Леонид РЕЗНИК

                      АНГЕЛ СМЕРТИ С ДРОЖАЩИМИ РУКАМИ




                                    1

     Красавица лежала поперек кровати.  Белокурые  волосы  разметались  по
простыням, зеленые глаза мечтательно смотрели в потолок. Одежды на ней  не
было никакой, и в другой ситуации Сол  ни  за  что  не  стал  бы  отводить
взгляд, скорее наоборот. Но на этот раз обстоятельства  не  располагали  к
созерцанию. Чуть пониже роскошной груди  кто-то  всадил  в  тело  огромный
кинжал, буквально пригвоздив женщину к постели. Без всякого сомнения,  она
была мертва.
     Сола на место преступления занесло по более чем прозаической причине.
Жильцы этой роскошной квартиры путешествовали то ли по Европе,  то  ли  по
Африке. К их  скорому  возвращению  необходимо  было  заменить  треснувший
унитаз. Ключи Сол получил у хозяина вместе с инструкциями. Квартира должна
была пустовать. Никаких убитых блондинок здесь не предвиделось!
     Будь Сол честным и законопослушным гражданином, он, вполне  возможно,
сразу же вызвал бы полицию. Скорее всего, блондинка мертва  уже  несколько
часов, экспертиза установит. А все утро до этого происшествия он провел на
людях, доказать алиби не составляло никакой проблемы. Беда в том, что  Сол
не был не только законопослушным гражданином, он вообще не был гражданином
США. А все документы, утверждающие обратное, годились лишь для будней,  и,
если полиция станет выяснять с кем  имеет  дело,  -  грош  им  цена,  этим
документам. Нет, полицию вызывать нельзя. И страшно не то, что выяснят его
настоящее имя и вышлют из Штатов туда, где ждет его долговая  тюрьма.  Это
еще  пол-беды.  Но  ведь  совсем  нетрудно  дойти  до  мысли,  что  тип  с
подделанными по всем правилам документами (имя, фамилия да и все остальное
принадлежало  реально   существовавшему   человеку)   способен   совершить
убийство.
     "Кто-то меня подставил", - подумал Сол,  потом  отбросил  мысль,  как
несущественную. Во-первых, невелика  фигура,  чтобы  хоть  кто-то  в  мире
вспомнил о его существовании.  Во-вторых,  подставили,  не  подставили,  а
выкручиваться надо. Как?
     План созрел на удивление быстро. Хороший план.  Следовало  уничтожить
все следы пребывания в квартире, незаметно  выбраться  из  дома,  сесть  в
служебный  "Форд-транзит"  набитый   злополучными   унитазами   и   прочей
сантехникой, сделать круг по  городу  и,  якобы  по  пути  из  мастерской,
попасть в не очень  серьезную  аварию.  Какую?  Не  важно,  обстоятельства
покажут. Можно просто врезаться в подходящий столб. Желательно  заработать
вывих или сломать пару ребер. Замену унитаза поручат другому.
     Сол  принялся  вспоминать,  где  могли  остаться  отпечатки  пальцев,
посмотрел на ботинки, нет ли на них грязи,  которая  могла  бы  осыпаться.
Порадовался, что любопытство погнало его на  экскурсию  по  квартире,  мог
ведь ограничиться работой в туалете и  не  заглянуть  в  спальню.  Вот  уж
неприятный получился бы сюрприз...
     Радость оказалась на диво короткой. Ее прервали настойчивые звонки  в
дверь, затем последовало требование, почти равносильное приговору:
     - Откройте, полиция!
     "Нет все-таки подставили", - обреченно подумал  Сол  и  вообразил,  с
каким наслаждением он направил бы машину на дорожное ограждение. Эх мечты,
мечты!..
     Последовала еще серия звонков, еще требование  открыть  дверь.  Потом
раздались звуки какой-то возни. Сол понимал,  что  не  открывая  дверь  он
совершает ошибку, но  пересилить  себя  не  мог.  В  тюрьму  чертовски  не
хотелось.
     Инстинкт, унаследованный еще от далеких предков человека,  гнал  Сола
из комнаты в комнату. Он был беззащитен перед погоней, ему хотелось  найти
щель, норку, спрятаться в ней, закопаться и сидеть, сидеть... пока хищники
не уйдут.
     Квартира оказалась на удивление огромной. Норки в ней не нашлось,  но
обнаружился второй выход. Не особенно  задумываясь,  куда  он  ведет,  Сол
выскочил на лестницу. Прекрасно! Если эта лестница еще и выходит не с  той
стороны, откуда зашел он и полиция... если полиция  не  знает  про  второй
выход... тогда ближайшие пару часиков он еще проведет на  свободе.  А  там
видно будет.
     Сол выбежал в какой-то переулок, перешел на энергичный шаг. Но прошел
он не больше десяти метров. Визжа тормозами как в кинобоевике  в  переулок
въехала полицейская машина. Из нее чуть ли не на  ходу  выскочили  двое  с
направленными на Сола пистолетами.
     - Лицом к стенке! Руки за голову! Не двигаться!



                                    2

     Глядя в серую бетонную стенку, Сол не мог видеть,  что  произошло  за
его спиной. Вроде бы, один полицейский двинулся к нему, чтобы  обыскать  и
надеть наручники. Во всяком случае, так он должен был поступить. Но обыска
не последовало. Судя по звукам, кто-то промчался рядом огромными прыжками,
кто-то ударил, кто-то мешком осел на землю. Потом  -  истерический  выкрик
полицейского:
     - Стой! Стреляю!
     И хрипловатый басок в ответ:
     - Не стреляй, договоримся.
     Медленно-медленно Сол оглянулся. Один из полицейских лежал  на  земле
совсем рядом и не двигался. Еще ближе стоял незнакомый коренастый мужчина,
стараясь загородить своим телом Сола от  пистолета  второго  полицейского.
Этот страж порядка грамотно изготовился к стрельбе, да и не  было  у  него
выбора с оглушенным  напарником.  Удивительно,  что  он  не  начал  палить
раньше.
     - Ты понимаешь, - коренастый говорил так  спокойно,  словно  сидел  в
баре за кружкой пива, а не стоял перед дулом пистолета, - этот парень  мне
тоже нужен. Вот заберу его, и разойдемся тихо и мирно.
     - Лицом к стенке! Оба! - полицейский  гнул  свою  линию.  -  Руки  за
голову! Кто дернется - застрелю!
     - Какая зануда! - пробурчал незнакомец. - Я  же  тебе  по-человечески
объяснил... - он сделал шаг вперед.
     Терпение  полицейского  иссякло.  Он   дважды   выстрелил   в   грудь
коренастого. Одна пуля прошла насквозь, ударившись в стенку рядом с Солом.
На светлой рубашке незнакомца расцвело кровавое пятно. Но он, как ни в чем
не бывало, сделал еще два шага вперед. Полицейский  ответил  на  эти  шаги
двумя выстрелами почти в упор и попытался отпрыгнуть. Незнакомец, которому
по всем правилам полагалось упасть замертво, прыгнул быстрее и простым, но
сильным  ударом  в  челюсть  послал  своего  противника  в  нокаут.  Потом
повернулся к Солу и потребовал:
     - Пошли со мной!
     Сол увидел, как и куда попали пули. Ему  стало  дурно.  Труп  зверски
убитой блондинки выглядел намного живее, а главное, - намного  аккуратнее,
чем это, без сомнения, живое тело.
     Из-за угла, грохоча ботинками, на звук выстрелов  выбежали  еще  трое
полицейских с пистолетами. Сол понял, что сейчас они начнут палить во все,
что движется, и тогда ему  несдобровать.  Потом  его  посетила  гениальная
мысль: сползти на асфальт и прикинуться покойником. Но она не пригодилась.
     Раздалось три оглушительно громких хлопка,  словно  щелкали  каким-то
гигантским  хлыстом.  В  воздухе  промелькнули  искры,  запахло  грозой  и
аптекой. Полицейские упали на асфальт.
     Стройный изящный красавец-брюнет (откуда он вышел? непонятно) подошел
к  пустой  полицейской  машине,  сел  на  водительское   место,   запустил
двигатель.
     - Что ждете? - спросил он у Сола и  коренастого.  -  Садитесь,  а  то
сейчас еще десяток прибежит.
     Солу   не   хотелось   в   машину.   Этот   полутруп...   и   этот...
"громовержец"... зачем он им нужен? Уж лучше было сдаться полиции.
     "Полутруп" подошел и похлопал  Сола  по  плечу  с  такой  силой,  что
никаких возражений быть не могло. Машина рванулась с места, чудом объехала
валяющиеся там и тут тела, нырнула в лабиринт переулков. Сол постарался не
думать хоть несколько минут. Ему чертовски хотелось в тюрьму.  Не  так  уж
там страшно, главное, чтобы в камере не было педиков.



                                    3

     Как не пытался Сол проснуться, ему это не  удалось.  То  ли  сон  был
глубокий и долгий, то ли явь такая попалась, похожая на кошмар из  дурного
сна. События цеплялись одно за другое, втягивая Сола в чудовищную воронку.
Полицейский автомобиль они покинули на первой же тихой и безлюдной улочке.
Следующей  угнанной  машиной  оказалась  придирчиво   выбранная   брюнетом
скромная серая "Тойота". Сол мог бы поклясться,  что  дверцу  его  спутник
открыл не ключом, не отмычкой, а ногтем. Таким же образом  он  запустил  и
двигатель.
     Что именно заинтересовало угонщика в машине,  Сол  понял  лишь  через
несколько минут, когда израненный и истекающий кровью  коренастый  натянул
на себя валявшийся на заднем сиденье свитер.
     - Маловат немного? - по-свойским обратился он к Солу, - зато на людях
можно показаться.
     И почти без перехода - к сидящему за рулем брюнету:
     - Что же ты загулял, подонок? Видишь, как мне по твоей милости  шкуру
попортили?
     - Сам  не  маленький,  -  пробурчал  сквозь  зубы  брюнет,  деликатно
пропуская полицейскую машину, - нечего  под  пули  лезть,  героя  из  себя
разыгрывать.
     Больше в машине никто не разговаривал.
     Квартира, в которую привезли Сола, выглядела неважно.  Нет,  какое-то
подобие порядка в ней было, но только подобие.  Словно  десятки  таких  же
беглецов останавливались в ней на некоторое время,  переводили  дыхание  и
бежали дальше. Интересно, куда вела и ведет эта дорога?
     Коренастый оставил Сола с брюнетом и перешел в  другую  комнату,  где
зачем-то принялся (если судить по звукам) перетаскивать мебель с места  на
место. Брюнет откинулся в кресле, показал Солу на диванчик  и  выпустил  в
потолок изящное кольцо дыма. Сол поискал взглядом сигарету, но не нашел.
     В соседней  комнате  упал  стул.  Донеслись  сдавленные  ругательства
коренастого.
     - Ему плохо? - осведомился Сол.
     - Не думаю, - ухмыльнулся брюнет, - а скоро вообще станет хорошо.
     Словно в подтверждение его слов в соседней комнате кто-то  прыгнул  и
неожиданно завыла собака.
     Сол не успел задуматься, на что больше это смахивает: на бред или  на
фильм ужасов. Брюнет попытался завязать разговор.
     - Что же ты нас даже не поблагодарил? - спросил  он.  -  Мы  тебя  из
такой заварухи вытянули!
     - Вытянули или втянули? - настроение Сола уж если  не  располагало  к
чему, так это к благодарности. - Если бы не вы, я  свое  алиби  худо-бедно
доказал бы. Теперь, после такого побега, никто не поверит, что не убивал я
эту женщину.
     - Убийство?  -  собеседник  Сола  искренне  удивился.  -  Я  даже  не
подозревал, что дела так серьезны. Ну тогда мы тебя тем более спасли.
     Сол хотел было возразить, даже набрал воздух для длинной тирады, но в
соседней комнате еще раз взвыла собака и кто-то прыгнул.  Сол  поперхнулся
набранным воздухом и не  продолжил.  Что-то  никак  не  получалась  у  них
светская беседа.
     Вернулся коренастый. Веселый, голый по пояс и главное - без  крови  и
дырок в теле. Только рубцы какие-то виднелись, но уж  больно  давними  они
выглядели. "Чудом излеченный" плюхнулся на диван  рядом  с  Солом  и  стал
излагать:
     - У тебя был тяжелый день. Много новой информации, и вся - в короткое
время. Стоит добавить еще чуть-чуть - можно свихнуться. Я  предлагаю  тебе
денек отдохнуть. Да и нам надо осмотреться, много ли  шума  наделали  твои
подвиги.
     - Мои?.. Да я... я ничего не сделал! Бога ради, скажите, кто вы?  Что
вам от меня надо? Зачем вы меня похитили? Никому в мире не придет в голову
платить за меня выкуп.
     - С ума сойти хочешь? - спросил  брюнет.  -  Вот  уже  заговариваться
начал. Какое похищение? Какой выкуп?
     - Отдохнешь, отдохнешь, - добреньким  голосом  добавил  коренастый  и
улыбнулся  так  зловеще,   что   вся   "доброта"   стала   ощущаться   как
издевательство.
     Обреченно вслушиваясь в звуки ключа, поворачивающегося в  замке,  Сол
почувствовал голод и отправился на поиски холодильника.  Холодильник  был,
он даже оказался полон. С наслаждением потягивая холодное пиво,  Сол  стал
прикидывать, удастся ли ему  без  особого  шума  открыть  замок  в  дверях
квартиры.



                                    4

     - Вставай, герой! - полузнакомый голос оторвал Сола от сладких сонных
грез.
     - Вставай! Ты лег спать неизвестным, а проснулся знаменитым. Мы  даже
не знали, что у тебя такая биография богатая.
     Сол сел, выхватил  из  рук  коренастого  газету,  увидел  собственную
фотографию. Выругался и принялся за чтение.
     Действительно, он  прославился.  Как  убийца-маньяк.  Но  не  только.
Меньше чем за сутки  о  нем  раскопали  ВСЕ.  Банкротство,  суд,  подделку
документов,    нелегальную    эмиграцию    в     Штаты.     А     какой-то
ублюдок-корреспондент даже связался по телефону с его бывшей женой. Ну она
и наговорила: "...до сих  пор  я  считала  себя  неудачницей  из-за  этого
замужества, но теперь, оказывается, что мне повезло: я рассталась  с  этим
чудовищем и осталась жива". М-да. Чертовски  повезло.  А  вот  ему,  Солу,
наоборот. И это еще мягко сказано: "не повезло".
     - Первым делом, - заявил брюнет, - надо изменить внешность.  С  таким
лицом дальше лифта не уйдешь...
     - Да что это такое?!! - заорал Сол. - Вы меня с кем-то путаете! Зачем
я вам нужен? Нету у меня денег в швейцарском банке, как пишет этот вонючий
листок! У меня вообще никогда  не  было  денег!  Меня  просто  надули  при
покупке дома, я попробовал выкрутиться, а запутался еще больше.
     Коренастый со скучающим видом перелистывал газету, а брюнет  деловито
заплетал в косичку зубцы  вилки.  Оба  они  спокойно  дождались  пока  Сол
выкричится. Потом заговорили. Одновременно, но не перебивая друг друга,  а
дополняя. Словно говорил один человек, но двумя голосами.
     - Мы ничего о тебе не знали. Мы не знали, почему ты убегаешь,  и  все
остальное тоже вычитали из газет. Тот, кто нас послал, наверное, знает. Но
ему тоже плевать на твое прошлое. Его интересует будущее.
     - Вас послал... Кто вас послал? Какое будущее?
     - Давай договоримся об одном одолжении. Ну, сделку заключим, что  ли.
Итак, мы расскажем тебе чистую правду, а ты нам поверишь. Идет?
     Солу чертовски хотелось ответить такими словами... которых, наверное,
даже ни в одном языке не существовало. И он предпочел молча кивнуть.
     - Видишь ли, есть в природе Мировое Зло, а есть Добро. Это не  совсем
абстрактные понятия. Это реальные силы. Они друг с другом враждуют, воюют.
По неведомым нам параметрам ты подходишь,  чтобы  действовать  на  стороне
Добра. Выполнять специальные поручения.
     - Не хочу слушать эту чушь! За  кого  вы  меня  принимаете?  Пусть  я
преступник в розыске, но не сумасшедший же. Всю жизнь меня дурили,  но  на
такую дешевку я не куплюсь. Мировое Зло... Это еще что за афера?
     - Понимаешь, - с нажимом сказал коренастый, - это тот редкий  случай,
когда тебя не собираются обманывать.
     - Лучше не так, - вмешался брюнет.  -  Подойдем  к  делу  по-другому.
Традиционно. Есть в мире две сверхмощные организации: ЦРУ и  КГБ.  Вот  мы
тебе и предлагаем посотрудничать с ЦРУ. Согласен?
     -  Еще  глупее,  -  Сол  чуть  было  не   начал   смеяться.   Нервное
перенапряженке  требовало  какого-то  выхода  энергии,  хотя  бы  в  форме
нервного смеха, - я думаю, ЦРУ бы сумело уладить все дела с полицией и  не
засвечивало  бы  своего  будущего  сотрудника  перед  всем   миром.   Ваше
удостоверение агента, мистер!
     -  Ты  помнишь,  чтобы  Джеймс  Бонд   показывал   кому-нибудь   свое
удостоверение?
     - Джеймс Бонд работал на Интеллиджент Сервис. А вот вы ребята, как не
странно, тянете на сотрудников КГБ. Но все равно не понимаю, зачем  я  вам
нужен.
     - Все! Кончаем балаган, - рявкнул коренастый  и  хлопнул  ладонью  по
столу, - надоело терять время и играть в Джеймсбондов. Забудь  КГБ-ЦРУ-ФБР
и всех остальных. Наше дело куда серьезней.  И  все,  что  мы  говорили  о
Мировом Зле - чистая правда. А чтобы ты не воротил нос -  пожалуйста.  Ха,
покажи-ка ему что-нибудь. По нарастающей.
     Брюнет кивнул,  поднял  правую  руку,  вытянул  ее  вперед,  выставил
указательный палец. Молния, сорвавшаяся с  пальца,  с  треском  ударила  в
оконную раму.



                                    5

     От безумно быстрой езды и лихого лавирования  Сола  впервые  в  жизни
стало укачивать. Да если бы только это было в первый раз! Или, если бы это
было самым главным, из происходящего в первый раз. Нет. Сол мог  смириться
и с тошнотой, и с новой короткой стрижкой, и с перекрашенными волосами,  и
с измененным цветом глаз. Если  бы  не  одно  дело,  которое  он  обязался
выполнить. Впервые в жизни Сол должен был убить человека.
     За  рулем  сидел  демон  Ха.  На  заднем  сиденье  лениво  развалился
оборотень Аллен. Им никого не надо  было  убивать,  они  просто  помогали.
Конечно, хорошо иметь таких ловких и сильных помощников, но  еще  лучше  -
никогда не становиться наемным убийцей.  Даже,  если  борешься  с  мировым
Злом.
     Многого Сол не понял. Ну, ясно, демон и оборотень - не  совсем  люди.
Не  рекомендуется  им  вмешиваться   в   дела   человеческие.   А   помощь
убийце-человеку - это не  вмешательство?  Да  и  Ха  с  Алленом  во  время
разговора такие намеки отпускали, будто убить человека им ничего не стоит.
Ну и убивали бы...
     Жертвой Сола должен был стать малоизвестный художник. Когда Сол робко
поинтересовался, что натворил приговоренный к смерти, Ха свирепо  ответил,
что пока - ничего, но Гитлер, мол, тоже был таким вот художником,  вовремя
его не убрали, а что из этого вышло?
     Сол  не  стал  уточнять,  предстоит  ли  ему   массовое   истребление
начинающих художников. Он только спросил, нельзя  ли  уничтожить  будущего
негодяя немного позже, хотя бы после совершения первой  пакости?  На  этот
Аллен довольно  логично  объяснил,  что  на  определенном  уровне  негодяи
переходят под прочную опеку Мирового Зла и  достать  их  становится  почти
невозможно. Тот же Гитлер и многие другие диктаторы, даже не  стараясь,  с
легкостью избегали покушений. Вот угандийский злодей Иди Амин, когда враги
заминировали его постель, ни с того,  ни  с  сего  решил  переночевать  на
свежем воздухе. Говорят, что сама судьба хранит всех  этих  мерзавцев.  Но
сведущих людей (и не только людей) не обманешь: не судьба это,  а  Мировое
Зло.
     Машина остановилась.  Сол  вылез,  проверил,  как  пиджак  прикрывает
пистолет, засунутый за брючный ремень, и поплелся выполнять задание.  План
действий у него имелся, но такие планы... Эх! Непонятно, кем  легче  быть:
убийцей или жертвой.
     Если бы не густые заросли шерсти на теле, открывшего дверь  художника
можно было бы считать по пояс голым. Так  же  он  выглядел  почти  одетым.
Хозяин квартиры был выше Сола на голову, могуч  телосложением  и  от  него
чертовски разило пивом.
     Сол представился Джимом Брауном и заявил, что готов купить  несколько
картин. У него не хватало духу стрелять прямо с порога,  и  он  согласился
сам с собой, что надо убедиться в отсутствии случайных свидетелей.
     Художник провел Сола в студию, достал три холста, почему-то назвал их
пейзажами. После некоторых раздумий добавил еще два натюрморта. Сол тут же
забыл, что есть где. По его, Сола, разумению,  это  вполне  могли  быть  и
портреты. А если некоторые из них повернуть на девяносто градусов, то  они
явно поднялись бы в цене.
     Сол потоптался, прислушиваясь к звукам из соседних комнат. Вот  черт!
Слишком большая квартира, ничего не слышно. Что-то не везло ему в  больших
квартирах. Зачем такие? Сол в них никогда не жил.  Один  раз  попытался  -
сразу запутался в долгах. Нет, решительно ничего не слышно.
     Скрепя сердце, Сол выбрал два пейзажа-натюрморта и предложил  за  них
тысячу долларов.
     - Что?! - взревел художник, медведем-гризли нависая над Солом.  -  Да
на последней выставке мне за них давали... мне давали...
     Он никак не мог кончить фразу и, таким  образом,  просветить  Сола  в
деле торговли произведениями искусства. Сол в это  время  прикидывал,  что
доставать пистолет, находясь так  близко  от  жертвы  -  опасно.  Учитывая
этакую медвежью силищу, высокий рост и длинные руки,  самому  можно  стать
жертвой.
     - Та-ак, - донесся от порога резкий противный  голос,  -  стоит  тебя
оставить на пару часов одного, и ты уже кого-то тискаешь.
     И Сол, и художник повернулись на голос. Художник  начал  пятиться.  В
студию вихляющей  походкой  вошел  юнец  в  пестрой  одежде.  Остановился,
переводя взгляд с Сола на художника. Тот начал оправдываться:
     - Ну что ты, Брайан. Это же покупатель. Он хочет кое-что приобрести.
     - Много тут у тебя покупателей шляется - резкий голос почти перешел в
визг, - все что-то хотят купить, а счета оплачиваю я. Когда это кончится?
     Словно скользя по полу как по льду (или танцуя?) Брайан шагнул вперед
и, изогнувшись с кошачьей  грацией,  после  поворота  на  сто  восемьдесят
градусов ударил Сола пяткой в грудь. Сол отлетел на  несколько  метров  и,
что хуже всего, в падении потерял пистолет.
     - Та-ак, - обнаружилось,  что  в  минуты  задумчивости  Брайан  может
обходиться без визга, - какие странные покупатели бывают...
     И  Сол,  и  Брайан  прыгнули  к  пистолету   одновременно.   Так   же
одновременно они ухитрились его схватить. Сол был явно сильнее, но уступал
Брайану в тренированности. Тот все пытался ударить Сола коленом в  пах,  а
Сол никак не мог нанести хороший удар головой по лицу противника. Оба  при
этом старались, чтобы дуло было направлено не на них, в чем  и  преуспели:
первая пуля срикошетировала от стены, вторая попала во что-то  стеклянное.
Пистолет выстрелил еще дважды, потом Сол сообразил, что  надо  делать.  Он
помог Брайану еще несколькими выстрелами опустошить обойму,  и  мгновенно,
высвободив правую руку, изловчился нанести противнику сильнейший  удар  по
горлу. Еще удар, еще...
     Сол поднялся, поискал взглядом художника и не нашел. Вернее...  нашел
через  несколько  секунд,  но  почему-то  лежащим  на  полу.  Уже  начиная
понимать, что произошло, Сол осторожно подошел к волосатому  гиганту.  Тот
был мертв. Кровь только-только пробивалась через  обильную  растительность
на груди.
     Практически ни о чем не думая, Сол подобрал  пистолет  и,  выходя  из
квартиры, протер носовым платком кнопку звонка.
     Открывая Солу дверцу, Ха сказал издевательским тоном:
     - Ты своей пальбой весь квартал на ноги поднял. Никак попасть не мог,
что-ли? Или клиент живучий, как наш Аллен?
     И, вопреки обыкновению, очень  плавно  тронулся  с  места.  Наверное,
чтобы не привлекать внимания.



                                    6

     Наконец-то Сол поверил в высшие силы. Трюки Ха не были  стопроцентным
доказательством: он мог оказаться просто  сверхловким  фокусником.  А  вот
эксперимент с его, Сола участием,  эксперимент  на  людях,  да  еще  и  со
смертельным  исходом  -  это  доказательство.  Кто-то  играет  людьми  как
шахматными фигурками, просчитывая комбинации на  несколько  ходов  вперед.
Интересно, на сколько, и можно  ли  почувствовать,  что  тебя  приносят  в
жертву?
     Ответа на эти вопросы пока не было. Сол стал оперировать лишь  своими
скудными умозаключениями. Только слепой мог не  видеть,  что  он  Сол,  не
годился на роль убийцы. И все же нужное кому-то  убийство  произошло.  Без
его малейшего  желания  и  усилия,  но  с  его  явным  и  непосредственным
участием. Следовательно, Сол действительно необходим этой высшей  силе,  и
за ним стоило посылать команду  из  двух  головорезов-нелюдей.  Какой  еще
вывод можно сделать? Если высшая сила способна предвидеть будущее,  значит
он,  Сол,  правильно   поступил,   убив   пока   невинного   художника   -
потенциального крупномасштабного злодея? А вот этот  вывод  неверен!  Если
работа ведется на Мировое Добро - все правильно. А если это - Мировое Зло,
прикидывающееся Добром? Может быть в идиотской  неразберихе  погиб  гений,
возможный спаситель человечества от грядущих бед?
     Больше  Сол  не   мог   размышлять   один.   После   возвращения   на
конспиративную квартиру он задал волнующий вопрос Ха и Аллену.
     - Ты - хороший человек? - вопросом на вопрос ответил Аллен.
     - Д-да, - немного посомневался Сол.
     - Значит, ты работаешь на Мировое Добро. Злу хорошие люди  не  нужны,
плохих хватает.
     У Сола имелось множество возражений, но он не  решился  высказать  ни
одно. Понимал, что на любое из них у его  собеседников  окажется  наготове
такой же остроумный, но ничего не значащий ответ. Копать надо было глубже,
намного глубже. И он, наконец, решился.
     - Скажите, парни, так какая из религий настоящая? В кого надо верить:
в Христа, Аллаха, Будду, Бога иудейского? Или в Кришну?
     Ха с Алленом недоуменно переглянулись.
     - Хороший вопрос, - сказал Аллен, - но почему он задан нам? Почему не
Папе Римскому и не далай-ламе? Они, все-таки, профессионалы в этих делах.
     - Во-первых, вы ближе и  доступней.  А  во-вторых,  Мировое  Добро  и
Мировое Зло - это просто Бог и Дьявол. Вы работаете на Бога, получаете  от
него инструкции, например, обо мне. Как вы можете,  общаясь  с  Богом,  не
знать какой он? Вот скажите мне, с кем вы встречаетесь?
     Ха звонко засмеялся. Сол впервые услышал его смех.
     - Я же говорил, люди все любят упрощать,  -  сквозь  смех  проговорил
демон. - Бог и Черт, ЦРУ и КГБ. Ну почему мы не приняли мою версию?
     - Я настаиваю, чтобы мне ответили, - разозлился Сол, -  если  не  про
Бога, то как вы получаете инструкции.
     - Назовем это рекомендациями, - Ха тоже немного обиделся.  -  Если  я
скажу, что от архангела с огненным мечом, то  ведь  его  может  послать  и
Аллах, и Иисус Христос.  А  по  всем  теологическим  вопросам  тебе  лучше
обратиться к учению древних персов. Они ведь не всегда были шиитами.
     - Ха прав, - вмешался Аллен, - ты понимаешь многое очень  примитивно.
Вот мы, такие необыкновенные с твоей  точки  зрения  существа,  и  Мировое
Добро, такой уникальный объект. А  ты  представляешь,  что  мы  садимся  в
машину и едем в контору, где сидит чиновник Мирового Добра? Это же  смешно
и несерьезно.
     - А как - серьезно? Кто-то звонит вам по телефону?  Посылает  письма?
Или зелененьких человечков на летающих тарелках?
     - Утомил ты нас своим любопытством. Утомил. Неужели  не  знаешь,  что
"от многого знания много печали, а  умножающий  знание  умножает  печаль"?
Понимаю, оборотень, цитирующий Екклезиаста, - это не для слабонервных,  но
постарайся не  загромождать  мозг  ненужной  информацией.  Приучайся  жить
просто.  Судьба  поставила  тебя  вне  закона,  наслаждайся  же   простыми
радостями жизни: есть крыша, еда, постель.
     - Все-таки несправедливо, - задумчиво сказал  Сол.  -  Мировое  Добро
этого несчастного художника убило, а Мировое Зло меня всего лишь в  тюрьму
хотело посадить.
     - Как хорошо сообразил, кто за тебя взялся.  Только  в  одном  ты  не
прав, насчет тюрьмы. И при попытке к  бегству  тебя  могли  пришить,  и  к
электрическому стулу приговорить чуть позднее. Гуманность -  дело  тонкое.
Ну, как будешь радоваться жизни? Вот попей пива...
     Сол  вспомнил,  как  пахло  пивом  от  художника.  Нет,   пиво   было
противопоказано. Разве что-нибудь покрепче.
     Развалившись  в  кресле  со  стаканом  виски  в  руке,  Сол   пытался
основательно подумать, но стоящие мысли в голову не шли. Что  он  узнал  в
ходе беседы? Ничего. Кто он? Перекати-поле, человек на один день. Дожил до
вечера - ура! Утром проснулся  живой  -  замечательно!  Опять  доживай  до
вечера.
     Разбудил Сола звук сильнейшего удара. Похоже, где-то  рядом  забивали
сваи. Сол успел схватить выскользнувший  из  пальцев  стакан,  привстал  в
кресле. Второй удар. Что-то поздновато  для  свай,  за  окном  уже  темно.
Третий удар. Нет,  кажется  -  не  сваи,  что-то  затрещало  подозрительно
близко.
     Четвертый удар. Дверь не слетела с петель, она разлетелась на  куски.
Сол увидел это, выглянув на шум. К счастью, в квартиру вошла не полиция. К
счастью ли? Трое ввалившихся через  дверной  проем  мужчин  выглядели  как
запойные пьяницы: обтрепанная одежда, нездоровый неестественный цвет лица.
А глаза, вообще, какие-то ненормальные. Наркоманы, что-ли? Ну уж сейчас им
Ха с Алленом покажут...
     Сол с удивлением и с сожалением обнаружил, что ни демона, ни оборотня
в квартире нет. Ему стало страшно. Пьяниц он почему-то не побоялся, а  вот
наркоманов... Как хорошо, что пистолет с новой обоймой лежит под рукой.  С
оружием в руке и с выражением лица, позаимствованным у Грязного Гарри, Сол
стал напротив непрошенных гостей.
     - Вот он какой, супермен вшивый, - медленно сказал  один  из  них.  -
Отбегался, парень.
     Все трое не спеша двинулись к Солу.  Он  почувствовал,  что  если  уж
пистолет их не пугает, то слова  не  испугают,  тем  более.  Не  теряя  ни
секунды, Сол открыл огонь. Быстро и аккуратно всадил в  каждого  по  пуле,
благо стрелять можно было не целясь. Безрезультатно. Похоже,  на  пули  им
было наплевать, как и Аллену. Даже ни одного кровавого пятна не  появилось
на одежде. Неужели это тоже оборотни?
     Сол не выдержал и побежал.  Но  на  этот  раз,  как  назло,  квартира
оказалось мала, убегать было  особенно  некуда:  три  небольшие  комнатки.
Захлопнув тоненькую дверь и придвинув к ней стол, Сол понял, что выиграл у
жизни лишь несколько секунд. Если эти твари так  выломали  мощную  входную
дверь без всякого тарана, то тут...
     В самом деле, дверь влетела в комнату вслед за столом  после  первого
же удара. Не надеясь ни на что, просто чтобы  не  ждать  смерти  стоя  без
дела, Сол поднял пистолет и стал стрелять в упор  в  грудь  ближайшего  из
нападавших.
     Выстрелы лишь на самую малость притормозили его движение,  но  вполне
возможно, эти доли секунды спасли Солу жизнь. В  комнату  вихрем  ворвался
Аллен, оттолкнул Сол в один угол, одного из убийц - в другой, сам  прыгнул
к Солу и что-то крикнул подбежавшему Ха.
     Ха замер, поднял над головой руку с двумя  пальцами,  растопыренными,
словно  в  честь  чьей-то  победы.  Между  пальцами  проскочила   искорка,
вспыхнула дуга, ставшая настолько невыносимо яркой, что Сол  вынужден  был
зажмурить глаза. Раздались громкие вопли, топот бегущий ног.
     Почувствовав даже через закрытые веки, что иллюминация  прекратилась,
Сол открыл глаза. Поднялся, потирая ушибленный бок. Хотелось поблагодарить
Ха и Аллена за спасение, но сантименты тут были не к месту.
     - Что это? Кто это? - спросил Сол, - твои э-э... коллеги, Аллен?
     - Вот еще! - Аллена передернуло, как от короткого приступа тошноты. -
Почти наверняка мы можем угадать, кто послал этих тварей. Скорее  всего  -
Мировое Зло.
     - На то оно и Зло, - как от чего-то банального отмахнулся Сол,  -  но
что это за твари?
     - Вампиры, приятель. И твое счастье, что  наш  талантливый  друг  Ха,
если мы его очень попросим, может давать солнечный свет.



                                    7

     Когда почти все сэндвичи были съедены, а слабое  белое  вино  выпито,
Сол перестал сдерживаться и набросился на Ха с расспросами. Скорее  всего,
он  хотел  закончить  разговор  до  возвращения  Аллена,   оставшегося   в
разгромленной квартире для выяснения отношений с полицией. Не то чтобы Сол
больше симпатизировал Ха. Просто сказывался стереотип  массовой  культуры:
оборотень - страшное кровожадное существо, а демон - может и страшное,  но
не всегда. Во всяком случае, фильмов ужасов про первых намного больше, чем
про вторых.
     - Аллену не опасно общаться с полицией?
     -  С  чего  бы   это?   Документы   все   в   порядке,   он   честный
налогоплательщик. На лбу же у него не написано, что  он  оборотень!  Да  и
полиции там делать особенно нечего: дверь выломана, кто-то стрелял, трупов
нет. Даже ни капли крови не пролито!  Если  обращать  внимание  на  каждый
такой случай, то на серьезные преступления и времени не будет. Вот  оставь
мы на полу вампира, проткнутого осиновым колом - тогда другое дело.
     - А эти... вампиры, они очень опасны?
     - Что значит "очень"? Я опасен, ты опасен. Все  опасны,  когда  хотят
убить.
     - Но вампиры же должны быть очень сильны? Они сильнее всех, кажется?
     Ха явно не понравилась мысль, что кто-то может быть сильнее  него,  и
он обдумал ответ.
     - Грубая физическая сила - это  не  сила.  У  вампиров  другой  обмен
веществ. Бороться с ними я бы никому не посоветовал. Даже Аллену,  хотя  у
него с обменом веществ тоже не все просто...
     - А у тебя просто?
     - У меня сложнее, чем у всех. Только я не люблю рукопашной.  Да  она,
как ты видел, мне и не нужна. Зато  как  легко  я  выгнал  этих  ублюдков,
считающих себя непобедимыми!
     Да, подумал Сол, очень легко. Эту бы легкость, да на несколько  минут
раньше, когда он, Сол, еще не успел приготовиться к смерти,  когда  считал
эту троицу безобидными алкоголиками. А то теперь  чувствуешь  себя  словно
оживший мертвец. И в голове все тупо-тупо, как у зомби. Или это  от  вина?
Совсем ведь слабое вино.
     - Но очень высоко тебя ценят, - Ха  заговорил  сам,  очевидно,  хотел
высказать внезапно посетившую его мысль. - Если  послали  против  тебя  аж
трех  вампиров.  На  все  Соединенные  Штаты,  думаю,  с  трудом   десяток
наберется.
     - Так мало? И все работают на Зло? Какое у вас разделение: оборотни и
демоны - на Добро, а вампиры - на Зло?
     - Опять примитивизм, - пробурчал Ха. -  Как  тебе  хочется  весь  мир
разделить, разложить по полочкам: здесь черное, а там - белое.  И  неужели
не доходит, что могут быть полочки с чем-то фиолетовым  или,  допустим,  с
красным в белый горошек? Что-то может перепрыгнуть с  полки  на  полку,  а
что-то лежать рядом, на полу, в куче хлама. Подавляющее большинство ни  на
кого не работает, просто  живет.  Но  если  уж  работает,  то  и  люди,  и
оборотни, и демоны могут оказаться в разных лагерях. Как  не  забавно,  но
людей больше у Мирового Зла, а вот  оборотней  с  демонами  -  у  Мирового
Добра. Вампиров, работающих на Добро, я что-то не могу представить.  Хотя,
знал я одну вампирочку... уж она-то на Зло работать не будет.
     Заурчал мотор, и Ха шагнул  к  окну.  Они  специально  выбрали  такой
мотель, что каждую машину просто невозможно было не услышать. Может, спать
будет не совсем спокойно, но лучше такое беспокойство, чем спокойный  сон,
с незаметным переходом к вечному сну.
     На этот раз приехал  Аллен.  Он  выглядел  раздраженным  и  смущенным
одновременно. Уселся, налил в стакан остатки вина, выпил.
     - Плохи твои дела, парень, - сказал он Солу.
     - Да уж, - согласился Сол, - хуже некуда.
     - Есть куда, есть, -  продолжил  Аллен.  -  Слишком  сложная  у  тебя
оказалась биография. Никак не разобраться, кто ты есть такой.
     - Что уж разбираться? В газете миллионным тиражом напечатано.
     - Ты считаешь, что там написана правда?
     - Если не обращать внимание на подсчет  моих  доходов  от  так  и  не
произведенных махинаций...
     - Не нужны нам твои доходы. Мы хотим  знать  твои  имена  и  фамилии.
Какое из них настоящее? Сейчас ты Янис Триандаафилас...
     - Так точно, сэр! Родился в Греции, попутешествовал по Южной Америке.
Осел в США на девять лет.  Получил  американское  гражданство.  Преподавал
теорию и практику антипартизанской борьбы. Кончил свою жизнь  в  Ливане  в
составе чьей-то частной армии. Я с его документами повстречался на  Кипре,
куда сбежал из Израиля. Выложил за эти документы почти все, что имел.  Еле
потом наскреб на билеты. Меня этот вариант привлек тем, что документы были
"железные".  Что  особенно  невероятно,  мы  оказались  похожи  почти  как
близнецы. Так и жил с его фотографией.
     - А на самом деле ты...
     - Так точно, сэр, Сол Розовски,  израильтянин.  Клинический  идиот  и
патологический неудачник. Кроме этого, все остальное, что было  и  что  не
было, написано в газете.
     - Так вот, Сол. Не знаю, как насчет  идиотизма,  а  неудачи  твои  не
прекращаются. Я связался с нашим... руководством. Не могу поверить, но они
считали тебя Янисом Триандаафиласом. Говорят, что именно твой боевой  опыт
их и привлек. А Сол Розовски им не нужен.  Получается,  что  нам  придется
расстаться.
     - Так что же здесь плохого? - удивился Сол. - Вы - хорошие ребята, но
эти убийства и  вся  эта  нечисть...  -  С  перепугу  Сол  прикусил  язык,
сообразив, что сказал лишнее.
     - У каждого может быть свой вкус, - Аллен сделал вид, что не понял, -
но долго ли ты протянешь без нас, разыскиваемый полицией за убийства? Да и
вампиры всякие на тебя охотятся. Люди, кстати, могут еще покруче  вампиров
оказаться.
     - Слушайте! - неожиданно изумился Сол, - а вампирам-то  от  меня  что
надо? К чему эта история  с  убийством  женщины?  Короче,  зачем  за  меня
взялось Мировое Зло, если я - это не я?
     - Да, приятель, - согласился Ха, - наконец-то ты сумел задать стоящие
вопросы. Их ценность в том, что мы не знаем, как на них ответить.



                                    8

     Телефон-автомат  располагался  очень  удобно:  и  мотель,  и   дорога
просматривались отлично. Но позвонить было не так уж просто, раз пять  Сол
то снимал, то вешал трубку. Если бы заранее знать ответ...  Нет,  все-таки
он мерзавец, подумал Сол, недаром все беды на него валятся. Как так можно,
столько времени не давать о себе знать? Хотя... его расписали как  исчадие
ада. А таковому лучше не напоминать о себе. Что будет - то будет.
     Гудок, еще гудок. Трубку сняли и Сол с трудом преодолел сжавший горло
спазм. Да и не только горло. Неожиданно, даже  сердце  напомнило  о  своем
существовании.
     - Джулия?
     - Янис!
     - Да, это я.
     - Господи, что с тобой случилось?
     - Всего не рассказать. Я теперь даже и не Янис вроде.
     - Читала, слышала.
     - Ну и что скажешь?
     - Что тут сказать? Думала, что у меня  есть  одинокий  остепенившийся
грек, а выяснилось, что  он  -  еврей,  неразведенный,  да  еще  убийца  и
сексуальный маньяк.
     Земля начала замедляться в своем вращении. Во всяком случае, Солу так
показалось.
     - И ты поверила?
     - Ну что ты, милый! Даже когда надо было убить муху, ты звал меня.
     Торможение прекратилось. Спазмы тоже не беспокоили. Самого  страшного
не произошло: Джулия не сомневалась в нем.
     - Полиция тебя допрашивала?
     - Конечно. Я им и сказала, что это все чепуха, что ты не  мог  никого
убить. Но они ответили, что в Ливане ты не такое вытворял.
     - Что? Что за чушь?! Я же не Янис, я никогда не был в в Ливане,  даже
когда служил в израильской армии.
     - Я так им и сказала.  Они  промолчали.  Но  какой-то  журналист  мне
проболтался. Им уйма людей звонит в газету  и  заявляет,  что  человек  на
фотографии - никакой не Сол  Розовски,  а  Янис  Триандаафилас.  И  теперь
склоняются к мнению, что на самом деле ты - Янис, убивший Сола и забравший
его деньги. А информация о Соле - это кем-то  подброшенная  дезинформация.
Не знаю, почему газеты об этом не пишут. Наверное, полиция запретила, если
она в состоянии это сделать.
     Сол немного помолчал, собирая ускользающие мысли.  Дурацкая  какая-то
история. Сам запутался, Мировое Добро запуталось. А Джулия?
     - Милая, а что ты думаешь? Кто я на самом деле?
     - Ох, Янис, извини, Сол. Ты - Сол.
     - Почему?
     - Я же говорила, что ты не  способен  убить  человека.  Да  и  знания
греческого языка я за тобой не заметила.  Помнишь,  как  ты  взбунтовался,
когда я тебя потянула в греческий ресторанчик?
     Сол помнил.  Много  чего  он  помнил.  Теперь  это  казалось  далеким
прекрасным сном. Коротким сном, короче двух лет. А сейчас,  стоя  в  богом
забытой  телефонной  будке,  он   пытался   сохранить   хоть   что-то   от
ускользающего сновидения.
     - К тебе приходило много журналистов?
     - Четыре.  Но  я  практически  не  ответила  ни  на  один  вопрос.  И
фотографироваться отказалась.
     - Ты уже, наверное, завела себе кого-нибудь? - Сол постарался вложить
в вопрос максимум иронии. Он сознавал, что спрашивать так  -  непроходимая
глупость. Но почему-то не удержался  и  ожидал  ответа  даже  с  некоторым
душевным трепетом.
     - Я? Конечно завела! Я же у тебя такая... шустрая. Очень шустрая.
     Шустрой она не была. Сол это прекрасно знал.  Он  улыбнулся  приятным
воспоминаниям, понимая, что лучше прекратить разговор  во-время,  пока  до
главных вопросов еще не  добрались,  и  грусть  от  внезапной  разлуки  не
превратилась в трагедию расставания навеки.
     - Дорогая, язык беден,  словами  не  передать,  как  я  скучаю.  Буду
звонить еще, надеюсь все утрясется, и мы опять будем вместе.
     Сол повесил трубку не дожидаясь ответа. Пусть думает, что  утрясется.
Ему-то известно лучше, что это маловероятно.
     Ха с Алленом не  теряли  времени  зря.  В  отсутствие  Сола  они  все
обсудили. Проявили себя в обсуждении с самой лучшей стороны  (с  их  точки
зрения, конечно). Хотя, надо признать, Сол не ожидал от них такой заботы.
     И Ха, и Аллен признали, что им жалко бросать Сола на произвол судьбы.
Они решили помочь ему с  документами.  Аллен  знал,  где  можно  раздобыть
безупречный гайанский паспорт.
     Сол попытался вспомнить что-нибудь из географии, где говорилось бы об
этой стране. Аллен успокоил его. Гайана находилась  в  Южной  Америке,  но
говорили там  на  английском.  А  уж  в  этническом  плане  более  пестрое
население просто трудно было придумать.
     Сол попытался выяснить,  не  полагается  ли  ему  от  Мирового  Добра
выходное пособие. Или гонорар за убийство художника, если уж на то  пошло.
Увы, ничего ему не причиталось. Сол,  неожиданно  даже  для  себя  самого,
вспылил. Начал зачем-то кричать, что  пусть  уж  тогда  его  лучше  сдадут
полиции. В  американской  камере  смертников  ему  будет  уютнее,  чем  на
руандийской, тьфу, гайанской помойке.
     Аллен принялся было доказывать, что  совсем  необязательно  лететь  в
Гвинею, тьфу, в Гайану. Но Ха перебил его  с  таким  шикарным  и  безумным
предложением, что у Сола аж перехватило дыхание. Он даже не понял от чего:
от  возможного  отказа  Аллена  или  от  его   согласия.   Ха   предложил,
всего-навсего, ограбить банк, а захваченные деньги  передать  Солу  вместо
гонорара. Без сомнения, это был не экспромт,  так  как  Ха  даже  продумал
некоторые детали: он, Ха, берется полностью вывести из строя телекамеры  и
сигнализацию, а Аллен превратится в собаку и разыграет, для якобы  слепого
Сола в темных очках, собаку-поводыря.
     На Сола повеяло духом приключенческих  фильмов,  где  хорошие  парни,
взявшись за такое плохое дело как налет на банк,  продумывают  до  мелочей
сверхсложную комбинацию и попадаются на каком-нибудь сущем пустяке.
     Удивительно, Аллен не возражал. После долгих размышлений он  спросил,
что Сол будет делать дальше, получив деньги? Сол ответил, что с этим самым
гайанским паспортом улетит в Южную Америку и затаится там как мышь.
     - Гайанским, - поправил Аллен. Затем многозначительно посмотрел на Ха
и вкрадчиво спросил. - А в какую страну?
     Сол задумался. Вспомнил, где побывал настоящий  Янис.  Оставалось  не
так уж много. А маленьких стран, вроде Гайаны, Сол вообще не знал.
     - Бразилия, Чили или Уругвай, - наконец-то сказал он.
     - А точнее? - голос Аллена стал просто медовым.
     - Уругвай, - выбрал Сол после недолгих размышлений. -  Тихая  страна,
пишут про нее мало, затеряться легче.
     - Ты, пожалуй, затеряешься, - мрачно заявил  Ха.  -  Да  ты  без  нас
больше двух дней не проживешь.
     Аллен согласно кивнул.
     - Что такое? - удивился Сол. - Чем плох Уругвай?
     - Да всем он хорош. Но из всей огромной Латинской Америки  ты  выбрал
не шумную Бразилию, где скрылся бы как песчинка на пляже,  не  укрытое  за
Андами и растянутое как веревка Чили. Не говорю уже о других  странах!  Ты
выбрал именно ту страну, где будут  ждать  тебя  ребята  из  конкурирующей
фирмы: вампиры, зомби, люди, в конце концов.
     - Но почему там?
     - Да потому! После  этого  художника,  если  бы  ты  остался  у  нас,
следующий клиент поджидал тебя именно в Уругвае. - Аллен зачем-то принялся
массировать свою мускулистую шею.
     - Все-все-все. Уговорили, лечу в Бразилию.
     - Нет. Надо разобраться, как это получается. Слишком много  вещей  на
тебе сходятся.
     - Друг мой, Аллен, - неожиданно заговорил Ха высокопарным  стилем.  -
Если не секрет, как ты связывался с нашим руководством?
     Аллен смутился. Страшно смутился! Для  головореза-оборотня  это  было
просто невероятно. Но причину смущения Сол понял без труда,  когда  Аллен,
глядя себе под ноги, буркнул, опровергая свои недавние слова:
     - По телефону.



                                    9

     Сол уснул вскоре после вылета. Точнее - задремал. Просыпался,  думал,
опять погружался в дрему. Он все никак  не  мог  оценить  свое  состояние,
понять, чего же он больше хотел. С одной стороны, совсем неплохо  остаться
под покровительством Ха и Аллена. С другой - просто отвратительно  убивать
человека, который ничего плохого тебе не сделал, и о котором ты никогда до
этого не слышал. Допустим, художник погиб практически случайно. Но как  он
убьет этого страхового агента в Уругвае? Может быть, зря он  не  возражал,
когда Ха усомнился в достоверности телефонных инструкций, данных Аллену, и
решил все проверить лично? Ну, обнаружили  подделку,  убедились  насколько
Сол  им   важен.   Лети   теперь,   драгоценный   ты   наш,   твори   свое
черно-благородное  дело.  Нет,  чтобы  махнуть  на  Багамские  острова   с
чемоданчиком долларов, аккуратненько вызвать туда Джулию... А вы,  ребята,
разбирайтесь тут с Добром и Злом, убивайте  кого  надо,  раз  уж  вам  это
важно. Одно плохо: если Зло так старалось избавить его от опеки и  защиты,
то прожить лишний день оно бы ему не дало. Что ж,  придется  забыть  слово
"если". Только реальность имеет право  на  существование.  Даже  если  она
столь же уязвима, как эта многотонная махина, висящая в воздухе.
     И дремота, и размышления прервались внезапно. Трое  молодых  людей  с
миниатюрными арбалетами  в  руках  выбрались  в  проход.  Они  громогласно
заявили, что самолет захвачен, наконечники стрел отравлены ядом кураре,  у
их соучастника на борту есть взрывное  устройство,  и  сейчас  они  начнут
вести переговоры с экипажем.
     У Сола создалось впечатление,  что  не  дождавшись  окончания  одного
фильма, он перепрыгнул в следующий. Правда, в поднебесье подобные  шуточки
выглядели особенно плохо, даже невозмутимые Ха с Алленом  стали  проявлять
признаки волнения.
     Пассажиры сидели тихо, двое террористов бродили  по  салону,  готовые
тут же подавить сопротивление. Третий вел переговоры. Аллен с  Ха  шепотом
беседовали. Сол прислушался.  Оказывается,  Ха  запеленговал  пассажира  с
каким-то электронным устройством.  Аллен  убеждал  вывести  устройство  из
строя, но Ха возражал из-за слишком большого риска. Схема была  не  просто
сложной, она  была  необычной,  и  разобраться  в  ней  на  расстоянии  не
представлялось возможным.
     Внезапно Ха замолчал, словно к чему-то  прислушиваясь.  После  долгой
паузы он заговорил. На это раз ему удалось перехватить переговоры  экипажа
с Землей. Их "Боинг" захватили члены перуанской революционной армии "Тупак
Амару". Самолет должен был изменить курс  и  лететь  вместо  Монтевидео  в
Лиму, где правительству Перу предписывалось  освободить  180  томящихся  в
тюрьмах соратников по борьбе.  Любые  попытки  проволочек  пресекались  на
корню. Экипаж получил приказ кружиться на Лимой до тех пор, пока  один  из
освобожденных "соратников" не свяжется с самолетом  из  аэропорта.  Только
после этого - приземление, немедленный обмен части  заложников  на  бывших
заключенных, а там - новые инструкции.
     Ха с Алленом продолжили свои перешептывания. Сол с ужасом понял,  что
его опекуны собираются что-то предпринять.
     - Зачем вам это надо? - вмешался он. - Ну, сделаем пересадку в  Лиме,
прилетим чуть-чуть позднее. К чему из себя героев разыгрывать?
     - Ты не понимаешь, - ответил Ха, -  Земля  юлит,  как  только  может.
Небось готовят там антитеррористический отряд и все такое.  А  эти  ребята
всерьез собирались умереть. Я же чувствую,  как  у  того  придурка  дрожит
палец на кнопке.
     - Какой у него механизм? - Сол  неожиданно  вспомнил,  что  сам  имел
некоторое понятие об электронике. - Когда  бомба  взорвется:  если  нажать
кнопку или наоборот, если отпустить?
     - У него нет кнопки в прямом смысле слова. Все  не  так  просто...  -
принялся Ха за старую песню, но Аллен его перебил:
     - Сам же говорил - кнопка. Короче, он  должен  замкнуть  контакт  или
разомкнуть?
     - Замкнуть.
     - Тогда живем! - Аллен даже улыбнулся. - Если уж Мировое Зло  послало
в наш самолет такой подарочек, то Мировое Добро усадило его на  расстоянии
одного хорошего прыжка от меня.
     - А стрелы? - спросил Сол.
     - А-а... кураре, - отмахнулся Аллен, - несерьезно. Главное, что у них
в стрелах ни грамма металла нет. Ну и в арбалетах, конечно. Как же еще они
бы охрану обманули?
     - Ультиматум отвергли, - вмешался Ха. -  Перуанцы  против.  Террорист
дал им еще сорок минут на размышления. Через сорок минут обещал  связаться
в последний (если правительство Перу не передумает) раз.
     Как бы в подтверждение его слов появился третий  террорист  и  что-то
шепотом сообщим своим друзьям.
     Аллен с  Ха  согласовывали  детали  предстоящей  операции.  Сложность
заключалась в том, что Ха был уязвим, в отличие от  Аллена,  и,  вместе  с
тем, не хотел демонстрировать свой талант молниеметания.
     - Бомбу я дам тебе, - уведомил Сола Аллен. - Ты, главное,  ничего  не
трогай. А сама она не взорвется. Правда, Ха?
     Ха кивнул. Как показалось Солу - не очень уверенно.
     Прыжка Аллена Сол не видел. То ли не смог, то ли просто  не  захотел.
Запомнился сдавленный крик  бывшего  владельца  бомбы,  щелчки  спускаемой
тетивы арбалета, знакомый запах озона от сидящего рядом Ха.  Потом,  очень
красивая девушка, жгучая-жгучая брюнетка, грациозно  поднялась  со  своего
кресла и небрежно,  как  какой-нибудь  морской  пехотинец  на  тренировке,
метнула нож, глубоко вошедший Аллену под левую лопатку.
     Неизвестно, что еще хотела сделать красотка. Ха ее  успокоил.  Аллен,
как ни в чем не бывало повернулся, держа в руках какой-то пакет.  Щелкнула
еще одна тетива, и уже  Ха  сорвался  с  места,  выискивать  свою  будущую
жертву.
     Утыканный стрелами и с ножом  в  спине,  Аллен  подошел  и  аккуратно
передал Солу пакет. Сол вжался в кресло, словно  пытаясь  защитить  спину.
Только вот чем защитить грудь? Не бомбой же?
     Ха и Аллен связывали террористов. Пассажиры  шумели,  стюардессы  как
ненормальные носились по салону. Один Сол сидел и боялся шелохнуться,  для
него история еще не закончилась.
     Подошел Ха, забрал бомбу, заглянул в нее.  Воскликнул  что-то  вроде:
"Фантастика!" - и немного покопался в устройстве. Потом, то ли обращаясь к
Солу, то ли сам себе сказал:
     - С Алленом плохо. Очень плохо.
     - Что еще?
     - Во-первых, яд - не  кураре.  Эти  индейцы  сами  не  знают,  с  чем
работают. Во-вторых, нож вошел в самое сердце.
     - И он жив!
     - Пока. Внизу, на воле, это вообще было  бы  пустяком.  Самое  плохое
сейчас - в-третьих. Он не может превратиться, а именно это  ему  надо  для
излечения.
     - Почему не может?
     -  Дерево.  На  самолете  нет  ничего  деревянного.   А   превращение
наступает, если  в  прыжке  сделать  сальто  над  каким-нибудь  деревянным
предметом. Стулом, например.
     Сол вспомнил грохот мебели  в  их  первые  минуты  на  конспиративной
квартире. Да найти деревяшку на самолете - это задача. Везде пластик.
     - А зачем такое сальто? - скорее  просто  так,  чем  из  любопытства,
спросил Сол.
     - Возникает необходимое для данной процедуры расслабление.  А  дерево
создает специфическое поле, - ответил погруженный в свои мысли Ха.
     Солу стало почему-то  душно.  Аллен  не  был  лучшим  другом,  но  на
сочувствие вполне мог рассчитывать. Самое  странное,  Солу  казалось,  что
выход из этой дурацкой ситуации есть. До посадки Аллену не дожить,  дерево
необходимо найти на самолете. Даже, если придется собирать его по щепочке.
     Решив отложить конфискацию спичек на  крайний  случай,  Сол  прошелся
туда и обратно по салону. Интуиция не  подвела.  В  самолете  летели  двое
скрипачей. Скрипка - это, конечно, не стул, дерева  маловато.  Зато  какое
дерево! В конце концов, если Аллен захочет выжить - обойдется.
     Понимая,  что  так  просто  хозяева  свои  скрипки  не  отдадут,  Сол
отправился звать  на  помощь  спутников.  К  тому  же,  он  догадывался  о
нежелании  Аллена  устраивать  сеанс  черной  магии  на  глазах   у   всех
пассажиров. И в туалете сальто не сделаешь. Предстояла совсем  не  простая
операция по освобождению салона первого класса. Как бы их  не  приняли  за
конкурирующую банду террористов.



                                    10

     Из соображений конспирации  Аллен  выбрал  самый  захудалый  отель  в
Монтевидео.  Даже  не  отель,  а  дом  свиданий  какой-то.  По   коридорам
безостановочно сновали парочки, за стеной кто-то  томно  стонал.  Со  всем
этим шумом вполне можно было смириться, но вот клопы... Нет, отдаваться им
на съедение Сол решительно не соглашался. Обнаружив этих кровососов, он  в
ужасе перетряс всю свою одежду и боялся теперь не то что лечь на кровать -
сесть на стул.  Но  и  простоять  всю  ночь  на  ногах  не  представлялось
возможным. После долгих скитаний из угла в угол Сол наконец-то уселся. И в
очередной раз задумался о превратностях своей бестолковой жизни.
     Вот теперь его клопы  мучают.  Интересно,  а  Ха  с  Алленом  от  них
достается? Ну, Аллену они вряд ли его  звериную  шкуру  прокусят,  а  если
прокусят  -  кровью  отравятся.  С  Ха  им  тоже   не   сладить:   он   их
электричеством... Вот дал Бог товарищей...
     Сол подумал, что он очень легко ко всему  привыкает.  Перебирался  из
страны в страну - везде чувствовал себя как дома. Поменял  имя  -  врос  в
новое как в кожу. Обзавелся приятелями - и уже не удивляется,  что  одному
из них надо кувыркаться над деревяшкой,  чтобы  превратиться  из  зверя  в
человека, а второй запросто мечет молнии и может  светить  как  прожектор.
Только вот к убийствам привыкать не хочется. Неужели привыкнет?
     Сол ухитрился уснуть сидя. Сны ему снились неспокойные.  Обыкновенный
стул казался электрическим, кто-то подавал толстые альбомы с  фотографиями
и командовал: "Убьешь этого, этого и этого!"
     - Вставай! - голос Ха органично вписался в кошмар сновидений.  -  Нам
пора!
     Сол неохотно поднялся. Руки и ноги затекли от  неудобной  позы.  Тело
болело. Но душа  болела  еще  сильней.  Это  сон-то  -  кошмар?  Нет,  это
действительность - кошмар. Через какое-то короткое время он,  Сол,  должен
будет убить человека. Непонятно, за что, непонятно, зачем.  Убить  и  все.
Подойти, спросить: "Ты - Рамон Агирре?" И в ответ на утвердительное:  "Си,
сеньор", - несколько выстрелов в упор. Желательно в голову, так  надежней.
Какой ужас!
     Ха сидел во взятой напрокат "Тойоте" и Сол направился  к  ней.  Аллен
перенаправил его к шикарному серебристому "Вольво".
     - Откуда это? - изумился Сол.
     -  Одолжили,  -  невозмутимо  сказал  Аллен.  -  Зачем  нашу   машину
засвечивать? А дело сделаешь - пересядешь к Ха. Эту машину я  потеряю.  Ты
руками-то не очень хватайся, отпечатки пальцев - не автографы, не стоит их
раздавать просто так.
     Страховое агентство размещалось на втором этаже простого пятиэтажного
здания. Сол еле разобрался в лабиринте  табличек  и  указателей:  адвокат,
зубоврачебный  кабинет,  модельер,  адвокат,  еще  один  адвокат...   Вот:
агентство "Эсперанса". Аллен сказал - третья дверь.
     Молодой человек в очках оторвался от папки с бумагами.
     - Ты - Рамон Агирре? - спросил Сол по-английски,  так  как  испанская
фраза испарилась из памяти.
     - Да, сэр, - на английском же ответил потенциальный покойник.
     Сол почувствовал себя полностью парализованным. Пистолет с глушителем
удобно висел в кобуре под курткой,  но  он  был  так  же  недосягаем,  как
золотой запас Форт Нокса. Убить  этого  приятного  молодого  человека?  Ну
пусть бы он бросился на  Сола!  Ну  пусть  бы  здесь  сидела  засада!  Вот
тогда...
     - Извини, я зайду позднее, - пробормотал Сол и вышел.
     Спустился, сел в машину.
     С жужжанием, ненамного громче пчелиного, "Вольво" рванулся с места.
     - Как прошло? - спросил Аллен. - Вижу, ты уже не нервничаешь так.
     - Не нервничаю, - согласился Сол. - Дело в том, что я его не убил.
     Аллен чуть было не потерял управление.
     - Ублюдок, - прошептал он. - Ублюдок! Идиот! Вот послала  судьба  нам
подарочек...  Как  тебя  только  земля  носит,  как  тебя   мать   родила?
Слабоумный!
     Не прекращая ругаться, Аллен очень быстро сориентировался  в  уличном
движении и уже через пару минут запарковал машину на том же самом месте.
     - Вперед! - скомандовал он. - Вперед, или сам не знаю, что я с  тобой
сделаю.
     - Ну зачем это надо? - взмолился Сол. - Ведь он же ничего не  сделал.
Парень как парень, у него, наверное, невеста есть, ждет его вечером...
     - Он не женится, даже если останется в живых, - сказал-отрезал Аллен.
- Но  стольких  невест  оставит  без  женихов...  а  вдов...  все  хватит,
разболтались. Убей его!
     Походкой робота Сол прошел по уже знакомому пути.  Зашел  в  кабинет.
Сказал дурацкое: "Извини, друг", - и дважды выстрелил, стараясь попасть  в
сердце.
     Во второй раз Аллен вопросов не задавал. Скорее  всего,  ответы  были
написаны у Сола на лице. "Тойота" уже ждала их в условленном месте.
     Пересаживаясь, Сол подумал, что кроме того, что он подонок, он еще  и
дурак. Ну что ему стоило после первого  возвращения  сказать  об  убийстве
Рамона Агирре? Невелика персона  -  страховой  агент.  Газеты  не  обязаны
писать о его смерти. Кто проверит, кто узнает?  Нет,  идиот,  он  идиот  и
есть.



                                    11

     Ха уехал, и Сол коротал время с  Алленом.  Сол  полюбопытствовал,  не
опасно ли им быть без Ха, ведь при повторной атаке вампиров, защититься от
них будет невозможно. Аллен ответил, что если отрубить вампиру голову,  то
и это совсем неплохое средство. Но пусть Сол не пугается, дважды одно и то
же нападение могут совершать только  такие  олухи,  как  он.  Если  уж  их
атакуют, то по-другому.
     Сол представил себя отрубающим голову вампиру. Да,  такому,  пожалуй,
отрубишь... А вообще, что  ему  еще  предстоит  делать?  Стрелять,  рубить
головы, вешать, топить, пытать... Был человек, как человек. Стал -  палач.
Невесело.
     Времяпровождение  в  самом  деле   нельзя   было   назвать   веселым.
Телевидение почему-то начало действовать почти  как  рвотное  средство,  в
книге не удавалось  понять  больше  одного  абзаца,  да  и  тот  сразу  же
забывался. А ведь еще совсем недавно Сол так  мечтал  выкроить  достаточно
времени, чтобы почитать вволю. Ах, да, это было в прошлой  жизни.  Точнее,
во второй, когда он считался сантехником Янисом. А сейчас, в  третьей  его
жизни, когда он стал убийцей Солом, ему, почему-то больше  всего  хотелось
поговорить с кем-нибудь, облегчить душу если  не  исповедью,  то  хотя  бы
обыкновенной беседой. Только Аллен уж больно неподходящий собеседник.
     Как ни странно, оборотень разговорился  с  охотой,  отвечая  даже  на
"трудные" вопросы.
     - Ну мало ли какую чепуху показывают в  кино  и  пишут  в  книгах,  -
сказал Аллен, после осторожных намеков  Сола  на  то,  что  оборотни  едят
людей, - в старину и не такое было. Да, ели когда-то, но ведь  и  люди  не
без греха! Какое из племен в древности  каннибализма  избежало?  Люди  ели
людей, оборотни ели. Скорее всего,  у  оборотней  это  несколько  э-э-э...
затянулось.  Во-первых,  они  сильнее,  во-вторых,  потребность   какая-то
природная есть. А  в-третьих  -  уж  больно  люди  оборотней  третировали,
считали их порождением тьмы. Соответственно, и реакция с нашей стороны. Но
все в прошлом. Сейчас, клянусь, оборотня-людоеда ты не найдешь. Разве  что
в какой-нибудь дикой стране. А люди, кстати,  на  людоедстве  до  сих  пор
попадаются. То там, то тут пресса об этом пишет.
     - А много вас, оборотней, живет на свете?
     - Я бы не сказал. Один на  миллион,  наверное.  Может  быть,  немного
побольше. Ведь совсем не обязательно, что мой ребенок  родится  оборотнем,
даже если моя подруга - оборотень. Процентов на 95 я уверен, что он  будет
обыкновенным человеком.
     - Какое же чудо должно привести к рождению оборотня?
     - Обыкновенное чудо. - Аллен почему-то загрустил, тяжело вздохнул.  -
Вот если взять моего отца... Он прожил долгую жизнь, лет сто  сорок,  если
не больше. Четыре или пять обыкновенных  жизней,  он  ведь  перебирался  и
менял документы, чтобы  не  привлекать  внимание  своим  долгожительством.
Множество раз был женат, имел кучу детей от жен и  любовниц.  Но  все  его
дети - обыкновенные люди. И вот однажды, лет тридцать тому  назад,  папаша
вдруг почувствовал, что готов осчастливить  мир  еще  одним  оборотнем.  А
способность эта, как он догадывался, кратковременная, на сутки, не больше.
Жил он уже размеренной жизнью немолодого человека,  очередная  жена  давно
вышла из детородного возраста. Любовниц молодых, наверное, тоже  не  было.
Найти какую-нибудь шлюху? Так с чего бы это она согласилась рожать?  Тогда
отец подошел к этому делу как к диверсионной операции. Отправился в район,
где жила состоятельная публика. По каким-то  признакам  нашел  религиозную
семью, да еще и с молодой женой. Превратился в кота...
     - Так ты в кота превращаешься?
     - Если надо, смогу. И отец, и я - оборотни-универсалы. Хотя и  не  на
все  сто  процентов.  В  крупных  животных  не   можем   превращаться,   в
водоплавающих, в птиц. Кстати, обрати внимание: Зевс,  у  древних  греков,
тоже по любовной нужде превращался. В орла, в лебедя... Так  вот,  о  моем
отце. С риском для жизни, ведь ему уже было за сто лет, он вскарабкался по
трубам и карнизам  до  окна  с  открытой  форточкой.  Пролез  в  форточку,
превратился из кота в человека. И набросился на молодую женщину, мою мать.
Муж ее был на службе, прислуга ушла по каким-то делам. Насиловал  он  свою
жертву часа три, а когда уходил, то сказал, словно загипнотизировал: "Если
ты мужу расскажешь, он тебя убьет. Молчи!" Она и молчала.
     - А ты как узнал?
     - В четырнадцать лет встретил своего настоящего отца. Конечно же - не
случайно.  Он  мне  все  рассказал,  убедил  поверить.  А  мать  моя  меня
ненавидела. Что с нее взять: несчастный человек.  Как-то  так  получилось,
что детей у нее больше не было. Наверное, в этом она винила меня. А муж ее
ни о чем не догадывался, считал меня родным сыном, очень любил. Он заболел
раком и перед смертью завещал мне  почти  все  состояние.  Матери  оставил
только дом и еще самую малость. На безбедную жизнь. Грустная история?
     - Да уж, -  согласился  Сол.  -  Бывает,  конечно,  хуже,  но  и  это
достаточно неприятно. Неужели не было другого выхода?
     - Значит, не было. Вернее, был выход,  но  уже  без  меня.  Отец  все
тщательно взвесил и решил принести в жертву чужое счастье. А я,  со  своей
стороны, стараюсь оправдать свое существование. Вместо того, чтобы  ломать
голову, выбирая между Гавайями, Флоридой и Багамскими островами, вожусь  с
тобой, - выражение лица у Аллена стало такое,  словно  он  хотел  сказать:
"копаюсь в дерьме". - Думаешь, ты один занимаешься нелюбимым делом?
     -  Убийства  -  это  не  "нелюбимое"  дело.  Это   дело   грязное   и
отвратительное.
     - Но должен же кто-то выполнять работу мусорщика и копаться в дерьме?
Есть еще "хорошие" работы. Например, у патологоанатомов.  Каково  бы  тебе
было работать с трупом, жертвой убийцы-садиста?
     -  Не  туда  ты  заехал,  Аллен,  -  Сол  помрачнел.  -  Не  вижу   я
необходимости в убийстве людей за преступления, которые они уже никогда не
совершат. Твоего отца еще можно оправдать. Меня - нет. И тебя с Ха - тоже.
     - Нас можно оправдать. Мы знаем почему и зачем ты убиваешь.
     - Так скажи!!!
     - Нельзя. Ты это знать не должен. Если уж ты такой  совестливый  -  у
тебя есть оружие, можешь вместо жертвы выстрелить в себя.
     Вот  так.  Подобного  совета  Сол  не  ожидал.  Хорош  опекун  Аллен.
Заботливый друг. Сол почувствовал  себя  словно  на  необитаемом  острове.
Между ним  и  материком  людей  -  океан  непонимания,  подводные  течения
нарушенных законов, водовороты загадочных интриг.
     Нет, подумал Сол, это просто такой у Аллена черный юмор. Он прекрасно
понимает, что у человека, столько времени  находящегося  в  бегах,  должен
быть прекрасно развит инстинкт самосохранения, и стреляться он не  станет.
Сейчас не время, не стоит обижаться, не годиться оставаться в одиночестве.
С острова необходимо срочно бросить мостик  на  "материк".  Благо  и  тема
хорошая есть. Аллен что-то говорил про Зевса.  Но  ведь  Зевс  -  бог.  Во
всяком случае, древние греки его таковым считали. Какая связь между богами
и оборотнями? Надо спросить.



                                    12

     - Зевс - оборотень? Безусловно! - Аллен оживился,  даже  обрадовался.
Абстрактные  рассуждения  явно  нравились  ему   больше,   чем   невеселые
воспоминания о собственной родословной. Он открыл бар, налил себе  бренди,
вопросительно качнул бутылкой. Сол не возражал.
     - Та-ак, - продолжил Аллен, удобно устраиваясь с бокалом в  руках.  -
Это тема интересная: боги и  оборотни.  Мне  отец  во  время  наших  бесед
кое-что рассказывал. По его мнению,  языческие  пантеоны  почти  полностью
состоят из оборотней. Про Зевса мы говорили. Его  дочь,  Афина,  сохранила
"птичью" наследственность, превращаясь в  сову.  С  Герой  тоже  связывают
несколько птичек: кукушку, павлина, ворона. И,  как  не  странно,  корову.
Посейдон обращался в коня. Асклепий - в змею. Геката - в собаку.  Артемида
- в лань, а ее братец, Аполлон, вообще  был  полным  универсалом.  Он  мог
превратиться в волка, дельфина, ястреба, мышь, ящерицу и еще кого-то.
     - Это только у древних греков?
     - Нет, почему же. Просто про другие религии я помню меньше. Не  будем
разбрасываться. Разве что Древний Египет -  тоже  прекрасная  иллюстрация.
Там без всяких намеков  на  любовные  приключения  боги-оборотни  спокойно
существуют в двух ипостасях. Не помню уже, кто  был  кто,  но  у  египтян,
думаю, самый полный набор: крокодил, шакал, ибис,  кот,  баран,  корова...
Главное  -  сам  принцип.  Когда  учился  в  университете,  все  порывался
составить таблицу. Большую-большую, на все основные языческие религии.  Да
вот беда, руки не доходят.
     - Получается, так легко объяснить древние  религии,  если  допустить,
что боги - обыкновенные оборотни?
     - Конечно! Ничего темного и  отвратительного  тогда  в  оборотнях  не
видели, это появилось лишь в средние века. Те, кто был сильнее  и  обладал
даром превращения, просто захватывали власть и жили в свое удовольствие за
счет обожествлявших их людей.
     - Интересная теория.
     - Еще бы! Мне что отец говорил? Очень ему интересен был Геракл.
     - Он же не бог!
     - Это еще как сказать. В очень  многих  местах  ему  поклонялись  как
богу, считалось, что Зевс забрал его на Олимп.  Но  дело  не  в  терминах.
Во-первых, он сын Зевса, а брачная ночь, которая к этому привела,  длилась
трое суток. Ничего не  напоминает?  Зевс  явился  украдкой,  принял  чужой
облик... Хорошо. Во-вторых, сила и здоровье у Геракла явно нечеловеческие.
В-третьих, неоднократно на него находило безумие, и он убивал близких  ему
людей. С оборотнями такое бывает, если моральные тормоза слабые.  А  какие
тормоза у сына царя? В-четвертых, самое интересное, подвиги. Из двенадцати
подвигов в пяти он побеждает каких-то неуязвимых  животных:  льва,  гидру,
вепря, быка.
     - А кто пятый?
     - Какие-то стимфалийские  птицы.  Но  они  в  теорию  отца  не  очень
вписываются, так же как лань Артемиды  и  пленение  пса  Кербера.  Зато  в
юности, до главных подвигов, Геракл победил еще одного льва. Это с теорией
согласуется.
     - Что за теория?
     - Не перебивай, я все  расскажу.  Схема  простая:  появляется  жуткая
тварь, истребляет народ, никто не может с ней справиться. Потом появляется
Геракл, убивает тварь, пожинает плоды своей  популярности  и  отправляется
совершать новые подвиги. Мой отец объясняет все  очень  просто:  Геракл  и
тварь - одно и тоже действующее лицо. Добро и  Зло  разделены  тут  как  у
доктора Джекила и мистера Хайда (вернее, так только может  показаться).  В
отличие от бедолаги Джекила,  Геракл  эксплуатирует  свою  темную  сторону
больше, чем на сто процентов. Утолив свою жажду убийств (сознательную  или
бессознательную), он обретает репутацию героя-спасителя. Отдыхает,  греясь
в лучах славы. Потом - новый разгул кровавых страстей, новый "подвиг", еще
один  шаг  к  вершине  популярности.  Каков   результат?   Слава   Геракла
превосходит славу самого Зевса!
     - А как же доказательства? Убитые львы, вепрь, наконец - гидра?
     - Это Гераклу-то с его силой  и  способностями  не  отыскать  в  лесу
самого крупного вепря? Не нарубить сотню змеиных голов?
     - Здорово! - искренне сказал Сол.
     Теория ему очень понравилась. Если могучий герой-заступник Геракл был
убийцей-маньяком, то почему и ему, Солу, не убить несколько человек во имя
какой-то великой сверхзадачи?
     - Ты не пугайся, гуманист, - почему-то,  Аллен  принялся  успокаивать
Сола, - это время такое жестокое было. Ни жизнь человеческую,  ни  мучения
человеческие  никто  во  внимание  не  принимал.  Богиня  мудрости  Афина,
покровительница наук, с побежденного Палланта содрала кожу и  обтянула  ей
свой щит. Покровитель искусств Аполлон содрал  кожу  с  музыканта  Марсия.
Если такое творили богиня мудрости и покровитель искусств, то какой  спрос
с простого парня Геракла?
     - Да, да... - алкоголь придал мышлению Сола давно забытую легкость. -
Но ведь Зевс умел метать молнии как наш Ха, так почему же он оборотень,  а
не демон?
     - Очень интересная тема, - Аллен налил себе и Солу еще бренди, отпил.
- Так...
     Зазвонил телефон. Аллен снял трубку, послушал, выругался. Он буркнул,
что сейчас выедет, швырнул  трубку  и  залпом,  как  простую  воду,  допил
бренди.
     - Это Ха,  -  сказал  Аллен  уже  на  ходу,  направляясь  к  простому
деревянному  шкафчику,  на  удивление  плотно  забитому  оружием.  -   Его
преследуют, пока ненавязчиво, даже удалось позвонить по телефону-автомату.
     - А что за Ха волноваться? - Сол еще оставался под влиянием выпитого.
- Пара молний - и все о'кей!
     - Если бы, если бы, если бы, -  Аллен  наконец-то  рассовал  гранаты,
автоматы и запас патронов по сумкам, одну из них  протянул  Солу.  -  Даже
плохая винтовка бьет дальше, чем  хорошая  молния.  И  еще.  Ха  чувствует
металл на расстоянии. Та машина, которая едет за ним, набита металлом  под
завязку. Металлические сети, заземления... Вот во времена Зевса  никто  не
знал, что такое заземление.



                                    13

     Тщательно проверив, нет ли за машиной слежки, Аллен высадил  Сола  на
улице. Было не совсем понятно: то ли его, Сола, жизнь слишком  драгоценна,
чтобы рисковать ею, то ли его человеческая  слабость  и  неловкость  могут
послужить помехой при проведении спасательной операции.
     Аллен расщедрился, дав Солу  изрядное  количество  денег.  А  вот  на
советы он оказался скуп, оставив лишь инструкции, как  связаться  вечером.
По его же рекомендации Сол не взял с собой никакого оружия.
     Для укрепления душевного спокойствия Сол  зашел  в  ближайший  бар  и
заказал бренди.  Пьян  он  или  трезв?  Поездка  на  машине  подействовала
отрезвляюще, но такое желание напиться... Откуда оно? Нервы сдают, все эти
убийства и погони просто не проходят. Надо расслабиться, и выпивка - самое
доступное средство. Но не самое лучшее. Все! Последний бокал!
     Услужливо  всплыла  заманчивая  мысль,   что   есть   средство   куда
действеннее, чем бренди. Женщина! Джулия!  Сейчас  она  на  работе,  можно
позвонить, договориться о встрече. За ее домом, без  сомнения,  следят,  а
вот на работе... Нет, опасно, это уже пьяная лихость.  Хороша  Джулия,  но
недосягаема, недоступна. Да. Но  есть  ведь  женщины  и  более  доступные.
Предательство?  Измена  Джулии?  Чепуха.  Джулия  -  это  человек.  А  вот
какая-нибудь  потаскушка,  в  чьих  профессиональных  услугах  Сол  сейчас
нуждается, это... мыслящее (чуть-чуть) растение.  Или  одушевленный  (тоже
чуть-чуть) механизм по оказанию услуг определенного рода.  А  разве  можно
человеку  изменить  с  механизмом?  Или   растением?   Это   будет   чисто
психотерапевтическая процедура! Обвинять в  измене...  То  же  самое,  что
обвинить пациента, пришедшего к проктологу, в гомосексуализме.
     Сол просто восхитился собственным  внутренним  красноречием.  Это  же
надо додуматься  до  такого  оригинального  сравнения!  Нет,  бренди  явно
положительно сказывается  на  его  умственных  способностях.  Так,  теперь
остается найти "мыслящее растение". Лекарственное растение, можно сказать.
     Сол оглядел бар и тут до него дошло, что время для  подобных  поисков
самое неподходящее. Все профессионалки  отсыпаются.  Те,  кого  по  одежде
можно принять за профессионалок, - секретарши  и  продавщицы,  заглянувшие
сюда на четверть часа. Максимум, что выгорит с ними, - это договориться  о
встрече на вечер. Нет, не подходит, сейчас бы Сола  лучше  всего  устроила
простейшая схема: деньги - товар. Что же делать? Еще бренди? Нет!
     Сол вышел на улицу. Отказываться от задуманного ему не хотелось. Есть
ведь в городе места, где можно найти женщину в любое время суток. Сол, как
добропорядочный,  хотя  и  не   зарегистрированный,   семьянин   туда   не
заглядывал, но отыскать...
     Сол настолько  глубоко  задумался,  что  налетел  на  прохожего.  Или
прохожий налетел на него? Но,  судя  по  ощущениям,  это  не  прохожий,  а
ходячая каменная стена.
     - Прошу прощения, - старомодно выглядящий высоченный мужчина  средних
лет, одетый в  темный  костюм-тройку,  несмотря  на  душный  летний  день,
церемонно наклонил голову. - Извините.
     Сол кивнул, тоже буркнул в ответ извинение и  собрался  идти.  Но  не
тут-то было.
     - О! Мистер! -  человек-стена  загородил  дорогу.  -  Твое  лицо  мне
знакомо. Где же я его видел? Ах да, в газете. Ты какой-то то ли  грек,  то
ли еврей. Убил молодую женщину, начинающую актрису.
     Сол затравленно огляделся. Бежать было некуда. Хотя, если  рвануть  в
тот переулок...
     - Не надо бояться, - старомодный джентльмен попытался улыбнуться. - Я
не собираюсь звать полицию. Хотя мог бы позвать, и ты бы не убежал. Сил  у
меня хватает. Посмотри!
     Прохожий протянул руку словно  для  рукопожатия.  Обескураженный  Сол
машинально  протянул  свою.  Ответное  пожатие   было   такой   чудовищной
нечеловеческой силы, что Сол мысленно попрощался с правой рукой. На глазах
невольно выступили слезы.
     Нет, кажется рука уцелела. Чтобы опробовать ее Сол смахнул слезы.
     - Почему я запомнил твое лицо? - продолжил незнакомец. - И  почему  я
не зову полицию? Дело в том, что я психолог. Очень  интересуюсь  мышлением
самых разных маньяков. Для меня вы не преступники, а объект  исследования.
И ценны вы лишь тогда, когда находитесь на  свободе.  Под  арестом  вы  не
можете исполнять свою функцию. Нам надо  поговорить.  В  исследовательских
целях, разумеется. Пошли со мной. И не вздумай бежать!
     Садясь в роскошный "Ролл-Ройс", Сол пожалел, что отказал сам  себе  в
еще одном бокальчике бренди. Может,  это  была  его  последняя  выпивка  в
жизни. Он не поверил ни одному слову, сказанному типом в тройке.  Как  же:
первый встречный - специалист  по  маньякам,  помнящий  Сола  в  лицо!  Да
благодаря стараниям опекунов он, Сол, выглядел настолько неузнаваемо,  что
даже сам в зеркало смотрел  с  недоверием,  он  ли  это.  Вранье!  И  сила
невероятная. Сол искоса глянул на сидящего за рулем  незнакомца.  Нет,  не
вампир,  вампиры  днем  не  разгуливают.  Оборотень?  Демон?  Дьявол   его
разберет. Точно! Дьявол в человеческом облике. Такая роль ему больше всего
подходит. Человек-стена, человек-тиски, дьявол.
     Сол мысленно излил  поток  ругательств  на  Аллена.  Тупица!  Болван!
Нехитрый трюк с преследованием Ха оставил Сола без опеки. За ними следили,
а этот самоуверенный  зверь-человек  Аллен  не  сумел  обнаружить  слежку.
Остается надеяться, что раз уж Сола не убили сразу же на улице, то убивать
позднее тоже не собираются.
     Автомобиль     остановился     около      двухэтажного      особняка.
Специалист-маньяковед открыл входную дверь, пропустил Сола и зашел следом.
Дверь захлопнулась, и Сол впервые в жизни испытал  что-то  вроде  приступа
клаустрофобии. Настолько полная изоляция чувствовалась в этом доме...  Как
в противоатомном бомбоубежище. А хозяин дома больше  всего  сам  похож  на
маньяка. На маньяка-садиста. Не слишком ли  много  ярлыков  для  одного...
существа:  дьявол,  маньяк,  садист?  Ни  к  чему  распылять  внимание   и
воображение. Главное - это враг. Надо собраться с  мыслями  и  перехитрить
его. Совершенно непонятно о чем он  будет  говорить,  но  тактика  проста:
вначале слегка возразить (сразу сдающийся противник всегда  подозрителен),
потом согласиться, а  когда  появиться  относительная  свобода  -  бежать,
бежать, бежать.
     - Мистер Сол Розовски, известный ранее, как Янис Триандаафилас?
     Сол кивнул.
     - Ты не умеешь выбирать друзей, Сол. Ты выбрал сплошные мускулы и  ни
капли интеллекта. Пока тебя атаковали  в  лоб,  это  помогало.  Но  стоило
чуть-чуть схитрить, и ты уже  потенциальный  покойник.  Тебя  могли  убить
тысячу раз на улице: зарезать, застрелить, взорвать, сбить машиной, а  еще
легче  -  мотоциклом.  Для  этого  не  надо  было  посылать  вурдалаков  и
суперменов, это мог сделать любой хулиган за сотню-другую долларов.
     - Почему я жив? - Сол чувствовал какое-то безнадежное спокойствие.
     - Мы считали тебя простым ликвидатором, удачливым наемным убийцей. Но
твои друзья прогнали вампиров... Так их давно не прогоняли.  Ну,  отрубили
бы им головы, если вы такие сильные. Но солнечный свет ночью...  Когда  мы
поняли, что  тебя  охраняет  демон,  мы  заподозрили  неладное.  Никто  не
охраняет простого ликвидатора как  бесценное  сокровище.  Наши  статистики
просчитали тебя на большую глубину.  И  теперь  мы  знаем,  что  живой  ты
намного полезнее мертвого. Только не вздумай зазнаваться!
     Сол не зазнавался. Новые понятия врезались  в  память:  "ликвидатор",
"статистики", "просчитать на большую глубину". Что все это значит?  В  чем
его ценность?
     - Я скромный человек,  -  спокойно  сказал  Сол.  -  Ни  к  чему  мне
зазнаваться. Но не понимая в чем дело...
     - Так ты не понимаешь? - Человек-дьявол повторил попытку улыбнуться и
это получилось еще страшнее, чем на улице. - Твои друзья-защитники тебе не
сказали? Ай-ай-ай, какие негодяи, держат тебя в неведении! И  не  говорят,
почему ты убиваешь невинных людей? Просто мерзавцы!
     "Игра, какая-то игра,  -  твердил  сам  себе  Сол.  -  Ха  с  Алленом
мерзавцы, возможно. Но даю голову на отсечение, что этот  тип  -  мерзавец
еще больший".
     - Ты ведь хочешь узнать, почему ты  убивал,  -  продолжил  человек  в
костюме.
     Сол кивнул.
     - Погоди чуть-чуть, узнаешь. А тебе хоть сказали, ради каких  идеалов
ты стараешься и кто твои враги?
     - Мы работаем на Мировое Добро и против Мирового Зла.
     -  Какой  примитив,  какой  примитив!  -  незнакомцу  жутко  хотелось
выглядеть  добрым  дедушкой,  но  оскал  хищника-убийцы  явно  лез   через
благообразную маску.
     Сол подумал, что этому типу цены бы не было на съемках фильма ужасов.
     - Ты хоть понимаешь, Сол, насколько все относительно на свете? То что
добро для карманника - зло для обворованного. У кошки и мышки, у  волка  и
барана разные понятия о добре и зле. Я авторитетно заявляю тебе, Добро  на
нашей стороне и предлагаю сотрудничество.
     - Какого рода?
     - Такого же. В мире полно лишних людей. Многие из них  просто  мешают
жить остальным. Их надо ликвидировать.
     - Ничего не понял. В чем ваша разница с моей командой? Почему бы  вам
не объединиться и не убивать вместе?
     - Мы убиваем разных людей, - отчеканил  незнакомец.  -  А  тех,  кого
убивает противник, хотели бы сохранить.
     - Но вам тоже нужен я, а не убийца-профессионал. Почему?
     - Куда ты спешишь?  Узнаешь.  Твои  старые  друзья  не  сказали  тебе
ничего. Почему мы должны говорить?
     - Вы же лучше, - Сол попытался выглядеть абсолютно искренне. -  Вы  -
Добро. А Добро должно быть правдивым.
     - У тебя странные представления о добре. Но тебе  пока  нельзя  знать
правду. Таково условие нашего соглашения.
     - На такие условия я не согласен!
     - Ни-че-го! - Веско сказал человек-стена и  наконец-то  улыбнулся,  -
согласишься, я тебе обещаю.
     Именно эта улыбка и напугала Сола по-настоящему. Никогда он  еще  так
не боялся. Словно Мировое Зло своим  плакатно-страшным  взглядом  пронзило
его душу. "Конечно соглашусь, - подумал он, - соглашусь, как миленький.  А
потом сбегу, при первом же удобном случае, сбегу, скроюсь. На дне морском,
в пустыне, в Гималаях... Последние усилие: надо  слегка  возразить,  потом
прикинуться корыстным и сделать вид, что я  продался  за  деньги.  Большие
деньги. Без них убежать невозможно".
     - Мне надоело быть игрушкой в чужих  руках,  -  сказал  Сол.  -  Я  -
взрослый человек. С характером, с идеалами. Я не кукла-марионетка!
     - Твой характер очень  скоро  станет  мягким  как  воск,  -  пообещал
незнакомец. - И я буду лепить из него то, что я захочу.
     Собеседник отвернулся от Сола, вышел из комнаты, захлопнув  за  собой
мощную дверь. Сол растерялся.  Он  ожидал  продолжения  уговоров,  готовил
капитулянтскую фразу о своем мнимом согласии. И надо же, так неожиданно...
     Сол прошелся из угла в угол,  окинул  взглядом  свою  комфортабельную
камеру. Кресла, удобный диван. Есть где провести несколько  часиков  перед
капитуляцией.
     Нос Сола внезапно ощутил какой-то  новый  запах.  Сильный  запах.  И,
кажется, знакомый... Так пахнут духи, которыми обычно  пользуется  Джулия.
Джулия?!! Она где-то тут?! О, Господи! Только Джулии  не  хватало  в  этом
логове чудовища!..



                                    14

     Резная деревянная панель на одной из стен отъехала в сторону,  открыв
взгляду Сола то-ли огромное окно, то ли гигантский  экран.  Нет,  все-таки
окно в соседнюю комнату. Ее объем начал менять цвет от черного к серому. В
темноте перемещались  какие-то  тени,  силуэты.  Нестерпимо  пахло  духами
Джулии. Сколько флаконов надо разлить для такого сильного  запаха?  Только
бы проклятая образина не вздумала обижать Джулию. Зачем это надо? Он, Сол,
уже на все согласен.
     Серый туман в соседней комнате постепенно рассеивался, словно  кто-то
плавно  регулировал  яркость  электрического  света.  Вначале  Сол  увидел
Джулию, потом комнату  с  убогой  обстановкой:  пустой  стол  и  несколько
стульев. А на заднем  плане,  словно  они  только  вошли,  появилось  двое
мужчин. Солидные такие мужики, рослые, крепкие,  пузатые.  Явные  любители
пива  и  отбивных.  Оба  одеты  в  полурасстегнутые   полосатые   рубашки,
открывающие волосатую грудь. У обоих роскошные темные усы.
     Джулия в упор смотрела  на  Сола,  но  кажется  не  видела  его.  Сол
подбежал, постучал кулаком по стеклу. Безрезультатно.
     Джулия повернулась к вошедшим мужчинам. Длинная серая юбка с  темными
крапинками распахнулась в пикантно высоком боковом разрезе,  явив  взгляду
изящную стройную ножку. У Сола перехватило дыхание, он начал догадываться,
что должно произойти у него на глазах. Да какое там догадываться! Он точно
знал, что произойдет, зачем там эти гнусные типы. А он бессилен...
     Взгляд  обследовал  комнату.  Комфортабельная  камера?  Интересно,  а
бывает ли комфортабельная пыточная камера? Эти идиотские диваны  и  кресла
не в счет, все мягкое, как в сумасшедшем доме. Ура! У этого пластмассового
столика металлические ножки!
     Сол  кинулся  к  столику,  вырвал  изогнутый  металлический  прут  из
пластиковых пазов. Увы, это похоже не на стержень, а  на  трубку,  притом,
что хуже всего, на алюминиевую трубку. Толку с нее...
     Сол подскочил к окну. Джулия о чем-то говорила с  мужчинами,  кажется
возражала. Звукоизоляция  была  абсолютная.  Сол  размахнулся,  ударил  по
стеклу. Точно, алюминиевая трубка. Погнулась, а стеклу  ничего.  И  внутри
ничего не слышно. Сол остервенело принялся махать своим неудачным оружием.
Ни трещинки, ни осколочка!
     Сол запыхался,  остановился,  чтобы  отдышаться.  Мужчины  за  окном,
словно дождавшись, что их единственный зритель  успокоился,  приступили  к
действиям. Один из них взял Джулию за локоть и положил  свою  руку  ей  на
грудь. Сол в  ярости  взвыл.  Джулия  отшатнулась,  мотнув  пышной  копной
каштановых волос. Сола вновь  окатила  волна  знакомого  аромата.  Как  же
доходит запах? Может быть, можно пролезть через вентиляционную систему?
     Взгляд Сола не обнаружил  ни  вентиляционной  решетки,  ни  чего-либо
похожего. А события  за  окном  разворачивались  хоть  и  медленно,  но  в
единственно возможном, самом нежелательном  направлении.  Один  из  мужчин
схватил Джулию сзади за руки, свел их у нее  за  спиной,  пятясь,  потащил
бедняжку к столу. Она пыталась упираться, но силы были слишком неравны.
     Сол кинулся к двери. Толкнул ее, рванул на себя. Отбежал и  ударил  в
дверь плечом с разгона. Плечо заболело, Сол вернулся к окну.
     Джулия уже лежала на столе, ее ноги свисали,  не  доставая  до  пола.
Один из мужчин прижимал ее плечи и руки, второй заходил  со  стороны  ног.
Джулия попыталась лягнуть его и  промазала,  только  туфелька  на  высоком
каблуке отлетела в сторону. Насильник провел  рукой  по  ноге,  по  бедру,
обнажившемуся в боковом разрезе юбки, засунул руку глубже под юбку. Джулия
отчаянно завертелась. Юбка в руках насильника разорвалась, продолжив линию
разреза так легко, словно была из бумаги. Мужчина стащил с Джулии  трусики
и принялся расстегивать брюки.
     Когда насильник навалился на Джулию,  Сол  завыл,  закричал,  схватил
свой жалкий прут и принялся колотить по окну. Он мог бы так кричать и выть
очень долго, но громкий голос человека-дьявола заглушил его.
     - Что ты так нервничаешь? - спросил голос.
     - Отпусти ее! Слышишь?! Отпусти немедленно! - Солу казалось, что  чем
громче он будет кричать, тем его слова окажутся действеннее. - За что ее?!
Она же ничего не сделала.
     - Это тебе за твое упрямство. Ты думал, я буду тебя уговаривать?
     - Все, все. Я согласен, скажи им, пусть они ее отпустят.
     - А если не отпустят?
     - Скажи им, чтобы отпустили, а то я откажусь!
     - Не откажешься. А тебя надо проучить, ты еще смеешь мне грозить.
     - Не буду, не буду, только отпусти.
     - Поздно спохватился. И не боюсь я, что ты  откажешься.  Я  ведь  еще
много чего могу придумать.
     Сол почувствовал, что по его щекам текут слезы. Он беззвучно  плакал,
глядя в окно. Насильник оторвался от Джулии и отошел.  Второй  нагнулся  и
впился в ее губы каким-то свирепым то ли поцелуем,  то  ли  укусом.  Потом
рывком поставил Джулию на ноги и отпустил. Она стояла с закрытыми глазами,
пошатываясь. Первый насильник  с  довольным  видом  сел  на  стул.  Второй
расстегнул брюки, подошел к Джулии, повернул ее спиной  к  себе,  легонько
подтолкнул к столу и нагнул, заставив лечь грудью на  стол.  На  этот  раз
Джулия  уже  не  сопротивлялась.  Насильник  шлепнул  ее  по   ягодице   и
пристроился сзади.
     Слезы ручьями текли по щекам Сола.  Он  опять  завыл.  Внезапно  ожил
проклятый голос. На этот раз он тараторил скороговоркой. И тон у него  был
совсем другой.
     - Так ты знаешь, почему тебе не говорили...
     Что-то грохнуло совсем рядом.  Обвалилась  половина  стены  слева  от
Сола. В комнату ворвался Аллен с каким-то жутким оружием в руках.  За  ним
маячил Ха с оружием еще более странным.
     - ...Они хотели, чтобы ты...
     Пулемет Аллена послал в стенку струю свинца. Голос замолчал.
     - Вот черт! - выругался Аллен, - что за вонь?
     - Духи... Джулия!.. Мы должны спасти ее!  Смотри!  -  Сол  указал  на
окно.
     Аллен резко повернулся. Его лицо исказила  гримаса  ужаса,  проклятие
сорвалось к  губ.  Он  выпустил  по  окну  очередь,  другую,  третью.  Сол
зажмурился, осколки стекла впились в лицо. Он чуть  было  не  кинулся  под
очередь, но опомнился и закричал.
     - Прекрати! Ты убьешь ее!
     - Кого?
     Сол открыл глаза. Освещение за окном погасло. Стоп! Никакого окна  не
было. Очень толстая полупрозрачная пластина, наверное, и не  стекло  даже,
разбита пулями. А  за  дырой  -  темная  ниша  глубиной...  всего  лишь  в
несколько сантиметров.
     - Это телевизор! Где-то тут комната с  телекамерой,  там  Джулия!  Мы
должны...
     - Какой телевизор? Ты рехнулся? Бежим отсюда.
     - Нет, мы должны...
     Аллен схватил Сола  за  шиворот  и  потащил  к  дыре  в  стенке.  Сол
вырвался. Он ненавидел весь  мир.  Почему  они  не  хотят  спасти  Джулию?
Сволочи!
     Аллен попытался еще раз схватить  его,  но  Сол  увернулся  и  двинул
Аллену в челюсть. Безусловно, оборотень отличался огромной силой, но он не
был человеком-стеной и пошатнулся от удара.
     - Сукин сын! - закричал Ха из-за стены, - жить надоело?  Что  ты  там
возишься?
     Тут  уже  Аллен  ударил  Сола.  Сол  даже  не  увидел  удара,  только
почувствовал как будто в голове что-то взорвалось. Сознание он не потерял,
утратил только координацию движений  и  всякое  желание  что-либо  делать.
Аллен кряхтя взвалил его тело на плечо и пошел.  Чувствовалось,  что  даже
человеку-оборотню  нелегко  одновременно  тащить  и  тело,  и   громоздкий
пулемет.
     За  спиной  у  Ха  висело  что-то  наподобие  ранца,  соединенного  с
непонятным оружием в руках. Сол вспомнил, что в каком-то фильме  он  видел
почти такой же огнемет.
     Пятясь, со стволом огнемета, направленным к  особняку,  Ха  прикрывал
отход Аллена. На улице остановилось несколько машин, но  зеваки  проявляли
осторожность. Аллен стряхнул Сола на заднее  сидение,  сам  сел  за  руль.
Последним, до самого конца будучи настороже, в машину втиснулся Ха.



                                    15

     - Почему вы не спасли Джулию??! - кричал Сол,  лихорадочно  шагая  по
комнате. - Почему?
     - В тысячный раз повторяю, - устало сказал Аллен, - там  не  было  ни
одного человека. Только эта тварь и ты. Ха вас засек еще с улицы.
     - Там было еще трое: женщина и два мужика.
     Голова Сола раскалывалась от боли, глаза горели. Во  рту  и  в  горле
было  ощущение,  словно  он  съел   огромное   количество   опилок.   Ноги
отказывались повиноваться. Сол с  опаской  присел  на  покосившийся  стул,
почти невидящим взглядом обвел незнакомую, трущобного вида квартиру.
     -  Я  клянусь  тебе,  Сол,  -  Аллен  попытался  говорить  как  можно
искреннее. - Никаких мужиков, никакой женщины.
     - Вспомни, это важно, - Сол опустил горящие веки,  пытаясь  вспомнить
сам, - ты посмотрел в окно... нет, на экран, и увидел там что-то страшное.
Кажется мне, что ты перепугался.
     - Понимаешь... -  Аллен  смутился.  -  Мне  померещилось...  На  долю
секунды... Как детский кошмар. А у оборотней,  я  думаю,  кошмары  немного
отличаются от людских. Не будем об этом. Да  и  пахло  у  тебя  в  комнате
какой-то падалью, как в логове у хищника.
     - Какой падалью?! - возмутился Сол. - Это были духи. Правда, когда их
так много...
     - О чем спор? -  зашел  Ха  с  тремя  стаканами  и  большой  бутылкой
кока-колы.
     - Да вот, Сол обижается, что  мы  его  подругу  не  спасли,  -  Аллен
объяснил что к чему, пока Ха разливал напиток по стаканам.
     Дослушав до конца, Ха засмеялся.  Сол  разозлился.  Ему  было  не  до
смеха.
     - Темные неразвитые люди, - сказал демон успокоившись. - У вас нет ни
малейшего желания сопоставлять  простейшие  факты.  Сол  видел  женщину  и
мужчин, которых не было. Ощущал сильный  запах  духов.  Аллен,  обладающий
очень хорошим обонянием, чувствовал  запах  падали.  А  вместо  женщины  с
мужчинами он видел что-то свое, не  менее  страшное.  Мне  легче,  я  знаю
разгадку, но и вы должны пошевелить мозгами.
     - Гипноз? - после недолгой паузы осторожно сказал Сол.
     - Меня, пожалуй загипнотизируешь, - буркнул Аллен. Галлюциноген?
     - В  десятку,  -  согласился  Ха.  -  Наркотический  газ.  Непростой,
конечно.  Новинка,  широко  пока  не   применяется.   Обратите   внимание!
Стопроцентное  самообслуживание!  Объект  сам  придумывает  свои  кошмары.
Работает принцип клякс  Роршаха,  только  под  влиянием  наркотика  кляксы
оживают и действуют. Это могут быть мучения близких, тех кто  ближе  всего
сидят  в  памяти:  жена,  невеста,  мать,  отец,  дети.  Если  человек   -
патологический эгоист и мизантроп, он увидит  что-то  страшное  для  себя:
демонстрацию пыточных инструментов, приспособлений...
     - Аллен - эгоист и мизантроп? - Сол криво ухмыльнулся. Пережитый ужас
стал отступать, но окончательной веры в правоту не было.
     - Ни то и ни другое. Он проводил операцию, был настроен на то,  чтобы
увидеть врага и убить его. Вдохнул наркотик  и...  увидел.  Ты  так  и  не
скажешь нам, Аллен, что это было?
     Оборотень отрицательно покачал головой.
     - А ты, Сол, расскажешь, что тебе померещилось?
     - Два гнусных типа изнасиловали мою подругу. Боже мой, боже! Это же я
изнасиловал ее в своем воображении! Со всеми деталями...
     - Не волнуйся, не ты первый, не ты последний. Никому не интересно, да
и  хлопотно  это,  отлавливать  твоих  родных  и   близких.   Разнузданное
человеческое воображение работает само. Как выглядели насильники?
     - Пузатые волосатые мужики, загорелые, с пышными усами.
     - Так-так-так. Вот он, образ врага. Ты приехал из  Израиля,  в  твоем
подсознании  живет  тайный   страх   перед   арабскими   террористами,   и
представление об их типичной внешности.
     - Да нет у меня антиарабских предрассудков...
     - Не оправдывайся. Средний американец на твоем месте,  скорее  всего,
увидел бы цветного насильника, а японец...  гипотетично,  правда,  пьяного
американского моряка. У каждого свой скелет в шкафу.
     - А кто был этот тип на верхнем этаже? - спросил Сол.
     - Демон, - ответили Ха с Алленом почти хором.
     - Демон с криоизлучением, - сказал  Аллен.  -  В  отличие  от  нашего
электрика Ха он морозит на расстоянии. Хорошо морозит. Короче, родной брат
Санта Клауса.
     - Почему вы его не убили?
     - Это еще неизвестно, кто бы кого убил. Все висело на волоске.
     - А как вы меня нашли?
     - О! Такая долгая  история!  Только  я  прибыл  к  Ха,  та  машина  с
металлоломом помчалась от нас как от смерти. И  тут  мы  поняли,  что  нас
провели, как дураков. Мы рванулись туда, где  я  тебя  оставил.  Не  нашли
никаких признаков недавнего убийства. И отправились к пророку...
     Ха издал звук напоминающий шипение.
     - К кому? - удивился Сол.
     - Ну... не важно... сам  понимаешь,  кто-то  вроде  ясновидящего.  Он
посоветовался с другими, дал нам четыре адреса и предельное  время,  когда
тебя еще можно спасти. Ну, мы в двух местах устроили... А в  третьем  тебя
нашли. Такого, наверное, никогда не было. Надо  предупредить  всех  наших,
возможен ответный удар.
     Ха отмахнулся:
     - Несерьезно. И мы и  они,  и  Зло  и  Добро  лишены  особых  эмоций,
действуем только по необходимости.
     - Но по какой необходимости этот гад издевался над Джу... надо мной?
     - Расскажи все по порядку, - попросил Ха.
     Сол рассказал. Слушая, и Ха и Аллен кивали чему-то своему.
     - Вы что, молитесь? - не выдержал Сол, - объясните мне, зачем  я  вам
всем нужен, зачем эти издевательства?
     - Нужен ты нам, сам знаешь зачем. Но если мы хотим пробудить  в  тебе
какие-то  положительные  качества,  то   Зло   хотело   проэксплуатировать
отрицательные. Тут у него было два варианта. Если бы ты согласился убивать
довольно легко, то тебя бы стали развращать убийствами, развивать  в  тебе
мизантропию и манию величия. Но ты не согласился, и демон решил играть  на
твоем страхе. Это, кстати, путь более короткий, более легкий для него.  Он
смог бы затерроризировать, довести тебя до нужной кондиции  через  неделю.
Страх - невероятная сила, большая, чем гордыня, в первом варианте.
     - Какие положительные качества развиваете вы? - удивился Сол,  -  что
хорошего в смерти несчастного художника и парня из Уругвая?
     - Оставим эту тему, - жестоко сказал Аллен. - Ты спрашивал сотню  раз
и всегда получал ответ: "Не твое дело". Успокойся и  не  трать  понапрасну
эмоции. Ты видел нашего врага? Видел. Он тебе понравился?  Сомневаюсь.  Ты
его возненавидел? Думаю, да. Так будем действовать по принципу "Враги моих
врагов - мои друзья".
     Сол допил кока-колу,  но  сухость  во  рту  не  проходила.  И  голова
раскалывалась. "Последействие наркотика", - подумал он. Сейчас на  очереди
стоял совсем  легкий  эксперимент,  способный  либо  утвердить  все  ранее
услышанное как истину, либо развеять, как глупую фантазию.
     - Ха, Аллен, вы можете думать, что  хотите,  но  я  обязан  позвонить
Джулии.
     Уже  через  четверть  часа   Сол   стоял   в   стратегически   удобно
расположенной  будке  и  набирал  знакомый  номер.  Ха  с  Алленом  стояли
настороже, готовые чуть ли не к отражению атаки с воздуха.
     - Джулия?
     - Сол? Наконец-то. Я так ждала твоего звонка...
     - У тебя все в порядке, Джулия?
     - У меня? Если не считать твоего отсутствия, все.
     - Тебя никто не обижал?
     - Да кому я нужна?
     - И сегодня все в порядке? Ты весь день была на работе?
     - Что значит этот допрос?
     - Да что ты, какой допрос. Просто я соскучился...
     - ...и от скуки задаешь идиотские вопросы.
     - Да нет, просто сегодня днем мне показалось, что я тебя видел.
     - Ах показалось... Ты шатаешься неизвестно где, я жду  твоего  звонка
как Глас Божий, а ты звонишь и истерическим голосом  говоришь  мне  всякие
глупости.
     - Милая, не сердись, я просто так нервничал...
     - Какой нервный! Ты когда звонишь жене тоже так нервничаешь? Или пока
обзвонишь  всех  своих  баб  начинаешь  нервничать  к  концу?   Меня   тут
допрашивают, расспрашивают, интересуются твоими  сексуальными  привычками,
но я спокойна. А ты там, у себя, нервничаешь?! Что ж,  давай,  понервничай
еще.
     Запищали  сигналы  отбоя.  Сол  постоял,  повесил  трубку.  Небрежной
походкой подошел Ха.
     - Ну, как, поговорил?
     Сол утвердительно кивнул.
     - Поговорил...



                                    16

     Прогремела очередь, и пули просвистели над головой  Сола.  Он  крепче
сжал автомат, пригнулся, в два прыжка преодолел опасное пространство.  Еще
одна очередь чуть было не задела волосы на  голове.  Сол  распластался  на
полу, стреляя наугад,  опустошил  магазин  автомата,  заменил  его  новым.
Полежал, прислушался. В ушах звенело. Сол поднялся. Зигзагами,  прыгая  от
стены к стене, он пробежал  длинный  серый  коридор,  повернул  налево.  С
разбега, ударом ноги, Сол распахнул дверь и ворвался  в  комнату,  поливая
все перед собой огнем из автомата. Кончился второй магазин. Сол заменил  и
его, разглядывая трупы. Того, кого он искал не было.
     Сол потер лоб. С памятью что-то случилось. Ему показывали  фотографию
будущей жертвы, он прекрасно запомнил лицо... и сейчас забыл его.  Что  же
делать?
     За стеной послышалась возня. Сол поднял автомат, тем же манером выбил
дверь, обвел взглядом лица сидящих в  комнате.  Черт  его  знает,  как  он
выглядит, этот тип. Лучше не рисковать. Одной длинной очередью Сол  скосил
всех. На всякий случай решил опять заменить  магазин  автомата,  но  потом
сообразил, что патронов там достаточно.
     Оставалась последняя дверь. Сол уже вошел во  вкус,  ему  понравилось
открывать двери ногами, и он  так  же  поступил  с  третьей.  За  огромным
старинным  канцелярским  столом  сидел  знакомый   Солу   демон-садист   в
костюме-тройке.
     - Молодец, Сол, - похвалил  он.  -  Моя  школа,  хороший  ученик.  Ты
видишь, это же совсем не трудно.
     - Сволочь, - сказал Сол, - что ты сделал с  Джулией?  Она  теперь  не
хочет говорить со мной.
     - Не сердись, не сердись, - демон нажал какую-то кнопку на  столе.  -
Ты опять не прав. Теперь тебе уже не нужна Джулия.  Теперь  у  тебя  будет
сколько угодно женщин. Каких ты только пожелаешь.
     Открылась потайная дверь в стене. Двое знакомых Солу  усатых  бандита
втолкнули в комнату девушку, красивую  брюнетку  с  пышным  бюстом,  стали
срывать с нее одежду.
     Сол сжал зубы и выпустил в демона короткую очередь.  Пули  со  звоном
отскочили как от металлической статуи.  Демон  захохотал.  Его  смех  эхом
отразился от стенок и подобно грому обрушился на  Сола.  Жестом,  подобным
жесту Ха, когда тот метал молнии, демон  направил  на  Сола  палец.  Поток
космического холода обрушился на Сола. Жизнь в  теле  начала  замирать,  и
неожиданно, Сол почувствовал огромное облегчение. Наконец-то! Он умрет,  и
весь этот кошмар прекратится, умрет вместе с ним. Сознание угасало.
     Сол проснулся. За окном ревел мотор тяжелого грузовика, но,  что  еще
хуже, от неприкрытого окна  страшно  дуло.  В  носу  засвербило.  Вот  он,
космический холод сновидения!
     Сол вскочил и прикрыл окно, лег опять. Сердце  колотилось,  буквально
пыталось выскочить из грудной клетки. Ну и сны! Сколько народу он перебил?
И, принцип действий какой страшный:  убивать  для  надежности,  на  всякий
случай. Далеко же он ушел.
     Спать  не  хотелось,  грузовик  на  улице  грохотал,   где-то   рядом
распахнулось окно, и на шофера посыпались обвинения в том, что его мать не
отличалась благопристойным поведением. Шофер ответил.
     Неожиданно Сол пожалел, что у него  нет,  хотя  бы,  старшего  брата.
Почему именно старшего брата? С ним  можно  посоветоваться.  У  Сола  были
только две младшие сестры, близнецы. Одна в Израиле, вторая во Франции. Но
разве они советчицы? Эх... Кому бы все рассказать, все-все, без утайки.  А
потом спросить: что же это такое, что происходит?
     Появилась оригинальная идея: он, Сол, будет сам себе страшим  братом.
Проницательным, умным. Без рассказа можно  обойтись,  будем  считать,  что
Сол-старший уже все выслушал. Пусть теперь посмотрит на  события  взглядом
постороннего, обдумает.
     - Ну что ты понял, братец?
     - По мелочам что-то понял. Но получить цельную картину не удается.
     - А что за мелочи?
     - Начнем сначала, с убийства блондинки. Перед нами классическая схема
вербовки,  основанной  на  шантаже.  Кого-то  фотографируют  со  шлюхой  в
постели, а потом заставляют плясать под свою дудку. Ты нужен был  на  роль
убийцы, для тебя  использовали  более  сильное  средство,  убили  женщину,
подкинули, сообщили в полицию, рискнули сделать это сразу  же  и  вытащили
тебя с большим трудом.  Потом  запустили  в  газеты  или  в  полицию  твою
биографию. И получили человека, который утратил все, который  окружен  как
хищный зверь, которому остается только убивать, как бы это делал загнанный
в угол хищник.
     - Большого ума не надо, чтобы дойти до таких выводов.
     - Ум у нас один на двоих, твой ум. Так что обижайся на себя.
     - Какие еще выводы?
     - Вся магия, о которой тебе говорили, действительно существует.
     - Ну, спасибо, а я-то не знал...
     - Не издевайся. Речь идет о борьбе двух тайных организаций. Борьбе не
на жизнь, а на смерть.
     - Борьбе за что? Власть? Деньги? Незаметно.
     - Скорее всего - власть. Но власть не  политическая.  Наверное,  речь
должна идти о власти над какими-то  колдовскими  силами,  силами  природы.
Вспомни  фильмы  и  книги.  Там  плохие  и  хорошие  маги   сражаются   за
какую-нибудь  волшебную  книгу,  магический  кристалл,  зуб  дракона,  рог
единорога - предмет дарующий власть, короче говоря.
     - Извини, старший, но я не в кино и не в книге, я - реальный человек,
у меня по-настоящему болит голова  и,  кажется,  начинается  насморк.  Нам
никто не говорил ни о каком магическом предмете,  и  у  нас  нет  никакого
права его придумывать. Есть принцип бритвы Оккама...
     -  Знаю,  знаю.  Но  поскольку  мы   проглотили,   не   поморщившись,
существование всякой нечисти, то за "алеф", мы должны сказать "бет".  Если
есть демоны, вампиры и оборотни - есть еще уйма чудес.
     - Эта дорога  в  тупик.  Как  новая  легенда  о  Геракле,  она  очень
интересна, но бесполезна. Лучше скажи, зачем этим двум бандам нужен  я.  С
чего это вдруг они отыскали именно меня, изучили мою биографию, подбросили
мне труп, а теперь еще друг у друга меня  воруют?  Да  я  же  миллион  лет
никому не был нужен! Ни-ко-му! Израильская полиция  благополучно  проспала
мое бегство на Кипр. Американские чиновники на границе  даже  не  сравнили
мое лицо с чужой, хоть и похожей, фотографией в паспорте. Прошло два года,
и вдруг - такой почет и уважение.
     - Все дело в  этих  "пророках"  или  "статистиках".  Это  -  какие-то
ясновидящие, придется поверить, что такие есть. В один прекрасный день  на
такого вот "пророка" нашло вдохновение,  и  он  начал  вещать:  "Там-то  и
там-то живет беглый израильтянин Сол под таким-то чужим именем. Он  создан
судьбой, чтобы стать великим  убийцей.  Вначале  он  будет  упираться,  но
привыкнет и станет уникальным специалистом. Только он может  справиться  с
вашими врагами." А эти ребята верят своим пророкам.
     - М-м-да. Наконец-то я выслушал теорию похожую на  истинную.  Я  даже
готов в нее поверить. Но есть один фрагмент, который не  уложится  в  твою
мозаику. Он валялся в стороне, казался незначительным, мы его отбросили  и
забыли. А сейчас я выслушал тебя и вспомнил. Это очень странно.
     - Что?
     - Помнишь мои последние минуты в плену у  демона,  последние  секунды
перед появлением опекунов. Он знал уже, что меня спасут, у  него  не  было
шансов ничего изменить. Но что он говорил  напоследок?  Не  запугивал,  не
предупреждал, что если,  мол,  я  продолжу  действовать  против  него,  он
поймает и  меня,  и  Джулию  и  сварит  нас  живьем  или  пропустит  через
мясорубку. Нет! Он говорил что-то  простое  и  банальное.  Всего  навсего,
хотел рассказать, почему опекуны скрывают от меня  причину  моих  убийств.
Обрати внимание! Он не хотел говорить это в начале, когда  вербовал  меня,
но попытался раскрыть этот секрет в конце, когда понял, что упустил  меня.
А ворвавшийся Аллен первым  делом  начал  стрелять  в  громкоговоритель  и
уничтожил его! Ты понимаешь, в чем здесь дело?
     Этого Сол-старший не понимал.



                                    17

     Аллен медленно вел автомобиль и инструктировал Сола.
     - Я буду стоять тут, рядом со старым кленом. Вон там,  видишь,  стоят
машины. Его машина - семиместный "Бьюик", голубой,  в  хорошем  состоянии.
Видишь?
     - Вижу.
     - Отлично. Он ее всегда ставит  тут.  Ты  дождешься  пока  он  сядет,
подойдешь к  нему  с  картой,  якобы  ты  хочешь  спросить  дорогу.  Когда
приблизишься вплотную - стреляй.
     - Здесь же уйма народу!
     - Никто ничего не поймет. Пистолет  -  с  глушителем,  городской  шум
заглушит выстрел.
     - Нет, надо найти другой вариант.
     - Не получится. Ты же гуманист. Ты же не станешь убивать его в школе,
на глазах у учеников? Или рядом с домом, на глазах у детей и жены?
     - Не стану.
     - Вот видишь. В нашем распоряжении  тридцать  четыре  часа,  так  что
операцию придется проводить завтра. Отдохни, соберись с мыслями.
     "Я вообще не стану  его  убивать",  -  хотел  было  сказать  Сол,  но
промолчал. Он уже знал цену своим обещаниям. Но на этот раз от него хотели
слишком многого. Они обнаглели, эти его опекуны! На этот раз он должен был
убить  школьного  учителя.   Самого   обыкновенного   школьного   учителя,
прекрасного  семьянина,  отца  троих  детей.  Какая   сволочь   до   этого
додумалась? Какая сволочь смеет утверждать, что действует во имя Добра?  И
какой сволочью надо быть, чтобы исполнить такое распоряжение?
     Сол закрыл глаза, вспоминая свое недавнее раздвоение. Он ходит  рядом
с истиной. Еще чуть-чуть, и он все поймет, вырвется из страшного жестокого
рабства. Но как преодолеть это "чуть-чуть".
     - Аллен, ваши пророки дают вам данные кого убить и до какого срока?
     - Да, - ответил Аллен после долгой-долгой паузы.
     - Много пророков?
     - Очень мало, - на  этот  раз  пауза  была  еще  дольше.  -  Один  на
пятьдесят миллионов.
     По долгим паузам Сол  понял,  что  неожиданно  он  близко  подошел  к
чему-то важному. Следовало спрашивать очень осторожно, чтобы  не  спугнуть
Аллена.
     - И что, эти пророки хорошо предвидят будущее?
     - Забавный вопрос. Как можно предвидеть что-то, чего нет? Насколько я
понимаю, они просчитывают варианты.
     - А почему они сами, с большим запасом времени,  без  всяких  третьих
лиц, не устраняют кого надо? Им же легко: они могут  просчитать  появление
полиции, самый безопасный путь отхода... Или ими  жалко  рисковать,  лучше
использовать пешек-ликвидаторов, таких как я?
     Аллен искоса посмотрел на Сола.
     - Нет, - ответил он, - ты  не  прав.  Причина  в  другом.  Пророки  -
мощнейший инструмент как у Добра так и Зла. Ты ведь знаешь, если  измерять
что-то  мощным  инструментом,  он  вносит  погрешность.  И  пророк,   если
действует сам, искажает реальность настолько что добивается, как  правило,
противоположного  результата.  Вспомни  древность,  где  вовсю   действуют
прорицатели. Часто они добивались успеха? Нет. Ты вправе спросить у  меня,
как у представителя Мирового Добра: "Посмотри на мировую историю - это  же
почти один большой кошмар: войны, резни,  погромы,  эпидемии,  концлагеря.
Где было ваше Добро, ребята? Спало? Почему вдруг проснулось?"
     - Да, - сказал Сол. Ему стало стыдно. Как же он не догадался спросить
сам? - Где оно было?
     - Там же, где и сейчас. Но Добро умнеет вместе с людьми. Лишь  совсем
недавно оно освободило пророков  от  активных  действий,  перепоручило  их
таким, как ты и я. А что было раньше? Да сами же пророки, того  не  желая,
вовсю сеяли зло.  Придумывали  новые  религии,  оборачивающиеся  кровавыми
войнами,  создавали   социальные   теории,   оборачивающиеся   социальными
кошмарами. А новое оружие  на  основе  научных  открытий?  Соответственно,
пачками гибли сами пророки, унося в могилу драгоценные гены.
     Сол потрясенно молчал. Никогда он не смотрел  на  историю  под  таким
углом зрения. Так в молчании они и доехали домой.
     - Иди отдохни, выспись, - сказал Аллен уже в  квартире.  -  Завтра  у
тебя тяжелый день.
     - Ты так и не скажешь мне, зачем надо убить этого человека? - спросил
напоследок Сол.
     - Нет, - отрезал оборотень.
     "Ну и не надо, - подумал Сол. - Так-то оно  легче.  Еще  пришлось  бы
голову ломать: достоин он смерти или нет."
     Не раздеваясь Сол лег на постель и стал играть пистолетом,  свинчивая
и навинчивая глушитель. Он понял, что больше убивать не способен.  Простой
школьный учитель, отец троих детей, был для него куда  более  неподходящей
жертвой,  чем  босс  мафии,  окруженный  телохранителями.  Аллен   красиво
говорит, может он и прав, но эта правота не для Сола.
     Сол вспомнил родителей, сестер, жену, когда она  была  еще  миленькой
девчушкой, а не стервой. Вспомнил Джулию. Осознал, что был эгоистом, и ему
никого не жалко. А вот себя жалко. Жалко до слез. Но жить так, как он  жил
сейчас, тоже не имело смысла. Его рука, убившая двоих, была способна убить
еще только одного человека. Его, Сола.
     Сол понял, что сошел с ума.  Понял  и  удивился,  что  понял.  Обычно
сумасшедшие этого не понимают. Но он безусловно безумен: разве  нормальный
человек способен лишить себя жизни?
     Сол решил ни за что не стрелять  в  голову.  Мертвым  не  больно,  но
все-таки... неприятно. Он приставил пистолет к груди и вспомнил слова, что
вместе с каждым человеком гибнет целая Вселенная. Да, в его мозгу мир  уже
сжимался до размеров  первочастицы.  Курок  начал  движение.  Вселенная  в
голове Сола схлопнулась и взорвалась Сверхновой.
     И в этот момент он ПОНЯЛ.



                                    18

     Вселенная в мозгу Сола сжалась до размера первочастицы и  взорвалась,
начиная новый цикл существования. Так как невозможно дважды войти в одну и
ту же реку, это была другая Вселенная, в которой Сол видел мир под  совсем
иным  углом  зрения.  В  этой  Вселенной  у  него  не  было  необходимости
стреляться. Палец дрогнул на спусковом крючке, задержался и начал обратное
движение. Сол положил пистолет.
     Привычный  знакомый  мир  совершенно  не  изменился,  изменилось  его
восприятие, видение. Люди могут прожить всю  жизнь  и  не  задумываться  о
воздухе, который их окружает. Но стоит впечатлительному  человеку  узнать,
что он живет на дне гигантского воздушного океана, под огромным  давлением
атмосферного столба... и каждый  вдох,  каждое  дуновение  ветерка  станет
восприниматься по иному.
     Сол обнаружил себя в  вероятностном  океане.  Океан  без  дна  и  без
границ, в  котором  плавала  сама  Вселенная.  Бесконечное  число  течений
проникали одно в  другое,  протекали  одно  сквозь  другое.  Некоторые  из
течений он мог видеть, осознать.
     Несчастный школьный учитель был обречен. Он прожил  достойную  жизнь,
не совершил ничего дурного. Но в его  психике  назревал  надлом.  Примерно
через пятьдесят два  часа  он  должен  был  войти  в  класс,  вытащить  из
спортивной  сумки  автомат  и  открыть  огонь.  В  итоге  -  48  убитых  и
неопределенное число  раненых.  Последние  восемнадцать  часов  его  жизни
никакая сила уже не сможет предотвратить трагедию.
     Сол не сомневался в достоверности  этой  информации.  Но  он  не  мог
смириться с неотвратимостью приговора. Неужели нельзя ничего изменить? Сол
представил, как он знакомится с учителем, пытается объяснить  ему  что-то,
советует пойти к психиатру... Провал, провал, провал, вот  просматривается
вариант... если связаться с ним сегодня, как можно раньше...  Дьявольщина!
Это только активизирует процесс, учитель задумается и уже  завтра  возьмет
автомат.
     Сол понял, что от обдумывания вариантов он страшно  устает.  Основной
поток событий давался ему намного легче. Но  отступать  не  хотелось.  Да,
кстати, откуда у такого спокойного семейного человека автомат?
     Прошлое тоже  поддавалось  зондированию.  Лет  шесть  назад  какой-то
фильм-триллер просто потряс беднягу учителя. Он купил  автомат  на  всякий
случай, для защиты своей семьи. Не исключено,  подобная  впечатлительность
была первым признаком постепенно созревающего недуга.
     "Нет, - подумал Сол, - наверное, не стоит мне голову ломать.  Пророки
этот случай разобрали, исследовали и нашли его безнадежным."
     Сол решил разобраться с двумя своими предыдущими жертвами. Итак,  что
мог натворить Рамон Агирре?
     Увиденное заставило содрогнуться. Симпатичный страховой агент обладал
незаурядным талантом политического деятеля. Он создал и уже восемь месяцев
возглавлял партию,  стремящуюся  объединить  Латинскую  Америку  в  единое
государство. Абсолютно бредовая идея, но, подобно многим  бредовым  идеям,
очень смертоносная. Десятки и сотни тысяч людей в  разных  странах  должны
были пойти за Агирре, создать отряды лесных и городских партизан,  кое-где
добиться успеха на выборах. Они спровоцировали войну Боливии и  Чили,  что
должно было погрузить в бездну  войны  весь  континент.  А  из  войны,  по
замыслу объединителей, Латинская Америка должна была выйти обновленной...
     Досматривать этот пропитанный кровью и копотью  кошмар  не  хотелось.
Агирре  был  мертв.  Без  его   способностей,   без   связанного   с   ним
вероятностного   потока   осиротевшие   единомышленники   стали   простыми
безобидными  чудаками,  коротающими  время  за  составлением   грандиозных
проектов.
     "Теперь мне не понятно, почему я не хотел его убивать, - подумал Сол,
- миллионов восемь-десять могло погибнуть от войн и голода. А чем  виноват
непутевый художник?"
     Художник не был политическим деятелем. Он  оказался  наркоманом.  Что
хуже всего - наркоманом-экспериментатором. Совершенно случайно  он  должен
был получить новый сильнодействующий наркотик из простейших  ингредиентов.
Все  необходимое   для   изготовления   свободно   продавалось   в   любом
супермаркете. Такой расклад химических элементов мог выпасть  только  один
раз в вечность, он выпал художнику и должен был выпадать  именно  ему  при
любом развитии событий. Только в самом ближайшем будущем  наркотик  должен
был унести тысячи и десятки  тысяч  жизней,  а  дальше...  Дальше  Сол  не
заглядывал.  Нелепая  смерть  художника  навсегда  похоронила   в   бездне
вероятностного океана зловещую формулу.
     Сол с облегчением вздохнул. Он убил двоих, но он ни в чем не виноват.
Его рукой двигало само провидение, а две смерти спасли миллионы жизней.
     И тут его осенило. Он обрел дар пророка,  безусловно.  Пока  не  ясно
как. Но главное: он пророк, а пророки не убивают сами, они  только  выдают
рекомендации.
     Сол  кинулся  к  дверям,  сообщить  опекунам  о  своем  прозрении.  И
остановился. Какую рекомендацию он им даст? Наверное, надо указать другого
ликвидатора?
     Попытка зондирования ничего не дала.  Либо  Сол  был  слишком  слабым
пророком, либо не умел грамотно эксплуатировать свои возможности.  Что  же
делать дальше?
     Он решил подумать еще. Налицо был явный  диссонанс.  Две  его  первые
жертвы оказались злодеями планетарного масштаба, за ними маячили настоящие
Гималаи трупов. А учитель... 48 убитых  -  это  безусловно,  трагедия.  Но
масштаб другой. То-то в первых двух случаях  вероятностные  нити  натянуты
как... ну, допустим, как струны. В случае с учителем они  "болтаются"  что
ли. Надо искать другой путь.
     Обходной путь нашелся. Решение было жестокое, почти не уступающее  по
жестокости убийству, но, все-таки, само убийство исключалось.
     Сол выскочил из комнаты.
     - Ха, Аллен!
     Опекуны вышли из своих комнат. Аллен заспанный, Ха с книжкой в  руке.
Вид у обоих был крайне недовольный. Похоже, они ожидали от Сола  очередных
речей о его нежелании убивать.
     - У меня есть важное заявление!
     - И давно ты работаешь Государственным Секретарем? -  ехидно  спросил
Аллен.
     - Бери выше, - небрежно ответил Сол,  -  я  теперь  работаю  Господом
Богом... нет, секретарем Бога по делам невинно убиенных.
     - Свихнулся, что ли? - со странной интонацией спросил Ха.
     - Да, - радостно подтвердил Сол.
     - Рассказывай!
     - И расскажу! Самое важное - учителя не надо убивать...
     На лицах Ха и  Аллена  появилось  разочарование.  Они  переглянулись,
словно  сказав  друг  другу  взглядами:  "Опять  он  за  старое.  А  мы-то
думали..."
     -  Вы  сначала  выслушайте,  -  Сол  обнаружил,   что   голос   обрел
металлическую твердость. - Его просто незачем убивать. Я проработал  много
вариантов и нашел подходящий. Тоже  не  мед,  это  лучшее  среди  плохого.
Завтра, в то же время, на которое мы планировали убийство, Аллен подойдет,
перехватит учителя до посадки в машину и жестоко  изобьет  его.  Множество
переломов, ушибов и прочих болячек. Ха будет ждать в машине и оторвется от
любой погони. Учитель попадет в больницу, и приступ безумия начнется  там.
Придя в себя от побоев, он попытается напасть на  медсестру,  но  даже  не
сумеет ее ранить. Выйти из буйного состояния он уже не сможет  и  двадцать
четыре года, до самой смерти, проведет в специальной клинике.
     Опекуны помолчали. Наконец Аллен осторожно спросил:
     - Ты уверен в своих словах? Это не пустая отговорка?
     - Уверен. Я теперь считаю себя пророком.
     - Как ты можешь это доказать?
     - Откуда бы я знал, что учитель  должен  убить  48  детей,  страховой
агент разжечь объединительно-истребительную войну в Латинской  Америке,  а
художник - засыпать Штаты дешевой отравой? Вы же мне ничего не говорили!
     - А если это рассказал тебе демон-холодильник?
     - Чего у меня нет, так  это  актерского  дарования.  Я  не  сумел  бы
притворяться больше пяти минут после освобождения.
     - Лжец, ты играл роль Яниса два года. И хорошо играл! - сказал Аллен,
но на лице оборотня, в дополнение к шутливым интонациям, сияла улыбка. - А
вот у тебя, Ха есть не более пяти минут, чтобы слетать  за  шампанским.  У
нас сегодня День Рождения.



                                    19

     - Ну и сволочи вы, ребята, - сказал захмелевший от шампанского Сол. -
Прямо садисты, как тот морозильник. Все знали и ничего не говорили.
     - Если бы мы сказали, то ничего бы не получилось, - ответил Ха. - Так
и убивал бы всяких типов до самой смерти. До недалекой смерти при подобном
занятии. А ты ничего не знал,  не  понимал,  убивая,  мучился  угрызениями
совести. Почти помешался на этой почве.  Да  почему  "почти"?  Натурально,
сошел с ума. А сумасшедший может то, что не может нормальный человек.
     - Любой сумасшедший?
     - Что ты! Конечно, нет! Подумай сам, разве бы тебя так опекали и даже
старались похитить, если бы любой псих  умел  делать  подобное?  Захудалый
наемный убийца исполнял бы твою работу в десять раз лучше.  Но  именно  на
тебя указывал выбор Судьбы.
     - Надо отметить заслугу Ха, - вмешался Аллен. - После  приключения  с
демоном мы заволновались, что  в  следующий  раз  подобная  история  может
кончится хуже. Тебя или убьют, или перевербуют, или, раскрыв тебе секрет и
сняв нагрузку с твоей совести, сделают перерождение невозможным.
     - Так вот почему ты стрелял в громкоговоритель?
     - Да.  Итак,  мы  занервничали,  а  Ха  говорит:  "Надо  найти  такое
убийство, которое Сол не смог бы совершить." И  он  же  нашел  учителя.  В
наших списках его не было: 48 трупов - не тот масштаб.  Если  бы  не  наше
желание свести тебя с ума, мы бы на такую мелочь внимания не обратили.
     - Ничего себе, мелочь.
     - Да, жизнь сурова. Ха все  предлагал  мне  пари,  что  ты  прозреешь
сегодня. Я сомневался, но  не  спорил.  Боялся  выиграть,  я  же  везучий.
Кстати, как ты ощущаешь свои прозрения?
     Ха с заинтересованным видом пододвинулся поближе, и Сол понял, что от
рассказа ему не отвертеться.
     - Ощущение дурацкое. Будто у меня в  голове  сидит  компьютер  и  все
просчитывает, выдает результат. Загораются имена, даты, время,  количество
жертв. Сменяются картинками, похожими на стоп-кадр. Потом опять  данные  и
опять картинки. Самое впечатляющее - история Рамона  Агирре.  Может  быть,
из-за южноамериканского колорита. Вот: бои за Арикас, восемь тысяч  убитых
и  раненых.  "Картинка"  -  горящие   домишки,   бежит   женщина,   словно
прикрывается чемоданом от атаки с воздуха. Бомбардировка Ла-Паса, шестьсот
человек убиты. "Картинка" - горящий самолет врезается в  высотное  здание.
Все, хватит, противно смотреть. Вы довольны?
     - Жалко только, что нельзя фотографировать твои видения, - сказал Ха.
- Вы представляете альбом: "Войны, которых не было".
     Сол вспомнил  еще  одно  видение:  беспорядки  в  Потоси.  Коттедж  с
разбитыми окнами, опрокинутый пластмассовый стол на  ярко-зеленом  газоне,
повешенный с вывалившимся языком, мертвая обнаженная женщина на аккуратной
асфальтовой дорожке. Его передернуло. Кому нужны такие фотографии?..
     Сол  понимал,  что  все,  касающееся   его   самого,   не   поддается
прогнозированию. Но почему он чувствовал приближение опасности?  Опасности
для него и для друзей, сидящих сейчас рядом?  Даже  этой  убогой  квартире
грозила опасность. На "компьютере" Сола загорелись цифры обратного отсчета
времени: 35  секунд,  34,  33...  -  столько  осталось  существовать  этой
комнате. 30, 29, 28... Сол преодолел столбняк.
     - Парни! Хватайте оружие, деньги, еще... у нас  двадцать  секунд.  Не
шучу! Бежим!
     Демон и оборотень среагировали мгновенно. Аллен  выскочил  последним,
когда у  них  оставалось  еще  четыре  секунды.  Неизвестно,  какое  время
показывал "компьютер", но взрыв не совпал с нулевой  отметкой,  а  опоздал
секунд на десять. Возможно, это была учтенная предсказанием подстраховка.
     - Бьют из дома напротив, -  крикнул  на  бегу  Аллен,  -  вовремя  ты
прозрел. Что нас ждет внизу?
     "Ничего хорошего", - хотел было ответить Сол,  но  промолчал.  То  ли
"компьютер" на бегу не работал, то ли жизнь к концу подходила...
     - Не знаю. А что там может быть? - Сол все не мог привыкнуть к  таким
резким переходам.
     - К машине не бежать! - скомандовал Аллен. - Бежим влево, там  метров
двадцать и здание кончается. Потом в узкий проход. А там - как получится.
     Внизу они остановились. Ха с Алленом приготовили автоматы.  Аллен  на
секунду вынырнул из подъезда. Загрохотали выстрелы, но он был уже внутри.
     - Засек, - сообщил оборотень, поднимая автомат. - Бегите, я  прикрою.
А ты, Ха, из-за угла мою перебежку прикрой.
     Аллен выскочил и открыл огонь. Сол с Ха побежали. Сол успел отметить,
что предупреждение Аллена о машине  оказалось  напрасным,  автомобиль  уже
горел.
     - Беги! - крикнул Ха, когда они повернули за угол, - мы догоним.
     Сол побежал. Ха начал стрелять. Раздался взрыв и автомат  Ха  замолк.
Сол оглянулся, не увидел ни  Ха,  ни  Аллена.  Стрельба  продолжалась,  но
стреляли, похоже, враги.
     Сол остановился. Он понимал,  что  в  любой  момент  может  появиться
полиция или, что намного хуже, слуги Мирового Зла. Но что же с опекунами?
     Из-за угла показался Ха. То ли он тащил Аллена, то ли Аллен  на  него
только опирался. Если уж оборотень не может идти...
     Сол вернулся, подхватил  Аллена  под  другую  руку,  и  они  побежали
быстрее. Ха имел какое-то представление об этом районе и выбирал дорогу, а
Сол только подчинялся  его  распоряжениям.  Остановились  они  в  каком-то
темном и не очень чистом подъезде.
     - Дерево? - без лишних слов спросил Сол.
     - Дерево, - так же коротко ответил Ха.
     И у него, и у Сола одежда была в крови Аллена. На самого же  оборотня
было просто страшно смотреть. Как найти в этих бетонных джунглях хоть одну
деревяшку? Только в квартире.
     Сол вспомнил, как ловко у  него  получалось  во  сне  вышибать  двери
ногой. Он огляделся, наметил подходящую дверь (рядом с ней на  стене  было
выведено "Сука") и изготовился к удару. Ха сделал протестующий  жест.  Сол
остановился. Ха прислонил  полуживого  Аллена  к  стене  и  воспользовался
ногтем, как отмычкой.
     Дверь было дополнительно закрыта  на  цепочку.  Ха  просунул  в  щель
пальцы, послышалось жужжание электрического разряда,  стал  виден  отблеск
дуги. Разъединенные части цепочки звякнули, дверь открылась.
     Сол с опекунами вошли в квартиру. Напротив двери, прижимаясь спиной к
стене  и  одной  рукой  запахивая  халатик,  на  них  с  ужасом   смотрела
молоденькая негритянка.



                                    20

     Сол  с  Элен  играли  вторую  партию  в  шахматы.  Занятие  абсолютно
противоестественное в такой обстановке и в такой ситуации, да  еще  и  при
отсутствии малейшего интереса  к  шахматам  в  прошлом.  Непонятно,  каким
ветром занесло доску и фигуры в убогую  квартирку  Элен,  но  раз  уж  они
попались  Солу  на  глаза,  то  он  решил  использовать  находку  в  целях
психотерапии.
     Ха и Аллен, закрывшись во  второй  комнатке,  не  подавали  признаков
жизни.  Солу  это  не  нравилось.  Он  привык,  что   подобные   процедуры
заканчивались за несколько минут, а тут пошел уже второй час... Как  Аллен
в таком состоянии может сделать сальто? Что будет,  если  их  выследят,  а
излечение еще не закончится? Вообще, какой умник придумал  эти  кувыркания
над деревяшкой? Ни в одном фильме ужасов  ничего  подобного  нет!  В  кино
оборотень  повоет  на  полную  луну  -  и,  будь  здоров,  превращайся.  А
кувырки...  Это  же  элементарно  неудобно,  опасно!  Оборотни   с   такой
наследственностью просто не должны выжить.
     - Шах, - сказала Элен.
     Сол вспомнил, что он еще и играет в шахматы. А  его  король  довольно
прочно заперт в углу. Первую  партию  они  закончили  вничью.  Во  второй,
похоже, за ничью еще надо будет  побороться.  Еще  говорят,  что  евреи  -
хорошие шахматисты. Никогда нельзя обобщать,  Считается,  что  оборотни  -
исчадие ада. Но чем Аллен...
     - Шах! - повторила Элен.
     Сол  решил  сконцентрироваться  на  доске.  Вот   если   загородиться
слоном... потом прогнать этого коня... Не  все  так  плохо,  у  него  есть
прекрасно защищенная проходная пешка.
     Вышел Ха и поманил Сола. Они отошли к окну.
     - Дела наши плохи, - сказал демон. - Понимаешь, в Аллена попал снаряд
базуки. Ну, не совсем в Аллена, а то и собирать ничего бы не осталось.  Но
любой нормальный человек уже через секунду умер бы. Аллен  жив,  ему  даже
удалось превратиться.  Но  чтобы  выздороветь,  ему  придется  провести  в
нечеловеческом виде сутки, как минимум. Трогаться куда-либо - опасно. Сюда
нас занесло настолько случайно,  что  никакому  пророку  эту  квартиру  не
вычислить. Поговори с хозяйкой, объясни то, что можно объяснить.
     Ха ушел. Сол повернулся к Элен и обнаружил, что девушка из негритянки
превратилась по крайней мере в мулатку, настолько она побледнела.
     - Что-нибудь случилось? - спросил Сол.
     - Это я должна спрашивать, что случилось, - выдавила из себя Элен. Ее
буквально трясло. - Что ты мне сказал? Вас преследуют гангстеры, твой друг
ранен, второй - специалист по восточной медицине. Он должен  был  вылечить
раненого за несколько минут. А что  получается?  Прошло  почти  два  часа,
сейчас я заглянула в ту комнату, и  кого  я  обнаружила  вместо  раненого?
Гигантскую собаку, может даже волка. Что это значит?
     У Сола была возможность выбора. Он мог рявкнуть: "Не твое дело", -  и
ограничиться этим "объяснением".  Мог  рассказать  правду,  мог  придумать
ложь, создающую видимость правдоподобия Последний  вариант  казался  самым
предпочтительным,  но  Сол  настолько  спешил   успокоить   девушку,   что
неосторожно ляпнул:
     - Не бойся, он просто превратил его в собаку.
     Элен от такого объяснения побелела еще сильнее.
     - Нет-нет, - стал выкручиваться Сол, - ты не так поняла. -  Он  не  в
самом деле превратился. Это гипноз, такой метод  лечения.  Ведь  известно,
что у животных все раны заживают быстрее. Доктор  -  гипнотизер  и  внушил
раненому, что он - собака.
     - Я не поняла: кому внушил, раненому? Тогда почему собаку вижу  я?  А
если внушил мне, то зачем? От моих галлюцинаций раненый не поправится.
     "Вот идиот, - подумал Сол, - даже соврать толком не умею."
     - Все просто, - мозг Сола лихорадочно работал, нагромождая одну  ложь
на другую и согласовывая их  друг  с  другом.  -  Наш  друг  -  гипнотизер
экстра-класса, один  из  сильнейших  гипнотизеров  мира.  Конечно  же,  он
загипнотизировал  раненого,  но  гипнотическое  поле  такое  сильное,  что
хватило и нам. В результате - ты и я будем видеть  собаку  пока  действует
гипноз.
     Элен покачала головой.
     - Слишком сомнительна эта история. Вас преследуют гангстеры, но вы не
обращаетесь  в  полицию.  Твой  приятель  -  уникальный   гипнотизер,   но
скрывается, как проворовавшийся сутенер. Если он так  могуч,  он  запросто
мог внушить вашим врагам, что какая-то уличная тумба - это вы.  Они  бы  и
расстреливали эту тумбу в упор до приезда полиции. Твой рассказ нелогичен.
     Сол понял, что пришло время сказать: "Не твое дело". И  все-таки,  он
попытался сделать это как можно деликатнее.
     -  Жизнь  нелогична,  и  все  происходящее  с  нами   тоже   выглядит
нелогичным. Но  я  хочу  сказать  тебе:  если  кто-то  будет  рассказывать
абсолютно логичные истории - он врет. Больше мне нечего  добавить.  Пошли,
доиграем партию.
     Эту партию Сол проиграл. Проходная пешка не  оправдала  надежд,  Элен
уничтожила ее на предпоследней горизонтали.
     По просьбе Сола Элен приготовила простенький ужин. Ха поел вместе  со
всеми. Атмосфера во время трапезы стояла тяжелая.  На  простейшие  вопросы
Элен отвечала таким тоном, что желания продолжить разговор  не  возникало.
Между собой Ха и Сол вообще не  говорили,  опасаясь  сболтнуть  что-нибудь
лишнее.
     После еды Ха ушел к Аллену. Элен, устроилась на диванчике,  укрывшись
пледом. Сол остался сидеть за столом. Он положил голову на  руки,  прикрыл
глаза. Посидев таким образом минут пять, подскочил как  ужаленный.  Он  же
уснет! Элен тихонько встанет, выйдет из квартиры,  вызовет  полицию.  Хотя
похоже, в этом районе безопаснее оставаться в квартире в  такой  компании,
чем ночью выходить на улицу. Нет, рисковать нельзя. Помня о  своем  умении
засыпать сидя на стуле, Сол поднялся и принялся бродить из  угла  в  угол.
Постоял, посмотрел в окно.
     Конечно, ходить по квартире всю ночь - это слишком. Надо продержаться
еще несколько часов, потом разбудить Ха, пусть подежурит. А завтра...  Что
завтра? Что будет, если Аллен не поправится. Кто будет  избивать  учителя?
Если пойдет он, Сол, то еще не ясно, кто кого изобьет. Нет,  чушь,  нечего
прибедняться. Он, Сол,  совсем  не  слабак  и  ради  правого  дела  сможет
переломать  кости  пяти  учителям.  Кстати,  неизвестно  откуда  в  голове
возникло имя будущей жертвы:  Джереми  Курц.  Странно,  никаких  признаков
работы пророческого "компьютера" Сол не заметил. Или он уже давно знал это
имя? Не вспомнить. А удастся ли ему  сбежать  с  места  преступления?  Без
помощи Ха - нет. Но Ха не может оставить Аллена.  Ну  и  что?  Мало  людей
возят собак в автомобиле? Поедем втроем. Но если Ха  считает,  что  Аллену
лучше оставаться в квартире... Подумать только, какая головоломка с  двумя
инвалидами! Одному надо срочно выздороветь,  а  второму  только  предстоит
покалечиться.
     Неожиданно до Сола дошло, что можно  не  напрягаться.  Опекуны  и  не
собирались поначалу убивать или избивать Джереми Курца. Его имени не  было
ни в каком списке на уничтожение. С огромным трудом  его  выкопали,  чтобы
свести Сола с ума. Теперь, когда задача решена,  мелкий  (по  историческим
масштабам) убийца никому не нужен. Но сорок восемь ни в  чем  не  повинных
детей, неужели и они никому не нужны? Нет, он,  Сол  не  должен  допустить
ничего подобного. Если не будет другого выхода, ему придется убить.
     Преисполненный решимости Сол понял, что в подобном  состоянии  многие
задачи поддаются намного легче. Например, стало ясно, как и  выспаться,  и
не потерять бдительность. Все очень просто: надо бросить на  пол  рядом  с
дверью что-нибудь мягкое и лечь спать именно там. В любом случае, Элен  не
удастся незаметно через него перешагнуть.
     Сол вспомнил, как кто-то из опекунов, то ли "гипнотизер"  Ха,  то  ли
"везунчик" Аллен, учил его радоваться жизни, жить сегодняшним днем. Сейчас
- прекрасная иллюстрация. Все усилия сконцентрированы на выживании.  Спать
на полу, прислушиваться к каждому шороху...  Наслаждаться  самым  простым,
что необходимо для жизни: воздух, вода, еда. Сон. Женщина...
     Именно сейчас до Сола стал доходить подтекст (или один из подтекстов)
происходящего. Погоня, ранение Аллена,  завтрашнее  нападение  на  Джереми
Курца - все очень важно, но сейчас побоку. Его  пророческий  дар,  который
почему-то вдруг выключился, очень важен, но по причине своего отсутствия в
данный момент - временно  забудем.  Остается  Элен.  Симпатичная  одинокая
девушка, в квартиру которой ворвалось трое окровавленных незнакомцев. Двое
в действии не участвуют, они сконцентрировались на медицине. А вот один  -
все время  рядом.  Слабая  беззащитная  женщина  и  незнакомый  мужчина  в
замкнутом пространстве. Классическая ситуация.
     Сол чуть не застонал. От злости на самого себя, от  жалости  к  себе.
Почему ему в голову пришли эти дурацкие размышления? Сол  представил,  как
он лежит и спит, а Элен украдкой через  него  переступает.  Переступает  в
своем коротеньком халатике, а Сол в этот момент просыпается. Просыпается и
смотрит вверх. Конечно же, он ее не пропустит. Не только не пропустит,  но
и не отпустит. Она останется рядом с ним, у двери...
     Застонал не Сол, застонала Элен. Тихо-тихо, сквозь сон,  если  бы  не
мертвая тишина, Сол бы ничего не услышал. Неспокойно она спит,  все  время
ворочается, стонет... Может быть, она и не спит вовсе? От страха? Вряд ли.
Уже понятно, что трое чужаков безопасны: украсть у  нее  нечего,  а  ведут
себя деликатно. Почему  же  она  не  спит?  Что  если  ее  мучают  похожие
проблемы. Мужчина и  женщина  в  замкнутом  пространстве.  На  необитаемом
острове. Он и она. Кто сказал, что желание  возникает  только  у  мужчины?
Возможно, она ворочается и постанывает, чтобы привлечь его внимание?
     "Брось, - сказал сам себе Сол, - тоже, нашелся идеал мужской красоты.
Женщина увидела - и уже не может уснуть, мечтает заполучить его в постель.
Каким идиотом надо быть, чтобы  додуматься  до  такого?  Да  еще  женщина,
которая куда умнее его: и в шахматы она играет лучше, и все его логические
построения разбивает в пух и прах.
     Самое обидное, что Сол уже не мог остановиться. Разумом  он  понимал,
что не прав, но разве разум управлял сейчас его действиями? Все напряжение
предыдущих дней и ночей, напряжение сверхчеловеческое, включающее и угрозу
смерти, и необходимость убивать, и видение грядущих  мировых  трагедий,  -
это сверхвысокое напряжение должно было пробить изоляцию одиночества. Как?
Самым древним способом, куда более древним, чем сам человек.
     Зов  пола,  вот  что  сейчас  руководило   всеми   поступками   Сола.
Невероятная сила, заставляющая  птиц  на  току  слепнуть  и  глохнуть  под
прицелом охотничьих ружей, идущих на нерест рыб биться о каменные  громады
плотин, хрупких мотыльков лететь на немыслимые для них расстояния.
     Расстояние от Сола до Элен было самое короткое.  Каменных  громад  на
пути тоже не предвиделось. Сол сдвинулся с места, убеждая себя,  что  если
Элен будет сопротивляться, то он  уйдет.  Ведь  может  же  быть,  что  его
догадка о ее желании все-таки верна...
     Когда   человек   хочет   оправдать   свое   поведение,   он    может
продемонстрировать изобретательность и эрудицию, частенько оставляющие его
в других  случаях.  Так  и  сейчас,  Сол  вспомнил  французского  писателя
Стендаля. Что-то  он  писал  на  эту  тему...  Конечно,  точно  цитату  не
воспроизвести. Но приблизительно: "Всякий раз, когда остаешься с  женщиной
наедине, надо пытаться овладеть ей. Конечно, тебя могут отвергнуть,  но  в
случае удачи,  полученное  наслаждение  компенсирует  возможные  моральные
неудобства." Пошлость? Скорее всего, если это не  житейская  мудрость.  Но
раз утопающий хватается за соломинку, то одержимый может ухватиться  и  за
пошлость.
     Нельзя сказать, что Элен отбивалась особенно сильно. Хотя,  возможно,
она  просто  не  верила  в  успех  своего  сопротивления.  Извиваясь,  она
повторяла: "Уйди!" и "Нет!". Сол молчал, сказать ему было нечего. И еще он
старался держать себя под контролем,  чтобы  быть,  насколько  возможно  в
подобной ситуации, не грубым, а нежным.  Заснули  они  рядом,  практически
одновременно. Последней мыслью Сола  было  самоуспокоительное:  "Незаметно
выбраться из под моей руки ей не удастся."



                                    21

     Кочевая  жизнь  в  мотелях,  похоже,  становилась  для  Сола  нормой.
Противно конечно, хотя и лучше, чем вламываться в чужие квартиры. Пока  Ха
со свежеизлеченным Аленом пили кофе, Сол открыл свежую вечернюю газету  и,
ведомый неизвестно  каким  чутьем,  нашел  маленькую  статейку,  буквально
несколько строк в  сводке  последних  событий.  Написано  было  следующее:
"Некто Джереми Курц,  сбитый  автомобилем  и  доставленный  в  больницу  в
тяжелом состоянии, после оказания ему первой помощи напал на  медсестру  и
нанес  ей  тяжелую  черепно-мозговую  травму.  Считают,   что   нападавший
находился в шоковом состоянии."
     Кто виноват? Запланировавший операцию Сол, или осуществивший  ее  Ха?
Конечно  же  он,  Сол,  с  его  идиотским  гуманизмом.  Вот  что   значит,
действовать вслепую, без пророчества.
     Задумано было неплохо. Результат автомобильной  катастрофы  мало  чем
отличается от результата избиения. А кто может организовать автокатастрофу
лучше, чем ас-водитель Ха?
     Исполнение казалось превосходным. Вернувшийся Ха был  очень  доволен,
Сола даже покоробила эта его радость. Ведь речь  шла  о  мучениях  другого
человека. "Ювелирная работа! - рассказывал возбужденный  Ха.  -  Настоящая
биллиардная комбинация! Сначала я проехал туда и обратно  по  его  обычной
дороге на работу. Нашел самое подходящее место. Потом, от самого дома ехал
рядом с Курцем и в нужный момент сумел  заглушить  двигатель  его  машины.
Дождался, пока он вылезет и примется копаться в  моторе.  Проехал  вперед,
развернулся и на обратном пути  так  сманеврировал,  что  какой-то  парень
просто вынужден был врезаться в нашего клиента. Хорошо  он  врезался,  как
раз когда тот залез в двигатель чуть ли по пояс! Очень надеюсь,  что  Курц
жив, но если уж умер  -  не  сердись,  пожалуйста.  Сделать  лучше  просто
невозможно."
     К сожалению, Джереми Курц оказался даже живее,  чем  ему  полагалось.
Хитрая биллиардно-автомобильная комбинация обернулась  неприятностями  для
еще одного невольного участника и тяжелой травмой для медсестры.  Показать
газету Ха? Обругать его? Бессмысленно. Что сделать,  чтобы  избавиться  от
этого раздражающего ощущения вины?
     Сол был виноват не только перед двумя неизвестными  пострадавшими.  А
вина перед Элен? Напугали ее, держали пленницей в собственной  квартире  -
это еще куда ни шло, обстоятельства. Но ночью... Его, Сола, мягко  говоря,
неджентльменское поведение... Чем он отличается от бандита,  напавшего  на
женщину... например, в лифте?
     Мысль цеплялась за мысль, одна вина за другую,  злость  на  Ха  -  за
злость на себя. Результат получился странный.
     - Ха, - голос Сола даже не допускал сомнений в его правоте, - у  тебя
есть деньги?
     - Есть, - ответил ничего не подозревавший демон.
     - Много?
     - Достаточно?
     - Тогда,  пожалуйста,  съезди  к  Элен.  Дай  ей...  э-э-э...  тысячу
долларов.
     - С чего бы это?
     - Мы должны оплатить ей моральный ущерб.
     - Да я же, когда возвращался с операции,  привез  столько  продуктов,
что ей на неделю хватит!
     - Не стыдно тебе так мелочиться? Бедняге столько пришлось  перенести.
Ты ведь даже взял ее футболку взамен своей окровавленной.
     - Никогда не слышал, чтобы одна футболка стоила тысячу долларов!
     - Все. Хватит. Сам  понимаешь,  что  дело  не  в  футболке.  Езжай  и
возвращайся побыстрее, уже начало темнеть.
     Ха с Алленом переглянулись, Ха недовольно  пожал  плечами,  но  допил
кофе и стал собираться. Сол понял, что из затравленного изгоя он  внезапно
превратился в лидера. Хотя бы в их странной компании.
     Ха все-таки не ушел  просто  так.  На  прощание  он  вволю  побурчал.
По-своему, он был прав, заявив, что  совесть  у  Сола  заговорила  слишком
поздно.  Моральный  ущерб  можно  было  компенсировать  сразу,  выходя  из
квартиры. А еще принято, чтобы моральный  ущерб  оплачивал  тот,  кто  его
нанес. Ни он, Ха, ни Аллен за собой ничего особенного не припоминают...
     Сол сделал себе кофе, подсел к Аллену. После перепалки с Ха  хотелось
поговорить о вещах нейтральных: не о  прошлых  передрягах,  не  о  будущих
убийствах. На какую-нибудь отвлеченную тему, вроде  новой  версии  мифа  о
Геракле.
     Подходящий предмет оказался намного ближе. Сол вспомнил свои сомнения
в целесообразности кувырканий над деревяшкой. Всем  этим  он  поделился  с
Алленом и спросил, почему природа придумала такой дурацкий и  непрактичный
путь превращений?
     Аллен обиделся за природу. С его  точки  зрения  все  было  абсолютно
верно.
     -   Несогласование   наступило   только   недавно,   когда   оборотни
переселились в современные города, - сказал он. -  А  десятки  тысяч  лет,
пока мы жили в лесах, стойбищах, деревнях, городах,  похожих  на  деревни,
все было прекрасно. Скажи, разве трудно в лесу найти пень  или  поваленное
дерево и перескочить его на бегу, спасаясь от погони? А "пороговый эффект"
обязательно нужен! Иначе самопроизвольное превращение может  настигнуть  в
самом неподходящем месте. Даже в фольклоре восточных славян  есть  легенды
об  оборотнях-вовкулаках,  которые  превращаются,   перекувырнувшись   над
воткнутым в пень ножом. Нож - это фантазия, придумано для красоты или даже
для сокрытия истины. А про пень и кувырок - совершенно верно. Но  это  еще
не все. Мы, оборотни, не такая уж однородная масса. Нас  несколько  типов:
береговые, лесные, горные и степные. Я, как легко догадаться, - из лесных.
Мои предки были максимально приспособлены для жизни в лесу, отсюда  и  моя
противоестественная акробатика. Горные оборотни чаще всего превращаются  в
птиц. Им не надо кувыркаться. Механизм превращения у них  запускается  при
прыжке с высоты. Со скалы, с обрыва... Прыгнул, но не разбился, а полетел.
     - А обратно? Из птицы в человека?
     - Понял, понял. Птица прыгнула с обрыва, а приземлился человек...  но
уже неживой. Не знаю,  честно  говоря.  Как-то  упустил  этот  момент,  не
интересовался. Вот что значит свежий взгляд.
     - А как у береговых и степных?
     - У береговых - проще всего. Превращение происходит при  переходе  из
одной среды в другую: из воды на сушу и обратно. А степные превращаются на
бегу. Только надо набрать пороговую скорость.  Кстати,  лесные  и  степные
оборотни - родственные группы. Я мог бы побегать, потренироваться. Глядишь
- сумел бы запустить степной механизм.
     Аллен заинтересовался газетой, и Сол стал  додумывать  сам.  Занятная
информация.  Так  вот  откуда  злоключения  героев  фильмов   ужасов.   От
невежества сценаристов. Мучается бедняга-оборотень,  мучается,  не  знает,
что с собой поделать. И не надо ему превращаться, а  его  ломает,  корчит,
когти растут, клыки лезут,  шерсть  пробивается...  Дилетанты...  Тут  Сол
понял: даже если бы сценаристы знали в чем дело, они бы притворились,  что
ничего не знают. А как же иначе построить сюжет?
     Полезли в голову ссылки Аллена на древнегреческую мифологию. Греция -
горная  страна.  То-то  главный  бог  греков  Зевс  превращался  в   орла.
Нормальное явление. Типичный горный оборотень. Его дочка Афина -  в  сову.
Жена Гера - в павлина, в кукушку... Еще  в  кого-то?  Неважно.  Кто-то  из
богов превращался в дельфина. Нормально. Греция страна не  только  горная,
но и  морская,  островная.  И  был  это  не  бог,  а  банальный  береговой
оборотень. Прекрасно! Как легко их раскусить! И вот  почему  дельфины  так
любят выскакивать из воды и  кувыркаться  в  воздухе.  Наверное,  когда-то
людей-дельфинов было очень  много,  недаром  же  дельфиний  интеллект  так
высоко  оценивают.  Но  наследственность  не  сохранилась,  только  память
осталась. И дельфины надеются, пытаются что-то сделать, пробуют. Увы,  нет
дороги назад. Сол  потряс  головой,  отгоняя  наваждение.  Что  это,  кофе
подействовало на него как спиртное? Опьянел? Хватит. Развеялся - и хорошо.
Со свежими мыслями можно взяться за старые  проблемы.  Где  это  затерялся
пророческий дар?
     Дар вел себя странно. Если задуматься, то  по-настоящему  он  работал
только в  первые  минуты  после  прозрения.  Потом  последовало  внезапное
нападение... А квартира Элен -  это  же  какая-то  вероятностная  пустыня.
Ничего он там не чувствовал  и  не  предчувствовал!  Стоп!  Неверно.  Одну
мелочь он упустил. Там, в квартире, он узнал имя Джереми Курца. Непонятным
образом, но узнал. До этого времени Курц фигурировал  как  "учитель".  Да,
Сол  прекрасно  обходился  "учителем".  Зачем  понадобилось  уточнение  до
Джереми Курца? Мелочь? Не-ет. Мелочей в таких делах  не  бывает.  Что  ему
дало знание имени? Ничего?
     Еще через секунду Сол понял. Если бы он не знал, как  зовут  учителя,
он не догадался бы, о ком идет речь в короткой газетной заметке. Ну и что?
Забавно  получается:  только  отгадываешь  одну   загадку   -   появляется
следующая. Истина где-то рядом. Рядом...
     Сол решил перейти от рационального  мышления  к  иррациональному.  То
есть - к ясновидению. Конечно, он понимал, что уникальный  дар  -  это  не
простейший инструмент вроде молотка. Потому-то так  трудно  разобраться  в
принципе  работы.  Например,  взять   вероятностный   океан.   По   первым
впечатлениям, он кипел, бурлил,  казалось,  что  течения  можно  потрогать
рукой, факты проявлялись в мозгу четко, ярко, А сейчас?  Уже  не  пустыня,
как в квартире Элен,  но  тоже  небогато.  Течения  слабенькие-слабенькие,
прямо как паутинки плавающие в воздухе. За какую не ухватишься  -  рвется.
Пусто, ничего.
     "Странно, - подумал Сол,  -  ради  подобной  пародии  на  ясновидение
заварилась такая каша?! А может,  этот  механизм  надо  смазывать  кровью?
Неужели мой дар, как древнее божество требует жертв?  Попросить  у  Аллена
список на уничтожение и почитать для возбуждения?"
     Сол вспомнил,  что  "прозрел"  он  в  момент  высочайшего  напряжения
эмоций. Взбунтовавшаяся совесть схватилась  с  инстинктом  самосохранения.
Так это было. Совесть - вот детонатор. Если бы его захватило Мировое  Зло,
оно бы задействовало страх. А что сейчас? С совестью - не богато. Была, да
вся кончилась. Если уж он тысячей долларов откупается от Элен, то о  какой
совести может идти речь? Страх? Да ничего он не боится. Ни-че-го. Ему  все
безразлично. Зачем он от базуки  убегал?  Вот  бы  сейчас  на  него  бомбу
сбросили... Желательно, водородную. Никаких проблем. Мертвым не больно, не
жарко и не холодно, им не  надо  платить  долги,  бояться  и  мучиться  от
угрызений совести. Почему он тогда не выстрелил себе в сердце?
     "Самозавод" не удался. Действительно, все было Солу  безразлично.  Не
хотелось  ему  геройски  спасать  человечество.  Может  быть  потому,  что
почувствовав себя суперкомпьютером, он перестал  ощущать  себя  человеком?
Что в нем осталось от человека?
     Ответ получился неожиданный: ревность. Его, Сола,  измена  с  Элен  в
счет почему-то не шла. Но как там дела у Джулии, почему она  так  плохо  с
ним  говорила?..  Наконец-то  Сол  нашел  достаточно  волнующую  тему.  Он
напрягся. Джулия, Джулия, Джулия...
     Появился  контакт.  Самое  обычное   вероятностное   течение,   таких
миллионы. Никаких мировых  катастроф,  никаких  массовых  убийств.  Детали
настолько мелки и невыразительны, что их невозможно  разглядеть.  Или  это
потому, что сам Сол там присутствует? Посмотрим ближайшее время, там  Сола
точно нет.
     Джулия сидела у себя в квартире и смотрела телевизор.  Одна.  Пока  -
порядок. Но что это угрожающе маячит впереди?  Одиночество  Джулии.  Плохо
женщине быть одной. Тяжело, тошно. А на  работе  новый  коллега  появился.
Разведенный. Звать - Патрик. Демонстрирует всевозможные знаки внимания,  в
атаку по-настоящему еще не переходит. Но сейчас  это  и  не  надо.  Сейчас
Джулия уже сама готова перейти в атаку. И Патрик, и она уже созрели. Время
пришло. Вернее, придет завтра вечером. Патрик пригласит Джулию  поужинать,
они хорошо проведут время и поедут к ней. Сол увидел знакомую постель, а в
ней Джулию и Патрика. Черт побери!
     Удивительно, предвидение могло ударить,  как  высоковольтный  разряд.
Сол с трудом отдышался. Какая несправедливость, он тут страдает,  борется,
спасает людей  от  гибели,  а  какое-то  ничтожество  уводит  его  любимую
женщину. Но что же это за  любимая  женщина,  которая  так  легко  уходит?
Проклятые обстоятельства!
     Внезапно Сол повеселел.  Уж  если  он  сумел  предотвратить  массовое
убийство, то измену предотвратит одним мизинцем.  Завтра  он  с  опекунами
встретит Джулию после работы. Поехать  можно  будет  в  этот  мотель.  Или
какой-нибудь другой. Это уже мелочи. А Патрика Ха  перехватит  еще  утром.
Каким образом? Пусть поимпровизирует. Судьба у Ха такая,  чужие  сердечные
дела улаживать.
     В коридоре раздались шаги. Открылась дверь. В комнату  вошел  Ха.  Он
был не один. Вместе с ним зашла Элен.



                                    22

     Нахальный солнечный зайчик разбудил Сола, а шум  машин  за  окном  не
давал уснуть опять. Но Элен так уютно уткнулась в его плечо, что  вставать
не хотелось из-за  опасения  разбудить  ее.  Может  быть,  она  отсыпалась
впервые за долгое время, считая себя под защитой и в безопасности.  Насчет
защиты все было верно, а вот безопасностью рядом с Солом и  не  пахло.  Но
она того не знала, поэтому была спокойна. Пусть.
     Вся беда заключалась в том, что не так  давно  у  Элен  была  редкая,
почти  уникальная  работа.  Она  служила  в  полиции,  шаталась  по  самым
сомнительным районам вечернего города,  разыгрывая  из  себя  проститутку.
Почти как у Сола, у нее тоже  были  опекуны.  Они  арестовывали  ухажеров,
предлагавших Элен деньги за любовь. Попадались ухажеры, которые  денег  не
предлагали, а сами тут  же  на  месте  пытались  навязать  свою  "любовь",
используя силу  как  средство  убеждения.  Но  в  таких  случаях,  опекуны
действовали оперативно, даже не дожидаясь, пока на миниатюрный  магнитофон
запишется достаточно материала.
     В настоящее время работы уже не было. Остались только очень серьезные
неприятности, которые Элен на ней  приобрела.  Один  из  вечных  искателей
приключений оказался солидным человеком и,  что  намного  хуже,  человеком
очень обидчивым и влиятельным. Он легко уладил с полицейским  руководством
свои проблемы, а потом стал мстить Элен, используя для мести самые грязные
приемы. Например, в ее рабочем столе неожиданно нашли кем-то  подброшенные
наркотики. Чуть позднее их нашли и дома. Пришлось расстаться  с  полицией,
столкнуться с нищетой. Но "ухажер" не  отставал.  Даже  вторжение  Сола  с
приятелями Элен поначалу приняла за действия старого  врага.  Удивительно,
она ошиблась всего лишь на сутки. Трое неизвестных ворвались  в  квартирку
Элен вскоре после отъезда Сола. Что они хотели от нее, осталось  загадкой,
потому что секунд через двадцать пришел Ха с тысячей долларов.
     Деньги Элен не взяла и уже не отстала от Ха. Она  рассказала  Солу  и
опекунам свою грустную историю и попросилась на какое-то время остаться  с
ними. Ответить "нет" было невозможно, ведь совсем недавно Элен оказала  им
очень похожую услугу. Если бы девушка знала, какому риску  она  подвергает
себя в подобной компании...
     Солнечный зайчик гулял по  лицу.  Сол  подумал,  что  уже  давно  ему
недоступны такие радости жизни как яркое солнце, не  затененное  городским
смогом, свежий ветер,  зелень  деревьев.  Так  хотелось  пройтись  или  по
упругому ярко-зеленому травяному  ковру,  или  по  шуршащему  абстрактному
узору из опавших листьев. Как-то они с Джулией устроили пикник...
     Черт!..  Сол  посмотрел  на  часы.  Увы,  солнечный  зайчик  опоздал.
Половина десятого. Патрик уже давно на работе. Сол же не сказал Ха, кого и
когда надо перехватывать. Патрик на работе... Джулия  на  работе...  Очень
скоро они договорятся об ужине... Сол больно  прикусил  губу.  Хоть  он  и
взрослый мужчина, тертый, битый жизнью, даже обладающий сверхчеловеческими
способностями - все равно, хотелось заплакать. Пусть это выглядит странным
со стороны, но уж очень дорога ему Джулия.
     Сол посмотрел на Элен. Конечно, она тоже хорошая  девушка,  но  чисто
арифметическая замена его не устраивала. Нет, она вполне достойная замена.
На этот раз Элен оказалась в его  постели  уже  без  всякого  принуждения,
обстоятельства могут играть роль заменителя  любви.  Но  в  мире  миллионы
достойных женщин, а Джулия одна.
     Перед глазами встала картина: спальня Джулии и она вместе с Патриком.
Солу захотелось зарычать, завыть... Взять,  что  ли,  у  Аллена  несколько
уроков?
     "Плач, рычание и вой недостойны пророка, - сказал  Сол  сам  себе.  -
Надо отбросить эмоции и трезво обдумать ситуацию."
     Почти исчезли сомнения, что появление имени Джереми Курца  тоже  было
своего  рода  предвидением,  влияющим  на  будущее.  Только  влияние   это
оказалось тщательно замаскировано. Лишь сейчас можно восстановить  цепочку
событий: имя, статейка в газете, угрызения совести Сола,  поездка  Ха  для
компенсации морального ущерба Элен,  спасение  Элен.  Но  неужели  Мировое
Добро занимается спасением отдельных личностей?  Конечно  же  нет.  Скорее
всего, сработало подсознание Сола или что-то другое,  заменяющее  пророкам
подсознание. Нет, это не Мировое Добро.
     А если это Мировое Зло? Кому выгодно, чтобы именно сейчас  когда  Сол
может развернуться во всю мощь своих уникальных способностей, он занимался
разрешением своих сугубо личных проблем. Элен и Джулия, Джулия и Элен. Как
не обидеть и помочь Элен, да при этом еще и не потерять Джулию? Подходящая
задача для человека, способного предотвращать войны и массовые убийства.
     Сол вспомнил историю с захватом самолета.  Вспомнил  свои  вопросы  о
"самом главном Боге".  Вспомнил  вероятностный  океан  в  котором  плавает
Вселенная. И начал что-то понимать.
     Да, с Богом и Дьяволом он продемонстрировал примитивное  мышление.  У
магнита  есть  два  полюса,  у  электрического  поля  -  положительный   и
отрицательный заряд. А  в  вероятностном  мире  есть  две  противоположные
тенденции, два полюса, которые люди назвали Добром и Злом.
     То, что Мировое Зло послало террористов на захват самолета, в котором
летел Сол, отнюдь не означало, что некий злой дух,  Дьявол,  Сатана  отдал
такой приказ сам или через посредников. Так же, никто не укладывал к  нему
в постель Элен, одновременно подсылая Патрика к  Джулии.  Просто  одна  из
двух противоборствующих сил оказалась сильнее в данном месте  и  в  данное
время.
     А как же всевозможная нечисть: вампиры,  демоны,  оборотни,  наконец,
он,  Сол-прорицатель?  При  чем  они  в  этой  странной  игре?   Увы,   на
"компьютере" все это не проверить, надо доходить своим умом.  Похоже,  эти
две  организации,  благотворительную  и  антиблаготворительную,  сколотили
пророки,  люди,  обладающие  даром  чувствовать  вероятностные   процессы.
Какие-то пророки симпатизируют Добру, какие-то Злу.  Соответственно  и  их
соратники тоже.
     Сол вспомнил свой мысленный разговор с выдуманным старшим братом. Что
он  там  придумал?  Борьбу  за  магический  кристалл,  зуб  дракона,   рог
единорога... Далеко же он ушел, Хотя та, волшебная  версия  и  красивее  и
желаннее. Да она проще для исполнения! Ведь  куда  легче  выложиться  один
раз, добыть уникальный талисман и одним махом решить все  задачи.  А  тут,
что есть пророческий дар, что нет  его  -  все  равно,  нужна  кропотливая
работа, опасная работа.
     А почему он, Сол, осознав, более-менее, картину мира, должен работать
именно на Мировое Добро? Почему не на Зло? Ведь Зло, по  законам  природы,
имеет такое же право на существование как и Добро! Чем положительный заряд
лучше отрицательного? Чем Северный магнитный полюс  лучше  Южного?  Ничем.
Так и Добро, ничем не лучше  Зла!  Все  оценки  "лучше"  и  "хуже"  -  это
субъективные человеческие оценки.
     "Неплохо, совсем неплоха, - сказал в  голове  Сола  старый  знакомый,
демон-морозильник, - достойный ученик. И совсем не надо  тебя  запугивать,
ты дошел до истины своим умом. Работа на Мировое Зло ничем  не  отличается
от работы на Мировое Добро. Разве что полное отсутствие моральных запретов
создает дополнительные удобства. Ты мечешься между Джулией и Элен?  Возьми
обеих! Купишь остров, поселишь там целый гарем. Кто не захочет пойти  туда
добровольно,  пойдет  силой.  Представляешь,  как  полиция  будет   искать
исчезнувших кинозвезд? Тебе не кажется, что сказки о драконах,  похищавших
красавиц, созданы не на пустом месте?"
     Сол зажмурился. Да так, что заболели глаза. Демон говорил логично, но
его слова еще и навели галлюцинацию. Цветной объемный сон  наяву:  солнце,
пальмы,  чистейший  белый  песок  и  множество  обнаженных  женских   тел,
загорающих на пляже, купающихся в море, покачивающийся на волнах  катер  с
вооруженной охраной.
     Видение было совсем недурственным  для  мужика,  отсидевшего  срок  в
тюрьме, или сексуально сверхозабоченного подростка.  Но  для  него,  Сола,
подобное видение после такое бурной ночи...
     Сол решил прекратить валять дурака. Праздность еще никого ни  к  чему
хорошему не приводила.  Лежа  в  постели  можно  абстрактно  рассуждать  о
равноправии Добра и Зла. Но когда  совершается  переход  от  абстракции  к
реальным трупам, все выглядит  немного  иначе.  Может  быть,  он  испорчен
массовой  культурой,   которая   обычно   привязывает   все   симпатии   к
герою-защитнику, спасителю и почти никогда - к  негодяю,  убийце.  И  хоть
слаб защитник по сравнению с прекрасно организованным  Злом  -  его  любят
больше. Да, наверное, в его стереотипах виновата массовая культура.  Тогда
- да здравствует Массовая Культура!
     Вполне возможно, мозг Сола использовал упражнения и  философствование
как разновидность маскировки  при  решении  насущных  задач.  Стоило  Солу
отвлечься от гамлетовских вопросов, как в его голове один за другим  стали
появляться пункты руководства к действиям. Конечно же, без помощи Ха здесь
было не обойтись.



                                    23

     - Здравствуй, Джулия! - Сол говорил спокойно,  так  как  Ха  проверил
линию и установил, что она не прослушивается.
     - Здравствуй, - голос Джулии нельзя было назвать особенно  довольным,
но и злости пока не чувствовалось, - как дела?
     - Спасибо, лучше. Ты ведь слышишь,  я  уже  не  нервничаю,  не  задаю
дурацкие вопросы. У меня даже есть хорошие новости.  Думаю,  через  недели
полторы-две мы будем вместе. Знаешь что... Поговори со  своим  начальством
об отпуске. Пока, наверное, о коротеньком, на недельку. И, подумай, где бы
мы эту недельку могли провести. Какое-нибудь райское курортное местечко...
     - Янис... ой, э-э... Сол, ты случайно не сошел с ума? Даже когда  все
у тебя было в порядке, ты не мог позволить себе подобные развлечения.
     - Дорогая, может я и сошел с ума, но уверяю, таким сумасшедшим я тебе
буду больше нравиться. А знаешь почему? Я сошел с ума от любви к тебе. Что
касается "позволить - не позволить", то иногда человеку надо  свалиться  в
попасть, чтобы потом вскарабкаться на вершину.
     - Ты такой же болтун как и был, - в голосе Джулии исчезло отчуждение,
появилась ностальгическая теплота.
     - А почему я должен меняться?
     - Подожди, подожди. Тебя уже не ищут как убийцу?
     - Ищут. Но ведь могут так  искать  вечность.  А  жизнь  только  одна.
Неужели всю ее надо посидеть в углу? Не волнуйся, все  будет  даже  лучше,
чем было.
     Попрощавшись и  повесив  трубку,  Сол  глянул  на  часы.  И  злорадно
ухмыльнулся. Примерно в это время Ха должен был угнать автомобиль Патрика.
Таким образом, Сол наносил два удара.  Первый  -  его  звонок,  он  должен
вывести из равновесия Джулию, пробудить старые воспоминания, посеять новые
надежды. Второй  -  угон  автомобиля,  он  создает  Патрику  массу  забот,
отвлекает от ухаживания за чужими подругами. А если  Джулия  и  Патрик  не
переспят сегодня, когда у обоих совпали пики желания, то в другие  дни  их
близость куда менее вероятна.
     Конечно, был еще один  проблематичный  момент.  Недельное  совместное
времяпровождение в "райском курортном уголке". Но до него еще надо дожить.
Когда пять раз за сутки тебя могут убить, а за пару дней можно слетать  на
другой   конец   света,   самому   убить   какого-нибудь    потенциального
катастрофоносителя и вернуться, то две недели кажутся огромным сроком.  И,
в соответствии с восточной легендой, можно сказать: "За это время или осел
умрет, или султан умрет, или я умру".  В  конце  концов,  не  так  уж  это
невероятно, если Сол с Джулией под бдительной охраной  опекунов  оторвутся
на какое-то время от мировых проблем.
     Но сейчас расслабляться не стоило. Сол понимал,  что  пока  выполнены
самые легкие пункты его программы действий.  Он  не  знал,  каким  образом
борцы за Мировое Добро добывали деньги, но имел свои идеи  на  этот  счет.
Финансовая зависимость от опекунов была унизительна, ограничивала  свободу
действий. Сейчас Сол, используя свой уникальный дар, должен  был  изыскать
максимально возможное количество денег за минимальный промежуток времени.
     "Деньги! Деньги! - подхлестывал себя Сол командами, как будто он  был
собаководом, подгоняющим собаку-ищейку. - Большие деньги! Много денег!"
     Вначале не было  ничего.  Потом  Сол  стал  ощущать  себя  исполином,
разглядывающим  земной  шар  из  космоса.  Планета  чертовски   напоминала
школьный глобус, но выглядела в чем-то странновато.  До  Сола  дошло,  что
знакомые по телеизображению Земли облака, а также детали ландшафта ему  не
видны. Он мог различить лишь  очертания  материков  и...  деньги.  Большие
массы денег. Их скопления, как правило, привязывались к огромным  городам.
Без труда Сол опознал Швейцарию, обнаружил еще несколько "денежных очагов"
не очень далеко от нее (Монако? Люксембург?). Старые добрые Лондон  и  Рим
тоже  не  бедствовали.  Ослепительно  сияли  в  денежной  пустыне  столицы
нефтяных государств Аравийского полуострова.
     Сол обнаружил, что  каким-то  загадочным  образом  видит  земной  шар
одновременно со всех сторон. Конечно же, это  было  не  зрение,  в  прямом
смысле слова. Как нечто  само  собой  разумеющееся,  он  принял  богатство
Японии, по денежной плотности легко отделил Южную Корею от соседей. А  что
это за такой переполненный деньгами остров в том же  районе?  Откуда  и  у
кого такие деньги? Тайвань!
     Со свербящей душу мыслью: "Кто бы мог подумать, что  на  Тайване  так
много денег?" - Сол  дал  команду  не  возврат  к  нормальному  состоянию.
Масштаб был выбран очень неудачно. Зачем ему планета? Никакой практической
выгоды. Вот когда он начнет писать статьи по мировой экономике...
     Второе вхождение в режим поиска было даже  слишком  крупномасштабным.
Город в него не попал, только ближайший к Солу участок шоссе. На нем можно
было отметить мотели, бензоколонки, закусочные. Вот какой-то чудак повез в
своей машине пятнадцать тысяч долларов наличными...
     Сол  уменьшил  масштаб,   затронув   большую   часть   города.   Ярко
обозначились банки, однако Сола они не интересовали. Он не знал,  в  шутку
или всерьез опекуны предлагали совершить ограбление, но сейчас  его  такая
идея не устраивала. Раз уж он разыгрывает из себя "хорошего парня",  то  и
вести себя  будет  соответственно.  А  для  намеченной  операции  он  даже
подобрал подходящее название: "Робин Гуд".
     Солу пришлось поработать как хорошей ищейке,  но  его  старательность
была вознаграждена. Всякое скопление людей имеет своих грешников. И  пусть
деньги этих грешников считаются  "грязными",  но  они,  все-таки  остаются
деньгами. Сол считал, что у него есть все права на изъятие таких денег.  И
сумму нашел подходящую: полтора миллиона долларов.
     Деньги покоились в элегантном черном чемоданчике, и их  вероятностную
линию Сол прослеживал  без  особого  труда.  Через  час  с  небольшим  три
мордоворота с этим чемоданчиком сядут в неприметную серую  машину  и,  под
опекой других мордоворотов в такой же неприметной голубой машине,  повезут
деньги в бар "Рыжая лисица". Там, в маленькой комнате, предназначенной для
деловых переговоров солидных людей, под опекой другой группы  мордоворотов
должна была дожидаться обмена на эти деньги партия наркотиков.
     Сол  удивился,  увидев,  что  машина  с  деньгами  добирается  в  бар
одновременно по двум дорогам. Машина одна... как это  происходит?  Позднее
до него дошло, что сам шофер еще не выбрал дорогу, по которой он поедет, и
"проигрывает" в голове два равновероятных варианта. Странно,  что  лишь  в
первый раз ему пришлось столкнуться с подобной картиной.
     Итак, деньги найдены. Необходимо их изъять. Но как? Типы,  охраняющие
чемоданчик, так и излучали грубую силу и готовность к  уничтожению  всего,
что могло стать на их пути. Трое в одной машине... четверо в другой... все
прекрасно вооружены... Даже Ха с Алленом так просто с ними не справиться.
     Сол сразу же отмел любые действия в районе  "Рыжей  лисицы".  Хозяева
денег знают, что едут встречаться отнюдь не с ангелами, потому и будут так
максимально осторожны. Да и сами "не ангелы" могут помочь своим партнерам:
зачем им терять давно налаженные контакты?
     Сол отверг и вариант с засадой. Увы, это не Дикий Запад с бескрайними
прериями и смехотворной плотностью населения.  Засада  в  городе,  да  еще
днем, - нонсенс. Правда, если Ха с Алленом где-то угонят  по  грузовику  и
попытаются блокировать гангстеров... Нет,  для  такого  дела  нужна  целая
армия.
     Голова у Сола заболела, а ведь он даже не запускал свой  "компьютер".
Как, вообще, его можно подключить? В режиме "поиск" он  уже  поработал,  в
режиме  "взгляд  в  будущее"  -  тоже.  Но  как  выбраться   на   "решение
практических задач"? Конечно, Сол мог предложить план действий и  получить
свое пророческое видение. Но это достаточно тяжело и годиться  только  для
двух-трех раз. Сколько он вытерпит видение раненых Аллена и Ха, их боев  с
прибывшей на место инцидента полицией?
     А что если воспользоваться  математическим  методом  "от  обратного"?
Представить Аллена и Ха уже с чемоданчиком?..
     Ничего не получилось. Сол представил, как чемоданчик  несет  Аллен  -
глухо, Ха - тоже глухо. То ли "компьютер" не работал подобным образом,  то
ли похитить эти деньги невозможно.
     "Зачем я ломаю голову? - вдруг удивился Сол, - пусть  Ха  с  Алленом,
как крутые ребята, сами обдумают наилучший  план  действий.  Ну  а  я  уже
просчитаю вариант развития событий."
     Аллен и только вернувшийся после угона Ха рассовывали вещи по сумкам,
когда Сол огорошил их своим предложением. Опекуны  внимательно  выслушали,
Ха шумно закашлялся, услышав число: полтора  миллиона.  Ни  оборотень,  ни
демон не возражали. "Все трое, мы  идеально  подходим  друг  другу,  чтобы
совместно заниматься грабежом, - подумал Сол. -  Очевидно,  разница  между
Добром и Злом в самом деле не так  уж  велика,  если  основной  инструмент
Добра - убийство, а ограбление - вполне допустимый  источник  дохода.  То,
что мы грабили подонков, дело ничуть не меняет."
     Опекуны единогласно пришли к выводу, что лучший момент для атаки - во
время посадки в машины. Солу было предложено просчитать этот вариант.
     С огромным трудом Сол нашел нужное вероятностное течение (или сам  же
и создал его?). Еще трудней было выйти  на  изображение.  "Стоп-кадр"  был
бледный, почти не цветной, изображение дрожало, некоторые детали время  от
времени менялись. На земле валялось несколько то ли убитых, то ли раненых,
двое гангстеров стояли с поднятыми руками, Ха стоял весь  напружиненный  с
направленным на них автоматом, а Аллен пятился с чемоданчиком в одной руке
и автоматом в другой. Внезапно, к великому изумлению Сола, один из лежащих
на земле исчез.
     Сол описал "картинку", отметив  неожиданное  исчезновение  одного  из
кандидатов в покойники.
     - Что тут странного? - усмехнулся Аллен. - Минуту назад парень  решил
не пропускать еще по стаканчику виски, и в нужное  время  реакция  его  не
подвела, сумел сигануть куда-то. Сколько, ты говоришь, лежало на земле?
     - В начале четыре человека, потом три.
     - Неплохо, неплоха. Ускользнули  максимум  два  человека,  погони  не
предвидится.
     - Ребята, - извиняющимся  тоном  начал  Сол,  -  может  не  стоит  их
убивать? Что если Ха врежет по ним электричеством?..
     - Не пойму  я,  -  неожиданно  взвился  Ха,  -  ты,  Сол,  дурак  или
притворяешься? Нашел ходячий  высоковольтный  конденсатор...  Ты  подумай:
семь профессиональных убийц охраняют этот чемоданчик!  Да  мы  изумительно
выбрали момент, раз уж удалось застать их врасплох. Без  стрельбы  тут  не
обойдешься, даже нечего думать. Хочешь, проследи биографию любого из  этих
парней в прошлом, просчитай в будущем, если он  уцелеет.  Ты  найдешь  там
лишь грязь, кровь и трупы. И не всегда это трупы плохих людей. Может быть,
ты и гуманист. Но гуманизм должен иметь определенные  границы,  не  дающие
ему превратиться в идиотизм. - И без перехода спросил: -  Сколько  времени
нам осталось?
     - Сорок две минуты, - механически ответил Сол.
     - Мало. Быстро давай адрес, номера  их  машин,  основные  приметы.  И
приготовься. По дороге перебросим тебя с подругой в другой мотель.  Нельзя
тебе засиживаться.



                                    24

     Тупо глядя на  лежащее  в  чемоданчике  богатство,  Сол  почувствовал
страшную душевную пустоту.  Вот  так  просто  он  стал  миллионером.  Пара
часиков работы - куча денег в кармане. Самое обидное, что деньги  эти  ему
особенно не нужны. А как они были нужны раньше!.. Боже, боже! Сол вспомнил
свои первые недели в Америке.  Он  ночевал  на  улице,  проедал  последние
гроши, начал  интересоваться,  как  это  люди  добывают  вполне  съедобные
продукты из отбросов... И боялся, боялся, боялся. Трясся, не знал  у  кого
что можно спросить, опасался неосторожным вопросом,  случайно  вырвавшимся
словом выдать себя. Ему казалось, что абсолютно  все  подозревают  его,  и
вот-вот он попадется. Эх, если бы в то время, да эти деньги...
     Тяжело вздохнув,  Сол  переложил  несколько  пачек  в  полиэтиленовый
мешочек, закрыл чемодан и направился в комнату Элен. Если уж рвать с  ней,
то сразу и резко.
     - Нам надо расстаться, - без всяких сантиментов начал он. - Но ты  не
пугайся.  Мы  не  оставим  тебя  просто  так,  наедине  со  всеми   твоими
неприятностями.
     - Я и не пугаюсь, - сердито ответила Элен.  -  Пуганая  уже.  Ты  так
спешишь меня выгнать... Я тебе чем-то не угодила?
     - Нет-нет, - Сол чувствовал себя последним идиотом, понимая что можно
было найти слова получше. - Дело  в  другом.  Быть  рядом  со  мной  очень
опасно. Даже на твоей памяти я скрывался от погони. И мотель мы  поменяли.
Я слишком хорошо к тебе отношусь, чтобы винить себя в твоей  смерти.  Увы,
чем быстрей ты меня забудешь, тем полезней для твоего здоровья. А чтобы  у
тебя не повторились старые неприятности - бери. Универсальное средство.
     Сол высыпал пачки с деньгами на кровать.
     Элен взяла одну, разорвала полоску,  удерживавшую  купюры,  рассыпала
деньги.
     - Настоящие?
     - Гарантировать невозможно, но думаю, что настоящие. Семьдесят тысяч.
     - Да... Я так старательно разыграла шлюху, что  моя  роль  сама  меня
нашла. Браво!
     - Не обижайся, я хотел позаботиться о тебе.
     - Ты просто откупаешься от меня. Уже второй  раз!  Тогда  -  тысячей,
теперь - семьюдесятью. Наверное, у тебя очень неспокойно на совести, и  ты
таким образом пытаешься искупить свои грехи.
     - Думай, что хочешь. Просто за тебя, владеющую  этими  деньгами,  мне
будет спокойней.
     - Мир праху моему! И все же, все же... Сейчас, когда  мы  расстанемся
уже навсегда, после  вранья,  которым  ты  меня  пичкал,  скажи  мне  хоть
капельку  правды.  Чтобы  иногда,  на  старости  лет  я  могла  вспоминать
человека, который  меня  осчастливил.  И  которого,  на  несколько  минут,
осчастливила я.
     Сол  задумался,  хотя  и  не  надолго.  Да,  он  очень   нуждался   в
исповеднике. Не в старшем брате, а в младшей... ну, не  совсем  сестре.  И
все-таки, нельзя.
     - Ты знаешь самое главное, - спокойно сказал он. - Я не сделал ничего
плохого, но меня преследуют плохие люди. Я пытаюсь разобраться  в  этом  и
защититься. Защититься до сих пор удавалось, разобраться - нет. Мое имя не
имеет значения. В истории человечества оно вряд ли сохраниться. Все.
     - Я спрашивала по дороге сюда у твоего друга,  -  неожиданно  сказала
Элен. - Он ответил, что  ты  русский  ученый,  бежавший  из  России.  Тебя
преследует КГБ, а американское правительство не хочет защищать,  чтобы  не
ухудшать отношения. Это правда?
     - Э-э-э... М-м-м... - только и сумел выдавать Сол. Нс  и  фантазия  у
этого Ха! Какого черта он романы не пишет?
     Элен, наверное, приняла мычание за знак согласия. Похоже, в ней ожили
ее полицейские рефлексы, и она продолжила допрос.
     - Ну-ка, скажи мне что-нибудь по-русски!
     Сол внутренне  рассмеялся  и  очень  пожалел,  что  на  "допросе"  не
присутствует Ха. Вот у кого глаза бы полезли на лоб! Ведь ни  в  одной  из
газетных биографий Сола не сказано, что он не родился в Израиле, а приехал
туда из России в двадцатилетнем возрасте. Следовательно, русский знает  уж
никак не хуже  английского.  Элен  даже  не  сможет  ни  оценить  это,  ни
проверить. Вообще-то, версия Ха не так уж и  плоха.  Надо  удовлетвориться
ей.
     Сол пропел несколько строчек "Катюши", добавил "Очи черные".
     - Довольна?
     - А какой наукой ты занимаешься? - не успокаивалась Элен.
     - Наукой... наукой... - Сол  задумался.  Правильный  ответ  пришел  в
голову сам. - Это не совсем наука. Многие даже  считают  ее  лженаукой.  Я
экстрасенс. И помогают мне экстрасенсы.  Гипнотизера  в  действии  ты  уже
видела.
     - Ясно, - печально сказала Элен, хотя ясностью тут и не пахло.
     - Она помолчала, словно дожидаясь, что Сол отменит  свой  приказ.  Не
дождавшись, ссыпала деньги обратно в полиэтиленовый мешок, несколько купюр
положила в кошелек и начала складывать вещи.
     Попрощались они сухо, после чего Сол плюхнулся в кровать и неожиданно
крепко уснул. Конечно же, Элен была  права,  говоря  о  нечистой  совести.
Удалось стряхнуть несколько пылинок - сразу полегчало.  Жаль  только,  что
остальная грязь въелась намертво.
     Проснулся Сол с ощущением, что именно сейчас и  начинается  настоящая
работа. То ли опекуны подкинут задачку, то ли он сам  обнаружит  ближайшую
угрозу человечеству. Действительно, то  он  в  цейтноте  мчался  с  одного
убийства на другое, а то устроил себе каникулы на целых... Стоп!
     Сол  попытался  подсчитать,  сколько  времени  он  потратил  на  свои
сердечно-финансовые проблемы. Сутки в квартире Элен (если это подходит под
определение каникул). Вечер, ночь и утро в первом мотеле.  Около  половины
дня во втором, где он сейчас находится. Это всего около двух суток прошло,
а столько событий произошло! Ему-то казалось, что он целую  неделю,  самое
малое, дурака валял...
     Нервное  напряжение  от  спрессованных  в  коротком  отрезке  времени
небезопасных приключений не разрядилось в коротком дневном  сне.  Осознав,
что  вины  в  разбазаривании  драгоценного  времени  за   ним   нет,   Сол
почувствовал готовность спать, спать и спать, наверное без конца. На  этот
раз он улегся по-человечески, раздевшись.  Заснул  легко,  а  во  сне  все
пересчитывал пачки стодолларовых банкнот.
     Следующий день  начался  с  позднего  подъема,  плотного  завтрака  и
утренней газеты. Демон и оборотень вели себя как хорошо вышколенные слуги.
Сол задумался, присутствует ли в их действиях  уважение  к  нему  или  они
просто исполняют свой долг. Долг перед кем? Перед человечеством?  Оба  они
не совсем люди... Перед  Мировым  Добром?  Тоже  нонсенс...  Добро  им  не
платит, а если Сол не ошибается в его, Добра, сути, то долг  перед  чистой
абстракцией вообще бессмыслен. Рыцари Положительного Заряда!.. Не звучит.
     Разговор не клеился. Сол ожидал  деловых  предложений,  их  не  было.
Самому нырять в вероятностный океан и, купаясь в потоке нечистот,  искать,
в какой точке прорвало канализационную трубу, не хотелось. Наконец, Сол не
выдержал.
     - Кто там у нас следующий в списке, парни?
     Опекуны очень неуклюже изобразили недоумение. Да, список  есть,  есть
список. Но у кого он? Кажется, у меня... нет, кажется, у  меня...  Короче,
Солу предлагалось самому  посоревноваться  с  коллективом  пророков,  этот
список составлявших. Он ведь такой талантливый!
     Сол подумал было взмолиться:  "Не  умею  я!"  -  но  понял,  что  это
бесполезно. Да и не прав  он.  Надо  же  когда-нибудь  начинать.  Вот  как
захотелось денежек  -  сразу  отыскал  решение.  И  с  поисками  виновных,
подлежащих уничтожению, то же самое. Придется нырять.
     В своем номере он удобно уселся,  сосредоточился  и  "заказал"  самый
мелкий масштаб, чтобы охватить весь земной шар. Потом настроился на  поиск
массовых смертей. М-да, картинка с деньгами выглядела куда  красивее.  Кто
бы мог подумать, что в мире так много гражданских войн! На Индию  смотреть
страшно, да и вся Азия невесело выглядит. Но тут кто угодно бессилен. Ведь
корни сегодняшних бед лежат в пошлом.
     Сол изменил манеру сканирования.  Во-первых,  надо  было  смотреть  в
будущее, чтобы  искать  виновников  в  своем  времени.  Во-вторых,  стоило
обращать внимание на насилие более концентрированное,  что-ли.  При  таком
подходе летом следующего года он отметил жуткую вспышку насилия в  столице
Гаити Порт-о-Пренсе. Около  двух  тысяч  убитых.  "Переворот  или  уличные
беспорядки, - подумал Сол. - Черта с два  здесь  найдешь  концы."  Прогноз
оказался  верным.  Корни  уходили  в  далекое  прошлое.  Вмешиваться  было
бесполезно.
     Сол просмотрел еще пару лет. Человечество  отчаянно  воевало,  но  во
всех этих войнах не удавалось свести дело к единственной первопричине. Что
же это за сила у Мирового Добра, если ничего сделать  не  может?  Или  он,
Сол, просто щенок еще, его место на вторых ролях?
     Увеличивать скорость сканирования было нельзя,  возрастала  опасность
пропустить что-то важное. "Почему это я расстраиваюсь? -  подумал  Сол,  -
все нормально, обыкновенная рутинная работа. Неужели я думал,  что  каждые
пять минут мне удастся разрешать по мировой проблеме? Работа, работа и еще
раз работа. Если уж я взялся опекать многомиллиардный мир, а  не  тысячный
городишко, трудоемкость будет соответственно больше. И  заработок."  -  он
вспомнил чемоданчик, набитый деньгами.
     - Пуля в лоб - тебе заработок,  -  вмешался  "старший  брат",  -  или
снаряд от базуки.
     Сол  прогнал  наваждение  и  продолжил  просмотр.  Отметил  несколько
авиакатастроф,  предотвращением  которых  стоило  заняться  позднее.  Хоть
какой-то результат будет...
     Неожиданно  в  северо-восточной  Африке  обозначилось   что-то   явно
выпадающее за  рамки  естественного  миропорядка.  Сол  сконцентрировался:
Египет, город Дисук, больше двадцати тысяч погибших. О-го-го!
     Дисук? Город какой-то малоизвестный. Не может быть, чтобы беспорядки.
Эпидемия? Химический завод взорвался?
     Через долю секунды Сол  уже  знал  причину.  Ядерный  взрыв.  Атомная
бомба, сорок  килотонн.  О  Господи!  Неужели  израильтяне?  Неужели  ему,
израильтянину, придется иметь дело с Израилем? Но почему какой-то Дисук  и
никаких признаков войны в регионе?
     Сол  прекратил  сканирование  и  начал  распутывать   узел.   Получил
леденящую душу картину грибовидного облака, отразившегося в  большой  реке
(Нил, что ли?). Тут же "компьютер" выдал справку: "Рашид, один из основных
рукавов Нила". К черту! Отступаем  в  прошлое,  смотрим  откуда  появилась
бомба...
     Бомбу принесла ракета, прилетевшая из Ливии. Сол  не  поверил  своему
предвидению, еще раз проверил  его.  Все  правильно.  Ливийская  ракета  с
атомной бомбой, а войны между Египтом и Ливией нет... Чертовщина какая-то.
     После напряженного изучения вопроса многое стало ясным. Не  произошло
ничего особенного, из ряда вон выходящего. Почти... Почти! Да, ракета была
ливийская, да на ней была ядерная боеголовка. Но летела ракета отнюдь не в
Египет, а туда, куда и полагалось лететь ливийской ракете:  в  Израиль,  в
район большого Тель-Авива. "Карающий  меч  арабского  возмездия  ударит  в
самое сердце сионистской агрессивности", - сказал великий вождь  Ливийской
революции. И ведь так тщательно целился  вождь:  дважды  проводил  учебные
запуски ракет, не пожалел  денег.  Советники  говорили  -  одной  проверки
достаточно.  Нет,  дважды  удавалось  надуть  хваленую  империалистическую
систему  раннего  предупреждения.   Один   раз   в   районе   Кипра   люди
переполошились, искали неопознанный летающий объект, второй раз - в районе
Сицилии. И не нашли! А ливийские корабли оба раза отметили  отклонение  от
цели не больше полутора километров. Прекрасная точность!
     Неси ракета обыкновенную взрывчатку, и на третий раз она попала бы  в
цель. Но атомная бомба проявила  свой  вредный  характер:  никто  не  учел
влияние радиации на электронные приборы. Ракета упала  раньше  и,  как  на
зло, не где-нибудь в пустыне, а на ничего не подозревавших жителей Дисука.
Да не в одном  ведь  Дисуке  дело.  Радиоактивному  заражению  подверглась
дельта Нила, житница Египта. Египет, надо думать, не  останется  в  долгу,
нанесет  какой-нибудь  ответный  удар.  А  у  Ливии  еще   атомные   бомбы
найдутся... Даже страшно заглядывать, что будет после взрыва.
     Сол понимал, что первопричина этого зла - в обладании Ливии  ракетным
и ядерным оружием. В первую очередь - ядерным.
     Вероятностное  течение  ливийской  атомной  бомбы   складывалось   их
множества течений поменьше. Не без труда Сол вышел на другое очень  важное
течение, абсолютно необходимое для  бомбы:  партия  плутония...  О-го!  Да
здесь бомб на пятнадцать наберется! Откуда это  безобразие  приплыло?  Еще
через  несколько  минут  Сол  получил  имя.   Все   упиралось   в   одного
единственного человек,  самого  вышедшего  на  ливийцев  с  целью  продажи
плутония. Франсуа Жилль.
     Головоломка  грязного  бизнеса  казалась   слишком   сложной,   чтобы
измученный Сол мог в ней разобраться. Да в этом и не  было  необходимости.
Требовалось лишь найти критическое время, до  которого  сделку  еще  можно
было предотвратить.
     Время определилось. В распоряжении Сола имелось  около  двух  недель.
Для ведения переговоров с ливийцами Жилль завтра прилетит  в  Рим.  Вечный
город... Не самое худшее  место  для  смерти.  А  что  если  "поиграть"  с
вероятностной линией французского ядерщика? Может быть, хоть на  этот  раз
удастся обойтись без убийства?
     Вероятностная линия звенела как тетива. Франсуа Жилль  не  поддавался
ни на какие провокации. Несчастный  случай  не  поколебал  его  намерения,
другой несчастный случай - тоже. А если попробовать угрозы в комбинации  с
несчастным случаем? Кажется сработало, вся картина  резко  меняется,  надо
проследить.
     Нет,  ядерщик-бизнесмен  не  представлял  своей  жизни  без   грязных
плутониевых денег. Шантаж лишь заставил его  искать  партнера  посолиднее,
помощнее. В изменившемся варианте он продавал плутоний Ирану.
     Сол не считал, что иранская атомная бомба чем-то лучше ливийской. Что
же, месье Жилль сам выбрал свою  судьбу.  Только  подонок  может  с  такой
одержимостью продавать смертоноснейшее из оружий. Приговор окончательный и
обжалованию не подлежит!



                                    25

     Измученный Сол полусидел-полулежел на  постели,  опекуны  почтительно
стояли рядом, выслушивая ценные указания.
     - ...и паспорт чтобы достали  нормальный,  американский.  Хватит  мне
быть гражданином всяких банановых республик: Гвианы, Гайаны, Гвинеи.  Если
нужны деньги, теперь их более чем достаточно.
     Ха и Аллену было непросто выслушивать длительные  поучения.  Стараясь
проявить максимум такта оборотень перебил:
     -  Хорошо-хорошо,  мы  все  поняли.  Сейчас   собираемся,   едем   за
документами, надеюсь за полтора часа все уладить. Потом в аэропорт  летим,
если будут билеты. А билеты, я думаю, будут.
     - Парни! Вы что? - изумился Сол и даже привстал,  -  у  нас  же  уйма
времени. Почти две недели! Да не спешите вы  так!  Я  отдохнуть  хотел,  с
подругой помириться. Зачем такая спешка?
     - Любвеобильный ты наш, - грустно сказал Аллен, - неужели ты  до  сих
пор не понял в какие игры ты взялся играть? У нашей  спешки  две  причины.
Во-первых,  ливийская  разведка.  Не  удивлюсь,  если  они  ведут   нашего
бизнесмена от самого Парижа...
     - От Женевы, - поправил Сол, - он сейчас в Женеве.
     - Согласен, от Женевы. Но как они будут опекать его в Риме -  это  же
страшно подумать! И с каждым днем опека  будет  все  сильнее.  Кстати,  не
понимаю, о чем можно торговаться две недели?
     - Вопрос не по теме, - вмешался Ха,  -  ты,  Аллен,  становишься  как
ребенок. Наверное, заразился от Сола. Такие большие деньги, такой  опасный
товар. Надо же двадцать раз поверить друг друга! Тем более,  сам  плутоний
не в Риме, сообщники Жилля тоже не там. Дело не в сроках,  а  в  ливийцах.
Лично тебе, Сол, хочется иметь дело с ливийской разведкой?
     - Нет, - искренне ответил Сол. - Но из-за них портить  себе  жизнь?..
Не волнуйтесь, я вам предскажу, когда один из  ливийцев  уснет,  а  другой
пойдет по нужде...
     - А третий, четвертый? - ехидно спросил Аллен.
     - Два человека? - деланно изумился Сол, - с каких это пор  вы  начали
бояться двух человек?
     - Не  будем  состязаться  в  остроумии,  -  Аллен  явно  считал  себя
абсолютно правым и сердился на Сола за возражения. -  Я  же  говорил,  что
ливийцы - это только во-первых. А во-вторых, и это  намного  важнее,  наши
неразлучные враги от  Мирового  Зла.  Как  они  могут  предотвратить  наши
действия и обнаружить нас? С помощью своих пророков. И при условии, что  у
нас будет долговременный план, что мы будем  размахиваться  на  длительный
срок. Надо поступать так, как в случае с этими деньгами. Только придумал -
сразу же за дело. Нам уже казалось, что ты понял весь механизм. Помнишь, я
цитировал Екклезиаста?
     - Помню.  "От  многого  знания  много  скорби,  а  умножающий  знание
умножает печать."
     - Правильно. Очень актуально. Если ты не знаешь, где будешь вечером -
тебе гарантирован безопасный вечер. Если ты готовишься к полету  в  Италию
не сутки, а час, если там ты начнешь действовать через четверть часа после
прилета - тебя не успеют перехватить.
     - Очень интересно. - Сол вспомнил  машину,  едущую  по  двум  дорогам
одновременно,  человека,  с  пулей   лежавшего   на   земле   и   внезапно
исчезнувшего. - Вы правы, ребята. Но ведь тогда получается,  что  никакого
списка на уничтожение нет.
     - Конечно нет, - согласился Ха. - Такой  список  -  это  был  бы  наш
смертный приговор. Нас  вычислили  и  съели  бы  на  тарелочке  с  голубой
каемочкой.
     - А как же мы получаем клиентов?
     - С одним  справимся  -  пророки  другого  подкидывают.  Можно  самим
сделать приблизительный заказ, как в случае с Джереми  Курцем.  Нам  нужен
был натуральный ангелочек, на которого у тебя не смогла бы подняться рука.
     - Та-ак, - на сердце Сола зашевелились нехорошие  предчувствия.  -  А
что делать, если я запланировал отдых со своей подругой?
     - Передумай, - лихо посоветовал Аллен. - Потом  нагрянь  в  неурочное
время и отдохни незапланированно.
     - Она же не может. У нее работа, это я - бродяга... Я  сказал,  чтобы
она договорилась об отпуске.
     - Даже сказал? - лицо  Аллена  приняло  страдальческое  выражение.  -
Тогда тем более передумай. И ей сразу сообщи. Ну что ты так убиваешься?! К
тебя даже физиономия вытянулась.
     У Сола не только вытянулась физиономия. У  него  еще  и  защемило  на
сердце. Он представил новый телефонный разговор с Джулией... Не надо  быть
пророком, чтобы предугадать ее слова. И этот Патрик рядом...
     Солу стало  стыдно,  что  он  так  восхищался  своим  организаторским
талантом. Денег приобрел, в двух любовницах не запутался... Оказывается, с
одной запутался, прошел мимо очевидного.
     Разозлившись на всех, а в первую очередь на себя,  Сол  решил  начать
действовать так, как его только что научили: быстро и  решительно.  Сейчас
он помчится, встретит Джулию у выхода с работы и возьмет ее с собой в Рим.
Своему начальству она может рассказать любую сказку:  о  свадьбе  дяди,  о
смерти тети... Пусть увольняется с работы, если  руководство  рассердится.
Сол не пожалеет ей ни миллиона, ни двух. Понадобиться - еще  украдет.  Что
она будет делать в Риме? А что делают в Риме туристы? Уж об  убийстве  она
ничего не узнает.
     Сол глянул на часы. Стоило поторопиться. Хотя, какие у них сборы? Как
говорили древние римляне: "Все свое ношу с собой."
     Но почему-то сердце Сола сжималось все сильнее и сильнее.  В  чем  же
источник беспокойства? Типы от Мирового Зла идут  за  ними  очень  плотно.
Если они проследят вероятностную линию их, с Джулией, совместного  отдыха,
то найдут и саму Джулию. А давно ли его шантажировали? Да, ведь на  Джулию
можно выйти через прошлое. Но тогда нет гарантии, что она  еще  интересует
Сола, что шантаж может удастся.
     И хоть до встречи оставались уже минуты (при условии, что опекуны  не
откажутся наотрез), Сол решил хоть одним глазком глянуть на  вероятностную
линию Джулии. Конечно, надо  быть  в  курсе  дела.  Вдруг  она  уже  вовсю
милуется с Патриком, а до Сола ей дела нет?..
     Даже  не  садясь,  просто  прислонившись   к   стенке   для   большей
устойчивости,  Сол  сосредоточился.  На  удивление  долго  искал  знакомую
вероятностную линию. Нашел, понял причину задержки и ужаснулся. Линия была
абсолютно новая, и так мало хорошего она  сулила...  И  просматривалась  с
трудом. То ли потому, что запутывала ее опытная умелая рука...
     Определенность была лишь в одном. Через двадцать  шесть  минут,  если
верить "компьютеру", Джулию должны были похитить. "Картинка" перед глазами
встала яркая, цветная, не оставляющая сомнений. Двое  мужчин  поддерживали
Джулию под локотки, подводили ее к  белой  "Хонде".  В  машине  сидел  еще
кто-то.   Нападавшие   выглядели   уже    не    усатыми    людоедами,    а
заурядно-серо-спортивными личностями.
     - Мою подругу похищают! Мировое  Зло...  -  Сол  ворвался  в  комнату
опекунов. - Поехали срочно! Двадцать пять минут!
     - Вечно ты со своими подругами, - ни в интонациях Ха, ни в  движениях
опекунов не чувствовалось желания ехать на выручку. - Подумаешь!  Подругой
больше, подругой меньше.
     - Я вам говорю, если они будут ей угрожать, я  им  подчинюсь.  Сделаю
все, что они прикажут. Вам придется меня убить!
     - Вот сокровище... - Аллен взял сумку с оружием, вторую кинул  Ха,  -
поехали, что с тобой делать... Только скажи, куда?
     Паутина вероятностных линий сотканная Мировым Злом, была на этот  раз
прочной, как никогда. Светофоры и  автомобильные  пробки  почти  полностью
парализовали движение. Сиди за рулем не Ха, а другой шофер, вряд ли бы  им
удалось проехать больше километра.
     - Ты уверен, что ее не полиция повезла на допрос? - спросил на всякий
случай Аллен.
     - Да, уверен, - Сол не стал уточнять. В его сознании горел  циферблат
обратного отсчета, и их автомобиль отставал от несущегося галопом времени.
     Все-таки, к автостоянке они  подъехали  почти  вовремя.  Джулия  пока
только разговаривала с двумя мужчинами, но их машина стояла рядом,  совсем
рядом.
     - Надо отрезать их от машины! - крикнул Сол опекунам.
     Противник  попался  достаточно  опытный  и  мгновенно  по  непонятным
признакам выделил их автомобиль. Один из мужчин схватил  Джулию  за  руки,
второй  полез  под  пиджак  за  оружием.  Но  достать  не  успел.   Аллен,
выскочивший из машины на ходу, свалил  его  первым  же  выстрелом.  Второй
мужчина,  державший  Джулию,  перехватил  ее,  загородился,  как  щитом  и
приставил ей пистолет к виску.  Ближайшая  к  ним  задняя  дверца  "Хонды"
угрожающе распахнулась.
     Ха  выставил  из  окна  руку,  дождался  момента,  когда   похититель
полуприсел, залезая в автомобиль,  и  отодвинул  дуло  от  головы  Джулии.
Последовал удар электрического хлыста. И Джулия, и нападавший,  пораженные
демонической молнией, упали на асфальт. "Ожил" Аллен, начавший стрелять по
ветровому стеклу "Хонды". Сол не мог остаться в стороне. Автомат был в его
руках уже давно. И сейчас, выпрыгнув из машины, он выпустил долгую очередь
в распахнутую дверцу "Хонды".
     Взревел мотор, "Хонда" дала  задний  ход.  Аллен  все  никак  не  мог
попасть в шофера, или попал, но на том был одет  бронежилет.  Распахнулась
задняя дверца с другой стороны, высунулся  человек  с  поднятой  в  замахе
рукой. И Аллен, и Сол выстрелили в него, и  граната,  предназначенная  им,
была брошена прямо рядом с лежащей без сознания Джулией.
     - Ложись! - крикнул Ха, сам скрючиваясь за рулем.
     Сол упал, увидел боковым  зрением,  как  падает  далеко  отпрыгнувший
Аллен, как разбегаются случайные свидетели.
     Граната  взорвалась,  просвистели  осколки.  Поднимаясь,   Сол   стал
осознавать, что взрыв произошел рядом с Джулией.
     Не  требовалась  квалификация  медика,  чтобы  понять   необратимость
происшедшего. Джулия была мертва. Кошмарное зрелище.  Если  бы  так  погиб
кто-то другой, Сола бы обязательно вырвало.  Но  ведь  это  же  была  она,
Джулия...
     Бестолковый,  случайный  характер  происшедшего  поначалу  "облегчал"
восприятие. Казалось, что  это  всего  лишь  видение,  один  из  возможных
вариантов,  результат   воздействия   наркотического   газа.   Сол   почти
отключился. Его  тащили  за  руки,  вталкивали  в  машину.  А  видение  не
исчезало, оно сливалось с реальностью, оно стало самой реальностью. В этом
мире больше не было Джулии: смеющейся, плачущей, ругающейся. Живой Джулии.
Было лишь безжизненное тело  Джулии,  исковерканное  множеством  маленьких
кусочков металла.
     "Нелепо, нелепо, нелепо, - твердил  сам  себе  Сол,  -  эта  дурацкая
граната... Если бы мы не стреляли, если  бы  мы  выстрелили  на  мгновение
раньше, если бы мы изрешетили "Хонду" еще раньше..."
     Они подъехали к своему мотелю. Ха выскочил, забрал  оставшиеся  вещи.
Поехали дальше, Сол не знал, куда именно. Потом  он  понял,  что  и  Ха  с
Алленом не знают сами.



                                    26

     - Ну съешь ты хоть что-нибудь! - Аллен заботливой  нянькой  склонился
над Солом. - Попей! К  чему  эти  голодовки?  Мне  ужасно  жаль,  что  так
получилось. Но ведь это же необратимо! Необратимо! Каждую  минуту  умирают
тысячи людей. Все они чьи-то жены, мужья, дети, родители. Жутко,  но  ведь
ты не одинок. Смерть - это часть жизни.
     - Она не была моей женой или подругой, - прошептал Сол.  -  Она  была
частью меня самого. Умерла она - умер я.
     - Ну что ты говоришь? Люди живут без своих рук и ног. Кончай плакать,
ты тоже будешь жить.
     - Легче потерять часть тела. - Сол говорил даже  не  для  Аллена,  он
просто мыслил вслух. - Потерять  часть  души  куда  тяжелее.  Ведь  только
кажется, что я спал с ней и разговаривал. Нет. Мы с ней почти сразу  стали
одним  существом.   Это   же   невероятно:   блестящая   красивая   гордая
интеллектуалка и  иммигрант,  не  совсем  свободно  владевший  английским.
Случайное знакомство превращается в прочнейшую связь. Почему? Да она  была
мне необходима! Я уже не мог ее упустить! До  нее  я  жил...  я  стоял  на
канате, мог опереться только на воздух, я  не  знал  Америки,  Америка  не
хотела знать меня. Это был даже не воздух, а  вакуум.  Джулия  стала  моим
воздухом, моей Америкой.
     - Сол! Слышишь, Сол! Ты нечаянно проговорился. Это был симбиоз.  Тебе
было очень тяжело, с помощью Джулии ты облегчил себе адаптацию. Но ведь на
ее месте могла быть и другая женщина. То, что ты говоришь, это  старо  как
мир.
     - Заткнись! Благодетель нашелся! Нам было так хорошо  вместе...  Если
бы не вы, с вашим Мировым Добром... Скажи, много добра оно  мне  принесло?
Только зло. Если бы ты...
     Сол подавился словами. Он хотел кончить фразу: "...не стрелял, то она
была бы жива", - но вспомнил, что стрелял сам.  В  отношении  него,  Сола,
этих "если" набиралось куда больше. Если бы он, понимая угрозу для Джулии,
вспоминал о ней не от случая к случаю, а регулярно, несколько раз  в  день
проверял ее вероятностную линию, - ничего бы не случилось. Если бы  он  не
был эгоистом и относился к Джулии  как  к  свободной  женщине,  свободному
человеку, а не как к продолжению самого себя, она тоже была бы жива.  Ведь
он... ведь обязан же был понимать, что  между  ним  и  нормальными  людьми
пролегла незримая черта, что его руки покрыты кровью и копотью от  адского
пламени, а над головой висит такое лезвие, рядом с которым Дамоклов меч  -
детская игрушка. Джулии не было места  рядом  с  ним!  Он  должен  был  не
удерживать ее, а отпустить на волю. Она имела полное право искать и  найти
свое счастье. Если не с Патриком, то со вторым,  с  третьим,  четвертым...
какой бы он не был по счету, это уже ее личное дело.
     - Извини, Аллен, - сказал Сол. - Я сам во  всем  виноват.  Это  я  ее
убил. Лично.
     - Хватит! Слезы, сопли, слюни - не по нашей части. Ты не виноват.  Ее
смерть нелепа, как нелепа  вся  жизнь  человеческая.  А  с  твоей  жизнью,
вообще, что-то не в порядке. Ха приедет - обсудим.
     - Где Ха?
     - Меняет машину. У нас  же  была  уйма  свидетелей.  Запомнить  могли
машину и меня. Я пока отсиживаюсь, а от машины мы срочно избавляемся.  Еще
Ха  посоветуется  с  нашими  пророками  относительно  тебя.   Так   больше
продолжаться не может.
     - Что?
     - Как это, что? Необъявленная война. Пока односторонняя, но  ведь  мы
можем ответить. Только стоит ли?
     - Что ты думаешь?
     - Отложим дискуссию. Две головы хорошо, а три - лучше. Да  еще  после
консультации... Лично я бы затих, залег на дно. Я  знаю  одно  местечко  в
Колорадо... заброшенное ранчо, что ли. Там можно продержаться против целой
армии, особенно, если взять еще дюжину  ребят  для  охраны.  Но  с  другой
стороны - глупо терять темп, отдавать противнику инициативу.
     - Эх, когда она у нас была, инициатива?
     - Была, была... Послушай меня, поешь, попей, вот снотворное. Хорошо?
     Перед сном Сол попытался  хоть  каким-то  образом  заглянуть  в  свое
будущее. Конечно, это невозможно, но судьба ранчо в Колорадо... Сол увидел
это ранчо, увидел его окрестности:  желто-серые  холмы,  покрытые  скудной
растительностью, в свете заходящего солнца.  А  над  холмами,  с  западной
стороны,  выныривая  из-за  горизонта,  поднимались   вертолеты.   Черными
силуэтами они всплывали в  ослепляющих  солнечных  лучах  и  лишь  вспышки
пулеметных очередей выделялись на этих силуэтах.
     - Кто бы мог подумать, что у Мирового Зла есть свои  военно-воздушные
силы? - пробормотал засыпая Сол.
     Утро, как всегда,  ознаменовалось  шумом  заработавших  автомобильных
двигателей. Постояльцы покидали мотель. Шум разбудил Сола, но воспоминания
о вчерашней трагедии отнимали всякое желание раскрывать глаза. Вставать  и
продолжать жизнь в мире, где больше нет Джулии, не хотелось.  Почему  люди
почти всегда живут вопреки своим желаниям?
     Кто-то  прошел  по  коридору.  Знакомые  шаги.  Ха?  Неужели   только
вернулся? Или уже успел куда-то съездить?
     Сол вскочил с постели. Стоило полежать еще  несколько  секунд,  и  он
опять "потечет". Жалко Джулию, жалко себя... Эх! Одно лишь действие  может
его спасти. Драться, бежать, убивать - только не  сидеть  захлебываясь  от
жалости.
     Ха и Аллен, когда Сол зашел к ним в комнату,  оба  лежали  одетые  на
кроватях и молча разглядывали потолок. Зрелище было настолько непривычное,
что Сол опешил, не зная, как обратиться к опекунам. Неужели  они  за  него
так распереживались?
     - Что это вы такие тихие? - спросил Сол.
     - Сейчас и ты замолчишь, - вяло сказал Аллен.  -  Посмотри,  что  нам
братец Ха принес.
     Оборотень лениво опустил с кровати руку, поднял с пола кипу  газет  и
протянул Солу.
     Сол взял газеты и присел на край кровати рядом с Алленом.  Развернул.
На первой странице, еще крупнее, чем  в  первый  раз,  был  напечатан  его
портрет. Набранный огромными  буквами  заголовок  вопрошал:  "Кто  опекает
убийцу?"
     "Неужели кто-то раскопал про Мировое Добро и Зло?" - изумился  Сол  и
углубился в чтение. Нет, автор статьи имел в виду нечто совершенно другое.
Путем сложных логических умозаключений он доказал (в первую очередь самому
себе), что Сол, скорее всего, был  агентом  "Моссада".  Полиция  давно  бы
могла арестовать убийцу, но не делает этого под чьим-то нажимом. Результат
попустительства - новая жертва. Очевидно, Джулия Макмиллан, подруга  Сола,
знала слишком много. Какова беспримерная безжалостность убийцы: в одном из
людей, стрелявших в Джулию,  свидетели  опознали  Сола!  Кончалась  статья
риторическим вопросом: "До каких пор  агенты  израильской  разведки  будут
вести себя в Америке так же свободно, как в Палестине?"
     Сол страшно разозлился. Мало того, что статья взбесила его,  она  еще
должна была взбесить и полицейских. Теперь,  после  таких  обвинений,  они
просто обязаны хоть вылезти из кожи вон, но найти Сола. Вот чьи  вертолеты
штурмовали призрачное ранчо в Скалистых горах!
     Была еще одна газета. С другой фотографией, с другим заголовком, хотя
тоже вопросительным: "Чудовище - двойной агент?" В  этой  статье  не  было
прямых антисемитских намеков, зато иначе как "чудовищем"  Сола  в  ней  не
называли. О его работе на израильскую разведку упоминалось  как  о  чем-то
само собой разумеющемся, но вскрыв тот факт, что Сол эмигрировал в Израиль
из России, автор попытался выяснить (на пальцах) не является ли Сол заодно
и агентом КГБ?
     "Господи, какая  чушь,  -  подумал  Сол,  -  неужели  так  они  хотят
поставить на ноги еще и ФБР? ЦРУ?
     Сол пожалел, что в комнате нет третьей кровати. Лег бы на  нее,  тоже
рассматривал бы потолок... Совместная медитация, или что-то вроде?
     Поднявшись с кровати, Сол попытался пройтись из угла в угол.  Так  он
делал обычно в минуты задумчивости. Увы, номер мотеля был не  приспособлен
к подобному методу рассуждений.  Наткнувшись  на  одну  стенку,  потом  на
другую, Сол решил уйти к себе.  Сейчас  он  ляжет...  от  ляжет,  и  пусть
опекуны хоть подъемной кран вызывают, чтобы его поднять.
     - Не уходи, - сказал Ха с какой-то  протяжной  задумчиво-мечтательной
интонацией.
     - А что делать?
     - Замечательный вопрос! - подключился к бессодержательному  разговору
Аллен. - Человечество придумало два гениальных вопроса:  "Что  делать?"  и
"Кто виноват?" Если мы на них ответим - все нормализуется.
     - Ха посоветовался с пророками? Что они сказали? - спросил Сол.
     - Ты задал два вопроса, - занудливо начал оборотень. - Если ответ  на
первый отрицателен, то второй теряет смысл.
     - Короче!
     - А короче, Ха ни с кем не связался, не смог.
     - Почему?
     - Помнишь случай, когда враги сумели найти выход на наш центр  связи?
Мы тогда чуть было от тебя не  отказались.  Мы  учли  ошибки,  вернее  нам
показалось, что мы учли ошибки. Увы, похоже, на наш центр связи вышли  еще
раз. Или уничтожили его, или... или...
     - Так мы в блокаде?
     - Да, мы в блокаде.



                                    27

     Тайные организации под условным названием "Мировое Добро" и  "Мировое
Зло" сложились вскоре после конца Второй Мировой Войны. Отдельные пророки,
ранее действовавшие на свой страх и риск,  постепенно  объединяли  усилия.
Инициатива здесь  принадлежала  пророкам  Добра,  потрясенных  ужасами  их
сбывшихся  предсказаний.  Пророки  Зла,  конечно  же,  не  могли  спокойно
наблюдать консолидацию сил противника. Дальнейшее очень напоминало процесс
гонки вооружений, когда любой шаг одной из сторон  вызывает  ответный  шаг
другой стороны.
     Если  смириться  с  мыслью,  что  ясновидение  -  нормальное  явление
(легенды о  пророках  ходят  чуть  ли  не  с  каменного  века),  то  самый
удивительный факт - кадры исполнителей. Пророки не  могли  себе  позволить
специальные тренировочные лагеря: слишком массовое и хлопотное  получалось
мероприятие. Можно было нанимать бывших десантников и морских  пехотинцев,
но неизбежно появились бы проблемы утечки информации, контроля и борьбы  с
этой  утечкой,  контроля  над  контролем...  Пророки  сумели  найти  самый
небанальный ход: среди миллиардов людей они отыскали десятки,  от  силы  -
сотни нелюдей. Оборотни, демоны,  вампиры  -  герои  кошмарных  историй  и
приключенческих фильмов существовали и в действительности, иначе  быть  не
могло, самая дикая фантазия всегда имеет реальные предпосылки. Но отыскать
их, скрывающихся от мира людей, могли только ясновидящие.
     Сотрудничество  устраивало  всех.  Во-первых  -  пророков,  так   как
подобные исполнители явно превосходили любых тренированных  суперменов  и,
по самой природе своей, из-за вечной угрозы со стороны  мира  людей,  были
склонны к конспирации. Во-вторых - исполнителей, получавших  стабильный  и
щедрый источник  дохода.  Кроме  материальной  заинтересованности  была  и
моральная: нелюди обладали огромной силой, а сила, сама  по  себе,  жаждет
быть  примененной.  Употребляя  силу  не  наобум,  а  в   соответствии   с
определенными идеями, можно было говорить о какой-то тайной власти.  Почти
по Мао Цзедуну: "Винтовка рождает власть".
     Но и в изощренной  системе  тайных  организаций  было  свое  уязвимое
место: центр связи.
     Узнав все это от опекунов, Сол недолго переваривал новую  информацию.
Мозаика была сложена уже давно, не  хватало  лишь  нескольких  фрагментов,
чтобы абстрактная картина превратилась в реалистическую. Но не  мешало  бы
узнать еще кое-что.
     - Зачем нужен центр связи? - спросил Сол. -  Почему  нельзя  обойтись
без него?
     - Вот-вот-вот. Этого тебе не понять, ведь ты - не пророк,  -  завелся
Ха.
     - Что? - изумился и возмутился Сол, - я - не  пророк?  А  кто  же  я?
Мальчик-С-Пальчик?
     - Ты - не пророк! - веско припечатал Ха, - не пророк в  нашем  смысле
слова. Пророки, они - "не от мира сего".  Помнишь,  мы  говорили,  что  им
нельзя действовать, слишком сильно они могут деформировать  реальность?  А
бездействующего пророка  невозможно  запеленговать,  у  него  нет  никаких
вероятностных линий, течений, или как они еще называются.  Пророков  можно
"вычислить"  по  их  контакту  с  исполнителями.  А  если   для   контакта
использовать какое-то промежуточное звено, да еще запутать саму  процедуру
контакта... Пророки становятся неуловимы. А ты? Да тебя  как  в  микроскоп
рассматривают!
     - Ну и дураки вы ребята! - Солу почти стало смешно. - Да мы же с вами
как сиамские близнецы-тройняшки. Куда вы, туда и я. С вашей помощью меня и
ведут. Давайте организуем "промежуточное звено".
     - До вчерашнего дня и мы так думали,  -  уныло  сказал  Аллен.  -  Ты
только  не  обижайся,  Сол,  но  через  какое   промежуточное   звено   ты
договаривался с Джулией? Через промежуточное звено ты планировал с  ней...
э-э... отдыхать? На нее вышли через твои прожекты, а не через наши.
     - Действительно, это я ее убил. Говорил же...
     - Стоп! Не ной! Истерики  нам  не  нужны.  Наше  спасение  в  трезвых
мыслях.
     - Откуда здесь мысли, да еще трезвые? - глаза у Сола опять стали  "на
мокром месте". - Я запутался, вы меня запутали. Я умею предвидеть будущее,
вижу все эти вероятностные течения. Почему же я не пророк?
     - Не знаем, - с досадой ответил Ха. - С тобой  с  самого  начала  был
непорядок.  Пророки  рождаются  пророками,  они  с  детства  могут  что-то
предвидеть, постепенно  дар  ясновидения  развивается  и  укрепляется.  Ты
родился ясновидящим?
     - Нет.
     - Знаем. Ты родился обыкновенным человеком, хотя и с задатками.  Тебя
надо было довести, свести с ума, чтобы ты  стал  ясновидящим.  Но  пророки
намекали нам, что это - не окончательное твое состояние.
     - А какое - окончательное?
     - У нас нет ответа. Либо они сами не  знали,  либо  опасались  давать
подробные объяснения, либо мы с Алленом слишком тупы, чтобы эти объяснения
понять.
     - Зная вас, - перебил Сол,  -  могу  предположить  четвертое.  Тупыми
оказались ребята из центра связи, они  не  сумели  пересказать  вам  слова
пророков.
     - Спасибо за доверие, друг, - в словах Аллена звучало  больше  желчи,
чем иронии, - но не надо так говорить. О мертвых или хорошо, или ничего.
     - Это так серьезно?
     - А ты не понял?
     Все помолчали.
     - Попробуйте вспомнить, что вам говорили обо мне, - попросил Сол.
     - Если бы мы еще запоминали... - Аллен наморщил лоб,  -  мы  считали,
что выслушиваем вспомогательную информацию. Нам говорили, что  как  пророк
ты слабоват, можешь многое предвидеть, но мелкие детали  тебе  не  даются.
Просто тебе, когда ты осознаешь свои возможности, эти мелкие детали  и  не
понадобятся.
     - Какие возможности?
     - Колоссальные!
     - А подробней?
     - Подробней... Когда ты  поймешь  устройство  этого  мира  и  найдешь
подходящую тебе точку зрения, ты сможешь делать все, что захочешь.
     - А что я захочу?
     - Это у тебя надо спрашивать.
     - А как именно я буду делать?
     - Нам самим это интересно. Говорили, что  тебе  будет  уже  не  нужна
чья-либо помощь.
     Сол попытался пройтись по комнате, но через  пару  шагов  уткнулся  в
стенку лбом. Невозможно думать в таких условиях! А  думать  надо,  ой  как
надо.
     - Что значит: "...найду подходящую точку зрения"?
     - Не знаем.
     - Послушайте! - внезапно обрадовался  Сол,  -  получается,  что  ваши
пророки исходят из какой-то картины  будущего,  которую  они  уже  видели.
Зачем нам волноваться? Пусть все идет своим  ходом,  будем  защищаться  по
мере сил и дойдем до цели.
     - Интересная логика. Ты думаешь, у Мирового Зла пророки  хуже?  А  их
ребята, кидаясь на тебя из-за каждого угла, отбывают номер?  Запомни:  все
можно изменить! А атаки на  тебя  -  самое  главное  доказательство  твоей
важности!
     "Важность - подумал Сол, - хорошо звучит, но толку -  ноль.  Если  бы
важность  была  каким-то  мощным  оружием,   или,   тоже   не   плохо,   -
шапкой-невидимкой... Что это меня на сказки потянуло? Когда разум  заходит
в тупик, он призывает на  помощь  фантазию,  дешевый  слабенький  наркотик
собственного изготовления."
     - Ты - первый из воюющих со Злом, - перебил Ха размышления Сола, - на
кого Зло натравило государство. Ход неожиданный и очень опасный. Используя
своих Пророков они могут выследить тебя в любой точке страны.
     - И мира?
     - Да, но они предпочтут не выпускать тебя, а убить здесь.
     - А мы для чего? - вмешался Аллен, - зачем у нас голова на плечах? Да
переберемся мы через границу! Я понимаю, Сол  родился  в  России,  и  ужас
перед государственными границами впитал с материнским молоком. Но ты,  Ха,
меня удивляешь. Такие парни как мы с тобой, да чтобы не перебрались  через
границу США? Быть такого не может!



                                    28

     - Ты мне снишься, - сказал Сол зашедшей в комнату  Джулии.  -  Или  я
снова какого-нибудь наркотика надышался?
     - Почему это? - удивилась Джулия.
     Голос  у  нее  был  какой-то  другой,  непривычный,  хотя  и  странно
знакомый.
     - Тебя же убили!
     - Меня? Кто тебе сказал?
     - Я же сам видел!  Граната...  Послушай,  -  под  впечатлением  всего
нового, что Сол недавно узнал, у него возникло страшное подозрение. Сыграл
роль и новый, чуть хрипловатый голос. - Ты - зомби?
     - Как тебе не стыдно так говорить? Чего угодно я могла ожидать, но не
такого оскорбления.
     - Но Джулия...
     - Какая Джулия? Ты сошел с ума или забыл мое имя? За  несколько  дней
забыл. Я - Элен.
     Элен... Элен... Вот откуда взялся знакомый голос. Но тогда Сол  точно
сошел с ума, раз он видит  перед  собой  Джулию,  разговаривающую  голосом
Элен. И откуда взялась эта... эта Джулия-Элен?
     - Извини, Элен. Я устал, дела мои плохи, я спутал тебя с  одной  моей
знакомой, она на тебя очень похожа.
     - Тебе нравятся цветные женщины?
     - Она не цветная, она белая. Очень белая.
     - И похожа на меня?
     - Да. Да. Но откуда ты знаешь, как она одевается? На тебе ее  обычная
одежда!
     - На мне МОЯ обычная одежда!
     Джулия-Элен подошла к зеркалу, повернулась, поправила юбку. Сол  тоже
подошел к зеркалу. И остолбенел. Рядом  с  ним  в  зеркале  отражалась  не
Джулия, а Элен. И одежда на ней была другая.
     - Да, - голос у Сола дрожал, - в зеркале ты, почему-то,  другая.  Там
ты отражаешься как Элен.
     - Не доверяй своему зрению, - сказала Элен из Зазеркалья.  -  Доверяй
только зеркалам.
     - Что со мной происходит? - спросил Сол.
     Он даже толком не  понимал  кого  спрашивает.  Джулию-Элен?  Зеркало?
Себя?
     - Ты сошел с ума, Сол. Ты сходишь с ума по частям. Первым сошел с ума
твой мозг, у него мания величия,  он  назначил  себя  Верховным  Судьей  с
правом карать и миловать целые народы. Теперь свихнулись твои глаза. Как у
людей бывает раздвоение личности, так у  тебя  -  раздвоение  зрения.  Кто
следующий в очереди к  безумию?  Уши?  Ты  будешь  слышать,  как  с  тобой
разговаривают ангелы... Руки? В буйном помешательстве левая будет  драться
с правой...
     Сол не уловил кому принадлежат услышанные им слова. Неужели Элен?
     - Откуда ты так много знаешь? - спросил он.
     - А почему бы мне не быть умной? В полицию дураков не берут.
     В комнату вошел Ха, поигрывая ключами от машины. Он обратился к Элен:
     - Поехали, у нас мало времени. В прошлый раз мы чуть не опоздали.
     - Куда вы? - спросил Сол.
     - Ее должны убить, - Ха сверился с часами,  -  через  тридцать  шесть
минут. А это другой конец  города.  И  пробки  на  дорогах  сейчас  просто
ужасные.
     - Убить? - удивился Сол. - И ты ее повезешь? - он обратился к Элен. -
И ты поедешь?
     Элен грустно кивнула.
     - Не пущу! - Сол шагнул вперед, стал между Ха и Элен, загородил ее. -
Убирайся!
     Ха нехорошо улыбнулся и толкнул Сола так, что тот отлетел  на  другой
конец комнаты. Последней мыслью, мелькнувшей у Сола в голове  было:  "Если
ухватиться за ее  вероятностную  линию,  как  за  веревку,  то  ничего  не
случится."
     Сол проснулся. Машина выходила из крутого виража. Он дремал на заднем
сиденье,  и  его  просто  отшвырнуло.  Но  Джулия...  и  Элен...  и   этот
разговор...
     Аллен, сидящий за рулем, бормотал сквозь зубы ругательства, проклиная
и предков, и потомков водителя, с которым только что еле разминулся. Рядом
с ним сидел и спал Ха. Темнота за окнами была почти  полная.  Если  бы  не
свет фар, да не встречные машины - просто угольная получалась темнота.  Уж
не по пустыне ли они едут? Нет, ни за что не догадаться.
     Их было трое, и сутки очень удачно делились на три  одинаковые  смены
по восемь часов. Они сменяли друг  друга  за  рулем,  устраивали  короткие
перерывы на еду и ехали, ехали, ехали. Куда? Ответить было  сложно.  Ха  и
Аллен почти не заглядывали в карту автомобильных дорог, а перед развилками
бросали самый обыкновенный игральный кубик с цифрами от одного до шести на
гранях. Как они трактовали выпавшее число, оставалось для Сола загадкой.
     Опекуны уверяли Сола, что таким образом они делают  их  вероятностную
линию недоступной наблюдению, а главная и ближайшая задача - выбраться  их
США. Вначале Сол верил, но  потом  до  него  дошло,  что  бросая  кубик  и
поворачивая случайным образом, приблизиться к границам Мексики или  Канады
можно и через несколько  лет.  Скорее  всего,  опекуны  пытались  выиграть
время, продержаться до тех пор, пока  Сол  не  овладеет  своей  загадочной
потенциально  возможной  мощью.  Ловкий  ход  по  отношению  к   вражеским
пророкам: мало того, что путь выбирается случайным образом, но и внутри их
маленькой группки совершенно искренне планируются абсолютно  разные  линии
поведения.  У  него  -  бегство  через  границу,  у   Ха   с   Алленом   -
пассивно-активное ожидание. Только бы враги не нашли никакого изъяна в  их
тактике...
     - Проснулся? - Аллен и Сол встретились взглядами в зеркальце. -  Спи,
отдыхай. Часа через полтора твоя смена.
     - Не спится. Чертовщина какая-то снится. Наяву плохо, а  во  сне  еще
хуже.
     - Что  сон?..  Всегда  можно  проснуться.  От  жизни  не  проснешься.
Наверное, ты и не предполагал, каково это - быть объектом погони.
     - Не предполагал. Аллен, ты никогда не  превращался  в  зверя,  чтобы
рискнуть и поиграть с людьми в охоту?
     - Я, конечно, романтик, - ухмыльнулся Аллен, - недаром сейчас еду Бог
знает куда, вместо того, чтобы любить в своей постели очередную  красотку.
Но романтик не до безумия же! А зачем ты спрашиваешь?
     - Хотел узнать, знакомы ли тебе ощущения загнанного зверя?
     - Знакомы, даже без  дурацких  экспериментов.  Мне,  тебе  и  Ха  эти
ощущения сейчас знакомы одинаково. Мы - волки, если  тебе  не  нравится  -
тигры. Кругом - облава. Одни идут и прочесывают цепью,  вторые  мчатся  по
нашему следу, третьи - сидят в засаде.
     Ха завозился, протер глаза.
     - Что же ты так размахнулся, - зевая вмешался он. -  Тигры,  волки...
Ты еще скажи - мамонты. Мы самые обыкновенные кролики. И волчья стая  идет
по пятам.
     - Ну и умеешь же ты прибедняться,  -  сравнение  с  кроликами  Аллену
почему-то не понравилось. - Ты еще скажи, что мы -  бактерии,  а  за  нами
гонится пенициллиновый грибок. Плесень, короче говоря.
     - Плесень-то они - плесень. Да уж больно эта плесень сильна, - сказал
Сол.
     - Проще всего считать себя человеком, - не успокаивался Аллен. - Даже
нам с тобой, Ха. Эти проклятые пророки... Они портят нам все  дело,  почти
не оставляют шансов на спасение. Мы можем пересечь  почти  всю  страну,  а
одна такая сволочь увидит нас, снимет телефонную трубку... и конец. Знаете
на что это похоже? Беглецы и погоня, а сверху - вертолет. У погони в руках
- "уоки-токи", прямая  связь  с  вертолетчиками.  Беглецы  видны,  как  на
ладони...
     - Не трави душу, - не выдержал Сол. - Что у нас - конкурс  на  лучшую
аналогию?
     - А почему бы и нет? - согласился Ха. - Я могу сказать, что мы похожи
на преследуемую подводную лодку. Нас нащупывают локаторы,  сверху  бросают
глубинные бомбы. Они взрываются все ближе, ближе... Да,  насчет  конкурса.
Победитель получит право на  веселое  времяпрепровождение  с  какой-нибудь
сговорчивой красоткой.
     - Где? - удивился Сол.
     - Где же еще? - На заднем сиденье, конечно.
     Сол вспомнил сон с Джулией-Элен и буркнул:
     - Мне такие игры не нравятся.
     - Ты что? Свой  миллион  экономишь?  -  свирепо  спросил  Ха.  -  Или
думаешь, что мы с Алленом бесполые?  Даже  на  нашей  памяти  ты  с  одной
подружкой пару дней провел, а нам  что  -  поститься?  Не  нравится  -  не
участвуй в конкурсе. И даже в зеркальце потом можешь не смотреть.
     - Да ладно тебе, Ха, - Аллен постарался успокоить демона,  -  что  ты
так  разошелся?  Конкурс  не  получится   из-за   отсутствия   подходящего
объективного  судьи.  Да  и  на   девочек   мы   отвлекаться   не   можем.
Представляешь, как нас накрывают в самый интересный момент?
     - Может быть, это моя мечта -  умереть  во  время  полового  акта,  -
мрачно пошутил Ха и замолчал.
     - Мне вот какая мысль в голову  пришла,  -  медленно,  словно  ощупью
проверяя дорогу в темноте, сказал Аллен и даже сбавил скорость. -  Вот  мы
тут изощряемся в сравнениях. Но ведь мы просто разглядывали нашу  ситуацию
с разных  точек  зрения.  Не  об  этих  ли  точках  зрения  говорили  наши
друзья-пророки?
     - Не понял, - осторожно сказал Сол. - Попрошу уточнить.
     - Разговор шел о погоне. Мы - объект этой погони.  Гонятся  за  нами.
Все красивые сравнения не изменили сути: речь идет о погоне. Но  от  того,
как мы смотрим...
     -  Можешь  не  продолжать,  -  лениво  перебил  Сол,  -  красиво,  но
бесполезно. Вижу я тигра, бактерию, подводную лодку или беглого каторжника
- это не поможет мне ни на грош.
     Вмешался Ха:
     - А если удачная аналогия натолкнется на какую-то удачную мысль?
     - Например?
     - Например... Пусть будут беглецы, за которыми  следят  с  вертолета.
Надо сбить вертолет! Давайте атакуем и уничтожим их пророков! Сол,  ты  же
не такой как все, дружище, запеленгуй их. Атакуем зверя в его логове,  где
нас не ждут.
     - Ответ отрицательный, - отрезал Аллен. - Даже если  Сол  их  найдет,
атака требует минимального планирования. По этим планам нас и вычислят.
     - Согласен. Есть еще вариант, - не сдавался Ха. - Представим, что  мы
на подводной лодке... Нет, на самолете, это как-то  наглядней.  Радары  по
небу шарят и ищут нас. А мы их - помехами! Чтобы на экранах вместо  одного
нашего  самолета  -  двадцать.  И  попробуй  догадайся,  какой  из  них  -
настоящий.
     - А как мы будем создавать помехи? - спросил Сол.
     - Не мы, а  ты.  Ты  будешь  обдумывать  наше  дальнейшее  поведение,
перебирать самые разные варианты, просматривать  вероятностные  линии.  То
есть - имитировать реальную деятельность. Вместо настоящих проектов  будем
подсовывать противнику десятки фиктивных.
     - А почему ты думаешь, что пророки будут воспринимать мои планы?
     - До сих пор же они их воспринимали? Дело в том, дружище, что выбор у
нас небогат. Придется тебе пофантазировать.
     Солу  осталось  только  тяжело  вздохнуть.  Фантазирование,  конечно,
занятие не из худших. Но чтобы сражаться миражами против базук  надо  быть
или  идиотом,  или  гением.  А  до  гения,  чувствовал  Сол,  он  явно  не
дотягивает.



                                    29

     Взрыв   произошел   неожиданно.   Выкарабкавшись   из   вероятностных
лабиринтов, где он разрабатывал почти дебильную версию бегства на Кубу  на
моторной лодке, Сол обнаружил направленный на него изучающий взгляд Ха.  И
то ли адаптация к реальности прошла не очень удачно,  то  ли  скитания  по
кровавым  вероятностным  закоулкам  отразились  на  психике   Сола...   Не
понравился ему взгляд Ха, очень не понравился. И  обрушил  Сол  на  демона
поток ругани, вполне возможно - совершенно не заслуженный.
     - Что ты на  меня  смотришь?  Наблюдаешь,  как  эксперимент  идет?  Я
копаюсь в крови и дерьме, а вы меня изучаете! Как тогда  прикидывались.  А
самим просто надо было свести меня с ума! Что вам надо сейчас? Сколько  вы
еще будете мою кровь пить? Вы - вот кто настоящие вампиры! Вы  сосете  мою
кровь, мой мозг, мою энергию...
     Аллен, сидевший за рулем, ни на секунду  не  отвлекся  от  управления
машиной. Ха ничего не  ответил.  Не  издав  ни  единого  звука  он  просто
отвернулся.
     Внутри у Сола  все  кипело.  Ему  хотелось  обвинять,  драться,  даже
убивать. Кого убивать? Да, это не до конца ясно...
     К счастью (или наоборот?)  запас  сил  явно  не  совпадал  с  напором
распиравших Сола эмоций. И не Аллен с Ха выкачивали  из  него  энергию,  а
долгое многочасовое  копание  в  вероятностных  линиях,  перебор  сюжетов,
призванных стать всего лишь, дымовой завесой.  На  вероятностном  полигоне
Сол прокручивал такие странные варианты, как попытку  угона  пассажирского
самолета,  бегство  "зайцем"  на  иностранном  торговом  судне,  похищение
полицейского патрульного вертолета  и  бегство  на  нем  через  границу  с
Мексикой... Если предположения опекунов были верны, и пророки Мирового Зла
действительно улавливают все сигналы, то голова у них должна пойти кругом.
Хотя... Это у него, Сола, голова всего одна. А у них  голов  много,  могут
выделять по пророку на вариант. И тогда раскусят его очень и очень быстро.
     Еще одна  беда  заключалась  в  том,  что  природное  любопытство  не
позволяло  Солу  ограничиваться  лишь  узко  эгоистическими   изысканиями.
Нет-нет, да и заглядывал он в самые далекие места земного  шара,  где  его
зоркое пророческое око успевало увидеть  возможные  непорядки.  Толчком  к
проявлению этого любопытства послужила мысль, что теперь уж ему не удастся
предотвратить падение  ливийской  атомной  бомбы  на  Египет.  Трагедия  и
идиотизм его положения заключались в том, что он предвидел катастрофы, был
в  состоянии  предотвратить  их,  но  не  мог.  Находясь  "в  бегах",  Сол
действительно чувствовал себя преступником. Но его вина была не в том, что
он сделал (вернее, в чем подозревался), его вина заключалась в вынужденном
бездействии. Не зная, как выпутаться из собственных проблем,  Сол  обрекал
на гибель  тысячи  невинных  людей.  Оставалась  слабенькая  надежда,  что
какой-нибудь другой пророк Мирового Добра предскажет  будущие  бедствия  и
добьется их предотвращения, но Сол  уже  понял,  насколько  мизерно  число
пророков по сравнению с количеством бедствий.
     Бывало так, что небольшие, если можно так  выразиться,  -  "камерные"
трагедии ужасали намного сильнее  чем  катастрофы  масштабные,  с  многими
тысячами жертв. Во время одного из сеансов ясновидения пророческий  взгляд
Сола занесло в Юго-Восточную Африку. В граничащем с Угандой  районе  Кении
Сол зарегистрировал сорок четыре  погибших.  В  предсказании  фигурировали
слова: "пассажиры автобуса".
     "Автомобильная катастрофа", - подумал Сол, и его огрубевший  и  почти
потерявший способность  к  сопереживанию  взгляд  двинулся  дальше.  Но...
Что-то его остановило. Сам, не понимая, что это ему даст кроме  неприятных
впечатления, Сол  решил  копнуть  глубже.  И,  словно  загипнотизированный
ужасом происходящего, досмотрел до конца.
     Автобус, в котором ехала группа  немецких  туристов,  сломался.  Пока
шофер безуспешно копался в моторе, а  туристы  фотографировались  на  фоне
экзотической   природы,   к   месту   происшествия   совершенно   случайно
приблизилась группа угандийский повстанцев, то  ли  заблудившихся,  то  ли
сознательно перешедших границу. Так мгновенно  от  путешествия  по  Африке
туристы перешли к путешествию в ад.
     Фактически, повстанцы были  обыкновенными  бандитами  самого  низкого
пошиба. Им даже не пришло в голову  взять  заложников,  выдвинув  какие-то
политические или финансовые требования. Безоружные  беззащитные  люди,  да
еще, плюс ко всему - белые чужаки, стали  просто  объектом  удовлетворения
самых низменных потребностей и садистских наклонностей.
     Уведя  туристов  подальше  от  дороги,  угандийцы   устроили   оргию.
Длительное  воздержание  бандитов  растянуло  этот   сексуальный   кошмар,
казалось, до бесконечности. Насилию подверглись все, без  особых  различий
для  пола  и  возраста.  Насытившись  "повстанцы"  стали  убивать   людей,
предварительно глумясь над их телами с таким поразительный  хладнокровием,
словно вопящие и обезумевшие от боли люди  были  бесчувственными  трупами,
объектами препарирования. Словно по нелепой прихоти  бандиты  нивелировали
своими острыми как  бритва  ножами  половые  различия,  отрезая  все,  что
указывало на половую принадлежность  жертв.  Кончилось  все  каннибальской
трапезой, в которой явное предпочтение отдавалось мясу молодых женщин.
     Вернувшись к реальности,  Сол  обнаружил,  что  его  одежда  насквозь
промокла. Горячий липкий пот выделялся в количествах  просто  невозможных.
Понимая, что шансов изменить происходящее у него немного, Сол все же решил
заглянуть  в  альтернативные  варианты.  На  этот  раз  проблема  решалась
элементарно просто, не было даже необходимости  убивать  кого-либо.  Можно
было сорвать поездку,  заранее  отремонтировать  двигатель...  Удивительно
бескровный вариант! Банда, не встретившая  туристов,  нападала  в  нем  на
деревню, но не свирепствовала там, а ограничилась продуктовыми грабежами и
изнасилованиями.
     Сол задумался. Так легко предотвратить несчастье, но как это сделать?
Попытаться связаться  по  телефону-автомату  с  туристским  агентством?  С
кем-то из будущих туристов - несчастных жертв?
     - Твоя очередь вести, - внезапное обращение Аллена  вернуло  Сола  от
нереальности далеких кошмаров к реальности вечного бегства. - Особенно  не
гони, уж очень ночь темная.
     Пересев за руль, Сол решил отложить спасательную миссию на  несколько
часов. Запас времени был солидный, не стоило продолжать зондирование, сидя
за рулем и рискуя собственной жизнью.
     Солу, принявшему  окончательно  решение  о  вмешательстве,  чуть-чуть
полегчало. Сорок четыре жизни, если их удастся спасти, - очень  хорошо.  И
хоть ежедневно гибнут тысячи и тысячи людей, в один из дней в  мире  будет
на  сорок  четыре   жутких   смерти   меньше,   чем   планировалось.   Кем
планировалось? Богом? Дьяволом? Силами Мирового Зла?
     И тут Сол почувствовал присутствие Мирового Зла. Вот почему весь  ход
мыслей и вывел его к этим словам. Но в чем дело? Как поступить? Сол  через
зеркальце глянул на заднее сиденье. Ха с Алленом дремали.
     "Им и так есть за что на меня сердиться", - подумал Сол, - а тут я их
еще  разбужу  усталых   и   начну   говорить   о   предчувствиях.   Вообще
возненавидят."
     Но ощущение не проходило. Сол, насколько это было возможно в темноте,
попытался  осмотреть  окрестности.  Безнадежно.  Только  несколько  метров
дороги, прямой, как стрела, видны в свете фар. Идеальное место для засады.
Вернее, не место, а местность.
     Впереди показались огни едущего  в  том  же  направлении  автомобиля.
Грузовик, трейлер. Огромный серебристый  фургон  приковал  к  себе  взгляд
Сола. Медленно едет, надо обгонять. Что-то тут не так...
     Нет, все  было  так.  Слова  "Мировое  Зло",  "опасность",  "фургон",
внезапно совместились. Еще не понимая, что к чему, Сол закричал:
     - Аллен! Ха! Тревога!
     Он начал тормозить и в ту же секунду задняя стенка фургона откинулась
на асфальт, вызвав сноп искр. Сол стал выкручивать руль  влево,  а  фургон
начал резкое торможение. Высокий визг  тормозов  слился  с  низким  визгом
скребущей по асфальту  задней  стенки.  Если  бы  Сол  начал  тормозить  и
выворачивать руль хоть на долю секунды позднее, он въехал бы в  фургон  по
задней стенке-мостику как метко посланный биллиардный шар в лузу. На  деле
же  все  произошло  совсем  не  так.  Автомобиль  Сола  отклонился   влево
достаточно, чтобы не въехать в фургон, однако откинутая задняя стенка  все
же попала под правые колеса, сыграв роль трамплина.  Машина  Сола  зависла
над шоссе как взлетающий самолет. Потом ее левый бок начал  опускаться,  а
правый подниматься. Три не совсем согласующиеся мысли  почти  одновременно
посетили Сола: "Лучше, если упадем крышей, а не левым боком." "Как хорошо,
что я пристегнут." "Хорошо бы умереть сразу, от первого удара."
     Очнулся Сол от царапающих тело колючек. Кто-то полз и  тащил  его  на
себе. Так, этим "кем-то" был Аллен.
     - Я... я сам могу, - прохрипел Сол.
     Аллен остановился, дыша как загнанная лошадь, и дал Солу скатиться на
землю. Все тело Сола болело, но серьезных повреждений не ощущалось.
     - Куда ползти, - спросил он шепотом.
     - Не знаю, - ответил оборотень. -  И  где  Ха  не  знаю.  А  если  ты
наткнешься на деревяшку - скажи.
     Послышалось почти комариное жужжание, оно становилось  все  громче  и
громче, превратившись из комариного в  вертолетное.  Невдалеке  замелькали
огни фонарей. Не о такой ли охоте шел совсем недавно разговор в машине?
     Сол приподнял голову, чтобы оглядеться. Бескрайнее, недавно  убранное
поле. Похоже на кукурузное. Скрыться негде. Залаяла собака.
     - О, Господи! - только и сказал Аллен. Маленький вертолет  с  большим
прожектором  кружился  в  небе,  пытаясь  заменить   и   Солнце   и   Луну
одновременно. Аллен перевернулся на спину,  устроился  поудобней,  вытащил
пистолет, тщательное прицелился и дважды выстрелил. Прожектор погас.
     - Побежали! - скомандовал  оборотень,  вскочил  и  помчался,  все  же
стараясь  не  распрямляться  полностью.  Сол   последовал   его   примеру.
Оставалось надеяться, что Аллен лучше знает, где можно скрыться.
     Все тело ломило,  легкие  разрывались  от  недостатка  воздуха,  ноги
спотыкались о комья земли и сухие стебли, а пот заливал  глаза.  И  тут  в
разгоряченное  лицо  Сола  дунул  такой  холодный  ветер,  словно   кто-то
распахнул дверь в Антарктику. Еще бы один такой  порыв  ветра...  и  можно
считать, что освежился.
     Равномерный бег Аллена резко сменился неуклюжим ковыляньем. Оборотень
прошипел какие-то проклятья.
     Пронеслась еще одна волна холодного воздуха.  Сол  даже  приостановил
бег, пытаясь определить источник. Так хочется вдохнуть  полной  грудью!  И
тут он увидел, что Аллен упал. Сол подбежал к оборотню, присел. Ужас! Тело
оборотня было ледяным и твердым. Как лед. Да ну!  Какой  лед?!  Тело  было
настолько холодным, что обжигало. Замелькали  фонари,  затопало  множество
ног. Сильные руки грубо подняли Сола, одели  наручники  и  плотный  черный
мешок на голову. Но ткань мешка не помешала Солу узнать  отдающий  команды
властный голос своего старого знакомого, демона-врага.
     - Этого чтоб охраняло не меньше четырех человек.  Труп  закопать,  да
поглубже. И ищите третьего. Пять тысяч приз тому, кто его подстрелит!



                                    30

     Холл был просторен и светел.  Два  удобных  кресла  и  низкий  столик
стояли недалеко от камина. Сол подумал, что обстановка тут больше подходит
для встречи двух президентов. Ну, министров иностранных  дел,  по  крайней
мере. Хотя, кто знает, в какой обстановке заключаются сделки  с  дьяволом?
Уж наверняка повелитель злых сил - фигура не менее важная,  чем  несколько
президентов вместе взятые.
     Демон-холодильник удобно устроился в кресле,  жестом  предложил  Солу
стоящие на столике напитки.
     - Теперь-то мы можем говорить  начистоту,  -  сказал  он.  -  Правду,
только правду и ничего кроме правды. В любом случае, мне скрывать  нечего.
Да и ты, Сол, я думаю, теперь знаешь все. Или  почти  все.  Недостающее  я
расскажу, если потребуется.
     Сол молчал, но демона это ничуть не смутило. Он продолжил.
     -  Дадим  характеристику  нашей  ситуации.  В   первом   приближении,
разумеется.  Ты  -  пророк.  Находишься   в   нашей   власти.   Полностью.
Конкурирующая организация разгромлена. Не полностью, увы. Но для  тебя  их
больше не существует. Что мы  ждем  от  тебя?  Сотрудничества.  Что  можем
предложить в случае отказа? Никаких адских мук. Смерть.
     - Давайте, убивайте! - Сол забыл, что решил было молчать.
     - Красиво! Мужественно! - демон ухитрился вложить в свои  слова  уйму
иронии. -  Как  ты  сейчас  любуешься  собой,  безымянным  героем,  своими
широкими плечами загородившим дорогу Мировому Злу! Хорошо сказано? А  ведь
ты - не ясноглазый юнец-идеалист. Ты - вполне  поживший  мужчина,  знающий
цену идеалам. Об идеалах: ты родился в  стране  коммунистических  идеалов,
бежал от них к сионистским идеалам, а потом, еще быстрее к идеалам...  ну,
скажем, свободы и демократии. Но уже в  третьей  из  твоих  стран  местные
идеалисты готовы повесить тебя на первом подвернувшемся  столбе.  Куда  ты
хочешь бежать теперь? Пора бы понять, что твои идеалы - идеалы зайца,  чья
жизнь - непрерывная цепь погонь.  Увы,  но  высший  из  идеалов  (в  твоем
понимании) спасение собственной жизни. И это не  лично  твой  эгоизм.  Это
единственный истинный идеал живого существа. Истина в последней инстанции.
     "Правильно  говорит,  -  вяло  подумал  Сол,  -  складно.   Готовился
тщательно. И возразить нечего. Хотя, я никогда  не  был  силен  в  спорах.
Кто-нибудь другой, более умный, возразил бы."
     - Ты можешь сказать, что это было раньше, а сегодня ты  отказался  от
заячьей идеологии, - не дождавшись возражений, демон стал  аргументировать
уже от имени Сола. - С трусливым бегством покончено! С сегодняшнего дня ты
готов отдать свою  жизнь  на  алтарь  человеческого  счастья!  Остановись,
одумайся, задумайся! Не делаешь ли ты ошибку? Именно те, кто  боролись  за
счастье, загоняли народы в самые безнадежные и кровавые тупики. А те,  кто
думал о выгоде медленно, но  верно  вели  людей  к  миру  и  благополучию.
Счастье... Слишком много людей понимают его  по-разному.  Нелюбимый  тобой
Гитлер  так  хотел  облагодетельствовать  свой  горячо  любимый   немецкий
народ...
     - Хватит! - не выдержал Сол, - нам нет о  чем  говорить.  Между  нами
пропасть. Я много чего мог бы простить. Но когда вы устраиваете мою травлю
в прессе,  вы  травили  меня  не  просто  так,  а  как  еврея.  Вы  будили
антисемитские инстинкты миллионов людей. У меня такое  восприятие,  что...
что... Это я простить не смогу. С  пророком-неевреем  вам  было  бы  легче
договориться.
     - Где же его найти, пророка-нееврея? - буркнул демон  себе  под  нос,
но, судя по всему слова Сола пришлись ему по  душе.  Более  чем  по  душе!
Такая радость отражается  разве  что  на  лице  шахматиста,  чей  соперник
случайно нарвался на давно лелеемую  домашнюю  заготовку.  -  То,  что  ты
говоришь - чепуха. Это более чем поправимо. Ненависть так легко превратить
в свою противоположность.  Манипулирование  общественным  мнением  -  игра
поазартнее покера. Итак.  Завтра  же...  Нет,  вру...  Надо  время,  чтобы
подготовиться. Через  неделю  найдут  твой  труп.  Ты  (вернее  все  будут
считать, что это ты) самосожжешься  в  каком-либо  людном  месте  рядом  с
плакатом: "Я ни в чем  не  виноват."  Еще  через  день-два  найдут  убийцу
белокурой  красотки.  Твоя  бывшая  жена   начнет   шумное   дело   против
интервьюеров, исказивших ее слова. Выяснится, что она характеризовала тебя
как кандидата в Папы Римские. Пресса начнет копать, кто раздувал  компанию
против человека, фактически еще  ни  в  чем  не  уличенного  кроме  мелких
махинаций с документами. Потом узнают, что за тобой охотились одновременно
с полицией и мусульманские террористы. Они же  убили  Джулию  при  попытке
взять ее заложницей. Согласен?  Одним  выстрелом  убивается  уйма  зайцев.
Во-первых, тебя  никто  не  ищет,  не  обвиняет  в  убийстве  и  шпионаже.
Во-вторых...  Ну,  не  буду  объяснять.  Сам  поймешь.  И   в-третьих,   и
в-четвертых. Говори "да", пока я не передумал.
     Сол наконец выкарабкался из охватившего его  оцепенения.  Возбуждение
демона передалось ему. Странное возбуждение: во время  их  первой  встречи
представитель Мирового Зла олицетворял собой нечеловеческое спокойствие. А
тут - кипятится словно мальчишка. И при этом утверждает, что победа у него
в кармане. Не исключено, ему не терпится  довести  до  конца  затянувшуюся
операцию. Но может быть положение Мирового Зла не так уж и прочно,  а  он,
Сол, - тяжелая гиря на весах? Уж  в  одном-то  демон  прав:  смерть,  даже
героическую, торопить  не  стоит.  Раз  демон  как  и  человек  подвластен
эмоциям, то остается надеяться, что и человеческой  способности  ошибаться
он тоже не лишен. Пока неясно, как найти выход, да и есть ли выход в  этой
ситуации.  Но  говорят,  что  информация  -  мать  интуиции.  А   получить
информацию можно только от демона. Он хочет втянуть Сола в  разговор,  это
несомненно. Что ж, надо сделать извергу приятное и попытаться поймать  его
на слове.
     - Ты что-то недоговариваешь, - сказал Сол, - зачем бросать такие силы
на меня, одинокого не очень  умелого  пророка,  отлавливать,  уговаривать?
Когда вы хотели меня убить я это  еще  как-то  понимал.  Хотя...  тоже  не
совсем  ясно.  Пророком  больше,  пророком   меньше...   У   вас   или   у
конкурентов... Баланс нарушается не слишком сильно.
     - Пророков мало, невероятно мало, их несколько десятков на  миллиарды
людей.
     - Все равно. Ваши десятки пророков прекрасно  владеют  ситуацией.  Не
верю, что я намного усилю вашу мощь.
     - Усилишь, усилишь. Даже если ненамного - тоже хорошо.  Воспользуемся
аналогией с нефтью. - Демон налил в свой бокал какой-то оранжевый напиток,
посмотрел на него так значительно, словно то была нефть и выпил.  -  Нефть
очень важна? Да. Ее хватает?  Более  или  менее.  Но  если  будут  найдены
крупные новые месторождения, то весь мир встанет на дыбы, а желание  иметь
доступ к новой нефти может привести даже к вооруженному конфликту.  И  это
при том, повторяю, что стоит нефть гроши,  а  число  скважин  насчитывают,
думаю, десятки тысяч. Приравняй себя к тысяче скважин... - Демон задумался
на несколько секунд, а потом рассмеялся неприятным дребезжащим  смехом.  -
Понимаю, такое сравнение тебе  не  очень  льстит.  Даже  если  бы  ты  был
женщиной... Хи-хи, "тысяча скважин"... А ты ведь мужик... Хи-хи.  Это  для
какой-нибудь супершлюхи, или для целого борделя. Но не по нашей части.
     - Неубедительно, - сказал Сол, -  интуитивно  чувствую,  что  чего-то
здесь не хватает. Кто-то обещал рассказать всю правду.
     - Ну что же, - разглядывая пустой  стакан,  демон  начал  говорить  с
прежним своим ледяным спокойствием. - Получай правду. Никто  не  собирался
ее скрывать. Рано или поздно надо узнать все. Твоя правда состоит из  двух
частей.
     - Как это так? - удивился Сол.
     - Очень просто. Правда прошлого и настоящего:  кто  ты  был  и  есть.
Правда будущего: зачем ты нам нужен.
     Сол почувствовал, что у него вспотели ладони. Неужели через несколько
минут он узнает о себе все? Но почему тогда  демон  так  спокоен?  Ему  не
известны предсказания пророков  Мирового  Добра  о  его,  Сола,  небывалом
могуществе?
     - Говоря о том, кто ты такой, надо признать, что и я, и моя  компания
- все мы подвластны сантиментам. Да, ты  пророк,  ты  важен,  тебя  нельзя
упустить к врагу, я не соврал. Но ты НАШ, по типу твоего таланта, да и  по
отдельным  фактам  твоей  биографии.  Ты  НАШЕ  ДЕТИЩЕ,  и  отдавать  тебя
конкурентам без боя - обидно, досадно, больно.
     - Какое детище? - пробормотал изумленный Сол.
     - Разберем  особенности  твоего  дара.  Ты  не  пророк,  хоть  это  и
противоречит предыдущим фразам. Даже твои  временные  дружки  должны  были
сказать тебе об этом. Или: ты - пророк, но очень  слабый  пророк-дилетант,
графоман среди гениев, описывающих будущее. Твой пророческий дар - это фон
на котором ты можешь осуществлять свое истинное  предназначение:  УБИВАТЬ.
Твой пророческий дар - это побочный продукт на конвейере  смерти.  Недаром
первое, о чем тебя попросили - об убийствах. Ты истинный гений  того,  что
большинство людей почему-то считают злом. Ты - ангел смерти.
     К Солу вернулось недавнее безразличие. Голос демона доходил как через
толстенный слой ваты.
     - Мы вычислили тебя давно, еще в Израиле. Облегчили твои первые  шаги
в направлении Америки. Сам посуди: часто  ли  на  людей  валятся  с  небес
американские  паспорта  с  их  фотографией,  удобной,  объясняющей  акцент
биографией? Да и  произошло  это  именно  в  нужный  момент  и  за  вполне
приемлемую цену. Кроме того,  если  бы  ты  хоть  чуть-чуть  интересовался
такими любопытными науками как нумерология, астрология и прочие логии,  то
знал бы, как смена имени и фактическое начало новой жизни  могут  изменить
человека. Твое новое имя, твое "второе я" - не высосано из пальца, поверь.
И в самой Америке  мы  не  оставляли  тебя  вниманием,  создали  атмосферу
душевного комфорта, ты был  материально  обеспечен,  жил  с  близким  тебе
человеком... А тут вдруг в  самый  ответственный  момент  объявляются  эти
самозваные благодетели и все наши планы идут к черту! Теперь ты понимаешь,
что мы не можем тебя упустить? Это вопрос чести, престижа.
     - Трудно поверить, что твоя мощная машина  работает,  всего  лишь  на
сантиментах, - вяло возразил Сол, - это объяснение годится для романа,  но
в нашем меркантильном мире...
     - Частично ты прав, - согласился демон. - Но устал.  Я  не  настолько
коварен, чтобы использовать твою усталость. О нашей выгоде и твоем будущем
мы поговорим в следующий раз.



                                    31

     Негромко скрипнула дверь. Не подавая  виду,  что  он  проснулся,  Сол
приоткрыл глаза. В  мертвенном  мерцании  невыключающейся  лампы  дневного
света картина была жутчайшая. В комнату,  стараясь  не  шуметь,  осторожно
входила Джулия. Ее одежда была изорвана, измазана грязью и кровью.  Волосы
- всклокочены, взгляд - флюоресцирующий.  Левый  короткий  рукав  кофточки
болтался пустой. Левую руку,  оторванную  почти  у  самого  плеча,  Джулия
перекинула через  правое  плечо  и  придерживала  правой,  как  совершенно
посторонний предмет.
     "Уж  на  этот-то  раз  я  не  сплю,  -  подумал   Сол,   -   наверное
демон-холодильник оживил Джулию и сделал ее  зомби.  Но  зачем?  Лучше  не
выдавать себя пока..."
     Тем временем Джулия подошла к  столу,  положила  на  него  оторванную
левую руку и посмотрела на  Сола.  Он  закрыл  глаза,  чтобы  случайно  не
встретиться взглядами. Открыв глаза некоторое время спустя, Сол обнаружил,
что Джулия села на  стул  и  обрабатывает  маникюрной  пилочкой  ногти  на
оторванной левой руке. Это было нелепо и страшно, страшно  нелепо,  но  ни
малейшая мысль не могла зародиться у Сола в голове. Оставалось  лишь  тупо
смотреть сквозь полуприкрытые веки.
     Завершив казавшийся бесконечным  маникюр,  Джулия  отложила  пилочку,
взяла левую  руку  в  правую,  вставила  местом  отрыва  в  пустой  рукав,
повертела, пристраивая поудобней... Оторванная рука встала на  место!  Без
видимых усилий Джулия согнула ее в локте, разогнула, пошевелила  пальцами,
еще несколько секунд назад казавшимися безжизненными.
     Джулия бросила взгляд на Сола и принялась изучать ногти уже на правой
руке. Похоже, что на этот раз  она  удовлетворилась  результатом  осмотра,
вновь глянула на Сола и двинулась к кровати.
     - Не-е-ет! - закричал Сол, вскакивая.
     Белые лампы-трубки ярко сверкали. Белый потолок, белые  стены,  белая
мебель  и  белое  постельное  белье  отражали  этот  режущий  глаза  свет.
Казалось, каждая частичка объема комнаты излучает ослепляющую  белизну.  И
ни одного живого, полуживого и даже мертвого существа в комнате.  Конечно,
не считая его, Сола.
     "Все-таки сон, - подумал Сол, - приснилось. Фильм ужасов, сон ужасов.
Чем дальше - тем кошмарней и непонятней  сны.  Если  существуют  демоны  с
оборотнями, то почему бы не существовать зомби? Вампиры уже  попадались...
А почему бы не существовать  духам?  Дух  убитой  Джулии  никак  не  может
успокоиться, уже второй раз является во сне."
     Сонливость выветрилась  бесследно.  Яркий  свет,  пробивающийся  даже
сквозь закрытые веки, усугублял положение. И вообще, стоило закрыть глаза,
как перед мысленным взглядом появлялась Джулия. Джулия, Джулия... Если как
следует подумать... Если обдумать некоторые слова демона-холодильника,  то
Джулию можно заподозрить в сотрудничестве с Мировым Злом. Гипотеза  дикая,
но кое-что объясняющая. Она  отвечала  на  вопрос  давно  терзавший  Сола:
почему эта женщина, красивая,  умная,  обеспеченная,  выбрала  его,  Сола.
Любовь, конечно, чувство загадочное, но... Если  не  изменяет  память,  то
демон что-то говорил про спокойную размеренную жизнь с близким  человеком,
которую  он  и  его  дьявольская  компания  Солу  обеспечили.  Так  Джулия
досталась Солу: молодая, красивая, но  без  привязанностей  и  без  старых
друзей. Да! Полное отсутствие старых друзей и даже родственников.  Телефон
всегда  молчал,  никаких  поздравлений  к  праздникам...  Как  человек  из
пробирки. И при такой полной сосредоточенности на Соле - ни одной  попытки
заговорить о его "греческом" прошлом. Чтобы не загонять в тупик. Два года!
Но как же выглядит с этой новой точки зрения  поведение  Джулии  во  время
охоты на него, Сола? Отвратительно выглядит!  Сол  все  время  звонил  ей,
таким образом обнаруживая себя. Чуть позднее Джулия лихо трахалась с двумя
усатыми бандитами, позируя перед телекамерой  и  изображая  изнасилование.
То-то Сол  никогда  не  слыхал  про  новый  галлюциноген,  который  наспех
выдумали опекуны. Даже про вампиров люди говорят -  действительно,  что-то
есть. А про подобный наркотик никто не знает. Опекунам совсем не  хотелось
раскрывать, что возлюбленная Сола сотрудничает c  их  врагами.  Почему  же
опекуны не препятствовали телефонным звонкам  Сола?  Недооценивали  ущерб,
считали, что ситуация под контролем даже со звонками?  А  флирт  Джулии  с
этим... с Патриком? Явная ловушка, Джулия -  приманка,  приманка  погибла.
Съели. Нечисть проклятая, демоны-дьяволы... Сволочи! Единственное  светлое
пятно во всей его, Сола, биографии - Джулия. И к  ней  дотянулись  грязные
лапы. Все можно трактовать и так, и сяк. А истина неизвестна.
     - Я вижу ты не спишь, - раздался в скрытом динамике голос  демона.  -
Одевайся, я за тобой пришлю.
     Проклиная  хозяина  тюрьмы  и  потайные  телекамеры   впридачу,   Сол
потянулся за одеждой.
     Не тратя ни секунды на вступление, демон сразу же перешел к делу.
     - Я раскрыл тебе  одну  правду,  правду  прошлого.  Теперь  о  второй
правде, правде будущего, или: зачем ты нам нужен.  Все  очень  просто.  По
нашему списку ты должен убить несколько человек. Если  точнее  -  тридцать
шесть.
     - О-го! - реакция Сола удивила даже его самого. "Как бы  это  назвать
поточней? - подумал он. - Равнодушно-истерическое удивление? Или  проще  -
истерическое равнодушие? Оно же -  равнодушная  истерика?  Чушь  какая-то.
Попытка вытеснить кошмар из сознания  при  помощи  игры  слов."  -  Почему
столько?
     - Много?
     - Ну, а если я скажу, что много?
     - Нам лишнего не надо.
     - Но почему я? Почему вы не можете сами? На этом ранчо меня  охраняет
армия, которая не тридцать шесть человек, а тридцать раз по шесть  человек
может убить.
     - Дискуссия лишена смысла. Я уже объяснял: ты рожден, чтобы  убивать.
Сколько раз надо повторять, чтобы до тебя дошло?  Ты  можешь  убить  того,
кого не могут убить другие. Если судьба хранит кого-то от  любых  невзгод,
обыкновенный убийца, даже профессионал "экстра" не может с ним  справится.
Ты - другое дело. Ты - вне судьбы, вне игры. Потому-то тебе  наплевать  на
правила.
     Сол почувствовал азарт  гончей,  взявшей  след.  Если  демон  говорит
правду (а он, скорее всего, знает, что говорит),  то  Сол  имеет  отличные
шансы перебить всю банду во главе с холодильником и уйти куда угодно. Надо
только уточнить, как проявляется его талант убийцы. Наверняка не  все  так
просто, иначе демон не играл бы с огнем. Надо  разговорить  его.  Вытянуть
максимум информации.
     - Я не считаю, что рожден для убийств. Я - мягкий и  добрый  человек.
Жизнь меня ожесточила, но даже сейчас мне отвратительна мысль об убийстве.
Ваши специалисты ошибаются. Разве они не могут ошибаться?
     - На этот раз они не  ошибаются.  Я  считаю,  что  могу  доказать  их
правоту. Дело даже не в том, что независимо от твоего  мягкого  (чистейшая
правда!) характера ты уже, вопреки своему желанию убил трех человек...
     - Двух!
     - Почему двух? Художник, страховой агент и,  как  тебе  не  неприятно
узнать, - Джулия. Граната отлетела к ней только после твоего выстрела!
     Сол обмяк. Азарт ушел, на все стало наплевать. Перехитрит  он  демона
или не перехитрит... Любила его Джулия или обхаживала по долгу службы... А
демон продолжал.
     - Доказать нашу правоту можно "от противного".  Вспомни  два  случая,
когда ты отказался от убийства. С Джереми Курцем и с  немцами-туристами  в
Африке. Во втором случае ты, обдумывая пути спасения, планировал позвонить
кому-то из родственников этих туристов и предупредить.  Ты  даже  мысленно
нашел в Кельне родителей одной молоденькой туристки, очень переживавших за
дочку. Увы, тебе никак не удавалось "поймать" их номер телефона. Так  вот,
по этим напряженным поискам наши люди тебя и вычислили. Твоя беда  в  том,
что ты взялся обдумывать неподходящие для тебя  действия.  А  не  подходит
тебе все, кроме убийства. Если  бы  ты  планировал  убийство  предводителя
банды или шофера автомобиля - до сих пор бы мы тебя искали.
     - Что-то здесь не то, - сказал  удивленный  Сол.  -  Да,  я  думал  о
туристах. Но ни до туристки, ни до ее родителей  мои  мысли  добраться  не
успели. Ваши люди атаковали раньше.
     - В самом деле? -  демон  тоже  выглядел  удивленным,  -  но  мне  же
докладывали... Вот как мало мы знаем о даре ясновидения! Получается,  тебя
"зацепили" за действия, которые ты мог совершить, но не успел.  Уникальный
случай.
     - Вы можете их спасти? - резко спросил Сол.
     - Кого?
     - Пассажиров автобуса?
     - Пассажиров... Наверное, да. Но стоит ли? Почему надо спасать их,  а
не предотвращать авиакатастрофу в Индонезии или железнодорожную катастрофу
в Китае? Тебя больше волнуют европейцы? Или ты просто не знал об этих двух
назревающих катастрофах? Теперь, когда узнал, и их просишь предотвратить?
     - Туристы погибают слишком мучительной смертью. В лапах дикарей...  Я
не могу объяснить.
     - Тебя не устраивает качество смерти. Гм...  А  если  их  выведут  из
автобуса и тут же расстреляют на месте? Если автобус подорвется  на  мине?
Если он просто врежется во встречный бензовоз? Такая смерть тебя  устроит?
Послать моих ребят, чтобы организовали?
     - По-моему,  спасти  намного  проще,  -  Сол  чувствовал,  что  демон
переигрывает его по всем статьям.
     - Может быть. Может быть...  Самое  забавное,  что  я  совершенно  не
настаиваю на смерти этих людей. Она мне ничего не дает, как и тебе.  И  их
спасение мне ничуть не повредит. Как и тебе. Можно сказать, что  я  ничуть
не возражаю, если ты захочешь заниматься филантропией. Но ведь  невозможно
просить нас о помощи и отказываться от сотрудничества с нами в одно  и  то
же время. Ты - нам, мы - тебе.
     - А не слишком ли дорогая цена?
     - Тридцать шесть убийств? Дорогая? Мне кажется, туристов больше.  Чем
одни покойники лучше других? Тем более, твои жертвы должны умереть  легко,
если тебе не взбредет в голову их помучить.
     - Зная вас, я могу предположить, что каждое их моих убийств  приведет
еще к нескольким миллионам погибших в войнах, катастрофах, эпидемиях.
     - Чепуха!  Напряги  свой  пророческий  дар  -  все  равно  ничего  не
разглядишь. Ты ведь даже не спросил, кто эти  тридцать  шесть.  Эти  люди,
фактически, жертвы нашего научного эксперимента. Ни один из тридцати шести
не мешает нам. И вместе они безопасны.
     - Так почему...
     - Тихо. Наши пророки просчитали: эти тридцать шесть человек  -  самые
защищенные в мире. Нет, дело не в телохранителях, они есть лишь у  одного.
Но этих людей теоретически невозможно убить! У  убийцы  откажет  винтовка,
собьется  оптический  прицел,  пропадет  контакт  во   взрывателе   бомбы,
заглохнет автомобиль...  Список  возможных  причин  срыва  бесконечен.  До
арбузной корки на дороге включительно.
     - И из-за этого вы их убиваете?
     - Представь себе. Из-за этого.  Феномен  тридцати  шести  ставит  под
сомнение наши возможности по контролю над миром. Наша власть под вопросом,
пока есть такие люди. Ради их  устранения  мы  готовы  разыграть  козырную
карту - тебя.
     - Давно вы о них знаете?
     - Месяца два.
     Сол  попытался  сообразить,  когда  он  зашел  в  квартиру  с  убитой
блондинкой. Неделю  назад?  Месяц?  Увы,  ощущение  времени  отсутствовало
напрочь.
     - Ну, а как же вы раньше  жили  без  абсолютной  власти?  Почему  она
понадобилась сейчас?
     - Так и жили. Без власти. Но работали, чтобы овладеть ей. Фактически,
она у нас уже есть. Но ведь: "Чтобы остаться на месте  надо  бежать  очень
быстро", - кажется так говорили в Зазеркалье?  Или  в  Стране  Чудес?  Чем
больше мы узнаем об абсолютном контроле, тем тяжелее нам его добиться.  Но
мы стараемся, работаем.
     - Получается, что после убийства тридцати шести  ваши  пророки  могут
углядеть еще тысячу кандидатов на тот свет?
     - Если я с легкостью отвечу: "Нет", - ты  подумаешь,  что  я  вру.  И
будешь прав. Я не знаю, мы не знаем. Сомневаюсь. Худшее, что может быть  -
вместо  этих  тридцати  шести  появятся  еще  тридцать  шесть  неуязвимых.
Вероятностные линии вполне способны на подобную пакость.
     - И что тогда?
     - Убьешь и этих.
     - А получив еще тридцать шесть?
     - Плюнем и отцепимся. Будем считать, что это закон природы.
     - Та-ак. А если после первого убийства неуязвимых станет  в  тридцать
шесть раз больше?
     - Тридцать шесть  в  квадрате...  тысяча  двести  восемьдесят  шесть.
Тогда... тогда, думаю, продолжать не стоит. Лавина - штука  непредсказуемо
опасная.
     - А может быть, можно отказаться от риска еще раньше? Не убивая.
     - Нет риска. Все уже просмотрено. Все тридцать  шесть  твоих  убийств
уже запротоколированы нашими пророками. И ни  одна  лавина  не  сорвалась.
Хватит болтать. Ты должен сделать выбор. Я чувствую, что ты уже сделал его
в нашу пользу. И чтобы ты не сбил себя с верной  дороги,  даю  тебе  всего
лишь сутки для  размышлений.  Учти,  несогласный  с  нами,  ты  опасен.  И
несмотря на вложенный капитал и уважение к твоему таланту, я, не  дрогнув,
отдам приказ о твоем уничтожении. Итак, через сутки  мир  может  открыться
перед тобой абсолютно в новом свете, либо погаснуть навсегда. До встречи.



                                    32

     Сол пожалел о забранных при обыске часах. С ними было намного удобнее
вести обратный отсчет времени. До смерти осталось столько-то часов,  потом
столько-то... Последний час... Минуты...  Или  демон  не  будет  соблюдать
точность? Что он обещал: сутки или двадцать  четыре  часа?  Не  вспомнить.
Если сутки - срок приблизительный.  Если  двадцать  четыре  часа  -  может
проявить пунктуальность. Намного занятнее  другое  обещание.  О  том,  что
смерть не будет мучительной. С чего бы это? Если демон хочет запугать свою
жертву и таким образом склонить к сотрудничеству, то пыточный  арсенал  от
Древнего Египта до гестапо и наших  дней  обширен,  разнообразен  и  очень
эффективен. Сол совсем не был уверен, сможет ли он устоять перед  пытками.
Но демону, на этот раз, не нужен его страх. Даже ценой покорности.  Та-ак.
Горячий след.  О  чем  он  говорит?  Страх  противопоказан  Солу.  Сильное
потрясение, подобное попытке самоубийства в прошлый раз, может поднять его
способности на качественно новый уровень. И  если  Сол-убийца,  Сол-пророк
(слабый, но не беда) всех  устраивает  и  поддается  контролю,  то  Сол  -
"Бог-знает-кто" - опасен, и лучше его до  нового  состояния  не  доводить.
Правдоподобная версия. Какой вывод? Испугаться! Надо испугаться, во что бы
то не стало.
     Сол постарался. Представил себя мертвым. С дыркой от выстрела во лбу.
Нет, не с дыркой. Надо что-то более мерзкое, страшное. Выстрел  разворотит
все лицо. Кровь, мозг... Бр-р-р. Противно, да. Но не страшно. Черт возьми!
Почему не страшно?! Это же  противоестественно!  Он,  Сол  не  должен  так
относиться к  смерти!  Он  родился,  чтобы  жить  до  ста  двадцати,  весь
еврейский век. Не для того его растили папа с  мамой.  Сол  вспомнил  свои
детские фотографии. Глазастенький мальчик с чубчиком.  Хороший,  послушный
мальчик. Вот он  дорос  до  мужчины  в  расцвете  сил  и  должен  умереть.
Несправедливо...
     Истерики не получалось. Хоть ты тресни, но не получалось. Еще немного
потужиться - смешно станет. Почему? А как же  инстинкт  самосохранения?  В
чем дело?
     У Сола появился ответ. Увы не на вопрос о  том,  как  выпутаться.  Он
внезапно  осознал  причину  своего  бесстрашия.  Чего  боятся  люди  перед
смертью? Исчезновения. Полного.  Был  человек  -  нет  человека.  Остается
кожаный мешок с мясом и костями,  который  вскоре  тоже  исчезнет.  А  вот
всевозможные фанатики, идущие на смерть, не бояться. Они уверены,  что  их
душа будет жить вечно. Фанатики сами ищут смерти, а другие,  верующие  без
фанатизма, смерти не  ищут,  но  умирают  без  особого  страха,  спокойно.
Исповедуются, причащаются. Кстати, как умирают  верующие  евреи?  К  стыду
своему, Сол не знал. Но дело не в этом. А в том, что пообщавшись почти  со
всеми видами нечисти (до вампиров включительно)  Сол  начал  прозревать...
Нет, у него появилась уверенность! Есть жизнь после смерти! Есть загробная
жизнь! Потусторонняя... Неважны термины.  Важно  другое.  Когда  его  тело
исчезнет (в воде?  в  земле?  в  огне?)  -  душа  или  что-то  вроде  души
сохранится. Откуда уверенность? Ведь  даже  четверти  намека  не  было  на
загробный мир. Элементарная дедукция? От оборотней к вампирам, от вампиров
к... призракам. Раз есть первые и вторые, то почему не быть третьим? А кто
такие призраки как не лучшее доказательство потусторонней жизни?
     "Молодец" - с издевкой похвалил себя Сол, - ты  сумел  победить  свой
важнейший инстинкт. Почему бы тебе вместо этого не победить своих врагов?"
     Жизнь утратила ценность.  Или  он,  Сол,  утратил  привычную  систему
ценностей? Если да,  то  зачем  держаться  за  Мировое  Добро?  Почему  не
посотрудничать со злом? Убил, не убил - такой пустяк перед лицом вечности.
Если смерти нет, если душа бессмертна, какой смысл удерживать души,  мучая
их в уязвимых болеющих телах? Настоящее Добро по  новой  логике  -  бывшее
Зло. Великие освободители человечества - художник и Роман  Агирре.  Первый
избавил  от   страданий   миллионы   наркоманов,   второй   -   обитателей
латиноамериканских трущоб, толпами сгоравших в огне континентальной войны.
     Сол уже почти поверил самому себе. Почти-почти. Мешала сущая  мелочь.
Когда-то, лет десять назад в беседе с одним раввином он спросил:  "Как  же
Бог, всемогущий еврейский Бог, если  он  есть,  смог  допустить  гибель  6
миллионов евреев? Пусть не все из них были безгрешны, да, но  уж  дети-то,
полтора миллиона детей погибли. Как же так?" А раввин ответил:  "Увы,  нам
не дано понять Бога и объяснить его действия с точки  зрения  человеческой
логики. Но простейшее объяснение: Бог решил взять их  души  именно  тогда.
Все эти миллионы за короткое время." Они еще долго спорили, Сол и  раввин.
Но Солу ответ запомнился. И не понравился. А последние  его  умозаключения
очень похожи на этот ответ. Слишком похожи и этим не нравятся.
     Сол прикинул, сколько времени ушло на философствование. Больше  часа?
Пять минут? Может быть и то, и другое. Стоит засыпать? Это в  последние-то
сутки...  какая  глупость,  время  так  драгоценно.  Надо  искать   выход.
Испугаться не удалось. Остается размышлять. За  что  зацепиться  в  словах
демона-холодильника? Как-то они проскользнули мимо памяти, эти слова.  Сол
ничего не запомнил. Так же ни одного факта, только болтовня.
     Нет, было и что-то достойное запоминания. Например,  число.  36.  36?
Почему именно 36? Почему  не  21?  36...  Почему  не  7?  Везде  и  всегда
фигурируют семерки. Или... дюжины. Двенадцать апостолов,  например.  36  -
это три дюжины. Ну и что? Это также шестью шесть, шесть в квадрате.  Ну  и
что? Ах, да, было еще какое-то "число зверя". Но это... это... - 666.  Три
шестерки. Приехали. Кто там  когда-то  занимался  магией  чисел?  Пифагор.
Подать сюда  дух  Пифагора,  если  уж  душа  бессмертна!  Не  идет  дух...
Приехали. Тупик.
     Память упорно  толкала  Сола  в  каком-то  одном  лишь  ей  известном
направлении. Что-то  крылось  за  числом  36.  Что-то  более  важное,  чем
шестерка в квадрате.
     Сол прошелся по своей комнатке-камере. 36, Пифагор, гематрия, раввин,
Каббала... Гематрия, Каббала... Или с Каббалой никакой связи  нет?  Раввин
рассказывал легенду... Или  притчу?  Что  есть  на  свете  тридцать  шесть
скрытых праведников. И пока они живы, существует мир.  Если  он,  Сол,  не
ошибается, то исходя из числового значения ивритских букв этих праведников
называли ламед-вавниками. Итак, есть 36 ламед-вавников, а  Сол  должен  их
убить. Вполне возможно, что это абсолютная чушь, но  за  неимением  другой
версии остановимся на этой. Пока существуют праведники, будет существовать
весь мир. Единственное, что сохранилось в  памяти  Сола.  А  если  напрячь
память? Ничего. Да-а, скудная пища для размышлений. Получается,  если  Сол
убьет праведников, то мир прекратит свое существование? Каким образом? "За
этим дело не станет, - ехидно сказал Сол  самому  себе.  -  Огласить  весь
список? Ядерная война, эпидемия какого-нибудь  супер-СПИДа,  геологические
катаклизмы, новый ледниковый период, столкновение  Земли  с  астероидом...
Просто скучно придумывать причину. Зажравшееся в своем  мнимом  могуществе
человечество  даже  не  подозревает,  на  каком  тоненьком   волоске   оно
балансирует. Ходит по нему и подпрыгивает как на бетонной площадке.  Демон
хочет убить всех 36.  А  что  если  убить  лишь  нескольких?  Что  говорит
легенда?
     Возможно легенда и говорила что-то,  но  Сол  не  знал  ее  настолько
хорошо. Вернее, он знал ее  настолько  плохо,  что  даже  не  мог  ставить
мысленные эксперименты. Оставалось лишь загордиться, что именно  он,  Сол,
может стать именно тем человеком, который уничтожит человечество.
     - Мене, текел, фарес! - громко изрек Сол, обращаясь к пустой комнате.
Кажется, такие слова появились  на  стене  перед  тем,  как  был  разрушен
Вавилон. Или не Вавилон? Неважно, сейчас у Сола есть шанс самому  написать
подобное предупреждение для всего мира. Тридцать шесть букв и - ждите.
     Вообще-то, декламировать Сол начал не просто так. Раз  демон  за  ним
следит, то он, Сол, чисто из вредности может ругать его на чем свет стоит.
Хоть как-то скрасит свои последние часы. А эти три слова  -  проба  голоса
с... претензией. Но слова обращенные в никуда прозвучали в пустой  комнате
настолько глупо! Ну его, обойдется без ругани. Кстати, почему демон дал на
размышление сутки. Это же уйма времени! Почему не  дать  несколько  часов,
час? Минуту,  в  конце  концов?  Кладет  демон  рядом  с  собой  пистолет,
секундомер и говорит: "...Почему он  так  не  поступил?  Ответ  такой  же:
боялся испугать. Боязнь смерти, сильнейшая из человеческих эмоций, да  еще
сконцентрированная в коротком отрезке времени может вывести  психику  Сола
из неустойчивого равновесия. И забросить на опасные для кое-кого высоты. А
за сутки есть время все обдумать и если не согласиться, то дойти до мысли,
что жизнь не так уж важна, а смерть не так  уж  страшна.  И  умрет  Сол  с
выражением покоя на лице, как у великого праведника.
     На какое-то время  Солу  показалось,  что  легенда  о  ламед-вавниках
свидетельствует в пользу иудаизма, как единственный истинной  религии.  Но
возвращение  в  лоно  родной  религии  не  затянулось  надолго.  Пусть  36
праведников - это факт. Конечно, если демон имел в виду именно их. А какую
религию подтверждают  своим  существованием  вампиры?  Судя  по  книгам  и
фильмам,  легенда  эта  абсолютно  христианская.   А   оборотни?   Тут   и
христианство руку приложило и даже даосизм. Кто там еще из  нечисти  может
свидетельствовать в чью-то пользу? Зомби... Религия вуду. Это вам, друзья,
не папа римский с далай-ламой. Вуду! Экзотика...
     Сол задумался, каким образом пороки  сумели  выявить  тридцать  шесть
неуязвимых человек среди пяти с лишним миллиардов.  Как  можно  просчитать
такое? Скорее всего  здесь  сработал  не  просчет  вариантов,  а  какой-то
нестандартный подход. Например... У уязвимых людей и  вероятностные  линии
уязвимы. Непрочные, как  обыкновенные  нитки.  У  удачливых  -  как  особо
прочные тросики.  У  очень  удачливых  -  как  стальные  проволочки.  А  у
праведников - как... как... нечто абсолютно нерушимое.
     Бессильная  ярость  охватила  Сола.  Почему   природа   так   жестоко
посмеялась  над  ним,  наделяя  способностями?  Большинство  людей  лишены
пророческого дара и счастливы в неведении.  Избранные  среди  избранных  -
пророки.  Если  задуматься  -  боги  в  человеческом  облике.  А   Сол   -
пророк-паралитик,  несчастный  из-за  того,  что  через   великое   знание
ухитрился принять на себя чужие беды, и  даром  своим  почти  не  владеет.
Пророческий дар просто не подчиняется ему! Ведь  какие  удивительные  вещи
можно было увидеть при желании! Вспомнить хотя бы, распределение  денег...
И с поиском тридцати шести неуязвимых то же самое.
     Внезапно в  сознании  Сола,  перед  его  "внутренним  зрением"  стала
проступать необычная картинка. Нет, разумеется не  пять  миллиардов  нитей
разной степени прочности. Невозможно такое, любой, даже  сверхчеловеческий
разум запутается в подобной паутине.  Не  нити  судьбы,  не  вероятностные
линии. Люди были разбросаны по земному  шару  как  камешки.  Камни  разной
степени твердости. В  подавляющем  большинстве  случаев  их  даже  камнями
нельзя было назвать: нечто вроде комков  почвы.  Трудно  ведь  представить
существо более уязвимое, чем обыкновенный человек. И  малюсенький  кусочек
свинца его может убить, и кратковременное отсутствие кислорода, и  удар  в
неудачное место...  Да  мало  ли...  Но  из  таких  вот  людей  и  состоит
человечество! "Грунт, - подумал Сол, - почва, мягкая  как  воск."  Конечно
были и другие люди. Хоть и меньшая часть, но среди  пяти  миллиардов  счет
шел на сотни миллионов. Везучие  удачливые  люди.  Одни  считали,  что  их
хранила судьба, другие уповали на Бога. Им было не дано  понять,  что  они
просто "сделаны из другого материала", способного противостоять  свирепому
вероятностному ветру. Именно такие люди ухитряются выжить,  когда  автобус
падает в пропасть и другие пассажиры гибнут. Они  застревают  в  пробке  и
опаздывают на самолет,  который  разбивается  при  взлете.  За  минуту  до
землетрясения они выходят из своего обреченного на гибель дома. Да ведь не
в одних жизни и смерти  дело!  Именно  такие  люди  выигрывают  в  лото  и
успевают продать свои акции за день до биржевого краха. Это уже  настоящие
камешки,  их  легко  отличить  от  комьев  земли.  Разумеется,  как   люди
отличаются степенью везения, так и камни  отличаются  степенью  твердости.
Получается, что 36 неуязвимых, будь это хоть скрытые  и  праведники,  хоть
явные грешники, должны олицетворяться...
     Сол долго искал  подтверждение  своей  догадке.  Трудно  это  делать,
разглядывая всю планету одновременно со всех сторон, да еще и  с  большого
расстояния. Наконец... Есть! Алмаз! Пока один, но их должно быть  тридцать
шесть. Сравнительно  легко  нашелся,  если  подумать.  Ничего  особенного.
Главное - точка зрения выбрана верно. Сейчас надо установить, что  это  за
человек...



                                    33

     "Стой! Болван! Идиот! - мысленно остановил и обругал себя Сол. - Твой
дар вернулся не для  того,  чтобы  тешить  праздное  любопытство.  Неужели
действительно захотелось побольше узнать о загробной жизни?"
     Дар вернулся. Но что  можно  сделать  в  такой  ситуации?  Попытаться
посмотреть, убьют его завтра  или  нет?  Безнадежный  номер.  А  если  бы,
вопреки предыдущему  опыту,  он  увидел  свою  смерть,  помогло  бы  такое
пророчество?
     Сол начал понимать,  что  сделать  ничего  нельзя.  Пример  Кассандры
должен был послужить ему уроком. Она прекрасно предсказывала  будущее,  но
изменить его не могла. Еще был какой-то античный прорицатель. Тересий, что
ли? Ему, например,  выкололи  глаза,  несмотря  на  весь  его  пророческий
талант. Эти древние греки, как  они  актуальны!  Вспомнить  Аллена  с  его
рассказами о Геракле и богах-оборотнях. Бедный Аллен...  А  что  если  он,
все-таки жив? Если попытаться найти его вероятностную  линию?  Мало  ли  -
заморозили. Аллену ничего не стоит оттаять и ожить.
     Вероятностная линия Аллена никак не не находилась. Это не обязательно
подтверждало его смерть, но... А что, если попробовать найти демона Ха?
     Демон обнаружился сравнительно быстро. Он находился в захудалом отеле
небольшого городка,  расположенного  милях  в  семидесяти  от  ранчо,  где
держали Сола. Был Ха не один, а с целой бандой  головорезов.  Сол  тут  же
оставил абстрактные размышления о неуязвимых праведниках  и  о  бессмертии
духи. Жизнь, безумная жизнь, похожая на азартную игру, отнюдь  не  затихла
на время его заточения. Сола помнили и за него боролись.
     Как показали с трудом поддавшиеся распутыванию  вероятностные  линии,
Ха завербовал свою команду из уголовников. За аванс в  пятьдесят  тысяч  и
еще большее вознаграждение после операции эти люди должны были  освободить
Сола. Ха удалось собрать настоящую сборную уголовной Америки.  В  недавней
картине  мира,  показывающей  каждого  человека  в  зависимости   от   его
уязвимости эти люди (вернее их специфические  символы)  были  представлены
камнями  самых  твердых  пород.  За  какое-то  мгновение   Сол   ухитрился
раскрутить несколько уникальных биографий.
     Рейни Фостер. Неоднократно судим за вооруженные ограбления, покушения
на убийство, убийства. Бежал из всех тюрем, где сидел,  даже  из  тех,  из
которых кроме него никто никогда не бежал. Был неоднократно  приговорен  к
смерти несколькими преступными кланами. Одними  за  обман,  другими  -  по
подозрению в сотрудничестве с ФБР. Но  Рейни  Фостер  всегда  оставался  в
живых, чего нельзя сказать об исполнителях приговоров.
     Злата Стойкова. Работала на болгарскую разведку.  Была  перевербована
ЦРУ. Участвовала  в  нескольких  дерзких  операциях  на  Ближнем  Востоке.
Арестована при попытке ввоза в США партии наркотиков. Бежала из  тюрьмы  и
уже четыре года занималась выполнением убийств по контракту. Остальные  не
уступали этим двум.
     "Ай да Ха! - восхитился Сол. - Надо же ухитриться за  такое  короткое
время отыскать и завербовать такую суперкоманду. Конечно же эти  асы  меня
вытащат!"
     Но сомнения не давали успокоиться.  Уж  больно  легко  и  гладко  все
получалось. Как  игра  в  шахматы,  когда  один  из  партнеров  поддается.
Конечно, до сих пор Ха с Алленом всегда  вытаскивали  Сола,  но  сейчас...
Когда Аллена больше нет... Да и демон-морозильник уж на кого похож  меньше
всего - так это на идиота. Второй раз, находясь на своей территории, он не
выпустит Сола так же легко. Не выпустит. Вообще, ни легко, ни тяжело.
     Ловушка?  Не  это  ли  разгадка  такой  длительной  отсрочки?  Сол  -
приманка, на которую ловятся и добиваются последние недобитые  конкуренты.
Вполне возможно. Что там предсказывает внутренний оракул?
     Медленно-медленно Сол  стал  прослеживать  действия  своих  возможных
спасителей.  Странно,  они  ничего   не   предпринимали.   Кто-то   курил,
большинство спало, некоторые  проверяли  оружие.  Ах  да!  Они  же  только
недавно собрались вместе.  Сейчас...  (двери  закрыты,  окон  нет,  смешно
пользоваться ясновидением, чтобы  узнать  какое  теперь  время  суток,  но
придется) ночь, ближе к рассвету. Получается, прошло чуть больше  суток  с
момента пленения. Как Ха так быстро узнал, где  Сол?  Как  он  так  быстро
собрал команду?  Или  Мировое  Добро  восстановило  хотя  бы  часть  своей
информационной сети? Хватит, хватит  интересоваться  прошлым,  пусть  даже
совсем недавним. Надо узнать будущее. Что собирается предпринять Ха?
     Сол отслеживал час за часом, а Ха ничего не предпринимал. Его команда
спала и ела, словно все головорезы превратились  в  мирных  обывателей  на
отдыхе. Высокий мулат с пластикой гимнаста  (Карл  Лерой,  суммарный  срок
приговоров  -  480  лет)  попытался  было  затеять  флирт  со   Стойковой.
Женщина-убийца  отшила  его.  Сол  проскочил  довольно  большой   интервал
времени, посмотрел опять. Что за чертовщина? На этот  раз  спят  уже  все,
только Ха не спит, разглядывает потолок. Но тоже лежа в  кровати!  Что  за
сонная болезнь их поразила?
     Сол сделал несколько шажков назад во времени. Так,  обнаружены  следы
хоть какой-то  деятельности.  Бандиты-спасатели  сидят  отдельно  один  от
другого и изучают все одну и ту  же  схему.  Это...  ранчо-тюрьма  Сола  и
окрестности. Скорее всего, Сол пропустил военный совет.
     Выезд  на  операцию  начался  незадолго  до   захода   солнца.   Сола
заинтриговало, что каждый из участников ехал  один.  Все  автомобили  были
взяты напрокат заранее. Хотя... один парень (Клифф Симмонс, 18 убийств  по
контракту, ни разу не судим) подготовленный автомобиль не  взял,  а  украл
машину, припаркованную на улице.
     Члены команды  независимо  друг  от  друга  по  трем  разным  дорогам
двигались по направлению к Солу. К будущему  Солу,  конечно.  Сола  так  и
подмывало попробовать взглянуть на самого себя, но  он  гнал  это  желание
прочь, опасаясь утратить в очередной раз свою способность к предвидению.
     Внезапно  Сол  понял  причину  странного  поведения  членов  команды.
Индивидуальное изучение карты, свой автомобиль  для  каждого.  Это  просто
попытка обмануть пророков, работающих на Мировое  Зло.  Без  сомнения,  не
один только Сол  занимается  сейчас  подглядыванием  в  замочную  скважину
будущего. И Мировое Зло готовится к защите. А против него  -  такой  букет
талантливых террористов-индивидуалистов. Попробуй просчитай, когда все они
начнут действовать на одном направлении, но каждый сам по себе.
     Да, при приближении к ранчо атакующие становились видны  все  хуже  и
хуже.  Их  силуэты  совершали  внезапные   прыжки-перемещения,   некоторые
выглядели просто размазанными в пространстве. А  чьи-то  фигуры  почему-то
слились в одну.
     Не успел Сол порадоваться хитроумию Ха, как его радужные  мечты  были
жестоко развеяны. Вероятностные фокусы - штука хорошая, спору  нет.  Но  к
дому, стоящему хоть и  на  небольшой,  но  сравнительно  ровной  площадке,
добраться можно только через эту площадку. И всем  хитроумным  изыскам  Ха
демон-морозильник  противопоставил  грубое  и  простое  решение.   Охрана,
вооруженная винтовками с инфракрасным прицелом, перестреляла атакующих  на
самых близких подступах к дому.
     Сол  бессильно  уткнулся  лицом  в  подушку.  Вот  и  вся  история  с
приключениями. Сейчас ночь. За стенами тишина. Пройдет чуть меньше  суток,
за стенами загремят выстрелы,  результат  известен  Солу  и  изменить  его
невозможно. Кстати, а что там с Ха?
     Почему-то Ха обнаружился на крыше. Если для Сола это было  сюрпризом,
то для морозильника совсем наоборот. Он ждал Ха именно там.  Вряд  ли  ему
трудно было подготовить несколько стрелков и выделить их для охоты на  Ха.
Но хозяин ранчо решил сражаться  сам.  То  ли  личные  междемонские  счеты
сыграли свою роль, то ли что-то другое... Хотя Сол еще не видел  результат
поединка, но его сердце словно грубо стиснула  чья-то  безжалостная  рука.
Второй раз так. Первый раз был при виде покрытого инеем неподвижного  тела
Аллена. Если уж демон-морозильник, решил рискнуть  собой  -  он  абсолютно
уверен в победе. А на что рассчитывал Ха? Никто никогда не узнает, на  что
рассчитывали неудачники.
     Солу хотелось  видеть  эту  дуэль  еще  меньше,  чем  когда-то  сцену
изнасилования Джулии. Но  как  и  тогда  он  не  отвел  взгляд.  Только  в
предвидениях иные законы восприятия, и, как-будто сработал  предохранитель
в мозгу, Сол увидел вместо Ха и морозильника двух рыцарей в доспехах.  Ха,
как  и  в  жизни,  был  мал  ростом,  а  его   доспехи   светились   ярким
апельсиново-оранжевым   цветом.   Демон-морозильник   выглядел   настоящим
великаном. Его доспехи сверкали в своей  белизне,  как  нетронутые  грязью
цивилизации  горные  снега   Гималаев.   (Странно,   почему   белый   цвет
ассоциируется с невинностью?)
     Оружие демонов-рыцарей Сол толком не  разобрал.  То  ли  мечи,  то-ли
лучи. А может быть и копья. У оранжевого рыцаря не  оставалось  ни  одного
шанса. Он был и ловок и силен, но белый рыцарь казался  тяжелее  на  тонны
мускулов и сильнее  на  сотни  лет  общения  с  Силами  Зла.  Ха  исчез  в
ослепительно яркой вспышке, такой  же  оранжевой  как  и  его  доспехи.  А
демон-победитель, повернув свое лицо прямо к глядящему из  прошлого  Солу,
медленно  поднял  забрало.  Сол  прогнал  наваждение,  так  и   не   успев
встретиться взглядами.
     Один. Опять один. Но на этот раз - один навсегда. Первой ушла Джулия,
плохая или хорошая. Потом романтик-оборотень Аллен. И вот - Ха.  Нет!  Сол
одинок не навсегда. Наоборот! Совсем ненадолго. Меньше чем на сутки.  Либо
он встретится в загробном мире с  теми,  кого  любил,  либо...  перестанет
существовать вместе со своим одиночеством.
     В  сознании  Сола  безразличие  боролось  с  яростью.  Волна   ярости
поднималась от возмущения несправедливостью  жизни.  Волна  ярости,  волна
безразличия. "Будь что будет, уже не долго..." сменялось на  "Как  бы  вам
всем гадам показать!!!" На одном из пиков ярости вспомнился то ли сон,  то
ли видение: "Вероятностные линии - те же веревки. За них можно дергать, их
можно рвать."
     Сол  широко  раскрыл  свое  пророческое  восприятие.  Весь  мир   был
пронизан... ну, не "веревками", скорее "течениями". Ну и что? Течения тоже
можно заворачивать, взбаламучивать, преграждать им путь. Нет, пусть  лучше
будут "веревки". И то и  другое  -  все  равно  абстракция.  С  трехмерным
человеческим сознанием никогда не понять суть происходящего.  А  "веревки"
легче для восприятия.
     Сол (нет, не Сол, его вероятностная  тень,  могущественный  гигант  о
котором еще несколько мгновений назад невозможно было догадаться) протянул
руки (не совсем руки, нечто нематериальное, вероятностное)  и  захватил  в
них множество линий. Это были судьбы не его спасителей, а  судьбы  врагов:
охранников ранчо  и  демона.  Что  делать  с  этими  "веревками",  как  их
переплести? Ни к чему напрягать голову. Раз уж  Сол  появился  на  свет  с
таким зловещим даром,  как  смертоносность,  то  лишь  одно  ему  остается
сделать с вероятностными линиями:
     О - Б - О - Р - В - А - Т - Ь !
     Линии людей поддавались без  труда.  Линия  демона-морозильника  была
намного  прочнее.  Как  стальной  трос  прочнее  веревки.  Да  она  еще  и
сопротивлялась! Как стальная змея. Тело и разум пронизала  боль.  Стальная
змея... Почему вероятностный Сол борется  голыми  руками.  Рассечь  ее!  У
ангела смерти должна быть коса!
     Сопротивление прекратилось. Вражеские  линии  судьбы  были  скручены,
смяты,  изорваны.  Сол  заглянул  в  реальный  мир.  Тьфу,   путаница,   в
реально-вероятностный мир будущего, где  ранчо  было  издалека  обстреляно
ракетами со слезоточивым газом и подверглось атаке людей в противогазах  и
с яркими фонарями, мешавшими инфракрасным очкам защитников.
     А что же с двумя демонами? Ха и морозильник  встретились  на  той  же
крыше. Но они не успели начать бой.  Выстрел  с  огромного  расстояния  из
какого-то нового чудовищного оружия (нечто вроде гранатомета с  оптическим
прицелом) попал в демона-морозильника. Сильнейший взрыв, сбросивший  Ха  с
крыши... И все. Все. Все.
     Сол понимал, что победа может быть не окончательный. У  Мирового  Зла
есть пороки. Они предскажут новое развитие событий. И газ,  и  гранатомет.
Но ведь таких как Сол больше нет! Никто не восстановит  оборванные  линии!
Никто не сможет связать их, склеить, нарастить. Однако враги,  даже  зная,
что завтра они погибнут, могут  кинуться  и  уничтожить  его  сейчас,  как
только их пророки доложат плохие  новости.  Значит,  Сол  в  опасности?  И
опасность приближается с каждой секундой?! Вот-вот  раздастся  в  коридоре
топот бегущих ног?! Или ядовитый газ уже начал поступать в  комнату  через
потайные отверстия?!
     Чушь! Кто говорит об опасности? Это  ему-то  Солу  грозит  опасность?
Кто-то хочет УБИТЬ АНГЕЛА СМЕРТИ? Даже не смешно. Этого не сможет никто. А
тот, кто хочет - будет уничтожен. Немедленно!
     И рука Сола вновь потянулась к линиям судеб.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.