Вячеслав РЫБАКОВ

                             ТРУДНО СТАТЬ БОГОМ

                     (Рукопись, не найденная до сих пор)




                            ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

     К добру ли, к худу -  диалектически  мысля,  надлежало  бы,  конечно,
сказать: и к добру, и к худу, а к чему в большей степени, мне не узнать до
Страшного Суда, - но прочитанные в раннем детстве книги ранних  Стругацких
воочию показали мне мир, в котором, по-моему, только  и  может  полноценно
жить   человек.   Вероятно,   некая   неосознаваемая   предрасположенность
существовала и прежде, но именно с того рокового момента реальный мир стал
мне чужбиной. Подозреваю, что и сами Стругацкие в молодости  тоже  ощущали
нечто  подобное;  в  предисловии   ко   второму   изданию   "Полдня"   они
проговорились об этом практически впрямую.
     Да вот беда-то: испокон веку для российских  прозревателей  грядущего
мир  желаемый,  вожделенный,   должный   отличался   от   мира   реального
принципиально. В  каких-нибудь  заштатных  Североамериканских  Штатах  все
просто:  банкоматов  побольше,  автомобилей  поэкономичнее,   преступников
поменьше - и готово светлое будущее. Желательные трансформации носят, лишь
количественный характер. Не то у нас. Если описываемый мир  не  отличается
от реального качественно - это и не будущее вовсе, а паршивая какая-нибудь
фантастика  ближнего  прицела.  Вот  когда  социальная  организация  -  по
возможности, в мировом масштабе - совершенно иная,  идеальная,  вот  когда
человек мановением невесть чего полностью лишен комплексов, агрессивности,
лености, равнодушия... вот тогда, пожалуй, это - мир грядый.
     Но тот, кто способен хоть  сколько-нибудь  честно  и  последовательно
мыслить, раньше или позже обязательно упрется в вопрос: а что  же  это  за
барьер такой лежит между настоящим и будущим? Между миром реальным и миром
желанным?
     Ссылки на общественный строй очень быстро стали не более чем мертвыми
звуками  ритуального  колокола  или  гонга,  которые  во   всех   религиях
сопровождают любую молитву. Действительно, строй давно уж  был  сменен  на
более прогрессивный, но в  60-х  и,  тем  более,  в  70-х,  вопреки  этому
очевидному факту, светлое будущее с каждым прошедшим годом  явно  делалось
не ближе, а дальше; реальный мир полз к XXI  веку,  а  ситуация  в  стране
сползала куда-то в XIX... и теперь, к слову  сказать,  когда  строй  снова
сменился на снова более прогрессивный,  уже  совсем  на  пороге  XXI  века
страна ухнула - вместо торжества гуманизма и полетов к  звездам  -  вообще
куда-то век в XIV, к  феодальной  раздробленности,  бесконечным  усобицам,
бесправию и беззащитности смердов, выклянчиванию ярлыков на княжение у той
или иной орды...
     Проблема барьера между реальным и  желаемым  мирами  стала  одной  из
основных тем в творчестве Стругацких. Очень быстро они  переместили  фокус
рассмотрения с взаимодействия хорошего от природы человека  с  хорошим  по
устройству обществом на взаимодействие нехорошего от  природы  человека  с
обществом, которое из-за таких вот нехороших людей не  в  состоянии  стать
хорошим. Всей мощью своего таланта Стругацкие обрушились на мещанина.
     А мещанин не поддался.
     Поэтому  фокус  вновь  постепенно  стал  смещаться  -  на   нехорошее
общество, которое культивирует нехороших людей,  ибо  только  опираясь  на
них, оно  способно  существовать.  Тоталитарная  система  паразитирует  на
мещанине, поэтому  она  воспроизводит  мещанина.  И  тогда  Майя  Тойвовна
закричала: "Долой тоталитарную систему! Даешь свободу личности!"
     К сожалению, это была  лишь  очередная  мечта  о  качественной  смене
общественного строя, не более продуктивная, чем увядшая десяток лет  назад
мечта "даешь коммунизм".
     Но в лучших из вещей, посвященных порокам  не  социума,  а  человека,
Стругацкие  блестяще  показали,  почему  так  называемый   мещанин   столь
непробиваем.  Почему  не   соблазнить   его   ни   светлым   будущим,   ни
благодарностью    человечества,    ни     радостями     творчества,     ни
головокружительными тайнами Вселенной...
     Инстинкт самосохранения сильнее  всех  этих  соблазнов.  Больше,  чем
творить, больше, чем открывать и разгадывать, больше, чем  осчастливливать
внуков, любой нормальный человек хочет просто продолжать жить,  и  с  этим
поделать ничего нельзя. А вековой опыт неопровержимо доказывает,  что  все
перечисленные соблазны неизбежно  чреваты  тем,  что  любой  судмедэксперт
назвал бы травмами, несовместимыми с жизнью.
     И вот тут уж только один шаг остается до рокового вопроса, со  времен
Иова не дающего покоя всякому мало-мальски  порядочному  человеку:  почему
праведный несчастен, а  неправедный  счастлив?  В  чем  изначальный  вывих
нашего мира? С какой стати подонки сплошь и рядом живут себе припеваючи, а
на честных, добрых, благородных, ранимых обрушиваются все  кары  земные  и
небесные?
     Для безоговорочно верующего человека тут нет противоречия; за  тысячи
лет гениальные богословы  сумели  виртуозно  отынтерпретировать  все,  что
нехристям  кажется  несообразностями.  Возлюбленных  чад   своих   Господь
испытывает всю  жизнь  в  хвост  и  в  гриву,  чтобы  с  полной  гарантией
забронировать для них номера люкс в раю, - а  прочим  гадам  предоставляет
полную свободу грешить, разрушать, мучить праведников, чтобы впоследствии,
ежели гады так и не раскаются, безоговорочно низвергнуть их в геенну.  Но,
ей-богу, даже при столь железобетонной умственной подпорке все  ж  таки  и
сердце лучше иметь каменное, а то, неровен час, хоть изредка, а возропщешь
на заоблачного садюгу...
     Можно,  если  религия  не  греет,  давать  научные,   социологические
объяснения; я  и  сам  таковые  давал.  Например:  человечеству  необходим
определенный процент этически ориентированных индивидуумов,  и  совокупная
генетическая программа вида предусматривает обязательное  их  появление  в
каждом   поколении,   ибо   они   являются    единственным    естественным
амортизатором,  при  встрясках  предохраняющим  общество  от   поголовного
взаимоистребления; но сами эти индивидуумы, как и  надлежит  амортизатору,
всегда, всегда находятся между молотом и наковальней, и никуда им от этого
не деться, такова их биологическая функция.
     Однако  весь  спектр  подобных  объяснений  лежит  либо   в   области
потусторонней, неприемлемой для  атеистов,  и  в  частности  для  атеистов
Стругацких,  либо  внутри  мира  людского,  что  для  атеистов,   конечно,
приемлемо, но для фантастов тесновато. Да к тому же, если принять что-либо
похожее на второй вариант ответа, остается совершенно  непонятным,  почему
эти самые честные-добрые-благородные-ранимые, повстречавшись, безо всякого
понуждения со стороны то и дело устраивают друг другу такую соковыжималку,
какую  ни  один  сталин-гитлер  не  сумел  бы.  При  чем  тут   социальная
амортизация?
     А не наблюдаем ли  мы  здесь  проявления  некоей  куда  более  общей,
космической,  космогонической  закономерности?  Какого-то  всеобъемлющего,
извечного закона природы?
     Ведь в последние десятилетия мы все больше убеждаемся, что  вид  Хомо
живет не сам  по  себе,  не  изолированно  от  солнечных  бурь  и  дыхания
Вселенной. Взаимодействие оказывается куда более тесным,  многоплановым  и
непрерывным, нежели вульгарные  спорадические  столкновения  типа  "идущий
человек раздавил муравья", "упавшая скала раздавила человека". Может быть,
и социальные закономерности суть лишь локальные  преломления  интегральных
законов мироздания?
     Великолепная повесть Стругацких "За  миллиард  лет  до  конца  света"
есть, насколько мне известно, единственная в современной нашей  литературе
попытка на  интеллектуальном  уровне  XX  века  поставить  этот  вопрос  и
ответить  на  него...  Отвратительно  звучит,  как  в  школьном   учебнике
литературы. Скажем так: почувствовать его и почувствовать ответ на него.
     Но как же скучно живому человеку,  иметь  в  качестве  неизбывного  и
единственного контрагента мертвое мироздание, пусть даже Гомеостатическое!
     Совершенно справедливо и, честное слово, очень по-человечески заметил
нобелевский лауреат Стивен Вайнберг: "Чем более постижимой  представляется
Вселенная, тем более она кажется бессмысленной".
     Правда, он тут же оговорил: "Но... попытка понять Вселенную - одна из
очень немногих вещей, которые чуть  приподнимают  человеческую  жизнь  над
уровнем фарса и придают ей черты высокой  трагедии".  Однако,  боюсь,  это
тоже своего рода фарс: снисходительно поглядывать на тех, кто не поднимает
глаз к беспощадному  небу,  и  гордиться  своим  спокойным  мужеством  под
падающей вниз скалой, смеяться, думать, рожать и нянчить детей под нею, со
свистом летящей, - будучи уверенным, что лететь ей  по  крайней  мере  еще
пятьдесят миллиардов лет!
     Неровен час,  высокая  трагедия  поединка  со  Вселенной  -  поединка
невольного, нежеланного, но неизбежного и, конечно, без малейшего шанса на
то, что в животном мире считается победой, - гораздо ближе...
     Попробуем сделать еще шаг.
     Я учился на пятом курсе, когда в руки мне  попал  машинописный  текст
тогда еще не опубликованного "Миллиарда". Поскольку никто не брал  с  меня
слова никому его не показывать, я, естественно, не смог утерпеть -  и  три
человека с нашего курса, которые, как я знал, любили фантастику не  меньше
меня, смогли его прочесть. Помню, Коля Анисимцев - кстати, японист, как  и
Владлен Глухов, только  на  полвека  более  юный,  -  возвращая  рукопись,
недоверчиво спросил: "Слушай, а это не ты сам написал?" Я только  смущенно
замахал руками - а то был голос судьбы.
     Желание есть, бумага есть; есть жестокий  опыт  лет,  с  неотвратимой
стремительностью танкового клина прогрохотавших по нам после опубликования
"Миллиарда". Талант, увы, пожиже, чем у Стругацких, - но тут уж ничего  не
поделаешь, остается разве лишь восклицать вслед за Новом:
     "На что дан свет человеку, которого путь закрыт? Дни мои бегут скорее
челнока и кончаются без надежды. Не  буду  я  удерживать  уст  моих;  буду
говорить в стеснении духа моего, буду  жаловаться  в  горести  души  моей.
Зачем Ты поставил меня противником Себе, так что  я  стал  самому  себе  в
тягость? Что Ты ищешь порока во мне и допытываешься  греха  во  мне,  хотя
знаешь, что я не беззаконник и что некому избавить  меня  от  руки  Твоей?
Если я виновен, горе мне! Если и прав, то не осмелюсь поднять головы моей.
Я пресыщен унижением; взгляни на бедствие мое!"
     И пришли к Иову, сидящему на пепле его, три владетельных  друга  его:
Елифаз Феманитянин, Вилдад Савхеянин и Софар Наамитянин, и были с  ним.  В
великой скорби молчали они семь дней и семь ночей, а потом каждый  в  меру
собственного разумения вразумлял его...



                                     3:23. На что дан свет человеку,
                                     которого путь закрыт?
                                     7:6. Дни мои бегут скорее челнока и
                                     кончаются без надежды...
                                     7:20. Зачем Ты поставил меня
                                     противником Себе, так что я стал
                                     самому себе в тягость?
                                     17:6. ...Поставил меня посмешищем
                                     для народа и притчею для него?
                                     19:7. Вот, я кричу: "обида!", и никто
                                     не слушает; вопию, и нет суда.
                                     21:7. Почему беззаконные живут,
                                     достигают старости, да и силами
                                     крепки?
                                     16:21. О, если бы человек мог иметь
                                     состязание с Богом!
                                     9:19. Если действовать силою, то Он
                                     могуществен; если судом, то кто
                                     сведет меня с Ним?
                                     10:2. ...Не обвиняй меня; объяви мне,
                                     за что Ты со мною борешься?
                                     10:3. Хорошо ли для Тебя, что Ты
                                     угнетаешь, что презираешь дело рук
                                     Твоих, а на совет нечестивых
                                     посылаешь свет?
                                     10:15. Если я виновен, горе мне! Если
                                     и прав, то не осмелюсь поднять
                                     головы моей. Я пресыщен унижением;
                                     взгляни на бедствие мое.
                                     13:22. Тогда зови, и я буду отвечать,
                                     или буду говорить я, а Ты отвечай
                                     мне.
                                     10:21. ...Прежде нежели отойду - и
                                     уже не возвращусь...
                                                                Книга Иова

                                     10:24. ...Долго ли Тебе держать нас
                                     в неведении? Если Ты Христос, скажи
                                     нам прямо.
                                                       Евангелие от Иоанна

                                     Кто же обогатился... вселением в него
                                     Христа... тот по опыту знает, какую
                                     получил радость, какое сокровище
                                     имеет в сердце своем, беседуя с
                                     Богом, как друг с другом.
                                              Святой Симеон Новый Богослов


                                    1

     "...только посплетничать. Без  печальной  ностальгической  усмешки  и
вспомнить нельзя было,  как  лет  десять-пятнадцать  назад  в  пароксизмах
вечного  интеллигентского  мазохизма  пересказывали  друг   другу   выпады
юмористов: дескать, советские ученые на работу ходят только чай пить  и  в
курилках болтать. Действительно, над кем было в  ту  пору  еще  издеваться
юмористам:  над  нижним  звеном  торговых  работников  да   над   научными
сотрудниками. Уж эти-то сдачи не дадут.
     Да  какая  там  сдача!  Сами  же  чувствовали,   что   продуктивность
низковата, надо бы работать побольше, но только вот система душит.  Смешно
сказать:  совесть  мучила!  Ах,  сколько   времени   уходит   на   писание
соцобязательств! Ах, каждый винтик, каждую призмочку-клизмочку  просто  на
коленях вымаливать приходится! Ах, с этим не откровенничай; определенно я,
конечно, ничего не знаю, но поговаривают,  он  постукивает.  Ах,  бездарно
день прошел, треп да треп; ну, ничего, завтра наверстаю... Теперь  совесть
мучить перестала. Недели вываливались, месяцы вываливались, как медяки  из
прохудившегося кармана.  Два  часа  до  работы  в  переполненном,  изредка
ходящем, да два часа с работы, поэтому на работе - никак  не  больше  пары
часов, а то домой приедешь уже на ночь глядя. Покурили,  чайку  схлебнули,
развеяли грусть-тоску, вот и день прошел.
     Темы, в общем-то, не очень изменились; политика - обязательно ("Ты за
кого голосовал? Ты что, с ума сошел?!"); отвратительные перспективы  жизни
и работы -  непременно,  всегда  с  прихохатыванием,  как  и  в  застойные
времена; глупость дирекции и ее неспособность  справиться  с  ситуацией  -
разумеется, как обычно. Когда дадут денег и  какую  долю  от  теоретически
положенной получки эта подачка составит; вот  это  было  внове,  это  было
веяние времени. Кого где убили или задавили, или ограбили, на худой конец;
тут  собеседники  всегда  начинали  напоминать  Малянову  правдолюбцев  из
масс-медиа: кто пострашней историю оттараторил,  тот  и  молодец,  того  и
слушают, ахая и охая, и уж не вспоминается даже, что и менее  страшные,  и
более страшные истории - как правило, правда. И еще -  всплывало  дурацкое
воспоминание: запаршивленная, чадная, вся в  тазах,  скатерочках  и  бодро
поющих невыключаемых репродукторах коммуналка на  проспекте  Карла  Маркса
города-героя  Ленинграда,  ее   сумеречные,   таинственно   загроможденные
коридоры и в коридорах они, коммунальные пацаны, до  школы  еще,  кажется;
так хочется хвастаться чем-нибудь, гордиться, быть впереди хоть в чем-то -
и вот угораздило Кольку ляпнуть: "А у нас вчера  клоп  с  палец  вылез  из
кровати..." Что тут началось! Все завелись: "А у нас во-от такой!",  "А  у
нас - во такенный!!!" - и разводили,  тщась  потрясти  друзей  до  глубины
души, руки пошире, пошире, на сколько у кого плечишек хватало...
     Кто с кем и как - это  стало  поменьше.  Постарели.  Темпераменту  не
доставало, чтобы реально с кем-то чем-то подавать поводы для сплетен, а из
пальца высасывать не слишком получалось. Старались  некоторые,  женщины  в
основном, честно старались - но, хоть  тресни,  выходило  неубедительно  и
потому неувлекательно. Наверное, весь институт  дорого  дал  бы  тем,  кто
что-нибудь этакое отколол бы да отмочил: развод ли какой громогласный, или
пылкий адюльтер прямо на работе, под сенью старых спектроскопов;  по  гроб
жизни были бы благодарны - но увы. А молодежь в институте  не  прирастала,
молодежь талантливая нынче по ларькам расселась вся.
     Да нет, не  вся,  конечно,  умом  Малянов  это  понимал,  и  на  деле
приходилось убеждаться иногда - но облегчения это не приносило. Как-то раз
занесло его по служебной надобности в спецшколу при  некоей  Международной
ассоциации содействия развитию  профессиональных  навыков.  Неприметная  с
виду типовая школа сталинских лет постройки на канале Грибоедова. Пришел и
через  пять  минут  сладостно  обалдел  -  будто  вдруг  домой   вернулся.
Интеллигентные, раскованные, компанейские учителя  -  просто-таки  старшие
товарищи,  а  не  учителя.  Детки  -  как  из  "Доживем  до  понедельника"
какого-нибудь,  или  из  "Расписания  на  послезавтра",  или,  скажем,  из
стругацковских "Гадких лебедей" - гнусного слова "бакс" и не слышно почти,
только  о  духовном  да  об  умном,  все  талантливые,  все   с   чувством
собственного достоинства, но без гонора... Сладкое обалдение длилось ровно
до того момента, когда выяснилось, что в  компьютерных  классах  даже  для
малышатиков нет русскоязычных версий программ; вот на  английском  или  на
иврите - пожалуйста. И сразу понятно стало, что  этих  чуть  не  со  всего
города-героя  Санкт-Петербурга  выцеженных  одаренных  ребят   уже   здесь
заблаговременно и явно готовят к жизни и работе там.  Ребятишки  увлеченно
рассуждали о жидких кристаллах, о преодолении светового  барьера,  о  том,
что корыстная любовь - это не любовь, и не понимали  еще,  что  страна,  в
которой они родились, их продала, продала с  пеленок  и,  в  общем-то,  за
бесценок. Такие дети такой стране были на фиг не нужны - и она толкнула их
первому попавшемуся оптовику в числе  прочего  природного  сырья.  Никогда
ничего Малянов не имел ни против иврита в частности,  ни,  вообще,  против
предпочитающих уезжать туда; но жуткое предчувствие того,  что  лет  через
пять-десять здесь не останется вообще уже ни души,  кроме  отчаявшихся  не
юрких  работяг  с  красными  флагами  и  мордатых  ларьковых  мерсеедов  и
вольводавов - остальные либо  вымрут,  либо  отвалят,  накатило  так,  что
несколько дней потом хотелось  то  ли  плакать,  то  ли  вешаться,  то  ли
стрелять.
     Больше всего, пожалуй, сплетничали о том,  кто  и  как  присосался  к
каким грантам и фондам.  Тайны  сии  верхушка  институтской  администрации
держала под  семью  замками,  за  семью  печатями  -  но  тем  интенсивнее
циркулировали версии и слухи. И, разумеется, здесь тоже действовало  общее
правило: кто погнуснее версию забабахает, тому и верят. Но ведь и  впрямь:
нередко за соседними столами сидели, как и  многие  годы  до  этого,  люди
одного и того же возраста, с одной и той же  кандидатской  степенью  -  но
один теперь получал сто семьдесят тысяч в месяц,  а  другой  -  восемьсот.
Получавшие восемьсот изображали дикую активность, бегали  взад-вперед  как
ошпаренные, сами зачем-то выкладывали на свои столы и не убирали неделями,
а иногда даже и не распечатывали, какие-то зарубежные письма себе; те, кто
получал сто семьдесят, пили чай и общались.
     Мозги зарастали шерстью.
     Порой, если никто не видел, Малянов доставал из ящиков свои бумажки -
уже не с гениальным чем-то, разумеется, просто с  недоделанными  плановыми
каракулями, которые еще пяток лет назад казались скучной рутиной  и  вдруг
нечувствительным образом обернулись пределом мечтаний; дописывал  одну-две
цифирки, но тут же спохватывался: уже пора было спешить домой, иначе,  как
пройдет час "пик", автобусы-троллейбусы вообще, считай, ходить перестанут,
до полуночи не доберешься - и, засовывая бумажки обратно, с тоской ощущал:
никогда... уже никогда... Что - никогда? Он даже  не  пытался  определить.
Все - никогда.
     Институт тонул и, как положено утопающему, бился, пускал пузыри. Ни с
того ни с сего на парадных великокняжеских  дверях,  выходивших  прямо  на
величавую невскую набережную, бывшую Английскую, бывшую Красного Флота,  а
теперь,  наверное,  опять  Английскую,   вызвездила,   заслонив   название
института, вывеска "Сэлтон" - фирма, которая, как сразу начали  недоуменно
острить опупевшие астрономы, пудрит  мозги  не  просто,  а  очень  просто.
Впрочем, директор немедленно заявил на честно собранном  через  пару  дней
общем собрании, что только благодаря этой субаренде  администрация  сможет
выплачивать  сотрудникам  зарплату,  иначе   -   кранты;   государственное
финансирование составляет в этом году двадцать восемь процентов потребного
и не покрывает даже тех сумм, которые институт должен вносить в  городскую
казну за аренду здания.
     Какое-то  время  от  "мерседесов"  и  "вольв"  к   дверям   было   не
протолкнуться.  По  институту,  всем  своим  видом  резко   отличаясь   от
растерянно веселых пожилых детей со степенями, деловито, но  не  суетливо,
никогда не улыбаясь, заходили крутые и деловые,  все  -  моложе  тридцати.
Таинственно возникали в коридорах, сразу ставших похожими на сумеречные  и
загадочные, как бразильская сельва,  коридоры  приснопамятной  коммуналки,
импортно упакованные ящики со всевозможной электроникой, оргтехникой,  пес
его еще знает с чем; время от времени  пробегал  слушок,  что  часть  этих
драгоценных для любого ученого вещей пойдет институту, но  ящики,  постояв
неделю-две,  так  и  исчезали  нераспакованными.  Назавтра  на  их   месте
возникали другие.
     Потом этим другим стало не хватать места; они принялись возникать и в
рабочих кабинетах, и в кабинете-музее великого Василия Струве,  основателя
Пулковской обсерватории, - безвозвратно вытесняя оттуда как хоть и старое,
но все равно единственно наличное и потому до зарезу нужное  оборудование,
так и, например, знаменитый письменный стол красного дерева,  необозримый,
словно теннисный  корт,  со  всем  его  антикварным  письменным  прибором.
Считалось, что именно  за  этим  столом  работал  великий  до  переезда  в
Пулково. Сей стол вкупе с прочим верные академическим традициям подвижники
уберегли и в революцию, и в блокаду - но наконец и  он  попал  под  колеса
прогресса. Скорее, конечно, не под, а на. Куда эти колеса его увезли - так
и  осталось  невыясненным;  ни  одной  мало-мальски  достоверной   сплетни
Малянову услышать не довелось. Но, в конце концов, это была частность - по
большому же счету почти сразу  стало  ясно,  что  институт  превратился  в
перевалочную   базу   распределения   чего-то    интенсивнейшим    образом
раскрадываемого. Продолжалось это долго. Но как-то в ночь  нераспакованные
ящики в очередной раз полностью испарились, а на следующий день  к  вечеру
полностью  испарились  "мерседесы",  роившиеся   у   подъезда.   Субаренда
исчерпала себя, осталась только быстро линявшая вывеска. Ни у кого руки не
доходили ее сковырнуть...
     Последний пузырь назывался "Борьба с кометно-астероидной опасностью".
Какой Сорос-Шморос кинул несколько  десятков  миллионов  долларов  на  это
безумие, какая мафия свои кровные - то бишь кровавые -  профиты  отмывала,
народ разошелся во мнениях. Достоверно выяснить удалось только то,  что  в
международной   программе   по   разработке   методик    предсказания    и
предотвращения кометно-астероидных ужасов участвует не только Россия,  так
что засветили сытные загранкомандировки  за  счет  приглашающих  сторон...
Опять же осталось невыясненным - хотя версиям не было числа, - кто  и  как
сумел на эту халяву выйти да  еще  настолько  удачно  к  ней  присосаться.
Возбужденно хохоча и жестикулируя  так,  что  едва  не  слетали  чашки  со
столов, научные работники принялись измышлять и даже слегка инсценировать,
каким именно образом станет происходить отваживание астероидов, буде они и
впрямь вздумают таранить Землю. "Зам по АХЧ в плаще со скорпионами вылезет
на гору Синай и произнесет..." - "Да не на Синай, на  Сумеру!"  -  "Точно!
Прямо из Шамбалы как гаркнет: властью,  данной  мне  обществами  с  весьма
ограниченной ответственностью, повелеваю тебе, железо-никелевая  гнусь,  -
изыди!" - "А я могу рядышком с бубном плясать!" - "Зачем с бубном?  Спляши
с Эвелиной Марковной, и немедленно! От нее звону  больше,  чем  от  любого
бубна..."
     Рано возбудились. Назавтра выяснилось, что  в  разработках  в  рамках
программы участвует не весь институт.  Очень  далеко  не  весь.  Наоборот,
всего лишь семь человек (по  некоторым  данным  -  восемь).  Зато  уж  эти
семь-восемь могли считать себя обеспеченными людьми лет на пять. Остальным
в последний раз сунули после трехмесячного перерыва  месячную  зарплату  и
вышибли в бессрочный неоплачиваемый..."


     "...еще в ту пору, когда Иркина шутка "скоро  получки  будет  хватать
только на дорогу в институт и обратно"  звучала  все-таки  как  шутка.  Но
буквально  за  пару  лет  приработок  стал  заработком,  а   заработок   -
воспоминанием. Конечно, прекрасное знание научно-технического  английского
- не гарантия того,  что  сможешь  выдавать  на-гора  один  художественный
перевод за другим, и они поначалу просили подстрочники; но Боже ж ты  мой,
что это были за подстрочники!  И,  судя  по  книгам,  заполонившим  лотки,
именно подобные сим  подстрочникам  тексты  скороспелые  издательства  без
колебаний отправляли в набор. Поэтому скоро семейное предприятие Маляновых
перестало опасаться того, что "не дотянет".  Чрезвычайно  редкими  в  наше
время  качествами  -  обязательностью   и   добросовестностью,   а   также
готовностью работать чуть ли не задаром, по демпинговым ценам, - оно  даже
снискало некоторую известность в соответствующих кругах.
     Долго приучались писать слово "Бог"  с  большой  буквы.  Бога  теперь
поминали всуе все, кому не лень, причем  в  переводах  куда  чаще,  чем  в
оригиналах  -  а  Малянов  никак  не  мог  преодолеть  своей  октябрятской
закваски: дескать, если "бог", то еще куда ни шло, а уж ежели "Бог"  -  то
явное  мракобесие.  В  конце  концов  Ирка  его  перевоспитала  совершенно
убойным, вполне октябрятским доводом, от которого у любого попа, наверное,
власы  бы  дыбом  встали,  возопил  бы  поп:  "Пиши,  как  хошь,   но   не
святотатствуй!" "В конце концов, - сказала Ирка, держа дымящуюся  сигарету
где-то повыше уха, - почему, скажем, Гога писать с прописной можно, а  Бог
- нельзя? Чем Гога лучше Бога? Ну зовут их так!"
     В подстрочники теперь  заглядывали,  только  если  хотелось  от  души
посмеяться. "Ну-ка, ну-ка, - вдруг говорила Ирка, отрываясь от иностранной
странички, - а что нам тут знаток пишет?" Она, похоже, женской пресловутой
интуицией чуяла, где можно набрести на особенно забавное безобразие, -  и,
порывшись несколько секунд в очередной неряшливой машинописи, с выражением
зачитывала что-нибудь вроде: "Меня охватил  невольный  полусмешок.  Из-под
леса ясно слышались индивидуальные голоса  собак  и  кошкоподобный  кашель
преследователя. Двигаясь на еще  большей  скорости,  мой  ум  скользил  по
поверхности   событий".   С   восторженным   хохотом    оба    принимались
воспроизводить все упомянутые звуки, при этом жестами изображая скользящий
ум. Жесты иногда получались  довольно  неприличными,  но,  раз  Бобка  уже
дрыхнет  и  не  видит,  они  могли  себе  позволить  почти  по-стариковски
поскабрезничать слегка; прошли, увы, прошли те времена, когда  Ирка,  чуть
что, краснела до корней волос и прятала глаза.
     Нахохотавшись всласть, вытерев проступившие  в  уголках  глаз  слезы,
Ирка с неожиданно тяжелым  вздохом  страдальчески  заключала:  "Ох,  ну  и
муть..." - и закуривала - но через секунду  не  выдерживала:  "А  вот  еще
перл, смотри! Корабли пришельцев, крейсируя между везде и всюду..." Дальше
прочитать не удавалось, потому что оба начинали хохотать снова, и,  давясь
смехом и старательно грассируя, Малянов возглашал что-нибудь вроде:  "Цар,
а цар! Ты где? - Я здесь между тут!", или какую-нибудь иную  подходящую  к
случаю реплику из  еврейских  анекдотов,  которые  во  времена  оны,  семь
геологических эпох назад, вдруг полюбил рассказывать Вайнгартен -  видимо,
как они сообразили много позже, наперекор судьбе тщась быть не  евреем,  а
просто советским парнем. Они все учились тогда на третьем курсе, только на
разных  факультетах,  а  Израиль  воевал  с   арабами...   И   анекдоты-то
действительно, как правило, были смешными, и рассказывал  их  Валька,  как
правило, мастерски - если только не был сильно  пьян,  пьяный  он  делался
занудным; и, скорее всего, он ни на волос не кривил душой, а действительно
был, как и многие еврейские мальчики  той  поры,  стопроцентным  советским
парнем и как умел демонстрировал презрение к тому,  что,  вместе  со  всем
советским народом, искренне считал плохим.
     Он  и  в  аэропорту,  наклонившись  к  уху  Малянова  и  жарко   дыша
многодневным перегаром, - прощался он с Россией так, что  жутко  делалось,
казалось, человек умереть решил,  -  вполголоса  отмочил  что-то  отчаянно
антисемитское и великолепно смешное, но Малянов не запомнил, к  сожалению,
потому что чуть  не  плакал;  отмочил,  отхлебнул  напоследок  и,  помахав
волосатой лапой, вместе со Светкой и детьми убыл в Тель-Авив.
     "А вот еще перл, слушай сюда! - восклицала Ирка, отсмеявшись и  оббив
о край пепельницы длинный мышиный хвост пепла с сигареты. И  с  выражением
произносила: - Она волновалась, ждала, не верила... За обедом  она  наспех
проглотила лишь несколько ложек!" - "Поутру, после первой ночи  любви,  из
сортира  долго  доносилось  ритмичное  позвякивание",  -   уже   от   себя
подхватывал Малянов. И они опять долго смеялись.
     Потом организующее мужское начало брало верх. "Ладно, все, -  говорил
Малянов. - Надо работать". - "Надо так надо, - уныло отвечала  Ирка,  давя
окурок посреди трухи предыдущих.  -  Работа  делает  свободным...  Честное
слово, лучше тачку в концлагере катать, чем перелопачивать  эту  муть".  -
"Читают... - неопределенно говорил Малянов. - И, знаешь,  не  гневи  Бога.
Сидишь чистенькая, свет горит пока, и вода из крана пока  течет,  что  еще
нужно?" - "...Чтобы спокойно встретить старость..." -  добавляла  Ирка  из
"Белого солнца пустыни". "Масло в холодильнике есть",  -  забивал  Малянов
последний гвоздь.
     Это были еще цветочки. Ягодки  начались,  когда  им  стали  очень  по
знакомству предлагать - а они, естественно, не отказывались, только  спать
становилось уже совсем  некогда  -  тексты  с  совершенно  им  неизвестных
языков. Например, с корейского. Баксы, блин.  "Ну  я  не  могу  больше,  -
рыдающим голосом говорила Ирка. - Давай откажемся!" - "Спокуха на фэйсе! -
бодро отвечал сидящий за машинкой Малянов. - Жрать хочешь? Бобке кроссовки
нужны? Диктуй, шалава!" - "Диктовать? -  язвительно  переспрашивала  Ирка,
закуривая. - Пожалуйста! С удовольствием! - затягивалась. - Его голос стал
объемнее, чем его мысль, и от этого немного странно  сотрясался  воздух  в
комнате. Только его глаза, не видные сквозь  гнусное  пространство,  имели
неописуемое выражение. Хоть и страдая немного, но  с  задорным  выражением
лица он продолжал: "Подумай о товарищах, с рассвета до заката  работающих,
пачкая кофем станки! Подумай об их бледных  лицах,  собранных  на  пыльных
рабочих местах и работающих, как мулы!" - "Ё!.. - озадаченно икал Малянов,
но вовремя осекался. - Что,  так  и  написано?"  -  "Так  и  написано".  -
"Кофем?"  -  "Кофем!"  -  "Какое  гнусное  пространство..."  -   задумчиво
произносил Малянов, и вдруг, посмотрев друг на друга,  они  начинали  дико
хохотать.  Буквально  ржать,  едва  не  валясь  со  стульев.  "Может...  -
всхлипывая, выдавливала Ирка, - может... испачканный кофем станок... это у
них, в Сеуле... предел нищеты?"
     "Кошмар, - удрученно произносил Малянов, отсмеявшись. - Что с русским
языком делается..." - "Да уж, - с  готовностью  подхватывала  Ирка;  время
ругани - время отдыха. - Даже  дикторы,  даже  артисты  уже  не  понимают,
скажем, разницы между "надел" и "одел". Как скажет "одел  калоши",  так  я
сразу пытаюсь сообразить, что же он на  них  надел.  Шляпу?  Колготки?"  -
"Представляешь, если и в обратную сторону путать начнут? - начинал мечтать
Малянов. - Про какого-нибудь  заботливого  банкира:  он  надевает  жену  с
иголочки!" - "Как жену надеваешь? - с  хохотом  подхватывала  Ирка.  -  От
Диора!" - "А рекламки  эти  в  метро,  обращала  внимание?  Дизайн,  цвет,
полиграфия... какие мощности задействованы, какие деньжищи  угроханы  -  а
"Кристал" пишут с одним "л". - "Фирма "Ягуана" через "я",  -  подхватывала
Ирка. - Как будто в честь Бабы-Яги, а не ящерицы игуаны".  -  "Да  нет,  -
вдруг хихикал догадливый Малянов.  -  Это  они  так  представляются.  Лицо
фирмы. Я, говорят, гуано.  Гуано  знаешь,  что  такое?  Птичий  помет,  на
чилийских островах добывают. Удобрение - пальчики  оближешь,  сам  бы  ел.
По-испански гуано, а по-нашему говно. Так  прямо  сами  и  сообщают:  я  -
говно".
     И они опять смеялись.
     "Ладно, - говорил Малянов потом. - Будем  рассуждать  логически.  Что
хотел сказать автор? Полагаю, что пыльные лица на рабочих местах вкалывают
до потерн пульса. До посинения. До седьмого пота, во! Кровь из носу капает
на станки у них, а не кофей! Так и запишем...  -  И  его  пальцы  начинали
проворно  плясать  над  рокочущей  и  лязгающей  клавиатурой  раздрыганной
машинки. И он приговаривал: - От моих усилий тоже... несколько  странно...
сотрясается воздух в комнате... А интересно... сколько  платят  тому,  кто
нам...  подготовил  такой..."  -  "Ты  не  слишком  далеко  от   оригинала
отходишь?" - озабоченно спрашивала  честная  Ирка,  заглядывая  ему  через
плечо. "Ништо! - отвечал Малянов. - Думаешь, найдется идиот, который за те
же деньги полезет сверяться с подлинником? Диктуй дальше!"  Ирка  оббивала
сигарету  и  шустренько  цапала  следующую  страницу,   и   лицо   у   нее
вытягивалось. "Он думал, -  упавшим  голосом  читала  она,  -  что  трава,
колышущаяся по ветру за пригорком, одна трава - это трава целиком, а трава
целиком - это одна трава. Если не так, думал он, то ему,  имеющему  только
имя, нет причины умирать..." - "Е!.." - икал Малянов. "Ну я не понимаю!  -
рыдающе восклицала Ирка. - Я вообще не понимаю, что хотел сказать автор! -
Она вчитывалась еще раз. - ...Одна трава - это трава целиком... а  целиком
- это одна трава... Слушай, может, это связано с  восточными  философиями?
Дзэн, синто... что там у них еще... дао... Может, Глухову  позвонить?  Как
ты думаешь?" - "Я думаю одно, - отвечал  Малянов,  от  обилия  травы  тоже
несколько  стервенея.  -  В  пятницу  мы  должны  сдать  чистовой   текст.
Полностью. Иначе следующего заказа может вообще не быть.  И  так  нам  уже
дают понять, что к их услугам теперь  масса  настоящих  профессионалов.  А
насчет "не понимаю"... Великих авторов, - издевательски выговаривал он,  -
всегда  понять  трудно.  Вот  дай-ка  сюда   "Крейцерову   сонату".   Ирка
представить  не  могла,  зачем  Малянову  вдруг  понадобилась  "Крейцерова
соната", но послушно протягивала руку и снимала с  полки  графа  Толстого.
Малянов брал у нее том. "Помнишь суть? - спрашивал он, листая. -  Он  едет
жену убивать из ревности... Ага, вот! - зачитывал: -  Страдания  мои  были
так сильны, что, я помню, мне пришла мысль, очень понравившаяся мне, выйти
на путь, лечь на рельсы под вагон и кончить". - "Что-о?! -  чуть  подождав
продолжения, но поняв, что это конец фразы, обалдело переспрашивала  Ирка,
совершенно не ожидавшая от не читанного со школьных  лет  графа  подобного
подвоха.  Мгновение  они  смотрели  друг  другу  в  глаза,   потом   опять
взрывались. - Чертов извращенец! - выдавливала, задыхаясь от смеха,  Ирка.
- Ну и кончал бы себе на рельсы - женщину-то зачем ножиком? Ой, слушай,  а
может, и Анна Каренина под паровозом... того?.." И они опять  очень  долго
смеялись.
     Если не хохотать до упаду по крайней мере  раз  в  десять  минут,  от
унижения и тоски можно было спяти..."


     "...пор, как истина открылась ему, жизнь превратилась в ад.
     Нет, не происходило никаких страшных чудес.  Не  происходило  ничего,
что можно было бы счесть характерно невероятным  и  конкретно  остеречься,
как когда-то. И он остерегался по максимуму: ни с кем не  говорил,  ничего
не записывал, не пытался осмыслить и, тем более, привести  в  систему;  он
вообще старался на эту тему не думать. В сущности, он старался  не  думать
вообще. Жизнь к этому располагала, год от года все больше, что правда,  то
правда; но  ведь  совсем  ампутировать  мозги  невозможно.  Или  приснится
что-нибудь, или мыслишка невольная нет-нет да и мелькнет - пока успеешь ее
выколотить из башки, выдавить, как гной из чирья, и заменить на что-нибудь
чистое, чисто бытовое, тоскливое, унылое, но безопасное...
     Не смей! О чем угодно - о сроках сдачи очередной муры, о  кроссовках,
о путче, о гипертонии, о Бобкиных оценках, о деньгах, и еще о  деньгах,  и
все время о деньгах; да мало ли тем! Не перечесть! Только не о главном!
     Сначала он ничего не замечал. Потом делал вид, что не замечает. Потом
долго убеждал себя,  что  замечать  нечего.  Потом  издевался  над  собою:
паранойя, старик, типичная паранойя!  Псих  из  пары  ничего  не  значащих
случайностей способен вывести железную закономерность и  потом  видеть  ее
проявления во всем! Кончай дурить, неровен час, психушкой кончишь!
     Не помогало.
     Мелочи, мелочи, мелочи... Именно на него всегда наваливался в  дороге
какой-нибудь  лыка  не  вяжущий,  зловонный  и  агрессивный  алкаш.  Почти
обязательно. В какое бы время ни перемещался Малянов по городу - утром ли,
днем ли, вечером, или совсем уж вечером - жди мурла.
     В институтском буфете - пока в институте  еще  работал  буфет  -  ему
всегда давали битый стакан.  То  колотый,  то  невероятным  образом  будто
обгрызенный кем-то, то с длинной  свежей  трещиной  от  края  до  середины
донца. Всегда.
     Когда бы ни шел Малянов ко входу в собственный дом -  или,  наоборот,
от входа - в узости  проходного  двора  на  него  обязательно  выворачивал
грузовик; казалось, он целыми днями только и  дежурит  в  ожидании,  когда
Малянов пройдет под арку, но грузовики были разные, то "краз", то "камаз",
и уж во всяком случае разные у них были номера. И всякий раз нужно было  с
каратистской скоростью припластываться к кирпичной стене, тычась  носом  в
гнусь и матерщину, и гадать, заденет или нет. Пока  не  задевало.  Но  кто
знает...
     На почте ли, в кафе ли, в  магазине  -  именно  когда  подходила  его
очередь,  продавщица,  или  кто  там  еще,  отворачивалась  поговорить   о
чем-нибудь, вероятно очень срочном, или вообще  отлучалась,  ни  слова  не
сказав, в крайнем случае бросив: "Я на минутку..." - и могла отсутствовать
десять, пятнадцать, двадцать минут. И уж, разумеется, именно  к  Малянову,
честно и бессловесно оттрубившему эти пятнадцать-двадцать минут  у  окошка
или  прилавка,  с  железной  неизбежностью  обращались  старики,  старухи,
увечные, больные и беременные с просительными голосами  и  требовательными
глазами. "Я очень спешу". "Я очень плохо себя чувствую". "У меня дома мать
при смерти". "У меня ребенок дома один". "Я вот-вот рожу". И,  разумеется,
ощущавший себя относительно молодым, относительно здоровым и абсолютно  не
беременным Малянов никогда не мог отказать.
     Он перестал следить за  собой,  уныло  ходил  в  старом,  несвежем  и
неглаженом - хотя был чистюлей и аккуратистом до мозга  костей;  эффектная
красивая шмотка, надетая после долгого перерыва  или  тем  более  впервые,
радовала  его,   как   ребенка   или   женщину,   придавала   уверенности,
раскованности, даже подтянутости. Но именно с новым и  чистым  обязательно
что-нибудь случалось. Единственного светлого пальто Малянов лишился, когда
они с коллегой после  очень  серьезного  ученого  совета  присели,  устало
доспоривая, на лавочку в саду напротив Адмиралтейства,  морда  к  морде  с
Пржевальским, коллега закурил, и почти сразу здоровенный шмат  сигареты  -
видимо, с каким-то бревном внутри - дымя, обвалился на Малянова;  насквозь
не прожег, но мигом выел здоровенное черное пятно на благородной ткани, на
самом видном месте. В  купленном  позапрошлым  летом  с  напряжением  всех
финансовых ресурсов семьи костюме Малянов, страшно  гордый  обновой,  даже
доехать никуда не успел; уже на спуске  в  метро  стоявшая  на  эскалаторе
ступенькой  выше  молодая  туристическая  чета  принялась  что-то   спешно
перекладывать друг у  друга  в  рюкзаках  -  и  отоварила  Малянова  целым
термосом крепкого горячего чая.  Дружелюбно  хохоча,  без  тени  смущения,
парень хлопнул ошпаренного Малянова по плечу, над которым еще курился пар,
и сказал: "Ну, бывай! Смотри, не злись! Нам тоже чаю жалко", - а Ирка, как
ни билась, так и не смогла отстирать потеки и разводы...
     В мае девяносто третьего, в ту  пору,  когда  прогулка  за  город  на
электричке еще не била фатально по месячному бюджету,  Малянов  отправился
погулять часика три в Комарове - ему лучше всего думалось именно на  ходу,
и именно в безлюдном лесу. Май был сухой, жаркий, и уже в  десяти  минутах
ходьбы от  платформы,  на  границе  поселка,  Малянов  наткнулся  на,  что
называется,  очаг  возгорания.  С  шипением  и  треском  по  сухой   хвое,
подбираясь к сосенкам,  проворно  ползло  дымное,  пахучее  пламя.  Очажок
поначалу был размером с таз, не больше, но у Малянова совершенно ничего не
оказалось с собой - сложенный вчетверо лист  бумаги  да  шариковая  ручка,
взятые на всякий случай. Начал затаптывать, прожег  кроссовки,  попробовал
забивать веткой; дым въедался в глаза, мигом спалило ресницы и брови  -  и
главное, очажок,  несмотря  на  все  усилия,  медленно  расширялся.  Мимо,
старательно глядя в сторону, прошла женщина средних лет; потом,  оживленно
беседуя, прокатили на велосипедах три дюжих недоросля ("А он  тогда,  бля,
ей и говорит, бля: ты, ебе..."). Но добила Малянова молодая мама с ведомым
за ручку сыном лет  шести;  некоторое  время  они,  остановившись,  вместе
наблюдали, как Малянов пляшет посреди костра, а потом ребенок с  восторгом
сообщил: "Смотри, мама, дядя лес поджег!" - "Ну что ж, бывает, -  отвечала
мама. - Наверное, дядя  неаккуратный:  курил,  бросил  спичку..."  Малянов
плюнул  и,  размахивая  закопченными  штанинами,  решительно  пошел  своей
дорогой: да горите вы тут все  синим  пламенем!  Пройдя  метров  двадцать,
обернулся. Мама с сыном стояли на месте, глядя ему вслед, а  огонь  погас.
Весь. Сам собой.
     Никогда ему не обламывалось ничего из время  от  времени  выгрызаемых
институтом из вышестоящих инстанций грантов и прочих халяв. Хотя  об  этом
то и дело заходил разговор и на  секторе,  и  непосредственно  в  дирекции
("Как же можно вести эту программу без Дмитрия Алексеевича?!"), в конечном
счете он всегда по тем или иным причинам, или вообще без причин,  вылетал.
Впрочем, участвовать-то ему чуть ли не ежедневно  предлагали  -  там,  где
надо было попахать за так. Говоря по-одесски,  "на  шару"  -  если  верить
Бобке, конечно, который в то страшное  лето  отдыхал  в  ныне  иностранном
городе-герое Одессе под присмотром Иркиной  мамы  и,  несмотря  на  нежный
возраст,  нахватал  прорву  аппетитнейших  словечек,  прежде  чем  надолго
замолчать. Смешно, стыдно, но еще года три-четыре назад Малянов соглашался
на все подобные предложения  -  только  в  последнее  время  раскрепощающе
осатанел. Но все равно ему посмеивались в спину, и он прекрасно это знал и
чувствовал.  На  заседаниях  шеф  отделывался  сладкими  частушками  типа:
"Каждая новая работа Дмитрия Алексеевича - это пусть и не всегда  большое,
но настоящее открытие..." Так и хотелось с пролетарской прямотой гаркнуть:
"Спасибо в стакане не булькает!" Но это было бессмысленно, и Малянов  лишь
интеллигентно смущался и бубнил: "Ну что вы..." Собственно, при социализме
была та же подлянка, ничего не изменилось - кроме одного:  при  социализме
можно было быть энтузиастом-бессребреником,  этаким  Саней  Приваловым,  у
которого понедельник начинается в субботу, потому что  на  зарплату  можно
было прожить.
     Конечно, с умным видом отмахиваться от астероидов и кататься под  это
дело на международные симпозиумы за покупками - в баксовом исчислении там,
говорят, все теперь оказалось сильно дешевле, чем здесь -  было  не  менее
отвратительно, чем пачкать кофем станки. Но, по крайней  мере,  высасывать
из пальца пришлось бы не тусклые сугробы кириллицы, а  стройные,  жесткие,
цепкие  цифры,  выверенный  и  надежный  танец  формул  -   так   танцуют,
металлически отсверкивая, хорошо пригнанные детали в работающем двигателе.
Языком молоть пришлось бы про небо, про небо!..
     Если Малянов пытался чего-то добиться - именно это-то  у  него  и  не
получалось. Нельзя сказать, что у него вообще уж ничего  не  получалось  -
нет, получалось что-то, иначе он давно бы с голоду сдох и семью уморил; но
получалось как бы невзначай, получалось лишь то, к чему он был равнодушен,
то, чего он, в сущности, не  хотел.  А  стоило  захотеть  чего-то  -  пиши
пропало.  Самые  нелепые  обстоятельства,  самые   идиотские   случайности
вступали в игру.
     Если ему  вдруг  предлагали  нечто  заманчивое  или  хотя  бы  просто
выгодное, он равнодушно и привычно благодарил, заранее наверняка зная, что
ни черта не получится; и действительно, проходила  неделя,  или  две,  или
три, и хорошо еще, если предлагавшие имели совесть позвонить и извиниться,
сославшись на внезапные мор, глад и падение Луны  -  как  правило  же  они
просто исчезали, и пытаться их вызвонить было делом абсолютно бесполезным.
А если и вызвонишь - снова пообещают по-быстрому и снова  исчезнут.  И  он
ясно чувствовал: на него же и  обиделись  за  то,  что  он  так  бестактно
напомнил о собственном существовании.
     Постепенно он,  когда-то  переполненный  энергией,  лихо  и  удачливо
бравшийся за двадцать дел сразу,  совершенно  обессилел.  Сделалось  почти
невозможно заставить себя хоть  за  что-нибудь  взяться  -  за  стирку  ли
носков, за статью ли. То, что ему велели делать обстоятельства - в Иркином
лице, в Бобкином, в лице заказчика или институтского  начальства,  он  еще
как-то делал с грехом пополам, ощущая себя при этом постоянным каторжником
- ни к чему исполняемому не лежала  душа,  все  исключительно  на  чувстве
долга. Но творить что-то по собственному почину - о нет,  слуга  покорный!
Только попусту тратить время и силы, которых и на исполнение  долга-то  уж
почти не хватает... Все равно ведь не получится.
     А  и  получится  -  усилий  потратишь  вдесятеро  против  того,   что
понадобились бы кому другому, а результата добьешься  вдесятеро  меньшего,
чем добился бы на твоем месте  любой  первый  встречный...  Надрываться  и
срамиться только. Срамиться и надрываться.
     И уже ничего не хотелось. Совсем ничего.
     Даже с самыми близкими людьми стало муторно.  То  есть  разговаривал,
конечно, смеялся, обсуждал телесериалы, и покупки, и выборы, но все словно
чей-то приказ  выполнял.  Крайне  трудоемкий  и  абсолютно  бессмысленный.
Втолковывал что-то Бобке, а сам думал: "Да плевать ему на мои речи, в одно
ухо впустит, в другое  выпустит  и  сделает  по-своему".  Обнимал  на  сон
грядущий Ирку, но сам уже не ощущал ни радости, ни желания, и лишь в башке
гвоздило:  "Не  сможешь  ты  ее  порадовать,  не  сможешь.  Надрываться  и
срамиться только". Если Ирка вела себя тихонько, он  будто  того  и  ждал:
"Видишь? Не получается, она ничего не чувствует". Но стоило ей  застонать,
душу  кусал  другой  ядовитый  зуб,  еще  длиннее  и  острее:   "Бедная...
притворяется мне в угоду, подбодрить старается... Ох, нет, не надо было  и
начинать".
     Ирка, ощутив неладное, поначалу как-то попыталась ему помочь;  вдруг,
будто в первые годы, принялась  то  и  дело  говорить  всякие  нежности  и
лестности; на последние гроши купила себе бельишко  пособлазнительнее;  на
диету села, чтобы фигуру поправить; без единого слова с его стороны  такие
ласки измыслила и взяла на вооружение, что... А что?  Только  хуже  стало,
вот что. И она отступилась. Наверное, решила - сточился  мужик,  и  против
природы не попрешь; на нет и суда нет. Рогов вроде не  наставила  -  хотя,
будь она  лет  на  десять  помоложе,  наставила  бы  обязательно,  Малянов
отчетливо это понимал - а только налегла с горя на сладости.  К  весне  ее
было не узнать, килограммов на семь разнесло.
     Только однажды она сорвалась.  Малянов  в  очередной,  не  вспомнить,
который по счету, раз попытался уговорить ее бросить курить  или  хотя  бы
ограничиваться как-то - с полминуты она угрюмо слушала его разумные мягкие
доводы, потом дико зыркнула из-под  белобрысой  челки  и  процедила  почти
ненавидяще: "В жизни и так радостей не осталось - ты меня хочешь последней
лишить?"
     Два часа они не  разговаривали.  Потом  -  деваться  некуда,  дело  к
полуночи, сроки поджимают - уселись работать. А там -  опять  же  деваться
некуда. Через пятнадцать минут хохотали.
     Этот поведенческий ступор, этот  мерзостный  душевный  паралич  можно
было, конечно, объяснить вполне естественными причинами. Вполне можно -  и
это было  самым  ужасным,  потому  что  Малянов  ничего,  не  мог  сказать
наверняка. Давление это - или просто жизнь так складывается, она, дескать,
и у других нынче не сахар, и надо просто почаще смеяться? Непонятно. Он не
знал. Но преследовало изматывающее чувство, будто  там,  наверху,  нарочно
почаще дают ему понять, что все про него известно - и поэтому  он  день  и
ночь под прицелом; стоит лишь  совершить  неверный  шаг,  расслабиться  на
секунду, сказать хоть слово вслух или просто подумать лишнее, как... Что -
как? Этого он тоже не мог знать.
     Пятьдесят на пятьдесят, что ударят не по нему, а по Ирке  или  Бобке.
Так уже было. Страх за них сделался навязчивым кошмаром; Малянову даже сны
снились соответственные - и он то и дело кричал теперь во сне.
     Стоило Бобке простудиться или загулять за полночь  с  приятелями,  не
предупредив; стоило Ирке подцепить  грипп  или  пожаловаться  на  печенку;
стоило Бобкиной классной вкатить ему  не  очень-то  заслуженную  тройку  и
пригрозить снизить оценку в аттестате,  как  Малянов  схватывался:  что  я
натворил? как? когда? Он, будто заведенный, делал все, что  должен  был  -
бегала аптеку, названивал Бобкиным приятелям, читал  сыну  нотации,  дарил
директору школы коньяк на двадцать  третье  февраля  и  завучихе  торт  на
восьмое марта, а по ночам валялся без сна: я это или нет? моя вина или это
естественным   образом   произошло?   и   перебирал,   перебирал,   словно
возненавидевший свое золото, но по-прежнему намертво  к  нему  прикованный
скупой рыцарь, собственные поступки, слова, мысли, пытаясь понять наконец:
я или не я?
     Все начинало выглядеть как жуткий, предельный эгоизм, все и на  самом
деле выворачивалось отвратительным эгоизмом,  потому  что  у  Малянова  ни
мыслей, ни чувств уже недоставало ни на что, кроме: я или нет? А если я  -
то чем?
     Но не было ответов. Ни одного.
     Если бы вдруг из сиденья в  задницу  вломился  молниеносный  кипарис,
если бы из-под дивана полезли бородатые угрюмые комары величиной с  собаку
или, по крайней мере, во  такенные  клопы,  стало  бы  легче.  Однозначное
срабатывание обратных связей - что может быть приятнее для души и полезнее
для коррекции поведения?  Но  подобных  подарков  ему  не  делали.  Просто
болезнь. Просто неудача. Просто еще  одна  болезнь  и  еще  одна  неудача.
Просто вьюнош Бобка в очередной раз отчудил. Просто Ирка курит  и  кашляет
все больше. Ничего  определенного.  Никаких  доказательств  -  ни  за,  ни
против; и только распухшая от нескончаемых ударов, превратившаяся  в  один
громадный кровоподтек совесть тахикардически молотила в ребра: не  уберег.
Не уберег. Не уберег. Опять не уберег.
     Ничего не осталось - только тревога, бессилие и смертельная уста..."


     "...из-за закрытой двери. Но, говоря всерьез, разве это были двери? И
разве это были стены? Ширмочки невесомые. И если уж на то пошло, разве это
были комнаты? Прекрасная фраза где-то у Лема есть: места в ракете  хватало
только на то, чтобы широко улыбнуться. Вот мы в этой ракете  и  летим  всю
жизнь, и занимаемся именно тем, на что в ней хватает места. Кто же и  куда
нас запустил?
     Впрочем, это-то как раз я знаю. Вопрос - зачем?
     - Мам, ну почему так уж сразу в горячую? - виновато пробасил Бобка.
     - Потому что других точек для нас в стране нет! -  отчаянно  крикнула
Ирка. - Понимаешь? Нет!
     Бобка молчал. Малянов перестал дышать, и  дюдик  окаменел  у  него  в
руках.
     - Господи!.. - похоже, Ирку прорвало. Случалось это  редко  -  но  уж
если случалось... - Растишь, растишь, ночей не спишь -  ведь  ни  одна  же
сволочь не поможет, наоборот... В поликлинику сходить, врача вызвать  -  и
то с работы отпрашиваться каждый раз... а там  рожи,  рожи!!  Если  у  вас
такое трудное положение, вам следовало  бы  повременить  с  ребенком...  -
передразнила она злобно. Кому-то она пятнадцать лет этой фразы простить не
могла; Малянов не знал, кому. - А вырос - оказывается, и ты им  должен,  и
ребенок твой им должен! Иди сюда, мы тебя на смерть пошлем! А потом начнем
извиняться перед теми, кто тебя убил: ах, ошибочка вышла, мы  хорошие,  не
оккупанты мы... Мы вам сей секунд еще  два  завода  бесплатно  построим  -
только вы уж убивайте нас поменьше, пока строим...
     - И где бы ни жил я, и что  бы  ни  делал  -  пред  Родиной  вечно  в
долгу... - примирительно пропел Бобка. Сфальшивил. Впрочем, вообще странно
- где он мог это слышать?
     - Ну ты что - совсем дурачок?
     - Да я все понимаю, мам.
     - А что у нас на  взятки  денег  нет  и  никогда  не  будет,  это  ты
понимаешь?
     - Исессино.
     - Тогда заруби на носу: чтобы по этим предметам даже четверок у  тебя
в оставшиеся полгода не было ни единой! Только пятаки! Усвоил?
     - Йес.
     - Это хоть какой-то шанс...
     - Йес.
     - Еще по комитетам матерей я не бегала!
     - И не будешь.
     Малянов отложил  леди  Агату.  Аккуратно  снял  с  колен  горячего  и
мягкого, сразу недовольно заурчавшего  Каляма  и  встал.  Бодро  распахнул
дверь в Бобкину комнату:
     - Что  у  вас  тут  за  базар?  Телевизор  включайте  скорее,  сейчас
смехопанорама начнется. Выходной нынче али нет?
     Бобка, обернувшись, растерянно хлопнул ясными глазами.  Ирка  прятала
лицо.
     - Еще сорок минут почти, пап...
     - Правда? Значит, я опять перепутал.
     И тогда Ирка..."



                                    2

     "...много лет назад стали  ритуалом.  И,  как  всякий  ритуал,  давно
обросли репликами, жестами и  гримасами  почти  обязательными;  во  всяком
случае, если какую-то из них не удавалось применить и обыграть, оставалось
от прошедшего вечера чувство неудовлетворенности, чувство -  неприятнейшее
для людей  дела,  даже  если  они  в  данный  момент  отдыхают  -  чего-то
недоделанного.  Однако,  с  другой  стороны,   совсем   уж   искусственное
вдавливание устоявшихся и полюбившихся деталей ритуала в естественный  ход
вечерних  событий  вызывало  ощущения,  прямо  противоположные   желаемым.
Делалось неловко  и  даже  как  бы  стыдно.  Будто  громко  рыгнул.  Будто
опрокинул ведро с помоями на красивый дорогой ковер. Будто сломал  любимую
игрушку друга.
     Но зато  к  месту  вспомненная  и  употребленная  ритуальная  реплика
доставляла обоим ни с чем не сравнимое удовольствие. Даже  трудно  описать
его. Чувство было сродни чувству покоя, чувству дома, чувству  уверенности
в завтрашнем дне. На сердце делалось легче.
     Например, если кто-то делал  неожиданный  ход,  в  ответ  было  очень
хорошо с задумчивостью затянуть, глядя на доску: "Вот хтой-то с  го-орочки
спустился..." Если и впрямь получалось в точку, сделавший ход партнер  мог
подхватить со  второй  или  с  третьей  строки,  и  тогда  уже  оба  хором
дотягивали: "Он-на с ума меня сведет..." И смеялись.
     Самому  же  делающему  резкий  ход,  явно  долженствующий   обострить
ситуацию непредсказуемым образом - как правило, такие ходы  предварительно
обдумывались столь долго, что противник успевал сообразить,  какой  именно
выпад назревает, и  поэтому  ждал,  изнывая:  ну,  давай  же,  наконец!  -
следовало, взявшись за фигуру и подняв ее, громко  и  решительно  сказать:
"Если вино налито, его следует выпить!" И поставить  со  стуком  на  новое
место.
     И смеялись.
     Еще  очень  неплохо  было  цитировать  фрау  Заурих  из   "Семнадцати
мгновений": "Я сейчас буду играть  защиту  Каро-Канн,  только  вы  мне  не
мешайте". Это действительно было очень забавно и очень  по-домашнему.  Как
правило,  реплика  доставалась  Малянову,  потому  что  он  играл  слабее.
Маленький уютный Глухов немедленно оттопыривал челюсть, изображая умное  и
волевое лицо Штирлица, и задушевно сообщал, цитируя тот же фильм: "Из всех
людей на свете я больше всего люблю стариков, - и ласково гладил  себя  по
лысине, - и детей", - и делал широкий  жест  в  сторону  начавшего  седеть
Малянова.
     Как правило, получалось смешно.
     Малянов играл слабее и не любил окончаний партий - чем бы  партии  ни
оканчивались. Если выигрывал Глухов, ему становилось  неприятно  от  того,
что он такой дурак и опять лопухнулся. Если же Глухов проигрывал -  иногда
бывало и такое все же - Малянову тоже становилось неприятно.  Возникало  у
него смутное ощущение собственной нечестности, непорядочности - будто  он,
сам того не желая, смухлевал; ведь выиграть должен был Глухов, он же лучше
играет!
     Малянову нравился сам  процесс.  Ненапряженное,  неторопливое  -  они
никогда не играли с  часами  -  общение;  доска  позволяла  молчать,  если
говорить не хотелось или в данный момент было не о чем, и в  то  же  время
совершенно не препятствовала беседе, если вдруг проскакивала некая  искра,
и посреди игры  возникало  желание  что-то  рассказать  или  обсудить.  Ни
малейшей светскости, ни малейшей принужденности - посвистывай себе  сквозь
зубы, перебирай  освященные  временем  шутки,  за  каждой  из  которых  на
невесомых крылышках  прилетают  целые  сонмы  воспоминаний  и  ассоциаций,
прихлебывай чаек и не пытайся  выдернуть  из  мозгов  больше,  чем  в  них
есть...
     Но на этот раз все получилось несколько иначе.
     У Глухова было сумеречно, как всегда. Горела верхняя люстра, и  горел
у столика  торшер  -  но  углы  терялись,  и  терялись  в  далеком  темном
припотолочье стеллажи с книгами и всевозможными восточными бонбошками.  Но
все равно видно было, сколько на них пыли; цветная бумага фонариков  стала
одинаково серой. Лупоглазые нецкэ немо глядели сверху на бродящих  по  дну
квартиры людей.
     Под висящим на выцветших  обоях  ксилографическим  оттиском  надписи,
сделанной знаменитым каллиграфом династии то ли Сун, то ли Мин, звали его,
вроде бы, Ма Дэ-чжао, а может, Су Дун-по  -  говоря  по  совести,  Малянов
терпеть не мог всего этого восточного мяуканья и пуканья и толком  никогда
не мог ничего запомнить; значили эти  четыре  здоровенные  закорюки  "Зал,
соседствующий с добродетелью", но уж как это произносится,  пардон!  -  на
журнальном  столике,  втиснутом  между  двумя  обращенными  друг  к  другу
продавленными, наверное, еще до войны кожаными  креслами,  вместо  обычной
доски с уже расставленными к маляновскому приходу фигурами стояли блюдо  с
миниатюрными бутербродами, две изрядные стопки и непочатая бутылка водки.
     Глухов за те пять недель,  что  они  не  виделись,  казалось,  рывком
одряхлел. Руки он прятал в карманах длинной, сильно протершейся на  локтях
кофты с красиво завязанным на пузе  поясом,  но,  когда  они  обменивались
рукопожатием, Малянов почувствовал,  что  пальцы  у  Глухова  ледяные.  И,
кажется, дрожат.
     - Добрый вечер, Дима, - сказал Глухов сипловато. - У меня есть мысль,
подкупающая своей новизной: давайте-ка сегодня всосем со  скворчанием.  А?
Как вам?
     Малянов совсем разлюбил теперь это дело. Во времена оны добрая толика
доброго вина или водчонки была очень неплоха для раскрепощения фантазии  и
любви. Становилось горячо, весело, ярко и цветно, и ничто не мешало  и  не
давило, и опять казалось, будто лучшее впереди. Нынче  раскрепощать  стало
нечего. А пить, чтобы просто забыться, было в самом прямом смысле опасно -
до какого-то момента еще контролируешь себя, а потом  уже  ни  за  что  не
хочется вновь вспоминать, на каком ты свете; и тогда можно выпить море.
     - Ну если по граммульке, - уклончиво сказал Малянов.
     Но Глухов, видимо, в душе уже настроился.
     -  Разумеется,  по  граммульке!  -  ответил   он   с   подозрительной
готовностью и дрожащими - теперь это ясно было  видно  -  пальцами  в  два
ловких движения сорвал с бутылки пробку.
     - У вас что-то случилось? -  осторожно  спросил  Малянов,  подходя  к
столику.
     - У нас у всех случилось одно и то же, - ответил Глухов невнятно - он
сосредоточенно разливал. - Да вы присаживайтесь, присаживайтесь,  Дмитрий!
Что вы, как неродной...
     Малянов утвердился  на  разноголосо  поющем,  бугристом  внутри  себя
сиденье. Глухов сел напротив. Кресло явно было ему велико; Малянову  вечно
представлялось, как Глухов, такой же маленький, как теперь, но  розовый  и
невинный, яко ангелок, весь в аккуратных и ухоженных белокурых локонах,  в
матроске а-ля невинно убиенный цесаревич сидит, подобрав под себя ножки, в
этом самом кресле и запоем читает в подлиннике "Повесть о Гэндзи"  -  а  в
соседней комнате пап, потрясая газетой, с первой страницы  которой  тяжело
свешивается   аршинно   набранное   восторженное,   долгожданное    "Война
объявлена!!!", горячо обсуждает с мам перспективы наступления Самойлова  в
Восточной Пруссии...
     - Не отравимся? - спросил Малянов. Глухов понюхал из горлышка.
     - Шут его знает... вроде не должны.
     Всосали по первой;  Глухов  и  впрямь  коротко  заскворчал,  а  потом
потянулся к бутербродам, взял один и шумно понюхал ломтик ветчины. Горячий
гладкий сгусток медленно  пропутешествовал  по  внутренностям  Малянова  и
завис в животе, приятно согревая, как зависшее в зените полуденное солнце.
Хорошо, что дома пообедал, не так развезет, подумал Малянов.
     - А давайте, чтоб не частить, поиграем все же, - сказал Глухов, кладя
обнюханный, но даже не надкушенный бутерброд обратно.
     - Я тверезый-то плохо помню,  куда  какая  лошадь  ходит,  -  ответил
Малянов.
     - А тогда знаете что? Давайте поиграем в кости.
     - В кости?
     - Я вас научу. Это просто. Вы азартный человек?
     - Не знаю... Наверное, теперь уже нет.
     - Не беда. Зато вам как ученому, весьма не чуждому математики,  будет
интересно. Игра вероятностей!
     Он  поднялся;  сутулясь,  побрел  к  необозримому   книжному   шкафу,
уставленному разноязыкими фолиантами так плотно, что  часть  их  вынуждена
была пачками лечь на полу рядом. На одном японском их было штук пятьсот, и
почти все оттиснутые на  их  корешках  названия  начинались  с  иероглифов
"Нихон" - "Япония"; эти-то два за годы общения Малянов  волей-неволей  все
же запомнил. "Нихон", а дальше  дурацкий,  в  отличие  от  всегда  имеющих
индивидуальность заковыристых иерошек, совершенно безликий  грамматический
значок "но", обозначающий, как объяснял Глухов, притяжательный  падеж  или
нечто в этом роде: "японская" чего-то, и "японская" еще чего-то,  и  рядом
"японская" чего-нибудь...
     - Как это там у вас? - приговаривал Глухов, роясь в выдвигаемых  один
за другим битком набитых ящиках. - Теория множеств... теория  игр...  ага,
вот! - он нашел, что искал. Шумно вбил на место  последний  ящик  и  пошел
назад, неся в руках изящную лаковую шкатулочку, лист бумаги,  расчерченный
под таблицу заранее, Бог весть сколько часов или лет  назад,  и  карманный
калькулятор. Длинные концы некогда мохнатого, но сильно облысевшего  пояса
мотались  из  стороны  в  сторону.  Граммулька  уже  делала   свое   дело:
морщинистые  запавшие  щеки  Глухова  приобрели  живой  оттенок,  и  глаза
заблестели. - Это просто, вы в пять секунд освоите. Только мы сначала  еще
всосем.
     Всосали. Малянов зажевал, Глухов занюхал.
     - Вы бы закусили, Владлен, - просительно сказал Малянов. -  Протухнет
ветчинка-то.
     Глухов только мотнул головой, решительно отказываясь.
     - Вы ешьте, Дмитрий. Я, собственно, для вас... По мне либо есть, либо
пить, вы же знаете, - он аккуратно вытряхнул на стол из  шкатулочки  шесть
увесистых кубиков. - Когда и ешь, и пьешь, то только тяжелеешь, а полету и
в помине нет. Зря и еда расходуется, и питье... - ребром ладони  отодвинув
чуть в сторону калькулятор, расправил  лист  с  таблицей.  Почему-то  счел
своим долгом пояснить: - А машинку мне  Икеда  Он  подарил  в  восемьдесят
шестом... - видимо, калькулятор имелся в виду. Чувствовалось,  что  Глухов
уже легонечко поплыл. - Великий японский синолог, медиевист. Он в тот  год
приезжал к нам сюда, летом... - вскинул на  Малянова  ясные,  молодые,  но
лихорадочно  пылающие  глаза  и  вдруг   скривился:   -   Милостыня,   да.
Гуманитарная помощь. Ну-с, приступим!
     Оказалось действительно просто.  Думать  почти  не  надо,  главное  -
решиться на то или это, а дальше  как  повезет.  Конечно,  названия  фигур
поначалу  путались:  "малый  фул",   "большой   фул",   "стрит",   "карэ",
"десперада"... С некоторой опаской Малянов  ждал,  как  поведет  себя  то,
наверху, - ведь везение, столь  необходимое  именно  в  подобной  игре,  и
горний присмотр несовместимы. Ничего не смог заметить.
     Скоро Малянов почувствовал, что метание приятно тяжеленьких  кубиков,
дробно постукивающих ребрами по столу, и аккуратное  записывание  очков  -
здесь тоже давний ритуал, обросший фразами и гримасами  задолго  до  него,
Малянова. Явно, например, выбросив удачно "генерала" - шесть  шестерок  из
шести - надо было, как  Антуан  в  "Беге",  громко  возгласить:  "Женераль
Чарнота!" А если вместо шестерок при попытках выбросить именно  "генерала"
шла какая-нибудь  дребедень,  нужно  было,  с  презрением  глядя  на  нее,
говорить: "Ага! Это он, я узнаю его - в  бл-л-людечках-очках  спасательных
кругов!", обязательно акцентируя "бл",  будто  хочешь  выругаться.  Глухов
священнодействовал. Он тряс кости перед броском так, словно ласкал их.  Он
собирал их со стола в ладонь так, словно это были ушедшие годы.  Очевидно,
он не с Маляновым играл, он вообще не играл - он вспоминал...
     Малянов ощутил себя чужим.
     Он хлопнул стопку без закуси.
     Постепенно, к его удивлению, игра взяла  его  в  оборот  -  он  начал
волноваться. Всерьез вскрикивал, если Глухову слишком  уж  везло,  всерьез
злился на кости, если они упрямились, всерьез  радовался,  когда  легко  и
быстро выпадал желаемый расклад.
     Они всосали еще. В голове у Малянова зашумело;  он  стал  вскрикивать
чаще и громче. Глухов с хмельной улыбкой озорно погрозил ему пальцем:
     - А ты азарт, Парамон!
     Малянов выиграл.
     Отдуваясь, он откинулся на  кочковатую  спешку  кресла,  потом  опять
наклонился вперед, потянулся к бутылке, чтобы налить еще по одной, - и тут
обнаружил, что зелье кончилось.
     - Реванш! - громко сказал Глухов. - Хочу реванш! Имею право!
     - Впер-ред! - согласился Малянов.
     - Но нужно взять еще.
     - Точно? - засомневался Малянов, однако больше  для  вида;  на  самом
деле он тоже начал подумывать, что нужно взять еще.
     - Абсолютно точно.
     - У меня тысяч семь есть.
     - Дмитрий, не обижайте старика. Я сегодня банкую.
     - Почему?
     - По ощущениям. Ну, айда?
     - Дождь начался. Слышите - шумит.
     - Тут недалеко до ларьков, пять минут. Не растаем!
     Не зажигая света в длинной прихожей - падавшего в  дверь  из  комнаты
хватало, - они, то и дело задевая друг друга плечами и локтями,  набросили
плащи, обулись в уличное. Положив руку на замок, Глухов  вдруг  остекленел
на несколько секунд, потом повернулся к стоявшему позади Малянову,  задрал
белое лицо и, едва не касаясь губами  маляновского  подбородка,  громко  и
горячо дыша, свистящим шепотом сообщил, как сообщают страшные тайны:
     - Востоковедению - тоже конец!
     Малянов опешил.
     - Почему?
     - Ну что вы дур-рацкие вопросы задаете, Дмитрий! - Глухов  отвернулся
и попробовал открыть замок. Замок упрямился.  -  Не  хочет...  -  невнятно
пробормотал Глухов. - Не пускает... Никто никуда  нас  не  пускает!  Зачем
свет человеку, путь которого закрыт? -  он  остервенело  принялся  дергать
замок.
     - Дайте, Владлен, я попробую.
     Глухов неожиданно согласился.
     - Попробуйте... - тихо и смирно произнес он, отодвигаясь.
     Дверь открылась безо всякого труда.
     - Ключ мы не забыли? - спросил Глухов и тут  же  сам  ответил,  сунув
руку в карман плаща:  -  Конечно,  нет,  вот  он,  -  опять  повернулся  к
Малянову: - Мне-то что? У меня пенсия и я один. А вот наши так  называемые
молодые... те, кому по тридцать пять - сорок... Переучиваться  поздно,  до
пенсии не дотянуть, дети - мелюзга, зарабатывать начнут  не  скоро.  Ужас.
Конец, Дмитрий, конец!
     На  лестнице  их  вдруг  скачком  развезло.  Ступеньки  повели   себя
непредсказуемо. Сначала  Малянов,  потом  Глухов  едва  не  сверзились;  с
хохотом спасали один другого попеременно.  Под  косо  летящий  из  темноты
дождь они вывалились обнявшись, громко и слаженно декламируя:
     - Соловьи на кипарисах и  над  озером  луна.  Камень  черный,  камень
белый, много выпил я вина. Мне сейчас бутылка пела  громче  сердца  моего:
"Мир лишь луч от лика друга, все иное - тень его!"
     Черная вода  в  канале  Круштейна  мелко  и  нескончаемо  трескалась;
низкое,  истекающее  колкой   водой   небо   было   угрожающе   подсвечено
оранжево-красным. Громыхали мимо машины,  скача  на  щербатом  асфальте  и
кидая в стороны невеселые фонтаны.
     - Я бродяга и трущобник, непутевый человек. Все, чему  научился,  все
теперь забыл навек. Ради... пара-ра-ра одного... одного чего? Дмитрий,  не
помните?..
     - Розовой усмешки и на...
     - Напева, точно!
     Хорошо, что оба любили Гумилева.
     - Ради розовой усмешки и напева одного: "Мир лишь луч от лика  друга,
все иное - тень его!"
     На  площади  Бездельников  -  бывшей  Благовещенской,  бывшей  Труда,
теперь, наверное, опять Благовещенской, но все равно всегда Бездельников -
призывно сияли ларьки,  цветные  от  бесчисленных  бутылок;  издалека,  да
вечером, да сквозь дождь, они казались радостными  россыпями  стекляшек  в
калейдоскопе.
     - Вот иду я по могилам, где лежат мои  друзья.  О  любви  спросить  у
мертвых неужели мне нельзя? И кричит из ямы череп тайну гроба своего: "Мир
лишь луч от лика друга, все иное - тень его!"
     Пришли.
     - Давайте в банке. Говорят, в банках безопасней.
     - Мне все равно. В банке так в банке. Главное - побольше.
     - Одну.
     - Не валяйте дурака, Дмитрий. Еще раз бежать придется.
     - Одну.
     - Две.
     - Одну.
     - Разучилась пить современная молодежь! -  а-ля  Атос  сказал  Глухов
сокрушенно. - А ведь это был лучший из них! -  и  добавил  уже  совершенно
по-нашему: - Две!
     - Каждый знает, что последняя бутылка оказывается лишней, но никто не
знает, какая бутылка оказывается последней, - сказал Малянов.
     - Черт с вами. Одну так одну.
     - "Петров"?
     - Вот эту!
     - Может, "Аврору"? Гляньте на ценники.
     - Никогда не думал, Дмитрий, что вы мелочный человек!
     Малянов наклонился к окошечку.
     - Хозяин, баночку...
     Торопливо, горстью, выдернув из кармана плаща мятые тысячи, Глухов  с
неожиданной силой отпихнул Малянова немощным плечиком. Крикнул продавцу:
     - Две!
     - Дуба не дайте с  натуги,  отцы!  -  с  насмешливой  заботой  сказал
крепкий, как десантник, парень внутри.
     - Будь спок, - ответил Малянов, принимая банки  и  рассовывая  их  по
карманам.
     Уворачиваясь от машин, они перебежали площадь. Плащи отсырели,  стали
зябкими и тяжелыми... На углу Глухов остановился.
     - Надо было три брать.
     Малянов взял его за локоть.
     - Ну я сбегаю, если что, - мягко сказал он.
     - Но плачу я!
     - Да что у вас случилось такое, Владлен?
     Глухов мотнул головой и  подозрительно  уставился  Малянову  в  лицо.
Помедлил, тяжело и часто дыша. Назидательно поднял палец.
     - Как учил Конфуций... или не Конфуций?..
     Он задумался. Потом вдруг громко и торжественно промяукал с какими-то
невероятными, но  очень  вескими  интонациями,  одни  гласные  протягивая,
другие обрывая резко. Чувствовалось, это доставляет ему удовольствие.
     - Ши чжи цзэ и-и и вэй шэнь! Ши луань цзэ и-и шэнь вэй и!
     Две шедшие мимо размалеванные девчонки в  клевых  прикидах  испуганно
шарахнулись.
     Глухов опять поднял палец.
     - Когда в  мире  царит  порядок...  "чжи"  значит  "благоустраивать",
"упорядочивать", "излечивать" даже... соблюдение моральных обязанностей...
"и" обычно переводится как "долг", "справедливость" - в общем, все то, что
человек делает под давлением императивов  морали...  соблюдение  моральных
обязанностей оберегает личность. Но когда в мире  царит  хаос  -  личность
оберегает соблюдение моральных обязанностей!
     Интересная мысль, подумал Малянов. Холодный  душ  на  ветру  подлечил
его, тротуар перестал  колыхаться.  И  формулировка  блистательная,  почти
математической четкости. Надо будет обдумать  на  трезвую  голову.  Только
запомнить бы...
     - Понимаете,  Дмитрий?  Не  папки  свои  бумажные,  черт  с  ними,  с
папками... Соблюдение моральных обязанностей! Вопреки  хаосу!  Потому  что
они-то и противостоят... хаосу. Только! Вопреки боли... страху... главное,
главное - страху! - едва не потеряв равновесия,  он  подался  к  Малянову;
бессильно ухватился за воротник маляновского плаща,  запрокинул  голову  и
опять лицо в лицо горячо выдохнул: - А я сдрейфил.
     Оказалось,  они  не  заперли  дверь.  Старомодный  замок  Глухова  не
защелкивался, его надлежало крутить ключом не только при входе, но  и  при
выходе. На протяжении тех двадцати минут, что они  летали  на  дозаправку,
более гостеприимной квартиры не было, вероятно, на всей набережной.
     Они развесили насквозь мокрые плащи на плечики, вынутые  Глуховым  из
платяного шкафа, и расселись по своим местам. Но играть уже  не  хотелось.
Накатывало что-то серьезное из глубин. Глухов просунул тонкий  и  крепкий,
будто птичий, палец в загогулинку на крышке банки и дернул.
     - Форвертс, - тихо сказал он, берясь за стопку.
     - Аванти, - негромко ответил Малянов.
     Они выпили. Глухов привычно занюхал, Малянов  куснул  бутерброд,  еще
стараясь как-то беречься, пожевал и проглотил с трудом; остальное отложил.
Есть не было никакой возможности. Водка  уже  не  грела  желудок  -  сразу
густым мятным студнем вспухала в голове.
     - О вашем друге... Филиппе... ничего не слышно? - вдруг  осторожно  и
совершенно трезво спросил Глухов.
     И Малянов понял, что именно этого разговора ждал здесь годами. Именно
возможность этого разговора, тлеющая с тех самых пор,  связала  их,  таких
разных, так отчаянно и бессмысленно симпатизирующих друг другу;  ни  тому,
ни другому о главном больше не с кем было говорить.
     - Как в воду канул.
     - А этот... как его... Захар?
     - Понятия не имею. Я знал его через Вальку только... а  Валька  давно
уехал, я рассказывал.
     - Да, помню...
     Помолчали. Глухов крутил стопку пальцами,  потом  налил  себе.  Потом
спохватился; неверной рукой налил Малянову.
     - Мне кажется, Дмитрий, мы чего-то не додумали тогда.
     Малянову на сердце вдруг словно плеснули кипятком.
     - А вы не боитесь заводить об этом разговор, Владлен?
     Глухов усмехнулся уголком рта, продолжая вертеть пальцами теперь  уже
полную стопку.
     - Я один, - сказал он. Малянов молчал.  -  Лично  меня  им  ничем  не
ущучить, а, кроме меня, у меня никого нет. Я, Дмитрий, быстро  понял,  что
постоянной тревоги...  постоянного  ужаса  за  тех,  кто  близок,  мне  не
выдержать. Жена умерла давно, еще до всего... Дети взрослые. Я  с  ними  в
такого самодура-маразматика сыграл... теперь и носу сюда не кажут, дай Бог
на день рождения открыточку... А последняя моя...  привязанность...  -  он
вдруг  осекся  и  принялся   мелкими,   суетливыми   движениями   собирать
рассыпанные по столу кости и укладывать в шкатулочку. - Последняя...  Я...
тоже сделал так, чтобы она ушла. Им меня не взять! - крикнул он, даже чуть
приподнявшись в кресле.
     - Кому - им? - тихо спросил Малянов. Глухов коротко  глянул  на  него
из-под косматых стариковских бровей и пробормотал хмуро:
     - Ну - ему...
     - Кому - ему?
     Глухов не выдержал. Поднес стопку ко рту и схлебнул одним глотком.
     - Дмитрий, - сказал он перехваченным горлом.  -  Дмитрий,  вы  что-то
знаете.
     Тогда Малянов тоже схлебнул одним глотком. Этого  мгновения  он  ждал
столько лет - а теперь молчал, не продавить было слов.  Студень  в  голове
загустел еще  пуще.  Но  предохранительные  заслонки  стояли  несокрушимо;
Малянов хотел - и не мог. Не мог.
     - Именно вы... - медленно сказал Глухов. - Я еще тогда  подумал,  что
это должны быть именно вы...
     Малянов молчал.
     - Ведь в нашей странной компании вы - уникальная фигура.
     - Вот уж нет! - вырвалось у Малянова.
     - Вот уж да. Вам это не приходило в голову? Вашему другу это тоже  не
пришло в голову, иначе он вынужден  был  бы  как-то  скорректировать  свою
теорию. А все так просто  и  так...  настораживающе.  Думаю  -  только  не
обижайтесь на меня, пожалуйста,  -  чтобы  заметить  очевидную,  но...  не
имеющую к точным наукам деталь, он был слишком бесчеловечен.
     - Фил - самый добрый и отзывчивый человек, какого я знал... - Малянов
вздрогнул. - То есть знаю.
     - Возможно. Хотя я сказал бы это не про него, а  про...  вас.  Но  не
будем сейчас об этом. Посмотрите. Он одинок. И когда эти  всемогущие,  или
это всемогущее, или скажите, как хотите... его бьют - то бьют только  его.
Вайнгартен. Жена, дети. Но когда его бьют - бьют только  его.  Захар.  Те,
кого он, так сказать, любил, - Глухов скривился иронически, а потом подлил
себе из банки,  -  используются  исключительно  как  внешний  раздражающий
фактор. Наравне с прочими.  Что  женщины,  что  прыщи...  Фактически  бьют
только его. Теперь я. Не совсем одинок. Но когда меня били -  били  только
меня. Пока я не познакомился с вами, мне и в голову не приходило, что тем,
кто рядом со мной, что-то грозит. Именно после трагедии с  вашим  сыном  я
стал сам не свой... принялся все кругом  выжигать  со  страху...  а  ведь,
насколько я помню, и вашу супругу пытались как-то...
     По лицу Малянова прошла тень, Глухов всполошенно взмахнул руками -  и
едва не опрокинул ополовиненную банку; теперь он мусолил в пальцах уже  не
стопку, а всю банку сразу.
     - Простите, если я вам напомнил!..
     - Ничего, Владлен, ничего.
     - Я хотел сказать лишь, что вы - единственный,  кого  били  косвенно.
Опосредованно. Кого мучили не лично, а муками  близких.  И  только  тем  и
сломали.
     Малянов покрутил головой и вдруг жалко улыбнулся.
     - Давайте-ка, Владлен, прервемся на минутку и всосем со  скворчанием,
- попросил он. Глухов внимательно посмотрел на него  хмельными,  безумными
глазами и произнес:
     - Конечно.
     Они всосали. Но, едва продышавшись  и  прокашлявшись,  Глухов  сказал
негромко, но так напряженно, что казалось, горло у него готово взорваться:
     - Не кажется ли вам, уважаемый Дмитрий... Чтобы так  точно  отличить,
кого  нужно  ломать  болезненной  сыпью,  шаровыми  молниями  и   ужасными
пришельцами, от того, кого нужно ломать угрозой здоровью ребенка, это ваше
Мироздание... эти ни черта не смыслящие дохлые атомы и  кванты...  слишком
уж хорошо понимают, что такое любовь?
     Попадание было математически точным. Малянова заколотило.
     - Вы ничего не хотите мне сказать? - почти прошептал Глухов.
     Малянов хотел сказать многое. Давно хотел.
     - В отличие от вас, я не один, - сказал он.
     Он мог, очень постаравшись, допиться до того, чтобы начать ненавидеть
Бобку и Ирку за то, что все время за них боится. Как-то раз, с год  назад,
он в таком состоянии заявился домой в три ночи... это была картина маслом,
лучше не вспоминать. Сказать по правде, он почти ничего и не помнил.
     Но допиться до того, чтобы не бояться за них, - было невозможно.
     - Хорошо, - после паузы  сказал  Глухов  и  потряс  банку,  проверяя,
сколько в ней осталось. Банка булькнула  с  успокоительной  грузностью.  -
Тогда я еще поговорю сам.
     - Конечно, - сказал Малянов. - Мне очень интересно.
     - Не сомневаюсь.
     Глухов помедлил, а  потом  отставил  вдруг  банку  и  тяжело,  совсем
по-стариковски поднялся. Пошаркал к книжному шкафу.
     - Открытие того факта, что Мироздание неожиданно  оказалось  этически
подкованным, заставило меня посмотреть на всю ситуацию  несколько  с  иной
точки зрения, - с дурной, пьяной академичностью начал он.  -  Может  быть,
дело вообще не в тех научных разработках,  которые  мы  сочли  тогда...  с
легкой руки вашего друга... корнем всех бед? - он говорил и  одновременно,
наклонив маленькую лысую голову к плечу, просматривал корешки книг.  -  Во
всяком случае, не только и не столько в них.
     - А в чем же? Ведь давление явно  было  снято,  когда  мы...  вы,  я,
Захар... Валька... бросили...
     Глухов на  миг  обернулся,  хитро  прищуренным  глазом  стрельнул  на
Малянова и опять уставился на фолианты. Что он искал?
     - А снято ли? - спросил он.
     Малянов молчал.
     -  Нет,  наши  работы,  безусловно,   послужили   каким-то   толчком.
Инициирующим, стимулирующим... как  хотите  назовите.  Но,  если  подумать
всерьез и спокойно,  -  любая,  любая  научная  работа  чревата  тотальным
изменением мира через миллиард лет. Любая, понимаете? А не пустили  только
нас. Ну, безусловно, еще кого-то, кого мы не знаем...  Но  ведь  знаем  мы
довольно многих. И среди этих многих Одержанию, так  сказать,  подверглись
только мы. Значит, дело не столько в том, чем человек занимается,  сколько
в том, какой он. Логично?
     - Логично, - против воли улыбнулся Малянов.
     Глухов нашел наконец то, что искал. С трудом, в несколько  приемов  -
она не шла сразу - выдернул тоненькую коричневую книжицу из вбитых в полку
томов.
     - А это сразу меняет все акценты, не правда ли?
     - По-видимому, да, - признал  Малянов  после  паузы,  хотя  в  первый
момент хотел смолчать.
     - Но неужели мы такие подонки? Неужели именно мы так дурно  воспитаны
временем, страной... чтобы это разбирающееся  в  любви,  а  значит,  и  во
многих прочих чисто человеческих ценностях  Мироздание  сочло  необходимым
именно нас придержать?
     - Ему виднее.
     - Знаете, милейший Дмитрий, это не ответ.  Пути  Божьи  неисповедимы,
вот что вы мне сейчас сказали. Но вы же ученый!
     - Да какой я теперь ученый, - вырвалось у Малянова.
     Глухов снова уселся в кресло напротив.
     - Что важно для ученого в первую очередь? Обилие материала. Приняв за
критерий Мироздания научную составляющую нашей деятельности, мы  оказались
в тупике. Потому что могли оперировать только фактами, относящимися к  нам
пятерым. Но, приняв за критерий этическую составляющую, мы сразу расширяем
круг  пригодного  к  использованию  материала.  Потому  что  спокон   веку
человечество бьется и не может разрешить загадку мира, возможно,  одну  из
основных его загадок... от ответа на которую, возможно,  в  полном  смысле
слова зависит судьба человечества. Не от разгадки  тайны  рака,  и  не  от
разгадки тайны гравитации, и не от разгадки тайны письменности инков, и не
от чего-то там... - Глухов вдруг сбился на нормальную человеческую речь  и
запнулся, сосредоточиваясь. - Загадка формулируется так:  почему  каких-то
людей, в общем,  совсем  даже  не  плохих,  зачастую  наоборот,  это  ваше
Мироздание берет под пресс, не давая им жить? Почему?
     - Ну и почему? - затаив дыхание, спросил Малянов. Он был уверен,  что
Глухов ответит. Его мысль шла параллельно мыслям Малянова - только  он  не
боялся.
     Глухов некоторое  время  глухо,  страшно  дышал,  глядя  на  Малянова
исподлобья.
     - Не знаю! - выкрикнул он потом. -  Не  знаю!!  -  и  снова  вздохнул
шумно, как кит. - А вы, похоже, знаете...
     Малянов молчал.
     - Критерий,  Малянов!  -  рявкнул  Глухов  и  потянулся  к  банке.  -
Критерий!!
     Они всосали.
     - Самый пример, который на  слуху  -  Иов,  конечно,  -  перехваченно
сказал Глухов. - Но вот  совсем  иная  культура.  Никаких  вам  библейских
истерик, никакого кичливого, будто  выигравший  "Волгу"  золотарь,  хамски
упивающегося своим всемогуществом Бога... - Он раскрыл коричневую книжицу,
лежащую у него на коленях. - Китай, три века до  Рождества  Христова.  Был
там такой поэт, Цюй Юань, в  конце  концов  от  всего  этого  скотства  он
утопился...
     - Какого скотства?
     - Какого? Несправедливости мира, вот какого!
     - О... Тогда нам всем пришлось бы топиться.
     - В том-то и дело, что  далеко  не  всем!  Я  вам  сейчас  почитаю...
перевод, конечно, не ахти, но мучить вас подлинником...  Две  поэмы,  одна
называется "Призывание души", а другая - не в бровь, а  в  глаз...  именно
то, что нас с вами сейчас интересует, интересовало и его, поэма называется
"Вопросы к небу"... Вот, слушайте... "Я с юных лет хотел быть бескорыстным
и шел по справедливому пути. Всего превыше  чтил  я  добродетель,  но  мир
развратный был враждебен ей. Князь  испытать  меня  не  смог  на  деле,  и
неудачи я терпел во всем - вот отчего теперь скорблю и плачу..."
     Неудачи я терпел  во  всем,  думал  Малянов.  Да,  это  наш  человек.
Двадцать три века назад... с ума сойти. Будто сию минуту вышел. Правда,  в
наше   время   про   себя   никто   не    посмел    бы,    кроме    всяких
Анпиловых-Жириновских, заявлять: я с юных лет хотел  быть  бескорыстным  и
шел по справедливому пути. По принципу: сам себя не похвалишь -  три  года
ходишь как оплеванный... Вот почему я не могу принять религии - уж слишком
отцы сами себя хвалят. Пока говорят  о  вечном  -  и  чувствуется  дыхание
вечности; но как переключаются на дела людские - так все  людское  из  них
прет... Мы самые замечательные, нам даже грешить можно,  потому  что  наше
покаяние будет услышано Господом в первую очередь, и вообще - без церкви и
ее бескорыстной смиреннейшей номенклатуры вам, быдло, пыль лагерная...  то
есть, пардон, земная... с Богом не связаться...
     -  Узнаете  симптомы?  Но  никакими  науками,  ни  астрофизикой,   ни
востоковедением, Цюй Юань не занимался, смею вас уверить! Он  был  выделен
из общей массы чисто по этическому признаку и раздавлен именно за это:  за
желание чтить добродетель и  быть  бескорыстным.  Понимаете?  Почему?  Чем
Мирозданию не по нраву праведники?
     Глухов горячился, стариковски брызгал  слюной  -  и  читал,  читал...
Малянов честно вслушивался, но скоро от всевозможных Саньвэев,  Чжу-лунов,
Си-хэ и Сяньпу голова у него пошла кругом. Он всосал.
     - "Во тьме без дна и без краев свет зародился от чего? Как два начала
"инь" и "ян" образовали вещество? Светло  от  солнца  почему?  Без  солнца
почему темно? При поздних звездах, до  зари,  где  скромно  прячется  оно?
Стремился Гунь, но не сумел смирить потоки! Почему великий опыт  повторить
мешали все-таки ему? Ведь черепаха-великан и совы ведьмовской  игрой  труд
Гуня рушили! За что казнен владыкою герой?" Вы чувствуете подход, Дмитрий?
Это ведь наш подход! Фрейд говорил: поэты всегда все  знали!  Это  правда!
Общий интерес к устройству Вселенной как таковой подразделен на интерес  к
ее физическому устройству и интерес к ее этическому  устройству.  Для  Цюй
Юаня эти категории однопорядковые. Несправедливость происходящего  в  мире
людей он уже тогда поставил в ряд с другими не объяснимыми на  том  уровне
знаний природными явлениями. Но  мы-то  теперь  знаем,  почему  от  солнца
светло и куда солнце прячется ночью! Может, сумеем понять и то,  почему  и
за что казнен владыкою герой?!
     Глухов умолк. Иссяк.
     Страницы  раскрытой  книги  трепетали  у  Глухова  на  руках  -  руки
тряслись.
     - Молчите, - проговорил Глухов мертво и отложил книгу  на  столик.  -
Что ж, вольному воля... Но у меня недавно появилась еще одна мысль. И я ее
выскажу, - он перевел дух. - Страна, - сказал он. - Наша страна. У вас нет
ощущения, что ее тоже кто-то нарочно не пускает  вперед?  Шаг  влево,  шаг
вправо, кувырки на месте - только не вперед...
     - А что это такое - вперед? - спросил Малянов.
     - Не знаю... В том-то и дело, что этого я тоже пока не знаю. Но  если
бы удалось найти, за что не пускают, - из этого автоматом  выскочил  бы  и
ответ на вопрос, куда не пускают. Покамест я могу только сказать, что - не
пускают. Это факт. Это исторический факт. Именно когда возникает  реальный
шанс... То спятит властный Иван Четвертый, то при дельном Годунове из года
в год неурожай, то именно  гуманистом  и  экономистом  Гришкой  Отрепьевым
пальнут  из  пушки,  то  вдруг  Петр  Великий  вылезет  со   своим   чисто
муссолиниевским "ничего кроме государства, ничего вне государства,  ничего
помимо  государства",  то  именно  Освободителя  шандарахнут  бомбой,   то
большевики учинят в стране, уже  начавшей  наконец  развивать  европейской
силы экономику, восточно-феодальную  деспотию...  а  то  вдруг  всенародно
избранные полезут изо всех щелей с воплями: и мне кусок! И мне кусок!  Вам
это не приходило в голову?
     Малянов помолчал. Медленно произнес, глядя в сторону:
     - Мне это приходило в голову.
     Глухов вскинулся:
     - Ну и?
     - И ничего, - улыбнулся Малянов. - Знаете что, Владлен? Принесу-ка  я
вторую банку, она у меня еще  в  плаще  в  кармане.  Грех  упускать  такую
возможность. Если уж начали, ужремся сегодня, как свиньи. Вы не против?
     Глухов похлопал себя  по  карманам  кофты,  нащупал  что-то;  вытащил
удостовериться. Какое-то лекарство. Валидол, нитроглицерин... в общем, как
углядел Малянов, что-то сердечное. Дальнозорко держа упаковку в  вытянутой
руке, Глухов для вящей надежности прочитал название и положил лекарство на
столик рядом с собою, у локтя.
     - Несите, - сказал он. - Я не про..."


     "...но не как свинья. Некие тормоза все же сработали.  Скорее  всего,
не хотелось Ирку огорчать.
     Вылив остатки водки в раковину, чтобы Глухов не соблазнился ночью или
под утро, убедившись, что тот уже буквально засыпает на ходу, и  тщательно
послушав, запер ли  изнутри  хозяин  дверь,  Малянов,  шатаясь,  ушел.  На
беспросветно  темной  лестнице,  скачущей  под  ногами,  как   батут,   он
сверзился-таки и основательно приложился копчиком о  ступеньку;  искры  из
глаз посыпались.
     Транспорт уже едва ходил, но Малянову на сей раз, против обыкновения,
повезло - и он из этого сделал вывод, что нынешний  сумбурный  разговор  с
Глуховым, в общем, не поставлен ему в вину. Отмолчался - не виноват.  Будь
все проклято. Осточертело отмалчиваться.
     Две трети дороги удалось подъехать  на  ковыляющем  в  парк  трамвае.
Последнюю  треть  прошел  пешком.  Вторую  половину  этой  трети  он   уже
более-менее  помнил;  от  предыдущих  этапов  путешествия  осталось   лишь
ощущение боли в расшибленной заднице и чьего-то  пристального  взгляда  на
затылке; как ни крутился Малянов на сиденье  -  а  значит,  было  какое-то
сиденье, значит, он сидел в том, на чем ехал, значит, он на чем-то ехал  -
чужой взгляд оставался на затылке, и точка. Паранойя.
     Дождь перестал, а ветер задувал все сильней, все злей.  Зяблось.  Под
ногами хлюпали и расплескивались невидимые в темноте лужи. На всей улице у
домов не горели фонари - то ли опять ветром порвало провода, то  ли  город
экономил  электричество.  Граждане,  соблюдайте   светомаскировку!..   Нет
проблем, сблюдем, раз свету нету. Лучше нету того свету.
     Тучи кое-где полопались от ветра,  и  в  рваных  бегущих  дырах  едва
живыми точками помигивали звезды. Там, среди этих звезд, звучал  и  звучал
отголосок  новорожденного  вскрика  мира,  веяло  нескончаемое  дуновение,
оставленное его изначальным вздохом, - реликтовое излучение.  Его  открыли
здесь,  в  Пулкове,  -  но,  взнузданные   обязательствами   плановыми   и
обязательствами встречными социалистическими, приняли за шум отвратительно
неустранимых помех, отмахнулись, переключились - и два десятка лет  спустя
Нобелевки за состоявшееся открытие получили американцы Пензиас и Уилсон. А
там, среди звезд, было на это плевать. Там из века в век, из миллионолетия
в миллионолетие, космический водород излучал на волне  длиной  в  двадцать
один сантиметр. Там жила гравитационная постоянная.  Там  жила  постоянная
Хаббла. Они были настолько постоянными, насколько вообще что-то может быть
постоянным в  этой  не  нами  придуманной  Вселенной.  Они  совершенно  не
зависели от баксовых полистных ставок и от государственного финансирования
бюджетных организаций, от того, куда поплывет валютный коридор,  от  того,
как вырядится на следующее заседание Марычев, на сколько  еще  старушечьих
голосов распухнут щеки Зюганова и что еще ляпнет Ельцин, от того, в  каком
селе   на   сей   раз   мирные    чеченские    убийцы    выпустят    кишки
мальчикам-поработителям, вконец уже переставшим  понимать,  зачем  их  тут
кладут... от того, будет ли у меня завтра трещать башка и выкурит ли  Ирка
завтра пачку или все-таки меньше.
     Вспомнилось, как осенью семьдесят восьмого он гордо и опасливо  катил
по этой самой улице  новорожденного  Бобку  в  его  коляске,  а  на  плече
болтался транзистор, и тоже совсем еще молодая Алла Борисовна мягко  пела:
"Этот мир придуман не нами, этот мир придуман не мной..."
     Как там сказал Глухов? Поэты всегда все знали.
     "Во тьме без дна и без краев свет зародился от чего?"
     Хотелось прижаться лицом к коленям этих  постоянных  и  зареветь.  Не
марая свою боль словами; ведь слова у  нас  теперь  только  для  политики,
сплетен или острот. У  трезвых,  во  всяком  случае.  Мы  же  несгибаемые,
мужественные, гордые. Не постоянные, но гордые. Чем менее постоянные,  тем
более гордые... Просто зареветь в голос.
     И чтобы постоянные, погладив по голове, сказали: все  образуется.  Вы
будете с нами.
     Под  аркой  двора  словно  ворочался  увязший  по  горло  в   трясине
какой-нибудь вепрь Ы; взревывал, лязгал, скрежетал. Бил  копытом.  Окаянно
резкий свет фар косо выхлестывал на улицу, внутренняя  стена  арки  пылала
мертвенным огнем. Это очередной тяжелый  "краз",  отягощенный  необозримым
прицепом, пытался, заняв всю ширину прохода, вырулить на улицу со двора  и
никак не мог. Не хватало места. Как он очутился во дворе  -  не  иначе,  с
неба был спущен ангельской дланью.  Или  сатанинской?  Он  подавал  назад,
дергался, подавал вперед, безнадежно и тупо ревел, испуская видные даже  в
неверном свете собственных фар, отраженном стеною арки, густые и  тяжелые,
как жидкая грязь,  ошметки  черного  дизельного  гарева  -  но  прицеп  не
вписывался в поворот. Малянов отступил, остановился на улице чуть поодаль.
Откинулся на стену дома спиной, чтобы не потерять  равновесия  -  хмельная
голова кружилась, если ее поднять, тем более, если запрокинуть, и  десять,
минут смотрел в небо, и  пятнадцать  минут,  и  двадцать  -  пока  наконец
грузовик..."



                                    3

     "...с тяжелой головой. И глаз не открыть. Вообще  оживать  как-то  не
хотелось. Незачем было оживать. Иркина сторона тахты пустовала и  холодила
- значит, встала, и встала давно. Некоторое время  Малянов  поворочался  с
боку на бок, пытаясь найти положение поуютнее, такое, чтобы еще подремать.
По опыту он знал, что,  если  проснуться  после  одиннадцати,  практически
никаких следов вчерашнего отравления в извилинах не остается. А  вот  если
проснуться до девяти, весь день ходишь дурной. Но не задремывалось, и даже
не лежалось. И вставать не хочется, и лежать не хочется.  Вот  так  и  вся
наша мутота: и, жить тошно, и помирать жалко... Он открыл глаза.
     И сразу увидел висящую на стене напротив  изголовья  -  кажется,  это
называется "в изножье" - дешевенькую и  уже  порядком  выцветшую,  но  все
равно прекрасную, нежную, как клавесинная соната, "Мадонну Литта". Малянов
купил эту репродукцию за пять, вроде  бы,  рублей,  или  даже  за  три,  в
отдельчике изопродукции Гостинки на Садовой линии Ирке к  Восьмому  марта.
Давно. Совсем старый стал, подумал Малянов. То, что было давно,  помню  до
мелочей...
     Как на зимних каникулах пятого курса мы, совершенно шальные, катались
на  лыжах  в  Ягодном  и  страшно  форсили,  демонстрируя  своя   нешибкие
спортивные умения - доохмуривали дружка дружку, хотя всем  окружающим  уже
ясно было, что взаимный охмуреж состоялся вполне, так мы  сняли...  стояли
морозы, и я мучился со своей кинокамеркой "Кварц", потому  что  пленка  от
холода в ней становилась хрупкой и лопалась, приходилось  прямо  на  лыжне
снимать варежки, лезть окоченелыми пальцами в  ледяные  потроха,  отрывать
зажеванные куски и вновь вправлять пленку в принимающую кассету, и  Валька
говорил: "Ты похож на шпиона, который, гад, чует,  что  его  сейчас  брать
придут, и лихорадочно засвечивает свои фотоматериалы..."; и Фил, и  Валька
со Светкой хохотали, и мы с Иркой хохотали - но совсем не так, как хохочем
теперь... А назавтра мы снова бежали гуськом по сказочно остекленевшему  в
солнечном холоде  беззвучному  лесу,  оглушительно  скрежетали  лыжни,  и,
завидев  валяющиеся  на  снегу  обрывки  кинопленки,  Валька   патетически
возглашал: "Здесь происходила безнадежная борьба  американского  шпиона  с
сибирским пионером Васей!" - и мы хохотали... но не  так,  как  теперь.  А
поздним вечером - да собственно, ранней  ночью,  все  уже  расползлись  по
комнатам - в коридоре, у окошка, мы с  Иркой  впервые  поцеловались,  и  я
помню, как пахли ее духи, помню,  как  она  прятала  глаза  и  подставляла
губы...
     А "Мадонна" была уже в семьдесят седьмом. Ирка Бобку ждала, а я  ждал
утверждения кандидатской ВАКом. Год  великих  свершений...  Казалось,  все
барьеры сметены, все билеты  куплены,  и  открыта  нам  единственная  наша
дорога, по которой мы, талантливые,  любящие,  работящие,  будем  нестись,
будто на салазках с американских горок - вопя от азарта и восторга. Да я и
впрямь вопил от азарта и восторга, когда  пересказывал  Ирке,  раздувшейся
грациозно и цветуще - не так, как теперь,  -  все  поздравления  и  хвалы,
обрушенные на меня во время защиты; а она смотрела завороженно,  преданно,
влюбленно. "Избыточные фотоны - косвенное свидетельство не  регистрируемой
современными средствами наблюдения объемной вязкости Вселенной". Как там у
Стругацких в "Стажерах"?.. "Наступает чудесный миг,  открывается  дверь  в
стене - и ты снова Бог, и Вселенная у тебя на ладони..."
     А через два года наши полезли в Афган.
     Прощай, счастливый мальчик.
     Малянов решительно сел и спустил ноги  с  тахты.  Комната  решительно
поплыла. Малянов, набычившись, уставился в пол.
     - Ух, блин, - вслух пробормотал он.
     Посидел немножко и снова лег.
     Приоткрылась дверь, и в комнату осторожно просунулась Иркина голова.
     Несколько секунд Маляновы смотрели друг на друга. Потом Ирка спросила
на манер свежезамужней путаны из телерекламы:
     - Может быть, "Алка-Зелцер"?
     Малянов в ответ застонал  и  по-жаровски,  со  страданием  в  голосе,
протянул из "Петра Первого":
     - Катя, рассолу!
     Ирка вошла и присела на край тахты.
     - Пациент скорее жив, чем  мертв,  -  констатировала  она  фразой  из
"Буратино". - Ну и зачем тебе это надо было?
     - Что? - спросил Малянов.
     - Столько выхлебать.
     - Он, Ир...
     - Никаких "ой" и никаких "Ир". Я понимаю, можно выпить рюмку,  две  -
чтобы согреться, расслабиться, чтоб разговор... Что я,  ведьма?  Баба-Яга?
Понимаю. Даже сама могу. Но ведь ты зеленый! И вчера прекрасно  знал,  что
утром будешь зеленый. И никуда не годный.
     - Иронь, ну ладно тебе... У Глухова  что-то  случилось  -  то  ли  их
контору  прикрыли  совсем,  то  ли  еще  что...  в  отпаде  человек.   Ну,
оттянулись! Когда так вот с истерики оттягиваешься - за дозой не уследить.
     Ирка поджала губы.
     - Ну конечно, у Глухова, - сказала она  саркастически.  -  У  Глухова
отпад с истерикой - а медузой ты лежишь.
     - Надо, кстати, позвонить ему, - озабоченно  сказал  Малянов.  -  Жив
ли...
     - Он нас переживет.
     - Только, наверное, лучше попозже...  Вдруг  спит?..  Сколько  сейчас
времени, Иронь?
     - Я - не говорящие часы, - Ирка поднялась.  -  Вон  лежат  -  встань,
возьми и посмотри. Если можешь. А если не  можешь  -  то  и  незачем  тебе
время.
     У двери она остановилась. Обернулась.
     - Работать, как я понимаю, мы сегодня не в состоянии.
     - Ну почему... К вечеру я, может, и оклемаюсь.
     -  Ну  тогда  вечером  и  посмотрим.   А   покамест   -   объявляется
хозяйственный день. Пробежка по лабазам и  обеспечение  недельного  запаса
продовольствия,   стирка,   уборка   квартиры.   Что   предпочитает   ваше
изболевшееся от препон бытия, алчущее алкогольного отдохновения сердце?
     - Откровенно говоря, сердце предпочитает пару бутылок пива,  а  потом
еще пару часов поспать, - с бледной улыбкой натянуто пошутил Малянов.
     Ирка вытянула к нему обе руки и показала две фиги.
     - Тогда, хозяйка, у сердца нет предпочтений. Руководи, я все приму  и
все исполню.
     - Договорились. Поднимайся пока, а  я  посоображаю,  как  тебя  лучше
приспособить.
     Со второй попытки акт оставления ложа прошел успешнее. Сунув  ноги  в
шлепанцы, горбясь,  Малянов  нешустро  пошлепал  в  ванную.  Дремлющий  на
полочке под вешалкой, среди перчаток и шарфов Калям  нехотя  приоткрыл  на
него глаз, но не пошевелился и не издал ни звука. Из кухни выступил Бобка,
остановился - руки в карманах.
     - Что, сильно вдула? - сочувственным баском спросил он вполголоса.
     Малянов только рукой махнул. Потом сказал:
     - Правильно вдула. Самому тошно...
     Бобка коротко хохотнул со знанием дела.
     - Еще бы не тошно... Ох, и разит от тебя, па.
     - Представляю... Ничего, Боб. Сейчас душ приму, зубья  вычищу,  всосу
кофейку - и наверняка реанимнусь. Мы еще увидим небо в алмазах.
     - Давай. А то смотреть на тебя - прямо сердце кровью обливается.
     Малянов благодарно улыбнулся сыну и открыл дверь ванной.
     - Да, тебе какое-то  странное  письмо  пришло!  -  крикнула  Ирка  из
комнаты.
     - Что за письмо? - Малянов  остановился  на  полушаге,  сразу  ощутив
холодок нехорошего предчувствия.
     Ирка вышла в коридор с бумажкой в руке. Листок ученической  тетрадки,
кажется.
     - Я где-то к полуночи выглядывала тебя поискать...
     - Елки-палки, зачем?
     - Ну как. Все-таки  муж.  Вдруг  тебя  твоим  пресловутым  грузовиком
размазало. Да ты не беспокойся, я только во двор. Ни тебя,  ни  грузовика,
естественно, не обнаружила...
     Куда как естественно, подумал Малянов.
     - А на обратном пути смотрю - что-то белеет  в  дырочках.  Когда  оно
туда попало... прямо чудесным каким-то образом. Перед  программой  "Время"
Бобка за "Вечеркой" лазил - его еще не было.
     "Знаю я все эти чудеса", - снова, как когда-то, подумал  Малянов.  Он
сразу забыл и о головной боли, и о душе.
     - Без конверта, просто сложенный вчетверо листок. И надписан поверху:
Малянову.
     - Дай!
     - Мы прочитали, извини... раз уж без конверта. Ничего не поняли, чушь
полная. То ли кто-то подшутил, то ли после такого же  вот  снятия  стресса
перепутал ящики... или дома...
     - Или города, - добавил Бобка.
     Малянов развернул листок. Точно, тетрадка. В клетку. Небо  в  крупную
клетку.
     - А руки-то  дрожат,  -  с  отвращением  сказала  Ирка.  -  Позорище.
Пьяндыга подзаборный.
     Руки дрожали, и душа дрожала, как заячий хвост.  Началось.  Началось.
Глаза  Малянова  раз  за  разом  пробегали  коряво  написанные,  неровные,
бессмысленные фразы: "Если вам дороги разум и жизнь, держитесь  поближе  к
торфяным болотам. Само ломо. Мы не шестерки! Отрежь хвост. Вечер".
     Он медленно, как черепаха,  сглотнул.  Поднял  взгляд  на  жену.  Она
смотрела на него безмятежно и чуть иронично. Или чуть презрительно.
     - Хотела выбросить, но не решилась, - сказала она. -  Как  ни  крути,
тебе адресовано. Может, секреты какие-то, - усмехнулась. - И  вообще,  это
было бы неуважительно по отношению к главе семьи.
     - Генри Баскервилю жена Стэплтона писала про торфяные  болота,  -  не
утерпел Бобка. - Только у нее было наоборот: держитесь подальше!
     - У буржуев всегда все наоборот, - изо всех сил стараясь, чтобы голос
его не выдал, проговорил Малянов. Листок трясся в руке.  Малянов  протянул
его Ирке. - Конечно, кинь в ведро. Ребята, наверное, балуются. Может,  это
вообще знатоку торфяных болот  Малянову-младшему.  Видишь,  как  он  сразу
расшифровку начал.
     - Мы эту версию отрабатывали, - солидно пробасил Бобка. - По нулям.
     - Ну я не знаю, - сказал Малянов.
     Легким пролетающим  движением  руки  Ирка  взяла  из  его  трепещущих
пальцев письмо и послушно двинулась на кухню,  где  под  раковиной  стояло
помойное ведерко. Малянов смотрел ей вслед и думал: она  действительно  не
понимает?  Или,  подобно  ему,  мужественно  делает  вид?  Храбрость   или
черствость? Помнит ли она, как этот вот отца уже переросший  симпатяга,  а
тогда - трехлетний ласковый бойкий лопотун тужился у  них  на  коленях  до
слез до побагровения: "Ы-ы-ы! Ы-ы!", и не мог произнести ни слова? То есть
помнит, конечно, еще как помнит - но связывает ли с тем,  что  происходило
потом и продолжает происходить теперь? Или для нее эта  история  и  впрямь
сразу кончилась, как только Вечеровский бесследно исчез из своей  квартиры
- то ли действительно уехал на Памир, как собирался, то ли нет -  и  Бобка
после трехдневных невыносимых мук, трех дней ада  кромешного  сразу  вновь
залопотал? И,  как  вообще  свойственно  женщинам,  разделяющим  жизнь  на
ящички: это - отдельно, это - отдельно, а это - само по себе, и  не  сметь
перемешивать, она запихнула все, тогда происходившее, в герметичный  бокс,
тщательно его опечатала и уже ни за что не заглянет туда?
     От ответа  на  эти  вопросы  зависело  очень  многое.  Зависело  все.
Зависело, понимает ли она, что происходит с Маляновым, или просто  махнула
на него рукой и терпит, потому что Бобка. Зависело, едино  они  живут  или
просто притерто. Но Малянов никогда не  смел  спросить.  Он  боялся,  Ирка
элементарнейшим образом не поймет, о чем речь. И это будет значить, что  -
всего лишь притерто.
     Если едино - все обретало смысл. Если притерто, то... то - лучше, как
Глухов.
     Он обнял сына за плечи и тихонько, чтобы Ирка не слышала, спросил:
     - Сильно волновались вчера?
     - Спрашиваешь, - так же тихо  ответил  Бобка.  И  чуть  смущенно,  но
честно добавил: - Па, ты, пожалуйста, пока  не  реанимнулся,  не  дыши  ни
меня.
     Сквозь ком в горле Малянов засмеялся и пошел в душ.
     И только в горячем потоке, когда смотанные похмельем  в  маленький  и
тугой,  болезненно   болтающийся   клубок   извилины   в   башке   начали,
удовольственно покряхтывая, расширяться  и  распрямляться,  заполняя  весь
черепной  объем,  Малянов,  вновь   вспоминая   и   переживая   молчаливое
исчезновение Фила - хотя о чем ему было с нами, дезертирами, еще говорить?
- вдруг сообразил. И зубная щетка, мирно елозившая по  зубам,  вывернулась
из вдруг снова ставших неповоротливыми пальцев и больно ударила в десну.
     Малянов опустил руки и несколько секунд стоял как оглушенный.
     Вечер - это Вечеровский. "Вечер" в записке - это подпись.
     Это письмо от Фила, вот что это такое.
     Одному Мирозданию известно, как оно очутилось в ящике и что значит.
     Повеяло холодком. Значит, открылась дверь  в  ванную.  Точно;  сквозь
полупрозрачную  полиэтиленовую  занавеску  Малянов  увидел  смутный  Иркин
силуэт.
     - Ты как тут? - спросила Ирка  громко,  чтобы  Малянов  расслышал  ее
сквозь бодрый плеск.
     - Отлично.
     - Сердце?
     - Нету.
     - Да ну тебя, Димка! Я серьезно. Не делал бы ты воду такую горячую  -
замолотит сердчишко с бодуна.
     - Метода выверена, - ответил Малянов. - Я потом холодненькой окачусь.
     - Ну вот тогда тебя кондратий и хватит. Сосуды-то уже не те!
     - Сосуды-то как раз те, - сказал Малянов. - Содержание в них не то.
     Ирка засмеялась.
     - Очухался, чертяка. Ну, не задерживайся тут слишком, я кофе тебе уже
сварила. Остынет. А я на часы смотрю - думаю, все, утоп.
     - Сейчас, Иронь, выхожу.
     Вновь повеяло коротким, едва ощутимым сквознячком - дверь открылась и
закрылась.
     Почему он так  странно  написал?  Действительно,  шифровка  какая-то.
Торфяных болот... Что он хотел? Откуда?..
     Так, так, спокойно. Мы еще слегка ученые, логически мыслить не совсем
разучились. Тот же Шерлок пляшущих человечков  как  расщелкал  -  мы  что,
хуже? Он не знал, что Земля кругом Солнышка крутится, - а  мы  даже  слово
"Галактика" еще помним. Хоть сейчас ее разложим по Гартвигу...
     Как там было-то?
     Оказалось, нелепый текст воткнулся в память, словно я наперед знал  о
его важности. Впрочем, так и было, вероятно  -  интуиция  сработала...  Да
какая к черту интуиция - страх! Обыкновенный вечный страх. Если  случается
что-то - значит, оно тут, рядом, щекочет тебя  по  загривку,  Мирозданьице
наше: не шевелись, Малянов! не болтай,  Малянов!  не  увлекайся,  Малянов!
стой смирно!
     Почему текст такой странный?
     Фил хотел, чтобы никто, кроме меня, не понял?
     Но ведь и я не понимаю...
     А он был уверен, что пойму. Напрягусь и пойму. А больше - никто.
     Кого он боялся?
     Никого он никогда не боялся.
     Тогда так - от кого таился?
     От Мироздания  -  дурацкими  шифровками  на  уровне  седьмого  класса
средней школы?
     Не о том думаешь, Малянов. Расшифруй сначала - потом будешь оценивать
ее уровень.
     Давай выходить. Ирка волнуется. Пылесосить буду -  подумаю.  Вряд  ли
полчаса туда-сюда играют какую-то..."


     "...к болотам, думал Малянов, накручивая телефонный диск. К  болотам,
к болотам, поближе к болотам.  Болот-то  у  нас  тут  хоть  отбавляй...  К
торфяным болотам. Не просто к бифштексам, а к ма-аленьким бифштексам...
     - Да не звони ты ему, - сказала Ирка, подняв голову от телепрограммы,
которую тщательно изучала. - Либо спит еще, либо за добавкой побежал... Ну
вот не ответит он - ты что, к нему помчишься? У тебя все равно ключа нет.
     - Не ответит - тогда буду мало-мало подождать, потом опять  мало-мало
звонить, -  ответил  Малянов,  вслушиваясь  в  длинные  гудки.  Поближе  к
торфяным болотам... Зачем? И как это возможно, что я, буду анализы  у  них
брать, торфяные они или еще какие-нибудь?
     - Не лучший это у тебя друг в жизни, - сказала Ирка, вновь углубляясь
в роспись вечерних телепередач.
     - Но ведь друг же, - возразил Малянов. - Между прочим, он притчу  про
этого своего Конфуция рассказывал... Зашел Конфуций к другу, у друга  мать
умерла, ну тот и зашел выразить этак по-китайски, с миллионом  поклонов  и
словес, свои глубочайшие и искреннейшие соболезнования. А корешок  чего-то
там веселый скачет, ржет,  как  бегемот  беременный...  Поддал,  наверное.
Конфуций все положенные поклоны и словеса исполнил и удалился, а потом его
соседи и спрашивают: как, дескать, ты мог такому  невоспитанному...  можно
сказать, аморальному  человеку  положенные  поклоны  бить?  А  Конфуций  и
говорит: к узам дружбы нельзя относиться легкомысленно.
     Ирка только головой помотала - и тут  в  трубке  наконец  щелкнуло  и
раздался страдальческий голос:
     - Кто там?
     - Владлен, это Малянов. Решил узнать, как вы...  Уже  первый  час,  я
подумал, вряд ли разбужу.
     - Мы вторую банку допили?
     - Конечно, - соврал Малянов.
     - Хорошо... Мне помнилось, не допили... полез в пять  утра  -  пусто.
Хорошо, что пусто, а то я бы...
     - Как сейчас-то? - спросил Малянов, поняв, что продолжения  фразы  не
дождется.
     - Уже ничего. Тоска только.
     - Ну это дело житейское.
     - Разумеется. Прогулялся по набережной. Погода дрянь, правда...  зато
ветерком освежило. Перенапряглись мы вчера, пожалуй.
     - Пожалуй.
     -  Я  тоже  все  хотел  вам  позвонить,  Дмитрий,  узнать,   как   вы
добрались...
     - Прекрасно добрался. С трамваем повезло.
     - Заблудившийся трамвай?
     - Он самый.
     - Дмитрий, я... - Глухов неловко, опасливо помялся, - лишнего  ничего
не... наговорил вчера?
     - Да нет, - с простодушным недоумением ответил Малянов. -  Болтали  о
том, о сем, китайские стихи читали...  Мне,  кстати,  понравились.  Только
очень много имен собственных, путаешься в них.
     - Ну это же совершенно иной тип культуры! - сразу оживился Глухов.  -
Апеллирование к историческому прецеденту, за которым тянется  целый  шлейф
устойчивых ассоциаций и аллюзий, к культурному блоку..."


     "...и смущенно пробасил:
     - Па, у тебя десятки не будет?
     - Вот те раз, - сказал Малянов  и  опустил  руки.  Пылесосный  шланг,
который  он  держал,  собираясь  воткнуть  его  в   надлежащее   отверстие
облупленного доисторического "Вихря", шмякнул по полу. - А что стряслось?
     - Да понимаешь, тут  такое  дело...  Я  вечером  сегодня  к  Володьке
намерен двинуть...
     - А там за вход  платить  надо,  -  почти  не  скрывая  неприязни,  с
издевкой произнес Малянов.  Володька  ему  крайне  не  нравился.  Сплошные
баксы-слаксы. Судя по отпрыску, семейка  была  еще  та.  Из  мелких  новых
хозяев жизни.
     - Считай,  что  угадал.  Мы  у  него  компутером  забавляемся...  они
четверку поставили, а на четверке оперативка - во, - Бобка  широко  развел
руки и сразу напомнил Малянову неизбывное "А у нас во такой клоп вылез", -
и грузятся игры... ну... офигенные. Но этот  редис  теперь  деньги  берет.
Часик  ув  муонстров  усяких  пошмалял  -  гони  десятку.   Износ,   грит,
амортизация...
     Действительно,  подумал  Малянов.  И  возразить  нечего.   В   рамках
господствующих ныне представлений - все честно. Износ. Амортизация.  Рынок
хренов.
     - А ты не шмаляй, - посоветовал Малянов. - Возьми вон  книжку,  да  в
кресло с ногами. И тащиться никуда не надо.
     Бобка взглянул ему в глаза и честно сказал:
     - Хочется очень.
     - Ну, - сказал Малянов, - против этого возразить нечего. Если нельзя,
но очень хочется, то можно.
     - Я и так стараюсь пореже. Понимаю же, что с башлями напряг...
     Поближе к торфяным болотам... Само ломо... Блин,  что  еще  за  "само
ломо"? На первые слоги надо  делать  ударения  или  на  последние?  Или  -
по-разному? Самоломанный? Все мы самоломанные,  но,  может,  с  его  точки
зрения, я - в особенности? Может, и так, конечно.  Бобка  молчит  нарушает
Гомеопатическое  Мироздание  тчк.  Но  при  чем  тут  моя  самоломанность?
Отстриги хвост... Надо же  этак  накрутить!  Слушайте,  ребята,  может,  я
ерундой занимаюсь, и никакой это не Фил?
     - Одно скажу, - проговорил Малянов. - В мое  время  друзья  с  друзей
денег не брали. С таким человеком здороваться бы перестали.
     А может, и не перестали бы,  подумал  он.  Смотря  кто,  смотря  где.
Идеализирую. Ох, старый стал...
     - Ну... - ответил Бобка,  разведя  руками,  и  Малянов  пожалел,  что
вообще вякнул. Какой смысл произносить слова, лишенные смысла.  -  В  ваше
время деньги на фиг были не нужны. В лавках все равно пусто, а на  Майорку
только портвейнгеноссе допускались. Нормальные граждане  просто  чалили  с
работы, кто что мог, а потом махались бартером.
     - Не скажи. За четыре, например, тысячи можно было, например,  машину
купить.
     -  Как  сейчас  -  один  занюханный  бутер  в  тошниловке,  -   мигом
сконвертировал Бобка.
     - В семьдесят первом,  помню,  я  полгода  откладывал  помаленьку  со
стипендии - и купил кинокамеру "Кварц" за сто сорок пять рублей.  Счастлив
был - не представляешь!
     - Да, ты показывал про маму  молодую,  и  еще  про  меня  -  ползуна.
Кстати, я бы с удовольствием опять посмотрел. Вы  такие  хорошие  там,  на
лыжах.
     - Обязательно  посмотрим.  И,  знаешь,  я  все  мечтал:  вот  вырасту
большой, заработаю много денег и  куплю  за  триста  рублей  кинокамеру  с
трансфокатором...
     - Ну, может, еще вырастешь.
     - Скотина!
     Бобка довольно захихикал. Малянов легонько его пихнул кулаком;  Бобка
изобразил отруб.
     - Знаешь, где мой пиджак висит? - риторически спросил  Малянов.  -  В
левом внутреннем кармане бумажник.  Иди  сам  и  достань  десять  штук,  я
мужским делом занят. Пыль сосу.
     Бобка осветился. И тут же его будто ветром смело;  "Спасибо,  па!"  -
прозвенело уже из коридора.
     Да, господа-товарищи, с потеплевшим  сердцем  подумал  Малянов.  Ради
того, чтобы увидеть сына счастливым, стоит пачкать кофем станки.
     Бобка  шуровал  по  его  карманам  и  с  явным   чувством   глубокого
удовлетворения мурлыкал  какую-то  свою  молодежную  белиберду:  "Я  люблю
задавать вопросы - особенно про пылесосы..." Потом вернулся,  встал  около
Малянова и громко сказал:
     - Понимаешь, па. Вот вы говорите: книжки, книжки... Иногда попадаются
интересные, конечно. Но в основном нудьга.  Просто  в  ваше  время  других
развлечений не было, вот вы и  читали  день  и  ночь  все,  что  под  руку
подвернется. Стихи - давай стихи. Фантастика  -  давай  фантастику.  Гессе
какие-нибудь невыносимые - давай Гессе...
     Малянов, нагнувшийся было, чтобы включить пылесос, опять распрямился.
Не без усилий и не без неприятных ощущений  -  копчик  побаливал.  Здорово
вчера приложился.
     Как бы это... чтобы не "Волга впадает в Каспийское море..."
     - Железяка, Боб, она железяка и есть. Что ты ей дал - то она  тебе  и
возвращает. Не больше. А чтобы ей что-то  давать  -  нужно  самому  что-то
получать. Если ты перестанешь усваивать новое в пятнадцать  лет  -  так  и
останешься на всю жизнь по  уму  пятнадцатилетним.  Если  в  семнадцать  -
семнадцатилетним. Ну вот представь  себе  себя  в  десять  лет.  А  теперь
представь, что ты сейчас по уму - десятилетка. Представил? Вот...  Лучшего
способа узнавать что-то новое, чем читать не тобою написанный текст,  люди
не придумали.
     -  Новое...  Вот  мы  "Обломова"  когда  проходили,  мне  там   фраза
запомнилась - как он говорит Штольцу: "И зачем только я помню, что  Селевк
разбил какого-то Чандрагупту?"
     - А зачем тебе  набирать  в  какой-нибудь  стрелялке  на  семь  очков
больше, чем Володька?
     - Потому  что  я  тогда,  -  и  Бобка  с  изрядной  долей  самоиронии
по-обезьяньи замолотил себя в грудь кулаками,  из  левого  торчала  смятая
десятитысячная бумажка, - я тогда па-бе-ди-тел!
     - Победитель выискался! А слово "ослепительный" в  сочинении  написал
через "ли". "Слепец" у тебя  тоже  будет  "слипец"  -  дескать,  слипся  с
кем-то?
     - Ну это случайно... это я задумался... - виновато забубнил Бобка.
     - А читал бы, как мы в свое время, - таких проколов не  возникало  бы
даже случайно. Автоматом бы слова и сочетания откладывались.
     Малянов нагнулся и врубил пылесос.  "Вихрь"  истошно  взвыл.  Малянов
зашаркал щеткой вдоль плинтусов.
     Вырастишь сына  слишком  похожим  на  тебя  -  и  он  станет  изгоем.
Вырастишь сына слишком не похожим на тебя - и он станет тебе чужим. Вот  и
выкручивайся.
     И  тут  пришло  озарение.  Как  всегда,  неожиданно.  Как  всегда,  в
результате не представимого еще секунду назад синтеза. Как  всегда:  есть,
скажем, два факта, и думай над каждым из них хоть до посинения, ничего  не
придумывается. Нарочно придумать ничего нельзя  -  хотя  мука  нарочитого,
тягостного, тупого и всегда тщетного придумывания  есть  необходимый  этап
работы, запускающий в мозгах какой-то куда более тонкий,  неподконтрольный
сознанию и удачливый механизм. Уже и думать вроде перестал, вернее,  начал
думать совсем о другом, потом о третьем - ан  бац!  Два  отдельных  факта,
каждый в своем ящичке, вдруг совместными усилиями прошибают разделяющую их
стенку, соединяются - и высверкивает понимание.
     Торфяные болота - это Торфяная дорога. Там, за Старой деревней. А  на
ней, вынесенный в свое время чуть ли не за город, на чудовищно  болотистые
пустыри, а ныне оказавшийся в районе новостроек  -  столь  же  болотистых,
естественно, - стоит завод ЛОМО. А "держитесь поближе к торфяным  болотам"
- это призыв. Фил мне встречу назначает.
     Но почему так нелепо и сложно? Что он играет  в  игрушки?  В  детство
впал?
     Дальше все раскрутилось практически без  усилий.  Ключик  нашелся,  и
ключик подошел. "Вечер" - это подпись, но  это  и  время  суток.  Вечером,
значит. Понятно, что, если записку он кинул в  ночь  на  сегодня,  встреча
предлагается именно сегодня. Сегодня вечером.  Когда  точно?  Единственное
числительное - во фразе "мы не  шестерки".  Гордый  призыв  к  продолжению
борьбы - какой, с кем, зачем? Но это и  указание  на  время:  шесть  часов
вечера.  И,  наконец,  шизоидное,  или  скорее  белогорячечное,  "отстриги
хвост". Ноги, крылья, хвост... Мультфильм такой был. Хоть  тресни,  а  это
закамуфлированное предупреждение не привести за  собой  "хвост".  Детектив
получился. Мелко. Для нас  это,  ей-богу,  мелко.  Мы  все  больше  насчет
Мирозданий...
     Малянов еще пытался иронизировать сам  с  собой  -  но  пальцы  снова
дрожали.
     - Па! - еле слышно в реактивном вое крикнул Бобка. Малянов обернулся.
Бобка стоял в дверном проеме, задрав руки, как хирург.  С  рук  капало.  -
Сколько порошка класть?
     - Там из початой пачки столовая ложка торчит, - объяснил  Малянов.  -
Застарелая такая.
     - Точно, торчит.
     - Четыре ложки.
     За ним следят? И за мной следят? Кто? Что за бред, шутки шутками,  но
у нас и впрямь совсем другие  дела...  Нет,  но  место  там  действительно
довольно пустынное, оторваться можно... Черт,  что  за  ерунда,  какие  мы
агенты? Не штирлицевы же времена - электроникой тебя безо всякого "хвоста"
достанут хоть посреди Сахары! Что он навыдумывал на своем Памире?  Малянов
чувствовал страх  и  раздражение.  Яростно  пихал  вперед-назад  щетку,  с
дровяным стуком цепляющуюся за ножки двадцатилетней давности  мебелей,  и,
накачивая себя раздражением, думал: игры  ему?  Стрелялки  Бобкины?  А  на
самом деле думал: началось. Началось. Началось.
     Именно нелепость  происходящего,  его  откровенная  бредовость  лучше
всего свидетельствовали - оно. Началось.
     И не сразу он сообразил взглянуть на время.
     Оставалось чуть больше трех часов.
     Неслышно  отворилась  лестничная  дверь,  и  в   коридор   вдвинулась
увешанная сумками  и  пакетами  Ирка.  Малянов  выронил  щетку  и  побежал
принимать сумки и пакеты.
     - Бе-е-с! - громко проблеяла Ирка,  слегка  задыхаясь.  -  Ваша  мать
пришла, молочка принесла!
     В ванной Бобка самозабвенно стирал майку - то ли маляновскую,  то  ли
свою. Он терзал ее на весу, как змею, и живо напомнил  Малянову  Лаокоона;
брызги летели..."


     "...куда не поеду. Никуда. Если  мне  действительно  дороги  разум  и
жизнь. Не хочу рисковать и не могу. И не вижу смысла.  С  этим  покончено,
покончено. Тащиться в  такую  глушь  в  такую  непогодь...  зачем?  Отрежь
хвост... Нет у меня хвоста, нет!!
     Нет,  кроме  шуток,  это  действительно  опасно.  Если   происходящее
осмысленно, значит, оно чревато увеличением давления;  значит,  опасно.  А
если не  опасно,  то,  значит,  лишено  всякого  отношения  к  реальности,
следовательно, бессмысленно. Никуда не поеду.
     Вот только Фил...
     Как он жил эти годы? Где? Что с ним происходило?
     Может, он болен?
     Может, он помощи просит?
     Да где гарантия, черт возьми, что я верно перевел эту белиберду,  эту
дурацкую филькину грамоту? Почему  я  так  уверился,  что  это  письмо  от
Вечеровского? Никогда он не был психом или шпиономаном, чтобы писать такие
цедульки... Может, действительно,  балуется  кто-то  из  соседских  ребят;
может, какая-нибудь девчонка Бобке мозги пудрит, а тот сказать стесняется.
И я, дурак, попрусь на ночь глядя, под изморосью пакостной, в другой конец
города, на пустыри... а там и не будет никакого Фила! То-то смеху!
     Но тогда, вообще-то, по совести говоря, мне это надо знать наверняка.
Фил это или филькина грамота... черт.  Простите  за  каламбур.  Письмо  от
Вечеровского - или ерунда, не стоящая  внимания.  Если  я  это  не  выясню
доподлинно - ночей же спать не буду. Доеду, не  сахарный...  тем  более  у
меня до "Пионерской" прямая ветка. Или, может, от "Черной речки" ближе? Но
совершенно не представляю, как там по  земле  остаток  пути  добираться...
Убедюсь...  убежусь...  черт!  Знаток  русской   словесности,   обработчик
подстрочников! Я не говорец, не речевик... Откуда это? Вылетело из  башки,
а что-то страшно знакомое... Узнаю наверняка,  что  никакого  Вечеровского
там и в помине нет - и тогда со спокойной совестью  домой.  Не  так  уж  и
далеко. Глухов вон старше меня на сколько -  а  с  утра  уже  на  моционе.
Просвежил, говорит, голову.
     Нет, надо убедиться. Что опасности нет.  Надо  же  убедиться.  Просто
совпадение; просто баловство.  Ничего  не  началось,  слышите?  Ничего  не
началось, все как всегда!
     А если это действительно  Фил...  Значит,  он  болен.  С  ним  что-то
произошло. Скорее всего, с ним все эти годы  происходило...  и  теперь  он
зовет. Ему нужно помочь. И я не могу не поехать, просто не могу.
     А если нам грозит что-то - я обязан выяснить это наверняка. Я  обязан
быть во всеоружии, обязан знать точно, что, в конце концов,  случилось,  и
вообще случилось ли. Лучшей возможности не представится.  Лучшего  способа
не будет.
     Но я ни слова..."


     "...вопросительно повернулся к отцу.
     - Тебе и впрямь так надо сегодня идти к Володьке?
     - Ну как... А что такое, па?
     - Понимаешь, мне тоже надо будет вечером выйти часика  на  три-четыре
по делам, и не хотелось бы, чтобы мама надолго оставалась одна.
     - Вот новости! Да ты что,  пап?  Грабители  теперь  ходят  только  по
наводке. К нам их и поллитрой не заманишь!
     - Сын, не юродствуй. Я хочу, чтобы ты дома посидел. Хочу, чтобы вы  с
мамой были сегодня вместе, друг у друга на глазах.
     - Ну дела...
     - По высшим политическим соображениям. Это не общее усиление  режима,
обещаю.
     - Ты меня что, просишь? - обреченно уточнил Бобка.
     - Да. Прошу.
     Сын отвернулся.
     - Хорошо, - мужественно сказал он. - Цум бефель, господин блоковый.
     - Вот и ладушки. Не обижайся.
     - Чего мне обижаться, - Бобка дернул плечом. - Деньги отдать?
     - Зачем? Оставь себе. В будущий выходной пригодятся,  или  когда  там
надумаешь идти шмалать своих монстров...
     - Они Володькины, а не мои, - сказал Бобка не оборачиваясь.
     Малянов смолчал.
     - Ребята! - раздался из кухни  Иркин  голос.  -  Неблагодарные!  Обед
остынет!
     - Пошли? - сказал Малянов.
     - Да уж навернем...
     По коридору им навстречу вкусно  тянуло  только  что  снятым  с  огня
рассольником. Калямушка уже околачивался на кухне с  задранным  хвостом  -
терся об Иркины ноги, крутился вокруг них по сложной орбите, как  электрон
кругом атомного ядра, и подвывал  от  избытка  чувств.  Тарелки  были  уже
расставлены, и разрумянившаяся от  готовки  Ирка  гостеприимно  помахивала
половником.
     - Давай, Бобка, в атаку, - сказала она. - А то тебе, я  так  понимаю,
уходить скоро.
     - А если б не уходить - что ж, не обедать, что ли? - спросил Бобка. -
Я, между прочим, и не пойду никуда - а обедать все равно буду.
     - Ты же в гости собирался.
     - Передумал.
     Ирка подозрительно прищурилась на него.
     - Нездоровится? Горло?
     - Да почему сразу  горло!  Просто  раздумал!  Книжка  интересная,  не
оторваться...
     В комнате затрезвонил телефон.
     - Ну конечно, - сказала Ирка, - как за стол, так телефон.
     - Давай не подходить, - сказал Малянов. Сегодня  он  особенно  боялся
всего. И особенно теперь - когда через полчаса надо было идти.
     Ирка хмыкнула.
     - Я - всегда за. Но из вас кто-нибудь не выдержит.
     - Это межгород, - первым сообразил Бобка.
     Телефон надрывался. За окном словно смеркалось;  от  измороси  воздух
был густым, мутно-серым, дома напротив скорее угадывались, чем  виднелись,
и стекла снаружи затянули мельчайшие капельки воды. Туман налип на стекла.
Слипец.
     - Я подойду, - сказал Малянов.
     Он поднял трубку и не сразу понял, почему раздавшийся в ответ на  его
"Да!" голос ему что-то напоминает.
     - Митька?
     - Да... Это кто?
     - Не узнаешь, собака?
     И раздался знакомый с детства горловой, будто подернутый жирком смех.
     Это был Вайнгартен.
     - Валька... Господи, Валька, ты откуда?! Ты где? Ты что, приехал?
     Нет, не было жизни. Лишь на  какое-то  мгновение,  одно-единственное,
задохнулся Малянов от нечаянной  радости;  полыхнул  в  душе  разноцветный
фейерверк и сразу погас, и только тяжелые  темные  ошметки  разлетелись  в
стороны, а в середине, в сердцевине, в сердце  осталось:  началось.  Таких
совпадений не бывает. Началось. Таких совпадений не...
     - Отец, ну ты совсем не поумнел! Что я там у вас забыл?
     Слышно  было  лучше,  чем  если  бы  Вайнгартен  звонил  из  соседней
квартиры. И не трещало ни черта.
     - Так ты что, прямо из Тель-Авива?
     Опять жирный смешок.
     - Одного идеократического государства мирному еврею на  жизнь  вполне
достаточно, отец. С лихвой! Второго не надо!
     Он говорил теперь с легким акцентом.  Едва  заметным.  Все  слова  до
единого - как встарь, и даже буква "р", не будь  которой,  артисты  просто
никак, наверное, не смогли бы  изображать  англосаксов,  была  нормальной,
питерской, - но интонации... ритм фраз, подъем тона и спуск... "С лихвой",
прозвучало скорее как вопрос: "С лихво-ой?"
     - Подожди,  Валька,  я  не  понял...  Ты  что,  по  принципу  "дайте,
гражданин начальник, другой глобус"?
     - Ну уж другое полушарие, во всяком случае. Юннатские  Статы.  Там...
то есть тут... все юннаты!
     - Валька, ты что, поддал?
     - Сколько ни пей,  русским  не  станешь,  -  неопределенно  проворчал
Вайнгартен. - Только  не  уверяй  меня,  что  ты  не  поддал!  Ну  и  что?
На-ар-рмально! Воскресенье! В этот день Штирлицу захотелось  почувствовать
себя советским офицером!
     Малянов все-таки рассмеялся.
     - Как ты там?
     - По сезонам скучаю, - не очень понятно ответил Вайнгартен, но  после
паузы угрюмо пояснил: - Солнце,  солнце...  Пальмы  эти  окаянные...  Плюс
тридцать в тени, понимаешь, а в гадюшник спустишься -  там  якобы  русских
водок  целая  стена,  и  рекламка  полыхает:  "Очень  хороша  с  морозца!"
Придурки... Я чего звоню, старик! Я себе подарок сделал ко дню победы.
     - Какой победы? - опешил Малянов.
     - На исторической родине, я смотрю, совсем охренели от перестройки...
или чего у вас там нынче... Может, русскому уже и по фигу, а еврею  всегда
радость. Победы над фашистской  Германией,  задница  ты,  Малянов!  Мы  со
Светкой... Да, вам всем от Светки приветы и поклоны, натурально.
     - Взаимно, - сказал Малянов.
     - Мы со Светкой вообще все советские праздники празднуем. И  двадцать
третье февраля, и восьмое марта, и - хошь смейся,  хошь  плачь  -  седьмое
ноября... Кайф обалденный, тебе в Совдепии в него  не  въехать!  Так  вот.
Понимай, как знаешь, а только добил я свою ревертазу. Пять лет пахал,  как
на Магнитке, а добил. Вот по весне. И ни одна зар-раза мне не  мешала.  Ни
одна зараза ни единого раза!
     Малянов сгорбился. Он знал, как это понимать, - но все равно  ноги  у
него  обмякли.  Возможно,  именно  потому,  что  слишком  уж  все   хорошо
подтверждалось. Он придвинул стул, сел.
     - Может, и впрямь на Нобелевку двинут,  как  мне  тогда  мечталось...
есть уже шепоток. Но я не поэтому звоню. Я ж  не  хвастаться  звоню...  то
есть и хвастаться тоже... Я тебе хочу сказать вот что. Только разуй уши  и
сними нервы, слушай внямчиво и спокойно.
     - Ну, слушаю, - сказал Малянов и поглядел на часы. Нету жизни. Первый
раз за восемь лет друг позвонил с того света - и  приходится  смотреть  на
часы.
     - Я хочу, чтобы ты взял ноги в руки и приехал работать сюда.
     - Валька, не смеши.
     -  Я  уже  начал  тут  щупать  некоторых.  Гражданство-подданство   -
вид-на-жительство сразу не обещаю, но  несколько  лет  у  тебя  будет  для
начала. Здесь, в Калифорнии. Ты тоже раздолбаешь здесь все, что  захочешь.
Только секрет тебе скажу...
     - Скажи, - устало согласился Малянов.
     - Но сперва спрошу. Ты вот, когда крутил в мозгах свои  М-полости,  о
чем думал?
     - Как это? О них и думал.
     - А еще?
     - Да много про что еще...
     -  Дурочку-то  мне  не  валяй!  Колись  быстро,  урка:  про   счастье
человечества думал? Что, дескать, стоит мне открыть вот это открытие,  как
все народы в братскую семью,  распри  позабыв,  брюхо  накормив...  и  так
далее. Было?
     - Не знаю, - честно сказал Малянов. А  про  себя  подумал:  наверное,
было. Это Валька очень четко  уловил  оттенок.  Прямо  так  вот,  конечно,
ничего я не думал  тогда.  Но  где-то  в  мозжечке  жила,  наверняка  жила
сызмальства впитанная и, вероятно, так и не изжитая  до  сих  пор,  только
загнанная  в  глубину  иллюзия,  вера,  надежда:  принципиальное  открытие
способно принципиально изменить жизнь к лучшему. И значит, я не просто  из
детского непреоборимого любопытства  работал,  дескать,  вспорю  мир,  как
куклу,  и  погляжу,  чего  там  у  него  внутри,  и  не  из  корысти   или
самоутверждения - хотя, конечно, и интересно до одури, и нос всем  утереть
хочется,  когда  мысль  прет,  и  с  приятностью   отмечаешь   на   глазах
становящийся несомненным факт собственной  гениальности,  и  рукоплескания
грядущие  чудятся;  но   сильнее   всего   чудятся   какие-то   совершенно
неопределенные  благорастворения  всеобщих  воздухов.  И  этого,   значит,
оказалось достаточно, чтобы меня...
     - А я вот уверен, что  было.  Ты  ж  советский,  ты  же  чистый,  как
кристалл! Тебя ж еще в детском саду выучили: все, что ни делается,  должно
способствовать  поступательному  движению  прогрессивного  человечества  к
сияющим вершинам. А  если  не  способствует,  то  и  делаться  не  должно.
Правильно, отец?
     Малянов беспомощно улыбнулся.
     - Правильно.
     - Ну еще бы не правильно. Я и сам через это прошел...  Когда  нет  ни
умения, ни возможности улучшать собственную жизнь по собственному желанию,
раньше  или  позже  начинаешь  грезить  о  поголовном  счастье.  Ведь  при
поголовном  счастье  мое  собственное,  во   кайф-то   какой,   образуется
автоматически! И вдобавок безопасно, никто ни завидовать не  примется,  ни
палки в колеса ставить, счастливы-то все... - Вайнгартен протяжно хрюкнул.
То ли высморкался, то ли издал некое неизвестное  Малянову  калифорнийское
междометие. - Так вот ты забудь про все про это, отец, понял? Если чего-то
хочешь добиться - забудь про все это немедленно. Прямо сейчас, пока я  даю
установку. Не знаю, возможно ли это там у  вас...  Мне  здесь  удалось.  Я
только когда  от  этого  освободился,  тогда  понял,  насколько  был  этим
пропитан. Потому и рискую утверждать, отец, что ты этим пропитан  тоже.  В
гораздо большей степени, чем я. Так вот, слушай сюда: я не знаю, в чем тут
дело...
     А я - знаю, подумал Малянов.
     - ...но думать надо про что угодно, кроме этого. Ставить какие угодно
цели, кроме этих. Деньги, премии, свой завод по  выработке  из  М-полостей
презервативов, инфаркт у конкурента, новая машина  жене,  почет,  девочки,
яхты и Сэндвичевы, блин, Гавайи - но  только  не  коммунизм  какой-нибудь.
Тогда все получится. Вот если ты мне обещаешь поработать на таких условиях
- я здесь горы сверну и  выволоку  вас  всех,  всех,  обещаю,  Митька.  Ты
думаешь, я вас забыл? Вот тебе!
     В телефоне что-то стукнуло; похоже, Валька и сейчас, хоть  никто  его
не видел, чисто рефлекторно ударил себя ладонью по внутреннему сгибу локтя
- и едва не выронил трубку.
     - Понял? Я обещаю! Но и  ты  обещай!  Ты  же  голова!  Если  ты  себя
правильно направишь - так умоешь всех... - Вайнгартен запнулся. - Ну  чего
молчишь и дышишь,  будто  белогвардейца  увидал?  Пархатый  приспособленец
осмеливается давать советы гордому внуку славян, тебя это шокирует?
     - Ты там, на свободке, по-моему, на своем еврействе зациклился.
     - Ну естественно, - пробурчал Вайнгартен. - При демократии все  мании
и  шизии  расцветают  пышным  цветом.  Махровым.  Куда   как   лучше:   я,
пионер-герой, перед лицом своих товарищей торжественно обещаю:  стоять  по
росту, ходить строем, ссать по  указанию  вожатых,  никогда  не  иметь  ни
национальных, ни половых признаков... Ладно, об этом мы  поговорим,  когда
приедешь. Здесь, между прочим, антисемитов тоже выше крыши. Так что у тебя
будет кому душу излить.
     - Валька, черт бухой, не зли меня!
     Вайнгартен довольно зареготал.
     - Вот теперь слышу  нормальную  речь.  А  то  будто  не  с  человеком
разговариваю, а с малохольным херувимом, не поймешь, слышит он меня или  у
него в башке один звон малиновый. Похмельной... то есть духовной... жаждою
томим до родины я дозвонился -  и  малохольный  херувим  из  телефона  мне
явился! Значит, так. Сейчас мне ничего не отвечай. Я перезвоню через  пару
дней. Подумай. Крепко подумай, Малянов! Такого  шанса  у  тебя  больше  не
будет! - и вдруг сказал  совсем  тихо,  совсем  иначе:  -  Честное  слово,
Митька, я правда хочу помочь. И... я очень соскучился.
     Малянов сглотнул - горло зажало. Дернул головой.
     - Я понимаю, Валька, - так же  тихо  и  чуть  хрипло  ответил  он.  -
Спасибо.
     - Спасибо в стакане не булькает! - вдруг опять взъярился  Вайнгартен.
- Мне не спасибо твое нужно, а чтобы ты был здесь и чтобы ты сделал дело!
     - Я подумаю.
     - Вот и хорошо, - снова тихо сказал Вайнгартен после паузы. Помолчал,
шумно дыша. Спросил: - Видишь кого-нибудь?
     - Кого? - невольно спросил Малянов, хотя сразу понял, о ком речь.
     - Кого-нибудь из... нас.
     - Только Глухова. Вчера вот надрались не в меру. А так - все больше в
шахматы с ним играем...
     - В старики записался, Малянов? Ох,  не  позволю  я  тебе  этого.  Не
позволю! А... ну...
     - Фила?
     - Да. Вечеровского.
     - Нет, ничего не знаю о нем.
     - Если вдруг  объявится  -  держись  подальше,  -  неожиданно  сказал
Вайнгартен. - Он... третий тип. Не ты и не я, а...  фанатик.  Жрец  чистой
науки, мучитель собак  и  кроликов.  Как  он  нас  разыграл  тогда...  как
подопытных! Никогда не прощу. А неуязвимца как изображал!  Все  на  равных
сидят, обалделые, а он как бы ни при чем, советы раздает. "Все-таки я умею
владеть  собой,  бедные  мои  барашки,  зайчики-гулики!"  -  почти  злобно
передразнил он. - Тоже мне, Тарквиний  Гордый...  Он  и  тебя  постарается
сделать либо кроликом, либо мучителем  -  но  кроликами-то  окажутся  твои
близкие, мы это уже проходили.
     - Валька... у тебя тоже что-то там... происходило?
     -  Ну  уж  дудки!  -  взъярился  Вайнгартен.   -   Я   на-ар-рмальный
приспособленец! Мне эта ваша  божественная  истина  нужна,  как  Ильичу  в
Мавзолее сортир. Я с удовольствием  работаю  и  наслаждаюсь  материальными
результатами своей работы, и никто меня не трогает. Все  истины,  Малянов,
приобретают смысл только тогда, когда начинают облегчать  быт,  понял?  Ну
все, старик. Помни, что я сказал. И думай, думай, думай!
     - Твоим тоже приветы передавай!
     - Непременно. Жму!
     И он дал отбой.
     Несколько секунд Малянов сидел  неподвижно,  все  прижимал  трубку  к
плечу. Потом решительно положил ее на рычаги обмотанного изолентой, трижды
уже битого аппарата и встал.
     - Я твой рассольник обратно в кастрюлю вылила, - сказала Ирка,  когда
он вошел в кухню. - Сейчас разогрею. Кто там на тебя насыпался?
     - Глухов, - сказал Малянов. - Похмелиться звал.
     - А трезвонило, как по межгороду, - удивленно сказал Бобка.
     - Мне тоже поначалу показалось. Нет, свои.  Иронька,  я  сейчас  уйду
часа на три... да не к Глухову, не бойся..."



                                    4

     "...зумеется, битком набит, Малянов  еле  втиснулся.  Он  даже  хотел
пропустить этот и дождаться следующего - если долго не было, имеется шанс,
что потом придут два или даже три подряд, есть такая народная примета;  но
он и так уже опаздывал. И  ему  хотелось  скорее  вернуться  домой.  Очень
хотелось. Ощущение близкой беды сдавливало виски,  ледяным  языком  лизало
сердце, и сердце, отдергиваясь, пропускало такты. Убедиться - и  домой.  В
чем убедиться? Он не знал. Хоть в чем-нибудь.
     Валька больше не позвонит. Возможно, даже пожалеет, что звонил.
     А может, и нет. Может, действительно соскучился. И  памятная,  вечная
его  развязность,  возведенная   сейчас   в   квадрат,   в   куб,   -   от
непринужденности ли она? Скорее наоборот. От непонимания, как держаться.
     Но почему он ни разу не написал - ни письма, ни хоть открытки? Это  я
не знал и до сих пор не знаю, куда ему написать в случае  чего,  а  мой-то
адрес не менялся! Исчез на восемь лет -  а  теперь  нате!  Может,  у  него
все-таки что-то случилось - только он виду не подает...
     Как же все подтверждается забавно! Да. Куда как забавно. Если  теория
демонстрирует хотя бы минимальные предсказательные возможности  -  значит,
она не совсем бред. Значит...
     - Пробейте, пожалуйста, талон.
     - Не могу, простите. Рук не вытащить.
     Молодец, Валька. Сделал-таки... Наверное, и Нобелевку  свою  получит.
Хорошо бы.
     Скорей бы домой.
     В спертом  воздухе  забитого  под  завязку  автобусенка,  медленно  и
натужно катящего по лужам, отвратительно завоняло сивухой с  луком;  сзади
на Малянова навалились и больно вогнали под ребро  какой-то  острый  угол.
Малянов заерзал, выкручиваясь червем и пытаясь пустить угол мимо.
     - Чего пихаешься, мудила? - невнятно, но громко спросили его.  -  Щас
как пихнусь - костей не соберешь.
     Малянов смолчал, не поворачивая головы.
     - Ну чо вылупился? - спросили его и навалились сильнее. -  Поговорить
хочешь? Дак давай пошли из трясунца выйдем, разберемся?
     Малянов молчал.
     - Вот мудила!
     Малянов молчал. Прыгая на колдобинах разбитого  покрытия  и  завывая,
перегруженный жестяной гробик волокся сквозь  промозглую  мглу;  сбитые  и
склеенные в единую, вроде комка лягушачьей икры, массу, угрюмо,  монолитно
прыгали с ним вместе - кто в полуприседе, кто почти без нижней опоры  вися
на поручне, кто на одной ноге стоя - разнообразные несчастные люди.
     - Молчишь? За Гайдара, небось, коли так надулся? Нич-чё, к осени всех
вас по лагерям перееб..."


     "...выдавился из автобуса  на  остановку  раньше,  и  с  полкилометра
пришлось шлепать по грязи пешком. Сырой ветер пронизывал до костей. Справа
простирался жуткий пустырь, разъезженный тракторами и бульдозерами, весь в
глинистых буграх и лужах, с огрызками бетонных плит  и  скрученных  жгутов
ржавой проволоки, растущих из земли чаще, чем полынь: за  пустырем  смутно
громоздились в промозглом тумане жилые корпуса. Слева тянулся  необозримый
бетонный забор. За ним могла бы уместиться, наверное, целая ракетная база;
а  может,  просто  овощебаза:  но  в  какой-то  момент   забор   прервался
обшарпанным, перекошенным сараем с железными запертыми воротами  сбоку,  и
Малянов из выцветшей объявы на  сарае  смог  выяснить,  что  располагается
здесь ни много ни мало "Акционерное общество закрытого типа "Лакон". По ту
сторону территории акционерного общества  клубились  в  сумеречной  мороси
голые деревья;  кажется,  там  было  кладбище.  А  впереди  справа  темной
угловатой  громадой  вздымалось   мрачное,   ступенчатое,   как   теокалли
Теночтитлана, здание завода.
     Малянов подошел к остановке,  на  которой  ему  следовало  бы  выйти,
ориентируйся он получше, в семь минут седьмого.  На  остановке  никого  не
было, и вообще не видно было ни души. До завода оставалось не больше сотни
метров; между остановкой и заводом  тянулись  приземистые  гаражи  -  тоже
какого-то военизированного вида, словно полуутопленные в забитую шлаками и
обломками глину. На глухой стене крайнего виднелась почти  непременная  на
любой  нынешней  помойке  меловая  надпись  "Ельцин  -  иуда"  и  рядом  -
нацистская свастика. Шипел сырой ветер. Фильмы ужасов тут  снимать...  или
про атомную войну...
     Ну вот. Стоило тащиться, чтобы убедиться... В чем?
     Малянов привалился отсыревшей спиной плаща к  гофру  кабинки.  А  где
остановка в противоположную сторону, чтобы к метро ехать? Ага, вон. Скорей
бы обратно на родной "Парк Победы". Там хоть какая-то цивилизация. Огоньки
горят... Люди... Только что, вот буквально только что, людей было  слишком
много - в метро, на остановке, в автобусе... А теперь совсем не  осталось.
Вымерли. Мертвая земля под мертвым небом. Две пустыни  отражаются  друг  в
друге, как в зеркале... Только из неба, к счастью, не торчит арматура и не
сыплются железобетонные обломки. Это только мы умеем. Венцы творения. Нету
Вечеровского.
     Нету Вечеровского.
     Холодно как.
     Нету.
     Вот и хорошо. Теперь можно ехать домой. Как хорошо будет дома,  зная,
что я все выдумал и что это просто недоразумение или шутка-прибаутка...
     А может, Фил шел сюда, но не дошел? Может, что-то с ним  случилось  в
самый последний момент? Ведь боялся же  он  кого-то...  чего-то...  Может,
побродить по пустырю?
     Может, он... лежит тут  где-нибудь...  рядом?  И  даже  окликнуть  не
может?
     Нет, это уже идиотизм. Искать неизвестно где, неизвестно зачем,  безо
всякой уверенности, что это вообще имеет смысл... По жутким  этим  грязям!
Малянов, не сходи с ума.
     Само ЛОМО. Значит, не на остановке. Внутри  завода?  Но  как  я  туда
попаду? И он? И где там искать?
     Может, просто у самого ЛОМО? Дескать, не  на  остановке,  а  рядом  с
корпусом...
     Малянов оттолкнулся плечом от жестянки к пошел к  корпусу,  ежась  от
скребущего по ребрам озноба и  тщательно  выбирая,  куда  поставить  ногу.
Выбор предлагался неширокий: лужа  -  грязь,  лужа  -  грязь;  грязь  была
вязкой, топкой, протяжно чавкала и отдавала ногу неохотно, на каждом  шагу
грозя схлебнуть с нее обувку.
     Мутный  темный  контур  залез  в  самую   середину   серого   киселя,
заменявшего небо, а до стены оставалось метров семь, когда из-за одной  из
бетонных опор, на которых покоились ряды окон второго  этажа  -  даже  про
себя не получалось назвать  эти  бетонные  надолбы  изящным  архитектурным
словом "колонны", - выступил человек.
     В нем не было ничего  от  Вечеровского.  Многодневная  рыжевато-седая
щетина  на  запавших  щеках;  долгая   лысина,   разделившая   два   куста
рыжевато-седого мха над ушами; необъятный,  складчатый,  шелушащийся  лоб;
заляпанный давным-давно  засохшей  коричневой  краской  жеваный  плащ  без
половины  пуговиц,  под  ним  -  толстый  свитер  с  высоким   разорванным
воротником... Брюки уделаны глинистыми потеками. Мрачный,  загнанный,  все
время ищущий, откуда ударят,  взгляд  припертого  к  стене.  Бомж.  Такому
бутылки по помойкам собирать. Глядеть жутко.
     - Я знал, что ты поймешь,  -  сказал  человек.  Простуженный,  сиплый
голос.
     Несколько секунд они стояли неподвижно, потом обнялись.  И  пахло  от
Фила как от бомжа.  Застарелой  неряшливой  немытостью  и  нестиранностью,
ночевками на чердаках...
     - Господи, Фил! - рыдающе произнес Малянов. - Что с тобой? Где ты?..
     - Неважно, - отрезал Вечеровский, и это  прозвучало  как  прежде:  ни
тени сомнения, одна лишь рыжевато-седая уверенность, что, если  он  сказал
"неважно", значит - неважно.
     - Тебе что, Фил, жить негде? Так у нас...
     - Подожди, Дима, не тараторь. Не надо мне ничего.
     Он покусал обветренную, в черно-кровавых нашлепках губу.
     - Я написал эту дурацкую записку  и  позвал  тебя  сюда,  потому  что
ничего лучше не смог придумать. Мы не шпионы. Такого опыта у нас нет.
     Малянов молчал.
     - Но мне совершенно необходимо поговорить с тобой наедине,  вдали  от
шума городского... и так, чтобы никто об этом  не  знал.  Надеюсь,  ты  не
растрепал Ирине?
     - Нет, - тихо сказал Малянов. - У меня не было  никакой  уверенности,
что я понял правильно.
     - А если бы была - растрепал бы?
     Малянов собрался с мыслями. Вечеровский изменился. Возможно, сильнее,
чем кто-либо из них. Возможно, сильнее, чем  все  они,  вместе  взятые.  И
вдруг в памяти всплыли слова Вальки.
     Таких совпадений не бывает.
     Ужас снова лизнул сердце.
     Фил, дружище...
     - А если бы была, - тихо сказал Малянов, - рассказал бы.
     Вечеровский презрительно скривился.
     - Ты давно в Питере, Фил?
     - Неважно.
     - А что важно?
     Пауза. Потом:
     - Надеюсь, ты не торопишься?
     - Смеешься? Я специально ехал! И  вообще,  Фил...  Что  с  тобой?  Ты
здоров? Почему ты просто к нам  не  зашел?  Когда  записку  эту  бросал  в
ящик... и вообще... да как приехал, сразу надо было!..
     - Не надо было, - уронил Вечеровский.
     Малянов осекся. Вечеровский смотрел исподлобья, холодно и вчуже.
     - Никто не должен знать, что мы встречались. Я никому сейчас не  могу
доверять. Собственно, даже тебе... Просто у меня нет выбора, и... с  тобою
вероятность предательства меньше, чем при каком-либо ином  раскладе.  Вряд
ли это именно ты. В последнюю очередь я подумал бы  на  тебя.  Фантазия  у
тебя бедновата.  Я  еще  тогда  удивлялся,  как  сумел  ты  додуматься  до
М-полостей.
     - Как-то сумел, - тихо сказал Малянов.
     - Я многое понял, - возвестил Вечеровский.  -  Много  успел.  Накопил
колоссальный материал.
     Малянов  улыбнулся.  И  сразу  почувствовал,   что   в   улыбке   его
присутствует  отвратительный  и   совершенно   излишний   сейчас   оттенок
искательности - но ничего  не  мог  с  собой  поделать.  Ему  отчаянно  не
нравился тон разговора. Тон  был  не  товарищеским.  Не  был  даже  просто
доверительным. Тон нужно было сменить любой ценой.
     - Представляю, сколько чудес ты видел...
     - Да... Чудес... Много было всякого. Вам такое и не  снилось,  бедные
мои барашки, котики-песики...
     Он помолчал.
     Наваливалась тьма. Вдали, едва просвечивая  сквозь  водянистую  муть,
затеплились окна пропадающих домов.  Завывая  так,  что  слыхать  было  за
километр, под тусклый фонарь подкатил  гнойно  светящийся  изнутри,  почти
пустой троллейбус и остановился. Всю кашу из него  сцедило  на  предыдущих
остановках; здесь, в этой болотистой тундре, он отложил лишь пару  яиц  и,
дергаясь, раскачиваясь, вновь пустился в странствие.
     Вечеровский настороженно провожал вышедших  взглядом,  покуда  те  не
исчезли во мгле. Тогда он  перевел  взгляд  на  Малянова.  Настороженность
осталась.
     -   Чем   дальше   я   продвигался,   тем   интенсивнее   становилось
противодействие. К этому я был готов - но полной неожиданностью  оказалось
то, что оно было столь целенаправленным... буквально  осмысленным.  Словно
кто-то  нарочно  издевался.  Постепенно  я  пришел  к  выводу,   что   мне
сознательно пытается противодействовать некто, продвинувшийся  по  крайней
мере не меньше меня. Я долго гнал эту мысль, но в конце  концов  играть  в
страуса оказалось более невозможно.
     Пауза. Вечеровский перевел дух. Поразмыслил.
     - И вот я хочу  спросить  тебя,  Димка...  Нет  ли  у  тебя  каких-то
соображений относительно того, кто именно это может быть?
     - Сознательное и осмысленное противодействие тебе? - спросил  Малянов
и против воли улыбнулся. - Нет. Нет у меня таких соображений.
     -  По  тону  твоему  я  чувствую,  что  у  тебя  есть  какие-то  иные
соображения. Потом расскажешь, если время останется...
     - Фил, если бы ты поподробнее рассказал, что уж ты такое там понял  и
чего добился, я мог бы, наверное, более осмысленно и сознательно  отвечать
на твои вопросы.
     Вечеровский опять долго всматривался в лицо Малянова, покусывая губы.
Так человек мог бы смотреть на жука, на бабочку,  оценивая:  подойдет  для
коллекции или нет; накалывать на булавку - или просто  придавить...  Потом
сказал:
     - Обойдешься. Это ни к чему.
     Малянов пожал плечами. Вечеровский не оттаивал. Это  было  ужасно.  И
очень неприятно.
     - Что ты знаешь о наших? - спросил Вечеровский.
     Малянов опять пожал плечами.
     - О Захаре ничего. С Глуховым все в порядке, мы встречаемся  довольно
часто...
     - Я так и знал. Достойная компания.
     - Да, вполне. То в шахматишки поиграем, то водочки попьем...
     Вечеровский трескуче рассмеялся.
     - Валька звонил сегодня из Америки. Как раз  сегодня,  представляешь?
Но он никому не противодействует, можешь быть  спокоен.  Он  вполне  упоен
собой. Добил, представь, свою ревертазу. И  никаких  препон  ему,  по  его
словам, не чинили.
     - Вайнгартен? - омерзительно насторожился Вечеровский. - Ревертазу?
     - Говорит, да. Говорит, на Нобелевку его выдвигать собираются. Может,
и прихвастнул слегка - что ты, Вальку, что ли, не знаешь...
     - Да уж знаю! - с непонятной интонацией сказал Вечеровский. -  И  ему
не мешали?
     - Говорит, нет.
     - Это невозможно.
     - Ну, Фил... за что купил, за то продаю.
     - Не ты купил!  -  резко  сказал  Вечеровский.  -  Тебя  купили!  Как
дурачка!
     Малянов смолчал.
     - Если Вайнгартен сумел закончить работу,  которая  была  остановлена
давлением Мироздания, значит, он сумел  как-то  освободиться  от  давления
Мироздания. Значит, он  как-то  научился  управлять  этим  давлением!  Ах,
Валька, Валька... Такой, понимаешь, анфан террибль... себе на уме!
     - Фил, научиться освобождаться  от  давления  и  научиться  управлять
давлением - это совсем не одно и то же.
     - Что такое?
     Малянов смотрел в его рыжие глаза  и  вспоминал,  как  Вечеровский  -
изящный, умный, чистый - мягко и уверенно говорит, не сомневаясь в правоте
своей ни секунды:  может  быть,  со  временем  мы  научимся  отводить  это
давление в безопасные области, а может быть,  даже  использовать  в  своих
целях... Вспоминал, как, восхищаясь другом,  он  записывал  потом:  вполне
возможно, Вечеровский обнаружит ключик к пониманию этой зловещей механики,
а может быть, и ключик к управлению ею...
     - Мы слишком привыкли, -  сказал  Малянов,  -  что  всякий  очередной
уровень понимания мира - это очередной уровень его использования  в  наших
целях. А если в данном случае это не так, Фил? Тебе не приходило в голову?
Понять можно - а использовать  нельзя?  Только  определиться  относительно
этого нового понимания. Только выбрать позицию. Больше - ничего.
     - Ты повторяешь мне мои собственные слова,  которыми  я  пытался  вас
образумить тогда, - сказал Вечеровский. - Надо идти  дальше.  На  нынешнем
уровне то, о чем ты разглагольствуешь, - чуть подслащенная капитуляция, не
более того.
     Малянов помолчал, собираясь с мыслями. И вдруг  вспомнил,  что  хотел
только убедиться - и  молчать,  не  произносить  ни  слова.  Но  я  же,  в
сущности, молчу, успокоил он себя.
     -  Можно  ли  назвать  капитуляцией  то,  что  человек  смиряется   с
необходимостью  дышать?  -  спросил  он.  -  Вызвал  бы  у  тебя  уважение
безумец... гордец...  который  восстал  бы  против  этой  необходимости  с
криком: хватит! надо идти дальше!
     - Софистика, - дернул щекой Вечеровский. - Все зависит  от  ситуации.
Когда человеку  захотелось  проникнуть  в  миры,  где  дышать  невозможно,
человек, чтобы избавиться  от  необходимости  дышать,  придумал  скафандр,
акваланг...
     - Как раз наоборот, - мягко ответил Малянов. - Он придумал  все  это,
чтобы взять с собою в эти миры необходимость дышать.
     - Прости, но это чушь.  Очевидно,  что  если  бы  был  найден  способ
ликвидировать потребность в дыхании, это существеннейшим образом увеличило
бы возможности человека.
     - Этак и от человека ничего не останется, а, Фил?
     - Мне все это не интересно. Мне гораздо интереснее, что еще ты знаешь
о Вайнгартене.
     Малянов пожал плечами.
     - Ничего. Он обещал мне позвонить через пару дней... хотя,  может,  и
не позвонит. Он хочет меня перетащить туда, в Штаты... работать.
     Вечеровский опять покусал черную корку на губе.
     - Собирает всех вовлеченных  в  процесс  под  свое  крыло...  Что  ж,
логично... Ты поедешь?
     - Рано говорить... вряд ли что-то из этого выйдет...  -  Малянов  сам
почувствовал, что отвратительно мямлит, и тряхнул головой. - Ах,  да  Фил!
Да никуда я не поеду, что ты, в самом деле!
     - Смотри, - строго сказал Вечеровский. - Я тебе пока верю. Но в то же
время мне было бы крайне, крайне интересно и важно узнать...  Неужели  это
действительно Вайнгартен? А Глухов? - вдруг вспомнил он.
     - Что - Глухов? - устало спросил Малянов.
     - У тебя  не  создавалось  впечатления,  что  он  знает  больше,  чем
говорит?
     - Фил, ты не в КГБ теперь работаешь?
     - Дурак ты, Митька...
     На секунду прозвучал голос прежнего Фила. И Малянов тут же размяк.
     - Ну прости. Просто очень странные... нелепые вопросы ты задаешь... О
чем знает? О чем говорит?
     - Ну неужели непонятно? - повысил голос Вечеровский. - Обо всех наших
заморочках.
     - Мы вчера весь вечер говорили  о  наших  заморочках.  Он  говорил  в
основном. Я помалкивал.
     - Почему?
     - Потому что я трус.
     - Вот как? А тебе есть, что сказать?
     - Есть.
     - Ах вот как? Ну, говори.
     У Малянова потемнело в глазах; на миг пропали и фонарь на  остановке,
и далекие, расплывающиеся огоньки окон.
     Фил смотрел выжидательно и строго. И чуть насмешливо. И,  безусловно,
свысока.
     Зачем я только поехал.
     Не могу, не могу, не могу!! Нельзя!
     Как он исхудал. И этот рваный воротник - у  него-то,  который  всегда
был будто вот только сейчас с файв-о-клока у британской королевы. А плащ -
с чужого плеча, велик, болтается как на вешалке... Что он  выдумал,  какое
сознательное противодействие. Врагов ищет, рыжий. Ведь с ума сойдет.
     А может, уже...
     Неужели  благородное  желание  постигнуть  настолько,   чтобы   уметь
использовать, - лишь одна  из  ипостасей  стремления  подчинять?  И  когда
подчинить  не  получается  -  раз  не  получается,  два,  три,  четыре  не
получается, - но в то  же  время  никаких  сомнений  в  самой  возможности
подчинить все-таки не возникает, мозг, сам того  не  замечая,  принимается
себе в оправдание измышлять тех,  кто  успел  подчинить  первым  и  теперь
злобно строит козни?
     Какая жуткая ловушка... Бедный Фил.
     Надо объяснить. Обязательно надо объяснить. Он поймет.
     - Я, наверное, буду долго говорить, Фил.
     - Постарайся покороче. Не знаю, как тебе, а мне время дорого.
     - Постараюсь, - Малянов совсем не был уверен, что у  него  получится.
Они ни разу не говорил об этом, ни разу даже  не  пытался  продумать  так,
чтобы сформулировать последовательно и логично. -  Сначала  две  маленькие
леммы. Ты веришь в телепатию?
     На  утлом  лице   Вечеровского   мгновенно   проступило   насмешливое
пренебрежение.
     - Видишь ли, Дима, - сказал  он  с  утрированной  вежливостью.  -  Я,
видишь  ли,  ученый.  Оперировать  категориями  веры  и  неверия   оставим
кликушам.
     - Хорошо.  Скажем  иначе.  Ты  исключаешь  возможность  существования
телепатии?
     - Я не думал над этим. Но, честное  слово,  Дима,  все  эти  летающие
блюдца, столоверчение, полтергейст...
     - Не исключаешь. Хорошо. Я тоже не занимался специально, но исключать
со стопроцентной уверенностью не  могу.  Существует  ряд  фактов,  которые
невозможно с ходу отмести. Но если некий не  известный  и  не  подвластный
нашему сознанию тип восприятия сигналов существует, то  почему,  скажи  на
милость, мы должны исходить из того, что лишь  наши  собственные  мозги  в
состоянии генерировать эти сигналы? Если  во  Вселенной  происходит  некое
движение информации...
     - Так. Полный набор банальностей. Телепатия, пришельцы... что у  тебя
еще в золотом фонде?
     - Не пришельцы,  подожди.  Все,  что...  Хотя  бы  Гомеостазис  твой,
например. Для начала. Если во Вселенной  происходит  некая  саморегуляция,
сигналы,  сопровождающие  срабатывание  обратных  связей,   вполне   могут
иногда... иногда, повторяю,  очень  редко...  восприниматься  людьми.  Как
смутные, невыразимые, грандиозные образы, которым съеженное и приземленное
человеческое сознание будет тщетно  пытаться  найти  какие-то  адекваты  в
привычном образном ряду. А затем опрощение будет происходить еще раз - при
попытках найти этим вторичным образам  словесные  адекваты,  высказать  их
вслух. Представь... ну, скажем... ну вот красное смещение.  Явление,  явно
чреватое изменением вселенской структуры через  миллиард  лет.  По  твоей,
следовательно, теории - явно подпадающее под  категорию  явлений,  которые
Мироздание должно тормозить. Значит, Вселенная просто  не  может  не  быть
битком набита некими сигналами, на все  лады  демонстрирующими  негативное
отношение к красному смещению. В них нет эмоций  -  только  команды  типа:
явление, представляющее опасность; прекратить. Срабатывает гомеостазис. Но
что получается, когда какой-то из этих сигналов залетает ненароком  в  тот
или иной особо чувствительный, особым талантом  награжденный  человеческий
мозг? Сто лет назад, тысячу лет назад... Время от времени.  Совершенно  не
понимая, о чем, собственно,  речь,  принявший  сигнал  человек  испытывает
потрясающий ужас, непреоборимое и  ни  на  чем  конкретном  не  основанное
отвращение  к  красному  цвету.  К  тому,  что   он,   будучи   человеком,
воспринимает как красный цвет. Но что  дальше?  У  одного  образ  красного
вызовет, скажем, ассоциации с сигналом светофора, у другого - с  фонариком
над  борделем,  у  третьего  -  с  Кремлевскими  звездами.  Возникну   три
совершенно различные, но эмоционально одинаково насыщенные  интерпретации.
Предельно насыщенные. Называются они откровениями.  Каждое  из  них  будет
порождением пришедшего извне эмоционального потрясения и в то же  время  -
реалий собственной культуры, существующей в данное время и в данном месте.
     - При чем это здесь?
     - При том, что так возникли все религии. Так объясняется, что  в  них
столько  общего,  особенно  по  поводу  сотворения  мира  и  прочих  общих
принципов...  и  в  то  же  время  -  что  по-человечески  они   настолько
несовместимы.
     - При чем здесь религии? - подозрительно спросил Вечеровский.
     - Лемма  вторая,  -  ответил  Малянов.  -  Скажем  так...  Количество
создаваемой   информации   прямо   пропорционально   количеству   энергии,
относительно которого эта информация создается. В понятие энергии входит и
ее материальная составляющая... то есть та ее часть, которая  загустела  в
виде ядерных частиц и, следовательно, вещества.
     - Подожди, - жутко шевеля бугристым лбом, проговорил  Вечеровский.  -
Не понял. Телега впереди лошади...  При  помощи  которого  эта  информация
создается?
     -  Относительно  которого  эта  информация  создается,  -  поправляя,
повторил Малянов. - Нет-нет, это просто.
     - Ну спасибо! - язвительно произнес Вечеровский.
     - Подожди, Фил, не кипятись. Представь, что  ты  сидишь  с  закрытыми
глазами. Как бы ты ни был творчески одарен, как  бы  долго  ни  размышлял,
раньше или позже ты упрешься в некий предел, дальше  которого  твоя  мысль
двинуться не  сможет.  Ощущения  твои  дают  чрезвычайно  большое,  но  не
бесконечное  количество  информации  для  обработки.  Чтобы  принципиально
увеличить творческий выход, нужно открыть  глаза.  И  увидеть  комнату,  в
которой сидишь. И раньше или позже столкнуться с той же  проблемой  снова.
Тогда тебе придется выглянуть на улицу. Или каким-то образом выяснить, что
стены - это не просто  стены,  а  молекулы.  И  так  далее...  видимо,  до
бесконечности. В самом общем виде  можно  сформулировать  это  так:  чтобы
поддерживать процесс создания информации, нужно вовлекать в  этот  процесс
все  новые  количества  материи.  Во  всех  ее  видах,  естественно...   и
вещественной, и энергетической. То есть наоборот. Обратная очередность.  И
энергетической, и вещественной.
     - Предположим... - хмуро сказал Вечеровский. - Но я не понимаю,  куда
ты клонишь. Какой-то бред.
     -  Возможно,  Фил,  возможно.  Но,  скажем,  для...  для  Мироздания,
обладающего массой способностей и возможностей, которые нам и не  снились,
механику процесса можно представить несколько иначе. Самый простой,  самый
напрашивающийся...  если  ты  всемогущ,  конечно...  самый  экономичный  и
рациональный способ увеличивать количество материи, вовлеченной в  процесс
создания новой информации, - это овеществлять уже созданную  информацию  в
виде материи!
     Горбясь и глядя в землю, Вечеровский сосредоточенно слушал.  Но  тут,
через  несколько  секунд  после  того,  как  Малянов  замолчал,  он   весь
передернулся и медленно, будто с трудом, поднял тяжелый взгляд Малянову  в
лицо.
     - Кажется, - глухо  и  неприязненно  произнес  он,  -  мы  еще  тогда
договорились концепцию Боженьки не рассматривать.
     - А почему, собственно? - спросил Малянов.
     - Так, - Вечеровский распрямился, потянулся, сжимая и разжимая кулаки
в карманах плаща. - Говорить нам больше не о чем.
     - Подожди, Фил, подожди.  Да  подожди!  Взгляни  непредвзято!  Почему
самопроизвольное   возникновение   материи   тебе   кажется    нормальными
естественным, а самопроизвольное возникновение информации - мракобесием  и
бессмыслицей?
     -  Потому  что,  -  отчеканил  Вечеровский,  -  информации  необходим
носитель!
     - А материи  не  необходим?  И,  в  конце  концов,  что  мы  знаем  о
носителях? Лет сто назад кто мог  бы  представить,  что  целый  стеллаж  с
фолиантами можно уместить на одном диске! Представь, что во Вселенной идет
грандиозный творческий процесс. Не знаю, когда и как он начался.  Так  же,
как ты, на самом-то деле, в точности совсем не знаешь,  когда  и  в  честь
чего бабахнул большой взрыв. Так вот именно этот творческий  процесс,  раз
начавшись, не мог не вызвать этот бабах! И ты посмотри, какая масса всякой
всячины к этому моменту была уже напридумана, ведь как бурно  шел  процесс
расширения Вселенной поначалу! Помнишь, еще в институте  у  нас  буквально
поджилки тряслись от какого-то...  мечтательного  благоговения,  когда  мы
читали про то, что результаты процессов, совершившихся буквально в течение
первых минут,  когда  из  хаоса  чистой  энергии  отпочковывались  сначала
гравитация, потом нейтрино... определили фундаментальные свойства мира  на
всю оставшуюся жизнь. Но такой темп... не свидетельство ли того, что  сами
эти процессы шли по неким ранее возникшим матрицам?  А  теперь?  Да  не  в
гомеостазисе  мы  живем  -  в  развивающейся  системе!  И   именно   крохи
переполняющей  мир  информации  о  том,  как  эта   система   развивается,
улавливали пророки и пытались сформулировать в откровениях... Вероятно,  и
по сей день улавливают и пытаются - ведь система  продолжает  развиваться!
Продолжает! По  классической  теории,  электрический  заряд,  барионное  и
лептонное числа на единицу объема меняются  обратно  пропорционально  кубу
размера Вселенной. Но уточненные измерения показывают некоторое  странное,
необъяснимое отклонение. Погрешностью его американцы обозвали...  Так  вот
именно оно есть численная характеристика интенсивности  идущего  и  поныне
интеллектуального процесса, сопровождающегося сбрасыванием на наш  уровень
уже выработанной и  овеществленной  информации.  Помнишь,  Сахаров  еще  в
шестьдесят седьмом угадывал несохранение  барионов,  только  не  умел  его
объяснить...
     Он говорил и говорил, и уже не мог остановиться.  То,  чего  не  смог
вчера алкоголь,  сделало  сегодня  сострадание;  а  теперь  заслонки  были
сорваны - и он наконец говорил. От нежданной свободы кружилась голова. Так
они говорили и спорили когда-то. Он  выволок  Вечеровского  под  фонарь  и
чертил подобранной тут же,  на  остановке,  обгорелой  спичкой  формулы  и
уравнения в грязи, он вдруг перестал бояться; он снова был молод; он снова
был бог, и Вселенная, мерцая, раскручивалась у него на ладони.
     - Конечно, оттуда никто не диктует: Мю Змееносца, лети  туда!  Черная
дыра в Лебеде, начинай испаряться! Так он  топтался  бы  на  месте,  а  не
двигался дальше, не развивал из мысли  мысль...  Наоборот,  организованная
материя, самостоятельно развиваясь  по  возникшим  вначале...  я  даже  не
говорю - заданным, потому что, скорее всего, там и речи нет о том,  чтобы,
скажем, нарочно фиксировать скорость света или число  "пи",  просто  некие
представления, возникшие там, здесь проявляются как те или иные  константы
и закономерности... так вот, материя сама, развиваясь по возникшим вначале
законам, отражающим что-то такое  там,  чего  нам,  хоть  лопни,  даже  не
представить...  поставляет  дальнейший  материал  для   размышлений...   а
результаты  этих  размышлений  вновь  вываливаются  сюда.  Считается,  что
скрытая масса Вселенной по крайней мере больше  наблюдаемой  массы  и  что
составляют ее реликтовые нейтрино. Думаю, это действительно так, и  именно
нейтрино, с их  способностью  проникать  везде  и  всюду,  не  поглощаясь,
работают как приводные ремни, как материальные носители  обратных  связей.
Потому их и должна быть чертова пропасть - они сканируют  мир,  от  каждой
отдельной  элементарной  частицы  до  Метагалактик!  И  они   же   выносят
наработанный материал оттуда!
     Смутно и мертвенно  белело  во  мраке  лицо  Вечеровского.  Транспорт
совсем перестал ходить, за последние полчаса ни к метро, ни  от  метро  не
прогудел ни один автобус  и  ни  один  троллейбус,  кругом  была  пустыня.
Темная, унылая, промозглая. Набухшая тишиной. Только говорил Малянов.
     - А вот с нами получилась трагедия... И, наверное, не только с  нами.
Ты правильно угадал тогда факт  торможения...  Глухов  даже  четче  сказал
вчера, хоть и по-гуманитарному эмоционально: не пустили... так  вот,  факт
непускания. Только критерий  отбора  мы  тогда  сформулировали  совершенно
неверно. И теперешняя удача Вальки - тому лучшее доказательство. Не  враги
тебе путают карты и над тобой издеваются, Фил, дорогой,  поверь...  Просто
ты попытался взяться за рычаг, который  не  от  мира  сего.  Не  дергайся,
пойми. Мы можем использовать в  своих  целях  любой  закон  природы,  пока
соблюдаем некие, я сейчас скажу о них, ограничения. Но этот рычаг  -  весь
по ту сторону от нас. Его нельзя использовать с животными целями...
     - Что еще такое? Какие животные  цели?  При  чем  тут  цели,  что  ты
несешь?
     - Сейчас объясню... Хотя... Это самая неприятная часть  того,  что  я
должен тебе сказать.
     Малянов почувствовал вдруг усталость.  Возбуждение  прошло.  Ощущение
было сродни похмелью; только что, вот буквально только что  был  полет,  а
теперь - пустота и ужас от содеянного.  Топливо  -  сочувствие  и  желание
защитить - иссякло.
     Потому что Вечеровский так и не оттаял.
     - Понимаешь... Это очень трудно  формулировать...  потому  что  очень
тошно. Мы возникли как часть животного мира. И живем по  его  законам.  Мы
возникли по его законам и должны жить по его законам, и пока  живем  -  то
живем. Хотя в определенном смысле мы действительно созданы по его образу и
подобию, потому  что  имеем  возможность  овеществлять  результаты  нашего
творчества. В книгах, в машинах, в учениях... Во второй природе. Как он  -
в первой. Письменность, деньги, лазеры -  такие  же  продукты  метаболизма
нашего сознания, как Вселенная, с нами в том числе, - продукт  метаболизма
его сознания. Тут нет ограничений, мы можем  измышлять  себе  в  подспорье
все, что только сможем, до чего додумаемся... Ограничение лежит совершенно
в иной области.
     - Ну, понял, понял, не тяни! - вдруг почти крикнул Вечеровский.
     - Да я не тяну... Мы можем открывать закономерности второй - для  нас
первой - природы, учиться использовать их, шить из них шмотки,  ездить  на
них на работу или по кабакам, находиться под угрозой отравления  ими,  как
находятся под угрозой отравления продуктами своей жизнедеятельности  любые
животные  в  замкнутой  экосистеме,  и  бороться  с  этой  угрозой   всеми
доступными животным средствами... только пока живем по  законам  животного
царства. В мире целей, присущих всем животным на свете, только реализуемых
иначе. Можем  разрабатывать  какие  угодно  новые  средства,  покуда  цели
остаются  старыми.  Обычными.   Здесь   никакие   фундаментальные   законы
Мироздания не нарушаются. И никакого торможения, никакого непускания.  Что
тормозить? С какой стати? Какая разница, клыком, оперением  или  зарплатой
привлек ты самку? Какая разница, под влиянием инстинкта или идеологии идет
стая на стаю в борьбе за корм и пространство, рогами бодает друг друга или
"стингерами"?    Повкуснее     поесть,     поинтенсивнее     размножиться,
погарантированнее  сохранить  потомство,  послаще  отдохнуть,   понадежнее
избавиться от соперника... Все как у всех. Но  вот  стоит  тебе  перестать
быть животным  в  сфере  целей...  все,  шабаш.  Такое  поведение  чревато
возникновением мира, или хотя бы, поначалу, мирка, который начнет жить  по
неким иным, новым... здесь, а не  там  придуманным  законам.  А  потому  -
тащить тебя и  не  пущать.  Миллион  лет  человечество  стоит  перед  этой
стенкой, бьется об нее мордами своих лучших представителей...  Потому  что
суть конфликта  совершенно  не  в  уровне  техники.  Этот  конфликт  может
происходить и в "шаттле", и в пещере. Думаю, он и животным  знаком.  Когда
какой-нибудь волчара, сам не понимая почему, равнодушно трусит мимо удачно
подвернувшейся и явно беззащитной  косули  или  оставляет  пожрать  своему
волчьему старику...
     Малянов перевел дух. Вечеровский слушал, сгорбившись и глядя в землю.
Складки на его  страшном  лбу  ходили  ходуном.  Поднятый  воротник  плаща
трепетал от темного ветра, как крыло раздавленной бабочки.
     - Этика есть один из продуктов метаболизма  сознания,  ни  больше  ни
меньше. Очень удобный для использования и очень полезный. Она делает жизнь
стаи гораздо продуктивнее, устойчивее, безопаснее  для  всех  членов  этой
стаи. Но время от времени рождаются извращенцы... сдвинутые... знаешь, как
кто-то ни с того ни с сего с  детства  помешан  на  машинах  и  становится
автогонщиком или  конструктором,  другой  так  же  помешан  на  доброте  и
честности. Они  начинают  воспринимать  этику  слишком  всерьез.  Начинают
слишком   ею   руководствоваться.   Начинают   ставить   жизненные   цели,
обусловленные   только   ею.   Следовательно,    начинают    вести    себя
противоестественно.  Создавать  свой  мир.   Они   подлежат   безусловному
вытаптыванию. И уж тем более немедленному  и  яростному...  плохо  сказал.
Ярости тут в помине нет, срабатывает мертвый защитный  механизм,  блюдущий
неприкосновенность придуманного там.  Яростное  по...  интенсивности.  Тем
более   вытаптыванию    подлежат    те,    кто,    руководствуясь    этими
противоестественно     этичными,     гипертрофированно      человеческими,
противопоказанными полноценному животному существованию целями,  измышляет
некие принципиально новые средства для их достижения.  Учение...  книгу...
ревертазу...  -  Малянов  чуть  улыбнулся  печально.  -  Пусть  даже  цели
абсолютно неопределенны, намечены чисто эмоционально, чисто образно -  все
равно. Шестеренки уже чуют и начинают крутиться, размалывая  извращенца  в
мелкий прах.
     Издалека, из тьмы, донесся  медленно  приближающийся  надсадный  вой.
Малянов замолчал. От новостроек, мутно мерцавших пятнышками  далеких,  как
Магеллановы Облака,  окошек,  немощно  надрываясь,  накатывал  троллейбус.
Может быть, последний сегодня.  Вот  он,  тяжело  раскачиваясь  на  буграх
асфальта, выбрасывая темные фонтаны из-под колес, подрулил к  вынутому  из
тьмы островку остановки, притормозил, но даже  не  остановился.  Никто  не
собирался выходить, и на остановке  никого  не  было.  Они  с  Вечеровским
стояли поодаль. Вой вновь начал набирать  высоту,  троллейбус,  помаленьку
разгоняясь, покатил дальше.
     Я в синий троллейбус... Как много, представьте себе, доброты...
     - А этот рычаг абсолютно не приспособлен для использования волками  и
медузами, - сказал Малянов. - Не  съесть,  не  выпить,  не  поцеловать.  И
никого не ухайдокать. И даже не полюбоваться, чтобы скрасить переваривание
пищи или зарядить энергией для придумывания чего-либо, что  можно  съесть,
выпить или поцеловать. Потому он и выкручивался у тебя из  рук  -  а  тебе
казалось, над тобой враги куражатся... Вот какое дело.
     Они помолчали. Хорошо бы, наверное, сейчас закурить, подумал Малянов.
В такие минуты он завидовал курящим. Ирке, например. Сам  он  пробовал  не
раз, даже  дымил  иногда  с  Иркой  за  компанию  или  под  рюмашку  -  но
по-настоящему удовольствия от вонючего дыма никогда не мог получить. И это
удовольствие мне заказано, иногда думал он с обидой.
     - Ты не пробовал писать об этом? - глухо спросил Вечеровский.
     - Как? - усмехнулся Малянов. - Ты можешь  себе  представить  подобную
работу?   "К   вопросу   о   метрическом   тензоре   лестницы   Иакова"...
"Тождественность мюонных характеристик Аллаха и Кришны"... Так, что ли?
     - Ну сейчас полно всякой контактерской  белиберды,  -  пожал  плечами
Вечеровский. - Мог бы там... Между прочим, именно  кришнаиты  тебе  бы  по
гроб жизни, по-моему, "Харе Рама" под окошком пели.
     Малянов сдержался.
     - Вот тебе еще одно доказательство, - сказал он,  выждав  немного.  -
Правда, косвенное. Но Глухов тоже это уловил, вчера  просто  поразил  меня
своим чутьем...
     - Ну разумеется! - издевательски  скривился  Вечеровский.  -  Главный
эксперт у нас теперь этот... это растение! Истина в последней инстанции!
     - История России, - сказал Малянов упрямо и безнадежно. - Православие
с   его   отрешенностью   от   материального,   помноженное   на   упоение
державностью... на веру во всемогущество государства... Ни одна  страна  в
мире никогда не рвалась строить принципиально новую социальность так,  как
Россия. Всесветную империю с ангельским лицом. Сколько таких попыток  было
на  протяжении  последних  веков!  От   Ивана   Третьего   до   Горбачева.
Повторяемость эффекта прямо-таки лабораторная. Статистика набрана.  Тащить
и не пущать Россию. Дозволяется только жрать, пить, гадить  и  резать.  Но
поскольку именно к такому состоянию  именно  в  нашей  культуре  отношение
крайне негативное - раз за разом вытаптывается вся  культура.  По  крайней
мере, делается абсолютно не влиятельной.
     - Миллион сто седьмое неопровержимое  доказательство  богоизбранности
Святой Руси, - с отвращением произнес Вечеровский. - Об этом  ты  точно  -
мог бы такую бомбу отгрохать! Националисты бы тебя на руках носили! Пиши!
     - Фил, ну как же ты не понимаешь,  -  сказал  Малянов.  -  Странно...
Всегда ты был целеустремленным,  но  никогда  на  моей  памяти  не  был...
черствым. Я же боюсь писать об этом. Просто боюсь. Я даже говорить  боюсь.
Вот рассказываю тебе, одному тебе, единственному - а в башке  ужас  лютый:
на месте ли мой дом, или там  уже  не  Питер,  а  Хармонт  какой-нибудь  с
ведьминым студнем вместо Ирки...
     - Зачем же ты мне рассказываешь? Чему я обязан?
     Тому, что ты мой друг, хотел сказать  Малянов,  но  нельзя  было  это
говорить, так не говорят. Тому, что я не хочу,  чтобы  ты  впустую  тратил
силы и сходил с ума... Но  это  тоже  нельзя  было  говорить,  Фил  только
окончательно бы осатанел. И он сказал еще одну правду:
     - Тому, что ты тогда взял все на себя.
     Вечеровский скривился.
     - Аркадий, друг мой, не говори красиво... Тебе в попы надо, Дима.  Но
я тебя успокою. И разочарую,  вероятно:  тебе  совершенно  не  из-за  чего
упиваться своим благородством, глубиной своих дружеских чувств...  Зато  и
беспокоиться не о чем. Ничего твоим любезным не грозит. Мирозданию до  них
нет ни малейшего дела. На болтунов и слизней ему вообще  начхать.  Вот  на
Глухова  твоего,  например.  Да  и  на...  -  Вечеровский   с   вызывающей
вежливостью  не  закончил  фразу,  лишь  демонстративно  смерил   Малянова
взглядом. - Признаться, я за всю жизнь не слышал столько  чепухи,  сколько
за сегодняшний вечер.  Ты  совершенно  опустился,  Дима.  Интеллектуально,
духовно... По всем, что называется, параметрам. Мне жаль тебя. Тебе конец.
     Умолк на мгновение.
     - Меня просто тошнит от тебя и всего, что ты  городишь.  Видеть,  как
твой друг, пусть даже бывший... из искателя истины превратился в юродивого
с постоянно мокрыми от страха Божия штанами... отвратительно.
     И, не дожидаясь ответа - да и какой,  в  самом  деле,  тут  мог  быть
ответ, - он повернулся и без колебаний пошлепал по грязной обочине  шоссе.
Малянов остался стоять. Сметное светлое пятно плаща постепенно  удалялось,
уменьшалось, погасли звуки шагов; потом из ватной тишины, словно бы  очень
издалека, прилетел бесплотный голос:
     - Не пытайся меня найти. Если понадобишься - я сам свистну.
     И все..."


     "...добрался до "Пионерской" в четверть двенадцатого.  По  эскалатору
вниз не бежал, хотя торопился домой как мог, -  сил  совсем  не  осталось;
тупо стоял и ждал, когда его  спустят.  Загрузился.  Удалось  сесть,  хотя
народу было еще много: воскресенье,  все  веселенькие...  кто  как  умеет.
Прижался плечом к поперечной стене вагона, спрятал руки в карманы,  голову
- в воротник. Усталость давила,  плющила.  Продрог  до  мозга  костей.  Ни
мыслей не осталось, ни чувств - только сердце частило, как на бегу: все  -
зря, все - зря, все - зря...
     Алкаш был на посту; вошел на "Черной  речке"  и  сразу,  одной  рукой
ухватившись за поручень, навис над Маляновым, мутно глядя на него,  мешком
мотаясь влево-вправо и икая. Но молчал. Так и ехал вместе с  Маляновым  до
"Парка  Победы",  висел  и  мотался,  и  глядел,  глядел  с  бессмысленной
пристальностью и пьяным упорством, хотя время от времени то  тут,  то  там
освобождались места - а  когда  Малянов  встал  выходить,  с  облегчением,
кряхтя и стеная, развернулся и, будто его в коленях подрубили,  рухнул  на
маляновское место. Двери не успели открыться, а он уже захрапел и принялся
пристраиваться головушкой на плечо к сидящей рядом женщине.
     И дом был на месте. И даже машина в арке; на этот раз - стремительный
"ниссан". Он метнулся из-за  угла  внезапно,  визжа  тормозами,  будто  на
гонках в каком-нибудь Монте-Карло. Малянов едва успел отпры..."


     "...с хриплым стоном обвисла на нем.
     - Дима! Димочка, ой Боже мой, ну где ты ходишь? Бобка пропал!!"



                                    5

     "...резко прихватило примерно через час после того, как Малянов ушел.
Наверное, Малянов к этому времени еще и до места-то  не  успел  добраться.
Обыскалась таблеток своих - ну нету, хоть тресни; а ведь должны  были  еще
оставаться, она помнила, должны.  До  дежурной  аптеки  пешком  пятнадцать
минут. Попросила Бобку сбегать, конечно. Он еще порадовался: дескать,  вот
хорошо, что я дома остался, ни в какие гости не пошел, а то что бы ты  без
меня делала. И главное-то, главное - буквально через пять минут после  его
ухода нашла свои таблетки, в комнате нашла, случайно,  -  стала  доставать
из-под телевизора программу, посмотреть, чем вечер коротать,  и  вместе  с
программой упаковка на пол: шлеп! Кто ее туда запихнул, когда, зачем...  А
уже ничего не сделать. Ну, наглоталась, посокрушалась, что попусту сына от
книжки оторвала, но - ладно, лекарства лишними не бывают,  пусть  окажется
резерв... Через полчаса начала беспокоиться. И тут уж стало не до печенки.
     К  полуночи  она  успела  обзвонить   какие-то   больницы,   какие-то
невразумительные травмпункты,  какие-то  милицейские  участки...  Володьке
звонила дважды  -  надеялась,  вдруг  Бобка  воспользовался  случаем,  что
вырвался из дому, зашел к приятелю и заигрался, или заболтался - хотя  все
это было крайне  маловероятно:  зная,  что  мать  дома  одна  ждет  его  с
настоятельно  необходимым  лекарством,  никуда  бы  Бобка  не  пошел.  Еще
каким-то его приятелям звонила... Как в воду канул.
     Выходить искать она не решилась. Вдруг он  придет,  а  в  квартире  -
никого, а он вдруг ключ потерял...
     Совершенно омертвелый Малянов молча поцеловал ее в соленые  от  слез,
дрожащие губы и, по-прежнему не говоря ни слова, пошел обратно  на  улицу.
Во дворе было пусто, и все окна уже были темными - так, светились два-три.
За одним, наверное, кто-то болел, за другим кто-то увлеченно  работал,  за
третьим допивали обязательное воскресное. Еще светилось их  окно,  за  ним
была Ирка. Под аркой, рокоча, густо  протравливая  туман  выхлопом,  стоял
грузовик с  открытым  кузовом,  полным  какой-то  беспорядочно  наваленной
белесой мебели - ножки торчали  выше  крыши  кабины  и  не  вписывались  в
габарит. Какой-то мужик в ватнике, в сапогах уныло и не споро ковырялся  в
кузове, пытаясь пораспихать барахло так, чтобы можно стало проехать.
     - Земляк! - крикнул он Малянову сверху. - Помоги! Вдвоем тут  дела-то
на пять минут!
     -  Я  спешу,  -  едва  сумев  разжать   челюсти,   ответил   Малянов,
протискиваясь между бортом кузова и стеной.
     Мужик хохотнул.
     - Чего, муж застукал? Или сама вытурила? Ну так все  равно  ведь  уже
вытурила, чего теперь-то спешить?
     Малянов не ответил.
     Больше на улице не было ни души. Пустыня.  Тьма.  Промозглая  морось.
Мокро отблескивал асфальт в тусклом свете редких фонарей, время от времени
под ногами хлюпало.
     Он дошел до аптеки, заглядывая во все дворы, во  все  парадные.  Пару
раз даже позвал: "Бобка!!" Туман переварил и это. Аптека,  конечно,  давно
уже была закрыта, внутри - темно.  Зачем-то  Малянов  попытался  заглянуть
внутрь; покрутился у окон, то вытягивая шею,  то  приседая,  -  ничего  не
разглядел.
     Погрозил невидимому небу кулаком, хрипло  крикнул  в  ватное  марево,
чуть подсвеченное рыжим отсветом близкого проспекта:
     - Сволочь!!!
     Не помогло.
     Он пошел назад.
     Грузовик остывал на прежнем месте, заглушив мотор. Задний борт кузова
был опущен. Мужик в кузове сидел, свесив ноги, на краю и уныло  курил.  За
его спиной смутно топорщилась рогами  деревянная  груда,  левой  рукой  он
поддерживал стоящий на коленке наполовину пустой стакан. Увидев  Малянова,
мужик сначала широко заулыбался, потом захохотал.
     - Что, земляк? Второй подход к снаряду?
     Малянов молча принялся протискиваться. Мужик высунулся  над  боковым,
не опущенным бортом.  Поднял  повыше  стакан  и  протянул  его  в  сторону
Малянова.
     - Хочешь? Хлебни для храбрости!
     Было около двух, когда Малянов вернулся. На  звук  открываемой  двери
меловая, как будто даже поседевшая за этот вечер Ирка  вышла  из  кухни  в
коридор с сигаретой в руке и стала молча смотреть, как Малянов разувается.
Они не  проронили  ни  слова,  только  обменялись  короткими  безнадежными
взглядами: не нашел? - не нашел; не пришел? - не пришел. Оба вернулись  на
кухню;  казалось  -  там  теплее.  Даже   сквозь   дым   отчетливо   пахло
валокордином. Ирка, похоже, принимала - совсем недавно. Дрожащими ледяными
руками Малянов и себе накапал за компанию. Ирка смотрела.
     - Ты совсем продрог, Дим, - сказала  Ирка  тихо.  -  Я  чай  согрела,
выпей.
     - Спасибо. Чай - это кстати.
     - Хочешь, я налью?
     - Налей.
     Чай был горячий, вкусный.
     - Сейчас чуть оттаю и пойду опять.
     - Нет! - вдруг почти крикнула Ирка и сама  испугалась  крика.  Втянув
голову в плечи, искоса поглядела на Малянова, будто прося прощения.  -  Не
надо, Дим. Я сейчас сидела тут одна... Вдруг ты тоже исчезнешь.
     - Я не исчезну, - с трудом выговорил Малянов.
     Непременный Калям беззвучно пришел  к  ним  и,  заглядывая  в  глаза,
жалобно помявкивая, стал тереться о ноги. Даже жрать не просил. Чуял беду.
     - Отличный чай.
     Ирка благодарно улыбнулась - вымученно, едва-едва.
     - Как сейчас печенка?
     - Прошла.
     - Дай-ка мне сигарету, Ира, - сказал Малянов.
     В четверть четвертого из замка входной двери раздалось едва  слышное,
осторожное позвякивание - и их катапультировало из кухни.
     На Бобку страшно было  смотреть.  Под  правым  глазом  -  здоровенный
синяк; глаз так заплыл,  что  его  и  не  видно  почти.  Под  носом  и  на
подбородке - следы запекшейся крови. Не так давно купленная теплая  куртка
изгваздана была  какой-то  гадостью,  в  коридоре  сразу  завоняло  то  ли
помойкой, то ли моргом; молнию кто-то с мясом вырвал до середины, и теперь
она сама по себе болталась между разошедшимися полами.
     Бобка неловко вдвинулся в коридор и остановился, глядя на  родителей.
Так они и стояли некоторое время: они смотрели на него, он на  них.  Потом
низким, напряженным, перепуганным и виноватым голосом он спросил:
     - А вы не спите? А я тихонько ключ кручу, думаю, вдруг вы уснули.
     Ирку начало трясти.
     - Мам, - поспешно сказал Бобка, - я лекарство купил! Вот!
     И, судорожно сунув руку под куртку, в нагрудный  карман  рубашки,  он
выгреб оттуда, кажется, но-шпу  и  еще  что-то  плоское.  Протянул  ей  на
раскрытой грязной ладони.
     Малянов шагнул вперед и обнял сына, прижал к  себе.  Бобка  ойкнул  и
дернулся. И тоже обнял отца одной рукой - в другой были таблетки.
     -  Пап,  -  виноватым  шепотом  сказал  Бобка  ему  в   ухо,   -   ты
поосторожней... они мне, наверное, ребро сломали...
     Малянов отшатнулся, с ужасом заглядывая Бобке в лицо.
     -  И  вообще...  вы  от  меня  подальше.  Там  все  вшивые  какие-то,
заблеванные...
     - Где - там?!
     - Где ты был? - очень ровно и спокойно спросила Ирка.
     - В ментовке, - ответил Бобка.
     - Бобка, расскажи толком, - проговорил Малянов. - В  двух  словах.  И
положи ты, ради Бога, эти таблетки, не держи. Снимай все это.
     - Понимаете... Они даже позвонить не давали... - голос  у  Бобки  был
такой, что, казалось, вот-вот лопнет. Но рассказывал Бобка как бы ни в чем
не бывало. Мужчина. - Я говорю, дайте хоть предупрежу, что живой, у матери
инфаркт ведь будет - а они говорят: ну да, ты позвонишь, а  через  полчаса
она уж тут, концерты нам  начнет  закатывать!  Я  говорю:  меня  в  аптеку
послали, мама  заболела,  она  меня  ждет,  она  ведь  дома  одна!  А  они
говорят... они говорят... - он растерянно зашлепал  распухшими  губами,  а
потом, прикрыв  от  Ирки  рот  ладонью,  беззвучно  проговорил  в  сторону
Малянова: "не пизди".
     - Кто они? - спросил Малянов.
     - Да милиция же!
     - Бланш под глаз они тебе  навесили?  -  спросил  Малянов.  Бобка  не
выдержал - хихикнул истерически.
     - Бланш... Ну да, они. Когда я в машину их лезть не  хотел.  Я  же  к
дому уже почти подходил, а тут навстречу - трое  бухих  каких-то,  лет  по
двадцать, матные слова орут, плюются... И только мы с ними  поравнялись  -
"воронок" подкатывает и всех хвать! Я ору: я-то при чем, я не  с  ними,  а
менты здоровенные такие, сразу бздынь по  морде:  разберемся!  И  главное,
понимаете, этих всех спать уложили, они сразу хр-р-р, хр-р-р - а  мне  все
бумажку какую-то подсовывали, чтоб я подписал, дескать, я в  пьяном  виде,
оскорбляющем общественную нравственность, приставал  к  прохожим...  Я  не
подписываю, а тогда они говорят: ну, посиди. И еще по ребрам...
     - Все, хватит, - решительно сказала Ирка. - Раздевайся осторожненько,
Бобик... Мойся... Душ - или ванну примешь? Я сейчас напущу. Тебе раздеться
помочь? Врача - надо?
     - Да ну что ты, мама. Я сам, - и, время  от  времени  шумно  втягивая
носом воздух от боли, он принялся осторожно стаскивать с себя искалеченную
одежду.
     - Подписал? - спросил Малянов.
     - Еще не хватало! - возмутился Бобка. - Ни за что!
     - Где это было?
     - Да не знаю, пап, - с досадой сказал сын. -  В  том-то  и  дело.  Из
машины не видать ни черта. А потом, когда они меня отпустить  решили,  так
тоже  сначала  в  машину  сунули  и  минут   двадцать   возили   какими-то
кренделями... не специально, а заодно, они потом еще куда-то  покатили,  а
меня выпихнули посреди улицы,  и  все.  Около  Стамески.  Оттуда  я  пехом
чалил... Конечно, если бы я все легавки в городе в  лицо  знал,  я  бы  ее
нашел. Пробел в образовании, - он улыбнулся Малянову.  -  А  ты  говоришь,
книжки... Мам, ты лечись давай, - стоя в одних трусах, он  опять  протянул
ей таблетки на ладони. -  Я  их  специально  берег  все  время,  чтобы  не
испач..."


     "...так. Значит, вот так мы теперь будем жить. Или  -  наоборот,  так
жить теперь мы больше уже ни за что не будем? Ведь это  невозможно  -  так
жить. Все, что угодно, только не это. А, Малянов?
     Вот-вот, сказал Вайнгартен. Теперь ты понял. Надо быть просто честным
перед собой. Это немножко стыдно сначала, а потом начинаешь понимать,  как
много времени ты потратил зря...
     ...Вайнгартен, сказал Малянов. Я потратил время не зря. Я вообще  его
не потратил.
     ...Малянов, сказал Вайнгартен. Ты будешь объяснять это каждому?  Тебе
долго придется объяснять. И  вряд  ли  тебе  многие  поверят.  Большинство
скажет: зря. Даже Ирка так скажет. Потому что выглядит старше  своих  лет.
Этого женщина не простит, даже если ты в конце концов принесешь ей луну  с
неба. Но луной, я так понимаю, и не пахнет. А как ты думаешь,  что  скажет
твой лучший друг Вечеровский, перед которым ты всегда так преклонялся?  Ах
да, я забыл. Он ведь уже сказал. А ты всегда считал, что верный друг - он,
а я - барахло...
     ...Вайнгартен, сказал Малянов. Это неправда, и ты  прекрасно  знаешь,
что это - неправда...
     ...Малянов, сказал Вайнгартен.  Может  быть.  Это  несущественно.  Мы
сейчас говорим не об этом.
     ...Вайнгартен, сказал Малянов. Да, мы говорим сейчас не об  этом.  Не
только об этом - хотя, если быть до конца честными перед собой, и об  этом
тоже. Потому что это тоже существенно: кто из нас каким стать хотел и  кто
из нас каким стал.
     ...Малянов, сказал Вайнгартен. Ты хочешь стать святым - но жизнь тебе
не позволит. Глухов мог бы, он  один.  Но  у  него  не  столь  грандиозные
запросы.
     ...Вайнгартен, сказал Малянов. Поверь, я вовсе не рвусь в  святые.  Я
только не хочу стать инквизитором, как Фил, и проверять всех на  святость,
сам будучи уже не творцом, а ходячей плахой. В том числе и собственной.  Я
завидую тебе. Да, ты прав, перед Филом  я  всегда  преклонялся  -  а  тебе
всегда завидовал. И сейчас - завидую особенно. Но я ничего не могу с собой
поделать. Ради Ирки, ради Бобки  -  рад  бы.  Но  не  могу.  Если  я  буду
подогревать себя лишь мечтами о яхтах и островах, и деньгах, по чем там ты
еще говорил... об инфаркте у конкурента... я хоть до посинения буду сидеть
за письменным столом, но не выдумаю ни ревертазу, ни М-полости - ничего. Я
так не  умею.  Наверное,  я  действительно  отравлен.  Мне  нужно  впереди
что-то... что ты  обозвал  коммунизмом  в  шутку.  Тогда  голова  начинает
работать.
     ...Малянов, сказал Вайнгартен. Я сказал это не в шутку. Хватит  грез.
Они слишком дорого обходятся тем, кто грезит, - не  говоря  уже  обо  всех
остальных. И в первую очередь - тем, кто рядом с  теми,  кто  грезит.  Чем
прекраснее греза - тем больше крови. Сколько можно! Может, ты  и  прав,  и
нас действительно поколение за поколением, век за веком вбивают в животное
царство, из которого  мы  все  пытаемся  выбраться,  не  можем  мы  в  нем
полноценно жить - но лучше жить неполноценно, чем не жить вовсе, пойми  ты
уже! Цели, цели! Да чем тебя, в конце концов, не устраивают простые  цели?
Ты не любишь моря? Не хочешь ходить под парусом? Врешь!
     ...Вайнгартен, сказал Малянов. Очень  люблю.  Очень  хочу.  Но  чтобы
раскочегарить мысли в башке, мне нужно слышать совсем иной зов.  Я  должен
знать - хотя бы пока работаю, должен знать:  то,  что  я  сделаю,  кому-то
поможет. Не брюху чьему-то - душе чьей-то поможет! Ну я не знаю,  почему!!
Ну что мне делать!!
     ...Заткнуть уши, сказал Вайнгартен. И учиться  работать  без  всякого
зова. Вообще без всякого. В конце  концов,  чем  уж  ты  такой  особенный?
Многие, очень многие в молодости мечтают слышать какой-нибудь не  животный
зов. Штурмовать сияющие вершины. Шагать к высоким целям.  Испытывать  лишь
любовь, благодарность к друзьям и  подругам,  бескорыстную  жажду  знаний,
гордое и смиренное желание помогать и прощать. Но быстро ломаются. Все. Из
века в век, из поколение в поколение. Не было никого, кто бы не  сломался.
Никого.
     ...Если бы ты знал, как я устал, сказал Малянов. Мне надоело спорить.
Всю жизнь я спорю и с самим собой, и с другими людьми. Но я  устал  именно
сейчас, и именно о целях я не хочу спорить...
     ...Тогда не спорь, сказал Вайнгартен.
     И тут Малянов вспомнил, кто не сломался.
     Он даже дыхание потерял. Успел еще подумать: да как же мне это раньше
в голову не пришло,  да  почему  же  я  это  Филу  не  сказал?..  И  сразу
сообразил, что, как и открытый им Бог, он и сам нуждался в  овеществляющем
созданную информацию разговоре,  чтобы  идти  дальше  -  значит,  все-таки
снова, как и прежде, спасибо Филу. От одной этой мысли мир сразу  перестал
быть серым - ожесточенность растворилась, затеплилась благодарность.
     Был по крайней мере один, кто не сломался - и  навсегда  утвердил  за
людьми божественное право выбирать чувства и цели не только из  доступного
протоплазме набора. И оставил такой след, такой  знак,  который  перевесил
миллион миллионов сломанных. Самоломанных.
     Это опять было сродни озарению. Или откровению. Мысль работала  четко
и быстро, и то, что показалось бы еще секунду назад  свалкой  разрозненных
фактов, посторонних и друг другу, и  уж  подавно  самому  Малянову  с  его
заморочками, схлопнулось в густо замешанное единство,  а  потом  полыхнуло
долгой ослепительной вспышкой.
     Конечно,   должен   существовать   какой-то   механизм   отслеживания
самопроизвольно  возникающей  здесь  принципиально   новой,   эмоционально
насыщенной информации и ее включения в общевселенский творческий  процесс.
Но лишь той, которая для единства не чужеродна, а,  напротив,  увеличивает
силы,  постоянно  склеивающие  воедино  постоянно  усугубляемую  развитием
чересполосицу разлетающегося мира.
     Ох, ну конечно! А богословы головы ломали веками,  листочки  какие-то
на  одном  стебельке  придумывали  в  качестве   поясняющего   триединство
образа... Впрочем, они ведь даже радио не знали.
     Приемник, передатчик, средство передачи. Троица!
     И сколько же, наверное, этих малых передатчиков,  питающих  громадный
приемник... И среди животных, наверное, они тоже есть, не зря  в  каком-то
из прозрений лев в раю возлежит рядом с агнцем. Как это я говорил сегодня,
сам  не  понимая,  насколько  в  точку  попадаю:  волчара,  трусящий  мимо
беззащитной косули... Ал! Информационное включение! Жизнь вечная...
     Малянов резко встал и вышел в большую комнату. Ирка и Бобка не  спали
-  успокаиваясь  помаленьку,  сидели  на  диване  и  ворковали  о   чем-то
вполголоса. Влажные волосы на голове у распаренного, умиротворенного Бобки
торчали в стороны.
     Малянов вклинился на диван между ними  и  осторожно  обнял  обоих  за
плечи. Легонько прижал к себе. Ирка - измотанная, со слипающимися  глазами
и руками, красными после стирки, - покосилась на него чуть удивленно:  она
давно отвыкла от таких нежностей.
     - А ну-ка, ребята,  -  сказал  Малянов.  -  Повторяйте  за  мной  оба
слаженным и восторженным хором: не хлебом единым! Не хлебом единым! Ну!
     - Ты чего, пап? - обалдело и немного встревоженно спросил Бобка.
     И  вдруг  Ирка,  коротко  заглянув  Малянову  в  глаза  непонимающим,
преданным взглядом - видишь? подчиняюсь! не знаю,  что  ты  задумал,  чего
хочешь, но подчиняюсь! мы вместе, и я  верю,  что  ничего  плохого  ты  не
сделаешь! - сказала решительно:
     - Слушай, что отец велит! Три - четыре!..
     - Не хлебом единым! Не хлебом единым!!
     У Малянова  намокли  глаза,  переносицу  жгло  изнутри,  и  судорогой
невозможного плача сводило лицо. И в памяти всплыло вдруг:  "Сказали  нам,
что эта дорога нас приведет к океану смерти - и  мы  с  полпути  повернули
обратно. С тех пор все тянутся перед нами кривые глухие окольные тропы..."
     К океану смерти...
     Но  в  ответ  ярко  брызнул  из  души  давно  и,  казалось,  навсегда
погребенный в ней, засыпанный осенними золотыми листьями, продутый голубым
невским ветром  Некрополь  Лавры,  куда  однажды  водила  его  мать,  -  и
красивый, помнящийся очень громадным памятник с надписью: "Аще не умрет  -
не оживет".
     "Мам, а мам, что там написано?"  -  "А  ты  сам  прочитать  разве  не
можешь? Ты же  хорошо  уже  читаешь,  Димочка!  Ну-ка,  читай!"  -  "Да  я
прочитал! Я только не понимаю, что это значит!" - "А-а! Ну, Димочка, это я
и сама не  очень  понимаю.  Это  религия..."  А  над  городом  гремели  из
репродукторов радостные марши,  алые  стяги  реяли,  колотились  кумачовые
лозунги на  ветру,  и  отовсюду,  как  залп  "Авроры",  бабахало  в  глаза
крупнокалиберное "40" - приближалась годовщина  Великой!!!  Октябрьской!!!
Социалистической!!!
     - А теперь повторяйте: аще не умрет - не оживет. Втроем!..
     - Аще не умрет - не оживет! Аще не умрет - не оживет!!
     - Ну, пап! - Бобка восхищенно прихлопнул себя ладонями по коленкам  и
вскочил. - Я т-тя щас переплюну! Только вы сидите  вот  так,  обнявшись...
Сто лет вас так не видел. Я мигом!
     И он, забыв о ранах, выскочил в свою комнату  -  но  буквально  через
секунду прилетел обратно, торопливо листая какую-то книжку; Малянов  успел
только провести ладонью по джемперу  на  Иркином  плече,  а  потом  по  ее
обнаженной шее - а она успела ткнуться мокрыми губами  ему  в  подбородок.
Она была женщина, и ей можно было плакать. Она и плакала.
     - Вот! - воскликнул Бобка, переставая листать, и чуть затрудненным от
боли в боку движением сел на стул напротив них. Уставился на  страницу.  -
Жутко мне нравится... "Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею
всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять,  а  не  имею
любви, - то я  ничто.  Любовь  долго  терпит,  милосердствует,  любовь  не
завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует,  не  ищет
своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется
истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.  Любовь
никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут,  и
знание упразднится. Ибо мы отчасти знаем и отчасти пророчествуем; когда же
настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится".
     - Нет, Бобка! - всхлипывая, улыбнулась Ирка. - Так дело не пойдет! По
книжке-то кто угодно может - а ты навскидку, от души! Как папа!
     На мгновение Бобка  озадаченно  насупился  -  и,  подмигнув  Малянову
здоровым глазом, очень серьезно сказал:
     - Аще не умрет - не оживет.
     И они засмеялись.
     А потом сказали Богу, как другу..."

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.