной душой, и еще не дойдя  до
дверей своего отдела я наверняка забуду  эту  глупую  историю  и  свое
ненормальное состояние, и не буду неделями потом мучаться и как  дурак
торчать на остановках и бегать по вагонам, разыскивая ее.
   Девушка  быстро  заметила  вызывающее  поведение   Сергея,   строго
посмотрела на него, но, вопреки  его  ожиданиям,  ничего  не  сказала,
отведя глаза, чего Сергей правда уже не увидел, так как тоже  поспешно
отвернулся - не хватило смелости выдержать  ее  короткий  взгляд.  Да,
подумал он, лихорадочно волнуясь, эксперимент явно  провалился.  И  он
демонстративно отвернулся к окну, как бы говоря ей, что на самом  деле
он ею совсем не интересуется, грустно размышляя о превратности судьбы,
о том, что в реальной жизни  все  выглядит  одним  образом,  и  только
потом, когда остаешься один на один со своими мыслями, то  все  видишь
иначе. Вот и сейчас, вроде  бы,  раз  такое  дело,  ну  заговори  хоть
как-нибудь, ну сделай хоть что-нибудь. Ан нет, не получается,  неловко
как-то, боишься ее обидеть, боишься увидеть  ее  удивленно-недовольное
лицо - а вы собственно кто такой, и какого черта  уставились?  Да  еще
громко и на весь  вагон.  И  дружные  любопытнопрезрительные  повороты
многочисленных голов. И школьницы, хихикая, показывают пальцем тебе  в
спину... Идиллия, горько усмехнулся он. А ведь дома я буду  рассуждать
совершенно иначе, ситуация в  вагоне  будет  представляться  в  другом
свете и я буду ругать себя последними словами, пытаясь вдолбить себе в
голову простую мысль - ну когда же ты  наконец  научишься..  поймешь..
осознаешь?..
   Странно, когда ты к женщине равнодушен, ты с холодной головой  чаще
делаешь приятные ей вещи. А когда ты  влюблен,  суетишься,  теряешься,
мямлишь что-то несвязное, несешь  полную  глупость,  то  ничего  кроме
неприятного первого впечатления у нее не оставляешь.
   Однако мысли мыслями, а девушка тем-не-менее волновала все больше и
больше. И он снова не удержался - быстро, украдкой  взглянул  на  нее.
Она равнодушно смотрела в окошко. Но ему показалось, что в тот момент,
когда он повернул голову, ресницы ее дрогнули. Видит,  что  смотрю,  -
вдруг подумал он и жар охватил все его лицо, и возможно даже покраснел
от собственной смелости, - Но не реагирует. Да и  глаза  чуть  бегают,
хотя лицо и неподвижно. И он  смелее  стал  ее  рассматривать.  Тонкие
черты  лица,  губы  -  сиреневой  помадой,   скулки   -   широковатые,
монгольского типа, носик маленький,  острый,  прямой,  чуть  курносый,
глазки слегка сузила, мягкие ушки с  несколькими  дырочками  в  каждой
мочке, ресницы длинные, черные, темные брови, хотя сама и блондинка.
   Девушка нервничала, то и дело поправляла что-то у себя в  одежде  и
прическе, пробежала глазами по низу сиденья, быстро взглянула на него.
На этот раз он выдержал ее взгляд, злясь неизвестно на что. Ее ресницы
снова дрогнули, а взгляд, словно  невзначай,  перескочил  на  стоявших
рядом с ним людей, подчеркнуто скучающе пробежал дальше, - словно  она
тут совсем и не причем, - и демонстративно спокойно опять  вернулся  к
пейзажу за окном, и на этот раз ее руки уверенно лежали на  ее  плотно
сжатых коленках, не теребя край плаща или ремешок дамской сумочки.
   А тут и мужчина, стоявший между ними, ушел, и Сергей остался  один,
прямо напротив нее.
   Скоро уже выходить, а еще ничего не  решено.  Девушка  по  прежнему
молчала, упорно не желая реагировать на его действия,  и  Сергей,  все
больше и больше нервничая, стал уже в открытую смотреть на девушку, не
обращая внимания на любопытные взгляды близстоявших пассажиров,  силой
удерживая себя не отвернуться  и  не  убирать  глаз,  если  она  вдруг
посмотрит на него, да не мельком, а  внимательно  и  недовольно.  Надо
просто выдержать ее взгляд и подождать что  она  скажет  -  это  очень
важно - ее первая фраза. Тут-то все станет и ясно.
   Но девушка основательно и надолго отвернувшись к окну, замерев,  не
мигая смотрела в одну точку напряженно-невидящим взором.
   И тут от напряжения у Сергея заслезились глаза и он невольно  отвел
их в сторону и резко вздрогнул, столкнувшись в оконном отражении с  ее
внимательным взглядом. А тут и ее сосед  освободил  место,  и  девушка
осталась одна.
   Может, сесть рядом с ней? - вспотев от одной этой мысли подумал он.
И пока он собирался с духом, это место заняла другая девушка.
   Ну хорошо, - успокаивал он себя, - ну осталось бы оно свободно -  и
что тогда? - Не возражаете, если я присяду? - А она -  Возражаю.  -  И
что дальше? Нагло сесть и спросить - Как вас зовут? - А вам  зачем?  -
Хочется знать, какое имя бывает у такой красивой  девушки.  -  Да-а...
полная ерунда получается.
   И так он смотрел на нее, рассуждая про себя -  за  ней  конечно  не
пойду - глупо все это. А через некоторое время  думал  -  нет,  пойду,
надо все это довести до конца. И тут вдруг,  ни  с  того  ни  с  сего,
словно током ударило, решительно подошел к ее соседке.
   - Извините,  -  произнес  он  деревянным  голосом.  -   Пересядьте,
пожалуйста, на другое место.
   Та ничего не сказала, давно с любопытством наблюдая за ними, быстро
и с готовностью встала и молча пересела. Но и блондинка тут же сделала
попытку  привстать,  но  увидев,  что  он  уже  садится,  вздохнула  в
смущенной досаде и вернулась на место.
   - Извините, - снова  повторил  Сергей,  боясь  что  девушка  сейчас
выйдет и он ничего не успеет узнать про нее,  и  все  его  старания  и
жертвы окажутся напрасны. - Можно один вопрос?
   - Я сейчас выхожу, - быстро произнесла она.
   - Где Вас лучше искать? - волнуясь спросил он пересохшими губами. -
Там, где Вы сели? Или здесь, где Вы выходите?
   Она вдруг улыбнулась.
   - Там, - неопределенно произнесла она.
   - А сейчас Вы куда едете?
   - По делам.
   - Вы извините, что я так себя вел...
   Она кивнула головой, принимая это к сведению.
   - Вас как зовут?
   - Лана, - ответила она чуть смущаясь. И ее смущение  все  больше  и
больше его поражало - это при такой-то внешности!
   Вот и его остановка. Она тоже встала.
   - Я провожу Вас?
   Она ничего не ответила, но на выходе, когда он поотстал,  пропустив
вперед сначала ее (нет чтобы выйти первым и подать руку - не сообразил
от волнения), а потом и какую-то старушку, она оглянулась на перроне и
осталась стоять, поджидая его.
   - Куда теперь? - спросил он, подходя.
   Она одними ресницами плавно показала в сторону ближайших лифтов.
   - И мне туда же, - не нашел он фразы  умнее  этой,  теряясь  от  ее
красоты.
   Она снова улыбнулась.
   Всю дорогу она молчала и ему почему-то было неловко, и надо  срочно
что-то говорить, а ничего на ум не приходило - сплошная каша.
   - Я каждый день езжу на  работу  в  седьмом  вагоне,  -  начал  он,
стараясь не глядеть на нее. -  Привык  к  нему  как-то...  словно  дом
родной. А вы какими судьбами в нем оказались?
   Она неопределенно пожала плечами.
   - Кстати, - вспомнил он. - Можно узнать Ваш номер?
   - Зачем? - спросила девушка, чуть-чуть скосив глаза.
   - Я думаю, найду ему применение.
   - Ну хорошо, скажу, а то же от вас, наверное, не  отвяжешься,  -  в
досаде кивнула она,  но  при  этом  как-то  по-детски  улыбнувшись.  -
Записывайте. 124-74-04-94.
   - Я запомню, - ответил он. - В нем есть какой-то ритм, почти рифма.
   Снова вместе вошли в переполненный  лифт.  Опять  прижатые  друг  к
другу, но на этот раз уже лицом к лицу,  они  поднялись  на  следующий
уровень. Все также молча вышли на площадку, и тут она остановилась.
   - Дальше меня можно не провожать.
   - Что? Ревнивый муж?
   Она снова улыбнулась.
   - Нет, - покачала она головой. - Любопытные сослуживцы.
   Он кивнул, соглашаясь.
   - Вы в котором часу планируете возвратиться?
   - Очень поздно.
   - А У "Юбилейного" где живете?
   Вопрос остался без ответа.
   - А завтра что делаете? - торопился он.
   - Весь день занята, - чуть поморщилась она. - Да  и  в  понедельник
тоже.
   - Ну хорошо,  тогда  до  вторника,  -  сказал  он,  боясь  насовсем
потерять ее своей назойливостью.
   Она кивнула и они разошлись. Сергей даже не глянул, в какую сторону
она пошла. А ведь надо было, подумал он запоздало, хотя бы до дверей -
все какая-то зацепка - наверняка ведь телефон чужой. Где я потом  буду
ее искать?

   И он подошел к серой и неприметной  двери  с  маленькой  незаметной
свето-табличкой  -  "Институт   социологии",   -   где   он   числился
инспектором. Хотя на самом деле за этой  скромной  вывеской  скрывался
3-й  отдел  16-го  управления  контрразведки.  Остальные   отделы   их
управления тоже прятались за  разными  непримечательными  вывесками  -
Частный клуб (1-й отдел), гостиница (6-й отдел), булочная (2-й  отдел)
и т. д.
   Сергей показал свой пропуск пожилому вахтеру и вошел  в  переносной
спецотсек, замаскированный под старый лифт с обшарпанными  стенками  и
облупившейся от времени краской.

   ------------------------------------------------------

                               Глава 2.


   Зайдя в свой кабинет Сергей набрал  номер  видеофона,  который  ему
удалось запомнить с таким трудом.
   - Лану можно? - чуть волнуясь вежливо спросил он после того, как на
матовом экране появилось изображение мужчины средних лет.
   - Нет здесь таких, - ответил мужчина сурово. - Вы ошиблись.
   Можно было сразу  догадаться,  невесело  подумал  Сергей,  медленно
отключив видеофон. Ну что ж, значит не судьба. И забудем про это.
   Легко сказать, но не  так-то  просто  сделать  -  эта  элементарная
истина постоянно напоминала о себе в течение  первых  двух  часов,  во
время которых Сергей пытался  добросовестно  вникнуть  в  накопившиеся
дела, в то же время то и дело возвращаясь к утреннему разговору.
   Может, не надо было так упорно пялиться  на  нее?  -  задавался  он
вопросом, глядя в исписанный лист доклада своего агента и не  в  силах
уловить смысл простых и четких фраз. Зря я, конечно,  набросился.  Сам
виноват. Поди решила, что какойнибудь ненормальный, и побоялась  резко
со мной вести - мало ли что. И так тонко  от  меня  отделалась!  Да..,
женщины крутят нами, как хотят, а мы всему верим.  Да  и  как  тут  не
поверить и не размякнуть, когда глаза такие чистые и наивные, а улыбка
так доверчива?.. Но она ведь в конце  концов  тоже  смотрела  на  меня
время от времени!? Значит ей что-то  все-таки  было  интересно!  Иначе
отвернулась бы к окну или вообще  ушла  на  другой  конец  вагона.  Но
телефон ведь оказался  неправильный!?  Так  что,  возможно,  все  было
совсем по-другому, и я ей на самом деле был ни капельки не  интересен.
Просто девушке было любопытно - кто это ее так упорно разглядывает,  и
с какой целью? И вообще, кто их женщин разберет, какие мысли роятся  в
их загадочных красивых головках.
   Мягкий сигнал внутренней связи прервал его невеселые размышления.
   - Харви, - спокойно сказал шеф с экрана. - Зайдите ко мне.
   - Сейчас иду, - отозвался Сергей, автоматически  блокируя  активный
канал данных на своем мониторе и поднимаясь из-за стола.
   - Что-то сегодня в десять я не видел твоего ежедневного  отчета  по
операции "Подземка"? - сказал Рейнольдс сразу же после вежливого кивка
головы.
   - Пока еще не скинул в базу, - ответил Сергей, так и  не  сумев  за
эти часы вникнуть в доклады агентов и составить вразумительный  отчет.
- В настоящее время почти закончил анализ.
   - Обрисуй в двух словах - как обстоят дела?
   Сергей пожал плечами.
   - Да все также. Снизу сообщения не поступают  -  под  землей  экран
хороший, а на верху, в точках контакта не было еще ни одной посылки  и
ни одного условного знака.
   Сергей  вдруг  вспомнил  как  совсем  недавно,   одев   спецкостюм,
спустился на поверхность земли, с трудом  пробрался  через  застарелый
мусор и завалы к ближайшему входу в метро. Да, подумал он тогда, глядя
в черноту провала, надо бы конечно пойти самому, все-таки многих я там
знаю. Но что-то не хочется шпионить за этими людьми. А новички вряд ли
вольются в их среду.
   Рейнольдс между тем задумчиво покивал головой.
   - Наверху недовольны, - сказал он устало. - И их понять можно, -  у
нас под  ногами  незаметно  сложилась  и  прекрасно  существует  такая
большая и разветвленная группировка, а мы до сих пор ничего сказать не
можем - сколько их, организованы ли они, разобщены, кто ими руководит,
представляют ли угрозу и если да то какую... Впрочем, завтра до  обеда
представишь мне дополнительные наброски по форсированию этой операции,
вместе подумаем над дальнейшими  действиями,  -  шеф  сделал  паузу  и
Сергей поудобнее устроился в кресле, приготовившись к смене разговора.
- Вообще-то я вызвал тебя несколько по другому поводу.. К нам в  отдел
прислали пополнение и  я  их  направил  в  твою  группу.  Присмотрись,
понаблюдай, кто они, что собой  представляют,  на  что  способны,  что
умеют... Только не загоняй, не поручай  ничего  слишком  серьезного...
Сам понимаешь - в нашем деле либо доверие  полностью,  либо...  -  шеф
виновато развел руками. - Настоящие задания потом будем раздавать.
   Сергей кивнул, соглашаясь.
   - И к тому же учти, что скоро выборы президента.
   Сергей знал, что шеф ничего  зря  говорить  не  будет,  и  за  этой
последней фразой наверняка что-то  скрывается.  Но  что  -  так  сразу
понять не смог и решил пока не затрагивать эту тему.
   - Откуда  они?  -  спросил   Сергей,   внимательно   посмотрев   на
Рейнольдса. - Перевели из других отделов?
   - Да нет, совсем еще новички.  -  Шеф  как-то  странно,  изподлобья
внимательно, посмотрел на Сергея. -  Один  -  по-моему,  с  курсов,  а
другой - вообще стажер из школы внешней разведки,  будет  проходить  у
нас шестимесячную практику - своего рода курсовая работа.
   - Замечательно, - саркастически ухмыльнулся  Сергей,  неудержавшись
от резкого жеста рукой. - Сами к себе приводим конкурентов и  сами  же
им раскрываем все свои секреты.
   - Сам знаю,  -  чуть  заметно  кивнул  Рейнольдс,  прохаживаясь  по
кабинету. - Наши управления никогда особой симпатией не отличались.  И
все же.. Я  лично  так  понимаю,  -  там,  наверху,  хотят  примирить,
сблизить  что  ли  нас  таким  образом.  Не  знаю...  -   шеф   совсем
по-домашнему пожал плечами. - Может  у  них  что-нибудь  и  получится.
Впрочем, не буду тебя задерживать. - Рейнольдс решительно  остановился
у своего стола, словно прогоняя какие-то посторонние мысли. -  Новички
сейчас у секретчика, подписывают необходимые  бумаги,  так  что  скоро
будут у тебя. А в конце недели - мне свои  наблюдения  по  каждому  из
них. Договорились?
   Сергей кивнул, вставая.
   - И про доклад не забудь, - напомнил шеф, когда  Харви  уже  шел  к
дверям.

   Вернувшись в отдел. Сергей первым делом заглянул в  общий  зал,  но
там были все свои - никого из посторонних. Жгучая брюнетка Алла Сеймур
неторопливо работала за компьютером,  наводя  порядок  в  базе  данных
отдела. Рядом бездельничали Густав с Закиром, разнообразя  свой  досуг
легкомысленным разговором с девушкой о разных пустяках.
   - Меня  всегда  поражало,  -  неторопливо  говорил   всегда   такой
немногословный Густав,  -  как  такие  тонкие  пальчики,  и  с  такими
длинными ноготками могут так ловко бегать по клавиатуре?
   - А меня  поражает  другое,  -  подхватил  эстафету  Закир.  -  Как
девушка,  находясь  под   пристальным,   нездоровым,   прямо   скажем,
наблюдением мужчин, успевает следить за  собой,  за  нами,  за  нашими
словами, и при этом умудряется не сделать ни  одной  ошибки?  -  Закир
нарочито удивленно посмотрел на Густава и  Алла  улыбнулась  кончиками
красивых губ.
   - Согласен, - кивнул Густав. - Я бы так не смог.
   - А я бы вообще в такой ситуации оттолкнул эту клавиатуру и как  бы
набросился на них...
   - Ах вон вы к чему клоните!?..  -  игриво  улыбнулась  девушка,  не
отрывая взгляда от экрана. - А я-то думала, что вы действительно  мной
восхищаетесь...
   - Ну-у.. Этим мы  занимаемся  всегда,  -  хором,  возмущенно,  и  с
обиженным видом протянули мужчины. - С утра и до вечера.
   - Закир, когда ты женишься? - спросила Алла. - Хоть не  будешь  так
дурно влиять на наших семейных...
   - Да я вроде не один такой, - ответил тот улыбаясь. - У меня шеф  -
пример.
   - Да-а, - протянула Алла, перестав улыбаться, - Нашего  шефа  давно
пора женить.
   Да, жена, вдруг подумал Сергей с острой грустью,  вспомнив  девушку
ослепительной красоты, ее мягкие  пальцы,  осторожно  коснувшиеся  его
щеки и тихий нежный голос - Сережа...
   - Новенькие  не  заходили?  -  поинтересовался  он,  возвращаясь  к
действительности и прерывая их увлекательную беседу.
   - А что, у нас пополнение? - переспросил Закир, поднимая голову.
   - Да, и даже двое.
   - Новенькие,  это  интересно,   -   мечтательно   протянула   Алла,
оторвавшись от сенсорной клавиатуры.  -  Новенькие  -  они  все  такие
загадочные...
   - Я тоже был загадочным, когда пришел в отдел? - спросил Густав.
   - А какой я был  загадочный!  -  шутливо  подхватил  Закир,  игриво
наклоняясь к девушке.
   - Да ну вас, - отмахнулась Алла по-привычке.
   - Так,  загадочные,  -  прервал  начавшийся  было  словесный  поток
Сергей. - Новичков не мучать. Как только появятся - сразу же  ко  мне.
По одному.
   - Будет сделано, шеф, - кивнула девушка одними ресницами.

   Зайдя к себе в кабинет и удобно  расположившись  в  кресле,  Сергей
некоторое время молча  смотрел  на  пустой  экран  монитора,  решая  -
просматривать или нет информацию по новым сотрудникам. Решил  пока  не
смотреть, чтобы потом сравнить со своим первым впечатлением.
   Потом еще минуту колебался - запрашивать расширенную информацию  по
утреннему номеру видеофона или не стоит.  Наконец  тряхнул  головой  и
решительно высветил на экране доклады своих агентов.  Нельзя  же  всем
нравиться, в конце концов! Да и проигрывать надо с достоинством.
   Итак, операция "Подземка".  Почти  год  назад,  во  время  Большого
Поворота, когда с легкостью рушилось все старое  -  старые  наработки,
старые отношения, - когда волна бардака и хаоса прокатилась по округу,
деля его на массу мелких, в те исторические  дни  было  совсем  не  до
коммуникаций  -  народ  понаглее  пробивался  к  власти  любой  ценой,
стремясь как можно быстрее отрезать кусок пожирнее от гибнущей  страны
и так же быстрее перевести разворованное за рубеж,  поближе  к  теплым
морям и экзотическим островам. Естественно, денег ни на что не хватало
- кое-как вытягивали атомную промышленность -  все-таки  основной  вид
энергии - и  то  понизив  оклады  рабочим  до  прожиточного  минимума,
который к тому же умудрялись не выплачивать месяцами, кормя работников
пустыми  обещаниями.  Где  уж   в   таких   условиях   было   выделить
сколько-нибудь   значительную   сумму   на    поддержание    подземных
коммуникаций, и огромная многоярусная сеть метро, к  тому  же  многими
ветками уходя за граница округов, быстро захирела и пришла в упадок. И
очень скоро новый класс людей - бомжы -  эти  вечные  спутники  любого
хаоса и развала - нашли там свое прибежище.
   - Шеф, новички здесь, - раздался  в  динамике  хорошо  поставленный
голос Аллы.
   Сергей прервал свои размышления и убрал  текст  доклада  с  экрана,
засветив его легкомысленной заставкой.
   - Давай их  по-одному,  -  сказал  он,  подготовив  соответствующее
освещение, акцентируя его на кресле для посетителей.
   - С кого из них начинать? - спросила девушка чуть томно.
   Сергей слегка поморщился. Когда Алла вот так переходила на  игривый
тон, он всегда терялся, не умея толком ни  осадить,  ни  поставить  на
место разбаловавшуюся девушку.
   - Да кто тебе больше понравился, -  посоветовал  он,  отключаясь  и
окончательно подправив внутреннее освещение, чтобы находиться в  более
выгодной позиции по отношению к собеседнику.
   Первым вошел  совсем  молодой  худощавый  юноша  с  густыми  рыжими
волосами и с мелкими прыщами на лице.
   - Добрый день, - поздоровался он чуть с вызовом, и Сергей напрягся,
почувствовав  что  откуда-то  знает  этого   паренька.   -   Разрешите
представиться - стажер Оэций Коурис.
   Несколько секунд Сергей оторопело смотрел  на  юношу,  смущая  того
затянувшейся паузой. Вот оказывается, откуда мы  знакомы,  подумал  он
про себя с философским спокойствием. Там на корабле, во время допроса,
ты говорил что-то подобное. Я тогда еще не обратил на  это  внимание..
Да, время.. В пожилом возрасте  ты  выглядел  солиднее.  Сергей  резко
отбросил все мысли - в конце концов того  Коуриса  и  этого  пока  еще
ничего не связывало, и юноша не успел ничем провиниться перед ним.
   Несколько суховато поговорив с ним о пустяках - о школе, родителях,
предметах, которые  им  сейчас  преподают,  Сергей  отпустил  молодого
человека.
   - Следующего пригласите, - попросил он Аллу.

   - Добрый день, - раздался приятный  женский  голос.  Сергей  поднял
глаза и оторопел еще больше. Перед ним волнуясь и незаметно  поправляя
волосы и юбку стояла девушка из вагона. Ее лицо  мгновенно  вспыхнуло,
быстро меняя гамму чувств от удивленного  до  стыдливо-радостного,  но
тут  же  она  взяла  себя  в  руки,   приняв   безучастно-бесстрастное
выражение. - Разрешите представиться,..  -  как-то  черезчур  спокойно
продолжила она, - Лана Ольховская.
   Сергей привстал, - Очень приятно, - сказал он  показывая  рукой  на
кресло. - Присаживайтесь, пожалуйста.
   Девушка присела на краешек кресла  держа  спину  прямо,  словно  на
экзаменах, и скромно опустив глаза. Некоторое время Сергей  откровенно
рассматривал ее, не зная с чего бы начать,  и  девушка,  чувствуя  его
взгляд, смущалась еще больше.

   Теплая рука, румянец на щечках, опущенные ресницы, приятный  голос,
красивая фигура... Я звонил вам, захотелось ему вдруг грустно  сказать
ей, и посмотреть девушке в глаза.
   - Расскажите что-нибудь о себе, - предложил он,  слегка  переставив
на столе пару предметов.
   - Что вы хотите услышать? - переспросила она.
   - Да что вы пожелаете нужным, - сказал он, впервые задержав на  ней
свой взгляд. Впрочем, девушка глаз не поднимала и румянец на щечках  у
нее не проходил.
   - Родилась я на  северной  окраине,  -  добросовестно  начала  она,
предварительно  чуть  кашлянув.  -  После  школы  приехала  в   центр,
поступила на курсы журналистики.  Неделю  назад  с  отличием  защитила
диплом, - слегка подчеркнула она стараясь выглядеть как можно лучше. -
По распределению предложили шестнадцатое управление.
   - И чем оно вас привлекло?
   Девушка быстро подняла глаза, но тут же их опустила, снова  замерев
в прежней позе.
   - Мне показалось это интересным. Разведка, секретность. И к тому же
хочется приносить пользу стране...
   На этот раз они смотрели  в  глаза  друг  другу  несколько  дольше.
Сергею совсем неинтересно было читать в них - правду она  говорит  или
это просто заученная фраза. Он хотел  прочитать  в  них  отголоски  их
утренней встречи.
   - Очень хорошо, - наконец суховато  сказал  он.  -  А  вы  примерно
представляете характер нашей работы?
   Она почему-то смутилась еще больше.
   - На собеседовании ничего не сказали, - сбитая с толку  его  тоном,
неуверенно начала она. - Обьяснили,  что  такие  вещи  можно  сообщать
только сотрудникам. Но намекнули, что мы не маленькие,  и  должны  уже
сами догадываться,.. хотя бы по фильмам на эту тему.
   Совсем ничего  общего,  подумал  Сергей,  понимая,  что  теперь  их
отношения несколько изменились, он как бы ее начальник,  и  хочет  она
того или нет, она вынуждена общаться  с  ним,  поддерживать  разговор,
отвечать на вопросы. И он тут же перестал ее разглядывать, побоявшись,
что она именно так и подумает про него.
   Девушка напряженно сидела в кресле,  ожидая  следующих  вопросов  и
готовая подробно отвечать на них, а Сергей больше не знал,  о  чем  ее
спрашивать, да и, честно говоря, ему это совсем не хотелось.
   - Ну  хорошо,  -  нарушил  он  неловкую  паузу.  -   Можете   идти.
Познакомьтесь с сотрудниками отдела, осмотритесь пока.
   Девушка неуверенно  встала,  замялась  на  секунду,  не  зная,  как
покинуть кабинет - сказать что-нибудь или просто молча выйти. Решилась
на второе, грациозно развернулась  и  вышла,  следя  за  каждым  своим
шагом, чуть замешкавшись у двери - автооткрыватель не работал - вернее
его просто не было - мало ли что, ситуации  всякие  бывают  при  такой
работе.
   Сергей некоторое время смотрел ей вслед, а потом, когда дверь  тихо
закрылась,  запросил  данные  по  девушке,  быстро  пробежав  короткую
информацию  глазами.  Все  так  и  есть,  как  она   сказала,   ничего
интересного.. А вот и телефон общежития..  Однако  ведь  те  же  самые
цифры.
   Он снова набрал этот номер.
   - Общежитие, - раздался недовольный голос, и  на  экране  появилось
лицо пожилой женщины.
   - Узел связи на проводе, - хрипло и резко  проговорил  он,  потирая
ладошкой лоб и тем самым прикрывая часть лица. - Наш мастер все еще  у
вас?
   - Да уж два часа как ушел.
   - Спасибо, - невольно  радостно  вырвалось  у  него,  хотя  Сергей,
подражая манере техников хотел грубо прервать разговор.
   Снова вошел в базу данных, дал задание машине завтра утром  до  его
прихода на работу собрать сведения -  мастера  из  какого  узла  связи
работали в этом общежитие, и если таковых не  найдется  -  то  кто  из
спецслужб.

   Когда Сергей вышел из кабинета - в зале никого не было  -  наверное
ушли на обед, подумал он, закрыл дверь и тоже  спустился  в  столовую.
Однако своих там не увидел. Очереди,  кстати,  тоже.  Сергей  спокойно
взял комплексный обед, только положив себе вместо  салата  из  капусты
творог со сметаной. Остальное - по стандарту -  картофельное  пюре  со
свининой (полил дешевым кетчупом), чай, взял дополнительно  стакан  со
слабым соком, два кусочка хлеба, уложив  рядком  на  подносе,  намазал
сверху горчицей, вернее только один из них - второй отвел для творога.
Сел на свое любимое место у окна, первым делом насыпал  четыре  мелких
ложки сахара в стакан с чаем, тщательно размешал. Также насыпал четыре
ложки сахара на творог, размешал его чайной ложкой. После чего неспеша
принялся непосредственно за обед.
   У стойки потихоньку стала собираться толпа - у поваров  что-то  еще
не успело приготовиться, - и Сергей заметил в очереди одиноко стоявшую
Лану, подтянутую, строгую, и ни на кого не  глядевшую.  За  ней  также
одиноко стоял Закир, внимательно разглядывая затылок и спину девушки.
   Смотрел он так, смотрел... а потом вдруг спросил.
   - Извините, вы тоже у нас работаете?
   И стоявшая все это  время  строгая  и  неприступная  девушка  вдруг
широко и несмело заулыбалсь.
   - Да, с сегодняшнего дня я ваш новый сотрудник.
   Закир,  видя  такую  охотную  готовность,  поудобнее  расположился,
небрежно облокотившись на стойку.
   - А до этого где работали? Или учились? -  проникновенно  улыбнулся
он, чуть склонившись к девушке.
   - Училась, - охотно отвечала девушка, все также радостно-неуверенно
улыбаясь и все с той же готовностью. - В институте журналистики.

   Уведут же ее, вдруг с неприятным для себя ощущением подумал Сергей,
глядя на то, как они, не заметив его, сели вдвоем за отдельный столик.
- И сделать  ничего  не  успею..  Сергей  медленно  зацепил  последний
кусочек мяса на тарелке. Впрочем, если уведут - значит  не  судьба,  -
скептически подумал он, значит, она так и так ушла бы от меня,  только
это случилось бы гораздо позже... Хотя что-то  я  не  о  том  думаю  -
отбивать то еще нечего... и вообще  -  решительнее  надо  быть  -  как
постоянно всем твердит Закир - большой  спец  по  этому  вопросу.  Вот
пролетят новогодние праздники вместе со своей суетой и  беготней,  все
успокоится,  и  можно  будет  потихоньку  вместе  ходить  в  столовую,
например. Потом как-нибудь организовать какое-либо дело и взять  ее  к
себе  в  напарники..  Начать  провожать   до   дома..   Идти   вместе,
разговаривать о  чем-либо  отвлеченном.  И  обязательно  стараться  не
касаться тем о наших взаимоотношениях, и не пытаться ее поцеловать  на
прощание - вдруг она откажет или скажет НЕТ? Как мне потом с ней  себя
вести? Ведь любые мои действия после явного отказа будут выглядеть как
раздражающая навязчивость.. И главное, никаких приглашений в общества.
А  то  там  на  людях  обязательно  кто-нибудь  будет   ее   отвлекать
какими-нибудь  якобы  незначительными  разговорами..  Так  что   лучше
действовать  тихо  и  аккуратно...  А  там,   глядишь,   и   завяжутся
какие-нибудь отношения... Если, конечно, повезет.. -  грустно  добавил
он про себя, отвернувшись от столика с радостно-улыбающейся  девушкой.

   Мягкий предновогодний снег неторопливо падал на видневшийся  далеко
под ногами  переходный  мостик,  убаюкивая  весь  отдел,  и  без  того
погруженный в  послеобеденный  получасовой  отдых.  Густав  с  Закиром
неспеша играли  в  шахматы,  изредка  обмениваясь  короткими  фразами,
Сергей, в ожидании своей очереди - на  победителя,  -  сидел  у  окна,
наблюдая за падающими снежинками,  невольно  составляя  в  этом  своем
занятии компанию о чем-то задумавшейся Алле Сеймур. Лана сидела  возле
Ники и старательно, как и у него  в  кабинете,  словно  на  экзаменах,
отвечала на ее любопытные вопросы, так ни разу и не взглянув в сторону
Сергея (он несколько раз смотрел в ее сторону,  задерживаясь  взглядом
на девушке). И только один стажер расположился в дальнем углу, пытаясь
что-то изобразить на закировском компьютере.
   - Господин инспектор, - смеясь  обратилась  Алла,  отвернувшись  от
окна. - Можно вас спросить?
   - Да? -  Сергей  оторвался  от  созерцания  ног  сидевшей  напротив
новенькой, старательно делающей вид, что ничего не замечает. -  Слушаю
вас.
   Находящиеся в кабинете девушки с интересом оторвались от своих дел.
   - У вас какие планы на встречу Нового Года?
   - Пока никаких, - усмехнулся он. - А что?
   - Да нет,  просто  управление  собирается  всем  составом  на  базу
отдыха. От нас требуют заявки. Не хотели бы вы присоединиться к нам?
   Харви поймал вопросительный взгляд Ланы и подумал, - а почему бы  и
нет?..
   - Давайте, я вам завтра скажу об этом. Хорошо?
   Девушка кивнула.
   Легкий зуд на руке возвестил о  сигнале-вызове.  Сергей  глянул  на
маленький экранчик наручного браслета - вызывал шеф, не  найдя  его  в
кабинете.
   - И вот что еще, - добавил он, вставая.  -  Проведите  стажеров  по
этажам, покажите им что и где находится - в рамках их допусков.  Пусть
хоть немного ознакомятся с местом своей предстоящей работы.
   - Хорошо, господин инспектор, - вдруг  официально  ответила  она  и
Густав  с  Закиром  переглянувшись,  хитро  заулыбались,  юный  Коурис
подобрался, а Лана быстрым движением поправила волосы и воротничок.
   Харви, взяв на всякий случай ближайшую папку с бумагами,  небрежной
походкой прошел  мимо  рабочих  столов  и  скрылся  за  дверью,  успев
услышать за спиной веселый девичий смех.
   Хорошо быть молодым, грустно подумал он. Получаешь гроши, никакой в
жизни перспективы - если  не  считать  обмана  о  быстром  обогащении.
Однако же смеются, радуются всяким пустякам...
   Он зашел в кабинет к Рейнольдсу.
   - Ну как там у тебя новички? - поинтересовался шеф.
   Сергей пожал плечами.
   - Как твое впечатление?
   - Люди как люди, - неуверенно ответил Сергей, непонимая, к чему  он
клонит. - Сейчас еще рано говорить - кто что из  себя  представляет...
Работа покажет.
   - Да, так обычно и происходит. А как у тебя с Новым Годом?
   Тут уже Харви впервые за все время своей службы взглянул на шефа  с
удивлением.
   - Вы второй, кто об этом спрашивает.
   - Нет,  -  улыбнулся  Рейнольдс,  -  Я  не  намерен  тебя  ни  куда
приглашать. Просто хотел узнать - не собираешься ли ты справлять Новый
Год вместе с хозяйкой твоей квартиры и ее семьей?
   - Мне такое и в голову не приходило, - еще больше удивился  Сергей.
- Да и скучно со стариками.
   - Ну почему же, - уклончиво заметил Рейнольдс. - Однако же  есть  у
нее дочка 19-ти лет. Красива, умна...
   - Слышал, слышал, - покивал Харви головой, смеясь.  -  Та,  что  по
слухам подружка Цетега. Во-первых, я ее никогда не видел, а во-вторых,
я не враг своему  здоровью.  Как-то  нехочется,  чтобы  при  раскопках
археологи нашли меня замурованным в какую-нибудь бетонную опору нового
монолита.
   - Да, нет, я так, на всякий  случай,  по-дружески  посоветовать,  -
произнес  добродушно  Рейнольдс,  продолжая  незаметно  наблюдать   за
Сергеем. - Мало ли что.. Не хотелось бы тебя терять.
   - Значит, она навестит своих  родителей,  -  смакуя  каждое  слово,
шутливо проговорил Сергей. - Это интересно.
   - Инспектор Харви, - строго произнес Рейнольдс.
   - Нет,  нет,  -  отрицательно  покачал  головой  Сергей.  -  Просто
любопытно взглянуть на любовницу первого  министра,  действительно  ли
она так умопомрачительно красива, как о ней говорят?
   - Не советую, - сухо произнес Рейнольдс, вставая. - И чтобы сегодня
к концу рабочего дня у меня лежали  твои  предварительные  наметки  по
подземке.  Только  что  наверху  надавили,  -  добавил   он,   заметив
вопросительный взгляд Сергея.
   - Будет сделано, - меланхолично ответил он.

   - Плохо то, что начинаешь думать, что это так  охотно-радостно  она
говорила только с тобой, что это только  ты  такой  особенный.  И  так
потом неприятно и просто обидно видеть, что точно также она говорит  с
кем-то еще, - говорил Закир, когда Харви вернулся в отдел.  -  Шеф,  у
меня предложение, - повернулся он к Сергею. - Прикрепите новенькую  ко
мне на время стажировки? А?
   - Какой  ты  шустрый,   -   полушутливо   возмутился   Густав,   не
сдержавшись. - Тут только жребий, чтобы никому не было обидно.
   - Согласен, - кивнул Закир, видя что начальник  пока  молчит.  -  А
заодно предлагаю - счастливчик в следующую пятницу поит всех пивом.
   - Мне бы ваши проблемы, - только и нашел  что  сказать  Сергей,  не
зная, что им и ответить.
   Мелодично  пропел  видеофон.  Судя  по  мелодии  -  внешняя  связь.
Сидевшая тихо все это время  в  сторонке  Ники  переключила  на  себя,
перекинулась парой фраз.
   - Господин инспектор, - сказала она вполне официальным  голосом.  -
Вас.

   Это был один из многочисленной армии сексотов. Сообщил, что  только
что заметил Шаоканя в третьесортной забегаловке на 115 уровне.  Группа
инспектора  Харви  уже  полгода  гонялась  за  этой   террористической
группировкой,  осуществившей  прошлым  летом  три  громких  теракта  в
крупных магазинах и на остановке 214 маршрута. Эта  банда  конечно  по
роду своей деятельности не касалась 16 управления. Но сверху  спустили
приказ - задействовать всех -  народ  надо  было  как-то  успокаивать.
Время шло, а результатов  не  было.  И  уже  поговаривали  что  пойдет
подставка - кого-то из мелких будут двигать на этот  пост.  И  вот  на
тебе.. такая удача. Хоть не придется брать грех на душу.
   Сергей раздумывал не меньше минуты.
   - Густав, - позвал он. - Возьмешь с собой Закира и дуйте к обьекту.
Туда должны подтянуться обровцы (ОБР - отряд  быстрого  реагирования).
Берете их под свое командование.
   - Вы не с нами? - полюбопытствовал Густав.
   - Да нет, - Сергей  подумал  про  доклад  и  отчет.  -  Операция-то
пустяковая. Сами не маленькие. И захватите с  собой  стажера  -  пусть
немного разомнется.
   - Хорошо, - кивнул  Густав  поднимаясь  и  направляясь  к  сейфу  с
оружием, а Закир,  ухмыльнувшись,  хлопнул  по  плечу  посерьезневшего
Коуриса.

   Сергей, запершись в своем кабинете, некоторое  время  добросовестно
обрабатывал отчеты внешних агентов по операции  "Подземка".  Затем  он
долго копался в  остатках  старых  архивов,  выискивая  обрывки  чудом
уцелевших старых планов метро,  приблизительное  количество  подземных
жителей,  собранное  и   обработанное   из   всевозможных   показаний,
каким-либо образом касающееся этой темы. Наконец  полученные  сведения
были  более  или  менее  систематизированы  и  Сергей,   дав   команду
компьютеру, откинулся на спинку кресла, плотно сжав  веки  и  медленно
вращая глаза против и по часовой стрелке,  пока  они  не  успокоились.
Потом,  потянувшись,  нажатием  кнопки   скинул   этот   промежуточный
результат  работы  в  базу  данных  отдела  и  с  облегчением   открыл
внутренние односторонние жалюзи.
   Лана все еще сидела в общем зале, и не  одна.  Рядом  с  ней  сидел
забежавший  по  делам  оперативник,  но  девушка  видать  уже  немного
освоилась  в  управление  и  с   молодым   и   мускулистым   человеком
разговаривала сухо и односложно.
   Сергей некоторое время наблюдал за девушкой,  любуясь  ее  фигурой,
лицом, плотно сдвинутыми ногами.
   - Курсант Ольховская, - сказал он  вдруг  по  внутренней  связи.  -
Зайдите ко мне.
   Девушка,  вздрогнув  от   неожиданности,   неуверенно   оглянулась,
посмотрела в зеркало, быстрыми и неуловимыми движениями приведя себя в
один только ей понятный порядок,  резко  встала,  снова  посмотрела  в
зеркало, снова быстро и неуловимо поправила что-то на себе из  одежды,
чуть заметно вздохнула, отведя пытающуюся удержать ее руку, и с  видом
обреченной на казнь направилась в его кабинет.
   - Вызывали? - спросила она у  порога,  и  у  Сергея  вдруг  сжалось
сердце. Ну что ж ты так строго с такой то  красавицей!?  -  с  упреком
произнес внутренний голос.
   - Присаживайтесь, - тем не менее сухо  произнес  он,  шалея  от  ее
покорности, и сто раз благодаря судьбу за  то,  что  она  сделала  его
начальником над нею.
   Девушка с слегка порозовевшими  щеками,  чуть  пододвинула  к  себе
кресло, и присела на самый краешек, максимально подтянув короткую юбку
и плотно сдвинув обнаженные ноги.
   - Вы наверное понимаете, что с первых минут мы не  можем  дать  вам
серьезного задания?
   Девушка быстро взглянула на Сергея и у того в очередной раз  екнуло
в груди.
   - Необходимо  пройти  небольшую  стажировку  -   проверку   что-ли,
акклиматизацию...
   Девушка снова кивнула.
   - Вы кофе умеете готовить? - вдруг сказал он, сам не зная зачем.
   На этот раз Лана внимательно посмотрела на  Сергея,  и  тот  первым
отвел глаза.
   - Умею, - ответила она недоуменно.
   - Лана, вы только не обижайтесь, - волнуясь проговорил Сергей. - До
этого дня кофе у нас готовили все и по очереди..
   - Хорошо, - вдруг перебила  она,  снова  внимательно  посмотрев  на
Сергея, - Я вас поняла. Буду готовить кофе..
   - Вы не подумайте.. - еще более разволновался Сергей.
   - Да нет, почему же, - снова  перебила  девушка  краснея  лицом.  -
Работа как работа. Я понимаю - притирка, акклиматизация.. Все новички,
наверное, через это проходят.
   - Не стоит обижаться, -  выговорил  Сергей.  -  Некомпетентность  и
отсутствие опыта подчас стоят жизни.
   Девушка молча и серьезно посмотрела на него затягивая паузу.
   - Я вам полностью доверяю, - сказала она тихо.

   Группа Густава вернулась ближе к концу рабочего дня.
   -... - сказал он Сергею заходя в его кабинете. -  Этот  стажер,...,
такой... . Начерта мы его взяли?
   - Не нервничай, - попытался  успокоить  Густава  Сергей,  почему-то
улыбаясь. - Лучше обьясни все толком.
   - Расставили, блин, зеленых на просторе, - потихоньку беря  себя  в
руки, начал Густав. - Сам ведь знаешь их мозги. А наших я поставил  на
слабых участках. Дал команду. Все вроде пошло хорошо. Никаких  видимых
проблем. И тут на тебе - наш стажер  лопухнулся  -  упустил  троих  из
банды. А мог бы и всех, - благо, мы подоспели.
   - Главного хоть взяли?
   - К счастью.
   - Ну и нормально, - абсолютно благодушно заметил Сергей,  а  Густав
удивленно посмотрел на своего начальника.
   - Позови ко  мне  стажера,  -  заметив  недоуменный  взгляд  своего
подчиненного, сказал Сергей.
   - Да я его уже в медпункт отправил.
   - Что, сильно попало?
   - Потрепали конечно, - пожал плечами Густав. - Не так чтобы очень..
Но на всякий случай.. Мало ли что.
   - Ну хорошо, как появиться, сразу ко мне.
   - Есть, - зачем-то четко произнес Заборский и вышел из кабинета.

   Сергей соединился с медпунктом. Со  стажером  ничего  страшного  не
произошло, но для профилактики врачи решили проколоть его от столбняка
- падая юноша порезался о старую ржавую арматуру.
   Отключив видеофон он мельком посмотрел на часы - до конца  рабочего
дня оставалось еще  целых  двадцать  минут.  А  завтра  -  Новый  Год.
Праздник для него вообще-то грустный - потому что семейный. А когда  у
тебя  никого  нет  из  близких  людей,  то  ты  обречен  на  тоскливое
одиночество. Хотя в прошлом году у него  была  попытка  провести  этот
праздник вдвоем, но от этого остались одни неприятные воспоминания.  И
скорее всего придется выпить с  хозяевами  по  стаканчику,  посмотреть
телевизор и спать. Хотя нет, спохватился он, с  хозяевами  как  раз  и
нельзя  -  шеф  запретил.  Интересно  -  почему?  Впрочем,   что   тут
непонятного. Их дочка -  фигура  сейчас  значительная,  наверняка  под
сильной охраной и наблюдением  -  как  своих,  так  и  противников.  А
значит, стоит мне засветиться, как тут же попаду в  черные  списки  со
всякими бесконечными  проверками  и  перепроверками.  Начнут  лезть  к
нашему отделу - а не ведете ли вы господа  хорошие  какую-нибудь  игру
против нашего главного министра? А если нет, то тогда что  делает  ваш
человек в этом окружение? Ах, простое совпадение?! Не смешите! Кто  же
в это поверит? И т. д., и т. д... Работа у них такая. Да  и  мы  ведем
себя точно так же. Впрочем, что это я? Черт с ней, с этой работой.
   В зале никого не  было  -  пустынно  и  тихо.  Народ  скорее  всего
разбрелся  по  этажам.  Хотя  вход  в  помещения  других  отделов  был
запрещен, но на самом деле, когда много лет  работаешь  с  кем-то  под
одной крышей, и к тому же и  вне  работы  имеешь  общие  интересы,  то
почему бы и  не  зайти  (и  не  пропустить)?  На  носу  всетаки  такой
праздник,  и  сейчас,  естественно,  фактически  никто  не   работает,
слоняются без дела в нетерпении ожидая  восемнадцати  часов,  когда  с
веселым шумом начнут освобождаться и сдвигаться столы  и  из  сумок  и
многочисленных  пакетов  извлекутся  всевозможные  яства,  закуски   и
напитки.
   Сергей прошел между пустующими столами, поправил редкие праздничные
украшения, поднял  отвалившуюся  бумажную  снежинку,  приклеил  ее  на
стекло  кусочком  воскового  пластилина.  И  в  этот   момент   легкий
подозрительный шум из аппаратной привлек его внимание. В  углу  тесной
комнаты, разложив на белой крышке ксерокса  вяленную  рыбу,  Густав  с
Закиром неторопливо потягивали пиво, ведя при этом светскую беседу.
   - Самое лучшее пиво - это светлое троечка. Остальные, типа  "Черный
принц", "Юбилейное" или  та  же  девяточка  -  это  уже  на  любителя,
особенно темные сорта... Все-таки не каждый их может пить. А троечка -
универсальна - она для всех. А особенно она хороша с похмелья...
   - Это точно, - подтвердил немногословный Густав. - Но тут,  кстати,
и однерочка идет.
   - Н-е-ет, - Закир отрицательно помотал в воздухе рыбьим  хвостиком.
- Однерочка... она как-то ближе к воде... А у  нас  возле  дома  точка
одна была... Пиво разливное классное поначалу варили,  тем  более  что
без консервантов.  А  потом  они  стали  туда  димедрол  забодяживать.
Канистру выпил - и отьехал.
   - Да, - неопределенно  согласился  Густав  пиная  незаметно  своего
собеседника под столом.
   - Шеф, присоединяйтесь, - предложил как ни в чем не  бывало  Закир,
оборачиваясь и неуклюже подвигаясь вместе со стулом. - Густав классную
рыбеху принес. Не смогли удержаться.
   - Ну а как же  проводы  Старого  года?  -  улыбнулся  Сергей,  беря
свободный стул и присаживаясь рядом. - Или вы на этот  раз  обойдетесь
без водки?
   - Пиво без водки, деньги на ветер, - усмехнулся Закир. - Я шучу,  -
добавил он поспешно. - Просто, какие  проводы  без  водки?  Так,  смех
один. Год был вроде не очень плох, зачем же нам его обижать? А пиво  -
это все-таки ритуал, это для удовольствия. Кстати, и новичков надо  бы
обмыть, тем более что состоялось их первое крещение.. Густав, я что-то
не вижу стаканов. Или вы из горла? Нет? И правильно. Сейчас сбегаю.
   Закир, быстро допив  свое  пиво,  выскользнул  из  тесной  и  плохо
освещенной комнаты, оставив их вдвоем.
   - Не понимаю я нынешней моды пить пиво из  бутылки,  -  неторопливо
произнес Густав, подавая Сергею листок бумаги  под  рыбу.  -  Никакого
удовольствия. То ли дело прозрачный стакан - во-первых, жидкость видна
как на ладони, а,  значит,  удовольствие  получаешь  не  только  через
вкусовые ощущения, но и через органы зрения.  Во-вторых,  пена...  Это
такое наслаждение, опустить губы в пену...
   - Ба, наши мужчины уже пьют! - притворно возмутилась вошедшая  Алла
ведя за собой Лану. - И без нас. Фу, как некрасиво.
   Девушки были слегка разгоряченные -  видно  уже  где-то  у  соседей
пропустили по стаканчику, а возможно, и не по одному.
   Алла небрежно взяла из рук Густава  очищенный  от  шкурки  и  чешуи
кусочек рыбьей спинки.
   - Рыба - это моя слабость, - сказала она, скинув  ноготком  парочку
прилипших чешуинок.
   - Ну вот... налетели... из рук все выхватывают, - проворчал Густав,
оглядывая оставшиеся на импровизированном столе одни очистки.
   Сергей с сомнением повертел в руках свой еще не начатый и  протянул
его Лане. Она, помедлив, взяла.
   - Обожаю,   -   произнесла   Алла,   с    наслаждением    вгрызаясь
ослепительными белыми зубами в еще не успевший как следует  подсохнуть
кусочек горбуши.
   - Да у нас еще  есть,  -  проговорил  Густав,  доставая  из  пакета
оставшуюся половину рыбехи.
   - Хорошо, тогда мне хвостик,  если  можно,  -  тихо  сказала  Лана,
возвращая назад свою дольку.
   - Я  так  и  думал,  -  сказал  ворчливо  Густав.  -  Самое   сухое
обязательно заберут.
   Если бы я был без ума от  девушки,  подумалось  Сергею,  и  она  бы
подала  мне  собственными  руками  очищенный  кусочек   рыбы,   я   бы
обязательно его сьел, и не стал бы возвращать. Впрочем, у женщин  своя
логика. Или я слишком многого хочу?.. Но и все же..
   Открыв плечом дверь аппаратной вернулся Закир.
   - О! Кто к нам пришел! - воскликнул он, выставляя стаканы на крышку
прибора и приобнимая Аллу за талию.
   Алла не обратила на него никакого внимания.
   - Ты смотри! - удивленно повернулся он к Густаву. - Ни тебя ни меня
не замечает. Одной рыбой увлечена. Как это называется по-научному?  Не
помнишь? Не рыбофобия случайно?
   - Может, фишеромания? - улыбнулась Алла.
   - Нет, - отрицательно и решительно покачал головой Закир, присев на
стул и садя себе Аллу на колени. - Звучало как-то иначе.
   - Зоофилия, - меланхолично  сказал  Густав,  старательно  обсасывая
ребрышки.
   И девушка, согнувшись, подавилась  от  смеха,  расплескав  пиво  по
прибору.

   Пиво еще не успело кончиться когда  пробило  шесть  часов,  и  Алла
радостно  и  энергично  потащила  за  собой  девчонок  в  зал,   чтобы
подготовить все к неофициальному празднику.
   - Ну что, проводим старый год,  что  ли?  -  потирая  руки,  весело
заметил Закир, выкинув рыбьи остатки в мусорную корзину и доставая  из
одежного шкафа подозрительно звенящие пакеты.

   Девушки в зале быстро освободили столы, убрав с них  все  лишнее  в
шкафы.
   Мужчины весело сдвинули их в два ряда - чтобы было шире.  И  дальше
все пошло как обычно - кто-то расстилал на столы уже  ненужные  листки
бумаги, которые специально приберегали для таких случаев, не отправляя
их на уничтожение, кто-то выставлял банки  с  домашними  солениями,  а
кто-то резал салаты..
   В число последних попал и Сергей. Он резал черный хлеб и подавал их
стоявшей  рядом  Лане,  которая  так  же  молча  неловкими  движениями
накладывала  на  них  шпроты  по  штучке,  поливая  все   это   сверху
майонезом...
   - Лана, вы  где  учились?  -  спросил  Густав,  открывая  следующую
консервную банку.
   - Да я уже спрашивала у нее, - сказала Ники,  перебив  готовую  уже
отвечать и уже начавшую поэтому вежливо улыбаться Лану.
   - То ты,.. - протянул Густав. - А я то не  знаю...  -  И  он  снова
повернулся к новенькой.
   - Я окончила курсы журналистики.. - охотно начала девушка,  и  пока
она говорила, все также беря из рук Сергея кусочки  хлеба,  он  думал,
что неплохо было бы постараться сесть с ней рядом за  столом...  И  он
уже начал прикидывать, как бы это покорректнее сделать,  но  тут  Алла
забрала девушку на чистку вареной  картошки  для  салата  с  крабовыми
палочками, а потом, когда рассаживались, она так  и  осталась  на  той
дальней половинке.

   - Я предлагаю начать, - сказал Закир, взяв в руки литровую  бутылку
водки  и  сворачивая  с  нее  крышечку,  когда  предварительная  часть
приготовления была закончена. - Лана,  вам  что?  -  повернулся  он  к
девушке. - Остальным то я знаю что наливать...
   - Ей тоже водки, - зашумела Алла, взяв рюмку Ланы и  протягивая  ее
Закиру. - Старый год провожают только водкой...
   - Водка так водка, - неуверенно согласилась Лана, скромно улыбаясь.
- Не будем отрываться от коллектива.
   Закир ловко, даже можно сказать - профессионально, разлил водку  по
расставленным на столах рюмкам, вызвав восторг у девушек.
   - Шеф,  вам  слово,  -  сказал  он,  поклонившись  девушкам  на  их
радостные возгласы и скромно присев, придерживая на весу свою рюмку.
   Сергей встал.
   - Выпьем за то радостное, что  было  с  нами  в  уходящем  году,  и
забудем все плохое...
   Встали, громко чекнулись друг с другом. Молча выпили..
   - Ну что? Процесс пошел? -  произнес  Закир,  ставя  свою  рюмку  и
выглядывая на столе, чтобы взять из закуски...
   Сергей, закусив крабовыми палочками, украдкой посмотрел  в  сторону
Ланы, как она там? И она тут же отвела свой взгляд, принявшись усердно
накладывать себе в одноразовую тарелку зимний салат.  И  Сергею  стало
вдруг приятно...
   - По второй? -  вопросительно  привстал  Закир.  -  Закуска  градус
крадет...
   - Практика показывает, что поначалу надо пить немного и с  хорошими
паузами. И только тогда, через некоторое время, пьется  очень  хорошо,
много и не сразу пьянеешь. А иначе быстро набираешься.
   - Это нам не подходит, - решительно покачал головой Закир.
   - Почему?
   - Водки не хватит...
   Заглянул улыбающийся Рейнольдс и девушки зашумели, приглашая его  к
столу. Неожиданно смущенно он сел в предложенное ему  кресло.  Тут  же
девушки быстренько наполнили ему тарелки и рюмку.
   - За вами тост...
   Начальник третьего отдела 16-го  управления  контрразведки  неловко
привстал. Стало тихо.
   - Я предлагаю  выпить,  -  тихо  произнес  он,  -  за  ваш  дружный
коллектив.  Чтобы  и  в  следующем  году  все  оставались  такими   же
сплоченными и у вас всегда было так весело...
   - Постараемся, - бодро ответил Закир, вставая и  первым  протягивая
начальнику рюмку.
   - Главное - вы нас не обижайте, - проговорил Густав. - И деньги  во
время платите. И у нас будет еще веселее...
   - Это уже не ко мне, - оправдываясь ответил Рейнольдс.
   - Мы знаем, - вступилась Алла, стараясь смягчить слова  Густава.  -
Просто это пожелание нашей группы нашему руководству.
   - Обязательно учтем, - кивнул начальник, энергично работая вилкой.

   Посидев минут 5-6 Рейнольдс, извинившись, ушел - таких групп у него
было несколько, и Алла тут же включила музыку и выключила свет.
   -- Алые губы, тело, глаза,
   -- Волосы, руки, забыть нельзя...
   громко, в быстром темпе зазвучало из динамиков.
   - Предлагаю танцы, - крикнула Алла, и Сергей за столом остался один
- не умел он это дело, да и не вписывался в молодежь..
   И  пока  молодежь  энергично  разогревалась  быстрыми   движениями,
Сергей, любуясь Ланой, мысленно настраивал себя,  чтобы  осмелиться  и
пригласить ее на медленный танец, который  последует  сразу  же  после
этого - записи Аллы он знал почти наизусть.
   Стихла музыка, и тут же заиграла другая. Сергей  встал  и...  снова
сел - Лана уже  танцевала  с  другим.  Естественно  -  с  Закиром,  и,
естественно - плотно прижавшись...
   Да-а, как-то уж больно невесело подумал Сергей, куда мне до них  до
всех... Не вписываюсь я в этот мир, как ни стараюсь.  Чего-то  мне  не
хватает... Может, тогда и не суетиться? - подумал он вдруг. Не  Закир,
так кто-нибудь другой обязательно ее уведет.
   - Шеф, потанцуем? - мягко склонилась к нему  Алла,  коснувшись  его
щеки своими шелковистыми волосами.
   А почему бы и нет? - подумал он и встал...
   И вот музыка стихла, и Закир включил свет.
   - Продолжим, - сказал он. - Водка киснет.
   А Сергей снова поймал взгляд присаживающейся на свое место Ланы, но
на этот раз особой радости не испытал, а наоборот,  решил  постараться
больше не смотреть в ее сторону - пусть идет как  идет,  и  будет  как
будет.

   - Эра Великих Свершений, - вдруг громко сказал Закир  с  сарказмом,
продолжая начатый разговор, когда все уже выпили  и  как-то  незаметно
разделились по интересам на небольшие группки. - Какой дурак  придумал
это название?
   - Аккуратней в выражениях, - спокойно заметил Густав.
   - А что такое?  -  притворно  удивился  Закир.  -  Времена  тирании
закончились.
   - Кто это тебе сказал? - спросил  Густав.  -  Они  же,  кто  раньше
правил, и сказали. Посмотри внимательно на верхушку. Все те же лица...
   И тут  в  полуоткрытую  дверь  бочком  несмело  вошел  Коурис.  Его
появление встречено было дружным  и  радостным  шумом.  Быстро  налили
полный стакан водки, заставили  выпить  -  за  нового  сотрудника,  за
боевое крещение и за старый год - разом. Коурис неумело  и  решительно
выпил, поперхнувшись. Тут же ему подали стакан напитка - запить.
   - Пойдем, поговорим,  -  кивнул  ему  Сергей  в  сторону  кабинета,
понимая, что тот скоро захмелеет и от него ничего уже не добьешься.
   Оэций покорно направился следом.

   - Ну  рассказывай,  -  ехидно  заметил  Сергей,  еще  очень  хорошо
вспоминая, как тот же самый Коурис, только гораздо постарше и опытнее,
вел допрос самого Сергея и его товарищей. - Как это угораздило красу и
гордость первого управления так отличиться.
   - Это целиком моя вина,  -  чуть  слышно  произнес  стажер,  плотно
сжимая губы. - Полностью это осознаю, и готов  понести  самое  суровое
наказание.
   - Ну, это все лирика, - уже поспокойнее заметил Сергей, остывая.  -
Неужели ты думаешь, что мы сейчас все бросим и поведем тебя на  задний
двор расстреливать. Давай лучше докладывай, как дело то было.
   Оэций чуть перевел дыхание.
   - Они вышли на меня, - заговорил он совсем другим голосом - чуть не
плача. - Я им - Стой стрелять буду..  А  они  улыбаются.  И  идут  так
спокойно. - Голос стажера дрогнул и Сергей с  интересом  посмотрел  на
юношу - действительно - тот готов был вот-вот расплакаться. - Я затвор
передернул для устрашения.. а они уже близко.. И я.. И они.. -  стажер
вдруг всхлипнул.
   - Ну ладно, брось, - сказал Сергей поморщившись и зачем-то похлопав
Коуриса по плечу. - С кем по-неопытности не бывает. Да  и  не  так  то
просто выстрелить в человека.
   - Вы меня откомандируете? -  поднял  покрасневшие  глаза  стажер  и
Сергею стало неловко.
   - Ну почему же? - пожал он плечами. - Стажировка у тебя еще  только
начинается. И вообще - за одного битого двух  небитых  дают.  Наверное
слышал об этом?
   Бедный юноша кивнул с трудом сдержав всхлип.
   - Естественно, полностью закрыть этот случай я не могу, - продолжил
Сергей, выйдя из-за стола. - Но, что бы ты знал,  в  докладе  буду  на
твоей стороне, - продолжил он уже улыбаясь,  хотя  Оэций  этого  и  не
видел. - А ты давай не раскисай, и пообещай больше не делать  подобных
ошибок. Договорились?
   Юноша снова кивнул, пытаясь как можно незаметнее  внешней  стороной
кисти утереть щеку.
   - Ладно, иди, отдыхай, - махнул рукой Сергей.
   Оэций молча вышел, а Сергей подумал, что в  детстве  Коурис  был  в
сущности неплохим человеком.
   Однако,  когда  Сергей  появился  в  зале,  народ  сидел  несколько
притихший, и Коуриса нигде не было видно.
   - А где стажер? - спросил он.
   - Убежал, и даже на посошок отказался, - ответил Закир, неторопливо
разливая водку.
   Сергей  некоторое  время  смотрел  на  его  плавные  и  размеренные
движения.
   - Обгольцев, на минутку, - позвал он, снова возвращаясь в кабинет.
   - Стажер у нас несколько в  упадке.  Сам  понимаешь,  -  внутренняя
депрессия, как бы чего не случилось... Обгольцев, прогуляйся-ка с  ним
в какое-нибудь заведение по-легкомысленнее. Деньги за счет управления.
Идет?
   Закир, удивленный такой  заботой,  но  не  подавший  виду,  кивнул,
словно это было не в первый раз, молча  вернулся  в  зал,  выпил  свою
стопку, неопределенно помахал всем рукой, взял со  стола  печенюшку  и
быстро вышел, догоняя ушедшего юношу, пока начальство не передумало.

   В отсутствии Закира они скромно проводили девушек.
   На выходе с площади им встретилась веселая компания, и  идущие  там
девушки вдруг громко засмеялись, а Густав поморщился.
   - Что? Знакомых встретил? - спросила с ревнивым подозрением Алла.
   - Да нет, - ответил он. - Просто не люблю девушек, идущих под  руку
или в обнимку с кем-нибудь  и  по  дороге  внимательно  разглядывающих
встречных мужчин.
   - А мы, кстати, совершенно ни  на  кого  не  обращаем  внимания,  -
засмеялась Ники. - Имей это ввиду...

   Некоторое время они шли все вместе.  Потом  потихоньку  разбрелись,
так как идти им надо было в разные стороны.
   Сергей провожал Лану. Они неспеша шли по  пешеходной  дорожке  чуть
покачивающейся на ветру конструкции легкой подвесной  жилой  перемычки
между монолитами,  похрустывая  свежевыпавшим  снегом,  дружно  обходя
сугробы и мусор на улице  и  боясь  при  этом  коснуться  друг  друга.
Разговаривали  о  совершенно  постороннем,  тщательно  избегая  тем  о
случившемся утром. Ближе к общежитию - Лана  показала  издалека  огни,
сказав, что здесь она живет, и что вообще-то здание приятного голубого
цвета, за что его в народе  еще  почему-то  называют  Голубым  Дунаем,
только в темноте сейчас не видно, -  он  мучительно  думал  только  об
одном - попытаться поцеловать  ее  на  прощанье  или  не  стоит  этого
делать? От этой мысли участилось сердцебиение, губы пересохли, а кровь
в висках запульсировала. Решил все же не пытаться -  побоялся  что  от
волнения это у него получиться  грубо  или  неуклюже  -  еще  испугает
девушку и окончательно оттолкнет ее от себя.

   Сев на свое излюбленное место - заднее сиденье седьмого вагона - не
сказать что это у него профессиональное - просто ему так нравилось, да
и не любил он почемуто, когда кто-то сидит  за  спиной,  -  он  долгое
время равнодушно смотрел в окно, совершенно ничего там не  замечая,  и
как-то ни о чем  толком  не  думая,  убаюкивающе  покачиваясь  в  такт
движениям состава. И вдруг остро до спазмов резанула мысль -  куда  вы
все торопитесь, люди, куда  вы  спешите,  эти  озабоченные  женщины  и
девушки за окном, куда-то идущие с сумками, шлепая по мокрому грязному
снегу, одиноко стоявшие в сторонке курящие мужчины, дети, толпящиеся у
редких пока еще прилавков с жевачкой. Зачем суетиться, зачем все  это?
Ведь все равно жизнь  рано  или  поздно  пройдет,  одна  эпоха  сменит
другую, вы все умрете, появятся другие,  тоже  куда-то  спешащие  и  о
чем-то волнующиеся юноши и девушки, будут заселять Марс, потом умрут и
они. Потом умрут, тоже просуетившись всю свою жизнь, их дети, потом за
ними в небытие уйдут и дети детей. А потом на планете не останется  ни
кого, ни одного человека. Так кто-нибудь из вас может мне сказать -  к
чему все это? К чему вся жизнь? Волнения из-за разных пустяков,  -  не
вовремя выданной зарплаты, зависти  к  соседям  или  друзьям,  которые
стали вдруг  жить  лучше  вас,  опять  же  волнение  из-за  неожиданно
понравившейся девушки, переживания, которые человек унесет с  собой  в
могилу. И никто не будет знать и никому не будет  дела  до  того,  что
кто-то в свое время что-то пытался сделать, учился  чемуто,  набирался
какого-то жизненного  и  рабочего  опыта,  прилагая  огромные  усилия,
мастерил какие-то полочки в квартире, экономя деньги, осваивал  кладку
кафеля в ванной, учась на своих ошибках, влюблялся до безумия, забывая
про все остальное.  Ради  чего  все-это?  Когда  все  это  и  уйдет  с
человеком.
   А вот стоит девушка, держа за руку маленького ребенка. Ведь  и  она
умрет в свое время, да и этот  малыш,  подумал  вдруг  Сергей  холодея
сердцем от острой  жалости  к  маленькому  созданию,  тоже,  постарев,
последует вслед за своей мамой.
   Черт, куда это меня занесло, что это я вдруг?  -  встрепенулся  он,
тряхнув головой и оглядывая пассажиров вагона, чтобы быстрее вернуться
к реальности жизни. Живут же  люди  на  свете  -  спрашивай  себя,  не
спрашивай, никакого в этом толку. И ничего тут  уже  не  поделаешь  --
хочешь  -  не  хочешь,  нравиться  -  не  нравиться,  согласен  -   не
согласен... Дали тебе  шанс  появиться  на  свет,  не  спросив  твоего
согласия, вот и тяни теперь эту лямку вместе со всеми.
   Боже! - с острой тоской подумал он вдруг ни с того ни с сего. - Как
я хочу домой... к себе... к своим... Вы бы только знали...

   Он  устало   привалился   к   боковой   спинке   вагона,   мысленно
переключившись на другую  тему.  Да,  действительно,  подумалось  ему,
скоро выборы, мы забросим всю работу на благо страны и начнем усиленно
копаться в грязном белье  конкурентов,  прикладывая  максимум  усилий,
чтобы оно выглядело еще грязнее. Вряд ли  нынешний  президент  оставит
такую силу в стороне, даже не  попытавшись  задействовать  ее.  Ладно,
черт с ними со всеми, пережили прошлые выборы, переживем и эти.
   Вошедшие на следующей  остановке  две  старушки  остановились  было
посередине салона - т. к. единственные свободные места заняли  шустрые
пареньки   лет   двенадцати,    тринадцати.    Правда,    две    тихие
девочки-школьницы, переглянувшись, вежливо встали, уступая место...
   Да, - отвлекся на эту сцену Сергей. - А еще жалуются на современную
молодежь...

   - О смотри, менты  суетятся,  -  вдруг  расшумелись  где-то  позади
Сергея пацаны, когда вагон  стоял  на  очередной  остановке.  -  Опять
облава что ли?
   - А вон глянь, девка какая.. клевая..
   - Парни, - не выдержал какой-то мужик. - Ну-ка хватит галдеть.
   Пацаны замолчали, а мысли Сергея перескочили на разговор  с  шефом.
Что-то старик не договаривает, намекает так завуалированно. Но на что?
И  это  предостережение  держаться  подальше  от  дочери   хозяйки   -
интересно, кстати, как  же  ее  зовут  -  прожил  столько  месяцев  на
квартире и ни разу не видел ее и не слышал никакого  упоминания.  Хотя
тоже стариков понять  можно,  -  девочке  около  19  лет,  а  она  уже
любовница Цетега. Непонятно, радоваться им или делать вид, что  ничего
не произошло? И почему я все-таки должен держаться  от  нее  подальше?
Чем она навредит мне? Хотя шеф не будет давать пустых советов,  и  тут
все очень серьезно. Буду настороже, и хватит об этом. И  мысли  Сергея
снова переключились на приятное.
   Он, не сдержавшись, улыбнулся, вспомнив выражение Ланы,  когда  она
вошла в кабинет и он вдруг  оказался  ее  будущим  шефом,  и  как  она
неуверенно и волнуясь отвечала на его расспросы. Да и потом,  ближе  к
концу работы, когда  Алла,  звала  его  на  дачу  на  рождество,  куда
собиралась молодежь его отдела, как она вдруг покраснела, заметив  его
взгляд.. Ну почему же она не появилась раньше? Почему  только  сейчас,
спустя два года? - думал он в отчаянии. - Единственный  по  настоящему
светлый лучик в этом мире одиночества...
   И тут Сергей вдруг посерьезнел. А ведь появление девочки в одном из
отделов контрразведки, это тревожный признак, особенно  накануне  этих
дурацких выборов.
   Он даже и не подозревал, какие сюрпризы его ожидают в будущем.

   ------------------------------------------------------

                               Глава 3.


   Аккуратно открыв дверь и стараясь не шуметь  и  никому  не  мешать,
Харви   потихоньку   поднимался   по   лестнице,   придерживая   рукой
предновогодние пакеты, которые он  купил  в  недавно  появившихся  еще
немногочисленных, одиноко стоящих, круглосуточно-работающих киосках.
   - Господин инспектор, - вдруг раздался за  спиной  радостный  голос
хозяйки квартиры. - Познакомьтесь пожалуйста.
   Сергей вздрогнул и медленно обернулся, пытаясь изобразить  вежливую
улыбку.
   - Моя дочь, Элора, - произнесла  женщина  с  внутренней  гордостью,
показав на появившуюся в дверном проеме девушку.

   Он замер.
   Да, это была она. Та, которую он так сильно любил, когда-то  давно,
там, на корабле. Самая первая и, наверное, последняя его жена.  Правда
их медовый месяц длился менее  суток,  но  все-таки...  Все  такая  же
невообразимо красивая, но только гораздо моложе.
   Девушка  снисходительно-надменно  кивнула  ему,  мельком  скользнув
равнодушным взглядом, и скрылась в комнате, наверное, тут же забыв его
имя и лицо, и не дожидаясь, когда он представится.
   Харви еще некоторое время смотрел ей вслед, судорожно подбирая хоть
какиенибудь слова, но, как назло, в голову ничего  не  шло,  а  только
упорно стояло перед глазами ее высокомерно-равнодушное лицо.
   - Красивая у меня дочка? - сглаживая возникшую неловкость, спросила
хозяйка.
   - Да-да, - быстро проговорил Сергей,  освобождаясь  от  охватившего
его столбняка, и торопливо поднимаясь по лестнице в  свою  комнату.  -
Очень, - добавил он, чтобы не обидеть женщину своей поспешностью.
   Бросив пакет на кровать он быстро закрыл дверь дрожащими руками.
   Этого, в принципе, и следовало ожидать, бестолково и  нервно  думал
он. Ведь  тогда,  на  корабле  она  же  узнала  его,  и  даже  назвала
теперешним именем. Тогда он  был  уверен,  -  девушка  путает,  похож,
наверное, на кого-то. И только где-то перед самым побегом понял - нет,
все не так просто, они еще встретятся. Так оно и  получилось.  И  даже
еще хуже - он живет в ее семье, но ничего не может сказать ее  матери.
И этот ее взгляд...
   Сергей судорожно прошелся по комнате, пытаясь успокоить себя,  свои
руки и мысли. Правда, не очень-то получалось.
   И вдруг он остолбенел - Значит, там, на Луне, она  уже  все  знала.
Знала, что при любых своих действиях он попадет именно сюда, и  знала,
что  с  ним  здесь  произойдет...  Хотя,  если  подумать,  то  он  мог
перенестись и необязательно сразу сюда, а еще куда-то, и уже  оттуда..
И вообще, он мог быть и местным жителем, и отсюда попасть на  корабль.
В общем - ничего пока не ясно, кроме одного, - они знакомы.
   Его отвлек слабый стук в  дверь.  Сергей  вздрогнул,  волнуясь  еще
больше - а вдруг это она? Вдруг там на лестнице был только маскарад, а
сейчас она зайдет в его комнату с таким привычным, родным,  выражением
лица.
   Он поспешно, суетясь и нервничая, открыл дверь.
   - Инспектор, - тоже почему-то волнуясь, тихо проговорил стоявший за
дверью отец Элоры, - Если у Вас нет никаких планов на вечер, составьте
нам компанию?
   Сергей кивнул, не задумываясь.
   - Вот и хорошо, - почему-то  обрадовался  тот.  -  Подходите  минут
через двадцать.
   Сергей еще раз молча кивнул,  выжидательно  стоя  у  двери.  Старик
помялся  немного,  потом  неловко   развернулся,   и   стал   медленно
спускаться, поскрипывая ступеньками. Сергей еще стоял некоторое время,
словно ожидая чего-то, но так и не  дождавшись,  тихо  прикрыл  дверь,
вытирая влажный пот со лба.

   Нервно собравшись и все еще волнуясь,  Сергей  нерешительно  открыл
дверь своей комнаты. На лестнице и внизу, в  холле,  было  по-прежнему
темно. Переживая перед встречей с девушкой, он тихо прикрыл  дверь  и,
стараясь не шуметь и не  привлекать  к  себе  лишнего  внимания,  стал
осторожно  спускаться  по  лестнице,   пропуская   заранее   известные
скрипучие ступеньки. И тут до него донеслись голоса  с  кухни.  Сергей
непроизвольно замер.

   - У  тебя  неприятности?  -  тихо  и  участливо  спросила   хозяйка
квартиры.
   - Да так, самую малость, - отмахнулась дочка. - Пройдет.  Ты  лучше
обьясни, зачем  надо  было  приглашать  чужих?  Посидели  бы  семейным
кругом. Гораздо приятнее. И почему я должна быть  с  ним  вежлива?  Он
кто? Министр, член правительства?
   - Элор, неудобно как-то, такой приятный молодой  человек.  Живет  у
нас давно. Всегда вежлив, симпатичен, помогает если  что..  Почти  как
свой.
   - Это ты про этого жильца говорила что у него амнезия?
   - Да.
   - И что он работает в конторе, что в 10 квартале?
   - Вроде того. Какой-то социологический институт.
   - Ну-ну, - протянула она. - Знакомая контора. Тогда все ясно.
   - Что ясно? - не поняла мама.
   - Профессия у него такая -  быть  всегда  вежливым,  -  скептически
заметила девушка. - Иначе его бы и не  взяли  на  работу.  А  на  счет
неудобства - не переживай. Они, - сказала она многозначительно,  -  не
знают таких слов как совесть и неловкость. Туда берут одних  подонков.
И что самое неприятное - подонков высокообразованных.
   - Как ты можешь так говорить? - воскликнула в сердцах хозяйка.
   - Знаешь,  там...  (наверное,  она  показала  пальцем   куда-то   в
пространство) я многое повидала, о чем ты даже и не слышала.  Так  что
держись от него подальше, или лучше выгони. А то давай я тебе  помогу?
Пусть вещи начинает упаковывать.
   - Может ты ошибаешься? Как-то трудно  в  это  поверить.  Сердце  не
может обманывать.
   - Может, - категорически заметила девушка.
   - И мне, почему-то показалось, что он тебя знает. Он так смотрел на
тебя.
   - Вполне возможно, видел где-нибудь. Или даже следил.
   -...
   - А что, прикажут - напичкает всю нашу квартиру датчиками.  И  ведь
не каждый специалист сможет их найти.
   - И тем не менее, мне как-то неудобно. Вдруг ты неправа?
   - Нет, - протянула девушка с неприятной интонацией.  -  Ты  уж  мне
поверь.
   Сергей присел в темном углу лестницы. Вот даже как, подумал он.  Ну
хоть какаято определенность.  А  то  я  уже  собирался  обнять  ее  на
радостях на лестнице.
   Скрипнула дверь кухни и  хозяйка  прошла  в  зал,  неся  что-то  на
подносе.
   Ну и что теперь делать? - подумал невесело он. А может, и  там,  на
корабле, она ни сколько меня не любила? И  все  это  был  обман?  -  с
ужасом подумал он.
   - Что у вас тут кругом темнота? - недовольно  проговорила  девушка,
выходя из кухни. - Достаточно вам экономить. Веселее надо жить.
   И она включила свет. Сергей поморщился, прикрывая веки.
   Перед дверью зала она зачем-то обернулась. И их глаза встретились.
   Мгновенно ее зрачки сузились в две неприятные щелки  и  его  сердце
екнуло.
   - Ах вот даже как, - произнесла она тихо. - Что? Сила привычки?
   - Да нет, - отрицательно помотал он головой, продолжая сидеть.
   - Понимаю,... Ну раз уж мы одни, давайте-ка обьяснимся.
   Ну хоть на Вы, и то хорошо, подумал он грустно.
   - Спускайтесь, - почти равнодушно приказала она.
   - Да мне и здесь хорошо, - пробормотал он.
   - Хорошо, тогда я подойду, - произнесла она не разжимая  губ  и,  с
грацией кошки подойдя к первым ступенькам лестницы, посмотрела на него
снизу  таким  взглядом,  словно  смотрела  себе  под  ноги  на  что-то
досадно-раздражающее. - Слушайте внимательно и запоминайте  -  если  с
моими родителями что-либо случиться..
   - Напрасно вы так, - устало перебил он, продолжая сидеть.
   Скрипнула дверь зала.
   - А что это вы тут, в прихожей? - проговорил появившийся хозяин.  -
Проходите в зал. Элора, господин инспектор..
   Девушка вдруг совсем мило, по-детски открыто, улыбнулась отцу.
   - Да, действительно, - мягко проговорила она,  не  оборачиваясь.  -
Проходите в зал. Холодно на лестнице.

   --------------------------------------------------

                               Глава 4.


   В небольшом зале собралось все семейство. Прожив в  этом  доме  два
месяца, Харви знал их всех, кроме, конечно, Элоры.
   Сергей неуверенно остановился в дверях, вежливо поздоровавшись.
   - А, Серж, - радостно приветствовал его старший сын хозяйки, Вадим,
только что вернувшийся  из  командировки  в  10  округ.  -  Проходите,
присаживайтесь к нам поближе. Тут у нас забавный разговор  намечается,
интересно будет услышать ваше мнение. Кстати, если вы не знакомы,  мой
очень давнишний друг и великий изобретатель, Эрих Майер, -  представил
он своего собеседника.  Эрих  привстал,  улыбнулся  неуверенно,  подав
мягкую ладонь.
   - Ну, ничего я пока не изобрел, - пробормотал он смущаясь.
   - Все еще впереди, - улыбнулся Вадим, хлопнув друга по плечу. -  Мы
в тебя верим. А это мой соратник по работе, -  представил  он  мужчину
лет сорока. - Радий,.. - мужчина сдержанно кивнул  -  для  рукопожатия
было далековато. - Со своей супругой,.. - симпатичная женщина лет 35 -
38 приятно улыбнулась со своего места, - Яной.
   Сергей незаметно обернулся - Элора  помогала  матери  накрывать  на
стол и не обращала на них никакого внимания.
   - Ну вот, -  сказала  хозяйка,  ставя  тарелку  на  стол,  -  Можно
рассаживаться.
   Сергей  чуть  замешкался,  давая   возможность   семейству   занять
привычные для каждого места, и уж потом сесть на свободный стул.
   - Господин инспектор, - подсуетилась хозяйка. - Присаживайтесь  где
вам больше нравится. Вот, хотя бы сюда, - показала она рукой.
   Сергей неловко сел, и вздрогнул - Элора  сидела  как  раз  напротив
него, как тогда, в кают-компании. Она тоже, не таясь, с чуть  заметной
неприязнью посмотрела на него, и  Сергей  зачем-то  принялся  нарочито
небрежно поправлять стоявшие перед ним столовые приборы.
   - Инспектор, не обращайте внимания на мою  сестру,  -  тихо  сказал
сидевший слева от него Вадим. - Вы же не первый раз у  нас  в  гостях.
Сами накладывайте себе салат из кальмаров, а я пока вам водочки  налью
- с вашего позволения.
   С этими  словами  он  привстал,  налил  водки  мужчинам,  грамм  по
семьдесят.
   - Девчонки,  вам  что?  -  обратился  он  по-свойски  к   ближайшим
женщинам. - Водки, вина, шампанского?
   - Немного шампанского, - сказала  Элора,  подчеркнуто  стараясь  не
замечать Сергея.
   - А, наливай водки,  -  махнула  рукой  излишне  возбужденная  жена
Вадима, Релия. - Шампанское будем пить 31-го. Инспектор, давайте я  за
вами поухаживаю, а то у вас тарелка пустая.
   Харви вежливо отстранился от стола, давая  женщине  полную  свободу
действий.
   Наконец шум и суета за столом немного улеглись - всем  все  налили,
разложили закуски по тарелкам,  и  народ  находился  уже  в  состоянии
легкого нетерпения.
   - Давайте проводим старый год, -  подняла  хозяйка  свой  бокал.  -
Многого чего он нам принес, столько резких изменений в жизни. -  Гости
дружно закивали головами. - Но, слава богу, никто не умер  и  не  было
войны.
   Все подняли бокалы, чекнулись.
   - Вот я и говорю, - продолжил Вадим прерванный разговор,  обращаясь
к сидящему рядом Радию и попутно  энергично  поедая  зимний  салат.  -
Сейчас в НИИ каких либо денег заработать невозможно.
   - Да и раньше по-моему тоже.
   - Вот-вот. Но зато теперь появилась возможность открыть свое  дело.
И это большой плюс.
   - И что ты предлагаешь?
   - Да все тоже самое - торговлю. Ты посмотри, сколько  всего  нового
появилось за последнюю неделю - жевачки, спрайты всевозможные, печенья
в вакуумной упаковке, совершенно неизвестные сорта вин и многое другое
о чем мы даже и не догадывались. И все это в таких красивых и  манящих
упаковках.. Пока  рынок  не  забили,  этот  товар  будет  пользоваться
огромным спросом.
   - Рискованно. Можно пролететь.
   - Согласен.  Но  именно  здесь-то   и   нужны   мозги   -   вовремя
почувствовать смену ветра. Эрих, что скажешь?
   Молчавший до этого момента Эрих пожал плечами.
   - Все это как-то не по мне.
   - Да брось ты. Загнешься в нашем НИИ. Платят крохи, да и  то  стали
задерживать с зарплатой.
   - Да не в этом дело, - поморщился Эрих, пережевывая заливной  язык.
- Мне как-то больше хочется заниматься интересным делом.
   - Ну да, - саркастически перебил  Вадим.  -  Что  бы  душа  пела  и
рвалась на работу.
   - Да хотя бы и так, - кивнул Эрих не обратив внимания на сарказм. -
Мне нравится эта работа, есть  куда  приложить  мозги.  К  тому  же  -
оборудование, приборы, работай сколько хочешь, без ограничений. И  так
спасибо говорят, что хоть на работу  приходишь,  а  то  все  бросились
увольняться, в коммерцию подались.
   - А что делать, если государство не платит?  Мне,  в  конце  концов
надо семью кормить, одевать, квартира чтобы была в хорошем районе, где
воздух почище - не травить же своих детей. Не враг  же  я  им!  А  где
взять эти деньги? Спасибо,  что  теперь  нам  дали  возможность  самим
зарабатывать. Так надо воспользоваться этим, не хлопать ушами.
   - Все же не могут торговать, - вдруг вмешалась в разговор Элора.  -
Кто-то должен и производить товар. Иначе откуда у нас взяться валюте.
   Вадим внимательно посмотрел на сестру - Поживем, увидим,  -  сказал
он и отвернулся к Радию.
   - Только действовать надо быстро, - продолжил он.  -  Завтра  же  с
утра  пишем  заявление  об  уходе,  потом  регистрируемся,   оформляем
лицензию, я звоню знакомому в десятом округе - сбежал лет пять назад -
учились вместе, и начинаем разворачиваться.
   - Эй-эй, - постучал глава семейства вилкой  по  бокалу.  -  Молодые
люди.. У нас уже налито.. Не отставайте.
   - Старики-то как разошлись, - улыбнулся Вадим,  вставая  и  беря  в
руки бутылку водки. - Придется догонять.
   - Догоним и перегоним, -  вспомнил  вдруг  Эрих  устаревший  лозунг
недавних тоталитарных времен.
   Все на этой стороне стола заулыбались, кроме Элоры, которая  вообще
в этот вечер все больше молчала.
   Выпили по второй и напряжение за столом спало, разговоры с соседями
стали все более оживленными, а улыбки женщин - все более  открытыми  и
раскрепощенными.
   Кто-то  включил   центральный   видеофон   -   шла   предновогодняя
праздничная передача. На экране  всем  известный  артист  произнес  со
сцены  Большого  концертного  зала.  -  Жили  себе   жили,   и   вдруг
оказывается, что можно говорить все что  захочешь!  Хотя  раньше  тоже
можно было. Оказывается, уже не надо следить за своей речью!? Не  надо
кого-то автоматически хвалить по поводу и без повода. Как это  так?  С
детства мы жили совсем другой жизнью. К другому были приучены.  Это  у
нас уже в крови, в генах. Невозможно так вдруг  перестроиться.  Я  вот
стою на сцене, говорю вам все это и поражаюсь  всему  происходящему...
Cловно какой-то странный затянувшийся сон.
   Народ за столом зашумел.
   - За это раньше посадили бы, - негромко заметил кто-то. - Со  сцены
и увезли. А теперь - ничего.
   - Ну да, -  сказал  недоверчиво  Радий.  -  Может  еще  и  посадят.
Подождать  надо.  После  праздников  станет   понятно   -   это   игры
правительства в демократию или это серьезно и навсегда.
   - А вы в этом сомневаетесь? - осторожно спросила хозяйка.
   - С нашим правительством всего можно ожидать, - пожал он плечами. -
К тому же, вы посмотрите -  строй  капитально  сменился,  а  у  власти
остались фактически те же самые  люди,  которые  раньше  проповедовали
совсем другое  и  преследовали  то,  что  теперь  сами  же  и  делают.
Недоверяю я таким изменениям.
   - Нельзя так мрачно смотреть на жизнь, - вмешался Вадим, наливая по
третьей. - Надо верить в лучшее. А вы что скажете, инспектор?
   Сергей вдруг поймал насмешливый взгляд Элоры.
   - Да ничего не думаю, -  сказал  он  совсем  не  то,  что  от  него
ожидали. - Все это происходит где-то на самом верху, и от  нас  ничего
не зависит. Нас только ставят перед фактом - сейчас  мол  будете  жить
так-то и так-то. А лет пять пройдет  -  и  уже  кто-то  другой  скажет
что-то другое... Так что я просто принимаю жизнь такой какая она есть.
   - Понятно, - недоуменно протянул Вадим, поставив бутылку на стол.
   - Теория щепки, плывущей по течению, - поморщилась Элора.
   - А вы еще больший пессимист, чем я, - подал голос со своего  места
Радий.
   - Извините, если я вас разочаровал. Но нельзя же все время говорить
то чего не думаешь? - обвел Сергей внимательным взглядом  сидевших  за
столом.
   - То же верно, - кивнул Вадим поднимая бокал. - К тому же я с  вами
согласен - обсудим мы новый закон или не обсудим - ничего от этого  не
изменится. Так что давайте выпьем за то, чтобы в новом году нам жилось
гораздо лучше.
   Выпили в полной тишине, забыв чекнуться.
   С экрана видеофона зазвучала музыка и  вернувшаяся  с  кухни  Релия
громко сказала, пританцовывая от нетерпения.
   - Молодежь, давайте танцевать.
   К ней присоединился Радий, потом  подошла  его  жена.  Они  немного
потанцевали быстрый танец, а потом обнявшись перешли на медленный.
   - Пойду детям отнесу еще заливного язычка, - сказала хозяйка,  беря
тарелку.
   - Я вам помогу, - сказал Сергей, видя что женщина хочет сразу взять
несколько тарелок.
   - Да нет, что вы, не затрудняйте себя, - стала неловко отказываться
хозяйка, но Сергей уже взял из ее рук поднос.
   Они осторожно вошли в детскую комнату и аккуратно поставили тарелки
на журнальный столик, уже заставленный всевозможными яствами - яблоки,
апельсины, курица и уж конечно конфеты.
   - Хорошие у нас дети?! - с легкой гордостью, то ли спросила, то  ли
просто сказала хозяйка. - Тихие, спокойные. Младшенький всегда в  доме
помогает, учителя его хвалят...
   Сергей кивнул,  а  Терций,  насупившись,  недовольно  проворчал  не
оборачиваясь.
   - Мама, не мешай. Отвлекаешь.
   - Играйте, играйте, - поспешно сказала хозяйка и  вышла,  а  Cергей
тихо присел в сторонке - ему почему-то вдруг сильно захотелось  узнать
- чем живут и во что  играют  современные  дети  и  на  много  ли  это
отличается от его собственного детства.
   Возле монитора на полу пристроились младший сын хозяйки  -  поздний
ребенок - Терций 14 лет вместе со старшей дочерью Радия Кирой 13  лет.
С увлечением держа в руках джойстики  игровой  приставки  они  азартно
крушили всевозможных трехмерных монстриков.
   - Разберись c двумя верхними, а я пока этими займусь.
   - Спасите  меня,  -  нарошно  писклявя  голос  взмолилась  Кира   с
раскрасневшимися глазками. - Окружают.
   - А вот я вас сейчас всех!.. -  делая  резкие  движения  джойстиком
хриплым грозным  голосом  пропищал  Терций.  -  Будете  знать,  как  к
маленьким девочкам приставать.
   За их спинами чуть в стороне тихо сидели малыши - сын Вадима Юний 6
лет и младшая дочь Радия Аня  тоже  6  лет.  Лениво  строя  из  старых
облезлых кубиков с кривыми буквами на стертых гранях крепость,  они  с
любопытством  посматривали  на  старших,  с  искренним  сопереживанием
прислушиваясь к их репликам.
   Сергею вдруг стало жалко малышей и он решительно подсел к ним.
   - Во что играем? - бодро спросил он.
   Дети пожали плечами.
   - А давайте построим Форт Озерный. Смотрели "Сокровища  Серебряного
озера"?
   Малыши дружно кивнули.
   Сергей быстро и  ловко  составил  несколько  замысловатых  башенок,
стоявших вплотную друг к другу, собрал  беспорядочно  разбросанных  по
полу  облезлых   оловянных   солдатиков,   принялся   неторопливо   из
расставлять во вновь созданной крепости.
   - Помогайте, - обратился он к детям.  -  Надо  расставить  посты  и
расположить гарнизон на отдых.
   Детишки стали потихоньку вливаться в игру, отвернувшись  от  экрана
монитора.
   - А мои будут охранять колодец, - сказал Юний,  расставляя  розовых
солдатиков.
   - А мои займутся хозяйством,  -  с  серьезным  и  задумчивым  видом
сказала Аня. - Двор подметут, обед варить начнут.
   - Дядя инспектор, - несмело спросил Юний, серьезно глядя  Сергею  в
глаза. - А где наши враги?
   - О! Наши враги далеко-далеко отсюда,  на  неизведанных  землях,  -
улыбнулся Сергей, пододвигая гипсовую  статуэтку  сидящего  мужчины  с
гармошкой. - А здесь будет наш аванпост - Форт Горный. -  И  он,  взяв
кусочки пластилина, принялся из них лепить кирпичики и выкладывать  на
статуэтке горные строения  с  бойницами,  узкие  лесенки  и  подвесные
переходы.
   Малыши, всерьез захваченные  созиданием  нового,  такого  живого  и
насыщенного интересными событиями мира, принялись  увлеченно  помогать
ему, вылепливая и подавая кирпичики.
   Постепенно и старшие, слегка поостыв к своим играм, развернулись  и
стали сначала репликами (- Юний, не так строишь! Прилепись вон к  тому
углу - крепче будет!), а потом и собственным примером (- Дай-ка я тебе
покажу, как надо..), незаметно влились в игры на полу.
   - Как вам школа-то? - между  делом  спросил  Сергей,  вдруг  только
сейчас поняв, что он совсем ничего не знает о местном образовании.
   - Да ничего  хорошего!  -  отмахнулся  Терций,  подготавливая  свою
гвардию  свежеотреставрированных  солдатиков  в  новых   пластилиновых
мундирах к штурму форта Горного.
   - А что так? - снова поинтересовался Сергей с интересом посматривая
на детей  и  видя,  что  они  уже  достаточно  самостоятельно  развили
предложенную им игру и ему можно уходить.
   - Некоторые  учителя  какие-то...  -  неопределенно  пожал  плечами
мальчик. - С задвигами...
   - И у нас тоже одна есть, - встряла в разговор  Кира.  -  Я  как-то
домашнее задание не сделала, а она взяла и все листки повыдергивала...
Где теперь мне писать? И родители денег на новую не дают...
   - Это все ерунда, - пренебрежительно заметил Терций. - У  нас  один
паренек рисовал на парте скелета с мечом и в шлеме, а училка подошла к
нему и линейку сломала о его голову...
   - Да-а... - протянул озадаченно Сергей. - Всякое в жизни бывает...
   - А у вас, когда вы учились, как было? - вдруг  спросил  Терций,  с
любопытством скосив глаза.
   - Случалось, тоже баловались, конечно... - честно признался Сергей,
вспомнив, как они  на  уроке  химии  поменяли  наклейки  на  некоторых
растворах,  и  на  глазах  изумленной  учительницы  вместо   выпадения
твердого  вещества  в  осадок,  жидкости  при  смешивании   тихо   так
испарились. - Но у нас это было как-то добрее...
   - Странная у вас амнезия, - вдруг раздался знакомый голос. - Не все
вы, оказывается, забыли.
   У дверей тихо стояла Элора и как-то непонятно смотрела на них.
   - Обычная история, - сухо заметил Сергей.
   - И дети к вам тянутся...
   - Просто они лучше разбираются в людях,  -  сказал  он,  с  вызовом
посмотрев на девушку.
   - А может, их легче об... -  начала  она,  но  вдруг  запнулась  и,
недоговорив, вышла, пожав плечами.
   - Господин инспектор, не обращайте на нее внимания,  -  совсем  как
его старший брат недовольно произнес Терций. - Ваша очередь ходить.  А
то мы вон как далеко продвинулись, а вы еще ничего не сделали...
   - То же верно, -  согласился  Сергей,  передислоцировав  защитников
крепости.

   Мимоходом заглянули Вадим с Эрихом.
   - Видишь, какие игрушки делают за бугром, - сказал он, показывая на
игровую приставку. - Из десятого привез. А посмотри во что играют наши
дети. А там знаешь какое большое  разнообразие  игрушек?  Сделаны  как
натуральные,  ходят,   разговаривают,   имеют   свои   дома,   посуду,
автомобили. А какие компьютерные игры!..
   - Да мы тоже можем такие делать, - пожал  плечами  Эрих.  -  Ничего
сложного тут нет.
   - Конечно, - согласился Вадим. - Только на  нашей  элементной  базе
она будет раз в пять больше и раз в десять тяжелее.
   Дети недовольно покосились  на  мешающих  им  играть  взрослых,  но
ничего не сказали.
   - Да, этого у нас не отнять. - Эрих замялся. -  Послушай  Вадим,  у
меня к тебе небольшая просьба.
   - Давай, выкладывай.
   - Не займешь мне немного денег, - неуверенно проговорил он.  -  Мне
для завершения опытов  не  хватает  на  приборы  и  всякую  мелочь,  -
поспешно добавил он.
   - О чем разговор. Конечно. Сколько тебе надо?
   - Две тысячи, - еще тише сказал Эрих, краснея.
   - Ого! - воскликнул Вадим. - И это по твоему немного?
   Эрих сник еще больше.
   - Жена, - громко обратился он к вошедшей Релии. - Сколько у  нас  в
заначке?
   - А что?
   - Да вот, Эриха выручить бы надо. Тысячи на две.
   - Найдем, - как-то даже беспечно сказала  Релия.  -  Не  переживай.
Пойдемте лучше танцевать. Да и не наливали давно.
   - Да, действительно.
   - Я вас не сильно стесню? - виновато спросил Эрих.
   - Да брось ты, - отмахнулся Вадим. - К  тому  же  привез  несколько
блоков жевачки из командировки - идут в 1000 раз  дороже  и  махом.  -
Потом он обернулся. - Инспектор, пойдемте лучше выпьем.
   Да, действительно, подумал Сергей.
   - Юний, принимай командование гарнизоном. А Аня  назначается  твоим
заместителем.
   - Есть, - серьезно сказал малыш, с радостью пододвигаясь поближе  к
статуэтке.

   Вернувшись в зал Сергей обвел глазами комнату. Вадим и Эрих  что-то
энергично обсуждали в углу, хозяйка с хозяином ушли на кухню. Радий  и
Яна увлеченно танцевали у окна, тесно прижавшись друг к другу,  рядом,
танцуя сама с собой еще более  увлеченно  кружилась  Релия,  не  делая
никаких попыток кого-либо  пригласить.  И  только  чуть  в  стороне  в
глубоком кресле, положив ногу на  ногу  в  полном  одиночестве  сидела
Элора, очень красивая в свете новогодних огоньков и такая загадочная и
манящая в праздничном полусумраке.
   Сергей встал, несмело обогнул стол, подошел к девушке,  наклоняясь,
чтобы слышно было его голос.
   - Можно вас пригласить на танец?
   Элора отвлеклась от созерцания вилки, подняла глаза, самую  малость
удивленно выгнула брови, словно давая понять, что он  с  более  низкой
социальной ступеньки (забываетесь, молодой человек).
   - Нет, - покачала она отрицательно головой. - И даже  мыслей  таких
не было. И на будущее я бы попросила  Вас  не  утруждать  себя  такими
действиями.
   Сергей   мгновенно   вспыхнул,   чем   доставил   девушке    легкое
удовольствие, и вернулся на свое место.
   - Инспектор, потанцуем? - перехватила его за руку Релия, заметившая
все случившееся, и попытавшаяся как-то сгладить этот конфликт.
   Сергей кивнул и они вышли на середину зала.
   Они  танцевали,  каждый  стараясь  как-то  отгородиться  ото  всех,
замкнуться в этом танцевальном пространстве. И  у  каждого  была  своя
причина.  Релия  активно  пыталась  его  разговорить,  заинтересованно
улыбаясь вслушивалась в его реплики, а когда что-то  переспрашивала  -
прижималась всем телом. Он  старался  не  смотреть  в  сторону  Элоры,
отвечал невпопад. Релия понимающе улыбалась.
   И только где-то ближе к концу танца, женщина вдруг как-то незаметно
перестала  о  чем-либо  спрашивать  Сергея,  предпочитая  выговориться
самой, пользуясь молчанием своего собеседника.
   - Тяжело все-таки жить с родителями,  -  говорила  она,  прижавшись
подбородком к его плечу. - Помню, один раз пошли с бабушкой и Юнием  в
магазин - мы тогда как раз еще вместе жили и считали каждую копейку  -
и тут он попросил игрушку за семь тысяч старыми.  Деньги  все  были  у
бабушки, к тому же она только что получила пенсию. Я и отправила его к
ней, думая, что внуку то ей трудно будет отказать. А та как вспылит  -
мол, это для нее большие деньги, я не могу  так  тратить,  а  ты  сама
отказать не хочешь, чтобы не выглядеть плохой, вот ко мне и посылаешь,
чтобы я в их глазах была плохой. Как он расплакался -  ничего  мне  не
надо - с трудом  выговаривал  сквозь  рыдания.  -  И  зачем  я  только
попросил?... - Я потом втихую взяла деньги из копилки, отправила его в
магазин, чтобы сам ее купил. А потом и бабушка расщедрилась, сладостей
ему накупила.
   Танец закончился, и вместе с ним закончилось и наваждение  -  Релия
очнулась от грустных воспоминаний, а Сергей вернулся в эту комнату  из
мира, где мягкие женские руки касались его тела и нежные глаза в самой
близи от его лица... и это голос - Сережа... я люблю тебя...
   - А что это у вас входная дверь открыта? - окончательно вернул  его
на землю Радий, выходивший покурить на лестничную площадку.
   - Да мы никогда ее не закрывали, -  радостно  ответила  хозяйка.  -
Дети когда маленькие, часто бегали туда-сюда.
   А немного погодя Сергей извинился и ушел.

   --------------------------------------------------


                               Глава 5.


   На следующее утро Сергей быстро и нетерпеливо умылся и привел  себя
в порядок, очень надеясь, что за завтраком встретит Элору - уж  больно
сильно хотелось ее увидеть, да и совсем свежи еще были воспоминания  -
их свадьба на корабле, глупые шутки и конкурсы командира и  Женьки  по
выкупу невесты и все такое прочее...
   Но к завтраку она так и не вышла, хотя Сергей постоянно  вздрагивал
и нервно оборачивался при малейшем шуме.
   Зато на кухне появился заспанный Юний с посоловевшими глазами и еще
неуверенными движениями. Малыш кое-как сел за стол.
   - Что так рано встал? - участливо спросил  Сергей.  -  Каникулы  же
ведь.
   - Да у них утренник  сегодня,  -  ответила  хозяйка,  подавая  сыну
тарелку с гренками. - Вам чашечку  кофе  и  бисквит?  -  спросила  она
полуутверждающе Сергея.
   - Да, - чуть кивнул он.
   - Видите, - удовлетворенно заметила женщина. - Я уже знаю все  ваши
привычки.
   Подав Сергею десерт,  миссис  Дебюсси  вышла  из  кухни  и  мужчины
остались вдвоем.
   - Как идет подготовка к Новому Году? - спросил он малыша.
   Юний удивленно поднял глаза.
   - Взрослым будет приятно, - пояснил Сергей свою мысль, -  если  вы,
ребятишки, организуете среди них какие-нибудь конкурсы с призами.
   Глаза ребенка загорелись.
   - А что можно придумать? - спросил он, перестав есть.
   - Ну, например, высыпаете коробок спичек и  каждый  по  очереди  их
достает по одной, да так, чтобы соседние не  шелохнулись,  -  вспомнил
Сергей развлечения из своего детства.  -  Или  составляешь  монетки  в
столбик и каждый по очереди берет от одной до трех за раз.  Выигрывает
последний. Да и в садике у вас должны были  устраиваться  какие-нибудь
соревнования.
   - Здорово! - восхитился мальчик.  -  Только  вот  на  призы  деньги
нужны, а родители нам столько  не  дадут,  -  тут  же  вздохнул  он  с
сожалением.
   - А вы возьмите из своих игрушек -  кубики,  шарики,  солдатики,  -
посоветовал Сергей. - Поверь, взрослые будут рады и этим наградам.

   Харви шел на остановку мимо начавшей свою трудовую жизнь стройки  -
расширяли жилую перемычку между монолитами - и с грустью  размышлял  о
Элоре,  о  последних  событиях,  о  том,  как  все-таки  порой  бывает
несправедлива и жестока жизнь, когда происходит неожиданный  сдвиг  во
времени...
   И только, когда он на следующей остановке через окно вагона  увидел
одиноко стоявшую на перроне Лану, Сергей вздрогнул, потеплев сердцем и
искренне обругав себя разными обидными словами за такую забывчивость.
   Она стояла поодаль ото всех, словно  чего-то  ждала.  Их  глаза  на
мгновенье встретились и  девушка,  секунду  поколебавшись,  неуверенно
поднялась в вагон и аккуратно встала в сторонке,  безучастно  глядя  в
ближайшее окно.
   Сергей тихо окликнул Лану. Она медленно  обернулась,  чуть  кивнула
ему, неуверенно улыбнувшись, и подошла к Сергею, молча встав рядом.
   - Доброе утро, - скромно произнесла Лана тихим голосом.

   - Шеф, ну как?  -  спросил  Сергея  Закир,  развешивая  праздничные
гирлянды в коридоре отдела. - Наши девушки волнуются.
   - Ты это о чем?
   - О сегодняшнем празднике, - удивился тот. - Новый  Год  то  бывает
раз в году. Так вы с нами, или как?
   - Куда я от вас денусь, - шутливо заметил Сергей. - Просвети насчет
плана мероприятий.
   - Сейчас,  только  за  люстру  зацеплюсь.  А  то  никак  не   хочет
крепиться, зараза.. - в сердцах проговорил Закир,  безуспешно  пытаясь
одной правой рукой - левой держался за лестницу  -  примотать  кусочек
проволоки к рожку. - Вы не в  курсе?  Управа  откупила  полностью  дом
отдыха "Сосновый Бор".
   - Широкий жест.. - кивнул Сергей придерживая лестницу.
   - Да. Так что  будут  все  свои,  что,  наверное,  минус.  -  Закир
наконец-то рискнул оторвать левую руку и закрепил часть гирлянды.
   - Почему?
   - Да лица одни и те же, - сказал Закир слезая с лестницы. - Правда,
есть и один плюс - собирается только молодежь. Старшего  поколения  не
намечается... Вас, естественно, мы к ним не относим, - прижал он  руку
к сердцу, принося извинения.
   - И на  том  спасибо,  -  усмехнулся  Сергей,  помогая  переставить
лестницу, и придерживая нитку свисающей гирлянды.
   - В  связи  с  укороченным  рабочим  днем,  заезд  сразу  же  после
торжественной части со двора конторы, -  кивнул  Закир,  благодаря  за
помощь. - Арендовали три суперкара.
   - Не маловато ли  для  такого  заведения?  -  с  сомнением  заметил
Сергей.
   - Сколько  заявок,  -  развел  руками  Закир.  -  Зато  будет   где
разгуляться. Ночь веселимся, карнавал, то, се.. А вечером - отьезд.
   - И почем скидываетесь?
   - По четвертному, на всякое баловство. Кстати, я за вас уже вложил,
- на всякий случай.
   - И правильно сделал, - сказал Сергей отдавая деньги.  -  Надо  бы,
наверное, костюм маскарадный подготовить. Народ-то поди разрядится - и
не узнать никого.
   - Это точно, - кивнул Закир, снова залезая на лестницу. -  Девчонки
вон каждая по три баула приготовили. Впрочем, до четырех  времени  еще
полно. Успеете проскочить по магазинам.
   - Да, наверное, - кивнул головой Сергей. - Тем более  что  праздник
не костюмом определяется, а настроением.

   Часа два Сергей в одиночестве корпел над следующей  частью  наметок
по операции "Подземка" - планировал сделать дома вечером, но как-то не
получилось. Наконец этот титанический труд был закончен и благополучно
переправлен в компьютерную базу. Сергей с облегчением вздохнул и вышел
в общую комнату.
   В  отделе  царило  абсолютно   нерабочее   настроение.   Густав   с
девчонками, и с Ланой  в  том  числе,  составляли  список  необходимых
покупок на предстоящий праздник. Закир в углу что-то тихо  втолковывал
Коурису. На Сергея никто не обратил внимания, и он, немного  помедлив,
неспеша подошел к окну. Почему-то он любил смотреть, как в сумерках  в
свете фонарей искрясь падают снежинки. Это  зрелище  его  завораживало
точно так же, как и языки пламени, пляшущие в  ночном  костре.  Сергей
улыбнулся про себя, вспомнив высказанную  Густавом  забавную  мысль  -
человек бесконечно долго может наблюдать за тремя вещами -  за  огнем,
за падающим снегом и за тем, как работает другой человек. И вообще, он
считал что ему крупно  повезло  с  группой.  И  он  любил  вот  так  в
обеденный перерыв тихо сидеть где-нибудь в сторонке, смотреть на своих
подчиненных, слушать их речи, впитывая этот атмосферу добра, дружбы  и
почти домашнего уюта...
   - Стажер, ты пойми, - донесся до него  тихий  голос  Закира.  -  Ну
откажет тебе женщина. Ну и что? Мир же не рухнет. А  у  тебя  появится
опыт.  Одна,  вторая,  пятая,  десятая...  С  одиннадцатой  ты  будешь
разговаривать совсем другим тоном и использовать совсем другие слова и
тактику.
   - Но ведь каждый отказ - это рана на сердце мужчины, -  справедливо
защищался Коурис.
   - М-да,  -  протянул  Закир.  -  Тяжелый  случай...  -  Он  немного
помолчал, явно собираясь с мыслями. - Рана то она рана. Если ты будешь
придавать этому большое значение. А ты относись, как  к  игре,  своего
рода развлечению, или хобби. Вы же в школе проходили правило - переход
количества в качество.
   - Но ведь каждая женщина строго индивидуальна, - гнул свое юноша. -
Что подходит одной, не пройдет с другой. Плюс - ее состояние  на  этот
момент. Может она с кем-нибудь поругалась, или наоборот -  одиночество
замучило... Как это определить?
   - Ну вот, - с облегчением  заметил  Закир.  -  Мыслишь  уже  лучше.
Во-первых, чем чаще знакомишься, тем больше у тебя опыта, и ты уже  по
глазам и походке сможешь многое узнать о стоявшей перед тобой женщине.
А во-вторых, в связи со спецификой нашей работы, у нас в  отделе  есть
доступ к одному очень любопытному документу,  собранный  и  обобщенный
опыт знакомств многих  поколений.  Почитай,  пригодится.  Там  женщины
отсортированы по  многим  критериям  -  возраст,  вес,  знак  Зодиака,
воспитание, цвет волос и глаз, стиль одежды и многое другое.  Давай-ка
я тебе покажу. - Закир пощелкал клавишами на клавиатуре. - Вот смотри.
Например, совет 53 - Женщина с новой прической хочет перемен  в  своей
жизни, а, значит, высок шанс на контакт.
   - И что? Вы думаете, если я буду строго следовать этим советам,  то
мне не откажет ни одна девушка? - одновременно  с  надеждой  и  легким
сомнением иронично спросил Коурис.
   - Да нет, конечно, - искренне возмутился Закир. - Сам же говорил  -
женщина строго индивидуальна. Просто эти данные  сильно  повысят  твою
опытность, сьэкономив тебе огромное количество шишек.
   - Чему ты его учишь? - вмешался Сергей, лениво оторвавшись от окна.
- Молодежь сейчас взрослеет гораздо раньше нас. К тому  же  вон  какие
передачи стали показывать.
   - Ничего, тут отсортирован такой богатейший опыт, найдет  себе  что
подчерпнуть. К тому же не секрет, что и вы привнесли свою лепту в этот
труд. Не грех  поучиться  у  профессионалов,  -  сказал  Закир,  хитро
улыбаясь, а Коурис с нескрываемым любопытством посмотрел на Сергея.
   - Ну что ж, - пожал плечами Сергей. - Пусть читает. Интересно будет
услышать его мнение об этом. - И он отошел к Густаву.
   - Проштудируй хоть четверть, -  напутствовал  Закир  стажера,  тоже
вставая.  -  К   празднику   будешь   более   подготовленным.   Заодно
потренируешься. - И он оставил Коуриса одного и догнал Сергея.
   - Что же ты бросил своего ученика, - заметил Сергей.
   - Однообразие  утомляет.  Да  и  с  девчонками  все-таки  как-никак
веселее.

   - Ну?  Какие  будут  конкурсы?  -  горячился  обычно  всегда  такой
спокойный Густав, заглядывая в базу  данных,  и  записывая  что-то  на
листок бумаги. - Нарезание колбасы, кто  больше  по  количеству  целых
кругляшков... Нет, это на 8-е  марта  1-й  отдел  проводил,  некрасиво
повторяться. Следующее - завязываются глаза  и  кормят  друг  друга  с
ложки  кремом  или  сметаной...  Кто  больше  наклеит  голографические
маркеры на кристаллы... Давайте, думайте, что  еще  с  собой  возьмем.
Водки по литру на  человека,  закуски  -  это  понятно,  хлопушки  под
сиденье, липкое  конфети,  шарики,  наполненные  водой.  Ну  что  еще?
Энергичнее... Шеф, помогайте...
   Еще  с  полчаса  они  весело  обсуждали  всевозможные   проказы   и
развлечения на предстоявшую ночь, а потом Густав с девчонками уехали -
с разрешения Сергея - за покупками и они за столом остались  втроем  -
Сергей, Закир и Лана. После  такого  шумного  обсуждения  вдруг  стало
как-то неловко тихо.
   - А  слышали  анекдот?  -  игриво   спросил   Закир,   с   азартным
любопытством поглядывая на девушку. - Короткий, но очень смешной.
   - Рассказывай, - кивнул Сергей, тоже с интересом наблюдая, как Лана
будет реагировать на красноречивые взгляды Закира.
   - Обьявление в зоопарке - Страусов не пугать - пол бетонный.
   Улыбнулась одна Лана - Сергей уже слышал, и не раз.
   - А вот еще, - не унимался Закир. - Доктор, когда я выпью - не могу
кончить. - А вы не пейте. - Тогда я не могу начать.
   Девушка несмело улыбнулась. Ну вот, подумал Сергей, уже  переход  к
активным действиям - как говорится, забрасывание пробных шаров.
   Лана неуверенно кашлянула.
   - А вот тоже анекдот, - вдруг сказала она, ни на кого не  глядя.  -
Мужчина пригласил на танец девушку, - Вас как зовут? -  спрашивает.  -
Ира. - А сколько вам лет? - Девятнадцать. - Сразу  и  не  дашь.  -  Ну
почему, дам.
   Сергей коротко улыбнулся, слегка смутившись.
   Она вдруг быстро и внимательно посмотрела в его сторону.
   - Только это  ко  мне  не  относится,  -  сказала  она  тоже  вдруг
смутившись.

   И тут Сергея вызвали к шефу.
   - Слышал, слышал про ваши успехи, - сказал Рейнольдс.
   - Какие уж тут успехи, - покривился Сергей. - Взяли только пятерых.
Остальные ушли. Правда, главарь террористов в наших руках.
   - Ну что-ж, на самом деле это уже само по себе неплохо,  -  покивал
головой Рейнольдс. - Так, с этим все ясно. Завтра обработаете его  как
следует,  чтобы  на  суде  вел  себя  подобающим   образом.   Надеюсь,
сценарий-то уже накатали? - И шеф остро  из  под  бровей  взглянул  на
Харви.
   - Давно уже, - беспечно  ответил  тот,  ни  капли  не  смущаясь,  и
чувствуя себя в кабинете начальника, как у себя дома.  Он  всегда  был
загадкой для Рейнольдса и вызывал  удивление.  -  Этим  у  меня  Закир
Обгольцев занимался.
   - А как ты планируешь поступить с Оэцием Коурисом?
   - Вы имеете ввиду  его  прокол?  -  переспросил  Сергей  на  всякий
случай.
   - Да, - подтвердил шеф.
   - Считаю,  наказывать  его  не  стоит.  Все  таки  это  его  первое
серьезное дело. А пока пусть недельку  другую  побегает  на  подхвате.
Надо же узнать, что он из себя представляет.
   - Смотри сам, твой все-таки  подчиненный..  А  то  из  первого  уже
интересуются результатами. Видно, у них свои источники информации.
   - Само собой, - согласился Сергей. - Вот пусть они и докладывают, а
нам пока еще рано.

   Выйдя из кабинета начальства и соскочив  с  движущейся  дорожки  на
своем этаже Сергей посмотрел на стенные часы - до торжественной  части
оставалось около десяти минут. Быстренько заглянул в свой отдел -  уже
никого, наверное, ушли занимать лучшие места.
   На лестнице его догнал Закир.
   - А новенькая, я смотрю, уже пообвыклась у нас, - сказал  он  ни  с
того ни с сего.
   - С чего ты взял? - удивился Сергей.
   - Да еще вчера спросишь ее какую-нибудь глупость, а  она  улыбается
во весь рот, отвечает с огромной готовностью  и  желанием  угодить.  А
сегодня стал с ней разговаривать, чувствую, уже не  тот  энтузиазм.  А
когда  спросил,  где  она  живет,  так  вообще  стала  отвечать  сухо,
односложно и через раз.

   После  торжественной  части,  молодежь  управления,  на   удивление
дружненько - обычно, между отделами трения - собрались, помогли  своим
и чужим девушкам под скользкие шуточки и  закидыванием  пробных  шаров
погрузить вещи в суперкары, стоявшие во внутреннем  дворе  управления.
Сергей, как обычно, сел на последнее сиденье у окна - любил, когда  за
спиной никого нет  и  всех  видно.  Девочки  из  его  отдела,  изредка
посматривая в его сторону, весело подталкивали друг друга, чемуто  при
этом смеясь, но так  никто  к  нему  и  не  подсел.  Зато  они  дружно
вытолкали неуклюже пытавшегося подсесть к ним  новенького  стажера,  и
тот, ошарашенный  и  жалкий,  стоял  посреди  салона,  довольно  глупо
озираясь. Сергей кивнул ему, показав на свободное место рядом с  собой
- некрасиво начинать праздники с какихто неловкостей. Оэций неуверенно
присел рядом, на самый краешек. За два часа езды затекет  же,  подумал
Сергей, но ничего не сказал молодому человеку и, удобно развалившись в
мягком кресле,  отвернулся  к  окошку  -  еще  в  том  мире  несколько
постаревшее лицо стажера даже за то короткое время успело порядком ему
надоесть.
   Девчонки впереди вели себя шумно, весело реагируя на шутки  парней.
Одна только новенькая сидела себе тихо, односложно и  коротко  отвечая
на  обращенные  к  ней  реплики.  И  Сергею  вдруг  мучительно  сильно
захотелось, чтобы тут, в салоне сидела Элора. Пусть он  ей  неприятен.
Но все же пусть бы она была где-то рядом, чтобы  каждую  минуту  можно
было видеть ее улыбку, мягкие движения  рук,  глубину  больших  темных
глаз, ямочки на щечках...

   - Кстати, девчонки! - вдруг громко заговорил Закир со своего места.
- На моей родине Новый Год через пять минут. Мне не  простят,  если  я
пропущу это событие. Давайте, поддерживайте. - И с  этими  словами  он
быстренько  роздал  сидевшим  рядом  девушкам  заранее  приготовленные
одноразовые, уже наполненные,  стаканчики  и  небольшие  бутерброды  в
легкой упаковке.
   - Так... Внимание... - скомандовал он привставая и поднимая руку. -
Даю отсчет - восемь.. семь.. три.. два.. один.. Поехали! - и он махнул
рукой.
   - Ура-а!!!  -  нестройно  и  пока  еще  несмело  закричали   слегка
разгоряченные девушки, протягивая друг другу стаканчики  для  чеканий,
скандируя при этом, - С Но-вым Го-дом, с Но-вым Го-дом...
   В той части салона на некоторое время стало еще веселее.

   Суперкар, притормозив, аккуратно сьехал  с  главной  магистрали  на
узкое, редкое для нынешних времен - нефть  давно  уже  закончилась  на
матушке Земле, - асфальтированное ответвление  и  углубился  в  тесный
лабиринт  небольших  строений.  Через  некоторое  время  справа  пошел
высокий серый забор с колючей проволокой наверху. Потом  показались  и
ворота. Двое автоматчиков неторопливо  подошли  к  первому  суперкару,
проверили документы водителя и путевой  лист,  заглянули  в  салон,  с
любопытством оглядев пассажиров и задерживаясь взглядом на  прекрасной
половине, проверили багажный  отдел.  Наконец  старший  махнул  рукой,
ворота медленно разьехались и колонна суперкаров  еще  более  медленно
вьехала на территорию одной из самых дорогих в этом районе баз отдыха.
И  действительно,  в  салоне  стало  тихо,  народ  прилип   к   окнам,
разглядывая стоящие сплошной стеной, такие редкие в мегаполисе сосны.
   - Можете открыть окна, - посоветовал в микрофон  умудренный  опытом
шофер. - Кондиционеры запах не пропускают.
   Народ зашевелился и под прокатившийся гул вздохов в  салон  пахнуло
необычайно свежим воздухом.
   Сергей был поражен - давно он не видел ничего  подобного,  и  даже,
наверное, уже начал привыкать к сплошной стене домов, стеклу и бетону,
и вот на тебе.. А каково  было  остальным,  многие  из  которых  и  на
картинках такого не видели, а многие и не слышали...
   Деревья стояли сплошной стеной, закрывая от  пассажиров  гигантские
стены монолитов. Только деревья и синее небо над головой. И что  самое
замечательое на такой высоте да еще и под  открытым  небом  -  тихо  и
абсолютно безветренно. Наверное, ближайший монолит закрывал собой этот
райский уголок от бушующих здесь ураганов.
   В полной тишине колонна вьехала в темный  лесной  тоннель,  который
постепенно перешел в светлый и  бетонный.  Вот  наконец  и  остановка.
Пассажиры, с любопытством озираясь,  вышли  прямо  на  ковры  и  через
автоматические  двери  прошли  в  вестибюль,  который  поражал  своими
размерами,  гигантской  хрустальной  люстрой   под   бесконечновысоким
потолком и бассейном в самом  центре  с  рыбками  и  цвето-музыкальном
оформлением.
   - Неплохо жили в старину наши партийные боссы,  -  прошептал  сзади
стажер.

   Несмотря на обилие мест, администрация дома отдыха  расселила  всех
поплотнее, по двое и по трое. К Сергею,  правда,  не  решились  никого
подселить - начальников групп было немного, да и те обьединились своей
старой компанией - преферанс, то, се.. Сергею это даже было на руку  -
будет возможность собраться с мыслями, а подумать  как  раз  есть  над
чем.
   Совсем еще молоденькая девочка из обслуживающего персонала улыбаясь
подала ему ключи.
   - Праздничный банкет в семь часов, -  сказала  она  с  любопытством
поглядывая на него. - В центральном ресторане.
   - Это где, если не секрет?
   - Подниметесь на лифте до 8 этажа.
   - А у вас есть еще и другие рестораны? - спросил  Сергей,  ставя  в
шкаф свою сумку.
   - Да, конечно, - с готовностью ответила девушка.  -  Еще  есть  два
бара - в секции "А" на 2 этаже и в секции "В" на  пятом,  зал  игровых
автоматов в секции  "Б"  на  третьем,  бильярдная,  сауна,  бассейн  и
тренажерный зал во ставке. Есть еще теннисный корт, но  он  сейчас  не
работает.
   Сергей кивнул - Спасибо за информацию.
   - Что-нибудь еще? - не уходила горничная.
   - Нет, - покачал он головой,  улыбаясь.  -  Мне  хотя  бы  это  все
запомнить.
   - Приятного вам отдыха, - сказала девушка и вышла.
   Сергей, бросив тут же отключившуюся  от  подогрева  куртку,  устало
упал на гордо стоявшую посередине комнаты двуспальную кровать. Так все
было хорошо, с горечью подумал  он,  зарываясь  в  подушку,  жил  себе
тихо-мирно, правда,  в  одиночестве,  отрезанный  от  своих  друзей  и
привычного мира, - но зато относительно  спокойно.  И  вот  на  тебе..
Элора.. И что же мне теперь? Всю  жизнь  наблюдать  за  чьим-то  чужим
счастьем? Это такая пытка!.. Никому бы не пожелал пережить ее...

   Приведя себя в  порядок  Сергей  посмотрел  на  часы  -  до  начала
праздника еще полтора часа. Он перевел взгляд на  видеофон  внутренней
связи. А может, узнать у администратора номер Ланы, вдруг подумал  он,
и зайти в гости? Сергей с сомнением посмотрел на аппарат. Нет, подумал
он, ни к чему это все, и вышел из номера, решив просто прогуляться  по
этажам.
   В ближайшем баре молодежь из других отделов уже активно  готовилась
к предстоящему празднику. Сергей своих здесь не заметил и заходить  не
стал, пройдя дальше во вставку.
   Бильярдная его не прельстила - играть не умел. А вот и бассейн... У
него вдруг кольнуло сердце, опять вспомнив водную  гладь  корабельного
бассейна,  обнаженная  Элора  на  противоположной  стороне  от   него,
непринужденно сидит рядом с Женькой, который, млея от такой  близости,
что-то говорит ей на ухо... И сводящий с ума блеск ее  глаз!..  И  эта
грустная улыбка!..
   Он энергично помотал головой,  отгоняя  воспоминания  и  решительно
зашел в мужскую раздевалку.
   Вода оказалась бел хлорки, что не  могло  не  обрадовать.  Уверенно
проплыв  метров  триста  Сергей  наконец  обрел  внутреннее   душевное
равновесие. К тому же грациозно  плавающие  по  соседству  девушки  из
соседнего отдела время  от  времени  обращались  к  нему  с  какими-то
незначительными вопросами. Впрочем, эта  начинающаяся  идиллия  вскоре
нарушилась появлением Давора  -  их  шефа.  Девушки  притихли,  быстро
собрались и незаметно исчезли.
   - Что? - неожиданно спросил Давор, медленно проплывая мимо. -  Наши
девочки понравились?
   - Любая девушка достойна внимания, - настороженно ответил Сергей.
   - Тут вы неправы. Иначе не  плавали  бы  сейчас  в  одиночестве,  -
заметил начальник первого отдела,  перевернулся  на  спину  и  мощными
рывками ушел к противоположному краю.
   Сергею стало неинтересно и он, приняв душ, покинул бассейн.

   Тем не менее к  семи  часам  он  был  бодр  и  свеж  -  переоделся,
побрился, слегка освежился. В довольно просторном  ресторане  молодежь
его отдела уже успела занять пять столиков, составленных вместе  -  на
призыв местного массовика-затейника перемешаться для укрепления дружбы
- все как-то промолчали.
   Лана сидела на противоположном крае столиков, в окружении  Оэция  и
Закира. Парни старались изо всех сил, но тем не менее девушка почти ни
разу не улыбнулась, пару раз быстро взглянув в сторону Сергея. Или это
ему показалось? Кто их женщин разберет, почему она посмотрела на  тебя
- то ли хотела  проверить  твою  реакцию  на  ухаживания  постороннего
мужчины, то ли присматривается к  тебе,  имея  какие-то  виды,  то  ли
просто из любопытства осматривает окружающих, то ли это  действительно
показалось.
   Местный  массовик-затейник  старался  изо   всех   сил   и   вскоре
всевозможные  развлекательно-танцевальные  конкурсы  почти   полностью
опустошили столы, к которым только время от времени подходили по  двое
и по трое, чтобы быстренько выпить, закусить  и  обратно  в  водоворот
веселья.
   Быстро промелькнул конкурс  на  звание  Мисс  Снегурочка,  который,
выиграла девушка из отдела  Давора,  которую,  кстати,  несколько  раз
видели на коленях у Закира - и снова заиграла музыка.  Сергей  остался
фактически один. Танцевать ему ни с кем не хотелось. Он вспомнил,  как
совсем недавно, когда он еще не был начальником группы,  он  пригласил
на медленный танец Аллу и после  нескольких  па  она  со  свойственной
юности непосредственностью, смеясь, заметила, что  он  совсем  неумеет
водить -  он  согласился,  мол,  никто  танцевать  не  научил,  -  она
попыталась вести его, что вообще не получилось и в  конце  концов  она
отпустила его и ушла к тогдашнему начальнику группы. Сейчас бы конечно
такого не произошло, хмуро подумал он,  пропустив  в  одиночестве  уже
кем-то заботливо наполненную пузатенькую рюмку  водки,  но  и  желания
почему-то уже нет.
   Ему было очень тоскливо. Так тоскливо, что хоть вой. Дочка  хозяйки
никак не выходила из головы. Сергей снова  наполнил  рюмку  и  оглядел
стол - пить в одиночестве он не  мог,  считая  это  последней  стадией
падения человека, если не брать во внимание коньяк.  И  Густав,  вдруг
поняв его состояние, извинившись перед какой-то  девушкой,  снова  сел
чтобы составить компанию шефу. Они пили молча, каждый думая  о  чем-то
своем.
   Что-то я перебираю, сломался, что  ли?  Зря,..  -  подумал  Сергей,
наливая себе еще рюмку, и тут же забыв о своих мыслях.
   - Шеф, ну вы и пить, - сказал подошедший с компанией Закир.
   Женьку бы сюда, послушать ваши фразы, -  подумал  Сергей  с  легким
сожалением.
   Молодежь  быстренько  разлила  водку.  Провозгласили  тост.   Шумно
выпили. Густав тут же наполнил бокалы.
   - Мужики, - зашумел вдруг Закир - Я много не буду,  мне  завтра  на
дежурство.
   - Первый раз что-ли, - сказал кто-то из темноты. Все засмеялись.
   - Лучше анекдот расскажи, - предложила Ники. - А то  что-то  скучно
становится.
   - Пожалуйста, - охотно согласился Закир. - Молодая женщина  заходит
в кабинет. Доктор - Больная, раздевайтесь. Стойте, стойте!.. Я  только
музыку включу...
   Немного посмеялись, поднимая бокалы. Выпили по следующей и компания
снова исчезла в полусумраке бегающих огней. За  столом  осталась  одна
Лана.  Густав  выразительно  посмотрел  на   пустую   рюмку   девушки,
многозначительно  дотронувшись  до  бутылки   водки.   Лана,   секунду
поколебавшись, чуть заметно кивнула кончиками длинных пальцев.
   Снова подошел Закир, кивком головы позвал  девушку  на  танец.  Она
отказала.  Густав,  пожав  плечами,  налил  водки  на  всех.   Подошел
раскрасневшийся Коурис, молча налил себе водки, выпил  в  одиночестве,
подошел к Лане, чуть склонился,  приглашая  танцевать.  Девушка  снова
отрицательно покачала головой. Коурис попытался было  потянуть  ее  за
руку,  но  она  что-то  ему  сказала  сквозь  сжатые  губы  и  стажер,
стушевавшись, растерянно присел рядом с побитым видом. Густав постучал
ложкой по бутылке, привлекая внимание, поднял свой  бокал.  Выпили.  И
Густав, видя,  что  у  шефа  наконец-то  есть  компания,  извинившись,
покинул их. Видно не удовлетворенный результатом разговора Закир  тоже
встал и потянул опьяневшего Коуриса за собой.
   Нетрезвым взглядом  Сергей  некоторое  время  смотрел  на  Лану,  с
безучастным видом лениво ковыряющей вилкой в полупустой тарелке, думая
про себя - А может пригласить ее на танец?  Откажет,  как  и  всем,  и
сразу   станет   легче.   Хоть   какая-то   определенность,    никаких
недомолвок... Словно прочитав его мысли, девушка оторвалась от тарелки
и их глаза встретились. Сергей повел бровями  в  сторону  танцующих  и
Лана через небольшую пауза чуть заметно кивнула, оставаясь сидеть.  То
ли  это  согласие,  то  ли  она  просто   моргнула,   подумал   Сергей
затуманенно.  Встал,  придерживаясь  за  спинку  стула.  Девушка  тоже
приподнялась. Он протянул руку, она подала свою, и  они  углубились  в
толпу танцующих карнавальных персонажей.
   Первый танец танцевали молча.  Сергей  осторожно  прижимал  к  себе
девушку, пьянея от ее покорности. Иногда в танце он  чуть  касался  ее
ушка своими губами, слегка гладил талию, проводя рукой чуть-чуть  ниже
ее пояса. Но когда танец  закончился,  Сергей  почему-то  не  отпустил
девушку, и она покорно стояла рядом, не предпринимая  никаких  попыток
освободиться. Начался другой, более энергичный.
   - Давайте снова медленный? Через ритм?
   Девушка, помедлив, кивнула.
   ...  Тайна,  тайна  случилась  ночью,  -  интимно   доносилось   из
динамиков. - Ночью не темной, в свете Луны..
   Зачем я все это делаю? - затуманенно думал он, осторожно поглаживая
девушку по худенькой спине. И не находил ответа.
   И только во время четвертого по счету танца Сергей вдруг наклонился
к ней, окончательно осмелев.
   - Знаете, у меня есть предложение.
   - Какое?  -  чуть  слышно  прошептала  она,  не  поднимая  глаз,  и
наверное, уже женским чутьем догадываясь о дальнейшем.
   - Давайте покинем  всю  эту  шумную  компанию,  сходим  в  бассейн.
Никогда не праздновали Новый Год в бассейне?
   - Нет.
   - Ну вот, будет что вспомнить.
   - Знаете, я не знала, что здесь будет бассейн,  и  не  захватила  с
собой купальника, - сказала она с сомнением.
   - Ничего страшного, - шептал он все сильнее прижимаясь к девушке. -
Там сейчас должно быть пусто, и много простынок. У вас есть сумочка?
   - Да, - чуть слышно, куда-то в плечо ответила Лана.
   - Захватим с собой шампанского, закуски. Встречаемся возле перехода
во вставку. Идет?
   Девушка кивнула. Сергей тот-час отпустил ее и они  не  сговариваясь
направились к столу. Сергей взял бутылку  шампанского  и  двухлитровую
банку пива и неспеша направился к выходу, заметив что Лану перехватила
Алла и они о чем-то оживленно болтают, причем Алла, посмеиваясь, время
от времени посматривала в сторону  Сергея.  Он  вышел  в  холл,  дошел
сквозь густой табачный дым до лифтов. Спустился на третий этаж. Здесь,
в переходе, было тихо и пусто. Сергей сел под фикус,  ожидая  девушку.
Зачем я все это делаю? - в который раз грустно  подумал  он  в  минуту
просветления. А Лана все не шла. Наверное,  все-таки  обманула,  решил
он, уже прикидывая, а не открыть ли шампанского в таком случае, - ведь
болтала она о чем-то  с  Аллой.  Поди  рассказала  ей  все,  -  вместе
посмеялись. Да и правильно. Зачем  ей  молодой  и  красивой,  покидать
такое веселье. Да и ради  чего?  Со  мной  ей  наверняка  будет  более
скучно.
   Сергей  аккуратно  и  неторопливо  освободил  пробку   бутылки   от
золотинки, кинув мусор в  горшок  с  растением,  и  тут  дверцы  лифта
открылись и в холл вышла Лана. Девушка секунду стояла на одном  месте,
оглядываясь и не замечая  Сергея  за  пышным  растением.  Сергей  тоже
замер, зачем-то наблюдая  за  ней.  Потом,  чуть  поколебавшись,  Лана
медленной походкой пересекла  холл,  в  задумчивости  остановилась  на
середине, неуверенно подошла к окну и осторожно положила тугую дамскую
сумочку на подоконник.
   Он встал и девушка, быстро взяв сумку виновато приблизилась к нему.
   - Меня Алла задержала, никак не могла от нее отделаться.
   Сергей взял ее под локоток и повел по  переходу,  думая,  что  надо
что-то ей ответить, но так и не придумал, что.

   Вход в бассейн был закрыт, впрочем Сергей был к  этому  готов.  Без
труда открыв дверь булавкой, взятой  у  девушки,  он  вывесил  снаружи
табличку "Закрыто", защелкнул  замок  и  для  надежности  зажал  ручку
стулом, чтобы уж точно никто не смог войти. Лана добросовестно  ждала,
никак не комментируя  происходящее.  Перед  сауной  в  комнате  отдыха
Сергей выставил шампанское и пиво на столик, повернулся к девушке.
   - Что-нибудь из закуски удалось прихватить?
   Лана кивнула, и открыв пузатую сумку, принялась выставлять на  стол
бутерброды с черной икрой, ломтики  осетрины,  баночку  крабов  и  250
граммовую бутылочку импортной водки. Сергей  удивленно  обвел  глазами
стол.
   - Нет слов, - восхищенно выговорил он и девушка слегка покраснела.
   Сергей включил печку сауны, также уверенно открыл дверь в  бассейн,
- раздевалки открывать не стал -  просто  не  зачем.  Лана  между  тем
навела порядок на столе, расставив еду и бутылки более  симпатично,  и
аккуратно протерла полотенцем найденные в шкафчике стаканы, тарелки  и
вилки.  Сергей  присел  напротив,  откровенно  полюбовался   девушкой,
испытывая  необычайный  прилив  нежности  от  ее  смущения.  Он  вдруг
заметил, что ему нравится, когда она так по-детски  смущается.  Сергей
открыл шампанского, разлил по самым крупным стаканам.
   - С Новым Годом, - сказал он единственное, что пришло в  голову,  и
понимая, что сказать надо было что-то совсем другое.  Девушка  подняла
свой бокал. - По крайней мере одну  хорошую  вещь  он  мне  принес,  -
добавил он. - Я встретил тебя.
   Девушка  улыбнулась,  разглядывая  пузырьки   в   импровизированном
бокале.
   Выпили. Молча сьели по дольке желтого яблока.
   Ну и что дальше? - подумал Сергей. Лезть к ней целоваться, или пить
на брудершафт? Вульгарно.
   - Искупаемся? - предложил он, решив, что это  тоже  неплохой  повод
для совместного раздевания. Не  лезть  же  к  ней  руками,  вдруг  это
получится грубовато, обидишь чего доброго.
   - Что-то не хочется, - уклончиво ответила она. - Но вы искупайтесь.
   - Что мы все вы да вы, - слегка возмутился Сергей, -  Может  на  ты
перейдем?
   - Хорошо, - согласилась Лана. - Я попробую.
   Сергей посмотрел на дверь в бассейн, потом на градусник.  Сауна  до
нормы еще не дошла, но уже было тепло - сидеть  можно.  Он  достал  из
шкафчика две простыни. Одну подал девушке.
   - Все готово, - сказал он.
   Девушка взяла простыню, в задумчивости повертела ее в руках.
   - А где здесь можно переодеться? - наивно спросила она.
   Сергей посмотрел на девушку, потом оглядел помещение.
   - Давай, ты здесь, а я выйду в бассейн.
   Лана кивнула и  Сергей,  захватив  свою  простынку,  вышел,  слегка
пошатываясь.  Совершенно  не  знаю,  как  с  ней   вести,   думал   он
переодеваясь, непонятно, что можно, а чего нельзя. Хоть намекнула  бы,
словом или каким-либо движением. А то никакой зацепки.
   - Уже можно, - донесся ланин голос.
   Сергей закутался по пояс в простыню и вернулся в комнату отдыха.
   Девушка сидела все на том же месте, но теперь ее  одежда  аккуратно
лежала на полке, а она  сама  по  самую  шею  была  закутана  в  белую
простыню. Можно сказать, раздевшись, она стала еще более закрытой, чем
была.
   В парилке они сели напротив друг друга и Сергей  почувствовал,  что
потихоньку  трезвеет,  то  ли  от  жары,  то  ли  присутствие  девушки
заставило его собраться.
   - Расскажи что-нибудь, - предложил  он,  стараясь  как-то  завязать
разговор и не находя нужных тем.
   - О чем? - тихо спросила она.
   - О себе, о детстве, школе, институте, родителях...
   - Ничего интересного, - ответила девушка.
   - Но все же, - настаивал Сергей. - Мне интересно.
   - Родилась и выросла на  самой  окраине,  -  начала  буднично  она,
словно на уроке. - В 173 квартале.
   - Это за Полярным кругом? - уточнил Сергей перебивая.
   Лана кивнула.
   - Какие красивые девушки рождаются в тех местах.
   - Ну почему же, - улыбнулась она. - Бывают и красивее.
   - Не знаю, - как бы с сомнением проговорил он, понимая, что говорит
неправду. - Не видел.
   Она снова  улыбнулась,  и  Сергей  ненароком  положил  ей  руку  на
коленку, придвигаясь поближе. Девушка резко посерьезнела.
   - Жарко что-то, - быстро проговорила она и поспешно вышла.
   М-да, протянул он задумчиво, видно что-то я делаю не  так,  или  от
меня ожидают что-то совсем другое.
   Когда он вышел, Лана уже открыла пиво.
   - Пиво еще холодное, - сказала она улыбаясь как ни в чем не  бывало
и протягивая ему стакан. - Пейте.
   После парилки холодненькое пивко пошло как нельзя кстати.
   - Что ты все на вы? - спросил он.
   - Ну  вы  все-таки  начальник,  -  смутилась  она.  -   Как-то   не
получается.
   - Да нет здесь начальников, - поморщился Сергей. -  Вы  -  так  Вы,
пусть будет так, - проговорил он в  досаде.  -  Вы  как  хотите,  а  я
купаться, - сказал он и вышел в бассейн, скинул простынь  и  нырнул  с
поребрика. Немного поплавав он лег на середине  бассейна  на  спину  и
раскинулся,  наслаждаясь  легким  покачиванием  на  волнах.   Мелкнула
открывающаяся дверь и девушка неуловимым движением быстро ушла в воду.
Сергей переменил позу, оглядевшись. Лана  плыла  в  стороне  от  него,
вдоль бортика и явно не собиралась приближаться. Сергей лениво  поплыл
параллельным курсом, наблюдая за девушкой. Чего ты ждешь? - спросил он
себя. Сейчас или никогда. И он решительно приблизился к ней.
   Она стеснительно развернулась к нему лицом и Сергей успел  заметить
что она была в одних трусиках.
   Он подплыл к ней ближе, видя как она смутилась и замерла,  взявшись
за бортик рукой. Сергей вдруг решительно привлек ее к себе. Девушка не
сопротивлялась, только слабо, совсем чуть-чуть, несмело прикоснулась к
его  плечам,  смущенно  склонив  голову.  Он   наклонился,   собираясь
заглянуть ей в глаза, а заодно и поцеловать. Она смутилась еще  больше
и еще ниже наклонилась. Тогда Сергей, нежно  взял  ее  за  подбородок,
убрав в сторону мокрые волосы, и приподнял ее лицо. Глаза девушки были
закрыты, а лицо - красное от смущения. Сергей неловко коснулся  губами
ее сухих губ. Она вздрогнула. Он снова несмело поцеловал  ее.  Девушка
также все нешевелилась. И он вдруг подумал с тоской - была  бы  здесь,
на ее  месте  Элора..  Но  потом,  смутившись,  прогнал  эти  мысли  -
некрасиво так себя вести,  пусть  даже  и  мысленно,  по  отношению  к
девушке, позволяющей себя целовать. А потом  он  прижал  ее  послушное
тело к себе, смелея руками..
   - Вы не будете возражать? - тихо спросил он, наклонившись к  самому
уху, - если я сниму с вас трусики?
   - Нет, - еле слышно ответила она. - Не буду.

   А несколько  позже  обнаженная  мокрая  девушка,  облокотившись  на
стойку, смеясь, срывала с кисточки  черный  виноград,  подчеркнуто  не
обращая внимания на его действия. Между тем он левой рукой  гладил  ее
маленькие плотные ягодицы, а правой чуть  касаясь,  ласкал  ее  грудь,
слегка теребя пальцами ее напрягшийся сосок.
   - Курить-то как  хочется!  -  сказала  девушка,  надкусывая  белыми
зубками крупную виноградинку и слегка раздвигая ноги, давая тем  самым
его рукам полную свободу. - Сил никаких нет терпеть.
   - Ну, покури, раз хочется, -  с  легким  неудовольствием  предложил
Сергей. Сам он не курил и обычно сторонился курящих женщин. Но... Если
уж женщина понравилась - ей уже многое прощается.
   - А здесь можно?
   - За ночь, наверное, выветрится.

   А потом Лане захотелось обратно, в зал,  в  веселье.  И  они  стали
одеваться.
   - Может, тебе трусики не одевать? - предложил Сергей.
   Девушка игриво улыбнулась.
   - Можно. Но неудобно. Выливаться все будет.

   Когда они вернулись в главный зал, веселье было в самом разгаре.  С
трудом пробравшись сквозь танцующие пары к своему столику,  они  нашли
только отдыхающего от танцев Густава, который при их  появлении  молча
разлил остатки шампанского по свободным бокалам.
   - Ну как настроение? - прокричал им Густав на ухо.
   - Отличное, - одновременно ответили  они,  почти  касаясь  головами
друг друга.
   - Ну тогда, чтобы оно никогда не  кончалось,  -  протянул  он  свой
бокал.
   Потом пошли танцевать. Впрочем, ритм был быстрый, и  Лана  на  этот
раз,  вся  подвижная  и  энергичная,  с  соблазнительной   улыбкой   и
движениями, незаметно  перешла  от  уже  традиционного  медленного  на
быстрый танец, сексуально вращаясь вокруг Сергея, и время  от  времени
касаясь и поглаживая его  тело  своими  тонкими  руками,  не  в  силах
сдерживать бурлящую в ней энергию. Сергей некоторое время потолкался в
плотной массе людей и, извинившись, вернулся за столик, где уже  кроме
Густава сидели Закир  и  Коурис,  причем  Закир  по-обыкновению  опять
что-то втолковывал юноше. Молча выпили вчетвером.
   - Вам везет... - вдруг тихо и серьезно сказал Закир, наклонившись к
Сергею. - Я вам страшно завидую... У вас сейчас  такой  период,  когда
самый кайф в знакомстве - самое его начало. Когда вы еще ее толком  не
знаете, и она вас тоже, и вы оба ведете себя так  осторожно,  изо-всех
сил стараясь казаться гораздо лучше, чем  вы  есть  на  самом  деле...
Такого в ваших отношениях больше никогда не будет...
   - Поживем - увидим, - пожал  плечами  Сергей,  улыбаясь.  -  Может,
будет еще лучше...
   - Все может быть, - неожиданно согласился Закир, беря  бутерброд  с
икрой и отворачиваясь к Оэцию.
   - Не будь ты таким навязчивым, - продолжил он прерванную появлением
Сергея беседу. - Не лапай их руками. Поверь -  удовольствия  от  этого
очень мало. Случайно приобнял, по груди провел, а пять минут прошло  -
и уже ничего не осталось от ощущений, если не было взаимности.  Только
одни растройства и плюс плохая репутация...
   Что-то он всерьез взялся за паренька, вяло  подумал  Сергей,  краем
уха  слушая  их  односторонний  разговор,  решил,  наверное,  зачем-то
сделать из него аса по женской части. Или просто рад,  что  наконец-то
нашел ученика, желающего раскрыв рот слушать его  советы  и  стараться
претворять их в жизнь?

   Подошли раскрасневшиеся Ники и Лана.  Ники  быстро  оглядела  стол,
близстоявшие бокалы, нашла неиспачканный губной помадой,  налила  себе
последние капли шампанского... Густав, не дожидаясь приглашения, молча
налил мужчинам водки.
   - Выпили уже все, алкоголики! - весело сказала она, тряся бутылку.
   - Алкоголизм - это не болезнь, это способ существования, -  ответил
Густав.
   Выпили.
   - Где ты их находишь? - повернулся Закир к Густаву.
   - Кого? Женщин?
   - Да нет, - отмахнулся тот, - Афоризмы.
   - Понял, - кивнул Густав. - Этот я тоже запишу. А ты лучше расскажи
какойнибудь анекдот по-соленее, а то женщины заскучали.
   - Запросто, - весело ответил Закир,  а  девушки  с  интересом  чуть
придвинулись  поближе.  -  Ночь.  Муж  и  жена.  Занимаются   любовью.
Будничная поза, будничные движения. Никакого  эффекта.  Наконец  через
три часа безрезультатных стараний жена  устало  приподнимается.  -  Ну
что? - говорит она мужу. - Тоже не можешь никого себе представить?
   - Какая  у  тебя  однонаправленная   тематика,   -   сказала   Ники
просмеявшись.
   - Это все, что бы ваши мысли направить в одно  русло,  чтобы  потом
легче было вас соблазнить, - сказал Густав.
   - Какие у вас коварные планы, - засмеялись девчонки.
   - Мы такие, - поддержал их  Густав.  -  Пойдем  лучше,  покурим?  -
предложил он, доставая сигареты. - Кто со мной?
   Встали Закир и Коурис.  Лана,  чуть  помедлив,  тоже  приподнялась,
доставая из сумочки пачку.
   - Пойдем? - позвала она Сергея.
   - Я ж не курю, - поморщился он. - А сидеть просто так среди курящих
и ничего не делать - глупо. Иди... - кивнул он головой. - Я  тут  пока
посижу.
   Курильщики ушли и Сергей остался один.
   Между тем массовик-затейник под общий  одобрительный  гул  восторга
организовал серию быстрых блицконкурсов на  раздевания  -  приз  любой
девушке, поднявшей свою кофточку, приз любой,  раздевшейся  до  пояса,
приз любой, снявшей юбку и еще много тому  подобных.  И,  оставаясь  в
карнавальных масках, голые и полуголые девицы разгуливали  по  этажам,
барам, коридорам и танцплощадкам. "Раньше попробуй  вот  так  выйти  в
каком-либо доме отдыха, - подумал Сергей, вяло  борясь  с  алкогольным
туманом, - упекли бы года на три. А сейчас - свобода. Народ опьянел от
нее,  не  знает,  какой  еще  из  старых  запретов  нарушить.  Да-а...
Запретный плод сладок. "
   Вдруг  к  его  столику  подбежала  Снегурочка,  вся  в   слезах   и
растрепанных чувствах.
   - Что случилось, - встревоженно спросил Сергей привставая.
   Но девушка ничего не отвечала и только твердила одно и тоже
   - Где Закир? Закира хочу.. Ну где же он? Позовите Закира.. -  почти
в истерике кричала она, совершенно не слушая его и отталкивая стакан с
минералкой.
   Закира нигде не было  видно  и  девушка  убежала.  Впрочем,  Сергей
недолго оставался один.
   - Шеф, скучаете? - спросила подошедшая Алла, встав рядом с Сергеем,
словно приглашая его  посадить  ее  к  себе  на  колени  или  хотя  бы
приобнять за ноги.
   - Самую малость, - сказал он, не воспользовавшись ни тем ни другим.
   - Не возражаете против моей компании? - снова  спросила  она,  чуть
склонившись.
   - Да нет, - пожал плечами Сергей.
   И тут к ним подбежал какой-то паренек.
   - Привет! - воскликнул  он  девушке,  приобнимая  ее  за  талию.  -
Потанцуем?
   И всегда в группе такая общительная  и  совершенно  без  комплексов
девушка вдруг строго посмотрела на юношу.
   - В чем дело, молодой человек? Вы что себе позволяете?
   Тот испуганно посмотрел на Аллу, потом на Сергея, сильно покраснел,
стушевался, неловко убирая руки.
   - Ну и строгая у вас сотрудница, - сказал он Сергею, уходя.
   - Да, - неопределенно ответил Сергей. - Есть такое дело.
   Девушка наконец-то присела рядом.
   - Некоторые  современные  мужчины  бывают  совершенно  несносны,  -
сказала она, облокотившись на стол и слегка приоткрывая свою  грудь  в
вырезе платья, -  Давайте  потанцуем.  -  Она  вдруг  придвинула  свое
красивое лицо близко-близко к его лицу и смотрела немигая ему в глаза,
слегка опаляя его своим нежным дыханием...
   - Закира не встречала? - спросил Сергей, видя эту сцену уже не раз.
- Тут проблемы с одной из его девушек.
   - Да нет, -  ответила  Алла,  приятно  покачав  головой.  -  А  что
случилось?
   Но Сергей не ответил.
   - Тогда я пойду поищу его, - сказал он, вставая. -  Ты  пока  здесь
его посмотри. - И Сергей вышел в холл искать курильщиков.
   Проходя мимо крайних столиков Сергей увидел в темном  углу  сидящую
на коленках у какого-то паренька окончательно нетрезвую Ники,  которая
пыталась нетвердой рукой расстегнуть пуговицы его рубашки, а край ее и
без  того  короткого  платья  находился  в  районе  ее  талии.  Каждый
веселится как умеет,  философски  подумал  он,  сворачивая  к  лифтам.
Здесь, в пустом коридоре,  у  подоконников  стояли  Давор  и  плачущая
Снегурочка. Девушка носовым платком утирала глаза.
   - Скажите, кто вас обидел? - сурово спрашивал Давор, придерживая ее
за плечи. - Может, это он?
   И так как никого больше не было Сергей  понял,  что  показывают  на
него, но не придал этому значения.
   - Да, он, он... - вдруг  сказала  она  не  оборачиваясь,  устало  и
торопливо. - Пойдемте лучше танцевать.
   И тут Сергей завернул  за  угол,  успев  заметить  странный  взгляд
начальника первого отдела. Чего только по пьянке не случится,  подумал
Сергей, глядишь, еще воспримет ее слова всерьез, оправдывайся потом.
   В большой массе темных закутков и переходов своих курильщиков он не
нашел и вернулся в зал. А  вскоре  вернулись  и  курильщики,  и  Лана,
активная и счастливая,  пока  шла  к  столу,  весело  разговаривала  с
мужчинами,  смеясь  каким-то  их  шуткам,  под  легкое  неудовольствие
Сергея.
   Подойдя к столу, она с грациозностью пантеры  невинно  прижалась  к
Сергею, целуя его в щеку, и блестевшими глазами оглядывая зал.
   - Как у вас здесь  весело!  -  восхитилась  она,  увидев  полуголых
девиц. - Я тоже хочу...
   - Поздно уже, - протянул Сергей, все сильнее и сильнее прижимая  ее
к себе и напрочь забыв рассказать Закиру про Снегурочку. -  Все  давно
закончилось... Меньше надо курить. И вообще... - склонился он к самому
ее уху. - Давай отойдем куда-нибудь?...
   - Хорошо, - тут же кивнула она, ставя свой бокал на стол. - Куда?
   До  номеров  бежать  было  далековато  -  не  утерпели  бы,  и  они
ограничились каморкой со старым реквизитом за главной  сценой.  И  его
страсть не знала  никаких  границ,  а  девушка  была  совсем  дикой  и
необузданной.

   Усталые, они снова вернулись в зал.
   - Может, уйдем? - предложил Сергей. - Побудем  в  тишине,  спокойно
полежим, расслабимся?
   - Давай еще немного потанцуем? - не согласилась  Лана.  -  Праздник
ведь только в самом разгаре.
   - Ну давай... - нехотя согласился он.
   К ним подбежала разгоряченная Ники.
   - Шеф, выручайте, - запыхавшись проговорила она.
   - Что? Обижают?
   - Да нет, - схватила Ники его под локоть, прижимаясь грудью  к  его
руке. - Тут конкурс на память.. на  ящик  шампанского...  Мы  вышли  в
финал... Вместе с отделом Давора. А там у них такие полиглоты!..
   - Да вы тоже кое-что умеете...
   - Конечно умеем, - все сильнее прижималась Ники, увлекая  Сергея  к
сцене. - Лана, помогай!
   И он, зажатый с двух сторон красивыми девушками, незаметно для себя
оказался возле центральной сцены.
   - О-о-о! У нас пополнение! - зашумели сидевшие на сцене  сотрудники
его отдела. - Шеф, поднимайтесь... Сейчас мы им покажем...  Кстати,  и
шампанское у нас кончилось...
   - В чем суть-то? - спросил Сергей, устало усаживаясь в кресло.
   - Детская игра, - заговорил Закир. - Одна команда  называет  слово,
вторая повторяет его и называет свое, первая повторяет предыдущих  два
и называет третье... И так до тех пор, пока  кто-нибудь  не  ошибется.
Естественно, без всяких записей... А у вас  память...  равных  нет  во
всем округе.
   И Сергею стало неловко и неинтересно. Неспортивно все это,  подумал
он про себя. Система тренировок памяти в  школе  космонавтики  намного
превосходила местные методы. Но и подводить своих было еще неприятнее.
Он оглядел лица своих сотрудников, внимательно и с надеждой  смотрящие
на него, посмотрел в светящиеся глаза Ланы, и кивнул.
   И игра началась... После стапятидесятого слова, команда Давора  (из
5  человек)  стала  все  медленнее  и  медленнее  отвечать,  тщательно
составляя комбинацию слов, злясь и пытаясь короткими  репликами  сбить
своих  соперников  с  толку.   Сергей   бился   с   ними   один,   под
благоговейно-уважительную тишину своей команды, видя внутренним взором
огромный лист бумаги, на который он как-бы мысленно заносил услышанные
слова, и потом просто прочитывал  их.  А  когда  лист  заполнился,  он
просто уменьшил размер всех букв. Так он мог мельчить  текст  еще  раз
пять-шесть, но уже на втором заходе соперники ошиблись и  радость  его
сотрудников была неимоверна.  Собрались  даже  его  качать  -  кое-как
отбился.
   А потом, тут же, без перерыва, был обьявлен танцевальный конкурс  -
причем все танцуют по одиночке, а по резкому завершению музыки танцор,
оказавшийся без пары, выбывал. А главный приз - большой набор  женской
косметики, произведенной в 4 округе.
   Сергей, не чувствующий у себя в  душе  такого  дикого  восторга,  и
затащенный в круг Ланой, быстро выбыл из игры,  в  тот  момент,  когда
танцевавшая рядом Лана, чуть ушла в сторону и  при  смолкнувшей  вдруг
музыке быстро бросилась на шею оказавшемуся рядом пареньку... И Сергей
теперь тихо сидел в стороне, с легким неудовольствием глядя, как вовсю
разошедшаяся девушка носится между танцующими,  выделывая  невозможные
па, словно наслаждаясь гибкостью и красотой своего  тела,  и  с  силой
пантеры вдруг кидаясь на мужчин,  и  даже  выдергивая  их  из  обьятий
других партнерш. Сергей молча взял пустой стакан, и  вдруг,  с  жуткой
тоской неожиданно подумал - А как там сейчас  Элора?  Как  она  сейчас
веселится? Быть бы сейчас с нею с одной, в  тихой  уютной  комнате,  с
нарядной елкой посередине.. Пить шампанское при свечах...
   Он с силой потряс головой, решительно разгоняя возникшее перед  ним
видение и наливая себе водки.
   Впрочем, и Лана в конце-концов выбыла из конкурса  -  таких  хищниц
там было немало. Веселая и злая, она подошла к столику,  тяжело  дыша.
Густав все также молча налил ей водки, но она отказалась,  налив  себе
выигранного шампанского.
   Сергей, все еще держа рюмку в руках,  посадил  девушку  к  себе  на
колени.
   - Что-то скучновато становится, - неискренне сказал он ей на ухо. -
И вообще - я хочу быть с тобой и только с тобой, и ни с  кем  тебя  не
делить.
   И девушка покинула шумный зал с легкой неохотой.

   Сергей проснулся ближе к вечеру, часа в четыре. За окном  было  уже
темно.  Девушка  рядом,  прижалась,  спала   с   безмятежно-счастливым
выражением лица. Голова ужасно болела, что было  странно  и  ново  для
него. Морозило с похмелья. Видно, я вчера, хоть и перепил, но  однако,
еще твердо  держался  на  ногах,  подумал  он,  осторожно  высвобождая
затекшую руку. Хоть мозг и отрубился, но тело взяло управление в  свои
руки - и не подкачало хозяина. Женька утверждал, что мы  можем  выпить
больше своих предков не потому что цивилизация мощнее, а  потому,  что
лучше умеем управлять внутренними ресурсами  организма.  Алкоголь  нам
дает состояние  легкой  безмятежной  приподнятости.  Поэтому  и  пьем,
наверное. Но перепивать...

   Он кое-как поднялся с кровати с чувством  смертельной  усталости  и
полной  апатии  к  жизни.   Активность   и   праздничное   алкогольное
возбуждение прошли, ничего совсем не хотелось. Кое-как умылся,  тяжело
опираясь на раковину. Потом подумав, долго стоял под душем, пуская  то
горячий, то холодный. Это его немного отрезвило.
   Погруженный в свои мысли, спустился в буфет, в котором  в  это  час
почти никого не было. Взял  стакан  кефира,  два  йогурта,  фруктов  и
апельсиновый сок для Ланы.
   - Шеф, присаживайтесь, - услышал он голос Закира.
   Медленно обернулся, пошарил глазами по залу. Закир привстал  и  для
верности помахал рукой. Рядом с ним сидели, точнее полулежали,  Густав
с красными глазами и, естественно, перевозбужденный Коурис.
   Сергей подошел,  с  отвращением  посмотрел  на  полупустую  бутылку
водки, немного печенья в вазочке и полную пепельницу окурков. Разогнал
дым рукой, составил все свои покупки на стол  и  сел  на  пододвинутый
Густавом стул.
   - Вы что, совсем не  ложились?  -  спросил  Сергей,  вяло  открывая
кефир.
   - Да как-то не получилось, - слегка  заплетающимся  языком  ответил
Густав. - То деревья на  улице  наряжали,  то  снежки,  то  бегали  за
кем-то... Всего и не упомню...
   - Понятно, - сказал Сергей, жадно отпив половину бутылки. -  О  чем
разговор? - кивнул он в сторону Закира и Коуриса.
   - О женщинах,  о  чем  же  еще?  -  поморщившись,  ответил  Густав,
посмотрев на бутылку водки. - Он больше ничего и не знает.
   Сергей непроизвольно прислушался.
   - Что я ей наговорил, ты не поверишь! - искренне сокрушался  юноша,
покраснев от воспоминаний. - Какую глупость! Что увидел ее - и это  на
всю жизнь.. Что глаз не могу оторвать весь вечер...  Какая  чушь!  Как
поди она в душе смеялась надо мной!..
   - Да брось ты... - отмахнулся Закир, стряхивая пепел на пол. -  Тут
как раз наоборот - надо  говорить  все  что  угодно,  абсолютно  любой
комплимент, какой бы глупый он не  казался,  -  добавил  он,  стараясь
наклониться к юноше. - Девушки ведь слушают иначе чем  мы.  Пропускают
наши слова совсем через другую призму. Тут ты как раз был прав.  Лучше
мне ответь - зачем ты сразу полез ей в декольте?
   - Неужели, - выдавил Оэций из себя,  покраснев  еще  больше.  -  Не
помню этого...
   - Бывает, - улыбнулся Закир. - А потом, между  прочим,  когда  тебя
вежливо оттолкнули, ты  молча  схватил  за  руку  ту,  черненькую,  из
машбюро, и как стал ее тискать в танце...
   Коурис сник еще больше.
   - Не бери в голову, - протянул  Закир,  наконец  заметив  состояние
стажера. - С кем не бывает. Все мы когда-то через это прошли.
   - Все равно  неудобно,  -  промямлил  юноша,  затягиваясь  потухшей
сигаретой. - На работе встретишься - со стыда сгоришь.
   - Я раньше помню, тоже переживал, - мечтательно  проговорил  Закир,
протянув Коурису зажигалку. - Как пораскажут, так хоть  сквозь  землю.
Столкнешься с девушкой и ждешь,  как  она  себя  поведет.  Обидится  -
значит надо как бы всячески извиняться, нет - в шутку перевести.
   - И как? - с легкой надеждой спросил Коурис.
   - А знаешь, что самое удивительное, как бы плохо себя не вел, потом
встречаешься  -  улыбаются.  Даже  создается  впечатление,  что  такое
поведение им больше нравится.
   - Правда что-ли? - еще более тихо спросил стажер.
   - Сам скоро в этом убедишься. Главное - не веди  себя  как  побитая
собака, смотри в глаза так, как будто ничего такого не произошло,  все
естественно. И девчонкам, как бы нагло ты себя  не  вел,  легче  будет
превратить все это в шутку. И вообще  -  с  ними  надо  быть  проще  -
предложил вместе ночь провести, и спокойно  ждешь  -  отказала  -  так
другая согласится - вон их сколько кругом. Да и сами девушки на  самом
деле больше любят простоту чем всякие сложности в отношениях, - бубнил
он с красными от бессонницы глазами, пока  Сергей  складывал  в  пакет
фрукты и апельсиновый сок.
   - И вообще, старайся не  умничать,  меньше  волноваться.  Короче  -
опять же будь всегда проще,  -  уверенно  добавил  Закир,  внимательно
проследив за взглядом Густава.
   Хорошая мысль, молча согласился с ним Сергей. Вот только знать  бы,
как ее реализовать?
   - Густав, наливай, - махнул рукой Обгольцев. - И шефу стаканчик...
   - Я не буду, - помотал головой Сергей.
   - Хорошо, - согласился Закир и снова повернулся к Коурису.
   - Весь интерес - в  преодолении  препятствий.  А  когда  ты  к  ней
подошел, и она уже твоя - это  в  конечном  итоге  не  так  интересно.
Кстати, одно тебе замечание.
   - Какое?
   - Вот ты поговорил с девушкой, повернулся и отошел.. Так ты в  этот
момент хоть немного следи за собой. Она же смотрит тебе в спину. А  то
отходишь, как медвежонок Кузя...
   - И вообще - Вечная  любовь  -  это  сказка,  которую  рассказывают
мужчины накануне 8-го марта, - ни с того ни с  сего  проговорил  вдруг
Густав, берясь за бутылку.
   Закир замолчал,  медленно  обернувшись  к  напарнику,  но  тот,  не
замечая пристального взгляда, осторожно наливал водку.
   Кто-то у стойки включил музыку.
   Зазвучала грустная песня. Девушка пела резко, с надрывом и чуть  не
плача.
   -- Я приду к тебе на помощь.
   -- Я с тобой, пока ты дышишь...
   - А вы считаете, что любви нет? - пьяно спросил Коурис. -  Но  ведь
поют же в песнях!..
   - О, брат! Хватил! - засмеялся Закир, подставляя Густаву свои рюмки
поближе. - Как тебе это лучше обьяснить. Когда мужчина поет о любви  к
женщине, ты понимаешь что  тут  имеют  ввиду  совсем  не  тех  женщин,
которые повседневно встречаются тебе на  улице  и  на  работе,  а  про
какую-то особенную, отличную ото всех.. Так и песни женщин про  мужчин
- там совсем не про нас с тобой, и даже близко нет ничего  подобного..
Так что, если слышишь где-то в песне - Give me love! - не  обольщайся,
это не про тебя,.. это не тебе поют.
   Мужчины с трудом подняли рюмки  над  столом.  Сергей  поддержал  их
кефиром. Залпом выпили.
   - Да, - с трудом ворочая языком проговорил  Густав,  поставив  свою
рюмку и забыв закусить. - Если захотеть, всегда можно сделать так, что
любая женщина окажется у ваших ног.  Главное  -  точно  попасть  ей  в
челюсть.
   - Мы вообще-то не про это...  -  сказал  Закир,  снова  внимательно
посмотрев на Густава и протягивая ему свой свитер. - На,  подложи  под
голову. Отдохни пока... Мы скоро закончим. - Он посмотрел на Сергея. -
Не обращайте на нас внимания, у нас тут долгий разговор...
   Сергей вяло пошевелил пальцами - мол, все понятно,  посматривая  на
вторую  банку  йогурта  -  организм   категорически   ее   отказывался
принимать.
   - Когда  ты  смотришь  на  девушку,  -  продолжил   Закир,   грудью
навалившись на стол и хрустя печеньем, - и она понимает, что  нравится
тебе, но ты не можешь к ней подойти - она не думает  о  том,  что  это
тебе трудно, что ты в  чем-то  сомневаешься,  что  тебе  в  этом  надо
помочь... А думает, что ты слюнтяй,  раз  не  можешь  это  сделать,  и
совсем не тот человек, который ей нужен.
   Коурис слабо кивнул.
   - Главное -  это  произвести  на  нее  первое  впечатление.  А  оно
базируется на каких-то их внутренних желаниях, ассоциациях  или  опять
же внутренних ее представлениях, и подчас бывает самым  неожиданным  -
какой-то ваш жест, фраза, что-то подобное прочитанное ею в  книге  или
увиденное в кино, которое ее сильно захватило, заставив  сопереживать,
или даже просто начищенные ботинки... Приблизительно  по  таким,  даже
самой ей неведомым параметрам девушка делает свой выбор. А  когда  она
его сделает, то тут уж она старается в своем избраннике увидеть только
положительные черты и прощает те  отрицательные,  которые  бы  она  не
простила при первоначальном выборе. Так что часто так  бывает  -  идет
красивая хорошая женщина с каким-то сморчком. И удивляешься  -  почему
это так?
   - Да, - искренне согласился Коурис.
   - А просто в какой-то момент он, возможно, сам того не зная, сказал
или  сделал  что-то  такое,   что   соответствовало   ее   внутреннему
представлению.
   Коурис снова пьяно кивнул, уронив голову  на  грудь,  но  снова  ее
подняв  волевым  усилием  молодого  и  еще  ни  чем  не   разрушенного
организма.
   - Главное, это подход... - говорил  Закир,  не  делая  пауз,  пьяно
глядя в еще более пьяные глаза юноши. - Можно  быть  очень  прекрасным
человеком, но если волею судеб  -  например  по  работе  целыми  днями
должен оставаться вдвоем с девушкой наедине - и видеть ее каждый  день
и к тому же без свидетелей, ты сразу приступишь к активным действиям -
начнешь обнимать, целовать - тогда она  возненавидит  тебя  и  ты  уже
ничего не сможешь сделать. А если ты подонок, и  в  этой  ситуации  ты
покупаешь цветы, шампанское, шоколад и т. д. и  устраиваешь  небольшой
пикничок на рабочем месте без всяких намеков и движений руками.. Тутто
ты можешь завоевать ее сердце и потом  она  будет  долго  терпеть  или
прощать всю твою подонкость..
   Закир  немного  помолчал.  Казалось,  он  трезвел  на   глазах   от
собственной лекции.
   - Ведь одна и та же фраза в одних и тех же ситуациях воспринимается
по разному, - продолжил он более уверенным голосом. -  Например  -  ты
танцуешь наедине с очаровательной женщиной. Наклоняешься,  или,  даже,
допустим, приподнимаешься на цыпочки, и спрашиваешь на ушко - Можно  я
вас поцелую? - Если она уже решила для себя, что переспит  с  тобой  -
этот вопрос ее рассмешит и еще больше расположит тебя к  ней.  А  если
она еще ничего не решила и ждет от  тебя  каких-либо  действий,  чтобы
потом только решить как ей вести - этот  вопрос  скорее  всего  слегка
оттолкнет, так как охарактеризует тебя  как  человека  неспособного  к
каким-либо самостоятельным решительным действиям, предпочитающим часть
активности перекладывать на свою партнершу. Чего женщины в большинстве
своем все-таки не любят. А любят они ничем не забивать голову никакими
проблемами, и иметь такого  мужчину  который  бы  все  решал  за  них,
обеспечивая их материально...
   Закир замолчал, обведя более  трезвым  взглядом  аудиторию.  Сергей
допивал кефир, борясь между жаждой и отвращением к еде.  Густав  мирно
дремал на руках. Один только Коурис,  покачиваясь  на  стуле  старался
держать себя на уровне.
   - Понятно, о чем я говорю? - спросил Закир юношу.
   Тот тяжело кивнул свободно болтающейся головой.
   Некоторое время Закир критически оценивал состояние Коуриса,  зная,
что Сергею эта лекция абсолютно безразлична. Решив, наверное, что  тот
еще способен что-то понимать, Закир продолжил.
   - Когда любишь девушку, подошел к ней на танцах,  после  того,  как
она только что закончила танцевать  с  другим.  Спросил  -  Можно  вас
пригласить? - А она - Не хочу. - Как тогда себя поведешь?  Естественно
- растеряешься, смутишься, обидишься. Правильно? Отойдешь как  побитая
собака. И вечер считай испорчен. Да и ее мнение о тебе мягко выражаясь
будет не очень... если  она  вообще  тебя  запомнит.  А  когда  к  ней
равнодушен? Да никаких проблем. Ее отказ тебя даже и не заденет. -  Не
хочешь? Ну и не надо. Я тогда сам.. - Возьмешь ее на руки, выйдешь  на
середину зала... Глядишь, и отложился в ее памяти надолго... И вообще,
есть очень хорошее правило - Лучше ненависть, чем равнодушие.
   - Этот номер не всегда может пройти, - проговорил Оэций, не в силах
достать сигарету из пачки и поэтому высыпав их все на стол.
   - Ты пойми, - стал убеждать его Закир. - На самом деле можно увлечь
любую женщину, надо только забыть про всех остальных,  сосредоточиться
только на одном обьекте и постоянно думать только о ней,  и  рано  или
поздно ключик к ней сам по себе подберется, или хотя бы  вознаградится
твоя настойчивость как признак действительно сильного чувства. Так что
попробуй сначала это. Вот кто тебе нравиться?
   Коурис что-то тихо сказал ему на ухо.
   - Э-э, брат! Ну ты и выбрал, - искренне  возмутился  Закир,  слегка
покосившись на Сергея. - Не советую.  -  Он  немного  помолчал.  -  От
любви, как и от насморка, нет лекарства, - сказал  Закир  серьезно.  -
Надо только подождать - само пройдет... Может быть...
   Он откинулся на стуле и оглядел зал.
   - А вообще жизнь - это  такая  тоска!  -  вдруг  неожиданно  сказал
Закир. - Все время только и ждешь прихода смерти...
   Коурис неопределенно пожал плечами.
   - А что же ты тогда сейчас один? - спросил он. - Без женщины?
   - Э-э, - протянул тот. - Эту искру, которая время от времени  вдруг
связывает мужчину и женщину, я столько раз ловил за этот вечер, что  я
давно уже мог...
   - И что же ты?
   - Тогда  бы  пришлось  покинуть  веселье,  искать   уединения,   и,
фактически, все оставшееся время или большую его часть провести только
вдвоем,  вдали  от  веселья,  в  сплошном  однообразии.  А   это   так
утомительно!
   - Если ты так  хорошо  в  них  разбираешься,  -  вдруг  скептически
заметил Коурис. - Показал бы  свое  мастерство.  Праздник  ведь  скоро
кончится.
   - Знаешь, - нетвердо ответил Закир. - Интересен только сам  процесс
первой стадии. А когда женщина начинает раздеваться -  мне  становится
скучно и неинтересно. В постели они все такие одинаковые.
   - Но и все же? Вон например, та, что в углу...
   (Девушка только что вошла, взяла коктейль, сигареты и села в угол в
тени).
   Сергею самому стало интересно и он украдкой обернулся.  Закир  тоже
посмотрел в ту сторону. Некоторое время внимательно изучал девушку.
   - Ну и что? - сказал он вяло. - Здесь вполне подходит фраза типа  -
Можно с вами познакомиться? -  Главное,  каким  тоном  она  говорится,
какое выражение твоих глаз, и каков ее текущий настрой. Нет настроя  -
и любая умная фраза прозвучит коряво и глупо. А есть настрой  и  любая
глупость прозвучит для нее интересной и оригинальной фразой.
   Он встал, слегка покачиваясь.
   - Сто процентов конечно не гарантирую,  -  не  понятно  что  у  нее
сейчас в душе твориться, но предположить можно.
   И Закир подошел к столику в углу, преображаясь на ходу. Твердо  без
качаний, остановился  возле  девушки.  Чуть  склонился,  сделав  свое,
только что пьяное лицо, приятным и серьезно-вежливым.  Что-то  сказал,
мягко  улыбнувшись.  Девушка  подняла  голову.  Они  некоторое   время
смотрели в глаза друг другу, причем его глаза становились все  честнее
и честнее. Потом она кивнула. Закир сел, а Сергей  ушел,  забрав  свой
пакет.

   Когда поднялся в номер, Лана уже  встала  и  навела  порядок.  Сухо
ткнулись друг другу в губы. Время было уже к посадке и  они  принялись
собирать свои вещи, переговариваясь мало и односложно,  оба  испытывая
при этом неловкость.
   Перед отправлением как обычно оказалось, что  у  суперкаров  народу
собралось меньше чем было. Не хватало тридцати  двух  человек.  Толпой
отправились на поиски. Большинство найденных спало у себя  в  номерах,
часть спала в чужих, остальные спали где  попало  -  в  бильярдной  на
столах,  в  праздничном  зале  за  растениями,  в   укромных   уголках
переходов, одного - самого последнего - нашли на улице, благо не успел
окончательно замерзнуть.
   Наконец все были в сборе и с опозданием на полтора часа погрузились
в  машины.  Лана  села  рядом  с  Сергеем,  молча,  как   само   собой
разумеющееся.
   - Хорошо быть начальником, согласитесь.. - заметил  перед  отьездом
Коурис с плохо скрытой горечью.
   - Наверное, - неопределенно ответил Сергей,  подумав  про  себя,  -
"Еще и ревности твоей мне не хватало. То-то ты там на корабле вел себя
так странно. "
   По приезду Сергей проводил Лану до общежития, с  отсутствием  какой
бы то ни было мысли остаться у нее или пригласить  к  себе.  Она  тоже
чувствовала себя окончательно разбитой и не стала  приглашать  его  на
чашку кофе. Обоим требовалось переварить  случившееся  в  одиночестве,
испытывая начальную легкую усталость с непривычки друг от друга.
   Полностью разбитый вернулся он домой и, отказавшись от ужина, сразу
же,  без  вежливых  разговоров  с  хозяйкой,  которой  очень  хотелось
поделиться с ним, как ее дети отпраздновали Новый год, прошел к  себе,
разделся и мгновенно уснул, плотно закутавшись теплым одеялом.

   --------------------------------------------------

                               Глава 6.


   - Господин  инспектор,  как  прошел  праздник?  -  спросила   утром
хозяйка, подавая гренки на завтрак.
   - Спасибо, хорошо. А как у вас?
   - У нас тоже все замечательно,  -  ответила  она,  бережно  наливая
молоко в кружку. - Элора предложила отпраздновать  у  нее,  но  мы  со
стариком решили, что лучше всетаки в родном доме. Знаете, стены как-то
теплее и ближе.
   Сергей вежливо кивнул, отправляя в рот первый кусочек.
   - Были и Вадим с семьей - кстати, он наконец-то получил лицензию.
   - Поздравляю, - второй кусочек отправился вслед за первым.
   - Да,  -  продолжила  хозяйка.  -  Юний  читал   стихотворения   за
вознаграждение, вместе с Терцием пели песенки. Потом они устроили  для
взрослых конкурсы на всякие головоломки, награждая  призами  из  своих
старых  игрушек.  Элора  побеждала  чаще  всех!,  выиграв  3   розовых
солдатика, одного зеленого, 2 шарика  и  2  конфетки.  А  потом  после
двенадцати детей уложили спать и  устроили  такие  грандиозные  танцы!
Даже меня вытянули! - сто лет не танцевала.
   - Да вы совсем еще не старые, - пробормотал Сергей, кивая с  полным
ртом.
   - Элора  была  особенно  красива,  -  с  внутренним  восхищением  и
гордостью продолжала женщина.  -  На  ней  было  такое  очаровательное
вечернее платье с  росписью  и  глубоким  вырезом,  и  такие  красивые
туфельки на высоченных шпильках..
   - Вы так хорошо рассказываете, -  не  удержался  Сергей,  внутренне
представляя себе Элору, и как она может  быть  хороша,  -  что  я  уже
начинаю жалеть, что не видел всего этого.
   - О-о,  -  протянула  хозяйка,  явно  польщенная  вниманием  своего
постояльца. - Это легко исправить. Я вам покажу фотографии, как только
они будут готовы.
   - Ловлю вас на слове, - сказал Сергей, убирая салфетку и вставая. -
Спасибо за завтрак. Гренки сегодня были особенно вкусны.
   - Вы как всегда льстите, - довольно улыбнулась она.

   Сергей, дождавшись своего маршрута, сел в  свой  привычный  седьмой
вагон и уткнулся в окно. Неужели все вчерашнее было на самом  деле?  -
как-то вяло подумал он. Все это больше похоже на сон. Лана... Элора...
Впрочем, это только для меня Элора - родной и близкий человек,  а  для
нее я чужой и к тому же совершенно  неприятный  тип.  И  с  Ланой  все
совершенно непонятно. Кто я для нее, и кто она для меня? Полная каша в
голове. Уехать бы  куда-нибудь  подальше  на  недельку,  спокойно  все
обдумать,  разобраться...  Так  не  дадут  же..  Вот,  кстати,  и   ее
остановка. Хорошо бы было, если бы она меня  ждала.  А  действительно,
если сейчас увижу ее, значит это судьба.
   И Сергей пристально и нервно, с усилившимся стуком в  висках,  стал
всматриваться в медленно проплывающих за окном пассажиров, нетерпеливо
стоявших на перроне в ожидании полной остановки состава.
   Лана стояла на том же самом месте, что и  вчера,  в  том  же  самом
поношенном светлом пальто и, не  подавая  виду,  украдкой  осматривала
окна вагонов.
   Сергей, невероятно обрадовавшись, помахал ей рукой и  для  верности
постучал пальцами по стеклу.
   Девушка увидела, радостно вспыхнула,  вбежав  в  вагон.  Он  быстро
привстал, обнял ее с особой нежностью, поцеловал в губы.  Она  несмело
ответила. Сергей предложил ей свое место, но она отказалась. Так они и
ехали всю дорогу, тесно прижавшись друг к другу.

   Отдел встретил их шумными приветственными криками, один только юный
Коурис хмуро посмотрел на Лану и снова уткнулся в бумаги.
   Сергей, весело помахав всем, прошел в свой  кабинет,  снял  куртку,
меховую шапку, старательно стряхнув налипший снег.  Убрал  все  это  в
стенной шкаф. Заметил красный огонек на селекторном  пульте  -  значит
его уже искали. Странно, подумал он, обычно после праздников до  обеда
никакой жизни в управлении, все ходят по этажам  хмурые  и  тяжелые  с
похмелья, и только и ждут окончания рабочего дня. Сергей в приподнятом
настроении включил видеофон.
   - Доброе утро, лапочка, - поздоровался он с секретаршей Рейнольдса.
- Как праздник? Как спалось?
   - О, Серж, приветик, - весело ответила Дениза Рени с экрана.  -  Не
покинул бы нас так рано, не спрашивал бы. А  про  сон,..  -  наверное,
тебе больше есть что рассказать?
   - Какие у тебя интересные намеки..
   - Ну, ты же знаешь, в нашем управлении ничего нельзя скрыть.
   - Да, - согласился он. - Есть у него такое свойство. Впрочем, я  не
об этом. Кому я понадобился в такую рань?
   - Ну вот.. -  притворно  разочарованно  протянула  девушка.  -  Так
всегда. Только что-то завязалось в разговоре, и уже о делах.
   - У нас все еще впереди, - улыбнулся  он  в  экран  дисплея.  -  Не
последний день живем.
   - Вы мужики всегда так говорите, - отпарировала девушка. - Впрочем,
не буду тебя отвлекать,  -  закончила  она  затянувшийся  традиционный
треп. - Сам шеф зачемто тебя искал.
   - Плохое начало для такого светлого дня, - протянул Сергей. - Он  у
себя?
   - Да, - Дениза уже сменила равнодушно-игривый  тон  на  деловой.  -
Соединить?
   - Нет, не надо. Лучше я сам зайду.

   - Закрой дверь, разговор будет долгим, -  сказал  Рейнольдс  вместо
приветствия и включил антиподслушивающее устройство.
   Сергей щелкнул  дверной  задвижкой  и  сел  в  кресло,  готовясь  к
неприятностям.
   Между тем  шеф  достал  из  сейфа  папку,  положил  ее  на  стол  и
внимательно посмотрел на Сергея.
   - По твоему лицу вижу, что ты понял - ничего хорошего тебя не ждет.
   Сергей промолчал.
   - Тебе предлагается следующее задание.
   Сергей мысленно оценил толщину папки -  тонкая,  значит  информации
минимум и придется все делать самому и в слепую.
   - С чего начнем? - поинтересовался шеф.
   - С середины, - пожал он плечами.
   - Хорошо, - кивнул головой Рейнольдс и раскрыл  обложку.  -  Значит
так - операцию "Подземка" временно передашь Густаву, - начал он.  -  А
сам  поедешь  в  15   округ   вместе   с   делегацией,   возглавляемой
премьер-министром - в  рамках  долгосрочных  переговоров  и  вариантов
длительного сотрудничества, в составе группы космических  исследований
- у  них  там  по  плану  фигурируют  разработки  каких-то  совместных
проектов. Заявку на твое участие в работе группы мы уже подали. Вместе
с тобой едет Лана Ольховская. Кстати, я слышал, у вас там с ней что-то
намечалось? - спросил он, пытливо глядя на Сергея.
   - Да так, - смутился Сергей. - Пока ничего серьезного.
   - Ну-ну, - протянул Рейнольдс. - Смотри сам. Не  провались.  Она  -
твое прикрытие. Кстати, ее кандидатуру  в  отделе  иностранных  дел  я
пробил с трудом. Ну а тебе ими же предлагаются  несколько  официальных
должностей - выбирай любую. - Рейнольдс  кинул  Сергею  список.  Бегло
просмотрев, Сергей, внутренне усмехнулся  -  все  должности  исключали
какие-либо возможности непосредственного общения со  специалистами  из
противоположного лагеря - боятся,  что  быстро  раскусят,  что  он  не
ученый. Немного подумав, он остановился на  советнике  при  начальнике
космических исследований по внеземным поселениям, в  частности  Лунный
городок ученых и будущая база на Марсе.
   - Твоя задача - поиски Суперкомпьютера. Там, наверху, все сильнее и
сильнее хотят, чтобы эта легенда стала былью. Все больше и больше  лиц
заинтересованы в том, чтобы ее задействовать для контроля над округом.
А  где  этот  мозг  гигантской  суперсети  тоталитарных  времен  может
базироваться - до сих пор неизвестно, в каких  из  множества  округов,
образовавшихся после распада Великой Державы. - Он  немного  помолчал,
переводя дыхание. - Служба Цетега в курсе, - закончил он.
   - Зачем такие сложности? - не удержался  Сергей.  -  Можно  ведь  и
просто туристами. Сейчас это без проблем.
   Шеф внимательно посмотрел на своего подчиненного.
   - Что-то ты сегодня нетерпелив, - заметил он. - Если бы дослушал до
конца, узнал бы, что тут есть одна особенность  -  в  резиденции,  где
планируется разместить делегацию - а это закрытый и хорошо  охраняемый
особняк  на  327  уровне  -  работает  один  человек,   который,   как
предполагается, может сильно помочь в этом вопросе, и к которому у нас
недавно появился подход.
   Рейнольдс перекинул ему папку. - Впрочем, все это  найдешь  внутри.
Внимательно  изучи  материалы.  После  обеда   жду   с   вопросами   и
предложениями. И учти, что приступаешь завтра вечером.
   - Почему такая спешка? - искренне удивился Сергей. - Времени совсем
не остается для качественной подготовки.
   - Это все спущено  сверху,  -  поморщился  Рейнольдс.  -  И  только
сегодня утром. А во-вторых, ты профессионал, и роль у тебя не такая уж
сложная. Должен справиться.

   Зайдя в свой отдел, он первым делом  столкнулся  глазами  с  Ланой.
Девушка о чемто весело разговаривала с Аллой, заметив Сергея, радостно
улыбнулась ему одними глазами,  после  чего  ее  разговор  стал  более
оживленным.
   Сергей присел  за  стол  Ники,  архивирую  конфигурацию  системы  -
наученный горьким  опытом  он  знал,  что  пока  будет  отсутствовать,
девушка что-нибудь обязательно сломает, - и попутно отмечая про  себя,
что Лана стала чаще и сексуальней  улыбаться,  глазки  ярче  блестеть,
движения тела более раскованны и гибки, стала чаще поправлять  волосы,
откидывая их за спину. А вдруг это все не  из-за  меня?  -  неожиданно
подумал он в легкой тревоге.

   - Кстати, кто смотрел вчерашний матч? - спросил Густав.
   - А кто с кем? - поинтересовалась Ники.
   - Наши с восьмым за выход в одну тридцать вторую, - ответил  Закир,
ослабляя от жары узел на галстуке.
   - Это футбол что ли?
   - Да, он самый. Ты такие передачи не смотришь.
   - И как съиграли?
   - Продули как всегда, - недовольно  пробурчал  Закир,  обращаясь  к
мужской половине отдела. - Левый край вообще не  дышит.  А  концовка?!
Каждый бегает вроде бы и из последних сил, за любым мячом... Но,  зато
каждый сам по себе, никакой командной игры..
   - А что вы  хотите?  -  осторожно  вступился  за  своих  Коурис.  -
Все-таки основные игроки уехали за рубеж.
   - Ну а командность  то  в  действиях  должна  остаться!  Кстати,  -
обернулся Густав ко всем. - Если кто  ночью  смотрел  игру  молодежных
сборных - счет не сообщайте. Я уже пива купил на вечер. Буду  смотреть
в записи. Они вроде получше стариков играют.
   Закир согласно кивнул, остановившись за спиной Аллы и глянув  через
ее плечо на монитор, где девушка высветила текущие биржевые сводки.
   - И как у нас сегодня с курсом рубля? - буднично спросил он.
   - Опять упал. На 25 пунктов.
   - Пока терпимо, -  отозвался  со  своего  места  Густав,  аккуратно
повесив пиджак на спинку стула. - Но не плохо бы было прицепить к нему
зарплату и индексировать ее, - хотя бы с месячным опозданием.
   - Министрам себе платить денег не хватает  в  бюджете  -  постоянно
занимают за границей. А  ты  хочешь  что  бы  они  еще  и  из-за  тебя
страдали.
   - Закир, -  недовольно  заметил  Густав  понизив  голос,  при  этом
осторожно оглянувшись в сторону Сергея.  -  Сам  же  знаешь,  что  нас
слушают. Так какого черта шефа подставляешь? Ему же попадет  в  первую
очередь..
   - Да я это из вчерашней передачи взял,  -  чуть  растерянно  сказал
Закир. - На 38 канале. Там  они  спокойно  критикуют  всех  подряд.  И
ничего...
   - А может, они тоже работают на второе управление?
   - Да бросьте вы! - не на шутку встревожившись, проговорил Закир.  -
Сейчас таких фраз так много по  конторе,  что  и  за  год  ребятам  из
второго не управиться. К  тому  же  -  скоро  выборы.  Вдруг  верхушка
смениться? Тогда я как бы и молодец..
   Все засмеялись, разряжая обстановку.

   - А что  у  вас  так  жарко?  -  закончив  работу  спросил  Сергей,
поднимаясь из-за стола  и  только  сейчас  почувствовав  дискомфорт  и
расстегивая верхнюю пуговицу.
   - Да кондишен сломался. Обещали после  обеда  починить,  -  ответил
Закир, вытирая носовым платком пот у висков.
   - У меня сейчас мозги закипят, - сказала Алла устало,  обмахиваясь,
словно веером, свежей распечаткой.
   - А ты поставь себе  золотую  спираль,  как  у  электрочайников,  -
ляпнул Закир не подумав (наверное, тоже от жары).
   - Чтобы накипь не образовывалась? - меланхолично  спросила  Алла  и
тут медленно до всех и до них в том числе  дошел  скрытый  смысл  этих
фраз.
   Группа смеялась минут десять-пятнадцать. Сергей тоже не  сдержался,
особенно, когда заметил как вдруг по-детски смутилась Лана.
   - Ну вот, - тихо заметил Сергей, обращаясь к Густаву.  -  Теперь  в
нашем отделе нашли синоним слову беременность.
   - Да, - также тихо согласился тот. - Накипь - тоже неплохо  звучит.
И главное - со смыслом...
   - Ладно, - сказал Закир, просмеявшись, вставая и роясь по карманам.
- Пойдемте перекурим это дело.
   Курящая половина отдела дружненько встала  гремя  стульями,  в  том
числе и Лана, и Сергей с легким неудовольствием посмотрел ей в след.
   - Народ, капля никотина  убивает  лошадь,  -  лениво  подала  голос
секретарша Рейнольдса, зашедшая за какими-то бумагами.
   - А суслика разрывает на мелкие кусочки, - сурово  закончил  Густав
выходя.

   Сергей под стать Оэцию, хмуро заперся у себя в кабинете,  разбросав
по столу листки и голографические пластинки из папки.
   Одна радость, невесело подумал он, наконец-то хоть какой-то сдвиг в
поисках этого чертового СК.
   Он долго изучал материалы, перечитывая немногочисленные строчки  по
несколько раз и тщательно рассматривая голографические снимки.
   А причем тут Лана? - вдруг мелькнуло  у  него  в  голове.  Что  тут
прикрывать? Здесь и одному-то делать нечего. Впрочем, ладно,  не  буду
пока ломать голову. Вдруг это просто обкатка? Разберусь на месте. И он
снова взял в руки две последние страницы.
   Итак,  что  тут  у  нас  по  космическому  проекту   -   совместные
исследования - 1) снимки в лучах поверхности территории 15  округа  (у
них на спутниках нет такого оборудования), 2) стыковка в одну целую их
станций, 3)  обустройство  лунного  городка  (нашего)  -  их  техника,
деньги, материалы, и прилет специалистов, 4) полет  на  Марс  с  целью
построения долгосрочной базы. Ну, протянул он про себя, тут-то  я  как
раз и смог бы многое что подсказать. Хотя это  и  опасно  -  выделюсь,
начну обращать на себя внимание. А засветка равносильна провалу.
   Так, а что по контактному  обьекту?  Наркотики,  показания,  снимки
передачи.  Ну  что  ж,   это   уже   неплохо.   Значит,   он   у   нас
секретарь-распорядитель...

   После обеда Сергей соединился с шефом.
   - Изучил я все бумажки, - доложил он.
   - И что неясного?
   - Вопроса только два. Первый - сколько  дней  планируется  все  это
мероприятие. И второй - что обо мне знают в космической группе, и  как
они к этому относятся?
   Рейнольдс кивнул.
   - На  сколько  я  знаю,  в  планах   -   день-два.   Это   все   же
предварительные переговоры, так  сказать,  только  наметки  совместных
глобальных дел. Ну а в  группе  вы  поданы  как  секретчики  -  группа
большая, поэтому вас и двое - будете якобы следить за тем, чтобы  наши
секреты не уплыли за границу и никого из наших ученых  не  переманили.
Эта должность сохранилась  еще  со  старых  времен,  так  что  никаких
подозрений, в том числе и со стороны служб контрразведки 15  округа  -
наверняка они по своим каналам наведут справки  обо  всех  участниках,
так что возможность утечки очень вероятна. Истинную  твою  цель  знает
только начальник охраны  Цетега.  Впрочем,  его  лучше  ни  о  чем  не
просить, действовать по возможности самому. Напарницу  в  свои  задачи
тоже не посвящать и не привлекать.
   - Все ясно, - кивнул Сергей, отключаясь и вызывая к себе Лану.
   Девушка все также почтительно вошла в  его  кабинет,  словно  между
ними ничего не было, и все также, как ученица, села в кресло напротив.
   - Нам с тобой дали задание, - начал  он,  внимательно  глядя  ей  в
глаза,  -  сьездить  в  15  округ  с  научной  делегацией  в  качестве
секретчиков...
   Глаза девушки радостно вспыхнули - всю  жизнь  прожила  на  окраине
округа, в центре совсем недавно, и вот на тебе - поездка за границу, и
куда? - в один из самых развитых округов.
   - Так что давай готовься, получай командировочные, свои пропуска  и
документы. Встречаемся завтра на центральном вокзале у таможни.
   Девушка неуверенно приподнялась.
   - Лана,  -  вдруг  позвал  он  сухим  голосом.  Она  обернулась.  -
Задержись после работы. Хорошо?
   - Хорошо, - чуть слышно ответила она, снова вспыхнув лицом, но  уже
по другой причине.

   После того, как Сергей сообщил всем  подчиненным  о  своей  и  Ланы
командировке и официально передал все  текущие  дела  Густаву,  отдел,
после небольшой паузы, взорвался, всячески обсуждая это событие.
   - Везет же, - с завистью произнес Закир. - Кто-то едет за  границу,
у кого-то рождественские каникулы на две недели, и только у нас  одних
всего лишь день отдыха.
   - Ну во-первых не только у нас, а во-вторых  -  работа  такая.  Что
поделаешь. Не нравится - увольняйся.
   Все весело засмеялись этой шутке.
   - Ну  хоть  какую-нибудь  компенсацию!  -  шутливо   и   театрально
воскликнул Закир. - За годы, бесцельно проведенные у видеофона!
   Обсудили и эту его фразу.
   - Кстати? - спросил он, потирая руки. - Мужики, чай забодяжили?
   - Да, - кивнул Густав, покосившись на индикатор на чайнике.
   - Замечательно.  Шеф,  присоединяйтесь.  Девчонки  купили  классное
печенье..
   Сергей остался вместе со всеми,  получив  из  рук  Алла  чашечку  с
горячим чаем.
   - Вам с сахаром? - вежливо спросила она.
   - Да, две ложечки.
   Девушка, грациозно наклонившись, достала  из  нижнего  ящика  стола
баночку с сахаром, осторожно насыпала две ложки  с  горкой,  аккуратно
размешала.
   - Спасибо, - кивнул Сергей.
   На видеофоне Густава пропел сигнал вызова.
   - Кстати, на эту тему есть хороший анекдот-загадка, - бодро  сказал
Закир, пока Густав  лениво  переключал  канал  связи  на  более  узкую
настройку. - Что такое - Ту ти ту ту ту? Не знаете?
   Все отрицательно покачали головой, ожидая оригинального ответа.
   - Это русские туристы заказывают два чая в комнату 222.
   Поначалу  усмехнулись  только  Сергей  и  Густав,   потом   к   ним
присоединилась  и  Алла,  знающая  английский  язык,  а  потом  и  все
остальные посмеялись, причем специально для  Ники  Закир  обьяснил  ей
индивидуально более подробно, в чем тут суть.
   - Не представляю, - проговорила Алла, чуть потянувшись и  продолжая
свой женский разговор про моду за границей. - Как это - не  краситься,
не гладить  одежду  и  ходить  по  магазинам  в  домашних  тапочках...
Одеваются во что им удобно, наплевав на окружающих...
   - Это ты про 15 округ что ли? - переспросила  Ники,  отвлекшись  от
разговора с  Закиром.  -  Шеф  сьездит,  увидит  все  своими  глазами,
расскажет, снимки привезет... Точно  будем  знать  -  правда  это  или
сказки завистников. И вообще - у них там совсем другая  жизнь,  другие
проблемы. Нам их не понять.

   Весь  остаток  рабочего  дня  прошел  в   сплошных   разговорах   и
всевозможных пожеланиях и советах Лане, которая так и не смогла скрыть
своего радостного смущения.
   Сергей кое-как дождался восемнадцати часов, отвечая невпопад и не в
силах  усидеть  на  одном  месте.  Наконец   народ   стал   потихоньку
рассасываться по домам.
   - Шеф, вас подождать?  -  спросил  Закир,  доставая  из  под  стола
спортивную сумку, подозрительно позвякивающую чем-то стеклянным.
   - Да нет. Я задержусь немного, - ответил Сергей, старательно отводя
глаза.
   - А в спортзал хоть идете?
   - Тоже как-то не получается.
   Закир кивнул и ушел, а Сергей, чтобы  избежать  лишних  расспросов,
закрылся у себя в кабинете.
   Просидев для верности еще десять минут, он вышел, боясь, что  вдруг
Лана всетаки ушла вместе со всеми?
   Девушка стояла одна в полутемном зале у окна и смотрела  на  ночное
небо и на падающие снежинки, красиво переливающиеся в  свете  фонарей.
Он потихоньку подошел сзади. Девушка не обернулась. Волнуясь,  положил
ей руки на талию и она вдруг с тихим вздохом  чуть  откинулась  назад,
несмело прижимаясь спиной к Сергею и слегка развернув голову,  закрыла
глаза, ища его губы своими губами.
   - Сережа,  -  прошептала  она  в  слабой  попытке  отстраниться   и
придерживая наполовину расстегнутые пуговицы платья.
   - Что? - переспросил он, чуть отстраняясь.
   Но она ничего не отвечала.
   Он снова прильнул к ее горячим губам, быстрыми  движениями  пальцев
поднимая платье.
   - Сережа, - опять слабо прошептала она, пытаясь удержать платье  на
себе, что, впрочем, у нее не получилось. - Не надо...
   Но он уже ничего не слышал, быстро и решительно смахнув все вещи со
стола Аллы. Вскоре руки Ланы все крепче впивались в плечи Сергея и  ее
разгоряченное молодое тело все сильнее прижималось к нему,  и  он  сам
уже перестал что-либо  воспринимать  или  слышать,  опьянев  от  этого
сильнейшего порыва.
   Линейки, ручки, листки  бумаги  -  все  смешалось  в  единую  кучу,
завертелось по комнате, теряя свои очертания, и вскоре  и  комната,  и
здание, и вся планета растворились в гигантском омуте, имя которому  -
необъяснимое наслаждение.

   --------------------------------------------------

                               Глава 7.


   У  дверей  женского  общежития  Сергей  замедлил  шаг,  лихорадочно
соображая, как лучше попрощаться с Ланой, но ничего  умного  в  голову
ему не приходило. Девушка шла молча, аккуратно взяв его  под  руку.  У
самой лестницы он остановился, а она поднялась  на  пару  ступенек,  и
только после  этого  развернулась  вполоборота.  Неуклюже  все  как-то
получается, с досадой на себя подумал  Сергей,  поцеловать  бы  ее  на
прощанье, сказать что-нибудь такое, от чего бы она уснула с  приятными
мыслями и нежностью в сердце.
   - До свидания, -  сказала  она  медленно  поднявшись  еще  на  одну
ступеньку. - Спасибо, что проводили.
   - До завтра, - сказал Сергей, оставаясь стоять на месте и решив что
глупо наверное бросаться к ней вверх и целовать ее на прощанье... Да и
нужных к случаю слов он так и не придумал, и из души ничего не шло.
   - Приятных сновидений, - кивнула  она  и  скрылась  за  обшарпанной
дверью.
   Сергей  постоял  еще  немного,  потом   неуверенно   развернувшись,
медленно пошел к ближайшей остановке.
   - Эй, мужик, - донеслось из темноты. - Закурить не будет?
   - Не курю, - ответил он не останавливаясь.
   - А что ты нам грубишь? - снова раздался пьяный голос. - Совсем нюх
потерял? Стой, кому говорят.
   Сергей, продолжая идти, мысленно пробежался по карманам - как назло
ничего железного или весомого с собой не было. Как не  к  стати,  -  с
досадой подумал он, подчеркнуто небрежной походкой стремясь  дойти  до
узкого перехода, - там в тесноте ему будет полегче, - еще чего доброго
умудрятся поставить  синяк  под  глазом  -  все,  считай  плакала  моя
командировка, пошлют кого-нибудь другого - как тогда ловить след этого
Суперкомпьютера?..
   - Да брось ты, - раздался другой, менее пьяный голос. - Черт с ним.
Не отвлекайся. Нас там водка ждет, девочки...
   Сергей обернулся, притормаживая. Из темноты вышли двое и  нетрезвой
походкой направились в сторону Голубого Дуная. Всего двое, подумал  он
с некоторым сомнением, да к тому же пьяные. Это облегчает дело.
   - Ну что уставился? - снова раздался голос первого задиры. -  Морду
давно не били?
   Сергей остался стоять, прикидывая, стоит отвечать или нет. С  одной
стороны  оскорбления  спускать  нельзя,  а  с  другой  -  то  же  надо
различать, на какие отвечать, а на какие и не стоит обращать внимания.
   - Мужик, иди своей дорогой, - миролюбиво сказал  второй,  удерживая
за руку своего разгоряченного товарища. - Не пялься.
   Да, действительно, подумал Сергей разворачиваясь, я  не  Макаренко,
всех не исправлю. Да и от-того, что врежу им, они добрее не  станут  и
не перестанут приставать к одиноким прохожим и  не  начнут  вежливо  с
ними раскланиваться.

   Бесшумно закрылись двери вагона за  спиной  и  поезд  ушел.  Сергей
постоял немного, оглядывая пустой перрон, потом неспеша пошел домой от
остановки, вдыхая  ночной  воздух  и  наслаждаясь  похрустывающим  под
ногами свежевыпавшим снегом.  Ему  всегда  нравились  такие  прогулки,
идешь один, тихо, никого рядом нет, никто не отвлекает, можно спокойно
собраться  с  мыслями,  подумать  неторопливо  о  чем-нибудь  хорошем,
приятном. В такие вот минуты, как правило, все плохие эмоции, успевшие
накопиться за день, сами собой куда-то улетучивались.
   Да,.. Лана, думал он, нас с тобой явно пытаются втянуть в  какую-то
историю. Впрочем, она, как мой секретарь, будет жить  поблизости,  так
что, скорее всего, время, проведенное в 15, будет нашим, что-то  вроде
круиза, выигранного в лотерее "Любовь с первого взгляда".
   Сергей усмехнулся, а может, действительно, плюнуть на все, жениться
на  Лане  и  жить  себе  тихо,  доживая  свой  век,  нянчить   внуков,
рассказывая им сказки. И забыть  все  -  забыть  Землю  этого  мира  в
далеком будущем, без рек и океанов, покрытую  толстым  слоем  красного
песка, забыть свой мир, родителей, Дмитрича  с  Женькой,  да  и  Элору
заодно в конце-концов. Считать, что этого ничего не было,  приснилось,
что ли..
   Сергей огляделся, словно присматриваясь к миру, который должен  был
стать ему родным, да  все  что-то  никак  не  получалось.  Улица  была
пустынна и темна -  всетаки  сказывается  удаленность  от  центральных
районов.  Слабый  свет  фонарей,  неспешный  полет  крупных   пушистых
снежинок  расслабляли,  создавая   иллюзию   полного   спокойствия   и
благополучия. Пусто на улице. Темные окна домов. А ведь за  каждым  из
них живут люди. Любят, переживают, волнуются, ждут, надеются..  Кто-то
спит, тесно прижавшись друг к  другу  и  считая,  что  главное  -  они
вместе, а все остальное - смерть, безработица, болезни -  это  уже  не
так важно, или страшно. А кто-то спит  в  одиночестве,  но  с  большим
ожиданием нового дня, который, возможно, сулит ему приятную встречу...
Впрочем, одно окно еще светится. И это - как раз  наша  кухня.  Сергей
посмотрел на часы -  третий  час  ночи.  Наверное,  что-то  стряслось,
подумал он, ускоряя шаг.
   Открыв входную дверь своим ключом,  он  сразу  же,  не  раздеваясь,
прошел  на  кухню,  ожидая  увидеть  раскрытую  аптечку  на  столе   и
разбросанные таблетки.
   - Инспектор!  -  воскликнул  не  совсем  трезвый   Майер,   пытаясь
привстать. - Проходите. А мы с Лорочкой вас дожидаемся!
   - Добрый вечер,  -  поздоровался  Сергей,  расстегивая  пуговицы  и
оглядывая кухонный стол, тарелки с едой и полупустые и пустые бутылки.
   - Здравствуйте, - ответила девушка, освобождая на столе  место  под
третий столовый набор. - Раздевайтесь и присаживайтесь.
   Сергей пожал плечами и вернулся в прихожую. Аккуратно убрав одежду,
он мимоходом заглянул в зеркало, нет ли где помады на лице.
   - Инспектор... - раздался у него за спиной тихий голос Элоры. -  Не
помню вашего имени..
   Девушка сделала паузу, но Сергей, развернувшись, молчал,  глядя  ей
прямо в глаза и пытаясь убедить себя, что это совсем не та  Элора,  на
которой он был женат.
   Не дождавшись, она пожала плечами и продолжила.
   - Эрих - наш друг с самого детства. Что вы от него хотите?
   - В каком смысле?
   - Ну как. Все эти разговоры.. Советы.. У него работа  продвинулась,
впервые получил какие-то результаты.. Наверное, не спроста к нему ваше
внимание?
   - Слушайте,  -  сказал  Сергей,  придвигаясь  вплотную,   -   Какие
идиотские книжки вы читаете. Нельзя же так смотреть на мир.  Выкиньте,
в конце-концов, эту испорченную призму. Вы вот какие цели преследуете,
сидя сейчас за одним  столом  с  Эрихом?  -  Девушка  молчала,  слегка
удивленная этой тирадой. - Когда для себя решите этот вопрос, тогда  и
поймете, что мне надо ото всех вас, включая родителей, Эриха и  Вадима
с женой и сыном.
   Он замолчал, успокаивая нервы и дыхание.
   - Я вас поняла, - сказала она задумчиво. - Не так  уж  я  и  глупа.
Главное, всетаки, чтобы это было правдой. - И она вернулась на кухню.
   Сергей прошел следом.
   - Инспектор, - возбужденно заговорил Эрих, разливая в рюмки  водку.
- У меня все получилось. Вы представляете?
   Сергей кивнул на всякий случай.
   - Элор, тебе шампанского или водку?
   - Шампанского, - чуть кивнула девушка.
   - Так вот, - продолжил изобретатель, наливая  шампанского.  -  Ваша
идея оказалась просто гениальной. Все вдруг  заработало.  Опробовал  в
8-й больнице. Правда, пришлось  слегка  подкорректировать  собственную
теорию... - Он поднял рюмку и привстал,  пошатываясь.  -  Первый  тост
предлагаю за вас. И не спорьте... - Сергей пожал плечами. А Эрих вдруг
смутился. - Извините, не помню вашего имени.
   И Элора вдруг засмеялась. Эрих смутился еще больше, теребя рюмку  в
руках и не зная, как сгладить возникшую ситуацию. Сергей посмотрел  на
лукаво улыбающуюся девушку, на смущенного юношу, и  ему  стало  как-то
спокойно и весело на душе.
   - Серж, - сказал он, улыбнувшись и еще раз взглянув на  девушку.  -
Серж Харви.
   Элора слегка кивнула, продолжая все так же  волнующе  улыбаться,  и
сердце Сергея екнуло - все-таки это она, а  ни  какая  не  другая..  и
убедить себя в обратном не удастся.
   - Серж, за вас, - Эрих снова чекнулся и залпом выпил.
   Сергей  последовал  его  примеру,  наблюдая  попутно,   как   Элора
аккуратно отпила из своего бокала несколько маленьких глотков.
   - Из вас бы получился великий инженер, - продолжал Эрих. -  Честно,
честно, - торопливо добавил он, заметив  ироничную  улыбку  Сергея.  -
Пока не поздно, бросайте свою работу. В этой области вы больше  пользы
принесете человечеству. Больше прославитесь, в конце-концов.
   - А что, - вдруг вмешалась Элора. - Я, правда, не понимаю, о чем вы
говорите. Но если у вас действительно есть талант, скажем  так,  более
мирного свойства, то почему бы вам и не сменить место работы?
   - Вот-вот, - поддержал полушутливо Эрих. - Прислушайтесь  к  словам
красивой девушки.
   Сергей посерьезнел и слегка кашлянул, прочищая сухость в горле.
   - Видите ли, это конечно все замечательно, я бы и  сам  не  против.
Живешь себе  в  красивом  уютном  домике,  в  тишине,  делаешь  разные
открытия (которые мы проходили в школе, подумал он про себя, - то, что
изучали в институте - здешняя промышленность  не  потянет).  Все  это,
конечно, приятно. Но... - он сделал паузу. - Просто есть у  меня  одна
цель, должок, если хотите. И ее я смогу  реализовать  только  на  этой
работе. И то, если повезет.
   - Ну что ж, - задумчиво покивал головой Эрих, а Сергей  решил,  что
девушка никому не  рассказывала,  чем  на  самом  деле  занимается  их
контора. - Вам виднее. Жаль только. Но... - вдруг повысил он  голос  и
привстал, озаренный какой-то новой идеей.  -  Получу  нобелевку,  вас,
естественно занесу в список, как одного из главных... Нет, как  самого
главного... - разошелся Эрих.
   - Все, все,  достаточно,  -  поднял  руки  Сергей.  -  Хватит  меня
хвалить. А то испортите. Лучше  расскажите  о  сути  своего  открытия,
введите нас в курс дела.
   - Хорошо, - кивнул Эрих, разливая по второй, а Сергей, взяв бутылку
шампанского, вопросительно посмотрел на девушку.
   - За такого гениального инженера я, пожалуй выпью до дна, - сказала
она, улыбнувшись, решительно допила оставшееся шампанское и  протянула
ему свой бокал. - Не каждый день приходится пить с великими людьми.
   - Ну что вы, - поддержал он шутливый тон. - Приезжайте к  родителям
в гости почаще, и я вам гарантирую..
   - Второй тост... - снова привстал Эрих.
   - Давайте, за прекрасную половину, - перебил его Сергей.
   - Нет,   -   отрицательно   покачала   головой   Элора,   почему-то
поморщившись. - Мы с десяти часов только за это и пили. Давайте уж  по
порядку. За изобретателя.
   Сергей кивнул, слегка недовольный, что его не поддержали  -  только
началась какая-то ломка в их отношениях, и на тебе, снова стена.
   - Тогда  уж  лучше  за  само  изобретение,  -  в  свою  очередь  не
согласился Эрих.
   - Это будет нашим третьим тостом, - сказал Сергей, чекаясь рюмками.
   Выпили. Сергей  осмотрел  стол,  решая,  что  бы  ему  положить  из
закусок.
   - Инспектор, давайте я за вами поухаживаю, - сказала Элора, заметив
его взгляд. - А то вы как-то скромно себя ведете.
   - Пожалуйста, - протянул он свою тарелку. - А вы опять  забыли  мое
имя.
   - Нет, - засмеявшись,  покачала  она  головой.  -  А  что,  вам  не
нравиться, когда вас так называют?
   - Напоминает о работе, - пожал он плечами. - И совсем не подходит к
таким вот мероприятиям. Так что я буду вам признателен, если вы будете
называть меня по имени.
   - По имени, и на вы, - с сомнением  произнесла  она.  -  Хорошо,  я
попробую. - Девушка подала ему полную тарелку с аккуратно разложенными
закусками. - И, кстати, как вы обьясните  свое  прошлое  поведение,  -
заметила она, почему-то игриво посмотрев на Сергея.  -  Все  эти  ваши
странные взгляды и вздрагивания при первой встрече. Вам что-то от меня
было нужно? - спросила она вдруг внимательно и твердо посмотрев ему  в
глаза. - С профессиональной точки зрения?
   - Да нет, - пробормотал он в растерянности. - Просто мы были раньше
с вами знакомы, - вырвалось у него.
   - Как так? - ложка с  зимним  салатом  замерла  у  нее  в  руке.  -
Странно? Я бы помнила. -  Наконец  тарелка  Сергея  была  наполнена  и
возвращена хозяину. - Чем сможете  доказать?  Ведь  такие  утверждения
требуют подкрепления в виде каких-либо писем, особых примет..
   - Я могу, конечно,  назвать  какую-нибудь  примету,  но  вам  будет
неловко, - сказал он, внутренне веселясь.
   Она недоуменно пожала плечами - Ну назовите...
   - Вы настаиваете?
   - Да.
   - Небольшая родинка овальной формы под левым соском.
   - Я вам не мешаю? - шутливо вмешался пьяный Эрих, в  то  время  как
девушка вздрогнула.
   - Да нет, нисколько, -  тихо  проговорила  она,  как-то  странно  и
внимательно посмотрев на Сергея.
   Дверь тихонько приоткрылась и на кухню,  щурясь  от  яркого  света,
вошел отец Элоры.
   - А что это вы так поздно? - спросил он.
   - Папа, отмечаем одно событие, - ответила Элора.
   - Только не переусердствуйте, - неуверенно улыбнулся старик,  после
чего он поискал что-то в шкафчике, достал таблетки, налил воды,  запил
все это и вышел, пожелав всем спокойной ночи.

   - А хотите, я вам приготовлю замечательный  коктейль?  -  предложил
Эрих.
   - Давай, - смеясь согласилась Элора.
   - Серж, а вы? - уточнил Майер.
   - А я как все, - кивнул Сергей.
   - Замечательно,  -  подытожил   Эрих   и   принялся   колдовать   с
градиентами.
   Сергей смотрел не сколько за его  действиями,  сколько  за  Элорой,
которая смотрела на все действия Эриха  с  приятной  и  даже  какой-то
мягко-нежной улыбкой, восхищаясь каждым его жестом.
   - Готово, - нетвердо произнес Эрих и разлил жидкость из миксера  по
бокалам. - Пробуйте.
   Элора подала всем соломинки.
   Ничего, подумал Сергей, немного отпив, но я знаю и получше.
   - А можно и мне попробовать создать вам свой напиток? - спросил он,
понимая, что поступает некрасиво - все-таки за ним более могучий  опыт
поколений, но ничего поделать с собой  не  мог  -  восхищенный  взгляд
Элоры не выходил у него из головы.
   - Дерзайте, - согласился Эрих. - У нас, как известно, все равны.
   И Сергей дерзнул. Полностью сосредоточившись на процессе,  он,  как
волшебник, орудовал предметами - надрезал, давил, смешивал,  тщательно
выверяя  пропорции,  снова  надрезал,  и  снова  смешивал...  стараясь
совершенно не смотреть в сторону девушки - вдруг  ее  взгляд  окажется
откровенно равнодушным?
   Наконец напиток был готов.
   - Рискнете? - вежливо спросил он, приподнимая ручной миксер.
   - Конечно, - сказала Элора, заинтересованно посмотрев на Сергея,  а
Эрих, допив свой бокал, протянул его Сергею.
   Они пили молча и Харви с тревогой наблюдал за их лицами,  внутренне
моля - ну, предки, не подведите...
   - Вкусно, - наконец сказала Элора.
   - Это просто класс, - подтвердил Эрих без всякой зависти. - Научите
меня?
   - Конечно, - облегченно согласился Сергей. - Какой разговор...
   - Слушайте,  -  вдруг  встрепенулся  Эрих.  -  А  может  нам   всем
как-нибудь сьездить к моим  родителям?  Там  свой  дом,  речка  рядом,
огород, клубника, домашнее вино... А? Как вы? На эти выходные?
   - Я не могу, - сказала Элора с сомнением. - У меня днем институт, а
вечером - занятия.
   - Какие?
   - Учусь красиво ходить, говорить, поддерживать разговоры.
   - Ну надо же! - искренне восхитился Эрих.
   - Конечно, - улыбаясь  ответила  она.  -  Без  этого  сейчас  никак
нельзя.
   - Ну а в воскресенье?
   - В воскресенье у  меня  очень  много  дел.  Давайте  на  следующую
субботу?
   - Вы как? - повернулся Эрих к Сергею.
   Сергей пожал плечами, - Ну давайте...
   - Все, договорились, -  решительно  заключил  Эрих,  потянувшись  к
бутылке.
   Они снова выпили. Причем Элора, как всегда, только  пригубила  свой
бокал. Сергей, ощущая полный разброд в душе, выпил все  -  чтобы  хоть
как-то прояснить свою голову. Эрих тоже выпил  все  -  по  одному  ему
известной причине.
   На этот раз о закуске все забыли. Сергей просто поставил свою рюмку
и молча наблюдал за Элорой - как она  маленькими  глоточками  отпивает
шампанское, как она, заметив его взгляд, тем не менее подчеркнуто  это
не замечая, выискивает глазами на столе что-либо из сьестного. Наконец
остановилась  на  конфетах  с  вишневой  начинкой,  тонкими   холеными
пальчиками аккуратно достала из коробки одну и осторожно  откусила  от
нее небольшой кусочек, чему-то при этом  улыбаясь.  И  Сергей  потерял
связь времен - ему вдруг показалось, что они все-таки на корабле,  что
уже прошла их свадьба, и что где-то здесь недалеко находятся Дмитрич с
Женькой, и она - такая близкая и родная...

   Элора вдруг чуть напряглась  и  быстро  повернулась  к  начинавшему
клевать носом Эриху.
   - Эрих, ты хотел рассказать о сути своего открытия.
   Майер открыл глаза, обведя взглядом окружающих.
   - Да, действительно.. - пробормотал он, с трудом выпрямляясь. - Тут
как раз все просто. Давным-давно известно, что человек, умирая, теряет
тридцать граммов своего веса. Вот эту штуку я и хотел поймать.
   Слушатели одновременно вздрогнули. Элора - потому  что  молода,  и,
как любой молодой человек, ей неприятно слушать разговоры о  смерти  и
покойниках. А Сергей.. Оба-на, подумал он встревоженно, это как раз  и
пахнет красным песком - универсальными ячейками для  хранения  матрицы
человека. Выходит, что я сам, своими руками помогаю  им  построить  их
мрачное будущее.. Нет, надо решительнее активизировать поиски зародыша
этого Суперкомпьютера.
   - И у вас получилось? - осторожно спросил Сергей.
   - Почти, - поморщился  Эрих,  потянувшись  за  бутылкой.  -  Поймал
что-то - умер один во время операции. Теперь бы неплохо понять, что же
это такое. И как это использовать. Но это все потом,  -  докончил  он,
разливая водку. - Как говорит Элора - все по порядку.
   Девушка чуть отрицательно качнула головой, заметив, что Сергей взял
бутылку шампанского и привстала.
   - Ну что ж, - произнесла она необыкновенно серьезно. - За открытие.
Будем надеяться, что это и есть долгожданный путь к бессмертию.
   - Элора, - благодарно улыбнулся Эрих. -  Ты  всегда  была  умницей,
схватываешь все на лету.
   Сергей тоже привстал.
   - Идея хорошая. Дерзайте. Я даже, наверное, смогу  подсказать  вам,
как лучше хранить это нечто. Но это уже потом. - Сергей грустно поднял
рюмку. Вас бы всех на мое место, подумал он, быстро осушив емкость.

   Эрих, держась за стол,  тяжело  плюхнулся  на  угловой  диванчик  и
мгновенно отключился, привалившись на боковую спинку.
   Сергей задумчиво посмотрел в его сторону.
   - Наверное, его лучше отнести ко мне. Неудобно тут.
   - А вы как сами?
   - Придумаю что-нибудь.
   - У нас в кладовке должна быть раскладушка.
   - Замечательно, - сказал Сергей, осматривая стол. - Давайте, я  вам
помогу прибраться.
   - Хорошо, - неожиданно согласилась она. -  Только  сначала  допьем,
что осталось в рюмках.
   Сергей посмотрел на почти полный бокал Элоры, на пустую свою, молча
взял бутылку, налил себе немного, поднял глаза на девушку.
   - За вами тост, раз мой вы отвергли.
   Элора внимательно посмотрела на Сергея, мягко улыбнулась.
   - Вы обиделись? Странно. Впрочем, я этого не хотела. К  тому  же  у
меня действительно родился тост. Выпьем за правдивость  наших  слов  и
поступков.
   - Я так понимаю, это касается только меня одного? - уточнил Сергей,
поднимая свою рюмку.
   - Если хотите, - кивнула она.
   Выпили. Молча поставили рюмки. Неловкая пауза нависла  над  столом.
Сергей, молча вертя вилку в руках, прислушался к  музыке  -  приятная,
тихая и спокойная. А что, - вдруг подумал  он,  мгновенно  вспотев,  -
вторая попытка. Он привстал.
   - Можно вас пригласить на танец?
   Девушка чуть удивленно подняла глаза, вникая в сказанное.
   - Почему бы и нет, - кивнула она головой через некоторое время.
   Сергей  нетвердо  обошел  стол,  подал  ей  руку.  Она   поднялась,
осторожно положила свою левую руку ему на плечо.
   Они двигались медленно-медленно. Сергей боялся вспугнуть  возникшую
между ними атмосферу, и поэтому, касался ее еле-еле, стараясь  ни  чем
не вызвать ее недовольства.  Она  наклонилась  к  его  плечу,  изредка
касаясь его щеки своим ухом. Поначалу она осторожно  отодвигалась,  но
потом как-то перестала обращать на это внимание. И ее  теплое  дыхание
нежно  касалось  его  шеи.  Сергей  замирал,  стремясь  продлить   эти
мгновения как  можно  дольше  и  сильно  боясь  что  вот-вот  все  это
разрушится, она очнется ото сна и посмотрит на него холодным  взглядом
- и это будет концом всех его надежд.
   - Так где мы были с вами знакомы? - вдруг как-то  несмело  спросила
она.
   - Честно говоря - не знаю, как и ответить, -  произнес  он.  -  Это
было так давно...
   - Но все же, - настаивала она. - Согласитесь, что примету  в  таком
месте не каждому постороннему человеку дано увидеть. Или я не права?
   - Правы, конечно, - постарался он увильнуть от ответа и кляня  себя
за излишнюю болтливость. - Извините меня,  но  я  вам  вряд  ли  смогу
сейчас что-либо обьяснить.
   - За мной следили? - вдруг спросила она, резко отстраняясь.
   Он опешил.
   - Да нет, конечно... Что у вас только одно на уме? Все было  совсем
иначе. И, кстати говоря, я вам в тот момент нравился...
   - Да-а? - неопределенно протянула она, посмотрев ему в глаза, снова
чуть прижимаясь в танце и при этом незаметно улыбнувшись. - А вы  мне,
честно говоря, поначалу совсем не понравились -  холодный,  скользкий,
равнодушный... Вы не обижаетесь на откровенность?
   - Нет конечно, - поспешил ответить он, продолжая осторожно  сжимать
девушку в своих  обьятиях  и  мысленно  умоляя  ее  -  ну  говори,  не
останавливайся! Говори все подряд, что тебе захочется!..
   - И на счет нашего знакомства,  -  по-прежнему  не  глядя  на  него
продолжила она осторожно. - Что-то у вас не все получается. Я ведь  не
так много прожила на свете и, фактически, помню каждый  свой  день.  И
мужчину, увидевшего мою родинку на груди, я бы запомнила на всю жизнь.
   Сергей посмотрел в ее необычайно серьезные глаза, не  зная,  что  и
ответить. И тут танец закончился. Они постояли  еще  некоторое  время.
Потом она тихо отстранилась, словно во сне, отошла на шаг.
   - Спасибо  за  танец,  -  произнесла  она,  не  поднимая   глаз   и
полуприседая.
   - Это вам спасибо, - пробормотал он.
   - Я сейчас принесу раскладушку, - проговорила она, облизывая  губы.
- А то у бедного Эриха совсем шея затечет.
   - Да, - согласился Сергей. - Надо уложить беднягу. Ни  к  чему  ему
страдать.
   Элора вышла, задев плечом дверной косяк.
   Сергей огляделся. С ума можно  сойти,  подумал  он.  Ничего  понять
невозможно.
   Он потрепал Майера по плечу - Эрих. А, Эрих. Идти можешь?
   Но в ответ голова Эриха слабо покачалась под действием его руки.
   Подошла Элора с раскладушкой.
   - Ну как он? - тихо спросила она.
   - Абсолютный нуль, - покачал головой Сергей. - Неплохо бы  крепкого
чаю...
   - Сейчас  сделаю,  -  тут  же  откликнулась  девушка  и,   поставив
раскладушку в угол, отошла к плите.
   Сергей поудобнее устроил Эриха на диване, понимая,  что  сейчас  он
больше ничем не сможет ему  помочь,  и  молча  смотрел  за  действиями
девушки, тихо наслаждаясь ее красивой и  гибкой  фигуркой,  мягкими  и
плавными движениями...
   Потом они вместе пытались отпоить  изобретателя  крепким  чаем,  но
Эрих  только  мычал  что-то  нечленораздельное,   бессмысленно   мотая
головой.
   - Ну что ж, -  наконец  сдался  Сергей,  тщательно  стирая  с  себя
полотенцем остатки расплескавшейся жидкости.  -  Это  все  бесполезно.
Будем его укладывать.
   - У меня давно уже все готово, - ответила Элора, показав глазами на
стоявшую в углу раскладушку.
   Сергей примерился, с трудом поднял его на руки - тяжелый, зараза, -
и осторожно понес, стараясь не стукнуть его головой об дверные  косяки
и перила лестницы.
   - Осторожнее, - тихо прошептала Элора, захватив раскладушку.  -  Не
споткнитесь.
   Девушка протянула руку и придержала  безвольно  свесившуюся  голову
изобретателя. Сергей сделал первый шаг на лестницу.
   Так они и поднимались - в такт шагам друг друга. Сергей  следил  за
ступеньками, боясь зацепиться, Элора страховала голову Эрика,  как  бы
он не стукнулся. Наконец подошли к дверям. Остановились.
   - Дверь открыта, - сказал Сергей, отстраняясь  в  сторону  и  давая
возможность девушке пройти вперед.
   Элора несмело повернула ручку, но входить не  стала,  оставаясь  на
пороге. Только поставила раскладушку  возле  двери.  Сергей  аккуратно
положил Эриха на диван, заботливо прикрыл его  пледом,  подумав  -  Не
возражаешь,  если  ты  поспишь  одетым,  а  то  как-то  неловко   тебя
раздевать, тем более при девушке. Он украдкой обернулся, но ее уже  не
было. Сергей взял  раскладушку  и  лежащее  сверху  постельное  белье,
неторопливо развернул все это в свободном углу, расстелил постель.
   Потом стал спускаться вниз, почему-то твердо  уверенный  в  глубине
души, что она еще на кухне, спать не ушла, возможно, ждет его. Так оно
и было.  Девушка  мыла  посуду,  изредка  набирая  команды  на  пульте
автоматической мойки и грустно напевая вполголоса:
   -- Справа и слева гиблое место,
   -- Я королева без королевства...
   Сергей остановился  в  дверях,  тихо  наблюдая  и  удивляясь  вновь
произошедшей  с  ней  переменой.  А  она,  не   замечая   его,   плохо
скоординированным движением ополаскивала  вымытые  тарелки,  продолжая
свою грустную песню.
   -- Справа и слева, странное дело
   -- Я королева,
   Она чуть заметно вздохнула.
   -- Я королева...
   Сергей чуть кашлянул и девушка, вздрогнув, тут же прекратила песню,
слегка смутившись.
   - Привязалась что-то, - сказала она словно оправдываясь и  смущенно
улыбаясь. - А вчера целый день напевала  -  Не  губи  меня,  не  гони.
Обмани меня, обмани..
   - Бывает, - согласился он  приблизившись.  -  Командуйте,  что  мне
делать.
   - Будете мне подавать тарелки, - ответила девушка, повязывая фартук
и становясь такой уютной и домашней.
   И дальше в полной тишине, они быстро и по-деловому убрали со  стола
посуду, потом Элора мыла, а Сергей протирал полотенцем и расставлял  в
шкафчики,  переговариваясь   при   этом   вполголоса   на   совершенно
отвлеченные темы.
   Сергей убрал последний бокал и, пока девушка  протирала  со  стола,
быстро прокрутил  радиоприемник,  отыскивая  что-либо  помедленнее.  К
счастью, в вечернее время музыки на разные вкусы было полно.
   - Еще танец, - предложил он несмело.
   - Хорошо, - кивнула она, вытирая руки об полотенце.

   Но вечер все-таки закончился - им обоим было завтра рано  вставать,
а скоро уже утро.
   - Спокойной ночи, - сказала она первой у порога.
   - И вам того же, - поспешил ответить Сергей.

   ----------------------------------------------------

                               Глава 8.


   Утром, с грустью посмотрев в  сторону  спящего  Эриха  и  с  трудом
умывшись и коекак приведя себя в порядок, Сергей, волнуясь поспешил  к
завтраку, напевая две строчки из песни, услышанные вчера от Элоры - не
губи меня, не гони... (вот привязалась-то!), в  тайной  надежде  снова
увидеть девушку, снова заглянуть в ее темные глаза.  Однако  на  кухне
была одна миссис Дебюсси.
   - Доброе утро, - поздоровалась она, колдуя у плиты.
   - Доброе утро, - вежливо  кивнул  он.  -  У  меня  в  комнате  Эрих
заночевал после вчерашнего. Вы за ним присмотрите?..
   - Присмотрю, - согласилась хозяйка.  -  Сегодня  на  завтрак  будет
яичница пофранцузски.
   - Очень хорошо, - добавил Сергей присаживаясь за стол.
   Хозяйка, ловко орудуя кухонными инструментами, быстро положила  ему
в  тарелку  порцию  поджаренных  помидоров,  залитых   не   до   конца
прожаренным яйцом.
   - У детей наконец-то  каникулы  наступили,  -  между  тем  говорила
хозяйка, в то время как Сергей, медленно развернул салфетку, то и дело
прислушиваясь к шумам вне кухни - вдруг Элора все-таки выйдет? - А  то
наш сын совсем  измучился  -  вставать  рано,  уроков  много,  ложится
поздно, - продолжала миссис Дебюсси, подавая небольшие кусочки  белого
хлеба. - Пусть теперь ребенок отоспится.
   - Да, - неопределенно кивнул Сергей. - Конечно.
   - Младший,  слава  богу,  тьфу-тьфу  -  не  сглазить,  на  редкость
послушный попался, не нарадуемся с дедом. Постоянно ко  мне  подходит,
спрашивает - помочь чемнибудь? Да и в школе учится хорошо. Учителя его
хвалят.
   - Да ничего, - кивнул Сергей. - Учеба - это  хорошо,  -  подтвердил
он, отвлекшись на какой-то шум в коридоре, и услышав  изо  всей  фразы
только окончание. - Без знаний сейчас трудно.
   По кухонному видеофону в последних новостях невыспавшаяся  дикторша
казенным голосом сухо рассказывала о новом способе очистки воды  путем
разумного комбинирования электроочистки и  химической  -  так  мол,  в
составе воды будет еще меньше алюминия и хлора.
   - Постоянно    открывают    новые    способы,     -     отвлекшись,
прокомментировала хозяйка. - А вода лучше не становится.
   Мягкий сигнал внешнего вызова отвлек ее от наливания какао.
   - Прошу прощения, - по старомодному  вежливо  поклонившись  сказала
она, выходя в коридор к видеофону.
   - Да? - услышал Сергей ее приглушенный голос. - Она дома... Спит...
Хорошо, сейчас позову.
   Неторопливый скрип ступенек. Пауза. Снова легкие быстрые шаги.
   - Слушаю вас, - тихо сказала Элора. - Да..  (пауза)  Нет..  (долгая
пауза).. Нет... (снова пауза)
   Сергей, непроизвольно прислушиваясь к голосу  из  коридора,  спиной
чувствовал ее присутствие и от этого волновался еще больше. Зайдет или
не зайдет? И если зайдет - то как бы не  растеряться,  и  не  выкинуть
какую-нибудь очередную глупость?
   Дверь за спиной скрипнула и Сергей вздрогнул, медленно обернувшись.
   - Приятного аппетита, - сухо произнесла девушка, глядя мимо Сергея,
у  которого  от  ее  голоса  сразу  же  участился  пульс.  -  Господин
инспектор, я  вчера  выпила  лишнего,  поэтому  вела  себя  не  лучшим
образом. Приношу свои извинения..  Будет  лучше,  если  вы,  не  делая
никаких выводов, забудете  это...  -  Она  чуть  запнулась,  тщательно
подбирая подходящее слово. - Событие...
   - Но.. - произнес он растерянно, но девушка уже вышла, не дожидаясь
его ответа.

   Сергей вышел из дому. Было еще темно, но свежий и поэтому еще белый
и чистый снег, успевший покрыть за ночь все тротуары, балконы и  крыши
домов,  успокаивая  взор,  празднично  приукрашивал  окружающий   мир,
миллионами разноцветных огоньков отражаясь в свете уличных фонарей.
   - Молодой человек, - неожиданно раздалось сзади. Сергей  обернулся.
Его неспеша догоняли двое крепких парней с неприятными улыбочками.
   - Можно вас на минуточку?
   Сергей приостановился, насторожившись.
   - Да?! Что вы хотели?
   - Извините еще раз, - сказал подошедший  первым,  тот  что  был  по
крупнее, глядя куда-то поверх плеча Сергея и вдруг резко ударил его  в
живот. Сергей успел напрячь пресс, и уйти в  глухую  защиту,  стараясь
закрыть лицо - его неприкосновенность сейчас значила больше всего. Вот
невезуха, подумал он, высматривая сквозь прижатые руки возможность для
контратаки,  попробовал  атаковать,  слегка  раскрылся  при   этом   и
пропустил сильный удар в печень. Сергей медленно осел,  чувствуя,  как
уходит почва из под ног, но продолжая при этом прикрывать лицо.
   - Не сиди на снегу - замерзнешь... - процедил второй  сквозь  зубы,
пнув Сергея носком ботинка под коленку.
   - Достаточно, уходим, - остановил его первый. - Он и так все понял.
   И они растворились в предутреннем тумане.
   Слегка морщась при каждой  встряске,  Сергей  мерно  покачивался  в
своем привычном седьмом вагоне, ожидая появления Ланы,  словно  некоей
феи, которая сможет избавить его ото всех болячек -  и  физических,  и
душевных. Подьезжая  к  ее  остановке,  он  заранее  положил  руку  на
свободное сиденье рядом с собой, занимая его для девушки. Но остановка
была пуста. Последние пассажиры вошли, а Ланы все не было.

   Рейнольдс закончил читать докладную и поднял глаза.
   - Ну и что ты думаешь по этому поводу?
   - Не знаю, - пожал  Сергей  плечами.  -  Глупость  какая-то.  Вроде
обработали профессионально - не пацаны с улицы.  И  на  грабителей  не
похоже - добили бы,  карманы  обшарили.  Но  и  не  охранники  же  это
Цетега!? Так что пока не знаю что и думать.
   - Ладно, - шеф решительно сунул докладную  в  сканер  для  ввода  в
компьютерную базу. - Я сам  займусь  этим  делом.  Так  это  оставлять
нельзя. Тем более что,  судя  по  подчерку,  это  ребята  из  чьего-то
спецотдела. А это уже оскорбление всем нам. Сейчас сходи в медпункт  -
ребра свои проверь. А после обеда я вас с Ольховской отпускаю.

   С трудом вырвавшись из обьятий медиков, Сергей тихо сидел  в  общем
зале,  придерживая  левой  рукой  правый  бок  и  тестируя   локальные
устройства ввода  информации  -  это  было  необходимо  для  временной
передачи дел своему сменщику.
   - Шеф, мне бы машину сменить, а то уж больно медленно  работает,  -
осторожно начал Закир.
   - А сколько на ней памяти?
   - Двести метров...
   - А процессор?
   - Полуторка..
   - Маловато, - согласился  Сергей.  -  Хорошо,  я  бумажку  накатаю,
может, в мое отсутствие и получишь..
   - Подожду, - согласился он и отошел к листавшему легкий  журнальчик
Густаву.
   - Да-а... - задумчиво протянул тот,  закрывая  журнал.  -  Если  бы
мужчинам запрещалось заниматься любовью со  своими  женами  -  они  бы
делали это гораздо чаще.
   - На философию потянуло, - заметил Закир. - К чему бы это?
   - Да так. Некоторые мысли по поводу увиденного.
   - Бывает, - согласился Закир. - А я, кстати, вчера был  в  бане.  И
знаешь, как оказывается хорошо-то в ней без женщин!
   - Согласен... - кивнул  Густав.  -  С  женщинами  хорошо  проводить
только одно мероприятие, а все остальные - лучше без них.
   В зал шумно ввалились девушки в шубах, обе припорошенные снежком.
   - Такой мороз невыносимый, - возбужденно проговорила Ники,  сверкая
розовыми щечками.
   - Давай я тебя лучше раздену,  -  сказал  Густав  многозначительно,
протянув руку к шубке.
   - Нет, - засмеялась девушка. - Не  надо  меня  раздевать.  Я  лучше
сама...
   - А  обрадовалась  то  как,  обрадовалась!   -   заметил   улыбаясь
подошедший к ним Закир.
   Следом появилась Алла.
   - О-о! Приветик! Мы сегодня еще не виделись! - воскликнула Ники  и,
раскрыв обьятия, девушки театрально  тесно  прижались  друг  к  другу,
слегка коснувшись губами.
   - Я вам не мешаю? -  подчеркнуто  вежливо  спросил  рядом  стоявший
Густав.
   - Да нет, - сказала Алла.
   - Мешаешь, - в шутку ответила Ники, оборачиваясь. - И еще как!
   - Девчонки, у вас какие-то лесбийские мотивы, - заметил  со  своего
места Закир.
   - Несешь  всякую  чушь,  -  искренне  возмутились   они,   медленно
отстраняясь друг от друга.
   - Тогда давай я тебя погрею,  -  ласково  предложил  Закир,  слегка
приобняв Аллу за бедра и мягко привлекая к себе на колени.
   Девушка весело села, протянув ему свои ладони.
   - Заодно и руки погрей..
   Коурис, тихо сидевший рядом, тоже попытался повторить  этот  прием,
как бы невзначай потянув к себе Ники на колени.
   - Что такое? - очень удивилась девушка такому с собой обращению.
   - Да  вроде  как  тоже  погреть,  -  пробормотал   Коурис,   сильно
покраснев.
   - Спасибо, я как-нибудь сама, - скривилась  Ники,  присаживаясь  на
соседний стул.
   Немного поерзав, Оэций, сославшись на какие-то дела, быстро покинул
комнату.

   По дороге в столовую Сергей увидел Лану на лестничной клетке  между
этажами. Ее остановили двое молодых парней  из  отдела  Давора  -  те,
которым она еще совсем  недавно,  в  первый  свой  рабочий  день,  так
добросовестно и подробно рассказывала о себе, стараясь на всех  подряд
произвести хорошее впечатление.
   - У вас какие планы на вечер? - спросил ее тот, что  был  посмелее,
придерживая девушку за руку и широко улыбаясь.
   - Занята, - ответила она без улыбки,  старательно  высвободив  свою
руку. - И навсегда.
   - Так не бывает, - произнес ей вслед второй.
   Пожав плечами, она ничего не  ответила,  продолжая  подниматься  по
лестнице. Заметив  Сергея  на  многолюдной  площадке,  она  равнодушно
раскрыла папку и принялась старательно  перекладывать  листки,  словно
что-то искала.
   - Лана, - вполголоса позвал Сергей,  когда  девушка  поравнялась  с
ним.
   - Да? - спросила она, вопросительно остановившись  в  выжидательной
позе послушной ученицы.
   Сергей  ничего  не  сказал  и  она,  помедлив,  сама  подошла,  под
завистливые взгляды молодых людей.
   - Слушаю вас? - вполне официально спросила Лана.
   - Как вы, готовы к командировке? - тихо спросил Сергей, чувствуя на
себе посторонние взгляды, и стараясь чтобы их не услышали.
   - Да, - кивнула она.
   - Я получил командировочные  на  нас  обоих.  После  обеда  сьездим
вместе за покупками? Надо бы перед дорогой обновить свои гардеробы.
   Девушка как-то неопределенно кивнула ресницами и, видя, что  больше
не нужна, стала неспеша подниматься по лестнице. Сергей и находившиеся
в этот момент здесь же молодые люди проводили ее своими взглядами.

   В столовой в это время было многолюдно.
   Густав взял свой разнос и оглядел зал, выискивая свободное место.
   - Густав, садись к нам, - позвали его девушки, помахав руками.
   И Ники, взяв свой поднос пересела на другое место, чтобы  ему  было
удобнее подходить.
   - Ну, против такого настойчивого приглашения трудно  отказаться,  -
сказал он приближаясь.
   - Надеюсь, оно прозвучало не слишком навязчиво? - спросила улыбаясь
Алла.
   - Да нет, не слишком, - ответил он, раскладывая столовые приборы. -
А так хотелось бы... - добавил он, стараясь не улыбаться.
   - Хорошо, - переглянувшись, улыбнулись девушки. - В следующий раз -
обязательно.
   - Обещаете?
   - Конечно.
   - Ну-у... Буду ждать.

   Компьютер дал сигнал и Сергей включил линию прослушивания  зала.  В
его обязанности как начальника группы входило в  обязательном  порядке
прослушивание разговоров своих сотрудников  и  предоставление  доклада
своему шефу раз в неделю - по средам. В свою очередь и  его  шеф  тоже
прослушивает его кабинет, и можно даже было в  принципе  поискать  эти
жучки - но зачем? Да и за шефом тоже кто-то смотрел. И главное  -  все
об этом знали и принимали как необходимую неизбежность. А доклады  все
равно надо писать. Ну а если его доклад не  совпадет  с  еще  чьим-то?
Тогда уж лучше правду по мелочам.  Они,  подчиненные,  люди  взрослые,
сами уже все понимают...

   - Я ж тебе обьяснял, - тихо говорил Закир Коурису в  курилке.  -  К
каждой девушке надо подходить индивидуально. И прежде  чем  что-нибудь
сделать  с  ней,  надо  сначала  понять,  против  чего  она  не  будет
возражать, что ей  возможно  понравиться,  а  что  сделать  ну  просто
необходимо...
   Тут  все  ясно,  подумал  Сергей.  Закир  наконец-то   нашел   себе
послушного ученика и теперь это надолго.
   - С ней нельзя себя вести неуверенно.  Лучше  уж  тогда  вообще  не
подходить. А если ты подошел и сразу не  понравился  женщине,  у  тебя
есть два пути - либо уйти совсем, либо продолжать какие-то настойчивые
действия. Во втором случае, естественно, поначалу она  будет  смеяться
над тобой за глупую навязчивость, но  потом,  возможно,  она  все-таки
сменит свое отношение к тебе за  твое  постоянство  -  так  называемый
переход количества в качество. А  может  этого  и  не  произойти...  -
добавил он совершенно спокойно.
   Сергей переключился на аппаратную.
   - Наш Дон Жуан решил всерьез заняться воспитанием юноши,  -  сказал
работающей там Алле только что вошедший в комнату Густав. - Сейчас как
раз читает ему лекцию, как правильно обольщать прекрасный  пол.  Я  их
оставил в курилке.
   - А по-моему Закир уж слишком все усложняет, - пожала плечами Алла,
не прекращая работу. - Для поддержания разговора достаточно знать кучу
разнообразных тем, либо уметь многозначительно молчать. А  лучше  -  и
то, и другое. Вот, например, наш шеф. Слишком уж  старомоден.  У  него
какая-то древняя манера ухаживания. Многозначительная  игра  взглядов,
легкие случайные прикосновения... Где он этому научился?
   Надо же? - удивился Сергей. - Сколько интересного про себя узнаешь.
Не проболтаться бы об этом случайно.
   - Наш шеф - молчун, - продолжала тем не менее Алла.  -  Но  не  тот
молчун многозначительный, который своим молчанием  привлекает  к  себе
женщин, а молчун так сказать  обыкновенный.  Молчит  себе  и  в  своем
молчании незаметен никому. А потом вдруг сам  того  не  понимая  может
одной двумя фразами так расположить к себе женщину, что  она  начинает
подумывать, а не отдаться  ли  ему?  И  тут  он  неожиданно  переводит
разговор на другую тему и девушка встряхивается - что это мол я?
   - Сообщи об этом Закиру - пусть  использует  в  своих  лекциях  как
наглядный пример природных способностей, - посоветовал Густав.
   - Научиться бы ему управлять  ими  -  опасный  был  бы  для  женщин
человек, - сказала девушка со странной интонацией. - Но он не хочет.
   Тут  она  конечно  ошибается,  не  согласился  с  девушкой  Сергей,
переключаясь на зал. Но не будем их переубеждать в этом.
   В зале находились только две девушки. И обе не работали.
   - Ничего не помню с праздника,  -  сказала  Ники  радостным  тоном,
подсев к Лане. - Память закончилась на танцах. А сегодня утром ко  мне
подошел один симпатичный паренек. Мол, то, се, думал, думал, мучился и
решил окончательно выяснить - у нас с ним взаимная  симпатия  или  это
пьяное увлечение? Я, естественно - в чем дело? И тут он мне, смущаясь,
такого порассказал!!! - Ники аж захлебнулась от восторга. - Так обидно
мне стало, что ничего из этого не помню. Я ему - что же ты  раньше  не
подошел? - Стеснялся, мол. Такой хорошенький!..
   За пареньком придется присмотреть, отметил  у  себя  в  ежедневнике
Сергей, вдруг кто-то из других отделов ищет подход к их группе? Заодно
и в докладе этот случай придется отметить.
   Сергей просмотрел  свои  заметки  -  что  он  собрался  отмечать  в
секретном докладе.  Маловато  набежало.  Придется  опять  вернуться  к
Закиру. Может он наговорит оставшуюся часть.
   И Сергей снова переключился на курилку. И не ошибся.
   - Женщины находятся все-таки в  приоритетном  положении,  продолжал
читать свою лекцию Закир, между тем как Коурис ее слушал с необычайным
вниманием. - Мужчины,  они  как  правило,  -  хотят  чего-то.  Бьются,
добиваются, из кожи лезут, что-то пытаются придумать - короче, активно
суетятся. Женщины же просто выжидают.  Им  делать  ничего  не  надо  -
достаточно просто смотреть на наши потуги, и выбирать, чьи  потуги  им
больше по душе.
   - А у меня что-то ничего не получается, - осторожно вставил Коурис.
- Теоретически все помню, а как вижу ее - все напрочь забываю..
   - Бывает,  -  согласился  Закир.  -  Одно  дело  вот   так   просто
рассуждать, сидя в удобных креслах. И совсем другое - когда находишься
лицом к лицу с противником.
   - А что? Женщина, это противник? - встрепенулся Оэций улыбнувшись.
   - Конечно.. Раз ее надо завоевывать... -  пожал  плечами  Закир.  -
Когда подходишь первый раз к женщине, ты просто начинаешь волноваться,
путаешься в словах... Это от того, что ты в этот момент думаешь только
о себе, как ты выглядишь со стороны, и боишься,  что  выглядишь  очень
смешным. А ты лучше думай о женщине, как она выглядит  со  стороны,  и
как сделать так, чтобы ей понравиться, какие  еще  слова  сказать  для
этого. И совершенно забудь про себя, про свой внешний  вид  и  красоту
своего лица... И вообще, надо быть  немного  наглым.  Перед  наглостью
женщины как правило теряются...
   Ну, тут он уже повторяется, несколько разочарованно подумал Сергей,
что-то подобное я уже отмечал. И он вернулся к аппаратной.
   - У нашего шефа во всем управление наверное самая бешенная реакция,
- говорил Густав Алле, поигрывая  карандашом.  -  Он  держит  время  в
районе одной десятой  секунды  и  может  с  соответствующей  точностью
определить время  движения  любого  предмета  -  пальца  на  спусковом
крючке, кулака с кастетом, - причем здесь же он умудряется учитывать и
время реакции мозга по каждому пункту  отдельно  -  время  за  которое
дойдет до мозга информация извне, плюс время на обдумывание и принятие
решения и плюс время на передачу по нервным  клеткам  команды  мышцам.
Ему бы в спецназ. А он здесь прозябает. Причем  без  всякой  пользы  -
ничего нового  не  создает,  ничем  от  других  начальников  групп  не
отличается. Хотя тут тоже есть свои странности... Все программы  пишет
сам и довольно быстро... Да и многое другое, если подумать...
   Что это они так взялись за меня? - слегка  удивился  Сергей.  -  Ну
Алла еще понятно. У нее  с  давних  времен  остался  чисто  спортивный
интерес - помнит, что я когда-то  увлекался  ею,  правда,  без  всякой
взаимности, с полным равнодушием с ее стороны. А Густав?.. Или, может,
действительно многое в моем поведение им кажется странным?
   Он снова вернулся в зал.
   - Я чувствую, он что-то не договаривает, - говорила  без  передышки
Ники, попутно поставив кофе на варку.  Лана  ее  внимательно  слушала,
изредка добросовестно кивая головой. - Продолжай, говорю.  Не  все  же
сказал. А он еще больше смутился. Ну, говорит, руки наши были в разных
местах. Тут я могу догадаться, - подгоняю я. Мне то  интересно  узнать
совсем про другое! Было у нас это, или нет! Колготки то  у  меня  были
все-таки слегка порваны! Но он так и не сознался...
   Открылась дверь, в зал вернулись курильщики и девушки замолчали.
   - Всегда помни, что женщине легче сказать НЕТ, чем ДА,  -  на  ходу
заканчивал свою лекцию Закир. - Так что, когда ей  говоришь  что-либо,
всегда имей это ввиду. Например, не спрашивай ее - Можно я вас провожу
до дома? - подразумевая ответ - да, можно. А лучше поставь этот вопрос
иначе - Не возражаете, если я вас провожу? - подразумевая ответ - нет,
не возражаю...
   - Мужчины, хватит вам секретничать, - весело проговорила Ники,  вся
еще под впечатлением собственного рассказа. - Оэций,  хочешь  кофе?  -
миролюбиво спросила она юношу.
   - Хочу, - несколько обрадованно ответил тот, радуясь  в  душе,  что
девушка не обижается на него за тот инцидент с коленками.
   - Сейчас налью, - привстала Ники.  -  Лан,  позвони  в  аппаратную,
скажи что кофе готово. И шефа пригласи заодно...

   Устроив  себе  десятиминутный  перерыв  они   всем   отделом   пили
натуральный кофе, приготовленный из зерен.
   - Вера, религия... - усмехнулся Густав на  замечание  Ники.  -  Как
сказала одна умная сумасшедшая девушка - Если  Бог  всемогущ,  то  как
тогда объяснить существование дьявола? А если он не всемогущ, то какой
же он тогда Бог? ( Э. М. Ремарк. Черный Обелиск - прим. авт.)

   В магазине он еще раз критично осмотрел девушку.
   - Не возражаешь, если я сам подберу тебе одежду? На  свой  вкус?  -
спросил Сергей. В процессе ночных размышлений и мечтаний  у  него  уже
сложился определенный образ Ланы в каких-то симпатичных ему нарядах. И
теперь ему вдруг сильно захотелось видеть ее именно такой.
   Лана чуть прижалась к нему, быстро заглянув в глаза.
   - Нет, -  ответила  она,  мило  улыбнувшись  и,  наверное,  получая
огромное  удовольствие  от  одной  только  его  заботы.  -   Полностью
доверяюсь вашему вкусу и с  удовольствием  буду  носить  все,  что  вы
посоветуете.
   - Ну тогда начнем, - сделал он широкий жест.  -  Девушки,  покажите
нам вот эти платья.
   Переодевшись и выйдя  из  примерочной  Лана  первым  делом  бросила
быстрый взгляд в сторону Сергея, как бы спрашивая  -  Ну  как?  Сергей
критично ее осмотрел, попросил пройтись, повернуться.
   - Хорошее  платье,  -  произнесли  девушки-продавцы,  стоя  чуть  в
стороне.
   - Знаете что? - задумчиво произнес Сергей. - Дайте-ка еще  вон  то,
темненькое, с открытой талией на боках.
   Лана смущаясь снова пошла переодеваться.
   Наконец после непродолжительных примерок - мужчины как  правило  не
любят сильно долго заниматься этим  делом,  -  повседневные  платья  и
вечерние туалеты были выбраны  и  упакованы  и  они  перешли  в  отдел
купальников.
   - Как ты относишься к моно купальникам?  -  спросил  он,  остановив
свой взгляд на средней полке.
   Девушка смутилась.
   - Как-то не очень.. - неуверенно произнесла  она,  боясь  перестать
соответствовать тому образу, который сложился у Сергея.
   - Ну тогда я, честно говоря, в этих нарядах полный профан, - сказал
он, улыбнувшись. -  Тут  мой  совет  тебе  только  повредит.  Хотя  за
примеркой я понаблюдаю с удовольствием.
   Лана,  порозовев  щечками  и  блестя  глазами,  чуть   кивнула,   с
совершенно непонятным ему смыслом и подошла ближе к витринам.

   -----------------------------------------------------

                               Глава 9.


   Свежеотремонтированный  и  отреставрированный  Центральный   вокзал
блистал больничной чистотой. На новенькой, еще  не  обшарпанной  и  не
исписанной самодвижущейся дорожке они проехали к таможне 294 уровня  -
Западное  направление   международных   сообщений.   Предъявили   свои
документы, без задержек и волокиты прошли все необходимые проверки  и,
наконец,  вышли  на   пустой   перрон   гигантских   размеров,   сразу
почувствовав себя маленькими песчинками посередине  этого  гигантского
зала, где  людей  на  другом  конце  перрона  уже  не  было  видно,  а
прозрачный купол над головой сливался с небом.
   Впрочем, совершенно одинокий и тоже новенький состав также выглядел
чужаком в этом пустынном безмолвном пространстве.
   Сергей переложил тяжелый чемодан Ланы в другую руку и посмотрел  на
номер купе.
   - Это твое, - сказал он.
   Дверь двухместного купе была открыта и никого еще не было.
   - Да, это, конечно, не люкс, -  протянул  он,  положив  чемодан  на
сиденье. - Доставай дорожные принадлежности, а я потом уберу, чтобы не
мешался.
   Лана, с любопытством осмотревшись, открыла верхнюю крышку,  достала
какие-то пакеты, отложила их в сторонку.
   - Все, можно убирать. Я  сейчас  приду,  -  сказала  она,  смущенно
улыбнувшись.
   Сергей молча кивнул, закрыл чемодан и присел  на  корточки,  убирая
его под сиденье.
   - Ладно, пойду-ка я к себе, - сказал он, выпрямляясь.  -  Устроюсь,
осмотрюсь. Загляну попозже.
   - Хорошо, - кивнула она и, взяв пару пакетов, вышла вместе с ним  в
коридор.

   Бросив свои вещи  и  оглядев  с  любопытством  купе  международного
класса на двоих в более спокойной обстановке,  понажимав  на  кнопочки
кондиционеров, свет, видео, безалкогольные напитки -  ванны  отдельной
однако не было -  не  люкс  все-таки  -  не  полагалось  таким  мелким
работникам как он, Сергей, переодевшись в дорожное, направился в  купе
Ланы.
   - Да, - послышалось изнутри после того как он вежливо постучал.
   Сергей открыл дверь, переступил  порог  с  легкой  улыбочкой,  -  и
замер. В углу, с книжкой в руках, в легкой  майке  и  шортиках  сидела
Элора. Целая гамма чувств быстро пробежала по ее красивому лицу за  то
короткое время, пока они  недоумевая  смотрели  друг  на  друга  -  от
какого-то детского удивления  до  ледяного  спокойствия.  Сергею  даже
показалось, что в этом ряду чувств  промелькнула  и  радость.  Или  он
просто выдавал желаемое за действительное?
   - Добрый день, - пробормотал он растерянно.
   Девушка молчала, ожидая объяснений. А Сергей просто  не  знал,  что
сказать и молча стоял в дверях.
   - Я вас слушаю, - наконец проговорила она.
   - Вы не будете возражать, если я присяду?
   Она пожала плечами  и  отвернулась,  продолжая  прерванное  чтение.
Сергей сел напротив, посмотрел в окно, потом на название книги,  потом
на девушку. Элора тут же чуть нахмурила  брови  и  приподняла  книжку,
закрыв лицо. Сергей, волнуясь от собственной смелости, передвинулся  в
сторонку и лицо девушки снова  стало  видно.  Она  решительно  закрыла
книжку и строго посмотрела на Сергея.
   - Я так понимаю, что вы с визитом к моей соседке? Или у вас  что-то
другое? - добавила она не совсем уверенно.
   - Да нет, - сразу потух Сергей. - Все правильно.
   - Я так и поняла, - кивнула она, снова беря книгу в руки. -  Только
давайте без этого глупого ребячества.  Хорошо?  -  и  она  внимательно
взглянула на Сергея.
   - Извините, - пробормотал он. - Нашло что-то вдруг. Сам не понимаю,
почему так получилось. Больше этого не повторится, - говорил и говорил
он, увлекшись самобичеванием и вдруг запнулся, увидев над  книжкой  ее
смеющиеся глаза. Впрочем, тут же ее лицо стало строгим.
   - Я принимаю ваши  извинения,  -  холодно  проговорила  она,  снова
отворачиваясь.
   Стремительно распахнулась дверь и в купе вбежала Лана.
   - Вы уже здесь? - смущенно и  радостно  улыбаясь  проговорила  она,
посмотрев на Сергея и потупившись. - Познакомьтесь пожалуйста. Мой шеф
- Серж Харви  -  советник  по  внеземным  поселениям.  Элора  Дебюсси,
секретарь начальника отдела космических исследований.
   Элора чуть кивнула, усмехнувшись одними кончиками губ. Сергей  тоже
кивнул.
   Дверь снова отворилась, на этот раз -  с  предварительным  вежливым
стуком, и в купе с любопытством заглянул высокий молодой человек.
   - Еще раз добрый день, - кивнул он, бегло  взглянув  на  Сергея.  -
Сбор планируется через час в 5 купе.  Лана  свое  согласие  дала.  Вы,
надеюсь, то же будете, - кивнул он Сергею. - Элора,  вы  как,  еще  не
передумали?
   - Что-то не хочется, - проговорила  она.  -  Впрочем...  -  девушка
вдруг  улыбнулась  какой-то  внутренней  своей  мысли.   -   Нет..   Я
передумала.
   - Вот и замечательно, - искренне  обрадовался  парень.  -  Вот  что
значит, настойчивость, - добавил он, закрывая дверь.
   - И что за вечеринка? - неуверенно спросил Сергей.
   - В нашем вагоне одна молодежь, - пояснила Лана. - Им  скучно.  Вот
они и устраивают увеселения. Сходим? - просительно добавила она.

   Наконец состав тронулся. Неспеша проехал автоматические  ворота  15
этажа гигантского вокзала.  Лениво  проследовал  несколько  остановок,
выезжая на одну из многочисленных веток центральной магистрали. И  вот
тут-то он показал, что такое настоящая скорость!

   В пятом купе - многоместном и полубагажном - было  темно  и  тесно.
Громко звучала музыка, танцующие, тесно прижимались друг  к  другу  и,
разгоряченные  алкоголем,  вовсю  пользовались  темнотой.   По   углам
расположились любители выпить, хорошо посидеть и поговорить. Сергей  и
Лана протиснулись  к  стенке,  им  кто-то  сунул  в  руки  одноразовые
стаканчики и нераспечатанную бутылку водки. - Надеюсь, сами  откроете,
- донеслось из темноты сквозь общий шум. Сергей, крепко прижимая  Лану
к себе, наклонился к самому ее уху. - Ну и что будем делать?  -  почти
прокричал он. Она пожала плечами и протянула  свой  стакан.  -  Может,
выпьем по чуть-чуть? - неуверенно предложила она. Сергей отдал ей свой
стакан, сорвал козырек, налил  почти  на  ощупь,  подстраховывая  себя
свободной рукой от толчков танцующих пар и  просто  снующих  туда-сюда
людей. Чекнулись. - За нас, - почти прокричал он, склоняясь.  Лана,  в
это мгновение выхваченная какими-то слабыми лучами света от фонарей за
окном, потупившись, кивнула,  слабо  выдохнув  и  зажмурившись  выпила
залпом, сморщилась,  кашлянула  несколько  раз  и  несмело  поцеловала
Сергея в щеку.

   Дверь купе распахнулась, осветив темное  пространство  и  танцующих
светом  из  коридора.   Стало   тихо,   некоторые   парочки   поспешно
отстранились друг от друга. На  пороге  стоял  секретарь  Цетега  и  с
любопытством обводил глазами присутствующих.
   - Молодежь активно веселится, - сказал он.
   - Стараемся, - донеслось откуда-то из угла.
   И тут он заметил Лану, улыбнулся ей как старой знакомой.  Она  тоже
кивнула в ответ.
   - Примете старика  в  свою  компанию?  -  небрежно  поинтересовался
секретарь, переступая порог.
   - Да, конечно, - облегченно загалдели все разом.  -  Какой  вы  еще
старик. За вами нам и не угнаться.. Клод, организуй чистый стаканчик..
   Дверь  в  купе  закрыли,  свет  погас,  снова  зазвучала  музыка  и
танцующие пары прижались друг к другу еще более тесно.
   Неплохо ориентируясь в темноте секретарь Цетега,  Август  Зелински,
подошел прямо к Сергею с Ланой.
   - Добрый вечер, - произнес он. - Приятно  в  этой  шумной  кампании
увидеть знакомое лицо.
   - Здравствуйте, - произнесла Лана. Сергей промолчал.
   - Можно пригласить вашу даму на танец? - поинтересовался  секретарь
у Сергея, который в свою очередь посмотрел на Лану.
   - Пожалуйста, -  разрешил  он,  не  заметив  никаких  отрицательных
движений с ее стороны, и девушка и секретарь скрылись в темноте.
   Сергей посмотрел по сторонам - при  очередном  пробеге  под  редким
уличным фонарем, он увидел  стоявшую  среди  молодых  парней  Элору  и
подошел к ней.
   - Можно вас пригласить? - волнуясь, спросил он, дотрагиваясь до  ее
локотка и почти приблизившись губами к самому ее уху.
   Девушка весело обернулась.
   - А-а, это вы.. - протянула она с неприятной интонацией, меняясь  в
лице. - А зачем? - спросила она  с  подкупающей  наивностью.  Стоявшие
рядом парни с интересом наблюдали за этой сценой.
   - У  нас  в  прошлый  раз  намечался  любопытный  разговор.  Может,
договорим?
   - С вами скучно, - сказала девушка, беря ближайшего парня за руку и
увлекая его к танцующим. - К тому же вы все время лжете.
   Сергей, волнуясь, придержал ее за руку, надеясь, что  все  все-таки
изменится.
   - Ну почему же? Не всегда, - сказал он просительно.
   - Ну до чего вы прилипчивы, - сказала  вдруг  Элора  громко  зло  и
устало, - Как вы мне надоели, если бы знали. Или вы нормального  языка
не понимаете? - спросила она, пристально посмотрев в не без  того  уже
красное лицо Сергея. - Может, вам надо выразить это погрубее?
   Парни засмеялись.
   Сергей некоторое время  смотрел  на  спину  отвернувшейся  девушки,
потом резко развернулся и решительно вышел из купе.
   Да пропадите вы все пропадом, злясь думал он, быстро шагая к  себе.
Слова никому не скажу, и не подойду больше. Все, надоело.  Умерла  так
умерла.
   Он энергично расправил постель и лег,  обхватив  подушку  руками  и
закрыв глаза.

   В страшном грохоте и  дыму  в  гладкой  стене  камеры  образовалась
рваное отверстие. - Серега, быстрее!  -  хрипло  крикнул  Женька...  -
Рискнем, - и решительно проглотил розовый шарик,  морщась  от  боли  в
сломанных  ребрах.  Сергей  проделал  то  же  самое,  ощутив  во   рту
неприятный привкус железа. Оболочка шарика быстро растворялась во  рту
с шипением и покалыванием и вдруг внутренности Сергея  скрутило  тугой
спиралью, от боли в глазах потемнело и тело зависло где-то в  воздухе,
потеряв опору под ногами.
   Неприятное чувство невесомости резко  закончилось  ощутимым  ударом
обо  что-то  твердое.  Туман  перед  глазами  мягко,  словно   ветром,
рассеялся, и он, еще не ориентируясь, и не держа  равновесия,  упал  в
полной темноте, руками ощущая холод земли и неприятную влагу  толстого
мха.    Секунду    полежал,     прижавшись     щекой     к     влажной
заплесневело-склизской поверхности, ожидая, когда  организм,  наконец,
сможет различать где верх, а где низ. Наконец, тошнота и вязкая каша в
голове потихоньку и частично отступили - т. к. нестерпимо резко воняло
застарелой гнилью и  плесенью  -  и  Сергей  открыл  глаза,  осторожно
приподнявшись на руках. Первое, что он увидел,  это  темнота.  Темнота
была кругом. Он внимательно  прислушался  к  своим  ощущениям.  Легкий
ветерок был совсем  не  таким,  как  в  корабельной  оранжерее,  более
ощутимым и более порывистым. Значит, это все-таки Земля - подумал  он.
Значит над головой уже не постоянно нависший  потолок,  а  бесконечная
глубина неба. И вокруг пространства не охватить взглядом, а не теснота
корабельных отсеков.
   Сергей привстал, придерживаясь за ближайший куст - голова  все  еще
кружилась - и огляделся уже внимательнее. Да, так и есть,  звезды  над
головой на ночном небе, кругом деревья, сквозь  листву  совсем  рядом,
рукой  подать,   море   огней   какого-то   гигантского   супергорода,
охватившего этот островок  живой  природы  тесным  плотным  кольцом  и
уходящим куда-то далеко-далеко на необозримую высоту. Город  обрушился
на него сразу со всех сторон, подавив его своими огромными размерами.

   Тихий стук прервал цепочку воспоминаний.
   - Открыто, - недовольно сказал Сергей.
   Дверь  осторожно  приоткрылась,  но  вместо  соседа,  в  купе  тихо
скользнула Лана. Девушка быстрым движением  закрыла  дверь  на  замок,
стараясь не шуметь,  и  в  полной  темноте,  приблизившись  к  кровати
Сергея, прижалась к нему, тихо подрагивая.
   - Инспектор,  -  полушепотом  произнесла  она,  -  вы   не   будете
возражать, если я разденусь и лягу рядом?

   Сосед пришел только под утро. Тяжелый и хмурый с сильного  похмелья
- оказывается, проспал все-это время в просторном пятом купе где-то на
багажных полках, - он молча завалился на нерасправленную койку  и  тут
же заснул, так и не заметив присутствия девушки.
   - Мне пора, - прошептала она на ухо.
   - Рано еще, - сказал уставший от бессонной ночи Сергей.  -  Паренек
наверняка проспит еще несколько часов.
   Она тихо засмеялась, прижимаясь под одеялом и целуя  его  в  плечо.
Сергей ответил,  а  остальное  вдруг  получилось  как-то  само  собой.
Очнулись они на полу, лежа на одеяле, и левая нога девушки упирались в
бок пьяному соседу, который однако даже не пошевелился.
   - Пить хочу, - жалобно попросила Лана. - Сил никаких нет.
   Сергей поднялся, нашел недопитую с ночи  (Лана  с  собой  принесла)
бутылку шампанского,  налил  в  выскочившие  из  автомата  одноразовые
стаканчики.
   Лана присела на койку, обмотавшись одеялом, словно  древнегреческой
тогой, и сильно похожая на римскую патрицию.
   - Я люблю  тебя,  -  вдруг  тихо  и  быстро  произнесла  она,  беря
обнаженной рукой стаканчик. - Честно, честно...

   Сергей проснулся только после обеда. Сон его был  неспокойный  -  в
голове в тугую  кашу  переплелись  горы  розовых  шариков,  бескрайние
пустыни красного песка и заброшенные космические станции. Сбив  одеяла
и простыни он некоторое время бессмысленно смотрел в потолок  купе,  а
потом с облегчением поднялся, ощущая боль в мышцах и голове.  Напротив
него на своей кровати сидел сосед с зеленым лицом и синими мешками под
заплывшими глазами.
   - Что, то же после вчерашнего? - сипло спросил он.
   - Да, что-то вроде того, - неопределенно  ответил  Сергей,  потирая
виски.
   - Пойдем в пятое? - предложил сосед. - Там запасов на три дня пути.
Все не должны выпить. Полечимся.
   Сергей прислушался к своему внутреннему состоянию - боль в мышцах и
голове, это еще ерунда, а вот в душе полный кавардак  -  Элора,  Лана,
"Как вы мне надоели...", "Я люблю тебя...".
   - Хорошо, - кивнул он, - умоюсь только.
   - А я так пойду, - махнул рукой сосед. - Лучше все равно не стану.
   Сергей умылся - стало полегче - подумал немного и решил не  ходить.
Скорый состав развивал довольно приличную скорость, к тому же шел  без
остановок, и к вечеру должны были прибыть на место. И он лег на  койку
лицом к окну.
   Вид за  окном  уже  капитально  изменился.  Вместо  серых  домов  с
осыпавшейся штукатуркой, несвежими рамами и разбитыми стеклами, сейчас
перед ним проплывали аккуратные и холодные кубы из  стекла  и  бетона.
Это уже  была  территория  десятого  округа.  Высокие  дома,  стоявшие
плотной стеной и отражавшие своими бесчисленными окнами солнце, ровные
чистые улицы - говорят, их моют шампунями, - аккуратно одетые,  никуда
не  спешащие  прохожие..  Вся  эта  чужая  жизнь  приковывала  к  себе
внимание.
   И тут Сергей почему-то вспомнил свои первые шаги в этом  гигантском
супергороде, раскинувшемся почти по всему континенту  и  разбитому  на
округа-государства.
   Он тогда, прикрывшись обрывками какой-то бумаги  -  был  совершенно
голый, - долго бродил сквозь гигантские завалы  по  трущобам  окраины,
пока не прибился  к  группе  каких-то  оборванных  людей,  неторопливо
шаривших на огромной помойке. Его приняли за  своего,  напоили  чем-то
горячим и  бодрящим,  дали  какие-то  тряпки.  Язык  местных  жителей,
состоящий  из  смеси  большинства  староевропейских  слов,  он  освоил
быстро, без труда влившись в коллектив бедолаг, не имеющих ни  работы,
ни жилья, ни средств к существованию. Здесь  внизу,  на  самой  земле,
было постоянно темно - свет не доходил, закрываемый множеством  плотно
стоявших небоскребов с бесконечными ответвлениями ниток соединительных
переходов, эстакад и других коммуникаций. И  жизнь  города  начиналась
где-то этажа с 50 - ниже просто невозможно было жить.  А  где-то  выше
200-го начинались престижные районы - судя  по  морю  огней.  Впрочем,
тот, верхний мир был абсолютно недосягаем для жителей этих  трущоб,  и
воспринимался как сказка,  как  что-то  несбыточно-нереальное.  Здесь,
внизу в редкие минуты отдыха, люди тьмы поднимали головы, жадно  глядя
на огни вверху и  мамы  рассказывали  своим  несправедливо  обделенным
детям всякие небылицы про жизнь наверху, и как-то во все это верилось,
особенно после тяжелых, изнуряющих и нескончаемых поисков хоть чего-то
стоящего, что время от времени падало сверху сюда,  в  эту  гигантскую
свалку отходов, и главное - надо было успеть  перехватить  это,  иначе
оно достанется крысам,  этим  вечным  соперникам  людей  в  борьбе  за
выживание. Впрочем, ловили и крыс - ведь здесь, в постоянной темноте и
вечной гнили больше ничего и не жило. А из растений был только мох, да
пожалуй и плесень, хотя последнее скорее всего относится к грибам.
   Правда, жизнь на помойках продолжалась  не  долго  -  в  первой  же
облаве, когда  их  посадили  в  отстойник  и  проводили  идентификацию
личности, его вдруг выделили из общей массы  людей,  отвели  в  чистый
отдельный  кабинет,  где  за  обширным  столом  в  одиночестве   сидел
гладковыбритый мужчина средних лет.
   - Клиф Рейнольдс, - представился он. - А вас как зовут?
   Сергей пожал плечами, привыкнув обходиться без имени.
   Мужчина взял со стола какие-то бумаги.
   - Вы Серж Харви, год и место рождения неизвестны. Также  неизвестна
дата занесения вас в базу данных, и даже кто это сделал.
   Мужчина внимательно посмотрел на Сергея.
   - Как вы объясните тот факт, что из 12 миллиардов  людей  у  вас  у
одного такие данные?
   Сергей снова пожал плечами.  Мужчина  вздохнул  и  нажал  невидимую
кнопку. Тот час появился охранник.
   - Помыть, приодеть и  доставить  в  отдел,  -  коротко  бросил  он,
удаляясь.
   И где-то, через некоторое время, во вновь заведенном на него личном
деле, на первой странице появилось короткое слово - Амнезия.

   Сергей  встряхнул  головой,  отгоняя  воспоминания.  Амнезия,   так
амнезия. Очень удобно, никто не пристает  с  дурацкими  расспросами  о
детстве, школе, друзьях по улице и училищу. И в контору он попал опять
же через Рейнольдса - сначала  привлекли  как  имеющего  связи  внизу,
среди мало контролируемых слоев общества,  а  потом  как-то  незаметно
продвинулся по службе - здесь тоже ценили образованность и живой ум.
   Он отвернулся от окна, отвлекшись на шум в коридоре.
   Дверь в купе была приоткрыта и Сергей видел проходивших по коридору
пассажиров. Вот прошел  тучный  профессор,  специалист  по  двигателям
космических  кораблей,  держа  в  руках  полотенце   и   позвякивающий
внутренним содержанием бумажный пакет, - то же наверное  не  спал  всю
ночь.  Вот  лениво  прошел  охранник.  А  вот   две   девушки...   Они
остановились у окна, как раз напротив Сергея, и  в  одной  из  них  он
узнал Элору. Она была в коротких легких шортах с разрезами на бедрах и
в короткой майке, открывающей  загорелую  спину  и  подтянутый  живот.
Девушки весело разговаривали, рассматривая что-то за окном. Сергей  не
мигая смотрел на Элору, почему-то стараясь запомнить  всю  ее  фигуру,
каждый изгиб ее тела, ее жесты, повороты головы,  ее  улыбку  и  тембр
голоса, и потихоньку сходя с ума, словно он видел ее в последний  раз.
Постойте еще, не уходите, внутренне умолял он. Что вам стоит, ведь  за
окном так много интересного! Бесконечно-широкая  гладь  Атлантического
океана, гигантские  белые  акулы,  лениво  отдыхающие  возле  плавучих
опор...
   И девушки не уходили и не уходили, а ему  становилось  все  хуже  и
хуже. И когда они наконец скрылись из поля зрения, он с трудом  присел
на койке, слабо нащупывая  ногами  тапочки.  Нет,  решительно  подумал
Сергей, все-таки надо заглянуть в пятое купе, иначе сломаюсь.

   - Профессор, и вы здесь!? - воскликнул Сергей, заходя.
   - Все дороги, как известно, ведут в Рим, - ответил тот философски.
   - Что пьем?
   - Да вот, сухим лечусь.
   - Бросьте, - вмешался вдруг сосед Сергея. - Не по профессорски это.
Давайте лучше водочки по сто грамм.
   - Да нет уж, извольте. Печень-с. А вы пожалуйста. Что вам молодым.

   У своего купе он встретил Лану.
   - Добрый день, - улыбнулась она. - А я стучусь, стучусь... Пойдемте
к нам?
   - А что у вас?
   - Компания небольшая, собрались партию в роббер. Нужен четвертый.
   - А если я не умею?
   Лана чуть отстранилась, внимательно глядя ему в  глаза  и  стараясь
понять, шутит он или говорит правду.
   - Тогда и я не буду, - твердо произнесла  она  и  ему  вдруг  стало
жалко девушку.
   - Да нет конечно. Я пошутил, - сказал он. - Пойдем.

   У девушек в купе кроме Элоры  сидел  Август  Зелински.  Элора  сухо
кивнула Сергею, секретарь  радушно  улыбнулся,  неприятно  сверля  его
своим взглядом.
   - Составите нам компанию? - спросил он. - Лана ни в какую не  хочет
без вас начинать.
   - Ну почему же,  -  пожал  плечами  Сергей,  еще  не  отошедший  от
вчерашней обиды. - Только я неважный игрок.
   - Да тут, наверное, все такие, - сказал секретарь кидая  жребий  на
картах. - Кстати, есть на эту тему любопытный анекдот. Не возражаете?
   Никто не возражал.
   - Сын заходит заплаканный.  Мама  -  Что  случилось?  -  Меня  папа
наказал. - А что ты такое сделал? - Да ничего. Зашел к ним в  комнату.
Он с друзьями в карты играет. Я спросил  -  Папа,  сколько  время?  Он
говорит - десять. А его товарищи тут же - вист, вист...
   Сергей невольно улыбнулся, представив эту картину.

   Первым играть выпало секретарю и Элоре против Сергея и Ланы.  Давно
не игравший  в  такие  игры  Харви  в  этой  партии  присматривался  к
партнерам и картам, стараясь  запоминать  выходы,  тусовки,  сдвиги  и
анализировать, кто как предпочитает ложить карту на руках. Поэтому эта
партия прошла с  переменным  успехом  и  незначительным  проигрышем  в
конце. В следующей мужчины  играли  против  женщин,  и  тут  секретарь
показал себя с новой стороны, явно подыгрывая слабо играющей Лане.
   А в последней партии Сергей играл вместе с Элорой.
   Сергей закрыл глаза. Итак, карты  выходили  в  таком-то  порядке  в
предыдущей партии. Секретарь их немного перетасовал, так что  основной
строй  не  должен  был  нарушиться.  Он  посмотрел   в   свои   карты.
Ориентировочно можно  представить,  что  получили  остальные,  но  это
требует корректировки.
   - Три червей, - сказал Сергей,  вопросительно  посмотрев  на  Элору
поверх карт. Девушка чуть повела бровью, медленно перекладывая свои.
   С червой у нее туго, подумал Сергей,  и  эти  две  правые  крайние,
скорее всего и есть ее черва, причем, наверное, мелкая. Значит  у  нее
длинная буба, судя по перекладываниям, длинная пика и  три  кресты.  А
как обстоят  дела  у  остальных?  И  Сергей  продолжил  внимательно  и
незаметно наблюдать за тем как секретарь и Лана раскладывают на  руках
свои карты, продолжая рассуждать примерно следующим образом -  так,  у
меня валет червей. С ним вместе  прошлый  раз  вышли  дама,  десять  и
восемь. Дама и девять сверху. Значит, скорее всего девятка ушла  Лане,
а у Элоры дама. Это хорошо. Поехали дальше.
   Элора  вдруг  оказалась  чрезвычайно  сильной  партнершей.   Он   с
удивлением  заметил,  что  они  понимали  друг  друга  с  полужеста  и
полуслова, игра у них шла и они раскатали своих  соперников  в  пух  и
прах, не смотря на все титанические усилия Августа Зелински.
   - Да, вам вдвоем можно  выступать  на  чемпионате  мира,  -  сказал
секретарь после окончательного подведения итогов не скрывая  досады  и
доставая бумажник.
   - Бросьте, что вы, - возразил Сергей. - Мы же на просто так.
   - Игра на просто так - зря потерянное  время,  -  ответил  Зелински
нравоучительно, выкладывая деньги.
   - Играя на деньги теряешь друзей, -  отпарировал  Сергей,  и  Элора
вдруг с какимто удивлением посмотрела на него. Впрочем, секретарь тоже
бросил на него свой знаменитый сверлящий взгляд.
   - Ну, мне пора, - Август Зелински хлопнул себя по коленям и  встал.
- Надеюсь, еще увидимся.
   Они остались  втроем  и  в  купе  повисла  неловкая  тишина.  Элора
неторопливо убирала со стола и  они  старались  не  смотреть  друг  на
друга.
   - Может, сходим пообедать? - осторожно предложила Лана.
   - Да, пора, наверное, - с облегчением согласился Сергей,  глядя  на
часы и привставая. - Спасибо за игру, - сказал он  Элоре,  но  девушка
сделала вид, что не заметила.
   И тут раздался требовательный стук в дверь, которая,  не  дожидаясь
приглашения решительно распахнулась. В дверном проеме неуверенно жался
проводник, позади которого виднелся офицер охраны.
   - Мисс Элора Дебюсси присутствует? - спросил проводник несмело.
   Элора привстала и подошла к двери, почему-то смутившись.
   - Да, слушаю вас?
   Офицер охранения решительно отодвинул проводника в сторону.
   - Вас просят пройти к начальнику состава.
   - А что случилось?
   - Мисс  Ева  Крылова,  секретарь   господина   Цетега,   неожиданно
приболела, - торопливо  проговорил  выглянувший  из-за  спины  офицера
начальник космического отдела. - Я рекомендовал вас  на  ее  место.  Я
понимаю, что это не ваш профиль, но что поделаешь, кроме вас ни у кого
нет стенографистского образования. Справитесь?
   Элора молча кивнула, взяла с верхней полки так и  не  распакованный
чемодан. - Захлопните дверь за собой, - хмуро бросила она через  плечо
и, не оборачиваясь, вышла.
   Сергей грустно проводил  ее  взглядом,  массируя  вдруг  защемившее
сердце. Ну что ж, подумал он, в жизни все надо испытать, как говаривал
Евгений Никандрович. Так что, терпи, Серега, крепче будешь.

   В  вагоне-ресторане  они  нашли  свободный  столик.  Сделали  заказ
подошедшему официанту.
   - Что у вас с этой девушкой? Было что-то?  -  вдруг  тихо  спросила
Лана.
   - Да нет, - очень удивился Сергей. - С чего ты взяла?
   - Да  так,.  -  неопределенно  пожала  плечами  она.  -  Уж  больно
заметно.. К тому же она все-таки моложе меня, это  просто  вид  у  нее
такой неприступный.
   - Да нет, тут все совсем другое..
   Лана снова пожала плечами, закончив разговор на эту тему.

   На выходе из вагона-ресторана их остановил офицер охраны.
   - Извините, - сказал он, обращаясь к Сергею.  -  Вас  хочет  видеть
начальник охраны министра.
   Сергей  сухо  кивнул  офицеру,  пропуская  его   вперед,   но   тот
отрицательно покачал головой.
   - Я скоро вернусь, - сказал он не на  шутку  встревоженной  Лане  и
первым направился по коридору. Офицер последовал за ним. И пока он шел
так по длинным коридорам вагонов, словно под конвоем, Сергей  мысленно
перебирал варианты, что бы это могло означать.
   В  небольшом  и  тесном  купе  начальник  охраны  Цетега  предложил
рассаживаться и с минуту наблюдал за Сергеем, неприятно улыбаясь.
   - Вы, если не ошибаюсь, из шестнадцатого отдела,  -  вдруг  спросил
он.
   Сергей  вопросительно  поднял  глаза,  прекрасно  зная,   что   его
появление тут прежде всего согласовано именно с охраной министра и его
кандидатура тщательно проверялась по их ведомству.
   - А вы знаете, что вы находитесь под постоянным наблюдением, и если
что, у меня есть соответствующие указания - несчастный случай в  пути.
Кстати, если мне не изменяет память -  с  вами  уже  произошло  что-то
подобное. Впрочем, это наше упущение - извините - справки не до  конца
навели, глубже не копнули.
   - С чего это вдруг такое недоверие? - сделал Сергей  наивное  лицо,
внутренне напрягаясь.
   - Сами понимаете, такое отношение надо заслужить.
   Сергей промолчал, ожидая продолжения.
   - Скажите честно, что  вы  так  много  крутитесь  вокруг  господина
Цетега  и  его  приближенных?  Что  за  грубость  в  работе?  -  вдруг
по-дружески поинтересовался собеседник.
   - Ну почему же, -  пожал  плечами  Сергей.  -  А  если  мне  просто
нравится его девушка?
   - Да ну, - широко улыбнулся начальник  охраны.  -  Кто  же  поверит
такой глупости.. Свои дела надо обставлять более тонко. Ювелирнее надо
работать. Что-то ваши органы совсем потеряли квалификацию.  Стыдно  за
вас.
   - Может, это вы стали лучше работать? - осторожно  вставил  Сергей,
внимательно наблюдая за реакцией собеседника.
   - Ну-ну, - открыто улыбнулся начальник охраны.  -  Впрочем,  я  вас
предупредил. Лично против вас я ничего не имею, но работа есть работа.
Согласны? - зачем-то спросил он, привставая.
   - Да, - просто кивнул головой Сергей, тоже поднимаясь и направляясь
к выходу. - Спасибо за заботу. До свидания.
   - Да не за что, - донеслось из-за закрывающейся двери.

   Казавшийся  таким   огромным   и   бесконечным   океан   неожиданно
закончился,  словно  разбился  о   гигантскую   стену   стеклобетонных
монолитов. Они въезжали в страну вечного солнца, гигантских  пляжей  и
бескрайнего голубого моря.

   --------------------------------------------------

                              Глава 10.


   - Хорошо то как! - в восхищение произнесла Лана,  ступая  в  легком
платье  и  босоножках  по  натуральной  зеленой  травке,  хотя  они  и
находились на 230 уровне. - И небо над головой ясное и чистое.  Не  то
что у нас - сплошные арматурины и линии монорельса.
   - Чужой пирог всегда  слаще,  -  негромко  заметил  Сергей,  ступая
налегке  -  чемоданами  занялись  носильщики  -  по  песчаной  дорожке
обширного парка, ведущей  к  белому  симпатичному  двухэтажному  дому,
окруженному густыми деревьями.
   - Не скажи, - скептически вмешался шедший  рядом  сосед  Сергея  по
купе. - У нас ничего подобного и близко нет.
   - Кто их знает на верхних уровнях, как там все устроено.
   - А я слышал, что это дача  местного  министра  внутренних  дел,  -
добавил кто-то осторожно.

   В резиденции к приезду комиссии все  было  приготовлено  заранее  и
аккуратные горничные быстро и без суеты  развели  вновь  прибывших  по
комнатам, как и все помещения этого здания,  отделанные  под  глубокую
старину - с занавесками, коврами, обширными  деревянными  кроватями  с
балдахином, каминами и  прочими  предметами,  про  которые  многие  из
делегации и не знали, что это такое и для чего это  было  нужно  нашим
далеким предкам.

   - Добрый вечер, - уверенно  произнесла  вышедшая  перед  ужином  на
середину зала элегантная девушка в строгом деловом костюме.  -  Я  ваш
секретарь-координатор. Зовут меня Кристина Томсон. В  моем  ведение  -
организация распорядка дня, и, главное, организация  вашего  досуга  в
послерабочее время. Так что  по  всем  вопросам  обращайтесь  ко  мне.
Работа комиссий начнется завтра утром. Распорядок у  каждого  лежит  в
номере. Ориентировочно время  работы  -  2  дня.  Завтра  после  ужина
планируется небольшая экскурсия по центральному  району  с  посещением
пляжа.
   - Там же темно, - подал кто-то голос.
   - Ну и ладно, - откликнулся другой. - Я и моря никогда не видел.
   Девушка улыбнулась.
   - Не волнуйтесь. Этот пляж хорошо освещен, вы останетесь довольны.

   Элора вышла к ужину одна из последних, в  платье  умопомрачительной
красоты, элегантно прошла  мимо  столиков,  направляясь  к  пустующему
столику  Цетега  -  сам  министр  уже  работал,  ведя  предварительные
переговоры что называется с глазу на глаз.
   - Да-а, - протянула Лана  с  легким  вздохом,  проводив  ее  долгим
взглядом. - Красивая все-таки девушка.
   Сергей с удивлением посмотрел на нее.
   - А я думал, девушки разглядывают только мужчин.
   - Да нет, женщин все-таки почаще - кто  как  одевается...  кто  как
ходит, держит себя...
   - Да, - кивнул Сергей наливая себе и ей  вина.  -  Нелегкая  у  вас
жизнь.
   - Вот Элора например, - продолжала Лана. - Всегда так  нестандартно
одевается. И всегда это так ей идет! И манеры... Хотя лет  ей  гораздо
меньше моих - всего лишь третий курс института - это где-то около 19.
   - Откуда у тебя такие знания?
   - Все-таки в  одном  купе  ехали  некоторое  время.  -  Лана  снова
посмотрела в сторону Элоры. - Молодая независимая аристократка... -  с
непонятной интонацией протянула она. - В душе правда уж очень добрая -
пообещала позаниматься со мной в свободное время.
   - Ты  считаешь,  доброта  -  это  недостаток?  -  спросил   Сергей,
внимательно посмотрев на девушку.
   - Только в ее положении, - серьезно ответила Лана. - В тех  кругах,
где она вращается - она выглядит белой вороной.
   - Может, приступим к ужину? - постарался сменить тему Сергей, боясь
продолжать этот разговор.

   Специально затянув ужин, Сергей, отпустив Лану, дождался,  когда  в
зале почти совсем никого не останется и  можно  будет  без  свидетелей
подойти к секретарюкоординатору, но, как назло,  возле  нее  собралась
небольшая компания громко смеющихся молодых людей.
   Сергей, неспеша потягивая  легкое  вино  и  незаметно  наблюдая  за
связной, вспомнил слова шефа -- "Она - девушка практичная,  но  у  нее
есть одно хобби - любит менять мужчин. Предыдущий  связной  пароль  ей
оставил,  но  он  какой-то  кривоватый  и  не  очень  подходит,  чтобы
произнести его при всех. Так что тебе  придется  с  ней  познакомиться
поближе. Но я думаю, при ее то увлечениях это тебе не составит особого
труда". М-да, протянул он про себя, интересно, как к ней  подбираться,
в такой-то давке?
   Наконец, когда возле  девушки  остались  только  двое,  и  она  уже
собралась покинуть зал, Сергей, быстро покончив с  ужином,  подошел  к
ней и спросил,  выждав,  когда  она  закончит  разговор  с  директором
института космических исследований, а следующий ожидающий замешкался и
не успел начать свой вопрос.
   - А музей Дейва Ричарда стоит в планах посещения?
   - Какой, какой музей? - удивленно спросила она, вместо того,  чтобы
сказать ответ на его условную фразу. - Может, вы  имеете  ввиду  музей
Ричардсона?
   - Да, скорее всего, - поспешно подтвердил  он,  слегка  озадаченный
таким поворотом и лихорадочно соображая про себя - Что же это? Провал,
и она дает ему об этом знать? Или это что-то другое?
   - График  вашего  пребывания  очень  плотен  и  короток,  так   что
посещения  музеев  вообще  не  планировались,  -  хорошо  поставленным
голосом  сказала   секретарькоординатор.   -   Но   если   вы   хотите
индивидуально, это можно устроить.
   - Да нет, спасибо, - ответил Сергей,  безрезультатно  пытаясь  хоть
что-то прочесть в ее глазах, которые  оставались  доброжелательными  и
холодноравнодушными одновременно. - Я уж  лучше  вместе  со  всеми,  -
добавил он, понимая,  что  стоит  хоть  раз  отделиться  от  группы  и
пристальное  внимание  местных  спецслужб  ему  обеспечено  до  самого
отъезда.

   - Знаете что? - обратилась Лана к Сергею, - Давайте лучше сходим  в
парк, прогуляемся  перед  сном.  Когда  еще  нам  удастся  побывать  в
подобном месте.
   В  парке  было  довольно  людно.   Знакомый   все   народ   неспеша
прогуливался возле фонтанов, отдельные группки сидели  на  лавочках  в
уединенно-затемненных местах, но вопреки  ожиданию,  оттуда  слышались
разговоры почему-то только о предстоящей работе. Ни Луна ни звезды  ни
тихий шум листвы и фонтанов не навевали лирических мыслей.
   - А! Харви! Лана! - услышали они по-барски снисходительный  возглас
Августа Зелински. - Вы тоже решили подышать свежим воздухом!?
   - Как видите, - без всякого  интереса  ответил  Сергей,  вынужденно
останавливаясь.
   - Правильно делаете, - бодро сказал секретарь, пристраиваясь с ними
рядом. - Погода прекрасная, звезды видны над головой, тихо  кругом.  И
главное - лето. Ни снега под ногами, ни  курток  с  подогревом,  мороз
щеки не щиплет.
   - Вам бы стихи писать, - улыбнулась Лана,  выглядывая  из-за  плеча
Сергея.
   - Наверное, вы правы, - повернулся Зелински.  -  Сидел  бы  себе  в
тихом кабинете, думал бы о чем-нибудь возвышенном, ни  тебе  кризисов,
ни нервных перенапряжений..
   Сергей внутренне поморщился,  вспомнив,  что  сам  что-то  подобное
говорил Элоре и Эриху.
   - В жизни часто так бывает, -  заметил  он.  -  Человек  не  всегда
занимается своим делом.
   - Полностью с вами согласен, - заметил  секретарь,  с  нескрываемым
любопытством посмотрев на Сергея. - Впрочем, что мы ходим  кругами  по
одному месту. Здесь можно и на лодках покататься по озеру, и поплавать
с аквалангом. Как вы на это смотрите?  -  повернулся  он  к  Лане,  не
скрываясь, разглядывая ее.
   Девушка пожала плечами и неуверенно посмотрела на Сергея.
   - Поздно уже, - нехотя ответил Серж. - Завтра много работы.
   - Ну что вы такое говорите, - усмехнулся секретарь. - Десять  минут
плавания под водой только добавят сил. Спать будете как младенец.
   Сергей покачал головой.
   - Ну тогда просто искупаемся?
   - За купальником в  гостиницу  придется  возвращаться,  -  заметила
Лана.
   - Ба, - неумолкал секретарь, уже не обращая  никакого  внимания  на
Сергея. - Какие условности. Мы же с вами современные люди! Ну так что?
Лана? Идемте?
   - Вы нас извините, - остановился Сергей. - Но мы бы  хотели  побыть
одни. - Сергей прямо посмотрел в остекленевшие глаза  секретаря.  -  С
вашего позволения, - добавил он усмехнувшись, уводя девушку.
   - Ну-ну, - неопределенно протянул Август Зелински им в спину.
   Они погуляли еще немного в тягостном молчании, и также молча вскоре
вернулись  в  гостинницу,  а  секретарь  решительным  шагом  зашел   к
начальнику охраны - Раскажите мне все, что знаете про  Сержа  Харви  и
Лану Ольховскую, - сказал он, фактически еще с порога.

   С прогулки Сергей проводил Лану до дверей номера. Заходить не  стал
- некрасиво и неловко - поздно уже, и что он на самом деле, хозяин  ей
что ли?
   - Ну ладно, - кивнул он, немного помявшись у  дверей.  -  Спокойной
ночи.
   - Спокойной ночи, - тоже кивнула она, продолжая стоять у порога.
   Он повернулся, медленно удаляясь.
   - Может, чашечку кофе? - торопливо произнесла она.
   Серж остановился, словно натолкнулся на невидимую стену. Обернулся,
посмотрев в стыдливые, неловко опущенные глаза девушки.
   А почему бы и нет? - подумал он.

   Утром Сергей и Лана быстро и второпях оделись и,  опаздывая,  почти
бегом вышли к завтраку. Лана проскочила первой и Сергей, замешкавшись,
столкнулся в дверях с Элорой. Он вежливо открыл дверь и  чуть  склонил
голову в поклоне. Девушка молча кивнув то ли ему  то  ли  еще  кому-то
одними ресницами, грациозно  прошла  мимо,  кивнув  беглый  взгляд  на
воротник его рубашки.
   - Господин инспектор! - в ужасе прошептала Лана за  столиком.  -  У
вас воротничок весь в помаде!
   Сергей вспомнил взгляд Элоры и пожал плечами.
   - Чтож теперь, - сказал он  почти  равнодушно,  пододвигая  к  себе
тарелку. - Не бросать же из-за этого завтрак. Поедим спокойно, а после
я сменю рубашку.

   Сергей неторопливо  шел  по  комнате,  сплошь  увешанной  чертежами
предполагаемого городка на  Марсе,  и  вдруг  замер  возле  одного  из
проектов - ему в глаза бросилась ставшая у  него  дома  хрестоматийной
ошибка,  которую  они  рассматривали  еще  на   первом   курсе   школы
космолетчиков. Ее ошибочность трудно доказуема - проявилась только  на
практике, когда город сильно разросся.
   Сзади неслышно подошел автор данного проекта - ведущий  инженер  из
15 округа.
   - Вам что-то не нравится? - вежливо спросил он.
   - Честно говоря, да, - неудержавшись, ответил Сергей, толком еще не
понимая, как же он  сможет  внятно  объяснить  всю  ошибочность  этого
решения.
   - Буду только рад выслушать ваши замечания.
   И дальше их  неторопливая  дружеская  беседа  незаметно  перешла  в
горячий спор, собрав вокруг  себя  почти  всех  находящихся  в  данном
месте.

   В обеденный перерыв Сергей, обведя взглядом просторный коридор и не
найдя Ланы, взял со стола  чашечку  кофе  с  бутербродом  и  отошел  к
ближайшему подоконнику.
   Где-то вдалеке чинно проследовали Цетег в сопровождении секретаря и
Элоры, недосягаемой и надменной.
   К Сергею подошел его бывший сосед по купе - инженер Макс Роу.
   - Как вам первые впечатления? - спросил он по-дружески.
   - Трудно так сразу сказать, - пожал плечами Сергей. - Все  так  еще
сыро...
   - На то оно и предварительное, - заметил Макс. - Главное - прийти к
соглашению. Кстати, вы не видели еще переносной изолированной и хорошо
защищенной спецкомнаты для конфиденциальных переговоров? Нет? Лучше не
смотрите, чтобы не испытывать чувство глубокого стыда за свою  страну.
Опс! - вдруг отставил он свою чашечку. - К нам еще один собеседник.
   К ним приближался руководитель группы по космическим исследованиям,
директор ИКИ Рудольф Винслоу.
   - Мистер Роу, - спросил он строго. -  Почему  Ваша  карточка  висит
криво?
   Сергей оторвал взгляд от кофе. Да, действительно, карточка инженера
с его  именем,  фамилией  и  должностью  была  прикреплена  к  лацкану
пиджака, а не к карману, как обычно, которого, кстати вообще не  было,
и находилась по диагонали, что сильно затрудняло ее чтение.
   Инженер долго разглядывал своего начальника.
   - В этом есть большой скрытый  смысл,  -  ответил  он  небрежно.  -
Идешь, например по коридору, а навстречу - красивые  девушки.  Захотят
они прочитать, что это у  меня  там  написано  -  женщины  ведь  народ
любопытный, - и им для этого придется наклониться. А это так  приятно,
когда девушки склоняют перед тобой головы.
   Рудольф Винслоу недоуменно посмотрел на инженера.
   - Потрудитесь привести себя в порядок.
   Макс Роу сделал небольшой  глоток  из  чашечки,  посмотрел  куда-то
вдаль.
   - Извините, - сказал он. - Я вас  оставлю.  Мне  надо  задать  пару
вопросиков одному человеку, пока он не исчез окончательно.
   И с этими словами инженер, сухо кивнув руководителю группы, быстрым
шагом покинул их.
   - Никакой дисциплины, - вслед ему заметил господин Винслоу.
   Сергей промолчал.
   - А у вас что? - теперь уже его тихо спросил руководитель группы. -
И было такое задание - сорвать нам все совместные проекты?
   - Ну почему же, - так же тихо  ответил  Сергей.  -  Я  просто  хочу
уберечь вас от больших человеческих жертв.
   Директор как-то странно посмотрел на него.
   - А что? Себя вы к нам не относите?
   Поговорив в таком же  тоне  еще  несколько  минут,  Сергей  наконец
оторвался от мистера Винслоу и, отойдя за колонны,  присел  на  мягкий
диванчик. Народ по одиночке и небольшими группами тихо прогуливался по
холлу, придерживая чашечки с кофе и время от времени отдельные  группы
распадались и их участники переходили к другим группам,  перемешиваясь
между собой. На время освободившаяся Элора, тоже взяв чашечку, подошла
к группе молодых людей со своей  кафедры  и  оказалась  самой  высокой
среди них. По этой ли причине, или  по  какой-либо  другой,  но  парни
сникли и их оживленный разговор быстро затих. Однако,  подумал  Сергей
про себя, но тут его внимание привлек знакомый голос.
   - Кто вам подбирал такие допотопные платья? - тихо  говорил  с  той
стороны колонны Август  Зелински.  -  Такие  уже  не  носят!  Извините
конечно за откровенность. Вы очень красивая девушка,  жалко  смотреть,
как такая красота и так себя  портит  по  чьей-то  глупости,  а  то  и
специально..
   Сергей  осторожно  выглянул  из-за  колонны.  На  таком  же   точно
диванчике  сидели  секретарь  и  Лана,  причем  секретарь  старательно
придерживал руку девушки в своей.
   - Это я сама, - сказала Лана, покраснев.
   - Извините еще раз, - вдруг почему-то покраснел и собеседник.
   Сергей молча подошел к ним.
   - Добрый  день,  -  кивнул  секретарь,  оставаясь  сидеть,  а  Лана
вздрогнула и торопливо выдернула свою руку.
   - Можно вас  на  минуточку?  -  сухо  и  недобро  произнес  Сергей,
понимая, что сейчас он ведет себя недопустимо для разведчика.
   Секретарь напрягся лицом, словно от  удара,  и  его  лицо  исказила
гримаса начальственно-барского высокомерия.
   - Запомните молодой человек, - произнес он надменно. - Ни на  какие
минуточки  я  ни  с  кем  не  хожу.  Лана,  извините  меня.  Дела,   -
повернувшись к девушке и поцеловав ей  руку  сказал  он,  после  чего,
неторопливо поднявшись, секретарь господина министра гордо удалился.

   Поздним вечером, как и было обещано, их вывезли на пляж.
   Берег  и  море  интенсивно   освещались   множеством   разноцветных
прожекторов, всюду играла музыка. И дико  было  видеть,  как  с  одной
стороны ровная гладь моря где-то далеко-далеко сходилась  с  темнеющим
небом, а за спиной высоченной  стеной,  теряясь  где-то  за  облаками,
стояли суровые блоки мегаполиса.
   Бледные тела  гостей  резко  выделялись  на  фоне  смуглого  загара
местных жителей, в том числе и сопровождающей их Кристины.

   Впервые за столько времени Сергей мог свободно окунуться  в  водную
стихию. У себя на своей Земле он любил подолгу плавать в Атлантическом
океане, наслаждаясь тишиной и покоем, ласковым  покачиванием  волн.  А
здесь  ему  приходилось  ограничиваться  узкой  ванной  -  25-метровый
бассейн, принадлежавший  их  ведомству,  все  это  время  находился  в
ремонте.
   - Я больше не могу, - прошептала, выдыхаясь, Лана.
   - Поворачивай обратно, - сказал Сергей. - Я еще  немного  поплаваю.
Ты как? Сама доберешься?
   Девушка утвердительно кивнула, разворачиваясь.
   Сергей плыл все дальше и дальше от берега, стараясь достичь  границ
прожекторов и немного полежать на спине, где он мог бы, покачиваясь на
волнах, смотреть на звезды. Он лежал себе и думал - В чем же  все-таки
смысл моего здесь пребывания? Ведь я родился и вырос совсем  в  другом
мире, и как ни стараюсь, все равно не получается влиться в него. И как
же мне дальше жить? Что делать? Одна цель по крайней мере ясна  -  это
суперкомпьютер. Ну а дальше? Быть вечно чужим  -  это  такая  мука!  И
внезапно такая невыносимая тоска навалилась на него! Как я хочу домой!
- в сотый раз мысленно в каком-то  отчаянии  обратился  он  к  черному
небу. - Вы бы только знали, невидимые хозяева моей судьбы...
   Невдалеке послышался осторожный плеск воды. Кто-то плывет,  подумал
он, быстро очнувшись от своих мыслей и автоматически настораживаясь.
   - А вы хорошо плаваете, - сказала Кристина, приближаясь. - Чуть  не
потеряла вас из виду.
   Сергей промолчал, ожидая продолжения.
   - Я вам вот что хотела сказать, - начала она,  и,  после  небольшой
паузы, продолжила, тщательно выговаривая слова. -  Извините,  наверное
Девида Ричардсона. - Она засмеялась. - Я правильно произнесла текст?
   Сергей незаметно огляделся. Впрочем, если ее  и  ведут,  то  скорее
всего под водой. Но тогда непонятно, зачем им все это нужно? Если  она
на крючке, сказала бы отзыв сразу. А если она почувствовала  слежку  и
сначала вспугнула его, и только теперь  села  на  крючок  и  вынуждена
выполнять их задания?
   - Что вы молчите как бука? - спросила  Кристина.  -  Я  же  не  ваш
агент, помногу  лет  проходивший  всякие  подготовки,  а  обыкновенная
женщина в конце-концов! Могу я забыть или нет? Как вы думаете?
   Ладно,  рискну,  решил  Сергей  про  себя.  Все-таки  это  у   меня
единственная ниточка. Все остальные завели в тупик. И в  конце-концов,
если это игра с их стороны, то брать меня не должны,  и  этот  процесс
еще ой как долго продлится.
   - Я вам верю, - ответил он. - Не обижайтесь.
   - Ну слава богу, - сказала она, ложась рядом на спину и  раскидывая
руки и ноги, показывая ему свое обнаженное тело - купальника на ней не
было. - Спрашивайте. Я готова.
   - Что вам известно о суперкомпьютере?  -  спросил  он,  не  обращая
внимания на ее наготу.
   - Да очень мало. А что вас конкретно интересует?
   - Место расположения, например...
   - Ну-у, - протянула она. - Этого толком никто  не  знает.  Известно
только, что когда  мы  были  одной  страной,  в  процессе  интенсивной
компьютеризации  органов  надзора  и  военно-промышленного  комплекса,
возникшие их сети, разрастаясь, объединились  в  одну,  в  которую  со
временем влились и все остальные - медицинская, прокуратуры  и  т.  д.
Так что СК - это скорее не один огромный  компьютер,  а  сеть  многих,
тесно связанных между собой единым алгоритмом. Как вам мои познания?
   - Пока не очень, - пожал он в воде плечами.  -  Хотелось  бы  знать
хотя бы приблизительно, где  могут  располагаться  центральные  машины
таких сетей как военная, медицинская и внутреннего надзора.
   - Явно не  у  нас,  -  ответила  девушка,  разглядывая  звезды  над
головой. - После  известных  событий  многое  было  потеряно  -  схемы
разводок линий связи, расположения секретных бункеров... Но у  нас  во
всем этом хозяйстве давно навели порядок. А вот у вас, в вашем бардаке
вполне возможно, что где-то, в бункерах с автономным питанием  до  сих
пор работают компьютеры, обмениваясь между собой по неучтенным  линиям
связи какой-то своей, одной  им  понятной  информацией.  -  Она  снова
чему-то засмеялась.
   - Вам только книжки писать, - поморщился он.
   - Благодарю за совет, - кивнула девушка. -  Впрочем,  я  постараюсь
прозондировать почву  на  этот  счет.  Может,  у  нас  здесь  остались
какие-нибудь материалы по вашему округу. Так что в  следующем  месяце,
во  время  своей  очередной  командировки  к  вам,  при  благоприятном
раскладе, я смогу привезти что-нибудь существенное.
   - Ну и замечательно, - согласился  Сергей.  -  А  теперь  нам  пора
возвращаться, чтобы не вызвать лишних подозрений.
   Она снова засмеялась.
   - Как  раз  этим  мы  и  вызовем   подозрения,   -   сказала   она,
переворачиваясь на живот и вплотную подплывая к нему.  -  Вы  же  ведь
понимаете, что за нами наблюдают. И теперь нам как-то  надо  обьяснить
нашу встречу.
   - И что вы предлагаете?
   - Небольшую интимную связь... - с непонятной интонацией  произнесла
она. - У меня тут репутация.. Впрочем, вы наверное в  курсе.  Так  что
если мы не займемся сейчас любовью... А это ни вам ни  мне  не  нужно.
Пусть лучше думают, что я вас совратила. У меня это иногда  бывает,  и
подозрений не вызовет.
   - Что? Прям здесь?
   - А где еще?  Придется  попробовать.  Хотя,  честно  признаюсь,  вы
совсем не в моем вкусе, да и не понравились, откровенно говоря...
   - Да я тоже что-то большого желания не испытываю.
   - Вы меня обижаете.
   - Вы тоже.
   - Я все-таки женщина.
   - А я не вещь которой сказали это сделать - сделал, другое что-то -
нет проблем.
   - Странно, мне казалось, что мужчины проще смотрят на эти вещи.
   - Вы хотите сказать, что им все равно с кем?
   - Ну не совсем, конечно, но если женщина симпатичная, то...
   - А может, просто сымитируем?
   Девушка удивленно посмотрела на него.
   - Серж, вы что? Дурак?

   Когда Сергей вышел на  берег,  ни  Ланы,  ни  ее  одежды  не  было.
Встревоженный, он попытался связаться по наручному видеофону - абонент
не пожелал отвечать.
   Вернувшись в резиденцию он торопливо подошел к  ее  комнате.  Дверь
была не заперта и он вошел, предварительно постучавшись.
   Лана, суровая и молчаливая, с красными глазами, неподвижно сидела в
кресле.
   - Что случилось? - спросил Сергей,  внутренне  догадываясь,  но  не
понимая.
   Девушка молчала.
   Сергей присел рядом. Она даже не шелохнулась.
   - Ты можешь мне объяснить?
   Тишина.
   Сергей  молча  смотрел  на  девушку,  на   ее   напряженную   позу,
заплаканные глаза, тонкие руки, с силой сжимающие подлокотники кресла,
и ему было невыносимо жалко ее, хотелось ее обнять,  прижать  к  себе,
целовать ее мокрые глаза, все  откровенно  объяснить...  Но...  Правду
сказать он не мог - наверняка их прослушивали.
   - Ну-ка, рассказывай, - потребовал он, повернув ее лицом к себе.
   Минут сорок он мучился с ней, пытаясь хоть как-то  ее  разговорить,
вывести ее из этого пугающего состояния неподвижной замкнутости.
   Наконец,  девушка  сначала  слабым  жестом  отреагировала  на   его
какую-то фразу, потом слово, потом фраза,  произнесенная  очень  тихим
голосом. А потом она, сбиваясь и плача, рассказала ему,  что  пока  он
плавал, к ней подсел секретарь и сначала сыпал ей комплименты,  говоря
ей что тогда на практике когда она брала у него интервью, она мол  так
мило смущалась, волновалась, и была такая молоденькая, и так это  было
ей к лицу, такая мол симпатичная.. А  когда  она  прервала  поток  его
комплиментов, он, рассказывая ей о местных достопримечательностях, дал
ей подзорную трубу, якобы, чтобы лучше  было  видно,  и  установил  на
штатив. Сначала показал ей висячие сады верхних уровней,  потом  ветку
океанского супермоста, а потом в море она увидела...
   И  когда,   наконец,   выговорившаяся,   не   удовлетворенная   его
объяснениями, но уже более успокоенная, она, умывшись и приведя себя в
порядок, набрала номер Элоры.
   - Привет, это я, - сказала девушка, вымученно улыбнувшись в  экран.
- Можно к тебе? - выдав себя голосом попросила она. -  К  тому  же  ты
обещала позаниматься со мной.
   - У тебя что-то произошло?  -  встревоженно  спросила  девушка,  не
замечая на экране Сергея. - Тебя кто-то обидел?
   - Да нет-нет, - слишком поспешно ответила Лана. - Все нормально.
   - Тогда выходи прямо сейчас и нигде не задерживайся, -  категорично
заявила Элора.

   Ночью Лана сама постучалась в его дверь.
   - Вы говорили, что были вынуждены?.. - спросила она тихим  голосом,
потупясь  на  пороге  и  в  волнении  теребя  кончик  пояса.   -   Это
действительно так?
   Сергей, вдруг каким-то чутьем поняв, что  сейчас  лучше  вообще  не
произносить никаких слов, молча взял вздрогнувшую девушку за  плечи  и
прижал к себе. Ноги  ее  подкосились  и  она,  слабо  охнув,  потеряла
сознание...

   Следующее утро ничем не отличалось  от  предыдущего.  Опять  они  с
Ланой опоздали к завтраку. Опять нескончаемые  разговоры  в  залах,  в
которых на этот раз Сергей не принимал участия, всячески ускользая  от
своего вчерашнего оппонента, пожелавшего уточнить кое-какие детали.  А
после обеда его присутствие было уже не  обязательно  и  он  вышел  на
свежий воздух, неспеша прошелся по  тенистым  аллейкам  сада,  постоял
возле искусственного пруда, наблюдая за выводком утят, прошелся, как в
детстве, в брызгах фонтана и замер, заметив  на  неестественно  ровной
очень зеленой и аккуратно подстриженной полянке Цетега и Элору. Первый
министр, в шортах, с открытым животом,  в  очках  и  панаме  смотрелся
довольно забавно. А рядом с ним красивейшая девушка  в  строгом  белом
костюме, холодная и недосягаемая как античная богиня,  скромно  сидела
рядом, плотно сжав открытые колени и что-то записывая под диктовку.
   - Красивая девочка! - протянул проходивший мимо Макс  Роу,  заметив
его взгляд. -  Правда,  я  в  ее  присутствии  почему-то  ощущаю  себя
бестолковым юнцом, теряюсь, волнуюсь, словно  у  меня  совсем  недавно
появилось половое влечение. Уж очень она холеная...

   Вечером для космической группы  был  устроен  небольшой  банкет  по
случаю их отъезда - основная цель была  достигнута  и  уже  наметились
предварительные направления совместной деятельности.
   Лана, отшедшая за ночь и день ото всех свалившихся на нее передряг,
была весела и непринужденна, но  еле  заметные  круги  под  глазами  и
скованность  девушки  в  присутствии  Кристины  Томсон   выдавали   ее
внутреннее состояние.
   Столы расставили на свежем  воздухе,  возле  овального  бассейна  с
неестественно голубой водой, подсвеченной откуда-то снизу.
   Элора тоже была с ними  -  все-таки  одна  группа  -  хотя  и  была
вынуждена остаться с Цетегом еще на один день.
   Застолье как-то быстро приняло непринужденную форму  -  по  причине
малочисленности и давнего  знакомства  состава,  и  только  одна  Лана
упорно избегала  секретаря-координатора,  которая  на  это  совсем  не
обращала внимания, да еще Элора упорно старалась не  замечать  Сергея,
предпочитая с разными вопросами и просьбами обращаться к рядом сидящим
молодым людям.
   - Петя, миленький, - сказала она таким нежным тоном, что Сергей тут
же взмок и слегка пролил содержимое своей рюмки. - Сделай доброе дело,
подай, пожалуйста, спрайт.
   Довольный Петр потянулся через весь стол.
   - Последние наши часы в раю. Надо насладиться ими  как  следует,  -
произнес ктото на другом конце.
   - Да-а, - протянул Макс со вздохом. - Это конечно красивая и хорошо
обустроенная жизнь. Но это все-таки чужая жизнь.
   "Да.." - в тон ему подумал вдруг Сергей с удивлением. "И,  как  это
ни странно, - и не моя. Хотя казалось бы мне, чужому в этом  мире,  на
самом деле все равно где жить - везде  я  чужой.  Но  получается,  что
здесь в 15 я более чужой чем там, у себя... Забавная ситуация. "
   После второй рюмки народ  уже  несколько  перемешался  за  столами,
рассаживаясь ближе к тем, кто  был  более  интересен.  Лана  о  чем-то
непринужденно беседовала с очень молодым, но подающим большие  надежды
ученым Петей, Элора весело разговаривала с ними  обоими  и  с  Максом,
Макс успевал поддерживать разговоры со  всеми,  в  свою  очередь  тихо
подбираясь к Кристине... И Сергей, находясь в самом центре оживленного
общества, фактически остался один - и по причине своего старшинства по
должности, и по причине своего старшинства по годам, да  и  по  другим
причинам тоже...
   Он молча налил себе водки. Странно, подумал Сергей. Там на  корабле
мы пили, потому что была дикая, ни во что не укладывающаяся  ситуация,
и надо было как-то к ней притереться. А здесь мы пьем, потому что  вся
жизнь наша такая - если не пить, то с ума можно сойти.
   - Харви, что вы заскучали? - вдруг сказала Кристина,  прервав  свою
беседу с Максом. - Скажите лучше тост.
   - Да не знаю я интересных, - ответил он,  недовольный  за  то,  что
прервали его одиночество, и все глаза устремились в его сторону.
   - Ну тогда какое-нибудь стихотворение - к случаю.
   - Стихотворение? - задумчиво  переспросил  Сергей,  подумав  -  Вот
привязались-то. - Хорошо. - кивнул он. - Только коротенькое. -  Сергей
привстал, держа рюмку на уровне груди.
   -- Спросил у чаши я, прильнув устами к ней:
   -- "Куда ведет меня чреда ночей и дней?"
   -- Не отрывая уст, ответила мне чаша:
   -- "Ах, больше в этот мир ты не вернешься. Пей!"
   И с этими словами, не дожидаясь реакции сидевших за столом,  Сергей
залпом выпил и сел. После небольшой паузы девушки захлопали.
   - Хорошо сказано, - одобрительно кивнул Макс Роу осушив свою рюмку.
- Умные слова. - И он протянул вилку за ломтиком осетрины.
   Сергей поднес бутерброд с черной икрой  ко  рту  и  замер,  заметив
удивленновнимательный взгляд Элоры. Он медленно  отложил  бутерброд  в
сторону.
   - Вы меня последнее время стали все больше  и  больше  удивлять,  -
вполголоса ответила  она  на  его  молчаливый  вопрос,  протянув  свою
тарелку.
   - Это только начало, - ответил он без улыбки, положив в ее  тарелку
что-то аппетитно-заливное.
   - Если бы вы сказали, что здесь речь идет совсем не про  пьянку,  я
бы удивилась еще больше, - продолжила девушка этот разговор,  принимая
тарелку и кивком поблагодарив его за это.
   - Я надеюсь, у  меня  будет  еще  такая  возможность,  -  пожал  он
плечами.

   А дальше веселье пошло уже по стандартному сценарию -  шум,  крики,
соблазнительные  женские  визги,  толкание  в  одежде  в   бассейн   с
последующим раздеванием, мокрые голые девушки на  коленях...  И  Лана,
затерявшаяся где-то в самой гуще этого праздника...
   Сергей в полном одиночестве неспеша шел по темной  аллее,  стараясь
хоть на время отдалиться от всего  этого  шума.  Ночь,  звезды,  тихая
теплая тропическая погода. На горбатом мостике через узкую протоку  он
увидел одиноко стоявшую Элору. Сергей резко  притормозил,  боясь,  что
она подумает, что он ее преследует и собрался уже  было  развернуться,
но потом решил, что так будет еще смешнее и продолжил свой путь.
   Элора не удивилась и не обернулась на звук  его  шагов,  все  также
неотрывно глядя куда-то в темную гладь воды.
   - Извините, - сказал он, поравнявшись. - Я не знал, что вы  ушли  в
этом направлении. Иначе я пошел бы другой дорогой.
   - Никак не могу связать ваш образ и Омара Хайяма, -  сказала  вдруг
она, не оборачиваясь.
   - Да нет, - покачал он головой, останавливаясь рядом. - Это  еще  в
юношестве, когда  болезненно  остро  решаешь  вопрос  смысла  жизни  и
смерти, тогда такие вещи задевают очень сильно. Так что это  отголоски
давних времен.
   - И как? Решили?
   - Да нет, конечно, - недоуменно ответил он. - И, как  мне  кажется,
каждый человек не решает  этот  вопрос  по-своему,  а,  переболев  им,
по-своему уходит от решения этого вопроса, успокаивая себя  какой-либо
глупостью.
   - Наверное, вы правы, - задумчиво сказала девушка. - А что  вы  еще
знаете из Хайяма? - неловко спросила она.
   Сергей подумал немного.
   - Вот, пожалуйста, -  сказал  он,  и  чуть  кашлянув,  прочитал  ей
следующее четверостишие. -
   Знайся только с достойными дружбы людьми,
   С подлецами не знайся, себя не срами.
   Если подлый лекарство нальет тебе - вылей!
   Если мудрый подаст тебе яду - прими!

   - Да, - протянула девушка после небольшой паузы. -  В  этом  что-то
есть... - Она задумалась. - А знаете, мне больше нравится вот это... -
также как и он, скромно кашлянув, она тихо, чуть стесняясь  прочитала,
-
   Мы уйдем без следа - ни имен, ни примет.
   Этот мир простоит еще тысячи лет.
   Нас и раньше тут не было - после не будет.
   Ни ущерба, ни пользы от этого нет.
   - Что-то в нем скрыто такое глубокое, чего не пересказать  словами,
но почему-то начинает щемить сердце...
   - Хайям был умный человек, знал о чем говорить.
   - Знаете, - вдруг сказала  она,  поворачиваясь  к  нему  все  своим
соблазнительным телом. - Вы меня извините за мое поведение в купе,  во
время танцев.
   - Хорошо, - осторожно  кивнул  Сергей  в  недоумении.  -  Вы  меня,
кстати, тоже очень сильно удивляете.
   - Я  рада,  что  хоть   чем-то   можно   удивить   человека   вашей
специальности.
   - Знаете, давайте не будем больше об  этом?  -  сухо  произнес  он,
боясь что она скажет еще что-нибудь неосторожное, и сегодня в ночь  он
уже не уедет домой, а попадет в местную больницу с  вдруг  открывшейся
какой-нибудь простудой или гриппом, под пристальным вниманием  местных
спецслужб.
   - Хорошо, - покорно согласилась она. - Извините. Больше не буду.
   И Сергей снова усилием воли успокоил свое так  бурно  отреагирующее
на ее слова и тон сердце,  совершенно  не  представляя  -  как  же  ее
понимать.
   - И все-таки - когда и где мы были  знакомы?  -  спросила  она  без
всякого перехода. - Никак не могу  вспомнить.  Хотя  за  это  время  я
перебрала фактически всю свою жизнь. И провалов в  памяти  никогда  не
было, и жизнь вроде еще не так длинна, чтобы что-то упустить?
   Он неопределенно пожал плечами, жалея о тех, случайно вырвавшихся у
него словах.
   - На самом деле это такие пустяки! Не берите в голову...
   Они еще немного поговорили на  эту  тему.  И  когда,  казалось  бы,
какая-то тонкая ниточка  пролегла  между  ихними  душами,  а  может  и
сердцами, неуверенно связывая их в одно  целое,  девушка  вдруг  резко
отстранилась.
   - А ведь вам никто не нужен, - неожиданно сказала она,  с  какой-то
болью глядя ему в глаза. - Лана прошлой ночью мне все  рассказала.  Вы
успеваете флиртовать со мной, с Ланой, с местной  секретаршей.  И  при
этом  вы  пытаетесь  убедить  в  искренности  своих   чувств,   хотите
представить себя этаким хорошеньким добрячком.  Вы  всех  обманываете.
Ведете какую-то непонятную никому игру. Что-то хотите, чего-то  своего
добиваетесь, ни щадя ни чьих чувств. Вы страшный  человек,  инспектор.
Вы очень страшный. Мне жаль вас. А  еще  больше  жаль  обманутую  вами
девушку.
   И, высказав все это, она поспешно убежала.

   В ночь они уехали, а Цетег, и соответственно Элора остались еще  на
день.

   --------------------------------------------------

                              Глава 11.


   Всю обратную дорогу народ, разбредясь  по  своим  купе,  в  скучном
безделии ожидал возвращения домой. Ни  пьянок,  ни  шумных  веселий  -
нечего и не на что - полная  апатия.  Сосед  Сергея  все  время  читал
какой-то романчик, совсем не собираясь покидать купе и Сергей  изредка
встречался с Ланой только в коридоре или в вагоне-ресторане  во  время
совместных обедов и ужинов. Лана правда от  таких  встреч  была  не  в
восторге, все чаще и чаще произнося как бы невзначай - Скорее бы,  что
ли, приехали.
   А Сергей основное  свое  время  проводил  лежа  на  диване  -  либо
зарывшись лицом в мягкую подушку, либо в полной  меланхолии  неотрывно
смотрел в окно.
   Все-таки я продолжаю ее любить, - думал он про Элору. -  Ни  смотря
ни на что. И ничего не могу с собой поделать. И ни кем она  упорно  не
вытесняется из моей души. - Он перевернулся на другой бок. - Боже, как
мне плохо!.. Вы бы знали!.. И никакого выхода!..
   Так он лежал час, другой, третий, понимая, что ему  становится  все
хуже и хуже, и сердце ноет все настойчивее и настойчивее, но ничего не
хотелось делать, безвольно погружаясь в эту зыбкую трясину безмолвного
мрака.
   И только когда за окном стемнело и сосед куда-то ушел, Сергей вдруг
подумал с необычайной ясностью. - А что, если попытаться встретиться с
Элорой?! Как-то ей  все  объяснить?  -  Он  резко  присел  на  диване,
заволновавшись от этой мысли еще  больше.  -  В  конце-концов  мне  же
многого не надо. Главное - видеть ее время от  времени,  и  чтобы  она
относилась  ко  мне  нормально,  хоть  капельку  по-дружески.   Вполне
достаточно будет хоть раз в два дня короткой дружеской беседы, типа  -
Привет, как дела? - Нормально. А у тебя? - И у меня вроде ничего...  -
И все.. Хотя бы этой малости... И этого будет вполне достаточно, чтобы
кормить мою любовь. Она успокоится, тихо живя  в  моей  груди,  и  уже
больше не будет разрушать мое сердце...  Ну  а  дальше?  -  Он  горько
усмехнулся, подсев ближе к столу. - В конце-концов с тайной  мечтой  и
надеждой можно тихо прожить всю свою  жизнь,  никому  не  мешая  и  не
докучая этим...
   Но не будем о грустном, встрепенулся он. Сначала надо постараться с
ней встретиться - это раз. Что и как  говорить,  чтобы  не  показаться
смешным, не напугать и при этом внятно донести до нее свою мысль - это
два. Но сначала - это конечно встреча.
   Сергей нервно прошелся по тесному купе.
   Как  ее  лучше  всего  организовать?  Подкараулить  у  института  и
постараться проводить, попутно заведя разговор? Слишком в  лоб,  и  уж
больно навязчиво. При ее то антипатии ко мне.
   Он снова сел, лихорадочно соображая и непроизвольно вытирая пот  со
лба.
   Все-таки идея с провожанием - довольно  неплохая.  К  тому  же  это
единственный способ остаться с нею один на один, а иначе у меня просто
не получится откровенного разговора.
   Сергей  налил  из  автомата  в  услужливо   выскочивший   стаканчик
апельсиновый сок. Залпом выпил.
   Но подкарауливать у института ее все-таки не стоит, не  красиво,  -
продолжал судорожно думать он, словно в лихорадке. А может, подойти  к
ней в  коридоре  и  коротко  сказать  -  мол,  есть  разговор  личного
характера, давай я провожу тебя после занятий?.. - Неужели это  ее  не
заинтересует?  -  Сергей  представил  эту  картину,  как  он  волнуясь
караулит девушку в коридоре, как она идет  ни  о  чем  не  подозревая,
улыбаясь разговаривая с друзьями, как сталкивается  с  ним,  мгновенно
меняясь в лице. И тут он и  говорит  свою  заученную  фразу...  Да-а..
Кино.
   Сергей вяло покрутил в руках пустой стаканчик.
   Спросит - А зачем? - Он задумался. - Тогда я,  мол,  это  серьезный
разговор, а ни в институте, ни то  телефону  не  получится  нормальной
беседы.
   Скомкав, он выбросил  стаканчик  в  урну.  Пока  я  один,  невесело
подумал он, вроде и фразы более или менее гладкие получаются, и  знаю,
что и когда говорить. А ведь встречусь с ней -  и  все  же  это  махом
вылетит из головы. Нет, надо бы это записать, чтобы потом не забыть.
   И он достал ручку и стопку  бумаги.  Поставил  цифру  1  на  чистом
листке  -  Итак,  подход.  Позвонить,  или  подойти?  Наверное,  лучше
все-таки позвонить,  т.  к.  в  этом  случае  я  не  буду  так  сильно
стесняться. И к тому же у них еще старые линии связи, большие  частоты
не пропускают, и поэтому функция  видео  пока  еще  не  работает,  что
гораздо облегчит беседу. И Сергей после единицы подписал - "звонок".
   А если она сразу же откажет? - Он  замер,  словно  уже  услышал  ее
резкий ответ. - Тогда не  дать  ей  сказать  эту  фразу,  а  сразу  же
продолжить - Проводы мол тебя ни к чему не обязывают, а даже  наоборот
- не так скучно ехать домой, - сообразил он.
   А в объяснение своего поведения сказать - может ты неправильно меня
понимаешь? - Сергей немного подумал и вычеркнул последнее предложение.
Не подходит, - решил он. - Тут сразу же напрашивается ответ - Да  нет,
я все правильно понимаю... - Лучше уж в объяснение сказать -  Если  бы
мы работали вместе - я бы не пристал к тебе с проводами.
   Он критично осмотрел записи  -  ну  вот,  кое-что  уже  наметилось.
Теперь можно расставить все по порядку.
   Итак, я говорю, не  давая  ей  себя  перебить  -  Здравствуй.  Есть
разговор личного характера. Давай я провожу тебя после занятий?
   Он поставил цифру 2. - Не относись к этому так серьезно,  -  быстро
написал он. - Проводы тебя ни к чему не обязывают, и даже  наоборот  -
не так скучно будет в дороге.
   Дальше появилась цифра 3. - Просто, если бы  мы  работали  в  одном
отделе и виделись каждый день - я бы наверное  не  пристал  к  тебе  с
такой просьбой.
   Следом цифра 4. - Продолжить объяснение -- Знаешь, почему-то сильно
хочется, когда девушка очень нравится, видеть ее постоянно, общаться с
ней.
   Он подумал и зачеркнул весь 4 пункт, и переписал его заново -  А  у
вас дома както не получается более или менее нормального  разговора  -
все как-то второпях, в спешке... Почему-то он постоянно уходит не в то
русло.
   Пункт   пятый   -   Конкретизация   предложения   (Моя   задача   -
заинтересовать ее хоть чем-то  и  все-таки  добиться  ее  согласия  на
провожание).  Чтобы  ее  не  спрашивать,  когда  она  может  со   мной
встретиться, самому предложить - Поэтому у меня  предложение  -  давай
сегодня...
   Сергей задумчиво посмотрел на  листок.  Уж  больно  резкий  переход
получается, от словесного  потока  к  конкретным  действиям.  Надо  бы
небольшую разрядку во фразах. И он вписал между 4 и 5 пунктом фразу --
Вон сколько я тебе всего наговорил.
   Вот  вроде  бы  и  все,  словно  после  тяжеленной  работы   устало
отодвинулся он от стола, поправляя весь исчирканный  листок.  Впрочем,
надо бы совсем закочить предложение еще фразами типа.  --  Во  сколько
заканчиваете? Ждать у вахты или на улице?
   Теперь точно все. И он перечитал свое произведение заново и остался
им недоволен.
   Сначала он дописал в пункте шесть фразу  -  Где  лучше?..  -  Потом
подумал и дописал - Или вообще подальше  от  здания?  -  Вдруг  ей  не
захочется, чтобы ктонибудь из ее знакомых увидели их  вместе,  подумал
он.
   Потом в пятом пункте дописал в самый конец слово - "поговорим". А в
пункт третий добавил слово - "никогда".
   Еще раз критично осмотрел  написанное  и  в  конец  первого  пункта
дописал -  "Только  не  торопись  отказываться..  Выслушай  до  конца.
Хорошо?"  -  Он  удовлетворенно  посмотрел  на  запись.   Это   удачно
получилось, - несколько даже довольно подумал  он.  -  Надо  незаметно
заставлять ее иногда отвечать на мелкие вопросы, а не только  слушать.
Таким образом она как бы будет втягиваться в этот разговор.
   Хотел еще что-то дописать, но передумал - и так текст длинноват.  А
для телефонного разговора в рабочее время нужен короткий, чтобы успеть
высказать основное и хоть чем-то ее заинтересовать.
   Он переписал текст заново, старательно выводя слова -  чтобы  сразу
глаз схватывал фразы, когда он будет говорить с ней по видеофону.

   1. (Звонок) Здравствуй. Есть разговор личного  характера.  Давай  я
провожу тебя после  занятий?  Только  не  торопись  сразу  отказывать.
Выслушай до конца. Хорошо?
   2. Не относись к этому так серьезно - проводы тебя  ни  к  чему  не
обязывают, и даже наоборот - не так скучно будет в дороге.
   3. Просто, если бы мы работали в одном  отделе  и  виделись  каждый
день - я бы наверное никогда не пристал к тебе с такой просьбой.
   4. А у вас дома как-то не получается более  или  менее  нормального
разговора - все как-то второпях, в спешке...  Почему-то  он  постоянно
уходит не в то русло.
   5. Вон сколько я тебе наговорил. Поэтому у меня предложение - давай
поговорим сегодня.
   6. Во сколько заканчиваете? Где лучше ждать - у вахты или на улице?
Или вообще подальше от здания?

   Он удовлетворенно откинулся на спинку дивана, потирая  сердце.  Все
это замечательно, подумал он устало, но вдруг она согласится  и  тогда
надо будет идти и разговаривать с ней. А что говорить? Впрочем, это  я
продумаю потом, время у меня еще есть. Ведь она вернется после нас.

   Вечером, по приезду, Сергея и Лану сразу же доставили в  контору  в
спецвагоне.
   - Шеф, ну как там? - игриво спросила Алла,  когда  улеглись  бурные
приветствия по случаю их появления в отделе.
   - О-о! Сказка! - Сергей мечтательно прикрыл глаза. - Солнце,  море,
пальмы, загорелые девушки...
   - Видим, видим,  -  заметил  Закир  со  своего  места.  -  Вон  как
потемнели.. Может, отметим это дело? А?
   - Не сейчас, - Сергей с сожалением отрицательно покачал головой.  -
Боюсь, начальство загрузит отчетами по самые уши.  Пойдемте,  Лана,  -
позвал он и девушка, извинившись, отошла от что-то тихо говорившего ей
Коуриса.
   - Мы подождем, - заверила широко улыбающаяся Алла. - В конце концов
должны же вы поделиться с нами своими впечатлениями..

   Около часа Сергей и Лана, находясь в разных комнатах, надиктовывали
свои отчеты  на  отделовские  аналоговый  компьютер,  который  тут  же
обрабатывал полученную информацию. Потом  еще  часа  два  отвечали  на
вопросы.  И  когда,  совсем  усталые,  выбрались  в  отдел,  их  ждали
сдвинутые на середину в один ряд рабочие столы,  скромно  заставленные
нехитрой закуской и пятью бутылками сухого вина. Лана,  освободившаяся
несколько раньше, сидела вместе со всеми, и все тот же мрачный  Коурис
все так же тихо что-то ей говорил, неторопливо замолкнув при появлении
Сергея.
   - Не сидеть же за пустыми столами, - заметила Ники.
   - А где у нас Густав?
   - Шеф угнал его куда-то...
   - Ну что ж, - развел руками Сергей в напряженной тишине, - Вперед.
   И тот час  разом  все  облегченно  зашумели,  загалдели,  задвигали
стульями. Кто-то энергично открывал бутылки, проливая вино на  широкие
листы бумаги вместо скатерти, кто-то кому то что-то передавал..
   В  самый  разгар  подготовительного  процесса  в  отдел   заглянула
любопытная голова Давора.
   - Ба! Соседи опять гуляют! - воскликнул он. - Что празднуем на этот
раз?
   - Возвращение шефа, - ответили женские голоса. - Присоединяйтесь.
   Мужчины отдела хмуро отнеслись к этой реплике - женщин и  так  было
маловато.
   - Хорошо у вас, - покачал тот головой, оглядывая сидящих за столом.
- Я вот недавно вернулся из Лунного городка, никто и не заметил.  -  И
он плотно прикрыл за собой дверь.

   - Ну что? - окинул  взглядом  застолье  Закир.  -  Между  первой  и
второй...
   - Да, - кивнул Сергей. - Поздно выпитая вторая -  это  зря  выпитая
первая.
   Закир некоторое время смотрел на Сергей.
   - Замечательно сказано! - восхитился он. - Продиктуете  мне  потом,
хорошо? Я запишу.
   - Всегда пожалуйста, - пожал плечами Сергей. -  Ты  не  отвлекайся.
Лей давай.
   И дальше все покатилось по уже отлаженному  руслу  -  водка,  смех,
разговоры, сальные шуточки и осторожные намеки, и только  один  Коурис
сидел молча в своем углу, болезненно реагируя на слова Ланы  и  на  ее
взгляды, бросаемые ею время от времени на Харви.
   - Как мы с Оэцием полазили по подземельям!.. -  рассказывал  Сергею
Закир. - Провоняли как крысы..
   - А как схема?
   - Кое-что удалось накидать. Хотите взглянуть?
   - Да нет, завтра.. Давайте пока не будем о работе.
   - Давайте,  -  кивнул  Закир  и  повернулся  к  девушкам.  -  Лана,
похвастайся загаром, - предложил он, весело улыбаясь. - Дай  нам  всем
позавидовать черной завистью.
   Лана, слегка смутившись, осторожно посмотрела в сторону Сергея. Тот
пожал плечами и девушка, улыбаясь, встала...
   И пока все любовались ее загаром, Сергей тихо собрал катавшиеся под
ногами пустые бутылки и отнес их в туалет, где успевший опередить  его
Закир,  старательно  прикусив  нижнюю  губу   в   творческом   экстазе
фломастером тщательно выводил очередную надпись над  писсуаром  -  "Не
льсти себе - подойди поближе".
   - Выйду на пенсию, - добродушно сказал он, заметив Сергея. -  Издам
сборник туалетных афоризмов в двух томах.
   Когда они вернулись, на них никто не обратил внимания.
   - О каком замужестве может идти речь? - волнуясь,  горячо  говорила
Ники. - За кого тут выходить? Все или женаты, или такие как Закир.  Да
и где знакомиться? Идти в ресторан и  сидеть  одной  за  столиком  как
проститутка?.. А все мои подруги после института или  разбежались  или
разъехались...
   - Да-а...  -  протянул  Закир  многозначительно.  -  А  на   работе
нельзя... И, скажу вам откровенно, - У романов на рабочем  месте  есть
один очень большой недостаток. Есть конечно и плюс -  не  надо  далеко
ходить, она постоянно  при  тебе,  легче  себя  проявить  перед  своей
избранницей с хорошей стороны. Но... - Он посмотрел в сторону Коуриса.
- Рано  или  поздно  эти  романы   заканчиваются.   Женщина   начинает
увлекаться кем-то другим, а ты вынужден на все это  смотреть.  И  хоть
все давно закончилось, но видеть как  твоя  женщина,  хоть  и  бывшая,
флиртует с кем-то другим, садится  ему  на  колени,  смеется  над  его
несмешными шутками - это так неприятно. - Он поймал  взгляд  Сергея  и
виновато развел руками. - И уйти-то никуда нельзя, остается только или
постоянно мучиться или уволиться.
   - Ну почему же! - заметила Алла. - А если сам первый бросил?..
   - Тогда да.. - согласился Закир как-то вяло. - Тогда другое дело.
   - А зачем вообще выходить замуж? - вдруг спросила Ники серьезно.  -
Лучше уж жить свободной. Встречаешься с одним. Хорошо. Ушли чувства  -
находишь другого.  Никакого  засасывания  домашним  бытом.  Постоянная
свежесть чувств и впечатлений.
   - Народ,  минуточку  внимания!  -  громко  перебил  всех  Закир.  -
Во-первых, я уже всем налил. А во-вторых,  мы  отвлеклись  от  главной
цели  нашего  собрания.  Наш  шеф  еще  не  поделился  с  нами  своими
впечатлениями.
   Под одобрительные возгласы быстро разобрали стаканы.
   - У меня, кстати, есть один замечательный тост на эту тему.  Думаю,
публика уже готова к таким речам.
   - Давай. Что уж там, - беспечно махнула рукой со своего места Ники.
- Опять скажешь какую-нибудь пошлость.
   - Ну, это тебе решать, - чуть усмехнулся Закир. - Не отвлекайте.  -
И он поднял свой стакан. - Мужчины! Не гонитесь за женщиной, словно за
ушедшим вагоном. Помните, что следом идет еще один. Так выпьем за  то,
чтобы вагоны ходили почаще!
   Алла лениво  похлопала,  Ники  обиделась,  а  Сергей  непроизвольно
улыбнулся.
   - Пойдет, - кивнул он Закиру.
   Чекнулись, выпили, причем Сергей и  Лана,  задержавшись,  чекнулись
последними и выпили вдвоем.
   - Ну, а теперь, рассказывайте!  -  с  веселым  любопытством  сказал
Закир, ставя свою рюмку.
   - Ну что тут рассказывать, - произнес Сергей, отставляя свою рюмку.
- Хотите, слушайте...
   И он начал.. И говорил довольно долго, делясь своими впечатлениями,
большей частью ставя упор как раз на то, чего так не хватало  в  ихнем
мире. И так он говорил довольно долго под почтительное молчание  своих
подчиненных, которым было не понять, то ли они увлечены его рассказом,
то ли они молчат просто из вежливости.
   И вдруг он  словно  отключился  от  всего  происходящего,  перестав
видеть и слышать окружающих. Его  мысли  снова  вернулись  к  дорожным
переживаниям.
   А что,  если  ей  позвонить  прямо  сейчас?  -  подумал  он  вдруг,
почему-то холодея. - У них там утро. Зачем же ждать ее возвращения?
   Уединившись в своем кабинете, он, не в силах реально осмыслить  то,
что он собирается сделать, быстро,  используя  всю  мощь  компьютерной
сети  управления,  нашел  нужный  номер.  Волнуясь,  набрал   его   на
видеофоне.
   Любопытная улыбка мгновенно исчезла с лица юной Элоры.
   - Это вы? - упавшим голосом спросила она.
   - Здравствуйте, - торопливо начал он,  боясь,  что  девушка  сейчас
отключится. - У меня  к  вам  очень  серьезный  разговор.  По  личному
вопросу. Можно я вас встречу на вокзале? По дороге домой и  поговорим.
Заодно и в дороге не скучно будет.
   - Какой вы настырный, - устало произнесла она. -  Никак  не  можете
понять, что не хочу я с вами встречаться. Нет у меня  такого  желания.
Ну как вам еще это объяснить?
   - Вы подождите, не отказывайте так сразу,  -  еще  более  торопливо
начал он, боясь, что это все,  конец,  после  которого  уже  не  будет
никакой надежды... Девушка скривившись, слегка двинула рукой  и  экран
погас, унося с собой его последнюю надежду в этом мире.

   Как-то быстро и незаметно  застолье  разделилось  на  две  части  -
мужскую и частично женскую (Коурис был во  второй).  С  одной  стороны
Сергей рассказывал о море, пляжах, местных девушках и морской технике,
в другой - Лана рассказывала женщинам отдела что-то свое, женское.
   Не успел Сергей закончить описание подводного велосипеда,  как  его
вызвал к себе шеф.
   - Ну что, твоих обидчиков выследили. Густав пасет их в баре на  121
уровне, - начал  он  неторопливо.  -  Это  действительно  люди  охраны
Цетега. - Сергей кивнул, подтверждая. - Мелочь,  конечно...  Но  обиды
спускать нельзя. Сам поедешь? Или послать кого?
   - Сам, конечно, - кивнул Сергей после небольшого раздумья. - Заодно
и разомнусь.
   - Стажера захвати, - посоветовал Рейнольдс. -  Пусть  привыкает.  И
вас больше будет - драться, это все-таки их работа, а не ваша.
   - И еще, - остановил он Сергея. - Те двое вышли  из  подземки.  Без
результатов. Потолкались среди бомжей, в мусоре поковырялись.  И  все.
Ищи другие пути.

   - Куда едем? - нарочито бодро спросил Коурис,  когда  они  в  лифте
спускались на 115 уровень.
   - На задание, естественно, - пожал плечами Сергей. - Надо будет кое
с  кем  провести  серьезную  беседу.  Ты  как  насчет  подраться?  Или
прикрывать будешь?
   Молоденький Коурис сразу посерьезнел, напрягся, заиграв желваками.
   - Что же я? Так плохо выгляжу? - заметил он с обидой.  -  Нас  тоже
кое-чему учили.
   - Убедил, - улыбнулся Сергей. - Пойдешь первым.
   Юноша  серьезно   кивнул,   непроизвольно   переходя   на   походку
вразвалочку.
   - А Закир? - вдруг спросил он несмело.
   - Должен же кто-то проводить наших женщин домой, - равнодушно пожал
плечами Сергей. - Пусть будет сегодня его очередь. А то он, как бывший
спецназовец, всех там порвет. Оправдывайся потом перед начальством.

   - Вон те, в сером, возле эстрады, - коротко бросил Густав, небрежно
привалившись к холодной колонне.
   - Узнал,  -  кивнул  Сергей.  -  Значит  делаем  так..   Просто   и
бесхитростно.. Ты, - ткнул он пальцем в стажера. -  Подходишь  к  ним,
изображая пьяного,  и  говоришь,  беря  кого-нибудь  за  воротник  для
большей обиды, фразу типа - "Мужики, ваши рожи  достали  моего  друга.
Ну-ка выйдем. " После чего ведешь их в туалет. Учти  только,  что  они
пойдут сзади и на пороге тебя резко втолкнут. Ясно?
   Коурис  сосредоточенно  кивнул,  глядя  на  мускулистых  амбалов  у
эстрады.
   - Густав, будь внутри. Я буду замыкающим,  -  а  то  вдруг  они  не
пожелают заходить.

   На пороге  сильно  нервничающий  стажер,  открыв  дверь  туалетного
помещения, успел все-таки присесть и перехватить руку  сзади  идущего,
проведя бросок через себя, тем самым доказав что в школе  их  учат  на
совесть. Второй замер у порога, сунув руку за пазуху.
   - Да брось ты, - добродушно проговорил подошедший сбоку  Сергей.  -
Это я хотел вас видеть. Заходи.
   Охранник, смерив Сергея презрительным взглядом, вошел, сразу уйдя в
угол  и  достав  пистолет.  В  другом   углу   первый   амбал,   сумев
сгруппироваться  в  падении,  теперь  пытался  стукнуть  худого  юношу
головой  об  ближайший  умывальник.  Выскочивший  из  кабинки   Густав
быстрыми мягкими прыжками подбирался сзади, надеясь, что шеф  не  даст
его напарнику возможности предупредить.
   Так оно и получилось. Пистолет у охранника был на предохранителе  и
пока он тянулся большим пальцем, у Сергея появилось  лишнее  мгновение
на шаг и  удар.  Оружие  противно  звякнуло  об  зеркало,  покрыв  его
множеством трещин и весело закатилось в ближайшую  кабинку.  Но  амбал
был все-таки профессионалом,  и  тут  же,  без  паузы  нанес  удар  по
почкам... Тут оно все и  завертелось  -  освежающийся  у  умывальников
посетитель в страхе забился в  угол,  прикрываясь  мусорницей;  Коурис
ногами захватил руку и туловище противника, зло пытаясь передавить ему
сонную артерию и не обращая внимания на  суровые  удары  здоровяка;  и
сухощавый Густав,  словно  в  замедленном  кино  замахивающийся  сзади
кастетом...

   Они сидели втроем в тихом кафе на пересечении кольцевой  и  главной
магистрали где-то между 220 и 221 уровнями.
   - Как вы его, шеф, - говорил Густав,  разливая  водку  в  вафельные
стаканчики из под мороженого. - В прыжке, с поворотом... Я  и  приемов
таких не знаю.
   - То же мне прием, - поморщился Сергей, потрогав разбитую  губу.  -
Если бы ты не подоспел, нас бы размазали.
   - Это все стажер,.. - сказал Густав, раздавая каждому стаканчики.
   - Да, - честно согласился Сергей. - Стажер у нас молодец.
   - Если бы не сковал своего, я бы так быстро не управился.
   Коурис молча улыбнулся, прикладывая холодную ложку к правому глазу.
   - Ну, за боевое крещение, - кивнул Сергей. - А то раскиснут.
   - Правильно, - поддержал Густав, - За тебя, стажер.
   Выпили молча и по полной. Занюхали фантиками  от  конфет.  Закусили
стаканами.
   - Да, с закусками у них тут туго,  -  грустно  обвел  стол  глазами
Густав. - Может, пирожное закажем? Или мороженое с вареньем?
   Сергей махнул рукой, мол, делай как знаешь, и Густав ушел к стойке.
   - Инспектор, - заговорил вдруг слегка опьяневший Коурис. - Я  давно
хотел у вас спросить..
   - Давай, - кивнул добродушно Сергей.
   - С Ланой у вас как? Серьезно?
   Сергей внимательно посмотрел на стажера.
   - Знаешь что, - сказал Сергей задумчиво. -  Давай  лучше  не  будем
касаться этой темы. Хорошо?
   Юноша, волнуясь, хотел что-то ответить, но,  вернувшийся  нетвердой
походкой  Густав,  почти  выронил  на  стол  три  порции   клубничного
мороженого и вслед за ними снова три конфетки.  Сергей,  поморщившись,
налил по полной, отставив под стол пустую бутылку.
   - Я еще купил, - сказал Густав, проводив ее меланхоличным  взглядом
и поднимая очередной вафельный стаканчик.
   - Кстати, - спросил  вдруг  Сергей,  лениво  ковыряясь  ложечкой  в
мороженном. - Как у вас жизнь без меня? Ничего серьезного не было?
   - Да все было тихо, - ответил Густав, выставляя очередную  бутылку.
- Если не считать, что в пятницу на очередной  пьянке  Закир  не  сдал
ключи на вахту. Дверь в группе кто-то захлопнул и в кабинете  остались
карманные ключи Закира и заодно и общие.  И  он,  как  назло,  остался
последним - наверное, на свое несчастие болтался где-нибудь  в  других
отделах, - так в свитере и пошел домой пьяный. А мы пришли на работу -
смотрим - шапка и шуба его здесь. Под столом и зимние ботинки и туфли,
в которых он ходит в здании. Думаем -  как  же  он  ушел?  В  такой-то
мороз? Такая была интрига, столько  было  предположений,  пока  он  не
появился. Как ты шел? - спросили его. - Холодно ведь было? - Не помню.
- отвечает.
   - Замечательно, - сказал Сергей. - Значит, скоро надо ждать  вызова
на ковер.
   - Так получилось, - развел руками Густав.
   - Ладно,  с  этим   как-нибудь   разберемся,   -   кивнул   Сергей,
окончательно  доев  мороженное,  и,  на  всякий  случай,  заглянув   в
стаканчик.
   - А мне тогда стало почему-то скучно, - задумчиво продолжил Густав.
- И вдруг что-то меня стукнуло. А  не  позвонить  ли  мне  девушке,  в
которую я был влюблен лет 10-12 назад, - почему-то  подумал  я  тогда.
Спокойно сел за компьютер, набрал  ее  девичью  фамилию  и  улицу,  на
которой она раньше жила. Машина выдала только одну запись. Позвонил по
этому телефону - мужчина. Ольгу Петровну можно  слышать?  -  спрашиваю
абсолютно ни на что не надеясь. А  ее  нет,  -  отвечает  он.  Она  на
работе, в ночную  смену.  А  какой  у  нее  телефон?  Он  называет.  Я
благодарю. Перезваниваю. Женский голос. Можно Ольгу Петровну?  Это  я.
Здравствуй, это Густав, говорю. Узнала, отвечает, причем так радостно.
И  дальше  мы  проговорили  больше  часа.  Причем  голос  у  нее   был
неподдельно  радостный,  со   мной   раньше   она   так   никогда   не
разговаривала.
   - Ну и зря, - сказал Сергей, доев свой  стаканчик.  -  Только  душу
себе разбередил. Да и ей, наверное, тоже.
   Густав только вяло кивнул.
   - А как у тебя идет учеба Закира? - повернулся Сергей к Коурису.  -
Много полезного для себя подчерпнул. Кроме шуток, - добавил он,  чтобы
юноша не подумал, что над ним смеются.
   - Да, есть, конечно, что-то и полезное, - смутился Коурис, хотя был
изрядно пьян. - Мысли умные.
   - Ерунда все это, - вмешался Густав. - Чему он учит?  Как  охмурить
женщину, которой на тебя по большому счету наплевать. Ну, получиться у
тебя. Ну и что? Потом она все равно очнется от этого дурмана  и  уйдет
от тебя. И тебе будет еще больнее. И вообще, некрасиво навязывать свое
общество женщинам, которым ты неинтересен.
   - А если она обалденная красавица? И ты жить без нее не  можешь?  -
вдруг необычайно серьезно произнес Оэций, на мгновение трезвея.
   Густав   покачал   головой,   предварительно   проверив   вафельные
стаканчики и наливая очередную порцию водки.
   - Знаешь, не хочется тебя сильно огорчать, но есть  такая  народная
мудрость - чем женщина красивее, тем она сволочнее.
   - Да нет, - покачал головой Сергей. - В его идеях что-то есть. А то
живешь вот так, ждешь встречи с твоей единственной, ни на кого  толком
не смотришь.. И вдруг, наконец, ее  встречаешь.  А  у  нее,  допустим,
плохое настроение, или пока еще влюблена в  какого-нибудь  недотепу  и
пока еще его не раскусила, или  вообще  начал  с  ней  разговор  не  с
того... И вот уже ты ей неприятен, и все твои усилия доказать обратное
только приносят вред. И что теперь  делать?  Стреляться?  Ведь  жизнь,
считай, кончена. Другие женщины - все-таки это уже не то,  когда  она,
та, которую ты так долго ждал, не выходит у тебя из  головы...  А  тут
Закир  что  предлагает?  Никаких  ожиданий  и  влюбленностей.   Просто
постоянно перебираешь всех симпатичных.. С кем-то у тебя получается, с
кем-то нет... И неудачи тебя совершенно не огорчают...
   Густав молча поднял свой стаканчик.
   - Давайте лучше выпьем просто за женщин, - грустно сказал он.

   - Шеф, Вы куда? Домой? -  спросил  Густав  на  улице  заплетающимся
языком.
   - Куда же еще? - вопросом ответил Сергей, решив вдруг  заглянуть  к
Лане, и  сам  увлекшийся  этой  мыслью,  тут  же  представив  как  она
обрадуется. И что это  в  принципе  будет  здорово  -  устроить  такой
сюрприз.
   - Тогда счастливо.
   - Стажера доставь, - махнул Сергей.
   - Само-собой, - ответил Густав.
   Сергей заглянул в ближайший киоск -  сейчас  они  с  некоторых  пор
стали работать круглосуточно - что,  в  общем-то  было  удобно,  купил
вина, банки с осетриной и  фрикадельками  в  томатном  соусе,  баночку
маринованных грибочков.

   Он решительно открыл дверь женского общежития и  оказался  в  узком
плохо  освещенном  коридоре,  слегка  стесненным  стеклянной  кабинкой
вахтерши.
   - Вы к кому это? - из окошка сурово окликнула нетрезвым голосом еще
не старая женщина.
   Сергей остановился.
   - К Ольховской Лане, - ответил он, заглядывая в окошко.
   По ту сторону в темном уголке сидел мужик и лениво  тусовал  карты.
Перед ним на журнальном  столике  на  обрывке  газеты  стояла  бутылка
водки, два стакана и что-то из мелкой закуски.
   - Да  пусть  идет,  -  сказал  он  лениво,  внимательно,  с  пьяным
любопытством осмотрев Сергея. - Жалко что ли.
   - Ну конечно, - с непонятной интонацией и странно улыбаясь заметила
вахтерша. - Не положено пускать кого попало. Документы есть?
   Сергей достал удостоверение инспектора социологического института.
   - Ба! Харви, -  пьяно  произнесла  вахтерша,  стараясь  записать  в
журнал. Ее гость снова с еще большим интересом посмотрел на Сергея.
   - Хавай, - произнес он, коверкая его фамилию. - Пусти его.  Видишь,
мужику не терпится...
   Сергей внимательно посмотрел  на  него,  соображая,  ввязываться  в
конфликт, и уйти ни с чем, или не стоит? Решил плюнуть на них - каждый
мелкий чиновник любит упиваться своей властью. К тому же паренек отвел
глаза, отвлекшись на бутылку.
   - Иди уж, - сказала  вахтерша,  неприятно  окинув  его  оценивающим
взглядом.
   - Ну спасибо, - проговорил он, направляясь к лифту.
   - У нас только до одиннадцати, - крикнула женщина вдогонку, а мужик
почему-то противно засмеялся.
   - Я знаю, - кивнул он, поправляя продукты в пакете и думая только о
том, какой сюрприз устроит он Лане, как она  наверняка  обрадуется,  и
что это так приятно - доставлять радость другому.

   В темном коридоре, в поисках нужной двери, он столкнулся с какой-то
девицей в старом халате и больших бигудях.
   - Извините, - вежливо спросил он.  -  Не  подскажете,  где  тут  96
комната?
   - А вон, - лениво показала она рукой. - Напротив мусорных бачков.

   Сергей подошел к двери, уточнил номер - действительно ее, не  найдя
звонка мягко постучал. Выждал немного, постучал сильнее.
   Дверь открыли без всяких вопросов.
   - Вам кого? - спросила рыжая разбитная девушка, нагло  рассматривая
его с ног до головы.
   - Лану могу я видеть? - спросил он без всякой радости в голосе.
   - Ольховская, - крикнула девица куда-то вглубь. - Тебя.
   В коридорчике показалась Лана, вспыхнула мгновенно, увидев его.
   - Серж, - обрадованно выдохнула она, сильно покраснев. - Вы?
   - Да вроде бы, - пожал он плечами. - Можно войти?
   - Конечно, конечно, - решительно произнесла  за  Лану  ее  подруга,
заметив плотный пакет в руках гостя и освобождая дорогу.
   Кроме Ланы в комнате жили еще две девушки. Они представились - Дина
и Констанция, но Сергей тут же  забыл  их  имена,  в  памяти  осталась
только цветовая гамма - одна была шустрой, разбитной и рыжей, а другая
- светло-голубой и спокойной, как медичка.
   Быстро организовали стол. Снова пили.

   - Уже одиннадцать, - вспомнил Сергей. - Мне пора.
   - Ерунда, - кивнула рыжая. - Нет  проблем.  Сама  сходишь  вниз?  -
спросила она Лану. - Или мне сбегать?
   - Сходи ты, - и так все это время смущенная девушка  смутилась  еще
больше. - У тебя это как-то лучше получается.

   - Сейчас  мы  вам  ширмочку  организуем,  -  ласково  приговаривала
нетрезвая подруга. - Без проблем.
   С этими словами она взяла со своей кровати второе одеяло,  и  ловко
так протянула его от стенки  до  открытой  дверцы  одежного  шкафчика,
отгородив им таким образом небольшой угол.

   Они некоторое время лежали тихо и молча, прислушиваясь к соседям за
тонкой ширмой, боясь пошевелиться и скрипнуть кроватью.
   - Лан, - позвал он тихо, шепнув ей на ушко.
   - Что? - так же тихо спросила девушка.
   - Там, в пятнадцатом, я все делал по заданию.  Ничего  от  себя,  -
сознался он. - Работа у нас такая...
   - Я потом сама догадалась, -  ответила  девушка,  мягко  коснувшись
губами его груди.
   И снова тишина.
   - Что-то у вас совсем тихо? - громко сказала судя по голосу та, что
была пошустрее. - Вы что? Уснули что ли?
   Они промолчали, а другая засмеялась.
   - Не трогай ты их, - произнесла она. - Спи лучше.
   - Тут уснешь, - шутливо ответила первая. - Когда мужчина рядом.
   Лана беззвучно засмеялась ему в плечо.
   Снова стало тихо.
   Серей прижал ее крепче к себе и потихоньку руки девушки  стали  все
смелее и смелее, и он стал забывать где находится..
   - Народ, вы что? - раздался вдруг тихий голос подруги. -  Тише  там
шебуршитесь. Нас хоть пожалейте. Даром ведь это нам не проходит.
   Но  они,  отвлекшись  буквально  на  секунду,   снова   забыли   об
окружающих, словно никого и не было.

   Торопливый стук в дверь.
   - Ну что такое? - громко и недовольно отреагировала спросоня рыжая.
   - Девки, шухер, - послышалось из-за двери. - Инспекция на  подходе.
Звонили с 23 общаги. Они там заканчивают всех шерстить.
   Девчонки проснулись все разом.
   - Лана, слышала? - спросила серьезно Дина в темноте.
   - Да, - ответила девушка, торопливо шаря в темноте  одежду.  Быстро
накинула сорочку, подала  одежду  Сергею.  -  Такая  у  нас  жизнь,  -
виновато сказала она.
   - Я уже понял, - ответил он, быстро одеваясь. - А  выходить  у  вас
как? Через окно или еще можно обычным способом?
   - Должны  успеть,  -  меланхолично  сказала  Констанция,  откидывая
шторку и заглядывая к ним. - Если быстро соберетесь... Пока те приедут
с 23.
   Лана,  заметив  шарящие  взгляды  подруги  по  постели,   торопливо
поправила одеяло и подушку. Девушка скептически усмехнулась.
   Сергей обнял Лану на прощанье, поцеловал в щеку.
   - Мы что-нибудь придумаем, - ободряюще сказал он,  видя  ее  сильно
расстроенное лицо.
   Она вышла с ним в коридор, кутаясь в скромный халатик, проводила до
лифта и, когда он уже  заходил  в  кабину,  вдруг  бросилась  на  шею,
зарывшись ему в плечо мокрым лицом.
   - Ну-ну, - гладил он ее по  спине,  успокаивая,  и  тщетно  пытаясь
найти ее губы. - Это не долго... Так же то же нельзя..

   ----------------------------------------------

                              Глава 12.


   В белой рубашке, галстуке и тщательно  начищенных  ботинках  Сергей
неторопливо спустился к завтраку.
   - Господи, что за времена наступили, - тихо жаловалась в это  время
хозяйка, гремя тарелками. - Разве ж такое было в наше время?
   - А что случилось? - вежливо поинтересовался  Сергей,  присаживаясь
за стол.
   - Да вот, стала я вчера прибираться  в  детской,  -  охотно  начала
миссис Дебюсси свой рассказ.  -  Решила  вытряхнуть  лишний  мусор  из
тумбочки. Гляжу, в нижнем ящичке,  в  коробке  из  под  конфет,  целая
толстая кипа картинок с голыми женщинами - вкладыши  из  под  жевачек.
Привез же Вадим такую гадость!
   - Да, - согласился Сергей, сочувствуя. - Сейчас  такого  добра  все
больше и больше на улицах становится. И Вадим тут  совсем  не  причем.
Обратная сторона полной свободы  -  раньше  все  запрещали,  а  теперь
решили все разрешать, боясь, что иначе народ  не  поймет  этого  слова
СВОБОДА и может обидеться.
   - Но ведь разумно же ко всему надо подходить!?
   - Конечно, - согласился Сергей, намазывая масло на кусочек хлеба. -
Только не всегда это получается. Да и выборы на носу. Попробуй  прижми
здесь что-нибудь - и все, на второй срок уже не изберут.
   - Да-да, - покивала хозяйка, подавая жаренные колбаски на  стол.  -
Наверное, вы правы. Но тем не менее не нравится мне все это.
   - Когда ломается что-то старое, всегда происходят перегибы. Тут  уж
ничего не поделаешь, - пожал плечами Сергей, беря вилку и ножик.
   - А во втором ящике нашла  какие-то  деньги,  -  снова  проговорила
хозяйка. - Откуда они у него? Как бы не вляпался во что-нибудь такое..
   - А сам он что говорит?
   - Дали, говорит, друзья на  время.  Мол,  у  самих  держать  негде.
Поругали мы его конечно вчера. Заплакал даже.  Дед  хотел  ремнем,  да
рука не поднялась, жалко же ведь... Обещал, что больше не повторится.
   Сергей  в  полной  тишине  нарезал  первую  колбаску  на  небольшие
аккуратные дольки, подцепил вилочкой и обмакнул в томатную приправу.
   - А как у Вадима дела? - спросил он, чтобы не молчать.
   - Да все крутится. Открыл  свое  дело,  занялся  коммерцией.  Вчера
утром только снова приехал из десятого округа,  а  к  вечеру  уже  все
распродали.   Теперь   вот   купил    какую-то    видеоаппаратуру    с
голографическим изображением, навез кристаллов из-за границы,  смотрят
целыми днями, друзей приглашают на это  заморское  чудо.  Сегодня  вот
обещал прийти к нам в гости, показать.
   - Ну что ж, тоже хорошо, - произнес Сергей.
   - Да что хорошего, - не согласилась хозяйка. - Лучше бы  копили  на
квартиру. Пора уже съезжать с этого уровня.  Это  раньше,  во  времена
моего деда - его это приобретение - этот  уровень  считался  одним  из
престижных. А теперь что - грязь  сверху  и  вонь  снизу..  Нет,  надо
потихоньку перебираться. Вот подкопим деньжат и съедем. Надо  же  и  о
себе и о детях позаботиться. А внуки? Им каково к нам в гости ходить?
   - Тоже верно, - согласился Сергей.
   Хозяйка вежливо промолчала, ожидая продолжения,  но  Сергей  ничего
больше не сказал, и тогда она, немного помявшись, неуверенно начала.
   - Господин  инспектор,  Вы  нас,  конечно,  извините,   и   поймите
правильно, но не могли бы Вы заплатить  за  месяц  вперед?  -  быстро,
запинаясь, проговорила женщина, неловко отведя глаза.
   Сергей отложил вилку в сторону.
   - Ну почему же! - серьезно произнес он. - Я все прекрасно  понимаю.
- И, поддавшийся всеобщей неловкости, он неуклюже  достал  бумажник  и
отсчитал нужную сумму. - Пожалуйста, - протянул он деньги.
   - Спасибо,  -  радостно  ответила  хозяйка,  беря  банкноты  и,  не
пересчитав, пряча их в передник.
   Дальше завтрак  прошел  в  полном  молчании,  а  когда  он  наконец
закончился, оба вздохнули с большим облегчением.

   По дороге на остановку, проходя мимо проснувшейся  стройки,  Сергей
поймал себя на том, что  напевает  себе  под  нос  песенку,  тщательно
выделяя при этом слоги - Зер-каль-це  мо-е..  ска-жи..  ска-жи...  Вот
привязалась, спохватился он. Что-то я последнее время стал  часто  это
делать. Заразился от Элоры что ли? - подумал он.  А  внутренний  голос
где-то совсем глубоко, в глубине души, тихо произнес  -  А  может,  ты
просто часто думаешь о ней? Но Сергей его не услышал.

   В этот  раз  соседи  по  вагону  попались  все  какие-то  нудные  и
неспокойные. Прямо  перед  ним  двое  совсем  молодых  пареньков  вели
непринужденный разговор на полвагона на комивояжерные темы.  Справа  -
молодая парочка громко выясняла отношения.
   - Мы не просто  подписываем  нового  работника  и  иди,  мол,  куда
хочешь, - бубнил молодой человек напротив,  с  увлечением  рассказывая
своему соседу. - Нет. Мы заинтересованы, чтобы он  стал  специалистом,
умел то, что и мы.
   - Дай ключи, - в это время грубым  голосом  требовательно  говорила
молодая девушка справа. На что ее кавалер сурово отмалчивался. -  Дай,
кому говорят, - еще более громко настаивала она.
   - Он ходит за нами по пятам первое время, -  продолжал  гнуть  свое
первый  рассказчик.  -  Смотрит,  как  мы  говорим,  что  делаем,  как
преподносим. Первая комната - ничего, вторая, третья, четвертая.. А  в
пятой взяли - так обычно и бывает. Он запоминает, усваивает,  ему  это
нравится. Один даже специально лечился от моргания глазом - нервное  -
мешает в работе.
   - Что ты кричишь? - наконец спросил паренек вполголоса  у  девушки,
продолжая щелкать семечки, - Я не глухой.
   - Клиентов, как водится, на  запись.  Потом  учим  его,  как  вести
клиентуру, как поддерживать их. А потом говорю - давай теперь ты, а  я
посмотрю. Он говорит, а я помогаю, если что.. Продал 5-6 вещей -  все,
мол, может ходить самостоятельно. Коллектив у нас дружный, сплоченный.
Все болеют друг за друга, помогают, то, се...
   - А что ты такой тормозной? - недовольно произнесла девушка. - Кайф
поймал что ли?
   - Я хочу, - без перерыва говорил первый разказчик, - чтобы мои дети
учились  не  где  попало,  а  в  хорошей  спецшколе,  имели   отличных
репетиторов,  получали  настоящие  знания,  дышали  нормальным  чистым
воздухом.
   Паренек   возле   девушки    наконец    шевельнулся,    выйдя    из
сомнабулического состояния, оглянулся несмело и воровато бросил шелуху
семечек в угол вагона. Грязнее от этого конечно не стало. Никто ничего
не сказал и он уже смелее высыпал из кармана оставшийся мусор.
   Сергей, поморщившись, отвернулся. Да, подумал он,  процесс  распада
общества  уже  пошел  полным  ходом.  Рушатся  вековые  традиции,  вся
отточенная столетиями  система  воспитания  и  человеческие  ценности.
Сломать все это конечно легко. Но как потом восстановить? Ведь на  это
уйдет в лучшем случае не один десяток лет.
   Но вот наконец и "Восточная". Лана стояла на своем обычном месте.
   Состав несколько протянул свой тормозной путь, останавливаясь не на
привычном месте, и Сергей в окошко,  проезжая,  увидел  как  снизу,  с
разъездного пути, на  пешеходную  часть  вывернул  элегантный  элекар,
остановившись  возле  девушки,  и  в  автоматически  открывшееся  окно
высунулась голова Августа Зелински. Улыбаясь,  он  что-то  сказал  ей,
жестами показывая на  заднее  сиденье.  Девушка,  вежливо  кивнув  для
приветствия, тем не менее отрицательно покачала головой. А тут и вагон
остановился. И она, сказав что-то еще, быстрым шагом пошла к  седьмому
вагону, тревожно вглядываясь в окна - видел ли он эту  сценку?  Увидев
его через стекло, она радостно улыбнулась и быстро впорхнула в салон.
   - Доброе утро, - улыбаясь произнесла  Лана,  несмело  целуя  его  в
щеку.

   - Ну   как   самочувствие   нашего   дорогого   шефа?   -   шутливо
поинтересовался Сергей у секретарши Рейнольдса, заходя в приемную рано
утром по вызову начальства.
   Девушка многозначительно покачала головой.
   - Только что вернулся оттуда. -  Она  показала  тонким,  со  вкусом
наманикюренным пальчиком в пористый потолок. - Чернее тучи. - Этим  же
пальчиком  она  нажала  на  кнопку  селекторной  связи.   -   Господин
Рейнольдс. К вам инспектор Харви.
   - Проси, - раздался хмурый голос шефа.
   Сергей зашел с самым серьезным видом, внутренне готовясь ко  всяким
неожиданностям. Молча присел в указанное кресло.
   - Вот, из-за ваших вчерашних развлечений  мне  вкатили  выговор,  -
сказал Рейнольдс после непродолжительной  паузы,  нервно  перекладывая
мелкие предметы на своем рабочем столе.
   Сергей вопросительно поднял глаза.
   - Да нет, - отмахнулся шеф, поймав его  взгляд.  -  Вы  делали  все
правильно. Плохим бы я был  начальником,  если  бы  позволил  избивать
своих подчиненных. Они должны верить в меня, знать, что  я  их  всегда
прикрою, вытащу из любой передряги. Только тогда можно будет нормально
работать. Согласны? - Сергей кивнул  на  всякий  случай.  Шеф  немного
помолчал, рассматривая выложенный им орнамент из диктофонов,  ручек  и
прочей ерунды. - Только этого они никак не хотят понимать. -  Он  тоже
ткнул пальцем (менее красивым конечно чем у секретарши) в  потолок.  -
Формалисты. - Рейнольдс решительным жестом открыл ящик стола и смахнул
туда только что с таким трудом созданную экибану. - Да еще этот  Давор
настучал про вашу пьянку в отделе, - сказал он  с  досадой.  -  И  эта
выходка Закира.. Сто раз говорил - назначить ответственных за ключи.
   - А кого? - спросил Сергей. - И так на вахту под расписку сдаем.  А
дубликаты? Нет же общего ответственного по управлению. А в отделе кого
назначить? Вот и сделали каждому по ключу.
   Шеф поморщился.
   - Ладно, бог с ними, с ключами. Сам, я думаю,  наведешь  порядок  в
конце-концов. Давай лучше о деле.
   Сергей поменял позу  в  кресле  на  более  деловую,  приготовившись
слушать еще более внимательно.
   - Дела небольшие, но сделать их  надо  как  можно  быстрее.  -  Шеф
взглянул на Сергея уже другими глазами. - Первое: Направишь Ольховскую
Лану с 15-го числа  куратором  по  утечке  информации  в  распоряжение
Августа Зелински. А пока надо ее потихоньку  подготовить,  инструктаж,
оформить соответствующие бумаги...
   Сергей удивленно приподнял брови.
   - Так надо, - твердо  сказал  шеф.  -  Без  обьяснений.  И  девушке
скажешь, что это будет ее входное задание, по которому и произойдет ее
оценка как специалиста. И от этого зависит вся ее дальнейшая карьера -
или бумажки  всю  жизнь  подшивать  за  мизерную  зарплату  или  более
интересная и высокооплачиваемая работа.
   Забавно, успел подумать Сергей, пошла какая-то игра с Ланой, где  я
только бездумный исполнитель. Узнать бы, что будут разыгрывать на этот
раз?
   - И второе, -  продолжал  шеф.  -  Поставишь  датчики  дочке  своей
квартирной хозяйке в ее детской комнате.
   Вот те раз, - вздрогнул Сергей, понимая, что раз  уж  взяли  ее  на
заметку, то она уже не скоро от этого избавится. Это уже совсем плохо.
Такие игры перемелют девчонок, причем обеих, единственных, кто мне  по
настоящему дорог в этом мире.
   - Да она там почти не живет! - воскликнул он не сдержавшись.
   - Это тебя не касается, - сухо заметил шеф. - Приказ сверху на счет
твоей личности. - И он вдруг взорвался. - Я же тебя предупреждал -  не
светись возле Элоры Дебюсси. А теперь что руками  махать  -  все,  уже
отметился. Теперь ты в игре. И к тому же наблюдать не тебе - твое дело
только установить.
   Некоторое время оба молчали.
   - Все тебе ясно? - наконец спросил шеф.
   - Все, - кивнул Сергей.
   - Тогда поднимись наверх. Там тебя тоже хотят видеть.
   Сергей снова внимательно посмотрел на шефа.
   - На предмет чего?
   - Не знаю, - пожал тот плечами. -  Может,  из-за  вчерашней  драки.
Хотя я уже все взял на себя. Подтвердишь им на всякий случай, что  это
был мой приказ.
   Сергей привстал, протестуя.
   - Подтвердишь, - с нажимом повторил  Рейнольдс.  -  Чтобы  не  было
разногласий - не стоит выставлять отдел на посмешище.

   Сергей небрежно переступил с  местной  белой  движущейся  ленты  на
начальственную  голубую  и   аккуратно   присел   в   мягкое   кресло.
Автоматически возникшее перед  лицом  голографическое  изображение  во
всех  отношениях  приятной  дикторши,  без  лишних  обиняков,  деловым
голосом  начало  сообщать  последние  новости  -   Продолжаются   туры
претендентов на верховное кресло. Рейтинг господина Цетега на  текущий
момент  на  15   пунктов   выше,   значительно   опережая   ближайшего
претендента.  Возможно,  это  от   растущего   недоверия   к   старому
президенту.
   Да, подумал Сергей в то время, как дорожка  поползла  круто  вверх,
как все неприятно  оборачивается.  Втягивают  же  девчонок  во  что-то
совершенно наглым образом. И явно - во  что-то  не  очень  хорошее.  И
отказаться нельзя - другие это сделают, а я потеряю работу,  и  им  не
помогу,  и  никаких  уже  шансов  найти  этот  чертов  Суперкомпьютер,
попытаться свернуть историю этой  цивилизации  с  ее  мрачного  русла.
Сергей сел поудобнее. Впрочем, что это я. Ведь все могло  быть  и  без
меня. А так я буду в курсе событий и смогу вмешаться, если что не так.
Он привстал, подьезжая к нужному переходу. Так что  мне  еще,  считай,
повезло.

   Охранник молча кивнул, посмотрев на экран  анализатора  личности  и
очаровательная девушка со строгим лицом  также  молча  провела  его  в
кабинет, где его поджидал почему-то один Давор.
   - Привет, сосед, - добродушно заметил тот. - Извини, что не у себя.
Туда бы ты не пришел, а если бы и заглянул, то только со своим  шефом.
А у нас разговор намечается  строго  конфиденциальный.  Так  что,  как
видишь, пришлось действовать через верха.  -  Давор  снова  добродушно
ухмыльнулся, неспеша  подключая  к  нему  датчики  лжи.  -  Так  надо,
инспектор, ты уж извини.
   А  дальше  с  монотонной  методичностью  посыпался  град   странных
вопросов, от которых у Сергея сразу же взмок лоб.
   Кто такая Элора Дебюсси? Что она из себя представляет с  его  точки
зрения. Какие замечал он странности в ее поведении. Какие у них с  ней
отношения? Не предлагал ли он ей выйти за него замуж?  (Тренировки  по
аутотренингу в школе космонавтики в этом мире ему уже  в  который  раз
сослужили хорошую службу). Не употребляет ли она наркотики и  алкоголь
и в каких количествах? Не страдает ли галлюцинациями? И  многое-многое
другое в таком же духе...

   В мрачном настроении Сергей прошел через  обширный  коридор  своего
отдела, чуть подмигнув Лане, которая тут же положила только что взятый
с полки блок информационных карточек и с тревогой посмотрела на  него.
Но Сергей не стал останавливаться и сразу  же  зашел  в  кабинет  Аллы
Сеймур.
   - Шеф, за вчерашнее попало? - участливо спросила она.
   - Да нет, ерунда, - отмахнулся он. - Знаешь, что я от  тебя  хотел.
Быстренько собери мне данные на всех, кто в течение тридцати  дней  от
сегодняшнего числа снял квартиры в районе остановки "Юбилейная".
   - Это же ваш адрес? - удивленно воскликнула девушка.
   - И тем не менее, - не нашел он что ответить на это. - И желательно
все-таки побыстрее. И только от моего имени, - добавил он. -  Себя  не
вздумай упоминать.
   - По какому критерию? - деловито спросила Алла.
   - Спецслужбы,  частные  сыскные  агентства  и  прочее  и  прочее...
Понятно?
   - Будет сделано,  шеф,  -  серьезно  ответила  девушка.  -  Большие
проблемы?
   - Сам пока не знаю. - задумчиво ответил он, уходя. - Никому  только
не говори.
   - Естественно, - торжественно заверила Алла.

   Запершись у себя в кабинете он послал расширенный запрос  по  Элоре
Дебюсси, 19 лет, не замужем.  "Пятиминутное  ожидание"  -  высветилась
надпись на экране. Сергей устало откинулся в  кресле,  прикрыв  глаза.
Конечно, он мог организовать  запрос  насчет  Юбилейной  и  по  своему
каналу, не  впутывая  Аллу  Сеймур.  Но  в  этом  случае  сбор  данных
произойдет гораздо медленнее. А лишнего времени, как ему казалось,  он
уже не имел.
   Он включил миниатюрный проигрыватель. Мужской голос грустно  пел  с
хрипотцой -Хорошо только тем, я знаю, Хорошо только  тем,  я  знаю,  У
кого любовь бывает на двоих... --  И  Сергею  вдруг  остро  вспомнился
последний разговор с Элорой по видеофону. А когда  песня  закончилась,
он поставил ее снова.
   Пискнул экран, выдавая  информацию.  Да,  так  и  есть.  Информация
закрыта и, соответственно, его запрос ляжет  на  чей-то  стол  в  виде
донесения. Но не это его испугало, а то, что информацию закрыло второе
управление. А это даже не  соперник,  это  гигант,  который,  раздавив
тебя,  и  не  заметит  случившегося.  Значит  и  Давор  не  занимается
самодеятельностью, а работает под прикрытием этого  монстра  и  по  их
прямому заданию. А это уже ой как плохо...

   Сергей  некоторое  время  меланхолично   раскладывал   канцелярские
принадлежности, в беспорядке разбросанные на столе, стараясь собраться
с мыслями. Потом заглянул в ежедневник, пытаясь хоть как-то отвлечься.
Надо будет сегодня подготовить  конспиративную  квартиру  -  завтра  у
Закира встреча с агентом-женщиной. А женщины  очень  капризны  в  этих
вопросах.  Так  что  комнату  должна  подготовить  женщина.  Кого   бы
отправить? Он подумал и остановил свой выбор на Лане - она пока  ничем
не занята, а ее бумагами он займется попозже.
   Он отключил ежедневник и решительно навел порядок на  столе,  после
чего он быстро набрал заранее записанный номер.
   - Алло, это ректорат института космических исследований? -  спросил
он, услышав в динамике женский голос - видеоэкраны у них не работали -
институт был старым и такими же старыми были линии связи - как  обычно
на образование денег у государства не хватало.  -  Это  говорит  Вадим
Дебюсси.  Сестра  просила  заехать,  но  не  сказала,  когда   у   нее
заканчиваются  занятия  и  на  каком  уровне.  Не  будете  ли  вы  так
любезны?.. В восемь? У двести второго? Да, хорошо, большое спасибо.
   Посмотрев  на  автоматически  выключившийся  проигрыватель,  Сергей
снова запустил ту же самую песню, после чего позвонил  в  транспортный
отдел  и  грустным  голосом  заказал  элекар  с   полным   техническим
оборудованием на семь часов вечера.

   Потом  он  долгое  время  переписывал  свой   отчет   по   операции
"Подземка", добавляя в ней новые существенные детали и меняя  основные
акценты.  (Проигрыватель,  поставленный  теперь  в  режим  автоповтора
крутил одно и тоже, цепляя что-то  текстом  и  голосом  в  его  душе).
Потом, устав, он вышел в зал, присев на свое излюбленной место у окна.
Коурис в своем углу усердно  стучал  по  клавишам,  время  от  времени
бросая короткие взгляды поверх  монитора  на  разговаривающих  Лану  и
Ники. Недалеко от девушек Густав  с  отсутствующим  видом  смотрел  на
экран монитора. Закира не было - мотался  где-то  на  нижних  уровнях,
доводя до конца одно из висящих на  нем  дел.  Громко  играла  музыка.
Певец в динамике излагал душещипательную историю:
   -- И с ужасным криком бросилася вниз, - пел он с дрожью в голосе.
   -- Там соединились детские сердца
   -- Так узнала мама моего отца.
   Ники вдруг засмеялась.
   - Одно падение и уже ребенок, - весело сказала она, в то время  как
Лана при появление Сергея сидела тихо и ничего не говорила.
   - А тут поди падаешь, падаешь - и все безрезультатно, -  все  также
меланхолично заметил Густав.
   - И слава богу, - улыбнулась девушка.
   - Надо просто знать где и как падать, - посоветовал Густав.
   - Да нет, - не согласилась Ники. - Главное - с кем.
   - Ты думаешь?
   - Конечно. Вот помню, пошла я как-то на свидание. Смотрю - стоит. И
такой он издалека показался жалким и сгорбленным, что мне  себя  стало
жалко... Я, конечно, подошла, сходили даже куда-то, но больше я с  ним
не встречалась.
   - Бывает, - кивнул Густав, а Лана как-то странно улыбнулась.
   - А еще был случай, - весело продолжала девушка.  -  Иду  я  как-то
зимой поздно вечером. На переходе - пусто. Слышу - сзади шаги. Вижу  -
молодой парень. Ну я спинку выпрямила,  походка,  вышагиваю.  Слышу  -
приближается. Еще осанку подобрала.  Чувствую,  сейчас  заговорит.  Но
знакомиться, естественно, не собираюсь - боже упаси - отошью  мол,  но
все же... А он схватил мою шапку и убежал.
   - Да-а, - протянул сочувственно Густав. - Это любовь.
   В зал быстро вошел только что вернувшийся Закир.
   - Как  жизнь?  -  сходу  спросил  он,  расстегивая  термокуртку   и
энергично стряхивая налипший снег.
   - Лучше  всех,  -  ответил  Густав  меланхолично,  по-прежнему   не
отрываясь от экрана. - Только никто почему-то не завидует.
   - Понятно... - протянул Закир. - Хотите свежий анекдот?  -  спросил
он  усталосерьезным  тоном,  и  не  дожидаясь  ответа,  продолжил.   -
Секретарша выходит из туалета. Шеф ей - Мисс, почему у вас тампэкс  за
ухом? - Боже мой! - восклицает она. - А где же тогда мой фломастер?
   - Фу-у, - фыркнула Ники. - Где ты находишь такие пошлые анекдоты?
   - Жизнь  меняется,  -  парировал  Закир.  -  То,  что  раньше  было
пошлостью, сейчас - сама невинность и норма жизни.
   - А мне не нравится такое положение дел, - ответила девушка и вдруг
повернулась к Сергею. - Господин инспектор, вы чайные деньги получили?
- спросила она. - А то у нас и чай и бальзам уже закончились.
   Сергей, кивнув, отдал свои, подумав - не забыть бы  потом  зайти  в
кассу получить, а то закручусь как всегда...
   Появился курьер, принеся пакет с официальными бумагами. Лана сидела
ближе всех и поэтому, грациозно встав  и  плавно  подойдя  к  молодому
человеку,  приняла  на  себя  обязанности  по  приему-передаче  бумаг.
Курьер, по старой памяти, принял было с ней фривольный тон, но девушка
двумя холодными фразами быстро его приструнила.
   Да, подумал Сергей, наблюдая за этой сценкой, акклиматизация прошла
успешно, Лана  уже  по  пустякам  не  улыбается  и  с  кем  попало  не
разговаривает, а на глупости только вежливо морщится.
   Курьер,  подавленный,  ушел,  Лана  вернулась  на  место  и  Сергей
отвернулся к Закиру, который быстренько наконопатил доклад по  поездке
и теперь, сидя в сторонке, время  от  времени  заглядывал  в  одинокий
листок бумаги перед собой, потом закрывал  глаза  и  медленно  шевелил
губами. Заинтригованный Сергей подошел поближе.
   - Чем это ты таким занимаешься? - спросил он заинтересованно.
   - Да вот, - открыл глаза Закир. - Заучиваю.
   На листке была написана какая-то абракадабра -  Мабеде  ванго  сесе
секо сисулу кабо...
   - Что это за заклинание? Заговариваешь кого-то?
   - Да   нет,   -   поморщился   Закир.   -   Это   имя    президента
центрально-африканского округа.
   - И зачем оно тебе?
   - На некоторых девиц такие вещи производят впечатление.
   - Но не на всех.
   - Конечно. Тут главная трудность - определить кто перед тобой.
   - Да, - согласился Сергей. - Это, наверное, самое главное в общении
с девушками. Для этого нужен талант.
   - Да нет, - пожал плечами Закир. - Мне кажется, достаточно почаще и
поактивнее общаться с ними и опыт и способности придут сами собой.
   - Тебе, наверное, виднее, -  заметил  Сергей,  вернувшись  на  свое
место, а к Закиру осторожно подошел Коурис.
   - Полный облом, - донесся до Сергея его тихий голос.
   - Ты имеешь ввиду Снегурочку? - переспросил Закир.
   - Да, - подтвердил юноша. - Очень трудно разговорить. Я смотрю в ее
равнодушное и ничем не заинтересованное лицо и не знаю что и сказать и
чувствую себя полным идиотом. Какую тему разговора не начну -  ей  все
безразлично.
   - А ты не смотри на нее и представь, что ей все, что ты говоришь  -
интересно, что это какая-нибудь глуповатая дочка соседской  прачки.  И
тогда  ты  точно  ее  разговоришь,  или   по   крайней   мере   слегка
заинтересуешь... И то уже хорошо.
   - Да она и задерживаться возле  меня  не  хочет  -  проходит  мимо.
Пробовал, по твоему совету, предложить ей проводить до дома, чтобы  по
дороге  попытаться  хоть  как-то  расположить  к  себе  -  ничего   не
получилось. Вас, говорит, много таких. Мол, не только ты  один  хочешь
проводить...
   - И так бывает, - кивнул Закир, отрываясь  от  экрана  монитора.  -
Девушки охотно разговаривают, как правило, только со старыми знакомыми
или с теми, кого хорошо знают. Поэтому при первой  встрече  сильно  не
старайся ее разговорить - пустая трата  времени  -  лучше  рассказывай
больше о себе. Чтобы у нее вскоре создалось впечатление, что она знает
тебя очень давно. Поэтому, кстати, звездам ТВ и легче - они уже как бы
заочно знакомы...
   Закир снова пробежался пальцами по клавишам сенсорной клавиатуры.
   - Помни  только,  -  снисходительно  заметил  он.  -  Что  человек,
рассказывая чтонибудь о себе, преследует только одну единственную цель
- поднять свою значимость в глазах окружающих. Но под час, он  в  этом
своем стремлении бывает несколько смешон. Успев пересказать  все  свои
истории и точно не помня, что же он  еще  не  рассказал,  он  вынужден
повторяться. А это обычно раздражает.
   Закир, наконец, закончил текущие дела и повернулся к Коурису.
   - И вообще,  стажер,  будь  активнее.  Не  жди  от  нее  каких-либо
ответных действий или даже намеков на них. Пойми,  женщины  вообще  не
хотят принимать каких-либо решений! И не вздумай сразу  объясниться  в
любви. Этого делать никак нельзя.
   - Почему? - не соглашаясь, спросил Оэций.
   - Ну вот представь, - начал Закир, поудобнее устроившись в  кресле.
- Ты к какой-нибудь девушке равнодушен, а она вдруг начала ни  с  того
ни с сего признаваться тебе в любви.  Наверняка  это  у  тебя  вызовет
только досаду. Согласен? - юноша вынужденно кивнул. - Так же и у них -
у женщин...
   Ладно, подумал Сергей,  отвлекаясь,  так  просидеть  можно  и  весь
рабочий  день.  Пора  и  за  работу.  И  он  подошел  к  оставшейся  в
одиночестве Лане, решив поручить ей подготовку конспиративной квартиры
и дать соответствующие инструкции.

   Сергей посмотрел на часы.
   - Лана, нам пора.
   Девушка кивнула, вставая.
   - Встретимся на улице, - сказал он,  так  как  ему  надо  было  еще
заскочить в отдел внешних наблюдений -  согласовать  их  появление  на
квартире, а то поднимут тревогу, объясняйся потом.
   Сергей вышел на улицу. Девушки еще не было.  Он  отошел  к  ограде,
посмотрел просто так вниз. Земли как и в других местах видно не было -
сплошные  пристройки.  Обширная  многоуровневая  паутина  эстакады   и
хаотичные многоэтажные  жилые  перемычки  между  монолитами  полностью
закрывали поверхность планеты - одна сплошная темень внизу по ногами.
   Мороз сегодня был достаточно крепок и Сергей подумал уже о  том  не
погреться ли в управе, но тут из подъезда выпорхнула счастливая  Лана,
подбежала к нему.
   - Куда едем? - поинтересовалась она.
   - Здесь недалеко, пешком дойдем, - сообщил Сергей, любуясь ею.
   - Тогда в  путь,  -  повернулась  Лана,  подавая  руку.  -  Ведите,
господин инспектор.
   И  девушка,  взяв  его  под  руку,  пошла  рядом,   весело   что-то
рассказывая. И так, под ее счастливый щебет и  его  отвлеченные  мысли
они быстро шли по наружным переходам, ускоряя и ускоряя шаг на морозе.
   - Ух, как хорошо!!! - воскликнула Лана, осторожно заходя в квартиру
и энергично растирая щеки  и  быстро  и  с  нескрываемым  любопытством
осматривая комнаты.
   Квартира была, конечно, не ахти какой, но все же и не общежитие.
   - Я в ванну, отогреваться. Первое средство от простуды.  Хотите  со
мной?
   Все ко мне обращаются на Вы, почему-то с  грустью  подумал  Сергей,
неторопливо снимая верхнюю одежду. Элора - потому что презирает,  Лана
- потому что видит во мне начальника.
   Между тем Лана набрала немного горячей воды в старую железную ванну
и, сняв теплые колготки и подобрав повыше юбку, села на чугунный край,
с нескрываемым наслаждением опустив  покрасневшие  от  холода  ноги  в
воду.
   Сергей некоторое время стоял на пороге,  с  интересом  наблюдая  за
непосредственностью девушки. Почувствовав его взгляд Лана  обернулась.
   - Прошу, - сказала она пододвигаясь и искренне  и  в  то  же  время
соблазнительно улыбнувшись при этом.
   И Сергей устоять не смог.

   А потом она, смущаясь, быстро постелила новые простыни  на  широкую
кровать, мол, здесь и так достаточный запас  чистого  белья  и  ничего
страшного,  если  один  комплект  израсходуется   не   по   назначению
(наблюдение в комнатах велось только их отделом - Сергей в свое  время
лично проверил это).
   В принципе, время у меня есть, подумал он, колеблясь,  но  тут  его
внутренний датчик подал сигнал. Прижав колпачок  указательным  пальцем
Сергей считал информацию через нервные окончания.  Сообщение  было  от
Аллы - она подготовила списки.
   - Да, делов у тебя сейчас будет много, - сказал он, пряча глаза.  -
Ну я пошел. Работа.
   Девушка изменилась в лице.
   - Как? - она подошла вплотную к Сергею и готова была  расплакаться.
- Может задержитесь на часок? А?
   Сергей с нежностью обнял ее за хрупкие плечи.
   - Я еще вернусь. Я еще так надоем - не будешь знать,  как  от  меня
отделаться.
   Девушка уткнулась ему в плечо, держась за воротник.
   - Но это точно? Не  обманете?  -  тихо  говорила  она  расстроенным
голосом.
   - Конечно, - серьезно ответил он, поцеловав ее в висок.
   - Серж, - вдруг произнесла она, пряча свое лицо  на  его  груди.  -
Завтра у меня день рождения. Вы придете?
   Вот черт! -  поперхнулся  он.  Что  я  за  болван  такой!  Даже  не
удосужился посмотреть, когда у нее день рождения. А  если  бы  она  не
сказала?!..
   - Я знаю, - произнес он как можно увереннее. - И  даже  купил  тебе
подарок.
   - Интересно будет посмотреть, - смущенно-радостно сказала девушка.

   - Ну что тут у тебя? - поинтересовался он  у  Алла,  вернувшись  на
работу.
   - Есть кое-что, - сказала девушка деловым тоном.  -  Подозрительных
двенадцать квартир. Переезды этих клиентов труднообъяснимы -  раз,  не
предоставили еще пока свои картограммы идентификации личности  -  два.
Ну а по остальным - два сотрудника из седьмого управления  въехали  со
своими семьями, но это у них запланировано было еще полгода  назад.  Я
их оставила на всякий случай.
   - Спасибо тебе, - сказал Сергей пряча  карточку  с  информацией  во
внутренний карман и приобнимая девушку  за  гибкую  талию.  -  Я  твой
должник.
   - Смотрите  шеф,  -  лукаво  улыбнулась  Алла.  -  Я  могу  этим  и
воспользоваться.
   У тебя уже была такая возможность, мысленно сказал он, но  тогда  я
был тебе неинтересен, мелкая сошка, рядовой  сотрудник.  Но,  впрочем,
девушка работает добросовестно и честно, и искренне готова помочь.
   - Спасибо еще раз, - улыбнулся Сергей ей в ответ, слегка  прижав  к
себе на короткое мгновение, и вышел из кабинета.
   Потом он зашел в технический отдел. Подобрал себе  датчики  на  все
случаи жизни - ведь только на месте можно  разобраться,  какой  из  их
многочисленных типов подойдет в данной ситуации. А потом он отправился
на остановку, пожалев, что не заказал машину на более раннее время.

   Сергей в  очередной  раз  проверил  настройку  видеопередатчика  во
внутреннем нагрудном кармане, который в отделе использовали для сьемок
через поры материи, и позвонил в последнюю по списку дверь.
   - Вам чего? - на дверном экране  появилось  лицо  нового  владельца
квартиры.
   - Я из социологического отдела, провожу опрос населения, только-что
переехавшего на новые  квартиры,  -  сказал  Сергей,  отсылая  попутно
снятые кадры в центр на аутентификацию личности. - У меня один  вопрос
- не испытываете ли вы чувства сожаления  или  ностальгии  по  старому
месту жительства?
   - Нет, - хмуро ответил владелец, после некоторого раздумья, и исчез
с экрана.
   Сергей вернулся к автокару.
   - Алла, это последний, - сказал он в передатчик. - Как у тебя?
   - Шестой и восьмой - из отдела Давора, секретные агенты.  Третий  -
тоже оттуда же, но помельче - рядовой сексот. Второй и одиннадцатый  -
рыбка покрупнее  -  начальники  групп  из  службы  безопасности.  Шеф,
серьезное  у  вас  общество  собирается,  -  с  неподдельной  тревогой
добавила девушка. - Что вы такого натворили?
   Если бы из-за меня, с сожалением подумал он, было бы гораздо проще.
   - Просто на чай их пригласил,  -  шутя  ответил  Сергей.  -  А  они
почему-то стесняются зайти. Впрочем, у  меня  все.  Я  сегодня  скорее
всего больше не появлюсь. Густав за меня. Конец связи,  -  добавил  он
отключаясь.

   Снова внутренний датчик легкими электрическими разрядами дал о себе
знать. На этот раз это была Лана. Сообщала, что все закончила.  Сергей
посмотрел на часы.
   - Если подождешь полчаса, - сказал он. - Я за тобой заеду на машине
и отвезу домой.
   - Подожду, - согласилась она.
   На полпути до общежития Лана попросила заехать в магазин.
   - Сделала перестановку в своем  углу,  -  рассказывала  девушка  по
дороге, в то время как Сергей ее  молча  слушал,  погруженный  в  свои
мысли. - Чувствую - не хватает чего-то для полной  картины.  Походила,
походила. Поняла. Зеркало во всю стену.  Сразу  за  доску  объявлений,
ставлю запрос, и тут же ответ. И дешево, и совсем рядом.  А  на  руках
мне не донести. Может, заедем? - осторожно-просительно спросила она.
   - Хорошо, - кивнул он, не сразу сообразив, чего от него хотели.
   Заехали в магазин, купили рулон самоклеющегося  зеркала.  Аккуратно
уложили в просторный багажник.
   Подъехав вплотную к общежитию он, под любопытные взгляды вахтерши и
выходящих постояльцев, помог занести ей рулон  в  комнату.  Никого  из
девчонок еще не было.
   - Может, чаю? - несмело предложила Лана, смутившись.
   - Извини, еще работа осталась, - сказал он, чувствуя,  что  говорит
совсем не то. - Давай лучше я к тебе заеду вечером, часов в девять.
   Девушка совсем помрачнела и, ничего уже не говоря,  только  кивала,
плотно сжав красивые губы.
   Он понимал что делает все не  так,  и  объясняет  как-то  коряво  и
неубедительно, но у него совсем не оставалось времени до выхода  Элоры
из института. Надо было торопиться. И он ушел, решив поговорить с  ней
попозже... в  более  спокойной  обстановке,  когда  не  надо  ни  куда
спешить, и можно спокойно найти нужные слова и действия...

   На  одной   из   многочисленных   подъездных   площадок   института
космических исследований - а именно на площадке двести второго  уровня
- было малолюдно. Сергей поставил свой автокар поближе к выезду и,  не
выходя из машины, осмотрелся, попутно  снимая  на  камеру  сидящих  на
лавочках, стоящих и  просто  прогуливающихся  людей,  а  также  номера
припаркованных автокаров, и передавая все это на центральный компьютер
шестнадцатого управления. Минут через пять он получил интересующие его
данные - машина, принадлежащая Элоре Дебюсси, ее номер и внешний вид -
приземистая, мощная, с новыми  движками.  Он  поискал  ее  глазами  на
стоянке - да, действительно неплохая модель. После чего уже  по  своим
каналам дал команду следить за данным объектом  по  полной  программе,
включая и специализированные космические спутники.

   Время еще было и Сергей закрыл глаза, пытаясь расслабиться  и  хоть
немного отдохнуть - уж  очень  всего  многого  свалилось  на  него  за
сегодня.

   *****

   Было темно и сыро,  и  ужасно  воняло.  Темные  сгорбленные  фигуры
неторопливо копошатся  на  гигантских  кучах  мусора,  выискивая  хоть
что-то полезное. Их группа в свое время долго и жестоко билась за  это
место - то ли там наверху была какаято особенно  опасная  транспортная
развилка, то ли наоборот - крупная сеть  заводов  в  купе  с  рабочими
столовыми, но тем не менее  здесь  всегда  можно  было  найти  чтолибо
свежее - еду, вещи,  помятые  элекары  с  начинкой,  какие-то  станки,
списанные за древностью и только  сейчас  выброшенные,  и  уже  совсем
новенькие  лазерные  диски  -  кто-то  поди  в  спешке  избавлялся  от
контрабанды.
   Добросовестно,  с  поразительным   терпением   они   перелопачивали
нападанное за ночь слой за слоем, складывая найденное в широкие мешки.
И только один не участвовал во всем этом творческом процессе, он сидел
на самом высоком месте и наблюдал за окрестностью  -  за  приближением
чужаков, за падением сверху какого-нибудь крупного предмета...
   Сергей с  трудом  отодрал  изрядно  покореженную  дверцу  шикарного
элекара. Стоявшая рядом с ним  девочка  сдавленно  вскрикнула.  Сергей
обернулся.
   - Не смотри, - сказал он. - Лучше поменяйся с кем-нибудь участками.
   Девочка упрямо покачала  головой.  Сергей  пожал  плечами  и  снова
заглянул в машину. Когда-то в ней ехали двое - он и она. Молодые, судя
по останкам. А судя по одежде -  на  вечеринку  или,  если  судить  по
результату, с нее...
   - Тогда помогай, - сказал он девочке.
   И они  вдвоем  стали  высвобождать  одежду,  которая  у  них  очень
ценилась, осторожно извлекая из нее остатки человеческих тел  -  части
рук и ног, обломки челюсти, глазные  яблоки,  пучки  длинных  волос  с
запекшейся кровью...
   Сергей, привыкший к подобным картинам, равнодушно складывал все это
в отдельную кучу, чтобы потом сжечь - хоть это и не экономно, но и  не
по-человечески оставлять их на съедение крысам.
   - Судя по ногам, девочка была что надо,  -  раздался  сзади  чей-то
голос.

   Сергей открыл глаза и  посмотрел  на  часы.  Что-то  звонок  у  них
запаздывает, подумал он и снова закрыл глаза.

   Они второй день шли по запутанным  лабиринтам  заброшенного  метро,
старательно пробираясь через многочисленные завалы и разрушения.
   - Скоро еще? - спросил Лохматый.
   - Уже рядом, - ответил Рябой, поведя носом. -  Должно  быть  где-то
здесь.
   В свое время  он,  придя  неизвестно  откуда,  всем  надоел  своими
рассказами о всевозможных чудесах, якобы виденных им под землей.
   Лохматый пожал плечами.
   Некоторое время шли молча.
   - Пришли,  -  как-то  неестественно  громко   выдохнул   Рябой.   -
Помогайте.
   Они навалились на старый ржавый, но все еще мощный и  толстый  люк,
пытаясь сдвинуть его с места..
   От отвалился и в глаза ударил нестерпимо  яркий  свет,  ослепив  их
всех...
   - Я же говорил!.. я же говорил!.. - в радостном возбуждении  кричал
Рябой, закрывая глаза матовым стеклом.

   *****

   Сотни вплотную стоявших дверей вдруг открылись все разом и огромный
поток студентов мгновенно  заполнил  площадь,  тут  же  разделяясь  на
множество мелких речек и ручейков, неудержимо устремляясь к переходным
лифтам на другие уровни и к  остановкам  всевозможных  направлений.  В
этой огромной лавине конечно  бессмысленно  искать  одну  единственную
девушку, да Сергей и не старался - за него все сделает техника.
   Так и есть - Элора быстро села  в  услужливо  распахнутую  дверь  и
машина тут же тронулась с места быстро набирая скорость.
   Сергей  впрочем  остался  на  своем  месте,  уютно  развалившись  в
обмякшем для такого  случая  кресле.  Он  просто  наблюдал  на  экране
внутреннего  компьютера  маршрут  движения  интересующей  его  машины,
отслеживаемый спутниками наружного слежения.
   За полчаса объект сделал  шесть  остановок  и  все  их  не  удалось
однозначно   идентифицировать   -    в    непосредственной    близости
располагались как  жилые  дома,  так  и  крупные  магазины.  И  только
последним пунктом значился великосветский клуб. Сергей тут же запросил
данные - прием по поводу шестидесятилетия какой-то шишки.  Ну  что  ж,
подумал  он,  во-первых,  это  надолго,  а  во-вторых,  она  наверняка
заезжала домой переодеться. Осталось прокатиться по этим  точкам  и  я
узнаю ее адрес. Сергей набрал номер.
   - Алла? Привет еще раз. Я тут на машину кинул пять точек -  проверь
их поподробнее по тому же критерию. Хорошо? Ну вот и умница.
   Ну а пока идет обработка данных, неплохо бы просто  прокатиться  по
этому маршруту и посмотреть на них своими глазами - вдруг все  гораздо
проще, чем я думаю.
   Сергей начал с предпоследней точки останова - считая что так у него
больше шансов.
   На вьезде в престижные районы он притормозил - грязные и запыленные
машины туда не пускали.
   Возле мойки образовалась небольшая очередь.  А  время  терять  было
жалко. И тут в стороне он увидел стайку мальчишек с ведрами,  тряпками
и баллончиками, размахивающие руками. Это что-то новое, подумал Серей.
Впрочем, рынок.. Детям деньги всегда были нужны.
   Он остановился у ближайшей кучки и ребятишки быстро и сноровисто  -
чувствовался опыт - протерли его машину от грязи и пыли. Среди них  он
увидел и Терция. М-да, в замешательстве произнес про  себя  Сергей.  -
Один вопрос, говорить его родителям или  нет?  К  ним  подошел  парень
постарше, что-то сказал и те безропотно полезли в карман и отдали  ему
небольшую пачку денег. Наконец самый младший махнул  рукой  и  Сергей,
проехав контрольный пост, въехал под прозрачный купол, в  районы,  где
нет ветра и всегда теплая летняя погода.

   Вот и предпоследняя точка останова машины Элоры.
   Сергей осмотрелся - совсем рядом шикарный магазин для особо богатых
- стекло и ковры у входа. Несколько в сторонке лифты к жилым домам.
   Взявшись за ручку дверцы Сергей немного помедлил - все-таки  одежда
его сильно не соответствовала окружающей действительности.
   Сняв  термокуртку  он  вышел  из  элекара,  ступив  большим  зимним
ботинком на  пушистую  и  мягкую  ковровую  дорожку  перед  магазином.
Швейцар в  яркой  ливрее  и  легких  летних  туфлях  с  плохо  скрытым
презрением посмотрел на него.
   Сергей, ступая по светящимся изнутри веселыми  праздничными  огнями
ступенькам  лестницы,  неспеша  подошел  к  магазину,  чувствуя   себя
посторонним в своих больших зимних стоптанных  башмаках  и  поношенных
толстых  термоджинсах.   Внутрь   его   не   пустили   -   швейцар   с
холодно-любезной улыбкой преградил путь - Что желаете?  -  спросил  он
тоном, которым обычно спрашивают - Куда ты прешь? Профессионалы, сразу
различают своего клиента.
   Сергей  показал   удостоверение.   Выражение   лица   швейцара   не
изменилось.
   - В вашем магазине в ближайшее время не появлялась эта вот девушка?
- спросил Сергей, показывая голограмму.
   Швейцар скосил  глаза,  подумал  немного,  внимательно  разглядывая
Сергей. Сергей достал банкноту.
   - Была минут десять назад, - лениво промолвил он, забирая бумажку и
ловко пряча ее в карман.
   И на том  спасибо,  подумал  Сергей,  возвращаясь  к  машине,  хоть
избавил меня от громоздкого анализа адресов и  беготни  по  уровням  в
ближайших кварталах.

   Следующая точка - большая стоянка и  лифты  к  шикарным  особнякам.
Лифты к тому же грузовые, сделаны как раз под элекары.
   Сергей глянул на запись ее движения. Точно, в этом месте сигнал  от
датчика пропадал. Он соединился с Аллой.
   - Ну как у тебя дела?
   - Почти все готово.
   - А по третьей с конца есть что-нибудь?
   - Это 415-й уровень? - уточнила девушка. -  По  этой  точке  анализ
закончен. Переслать?
   - Давай, - ответил Сергей, переключая бортовой компьютер  на  прием
данных.

   Как он  и  ожидал,  одна  из  этих  квартир-особняков  принадлежала
родственнику секретаря Цетега. Выйдя из машины он  подошел  к  нужному
ему  лифту  и  нажал  на   немногочисленной   панели   списка   хозяев
соответствующую надпись. Темный экран подернулся матовой  дымкой  -  с
той стороны его внимательно разглядывали.  Сергей,  правда,  надеялся,
что  вряд  ли  премьер-министр  осмелится  выделить  своей   любовнице
профессиональных охранников, и скорее всего в доме только обыкновенная
прислуга, никто его сейчас не снимает и вся охрана держится на сложной
системе сигнализации - если конечно это действительно квартира Элоры.
   - Да, слушаю вас? - раздался наконец старческий голос.
   - Пакет для мисс Элоры Дебюсси, -  сказал  Сергей  казенным  тоном,
приподнимая к экрану стандартно-упакованную коробку.
   Экран погас, но зато открылся люк пневмопочты.
   Ну вот и  все,  с  облегчением  подумал  он,  отправляя  коробку  и
возвращаясь  к  машине.  Слуги  посылку,  естественно,  не  вскрыли  и
находившиеся  там  датчики,  просканировав  окружающее   пространство,
выдали Сергею  исчерпывающую  информацию  о  типе  используемой  здесь
защитной системы.
   Подобрав с помощью дистанционной оптической отмычки код  доступа  к
соответствующему лифту, он поднялся  на  нужный  ему  этаж.  Здесь  он
оперативно отключил систему оповещения слуг о прибытии хозяев и, снова
повозившись с отмычкой, открыл внутренний гараж.
   Итак, он в особняке, и никто об этом пока  не  знает.  Теперь  надо
быстро найти наиболее часто посещаемые  Элорой  помещения  -  спальня,
бассейн, сауна, гостиные, корт и  т.  д.,  установить  там  датчики  и
подменить свою посылку.
   Сергей оказался прав - в доме были только слуги - причем всего двое
- старикдворецкий  и  горничная,  женщина  40  лет.   Они,   пользуясь
отсутствием хозяйки, сидели  в  библиотеке,  смотрели  голографическое
видео и разговаривали  о  инфляции  -  растет  быстро  -  зарплата  не
успевает  пересчитываться  -  они   то   мало   теряют,   а   вот   на
государственных заводах  из-за  задержек  и  медленном  пересчете  при
получке можно купить только бутылку водки.

   Сергей беззвучно обходил помещения, с удивлением думая про  себя  -
вот здесь живет Элора, она ходит вот по этим самым полам с подсветкой,
дотрагивается до этих самых предметов, дышит этим  воздухом,  спит  на
этой просторной кровати с балдахином... Как  все-таки  это  странно  -
кожей ощущать присутствие отсутствующего человека.
   Разложив на 25 помещений семь датчиков он собрался было в гостиную,
чтобы заменить посылку, как вдруг получил сигнал из гаража. Там кто-то
был. И этот кто-то проник туда так же, как и Сергей, то есть -  тайно.
А я и оружия-то не взял, подумал он в  досаде.  Впрочем,  кто  же  мог
подумать, что события начнут разворачиваться именно таким образом.
   Пришельцев было двое. Быстро и  профессионально  связав  слуг  они,
даже  не  пытаясь  больше  обшаривать  дом  -  что  говорило   об   их
осведомленности, расположились  перед  входом  в  гараж,  явно  ожидая
прибытия девушки.
   Итак, здесь становится тесновато, подумал Сергей, следя  на  экране
за действиями незнакомцев. Их намерения пока не ясны, но лучше  уж  до
этого дело  не  доводить  и  постараться  их  обезвредить  до  прихода
хозяйки. Но вот как это сделать не  имея  оружия?  И  на  помощь  слуг
рассчитывать не приходится. Можно, конечно, вызвать полицию, но как  я
им объясню свое присутствие?  Да  и  по  волне  моего  индивидуального
передатчика меня быстро идентифицируют.
   Сергей,  внимательно  изучая  обстановку,  царившую  в  предбаннике
гаража, увеличил угол обзора. Да, от двери до преступников далековато,
добежать не успею, невесело подумал он,  наверное,  единственный  шанс
подобраться к ним вплотную, это открытое окно в закутке за их спинами.
   Он посмотрел на часы. По идее все эти клубные собрания длятся очень
долго и время на прогулку у него есть.
   Тщательно застегнув одежду - ветер снаружи просто дикий - и  закрыв
лицо маскошапочкой он приладил присоски и осторожно  открыл  окно.  На
этой  стороне  монолита  было,  к  счастью,   тихо,   и   он,   словно
человек-паук, выполз на гладкую, слегка раскачивающуюся стену, мельком
глянув на проплывающие внизу облака.
   Этот участок стены до угла он прошел довольно быстро. А вот  дальше
пошли сплошные мучения - во-первых, ветер, а во-вторых, неудобная  для
присосок поверхность,  избитая  стихией.  Пока  он  мучился,  медленно
продвигаясь  к  цели,  поставленный  Сергеем  у  самого  входа  датчик
возвестил о прибытии хозяйки - раньше времени вернулась Элора.
   Вот это прокол, злясь на  себя  подумал  он,  стараясь  максимально
ускорить свое продвижение. А ураганный ветер,  свирепо  гудя,  пытался
сорвать эту одинокую песчинку с избитой стены гигантского колоса.
   Когда он измученный наконец добрался до открытого  окна,  Элора  со
связанными руками сидела на полу.
   - Какого черта? - зло  спрашивал  один  из  злоумышленников  своего
напарника. - Сказано же было - лицо только обезобразить. Плесканули бы
сразу кислотой, сейчас бы уже были далеко отсюда.
   - Ты посмотри на клиентку, - говорил второй, улыбаясь через  маску.
- Классная девочка. У меня такой в жизни не было, да и  скорее  всего,
не будет. Жалко портить ее так сразу. Не пропадать же добру? А?
   Элора, ошеломленная внезапным  нападением,  ничего  толком  еще  не
понимала и молчала, глядя на бандитов без всякого страха.
   - Первое  правило  -  нельзя  затягивать   выполнение   работы,   -
недовольно проговорил первый, вертя в руках флакон с жидкостью.
   - Да брось ты, - отмахнулся второй, подойдя к Элоре и рывком уложив
ее на живот и придавив коленкой, принялся ножом срезать с нее одежду.
   И тут она,  выйдя  из  своего  сомнамбулического  состояния,  стала
отчаянно сопротивляться, молча и дико извиваясь всем телом.
   - Ух ты какая! - в восхищении проговорил бандит,  натужно  пыхтя  в
непростой попытке удержать свою жертву. -  Помогай,  а  то  порежу  ее
ненароком, вся свежесть пропадет.
   Это были его последние слова. Немного отдышавшись у окна и бесшумно
проникнув  в  помещение,   Сергей   двумя   точными   ударами   уложил
находившихся к нему спиной налетчиков и теперь быстро связывал  их  их
же собственными шнурами. В это время девушка, перевернувшись на  спину
и отталкиваясь ногами, с опаской отползала к закрытой двери.
   Проверив качество узлов, он неспеша подошел к Элоре,  понимая,  что
открываться ей  нельзя  и  поэтому  маски-шапочки  не  снял.  Девушка,
сжавшись, настороженно смотрела  на  Сергея.  Ее  изрезанное  вечернее
платье совсем не прикрывало ее тела и  Сергей  мимолетно  отметил  про
себя, что нижнее белье она не носит - наверное, чтобы под обтягивающей
материей не проступали следы от швов и  резинок.  Заметив  его  взгляд
Элора быстро подтянула коленки к груди, стараясь хоть как-то  прикрыть
свою наготу и Сергей жестами принялся изображать пантомиму в смысле  -
я ваш друг и вреда  вам  не  причиню.  Потом  он  осторожно  нагнулся,
ожидая, что она сейчас либо пнет его, либо укусит, но  девушка  сидела
тихо, хотя смотрела все еще насторожено. Он аккуратно поднял  ее,  все
еще связанную,  на  руки  и  понес  в  бильярдную,  тут  же  забыв  от
прикосновения к ее телу обо всех последних  событиях,  ярко  вспомнив,
как он нес ее по  длинному  коридору  грузового  корабля  "Атлант".  И
только поймав ее беспомощный взгляд, он тут же отвел глаза, боясь, что
их она сможет запомнить.
   Усадив ее в кресло и, все так же не развязывая, прикрыв пледом,  он
жестами постарался объяснить ей, чтобы она дала ему двадцать минут  на
благополучное исчезновение, а потом бы пробиралась к  библиотеке,  где
находятся ее слуги.
   Немного  подумав,  девушка  неуверенно  кивнула  и  Сергей  не  без
сожаления вернулся к двум связанным бандитам.
   - Привет, мужики, - сказал  он  с  порога,  заметив,  что  они  уже
очухались и пытаются развязаться.
   Налетчики замерли и промолчали, ожидая дальнейшего хода развития.
   - Я долго говорить не мастак, - начал Сергей, подняв с пола бутылек
с кислотой и медленно открывая крышечку.  -  А  коротко  это  выглядит
следующим образом - я на вас зла не держу, но очень  хочу  знать,  кто
вас послал и с какой целью? И  вы,  наверное,  сами  понимаете  -  без
ответов я не уйду.
   Вскоре он знал все. Заказчик - женщина лет сорока, сорока  пяти,  с
аристократическими манерами, вышла  на  них  через  общего  знакомого.
Задание - попортить лицо,  но  не  убивать,  Элоре  Дебюсси.  Коды  от
сигнализации, план комнат, внутренний распорядок и  состав  слуг  дала
она же.
   - Я рад, что мы нашли общий язык, - удовлетворенно  сказал  Сергей,
закрывая пробку флакона. - Только ведь вы, как люди опытные, наверняка
навели справки про своего клиента,  чтобы  ненароком  не  вляпаться  в
какую-нибудь историю.
   - Точно, навели, - усмехнулся один из них. - Про обеих. Про жертву,
я думаю, вам слушать неинтересно, а заказчица - дамочка  из  окружения
жены Цетега.
   - Не страшно было? - спросил Сергей, подумав, что  что-то  подобное
он и ожидал. - Все-таки премьер-министр?
   - Так,  по  слухам,  валят  его   потихоньку,   -   с   подкупающей
искренностью ответил второй.

   На допустимо максимальной скорости отъезжая от этого района, Сергей
изредка наблюдал на встроенном экране, как Элора, продев связанные  за
спиной руки под ногами, зубами развязала узел и теперь в  задумчивости
ходила по комнате, изредка посматривая на  каминные  часы.  Потом  она
прошла в спальню, быстро переоделась,  привела  в  порядок  волосы.  В
задумчивости постояв перед зеркалом, она снова растрепала прическу  и,
скинув одежду, вновь одела лохмотья и, вернувшись в бильярдную, села в
кресло, добросовестно выжидая положенное время.
   Сергей в задумчивости посмотрел на стоявшую рядом сумку, где лежала
его посылка и кое-какие драгоценности из дома Элоры - надо  же  как-то
было объяснить полиции  их  появление  в  квартире.  Вещи  возвращать,
конечно, нельзя, а лучше всего их продать  через  некоторое  время,  а
деньги вернуть хозяйке.
   Бандитов он отпустил. На них ему было наплевать, но еще неизвестно,
что они рассказали бы полиции, и если правду,  то  Элоре  пришлось  бы
несладко - ведь одно  дело,  когда  о  связи  премьер-министра  просто
судачат, и совсем другое -  когда  этому  есть  подтверждения  в  виде
реальных фактов.
   Найдя подходящую стоянку на  средних  уровнях  он  оставил  машину,
позвонил в отдел - сегодня дежурил Коурис -  попросил  его,  чтобы  ее
перегнали  в  гараж,  а  сам  неспеша  поехал  домой  в   общественном
транспорте,  держа  на  коленях  сумку  с  аппаратурой  и  в  волнении
вспоминая легкий вес, близкий стук сердца в плотно  прижатой  девичьей
груди и тепло ее тела у себя на руках.


   ----------------------------------------------


                              Глава 13.


   - Добрый  вечер,  господин  инспектор,   -   встретив   в   дверях,
приветствовала его хозяйка, вытирая руки  о  передник.  -  Вы  сегодня
припозднились.
   - Добрый вечер, - вежливо склонил он голову. - Работы  что-то  было
многовато.
   - Ужин вам греть?
   - Попозже, - сделал он неопределенный жест головой. - Сначала я  бы
хотел принять ванну.
   - Вот и замечательно, - обрадовалась почему-то хозяйка. - У нас как
раз гости намечаются. Вместе и поужинаем.
   - Хорошо, - кивнул он, потихоньку поднимаясь к себе. - А как у  нас
сегодня с горячей водой?
   - Пока идет, - посерьезнела хозяйка. - Но торопитесь. Кто их знает,
когда они ее отключат.

   Неспеша прогуливаясь  по  квартире,  он  осматривал  вентиляционные
шахты. Шахт было две - та, что шла через его комнату  и  кухню  этажом
ниже, и та, что шла через комнату Элоры, ванную и кладовку под ней.
   Сергей зашел в ванную комнату, автоматической  отверткой  аккуратно
снял решетку, пролез в узкое и сильно  замусоренное  отверстие.  Шахта
была довольно просторной для одного человека, тем  более,  как  и  все
старинные дома, снабженная скобами, которые остались от строительства.
Сергей осторожно перебрался на противоположный край  трубы,  чувствуя,
как с  низу,  из  глубины  тянет  затхлым  воздухом.  Вот  и  узенькое
отверстие - должно быть в комнату Элоры. Сергей  посмотрел  в  окошко,
пытаясь определить его местонахождение в комнате, но там было темно  и
ничего не видно. Он закрепил в левом верхнем углу окна у самой решетки
миниатюрную видеокамеру, замаскированную по кусок штукатурки  (в  свое
время сам переделал стандартную из их экипировки  -  эта  ест  гораздо
меньше энергии  и  совершенно  не  чувствуется  поисковыми  приборами,
настроенными на точки поглощения энергии).  Решил,  что  потом,  после
первых кадров сориентируется в комнате и переставит ее как надо.
   Включив маленький фонарик он проверил качество крепежа и маскировки
и решил попутно обследовать всю шахту - мало ли что. Наверху был выход
на локальный выступ, правда, прочная железная решетка была  давно  уже
приварена. Тут все было ясно, просто придется повозиться, но этот путь
надо подготовить на будущее. Сергей стал  осторожно  спускаться  вниз.
Так, вот окошко ванной, напротив окно кладовки и здесь же рядом окошко
комнаты хозяйки. Он продолжил свой маршрут. Вот и темные окна  первого
этажа дома, дальше идет этаж коммуникаций и соединительные конструкции
с другим, горизонтальным монолитом, - здесь  уже  должен  быть  тупик.
Однако   под   ногами   продолжала    ощущаться    пустота.    Сергей,
заинтригованный, спустился еще ниже. Вот и подвал  кончился,  по  всем
рассчетам, а дна все не было. Он отломил  кусок  старой  штукатурки  и
бросил, считая секунды до падения.  Досчитав  до  ста  он  бросил  это
занятие. Вот тебе раз! Неужели сквозная?! Заинтригованный он  вернулся
в   ванную,   аккуратно    прикрепил    автоматическую    лебедку    с
полукилометровым запасом  прочного  тонкого  тросика,  закрепился  как
следует, и теперь его спуск протекал значительно быстрее. Он спускался
все ниже и ниже, надеясь,  что  крепежная  часть  лебедки  сделана  на
совесть, прочна и зажимы не соскользнут.
   Шахта закончилась железной решеткой где-то в районе средних уровней
метро. Да еще вонь невыносимая. Хорошо, хоть спецкостюм одел,  подумал
он, а то весь пропахну. Душ - это само-собой,  а  вот  одежду  стирать
обязательно пришлось бы. Сергей осторожно  потрогал  решетку  ногой  -
шевелится, можно будет отломать. Посветил вниз,  -  темно,  -  фонарик
слабоват. Прикинув, какой инструмент ему понадобиться на  будущее,  он
стал быстро подниматься. Вот и ванна. Быстро снял с  себя  комбинезон,
затолкал  его  в  герметичный  пакет,  принял  душ,  освобождаясь   от
пропитавших его запахов - у женщин, привычных к духам,  очень  развито
обоняние. Слегка смочил виски  одеколоном,  переоделся,  причесался  и
неторопливо вышел.
   - С легким паром, - сказала встретившаяся ему хозяйка.
   - Спасибо, - благодушно ответил он.

   Кроме него за ужином присутствовали еще Вадим с  женой,  а  их  сын
играл   в   детской   остатками   пластилиновых   городов,   продолжая
широкомасштабные завоевания.  На  экране  видеофона  в  резких  ритмах
мелькали кадры очередной развлекательной программы.
   - Вы не представляете, - жаловался Вадим Сергею,  наливая  красного
вина под мясо. - Всему приходится учиться с нуля,  своими  ошибками  -
разным  правовым  тонкостям,  всевозможным   коммерческим   хитростям,
смелости в операциях...
   - Дорогая, -  подал  голос  со  своего  места  глава  семейства.  -
Переключи на другой канал. Я уже не могу это слышать.
   Между тем женщина на экране пела вполне пристойную, по сравнению  с
остальными, песню -- Все мы бабы - стервы. Милый, бог с тобой. Каждый,
кто не первый. Тот у нас второй...
   Миссис  Дебюсси   добросовестно   погоняла   каналы   и,   наконец,
остановилась на нейтральной передаче из мира животных.
   - Как раньше пели! - сказала она мужу. - А как сейчас?
   - Да, - согласился  тот,  неторопливо  орудуя  ножом  и  вилкой.  -
Поведение вульгарное, много пошлости, а тексты?..
   Вадим, отвлекшись на диалог родителей, только усмехнулся.
   - Я, кстати, принес  голографический  видик,  -  сказал  он  Сергею
заговорщески. - Новое западное чудо техники. И кое-какие  кристаллы  к
нему,  очень  интересного  содержания.  Не  желаете  сегодня  вечерком
поприсутствовать при просмотре?
   Сергей неопределенно пожал плечами.
   - О чем разговор? - спросила Релия мужа. - Об этом что  ли?  -  Она
многозначительно повела глазами.
   - Да, - подтвердил Вадим. - Приглашаю инспектора на вечер.
   - Оставайтесь,   -   улыбнулась   Релия   с   какой-то   непонятной
интимностью. - Будет забавно.
   В дверь позвонили и хозяйка ушла открывать. Это была Кира - в гости
к Терцию. Юноша без лишних слов провел девочку в детскую, захватив  по
дороге немного конфет из буфета.
   - Кстати, господин инспектор,  -  сказала  хозяйка,  возвращаясь  в
столовую и неся в руках небольшой пакет.  -  Я  обещала  вам  показать
кадры с Нового года.
   Сергей благодарственно кивнул, доставая снимки. Они, конечно,  были
совсем любительские, но и на них было видно,  как  изумительно  хороша
Элора в этом своем открытом шикарном платье с блестками в волосах и  с
неподдельно счастливым выражением лица.
   Между тем ужин незаметно закончился. Женщины принялись  убирать  со
стола, Сергей досматривал последние кадры, а Вадим пошел распаковывать
свою новую аппаратуру.
   - Нормально, - произнес он удивленно из коридора. - Уже нету.
   Сергей, положив пакет со снимками на бар, подошел к нему.
   - Что-то случилось?
   - Исчезла, - пожал тот плечами. - И я, наверное,  догадываюсь,  кто
это сделал.
   Он решительно толкнул дверь детской.  Сидевшие  на  диванчике  дети
вздрогнули и оба покраснели. Видик стоял у них и был выключен.
   - Нельзя брать без разрешения, - проговорил Вадим, забирая  технику
и унося ее в зал.
   Здесь он немного повозился с настройкой.
   - Ба-а! - снова воскликнул Вадим. - Они, оказывается, успели что-то
тут просмотреть. Любопытно... - И он дотронулся до сенсорной клавиши.
   И  тот  час  в  зале,  прямо  перед  Сергеем  появилась  обнаженная
молоденькая девочка  с  испуганными  глазами.  Она  пыталась  прикрыть
руками свою наготу, но это у нее совсем не получалось,  -  по  крайней
мере, самые интимные части ее тела были хорошо видны. Откуда-то  сбоку
появился  полуобнаженный  здоровяк,  который  неторопливо  подошел   к
девочке  и  стал  с  садистской  улыбкой  принуждать  ее  к  некоторым
действиям.
   - Что это? - испуганно спросила только что вошедшая хозяйка,  между
тем как Релия за ее спиной только улыбалась, показывая  глазами  -  вы
что, офонарели?
   - Этот кристалл только что просматривала наша молодежь,  -  ответил
Вадим, выключая видик. - Прогресс.
   - Я им обоим дам сейчас прогресс, - грозно сказала миссис Дебюсси и
решительно направилась в детскую.
   Сергей понял, что пора уходить, встал  и  откланялся,  заметив  как
хозяйка за руку повела девочку для разговора на кухню, в то время, как
воспитанием Терция занялся глава семейства.

   Сергей постоял некоторое время  перед  серой  неприветливой  стеной
"Голубого Дуная". Проходить через вахту не хотелось - как-то  все  это
очень уж унизительно. С помощью присосок, конечно, попаду в комнату  к
Лане за считанные секунды, подумал он, поправляя  на  плече  сумку  со
снаряжением. Но зачем вызывать излишнее  любопытство  окружающих  -  а
откуда у скромного инспектора социологического отдела такое дорогое  и
редкое оборудование? И он покорно открыл входную дверь.
   На вахте,  его  естественно  остановили,  придирчиво  с  некрасивым
любопытством изучили предъявленный документ.  Старательно  записали  в
журнал посещений.
   - А Ольховской-то нет, - сказала  вахтерше  стоявшая  возле  окошка
женщина простоватого вида. - Она же ушла.
   - Да, действительно, - встрепенулась вахтерша, что-то вспоминая.  -
Так что приходите в другое время. Нет вашей пассии.
   Сергей не обратил внимания  на  ее  слова,  удивленный  отсутствием
Ланы.
   - Так может, я в комнате подожду? - предложил он. - Не мерзнуть  же
на улице.
   - Ну как я могу вас пустить? - искренне удивилась женщина.  -  Если
нет этого человека.
   - Ну хорошо, - пожал плечами Сергей. - Запишите, что я иду в  гости
к ее соседке Констанции. Фамилии не помню. Это можно?
   Женщина недовольно скривилась - сами не знаете, к  кому  ходите,  -
проворчала она, снова листая журнал посещений.
   А впрочем, чему тут удивляться, думал он, поднимаясь на 6  этаж.  С
чего я решил, что Лане нечем заняться и что  она  целыми  днями  сидит
дома. Девушка молода, сидеть ей в  четырех  стенах  наверняка  скучно.
Естественно, есть друзья,  знакомые,  наверняка  ходит  куда-то  -  на
вечеринки, на чьи-то дни рождения, просто к подругам по школе,  двору,
училищу, да мало ли что...

   У девочек был  гость  -  здоровенный  парень  в  поношенной  куртке
шофера. Ларри - представился он, привставая  и  добродушно  протягивая
широкую мозолистую ладонь.
   Он был другом Констанции, к тому же еще со школьной скамьи. Сама же
она сегодня была не в духе - какие-то  проблемы  на  работе,  судя  по
отдельным фразам и разговорам вполголоса.
   Сергей  тихо  сидел  себе  в  сторонке,  стараясь  не   мешать   их
разговорам,  листал  какой-то  журнальчик,   рассматривая   обнаженных
женщин,  но  пока  еще   стыдливо   прикрывающихся   частями   одежды,
подвернувшейся  мебелью,  свежевыловленными  рыбинами  или   огромными
букетами цветов.
   - Девчонки, хватит вам расстраиваться,  в  конце  концов,  -  вдруг
громко проговорил Ларри, привставая. - Бросьте  вы  раскисать.  Сейчас
организуем небольшой сабантуйчик, и гори оно все огнем. - Он приподнял
с пола полупустую дорожную сумку. - Серж, вы как? Не против?
   - Да нет, - пожал плечами Сергей.
   Ларри заглянул в бумажник.
   - Я быстренько сбегаю, девчонки, а вы  пока,  что-нибудь  на  стол.
Серж, на минутку.
   Сергей вслед за Ларри вышел в коридор.
   - У тебя как с бумагой? - тихо спросил Ларри наклоняясь в  темноте.
- А то у меня такая мелочевка осталась... смешно сказать.
   Сергей на ощупь достал несколько банкнот.
   - Только закуски  выбери  поэкзотичнее,  -  посоветовал  Сергей  на
всякий случай. - Рыбы, крабов, сладкой кукурузы...
   - Как пожелаешь, - пожал гигант плечами. - А пить что будешь?
   - Водку, - сказал Сергей. - А что  пьют  женщины,  тебе,  наверное,
лучше знать. Ты больше с ними общаешься.
   - Усек, - кивнул Ларри. - Я мигом. Ты  пока  тут  поразвлекай  дам,
чтобы совсем уж не скисли. А то их потом никакая водка  не  проймет  -
только пустой перевод продуктов.
   - Постараюсь, - улыбнулся Сергей, возвращаясь в комнату.

   - Ну слава богу, - всплеснула руками Дина. - А мы уж думали, вы там
деретесь.
   - Не говори глупости, - сердито проговорила Констанция,  дернув  ее
за руку.
   - А что? - спросил Сергей, понимая что это только фраза - их  драку
было бы хорошо слышно. - Он не равнодушен к Лане?
   - Да нет, - улыбнулась Дина. - Он у нас старый друг Стаси. Да еще с
детства.
   - Заканчивай, - еще более сердито оборвала девушка.
   - А что я? - обиженно проговорила Дина. - Ничего такого не говорю.
   - Вот и не надо, - еще более сухо сказала Стася.
   - Девчонки, - прервал их Сергей, понимая, что необходимо вмешаться.
- Вы бы мне рассказали, что у  вас  тут  произошло.  Если  не  секрет,
конечно?
   Дина посмотрела на Констанцию, и та равнодушно пожала плечами.
   - Да не секрет, - ответила она, поправляя рыжие волосы. -  У  Стаси
проблемы на работе. Вроде как увольняют.
   - Вы тут воркуйте, - недовольно проговорила Стася, поднимаясь. -  А
я пока схожу к соседям за рюмками. - И она, на ходу  потуже  затягивая
пояс халата, вышла из комнаты.
   - На самом-то деле ее не увольняют, - интимно наклонившись к Сергею
сказала Дина после того как закрылась  входная  дверь.  -  Просто  шеф
липкий попался, пристает. А она артачится. И дело идет к ее  смене  на
другую.
   - То есть, все равно к увольнению, - уточнил Сергей.
   - Ну, в общем-то да. Хотя, наверное, и не так быстро.
   Скрипнула  входная  дверь  и  в  комнату  торопливо   вошла   Лана,
расстегиваясь на ходу.
   - Девчонки, что я вам сейчас покажу, -  возбужденно  начала  она  и
замерла, осекшись на полуслове  и  откровенно  растерявшись  при  виде
Сергея.
   - Ты здесь? - спросила она удивленно, почему-то поплотнее запахивая
полы термопальто.
   - Да  вроде  бы,  -  пожал  он  плечами,  в  то  время,  как  Дина,
отвернувшись, деловито принялась собирать на стол.
   - Очень хорошо,  -  как-то  неестественно  радостно  сказала  Лана,
немного замявшись. - Серж, можно вас попросить?
   - Да?
   - Вы не могли бы выйти на минутку из комнаты? У нас  тут  небольшие
женские секреты.
   - Пожалуйста, - согласился он,  не  испытывая  никакой  радости  от
этого разговора и от ее поведения.
   Пропустив в комнату вернувшуюся Стасю с рюмками в руках и  закрывая
за собой дверь, он успел услышать  восхищенный  возглас  Дины  -  Вау!
Какое платье!!! - И на нее тут же зашипели.

   Вот уже и первая бутылка водки опустела, а атмосфера за  столом  по
прежнему оставалась  какой-то  искусственно  натянутой,  чувствовалась
какая-то недосказанность и недомолвки. Один только добродушный гигант,
не замечая ничего этого, безуспешно пытался выяснить, кто же  все-таки
обидел его девушку. Стася недовольно отмахивалась, Лана  неестественно
веселилась, старательно  избегая  взглядов  Сергея,  часто  и  надолго
выходя с девчонками в коридор покурить. А тут и вахтерша  подоспела  -
время мол, пора и честь знать. Ларри с Диной вышли с  ней  в  коридор.
Ларри  потом  быстро  вернулся,  взял  у  Сергея  еще  денег   и   все
благополучно уладилось.

   - Кстати, - сказал вдруг Ларри,  ставя  пустую  рюмку  на  стол.  -
Завтра у Ланы день рождения. Надо нам как бы к нему подготовиться.
   Сергей глянул на часы, отвлекаясь от своих невеселых мыслей.
   - Да  уже  сегодня,  -  сказал  он  как   можно   бодрее,   пытаясь
искусственно стряхнуть с себя навалившуюся вдруг меланхолию.
   Он неловко обнял девушку.
   - Поздравляю, - сказал Сергей наклонившись к ее лицу.
   - Спасибо,  -  так  же  неестественно   радостно   ответила   Лана,
подставляя щеку для поцелуя.
   - Я тоже хочу, - пробасил  Ларри,  потянувшись  через  стол,  звеня
упавшими бокалами. - Поздравляю, подружка, - по-настоящему радостно  и
искренне, наверное, единственный из всей компании,  сказал  он,  целуя
несколько раз именинницу в щеки. - Расти такой же  красавицей,  как  и
сейчас, не болей, не грусти, никому не завидуй.
   - О, Ларри! - смеясь  и  уворачиваясь  сказала  Лана.  -  Какой  ты
сегодня разговорчивый.
   - Ты еще посмотришь на меня  на  Стасин  день  рождения,  -  широко
улыбаясь проговорил гигант, а Стася почему-то при этом поморщилась.  -
Впрочем, пока мы еще не совсем  пьяны,  давайте  решим,  как  проведем
вечер? Серж, какие у вас мысли?
   - Ларри, - недовольно подала голос Стася  со  своего  места.  -  Не
шуми. Они сами решат, без нашей помощи. А нам потом скажут.
   - Ну, мы еще не думали, - смутилась вдруг  Лана,  впервые  за  весь
вечер быстро взглянув  на  Сергея.  -  Может,  перенесем  все  это  на
субботу? А? - неуверенно предложила она. - А то день все-таки рабочий.
Работаю без году неделя, некрасиво появляться в таком состоянии...
   - Я думаю, Серж, как твой шеф, тебе это простит,  -  заметил  Ларри
добродушно, а Стася снова поморщилась. -  А  дни  рождения  переносить
некрасиво - меня всегда так в детстве учили.  Да  и  ощущения  уже  не
те...
   - И что ты предлагаешь? - спросила Дина.
   - А что мне предлагать? - сказал Ларри, открыв  вторую  бутылку.  -
Пусть Серж говорит.
   И все с интересом повернулись к Сергею. Сергей быстро  прокрутил  в
голове всевозможные варианты - ресторан, бар, дом отдыха,  -  отмелись
сразу -  его  зарплата  не  позволяла,  да  и  сбережений  никаких  не
осталось. Он вспомнил, как они в отделе отмечали подобные  мероприятия
- либо пили вечером на работе, с танцами, либо поднимались наверх,  на
старое свое место, в заброшенную стройку - на шашлыки на природе. И он
вдруг понял, что ничего интересного предложить не может.
   - Давайте пока отложим, - сказал  он,  первым  беря  свою  рюмку  и
понимая, что он просто обязан придумать что-нибудь этакое, что вызвало
бы у подружек Ланы огромный восторг и зависть, а она сама  бы  надолго
это запомнила. - За именинницу, - сказал он, поднимая рюмку.

   На ночь они опять разгородили небольшую комнату девочек ширмами  на
две части.
   Лаская молодое упругое тело и пьяно возбуждаясь все больше и больше
он быстро позабыл все свои обиды  и  грустные  мысли  за  этот  вечер,
кроме, конечно, легкого тела Элоры у себя на руках, которое  никак  не
хотело забываться.
   - Нет, - сказала вдруг Лана,  слегка  отстраняясь.  -  Мне  так  не
нравится.
   - А как? - не понял он. - Ведь раньше все было хорошо.
   - Надоело, - сухо произнесла она не глядя на него. - И  вообще,  от
одного и того же устаешь. Не согласен с этим?
   - Согласен,  -  недоуменно  ответил  он,  остывая   от   возникшего
возбуждения. - А как ты хочешь?
   - Не знаю, - пожала она в темноте плечами. - Придумай что-нибудь.
   Но и следующие предложенные  им  три-четыре  положения  были  также
отвергнуты ею. Так у них ничего и не получилось.  А  когда  наконец-то
это свершилось - то без всякого удовольствия, с неприятным осадком и с
холодком на душе.

   Быстро уснув, Лана тихо лежала у Сергея на плече. Ему не спалось  -
все  еще  мешали  разные  грустные   мысли   -   остатки   корабельных
воспоминаний и нахлынувшая с новой силой тоска по  дому.  Да  еще  эта
тихая возня за занавесками. Не зная, как еще заставить себя уснуть, он
осторожно высвободил руку и посмотрел на часы - четыре часа, скоро уже
вставать.  Аккуратно  поднявшись  -  возня  за  занавеской   резко   и
настороженно стихла - он на ощупь нашел недопитую бутылку с  лимонадом
и, стараясь не шуметь, тихо вышел в коридор.
   И с Ланой что-то непонятное творится, подумал он, стоя у балконного
окна и глядя на падающие снежинки,  на  Луну,  на  звезды,  и  попивая
лимонад прямо из узкого  горлышка,  -  и  с  днем  рождения  некрасиво
получается, надо обязательно чтото сообразить.
   Легкое покалывание в запястье возвестило о срабатывании  датчика  в
спальне Элоры у них дома. Удивившись, он коснулся пальцем  выступа  на
часах, воспринимая аудио и видео информацию через нервные окончания.
   - Успокойся, дочка, - встревоженно говорила хозяйка. - Выпей  лучше
воды.
   - Какое  тут  спокойствие,  -  дрожащим  голосом  отвечала   Элора,
сжавшись словно обиженный котенок на постели в своем шикарном и  очень
дорогом вечернем платье. - Этот твой любимец Харви оказывается шпионил
за мной в командировке, делая разные снимки. - И она швырнула пачку на
кровать.
   - Не может быть! - воскликнула хозяйка, всплеснув руками и  мельком
взглянув на кадры. - Надо с ним обязательно поговорить.
   - Зачем? - горько спросила девушка.  -  Там  были  все  свои.  Один
только он мог это сделать. И хватит об этом.
   - Хорошо,  хорошо,  -  кивала  огорченная  хозяйка.  -  Утром   все
образуется. А сейчас прими  ванну  и  ложись  спать.  Или  ты  поедешь
обратно? - спросила она озабоченно.
   - Как ты не понимаешь!? - вытирая глаза  уголком  носового  платка,
сказала Элора. - Ничего уже не образуется. А  жить  я,  скорее  всего,
теперь буду дома, с вами, - добавила она тихо, неуверенно  улыбнувшись
сквозь слезы своей маме.

   ----------------------------------------------


                              Глава 14.


   Проснувшись рано утром, Сергей и Лана торопливо оделись в  неловком
молчании. Остальные еще спали - девушкам позже вставать на работу, а у
Ларри после рейса вообще выходной. Куртки тоже накинули сразу - с утра
в комнате было холодно. Лана все еще хмурилась и вела  себя  суховато.
Быстро  и  легко  позавтракали  -  чай  в  стакане  подогрели   старым
кипятильником, старое печенье, хлеб с обветренным салом.
   Всю дорогу ехали молча.

   Народ в отделе увлеченно рассматривал новый журнал,  сгрудившись  у
ближайшего  стола.  На  глянцевой  обложке   симпатичная   девушка   в
миниатюрной маечке волнующе улыбаясь  сексуально  и  довольно  глубоко
подсунула левую  руку  на  обнаженном  животике  под  поясок  короткой
юбочки. И поверх всего этого надпись крупными буквами - Что твой  кекс
знает про секс?
   - Ого! Смотри что начали печатать!? -  восхищенно  удивилась  Ники,
подойдя ближе к столу.
   - А ты как думала? Свобода все-таки... - ответил сидевший на  стуле
Закир, небрежно приобняв ее за ноги и вяло поглаживая ниже коленок.
   - Интересная реклама печенья, - протянула Алла. -  Шеф,  а  вы  что
думаете по этому поводу?
   - Скоро и не такое увидите, - пообещал он, вспомнив  свои  школьные
лекции по истории. - Это только начало.

   Сергей закрылся у себя в кабинете.  Первым  делом,  решил  он,  это
Ланин день рождения. А потом уж займусь  работой.  И  он  углубился  в
творческий процесс. Чтобы легче думалось, достал чистый  лист  бумаги,
ручку,  и,  используя  метод  мозгового   штурма,   стал   аккуратными
столбиками  заносить  всевозможные  мыслимые  и  немыслимые   варианты
проведения этого мероприятия. На  это  у  него  ушло  полчаса.  Потом,
немного отдохнув, он стал рассматривать каждый пункт более подробно и,
в концеконцов, повычеркивал  их  все,  оставив  только  один  -  одеть
приличный  костюм  (взять  напрокат),  посидеть  сначала  у   Ланы   в
общежитие, а потом  вместе  со  всеми  поехать  на  верхние  уровни  в
какой-нибудь дорогой ресторан. Приблизительно прикинутую сумму на  все
это он еще мог теоретически  занять.  По  крайней  мере,  она  была  в
разумных  пределах.  Он  обзвонил  ряд  ресторанов  и  остановился  на
японской кухне, заказав  столик  на  шестерых.  Потом  он  заказал  на
прокат, передав им по каналам свои данные, черный классический  костюм
в ансамбле с рубашкой и галстуком, с доставкой на дом  -  заезжать  за
ним  было  далековато.  После  чего  он  перешел  к  следующей   части
подготовки, а именно - к творческой, открыв базу  данных  отдела,  где
были собраны всевозможные тосты и поздравления - надо же будет  что-то
говорить,  так  пусть  уж  его  поздравления  будут  оригинальными   и
нестандартными. Перед глазами промелькнул  тост  -  Жуйте  тщательнее,
чтобы потом ванну не засорять. Это,  наверное,  Закир  недавно  занес,
подумал Сергей, чуть улыбнувшись.
   Подготовив небольшой список поздравлений, Сергей аккуратно  свернул
листок и положил во внутренний карман. Ну а  теперь  займемся  Элорой,
решил он, и ее снимками.

   Заблокировав дверь и сделав стены непрозрачными с обеих сторон,  он
вошел от  своего  имени  в  базу  данных  всего  управления,  запросив
информацию по снимкам  Цетега  в  15  округе.  Интересно,  кто  там  в
делегации был такой шустрый? думал он, пока на экране мигала надпись -
Подождите, идет обработка данных.. А вот и сами снимки, - положение...
ракурс... Да это же Лана снимала! - поразился он. Значит, она все-таки
имела свое, индивидуальное задание в этой поездке, а меня не поставили
в известность, хотя я и являюсь  ее  начальником,  задумался  он,  все
больше волнуясь. Что-то здесь не так. Что-то гораздо большее стоит  за
всем этим. Надо будет поискать на нее материал. Возможно, ее  тянут  в
какую-то игру и надо бы уберечь девочку. Впрочем, пойдем  по  порядку.
Зачем эти снимки показали Элоре, и вообще, для чего их делали?
   Немного отвлекшись от работы - сильно  мучила  жажда  и  першило  в
горле, он налил себе стакан  воды,  выпил  его  залпом.  Что-то  я  за
последнее время совсем ослаб, - подумал  он,  прислушиваясь  к  своему
внутреннему состоянию. Продуло, наверное, в шахте.  Он  потрогал  свой
лоб. Да, есть какая-то температура. Надо бы  перед  сном  попросить  у
хозяйки чай  с  малиной  или  стакан  горячего  молока,  а  то  совсем
расклеюсь, решил он про себя, возвращаясь к работе и тут же забыв и  о
чае и о молоке.
   Введя давно уже подобранный код доступа, он  запросил  объединенную
информацию по Цетегу и Элоре - что их  связывает.  И  на  экран  после
непродолжительного раздумья полезли первые страницы досье на них.
   Цетег познакомился с Элорой Дебюсси, увидев ее на улице  из  своего
элекара. Дал своим команду.  Но  девушка  первое  время  артачилась...
Стар, питал почти отцовские чувства... Уважала его, за то что он видел
в ней человека... Старался сделать так чтобы ей было хорошо... - читал
он отдельные фразы, бегло пробегая глазами по экрану.
   Легкий писк возвестил о появлении срочного сообщения от  начальства
и на экране, закрыв предыдущий текст, появилось окно с  распоряжением.
Сергей быстро его просмотрел - ничего интересного,  сплошная  текучка.
Очередная утечка информации. На этот раз со 115 завода, известного как
производитель топлива для космических кораблей.
   Сергей просветил стену кабинета со своей стороны  и  включил  звук,
выбирая, кого бы отправить на завод с инспекцией для  предварительного
ознакомления.
   - А я больше всего люблю осень и весну, -  небрежно  откинувшись  в
кресле рассуждал Закир. - Все девушки  тогда  еще  по-прежнему  плотно
укутаны сверху, а снизу  ноги  полностью  открыты.  Такой  контраст!..
Пальчики оближешь... - мечтательно добавил он.
   Нет, подумал Сергей, Закир слишком колоритен,  запомнят,  да  и  на
потом он лучше  сгодится  -  кого-нибудь  разговорить,  к  кому-нибудь
подвести.
   - Густав и... Лана, - добавил он после небольшой паузы.  -  Зайдите
ко мне.

   Когда  Густав  и  Лана,  получив  инструктаж,  вышли  из  кабинета,
отправляясь на  нижний  этаж  для  получения  документов  министерства
химической промышленности, Сергей снова вернулся к Элоре  и  просмотру
собранных на нее материалов. Быстро пролистывая малозначащие для  него
кадры он останавливался только тогда,  когда  мелькало  имя  или  лицо
Элоры.
   - А вот, взгляните на это? - раздался вкрадчивый голос, изображение
было размыто. Непродолжительный шелест бумаги.
   - Да-а, - задумчиво протянул Цетег, - Это уже серьезнее...
   - Вот, пожалуйста еще, - тот же голос, еще более  вкрадчиво.  Снова
шелест. И усталый голос Цетега.
   - Достаточно. Дайте подумать.
   Пауза без посторонних шумов.
   - Хорошо, - наконец снова прозвучал  потухший  голос  Цетега.  -  Я
согласен. Но только, сами понимаете,  ее  вы  уже  рядом  со  мной  не
увидите.
   - Да ради бога.
   И снова замелькали ничего не значащие для него кадры. А  вот  снова
ее имя.. Но и тормоз - Доступ закрыт. Сергей набрал вскрытый им  самим
на досуге пароль шефа их управления. Не  пустила,  но  зато  появилось
сообщение - доступ закрыт пятым управлением.  Это  конечно  плохо,  но
Сергей знал и их пароль.
   И  снова  зазвучал  голос  Цетега  -  на   этот   раз   жесткий   и
требовательный.
   - А  с  Элорой  надо  будет  что-то  сделать  -  для  страховки,  -
обезопаситься на будущее. Заодно и мне  урок  -  нельзя  давать  такой
козырь своим противникам.
   Сергей похолодел - на таких уровнях  фраза  "что-то  сделать",  как
правило означала только одно.
   - Желаете чтобы она исчезла? - спросил невидимый собеседник твердым
голосом.
   - Считаешь это необходимым?
   - Это самое надежное решение  вашего  вопроса.  Несчастный  случай,
автокатастрофа... Все будет чисто.
   - А нельзя ли обойтись как-нибудь без этого, - недовольно проворчал
Цетег. - Мне это неприятно.
   - Можно, конечно, - согласился собеседник. -  Например,  оперативно
выдать замуж.
   - Что ж, этот вариант мне больше подходит.
   - Но, - многозначительно заметил  собеседник.  -  Это  может  и  не
пройти - девушка заупрямится, либо ненатуральность всего происходящего
вызовет подозрение и кривотолки...
   - И все же, ей надо дать шанс, - болезненно произнес  всегда  такой
волевой и непреклонный премьер-министр. - И если уж  это  не  пройдет,
тогда...
   Дальше разговор хоть и был интересен, но не касался Элоры и  Сергей
быстро в фоновом  режиме  дал  команду  текущего  просмотра  датчиков,
установленных им  в  комнате  Элоры  у  нее  дома,  продолжая  листать
материалы.
   Вот снова Цетег, рядом с ним Элора, судя по обстановке - у  нее  на
вилле, сидя на не расправленной кровати. Цетег что-то  нудно  и  долго
рассуждал о их отношениях, о том, что сейчас наступило трудное  время,
что у него  много  врагов.  И  потом  неожиданное  -  Тебе,  наверное,
придется выйти замуж. - Девушка вздрогнула,  не  поднимая  глаз.  -  В
нашем положении это просто необходимо. Брак, конечно, будет фиктивный.
Немного поиграете свои роли на людях - для отвода глаз, а через  месяц
разойдетесь. Мои люди подобрали тебе на  выбор  несколько  кандидатур.
Или у тебя есть кто-то на примете? - вдруг спросил Цетег,  испытывающе
посмотрев на подавленную девушку.
   - Мне все равно, - еле слышно ответила  она  отрешенным  деревянным
голосом.
   Цетег  удовлетворенно  кивнул,  собираясь  достать  голографические
снимки из кейса.
   - Им всем обещана кругленькая сумма, так что осложнений у  тебя  не
будет.
   Но девушка на них даже не взглянула и министр, пожав плечами  снова
убрал снимки в портфель.
   А потом была некрасивая сцена, когда Цетег вдруг попытался  раздеть
ее, что-то сбивчиво бормоча про последний раз, про память и так далее.
Элора  отказывалась  и  сопротивлялась.  И  даже   сильно   оттолкнула
министра, плеснув в лицо стаканом воды или вина.
   И поверх всего этого наложились три кадра. Первый - сообщение  Аллы
о возвращении Густава и Ланы. Второй - сообщение шефа, что он знает  о
прибытии группы инспекторов завода, и чтобы Харви немедленно доложил о
результате.  И  третий  -  Элора  вместе  со  своей  мамой  на  кухне,
подпоясанная старым передником, по домашнему помогает  готовить  обед.
Тут же рядом, перехватывая кусочки свежепорезанной моркови, безмятежно
сидит Терций,  полистывая,  судя  по  обложке,  импортный  журнальчик.
Обстановка  была  явно  спокойной  и  Сергей,   облегченно   вздохнув,
отключился, вызвав к себе прибывших.

   - Там такая секретность - до идиотизма, -  неторопливо  рассказывал
Густав. - Тут пропуск - на три захода. В каждую дверь - пропуск.  Пока
все штампики отметили, сколько времени убили! И то  оказалось  что  не
все - одного не хватило,  -  в  шестисотке  забрали,  караул  вызвали,
отконвоировали, все как полагается...
   - Это они так бойцов своих проверяют, - заметил Сергей. - На всяких
командировочных и инспектирующих. Не знал что ли?
   - Да как-то не приходилось сталкиваться, - пожал плечами Густав.
   - Ладно, теперь знаешь. Выкладывай свои предположения.
   - Ну что, - снова неторопливо начал Густав. - С выносом у  них  все
нормально - санпропускник, на входе - полностью раздеваешься,  охрана,
медленная проверка, одеваешься во все белое...
   Сергей нетерпеливо кивнул. Мол, все это и так известно.
   - Проверили персонал, имеющий доступ конкретно к той информации что
уплыла за границу. Тут и возникло одно предположение. - Густав  сделал
небольшую паузу. Лана тоже молчала. - Есть дамочка 38-39  лет.  У  нее
муж - провайдер локального  узла  Мировой  Сети.  Вполне  годится  как
вариант утечки. К ней бы Закира подставить - в случайные знакомства.
   - Хорошо, - кивнул Сергей. - Подготовьте  собранные  материалы  для
обсуждения. А я пока заскочу к шефу с докладом.

   - Наверное, вы правы, - сказал Рейнольдс, прохаживаясь по кабинету.
- Сейчас появляются разные частные компании,  подключающие  к  Мировой
Сети. А это облегчает утечку  информации  от  нас.  Надо  будет  взять
ближайшую  ветку  на  прослушивание  -  подсоединитесь  силами  вашего
отдела, прослушаете канал, поанализируете проходящие пакеты.
   - Мы не потянем, - с сомнением заметил Сергей. - Тут нужны  большие
силы и техника.
   - Конечно, - согласился Рейнольдс. - Не наша это работа. Но... - он
сделал паузу. - Вы наскребете необходимый  материал.  Я  отправлю  его
наверх  с  соответствующими  рекомендациями.   А   там   уже   маховик
закрутиться.. Да, кстати, я прочитал твою новую версию по  "Подземке".
И пункт насчет ее объединения с СК. Что ж, вещь  довольно  интересная.
Давай, действуй и по этому направлению.

   Сергей  собрал  всю  свою  группу  в  зале,  объявив   внеочередную
пятиминутку.
   - Задание будет таким, - деловито начал он. - Прочитайте за сегодня
все про операцию "Подземка". Данные лежат в базе. И  считайте,  что  с
этого дня это направление и завод  являются  приоритетными,  отодвинув
все текущие дела на задний план.
   - А сроки? - спросил практичный Густав в полной тишине.
   - Сроки неопределены, - ответил Сергей и  легкий  гул  пронесся  по
залу, опытные работники отдела поняли, что это уже болото, что ко всем
их постоянным делам, по которым с них тоже будут спрашивать, и  к  тем
мелким и незначительным,  которые  появлялись  и  исчезали  в  течение
дня-двух, добавились еще два новых, и к тому же глобальных.

   Закир с видом знатока посмотрел запись, сделанную Ланой на  заводе,
внимательно приглядываясь к женщине.
   - Сложный типаж, - сказал он  с  сомнением.  -  Ей  бы  кого-нибудь
помоложе. Легче должно пойти.
   И все посмотрели на юного  Коуриса.  И  от  всеобщего  внимания  он
растерялся и насупился, пытаясь это скрыть.
   - Да, действительно, - добавил Закир серьезно. - К тому же он успел
у меня пройти предварительный инструктаж.
   - Мы это еще на Новом Году  заметили,  -  многозначительно  кивнула
Алла, смутив юношу.

   А дальше они вместе с Закиром инструктировали волнующегося Коуриса.

   Сергей, как лучше знающий жизнь этого района,  рассказывал  Коурису
разные необходимые мелочи, высветив на большом экране карту района.  В
этом баре принято занимать сначала столик а потом уже  идти  к  стойке
брать еду самому и идти обратно, - рассказывал он, показывая  указкой.
- Иначе обратишь на себя внимание как новый человек в такой глуши -  и
сразу вопрос, а что он тут делает? А это, сам понимаешь, плохо. Начнут
присматриваться. А в этом баре наоборот - одни завсегдатаи, всех своих
знают в лицо. И если поведешь себя как они - заподозрят, мол, когда он
успел научиться. Так что ничего и не буду говорить про  их  правила  -
тебе спокойнее будет.
   Алла  принесла   свежеотпечатанные   документы.   Училище,   ученик
чертежника, направление по распределению от школы. И на узле связи уже
все подготовлено к перехвату запроса от завода к школе.

   А потом за юношу взялся Закир.
   - Самый простой путь к  сердцу  женщины  -  это,  конечно,  дорогой
подарок. Но, вопервых, много нам все равно не дадут, а во-вторых,  для
дорогого подарка надо иметь повод,  самому  выглядеть  соответствующим
образом... А вообще  у  тебя  есть  только  две  возможности  привлечь
внимание этой женщины, заинтересовать ее  -  либо  чисто  собою,  либо
своими деньгами. Второе  отпадает,  так  как  женщина,  отдающаяся  по
расчету старается момент сближения отдалить как можно дальше, всячески
его затягивая. Можно конечно брать ее наскоком, сходу, нагло. Возможно
это и дало бы быстрый результат -  в  смысле  вашей  близости.  Но  на
следующий  день  ей  было  бы  неловко  за  все  случившееся.  И   она
постаралась бы забыть это.. И была бы потеряна навсегда -  что  как  я
понимаю не в наших интересах.. Так что этот вариант тоже отпадает.
   Он снова внимательно посмотрел на разбросанные снимки женщины.
   - Так  что   пойдем   издалека,   классическим   путем   случайного
знакомства, - продолжил Закир после небольшой паузы. - Ты поначалу  не
наглей, помни, чему я тебя  учил.  Просто  показывайся  ей  на  глаза,
сохраняя собственное достоинство и всячески показывай ей свои  хорошие
манеры, веди спокойнее. Дай ей  тебя  запомнить,  привыкнуть  к  тебе,
решить,  что  ты  во  всех  отношениях  положительный,  симпатичный  и
интересный. И только, когда наступит подходящий момент - а  это  самое
сложное - вовремя это почувствовать... если  пропустишь  его,  то  уже
сложнее тебе придется, а  скорее  всего  уже  все,  можешь  дальше  не
суетиться... Так вот, если уловишь этот  момент  -  резко  активизируй
свои действия, с  обязательным  доведением  их  до  самого  конца.  Ты
конечно понимаешь о чем я говорю? - Щеки Коуриса слегка порозовели.  -
Никаких откладываний и переносов на завтра, все только в этот же день,
пока ты для нее еще неизвестен и ей труднее с  тобой  бороться  и  еще
неловко сопротивляться - а во время  передышки  или  паузы  она  может
охладеть или передумать, пересмотреть свое поведение, к тому же она  к
тебе успеет попривыкнуть и ей проще будет тебе отказать. Ну а уж  если
это  -  я  имею  ввиду  положительный  результат,  -  поправил  он,  -
произошло, то ты для нее будешь совсем другим человеком, совсем другое
к тебе отношение и взгляд на твои слова, поступки и поведение.
   - Не получится у меня,  -  пробормотал  Коурис.  -  Теряюсь,  когда
подхожу к девушке. Несу полную  чушь.  Умные  мысли  из  головы  разом
вылетают. А тут уже опытная женщина. Она враз меня раскусит.
   - Это у тебя от того,  что  ты  заранее  мысленно  прокручиваешь  в
голове какие-то серьезные отношения, сцены большой любви с ее  стороны
к тебе, взаимную преданность, что ей никто больше не нужен и она ни на
кого не обращает внимания.  А  когда  заговариваешь  -  видишь  по  ее
поведению и реакции - этого всего  нет.  Вот  ты  и  тушуешься,  и  не
знаешь, как себя повести. Лучше относись равнодушно, без всяких мыслей
на какое-либо продолжение. Просто легкое  ни  к  чему  не  обязывающая
болтовня без всяких мыслей затягивания в постель, а тем более какие-то
глубокие чувства. Поболтал - пошла масть - хорошо, нет - ну  и  ладно,
вон их сколько длинноногих по улицам фланируют. Короче, не относись  к
этому  серьезно,  не  воспринимай  отказ  как  провал,  женщина  сразу
почувствует это в твоем поведении, и это ее насторожит. Не получится у
тебя, ну и не надо. Найдем подход с другой стороны. Все понял?
   Юноша кивнул.
   А Густав только усмехнулся.
   - Тогда  пойдем  дальше,  -  продолжил  Закир.  -  Обдумаем   более
конкретные действия.

   В разгар  этого  захватывающего  инструктажа  Сергея  снова  срочно
вызвали к шефу. На этот раз Рейнольдс был не один - в кресле  в  углу,
мягко улыбаясь, сидел Давор.
   - Думаю, вас представлять не надо, - сухо начал Рейнольдс.
   Давор кивнул, улыбнувшись. Сергей пожал плечами.
   - Вот, наши соседи интересуются некоторыми твоими запросами в  базе
данных нашего управления.
   - Можно я сам? - вмешался Давор.
   - Пожалуйста,  -  кивнул  Рейнольдс  тем  не  менее  не  выходя  из
кабинета.
   - Нас, в частности интересует ваш резко возникший интерес  к  Элоре
Дебюсси. Ваши запросы по квартирам и раскрытие наших агентов. А  также
ваш совсем еще свежий запрос по господину первому  министру.  Хотелось
бы знать, с чем все это связано?
   Засуетились, подумал Сергей  устало.  Однако  быстро.  Значит  дело
довольно серьезное, раз стоит на горячем контроле.
   - Здесь все  довольно  просто,  -  начал  он,  подчеркнуто  вежливо
улыбаясь начальнику первого отдела  шестнадцатого  управления.  -  Ваш
неподдельный интерес  к  моей  соседке  меня  насторожил.  Мне  самому
захотелось узнать о ней гораздо больше. Мало ли что. Не  хочется  быть
случайно втянутым в какую-нибудь грязную  историю.  Это  что  касается
квартир. А господина министра я задел только после того,  как  получил
официальное распоряжение установить за  ней  наблюдение.  Проявил  так
сказать разумную инициативу - надо же хорошо знать, кто  ее  окружает,
может кто другой ей интересуется?
   Рейнольдс во время всей этой длинной тирады был сух и неподвижен, в
то время как Давор вежливо улыбался, кивая головой.
   - Ну хорошо, - тихо заметил он, вставая. -  Убедили.  Я  думаю,  не
надо вам говорить, чтобы вы больше этого не делали. -  Сергей  кивнул,
не опуская глаз.
   - И последнее, - повернулся  вдруг  Давор,  остановившись  у  самой
двери.  -  Буквально  час  назад  кто-то,  использовав  пароль  пятого
управления проник в их базу данных. И как вы думаете, что интересовало
нашего злоумышленника? -  Давор  сделал  паузу,  словно  действительно
ожидал  услышать  ответ  на  свой  вопрос.  Теперь  уже  и   Рейнольдс
настороженно и внимательно наблюдал за шефом первого отдела.
   - Все то же самое - господин министр и Элора Дебюсси, -  театрально
грустным голосом произнес Давор вздохнув. - Господин инспектор, как вы
думаете, кто бы это мог быть?
   - Теряюсь в догадках, - пожал плечами  Сергей.  -  И  каких  только
совпадений не происходит в нашем мире. Ведь наверняка где-то в  другой
стороне кто-то в данную минуту произносит точно такую же фразу, как  и
вы, господин начальник.
   Давор холодно усмехнулся.
   - Да, каких только совпадений не бывает, - как-то  странно  заметил
он. - И главное, как он сумел  достать  этот  код?  Самое  современное
оборудование...  -  покачал  он  головой,  выходя.  -  Самая  новейшая
программа шифрования...

   - Ну и что? - спросил Рейнольдс, когда Давор вышел, глядя куда-то в
сторону. - Тебе есть, что сказать по этому поводу?
   Сергей понимал, раз  более  мелкие  начальники  могут  прослушивать
своих подчиненных, значит и более крупные  руководители  могут  делать
тоже самое по отношению уже к своим подчиненным. И что Рейнольдс знает
об этом не хуже его. Он только не знает, что Сергей вычислил  всю  эту
аппаратуру в своем отделе, а в кабинете он мог  ее  время  от  времени
нейтрализовывать, чтобы наблюдающие не могли видеть информации на  его
экране. Вот как в этом случаем с Цетегом и Элорой.
   - Да вроде я все сказал, - ответил он, понимая, что  с  шефом  надо
будет объясниться.
   Шеф посмотрел на часы.
   - Хорошо, - кивнул он. - Продолжим этот разговор после обеда.

   Однако обед они провели на заснеженном карнизе, прячась за  большим
сугробом от ветра и наружного наблюдения.
   - Надеюсь, ты понимаешь, - говорил Рейнольдс, подставляя ладонь под
падающий  снег,  -  что  ты  самый  примечательный  человек  в   нашем
управлении,  а,  возможно,  и  во  всей  конторе.  Эта  твоя  амнезия,
таинственная история  с  занесением  в  базу  данных  твоего  имени  и
отпечатков пальцев. И что тебя разрешили взять сюда  только  в  тайной
надежде разгадать эту загадку?
   Сергей кивнул.
   - И, соответственно, за тобой ведется самое пристальное наблюдение?
   Сергей снова кивнул.
   - Сам ведь должен понимать - просидел с Элорой Дебюсси весь вечер -
занесли тебя в списки как наши, так и ихние. А как какая-нибудь игра -
и твою фамилию рассматривают уже  вместе  с  другими.  А  лучше  твоей
кандидатуры не найти - сам понимаешь - работник управления,  живешь  в
одной квартире... - Шеф покачал головой. - Надо было, как  только  она
приехала к матери, тут же и съезжать. А теперь уже поздно.  Одно  меня
беспокоит - уж больно ты начинаешь много знать - как бы  это  тебе  не
обернулось боком. Сниму-ка я тебя на всякий случай с  прослушивания  -
пусть другие этим займутся. Передашь дела.
   - Хорошо, - покорно кивнул головой Сергей.
   - Ну ты понял, что  я  тебе  только  что  сказал?  -  спросил  шеф,
внимательно посмотрев на Сергея.
   - Понял, - кивнул Сергей, не поднимая глаз.
   - И после всего этого ты позволяешь себе такие выходки?  -  заметил
шеф укоризненно.
   - Так уж получилось, - виновато развел руками Сергей.
   - Так получилось, - проворчал про себя Рейнольдс. - Эх,  молодость,
молодость... Ну а с пятым, это твоя работа?
   - Позвольте не отвечать на этот вопрос, - заметил Сергей.
   - Согласен, - кивнул Рейнольдс. - Ладно, пойдем, что тут мерзнуть.
   - У вас ко мне все? - спросил Сергей, оставаясь на месте.
   - Да  пока  мне  все  ясно,  -   повернулся   к   нему   Рейнольдс,
останавливаясь.
   - Тогда у меня к вам несколько вопросов.
   Шеф устало посмотрел на Сергея.
   - Давай, выкладывай, что у тебя  такого  накопилось,  -  сказал  он
вяло.
   - Хотелось бы знать, почему работник моего отдела выполняет  работу
в тайне от меня? - спросил Сергей прямо. - Что вообще происходит?
   - Ты имеешь ввиду снимки, сделанные  Ланой  Ольховской?  -  немного
подумав, спросил Рейнольдс.
   - Да, - подтвердил Сергей. - Именно это я и имею ввиду.
   - А что здесь тебя больше интересует? То, что девушка  снимала  без
твоего ведома? Или что снимали господина министра и  твою  соседку?  -
спросил шеф, усмехаясь.
   - Все, -  твердо  ответил  Сергей,  немного  подумав,  и  решив  не
таиться.
   - Ну что ж, - вздохнул шеф. - Извольте.  -  Он  поплотнее  запахнул
полы пальто. - То что Ольховская снимала без твоего ведома  -  на  это
есть особые причины, о которых я пока ничего тебе сказать не  могу,  -
проговорил Рейнольдс равнодушноразмеренным голосом учителя истории.  -
Ну а  то,  что  снимались  министр  и  мисс  Дебюсси  -  ничего  здесь
таинственного нет. Грядут выборы - ты знаешь  об  этом.  Сильные  мира
сего суетятся. И нам под это дело дали скромную задачу - привезти пару
снимков из командировки. Я даже не могу утверждать,  занимают  ли  они
хотя бы один процент, от того объема,  который  собрали  на  него  все
остальные службы. Хотя, на самом  деле  -  выборы  -  только  побочный
продукт. На самом  деле  буквально  на  днях  выйдет  в  свет  указ  о
приватизации. По нему можно будет  буквально  любому  человеку  купить
часть любого предприятия в личную собственность.  Сам  понимаешь,  кто
окажется первым в очереди за  новыми  акциями.  А  это  уже  серьезно.
Здесь-то и развернулась на самом деле  основная  борьба.  -  Рейнольдс
немного помолчал. Сергей терпеливо ждал.
   - Было заранее известно, что в составе комиссии по космосу  в  роли
помощницы  руководителя  института  космических  исследований   поедет
небезызвестная тебе Элора Дебюсси. Сам  понимаешь,  ее  присутствие  в
свите Цетега не случайно, особенно в свете того,  что  он  не  взял  с
собой, как обычно, жену. Так что  на  самом  деле  это  и  было  вашим
первичным заданием. А выход на забытую всеми связную и поиск СК - это,
фактически, явилось отвлекающим манером - для служб охраны министра.
   - Ну а меня то зачем за нос водили? - спросил Сергей, внутренне уже
понимая, что скорее  всего  правдивый  ответ  на  этот  вопрос  он  не
получит. Ответ придется искать самому.
   - Для чистоты операции, -  пожал  плечами  Рейнольдс,  рассматривая
снежинку, только что упавшую на ладонь.  -  Чтобы  все  выглядело  как
можно правдоподобнее.
   Сергей кивнул, потирая  горячий  лоб  холодным  снегом,  и  тут  же
закашлялся.
   - Что-то ты неважно выглядишь, - сказал шеф озабоченно.  -  Давайте
как сейчас прямо к врачу. И без разговоров. Я потом проверю.
   И Сергей вместо обеда отправился в медпункт.
   - Наверное, продуло где-то, - сказал он врачу.
   - Да не только по этой причине, - покачал головой врач. -  Стрессы,
переживания - сейчас все болезни в основном от этого.

   Ну что ж, думал Сергей, возвращаясь в отдел, будем работать тоньше,
раз такие дела. Он посмотрел в ежедневник -  после  обеда  надо  будет
продолжить исследования  шахты.  Время  еще  было  и  он  принялся  за
составление программ. Необходимо было, чтобы данные с расставленных им
датчиков по Элоре, в том числе и с его личных,  стекались  в  отдел  и
здесь уже обрабатывались на  наличие  какой-либо  ситуации,  требующей
особо пристального внимания - опасность, что-то серьезное либо  что-то
еще - и, при возникновении подобного, оперативно давала сигнал на  его
индивидуальные средства связи. А главное, чтобы эти данные, как и сама
программка, не светились на рабочей машине.
   У него долгое время что-то не  шло  и  он  ходил  по  залу  злой  и
задумавшийся.
   - Помочь? - участливо спросила Алла.
   - Что? Да нет, не надо. Я сам, - пробурчал он.
   Наконец вдруг  все  заработало  так,  как  ему  и  хотелось  и  уже
остальную   запланированную   на   сегодня   часть    -    а    именно
контрподслушивание  -  использование  контура  возбуждения  наведенной
людьми Давора звуковой пушки на  окна  их  квартиры,  сьем,  анализ  и
дешифрация  сигнала,  с  целью  получения  всех  проводимых   агентами
переговоров.
   Запустив программу в работу на уровне вируса он посмотрел на часы -
пора заняться шахтой.

   - Народ, - сказал Сергей, выходя из кабинета. - Минутку внимания.
   Сидевшие в зале работники группы, отдыхавшие после обеда,  прервали
все свои дела и обернулись.
   - Меня  сегодня  уже  не  будет.  Густав  остается   за   старшего.
Ольховской - дописать отчет  по  заводу,  попутно  прорисовав  таблицу
связей между работниками этого отдела. Закиру - до конца отработать  с
Коурисом. Алле наконец навести порядок в нашей базе данных. А  Густаву
- проконтролировать все это. Всем понятно?
   - Абсолютно,  -  глядя  на  Сергея  немигающим  взглядом   чересчур
серьезно произнесла Алла.
   - Тогда до завтра, - кивнул он по быстрому выходя.

   Первым делом Сергей забежал к Рейнольдсу, занял у него  денег.  Шеф
был единственным человеком,  который  мог  ему  занять  такую  крупную
сумму. Потом он, быстро пройдя по близлежащим магазинам, он купил Лане
недорогие, но симпатичные золотые сережки.
   На выходе какая-то бабка, грязно одетая, со скрюченными пальцами  и
трясущимися руками, слезливо стала просить  милостыню,  мол,  хоть  на
хлебушек, а то голодает уже который день. Сергей пошарил по карманам -
мелочи только на дорогу, а крупные купюры - самому  не  хватит.  И  он
отказал, стараясь не глядеть на старушку. А недалеко  от  остановки  с
интервалом в двадцать метров сидели прямо на снегу на грязных  тряпках
совсем  маленькие  дети  с  какими-то  совсем  недетскими  лицами,   и
отрешенно смотрели на пустые банки перед собой.
   Растем, с горечью подумал Сергей, поджидая свой маршрут, вот и  еще
одно приобретение сделали. Что будет дальше?

   Что же получается, думал Сергей,  привалившись  к  холодной  стенке
вагона, выходит, эта роль ей предназначалась еще  до  ее  появления  в
отделе.  Ведь  невозможно  проработать   такую   серьезную   операцию,
основываясь на сотруднике который работает всего  второй  день.  И  ее
вели еще на курсах журналистики. Пока  все  логично.  Или  не  все?  -
задумался он, чувствуя какой-то изъян в рассуждениях. А не логично то,
что  уж  больно  все  мелко,  для  такого  глубокого  планирования.  И
неспроста ее перевели под его начало. Неспроста сделали его ее  шефом.
Шефу всетаки больше позволяется со стороны девушки.  И  следовательно,
уже заранее  планировалось  их  какие-то  отношения  -  вроде  как  бы
ненавязчиво кем-то подталкивались друг к другу. И этот кто-то явно  не
Рейнольдс. Иначе зачем ему делать такие  прозрачные  намеки.  А  тогда
кто? И зачем?
   Сергей поудобнее устроился на сиденье, чувствуя появление  какой-то
зацепки.
   Да и неспроста  ее  держат  в  общежитие  и  пока  не  переводят  в
отдельную комнату, как и всех сотрудников этой организации - глупо  же
держать сотрудника в общежитие со случайными людьми. А вот  ее  однако
держат - выходит знают, что не долго ей там проживать осталось? И если
так, то это еще один плюсик к теории, что все подстроено и  ее  просто
вели в игре. Интересно, она знала об этом, или нет?  Активна  ее  роль
или пассивна?
   Впрочем, вот моя остановка, потом как-нибудь проработаю эту  линию.
Например, завтра на работе наведу справки на Лану - не  спрашивать  же
саму девушку об этом в ее день рождения?!
   И он, поудобнее устроив на плече сумку с  инструментами  и  получше
уложив коробочку с сережками в кармане, решительно направился домой.

   ----------------------------------------------


                              Глава 15.


   Когда Сергей поднялся по  лестнице  у  дверей  квартиры  уже  стоял
этакий щеголь с тросточкой, во всем  белом,  и  брезгливо  нажимал  на
кнопку звонка. Дверь открылась и в прихожую  они  вошли  одновременно.
Щеголь чуть кивнул  Сергею  и,  медленно  обведя  взглядом  помещение,
корректно поморщился.
   - О, господин граф! - любезно произнесла  Элора,  выходя  из  своей
комнаты. - Я почти уже готова, немного обождите. Терций, -  обратилась
она к открывшему им дверь юноше. - Проводи гостя в зал.
   На Сергея она даже не взглянула и он поднялся к себе, рассуждая  по
дороге о превратностях  истории  -  более  ста  лет  в  государстве  с
завидным упорством уничтожалось всякое дворянство  -  герцоги,  графы,
бароны, их дети, дети их детей, даже и внебрачные,  а  также  внуки  и
правнуки. А вот поди ж ты, куда не повернись, либо граф, либо князь.
   В дверь вежливо постучали.
   - Открыто,  -   сказал   Сергей,   отвлекаясь   от   геральдических
размышлений.
   - Добрый  день,  господин  инспектор,  -  сказала  вошедшая  миссис
Дебюсси. - Вы сегодня рано. Будете обедать?
   - Да, скорее всего.
   - Тогда через час Вас устроит?
   - Конечно.

   Перекусив ржавые шурупы, он аккуратно снял решетку. Подвесил ее тут
же на припасенный крючок,  зацепленный  за  скобы.  Привязал  к  скобе
веревку с навязанными через каждые полметра узлами - чтобы легче  было
подниматься.  Осторожно   спустился,   провисев   в   воздухе   метров
пятнадцать. Замер в темноте, прислушиваясь и стараясь определить,  где
он находится. Было тихо, никого он не всполошил и, судя,  по  движению
воздуха, помещение было обширным. Наконец он включил фонарик. Да,  это
был один из тоннелей заброшенной подземки. Та, которую  никто  уже  не
собирался восстанавливать. И поэтому ее облюбовали бомжы, спускающиеся
сюда на ночлег.
   Ну что ж, говорят, все старые коммуникации  -  телефон,  телевизор,
радио, как общего пользования, так и служебное,  проходило  по  линиям
метро. Так что, если покопаться, и если  повезет,  можно  найти  линии
компьютерной  сети,  -  ведь  он  жив,   работает,   этот   гигантский
суперкомпьютер, затаился где-то и ждет своего часа. Но  а  сигналы  то
должны  бегать  по  проводам.  Правда,  насколько  ему  известно,  эти
коммуникации до  сих  пор  еще  используются  -  институт  космических
исследований например - и правительство даже  доплачивает  группировке
бомжей, живущих  в  районе  центральной  станции  и  более  или  менее
организованных   в   какое-то   общество,   чтобы   они   поддерживали
телекоммуникации в рабочем состоянии. Правда  теперь  вновь  уложенные
коммуникации идут уже другими путями.
   Сергей посветил на боковые стенки. Проводов  было  много.  Когда-то
аккуратно уложенные на специальные шины, теперь они представляли собой
жалкое  зрелище   -   полурассыпанный   крепеж,   картины   варварской
деятельности человека времен погони за медью, обильные следы  крысиных
зубов...
   Сергей включил датчик активности, медленно поводил его возле  более
или менее сохранившихся пучков. Стрелка  чуть  отклонилась.  Где-то  в
этом хаосе есть какойто  живой  проводок.  Сергей  выключил  прибор  и
спрятал его в сумку - это же какую надо  провернуть  работу,  чтобы  в
этом хаосе - не этого конкретно места, а  во  всей  подземке  -  найти
неучтенные каналы связи, да среди них отсеять нужные ему...
   Ну что ж, думал он, плавно поднимаясь,  я  был  прав.  Поиски  надо
вести в этом направлении. Доклад я шефу предоставил, сейчас  подкреплю
еще некоторыми цифрами и надо будет потихоньку задействовать всю  мощь
управления.
   Поднявшись, он быстренько переустановил  видеодатчик,  направленный
из шахты в комнату Элоры, принял душ и бодрой походкой вышел из ванны,
считая,  что  скорее  всего  ему  уже  не  придется  так  долго  здесь
задерживаться.

   После обеда (Господин инспектор, вы слышали  последнюю  новость?  -
Нет. А какую? - Закон о приватизации. -  Да?  -  Теперь  каждый  может
стать совладельцем любого предприятия. Новая жизнь начнется.  Вадим  с
Релией как раз начали копить на свой магазин. Теперь это  можно  будет
сделать вполне официально. - А как дела у  вашего  младшего?  -  И  не
говорите.  Вечно  где-то  пропадает.  Домой  приходит  поздно.  Деньги
какие-то завелись. И ничего не рассказывает.  Скорее  бы  в  школу...)
Сергей поднялся к себе, тщательно закрыл  за  собой  дверь  и  включил
приемник, чтобы проверить, правильно ли он переставил жучок.
   Комната Элоры была не пуста. Там сидели Терций и Кира.
   - Мы в школе уже это проходим,  значит  можно,  -  говорил  паренек
очень тихо. - К тому же все равно ты когда-нибудь этим  займешься,  не
проходишь всю жизнь монахиней. Ведь правда?
   Она кивнула не поднимая глаз.
   - Вот видишь. Так какая разница, когда это произойдет? А тут  такой
случай, такие деньги..  Купишь  себе  запросто  все  что  захочешь.  И
родители не нужны будут.
   Харви постучал в дверь, которая  тут  же  открылась.  Дети,  увидев
Сергея, оба вздрогнули и смутились.

   - Я все слышал, - сказал Сергей заходя  к  ним.  -  Значит  так,  -
продолжил он решительно. - Я никому  ничего  не  говорю.  Терций  идет
помогать маме на кухню, а барышню я отвезу домой. Договорились?
   - Как скажете, - быстро проговорил красный как рак  юноша,  схватив
свою сумку и направляясь к двери. - Ты не  помнишь  телефон  Линды?  -
спросил он девочку.
   И тут Кира вспыхнула как огонь.
   - Я иду с тобой, - сказала она решительно.
   Сергей опешив попытался задержать ее взяв за руку.
   - Вы не имеете права нас задерживать, - тонко закричала Кира. - Что
это за приставания к малолетним. Все родителям  расскажу.  Пустите,  -
выворачивалась она, покраснев на этот раз уже  от  натуги.  -  Терций,
звони в полицию.
   Сергей расслабил хватку, надежно закрепив жучок на платье девочки и
она стремглав бросилась за убегающим пареньком, роняя по дороге стулья
и цепляя  дверные  косяки.  Впрочем,  Харви  уже  и  не  собирался  их
догонять. Да, Макаренко из меня не получился, подумал он удивленно. Но
как же так? Откуда в детях такие перемены? - присел он на край дивана.
Наверное, потому, что со всех сторон, с экранов, радио и  книг  только
об этом и говорят. Говорят, что это можно делать, и  более  того,  это
хорошо. И пойди в одиночку переубеди их всех. Впрочем, - он решительно
встал - пойду хоть морду набью этому клиенту - совесть  будет  немного
чиста.

   На выходе он столкнулся с  Вадимом  и  Констанцией.  Оба  почему-то
смутились.
   - Привет, - засуетился вдруг Вадим. - Я по делам  заскочил.  А  это
моя секретарша. Правда красавица?
   - Добрый день,  -  поздоровалась  Констанция,  удивленно  глядя  на
Сергея, но не подавая вида, что они знакомы.
   - Здравствуйте, - сказал Сергей, подумав, что Вадим сейчас  ему  не
помошник.

   Дав команду на общее слежение за объектом, он стал ждать, подключив
сигнал от датчика к комнатному экрану. Вагон, пересадка, снова  вагон,
давка в межуровневом лифте. А вот  и  подъезд,  привратник  в  дверях,
значит действительно богатый клиент. Но ничего, скоро он  получит  его
адрес. Вот и он сам, любитель молоденького. Оба-на!.. От неожиданности
Сергей приподнялся. Знакомые все люди. Что ж,  этому  клиенту  звонить
лучше всего с уличного автомата, и подальше отсюда, чтобы не  дай  бог
он меня не узнал.
   Сергей быстро оделся и выскочил на улицу. Ничего, думал  он,  минут
десять у меня есть, успею.
   Уехав  достаточно  далеко,  он  зашел   в   полуразрушенную   будку
ближайшего  автомата  связи,  предварительно  удостоверившись  в   его
работоспособности,  и  стал  ждать,   контролируя   ход   событий   на
миниатюрном экране ручных часов. И  когда  мужчина  уже  почти  раздел
девочку, Сергей позвонил, не включая изображения, и сказал  в  трубку,
тщательно меняя голос специальным механическим приспособлением.
   - Господин Давор, слушайте меня внимательно...

   ----------------------------------------------


                              Глава 16.


   Вечером Сергей неторопливо  шел  к  женскому  общежитию,  внутренне
волнуясь и прижимая плотнее сверток с подарком.  Итак,  думал  он  про
себя, деньги при мне - он быстро потрогал на всякий случай  внутренний
карман новенького пиджака - все  на  месте,  вроде  ничего  не  забыл.
Сергей поправил сбившийся галстук и воротничок белой рубашки. А может,
мне наконец жениться? - подумал он вдруг с участившимся сердцебиением.
Лучше девушки я, скорее всего, не встречу.

   На перекрестке он пропустил вперед  мужчину,  крепко  держащего  за
руку маленькую девочку.
   - Внимательней смотри на датчик движения,  -  назидательно  говорил
он. - Вон видишь красненькая лампочка мигает!
   - Папа! Я уже не маленькая! - возмущенно сказала девочка  серьезным
тоном. - Мне уже девять лет.
   И я вот так бы мог, мелькнуло у Сергея в голове, болью  отозвавшись
в груди. Идти со своим ребенком, разговаривать с ним о  чем-нибудь,  а
дома нас ждала бы она...
   Сработавший в наручных часах приемник передал  по  нервным  клеткам
сигнал тревоги. Сергей поморщился, замедляя шаг. Нигде от этой  работы
покоя нет, недовольно подумал он, посылая уточняющий запрос.  Что  там
могло случиться такого опасного?
   Ответ пришел самый неожиданный -  большая  вероятность  уничтожение
Элоры Дебюсси. Сергей остановился в недоумении и  замешательстве.  Вот
тебе раз! - подумал он  растерянно.  Что-то  все-таки  в  программе  я
написал неправильно.
   - Мужик, уснул что ли? - весело крикнул  ему  на  ходу  проходивший
мимо мужчина, обнимая на ходу женщину. - Шевелись, а то твою уведут.
   Женщина весело засмеялась, подставляя губы под поцелуй.
   Сергей  проводил  их  непонимающим  взглядом.  Надо  во  всем  этом
разобраться, подумал он, отходя в тень и послав команду на  трансляцию
того материала, на основе которого  машина  пришла  к  такому  резкому
выводу.
   Это оказался разговор Давора со своим агентом-наблюдателем  в  доме
напротив.
   - Брать ее будете на стоянке возле  теннисных  кортов,  -  спокойно
говорил начальник  первого  отдела  шестнадцатого  управления.  -  Она
выедет где-то через час. Машины расположите так, чтобы ей удобнее было
свою  поставить  как  раз  между  вами.  Постарайтесь  не   привлекать
внимания. И сразу доставьте ее в блок "С".
   Сергей вздрогнул на последних  словах.  Вот  почему  машина  подала
сигнал тревоги! У них в конторе все знали, что в блоке "С"  содержатся
те люди, выпускать на свободу которых никак нельзя из-за  последующего
грандиозного скандала - чтобы там им не обещали. Выжав из пленника все
что можно, его уничтожали,  сваливая  убийство  на  что  угодно  -  на
болезнь сердца, если это  все  происходило  быстро  и  жертву  еще  не
успевали хватиться; либо на убийцу маньяка или на несчастный случай. А
то и вовсе человек  исчезал  бесследно  -  кислотная  ванна  или  печь
реактора.
   Сергей пришел в себя только когда уже вбегал в дверцу вагона.
   - Больной что ли? - недовольно проворчала какая-то женщина,  больно
пихнув его локтем в бок. - На людей кидаться?
   Но Сергей не обратил на нее внимания, мысленно  торопя  состав.  Ну
давай, ну быстрее! - подгонял он водителя. Жми...  Впрочем  стоп.  Что
это я? - попытался он взять себя в руки. Какого черта?! А  думать  кто
будет? Что нестись сломя голову?
   И когда состав подошел к его  остановке,  у  Сергея  в  голове  уже
созрело несколько вариантов дальнейших действий.
   Первым  делом,  недалеко  от  своего  подъезда,  он  нашел  уличный
автомат-видеофон. Набрал рабочий номер Давора, заранее погасив экран и
держа ключи от квартиры  в  зубах,  чтобы  изменить  голос.  Никто  не
соединился. Позвонить дежурному в блок "С"? Опасно. Отметят  источник.
Привяжутся потом к району. Этот звонок лучше  всего  сделать  подальше
отсюда, а пока оставим его на потом. Позвонил  Давору  домой  -  опять
длинные гудки. Ну что ж, ничего не поделаешь, искать его  времени  уже
нет. Пора переходить к следующему этапу.
   И он направился к своему подъезду.

   Метров за тридцать до двери он  перешел  на  спокойный  прогулочный
шаг, чтобы отдышаться, и с беспечным видом  открыл  дверь.  На  щелчок
замка выглянула хозяйка.
   - О! Инспектор! - воскликнула она. - Так быстро вернулись? Холодно,
наверное, на улице?
   - Да нет, - ответил он, неторопливо снимая  термокуртку.  -  Погода
хорошая. Просто я уже нагулялся.
   - Ужинать будете?
   - Да нет, спасибо, - ответил он на всякий случай. - Хочу отоспаться
за все эти дни, включая праздники.
   - Хорошо, - кивнула хозяйка. - Постараемся вас не беспокоить.  -  И
она снова скрылась на кухне.
   Сергей неспеша поднялся по ступенькам,  столкнувшись  с  Элорой  на
середине лестницы. И ему стало вдруг нестерпимо стыдно за себя и за те
слова, которые он ей наговорил по видеофону.
   - Добрый  день,  -  неуверенно  поздоровался  он,  пряча  глаза,  и
стараясь побыстрее пройти мимо нее.
   - Добрый день, - сухо проговорила девушка без всякого интереса, тут
же отвернувшись в сторону кухни. - Мам, я сейчас, - сказала она. - Душ
только приму.
   Сергей медленно открыл дверь своей комнаты, вяло переступил  порог,
лениво прикрыл ее за собой.  А  дальше  мгновенно  переоделся  в  свою
походно-рабочую одежду, ту, в  которой  он  был  прошлый  раз.  Быстро
доупаковал фактически собранную для всяких экстренных  случаев  сумку,
бросил свой спортивный свежекупленный  и  еще  ни  разу  не  одеванный
костюм, подумал и сложил только что снятый  парадный  костюм  -  вдруг
пригодится.  Аккуратно  развернул  на  столе   кое-какие   приборы   и
компактные антенны, соединил все это проводами. Немного поколдовав, он
смог оперативно отключить поток данных от  датчиков,  установленных  в
ванной комнате, и направить по этому каналу записи недельной давности,
где была запечатлена пустующая комната.
   Стараясь быть незамеченным он быстро проскользнул в  ванную.  Набил
текст в электронной записной книжке - "Вас хотят похитить. На этот раз
это  еще  серьезнее.  Выслушаете  меня???"  Потом  он  быстро   открыл
вентиляционную решетку.  Укрепил  подъемную  лебедку,  выкинул  внутрь
конец тросика, символически им обмотавшись, чтобы сымитировать,  будто
он только-только залез. И стал ждать возле приоткрытой двери.
   Сергей сидел на краю небольшой ванны, в своем темном спецкостюме  и
шапочкемаске, и терпеливо ждал. Девушка вошла весело и стремительно, и
вздрогнула, чуть не вскрикнув от неожиданности.  Замерев  на  середине
комнаты она напряженно смотрела на темную фигуру, но не убегала  и  не
звала на помощь, судорожно теребя в руках пакетик с вещами.
   - Это вы? - волнуясь, тихо спросила она.
   Сергей кивнул и  молча  протянул  ей  электронную  книжку.  Девушка
осторожно взяла, долго смотрела на текст. Наконец вернула  ее,  сказав
еще тише.
   - Я слушаю вас.
   Сергей молча достал карманный видеофон. Подал ей,  включив  запись,
сделанную недавно, плюс его текстовые комментарии  относительно  блока
"С".
   Девушка внимательно слушала все это, все больше  и  больше  бледнея
лицом.
   - Почему все это? - спросила она  почти  жалобно,  стараясь  однако
быть твердой. - Что я такого сделала?
   Он пожал плечами.
   "Вам надо временно спрятаться", - наконопатил он на клавиатуре.
   Она протянула руку, чтобы ответить, но вовремя спохватилась.
   - Где? - спросила она, стараясь унять охватившую ее дрожь.
   Сергей вывел на экран страничку с планом -  описание,  карты-схемы,
подробные инструкции.

   Она все сделала в точности как он написал, хотя план был большой, а
она ничего не записывала.
   Недоехав до стоянки перед теннисным кортами она быстро свернула  на
другую дорогу. Несколько поворотов...  Оставила  машину.  Вертикальный
лифт - вверх. Горизонтальный переход. Снова вертикальный лифт -  вниз.
Снова несколько переходов. Мелкое кафе. Молча прошла в туалет. Потом в
подсобку. Старая грязная ржавая железная дверь была не заперта. Элора,
осторожно взявшись за гнутый неровный  да  еще  и  с  заусенцами  край
железной двери своими тонкими мягкими пальчиками, с небольшим  усилием
и без скрипа (петли двери были заранее смазанны) приоткрыла ее, шагнув
на узкий строительный балкон, опоясывавший по периметру большую  часть
монолита. Сильный ветер ударил ей в лицо и она на секунду замешкалась,
боясь окунуться в эту темноту, в шаткость  конструкций,  в  эти  давно
заброшенные нежилые задворки мира, используемые время от  времени  как
мусорница или отхожее место. Наконец, отважившись, она  обеими  руками
закрыла дверь за собой и, закрывая лицо от ветра  широким  воротником,
осторожно пошла прямо до ближайшего углубления. Здесь,  за  поворотом,
ветер стих, но зато все мостки были присыпаны грязным от мусора и сажи
снегом, кое-где белеющим в темноте, и только где-то в  стороне  тускло
светились два  окна  -  все  остальное  пространство  давило  пустотой
оконных проемов.
   Сергей, проверив слежку за ней и убедившись  что  все  чисто,  тихо
вышел из-за разбитой опоры.

   Нестерпимо дул холодный промозглый морозный ветер.
   Заметив одинокую фигуру, девушка осторожно приблизилась,  аккуратно
ставя ножку в тонких дорогих полусапожках в серый  от  сажи  и  мусора
неглубокий снег, выбирая место получше, и  зябко  кутаясь  в  шикарную
дорогую шубку, которая однако была совсем не предназначена для далеких
прогулок по такому морозу.
   Надо уходить со снега, подумал Сергей, глядя на цепочку ее  следов.
Выйдем на наветренную часть монолита, там ветер подмел все дочиста.  А
пока ей надо переодеться.
   Снова достав электронную книжку он, включив  автономную  подсветку,
вывел на небольшой экранчик заранее набитый текст -  "В  вашей  одежде
полно датчиков, заложенных разными службами в пуговицах,  застежках  и
другой мелочи, а также  и  в  ткани  вашей  одежды  мог  быть  вплетен
антенный узор из специальных ниток. Все  это  ловится  с  башен  и  со
спутников, так что всю одежду надо как можно быстрее снять.  Я  принес
вам запасную. Торопитесь. "
   Девушка молча и внимательно все это перечитала, придерживая его  за
руку, чтобы экран в его руке не дрожал. Потом так  же  молча  кивнула,
принявшись тут  же  на  снегу  расстегивать  свою  шубку.  Сергей,  не
ожидавший такой быстрой положительной реакции и настроенный на  долгие
уговоры (в книжке текста на эту тему было набито немало, со множеством
всевозможных аргументов), немного растерялся, и не  сразу  вытащил  из
сумки припасенный для нее свой спортивный  костюм,  запасной  комплект
черного рабочего термокомбинезона с термокапюшоном и широкий шерстяной
плед, которым он, взяв в полукольцо, закрыл хрупкое  тело  девушки  от
морозных завихрений свистящего за углом ураганного ветра.
   Она, дрожа от холода, быстро и проворно разделась до нижнего  белья
- одних тонких белых трусиков, - скинув одежду прямо на грязный снег и
собралась было одеться, одной рукой прикрывая свою девичью  грудку,  и
другой потянувшись за спортивными брюками, не найдя  глазами  в  кучке
висящего у него на сгибе руки белья нижней одежды, но он  отрицательно
покачал головой, знаками давая понять, что он ее конечно понимает,  но
тем не менее надо снять все. Она покраснела  еще  больше  и  неловкими
движениями замерзающих пальцев кое-как сняла то немногое,  что  у  нее
осталось и, стараясь не глядеть на него, принялась скованно одеваться,
стараясь не суетиться  не  смотря  на  мороз,  который  она  перестала
замечать, и не спешить, чтобы он не подумал как же ей  на  самом  деле
стыдно.

   Свернув одежду в узелок Сергей положил ее в  дальний  угол.  На  ее
молчаливое недоумение -  может,  стоит  все  это  спрятать,  он  также
знаками объяснил - не переживайте, если все закончится благополучно  -
они все это вам принесут домой, а если нет...

   И дальше - переходы, лестницы, шаткие доски, проброшенные время  от
времени ищущими здесь укрытия от непогоды  бомжами.  И  все  это  -  в
полной темноте при свете фонарика. И вот они уже  на  одном  из  самых
нижних этажей, точнее, на 11 уровне.

   А вот и комната, в свое время более или  менее  подготовленная  для
жилья той группой бездомных, к которым когда-то принадлежал и  Сергей.
Окна, выходящие не на улицу и не на внутреннюю проезжую магистраль,  а
в маленький внутренний дворик, были забиты кусками фанеры  и  железом,
щели  проткнуты  старым  затхлым  тряпьем,  дверь  сделана  из   куска
пенобетона и без всяких шарниров отодвигалась в  сторону.  Туалет  был
организован еще проще - в тесной  кладовке  для  этого  использовалось
небольшое отверстие, пробитое на нижние  этажи.  На  полу,  на  кривых
самодельных нарах лежал такой же корявый самодельный  матрац,  набитый
соломой  из  сорванной  летом  травы,  растущей  местами  на  бетонных
конструкциях, и тщательно засушенной.
   Элора, не решаясь переступить порог, с ужасом оглядела помещение  и
беспомощно обернулась к Сергею,  зябко  кутаясь  в  широкие  и  не  по
размеру одежды.
   "Что поделаешь, " - выбил он на клавиатуре. "Когда-то я здесь  жил.
"
   Она  покорно  вошла  внутрь  и  Сергей  быстро  задвинул  легкую  и
тщательно подогнанную плиту, закрывая  дверной  проем  фактически  без
щелок.
   "Надеюсь, мы тут пробудем недолго, - настучал он снова.  -  А  пока
давайте немного обустроимся - ночь все равно придется провести  здесь.
"
   И они принялись наводить  порядок.  Девушка  подмела  грязные  полы
пучком тряпок, намотанных на палку. Правда туалет, куда она выкидывала
мусор, привел ее в ужас.  Сергей  достал  из  сумки  разную  утварь  -
походную печку, светильник, организовал  из  остатков  плит  и  мебели
столик, расстелил на нем чистую,  тоже  вынутую  из  сумки,  салфетку,
выложил на нее пару консервов, булочки в вакуумной упаковке, небольшую
плоскую бутылочку водки, печенье и еще какую-то мелочь.
   После уборки, в тепле и при свете фонарика комната стала  выглядеть
несколько уютнее.  По  крайней  мере  приобрела  жилой  вид.  Девушка,
аккуратно прибрав свою швабру в сторонку и  тщательно  отряхнувшись  в
кладовке, вернулась в комнату, скромно присев на  краешек  кровати,  -
Сергей предварительно постелил на нее плед.
   Выпили, чтобы снять стресс. Причем Элора сильно сморщившись  выпила
через силу тут  же  поперхнувшись  и  закашлявшись.  Сергей  пару  раз
хлопнул ее по спинке, подавая стаканчик с водой. Девушка кивком головы
поблагодарила его.
   Он открыл консервные банки, положил на хлеб кусочек ветчины,  подал
бутерброд девушке. Некоторое  время  ели  молча.  Сергей  снова  налил
немного водки. Элора отрицательно  покачала  головой.  "Так  надо",  -
набил он на экране,  решительно  подавая  ей  стаканчик.  Она  покорно
взяла, опять с большим трудом выпила, снова закашлявшись.  "Какая  она
все-таки еще маленькая", - с нежностью подумал он, делая  для  девушки
очередной бутерброд, на этот раз со шпротами.
   Наконец водка сделала свое дело и  напряжение,  страх  и  бледность
потихоньку исчезло с лица Элоры, уступив место легкому румянцу,  да  и
взгляд ее стал гораздо спокойнее.
   - Зачем вы мне помогаете? - спросила она, с любопытством поглядывая
на Сергея.
   "Эти причины я вам открыть пока еще не могу", выстучал он.
   - Ну а прошлый раз что вы делали в моей квартире? - продолжила  она
свои расспросы.
   "Честно  говоря,   простое   любопытство",   ответил   Сергей.   "А
драгоценности я взял для отвода  глаз  и  деньги  за  них  обязательно
верну. Очень сожалею, если они вам были дороги".
   Низко склонившись над экраном и касаясь  своими  длинными  волосами
его руки, она непроизвольно улыбнулась, прочитав последние строки.
   "А что вы не открываете своего лица?", набила  она  на  клавиатуре,
забыв, что он не может только говорить, а слышать то он слышит.
   "Чтобы у вас в дальнейшем не  было  никаких  проблем  из-за  меня",
также на клавиатуре ответил Сергей, незаметив  перехода  разговора  на
новый, клавишный уровень. "Да и у меня заодно".
   "То есть, я вас знаю?", выбила она, серьезно и внимательно глядя на
Сергея, пока он читал эту надпись.
   "Ну что вы!" пришлось  написать  ему.  "Нет  конечно.  Но,  просто,
велика вероятность нашей встречи..."
   Итак они "говорили" довольно  долго,  тесно  прижавшись  плечами  и
время от времени передавая друг другу его электронную книжку.

   После импровизированного ужина Сергей, оставив Элору одну и  пройдя
долгий  путь  по  внутренним  переходам,  вышел  на  узкий  балкончик,
связался со спутником и посмотрел, как там жизнь у службы Давора.  Все
как и предполагалось - они проследили весь  путь  девушки  до  узла  с
одеждой и теперь принялись прочесывать близлежащие трущобы  строго  по
радиусу. Это им работы на несколько месяцев, чтобы добраться  до  этой
комнаты, - только на этом уровне помещений больше двух тысяч,  и  даже
есть один стадион где-то глубоко внутри - а на тепло она не  реагирует
- больно хорошо все законопачено - Сергей  проверял.  К  тому  же  они
организовали засаду  и  у  дома  семьи  Дебюсси  -  внутрь  не  пошли,
понадеявшись на свои датчики.
   И тем не менее одно ему во всей этой истории сильно не нравилось  -
было совершенно непонятно, из-за чего все  это  завертелось,  что  она
сделала такого? Неужели  только  для  того  чтобы  собрать  какой-либо
компромат на Цетега? Но и без ее похищения  все  что  можно  было  уже
собрали. Вряд ли она могла еще чем-то помочь в этом деле.

   Ну что ж, подумал Сергей, пора делать  звонки.  Достав  из  заранее
захваченной сумки свою одежду он переоделся и  одними  ему  известными
путями вышел в жилую часть  этого  района.  Ближайшая  остановка  была
грязная, разбитая и пустынна, только на другом краю перрона в  темноте
покачивалась одинокая фигура какого-то пьяницы.
   Отъехав достаточно далеко, Сергей выбрал более  многолюдное  место,
чтобы легко было затеряться в толпе и вошел в  относительно  новенькую
будку.  Отключив  видео  и  используя  искажатель  голоса,  он  сделал
несколько быстрых звонков, но Давора нигде не было, ни на работе, ни в
блоке "С", ни дома, и индивидуальное средство связи тоже почему-то  не
работало. И главное,  никто  не  знал,  где  его  искать,  только  его
служанка сказала, что хозяин будет в 5 утра.
   Быстро покинув этот район и катаясь в центре по  кольцевой  Сергей,
после небольшого раздумья, пришел к  выводу,  что  сейчас  он  сделать
ничего не сможет, и надо пождать до утра, а пока надо  бы  съездить  к
Лане, правда, долго он быть не сможет, но потом  как-нибудь  объяснит.
Да и Элору нельзя одну оставлять, хоть он и напичкал датчиков в округе
и они его известят об опасности,  но,  во-первых,  он  в  этом  случае
должен быть рядом, во-вторых, ей тоже наверное ужасно страшно одной  в
незнакомом и таком неприятном месте, а в-третьих, это такая прекрасная
возможность, побыть с ней рядом и  просто  по-человечески  поговорить,
хоть и в письменном виде, но зато  без  этих  равнодушно-презрительных
взглядов и коротких обидных фраз.
   На этот раз через вахту "Голубого Дуная" он прошел без проблем -  в
каморке просто никого не было. А вот в комнате Ланы тоже не было, хотя
обе девушки были нарядно одеты,  да  плюс  еще  и  Ларри,  трезвый,  в
костюме и при галстуке. Все трое встретили Сергея довольно хмуро.
   - Что-то вы поздновато, - скептически заметила Дина.
   - Работа задержала, - оправдался Сергей, тоже  проникаясь  всеобщей
хмуростью. - А где именинница?
   - Она вас ждала, ждала, да устала. И ее увезли.
   - Кто?
   - Не знаем. Но нас с собой не взяли.
   - Кто-то ей позвонил по наручной связи. И она ушла,  -  добавил  со
своего места Ларри,  разливая  водку  по  рюмкам  на  праздничном,  но
каком-то  одиноко-нерадостном  столе.  -  Правда,  извинилась  и   нас
попросила остаться...
   Странно, подумал Сергей, личную связь ей еще не выдали. Откуда  она
у нее?
   - Присаживайтесь,  -  пригласила  Констанция  и   ему   послышались
какие-то сочувственные нотки в ее голосе. - Не пропадать же добру.
   - Да, действительно, - поддержал Ларри. - Повод у нас есть, подарки
мы уже подарили, так что имеем право на веселье.
   Подняли рюмки.
   - За именинницу, - сказал Ларри и залпом выпил.
   Сергей тоже выпил, но легче  ему  не  стало.  Возникший  неприятный
осадок не проходил. Да и разговор за столом не клеился.
   Ларри принес  еще  бутылку  водки,  но  Сергей  отказался  и,  тоже
извинившись, ушел, хотя ему предлагали остаться, обещав увеселительную
программу - мол, черт с ними со всеми, не расстраивайся, сейчас  купим
еще, устроим танцы, веселье по полной программе, по общаге пройдемся -
скучно не будет.

   Когда он, снова переодетый и, естественно, в шапочке-маске, вошел в
убежище, Элора, стремительно подбежав, чуть не  бросилась  к  нему  на
шею, не скрывая своей радости. Он дотронулся до ее руки, успокаивая, и
от этого  прикосновения  ощутил  огромный  прилив  нежности,  который,
впрочем, не смог перекрыть то подавленное настроение, которое он вынес
из женского общежития. Да, подумал он,  обведя  взглядом  мрачно-серую
комнату и одинокий  светильник  посередине,  натерпелась  она  тут,  в
одиночестве.
   "Страшно одной?" - спросил он  посредством  электронного  блокнота.
Она честно  кивнула  головой.  Не  зная,  что  делать  дальше  в  этой
ситуации, он демонстративно посмотрел на часы,  и  жестами  показал  -
поздно, мол, уже, ложитесь спать, а я покараулю. Она покорно кивнула и
принялась готовить единственное ложе для сна, расстилая привезенные им
тряпки. Сергей пристроился неподалеку в углу, прислонившись к стене  и
сев на свою сумку, на ту ее часть, где лежала его одежда. Девушка,  не
глядя в сторону Сергея, тщательно застегнула застежки на его, а теперь
уже  на  ее  спортивном  костюме  и   легла,   аккуратно   прикрываясь
импровизированным одеялом из покрывала  и  верхней  одежды.  Сергей  с
каким-то смешанным чувством наблюдал  за  ней,  как  она  укладывается
спать, а потом выключил светильник и закрыл глаза.
   Нет, надо срочно уснуть, подумал он, а то всякие дурацкие  мысли  в
голову лезут. Ей то хорошо, толком меня не  видя,  напридумала  в  мой
адрес поди массу всего положительного. А я то знаю, как она  на  самом
деле ко мне относится... И нечего все начинать с  начала...  Ведь  все
уже на сто раз обговорено... И как она тогда - Ну как вам еще сказать,
что бы вы наконец поняли - не хочу я с вами встречаться...
   Да, Элора для меня в общем-то потеряна навсегда,  это  очевидно.  А
вот Лана - она то чем виновата, что я такой? Прекрасная девушка,  меня
любит. Что мне еще надо?
   Он вспомнил ихнюю последнюю совместную ночь, как он себя  вел,  как
дурак, говорил не те слова, делал не те поступки - все неправильно.  И
ему за себя стало ужасно стыдно.
   Сергей посмотрел на Элору. Впрочем, в темноте ничего не было видно,
а одевать очки ночного видения он не стал. Прислушался к ее дыханию  -
ровное,  значит   уснула.   Хорошо   ей,   подумал   он,   есть   кому
передовериться.  И  никаких  забот  о   собственной   безопасности   и
завтрашнем дне. Совсем  еще  молода,  и  проблемы  не  кажутся  такими
сложными... И он переключился на Лану, решив, что был в корне  неправ,
что она его любит и многое прощает, и что больше счастлив он ни с  кем
не будет.
   И он, переживая и волнуясь,  стал  продумывать,  как  он  извинится
перед Ланой, и как ему лучше и понятнее все объяснить, и как, наконец,
сделать ей предложение, чтобы оно не прозвучало глупо и, не  дай  бог,
не обидело бы девушку.
   - Извините, вы уже спите?  -  перебил  его  сумбурные  мысли  тихий
осторожный голос Элоры.
   "Да нет", чуть не  сказал  он,  но  вовремя  спохватился  и  просто
кашлянул и пошуршал по полу ногой.
   - Что-то мне совсем не спится, - извиняющимся тоном сказала  Элора,
правильно расценив издаваемый  им  шум,  как  положительный  ответ.  -
Всякие мрачные мысли в голову лезут. Страшно как-то.
   Сергей хотел  было  подойти  к  ней  -  ведь  когда  видишь  живого
человека, или просто держишь кого-то за руку - не так бывает  страшно,
но сдержался и остался на месте, побоявшись, что она говорит совсем  о
другом и его жест расценит как попытку воспользоваться ситуацией.
   - Можно, я просто поговорю в  темноте,  а  вы  ничего  отвечать  не
будете? - осторожно спросила она тихим дрожащим голосом. - Я  не  буду
вам мешать?
   Он снова кашлянул, хотя кашель, из-за пересохшего вдруг горла,  был
более похож на предсмертный хрип.
   - Знаете... Не знаю почему, но иногда вдруг так страшно становится,
что вот мол живешь, живешь, а  все  равно  умрешь,  причем  этого  сам
никогда не заметишь что умираешь, и  значит  можешь  умереть  в  любую
минуту хотя бы прямо сейчас и  уже  не  увидишь  завтрашнего  дня,  не
узнаешь, как там дальше пойдет жизнь, какие события случаться, и  даже
хотя бы какая будет погода.
   Сергей не нашел что сказать и промолчал, подумав с какой-то болью -
А ведь ей всего 19 лет?!

   Она уснула около 3 часов ночи, вдоволь  выговорившись.  А  в  пятом
часу он осторожно, стараясь не шуметь, переоделся в несколько  помятый
костюм и снова отправился в город, подальше от этого места.
   На этот раз Давор был дома. Сергей быстро, чтобы не смогли  засечь,
коротко рассказал о девочке в его доме и сделанных  снимках  -  датчик
Давор все-таки нашел на ее одежде, - и свое предложение -  не  трогать
Элору. Дал на размышление час и быстро покинул это место.
   Покатавшись по разным маршрутам в пустых вагонах в течение часа  он
вышел в каком-то глухом месте и не без  труда  нашел  рабочий  автомат
связи среди этих поломанных будок, обвалившейся штукатурки  и  на  сто
раз исписанных стен.
   Второй разговор был еще более коротким. Обговорив гарантии с  обеих
сторон, Давор дал согласие.
   Сергей понимал, что рискует, и рискует в основном только Элорой, но
надеялся, что эти кадры с раздеванием девочки все-таки  перевесят  тот
интерес, который проявляет к Элоре спецслужба, и к тому же  он  твердо
знал - среди бомжей или в подземке девушка жить  не  будет  -  в  этих
суровых условиях, где так развито право сильного на все, в том числе и
на женщин, она жить не сможет и, либо быстро сломается  и  превратится
неизвестно во что, либо не менее быстро зачахнет и умрет.

   Вернувшись, он некоторое время стоял возле кровати, в слабом  свете
карманного фонарика наблюдая за спящей девушкой.  Какая  она  все-таки
красавица, вся такая нежная и где-то в глубине души по-детски  добрая,
просто ей приходится скрывать  эти  свои  черты,  а  вот  во  сне  они
проступают наружу, через ее позу, через выражение ее лица...
   Решительно прогнав эти мысли, он включил светильник и дотронулся до
ее плеча. Девушка тут же поднялась и рывком села, испуганно  посмотрев
на него сонными глазами.
   - Что случилось? - очень тихо спросила она, ожидая самого худшего.
   Сергей молча протянул ей электронный блокнот.

   А потом, быстро собравшись, он проводил ее до ближайшей  остановки,
дождался, пока она не села в вагон - Элора задержалась перед  открытой
дверью пустого вагона, обернулась к нему, словно хотела что-то сказать
на прощанье, но он решительно подтолкнул  ее  в  спину,  и  тут  двери
закрылись,  -  после  чего  Сергей,  другими,  более  сложными  путями
пробрался  в  подземку,  найдя  по  пеленгу  от  поставленного  маячка
вентиляционную  шахту,  поднялся  по  заранее  оставшемуся   тросу   и
автоподъемнику, немного подождал  -  в  ванной  Элора  принимала  душ.
Сергей  только  мельком  увидел  обнаженное  тело  девушки  и  тут  же
отвернулся, боясь дальнейшего, и особенно - своих мыслей. Потом, когда
девушка  ушла,  он  осторожно  пробрался  в   свою   комнату,   быстро
переоделся, разобрал всю аппаратуру, восстановив на датчиках в  ванной
нормальный сигнал, и тут зазвонил его  будильник  -  пора  на  работу.
Выспаться бы мне хоть раз, мрачно подумал  он,  принимая  таблетку  от
температуры.
   Ленивой походкой, стараясь казаться  бодрым,  но  в  отвратительном
состоянии и с сильной головной болью, Сергей вышел к завтраку. Элора в
халатике сидела со своей мамой и они о чем-то тихо разговаривали.
   - Доброе утро, - осторожно кивнул он, боясь выдать себя  каким-либо
жестом и уже по-новому глядя на девушку.
   Элора,  увидев  его,  в  досаде  замолчала,  поморщившись  при  его
появлении.
   - Потом договорим, - сказала она своей маме, выходя из кухни.


   ----------------------------------------------


                              Глава 17.


   - Доброе утро, - вежливо сказала  хозяйка.  -  Завтрак  уже  готов.
Присаживайтесь.
   Интересно, что  она  ей  рассказала,  подумал  Сергей,  внимательно
посмотрев на женщину, но та вела себя как обычно - значит о  последних
событиях не было сказано ни  слова,  иначе  им  бы  всем  было  не  до
завтраков.
   На этот раз Сергей был не один - чуть позже подошли  сам  хозяин  и
Терций. Некоторое время они ели молча. В углу  что-то  бодрым  голосом
бубнил очередной разбитной ведущий какой-то передачи.
   - А сейчас астрологический прогноз, - весело огласил он. -  Который
зачитает наша очаровательная ведущая Оксана Голота.
   - Ну ты и сказал, - проговорила девушка. - Впрочем, о  чем  это  я?
Начнем. Итак - Девам не стоит заниматься  бизнесом,  -  шустро  начала
она. - Ракам закончить все текущие дела... - Пауза.  -  Да,  интересно
звучит - раком закончить все свои дела.. Впрочем, им виднее...
   - Мать, слышала? - недовольно проговорил отец семейства, переключив
видеофон на канал новостей. - Что говорят?
   Хозяйка, не оборачиваясь, кивнула, не отвлекаясь от кухонных забот.
   - Раньше отбор был строгий, все  дикторы  как  на  подбор  -  речь,
манеры, все серьезно. А сейчас..  Вон  как-то  вышел  один,  словно  с
похмелья, и говорит всякие пошлости - Песня про листья-письма.  В  том
смысле, что пока на них не  написали  (ударение  на  И)  в  смысле  не
написали (ударение на А), они письмами не стали. Разве  ж  такое  было
когда-либо?
   - Что говорить, - вмешалась хозяйка. - А наш Юний? - Она обернулась
к Сергею. - Вчера нашли у него целую коллекцию вкладышей от жевачек  с
голыми женщинами.  Словно  какая-то  диверсия.  Пришлось  его  немного
воспитать и больше не давать ему эту гадость.
   Терций уткнулся в тарелку, а Сергей тактично промолчал.
   - А теперь последние сводки с межбанковской  валютной  биржи.  Курс
доллара опять поднялся на тридцать два с половиной пункта...
   - Опять подскочил, -  недовольно  проговорил  хозяин  семейства,  в
сердцах заканчивая завтрак. - Теперь жди повышения цен.

   Терций вышел в коридор в след за Сергеем.
   - Кстати как вы  могли  нас  слышать?  -  спросил  он  со  странной
интонацией. - Дверь  тогда  была  плотно  закрыта.  Сами  же  ведь  ее
открывали... А с лестницы ничего не слышно - я проверял...

   Он устало привалился головой к окошку. Спать-то как  хотелось!  Дни
какие-то сумасшедшие пошли, вяло  подумал  он,  закрывая  глаза.  Так,
теперь Лана. Надо с ней окончательно  все  решить  и  не  ломать  себе
голову.
   Подъезжая к ее  остановке  он  заранее  стал  выглядывать  в  окно,
надеясь, что вдруг она стоит  на  своем  обычном  месте,  увидит  его,
впорхнет, и все будет по старому. Но нет. Ее нигде не было видно. И он
вдруг сорвался с места и бросился к выходу.

   Дверь ему открыла Кристина.
   - Привет, - сонно сказала  она,  поплотнее  кутаясь  в  халатик.  -
Проходи.
   Он переступил порог.
   - Где Лана? - спросил он, осторожно заглядывая в пустую комнату.
   - Она  со  вчерашнего  вечера  так  и  не   приходила,   -   как-то
двусмысленно ответила девушка. - Сам значит в чем-то виноват.
   Сергей кивнул, соглашаясь - наверное.
   - Ладно, извини что я так, с утра пораньше... - сказал он, выходя.
   - Да не за что, - ответила девушка, закрывая за ним дверь.

   Значит  она  не  ночевала  в  общежитии,  в  отвратительно  тяжелом
состоянии думал он, покачиваясь в вагоне  и  мучаясь  от  ревности.  И
подружки ее  все  остались  в  комнате...  У  него  нестерпимо  сильно
заломило в висках. Что же я наделал? - в отчаянии подумал он.  Как  же
теперь все это исправить?.. Но ответа не находил.

   Когда Сергей вошел в зал, отдел жил своей жизнью, обсуждая утренние
новости.
   - Вчера  вечер  какой-то  неудачный  выдался,  -  жаловался   Закир
Густаву.  -  Спортзал  обломился  -  у  них  соревнования  по   району
проводились. А я  уже  пива  взял.  Пришлось  дома  пить  без  всякого
интереса. Хотя бы малейший повод, хоть бы жарко было в комнате. А  так
вечер, считай, пропал зря, - махнул он рукой в сердцах. - Да еще  этот
обвал рубля...
   - Вот-вот,  -  поддержала  Ники.  -  А  говорили  -   стабилизация,
стабилизация.
   - Да, - протянул Густав многозначительно. - Полный стабилизец.
   - Что за страна у нас? - говорила  тем  временем  Ники  в  каком-то
детском отчаянии. - Только немного утряслось, жизнь выравнилась, можно
что-то планировать, копить на что-то,  и  на  тебе  -  инфляция,  цены
скачут, вклады  обесценились  -  и  все  из-за  этой  приватизации.  И
главное, все бывшие руководители  выступают  по  ТВ  с  такими  умными
речами. А что же они ничего не делали, когда были у власти?
   - Какие умные речи? - встрял Закир.  -  Где  ты  их  слышала?  Одна
сплошная  реклама  женских  прокладок.  Шеф,  -  весело  заметил   он,
оборачиваясь. - Слышали? Опять повышение цен.
   - Ну и что?
   - Просто интересно, когда нам зарплату повысят?
   - Мне самому это интересно, - хмуро заметил Сергей, заходя  в  свой
кабинет. - Кстати, где у нас Ольховская?  -  спросил  он,  ни  к  кому
конкретно не обращаясь, остановившись на пороге.
   - Наверху, - Алла подняла глаза к потолку. -  Бумаги  заполняет,  в
связи с переводом. Будет где-то через час.
   - Ну хорошо, - зачем-то кивнул он и закрылся у себя в кабинете.

   Работа не шла, мысли были только об одном. Скорее бы она появилась,
думал он в сильнейшем нетерпении. Скорее бы ее увидеть  и  поговорить.
Появится, зайдет, я ей - здравствуй, ты меня  извини,  что  я  не  был
вчера, - работа задержала... А она возьмет и промолчит в ответ. И  как
дальше ей объяснять, чтобы она поняла и простила?
   Он прошелся по кабинету  и  посмотрел  на  часы.  Прошло  только  3
минуты. Как долго тянется время! Он сверил с часами  на  компьютере  -
все было правильно. Сергей снова  нервно  прошелся  по  комнате.  Нет,
подумал он, такое начало разговора не годится. Надо как-нибудь  иначе,
не так сухо. Может, как она зайдет, ее сразу обнять? Да нет, глупость.
Она же обижена на меня и этот жест  может  ее  еще  больше  разозлить.
Наоборот, надо бы как-нибудь помягче, и чтобы она видела,  что  я  сам
переживаю... А может сразу же предложить ей выйти за меня замуж?
   Он снова посмотрел на часы. На этот раз  прошло  только  2  минуты.
Итого всего 5 минут. С ума можно сойти от ожидания.
   Итак он мучался в течение часа, через каждые 5 минут  выглядывая  в
общий зал. Но девушка все не появлялась. И  вот,  в  какой-то  момент,
когда он уже был не в силах оставаться в одиночестве, Сергей, уставший
и обессиленный, вышел в зал и увидел ее. Она спокойно сидела  рядом  с
Коурисом, о чем-то с ним вполголоса  переговариваясь.  На  Сергея  она
даже не посмотрела.

   Немного поколебавшись у прибора внутренней связи - как ее  позвать?
Ольховская, зайдите в кабинет? - он решительно щелкнул тумблером.
   - Лана, - позвал он тихо, - Можно вас на минутку?
   В зале стало тихо, и девушка, под многочисленные взгляды, поднялась
со своего места, перестав  улыбаться,  и  с  высоко  поднятой  головой
решительно прошла между столов.
   - Лана, вчера было много работы,  -  волнуясь,  начал  он,  пытаясь
взять ее за руку, но девушка вдруг его перебила, резко  одернув  кисть
руки.
   - Не надо ничего мне говорить, - сухо произнесла она,  отстраняясь.
- И не надо никаких объяснений. Мы знакомы были всего лишь неделю.  За
этот короткий срок никто никому ничего не должен. У вас  по  отношению
ко мне нет никаких обязательств. И  давайте  расстанемся  друзьями,  -
закончила она, выходя из кабинета.
   - Я не хочу расставаться, - негромко произнес он, не в силах прийти
в себя после этой тирады.
   Она задержалась на пороге,  задумчиво  посмотрела  на  него,  потом
отрицательно покачала головой.
   - Я все равно ухожу из  вашей  группы,  -  сказала  она  необычайно
серьезно, глядя ему прямо в глаза.  -  Нам  легче  будет  забыть  друг
друга. И так будет лучше для нас обоих.
   Она еще секунду помедлила, а  потом  решительно  закрыла  за  собой
дверь.

   Около часа Сергей приходил в себя, пытаясь время от  времени  снова
позвать  девушку,  попытаться  переуговорить   ее,   но   каждый   раз
останавливался, где-то в глубине души считая, что это ее окончательное
решение, и чтобы теперь он ни сказал, вызовет у нее  только  досаду  и
раздражение за его непонятливость.
   Серьезно выбитый из колеи, он тем не менее кое как смог привести  в
порядок свои мысли.
   Да,  действительно,  думал  он,  нервно  вертя  в  руках   какую-то
безделушку со стола, она уходит от нас. Ее забирает  Август  Зелински.
Опять он здесь. Что-то часто он стал появляться возле Ланы. И этот  ее
личный  прибор  связи,  и  в  служебную  общагу  ее  что-то  долго  не
переводили, да и, честно говоря, ее роль в 15 не совсем понятна  -  не
будут же из-за каких-то снимков так рисковать, возить лишнего, к  тому
же неопытного человека, увеличивая вероятность провала.
   И он дал команду компьютеру о  сборе  данных  на  Лану  Ольховскую,
двадцати трех лет.

   На экране монитора сухо высвечивались собранные машиной кадры.
   Вот Лана на остановке. Подходит  его  маршрут.  Девушка  смотрит  в
окна, неуверенно заходит в  седьмой  вагон.  Потом  снова  выходит  на
перрон. Состав уезжает и Лана остается одна. (Это когда  меня  побили,
подумал Сергей). И тут к ней подьезжает Август  Зелински.  Выходит  из
элекара. Говорит о чем-то с девушкой. Она в нерешительности смотрит на
табло прибытия, потом на часы, кивает головой и  садится  в  машину  к
секретарю.
   Следующие кадры - он сам и она (интересно, а это  снимали  с  какой
точки?), когда она звала его остаться в общежитии, а он  ушел.  А  вот
уже вечер этого же дня (я в  это  время,  наверное,  спасал  Элору  от
кислоты) Лана в броском роскошном  вечернем  платье  (которое  она  не
захотела  мне  показывать  -  наверное,  пятнадцать   моих   зарплат),
улыбающаяся,  вместе  с  галантным  Августом  Зелински   на   какой-то
презентации. И их короткий  разговор,  удачно  записанный  с  близкого
расстояния.
   - Лана, у вас завтра  день  рождения,  -  говорил  секретарь.  -  Я
предлагаю вам отметить этот радостный в Вашей жизни день на  одной  из
правительственных вилл на 412 уровне.
   - Спасибо,  -  Лана  чуть  наклонила  голову,  сразу  же   перестав
улыбаться. - Но ничего не получится.
   - Уверяю вас, там  будет  очень  интересно  -  каскад  бассейнов  с
водопадами, большой зверинец, уютные рощи, армия слуг и  служанок.  Вы
там будете как королева.
   Лана снова старательно покачала головой, не поднимая глаз.
   - У вас с вашим начальником все  настолько  серьезно?  -  осторожно
спросил секретарь, наклоняясь к девушке и  кладя  свою  ладонь  на  ее
руку.
   - Но он же все-таки мой начальник, - слегка  поморщившись,  сказала
Лана, не убирая своей руки. - Давайте не будем об этом.
   - Если что, не стесняйтесь, мне звоните, я вас  переведу  в  другое
более подходящее для вас место.
   - Хорошо, - кивнула  девушка,  слегка  потупившись.  -  Буду  иметь
ввиду. Тем более, что меня и так уже переводят...

   Нажав на паузу, он откинулся в кресле.  Потом  включил  стол  Ланы,
чтобы еще раз посмотреть на нее...
   - Замуж не собираешься? - грубовато спрашивал ее Коурис, счастливый
уже от одного факта разговора с нравившейся ему девушкой.
   - Что я? Дура? - также отвечала она,  по  манере  поведения  теперь
больше похожая на школьницу с окраины.
   - А что так? Большинство моих знакомых девушек хотят замуж.
   - Ну если только гражданским браком - я согласна. А так - не  хочу.
Если только после 26-28 лет...
   - Сейчас, по-моему, наоборот, совсем ранние в брак вступают.
   - Да, - кивнула она, все также улыбаясь  непонятно  чему,  а  юноша
млел от ее улыбки. - Моей сестре 13 лет. А ее другу - 18.
   - Че? В натуре что ли? - искренне удивился Коурис по-своему.
   - Ну да! Но сестренка у меня правда красивая.
   - На мой взгляд - так ты очень хороша!
   Теперь девушка улыбнулась Оэцию.
   - Я просто уже взрослая. К тому же накрашенная...
   - А что? Не накрашенная менее красивая?
   - Да нет. Черты лица остаются те же самые. Просто косметикой ты  их
более подчеркиваешь. А она еще молода - у нее все и так есть.  К  тому
же ноги от ушей растут... Глупая только...

   И снова кадры.
   Лана в общежитии за нетронутым  праздничным  столом,  ждет  Сергея.
"Может, пропустим  пока  по  стаканчику?"  -  сочувственно  предлагает
Ларри,  сидя  на  диванчике.  Девушка  отрицательно  качает   головой.
"Подождем еще", говорит она упавшим голосом.
   Сергей  помассировал  занывшее  сердце  и,  чтобы  совсем  себя  не
добивать, перекрутил запись немного вперед. Девушки сидели за  столом,
Ларри пытался ухаживать за именинницей, разговор не клеился. Внезапный
стук в дверь  заставил  всех  замолчать  и  посмотреть  на  Лану.  Она
дернулась было к выходу, потом замерла. "Стася,  открой  лучше  ты"  -
тихо проговорила именинница. Но когда Констанция  поднялась,  Лана  ее
остановила - "Нет, лучше я сама".
   В комнату вошел Август  Зелински  с  огромным  букетом  цветов.  Он
поздравил Лану, посидел немного за общим столом под любопытные взгляды
девчонок, пытаясь всех развеселить старыми шутками и анекдотами. Потом
вызвал именинницу в коридор. О чем-то там долго с ней разговаривал,  в
то время, как  за  столом  девушки  активно  обсуждали  нового  гостя,
сравнивая  его  с  Сергеем  (не  в  пользу  последнего).  Потом   Лана
вернулась, извинившись, сказала, что  уезжает  и  что  они  продолжали
праздновать без нее. Быстро собралась и покинула общежитие.  И  где-то
минут через 15-20 появился Сергей.
   Да-а, видать не судьба, в полном  упадке  подумал  он,  переходя  к
следующим рабочим записям.

   Праздник на одной из правительственных вилл на 412 уровне  отпал  -
не было возможности для записи. И следующие кадры уже были, как это ни
странно, из бывшей квартиры Элоры - Сергей узнал ее по мебели.
   - Нравится?   -   спрашивал   девушку   секретарь,   водя   ее   по
многочисленным комнатам.
   Лана кивнула, слегка придерживая его под руку.
   - Бумаги я все уже оформил, - говорил он. - Теперь, если пожелаешь,
это все будет твое...
   Девушка посерьезнела и снова, как в прошлый раз, убрала свою  руку,
чуть отстраняясь.
   - Нет, - сказала она суховато. - Не надо так говорить.
   - Вы не торопитесь отказываться, - проговорил секретарь умоляюще. -
Подумайте немного. Пожалуйста... Хорошо?
   - Ну хорошо, - согласилась девушка.

   И последняя, самая свежая  запись,  поступившая  буквально  полчаса
назад - ее звонок с работы. Одна только короткая  фраза  девушки  -  Я
передумала...

   Отключив канал связи с базой  данных,  он  потер  виски  и  включил
просмотр зала, пытаясь отвлечься от всего увиденного и услышанного.
   - Народ, тихо, дайте послушать гороскоп, -  возмущенно  прикрикнула
Алла.
   - У Скорпионов в сексуальном плане опять все в порядке, - тараторил
диктор в быстром раскованном темпе. - Но звезды советуют не пить и  не
воевать с электроприборами... Долго ждать счастья Рыбам не придется...
Избегайте ограничения в питании.  Диеты  сегодня  вредны.  -  Красивый
вечер Водолеев сменит еще более красивая ночь. А это значит, что  день
прожит не зря и своего вы добились.  А  вот  у  Тельцов  с  сексом  не
заладилось, причем не по вашей вине. Рыбы,  отдайтесь...  -  пауза.  -
А-а! Отдайтесь своим чувствам... Вот что  сказали  звезды...  -  бодро
сказал он под занавес.
   Алла в хорошем настроении радостно потянулась.
   - День какой сегодня будет неплохой.  И  по  гороскопу  все  удачно
складывается.
   - Что уж хорошего, - проговорил Густав. - Доллар скачет и скачет  -
утром одна цифра, а сейчас в обед уже в два раза больше. Так  скоро  и
200 рублей за бакс. Надо бы водку закупить заранее. Масло опять  же  в
три раза подорожало, мясо в 5.  Я  вот  подсчитал  -  зарплаты  хватит
только на квартиру и еду. И то впритык?! И то только сегодня...
   - Все равно, - беспечно ответила  девушка.  -  Хочется  чего-нибудь
этакого... необычного... радостного.. А  деньги  -  это,  в  общем-то,
ваши, мужские проблемы.
   - А давай  я  тебя  поцелую,  -  сказал  рядом  сидящий  Коурис,  с
готовностью встал и направился к Алле.
   Девушка отстранилась.
   - Что ты? Что ты? Начальство,  люди  кругом,  нельзя...  -  И  она,
словно фея, скрылась в аппаратной.

   Щелкнул входной кодовый  замок  и  в  зал  радостно  влетела  Ники.
Наверное,  спускалась  вниз,  к  оперативникам.  Она  легкой  кошачьей
походкой прошлась по рядам, остановившись за спиной Закира, который  в
это время  увлеченно  убирал  блеклый  фон  на  снимке  полуобнаженной
женщины - чтобы потом его (фон) заменить на другой,  посимпатичнее,  и
поставить на свой компьютер на заставку, сменив старую, уже  привычную
и порядком надоевшую.
   - Она что? - наивно спросила Ники. - Была в платье?
   - Конечно, - небрежно  согласился  Закир,  прекрасно  понимая,  что
снять на снимке одежду с женщины невозможно - мало ли там  какое  тело
может оказаться - все  в  веснушках,  дряблое,  или  вообще  исколотое
татуировками.
   - Какими  ты  делами  увлечен  на  работе!  -  протянула   девушка,
оценивающе рассматривая изображение.
   - А хочешь, и тебя так сделаем? - спросил Закир не  оборачиваясь  и
не отвлекаясь от творческого процесса.
   - Лучше ту фотографию, с Нового Года, где мы с  тобой  целуемся  за
столом. И по пояс.
   - И еще что бы ты в легком платьице и у меня на коленках.
   - А это еще зачем? - чуть удивилась Ники.
   - Ну  как  же,  -   почти   возмутился   Закир.   -   Для   большей
привлекательности. Ведь народу будет жутко интересно - что же там  под
платьем происходит на самом деле?
   - Фу ты! - фыркнула девушка, - Только об одном и думаешь.
   - А знаешь, - обернулся Закир с серьезным лицом. - Может я какой-то
неправильный. Но когда я нахожусь рядом с красивой девушкой, и  говорю
с ней только по работе  о  каких-то  дурацких  графиках  и  планах,  я
чувствую себя полным идиотом.
   - Кстати, о женщинах, - заметил Густав. - У Ланы сегодня  последний
день в нашей группе.
   - Да, действительно, - кивнула Ники. - Так грустно  всегда  бывает.
Вот привыкаешь к человеку, и вдруг он уходит. К тому  же  навсегда,  -
добавила она таким тоном, словно вот-вот готова была заплакать.
   - Бывает, конечно, и такое, - согласился Закир и  погладил  девушку
по плечу и тонкой шейке. - Не переживай. В жизни всегда так  -  кто-то
приходит, кто-то уходит... И не хороним же ведь в конце-концов.
   - Надо бы проводы организовать, - сказал  Густав.  -  Скинуться  по
полтиннику.
   - А шеф? - осторожно спросил Закир.
   - А что шеф?  -  переспросил  Густав.  -  Их  отношения  -  это  их
отношения. А проводы устраивает все-таки отдел.
   - Конечно, - вмешалась Ники, слегка дотрагиваясь до уголка  правого
глаза и придерживая другой рукой руку Закира на  своем  плече.  -  Кто
будет собирать?
   - Я думаю, вы с Закиром сходите, купите  все  необходимое,  подарок
там подберете на память...
   - Точно! - вдруг спохватилась Ники. - Чтобы нас не забывала...
   - И обязательно с какой-нибудь дарственной  надписью,  -  продолжил
Густав. - Тескт вы уж сами придумаете, - кивнул он в сторону Закира. -
А потом мы уж пересчитаем, кто сколько должен. Идет?
   - Нормально, - согласился Закир.  -  Я  думаю,  где-нибудь  часа  в
четыре и сходим.

   Сергей, совсем разбитый, устало вышел в зал.
   - Мы стоим этак перед дверью и тупо смотрим  на  нее,  -  продолжал
Закир прерванный рассказ. - И тут он мне говорит так недоуменно -  Это
же не моя дверь!?
   Все дружно засмеялись.
   - Шеф, вы сегодня будете на футболе? - спросил Сергея Закир.  -  Мы
сегодня играем на ящик пива с 4 отделом.
   - Да нет, пока не получается,  -  ответил  Сергей.  -  Что  это?  -
спросил он, прислушиваясь к странному гулу. - Опять у нас  кондиционер
барахлит?
   - Да вот, совсем мужчин не осталось, - ответила Ники.  -  Прокладку
некому сменить.
   Немая пауза. Потом Закир, судорожно зажимая рот, медленно полез под
стол, содрогаясь в диких конвульсиях.
   Наконец и до Ники дошла  вся  двусмысленность  этой  фразы  и  она,
сильно покраснев, пулей вылетела из зала.
   И только Сергей, невесело улыбнувшись, молча ушел к себе.

   От нечего делать  он  запросил  информацию  про  бабок  у  киосков,
почему-то только сейчас подумав - каждые пять минут ей кто-то подает -
это сколько тогда денег получается? Навел справки  -  обычная  картина
криминального мира - группировки, раздел территорий. Они в день платят
за место столько сколько он получал за два дня. Не  все,  конечно,  но
кто их разберет?..

   В кабинет осторожно постучавшись заглянула Алла.
   - Я принесла бумаги на  перевод  Ланы  Ольховской.  Подпишете?  Или
попозже зайти?
   - Да нет, проходи, - сказал он, расчищая стол.
   Взяв в руки бумаги, он некоторое время смотрел на них, на  все  эти
гербовые печати, подписи и  указания,  словно  на  последнюю  надежду,
потом решительно поставил свою подпись.
   - Как у вас прошел вчерашний праздник? - как бы невзначай  спросила
Алла.
   - А как у вас?
   - Мы  немного   посидели   группой,   -   сказала   она,   медленно
приблизившись к Сергею. -  Подарили  имениннице  вазу.  Мужчины  опять
напились и Закир, провожая Коуриса,  отвез  его  совершенно  в  другое
место. А Лана ушла рано - сильно торопилась.
   - Извини, - сказал он вдруг Алле, резко  поднимаясь.  -  Я  к  шефу
заскочу. Дело срочное.

   - А ты действительно хочешь знать правду? - спросил его шеф, опять,
как и в прошлый раз стоя на карнизе. - Подумай. Меньше знаешь,  меньше
в жизни проблем.
   - Да, - подтвердил Сергей. - Ведь это касается и меня.
   - Уж больно ты стал щепетильным  для  своей  профессии.  Это  очень
плохо. Погоришь на мелочи. Свои  мнения  старайся  держать  при  себе,
иначе сам понимаешь... Да и вообще, работники твоего уровня не  задают
таких вопросов. - Они немного помолчали. - С самого начала с тобой  не
все было ясно, чтобы так сразу раскрываться, - продолжил Рейнольдс.  -
Уж много неясного в твоем прошлом. Странная амнезия, твоя карточка,  с
которой идентифицировали твои отпечатки пальцев - по виду ей не  менее
150 лет. То ли с карточкой что-то случилось, то ли еще что...  И  твое
подселение в дом Элоры.. Сразу же попал в поле зрения. Долго проверяли
возможность  твоей  работы  на  кого-то  еще,  -  не  обязательно   на
заграницу.
   - Я просто пришел по  объявлению  о  сдаче  комнаты,  -  проговорил
Сергей устало, снова снегом потирая горячий лоб.
   - Согласись,  такие  совпадения  очень   редки.   За   ее   семьей,
естественно, давно наблюдали. И тебя, конечно, сразу занесли в  черный
список. Так что отсюда и недосказанность на работе.
   - А что же меня не уволили или не перевели куда-нибудь?.
   - Это было бы глупо, - покачал  шеф  головой.  -  Лучше  противника
держать в поле своего зрения и под контролем, чем  быть  в  постоянном
неведении о его действиях.
   - А что же тогда вы мне все это рассказываете?
   Рейнольдс как-то странно посмотрел на Сергея.
   - Просто я сам не верю во все это. Загадок конечно в тебе много, но
ты не шпион, не вражеский агент. Просто жизнь у тебя такая. Ну а своим
сотрудникам я привык доверять. Иначе ничего серьезного на этой  работе
не сделаешь.

   - Тебе  на  самом  деле  поручалось   три   задания   -   основное,
второстепенное и прикрывающее предыдущих два, -  решительно  продолжал
его начальник. -  Основное  задание.  Это,  естественно,  предвыборная
гонка. - Сергей кивнул. -  А  в  борьбе  кандидатов  между  собой  все
средства хороши и, естественно было предположить, что наш президент не
оставит такую мощную силу в  стороне,  как  управление  контрразведки,
хочется нам этого или нет. Тебе все понятно? -  Сергей  снова  кивнул,
отметив про себя, что совсем недавно он точно также,  слово  в  слово,
думал не эту тему. - Замечательно, - невесело сказал Рейнольдс. - Идем
дальше - личный секретарь Цетега, Август Зелински, безмерно  преданный
ему человек,  как  сообщили  в  докладе  наружные  службы  наблюдения,
обратил внимание на студентку факультета журналистики.
   - И в чем это выразилось, - перебил его Сергей.
   - Студентка была неопытна и все делала неуклюже - с такими долго не
церемонятся при большой занятости рабочего времени. А он же уделил  ей
больше всех внимания, кинув несколько необычных для него фраз.
   - И это все?
   Шеф развел руками, - Как видишь.
   - Забавно, - усмехнулся Сергей.
   - Четвертое,  -  продолжил  Рейнольдс.  -   Девушку   перевели   на
ускоренные курсы, а потом и в наш отдел. - Сергей даже  не  вздрогнул,
понимая, что все идет именно к  этому.  -  Пятое,  в  командировке  на
семинаре ты показываешь девушку секретарю и  держишь  ее  в  поле  его
зрения, не проявляя активности - в службе безопасности Цетега тоже  не
дураки сидят. Поэтому, для полной естественности тебя и не поставили в
известность - чтобы все было натурально. Да и Лана - не мисс Сеймур, у
нее не получится по приказанию.
   Сергей снова кивнул, соглашаясь со всем вышеизложенным.
   - В технике ты конечно хорош, да и мозги у  тебя  есть.  Но  вот  в
людях ты плохо разбираешься, - продолжил шеф. - Поэтому  и  просчитать
тебя было легко. И с Ланой, и с Элорой. Хотя мне этого и не хотелось -
все-таки сотрудник моего отдела, и  вести  его  за  ниточки...  Но  уж
больно у тебя было удачное положение. Все замыкалось  на  тебе.  Лучше
кандидатуры и  не  сыскать.  Открываться  тебе  не  стали  -  не  было
уверенности в твоих актерских способностях. Да и переиграть мог. А так
все получилось естественно - не придерешься.
   - То  есть,   я   давал   возможность   секретарю   проявить   себя
самостоятельно? - уточнил Сергей.
   - Да, - кивнул шеф. - Делать  тебе,  сам  понимаешь,  ничего  и  не
пришлось. Главное  -  показать  ее.  А  там  секретарь  сам  уж  пусть
суетится.
   - А если бы она не клюнула на его внимание?
   - Это раньше у народа была какая-то общая цель,  идеалы.  А  сейчас
все разрушили и цель одна - положение и деньги. А у  него  их  больше,
чем у тебя. И ты уж меня извини - вряд ли бы она устояла. Да и слишком
молода, чтобы успеть проникнуться старым воспитанием.
   - А если бы он не клюнул на нее?
   - Значит, не судьба, - пожал плечами Рейнольдс. - Тем лучше было бы
для нас.  В  конце-концов,  наша  основная  задача,  приносить  пользу
отечеству, защищая от внешних врагов, а не копаться  в  грязном  белье
кандидатов.

   - У тебя ко мне все? - спросил начальник.
   - Да, - ответил Сергей, догадываясь что сейчас услышит  еще  что-то
неприятное.
   - Тогда у меня к тебе будет еще небольшое дело.
   - Хорошо, я слушаю.
   - Не замерз?
   - Нет.
   - Замечательно,  -  кивнул  шеф,  прислушиваясь  к  каким-то  своим
внутренним  мыслям.  -  Значит  так  -  операции  по  Цетегу   и   его
приближенным прекращаются, его больше не валим.
   - Что, наверху уже пришли к соглашению?
   - Да, пришли, - сухо кивнул Рейнольдс. - Но есть одно незаконченное
дело. - Шеф немного помолчал. - В общем в рамках этих  договоренностей
необходимо  выдать  Элору  Дебюсси  замуж.   Остановились   на   твоей
кандидатуре.
   - Вот те на! - не удержался Сергей, подумав про себя -  Ну  вот,  и
еще одного врага  я  себе  приобрел.  А  они  заодно  и  сэкономят  на
обещанной кругленькой сумме.
   - Что поделаешь, - недовольно проговорил Рейнольдс. -  Приказ  есть
приказ.
   - Без нашего с ней согласия?
   - О каком согласии ты говоришь? - поморщился шеф. - Это же работа.
   - А как она к этому относится?
   - С ней беседу уже провели. Убедили ее в важности этого шага  -  не
знаю какие аргументы уж приводились. Но - она согласна, подготавливает
родителей, и мало того, сегодня в два часа ваша регистрация.
   - Без официальной помолвки? -  спросил  еще  не  пришедший  в  себя
Сергей.
   - Для ускорения процесса ее совместят.  А  сейчас  съездим  в  одно
место, нас ждут.
   Сергей не пошевелился.
   - Я тебя предупреждал, - недовольно  добавил  шеф,  заметив  взгляд
Сергея. - Не крутись возле любовницы  Цетега.  Засветился,  теперь  уж
расхлебывай.. И еще - от меня лично -  имей  ввиду  -  тобой  могут  и
пожертвовать.
   - С чего вы взяли?
   - Да так, чутье старого разведчика.
   Сергей промолчал, снова потирая лоб быстро таявшим  в  руках  и  на
лице снегом.
   - Любовь,  это  такая  редкость...  -  вдруг  сказал  Рейнольдс  со
странной интонацией, словно хотел  в  чем-то  успокоить  Сергея.  -  В
молодости часто так бывает - вроде бы  влюбился  и  жить  без  нее  не
можешь.  А  на  следующий   день   уже   полное   равнодушие.   И   не
расстраиваешься - жизнь вся впереди -  встреч  будет  еще  много...  И
только в зрелом возрасте, когда количество контактов с противоположным
полом резко сокращается - понимаешь одну простую истину - вот и  жизнь
фактически прошла, а вспомнить почему-то некого... Все на одно лицо.
   Сергей опять промолчал, не перебивая словоизлияния шефа.
   - Так что все, собирайся, поехали, - вдруг  закончил  Рейнольдс.  -
Нас уже ждут.

   ----------------------------------------------


                              Глава 18.


   Их уже ждали Август Зелински и мрачная Элора, причем  лицо  девушки
при виде Сергея исказила сильная гримаса неприязни. - Все кто  угодно,
но только не вы, - проговорила она сквозь зубы.
   - Ну что ж, - удовлетворенно начал секретарь после приветствия,  не
услышав фразы Элоры. - Все  в  сборе.  Костюмы  вам  уже  приготовили.
Начнем, пожалуй..
   - Мое присутствие обязательно? - недовольно спросил Рейнольдс.
   Август Зелински подумал немного, решая что-то в уме.
   - Пожалуй, вам все-таки лучше остаться. Мало ли  что...  -  добавил
он, покосившись на Сергея.
   Рейнольдс подчеркнуто недовольно присел в тени, стараясь никому  не
мешать.
   - Для того, чтобы ваше  поведение  на  людях  выглядело  как  можно
естественнее, вы должны будете сейчас  отрепетировать  свои  публичные
отношения - улыбки друг другу, выражения счастья, совместные  поцелуи,
небольшой рассказ о себе, чтобы ваш партнер случайно не попал  впросак
в обществе ваших друзей - ведь вы все время  будете  на  людях.  После
свадьбы - недельный  круиз.  А  через  месяц-полтора  можете  спокойно
разводиться.
   - Целоваться я не буду, -  вдруг  категорически  произнесла  Элора,
глядя в пол немигающим взглядом.
   - Почему? - несказанно удивился секретарь.  -  Ведь  ваше  согласие
было уже получено..
   - Не хочу, - произнесла девушка потупившись. - Мне это неприятно. А
на свадьбе я уж изображу это как полагается.
   - Нет, у нас должны быть гарантии, - отрицательно  покачал  головой
секретарь.
   - Не буду и все, - с детской упрямостью произнесла девушка. -  А  у
вас совесть есть? - вдруг  обратилась  она  к  Сергею.  -  Вы  то  что
молчите? Вам не стыдно участвовать во всем этом спектакле?
   - Не смотрите на все  это  так  серьезно,  -  постарался  вмешаться
Сергей, перебивая секретаря, стараясь как можно беззаботнее  улыбаться
и понимая, что в случае провала  этой  затеи,  она  из  этого  здания,
скорее всего уже и не выйдет. - Представьте, что это игра, дурачество,
школьный розыгрыш.
   - Буквально то же самое я и говорил мисс  Дебюсси  несколько  минут
назад, - добавил зачем-то секретарь.
   Девушка с минуту внимательно смотрела  на  Сергея,  потом  перевела
свой взгляд на Августа Зелински.
   - А-а, - устало протянула она, откидываясь  в  кресле  и  закидывая
ногу на ногу. - Как вы все мне надоели.. Делайте, что хотите.
   - Вот  и  хорошо,  -  проговорил,  улыбаясь  секретарь,  а   Сергей
облегченно вздохнул про себя.
   А в дальнем углу чуть скрипнул деревянным креслом Клиф Рейнольдс.

   - Садитесь напротив друг друга и начинайте, - потребовал  секретарь
голосом театрального режиссера.
   - Я родилась двадцатого сентября, - вяло начала Элора. - Сейчас мне
девятнадцать лет. Мама - Адалия Дебюсси - домработница, папа  -  Ведий
Дебюсси -  пенсионер,  а  до  этого  -  доцент  института  космических
исследований.
   - Улыбочка, улыбочка..
   Девушка натянуто улыбнулась.
   - Ну что  это  такое,  -  шутливо  возмутился  секретарь.  -  Ворон
пугаете?
   Она улыбнулась поприветливее и у Сергея вдруг екнуло сердце.
   - Серж, - дал новую команду секретарь.
   - Когда я родился не помню,  -  бодро  начал  Сергей.  -  Провал  в
памяти. (Улыбочка, улыбочка, сколько раз говорить...) Не знаю по какой
причине. Пришел в себя на нижних уровнях  в  компании  бомжей.  Жил  с
ними, питаясь на свалках... - Элора удивленно посмотрела на Сергея.
   - Элора...
   - В школу поступила рано -  в  5  лет,  -  продолжила  она,  губами
улыбаясь еще приветливее и  холодно  сверля  глазами  своего  будущего
мужа. - После  окончания  8173  средней  школы  поступила  в  институт
космических исследований на кафедру внеземных поселений.  В  настоящее
время учусь на 3 курсе.
   - Серж...
   - Мне  наверное  около  26  лет,  работаю...  -  он   вопросительно
посмотрел на секретаря. Тот утвердительно кивнул. -  В  16  управлении
контрразведки в 3 отделе, под прикрытием социологического института. И
там и там у меня должность - инспектор. Возглавляю группу...
   - Так, хорошо... - перебил Август Зелински. - А  теперь  чувства...
Начинает девушка.
   Элора замялась, перестав улыбаться.
   - Не затягивай, - поторопил секретарь.
   - Я люблю тебя, - еле слышно произнесла она.
   - Плохо, - заметил секретарь. - В глаза, в глаза смотреть..
   - Я люблю тебя, - произнесла она снова,  подняв  глаза  и  прожигая
Сергея насквозь своими большими черными зрачками.
   - Теперь обними мужа.
   Элора, вздрогнув от этого слова, жестко обвила шею Сергея руками. И
у него сразу же вспотели виски, словно это  был  не  спектакль,  а  на
самом деле.
   - Серж, я люблю тебя, - произнесла девушка и ее губы соблазнительно
раскрылись в опасной близости от его лица.
   - Поцелуй... - со странной  интонацией  (сладострастной?)  произнес
секретарь.
   Сергей вздрогнул и удивленно  посмотрел  на  шефа.  Клиф  Рейнольдс
только пожал плечами.
   Элора в очередной раз  перестала  улыбаться.  Помедлила.  А  потом,
закрыв глаза, стала медленно приближать к нему свои сухие  напряженные
губы, прошептав чуть слышно - я вас ненавижу...

   Они целовались еще несколько  раз  (без  всякого  удовольствия),  в
промежутках рассказывая о своих привычках, увлечениях  и  недостатках.
Попеременно - то она была активно,  то  он..  Поцелуи  были  сухими  и
короткими и каждый раз она  вытирала  губы  платком,  а  он,  отпуская
девушку, пытался в который раз убедить себя что это все неправда,  что
нельзя  так  расслабляться  и  давать  волю  эмоциям   и   корабельным
воспоминаниям. Все что там было - уже в прошлом, и возврата к нему нет
- это надо понять и осознать и больше не делать  ошибок.  Это  говорил
его разум, а  чувства  были  против.  Они  восставали  против  разума,
радуясь и втайне надеясь на затягивание этого эксперимента  -  ведь  в
совместной жизни вряд  ли  она  разрешит  дотронуться  до  себя,  даже
случайно.

   Во дворце бракосочетания было непривычно пусто.
   Они поднялись по широкой лестнице, в конце  которой  их  уже  ждали
двое в одинаковых костюмах и парочка журналистов. Сергей и  Элора  шли
под ручку и вяло улыбались по сторонам.
   - А  где  у  нас  свидетельница?  -  спросил  секретарь  одного  из
обладателей костюма.
   - Сейчас будет, - ответил тот. - Приводит себя в порядок.
   - Добрый день, - раздалось от дверей.
   Сергей быстро обернулся на такой знакомый голос.
   Легкой свободной походкой к  ним  приближалась  Лана  в  достаточно
дорогом и нарядном платье, похожим на тот, в  котором  была  Элора  на
каком-то приеме. Мгновенье они не мигая смотрели друг другу  в  глаза,
потом девушка подошла к Элоре.
   - Поздравляю, - чуть слышно деревянным голосом сказала она.
   - Не за что, - тоже тихо ответила грустная невеста.

   - Молодые, прошу вас,  -  хорошо  поставленным  голосом  произнесла
немолодая женщина в нарядном платье  и  они  торжественно  ступили  на
длинную ковровую дорожку.
   Журналисты сделали по паре ленивых снимков.
   - Я вам еще устрою сладкую жизнь, - еле слышно  проговорила  Элора,
не разжимая губ и продолжая улыбаться гостям и  плавно  идти  к  столу
регистрации. -  Вы  еще  пожалеете  об  этих  деньгах  и  о  том,  что
согласились на все это.
   - Да, - кивнул он, тоже как дурак улыбаясь направо и  налево.  -  Я
тоже неподарок.
   Наконец их длинный путь закончился...

   - Ну вот и все, -  удовлетворенно  произнес  секретарь,  когда  они
вышли на улицу. - Торжественная часть, с гостями  и  застольем,  будет
сегодня вечером. Вы уж не подведите. - С этими словами, любезно кивнув
девушке,  Август  Зелински  подошел  к  автоматически   распахнувшимся
дверцам шикарного супердлинного элекара, подав руку, помог сесть  Лане
Ольховской, и не оборачиваясь, скрылся в просторном салоне.
   Они на лестнице остались вдвоем - шеф  уехал  самым  первым,  да  и
журналисты разбежались.
   - Да, интересно жизнь поворачивает,  -  наконец  проговорил  Сергей
чувствуя себя скованно.
   - Что уж тут хорошего, - вдруг согласилась Элора, напряженно  держа
руки в карманах шубы.
   - Что будем делать дальше? - спросил Сергей.
   - Вы - не знаю, - сухо отрезала  девушка.  -  Лично  я  еду  домой.
Постараюсь отвлечься и забыть весь этот кошмар.
   - Не расстраивайтесь, это ненадолго, -  решил  вдруг  успокоить  ее
Сергей.
   - Надеюсь, - усмехнулась Элора, спускаясь по широким ступенькам.  -
Я думаю, у вас хватит такта и  совести  не  приставать  ко  мне  и  не
злоупотреблять своей ролью на людях?
   - Постараюсь держать себя в рамках, если только вы сами  не  будете
меня провоцировать, - парировал он.
   - Вот еще! - возмущенно фыркнула  она,  неожиданно  вспыхнув.  -  И
все..  И  хватит..  Больше  не  идите  за  мной!  Оставьте   меня,   в
конце-концов, в покое!
   Сергей грустно проводил ее взглядом до самых  лифтовых  кабинок.  А
потом  ее  одинокую  подавленную   фигурку   поглотил   хлынувший   из
многочисленных дверей народ, поднявшийся с нижних уровней,  и  Сергей,
подняв широкий воротник и  закрываясь  от  ветра  пошел  к  ближайшему
станционному переходу.

   Как все стремительно изменяется, грустно и устало думал он, сидя на
непривычном для себя месте - в середине салона - его  место  было  уже
занято. Какая неделя выдалась тяжелая.
   Сзади кто-то грузно опустился в кресло.
   И я сам  подвис  основательно,  хожу  по  самому  лезвию,  надо  бы
повнимательнее. Мысли его переключились на предстоящую свадьбу. Лучше,
конечно, уехать куданибудь сразу же после этого мероприятия, что бы ее
не видеть и лишний раз не расстраивать себя. Но ведь  не  дадут.  Надо
будет с недельку потолкаться вдвоем на людях.
   Он встал, готовясь выходить на своей остановке,  и  тут  ему  стало
плохо.

   Сознание медленно  возвращалось  к  нему  под  мерное  постукивание
чего-то стеклянного. Не открывая глаз Сергей попытался определиться  -
где он и что с ним. Явно не в салоне вагона. Руки и ноги  затекли,  не
шевелятся. Сергей пошевелил пальцами. Все ясно - он связан, и довольно
крепко.
   - Ну как? - услышал он приветливый голос Давора. - Выспались?
   Сергей открыл глаза.
   Он сидел посередине такой знакомой ему комнаты, где они  еще  утром
находились  с  Элорой,  пристегнутый  к  железному  креслу.  Рядом  на
походный столик Давор аккуратно выкладывал  из  саквояжа  всевозможные
ампулы, бутылечки и никелированные инструменты.
   - Удивлены? - спросил он с любопытством посмотрев на Сергея.
   Сергей промолчал.
   - Признаться, я сам удивлен не меньше вашего, - сознался  Давор.  -
Нет. То что шантажист и спаситель девушки - это одно  и  тоже  лицо  -
было ясно и младенцу. Но кто?
   Он выдержал паузу, любовно разложив ровными рядами  инструменты  на
белой скатерти.
   - Ответ дал  наш  компьютер,  проанализировав  записи  в  ванной  -
некоторые вещи вдруг словно  по  волшебству  сменили  свои  места  без
всякого постороннего вмешательства. Стало ясно - нам подсунули  старую
запись, а в это время в ванной что-то происходило. - Давор достал  еще
пару  стеклянных  ампул  и  бережно  положил  рядом  с  автоматическим
шприцом. - Конечно, можно  было  предположить,  что  спаситель  явился
через вентиляционную шахту. Но, почему бы не пойти по  самому  легкому
пути - начать проверку с  постояльца.  Одна  загвоздка  -  эти  данные
пришли к нам слишком поздно. Девушка была уже дома и мирно  беседовала
со своей матерью, ни словом, кстати, ни разу и не обмолвившись,  каким
образом она  получила  предупреждение  и  инструкции.  -  Давор  ловко
наполнил шприц. - Пришлось поднять  архивы,  выяснить  места  обитания
Сержа Харви до его появления в отделе. Потом прочесать  эти  районы  и
вот она - удача - еще теплая квартира со следами недавнего  пребывания
двух человек.
   - А вы не думаете, что здесь могут быть досадные совпадения?
   - Могут конечно, -  сказал  Давор  с  ласковой  улыбкой  подходя  к
Сергею. - Это мы сейчас и узнаем.
   Давор щелкнул кнопкой и белая жидкость стремительно растеклась  под
кожей у Сергея.
   - Хорошая вещь - химия. Разрушение костей и мышц человека  изнутри.
Не пройдет и десяти минут, как я буду  знать  имя  человека,  имеющего
глупость взять от вас на хранение эти досадные материалы.
   Значит Давор действует на свой страх и риск, не поставив  никого  в
известность,  подумал  Сергей,  прислушиваясь   к   своим   внутренним
ощущениям, и в этом есть конечно свои плюсы - он уже никому ничего  не
расскажет. И  можно  будет  спокойно  продолжать  работать  по  своему
направлению и есть шанс довести дело до конца. Сергей  усмехнулся  про
себя. А плохо то, что, скорее  всего,  этой  возможности  мне  уже  не
предоставиться - живым он не выпустит.
   Давор посмотрел на часы.
   - У нас с вами еще две минуты. - Он с интересом посмотрел на Сергея
с видом врача над любопытным случаем. -  Может,  у  вас  есть  ко  мне
вопросы?
   - Знаете, есть, - сказал Сергей. - Все  это  время  мне  совершенно
непонятно было - с чего это вдруг такая возня вокруг простой девушки?
   - А я думал, вы в курсе, раз так ее опекали, - развел руками Давор.
- Выходит, ошибался.
   - Выходит, - согласился Сергей. - Ну так как?
   - О! История эта очень занимательна, - поудобнее расположившись  на
походном стульчике начал Давор. - Мои люди вдруг случайно  столкнулись
с Элорой Дебюсси, твердо зная, что  сейчас  эта  девушка  находится  в
командировке в 15 округе. Впрочем, вместе с вами, -  поклонился  он  в
сторону   Сергея.   -   Двойником   мы,    естественно,    сразу    же
заинтересовались, аккуратно изьяли из толпы и доставили в  управление.
Провели предварительную беседу - Да,  мол,  утверждает  она,  я  Элора
Дебюсси, позвоните премьер-министру, и это  недоразумение  разрешится.
Позвонили по своим  каналам.  Как  он  засуетился,  вы  бы  видели,  -
улыбнулся Давор. - И его тоже можно понять - репутация  все-таки.  Это
считай даже не пол-, это вся жизнь! - Он снова посмотрел на часы  и  в
досаде поморщился, не зная, что Сергей, обученный в школе космонавтики
лучшим для своего времени методам аутотренинга,  оключил  все  нервные
окончания в большей части своего тела, и теперь не чувствовал ни боли,
ни самого тела. - Дальше беседуем.  Жена,  говорит,  одного  из  ваших
сотрудников.  -  Давор  снова  недовольно  посмотрел  на  часы,  потом
перечитал надпись на ампуле. - Кого?, спрашиваем. Инспектора  Харви  -
отвечает. А тут подоспели и анализы. Кровь,  радужная  оболочка  глаз,
отпечатки пальцев, биополе - все совпадало.  Тут  наше  руководство  и
заволновалось - кому это потребовалось  создать  такую  точную  копию,
каким образом и с какой целью?  Ведь  получается,  что  можно  заслать
двойника и министра иностранных дел, да и самого президента.  И  этому
делу дали основной приоритет. - Давор потрогал пульс Сергея,  заглянул
ему в глаза, рассмотрев зрачки. - Брак что ли подсунули? -  недовольно
проговорил он, подготавливая второй шприц.
   - Обычная история, - заметил Сергей, чувствуя, что боль подбирается
и к голове.
   - Да, - согласился Давор. - Вы правы. - Он сделал повторный укол. -
На чем я остановился? Да, двойник... Жалко, что она быстро умерла - не
рассчитали  первоначальную  дозу...  Тогда  и  взяли  настоящую  Элору
Дебюсси под контроль, силясь понять, почему именно она?  А  тут  и  вы
влезли со своими глупостями... Я сразу понял, что наши  каналы  кто-то
прослушивает. Но в этом деле мне контора была и не  нужна.  Дал  заказ
двоим спецам преступного мира  -  специалистам  по  похищениям  людей.
Согласитесь, операция прошла как по маслу.
   Но Сергей согласиться  уже  не  мог,  потихоньку  отключая  нервные
центры слой за слоем  и  уже  ничего  не  слыша.  Не  выдержав,  Давор
потянулся за инструментом и тут вдруг до боли знакомая  тошнота  разом
навалилась на Сергея. Опять!? - подумал  он.  Неужели  перенос?  Куда?
Снова на корабль? И я увижу Женьку и командира?
   Черная пелена вместе с прорвавшейся  болью  придавила  его  мозг  и
глаза, заставив организм снять блокировку, и последнее что он все-таки
услышал, прежде чем его накрыл огненный вал страшной боли,  это  слова
Давора, сказанные им с искренним возмущением.
   - Какого черта? - воскликнул он тоном  обманутого  ребенка.  -  Что
здесь происходит?
   Внутренности Сергея скрутило  тугой  спиралью,  от  боли  в  глазах
потемнело и тело зависло где-то в  воздухе,  потеряв  всякую  связь  с
землей.

   ----------------------------------------------


                             19. Эпилог.


   Веста удобно откинулась на тут же возникшем из ниоткуда диванчике.
   - Ну, спрашивайте, - сказала она, чему-то смеясь.
   - И что,  этот  ваш  супермозг  действительно  раскинулся  по  всей
галактике?
   - Ну, во-первых, не в одной галактике, а уже в нескольких. Так что,
точнее будет сказать, он везде, где есть разумная жизнь. А  во-вторых,
он представляет собой не один гигантский  мозг  с  датчиками  во  всем
мире, в вашем понимании, а большое множество условно соединенных между
собой  частичек-клеточек,  раскиданных   по   всей   освоенной   части
вселенной. Спросите его о чем-нибудь, - предложила, улыбаясь, девушка.
   "Малыш,  привет",  -  мысленно  обратился  Сергей  к   неизвестному
собеседнику.
   "Привет", - раздался в ответ приятный юношеский голос.
   Сергей вздрогнул. "И что? - спросил он. - Ты  действительно  можешь
перенести меня в любую часть вселенной?"
   "Да".
   "А если там нет атмосферы?"
   "Тогда  вы  появитесь  там  в  специальном  костюме  или   защитной
оболочке".
   "Ну, наговорились? - раздался у него в голове  голос  Весты,  в  то
время,  как  сама  девушка  только  улыбалась.  -   Давайте-ка   лучше
перенесемся куда-нибудь. Я буду вашим экскурсоводом. Не возражаете?"
   - Пожалуйста, - пожал он плечами.
   И  они  тут  же  очутились  в  довольно  странном,  но   интересном
помещении.
   - Нравится? - спросила Веста.
   - Да ничего, - ответил Сергей, оглядываясь. - А что это такое?
   - Это ваш дом, - прозвучал неожиданный ответ.
   - Откуда он взялся? - спросил Сергей удивленно.
   - Налево выход на  край  гигантского  каньона  планеты  Харибда,  -
говорила как ни в чем не бывало девушка. - А направо -  песчаный  пляж
планеты Нимф. Впрочем, там кто-то есть. Пойдемте, посмотрим. -  И  она
потянула Сергея в том направлении.
   На неестественно желтом песке у  кромки  абсолютно  голубого  моря,
распустив длинные волосы, лежала обнаженная  девушка,  подставив  свое
невероятно прекрасное тело солнечным лучам.
   - А вот и ваша жена, - тихо произнесла Веста за его спиной. - Ну, я
вас покидаю. Разбирайтесь теперь сами, тем более что теперь есть  кому
вами заняться.
   Сергей сдавленно кашлянул и  незнакомка  медленно  приподнялась  на
локтях, приоткрыв из под руки тугую грудь и повернув  на  шум  лицо  с
полузакрытыми от неги глазами, небрежным движением  откинув  при  этом
волосы.
   "Элора!!!" - выдохнул он про себя.
   Девушка стремительно поднялась.
   - Сережа, милый, - мягко и нежно произнесла она с радостной улыбкой
грациозно подбегая к нему. - Как я по тебе соскучилась, ты  бы  только
знал...
   И она, ласково обняв его за шею,  плотно  прижалась  к  нему  своим
обнаженным теплым телом.


   (Конец второй части. Продолжение следует)

   (8 февраля 1998 - 14 июня 1999)

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.