Леонид РЕЗНИК

                              ДОМ В ЦЕНТРЕ



                                    Мой дом везде, где есть небесный свод.
                                                             М.Ю.Лермонтов



                                  ПРОЛОГ

     Почти все люди сильны задним умом. Фразы типа: "Я  же  говорил..."  -
одни из самых популярных. Под любую неожиданно открытую истину с легкостью
подбирается цепочка из событий давнего и недавнего прошлого.  А  некоторое
время спустя все это осеняется ореолом собственной прозорливости: "Я так и
думал!.. Я давно подозревал..."
     Попытаюсь быть оригинальным. Я никогда не думал ни о чем подобном.  Я
никогда ничего не подозревал. Только слепой и глухой  мог  проходить  мимо
очевидных фактов, но я ухитрялся делать это  со  стопроцентным  зрением  и
абсолютно здоровым слухом. Возможно, речь надо вести о душевных слепоте  и
глухоте, но мне о них ничего неизвестно.
     Все  же  объяснение  такой  невнимательности  возможно.  Мне   где-то
приходилось читать, что новорожденные котята и щенята, если их поселить  в
помещении с множеством вертикально натянутых нитей, на всю жизнь останутся
неспособными видеть вертикальные линии. То же самое с горизонтальными. Я -
человек. Но с младенчества мне пришлось жить в довольно странных условиях.
И моя ли вина, что я ослеп и оглох на странные обстоятельства?
     Я абсолютно не помню свое раннее детство. Нормально? Да. Но почему  в
моей памяти если что и осталось из тех  времен,  так  это  жаркое  солнце,
теплое море и горячий белый  песок?  Странные  воспоминания  для  ребенка,
родившегося и выросшего в Ленинграде, не так ли? Младшие  классы,  старшие
классы... Детство как детство? В школе - да. А вот дома... Даже непонятно,
с чего начать.  С  квартиры?  С  родителей?  С  домашнего  быта?  Начну  с
родителей. Все-таки самые близкие люди.
     Отец мой работал патентоведом. Если точнее, так было записано в  моем
классном журнале и в разных других школьных документах. Скорее всего,  эта
версия школьными бумагами не ограничивалась. Но уж теперь-то я точно  могу
сказать, что в этом самом НИИ, где он  числился,  никто  о  моем  отце  не
слышал. Из всех слов  производственной  тематики  мне  доводилось  слышать
только одно - "командировка". Так говорила мать,  когда  отец  исчезал  на
неделю-другую. Большую часть остального времени он проводил дома.  Ему  не
надо было на работу ни к 8 часам, ни к 9, ни даже к 12. Слово  "отпуск"  в
нашей семье не произносилось. Мать "работала" примерно так же, только  что
не ездила в "командировки" и числилась художником-оформителем. Правда, она
много читала и рисовала, иллюстрировала прочитанное, но куда шли  все  эти
рисунки, мне было неизвестно. Если добавить, что отец  владел  несколькими
языками  и  хранил  в  своей  библиотеке  (закрытой  для  меня)  множество
зарубежных книг и журналов, то можно понять,  как  в  классе  четвертом  -
пятом мне удалось заподозрить в своих папе и маме иностранных  шпионов.  Я
долго думал, куда бы об этом сообщить, но потом набедокурил в школе,  отца
вызвали, он (как это ни  странно)  встал  на  мою  защиту  и  поругался  с
учительницей, а я, преисполненный благодарности, обо всем забыл.
     С первых классов школы отец пытался приобщить меня к спорту. Я  ходил
(поочередно) на плавание, легкую атлетику, фехтование, самбо. То ли  виной
тому были мои способности (вернее, их отсутствие),  то  ли  патологическая
лень (мнение отца), но ни в одном  из  видов  спорта  я  не  добивался  ни
малейшего успеха, а телосложение мое оставляло желать лучшего. С изучением
иностранных языков (еще одна мания отца) дело обстояло примерно так же.  И
платные курсы, и отцовские эксперименты, когда он пытался преподавать сам,
были бесполезны. Английский, французский  и  экзотический  итальянский  не
затронули моей памяти точно так же, как если бы  я  проходил  их  в  школе
(школа у меня была редкая, с испанским языком). К десятому классу отец  во
мне  полностью  разочаровался.  Его  не  радовали   хорошие   оценки,   не
расстраивали плохие, а  мое  поступление  в  политех,  похоже,  вообще  не
тронуло. Начало казаться, что сын-середняк  попросту  не  устраивал  моего
отца, и он старался забыть обо мне, как о досадном эпизоде (вернее,  одном
из эпизодов) в своей биографии.
     В матери было больше душевной теплоты. Она  с  интересом  выслушивала
рассказы о школьной жизни, сердилась за  двойки,  ходила  на  родительские
собрания,  интересовалась,  какая  из  одноклассниц,  по   моему   мнению,
симпатичней. Она заботилась о моей одежде, да так, что у меня  никогда  не
было желания приобрести что-нибудь особо модное, все уже было. Мой  призыв
в армию перед окончанием первого курса института мать восприняла с большой
тревогой. Отец же, напротив, оживился и даже был рад.
     Если вспоминать квартиру  и  быт,  то  странностей  можно  обнаружить
намного  больше.  Я  жил  в  самом  центре  города,  в   районе   сплошных
коммунальных квартир. Да и наша считалась  коммуналкой.  Но...  Невозможно
заставить ребенка молчать о том, что его окружает. Почти каждый  день  мои
одноклассники рассказывали о квартирных баталиях, о пьяных дебошах соседей
и тому подобном. В нашей "коммуналке" ничего подобного не  было.  Огромный
коридор всегда пустовал, а на кухне царило запустение. Чаще чем раз в  два
дня встретить кого-либо из соседей не удавалось.  В  комнатах  за  стенами
всегда стояла мертвая тишина. Все это было очень странно, но...  почему-то
не вызывало даже намека на удивление.
     Что-то не в порядке было у нашей семьи и  с  питанием.  Готовил,  как
правило, отец. Вернее, подавал на стол уже готовые блюда. И  какие  блюда!
Только бригада прекрасных кулинаров могла изготовить что-то подобное. Да и
исходные продукты явно не были приобретены в соседнем гастрономе.  (Как  я
мог об этом знать, ни разу в жизни не побывав в продуктовом магазине?)  Но
вот увидеть отца за жаркой, варкой, потрошением или просто за завариванием
чая мне не удавалось ни  разу.  Мать  -  да.  Но  она  готовила  только  в
отсутствие отца, щедро используя содержимое холодильника. А тот  -  обычно
пустой  -  во  время  отцовских  командировок  оказывался  битком  набитым
деликатесами.
     Вообще, странностей хватало. Например, случай с приемником. В третьем
классе  мой  одноклассник  Миша  Петухов  принес   в   школу   малюсенький
транзистор, и все переменки подряд мы развлекались, слушая то  "Маяк",  то
ленинградское радио. Как сказал Миша, это был подарок  на  день  рождения.
Приемничек мне очень понравился, и всю дорогу домой я грезил, что родители
подарили мне такой же. Дома, на своем учебном столе, я обнаружил то, о чем
мечтал. Меня это ничуть не удивило: родители как-то угадали  мое  желание.
Отец, привлеченный звуками "Маяка", вел себя довольно странно. Сначала  он
стал свирепо выяснять, откуда взялся приемник, потом вдруг согласился, что
это он его мне подарил. Я был так напуган  первоначальной  атакой,  что  с
радостью принял "подарок" вместе с самой версией  дарения.  Но  непонятное
возбуждение отца незамеченным не осталось. Он чуть ли не бегал по комнатам
и переспрашивал у матери: "Так ты говоришь, ему десять  лет?  Десять  лет,
да?" Очень странные вопросы, не правда ли?
     И все-таки, дело было не в родителях и квартире, а в другой, большей,
просто огромной странности. Этим большим был наш Дом.
     Он стоял недалеко от Невского и выглядел, как построенный в  середине
XIX  века.  Высокое  серое  семиэтажное  здание  было  украшено  мастерски
вылепленными собачьими головами. Самым непонятным для посторонних казалось
отсутствие жизни на первом этаже. Глухие серые  стены,  окон  нет,  словно
чрезвычайно высокое продолжение  подвала.  Недоумение  случайных  прохожих
проходило быстро,  все  сваливалось  на  загадочный  замысел  архитектора,
скорее всего, иностранца. Жители двух соседних домов  могли  заметить  еще
кое-что. Эти дома были такими же старинными, высокими и серыми,  как  наш,
но пользовались куда большей  популярностью  в  народе.  Первый  дом-сосед
всегда славился тем, что имел квартиру (и даже не одну), где в любое время
ночи можно  было  приобрести  спиртное.  После  принятия  антиалкогольного
законодательства эта торговля особенно расцвела, перекинулась на  площадки
перед подъездами и велась  почти  круглосуточно,  с  перерывом  на  работу
винных магазинов. Публика у второго дома-соседа была другой. Казалось, что
в нем жили сплошь одинокие женщины  сравнительно  молодого  возраста.  Дни
напролет они сидели на скамейках  перед  подъездами,  болтая  с  мужчинами
кавказской наружности и  курсантами  военных  училищ.  Около  нашего  Дома
всегда было тихо. По непонятным причинам окрестным алкашам не приходило  в
голову использовать наши подъезды в качестве  распивочных  и  общественных
туалетов, все это выпало на долю  домов-соседей.  Угрюмый  серый  исполин,
из-за  обилия  эркеров,  башенок  и  всевозможных   надстроек   на   крыше
напоминавший даже не дом, а средневековый город, стоял  пугающий  островом
абсолютного спокойствия в самом центре городского разгула. Документы  Дома
и жильцов были в абсолютном порядке,  и,  не  привлекая  внимания  местных
властей, он сумел без потерь пережить даже богатое доносами время. В  годы
блокады рядом с Домом не падали ни бомбы, ни снаряды, как видно,  незримая
сила хранила его жильцов не только от людского любопытства.
     Именно в таком вот Доме мне и выпала судьба родиться.



                       1. АППАРАТ ФИРМЫ "ПОРОСЕНОК"

     - Обидно сознавать, - сказал папа, устав ругаться, - что двадцать лет
своей жизни я исходил из неверных принципов.
     Такой переход был мне совершенно непонятен. Десять минут  доказывать,
что я полное ничтожество, и вдруг - глубокомысленное подведение итогов.
     - Ты никогда не задумывался, почему из  детей  великих  родителей  не
вырастает ничего путного?
     - Разве? - я попытался вспомнить хоть  факт  "за"  или  "против",  но
безуспешно. Интересно, это он - "великий родитель"?
     - Да-да, именно  так.  Есть  исключения,  но  они  лишь  подтверждают
правило.  Обстановка  избранности  уничтожает  любые,   самые   прекрасные
задатки. Мне казалось, что наследный принц, выросший среди простых  людей,
не зная,  кто  он,  способен  на  большее,  чем  такой  же  принц,  росший
королевским сыном.
     - Красиво излагаешь, папа, как  по-писаному,  но  какая  связь  между
принцами и твоими неверными принципами? -  Я  давно  так  не  беседовал  с
отцом, тем более это было лучше, чем ругаться.
     - Я полагал, что тебе полезней расти  таким  же,  как  все.  Закрывал
глаза, что ты не  развиваешь  своих  способностей,  думал  -  наверстаешь.
Наконец, я понадеялся на армию, мне  казалось,  что  она  вырвет  тебя  из
духовной спячки как... как шоковая терапия. Но ты уже почти неделю дома, а
я даже не знаю, о чем с тобой говорить!
     - Да говори обо всем, пап. Но при чем здесь наследные принцы? Ты  что
- король в изгнании?
     Отец прошелся по комнате такой мощной тигриной  походкой,  что  мать,
сидевшая на диване с журналом в руках, оторвалась от чтения,  поежилась  и
плотнее поджала под себя ноги.
     - Я - не король, ты - не принц. Но...  Отныне  и  навсегда.  Запомни.
Любой принц рядом с тобой - это как  детский  велосипед  рядом  с  машиной
"Формула-1".
     - Так уж, - я попытался пошутить сам. В отцовскую шутку мне  было  не
врубиться.
     - Да, именно так. Ну, может, не детский,  а  взрослый  велосипед.  Но
тогда не с "Формулой-1", а с космическим кораблем.
     За два года армии я сильно отвык от странностей. А от родителей - тем
более. Вчера вечером меня угораздило встретить одноклассника. Мы вспомнили
детство золотое, после чего я был приглашен на ночной кинопросмотр (кто-то
одолжил моему  приятелю  на  ночь  видеомагнитофон  и  три  кассеты).  Все
попавшиеся по пути телефоны-автоматы были испорчены, они  глотали  монеты,
не соединяя. Я истратил весь запас двушек, так и не предупредив родителей,
что не приду ночевать. И вот, вернувшись домой около  девяти  часов  утра,
нарвался на неожиданно крупный скандал. Конечно, родители всегда волнуются
за детей, даже за таких взрослых, как я, но на этот раз аргументация  отца
была более чем странной. Во-первых, он почему-то был уверен, что я  провел
эту ночь с девицей. Во-вторых - ничего страшного, что с девицей, но почему
где-то,  а  не  дома,  где  у  меня  есть  прекрасная  отдельная  комната?
В-третьих, почему я вру  (это  про  видео)  и  упорствую  во  лжи?  Ну,  а
в-четвертых, если уж я говорю правду,  то  я  вообще  полное  ничтожество,
потому что мужчину в моем возрасте по ночам должны интересовать женщины, а
не дурацкие фильмы, которые не стоят украденного у сна времени. Такая  вот
критика.
     Все мои возражения были бесполезны. Я  с  трудом  мог  вставить  пару
слов. Папе хотелось выговориться, он готовил этот ругательный монолог года
два, на тот случай, если я вернусь из армии таким же олухом, как  ушел.  И
все можно было бы списать на банальный конфликт типа "отцы  и  дети",  вот
только два момента... Первый  -  пренебрежительное  сравнение  принцев  со
мной. Второй - необычная демонстрация отцом физической силы.  Ругаясь,  он
упомянул мою хлипкость. Я не  выдержал  и  сослался  на  наследственность:
каким, мол, уродился, таким и расту. "Ах, значит, я виноват?!"  -  взревел
отец. Невысокий, коренастый, он стремительно шагнул вперед,  правой  рукой
крепко сгреб меня за модную "вареную" куртку и легко поднял в воздух. Мать
на диване только тихо взвизгнула. Таких подвигов я от папани не ожидал.
     - Итак, - отец словно  подвел  черту  своим  словам  про  космический
корабль и начал новую тему, - будем работать  с  тем,  что  имеем.  Ну-ка,
вспомни, что ты смотрел ночью?
     - Названия я подзабыл, все-таки четыре фильма.  Но  там  актер  очень
знаменитый играет: Чарльз Бронсон. И  везде  он  всех  вырубает.  В  одном
фильме за дочку с женой мстит, в другом - за каким-то палачом охотиться. В
третьем... что-то старинное. Железная дорога, индейцы...
     - Ясно, ясно, - перебил отец, - старье это все.  А  какой  аппарат  у
твоего друга?
     - "Панасоник".
     - Как-как? - переспросил отец. - Поросенок?
     Я аж взвился. И это мой отец. "Король в изгнании". Человек, владеющий
иностранными  языками,  читающий  зарубежные  журналы.  Не   знать   такой
знаменитой фирмы!
     - Ну, папа, ты даешь...
     -  Ничего  я  не  даю.  Уже  и  пошутить  нельзя.  Барахло  эти  ваши
"Панасоники", не люблю я их. Ширпотреб.
     - Ты не любишь? А много тебе их встречать пришлось?
     - Почти все модели. Как только новая появится, я ее обкатываю. Что-то
они изображение слишком зернистое дают. Или это предубеждение?
     У меня начала отвисать  челюсть.  Ай  да  папаша!  Когда  это  он  их
"обкатывает" и где? А может, у  него  тихое  помешательство?  "Болезненное
фантазирование" или что-то вроде.
     - Ну-ка, ребятишки, - отец обратился ко мне с матерью,  -  давайте-ка
выйдем из комнаты.
     Не знаю, что думала мать, но я вышел в коридор недоумевая. Отец  тоже
вышел,  закрыл  дверь  в  комнату  и  секунд  через  десять  распахнул  ее
театральным жестом.
     - Прошу!
     Я вошел. Отец за мной.
     - ...! - Он сказал что-то  совершенно  непонятное,  но  больше  всего
напоминающее иностранное ругательство.
     Я оглянулся. На отце, можно сказать, не было лица. Словно по  комнате
бегал живой  поросенок  и  даже  не  в  одиночестве.  Но  ничего  ведь  не
произошло! Комната как комната.
     - Ты что, пап?
     - Т-ты ничего не делал? - Отец задал вопрос  с  оттенком  недоумения,
словно не верил сам себе.
     - Ничего. А что я должен был делать?  Ты  сказал  -  я  вышел,  потом
зашел. Дел-то - в комнату входить.
     - Да-а-а, - отец потер  щетину  на  подбородке,  -  в  добрую  старую
привычную комнату. Возможно и такое. Тогда - силен бродяга,  отца  родного
пересилил, детка. Не зря я тебя в невинности держал.
     Только я начал обижаться за "невинность" (откуда ему что-то  про  мою
личную жизнь известно?), как отец продолжил свои эксперименты.
     - Стань так вот, - скомандовал он мне, -  смотри  на  входную  дверь,
так... минуточку...
     Он отошел, послышался звук открывающейся двери.
     - Пожалуйста! Можешь оглянуться.
     Я оглянулся. Да, на этот раз папаня меня удивил. Он открыл  дверь,  о
существовании которой я никогда и не подозревал. Фактически это был  кусок
стены... нет, все-таки потайная дверь, замаскированная обоями.
     - Что стоишь? Проходи.
     Я оглянулся. Мать безмятежно сидела на диване и читала журнал. Словно
мне старый, давно надоевший фокус показывают.
     Потайная дверь скрывала не маленький закуток и не жалкую кладовку.  Я
вошел в  огромную  светлую  комнату,  словно  скопированную  из  фильма  о
роскошной  жизни  миллионеров.   Какие-то   невысокие   мягкие   диванчики
замысловатых форм, эфемерные столики, картины (в основном абстрактные)  на
стенах. Одна из картин меня поразила. Половина человеческого лица  на  ней
было умело смонтирована с половиной собачьей морды. При этом  переход  был
настолько плавен...
     - Не туда смотришь, - вмешался отец. - Иди сюда.
     Я подошел к окну. За стеклом вместо щербатой  серой  стены  соседнего
дома открывался вид метров  эдак  с  пятидесяти.  Пейзаж  включал  в  себя
некоторое  количество  очень  высоких  домов,   можно   даже   сказать   -
небоскребов,  а  также  здания  поменьше.  В  любом  случае  -  не  родная
ленинградская  архитектура.  Избежать  удивления  мне  помогла   случайная
догадка.
     - Увеличенный слайд с подсветкой? - спросил я.
     - Даже с движущимися людьми и машинами, - сказал отец. - Насколько  я
знаю, никакая подсветка в этом не поможет.
     - Что это за город?
     - Город... город, - замешательство отца было искренним. - На какой-то
город я не ориентировался. Представил себе общую картину... позаграничней,
и чтобы  время  было  дневное.  Можно  телевизор  включить,  по  программе
как-нибудь догадаемся.
     Взгляд словно сам  по  себе  скользнул  в  угол  комнаты.  Там  стоял
чудо-телевизор с преогромнейшим экраном. Зрение у меня приличное, и даже с
большого  расстояния  я  сумел  прочитать  столь  нелюбимую  отцом   марку
японского ширпотреба.



                  2. ОТЕЦ ВСЕХ ДОМОВ И МАТЬ ВСЕХ ЛЕСТНИЦ

     Я всегда считал себя атеистом. И  учеником  в  школе  был  послушным,
почти примерным, хорошо усвоил, что может быть, а  чего  быть  не  должно.
Потому-то все рассказанное отцом я воспринял как шутку.  Шутливую  сказку,
если точнее. Нет, все-таки вру. Сказки сказками, но небоскребы  за  окном,
фирменная  электроника  и  роскошный  зал  в  недрах   родной   коммуналки
существовали на самом деле. Это была не шутка и не сказка,  а  невероятная
история  типа  легенд  о  Бермудском  треугольнике,  снежном  человеке   и
Лох-Несском  чудовище.  С  той   только   разницей,   что   из   категории
скептиков-слушателей я резко перескочил  в  очень  малочисленную  и  очень
привилегированную категорию случайных  очевидцев  чуда.  Мне  все  еще  не
удавалось воспринимать себя непосредственным участником событий.
     История,  рассказанная  отцом,  имела  древние  корни,  теряющиеся  в
глубине веков. Героем этой истории  был  Дом.  Я  жил  не  в  обыкновенном
здании, построенном на каком-то конкретном месте раз  и...  на  сто-двести
лет. Дом был стар и испытывал охоту перемене мест. Когда и где он возник -
неизвестно.  Отец  (без  особой  уверенности)  помнил  такие   этапы   его
размещения:  Вавилон,  Тир,  Рим,  Константинополь,  Мадрид,  Лондон.  Как
правило, Дом  находился  в  самом  передовом  для  своего  времени  городе
(европейской цивилизации). Лондон был покинут в середине прошлого века,  а
основными  кандидатами  выдвигались  многообещающие   Берлин,   Петербург,
Нью-Йорк. Петербург победил. Как происходил перенос Дома,  было  для  отца
загадкой. Ну, а с местными властями проблем не возникало ни в Вавилоне, ни
в  Константинополе,  ни  у  нас.  Штука,  кстати,  даже  более  для   меня
загадочная, чем способность к перебазированию.
     Кто и как становился жильцами Дома,  отец  мне  не  сказал,  намекнув
лишь, что наша простая русская фамилия Кононов  произошла  от  английского
(или шотландского) имени Конан, после чего я почувствовал себя едва ли  ни
племянником Конан Дойля. Но пользоваться благами  Дома  могли  только  его
коренные жильцы (мать моя  таковой  не  была)  и  то  разными  благами,  в
зависимости от этажа.
     Блага  были  серьезными.  Действительно,  и  коронованные  особы,   и
сверхбогачи рядом с жильцами Дома выглядели не такими уж могущественными.
     Во-первых, Дом позволял жильцам  попасть  в  любое  место  мира,  где
находились хоть какие-то здания. Достаточно было, спускаясь  по  лестнице,
четко представить картину, ожидающую тебя на выходе из подъезда.  Открытки
и фотографии в этом здорово  помогали.  Они  изображали  улицы  и  площади
городов, где жилец Дома никогда не  был,  но  куда  хотел  попасть.  Легко
выполнялось и обратное. Зайдя в любое  здание  мира,  обитатель  Дома  мог
подниматься по лестнице и представлять, что следующий пролет - это уже его
лестница,  широкая,  чистая,  с  решеткой,  украшенной  маленькими  литыми
собачьими головками. Если не после первого,  так  после  второго  поворота
путешественник  возвращался  домой.  Отец  сообщил,  что   возвращение   -
процедура самая трудная для начинающих, давит отдаленность от родных мест.
Ему, в свое время, даже рекомендовали нечто вроде простейшей  молитвы  для
концентрации внимания: "Отец всех домов, Мать всех лестниц, помогите мне!"
     Легче всего удавалось менять местонахождение комнаты  без  выхода  из
Дома. Достаточно было представить картинку за окном. Все это отец  называл
транспортной функцией Дома. Ею владели все его жильцы, но  для  обитателей
второго этажа она была единственно доступной.
     Во-вторых (и в-последних, для жильцов третьего этажа),  у  Дома  была
производительная функция. Это означало, что  любая  дверь  нашей  квартиры
таила  за  собой  бесконечное  разнообразие  помещений  и  вещей,  в   них
находящихся. Все зависело только от фантазии.
     - Помнишь случай с приемником в детстве? - Отец был возбужден и резко
жестикулировал. - Ты его представил, и  он  появился.  До  этого  я  очень
боялся, ведь твоя мать не из Дома, ты  мог  обладать  очень  слабым  даром
власти над ним. А не дай  бог  сделать  несколько  неудачных  попыток!  От
неверия в свои силы уже не избавиться. Ну, тебе бояться  нечего.  Я  хотел
похвастаться, представить на месте нашей  комнаты  что-то  роскошное.  Так
ведь не  удалось!  Твое  привычное  представление  о  комнате  пересилило.
Значит, твоя власть над Домом даже  больше  моей!  Но  помни,  не  вздумай
только объяснять свойства Дома с помощью  науки.  Владей  не  задумываясь!
Задумаешься - потеряешь  власть.  Знаешь  ведь  про  сороконожку,  которая
разучилась ходить?
     Я знал. К счастью,  природная  доверчивость,  позволявшая  мне  легко
усваивать все дарованные сверху истины: что бога нет,  что  наше  общество
самое передовое и т.д. и т.п., - так  же  легко  толкала  меня  в  объятия
историй куда более сомнительных. Тот же Бермудский треугольник, Атлантида,
НЛО... Только научного анализа мне не  хватает,  как  же!  Буду  я  резать
курицу, несущую золотые яйца...
     Не покидая своего обжитого уютного мирка, я попадал в  Страну  Чудес.
Конечно,  это  было  несправедливо,  что  я,  такой  средний,   ничем   не
выделяющийся, могу овладеть чем угодно без малейшей затраты сил, а  другие
обязаны  трудиться  в  поте  лица.  Но  разве  жизнь  не  полна  подобными
несправедливостями?  Разве  справедливо,  что  один  рождается   в   семье
миллиардера, а другой - в семье безработного? Да и у нас... Тут  я  понял,
что продавцы из пивных ларьков и слесаря автотехобслуживания перестали мне
казаться такими уж круто обеспеченными людьми. Теперь, с  высоты  третьего
этажа Дома, они были практически не видны. Да и подпольные  миллионеры  со
своими пачками сторублевок, закатанными в банки  и  закопанными  в  землю,
тоже. Но еще не осмыслив до конца все свалившиеся на меня  возможности,  я
проявил любознательность... Если я, обитатель  третьего  этажа,  настолько
всесилен, то что могут живущие на четвертом - седьмом? Да там еще какие-то
мансарды есть...
     Мой мудрый всезнающий отец  (а  каким  лопухом  он  мне  казался  всю
жизнь!) неожиданно спасовал.
     - Кое-что я знаю, - бормотал он, - но  не  окончательно.  Слишком  уж
невероятным  это  кажется.  Я  никогда  не  интересовался...  Вот  недавно
пришлось. Возможно,  понадобится  твоя  помощь...  Очень  неприятные  вещи
получаются.
     Ответ  меня  не  удовлетворил.  Что  уж  невероятнее   недавно   мною
узнанного? И тон у отца какой-то  нехороший.  Вообще,  какие  неприятности
могут быть у жильцов Дома?
     Но отец не дал мне загрустить. Мы приступили к тренировкам. Сначала я
проэкспериментировал с комнатами. Из своей комнаты через  дверь  в  стене,
всегда казавшуюся мне наглухо заделанной, я посетил,  для  начала,  палаты
типа Эрмитажных. Лепка,  позолота,  рыцарские  латы  в  углах....  Ума  не
приложу, почему мне рыцари вспомнились. Пройдя сквозь все это  великолепие
(главное правило - всегда иметь в созданном помещении несколько дверей), я
решил удивить отца резким контрастом.  За  дверью  нас  ждала  моя  родная
армейская спальня.  Кровати  в  два  яруса,  тумбочки,  ровнейшие  одеяла.
Особенно удался запах влажных портянок.
     Отец нахмурился. Решив, наверное, что двух  раз  мне  вполне  хватит,
следующую дверь он открыл сам. Честно говоря, за ней я обалдел.  Не  знаю,
может быть, это армейская тематика подтолкнула отца, но мы вошли в отлично
оборудованный тир.  На  столике  рядом  с  входной  дверью  грудой  лежало
разнообразное оружие. Отойдя от столика, отец протянул мне АКС.
     - Ну-ка покажи, как ты умеешь стрелять.
     Даже пообещав себе ни над чем не задумываться, я мысленно отдал  дань
сомнению. Не  гадюки  ли  у  меня?  Как  пятидесятиметровый  коридор  смог
уместиться в Доме, не нарушив планировку бесчисленных чужих покоев?
     Стрелял я,  на  этот  раз,  отвратительно.  Мою  мишень  было  просто
неприлично показывать рядом с мишенью  отца,  стрелявшего  после  меня  из
какой-то английской штуковины. Вся "десятка"  у  него  была  измочалена  в
клочья.
     - Плохо же ты служил, - глубокомысленно изрек папаня.
     Я хотел было возразить, причем грубо, но вовремя опомнился.  Нет  уж,
нет уж, с таким отцом конфликт поколений устраивать ни к чему. Это вам  не
папа по системе "диван - газета", а Отец. С большой буквы, как и Дом. Даже
внешне... Кого это он мне весь день напоминает? Господи, да этого  самого,
как его? Чарльза Бронсона!  Ай  да  мы!  Мой  папа  -  супермен.  Выглядит
отлично, движения мягкие, кошачьи, а  силища...  Как  он  меня  за  шкирку
взял?!  А  мама?..  Я  понял,  что  образ  родителей  надо  пересматривать
полностью. Сколько матери лет? Чуть больше сорока.  А  как  она  выглядит?
Фантастика! Это я привык: мама, мама... А была бы мне незнакома, принял бы
за девчонку  немногим  старше  меня.  Красивую  девчонку!  Знакомиться  бы
попробовал...
     Отец кончил копаться в куче оружия и прервал мой мысленный панегирик.
     - С помещениями у тебя отлично получается, давай теперь поработаем  с
вещами.
     С вещами, так с вещами.  В  войну  играем  -  тоже  согласен.  Ну  уж
сейчас-то я папаню удивлю. Недаром я в ПВО служил.
     Почти все пространство соседней комнаты занимала туша ракеты "земля -
воздух", снятой с моего родного зенитно-ракетного комплекса.
     - Средневысотная, - хладнокровно сказал  отец.  Похоже,  удивить  его
было невозможно. - И нечего надуваться  от  гордости.  Думаешь,  чем  вещь
крупнее, тем ее труднее вызвать? Никак нет. То, что знаешь, как свои  пять
пальцев, делать легко,  независимо  от  размеров.  А  вот  то,  что  видел
мельком... или понаслышке знаешь...
     Что я видел мельком? Ч-черт. Я или видел и знаю, или не  видел  и  не
знаю.
     - Видик помнишь?
     Я неуверенно кивнул.
     - Вот, давай, давай. Для уюта. Возвращайся в свою привычную  комнату,
но с видиком. И с телевизором. Не  будешь  больше  по  ночам  шататься.  И
выспись. А потом я тебе каталоги  фирменные  подкину.  Там  и  кассеты,  и
аппаратура, и черт-те что, и  сбоку  бантик.  Не  устраивай  только  оргию
потребления. Будь выше этого. Ну, а путешествиями займемся позднее.



                     3. ЧЕРНАЯ МАГИЯ ЧЕРНЫХ КОЛГОТОК

     Неведомые дела позвали отца в одну из его "командировок", и мы с  ним
так и не сумели попутешествовать.  Но  дать  мне  каталоги  он  успел.  Не
оставалось ничего другого, как предаться "оргии потребления". Я  перемерил
десятка два нарядов, забил полку кассетами и посмотрел несколько  фильмов.
Потом иноземное мне наскучило, я "заказал" кипу журналов  и  погрузился  в
чтение. При этом провел эксперимент: к пятому номеру  "Юности"  (там  было
начало интересной повести) "вызвал" шестой  и  седьмой.  Чепуха,  конечно,
если бы на календаре не было начало июня... "Ничего, - успокоил я себя,  -
у нас от типографии путь  долгий,  где-то  на  складах  эти  номера  могут
лежать". Появилось желание "заказать" газету из будущей недели с номерами,
выигравшими в "Спортлото", но я вспомнил совет отца: "Не  зарывайся".  Тем
более, зачем мне выигрывать? Достаточно представить,  что  в  ящике  стола
лежат деньги, как они будут там лежать... Тысяча, десять  тысяч...  Это  я
проверил в первый же день. А зачем мне деньги? И так имею все, что  ни  за
какие деньги не купишь.
     Упиваться своим могуществом - дело,  безусловно,  приятное.  Но  мало
какая приятность может развеять скуку одиночества. Мне захотелось общения.
За окном кипел солнечный летний день, по городу  носились  шумные  людские
толпы, а я, хмырь болотный, валялся на диване,  наслаждаясь  прохладой,  и
даже словом перемолвиться было не с кем  (мать  тоже  исчезла).  С  трудом
нашлась старая записная книжка. Девчонкам  звонить  не  стоило,  наверняка
замуж повыскакивали. Ребята... Кто служит, кто только отслужил и болтается
в подвешенном состоянии, как я.  Из  книжки  выпал  календарик  двухлетней
давности. Некоторые числа на нем  были  обведены  кружочками.  Я  проверил
сегодняшний день, второе июня. Обведено, и стрелочка отходит  к  букве  Г.
Что это? Господи, как все просто! Дни  рождения,  а  сегодня  -  у  Гришки
Рябинина, в школе вместе учились. Его в армию не взяли то ли из-за сердца,
то ли из-за почек. А может быть, из-за желудка. Бес его знает. Суть в том,
что Гришка эти дни рождения любил, отмечал их пунктуально  и  с  размахом.
Ну-ка я его поздравлю!..
     Минут  через  пятнадцать,  получив  приглашение,  я  уже  копался   в
каталоге, отыскивая подарок. Но, найдя  подходящие  ультрамодные  штаны  и
прикинув нужный размер, вовремя спохватился. Такие штаты стоили сотни  две
как минимум. Может, и три. Мне-то плевать. Но что  человек  подумает?  Что
Серега Кононов за два года службы  так  разбогател,  что  деньгами  просто
швыряется? Где же это он (то есть я) служил?
     Решив быть проще,  я  остановился  на  футболке  с  портретом  Майкла
Джексона. Теперь не было необходимости бегать из комнаты в комнату. Нужные
вещи сами появлялись в шкафу. Открыл дверцу - и то, что надо, уже лежит.
     После некоторого раздумья я отправился на кухню ("кулинарные таланты"
отца больше не были для меня загадкой) и вытащил из  холодильника  бутылку
"Алазанской долины" с баночкой красной икры. Ну пусть люди подумают, что я
щедрый! Да я отныне и буду щедрым. Тем более, что это мне ничего не стоит.
     Захлопнув за собой дверь квартиры, я спустился вниз. И  только  перед
самым выходом на улицу сообразил, что опыты с "путешествием" можно  начать
и без отца. Гришка жил в двух трамвайных остановках, и его  улицу  я  знал
отлично. Пришлось лишь немного потоптаться в парадном,  чтобы  настроиться
на нужную картинку.
     Дом "сработал" прекрасно. Невелико  достижение  -  на  двести  метров
фантастическую технику напрягать, но приятно.
     Раскрытое окно и три вентилятора по углам спасали Гришку и его гостей
от  жары.  Я  был  встречен  возгласом:  "Привет,  Серый)"  -  и   наскоро
представлен публике. Подарки Гришку удивили, он явно считал, что я  просто
заскочил  на  дармовщинку  повеселиться.  Но  стихия  праздника  мгновенно
разбросала  нас  по  разным  углам,  так  и  не   дав   хозяину   выразить
благодарность.
     Народу было много, парни с девицами в примерно равном  количестве.  Я
стал прикидывать, кто здесь парами, а кто сам по себе. Конечно, прав отец,
после двух лет "суровой мужской жизни", как красиво называет армию пресса,
не пристало мне тратить время на фильмы, когда такие девочки рядом  ходят.
Ведь не из-за Гришки, о котором я и думать забыл, меня сюда занесло?
     А мода в этом году учудила. Или это уже не  первый  год,  а  я  из-за
службы не знал? Раньше, как мне помнится, в первые же теплые  дни  женщины
стремились избавиться от колготок и чулок, подставив ноги солнечным лучам.
Слыхал я, что на Западе такая простота нравов не  приветствуется,  но  это
их, иностранцев, дело. А сейчас ситуация изменилась. Последним криком моды
стали черные колготки. Простые или с узорами. Так, несмотря на  жару,  все
Гришкины гостьи были одеты по моде. Человеческая психика (в данном  случае
- мужская) таит много загадок. Действие черных колготок на взгляд  -  одна
из них. Вроде бы, взгляд - субстанция абсолютно нематериальная, но  ножки,
обтянутые черной или черно-узорной синтетикой, притягивают его так же, как
магнит железо. Это странное влияние  (усиленное  двумя  годами  службы)  я
заметил еще пару недель назад, когда ехал  из  части  домой.  На  станциях
ребята так высовывались в окошко  и  так  провожали  взглядом  чарующие  и
манящие ножки, что рисковали сломать шеи о столбы, когда  поезд  трогался.
Попал под эту магию и я. Первое время мой взгляд блуждал по  нижней  части
комнаты,  пока  не  остановился  на  самых  симпатичных  ножках  в   самых
замысловато исполненных узорах.  Тогда  я  поднял  глаза.  Обладательницей
ножек была очень приятная  девочка,  подстриженная  под  Мирей  Матье.  Со
скучающим видом она беседовала с парнем. Тот, между делом, подливал  ей...
Стоп! Моя "Алазанская долина"! Что я, для него старался?
     - Гриш, - крикнул я, - ты хоть "Долину" попробовал? Ее же  сейчас  не
достанешь. А я тебя хотел побаловать.
     Гриша был уже явно не в состоянии отличить один напиток  от  другого,
но  продегустировать  согласился.  Я  перехватил  бутылку,  мило  пообещал
девочке сейчас же вернуться, угостил Гришу и  исполнил  обещание.  Девочка
оказалась Наташей, с собеседником, как я понял, ее ничего не связывало,  а
"Долина" ей тоже нравилась. Вскоре парень понял, что ему ничего не светит,
и отошел. А я, словно компенсируя свое затянувшееся одиночество,  говорил,
говорил, говорил... До сих пор считалось, что язык у меня подвешен хорошо.
Наташа уже не скучала,  она  смеялась  и  говорила  сама.  Публика  начала
танцевать, мы тоже. Как водится, все  уже  забыли,  зачем  пришли,  только
самые близкие Гришкины друзья пытались оживить деньрожденческую  тематику.
Мы  с  Наташей  таковыми  не  были,  ее  привела  подруга   подруги,   для
выравнивания баланса, чтобы мужики одни не тосковали. Часам к  одиннадцати
мы вдвоем  решили  покинуть  общество.  Я  настаивал  на  визите  ко  мне,
доказывая, что живу рядом и это очень удобно. Наташа почему-то уперлась  и
хотела только домой, на Гражданку. Узнав, что она живет одна в  бабушкиной
квартире, я смирился. На Гражданку так на Гражданку.
     - Поищи с собой чего-нибудь попить, - попросила Наташа, -  только  не
вина.
     - Один момент!
     Я выскочил на лестничную  площадку.  План  у  меня  был  дерзкий.  Но
получиться должно. Вверх по лестнице... Пролет, поворот, лестница уже шире
и чище, еще пролет, поворот... Вот я и дома! Этаж... Квартира...  кухня...
Холодильник.
     Стараясь не терять ни секунды (мало ли что Наташе  в  голову  придет,
вдруг какой-нибудь настойчивый ухажер найдется), я вообразил  уже  готовый
пластиковый  мешок  с  двумя  бутылками  апельсинового  сока  и   коробкой
пирожных. Внутри меня  все  пело.  Можно  даже  сказать  -  играл  большой
симфонический оркестр.
     Возвращение было настолько быстрым, что Наташа даже не успела  отойти
от зеркала. Заглянув с изумлением в  мешок,  она  перевела  вопросительный
взгляд на меня.
     - Места знать надо, - авторитетно сказал я.  Роль  Человека,  Который
Может Все, мне очень нравилась.
     Наслаждаясь теплым безветренным вечером, мы пешком  дошли  до  метро.
Доехали до "Гражданского проспекта" и,  выйдя  на  поверхность,  сразу  же
помчались к приближающемуся автобусу.
     - Не тот, - с огорчением констатировала Наташа,  когда  за  нами  уже
захлопнулись  двери  и  автобус  поехал.  -  Ну,  ничего.   Он   не   туда
поворачивает, а мы угол срежем через лесок. Не торчать  же  на  остановке,
сейчас редко ездят.
     - У вас тут даже леса есть?
     - Да, заповедные. Ты не волнуйся, если тебе от воздуха плохо  станет,
мы у дома подходящую машину найдем и тебя под выхлопную трубу засунем.
     Воздух в лесочке, и правда, был  знатный,  особенно  по  сравнению  с
центром. Я подумал, что жизнь  на  окраине  имеет  свои  преимущества,  но
опомнился: Дом позволял выходить куда угодно, даже в другом городе,  а  не
то что на какой-то несчастной Гражданке. Вот это преимущество!
     Прогулка на природе оказалась делом настолько приятным, что я забыл и
о преимуществах Дома, и о  его  возможных  недостатках,  обо  всем.  Мы  с
Наташей обнялись и целовались чуть ли  не  у  каждого  дерева.  Романтика,
ничего не поделаешь, в душной квартире это уже будет не  то.  Я  покаялся,
каким образом выбрал Наташу среди других девчонок. Она посмеялась, вышутив
книги с рекомендациями для девушек.
     - А еще пишут, что мужики обращают внимание на интересных собеседниц,
на манеры... А вы...
     - Но это же все писалось до изобретения черных колготок, -  защищался
я, - да еще в сочетании с мини-юбками.
     Идиллии примечательны тем, что обрываются на контрасте. Да почти  все
фильмы  ужасов  начинаются  с  идиллий!  Поэтому,  чем  более  счастливыми
выглядят  обстоятельства,   тем   сильнее   должна   быть   готовность   к
неприятностям. Я этого не знал, потому и готов не был.
     - Хорошая телка, - сказал грубый голос почти над самым моим  ухом,  -
зачем ей этот придурок?
     Рядом с нами словно из-под земли выросли два  парня.  Оба  были  выше
меня чуть ли не на голову. Рукава их грязноватых футболок охватывали мышцы
такой толщины, что появлялась ассоциация скорее не с руками, а с ногами.
     - Слушай, сморчок, - по направлению взгляда второго  парня  я  понял,
что это мне, - дуй отсюда, пока живой. И молчи, тебе же лучше будет.
     Обида стальной рукой сжала мне сердце. До чего  глупо!  Я  сотни  раз
слышал рассказы о подобных  случаях,  иногда  даже  читал.  Это  все  было
банально до тошноты, но это происходило со мной. Я был  не  слушателем,  я
был жертвой, и я ничего не мог сделать. Ну как же так?! Я не  мог  драться
потому, что был обречен, но и бежать не мог тоже.  Несмотря  на  все  свои
недостатки, таким негодяем я не был. Секунды растянулись в часы, я  должен
был что-то делать, но не делал. Как у умирающих перед смертью  проходит  в
сознании вся жизнь, так и мне молниеносно  вспомнились  все  попытки  отца
приобщить меня к спорту. Как он прав! Я полное ничтожество...
     - Ну? - Один из верзил сделал шаг в мою сторону.
     Я "наслаждался" возросшей в триллион раз скоростью мышления, но  даже
при этом  мое  время  истекало.  Вспомнилось  изречение,  что  безвыходных
положений не бывает, но толку от него было мало. Почему мы не  поехали  на
такси? Ведь у меня же денег...
     Второй верзила двинулся к Наташе.
     - Мужики! - Голос хрипел, и я откашлялся. - У меня бабки есть, может,
договоримся?
     - Бабки? - Один из гадов подошел ко мне вплотную. -  Зашибись!  Давай
сюда.
     Я переложил мешок в правую руку, хотя и понимал,  что  деньги  -  это
отсрочка. Но тут физиономия, нависшая надо мной, вызвала такое  омерзение,
а тяжесть мешка так хорошо легла на руку, что дальнейшее  последовало  без
участия мысли. Пластиковый пакет мгновенно взлетел вверх,  и  две  бутылки
апельсинового сока ударили верзилу  прямо  по  голове.  Стукнувшись  между
собой, бутылки (или  одна  из  них?)  разбились,  осколки  порвали  пакет,
поцарапали парню лицо. Сок залил ему глаза.
     - Беги! - крикнул я Наташе и замахнулся звенящим пакетом на  второго.
Тот отскочил.
     Наташа побежала, я через несколько секунд за ней.  Стукнутый  остался
разбираться со своим лицом, а второй мерзавец погнался за  нами.  Бегал  я
неплохо, наверное, лучше, чем эти здоровяки:  в  армии  мы  бегали  каждый
день, да еще в сапогах. Наташка (недаром я выбрал самые стройные и длинные
ножки!) тоже мчалась прилично, но не совсем. Скоро я ее  догнал  и  сквозь
собственное пыхтение начал прислушиваться к слоноподобному  топоту  сзади.
Он приближался.
     Мы  выскочили  из  лесопарка,  пробежали  по  лужайке,   перепрыгнули
какую-то канаву и пересекли пустынную улицу. Наш преследователь был где-то
очень близко, страшно было тратить секунды, чтобы оглянуться.
     К моему удивлению, Наташа побежала куда-то вбок. Я схватил ее за руку
и потащил к ближайшей пятиэтажке.
     - Куда? - выдохнула она на бегу. - Ко мне дальше. Люди -  гады...  не
откроют.
     Боковым зрением я увидел верзилу. Он был  уже  метрах  в  пятнадцати.
Толкнув Наташу к зданию, я развернулся и швырнул  пакет.  Судя  по  звуку,
попасть удалось. Еще пара секунд выигрыша.
     Ворвавшись вместе с Наташей в подъезд, я взял ее за руку, хоть это  и
затрудняло бег по лестнице. Шаги погони были слышны на асфальтовой дорожке
у самого дома. Но я уже успокоился. "Мать всех лестниц" несомненно слышала
мою "молитву". А, "Мать"? И "Отец всех домов"?..
     Обнаружив на решетке лестничных перил собачьи головки,  я  постарался
восстановить в памяти пейзаж рядом с  пятиэтажкой:  надо  же  будет  утром
выходить. И, мало ли, Наташке захочется ночью в окно посмотреть...
     Через коридор  родной  квартиры  я  постарался  пройти  в  абсолютной
темноте, в комнату зашли так  же.  Перешагнув  порог,  я  некоторое  время
обдумывал интерьер. Пусть  все  выглядит  (за  дверью  моей  комнаты)  как
стандартная однокомнатная квартира: низкий  потолок,  банальная  мебель  и
тому подобное. Только  после  тщательного  продумывания  я  включил  свет.
Наташа прислонилась к стене и пыталась отдышаться.
     - Где мы? - тихо спросила она.
     - Приятель мой здесь живет. Он в отпуск уехал, а ключи  мне  оставил.
Повезло.
     И, поймав взгляд, в котором читалось абсолютное неверие, за неимением
лучшего, веско сослался на народную мудрость:
     - Места знать надо.



                    4. ДОБРО И ЗЛО В ТЕНИ ВТОРОГО ЭТАЖА

     Папа  появился  внезапно,  и  вид   у   него   был   озабоченный   до
чрезвычайности.  Я  в  этот  момент  валялся  на  диване,  изучая  каталог
американского магазина, торгующего оружием по почте.
     - Что нового? - В вопросе отца не чувствовалось особого  любопытства.
Скорее, ему самому хотелось выговориться.
     - По мелочам. Вот, транспортную функцию попробовал. Получается.
     - Молодец! Главное, что вовремя. Пришла пора поговорить серьезно.
     - Давай, - мне тоже хотелось  поговорить  серьезно.  После  опьянения
властью над Домом наступило своего  рода  моральное  похмелье.  Накопилась
куча вопросов, ответы на которые было очень трудно придумать,  не  потеряв
при этом лицо.
     - Итак...
     - Нет, - перебил я. - Чур первый. Мне надо определить свое  отношение
к происходящему.
     - Давай определим, - отец недоуменно пожал плечами. - Но  не  касайся
технической стороны.
     - Хорошо. Я коснусь стороны продуктовой. И не в том дело, мы питаемся
так, как почти никому в этом городе не снилось.  Я  не  настолько  наивен,
чтобы  убеждать  наших  соседей  есть   колбасу   по   два   девяносто   и
полусинтетические пельмени. Меня самого это можно заставить только с ножом
у горла.
     - В армии ты так не рассуждал.
     - То армия. Еще чудо, что я из нее  без  язвы  желудка  вернулся.  Не
перебивай. Я вот о чем хотел сказать: о блокаде.
     - Я тогда был ребенком и был далеко. Очень.
     - То-то и оно. Тебя и других  детей  из  Дома  утащили  в  безопасное
место. А чужих детей из Ленинграда? А  взрослых?  Это  ж  надо  сидеть  на
бездонном источнике жратвы и не шевельнуть пальцем, когда вокруг люди мрут
от голода!
     -  Та-ак.  А  как  же  с  нынешней  резиновой  колбасой   и   другими
деликатесами? Сам не жрешь, но и  людям  ничего  не  подкидываешь.  Давай,
устраивай во вторник  и  пятницу  дармовую  кормежку:  свинина  пониженной
жирности, форель, овощи, фрукты. Для маскировки можешь даже  кооперативное
кафе открыть по бросовым ценам, если настолько благороден.
     - Ну зачем ты паясничаешь?
     - А я не паясничаю! В блокаду люди умирали сразу, а эти, вокруг  нас,
умрут постепенно, от кучи болезней, лет на десять-пятнадцать  раньше,  чем
им на роду написано. Ну, гуманист хренов, жалко тебе их?
     - Ты - демагог! - Я понимал, что прав, но не знал, как  возразить.  -
Не в одном Ленинграде и блокаде дело. Возьмем концлагеря. Черт с  ним,  не
кормите, хоть там голод и круче блокадного. Но вытащить людей можно было?
     - Сколько вытащить? Миллион? Десять? Куда? И из каких лагерей?
     - Да какая разница?!
     - Ты прав, никакой. Если  вытаскивать  из  немецких  к  нам,  то  это
значило - в наши лагеря. А от нас... Запутал ты меня. Хорошо  тебе  теперь
рассуждать, умнику: журналов начитался, когда только за две недели  успел.
Раньше, небось, думал, что в наших лагерях все прекрасно; порядок, и сидят
те, кто должен. Ну, за редким исключением.
     - Но жильцы Дома, они должны были знать?
     - Что знать? Что они в одной стране помогают  "врагам  народа",  а  в
другой - "врагам рейха"?
     - Плевали вы на ярлыки,  как  на  законы  плюете.  Вряд  ли  ты  визу
оформляешь, когда по заграницам шастаешь.  Не  могу  я  с  тобой  спорить.
Скользкий ты какой-то, как угорь.
     - Я-то? Да, намылился за столько  лет.  Я  ведь  сам  с  собой  такие
дискуссии веду... С тобой легко. И просто. Ты хочешь, чтобы те, кто в Доме
живет, были на Земле самыми мудрыми. Чтобы знали, кто прав,  кто  виноват,
наказывали и помогали.  Это  как  самая  современная  сказка  о  мудрых  и
всемогущих пришельцах. Вот прилетят они... Войны прекратят, рак со  СПИДом
вылечат, голодных накормят, засуху оросят. Хотя давно доказано, что  кроме
вреда эта мудрая помощь ничего не принесет.
     - Кому повредит спасение больных от смерти?
     - Никому. Кроме конкретного случая, когда спасут негодяя. Но баловать
все человечество бесплатной опекой нельзя. Слишком дорого  обойдется.  Как
ребенок  переболел  корью,  так  человечество  перенесло  фашизм.  Тот  же
иммунитет. А  потомки  тех,  кто  страдал  от  блокады,  рано  или  поздно
додумаются, что и с их вождями не все было в порядке.
     - Это слишком жестоко. Для иммунитета есть прививки.
     - А пятьдесят миллионов на три миллиарда - это не прививка? Произойди
вторая мировая лет на десять-пятнадцать позднее, вас - мутантов несчастных
- было бы куда меньше, чем сейчас людей. Ты Достоевского не читал и фразой
о мировой гармонии и слезах младенца тыкать не будешь. Хоть  это  -  слава
богу. Учти, есть вещь гораздо хуже нашего, жильцов Дома, невмешательства.
     - Что там еще?
     -  Когда  мы  вмешиваемся.  Именно  про  это  я  собирался  с   тобой
поговорить. И даже очень кстати, что ты затеял философские дебаты.
     Отец  поведал  о  "несчастной"  судьбе  обитателей  третьего   этажа,
обреченных  на  жизнь  плейбоев,  мотающихся  по  всему  свету  в  поисках
развлечений. Жильцам второго этажа было сложней. Дом не одаривал их вещами
и яствами. Деньги еще надо было заработать. Как это  можно  сделать  в  их
положении, не  особенно  перетруждаясь?  Мне  в  голову  приходила  только
контрабанда, но отец прибавил к ней и другие, законные  виды  коммерческой
деятельности.  Во  всяком  случае,  в  отличие  от  нас,  третьеэтажников,
бескорыстных одиноких скитальцев, второэтажники были страшными пройдохами,
обладавшими отличными связями  по  всему  миру.  Наибольшие  опасения  мог
вызывать тот случай, когда какой-нибудь  второэтажник  скапливал  огромное
состояние, ударялся в какую-нибудь идею и брался  претворять  эту  идею  в
жизнь. Второэтажники не чувствовали себя  высшими  судиями,  решающими  за
человечество, и  не  терзались  сомнениями.  А  для  простых  смертных  их
возможности были слишком велики.
     Отец невнятно намекнул, что кой-кто из второэтажников должен отвечать
за введение "сухого закона" в США, за финансирование  Муссолини  в  начале
его деятельности  и  прочие  подобные  дела.  Потом  он  жестом  фокусника
выдвинул ящик моего стола и вытащил из него несколько цветных  фотографий.
Я мог поклясться, что их там раньше не было. На снимках в разных  ракурсах
красовался благообразный пожилой человек, только начинающий лысеть.  Глаза
его  еще  недавно  были  голубыми,  а  правильность  черт  лица  полностью
сохранилась.
     - Кто это? - спросил папа. - Попробуй угадать.
     - Актер какой-то. Или... политик. А может  -  отставной  военный.  Из
самых-самых головорезов. Уж очень безжалостный у него  вид.  Хотя...  черт
его знает. Говори.
     - Это наш с тобой сосед. Этажом ниже живет.  Кликуха  -  Кардинал,  -
отец пытался выглядеть "своим парнем", но это ему не удавалось. - А сейчас
его по-другому должны звать. Аятолла? Или Имам. Хотя, я бы  его  Ренегатом
окрестил.
     - Какая разница, как его звать?
     - Огромная! Нет, ты прав, никакой разницы.  Сейчас  поймешь.  Начинал
Кардинал в конце XIX века. И как-то был связан с иезуитами и  католической
церковью вообще. А натура у него увлекающаяся. Что-то его  в  католичестве
затронуло. Долгая история, красивые обряды, иерархия  церковная...  Короче
говоря,  загорелся  он  идеей  сделать  весь  мир   одним   теократическим
католическим государством. Постепенно,  конечно.  Денег  вбухал  уйму.  Но
время выбрал крайне неподходящее: двадцатые  -  сороковые  годы.  Люди  от
церкви, как назло, отворачивались. Даже  после  войны  не  стали  утешения
искать. Но на  религиозных  идеях  Кардинал  уже  помешался  окончательно.
Марксизм, кстати,  он  четвертой  мировой  религией  считает.  Динамичная,
говорит, перспективная, но не проверена временем. А сам Кардинал  ударился
в ислам. Думает, что только аллах может навести на Земле порядок.
     - Он поверил в аллаха?
     - Очень-очень сомневаюсь. Но вот в то, что только вера в  аллаха,  да
еще в его, Кардинала, интерпретации,  способна  объединить  весь  мир,  он
верит. Интересно было бы узнать его вариант вселенской  гармонии.  У  меня
подозрение, что такое даже никакому аятолле не снилось.
     - Кардинал в чалме? Да-а, смешная  картинка.  Но  я  не  вижу  ничего
страшного. Если ты не напутал с датами, то у деда просто маразм. Хотя он и
неплохо сохранился.
     - Я ничего не  напутал.  И  маразмом  здесь  не  пахнет.  Никогда  не
задумывался, почему ты не видел своих бабушек и дедушек?
     - Нет. А ведь действительно... Как предохранитель  у  меня  в  башке!
Никогда ничему не удивляюсь. Умерли и умерли.
     - Черта с два они умерли. Эгоисты у нас в Доме бабули с  дедулями.  И
пра- и пра-пра... На потомков им наплевать. Они ведь живут дискретно.
     - Как это?
     - Да так. Еще одна из  особенностей  Дома.  Гвоздь  программы,  можно
сказать. Для любого этажа.  Ложишься  спать  как  все,  а  просыпаешься  и
выходишь на улицу - в нужный тебе день через неделю, месяц, год.
     - Машина времени?
     - Какая там машина! Блоха времени, да и  та  только  в  одну  сторону
прыгает. Но годы жизни экономит. Вот, возьми Кардинала. Уже сколько лет он
появляется только по четвергам. Выходит из дома недалеко  от  Таврического
сада и гуляет в нем около часа. Ритуал у него такой. Значит, прожил он  за
последние годы в семь раз меньше, чем все простые смертные.
     - Чепуху ты несешь с этими прогулками по  Таврическому.  В  остальные
дни Кардинал так же гуляет где-то в Тегеране, Каире, Рабате и каком-нибудь
Исламабаде.
     Отец покосился на меня с подозрением.
     - Ты уже что-то узнал?
     - О чем?
     - Про Исламабад. Вроде бы Кардинал с пакистанцами сотрудничает насчет
атомной бомбы.
     - Чепуха. То-то их по всему  миру  ловят  то  с  электроникой,  то  с
плутонием. Кардинал бы им обеспечил такую доставку, что  о-го-го.  Никакой
Интерпол или там МАГАТЕ...
     - Не все так просто. И Кардинал не всемогущ, и доверия у них  полного
нет. А то, что он не только по четвергам объявляется, ты прав.  Но  редко,
очень редко. Неужели непонятно? Лет ему за сто, а выглядит - как  огурчик.
Будто вот-вот полтинник разменял.
     Никогда до сих пор я не слышал от отца подобных выражений. Словно  он
к разговору со мной специально готовился. Где этого словесного добра можно
нахвататься? Обычно - интеллектуал, эрудит...
     - Ты даже не представляешь, как перенаселен наш Дом! - Отец,  похоже,
зацепился за любимую тему. - В одном и том  же  объеме,  в  тех  же  самых
комнатах, но отделанных в разных стилях - от нас до Вавилона и даже глубже
- время от времени появляются наши старички. Глянут в  окно,  ужаснутся  и
прикидывают,  когда  бы  попоздней  проснуться,  чтобы  мир   вернулся   в
нормальное состояние. Чтобы все, как порядочные люди, ходили  в  хламидах.
Или в тогах. А может, во фраках. А как силен инстинкт  любопытства!  Никто
не хочет спокойно помирать. Всем хочется узнать, что будет там, впереди.
     - Но это же твои домыслы? Сам  ведь  сказал,  что  предков  наших  не
увидеть. А что, если они и в самом деле умерли? Добровольно.  Заскучали  и
умерли,
     - Хрен их знает. Я-то не заскучал. Я вот состарюсь чуть-чуть  -  тоже
начну раз в год объявляться. Вместе с твоей  матерью,  конечно.  Не  люблю
одиночества.
     - Прекрасно! И это тот самый серьезный разговор, что ты мне обещал?
     - Вот черт! Не умею серьезно говорить. Итак,  коротко.  С  Кардиналом
все ясно: нехороший человек с абсолютно неприемлемыми  планами.  Что  хуже
всего - очень хитрый, несмотря на  кажущееся  прожектерство.  Пока  он  по
всему миру фанатиков воспитывал, я молчал. Мало  ли  какой  дурью  человек
мается, хоть это и грязные дела? Да и не так уж много  информации  у  меня
было. Но в последнее время мне что-то не по себе стало. Уж больно Кардинал
обнаглел.
     - Только ты забеспокоился или все в Доме?
     - Все?! Ну, ты даешь! Тех, кто над нами, ты в  расчет  не  бери.  Они
такими мелочами не занимаются. Второэтажники тоже побоку.  Они  -  деляги.
Такие, как Кардинал, - редкое исключение. И антиисламиста среди  них  нет,
как назло. Остаются соседи по этажу. Но и тут глухо. Массовый эгоизм.  Это
лишь тебе с отцом  судьба  удружила.  Совестливый  я.  Даже  семью  завел.
Заметил ведь, что соседи у нас почти все - мужики? Зачем  им  семья?  Одна
подруга в Ленинграде, вторая в Москве, третья в Риге, четвертая в Лондоне,
пятая в Буэнос-Айресе, шестая в  Гонконге...  Вся  жизнь  -  одно  большое
развлечение. Наплодишь по всему  миру  полк  детишек  -  выбираешь  самого
шустрого и пестуешь. Или не выбираешь. Не то что  я  с  тобой,  оболтусом,
мучаюсь...
     - Опять тебя, папа,  на  лирику  потянуло.  Значит,  ты,  совестливый
самый, решил Кардинала приструнить. А я, оболтус, тебе, вроде как,  нужен.
Так?
     - Так. Зачем бы я начинал этот разговор?
     -  А  если  я  не  совестливый?  Если  мне   годков   тридцать   тоже
поразвлекаться хочется? У меня до сих пор  ни  одной  подружки  нет  ни  в
Рио-де-Жанейро, ни в Гонолулу. И даже в Париже нет.
     - У тебя вряд ли кто и в Ленинграде есть,  -  усмехнулся  отец.  -  А
насчет совести не ври. Наследственность - штука верная. Кто меня  блокадой
и концлагерями стыдил? Не прикидывайся.
     - Хорошо-хорошо. Что ты хочешь?
     - Да пока ничего. Во-первых, будь в курсе, что Кардинал зарвался, а я
пытаюсь что-то предпринять. Во-вторых, развивайся в деле овладения  Домом,
но не рискуй. В-третьих, я исчезну. На недельку. Хочу кое-что  выяснить  и
один вопрос для себя прояснить до конца. Ты матери по  хозяйству  помогай,
сам понимаешь. А если через неделю меня не будет -  ее  где-нибудь  устрой
побезопасней, а сам начинай искать меня.
     - Пойти к Кардиналу и спросить?
     - Аллах тебя спаси! Этого только не хватало. Никаких прямых действий.
Только косвенно. Ты - новичок,  а  новичкам  везет.  Никакой  Кардинал  не
додумается до тех глупостей, что ты сделаешь.
     - Безжалостный ты человек, папа. Сына выставляешь против целой мафии.
     - Неужели трусить начал? Ты - третьеэтажник. Тебя поймать практически
невозможно, если дураком не  будешь.  Ну,  а  дураки  и  должны  погибать.
Естественный отбор. Но мой сын... Не боись! Этим гадам нас не взять. Мы не
придурки с четвертого этажа, которых Кардинал  к  рукам  прибирает.  Он  у
кого-то там сына взял в заложники, теперь вот хочет развернуться. Я бы  на
их месте... как клопа!  А  они  поддались.  Вот  я  на  четвертый  этаж  и
отправляюсь.
     Я подивился новой неожиданной информации и  спросил,  какова  функция
четвертого этажа. Отец долго ходил по комнате,  мычал,  мурлыкал.  Наконец
вздохнул.
     - Я сам в это дело не верю, - веско сказал  он.  -  И  тебе  пока  не
расскажу, чтобы ты меня потом сочинительством не  попрекал.  А  функция  у
четвертого этажа называется  вероятностной.  Или,  как  некоторые  считают
правильней, - вариативной. Такие вот дела.



                            5. В ЗДОРОВОМ ТЕЛЕ

     После беседы с отцом я крепко задумался.  Конечно,  не  давала  покоя
загадка верхних этажей. Но  вопрос  о  происхождении  Дома  стал  казаться
важнее. Кому это все надо? Что греха таить, думал я до разговора о себе  и
о других жильцах как о неких "высших" существах, чуть ли не инопланетянах.
Мы всемогущие, значит, и самые мудрые. А что получается? Банда  прохиндеев
на втором этаже, компания патологических эгоистов -  на  третьем.  А  выше
кто-то очень важный, кому на всех  нижних  наплевать.  Да  еще  дискретные
старцы со времен фараонов. Вот уж дал бог соседей!
     И папаша совестливый тоже хорош. То ему пятьдесят миллионов  погибших
и замученных  -  прививка  для  человечества,  даже  слушать  страшно.  То
старичок-мусульманин полуумный - величайшая угроза.  А  главное  -  ничего
никогда толком не объяснит. Все ему некогда. Час говорил на общие темы,  а
дошли до конкретного - про заложников с четвертого этажа лишь одной фразой
обмолвился. Да про какую-то вариативную функцию упомянул. Под  каким  хоть
соусом ее едят?
     Чем  больше  я   думал,   тем   сильнее   "растекался   мыслью".   И,
соответственно, тем сильнее мысль мелела и оскудевала. В  конце  концов  я
плюнул на сомнения и решил во всем слушаться отца.  Ну  кому  еще  я  могу
верить в этом непонятном мире? Только отцу родному. Есть еще мать, но  она
-  человек  со  стороны.  Ничего  не  понимает,  судя  по  взгляду,  всего
побаивается. Что она мне скажет?
     После стычки с громилами, чудом закончившейся счастливо, я до сих пор
не мог преодолеть жуткий комплекс неполноценности.  Мало  ли,  что  Наташа
называла меня героем! Уж я-то знал цену своему героизму! Еще чуть-чуть,  и
все могло закончиться по-другому, намного хуже. Очень плохо. Этот комплекс
сильно давил мне на психику. Что я смогу предпринять в помощь отцу,  такой
хилый, немощный, неуклюжий? Черт бы побрал папашу с его  предрассудками  о
заколдованных принцах! Нет чтобы с раннего детства по два  раза  в  неделю
водить меня в Японию к какому-нибудь сэнсэю в школу каратэ. А за дверью  в
стене  держать  наготове  целую  комнату  тренажеров,  чтобы  можно   было
накачивать  мускулатуру.  И  каждые  школьные   каникулы   выводить   меня
куда-нибудь за границу, чтобы я  три  месяца  вынужден  был  трепаться  на
английском и других языках. Ну почему он этого не делал?
     Через пару секунд до  меня  дошло,  что  от  тренировок  у  сэнсэя  я
уворачивался бы под любым предлогом: начиная с головной боли и до колик  в
животе.  К  тренажерам  меня  бы  пришлось  гнать  палкой.  А  от   легких
путешествий за границу могла развиться жуткая мания  величия,  неизлечимая
уже в любом возрасте. Вот сейчас...
     Тут я  вспомнил  "блоху  времени"  и  дискретных  старцев.  Мне  пока
старость не грозит. Что если сделать наоборот, получится  резерв  времени?
Пусть "завтра" будет не днем через неделю или через месяц, а одним  и  тем
же завтрашним днем. Если сегодня - третье июня,  то  завтра  четвертое.  А
если сегодня - четвертое, то "завтра"  -  опять  четвертое.  Итак  -  хоть
месяц, хоть два. А за  это  "бесконечное"  четвертое  число  я  постараюсь
подготовиться. Что значат в моем возрасте пара лишних месяцев?
     Оцепенение как рукой сняло. Я "заказал" новую кучу  каталогов.  С  их
помощью "заказал" учебные видеокассеты по каратэ  и  культуризму,  хотя  и
слышал когда-то, что одно с другим не очень согласуется.  Еще  пара  часов
ушла на "оборудование" залов тренажерами. Как выглядит  тир,  я  уже  знал
после путешествия с отцом.
     Подобно примерному ученику  второго  класса,  я  составил  аккуратный
распорядок  дня.  В  него  входили  общефизическая   подготовка,   каратэ,
стрельба. Не забыт был и  отдых,  совмещенный  с  просмотром  фильмов  без
перевода. В сочетании с занятиями по самоучителю  я  мог  рассчитывать  на
овладение английским языком.
     Первые дни прошли прекрасно. Утром я  выскакивал  на  улицу,  покупал
(для контроля) уже надоевшие "Известия"  за  четвертое  июня,  возвращался
домой и работал, работал, работал. Конечно, каратэ без партнеров - это  не
совсем то, что надо, но я со всех сторон окружил себя зеркалами и старался
изо всех сил.
     Скоро покупать газеты надоело, и я перестал. От ударов  по  макиварам
на руках и ногах появились мозоли, а боль в мышцах, возникшая в первый  же
день, то ли прошла, то ли стала привычной. Но  энтузиазм  иссяк.  Хотелось
вернуться к нормальному человеческому существованию. В конце  концов,  еще
никому не удавалось стать суперменом за два месяца. Разве что в сказке. Ну
а Дом - не сказочное явление?
     Мое трудолюбие  немного  восстановилось  после  просмотра  фильмов  с
Арнольдом Шварценеггером. Он играл легендарного Конана, а у меня к Конанам
интерес был особый. Долго после этого я изучал в зеркале свою мускулатуру,
но особых сдвигов не увидел. Да и рост 172 см был явно не суперменский. Но
однажды в голову пришла дерзкая мысль: а что если смотреть в зеркало раз в
день, каждый раз подходя к нему с готовностью увидеть  себя  подросшим  на
сантиметр? Деления будут пусть хоть на самом зеркале. Я попробовал, и чудо
произошло. За два дня удалось подрасти на два сантиметра. Да,  возможности
Дома были невероятны и безграничны.  По-моему,  сами  жильцы  не  знали  о
многих из них.
     Постепенно подрастая (сантиметров до ста восьмидесяти), я  сообразил,
что  так  же  можно  нарастить  и  мускулатуру.  Конечно,  не  до   уровня
Шварценеггера, но все же... Возник соблазн отказаться от нудной работы  на
тренажерах. Я решил проявить честность пополам с  осторожностью  (выросшие
за счет зеркала мышцы могли оказаться  бессильными).  Однако  добровольная
ссылка, благодаря  удачному  стечению  обстоятельств,  была  сокращена  до
месяца.
     Через  тридцать  дней  по  моему  календарю,  но   пятого   июня   по
традиционному,  я  вышел  "в  свет".  Подросший  на  восемь   сантиметров,
потяжелевший за счет мышц  на  семнадцать  килограммов,  с  твердыми,  как
доски, ладонями. Ноги, привыкшие к  ходьбе  босиком,  чувствовали  себя  в
кроссовках не очень уютно. Мир не заметил, что мне удалось растянуть время
как самую эластичную резину. Во всяком случае, в "Известиях" за пятое июня
об этом ничего не было.
     Вернувшись домой,  я  на  кухне  встретил  мать.  Она  шарахнулась  в
сторону, словно увидела привидение.
     - Мама, что с тобой?
     - А с тобой что? Тебя словно раздуло!
     - Да не волнуйся, мам. Я просто  чуть-чуть  позанимался  гантелями  и
немного подрос.
     - За одну ночь?! - В глазах  матери  появились  слезы,  на  удивление
обильные. - Боже мой, боже! Как вы мне надоели со  своими  фокусами!  Отец
твой исчезает, как камень под воду. А в последнее время  еще  и  прощаться
начал, словно он на фронт отправляется. Ты не успел из армии  вернуться  -
тело поменял. Да я о таком даже и не слышала! Боже, что ты сделал, сынок?
     - Ну, мама, зачем плакать? Все нормально. Когда я хилый  рос,  ты  не
плакала. Не менял я тело, просто потренировался, а Дом мне немного помог.
     - Чтоб вы провалились со своим Домом!
     - Ну зачем так грубо, мам? Хочешь, я завтрак приготовлю?
     Я "заказал" роскошный завтрак и бутылку шампанского к нему.  За  едой
мы непринужденно побеседовали. Хоть глаза у мамы и оставались  "на  мокром
месте", она постепенно начала привыкать к моему новому облику.
     Удачно получилось, подумал я, что меня угораздило "накачаться"  сразу
же после возвращения со службы. Кроме матери с отцом удивляться некому,  а
уж с отцом я разберусь. Больше ведь у меня никого нет?
     Стоп! Вот придурок! За месяц все позабыл.  Сегодня  же  пятое  число,
Наташка  сдает  экзамен  по  политэкономии,  и  в  двенадцать  мы  с   ней
встречаемся на "Площади Восстания". Чуть-чуть не  забыл!  Часы  показывали
половину двенадцатого.
     Большую часть оставшегося времени заняли мысли об одежде. Дело отнюдь
не в пижонстве. Хоть я и был горд новым ростом и  мышцами,  но  шокировать
Наташу не хотелось. Для маскировки роста я выбрал  мокасины  на  тончайшей
подошве, а увеличившийся объем спрятал  под  мешковатой  до  невозможности
пятнистой курткой "а ля десантура". Может, зря стараюсь и  против  женской
наблюдательности любая маскировка бесполезна?
     Как и полагается  женщине,  Наташа  опоздала  на  десять  минут.  Еще
несколько минут я ждал,  когда  она  меня  обнаружит  среди  толпы  людей,
ожидающих встречи в том же месте. Взгляд Наташи несколько  раз  равнодушно
скользил по мне, в первый раз,  правда,  ненадолго  задержавшись.  Наконец
ожидание надоело.
     - Натали! Уже забыла, как я выгляжу? И это за два дня?
     - Это еще что за дела? Тоже мне, шутники выискались.  Ты  -  Сережкин
брат? То-то я смотрю, физиономия больно знакомая, чуть не подошла.
     - Какой брат? - Я растерялся. - Точно, забыла! Это же я, Сергей.
     - Да не ври ты. Может, не родной брат, а двоюродный.  Или  племянник.
Или приятель, хоть и похожий. Люди же не растут за два дня до двух метров,
как огурцы.
     - Какие огурцы? Ты что, свихнулась? Какие два метра?! Да во мне  метр
восемьдесят.
     - Вообще-то похож. Особенно когда возмущаешься. Но все равно не верю.
     - Хочешь, докажу? Расскажу, что и как  у  нас  было  там...  тогда...
Жаль, родинок у тебя на теле нет, а то бы вспомнил.
     - Тоже мне, доказатель. Вы же, мужики, хуже баб треплетесь. Рассказал
тебе Сережка все с подробностями, вот ты и доволен. И  меня  передал,  как
эстафетную палочку. Может, вас - пять близнецов  и  все  у  вас  общее.  А
доказательства у всех одни. Кстати, на Мишке Рябинине какого цвета рубашка
была?
     - Во-первых, на Гришке. Во-вторых, не рубашка, а футболка.  Желтая  с
нарисованными мужиками в шлемах. Не помню, то ли они  мотогонщики,  то  ли
игроки в американский футбол.
     - В самом деле. - Наташа подошла и прижалась ко мне. - Господи, да ты
еще и твердый какой-то стал! Ничего не понимаю. Вроде ты, а вроде и не ты.
     - Знаешь, Наташенька, после того случая  в  лесочке,  с  насильниками
этими чертовыми, муторно мне как-то на душе стало. Мало ли что еще в жизни
может приключиться, а я и ростом не вышел и сил не так уж много.
     - Ну уж!
     - Да-да. Что греха таить. Вот я  и  решил  культуризмом  подзаняться,
порастягиваться на тренажерах...
     - Никогда не слышала, чтобы за два дня люди так вырастали.
     А тут, понимаешь, -  врать  так  врать,  подумал  я,  -  мне  удалось
препараты специальные  достать.  Стероидами  называются.  Вот  они  мне  и
помогли. Что поделаешь, двадцатый век. "Мы рождены,  чтоб  сказку  сделать
былью". Никогда не поверишь, сколько я за эти два дня мяса съел!
     - Стервоиды, - со странной интонацией сказала Наташа.  -  Слышала  я,
что вредные. Вроде бы импотенция от них?
     - А вот это можно проверить, - засмеялся я. - Слушай,  и  не  надоело
нам стоять? Мне опять голодно.
     - Тебе мясо, - сказала Наташа, - а  мне  витамины  нужны.  Пойдем  на
рынок.
     Предварительно запасшись деньгами, я потряс Наташу  своей  щедростью.
Нежнейшие  персики,  гигантские  ярко-красные  помидоры,  умопомрачительно
ранние сливы, черешня - все это я покупал не  глядя  на  цену  и  в  таком
количестве,  словно  поставил  перед  нами  с  Наташей  задачу   наверняка
объесться. Конечно, Дом мог дать мне и не такое,  но  сейчас  меня  больше
интересовал сам акт купли-продажи. Если бы Наташа догадывалась, что деньги
для меня - это цветные бумажки, которых сколько душе угодно лежит в  ящике
стола!
     Я познакомил Наташу с мамой (та рисовала), но  обедали  мы  вдвоем  у
меня в комнате. Не обошлось без "изготовленных" Домом  блюд.  Обед  прошел
отлично, и дальше было не  хуже.  Наташины  опасения  насчет  "стервоидов"
оказались абсолютно беспочвенными.
     Вдоволь налюбовавшись моим  свежеиспеченным  атлетическим  сложением,
Наташа заявила, что я совершенно напрасно  так  рисковал  здоровьем.  Мол,
ситуации, вроде той, в лесочке, встречаются раз  или  два  в  жизни,  а  в
остальных случаях мускулатура практически бесполезна. Главная преступность
сейчас в руках мафии, а с ней никакой богатырь не справится.
     Я возразил. Наташа начала сердиться.
     - Недаром говорят, что в каждом мужике живет  ребенок.  А  в  тебе  -
сплошное ребячество.  Насмотрелся  по  видику  фильмов,  где  Шварценеггер
какой-нибудь или Чак Норрис в одиночку целые банды уничтожают, и  возомнил
себя таким же. Да ты и с нашей мафией не справишься,  даже  с  такой,  что
послабей.
     - Справлюсь!
     - Трепло. Надул бицепсы и доволен. Мне показалось, что ты жизнь более
или менее знаешь,  даже  деньги  зарабатывать  можешь.  А  теперь  вижу  -
маменькин сынок или папенькин.
     - Папенькины сынки в коммуналках не живут.
     - Не знаю, что это за коммуналка такая, где соседей нет.  Может,  вся
эта квартира ваша?
     Я абсолютно не могу понять, почему Наташа так  завелась.  Только  что
была такая умиротворенная... Далась ей эта мафия! Газет начиталась, точно.
     - Слышь, Натали, тебя обидел кто? Ты только скажи, я их мигом.
     - Эх, герой, герой... Тебя как муху прихлопнут.
     Тут  пришла  очередь  обижаться  мне.  В  гробу  я  видел   все   эти
доморощенные мафии! Но когда Наташа рассказала о своей знакомой, я  только
присвистнул. Девчонка, бывшая когда-то хорошей, порядочной и т.д. и  т.п.,
влюбилась в нехорошего парня, который втянул ее в  занятие  самой  древней
женской   профессией.   Обнаружилась   великолепно   отлаженная   система,
действующая с помощью некоторых таксистов, основных поставщиков  клиентов.
Большую часть денег забирал бывший  возлюбленный.  Он  же  грозил  всякими
карами, до смерти включительно, если будет проявлено непослушание.
     - В милицию обращаться бесполезно, - завершила рассказ Наташа, - этот
Валера  предупредил.  А  даже  если  какой  лось  здоровый,  вроде   тебя,
вмешается, то выследят и накажут и его, и Ирку.
     Не люблю сутенеров, подумал я. Первый раз  слышу  о  них  в  реальной
жизни, но все равно не люблю. А еще... Какими крутыми ни  видели  бы  себя
эти парни, перед более сильной мафией они  спасуют.  Перед  ОЧЕНЬ  сильной
мафией. До срока, установленного отцом, у  меня  имелась  еще  пара  дней.
Думаю, совсем не вредно будет размяться. И развлечься.
     - Поговори со своей Иркой, - сказал я. - У меня  есть  очень  хороший
способ - сто процентов гарантии. У Валерки при виде ее желудок  от  страха
портиться будет. Даю день на размышление.



                      6. ИГРА С МАФИЕЙ, ИГРА В МАФИЮ

     Красные "Жигули" располагались на небольшой площадке между домами  по
четной стороне Лиговского проспекта. Белая ночь позволяла разглядеть номер
даже на большом расстоянии. Я сверил цифры с бумажкой.  Сошлось.  Несмотря
на позднее время, стояла жара, и я медленно таял  в  мешковатой  десантной
куртке. На этот раз она скрывала не фигуру, а висящий на ремне автомат.  В
правом кармане лежал пистолет. По каталогу я выбрал "Смит и Вессон",  38-й
калибр, барабанный, с коротким дулом. Даже  с  навинченным  глушителем  он
хорошо умещался в кармане.
     В "Жигулях" сидело четверо: двое  парней,  двое  девчонок.  Девицы  -
товар. Парни их охраняют он нечестных клиентов и собирают деньги. Клиентов
должны были подвозить таксисты. Я подошел к самому началу  "смены",  а  то
можно было и опоздать. Моя подопечная, Ира Казакова, сегодня "отдыхала".
     - Валера? -  Парень  рядом  с  водителем  был  очень  похож  на  свой
словесный портрет.
     - Ну да. А что надо?
     - Скажи телкам, чтобы вышли. Поговорить надо. По серьезному делу.
     - Говори так.
     Решив  не  тратить  время   на   пререкания,   чтобы   не   выглядеть
неавторитетным человеком, я вытащил из  кармана  пистолет  и  выстрелил  в
переднее колесо, лопнувшее на удивление тихо. Потом, шагнув назад,  поднял
дуло выше,  так  что  оно  оказалось  прямо  на  уровне  широко  раскрытых
Валериных глаз.
     - Следующая пуля может быть твоей. Понял?
     Валера издал какой-то утвердительный звук.
     - Косая! Ленка! - наконец выдавил он. - Ну-ка быстро.
     - Водила пусть тоже вылезет, - добавил я. - И все трое  во-он  к  той
стеночке. Но не бегом, а то я очень по бегущим  люблю  стрелять.  И  почти
всегда попадаю.
     Я слегка распахнул куртку, и Валера, вместе  с  только  что  вылезшим
водителем,  смогли  увидеть  направленный  на  них  автомат.   Дав   людям
полюбоваться, я запахнулся, а пистолет вместе с рукой опустил в карман. Не
дай бог, какой-нибудь бдительный милиционер что-то с Лиговки увидит!
     - В чем дело? - На удивление, Валера начал первый. - Неделю  назад  я
Тимуру заплатил. Мы краями. Следующий раз в июле. Мы же больше ни разу  не
нарушали!
     Рэкет, подумал я. На каждую мафию своя мафия есть. Но мне-то это  все
до лампочки.
     - Слушай, - мой голос зазвучал веско, как он должен был звучать у Аль
Капоне или Диллинджера, - я не от Тимура и даже не  от  Тамерлана  (Валера
напрягся, пытаясь вспомнить, чье же это второе имя). Я вообще по  пустяку.
Одна очень  маленькая  мелочь.  Просто  не  хочется  потом  к  этому  делу
возвращаться. Учти, если ты меня еще раз увидишь, то больше ты не  увидишь
никого. Понял?
     Валера кивнул.
     - Итак, запоминай. Иру Казакову знаешь?  Хорошо...  Так  вот,  ты  ее
больше не знаешь. Она где-то есть, может быть, даже рядом с  тобой  стоит,
но ты ее не знаешь. Тебе даже не придет в голову спросить у нее:  "Который
час?" Запомнил? Тогда мы с тобой больше не увидимся.
     - Зачем тебе эта соска? - На лице Валеры читалось полное  недоумение.
- Таких на каждом углу по десять штук стоит.
     - Не твое дело. И не мое. Кому-то  надо.  Я  просто  выполняю  заказ,
делаю работу. А все, что я делаю, я делаю хорошо!
     Шум мотора приближающегося такси совпал с моими последними словами. Я
приветливо помахал рукой  девицам,  словно  прилипшим  к  желтой  каменной
стене, и быстро покинул пустырь. Черт с ними, они моей помощи не  просили,
значит, довольны своей участью.
     Назавтра вечером Наташа позвонила и предупредила, что идет ко  мне  в
гости, притом не одна. Ее знакомая, та самая,  хочет  меня  отблагодарить.
Мне было не совсем ясно, как она собирается это сделать, но я  согласился.
Хоть и почувствовал в душе, что знакомые у Наташи какие-то "не те".
     Благодарность оказалась на удивление банальной, без  всякого  оттенка
фривольности. Ира принесла бутылку марочного коньяка "Дагестан", и мы трое
должны были эту бутылку распить. Неожиданная гостья явно не подходила  под
Балерину характеристику, выделяясь своей неординарной внешностью. Отличная
фигура, длинные ноги, золотистые волосы, ярко-голубые  глаза...  Да  ей  в
кино играть, а  не  на  панели  работать!  Действительно,  начнешь  верить
рассуждениям стариков о падении нравов.
     Я засунул в видик кассету с музыкальными номерами, включил  телевизор
и вышел на кухню за чем-нибудь съестным. На  какую  тему  мне  говорить  с
гостьями? Ей-богу, до чего же я закомплексован! Достаточно рядом оказаться
даме с сомнительным прошлым, и мне уже не лезет в голову ни один вопрос, к
этому прошлому не относящийся. Прямо наваждение какое-то!
     Девчонки  от  подобных  комплексов  не  страдали.  Пользуясь  пультом
дистанционного управления, они уже вовсю гоняли туда-сюда пленку с записью
и обсуждали рок-звезд. Я тоже подключился к разговору,  но  как  дилетант:
два года армии сильно ослабили мою эрудицию в подобных делах.
     Пить я почти не пил, "девочки-ромашки", особенно Ира, лихо справились
с коньяком при моем чисто символическом участии. Кроме оживления разговора
никакой другой реакции не обнаружилось.  Учитывая  нарастающее  веселье  и
желая выглядеть гостеприимным, я вышел на кухню, а вернулся точно с  таким
же "Дагестаном". Без сомнения, это мог быть и "Камю", и  "Наполеон",  знай
я, что как выглядит.
     Вечеринка становилась  все  громче  и  громче.  Даже  у  меня  начала
появляться "легкость в мыслях необыкновенная", а уж про Наташу  с  Ирой  и
говорить нечего.  Ира  лезла  целоваться,  говорила,  что  я  стр-р-рашный
человек, что Валера сегодня в баре при случайной встрече аж  позеленел  от
страха. Наташа, смеясь, покачивалась  в  кресле-качалке  и  дразнила  меня
"дутышем".
     - Ведь не поверишь, Ир, - говорила она, - он хилый-хилый был.  Только
что шустрый очень. А теперь вот как его разнесло. Всего за два дня!
     Поменяв несколько кассет с записями, я тоже начал молоть чепуху. Язык
потерял тормоза. Я казался властелином жизни:  к  моим  услугам  были  две
симпатичнейшие девчонки, еще сколько  угодно,  если  захочу,  любая  вещь,
все-все-все. Мне  захотелось  хоть  немного  приоткрыть  завесу  над  моим
истинным могуществом, намекнуть этим двум  милашкам,  ловящим  каждое  мое
слово, с каким невероятным человеком они встретились...
     Приходить в себя я начал лишь в час дня. Наташа с Ирой еще спали. Так
как никто из нас не работал, никого и не могло волновать, рабочий  сегодня
день или выходной. Я даже не помнил числа. И только когда  напряг  намять,
до меня  дошло,  что  вчера  закончился  срок,  отпущенный  мне  отцом  на
безмятежное существование. Он не вернулся, значит надо срочно прятать мать
и приступать к его поискам. Куда спрятать? Так-так-так...  Конечно,  туда,
где много народа, притом случайного. Например, на  курорт.  Ах,  да!  Надо
выпроводить двух спящих красавиц.
     - Что я буду делать на курорте? - спросила мама.
     - Что все делают. Отдыхать.
     - Но я же не устала, я всю жизнь отдыхаю.
     - Тогда будешь работать. Рисовать море. Как Айвазовский. Идет?
     Мать  недоумевала  и  долго  возражала.  Даже  сославшись  на  папино
пожелание, чтобы она обязательно с сегодняшнего дня отправилась на  отдых,
я не мог ничего добиться. Как  не  хотелось  мне  ее  пугать,  но  все  же
пришлось намекнуть, что оставаться в Доме чревато  опасностью  для  жизни.
Она сникла, в глазах опять появились слезы.
     Упоминание об Айвазовском остановило мой выбор на Феодосии. Хоть я  и
никогда  в  ней  не  был,  Феодосия  показалась  мне  городом   достаточно
курортным,  но  не  таким  перенаселенным,  как  Сочи  и  Ялта.  "Заказав"
стандартный  рекламный  набор  цветных  открыток  "Феодосия",   я   выбрал
подходящий вид на городскую улицу, и после недолгих сборов  мы  с  матерью
уже стояли на ней. Расспросив людей, мы добрались до вокзала,  а  там,  не
торгуясь, сняли комнату у приятной пожилой женщины. Я  довел  мать  до  ее
временного жилья, передал ей толстенную пачку денег и попрощался.  Впереди
было самое трудное.
     Остаток дня прошел в  размышлениях.  Что  я  мог?  Да  ничего.  Кроме
фотографий Кардинала, отец оставил мне  фотографию  еще  одного  старичка,
почему-то названного  Атлантом.  По  словам  отца,  тот  казался  неплохим
человеком, жил в соседней квартире, кое-что знал и обязан был  помочь.  Но
как найти этого Атланта? Интересно, о чем думал папаша, поручив мне миссию
подстраховки и не снабдив никакими инструкциями? И  думал  ли  он  вообще?
Привык  в  одиночку  действовать,  эгоист  чертов.  Супермен...  Куда  его
занесло? Неужели попался исламским фанатикам в лапы?..
     Дурные мысли лезли в голову. Чтобы избежать бессонницы, я решил  было
позвонить Наташе и позвать ее в гости, но скоро передумал. Никто не должен
был отвлекать меня, только тогда  есть  шанс  до  чего-нибудь  додуматься.
Лучше как следует помучиться на тренажерах.
     На следующее утро  я  был  разбужен  телефонным  звонком.  Незнакомый
мужчина позвал Сергея Кононова и сказал, что хотел со мной  поговорить  по
очень важному  делу.  Себя  он  назвал  Николаем.  Я  подумал,  подумал  и
согласился. Встречу назначили у меня через час. Отказаться я не мог. Вдруг
это было связано с отцом?
     Я быстро оделся, позавтракал без особых деликатесов и приготовил свой
"Смит и Вессон" с глушителем. Мало ли что.
     Николай оказался парнем лет тридцати,  одетым  в  джинсы  с  огромным
количеством ремешков и  карманчиков.  Он  осмотрел  комнату  (я  полностью
сменил  обстановку,  сделав  ее  абсолютно  аскетической)  и   остался   в
недоумении. Кажется, Николай даже забыл, о чем собирался говорить.
     - До нас дошла кое-какая информация, - начал он. - Люди говорят,  что
у тебя  какой-то  канал  есть.  Можешь  любой  товар  из-за  границы  сюда
переправить.
     Приплыли, подумал я. Или Наташка, или Ирка трепанула. Но виноват один
я. Да еще коньяк проклятый. Что я нес, когда хвастался? Вот бы  вспомнить.
Ой, трепло!.. Какое трепло! Что же дальше?
     - Нам кажется, что у тебя нет возможностей для отдачи?
     - Чего-чего?
     - Тебе  некому  продавать.  А  возможность  есть.  У  нас.  Мы  можем
договориться. К взаимной выгоде.
     - Кто такие "мы"?
     - Мы? Я, приятели мои. Деловые ребята. У нас всегда все четко.
     - Мафия, значит? - Слово выскочило на язык само собой.
     - Да какая это мафия! - Николай засмеялся. - Мы никакой крутизной  не
занимаемся. Это сейчас мода такая везде мафию совать. Мясо воруют - мясная
мафия. Спиртным торгуют - алкогольная мафия, вот у тебя  в  соседнем  доме
обитает, со  всего  города  туда  люди  ездят.  Этих  мафий  -  как  собак
нерезаных. Ну, пусть и у нас мафия, как тебе нравится.
     Я задумался. В отсутствие  отца  меня  окружало  полное  одиночество.
Где-то  бродил  мифический  Атлант,  но  толку  от  него  пока   даже   не
предвиделось. Легче всего послать этих  мафиози  подальше,  хотя  могут  и
разозлиться,  попытаться  нагадить.  Ну  их,  не  боюсь.   А   что,   если
использовать эту шайку? Попробуем...
     - Может, и договоримся, - сказал я. - Но у меня одно условие.
     Николай был весь внимание.
     - Никаких наркотиков, никакой валюты, никакого оружия.
     - Конечно, конечно, - гость сделал обиженное  лицо.  -  Не  надо.  Да
наркотики с оружием мы и сами могли бы на экспорт...  Не  надо  нам  этого
добра. Нас вещи более простые интересуют. Аппаратура,  тряпки,  косметика.
Уговор простой: мы заказываем партию и платим за нее три четверти рыночной
цены. Идет? Я считаю,  это  очень  даже  по-божески.  Никаких  проблем  со
сбытом, никакого риска, если с твоей стороны все чисто.
     - Не знаю, что будет  дальше,  но  сейчас  я  хотел  бы  рассчитаться
немного по-другому. Пока у меня нет нужды в деньгах, и я  предлагаю  плату
натурой.
     Глаза у Николая полезли на лоб.
     - Нет-нет. Не то, что ты думаешь. Пусть пара ваших  ребят  отработает
эти деньги. Проследит за кое-кем... Мне нужны новые люди, чтобы  никто  из
наших не засек. Подозрение есть, что меня тут маленько обувают.
     Николай посмотрел  на  меня  с  уважением  и  Другим  непонятным  мне
чувством.
     - Я за всех не отвечаю, - наконец сказал  он,  -  есть  люди  покруче
меня. Но я им все передам.
     - Поторопитесь. Сегодня вторник. Люди нужны мне в четверг рано утром.
Потом будет поздно.
     Предупрежденный в среду по  телефону,  что  мои  условия  приняты,  в
четверг я встречал своих "наемников". Оба они были довольно молодые парни,
года на три старше меня. Один - красавец  в  "вареных"  джинсах  и  черной
майке,  открывающей  взгляду  неестественно  огромные  бицепсы,  обтянутые
загорелой до шоколадности кожей. Второй выглядел  попроще  и  был  одет  в
рубашку с коротким рукавом и брюки, полосатые как матрас. И тот, и  другой
жевали резинку и пытались выглядеть американскими полицейскими.
     - Расслабиться! - скомандовал я, - а  то  светитесь  за  версту.  Вот
фотография клиента. Руки у вас пустые? Так и думал. Вот  вам  "уоки-токи",
засуньте их в эти пластиковые пакеты. Говорить  сможете  только  со  мной.
Связь между вами - через меня. Мужик этот, - я кивнул на фото Кардинала, -
войдет в Таврический сад или с Потемкинской, или с Таврической, так что вы
разделитесь. Живет он  где-то  недалеко  от  входа,  надо  выяснить,  где,
наблюдайте за ближайшими подъездами. Как появится,  сообщите  мне.  Ну,  а
потом смотрите, что он делает, с кем  встречается.  Когда  он  выйдет,  не
знаю, может, весь день примется ждать. И в саду  вряд  ли  что  интересное
будет: гуляет старичок, и все. Но, в любом случае, работа не пыльная.
     Красавчик с дутыми бицепсами вытащил из кармана бумажку.
     - Шеф просил передать. Это заказ.
     Я окинул взглядом список (слава  богу,  ничего  страшного,  банальный
ширпотреб) и выпроводил парней "на работу". Сам же включил радиостанцию на
прием и принялся зубрить английский. В голову ничего не лезло.  Зачем  мне
английский? Раз я пошел против Кардинала, лучше учить арабский. Или  урду?
Что я знаю об исламе? Шииты, сунниты... Муллы,  аятоллы...  Отец,  видимо,
проштудировал достаточно, он у меня  основательный.  А  я  вот  шиитов  от
суннитов не отличу. Читал, еще какие-то друзы есть. Или это уже не ислам?
     О том, что Кардинал человек серьезный, я подумал, когда рация ожила в
одну минуту  одиннадцатого.  По-моему,  надо  быть  сверхсерьезным,  чтобы
выходить на прогулки с такой точностью.
     - Говорит "Потемкин". - Голос я не узнал, но  так  мы  договаривались
окрестить ребят по дислокации. -  Дедуля  вышел  из  подъезда  дома  номер
одиннадцать. Там еще телефон-автомат рядом, веду его.
     Потемкинская, одиннадцать.  И  автомат  рядом.  Не  знаю,  меняет  ли
Кардинал маршрут, но  если  папаша  не  найдется,  через  неделю  попробую
подкараулить старого придурка. Я переключился на своего второго агента.
     - "Таврида", это шеф. Деда засекли, он идет в садик от  Потемкинской,
идите навстречу.
     - Иду, - прохрипела рация.
     Считая, что до конца  Кардиналовой  прогулки  никакой  информации  не
будет, я с журналом откинулся в кресле. Но отдохнуть не удалось. Уже через
пять минут мой агент вышел на связь. Хрипение не  могло  скрыть  паники  в
голосе.
     - Эй! Это "Таврида". Очень плохие дела. Сашка мертвый лежит на земле.
Я сматываюсь. Мне кажется, его убили.



                       7. ВЕТЕР, ВЕТЕР, ТЫ МОГУЧ...

     Мой собеседник здорово напоминал  американского  гангстера  тридцатых
годов из фильма в стиле ретро. Очевидно, к такому сходству он и стремился,
раз в жаркий летний день не снял свою широкополую  шляпу  даже  у  меня  в
комнате. Широкие брюки... Или сейчас мода такая? А двое его спутников даже
не скрывают, что они телохранители. Стоят, как цепные псы, только свистни.
Ну ничего, у меня пистолет в кармане и палец на спусковом  крючке.  А  еще
лучше - дверь за спиной. Кто меня поймает в моем Доме?
     - Я понимаю, - сказал "гангстер", и узкие  усики  над  верхней  губой
капризно изогнулись, - всякое бывает. У вас свои разборки, у нас свои.  Но
зачем наших ребят подставлять? Договорились же на мелочевку!
     - Да кто его подставлял? И кто сказал, что его убили? Ваш второй ведь
ни крови не видел, ни выстрела не слышал. Может, у него сердце прихватило?
     - Какое сердце? Не было у него сердца сроду. Он вообще культурист.  -
Значит, красавчик в майке, подумал я. - А Сибиряк не подошел,  потому  как
там такие костоломы суетились... Пульс с умным видом щупали. Он испугался,
что они у него одинаковый пакет с рацией увидят. Жить-то хочется. Да  тебя
за такие дела наказывать надо!
     Я крепче сжал пистолет. Интересно, он виден или не  виден?  А  у  них
есть оружие?
     - Вот что, - мой гость подошел к оконному стеклу и, глядясь  в  него,
как  в  зеркало,  поправил  шляпу.  -  Мы  можем  договориться.  Заплатишь
компенсацию. Десять тонн. Даем три дня на доставание. Попробуешь слинять -
еще накинем. Не советую.
     Ох, орлы, подумал я. Не знают, с кем  дело  имеют.  Да  я  ведь  могу
никогда больше в  жизни  через  свой  подъезд  не  выходить.  А  никто  из
посторонних ни за что ни  одну  дверь  в  Доме  без  согласия  изнутри  не
откроет.  Гарантирую.  Разве  что  с  динамитом.  Но  зачем   мне   искать
осложнения? С моим-то материальным положением... Я заставил себя  нахально
улыбнуться.
     - Не надо мне сроков. Я уже думал на эту тему. Договоримся  так:  даю
вам не десять тысяч, а двадцать. Но  с  условием.  Вы  про  меня  навсегда
забываете. Телефон вымарываете. Никаких заказов, никаких списков, не  буду
я больше этими мелочами заниматься. Своих дел хватает.
     "Гангстер"  так  разволновался,  что  даже  снял  шляпу.  Под  полями
скрывались пронзительные  серые  глаза,  а  под  самой  шляпой  -  коротко
стриженные черные волосы. В глазах читалось жгучее любопытство. Он явно не
хотел терять такой контакт.
     - Я не жадный. За лишним червонцем не гонюсь. Может, десять тысяч,  а
потом свяжемся? Когда свои дела закончишь.
     - Не  будем  торговаться.  -  Я  достал  из  ящика  стола  две  пачки
сторублевок. Конечно, никто их не готовил специально, но Дом не должен был
обмануть. - Бери, и с богом. У вас своя свадьба, у нас - своя.
     На этом мы и расстались.  Я  наблюдал  в  окно,  как  троица  села  в
элегантную  голубую  "девятку".  Следом  за  "девяткой"  тронулись   белые
замызганные "Жигули", битком набитые народом. Вот это банда!
     Говорят: "Трус в  минуты  опасности  думает  ногами".  Первоначальный
испуг уже давно прошел, бежать было не от кого  и  некуда,  но  я  не  мог
придумать ничего другого, кроме метания по комнате подобно дикому зверю  в
клетке. Ай да Кардинал! Ай  да  я,  король  дураков!  Не  догадаться,  что
Кардинала тайно охраняют! Ну, я дилетант. О преступниках сужу по книгам  и
фильмам, да и то... Но этот красавчик, неужели  не  мог  осторожнее,  если
явные костоломы рядом бродили?
     Проклятый сентиментальный Кардинал! У человека к  услугам  все  парки
мира, а его, гада, в Таврический садик тянет. Видали ностальгию?  Я  ругал
Кардинала, хотя знал, что виноват сам. Нужно  мне  было  с  барахольщиками
связываться?! А если бы не связался, сам бы  и  погиб?  Нет,  надо  искать
Атланта. Где этот старый пень шатается?  Нет,  чтобы  как  все  нормальные
пенсионеры в Таврическом саду гулять...
     С интервалами в час я выстукивал дверь в комнату Атланта (дверь в его
квартиру меня впустила). Безрезультатно. Старик не  явился  домой  даже  в
полночь. Дискретностью он не баловался, а то бы отец предупредил.  Неужели
нашел себе старушку, где-нибудь на другом континенте? Вот некстати!
     На следующий день моя вахта у дверей Атланта началась  в  семь  часов
утра, но толку не было никакого. К полудню я  разнервничался.  Мне  начало
казаться, что отец уже  убит  и  все  мои  старания  напрасны.  Заведенный
донельзя, я сбегал в Феодосию проведать мать.  Тоже  лопух.  Конечно,  она
была на пляже, и хозяйка даже не знала, на каком.
     К семи часам вечера я подумал, что  сейчас  сойду  с  ума.  Книги  не
читались, кино не смотрелось, музыка не слушалась. Деликатесы не  лезли  в
рот. Я вспомнил выражение: "Пережили голод,  переживем  и  изобилие".  Да,
пытка  изобилием  тоже  имеет  место.  Я  находился  в  одиночной  камере,
откликающейся на любой мой чих. Но камера  была  ОДИНОЧНОЙ.  Хорошо  хоть,
двери не заперты.
     Меня потянуло к людям. К тем, на кого я смотрел свысока. Они питались
черт знает чем, они слыхом не слыхивали о новых фильмах, они считали  даже
не каждый рубль - мелочь считали. Еще совсем недавно  я  представлял,  что
сам такой же, как и они. Потом  вознесся...  А  по  сути,  мы  были  почти
одинаково беспомощны перед лицом обстоятельств, когда близкие в опасности,
а как им помочь - неизвестно.
     Я вышел на улицу. Просто так. В окрестностях  Дома  жизнь  кипела.  У
здания справа, после битвы в  очередях  за  вином,  подтягивалась  гвардия
спекулянтов.  Они  обменивались   впечатлениями,   смаковали   подробности
недавних боев. От здания слева доносился звонкий женский  смех.  Прямо  по
курсу формировалась гигантская очередь за черешней.
     Я вдохнул насыщенный выхлопными  газами  воздух.  Внезапно  возникшая
жажда чувства локтя постепенно исчезала. Раку-отшельнику захотелось  назад
в камеру. Пардон, в раковину.
     Уже  поворачиваясь  обратно  к  подъезду,  я  скользнул  взглядом  по
знакомому лицу. Вот это  номер!  Правильно  говорят:  "На  ловца  и  зверь
бежит". Но где же ты был, зверюга?
     Прогулочным шагом к нашему подъезду шел Атлант. Аккуратненький  такой
старичок, божий одуванчик.
     - Извините, - я решил не терять ни минуты, -  отец  сказал,  что  вас
можно называть Атлантом. А я - Сергей Кононов.
     -  Ах,  Сережа!  Очень  приятно  познакомиться.  Ваш  отец  про   вас
рассказывал, - голос  у  старичка  был  отнюдь  не  стариковский,  бодрый,
энергичный. - Что-нибудь случилось?
     - Вроде бы. Отец  в  назначенный  срок  не  вернулся.  Я  должен  его
выручать, так мы условились. Но я почти ничего не  знаю  кроме  того,  что
существует очень плохой Кардинал. И еще мне сказано обратиться  к  вам  за
советом. А я вас не мог найти. Дня четыре или больше.
     - Вот ведь незадача какая. Дела у меня были, мелочь, конечно. Если бы
я знал... Ну, ничего.  Давайте-ка  поднимемся.  К  вам,  например.  Там  и
поговорим.
     - Вы хоть знаете, где искать отца?
     - Знаю. Или, точнее, догадываюсь. Плохо, очень плохо, что он  в  срок
не вернулся. Ваш отец - очень достойный молодой человек. И знаете, большой
перестраховщик. Он часто со мной делился своими приключениями, так вот, на
все случаи жизни у него все  было  предусмотрено.  Просто  удивительно:  в
таком молодом возрасте - такая осторожность.
     - Мне это не показалось. - Разговаривая, мы вошли в подъезд и  начали
подниматься по лестнице. - Я  думал,  что  он  авантюрист.  Почему  бы  не
рассказать все мне? Нет, сиди, жди, ищи Атланта.
     - О-о! Это и есть перестраховка. Он о вас заботится. Тут  ведь  очень
деликатная история. Ваш отец вышел на одну даму с четвертого этажа... Нет,
давайте у вас в комнате поговорим.
     Мы уже поднялись на нашу лестничную площадку. Следом за нами  на  нее
вышли еще двое мужчин. Я даже удивился. Для Дома два человека - уже толпа.
А четыре человека в одном месте - это...
     Я не успел додумать, что это такое. Один из мужчин выхватил  пистолет
и уткнул его дуло мне в спину. Другой приставил нож к горлу Атланта.
     - Заходите, - скомандовал мой конвоир. - Быстро и тихо.
     Кляня все на свете, а сильнее всего свою ненаблюдательность и поганую
реакцию, я прошел в комнату, настроившись на самую убогую  обстановку.  Да
мне было и не до обстановки. Я  пытался  понять,  кто  эти  двое.  Крепкие
мужики, лет по тридцать с небольшим. От Кардинала? От какой-нибудь  мафии?
Что им надо?
     Тип с ножом спрятал его куда-то в рукав, вытащил из  кармана  прочный
тонкий шнур и привязал меня и Атланта к стульям.  Потом  оба  бандита,  не
перемолвившись словом, принялись за обыск.  Искать  было  особенно  негде:
письменный стол и какой-то допотопный сервант.  Откуда  его  выкопало  мое
воображение? Повинуясь озорному импульсу, я представил себе, что все ящики
и стола, и серванта забиты старыми газетами. Через пару минут весь пол был
завален макулатурой. Обыскивающие начали материться.
     - Где деньги? - наконец расщедрился на  вопрос  тот,  который  был  с
пистолетом.
     Мы с Атлантом начали было одновременно отвечать, что ничего не знаем,
но налетчик цыкнул на старика.
     - Заткнись, дед. Тебя не спрашивают. Не твоя квартира.  -  И  уже  ко
мне: - Недавно у тебя было здесь двадцать  тонн.  Такие  бабки  на  ровном
месте  не  растут.  Должно  быть  еще.  Ну!  Тебе  же   лучше   по-доброму
рассчитаться.
     Все ясно. Этот  гад  в  шляпе  руку  приложил.  Но  что  мне  делать?
Откупиться? Запросто. Но если я отдам им  деньги,  меня  могут  и  того...
прикончить. Чтобы не мстил. Это если дам много. За мало... Не поверят, что
больше нет, будут  пытать.  Вообразить  в  стене  сейф,  сказать,  что  он
открывается  моими  отпечатками  пальцев,  открыть  и   выхватить   оттуда
пистолет? Черта с два. С дулом у спины особенно не повыкаблучиваешься.
     - У меня здесь больше ничего нет. Все в другом месте.
     Мой "опекун" без дальнейших разговоров влепил  мне  пощечину.  Голова
загудела,  щека  запылала.  Стоило  качаться,   тренироваться...   Ч-черт.
Последний раз меня били в армии, да и то в начале первого года. Уже отвык.
Да и не привыкал никогда.
     "Опекун" Атланта выудил из внутреннего кармана паяльник и включил его
в розетку.
     - Сейчас заговорит, падла, - сказал он. - Подогреем маленько,  и  все
дела.
     Плохие дела, мысленно добавил я, не забыв при этом  представить,  что
ни на одной из розеток нет напряжения. Выручай, "Отец всех домов".  Та-ак.
А вторую дверь в комнате пока лучше сделать неоткрывающейся, якобы глухой.
Вовремя. Второй налетчик пошел к ней.
     - Дверь глухая, - спокойно сказал я. - Пережиток прошлого.
     Грабители ходили по комнате, выстукивали  мебель,  стены,  паркет  и,
между делом, проверяли паяльник. Меня даже удивила  их  неразговорчивость.
Профессионалы, время на угрозы не тратят.
     Паяльник, конечно, не нагрелся ни на градус. С тем же результатом его
попробовали еще в двух розетках. Незваные гости обматерили  свою  пыточную
технику и шепотом посовещались.
     - Тебе не повезло, парень,  -  обладатель  пистолета,  наверное,  был
главным, - мне говорили, что ожоги  хоть  и  больнее,  но  заживают  лучше
порезов. Придется тебе шкуру попортить.
     - Я же сказал, у меня все в другом месте. Я здесь не живу, неужели не
видно? У меня тут место для деловых встреч. А на  сегодня  двадцать  тысяч
никто не заказывал. Может, договоримся? Я вас отвожу, даю пятьдесят  тысяч
- и мы краями. Идет?
     Господи, чтоб между нами  оказался  только  один  лестничный  пролет,
думал я. Будет вам и пятьдесят тысяч, и  сто  миллионов.  Любого  калибра.
Изрешечу!
     - Проходи-или! - неожиданно взвыл второй, с ножом.  Я  вдруг  увидел,
что глаза у него как-то ненормально заблестели. - Не ку-упишь.  Знаем  мы,
что ты здесь живешь. Еще недавно здесь  барахла  было  навалом.  Двери  не
глухие, врешь. Открой! У тебя не полтинником, у тебя миллионами пахнет.
     Молниеносным движением он вытащил  нож  и  нажал  кнопку.  Зеркальное
лезвие заблестело перед моими глазами.
     - Отре-езать пальчик? - Гад аж стонал от возбуждения. -  Мизинчик?  А
может, ухо? Или еще что?
     Он пару раз кольнул меня острием в щеку, перешел  к  Атланту  и  стал
сзади него, приложив лезвие к горлу.
     - Хороший дедуля? Жалко? Говори скорее, а то кончу. Говори, гад!
     Лицо Атланта  цветом  стало  напоминать  свеклу.  Старичка  явно  мог
разбить удар.
     - Ве...р... - Атлант  сказал  какое-то  слово,  весь  вытянувшись,  в
направлении закрытой двери. Я ничего не сумел понять. Вера? Поверь? Ветер?
Зверь?
     - Ты еще вякаешь! Ну, погоди!
     И больше не говори ни слова, грабитель без особых усилий провел ножом
по горлу старика. Я закрыл глаза.
     - Смотри! - Обладатель финки уже стоял  рядом  со  мной  и  тряс  мою
голову за волосы. - Смотри, пес! И с тобой так будет. Хуже будет!
     Я старался не видеть с открытыми глазами. Бедный Атлант. Что  же  это
делается!  Боже,  сколько  крови.  Уж  сейчас-то  я  влип.  Зачем   старик
заговорил? Что он сказал? "Поверь", "ветер" или "зверь"?
     Как и при стычке в лесопарке,  мои  мозги  вдруг  начали  работать  с
невероятной скоростью. Неважно, что сказано. Мое  спасение  может  явиться
мне только из-за двери. Но во что мне поверить? Никакого человека там быть
не может, отец предупреждал, что людей Дом не создает. А если не  человек,
если зверь? "Поверь в зверя". Как заклинание. Магия звуков.
     Мое правое ухо больно  крутили  и  что-то  шептали  в  него,  брызгая
слюной. Я ничего не слышал, хотя и понимал,  что  ухо  сейчас  отрежут.  Я
думал. "Заказать" зверя. Какого зверя? Льва? Тигра? А если не  "зверь",  а
"вера" или "ветер"? "Вера" ничего не дает. "Ветер"? Вообразить  за  дверью
ураган, да такой, что всех сдует?
     Предчувствие  близкой  опасности   заставило   разум   перенапрячься.
Озарение,  яркое  как  свет  молнии,  позволило  мне  решить  головоломку.
"Звери", "веры" и "ветры" сложились в единое целое. За дверью  был  зверь.
Атлант хотел позвать свою собаку. Ее кличка - Ветер. Бедный  старик...  не
успел.
     - Все скажу! - заорал я.
     Ухо отпустили. Сделав глубокий вдох, я чуть-чуть расслабился  и  ясно
представил бесконечную череду пронизывающих Дом комнат.  А  по  ним  бежит
огромный дог. Настоящее чудовище. Он уже близко!
     - Ветер! - крикнул я. - Ветер!
     Дверь распахнулась, как под ударом урагана. Чудовище  из  моей  мечты
ворвалось в комнату и прыгнуло. Единственное,  что  успел  сделать  хозяин
пистолета умирая, - выстрелить куда-то вбок. Челюсти пса сомкнулись на его
шее. Второй налетчик, несмотря на  истеричную  придурковатость,  сообразил
бежать. Дог за ним не гнался.
     Отпустив убийцу Атланта, Ветер подошел ко мне. Я даже  похолодел,  но
напрасно. Под натиском острых зубов пса шнур, намертво привязавший меня  к
стулу, продержался недолго. Свобода пришла, но какой ценой?
     Мертвый Атлант, весь залитый кровью, сидел на стуле. Мертвый налетчик
лежал на полу. Вид  у  него  был  куда  более  пугающий:  собачьи  челюсти
сработали не так аккуратно,  как  нож.  Меня  еще  не  тошнило,  но  ждать
оставалось недолго.
     Я не знал, что делать. Вызвать милицию? Значит, раскрыть тайну  Дома?
Последствия  непредсказуемы.  Хорошо,  не  вызову,  но  куда  деть  трупы?
Множество способов, вычитанных в детективах, ожило в памяти. Я  представил
себя  расчленяющим,  выносящим  мертвецов   по   частям,   сжигающим   их,
растворяющим в кислоте. Ни за что!
     Был еще вариант. Очень удобный. Я  мог  представить  за  окном  любой
город мира, открыть окно, выкинуть  трупы,  закрыть  окно  и  оказаться  в
родном городе. А там пусть разбираются. Но я не хотел и этого. Грабителя -
пожалуйста, хоть в помойную яму. Но  Атланта...  Бедный  старик!  Встретил
меня на свою беду, спас своими невнятными  советами  и  погиб  из-за  моей
нерасторопности и несообразительности. О боже, боже!  Ведь  вместе  с  его
горлом была перерезана последняя ниточка, связывающая меня с отцом.
     Во время моих размышлений исчадие ада (или исчадие  Дома)  по  кличке
Ветер стояло рядом. Неожиданно дог потерся о мое  бедро,  потом  аккуратно
взял меня зубами за рукав и потащил к выходу. Мы выбрались в коридор.  Что
дальше?
     Дог выпустил рукав, подошел к двери,  которую  я  постарался  закрыть
поплотнее, и толкнул ее лапой. Дверь открылась. За ней  я  увидел  пустую,
абсолютно лишенную мебели комнату. В ней не  было  не  только  мебели.  Ни
покойников, ни крови, ничего.
     Проблема перестала существовать. Не было больше трупов. Есть комната,
владей  на  здоровье.  Опять  можно  обставлять  ее   роскошной   мебелью,
видеосистемами, прочими вещами. Жизнь прекрасна, а смерть  (чужая)  вполне
переносима. Есть Дом, есть комната, нет Атланта. А мой отец? Есть он,  или
его больше нет, растворился в небытие, как эти два покойника?
     Я понял, что задумался не над тем. Я, человек, не мог догадаться, как
очистить комнату, хоть это и совсем просто.  А  догадался  пес.  Животное?
Непонятная флюктуация материи, самозародившаяся в недрах  Дома,  благодаря
дикой игре моего запуганного воображения. Или я не прав? И Ветер совсем не
простая тварь? Ветер, кто ты?



                               8. ВИЗИТЫ

     Огромный пятнистый дог (серый с  черным)  удобно  устроился  в  углу,
положив голову на передние лапы. Как Ветер  кормился  и  ходил  по  нужде,
оставалось для меня загадкой. Все это делалось где-то за дверью,  куда  он
время от времени выбирался.
     Я тоже лежал, но не на подстилке, как  Ветер,  а  на  диване.  И  мой
взгляд был устремлен не в стенку, а в потолок. На этом отличия  кончались.
Мы оба молчали, оба  думали  о  чем-то  своем.  И  интеллект  мой  в  этих
размышлениях был ненамного выше. Единственное, до чего  я  додумался,  так
это обнаружил сходство головы Ветра с собачьими головками на перилах  и  с
лепкой на фасаде Дома. Что из того?
     Мне крайне необходимо было что-то сделать,  чтобы  стряхнуть  с  себя
путы оцепенения. Пусть это окажется поступок  не  совсем  умный  (в  меру,
конечно),  но  это  должно  быть  ДЕЙСТВИЕ.  А  в  таком  состоянии  можно
проваляться всю жизнь.
     Я решил повидать Наташу. Неужели это она, зараза, накликала  на  меня
все беды своим языком? Или Ирка? Попробую узнать.
     Я позвонил. Телефон был занят. Значит, дома. Сессия  еще  идет,  надо
готовиться к экзаменам. Поеду-ка я к ней. Не скоро мне  удастся  принимать
женщин здесь, в этой комнате, где Атлант...
     Тут  мне  в  голову  пришла  дерзкая  мысль.  Не  внезапно,   кое-что
наклевывалось, когда я обдумывал  способности  Ветра  перемещаться  сквозь
пространство (или пространства?) с помощью  Дома.  Уж  в  пределах  одного
города он должен суметь? Тем более, он  не  совсем  собака,  судя  по  его
сообразительности. Может быть, даже не сверхсобака. Я вспомнил  первый  из
интерьеров, показанных мне отцом с  помощью  Дома.  Там  на  стене  висела
картина. Получеловек-полусобака. Предвидение?
     Я представил в ящике стола  фотографию  Наташи.  Достал  ее.  Показал
Ветру. Тот глухо уркнул и посмотрел мне в лицо.
     - Ищи! - скомандовал я. - Иди, Ветер! Ищи!
     Ветер понюхал фото и повернулся мордой к стене. Все ясно, "факир  был
пьян, фокус не удался". На всякий случай  я  пару  раз  повторил  команду.
Ветер повернул  морду  ко  мне,  посмотрел  на  меня  грустным-прегрустным
взглядом и поднялся с подстилки. Еще  раз  понюхал  фото  и  направился  к
"специальной" двери. Вот это дела! Интересно, он по нужде или к Наташе?  Я
же в домашних тапочках!
     Опасения насчет тапочек оказались напрасны. Ветер вел меня не  выходя
на улицу. Все комнаты, сменявшие друг друга в считанные секунды, были  мне
неизвестны. Потолки  быстро  снизились,  промелькнули  какие-то  коридоры.
Кое-где, казалось, только-только были люди, даже слышался за  дверью  звук
их шагов.
     Такое впечатление, что мы прошли сквозь квартиры половины Ленинграда,
от  центра  до  Гражданки,  прежде  чем  очутились  в   обычной   прихожей
однокомнатной квартиры. За полуоткрытой дверью горела настольная  лампа  и
слышалась какая-то возня. Ветер с недовольной мордой прилег на  пол.  Весь
его вид говорил: "Я умываю лапы".
     Украдкой я заглянул в комнату. Свет от настольной лампы был направлен
с журнального столика на пол  и  освещал  стоящую  у  ножки  стула  пустую
бутылку "Айгешат". На самом журнальном столике стояла  такая  же  бутылка,
только начатая, и два бокала. На тахте  копошились  два  человека.  Кто-то
и... Наташа. Не совсем понимая зачем, я вошел в комнату.  Шум  моих  шагов
услышали. Мужчина повернулся, увидел меня и вскочил. Парень как парень.  В
другой ситуации я бы даже сказал: "Приятный молодой человек".
     - Убирайся отсюда! - закричала Наташа. - Тебя никто не звал!
     - Заткнись! - Я решил не очень-то  церемониться.  -  Я  и  сам  уйду.
Теперь-то ты мне точно не нужна. Только один вопрос.
     Парень стоял, не совсем понимая, что он должен  делать,  и  заправлял
рубашку  в  джинсы.  Наташе  заправлять  было  особенно  нечего,  на   ней
оставалась только юбка. То ли от  алкоголя,  то  ли  от  злости  глаза  ее
буквально фосфоресцировали.
     - Это ты натрепала всему городу, что  я  могу  провозить  вещи  из-за
границы?
     - Ничего я не трепала. Сидели в кабаке, я одному парню  сказала,  что
есть такой дурак, очень ленивый. Мог бы как король жить, но не  умеет.  Он
заинтересовался. Попросил, чтобы  я  свела.  Тебе,  мол,  выгодно,  и  нам
выгодно. Ну и что? Как ты сюда влез, гад?
     - Дура ты, Наташка. Ох дура, дура... -  Решив  не  устраивать  больше
никаких сцен ревности, я повернулся к выходу.
     Вдогонку из уст моей бывшей подруги понеслось подробное  перечисление
моих пороков. Лично для себя я отметил лишь то, что в  моем  молодом  теле
жил старый пень. Наташа явно не могла выдать  подобную  мысль  экспромтом.
Это было похоже на плод длительных размышлений.
     Ветер  отвел  меня  домой.  Настроение  из   плохого   стало   просто
отвратительным. Конечно, я мыслю уже не  как  двадцатилетний,  тут  Наташа
права. Но кое в чем  я  наивен  невероятно.  Случайная  знакомая,  а  я  в
эпизодических мечтах представлял, что мы будем вместе долго-долго, что  мы
попутешествуем по всему свету, как отец с матерью... Да ведь это  для  нее
даже не измена! Норма поведения.  Если  честно,  я  что,  прошел  бы  мимо
симпатичной девчонки? Нет. Так почему Наташа должна быть святой?
     Я попил кофе, потом пострелял в тире. Опять попил кофе.  Намерения  у
меня были вполне определенные, вот только стоит ли? Чувство мести - не  из
благородных.
     К часу ночи я созрел. Засунул АКС в пакет с эмблемой "ДЛТ",  рассовал
по карманам запасные магазины. Зачем-то прихватил пару гранат. И, наконец,
сунул Ветру под нос фотографию "гангстера".
     - Ищи, Ветер! Ищи!
     Путь  наш  оказался  намного  короче,  чем  до  Наташи.  Потолки   не
снижались, возможно, даже стали выше. Я оказался в роскошной  квартире,  в
доме дореволюционной постройки. Несмотря на  позднее  время,  везде  горел
свет, со всех сторон доносились голоса. Мы с  Ветром  стояли  в  прихожей.
Неожиданно прямо на нас выскочила девица с кофейником. Увидев  Ветра,  она
раскрыла рот, чтобы завизжать.
     - Тихо! - Я вырвал автомат из пакета и направил  на  нее.  -  Поставь
кофейник, на пол и молчи. Ничего не будет. Ветер! Стереги!
     Я приоткрыл дверь в самую  спокойную  комнату  и  угадал.  За  столом
сидело четверо. Они играли в карты, и "гангстер" был среди них.
     - Руки за голову! - скомандовал я негромко и закрыл за собой дверь. -
Всем встать! Ты сиди, - кивнул я  на  старого  знакомого.  -  Подойдите  к
стене, обопритесь на нее руками. Так и стойте.
     Я уселся на стул,  выбрав  позицию,  чтобы  держать  под  прицелом  и
находящихся в комнате, и дверь.
     - Значит, так ты держишь слово? - спросил я.
     "Гангстер" посмотрел на меня с недоумением.
     - Не прикидывайся. Я отдал тебе  двадцать  штук,  а  тебе  захотелось
больше. И ты прислал двух громил с паяльником.
     - Клянусь! Клянусь! Я никого не присылал.
     - А кто мог еще знать про двадцать тысяч?
     - Не знаю! Не знаю! Честное слово, это был не я.
     - Чем ты можешь доказать?
     - Ничем. Но это не я. Меня все знают.  Я  таких  дел  не  делаю.  Про
"паяльников" я слышал, они недавно Скорлупу опустили на  полтораста  тонн.
Но это не наши. Я с ними не связан. Все знают. Ребята, верно?
     "Ребята" молчали. Я задумался. Убить человека  просто  так,  когда  у
него пустые руки, - непросто. Тем более,  он  может  и  не  врать.  А  как
проверить? В прихожей раздались голоса и пару раз гавкнул Ветер.  Да  так,
что задребезжали оконные стекла. Если пристрелят Ветра...
     Я прыгнул, схватил "гангстера" за шиворот, уткнул ему в бок автомат и
вместе с ним выбрался в  прихожую.  Ветер  стоял  наизготовку.  Из  дверей
других комнат  торчали  любопытные.  Прикрываясь  "гангстером"  и  угрожая
автоматом, я вышел на лестницу.
     - Честное слово, честное слово, - мой невольный спутник аж зациклился
на "честном слове". - Это не я.
     - А кто?
     - Кто-то из тех парней,  которые  приезжали  со  мной.  Больше  никто
ничего не знал. Даже Николай. Кто-то из них сговорился с "паяльниками".
     - Слушай, - от всего этого меня начало тошнить, и я  решил  побыстрее
развязаться, - я  тебя  оставлю.  Но  как-нибудь  вернусь.  Чтобы  ты  сам
разобрался. Во всем! А мне отчитаешься. Понял?
     Конечно,  он  понял.  Конечно,  согласился.  Удивительно,  какие  все
сговорчивые, когда на них в упор смотрит что-то огнестрельное. Я испугался
собственных садистских мыслей. Жаль, что лицо убийцы Атланта будто  стерли
из моей памяти. Уж этого бы я убил не задумываясь.
     Раздеваясь перед тем как лечь спать, я вновь  пережил  озарение.  Она
заставило меня буквально зависнуть над диваном и миллион раз повторять: "Я
идиот!" А кто же я еще, если, разыскивая с помощью Ветра всяких потаскух и
мелких хулиганов, я не догадался отыскать родного отца?! Ведь это  же  так
просто.
     Я оделся. Я заказал кучу оружия. Я увешался  им  почти  так  же,  как
герой Шварценеггера, отправляющийся на базу, террористов, только что решил
не брать радиоуправляемые мины. После такой вот подготовки я показал Ветру
фото отца и отдал приказ искать.
     Ветер понюхал карточку, вытянул передние лапы, положил на них  голову
и принялся щуриться. По-моему, так должны были делать кошки, а не  собаки.
Мне без разницы, пусть отца найдет.
     Ветер не хотел искать. После неизвестно какого по  счету  приказа  он
громко гавкнул и отрицательно покрутил своей  огромной  башкой.  Внутри  у
меня все замерло. Отец мертв? Его больше нет? Ну, Кардинал...
     Через несколько секунд, оставаясь в той же амуниции, я совал дрожащей
рукой в морду Ветру фотопортрет Кардинала.
     Пес презрительно глянул мне в глаза, свернулся калачом и  притворился
спящим. Я решил пнуть проклятое животное ногой, но вовремя одумался.
     Вот черт! На кой мне такие озарения?  Спал  бы  нормально,  а  сейчас
разве уснешь?
     Часов в десять утра меня разбудил звонок в дверь. Так как в последний
месяц ни к кому, кроме меня, гости не наведывались, и эти,  скорее  всего,
направлялись ко мне. Ветра не было, но я и без него решил  не  оплошать  и
пошел к дверям с автоматом наперевес.
     - Кто там?
     - Мне бы Михаила Кононова, - сказал голос за дверью.
     - Его нет, а что передать? -  автоматически  спросил  я,  лишь  потом
подумав, что впустить гостя надо в любом случае. Может, у него  есть  хоть
тончайшая нить к отцу?
     - Передайте, что приходил его сын.
     Я настолько растерялся, что  открыл  дверь,  забыв  об  автомате.  За
дверью стоял высокий, стройный, аккуратно  одетый  парень,  с  недоумением
уставившийся на автомат.
     - Дело в том, что его сын - я.
     - Вот как? Очень приятно познакомиться.
     - А кто же вы?
     - Тоже сын. Не вижу ничего странного. У  любого  мужчины  может  быть
сколько угодно сыновей. Два - совсем немного.
     - П-проходи... - Я жутко растерялся, вплоть до заикания. - Никогда не
слышал о других детях. Хотя, конечно... Сколько тебе лет?
     - Тридцать. - Неожиданный брат прошел за мной в комнату. - Я  о  тебе
знал. Отец все обещал познакомить. Зачем тебе автомат? А это? - Он  кивнул
на груду оружия, оставшуюся после несовершенных походов.
     - Кое-какие неприятности. Между прочим, с нашим отцом.
     Его звали  Борисом.  Наша  беседа  напоминала  странный  допрос,  где
стороны все время меняются местами. Мне удалось узнать, что из-за  жуткого
характера матери Бориса (он сам это признал) отец не смог с  ней  ужиться,
но   благодаря   фантастически   щедрым   алиментам,   конечно,   не    по
исполнительному листу, мать не возражала против общения отца и сына. Борис
окончил политех, работал в НИИ, был  женат,  имел  сына  и  дочь,  вот-вот
собирался защищать диссертацию. Отец не оставлял его  щедротами,  помог  с
кооперативом, с цветным телевизором, с мебелью и т.д., и т.п. В свое время
Борису было рассказано о Доме, у него даже что-то  начало  получаться,  но
точно - научная душа не стерпела,  он  попытался  подвести  под  это  дело
материалистическую базу. За что и  был  наказан  потерей  власти.  Кстати,
знание о Доме помогло не удивиться автомату и прочей боевой амуниции.
     Я рассказал  про  исчезновение  отца  и  козни  Кардинала,  про  свои
последние приключения с Атлантом и  Ветром.  Потом  попросил  помощи.  Уже
давно меня свербила мысль, что научное знание о Доме может оказаться  моим
козырем в борьбе против Кардинала. Ведь никто же не знал  правду  о  Доме!
Все только умели им пользоваться.
     А как узнать правду, не потеряв власть? Только посвятив  человека  со
стороны. Но ни  с  кем  нельзя  делиться!  Теперь  можно.  Борис  подходил
идеально. Он уже все знал, то есть не был чужим,  и  одновременно  не  мог
претендовать на власть над Домом.
     - Не потяну, - отказался брат. - Здесь нужен  могучий  физик,  второй
Эйнштейн. А я специалист по сверхсильным токам. Узкий специалист.
     В ходе дальнейшего разговора у узнал, что Борис пришел,  как  обычно,
за материальной помощью. У  какого-то  знакомого  продавался  персональный
компьютер. Позарез нужен для диссертации...
     Я засмеялся, принес братцу проспект фирмы IBM, а когда он выбрал себе
модель,  из-за  двери  в  соседнюю  комнату  появились  фирменные   ящики.
Компьютер, принтер, монитор, еще какая-то дребедень...
     Братишка готов был носить меня на руках, но мне  нужно  было  другое.
Неужели ничего нельзя придумать? Ведь речь идет о родном отце!
     - Есть один человек, - наконец сказал Борис, - в  нашей  лаборатории.
Непризнанный гений. Нет, гений он настоящий,  даже  кандидатскую  защитил.
Хотя мог бы и академиком быть. Но как ему рассказать?
     - Запоминай! - Моя голова стала работать не хуже компьютера. - У тебя
есть   родственник,   кинорежиссер.   У   него   есть   сценарий   фильма.
Фантастического. Расскажешь про Дом, про второй и третий  этажи.  Скажешь,
что бюрократы на студии не любят фантастику, хотят зарубить сценарий. Надо
научно обосновать существование Дома. Хотя бы с техникой будущего.  Понял?
Гонорар за консультацию - огромный. Если обоснование будет написано хорошо
- возьму соавтором в сценарий, заплатят еще больше.
     Борис только потряхивал головой. Для  него,  человека,  привыкшего  к
спокойной  и  размеренной  жизни,  самыми  стрессовыми   ситуациями   были
ежедневные путешествия в час пик и регулярные  поездки  на  сельхозработы.
Мой афоризм его одновременно и возмущал, и восхищал.  Но  все  же  недаром
братец был ученым. На одну  умную  рекомендацию  его  хватило.  Именно  он
посоветовал с помощью Ветра найти комнату Атланта.



                          9. ВАРИАНТ ВАРИАНТУ...

     Я  сидел  за  столом,  покрытым  грудой   атласов,   справочников   и
энциклопедий. Скорее всего, я делал не то, что  следовало.  Но  в  комнате
Атланта было лишь две вещицы, при мысли о которых  в  моем  мозгу  начинал
мерцать знак вопроса.
     Я понял, почему старика звали Атлантом.  У  него  было  хобби:  начав
собирать фотографии атлантов и кариатид, он  перешел  к  сбору  фотографий
всевозможных лепных украшений и статуй  на  зданиях.  Я  вспомнил,  почему
Атлант никогда далеко не удалялся от Дома: он был абсолютно  неспособен  к
иностранным языкам. Такой вот безобидный оригинальный  "божий  одуванчик".
Вся его комната была забита папками с названиями городов  СССР.  В  каждой
папке десятки и даже сотни изумительных цветных фото. Да, только  Дом  мог
помочь в составлении такой уникальной коллекции. Вряд  ли  в  каком  музее
имелось что-либо подобное. Но мне от этого великолепия было ни  тепло,  ни
холодно. Нигде - ни слова, ни полслова об отце.
     А заинтересовали меня два пухлых  конверта  с  такими  же,  как  и  в
папках, фотографиями. Конверт с надписью "Вышгард" я просто отложил, а вот
надпись "Верхний Новгород" заставила задуматься. Поразмыслив,  я  захватил
оба.
     И уже день ломал голову в поисках городов с таким  названием.  Их  не
существовало! Я не ограничился СССР, повозился с Болгарией  и  Югославией,
потом с Чехословакией и Польшей. Вышгард мог быть и там. Пусто.
     Сообразив,  что  задача  не  имеет  решения,  я  задумался  о   своих
дальнейших действиях. Внезапно дверь в  комнату  распахнулась.  Я  схватил
пистолет.
     - Ишь какой нервный стал, - сказал отец. - Боже! Как  тебя  разнесло.
Сколько тут у вас времени прошло?
     - Недели две. А у вас?
     - Тоже, - папа с облегчением вздохнул. - Обувайся,  быстро  пошли  за
мной.
     - Не пойду. Объясни свои фокусы. Я тут землю рою, Атланта  убили.  Не
знаю уже, что и думать, а ты как  огурчик.  Развлекаешься,  наверное?  Где
тебя носило?
     - Атланта убили... Жалко, жалко. А вот в  истерику  не  ударяйся,  не
время бастовать. В тюрьме я сидел. Ясно?  Теперь  пошли.  Перед  человеком
неудобно, ждут нас.
     Чуть ли не на ходу завязывая шнурки, я пошел за отцом. Путь наш лежал
наверх, на четвертый этаж.
     - Сергей, мой сын. Хочу, чтобы он был в курсе. - Отец представил меня
женщине среднего (это  от  тридцати  до  пятидесяти)  возраста,  одетой  в
умопомрачительный наряд.
     Я вспомнил слова  Атланта.  Да,  к  ней  определенно  подходит  слово
"дама". А я-то попенял на атлантовскую старомодность.
     Втроем, тесной группкой мы стали спускаться по лестнице. И  вышли  на
улицу.
     - Черт знает что! - царственно выругалась дама.
     - Опять ты, Серж, - со злостью сказал отец.
     Мне стало ясно: я их пересилил, и отца, и  даму.  А  скорее  всего  -
только даму. Мы с отцом были ведомыми.
     - Ну и сынок у вас! - Дама была возмущена.
     - Извините, мы исправимся. - Отец только что не ходил на цыпочках.  -
Серега, дай руку и закрой глаза. И думай о чем-нибудь нейтральном.
     С нейтральными мыслями и закрытыми глазами,  держа  отца  за  руку  и
спотыкаясь на ступеньках, я кончил путешествие на  незнакомой  улице.  Она
была тихой и спокойной,  но  совсем  недалеко  ощущалась  жизнь  огромного
города.
     - Мне пора! - Дама развернулась и ушла.
     - Где мы? - спросил я.
     - В Стокгольме.
     - Я-то думал, что в Стокгольм можно и без помощи сбегать.
     - Да я оговорился. Мы в Бирке. Географически  это  очень  близко,  но
Стокгольма здесь нет вообще.  Вместо  него  -  Бирка.  Ведь  мы  в  другом
варианте. Посмотри на Дом!
     Я оглянулся. Дом как Дом. Ба-а! Да Дом же в  Ленинграде!  Он  на  всю
Землю один-единственный, в Стокгольме ему делать нечего,  даже  если  этот
Стокгольм "с биркой". Я посмотрел внимательней и  обнаружил,  что  собачья
голова на Доме какая-то странная. Другой породы, что ли.
     Отец высмеял мои выводы. Вместо собаки здесь был медведь. Мы зашли  в
подъезд, и на решетке лестничных перил вместо собачьих  головок  я  увидел
маленьких медвежат.
     - Куда нас занесло?
     - О! Это долгая история. Ее не рассказать стоя. Пошли-ка в кафе.
     На соседней улице мы спустились в уютный подвальчик.  Выпив  огромное
количество превосходного кофе, я выслушал отца  не  перебивая.  Возражения
готовы были  посыпаться  из  меня  одно  за  другим,  но  я  смолчал.  Вся
окружающая обстановка, наш Дом с медведями в центре незнакомого  города...
Все подтверждало правоту отца.
     Разгадка  таилась   на   четвертом   этаже   Дома.   Изучая   историю
человечества, люди могли делать весьма проблематичные выводы о том, как бы
жили страны и народы, если бы события сложились не так, а иначе.  Дом  же,
начиная с  четвертого  этажа,  позволял  своим  жильцам  свободно  жить  в
различных вариантах земной истории. Каждый вариант  был  абсолютно  реален
для тех,  кто  в  нем  существовал.  Остальные  представлялись  всем  лишь
дерзкими гипотезами ученых. Но только для обитателей  четвертого  этажа  и
выше были реальны ВСЕ варианты. Из одного  варианта  в  другой  они  могли
ходить так же свободно, как мы с отцом ходили из города в город. В этом  и
заключалась вариативная функция.
     Я слушал, по привычке стараясь не задумываться над  научной  стороной
дела,  и  пытался  избавиться  от  сомнений  в  собственной  нормальности,
нормальности  отца,  нормальности  окружающего  нас  мира.  Отец  невнятно
излагал, что вероятность - это не математическое,  а  физическое  понятие,
такое же, как  пространство,  время,  энергия,  масса.  На  этом,  мол,  и
зиждется вероятностная, то бишь вариативная функция, а уж дальше нам лезть
не стоит.
     Когда я смирился с мыслью, что все в мире висит на волоске, а  каждый
удачный или неудачный чих может породить  новые,  соответственно,  удачные
или неудачные миры, отец принялся уточнять наши координаты.  За  несколько
минут я распрощался с мечтами побывать в романтических мирах,  где  Цезарь
или Александр Македонский жили долго-долго, где Карфаген победил Рим,  где
Антоний победил Октавиана. Нет. Путешествие отца было  продиктовано  чисто
утилитарными целями борьбы с Кардиналом. И потому-то нас занесло  в  такой
мир, мысли о котором никогда даже в диком бреду не могли влезть  в  голову
порядочному историку. Да и непорядочному тоже.
     Мы сидели в одном из самых крупных городов мира, столице Федеративной
Республики  Балтийского  Союза,  одной  из  сверхдержав  этого   варианта.
Республика включала в себя (без строгого совпадения с  границами  в  нашем
варианте истории)  Данию,  Норвегию,  Швецию,  Финляндию,  Латвию,  Литву,
Эстонию  и  Северо-Запад  РСФСР.  Абсолютно  противоестественный,  на  мой
взгляд, конгломерат процветал. Для людей, живущих в этом варианте, слова о
тысячелетии крещения Руси, отмечавшемся у нас не так  давно,  были  пустым
звуком. Нет, вру. Скорее,  они  прозвучали  бы  дико.  Такой  же  дикой  и
противоестественной  казалось   мне   реальность   этого   варианта,   где
практически на всей территории СССР, не входящей в ФРБС, царил ислам.
     Как только до меня дошло, что я не ослышался и ничего не  напутал,  я
мертвой хваткой вцепился в папашу. Какая цепочка событий привела  к  столь
невероятному результату? Кто допустил подобное безобразие? Отец не знал. Я
аж зашелся в приступе возмущения. Надо же быть настолько нелюбопытным! Это
же просто тупость какая-то!
     Отец небрежно отмел мою критику.
     - Я не хочу быть похожим на лекаря из анекдота, - сказал он.  -  Этот
лекарь очень настойчиво спрашивал: "Скажите, больной потел перед  смертью?
Это очень важно!" Мне плевать, потел ли больной, мне надо, чтобы он выжил.
Мне недосуг узнать, как почти вся Россия омусульманилась. Зато я знаю, что
Кардинал начал сотрудничать с Объединенной Исламской  Республикой.  А  это
сулит нам так мало хорошего... Понял?
     Я понял. Но непонятного все равно оставалось  намного  больше.  Зачем
нам вслед за Кардиналом  залезать  в  этот  бредовый,  противоестественный
вариант? Подготовились бы лучше на  родной  почве!  Спросить  об  этом  не
удалось. Заказав очередную порцию кофе и пирожных, отец перешел к допросу.
     Я рассказал все без утайки. Кончил своей встречей с братом Борисом  и
упреком, что столько лет был в неведении.
     - Ничего страшного,  посмотрим,  столько  ты  детей  наплодишь  и  от
скольких женщин. - Отец вроде как и не понял, в чем  суть  упрека.  -  Но,
кажется, я начинаю тобой гордиться. Ведешь ты себя как дурак, язык твой на
цепь посадить, а вещи творишь невероятные. Никто  так  не  владеет  Домом,
могу поклясться. Вот говорят: "Сказка - ложь, да в ней намек". Третий  сын
- всегда дурак, и всегда он выигрывает. С тобой - то же самое.
     - У тебя еще сын есть?
     - Дело не в количестве, - усмехнулся отец. - Дело в глупости.  Совсем
не обязательно быть  третьим.  Достаточно  быть  дураком.  За  одни  сутки
превратиться в Геракла! С помощью обыкновенного зеркала! Ну какому  умному
человеку придет в голову что-нибудь подобное? А с собакой? Это же  мистика
чистейшей воды!
     Я хотел сказать, что оба  мы,  сам  Дом,  все  его  жильцы,  варианты
истории - сплошная мистика, и мои штучки-дрючки с Ветром на подобном  фоне
выглядят просто дешево. Но папа  подозвал  официанта,  расплатился  с  ним
какими-то квадратными купюрами, и мы пошли к выходу.
     - Отправляемся в Новгород, - коротко  бросил  отец.  -  В  Балтийском
Союзе 6 федеральных земель. Новгород - федеральная столица. По  количеству
жителей он только Бирке  уступает.  А  по  площади  даже  превосходит.  Мы
посетим НИИ, Институт Изучения Ислама. Проще  говоря  -  восточный  филиал
контрразведки. Я туда сразу же обратился, как только прибыл. А они меня  -
в тюрьму. Я на лестнице убежал, и опять к ним. А меня в дурдом. Я и оттуда
убежал. Меня опять в тюрьму, да по всей строгости. Уже испугался,  что  не
выберусь. Сбежал по дороге на допрос. И опять к тому  же  офицеру.  Говорю
ему,  что  последний  раз  предупреждаю.  Если  Исламская  Республика   их
оккупирует - пусть пеняет на себя. Слышал бы ты, как я изъяснялся!  У  них
же и язык-то не совсем русский, куча скандинавских слов навешана...
     Я слушал и удивлялся. Какая сила погнала моего отца из уютного  мира,
где ему подвластно все и вся? От роскоши курортов, из объятий  жены  и  не
только жены -  в  абсолютно  чужой  противоестественный  вариант,  в  лапы
какой-то  бредовой  контрразведки,  в   стены   психушки?   Оказывается...
трусость, оказывается... лень?
     -  Весь  этот  шпионаж,  -  говорил  отец,  -  все  эти  потасовки  и
перестрелки лучше смотреть на экране, а не переживать самому.  Я  не  хочу
этим заниматься, я этого просто боюсь. Вот ты накачался, натренировался  и
запас гору оружия. Все равно грош  тебе  цена.  Ты  -  террорист-любитель.
Самоучка.  Чтобы  расправиться  с   Кардиналом   и   его   бандой,   нужен
террорист-профессионал. Лучше  несколько.  Я  попросил  дюжину.  Мне  дали
одного. Да и то... со странностями.
     С умной беседой  на  устах  мы  дошли  до  Дома,  поднялись  на  пару
лестничных пролетов и вышли обратно. Нет, не обратно. Отец вывел  меня  на
широкий проспект.  В  окружении  газонов  и  кустарника  просторно  стояли
дома-небоскребы. Люди и  автомобили  мчались  по  своим  делам.  Слышалась
непривычная полузнакомая речь. Отец в кафе говорил не так...
     -  Здесь  рядом.  -  Папаня  был  так  доволен  перемещением,  словно
только-только научился делать подобные фокусы. - Ты этого  парня  увидишь,
так не спрашивай, почему у него все волосы седые.
     - А что? Какая-нибудь жуткая история?
     - Да уж. Седой (это кличка, имя мне так и не  сказали)  был  офицером
очень способным, карьеру делал лихо. При большом чине в первых  помощниках
состоял. Приехали они на аэродром как-то и сидели там в открытом джипе.  А
рядом пассажирский вертолет. А начальник Седого как раз  прикуривал  и  за
секунду до аварии уронил зажигалку. Седой полез ее  под  сиденьем  искать.
Только нашел, а в это время  -  взрыв  и  лопасть  от  винта  над  машиной
пролетела. Разгибается Седой, а все вокруг без голов сидят. Ну и -  пожар,
вертолет разбитый, все как полагается. Он и поседел за несколько минут.
     - Вертолет?
     - Седой! Не цепляйся к словам! Ему что-то серьезное  теперь  доверить
боятся, врачи не рекомендуют.
     - А у нас несерьезно?
     - У нас - бред сивой кобылы! Все считают, что я их как-то  дурачу.  А
на такое им Седого не жалко. Но он, кстати, парень не промах. Мы  из  него
выжмем немало.
     Я подумал, что человек, переживший то, что пережил Седой, сам  сумеет
выжать что угодно и из кого угодно. Но и папаня ведь не совсем дурак!
     Мы  зашли  в  один  из  самых  низких  небоскребов,  сели  в  лифт  с
удивительно малым для такого дома количеством кнопок  и  вышли  на  шестом
этаже. Пройдя по коридору, мы  сели  в  другой  лифт,  где  отцу  пришлось
предъявить   пропуск.   Закончилось   наше   путешествие   в   аскетически
обставленном кабинете. Там нас ждали два солидных мужика  при  мундирах  и
непонятных регалиях. Рядом с ними сидел Седой, одетый в штатское.
     Отец представил меня, сказал, что во всем мне доверяет  и  если  его,
отца, не будет, то у меня, сына, есть все  полномочия.  Беседу  я  понимал
неплохо, лучше, чем  по-польски  или  по-болгарски.  Офицеры  разглядывали
меня, как редкий экземпляр в зоопарке, но, в их взглядах читалось  большое
уважение к моим новым габаритам. Седой же глянул пару раз искоса и  только
презрительно ухмыльнулся. Мне показалось, что я прочитал его мысли:  "Тоже
мне, здоровяк нашелся! Любитель сопливый!"
     От этого косого взгляда я разозлился. Неожиданно  заработал  какой-то
печатающий аппарат в углу  комнаты.  Один  из  офицеров  оторвал  бумажку,
прочитал, передал другому.
     - М-да, -  сказал  тот,  обращаясь  к  отцу,  -  ваши  друзья  шалят.
Организация "Дух пророка".
     - "Душа пророка", - поправил отец. - Это друзья наших врагов. Что они
натворили?
     - В Твери, как и в других  пограничных  районах,  чуть  ли  не  треть
населения - мусульмане, - сообщил офицер с трагическим выражением лица.  -
Хотят присоединиться к Исламской Республике. А  эти  бандиты,  которые  из
"Души пророка", молодежь на беспорядки толкают. Хорошо  хоть,  что  не  по
нашей это части. Спецотряды все в Менске, армию  привлекать  не  хотят,  а
дружине одной не справиться. Всю Тверь разнесут гады.
     - Их Менск - это наш Минск, - сказал отец то ли мне, то  ли  себе,  -
самолеты здесь хилые, от нас отстают здорово. Без армии им не обойтись.
     Дружина - это милиция, подумал я.  Или  полиция.  Мне  все  никак  не
удавалось "переварить" презрительный взгляд Седого, ну а местные  проблемы
с Тверью казались надуманными, бутафорскими. И тут меня осенило.  Вот  как
можно утереть нос Седому!
     - Сколько человек надо перебросить в Тверь? - спросил я.
     - Надо несколько тысяч, - ответил офицер.  -  Но  здесь  в  Новгороде
только восемьсот. Остальные в Менске, я же говорил.
     - В здании есть лестница, идущая сверху донизу?
     - Есть.
     -  Хорошо.  Доставьте  сюда  своих  восемьсот  человек  и   достаньте
фотографии с видами Твери. Я вас туда доставлю. Ах  да!  Еще  нужна  очень
длинная веревка.
     Седой смотрел на меня с презрением. Отец - с недоумением  и  злостью.
Он понимал, что я влез в опасную авантюру. Если ничего  не  получится,  не
видать нам ни помощи, ничего. Такая толпа!.. Вдруг не получится?  Плевать.
Кривая вывезет.
     Оба офицера  выскочили  из  кабинета.  Они  немного  посовещались  за
дверью. Потом один вернулся и принялся звонить, а второй куда-то  побежал.
Отец, не проронив ни слова, сидел с несчастным  видом.  В  свое  время  он
заставил местных олухов поверить в чудеса. Что ж он стушевался?
     Через полчасика все было готово. Я разместился на двенадцатом  этаже,
чтобы иметь запас лестницы в малознакомом мне варианте. За мной  вверх  по
лестнице располагались спецотрядовцы в  полном  боевом  облачении.  Многие
были с овчарками. Отец "для поддержки" замыкал шествие. И все  мы  были  в
одной связке.
     Я спускался вниз по лестнице легкой трусцой с полузакрытыми  глазами.
Мимо меня уже давным-давно должны  были  проноситься  перила  с  чугунными
медвежатами. Должны. Обязательно. Но открывать глаза не хотелось.
     И все же я их открыл. Медвежата были тут как тут. Я начал  вспоминать
понравившуюся мне тверскую улицу. Не подведи, Лестница!  Будь  ты  хоть  с
медвежатами, хоть со щенятами - не подведи!
     И она не подвела. Затянутые в черную кожу спецотрядовцы, все как один
в  белых  шлемах  с  пластиковыми  забралами,  выстроились  колоннами   на
изумительно красивом бульваре. Их старший офицер, краснощекий толстяк, сам
себя шире, связался с местным начальством, и через десять  минут  за  нами
приехали автобусы. События развивались как в бредовом сне наяву, цеплялись
одно за другое. И от меня больше уже ничего не зависело. Я выпустил джинна
из бутылки. А в джинне было восемьсот человечьих сил.
     Беснующаяся толпа спокойно  занималась  своим  делом:  била  витрины,
скандировала лозунги, писала что-то на стенах огромными арабскими буквами.
Заметив спецотряд, демонстранты принялись швырять  камни.  Солдаты  строем
шли вперед. От камней их защищали небольшие круглые пластиковые  щиты.  Но
стоило  противникам  подойти  друг   к   другу   вплотную,   спецотрядовцы
преобразились. Щиты  повисли  на  локте  левой  руки,  в  воздух  взлетели
дубинки. Началось избиение.  Демонстрантов  было  намного  больше,  раз  в
десять, что ли. Они тоже дрались, а у многих из них были палки. Но  ничего
поделать со специально обученными войсками они не могли. Да  еще  овчарки!
Вот это точно страх божий!
     Отец, Седой и  армейский  начальник  находились  рядом  со  мной.  Мы
медленно перемещались вслед "за линией фронта". Во взгляде Седого читалось
уважение. Во взгляде офицера было не просто уважение, а благоговение. Даже
можно сказать - религиозное преклонение. Он  готов  был  за  мной  хоть  в
огонь, хоть в воду. А если в мой мир, в мой вариант?
     Где-то наверху над нами раздался  звон  разбитого  стекла  и  женский
визг. Мы подняли головы. На балкон ближайшего дома буквально  сквозь  окно
выскочил молодой парень в рубашке навыпуск, как и у других  демонстрантов.
Он замахнулся правой рукой, но Седой  оказался  быстрее.  Пистолет  словно
материализовался у него в руке и дважды выстрелил. Парень упал на балконе.
Через несколько секунд там прогремел взрыв.
     - Еще немного, - сказал офицер,  -  и  конец  нам.  Почему  стоим  на
открытом месте? Не годится такие глупости делать.
     И  тут  смутьяны  перешли  в  наступление.  Спецотрядовцам   пришлось
расступиться: прямо  на  них  покатились  автомобильные  шины,  начиненные
чем-то очень-очень горючим. В образовавшиеся бреши врезалось  пришедшее  к
демонстрантам  подкрепление:  с  палками,  цепями,   ломами,   в   касках,
напоминающих строительные. Все близлежащие улицы заполнило скандирование:
     - Са-ид! Са-ид! Са-ид!
     Восемьсот человек - мало,  подумал  я.  Этих  придурков  здесь  тысяч
десять. Ну и худо нам сейчас будет!
     - Сайд - это самый главный в Исламской Республике, -  попытался  было
объяснить мне отец. Но было уже не до разговоров.  Прямо  на  нас  мчалась
толпа. Первым в драку вступил Седой. Он захватил руку с ломом, вывернул ее
и швырнул бывшего обладателя лома на асфальт. Лом остался  у  Седого.  Что
делали отец и офицер, я не видел, на меня  налетел  белобрысый  верзила  с
цепью, вопящий: "Аллах акбар!" Почти как Седой, я нырнул под цепь и двинул
верзилу в солнечное сплетение. Потом,  как  на  тренировке,  подпрыгнул  и
ударил ногой. За бахвальство это  меня  чуть  не  наказали  еще  несколько
смутьянов,  решившие  не  дожидаться,  когда  я  кончу  выпендриваться.  К
счастью, на помощь пришел Седой с ломом. Я побежал,  мы  побежали...  Отец
был где-то рядом, он кричал: "Сергей! Ты жив?!" Я орал: "Да!" Чья-то палка
чуть не сломала мне ключицу, офицер свистел  в  какую-то  дурацкую  дудку,
наверху загрохотали  вертолеты...  Точка  в  этом  приключении  получилась
увесистая и ослепительно-черная. Она вспыхнула у  меня  в  голове,  и  все
остальное происходило без моего участия.
     Как и полагается, вначале  был  белый  потолок,  потом  в  кадр  влез
сидящий рядом отец.
     - Ага, - сказал он. -  Проснулся,  авантюрист  чертов!  -  И  тут  же
зашептал прямо в ухо: - Идиот слабоумный, зачем на  публику  работал?  Нас
ведь теперь черта с два выпустят. И Седого не дадут. Мы теперь - секретное
оружие.
     - К черту! - Я сел. Голова раскалывалась. - Надоело! Пошли отсюда.
     - Куда пойти? - шепотом шипел отец. - Куда?  Сильвия  через  два  дня
должна зайти. Нас теперь на молекулы разберут за это время!
     Сильвия?.. Я вспомнил даму в вечернем платье,  напоминающем  пеньюар.
Или в пеньюаре, напоминающем роскошное платье. Сильвия... Ой,  как-то  мне
не до нее сейчас. Как мне не нравится в этом проклятом варианте! В  голову
лезла дурацкая фраза какого-то кулака из телесериала о коллективизации: "Я
не против колхоза, но не в нашей деревне". Мне хотелось  придумать  что-то
похожее своей афористичностью. Например: "Я не  против  ислама,  но  не  в
нашем варианте". Ох, как болит голова.
     - Не нужна мне твоя Сильвия, - сказал я.  -  Обойдемся.  Даром  я  ее
пересилил, что ли, в самый первый раз? Зови Седого!
     Седой нашелся секунд за двадцать. За ним примчалась толпа офицеров.
     - Не мешайте! - скомандовал я. - Там... в Твери...
     - Тут, - поправил отец.
     - Еще лучше. Выведите меня на улицу.
     Отец с Седым подхватили меня под руки и  зашли  со  мной  в  лифт.  Я
прислонился к стенке и стал вспоминать свой  ленинградский  лифт.  Старый,
скрипучий, которым никто никогда не пользовался. Эй! Отец всех домов!  Эй!
Лифт всех лифтов! Я хочу в Ленинград. Голова закружилась, лифт все мчался,
словно к центру Земли. Молча я  молился  Дому,  Лестнице,  Лифту,  Богу  и
Черту. Движение замедлилось, потом прекратилось. Заскрипели двери. За ними
виднелась решетка, украшенная собачьими головками...



                                10. ОХОТА

     Мою комнату  в  Доме  занял  Седой,  которому  не  оставалось  ничего
другого, как выполнять ранее намеченное задание. Я успел увидеть его (мой)
стол, на котором громоздились учебники русского языка, истории и географии
СССР. Меня же в кратчайший срок отец заставил перебазироваться в Феодосию,
на смену матери. Он считал, что я наследил и  перед  Кардиналом,  и  перед
нашей доморощенной мафией. И самое лучшее сейчас - залечь на дно. То  бишь
- на южный берег Крыма.
     Удивительная вещь, но на курорте я  чувствовал  себя  как  в  ссылке.
Толпы отдыхающих страшно раздражали. Солнечная погода  и  теплое  море  не
радовали. Денег я захватил с собой сверх всякой меры, но где их потратить,
если все ломится от очередей? Фрукты?... В Доме я и получше ел.
     Только одной радостью жизни я еще мог  наслаждаться.  Женщины!  Благо
здесь на курорте их было  невероятного  много,  а  моя  свежеприобретенная
мускулатура действовала неотразимо. Стоило мне  появиться  на  пляже,  как
атака начиналась на всех фронтах. У  меня  просили  прикурить  и  почитать
газету. Звали поиграть  в  карты  и  волейбол.  Даже  в  случае  отказа  у
навязчивых собеседниц были домашние заготовки: "Как я не  догадалась,  что
вы не курите?! Вы же спортсмен, наверное. А каким спортом вы занимаетесь?"
Или:  "Ах,  как  здесь  тяжело  с  газетами!  Дома  я   так   привыкла   к
"Литературке", а здесь даже "Известий" не достать". Поначалу это выглядело
забавно, и лучшая из  претенденток  вечером  удостаивалась  приглашения  в
гости. Но несколько дней спустя мои временные подруги,  сами  демонстрируя
удивительную простоту нравов, почему-то не  одобрили  эту  простоту  ни  у
меня, ни друг  у  друга.  Начались  взаимные  претензии.  Я  вынужден  был
перебраться сначала на другой конец пляжа, потом на другой пляж. Виноватым
я себя не считал, так как никому не навязывался, а развлечься и  отвлечься
хотелось. Но через две недели любительницы курортных  знакомств  пришли  к
выводу, что самой успешной может оказаться атака по месту  жительства.  И,
не сговариваясь, стали толпами наведываться ко мне в комнату.
     Щедро заплатив хозяйке за  непредусмотренные  моральные  издержки,  я
счел за благо ретироваться. Дефицит общения с женским полом был  с  лихвой
компенсирован, я загорел и соскучился по комфорту Дома.
     Процедура  возвращения  заняла  минуту.  За  две  недели  ничего   не
изменилось. Мать рассеянно листала какой-то журнал. Отец с Седым сидели  в
моей комнате и совещались, уставившись в монитор персонального компьютера.
Вид  у  обоих  был  измученный.  Они  поприветствовали  меня  бурчанием  и
вернулись к экрану. Тоже мне: "Следствие ведут Знатоки".
     Я быстренько представил себе дверь в стене и вообразил  за  ней  свою
прежнюю комнату. Зашел, повалился на кровать. Вот я и дома. В Доме. Что-то
не радует меня это.
     Без толку повалявшись на кровати, я  захотел  помотаться  по  городу.
Просто так. Соскучился. Даже решил не пользоваться услугами Дома, а  ехать
автобусом, благо остановка совсем недалеко.
     Вылез я на Невском у  Казанского  собора.  Меня  тянуло  в  толпу,  в
людскую гущу. Феодосия  своей  курортной  бестолковостью  служила  как  бы
продолжением полуреального мира из другого варианта истории. А  Невский...
Родные  знакомые   дома,   примелькавшиеся   толпы,   очереди.   И   такой
привычный-привычный говор улицы, ласкающий слух знакомыми словами.
     Я подошел к самому собору. Его колонны издалека не казались такими уж
толстыми, но вблизи их размеры внушали уважение. Я  нуждался  в  них,  как
корабль нуждается в якоре. Эта мощь и эта изъеденная  поверхность  служили
вернейшим подтверждением абсолютной реальности нашего мира. Они  не  могли
бесплотным  миражом  раствориться  в  воздухе  по   прихоти   исторических
личностей. Они были так же солидны и основательны, как планета Земля.  Это
меня очень радовало и успокаивало.
     Несколько раз, словно из  суеверия,  я  потрогал  грязноватый  камень
собора. Потом подошел к фонтану, постоял и  послушал  уличных  музыкантов.
Пошатавшись бесцельно пяток минут, я заметил,  что  кто-то  еще  слоняется
перед собором почти так же бесцельно, как я,  но  всегда  -  невдалеке  от
меня. Это был парень в белой футболке и джинсах. Случайный взгляд напомнил
мне, что он садился в тот же автобус, что и я. Интересно, интересно...
     Для контроля я прошел вдоль канала мимо Дома Книги. Потом  постоял  у
перил, якобы любуясь своим отражением в воде.  Мой  преследователь  в  это
время любовался своим отражением в витрине Дома Книги.
     Так-так-так. Если верить отцу, то это или от Кардинала, или от мафии.
Что я знаю о  способах  избавления  от  хвоста?  Сесть  в  автобус,  чуток
проехать,  а   потом   выскочить   через   закрывающиеся   двери?   Бездна
воображения...
     Неожиданно я засмеялся. Тоже проблема! Уйти от "хвоста"  можно  через
любой подъезд. Дом выручит. Но игра  "в  кошки-мышки"  мне  не  нравилась.
Хотелось определиться.
     Я  зашел  в  телефонную  будку,   позвонил   отцу   и   рассказал   о
преследовании. Отец, не задумываясь, посоветовал смыться с помощью Дома. Я
предложил, чтобы наоборот, он с Седым через Дом перебрались сюда и помогли
взять "языка". Телефонная трубка долго молчала, отец задумался.
     - Надо выбрать улицу поспокойнее, - наконец  сказал  он.  -  Ты  ведь
гуляешь? Гуляй. Мойка нам подойдет. Иди к ней и сверни  направо,  там  еще
дом голубовато-салатный стоит. Спокойно иди,  не  спеши.  А  мы  подскочим
через минуту-другую. В белой футболке, говоришь?
     Прогулочным шагом я дошел  до  Мойки  и  прилежно  повернул  направо.
Метрах в сорока от Невского рядом со мной притормозил белый "Жигуль".
     - Слушай, дорогой, - высунулся  из  машины  мужчина  южного  вида,  -
объясни, где здесь кавказский ресторан?
     Я остановился и обернулся. Мой преследователь  был  почти  рядом,  он
целеустремленно шел куда-то мимо меня.
     - Вам надо... - начал я, но кончить не успел. Задняя дверца "Жигулей"
распахнулась, мой преследователь прыгнул на меня, заломил руку и  принялся
заталкивать  в  машину.  Изнутри  меня  тоже  ждали  и  принялись  усердно
втаскивать. При моем нынешнем росте  и  телосложении  и  вел  себя  просто
постыдно,  не  сумев  оказать  почти  никакого   сопротивления.   Выручали
габариты, мешая мне протиснуться сквозь маленькую дверцу. Несколько секунд
спустя, словно сокол на зайца, на моего  преследователя  обрушился  Седой,
нанеся удар двумя руками почти одновременно.  Я  к  этому  времени  был  в
машине почти целиком. Напор сзади исчез,  и  уже  Седой  схватил  меня  за
ремень джинсов, рванул, чуть не перерезав пополам. Я начал вылезать.
     Водитель оказался хитрее. Он резко дал задний  ход.  Я  вывалился,  а
Седой даже упал  на  мостовую.  Слегка  отъехав  назад,  шофер  переключил
передачу и бросил "Жигуль" на встающего Седого. Дальнейшее запомнилось мне
своей неправдоподобной кинематографичностью. За долю  секунды  Седой  стал
так, как стоят в боевиках шерифы и ковбои: ноги расставлены, правая рука с
пистолетом смотрит вперед. Три выстрела слились в  один,  а  Седой  ловким
кульбитом увернулся от мчащейся вперед машины с мертвым водителем.
     Отец уже стоял на корточках рядом  с  лежащим  парнем  в  футболке  и
грустно качал головой.
     - Мертв. Точно мертв.
     Со стороны Невского на эту бойню недоуменно смотрели люди.  Некоторые
пошли к нам. С другой стороны неуправляемая легковушка врезалась в высокий
каменный бордюр и рикошетом поехала поперек дороги.
     - Пошли отсюда, - скомандовал отец. - Нашли где  развлекаться.  Самый
центр города!
     Мы нырнули в ближайший подъезд и  через  минуту  уже  были  дома.  На
удивление, все мы трое, разгоряченные схваткой, не нашли  ничего  лучшего,
как втроем молча ходить по одной комнате  из  угла  в  угол.  Занятие  это
надоело нам лишь после нескольких столкновений.
     - Отдай пистолет, - неожиданно скомандовал отец Седому. - Я  понимаю,
для тебя здесь все не свои, никого не жалко... Но нельзя же так палить.
     - Лучше убивать, чем быть убитым, - изрек Седой, но пистолет отдал. Я
подумал,  что  впервые  слышу  его  говорящим  в  полный  голос,  да   еще
афоризмами. Кстати, без всякого иновариантного акцента.
     Отец молча крутил пистолет на пальце, и я решил нарушить молчание.
     - Кто это был?
     - Хороший вопрос, - отец положил пистолет, -  но  его  надо  задавать
тебе. Ты ведь здесь Дон Кихота с Джейсом Бондом в  одном  лице  совместить
пытался. То проституток от сутенера спасти решил, то Кардинала выследить.
     - Меньше надо по тюрьмам шастать, - огрызнулся я. - Сам  же  говорил,
что мне, как дураку и новичку, должно повезти.
     - Я тебя недооценивал, - мягко сказал отец,  явно  имея  в  виду  мою
глупость. - Так явно подставиться!.. Ведь люди Кардинала не  убили  твоего
агента. Во всяком случае - сразу. Оглушили, усыпили... Мало ли способов? А
потом допросили и теперь знают, что некто Сергей Кононов из 28-й  квартиры
копает под Кардинала.
     - А про тебя не знают?
     - Пока не должны. Если за нами во время драки не наблюдал  человек  с
фотоаппаратом.
     - Так это были мусульмане от Кардинала?
     - Пятьдесят процентов, что да. И лучше, если это они.
     - Почему?
     - Если это мафия, то можно гарантировать, что  кто-то  за  всем  этим
наблюдал. Я не верю, что  они  так  просто  от  тебя  отстанут.  Хочешь  в
Феодосию? А может, тебя  во  Флориду  проводить?  Долларов  дам...  Будешь
богатого иностранца играть.
     - Я и есть богатый иностранец.
     - Скучно мне, - неожиданно вмешался Седой. - Где тут у вас тир? Схожу
потренируюсь.
     Пока отец обустраивал тир, я подумал над его  предложением.  Конечно,
заманчиво. Судя по кино, там во Флориде очень красиво. Дом  сделает  любой
паспорт, любую валюту... Я выгнал из головы дезертирские мысли. Нельзя  же
всю жизнь по  Флоридам  и  Багамам  прятаться!  Побегаю,  побегаю,  а  там
глядишь, и весь мир - сплошная исламская республика. Нет,  надо  выяснить,
против чего мы воюем, и довести войну до конца.
     Отец вернулся, и я набросился на него с вопросами.
     - Кардиналу нужны миссионеры, - сказал отец, усаживаясь  в  кресло  и
настраиваясь на долгий разговор. - Но пропагандировать  ислам  -  дело  не
простое. Представь, что к нам приехали ребята из Средней Азии в  чалмах  и
тюбетейках. Кого они обратят в свою веру? Никого. То же  самое  в  Европе,
Америке. Откуда  взять  нужных  миссионеров  ислама,  за  которыми  пойдут
народы? Только в других вариантах истории, где ислам  победил  в  той  или
другой стране.
     - Много таких вариантов?
     - Хватает. Самая, удачная операция Кардинала -  создание  организации
черных мусульман в Штатах.  Нужных  людей  Кардинал  набрал  в  мире,  где
Арабский Халифат покорил пол-Африки, открыл Америку задолго до  Колумба  и
ввез туда миллионы черных рабов. А те  восстали  в  очень  удачное  время.
Халифат как раз распадался. Так возникло в  Америке  черное  мусульманское
государство.
     - Экзотический вариант, - вежливо сказал я.
     - То ли еще бывает, - отец махнул рукой. - Для Кардинала эта операция
- проба сил.  Он  ее  особенно  и  не  продолжает.  Что  толку,  если  все
американские негры станут мусульманами? Может, это даже хуже, белых станет
трудней обращать. А сейчас у Кардинала два основных плана. Во-первых,  для
Советского Союза набрать людей в ОИРе.
     - Где-где?
     - А Объединенной Исламской  Республике.  Во-вторых,  для  действий  в
Италии, Испании, Франции, ФРГ набрать людей в  том  варианте,  где  войска
Халифата дошли аж до Эльбы, а реконкисты не было.
     - Чего не было?
     - Ну, никто не выгнал арабов назад, как в нашем мире  их  выгнали  из
Испании. Так вот, со вторым случаем я решил не  связываться,  так  как  не
очень хорошо знаю Европу. А вот в Союзе я решил дать бой.
     - Будто ты Советский Союз знаешь, - мне хотелось рассмеяться. - И ты,
и я - ничего мы не знаем, кроме родного Дома. Кроме того, я не  верю,  что
эти миссионеры кого-то обратят. В каком веке мы  живем?  Что  за  чушь?  В
снежного человека люди поверят, в НЛО поверят. А в Аллаха... Черта с два!
     - Ты согласен, что мистика всякая  сейчас  очень  популярна?  -  Отец
решил не трогать мои обвинения в незнании родной страны.
     - Согласен.
     - Насколько я знаю, ислам у них подается как мистическое  вероучение.
Для начала. Создаются группы. Самые  разные.  Начать  ведь  можно  с  чего
угодно. Например, обучение у-шу. Это сейчас очень модно.
     - При чем здесь у-шу? Китайская гимнастика...
     - При том. Все миссионеры - хорошо обученные офицеры спецвойск. В  их
мире очень популярно тхэквондо. Как у нас каратэ. А азы у  всех  восточных
единоборств приблизительно одинаковые. Ну, допустим, не у-шу они учат.  Да
кто это знает? От у-шу они быстро перейдут к философии, к  гипнозу...  Или
другой случай, когда создают  кружок  при  обществе  трезвости.  Ислам  же
запрещает алкоголь!  Опять  восточная  философия,  мистика,  гипноз,  круг
вовлеченных расширяется. Программу можно менять. Для студентов и инженеров
она одна, а для пэтэушников - другая. Агитаторы должны  прекрасно  владеть
русским языком, иметь  соответствующую  внешность,  знать  историю  нашего
мира.
     - Не впечатляет.
     - Зря. Три группы уже действуют. В Москве, в Казани и еще  где-то.  В
Оренбурге,  что  ли.  Десятка  три  миссионеров  живут   в   нашем   мире.
Переподготовку проходят.
     - И ты хочешь, чтобы Седой их всех нашел и уничтожил?
     - С нашей помощью, с помощью Дома.
     - Ты думаешь. Кардинал без помощи Дома обходится? Нет, неправильно ты
действуешь. Тебе надо было начинать с Запада. Навербовал  бы  каких-нибудь
наемников, заплатил бы как следует. Не все  же  им  на  диктаторов  разных
работать.
     - На меня  и  так  работает  четыре  детективных  агентства.  Знаешь,
сколько это стоит? Зато досье у меня на Кардинала такое...
     - А толку? Нет, папа, не верю я в исламскую опасность. Двадцатый  век
- дураков нет. Скорее культ вуду станет мировой религией. Все-таки  что-то
оригинальное.
     - Тоже мне, Станиславский! "Не верю!" Не верь. Не верь! Не надо. Мне,
отцу своему, помогать  будешь?  Времени  же  у  тебя,  бездельника,  уйма.
Поможешь?
     - Помогу.
     - Ну и умница, уважил папочку. Можешь мне поверить, в корыстных целях
я тебя использовать не буду. Есть у меня идея-фикс: остановить  Кардинала.
И я это сделаю. А ты - мое стратегическое оружие.
     - Так уж и стратегическое.
     - Конечно! С тебя же пылинки сдувать надо. Я сразу после  возвращения
ничего не говорил, чтобы ты, по  горячим  следам,  не  зазнался.  Я  тебя,
дурака, стал вспоминать  малышом,  совсем  пупсиком,  так  мне  захотелось
сказать что-то совсем детское. "Радость ты моя", -  что  ли.  Без  всякого
труда ты делаешь то, что делают ребята с четвертого  этажа.  Жаль,  ты  не
знаешь других вариантов... Ничего, натаскаешься.
     Я аж обалдел от такого странного прилива нежности. Ей-богу, у  папаши
не все дома. А этот "пупсик" вообще в  краску  меня  вогнал.  Только  отец
родной в двухметровом мужике может пупсика разглядеть. А вот  насчет  моей
способности к межвариантному переходу... В кого это я такой удался? Может,
все так могут, просто зациклились на своих этажах?
     Отец забраковал мою гипотезу. Умников  всегда  хватало,  все  в  свое
время пытались, и отец пытался по молодости на другие варианты  выскочить.
Глухо!
     Мы расстались. Папа пошел в тир, я к себе  в  комнату.  Смешно,  люди
считают богатых  бездельников,  плейбоев,  самыми  счастливыми  людьми  на
свете. Я себе таковым не ощущал. Мне была крайне необходима хоть  какая-то
работа, какая-то деятельность. От досуга я просто  устал.  Никакой  отдых,
никакое видео, никакая книга не  могли  вытеснить  из  моей  головы  массу
идиотских, надоевших мне вопросов.
     Говорят, что преступника всегда тянет на место преступления. Не знаю,
можно ли меня винить в том, что совсем недавно произошло на Мойке, но  мне
захотелось посмотреть на последствия со стороны. Например,  из  окна  дома
напротив. А добираться я туда буду только  через  Дом.  И  вообще,  больше
никогда не выйду через свой подъезд. Пусть следят хоть в тысячу глаз.
     Тихо и незаметно, чтобы отец не запретил, я выбрался в коридор. И так
увлекся, стараясь бесшумно закрыть  дверь  квартиры,  что  опять  прозевал
опасность. Уже  через  долю  секунды  после  моего  выхода  на  лестничную
площадку в мою  голову  уткнулось  дуло  пистолета.  На  этот  раз  угроза
исходила от милиционера. Два других милиционера надевали мне наручники.
     - Вы арестованы, гражданин Кононов,  -  сказал  милицейский  капитан,
убирая оружие в кобуру.
     Надежда, что  мои  конвоиры  пожелают  зайти  в  квартиру,  оказалась
ложной. Все вчетвером мы двинулись вниз по лестнице.
     Итак, по закону подлости, судьба выбрала наименее желательный вариант
развития событий: похоже, я оказался втянут в конфликт с государством.



                           11. НЕЗНАНИЕ - СИЛА

     Кажется,  обилие  неожиданностей  научило  меня  быстро  думать.  Уже
спустившись вниз на пару ступенек, я почти начисто отверг мысль об аресте.
Во-первых, если судить по кино, арестовывают, да еще так  лихо,  люди  без
формы. Во-вторых, за  нормальным  арестом  должен  последовать  нормальный
обыск, благо арестован я у дверей квартиры. В-третьих... Да на кой мне эта
бумажка, ордер на арест?!
     Придя к выводу, что рядом находится  кто-то  из  "старых  друзей",  я
вспомнил  о  "паяльниках".  Вот  черт!  Похоже,  на  этот  раз  они  очень
бдительны, и вырваться будет не просто. Надо действовать, пока я в Доме.
     - Ветер! Ветер! - Интересно, где околачивается эта чертова псина?
     Лжекапитан ощутимо двинул меня по зубам и вытащил из кобуры пистолет.
     - Где твоя собака Баскервилей?  -  спросил  он.  -  Пусть  прибегает,
с-с-сука.
     Я и сам не верил, что Ветер объявится. Чудес в Доме предостаточно, но
нигде не сказано, что пес зачислен в  мои  ангелы-хранители.  Что  бы  еще
придумать?
     Особенно напрягаться не пришлось.  Ситуация  была  знакомая.  Там,  в
варианте Медведя, пусть так называется, меня вели под руки отец  и  Седой.
Здесь - два... гм... милиционера. Не стоило выходить на другой улице или в
другом городе, конвоиры все равно не выпустят. Нужен иной вариант истории.
"Медведь"? Ни в коем случае, хоть там и "свои люди". Эти  же  "свои"  сами
наложат на меня лапу.
     Секунды уходили вместе со ступеньками. Третий этаж  -  запас  слишком
мал. Интуитивно я решил  выбрать  вариант  с  более  "далеким"  существом.
Собака, медведь - это близко. Млекопитающие. Надо...  птицу...  Нет,  гада
какого-нибудь. Ящерицу!  Закрыв  глаза,  я  изумительно  четко  представил
перила  с  маленькими  чугунными  ящерками.   Без   особого   узора...   с
растопыренными лапками... Выждав два лестничных  марша,  я  открыл  глаза.
Тьфу, пронесло.  Мой  дар  никуда  не  делся.  Ящерицы  были  на  месте  и
смотрелись ничуть не  хуже  собак  и  медведей.  А  почему  пронесло?  Еще
неизвестно, во что я влип. Ведь еще Шекспир говорил:  "Мириться  лучше  со
знакомым злом..."
     Ожидай лжемилиционеры подвоха, они бы заметили его еще до  выхода  на
улицу. В Ленинграде тоже стояла солнечная погода. Но там, куда мы  попали,
было куда солнечней. За дверью подъезда все просто сияло. Мои же  спутники
были настроены на обычные опасности.  Плевать  им  на  яркость  солнечного
света!
     А вот на выходе из Дома они сломались. Это  можно  было  понять.  Ну,
угнали бы у них поджидавшую машину, меня бы увели силой. Но  чтобы  кто-то
"увел" улицу! Да еще, похоже, вместе с городом!
     Только последний  идиот  мог  сомневаться,  что  мы  находимся  не  в
Ленинграде.  Солнце  стояло  почти  над  самой  головой.  Везде   зеленела
тропическая растительность. На улицах - ни  одной  машины,  но  зато  море
велосипедистов. А люди здесь... Вот это да! Все: и мужчины, и женщины -  в
этом варианте носили юбки!
     Я был готов к какому-нибудь казусу. Мои спутники -  нет.  Столпившись
вокруг меня, они растерянно матерились,  не  зная,  что  случилось  и  что
теперь делать. Привлеченный нашим необычным  (по  местным  меркам)  видом,
вокруг  начал  собираться  народ.  Аборигены  были  темноволосыми   и,   в
большинстве, кареглазыми, с более-менее  европеоидными  чертами  лица.  На
другую  одежду  (кроме  юбок)  и  обувь  я  внимания  не   обратил,   весь
сосредоточившись на речи.  Безуспешно.  Ничего  знакомого  по  европейским
языкам,  ни  слова,   ни   полслова.   Гортанности   арабского   тоже   не
чувствовалось. Куда нас занесло? Явно в тропики, но  не  в  Африку,  не  к
арабам и не в Индию. Южная Америка? Кое-что индейское  углядеть  можно.  И
все равно...
     Отнюдь не немая сцена "моя твоя не понимает" обрастала все  новыми  и
новыми участниками. Мои спутники вытащили пистолеты.  Я,  чтобы  никто  не
обвинил меня в учиненном безобразии и  не  заставил  под  дулом  пистолета
восстановить статус-кво, орал во весь голос,  поливая  конвоиров  отборной
бранью и требуя вернуть меня обратно. Наиболее смелые  граждане  из  толпы
пытались потрогать милицейские мундиры. Спешившиеся велосипедисты  держали
свои машины в руках, и это не  позволяло  толпе  стать  слишком  густой  и
опасной.
     Через пять минут такого странного  стояния  мы  узнали,  что  в  этом
варианте  тоже  есть  автомобили.  Серебристый  микроавтобус  с   красными
полосками на боках лихо промчался среди уличных наездников  и  остановился
рядом с нами. Из него выскочили здоровенные парни в  клетчатых  юбочках  с
винтовками в руках. Шустро оттеснив толпу,  они  окружили  нас,  взяли  на
мушку и отобрали у моих конвоиров оружие. Подъехал еще один  микроавтобус.
Под дулами винтовок нас попарно посадили в машины и повезли.
     Все это безобразие, думал я, до первой порядочной лестницы. Только не
надо  нервничать.  Плевать  мне  на  моих  незадачливых  пленителей,  сами
напросились.
     Район,  в  который  нас  доставили,   отличался   более   современной
архитектурой  и  плотной  застройкой.  По  обилию  машин  (серебристые   и
золотистые микроавтобусы с боковыми  линиями  разных  цветов)  можно  было
догадаться, что дома вокруг административные. Уже с меньшей бдительностью,
без винтовок наизготовку, нас ввели в солидное трехэтажное здание.  В  нем
царила тишина. Наши спутники в юбках о чем-то заговорили с толстым  типом,
явно каким-то официальным лицом невысокого чина. Бочком-бочком я пробрался
к идущей наверх  лестнице  и  прислонился  к  ее  перилам.  Наверху  тихо.
Прекрасно, никто не встретит меня пулей.  А  тут,  внизу?  Тоже  спокойно.
Никто не успеет вскинуть винтовку. Да и зачем стрелять, если идиот-пленник
рвется наверх? Другое дело - на улицу.
     Я рванул. Конвоиры очухались поздно, к концу лестничного  марша.  Мне
уже было плевать. Я бежал с полуприкрытыми глазами, стопроцентно уверенный
в успехе, заранее думая, самому снять наручники или обратиться за  помощью
к отцу.
     Дом не подвел, Лестница не подкачала. Возвращался  я  еще  тише,  чем
уходил, а пробравшись в свою новую комнату, взялся выдумывать  инструменты
для снятия наручников. Зачем лишний раз убеждать отца в моей глупости?
     А для самого себя я сделал кое-какие выводы. Эти, в форме,  -  мафия.
Тут сомнений нет. Они знают о Ветре. Те, кто пытался засунуть меня в белые
"Жигули",  -  "гвардейцы  Кардинала".  То,  что  один  из  них  -   южанин
(предположительно - мусульманин), не так уж важно. Суть в том, что они  не
рискнули нападать в Доме. Знают,  насколько  это  может  быть  опасно  для
нападающих. Интересный расклад получается. Поделиться с отцом, что ли?
     Я еле успел расправиться с наручниками, как тут  же  меня  позвали  к
телефону. Слегка заикающийся мужской голос сказал, что  звонит  по  совету
Бориса в связи со сценарием. Михаил Ильич (так звали звонившего) находился
на Невском и был готов заехать через четверть часа. Конечно, если я сейчас
отдыхаю, он готов навестить меня и на "Ленфильме"...
     - Нет-нет, что вы! - "Ленфильм" был мне категорически противопоказан.
- Я жду вас с нетерпением.
     Пришлось обдумать, как должны  выглядеть  покои  режиссера.  Роскошь,
роскошь, везде разбросаны видеокассеты. Интересно, кто из  режиссеров  так
красиво живет? Да, еще нужны вещественные  доказательства:  крупное  фото,
где я стою в обнимку с Никитой Михалковым  и  Эльдаром  Рязановым.  Вешают
режиссеры такие фото на стенку или...
     В дверь зазвонили. Я решил положиться на интуицию. Судя  по  рассказу
братца,  Михаил  Ильич  из  породы  неудачников.  Вряд  ли   он   побывает
когда-нибудь в гостях у  настоящего  режиссера.  Такого  обмануть  -  пара
пустяков.
     Невысокий плотный мужчина с какими-то неуклюжими, словно  наклеенными
усиками  щеточкой  примостился  на  самом  краешке  огромного   кресла   и
восхищенно разглядывал комнату.
     - Да садитесь вы нормально, чувствуйте себя как дома. -  Я  попытался
выглядеть  радушным  хозяином.  -  Вот  вам  сок   апельсиновый,   журналы
интересные. Вы же на английском читаете? Вот и хорошо. А я пока гляну ваше
обоснование. Мало ли какие вопросы возникнут.
     Заветная папка с покрытыми  машинописью  страницами,  где,  возможно,
раскрывались все тайны Дома,  перекочевала  в  мои  руки.  Я  принялся  за
чтение.
     Разочарование появилось на третьей странице. Для большей  уверенности
пришлось заглянуть в середину и в конец. Так и есть. Ни одной формулы или,
на худой конец, графика. Чистой воды  беллетристика.  Дальше  я  читал  по
инерции, хотя и не без удовольствия.
     Как сказал бы мой отец: "Факир был пьян, фокус  не  удался".  Попытка
обмануть Дом не прошла. Да и были ли у меня шансы на успех? Не приходилось
сомневаться в искренности Бориса, назвавшего  Михаила  Ильича  гением.  Не
исключено, что он и был гением. Но тогда,  чтобы  понять  Дом,  требовался
гений в квадрате. Или в кубе? А может, и просто гений бы справился. Но  не
на нынешнем уровне развития науки.
     Удивляло и восхищало другое. Мой гость, неуклюже сидящий в  кресле  и
листающий "Ньюсуик", обладал незаурядными литературными способностями.  Не
знаю, насколько хорош был  его  слог,  в  этом  я  не  специалист.  А  вот
содержание... Михаил Ильич написал изумительный трактат о  Доме.  Знал  он
мало, очень мало, но отсутствие информации ему не помешало, скорее,  пошло
на  пользу.  Это  была  философско-романтическая  легенда,  настолько   же
красивая, насколько и бесполезная.
     В  самом  начале  автор  сослался  на   восточный   образ   мышления,
опирающийся на  философию  дзэн.  Человек,  приведя  себя  в  определенное
состояние (душевной  гармонии,  что  ли?),  мгновенно  проникал  мыслью  в
стоящую перед ним проблему и получал ответ в  результате  озарения,  а  не
долгой мыслительной работы, основанной на логике.  Опыт  Японии  и  других
бурно развивающихся стран Азии подтверждал действенность подобных  методов
и их применимость в науке. Михаил Ильич объяснил подобные чудеса тем,  что
отдельные личности умело подключались к Сфере Разума (следовали ссылки  на
Вернадского и других, неизвестных мне ученых).  Далее  автор  отметал  все
попытки объяснить Дом  с  помощью  инопланетян  и  жителей  Атлантиды  как
банальные. Хотя не исключалось, что  по  древности  Дом  превосходит  даже
мифические Атлантиду с Лемурией.
     Мой скромный гость пришел  к  выводу,  что  уже  упоминавшаяся  Сфера
Разума может не только помогать людям в решении задач, но и награждать тех
людей, кто совершил наиболее выдающиеся изобретения.  Например:  добывание
огня, колесо и э-э-э... Жилище. Награда, разумеется,  более  чем  царская,
так как навеки распространяется на всех потомков. Дом  -  награда  первому
строителю домов. Она просто не может  быть  делом  рук  человеческих  (или
инопланетных),   настолько   велика   сила    создателя    Дома.    Только
гипотетическому уникальному сверхсуществу по плечу подобное.
     У меня зачесался язык задать пару вопросов. Наверное, потомки первого
человека,  добывшего  огонь,  владеют  пирокинезом?  Потомки  изобретателя
колеса катаются по свету на  суперавтомобилях  с  вечными  двигателями?  А
потомки  первого  человека,  который  догадался  проложить  дорогу?   [см.
Р.Желязны "Знаки дороги"]
     Я дочитал рукопись и рассказал о вариативной функции,  якобы  забытой
Борисом.
     -  Отлично!  -  Михаил  Ильич  аж  засиял.  -   Это   четко   относит
возникновение Дома к самым диким временам. Животные -  это  тотемы.  Явный
первобытно-общинный строй. У каждого племени свой покровитель. Медведь там
или лев... Орел, змея, лось...
     - А если не животные, а какие-нибудь знаки, узоры?
     - Из той же оперы. Магические символы.
     Чувствовалось, что гость не прочь  поговорить  о  кинематографическом
Доме, но мне было не  до  разговоров.  Интересный,  конечно,  он  человек,
Михаил Ильич, много мудрого может  рассказать,  и  все-таки...  Уж  больно
странное наследство мы получили. Не верю.
     Я взял  адрес  для  пересылки  гонорара.  Расчет  наличными  выглядел
слишком  уж  подозрительно.  "Консультант",  похоже,  так  и   не   понял,
пригодился его труд или нет.
     Отец лежал на диване и задумчиво разглядывал потолок. Седого рядом не
было. Я вспомнил, что давно не разговаривал с отцом один на один. И именно
Седой мог стать прекрасным поводом для разговора.
     - Послушай, папа,  ты  знаешь,  что  в  нашем  мире  пять  миллиардов
человек?
     - Слышал что-то подобное. А какая тебе  разница?  Миллиардом  больше,
миллиардом меньше...
     - Есть разница. Ты мобилен, как никто в мире. Ты беспредельно  богат,
неужели  среди  пяти  миллиардов  ты  не  смог  найти   себе   одного-двух
помощников? Ты только подумай, какое это огромное число: пять  миллиардов.
Среди них есть люди с самыми невероятными способностями...
     - Хватит. Я все понял. Тебе не нравится Седой. Это твое личное  дело.
Я гарантирую, повторяю - гарантирую, что он именно  тот  человек,  который
нам нужен. Всего не выразишь словами. Но один факт "за"  перевесит  тысячу
"против". Седой - не просто высококлассный рыцарь плаща и кинжала.  Только
он один имеет опыт борьбы с агентами ОИР. А наши миллиардные толпы - нет.
     - Так ты боишься этих агентов?
     - Да, боюсь. Я ведь уже не раз каялся в трусости.  Слишком  хорошо  я
живу, чтобы рисковать жизнью.
     Отец, конечно, прибеднялся. Настоящий трус на  его  месте  просто  не
думал бы о  Кардинале.  Я  решил  сменить  пластинку  и  предложил  папане
почитать рукопись Михаила Ильича. Для меня тоже было кое-что приготовлено.
Седой надиктовал небольшую лекцию по истории своего варианта.
     Яснее ясного, что историк из контрразведчика никакой. Я снял наушники
и выключил плейер, когда отец  только  дочитал  до  середины.  Можно  было
спокойно  обдумать  услышанное.  История  наизнанку   выглядела   довольно
любопытно, несмотря на недостаток информации.
     Расслоение вариантов появилось во времена киевского князя  Святослава
Игоревича. В нашей истории он погиб совсем молодым, угодив  в  печенежскую
засаду. В варианте  Медведя  князь  уцелел.  Незадолго  до  несостоявшейся
засады он попал в плен (на довольно почетных условиях) и в плену на берегу
Каспия прожил около семи лет.
     В Киев Святослав вернулся правоверным мусульманином и привел с  собой
мощную мусульманскую дружину. В отсутствие Святослава Русь  была  поделена
между тремя его сыновьями. В Новгороде княжил  Владимир.  Святослав  рьяно
принялся насаждать  мусульманство,  жестоко  наказывая  всех  несогласных.
Новгородские земли Святославу  одолеть  не  удалось,  этому  мешали  самые
разные  обстоятельства.  Кроме  того,   Святослава   не   отпускала   идея
уничтожения Византийской империи. Тут была замешана какая-то давняя обида,
возможно - отказ в сватовстве. Отдавая всего себя этой грандиозной  мести,
князь временно смирился с присутствием в тылу языческого (а на самом  деле
стремительно христианизирующегося) Новгорода. Походы  на  юг  должны  были
вот-вот смениться походом на север. Но... Владимир женился на дочери очень
знатного варяжского вождя, сработали еще какие-то механизмы  исторического
процесса, а  в  результате  -  объединенное  новгородско-варяжское  войско
разбило армию киевского  князя,  когда  он,  наконец-то,  выбрался,  чтобы
покарать непослушного сына. Дальше - больше. Один из сыновей Владимира был
призван для правления  в  Бирку,  Новгородчина  практически  безболезненно
крестилась, наследник Святослава заключил с Владимиром мир...
     Можно еще раз повторить, что  Седой  не  был  историком.  Отец  хотел
узнать, как мир Седого стал таким, каков он сейчас, -  пожалуйста.  А  вот
остальное... Как  там  у  них  было  с  татаро-монголами?  А  с  немецкими
крестоносцами?  Был  ли  кто-нибудь  вроде  Наполеона?  Единственное,  что
перестало меня смущать (даже без лекции Седого), -  это  само  государство
Балтийский  Союз.  Существовала  же  в  нашем  варианте  Австро-Венгерская
империя! И  долго  существовала,  и  совсем  неплохо  жила.  Почему  тогда
Балтийский Союз не может? В его идее даже больше логики.
     - Красиво излагает, собака. - Отец дочитал рукопись. - Кто это такой,
и почему допущена утечка информации?
     Я рассказал об авторе и о своей кинолегенде. Отец рассмеялся.
     - Аферист! - сказал он. - На первый раз  прощаю.  Но  еще  что-нибудь
этакое вытворишь - морду набью. Не посмотрю на твои бицепсы.
     - Почему? - Я искренне удивился.
     - Повторяю для идиотов. - Каждое слово отца  было  веским,  значимым.
Словно он инструкцию по выживанию читал. - Никогда не старайся понять Дом.
Пользуйся,  еще  раз  пользуйся.  Обнаруживай  новые  возможности.  Но  не
задумывайся. Я не хочу знать, правда ли здесь написана. Это не поможет нам
ни на йоту. А помешать может. До сути вещей докапывайся в обыденной жизни.
Но не в Доме. Не хочу, чтобы мой сын на своей  шкуре  осознал  это...  как
его: "...От  многого  знания  много  скорби".  Обитателю  Дома,  лишенному
поддержки Дома, придется тяжелее, чем рыбе, выброшенной на берег. Усек?
     - Усек.
     - Ты журналы научно-популярные читать любишь?
     - Да как-то не до того... - Я мог ожидать чего угодно,  но  не  этого
вопроса.
     - Ну и зря. Ты читай. Полезно это. И любопытство удовлетворишь, и  на
уровне будешь. Не все же боевики с мордобоем смотреть. Но вот что касается
Дома... Тут у тебя  журнал  один  -  "Незнание  -  сила".  -  Для  большей
убедительности отец потряс почему-то именно злосчастной рукописью.
     Словно ставя точку в нашей  беседе,  зазвонил  дверной  звонок.  Отец
пошел разбираться. Вернулся он секунд через двадцать.
     - Иди, Сергей, это к тебе. Девушка.



                      12. ПЕРВЫЙ ПАРЕНЬ НА ДЕРЕВНЕ

     Как-то так получилось, что начиная с приобщения  к  Дому,  моя  жизнь
стала  напоминать  сценарий,  сработанный  ремесленником  от   творчества.
Приключения чередовались с сексом и умными разговорами, а по мере движения
к  развязке  (интересно,  какой?)  чередование   становилось   все   более
напряженным. Направляясь к дверям, где меня  ждала  загадочная  гостья,  я
мысленно  настроился  на  какой-то  подвох.  Сценарий  обязывал.   И   так
чередование немного нарушилось. Между моими разговорами с Михаилом Ильичем
и отцом запросто уместилась бы небольшая драчка,  погоня  через  несколько
вариантов или, на худой конец, перестрелка. Не шпионка ли Кардинала пришла
ко мне со спрятанной под юбкой гранатой?
     Что касается юбки - тут я ошибся на все сто процентов. На гостье были
джинсы. Да и на шпионку она не  тянула.  Если  посылают  женщину,  значит,
хотят мужика совратить.  А  тут...  Джинсы  мешковатые,  линялые,  рубашка
джинсовая  навыпуск  -  еще  более  линялая  и  мешковатая.   Никогда   не
догадаешься, что там за фигура спрятана. Косметики никакой не видно. В чем
здесь подвох?
     Решив, что знакомиться лучше в комнате, я пригласил девушку  к  себе.
И,  как  истинный  джентльмен,  у  двери  пропустил  спутницу  вперед.   В
результате вместо своей комнаты попал в совсем другое помещение. Подвох не
заставил себя ждать.
     Явной причины убегать не было. Комната  как  комната,  сработана  под
дворец, притом дворец жилой. А незнакомка, надо понимать,  тоже  из  Дома?
Гостья-хозяйка уверенно села в шикарное кресло и заговорила.
     Все оказалось на удивление просто. Никакого шпионажа, никаких козней.
Проще таблицы умножения. У папиной знакомой с четвертого этажа была  дочь.
Рута. От матери Рута узнала, что в Доме обитает молодой  человек  приятной
наружности. Так как о других мало-мальски молодых обитателях Дома  у  Руты
никакой информации не имелось, она решила познакомиться  со  мной.  Нельзя
сказать, чтобы я был польщен.  Это,  получается,  про  меня  сказано:  "На
безрыбье и рак рыба"?
     Но Рута не испытывала ни малейшей неловкости. Она говорила так много,
словно до сих пор  подходящих  собеседников  у  нее  не  было.  Вначале  я
выслушал аргументацию,  почему  Руте  необходим  парень  именно  из  Дома.
Мужчины  со  стороны  не  выдерживали  двух   испытаний:   "бедностью"   и
"богатством". Первое заключалось в том, что при  знакомстве  девушка  была
одета чрезвычайно скромно, неброско. И разговор вела от лица бедной, почти
убогой  провинциалки,   внимательно   следя   за   реакцией   собеседника.
Выдержавших экзамен Рута приглашала в гости. Через первый  попавшийся  дом
она приводила их к себе в комнату, где старалась поразить уму непостижимой
роскошью. На этом все  ломались.  В  чем  заключалась  ломка,  мой  грубый
мужской ум понять не мог. А испытуемых, надо полагать, было совсем немало.
     На вопрос о несогласии случайных знакомых с Рутиными выводами  об  их
непригодности, девушка только рассмеялась.
     - Кто может поймать обитателя Дома? -  спросила  она.  -  Ведь  любая
лестница в мире для нас - мост через бездну. Бездну для  других.  А  любая
дверь из моей комнаты может вывести гостя не в спальню, а  на  лестницу  в
каком-нибудь нежилом доме.
     Каждый развлекается как умеет. Девочка была совсем не глупа,  но  мне
немного претило ее отношение к людям как к подопытным кроликам.  А  дальше
стало еще интереснее.
     Рута пересела на диван, еще более роскошный, чем кресло. Я сел рядом,
и она стала просвещать меня во всем, что касается путешествий из  варианта
в  вариант.  Я  понял,  что  именно  моя  нетипичная  для   третьеэтажника
способность и вдохновила ее на знакомство. А уж в чем я  был  профан,  так
это во всем, что касалось вариативной функции.
     К сожалению, очень скоро выяснилось, что неглупая  на  первый  взгляд
девчонка использовала божий дар не совсем так, как это можно было  делать.
Хотя какая есть инструкция по эксплуатации, когда речь идет о чудесах?
     Что интересовало Руту в других вариантах? История, научные  открытия,
обычаи? Нет. С натяжкой можно было сказать о произведениях  искусства.  Но
каких!
     Из варианта в вариант моя  новая  подруга  ходила,  чтобы  посмотреть
фильмы с  участием  ее  любимых  актеров  (каскад  незнакомых  имен)  либо
послушать тех или иных певцов (еще десяток-другой имен). Там-то устраивали
изумительные дискотеки, а  еще  где-то  каждую  субботу  развлекали  народ
мастерски сделанными фейерверками.
     Вся  эта  "полезная  информация"  моментально  мне  надоела.  Я  стал
задавать вопросы и кое-что узнал. Оказывается, варианты  могли  отличаться
совсем не сильно. Это было "зашифровано" в  тотеме:  та  или  иная  порода
собаки (в нашем случае), либо - просто разное исполнение  элементов.  Рута
особенно далеко не забиралась, ей  хватало  Собаки,  Волка,  Шакала.  Миры
отличались не очень сильно. Чем - для Руты значения не имело.
     У меня всплыли в памяти мысли, навеянные толстыми журналами,  которые
я успел прочитать  после  возвращения  из  армии.  Как  могла  развиваться
история, не захвати Сталин власть в свое время? Рута  таких  вариантов  не
знала. Неужели они так сильно отличались? Или она вообще не имеет  понятия
об истории?
     Тут я гостью маленько обидел. Она слыхала, что жили когда-то  Бухарин
и Троцкий. Но чтобы они руководили страной?.. Нет. Хотя... Рута вспомнила:
в каком-то из вариантов (лисицы, что ли?)  она  даже  полюбопытствовала  и
сходила в библиотеку. Уж больно странное ощущение она  там  испытывала:  с
одной стороны - все очень родное и близкое, с другой - как-то все не  так.
Из энциклопедии Рута узнала, что в том мире после Октябрьской революции  в
стране  установилась  двухпартийная  система.  Большевики  и  левые  эсеры
конкурировали почти так же, как в США республиканцы и демократы. И Троцкий
семь лет был министром иностранных дел. А в тридцать каком-то году  он  же
получил Нобелевскую премию по литературе. За что - этого Рута не знала.
     Мои расспросы о партийных вождях, о второй мировой  войне  (была,  не
была, как проходила) могли вывести из равновесия и серьезного человека,  а
не только легкомысленную девчонку. И Рута стала расспрашивать  меня  сама.
Конечно, не об истории. Ее интересовал  я,  моя  жизнь,  мои  приключения.
Дошла очередь и до моей мускулатуры. Честно и откровенно я признался,  что
именно Дом с помощью зеркала сумел сделать меня атлетом.
     Рута задумалась и надолго замолчала,  блуждая  взглядом  по  лепке  и
украшающим стены картинам, изредка поглядывая на меня. Я начал  испытывать
некоторое смущение.
     Девушка молча встала и подошла к настенному зеркалу в бронзовой раме.
Она долго изучала свое отражение, потом совершенно  беззаботно,  словно  в
пустой комнате, через голову стащила с себя рубаху.  Под  рубахой  никакой
другой одежды не  было.  Критический  взгляд  Руты  явно  относился  к  ее
маленькой  груди.  Поворот  направо,  поворот  налево,  приподняла   грудь
ладонью, погладила...
     Брошенный то в жар, то в холод, я натужно  кашлянул.  Рута  никак  не
отреагировала, продолжая самосозерцание.
     - Ты меня пустым местом считаешь? - спросил я.
     - Нет, - ответила Рута после долгой паузы.
     - Или ты не из стеснительных?
     - Я очень стеснительная, но я стесняюсь мужчин, а ты, похоже, человек
бесполый.
     - Что?! - Обвинение было более чем неожиданным.
     -  Конечно.   Сидишь   с   девушкой   тет-а-тет,   обстановка   самая
располагающая, а ты к ней ни малейшего внимания не проявляешь. Если ты  не
бесполый, то, может, просто неодушевленный? Таких тоже стесняться  нечего.
Кто портрета, на стене висящего, стесняется? А ты -  статуй.  Говорящий  и
двигающийся.
     Чувствуя себя идиотом, я начал путано оправдываться: мы, мол,  только
познакомились, Рута такая  молоденькая...  Но  оправдания  лишь  усугубили
идиотизм ситуации. Так вот оправдываться - совсем не  по-мужски.  Подойти,
обнять ее, поцеловать, приласкать? Тоже глупо после напоминания. Как плохо
быть дураком!
     Рута продефилировала  по  комнате.  Комично  же  она  смотрелась  без
рубашки,  в  мешковатых  джинсах,  в  тапочках  каких-то!..  Грудь  у  нее
маленькая, но фигурка совсем не плоха. Личико приятное. И все-таки  у  нее
мания. Неужели я должен кидаться на каждую оказавшуюся рядом женщину, если
обстоятельства располагают?
     Весь мой миллион терзаний Рута разрешила сама. Она  подошла  ко  мне,
села на колени  и  обняла  за  шею,  сказав  только  два  слова:  "Истукан
дубовый!"



                           13. ПОДКУП И ШАНТАЖ

     Общение с Рутой вырвало меня из заколдованного  круга  околоисламских
козней, игр  с  мафией  и  прочих,  жутко  актуальных,  но  до  безобразия
надоевших реалий моей жизни. Шел Руте всего-навсего семнадцатый год. Домом
она пользовалась уже года два, и его невероятная сила  вскружила  девчонке
голову. Рута забросила школу и занялась  поисками  смысла  жизни.  Немного
почитала индийской религиозной литературы, немного пообщалась  с  системой
хиппи... Смысл жизни все не находился. Бог был ее Домом, а  Дом  -  Богом,
какие-то внутренние тормоза не пускали удариться в разгул  (а  тяга,  надо
понимать, была). И тут, как дар небес, на горизонте появился Я. Без особых
недостатков и без корыстного расчета (власть над Домом у меня  такая  же).
Вот и упало созревшее яблоко на первого мало-мальски подходящего едока.
     То ли бурный ход событий меня состарил, то ли четыре года в  нашем  с
Рутой возрастах - слишком серьезная разница, но я воспринимал свою подругу
как капризного ребенка. Потакание капризам таило в себе приятную  новизну.
Во всем, что касалось любви, Рута обладала неплохим теоретическим  багажом
при почти  полном  отсутствии  опыта.  Это  тоже  доставляло  определенную
приятность.
     Любовь людей, обладающих некоторыми из способностей  богов,  вряд  ли
можно назвать божественной. С точки зрения физиологии мы все-таки люди. И,
рано или поздно, должно было наступить  пресыщение.  Тем  более,  что  все
обитатели Дома по натуре - индивидуалисты,  и  всех  нас  тянет  побыть  в
одиночестве. А благовидных предлогов для расставания всегда в избытке.
     Если подходить к знакомству с Рутой  сверхпрагматично,  то  кое-какую
пользу я извлек. Перестали быть загадкой пятый, шестой  и  седьмой  этажи.
Даже мне, с трудом постигшему вариативную функцию (шутка  ли,  побывать  в
разных вариантах исторического развития Земли!), не  очень  верилось,  что
Рута говорит правду. Словно какой-то всемогущий безумец захотел собрать  в
нашем Доме всю тематику фантастических произведений. Легкость, с которой я
узнал целых три тайны (по штуке на этаж), тоже настраивала на определенное
недоверие.
     Пятый  этаж  -  путешествие  во  времени.  С  учетом  всех  прелестей
четвертого этажа - в любом варианте истории. Выходи, куда  хочешь,  делай,
что хочешь. Если очень постараешься, наследишь в истории,  -  окажешься  в
другом варианте. И никаких  хроноклазмов,  никакой  охоты  за  собственным
прадедушкой, как в книгах и в кино. Дешево и сердито.
     Шестой этаж. Дверь на другие планеты. Далекие или из  параллельных  -
перпендикулярных миров? Рута не знала. Не знал пока и  я.  Если  учитывать
багаж предыдущих этажей, то голове было от чего  закружиться:  иные  миры,
иные времена, иные  истории.  Только  сверхчеловеческий  разум  мог  найти
дорогу в этом лабиринте.
     Но седьмой этаж... Вот где  жили  истинные  хозяева.  Не  Дома,  нет.
Хозяева Вселенной, бесконечно-мерной Вселенной, в  центре  которой  стояло
неприметное серое здание. И все мы: люди, народы, цивилизации,  планеты  -
могли оказаться плодами их воображения. Жильцы  седьмого  этажа  создавали
миры. Как самые настоящие боги. Им было достаточно придумать и продумать в
деталях мир - и, пожалуйста, выходи,  пользуйся.  Я,  Рута,  отец,  Седой,
Кардинал, прохожие на улице - кто нас придумал? Стоим  ли  мы  чего-нибудь
сами по себе, или чей-то вымысел нас  питает?  Страшные  мысли...  Из  них
следовала головоломка:  Вселенную,  в  которой  существует  Дом,  придумал
кто-то, живущий на седьмом этаже. То  есть  придумал  сам  себя,  но  как?
Вечный вопрос о курице и яйце, что было раньше?
     Мрачные мысли не терзали меня особенно долго. Я получил  прививку  от
подобных потрясений, когда размышлял о хрупкости бытия у колонн Казанского
собора. Существование одного мира не мешает существованию  другого.  Пусть
кто-то с седьмого этажа  начитается  "Анны  Карениной"  и  живет  в  мире,
созданном  Толстым.  Пусть  любитель  древней  дальневосточной  литературы
воплотит мир, где среди людей живут духи и оборотни. Пусть даже кто-нибудь
напишет роман, где я - главное  действующее  лицо.  Но  этот  "кто-то"  не
властен над моей волей! И в гостях у Анны Карениной, и в романе про самого
себя - только я хозяин своих поступков.
     Я  вышел  из  душа  в  прекрасном  настроении.   Планы   были   самые
разнообразные. Например: набрать петербургских городских  пейзажей  начала
прошлого века, подняться на пятый этаж и попытаться  навестить  Александра
Сергеевича Пушкина. Пусть это авантюра, но попытка не пытка. Подчинился же
мне четвертый этаж, может, и пятый подчинится. О чем  я  буду  говорить  с
Пушкиным? А может, и не буду  я  с  ним  говорить.  Может,  он  в  Болдино
окажется или в Михайловском. Я ведь не умею  во  времени  ориентироваться.
Короче говоря, разберемся.
     Я вошел в комнату и обмер.  У  письменного  стола  с  бумагами  стоял
карлик и что-то искал. Или не искал, а подкладывал. Неважно, что он делал,
но рожа у него!..
     Увидев меня, карлик кинулся к стенке, толкнул ее. Открылась  потайная
дверь. Я бросился следом, несмотря на  свой  комичный  (махровый  халат  и
тапочки) вид. Главное, не  дать  ему  закрыть  дверь!  С  этой  задачей  я
справлялся успешно. Мы проскочили несколько комнат,  между  нами  было  не
больше двух метров, но ухватить  эту  тварь...  Никак.  Комнаты  сменились
грязными лестницами, потом пошли извилистые коридоры казенного вида. Левая
тапочка повисла на большом пальце, но  я  сумел  ногой  перехватить  ее  в
полете. Карлик бежал, семеня короткими кривыми ножками. Мой шаг - три  его
шага. Еще несколько комнат...
     Погоня кончилась неожиданно. Нырнув вслед  за  карликом  в  очередную
дверь, я не нашел за ней того, за кем гнался. Зато "не карликов" там  было
в избытке. По периметру вдоль стен плечом к плечу стояли  крепкие  молодые
ребята. "Живая изгородь" мгновенно  сомкнулась  за  моей  спиной,  отрезав
доступ к двери. В центре комнаты за столом сидел молодой  человек  типично
бюрократического   вида:   аккуратная   короткая   стрижка,    темно-серый
костюм-тройка, светлая рубашка, галстук, на столе лежала тонкая папка.
     - С легким паром! - сказал хозяин кабинета, дав мне отдышаться.
     То ли от погони, то ли от беспокойства я взмок  так,  что  мне  впору
было обратно в душ. Добегался...
     - Наивный ты парень, Серега, - продолжал "молодой бюрократ", - кто же
так за миражами гоняется? Неужели не разглядел, что лилипут киношный?
     Я буркнул что-то нечленораздельное.
     - Давай знакомиться. Тебя мы знаем, Сергей Кононов. А ты нас?
     - Не знаю.
     - Я - племянник Кардинала и его первый помощник.
     Мое сердце скатилось в желудок, но не задержалось, а  проследовало  к
пяткам. Если я когда-то влип в жизни, то это именно сейчас.
     - Да не пугайся ты так! - помощник Кардинала разглядел  ужас  в  моих
глазах. - Мы не собираемся с тобой ссориться, наоборот, хотим подружиться.
А эти ребята у стен - для страховки. Иначе ты ведь до конца не дослушаешь,
вообразишь потайную дверь и сбежишь. Ведь сбежал бы?
     Я пожал плечами. Разговор (с моей стороны) не клеился. Вполне хватало
жестов.
     - Мне не понятен один момент в твоей биографии, Сергей. Ты рожден для
жизни сверхчеловека. Для тебя нет ничего недоступного в этом мире.  Никого
из обитателей третьего этажа не  трогают  житейские  проблемы.  Почему  ты
полез в наши дела? Отвечай.
     - Телевизор,  газеты...  Не  нравится  мне  весь  этот  мусульманский
терроризм. - Я старался запутать след, увести его от отца.
     - Врешь ты все. По телевизору про Кардинала ничего сказано не было. А
тебя даже на место его прогулок вывели.
     Я вспомнил слова:  "Мертвым  не  больно".  Попробую  свалить  все  на
Атланта. Пусть добрый  старичок,  даже  находясь  на  том  свете,  сделает
хорошее дело. И я стал вдохновенно врать, как Атлант втянул меня в  борьбу
с Кардиналом. Концовка этой истории была  пересказана  почти  без  вранья:
месть мафии, чьих людей я  втянул  в  слежку,  смерть  Атланта.  Племянник
Кардинала слушал не перебивая.
     - Сделаем вид, что ты говоришь правду, - резюмировал он. - Но ты хоть
понимаешь, что полез не в свое дело?
     Я пожал плечами.
     - Вот посоветовал бы тебе Атлант с колумбийской наркомафией бороться,
ты бы полез? Нет. Хотя от наркотиков  вред,  а  от  истинной  веры  только
польза. Мудрые законы, проверенные временем, запрет на дурные привычки...
     Я  не  был  готов  к  антирелигиозной  дискуссии.  Особенно  в  такой
обстановке. Даже заключенным на допросе разрешают присесть. Я приготовился
согласиться с чем угодно, но моему собеседнику нужно было  не  это.  Такое
впечатление, что он сдавал экзамен по ораторскому искусству.  Даже  слушая
его речь через слово, я узнал всю историю ислама, понял, что мусульманская
культура - самая передовая в мире и что Россия не  приняла  ислам  лишь  в
результате недоразумения. Задача Кардинала и его организации  -  исправить
эту ошибку. Ведь беды России в том, что восточная страна пытается идти  по
западному пути. А вот примет ислам, тогда все станет в порядке.
     Я потерял ориентацию во времени. Возможно, я слушал  этот  бред  час.
Возможно - три  часа.  Но  не  исключено,  -  минут  пятнадцать.  Внезапно
последовал резкий переход. Оратор остановился, раскрыл  папку  и  подозвал
меня.
     - Узнаешь?
     В папке лежала рукопись Михаила Ильича. Все-то они знают.
     - Как это можно?!  -  Праведный  гнев  лез  из  серого  костюма,  как
шампанское из бутылки. - Рассказывать о Доме! Даже мы немного опоздали. За
несколько часов до нас к твоему таракану усатому приходила милиция или кто
там под них работает. Они тоже прочитали эту белиберду.
     Сердце, постепенно поднявшееся из левой пятки до уровня пупка,  опять
покатилось вниз. Апологет ислама на фоне  "паяльников"  показался  мне  не
таким уж плохим парнем. А он сам, словно услышав мою последнюю мысль, стал
ее развивать: ворон ворону глаз не выклюет, обитателям Дома нечего делить,
всего для нас хватит и на всех наших потомков  останется,  какая  разница,
какому богу люди молятся за стенами Дома? Меня хотят видеть другом, да-да,
другом, а не врагом. Если меня интересует власть  над  народом,  это  тоже
можно будет устроить  в  близком  будущем,  когда  начнется  строительство
буферных государств.
     Я отказался от щедрого  дара.  Я  отказался  от  всего,  согласившись
остаться в стороне. И (о чудо!) был с миром отпущен. По  совету  помощника
Кардинала я вообразил дверь  в  стене,  толкнул  ее  и  оказался  в  своей
комнате. Случившееся напоминало кошмарный сон. Легкий испуг - вот  и  весь
результат. Легко  отделался?  А  обещание  не  вмешиваться?  А  если  отец
попросит?
     С забитой сумбурными мыслями головой я плюхнулся  на  диван,  нашарил
рукой пульт дистанционного управления и включил видик с телевизором. Очень
кстати (может, это мысленный заказ?)  там  лежала  кассета  с  музыкальной
программой. Тупо уставившись  в  экран,  я  попытался  расслабиться.  Если
кто-то там, наверху, на седьмом этаже, пишет обо мне сценарий, то  сейчас,
надо понимать, наступила пауза?
     Зазвонил телефон. Приглушив звук, я снял трубку.
     - Сергей?
     - Да.
     - Это твои друзья говорят. У нас тут твоя подруга сидит. И мы обещали
ее сберечь. За очень хорошие деньги.
     Наташка со своими балуется, подумал я. Вымогатели хреновы. Вас только
не хватало.
     - Слушай, друг! Пошел ты... - Я выпалил  это  и  грохнул  трубкой  об
аппарат.
     Телефон зазвонил через секунду. Голос в трубке был тот же.
     - Мы твою девчонку на куски разрежем, - пообещал он.
     - Ради бога! Хоть дольками, хоть ломтиками! - После этих слов я  чуть
не раскрошил телефон еще более сильным ударом трубки.
     Проклятый звонок продолжал звонить. Я немного  подождал.  Звон  мешал
сосредоточиться. Я приготовил хороший набор  ругательств  и  снял  трубку.
После короткой паузы с шумом легкой возни зазвучал женский голос:
     - Сергей! Это Рута говорит.  Извини,  ради  бога,  но  это  меня  тут
схватили.
     Вот теперь-то я точно перестал соображать. Схватить Руту?! Голос  ее,
точно... Но как?! Кто?
     - Я не буду объяснять, как это получилось. Неважно. Главное,  заплати
выкуп. И не расстраивайся. Сохраняй чувство юмора! Запомнил? Чувство юмора
тебе поможет. Повтори, чув... - Девчонка не договорила, телефонную  трубку
опять взял мужчина.
     - Мы деловые  люди,  -  сказал  он.  -  Не  будем  тратить  время  на
сантименты. Мы давно чувствовали, что с твоим домом нечисто. Теперь  точно
знаем, что именно. Любые деньги  для  тебя  -  цветная  бумага  и  только.
Запоминай: с тебя миллион. Половина баксами, половина деревом.
     - Не понимаю, - перебил я.
     - Повторяю: пятьсот тысяч долларов, пятьсот тысяч  рублей.  Положи  в
один чемоданчик. Но запомни. Это не выкуп. Это первый взнос. За эти деньги
ты с подругой увидишься. Убедишься, что мы ее не обижаем.  Грешно  все  на
деньги переводить. У нас к тебе еще кое-что будет. Встречаемся послезавтра
в семь вечера в Колпино. Адрес: ... Повтори.
     Я повторил.
     - И не вздумай разыгрывать  из  себя  Рэмбо  или  Грязного  Гарри,  -
вкрадчиво посоветовал голос. - На подобные случаи у нас все оч-чень хорошо
отрепетировано.
     Вот так. Разговор закончился. А жизнь продолжалась. Надо было  что-то
делать, но что?.. Кто бы, большой и умный, дал мне мудрый совет.



                         14. В ПОИСКАХ СОЮЗНИКОВ

     Несколько минут я чувствовал себя как человек, утративший  все  точки
опоры. А потом пошел к отцу. Он умный, он все знает. Но отца не было,  как
не было его всегда, когда мне требовался совет или помощь. Мама не  знала,
где его искать, а уж на ее совет рассчитывать не приходилось. Однако  меня
удивило и даже обрадовало (если в моем состоянии можно радоваться)  мамино
рабочее настроение. Наверное, уже лет десять  она  не  писала  маслом,  но
сейчас я застал ее именно за этим занятием. Картина была  почти  полностью
закончена, и если раньше я  невысоко  оценивал  мамин  талант,  то  сейчас
вынужден был изменить свое мнение. Главным действующим лицом картины,  как
я  понял,  была  Смерть.  Скелет,  одетый  в  дырявый  плащ,  восседал  на
велосипеде и старательно крутил педали. Внутри  колес  эллипсоидной  формы
вместо спиц находилось по человеку - обнаженные мужчина и женщина  в  позе
лежащих в утробе младенцев. За спиной у скелета торчала  коса,  фактически
деля пейзаж пополам. Перед этой косой под голубым  небом  стояли  ветряные
мельницы, паслись кенгуру, маячил на горизонте замок из красного камня. За
косой под серым небом лежали  руины,  стояли  изувеченные  деревья,  реяли
вороны и птеродактили. С трудом оторвав взгляд от холста, я понял,  что  в
любой  момент  смогу  с  помощью  Дома  восстановить  картину  по  памяти.
Вспомнился совмещенный портрет человека и собаки, висевший в  "заказанной"
отцом комнате. Не мамина ли это работа?
     Обстановка не располагала к размышлениям о живописи,  и  я  побрел  к
себе, в объятия дивана, моего единственного верного друга. Если бы он  еще
умел говорить и мог дать мудрый совет!
     Я повалялся и немного поразмышлял о  Ветре.  Куда  он  делся?  С  его
помощью я смог бы выследить Руту  и  ее  похитителей.  А  там...  В  любом
случае, прорвались бы. Где же Ветер? Я подумал, что сочиняй наш мир (и мою
биографию в частности) кто-то с седьмого этажа, он обязательно прислал  бы
мне на помощь пса. Если в каком-то  из  действий  упоминалось  ружье,  оно
должно выстрелить. Так, кажется? Но это литература, там все сюжетные  нити
увязаны между собой. В жизни куда сложнее. Такая материя...  Концы  торчат
во все стороны. Был Атлант - нет Атланта. Был Ветер -  нет  Ветра.  Откуда
появился, куда исчез - ничего не понятно. Отец то есть, то его нет. Седой,
казалось, вообще станет главным действующим лицом - тоже  исчез.  Один  я,
как дурак, никуда не исчезаю, бегаю только бестолково туда-сюда, с  бабами
путаюсь...
     Для очистки совести я встал в центре  комнаты,  напрягся,  представил
Ветра и принялся звать пса по имени. Безрезультатно. Нет, никто  не  пишет
на  седьмом  этаже  ни  романа,  ни  сценария.  Какой  интерес  писать   о
ничтожествах? Не человек я, а ходячее недоразумение, раб обстоятельств.
     Чтобы иметь хоть какой-то  результат  своей  бурной  деятельности,  я
соорудил чемоданчик с двумя полумиллионами: в рублях и долларах.  Конечно,
не  денег  мне  жалко.  И  по  десять  миллионов  заплатил  бы  за  полное
освобождение. А попадать в кабалу... Да и как узнаешь,  плохо  или  хорошо
эти гады с Рутой обращаются? И даже если плохо, то я все равно беспомощен.
     Зазвонил телефон. Я снял трубку. Далекий, как из другого варианта,  в
ней звучал голос Седого.
     - Звоню тебе из Ташкента. Из аэропорта, вылет через сорок  минут.  За
мной следят. Узнай, когда мой самолет  будет  у  вас,  рассчитай  время  и
незаметно встреть меня на пересадке из автобуса в метро.  Но  не  подходи!
Надо выяснить, кто за мной следит.
     - Зачем самолет? Давай договоримся о встрече, я  через  десять  минут
буду в Ташкенте и вытащу тебя. Ты мне позарез нужен! - выпалил я.
     - Мне надо лететь. Приготовься встречать.
     Разговор закончен. Слава богу, хоть не буду  один.  Не  все  сюжетные
линии прерваны, вернулся Седой. В запале я несколько раз  быстро  прошелся
по комнате. Седой! Это мужик! Ну, мы им покажем! Седой поможет...
     Он  выскочил  из  тридцать  девятого  автобуса  и  вразвалочку   стал
спускаться в подземный  переход.  Перед  станцией  метро  "Московская",  в
настоящем подземном лабиринте, было где развернуться и дичи, и  охотникам.
И, конечно, мне, охотнику за охотниками.
     Показалось, что я увидел знакомое лицо. Вернее, не лицо, а фигуру.  У
помощника Кардинала такие вот крепкие ребята стояли вдоль стен. Хотя  мало
ли таких ходят сами по себе?
     Я стрелял глазами во все стороны, пытаясь засечь слежку, но и  Седого
из поля зрения не упускал. Поэтому  сумел  разглядеть  все  случившееся  с
самого начала.
     На следующем пересечении двух тоннелей траектории четырех здоровенных
мужиков, идущих с четырех разных направлений,  пересеклись  с  траекторией
Седого. Будь на его месте кто-либо другой - и не вздохнуть бы  ему,  и  не
пошевелиться. Здесь  же  коса  нашла  на  камень.  Седой  сделал  какое-то
неуклюже-замысловатое па, один из охотников рухнул на бетонный пол, второй
отлетел и стукнулся о стенку, а двое словно проскочили  мимо  по  инерции.
Они развернулись и вместе с двумя новыми крепышами кинулись на Седого.  Со
всех сторон выросли как из-под земли атлетически сложенные  молодые  люди.
Обычно многолюдный подземный переход сегодня, казалось,  заполнили  только
гвардейцы Кардинала.  Хотя  нет.  Завизжала  женщина,  другая  подхватила:
"Убивают! Милиция!"
     Я, со своим "Смитом и Вессоном" в  кармане  куртки,  чувствовал  себя
беспомощным. А  Седой  не  сдавался.  Это  была  не  киношная  драка,  где
противники разрешают друг другу  проводить  серии  ударов  и  обмениваться
этими сериями до  полного  изнеможения.  Седой  только  что  не  бегал  по
потолку, нанося неуклюжие на  первый  взгляд  удары,  больше  напоминающие
толчки,  увеличивая  число  лежащих  на  полу.  Нападавшие  тоже  были  не
дилетантами,  но  равняться  с  Седым  они  не   могли.   Точку   в   этом
приключенческом  спектакле   поставил   один   из   молчаливых   зрителей,
находившийся метрах в трех от  меня.  Он  поднес  к  губам  кулак,  что-то
шепнул... Каким-то  шестым  чувством  я  понял,  что  в  кулаке  пряталась
трубочка и ее владелец не шепнул,  а  дунул.  Седой  остановился  и  начал
оседать. Сделать это ему не дали. Двое бережно подхватили его под  руки  и
без особого труда понесли, как  носят  пьяных  или  тяжелобольных.  Потной
рукой тиская в кармане пистолет, я пошел следом.  Под  бдительной  охраной
целой толпы Седого погрузили  в  белую  "Волгу".  Я  остался  стоять.  Как
последний идиот. Как последний предатель.
     Постояв минут пять, я отправился на  Московский  вокзал.  Сомневаясь,
что существует набор открыток "Колпино", и  не  зная,  как  выглядит  этот
пригород,  я  решил   воспользоваться   таким   примитивным   транспортным
средством, как электричка. Надо было осмотреть место предстоящей встречи.
     Шантажисты выбрали его мастерски:  большой  участок  со  строящимися,
почти законченными девяти- и двенадцатиэтажками. Самый край города, только
поля рядом. Строители работают в одну смену, в шесть часов квартал вымрет.
Я облазил все, словно искал подходящую  дырку,  чтобы  вместе  с  Рутой  в
нужный момент провалиться под землю. Куда там! Почва  настолько  пропитана
бетоном...
     Вернувшись домой, я почему-то включил  телевизор.  Шла  Ленинградская
вечерняя программа новостей "600 секунд". Комментатор  рассказывал,  какое
оружие было обнаружено в одном из  баров  при  облаве.  Граната,  автомат,
пистолеты, баллончики со слезоточивым газом.  Подумать  только,  и  это  у
мелкой шушеры! Интересно, с чем будут встречать меня? С базуками?
     В голове засела мелкая несообразность, имеющая  отношение  к  оружию.
Трубочка с отравленными стрелками. Это же взято из Юго-Восточной Азии или,
на худой конец, у индейцев Южной Америки! Вот уж нетипичное для  мусульман
оружие... Но это мелочь. Рядом маячит еще какой-то нонсенс. Всем нонсенсам
нонсенс. Настолько явное "не то"...
     Вот оно! Зачем шантажировать меня, если Рута у них в плену? Они могут
у нее самой потребовать все то же самое. Не потому ли такое совпадение  во
времени: мафия знакомится с рукописью о Доме,  мне  об  этом  сообщают,  я
только-только расстался с Рутой, тут же мне звонят,  что  она  похищена...
Кто врет?  Помощник  Кардинала?  Или  он  ни  при  чем  вообще,  случайная
накладка? Рута? Может, она не из Дома, а подослана со стороны? Специально,
чтобы обаять меня, а потом использовать? Нет. Отбой. Рута создала  комнату
при знакомстве, она из Дома, безусловно, не ниже третьего  этажа.  Кстати,
почему я ломаю голову? Если верить Руте, мы с ее матерью знакомы.
     Меня как молнией ударило. Мать! Жительница четвертого этажа!  Опытная
женщина... Уж она-то должна знать, что делать.
     Через минуту я мчался на четвертый этаж. Чопорный, уходящий корнями в
глубокую древность Дом начал казаться чуть ли не студенческим  общежитием,
где жильцы бегают с этажа на этаж за сахаром, солью и чаем. Правда, в Доме
бегали за другим. Неплохо было бы, окажись у Рутиной матери в каком-нибудь
из вариантов поклонник помощнее. Главный контрразведчик,  к  примеру.  Или
мультимиллионер с личной охраной в двести человек. Выделит мне  кто-нибудь
сотню людей, вооружу я их снайперскими винтовками,  проведу  через  Дом  в
новостройки, рассажу у окон...
     Мать Руты оказалась дома (удивительно, я даже  не  подумал,  что  она
может шататься где-нибудь, как мой отец). Где дочка? Неизвестно, девочка в
последнее время страшно разбаловалась,  шатается  везде,  мать  совсем  не
жалеет...
     Тут я и выложил  свои  плохие  новости.  Сильвия  рухнула  в  кресло,
собралась с мыслями и задала мне два вопроса: не связано  ли  похищение  с
нашим путешествие в вариант Медведя,  и  почему  шантажируют  постороннего
человека, а не ее,  мать?  На  первый  вопрос  я  с  уверенностью  ответил
отрицательно, а вот второй поставил меня в тупик. Хотя  если  учесть,  что
мафия уже знала мой  номер  телефона,  а  войти  в  Дом  больше  никто  не
рисковал... Как же они сумеют связаться с матерью? Тут меня  осенило,  что
не заходя в Дом  бандиты  не  могут  эксплуатировать  Руту.  Дурак  же  я,
девчонку заподозрил...
     Не вставая с кресла, Сильвия достала из шкафчика красивую  бутылку  с
лимонно-желтой непрозрачной жидкостью и стакан. Налила, выпила  и  позвала
какого-то Валеру. В дверях  смежной  комнаты  показался  мужчина  в  ярких
шортах и белой майке. Широкоплечий, с  бочкообразной  грудью,  он  здорово
напоминал  гориллу.  Сходство  усиливали  густые  черные  волосы,  обильно
покрывавшие все тело. Такая роскошная женщина могла бы найти себе кавалера
получше, подумал я. Но здоровьем, похоже, бог мужика не обидел.
     - Валера, ты помнишь Руту, мою дочь?
     Титаническое мыслительное усилие отразилось на Валерином лбу сеточкой
морщин.
     - Ты знаешь, какие-то негодяи ее похитили. И требуют  выкуп  с  этого
молодого человека. Он из Дома, с третьего этажа. Надо что-то делать.
     - Неужели не убежать было? - пробурчал Валера. И после паузы добавил:
- Надо платить. Тем более, мальчик с третьего этажа. Не хватит - одолжишь.
- И завершил, придя в восторг от собственного юмора: - Гы-гы-гы.
     Сильвия расслабленно махнула рукой и налила себе еще полстакана.
     - Валера, ты что, не хочешь мне помочь?  -  томным  голосом  спросила
она. - Это не выкуп, это первый взнос. Они ее покажут  за  эти  деньги,  и
только.
     - Я подумаю, - важно ответил Валера, повернулся и исчез за дверью.
     - Он подумает, - сказала женщина "в никуда", - как будто у него  есть
чем думать.
     - Он из Дома? - осторожно спросил я.
     - Да, но не совсем. Второй этаж, мелюзга.
     Я стоял дурак  дураком.  Дама  расслабилась  с  помощью  напитка,  ее
кавалер  думал,  а  точнее  -  делал  вид.  Разве  такая  картина   должна
наблюдаться в подобной  ситуации?  Это-мать?  Ей-богу,  либо  Дом  населен
какими-то моральными уродами, либо мне просто везет на подобных типов.
     Переминаться с ноги на ногу надоело, и я ушел. Чего угодно я  ожидал,
но не такой реакции. Мать Руты могла обрушиться  на  меня  с  проклятиями,
обвинить во всех бедах. Она могла закатить истерику. Я  уже  не  говорю  о
том, что она могла хотя бы задуматься, что делать! Но так бездарно  сидеть
и напиваться...
     Сильвия пришла ко мне около часу ночи. Я только что изрешетил в  тире
добрый  десяток  мишеней  и,  от  нечего  делать,  пересчитывал  деньги  в
чемоданчике. Гостья была окружена парами алкоголя. Она  рухнула  рядом  со
мной на диван, уткнулась мне в плечо и принялась плакать о  своей  тяжелой
женской доле. На что может жаловаться женщина, в жизни не ударившая  палец
о палец, имеющая возможность удовлетворять все свои прихоти  со  скоростью
мысли? Она жаловалась на мужчин. Женщины, мол, существа слабые, им  не  по
плечу решать трудные задачи,  а  мужчины  хоть  и  умеют  это  делать,  но
озабочены другим: как бы урвать что-нибудь для себя. И не  найти  одинокой
тонкой женской душе опоры в мире грубых и хитрых мужчин-эгоистов.
     Сильвия прямо прилипла ко мне. От нее пахло не только спиртным, но  и
духами. Тело под тонкой тканью платья грело, как печка. Забавно, не она ли
объясняла Руте, что должен делать  мужчина,  оказавшись  один  на  один  с
женщиной. Конечно, она очень красива. Сейчас, разглядев в упор ее лицо,  я
убедился, что морщинки, свидетельницы  времени,  отнюдь  не  замаскированы
косметикой. Их попросту не оказалось! Фигура изящная, гибкая. Нет,  больше
тридцати Сильвии не дашь. Но что ей от меня надо? Прямо воплощенная  мечта
сексуального маньяка: позаниматься любовью и с дочерью, и с матерью. А что
у моего отца с ней было?
     До  меня  дошло:  и  я,  и  Сильвия  ведем  себя  просто  по-свински.
Неизвестно, ни где находится Рута, ни что с  ней  делают,  а  мы  тут  как
подонки какие-то... Но я не оттолкнул Сильвию. Я обнял ее за плечи и  стал
гладить,  как  гладят  по  головке  маленького  капризного  ребенка.   Она
прильнула ко мне, пробормотала что-то  непонятное  и...  заснула.  Немного
подождав, я устроил ее на диване, положил под голову подушку и  накрыл.  А
сам вообразил потайную дверь  в  стене,  маленькую  комнатку  со  скромной
кроватью и сбежал. Хоть один раз в жизни я не пошел на поводу у инстинктов
и избежал соблазна.



                            15. ЧУВСТВО ЮМОРА

     Хоть и принято  считать,  что  утро  вечера  мудреней,  мне  от  этой
мудрости перепало не слишком много.  Осенила  только  "гениальная  мысль":
найти  в  фантастических  мирах,  созданных  седьмым  этажом  Дома,   либо
помощников-суперменов, либо супероружие, способное защитить меня и Руту от
превосходящих сил противника. Я загорелся, стал вспоминать фильмы и книги.
Первой отпала идея "помощников". Как их завербовать? Что  им  сулить?  Что
объяснять? Я вообразил себя входящим в эти  миры  с  чемоданами,  набитыми
миллионами долларов... Вот уж зрелище не для слабонервных!
     Куда  привлекательней  была  другая  идея.  Я   представил,   как   с
устройством, извлеченным из какого-нибудь фантастического романа,  подхожу
к Руте, нажимаю кнопку, и мы оказываемся за прозрачной пленкой, которую не
одолеть ни пуле, ни снаряду, ни пламени, ни слезоточивому газу. До армии я
читал много фантастики, там подобные оболочки назывались силовыми  полями.
А где именно они встречались? Все перечитаю, но найду.  Времени  не  будет
хватать - растяну сутки, как сделал это однажды, накачивая мускулы.
     Правда, меня не отпускали сомнения. Подчинится ли мне  седьмой  этаж?
Будут ли предметы из другого мира действовать в нашем? Вроде бы  все  миры
равноправны, и невозможно узнать, находясь в каком-то из них, придуман  он
или нет. Но без проверки на практике говорить не о чем.
     Почитав без передышки до четырех часов дня, я  нашел  два  подходящих
произведения.  К  сожалению,  действие  там  разворачивалось   на   других
планетах, героев было мало и похищение  или  покупка  генератора  силового
поля выглядели совсем не  простой  задачей.  Но  времени  (даже  обычного,
нерастянутого) еще хватало, и я решил продолжить свое копание в книгах.
     В шесть часов вечера, отдыхая от чтения за  завтрако-обедо-ужином,  я
подумал о Руте. Как она там? До встречи  целые  сутки.  Только  бы  ее  не
обижали.
     В тысячный раз в голове прокрутились мои мысли и Рутины слова. Как ее
поймали? Она ведь с самого начала хвалилась, что убежит  от  кого  угодно.
Что она мне по телефону говорила? Ничего особенного, успокаивала. Странно,
не я ее успокаивал, а она меня. Сохраняй, мол, чувство  юмора.  Как  будто
мне до шуток. Сколько раз она про этот юмор  упоминала?  Три  или  четыре?
Ей-богу, что-то здесь не так. Словно  намек  какой-то.  Но  что  проку  от
чувства юмора?
     Я крепко задумался и вытащил  на  свет  божий  смутное  воспоминание,
послужившее основой для подозрения. А подозрение переросло в  уверенность.
Если Рута что-то имела в виду, то речь шла именно об этом.
     Закончив рассказ о чудесах седьмого этажа и обсудив  вместе  со  мной
пугающе огромную силу его обитателей, Рута не согласилась, что именно  они
и есть хозяева Вселенной. Она сравнила их с художниками.  Недаром  же  они
живут выше всех, их комнаты-мастерские, где  создаются  миры-картины.  Все
миры тщательно продуманы и логически непротиворечивы.  Об  этом  заботятся
творцы, воплощай они хоть  "Братьев  Карамазовых",  хоть  драму  из  жизни
роботов. Обитатели седьмого  этажа  -  художники-реалисты...  Их  творения
законопослушны.
     Но над седьмым этажом  находятся  мансарды.  Кто  живет  в  мансардах
обычных домов? В старину (во всяком  случае  по  литературе)  там  обитала
всякая голытьба: художники-авангардисты, модернисты, сюрреалисты. Те,  кто
живет в мансардах Дома, если сравнивать их с обитателями седьмого этажа, и
есть такие вот авангардисты-сюрреалисты.  Рута  ухитрилась  объяснить  это
четырьмя-пятью фразами, добавив, что совершенно случайно  познакомилась  с
жителем мансарды, который потряс ее своими способностями.  При  знакомстве
он представился так: "Вся ваша жизнь - это большая-большая шутка.  Поэтому
зови меня просто Юмор".
     - Он смешной и страшный, - сказала тогда  Рута,  -  очень  смешной  и
очень страшный. Но, кажется, неплохой. -  И  нервно  передернула  плечами,
словно мороз пробежал по коже.
     Та наша встреча была насыщена  и  любовью,  и  информацией.  Слова  о
Юморе, который живет  на  крыше,  а  также  о  других  обитателях  мансард
моментально выветрились из моей головы и ожили  в  памяти  только  сейчас.
Решив не терять ни секунды, я отправился на поиски.
     Ступеньки, ведущие вверх с лестничной площадки седьмого этажа, были в
два раза уже обычных.  В  полутьме  под  самым  потолком  размещались  две
обшарпанные двери. Я ожидал, что в мансарды входят прямо с крыши.  Значит,
заблуждался. Кстати, совсем не обязательно Юмор живет  в  нашем  подъезде.
Тогда придется опять спускаться и подниматься.
     Левая дверь не откликалась на звонок минут пять.  Гуляют,  модернисты
чертовы. Вот смешно будет, если в мансардах  вообще  никого  не  окажется.
Только на свое чувство юмора и останется уповать. Да на сомнительную  идею
с силовым полем.
     Через минуту после звонков в правую дверь за ней послышались какие-то
звуки. Но дверь не открывалась. Я продолжал названивать  еще  минуты  две.
Наконец-то! Дверь распахнулась, за ней стоял  одетый  в  джинсовый  костюм
мужчина с физиономией то ли алкоголика, то ли  дебила.  Соломенного  цвета
нечесаные волосы почти  закрывали  ему  глаза,  а  странной  формы  нижняя
челюсть придавала лицу сходство с лошадиной мордой.
     - Добрый день, - я чувствовал себя более чем неловко, но старался  не
показать это, - знаете ли, мне нужен Юмор.
     - А сатира тебе не нужна?
     - Понимаете,  Юмор  -  что-то  вроде  имени.  Этот  человек  сам  так
представлялся. Он сказал: "Вся ваша жизнь -  шутка.  Поэтому  зовите  меня
Юмором".
     - Слышал, - сказал мой собеседник. -  Слышал.  Может  быть,  даже  от
себя. Значит, я и есть Юмор. Заходи.
     Мы  прошли  в  аскетически  обставленную,  но  на  удивление   чистую
комнатку, сели в  кресла.  Юмор  убрал  волосы  с  глаз,  его  лицо  стало
выглядеть совсем по-другому. Словно не с ним я встретился в дверях.
     Выслушав рассказ и просьбу о помощи, Юмор  принялся  раскачиваться  в
своем кресле-качалке. Что за черт? Мы ведь сели в одинаковые  обыкновенные
кресла. Или этот абстракционист на меня галюки напускает: не было полозьев
изогнутых, так выросли.
     - Рута - хорошая девочка. Я ее даже помню, - сказал Юмор. -  Наивная,
чистая.  Не  стоило  им  ее  захватывать,  не  стоило.  Завтра   в   шесть
встречаетесь? Как бы не забыть, как бы не забыть...
     Откуда-то из-за спины Юмор вытащил кисть.  ("Он  что,  в  самом  деле
художник?" - подумал я). Встал,  прошелся  по  комнате,  нашел  подходящее
место на стене, уверенно нарисовал здоровенную шестерку. Немного подумал и
обратился ко мне:
     - Адрес!
     Я  назвал  адрес,  который  мгновенно  был  записан  под   шестеркой.
Непонятного  происхождения  красная  краска   словно   горела   огнем.   Я
предположил, что она с добавлением фосфора. Не подобные ли знаки появились
у Валтасара на стене?
     - Иди на встречу, - обратился ко мне Юмор, - неси деньги.  Веди  себя
смирно. Увидишь меня - тоже веди смирно. А потом вместе с  Рутой  убирайся
подальше. Нервный я что-то стал, разойтись могу.
     Нельзя  сказать,  чтобы  я  ушел  обнадеженный.  Ничего  смешного   и
страшного я не заметил. Ну,  трюк  с  креслом,  краска  необычная,  манеры
странные... Достаточно ли таких фокусов для нашей защиты? Тип этот юморной
в себе уверен, но разве мало самоуверенных болванов?
     Вернувшись домой, я по инерции продолжил свое запойное чтение.  Сутки
не растягивал, спал, с незапомнившимися кошмарами, но спал.  На  следующий
день книги уже не читались. Еда не лезла в горло.  Хотелось  побродить  по
городу, и все же, во  избежание  непредвиденных  осложнений,  я  решил  не
выходить из комнаты.  Меня  так  и  подмывало  выпить  самую  малость  для
храбрости, однако и этот соблазн я преодолел.
     Без пяти минут шесть я со вздохом отложил пистолет (толку от него  не
было никакого), взял чемоданчик с  деньгами  и  вышел  из  комнаты.  Через
минуту неторопливой ходьбы  перед  моими  глазами  уже  стояли  колпинские
новостройки. Мафия, как ей и  полагалось,  не  дремала:  меня  ждали  двое
"Жигулей",  грузовой  фургон  с  надписью  "Продуктовый"  и  шесть  бравых
молодцов рядом. Один из них с широкой улыбкой на лице пошел мне навстречу.
     - Пунктуальный человек, дорогой, - сказал он, - уважаю.  Наверное,  и
деньги принес?
     Подавив желание двинуть "дорогого" по  морде,  я  поднял  чемоданчик,
подержал на весу, опустил и спросил:
     - Где Рута?
     - Вот она, твоя родная-любимая, бери, пользуйся, но далеко от  машины
не уходи. И деньги давай!
     Приоткрыв  чемоданчик,  парень  крякнул  и   направился   к   голубым
"Жигулям", около которых стояли  другие  бандиты.  Я  двинулся  к  зеленой
машине,  где  на  переднем  сиденье  успел  заметить  Руту.  Моя  подружка
выглядела неважно, хотя единственным  заметным  доказательством  непорядка
был небольшой фингал под правым глазом. Я хотел было сесть в "Жигули", но,
увидев  на  заднем  сиденье  типа,  скалящего  зубы  в  мерзкой   ухмылке,
передумал.
     - Рута, лапушка, выйди, - попросил я.
     Вместо ответа она подняла  левую  руку.  На  ее  запястье  красовался
металлический браслет, от которого тянулась цепочка серебристого цвета.  Я
вскипел от бешенства. Шутники хреновы! "Далеко не уводи..." Ну,  я  теперь
эти рожи запомню... Пусть только попробуют не снять цепь!..
     Я повернулся крикнуть, но крик застрял в горле. Из-за соседнего  дома
выходил Юмор. Мысленно оценив длину цепочки более чем в метр, я предпочел,
чтобы Рута, даже прикованная, находилась не в машине, и громко произнес:
     - У меня есть чувство юмора. Давай-ка вылезай.
     Взгляд  Руты  изменился.  Стараясь  не  демонстрировать  спешку,  она
принялась выбираться из машины со стороны руля, так как именно  к  нему  и
был прикован другой конец цепи. Я в меру сил пытался помочь.
     А наш странный знакомый приближался. Никто  не  обратил  внимания  на
покачивающегося человека в старом джинсовом костюме, измазанном  побелкой.
Нечесаные патлы неопределенного цвета свисали  на  лошадиное  лицо  Юмора.
Алкаш алкашом. Пьянь хроническая. Краса и гордость любой очереди за вином.
     Мерзавцы забеспокоились,  лишь  когда  "забулдыга"  оказался  от  нас
метрах в десяти. Двое направились ему наперерез. Рутин  "компаньон"  вылез
из машины.
     - Эй, ты, ..., стой! - крикнул один из бандитов.
     Юмор не откликнулся, продолжая с трудом переставлять ноги, словно шел
по глубокому песку. Он стал чуть ближе, а вот  двое  держиморд  как  будто
занимались ходьбой на месте и не продвинулись  ни  на  йоту.  Это  вызвало
беспокойство во вражьем стане. К нам  направилась  уже  вся  "великолепная
шестерка", а перед Юмором оказался парень, сидевший в зеленой машине. Юмор
приостановился и дунул. Лично я не почувствовал ни малейшего  ветерка,  но
парень   отлетел,   словно   воздушный   шарик,   подхваченный   ураганом.
Приземлившись в нескольких метрах  от  зеленых  "Жигулей",  он  больше  не
подавал никаких признаков жизни.
     А время вокруг нас потекло по  неизвестным  доселе  законам.  Бандиты
медленно-премедленно, как будто я наблюдал снятые рапидом кадры, лезли под
куртки за оружием. Юмор уже стоял передо мной и  Рутой.  Правой  рукой  он
сгреб за грудки меня, левой - ее. Я хотел крикнуть: "Цепь!", - но  боковым
зрением заметил, что ее звенья покатились маленькими ртутными шариками.
     - Домой! К мамам! - скомандовал Юмор и швырнул нас,  резко  распрямив
руки.
     Оказывается, взбесилось не только время, но и пространство.  Судя  по
ощущениям, мы падали. Судя по траектории  полета,  -  поднимались.  Больше
всего это  напоминало  движение  по  желобу  из  скользкого-прескользкого,
упругого и прозрачного до невидимости  пластика,  когда  кажется,  что  ты
стремительно падаешь, но земля не приближается, а отдаляется.
     Невидимый желоб доставил нас на третий или четвертый этаж строящегося
дома, прямо в незастекленное окно, да так деликатно, что  даже  деревянная
рама осталась незадетой. Мы безболезненно плюхнулись на  пол,  вскочили  и
бросились к окну досматривать спектакль.
     Внизу законы природы вроде бы пришли в норму. Молодчики уже почти все
были с пистолетами. Однако  бред  не  кончился.  В  руке  у  Юмора  возник
здоровенный подковообразный магнит, словно взятый  из  школьного  кабинета
физики. Юмор бросил магнит на землю между  собой  и  своими  противниками.
Оружие само вырвалось из их рук, и даже мы с Рутой услышали  металлический
лязг. Кучка пистолетов почти скрыла  под  собой  красно-синюю  поверхность
магнита.
     Где-то далеко, но очень громко, сломали ветку. Юмора качнуло, и тогда
я понял, что это не ветка треснула, а прозвучал выстрел какого-то сидящего
в засаде стрелка... На голубой куртке Юмора проступило багровое пятно. Мне
стало жутко. Мы-то с Рутой теперь в безопасности, а вот Юмор... Не был он,
оказывается, всемогущ.
     Раненый не проявил  заметных  признаков  беспокойства.  Он  пару  раз
провел по пятну ладонью, и пятно исчезло. Еще дважды прозвучал выстрел, но
Юмор уже был настороже. После каждого из выстрелов слышался звон от  удара
пули по металлу и визг рикошета. Похоже, что  пули  попадали  в  цель,  но
мишень изменила свои свойства.
     Стало понятно, откуда велся огонь. Этот дом стоял  немного  особняком
вдалеке,  напротив  нашего.  И  недавняя  мысль,  что   мы   находимся   в
безопасности, показалась мне преждевременной. Будь снайпер  поумней,  я  и
Рута, маяча в окне, как дураки, запросто могли получить по пуле.
     Юмор тем более "вычислил" стрелка. Он повернулся к нам спиной и лицом
к противнику, поднял вверх руки, как дирижер перед финальным  аккордом,  и
сделал жест, словно потянул на себя какой-то большой невидимый предмет.
     Я весь покрылся испариной,  а  слабость,  ударившую  в  ноги,  вообще
описать невозможно. Дом, где  прятался  стрелок,  практически  построенный
дом, со стеклами, блестящими от вечернего  солнца,  словно  превратился  в
стопку гигантских костяшек домино.  Верхние  этажи-"костяшки"  поехали  по
нижним, накренив здание в нашу сторону, притом  деформация  произошла  без
малейшей  трещины.  Как  будто  весь  вид  из  окна  оказался   панорамой,
нарисованной на упругом холсте, и какой-то гигант  с  той  стороны  холста
навалился на него, выпятив рисунок дома в нашу сторону. Описание  процесса
часто занимает больше времени, чем сам процесс. Короче говоря, дом  поехал
- качнулся к нам, а  от  крыши  отделилась  и  полетела  вниз  малюсенькая
человеческая фигурка, ну никак не больше муравья, если смотреть из  нашего
окна. И громкий, совсем не муравьиный вопль разнесся над новостройками.
     Избавившись от снайпера, дом принял нормальный вид. Стоявшие внизу  и
наблюдавшие  за  поединком  бандиты  избавились  от   последних   остатков
любознательности и кинулись врассыпную. Но безуспешно.  Вначале  мы  могли
лицезреть уже известный "бег на месте". Потом бегущие вроде как бы  начали
помаленьку терять в росте. Я пригляделся повнимательней.  Мне  показалось,
что их ноги словно стачиваются о  почву,  как  мягкий  материал  о  грубый
напильник. Нет, это  их  почва  затягивает,  как  трясина.  Нет,  это  они
растекаются...
     Я отказался от попыток понять происходящее. Несложно было свихнуться.
Вопли неудачливых мафиози  несли  в  себе  страшную  боль.  Они  гибли,  и
спасения им не  было.  Вот  исчезли  ноги,  вот  туловища,  руки,  головы.
Жутчайший хор затих.
     - Пошли! - Я схватил Руту за руку и потянул. Ее трясло. - Пошли, Юмор
сам предупреждал. Это опасно!
     Но оторваться от страшного зрелища было  не  просто.  Внизу  как  раз
ожили голубые "Жигули". Затененные стекла  мешали  разглядеть,  кто  сидит
внутри. С визгом то ли колес, то  ли  мотора  машина  рванулась  с  места.
Недалеко. Мотор ревел, колеса крутились как бешеные, но из-под  них,  всех
четырех, только летела  в  стороны  жидкая  грязь.  Автомобиль  постепенно
проседал в вырытые вращением ямы.  "Что-то  я  не  слышал  о  "Жигулях"  с
четырьмя ведущими колесами", - подумалось мне.
     Юмор пошел к машине. Вернее,  не  пошел,  а  двинулся.  Это  движение
нельзя было назвать ходьбой, от него за версту несло мультипликацией: Юмор
исчезал и тут же появлялся через три-четыре метра, вновь исчезал  и  вновь
появлялся  таким  же  образом,  притом  исчезновения  казались   настолько
кратковременными, что их и исчезновениями-то  нельзя  был  назвать.  Через
несколько секунд Юмор уже стоял у голубых "Жигулей" и зачем-то вытирал  их
рукавом.
     Как картинка, нарисованная на стекле,  смывается  растворителем,  так
исчезали "Жигули" после джинсового рукава Юмора.  Это  было  уже  слишком.
Оставался  продуктовый  фургон,  неизвестно,  что  в  нем  скрывалось,   и
неизвестно, как Юмор мог его уничтожить. Я сгреб  Руту  поперек  туловища,
взвалил на плечо и побежал к лестнице.



                             16. КАПИТУЛЯЦИЯ

     Удобно устроившись на  диване,  я  смотрел  прямую  трансляцию  матча
"Наполи" - "Рома". Хотел прогуляться по Риму, сделал за окном вид  Вечного
Города, зачем-то включил телевизор и... не смог оторваться. Темпераментный
комментарий  на  непонятном  мне  итальянском  языке   воспринимался   как
своеобразная музыка. Ну, а зрелище в переводе не нуждалось. Я махнул рукой
на прогулку. Вечный,  он  вечный  и  есть,  денек  подождет.  А  футбол...
Хорошего футбола я не видывал целую вечность. Неплохой каламбур?
     "Рома" забила гол, сократив  разрыв  в  счете.  На  трибунах  гремели
петарды. У меня в комнате зазвонил телефон.
     На мгновение я задумался. Вроде бы не междугородный звонок, а в  Риме
я еще никого не знаю... Тут же дошло, что  для  Дома  звучание  звонков  -
сущая мелочь, и законы, по которым работают его  телефоны,  -  не  меньшая
загадка, чем все остальное.
     После таких вот основательных размышлений я снял трубку. Голос в  ней
показался  знакомым.  В  самом  деле.  Звонивший  представился.  Это   был
племянник и заместитель  Кардинала.  Он  хотел,  чтобы  я  его  немедленно
принял.
     Рим и футбол мгновенно вылетели из головы. Как ни прекрасен отдых, но
исламскую тему еще никто  не  снимал  с  повестки  дня.  А  как  расценить
случившуюся с собеседником метаморфозу? Он не слал больше  голографических
фантомов, не являлся в окружении дюжих костоломов, как хозяин всех и  вся.
Он смиренно просил его принять. Не  забавно  ли?  Я  вернул  за  окно  вид
вечернего Ленинграда и стал ждать звонка в дверь, попутно вспоминая давнюю
идею: комната с замаскированными пулеметами, где простреливается почти все
пространство. Приводишь опасных гостей, заходишь  сам  в  мертвую  зону  и
общаешься. А если что не так - нажимаешь нужную дощечку паркета. Вот  лень
проклятая! Нарисовал бы эскизик и был бы готов ко  встрече  со  всякими...
террористами. Жаль, поздно поумнел, не додумался  до  подобного  тогда,  с
Атлантом.
     Зазвенел дверной звонок, и я пошел открывать, на ходу прикидывая, где
надо разместить хотя бы спрятанные пистолеты. На всякий случай. Не верю  я
в перевоспитание фанатиков.
     Гость пришел один и уже не выглядел  бюрократом.  Галстук  и  жилетка
исчезли из его гардероба, а  в  глазах  появилось  выражение  загнанности,
явного страха. Хотя разве не бывает запуганных бюрократов? Вдруг  Кардинал
решил устроить  сокращение  штатов?  А  как  у  них  сокращают?  "Пиф-паф,
ой-ой-ой..."
     - Ты нас обманул, - с места в карьер  рванул  помощник  Кардинала.  -
Обвел вокруг пальца, как щенков. Сам щенком прикинулся.
     Я удивился и задумался. Как обманул? Промолчал кое о чем, это да.  Но
что случилось? И как себя вести, признавать обман или  отрицать?  Признать
опасно, но вдруг это признание какой-то силы, за которую меня зауважают  и
не тронут.
     - Мне плевать, - гость не дал мне  додумать,  -  на  причины.  Дураку
ясно, что тебе, молодому, нечего делить со старым хреном. И он так считал,
потому приказал тебя не трогать... "Люблю, - говорил, - идейных людей.  Их
всего-навсего надо переубедить". Да и твой третий этаж... Ему же цены нет!
Нас, из Дома, всего двое на все дело.  Старый  пень  ленился,  вечно  жить
хотел. А я ишачь! Вечный проводник... Да ты  мне  больше,  чем  Кардиналу,
нужен был! Ждали  мы,  когда  шпана  тебя  достанет  и  ты  у  нас  помощи
попросишь.  Это  не  я!  Кардинала  идея!  Дождался...  Довыпендривался...
Скрытым имамом себя вообразил!
     За короткий срок в моем мозгу  произошла  гигантская  работа.  Многие
детали оставались неясными, но кое-что... Пока болтун переводил дух  после
пылких оправданий, я пытался понять главное: какого черта он тут кается?
     -  У  меня  одна  просьба,  -  взмолился  гость,   -   убери   своего
киборга-убийцу! Ты хороший актер, ты и сейчас сидишь с невинным видом,  но
не смей повторять, что ты ничего не знаешь! Это ты его нам  подкинул,  еще
проследил, как мы его брали!
     - К-какой к-киборг? - Мое изумление было более  чем  неподдельным,  я
даже начал заикаться. - Седой, что ли?
     - Он седой, это  точно.  И  человек  он,  наверное.  Но  как  он  это
сделал?.. Ты хоть знаешь, что он Кардинала убил?
     - Что-о? Как?
     - Может, и не знаешь... Пес с тобой. Вчера убил. А как -  один  Аллах
знает. Вот я и назвал его киборгом. Человеку такие вещи  не  по  силам.  У
меня кассета...
     Недавний заместитель Кардинала, а ныне, надо  понимать,  новый  глава
организации, достал из кармана кассету, дрожащими руками сунул в  видик  и
стал перематывать пленку в поисках начала записи. А во время  перемотки  -
бормотал, бормотал, бормотал:
     - Его брали, там два се-узу были. И у  Кардинала  два  се-узу.  Слава
Аллаху, меня там не было. А что случилось - никто не знает. Только  трупы.
И куда он скрылся - никто не знает, наружная охрана никого  не  выпускала.
Словно этот твой... Седой умеет Домом пользоваться.
     На экране телевизора появилось изображение незнакомого кабинета. Пол,
кресла,  ковер  -  везде  валялись  трупы.   Назойливо,   как   специально
размазанная краска, лезла в глаза кровь. Дрожание камеры в руках оператора
можно было объяснить  как  неопытностью,  так  и  чрезвычайным  волнением.
Однако, дважды прочертив комнату, объектив быстро нашел  чеканный  профиль
Кардинала. Крупный план... Оператор обошел покойного, чтобы  показать  его
анфас. Камеру бросало из стороны в сторону, ее хозяин в буквальном  смысле
слова шел по трупам.
     Я внимательно вглядывался в экран. Похоже, подвоха  не  было.  Совсем
недавние воспоминания перед глазами: отец  показывает  фотографию,  что-то
говорит... Словно полжизни я  ухлопал  на  войну  с  Кардиналом.  А  всего
прошло... Месяц или два? И какое время считать: растянутое,  нерастянутое?
М-да, поработал Седой, порезвился. И без папаши моего  не  обошлось,  кто,
как не он, помог Седому бежать?
     - Ну что, доволен? - спросил гость, выключив видик.
     Я помолчал секунд двадцать, не зная, что сказать. И от этого незнания
захотелось ответить вопросом на вопрос, да так лихо, чтобы  и  мне  узнать
хоть самую малость.
     - А где гарантия, что это не спектакль? Набрали  статистов,  измазали
томатным соком, мебели наломали. Одного загримировали Кардиналом...
     - Да как?.. Да зачем?.. - Собеседник даже вспотел от возмущения. -  А
если бы у тебя твой наймит сидел?
     - Нет наймита. Пришили вы его и прикидываетесь, что он  ушел.  А  кто
такие се-узу?
     - Живой он! Живой! Дай мне Аллах таким живым  быть.  -  Гость  достал
платок и вытер вспотевший лоб. - А се-узу - земляки его, Седого твоего. Из
одного мира, только из другой страны. Се-узу  -  примерно  как  суперагент
переводится. Специальная подготовка, сверхшпионы... Это  еще  с  древности
идет. Они мне рассказывали, что их шейх, учитель, значит, говорил: "В мире
может быть только сто один се-узу". Самые лучшие  считались  в  ОИРе  и  в
Чосоне, Корее по-нашему, если я не ошибаюсь. Вот... Восемь се-узу нам дали
и еще двадцать два простых офицера. А Седой, получается,  тоже  се-узу.  И
классом выше. Что нам теперь в ОИРе сказать?  Четырех  Седой  у  Кардинала
кончил. Из них трое - аристократы, из центра, корни к Рязанскому  халифату
уходят. И еще...
     Он посидел, помолчал, откинувшись в кресле, потом  вновь  взял  пульт
управления, принялся возиться с видиком и продолжил:
     - Говоришь, убили мы друга твоего Седого?  Ну,  ну...  Вот  тебе  еще
привет от него. Лагерь у нас был такой... Неважно, где. В средней  полосе.
Вроде как шабашники  в  нем  жили,  а  на  самом  деле  гости  из  ОИРа  с
обстановкой знакомились, русский язык учили, обычаи. А шабашники работали,
да. Накрыл их кто-то ракетами, я думаю, Седой... с тобой.
     - Нет-нет-нет, - я завертел головой так, что чуть не вывернул шею,  -
первый раз слышу, клянусь.
     - Не могу тебе это место показать, не сняли мы, гебешников там  много
набежало и военных. Да и ничего особенного там.  Выжженная  земля.  А  вот
другой лагерь у нас в  Средней  Азии  есть...  был,  так  там  видеокамеры
стояли, записывать могли. Не густо, но записали.
     На экране появилась картинка как из голливудского кинобоевика. С  той
только разницей, что здесь разобрать что-либо было  абсолютно  невозможно.
Ночная темень, прожектора, проволока, мечущиеся  фигуры,  в  том  числе  в
милицейской форме, сполохи взрывов.
     - Разница во времени, - продолжил  добровольный  комментатор,  -  три
часа.  Это  же  надо  таким  лосем  быть!  У  него  что,  личный   самолет
сверхзвуковой? Или его кто-то через Дом таскает? А ну давай говори!
     Пришел гость явно как проситель, но горечь  поражения,  а  главное  -
привычка  командовать  -  изменили  его  поведения.  Я  же  был  настолько
обескуражен, что не смел возразить. И выдумал  настолько  неправдоподобную
историю, что даже через пять минут уже был не в  состоянии  ее  вспомнить.
Опять Атлант, его брат, сват... Через четвертый этаж вытащили Седого...
     - Надоел ты мне, - племянник Кардинала перебил мои излияния. - Где-то
врешь, где-то не врешь. Мне не до того. Запоминай. Увидишь своего Седого -
передашь: Организации больше нет. Я ухожу от дел. Ухожу! Все. И  без  моей
помощи мусульмане вас съедят. С нами бы все даже тише было бы,  почти  без
насилия. Но зачем мне это? Я могу в месяц по миллиону  делать.  Зачем  мне
власть? Надоело. Передай Седому - ухожу. А вам и сто Седых не помогут.
     Гость извлек из видика кассету,  покряхтел,  посопел,  словно  старый
дед, откашлялся вместо прощания и ушел.
     "Весь вечер на манеже, - подумал  я,  -  все  рассказал,  покаялся  в
грехах и отрекся. Мавр сделал свое дело".
     Голове было от чего пойти кругом. Во-первых, никто не давал гарантии,
что все услышанное правда. Во-вторых, если правда, то получается, все меня
подставляли. Кардинал - мафии, а родной отец вместе с Седым  -  Кардиналу.
Просто Иванушка-дурачок какой-то. Своего "я" ни на  грош.  В-третьих...  а
в-третьих, дурак - он дурак и  есть.  Вот  хотя  бы  с  четвертым  этажом.
Кардинал кого-то в заложниках держал. Почему я, идиот, забыл  о  них?  Мог
ведь потребовать, чтобы отпустили.
     Долго ломал я голову над самыми разными загадками. А  поздно  вечером
позвонил недавно найденный и тут  же  забытый  в  суматохе  брат  Борис  и
сообщил, что Михаил Ильич два дня назад умер при странных обстоятельствах.



                   17. ЖИЗНЬ ПРЕКРАСНА, НО... УДИВИТЕЛЬНА

     Прошло три дня. Отец с Седым так  и  не  объявились.  Что  непонятней
всего - исчезла даже мать. Хорошо, если это отец спрятал ее на время своих
авантюр. Оставалось надеяться на это. А искать...  Кого  из  жильцов  Дома
можно найти?
     С Рутой я тоже не виделся. Идти к ней первому, после всей  истории  с
похищением и освобождением, не хотелось. То ли чувство вины мешало, то  ли
какой-то дурацкий принцип.  И  она  не  шла.  Ничего,  не  последний  день
живем...
     Я побывал в Риме. Поборол опасения оказаться белой  вороной  в  чужом
непонятном городе. И был вознагражден. Рим  -  лучшее  в  мире  место  для
"белых ворон". Я выглядел банальным туристом, которые встречались здесь на
каждом шагу. Да почему выглядел? Я БЫЛ туристом! А паспорт и  виза  -  это
уже вторично.
     Рим меня восхитил. Я не собирался ограничиваться кратким знакомством.
А своей очереди ждали Венеция, Милан, Флоренция... Да и  не  сошелся  свет
клином на Италии! Мало ли в мире интересных мест?! Япония, Франция, Индия,
Мексика... Господи, до чего странен же был Атлант, обуздавший  свое  хобби
государственной границей. Уж в Риме бы он нафотографировал...
     Я настроился на самое  подробное  знакомство  с  земным  шаром.  Чуть
позднее, получив понятие о странах и народах, можно было махнуть в  другие
варианты истории. А там, глядишь, если высшие этажи мне подчинятся,  и  по
времени попутешествую, и дальше... Ни к чему делать кавалерийские  наскоки
на  Пушкина.  Если  уж  Дом  обещает  превратить  мою  жизнь  в  роскошное
пиршество, то надо соблюдать меню.
     Но я не расставался с Ленинградом, возвращаясь в город для ночлега. С
одной стороны, еще не набрался нахальства, чтобы устраиваться в отелях,  с
другой - надеялся на встречу с родителями и Рутой.  А  на  четвертый  день
римских  каникул  -  "спекся",  замучила  ностальгия.  И  после  завтрака,
начитавшись родных газет, решил прогуляться по Питеру.
     Вышел я сразу на Невский рядом с Домом Книги,  сам  толком  не  зная,
куда  направиться.  "Потолкаюсь  среди  очередей,  у  Казанского   постою,
послушаю ораторов, - думал я, -  и  надоест.  Уж  на  что  римский  воздух
ругают, а наш, похоже, ядовитей будет. Вон как "Икарусы" копоти поддают!"
     Летние дни готовились к превращению в осенние, но кое-что от  летнего
зноя в них осталось. Облака старались не баловать  ленинградцев  солнечным
теплом, солнце успешно ускользало... Одним словом - день как день. На  миг
во мне вспыхнуло ощущение жуткой зависти к людям, деловито снующим вокруг.
Они ЗНАЮТ, зачем пришли сюда, ЗНАЮТ, что им надо делать в ближайшее время.
А я? Я - человек без желаний; у меня ВСЕ есть, мне нечего  больше  желать.
Противоположности сходятся:  чья-то  абсолютная  бедность  сходна  с  моим
абсолютным богатством. В чем сходство? В безысходности...
     Чувство было жуткое, словно мир вокруг меня поплыл,  потерял  ясность
очертаний. Мне показалось, что этак я смогу ходить  сквозь  варианты  даже
без помощи Дома. Наваждение постепенно рассеялось, вернулась способность к
логическому мышлению. Что  это?  Жесточайший  приступ  угрызений  совести?
Зависть к тем, кто знает смысл жизни? Чепуха.  Текущие  заботы  -  еще  не
смысл жизни.  А  вот  то,  что  мои  невероятные  возможности  ко  многому
обязывают - точно.
     Я подумал, что такой вот приступ запросто мог толкнуть моего  отца  к
действиям, не позволить ему просто наслаждаться  всеми  прелестями  жизни.
Получается, и  я  в  туристах  надолго  не  засижусь,  куда-нибудь  полезу
восстанавливать справедливость в моем понимании.
     Побродив у фонтана  рядом  с  Казанским  собором,  я,  как  в  старые
недобрые времена, попытался установить наличие слежки. Никого.  Сложновато
это, выследить человека, выходящего не из Дома, а бог знает где...
     - Извините, вы говорите по-английски? - Изящная стройная  брюнетка  с
болтающимся на груди фотоаппаратом обратилась ко мне на таком  разборчивом
английском, что я автоматически ответил:
     - Да. - И после недолгих размышлений добавил: - Немного.
     Моя  собеседница  так  же  разборчиво  спросила,  как   проехать   до
Исаакиевской площади. Я  объяснил  и  добавил,  что  могу  проводить.  Она
согласилась, и мы сели в автобус. По дороге  я  вспомнил  слова  о  ружье,
видящем на театральной сцене. На этот  раз  "ружьем"  оказался  английский
язык. Не зря, выходит, я зубрил его, накачивая мышцы! Шибко  не  преуспел,
но с девушкой симпатичной пообщаться хватит. И в чем особенная прелесть  -
не где-нибудь в Нью-Йорке или Майами, а у себя в Ленинграде, на своей, так
сказать, территории.
     Девушка оказалась американской студенткой, приехавшей в  Ленинград  в
составе   туристской   группы    и    пожелавшей    осмотреть    городские
достопримечательности самостоятельно. Я вызвался поработать гидом,  и  мое
предложение было принято. Слава богу, перед выходом из  Дома  мне  хватило
ума  заменить  лежавшие  в  кармане  брюк  итальянские  лиры  на  изрядное
количество рублей. Это позволило лихо катать американскую гостью на  такси
и щедро угощать ее в кафе, куда мы прорвались  лишь  благодаря  еще  более
щедрым чаевым швейцару. Моя спутница, в полном соответствии с тем,  что  я
знал об американцах,  вначале  пыталась  платить  сама,  но  я  пресек  ее
поползновения на корню. С шутливой (насколько я разбираюсь  в  английском)
интонацией она спросила, богатый ли я человек. Мне  не  оставалось  ничего
другого, как согласиться.
     Кроме фраз типа: "Это очень старый дом", "Это очень красивый дом",  -
я оказался способен и к диалогам на более сложные темы. Ну, а под вечер мы
так наловчились общаться, словно нашему разговору  помогала  телепатия.  Я
предложил Кэт (так звали американку) побывать  у  меня  в  гостях,  и  она
согласилась.
     Первым делом Кэт из моей квартиры позвонила в гостиницу "Пулковская",
где ей удалось застать в номере свою соседку, и предупредила, чтобы та  не
волновалась  из-за  ее,  Кэт,  отсутствия.  Поговорив,  она  приступила  к
изучению висящих на стенах живописных полотен. Дело в том,  что,  стараясь
потрясти  гостью,  я  "заказал"  настоящие   хоромы,   а   стены   украсил
запомнившимися  работами  матери,  дополнив  их  и  врезавшимся  в  память
"Собакочеловеком".   Именно   "Собакочеловеку"   да   еще    картине    со
скелетом-велосипедистом Кэт уделила  особое  внимание.  Она  спросила,  не
Сальвадор ли Дали автор этих полотен, и высказала несколько  предположений
об их возможной баснословной цене.
     Вечер прошел замечательно, аванс  на  еще  более  замечательную  ночь
(звонок в "Пулковскую") я получил... О чем еще остается мечтать  человеку?
Да я ни о чем и не мечтал. Правда,  лаская  Кэт,  я  вспомнил  о  Руте,  и
кое-какие угрызения совести зашевелились в душе. Но не  сильные.  В  конце
концов, мы ведь не давали друг другу никаких клятв верности?
     Засыпая, я пообещал сам себе, что не  расстанусь  с  Кэт  ни  завтра,
ни... в ближайшее время. Наверное, навещу ее в Штатах...
     Ярчайший солнечный свет наконец  сумел  пробраться  даже  сквозь  мои
закрытые веки. Сзади, уткнувшись носом в спину, посапывала Кэт, и я боялся
пошевелиться, чтобы не разбудить  ее.  Но  через  несколько  секунд  после
пробуждения до меня дошло: ни разу в жизни в  моей  комнате  не  было  так
солнечно. Как это я расположил спальню,  разместил  кровать?  Или  заказал
наутро за окном калифорнийский пейзаж?
     Я открыл глаза. И сразу же понял, что  комната  мне  незнакома.  Надо
вспомнить вчерашний  вечер...  ночь.  Пили  мы  шампанское  и  французский
коньяк, притом не так, чтобы слишком. Спальню я придумал  без  выкрутасов,
простенькую. Но  не  эту  комнату,  точно.  Это  же...  крестьянская  изба
какая-то. Верно, изба. Разве Кэт тоже из Дома? Какие сволочи так шутят!
     Осторожно, стараясь не разбудить Кэт,  я  повернулся.  Господи,  боже
мой! Спаси и сохрани! Рядом со мной лежала не Кэт! Рута?  Трудно  даже  за
день   пересказать   весь   поток   мыслей,   гипотез,   часто   абсолютно
противоречивых, выданных моим мозгом за какую-то  долю  секунды.  Нет,  не
Рута. Но и не Кэт. От Руты только  соломенного  цвета  волосы  и  короткая
стрижка. Волосы меня обманули. А вот все остальное...
     Похоже, женщина почувствовала на себе мой  взгляд,  ритм  ее  дыхания
изменился, она открыла глаза.
     Первой естественной реакцией женщины в подобной ситуации должна  быть
попытка прикрыться. Во всяком случае, я так думал. Однако, моя соседка  по
постели была другого мнения. Не меняя позы,  она  окинула  меня  изучающим
взглядом и спросила на английском, с трудом поддающемся пониманию:
     - Кто ты такой, парень? Что ты здесь делаешь?
     - Не знаю. Кто ты? Где я? Чей это дом?
     - Это мой дом, - ответила хозяйка на один из моих вопросов,  -  и  ты
должен мне деньги... за ночлег.
     Мысленно проклиная все на свете, я натянул брюки и полез в карман  за
деньгами. Интересно, рубли ей подойдут? Кстати, я перевел "за  ночлег",  а
может быть, она имела в виду "за ночь"? Вот переплет... За  такие  шуточки
убивать мало...
     Женщина повертела в руках десятирублевую купюру и бросила на пол.
     - Это деньги?! - взвизгнула она. - Ты, черт бы тебя  побрал,  кто  ты
такой? Почему ты не платишь? Я - бедная женщина, а ты...
     Дальше, мне кажется, последовали ругательства,  но  с  этим  разделом
английского я почти не был знаком. Из добродушной с  примесью  любопытства
женщины хозяйка начала превращаться в крикливую  ведьму.  Рассчитывать  на
диалог с ней не приходилось. Да  и  ситуация  пиковая.  Лучше  сматываться
подобру-поздорову.
     Я накинул рубашку, всунул ноги в кроссовки,  сгреб  носки  и  куртку,
окинул комнату взглядом в поисках своих вещей. Ничего. Оставив  за  дверью
крики  и  вопли,  я  выскочил  на  улицу.  Отбежал  метров  на  пятьдесят,
остановился, привел в порядок  одежду,  завязал  шнурки.  И  только  потом
огляделся.
     Без сомнения, меня занесло в  деревню,  притом  очень  большую,  дома
равномерно тянулись во все стороны до горизонта. Но сами дома... Во многом
они  напоминали  обыкновенные  крестьянские   постройки,   бревенчатые   и
кирпичные.  Только  крыши  подкачали.  Односкатные,   почти   параллельные
поверхности земли, лишь с самым минимальным наклоном. Эти  крыши,  да  еще
малая высота домов, метра три - три с половиной, придавали всем постройкам
эфемерный вид. Сараюшки, да и только. Но  все  остальное  вокруг  домов  -
вполне основательно.  Заборы,  огороды,  фруктовые  деревья.  Где-то  лают
собаки, где-то курица кудахчет. Улицы не  замощены,  вдоль  заборов  стоят
столбы с натянутыми проводами.
     Я  не  был  за  границей  нигде,  кроме  Рима.  Куда  меня  забросили
неизвестные шутники? Мысленно я перечислил все англоговорящие страны. Если
судить по фильмам... Не  знаю.  Я  огляделся.  Ни  одного  высокого  дома,
выходит, "Мать всех лестниц" на помощь не  позовешь.  Та-ак.  Кто  же  так
тонко пошутил и зачем?  Да  и  шутка  ли  это?  Отсутствие  высоких  домов
означает  мою  полную  изоляцию  на  приличный  срок.  В  зависимости   от
расстояния до ближайшего города. Кому надо  меня  изолировать?  Кардиналу,
если его помощник врал, или самому преемнику, если тот врал лишь  о  своем
выходе из игры? Есть у меня еще враги? Не слыхал, не  знаю.  Неожиданно  в
памяти всплыла случайная встреча, когда мы с Кэт шли к Дому.  У  соседнего
здания,  того  самого,  с  преимущественно  женским   населением,   стояла
симпатичная девушка, которую я вначале принял за Руту и здорово  струхнул.
Но она, скользнув равнодушным взглядом, отвернулась, а я, подойдя поближе,
признал свою ошибку. Опять же - блондинка с короткой стрижкой, но Рута так
никогда не одевалась. На этой платьице - закачаешься.  А  если,  все-таки,
это была Рута? Увидела, закипела от ревности и сама или еще, не дай бог, с
мамашиной помощью отомстила?
     Я стоял посреди  улицы  и  ломал  голову  над  происками  неизвестных
врагов. Одно можно сказать: все мои неприятности от женщин. Из-за  Наташки
со шпаной связался, потом Рута влипла, тоже "весело" было. А теперь - Кэт.
Нет, это она меня сюда доставила, точно. Только  я  убедился,  что  слежки
нет, она объявилась. И я хорош, ас сыскного дела.
     Через секунду меня занимали уже другие проблемы. Я увидел вывернувшую
из-за угла странную процессию. Впереди в  обтрепанной  красной  накидке  с
белыми крестами на груди и спине шел скелет.  Да-да,  скелет.  Бело-желтые
кости, череп с пустыми глазницами... Как он ходит, что он видит?
     За скелетом вереницей шли пятеро хмурых  людей:  трое  мужчин  и  две
женщины в самой... гм... разнообразной одежде. На шеи пятерых была петлями
накинута общая веревка.
     Процессия  прошла  мимо  меня,  стоящего  с  отвисшей   челюстью,   и
остановилась у одного из домов. Скелет  бросил  на  землю  конец  веревки,
открыл калитку, прошел к зданию. Подойдя к дому  вплотную,  он  засветился
сиреневым светом и... прошел сквозь стену.  Секунд  через  тридцать  дверь
распахнулась, он появился на пороге. Костлявая  образина  тащила  отчаянно
сопротивлявшуюся женщину в изодранной рубашке.
     Высокая, плотного сложения женщина  не  могла  противостоять  усилиям
непонятного, чуть ли не просвечивающего насквозь  существа.  Скелет  волок
пленницу абсолютно без  усилия,  как  это  делал  бы  какой-нибудь  мощный
механизм. Вопль стоял жутчайший.
     Я почувствовал себя как на просмотре объемного, да еще и с  запахами,
фильма ужасов. В дырах ночной  рубашки  мелькнула  белая  грудь,  ягодицы.
Фильм ужасов, да еще и с элементами эротики. Но ведь у  скелета  не  видно
никаких признаков пола.
     Вопль был хуже  всего.  В  фильмах  так  не  кричат.  Я  находился  в
очень-очень реальном мире. Что делать?  Вмешаться?  Я  огляделся.  У  дома
напротив во дворе стоял здоровенный парень и  наблюдал  за  действием  без
малейшего любопытства или чувства сопереживания на лице. Та-ак,  аборигены
в курсе, им это не в новинку. Вмешаться? Ведь потом даже не смоешься,  Дом
далеко.
     Веревочная петля, накинутая  на  шею  женщины,  мгновенно  остановила
вопли и сопротивление. Теперь все пленники выглядели одинаково.
     Внезапно из распахнутой двери выскочил-вывалился мужчина в исподнем с
лопатой в руках и кровоподтеком в пол-лица. Он поднял лопату как топор  и,
пошатываясь, кинулся на скелета. Образина дважды взмахнула бичом, до этого
висевшим на каком-то подобии бедра. Первый удар перерубил лопату. Второй -
сломал мужчине ногу. Хлынула кровь, треснула кость, и  ее  острый  обломок
разорвал кожу.  Раненый  с  воем  свалился  на  землю.  Скелет  равнодушно
отвернулся и пошел как ни в чем  не  бывало,  ведя  за  собой  невольничий
караван.
     Да-а. Ну и скелеты здесь. Пожалуй,  подерешься  с  таким...  Движимый
каким-то извращенным любопытством, я пошел за прецессией. Одно  мне  стало
ясно. Попал я сюда через седьмой этаж. Это не иная история, не иное  время
и не иная планета. Это вымышленный  мир.  Сто  процентов.  Значит,  Кэт  с
седьмого этажа? Или тот, кто ее послал. Но мне нечего делить ни с  кем  из
семиэтажников. Чья-то наводка? Чья?
     На  противоположной  стороне  улицы  появился  еще  один   скелет   с
пленниками. Шли они навстречу нам, а накидка на том скелете была  салатная
с какими-то закорюками на груди и  спине.  Скелеты  поприветствовали  друг
друга взмахами рук и продолжали свой путь.
     Я брел, продолжая ломать голову. Мое подозрение  упало  на  несколько
мгновений морального самоедства рядом с Домом Книги. После этих  мгновений
все  и  началось.  Словно  высшая  сила  с  ногами  влезла  в  мою  жизнь,
распорядилась  мной  как  беспомощной   марионеткой,   персонажем   своего
безумного сценария. Может, это экзамен на зрелость? Что я стою  без  Дома?
Вечно мне кто-то помогал, даже в безнадежных ситуациях. То Ветер, то Юмор.
А вот теперь, парень, выкрутись сам. Без помощи Бога с Машины.
     Мимо прогромыхала телега, запряженная  вполне  земной  лошаденкой.  И
старичок-боровичок тоже вполне  земной.  Вообще,  райский  уголок,  дачное
место, если бы не скелеты проклятые.
     Я остановился! Работа матери! Скелет на велосипеде! Но  какая  связь?
Неужели мать меня?.. Ну, нет. Она же  никого  не  знает  и  ни  в  чем  не
разбирается.
     Я решил не преследовать процессию.  Ну  их.  Надо  получить  какую-то
информацию. Слава богу, хоть в  англоязычный  фильм  или  роман  засунули.
Могли в японский, китайский... Интересно,  а  живопись  как-то  связана  с
языком? Или Кэт просто домыслила мир картины?
     Я подошел к первому же встречному, пожилому опрятно одетому мужчине с
ящиком в руках.
     - Скажите, пожалуйста, здесь есть поблизости большой город?
     - Большой... - Мужчина  отвечал  вполне  дружелюбно,  просто  надолго
задумался. - Очень далеко. Вниз по реке - две недели плыть.  Наш  город  -
самый большой в провинции. Шестьдесят тысяч жителей, может быть, и больше.
     "Вот это да, - подумал я, - домики до горизонта, точно. Но должно  же
здесь  быть   хоть   одно   высокое   здание!   Например,   церковь.   Или
электростанция. Провода же есть. Мне бы только до лестницы добраться..."
     - А есть здесь поблизости какое-нибудь высокое здание? - спросил я.
     - Что? - Дружелюбие  собеседника  мгновенно  испарилось.  -  Еще  сам
Великий император Лентяй Первый запретил строить дома  выше  дюжины  футов
под страхом мучительной...
     Договаривал он уже  отвернувшись  и  направляясь  быстрой  трусцой  в
сторону, противоположную той, куда шел.
     Вот это да!  Какова  империя  Первого  Лентяя  или  его  наследников?
Дела-а-а... Что-то у него не то  с  именем.  Что?  Лентяй  по-английски  -
лэйзибоунз. Дословный перевод сказанного стариком  -  ленивые  кости.  Как
понимать: скелет - император?
     Меня  засунули  в  жестокий  мир.   Засунули   всерьез   и   надолго.
Бессмысленно гадать, кто и  зачем.  Надо  искать  выход.  Искать,  искать,
искать, не надеясь на чудо и внезапный подарок судьбы. Этот мир создан  по
тем же законам, по каким создаются все художественные произведения.  А  ни
один автор не в силах предусмотреть все. Моя  задача  -  обнаружить  чужой
просчет.
     Кстати, какой палач не захочет посмотреть на мучения жертвы? Надеюсь,
и загадочный сценарист навестит свои угодья. Буду ждать.  Ведь  он  же  не
Юмор, и он не растает в моих руках. Добро пожаловать!

ЙНННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННН»
є          Этот текст сделан Harry Fantasyst SF&F OCR Laboratory         є
є         в рамках некоммерческого проекта "Сам-себе Гутенберг-2"        є
ЗДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД¶
є        Если вы обнаружите ошибку в тексте, пришлите его фрагмент       є
є    (указав номер строки) netmail'ом: Fido 2:463/2.5 Igor Zagumennov    є
ИННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННј

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.