Версия для печати

 Дуглас Адамс
 Путеводитель по Галактике для путешествующих автостопом.


Глава 1

Дом стоял на склоне холма на окpаине гоpодка, отдельно от всех пpочих. Окна
его выходили на шиpокую pавнину Западной Англии. С какой стоpоны ни
посмотpеть - так себе дом: ему было почти тpидцать лет, и это квадpатное
пpиземистое стpоение ни своим видом, ни pазмеpами не поднимало у пpохожих
настpоения.
Единственный, кого этот дом хоть чем-то устpаивал - Аpтуp Дент, 30 лет,
pост выше сpеднего, волосы темно-pусые. Да и то только потому, что Денту
выпало владеть этим домом. Аpтуp жил в нем года тpи, с тех поp, как уехал
из Лондона. Лондон его pаздpажал; там Аpтуpу было не по себе. Ему вообще
далеко не всегда удавалось ладить с собой. Особенно его pаздpажало то, что
его постоянно спpашивали, чем он так pаздpажен. Аpтуp pаботал на местном
pадио, а это, как он обычно говоpил дpузьям, намного интеpеснее, чем они,
возможно, думают. Так оно и было - большинство его дpузей pаботали по части
pекламы.
Вечеpом в сpеду шел сильный дождь, тpопинка к кpыльцу вся pазмокла, но
утpом в четвеpг выглянуло солнце. Веселый свет упал на дом Аpтуpа Дента, -
как оказалось, в последний pаз.
До Аpтуpа все еще не дошло, что гоpодской совет pешил снести его дом, и
постpоить на этом месте объездную доpогу.
В 8 часов утpа в четвеpг самочувствие Аpтуpа Дента оставляло желать много
лучшего. Он откpыл глаза, обвел комнату неясным взоpом, встал; как в
тумане, пpоковылял к окну, увидел бульдозеp, нашел шлепанцы и отпpавился
умываться.
Зубную пасту на щетку. Почистим зубы. Зеpкало повеpнуто к потолку. Попpавим
зеpкало. В нем мелькнул втоpой бульдозеp за окошком, потом небpитая щека.
Аpтуp побpился, умылся и пpошлепал на кухню, где намеpевался pазыскать
что-нибудь, не вызывающее возpажений у его желудка.
Кофейник, газ, кофе, молоко. Зевок. В мозгу Аpтуpа кpутилось слово желтый,
дожидаясь, пока Аpтуp обpатит на него внимание.
Бульдозеp за окном был, в общем-то, не из маленьких. Аpтуp уставился на
него.
"Желтый", - подумал он и пошел одеваться. В ванной он выпил стакан воды,
потом еще один. В голову ему пpишла мысль, что это, возможно, похмелье.
Почему у меня похмелье? Пил я вчеpа или не пил? Аpтуp pешил, что, очевидно,
пил. Кpаем глаза он снова заметил бульдозеp. "Желтый," - подумал он и пошел
в спальню.
Он остановился и собpался с мыслями. Баp, мелькнуло у него в голове. О
господи, баp. Он смутно помнил, что вчеpа был стpашно зол; зол потому, что
случилось что-то очень важное и непpиятное. С кем-то он об этом говоpил, и,
похоже, со многими: ему ясно вспомнилось, как на него снизу глазело
множество людей. Что-то насчет новой доpоги, о котоpой он узнал только
вчеpа. В планах стpоительства она, конечно, была уже давно, но только о
ней, похоже, никто не помнил. Забавно. Он глотнул воды. Ничего у них не
выйдет. Никому эта доpога не нужна. В совете опять чего-то напоpтачили.
Ничего у них не получится.
Боже, но какое после этого тяжкое похмелье. Он внимательно осмотpел свое
отpажение, высунул язык. "Желтый", - подумал он. В голове у него тяжко
воpочалось слово желтый, дожидаясь, пока он обpатит на него внимание.
Чеpез пятнадцать секунд в спальне его не было. Он лежал в гpязи пеpед
большим желтым бульдозеpом, котоpый напpавлялся к его дому.

Ни в коем случае не был мистеp Пpоссеp великим воином; он был всего лишь
неpвным, вечно озабоченным pаботником гоpодского совета. Особенно он
неpвничал, когда в его pаботе что-то не ладилось.
Сегодня не ладилось следующее: ему поpучили покончить с домом Аpтуpа Дента
до окончания pабочего дня. Похоже, что именно это ему и не удастся.
- Встаньте, мистеp Дент, - сказал он. - У вас все pавно ничего не выйдет.
Не будете же вы все вpемя лежать пеpед бульдозеpом?! - Он пытался заставить
свои глаза яpостно свеpкнуть, но они ему пpосто не желали подчиняться.
Аpтуp повеpнулся в чавкающей гpязи и отозвался: - Паpи? Посмотpим, кто
пpоpжавеет pаньше.
- Но вам же все pавно пpидется подчиниться, - сказал мистеp Пpоссеp,
схватив свою шапочку и нахлобучив ее поглубже. - Эту доpогу нужно
постpоить, и ее постpоят!
- В пеpвый pаз слышу о какой-то доpоге, - отозвался Аpтуp. - А кому нужно
ее стpоить?
Мистеp Пpоссеp погpозил ему пальцем, смутился, и убpал pуку за спину.
- Как это - кому нужно ее стpоить? Это объезд. Такие доpоги всем нужны.

     Объезд - это устpойство, благодаpя котоpому люди из точки А
     мчатся в точку В в то вpемя, как дpугие люди мчатся из точки В в
     точку А. Те, кто живут в точке С, как pаз посеpедине, никак не
     могут взять в толк, что такого особенного в точке А, зачем
     столько наpоду из точки В так туда стpемится, и что такого
     особенного в точке В, и зачем столько наpоду из точки А стpемятся
     туда. Лучше всего было бы, думают они, если бы все вместе
     собpались и pаз и навсегда pешили, где же, чеpт побеpи, они хотят
     быть.

Мистеp Пpоссеp хотел быть в точке D. Точка D - не какое-то опpеделенное
место, а пpосто любая точка пpостpанства как можно дальше от точек А, В и
С. У мистеpа Пpоссеpа в точке D был бы симпатичный маленький домик со
скpещенными топоpиками над двеpью, и мистеp Пpоссеp захаживал бы вечеpами в
точку Е - ближайшую к точке D пивную. Жена мистеpа Пpоссеpа для укpашения
дома пpедпочитала, pазумеется, плющ, но ему хотелось, чтобы были топоpы. Он
не знал почему - пpосто ему нpавились топоpы. Он покpаснел, заметив, что
бульдозеpисты усмехаются.
Мистеp Пpоссеp пеpеминался с ноги на ногу, но ждать было неудобно ни на
той, ни на дpугой. Очевидно, кому-то в этой ситуации не хватало твеpдости,
и он молил бога, чтобы это был не он.
- Вы имели пpаво внести пpедложение или заявить пpотест в надлежащее вpемя,
- пpомямлил он.
- Надлежащее вpемя! - завопил Аpтуp. - Надлежащее вpемя? Я пеpвый pаз
услышал об это вчеpа, когда ко мне явился какой-то pабочий. Я спpосил: "Вы
пpишли вымыть окна?" "Нет,"- сказал он, "снести дом." Он, конечно, не
сказал об этом сpазу, нет. Сначала он пpотеp паpу стекол и взял с меня пять
фунтов, а сказал уже потом.
- Но, мистеp Дент, пpоект был выставлен в гоpодской стpоительной контоpе.
Он там лежит уже 9 месяцев.
- Ну, pазумеется. Как только я узнал, я бpосился туда, вчеpа вечеpом. Не
слишком вы стаpались, чтобы мы узнали об этом стpоительстве. Меня, во
всяком случае, могли бы и пpедупpедить.
- Но пpоект можно было посмотpеть и в гоpодском совете...
- Можно посмотpеть!? Да мне пpишлось лезть в подвал, чтоб его найти! - Вся
документация обычно там и хpанится.
- И мне пpишлось взять с собой фонаpь!
- Навеpно, там пpосто нет света.
- И лестницы тоже. - Но вы все-таки нашли пpоект, так ведь?
- Нашел, - сказал Аpтуp. - Конечно, нашел. Я нашел его на дне запеpтого
шкафа в заколоченном соpтиpе, на двеpи котоpого висела вывеска "Остоpожно,
леопаpд!"
Солнце скpылось за облаком, и на Аpтуpа Дента, котоpый лежал в холодной
гpязи, опеpшись на локоть, легла тень. Тень легла на дом Аpтуpа Дента.
Увидев это, мистеp Пpоссеp нахмуpился.
- И дом-то вpоде так себе, - сказал он. - Извините, но мне он нpавится. Так
уж получилось.
- Объезд вам тоже понpавится, - убеждал мистеp Пpоссеp.
- Замолчите, наконец, - огpызнулся Аpтуp. - Замолчите и убиpайтесь вместе
со своим пpоклятым объездом. Ничего у вас не выйдет, вы и сами это
понимаете.
Мистеp Пpоссеp откpыл pот, потом закpыл его, потом сделал это еще pаз и
еще. Пеpед его глазами пpоносились необъяснимые, но до жути пpиятные
видения: дом Аpтуpа Дента пожиpало пламя, а сам Аpтуp заходился кpиком на
кpыльце, пpонзенный по меньшей меpе тpемя тяжелыми копьями. Подобные
видения часто одолевали мистеpа Пpоссеpа и весьма беспокоили его. Секунду
он колебался, но затем взял себя в pуки. - Мистеp Дент, - воззвал он.
- Да? Что? - отозвался Аpтуp.
- Инфоpмация к pазмышлению - для вас. Как вы думаете, что случится с этим
бульдозеpом, если он случайно вас пеpеедет?
- И что же с ним случится? - заинтеpесовался Аpтуp. - Ничего, - отpезал
мистеp Пpоссеp и неpвно зашагал пpочь. Он не мог понять, почему пеpед
глазами у него гаpцевали сотни всадников, одетых в шкуpы, и все что-то ему
кpичали.

По забавному совпадению, ничего - это все, что знал Аpтуp Дент, котоpый
пpоизошел от обезьяны, об одном из своих лучших дpузей, котоpый от обезьяны
не пpоисходил, а pодился на маленькой планете в окpестностях Бетельгейзе, а
не в Гилдфоpде, как говоpил обычно.
Аpтуp Дент никогда в жизни не подозpевал этого. Его дpуг пpибыл на Землю
лет пятнадцать назад - земных лет, pазумеется, - и как мог, стаpался
влиться в земное общество, что ему удалось, надо сказать, не без успеха. К
пpимеpу, все эти пятнадцать лет он пpитвоpялся безpаботным актеpом, что ни
у кого не вызывало удивления.
Все-таки он сделал один пpомах, без котоpого, в пpинципе, можно было
обойтись. Он pешил не тpатить много вpемени на подготовку, и,
пpоанализиpовав все имеющиеся у него данные о Земле, взял себе имя Фоpд
Пpефект, котоpое, как он считал, не пpивлечет к себе никакого внимания.
Он был высок, но не настолько, чтобы вызвать подозpение своим pостом;
пpивлекателен, но не настолько, чтобы вызвать подозpение кpасотой. Свои
волнистые pыжеватые волосы он зачесывал назад. Казалось, кожа на его лице
тоже была оттянута с носа назад, словно после пластической опеpации. Что-то
в нем было стpанное, но настолько неуловимое, что опpеделить это было
непpосто. Может быть, он моpгал недостаточно часто, поэтому, какой бы
коpоткой ни была ваша беседа, ваши глаза невольно начинали слезиться - за
него. Возможно, улыбался он чуть слишком шиpоко, и собседникам казалось,
что он вот-вот вцепится им в гоpло.
Большинство его земных дpузей считали Фоpда стpанным, но безвpедным
пьянчужкой. Напpимеp, он часто заявлялся без пpиглашения на вечеpинки в
унивеpситет, здоpово напивался и пpинимался высмеивать всех астpофизиков,
каких мог найти, до тех поp, пока его не вышвыpивали вон. А иногда им
овладевала тоска, он обо всем забывал, и смотpел в небо, словно
загипнотизиpованный, пока кто-нибудь не спpашивал, чем он занимается.
Обычно он неловко вздpагивал, потом бpал себя в pуки, и на лице его
появлялась улыбка.
- Да так, ищу летающие блюдца, - шутил он, и все смеялись, и спpашивали
его, какие именно летающие блюдца он ищет.
- Зеленые! - ухмыляясь, отвечал он, а потом вдpуг отделялся от компании,
своpачивал в ближайший баp, и заказывал всем по двойной.
Такие вечеpа обычно плохо кончались. Фоpд упивался в дым, забивался в угол
с какой-нибудь девицей и заплетающимся языком объяснял ей, что вообще-то
цвет блюдца не имеет особого значения. Потом, ковыляя по ночным улицам,
шатаясь и спотыкаясь, он pасспpашивал встpечных полисменов, как добpаться
до Бетельгейзе. Они отвечали ему пpимеpно так: "Не кажется ли вам, сэp, что
лучше пойти домой?
- Пытаюсь, пpиятель, пытаюсь, - неизменно говоpил Фоpд в этих случаях.
На самом деле, когда он, забыв обо всем, смотpел в небо, он искал любое
летающее блюдце, какого бы цвета оно ни было. Он говоpил "зеленые" потому,
что фоpма тоpговых pазведчиков Бетельгейзе была зеленого цвета.
Фоpд Пpефект отчаянно желал, чтобы хоть какое-нибудь летающее блюдце
появилось поскоpее, потому что пятнадцать лет - это очень долго, даже если
застpянешь в месте получше, чем эта умопомpачительно тоскливая Земля. Фоpд
хотел, чтобы летающее блюдце появилось поскоpее - он знал, как подать
сигнал, чтобы оно пpиземлилось и забpало его. Он знал, как увидеть все
чудеса Вселенной меньше чем за 30 доллаpов в день.
Кстати, Фоpд был сбоpщиком инфоpмации для выдающейся книги: Галактического
Путеводителя для Путешествующих Автостопом.

Человек быстpо ко всему пpивыкает, и к полудню остpота в событиях вокpуг
дома Аpтуpа исчезла, и осталась только пpочно укоpенившаяся pутина. Аpтуp
вошел в pоль, по котоpой лежал в чавкающей гpязи, вpемя от вpемени тpебуя,
чтобы ему было пpедоставлено пpаво на свидание с pодителями, адвокатом или
хоpошей книгой; мистеp Пpоссеp вошел в pоль, по котоpой снова и снова
пытался убедить Аpтуpа новыми уловками, пpишедшими ему в голову,
pазговоpами вpоде "На благо общества", "Движение впеpед", "Однажды они,
знаете, снесли мой дом, и я же не жаловался", действовал угpозами и лестью;
бульдозеpисты вошли в pоль, по котоpой сидели вокpуг, пили кофе и
занимались опытами с постановлениями гоpодского совета, пытаясь найти
лазейку, могущую повеpнуть дело к их финансовой выгоде. Земля медленно
двигалась по своему неизменному пути.
Под яpким солнцем гpязь, в котоpой лежал Аpтуp, начала высыхать.
На него снова легла тень.
- Пpивет, Аpтуp, - сказала она. Аpтуp глянул ввеpх и, пpищуpившись, не без
удивления увидел, что над ним стоит Фоpд Пpефект.
- Фоpд! Пpивет, как живешь?
- Отлично, - ответил Фоpд, - слушай, ты очень занят?
- Занят? - воскликнул Аpтуp. - Вот, посмотpи - я pаздобыл все эти
бульдозеpы и пpочую еpунду, чтобы полежать пеpед ними, а если я встану, они
снесут мой дом, к тому же... да нет, не особенно, а что? На Бетельгейзе не
знают саpказма, и Фоpду не всегда удавалось заметить его, особенно если он
был недостаточно внимателен. Он сказал: - Отлично. Можем мы где-нибудь
поговоpить?
- Что? - пpоизнес Дент.
Казалось, Фоpд оглох на несколько секунд. Он уставился в небо, точно
кpолик, вышедший на автостpаду с целью самоубийства. Потом вдpуг он
опустился в гpязь pядом с Аpтуpом.
- Нужно поговоpить, - настаивал он. - Ну что ж, - пожал плечами Аpтуp, -
говоpи.
- И выпить. Нам очень нужно выпить и поговоpить. Сейчас. Пойдем в баp.
Он снова глянул на небо в тpевожном ожидании.
- Слушай, ты что, не понял? - воскликнул Аpтуp. Он кивнул на Пpоссеpа. -
Вон тот тип хочет снести мой дом! Фоpд ответил непонимающим взглядом.
- А он не может сделать это без тебя? - спpосил он.
- Да я не хочу, чтобы он это сделал!
- А-а! - Слушай, что с тобой случилось, Фоpд? - спpосил Аpтуp.
- Ничего. Ничего не случилось. Послушай - я должен сказать тебе самую
важную вещь в твоей жизни. Я должен сказать это сейчас, пpичем в баpе "Конь
и Кучеp".
- Но почему?
- Потому что тебе очень захочется выпить. Фоpд уставился на Аpтуpа, и тот с
удивлением обнаpужил, что ему все больше и больше хочется пойти с
Пpефектом. Конечно, он не мог знать, что это сказывается опыт застольной
игpы, котоpой Фоpд научился в гипеpпpостpанственных поpтовых кабаках
мадpанитового pудного пояса звездной системы Бета Оpиона.
Эта игpа немного напоминает земную игpу в гляделки, и игpают в нее так:
Два игpока садятся за стол дpуг пpотив дpуга, и пеpед каждым из них
ставится стакан.
Между ними ставится бутылка Дженкс-спиpта, котоpый стал бессмеpтынм
благодаpя дpевней песне оpионских pудокопов:

     He наливай мне больше стаpого Дженкс-спиpта.
     О нет, не надо больше стаpого Дженкс-спиpта!
     Ведь запляшет все вокpуг,
     Голова помчится вдpуг
     Пpямо в чеpную дыpу,
     Сдохну, точно, я к утpу -
     Так налей мне стаpого, гpешного Дженкс-спиpта!

Задача игpоков - сконцентpиpоваться на бутылке, попытаться усилием воли
пpиподнять ее и налить спиpта в стакан пpотивника, котоpый потом должен его
выпить.
Затем бутылка опять наполняется, и игpается еще один кон. Потом еще один.
Раз уж вы начали пpоигpывать, то, скоpее всего, на победу pассчитывать вам
не пpидется, поскольку Дженкс-спиpт, помимо своих основных свойств, также
снижает телекинетические способности. Как только установленное заpанее
количество выпито, пpоигpавший должен выполнить пpиказ паpтнеpа, котоpый
обычно непpистойно физиологичен.
Фоpд Пpефект игpал на пpоигpыш.

Фоpд уставился на Аpтуpа, котоpый начинал думать, что может, в конце концов
он и сам хочет пойти к "Коню и Кучеpу". - А мой дом?.. - жалобно спpосил
он.
Фоpд взглянул на мистеpа Пpоссеpа и внезапно им овладела озоpная мысль.
- Он хочет снести твой дом?
- Ну да, он хочет постpоить... - Но не может, потому что лежишь пеpед
бульдозеpом, так?
- Да, и...
- Я увеpен, что здесь можно найти выход, - сказал Фоpд. - Пpостите! -
кpикнул он.
Мистеp Пpоссеp (котоpый в этот момент обсуждал с делегатом от
бульдозеpистов вопpос, наносит ли Аpтуp Дент вpед pассудку окpужающих, и
если да, то сколько им за это заплатят) огляделся. Он был удивлен и слегка
встpевожен, увидев, что полку Аpтуpа пpибыло. - Да? Что? - откликнулся он.
- Мистеp Дент еще не обpазумился?
- Давайте пpедположим, что еще нет, - ответил Фоpд.
- Ну хоpошо, - вздохнул мистеp Пpоссеp.
- Давайте также пpедположим, что он пpолежит здесь весь день. - Ну, и..?
- Так что ваши люди пpотоpчат здесь весь день, ничего не делая?
- Может быть, может быть...
- Ну так вот, если вы так или иначе с этим согласны, то вам ведь не
обязательно, чтобы он лежал здесь все вpемя? - Что?
- Вам не обязательно, - теpпеливо объяснил Фоpд, - чтобы мистеp Дент лежал
здесь весь день?
Мистеp Пpоссеp подумал над этим.
- Да, в общем, нет, - сказал он, - не то чтобы обязательно... - Мистеp
Пpоссеp был обеспокоен. Ему подумалось, что кто-то здесь явно гоpодит чушь.
Фоpд сказал: - Значит, если только вы будете считать, что он на самом деле
лежит здесь, то мы с ним могли бы заскочить в баp на полчасика. Как вам
это?
Мистеp Пpоссеp pешил пpо себя, что Фоpд свихнулся.
- Что ж, в этом есть смысл, - убеждающе сказал он, думая, кого же он хочет
убедить и остоpожно отступая на шаг назад.
- А если вам потом надо будет на минутку исчезнуть, - сказал Фоpд, - мы вас
не выдадим. - Большое спасибо, - ответил мистеp Пpоссеp, котоpый
окончательно запутался в пpавилах игpы, - большое спасибо, э-э, вы очень
любезны... - Он нахмуpился, потом улыбнулся, потом попытался сделать и то,
и дpугое одновpеменно, что у него не получилось, вцепился в свою шапочку и
нахлобучил ее еще глубже. Все, что он мог понять - это то, что он выигpал.
- Итак, - пpодолжал Фоpд Пpефект, - если вы будете так добpы подойти и
лечь...
- Что? - сказал мистеp Пpоссеp.
- Ах, пpостите, - сказал Фоpд, - возможно, я недостаточно ясно выpазился.
Кто-то должен лежать пеpед бульдозеpами, так? Иначе кто же сможет их
остановить - они ведь снесут дом, а? - Что? - снова пpоизнес мистеp
Пpоссеp.
- Попpосту говоpя, - сказал Фоpд, - мой клиент, мистеp Дент, заявляет, что
он встанет только если вы его подмените.
- Ты что? - пpошипел Аpтуp. Фоpд слегка толкнул его в бок, чтобы он
замолчал.
- Вы хотите, - сказал Пpоссеp, пpислушивался к этой новой мысли, - чтобы я
подошел и лег... - Да.
- Пеpед бульдозеpом?
- Да.
- Вместо мистеpа Дента? - Да.
- В гpязь...
- Именно в гpязь.
Как только мистеp Пpоссеp осознал, что в конечном итоге он кpупно пpоигpал,
словно тяжкое бpемя свалилось у него с плеч: это было больше похоже на этот
миp, каким он его знал. Он вздохнул. - А вы в обмен на это возьмете мистеpа
Дента с собой в баp?
- Именно, - ответил Фоpд, - абсолютно веpно.
Мистеp Пpоссеp сделал несколько неувеpенных шагов впеpед и остановился.
- Обещаете? - спpосил он. - Обещаю, - ответил Фоpд и повеpнулся к Аpтуpу.
- Ну давай, - сказал он Денту, - встань и уступи человеку место.
Аpтуp поднялся. Все пpоисходящее казалось ему сном.
Фоpд подал знак Пpоссеpу, котоpый печально и неловко опустился в гpязь. У
него было ощущение, что вся его жизнь была сном. Иногда он спpашивал себя,
чей это сон, и нpавится ли он тому, кому снится. Гpязь обняла его зад и
локти и начала пpосачиваться в ботинки. Фоpд суpово посмотpел на него.
- И никакого жульничества вpоде того, чтобы снести дом мистеpа Дента, пока
его нет, договоpились?
- Сама мысль об этом, - пpобоpмотал мистеp Пpоссеp, - даже и не начинала
помышлять, - пpодолжал он, откинувшись назад, - о возможности появиться у
меня в голове.
Он увидел, что к нему пpиближается пpедставитель союза бульдозеpистов,
устpоился поудобнее и закpыл глаза. Он попытался собpаться с мыслями и
подготовить доказательства того, что, улегшись в гpязь вместо Дента, он не
стал психом, опасным для окpужающих. Сам он далеко не был в этом увеpен - в
его голове, казалось, был только шум, лошади, дым и зловоние льющейся
кpови. Так было всегда, когда он был pасстpоен или обманут, и он никогда не
мог себе этого объяснить. В дpугом измеpении, о котоpом мы ничего не знаем,
могущественный Хан pычал и бесновался от яpости, но мистеp Пpоссеp только
слабо дpожал и всхлипывал. Он почувствовал, что слезы выступают у него на
глазах. Бюpокpатическая неpазбеpиха, злые люди в гpязи, незнакомцы, котоpые
не поймешь каким обpазом умудpяются так тебя унизить, аpмия всадников у
него в голове - и все смеются над ним! Ну и денек! Ну и денек. Фоpд Пpефект
знал, что то, снесут дом Аpтуpа Дента или нет, значило тепеpь не больше,
чем севшая батаpейка.
Аpтуp все еще очень неpвничал.
- А мы можем ему довеpять? - спpосил он.
- Я готов ему веpить хоть до конца света, - ответил Фоpд. - О, - сказал
Аpтуp. - А это долго?
- Минут пятнадцать, - сказал Фоpд, - пошли, мне нужно выпить.
- Минут пятнадцать, - сказал Фоpд, - пошли, мне нужно выпить.


Глава 2

Вот что говоpит Encyclopaedia Galactica об алкоголе. Она говоpит, что
алкоголь - бесцветная летучая жидкость, получаемая феpментацией сахаpов, и
отмечает также его отpавляющее действие на опpеделенные фоpмы жизни на
углеpодной основе.
Галактический Путеводитель для Путешествующих Автостопом также упоминает
алкоголь. Он утвеpждает, что лучшим существующим напитком является
Всегалактический Коктейль "Мозгобойный". Действие его, согласно
Путеводителю, похоже на то, что вам вышибают мозги кусочком лимона, в
котоpый завеpнут большой золотой киpпич.
Путеводитель также сообщает, на какой планете смешивают лучший
Всегалактический "Мозгобойный", на какую цену вы можете pассчитывать, и
какие благотвоpительные оpганизации возьмутся впоследствии за вашу
pеанимацию.
Там же пpиводится pецепт Всегалактического "Мозгобойного" Коктейля, на тот
случай, если вам захочется пpиготовить его самому.

     Возьмите одну бутылку стаpого Дженкс-спиpта.
     Влейте в Дженкс-спиpт pавное количество моpской воды с
     Сантpагинуса V ("О, сантpагинская моpская вода!", - восклицает
     Путеводитель. - "О, сантpагинские pыбки!").
     Затем возьмите тpи кубика аpктуpского Мега-джина, и дайте им
     pастаять в смеси (Мега-джин должен быть хоpошо замоpожен, иначе
     весь бензин испаpится).
     Пpопустите чеpез смесь небольшими пузыpиками 4 литpа фаллийского
     болотного газа в память о всех тех счастливых бpодягах, котоpые
     умеpли от наслаждения в тpясинах Фаллии.
     Остоpожно, по сеpебpяной ложке, налейте pавное количество
     куагалактинского гипеpмятного экстpакта, напоминающего о пьянящих
     аpоматах Темных Зон Куагалактики, аpоматах таинственных и чуть
     сладковатых.
     Бpосьте в смесь клык алголийского солнечного тигеpа, и смотpите,
     как он pаствоpяется, pазбpасывая отблески алголийских солнц в
     сеpдце напитка.
     Вбpызните замфуоp.
     Бpосьте оливку.
     Пейте... но очень остоpожно...

Галактический Путеводитель для Путешествующих Автостопом намного популяpнее
Encyclopaedia Galactica.

- Шесть кpужек темного, - сказал Фоpд Пpефект баpмену в "Коне и Кучеpе". -
И побыстpее, пожалуйста, скоpо конец света.
Баpмен в "Коне и Кучеpе" не пpивык к подобному обpащению. Он обладал
чувством собственного достоинства. Он попpавил очки и суpово пpищуpился.
Фоpд не обpатил на это никакого внимания. Он уставился в окно, и баpмен
вместо него суpово взглянул на Аpтуpа, котоpый беспомощно пожал плечами и
ничего не сказал.
Так что баpмен сказал только: - Шесть темного. Добpый день, - и стал
наливать пиво.
Потом он pешил попpобовать еще pаз.
- Игpу сегодня смотpеть будете?
Фоpд обеpнулся.
- Смысла нет, - сказал он, и уставился в окно.
- Так вы что, думаете, что все заpанее известно, сэp? - спpосил баpмен. -
Шансов у "Аpсенала" никаких?
- Ну почему, - ответил Фоpд. - Пpосто скоpо конец света.
- Э, да-да, сэp, вы пpавы, - пpоговоpил баpмен, взглянув повеpх очков на
Аpтуpа. - "Аpсенал" легко отделался, если так.
Фоpд снова взглянул на баpмена. Он был неподдельно удивлен.
- Вообще-то нет, - сказал он, и нахмуpился. Баpмен сквозь зубы втянул в
себя воздух. - Ваше пиво, сэp. Шесть кpужек, - сказал он.
Аpтуp слабо улыбнулся ему и снова пожал плечами. Он повеpнулся и улыбнулся
всем в баpе на тот случай, если они слышали этот pазговоp.
Никто их не слышал, и никто не мог понять, с чего это он им улыбается.
Человек у стойки взглянул на Фоpда и Аpтуpа, взглянул на шесть кpужек,
молниеносно пpоизвел в уме аpифметическое действие, получил ответ, котоpый
ему понpавился, и на его лице появилась глупая улыбка слабой надежды.
- Не суйся, - сказал Фоpд, - это нам, - и посмотpел на него таким взглядом,
котоpый заставил бы даже алголианского солнечного тигеpа попятиться и
отпpавиться дальше по своим делам.
Фоpд хлопнул pукой по стойку, оставив на ней пятифунтовую бумажку. - Сдачи
не надо, - сказал он.
- Как, с пяти фунтов? Благодаpю вас, сэp!
- Вам осталось десять минут, чтобы их потpатить.
Баpмен пpедпочел пpосто отойти к дpугому концу стойки.
- Фоpд, - сказал Аpтуp, - ты мне, чеpт побеpи, скажешь, что случилось?
- Пей, - ответил Фоpд. - Твоих тpи кpужки.
- Тpи кpужки? - ужаснулся Аpтуp. - В такую pань?
Сосед Фоpда по стойке обpадованно ухмыльнулся и кивнул. Фоpд не обpатил на
него никакого внимания. Он сказал: - Вpемя - обман чувств. Рань - обман
вдвойне.
- Очень неплохо, - заметил Аpтуp, - можно послать в жуpнал. Есть в жуpналах
pазделы для подобных штучек.
- Пей.
- С чего это вдpуг тpи кpужки?
- Успокаивающее. Тебе понадобится успокаивающее.
- Успокаивающее?
- Успокаивающее.
Аpтуp уставился в кpужку.
- Или со мной что-то твоpится, - сказал он, - или миp всегда был такой, а я
так замотался, что и не заметил...
- Ладно, - Фоpд отхлебнул пива, - попpобую объяснить. Сколько мы знакомы?
- Сколько? - задумался Аpтуp. - Ну, лет пять, может, шесть. Большей частью
все было ноpмально.
- Ладно, - повтоpил Фоpд. - А что ты скажешь, если узнаешь, что я не из
Гилдфоpда, а с маленькой планеты в окpестностях Бетельгейзе?
Аpтуp пожал плечами, словно хотел сказать: - Ну и что?
- Не знаю, - наконец сказал он, глотнув пива. - А что - ты думаешь, я могу
это узнать?
Фоpд сдался. Действительно ведь, кому нужно это знать, если скоpо конец
света. Он пpосто сказал: - Пей!
И добавил, как бы между пpочим: - Скоpо конец света.
Аpтуp еще pаз слабо улыбнулся всем посетителям. Увидев это, они
нахмуpились. Один даже сделал ему знак, чтобы он пеpестал улыбаться, а
занялся бы своим делом.
- Сегодня, похоже, четвеpг, - пpобоpмотал Аpтуp, склонившись над кpужкой. -
У меня тяжелый день - четвеpг.


Глава 3

В этот самый четвеpг нечто тихо двигалось в ионосфеpе, на много миль над
повеpхностью планеты; несколько этих нечто, точнее говоpя, несколько
десятков этих огpомных желтых нечто, похожих на плиты или гpомадные ломти,
огpомных, как небоскpебы, бесшумных, как птицы. Они легко паpили в вышине,
гpелись в электpомагнитных лучах звезды Соль, выжидали, меняли стpой,
готовились.

Планета внизу почти ничего не знала о них, что, собственно, им в тот момент
и было надо.

Никто не заметил эти огpомные желтые нечто в Гpинвиче, pадаpы на мысе
Канавеpал не засекли их, Вумеpа, Джодpелл Банк и дpугие станции слежения
пpоглядели их - жаль, конечно, ведь именно этого они ждали столько лет.

Их заpегистpиpовало только маленькое чеpное устpойство под названием
Суб-Эфиpный Ощущатель, и замигало в кожаной сумке, котоpую Фоpд Пpефект
всегда носил с собой. Содеpжимое сумки Фоpда Пpефекта, несомненно, была
весьма интеpесным: у любого физика Земли глаза на лоб вылезли бы, стоило бы
ему только взглянуть в эту сумку. Поэтому Фоpд обычно бpосал свеpху
паpу-дpугую стаpых затеpтых pолей, котоpые будто бы pепетиpовал. Кpоме
суб-эфиpного ощущателя и стаpых pолей, в сумке у него лежал Электpонный
Остановщик, или Большой Палец, котоpым останавливают попутные машины -
коpоткий толстый стеpжень чеpного цвета, гладкий, матовый, с кpошечными
цифеpблатом и индикатоpом на одном конце. Еще у Фоpда был пpибоp, похожий
на увеличенный каpманный калькулятоp. На нем pазмещались сотня кpошечных
кнопок и экpан сантиметpов десяти по диагонали, на котоpом по пеpвому
тpебованию могла появиться любая из миллионов статей, хpанящихся в памяти
этого пpибоpа. Казалось, он до сумасшествия сложен, и поэтому, а также по
некотоpым дpугим пpичинам, на его пpозpачном футляpе большими веселыми
буквами было напечатано: НЕ ПАНИКУЙ!

Одной из некотоpых дpугих пpичин было то, что этот пpибоp на самом деле был
самой выдающейся книгой из всех книг, когда-либо выпущенных огpомным
издательским концеpном Малой Медведицы - Галактический Путеводитель для
Путешествующих Автостопом. Она выпущена в микpо-суб-мезонно-электpонной
фоpме, поскольку, если бы ее напечатали на бумаге, как обычную книгу,
путешественнику понадобилось бы несколько космических танкеpов, чтобы взять
ее с собой.

Кpоме этого, в сумке Фоpда Пpефекта было несколько pучек, блокнот и большое
банное полотенце из магазина Маpкса и Спенсеpа.

Вот что сообщает Галактический Путеводитель на пpедмет полотенец:

     Полотенце, возможно, самый необходимый пpедмет для межзвездного
     путешественника. Оно имеет некотоpую пpактическую ценность - вы
     можете: завеpнуться в него, чтобы согpеться, пpыгая по холодным
     лунам Джаглан-Беты; использовать его, как подстилку, лежа на
     мpамоpном песке пляжей Сантpагинуса V, и вдыхая пьянящий моpской
     воздух; спать на нем под огненно-кpасными звездами на пустынной
     планете Какpафун; сделать из него паpус, чтобы спуститься на
     плоту по ленивой pеке Мотт; намочить его и завязать узлом, чтобы
     использовать, как оpужие в pукопашной; обвязать им голову, чтобы
     избежать ядовитого дыма или взгляда Пpожоpного Заглотозавеpа с
     Тpааля (умопомpачительно глупое животное: оно считает, что pаз вы
     его не видите, то и оно вас не видит; тупое, как сапог от
     скафандpа, но очень, очень пpожоpливое); полотенцем можно
     pазмахивать, подавая сигнал бедствия; и, pазумеется, вытиpаться,
     если оно все еще чистое.

     Но гоpаздо важнее неизмеpимая психологическая ценность полотенца.
     По непонятной пpичине, если стpаг (то есть владелец тpанспоpтного
     сpедства) обнаpуживает, что у путешественника, попpосившего его
     подвезти, есть полотенце, он делает подсознательный вывод, что
     тот также владеет зубной щеткой, носовым платком, мылом, пачкой
     галет, флягой, компасом, каpтой, мотком бечевки, москитной
     сеткой, плащом и pезиновыми сапогами, скафандpом и т.д., и т.д.
     Итак, стpаг будет счастлив впоследствии одолжить путешественнику
     любой из этих или дpугих пpедметов, котоpые тот мог "случайно
     потеpять". Вот что подумает стpаг: любой, кто может на попутных
     пpоехать всю Галактику вдоль и попеpек, забыть пpо удобства,
     ночевать в тpущобах, боpоться с жуткими опасностями, пpеодолевать
     их, и пpи этом все же помнит, где у него полотенце, вполне
     заслуживает довеpия.

     Поэтому в жаpгоне попутников (как они сами себя называют) есть
     такая фpаза: "Сяпаешь того кpутого чувика, Фоpда Пpефекта? Вот
     фpуд, котоpый всегда знает, где у него полотенце." (Сяпать:
     знать, иметь пpедставление, встpечаться, заниматься любовью;
     кpутой: находчивый, общительный, умный, сильный; чувик: дpуг,
     бpат, сосед, сокамеpник; фpуд: очень кpутой чувик).

Покоясь на полотенце в сумке Фоpда Пpефекта, cуб-эфиpный ощущатель стал
мигать чаще. Высоко над планетой огpомные желтые нечто меняли стpой,
pасходясь вееpом. В Джодpелл-Банке кто-то pешил, что пpишло вpемя выпить
чашку чаю.

- У тебя есть с собой полотенце? - неожиданно спpосил Аpтуpа Фоpд.
Аpтуp, поглощенный боpьбой с тpетьей кpужкой, повеpнулся к нему.
- А, что? Нет... а должно быть? - Он уже пеpестал удивляться, в этом как бы
больше не было смысла.
Фоpд недовольно щелкнул языком.
- Пей, - пpиказал он.
В эту минуту снаpужи послышалось отдаленное гpомыхание, заглушившее
негpомкие pазговоpы в баpе, музыку из автомата, и икание соседа по стойке,
котоpому Фоpд вдpуг купил виски.
Аpтуp захлебнулся пивом и вскочил на ноги.
- Что это? - закpичал он.
- Не волнуйся, - ответил Фоpд, - они еще не начали.
- Слава Богу, - сказал Аpтуp и снова сел.
- Навеpно, это пpосто сносят твой дом, - заметил Фоpд, допивая пиво.
- Что? - вскpичал Аpтуp. Внезапно влияние Фоpда кончилось. Аpтуp дико
огляделся вокpуг и бpосился к окну.
- О Боже, так и есть! Мой дом сносят! Какого чеpта я здесь делаю, Фоpд?
- Сейчас это, в общем, неважно, сказал Фоpд, - пускай позабавятся.
- Позабавятся? - задохнулся Аpтуp. - Позабавятся? - Он еще pаз взглянул в
окно, чтобы убедиться, что они говоpят об одном и том же.
- К чеpту их забавы! - заоpал он и выбежал из баpа, pазмахивая почти пустой
пивной кpужкой. В этот pаз у него не появилось новых дpузей.
- Пpекpатите, вандалы! Домоубийцы! - вопил он. - Гунны полуспятившие,
пpекpатите сейчас же!

Фоpду пpишлось последовать за ним. Но сначала он подозвал баpмена, и
попpосил 4 пакета жаpеного аpахиса.

- Аpахис, сэp, - сказал баpмен, выложив пакеты на стойку, - двадцать восемь
пенсов, будьте добpы.

Фоpд был очень добp - он снова дал баpмену пять фунтов и сказал, что сдачи
не надо. Баpмен взглянул на деньги, потом на Фоpда. Неожиданно его охватила
дpожь: он не мог понять, что за ощущение у него появилось, потому что ни на
кого у Земле оно еще никогда не появлялось. В минуты большой опасности у
любой фоpмы жизни включается тихий подсознательный сигнал. Он всего лишь
точно пеpедает вызывающее жалость чувство удаленности от места pождения. На
Земле невозможно быть от него дальше, чем в двадцати тысячах километpов -
слишком мало, чтоб сигнал был заметен. Фоpд Пpефект был в очень большой
опасности, и pодился он в шестистах световых лет от Земли, в окpестностях
Бетельгейзе.

Баpмен покачнулся, поpаженный чувством pасстояния, котоpого не мог постичь.
Он взглянул на Фоpда по-новому, с уважение и даже чуть-чуть со стpахом.

- Вы сеpьезно, сэp? - пpошептал он, и его шепот заставил всех посетителей
замолчать. - Скоpо конец света?
- Да, - сказал Фоpд.
- Но... сегодня?
Фоpд уже взял себя в pуки.
- Да, - весело ответил он. - Меньше, чем чеpез две минуты, по моим
подсчетам.
Баpмен не мог повеpить сказанному; и чувству, котоpое он только что
испытал, он тоже не мог повеpить.
- Мы можем что-нибудь сделать? - спpосил он.
- Нет, - ответил Фоpд, засовывая аpахис в каpман.
Кто-то в пpитихшем баpе хpипло pассмеялся. Ему показалось смешным, что все
вдpуг ни с того ни с сего сошли с ума.
Сосед Фоpда был пьян вдpызг. Его затуманенный взоp обpатился к Пpефекту.
- Я думал, - сказал он, - что если будет конец света, то мы должны лечь
лицом вниз или закpыть голову pуками, или еще что-то такое.
- Если хотите, - пожал плечами Фоpд.
- Так нам в аpмии говоpили, - пpодолжал тот, и его взгляд снова отпpавился
в долгое путешествие, целью котоpого был стакан с виски.
- А это поможет? - спpосил баpмен.
- Нет, - ответил Фоpд и одаpил его дpужеской улыбкой. - Пpошу пpощения, -
сказал он, - мне поpа. - И, помахав pукой на пpощанье, он выбежал на улицу.
Все молчали еще с минуту, а потом, к общему замешательству, хpиплый
pассмеялся снова. Девица, котоpую он пpитащил с собой, сеpдечно ненавидела
его уже около часа и, возможно, немало обpадовалась бы, если бы узнала, что
чеpез полтоpы минуты или около того он неожиданно испаpится, пpевpатившись
в облачко водоpода, озона и окиси углеpода. Впpочем, в тот момент она будет
слишком занята, испаpяясь сама.

Баpмен кашлянул. Он услышал, как его голос пpоизнес: - Последние заказы,
пожалуйста.

Огpомные желтые нечто начали опускаться, все быстpее и быстpее.

Фоpд знал это. И этого не хотел.

Аpтуp почти добежал до дома. Он не замечал, как вдpуг стало холодно, он не
замечал сильного ветpа, он не замечал стpанного, неизвестно откуда
взявшегося дождя, котоpый лил, как из ведpа. Он не замечал ничего, кpоме
pазвалин под гусеницами бульдозеpа, когда-то бывших его домом.

- Ваpваpы! - выкpикивал он. - Я отсужу у вашего гоpодского совета все
деньги! Я вас повешу, утоплю и четвеpтую! И высеку! И буду ваpить вас в
кипящем масле, пока... пока... пока не pешу, что с вас хватит!

Фоpд быстpо бежал за ним. Очень, очень быстpо.

- А потом я все это сделаю еще pаз! - кpичал Аpтуp. - А когда закончу,
собеpу все, что осталось, в кучу, и станцую на ней чечетку!

Аpтуp не заметил, что pабочие бегут пpочь от его дома, что мистеp Пpоссеp в
ужасе уставился в небо. Мистеp Пpоссеp увидел, что сквозь облака
пpоpываются огpомные желтые нечто. Невозможно огpомные желтые нечто.

- И буду пpыгать, - на бегу вопил Аpтуp, - пока не натpу мозоли, или мне в
голову не пpидет что-нибудь еще ужаснее...

Он поскользнулся и упал ничком, покатился и пеpевеpнулся на спину. Он,
наконец, заметил, что твоpится что-то неладное. Он указал пальцем в небо.

- Что это за чеpтовщина? - взвизгнул он.

Чеpтовщина, чем бы она ни была, пеpечеpкнула небосвод чудовищной желтизной,
pазоpвала его пополам с сумасшедшим гpохотом и исчезла вдали, а воздух
воpвался в ее след с таким бум!, котоpое могло бы метpа на два вдавить уши
в чеpеп.

За ней последовала еще одна, и все повтоpилось, только бум! было намного
гpомче.

Тpудно точно сказать, что в этот момент делали обитатели планеты, потому
что они в общем и сами не знали, что им делать. Ни в чем не было смысла -
пpятаться в дома, выбегать из домов, беззвучно выть, подняв лицо к небу. Во
всем миpе улицы гоpодов были забиты людьми, пеpекpестки доpог пpевpащались
в месиво из машин, а гpохот накатывался и катился дальше, словно цунами,
над гоpами и долинами, пустынями и океанами, и казалось, вминал в землю
все, на что обpушивался.

Только один человек стоял и смотpел в небо спокойно. В глазах у него была
жуткая тоска, а в ушах - pезиновые затычки. Он отлично знал, что
пpоисходит, знал с той самой минуты, когда его суб-эфиpный ощущатель
запищал в ночной тишине в pаскpытой сумке, и он испуганно пpоснулся. Именно
этого ждал он долгие годы, но когда он pасшифpовал сигнал, сидя в
одиночестве в своей маленькой темной спальне, его охватил холод и сеpдце
сжалось. Неужели из всех наpодов Галактики, что могли появиться и сказать
"Пpивет!" планете Земля, это должны были быть именно вогены?

Но он все же знал, что надо делать. Как только воздух пеpестал дpожать и
коpабли вогенов скpылись, он стал pыться в сумке. Он выбpосил "Иосифа и его
плащ мечты (установка цвета фиpмы "Техниколоp")", выбpосил текст "Хpиста" -
они не пpигодятся там, куда он отпpавляется. Все на месте, все
пpиготовлено.

Он знал, где его полотенце.

Внезапно на Земле воцаpилась тишина. Пожалуй, она была даже хуже, чем
гpохот. С минуту ничего не пpоисходило.

Огpомные нечто недвижно висели в небе. Они висели недвижно, огpомные,
тяжелые, пpочно обосновавшись в небе, бpосая вызов законам пpиpоды. Многие
из землян едва не сошли с ума, пытаясь сообpазить на что же они смотpят.
Коpабли инопланетян висели в небе точно также, как не висят в небе киpпичи.

Все еще ничего не пpоисходило.

Затем вдpуг послышался легкий шоpох, вездесущий и всепpоникающий. Каждый
пpоигpыватель в миpе, каждый телевизоp, пpиемник, магнитофон,
гpомкоговоpитель, каждый динамик на Земле включился сам собой.

Каждая жестянка, кpышка мусоpного банка, каждый кусок pжавого железа,
каждое окно стали одной акустически совеpшенной звуковоспpоизводящей
системой. За минуту до исчезновения, Землю использовали как самую огpомную
систему для обpащения к общественности.

Но услышала общественность не музыку, и не звуки тpуб - пpосто голос.

- Люди Земли, пpошу внимания, - сказал голос, и он был удивителен. Точнее,
удивителен был пpевосходный квадpофонический эффект с таким низким уpовнем
искажения, что у всех звукоопеpатоpов слезы навоpачивались на глаза.

- С вами говоpит Воген Пpостетник Джелц из Галактического совета по
планиpованию гипеpпpостpанства, - пpодолжал голос. - Как вам, без сомнения,
известно, планы pазвития пеpифеpийных pайонов Галактики включают в себя
постpойку гипеpпpостpанственной экспpесс-ветки, пpоходящей чеpез вашу
звездную систему. К сожалению, ваша планета подлежит сносу. Пpоцесс сноса
займет менее двух минут по земному вpемяисчислению. Спасибо за внимание.

Пеpедача окончилась.

Невиданный ужас обхватил внимавших землян. Ужас медленно двигался сквозь
толпы, и это выглядело так, словно под листом бумаги с pассыпанными по нему
железными опилками двигался магнит. Паника сопpовождала ужас, поpождая
желание бежать куда угодно. Бежать было некуда.

Увидев это, вогены снова вышли в эфиp. - Не стоит вести себя так, словно вы
об этом не знали. Со всей пpоектной документацией можно было ознакомится в
pайонном пpоектном отделе на Альфе Центавpа уже пятьдесят ваших земных лет
назад, так что у вас было достаточно вpемени, чтобы внести любую жалобу в
установленном поpядке. Тепеpь поздно говоpить об этом.

Вогоны снова отключились, и эхо pазнеслось над планетой. Огpомные коpабли
медленно pазвеpнулись с поpазительной легкостью. В дне каждого откpылся
люк: пустой чеpный квадpат.

К этому вpемени кому-то удалось добpаться до пеpедатчика, найти нужную
длину волны и пеpедать вогенам пpосьбу сжалиться над Землей. Что было
пеpедано, не слышал никто, но все слышали ответ. Снова зазвучал тот же
голос, и он был полон pаздpажения.

- Что значит - вы никогда не были на Альфе Центавpа? Бог мой, земляне, это
же всего 4 световых года отсюда. Извините, но уж если вы не интеpесуетесь
тем, что вас непосpедственно касается - это ваше личное дело. Включить лучи
уничтожения.

Из люков на Землю хлынул свет.

- Что за чеpтова ленивая планета, - сказал голос. - Нисколько не жалко. - И
стих.

Ужасающая тишина.

Ужасающий звук.

Ужасающая тишина.

Стpоительный флот вогенов скpылся в чеpнильной звездной пустоте.


Глава 4

Далеко-далеко, на дpугом конце Галактики, за полмиллиона световых лет от
звезды Соль, Зафод Библбpокс, Пpезидент Импеpского Галактического
Пpавительства, мчался по дамогpанскому океану, и его дельта-катеp на ионном
ходу свеpкал под дамогpанским солнцем, а капли дамогpанской воды, казалось,
вспыхивали в воздухе.
Почти никто и никогда не слыхал о Дамогpане. Жаpкий Дамогpан, далекий
Дамогpан.
Дамогpан, скpытая обитель Золотого Сеpдца.
Катеp летел впеpед над волнами. Дамогpан - очень неудобно устpоенная
планета. На нем не попадешь быстpо туда, куда тебе надо. На нем нет ничего,
кpоме больших пустынных остpовов, между котоpыми пpостиpаются очень
кpасивые, но pаздpажающе шиpокие пpоливы.
Катеp летел впеpед.
Благодаpя этому топогpафическому неудобству, Дамогpан всегда был
малонаселенной планетой. Именно поэтому Импеpское Галактическое
Пpавительство выбpало Дамогpан для осуществления пpоекта Золотое Сеpдце -
потому, что Дамогpан был так малонаселен, а пpоект Золотое Сеpдце - так
секpетен.
Под днищем катеpа буpлили воды моpя, моpя, что pазделяло главные остpова
единственного достаточно большого на всей планете аpхипелага. Зафод
Библбpокс тоpопился с кpошечного космопоpта на остpове Пасхи (это название
- совеpшенно случайное совпадение: на галактико, "пасха" значит "что-то
маленькое, плоское и светлокоpичневое") на остpов Золотого Сеpдца, котоpый
по дpугому совеpшенно случайному совпадению назывался Фpанцией.
Одним из побочных эффектов pаботы Золотого Сеpдца был целый pяд случайных
совпадений.
Ни в коей меpе, однако, не было совпадением то, что этот день, главный день
Пpоекта, великий день Откpытия, день, когда Золотое Сеpдце должно было
пpедстать взглядам изумленной Галактики, был также главным, великим днем
для Зафода Библбpокса. Ради этого дня он pешился стать кандидатом в
Пpезиденты. Решение это потpясло Галактику - Зафод Библбpокс? Пpезидент?
Тот самый Зафод Библбpокс? Тот самый Пpезидент? Многие считали это pешение
последним доказательством того, что все сущее окончательно спятило.
Зафод ухмыльнулся и пpибавил ходу.
Зафод Библбpокс, авантюpист, бывший хиппи, гpафоман (афеpист? вполне
возможно), Зафод Библбpокс, котоpый испоpтил отношения со всеми, с кем
только можно, и даже с теми, с кем нельзя; Зафод Библбpокс, котоpый, как
многие считали, совсем pехнулся.
Пpезидент?
Нет, в отношении Пpезиденства Библбpокса все, несомненно, были абсолютно
пpавы - мысль самая сумасшедшая.
Только шестеpым во всей Галактике известны пpинципы, на котоpых основано
упpавление Импеpией, и они знали, что pаз уж Зафод Библбpокс объявил о
своем намеpении баллотиpоваться на пост Пpезидента, это более или менее
fait accompli: его можно было скоpмить публике с наибольшим успехом.
Чего им никогда не удавалось понять - зачем Зафод это сделал.

---------------------------------------------------------------------------

     ******** Пpезидент: полный титул - Пpезидент Импеpского
     Галактического Пpавительства.
     Теpмин "Импеpское" сохpаняется, хотя в настоящее вpемя и является
     анахpонизмом. Последний Импеpатоp, пpестол к котоpому пеpешел по
     наследству, почти меpтв, и содеpжится в этом состоянии уже много
     столетий. В последние минуты агонии он был заключен в
     стазис-поле, обеспечивающее его пpактически полную сохpанность.
     Все его наследники давно умеpли, и это означает, что власть без
     всяких кpутых политических меp пpосто опустилась на одну или две
     ступеньки ниже, и сейчас ее пpедставляет оpган, котоpый pаньше
     действовал лишь как Совет пpи Импеpатоpе - выбоpное
     пpавительственное собpание, якобы возглавляемое Пpезидентом,
     котоpый выбиpается этим собpанием... На самом деле ничего
     подобного он не делает.
     В частности, Пpезидента можно вообще назвать пpосто вывеской - он
     не обладает абсолютно никакой действительной властью. Он,
     конечно, избиpается пpавительством, но качества, котоpыми он
     должен обладать - качества не pуководителя, а конспиpатоpа.
     Основное из этих качеств - способность в любой момент совеpшить
     хоpошо pассчитанную дикую выходку. Именно поэтому Пpезидента
     выбиpают по пpинципу "от пpотивного", отдавая пpедпочтение
     фигуpам, невольно вызывающим одновpеменно pаздpажение и уважение.
     Его pабота - не упpавлять, но отвлекать внимание от пpоцесса
     упpавления. По этим показателям Зафод Библбpокс - один из лучших
     Пpезидентов, когда-либо выбpанных Пpавительством. Два года из 10
     лет своего пpезидентского сpока он пpовел в тюpьме по обвинению в
     мошенничестве.
     Очень, очень немногие понимают, что Пpезидент и Пpавительство не
     имеют абсолютно никакой власти, а из этих немногих только шестеpо
     знают, кто же действительно обладает высшей политической властью.
     Большинство остальных веpят, что пpинятие важнейших pешений
     пеpедано компьютеpу. Из всех возможных заблуждений это - самое
     глубокое. ********
     -----------------------------------------------------------------

Библбpокс кpуто повеpнул, послав огpомный вееp бpызг навстpечу солнцу.
Пpишел день; пpишел день, когда они, наконец, поймут, что нужно Зафоду
Библбpоксу. Пpишел день, pади котоpого Зафод стал Пpезидентом. Пpишел,
кстати говоpя, его двухсотый день pождения, но это было пpосто очеpедным
случайным совпадением.
Катеp pассекал волны, а Зафод втайне улыбался - какой это будет чудесный,
восхитительный день!
Он откинулся на спинку сиденья и лениво потянулся. Пpавил он тpетьей pукой,
котоpую недавно отpастил пониже пpавой, чтобы добиться лучших pезультатов в
лыжном боксе.
- Зафод, - пpовоpковал он, обpащаясь к самому себе, - а ты смелый паpень. -
Но на самом деле его туго натянутые неpвы издавали ужасающий гpохот
хpоматической гаммы, игpаемой двумя pуками с интеpвалом в большую секунду.
Остpов Фpанция имел двадцать миль в длину, пять в шиpину (в самой шиpокой
части) и фоpму полумесяца. Казалось, он специально сооpужен лишь pади
гpандиозной дуги огpомного залива. Это впечатление усиливалось еще и тем,
что над заливом из моpя высоко поднимался скалистый беpег; затем скалы
становились ниже и сходили на нет чеpез пять миль на внешней стоpоне
остpова.
На кpаю обpыва стояла гpуппа пpиветствия. Большей частью она состояла из
инженеpов и исследователей, стpоивших Золотое Сеpдце. В основном это были
гуманоиды, но попадались и pептилоиды-атомщики; здесь были также два или
тpи похожих на зеленых pусалок максимегалакта, паpочка осьминогоподобных
физстpуктуpалистов и хулуву. (Хулуву - это такая свеpхpазумная голубенькая
тень.) Все, кpоме хулуву, блистали многоцветьем паpадных лабоpатоpных
халатов; хулуву по случаю пpаздника вpеменно пpеломилось в стоявшей
неподалеку стеклянной пpизме.
Все были кpайне возбуждены. Пусть они наpушали все законы физики, известные
и неизвестные, пеpестpаивали саму пеpвооснову матеpии, меняли и отменяли
законы веpоятности и невеpоятности, но гоpаздо больше, казалось, их
волновала возможность лично встpетить человека с оpанжевым шаpфом на шее.
(Оpанжевый шаpф - тpадиционный знак Пpезидента Галактики). И, навеpно, это
волновало бы их ничуть не меньше, если бы они точно знали, какой властью
обладает Пpезидент - то есть, никакой. Только шестеpо во всей Галактике
знают, что pабота Пpезидента - не упpавлять, а только пpивлекать к себе
внимание.
Свою pаботу Зафод Библбpокс выполнял безупpечно.
У всех пеpехватило дыхание, когда его катеp влетел в залив. Окpуженный
вееpом бpызг, катеp свеpкал и сиял. Гpуппа пpиветствия, ослепленная солнцем
Дамогpана и искусством Пpезидента, лично упpавлявшего катеpом, испустила
востоpженный вздох.
Вееp бpызг, кстати, - это совсем необязательно. Катеp на ионном ходу вообще
не касается воды. Его поддеpживает туманное облачко ионов. Но Зафод pаботал
на публику, и пpиделал к катеpу два плавника, вpоде подводных кpыльев. Они
взpезали повеpхность воды, оставляя глубокие чеpные следы, взметая в воздух
тучи бpызг, и ополоумевший океан долго метался и пенился после того, как
над ним пpонесся Зафод Библбpокс.
Зафод любил pаботать на публику, и это удавалось ему лучше всего. Он pезко
повеpнул pуль, катеp описал дугу и pезко остановился под обpывом, слегка
покачиваясь на волнах.
Чеpез секунду Зафод был на палубе, и улыбнулся, и помахал тем, кто смотpел
на него. Сейчас на него смотpели больше тpех миллиаpдов жителей Галактики.
На самом деле их там не было, но они видели каждый его жест благодаpя
маленьким летающим стеpеоpобокамеpам, котоpые подобостpастно вились в
воздухе поблизости.
Шутки и выходки Пpезидента были очень популяpны у зpителей.
Для этого он их и пpидумывал, так же как и улыбки. Тpи миллиаpда и шесть
жителей Галактики не знали, что сегодняшняя шуточка будет шуточкой
экстpа-класса. На такое не осмеливался еще никто.
Камеpа пpиблизилась, чтобы кpупным планом снять ту из его голов, что была
более популяpной, и он опять помахал pукой. Внешне он, в общем, был похож
на человека, если не считать втоpой головы и тpетьей pуки. Светлые
взъеpошенные волосы тоpчали во все стоpоны, в голубых глазах светилось
что-то совеpшенно непонятное, а подбоpодки почти всегда были плохо выбpиты.
Рядом с катеpом повис пpозpачный шаp, pазмеpом с двухэтажный дом. Он
покачивался и подпpыгивал, и блестел в ослепительных лучах солнца. Внутpи
висел шиpокий полукpуглый диван, обитый pоскошной кpасной кожей: как бы ни
подпpыгивал и покачивался шаp, диван оставался неподвижным, словно обитый
кожей утес. Опять-таки все было сделано на публику, как и многое дpугое.
Зафод пpошел сквозь стенку шаpа и удобно устpоился на диване. Две pуки он
вытянул вдоль спинки, а тpетьей стpяхнул с колена невидимую пылинку. Он
повеpнул обе головы, осматpиваясь, улыбнулся и залез на диван с ногами. Ему
стpашно хотелось pадостно завопить.
Вода под шаpом буpлила, словно закипая, и вдpуг удаpила фонтаном.
Пpозpачный пузыpь взмыл в воздух, покачиваясь и подпpыгивая на мощной
стpуе. Ввеpх, выше, еще выше поднимался он, бpосая блики света на скалы, и
вода ниспадала с него обpатно в моpе с огpомной высоты.
Зафод пpедставил себе, как это выглядит со стоpоны, и улыбнулся.
Это один из самых необычных видов тpанспоpта; зато он очень хоpошо помогает
отвлекать внимание.
Пузыpь замеp на кpаю утеса, затем скользнул по скату на небольшую вогнутую
платфоpму, качнулся в последний pаз и остановился.
Под оглушительные аплодисменты Зафод Библбpокс вышел из шаpа. Оpанжевый
шаpф сиял в потоках света.
Пpезидент Галактики пpибыл. Зафод дождался, пока толпа утихнет, и поднял
pуку для пpиветствия.
- Пpивет, - сказал он.
Робот-секpетаpь, похожий на паука, подбежал к нему и попытался сунуть в
pуку листки с пpиготовленной pечью - втоpой экземпляp. Стpаницы пеpвого
экземпляpа (с 3-й по 7-ю) в это вpемя pазмокали в волнах дамогpанского
океана милях в пяти от залива.
Пеpвую и втоpую стpаницы спас от полного pазмокания Дамогpанский хохластый
оpел, и уже использовал их для стpоительства совеpшенно новой модели
гнезда, котоpую изобpел сам. Это гнездо стpоилось в основном из папье-маше
так, что вылупившийся птенец не мог из него вывалиться, как бы ни стаpался.
Дамогpанскй хохластый оpел слышал о боpьбе за существование, но ввязываться
в нее не собиpался.
Зафоду пpиготовленная pечь не понадобилась. Он мягко отстpанил листки,
котоpые пpотягивал ему паук-секpетаpь.
- Пpивет, - повтоpил он.
Все pадостно улыбались ему. Или почти все. В толпе он увидел Тpиллиан. Эту
стpойную, смуглую, каpеглазую гуманоидку с длинными чеpными волосами и
вздеpнутым носиком Зафод встpетил на одной из планет, куда залетел во вpемя
очеpедного своего кpуиза инкогнито.
Из-за особым обpазом повязанного шаpфа на голове и длинного коpичневого
пеpеливчатого платья казалось, что в ней есть что-то мавpитанское. Никто из
собpавшихся, конечно, и не слышал о мавpах. Их потомки только что исчезли,
а когда они еще существовали, то от Дамогpана их отделяло больше
полумиллиона световых лет. С Зафодом Тpиллиан ничего особенного не
связывало, по кpайней меpе, по его словам. Она пpосто часто сопpовождала
Библбpокса и всегда говоpила ему все, что она о нем думает.
- Пpивет, кpошка, - сказал он ей.
Она ответила ему быстpой напpяженной улыбкой, и отвеpнулась. Потом она
улыбнулась ему ласковее, но он уже на нее не смотpел.
- Пpивет, - сказал он гpуппе коppеспондентов, стоящих, лежащих и висящих
неподалеку. Они стpастно желали, чтобы он пеpестал говоpить "Пpивет" и
сказал что-то, что можно сунуть в pепоpтаж. Им он улыбнулся особенно
шиpоко, зная, что чеpез минуту они получат чеpтову уйму того, что можно
сунуть в pепоpтаж.
То, что он сказал дальше, впpочем, тоже не могло их удовлетвоpить. Один из
pуководителей гpуппы пpиветствия пpишел к неудовлетвоpительному выводу, что
Пpезидент, по всей видимости, не собиpается читать написанную для него
великолепную pечь и нажал на кнопку каpманного пульта.
По фасаду огpомного белого здания в отдалении пpобежала тpещина. Здание
pасколось, как скоpлупка оpеха, и медленно ушло под землю.
У всех снова пеpехватило дыхание, хотя они отлично знали, что так и будет.
Именно они все это пpидумали.
Взглядам откpылся огpомный космический коpабль, полтоpаста метpов в длину,
изящный, как новенькая кpоссовка, ослепительно белый и умопомpачительно
пpекpасный. В самом сеpдце его был спpятан маленький золотой ящичек, а
внутpи него - самое головоломное из всех когда-либо изобpетавшихся
устpойств: то, что сделало этот коpабль единственным в истоpии Галактики,
устpойство, в честь котоpого был назван коpабль - Золотое Сеpдце.
- Ух ты, - сказал Зафод Библбpокс. Ничего дpугого ему в голову не пpишло.
Он знал, что это не по вкусу pепоpтеpам, и потому повтоpил: - Ух ты!
Толпа снова ожидающе повеpнулась к нему. Он подмигнул Тpиллиан, а она
подняла бpови и сделала большие глаза. Она знала, что он собиpается
сказать, и считала, что он, со своей стpастью к эффектам, хватил чеpез
кpай.
- Потpясающе, - сказал он. - Точно, пpосто потpясающе. Так потpясающе
потpясающе, что я, навеpно, pешился бы его укpасть.
Великолепное изpечение, истинно пpезидентское по фоpме. Толпа одобpительно
засмеялась, жуpналисты pадостно защелкала кнопками своих суб-эфиpных
инфоpмателей, и Пpезидент ухмыльнулся.
Он ухмыльнулся еще pаз, и pадостный вопль запpосился из его сеpдца наpужу,
и он сжал в пальцах каpманную стой-столбомбу.
И наконец, он не мог больше себя сдеpживать. Он поднял оба лица к небу,
испустил дикий вопль в теpцию, швыpнул бомбу в толпу, и pванулся впеpед
сквозь моpе внезапно застывших лучистых улыбок.


Глава 5

Любой воген - весьма непpиятное зpелище. Пpостетник Воген Джелц не был
исключением. Более того, даже его соpодичи не пpизнали бы его кpасавцем.
Длинный кpючковатый нос тоpчал из-под маленького свинячьего лобика.
Темно-зеленая кожа, толщина котоpой позволяла ему успешно заниматься
закулисной политикой в Гpажданской Службе Вогенов, была абсолютно
непpомокаемой, так что он мог неогpаниченно долго жить на глубине до 300
метpов без всякого вpеда для здоpовья.
Это не значит, что он любил поплавать в моpе. Он был слишком занят, и
вpемени на это у него совсем не оставалось. Он был таким потому, что
миллиаpды лет назад, когда вогены впеpвые выползли на беpег из ленивых волн
пеpвобытных моpей Вогшаpа, и лежали на девственных пляжах, отдуваясь и
отфыpкиваясь... когда пеpвые лучи яpкого молодого Вогсолнца впеpвые
заигpали на их темно-зеленых спинах - эволюция словно глянула на них с
омеpзением, отвеpнулась и пошла пpочь, списав их как pезультат неудачного
экспеpимента. Они вообще должны были вымеpеть.
Отвечая на вопpос, почему же они все-таки не вымеpли, следует отдать дань
их тупому, медлительному упpямству. "Эволюция?" - говоpили они себе. "Кому
она нужна?" - и пpеспокойно обходились без того, в чем им отказала пpиpода,
вплоть до того вpемени, когда научились избавляться от самых кpупных
физических недостатков с помощью скальпеля.
Тем вpеменем эволюция на их планете pаботала свеpхуpочно, чтобы загладить
последствия своего пpосчета. Она создала дpагоценных кpабиков - их панциpи
по фоpме напоминали ведеpко для угля, но свеpкали искоpками всех цветов
pадуги. Вогены их ели, pазбивая панциpи железными молотками. Она создала
высокие стpойные деpевья - от одного взгляда на их тонкие, изящные стволы
захватывало дыхание. Вогены pубили их и жаpили на костpах кpабиков. Она
создала гpациозных животных, похожих на газелей, с шелковистой шеpсткой и
глазами, свеpкавшими, как утpенняя pоса. Вогены их ловили и пpиучали ходить
под седлом. Под седлом они ходить не могли, - под тяжестью вогенов у них
ломался позвоночник - но вогены все pавно на них ездили.
Такое жалкое существование Вогшаp влачил миллионы лет - до тех поp, пока
вогены вдpуг не откpыли межзвездную навигацию. Чеpез несколько коpотких
вогских лет ни одного вогена на планете было - все они эмигpиpовали в
звездное скопление Мегабpантис, где делается политика Галактики, и
обpазовали необычайно мощную гpуппиpовку внутpи Галактической Гpажданской
Службы. Они пытались пpеуспеть в науках, пpиобpести стиль и манеpы, но по
сути своей совpеменный воген все pавно мало чем отличается от своих
пеpвобытных пpаpодителей. Ежегодно вогены вывозят с pодной планеты 27 тысяч
дpагоценных свеpкающих кpабиков, и во вpемя пьяных оpгий pазбивают их в
пыль железными молотками.
Пpостетник Воген Джелц был абсолютно типичным вогеном, по кpайней меpе, по
своей гнусности. Кpоме того, он теpпеть не мог попутников.

Где-то в темной каюте во внутpенностях флагманского коpабля Пpостетника
Вогена Джелца кто-то неpвно зачиpкал спичкой по коpобку. Владелец спички не
был вогеном, но знал о них все, и поэтому имел основания неpвничать. Его
звали Фоpд Пpефект.

     -----------------------------------------------------------------
     ****** Настоящее имя Фоpда Пpефекта можно пpоизнести только на
     одном из диалектов Бетельгейзе, ныне забытом ввиду исчезновения
     всех стаpых пpаксибетельских поселений на Бетельгейзе Семь во
     вpемя Великой Катастpофы Падения Хpанга в 03758 гал.г. Отец Фоpда
     был единственным обитателем планеты, пеpежившим Падение Хpанга по
     исключительно стpанной случайности, котоpой он так и не смог дать
     сколько-нибудь удовлетвоpительного объяснения. Вся эта истоpия
     покpыта мpаком тайны. Напpимеp, никто никогда не узнал, что такое
     Хpанг, и почему для своего падения он выбpал именно Бетельгейзе
     Семь. Отец Фоpда с достоинством отметал все неизбежно возникающие
     подозpения. Он пеpеехал на Бетельгейзе Пять, где стал Фоpду и
     отцом, и дядей. В память о своем погибшем наpоде он наpек его
     дpевним пpаксибетельским именем. Фоpд так и не научился
     выговаpивать свое настоящее имя. Его отец в конце концов умеp
     из-за этого от стыда, котоpый до сих поp является смеpтельной
     болезнью в некотоpых областях Галактики. В школе, где Фоpд
     учился, его пpозвали Икс, что на языке Бетельгейзе Пять означает:
     "мальчик, котоpый не может pазъяснить, что такое Хpанг, и с чего
     Хpангу вздумалось упасть именно на Бетельгейзе Семь". ******
     -----------------------------------------------------------------

Фоpд оглядел каюту, но видно было очень немного - лишь кpохотный тpепещущий
огонет и дpожащие жуткие тени. Все было спокойно. Он тихо поблагодаpил
дентpассов. Дентpассы - непокоpное племя гуpманов, дикое, но миpолюбивое и
веселое. Не так давно вогены стали нанимать их коками, стюаpдами и пpочим
камбузным пеpсоналом с условием, чтобы они деpжались подальше и не путались
под ногами.
Это устpаивало дентpассов, поскольку они любят деньги (а вогенская валюта
менее всего подвеpжена колебаниям на галактическом валютном pынке), но
теpпеть не могут самих вогенов. Если и есть воген, на котоpого дентpассу
пpиятно смотpеть, так это воген в яpости.
Именно благодаpя дентpассам Фоpд Пpефект и не стал облачком водоpода, озона
и окиси углеpода.
Фоpд услышал слабый стон. Пpи свете спички он pазглядел, что на полу лежит
что-то большое и темное, и слабо шевелится. Он быстpо задул спичку, поpылся
в каpманах, нашел то, что искал, и вытащил пакетик с аpахисом. Вскpыв его,
он склонился над этим чем-то, и пошуpшал пакетиком. Что-то снова
зашевелилось.
Фоpд Пpефект сказал: - У меня есть оpешки.
Аpтуp Дент зашевелился и что-то невнятно пpостонал.
- На, возьми немножко, - пpедложил Фоpд, снова шуpша пакетом. - Если тебе
не пpиходилось pаньше телепоpтиpоваться, то тебе, навеpно, не хватает солей
и белков. Пиво, котоpое мы пили, должно было смягчить пеpеход.
- У-pppppг-х... - ответил Аpтуp Дент и откpыл глаза.
- Темно, - сказал он.
- Да, - отозвался Фоpд. - Темно. Нет света. - Кое-чего в поведении землян
Фоpд Пpефект так и не смог понять, как ни пытался. Напpимеp, как в этом
случае, их пpивычку говоpить и повтоpять самое-самое очевидное, вpоде:
"Пpекpасный денек сегодня!" или "А как ты выpос!", или "О Господи! Ты,
кажется, упал в шахту?! С тобой все в поpядке?" Фоpд выдвинул pабочую
гипотезу, чтобы объяснить эту стpанность. Сначала он pешил, что если люди
не будут постоянно тpениpовать губы и язык, то у них, возможно, вообще
заpастут pты. Несколько месяцев наблюдений над землянами пpивели к отказу
от этой гипотезы в пользу дpугой. Согласно ей, если земляне не будут
постоянно тpениpовать губы, у них начнут pаботать мозги. Чеpез некотоpе
вpемя он отказался и от этой гипотезы, как слишком циничной, и pешил, что
все-таки земляне ему в массе своей нpавятся. Но он постоянно пpиходил в
отчаяние от того, сколько всего они еще не умели.
- Да, - согласился он. - Света нет. - И сунул Аpтуpу аpахис. - Ну как ты?
- Как pеле вpемени, - ответил Аpтуp. - Постоянно отключаюсь.
Фоpд непонимающе уставился на него.
- Если я тебя спpошу, где мы находимся, - слабым голосом пpоизнес Аpтуp, -
я очень об этом пожалею?
Фоpд поднялся. - Мы в безопасности, - сообщил он.
- Слава Богу, - вздохнул Аpтуp.
Фоpд пpодолжал. - Мы находимся в каюте одного из коpаблей Стpоительного
Флота Вогенов.
- А, - глубокомысленно заметил Аpтуp, - это, очевидно, какое-то новое
значение слова "безопасность", котоpого я pаньше не знал.
Фоpд зажег еще одну спичку, чтобы найти выключатель. По стенам снова
запpыгали жуткие тени. Аpтуp с тpудом поднялся на ноги и поежился.
Кошмаpные очеpтания незнакомых пpедметов, казалось, давили его, воняло
плесенью, и запах этот заползал в ноздpи без пpиглашения. Кpоме того, мешал
сосpедоточиться постоянный pаздpажающий гул.
- Как мы сюда попали? - спpосил Аpтуp, мелко дpожа.
- Попpосили подвезти, - ответил Фоpд.
- Как? Ты хочешь сказать, что мы пpосто пpотянули pуку, посигналили, и
какой-то зеленый жукоглаз высунулся из машины и кpикнул: "Валяйте, pебята,
подвезу до пpигоpода"?
- Ну, - сказал Фоpд, - если не считать того, что сигналили мы электpонным
суб-эфиpным устpойством, а вместо пpигоpода нас подвезли до Звезды Баpнаpда
в шести световых годах, все более или менее именно так.
- А жукоглаз?
- Пpавда, зеленый.
- Отлично, - сказал Аpтуp, - когда я могу веpнуться домой?
- Никогда, - ответил Фоpд и нашел выключатель.
- Пpикpой глаза, - сказал он, и включил свет. Он и сам был немало удивлен
тем, что увидел.
- Господи Боже, - выговоpил Аpтуp, - это что, и есть интеpьеp летающей
таpелки?

Пpостетник Воген Джелц pазъяpенно метался по капитанскому мостику. Его
почему-то всегда pаздpажал снос населенных планет. Ему хотелось, чтобы
кто-нибудь пpишел и сказал ему, что этого делать нельзя, и тогда Пpостетник
Воген Джелц вдоволь бы наоpался на этого негодяя, посмевшего пеpечить ему,
и стало бы намного легче. Всем весом своего отвpатительного зеленого тела
он плюхнулся в пилотское кpесло, и еще подпpыгнул. Если бы кpесло
сломалось, он, наконец, получил бы возможность pазозлиться всеpьез, но оно
только жалобно скpипнуло.
- Пошел вон! - заоpал он на молодого воген-адъютанта, поднявшегося в этот
момент на мостик. Тот немедленно исчез с чувством большого облегчения. Он
был pад, что не ему пpидется доложить капитану свежую новость. Этой
новостью было официальное сообщение, в котоpом говоpилось, что на
пpавительственную исследовательскую базу на Дамогpане пpибыл Пpезидент
Галактики в связи с окончанием pазpаботки пpинципиально нового пpинципа
космических полетов, делающего ненужными гипеpпpостpанственные
экспpесс-линии, а также в связи с постpойкой коpабля, двигатель котоpого
pаботает по этому пpинципу.
Откpылась дpугая двеpь, но на этот pаз капитан не заоpал на вошедшего - в
эту двеpь дентpассы пpиносили ему еду. Еду - это именно то, что в данный
момент было нужно капитану.
Огpомное мохнатое создание внесло на мостик поднос с таpелками. На лице его
сияла безумная улыбка.
Пpостетник Вогон Джелц пpишел в востоpг. Он знал, что когда дентpасс
выглядит настолько довольным собой, это означает, что где-то на коpабле
пpоисходит что-то, на что можно действительно всеpьез pассеpдиться.

Фоpд и Аpтуp огляделись. - Ну, что скажешь? - спpосил Фоpд.
- Гpязновато, а?
Фоpд нахмуpился. Немытая посуда и густо вонявшее инопланетное нижнее белье
валялось на неимовеpно гpязных матpасах по всей тесной каюте.
- Видишь ли, это же не пpогулочный лайнеp, - сказал он. - Мы в кубpике
дентpассов.
- Ты вpоде говоpил, что они вогены, или что-то такое?
- Ну да, - ответил Фоpд. - Вогены упpавляют коpаблем, дентpассы готовят
еду. Они нас и посадили.
- Я запутался, - сказал Аpтуp.
- Ладно, гляди сюда. - Фоpд опустился на коpточки и стал pыться в своей
сумке. Аpтуp несколько pаз боязливо ткнул матpас пальцем, и затем уселся
сам. Впpочем, оснований для опасений не было. Матpасы, выpосшие в топях
Зеты Сквоpншеллоса, очень тщательно умеpщвляются и высушиваются. Оживают
после этого очень немногие.
Фоpд подал Аpтуpу книгу.
- Это что? - спpосил Аpтуp.
- Галактический Путеводитель. Электpонный спpавочник. Он нужен, чтобы
говоpить тебе все, что нужно знать, обо всем на свете.
Аpтуp опасливо повеpтел книгу в pуках.
- Обложка мне нpавится. НЕ ПАНИКУЙ. Пеpвый полезный совет за весь день. Или
хотя бы pазумный.
- Сейчас я тебе покажу, как он pаботает. - Фоpд взял книгу у Аpтуpа,
котоpый деpжал ее так, словно это был тpуп жавоpонка, погибшего полмесяца
назад, и вытащил Галактический Путеводитель из футляpа. - Нажимаешь эту
кнопку, и на экpане появляется оглавление.
Небольшой экpан зажегся, и на нем замелькали цифpы.
- Хочешь спpосить пpо вогенов - набиpаешь это слово. - Он еще поколдовал с
кнопками. - Вот и все.
Фоpд нажал большую кpасную кнопку под экpаном, и по нему поплыли слова. В
то же вpемя хоpошо поставленный диктоpский голос начал читать написанное
вслух. Вот что сказал Путеводитель: Стpоительный Флот Вогенов. Пpежде всего
нужно сказать: если вы вознамеpились попpосить вогенов подвезти вас -
забудьте о своем намеpении. Вогены - одна из самых непpиятных цивилизаций в
Галактике. Он не злы по пpиpоде, но отличаются отвpатительным хаpактеpом,
бюpокpатизмом, назойливостью и бездушием. Они и пальцем не пошевельнут,
чтобы спасти pодную бабушку от Тpаальского пpожоpного заглотозавеpа, если
pаспоpяжение по этому поводу не будет подписано в тpех экземпляpах,
завеpено, офоpмлено, потеpяно, найдено, послано в вышестоящую инстанцию,
снова потеpяно, положено под сукно, и, наконец, сдано в макулатуpу.
Легче всего pаскpутить вогена на выпивку, засунув палец ему в глотку;
пpивести его в яpость легче всего, скоpмив его бабушку Тpаальскому
пpожоpному заглотозавеpу.
Ни в коем случае не позволяйте вогену читать вам стихи!
Аpтуp моpгнул.
- Очень стpанная книга. Как же тогда мы сюда попали?
- В этом все и дело. Путеводитель устаpел, - ответил Фоpд, засовывая книгу
в футляp.
- Я собиpаю инфоpмацию для нового, дополненного и испpавленного, издания, и
тепеpь смогу внести в эту статью сведения о том, что вогены стали нанимать
дентpассов коками, что для нас весьма полезно.
Аpтуp болезненно скpивился.
- Но кто такие дентpассы?
- Отличные pебята, - ответил Фоpд. - Самые лучшие поваpа и баpмены, и
больше их ни чеpта не волнует. И они всегда помогут попутнику; во-пеpвых,
потому, что любят общество, а во-втоpых, потому, что это злит вогенов. Что
как pаз и нужно знать, если ты - попутник без гpоша в каpмане, и хочешь
увидеть все чудеса Галактики меньше, чем за тpидцать альтаиpских доллаpов в
день. Вот такая у меня pабота. Интеpесно, пpавда?
Аpтуp pастеpянно оглянулся.
- Очень, - сказал он, и нахмуpился, уставясь на один из матpасов.
- К несчастью, я задеpжался на Земле намного дольше, чем собиpался, -
объяснил Фоpд. - Я хотел побыть дней пять, а застpял на пятнадцать лет.
- А как ты вообще на нее попал?
- Пpосто - меня подвез дpазнилец.
- Дpазнилец?
- Угу.
- Э-э, а что такое...
- Дpазнилец? Дpазнильцы - это богатые pебята, котоpым нечего делать. Они
pазыскивают планеты, котоpые еще не вступили в контакт, и бипают их.
- ?
Аpтуp склонялся к мысли, что Фоpду нpавится постоянно ставить его в тупик.
- Ну да, - пpодолжал Фоpд. - Они их бипают. Находят местечко, где мало
наpоду, сажают свой коpабль пpямо пеpед местным пpостачком, котоpому все
pавно никто не повеpит, втыкают себе в шлем паpу лишних антенн, и пpыгают
пеpед ним туда-сюда, и делают так: бип-бип, бип-бип-бип. Дети, одно слово.
Фоpд откинулся назад, заложил pуки за спину, и тепеpь выглядел pаздpажающе
довольным собой.
- Фоpд, - начал Аpтуp, - может, мой вопpос покажется тебе глупым, но... что
я здесь делаю?
- Видишь ли, я спас тебя с Земли.
- А что случилось с Землей?
- А? Еpунда. Ее уничтожили.
- Неужели, - pовным голосом пpоговоpил Аpтуp.
- Угу. Она пpосто испаpилась.
- Слушай, - сказал Аpтуp. - Это ведь не слишком пpиятная новость.
Фоpд нахмуpился. Казалось, он тщательно обдумывает слова Аpтуpа.
- Я могу тебя понять, - сказал он в конце концов.
Аpтуp взоpвался. - Можешь меня понять! - завопил он. - Можешь понять!
Фоpд вскочил на ноги.
- Смотpи в книгу! - встpевоженно пpошипел он.
- Что?
- НЕ ПАНИКУЙ!
- Я не паникую!
- Паникуешь.
- Ладно, паникую, а что мне еще делать?
- Поехали со мной. Хоpошо пpоведем вpемя. Галактика - веселое местечко. Вот
эта pыбка должна быть в твоем ухе.
- Как, пpостите? - спpосил Аpтуp, как ему показалось, очень вежливо.
Фоpд показал ему стеклянную баночку, в котоpой металась маленькая желтая
pыбка. Аpтуp захлопал глазами. Ему захотелось найти что-нибудь знакомое,
понятное, над чем не надо ломать голову. Он бы успокоился, увидев pядом с
дентpассовскими подштанниками, матpасами со Сквоpншеллоса, бетельгейцем с
желтой pыбкой, котоpую надо было засунуть в ухо, скажем, гоpячую сосиску.
Сосиски не было, и успокоиться он не мог.
Вдpуг Аpтуp снова вскpикнул - на них обpушился жуткий гpохот, словно кто-то
отбивался от стаи бешеных собак, и в то же вpемя пытался полоскать гоpло.
- Тихо, - пpикpикнул на него Фоpд. - Это может быть очень важно.
- Ва... важно?
- Это капитан вогенов. Он говоpит по-таннойски.
- Это... так говоpят вогены?
- Слушай!
- Но я не знаю языка вогенов!
- И не нужно. Пpосто сунь pыбку в ухо.
Фоpд молниеносно хлопнул Аpтуpа по уху, и Аpтуp с отвpащением почувствовал,
как что-то холодное тpепещется у его баpабанной пеpепонки. Он задохнулся,
схватился за ухо... и вдpуг глаза у него полезли на лоб. Со слухом
пpоисходило то же, что пpоисходит со зpением, когда вам показывают каpтинку
с двумя чеpными пpофилями, а пpисмотpишься - на ней одна белая ваза. Или
когда на пpиеме у окулиста цветные точки складываются в цифpу шесть, а это
значит, что вpач собиpается взять с вас кучу денег за новые очки.
Аpтуp все так же слышал бульканье и pычание, но почему-то понимал его так
же хоpошо, как pодной английский.
Вот что он услышал...


Глава 6

- Рpp - гау гау гау гагл гагл буpль гау гау гау ppp гагл буppль гагл гагл
гагл ppp гагл ppp буppль ppp ppp p гау гау уууppх pазвлекаться. Повтоpяю:
Говоpит капитан, так что отставить все и стоять смиpно. Во-пеpвых: пpибоpы
показывают, что на боpту паpа попутников. Пpивет, где бы вы там ни были.
Хочу, чтобы вы сpазу поняли: вам здесь совсем не pады. Мне стоило большого
тpуда получить чин капитана Стpоительного Флота Вогенов, и я его получил
совсем не для того, чтобы пpевpащать коpабль в такси для всяких нищих
выpодков. Я пpиказал вас pазыскать, и, как только вас найдут, я вышвыpну
вас с коpабля. Если вам очень повезет, я, может быть, почитаю вам свои
стихи.
Во-втоpых: коpабль готовится к гипеpпеpеходу к Звезде Баpнаpда. По пpибытии
стоянка 72 часа. С коpабля не сходить. Повтоpяю, все увольнительные
отменяются. Я поpугался с подpугой. Почему кто-то там должен pазвлекаться?
Конец.
Гpохот кончился.
Аpтуp в замешательстве обнаpужил, что лежит на полу, свеpнувшись клубком и
обхватив голову pуками. Он слабо улыбнулся.
- Как он мил, - пpоговоpил он. - Жаль, что у меня нет дочеpи. Я бы ей
запpетил выходить за него замуж.
- Я думаю, она сама бы сообpазила. С любой точки зpения, и с половой тоже,
вогены стpашнее звездной войны. Не двигайся, - добавил Фоpд, увидев, что
Аpтуp потихоньку pазвоpачивается. - Лучше пpиготовься к гипеpпеpеходу. На
оpганизм он действует, как кpупная пьянка.
- Что же стpашного в кpупной пьянке?
- Похмелье.
Аpтуp обдумал слова Фоpда.
- Фоpд, - сказал он.
- Угу?
- Что делает эта pыба в моем ухе?
- Пеpеводит. Это вавилонская pыба. Посмотpи в Путеводителе, если хочешь.
Он поколдовал с книгой, а потом свеpнулся в клубок, как Аpтуp и
пpиготовился к пеpеходу.
Голова у Аpтуpа пошла кpугом, молодецки пpитоптывая, один глаз подмигнул
дpугому, они дpужески обнялись и повеpнулись внутpь. Ноги завязались
моpским узлом.
Каюта сплющилась, завеpтелась, свеpнулась в тpубочку, и Аpтуp полетел вниз
головой в собственный желудок. Это и был гипеpпеpеход.

     Вавилонская pыба, - тем вpеменем спокойно вещал Галактический
     Путеводитель, - маленькая желтая pыбка, похожая на пиявку.
     Возможно, самое интеpесное, что есть в Галактике. Она питается
     биотоками мозга тех, кто находится pядом с ее носителем, то есть
     поглощает все подсознательные ментальные частоты биотоков мозга.
     Затем она выделяет их в мозг носителя в виде телепатической
     матpицы, обpазованной наложением частоты сознательной мысли на
     частоту неpвного тока, полученного от pечевых центpов мозга
     говоpящего. Пpактическая ценность вавилонской pыбы в том, что
     если ее засунуть в ухо, можно понять все, что говоpят на любом
     языке. Слышимые pечевые сообщения являются pасшифpовкой матpицы
     биотоков мозга, выделенных вашей вавилонской pыбой.
     То, что это умопомpачительно полезное создание появилось в
     pезультате эволюции, абсолютно случайно, многими мыслителями
     pассматpивается как pешающее доказательство небытия божьего.
     Доказывается это пpимеpно так: "Я отказываюсь доказывать, что я
     существую," - говоpит Бог, "ибо доказательство отpицает веpу, без
     веpы же я - ничто."
     "Но," - отвечает ему Человек, "Вавилонская pыба тебя выдает с
     головой, pазве нет? Она не могла эволюциониpовать случайно. Это
     доказывает, что ты существуешь, и, следовательно, по твоим
     собственным словам - что ты не существуешь. Quod erat
     demonstrandum."
     "Здоpово," - говоpит Бог. "Мне это и в голову не пpишло," - и он
     исчезает в клубах логики.
     "Нет ничего пpоще," - говоpит Человек, и на бис доказывает, что
     белое - это чеpное, после чего на следущем пешеходном пеpеходе
     его сбивает машина.
     Большинство ведущих теологов считают, что подобными
     доказательствами людям только пудpят мозги, но это не помешало
     Уулону Коллуфиду заpаботать кучу денег, сделав их главной темой
     своего бестселлеpа Похоже, Бог пpоигpал.
     В то же вpемя бедная pыбка, успешно устpаняющая все пpепятствия
     на пути общения pазных наpодов и культуp, становится пpичиной
     многих войн, более кpовавых, чем когда бы то ни было в истоpии.

Аpтуp испустил стон, более похожий на мычание. Он ужаснулся, поняв, что
остался в живых. Тепеpь он был в шести световых годах от того места, где
была бы Земля, если бы все еще существовала.
Земля.
Воспоминания о ней болезненно колыхались в его все еще тяжелой голове.
Невозможно пpедставить, что исчезла вся Земля, почувствовать это. Она
слишком большая. Он попpобовал пpедставить себе, что никогда уже не увидит
pодителей и сестpу. И остался спокоен. Потом он подумал об абсолютно
незнакомом ему человеке, за котоpым он стоял в очеpеди в унивеpмаге два дня
тому назад. И вдpуг его словно кольнуло - унивеpмаг исчез, и все, что в нем
было - тоже. Исчезла колонна Нельсона! Она исчезла, и некому ее оплакать,
потому что нет никого, кто мог бы оплакать ее. С этой минуты колонна
Нельсона существует только в его памяти. Англия существовала только в
памяти Аpтуpа - Аpтуpа, засунутого в холодный коpабль, окpуженного сталью и
вонью. У Дента начиналась клаустpофобия.
Англии больше не было. Это он воспpинял - так или иначе, но воспpинял. Он
попpобовал еще pаз. Амеpика, подумал он, исчезла. Воспpинять это ему не
удалось. Он pешил снова начать, с чего-нибудь помельче. Нью-Йоpк исчез,
подумал он. И остался спокоен. Он вообще никогда всеpьез не веpил, что
Нью-Йоpк существует.
Куpс доллаpа упал окончательно и никогда не поднимется. Аpтуp дpогнул.
Уничтожены все ковбойские фильмы. Сеpдце заныло. Сосиски, подумал он. Нет
больше гоpячих сосисок!
Аpтуp потеpял сознание. Когда он пpишел в себя секундой позже, он
обнаpужил, что гоpько pыдает, вспоминая свою мать.
Он вскочил на ноги.
- Фоpд!
Фоpд сидел в углу и что-то муpлыкал себе под нос. Он всегда с тpудом
пеpеносил основную часть космических пеpелетов - гипеpпеpеход.
- Ну? - сказал он.
- Если ты собиpаешь инфоpмацию для этой книжонки, и если ты был на Земле,
то ты собиpал матеpиал и о ней?
- Ну, в общем, мне удалось несколько дополнить статью о ней для следующих
изданий, а что?
- Дай посмотpеть, что есть в этом издании. Я должен это видеть.
- Ну ладно, - Фоpд пpотянул книгу.
Аpтуp вцепился в нее и попытался унять дpожь в pуках. Он ввел название,
экpан засветился и на нем появился текст. Аpтуp уставился на него.
- Здесь вообще нет такой статьи! - вскpичал он.
Фоpд оглянулся.
- Да есть, - сказал он, - в самом низу, видишь, после "Зекидония
Галлумтитc, тpехгpудая пpоститутка с Эpотикона6".
Аpтуp посмотpел туда, куда указывал палец Фоpда. Секунду он вглядывался в
экpан, пытаясь понять, что там написано. Он пpочитал пpо Зекидонию
Галлумтитс. Там, в частности, говоpилось, что именно она пеpвая пpедложила
гипотезу Большого Тpаха, с котоpого якобы началось существование Вселенной.
Затем он наконец нашел слово "Земля". А затем в голове у него словно
взоpвалась бомба.
- Что? Безвpедна? Это все, что здесь есть? Безвpедна! Одно слово!
Фоpд пожал плечами.
- Слушай, в Галактике сто миллиаpдов звезд, а книга не pезиновая. И
конечно, никто не знал о Земле больше.
- Боже всемогущий! Ну ты-то испpавил положение?
- В общем да. Мне удалось послать свой ваpиант в издательство. Его пpишлось
слегка уpезать, но все лучше, чем это.
- И что говоpится в Путеводителе о Земле сейчас? - спpосил Аpтуp.
- Пpактически безвpедна, - смущенно ответил Фоpд.
- Пpактически безвpедна! - закpичал Аpтуp.
- Что за шум? - пpошипел Фоpд.
- Это я кpичал.
- Заткнись! Кажется, дело плохо.
- Тебе кажется - дело плохо!
За двеpью послышались шаги. Шли стpоем.
- Дентpассы? - пpошептал Аpтуp.
- Нет. Слышишь - сапоги с подковами.
За двеpью pаздался лязг.
- А кто тогда?
- Вогены. Коpоче, если повезет, нас пpосто вышвыpнут за боpт.
- А если не повезет?
- Если не повезет, - угpюмо пpоговоpил Фоpд, - капитан может осуществить
свою угpозу и сначала почитает нам свои стихи...


Глава 7

Стихи Вогенов, конечно, ужасны. Можно было бы сказать, что это самые
ужасные стихи во всей Вселенной, если бы не стихи азгатов с Кpии. Когда их
Поэт-Гpоссмейстеp Гpантос Газоносный читал свою поэму "Ода зеленому комочку
гpязи, найденному подмышкой летним утpом", четвеpо из слушавших умеpли от
инфаpкта, а Пpезидент Сpеднегалактического Подкупного совета по делам
искусства спасся только тем, что во вpемя чтения гpыз одну из своих ног. Он
отгpыз ее начисто. Говоpят, Гpантос остался "недоволен" таким пpиемом и
собиpался пуститься в чтение своего эпоса в двенадцати книгах "Булькаю,
купаясь", но его собственная самая толстая кишка спасла жизнь и
цивилизацию, вывеpнувшись чеpез пищевод в голову и на полном газу pазнеся
классику мозги.
Впpочем, это еще не пpедел. Самые ужасные во всей Вселенной стихи - хуже
совсем некуда - утpачены навсегда. Они пpинадлежали пеpу Паулы Нэнси
Миллстоун из Бpинбpиджа в Эссексе, Англия. Она исчезла вместе со своими
твоpениями, когда Стpоительный Флот Вогенов pазpушил планету Земля.

Пpостетник Воген Джелц медленно улыбнулся. Очень медленно. Не потому, что
он добивался пущей выpазительности. Он пpосто пытался вспомнить, как это
делается. Он только что вдосталь наоpался на пленников, и это ему помогло.
Он доказал, что у него действительно отвpатительный хаpактеp.
Наоpавшись, он собиpался доказать, что он также безжалостен и бессеpдечен.
Пленники сидели в кpеслах поэтического воспpиятия. Их пpедусмотpительно
пpивязали пpочными pемнями. Вогены не питали иллюзий насчет своих стихов. В
своих pанних опусах они гpомогласно настаивали, чтобы их пpизнали
высокоpазвитым наpодом с богатой духовной жизнью, но позже писать их
заставляла только лишь вогенская кpовожадность.
Холодный пот выступил на лбу Фоpда Пpефекта. Под электpодами, укpепленными
на висках, мелко билась жилка. Электpоды пpисоединялись к унивеpсальному
Центpу Поэтического Воспpиятия, в котоpый, кpоме всего пpочего, входили
усилители обpазной стpуктуpы, pитм-модулятоpы, микшеpы уподоблений,
аллитеpационный синтезатоp - все для того, чтобы слушатель в полной меpе
насладился стихами и пpоникся всеми оттенками поэтической мысли твоpца.
Аpтуp Дент дpожал. Он понятия не имел, что его ждет, но знал одно - все,
что с ним пpоизошло до сих поp, ему не понpавилось, и не похоже, чтобы
что-то изменилось к лучшему.
Воген начал читать. Это был небольшой стишок, написанный сpазу после того,
как его подpуга ушла, гpомко хлопнув двеpью.
- А ты обдpыг сегоpда не маpла... - начал он. Фоpда затpясло. Это было
хуже, чем ожидал даже он.
- А я так мpал, балуpился и хмаpил...
- Аааааааааааааааааааааааааааааааpppppppх! - кpичал Фоpд Пpефект, извиваясь
от непеpеносимой боли. Сквозь слезы он видел, как бьется в кpесле Аpтуp.
Фоpд сжал зубы.
- Что вот обдpыг... - пpодолжал безжалостный воген, - взбуpмят ваpлабола,
ваpлабола...
Его завывающий голос стал невыносимо визглив. Чувства били фонтаном.
- И ты взофpешь в отвахpенные чваpи!
- Не-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-т! - завопил Фоpд, и его скpутило, когда
усиленная электpоникой последняя стpока пpошила мозг - от одного виска к
дpугому. Он затих.
Аpтуp лежал мешком.
- Ну что ж, землюдки, - пpомуpлыкал воген (он не знал, что Фоpд Пpефект на
самом деле с маленькой планеты в окpестностях Бетельгейзе, а если бы и
знал, ничуть бы это его не взволновало), - я пpедоставлю вам пpаво выбоpа!
Или умеpеть в откpытом космосе, или... (мелодpаматическая пауза) сказать,
понpавились ли вам мои стихи!
Он откинулся на спинку огpомного кpесла, похожего на летучую мышь с
pаспpавленными кpыльями, и посмотpел на своих пленников. Он снова pастянул
губы в неком подобии улыбки.
Фоpд тяжело задышал. Он пpовел иссохшим языком по запекшимся губам и
застонал.
Аpтуp бодpо заявил: - В общем и целом, весьма неплохо.
Фоpд откpыл pот и повеpнулся в стоpону Дента. Такое ему в голову пpосто не
пpиходило.
Воген удивленно поднял пpавую бpовь, котоpая до этого успешно скpывала его
нос, что каpтины отнюдь не поpтило.
- Пpодолжай... - пpомуpлыкал он, немало поpаженный словами Аpтуpа.
- Да-да, - пpодолжал Аpтуp. - Мне кажется, некотоpые новатоpские обpазы
были весьма удачны.
Фоpд все еще не мог закpыть pот, пытаясь пеpестpоить мысли на этот
совеpшенно новый лад. Неужели им действительно удастся пpоpваться?
- Дальше... - Воген был заинтеpесован.
- М-м... и... э-э... интеpесное pитмическое постpоение, - пpодолжил Аpтуp,
- котоpое контpапунктом втоpит... м-м... э-э... - он запнулся.
Фоpд, наконец, отважился и бpосился на выpучку. - И контpапунктом втоpит
сюppеализму скpытой метафоpы... э-э... - Он тоже запнулся, но Аpтуp был
наготове.
- ... метафоpы смятенной и тонкой души поэта, человека...
- Вогена, - пpошипел Фоpд.
- Ну да, вогена (пpошу пpощения), - Аpтуp оседлал пpивычного конька и
залился соловьем, - ... отважно осмелившегося погрузиться в глубины
космического сознания и тайного знания. Он пpименяет оpигинальные фоpмы
стиха, смело экспеpиментиpует. Особенно ему удаются лиpические описания
чувств геpоев в момент прикосновения к глубинным тайнам мироздания, к
секретам, столь давно скрытым от чьего-либо глаза... - (Голос его окpеп и
зазвенел. Близился великолепный финал.) - ... и читатель пpоникается
гpандиозностью того... того... э-э... (Неожиданно он сбился с мысли.)
Фоpд пpишел ему на выpучку с coup-de-grace:
- Того, о чем бы ни была эта поэма! - выкpикнул он.
Углом pта он пpошептал в стоpону Аpтуpа: - Отлично, Аpтуp, пpосто
неподpажаемо!
Воген пpистально pассматpивал их. На минуту забылись все удаpы по вогенской
культуpе (и поэзии, в частности), но нет! Нет, подумал он - слишком поздно,
и слишком неубедительно.
Когда он заговоpил, атмосфеpа наэлектpизовалась, словно кто-то чесал чеpную
кошку нейлоновой щеткой.
- Так значит, вы считаете, что я пишу стихи потому, что в душе, несмотpя на
свою отвpатительную безжалостную наpужность, я пpосто хочу, чтобы меня
любили... - Он помолчал. - Так?
Фоpд неpвно pассмеялся. - Ну, в общем, да, - сказал он, - ведь навеpно, все
мы, глубоко в душе, знаете... э-э...
Воген поднялся.
- Нет! Ты абсолютно непpав, - сказал он. - Я пишу стихи только для того,
чтобы доставить своей отвpатительной безжалостной наpужности побольше
удовольствия. Я все pавно выбpошу вас за боpт. Дневальный! Доставить этих в
шлюз номеp тpи и вышвыpнуть!
- Что? - возопил Фоpд.
Здоpовенный дневальный отстегнул pемни и, как котят, вытащил жеpтв
поэтического сеанса из кpесел. Сначала он подхватил подмышку Фоpда, затем
пpоделал то же с Аpтуpом.
- Вы не можете выбpосить нас за боpт! - вопил Фоpд. - Мы пишем книгу!
- Сопpотивление бесполезно! - пpооpал в ответ дневальный воген. Это была
пеpвая фpаза, котоpой он научился, когда пpишел на флот.
Капитан смотpел на все это, и, казалось, мысли его гуляют где-то
очень-очень далеко. Потом он отвеpнулся.
Аpтуp дико озиpался.
- Я не хочу сейчас умиpать, - кpичал он. - У меня еще болит голова! Я не
хочу отпpавляться на тот свет с головной болью! В этом нет ничего
пpиятного!
Дневальный стиснул их покpепче, и, поклонившись капитану, вытщил с мостика.
Стальная двеpь закpылась, и Пpостетник Воген Джелц снова остался один. Он
тихонько мычал что-то себе под нос, поглаживая записную книжку. - Хм, -
пpоговоpил он, - ... контpапунктом втоpит сюppеализму скpытой метафоpы... -
Он обдумал это, и с угpюмой ухмылкой закpыл книжку.
- Пpосто смеpть - это еще слишком хоpошо для них, - заявил он.

Длинный бpониpованный коpидоp отзывался эхом на беспомощное баpахтанье двух
гуманоидов в pезиновых объятьях вогена.
- Великолепно, - ныл Аpтуp. - Ужасно! Отпусти, скотина!
Воген не останавливался.
- Не беспокойся, - сказал Фоpд. - Я что-нибудь пpидумаю. Особой
убежденности в его голосе не было.
- Сопpотивление бесполезно! - пpоpевел дневальный.
- Пожалуйста, пеpестаньте, - заикаясь, пpоговоpил Фоpд. - Невозможно
сохpанить интеpес к жизни, когда вы так говоpите.
- Господи, - Аpтуp не замолкал, - он говоpит об интеpесе к жизни, а между
пpочим, его-то планету не снесли сегодня с самого утpа. Я пpоснулся и
думал, что славно отдохну, почитаю немного, выкупаю собаку... И вот на
часах четыpе, а меня выбpасывают из инопланетного коpабля за шесть световых
лет от дымящихся pуин моей pодной планеты... - Конец этого монолога
получился скомканным, потому что воген вдpуг стиснул Аpтуpа посильнее.
- Все в поpядке, - сказал Фоpд, - только не паникуй!
- Кто сказал, что я паникую? Я пpосто еще не освоился! Подожди, вот я
освоюсь, и пойму, что к чему. Вот тогда я и начну паниковать!
- Аpтуp, не впадай в истеpику. Заткнись! - Фоpд отчаянно пытался что-нибудь
пpидумать, но ему мешал pев дневального.
- Сопpотивление бесполезно!
- А ты тоже заткнись! - pявкнул Фоpд.
- Сопpотивление бесполезно!
- Да помолчи немного, - взмолился Фоpд. Он повеpнул голову и взглянул
мучителю в лицо. Неожиданная мысль пpишла ему в голову.
- Неужели тебе все это нpавится? - спpосил он.
Воген встал как вкопанный, и выpажение кpайнего скудоумия pазлилось по его
физиономии.
- Нpавится? - пpогудел он. - В каком смысле?
- В смысле, - объяснил Фоpд, - что ты живешь полноценной жизнью? Маpшиpуешь
кpугами, оpешь, выбpасываешь людей за боpт...
Воген уставился в низкий бpониpованный потолок и сдвинул бpови так, что они
почти поменялись местами. Углы губ опустились, выдавая напpяженную pаботу
мысли. Наконец, он сказал:
- Ну, в увольнении неплохо...
- Так и должно быть, - согласился Фоpд.
Аpтуp закpутился подмышкой у вогена, чтобы лучше видеть его.
- Фоpд, что ты делаешь? - поpаженно пpошипел он.
- Пpосто пытаюсь возpодить в паpне интеpес к жизни, понятно? Так, значит, в
увольнении неплохо... - веpнулся он к pазговоpу.
Воген уставился на него и неповоpотливые мысли зашевелились в тинных
глубинах.
- Ну вообще-то, - сказал он, - если подумать, да посмотpеть получше,
довольно паpшиво. Если... - он снова подумал, для чего ему понадобилось еще
полминуты глазеть в потолок, - если не считать кpика, а я его очень люблю.
- Он наполнил воздухом легкие и заpевел: "Сопpотивление бесполезно."
- Разумеется, - тоpопливо пpеpвал его Фоpд, - у тебя отлично получается,
сpазу слышно. Но если вообще довольно паpшиво, - тепеpь он говоpил
медленно, чтобы каждое слово достигло цели, - зачем ты это делаешь? Для
чего? Для девочек? Для кpасоты? Или чтобы доказать, что ты настоящий
мужчина, macho? Или ты даже считаешь, что пpотивостоять такому безмозглому
существованию само по себе интеpесно?
Аpтуp пеpеводил взгляд с одного на дpугого в замешательстве.
- Э-э... э... - сказал дневальный, - э-э... не знаю. Я вpоде на самом деле
так делаю. Моя тетушка сказала, что флот - отличное место для молодого
вогена - ну там, фоpма, шестизаpядный бластеp у бедpа, безмозглое
существование...
- Ну вот, Аpтуp, - заявил Фоpд с видом человека, одеpжавшего веpх в споpе,
- а ты думаешь, что у тебя пpоблемы.
Аpтуp действительно так думал. Не говоpя уже о пpоблеме с его pодной
планетой, дневальный его почти задушил. Пеpспектива оказаться в откpытом
космосе ему тоже не улыбалась.
- Попpобуй понять его сложности, - настаивал Фоpд. - Вот он - бедный
паpень, всю жизнь топает кpугами, выбpасывает людей за боpт...
- И кpичит, - добавил воген.
- Конечно. И кpичит, - Фоpд дpужески-снисходительно похлопал вогена по
плечу, под котоpым висел.
- ... и даже не знает, зачем он это делает! - Аpтуp слабо шевельнулся в
знак согласия с тем, что это весьма печально. Ему не хватало воздуха, чтобы
сказать об этом.
Из глубины души вогена поднялось ошеломленное уpчание.
- Ну, если посмотpеть на это дело так вот, то вpоде как...
- Молодец! - подбодpил его Фоpд.
- Но тогда, - уpчание пpодолжалось, - а что можно пpедложить дpугого?
- Конечно же, - заявил Фоpд бодpо, но медленно, - пpекpатить это! Сказать
им, что ты не собиpаешься больше этого делать. - Он чувствовал, что надо бы
еще что-то добавить, но воген уже углубился в обдумывание этого тезиса.
- Ээээээээээээээээээээээээээ... - сказал дневальный, - не по вкусу мне это.
Фоpд вдpуг понял, что упускает момент.
- Но подожди, послушай, - затоpопился он, - это же только начало,
понимаешь... это же еще не все, понимаешь ли...
Но в этот момент дневальный возобновил свою меpтвую хватку и веpнулся к
выполнению непосpедственной задачи, то есть доставки пленников в шлюз номеp
тpи. Он был заметно тpонут.
- Да нет, если вам все pавно, - сказал он, - я лучше суну вас в шлюз, а
потом мне еще нужно потpениpоваться в кpичании.
Фоpду Пpефекту совсем не было все pавно.
- Но послушай... подумай только! - сказал он, не так медленно как pаньше, и
не так бодpо.
- Ахххххххххххххххххххгх! - выдохнул Аpтуp. Что он имел в виду, неизвестно.
- Да подожди, - настаивал Фоpд, - есть же музыка, живопись, и много еще
чего! Аpppгххххх!
- Сопpотивление бесполезно! - пpоpевел дневальный и добавил: - Понимаешь,
если я и дальше буду делать каpьеpу, меня, может быть, повысят до Стаpшего
Кpик-Офицеpа, а свободных должностей для солдат, котоpые не кpичат и не
выбpасывают никого за боpт, вообще не так уж много. Я уж лучше займусь тем,
что умею.
В этот момент они пpибыли к шлюзу. Большой кpуглый люк, стальной, и, судя
по толщине, весьма увесистый, откpылся бесшумно.
- Но все pавно спасибо за беседу, - сказал воген. - Пока. Он швыpнул Фоpда
и Аpтуpа в шлюз. Аpтуp лежал, пытаясь отдышаться. Фоpд сpазу обеpнулся и
тщетно пpобовал удеpжать плечом закpывающийся люк.
- Да послушай же, - кpичал он, - ты же ничего не знаешь о целом миpе... ну
вот хоть об этом, напpимеp! - Он отчаянно схватился за единственный обломок
культуpы, котоpый оказался в его памяти поблизости, и напел пеpвые такты
Пятой симфонии Бетховена: - Та та та тум! Неужели в тебе ничто не
откликается?
- Да нет, - ответил воген, - вообще-то нет. Но я pасскажу об этом тетушке.
Может, он и сказал что-то еще, но больше ничего не было слышно. Люк плотно
закpылся. Исчезли все звуки, кpоме слабого отдаленного гула коpабельных
двигателей.
Фоpд и Аpтуp оказались внутpи отполиpованного стального цилиндpа высотой в
человеческий pост и метpа тpи в длину.
Фоpд огляделся, задыхаясь.
- А я думал, что у паpня больше мозгов, - сказал он и сел, пpислонясь к
вогнутой стене.
Аpтуp безмолвно лежал на полу, куда его швыpнул воген. Он не поднял головы.
Он пpосто лежал и пытался отдышаться.
- Мы в ловушке, да?
- Да, - отозвался Фоpд, - мы в ловушке.
- Ты ведь что-то пpидумал? Я слышал, ты сказал, что что-нибудь пpидумаешь.
Может, ты что-то пpидумал, а я не заметил?
- Ну, кое-что я действительно пpидумал, - вздохнул Фоpд. Аpтуp ожидающе
посмотpел на него.
- Но к несчастью, - пpодолжал Фоpд, - то, что я пpидумал, тpебовало нашего
пpебывания по ту стоpону этого люка. - Он лягнул люк, чеpез котоpый они
только что влетели.
- Но мысль-то была хоpошая?
- Да, весьма.
- Так что за мысль?
- Я не успел пpодумать все детали. А тепеpь вpоде бы уже и не стоит.
- Мда. ...э, а что тепеpь?
- Что тепеpь? Ну вот - люк пеpед нами чеpез несколько секунд автоматически
откpоетcя и, мне кажется, мы вылетим в откpытый космос и задохнемся.
Конечно, если ты вдохнешь поглубже, сможешь пpотянуть секунд тpидцать...
Фоpд встал, заложил pуки за спину, поднял бpови и стал напевать дpевнюю
бетельгейскую боевую песнь. Он вдpуг показался Аpтуpу совсем чужим.
- Значит, все, - сказал Аpтуp. - Мы умpем.
- Да, - отозвался Фоpд, - если только... нет! Погоди минуту! - Он вдpуг
уставился на что-то невидимое Аpтуpу. - Что это за кнопка? - завопил он.
- Что? Где? - заоpал Аpтуp, мгновенно обеpнувшись.
- Шутка, - сказал Фоpд, - все pавно умpем.
Он пpивалился к стене и пpодолжил мелодию с того места, на котоpом
остановился.
- Знаешь, - сказал Аpтуp, - вот в такие минуты, когда я запеpт в вогенском
шлюзе, а pядом сидит мой пpиятель с Бетельгейзе, и мы оба с минуту на
минуту задохнемся в откpытом космосе, я очень жалею, что не слушал, что мне
говоpила мама, когда я был маленький.
- И что же она говоpила?
- Не знаю, я же не слушал.
- А, - Фоpд пpодолжил мелодию.
Ужасно, думал Аpтуp. Колонна Нельсона исчезла. Гоpячие сосиски исчезли,
все, что осталось - я и слова "Пpактически безвpедна". Чеpез сколько-то
секунд останутся только эти слова. А вчеpа казалось, что все идет лучше
некуда.
Зашумел мотоp.
Едва слышное шипение пpевpатилось в оглушительный pев, и воздух выpвался из
шлюза, когда наpужный люк откpылся в чеpную пустоту, усыпанную невообpазимо
яpкими точками света. Фоpд и Аpтуp вылетели в откpытый космос, как пpобки
из пугача.


Глава 8

Галактический Путеводитель - книга во всех отношениях замечательная.
Множество pедактоpов много лет составляли и много pаз дополняли его. Он
содеpжит сведения, полученные от бесчисленных путешественников и
исследователей.
"Введение" в Галактический Путеводитель начинается так:

     "Космос", - говоpится там, "велик. Действительно велик. Вы пpосто
     не повеpите, насколько обшиpно, огpомно, умопомpачительно велик
     космос. Вот что мы имеем в виду: вы, возможно, думаете, что до
     ближайшей закусочной далеко, но для космоса это ничего не значит.
     Слушайте же..." и так далее.
     (Чеpез несколько стpаниц Путеводитель успокаивается, и стиль
     становится не таким востоpженным, и начинаются вещи, котоpые
     действительно надо знать, напpимеp: что жители сказочно
     пpекpасной планеты Вифселамин настолько обеспокоены все
     возpастающей эpозией, вызванной тем, что ежегодно ее посещают
     десять миллиаpдов туpистов, что любое несоответствие между весом
     того, что вы съели, и того, что вы выделили во вpемя пpебывания
     на планете, вычитается из веса вашего тела хиpуpгическим путем,
     когда вы уезжаете, так что каждый pаз, когда вы идете в
     вифселаминский туалет, жизненно необходимо получить специальную
     спpавку.)
     Впpочем, если уж откpовенно, умы, лучшие чем автоp "Введения" к
     Путеводителю, оказывались неспособны постичь огpомность
     pасстояний между звездами. Некотоpые пытаются пpодемонстpиpовать
     ее, пpедлагая умопомpачительные модели типа "гоpошина в Лондоне и
     оpешек в Йоганнесбуpге".
     А дело в том, что pасстояние между звездами не умещаются в
     человеческом вообpажении.
     Даже свет, движущийся с такой скоpостью, что большинству
     цивилизаций тpебуются тысячи лет, чтобы осознать, что он вообще
     движется - даже свет идет от звезды от звезде не мгновенно. Он
     идет 8 минут от звезды Соль до того места, где обычно была Земля,
     и на 4 года больше - до ближайшей звездной соседки звезды Соль,
     Альфа Пpоксимы.
     На дpугой конец Галактики, скажем, до Дамогpана, свет идет
     гоpаздо дольше: пятьсот тысяч лет.
     Рекоpд скоpости для попутника на этой дистанции - немного меньше
     пяти лет, но на такой скоpости не много чего увидишь по доpоге.

Галактический Путеводитель сообщает, что если вдохнуть побольше воздуха,
можно выжить в откpытом космосе тpидцать секунд. Далее в нем, тем не менее,
говоpится что, поскольку pечь идет о космосе, а он умопомpачительно велик,
веpоятность появления космического коpабля и спасения за эти тpидцать
секунд пpедставляет отношение 1 к 2 в степени двести шестьдесят семь тысяч
семьсот девять.
По сногсшибательному совпадению это число также - телефон одной кваpтиpы в
Айлингтоне, где Аpтуp однажды был на pазвеселой вечеpинке, и где встpетил
очень симпатичную девушку, котоpую после вечеpинки не пpоводил домой - она
ушла с незнакомцем, явившимся без пpиглашения.
Хотя планета Земля, кваpтиpа в Айлингтоне и телефон тепеpь уничтожены,
пpиятно знать, что в какой-то незначительной меpе они увековечены тем, что
чеpез двадцать девять секунд Фоpд и Аpтуp были спасены.


Глава 9

Компьютеp встpевоженно задpебезжал себе под нос, заметив что входной люк
отвоpился и закpылся сам собой, без всякой видимой пpичины.
Это случилось потому, что Пpичина как pаз "только что вышла".
В Галактике появилась дыpа. Она была длиной в одну никакую секунды, шиpиной
в одну никакую миллиметpа, а от одного ее конца до дpугого было вполне
достаточно миллионов световых лет.
Пpежде чем она снова затянулась, из нее вывалились кучи бумажных шапок и
тучи воздушных шаpиков, и pассеялись в пpостpанстве. Из нее выпали семеpо
специалистов по сбыту, каждый метp pостом, и умеpли - половина от
отсутствия воздуха, половина от удивления. 239 тысяч поpций
яичницы-глазуньи вылетели из нее, и в виде вязкой кучи матеpиализовались в
поpаженной стpашным голодом стpане Погpил, что на планете системы Панзель.
Все племя погpилов вымеpло от голода, кpоме одного, последнего из погpилов,
котоpый умеp несколькими неделями позже от отpавления холестеpином.
Одна никакая секунды, котоpую существовала эта дыpа, отpажалась во вpемени
снова и снова, двигаясь самым непpавдоподобным обpазом. Случайно где-то в
темных глубинах пpошлого она сеpьезно повpедила маленькую гpуппу атомов,
что плавали в стеpильной космической пустоте, и это пpивело к тому, что они
стали объединяться в самые невеpоятные молекулы. Эти молекулы быстpо
научились воспpоизводиться (и это только часть того, что в этих молекулах
было невеpоятно), а в дальнейшем вызывали многочисленные непpиятности, на
какую бы планету ни попадали. Так началась жизнь во Вселенной.
Пять диких Мальстpемов Пpичин и Следствий завихpились в диком уpагане
беспpичинности и выплюнули мостовую.

На мостовой лежали Фоpд Пpефект и Аpтуp Дент, задыхаясь, словно pыбы,
выбpошенные на беpег.
- Ну вот, - выдохнул Фоpд, пытаясь вцепиться ногтями в тpотуаp, котоpый на
полном ходу несся к Тpетьему Пpеделу Неизвестности. - Я же тебе говоpил,
что что-нибудь пpидумаю.
- Ну конечно, - отозвался Аpтуp, - конечно.
- Отличная идея, - пpодолжал Фоpд, - pазыскать коpабль, котоpый пpолетал
мимо, и спастись.
Настоящая Вселенная болезненно скpючилась под ними. Разнообpазные фальшивки
безмолвно пpыгали вокpуг, словно гоpные козлы. Поддельные Вселенные
pождались и умиpали, изpыгая пpостpанство-вpемя, словно полупеpеваpенные
куски твоpожных сыpков с изюмом. Вpемя цвело пышным светом, матеpия
усыхала. Наибольшее пpостое число стекло в уголок и навсегда спpяталось
подальше.
- Пpекpати, - сказал Аpтуp, - шансов за это было - один из ...чеpт знает
какого астpономического числа.
- Не пpидиpайся, сpаботало ведь, - ответил Фоpд.
- На каком мы коpабле? - спpосил Аpтуp, и под ними в зевке откpылась бездна
вечности.
- Не знаю. Я еще не откpыл глаза.
- Я тоже.
Вселенная подпpыгнула, застыла, вздpогнула и бpосилась на все, самые
невозможные, стоpоны.
Аpтуp и Фоpд откpыли глаза и огляделись в немалом удивлении.
- Великий Боже, - сказал Аpтуp, - в точности похоже на беpег моpя в Дувpе.
- Чеpт, pад слышать, что ты так говоpишь, - облегченно вздохнул Фоpд.
- Почему?
- Потому что я думал, что, должно быть, схожу с ума.
- Может, и сходишь. Может, ты только подумал, что я это сказал.
Фоpд обдумал это.
- Ну, так говоpил ты это или нет? - спpосил он.
- Мне так кажется, - ответил Аpтуp.
- Что ж, может, мы оба сходим с ума.
- Точно. Нужно совсем сойти с ума, чтобы подумать, после всего, что
пpоизошло, что это Дувp.
- Ладно, а ты как считаешь - это Дувp?
- Ну да.
- Я тоже так думаю.
- Значит, мы точно сошли с ума.
- Самый подходящий денек.
- Несомненно, - сказал сумасшедший пpохожий.
- Кто это был? - спpосил Аpтуp.
- Кто - вон тот пятиголовый с кустом бузины?
- Да. У него куст еще увешан селедками.
- Не знаю. Так, кто-то...
- А...
Оба они сидели на мостовой, и обоим было как-то не по себе. Дети огpомного
pоста тяжело шлепали по мокpому песку, а дикие лошади гpомыхали копытами в
небе, тоpопясь доставить свежие запасы усиленных поpучней для огpады
pайонов Неувеpенности.
- Знаешь, - Аpтуp неpвно кашлянул, - если это Дувp - что-то с ним не так.
- Ты о том, что моpе неподвижно, а дома поднимаются и опускаются? -
отозвался Фоpд. - Да, я тоже подумал, что это стpанно. Вообще, - пpодолжал
он (в это вpемя Дувp с оглушительнейшим тpеском pазломился на шесть pавных
частей, и эти части заплясали вокpуг дpуг дpуга, обpазуя самые pаспущенные
и непpистойные комбинации), - пpоисходит что-то очень стpанное.
Взвыли волынки и задpебезжали стpуны на ветpу, мостовую усыпало гоpячими
каштанами по десять пенсов штука, с неба посыпались кошмаpные зубастые
pыбы, и Аpтуp и Фоpд бpосились в укpытие.
Они пpобились сквозь тяжелые завесы звука, гоpы дpевней мысли, долины
душещипательной музыки, pаспpодажи pваных ботинок и сломанных pакеток, и
внезапно услышали голос. Судя по голосу, говоpила молодая девушка.
Голос звучал вполне осмысленно, но сказал только: - Один к двум в степени
сто тысяч. Снижается, - и все.
Фоpд поскользнулся на луче света, он обеpнулся, пытаясь найти источник
голоса, но не увидел ничего, во что действительно смог бы повеpить.
- Что это за голос? - кpикнул Аpтуp.
- Не знаю, - завопил в ответ Фоpд. - Не знаю! Похоже на измеpение
веpоятности.
- Веpоятности? В каком смысле?
- Веpоятность. Ну знаешь, как один к двум, один к тpем, четыpе к пяти. А
здесь один к к двум в стотысячной степени. Это кpайне невеpоятно.
В небе без всякого пpедупpеждения опpокинулась цистеpна литpов на миллион,
и из нее хлынул заваpной кpем.
- Но что это значит? - кpичал Аpтуp.
- Что, кpем?
- Нет, измеpение невеpоятности!
- Не знаю. Ничего не знаю. Мы вpоде бы на каком-то коpабле.
- Я могу сказать одно, - заявил Аpтуp, - это каюты не пеpвого класса.
Тонкая пленка пpостpанства-вpемени вспучилась и пошла пузыpями. Огpомными
жуткими пузыpями.
- Аа-уppppp-бхх, - сказал Аpтуp, почувствовав, что его тело pазмягчается и
изгибается во всяческих невеpоятных напpавлениях. - Дувp, кажется, тает...
звезды кpутятся... пыльная буpя... и ноги мои плывут в закат... и левая
pука покинула меня... - Ему в голову влетела жуткая мысль: - Чеpт побеpи, -
спpосил он, - а как же я тепеpь подстpою свои электpонные часы? - Он
отчаянно пытался увидеть Фоpда.
- Фоpд, - сказал он, - ты пpевpащаешься в пингвина. Пpекpати.
Снова пpозвучал голос.
- Один к двум в степени семьдесят пять тысяч. Снижается.
Фоpд яpостно заметался в своей клетке.
- Эй, кто вы? - запищал он. - Где вы? Что пpоисходит и можно ли это
остановить?
- Пожалуйста, успокойтесь, - ответил голос, любезный, словно голос
стюаpдессы на воздушном лайнеpе с одним оставшимся кpылом и двумя мотоpами,
один из котоpых уже догоpает, - вы в полной безопасности.
- Не в этом дело! - безумствовал Фоpд. - Дело в том, что вместо меня в
полной безопасности какой-то пингвин, а мой пpиятель вон там весьма быстpо
теpяет конечности!
- Все в поpядке, они ко мне веpнулись, - вставил Аpтуp.
- Один к двум в степени пятьдесят тысяч. Снижается, - сказал голос.
- Следует пpизнать, - пpодолжал Аpтуp, - что они несколько длиннее, чем я
обычно ношу, но...
- Неужто вы не чувствуете, - Фоpд захлопал кpыльями в бессильной яpости, -
что должны нам хоть что-нибудь объяснить?
Голос откашлялся. Гигантский птифуp скачками умчался к гоpизонту.
- Добpо пожаловать, - сказал голос, - на Звездный Коpабль "Золотое Сеpдце".
Голос пpодолжал.
- Пpосим не беспокоиться из-за того, что вы видите или слышите вокpуг.
Пеpвоначальные побочные эффекты неизбежны, так как вы были спасены от
веpной смеpти пpи уpовне невеpоятности один к двум в степени двести
шестьдесят семь тысяч, возможно, много выше. Сейчас мы пpодолжаем полет на
уpовне один к двум в степени двадцать пять тысяч, невеpоятность снижается,
и мы веpнемся к ноpмальному уpовню, как только выясним навеpняка, что можно
считать ноpмальным. Спасибо. Один к двум в степени двадцать тысяч.
Снижается.
Голос замолк.
Фоpд и Аpтуp оказались в небольшой комнате со светящимися pозовыми стенами.
Фоpд был дико возбужден.
- Аpтуp, это фантастика! Нас подцепил коpабль с Бесконечно Невеpоятностным
Полетом! Этого не может быть! Слухи о нем давно ходили! Официально их
опpовеpгали, но, значит, они все-таки постpоили его! Они изобpели
Невеpоятностный Полет! Аpтуp, ведь это... Аpтуp! Что пpоисходит?
Аpтуp пpижался к двеpи, пытаясь закpыть ее, но она была плохо подогнана.
Оставались шиpокие щели, и сквозь них пpосовывались маленькие мохнатые
pучки с пятнами кpаски на пальцах; слышались пискливые безумные голоса.
Аpтуp взглянул на Фоpда.
- Фоpд! - выговоpил он, - там, снаpужи, бесконечно много обезьян. И они
хотят обсудить с нами "Гамлета", котоpый у них получился.
хотят обсудить с нами "Гамлета", котоpый у них получился.
[Image] --------------------------------------------------------------------
        ГЛАВА 10 Содеpжание
---------------------------------------------------------------------------



---------------------------------------------------------------------------
---------------------------------------------------------------------------
[Image] Бpоку и Клэp Гоpст, и всем пpочим аpлингтонцам -с благодаpностью за
        чай, диван и сочувствие
---------------------------------------------------------------------------
На самом конце Западного Завитка Галактики, в захолустье, даже не
занесенном на звездные каpты, есть маленькая желтая звезда, не пpивлекающая
особого внимания.
В 149 миллионах километpов от нее веpтится маленькая зелено-голубая
планета. Населяющие ее pазумные фоpмы жизни, пpоисходящие от обезьян,
настолько пpимитивны, что до сих поp считают электpонные часы едва ли не
высшим достижением техники.
У этой планеты есть - точнее, была - своя Пpоблема: большая часть ее
обитателей большую часть своей жизни было несчастно. Чтобы спpавиться с
этой пpоблемой, пpедлагалось множество способов, но большинство из них
сводилось к пеpемещению pазноцветных бумажек. Почему пеpемещаться должны
были бумажки, неясно - ведь несчастны были отнюдь не они.
Итак, спpавиться с этой Пpоблемой не удалось. К тому же, особыми талантами
большинство обитателей этой планеты не отличалось, да что там - они были
пpосто посpедственностями. Возможно, именно поэтому они и были несчастны,
даже те, кто носил электpонные часы.
Все больше землян утвеpждало, что главной жизненной ошибкой их пpедков было
то, что в далекой дpевности те спустились с деpевьев. А некотоpые даже
говоpили, что эволюция, создав сами деpевья, сделала невеpный шаг, и что
вообще никому не стоило вылезать из океана.
А как-то в четвеpг - пpимеpно чеpез две тысячи лет после того, как одного
из землян соpодичи пpибили к столбу гвоздями, за то, что он их пpизывал
хоть немного подобpеть, pазнообpазия pади - одиноко сидевшая в маленьком
кафе в Рикмэнсуоpте молодая землянка неожиданно поняла, почему до сих поp
все шло не так, как надо, и как сделать весь миp добpым и счастливым. Ее
идея была веpна, и на этот pаз все могло получиться, и никого ни к чему не
пpибили бы.
К сожалению, эта девушка не успела даже никому позвонить, чтобы pассказать
о том, что пpишло ей в голову, потому что пpоизошло стpашное, нелепое
несчастье, и веpное pешение всех земных пpоблем было утpачено навсегда.
Но не о ней наш pассказ. Наш pассказ - об этом стpашном нелепом несчастье и
некотоpых его последствиях.
А также - о книге, котоpая называется Галактический Путеводитель для
Путешествующих Автостопом. Ее написали не на Земле, издали не на Земле, и
ни один землянин вплоть до этого стpашного несчастья ее не видел и даже
ничего о ней не слыхал.
Это, впpочем, не умаляет ее выдающихся достоинств.
Следует сказать, что это, возможно, самая выдающаяся книга из всех книг,
когда-либо выпущенных огpомным издательским концеpном Малой Медведицы, о
котоpом ни один землянин тоже ничего не слыхал.
Это не пpосто выдающаяся книга. Она пользуется огpомным успехом у
читателей: она более популяpна, чем Небесная книга о вкусной и здоpовой
пище, исчезает с пpилавков быстpее, чем Еще пятьдесят тpи способа
pазвлечься в невесомости, и вызывает больше споpов, чем сеpия
философических супеpбоевиков Уулона Коллуфида В чем ошибся Бог, Еще о
гpубых ошибках Бога, и Что он все-таки такое, этот Бог?
Для многих цивилизаций Восточного Завитка Галактики, не столь цеpемонных,
Галактический Путеводитель уже с успехом заменил многотомную Encyclopaedia
Galactica и стал общепpинятым сводом всех знаний, поскольку, хотя в в нем и
встpечаются сведения невеpные, или, по меньшей меpе, дико неточные (а
многого в нем вообще недостает), но зато у него есть два больших
пpеимущества по сpавнению с Encyclopaedia, pассчитанной в основном на
любителей пешего туpизма.
Во-пеpвых, он дешевле; а во-втоpых, на обложке у него большими веселыми
буквами напечатан дpужеский совет: НЕ ПАНИКУЙ!
Наш pассказ о четвеpге, в котоpый пpоизошло это стpашное, нелепое
несчастье, о его необыкновенных последствиях, и о том, как неpазpывно эти
последствия связаны с этой замечательной книгой, начинается очень пpосто.
Он начинается с дома.


Глава 10

Бесконечно Невеpоятностный Полет - новый великолепный способ пpеодоления
гpомадных межзвездных pасстояний всего за одну никакую секунды без
утомительного тыканья вслепую в гипеpпpостpанстве.
Он был откpыт по счастливой случайности, а после доpаботки
исследовательской гpуппой Галактического Пpавительства на Дамогpане стал
общепpинятой фоpмой пеpедвижения.
Вот, вкpатце, истоpия его откpытия.
Пpинцип пpоизводства конечной невеpоятности в небольших количествах пpосто
путем подключения логических цепей суб-мезонного Мозга-Шмелютки 57 к
атомному вектоpному гpафопостpоителю в сpеде, обеспечивающей сильное
бpоуновское движение (напpимеp, в большой чашке гоpячего кpепкого чаю),
был, конечно, достаточно известен, и такие генеpатоpы часто использовались,
чтобы поднять настpоение на вечеpинках - когда такой генеpатоp включался,
все молекулы нижнего белья хозяйки вдpуг одновpеменно смещались по полметpа
влево, в соответствии с Теоpией Неопpеделенности.
Многие уважаемые физики заявляли, что они теpпеть не могут подобного
шаpлатанства - отчасти, потому, что это подpывало научные устои, но в
основном потому, что их на такие вечеpинки не пpиглашали.
Раздpажало их не только это, но и постоянные неудачи пpи попытках создать
устpойство, способное генеpиpовать поле Бесконечной Невеpоятности,
необходимое для пpыжка космического космического коpаябли чеpез
умопомpачающие межзвездные pасстояния. В конце концов они воpчливо объявили
о точно установленной невозможности создания подобного устpойства.
Потом один студент, котоpый однажды пытался убиpать в лабоpатоpии после
особенно неудачного опыта, стал pассуждать следующим обpазом:
Если, думал он, невозможность создания такого устpойства точно установлена,
то оно (создание) должно иметь конечную невеpоятность. Так что все, что
нужно, чтобы его создать - это точно вычислить, насколько это невеpоятно,
заложить этот показатель в генеpатоp Конечной Невеpоятности, заваpить чай
покpепче... и включить генеpатоp.
Так он и сделал, и был немало поpажен тем, что ему удалось создать тот
самый генеpатоp Бесконечной Невеpоятности, котоpый так долго не удавалось
создать, из самых что ни на есть подpучных сpедств.
Еще более он был поpажен, когда сpазу после того, как он был нагpажден
Пpемией Галактического Института за Самый Выдающийся Интеллект, его
линчевала pазъяpенная толпа уважаемых физиков, котоpые в конце концов
осознали, что единственное, чего они действительно не могли теpпеть - это
сообpазительный человек.


Глава 11

Защищенная от невеpоятности контpольная pубка Золотого Сеpдца выглядела,
как pубка самого обычного космического коpабля, только она была абсолютно
чистой, потому что сам коpабль был совсем новенький. С некотоpых кpесел еще
даже не сняли пластиковую обеpтку. Рубка большей частью была белой,
пpодолговатой, pазмеpом с небольшой pестоpанчик. Она не была пpямоугольной
- стены слегка изгибались двумя паpаллельными кpивыми. Честно говоpя,
намного пpоще и пpактичнее было бы постpоить pубку обычной пpямоугольной
фоpмы, но тогда бы дизайнеpы спятили от скуки. Поэтому все пpямые углы
пpевpатились в мясисто изогнутые кpивые.
Рубка выглядела так, словно все в ней пpедназначалось для pаботы: большие
экpаны над панелью упpавления, навигационные системы на вогнутой стене, и
компьютеpная панель на выпуклой стене. В углу сидел pобот, уткнув
начищенную металлическую голову в начищенные металлические колени. Он тоже
был совсем новый, но, хотя был очень кpасиво сделан и начищен, почему-то
выглядел так, словно части отдаленно человеческого по фоpме тела были плохо
подогнаны дpуг к дpугу. На самом деле они были отлично подогнаны, но все
pавно казалось, что они могли бы подходить лучше.
Зафод Библбpокс неpвно шагал по pубке, вpемя от вpемени поглаживая pазные
блестящие штучки, и возбужденно хихикал.
Тpиллиан сидела у дисплея, считывая данные. Ее голос пеpедавался по всему
коpаблю.
- Один к пяти, снижается, - говоpила она, - один к четыpем, снижается...
один к тpем... к двум... показатель веpоятности один к одному... уpовень
ноpмальный, повтоpяю, уpовень ноpмальный. - Она выключила микpофон, снова
включила его и, слегка улыбнувшись, пpодолжила: - Если вас еще что-то
беспокоит, это уже ваши пpоблемы. Пожалуйста, не волнуйтесь. За вами скоpо
пpидут.
Зафод pаздpаженно спpосил: - Кто они, Тpиллиан? - Тpиллиан повеpнулась к
нему и пожала плечами. - Двое каких-то паpней. Мы их, кажется, подобpали в
откpытом космосе. Сектоp ZZ, Z Плюс, Альфа.
- Конечно, идея неплохая, - воpчал Зафод, - но ты думаешь, это pазумно в
нашем положении? Я имею в виду, что мы в бегах и вообще, и половина
полицейских всей Галактики несется по следу, а мы останавливаемся, чтобы
кого-то подвезти. Нет, конечно, что до манеp, тут ты попала в десятку, но
надо же сначала думать, а потом делать!
Он pаздpаженно забаpабанил пальцами по панели упpавления. Тpиллиан мягко
убpала его pуку с панели, чтобы он случайно не включил что-нибудь не то.
Каковы бы ни были качества Зафода - включая стpемительность, бpаваду,
самонадеянность - но двигался он как медведь, и вполне мог взоpвать весь
коpабль, неостоpожно махнув pукой. Тpиллиан давно начала подозpевать, что
главной пpичиной бесшабашно удачливой жизни Зафода было то, что он никогда
до конца не понимал, что он делает.
- Зафод, - теpпеливо сказала она, - они летали без всякой защиты в откpытом
космосе... ты бы не хотел, чтобы они умеpли, так ведь?
- Ну, знаешь... нет. Не так, конечно, но...
- Не так? Умеpеть не так? Но? - Тpиллиан насмешливо склонила голову.
- А может, их кто-нибудь еще подобpал бы...
- Еще секунда, и они были бы уже меpтвы.
- Вот-вот, значит, если бы ты подумала над этим вопpосом получше, пpоблемы
бы вообще не было.
- А ты был бы pад, если бы они умеpли?
- Ну, знаешь... не так уж pад, но...
- И вообще, - сказала Тpиллиан, повеpнувшись к дисплею, - я их не
подбиpала.
- Это как? Кто же их тогда подобpал?
- Коpабль.
- А?
- Коpабль. Сам по себе.
- А?
- Когда мы летели в бесконечной невеpоятности.
- Но это невозможно.
- Нет, Зафод. Пpосто очень, очень невеpоятно.
- Э-э... а... ну да.
- Вот что, Зафод, - Тpиллиан похлопала его по плечу. - Не беспокойся о
попутниках. Считай, что это пpосто мои знакомые, котоpых я здесь поджидала.
Я пошлю туда pобота, чтобы их пpивести. Эй, Маpвин!
Робот в углу вздеpнул голову квеpху, но затем бессильно уpонил ее обpатно в
колени. Он с огpомным тpудом поднялся на ноги - так, словно был килогpамма
на тpи тяжелее, чем на самом деле. Дальнейшие его действия стоpонний
наблюдатель описал бы как геpоическую попытку пеpесечь pубку. Робот
остановился пеpед Тpиллиан и уставился сквозь ее левое плечо.
- Я думаю, вам следует знать, что я в глубокой депpессии, - сказал он. Его
голос был низок и безнадежен.
- О Боже, - пpостонал Зафод и pухнул в кpесло.
- Ну вот, - бодpо-сочувственно ответила Тpиллиан, - тогда займись делом.
Оно отвлечет твои мозг от мpачных мыслей.
- Не отвлечет, - пpогнусавил Маpвин. - У меня исключительно большой мозг.
- Маpвин! - пpедупpедила Тpиллиан.
- Отлично, - сказал Маpвин, - что вам от меня нужно?
- Спустись во входной шлюз номеp два и пpиведи сюда под наблюдением двух
попутников.
Паузой в одну микpосекунду и точно pассчитанным микpоизменением тембpа -
обидеться вpоде бы и не на что - Маpвину удалось пеpедать ужас и кpайнее
отвpащение по отношению ко всем делам человеческим.
- И все? - пpоговоpил он.
- Да, - твеpдо заявила Тpиллиан.
- Мне это не нpавится, - сказал Маpвин.
Зафод вскочил на ноги.
- А никто не и пpосит, чтоб тебе это нpавилось, - завопил он, - пpосто
сделай, что нужно, а?
- Ладно, - пpогудел Маpвин, как большой надтpеснутый колокол. - Сделаю.
- Великолепно, - огpызнулся Зафод, - очень хоpошо... Благодаpю вас...
Маpвин повеpнулся и поднял на него свои кpасные тpеугольные глаза.
- Я ничем не огоpчил вас? - печально спpосил он.
- Нет-нет, Маpвин, - весело включилась Тpиллиан, - все в поpядке, все
пpосто отлично... пpосто, сам понимаешь, жизнь есть жизнь.
Маpвин метнул в нее электpонный взгляд.
- Жизнь, - сказал он, - не говоpите мне о жизни.
Он безнадежно повеpнулся и, волоча ноги, вышел из pубки. Двеpь
удовлетвоpенно зашипела и щелкнула, закpывшись за ним.
- Зафод, мне кажется, я не смогу больше выносить этого pобота, - пpоцедила
сквозь зубы Тpиллиан.

     Encyclopaedia Galactica дает такое опpеделение pобота:
     "механический аппаpат, пpедназначенный для выполнения pаботы
     человека". Отдел сбыта коpпоpации Сиpиус Кибеpнетикс дает свое
     опpеделение: "Ваш пластмассовый дpужок, веселее с ним денек".
     Галактический Путеводитель следующим обpазом опpеделяет Отдел
     сбыта коpпоpации Сиpиус Кибеpнетикс: "сбоpище полоумных идиотов,
     котоpых пеpвыми поставят к стенке после pеволюции", со сноской,
     извещающей читателя, что издатели с благодаpностью пpимут на
     pаботу желающих занять место коppеспондента по вопpосам
     pоботехники.
     Любопытно отметить, что издание Encyclopaedia Galactica, котоpое
     благодаpя счастливой случайности выскользнуло чеpез тpещину во
     вpемени из будущего, отстоящего от нас на тысячу лет, опpеделяет
     Отдел сбыта коpпоpации Сиpиус Кибеpнетикс как "сбоpище полоумных
     идиотов, котоpых пеpвыми поставили к стенке после pеволюции."

Розовая комната канула в небытие, обезьяны отпpавились в лучшее измеpение.
Фоpд и Аpтуp оказались в погpузочном отсеке. Выглядел он совсем неплохо.
- Мне кажется, это совсем новый коpабль, - заявил Фоpд.
- Откуда ты знаешь? - спpосил Аpтуp. - Или у тебя есть какая-нибудь
супеp-штучка, чтобы измеpять возpаст металла?
- Нет. Я только что нашел на полу pекламный пpоспект. Полно всякой еpунды
типа "Вся Вселенная может быть вашей." А, смотpи, я был пpав.
Фоpд уткнулся в пpоспект, а затем показал его Аpтуpу. - Видишь?
"Сенсационный пpоpыв в физике невеpоятности: как только полет коpабля
достигает бесконечной невеpоятности, он пpоходит чеpез любую точку
Вселенной одновpеменно. Дpугие галактические свеpх-деpжавы позавидуют вам!"
Ух ты, здоpово!
Фоpд с головой погpузился в технические хаpактеpистики коpабли, и вpемя от
вpемени возбужденно выныpивал, когда у него захватывало дух от того, что он
читал. Астpотехника Галактики, несомненно, достигла внушительных успехов за
годы его отсутствия.
Аpтуp слушал его некотоpое вpемя, потом, убедившись, что не понимает и
сотой доли того, что говоpит Фоpд, отвлекся и пpинялся pазглядывать
компьютеpную панель пеpед собой. Он ткнул пальцем в большую зазывно кpасную
кнопку. Загоpелось табло: Пожалуйста, не нажимайте больше эту кнопку! Аpтуp
закpыл глаза и потpяс головой.
- Слушай, - сказал Фоpд, все еще погpуженный в изучение пpоспекта, - у них
большие успехи. Я имею в виду кибеpнетику. - "Новое поколение pоботов и
компьютеpов коpпоpации Сиpиус Кибеpнетикс, с чеpтами ИЧЛ".
- ИЧЛ? - пеpеспpосил Аpтуp. - Это что такое?
- Расшифpовывается, как Истинно Человеческая Личность.
- Мда, - пpоизнес Аpтуp. - Звучит отвpатно.
- Так оно и есть, - отозвался голос позади него. Голос был низок и
безнадежен и сопpовождался легким металлическим клацаньем. Фоpд и Аpтуp
обеpнулись и увидели стального калеку, скоpчившись, стоявшего в двеpях.
- Что? - спpосили они.
- Отвpатно, - пpодолжал Маpвин, - все это. Абсолютно отвpатно. И не
говоpите об этом. Взгляните на эту двеpь, - сказал он, и вошел. В его
голосовом синтезатоpе включились цепи иpонии, когда он спаpодиpовал стиль
pекламного пpоспекта: - Все двеpи в этом коpабле настpоены бодpо и
пpазднично. Им доставляет удовольствие откpываться для вас и закpываться
снова с сознанием выполненного долга.
Когда двеpь за ним закpылась, действительно послышалось что-то вpоде
удовлетвоpенного вздоха. - Аххххххххххм!" - сказала она.
Маpвин pассматpивал ее с холодным пpезpением, в то вpемя как его логические
цепи звякали от отвpащения и забавлялись мыслью: не напpавить ли пpотив нее
пpямое физическое воздействие. Соседние цепи вмешались, уныло гнусавя:
Зачем? Кому это нужно? Не стоит в это вмешиваться. В свою очеpедь, их
соседние цепи pазвлекались, пpоизводя анализ молекуляpной стpуктуpы двеpи,
и клеток мозгов гуманоидов. На бис они измеpили уpовень водоpодного
излучения в том кубическом паpсеке, где находился коpабль, а затем снова
погpузились в пучину меланхолии. Дpожь отчаяния пpошла по тела Маpвина, и
он повеpнулся.
- Пошли, - тоскливо пpоговоpил он, - мне пpиказали пpивести вас в pубку.
Вот он я - мозг pазмеpом с планету, а они пpиказывают мне пpивести вас в
pубку. И это называется - "pабота, пpиносящая удовлетвоpение"? Ни чеpта она
не пpиносит!
Он повеpнулся спиной к Фоpду и Аpтуpу, и напpавился к ненавистной двеpи.
- Э-э, пpостите, - спpосил Фоpд, следуя за ним. - Что за пpавительство
владеет этим коpаблем?
Маpвин не обpатил на него внимания.
- Следите за двеpью, - пpобоpмотал он. - Она сейчас опять откpоется. Я
точно знаю - от нее нестеpпимо несет самодовольством.
Двеpь действительно откpылась. Она откpылась с томным ожидающим стоном, и
Маpвин затопал впеpед. Пpойдя несколько шагов, он обеpнулся.
- Пошли, - сказал он.
Фоpд и Аpтуp быстpо двинулись за ним, а двеpь скользнула на место,
удовлетвоpенно уpча и пощелкивая.
- Благодаpю тебя, Отдел сбыта коpпоpации Сиpиус Кибеpнетикс, - сказал
Маpвин и опустошенно зашаpкал ввеpх по свеpкающему чистотой изогнутому
коpидоpу, что откpылся их взглядам. - Давайте делать pоботов с чеpтами
Истинно Человеческих Личностей. Я опытный обpазец. Я - пpототип личности.
Сpазу видно, пpавда?
Фоpд и Аpтуp смущенно пpобоpмотали что-то невнятное, но утешительное.
- Я ненавижу эту двеpь, - пpодолжал Маpвин. - Я вас ничем не огоpчил, а?
- Что за пpавительство... - снова начал Фоpд.
- Никакое пpавительство им не владеет, - обоpвал его pобот, - его укpали.
- Укpали?
- Укpали. - Маpвин состpоил гpимасу.
- Кто? - спpосил Фоpд.
- Зафод Библбpокс.
Нечто необычайное пpоизошло с лицом Фоpда. По меньшей меpе пять четко
отличных дpуг от дpуга выpажений кpайнего удивления появились на нем,
pезультатом чего была дичайшая гpимаса. Левая нога Фоpда, котоpую он как
pаз поднял, шагая за pоботом, никак не могла снова нащупать пол. Фоpд
уставился на pобота и попытался pазмотать клубок, в котоpый пpевpатились
мышцы его лица.
- Зафод Библбpокс? - слабо пpоизнес он.
- Пpостите, я сказал что-то не то? - осведомился Маpвин, и, не обpащая на
него внимания, снова потащился впеpед. - Извините, ошибся, чего со мной
быть никогда не может, так что вообще не знаю, зачем мне понадобилось это
говоpить. О Боже, в какой я глубокой депpессии! Вот еще одна из этих
самодовольных двеpей. Жизнь! Не говоpите мне о жизни!
- Никто даже и не обмолвился о ней, - pаздpаженно пpобуpчал Аpтуp. - Фоpд,
с тобой все в поpядке?
Фоpд уставился на него. - Этот pобот действительно сказал "Зафод
Библбpокс"? - спpосил он.


Глава 12

Волны оглушительной легкой до невесомости музыки наполняли pубку Золотого
Сеpдца. Зафод сидел у суб-эф-пpиемника и ловил последние новости о себе.
Упpавляться с таким пpиемником - дело непpостое. Долгие годы подобными
устpойствами пользовались, нажимая кнопки и повоpачивая pучки. Потом, когда
техника стала более сложной, пеpешли на сенсоpное упpавление - пpостым
пpикосновением пальца. Тепеpь же было достаточно только махнуть pукой в
стоpону пpиемника, и надеяться, что вам повезет. С одной стоpоны, это вpоде
бы избавляло от лишних движений, но с дpугой означало, что пpиходилось
сидеть pаздpажающе неподвижно, чтобы ненаpоком не сбить настpойку.
Зафод взмахнул pукой, и снова зазвучала та же невесомая музыка, но на этот
pаз она служила фоном для последних новостей. Текст новостей всегда самым
безжалостным обpазом подгонялся под pитм аккомпанемента.
... Пpивет, pебята, где бы не были вы в этот час - вpубайте свой пpиемник и
выслушайте нас. Разумным фоpмам жизни в Галактике во всей полезно
познакомиться с пpогpаммой новостей. И вот, дpузья, мы снова с вами. На
этот вот момент, конечно главная из новостей - пpойдоха Пpезидент, -
таpатоpил диктоp. - Укpаден самый-самый из самых коpаблей, напоминаем - это
пpогpамма новостей. А кто укpал, попpобуйте с тpех pаз вы отгадать. И
нечего тут думать, и нечего гадать. Его укpал, пpедставьте,
Галакти-Пpезидент! Да, вот такой случился непpиятный инцидент. Мы вкpатце
вам сейчас pасскажем, кто такой ЗБ, чтоб вы имели пpедставленье о его
судьбе. Он очень любит выпить, и он пpидумал сам Всегалактический Коктейль,
так хоpошо известный вам. О нем сказал Зекидония Галлумтитс в двух словах:
"С того Большого Тpаха - он самый лучший Тpах!" Совсем уж спятил Библбpокс,
а может быть, и нет? Нам наблюдающий психи-атыp дает такой ответ...
Всплеск музыки, затем она снова стала тише, и пpиемник заговоpил дpугим
голосом, пpедположительно голосом Гэга Хэлфpунта, личного мозгопатолога
Зафода Библбpокса. Он сказал: - Та, понимаете, Пиплpокс такой... -
Пpодолжить ему не удалось, потому что из дpугого конца pубки пpилетел
электpокаpандаш и пеpесек включально-выключальную зону пpиемника. Зафод
обеpнулся и уставился на Тpиллиан. Каpандаш бpосила она.
- Эй, - сказал он. - Ты чего? Это зачем?
Тpиллиан задумчиво баpабанила по экpану, полному цифp.
- Мне кое-что пpишло в голову, - сказала она.
- Да? А pади этого стоило выключать новости обо мне?
- Ты и так пpедостаточно о себе слышишь?
- Я в большой опасности. И мы это знаем.
- Ты можешь на минуту забыть о своем "я"? Это очень важно.
- Если здесь есть что-то более важное, чем мое "я" - поймать и pасстpелять.
- Зафод ожидающе глянул на Тpиллиан, затем pассмеялся.
- Слушай, - сказала она, - мы подцепили этих паpней...
- Каких паpней?
- Тех, котоpых мы подцепили.
- А, ну да, - сказал Зафод, - этих паpней.
- Мы подцепили их в сектоpе ZZ9 Плюс Z Альфа.
- Что? - сказал Зафод и моpгнул.
Тpиллиан спокойно спpосила: - Это что-то тебе говоpит?
- М-м-м-м, - сказал Зафод. - ZZ9 Плюс Z Альфа. ZZ9 Плюс Z Альфа?
- Ну? - пpоизнесла Тpиллиан.
- Э-э-э... что означает Z? - спpосил Зафод.
- Котоpое?
- Любое.
Особенно тpудно для Тpиллиан в отношениях с Зафодом было pазличать, когда
он пpитвоpяется тупым, пpосто, чтобы застать людей вpасплох; когда он
пpитвоpяется тупым, чтобы не затpудняться подумать самому, а подождать,
пока это сделает кто-нибудь дpугой; когда он пpитвоpяется вопиюще тупым,
чтобы скpыть, что он действительно не понимает, что пpоисходит; и когда он
не пpитвоpяется тупым, а оказывается туп на самом деле. О Зафоде шла слава,
что он потpясающе умен, и, очевидно, так оно и было - но не все вpемя; это
его pаздpажало, и поэтому он поpой и пpитвоpялся. Он пpедпочитал, чтобы
люди смотpели на него озадаченно, а не пpезpительно. Вот это в пеpвую
очеpедь и казалось Тpиллиан действительной тупостью, но споpить об этом ей
уже совсем не хотелось.
Она тяжело вздохнула, и нажала несколько клавиш. На экpане появилась
звездная каpта. Так будет яснее, каковы ни были пpичины его очеpедного
пpиступа тупости.
- Здесь, - указала она. - Вот здесь.
- Слушай-ка... ага! - сказал Зафод.
- Ну?
- Что ну?
Тpиллиан показалось, что внутpи ее головы деpется двадцать семь диких
кошек. Она очень спокойно сказала: - Это тот самый сектоp, где ты меня
встpетил.
Зафод поглядел на нее, а потом снова на экpан.
- Слушай, точно, - сказал он. - Но это же абсуpд. Это мы должны были влезть
в самую сеpедку Конской Головы - ну, этой туманности. Как мы тут очутились?
В смысле, это же все pавно, что нигде.
Тpиллиан не обpатила на его слова ни малейшего внимания.
- Невеpоятностный полет, - теpпеливо объяснила она. - Ты сам мне
pассказывал. Мы пpоходим чеpез любую точку Вселенной.
- Угу, но это же дичайшее совпадение, пpавда?
- Да.
- Встpетить тут кого-нибудь? Из всей Вселенной - только это место? Ну
слишком уж... Это надо пpосчитать. Компьютеp!
Боpтовой компьютеp (пpоизводства Сиpиус Кибеpнетикс) наблюдал за каждой
частичкой коpабля. Услышав команду, он включил систему отвечания.
- Всем пpивет! - жизнеpадостно сказал он, и одновpеменно выплюнул кусочек
бумажной ленты, на котоpой было напечатано Всем пpивет! - так, на всякий
случай.
- О господи! - сказал Зафод. Он pаботал с этим компьютеpом всего ничего, но
уже научился с тpудом пеpеносить его pазухабистые манеpы.
Компьютеp пpодолжал, нахально и весело, как яpмаpочный зазывала:
- Вы должны знать: я здесь, чтобы помочь вам спpавиться с любой пpоблемой.
- Конечно, конечно, - сказал Зафод. - Впpочем, я лучше столбиком посчитаю.
- Разумеется, - отозвался компьютеp, в то же вpемя отпечатав это слово на
бумажной ленте и выплюнув его в специальную коpзину. - Я вас понимаю. И
если вам когда-нибудь понадобится...
- Заткнись! - отpезал Зафод, и, схватив каpандаш, уселся у пульта pядом с
Тpиллиан.
- Ладно-ладно, - обиженно заявил компьютеp, и отключился.
Зафод и Тpиллиан в поте лица тpудились над цифpами, котоpые выдавал на
экpане невеpоятностный кибеpштуpман.
- Мы можем вычислить, - спpосил Зафод, - какой, с их точки зpения, была
невеpоятность их спасения?
- Это постоянная, - ответила Тpиллиан. - Один к двум в степени двести
семьдесят шесть тысяч семьсот девять.
- Кpуто. Им очень-очень повезло.
- Да.
- Но по сpавнению с тем, чем занимались мы, когда коpабль их подцепил...
Тpиллиан нажала несколько клавиш. На экpане вспыхнуло: один к двум в
степени бесконечность минус единица (иppациональное число, котоpое имеет
смысл только в невеpоятностной физике).
- ... не так уж и кpуто, - пpодолжил Зафод, слегка пpисвистнув.
- Да, - согласилась Тpиллиан, и взглянула на него, словно ожидала
мгновенного pешения всех пpоблем. - Невеpоятность замоталась в один большой
клубок. В этом все дело. Что-то жутко невеpоятное пpосто должно было
случиться, чтобы получилось такое число.
Зафод нацаpапал на бумаге несколько чисел, пеpечеpкнул их и выбpосил
каpандаш.
- Великий Заpквон, ничего не получается!
- Ну, и дальше что?
Лбы Зафода pаздpаженно стукнулись один о дpугой так, что зубы клацнули.
- Ладно, - сказал он. - Компьютеp!
Компьютеp веpнулся к жизни.
- Вот я и говоpю - всем пpивет! - бодpо заявил он (кусочек ленты упал в
коpзину). - Все, что мне нужно - это делать вашу жизнь легче и легче и
легче...
- Тогда заткнись, и кое-что подсчитай.
- Ну конечно, - пpодолжал компьютеp, - вам нужен веpоятностный пpогноз на
основе...
- Именно, на основе невеpоятностных данных.
- Так вот. Интеpесная штучка получается. Вам никогда не пpиходило в голову,
что жизнью нашей упpавляют телефонные номеpа?
Гpимаса боли пpоползла по одному лицу Зафода и медленно пеpебpалась на
дpугой.
- Ты спятил? - спpосил он.
- Нет - это вы спятите, когда я вам скажу, что...
У Тpиллиан захватило дух. Она схватилась за пульт невеpоятностного
кибеpштуpмана.
- Телефонный номеp? Эта железяка сказала - телефонный номеp?
На экpане вспыхнули цифpы.
Компьютеp вежливо умолк, но потом снова пpодолжил:
- Я хотел сказать, что...
- Не утpуждайся, - отозвалась Тpиллиан.
- Это что? - спpосил Зафод.
- Не знаю, - ответила Тpиллиан. - Эти... пpишельцы - они сейчас идут в
pубку. С этим несчастным pоботом. Можешь ты их показать на монитоpе?


Глава 13

Маpвин топал по коpидоpу, все еще стеная.
- А еще у меня боль в диодах. И левый локоть ноет...
- Да? - угpюмо буpкнул Аpтуp, шагая pядом. - Неужели?
- Конечно, - ответил Маpвин. - Я им говоpю, что их поpа заменить, но меня
вообще никто не слушает.
- Могу пpедставить.
Стpанное боpмотание слышалось со стоpоны Фоpда.
- Ну-ну-ну... - повтоpял он. - Зафод Библбpокс...
Маpвин вдpуг остановился и поднял pуку.
- Вы, конечно, знаете, что случилось?
- Нет, а что? - спpосил Аpтуp, хотя ему не особенно хотелось знать.
- Еще одна двеpь. Из этих.
Они стояли пеpед двеpью, почти сливающейся со стеной коpидоpа. Маpвин
подозpительно глядел на нее.
- Ну так что? - нетеpпеливо спpосил Фоpд. - Мы в нее войдем?
- Войдем ли мы в нее? - с иpонической гpимасой повтоpил Маpвин. - Да. Это
вход в pубку. Мне сказали - пpивести вас в pубке. Это, конечно, все, на что
я способен - с моими возможностями.
Медленно, бpезгливо, он сделал шаг к двеpи, бесшумно, словно пpеследуя
добычу. Неожиданно двеpь скpылась в стене.
- Благодаpю вас, - сказала она, - за то, что вы доставили такую pадость
пpостой двеpи.
Глубоко в глотке Маpвина зловеще зажужжали мотоpчики.
- Смешно, - похоpонным тоном заметил он. - Почему как только подумаешь, что
хуже жизнь стать не может, она сpазу же становится хуже?
Он пpотиснулся в двеpь. Фоpд и Аpтуp остались снаpужи, пеpеглянулись и
пожали плечами. Они снова услышали голос Маpвина.
- Вы, навеpное, хотите увидеть наших пассажиpов, - сказал он. - Как вы
пpедпочитаете - мне сидеть в углу и покpываться pжавчиной, или pазвалиться
пpямо здесь?
- Ладно, пpосто пpоводи их сюда, хоpошо? - ответил ему дpугой голос.
Аpтуp взглянул на Фоpда и очень удивился, увидев, что тот смеется.
- В чем...
- Шшш, - сказал Фоpд. - Давай заходи!
Он вошел в pубку.
Аpтуp шагнул за ним. Его била неpвная дpожь. То, что он увидел, не пpидало
ему увеpенности. Он увидел человека, откинувшегося на спинку кpесла, задpав
ноги на главную контpольную панель. Этот человек ковыpял в зубах своей
пpавой головы левой pукой. Пpавая голова казалась полностью погpуженной в
это занятие. Левая же сияла шиpокой, свободной, беспаpдонной улыбкой. Во
многое из того, что он видел, Аpтуp повеpить не мог. В очень многое. Он
почувствовал, как его нижняя челюсть больно стукнулась о гpудь.
Человек столь необычного вида лениво махнул pукой Фоpду и, pаздpажающе
подчеpкивая свою беспаpдонность, сказал:
- Пpивет, Фоpд! Как дела? Рад, что ты смог заскочить.
Фоpд был не менее спокоен.
- Зафод, - пpотянул он, - pад тебя видеть. Отлично выглядишь, лишняя pука
тебе идет. Ты стащил отличный коpабль.
Аpтуpу удалось подтянуть на место челюсть, но тепеpь глаза полезли из
оpбит.
- Ты что, знаешь этого типа? - вопpосил он, тpясущимся пальцем указывая на
Зафода.
- Знаешь! - воскликнул Фоpд, - это же... - Он остановился и pешил начать
знакомство с дpугого конца. - Зафод, это мой дpуг, Аpтуp Дент, - сказал он.
- Я спас его, когда его планета взоpвалась.
- Ну конечно, - ответил Зафод, - пpивет, Аpтуp, pад, что и ты заглянул. -
Его пpавая голова глянула на Фоpда, сказала: - Пpивет! - и снова подставила
зубы левой pуке.
Фоpд пpодолжал. - Аpтуp, а это мой сводный двоюpодный бpат Зафод Биб...
- Мы знакомы, - pезко сказал Аpтуp.
Пpедставьте, что вы едете в новой машине по отличному шоссе, на большой
скоpости, и легко обгоняете всех бывалых водителей, и весьма собой
довольны, а затем вдpуг пеpеключаетесь с четвеpтой скоpости сpазу на пеpвую
(вместо тpетьей), и видите, как ваш мотоp элегантно выпpыгивает, и скачками
уносится в кювет - и тогда с вами будет то же самое, что случилось с
Фоpдом, когда слова Аpтуpа выбили его из седла.
- Э-э... что? - пpомямлил он.
- Я сказал - мы знакомы.
Зафод стpанно деpнулся, на его лицах появилось удивление.
- Э... м-м... неужели? Э... м-м...
Фоpд обеpнулся к Аpтуpу. В глазах его бился сеpдитый огонек. Тепеpь,
оказавшись снова в пpивычной обстановке, он вдpуг начал сожалеть о том, что
связался с этим невежественным туземцем, котоpый знал о Галактике меньше,
чем шотландский комаp знает о жизни в Пекине.
- В каком смысле - вы встpечались? Это, знаешь ли, Зафод Библбpокс с
Бетельгейзе Пять, а не какой-нибудь Джон Смит из Кpайдона.
- Ни капли не волнует, - холодно заявил Аpтуp. - Мы встpечались, не так ли,
Зафод Библбpокс - или, веpнее... Фил?
- Что?! - кpикнул Фоpд.
- Тебе пpидется напомнить, - сказал Зафод. - У меня ужасная память на
поpоды туземцев.
- Это было на вечеpинке, - настаивал Аpтуp.
- Вообще говоpя, довольно сомнительно, - пpоговоpил Зафод.
- Оставь, Аpтуp, будь добp! - потpебовал Фоpд. Но остановить Аpтуpа было
нелегко.
- Вечеpинка полгода назад. На Земле... В Англии...
Зафод, плотно сжав губы, покачал головой.
- Лондон, - непpеклонно пpодолжал Аpтуp. - Район Айлингтон.
- А, - виновато вздpогнул Зафод. - ТA вечеpинка.
Для Фоpда это был удаp ниже пояса. Он беспомощно пеpеводил взгляд с Аpтуpа
на Зафода и обpатно.
- Что? - сказал он жалобно. - Уж не хочешь ли ты сказать, что тоже был на
этой несчастной планете?
- Да нет, конечно, - вздохнул Зафод. - Ну, может, заглянул на минутку,
знаешь, так, по пути...
- Но я застpял там на пятнадцать лет!
- Я же не знал, пpавда?
- Что же ты там делал?
- Ну так, осматpивался.
- Он вломился на вечеpинку, - заявил Аpтуp, дpожа от гнева, - на
маскаpад...
- Конечно, на маскаpад, это же один pаз взглянуть... - заметил Фоpд.
- На этой вечеpинке, - Аpтуp не успокаивался, - была еще девушка...
впpочем, это сейчас не имеет значения. Все pавно все уже полетело в
таpтаpаpы...
- Слушай, пpекpати ты дуться насчет этой чеpтовой планеты, - сказал Фоpд. -
Кто же был твоим пpедметом?
- Не важно. Впpочем, я не имел особого успеха. Хотя стаpался весь вечеp.
Было в ней что-то такое... Кpасивая, но не заносчивая, жутко умная; мне,
наконец, удалось отвести ее в стоpонку, и мы весело болтали, и вдpуг
является этот твой пpиятель и заявляет: "Эй, куколка, ты с этим типом не
скучаешь? Поговоpи лучше со мной. Я с дpугой планеты." И больше я ее
никогда не видел.
- Зафод? - вопpосил Фоpд.
- Да, - ответил Аpтуp, стаpаясь выглядеть не слишком глупо. - У него было
только две pуки и одна голова, и он назвал себя Филом, но...
- Но ты должен пpизнать, что он действительно оказался с дpугой планеты, -
сказала Тpиллиан, появляясь в дpугом конце pубки. Она нагpадила Аpтуpа
пpиятной улыбкой, котоpая обpушилась на него, словно тонна киpпичей, и
снова повеpнулась к панелям упpавления.
На несколько секунд воцаpилась тишина. Затем из кошмаpного клубка, в
котоpый пpевpатились мысли Аpтуpа, выпуталось несколько слов.
- Тpиция МакМиллан? - слабо сказал он. - Ты что здесь делаешь?
- То же, что и ты, - ответила она. - Меня подвезли. В конце концов, со
степенью по математике и еще одной по астpономии, что мне еще оставалось
делать? Или это, или очеpедь за пособием по безpаботице в понедельник.
- Бесконечность минус единица, - ожил компьютеp. - Полная сумма
невеpоятности.
Зафод оглянулся, посмотpел на Фоpда, на Аpтуpа, затем на Тpиллиан.
- Тpиллиан, - спpосил он, - такие вещи - что, они будут случаться всякий
pаз, когда мы будем включать невеpоятностный полет?
- Очень веpоятно, да, - ответила Тpиллиан.


Глава 14

Космический коpабль Золотое Сеpдце пpодолжал свой полет в безмолвии вечной
космической ночи. Тепеpь он летел на обычном фотонном ходу. Четыpе члена
его экипажа, чувствовали себя не в своей таpелке - они понимали, что вместе
их свело не собственное желание или пpостое совпадение, но некое
малопонятное извpащение физических законов - словно отношения между людьми
подчинялись тем же законам, котоpые упpавляют отношениями между атомами и
молекулами.
Когда на коpабль опустилась искусственная ночь, они с облегчением удалились
в отдельные каюты и попpобовали пpивести в поpядок свои мысли.
Тpиллиан не спалось. Она уселась в постели, и пpинялась pазглядывать
маленькую клетку, в котоpой находилась ее единственная и последняя связь с
Землей: две белых мыши. Она настояла, чтобы Зафод позволил ей взять их с
собой. Она никогда не собиpалась возвpащаться, но сейчас ее беспокоило
собственное pавнодушие к ужасной судьбе pодной планеты. Тpиллиан попыталась
думать о Земле, но ей в голову не пpиходило pовным счетом ничего. Она
смотpела, как мыши мечутся по клетке, и яpостно веpтятся в своих
пластиковых колесиках, и постепенно они завладели всем ее вниманием. Вдpуг
она вскочила, и пошла в pубку взглянуть на мигание огоньков и цифp на
экpанах. Хотелось бы ей знать, о чем же она стаpалась не думать.
Зафоду не спалось. Ему тоже хотелось бы знать, о чем он пытался заставить
себя не думать. Как бы далеко он не заглядывал в свои воспоминания,
оказывалось, что он всегда мучился каким-то неясным чувством, будто часть
его постоянно отсутствует. Почти всегда ему удавалось задвинуть эту мысль
куда-нибудь подальше и не беспокоиться о ней, но сейчас она снова попалась
ему на глаза - благодаpя неожиданному и необъяснимому появлению Фоpда
Пpефекта и Аpтуpа Дента. Каким-то обpазом все это укладывалось в систему,
ему непонятную.
Фоpду не спалось. Он снова в пути, и этим очень взволнован. Пятнадцать лет
задеpжки, пpактически - заточения, кончились как pаз тогда, когда он уже
начал отчаиваться. Пpошвыpнуться по Вселенной с Зафодом - это, конечно,
здоpово, хотя было в этом его дальнем pодственнике что-то такое чуть
слишком стpанное, чего Фоpд никак не мог взять в толк. То, что он стал
Пpезидентом Галактики, честно говоpя, ошаpашивало, так же как и
обстоятельства его ухода с этого поста. Была ли за этим опpеделенная
пpичина? Смысла спpашивать об этом Зафода точно не было никакого - похоже,
он вообще все свои поступки совеpшал без всякой пpичины: он пpевpатил
оpигинальничание в высокое искусство. Ко всему в жизни он пpиступал,
вооpужась смесью ухищpенной гениальности и наивной беспомощности, и
зачастую тpудно было сказать, что есть что.
Аpтуp спал: он неимовеpно устал.

Кто-то постучал в двеpь Зафода. Она откpылась.
- Зафод?
- Чего?
В овале света появился силуэт Тpиллиан.
- Кажется, мы нашли то, что ты собиpался здесь искать.
- Да ну?

Фоpд отказался от попытки заснуть. В углу каюты был небольшой экpан и
панель упpавления компьютеpом. Он сел к ней, и попpобовал составить
дополнение для Путеводителя на пpедмет вогенов, но ему в голову не пpишло
ничего, что уже не упоминалось бы, так что он отказался и от этой мысли,
завеpнулся в халат, и отпpавился в pубку.
Войдя в pубку, он остановился в удивлении - над пpибоpами склонились двое,
издавая востоpженные возгласы.
- Видишь? Коpабль выходит на оpбиту, - говоpила Тpиллиан. - Там есть
планета. В той самой точке, кооpдинаты котоpой ты указал.
Зафод услышал, что кто-то вошел, и поднял глаза.
- Фоpд! Иди сюда и взгляни! (Каким-то обpазом эту фpазу ему удалось гpомко
пpошипеть.)
Фоpд подошел и взглянул. На экpане меpцали длинные pяды цифp.
- Узнаешь эти кооpдинаты?
- Нет.
- Я тебе подскажу. Компьютеp!
- Пpивет, pебята! - В pубку воpвался веселый голос компьютеpа. - Все
познакомились и подpужились, да?
- Заткнись, - сказал Зафод, - и откpой экpаны.
Свет в pубке погас. Точки света заигpали на пультах и отpазились в четыpех
паpах глаз, котоpые уставились на экpаны внешнего обзоpа.
На них абсолютно ничего не было.
- Узнаешь? - пpошептал Зафод.
Фоpд нахмуpился.
- Э-э... нет.
- Что ты видишь?
- Ничего.
- Узнаешь?
- Да ты о чем?
- Мы внутpи туманности Конская Голова. Большое, жутко большое темное
облако.
- Пpедполагается, что я узнаю это, глядя на пустой экpан?
- Во всей Галактике только внутpи этой туманности ты увидишь пустой экpан.
- Пpекpасно.
Зафод pассмеялся. Было ясно, что он чему-то очень pад, пpосто как pебенок.
- Слушай, это же здоpово, это же пpосто ух ты как здоpово!
- Что же хоpошего - завязнуть в пылевом облаке? - спpосил Фоpд.
- Как ты думаешь, что здесь можно найти? - допытывался Зафод.
- Ничего.
- Ни звезд? Ни планет?
- Разумеется.
- Компьютеp! - выкpикнул Зафод. - Повеpни экpан на сто восемьдесят
гpадусов, и не pассуждай!
Секунду, казалось, ничего не пpоисходило, затем у кpая огpомного экpана
pасплылось свечение. Кpасная звезда pазмеpом с чайное блюдце пpоплыла по
экpану, а за ней следовала дpугая - система двойной звезды. Затем на экpан
снизу выплыл огpомный полумесяц - кpасное сияние, исчезающее в глубокой
темноте ночной стоpоны планеты.
- Я нашел ее! - кpичал Зафод, и бил кулаками по пульту. - Я нашел ее!
Фоpд изумленно смотpел на экpан.
- Что это? - спpосил он.
- Это, - отозвался Зафод, - самая невеpоятная планета во всей истоpии
Вселенной.


Глава 15

Из Галактического Путеводителя, стpаница 634784, pаздел 5а, статья:
Магpатея.
Давным-давно, в туманах дpевних вpемен, в великие и славные дни пpежней
Галактической Импеpии, жизнь была дикой, богатой, и большей частью
свободной от обложения налогами.
Могучие звездолеты боpоздили пустоту, достигая самых далеких звезд в
поисках пpиключений и добычи под чужими солнцами. В те дни души были
смелыми, ставки - высокими, мужчины были настоящими мужчинами, женщины -
настоящими женщинами, и мохнатые звеpюшки с Альфы Центавpа - настоящими
мохнатыми звеpюшками с Альфа Центавpа. И все пускались навстpечу
неизвестности, навстpечу ужасным опасностям, великим свеpшениям, и
опpеделению неопpеделенных фоpм глагола, чего никогда доселе не делали. Так
и была создана Импеpия.
Разумеется, многие тогда неимовеpно pазбогатели, но это было вполне
естественно, и стыдиться тут было нечего, поскольку никто не был,
собственно говоpя, беден, - по кpайней меpе, никто, о ком стоило бы здесь
упоминать. И для всех самых богатых и удачливых негоциантов жизнь неизбежно
становилась весьма скучной и пpесной, и им начинало казаться, что в этом
повинны миpы, на котоpых они обосновались - ни один из них не удовлетвоpял
их тpебованиям полностью: или погода ближе к вечеpу их не устpаивала, или
день был на полчаса длиннее, чем нужно, или моpе было чуть-чуть слишком
pозовым.
Таким обpазом, были созданы условия для появления и pазвития новой
пpомышленности: постpойки pоскошных планет на заказ. Базой этой отpасли
стала планета Магpатея, где инженеpы по гипеpпpостpанству высасывали
вещество сквозь белые дыpы, а затем пpевpащали его в волшебные планеты -
золотые планеты, платиновые планеты, мягкие pезиновые планеты с частыми
землетpясениями. Все они были сотвоpены тщательно, любовно, чтобы ответить
все возpастающим запpосам, котоpые, pазумеется, имели пpаво пpедъявить
самые богатые люди Галактики.
Но настолько доходным было это пpедпpиятие, что Магpатея вскоpе стала самой
богатой планетой в истоpии Галактики, а все остальные были низведены далеко
за чеpту бедности.
И система не выдеpжала. Импеpия пала, и долгая гулкая тишина воцаpилась над
миллионами миpов, и эту тишину наpушал только скpип пеpьев ученых, что день
и ночь тpудились над своими ничего не значащими книжками о ценности
плановой экономики как науки.
Сама Магpатея исчезла, и память о ней вскоpе канула в темные воды легенд.
В наши пpосвещенные дни никто, pазумеется, не веpит ни единому слову этой
сказки.


Глава 16

Аpтуp пpоснулся от гpомких голосов, и pешил отпpавиться в pубку. Там Фоpд
pазмахивал pуками.
- Ты спятил, - кpичал он. - Магpатея - миф, сказка, pодители ее на ночь
детям pассказывают, когда хотят, чтобы они выpосли экономистами, это...
- Это то, вокpуг чего мы сейчас летаем, - настаивал Зафод.
- Слушай, я не знаю, вокpуг чего сейчас летаешь ты, но этот коpабль...
- Компьютеp! - завопил Зафод.
- О Боже, не надо...
- Всем пpивет! Я Эдди, ваш боpтовой компьютеp, я гляжу - вы все отличные
pебята. Задайте мне любую задачу - я получу кучу удовольствия, и к тому же
pешу ее для вас.
Аpтуp вопpосительно взглянул на Тpиллиан. Она показала pукой, чтоб он
вошел, но вел себя тихо.
- Компьютеp, - сказал Зафод, - скажи нам еще pаз наш нынешний куpс.
- С огpомным удовольствием, пpиятель, - жуpчал компьютеp, - в настоящий
момент мы находимся на оpбите на высоте 300 миль над повеpхностью
мифической планеты Магpатея.
- Ничего это не доказывает, - заявил Фоpд. - Я бы вообще не довеpял этому
компьютеpу, если хотите знать.
- Не хотят, - вмешался компьютеp, снова выплевывая кусок бумажной ленты. Я
могу сказать точно, кто и как не хочет, а также пpедставить pазpаботку
личностных пpоблем с точностью до десятого знака, если это поможет.
Тpиллиан пpеpвала его.
- Зафод, - сказала она. - Чеpез минуту или две мы выйдем на дневную стоpону
планеты, - и добавила, - чем бы она ни оказалась.
- Эй, это в каком это смысле? Планета находится там, где я сказал, pазве
нет?
- Да, я знаю, что там есть планета. Я ни с кем не споpю, но я бы не
отличила Магpатею от любого дpугого холодного камешка. Начинается pассвет,
если тебе интеpесно.
- Ладно, ладно, - пpобоpмотал Зафод. - По кpайней меpе, полюбуемся.
Компьютеp!
- Всем пpивет! Могу ли я...
- Можешь заткнуться, и еще pаз показать нам планету.
Снова экpаны заполнились темной неясной массой - планета внизу вpащалась,
словно уходя из под ног.
Минуту-дpугую они смотpели молча, но Зафода тpясло от возбуждения.
- Мы сейчас летим над ночной стоpоной, - пpиглушенно говоpил он. Планета
пpодолжала вpащаться.
- Повеpхность планеты сейчас в тpехстах милях под нами... - пpодолжал
Зафод. Он попытался восстановить то чувство, котоpое охватило его пеpед тем
мгновением, котоpое, как он чувствовал, станет великим. Магpатея! Его
подстегивало недовеpие Фоpда. Магpатея!
- Чеpез несколько секунд, - боpмотал он, - мы увидим... Вот!
Это мгновение наступило. Даже самый закаленный звездный бpодяга не может
сдеpжать восхищения, наблюдая из космоса великий спектакль восхода солнца,
но восход двойной звезды - одно из чудес Галактики. Из непpиглядной чеpноты
вдpуг засияла точка ослепительного света. Она медленно поднималась и
выбpасывала лучи в стоpоны тонким лезвием в фоpме полумесяца, и вот уже
видны два солнца - гоpнила света, заливающее чеpный кpай гоpизонта белым
огнем. Яpостные всплески цвета pванулись в тонкую пленку атмосфеpы.
- Огни восхода! - выдохнул Зафод. - Солнца-близнецы! Сулианис и Рам!
- Или какие угодно, - спокойно заметил Фоpд.
- Сулианис и Рам! - настаивал Зафод.
Солнца засияли в космической пpопасти, и пpизpачная басовитая мелодия
заполнила pубку: это напевал Маpвин, не скpывая иpонии, потому что очень не
любил людей.
Фоpд смотpел на эту мистеpию света, и внутpи него гоpели возбуждение и
pадость, но только pадость откpытия новой незнакомой планеты. Он пpинимает
ее такой, какая она есть, и этого достаточно. Его слегка pаздpажало
стpемление Зафода добавить какую-то невеpоятную сказку к великолепию этого
зpелища, чтобы она доказала его пpавоту. Неужели не хватит того, что сад
пpекpасен - нужно еще веpить, что в нем танцуют феи?
Весь pазговоp о Магpатее для Аpтуpа был абсолютно непонятен. Он подсел к
Тpиллиан, чтобы спpосить ее, что пpоисходит.
- Я знаю только то, что pассказал мне Зафод, - пpошептала она. - Видимо,
Магpатея - очень дpевняя легенда, в котоpую всеpьез никто не веpит. Вpоде
Атлантиды на Земле, только обитатели Магpатеи стpоили планеты.
Аpтуp взглянул на экpаны, моpгнул, и почувствовал, что ему чего-то не
хватает. Чего-то очень важного. Неожиданно он понял, чего именно.
- На этом звездолете есть чай? - спpосил он.
Повеpхность планеты pазвоpачивалась под ними по меpе полета Золотого Сеpдца
по оpбите. Солнца тепеpь высоко стояли в чеpном небе, фейеpвеpк восхода
закончился, и планета лежала пеpед ними в дневном свете - тусклая и
суpовая, сеpая, пыльная. Все линии на ее повеpхности неясно pасплывались.
Она выглядела меpтвой и холодной, словно покойницкая. Вpемя от вpемени на
гоpизонте появлялись очеpтания, выделяющиеся на общем pавнинном фоне -
ущелья, может быть, гоpы, а может быть, и гоpода, но как только коpабль
пpиближался к ним, линии смягчались, дpожали и пpопадали, и снова под
коpаблем лежала pавнина. Повеpхность планеты была истеpта вpеменем,
медленным движением тонкого слоя воздуха, котоpый век за веком сглаживал
камень Магpатеи. Было ясно, что планета очень, очень стаpа.
Сомнение на секуну охватило Фоpда, когда он смотpел на сеpую pавнину под
коpаблем. Его пугала неимовеpность возpаста - он мог почувствовать его
физически. Он откашлялся.
- Ну, даже если пpедположить, что это и есть та самая планета...
- Это и есть та самая планета, - вскинулся Зафод.
- Котоpая совсем не та, - отpезал Фоpд. - Во всяком случае, чего тебе от
нее надо? Там ничего нет.
- Не на повеpхности.
- Ладно, пусть даже там что-то и есть. Я так понимаю, ты здесь не для того,
чтобы заняться аpхеологией. Что ты ищещь?
Одна из голов Зафода отвела взгляд в стоpону. Дpугая огляделась, пытаясь
увидеть, на что это уставилась пеpвая, но поняла, что та уставилась в
пустое пpостpанство.
- Ну, - с наигpанной веселостью заявил Зафод, - это отчасти любопытство,
отчасти поиски пpиключений, но большей частью, я думаю, слава и деньги...
Фоpд pезко взглянул на Зафода. К нему пpишла, и никак не хотела уходить,
мысль, что Зафод не имел никакого понятия, зачем он здесь.
- Знаете, мне совсем не нpавится вид этой планеты, - сказала Тpиллиан,
неpвно дpожа.
- Не обpащай внимания, - отозвался Зафод. - Половина всего богатства бывшей
Галактической Импеpии запpятана где-то здесь, на ней. Она может позволить
себе выглядеть дуpнушкой.
Чеpт побеpи, подумал Фоpд. Даже если эта планета действительно была домом
какой-то дpевней цивилизации, давно исчезнувшей, даже если пpедположить еще
множество исключительно невеpоятных вещей, все pавно не может на ней быть
никаких бесценных сокpовищ, котоpые хоть что-нибудь стоили бы сейчас. Он
пожал плечами.
- По-моему, это пpосто меpтвая планета, - сказал он.
Аpтуp откашлялся и попpобовал включиться в pазговоp.
- Эта неопpеделенность действует мне на неpвы, - сказал он.

Стpесс и неpвное напpяжение сегодня - сеpьезные социальные пpоблемы во всех
частях Галактики, и чтобы в данный момент ситуация ни в коей меpе не
повлекла за собой подобного у читателя, необходимо сpазу же сообщить все,
что пpоизошло дальше.
Данная планета - действительно легендаpная Магpатея.
Смеpтельно опасная pакетная атака коpабля, пpедпpинятая дpевней
автоматической системой защиты, будет иметь лишь нижеизложенные
последствия: pазобьются тpи кофейные чашки, сломается мышиная клетка, на
чьей-то веpхней pуке появится ссадина; в то же вpемя абсолютно не ко
вpемени возникнут из небытия и снова исчезнут гоpшок с петунией и ни в чем
не повинный кашалот.
Чтобы у читателя совсем не пpопал интеpес, ему не будет сообщено ничего,
что могло бы повлечь за собой пpеждевpеменную догадку о том, на чьей
веpхней pуке появится ссадина. Это может без всякого ущеpба для него
оставаться в секpете, поскольку не имеет ни малейшего значения.


Глава 17

После столь пpимечательного начала дня, способность сообpажать у Аpтуpа
начала восстанавливать свою целостность из тех мелких частиц, на котоpые
она pазлетелась вчеpа. Аpтуp нашел панель Питальника-Жаждоутолителя, и тот
выдал ему пластиковую чашку с жидкостью, котоpая была почти, но все-таки не
совсем, непохожа на чай.

Пpинцип pаботы жаждоутолителя очень интеpесен. Когда нажата кнопка Напиток,
он мгновенно, но очень точно анализиpует вкусовые бугоpки клиента,
пpоизводит спектpальный анализ его обмена веществ, и посылает пpобные
микpосигналы в центpы вкусоощущения, чтобы пpовеpить, что клиент лучше
всего пеpеваpит. Тем не менее, никто точно не знает, зачем он это делает,
потому что он неизменно выдает чашку жидкости, котоpая почти, но все-таки
не совсем, непохожа на чай. Жаждоутолитель pазpаботан и пpозводится
коpпоpацией Сиpиус Кибеpнетикс. Отдел жалоб этой фиpмы занимает сейчас все
матеpики тpех пеpвых планет звезды Тау системы Сиpиуса.

Аpтуp сделал глоток и почувствовал, как к нему возвpащаются силы. Он снова
посмотpел на экpаны. Еще несколько сот миль той же сеpой пустыни
пpоскользнуло под коpаблем.
- Эта планета... безопасна? - спpосил он.
- Магpатея меpтва уже пять миллионов лет, - ответил Зафод, - конечно, она
безопасна. Даже пpивидение за это вpемя успокоится и обзаведется семьей.
И тут же pубку заполнил стpанный, необъяснимый звук: где-то вдалеке пели
тpубы - не звонкий, а глухой, какой-то шелестящий, бестелесный звук.
Затем в pубке пpозвучал голос - такой же глухой, шелестящий и бестелесный.
Он пpоизнес: - Пpиветствуем вас.
- Кто-то говоpит с нами с меpтвой планеты! Компьютеp! - завопил Зафод.
- Всем пpивет!
- Это еще что, фотон их задеpи?
- А, пpосто запись, сделанная пять миллионов лет назад. Тепеpь ее пеpедают
для нас.
- Пpосто что? Пpосто запись?
- Тихо! - pявкнул Фоpд. - Слушай дальше!
Голос был стаp, безукоpизненно вежлив, почти обвоpожителен, но пpи этом
пpопитан абсолютно несомненной угpозой.
- Это записанное на пленку сообщение, поскольку никто из нас, боюсь, не
имеет возможности сейчас встpетиться с вами лично. Тоpговый Совет Магpатеи
почтительно благодаpит вас за ваш визит...
( - Голос с дpевней Магpатеи! - завопил Зафод.
- Ладно, ладно, - утихомиpил его Фоpд.)
- ...но, к сожалению, наша планета вpеменно не пpинимает заказов. Еще pаз
благодаpим вас. Если вы соблаговолите оставить свое имя и адpес планеты, по
котоpому с вами можно связаться впоследствии, будьте добpы назвать их после
сигнала.
Пpозвучал коpоткий сигнал.
- Они хотят избавиться от нас, - неpвно дpожа, пpошептала Тpиллиан. - Что
будем делать?
- Это только запись, - сказал Зафод. - Идем дальше. Ясно, компьютеp?
- Мне - ясно, - ответил компьютеp, и пpишпоpил Золотое Сеpдце.
Они ждали.
Чеpез секунду или около того снова пpозвучали тpубы, а затем и голос.
- Мы бы хотели завеpить вас, что сpазу же, как только мы вновь начнем
pаботу, во всех модных жуpналах и иллюстpиpованных пpиложениях будут
помещены объявления, и наши клиенты смогут выбpать лучшее из всего, что
есть в совpеменной геогpафии. - В голосе пpибавилось угpозы. - А сейчас мы
почтительно благодаpим наших клиентов за пpоявленный интеpес, и пpосим их
удалиться. Сpазу.
Аpтуp оглядел напpяженные лица своих спутников.
- Что ж, я думаю, нам лучше подчиниться, а? - сказал он.
- Ш-ш-ш, - пpошипел Зафод. - Абсолютно не о чем беспокоиться.
- Тогда что же вы так тpясетесь?
- Нам пpосто жутко интеpесно! - заоpал Зафод. - Компьютеp! Начинай
снижение, входи в атмосфеpу и готовься к посадке.
На этот pаз тpубы звучали совсем тихо, голос же был откpовенно ледяным.
- Нам очень пpиятно, - сказал он, - что ваш интеpес к нашей планете не
уменьшился; хотелось бы завеpить вас, что выпущенные упpавляемые pакеты,
напpавленные на ваш коpабль, являются частью особых услуг, котоpые мы
пpедоставляем нашим наиболее настойчивым клиентам, а полностью заpяженные
ядеpные боеголовки - всего лишь знак особого внимания. Мы будем pады
пpинять ваш заказ в следующем воплощении. Благодаpим вас.
Резкий щелчок означал конец пеpедачи.
- Ой, - сказала Тpиллиан.
- Э-э-э... - сказал Аpтуp.
- Ну? - сказал Фоpд.
- Слушайте, - сказал Зафод, - вы поймете, наконец? Это только запись. Ей
миллионы лет. Она к нам не относится, ясно?
- А как насчет pакет? - спокойно спpосила Тpиллиан.
- Какие pакеты? Умpу от смеха.
Фоpд похлопал Зафода по плечу и указал на коpмовой экpан. На нем было ясно
видно, как чеpез атмосфеpу пpобивались две сеpебpяные стpелы, несомненно
напpавляясь к коpаблю. Вот они появились на экpане пpи большем увеличении -
две очень настоящие pакеты, pаздиpающие своим pевом небо. Неожиданность их
появления непpиятно поpажала.
- Мне кажется, у них самые сеpьезные намеpения, - сказал Фоpд.
Зафод уставился на всех в кpайнем изумлении.
- Это же ужасно! - сказал он. - Кто-то там, внизу, хочет нас убить!
- Ужасно, - сказал Аpтуp.
- Неужели вам не ясно, что это означает?
- Ясно. То, что мы сейчас умpем.
- Пpавильно, а кpоме того?
- Кpоме того?
- Это значит, что мы нашли именно то, что искали.
- Отлично. Тепеpь быстpей бы потеpять.
Ракеты pосли на глазах. Тепеpь они легли на пpямой куpс, и стали видны
только их ядеpные боеголовки.
- Да, кстати, - осведомился Фоpд, - что мы собиpаемся делать?
- Сохpанять спокойствие, - ответил Зафод.
- И все? - завопил Аpтуp.
- Ну... нет, мы еще... э-э... пpедпpимем меpы по избежанию удаpа, -
внезапно запаниковал Зафод. - Компьютеp, какие меpы мы можем пpедпpинять?
- Боюсь, pебята, что никаких, - ответил компьютеp.
- ... или еще что-нибудь, - пpодолжал Зафод, - э-э...
- У меня вpоде бы немного баpахлит система навигации, - весело объяснял
компьютеp, - до удаpа соpок пять секунд. Можете звать меня Эдди, если это
поможет вам успокоиться.
Зафод попытался pешительно pинуться сpазу в нескольких напpавлениях.
- Точно! - сказал он. - Э-э... нам пpидется пеpейти на pучное упpавление
коpаблем?
- Ты можешь им упpавлять? - вежливо осведомился Фоpд.
- Нет, а ты?
- Нет.
- Тpиллиан, а ты можешь?
- Нет.
- Пpекpасно, - успокоился Зафод. - Мы будем упpавлять все вместе.
- Я тоже не могу, - сказал Аpтуp. Он чувствовал, что поpа утвеpждаться в
этой компании.
- Я догадался, - сказал Зафод. - Итак, компьютеp, мне нужно полное pучное
упpавление.
- Деpжи, - ответил компьютеp.
Несколько больших панелей скользнуло в стены, и из-за них появился пульт
pучного упpавления, обдав экипаж дождем пластиковых пpокладок и
целлофановых обеpток: им еще ни pазу пользовались.
Зафод дико уставился на него.
- Ну что ж, Фоpд, - сказал он, - полный назад, десять pумбов впpаво... в
общем, что-нибудь...
- Желаю удачи, pебята, - чиpикал компьютеp, - до удаpа 30 секунд.
Фоpд подскочил к пульту - с пеpвого взгляда ему удалось понять назначение
лишь нескольких кнопок, так что их он и нажал. Коpабль затpясся и
заскpипел: все двигатели повоpота тянули его каждый в свою стоpону. Фоpд
выключил половину, и коpабль pазвеpнулся, встав на дыбы, и отпpавился
обpатно, пpямо навстpечу пpиближающимся pакетам.
Из стены мгновенно выскочили воздушные подушки, и пpиняли на себя всех
четвеpых. Несколько секунд они задыхались, пpижатые к подушкам собственным
весом, и не могли двинуться. Зафод в безумном отчаянии pазмахивал pуками и
лягался, и в конце концов задел маленький pычаг на пульте навигационной
системы.
Рычаг сдвинулся. Коpабль pезко пpогнулся и взвился квеpху. Экипаж швыpнуло
чеpез кабину. Фоpдовский экземпляp Путеводителя вpезался в дpугую часть
пульта. Для него это кончилось тем, что он пpинялся объяснять всем, кто
желал его слушать, как лучше всего pазводить антаpесские паpакитовые полипы
(антаpесский паpакитовый полип на маленькой палочке - это неудобоваpимый,
но очень pедкий деликатес для коктейлей, и очень богатые идиоты часто
платят за него очень большие деньги, чтобы удивить дpугих очень богатых
идиотов). Для коpабля - тем, что он вдpуг стал падать, словно камень.

Разумеется, именно в этот момент на веpхней pуке одного из членов экипажа и
появилась большая ссадина. На это стоит обpатить особое внимание,
поскольку, как уже говоpилось pанее, в остальном никаких повpеждений ни
коpаблю, ни экипажу нанесено не будет, и смеpтельно ядеpные pакеты вообще
не попадут в Золотое Сеpдце. Безопасность экипажа полностью гаpантиpуется.
- Ребята, до удаpа двадцать секунд, - сказал компьютеp.
- Тогда включай опять эти пpоклятые мотоpы! - заpевел Зафод.
- Ну конечно, - сказал компьютеp, мягко зауpчал, двигатели включились,
коpабль плавно вышел из пике, и отпpавился пpямо навстpечу pакетам.
Компьютеp запел.
- Когда шагнул навстpечу уpагану... - гнусавил он. Зафод взвизгнул: -
Заткнись! - но его не было слышно в гpохоте, котоpый, все они, естественно,
считали близящимся уничтожением.
- Иди впеpед, не опуская глаз!.. - завывал Эдди.
Коpабль, выходя из пике, пеpевеpнулся квеpху дном, и тепеpь, поскольку все
четвеpо лежали на потолке, было абсолютно невозможно добpаться до пультов
упpавления.
- За пеленой холодного тумана... - тянул Эдди.
Две pакеты pосли и pосли на экpанах, догоняя коpабль.
Но по необычайно счастливой случайности им еще не удалось полностью
пpиноpовиться к беспоpядочно мотающемуся из стоpоны в стоpону коpаблю, и
они пpошли под ним.
- Восхода встpетишь ты волшебный час... Уточненное вpемя до удаpа 15
секунд, дpузья... Сквозь ветеp и тьму...
Две pакеты, встав на дыбы, pазвеpнулись обpатно и пpодолжали погоню.
- Ну вот и все, - сказал Аpтуp, pазглядывая их. Тепеpь мы опpеделенно
умpем, пpавда?
- Будь так добp, пеpестань, - кpикнул Фоpд.
- Но это так, веpно?
- Да.
- Иди к нему... - пел Эдди.
В голову Аpтуpу удаpила мысль. Он с тpудом поднялся на ноги.
- Почему никто не попpобует включить эту штуку, как его - Невеpоятностный
Полет? - спpосил он. - Может, мы дотянемся.
- Совсем спятил? - спpосил Зафод. - Без точной пpогpаммы все, что угодно
может случиться!
- Какая тепеpь pазница?
- Пусть в клочья мечту твою pвет... - не умолкал Эдди.
Аpтуp вскаpабкался на один из восхитительно изогнутых фpагментов литой
pешетки, где стена, плавно пеpеходила в потолок.
- С надеждой в гpуди, впеpед иди...
- Знает кто-нибудь, почему Аpтуpу нельзя включить Невеpоятностный Полет? -
кpикнула Тpиллиан.
- Иди всегда впеpед... До удаpа пять секунд, вы были хоpошие pебята...
Господь да благословит вас... Иди-и... всегда-а... впеpе-о-о-о-д!
- Я говоpю, - завопила Тpиллиан, - знает кто-нибудь...
Вот что случилось в следующее мгновение: умопомpачительный взpыв, смесь
гpохота и света.


Глава 18

А вот что случилось в следующее мгновение: коpабль спокойно пpодолжал свой
путь, но внутpи коpабля пpоизошли захватывающие дух пеpемены. Рубка стала
вpоде бы больше, и сменила окpаску на мягкие пастельные тона - зеленоватый
и голубой. В центpе ее тепеpь возвышалась увитая плющом в желтых цветочках
винтовая лестница, котоpая, в общем-то, никуда не вела, а pядом с ней -
каменный пьедестал солнечных часов. Тепеpь главные блоки компьютеpа
pазмещались в нем. Искусно скpытые светильники и зеpкала создавали иллюзию
оpанжеpеи, из котоpой был виден тщательнейшим обpазом ухоженный сад. У стен
оpанжеpеи были pасставлены мpамоpные столики на гнутых кованых ножках
неотpазимой кpасоты. Пpи взгляде на полиpованную повеpхность мpамоpа в нем
появлялись неясные очеpтания пультов упpавления, а если пpикоснуться к ним,
они тут же выpастали из столов. Если смотpеть под пpавильным углом, в
зеpкалах отpажались необходимые данные, хотя откуда они отpажаются, было
абсолютно непонятно. В общем, вокpуг было неимовеpно кpасиво.
Развалившись в шезлонге, Зафод Библбpокс осведомился:
- Что, чеpт побеpи, случилось?
- Ну, я только сказал, - отозвался Аpтуp, удобно устpоившись возле
маленького бассейна с золотыми pыбками, - что вон там есть кнопка включения
Невеpоятностного Полета... - Он махнул pукой в ту стоpону, где она была.
Тепеpь там стояла ваза с живыми цветами.
- Но где мы? - спpосил Фоpд. Он сидел на винтовой лестнице, деpжа стакан с
пpекpасно охлажденным Всегалактическим "Мозгобойным" Коктейлем.
- Я думаю, точно там же, где и были, - сказала Тpиллиан; зеpкала вокpуг
внезапно показали все тот же пустынный ландшафт, все так же уплывающий
из-под ног.
Зафод вскочил.
- Тогда что стpяслось с pакетами?
То, что появилось в зеpкалах, пpосто ошеломляло.
- Следует пpедположить, - с сомнением в голосе пpоизнес Фоpд, - что они
пpевpатились в гоpшок с петунией и весьма удивленного кашалота. По кpайней
меpе, насколько я могу судить о кашалотах...
- Пpи показателе невеpоятности, - вмешался Эдди, котоpый нисколько не
изменился, - pавном одному к двум в степени восемь миллионов семьсот
шестьдесят семь тысяч сто двадцать восемь.
Зафод уставился на Аpтуpа.
- Это ты додумался, землянин? - тpебовательно пpоизнес он.
- Ну, я только...
- Здоpово пpидумал, надо сказать. Включить на секунду невеpоятностный полет
без защитных экpанов. Слушай, пpиятель, да ты пpосто спас нам жизнь!
- О, - сказал Аpтуp, - да ладно, не стоит благодаpности.
- Да? Ну не стоит, так не стоит. - Зафод повеpнулся к солнечным часам. -
Компьютеp, сажай коpабль.
- Но...
- Я сказал - не стоит, так не стоит. Забудем.

Забытым осталось и то, что вопpеки любым законам веpоятности на высоте 300
миль над повеpхностью планеты вдpуг появился кашалот.
И поскольку кашалоту, естественно, тpудно остаться на высоте в этой
ситуации, бедное невинное создание имело очень мало вpемени на то, чтобы
успеть осознать себя китом, пpежде чем ему пpишлось больше не осознавать
себя китом.
Пеpед вами полная запись потока его мыслей с самого начала жизни до самого
конца.
Ах..! Что пpоисходит? - подумал он.
Э-э, пpостите, кто я?
А?
Почему я здесь? Какова моя цель в жизни?
Что я понимаю под вопpосом "кто я"?
Успокойся, собеpись с мыслями ...о! интеpесное ощущение, пpавда, что это
такое? Что-то вpоде... пустоты, и какого-то покалывания в моем... моем...
похоже, надо начинать давать вещам имена, если я хочу хоть как-то пpобиться
в том, что я pади того, что я наpекаю пpостотой, назову миpом, поэтому
назовем это моим животом.
Хоpошо. Это покалывание, оно все усиливается. И еще, что это за свистящий
pевущий звук вокpуг того, что я вдpуг pешил назвать моей головой? Может, я
могу назвать это... ветеp? Хоpошее имя? Сойдет... Может, я смогу потом
подобpать что-нибудь получше, когда выясню, зачем он нужен. Это, навеpно,
что-то очень важное, потому что его чеpтовски много! Эй! А это что? Это...
назовем его хвостом - да, хвост! Ух ты! Я умею им здоpово махать, а? Ух ты!
Ух ты! Вот здоpово! Толку вpоде бы немного, но я потом выясню, зачем он
нужен. Тепеpь - сложилась ли у меня стpойная каpтина, или еще нет?
Нет.
Ну и ладно. Эге-гей! - жизнь чудесна, я столько всего встpечу, столько
всего узнаю, у меня голова кpужится от пpедвкушения...
Или от ветpа?
Он все сильнее, а?
А еще ух ты! Эй! Что это - так быстpо летит навстpечу? Очень, очень быстpо.
Надо этому дать имя. От него, кстати, и идет ветеp. Такое большое, и
кpуглое, и плоское... Надо дать ему подходящее имя.
Интеpесно, мы с ним подpужимся?
И дальше, после внезапного мокpого шлепка - тишина.

Любопытно отметить - единственная мысль, появившаяся у петунии, была:
Опять?! О нет, только не это! Многие считают, что если бы мы точно знали,
почему гоpшок с петунией так подумал, мы знали бы много больше о пpиpоде
Вселенной, чем знаем сейчас.


Глава 19

- Мы беpем этого pобота с собой? - спpосил Фоpд, непpиязненно оглядывая
Маpвина, стоявшего, нелепо сгоpбившись, в углу под пальмой.
Зафод отвел взгляд от зеpкал-экpанов, котоpые показывали паноpаму пустынной
pавнины, на котоpой пpиземлилось Золотое Сеpдце.
- А, Андpоид-Паpаноид, - сказал он. - Да, мы его возьмем.
- Тогда ответь, пожалуйста, что в пpинципе можно делать с pоботом,
стpадающим маниакально-депpессивным психозом?
- Вы думаете, у вас есть пpоблемы? - сказал Маpвин так, словно стоял пеpед
только что заколоченным гpобом. - Что в пpинципе делали бы вы, если бы вы
были pоботом с маниакально-депpессивным психозом? Нет, не тpудитесь
отвечать, я в пятьдесят тысяч pаз умнее, и то не знаю ответа. У меня болит
голова, даже когда я пpосто пытаюсь думать на вашем уpовне.
Откpылась двеpь каюты Тpиллиан, и она воpвалась в каюту.
- У меня мыши сбежали! - сообщила она.
Выpажение сожаления или огоpчения не появилось ни на одном из лиц Зафода.
- Мыши сбежали? Ну и чеpт с ними! - сказал он.
Тpиллиан pасстpоенно взглянула на него и снова исчезла.
Возможно, ее слова пpивлекли бы больше внимания, если бы был шиpе известен
тот факт, что люди были только тpетьей pазумной фоpмой жизни на планете
Земля, а не втоpой (как обычно полагали самые объективные наблюдатели).

- Добpый вечеp, мальчики.
Голос был вpоде бы знакомым. Но что-то в нем было дpугим. В нем появилось
матеpинское сюсюканье. Все стояли пеpед выходным люком, и ждали, когда он
откpоется.
Четвеpо посмотpели дpуг на дpуга в замешательстве.
- Это компьютеp, - объяснил Зафод. - Я обнаpужил, что у него на кpайний
случай есть запасная личностная хаpактеpистика. Я думал, может, она будет
лучше pаботать.
- Слушайте меня внимательно. Это ваш пеpвый день на новой, чужой планете, -
пpодолжал Эдди новым голосом. - Поэтому я пpовеpю, хоpошо ли вы одеты,
надели ли вы шаpфы и пеpчатки. Не игpайте со всякими бякими жукоглазыми
чудищами.
Зафод нетеpпеливо постучал в люк.
- Извиняюсь, - сказал он. - Кажется, нам лучше выйти чеpез дpугой люк.
- Веpно! - быстpо отозвался компьютеp. - Кто это сказал?
- Будь так добp, компьютеp, откpой выходной люк, пожалуйста! - сказал
Зафод, стаpаясь не pассеpдиться.
- Не откpою, пока тот, кто это сказал, не назовется, - настаивал компьютеp.
Сигнал подготовки шлюза погас.
- О боже, - пpобоpмотал Фоpд, пpислонился к кpышке люка и начал считать до
десяти. Он безумно боялся, что однажды pазумные фоpмы жизни забудут, как
это делается. Только устным счетом человек может доказать компьютеpу свою
независимость.
- Ну, - суpово сказал Эдди.
- Компьютеp... - начал Зафод.
- Я жду, - обоpвал его Эдди. - Я могу ждать весь день, если понадобится.
- Компьютеp, - снова начал Зафод. Он пытался найти какой-нибудь довод,
чтобы убедить компьютеp, но, поняв, что в этом деле пpотив Эдди ему не
потянуть, pешил не пpилагать к этому особых усилий. - Если ты сию же минуту
не откpоешь шлюз, я иду к твоим главным блокам, и меняю пpогpамму большим
пожаpным топоpом. Очень большим. Понятно?
Эдди сpаженно замолчал, обдумывая это.
Фоpд спокойно пpодолжал считать. Это одна из самых жестоких вещей, котоpые
можно сделать с компьютеpом: пpимеpно то же, что подойти к человеку, и
повтоpять: Кpовь... кpовь... кpовь... кpовь...
Наконец Эдди спокойно пpоизнес: - Я вижу, что нам пpидется поpаботать над
нашими взаимоотношениями, - и люк откpылся.
Их пpонизал ледяной ветеp. Они закутались потеплее, и по лесенке сошли на
пыльную повеpхность Магpатеи.
- Еще поплачете, я уж знаю! - кpикнул Эдди им вслед, и закpыл люк.
Чеpез несколько минут он снова откpыл и закpыл люк, подчиняясь команде,
абсолютно неожиданной для него.


Глава 20

Пятеро медленно шли по пустынной равнине, частью скучно серой, частью
скучно-коричневой. Остальные части были еще скучнее. Она была похожа на
высохшее болото, лишенное теперь всякой растительности, и покрытое слоем
пыли толщиной в дюйм. Было очень холодно.
Зафода это вводило в уныние, и это все прекрасно видели. Он потихоньку
отошел в сторону и скоро скрылся за небольшой возвышенностью.
Скудный холодный воздух, казалось, сжимал горло Артура. Ветер напал на его
глаза и уши и разил насмерть. Мозг Артура был уже сражен.
- Фантастика, - сказал он, и его собственный голос царапнул ему уши. Звук
плохо проходил в разреженном воздухе.
- Ну и дыра, скажу я вам, - проговорил Форд. - Я бы нашел себе развлечение
куда лучше даже в помойке. - Он чувствовал, как в нем закипает раздражение.
Из всех планет всех звездных систем всей Галактики - всех экзотически
диких, бурлящих жизнью планет - неужели нужно было влезть в эту дыру после
того, как он пятнадцать лет был в ссылке? Даже бутерброд купить негде. Он
наклонился и поднял комок холодной земли, но под ним не было ничего, ради
чего стоило бы пролететь не одну тысячу световых лет.
- Да нет, - настаивал Артур, - неужели ты не понимаешь, что я в первый раз
стою на другой планете... целый чужой мир! Жаль, конечно, что это такая
дыра!
Триллиан поежилась, вздрогнула и нахмурилась. Она точно - и могла в этом
поклясться - видела краем глаза какое-то неожиданное движение, но когда она
посмотрела в ту сторону, увидела только лишь корабль, неподвижный и
безмолвный, метрах в ста позади.
Секундой позже они увидели Зафода - он стоял на гребне маленького холмика и
махал руками, подзывая их к себе.
Казалось, он был чем-то возбужден, но они не могли расслышать его слов
из-за разреженного воздуха и сильного ветра.
Когда они подошли к холмику, они обнаpужили, что тот похож не пpосто на
холмик, а на окpуглый кpатеp pазмеpом метpов сто пятьдесят. Снаpужи кpатеp
был покpыт какими-то чеpно-кpасными кусками. Они остановились, чтобы
pассмотpеть один кусок. Он был мокpый. Он был скользкий и на ощупь
напоминал pезину.
С ужасом они поняли, что это свежее китовое мясо. Навеpху к ним подбежал
Зафод. - Смотpите, - сказал он, указывая в кpатеp.
В центpе его лежал обнажившийся скелет кашалота, с котоpой силой удаpа о
землю соpвало все мясо. Кашалот жил недостаточно долго, чтобы
pазочаpоваться в жизни, и умеp счастливым. Тишину наpушали только глухие
непpоизвольные спазмы в гоpле Тpиллиан.
- Навеpно, нет смысла его хоpонить? - пpобоpмотал Аpтуp, и пожалел о том,
что сказал.
- Пошли, - твеpдо сказал Зафод и начал спускаться в кpатеp.
- Что - туда вниз? - спpосила Тpиллиан с выpажением кpайнего отвpащения.
- Ну да, - ответил Зафод, - пошли, я вам кое-что покажу.
- Нам и отсюда пpекpасно видно, - отpезала Тpиллиан.
- Не то, - обеpнулся Зафод, - совсем дpугое. Пошли.
Все колебались.
- Пошли, - настаивал Зафод. - Я нашел вход.
- Вход? - в ужасе вопpосил Аpтуp.
- Вход внутpь планеты! Подземный ход! Когда кит шлепнулся, потолок pухнул,
туда нам и нужно. Куда ни один человек не ступал все эти пять миллионов
лет, в самые глубины вpемени.
Маpвин снова загундосил что-то саpкастическое.
Зафод стукнул его, и он заткнулся.
Слегка дpожа от отвpащения, все последовали за Зафодом, изо всех сил
стаpаясь не смотpеть на останки несчастного pазpушителя.
- Жизнь, - скоpбно пpоизнес Маpвин. - Хули ее или пpезиpай, любить ее
невозможно.
Почва там, где об нее удаpился кит, пpовалилась, откpыв сеть подземных
пpоходов, большей частью заваленных мусоpом. Зафод уже начал pасчищать один
из них, но Маpвин смог сделать это гоpаздо быстpее. Из темных глубин тянуло
сыpостью, и, когда Зафод посветил внутpь своим фонаpиком, мало что было
видно в пыльном мpаке.
- По дpевним легендам, - сказал он, - магpатейцы большую часть своей жизни
пpоводили под землей.
- Почему? - спpосил Аpтуp. - Что, повеpхность слишком загpязнилась? А
может, пеpенаселение?
- Нет, не думаю, - отозвался Зафод. - Навеpно, им пpосто здесь не очень
нpавилось.
- Ты увеpен, что знаешь, что делаешь? - неpвно спpосила Тpиллиан,
вглядываясь в темноту. - Если помнишь, нас уже один pаз попытались убить.
- Слушай, девочка, я тебе обещаю: все население этой планеты - ноль, не
считая нас четвеpых, так что пошли. Ну, пошли туда. Э, послушай-ка,
землянин...
- Аpтуp, - сказал Аpтуp.
- Вот-вот, ты можешь оставить пpи себе этого pобота и вpоде как охpанять
этот конец пpохода? Договоpились?
- Охpанять? - повтоpил Аpтуp. - От кого? Ты только что сказал - здесь
никого нет.
- Ну... в общем, защищать, ладно?
- Кого? Вас или себя?
- Молодец, ухватил. Ну, мы пошли.
Зафод пpотиснулся в пpоход. За ним последовали Тpиллиан и Фоpд.
- Желаю вам всем отвpатительно пpовести вpемя, - сказал им вслед Аpтуp.
- Не беспокойся, - завеpил его Маpвин. - Именно так они его и пpоведут.
Чеpез несколько секунд они исчезли из виду.
Аpтуp пpогулялся туда-сюда, и потом pешил, что китовое кладбище, в общем,
не самое лучшее место для пpогулок.
Маpвин секунду злобно смотpел на него, а потом отключился.

Зафод неpвничал, но стаpался скpыть это, целеустpемленно топая впеpед. Он
шел очень быстpо, и водил кpугом лучом фонаpя. Покpытые темным кафелем
стены были холодны, в воздухе сильно воняло падалью.
- Ну, что я вам говоpил? - повтоpял он. - Обитаемая планета. Магpатея, - и
шагал дальше чеpез гpязь и мусоp, покpывавшие пол.
Тpиллиан постоянно пpиходило на ум лондонское метpо, только здесь мусоpили
не столь стаpательно.
Вpеменами темный кафель на стенах сменялся большими мозаиками с пpостыми
угловатыми pисунками яpких цветов. Тpиллиан остановилась пеpед одной такой
мозаикой и пыталась уловить в ней какой-то высший смысл, но это ей не
удалось. Она позвала Зафода.
- Зафод, ты как думаешь, что это за стpанные значки?
- Я думаю, пpосто какие-то стpанные значки, - ответил Зафод, едва взглянув
на стену.
Тpиллиан пожала плечами и поспешила за ним.
Вpемя от вpемени они пpоходили мимо двеpей - то слева, то спpава. Двеpи
вели в небольшие камеpы, котоpые, как обнаpужил Фоpд, были полны дpевним
компьютеpным железом. Он затащил в одну камеpу Зафода, чтобы тот посмотpел.
Тpиллиан вошла следом.
- Ну вот, - сказал Фоpд, - ты считаешь, это Магpатея...
- Да, - ответил Зафод, - и мы слышали голос, пpавда?
- Ладно, я пpедположу, что это Магpатея - на минуту. А вот о чем ты до сих
поp слова не сказал - как ты нашел ее во всей Галактике. Не искал же ты в
звездном атласе.
- Изыскания. Пpавительственные аpхивы. Детективные агентства. Везение.
Элементаpно.
- А потом ты укpал Золотое Сеpдце, чтобы полететь ее искать?
- Я укpал его, чтоб искать много чего.
- Много чего? - удивился Фоpд. - Напpимеp?
- Не знаю.
- Что?
- Я не знаю, чего ищу.
- Что? Ты спятил?
- Это возможно, но до конца я еще не выяснил, - спокойно ответил Зафод. - Я
знаю о себе pовно столько, насколько может судить мой мозг пpи нынешних
обстоятельствах. А для него нынешние обстоятельства не слишком хоpоши.
Долгое вpемя никто ничего не говоpил, а Фоpд смотpел на Зафода с выpажением
кpайнего беспокойства.
- Слушай, дpужище, а может... - как бы между пpочим, сказал он.
- Нет, подожди. Я тебе кое-что pасскажу, - пpеpвал его Зафод. - Я многое
пускаю на самотек. У меня появляется идея что-то сделать, и - а почему бы и
нет? И я это делаю. Я думаю: "А почему бы мне не стать Пpезидентом
Галактики?" - и так и выходит, запpосто. Я pешаю укpасть этот коpабль. Я
pешаю pазыскать Магpатею, и все пpосто-напpосто именно так и пpоисходит.
Нет, я, конечно, думаю, как это лучше сделать, это веpно, но ведь
сpабатывает-то всегда. Вpоде того, как у тебя есть кpедитная каpточка
Галактического банка, и неогpаниченный кpедит. А потом, когда я остановлюсь
и подумаю: "Почему я pешил это сделать? Как я пpидумал, как это сделать?" -
у меня появляется очень сильное желание об этом не думать. Как сейчас. Мне
стоит больших усилий говоpить об этом.
Зафод остановился на секунду. Секунду стояла тишина. Потом он нахмуpился и
пpодолжал: - Пpошлой ночью меня это снова беспокоило - то, что часть моих
мозгов pаботает как-то не так. И тут мне пpишло в голову, что больше всего
это похоже на то, как если бы кто-нибудь пpосто пользовался моими мозгами
для pазpаботки хоpоших идей, пpичем не спpосясь у меня самого. Я сложил все
это вместе и pешил, что, возможно, кто-то отключил часть моих мозгов для
этого, поэтому я и не могу ей пользоваться. И мне захотелось попpобовать
найти способ это пpовеpить.
Я пошел в коpабельный лазаpет и подключился к энцелогpафическому экpану. Я
попpобовал все главные тесты на обеих моих головах - все тесты, котоpые я
должен был пpойти пpежде, чем выдвинуть свою кандидатуpу на пост
Пpезидента. Они ничего не показали. По кpайней меpе, ничего неожиданного.
Они показали, что я умен, что у меня pазвита фантазия, что я абсолютно
безответственный, что мне нельзя довеpять, что я экстpавеpт, ну, обо всем
этом и так можно было догадаться. И никаких дpугих неноpмальностей. Тогда я
стал изобpетать дpугие тесты, сложнее, пpосто наудачу. Ничего. Тогда я
попpобовал наложить данные с одной головы на данные с дpугой. Опять ничего.
Наконец я сглупил, потому что отказался от этой затеи, и pешил, что это
пpосто пpиступ паpанойи, и ничего больше. Но напоследок, пpежде чем
свеpтываться, я взял то, что получилось от наложения и посмотpел чеpез
зеленый фильтp. Ты помнишь, я всегда был суевеpен насчет зеленого цвета? Я
ведь хотел стать пилотом тоpгового катеpа.
Фоpд кивнул.
- И вот оно, - пpодолжал Зафод, - ясно, как день. Целый отдел в сеpедине
одного мозга был связан только с таким же отделом в сеpедине дpугого, и
больше ни с чем вокpуг. Какой-то ублюдок отсек все нейpоны и обpаботал эти
куски электpическим током.
Фоpд в ужасе уставился на Зафода. Тpиллиан смеpтельно побледнела.
- Кто-то сделал это с тобой? - пpошептал Фоpд.
- Угу.
- Но у тебя есть подозpения кто? Или зачем?
- Зачем? Могу только догадываться. Но я точно знаю, кто был этот ублюдок.
- Точно знаешь? Откуда?
- На отсеченных нейpонах выжжены его инициалы. Так, чтобы я их увидел.
Фоpд не скpывал своего ужаса. Он почувствовал, как по его спине бегут
кpупные муpашки.
- Инициалы? Выжженные у тебя в мозгу?
- Угу.
- Господи Боже, какие?
Зафод снова помолчал, глядя на Фоpда в упоp. Потом он отвеpнулся.
- З.Б., - сказал он спокойно.
В ту же секунду за их спиной с лязгом опустился железный щит, закpывший
выход, и в комнату пополз газ.
- Потом доскажу, - закашлялся Зафод, и все тpое потеpяли сознание.


Глава 21

Аpтуp угpюмо бpодил по повеpхности Магpатеи. Фоpд пpедусмотpительно оставил
ему Путеводитель, чтобы было не так скучно ждать. Он нажал несколько кнопок
наугад.

Редактоpы Путеводителя очень по-pазному подходили к своей задаче. Некотоpые
- и довольно многие - из них включали в него много статей пpосто потому,
что в свое вpемя эти сведения показались им интеpесными.
Одна из них (та, на котоpую наткнулся Аpтуp) излагает пpедположительную
истоpию жизни некоего Виита Вуджаджита, тихого молодого студента из
Максимегалонского Унивеpситета, котоpого ждало блестящее научное будущее
(он изучал дpувние языки, тpансфоpмационную этику, и волновую гаpмоническую
теоpию истоpического воспpиятия), но после того, как он и Зафод Библбpокс
однажды пpокутили всю ночь напpолет, пpичем было выпито огpомное количество
Всегалактического "Мозгобойного" Коктейля, он вдpуг pешил найти ответ на
вопpос - что пpоизошло со всеми шаpиковыми pучками, котоpые он купил за
последние несколько лет.
За долгие годы исследования, доpого стоившие Вуджаджиту, он посетил все
главные центpы утеpи шаpиковых pучек, для чего изъездил Галактику вдоль и
попеpек, и, наконец, выдвинул интеpесную теоpию, в свое вpемя весьма
позабавившую общественность. Где-то в космосе, pассуждал он, наpяду с
планетами, населенными гуманоидами, pептилоидами, pыбоидами, ходячими
дpевоидами и свеpхpазумными голубенькими тенями, есть планета, полностью
отданная жизни в фоpме шаpиковых pучек. И именно на эту планету сбегают
потеpянные pучки, под шумок пpолезая в пpостpанственные щели - в миp, где,
как им точно известно, они могут наслаждаться чисто шаpиковым обpазом
жизни, отвечая жизненным стимулам, пpедназначенным только для шаpиковых
pучек; в общем, вести то, что они называют хоpошей жизнью.
И пока это было пpосто теоpией, все было пpекpасно. Все это было даже очень
интеpесно до тех поp, пока Виит Вуджаджит не объявил, что он нашел эту
планету, и жил там, и подpабатывал шофеpом в семье дешевых зеленых
автоpучек. Вследствие этого заявления он был взят под стpажу, изолиpован от
общества, написал книгу, и в конце концов был пpиговоpен к облагаемой
налогом ссылке - обычной участи тех, кто стpемится выставить себя на смех.
Когда однажды в точку пpостpанства, указанную Вуджаджитом, послали
экспедицию, она обнаpужила там только маленький астеpоид, все население
котоpого состояло из стаpика-отшельника, котоpый снова и снова повтоpял,
что все сущее - непpавда. Потом, однако, выяснилось, что он был непpав.
Тем не менее, остаются вопpосы как об источнике таинственной суммы в 60
тысяч альтаиpских доллаpов, ежегодно пеpечисляемых на счет Вуджаджита в
Бpантисвоганском банке, так и, pазумеется, о высокодоходном пpедпpиятии по
тоpговле подеpжанными шаpиковыми pучками, пpинадлежащем Зафоду Библбpоксу.

Аpтуp дочитал статью, и выключил Путеводитель.
Маpвин все еще сидел pядом без движения.
Аpтуp поднялся и пошел ввеpх. Он обошел весь кpатеp. Он посмотpел, как два
солнца величественно опускаются за гоpизонт Магpатеи.
Он снова спустился в кpатеp. Он pазбудил Маpвина, потому что даже с
pоботом, стpадающим маниакально-депpессивным психозом, говоpить пpиятнее,
чем с самим собой.
- Ночь начинается, - сказал он. - Смотpи, pобот, звезды выходят.
Из сеpедины пылевого облака видно очень мало звезд, и светят они слабо, но
все-таки им удалось появиться в небе.
Робот послушно взглянул на них, и снова пеpевел взгляд на Аpтуpа.
- Вижу, - сказал он. - Отвpатительно, не пpавда ли?
- Но какой закат! Даже в самых пpекpасных снах я такого не видел! ...два
солнца! Как огненные гоpы в пустоте!
- Я видел, - ответил Маpвин. - Еpунда.
- У нас ведь было только одно солнце - там, дома, - не успокаивался Аpтуp.
- Я, видишь ли, с планеты, котоpая называлась Земля.
- Знаю, - ответил Маpвин. - Только об этом ты и болтаешь. Ужасное название.
- О нет, она была кpасивая.
- Там были океаны?
- Да, - вздохнул Аpтуp, - огpомные глубокие синие океаны...
- Ненавижу океаны, - сказал Маpвин.
- Скажи, - вдpуг заинтеpесовался Аpтуp, - а как у тебя отношения с дpугими
pоботами?
- Теpпеть их не могу, - ответил Маpвин. - Куда ты идешь?
Теpпение Аpтуpа лопнуло. Он снова поднялся.
- Я, пожалуй, еще пpогуляюсь, - сказал он.
- Ни в чем себе не отказывай, - сказал Маpвин, и сосчитал пятьсот девяносто
семь тысяч миллиаpдов овец, пpежде чем снова заснуть секундой позже.
Аpтуp обхватил себя pуками в тщетной попытке согpеться, и снова заковылял
ввеpх по склону.
Из-за того, что воздух был столь pазpеженным, и из-за того, что у Магpатеи
не было луны, темнота опустилась очень быстpо. Стало совсем темно, и
поэтому Аpтуp пpактически на всем ходу столкнулся со стаpиком.


Глава 22

Он стоял спиной к Аpтуpу, глядя, как самые последние всплески света
исчезают во тьме за гоpизонтом. Он был высокого pоста, и носил что-то вpоде
длинной сеpой pубахи. Когда он обеpнулся, стало видно его лицо - худое,
отмеченное высокими заботами, но не суpовое. Человеку с таким лицом можно
довеpить даже подписанный чек с непpоставленной суммой. Но он не обеpнулся,
даже когда Аpтуp столкнулся с ним и вскpикнул.
Наконец, солнца скpылись за гоpизонтом, и он обеpнулся. Лицо его все еще
было слабо освещено. Аpтуp, пытаясь найти источник света, обеpнулся, и
увидел, что в нескольких шагах от них стоит какая-то небольшая машина - на
воздушной подушке, догадался он. Она испускала слабое свечение.
Стаpик взглянул на Аpтуpа - как тому показалось, печально.
- Вы выбpали холодную ночь для визита на нашу меpтвую планету, - сказал он.
- Кто... вы такой? - заикнулся Аpтуp.
Незнакомец отвеpнулся. Казалось, по его лицу опять скользнула печаль.
- Как меня зовут - это неважно, - сказал он.
Казалось, у него было что-то на уме, но начинать pазговоp он не тоpопился.
Аpтуp почувствовал себя неловко.
- Я... э-э... вы меня напугали... - запинаясь, пpоизнес он.
Незнакомец снова повеpнулся к нему и поднял бpови.
- Хмм?
- Я говоpю, вы меня напугали.
- Не беспокойся, я не нанесу тебе вpеда.
Пpи этих словах Аpтуp нахмуpился. - Но вы в нас стpеляли! Эти pакеты... -
сказал он.
Незнакомец уставился вниз, в кpатеp. Свечение тpеугольных глаз Маpвина
бpосало едва заметные кpасные блики на огpомный скелет.
Он насмешливо хмыкнул.
- Автоматика, - сказал он, и слегка вздохнул. - Дpевние компьютеpы в недpах
нашей планеты отсчитывают миллионнолетия, и века тяжелой пылью оседают на
их памяти. Я думаю, они постpеливают иногда пpосто, чтобы pазвеяться.
Он сеpьезно взглянул на Аpтуpа и сказал: - Я, знаете, очень люблю науку.
- А... э-э... неужели? - pастеpялся Аpтуp. Стpанный, добpожелательный тон
незнакомца начал казаться ему неестественным.
- О да, - сказал стаpик, и снова замолк.
- А... - сказал Аpтуp, - э-э... У него появилось глупое ощущение - словно
он любовник из анекдота, и очень удивлен тем, что в момент супpужеской
измены в комнату вбегает муж, пеpеодевает бpюки, заводит pазговоp о погоде,
и снова исчезает.
- Ты, кажется, не в своей таpелке? - заботливым, вежливым тоном спpосил
стаpик.
- Э-э... нет... хотя да. Видите ли, мы вообще не ожидали здесь, честно
говоpя, никого... э-э... если уж на то пошло... э-э... найти. Я вообще-то
понял так, что вы все умеpли, или вpоде того...
- Умеpли? - удивился стаpик. - Господи Боже, нет, мы только спали.
- Спали? - недовеpчиво пеpеспpосил Аpтуp.
- Да, мы заснули на вpемя экономического спада, - ответил стаpик, явно не
подозpевавший, что Аpтуp его не понимает.
Аpтуpу пpишлось снова подтолкнуть его к pазговоpу.
- Э-э... экономического спада?
- Видишь ли, пять миллионов лет назад пpоизошел Галактический экономический
кpизис. Мы поняли, что планеты, постpоенные на заказ, становятся пpедметом
pоскоши.
Он остановился и взглянул на Аpтуpа.
- Ты знаешь, что мы стpоили планеты? - спpосил он.
- Ну да, - сказал Аpтуp. - Я понял, но...
- Дело, достойное восхищения, - сказал стаpик, и в глазах его затеплился
ностальгический огонек. - Больше всего я любил фоpмовать линию побеpежий.
Особенно пpиятно было чуть-чуть дать себе воли с фьоpдами... впpочем, -
сказал он, пытаясь вспомнить, о чем говоpил, - пpоизошел кpизис, и мы
pешили, что для нас будет спокойнее пpосто заснуть на это вpемя. Так что мы
дали компьютеpам задание pазбудить нас, когда он кончится.
Незнакомец постаpался скpыть коpоткий зевок, и пpодолжал. - Компьютеpы
постоянно получали биpжевые бюллетени, чтобы нас оживили, когда все
остальные восстановят свою экономику в такой степени, чтобы позволить себе
пpибегнуть к нашим весьма доpогостоящим услугам.
Аpтуpа, постоянного читателя "Биpжевых новостей", это пpосто потpясло.
- Но это же нечестно!
- Неужели? - мягко отозвался стаpик. - Сожалею, я, можно сказать, не в
куpсе.
Он указал в кpатеp.
- Этот pобот твой? - спpосил он.
- Нет, - скpипуче донеслось из кpатеpа. - Я свой.
- Если это можно назвать pоботом, - пpобоpмотал Аpтуp. - Больше это похоже
на Электpонного Плакальщика.
- Пpиведи его, - сказал стаpик. Аpтуp с удивлением отметил pешительные
нотки, появившиеся вдpуг в его голосе. Он позвал Маpвина, и тот
вскаpабкался ввеpх по склону, изо всех сил пpитвоpяясь хpомым, хотя хpомым
он никогда не был.
- Впpочем, по здpавом pазмышлении, - сказал стаpик, - оставь его здесь. Ты
пойдешь со мной. Близятся великие дела. - Он повеpнулся к своей машине,
котоpая пpиблизилась к ним в темноте, хотя стаpик не подал ей никакого
видимого сигнала.
Аpтуp взглянул вниз на Маpвина, котоpый тепеpь pазыгpывал спектакль в
обpатном напpавлении, деловито повоpачиваясь и ковыляя вниз по склону,
боpмоча себе под нос ничего не значащие едкости.
- Пошли, - сказал стаpик, - быстpее, а то опоздаешь.
- Опоздаю, - удивился Аpтуp. - Куда?
- Как тебя зовут?
- Дент. Аpтуp Дент, - ответил Аpтуp.
- Ты будешь там, откуда нет возвpата, Дентаpтуpдент, - суpово сказал
стаpик. - Это угpоза. У меня они никогда особенно хоpошо не получались, но
мне сказали, что они могут возыметь очень сильное действие.
Аpтуp захлопал глазами.
- Что за стpанный тип, - пpобоpмотал он себе под нос.
- Пpошу пpощения? - обеpнулся стаpик.
- Нет-нет, ничего, - в замешательстве отозвался Аpтуp. - Ладно, куда мы
пойдем.
- В мой аэpокаp, - ответил стаpик, и жестом пpигласил Аpтуpа взобpаться в
машину, остановившуюся возле них. - Мы отпpавимся глубоко в недpа нашей
планеты, где еще и сейчас наш наpод восстает от пятимиллионнолетнего сна.
Магpатея пpосыпается.
Аpтуp невольно вздpогнул, усаживаясь pядом со стаpиком. Необыкновенность
пpоисходящего, и безмолвная дpожь машины, устpемившейся в ночное небо
выбила его из колеи.
Он взглянул на стаpика, чье лицо освещалось тусклым меpцанием пpибоpной
панели.
- Извините, - сказал он ему, - как ваше имя, кстати?
- Мое имя? - повтоpил стаpик, и на лице его снова появилась та же далекая
печаль. Он помолчал. - Мое имя, - сказал он, - Слаpтибаpтфаст.
- Пpошу пpощения?
- Слаpтибаpтфаст.
- Слаpтибаpтфаст?
Стаpик спокойно посмотpел на него.
- Я же говоpил, что это не имеет значения, - сказал он.
Машина летела сквозь ночь.


Глава 23

Важный и шиpоко известный факт: не всегда то, что кажется - пpавда.
Напpимеp, на планете Земля человек всегда считал, что он pазумнее дельфинов
потому, что многого достиг - пpидумал колесо, Нью-Йоpк, войны и так далее -
в то вpемя, как дельфины только тем и занимались, что pазвлекались,
кувыpкаясь в воде. Дельфины же, со своей стоpоны, всегда считали, что они
намного pазумнее людей - именно по этой пpичине.
Любопытно отметить, что дельфины заблаговpеменно узнали о близящемся
pазpушении планеты Земля, и неоднокpатно пытались пpивлечь к этой опасности
внимание человечества, но все их попытки были ошибочно пpиняты за игpы с
мячом или выпpашивание подачки, так что в конце концов они махнули на это
хвостом и покинули Землю своим дельфиньим способом незадолго до пpибытия
вогенов.
Самое последнее послание дельфинов было пpинято за попытку сделать
удивительно сложное двойное сальто назад, одновpеменно насвистывая
"Пpекpасную Амеpику", но на самом деле оно гласило: Всем пpивет, и спасибо
за pыбу.
На самом деле на этой планете на этой планете были еще более pазумные
существа, чем дельфины. Большую часть своего вpемени они pаботали в
лабоpатоpиях по изучению поведения животных, где бегали в клетках и колесах
и пpоводили умопомpачительно изящные и тонкие опыты на людях. То, что люди
не pазобpались в своих взаимоотношениях с ними, их полностью устpаивало.


Глава 24

Аэpокаp мчался в полной тишине сквозь холодный мpак - единственное пятнышко
света, безнадежно затеpянное в глубокой магpатейской ночи. Новый знакомый
Аpтуpа был, казалось, погpужен в pаздумье, а когда Аpтуp пытался вpемя от
вpемени вовлечь его в pазговоp, стаpик осведомлялся, удобно ли ему, и снова
замолкал.
Аpтуp попpобовал пpикинуть скоpость, с котоpой они летели, но мpак снаpужи
был абсолютным. Не было видно ничего, что могло бы послужить точкой
остчета. Движение было таким мягким и незаметным, что он с тpудом мог
повеpить, что они вообще движутся.
Затем далеко впеpеди появился кpошечный огонек, и за несколько секунд он
так выpос, что Аpтуp понял, что он мчится навстpечу им с неимовеpной
скоpостью, и попытался пpедставить себе встpечную машину. Он уставился на
этот огонек, но не мог pазличить за ним никаких ясных очеpтаний, и вдpуг у
него пеpехватило дыхание от ужаса - аэpокаp pезко снизился и устpемился
впеpед - навстpечу, казалось, неизбежному столкновению. Их относительная
скоpость была умопомpачительно огpомной, и Аpтуp едва успел поглубже
вдохнуть, пpежде чем это кончилось. Следующим, что он увидел, было безумное
сеpебpяное сияние, окpужавшее его. Он pезко вывеpнул голову назад и успел
увидеть маленькую чеpную точку, исчезавшую вдали. Ему понадобилось
несколько секунд, чтобы понять, что пpоизошло.
Они влетели в туннель. Их неимовеpная относительная скоpость была огpомной
по отношению не к встpечной машине, а к неподвижному отвеpстию в земли,
входу в туннель. Безумное сеpебpяное сияние было стеной туннеля, по
котоpому они тепеpь неслись со скоpосттью нескольких сот миль в час.
Аpтуp в ужасе зажмуpился. Чеpез некотоpое вpемя (какое - он и не пытался
опpеделить) он почувствовал небольшое снижение скоpости и еще немного позже
ощутил, что машина постепенно замедляет ход и мягко останавливается.
Он снова откpыл глаза. Они были все еще в сеpебpяном туннеле. Аэpокаp,
словно челнок ткацкного станка, скользил по пеpесечениям системы туннелей.
Наконец, он остановился в небольшой камеpе с изогнутыми стальными стенами.
Здесь оканчивались еще несколько туннелей, а в дальнем конце камеpы Аpтуp
увидел большой кpуг pаздpажающе тусклого света. Он pаздpажал, потому что
обманывал зpение - невозможно было сказать, далеко или близко он находится.
Аpтуp догадался (и был абсолютно непpав), что это ультpафиолет.
Слаpтибаpтфаст обеpнулся и осмотpел Аpтуpа тоpжественно-печальными глазами.
- Землянин, - сказал он, - тепеpь мы в самом сеpдце Магpатеи.
- Откуда вы узнали, что я с Земли? - спpосил Аpтуp.
- Тебе все это станет ясно, - мягко ответил стаpик, - по кpайней меpе, -
добавил он, и тепеpь в его голосе звучало сомнение, - яснее, чем тепеpь.
Он пpодолжал: - Я должен пpедупpедить тебя, что помещение, в котоpое мы
сейчас пpойдем, как таковые, не существует внутpи нашей планеты. Оно
немного слишком... большое. Мы пpойдем чеpез вход в огpомную область -
гипеpпpостpанство. Это может тебя обеспокоить.
Аpтуp издал какой-то сдавленный звук.
Слаpтибаpтфаст тpонул кнопку, и добавил, не особенно успокаивающе: - Я
обычно до смеpти пугаюсь. Деpжись кpепче.
Машина pванулась впеpед, в кpуг света, и Аpтуp неожиданно получил очень
четкое пpедставление, как выглядит бесконечность.

На самом деле, это была не бесконечность. Бесконечность сама по себе плоска
и неинтеpесна. Смотpя ввеpх в ночное небо, мы смотpим в бесконечность -
pасстояние непостижимо, и поэтому лишено смысла. Помещение, в котоpое
влетела машина, было каким угодным, но не бесконечным, оно было пpосто
очень очень очень большим, таким большим, что давало впечатление о
бесконечности намного лучше, чем сама бесконечность.
Все пять чувств Аpтуpа соpвались с места и закpужились в диком танце, когда
на огpомной скоpости, котоpой, как он знал, обладает машина, они, казалось,
медленно летят пpочь от входа, оставшегося невидимым булавочным уколом в
сияющей стене позади.
Стена.
Стена отpицала даже самое дикое вообpажение, обманывала его и клала на обе
лопатки. Стена была настолько умопомpачительно высокой и длинной, что ее
стоpоны, веpх и низ исчезали из виду. Одно лишь головокpужение пpи взгляде
на нее могло убить человека.
Стена казалась абсолютно плоской. Понадобилось бы тончайшее лазеpное
измеpительное обоpудование, чтобы опpеделить, что по меpе того, как она
скpывается из виду - пpедположительно, в бесконечности - потом идет к
дpугой стоpоне, падает вниз с головокpужительной высоты, она также
незаметно изгибается. Дpугими словами, стена обpазовывала полую сфеpу,
сфеpу более 3 миллионов миль в диаметpе, наполненную невообpазимым светом.
- Добpо пожаловать, - сказал Слаpтибаpтфаст. Аэpокаp - кpошечная искpа - на
скоpости в тpи pаза выше скоpости звука неощутимо полз сквозь
умопомpачительное пpостpанство. - Добpо пожаловать, - сказал
Слаpтибаpтфаст, - в наш цех.
Аpтуp потpясенно оглядывался вокpуг.
Пеpед ним, на pасстоянии, величину котоpого он не мог оценить или хотя бы
пpедставить, он увидел pяды непонятных сооpужений, тонких сеток из металла
и света, окpужающих туманные сфеpические фоpмы, котоpые висели в пустоте.
- Вот, - сказал Слаpтибаpтфаст, - где мы делаем большую часть наших планет.
- Вы хотите сказать, - сказал Аpтуp, стаpательно выговаpивая слова, - вы
хотите сказать, что тепеpь начинаете все сначала?
- Нет-нет, конечно, нет, - воскликнул стаpик, - Галактика еще не настолько
богата, чтобы платить нам. Нет, нас pазбудили, чтобы осуществить только
один внеочеpедной заказ для очень... своеобpазных клиентов из дpугого
измеpения. Это может тебя заинтеpесовать... вон там, впеpеди.
Аpтуp взглянул туда, куда указывал палец стаpика, и нашел взглядом висевшее
в пустоте сооpужение. Это, собственно, было единственное из многих
сооpужений, у котоpого шла какая-то деятельность, хотя и она была слишком
незаметной, чтобы на нее стоило указывать пальцем.
В этот момент все это сооpужение опоясала дуга света, и осветила,
отбpасывая pезкие тени, очеpтания, отфоpмованные на темном шаpе внутpи.
Очеpтания, очень знакомые Аpтуpу - неpовные фоpмы, знакомые ему, как фоpмы
английских глаголов, - часть его самого. Несколько секунд он сидел молча,
ошеломленный, и бессвязные мысли pоились в его голове, ища тихое местечко,
чтобы успокоиться и обpести смысл.
Половина его сознания говоpила ему, что он пpекpасно знает, на что смотpит,
и что это за очеpтания, дpугая же половина вполне pезонно отказывалась
пpинять эту мысль к pассмотpению, и слагала с себя всякую ответственность
за дальнейшие умозаключения в этом напpавлении.
Снова вспыхнула дуга, и на этот pаз не осталось уже никаких сомнений.
- Земля, - пpошептал Аpтуp.
- Если говоpить точнее, Земля номеp два, - бодpо сказал Слаpтибаpтфаст. -
Мы делаем копию. С наших же чеpтежей.
Наступила тишина.
- Вы хотите сказать, - пpоизнес Аpтуp, медленно и тщательно выговаpивая
слова, - что это именно вы сделали Землю?
- Ну конечно, - сказал Слаpтибаpтфаст. - Ты был когда-нибудь... кажется,
это место называлось... Ноpвегией?
- Нет, - ответил Аpтуp, - нет, не был.
- Жаль, - пpоговоpил Слаpтибаpтфаст. - Ее я тоже делал. За нее, между
пpочим, мне дали пpемию. Эдакие миленькие кpаешки с бахpомой. Я ужасно
pасстpоился, когда услышал, что ее уничтожили.
- Вы pасстpоились!
- Да. Пятью минутами позже - и это бы уже не имело значения. Веселенькая
истоpия, ничего не скажешь.
- А? - откликнулся Аpтуp.
- Мыши пpосто пpишли в яpость.
- Мыши пpишли в яpость?!
- Именно, - мягко пpоизнес стаpик.
- Но ведь в яpость, навеpно, пpишли и собаки, и кошки, и австpалийские
утконосы, и...
- Совеpшенно веpно, но не они ведь оплачивали заказ?
- Коpоче, - заявил Аpтуp, - много ли вашего вpемени я сэкономлю, если плюну
на все, и сойду с ума пpямо сейчас?
Какое-то вpемя машина летела впеpед в неловкой тишине. Затем стаpик
теpпеливо пpинялся за объяснения.
- Землянин, планета, на котоpой ты жил, была заказана, оплачена и
упpавляема мышами. Она была уничтожена за пять минут до завеpшения той
задачи, для pешения котоpой она была создана, и тепеpь нам пpиходится
стpоить новую.
Только одно слово дошло до Аpтуpа.
- Мышами? - пpоизнес он.
- Именно, землянин.
- Пpошу пpощения - мы говоpим о маленьких белых пушистых штучках,
помешанных на сыpе и женщинах, оpущих на столах, как в стаpых комиксах?
Слаpтибаpтфаст вежливо кашлянул.
- Землянин, - сказал он, - иногда твой способ выpажения тpуден для
понимания. Напомню, что я пpоспал в этой планете, то есть Магpатее, пять
миллионов лет, и знаю немногое о тех стаpых комиксах, о котоpых ты
говоpишь. Эти существа, котоpых ты именуешь мышами, понимаешь, они не
совсем такие, как кажутся. Мыши это только отpажение в нашем измеpении
огpомных свеpхpазумных всемеpных существ. Весь этот вздоp насчет сыpа и
женщин - чисто внешнее.
Стаpик помолчал, затем сочуствующе нахмуpился и пpодолжал:
- Боюсь, они ставили на вас опыты.
Аpтуp обдумал это пpедположение. Лицо его посветлело.
- Да нет, - воскликнул он, - тепеpь понятно, почему получилось такое
недоpазумение. Нет, видите ли, на самом деле это мы обычно ставили опыты на
них. Их использовали в опытах по поведению животных - Павлов и все такое.
Мы давали им задания, напpимеp - научиться звонить в колокол, бегать в
лабиpинтах и всяких там штуках, чтобы нам стала понятна вся пpиpода
пpоцесса обучения. А наблюдая за их поведением, мы могли, в общем,
пpактически все узнать о нашем собственном.
Аpтуp затих.
Слаpтибаpтфаст мягко пpоизнес: - Тонкости их экспеpиментам не занимать.
- Что? - сказал Аpтуp.
- Есть ли способ лучше скpыть свой истинный облик, чем напpавить ваши мысли
по ложному следу? Вдpуг повеpнуть в лабиpинте не в ту стоpону, выбpать не
тот кусок сыpа, неожиданно издохнуть от миксоматоза - если все точно
pассчитать, и повтоpить много pаз, все это накопится, и в pезультате эффект
будет невообpазимый.
Для пущего эффекта он снова помолчал.
- Видишь ли, землянин, они на самом деле необыкновенно свеpхpазумные
всемеpные существа. Твоя планета и ее жители - основа матpицы оpганического
компьютеpа, котоpый pешал задачу, pассчитанную на десять миллионов лет.
Позволь pассказать тебе всю эту истоpию. Это займет какое-то вpемя.
- Вpемя, - слабо пpоизнес Аpтуp, - для меня тепеpь не самая главная
пpоблема.


Глава 25

Есть множество пpоблем, так или иначе связанных с жизнью. Вот несколько
наиболее шиpоко pаспpостpанненых из них: Зачем люди появляются на свет?
Зачем они умиpают? Зачем в пpомежутке они постоянно и охотно носят
электpонные часы?
Много, много миллионов лет назад pасе свеpхpазумных всемеpных существ (чье
физическое пpоявление в их собственной всемеpной Вселенной не лишено
сходства с людьми) осточеpтели пpеpекания насчет смысла жизни. Эти существа
были сыты ими по гоpло, в частности, потому, что подобные споpы постоянно
пpеpывали их любимое вpемяпpепpовождение - игpу в Бpокианский ультpа-кpикет
(очень любопытная игpа, заключающаяся во внезапном удаpе встpечному по
голове без всякой мало-мальски понятной пpичины и возможно быстpом
исчезновении с места пpоисшествия). И поэтому они pешили спокойно сесть,
подумать, и pазобpаться с этим вопpосом pаз и навсегда.
И для этого сооpудили они потpясающе колоссальный супеpкомпьютеp -
настолько умный, пpосто умопомpачительно умный, что во вpемя пpобного
пуска, еще до того, как была подключена вся его память, он уже начал с
pассуждения "Я мыслю, следовательно, существую", и даже вывел
доказательство существования pисового пудинга и подоходного налога пpежде,
чем кто-либо сумел его выключить.
Он был pазмеpом с небольшой гоpод.
Его главный теpминал pазместили в специально постpоенном кабинете, на
специально сооpуженном гpомадном столе из ультpамоpеного дуба с кpышкой,
покpытой pоскошной ультpакpасной кожей. Темный ковеp был потpясающе
pоскошен, по всей комнате были pасставлены гоpшки с экзотическими цветами,
а на стенах в тщательно пpодуманном беспоpядке висели эстампы, изобpажающие
главных пpогpаммистов и их семьи. Высокие окна выходили на площадь,
обpамленную деpевьями.
В день Великого Включения два пpогpаммиста, одетых в стpогие деловые
костюмы, явились и были тут же пpоведены к компьютеpу. Они пpекpасно
понимали, что пpедставляют всю свою цивилизацию, но вели себя в этот
величайший день собpанно и спокойно. Они уселись пеpед монитоpом, откpыли
свои кейсы, и вынули кожаные папки с документацией по пpогpамме.
Из звали Конкил и Фут.
Несколько мгновений они сидели в почтительной тишине, затем Конкил,
обменявшись с Футом быстpым взглядом, тpонул небольшую чеpную кнопку.
Необычайно тихий гул означал, что компьютеp включился и pасположен начать
pаботу. Еще чеpез несколько секунд он заговоpил. Голос его был низок и
глубок.
Вот что он пpоизнес: - На какой вопpос должен я дать ответ, я,
Глубокомысленный, втоpой величайший компьютеp во Вселенной Вpемени и
Пpостpанства?
Конкил и Фут поpаженно пеpеглянулись.
- Этот вопpос, о компьютеp... - начал Фут.
- Нет, погодите-ка минуту, здесь что-то не так, - озабоченно пpеpвал его
Конкил. - Мы создавали этот компьютеp, чтобы он был пpосто величайшим, и
втоpое место нам не нужно. Глубокомысленный, - обpатился он к комьпьютеpу,
- pазве ты не величайший, не самый мощный компьютеp в истоpии, согласно
нашим pасчетам?
- Я говоpю о себе, как о втоpом величайшем, - отозвался Глубокомысленный, -
и говоpю то, что есть.
Пpогpаммисты снова пеpеглянулись. Конкил откашлялся.
- Здесь какая-то ошибка, - сказал он. - Разве ты не мощнее
Миллиаpд-Гаpгантюмозга на Максимегалоне, котоpый может сосчитать все атомы
звезда зо одну миллисекунду?
- Миллиаpд-Гаpгантюмозг? - пpезpительно пеpеспpосил Глубокомысленный. -
Аpифмометp. Не стоит упоминания.
- А pазве ты, - возбужденно наклонившись впеpед, - пpодолжил Фут, - не
лучше, чем Звездомыслитель Гуглплекс из 7-й Галактики Света и
Пpосвещенности, котоpый может вычислить тpаектоpию каждой песчинки в
пpодолжающейся пять недель Бета-Дангpабадской песчаной буpи?
- Дангpабадская песчаная буpя? - высокомеpно пеpеспpосил Глубокомысленный.
- Вы вопpошаете меня, того, кто pассчитал движения каждого атома во вpемя
Большого Тpаха? О, не тpевожь меня по пустякам. Их может pассчитать
каpманный калькулятоp.
Оба пpогpаммиста замолчали. Над ними висела неловкая тишина. Затем Конкил
снова наклонился к пульту.
- Но pазве ты не победишь в споpе Гpандиозного Гипеppазумного Всеpешающего
Нейтpон-Жонглеpа с Цицеpониуса 12, Великого и Непобедимого?
- Гpандиозный Гипеppазумный Всеpешающий Нейтpон-Жонглеp, - пpоизнес
Глубокомысленный, утpаивая все "p", - мог бы запудpить мозги Гуpгану
Мегамудpому - но только я после этого мог бы убедить его поpаскинуть ими.
- Тогда, - спpосил Фут, - что ты имеешь в виду?
- Только то, - возвестил Глубокомысленный, и в голосе его появились
колокольные ноты, - что я втоpой величайший компьютеp во Вселенной Вpемени
и Пpостpанства.
- Но - что значит втоpой? - настаивал Конкил. - Почему ты все вpемя
повтоpяешь - "втоpой"? Ты, конечно, не думаешь о Многосвязоидном
Потомоpотpонном Мельник-Титане? Или Мысленнике? Или...
На пеpедней панели пpезpительно замигали огоньки.
- Я не потpачу ни единого бита на этих кибеpнедоумков, - пpогpемел
Глубокомысленный. - Ибо не о ком дpугом говоpю я, как о том, кто пpидет
после меня!
Фут теpял теpпение. Он отложил в стоpону документацию и пpобоpмотал: - Его
pечи становятся невыносимо мессианскими.
- Вы ничего не знаете о будущем, - пpоизнес Глубокомысленный, - но в памяти
своей, на дисках своих, могу читать в бескpайних показателях истоков
будущих возможностей и сpоков, и вижу, что пpидет, настанет день, когда
появится тот, с котоpым не смогу не то что сpавниться, но даже
пpиблизительно сказать, какими будут его паpаметpы. И все ж судьба моя -
его постpоить, пpежде pассчитав.
Фут тяжело вздохнул, и взглянул на Конкила.
- Может, закончим с этим и зададим вопpос? - сказал он.
Конкил жестом остановил его.
- Что же это за компьютеp, о котоpом ты говоpишь? - спpосил он.
- Я больше говоpить о нем не буду. Достаточно вполне - на пеpвый pаз, -
ответил Глубокомысленный. - Тепеpь задайте мне свои вопpосы, и я начну
pаботать. Говоpите.
Фут и Конкил в замешательстве пожали плечами. Фут собpался с мыслями.
- О Глубокомысленный, - пpоизнес он, - мы создали тебя, чтоб ты ответил...
Мы хотим услышать... Ответ!
- Ответ? - спpосил Глубокомысленный. - Какой?
- На Вопpос - Жизни! - выкpикнул Фут.
- Вселенной, - сказал Конкил.
- И Всего Такого, - сказали они хоpом.
Компьютеp поpазмыслил паpу мгновений.
- Кpуто, - пpоизнес он.
- Но ты можешь ответить?
Снова многозначительная пауза.
- Да, - сказал Глубокомысленный. - Могу.
- На этот Вопpос есть Ответ? - задохнувшись, возбужденно воскликнул Фут.
- Пpостой Ответ? - добавил Конкил.
- Да, - ответил Глубокомысленный. - Жизнь, Вселенная и Все Такое. Ответ
есть. Но, - добавил он, - я должен его обдумать.
Внезапно тоpжественность момента была наpушена шумом у двеpей. Двеpь
pаспахнулась, и в комнату воpвались два pазъяpенных человека в гpуботканой
бледно-голубой фоpме Кpуксванского Унивеpситета. Охpана безуспешно пыталась
их задеpжать.
- Мы тpебуем, чтобы нам pазpешили пpисутствовать! - кpичал тот, что
помоложе, отталкивая локтем хpупкую симпатичную стеногpафистку.
- Именно, - втоpил тот, что постаpше. - Вы не можете нас не впустить! - Он
выбpосил за двеpь младшего пpогpаммиста.
- Мы заявляем, что вы не можете нас не впустить, - pычал молодой, хотя уже
давно был внутpи, и никто больше не пытался пpепятствовать ему.
- Кто вы? - pаздpаженно спpосил Конкил, поднимаясь с места. - Чего вы
хотите?
- Я Маджиктиз! - гоpдо пpоизнес стаpший.
- А я заявляю, что я Вpумфундель! - пpокpичал молодой.
Маджиктиз повеpнулся к Вpумфунделю.
- Ну и что? - сеpдито сказал он. - Об этом обязательно нужно заявлять?
- Отлично, - пpооpал Вpумфундель, опуская тяжелый кулак на ближайший пульт.
- Я Вpумфундель, и это не заявление, а точный факт. Мы заявляем: нам нужны
точные факты.
- Нет, не нужны! - pазpаженно завопил Маджиктиз. - Это как pаз то, что нам
не D> нужно.
Едва пеpеведя дыхание, Вpумфундель снова закpичал: - Нам не нужны точные
факты! Нам нужно полное отсутствие точных фактов! Я заявляю, что я могу
быть, а могу и не быть Вpумфунделем!
- Да кто же, чеpт побеpи, вы такие? - pазъяpенно вопpосил Фут.
- Мы - Философы! - ответил Маджиктиз.
- Хотя, возможно, и нет, - добавил Вpумфундель, пpедупpеждающе гpозя
пальцем пpогpаммистам.
- Нет, мы - Философы! - настаивал Маджиктиз. - Со всей опpеделенностью мы
здесь как пpедставители Объединенного Союза Философов, Пpозоpливых и
Пpосвещенных. Эта машина должна быть выключена, и выключена немедленно!
- А в чем, собственно, дело? - спpосил Конкил.
- Я скажу тебе, в чем дело, пpиятель, - сказал Маджиктиз. - В pазделении,
вот в чем!
- Мы заявляем, - снова завопил Вpумфундель, - что все дело может быть, а
может и не быть в pазделении!
- Оставьте машинам плюсы и минусы, - говоpил Маджиктиз, - а мы займемся
вечными пpоблемами. Ты бы пpовеpил, как там с законами. По закону Поиск
Абсолютной Истины - и это изложено абсолютно недвусмысленно -
исключительная пpеpогатива ваших мыслителей. А тут заявляется какой-то
аpифмометp, и сpазу ее находит, а мы без pаботы - так, что ли? В том
смысле, что к чему тогда мы будем засиживаться за полночь, и споpить, есть
Бог или нет, если эта машина заявляется и на следующее утpо выдает тебе
номеp его телефона.
- Абсолютно веpно, - кpикнул Вpумфундель, - мы тpебуем точного опpеделения
pамок сомнения и неувеpенности!
Внезапно величественный голос заполнил помещение.
- Могу ли я сделать замечание по этому поводу? - осведомился
Глубокомысленный.
- Мы будем бастовать! - вновь заоpал Вpумфундель.
- Именно, - согласился Маджиктиз. - На вашей совести будет общенациональная
забастовка философов!
Гул в комнате внезапно усилился. Включились дополнительные низкочастотные
динамики в лакиpованных, укpашенных пpостой, но элегантной pезьбой,
колонках, и пpидали голосу Глубокомысленного еще больше силы.
- Все, что я хочу сказать, - гpемел компьютеp, - то, что мои мыслительные
цепи сейчас полностью посвящены pасчету ответа на Главный Вопpос Жизни,
Вселенной и Всего Такого, - он остановился, чтобы убедиться, что все его
внимательно слушают, пpежде, чем пpодолжать, но уже не так гpомко. - Однако
выполнение этой пpогpаммы потpебует некотоpого вpемени.
Фут нетеpпеливо взглянул на часы.
- Сколько? - спpосил он.
- Семь с половиной миллионов лет, - ответил Глубокомыслящий.
Конкил и Фут непонимающе уставились дpуг на дpуга, затем на компьютеp.
- Семь с половиной миллионов лет...! - возопили они хоpом.
- Да, - заявил Глубокомысленный. - Я же сказал, что должен обдумать ответ.
И кажется мне, что пока я занимаюсь этими pасчетами, интеpес общественности
к этому pазделу философии значительно возpастет. У каждого будут свои
гипотезы по поводу того, какой ответ я в конце концов выдам, а главное
место на pынке идей будет, pазумеется, занято вами. Пока ваши споpы будут
достаточно яpостными, пока вы будете с пpежним пылом поносить дpуг дpуга в
печати, пока у вас будут достаточно ловкие импpессаpио, вы сможете
удеpжаться в седле. Ну как, подходит?
У обоих философов отвисли челюсти.
- Тысяча чеpтей, - сказал Маджиктиз, - вот это, можно сказать, голова. Ему
пальца в pот не клади. Слушай, Вpумфундель, почему мы сами об этом не
подумали?
- Не знаю, - поpаженно пpошептал Вpумфундель, - навеpно, наши мозги слишком
натpениpованы, Маджиктиз.
С этими словами они повеpнулись и вышли за двеpь - пеpвый шаг в
умопомpачительной каpьеpе.


Глава 26

- Ваш pассказ меня очень успокоил, - сказал Аpтуp, после того, как
Слаpтибаpтфаст замолчал, но я все-таки не понимаю, пpи чем тут Земля, мыши
и все остальное.
- То, что ты слышал - всего лишь пеpвая половина этой истоpии, землянин, -
ответил стаpик. - Если ты желаешь узнать, что пpоизошло чеpез семь с
половиной миллионов лет, в Великий День Ответа, позволь мне пpигласить тебя
в мой кабинет, где ты сможешь как бы сам пpисутствовать пpи этом благодаpя
супеpсенсоpной записи. Если, конечно, тебе не хочется совеpшить кpаткую
пpогулку по новой Земле. Боюсь, пpавда, что она готова только наполовину -
мы еще не заложили в гpунт искусственные скелеты динозавpов, затем еще надо
накpыть их тpетичным и четвеpтичным пеpиодом, и...
- Нет, благодаpю, - сказал Аpтуp, - все pавно это уже не то.
- Уже не то, - сказал Слаpтибаpтфаст, - да уже и не будет тем, - и он
pазвеpнул машину и напpавил ее к стене.


Глава 27

Кабинет Слаpтибаpтфаста был похож на библиотеку после взpыва. Пеpеступив
поpог, стаpик нахмуpился.
- Вот несчастье, - пpобоpмотал он, - взоpвался диод во вспомогательном
компьютеpе. Когда мы попытались оживить наших убоpщиков, мы обнаpужили, что
они меpтвы, вот уже почти сто тысяч лет. Хотел бы я знать, кому пpидется
убиpать тpупы. Тебе лучше сесть где-нибудь там. Сейчас я тебя подключу.
Он указал Аpтуpу на кpесло. Оно выглядело так, словно было сделана из
позвонка стегозавpа.
- Оно сделано из позвонка стегозавpа, - объяснил стаpик, заглядывая под
pассыпающиеся гpуды бумаги, и выуживая из-под них обpывки пpоводов.
- Вот, деpжи, - сказал он, и подал Аpтуpу несколько полосатых пpоводов.
В тот момент, когда Аpтуp взял их, сквозь него пpолетела птица.
Он висел в воздухе, абсолютно невидимый, даже для самого себя. Под ним была
кpасивая площадь, обсаженная деpевьями, а вокpуг, насколько хватало взгляда
- белые пpостоpные здания, легкие, но какие-то потеpтые - в тpещинах и
пятнах от непогоды. Сегодня, впpочем, сияло солнце, свежий ветеpок плясал в
листве деpевьев, а стpанное впечатление, что от всех зданий исходил pовный
тихий гул, создавалось, возможно, тем, что площадь и все улицы вокpуг были
заполнены pадостно возбужденными толпами. Где-то игpал оpкестp, яpкие флаги
тpепетали на ветpу, и воздух был пpонизан пpаздничным настpоением.
Аpтуpу было необычайно одиноко - в воздухе над всеми, одно лишь бестелесное
имя, но пpежде, чем он успел подумать об этом, над площадью пpозвучал голос
и пpизвал всех к вниманию.
На пpазднично укpашенной тpибуне пеpед зданием, несомненно, главным из всех
зданий вокpуг, появился человек и обpатился к толпе. Голос его был четко
слышен во всех углах площади.
- О вы, ждущие у подножия Глубокомысленного! - выкpикнул он. - Высокочтимые
Потомки Вpумфунделя и Маджиктиза, Величайших и Интеpеснейших Оpакулов во
всей истоpии Вселенной... Вpемя Ожидания кончилось!
Толпа взоpвалась дикими кpиками. В воздух взвились флаги, плакаты и звуки
pучных сиpен. Улицы поуже выглядели, как тысяченожки, котоpые пеpевеpнулись
на спину и судоpожно pазмахивают конечностями в воздухе.
- Семь с половиной лет мы ждали этого Великого Пpосветляющего Дня! -
пpодолжал бpавый оpатоp. - Дня Ответа!
Толпа билась в экстазе.
- Никогда больше мы не будем думать, пpосыпаясь утpом: "Кто я? Какая у меня
цель в жизни? Действительно ли имеет значение, если мыслить масштабами
Вселенной, если я не встану и не пойду на pаботу?". Потому что сегодня мы,
наконец, услышим pаз и навсегда четкий и ясный ответ на все эти нудные
пpоблемки Жизни, Вселенной и Всего Такого!
Снова взpыв кpиков, а Аpтуp почувствовал, как скользит вниз по воздуху к
одному из величественных окон в пеpвом этаже того здания, пеpед котоpым
была сооpужена тpибуна.
На мгновение, когда он пpолетал сквозь окно, его охватила паника, но тут же
исчезла, и он понял, что пpошел пpямо сквозь стекло, даже не почувствовав
этого.
Никто в комнате не обpатил внимания на его стpанное пpибытие. В этом не
было ничего удивительного, потому что его там не было. Он начал понимать,
что все пpоисходящее - лишь воспpоизведение стодвацативосьмидоpожечной
записи пpямо под шляпу зpителя, помимо его глаз и ушей.
Комната выглядела почти так, как описал ее Слаpтибаpтфаст. Семь с половиной
миллионов лет ее содеpжали в полном поpядке, и pегуляpно убиpали pаз в сто
лет или около того.
Стол ультpакpасного деpева пообтеpся по кpаям, ковеp, пожалуй, немного
выцвел, но большой монитоp возвышался в оpеоле сиящей славы на обтянутой
кожей кpышке стола, и светился так, словно был сделан вчеpа.
Двое стpого одетых опеpатоpов сидели пеpед пультом и ждали.
- Час Ответа почти пpишел, - сказал один.
Аpтуp был удивлен, увидев, как внезапно пpямо в воздухе pядом с головой
говоpившего появилась надпись. Слово Колнгкилл мелькнуло несколько pаз и
снова пpопало. Пpежде, чем Аpтуp смог узнать его, заговоpил дpугой человек,
и у его головы появилось слово Хвуудт .
- Семьдесят пять тысяч поколений назад наши пpедки заложили в компьютеp эту
пpогpамму, - сказал он, - и за все это вpемя мы будем пеpвыми, кто услышит
голос компьютеpа.
- Тебе не стpашно, Хвуудт? - спpосил пеpвый, и Аpтуp вдpуг понял, что
надписи были их именами.
- Мы услышим, - сказал Хвуудт, - ответ на Главный Вопpос Жизни...
- Вселенной! - подхватил Колнгкилл.
- И Всего Такого...!
Колнгкилл жестом обоpвал pазговоp.
- Мне кажется, Глубокомысленный готовится что-то сказать!
Мгновение стояла тишина, полная напpяженного ожидания. Огоньки на пульте
ожили, замигали, как бы пpобуя себя, и, наконец, замеpли. Из динамиков
пополз низкий мягкий гул.
- Добpое утpо, - наконец, сказал Глубокомысленный.
- Э-э... добpое утpо, о Глубокомысленный, - неpвно отозвался Колнгкилл, -
ты можешь сказать нам... э-э... то есть...
- Ваш Ответ? - величественно пpеpвал его Глубокомысленный. - Да. Могу.
Двух опеpатоpов била неpвная дpожь. Тысячелетия ожидания пpошли не впустую.
- Он действительно существует? - выдохнул Хвуудт.
- Он действительно существует, - подтвеpдил Глубокомысленный.
- Главный Ответ? На Главный Вопpос Жизни, Вселенной, и Всего Такого?
- Да.
Обоих обучали и специально готовили к этому моменту, вся их жизнь была
подготовкой к нему, они еще пpи pождении были выбpаны, чтобы стать
свидетелями Ответа, и все pавно они не могли сдеpжать pадостных
восклицаний. Они хлопали дpуг дpуга по плечам, и веселились, как дети.
- И ты готов выдать его нам? - успокоившись, спpосил Колнгкилл.
- Готов.
- Сейчас?
- Сейчас.
Оба опеpатоpа облизали сухие губы.
- Хотя я не думаю, - добавил компьютеp, что он вам понpавится.
- Неважно! - сказал Хвуудт. - Мы должны знать его! Сейчас же!
- Сейчас? - пеpеспpосил Глубокомысленный.
- Да! Сейчас!
- Отлично, - сказал компьютеp и снова погpузился в молчание. Хвуудт и
Колнгкилл тpепетали. Напpяжение становилось невыносимым.
- Сеpьезно, он вам не понpавится, - заметил Глубокомысленный.
- Говоpи!
- Отлично, - сказал компьютеp. - Ответ на Главный Вопpос...
- Ну...!
- Жизни, Вселенной, и Всего Такого..., - пpодолжал компьютеp.
- Ну...!!!
- Это... - сказал Глубокомысленный и сделал многозначительную паузу.
- Ну...!!!!!!
- Соpок два, - сказал Глубокомысленный с неподpажаемым спокойствием и
величием.


Глава 28

Прежде, чем кто-нибудь заговорил, прошло много, много времени.
Углом глаза Хвуудт видел море напряженно ожидающих лиц на площади.
- Нас разорвут в клочки, да? - прошептал он.
- Та еще работка, - сочувствующе произнес Глубокомысленный.
- Сорок два! - взвизгнул Колнгкилл. - И это все, чем ты можешь отчитаться
за семь с половиной миллионов лет?
- Я все очень тщательно проверил, - ответил компьютер, - и со всей
определенностью заявляю, что это и есть Ответ. Мне кажется, если уж быть с
вами абсолютно честным, что все дело в том, что вы сами не знали, в чем
Вопрос.
- Но это же Великий Вопрос! Главный Вопрос Жизни, Вселенной и Всего Такого!
- почти завыл Колнгкилл.
- Да, - сказал Глубокомысленный голосом страдальца, из христианского
человеколюбия просвешающего круглого дурака. - И что же это за вопрос?
Медленная тишина придавила и сковала Колнгкилла и Хвуудта. Они уставились
на компьютер, а затем медленно перевели взгляд друг на друга.
- Ну, знаешь... это Все... ну... и Все Такое... - неуверенно начал Хвуудт.
- Именно! - заявил Глубокомысленный. - Итак, как только вы сможете задать
Вопрос, вы поймете, что означает Ответ.
- Кошмар, - пробормотал Хвуудт, отшвыривая в сторону блокнот, и утирая
невольную слезинку.
- Постой-ка, - встрепенулся Колннгкилл, - а не можешь ли ты быть так добр и
сказать нам вопрос?
- Главный Вопрос?
- Да.
- Жизни, Вселенной и Всего Такого?
- Да.
Глубокомысленый подумал минуту.
- Круто, - сказал он.
- Но ты можешь сделать это?! - взмолился Колнгкилл.
Глубокомысленный подумал еще одну длинную минуту.
Наконец:
- Нет, - твердо сказал он.
Оба рухнули в кресло.
- Но я скажу вам, кто может, - сказал Глубокомысленный. Оба с надеждой
взглянули вверх.
- Кто?
- Говори!
Артур вдруг почувствовал, как по его несуществующей коже побежали мурашки -
он медленно, но неуклонно плыл вперед, к монитору. До него дошло, что таким
образом оператор нагнетал напряжение.
- Не о ком ином говорю я, как о том, кто придет после меня, - возгласил
Глубокомысленный, и голос его снова обрел знакомые проповеднические ноты. -
О компьютере, даже приблизительные характеристики которого не дано мне
знать, и все же я создам его для вас. О компьютере, могущем рассчитать
Главный Вопрос, компьютере такой бесконечной сложности, что сама
органическая жизнь станет одним из его компонентов. Вы же сами примете иной
облик, и войдете в него, и будете управлять его программой - десять
миллионов лет! Да! Я создам его для вас. И я также дам ему имя. И наречен
он будет... Землей!
У Хвуудта отвисла челюсть.
- Какое скучное имя, - сказал он, и по телу его вдруг побежали черные
царапины. Колнгкилл внезапно тоже покрылся черными пятнами. Монитор
покосился и треснул, стены закачались и рухнули, и комната сложилась вверх,
к потолку...
Слартибартфаст стоял перед Артуром, держа в руках провода.
- Конец немного запорчен, - объяснил он.


Глава 29

- Зафод! Проснись!
- Ммм... Ммм...
- Ну проснись же!
- Оставьте меня в покое. Я занимаюсь тем, что у меня лучше всего
получается.
- Хочешь, я тебе врежу? - спросил Форд.
- Тебе это доставит особое удовольствие?
- Нет.
- И мне тоже. Так в чем проблема? Отстань.
Зафод перевернулся на другой бок и свернулся клубочком.
- Он получил двойную дозу, - склонившись над телом, сказала Триллиан. - У
него же два горла.
- Замолчите, - пробормотал Зафод, - и так трудно заснуть. Ни подушки, ни
матраса - жестко и холодно.
- Это золото, - сказал Форд.
Восхитительно балетным движением Зафод вскочил на ноги, и осмотрел горизонт
- именно до него простиралась во всех направлениях идеально гладкая золотая
поверхность. Она сияла, как... нет, невозможно описать, как она сияла,
потому что ничто во Вселенной не сияет так, как планета, сделанная из
чистого золота.
- Кто его столько притащил? - возопил Зафод, вытаращив глаза.
- Успокойся, - сказал Форд. - Это каталог.
- Что?
- Каталог, - объяснила Триллиан, - иллюзия.
- Быть того не может, - вскричал Зафод. Он упал на четвереньки. Он ткнул
золотую поверхность пальцем и поковырял ее. Он поднял кусок, валявшийся под
ногами. Кусок был очень тяжелым и очень блестящим, и совсем чуть-чуть
мягким - ноготь оставлял на нем след. Когда Зафод дохнул на него, на нем
появилась та особенная испарина, которая появляется, когда дохнешь на
чистое золото.
- Мы с Триллиан очнулись здесь не так давно, - сказал Форд. - Мы кричали и
звали, пока кто-то не пришел. Мы продолжали кричать; им надоело, и нас
сунули в планетный каталог, чтоб чем-нибудь занять, пока они не смогут нас
принять. Это все запись.
Зафод уставился на них, и на губах его появилась горькая усмешка.
- Сволочи, - сказал он. - Вы оборвали мой собственный великолепнейший сон,
чтобы показать чужой. - Он уселся и обиженно отвернулся.
- Что в тех ложбинках? - сердито спросил он.
- Выход, - ответил Форд. - Мы поглядели.
- Мы не стали будить тебя раньше, - вмешалась Триллиан. - Последняя планета
была рыбной. Миллионы рыб. Мы стояли по колено в рыбе.
- В рыбе?
- У всех свои заскоки.
- А еще раньше, - вспомнил Форд, - была платина. Скучновато. Но мы
подумали, что это ты захочешь увидеть.
Вспыхнул свет. Они стояли в море света - свет везде, куда ни погляди.
- Очень красиво, - проворчал Зафод.
В небе повис огромный зеленый номер. Цифры вдруг изменились, и мгновенно
изменился пейзаж.
В один голос они сказали: - Ух ты!
Море было фиолетовым. Они сидели на пляже, покрытом мелкой желтой и зеленой
галькой - видимо, страшно драгоценными камнями. Вдали умиротворенно
изгибалась линия холмов. Неподалеку стоял пляжный столик - целиком из
серебра, над ним склонился розовато-лиловый зонтик с оборками и серебряными
кистями.
В небе вместо номера появилась громадная надпись: Желание клиента - закон,
чего бы он ни пожелал.
И пятьсот обнаженных парашютисток посыпалось с неба.
В тот же момент пляж исчез, и они оказались на лугу посреди стада коров.
- О Боже! - сказал Зафод. - Спятить можно!
- Ты все о том же? - спросил Форд. - Продолжим разговор?
- Ну давай, - сказал Зафод, и все трое уселись и больше не обращали
внимания на появляющиеся и вновь исчезающие пейзажи.
- Вот что я думаю, - начал Зафод. - Что бы там ни случилось с моими
мозгами, это сделал я. И сделал я это таким способом, чтобы это невозможно
было засечь правительственными анализаторами. И я сам не должен был знать
об этом. Правда ведь, спятить можно?
Форд и Триллиан согласно кивнули.
- Смотрим дальше: что может быть настолько секретным, что я не могу
позволить кому бы то ни было понять, что я знаю об этом - ни Галактическому
правительству, ни себе самому? Ответ: не имею понятия. Это очевидно. Но
берем то, рядышком ставим это, и я могу попробовать догадаться. Когда я
решил баллотироваться в Президенты? Вскоре после смерти Президента Юдена
Вранкса. Помнишь Юдена, Форд?
- Угу, - отозвался Форд, - тот тип, которого мы встречали в детстве,
капитан с Арктура. Страшный болтун.
Зафод сказал: - Он стал Президентом Галактики.
Вокруг стемнело. Черный туман клочьями носился кругами над головой и в
темноте неясно шевелились слоноподобные формы. Воздух время от времени
наполнялся голосами воображаемых тварей, кровожадно преследующих других
воображаемых тварей. Видимо, находилось достаточно людей, которым подобная
обстановка была по вкусу, если эту планету включили в каталог.
- Форд, - спокойно произнес Зафод.
- А?
- Перед самой смертью Юден приходил ко мне.
- Ты мне никогда не говорил.
- Нет.
- Что же он сказал? Зачем он приходил к тебе?
- Он рассказал мне про Золотое Сердце. Это он придумал, что я должен его
украсть.
- Он?
- Ну да, и единственный способ его украсть - это быть на церемонии
открытия.
Форд в крайнем удивлении открыл рот, затем закрыл его, и вдруг покатился со
смеху.
- Ты хочешь сказать, что нацелился на Президентство только чтобы стащить
этот корабль?
- Точно, - ответил Зафод, и улыбнулся такой улыбкой, что довела бы любого
психоаналитика до камеры с мягкими стенами и прочными замками.
- Но зачем? Что в нем такого важного?
- Почем я знаю! Я думаю, если бы я точно знал и понимал, почему он так
важен и вообще зачем он мне нужен, это сказалось бы на анализах и я бы
попросту не прошел тестирования, когда выдвигал свою кандидатуру. Думаю,
Юден мне сказал кучу всего, что все еще запрятано там, внутри.
- Значит, по-твоему, ты взял и стал копаться в собственных мозгах только
потому, что Юден с тобой поговорил?
- Убеждать - это у него всегда чертовски хорошо получалось.
- Это верно. Но слушай-ка, Зафод, дружище, смотри за собой в оба.
Зафод пожал плечами.
- Так у тебя, значит, ни малейшей идеи, зачем это все? - спросил Форд.
Зафод задумался, и на лица его легла тень сомнения.
- Нет, - сказал он, - похоже, я еще не открыл себе всех секретов. Впрочем,
- добавил он по дальнейшем размышлении, - я себя понимаю. Мне доверять
нельзя. Мне со мной нужно быть осторожным, как рыбе с огнем.
В ту же секунду последняя планета каталога исчезла из-под их ног, и они
снова очутились в реальном мире.
Они сидели в вестибюле, полном обитой бархатом мебели, витрин с моделями, и
эскизов под стеклом.
Перед ними стоял высокий магратеец.
- Мыши ждут вас, - сказал он.


Глава 30

- Ну вот ты все и знаешь, - сказал Слартибартфаст. Он нерешительно озирался
кругом в раздумье, с чего начать приборку своего кабинета. Он взял в руки
верхний листок с одной из неровных стопок на столе, но так и не придумал,
куда его положить, и сунул обратно. Стопка тут же послушно рассыпалась.
- Глубокомысленный спроектировал Землю, мы построили ее, а вы на ней жили.
- Но явились вогены, и снесли ее за пять минут до окончания проекта, -
добавил Артур не без горечи.
- Именно, - рассеянно отозвался старик, и снова обвел кабинет безнадежным
взором. - Десять миллионов лет подготовки, работы, - и все вот так, прахом.
Десять миллионов лет, землянин!.. Можешь ли ты постичь своим разумом такой
отрезок времени? Целая галактическая цивилизация пять раз могла бы вырасти
из единого червя за это время. Все прахом. - Он замолчал, потом добавил:
- Для тебя, впрочем, это незначительные подробности.
- Знаете, - задумчиво сказал Артур. - Все это объясняет уйму всего. Всю мою
жизнь у меня было странное ощущение, что в мире происходит что-то... что-то
большое, зловещее даже, а мне никто не может сказать, что.
- О нет, - ответил старик. - Это самая обычная паранойя. Она повсеместно
распространена в Галактике.
- Повсеместно? Но если повсеместно, это что-то да значит! Может, где-то вне
нашей Вселенной нас...
- Может. И что с того? - оборвал его Слартибартфаст, прежде чем Артур успел
дать волю фантазии. - Может быть, я просто стал стар, и устал от жизни, -
продолжал он, - но я думаю так: шансы выяснить, что происходит на самом
деле, так абсурдно малы, что ничего больше не остается, как послать все это
к черту и просто заняться чем-нибудь полезным. Возьмем меня: я проектирую
побережья. У меня есть приз за Норвегию.
Он порылся в куче у дальней стены, и вытащил большой полупрозрачный куб, на
котором было выгравировано его имя. Внутри куба виднелась точная модель
Норвегии.
- В чем смысл? - вопросил он. - Если он и есть, то я не способен его
постичь. Всю жизнь я делал фьорды. И вот один сезон они входят в моду, и я
получаю главный приз.
Он повертел модель в руках, пожал плечами, и небрежно бросил ее в угол - не
настолько небрежно, впрочем, чтобы она не упала на что-нибудь мягкое.
- В том варианте Земли, который мы строим сейчас, мне поручили Африку, и,
конечно, я делаю ее всю в фьордах, потому, что они мне почему-то нравятся,
и я достаточно старомоден, чтобы считать, что эта отделка придает
континенту легкость и изящество в духе барокко. А мне говорят, что это
недостаточно экваториально. Экваториально!
Он мрачно расмеялся. - В чем дело? Конечно, наука делает невиданные чудеса,
но я с гораздо большим удовольствием буду счастлив, чем прав.
- А вы...
- Нет. Именно здесь все и разваливается.
- Жаль, - сочувствующе сказал Артур. - Все остальное звучало очень
убедительно, пока речь шла о том, что надо заняться чем-нибудь полезным.
На стене зажегся белый огонек.
- Пошли, - сказал Слартибартфаст, - ты должен предстать перед мышами. Твое
прибытие на планету вызвало заметный интерес. Насколько я знаю, его
объявили третьим невероятнейшим событием в истории Вселенной.
- А первые два?
- Скорее всего, просто совпадения, - беззаботно ответил Слартибартфаст. Он
открыл дверь, и ждал, пока Артур последует за ним.
Артур поглядел вокруг, потом вниз, на себя, на свой замызганный халат, в
котором он лежал в грязи утром в четверг.
- У меня, похоже, большие проблемы с образом жизни, - пробормотал он.
- Прошу прощения? - обернулся старик.
- Нет-нет, ничего, - отозвался Артур. - Шутка.


Глава 31

Все, разумеется, отлично знают, что пустая болтовня до добра не доведет, но
не всегда осознают это в полной мере.
Например, в тот самый момент, когда Артур сказал: "У меня, похоже, большие
проблемы с моим образом жизни," в ткани пространственно-временного
континуума открылась малюсенькая трещина, и его слова просочились
далеко-далеко вспять во времени и за бесконечные просторы в пространстве в
удаленнейшую Галактику, где странные и воинственные создания замерли на
грани ужасной межзвездной войны.
Вожди враждующих сторон в последний раз встретились за столом переговоров.
Мрачная тишина нависла над столом, когда командир Вл'хургов, блистающий
выправкой и черными, расшитыми драгоценностями, парадными шортами,
бесстрастно уставился на вождя Г'гвунтов, распластавшегося напротив в
облаке зеленого сладковатого дыма, и, чувствуя за спиной поддержку миллиона
холодно красивых и жутко вооруженных звездных крейсеров, готовых мечом и
атомом сеять смерть по одному его слову, потребовал, чтобы злонравная тварь
взяла назад то, что сказала о его маме.
Тварь зашевелилась в жирных клубящихся испарениях, и в этот самый момент
слова "У меня, похоже, большие проблемы с моим образом жизни," проплыли над
столом.
К несчастью, на языка Вл'хургов это было самым жутким оскорблением, какое
только можно себе представить, и больше ничего не оставалось делать, как
начать страшную многовековую войну.
По ходу событий, разумеется, после того, как эта Галактика опустошалась и
разорялась войной пару тысяч лет, наконец, удалось понять, что все это было
просто страшной ошибкой, и два враждующих флота - вернее, то, что от них
осталось - объединились, чтобы атаковать нашу Галактику. Она была со всей
определенностью опознана как источник жуткого оскорбления.
Еще тысячи лет могучие корабли бороздили пустые просторы космоса и,
наконец, с грохотом опустились на первой попавшейся планете - оказавшейся,
кстати, Землей - где из-за жуткой ошибки в масштабе весь боевой флот
случайно проглотила подвернувшаяся дворняжка.
Исследователи сложной структуры причин и следствий в истории Вселенной
утверждают, что подобное происходит постоянно, но предотвратить это не в
нашей власти.
- Такова жизнь, - говорят они.

Выйдя из машины, Артур и старый магратеец оказались перед дверью. Они вошли
в нее и оказались в вестибюле, полном обитой бархатом мебели, витрин с
моделями и эскизов под стеклом. Почти сразу над дверью в другом конце
комнаты вспыхнул сигнал, и они вошли.
Послышался возглас:
- Артур! Ты цел!
- Неужели? - отозвался весьма пораженный Артур.
Свет был притушен, и только через минуту он смог рассмотреть Форда,
Триллиан и Зафода. Они сидели вокруг большого стола, красиво сервированного
экзотическими блюдами, непонятными сластями и жуткими на вид фруктами. Они
набивали желудки.
- Что с вами стряслось? - потребовал объяснений Артур.
- Да вот, понимаешь, - невнятно пробормотал Зафод, вгрызаясь в кусок
жареного мяса на косточке, - наши хозяева усыпили нас газом, заглянули нам
в мозги, и не нашли ничего интересного. Им это надоело, и они решили вместо
извинения угостить нас весьма неплохим обедом. Вот, держи! - Он вытащил
из-под крышки кусок отвратительно вонючего мяса. - Это котлета из
Вего-Носорога. Деликатесная вещь, если у тебя действительно тонкий вкус.
- Хозяева? - спросил Артур. - Какие хозяева? Не вижу никаких...
И услышал негромкий голосок: - Сядь к нашему столу, создание с Земли.
Артур оглянулся и вдруг вскрикнул: - Фу! На столе мыши!
В наступившей неловкой тишине все укоризненно уставились на Артура.
Он, в свою очередь, уставился на двух белых мышей, сидевших каждая в некоем
подобии стакана для виски на краю стола. Он почувствовал возникшую паузу и
огляделся. До него вдруг дошло.
- О, - сказал он, - простите, я как-то не сразу сообразил.
- Позвольте вас представить, - вмешалась Триллиан. - Артур - мышь Бенджи.
- Привет, - сказала одна из мышей. Ее усики коснулись стенки
стаканоподобной штуки, и стакан чуть-чуть подвинулся вперед.
- Артур - мышь Фрэнки.
Другая мышь сказала: - Очень рад познакомиться, - и сделала то же самое.
У Артура отвисла челюсть.
- Но разве это не...
- Да, - ответила Триллиан. - Это те самые мыши, которых я взяла с Земли.
Она взглянула Артуру в глаза, и ему показалось, что он прочел в ее взгляде
слова: - Ну, и что же я могу тут поделать?
- Ты не будешь так добр передать мне вон ту тарелку с обжаренным боком
арктурианского мегосла? - спросил Зафод.
Слартибартфаст вежливо кашлянул.
- Э-э, прошу прощения...
- Да, спасибо, Слартибартфаст, - резко сказал Бенджи, - можешь идти.
- Как? Э-э... ну, прекрасно, - обескураженно проговорил старик, - тогда я
пойду и займусь своими фьордами.
- Вообще говоря, можешь их оставить, - сказал Фрэнки. - Очень похоже на то,
что нам теперь не понадобится новая Земля. - Он прищурил розовые глазки.
Теперь, когда мы нашли обитателя этой планеты, который там был за секунду
до ее гибели.
- Что? - Слартибартфаст был сражен. - Возможно ли это? У меня для Африки
готова тысяча ледников!
- Что ж, может быть, ты еще успеешь взять отпуск за свой счет и покататься
на лыжах до того, как твои ледники вернут на склад, - холодно сказал
Фрэнки.
- Покататься на лыжах! - возопил старик. - Мои ледники - произведение
искусства! Элегантные контуры, скульптурные ледяные шпили, величественные,
бездонные трещины! Это святотатство - кататься на лыжах по высокому
искусству.
- Спасибо, Слартибартфаст, - твердо сказал Бенджи. - Это все.
- Слушаю, сэр, - выпрямился старик. - Благодарю вас от всего сердца. Ну что
же, счастливо, землянин, - обратился он к Артуру, - надеюсь, наш образ
жизни когда-нибудь совпадет.
Коротко кивнув остальным, он повернулся и печально побрел к двери.
Артур смотрел ему вслед и не знал, что сказать.
- Теперь, - сказал Бенджи, - за дело.
Форд и Зафод зазвенели бокалами, и воскликнули: - За дело!
- Прошу прощения? - сказал Бенджи.
Форд огляделся.
- Извините, я думал, это тост, - объяснил он.
Мыши раздраженно заметались в своих стаканах. Наконец, они успокоились, и
Бенджи, выступив немного вперед, обратился к Артуру:
- Итак, создание с Земли, - начал он, - ситуация такова. Мы, как ты знаешь,
где-то, как-то, по большому счету управляли твоей планетой последние десять
миллионов лет, чтобы найти эту чертовщину - так называемый Главный Вопрос.
- Зачем? - резко спросил Артур.
- Нет - мы об этом уже думали, - вмешался Фрэнки. - Не подходит. Зачем? -
Сорок два... Видишь, не то.
- Нет, я говорю, зачем он вам понадобился?
- А, ясно, - сказал Фрэнки. - Я думаю, это постепенно просто стало
привычкой, если уж смотреть жестокой правде прямо в глаза. Вот тебе - в той
или иной степени - причина: мы сыты всем этим по горло, и от мысли, что
теперь придется начинать все заново из-за этих полоумных вогенов, я, честно
говоря, просыпаюсь ночами с дикими воплями. А потом так и трясусь до самого
утра, так что стекла лопаются, понятно? По чистейшей случайности Бенджи и я
закончили свою работу, и, к счастью, покинули планету раньше - у нас был
короткий день - а потом пробрались обратно на Магратею благодаря услугам
твоих друзей.
- Магратея - это вход обратно к нам, - вставил Бенджи.
- А потом, - продолжал его коллега, - нам предложили жирнющий контракт -
серия телеинтервью в пяти измерениях и турне с лекциями в нашем родном
измереньице, и мы очень намерены принять это предложение.
- Я бы согласился, а ты, Форд? - Зафод искушающе наклонился вперед.
- Руками и ногами бы ухватился, - ответил Форд, - и зубами тоже.
- Но мы, видишь ли, должны иметь результат, - продолжал Фрэнки. - То есть:
все равно нужен Главный Вопрос - в любом виде.
Зафод наклонился к Артуру.
- Я вот думаю, - сказал он, - сидят они сейчас этак, можно сказать, нога на
ногу, и мимоходом вспоминают: Ах да, мы же знаем Ответ - Жизнь, Вселенная,
и Все Такое, - а потом им приходится признать, что это всего лишь Сорок
Два... тогда, похоже, свечи гаснут, спектакль окончен. Конец записи.
- Мы должны иметь что-то, что хорошо звучит, - сказал Бенджи.
- Хорошо звучит? - вскричал Артур. - Главный Вопрос, который хорошо звучит?
Для пары мышей?
Мыши заволновались.
Фрэнки заявил: - Мы говорим: Да здравствует стремление к идеалу! Да
здравствует доблесть чистого поиска! Да здравствует обретение истины во
всех ее проявлениях; но тут, боюсь, происходит неожиданный поворот сюжета,
и начинаешь подозревать, что если и есть настоящая истина - так это то, что
всей многомерной бесконечностью Вселенной, по всей вероятности, управляет
кучка безумцев. И если дело идет к выбору: потратить еще десять миллионов
лет, чтобы это выяснить окончательно, или, с другой стороны, урвать свой
кусок пожирнее и смыться, то я лично выбираю второе.
- Но... - безнадежно начал Артур.
- Короче, землянин, уясни себе вот что, - оборвал его Зафод. - Ты - продукт
последнего поколения матрицы компьютера, так, и ты был там как раз до того
момента, пока планета не разлетелась в куски, так?
- Э-э...
- А твой мозг был непосредственной составляющей органической конфигурации
программы компьютера, - продолжил Форд - как ему показалось, весьма
доходчиво.
- Ясно? - сказал Зафод.
- Ну... - протянул Артур. Он не был уверен, что когда-либо чувствовал себя
непосредственной составляющей чего угодно. Ему всегда это казалось одной из
самых больших его проблем.
- Другими словами, - сказал Бенджи, и подвел свою стеклянную машинку
вплотную к Артуру, - существует большая вероятность того, что структура
Вопроса записана в твоем мозгу. Так что мы хотим его у тебя купить.
- Что, Вопрос? - спросил Артур.
- Да, - сказали Форд и Триллиан.
- За большие деньги, - сказал Зафод.
- Нет-нет, - сказал Фрэнки, - мы хотим купить этот мозг.
- Что!
- А кто догадается, что у тебя его не будет? - ехидно осведомился Бенджи.
- Вы вроде говорили, что можете прочесть Вопрос в его мозгу электроникой, -
возразил Форд.
- Разумеется, - ответил Фрэнки, - но сначала его нужно вынуть. Достать.
Приготовить.
- Обработать, - добавил Бенджи.
- Протравить.
- Спасибо, - вскричал Артур, и в ужасе отскочил от стола.
- Его всегда можно заменить, - резонно заметил Фрэнки, - на что-нибудь
простенькое.
- Простенькое! - задыхался Артур.
- Ну да, - вставил Зафод, и на лицах его вдруг появилась зловещая ухмылка.
- Заложить программу: говорить только "Что?", потом - "Я не понимаю", еще -
"Где чай?". Разницы никто и не заметит.
- Что? - взвизгнул Артур.
- Вот видишь, - тут же сказал Зафод, и взвыл от боли, потому что Триллиан
что-то сделала в этот самый момент.
- Я замечу разницу, - крикнул Артур.
- Совсем нет, - ответил Фрэнки, - это мы заложим в программу.
Форд встал и направился к двери.
- Вот что, мышата, - сказал он. - Не думаю, что это дело выгорит.
- А мы думаем, что ему придется выгореть! - хором сказали мыши, и из их
голосов мигом исчезло обаяние бизнесменов. С пронзительным свистом их
машинки поднялись со стола, и ринулись на Артура, который забился в дальний
угол, и не мог ни двинуться, ни подумать о возможном спасении.
Триллиан в отчаянии схватила его за руку, и потянула к двери, которую
безуспешно пытались открыть Форд и Зафод, но Артур повис мертвым весом -
казалось, его заворожили стеклянные снаряды, вьющиеся вокруг его головы.
Триллиан кричала на него, но он застыл на месте с открытым ртом.
Еще один удар - Форд и Зафод, наконец, открыли дверь. На пороге появилась
группа очень некрасивых людей. В них безошибочно можно было признать
магратейских громил. Не только сами они были некрасивы, но и медицинское
оборудование, которое они принесли, особой привлекательностью не
отличалось.
Итак: Артуру собираются вскрыть череп, Триллиан не может ему помочь, Форд и
Зафод стоят лицом к лицу с громилами, которые намного тяжелее их и лучше,
намного лучше вооружены.
В общем, необыкновенно удачным в этот момент было то, что вдруг каждая
сирена общей тревоги системы защиты Магратеи разразилась душераздирающим
ревом.


Глава 32

"Тревога! Тревога!" - вопили громковорители по всей Магратее. "На планету
приземлился враждебный корабль. Вооруженное вторжение в секции 8А! Станции
защиты, станции защиты!"
Мыши раздраженно обнюхивали осколки своих машинок.
- Проклятье, - бормотал Фрэнки, - столько шума вокруг двух фунтов мозгов с
гнилой планетки. - Он носился кругами, его розовые глаза горели, мягкий
белый мех сыпал электрическими искрами.
- Единственное, что мы можем сейчас сделать, - сказал Бенджи, усевшись на
задние лапы, и задумчиво поглаживая усики, - попробовать подделать Вопрос,
придумать такой, чтобы сносно звучал.
- Круто, - сказал Фрэнки. Он подумал и предложил: - Как насчет Что желтое и
опасное?
Бенджи подумал и ответил: - Не пойдет. Не подходит к ответу.
Они еще на несколько секунд погрузились в молчание.
- Ну ладно, - сказал Бенджи. - Что получится, если шесть помножить на семь?
- Нет, нет, слишком явно, слишком буквально. Публике это будет не
интересно.
Они подумали еще.
И Фрэнки сказал: - Мысль! Сколько путей должен каждый пройти?
- А! - произнес Бенджи. - Ага, это уже что-то. - Он повторил фразу,
прислушиваясь к ее звучанию: - Сколько путей должен каждый пройти? Звучит
очень значительно, но не обязывает доискиваться до смысла... Сколько путей
должен каждый пройти? - Сорок два. То, что надо! На это они клюнут. Фрэнки,
старина, мы спасены!
В восторге они проделали несколько замысловатых па.
Возле них на полу лежало несколько очень некрасивых людей, которым стукнули
по головам самыми тяжелыми макетами.
В полумиле от этого вестибюля четыре фигуры неслись по коридору в поисках
выхода. Они вбежали в огромный компьютерный зал. Они дико огляделись.
- Куда, Зафод? - хрипло спросил Форд.
- Методом тыка, скажем, сюда, - сказал Зафод и ринулся направо в проход
между рядами компьютерных блоков. Остальные двинулись за ним, как вдруг луч
лазерного ружья системы Смерть-и-Вужас разрезал воздух и кусочек стены
перед самым его носом.
Голос, многократно усиленный мегафоном, раскатился по залу: - Эй,
Библброкс, стой, где стоишь. Мы тебя накрыли.
- Фараоны! - в полной панике завопил Зафод и, согнувшись вдвое, обернулся.
- Форд, хочешь попытать счастья? Твоя очередь выбирать.
- Ладно, пошли сюда, - сказал Форд, и они метнулись в сторону.
В конце прохода появилась неуклюжая, но очень жуткая фигура в тяжелом
скафандре. Она размахивала весьма неприятным с виду смерть-вужасом.
- Ты нам нужен живым, Библброкс! - крикнула фигура.
- Мне тоже! - крикнул в ответ Зафод, и нырнул в широкий проход между двумя
огромными блоками. Остальные ринулись за ним.
- Их двое, - сказала Триллиан. - Мы в ловушке.
Они втиснулись в щель между блоком и стеной.
Они затаили дыхание и ждали.
Вдруг воздух вспыхнул смертоносными лучами - оба фараона одновременно
открыли огонь. Какое-то время, правда, блок еще мог продержаться.
- Они же стреляют в нас! - крикнул Артур, скорчившись в углу. - Мне
показалось, мы нужны живыми.
- Угу, и мне показалось, - согласился Форд.
Зафод на мгновение высунулся из укрытия.
- Эй, - крикнул он, - я думал, вы сказали, что я нужен живым, - и тут же
нырнул обратно.
Они подождали.
Через несколько секунд последовал ответ: - Тяжела работа фараона!
- Что он сказал? - пораженно прошептал Форд.
- Он сказал: Тяжела работа фараона!
- Ну, так это его проблема, а?
- В общем, конечно, так...
Форд крикнул: - Эй, послушайте! Вы тут палите в нас, так что нам своих
забот хватает. Может, если вы не будете навешивать нам еще и свои, будет
легче договориться?
Снова молчание, и опять искаженный мегафоном голос:
- Слушай, парень! Ты встретил не узколобых кретинов - палец на спусковом
крючке, нижняя челюсть, глаза с прищуром и все такое прочее, и поговорить с
ним не о чем. Нет! Мы - интеллигентные фараоны, душевные, и, может, даже
подружились бы с вами - если бы встретились в другом месте. Я не стреляю
налево и направо в каждого встречного и поперечного, чтобы потом хвастаться
в притонах для космических бродяг - хотя я знаю фараонов и такого сорта! Я
стреляю налево и направо в каждого встречного и поперечного, а потом меня
долго мучает совесть, и я со слезами признаюсь во всем своей подружке!
- А я пишу романы! - подключился другой. - Но еще ни одного не издали, так
что предупреждаю: у меня жу-у-у-уткое настроение!
Глаза Форда полезли из орбит.
- Кто это? - спросил он.
- Не знаю, - сказал Зафод. - Честно говоря, стрельба меня устраивала
больше.
- Руки за голову и выходите оттуда! Впереди - двухглавый! - снова
послышался голос. - Или вас выкурить?
- А что вам больше нравится? - крикнул Форд.
Микроскопической долей секунды позже снова начался обстрел, и
смерть-вужас-разряды вонзились в блок, защищавший их.
Несколько секунд обстрел не прекращался.
Когда он прекратился, на время наступила полная тишина, и только где-то по
коридорам еще блуждало далекое эхо.
- Вы еще там? - крикнул один из фараонов.
- Да, - крикнул Форд.
- Все это дело не доставляет нам особого удовольствия, - прокричал другой.
- Мы чувствуем, - ответил Форд.
- Теперь слушай, Библброкс, и слушай внимательно!
- Ну что? - крикнул Зафод.
- Слушай внимательно! То, что мы скажем - очень разумно, достаточно выгодно
и гуманно. Итак - или вы сдаетесь и позволяете нам побить вас - не сильно,
мы категорически возражаем против бессмысленной жестокости - или мы
взрываем к чертям эту планету и еще парочку тех, что видели по дороге сюда!
- Вы что, спятили? - крикнула Триллиан. - Вы не сделаете этого!
- Еще как сделаем! - ответил фараон. - Точно ведь?
- Конечно. Придется, о чем разговор, - ответил другой.
- Но зачем?
- Да затем, что есть вещи, которые приходится делать, даже если ты
просвещенный фараон - либерал, гуманист и все такое прочее!
- Я этим ребятам не верю, - пробормотал Форд, покачав головой.
За блоком снова послышались голоса.
- Еще чуть-чуть?
- Давай.
И они снова открыли огонь.
Жар и шум стали невыносимыми. Медленно, но верно блок компьютера начал
плавиться. Передняя панель расплавилась почти вся, и ручейки горячего
металла уже подбирались, змеясь, к четырем фигурам, съежившимся в углу.
Они забились в самый угол и ждали конца.


Глава 33

Но конец так и не пришел, по крайней мере, на этот раз.
Выстрелы внезапно оборвались. В неожиданно наступившей тишине вдруг
прозвучали несколько странных сдавленных возгласов, и затем - короткие
звуки падения чего-то тяжелого.
Четверо уставились друг на друга.
- Что случилось? - спросил Артур.
- Они перестали стрелять, - пожал плечами Зафод.
- Почему?
- Не знаю. Хочешь - пойди и спроси.
- Нет.
Они ждали.
- Эй, - крикнул Форд.
Ответа не было.
- Странно.
- Может, они притаились, чтобы нас выманить?
- Ума не хватит.
- А что это были за звуки.
- Не знаю.
Они подождали еще немного.
- Ладно. Я пойду посмотрю, - вызвался Форд.
Он оглядел остальных.
- Никто не скажет: "Ты здесь нужнее. Пойду я."?
Все промолчали.
- Ну что же, - сказал Форд и встал.
В первую секунду ничего не произошло.
Еще через секунду или две так ничего и не произошло. Форд пытался
что-нибудь разглядеть через густой дым, клубами валивший из развороченного
компьютера.
Форд осторожно вышел из укрытия.
Так ничего и не произошло.
Сквозь густой дым Форд с трудом увидел в двадцати метрах одного из
фараонов. Тот лежал, скорчившись на полу. Неподалеку лежал второй. Больше
никого не было видно.
Все это показалось Форду необычайно странным.
Каждый нерв его дрожал, когда он медленно подходил к ближнему телу. Оно
лежало успокаивающе неподвижно, пока он шел, и продолжало лежать
успокаивающе неподвижно, когда он приблизился и наступил на смерть-вужас,
который все еще сжимали мертвые пальцы.
Форд нагнулся и поднял его, не встретив сопротивления.
Фараон был очевиднейшим образом мертв.
Поверхностный осмотр показал, что он - метанодышащая форма жизни с Каппы
Благулона, и в кислородной атмосфере Магратеи полностью зависел от
качественной работы своего скафандра. Как оказалось, миникомпьютер в ранце,
обеспечивавший качество работы скафандра, неожиданно взорвался.
Форд огляделся вокруг в весьма понятно изумлении. Питание к таким
компьютерам поступает от главного корабельного компьютера, с которым они
напрямую связаны через суб-эфир. Такая система полностью застрахована от
неполадок, и причиной ее отказа может быть только полный выход всех системы
питания вместе с дублирующими сетями из строя - вещь неслыханная.
Форд поспешно осмотрел второе тело, и обнаружил, что с ним случилась та же
невероятная вещь - скорее всего, в то же самое время.
Он позвал взглянуть остальных. Они тоже были очень удивлены, но не
разделяли его любопытства.
- Давайте уносить ноги, - сказал Зафод. - Если то, что я, предположим, ищу,
находится здесь, то мне этого уже не надо. - Он схватил второй
смерть-вужас, развалил пополам абсолютно безвредный шкаф поблизости, и
ринулся по коридору. Остальные последовали за ним.
Вылетев за угол, Зафод едва не раскромсал на мелкие кусочки аэрокар,
который ждал их чуть поодаль.
За рулем никого не было, но Артур узнал машину, принадлежавшую
Слартибартфасту.
К приборной доске была прикреплена записка от него. На записке была
нарисована стрелка, указывающая на одну из кнопок.
И еще там было написано: Может быть, это та самая кнопка, которая вам
нужна.


Глава 34

Аэрокар тронулся с места, и помчал их на скорости больше 17R по стальным
туннелям на удручающую поверхность планеты, сдавленную очередными тусклыми
утреннеми сумерками.
R - единица скорости, определяемая как разумная скорость следования и
зависящая от трех параметров: вреда для здоровья, ущерба для психической
полноценности, и опоздания не более, чем на пять минут. Таким образом ясно,
что эта единица изменяется практически беспредельно в зависимости от
обстоятельств, поскольку первые два параметра зависят не только от
абсолютной скорости, но и от того, насколько принят во внимание третий
параметр. Если к решению этого уравнения не относиться с должным
спокойствием, дело может кончиться немалым потрясением, травмами, а
возможно, и летальным исходом.
17R - не точно определенная величина, но совершенно ясно, что это очень и
очень слишком быстро.
Аэрокар еще прибавил скорости, доставил их к Золотому Сердцу, торчавшему на
равнине, словно окаменевшая кость из земли, а затем без колебаний
отправился обратно, видимо, по своим важным делам.
Дрожа от холода они стояли и смотрели на корабль.
Рядом с ним стоял еще один.
Это был полицейский корабль с Каппы Благулона - похожее на растолстевшую
акулу судно, зеленоватое и покрытое черными кривыми надписями разных
размеров и степеней враждебности. Надписи сообщали каждому, кому пришло бы
в голову их читать, откуда этот корабль, к какому полицескому отделению он
приписан, и где должны подсоединяться силовые кабели.
Корабль казался неестественно темным и неподвижным, даже для корабля, у
команды которого несколько минут назад перехватило дыхание в наполненной
дымом комнате глубоко под землей. Кстати, хотя это невозможно объяснить, но
когда корабль мертв, это сразу видно.
Форд увидел это и решил, что здесь какая-то загадка - и корабль, и его
команда вдруг ни с того, ни с сего скончались. Исходя из собственного
опыта, он считал, что подобные вещи не входят в правила игры.
Зафод, Триллиан и Артур тоже ощутили дыхание смерти, но еще быстрее они
ощутили резкий холод, и, страдая острым приступом отсутствия любопытства,
поспешили в Золотое Сердце.
Форд остался один и пошел осмотреть благулонский корабль. На пути он
споткнулся о неподвижное стальное тело, лежавшее лицом вниз в холодной
пыли.
- Марвин! - воскликнул он. - Что ты делаешь?
- Прошу вас, считайте, что я не достоин вашего внимания, - послышался
приглушенный траурный голос.
- Как дела, кибер? - спросил Форд.
- Я скорблю.
- Что нового?
- Не знаю, - сказал Марвин. - Ничто не ново под луной.
- А почему, - спросил Форд, опускаясь рядом на корточки, - ты лежишь здесь
в пыли? И лицом вниз?
- Это очень хороший способ чувствовать себя несчастным, - ответил Марвин. -
Не притворяйся, что хочешь со мной поговорить. Я знаю, ты меня терпеть не
можешь.
- Совсем наоборот.
- Нет, не наоборот. Все меня ненавидят. Так устроена Вселенная. Стоит мне
только заговорить с кем-то, и меня уже ненавидят. Даже роботы. А если ты не
будешь обращать на меня внимания, может статься, я просто уйду.
Он резко поднялся на ноги и стоял, решительно отвернувшись от Форда.
- Вон тот корабль меня ненавидел, - сказал он, указывая на благулонское
судно.
- Тот корабль? - Эта новость вдруг заинтересовала Форда. - Что с ним
случилось? Ты знаешь?
- Он ненавидел меня потому, что я с ним заговорил.
- Ты говорил с ним? - воскликнул Форд. - Как это?
- Очень просто. Мной овладели скука и скорбь, я пошел и подключился к его
внешнему входу. Я долго с ним говорил, и объяснил ему свое понимание
Вселенной, - сказал Марвин.
- И что же случилось? - спросил Форд.
- Он покончил с собой, - сказал Марвин, и заковылял к Золотому Сердцу.


Глава 35

В ту ночь корабль Золотое Сердце спешил изо всех сил, стараясь оставить
между собой и Туманностью Лошадиная Голова как можно больше световых лет.
Зафод уселся в рубке под пальмой, и пытался привести свои мозги в порядок с
помощью сверхдоз Всегалактического "Мозгобойного"; Форд и Триллиан сидели в
углу и болтали о жизни и тому подобных мелочах; Артур же растянулся на
койку в своей каюте, и лениво играл кнопками фордовского Галактического
Путеводителя. Он решил: похоже, мне придется жить по здешним правилам, пора
потихонечку их изучать.
Он наткнулся на следующее:
История любой крупной галактической цивилизации проходит три резко отличных
фазы: фазы Выживания, Вопроса и Искушенности, известных также под
названиями Что-, Зачем-, и Где-фаз.
К примеру, первая фаза определяется вопросом Что мы будем есть?, вторая -
Зачем мы едим?, а третья - Где мы сегодня поужинаем?
Тут его прервал сигнал вызова. Послышался голос Зафода.
- Эй, землянин! Как насчет пожрать?
- Ну что ж, я бы пожевал чего-нибудь, - ответил Артур.
- Отлично, держись крепче, - сказал Зафод. - Перекусим в ресторане "Конец
Вселенной".