Версия для печати

   Василий Гунько.
   Богатым быть не вредно

   -----------------------------------------------------------------------
   OCR & spellcheck by HarryFan, 1 September 2000
   -----------------------------------------------------------------------


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


1

   Жизнь свою преподаватель физики  и  биологии  Глеб  Арнольдович  Гринко
полностью отдал средней школе и личной лаборатории. И было  у  него  много
любимых и любящих учеников, которым  он,  как  говорится,  дал  путевки  в
жизнь. И неплохие путевки, заметим,  ибо  многие  из  них  стали  научными
сотрудниками и даже учеными...  Но  больше  всех  Гринко  почему-то  любил
одного ученика - Васю Кукушкина. Этот красивый юноша с голубыми глазами не
обладал выдающимися способностями, не преуспевал в физике и  биологии,  но
имелось в нем нечто такое... необыкновенное. Наверное, это было  то,  чего
так не хватало Глебу Арнольдовичу для полного счастья.
   Шестидесятилетие учителя совпало еще с двумя большими  событиями:  ушел
на пенсию и сделал открытие. Но ни одно из  этих  событий  он  не  отметил
по-христиански, а на свой день рождения пригласил лишь... Да,  да,  вы  не
ошиблись - Васю Кукушкина.
   Вася, теперь  уже  двадцативосьмилетний  несостоявшийся  кандидат  наук
Василий Васильевич, охотно принял приглашение и приехал в гости с утра.  В
частном доме, где жил Гринко, было  три  комнаты,  и  все  они  пошли  под
лабораторию. Ученик с цветами в руках и бутылкой  вина  в  кармане  застал
своего бывшего учителя за работой.
   Вася вошел в дом без стука, вняв надписи на  двери:  "Для  друзей  вход
свободный". Долгое время он стоял за спиной учителя и не  решался  отвлечь
его  от  какого-то  очень   увлекательного   занятия.   Глеб   Арнольдович
прикладывал к своим вискам крошечные черные кубики и закрывал  глаза.  При
этом старался не  шевелиться  и  не  дышать,  будто  ему  необходимо  было
расслышать голос  микроскопического  существа.  Наконец  учитель  вздохнул
устало, выпрямился и, не оборачиваясь к гостю, сказал:
   - Спасибо, Вася, что дал мне  возможность  прослушать  твои  мысли.  Ты
первый дал мне информацию без слов.
   - Вы всегда видели нас насквозь и читали наши мысли, дорогой учитель, -
весело сказал Вася, расценив слова Гринко как чудачество. - Поздравляю вас
с круглой датой!
   Хозяин дома быстро спрятал кубики в небольшой белый коробок и  подбежал
к гостю:
   -   Здравствуй,   здравствуй,   мой   жизнелюбец!   Ты   моя    вторая,
жизнерадостная, так сказать, половина жизни, которую я никогда не  знал...
и не узнаю.
   Они обнялись, поцеловались и некоторое время рассматривали друг друга.
   - Куда это? - Вася кивнул головой на вино и цветы.
   - Эх вы, цивилизованные дикари! -  покачал  головой  Глеб  Арнольдович,
взял из рук ученика подарки и выбросил в мусорное ведро. -  Извини,  Вася,
но если бы я ждал, пока вырастут и зацветут к моему  юбилею  цветы,  я  бы
ничего не успел.
   Кукушкин ошалело посмотрел на учителя: ему показалось,  что  кто-то  из
них сейчас не в себе, мягко говоря. Гринко с понимающей улыбкой  отошел  к
шкафу,  напоминающему  большую  мебельную  стенку,  и  нажал  на   кнопку.
Открылась средняя дверь, затем изнутри автоматически выдвинулся  небольшой
стол и два стульчика.
   - Садись, милый, буду тебя угощать едой и питием двадцать первого века.
Доколе нам питаться отходами природы!
   Гость упал  на  довольно  удобный  стульчик,  даже  не  пытаясь  скрыть
удивление. Он явно чувствовал вкусные запахи рыбных продуктов,  но  ничего
даже отдаленно похожего на рыбу не видел: на  тарелочках  посреди  столика
были разноцветные порошки,  непонятного  происхождения  фарш,  стояли  две
колбы с  бесцветной  жидкостью,  закрытые  резиновыми  пробками.  Стараясь
поддержать шутливое настроение именинника, Вася воскликнул:
   - Оригинальное угощение! Вы в своем амплуа, учитель! Но если бы ко всем
этим  диковинкам  да  цветы  и  бутылка  вина  впридачу,  было  бы  вообще
великолепно!
   - Эх, Вася-Василек, твои цветы и  бутылка  вина  -  всего  лишь  отходы
природы, - вздохнул учитель. -  Это  продукт,  который  должен  погибнуть,
исчезнуть, вернее, превратиться в иной вид. Да, не скрою,  цветок  сам  по
себе красив, радует глаз. Но  это  обман.  Зрительный  обман.  Наслаждаясь
красотой сорванного цветка, мы часто забываем о процессе,  происходящем  в
нем.
   - Согласен, Глеб Арнольдович, цветы все равно к утру завяли бы, то есть
превратились в отходы природы. Но как же в день рождения без вина?
   - А это дело поправимое, - похлопал его по  плечу  именинник.  -  Будут
тебе и цветы, и вино. Да какие! Цветы - глаз  не  отведешь,  вино  -  язык
проглотишь! - Не вставая  с  места,  он  открыл  вторую  дверь  шкафа,  из
множества разнокалиберных  бутылочек  извлек  одну,  из-под  полки  достал
горшочек с землей и поставил на стол. - Так как твои цветы назывались?
   - По-моему, ромашки. Я купил их в подземном переходе.
   - Вот это обыкновенный полевой  плодородный  грунт,  -  старик  немного
разрыхлил пальцем землю. - А это - семена ромашки, - открыв бутылочку,  он
высыпал себе на ладонь несколько семян, затем посеял их. - Как ты думаешь,
сколько времени потребуется, чтобы ромашки выросли и расцвели?
   - Наверное, месяца два-три...
   - Вот-вот... А я этот процесс ускорю в несколько тысяч раз.
   Глеб Арнольдович открыл одну колбу, полил грунт жидкостью - и не прошло
и минуты, как в горшочке появилось несколько зеленых росточков.
   - А ч-чем это вы полили? - у Васи отвисла челюсть в  буквальном  смысле
этого слова.
   - Так называемая живая вода, - ответил Гринко, сосредоточенно  подливая
понемножку снова. - Это чрезвычайно сложная  смесь,  благодаря  которой  в
организме ромашки происходит цепная  реакция...  образно  говоря,  атомный
взрыв роста. Так что никакого чуда нет.
   Минуты через две на столе уже стояли пышные ромашки.  Глеб  Арнольдович
открыл вторую колбу и полил цветы и грунт.
   - А это, наверное, мертвая вода?  -  попробовал  пошутить  ошеломленный
Вася.
   -  Ты   угадал.   Я   приостановил   процесс   развития   и   старения.
Законсервировал ромашки.
   - Зачем?
   - Если бы я этого не сделал, цветы через минуту завяли  бы.  В  природе
этот процесс закономерен и необратим.
   - Значит, ваши ромашки уже неживые?
   - В сущности, да. Но ты чувствовал, как нам легко дышалось,  когда  они
росли?
   Вася дотронулся  до  лепестков,  которые  до  этого  усиленно  выделяли
кислород, и окончательно поверил, что все это наяву.
   - Ну хорошо, Глеб Арнольдович, ромашки у нас уже есть. А вино?
   - Вино, Вася, это отрава!
   Кукушкин  рассмеялся.  Гринко  почему-то  всегда  нравился  его   смех:
искренний, заразительный и немножко плутовской.
   - Дорогой мой учитель, но если не пить, тоже долго не протянешь!
   - Это отрава замедленного  действия,  -  молвил  назидательно  учитель,
наслаждаясь смехом Васи. - Это продукт распада, ничего,  кроме  вреда,  не
приносящий. Я тебе предложу нечто  другое,  -  он  взял  маленькую  чайную
ложечку, насыпал ею в бокалы несколько только ему ведомых  доз  красных  и
розовых порошков из тарелочек и залил жидкостью из обеих колб.
   В колбах что-то запенилось, заискрилось, и  через  мгновенье  они  были
полны рубинового напитка. Глеб Арнольдович взял фужер:
   - Ну что ж, Вася, поднимаю этот сосуд за нашу чудесную встречу!
   Кукушкин недоверчиво взял свой "сосуд" и подождал, пока  хозяин  выпьет
первым. Когда тот поставил на стол опустевший бокал  и  начал  есть  фарш,
Вася тоже быстро выпил - и сразу почувствовал какое-то  хмельное  веселье,
хотя был уверен, что в напитке не было ни единого грамма спиртного  (уж  в
этом-то он разбирался). Фарш хоть и  пахнул  рыбой,  но  вкусом  напоминал
гематоген, который Вася в детстве просто обожал.
   - Глеб Арнольдыч, да вы настоящий волшебник! Что это было? Случайно, не
напиток исключительно из целебных трав?!
   - Не случайно, а точно.
   - А едим мы, значит, сплошные витамины! - улыбнулся Вася: неожиданно  у
него появилось желание шутить и веселиться.
   Но Глеб Арнольдович, глядя на него, вдруг стал задумчивым и грустным:
   - Ты почти угадал. После этой трапезы наши организмы будут отдыхать  от
истязаний над ними.  Но,  к  сожалению,  ничего  вечного  не  бывает.  Все
подвластно времени. Только мыслящая природа вечна и всесильна...
   - Глеб Арнольдыч, почему мы лишь  вдвоем  в  такой  день?  -  Кукушкину
захотелось развеселить учителя. - Где  музыка,  танцы,  женщины,  в  конце
концов?
   - А мне, кроме тебя, никого и ничего не надо. У меня  есть  все,  кроме
того, что есть у тебя в изобилии... Кстати, Василек, как  ты  живешь?  Чем
занимаешься, кого любишь?
   - Если честно, то еще точно не определил, что я больше люблю:  жизнь  в
себе или себя в жизни! - хмыкнул Вася. - Но одно знаю точно:  свобода  для
меня превыше всего. В детстве, как и многие  ваши  нормальные  ученики,  я
мечтал о далеких полетах на другие планеты. Но потом... - махнул он  рукой
и умолк.
   - А какие у тебя отношения с наукой? - после длительной паузы осторожно
поинтересовался Глеб Арнольдович.
   - Из университета ушел с третьего курса. По собственному желанию одного
преподавателя. Впрочем, другим я всегда объяснял свой уход  тем,  что  мне
надоело протирать на студенческой скамье последние брюки, тогда как другие
их меняют почти каждый день.
   - А на самом деле?
   - На самом деле я  бросил  учиться  из-за  принципиальных  противоречий
между жизнью и наукой, -  серьезно  сказал  Вася,  незаметно  наблюдая  за
реакцией учителя. - Да, Глеб Арнольдыч, жизнь - это сложнейшая штука.  Она
часто отвечает на такие вопросы, где наука попросту бессильна...
   - Любопытно, любопытно, - Гринко был заинтригован.
   - Вот, например, что обозначают слова: дуракам  законы  не  писаны?  Но
один компьютер, уверен, не сможет ответить, кто же они такие, эти  дураки,
а жизнь - пожалуйста. Или еще вопросик: можно ли из мухи сделать слона? Во
всех научных книгах в один голос говорится, что это  невозможно.  А  жизнь
отвечает просто и ясно: долго ли умеючи! А вот вопрос практический:  можно
ли сделать так, чтобы один  работал  за  двоих?  Какая-то  кибернетическая
машина  не  утерпела  и  ответила:  это  смешно!  А  жизнь   принципиально
возразила, что это совсем не смешно, а даже наоборот - кому-то  это  очень
нужно.
   Гринко искренне рассмеялся, Вася же был доволен, что  смог  развеселить
учителя. Шутя и иронизируя над своей прошлой жизнью, он продолжил рассказ.
   ...Уже на первом курсе университета Вася  для  себя  решил,  что  такая
наука ему не нужна. С тех  пор  его  фамилия  часто  появлялась  на  доске
объявлений, и он стал известным  человеком  в  вузе.  Ему  удалось  прочно
захватить лидерство по пропускам лекций и семинаров. И  хотя  учиться  ему
было очень легко, на второй курс перешел со скрипом.
   Решающим для него  стал  третий  курс.  Вернее,  его  конец.  Тут,  как
говорится, если бы знал,  где  споткнешься,  вперед  пропустил  бы  своего
врага. Но враг, как потом понял Вася, тоже не дремлет. Начало  сессии  для
него, можно сказать, было успешным.  Зачет  по  физкультуре  сдал,  анализ
крови и мочи накануне соревнований сдал, и надо же... На  древнеславянском
- засыпался.
   Накануне зачета всю ночь зубрил  учебник.  Только  к  утру  понял,  что
одному нормальному человеку не под силу  выучить  за  одну  ночь  то,  что
написано двумя сумасшедшими авторами за всю жизнь.  Понял  -  и  завалился
спать. С книгой под подушкой. Для закрепления того, что осталось в голове.
Как оказалось, в голове не осталось ничего, но он  все  же  пошел  сдавать
зачет. В числе последних, после обеда. Это была его  тактика,  которую  он
никогда не менял. Ведь среди  преподавателей  тоже  бывают  люди,  которым
ничто  человеческое  не  чуждо:  уставшие,  они  обычно  ставят  "зачтено"
машинально, а "свеженькие" - те почему-то стараются перенести  встречу  на
осень. Наверное, потому, что у них в это время кончается отпуск.
   Увы, на сей раз Кукушкин встретился с полным недоумением преподавателя.
   - Вы кто такой? - это был первый в Васиной практике  вопрос  на  уровне
подобных встреч.
   - Я студент третьего курса исторического факультета, - ответил  Вася  с
чувством собственного достоинства. - А вы кто?
   - Наверное, ваш... сосед или знакомый,  -  неуверенно  произнес  ученый
муж, честно пытаясь вспомнить, видел ли он хоть один раз  этого  студента.
Но не мог. Перелистывая свои записи, спросил: - Как ваша фамилия?
   - Кукушкин.
   - Простите, но у меня нет такой фамилии.
   - Интересно получается: студент есть, а фамилии нет! Что я,  по-вашему,
бесфамильный?!
   - Не знаю, вам видней...
   - А вы куда смотрите? -  так  Кукушкина  еще  никто  не  обижал.  -  Не
университет, а какая-то частная лавочка! Каждый что хочет, то и  делает...
Ну что мне теперь, бежать в деканат за справкой?!
   - Не надо... бежать. До осени - пешком успеете...
   - Я до осени не доживу! - испугался студент, быстро вытащил из  заднего
кармана джинсов зачетку и дрожащими  руками  осторожно  открыл  на  нужной
странице. - Я всю ночь не спал с вашей книгой... ой, спал... нет, не спал.
Да... не спал! Мне она даже понравилась. Я  получил  больше  удовольствия,
чем от "Королевы Марго"...
   - Очень приятно было с вами познакомиться,  -  признательно  поклонился
преподаватель и начал укладывать свой  потертый  портфель  из  натуральной
кожи, подаренный студентами на день рождения еще лет двадцать тому назад.
   - Запомните, вы  зажимаете  таланты!  -  Вася  боялся,  что  не  успеет
высказаться перед этим "сухарем" до конца. - Я сегодня утром во  сне  даже
разговаривал с вашей дурацкой "палатализацией"! Неужели вы думаете, я  вам
поверил,  что  в  древние  времена  кто-то  ворону  обзывал  "враной"  или
"варной"?! Это вам  не  бутылка  вина,  не  надо...  А  корову  -  это  же
оскорбление благородного животного! Хэ - "корва", хэ - "крава"... Я бы  на
ее месте доиться перестал...
   - А от вас и так толку,  как  с  козла  молока!  -  оскорбленно  ударил
ладонью по столу преподаватель. - Мне стыдно  за  вас...  Вы  ни  разу  не
соизволили появиться на моих лекциях и даже на семинарах...
   - А кому нужны ваши лекции и семинары - разве что древним славянам! Вот
им бы было интересно. Я же за ваши лекции себе новые брюки не куплю. Вот у
вас, к примеру, сколько брюк?
   - Хватит! - преподаватель решил не тратить нервы и время впустую.  -  Я
рад, что у меня наконец появился первый достойный  оппонент,  поэтому  мне
нужно время, чтобы подготовиться к нашему дальнейшему спору. Да и  вам,  я
думаю, тоже! Поэтому встретимся осенью в более спокойной обстановке, - это
было сказано в ироничном тоне, а  на  прощание  с  издевательской  улыбкой
добавлено: - Не ложися, чадо, в место  заточное,  не  бойся  мудра,  бойся
глупа! До встречи, чадо, осенью!
   Вася никогда не прощал оскорблений, тем более на древнеславянском...
   -  Пока   колдобник   колдобню   доколдубает,   у   колдубаша   колдобы
отколдубаются! - что в переводе с древнеславянского (правда, не  дословно)
обозначало ничего, мы встретимся еще до осени.
   Этот текст преподавателю был неизвестен. Усталый, он вышел из аудитории
и быстро направился по своим надобностям. Вася же не любил  бросать  своих
слов на ветер и последовал за ним. За два с половиной года он  досконально
изучил психологию преподавателей и наверняка знал, куда они  уходят  после
утомительных зачетов и экзаменов. Интуиция не подвела его и на этот раз. К
тому же он был уверен, что ни в одном мужском туалете двери не закрывались
на защелку.
   Преподаватель даже не подозревал, где им  суждено  встретиться  еще  до
осени. Кукушкин зашел не сразу. Сначала, на всякий случай, осмотрелся:  не
было ли за ним слежки. Потом подпер входную дверь шваброй  и  приступил  к
операции "сдача зачета в экстремальных условиях". Посчитав до  десяти,  он
начал поочередно открывать все туалетные кабинки. В  четвертой  неожиданно
что-то застопорилось, и ему пришлось приложить усилия, чтобы открыть...
   В такой позе увидеть своего преподавателя удавалось не каждому. Вот  уж
действительно:  век  живи,  век  учись.  Но  Вася  не  стал   наслаждаться
уникальным зрелищем, а вежливо обернулся к  посетителю  кабинки  спиной  и
протянул наугад зачетку:
   - Задавайте мне ваши вопросы. Я сейчас вам отвечу  хоть  на  сто  ваших
вопросов!
   - Хорошо, хорошо, я вам верю, - у преподавателя почему-то (вероятно, от
волнения) стал совсем неузнаваемый голос, чем-то  даже  немного  похож  на
голос университетского полотера. - Давайте вашу зачетку, я распишусь...
   Вася подождал, пока в его  руке  снова  окажется  жизненно  необходимый
документ, с победной радостью вложил его в привычное  место  в  джинсах  и
вышел без  оглядки.  Когда  в  коридоре  он  столкнулся  с  преподавателем
древнеславянского,  то  сначала  решил,  что  это   его   двойник.   Потом
почувствовал, что у него от страха  появился  редкостный  дар  -  шевелить
ушами. И только несколько минут спустя он понял, что ошибся дверью...
   На улице Кукушкин уже не сомневался, что ошибся не только дверью,  а  и
вузом.  Оставалось  только  выяснить,  что  же  написал  полотер  Митрофан
Митрофанович в его зачетке. Подпись  ученого  полотера  была  поразительно
похожа на несложную фигуру из  трех  пальцев.  Но,  это  еще  не  все.  На
следующей  странице  он  сообщал,  что  уходит  на  пенсию  и  освобождает
вакансию. Зачет уже принят, так что...
   Подумав два дня, Вася сделал для себя весьма важное  открытие,  которое
он назвал первым законом Кукушкина: иногда поражение - это победа. Ведь  в
итоге он научился шевелить ушами, что, согласитесь, не каждому дано!
   Не дожидаясь осени, он подал сразу два заявления: одно -  об  уходе  из
университета, другое - о приходе в семенную жизнь. И здесь снова  сработал
первый закон Кукушкина:  брак  оказался  бракованным  -  это  факт,  но  в
результате размена и раздела имущества, нажитого совместно родителями  его
бывшей супруги, ему достались однокомнатная квартира и  "Жигули".  Правда,
от совместной супружеской жизни осталось еще "кое-что"... Но  жена  твердо
решила: это разделу не  подлежит.  Она  даже  беспринципно  отказалась  от
алиментов, взяв с Васи клятвенное обещание никогда больше не напоминать  о
себе. И, нужно отдать  должное  Кукушкину,  он  с  честью  сдерживал  свое
обещание...
   Гринко смеялся долго и заразительно, как ребенок.
   - Глеб Арнольдыч, вы так и не  сказали,  чего  у  меня  в  изобилии?  -
напомнил ему гость.
   - Это не так легко объяснить, - внимательно посмотрел на него  учитель.
- Ты, Василек, словно красивое растение, радуешь глаз, но этого так  мало.
Красота - еще не все...
   - Ничего не поделаешь, не всем же быть одаренными, - обиделся Кукушкин.
- Если у меня нет таланта, вы у меня его не отнимете, а если у вас  талант
есть, вы мне его не подарите.
   - Наверное, с точки зрения самой жизни ты прав. Не знаю, не  знаю...  в
жизни я мало что смыслю. Но с научной точки зрения я с тобой поспорю.  Да,
я никогда не был таким красивым, как ты, но... Талант я тебе  сегодня  все
же подарю. Я тебе подарю грозный и уникальный талант, которым еще никто не
владел!..
   У Васи по спине поползли вдруг капли пота, и  ему  показалось,  что  он
временно  находится  в  состоянии  невесомости.   Каждое   слово   учителя
действовало на него с какой-то необъяснимой магической силой.
   - Я не зря, Вася, упоминал о мыслящей природе - в этом заключается  вся
идея мироздания. А что  же  тогда  есть  мысль  человека?..  Мне  кажется,
человеческая мысль - это всего-навсего биоволны. Ни больше, ни меньше.  До
сих пор их еще никому не удавалось принимать...
   - Вы хотите сказать, что научите меня читать чужие мысли? - недоверчиво
спросил Вася.
   - Не читать, а слышать, - поправил его учитель. - Читать  можно  только
видимое. И не научу. Нельзя научить невозможному. Человек познал многое из
того, что творится вокруг него, но он еще мало знает, что - внутри его.  Я
изобрел, Вася, биопрепарат, благодаря которому ты сможешь легко улавливать
мысли человека, будто приемник радиоволны.
   - Это не больно? - ученик насторожился.
   - Для тебя - нет. Ты молодой, сильный, полный энергии...
   - А это удобно? Ведь люди иногда такое думают...
   - Решай сам. Скажешь "нет", настаивать не стану...
   - Я согласен!
   - Тогда у меня будет одно условие...
   - Согласен, согласен на все условия, Глеб Арнольдыч!
   - Ты даже не хочешь услышать, что за условие?
   - Я вам просто верю.
   - Спасибо, но я все же скажу об этом условии.  Ты  должен  бороться  со
злом. Благодаря этому ты научишься сам слышать мысли.
   - Я вас не понял...
   - А тут и понимать нечего. Слышать, о  чем  думают  другие,  -  еще  не
значит слышать мысли. Я тебе доверяю, Вася, грозное оружие. Ты  жизнелюбец
и не позволишь себе обратить его во зло. Помни также, что  зло  для  одних
становится добром для других.
   - О, с этим мне приходилось сталкиваться.
   - Быть справедливым под силу  не  каждому,  -  Гринко  некоторое  время
понаблюдал за глазами Кукушкина и подошел к своему рабочему столу.
   Вася подбежал к учителю и обнял его за плечи:
   - Эх, дуракам и пьяницам везет! Делайте из меня что хотите, но  я  хочу
быть сверхчеловеком!
   - Вот смотри, - Гринко показал пальцем на маленькую шевелящуюся ампулку
в прозрачной целлофановой коробочке. - На этот препарат  я  ухлопал  сорок
лет жизни. Достаточно его ввести в твой организм, и ты  станешь  уникумом.
Никто, слышишь, никто не сможет скрыть от тебя свои мысли!
   Рядом с ампулкой в коробке лежал миниатюрный шприц, и Вася,  с  детства
панически боявшийся уколов, понял, что  вводить  чудодейственную  жидкость
необходимо в кровь.
   - А можно, я проглочу? - пролепетал он.
   - Глотать нужно две или три дозы, а у  меня  только  одна,  -  вздохнул
учитель и взял в руки шприц. - Здесь, Вася, все абсолютно стерильно...
   Кукушкин быстро снял пиджак, закатал рукава и протянул обе руки.  Затем
закрыл глаза и отвернулся. Больше он ничего не слышал и не видел. Боли  не
почувствовал, лишь в ушах что-то стрельнуло, и он отчетливо услышал  рядом
с собой  чужие  движения  и  чье-то  взволнованное  дыхание.  Наконец  ему
показалось, будто Гринко заговорил с ним шепотом:
   "Здравствуй, Вася, здравствуй, мой сынок! Я отдал почти всю свою жизнь,
чтобы родить тебя!" - подумал Глеб Арнольдович и, увидев понимающие  глаза
ученика, облегченно вздохнул.
   - Здравствуйте, Глеб Арнольдыч, - ответил удивленно Вася. - А мы  разве
сегодня не здоровались? И почему вы решили, что вы мой отец?
   "Вася-Василек, неужели ты не понял, что родился сегодня еще  раз?!  Вот
сейчас, буквально минуту тому назад, благодаря моему открытию?! - мысленно
прокричал ему Гринко, крепко сжав свои губы.  -  Смотри,  смотри,  я  ведь
только думаю, а ты все слышишь! Теперь тебе дано то, что не дано ни одному
человеку на всем белом свете!"
   - А вам, ведь вы же меня родили? - все,  о  чем  думал  учитель,  четко
воспроизводилось  в  сознании  Кукушкина,  причем  процесс  этот  он   мог
приостановить одним только своим желанием.
   "Эх, Вася, как я тебе завидую, - продолжал говорить мысленно учитель. -
Я стар, а для того, чтобы, слушать мысли других, нужны большие  силы.  Мой
же аккумулятор жизни, к сожалению, забарахлил основательно..."
   - А теперь слушай мои три заповеди, - сказал он уже вслух, чтобы  снять
у Васи  психологический  шок.  -  Ты  должен  найти  себя  -  это  первое.
Продолжить свой род - это второе. И третье,  главное,  -  совершенствовать
жизнь! Ты понял, что от тебя требуется?
   - Так точно! Это ясно, как то, что я сейчас абсолютно трезвый и не имею
даже рубля в кармане на такси! - весело отрапортовал Вася.
   - Я дам тебе немного денег...
   - Нет, нет, нет, что вы!.. - Кукушкин  даже  руками  замахал.  -  Я  не
возьму от вас ни копейки. Вы мне дали то,  чего  не  купишь  ни  за  какие
деньги. К тому же деньги портят человека и мешают ему независимо думать.
   - Полностью с тобой согласен. И  помни,  Вася,  если  используешь  свой
талант с пользой для себя и других, то и я стану счастливым.  Если  нет  -
всю мою жизнь сделаешь бессмысленной...
   Кукушкин смотрел в добрые глаза своего учителя и боялся даже подумать о
чем-либо таком, что могло его огорчить.
   А учитель с тревогой думал о том, как теперь к Васе повернется мир.



2

   На следующий день Кукушкин проснулся от  телефонного  звонка.  Помня  о
напутствии учителя и  своем  твердом  решении  жить  по-новому,  он  решил
сначала избавиться от плохих друзей. Телефон не переставал  трезвонить,  и
ему пришлось поднять трубку.
   - Васек, привет, это твой друг Федя!  Одолжи  пятерочку,  -  жалостливо
просил  его  человек,  с  которым  было  гораздо  больше  пропито,  нежели
заработано. Федя работал грузчиком в гастрономе  и  был  лет  на  двадцать
старше Кукушкина. Вася до сих пор не мог понять,  что  же  их  объединяло.
Наверное, наличие долгов.
   - Я бы тебе сказал, Федя,  но  я  решил  больше  не  употреблять  слов,
которых не печатают в газетах,  -  ответил  он  с  достоинством  человека,
которому хамить не позволяет талант.
   - Тогда хоть тридцать восемь копеек? -  это  была  стоимость  маленькой
бутылочки лосьона.
   Кукушкин вежливо его куда-то послал и  умолк.  Сначала  в  трубке  было
тихо,  затем  затрещало,  и   Вася   услышал,   словно   из   испорченного
радиоприемника: "Вот хмырь... пропил  все  до  копейки...  ох  бедная  моя
головушка... а еще интеллигента корчит, чмо гороховое... Ну что же...  как
говорил Ильич, мы пойдем другим путем..."
   "Ну, за хмыря и чмо ты еще у меня получишь", - беззлобно улыбнулся Вася
и бросил трубку.
   Не успел он умыться и привести себя в порядок, как ему позвонила  Люба,
продавщица из гастронома и главная кормилица его надежд и веры в человека.
Учитывая тот незначительный фактор, что Вася уже был должен  ей  несколько
зарплат и два года откупался обещаниями жениться, ответил любезно:
   - Любуся, рад тебя слышать. Где ты пропадала?
   -  Ничего  себе,  сам  меня  избегаешь  и  меня  же  еще  упрекаешь?  -
удивительно, но слова и мысли ее полностью  совпадали.  -  Я  тебе  только
тогда и нужна, когда у тебя пусто в кармане да голова трещит на похмелье.
   - Любочка, завязал! Клянусь твоим единственным ребенком, что завязал...
   - Да ты же весь в узлах, - вздохнула  она  и  заговорила  соскучившимся
голосом: -  Ладно,  Васюта,  я  сегодня  получила  зарплату.  Премию  тоже
отвалили, квартальную.
   "Ну,  с  этого  и  начинала  бы!"  -  обрадовался  Кукушкин,  с  ужасом
осознавая, что не так-то легко начинать новую жизнь.
   - Странно...
   - Что странно, Вась?
   - Странно то, что у вас еще не отменили зарплаты и премиями балуют... И
это в то время, когда голодный простой советский народ...
   - А говоришь, завязал, - Люба решила, что он уже "выпимши".
   - Любуся, да не сойти мне с этого места: я только из постели!
   - Ничего себе, я уже успела червонец наварить, а ты  еще  дрыхнешь.  Ну
ладно, Васюта, я сдаю смену в шестнадцать ноль-ноль. Подскочи на тачке,  у
меня будет пара  сумочек.  "А  потом  будет  все  остальное",  -  мысленно
добавила она.
   - Люба, ты же сама знаешь: как скажешь,  так  и  будет,  -  послышалось
твердое обещание.
   - Ну тогда целую тебя, мой мартовский котик! - она чмокнула в трубку, а
Васе показалось, что не так уж и плохо жилось ему по-старому.
   До  шестнадцати  ноль-ноль  еще  оставалось  больше  четырех  часов,  и
Кукушкин решил позавтракать. Достав из холодильника позеленевшую  колбасу,
он поджарил ее, и с черствым хлебом она пошла за милую душу. В доме, кроме
чая, ничего не оставалось, и на десерт пришлось включить телевизор.
   В пятнадцать ноль-ноль он спустился во двор и минут пятнадцать  заводил
автомобиль. "Жигуленок", доставшийся ему от жены,  уже  требовал  ремонта.
Кукушкин давно решил его  продать,  но  никак  не  мог  найти  подходящего
клиента, а ездить в комиссионный -  не  было  времени.  Кроме  того,  Вася
считал, что молодой мужчина в его годы без личного авто -  все  равно  что
молодая женщина без обеспеченного мужа. Да и жаль расставаться с  железным
другом, который не раз тебя выручал.
   Без пяти шестнадцать он подъехал к гастроному,  где  работала  Люба,  и
припарковался  за  углом.  Возле  заведений  подобного  рода  ему  еще  не
приходилось останавливаться у парадного. Вася всегда встречал ее с черного
хода и помогал подносить сумки. Люба была безмерно счастлива  и  буквально
таяла, когда он целовал ей руку. Вася знал, что делает, ибо в такие минуты
она готова была отдать ему самое дорогое... Кукушкин, разумеется, дешевого
не брал: благодаря Любе, в его комнате  стояли  холодильник  и  телевизор,
спал он на подаренном диване, да и  в  трудные  голодные  дни,  когда  ему
приходилось искать работу, Люба приходила на помощь. И  упорно  продолжала
верить, что самое дорогое он когда-нибудь найдет в ней самой.
   Сейчас он прохаживался возле  своего  автомобиля  в  ожидании  приятной
встречи. "А почему бы мне действительно не жениться на Любе?" - спросил он
у себя и обернулся в сторону открывшейся двери.  Сначала  ему  показалось,
что вышла Люба, таща тяжеленную сумку, и он поспешил ей навстречу. Но  это
была  совсем   другая   женщина,   немного   старше   Любы,   но   гораздо
привлекательней. Кукушкину она показалась даже красавицей...
   "Ну что баньки вытрищив, взял бы и помог! - промелькнула резкая мысль в
голове незнакомки. Затем она улыбнулась: - А ты  ничего,  даже  за  первый
сорт сойдешь".
   - Второй сорт не держим! - Вася мгновенно поймал ее мысли  и  подхватил
сумку. - Разрешите представиться - Василечек! Объем груди - метр двадцать.
Рост - метр  восемьдесят.  Оклад  -  двести  пятьдесят.  Женат  один  раз.
Разведенный.  Алиментов  не  плачу.  Ищу  подругу  жизни,  -  он   сначала
поклонился, затем поцеловал ей руку.
   - А вы ничего не утаили о своих достоинствах? -  еще  шире  заулыбалась
она.
   - Могу  даже  представить  справку  от  врача,  что  здоров  и  никаких
отклонений от нормы.
   - О, этого более чем достаточно, Василек. Ну что  же,  в  таком  случае
меня зовут Мариночка. Очень приятно...
   - Нет, нет, так, как мне приятно, никому не  приятно.  -  Вася  начинал
входить в свою привычную роль обольстителя.
   - Я это уже поняла: пришел, увидел и... схватил! -  Марине  понравилась
его самоуверенность, и она этого не скрывала.  -  "Подумаешь,  нахальство,
зато второе счастье!"
   "Ну дает, крашеная шмара, мы еще посмотрим, кому  -  счастье!"  -  Васю
внутри немного передернуло. Борясь с самолюбием, он показал на автомобиль:
   - Прошу, моя королева, карета подана! Сочту за честь доставить  вас  по
назначению.
   - Василечек, так вы же  не  сказали  о  своем  главном  достоинстве!  -
завосторгалась иронично Марина. - А-я-яй, разве можно так...
   - Виноват, исправлюсь, - поклонился он,  подбежал  к  машине  и  открыл
переднюю дверь.
   - Спасибо. Как мило, как мило! Против вас просто невозможно устоять,  -
она почувствовала себя почти семнадцатилетней.
   Кукушкин, истинный джентльмен, помог сесть  ей  в  машину.  Но  закрыть
кабину не успел. Сначала  ему  показалось,  что  с  неба  на  него  что-то
свалилось. Но когда увидел поднятую руку Любы и приближение второго удара,
нырнул головой в кабину, прямо на колени новой  знакомой.  Сумку  пришлось
выпустить, и из нее вывалились продукты  из  серии  "Вам  и  не  снилось".
Марина от неожиданности вскрикнула...
   Люба успела схватить Кукушкина за ремень брюк  и  начала  извлекать  из
машины, приговаривая:
   - Ах ты мой Василечек, ах ты мой цветочек... Убью гада!..
   - Любка, перестань! Перестань, прошу тебя, я тебе все сейчас объясню, -
Кукушкин ухватился за ручку тормоза.
   Люба поняла, что вытащить его  из  кабины  не  удастся  (для  этого  ей
пришлось бы перевернуть машину). Тогда она придавила  дверкой  ему  спину,
выхватила из перевернутой сумки палку копченой колбасы и  начала  молотить
его по чему попало. В голове ее Вася прочитал  только  одну  мысль:  "Убью
гада!" и  заорал  не  своим  голосом.  Но  Люба  была  неумолима.  Маринка
наверняка была той классической каплей, которая переполнила чашу терпения.
Со всех сторон оборачивались прохожие, но никто из них  даже  не  помышлял
прийти на помощь кричавшему. Утолив жажду мести, Люба швырнула колбасой  в
машину и со слезами благородной ярости на глазах убежала в свой магазин.
   Да, это было полнейшее фиаско! Вместо двух красавиц - ни одной. Вася  с
трудом вылез из кабины и свирепо взглянул на виновницу его позора. Маринка
же приветливо улыбнулась и ласково спросила:
   - Ну что, Василечек, у вас еще не пропало  желание  доставить  меня  по
назначению? Отвезите, я вам заплачу. Только не забудьте мою сумку.
   Вася быстро подхватил сумку и бросил ее на заднее сиденье. Даже не стал
подбирать то, что валялось на земле. Прихрамывая и охая, вскочил в  машину
и тронулся с места на второй скорости. За  поворотом  почувствовал  гул  в
голове и боль ниже пояса. Теперь он уже не сомневался в  прочности  чувств
Любы.
   - Чем это она? - потрогал он шею и застонал. - Чем-то таким...
   - Не чем-то, а колбасой, за которую я переплатила пять рэ.
   - В следующий раз не будете покупать ее с черного  хода,  Мариночка!  -
Вася наконец кое-как слепил разбитое вдребезги  самолюбие  и  выразительно
посмотрел на ее красивые ножки.
   Она обратила внимание на его взгляд и с улыбкой спросила:
   - Вы чего натворили? Женщины зря не бьют.
   - К-х, истеричка! - кашлянул он. - А я чуть  не  женился  на  ней.  Ох,
разве это жизнь... Понимаете, жить хочется, а жить не с кем, вот и  живешь
с кем попало.
   Марина рассмеялась. Она, казалось, была не против познакомиться  с  ним
поближе.
   - Ну ничего, Василечек, за одного битого двух небитых дают,  -  шутливо
погладила она Васю по голове.
   - Благодарю за сочувствие. Вам куда?
   - В институт психологии.
   - Что? В институт психологии - я правильно понял?
   - Да, я работаю там... научным сотрудником. А что вас так удивляет?
   - Мариночка! - воскликнул Кукушкин, который наконец  вспомнил  о  своем
уникальном даре. - Да мне вас сам Бог послал!
   Женщина молча подняла на Васю удивленные глаза, не понимая причины  его
радости. А он  некоторое  время  помолчал,  напрягая  внимание,  а  затем,
покачивая головой, сказал:
   - Вам действительно нужно в институт психологии, но работаете вы...  во
Дворце бракосочетания. И зовут вас не Марина, а Валентина... Вам  тридцать
восемь лет, имеете уже взрослую дочь по имени Анютка. До  сих  пор  любите
своего мужа, с которым в разводе десять лет...
   Обо всем этом почему-то грустно  вспомнилось  Валентине  Михайловне,  и
Васе не составило труда прослушать ее мысли.
   - Откуда такая осведомленность? - спросила она, ничего не подозревая.
   - Хотя вы, Валя, и старше меня на десять лет, по мне нравитесь. На  вид
- моя ровесница. Кроме того, приятно сидеть  с  женщиной,  знавшей  только
одного мужа...
   -  Послушай,  Вася,  может,  хватит!  -  наступил  момент,  когда   его
самоуверенность ей уже не понравилась.
   - Ну вот, была милейшей женщиной, а стала обычной бабой.  Впрочем,  все
правильно.
   - Что - правильно?
   - Женщины могут стерпеть все, кроме измены, нелюбви и...
   - Ну, договаривайте!
   - ...и когда они принадлежали только своему мужу.
   - Ой, горе мое лукавое! -  она  улыбнулась,  хотя  ей  этого  вовсе  не
хотелось. - Тоже мне ясновидец, знаток женской психологии...
   - Валя, говорите, пожалуйста, со мной молча.
   - Как это?
   - Достаточно только думать.
   - Вы что же, телепат?
   - Хуже. Понимаете, вы думаете одно, говорите другое - и сбиваете меня с
толку. Нельзя так, Валечка.
   - Молодой человек, - она впервые насторожилась,  -  вы  еще  молоды  и,
вероятно, не знаете, что думают, говорят и даже поступают далеко не всегда
одина...
   - Знаю, Валюша, знаю. К примеру, вы недавно подумали, что неплохо бы  с
этим молодым человеком... гм-гм... но затем вы...
   - Знаете что, юноша, остановите машину! - возмутилась  Валентина.  -  Я
лучше пойду пешком.
   Кукушкин не стал ее отговаривать, быстро занял необходимый ряд в колоне
автомашин и остановился:
   - Пожалуйста.
   Она не ожидала такой  сверхвежливости,  но  все  же  открыла  кабину  и
приготовилась выйти. Затем, подумав, решила, что  поступает,  как  наивная
девчонка, и мысленно возмутилась: "Да что такое,  черт  возьми,  почему  я
должна идти на поводу у этого самоуверенного наглеца?!"
   - Правильно, - ответил Вася  вслух,  -  кому  нужны  эти  бессмысленные
жертвы?
   - Вот и везите меня по назначению, раз вызвались! - скомандовала она  и
хлопнула дверкой.
   Затем они громко рассмеялись и поехали дальше.



3

   Два дня Кукушкин не выходил из дому и не отвечал на телефонные  звонки.
Он думал о прелестях Валентины (бюст и ножки - первый класс!) и о том, как
жить дальше. Но на голодный желудок думалось почему-то плохо, и он решил -
в последний раз! -  обратиться  за  помощью  к  доброй  соседке,  одинокой
пенсионерке.
   Накупив пирожков, сигарет, минеральной воды на одолженную пенсионерскую
пятерочку, Вася утолил голод, затем  принялся  рьяно  наводить  порядок  в
квартире - и жизнь сразу показалась ему светлее и чище, и  он  понял,  как
хорошо начинать все сначала.
   Вечером снова зазвонил телефон, и он долго не решался  поднять  трубку.
Но вспомнил истину "чему быть - того не миновать",  что  в  его  понимании
означало: "бери от жизни все, пока дают", и подошел к телефону:
   - Алло, кто это заинтересовался моей скромной персоной?
   Трубка издавала сердитое сопение.
   - Марина?.. Валя, это ты?
   - Бабник! Маньяк! Подлец! Я тебе еще сделаю! -  грозный  голос  Любы  и
короткие гудки заставили Васю вздрогнуть.
   И тогда Кукушкин решил немедленно покончить со своим позорным  прошлым.
Закурив; он начал методически вырывать страницы из своей записной книжки с
телефонами и адресами бывших поклонниц и кормилиц:
   - Все! Хватит! Тоже мне спасительницы нашлись. Вас много, а я один...
   Потом он долго смотрел на маленькое пламя в пепельнице  (ему  казалось,
что это горит его прошлое) и вспоминал слова своего  бывшего  друга  Феди:
"Вася, друг мой разлюбезный, черт сотворил для нас  трех  блудниц:  водку,
женщину  и  славу.  Лично  я  предпочитаю  первое  потому,  что  остальное
ненадежно".
   В записной книжке осталась только одна страничка с  телефоном  Вали,  и
Вася решил им незамедлительно воспользоваться.
   - Валюша, - заговорил  он  проникновенно,  -  я  только  что  сжег  все
телефоны, кроме одного, разумеется...
   - Очень приятно, - ответила она, тоже волнуясь, - я чувствовала, что вы
мне должны позвонить. Василечек, ох как вы мне сейчас нужны.
   - Это в каком смысле?
   - Мне понадобились ваши уникальные способности.
   - Какие? У меня их много.
   - А это будет зависеть от вас и от  обстоятельств.  Короче,  вы  можете
сейчас приехать ко мне в гости? Очень прошу.
   Через час Вася уже звонил в ее квартиру.  Дверь  открыл  высокий  седой
мужчина лет сорока пяти. Кукушкин подумал, что ошибся дверью, но  с  кухни
прозвенел ласковый голос Вали:
   - Василечек, вы? Заходите и не бойтесь, это мой бывший муж, и он  давно
уже не кусается! Кандидат психологических наук, как-никак.
   Вася обрел прежнюю уверенность и зашел с таким видом, будто  был  здесь
уже не впервые.
   - Валюша, здравствуй, где ты? - рявкнул  он,  не  обращая  внимания  на
присутствие седого. - О, так вкусно пахнет, а я голодный, аки волк!
   Валя робко остановилась на пороге и, вытирая руки о передник, подумала:
"О господи, черт меня дернул связаться с этим самоуверенным уникумом..."
   - Вот об этом, Валюша, мне вслух лучше не говорить, - оборвал ее  мысли
гость и поцеловал ее в щеку.
   - Кстати, вы уже познакомились? - спросила она растерянно.
   -  Почти,  -  спокойно  ответил  бывший  муж.  -  Меня  зовут   Василий
Степанович. Вам представляться нет надобности, наслышан.
   - Тезки, значит, - Вася протянул седому руку, но  тот  показал  ему  на
открытую дверь в комнату.
   - Проходите, Василечек.
   - Думаю, что мы с вами поладим. - Кукушкин тоже показал ему на дверь. -
Только после вас.
   Они прошли в комнату по Гоголю. Валя убежала на кухню, а Вася продолжал
делать вид, будто много раз бывал в этой квартире.
   - Честно говоря, я  давно  хотел  встретиться  с  вами  для  сердечного
разговора, но все не представлялось подходящего случая, - Кукушкин взял из
вазы самое красивое яблоко и начал есть.
   - Ну вот вам и  случай,  -  буркнул  Василий  Степанович  и  с  иронией
подумал: "Да, брат, ты молодой, да ранний!"
   - Приятно, что вы так хорошо думаете о современном молодежи.
   - А откуда вам известно, что я о вас думаю?
   Вася увидел в глазах собеседника полное недоумение и решил развить свой
успех. Увидев на столе графинчик с водкой,  не  раздумывая,  налил  в  две
рюмки.
   - За знакомство?
   - Может, дождемся хозяйки? - не решался Василий Степанович.
   - То будет само собой, а это само собой. - Вася залпом выпил водку.
   Василий Степанович пригубил рюмку  и,  продолжая  держать  ее  в  руке,
гадал, как вести себя дальше.
   В комнату вошла Валя, и сразу запахло жареной картошкой и мясом.
   - О, я вижу, вы тут без  меня  не  скучали!  -  она  поставила  большую
тарелку на стол и  гостеприимно  заулыбалась.  -  Подождите  минуточку,  я
переоденусь.
   - Ну, это на полчаса, не  меньше,  -  скривился  Кукушкин.  -  Картошка
остынет, водка прокиснет.
   - Правильно, Валя, будь сама собой. Здесь все свои, - улыбнулся  бывший
муж. - В домашней обстановке даже лучше.
   - Валюша, в этом наряде ты просто неотразима!
   "Что ж вы меня за чучело принимаете?!"  -  обиделась  Валя,  но  решила
уступить не очень-то воспитанным гостям.
   - Ладно, мужики, быть по-вашему. Если вам приятно на  меня  смотреть  в
таком виде, смотрите, - Валя села за стол и демонстративно сложила руки на
груди. - Я вам все приготовила, теперь поухаживайте за мной.
   Кукушкин поспешил оценить ее мужественный поступок:
   - Валюша, ты относишься к тем женщинам, которых нужно носить на  руках.
Честное слово, не вру... И вообще, женщин надо лелеять. Вот я недавно  был
в командировке, инспектировал один строительной трест. И что я там увидел?
Во многих бригадах маляров одни бабы, зато бригадирами у них мужчины. Ну я
им эту лавочку поломал... - Вася раскашлялся, вспомнив, что  только  вчера
давал себе обещание не лгать.
   -  Что  же  вы  умолкли,  Василечек?  -  высокомерно  спросил   Василий
Степанович.  -  Вы,  кажется,  сказали,  что  где-то   сломали   скамейку.
Продолжайте, у вас это неплохо получается.
   "Самовлюбленный индюк! Дурак штампованный!"  -  оскорбил  его  мысленно
Вася, затем быстро налил водки и произнес тост:
   - Давайте выпьем стоя за прекрасную половину человечества!
   - Ой, ну что вы, мальчики. Зачем такая помпезность? - Валя  взяла  свою
рюмку и тоже встала. - Нельзя ли проще...
   - Можно и проще. За тебя, мое сокровище! - Кукушкин  лихо  почокался  и
залпом выпил.
   Некоторое  время  закусывали  молча.  Когда  Вася   был   голоден,   он
игнорировал всякие мещанские манеры и ел ложкой даже вторые блюда.
   - Валюша, вынужден признать за вами еще одно бесценное качество. Вас бы
я полюбил только за одну картошку с мясом. Эх, Василий Степанович, Василий
Степанович, что же вы наделали? Потерять такую жену...
   Кандидат  наук  лишь  молча  развел  руками.  Ел  он  без  аппетита   и
присутствовал здесь только потому, что его попросила прийти  бывшая  жена.
"Не мужчина, а шкаф, набитый  бумагами!"  -  разозлился  младший  Василий,
быстро дожевал картошку с мясом, вскочил с места и запел фальцетом:
   - Мир без песен очень тесен и улыбки все скучны!
   Валентина Михайловна поняла намек, тут же включила магнитофон, стоявший
рядом на тумбочке, и они пошли танцевать. Валя мгновенно преобразилась,  и
даже передник ей уже не мешал.
   - Василий Степанович, - молвила она так, между  прочим,  -  ты  еще  не
понял, зачем я тебя позвала?
   - Нет, - он спокойно дожевывал кусочек хлеба.
   - Я хотела напомнить, что Аня скоро заканчивает техникум.
   - Отлично. Когда будет распределение, пусть мне позвонит...
   Разговор об их  дочери  Кукушкину  показался  явно  неуместным,  и  он,
заслоняя собой Валю, начал напевать теперь уже приятным баритоном:

   Мир без песен очень тесен
   И улыбки все скучны,
   Так давайте будем чаще
   Улыбаться мы.
   Тра-да-райда, трада-дарайда!..

   Через минуты три Валя запыхалась и забыла, что должна скрывать от  него
свои мысли. А Вася из этих мыслей понял, что  когда  она  думает  о  своем
бывшем муже, у нее сразу начинает щемить сердце. От жалости  он  несколько
раз прижал Валю к груди, затем, придерживая за локоть, поцеловал ей руку и
усадил на место.
   - Следующим номером нашей программы будет...
   - Нет, нет и нет, - Василий Степанович накрыл ладонью свою рюмку.  -  У
каждого своя норма. Очень милая компания, но дела, сами  понимаете,  -  он
выразительно посмотрел на часы и напомнил Вале: - У меня  осталось  десять
минут.
   Кукушкин, будучи верным своему давнему принципу ("никогда  не  выпускай
то, что уже взял в руку"), выпил без тоста, а  Валя  в  считанные  секунды
приготовила растворимый кофе и организовала сладкий стол. Банкет  близился
к концу, и грусть хозяйки была уже заметна невооруженным глазом.
   - Валюша, не провести  ли  нам  Василия  Степановича?  -  Васе  надоело
выслушивать ее печальные мысли.
   - Ради Бога, не беспокойтесь! Ну разве что до порога, - выдавил из себя
вежливую улыбку Василий Степанович.
   Кукушкин дотянулся до его нагрудного кармана, достал оттуда ручку и  на
салфетке написал свой домашний телефон.
   - Вот, уважаемый, вдруг когда-нибудь вам понадобится моя душа.
   - Любезность за любезность, - допив кофе, кандидат наук достал из  того
же кармана свою визитную карточку и вручил Васе. - Мало ли чего. Ну что ж,
спасибо за компанию и угощение.
   Прощание было  очень  быстрым.  Как  только  за  Василием  Степановичем
захлопнулась дверь, Валя сразу же вопросительно посмотрела на Кукушкина.
   - Ну как?.. Что скажешь? - наконец и она перешла на "ты".
   - Можешь успокоиться,  он  к  тебе  совершенно  ровно  дышит.  Так  что
напрасно ты затеяла этот концерт с ревностью для двух Василиев, - вздохнул
Кукушкин.
   - Ты мне нарочно так сказал, да? Ну скажи. Ответь честно, я не обижусь,
- по ее глазам было видно, что он отобрал у нее последнюю надежду.
   - Странная ты  женщина.  Зачем  же  отпустила  его,  если  до  сих  пор
страдаешь?
   - Тебе не понять...
   - По-моему, это вас, женщин, может понять только сам  черт!  То  у  вас
гордости - хоть отбавляй, а то вы напрочь забываете, что это такое!
   - Господи, при чем тут гордость?! - у Вали повлажнели глаза.  -  Ладно,
давай еще выпьем... Ну  вот  скажи,  неужели  у  него  ко  мне  ничего  не
осталось? Василек, неужели?.. Ну ведь не может быть такого, не может!..  -
она схватила Кукушкина за борт пиджака и в отчаянии начала  трясти.  -  Ну
скажи, Вася!
   Ее  большие  синие  глаза  побелели,  и  в  них  промелькнула  какая-то
сумасшедшинка.
   - Знаешь что... - Вася сердито освободил  свой  пиджак  от  ее  руки  и
поднялся во весь свой (сто восемьдесят сантиметров) рост. - Иди  ты...  со
своим психологом!
   На прощание Кукушкин громко хлопнул дверью, а по дороге домой все время
думал, правильно ли сделал, что оставил в  своей  записной  книжке  только
одну страницу. Ответа не находил. Чтобы проверить себя, поехал к Любе.



4

   Этой ночью Васе приснился ужасный  сон.  Разъяренная  Люба  с  длинными
красными ногтями и два волосатых  грузчика  ворвались  в  его  квартиру  и
начали выносить все из комнаты. Вася лежал на диване и испуганно наблюдал,
как поочередно исчезали из комнаты  телевизор,  холодильник,  мебель.  Вот
дошла очередь и до дивана.
   - Вставай, подлец, твое место на полу! - возмущенно заорала Люба.
   Вася попытался возразить, что свое место в жизни может найти далеко  не
каждый, но, выполняя ее команду, грузчики потянули его в  угол  комнаты  и
грубо усадили на холодный пол. Вскоре в квартире стало совсем пусто,  лишь
по потолку бегал туда-сюда огромный рыжий таракан. Вася в одних  трусах  и
майке сидел в углу и дрожал от холода и страха.
   - Это  еще  не  все,  подлец!  -  холодно  рассмеялась  Люба  и  начала
стаскивать с Васи трусы. - Это я забираю у тебя за долги.
   Кукушкин начал вырываться из цепких рук и... проснулся. В квартире Любы
было чисто убрано и уютно. Осматривая комнату, он  обнаружил,  что  у  нее
появился магнитофон. Начал вспоминать, почему это от Вали его  принесло  к
Любе, но детский голос прервал его мысли:
   - Дядя, ты узе плоснулся?
   - Кажется, проснулся, - Вася с трудом приподнялся  на  локте  и  увидел
перед собой сына Любы.
   - Тогда скази: ты сколо станешь моим  папой?  -  у  Вовика  было  очень
серьезное лицо.
   - А ты почему не в садике?
   - Мама плоспала с тобой, и у нее не било влемени отвести меня в садик.
   Кукушкину стало жаль ребенка. Внезапно в  голову  залетела  мучительная
мысль, которая раньше его никогда не посещала: а ведь именно он виноват  в
том, что у мальчика нет отца...
   Это было  два  года  тому  назад.  Недавно  освободившись  от  семейных
кандалов, он ехал навстречу очередному любовному  приключению.  По  дороге
обратил внимание на молодую особу, пытающуюся остановить такси. Вася таких
моментов никогда не пропускал. Лихо притормозив, открыл кабину:
   - Карета подана, моя королева!
   Она от радости буквально впрыгнула в машину.
   - Ой, спасибо, я так вам благодарна...
   - Благодарности потом. А сейчас куда прикажете?
   - Прямо и быстрее!
   Он рванул с места. Через минуту, изучив ее боковым  зрением,  пришел  к
выводу: за второй сорт вполне сойдет.
   - А может, свернем в сторону ресторана "Дубки" или "Курени"?
   - С удовольствием, только сначала прихватим в садике моего ребенка.
   - А может, и мужа впридачу? - Вася решил, что над ним издеваются.
   - В таком случае  нам  придется  подождать  несколько  дней,  пока  мой
ненаглядный вернется из командировки...
   Кукушкин сразу понял, что  она  не  без  юмора.  Сегодняшнее  свидание,
подумал он, от него никуда не денется,  а  запастись  таким  человеком  не
помешает: ведь явно она из торговли, вон  как  из  сумки  пахнет  копченой
рыбой.
   В тот же вечер Вася познакомился с Вовиком, которому было тогда  три  с
половиной. Чужая жена всегда лучше своей, пускай и бывшей, посмеивался он,
упорно покоряя сердце Любы. В  конце  концов  она  не  устояла  перед  его
обаянием, красотой и заботливостью и  пригласила  на  чай.  Вовика  вскоре
уложили спать и  при  интимных  лучах  торшера  откупорили  бутылку  вина.
Кукушкин давно знал, что даже замужние женщины бывают очень  одинокими,  а
тут и повод остаться нашелся: выпив, за руль он не имел права садиться...
   Проснулись они под утро от громкого стука в дверь. Люба  встрепенулась,
словно испуганная куропатка, и прошептала, что так может грохотать  только
ее муж. Затем набросила на себя халатик, выставила Васю на балкон вместе с
его одеждой,  закрыла  за  ним  дверь,  быстро  убрала  со  стола  остатки
вечернего пиршества и бросилась в объятия супруга.
   Все, наверное, обошлось бы, спустись Кукушкин вниз с балкона на балкон,
тем более что высота современных  квартир  вполне  позволяла  это.  Но  он
просидел часа два на пустом вазоне для цветов и боялся даже  пошевелиться.
Увидев дюжего мужика с волосатой грудью, приготовился к защите...
   - Ты что здесь делаешь и откуда ты взялся?
   -  Оттуда,  с  последнего  этажа,  -  мрачно  пошутил  Вася,   вспомнив
"бородатый" анекдот, и показал пальцем вверх.
   К счастью, хозяин этот анекдот не знал.
   - Тогда заходи, - одобрительно рассмеялся он. - Не бойся, я сам не  раз
бывал в подобных переплетах.
   - А можно?.. - робко прошептал Вася.
   - Конечно, что ж я, не понимаю!
   - Ну, ты настоящий мужик, а я думал, ты меня с балкона сбросишь...
   Трудно поверить, но и дальше события развивались точно  по  анекдотному
сценарию. Они понравились друг другу. Игорь, так звали мужа  Любы,  открыл
привезенный из  командировки  коньяк,  дабы  примочить  новое  знакомство.
Каждый из них долго рассказывал о своих похождениях, и лишь  к  обеду  они
распрощались. Игорь до вечера  посмеивался  над  этим  случаем,  но  когда
вспомнил,  что  на  последнем  этаже  именно  его  квартира,   моментально
рассвирепел и ушел от Любы. Потом Люба довольно часто упрекала  Кукушкина,
что из-за него потеряла мужа, но вскоре поняла, что лучше иметь  любовника
Васю Кукушкина, чем мужа, который постоянно в командировках...
   Поднявшись с постели, Вася попрыгал на месте и включил  магнитофон,  но
вместо музыки услышал голос Любы:
   "Василечек, тебе и Вовику я приготовила рыбный завтрак. Говорят, что  в
рыбе много фосфора, и мужчины от этого  умнеют.  Приятного  вам  аппетита!
После завтрака позвони мне на работу. Если  не  трудно,  отведи  Вовика  в
садик. Буду очень признательна".
   - Ула! - обрадовался Вовик. - Дядя Василецек меня отведет в садик!
   - А если не отведу?
   - Дядя Василецек, - нахмурился ребенок, -  мне  дома  оставаться  никак
нельзя.
   - Это еще почему?
   - Только по секлету, холошо?
   - Само собой.
   - Я назнацил свидание Оле, она с моей глуппы. Мы  договолились  обедать
за одним столом.
   - Ну тогда обязательно отведу, - захохотал Вася  и  поднял  Вовика  над
собой. - Пошли кушать!
   Такого королевского завтрака еще не было в жизни Кукушкина. На кухонном
столе было столько  рыбных  продуктов,  что  не  нашлось  места  даже  для
пепельницы.
   После завтрака Васе и Вовику было трудно дышать. Остатки  рыбы  и  икры
Кукушкин выложил  на  кусочки  хлеба,  завернул  в  салфетки  и  бросил  в
целлофановый кулек.
   Мальчик не заставил  себя  долго  ждать.  И  хотя  шортики  он  натянул
навыворот, рубашечку надел ту, что мама  бросила  в  стирку,  а  сандалики
почему-то оба были левые, через минуту у него была готовность номер один.
   Вернувшись из садика домой,  Кукушкин  бросил  в  холодильник  кулек  с
продуктами и сразу позвонил Любе на работу:
   - Разрешите доложить, моя королева: ваше задание выполнено!
   - Спасибо, Василечек. Ты откуда звонишь? - обрадовалась она.
   - Я только что переступил собственный порог...
   Люба вздохнула и замолчала.
   - Что с тобой? Ты почему не отвечаешь? Да, забыл тебя поблагодарить  за
завтрак...
   - Пожалуйста, поправляйся. Ладно, отдыхай, а мне некогда. Пришла машина
с продуктами, надо принимать. До свидания! - сказала  она  каким-то  чужим
голосом и положила трубку.
   Вася так и не понял, почему она не сказала  такие  привычные  для  него
слова: "целую", "жду" или "позвоню тебе вечерком, мой мартовский котик!".
   - Вот и пойми этих женщин! - сказал он сам себе и, увидев свою трудовую
книжку на серванте, вспомнил, что сегодня уже седьмой день, как  он  нигде
не работает. - Эх, была бы шея! Закон позволяет мне сачковать три  месяца.
Целых три, так что времени навалом!
   После бурной ночи с Любой Вася решил хорошо выспаться  и  плюхнулся  на
диван. Но уснуть ему не дал телефонный звонок.
   - Здравствуй, - это был голос Вали. - Я тебе звонила уже несколько раз,
но тебя не было дома.
   - Зачем? - Вася вспомнил ее вчерашние сумасшедшие глаза.
   - Хочу предложить тебе работу.
   - В институте психологии?
   - Нет, во Дворце бракосочетания.
   - Могу консультировать, как проводить первую брачную ночь.
   - Нет, я серьезно...
   - По-моему, для вашей фирмы это самый серьезный вопрос.
   - А ты все-таки подумай, - обиженно сказала Валя и положила трубку.
   После этого разговора Кукушкину уже не спалось:  ведь  это  был  первый
случай в его жизни, когда предлагали работу ему. До этого  он  устраивался
сам,  и  только  сам.  Правда,  Люба  как-то  приглашала  в  грузчики   ее
гастронома, но Вася посчитал, что достоин более интеллигентного занятия...
В конце концов он не выдержал и позвонил Вале на работу:
   - Это Дворец бракосочетания?
   - Да, Василечек, ты уже решил?..


   Во Дворце бракосочетания Кукушкина с нетерпением ждали.  Его  сразу  же
завели в кабинет директора, где уже собрались почти все  сотрудницы.  Вася
быстро справился с волнением, хотя кому-нибудь другому вряд ли удалось  бы
не растеряться в присутствии такого количества  красивых  женщин,  которые
буквально ощупывали его взглядами с ног до головы.
   - Здравствуйте, уважаемые  королевы!  Я  Кукушкин  Василии  Васильевич,
двадцати восьми лет от роду, женат только один раз, разведен,  учтите,  не
по собственной вине...
   - Учтем-с, - многозначительно молвила одна из молодых сотрудниц.
   - Короче, буду рад, если моя скромная личность окажется вам полезной!
   После коротких аплодисментов заговорила  директор,  солидная  дама  лет
сорока с элегантной прической:
   - Ну что ж, Василий Васильевич, вы, можно сказать, уже произвели на нас
впечатление... положительное, - она  с  улыбкой  посмотрела  на  Валентину
Михайловну, которая скромно  сидела  в  самом  углу  кабинета.  -  Мы  вас
пригласили не случайно.  По  договоренности  с  институтом  психологии  мы
задумали один эксперимент. В чем он заключается, расскажу  немного  позже.
Сначала - некоторые данные статистики. На сегодняшний день  дела  довольно
плачевные. Из ста браков, регистрируемых нами, сорок  пять  распадаются  в
первый же год. Вот, смотрите! - она показала на кипу бумаг на своем столе.
- Это  все  исполнительные  листы  из  народных  судов.  Поступают  к  нам
ежедневно, и мы просто не успеваем их регистрировать.
   - Извините, но я здесь при чем? - Вася испуганно замахал руками.
   Некоторые  сотрудницы  рассмеялись,  и  директор  вынуждена   была   их
успокоить:
   - Тише, девочки! Не волнуйтесь, Василий Васильевич, мы вас ни в чем  не
обвиняем. Пригласили же для того, чтобы вы нам помогли. Да  вы  присядьте,
пожалуйста.
   Одна из сотрудниц поставила стул так, чтобы  Кукушкин  сидел  посредине
кабинета у всех на виду. Вася поблагодарил и сел, вальяжно закинув ногу на
ногу.
   -  Так  вот,  молодой  человек,  -  продолжила  директор,  -  мы  долго
размышляли над тем, почему так неустойчивы современные браки, и  пришли  к
выводу: браки  неустойчивы  потому,  что  выбирают  мужчины.  А  должны  -
женщины! Мужчины не умеют выбирать себе подругу жизни...
   - Не понял! - Вася приподнялся со стула.
   - Василий Васильевич, вы сначала  выслушайте  все  до  конца,  а  потом
будете задавать вопросы. Дело в том,  что  сейчас,  как  правило,  мужчина
предлагает руку и сердце своей избраннице. Мы же пришли к  выводу,  что  в
век эмансипации это далеко не  всегда  оправдано.  Нам  кажется,  что  все
должно быть наоборот. Мы, конечно, понимаем, что ломать  вековые  традиции
не так просто, нужна перестройка в сознании...
   -  Хочу  вас  заранее  разочаровать:  ничего  у  вас  не  получится!  -
возмущенно подскочил на стуле Кукушкин. - Никто вам  не  позволит  вернуть
наше общество в матриархальное прошлое! Нет, это же надо!
   - Василий Васильевич, пожалуйста, успокойтесь,  -  приложила  к  сердцу
ладонь директор. - Я только высказала наши предположения, а насколько  они
верны, ответит эксперимент, который мы  условно  назвали  "Я  беру  вас  в
мужья". И мы просим вас помочь нам провести этот эксперимент.
   -  Меня?  -  переспросил  Кукушкин,   с   удивлением   оглядывая   лица
присутствующих.
   -  Вас!  -  повторила  настойчиво  директор.  -  Только  вы  с   вашими
уникальными  способностями  можете  нам  помочь.  Вы  для  нас  счастливая
находка...
   - Да вы что, мне жить еще не надоело! - Вася чуть не упал со  стула.  -
Ха, представляю: подходит ко мне какая-то кикимора  и  говорит:  "Вася,  я
беру вас в мужья". Тьфу!
   - Но мы же не вас женить собираемся, это не  входит  в  условия  нашего
эксперимента, - директор уже начала  волноваться.  -  Кандидатов  мы  сами
подберем, а вы будете, только следить за их мышлением. Нам важно знать,  о
чем и как они будут думать. Нам важен внутренний мир двоих людей,  которые
готовятся объединить свои судьбы! Теперь вы поняли?
   - Ну так бы сразу и объяснили, - ответил  Кукушкин  и  достал  трудовую
книжку. - Я согласен. Теперь меня интересует одно:  как  будет  называться
моя должность и каков оклад.
   - Не торопитесь, - облегченно вздохнула директор, -  все  это  оговорим
потом. Сначала мы должны  убедиться,  что  у  вас  действительно  есть  те
уникальные способности, о которых нам поведала Валентина Михайловна.
   - А это пожалуйста, хоть сто порций! - уверенно сказал Вася и  поднялся
со стула. - С кого начнем?
   Среди сотрудниц возникло оживление - наступил долгожданный момент.
   - Начнем с меня, - робко предложила директор. -  Тише,  девочки,  прошу
внимания!
   - А  пусть  шумят  сколько  угодно,  мне  это  не  мешает.  Сейчас  они
притихнут, - Вася, словно маг, начал всматриваться в глаза сотрудниц.
   Некоторые из них отворачивались и закрывались руками.
   - Василий Васильевич, пожалуйста, - директор посмотрела ему в  глаза  и
подумала: "Вы, молодой человек, очень симпатичны. Уверяю вас,  мы  с  вами
легко сработаемся. Хочу также напомнить, что среди ваших будущих сотрудниц
много незамужних..." - после этого она нерешительно спросила: - Ну, о  чем
я подумала?
   - Спасибо вам за комплимент, и я полагаю, что мы с вами сработаемся.  А
кто из ваших сотрудниц не замужем, я выясню сам, - ответил Вася и  скромно
заулыбался.
   - Все верно! - восторженно воскликнула директор.  -  Это  то,  что  нам
нужно! Вернее, это тот, кто нам нужен!
   Все дружно поддержали ее аплодисментами.  Второй  вызвалась  сотрудница
лет тридцати.
   - Василий Васильевич,  пожалуйста,  теперь  я...  Меня  зовут  Лина.  -
Директорской решительности у нее не было.
   - Слушаю вас.
   "Василий Васильевич, пожалуйста, подойдите к  Галке,  она  в  сиреневом
платье сидит в конце стола,  такая  нафуфыренная.  Возьмите  из  ее  сумки
десять рублей и отдайте мне. Она уже полгода долг не возвращает".  -  Лина
подумала об этом настолько  возмущенно  и  четко,  что  Вася  сразу  начал
выполнять ее мысленную команду.
   Галя не хотела отдавать свою сумку, и ему пришлось под общий смех почти
выдернуть ее из рук. В кошельке была только двадцатипятирублевая купюра, и
он протянул ее Лине.
   - У вас будет сдача?
   - Нет, у меня сумка не здесь, - ей было смешно и немножко стыдно.
   - А вы возьмите и теперь уже сами не отдавайте Гале полгода  пятнадцать
рублей, - он оставил деньги пострадавшей, а бывшей должнице вернул  сумку.
- Долги - дело деликатное, Галя.
   Галя побагровела. Все остальные  начали  остерегаться  друг  друга,  но
аплодисменты Васе еще раз подарили, правда, более сдержанно.
   -  Спасибо,  Василий  Васильевич,   достаточно!   -   директор   решила
приостановить опыты, дабы избежать ненужных осложнений в коллективе. -  Мы
вам верим, можете писать заявление.
   - А я не верю! - буркнула обиженно Галя. - Такого просто не может быть.
Это все подстроено...
   - Тогда,  пожалуйста,  подумайте  вы!  -  предложил  ей  Вася  и  сразу
настроился на ее мысли.
   Галя сначала замялась, но деваться было некуда.
   - Ну, думаю, - сказала Галя с такой ненавистью, на которую способна  не
каждая женщина, и подумала: "Да, видела я всяких проходимцев и шарлатанов,
но такого самоуверенного индюка еще нет!.."
   Она была уверена, что Вася постыдится повторить это вслух, если даже  и
поймет все.
   Увы, Вася отреагировал мгновенно.
   - Если вы эту молодку  не  уволите,  я  не  буду  с  вами  работать!  -
оскорбленно заявил он и решительно направился к выходу.
   Все сотрудницы Дворца бросились его останавливать и  уговаривать.  Галя
же в испуге сложила руки на груди.
   - Не понимаю, что я такого сказала?! Девочки, ну что я такого сказала?!
- чуть не плача, виновато повторяла она.
   - Вы меня оскорбили!  -  не  успокаивался  Вася.  -  Вы  меня  обозвали
проходимцем, шарлатаном, и... у меня даже язык не поворачивается повторить
это слово.
   - А кто это слышал и кто это подтвердит? - Галя, вероятно, решила,  что
атака - лучший способ защиты.
   - Тише! - директор громко ударила рукой по столу и подождала, пока  все
вернулись на свои места. Затем  мило  улыбнулась:  -  Василий  Васильевич,
приношу вам извинения за свою сотрудницу. Уверена, что  в  дальнейшем  это
послужит для нее уроком. К тому же вы настоящий мужчина и  должны  понять,
что женщинам многое нужно прощать.
   - А мне-то что... - Кукушкин сел на свой стул. -  Я  уже  простил.  Мне
только обидно за того, кому эта Галочка скажет когда-нибудь: "Я беру вас в
мужья!"
   - Можете успокоиться, уже замужем, - фыркнула презрительно Галя.
   Вася встретился с ее взглядом, и ему показалось,  что  у  нее  из  глаз
сыплются искры.
   - Искренне сочувствую вашему мужу.
   - Василий Васильевич! - прервала его директор и встала из-за  стола.  -
Товарищи,  давайте  похлопаем  еще  раз   нашему   новому   сотруднику   и
поблагодарим его за интересно проведенную встречу!



5

   На следующий день Вася Кукушкин впервые в жизни ехал на работу, как  на
праздник.
   Секретарь Генриетты Степановны  (так  звали  директора)  встретила  его
вставанием и провела в кабинет, закрепленный за ним. Теперь он числился  в
штате  Дворца  бракосочетания  заведующим  экспериментальным  отделом   по
внедрению новых обрядов и традиций с окладом двести рублей.
   Приступив с энтузиазмом к работе, он начал  знакомиться  со  сценариями
будущего эксперимента. Сценариев сотрудницами было написано несколько. Ему
как заведующему отделом было предоставлено право вносить изменения на свое
усмотрение. И главное, что особенно потешило  Васино  самолюбие:  без  его
визы сценарий директором не утверждался.
   Первые две рукописи  были  предельно  скучными,  и  он  отбросил  их  в
сторону. Третий сценарий его  заинтересовал.  Еще  бы!  Его  автором  была
Валентина Михайловна. Тут он ничего не мог с собой поделать: долг платежом
красен. Перед тем как подписать его, ему захотелось  пригласить  автора  в
кабинет.
   -  Валюша,  почему  ты  решила,  что  интеллигентные  люди   не   могут
знакомиться на улице, в транспорте или в магазинах? - обратился он к ней в
дружеском тоне, невзирая на то, что она уже была его подчиненной.
   -  Я  считаю,  Василий  Васильевич,  что  интеллигентные  люди   должны
знакомиться на работе, в театрах, в худшем случае, в  ресторане,  -  робко
ответила она.
   - А на курортах, в поездах или в самолетах - не могут?
   - Могут везде, даже в очередях, но не должны!  -  уверенней  заговорила
Валентина. - Есть определенная этика для воспитанных людей.
   Заведующий с улыбкой вспомнил, как они познакомились, и,  понимая,  что
рассчитывать на интеллигентность он теперь не вправе, сказал:
   - Твоя уверенность, Валечка, меня убедила. Вопросов  больше  не  будет.
Когда приступим к осуществлению твоего сценария? -  он  рядом  с  фамилией
автора размашисто написал "Прошу утвердить!" и расписался.
   Автор вспыхнула от радости и растерянно сказала:
   - Ой, спасибо, Василечек, я знала... я верила в тебя. Я хотела сказать,
что не  ошиблась  в  тебе!  Только  у  меня  еще  не  готовы  кандидаты  в
исполнители, нужно еще подыскать героев...
   - Да зачем? - подмигнул ей Вася. - А ты? А я?
   - Этот сценарий не для нас с тобой... - вздохнула она и прислонилась  к
спинке стула.
   - Согласен. Тогда героев подыщем в процессе  работы.  Будем  приступать
немедленно, зарплату свою нужно оправдывать. Пошли!
   - Куда?
   - К директору утверждать сценарий...
   В приемной секретарь их остановила:
   - Генриетта Степановна занята. И вообще, она  не  любит,  когда  к  ней
заходят без...
   - Без доклада? - Кукушкин на секунду остановился  и  решительно  открыл
дверь. - Я отучу вас от этих барских привычек!
   Директор разговаривала с кем-то по телефону и даже не успела удивиться.
   - Генриетта Степановна, что за дела?! Вы зачем меня сюда пригласили?  -
Кукушкин сердито хлопнул папкой по столу.
   - Извини, одну  минуточку,  -  сказала  директор  в  трубку  и  закрыла
микрофон  ладонью.  -  Что  стряслось,  Василий  Васильевич?  Чем  вы  так
расстроены?
   - Генриетта Степановна, давайте с вами договоримся сразу...
   - Давайте, - успокаивающе подняла руку она.
   - Если я к вам иду с вопросом государственной важности,  то  не  должен
выстаивать под дверью в ожидании! Это не по-деловому, согласны?
   - Полностью. И это все?
   Вместо ответа Вася посмотрел на дверь:
   - Валентина Михайловна, зайдите, пожалуйста!
   Автор сценария робко вошла в кабинет и остановилась возле порога.
   - Да ну что такое, Валентина Михайловна,  почему  вы  не  сдадитесь?  -
Василий Васильевич решил сразу  расставить  все  по  местам.  -  Генриетта
Степановна, что за обстановку вы создали на рабочем  месте?!  Лично  я  не
намерен работать в таких условиях...
   Генриетта Степановна виновато улыбнулась и дипломатично попросила:
   - Василий Васильевич, все же разрешите мне договорить по телефону.
   - Пожалуйста, но не забывайте, что рабочее время не резиновое.
   - Антон Борисович, позвони мне позже. У меня совещание, - сказала она и
положила трубку. - Садитесь, Валентина Михайловна, а то Василий Васильевич
не угомонится... Ну что там у вас за дело государственной важности?
   Завотделом достал из папки первый экземпляр сценария и положил на стол:
   - Вот сценарий, который я согласен воплотить в жизнь незамедлительно! -
рекомендующим тоном сказал он и,  заметив  ее  суетливые  глаза,  подумал:
"Интересно, сможет она отличить сценарий от туалетной бумаги?"
   Директор взяла в руки рукопись, будто определяя ее на вес, и  удивленно
улыбнулась:
   - Даже так. Завидую вашей деловой энергии. Не  успели  приступить,  как
уже с головой окунулись в работу.
   - Сэ ля ви!
   - Что?
   - Такова жизнь, - усмехнулся Кукушкин и, решив, что она  сейчас  начнет
читать рукопись, встал и начал рассматривать  в  книжном  шкафу  сувениры,
которых было в изобилии.
   - О! - она явно была в  восторге  от  его  знания  французского  языка.
Прочитав на первой странице сценария  фамилию  автора,  подняла  глаза  на
Валентину Михайловну, но подумать о чем-нибудь плохом побоялась  и  только
вежливо предложила ей: - Валентина  Михайловна,  ну  что  вы,  как  бедная
родственница, садитесь ближе.
   - Спасибо... - Валентина наконец решилась сесть за стол.
   Генриетта Степановна лениво перелистала несколько страниц  рукописи  и,
вздохнув, посмотрела на Кукушкина:
   - Так что от меня требуется?
   - Самая малость: утвердить с указанием приступить к реализации. -  Васе
понравился сувенирный топорик, и он взял его в руку.
   - Ну, батенька мой, это так быстро не делается,  -  коротко  засмеялась
директор. - Сначала вы мне должны показать свое заключение, потом отправим
сценарий  в  институт  психологии   на   рецензию,   потом,   если   будет
положительная рецензия, попросим у  вышестоящей  инстанции  разрешения,  и
только тогда я  смогу  утвердить...  -  она  с  удивлением  посмотрела  на
Кукушкина,  который  ее  не  слушал,  а  любовался  топориком.  -  Василий
Васильевич,  вы  собираетесь  топориком  пробивать  сценарий?  Почему   вы
молчите?
   - Я не молчу, я делаю выводы, - он был задумчив.
   - А вы бы не  спешили  с  выводами.  Вы  можете  мне  представить  свое
заключение?
   - Одной левой, - ответил он и наконец положил топорик на место.
   Генриетта Степановна решила  промолчать,  хотя  в  душе  у  нее  что-то
закричало. Она начинала понимать, что сработаться  с  этим  полугением  ей
будет трудно.
   Валя быстро вышла из кабинета. Кукушкин догнал ее уже в  коридоре.  Она
заговорила  с  ним  совсем  не  так,  как  принято   говорить   со   своим
непосредственным начальством.
   - Я думала, Василечек, ты действительно умеешь брать быка  за  рога.  А
ты, оказывается, можешь только дергать его за  хвост  и  дразнить.  Да,  я
думала, что ты способен на многое, а ты... обыкновенная нахальная бездарь.
Даже угодить начальству не умеешь!
   - А ты дура! - взорвался завотделом. - И  вообще,  вы  здесь  все  дуры
вместе со своей напыщенной директрисой!. Утверждают, что скоро дуры  будут
на вес золота. Вранье! Тут каждая стоит всего рубль пятьдесят... за штуку!
   Кукушкин зашел в свой кабинет и долго ходил из угла в угол. Наконец сел
за стол, открыл второй экземпляр Валиного сценария  и  начал  думать,  как
писать заключение. Но в дверь постучали. Не успел он открыть  рот,  как  в
кабинет буквально вплыла Галя. Это была уже не  вчерашняя  злая  Галка,  а
сногсшибательная Галочка в супермодном прозрачном платьице, державшемся на
ее обнаженных плечиках на тоненьких шнурочках. Вася был ошеломлен.
   - Вася Васевич, разрешите  позвонить  из  вашего  телефона,  -  ласково
пропела она. - Понимаете, у меня пикантный разговор, и я не  хотела  бы  в
присутствии наших глупых баб...
   - Понимаю, - Кукушкин наконец закрыл рот. - Пожалуйста. Если хотите,  я
могу выйти...
   - Ну что вы! - Галя остановила его, придержав рукой за плечо. - У  меня
от вас секретов нет. Вчера я в этом уже убедилась.
   - Очень приятно, что вы это поняли, - ему понравилось ее кокетство.
   Галя села напротив него,  стараясь  думать  только  о  хорошем,  быстро
набрала нужный номер телефона и заговорила детским голосочком:
   - Светуль, привет, это Гала!.. Как делы, как дите?.. А муж?.. Говоришь,
загулял? Ничего, главное, чтобы не болел...  И  вообще,  муж  -  это  дело
относительное...
   - Галочка, а вам не  кажется,  что,  выходя  замуж,  вы  хорошенько  не
подумали? - Кукушкин решил вмешаться в ее странный,  как  ему  показалось,
телефонный разговор.
   - Могу вас обрадовать: я выходила замуж в  таком  возрасте,  когда  мои
родители запрещали мне думать о  замужестве  вообще!  -  хихикнула  она  и
бросила в трубку: - Свет, это не тебе... Да  не  волнуйся  ты,  я  еще  не
развожусь.
   - Ох, Галочка, Галочка... Да и с модой надо быть поосторожней.  -  Вася
покачал головой.
   - Почему? - ей было  приятно,  что  он  постоянно  пялит  глаза  на  ее
полуобнаженные груди.
   - Мода ведь такая штука, что может и совсем раздеть.
   - Ой, конец света! - рассмеялась Галя,  прикрыв  ладонью  трубку.  -  А
вам-то чего переживать, Вась Васевич! Пусть из-за  этого  болит  голова  у
моего мужа, ведь он старше меня на двенадцать лет.
   - Ладно, не буду вас отвлекать. - Кукушкину вдруг  стало  жарко,  и  он
решил подышать свежим воздухом. Да, Вася любил  женщин,  очень  любил,  но
работать в женском коллективе, где столько красавиц... Нет, это  даже  для
него чересчур. Когда много сладкого, может и поплохеть. Ох уж эти  женщины
с их  непредсказуемыми  характерами  и  поступками...  Ходишь,  словно  по
минному полю...
   Итак, Вася вышел из Дворца, к которому уже подъезжали первые легковушки
с  новобрачными  и  свидетелями.  Из  динамиков  звучала  веселая  музыка.
Вспоминая свой день бракосочетания, он сел на скамейку и под  ритм  музыки
задергал плечами и защелкал пальцами, создавая  себе  хорошее  настроение.
Неожиданно кто-то похлопал его по плечу, и он сразу обернулся.
   - Пашли з-збацаем! - пригласила его  девица  баскетбольного  роста,  но
довольно симпатичная и одета в фирмовый брючный костюм.
   Удивленный Вася хотел ей сказать, что они же не на танцплощадке и не  в
ресторане...
   - Слушай, ну что ты, как бирюк, тебя приглашает дама,  унижается  перед
тобой, а ты ей ноль внимания! - у нее  был  громкий  и  грубоватый  голос,
вполне соответствующий ее габаритам.
   - Извините, но я не танцую, - ответил оправдывающимся голосом Кукушкин.
   - Еще чего! Не хватало, чтобы ты мне отказал.
   - Девушка, вы извините, если что-нибудь не так... Я на работе...
   Она смешно заржала и хлопнула его по плечу с такой силой, что  он  чуть
не слетел со скамейки. Но девица тут же схватила его  за  другое  плечо  и
поставила на ноги. Двигаясь под ритм музыки, сказала:
   - Спокойно! Молодец, хорошо работаешь. Слушай, а  что  за  кляча  здесь
только что сидела? - она кивнула в сторону соседней скамейки.
   Вася, задыхаясь в крепких объятиях девицы, повторял ее движения и  даже
не пытался выдернуть плечо из ее сильной руки.
   - Не знаю, наверное, моя... - он не успел сказать слово "сотрудница".
   - Понятно, красавчик, ты специально подсел сюда, чтобы она тебя сняла.
   - Девушка, как вы плохо  думаете  обо  мне!  -  он  наконец  осмелел  и
высвободил свое плечо из ее руки.
   - Спокойно, не дергайся, - она расправила его мятую  рубашку.  -  Чудак
человек, откуда тебе знать, что я о тебе думаю.
   - А вот и знаю, - решил ошарашить ее Вася.
   - Ну и?..
   - Вы знаете, мне стыдно об этом даже говорить, - Вася сделал  вид,  что
смутился.
   - Тю, а ты с отклонениями! Разве может быть стыдно то, что естественно?
   - Вообще-то нет. Но то, что представили вы, я  ни  в  одном  видике  не
наблюдал. Это какой-то неземной секс.
   - Ой, ненормальный, ой, заколебал! - снова загоготала девица. - Я вижу,
ты мальчик с фантазией, и мы с тобой сработаемся.
   Кукушкин понял, что ошарашить эту "крошку" можно  только  чем-то  очень
тяжелым по голове, и  в  отчаяньи  пошел  на  запрещенный  прием,  который
применял крайне редко.
   - Тебя как зовут? - почти нежно спросил он.
   - А меня не зовут, я сама прихожу.
   - Ну это и коню ясно. Ты видишь вон ту веранду? - он показал пальцем  в
сторону летнего кафе и только сейчас обратил внимание, что она  была  выше
его на целую голову. - Иди закажи две порции мороженого с шоколадом или  с
малиновым сиропом. Разумеется, все за мой  счет.  Я  приду  через...  пять
минут.
   - Смотри, я жжухов не люблю. Учти, если ты не придешь, тебя принесут, -
предупредила девица и отпустила его локоть.
   Когда она ушла, красиво "сделав"  ручкой,  Вася  еще  несколько  секунд
остолбенело смотрел ей вслед, а затем элементарно удрал во Дворец. В  свой
кабинет не пошел, потому что ему ужасно захотелось пить. Вышел из Дворца с
противоположной стороны через служебный ход. В  лицо  ему  слегка  дохнуло
прохладой. Увидев в конце квартала гастроном, направился туда с намерением
выпить стакан сока или холодной воды.
   Проходя мимо киоска, занял очередь за газводой. Но вода была  теплой  и
невкусной.
   - Почему вода без газа? - раздраженно спросил он у продавщицы.
   - Слухай, чого ты чипляешься? - от жары она все время хукала  и  трясла
головой. - У тэбэ тошно шо сэстра в солдатах.
   - Какая сестра? При чем здесь сестра? У меня нет сестры...
   - Воно и выдно.
   - Немедленно предъявите книгу жалоб! - потребовал он.
   - Сичас, ноги збываю. У мэнэ только кныга благодарностей.
   - Ничего, давайте книгу благодарностей.
   - Слухай, а може, тоби дать проезной на вси выда транспорта? - промывая
стаканы, продавщица умышленно брызнула на него водой.
   - Зачем мне ваш проездной? - Вася был взбешен.
   -  Щоб  ты  чэсав  звидсы  побыстрее!  Прыстав,  ты   дывы!   Чого   ты
прысобачывся, як павук! Нэ допыв, так водою нэ допьешься!
   Позади начали кричать, чтобы Вася не задерживал очередь, и ему пришлось
капитулировать. На  работу  уже  не  вернулся.  Можно  представить,  какое
заключение на сценарий Валентины Михайловны он бы сейчас написал.



6

   На следующий день Вася Кукушкин ждал Генриетту Степановну в ее кабинете
с самого утра, потому что  ночью  у  него  родилась  идея.  Директор  была
немного задумчива и не сразу обратила на него внимание.
   - Ой,  Василий  Васильевич,  здравствуйте!  Вы,  случайно,  не  в  моем
кабинете ночевали?
   - Здравствуйте, дорогая Генриетта Степановна! - весело поздоровался  он
и сразу положил на стол заявление. - Садитесь и немедленно прочитайте.
   - Спасибо, - она удивленно заморгала глазами, не понимая, кто из них  в
этом кабинете хозяин. - Что это?
   - Читайте, читайте.
   Она мельком прочитала заявление, но сути его так и не поняла.
   - Простите, но вы мне лучше объясните  популярно,  о  каком  хозрасчете
идет речь?
   - Я прошу вас, уважаемая, аннулировать  мою  ставку  и  установить  мне
процент от выработки, как на производстве.  Я  должен  быть  заинтересован
сделать больше и лучше.
   - А... а что вы у нас собираетесь производить?
   - Как что, Генриетта Степановна, - Кукушкин удивился ее непонятливости.
- Я буду производить здоровые и морально устойчивые семьи! А вы мне будете
платить за конечный результат.
   Несколько секунд она смотрела ему в глаза, затем притронулась  к  своей
голове:
   - Тьфу ты черт, вроде бы я здорова!.. Василий  Васильевич,  пожалуйста,
изложите поподробнее, как вы намерены это делать?
   - Подробнее? А это хоть сто порций!
   - Каких порций? - спросила она уже машинально.
   - Ну это... так говорится.
   - Ага, понятно. Поливайте дальше.
   - Так вот, - продолжал Вася, деловито размахивая руками, - я  предлагаю
создать платную консультацию для новобрачных. Короче, для тех,  кто  подал
или подаст нам заявление. Они будут консультироваться со мной,  а  я  буду
помогать им узнавать друг друга ближе.  Согласитесь,  что  лучше  побольше
узнать друг о друге раньше, чем тогда, когда это будет  поздно.  А  потом,
Генриетта Степановна, что это за цена - один рубль  и  пятьдесят  копеек?!
Ведь получается, что жена стоит всего полтора рубля...
   - Ну,  тут,  Василий  Васильевич,  мы  бессильны.  Это  государственная
расценка, и завышать ее мы не имеем права.
   - А за развод драть двести рублей вы, значит, имеете право?
   - Но это же не мы, а суды.
   - Какая разница! Ведь все равно получается какая-то ловушка: вход почти
бесплатно, а на выход надо работать два месяца, - у Васи были  возмущенные
глаза. - Поймите же...
   - Ну, понять мне вас не трудно, ведь  кое-какой  опыт  у  вас  есть,  -
развеселилась Генриетта Степановна. - Но не забывайте: подавшим  заявление
на расторжение брака дается три  месяца  на  размышление,  так  что  этого
времени вполне достаточно, чтобы заработать на развод.
   Завотделом не обратил внимания на ее шпильку и невозмутимо спросил:
   - Так что вы решили?
   Подумав, она ответила:
   - Мне, собственно, и решать нечего. Вот что,  уважаемый  и  неугомонный
мой Василий  Васильевич,  оклад  у  вас  останется  прежним.  Расценка  на
регистрацию брака тоже. А насчет добрачных консультаций -  в  этом  что-то
есть...
   - Вот именно, Генриетта Степановна,  вы  же  не  будете  отрицать,  что
хороший консультант, как хороший любовник, только укрепляет семью.
   Директор немного покраснела и сказала:
   - Учтите, что все должно быть бесплатно! Мы не можем давать  советы  за
деньги - это безнравственно. Так что если вы действительно горите желанием
создать так называемый отдел  советов  и  консультаций,  с  Богом.  Только
сначала все это надо хорошенько обдумать, я  должна  знать,  как  это  все
будет выглядеть...
   - Позвольте, позвольте, Генриетта Степановна, - Вася поднял  руку  и  с
досадой ударил себя по колену, - почему вы считаете, что брать  деньги  за
добрые и полезные советы безнравственно?
   - Голубчик, неужели так трудно понять. Это все равно, что вас кто-то из
приезжих попросит объяснить, как пройти на ту или иную улицу. А вы что ему
скажете: дай рубль, потом объясню?!
   - Нет, нет, вы меня не путайте, сам запутаюсь! Я считаю, что  не  брать
плату за нужные и полезные советы - бесхозяйственно.
   - Объясните...
   - Объяснение простое: чем дороже мне кто-то  достается,  тем  больше  я
буду его или ее ценить. Вам понятно?
   - Не совсем. Вернее, совсем непонятно.
   - Молодые, подав заявление, должны сразу знать, что за все в  жизни  им
придется платить. Даже за советы! А  я  ведь  буду  им  давать  советы  не
простые, и вы это знаете. Я даже смогу  разоблачить  тех,  кто  преследует
корыстные цели. Вы же сами знаете, что не все женятся и выходят  замуж  по
любви.
   - А вдруг и вы ошибетесь?
   - Ничего, на ошибках учатся...
   Этот разговор длился до обеда.  Кукушкину  так  и  не  удалось  убедить
Генриетту Степановну в полезности своей идеи. В подавленном  состоянии  он
оставил свое заключение на  сценарий  Валентины  Михайловны  и  хотел  уже
уходить, но директор его окликнула:
   - Василий Васильевич, у меня к вам еще один вопрос...
   Вася неохотно остановился.
   - Василий Васильевич, это правда,  что  вы  вчера  в  присутствии  моей
подчиненной обозвали меня дурой?
   Ее обидчивость показалась ему смешной.
   - Ну, Генриетта Степановна, не будьте же вы дурой и не верьте в гнусные
сплетни! О Господи, это же надо...
   - У вас какое образование? - спросила она впервые строго.
   - Историческое.
   - А я думала - дошкольное.
   - Вы что, не верите в мои способности?
   - Отчего же, я вижу, что вы способный горлохват...
   Вася никому еще не позволял, чтобы с ним разговаривали в таком тоне.
   - Вы уже все сказали?
   - Нет, только то, что вы  услышали!!  -  оказывается,  она  тоже  умела
кричать.
   - Тогда я пошел!
   - Валите кулем, пока трамваи ходят!
   Эти слова он услышал за дверью ее кабинета. В приемной Вася  столкнулся
с Валентиной Михайловной, которая уже его разыскивала. Не останавливаясь и
ни с кем не здороваясь, он направился в свой кабинет. Второй рабочий  день
ему тоже не сулил ничего хорошего...
   Минут через пять Валентина Михайловна постучала к нему.
   - Это ты  донесла  директрисе,  что  я  ее  обозвал  дурой?  -  спросил
рассвирепевший Вася, совершенно забыв о своей способности читать мысли.
   - Я еще не совсем спятила, - ответила она улыбаясь. - Ты  разве  забыл,
как ты сам орал на весь Дворец?! Советую соблюдать  технику  безопасности,
если ты намерен здесь работать.
   - Ну ничего, - начал остывать Вася.  -  Я  ей  когда-нибудь  все  равно
свинью подложу.
   - Ой, было бы неплохо, если б на какой-нибудь праздник! -  обрадовалась
Валя.



7

   Третий  свой  рабочий  день  Кукушкин  решил  начать  так,   будто   он
всего-навсего маленький человек, мечтающий о большой зарплате. Он серьезно
задумался над тем; что язык его - враг его. И  действительно:  университет
пришлось бросить, семейная жизнь потерпела крушение, ни  на  одной  работе
долго не задерживался, и вот даже сейчас, когда нашлась ему наконец работа
по душе, у него не клеятся отношения  с  сотрудниками.  Нет,  надо  менять
себя! Немедленно!
   На работу Вася поехал общественным  транспортом.  Это  был  первый  шаг
навстречу себе,  обновленному  Кукушкину.  В  троллейбусе  он  был  ужасно
скромным  и  деликатным  и  даже   не   нагрубил   какому-то   гражданину,
проверяющему его карманы:
   - Очень сожалею, уважаемый, но в этом кармане у меня нет ни копья.
   Субъект тоже оказался вежливым:
   - Извините, но я должен убедиться...
   - В таком случае посмотрим в другом,  -  Вася  с  трудом  повернулся  в
толкучке к нему боком: - Будьте любезны.
   В другом кармане были три рубля и талоны. Неизвестный проявил  чуткость
и не оставил его без средств на проезд.
   На работе завотделом со всеми поздоровался первым. В приемной  попросил
аудиенции у Генриетты Степановны через секретаря.  В  кабинет  вошел  тише
воды, ниже травы. Разговор начал робко, почти как влюбленный юноша.
   - Смотрю я на вас, Генриетта  Степановна,  как  на  живой  светофор,  и
думаю, какой же свет загорится в ваших глазах?
   - А вы как думаете? - насторожилась директор, явно ожидая подвоха.
   Завотделом вместо ответа заулыбался на все тридцать два зуба.
   - Почему вы улыбаетесь?  -  глядя  на  его  заразительную  улыбку,  она
невольно растянула рот до ушей.
   - А потому что мне... это ничего не стоит.
   - Знаете, почему я вас терплю?  -  вздохнула  Генриетта  Степановна.  -
Потому что вы меня развлекаете. У вас душа нараспашку, и  я  знаю  почему.
Потому что в ней вам  прятать  нечего.  Короче,  я  ознакомилась  с  вашим
заключением. Да, я не  дочитала  сценарий  Валентины  Михайловны,  но  уже
сейчас могу сказать: не пойдет.
   - Помилуйте, Генриетта Степановна! - Кукушкин вскочил и подошел  к  ней
так близко, что ей показалось: сейчас он  бросится  на  нее  с  умоляющими
объятиями. - Я не могу подвести Валентину Михайловну, я дал ей слово...
   - Ничего, - ухмыльнулась она иронично, - заберете обратно.
   - Но вы же позорите мое имя!
   - Переживете. Миленький мой, ну кто вы такой  со  своим  незаконченным,
пускай и  историческим  образованием!  -  этими  словами  директор  решила
поставить его на место раз и навсегда. - Не исключено, что вам многое  под
силу, но не все по плечу... Соразмеряйтесь, милок.
   Потом  они  надолго  замолчали.  Вася  смиренно  ждал,  чем  она  будет
аргументировать свой отказ, а директор ждала, как он будет  возражать.  Но
ни того, ни другого не последовало.
   Директор  и  завотделом  даже  не  догадывались,  что  за   дверью   их
подслушивали.
   - Как  они?  -  спросила  секретарь  у  Валентины  Михайловны,  которая
прилипла ухом к двери.
   - Молчат, только дышат.
   - Переведи, - тихонько фыркнула секретарь.
   - Дословно не переводится, - ответила  автор  сценария  и  на  цыпочках
отбежала в сторону. - Ничего, пусть этот телепат  подумает,  как  высушить
свою подмоченную репутацию.
   Кукушкин вышел из кабинета, опустив голову. Валя поняла все без слов  и
не стала задавать вопросов. Только сообщила:
   - Василий Васильевич, к вам посетители.
   - Откуда, зачем и почему? - криво усмехнулся он.
   - Не знаю, они хотят к вам попасть по сугубо личному  вопросу,  товарищ
Кукушкин, - холодно ответила Валентина.
   - Тогда давай, только по одному, - ее мысли Васю уже  не  интересовали,
потому что он начинал сгорать от любопытства, как же будет  выглядеть  его
первый в жизни официальный прием.
   Через минуту Валя привела к нему в кабинет  девушку  далеко  не  первой
свежести, но в "фирмовом" платье. В ушах - супермодные  клипсы.  Поведение
ее было гораздо скромнее одежды.
   - Здравствуйте! Можно к вам? - робко пропищала она.
   - Попробуйте, - пустил в ход одну из  своих  самых  обаятельных  улыбок
Кукушкин.
   - Так я зайду позже, - с намеком сказала Валентина Михайловна  и  гордо
вышла.
   - Садитесь, пожалуйста, поближе,  -  промурлыкал  Вася,  совершенно  не
отреагировав на слова подчиненной, и сразу же начал настраиваться на мысли
девушки.
   - Спасибо, - она села и от волнения начала грызть уголок своей  кожаной
сумочки из натуральной кожи. В голове у нее был такой сумбур, что  ему  не
удавалось хотя бы  приблизительно  понять  цель  ее  визита.  -  Я  к  вам
пришла... Понимаете, я слышала... "Ох, Ритка, ты успокоишься  сегодня  или
нет?" - спросила она у себя - и вдруг в ее голове все умолкло.
   - Правильно, Рита, вам действительно нужно успокоиться.
   - А откуда вы знаете, что меня зовут Рита?
   - Вы мне об этом только что сами... подумали.
   - Ах, да, я как раз по этому поводу и пришла... мне  как  раз  и  нужно
обратиться к вам с просьбой по этому поводу...
   - По поводу успокоиться? Послушайте, Рита, вы лучше ничего не говорите,
а  только  думайте.  Я  вас  так  быстрее  пойму,  а   вам   будет   легче
сосредоточиться. Договорились?
   - Ага! - обрадовалась Рита и, чтобы  случайно  не  заговорить,  закрыла
себе рот ладошкой. Несколько секунд она приводила в  порядок  свои  мысли.
Наконец они потекли плавно и последовательно: "Дорогой Василий Васильевич,
я вам буду безмерно благодарна, если вы поможете мне разобраться  в  одном
человеке. Этот человек мой жених, и через месяц мы  должны  расписаться  в
вашем Дворце. Если честно, я его не люблю. Он рыжий и  кривоногий.  Но  вы
меня не осуждайте, пожалуйста. Мне уже двадцать пять, и  я  уже  пять  раз
забирала заявление обратно. Отец говорит, что он очень умный и в этом  мое
счастье. Понимаете, для меня очень важно, любит ли он меня. Ведь  если  он
тоже не любит, это будет наша... моя трагедия. Он будет мне изменять, а  я
этого не переживу..."
   - Кто он? Отвечайте мысленно! - повысил голос Вася,  заметив,  что  она
освободила рот и зашевелила губами.
   "Его зовут Витя, он в  этом  году  заканчивает  политехнический...  Уже
отслужил армию и хочет в столицу. Ну что вам еще сказать о нем?"
   - А почему вы усомнились в его чувствах? Он что, давал вам повод?
   "Понимаете, сейчас многие женятся  из-за  прописки,  чтобы  остаться  в
городе. А когда отхватят все, что им нужно, разводятся, требуют размена, а
потом..."
   - Да, знакомая история, - покачал головой Кукушкин. -  О'кей,  Риточка,
приводите этого красавца ко мне.
   - Ой, а может, вы к нам? Понимаете, в домашней обстановке,  за  хорошим
столом... - Рита не узнавала своего голоса. - У меня очень добрая мама,  у
меня великолепный папа!
   - Да и сами вы... - подмигнул ей Кукушкин.
   - Спасибо, спасибочки. Как хорошо, что мы поняли друг друга...
   - Все верно: приводить вашего Витю сюда действительно  небезопасно,  он
может насторожиться. А в домашней обстановке у него не  возникнет  никаких
подозрений. - Вася оторвал от своего делового календаря листок  и  записал
на нем свой домашний и рабочий телефоны.  -  Давайте  назначим  встречу...
э-э-э... на послезавтра. Послезавтра воскресенье. Думаю,  ваших  родителей
это тоже устроит.
   - Василий Васильевич, вы уникальный человек! -  она  взяла  листочек  с
телефонами и несколько раз благоговейно  поцеловала  его.  -  Спасибо  вам
преогромнейшее!
   - Ну, благодарить будете потом.
   - Поняла. Поняла, поняла. - Рита заговорила тише, будто опасалась,  что
их могут подслушать. - Не волнуйтесь, папа в долгу не останется. Я  у  них
единственная доченька... они для меня... ради меня!
   - О'кей, Риточка, договорились. Гуд бай.
   - Поняла, Василий Васильевич, иду. Я понимаю: у вас много  дел,  -  она
встала и протянула ему дрожащую руку.  -  Еще  бы,  такой  человек,  такой
человек! Боже ж мой, это же надо - я разговаривала с уникальным человеком!
   - Позвоните мне в воскресенье с утра домой, -  сказал  он,  пожимая  ей
осторожно руку. - И никому ни слова...
   - Поняла,  Василий  Васильевич,  не  будем  разглашать  государственные
тайны. Спасибочки вам большое, - благодарная Рита поцеловала ему руку.
   - Да что вы, Риточка, вы же современная чуви... девушка, - сделал он ей
замечание, но руку свою выдергивать не стал.
   Она поцеловала ему мизинец. Затем, откланиваясь, начала отходить спиной
к двери и с волнением приговаривать:
   - До свидания, Василий Васильевич, до свидания! Я буду вас боготворить.
Простите, ради Бога, простите  меня,  смертную...  Уникальный,  уникальный
человек...
   Когда посетительница наконец вышла, Вася  подошел  к  зеркалу  и  долго
рассматривал себя,  чтобы  запомнить,  какое  именно  выражение  его  лица
создает впечатление уникальности. Затем позвонил  Валентине  Михайловне  в
отдел:
   - Валюша, давай следующую дуру.
   - Это будет уже следующий, - хихикнула она.
   Через минуту в кабинет Кукушкина постучали. Вася негромко откликнулся:
   - Ворвитесь!
   В кабинет почти вбежал старик с собачкой и заговорил протяжным  певучим
голосом:
   - Здравствуйте, молодой кент! Рад приветствовать вас на нашей  планете.
Знаете, вы так на моего друга... друга Фердинанда смахиваете, что мне даже
страшно. Ж-жуть - какое сходство! Он у меня был умным, как собака,  -  все
знал, все понимал, только бедняга глухонемой был, говорить не  мог.  Мы  с
ним общались письменно. Когда он женился, я за него расписывался.  Правда,
я с его Мусю не жил. Я жил с ней тогда, когда она  стала  моей.  Один  раз
только поцеловал, когда она меня спросила: "Левик,  ну  когда  же  наконец
небо опустится на землю?" Бедняга, она так ждала этого, но  Фердинанд  мне
тогда объяснил на пальцах, что если я еще раз поцелую его  Мусю,  он  меня
поставит ногами к небу. А потом  еще  и  написал  мне,  слышите,  заказным
письмом, хотя мы жили тогда в коммуналке, через стенку. Я им  тогда  почти
каждую ночь стучал. Так вот, слышите, что он мне тогда написал: "Ты, змей,
радуешься только тем, что не даешь радоваться мне!" Это  я  ему  не  давал
радоваться! Да я даже женился на его Мусю, когда он, бедняга,  помер!..  -
старик посадил на стул собачку, вынул из кармана громадный мятый платочек,
высморкался и вытер глаза...
   Кукушкин  начал  настраиваться  на  его  мысли,  но  только   отдельные
несвязные отрывки смог расслышать с  трудом.  "У  этого  замшелого  идиота
дырявая голова, и в ней уже ничего не держится! - раздраженно подумал он и
подошел ближе. Старик пугливо поднял руки. Его мысли  стали-отчетливей,  и
то лишь потому, что повторял он в уме одно и то же: "Моя Мусю закопала  во
дворе фамильные драгоценности Фердинанда на  большую  сумму  и  не  помнит
где... Если вы... Если вы сможете найти их, я вам отдам половину..."
   Вася рассмеялся: сначала ему показалось, что в голове  у  этого  дедули
гуляет старческий маразм.  Затем,  вглядываясь  в  его  мутные  хитроватые
глаза, понял, что это совсем не так.
   - Много золота? - строго спросил Кукушкин и опустил ему руки.
   - Какого золота? Вы  что,  спятили,  у  меня  нет  никакого  золота,  -
испугался старик.  -  Вы,  молодой-необыкновенный,  хоть  и  от  Бога,  но
безбожно опасный. Для вас золото - мусор. Золото  и  брильянты  вы  можете
лопатой загребать. Да что там лопатой...
   - Много золота? - повторил громче Вася.
   - Да я же говорю, что лопатой...
   - Я имею в виду то, что закопала ваша Мусю?
   - А вам какое  дело?!  -  У  старика,  вероятно,  от  страха  появилось
недержание мыслей, которые он начал  высказывать  вслух:  -  Понимаете,  я
из-за этих фамильных драгоценностей даже несколько раз разводился со своей
Мусю. А сейчас она лежит в параличе и клянется,  божится,  что  забыла,  в
каком месте их спря-та-ла.  Представля-е-те,  она  меня  так  любила,  что
спрятала от меня, от своего любимого Леви-ка, целое со-о-кровище.
   - Я вам ничем не могу помочь, - с досадой сказал Вася. -  Если  б  ваши
драгоценности умели думать...
   - По-моему, вы сами не умеете думать! По-моему, ты, Элоночка, умнее,  -
закряхтел-захихикал гость и поцеловал  собачку  в  мордочку.  Она  лизнула
дедулю в нос, и  тот  успокоился.  -  Вот  собака  и...  женщина  -  други
человека. Только их  нельзя  дразнить  и  водить  без  намордника.  Будьте
здоровы, молодой-одаренный! Если не помру, познакомлю вас с моей  Мусю.  С
тех пор, как она не поднимается без моей помощи с постели, она просто  без
меня жить не может.
   Когда он вышел, Кукушкин задумчиво пожал плечами. Загадочный гость  ему
показался смешным и подозрительным. Оба визита,  Риты  и  этого  Левика  с
собачкой, были как-то связаны между собой. В этом Вася не  сомневался.  Не
сомневался он и в том, что у него наступит интереснейшая жизнь, о  которой
ему раньше и не мечталось...
   В кабинет влетела Валентина Михайловна и радостно чмокнула его в щеку.
   - Василечек,  поздравь  меня!  Директриса  отправила  два  сценария  на
рецензию, в том числе и мой...
   "Значит, не все женские мысли доступны и мне",  -  подумал  Кукушкин  и
многозначительно мурлыкнул:
   - То-то же.



8

   Вася с нетерпением ждал воскресного  утреннего  звонка.  Он  уже  успел
побриться и умыться, когда зазвонил телефон.
   - Здравствуйте, вы Кукушкин? - голос был мужской и незнакомый.
   - Да, есть такая птица. И, представьте себе, совсем неглупая!
   - Я не знаю, какая вы птица, но мне  ведено  доставить  вас  в  золотую
клетку моего шефа.
   - А в зоопарк вы меня не собираетесь доставить?
   - Машина ждет вас! - сказал неизвестный и умолк.
   У Васи вдруг на лбу выступил пот, хотя сегодня у него не было и росинки
во рту. "Господи, сколько в  человеке  воды!"  -  подумал  он  в  какой-то
тревоге, выглянул в окно  и  увидел  у  самого  подъезда  черную  "Волгу".
"Значит, этот шеф - крупная птица, раз предоставляет мне такую  честь!"  -
подумал Вася, быстро оделся и выбежал из дому.
   Всеволод Львович Хитроумов, отец Риты, был подпольным миллионером. Этот
человек умел  делать  деньги  из  барахла.  Правда,  в  институте  пищевой
промышленности, где он отмучился пять лет, его  учили  другому.  Он  часто
благодушно вспоминал, как легко ему  удалось  попасть  в  институт  и  как
нелегко было выбраться из него. Но "корочки" все же добыл и  благодаря  им
стал завпроизводством в  ресторане.  Правда,  к  "корочкам"  ему  пришлось
кое-что еще добавить.
   Основную часть своего подпольного состояния он  скопил  на  перепродаже
"барахла". То есть на спекуляции антиквариатом. Кстати, слово "спекуляция"
он ужасно не любил и всегда называл свои махинации деловыми операциями.
   Семья Хитроумовых состояла из пяти человек и одной собачки -  Элоночки.
Квартира была шестикомнатная -  по  комнате  на  каждого  члена  семьи.  В
гостиной Всеволод Львович создал райский уголочек, где пели  канарейки,  и
небольшой комнатный фонтан на фоне густой и пышной пальмы.
   Рита Хитроумова, его дочь, училась в трех институтах.  В  четвертый  не
поступила - блата не было. Но ни один  она  не  закончила  -  терпения  не
хватило.  Зато  пять  раз  пыталась  выйти  замуж.  И  сегодня  она  очень
надеялась, что Вася Кукушкин, познакомившись с ее шестым женихом,  откроет
ей глаза на истину.
   Виктория  Леопардовна,  мать  Риты  и  жена  Всеволода  Львовича,  была
домохозяйкой со стажем и незаконченным высшим медицинским. Она в  шутку  и
втайне от своего мужа считала себя домашней вешалкой. Только  не  той,  на
которую можно что-то вешать, а той,  которая  сама  на  кого-то  вешается.
Виктория  Леопардовна,  в  отличие  от  других  членов  семьи,  совсем  не
надеялась извлечь пользу из предстоящей встречи  с  таким  важным  гостем.
Более того, у нее даже было  предчувствие,  что  знакомство  с  уникальным
Кукушкиным может принести ей много неприятностей.
   Но женское мнение в этом доме мужчин не интересовало. Рита  и  Виктория
Леонардовна хлопали на кухне, а Всеволод Львович и его отец Лев  Борисович
сидели  в  своем  любимом  уголочке  на  выступе  комнатного   фонтана   и
беседовали.
   - Человек - самое удивительное животное  в  природе,  -  с  философской
улыбкой сказал сын.
   - Ты имеешь в виду этого телепата? -  старший  Хитроумов,  как  всегда,
держал в руках свою Элоночку и нежно поглаживал ее. - Так вот что  я  тебе
скажу, сын мой. Он - начало нашей смерти. У нас только два выхода:  купить
его или... Он должен быть нашим другом и ни в коем случае не врагом.
   - Ну чем может быть для нас опасен этот один-единственный  телепат?!  -
спросил спокойно Хитроумов-младший, подкармливая рыбок, которые ему всегда
казались взаправду золотыми.
   - Это сейчас он единственный,  а  пройдет  десять-двадцать  лет,  и  их
наплодится столько, что мы будем у них как на ладони.
   - Ох, отец, зря паникуешь, - хмыкнул сын и лениво потянулся.
   - Всеволод, не расслабляйся. Ты носишь мое отчество львиное,  и  имя  я
тебе дал могущественное!.. - напомнил отец и больно  ущипнул  Элоночку  за
ухо. Она пискнула и угодливо лизнула ему руку.
   - Зато все остальное я добыл себе сам! - хвастливо  подчеркнул  сын.  -
Поэтому я и глава нашего семейства.
   - А гены чьи? Чьи?!
   В это время соловьем пропел квартирный звонок, и мужчины  зашевелились.
Открывать пошел хозяин квартиры.
   Всеволод Львович встретил Кукушкина, как давнего знакомого.
   - О, вот вы мне как раз и нужны!  -  воскликнул  он,  будто  знал  Васю
много-много лет. - Прошу, мой друг.
   В гостиной Кукушкин не мог скрыть своего удивления.
   - О, я, кажется, попал в рай  еще  при  жизни!  Очень  жаль,  если  его
когда-нибудь закроют на ремонт.
   - Не волнуйтесь, молодой человек, я в состоянии построить  себе  рай  и
похлеще, - прихвастнул хозяин и протянул руку для знакомства: -  Хотите  -
Всеволод Львович, а хотите - Львович Всеволод. Как вам угодно. От этого  я
бедней или богаче не стану.
   - Рад познакомиться - Василий  Васильевич!  -  представился  гость,  не
отводя взгляда от комнатного фонтана. - А скажите, вот... самолет вы могли
бы купить?
   - Куда же мне на нем лететь? - развел руками  Хитроумов-младший.  -  О,
понял! Вы, наверное, имеете в виду туда, куда Макар телят не гонял.
   Вася промолчал и с поклоном улыбнулся Хитроумову-старшему,  подчеркивая
тот факт, что они уже знакомы. В ответ ему тявкнула  Элоночка  и  угодливо
помахала хвостиком немного обеспокоенному старику.
   А Всеволод Львович начал знакомить гостя со своей квартирой:
   - Как видите, это моя пещера. Вот комната моей мамы. Я вас потом с  ней
познакомлю. Дальше - моя комната  и  комната  жены.  Это  комната  дочери.
Имеется также отдельная комната для нашего меньшего друга,  -  он  любовно
погладил Элонку по спине, благо Хитроумов-старший  шел  рядом  с  ними.  -
Правда, небольшая - всего  двенадцать  метров.  Ну,  с  кухней,  ванной  и
туалетом я пока вас знакомить не буду... А у вас?
   - У меня... тоже так же, только все  вместе,  -  процедил  сквозь  зубы
Вася.
   - Приятно, что вы шутник!
   - Еще бы, - гость скопировал улыбку  хозяина.  -  И  главное  -  не  из
милиции.
   От взгляда Хитроумова Кукушкина  на  мгновение  пронзило  током.  Но  у
хозяина хватило выдержки, чтобы деликатно спросить:
   - Какой у вас заработок?
   - У меня твердый оклад - двести.
   - Твердый оклад - это пособие по безработице, молодой кент. А  зарплату
каждый мыслящий мужчина должен делать  себе  сам.  Это  есть  его  деловые
способности, умноженные на хозрасчет. М-да... Если бы вы знали,  как  меня
утомляет наша безработица! Я устаю от нее больше,  чем  от  самой  тяжелой
работы.
   - Другой бы с вами спорил, а я не буду, - согласился Кукушкин и  искоса
посмотрел на притихшего Льва  Борисовича,  который  стоял  под  пальмой  и
задумчиво почесывал густую шерсть своей собачки.
   - Представляете, утром встаешь - ни в трамвай, ни в троллейбус  попасть
невозможно, - Всеволод Львович  говорил  таким  тоном,  будто  рассказывал
анекдот. - Все спешат на работу.  Казалось  бы,  вот  идеальный  народ!  А
придите на работу - сидят и ничего не делают. Спрашивается, зачем спешили?
Никто не ответит. Ответить, конечно, могут -  плевком  в  харю.  Парадокс?
Парадокс. Или зайдите в любой магазин - хоть шаром покати! Только  откуда,
скажите на милость, в домашних холодильниках и шкафах появляется то,  чего
днем со свечой не сыщешь на прилавках и даже на витринах?
   - Да, сия тайна покрыта мраком, -  усмехнулся  гость,  вспомнив  рыбный
завтрак, недавно приготовленный Любой.
   - Для нас это отнюдь не тайна, - сказал  Всеволод  Львович,  поглаживая
вспотевшую лысину. - Но мы не проболтаемся. Нет, нет!  Пусть  одни  хранят
самое дорогое в памяти, другие - на сберкнижке,  а  мы  -  на  замке.  Вот
так-то! Кто из нас прав? Ну-ка рассудите.
   - Когда-нибудь судьи рассудят, - кашлянул гость  в  кулак,  разглядывая
поющих канареек в роскошных клетках. - А почему у вас такое однообразие  -
канарейки да канарейки?
   Лев Борисович отпустил Элоночку побегать и ответил за сына:
   - До судьи далеко, как до Бога! Да и неведомо еще, кто вправе судить, а
кто нет. Я считаю, что каждый мало-мальски мыслящий  человек  -  сам  себе
судья. Поймешь это - судьба в твоих руках, а не поймешь - все твои надежды
будут на Бога и на добрых людей, которые, как доказано наукой, практически
вымерли. А канарейки, молодой кент, это  птицы  счастья.  И  пение  у  них
божественное.  Да,  божественное!  Вы  только  вслушайтесь,   как   сладко
разливаются их голоса. Это же чудо-оркестр! Знаете,  когда  я  слышу  этот
оркестр, мне кажется, что где-то рядом стоит волшебная машинка  и  чеканит
золотые монеты. А они рассыпаются и рассыпаются по  мраморному  полу.  Как
золотой дождик. Вы слышите, какой это  приятный  золотой  звон!  Эх,  даже
умирать не хочется! - он прослезился и для пущей  убедительности  приложил
руку к сердцу. Ему подтявкнула Элонка и завертела хвостиком, за  что  была
награждена воздушным поцелуем.
   Кукушкин чуть было не поверил в искренность старика, но жесткая и, надо
полагать, честная мысль Хитроумова-младшего: "Ну, старая развалина, за всю
свою жизнь не научился варить лапшу,  а  вешать  пытается  всем!"  -  вмиг
отрезвила его.
   В гостиную вошли еще два члена  этой  семьи.  Рита  от  радости  хотела
броситься на шею Кукушкину, но Виктория  Леонардовна  вовремя  всучила  ей
поднос со спиртными напитками.
   - Василий Васильевич, как это мило с вашей стороны,  что  вы  здесь!  -
защебетала дочь, поднеся ему фужеры и рюмки со спиртным так близко к лицу,
будто  он  должен  был  их  поцеловать.  -   Здравствуйте,   здравствуйте,
уникальный мой человек!
   - О Риточка, с вашим появлением в этом рае стало еще  светлее,  -  Вася
поцеловал ей руку выше кисти, от чего поднос задрожал.
   - Ой, неужели это правда! Боже мой, какая честь, вы не представляете...
   - Рита, что ты такое говоришь,  -  сделала  замечание  дочери  мать.  -
Почему ты решила, что Василий Васильевич не может представить...
   - Ой, ну мама, что ты такое говоришь! - дочь решительно  отдала  поднос
матери и повесилась-таки на шею гостю. - Василий Васильевич, извините,  но
я ничего не могу с собой поделать. Я так рада, я так рада... Вы  мой  бог,
мой судья и моя надежда на мое счастье.
   Пока что в глазах всех членов  этой  семьи  Кукушкин  был  или  великим
оригиналом, или клоуном, или, в лучшем случае, жуликом  и  проходимцем,  и
только Рита видела в нем уникального  человека.  К  такому  выводу  пришел
Вася, прослушав их мысли, и, вспомнив учителя, решил: вот оно,  конкретное
зло, с которым надо бороться.
   После  просмотра  семейных  любительских  фильмов,   снятых   Ритой   и
Всеволодом Львовичем, Лев Борисович наконец решил представить свою жену.
   - Сейчас я вам, молодой-одаренный, покажу мою Мусю!.. Она у нас  словно
Ленин в мавзолее. Мы на нее смотрим и любим. Виточка, ты же медик, хотя  и
незаконченный, неужели ты не в состоянии вылечить свою свекровушку?
   - Ну что ты, папенсия, - пошутила невестка в ответ, - зачем ее  лечить,
пусть поживет еще немножко.
   Старая Муся действительно была похожа на мумию. Она лежала на кровати в
глубоком параличе, и только  в  угасающих  глазах  едва  теплилась  жизнь.
Кукушкину даже жаль стало старуху. Ему непонятно  было,  как  могли  самые
близкие люди проявлять к ней такое циничное безразличие.
   Только за шикарным обеденным столом Вася постепенно начал  привыкать  к
этим людям. Оказывается, они  на  все  смотрят  сквозь  пальцы.  Серьезное
отношение у них было только к деньгам и дорогостоящим вещам.
   Еда на столе была разнообразная и вкусная. Кукушкин глотал все  подряд,
не успевая даже хорошо прожевать, а все члены семьи боялись плохо подумать
о госте. Только глава семейства  позволил  себе  на  мгновение  забыть  об
уникальных способностях Кукушкина, и в его  голове  случайно  промелькнула
неприятная для Васи мысль: "Да, Дерьмо производить он умеет. Интересно, на
что он еще способен?"
   Вася ел без хлеба, чтобы больше вместилось в желудке нежнейшего мяса  и
редчайшей рыбы. Когда почувствовал, что ему  стало  тяжело  дышать,  решил
отдохнуть. Увы...
   - Василь Васильевич, хотите скушать сердце или легкие?  -  засуетилась,
ухаживая за ним, сидящая рядом Рита.
   - Спасибо, Риточка, спасибо, я не сердцеед. А балык и ветчина мне  тоже
не тяжелы...
   Лев Борисович захихикал, как пискливая  трещотка,  а  Всеволод  Львович
прыснул так, что обрызгал прожеванной пищей все лицо жены.
   -  Ой,  пардон,  Витольда,  не  успел  проглотить...  -  извиняясь,  он
раскашлялся.
   - Ничего, Хитроумен, в  лицо  можешь  плевать.  Только  не  в  душу,  -
обиженно ответила жена, вытираясь салфеткой.
   Глава семьи сразу успокоился и поднял указательный палец:
   - Ладно, Витольда, свою невоспитанность я тебе прощаю,  -  самодовольно
сказал он и похлопал гостя по плечу: - Василий Васильевич, может, подышим?
Ритуля, чадо мое, сделай кофеечек и принеси нам под пальму.
   Кукушкин охотно согласился, и они уединились за  фонтаном  в  роскошных
финских  креслах.  Вася  догадался,  что  сейчас  начнется  деловая  часть
встречи.
   Хитроумов небрежно достал из бумажника несколько  сторублевых  купюр  и
бросил их  в  большую  хрустальную  пепельницу  рядом  с  пачкой  сигарет.
Закуривая, он как бы между  прочим  стряхнул  соринку  с  ветки  пальмы  и
сказал:
   - Если не возражаете подрабатывать у меня, даю сразу задаток.
   "Бери, пока не передумали", - мгновенно  решил  Вася,  но  деньги  взял
медленно, стряхнул с них невидимую пылинку и  спрятал  в  карман  пиджака.
Затем закурил и с любопытством начал рассматривать  импортные  сигареты  и
зажигалку.
   "Теперь-то, братец мой, я тебя куплю со всеми  твоими  потрохами..."  -
подумал Хитроумен, но тут же исправился:
   - Я хотел сказать, что хорошо дружить, когда есть  чем  поделиться.  Не
правда ли?
   - А можно, я маленькую поправочку сделаю?  -  ухмыльнулся  самоуверенно
гость.
   - Естественно.
   - Важно еще, с кем делиться.
   - О, конечно, конечно! - захохотал хозяин, поглаживая свой живот. -  Вы
правы - очень важно, кто делится!
   Вася поддержал смехом собеседника и прислушался к его мыслям: Хитроумов
чувствовал  себя   человеком,   для   которого   ничего   невозможного   и
недозволенного нет.
   -  Я  вас,  милый,  познакомлю  с  магнатами,  -  заговорил  он   тоном
всемогущего человека, - но о ваших способностях  никто  больше  не  должен
знать. Кроме меня, разумеется. Я считаю так: вы взяли задаток, значит,  вы
мой. Почему молчите?
   - Думаю, - ответил Вася невозмутимо.
   - А вы не думайте, вам за это платить не будут. Ваша  зарплата  зависит
от результата. Работа ваша будет далека  от  криминала.  Между  прочим,  я
хотел бы, чтобы вы ушли с прежней работы...
   - Да что вы, очень жаль расставаться со своей любимой должностью...
   Хитроумов был уверен, что гость торгуется.
   - В таком случае у вас есть два варианта. Первый - вы увольняетесь и  я
вам компенсирую ваш твердый  оклад  на  несколько  лет  вперед.  Второй  -
совдепия покупает ваш талант за копейки, в виде компенсации  оставляя  вам
моральное удовлетворение.
   - Я подумаю, какой вариант лучше. - Вася старался не выдать  радостного
волнения.
   В квартире пропел соловей. Кукушкин не сразу понял, что это  звонок.  В
гостиной появились женщины. Виктория Леопардовна на  подносе  несла  кофе.
Рита пошла открывать дверь. Не успела хозяйка расставить на столе чашки  и
кофейник, как из коридора донесся премиленький разговор.  Действующих  лиц
Вася вычислил сразу.
   - Хелло, моя любимая Макака Макаковна! - конечно же,  это  долгожданный
жених Риты.
   - Как ты сказал? - невеста не желает слушать его солдафонские шутки.
   - Макака Макаковна, а что? Ты разве произошла не от обезьяны?! -  жених
разыгрывает удивление.
   - Мама! - Рита в слезах вбежала в гостиную. -  Мама,  он  говорит,  что
меня родила не ты, а обезьяна.
   - Иногда мне кажется, дочка, - ответила спокойно Виктория  Леонардовна,
уходя на кухню, - что действительно  лучше  родить  мартышку,  чем  такого
человека, как твой Виктор.
   - Между прочим, далеко не каждая обезьяна еще  захочет  стать  невестой
твоего неотразимого Виктора, - заржал Всеволод Львович.
   "Дурдом какой-то", - подумал Кукушкин.
   - О, лучшим  людям  нашего  времени  мое  почтение!  -  Виктор,  шаркая
коротенькими ножками, подбежал к главе семьи и учтиво раскланялся.
   Хитроумову это всегда нравилось. В таких случаях он был похож на  кота,
которого после сытной еды почесывают за ушками.
   - Ну хитрец, ну плебей, ну придурок  домашний,  если  бы  ты  еще  умел
делать на ушах стойку, я бы тебе, честное слово, платил по зелененькой  за
каждое выступление.
   - Для вас и ради вас и гвозди жареные съем!
   Хитроумов поднялся, и они трогательно обнялись.
   - Смотрите, смотрите, Василий Васильевич, какое ничтожество я терплю! А
что поделаешь, и у меня, Хитроумова, тоже могут быть слабости.
   - Нет, Всеволод Львович, - льстил "зятек" в ответ, -  так,  как  я  вас
терплю, никто не терпит. Так, как я вас люблю, никто не любит!
   - Вот  видите,  врет,  сволочь,  а  приятно,  -  хозяин  снисходительно
похлопал Виктора по щеке. - И это узколобое существо хочет  испортить  мою
породу. Да не бывать этому, слышишь,  никогда!  Неужели  я  позволю  своей
дочери родить от такого кретина.
   - Всеволод Львович, отец родной, в этом доме я и в качестве слуги  буду
чувствовать  себя  счастливым,  -  преданно  смотрел   хозяину   в   глаза
широкоплечий низкорослый детина,  и  впрямь  смахивающий  на  обезьяну:  В
голове его Кукушкин прочитал лишь одно: "Только бы  не  прогнал,  а  уж  я
вам..."
   - Ну ладно, целуй пуговицу и вали отсюда, ты мне  надоел,  -  Хитроумов
дал поцеловать жениху пуговицу на рукаве рубахи и небрежно оттолкнул его в
сторону.
   Виктор покорно поспешил взять Риту под руку и решительно потянул  ее  в
ее же комнату, не умолкая ни на секунду.
   - Ты знаешь, Макакочка, вчера меня мой шлепнутый начальник  спрашивает:
интересно, каким местом вам хорошо думается? Я нагло перед ним извиняюсь и
интеллигентно заявляю: тем местом, которым вам хорошо сидится.
   - А он? - развеселилась Рита.
   - Он мне ответил так: если вы думаете тем местом,  которым  мне  хорошо
сидится, вам очень неудобно целоваться...
   Когда за ними закрылась дверь, Хитроумов спросил у Кукушкина:
   - Ну как? - И мысленно добавил: "Стоит ли этот жених моей дочери?"
   "Ваша дочь и этот жених - два сапога пара! Если честно,  то  ваше  чадо
стоит только верблюда", - подумал Кукушкин и ответил одним словом:
   - Да.
   - Что обозначает ваше "да"?
   - Мое "да" обозначает: поменьше разговоров, побольше денег!
   Хитроумов дернулся и некоторое  время  недоверчиво  смотрел  на  гостя,
затем расхохотался и пожал ему руку.



9

   Может, кто и любит понедельники, но только не Кукушкин. В этот день  он
всегда  чувствовал  себя  прескверно:  после  короткого  праздника  жизни,
именуемого  в  обществе  развитого  социализма  и  недоразвитого   сервиса
выходными, - опять на  работу  или  на  поиски  денег...  У-у-у...  волком
завоешь. Но сегодня... Сегодня у Васи было преотличное настроение. Еще бы,
он получил вчера от Хитроумова десять сторублевых купюр, и  жизнь  сегодня
сияла для него всеми цветами радуги.
   По пути на работу решил заехать к Любе. В магазине, где  она  работала,
было много покупателей. Вася занял очередь в "Любимый" отдел и, когда  они
встретились взглядами, выдал банальную шутку, ставшую у них вроде пароля:
   - У вас черная икра есть?
   - Нет. А зачем, ведь ее никто не спрашивает, - обрадовалась Люба.
   - А сколько стоит ваша улыбка?
   Она не сразу заметила в его руке  сторублевые  купюры,  которые  он  ей
протягивал:
   - Откуда я знаю, в конце смены подсчитаю.
   - До конца смены еще далеко, а пока я ее оцениваю в пятьсот  рэ,  -  он
деликатно положил ей на тарелку деньги и артистично  откланялся.  -  Пока,
Любчик, созвонимся!
   Она  быстро  спрятала  деньги  в  карман  и  под   удивленные   взгляды
покупателей бросила ему вдогонку:
   - Пока, но деньгами ты не откупишься!
   Эх,   зря   кричала   Люба.   Кукушкин   ее   уже   не   слышал.    Его
закрутила-завертела   новая   жизнь.   Сразиться   с    хитроумовыми?    С
удовольствием. Ведь просил же Арнольдыч бороться со злом. Он во всеоружии.
Что же, начнем.
   Когда Кукушкин подъехал  ко  Дворцу  бракосочетания,  было  уже  больше
десяти утра. Но он не боялся,  что  получит  замечание  от  директрисы  за
опоздание на работу. Если что, бросит заявление на стол.
   Но не успел Вася закрыть дверцу автомобиля на  ключ,  как  позади  себя
услышал тихий женский голос:
   - Если вы настоящий мужчина, то сделайте все, что я попрошу...
   Обернувшись, он увидел грустную  невесту  в  белом  платье,  фате  и  с
умоляющими глазами. Прослушав ее мысли, Вася понял, что на  бракосочетание
не явился ее жених и  он  должен  заменить  его.  На  время  торжественной
процедуры. Невеста была очень мила и привлекательна, и, конечно же,  Вася,
разрешив ей взять себя под руку, согласился выручить ее:
   - Ну что ж, даю уроки жизни! На всякий случай - как меня зовут?
   - Василечком! -  обрадовалась  невеста,  прислонившись  головой  к  его
плечу.
   - Ага, тезки значит...
   - Да что вы говорите! А меня - Оля. Мой Вася должен приехать из Москвы.
Поезд, наверное,  опаздывает...  Я  вам  буду  обязана  до  гроба.  Вы  не
волнуйтесь, моего Васю никто из гостей не знает. Собственно,  я  его  тоже
только раз видела,  когда  мы  подавали  заявление.  Мы  познакомились  по
объявлению. Долго переписывались и наконец решили пожениться...
   Кукушкин с детства обожал романтические истории. Как истинный  любитель
всяческих приключений, он не мог упустить такой удобный случай.
   - Только учтите, у нас цветочков не будет, у нас сразу пойдут  дети,  -
прошептал он ей на ухо.
   - Ой, вот это мужчина! - с восторгом защебетала Оля.  -  Чувствуется  -
фирма. Вы не представляете, мой Вася так обрадуется!  Правда,  он  еще  не
знает, что у меня уже есть ребенок.
   - Ничего, дети - это наши цветы.
   - А мой отец говорит, что дети продолжают род, но укорачивают жизнь.
   - А как ваша мама считает?
   - Моя мама молодец и настоящая эмансипированная женщина. Если б она  на
отца моего надеялась, у нее и меня не было бы.
   У  парадного  входа  Дворца  столпилось  множество  гостей,   ожидающих
молодых. Когда Вася и Оля подошли к  ним  поближе,  грянула  торжественная
музыка, записанная на магнитофон. Впрочем, никто даже не догадывался,  что
жених и невеста тоже фальшивые. Стоял  праздничный  шум,  гости  светились
искренними  и  притворными  улыбками,   и   только   виновники   торжества
испытывали...
   Впрочем, об их волнениях потом.  Кукушкин,  попав  в  водоворот  нового
приключения, совершенно забыл, что его знают все  сотрудники  Дворца.  Все
было, как в волшебном сне. Ему все время казалось, что это происходит не с
ним и что не он дублирует какого-то неизвестного  ему  Васю,  а  наоборот.
Удивлялся своей легкомысленности и все  время  вслушивался  в  мысли  Оли,
которые постоянно ему кричали: "Только бы он не передумал! Только бы он не
испугался!"
   И вот пришло время Кукушкину  расписываться.  И  наступила  та  минута,
когда он заколебался. Госту насторожились, затаила дыхание невеста.
   - Жених, почему вы не расписываетесь?
   Вася поднял глаза и увидел перед собой Валентину  Михайловну.  Она  ему
грустновато улыбнулась (в мыслях ее  Вася  прочел  "Во  дает  Васюня!")  и
подбадривающе кивнула. Наконец он поставил "свою" подпись и с  облегчением
вздохнул. В зале прозвучала свадебная музыка и раздался выстрел из бутылки
шампанского. "Горько! Горько!" - зашумели гости, и перед глазами Кукушкина
появились два бокала с искристым вином. Вася  выпил,  и  ему  вдруг  очень
захотелось обжечь Олю своим поцелуем. Она приблизила к нему свои  дрожащие
губы, и он обнял ее, крепко поцеловал.
   Опомнился Кукушкин уже в автомобиле.  Когда  оглянулся  на  долгий  ряд
автопочетного эскорта, увидел впереди себя на капоте "Чайки" большую куклу
и два кольца (символ супружеской верности), то ужаснулся и...
   Но дверь он открыть не  успел.  Оля  его  ухватила  за  руку  и  строго
напомнила:
   - Куда ты, Василечек? Теперь ты мой муж перед Богом и людьми...
   - Что? - Вася настолько испугался, что едва не закричал.  Он  с  трудом
совладал с собой и сердито показал ей кулак: - А вот это видела?
   - Если б ты знал, как ты божественно целуешь, -  тихо  ответила  она  и
закрыла ему рот своими губами.
   Больше он не сопротивлялся. Будь что будет! Все  равно  подписался  под
чужой фамилией. А Оля держала его крепко за локоть и не  отпускала  ни  на
секунду.
   Когда они вышли из автомобиля, Оля, сжав его руку, тихо попросила:
   - Умоляю, не позорь меня. Потерпи еще до  вечера,  пока  не  разойдутся
гости. Я тебе заплачу... Сколько ты скажешь!
   - Так енто другой компот, - согласился он, приняв  "деловую  позу".  За
бабки не грех и пострадать. Могу даже остаться на брачную ночь.
   - Думаю, до этого не дойдет. К тому времени наверняка мой Вася приедет,
- с сожалением, как показалось ему, вздохнула невеста, и они направились в
дом.
   В квартире на молодых первым делом набросились родители и  родственники
невесты. Мать и отец по очереди, целовали зятя и дочь, желали им долгих  и
счастливых   лет   супружеской   жизни.   Потом   начались   лобзания    с
родственниками.  Их,  родственников,  не  говоря  уже  о  лобзаниях,  было
столько, что Вася не успевал подставлять щеки. Надо заметить, это было  не
всегда приятно, особенно когда одна старушка вознамерилась поцеловать  его
взасос. Зато когда его целовала еще довольно молодая дама,  он  постарался
подольше оставаться в ее  объятиях.  Заметив  это,  Оля  оттащила  Васю  в
сторону, шутя пригрозила ему пальчиком и тихо сказала:
   - Василечек, с сегодняшнего дня ты будешь целовать только меня.
   - Я согласен, но в таком случае перейдем на хозрасчет.
   - А это как?
   - Ну, за каждый поцелуй - хотя бы... копеек двадцать.
   - Ой, я согласна! - рассмеялась Оля  и  громко  чмокнула  его  в  щеку,
оставив на ней красный  знак.  -  У  меня  есть  полторы  тысячи,  да  еще
родственники подарят. Представляешь, на сколько хватит.
   Она говорила то, о  чем  думала.  Вообще-то  Вася  не  верил  женщинам,
слишком легко они ему доставались. Но Оля... Какая-то странная она. Вот  и
сейчас, неизвестно, правда,  всерьез  или  в  шутку,  высчитывает  в  уме,
сколько же это поцелуев придется на тысячу, пятьсот рэ. Даже сам  того  не
замечая, Вася начинал постепенно увлекаться ею.
   Весь день, до самого вечера, пока гости  веселились  и  пели,  Кукушкин
танцевал со своей "невестой". Даже за столом почти  не  сидели.  Он  успел
разглядеть каждую черту ее лица. Ему  нравились  ее  чистые  мысли,  карие
грустноватые глаза, милое белоснежное лицо.
   - А где же твой ребенок? У тебя сын или дочь?
   Оля невинно улыбнулась и прикоснулась маленькой  ручкой  к  его  губам.
Прослушав ее мысли, он узнал, что не было у нее  никакого  ребенка.  Более
того,  она  была  двадцатипятилетней  девушкой,  воспитанной   в   строгих
правилах. "Господи, да я и целовалась до тебя только один раз,  в  девятом
классе. До пятого класса меня мама забирала каждый день  из  школы.  А  ты
меня спрашиваешь о каком-то ребенке!" - закричала она мысленно и  опустила
глаза. Ей хотелось плакать...
   - Не надо, Олечка. Я тебя никому не отдам! - воскликнул Вася испуганно.
   - Что? - удивленно переспросила она. - О нет, ты фиктивный...
   - Но не дефективный!
   - А это ни о чем не говорит...
   - Мы с тобой расписались?  Расписались.  Ты  меня  целовала  при  всех?
Целовала. Смотри, сколько свидетелей, смотри! Что  ты  им  завтра-скажешь?
Ой, простите меня, я ошиблась, это не мой Вася?!
   - Послушай,  Василечек,  тебе  не  кажется,  что  это  уже  не  деловой
разговор?
   Кукушкин смотрел  в  ее  серьезные  глаза  и  верил,  что  так  быстро,
буквально в течение  нескольких  секунд  может  измениться  женщина.  Ведь
только что она была согласна на все! Это  в  конце  концов  затронуло  его
самолюбие, и он резко ответил:
   - Нет так нет! Тоже мне - королева Англии. Да таких, как ты, у  меня  -
штабелями...
   - А чего это вдруг ты рассердился? Я и так не сомневаюсь, что ты имеешь
успех у женщин. Но иметь много - это значит никого. Ты одинокий, Вася, как
и я. Разница между нами лишь та, что я  одинока  оттого,  что  судьба  так
сложилась, а ты - из-за своей распущенности. Не обижайся на меня,  я  тебе
сказала правду.
   Ее откровенность не поразила Кукушкина, но он  вынужден  был  признать,
что об этом никогда не думал. Что-то перевернулось в его душе. Хотя ему не
хотелось соглашаться с ней, ясно было одно:  она  не  та,  за  которую  он
раньше ее принял. Задумавшись, он вспомнил слова учителя Гринко: "Слышать,
о чем думают другие, - это еще не значит слышать их мысли". Вдруг  всплыли
и  слова  Валентины  Михайловны,  услышанные  им  при  первом  знакомстве:
"Молодой человек, вы еще молоды и наверняка не знаете, что думают, говорят
и даже поступают не всегда одинаково".
   Всю ночь после ухода гостей они просидели в ее комнате.  Много  курили,
пили кофе. Каждый из них поведал друг другу о своей жизни. Вася рассказал,
как однажды чуть ли не женился в командировке.  Это  было  два  года  тому
назад, когда он еще  работал  инспектором  в  одной  "научной  организации
труда".  Эту  организацию  Кукушкин  смело  называл  "новой   организацией
тунеядцев" и, по существу, даже не знал, чем она занимается.  Но  зарплату
получал два раза  в  месяц  исправно,  совершенно  не  чувствуя  угрызений
совести.
   Особенно любил  Вася  ездить  в  командировки.  Его  всегда  встречали,
отвозили сначала в гостиницу, затем знакомили с городом.  Знакомство,  как
правило, начиналось с ресторана. На этот раз гидом у него был председатель
постройкома Женя Жмаченко, его ровесник. И главное,  что  приятно  отметил
Кукушкин, платежеспособный парень.
   После второй рюмки они перешли на "ты", и  Вася  понял,  что  работа  в
строительном тресте, где числился Женя, поставлена по большому счету.
   - Можно считать, Женек, что моя командировка удалась, - заговорил  Вася
дружеским инспекторским голосом. - Я так и доложу своему шефу: организация
труда в вашем тресте на должном уровне...
   - Правильно, Вася, должных уровней у нас  хоть  отбавляй!  Правда,  как
говорит наш управляющий на каждой планерке, это еще не продукция.  Должный
уровень в работе, подчеркивает он и всегда высоко  поднимает  указательный
палец, это тогда, когда уравниваются все должники! - Женя заметно осмелел.
   - Это что-то  новое  в  научной  организации  труда,  -  снисходительно
усмехнулся Кукушкин, компетентно прожевывая балык. - Это как же?
   - А я и сам не знаю, - искренне сознался профсоюзный  деятель.  -  Это,
наверное, конечный результат такой: никто и никому ничего не должен!
   - Это хорошо, но не ново,  -  похвалил  инспектор  и  без  лишних  слов
принялся за горячий шашлык. -  Наш  институт  уже  давно  занимается  этой
проблемой.
   - Тю, а для нас это не проблема! - Входя в азарт беседы, Женя  наполнял
рюмки. - Давай, Вася, выпьем за то, чтобы вместо  проблемы  было  дело,  а
дело - не было проблемой...
   Кукушкин снисходительно поднял, рюмку:
   - Твой тост, конечно, очень запутанный, но я  согласен,  Женечка,  твоя
гостеприимность - это намного больше, чем дело!
   - Спасибо, Вася, я привык уважать начальство, даже если оно этого и  не
заслуживает, - пошутил Женя и выпил залпом. - Я  понимаю,  твоя  наука  не
трудная, но, согласись, нужная. Необходимая! Без  нее  всякая  организация
труда - ненаучная!
   Кукушкин тоже выпил и начал закусывать шашлык рыбным балыком. За столом
он вел себя по-хозяйски.
   - Женько, ты хороший парень, и у тебя чисто профессиональный подход.
   - А у нас все такие.
   - Не, Женя, ты, собака, лучше всех! - Вася вдруг подумал, что не  стоит
скромничать, говоря и о других. - Надо протеже?
   Жмаченко тут же перешел на дипломатический тон:
   - Ты это серьезно?
   - Заяц трепаться не любит, - Кукушкин всегда  так  отвечал  в  подобных
случаях. -  Хорошие  люди  должны  расти.  Через  полгода  -  квартира,  а
остальное зависит от тебя.
   Провинциальный профсоюзный бог так обрадовался, что хотел  было  обнять
дорогого гостя, но субординация вовремя остановила его:
   - Вась, но ты должен знать, что у меня - сельскохозяйственный...
   - Ну и что! - махнул гость рукой. - У меня - исторический факультет. Ты
же сам знаешь, Женя, что в жизни все взаимосвязано.
   - Вася, спорить не стану...
   - Представляешь, закончил университет! Смотри, чему я там  научился,  -
Кукушкин вытянул шею и начал шевелить ушами.
   Жмаченко не сразу обратил внимание на его уши,  но  когда  увидел,  был
поражен:
   - Вася, как ты уникально хлопаешь ушами! Да такие, как ты, везде нужны.
   Кукушкин решил не заострять внимания на своих способностях:
   - Ладно, что мы все о делах. В этом диком краю музыка бывает?
   - В этом диком краю даже  домашние  лошадки  водятся,  -  Женя  показал
взглядом в сторону соседнего стола, за которым сидели две  молодые  особы.
Затем, подпрыгивая, подбежал к автомату включить проигрыватель.
   Кукушкин и не догадывался, что те  две  симпатичные  выполняли  задание
Жмаченко. Председатель постройкома умел встречать важных гостей.
   -  Разрешите?  -  пригласил  Вася  особу  поинтересней,  и  глаза   его
загорелись мартовским желанием.
   Приглашенная сделала вид, будто не услышала его. На самом  же  деле  ей
очень хотелось, чтобы ее  пригласили  еще  раз  и  обязательно  со  словом
"пожалуйста", Но ее выдала недовольная сотрудница:
   - Аська, ты что, оглохла, тебя же пригласили!
   Асе ничего не оставалось, как  сделать  вид,  что  она  делает  кому-то
одолжение, и пойти танцевать.
   Вася решил немедленно вскружить партнерше голову.
   - Меня, Асечка, зовут Василечек. Извините, но я танцую, как лошак.
   - А это кто? - Асе понравилось такое знакомство.
   - А это гибрид ослицы с жеребцом!
   Она рассмеялась, почувствовав, что у этого человека с юмором не  темно,
как в подвале. Вася это понял и спросил:
   - Откуда ты?
   - Из хипповских племен.
   - Тогда переводчик нам не нужен.
   - А ты откуда?
   - О, я потомок Рюрика Хацапетовского.
   - Тю, а я думала, что ты потомок Шарукана,  предка  хана  Кончака.  Это
того, которого разбил на последнем собрании  Владимир  Мономах  из  нашего
треста. Может, слыхал? - проговорилась Ася и прикусила язык.
   - А ты знаешь, я сразу все понял.
   - Что ты понял?
   - Мне сразу было ясно, что у тебя... солнечное затмение.
   - Тмутараканский истукан, идол глухонемой! - скапризничала она,  но  на
самом деле обрадовалась.
   - О, пожалей своего отрока и  дай  мне  поцеловать  твою  багряницу,  -
Кукушкин деликатно поцеловал ей поясок от платья.
   Асе понравился этот жест:
   -  Василий  -  это  христианское  имя,  но  почему-то  по-гречески  оно
обозначает - царский.
   - Слушай, а  ты,  случайно,  с  византийским  императором  Ираклием  не
знаком?
   - И даже с Хоздрой, персидским царем.
   - Тогда у тебя должны быть полные карманы гривен?
   - Само собой! На ванну шампанского хватает, -  Вася  похлопал  себя  по
карману, где лежали нетронутые "командировочные".
   - Василечек, а ты не в марте родился?
   - Моя королева, откуда тебе известно?
   - Ага, значит ты пардус.
   - Что это за птица?
   - Хищник из породы кошачьих, отличающийся быстротой бега.
   - Понятно...
   - Ну раз понятно, тогда на ванну шампанского я согласна!.
   Хоть обещано было шампанское, водка пошла не хуже.
   - Вы хотите, чтобы я пила водку?! Во время рабочего дня?! - возмутилась
Ася. - Ладно, наливайте.
   Изрядно выпивший Вася уже не соображал, что делает. Закурив,  он  начал
сбрасывать пепел в горчичницу, затем мазал горчицу на хлеб и  ел  с  таким
аппетитом, будто это был бутерброд с осетриной. Затем он  вызвался  гадать
Асе по руке...
   - Вася, а хиромантия и хреномантия - это одно и то же? - шутил Женя.
   Но Вася уже не обращал  на  него  внимания  и  полностью  был  поглощен
ухаживанием за своей новой знакомой:
   - Я вообще-то привык гадать на Псалтыре.  Могу  вызвать  духов  далеких
предков. Могу поговорить с Ростиславичами...
   - Вася, а когда? - голова Жени уже качалась.
   - Что - когда? - Вася только на мгновение посмотрел на Женю.
   - Заливать перестанешь? - Жмаченко похлопал себе  в  ладоши,  что  смог
разыграть гостя.
   - Так вот, могу поговорить с Ростиславичами: Рюриком, Вовкой и Васькой,
сыновьями двоюродного брата Володьки Мономаха! -  продолжал  говорить  Асе
Кукушкин, махнув рукой на Женю. - Могу вызвать на  дуэль  черниговского  и
тмутараканского князя Митьку  Владимировича,  побившего  касожского  князя
Редедю...
   - Кого, кого? - переспросил Женя, посмеиваясь.
   - Редедю, а что?
   - Ничего, я просто так спросил...
   - Тебе смешно, Женя, а я  из-за  этого  Редеди  университет  бросил!  С
третьего курса ушел, представляешь...
   - Ася, ты что-нибудь поняла?  -  Жмаченко  вопросительно  посмотрел  на
сотрудницу.
   - Хочу понять, но вы не наливаете, -  усмехнулась  она.  -  И  зачем  я
только отпросилась с работы...
   - Все понял!  -  Женя  принялся  наполнять  рюмки.  -  Вася,  брось  ты
тосковать по своим князьям. Печаль ест ум человека,  как  ржа  железо.  Ты
понимаешь, Вась, нельзя ковшом вычерпать море, неззя. Ты с этим согласен?
   - Само собой, давно доказано, - подтвердил Кукушкин.
   - Вот и я говорю своей куропатке - это... своей желе: я все  равно  всю
водку не выпью, чего ты боишься?
   - А она?
   - А она -  эта...  моя  куропатка,  которая  не  только  своих  птенцов
выводит, она еще из чужих гнезд яйца приносит, - Женя уже заговаривался. -
То есть вру, она уже готовых цыплят приносит. Этих, как их...
   - Зачем? - не понял его Вася.
   - Что зачем? - Женя не понял Васю.
   - Ох, Женя, с тобой говорить - все равно  что  водку  пить  из  дырявой
чашки! - весело ответил Кукушкин и подал Асе рюмку. - Вот  скажи,  Асечка,
мертвый - он может открыть глаза?
   - Зачем? - Ася испуганно поставила рюмку обратно на стол.
   - Вот и я говорю: зачем. Но ты меня не  поняла.  Я  задам  тебе  вопрос
попроще: мертвому нужны деньги или, к примеру, золото?
   Девушка, недоумевая, смотрела на Васю и не знала, что ответить.
   - Опять не поняла, - вздохнул Кукушкин. -  Ну  хорошо,  скажи  -  можно
дурака научить уму?
   - Запросто! - ответил уверенно Женя за нее. - У нас еще не то можно,  у
нас самые талантливые дураки в мире.
   - Правильно, Женя! - поддержала его Ася. - Ты думаешь, Вася, что только
у вас там все можно. У нас, к твоему сведению, даже ходит  такой  анекдот:
когда баран  стает  ученым,  а  свинья  человеком,  то  корове  ничего  не
остается, как заняться фигурным катанием.
   - Браво, Ася, истину речешь! - громко обрадовался гость  и  чмокнул  ей
руку. - Женя, ты мой ходатай?
   - Ша, Вася, не ругайся, люди услышат.
   - Такси, Женя, такси! Мы едем венчаться!  Хватит  нам  жировать,  будем
пост принимать! - Кукушкин, размахивая руками, свалил со стола  тарелку  и
графин, но никто на это не обратил внимания.
   - Асенька, ты готова, у тебя есть белое платье?
   - Не переживай, Вась, мы еще  успеем  купить  ей  белую  комбинацию,  -
сказал Жмаченко, подмигивая Асе.
   - Господи, куда я попала? Отдайте  мои  вещи,  -  девушке  уже  надоело
выслушивать пьяную болтовню, и она пересела за столик к подруге.
   Женя хотел удержать ее за руку, но  в  это  время  подошел  официант  с
бородкой и вежливо напомнил:
   - Господа, вам не кажется, что нам уже пора рассчитаться?!
   - Женя, нам уже пора? - спросил Вася, разыскивая взглядом Асю.
   - Н-не знаю, щас посмотрю, -  Жмаченко  достал  свой  кошелек  и  начал
отсчитывать деньги. -  Я  вообще-то  прихватил  стольник,  но  это...  Это
профсоюзные, общ-щ-щественные, слышь, я должен за  них  отчитаться!  -  он
подозвал пальцем официанта и спросил: - Ты мне  можешь  дать  какую-нибудь
квитанцию?
   - Извините, уважаемый клиент...
   - Очень уважаемый! - поправил официанта Кукушкин.
   - Да, многоуважаемый, я с профсоюзными деньгами дела не имею.
   - Ну что ты в бутылку лезешь! - не поверил ему Жмаченко. - У тебя  что,
нет там каких-нибудь канцтоваров, что ли? Ну ладно, борода. Сколько с нас?
   - Вот счет.
   У Жени перед глазами расплывались цифры:
   - С-колько здесь, я без очков не вижу?
   - Шестьдесят два рубля  и  плюс  шесть  рублей  за  разбитые  графин  и
тарелку.
   - Слушай, а может, как-нибудь по перечислению?  -  Жмаченко  отсчитывал
деньги, будто отрывал их от своего сердца. -  По  перечислению  я  могу  и
больше.
   - Если вы перечисляете на мою собственную  сберкнижку,  я  согласен,  -
шутя ответил официант.
   - Господи, за что? - Жене было жаль до слез отдавать  деньги.  -  Какой
грабеж! Ползарплаты за один вечер. Говорила моя куропатка:  теперь,  Жека,
ты будешь меньше пить! Ох, куриная моя голова, какой там черт меньше пить,
жрать будем меньше -  вот  что!  -  он  печальными  глазами  посмотрел  на
официанта и швырнул на стол семь червонцев. - На, бери, кровопийца!
   - Спасибо, - вежливо поблагодарил тот и скрупулезно пересчитал деньги.
   - Жека, оставь на такси! Жека, и - на свадьбу!  -  Состояние  Кукушкина
было уже критическим, и он с трудом координировал свои  движения,  но  ему
все же удалось подняться во весь рост. -  Слышь,  Жека,  где  моя  Ася?  Я
сегодня на ней женюсь! Оркестр, музыку! Всем  играть  туш!  Машину,  Жека,
машину!
   Через пять минут по вызову официанта  прибыла  машина.  Кукушкин  сразу
понял, что обслуживание в этом городе было  на  должном  уровне.  Как  его
уводили под руки на венчание, он еще помнил. Но затем  какие-то  ангелы  в
синих мундирах увезли его с собой на небеса.
   Проснулся Вася утром и долго-протирал глаза. Было такое ощущение, будто
голова его привязана к постели. Он никак не мог понять, где он и что с ним
происходит. В большой комнате было множество железных кроватей, на которых
спали и сидели какие-то  чужие  люди  разных  возрастов.  Со  всех  сторон
доносился раздражающий храп.  Когда  Кукушкин  увидел  сидевшего  напротив
грустного  Женю,  окутанного  до  пояса  простыней,  он  все  понял.  "Эх,
похмелиться бы!" - это первое, о чем подумал Вася, и со стоном оказал:
   - Ничего, Женя, друзья познаются в беде. А где... Ася?
   - Не знаю. Она обещала прийти к тебе в номер... - грустно вздохнул Женя
и с горечью добавил: - На брачную постель.
   - Ха-ха, теперь ясно, зачем ты вчера  требовал  от  дежурного  сержанта
семейный номер! - хрипло рассмеялся бородатый мужчина в  углу  комнаты.  -
Что, первый раз в вытрезвителе? Ничего, у тебя еще все впереди.
   Вася, свесив ноги  на  пол,  ухватился  за  голову.  Он  только  сейчас
вспомнил, что должен был позвонить на работу своему начальнику отдела  еще
вчера вечером.
   - Не торопись, милок, здесь все по расписанию, - сказал кто-то в другом
углу.
   - А он думает, что ему дешевле обойдется! - послышался голос за спиной.
- Не волнуйся, если не осталось наличных, из зарплаты высчитают.
   Женя в ужасе смотрел на Васю, а тот в ответ только качал головой.
   - Все, карьера лопнула! - казнил себя Жмаченко. - С  работы  погонят  -
как пить дать. Галка, наверное, и вещи забрала. Она меня уже предупредила:
еще одно совещание и... гуляй, Женя! Куда податься - не знаю... Вась, а ты
не забыл наш вчерашний деловой разговор? - он вдруг вспомнил, что Кукушкин
обещал ему составить протекцию.
   - Ты знаешь, Жень, убей, но ничего  не  помню,  -  Вася  посочувствовал
прежде всего себе, а потом и своему новому другу. - Погуляли!
   Жмаченко больше ничего ему не сказал, он только  с  грустью  подумал  о
том, что все это ему обошлось гораздо дороже, чем Кукушкину.
   - В нашему сэли так и кажуть: ото не пый з бригадыром, а пый з головою!
- захихикал бородатый, затем спрыгнул с кровати и начал делать зарядку.  -
Как говорят в Одессе, нет ума, ходи пешком!
   После утренних обязательных процедур Вася и Женя разминулись. Кукушкину
вернули одежду и пригласили в дежурку. Дежурный сержант, просматривая  его
документы, съязвил:
   - Кукушкин Василий Васильевич?! Докуковался. Претензии есть?
   - Никак нет, товарищ начальник, все было на  высоком  художественном  и
финансовом  уровне!  -  отчеканил  Вася  по-армейски.  -  Есть   маленькая
просьбочка.
   - Слушаю.
   - Шеф, не сообщай на работу, будь человеком.
   - Эх, Вася, Вася, единственное, что я могу для тебя  сделать,  так  это
только отметить командировку.
   - Это-как же? - испугался Кукушкин.
   - Очень просто: поставить штамп "прибыл" и "убыл",  и  будь  здоров!  -
пошутил сержант и вернул ему документы.
   Вася быстро схватил паспорт и, открыв его, заглянул  в  командировочное
удостоверение. Затем, спрятав документы в карман, с улыбкой сказал:
   - А ты юморист, сержант.
   - Ничего не поделаешь, служба такая.
   - Эх, сержант, сержант, а знаешь, почему ты не старший сержант?
   - По возрасту еще не положено.
   - Да нет. Службу еще  не  понял.  А  ведь  в  святом  писании  сказано:
"Просящему у тебя дай,  стучащему  открой,  да  не  лишен  будешь  царства
небесного!" - обиженно сказал Кукушкин и медленно направился к выходу.
   - Слушай, - настороженно обратился сержант к разводящему, - а мы его не
рано выпустили? Может, вернем, пока не поздно?
   Услышав  эти  слова,  Вася  Кукушкин  остановился  только  за   третьим
поворотом...
   Услышав  Васин  рассказ,  Оля  долго  смеялась.  Отсмеявшись,   она   с
сожалением сказала:
   - Красивый ты внешне, Вася, но внутри...
   - А что внутри, внутри ничего не видно! - Кукушкин не любил критики.  -
Хотя каждый любит заглянуть в запрещенное место.
   - А это еще как сказать. Ну да ладно, - Оля  не  стала  больше  сердить
гостя, - каждый сходит с ума по0своему. Только я тебя попрошу: никогда  не
рассказывай  подобных  историй  моим  родителям.  Они   у   меня   слишком
правильные...
   - Правильные - это как? Не надевают брюки через голову?!
   - Примерно так.
   - Для этого много ума не надо.
   - А для чего, по-твоему, нужно, много ума? - Оля немного обиделась.
   - Чтобы от одного поцелуя рождались дети.
   - Ну, детей, которые родились от одного поцелуя, у нас хватает. Кстати,
Василечек, кто твои родители?
   - Я инкубаторский!
   - И вылупился ты, судя по твоим габаритам, из яйца страуса?
   - Нет, меня  моя  бабка  нашла  возле  вытрезвителя.  Меня  там  кто-то
потерял, поэтому я до сих пор потерянный...
   У Васи действительно не было  родителей.  Не  знал  он  даже,  как  они
выглядят. Взяла его на воспитание из детского дома одна  пожилая  одинокая
женщина. Но вскоре она умерла, и у Кукушкина от нее осталась  только  одна
небольшая посеревшая фотография. Детские и юношеские  годы  его  прошли  в
интернате. Когда поступил в университет, жил в общежитии.
   Но об этом Оле он не скажет. Уж больно не любил Вася, когда его  жалеют
или сочувствуют ему.
   - Василечек, а у тебя есть цель?
   - Прожить без цели - это тоже  цель.  Чем  меньше  хочешь,  тем  больше
получаешь. У меня, Олечка, не цель, а мишень. Для меня жизнь - это веселая
прогулка по королевскому лесу, где зайцы жрут волков, слоны боятся  мышей,
а змеи выплескивают свой яд друг на друга. И все они для меня мишени...
   - Значит, я для тебя тоже мишень?! - встрепенулась она.
   - Да какая ты мишень, - в словах Васи проскользнула надменность.  -  Ты
просто маленькая эпизодическая героиня в моей жизненной комедии.
   - Ах, даже так! - Оля вскочила  и  раз  за  разом  начала  затягиваться
сигаретой. - Так ты еще и драматург.
   Прослушав ее мысли, Вася понял, что она не на шутку рассердилась. Этого
он совсем не хотел. А насторожило его то,  что  у  нее  рождался  какой-то
замысел. Какой именно, он еще не мог понять.
   Их разговор, который мог бы дойти до ссоры, прервал звонок в  квартиру.
Они даже не заметили, что было уже утро.
   - Пожалуйста, драматург, пойди открой, - попросила она его.  -  У  меня
после такой брачной ночи, наверное, ужасный вид.
   Родителей Оли в это время дома не было: по утрам они занимались бегом в
ближайшем сквере. Вася открыл дверь  и,  увидев  перед  собой  белобрысого
мужчину лет тридцати пяти, спросил:
   - Вы кто? Как доложить?
   Мужчина поставил свой чемодан и протянул руку для знакомства:
   - Я Курочкин Василий Васильевич! - у него был робкий голос. - А вы?
   -  Я  -  тоже  Василий   Васильевич,   только   Кукушкин,   -   ответил
недоброжелательно "жених" и пригласил гостя в коридор.
   Курочкин был немного ниже ростом. Он вздрогнул,  когда  за  ним  громко
захлопнулась дверь. Они оба услышали, как в гостиной зазвенела хрустальная
люстра.
   - Что это? - спросил Курочкин, оглянувшись и прислушавшись.
   - Проверка слуха, - ответил Кукушкин.
   - Правильно, ля мажор, - приезжий заволок в гостиную тяжелый чемодан. -
Я закончил музыкальную школу у себя на мясокомбинате. Пригодилось.
   - А вы, случайно, не привезли с собой мяса?
   - Ну как же, как же, за кого вы меня принимаете,  -  Курочкин,  кряхтя,
поставил чемодан на  диван  и,  открыв  его,  начал  выкладывать  подарки:
балыки, копченые колбасы, окороки. - Пожалуйста, все, что хотите, все, что
ваша душа пожелает. Я мог бы привезти и больше, но, увы, у меня только две
руки. И, вы знаете, я за это не дал ни копейки.
   Он настолько увлекся, что даже не заметил появления Оли. Она  некоторое
время понаблюдала за ним, затем иронично спросила:
   - Василечек, ты, случайно, живых поросят не привез с собой?
   - Поросят?! - обернувшись, машинально переспросил Курочкин. - Нет, Оля,
не привез. Скотовоза не было... Здравствуй, Оля!
   - Здравствуй, здравствуй, - холодно ответила она, оглядывая подарки.  -
А живую свинью мог бы привезти и в чемодане. Чтобы не задохнулась, дырочку
прорезал бы. А этого зачем столько?
   - Как зачем, Оленька! На нашу свадьбу. Тратиться меньше...
   - Так ты опоздал, Курочкин, свадьба уже  состоялась.  -  В  глазах  Оли
настоящий жених выглядел почти чучелом.  Она  снисходительно  усмехнулась,
сравнивая красивое лицо Кукушкина с серой  физиономией  своего  настоящего
жениха.
   - Как состоялась? Когда? С кем?.. - растерянный жених сел  на  диван  и
распустил галстук.
   - Вот мой муж, с которым я вчера расписалась! - Оля подошла к Кукушкину
и, будто желая вызвать ревность у Курочкина, прижалась к его плечу.
   - А что же мне делать? - на Курочкина жалко было смотреть. - Я уволился
с работы, выписался из общежития. Оля, побойся Бога...
   После долгого тягостного молчания наконец заговорил Кукушкин:
   - Послушай, друг, ты не расстраивайся. На потерянную жену я тебе  выдам
справку. Законную -  с  подписями  и  печатью.  Конечно,  взамен  брачного
свидетельства. Но это еще не все. До  сегодняшнего  дня  ты  был  домашней
птицей, а я тебе предлагаю стать свободной. Пожил  ты  Курочкиным,  теперь
поживешь Кукушкиным. Для этого нам  нужно  обменяться  только  паспортами.
Кое-какое  портретное  сходство  имеется,  хотя  я,  безусловно,   намного
симпатичнее. Правда, Оля?
   Вася Курочкин с горечью смотрел на своего соперника  и  завидовал  ему.
Бывают же на свете такие красивые люди! Но Олю он ни в чем не обвинял:
   - Оля, за год нашей переписки  ты  мне  написала  сто  восемьдесят  два
письма. Я тебе - ровно триста. Можно, я твои письма оставлю себе, а ты мои
верни. Зачем они тебе?
   - Хорошо,  Вася,  -  сочувственно  вздохнула  она.  -  Только  у  меня,
наверное, не все письма сохранились...
   -  Ничего,  сколько  есть.  Вам  же,  Василий,  вот  что  я  скажу:  вы
счастливец, но и от счастья люди устают. А издеваться над другим человеком
негоже...
   - Вася, да ну что ты! -  подскочил  Кукушкин.  -  Никто  над  тобой  не
издевается! Я тебе действительно предлагаю  обменяться  местами.  Поживешь
пока в моей квартире. Можешь даже поездить  на  моей  машине,  если  права
имеются.
   "А почему бы мне и не согласиться? -  спросил  себя  Курочкин.  -  Хоть
поношу паспорт этого счастливого нахала. И податься мне сейчас  некуда.  И
денег у меня сейчас маловато, чтобы снять квартиру..."
   Не дожидаясь, пока Курочкин  решится,  Кукушкин  достал  свой  паспорт,
вложил в него две сторублевые купюры и сказал:
   - Держи, Вася, и не горюй! Ты потерял жену, но  нашел  друга,  тезку  и
стал свободной птицей. Кукушкиным! А это не каждому дано. Ты еще  узнаешь,
кто такой Кукушкин!
   Курочкин согласился. Впрочем,  в  таком  состоянии  ему  было  уже  все
равно...
   А Оля торжествовала. Она задумала перевоспитать Кукушкина на свой  лад.
Только неведомо ей было главное: ее "жених" об этом уже знал.



10

   Итак, Вася Кукушкин решил пожить под чужой  фамилией.  Отдав  Курочкину
ключи от своей квартиры и проводив его, он сразу  же  позвонил  на  работу
Валентине Михайловне:
   - Валюша, по закону мне положено три дня выходных. Доложи директрисе  о
моем отсутствии. И запиши мой новый телефон,  -  он  продиктовал  ей  Один
номер.
   -  Не  волнуйся.  Василек,  Генриетта  Степановна  уже   поставлена   в
известность, -  в  ее  голосе  сквозила  ревность.  -  Она  только  ужасно
удивилась. Я, кстати, тоже не ожидала  от  тебя  такого  подвига.  Все  же
нашлась такая, что стреножила тебя. Ну что же, желаю счастья!
   Кукушкин понял, что, регистрируя его брак с Олей, Валентина  Михайловна
допустила элементарную невнимательность. Когда она вчера  увидела  Васю  в
качестве  жениха,  была   просто   ошеломлена.   И,   проверяя   заявление
новобрачного, фамилию "Курочкин" машинально прочла как "Кукушкин", а имя и
отчество - Василий Васильевич - сделали свое черное дело. За много лет  ее
работы во Дворце бракосочетания не было подобных курьезов.
   Такое недоразумение Кукушкина вполне устраивало, ведь он твердо  решил,
воспользовавшись своими уникальными возможностями,  стать  миллионером,  а
другая  фамилия,  другое  место  жительства,  считал   он,   помогут   ему
законспирироваться. Он еще точно не знал, как будет  обогащаться,  но  был
уверен, что помогут ему в этом Хитроумовы.
   Вечером он встретился со Всеволодом Львовичем в условленном месте возле
кафе.
   - Такой человек - и без охраны! - Кукушкин учтиво пожал ему руку. - Как
дела, как ваше драгоценное здоровье?
   - Вы ошибаетесь, Василий Васильевич, если считаете, что я  без  охраны.
Вот посмотрите, - Всеволод Львович  показал  рукой  на  прохожих,  -  меня
охраняет все общество. Надежно защищает!
   - В таком случае я за вас спокоен. Куда мы сегодня идем?
   Хитроумен взял Кукушкина за локоть, отвел его в сторону и, наблюдая  за
толпой прохожих, с философским выражением лица сказал:
   -  Вглядитесь  в  этот  человеческий  муравейник.  Только  дурак  может
подумать, что это толпа. Посмотрите, ведь у многих из них  довольно  умные
лица. Конечно, дураков гораздо больше. Но в этом же и заключается прелесть
жизни.  Дураки  послушны,  покладисты.  Они  просто  необходимы...  Ладно,
Василий Васильевич, я вижу, вам скучно от моей  говорильни.  Мне,  кстати,
очень понравилось ваше изречение: поменьше слов - побольше  денег!  Хорошо
сказано. Густо, сочно, и вопросов никаких. Даже дружить с вами хочется...
   "Всеволод Львович, похвалы - это еще не деньги!" - подумал  Кукушкин  и
рассмеялся.
   ...В последнее время Хитроумовым всерьез заинтересовались  компетентные
органы. Было уже две повестки.
   Запомнилась ему последняя встреча  с  майором  Луниным,  инспектором  с
маленькими проницательными глазами.
   - Товарищ Хитроумов,  вы  живете,  как  капиталист.  Откуда  вы  берете
средства? - этот вопрос майор задал дважды.
   Но у Хитроумова было алиби. Трижды он  выиграл  по  лотерейным  билетам
автомобили.  Правда,  выигрышные  билеты  он  купил  с  рук,  переплачивал
некоторые  суммы.  Но  в  сберкассе,   где   Хитроумов   получал   деньги,
зарегистрирована его фамилия, поэтому чувствовал он себя спокойно.
   - Скажите, пожалуйста, товарищ Лунин, вот если бы я был  нищим,  вы  бы
спросили у меня, откуда такая нищета?
   - Товарищ Хитроумов, здесь, по-моему, вопросы задаю я...
   - Эх, товарищ Лунин, товарищ Лунин,  задавать  вопросы  -  это  еще  не
значит  спросить!  Спрашивать  нужно  сначала   научиться,   -   Хитроумов
укоризненно покачал головой.
   - Научимся, Всеволод Львович, еще как научимся! И ответить заставим  по
всей строгости закона, невзирая на должности и личности.
   - Ладно,  не  пугайте!  -  Хитроумов  приподнялся,  уверенность  Лунина
показалась ему наивной. - Научитесь. Сидите на  государственных  харчах...
Сами, небось, своим умом копейки не заработали, а  собираетесь  научиться.
Чему только?.. Как говорится: и сам не гам, и другому не дам! Вот  это  вы
умеете, даже учиться не надо...
   Кукушкин внимательно прослушал этот эпизод, хотя Хитроумов не сказал ни
слова. Понимая его обеспокоенность, попытался успокоить собеседника:
   - Всеволод Львович, но это пока лишь диалог... Слова...
   - Да не знать мне  никаких  диалогов  с  этими  мусорами!  -  взорвался
миллионер,  не  скрывая  своей  ненависти  к   милиционерам.   -   Лодыри,
бездельники! Да они больше вреда приносят, чем  пользы.  Ну  скажите,  что
плохого в том, что я умею делать деньги?! По-моему, таким,  как  я,  нужно
ставить памятники еще при жизни. Другие совершенно ничего не умеют делать,
разве что только подписи ставить под зарплатой - и им ничего. Они в  ладах
с законом. Допускаю, что я обогащаюсь путем обмана. Но я же  не  обманываю
государство! Я обманываю таких же  деловых  людей,  как  и  сам.  Ну,  они
немножко глупее меня. Ничего не поделаешь - таков закон коммерции: если не
ты их, значит, они тебя. Детей даже в школе учат: если не ты, так кто  же?
- он хитровато прищурил левый глаз, будто хотел подмигнуть собеседнику.  -
Между прочим, один мой знакомый, директор кладбища, имеет странное  хобби:
он записывает на кассеты и собирает надгробные речи. Но самое  странное  в
том, что он любит их прослушивать под веселую музыку.  Знаете,  я  однажды
присутствовал при этом. Сначала мне было как-то жутко, но потом... привык.
Особенно мне понравилась скорбная речь  одного  врача  над  гробом  своего
покойного коллеги под мелодию песни "Жить и верить - это замечательно...".
Недавно он даже создал из работников ритуальной службы хор, который назвал
"Лучше нету того свету"...
   - Все это  очень  интересно,  только  никак  не  пойму,  зачем  вы  мне
рассказываете об этом кладбищенском лирике? - пожал плечами Вася.
   - А затем, что я приглашаю вас в гости к нему.  Весьма  оригинальный  и
нужный человек. Хотелось бы мне послушать повнимательнее...
   Директор кладбища Фердинанд Калистратович Клоп был  не  такой  богатый,
как Хитроумов, но, во всяком случае, жить от аванса до получки ему никогда
не приходилось, а одну стенку в своей комнате  он  запросто  мог  обклеить
сторублевыми ассигнациями вместо обоев.
   Клоп обладал весьма примечательной  чертой  характера:  он  никогда  не
считал, сколько брал, но всегда записывал, кому и сколько давал. Давал  он
своему вышестоящему начальству, ибо был уверен, что иначе на его месте был
бы другой. Давал своему знакомому врачу, который лечил его сразу  от  трех
болезней: диабета, геморроя и склероза. Своему главному бухгалтеру  он  не
давал принципиально, вместо  этого  он  забронировал  для  него  место  на
кладбище. Короче, давал Фердинанд Калистратович  только  в  исключительных
случаях, когда, как говорится, деваться было некуда. В  остальных  случаях
только брал.
   В настоящее время Клоп жил с женой Дорой Абрамовной и двумя  внуками  -
детьми-любимой и единственной дочери.  Внуки  жили  чаще  у  него,  чем  в
кооперативной квартире, которую он построил доченьке. Квартира Клопа  была
по проекту четырехкомнатная, по он сделал из нее пятикомнатную. В  большой
комнате стояла раздвижная перегородка, благодаря которой у  него  появился
небольшой и уютный домашний кабинет, где он иногда скрывался от назойливых
гостей. В случае чего, казалось ему, он сможет хотя бы на  какое-то  время
спрятаться в своем кабинете и от компонентных органов.
   Был у Клопа единственный друг Петя Шибчиков, с которым  он  мог  всегда
поговорить по душам. Петя жил почти по  соседству  и  бывал  у  него  чаще
других. Работал он приемщиком утильсырья, хотя имел высшее гуманитарное  и
незаконченную кандидатскую. Забегая к Фердинанду по утрам на чашечку кофе,
он часто рассказывал, как делать деньги из ничего.
   - Ты знаешь, К-кло-оп,  как  делать  бабки  из  мусора?  -  он  ленился
употреблять длинные слова, а некоторые короткие выговаривал с заиканием.
   - Каждый делает их по-своему, - для  людей  подобного  круга  это  была
общеизвестная истина.
   - Э, не скажи, К-ло-оп-п, не  скажи...  Слушай,  ну  зачем  тебе  такая
длинная фамилия?
   - А зачем тебе такой короткий ум? - сердился хозяин.
   - Больно ты умен - всю жизнь кандычишь на подачках! Брать "парнусю" - и
дурак сможет. Это же... унизительно!
   - Зато почетно. Каждый жулик и вор тебе подчиняется.  Вот  они  у  меня
где! - Клоп сжал руку в кулак и осторожно ударил им по столу.
   - А какое ты имеешь право брать взятки, ты - заведующий мертвецами?!
   - Ладно,  мусорщик,  о  правах  заговорил,  -  Фердинанд  Калистратович
выплюнул горячий кофе в чашку и с наслаждением продолжал хлебать.  -  Прав
тот, у кого больше прав.
   - Да, развели мы таких вот клопов  на  свою  голову!  -  Петя  в  гневе
выговаривал фамилию друга без заикания.
   - Ладно, валяй собирать свой мусор! - на этом директор  кладбища  хотел
поставить точку.
   Но Петя не спешил уходить:
   - Получать взятки - это же продавать совесть и честь. Это стать той  же
проституткой! У тебя не соображает чердак, как заработать самому,  поэтому
ты торгуешь своей совестью. Меня не купишь  ни  деньгами,  ни  лицемерными
словами. Я могу заработать столько, сколько мне надо, но брать  от  других
подачки - нет, никогда! Лучше - в прорубь, лучше - казнь,  чем  неуважение
себя!
   - Тебе  лечиться  надо.  У  меня  есть  "канал"  -  могу  определить  в
психиатричку, - снисходительно посмеивался Клоп.
   - Не смей своим грязным языком оскорблять меня! Мразь, гнилье,  грязная
скотина. Таких, как ты, нужно сжигать в пепел и не развеивать по ветру,  а
закапывать глубоко в землю, чтобы ни одно  дерево,  ни  одна  травинка  не
отравилась твоей плотью, - Шибчиков, конечно  же,  играл,  но  кое-что  он
высказывал от души.
   - Ничего, нас многовато, всех не сожжешь. Пусть мы дураки,  но  мы  еще
долго будем диктовать свои условия и делать таких, как ты, неудачниками, а
более сговорчивых заставлять кланяться себе. Так что  ваше  время  еще  не
скоро придет, если оно вообще когда-нибудь придет, - Клоп ни на секунду не
сомневался в своей правоте.
   Шибчиков вздохнул, допил залпом кофе,  поставил  чашку  вверх  дном  на
блюдечко и быстро вышел.
   После подобных ссор они обычно расставались на день или  два.  Но  Петя
пришел уже на следующий  вечер,  чем  нарушил  установленную  традицию.  И
пришел не с пустыми руками.
   Хотя Фердинанд Калистратович был очень самолюбив, но стоило Пете в знак
извинения  преподнести  Клопу  пять  томов  Анатоля  Франса   в   отличном
полиграфическом исполнении, как он бросился обнимать его. В таких  случаях
ему казалось, что перед ним унижаются, и он  должен  ответить  благородным
прощением.
   - Спасибо, спасибо, дорогой, - повторял он раз за разом, -  мелочь,  но
приятно.
   Шибчиков знал, что делает: с Клопами,  понимал  он,  лучше  не  портить
отношений.
   Случилось так, что в тот же вечер к Фердинанду Калистратовичу пришел  в
гости и его сотрудник Хамло Иван, бригадир гробокопателей. Это был угрюмый
громадный человечище с бородой, ледяными глазами и ручищами,  как  лопаты.
Голос, казалось бы, у него должен быть, как у человека-горы, но он обладал
лишь колоратурным сопрано.
   Появлялся Иван в доме Клопа один раз в месяц и в одно и  то  же  время.
Калистратович выпивал с ним по рюмке коньяку в своем  кабинете,  выкуривал
по сигарете, принимал от него конверт с "наваром"  и  затем  отпускал  его
любоваться своим аквариумом. А для Хамло это было единственным утешением в
этом доме. Он и сам имел  несколько  аквариумов,  но  о  таких  уникальных
рыбках, как у его начальника, мог только мечтать.
   А  через  двадцать  минут  к  Фердинанду  Калистратовичу  пожаловали  и
Хитроумов с Кукушкиным. Встретив такого важного  гостя  в  своем  скромном
доме, Клоп даже на радостях прослезился:
   - Всеволод Львович, позволь мне тебя обнять! Не верится,  что  ты  -  в
моей скромной хибаре! - он прислонил свою лысую голову к груди  Хитроумова
и начал всхлипывать. - Если б ты знал, какой это праздник, какой это...
   - Ладно, ладно, так я тебе и поверил! Я сам себе один раз в год верю, -
Всеволод Львович сначала мягко похлопал Клопа по спине, но когда  близость
этого плешивого человека ему стала неприятна, ударил его несколько раз  по
почкам.
   Хозяин со стоном отскочил от него и, ухватившись за бок,  побледнел  от
боли. Хитроумов самодовольно расхохотался:
   - Ну что, ты  меня  уже  не  любишь?!  Ладно,  приглашай,  пока  мы  не
передумали... Фердинанд, ты же не баба, хватит тебе корчиться!
   В квартире Клопа стояла приличная  мебель,  по  это  была  кладовка  по
сравнению с квартирой Хитроумова. Да и сам Хитроумов выглядел франтом:  он
всегда носил джинсы или вельветовые брюки, имел модные рубашки,  несколько
кожаных финских курток и японских пиджаков. Клоп же был  похож  на  старую
развалину: рыхлые щеки, отвисший живот, линялые бегающие глазки.
   После коньяка, выпитого вместе с гостями, хозяину  квартиры  полегчало.
Сначала он мысленно выругал Хитроумова  последними  словами,  затем  вытер
вспотевшие руки о неглаженные брюки и миролюбиво спросил:
   - А помнишь, Львович, ты у меня хотел приобрести одну вещицу?
   - Какую вещицу? Не помню...
   Речь шла о старинной иконе. Ради нее и пришел сюда Хитроумов. Ради  нее
и привел сюда Кукушкина...
   - Так-таки не помнишь?! - не поверил  ему  Клоп  и  нажал  на  какую-то
секретную кнопку.
   Большой книжный шкаф в кабинете хозяина  автоматически  открылся.  Клоп
неторопливо поднялся, раздвинул желтые бархатные шторы на стене и  обнажил
тайник с антиквариатом.
   Кукушкин слегка удивился. Шибчиков уже видел это много раз. Зато  ахнул
в душе Хитроумов и чуть не завопил от зависти. Он сразу понял,  что  здесь
находилось целое  сокровище.  Старинные  иконки  с  позолотой,  золотые  и
серебряные  крестики,  посуда,  ювелирные  изделия  -  все  это,  по   его
приблизительным подсчетам, тянуло тысяч на двести.
   Придя в себя от изумления, Всеволод  Львович  кашлянул  и  обратился  к
Кукушкину:
   - Василий Васильевич, вы не хотите покурить?
   - Пожалуйста, - с олимпийским  спокойствием  ответил  Вася  и  вышел  в
другую комнату.
   - Слушай, Фердинанд... -  Хитроумов  сначала  плотно  закрыл  дверь  и,
поражаясь легкомысленности хозяина, спросил: - Ты в своем уме?
   - А что такое? Я только хотел показать тебе ту иконку, - на лице  Клопа
не было ни малейшего опасения. - Думаешь, он может заложить?  Тогда  зачем
ты его привел сюда?
   - Осторожность - никогда не помеха.  Мог  бы  сначала  предупредить,  -
гость не отводил взгляда от антикварных вещей, затем начал  прикасаться  к
ним дрожащими пальцами. - Вот она! Она, она... - он узнал иконку,  которую
видел раньше у Клопа и хотел купить по дешевке.
   - Верно. А говоришь, что не помнишь! Семнадцатый век. Но вещица эта еще
не моя. Никак не уговорю бабку продать мне ее, - врал хозяин, наблюдая  за
жадными глазами гостя.
   - А сколько она  хочет?  -  Хитроумов  уже  держал  иконку  в  руках  и
разглядывал ее со всех сторон.
   - Так в том-то и дело, что не продает. Дала только на  некоторое  время
полюбоваться...
   - А ты не отдавай! Скажи, что пропала.
   - Ну да! Не хватало, чтобы она на меня навела мусоров.
   Кукушкин стоял за дверью и все слышал. Более того, он понял, что  может
прослушивать мысли других, даже если они находятся за стеной.
   Спустя некоторое время Вася почувствовал, что ему кто-то начал  мешать.
Оглянувшись, он увидел громадного бородача в джинсах и  свитере.  Это  был
Иван Хамло. Он  так  увлеченно  разглядывал  в  аквариуме  рыбок,  что  на
Кукушкина абсолютно не обратил внимания.
   Вася решил с ним познакомиться поближе:
   - Ты кто?
   - Как кто? Человек, - ответил тот, не поднимая головы.
   - Понятно, что человек, а откуда?
   - С кладбища, - бородач был невозмутим.
   - Ну и как там?
   - Ничего, жить можно. А ты откуда?
   - С-одной планеты, - Кукушкин начал настраиваться на мысли собеседника,
но Иван, как ни странно, думал только о рыбках.
   - Значит, с того света...
   - Ага.
   - Ты знаешь, двадцать лет работаю гробовщиком, но еще не  видел,  чтобы
оттуда кто-то возвращался... Тебе повезло, -  Хамло  постучал  пальцем  по
аквариуму и наконец посмотрел на Кукушкина.  Надо  сказать,  он  ненавидел
красивых и молодых мужчин. Все они, считал он, соблазнители  женщин.  Иван
недавно бросил жену, узнав, что она изменяла  ему.  В  лице  Кукушкина  он
усматривал что-то враждебное для себя.
   В комнату вбежали  внуки  Клопа:  Кирочка  -  пятиклассница  и  Сеня  -
шестиклассник. Мальчик отбирал у сестры какую-то вещицу,  а  она  капризно
отмахивалась от него и выкрикивала:
   - А не пошел бы ты знаешь куда!..
   - Бабушка, бабушка! - завопил Сенечка. - Она меня посылает!
   С кухни прибежала перепуганная Дора Абрамовна.
   - Что такое, масик, что случилось?
   - Бабушка, а она меня посылает.
   - Масик мой... - бабушка любовно погладила внука по голове, - а  ты  не
иди.
   - Правильно, садись, пять! - обрадовался Сеня. - Вот так-то, дурочка, а
я не пойду. Ясно тебе!
   - Бабушка! - теперь заныла Кирочка. - Он меня дурой обзывает...
   - Масичка моя, - Дора Абрамовна обняла внучку, - это недоказуемо. Такое
не сможет доказать ни один врач.
   Дора Абрамовна была юристом по образованию, поэтому  любила  выражаться
юридическим языком. Юрисконсультом она  проработала  всего  полтора  года,
пока не познакомилась с Фердинандом Калистратовичем. Авторитетом на работе
не пользовалась ввиду отсутствия достаточной образованности.  Зато  у  нее
хватило ума выйти замуж за директора кладбища.
   Хозяйка гостеприимно улыбнулась гостям и, чтобы  не  мешать  им,  увела
внуков с собой на кухню.
   Через полчаса в гостиной был накрыт ужин в  честь  Хитроумова.  И  хотя
другие гости не принимались в счет, они также были приглашены за стол.  За
время ужина Васе стало известно, что  Клоп,  этот  уродливый  человечишко,
владел одними только драгоценностями и антиквариатом на сумму как  минимум
двести тысяч рублей. Его друг  Шибчиков  имел  около  ста  тысяч.  И  даже
какой-то гробовщик Иван Хамло мог купить сразу несколько автомобилей. Ну а
в том, что Хитроумов  был  богаче  их  всех  вместе  взятых,  Кукушкин  не
сомневался.
   Вася чувствовал тайное могущество над всеми этими людьми - и  в  то  же
время завидовал им. Да, завидовал. А ведь  раньше  это  чувство  было  ему
неведомо. Он окунулся в другой мир и не мог понять, что с ним происходит.
   Вернувшись поздно вечером, Кукушкин,  как  сумасшедший,  долго  целовал
Олю. Не выпуская ее из своих объятий, спросил:
   - Олечка, ты хочешь, чтобы я стал миллионером?
   Она, еще не опомнившись от его поцелуев, ответила:
   - Я хочу, чтобы ты меня любил. Я хочу, чтобы у моего мужа отсутствовали
вредные привычки.
   - А что такое вредные привычки?
   - Курить, выпивать, изменять жене...
   - А брать взятки или воровать - это вредные привычки?
   Оля его не поняла, поэтому ответила шутя:
   - Смотря для кого. Одним не привыкать, а другие рады бы  брать,  да  не
дают.
   Вася почувствовал усталость. После бессонной ночи и  выпивки  в  гостях
ему хотелось спать. Когда он начал зевать, Оля легонько  схватила  его  за
волосы и начала трясти:
   - Ты думаешь, я тебе дам сегодня спать?! Ты теперь будешь у меня  спать
только в рабочее время, милый мой,  радость  моя,  сердцеед  и  покоритель
чужих жен.
   Но у Васи уже закрывались глаза, и никакие ласковые слова не могли  его
взбодрить.
   - Ух, эгоист, - прошептала она,  но  ей  было  приятно  раздеть  его  и
уложить в постель.



11

   Родители Оли уехали в отпуск. Несколько дней подряд Вася  и  Оля  спали
почти до обеда. Однажды, пока Оля накрывала  на  стол,  он  позвонил  себе
домой:
   - Как дела, тезка, как живется тебе в новом доме?
   - В этом новом доме водятся старые грехи, - ответил со стоном Курочкин.
   - А что случилось?
   - Будь проклят этот дом! Будь проклят этот город! Если бы я знал, я  бы
ни за что не согласился!.. - Курочкин заплакал.
   - Ты можешь толком объяснить, что  произошло?!  -  сердито  переспросил
Кукушкин: он не любил, когда плачут мужчины.
   Немного успокоившись, Курочкин объяснил:
   - Вчера вечером встретили меня трое.  Спросили:  ты  Вася  Кукушкин?  Я
ответил: да. Потом они меня откуковали так, что живого места не осталось.
   - Только не откуковали, а откуропатили!
   - Э  нет,  когда  они  меня  били,  то  еще  и  приговаривали:  смотри,
докукуешься у нас.
   - Кто они?
   - Они мне не представились. Передали только привет от какого-то Вити.
   Кукушкин понял, что это была месть. Дочь Хитроумова и на  этот  раз  не
выйдет замуж. Получив отказ Риты, Виктор узнал от нее, что  некий  телепат
разоблачил его коварные намерения. За такое  неслыханное  вмешательство  в
чужую жизнь он и решил отомстить ему.
   "Если б не Оля, пришлось бы  мне  несладко,  -  подумал  Кукушкин  и  с
благодарностью обнял свою спасительницу. - Значит, это сама  судьба  в  ее
обличье хранит меня..."
   За обедом Оля сказала Васе:
   - Василек, я совсем недавно случайно услышала, как  отец  говорил  моей
маме: "Милая, ты у меня такая, что хоть к ране прикладывай.  Мне  кажется,
она вмиг заживет и даже боли не почувствуешь!.." Василек, я хочу, чтобы  и
у нас так было.
   - А сколько твоим предкам?
   - Маме - сорок пять, папе - пятьдесят.
   - Вот видишь, а у нас с тобой разница только в три года.
   - Единственный мой, я постараюсь  для  тебя  стать  моложе  на  десять,
пятнадцать лет! Вот посмотришь...
   Кукушкин молча ел и думал о том, что  в  своей  беспутной  жизни  такой
искренней женщины еще не встречал. Раньше  длительного  присутствия  одной
женщины он просто не выносил. А тут уже около недели -  с  одной  Олей!  В
душе немного жалел Курочкина, который безневинно пострадал из-за него,  но
изменять хоть что-нибудь не в свою пользу ему совсем не  хотелось.  И  еще
одна мысль не давала Васе покоя. Он  ведь  должен  "бороться  со  злом"  и
"совершенствовать  жизнь".  Сегодня  утром  в  нем  окончательно   созрело
решение: завладеть деньгами подпольных богатеев.
   На другой день,  когда  Оля  ушла  наконец  на  работу,  Вася  позвонил
Генриетте Степановне и попросил отпуск на неделю за свой счет. Она даже не
стала его  спрашивать  зачем,  и  такая  покорность  директрисы  Кукушкину
польстила: он чувствовал себя  незаменимым.  Потом  звякнул  Курочкину  и,
прихватив с собой выпивку и закуску, через полчаса был уже у себя дома.
   Своего несчастного друга из Москвы он застал в кровати. Лицо его было в
синяках, и даже наклеенные пластыри не могли скрыть всех побоев.  Кукушкин
ужаснулся: только теперь ему стало ясно, какие страдания за него приняли.
   - Ты ел что-нибудь?
   - А зачем, - обреченно ответил Курочкин. - Я хочу умереть. Все равно  я
никому не нужен...
   - Ну, для этого не надо было уезжать из. Москвы! -  Кукушкин  брезгливо
скривился: по всей квартире валялись  кусочки  колбасы,  стоял  неприятный
запах. - В нашем городе похоронное бюро работает хорошо, но... дурное дело
- не хитрое.
   - Вот и прекрасно: ехал я на свою  свадьбу,  а  попаду  на  собственные
похороны...
   - Ладно, не ной, мученик, - Кукушкин с грохотом открыл окно, - похороны
не состоятся! У нас с тобой есть дела поважнее. Поднимайся!
   Пока Курочкин со стонами одевался, Кукушкин наводил порядок в  квартире
и пытался поднять настроение гостю:
   - Что надумал, чудак-человек. Да у нас такие шмары, что из  гроба  тебя
поднимут!
   - Мне никого не  надо,  мне  нужна  только  Оля.  Я  с  ней  целый  год
переписывался. "Целый год! Мы прожили с ней  целый  роман.  Впрочем,  тебе
этого не понять...
   - Ну куда уж мне до нее,  она  переписывалась  с  самим  Курочкиным  из
Москвы! - с небрежной иронией заговорил Кукушкин. -  Только  ваш  дурацкий
роман, прожитый за целый год, я перечеркнул одним только  взглядом.  А  ты
верь после этого бабам, верь, если дурак!
   - Не смей так говорить об Оле! - Курочкин сейчас ненавидел Кукушкина.
   - А почему это не сметь? Слушай,  ты  не  просто  дурак,  ты  блаженный
дурак, а это уже опасно. Ты понимаешь жизнь искаженно, а не  такой,  какой
она есть на самом деле.  Поражаюсь  я  тебе,  мясо  и  балыки  воровал  на
мясокомбинате, как все, а жизнь... жизнь понимаешь, как невинный ягненок!
   - Я не воровал! - Курочкин оскорбился. - Это мне подарили на свадьбу! И
вообще, запомни: я никогда и  ничего  не  украл  даже  на  копейку!  А  на
мясокомбинате я работал завклубом,  у  меня  режиссерское  образование.  Я
закончил институт культуры...
   - Понятно, можешь не продолжать. Такие, как ты, не воруют,  они  просто
получают в подарок ворованное. Ну да ладно, садись! - Кукушкин выложил  из
сумки на стол еду и выпивку. - Буду тебя перевоспитывать.
   - Себя лучше перевоспитай! - Курочкин решил сопротивляться.
   - Поздно, горбатого могила  исправит,  -  самокритично  и  самодовольно
сказал Кукушкин и разлил коньяк в принесенные с собой хрустальные рюмки. -
Давай, тезка, будь мужчиной! Запомни, бабы не любят таких...
   - Не все бабы... женщины одинаковы! - Курочкин схватил рюмку, опрокинул
в себя коньяк и налил снова. Ему хотелось расслабиться.
   Кукушкин спокойно отреагировал на его поведение, медленно выпил  коньяк
и с видом знающего человека подчеркнул:
   - В принципе - все. Даже наша Оля - не исключение.
   Кукушкин и Курочкин были совершенно разными людьми, поэтому разговор их
был похож на ссору. В споре они не заметили, как опустела  бутылка.  Гость
из Москвы от отчаяния даже закурил, хотя раньше терпеть не  мог  табачного
дыма.
   - Ну вот, Васек, я тебя  сделаю  цивилизованным  чуваком,  -  заговорил
Кукушкин дружеским  тоном.  -  Баб  у  тебя  будет  -  кагатами,  денег  -
мешками...
   - Кагаты баб забери себе, мешки денег - тоже. Мне отдай Олю...
   - Этот вопрос предоставь решить ей самой. Я у тебя ее  не  отбирал,  ты
мне ее не давал.
   И Курочкин смирился. Уж больно  убедительно  жизнь  ему  доказала,  что
наглость -  действительно  второе  счастье.  Но  этим  "качеством"  он  не
обладал. Он  мог  быть  только  покорным.  А  в  жизни  это,  оказывается,
считалось дефектом.
   - Тысяча рублей в месяц - тебя устраивает? - оборвал его грустные мысли
Кукушкин.
   - Сколько, сколько? - переспросил Курочкин, хотя прекрасно все услышал.
   - Заяц трепаться не любит. "Кусок" у тебя  будет  на  тарелочке  каждый
месяц.
   - Что я должен делать? - отозвался Курочкин после робкого раздумия.
   - Ничего. Будешь только отвечать на телефонные звонки от моего имени  и
желательно поменьше выходить на улицу... если не хочешь, чтобы тебе  снова
"фонарей" навешали.
   Курочкин согласился. Кукушкин не сомневался, что ему с "дублером" очень
повезло.
   После обеда Кукушкин решил навестить Виточку, Вита работала  костюмером
и гримером в театре. Разведенная двадцатилетняя  женщина  ради  Васи  была
готова на все, даже выйти за него замуж. Но так много Кукушкину  не  нужно
было, он всегда довольствовался тем, что она периодически  одалживала  ему
червонец или четвертак.
   В костюмерной Вася застал ее за чтением журнала мод. Он так тихо  зашел
к ней, что она даже не заметила. Вита глубоко  зевнула,  а  когда  открыла
глаза, увидела на странице сторублевую купюру. После некоторого недоумения
она обернулась и, не поверив своим глазам, воскликнула:
   - Ой, ты или не ты?! Только умоляю тебя, не говори мне красивых слов...
   Вася закрыл ей рот поцелуем, и она от наслаждения застонала. Затем  сел
в кресло напротив нее и, закурив, сказал:
   - Я к тебе, солнце мое, по делу.
   - Об этом нетрудно догадаться,  -  Вита  повертела  в  руках  деньги  и
вздохнула. - Даже не могу вспомнить, держала ли  я  в  руках  когда-нибудь
такую бумажку. Зарплата ведь у меня девяносто рэ.
   - Теперь у тебя, мое сокровище, будет много  таких  бумажек.  Это  тебе
говорю я, Вася Кукушкин!
   - Ты получил наследство?
   - Я получил то, чего еще не получал ни один  человек  в  мире!  -  Вася
потянулся и  начал  осматривать  парики  на  полках.  -  Вот  так-то,  моя
единственная.
   - Я же тебя просила не говорить мне... таких слов, - напомнила она.
   - Извини, если я тебя оскорбил. Больше не буду, - он подошел к  зеркалу
и  начал  примерять  парики.  -  Ластонька  моя,  у  тебя  здесь  неплохая
коллекция.
   - Кукушкин, как это ты залетел ко мне? Сто лет не было, а тут на  тебе.
Неужели  совесть  заговорила?  -  у  нее  был  сердитый   и   одновременно
соскучившийся голос.
   - Во-первых, я зашел долг отдать. Во-вторых, я по тебе истосковался...
   - А в-третьих, не клянись моим собственным ребенком, потому что я  тебе
все равно не поверю, - Вита  недоуменно  смотрела  на  его  позирование  в
париках перед зеркалом. - Слушай, Кукушкин, сколько б  ты  не  напялил  на
себя париков, тебя все равно узнает каждая собака.
   - А может, какая-нибудь дворняжка  и  не  узнает,  -  Вася  внимательно
посмотрел в глаза Виты и, прислушиваясь к ее мыслям, понял:  она  его  еще
любила и не могла простить ему равнодушия к ней. - Так сколько мы с  тобой
не виделись?
   И стоило  ему  только  поднять  распростертые  руки,  как  она  тут  же
бросилась к нему в объятия.
   - Не понимаю, что это со мной. Мне с тобой так  хорошо,  что  я  готова
исполнить твое любое желание.
   О  ее  желании  Кукушкину  сразу  стало  известно,   хотя   для   этого
необязательно было обладать таким даром, как у него.  Ее  мысли  напомнили
Васе только о том, что в этой гримерной за шкафом была  дверь  в  знакомую
уже ему смежную комнату. В ней  было  достаточно  уютно  и  удобно.  И  не
согрешить сейчас там, решил он, это просто грех.
   Только к вечеру Кукушкин выбрался из гримерной. В театре был  выходной,
и Вита проводила его. Дежурный старик-пенсионер даже не обратил  внимания,
что в театр заходил совершенно другой человек. Вита загримировала Васю  до
неузнаваемости, подобрала со вкусом парик, даже не спросив, зачем ему  это
нужно. Она сделала его лицо таким, каким хотела видеть.
   - Ты лепишь из моей души, что хочешь, а я - из твоего лица,  -  сказала
она с грустью на прощание, наверняка зная, что увидит его не скоро.
   Поцеловав Виту в глаза, он ласково распрощался с ней  и  через  полчаса
уже был в микрорайоне, где жил директор кладбища Клоп.
   Кукушкин ненавидел взяточников, поэтому решил завладеть его деньгами  в
первую очередь, хотя пока что не имел ни малейшего представления, как  это
сделать; Прохаживаясь возле дома Фердинанда Калистратовича, Вася  случайно
встретил свою давнюю знакомую Люсю. Она была  матерой  проституткой.  Даже
имела кличку "Золотая". Благодаря своим  выдающимся  внешним  данным,  она
построила себе кооперативную квартиру, имела несколько тысяч на сберкнижке
и работала в экскурсионном бюро. Короче, Люся относилась к  той  категории
женщин, которые знают, где  и  как  представиться  и  кому  преподнестись.
Кукушкина в гриме и парике, разумеется, она не узнала.
   - Люсенька, здравствуй, моя золотая королева! - остановил ее Вася.
   - Здравствуйте, - ответила  она  вежливо  и  настороженно,  хотя  и  не
сомневалась, что это был один из ее бывших клиентов. - Чем могу служить?
   - Восхитительнейшая, - Вася поцеловал ноготок на ее мизинце,  -  хочешь
пополнить свой бюджет?
   Голос Кукушкина Люсе вроде был знаком, но такого лица  она  никогда  не
видела (зрительная память у нее была отличная). Для приличия  она  все  же
решила возмутиться:
   - Послушайте, как вы со мной разговариваете?
   - О красавица, я знаю, что ты со  шпаной  дел  не  имеешь.  Это  только
задаток, - он небрежным движением  открыл  ее  сумочку  и  опустил  в  нее
сторублевую купюру.
   - Теперь я тебя вспомнила. Приятно иметь дело  с  такими  людьми,  -  с
удовольствием соврала Люся и выразительно подумала: - "С тобой,  милый,  я
встречусь и без задатка!"
   "Сто лет мечтал! У тебя, шмара, наверняка такие болезни, о которых даже
врачи не знают!" - подумал Кукушкин и с наигранным огорчением сказал:
   - Люсенька, к сожалению, я всего лишь импресарио.
   - Ничего не поделаешь, - слегка огорчилась она. - Чего не сделаешь ради
друзей. Поведай мне немножко об этом  человеке:  какие  у  него  привычки,
какую погоду любит...
   Кукушкин взял Люсю под руку и доверительно замурлыкал ей на ушко:
   - О, этот тип любит только такую погоду, -  когда  ожидаются  осадки  в
виде взяток. Морозит его лишь от слова  ОБХСС.  Любит  золотой  дождь,  от
которого в его квартире уже протекли все потолки.
   - О, бедный человек, ну как же такого не пожалеть!
   - Конечно,  Люсенька,  кто  же  его  пожалеет,  кроме  тебя,  -  лукаво
улыбаясь, вздохнул Вася. - Кстати, он живет здесь рядом. Вон там.
   - И я - рядом!  -  воскликнула  она  и  показала  на  высотный  дом.  -
Кооперативная пещера: две комнаты, финская  мебель.  Имеется,  разумеется,
телефончик. Можешь, зайчик, записать.
   "Зайчик" записал Люсин номерок и дал  ей  домашний  и  рабочий  телефон
Клопа. Люся была человеком дела. Спустя несколько минут  она  уже  звонила
директору кладбища в кабинет:
   - Фердинанд Калистратович? - пропела она голосочком страдающего ангела.
   - Да. А  кто  спрашивает?  -  Клоп  подумал,  что  это  обычный  звонок
заказчика.
   - Фердинанд... Калистратович, прошу вас, умоляю, не спрашивайте меня ни
о чем. Я вот уже больше года встречаю вас каждое утро, почти каждый  вечер
жду вас возле вашего дома... Но вы меня не замечаете. И вот сегодня я сама
решилась позвонить вам... Простите меня...
   - Ну что вы, какие пустяки! - от  радости  Клопа  бросило  в  жар.  Ему
показалось, что он моментально помолодел лет на  двадцать.  -  Я  сам  ищу
встречи с вами давно... Да, давненько...
   - Боже, неужели это правда?! Неужели  я  это  слышу  своими  ушами?!  -
задрожал Люсин голосок.
   Да, Фердинанд Калистратович совершенно забыл,  что  ему  уже  пятьдесят
пять. Тут же выскочил из кабинета, поймал такси и примчался на свидание  к
Люсиному дому. Увидев ее своими  глазами.  Клоп  сначала  не  поверил:  уж
больно красива для него!  Люся  же,  узрев  клиента,  внутренне  брезгливо
передернулась, но мастерски это  скрыла.  Закрыв  глаза,  будто  стыдливая
девица, она что-то прощебетала Клопу, прислонилась головой к его плечу,  и
они исчезли в подъезде. Кукушкин, наблюдая за этой сценкой из-за  толстого
дерева, иронично ухмыльнулся, щелчком  пальцев  подчеркнул  высокий  класс
Люсиной работы и отправился осуществлять свой план.
   В квартире Люси пахло французскими и арабскими духами.  Других  она  не
признавала. Впрочем, капризность  в  желаниях  не  мешала  ей  быть  очень
практичной. Прекрасно зная, что  сила  женщины  в  ее  слабости,  она  еще
никогда не  была  побежденной,  хотя  все  ее  клиенты  почему-то  считали
победителями себя.
   Вот и Клоп тоже почувствовал себя покорителем королевы бала. Правда, он
даже не подозревал, во что это ему обойдется.
   А Люся за ним так внимательно и ласково ухаживала, что он только пыхтел
от удовольствия. Раздев клиента до трусов и  затолкав  его  в  ванну,  она
первым  делом  провела  поверхностную  ревизию  его  карманов.   Обнаружив
бумажник, вскрыла факты злоупотребления Клопа  доверием  жены.  В  крупных
купюрах. Естественно,  она  не  знала,  что  это  был  просто  "навар"  от
очередной кладбищенской операции,  но  это  ей  не  помешало  восстановить
справедливость, изъяв несколько купюр.
   Потом  был  волшебный  интим.  С  музыкой.  Вернее,  с  цветомузыкой  и
прекрасным столом. В комнате,  где  Люся  принимала  своих  клиентов,  был
настоящий рай. Подвыпивший Фердинанд Калистратович  еще  никогда  в  жизни
столько не танцевал. В глазах Люси он выглядел жирной  рыбиной  в  знойный
день.
   Наконец подуставший Клоп вознамерился лечь в кровать, но хозяйка  снова
отправила его в ванную: от него ужасно несло потом.
   Когда он вернулся из ванной, Люся уже была  в  постели  и,  "сгорая  от
нетерпения", ждала его. Она трогательно протягивала к нему руки и смущенно
улыбалась. На самом же деле ей было смешно от того, что сейчас  произойдет
с этим мерзким старикашкой. Так она обычно поступала с клиентами,  которые
были ей неприятны. Некоторое время  Люся  терпела  их  гнусные  поцелуи  и
ласки, но затем... Как уже говорилось, она была практичной особой. Услышав
как-то забавную историйку о  том,  как  богатая  проститутка  посоветовала
бедной  пользоваться  потайной  кнопкой,  Люся  тут  же  извлекла  из  нее
рациональное зерно  и  попросила  знакомого  электрика  вмонтировать  одну
кнопку в кровать, а другую под светильником в коридоре. Итак,  когда  Люсе
становилось противно, она нажимала на кнопку  в  кровати.  Звучал  громкий
звонок, она вскакивала с постели и страшным шепотом сообщала:
   - Ой, муж вернулся из командировки! Боже мой, что же делать!  Он  же  у
меня боксер, он убьет и меня, и тебя...
   Некоторое время Люся для правдоподобности металась  по  комнате,  потом
выбегала в коридор, нажимала несколько  раз  на  кнопку  там,  после  чего
раздавались дополнительные звонки. Потом вносила одежду клиента и умоляюще
просила:
   - Дорогой мой, одевайся побыстрей! Я постараюсь отвлечь его...
   Для  пущей  убедительности  выбегала  в  другую  комнату   и   включала
"трогательную  встречу  мужа  и  жены  после   разлуки",   записанную   на
магнитофонную ленту. Запись была рассчитана  на  несколько  минут  -  пока
клиент оденется. После ее слов "милый, заходи в ванную", она  возвращалась
к клиенту и, сожалея, что ему так не повезло, отправляла  его  куда  глаза
глядят.
   Так было бы и на этот раз. Однако... Зря Люся не  поверила  финалу  той
историйки, посчитав его художественным домыслом.
   Когда она вернулась после "встречи с мужем", Клоп еще лежал в кровати.
   - Вставай, старый  дурак,  ты  что,  не  слышишь,  что  муж  пришел!  -
прошипела Люся. - Он у меня боксер, он из тебя лепешку сделает!..
   Но  Фердинанд  Калистратович  даже  приподняться   не   мог.   Любовное
приключение Клопа увенчалось параличом.
   А Вася Кукушкин отхватил сегодня  первый  гонорар  за  свой  уникальный
талант. Он довольно легко попал в  рабочий  кабинет  Клопа,  открыв  дверь
запасным ключом. Этот ключ он вынул из тайника в ванной комнате  вместе  с
запасными ключами от квартиры Фердинанда Калистратовича, еще когда  был  у
него в гостях. Васе не составляло особого труда отковырнуть  ножичком  под
письменным  столом  в  кабинете  четыре  паркетинки,   открыть   небольшую
деревянную крышку и достать из-под пола деньги. В брезентовом мешочке было
не менее ста пятидесяти тысяч...
   Кукушкин нес по улице целое состояние и чувствовал себя сверхчеловеком.
Ему было легко  и  беззаботно.  Единственное,  что  его  слегка  волновало
теперь, - где хранить такие деньги. А ведь  сегодняшний  трофей  -  только
начало!



12

   Дора Абрамовна всю ночь не смыкала глаз. Взбудоражила почти всех друзей
и знакомых, разыскивая мужа. Но безуспешно. Утром она вспомнила Кукушкина.
Трубку, естественно, поднял сонный Курочкин.
   -  Кому  и  что  надо?  -  так  обычно  начинают  телефонный   разговор
театральные работники.
   - Василий Васильевич?
   - Да, ну и что с этого?
   - Здравствуйте, миленький, Дора Абрамовна тревожит.  У  вас,  случайно,
моего мужа не было? Понимаете, я не спала всю ночь...
   - С кем?..
   - Василий Васильевич, мне не до шуток!
   Курочкин наконец вспомнил,  что  должен  всегда  отвечать  по  телефону
вместо Кукушкина:
   - А, Дора Абрамовна, здравствуйте! Извините, я  еще  не  проснулся.  Но
вашего мужа я даже во сне не видел. А куда он запропастился?
   - Если б я  знала,  родненький,  -  плаксиво  завыла  Клопова  жена.  -
Господи,  и  за  что  мне  такое  наказание!  Я,  старая  преданная  дура,
разыскиваю его, а он хотя бы позвонил. Куда он пропал, ума не приложу.
   - Ну, человек - не собака, найдется. А вы позвоните в милицию.
   - Какая милиция? При чем здесь милиция? Ну и шуточки у вас! - обиделась
Дора Абрамовна и бросила трубку так, словно она была раскаленной.
   А еще через полчаса Курочкину позвонил Кукушкин:
   - Привет, бездельник! Ты уже завтракал?
   - Конечно, нет.
   - Тогда давай пообедаем. Приглашаю в кабак.
   - За твой счет и мой карман?
   - Трепло, я могу  обклеить  тебя  сторублевыми  бумажками  в  несколько
слоев.
   - Спасибо, в один слой достаточно. Кстати, Дора  Абрамовна  разыскивает
своего пропавшего мужа.
   - А почему  она  у  меня  его  разыскивает?  У  меня  что,  притон  для
взяточников?
   - Не знаю, тебе виднее...
   - Ах да, вспомнил! - Кукушкин рассмеялся. - Ну, старый хрыч  разгулялся
перед смертью! Впрочем, рядом с такой женщиной, как Люся, можно и  в  гроб
лечь.
   - А кто такая Люся?
   -  О,  это,  безусловно,  не  Венера,  но  что-то  венерическое  у  нее
определенно есть... Короче, старик,  стыкуемся  в  два.  Сначала  в  ЦУМе.
Прибарахлим нашу  Олечку  на  несколько  фунтов,  а  потом  -  кордебалет,
варьете! Чао, оборотень!
   Этот звонок поднял Курочкину настроение. Он решил, что  с  сегодняшнего
дня, раз у него нет своего  ума  и  счастья,  будет  во  всем  подчиняться
Кукушкину.
   За два часа до встречи Курочкин вспомнил, что уже три дня  без  горячей
пищи, и зашел в кафе. Но  аппетит  ему  испортил  подвыпивший  посетитель,
севший возле него за один стол. Он пил медленными глотками жидкую  сметану
и все время стонал. Вдруг его что-то насторожило, и он лениво  заглянул  в
стакан. Там была муха.
   - Ты дывы, злодюга! -  выругался  он  и  невозмутимо  достал  насекомое
пальцами, обсосал на нем сметану и, не глядя  в  сторону,  выбросил:  -  А
бодай ты здохла!
   Муха попала в тарелку Курочкина. Не притронувшись к  пище,  Вася  зажал
рот рукой и вылетел из кафе.
   А Кукушкин накануне встречи решил просто прогуляться пешком. Он еще  ни
разу не прислушивался к мыслям прохожих... И о  чем  эти  люди  только  ни
думали! Особенно женщины. Одна, уже довольно немолодая, с тяжелой домашней
сумкой, так проклинала своего мужа за то, что он  ей  испортил  молодость,
что едва не столкнулась с киоском. Рядом с ней семенила женщина помоложе и
раза в три тоньше. Ее мучил один философский  вопрос:  как  умудрилась  ее
сотрудница Алина иметь  мужа  на  двадцать  лет  старше,  а  любовника  на
пятнадцать моложе? Для нее это была загадка без  разгадки,  хотя  в  жизни
это, вероятно,  выглядело  очень  просто:  муж  -  профессор,  любовник  -
студент.
   А третья, что" шла рядом с Васей, все время  улыбалась,  сама  не  зная
почему. Может, подсознательно хотела, чтобы кто-то обратил на нее внимание
и оценил ее красоту?
   Но разве современные мужчины умеют это делать! У них на уме было совсем
другое! Один, бородатый и с лысиной, к примеру, все время думал о том, как
вытолкнуть своего начальника на пенсию. У другого, с  бордовой  бородавкой
на лбу, уже целый год стоял поперек  горла  любовник  его  шефини,  третий
дрался за теплое  местечко  в  конторе.  У  четвертого  была  единственная
проблема - "на шару" похмелиться. Пятый подсчитывал в уме "навар",  шестой
спешил выполнить личное поручение  директора,  седьмой,  сельский,  просто
считал этажи, восьмой...
   Ну некому, некому было обратить внимание  на  обворожительную  женщину,
которая шла по улице с открытой улыбкой и ни о чем не думала. Не подошел к
ней и Вася Кукушкин, потому что у него неожиданно закружилась, а  затем  и
разболелась голова.
   Кукушкин отошел в сторону  и  остановился.  Он  начинал  понимать,  что
настраиваться одновременно на мысли многих людей ему небезвредно.  Так  не
мудрено попасть и в палату  для  самых  "счастливых"  людей.  Оказывается,
своими уникальными возможностями нужно пользоваться осторожно.
   Немного отдохнув и расслабившись,  Вася  пошел  дальше.  Головную  боль
устранил   методом   "кулак-по-лбу-терапии".    Это    довольно    просто:
чувствительный удар по лбу снимает прежний болевой шок.  Этот  метод  Вася
открыл еще в студенческие  годы,  начитавшись  "медицинской  акупунктуры".
Часто применял его по утрам, особенно на похмелье.
   Возле  какого-то  учебного  заведения  Кукушкина   заинтересовал   один
субъект. Естественно, это была молодая особа, в противном случае "это"  не
привлекло бы его внимания. Девушка плакала: ей не хватало полбалла,  чтобы
попасть в институт. Вася, вышедший на борьбу со злом,  право  же,  не  мог
пройти мимо человеческого страдания. Он решительно остановился и несколько
минут слушал горестные мысли кареглазого, взлохмаченного и юного создания.
   - Надя Синицына, - обратился он к ней весело, - птичка моя ненаглядная!
Чтобы   поступить   в   этот...   -    Вася    быстро    прочел    вывеску
"Педагогический...", - институт благородных девиц,  нужно  знать  все  или
ничего...
   -  Неправда!  -  быстро  заговорила  Надя.  -  Я  талантлива.  Я   дико
талантлива! Меня зарезали. Я проработала три года  пионервожатой,  у  меня
направление...
   - Я знаю. Я все знаю. Мне, к примеру, известно, что твоя мама  работает
в цирке.
   - Вот видите, - грустно усмехнулась Надя,  -  у  меня  даже  талант  по
наследству. Я третий  год  поступаю,  и  каждый  раз  у  меня  не  хватает
полбалла. Говорила мне мама, поступай на нормальный факультет...
   Надя поступала на дефектологический. Там  была  выше  стипендия.  После
окончания - городские направления. И главное  -  больше  зарплата,  чем  у
нормальных  учителей.  Это  и  стало  основной  причиной  неуменьшающегося
конкурса.
   - Ничего подобного, Надюша, у тебя  все  в  норме.  Жди  меня  на  этом
месте...  через  пятнадцать  минут,  -  сказал  многообещающе  Кукушкин  и
решительно открыл массивную дверь.
   Декана факультета уже несколько дней подряд "бомбили"  по  телефону  со
всех концов города. Платок, которым он  все  время  вытирал  потное  лицо,
можно было уже  выкручивать.  Вася  подождал,  пока  закончится  очередной
довольно длительный и неприятный телефонный  разговор.  За  это  время  он
успел кое-что выудить из взъерошенных мыслей Вадима Вадимовича.
   - Послушай, дружище, посылай всех к черту, а сам не ругайся, - дружески
заговорил  Кукушкин  и  пожал  ему  руку  так,  будто  они  были   знакомы
давным-давно. - Здравствуй, дорогой!
   - Не говори, черт меня дернул согласиться на эту должность! -  вздохнул
декан и поменял платочек. Он выглядел старше  Кукушкина  лет  на  пять.  -
Представляешь, пугают, угрожают, взятки предлагают...
   - Гони прочь наглецов! Всех денег  не  заработаешь,  а  свобода  дороже
всего, - уверенно советовал Вася, уже  не  сомневаясь,  что  этого  декана
взятками не купишь.
   Вадим Вадимович даже не попытался вспомнить, откуда он знает Кукушкина.
Ему так заморочили голову за эти  дни  телефонными  звонками,  что  он  не
помнил свою собственную жену. Этим и воспользовался Вася:
   - Да, Вадик, ты еще не забыл, что сегодня с женой приглашен в  ресторан
"Метро"? Сегодня там дебютирует варьете лилипутов.
   - Ты знаешь, за работой я даже забыл, что женат, -  ответил  машинально
декан, разводя руками. - Слава Богу, хоть  детей  нет.  Впрочем,  кажется,
есть...
   - Вот и прекрасно! Дети -  твое  будущее,  -  обрадовался  Кукушкин.  -
Кстати, твоя благоверная попросила передать, чтобы ты из продуктов  ничего
не покупал. Извини, у меня еще дела. Да, чуть не  забыл:  Сергей  Петрович
недоволен, что на  твой  факультет  попадают  посторонние  люди.  Родители
Синицыной Надежды подняли такой шум, что дошло слишком  высоко.  Учти,  он
рекомендует исправить положение.
   - Повтори фамилию, - попросил Вадим Вадимович и приготовился записать.
   - Синицына Надя. Поступает третий год. Не хватило всего полбалла.
   - А сам он не мог мне позвонить? - записывая фамилию Нади, сказал декан
и тяжело вздохнул.
   - Ну ты же видишь, что к тебе просто невозможно дозвониться, - Кукушкин
посмотрел на часы: Наде осталось ждать еще три минуты.
   "Рекомендация" Сергея Петровича сработала безотказно, хотя ни Кукушкин,
ни тем более Вадим Вадимович сном-духом не ведали, кто он есть.  Чтобы  не
забыть, декан тут же пригласил секретаршу, отдал ей записочку и отправил к
председателю приемной комиссии... И только  спустя  несколько  дней  Вадим
Вадимович долго будет припоминать, где же он познакомился с  Кукушкиным  и
кто такой Сергей Петрович. Так  и  не  вспомнив,  махнет  рукой:  главное,
избежал неприятностей.
   А Вася Кукушкин,  довольный  собой,  бодро  подошел  к  Синицыной.  Как
истинный джентльмен, поцеловал ей руку и сказал:
   - Поздравляю тебя, Надюша, с поступлением в институт. Я,  конечно,  еще
не знаю,  как  переживу  твои  успехи,  но  несомненно  одно:  ты  станешь
учительницей.
   - А я передумала, - Надя ему не поверила.  -  Я  сама  не  знаю,  зачем
поступала.
   - Отлично! Если человек не знает, куда и зачем поступает,  это  признак
гениальности, - Кукушкин шутливо зааплодировал.
   - Вы меня обманываете! - сквозь слезы радости пробормотала  девушка.  -
Вы хотели со мной познакомиться  и  сделали  вид,  что  знаете  меня.  Это
нечестно, это непорядочно!
   - Надюша, зачем же одновременно выводить  на  чистую  воду  и  обливать
грязью? Какой смысл, а? Завтра придешь утром и  прочтешь  свою  фамилию  в
списках будущих студентов! А теперь пардон,  что  я  заставил  тебя  ждать
целых пятнадцать минут, - Кукушкин сделал вид,  что  обиделся.  -  Прощай,
Надя!
   Когда Вася ушел, Синицына еще долго стояла, ошарашенно  мигая  глазами.
Ей казалось, что все это произошло во сне. И  только  на  следующий  день,
утром, Надя убедилась, что этот  красивый  незнакомец  ее  не  обманул,  и
немножко начала верить в добрых волшебников.


   Но это будет завтра. А  сегодня  вечером  весь  третий  этаж  ресторана
"Метро" гудел и гулял под аккомпанемент варьете лилипутов. "Дирижером" был
Кукушкин.  Он  пошушукался  с"  руководителем  лилипутов,  и   конферансье
официально объявил, что всех угощает некий красавец-мужчина, не пожелавший
представиться. Зал сначала  решил,  что  это  шутка  мастера  разговорного
жанра. Тогда под бурные аплодисменты актеров Кукушкин поднялся на сцену  и
показал несколько пачек крупных денежных купюр, дабы  все  убедились,  что
никакого  обмана  нет.  А  чтобы  вконец  развеять  сомнения  даже   самых
неверующих, Вася,  вдруг  вспомнив  Булгакова,  распечатал  одну  пачку  и
швырнул ее в зал.
   Среди посетителей раздался восторженный стон.
   - Вот это мужчина! - завизжала  девица  легкого  поведения,  прикуривая
сигарету у своего поклонника. - С таким человеком не грех и  связать  свою
жизнь.
   Рядом раздался мужской лошадиный смех:
   - Пижон, малоумный или сумасшедший!
   - Дурак, еще не знает, что добро наказуемо! - угрюмо резюмировал кто-то
в конце зала.
   Почти все деньги, брошенные рукой Кукушкина от всей души  в  зал,  были
пойманы  еще  на  лету.  Только  несколько  презренных  бумажонок   смогли
коснуться пола, но тут же были подняты.
   Вася не жалел этих денег. Он теперь нисколько не сомневался, что завтра
их у него будет в десять, в сто раз больше. Более того, его  выходка  была
"с дальним прицелом": он задумал провести один экспериментик...
   Курочкин уже был пьян. Сидел в одиночестве за отдельным столиком  возле
окна и никого к себе  не  подпускал  даже  на  бутылочный  выстрел.  Перед
рестораном он уже  успел  поцапаться  с  Кукушкиным  "на  почве  жизненных
разногласий", то есть из-за Оли. Вася  заказал  себе  ящик  шампанского  и
"много-много", как он выразился, креветок. Выпив два литра  шампанского  и
съев, ввиду отсутствия  креветок,  сковороду  куриных  потрохов,  Курочкин
возненавидел Кукушкина до икотки.
   Забаррикадировавшись бутылками, Вася решил хоть как-то  ему  отомстить.
Начал открывать их одну за другой и "расстреливать" посетителей.
   - Приготовиться! Внимание! Пли - и кукушка в кастрюле! - вопил он после
выстрела.
   Пробка каждый раз улетала куда-то на середину зала, вино лилось  рекой,
но на Васю,  который  словно  дитя  хлопал  в  ладоши,  никто  не  обращал
внимания. Каждый пил и ел сколько хотел и даже больше.  Кое-кто  танцевал.
Большинство повторяло заказы.
   К столу Курочкина подошла дама лет сорока  пяти  и  в  очках.  О  таких
говорят: пока не пощупает, не поверит. Поправляя надменно свои  очки,  она
начала разглядывать Курочкина как что-то трудно доказуемое.
   - Гм, и вот это называется мужчина, - пожала плечами она.
   - Эш-шо един шаг, и он ок-кажется последним!  -  предупредил  Курочкин,
направляя на нее бутылку.
   Даме шутка понравилась:
   - Изумительно! Восхитительно! Прелестно! Я так познакомилась  со  своим
вторым мужем, когда праздновала в ресторане свой первый в жизни развод.  Я
с ним прожила, как лебедушка с лебедем, три с половиной месяца. Ах,  какая
это была любовь! Эх, какие это были года... - пробка от шампанского больно
ударила даму в лицо и заставила замолчать.
   - Пей! На шару! Только не захлебнись! - приговаривал Курочкин  и,  хотя
его донимала икота, хохотал до слез. - Ненавиж-жу!  Презир-р-раю!  По  вас
тюр-р-ма давно слезы пр-р-роливает! Плачет, ох как плачет - не дождется!
   Пострадавшая  женщина,  восхищенно  посматривая  на   Курочкина,   ушла
приводить себя в порядок,  зал  громыхал,  пол  дрожал,  будто  начиналось
землетрясение, все старались поддать друг другу жару. Выражаясь проще, это
была круговая  порука:  Кукушкин  после  каждого  танца  давал  "на  лапу"
оркестру, оркестр выдавливал последний дух из танцующих,  а  танцующие  из
кожи вон лезли, чтобы понравиться Кукушкину.



13

   На второй день Вася Кукушкин  решил  продолжить  свой  эксперимент  без
Курочкина. Хватит! Гость из Москвы, как оказалось, не умеет себя  вести  в
приличном обществе. Пусть тогда сидит и отвечает на телефонные звонки.
   И пришел Кукушкин в  ресторан  специально  без  денег.  Это  входило  в
условия его эксперимента. Как и вчера, к Васе подскочил молодой,  стройный
официант и обратился с подчеркнутой вежливостью:
   - Здравствуйте, как вы себя чувствуете после вчерашнего?
   - Как рыба в воде.
   - Отлично. Что будете заказывать?
   - Сто граммов и чай. Или кофе, если есть.
   - Для вас, естественно, найдем. Может, еще чего-нибудь?
   - Спасибо, чего-нибудь принесите вот тем двоим, - Вася небрежно  кивнул
головой на соседний столик, за которым сидели две дежурные проститутки.  -
Впрочем, можете пригласить их за мой столик.
   -  А  если  они  не  согласятся?  -  официант  явно  набивал  цену   за
дополнительные услуги.
   - Вы что, не уверены в своих силах? У вас комплекс неполноценности?
   - Нет, у меня свобода совести.
   - Покупаю твою совесть. За полтинник.
   Официант мысленно выругался так, что у Васи автоматически  зашевелились
уши. Но "полтинник" на улице не валяется, решил работник ресторана и сразу
подошел к соседнему столику:
   - Этот стол не обслуживается, пересядьте вон за тот.
   Девицы сначала сделали вид, будто их не так-то легко сдвинуть с  места.
На их языке это обозначало "пустить пыль в глаза клиентам".
   - Слушай, Зося, а почему этот фраер не  пригласит  нас  персонально?  У
него дефект речи или, может, он глухонемой? - иронизировала та, у  которой
прическа в народе называлась "бабеттой".
   - Ладно, Моська, не выпендривайся и  не  создавай  рекламу,  -  сказала
другая, подошла к столику Кукушкина  и  села  напротив  него:  она  любила
рассматривать людей прямо в лицо. - Привет, как жизнь?
   - Как в Польше, - Васе понравилась простота и конкретность ее мышления.
   - А это как и где? - Зося закурила и пустила в  его  сторону  несколько
колец дыма.
   - А это так: кто  в  шляпе,  тот  и  пан.  А  Польша  где-то  в  Африке
находится.
   - О, оказывается, ты все-таки  умеешь  говорить,  -  Моське  ничего  не
оставалось, как подсесть  к  Васе  с  левой  нелюбимой  стороны.  -  Давно
научился?
   - Недавно. Когда сбежал из психиатрички.
   - Тебе повезло, что ты там побывал. Говорят, хорошо кормят.  Даже  икру
дают.
   - Ага, прессованную в таблетках. Чтобы не портилась в желудке.
   - А как у них насчет любви и счастья? -  скокетничала  Зося  и  дохнула
дымом на подругу-соперницу.
   - Очень хорошо. Никаких бракоразводных процессов, никаких проблем.
   Появился официант с подносом. Пока он раскладывал на  столе  приборы  и
открывал воду, все молчали. Как-только он ушел, Зося фыркнула ему в  спину
дымом и сказала:
   -  У  этого  типчика  профессиональная  хватка.  Учился   в   техникуме
радиоэлектроники.  Практику  проходил   в   жилищно-коммунальной   конторе
вахтером общежития. После окончания учебы работал в доме  быта  приемщиком
заказов. За  воровство  уволен  по  статье.  Ну  а  человеком  стал  после
окончания курсов официантов. Интересная биография?
   - Очень! - ответил Вася, хотя ничего удивительного в ней не усмотрел.
   - К твоему сведению, это ее бывший муж,  -  хихикнула  Моська,  подводя
помадой губы. - Она  специально  и  ходит  сюда,  чтобы  хоть  чем-то  ему
насолить. Ой, конец света, да он на тебя... туфлю свою дожил.
   - Заглохни, а то сейчас фужером рот закрою! - Зоська затушила окурок  в
бокале с водой, принадлежавшем Моське, и положила его в пепельницу.
   - Замучишься пыль глотать, - Моська поставила  бокал  с  грязной  водой
подруге.
   - Не шерсти против ветра, дуся! - Зоська вернула ей воду обратно. -  Да
стоит мне только пальцем шевельнуть, как он плюхнется у моих ног.
   - Ой, не дразни, а  то  щекотно,  аж  муравьи  по  ладошкам  скачут  на
копытах!
   - Слушайте, а по сколько вам  лет?  -  спросил  Кукушкин,  прерывая  их
ссору, и залпом выпил из своего бокала воду.
   Подруги в недоумении переглянулись.
   - Ты что, хочешь на одной из нас жениться? - хмыкнула Моська.
   - Почему на одной, сразу на двоих, - Вася был серьезен.
   - А не тяжеловато будет? - совсем уж развеселилась Зоська.
   - Да нет, он хотел спросить, по сколько мы берем, - уточнила Моська.  -
Каждый оценивает нас на свое усмотрение.
   - Просто человеку скучно, и мы должны его немного  развлечь,  -  Моська
начала медленно наливать в бокал Кукушкина воду. - Что, мой хороший, трубы
горят? Погаси немножко, погаси.
   - Значит, я свободна, как птица! - Зоська разыграла ревнивую соперницу,
у которой отбивают клиента.
   - Лети, ласточка, лети! - из-за ее спины послышался голос бывшего мужа.
- Только чем ты скоро клевать будешь...
   А в это время на квартиру Кукушкина звонил и звонил Хитроумов.  Сегодня
он разыскивал "молодого-одаренного" с самого утра. Узнав  на  работе,  что
Вася в краткосрочном отпуске, он через каждых полчаса набирал его домашний
номер.
   Всеволод Львович был очень встревожен тем, что пропал Клоп. Он  не  так
переживал за своего исчезнувшего друга, как боялся, что может не  овладеть
долгожданной иконкой, которая уже снилась ему по ночам.
   Курочкин  целый  день  лежал  на  диване,  пил  лимонад  и  страдал  от
вчерашнего перепоя. Он даже придумал афоризм: "Похмелье  -  это  пережиток
вчерашнего". Слышал телефонные звонки, но трубку не поднимал.  Наконец  не
выдержал и почти простонал:
   - Зачем и кому я понадобился?
   -  Василий  Васильевич!  -  обрадовался  Хитроумов.   -   Здравствуйте,
молодой-одаренный! Вас  приветствует  поклонник  вашего  таланта  Всеволод
Львович лично. Вы мне нужны, как воздух.
   - Это как раз  то,  чего  мне  сейчас  катастрофически  не  хватает,  -
Курочкина покачнуло и затошнило. - Ой, не могу...
   - Что с вами, Василий Васильевич?
   - У меня нарушена координация  движений  от  систематического  недопоя.
Болезнь есть такая неизлечимая.
   - Понятно. Я вот зачем звоню, Василий Васильевич... Скажите,  когда  вы
видели в последний раз Фердинанда Калистратовича?
   - Господи,  да  вы  как  следователь.  -  Курочкин  вспомнил  вчерашний
разговор о некоем муже, которого разыскивала некая Дора Абрамовна. -  Этот
ваш Фердинанд Калистратович  старый  взяточник  и  развратник,  разгулялся
перед смертью. Впрочем, с  такой  женщиной,  как  Люся,  можно  и  в  гроб
ложиться!
   - Какая Люся?
   - О, это, конечно, не Венера, но что-то венерическое у нее  определенно
есть, - повторил Курочкин слова Кукушкина.
   - Василий  Васильевич,  любезнейший,  вы  мне  не  дадите  ее  телефон?
Сделайте милость.
   Курочкин растерялся, поняв, что проговорился.
   - В-вы знаете, у м-меня сейчас такое состояние, что вряд  ли  я  сейчас
что-нибудь найду или вспомню. Вот немного отдышусь и перезвоню...
   - Хорошо, любезнейший. Давайте часа через  два  созвонимся.  Только  не
забудьте, а то  я  расторгну  с  вами  трудовое  соглашение,  -  Хитроумов
нежненько положил трубку на рычажки и задумчиво поковырялся  в  носу:  ему
показалось, что он разговаривал не с Кукушкиным.
   Курочкин пожалел, что брал трубку. Теперь ему надо было срочно сообщить
о состоявшемся разговоре Кукушкину. Он не знал,  насколько  важной  птицей
был этот Всеволод Львович, но не  соблюсти  условий  договора  с  хозяином
квартиры, который его гостеприимно приютил, не мог. И хотя гость из Москвы
очень боялся холодной воды, он мужественно бросился под ледяной душ, чтобы
побыстрее изгнать из себя "пережитки вчерашнего".
   А Вася Кукушкин в это время напрочь забыл, что у него  в  кармане  было
жалких три рубля, и входил в азарт ресторанного кутежа. Моська и Зоська не
отпускали его ни на шаг  в  сторону.  Как  только  какая-нибудь  соперница
пыталась пригласить Васю на танец, кто-то из девиц  вскакивал,  преграждая
ей путь своим телом, и отвечал: "Спокойно, милая, фраер забит!"
   Подобная опека Кукушкину нравилась, и он позволил себя обнимать и  даже
вешаться себе на шею. Он хотел выглядеть благородным франтом.
   Но так было, пока  Зоська  не  проверила  его  платежеспособность.  Это
случилось после того, как Вася ушел в туалет, специально оставив пиджак на
спинке стула.
   - Слушай, Моська, так он же пустой! - она испуганно показала вывернутый
Васин бумажник и единственную трешку. - Сваливаем, а то придется  за  него
башлять. Какой подонок! С такими бабками пусть жену в ресторан приглашает.
   Девиц словно ветром сдуло.


   Курочкин знал, где искать  Кукушкина.  На  всякий  случай  позвонил  на
квартиру Оли, но по ее грустному голосу сразу определил, что Васи дома  не
было.
   В зале ресторана Курочкин почувствовал отвращение  ко  всему,  что  его
окружало. Все посетители ему казались  излишне  упитанными,  беспечными  и
равнодушными. Заметив на спинке стула висящий пиджак, он ни на секунду  не
усомнился, что это был стол Кукушкина.
   Не успел Курочкин допить бокал воды, как тут же  появился  возбужденный
официант и зловеще спросил:
   - За этим столом сидит ваш друг?
   - И не то, чтобы да, и не то, чтобы нет, - Курочкин немного повеселел.
   - Если не хотите его потерять, уплатите за него! - потребовал официант.
   - Сколько он должен?
   Работник ресторана достал свои записи и начал перечислять:
   -  Он  заказал  пять  бутылок  коньяка  для  оркестра,  шесть   бутылок
шампанского  для  проституток,  дважды  я  принимал  от  него  заказы  для
соседнего стола - там ему одна шлюха понравилась. Не уплатил он еще  и  за
свой стол. Я уже не считаю, что он и меня угощал...
   - Сколько? - громко переспросил Курочкин.
   - Двести семьдесят! - скороговоркой  и  с  затаенным  дыханием  сообщил
официант и застыл в ожидании.
   Курочкин отсчитал триста  рублей,  полученных  вчера  от  Кукушкина,  и
небрежно бросил на стол.
   - Где он?
   Официант поклонился  деньгам  и  дрожащим  пальцем  показал  в  сторону
выхода:
   - Там. В клозете.
   Прихватив с собой пиджак Кукушкина, Курочкин рванул в туалет.
   Кукушкин стоял в туалетной комнате, склонившись над раковиной, и  делал
себе перед зеркалом примочки. На лице ссадины.  Рубашка  в  крови.  Увидев
Курочкина, он на радостях даже обнял его:
   - Понима-ашь, Вася, за правду и добро бьют, за неправду и обман - тоже.
Я решил объявить войну! Да! С сегодняшнего  дня,  вот  с  этой  минуты,  я
объявляю войну всем жуликам, взяточникам, ворам и прочей дряни и сволочи!
   - Пошли домой, - Курочкин сочувствующе похлопал товарища по плечу. -  Я
твой заказ оплатил, на улице нас ждет машина.
   - Зачем? Неужели ты не  видишь,  что  я  за  него  заплатил  сполна!  -
Кукушкин был обижен на весь мир.
   - Ладно, поребячились мы с тобой, теперь поехали...
   - Ведь я же проводил эксперимент, понимаешь ты или нет. Экспе-ри-мент!
   - Какой еще эксперимент?
   - Обыкновенный. Я изучал уровни человеческой жадности!
   - Вот что, экспериментатор,  -  Курочкин  повесил  на  плечи  Кукушкина
пиджак и медленно повел его к выходу, - еще один такой эксперимент, и тебя
не соберет даже самый лучший часовой мастер.
   Сегодня Кукушкин уже не сможет успокоиться. Ни в такси, ни у себя дома.
И напрасными были старания  Курочкина  уложить  его  в  постель.  А  когда
Кукушкин еще узнал, что  ему  необходимо  срочно  позвонить  Хитроумову  и
сообщить телефон Люси, он вообще пришел в ярость:
   - Что ты наделал, кретин! Да тебя убить мало! - он схватил Курочкина за
воротник и оттолкнул от себя с такой силой, что тому ничего не оставалось,
как свалиться на пол. - Ты же меня разоблачил, подлец!
   Курочкин несколько секунд лежал и Не шевелился. Ударившись головой  обо
что-то твердое, он потерял сознание. Но разъяренный Кукушкин  на  него  не
обращал внимания.
   - Человечество веками борется со  взяточниками,  ворами  и  жуликами  и
никак не искоренит это зло, - Вася ходил по комнате  и  нервно  размахивал
руками. - Только у меня есть действенное средство! Я, я,  я  и  только  я!
Только мне дано самой судьбой право поставить их на колени! Слышишь  меня,
червяк, тебе повезло, как никому на этой грешной земле, что ты знал самого
Кукушкина.
   Курочкин не поднимался, и  Кукушкин  наконец  встревожился.  Он  принес
стакан воды и вылил на его  лицо.  Когда  гость  открыл  глаза,  хозяин  с
облегчением вздохнул и потухшим голосом сказал:
   - Вставай, не придуривайся. Меня в туалете двое так молотили полчаса, и
- ничего...
   - Каждому свое, - простонал Курочкин.
   Кукушкин помог ему сесть в кресло. Чтобы как-то сгладить свой поступок,
решил позвонить домой Хитроумову.  Из  трубки  послышалось,  как  Всеволод
Львович в гневе с кем-то разговаривал:
   - ...Распустился народ, дальше некуда! Ишь,  клиент  недоволен,  что  в
ресторане нет нормальной колбасы. А если ее нет даже в  магазинах!  Может,
икру ему еще подавай ложками?! А кильку в томате не хочешь? Жуй ставриду в
масле и благодари Бога, что это еще есть. Ишь, жалобы он пишет...
   - Алло, алло, Всеволод Львович! Всеволод Львович!
   - Слушаю вас, - наконец ответил Хитроумов Кукушкину.
   - Здравствуйте. Это я, Василий Васильевич.
   - Ага, вы уже пришли в чувство? Вы не забыли, о чем я вас просил?
   - Не забыл, но и помочь ничем пока не могу.
   - Василий Васильевич, что-то я ничего не пойму. Это вы или не вы?
   - Да я это, я, Всеволод Львович! - Вася немного повысил тон.
   - А почему у вас какой-то другой голос? И почему вы  на  меня  кричите?
Учтите, Василий Васильевич, со мной шутки плохи. Не  дай  Бог,  выяснится,
что вы со мной играете в кошки-мышки...
   - Всеволод Львович, ну не могу я найти  этот  проклятый  телефон!  Хоть
убейте, я же его из себя не сделаю, - Кукушкин удачно разыграл огорчение.
   - Ладно, слушайте меня внимательно. С завтрашнего  дня  вы  мне  будете
нужны каждое утро с девяти до половины двенадцатого. Жду вас. До завтра!
   Курочкин попросил воды. Кукушкин почувствовал,  что  и  ему  захотелось
пить.



14

   Уже третьи сутки Фердинанд Калистратович не мог подняться с  постели  -
паралич его не отпускал. Он запретил Люсе сообщать кому-нибудь о том,  где
он и что с ним случилось. В ход пошли угрозы и обещания озолотить. Но Люся
жила сейчас только  одним  желанием:  быстрее  избавиться  от  старикашки.
Третьи сутки ей показались каторжными. Она ухаживала  за  Клопом,  как  за
маленьким больным ребенком, и ругала Кукушкина на чем свет стоит.
   Утром Вася ей позвонил:
   - Здравствуй, Люсенька! Привет тебе от голубоглазого Василечка.
   - А, это ты! - она была в отчаянии. - Как же я тебя сразу не узнала под
гримом! Чтоб ты сдох,  чтоб  тебя  парализовало  прямо  на  унитазе,  чтоб
тебе...
   - Люсенька, разве ты не благодарна? - удивился Вася. - Подбросил такого
богатого фраера...
   - Слушай, я тебя умоляю, - заплакала она. - Я тебе заплачу в десять,  в
пятнадцать раз больше, только, пожалуйста, забери  его!  Слышишь,  забери!
Или я его выброшу с девятого этажа!
   - А в чем дело? Треснула любовь, испарились деньги?
   Люся еще долго  ругалась  сквозь  слезы.  Затем  высморкалась  в  подол
итальянского велюрового халата и заговорила дипломатичным голосом:
   - Василечек, мой ты цветочек,  я  тебе  заплачу  штраф  любой  валютой:
долларами, франками, фунтами, только выручай.
   - Люсенька, да в чем дело?
   - Понимаешь, эту жирную свинью с перепуга парализовало. Я кормлю ее  из
ложечки, утку подставляю, чтобы мне не провоняла всю квартиру...
   Кукушкин так рассмеялся, что разбудил  Курочкина,  спавшего  в  кресле.
Люся от обиды  снова  начала  Васю  проклинать,  плеваться  в  трубку.  Но
остановить его смех так и не смогла. Наконец она и сама не  удержалась  от
хохота.
   - Люсенька, потерпи до вечера, я что-нибудь придумаю, - пообещал Вася и
повесил трубку.
   Кукушкин заторопился. Нужно было срочно съездить к Вите и привести себя
в боевую готовность. Перед уходом он виновато посмотрел на Курочкина:
   - Прости, друг, за вчерашнее. Мне тоже досталось. Теперь мне ничего  не
страшно. Раньше ведь меня никогда не били. Теперь я знаю, что мне  делать.
Теперь ты можешь тоже делать все, что тебе захочется.
   Курочкин молча отвернул голову, хотя обиды на него не держал. Сейчас он
думал о том, что с Кукушкиным Оля будет очень несчастна.
   Через час, в парике и загримированный до неузнаваемости,  Кукушкин  уже
стоял возле дома Клопа. С плеча свисала довольно вместительная  спортивная
сумка. Перекрестившись, он зашел в  телефонную  будку  и  набрал  домашний
номер телефона Фердинанда Калистратовича.
   - Алло,  слушаю  вас,  -  обреченно-скорбным  голосом  отозвалась  Дора
Абрамовна.
   Вася прокашлялся и хрипящим басом спросил:
   - Хотите знать, где сейчас ваш супруг?
   - Где он? Кто это говорит? Почему вы молчите? Алло, алло!..
   - Вопросы задаю я, - предупредил он. - Да или нет?
   - А сколько вы просите за эту услугу?
   - Послушайте, еще один вопрос, и я брошу трубку!
   - А вы меня не  пугайте!  Все  мужчины  подлецы  и  негодники!  -  Дора
Абрамовна заплакала. - Вы думаете, что у меня нет своей гордости?
   Вася положил трубку и закурил. Во рту у него была отвратительно горькая
пилюля, которую он сосал, чтобы раздражать голосовые  связки.  Через  пять
минут он снова позвонил.
   - Что же вы бросили трубку, родненький? -  мгновенно  послышался  голос
Доры Абрамовны. - Простите меня,  старую  дуру,  это  я  от  горя.  Я  уже
приготовила ручку и бумагу...
   - Пишите.
   Продиктовав   адрес   Люси,   Кукушкин   сразу   же   оставил    кабину
телефона-автомата и перешел на другую сторону  улицы.  Он  волновался,  но
желание "совершенствовать жизнь" было сильнее.
   Дора Абрамовна не спешила искать квартиру по указанному адресу. Сначала
выяснила через справочное, есть ли  там  телефон.  Но,  даже  узнав  номер
телефона, долго не решалась позвонить. Но делать было нечего...
   - Говорите! - гаркнула раздраженная Люся.
   - Простите, у меня, собственно, только просьба. Передайте  моему  мужу,
пусть он идет домой. Его ждут внуки, дети, жена.
   - Ну наконец-то! - вздохнула с облегчением Люся. - Послушайте, как  вас
там, черт побери...
   - Дора Абрамовна!.
   - Федора Абрамовна,  если  вы  в  течение  получаса  не  заберете  свое
сокровище, я его сдам в больницу или в милицию.
   - Не надо в милицию, родненькая! - умоляющим  голосом  заговорила  Дора
Абрамовна. - Сейчас я приду. Здесь рядом.
   Дора Абрамовна выбежала в коридор в домашнем халате.  Затем  вернулась,
чтобы надеть кофту. Спустившись в лифте на первый этаж, она вспомнила, что
забыла возле телефона блокнот с адресом. В спешке нажала не на ту кнопку и
поднялась на два этажа выше. Растерянность женщины уже переросла в панику,
когда она обнаружила, что где-то оставила ключ от квартиры.
   Перед дверью своей квартиры она истерично заплакала. Затем прислонилась
к лифту и начала вспоминать адрес,  который  продиктовал  ей  по  телефону
неизвестный. И, к своему удивлению, быстро вспомнила...
   Кукушкин в ожидании Доры Абрамовны  уже  выкурил  третью  сигарету.  Он
улыбнулся, когда увидел, как Дора Абрамовна  торопливо  перебегала  улицу.
Казалось, она вот-вот покатится, как колобок. Смешно было смотреть, как на
ней все тряслось. Было ясно, что  исстрадавшаяся  супруга  шла  в  сторону
нового микрорайона, где жила  Люся.  Посчитав  до  тридцати,  Вася  трижды
сплюнул для удачи и отправился выполнять намеченный план.


   После долгих раздумий Хитроумов все же решил отдать  дочь  за  Виктора.
Это решение пришло после того, как он понял; Кукушкина ему  не  приручить.
Уж слишком он свободолюбив, а Всеволод  Львович  любил  послушных.  Вот  и
сегодня... Уже около десяти утра, а  Кукушкин  еще  не  пришел.  Вчерашний
телефонный разговор  с  ним  Хитроумова  насторожил.  Не  хитрит  ли  этот
телепат?! Ведь он специально пригласил  Васю,  чтобы  поделиться  приятным
событием в своей жизни: его назначили директором ресторана...
   Наконец прозвучал долгожданный звонок. Но вместо ожидаемого Кукушкина в
квартиру вошел Виктор.
   - А, это ты, плебей!
   Из спальни вышла жена Хитроумова, поправляя на  себе  бархатный  халат.
Увидев Виктора, она пошла на кухню, сделав вид, будто его не заметила.
   -  Дорогая,  принеси  нам  чего-нибудь  освежающего,  -   попросил   ее
Хитроумов.
   - Всеволод Львович, отец родной, сегодня я сдал  последний  экзамен,  -
Виктор взял со стола сигареты и закурил. - Я так рад вас  видеть,  что  не
нахожу нужных слов.
   - Врешь, мерзавец. - Хозяин тоже закурил  и  сел  в  уголок  отдыха.  -
Нужные слова ты находить умеешь. Другое дело, можешь ли ты нужную сумму  в
нужный момент находить...
   Виктор не успел ответить,  потому  что  Виктория  Леопардовна  принесла
маленький комнатный вентилятор и поставила перед мужем на стол.
   - Дорогая, а зачем это?  -  поинтересовался  муж.  -  Ведь  в  гостиной
открыто окно.
   - Ну ты же  сам  просил  что-нибудь  освежающее,  -  улыбнулась  она  и
щелкнула выключателем.
   В лицо Хитроумову повеяло прохладой, что было очень кстати. К  тому  же
он получил маленькое наслаждение от того, что жена еще не потеряла чувства
юмора.
   - Здравствуйте,  многоуважаемая  Виктория  Леопардовна!  -  подчеркнуто
вежливо поздоровался Виктор. - Как ваше драгоценное здоровьице?
   - Хорошо, сейчас я принесу кофе и "что-нибудь", - сказала она  небрежно
и снова ушла на кухню.
   Всеволод Львович  заржал.  Затем,  потянувшись,  как  бы  между  прочим
сообщил:
   - Мой шеф написал заявление. Наверное, он сошел с ума. В  результате  -
он на пенсии, а я директор ресторана. И зачем мне это нужно...
   - Это же отлично! - обрадовался Виктор.  -  Значит,  у  меня  появилась
надежда стать вашим заместителем.
   - Я же сказал, что с ума сошел мой шеф, а не я.
   - Жаль, а я уже почти защитил диплом.
   - Кретин, я не желаю из-за тебя погореть.
   - Почему? Неужели вы действительно считаете, что я настолько?..
   - Я знаю, что ты, к примеру, в котлеты  "Метро"  будешь  класть  гвозди
вместо докторской колбасы. Угадал? - Хитроумов хитровато прищурился.
   - Ничего подобного, - возразил гость. - Я знаю, что в котлетах  "Метро"
должно быть куриное мясо.
   - Вот именно, - усмехнулся иронично Хитроумов. - А вместо подливы  твои
куриные мозги.
   - Отец родной, чем я вас опять прогневил? - Виктор сел напротив него  и
сделал грустное лицо.
   - Прогневить ты меня никак не можешь, - хмыкнул презрительно хозяин  и,
вспомнив, что сегодня еще не кормил рыбок, пересел  на  карниз  фонтана  и
начал подсыпать подкормку. - Ладно, вот тебе еще вопрос.  Представь  себе,
что ты нашел десять тысяч...
   - Где? - у без пяти минут инженера появилась насмешливая улыбка.
   -  Ну  хорошо,  представь  себе,  что  ты  их  украл!  -  с   некоторым
раздражением повторил хозяин. - Куда ты их понесешь?
   Виктор молчал: он боялся ответить неправильно.
   - Понятно, - презрительно сказал  хозяин.  -  Развиваю  вопрос.  Деньги
оказываются государственными. И от того, вернешь ты их  или  нет,  зависит
судьба человека. Может, даже твоего хорошего знакомого. Как ты поступишь?
   - Всеволод Львович, зачем же  мне  представлять  то,  чего  никогда  не
будет! Вы так говорите, будто эти десять тысяч могут лежать  в  парке  под
скамейкой, - с досадой ответил гость.
   - Может, ты и прав, но... это не ответ. Скучный ты какой-то. Нет у тебя
никакой фантазии. В одном я тебя никак не пойму: ты  действительно  плебей
или у тебя дьявольское терпение? - Хитроумову надоело кормить рыбок, и  он
начал подсыпать пшено канарейкам.
   - Не знаю, отец мой, вам виднее, - угодливо ответил Виктор.  -  Я  знаю
только одно: чтобы не наживать себе мозолей, не носи тесную  обувь.  И  не
скучный я, а просто преданный.
   - Что? Преданный, говоришь?! - Всеволод Львович быстро зашел в  спальню
и вернулся через несколько секунд. В руке у него  была  пачка  сторублевых
купюр. - Вот что, сейчас ты разденешься... полностью, одежду  оставишь  на
балконе, а сам заберешь деньги и покинешь мой дом навсегда. Если ты любишь
мою дочь, ты это сделаешь!
   - Не понял!.. - попытался возмутиться Виктор.
   Не сказав больше ни слова, хозяин гордо бросил пачку денег  на  стол  и
подошел к телефону, чтобы позвонить Кукушкину. Домашний телефон  Кукушкина
не отвечал. На работе его не было.  Хитроумов  заволновался.  Он  даже  не
услышал, как в гостиную вошла Виктория Леонардовна и принесла коктейли  со
льдом. В гостиной ни Виктора, ни денег на столе  уже  не  была.  В  кресле
валялся только его костюм.
   Всеволод Львович брезгливо взял его одежду и вынес на балкон. Вдали, по
другую сторону проспекта, он заметил обнаженного человека, который пытался
остановить такси, плюнул, засмеялся, довольный  проверкой,  и  вернулся  в
комнату. Ему надо было снова позвонить...
   Когда  в  квартире  Клопа  раздался  телефонный  звонок,  Кукушкин  уже
заканчивал укладывать последние иконки. Драгоценности и  антиквариат  едва
уместились в большой спортивной сумке. Сумка не застегивалась, и  пришлось
сверху положить халат хозяина, висевший на спинке кресла.
   Вася торопился. Сердце, казалось, вот-вот выскочит из груди. Уходя,  он
даже забыл закрыть книжный шкаф. Только на улице, отойдя от дома Клопа  на
несколько кварталов, он остановился, чтобы закурить. За эту минуту или две
пришло решение, что делать дальше.
   Вася  отправился  на  железнодорожный  вокзал   и   спрятал   сумку   в
автоматическую камеру хранения. А еще через полчаса он позвонил в милицию:
   - Алло, милиция?
   - Дежурный слушает...
   - С вами говорит инкогнито. На вокзале в  камере  хранения  в  двадцать
пятой ячейке находятся деньги и драгоценности на очень крупную сумму. Я их
реквизировал у крупного взяточника и  мошенника,  которого  вы  не  смогли
обезвредить. Причитающееся мне вознаграждение  передайте  в  детский  дом.
Записывайте код...
   - А кто это говорит?
   - Я же сказал - инкогнито! Не задавайте глупых вопросов.  Скоро  я  вам
позвоню снова...



15

   Кукушкин не появится в доме Хитроумова и на следующее утро.  Не  придет
он и на работу, а отправит заказным письмом заявление с просьбой  продлить
его отпуск по семейным обстоятельствам.
   Вася спешил закончить свою тайную операцию в кратчайший срок,  ошеломив
противника внезапным  ударом.  Шибчикова  он  обчистил  довольно  легко  и
быстро. Деньги и золотые вещи, изъятые из тайника  на  чердаке  его  дачи,
Кукушкин  оставил  в  чемодане  на  квартире   Оли.   Оставшиеся   деньги,
реквизированные в рабочем кабинете Клопа, также хранились  там.  Затем  он
принялся за Ивана Хамло. С этим гробокопателем  ему  пришлось  повозиться.
Вася знал,  что  его  деньги  и  ценности  закопаны  на  кладбище.  Только
неизвестно было, в каком именно месте.
   Два дня Кукушкин выслеживал Хамло. На третий день наконец повезло. Иван
принес цветы на могилу своего брата, погибшего в автомобильной аварии. Его
воспоминание о брате подогревались памятью о  девяноста  тысячах,  которые
лежали в металлическом ящике под надгробной плитой.
   Кладбище находилось недалеко от автовокзала. Одевшись под туриста  и  с
лопатой в рюкзаке, Вася сидел на автовокзале в зале ожидания  до  темноты.
Около двенадцати ночи он отправился на операцию.
   На кладбище ночью Вася никогда не бывал. Не сразу  он  отыскал  в  этом
городе мертвецов могилу брата Хамло. Еще труднее было  делать  подкоп  под
надгробную плиту. Но самым трудным было  преодолевать  страх,  сковывающий
руки и ноги, парализующий волю.
   Чтобы не думать о страхе, Кукушкин шепотом повторял первые пришедшие на
ум слова: "Всех хамлов - в гробы! Всех хамлов - в гробы!"
   Над кладбищем раздался крик совы. Вася вздрогнул: ему  показалось,  что
сейчас появятся привидения. Но ненависть к  клопам,  шибчиковым  и  хамлам
была сильнее, и он продолжал копать. Даже сам  себе  поражался:  откуда  у
него берутся силы. И вот под лопатой что-то заблестело. Он быстро  разгреб
руками  грунт.  Металлический  ящик  был  завернут   в   несколько   слоев
целлофановой пленки. Подковырнув лопаткой, Вася  вытащил  его,  быстренько
уложил в рюкзак и был таков.
   В эту ночь Ивану Хамло приснился ужасный сон. Все покойники, которых он
похоронил за всю свою жизнь, поднялись из своих могил. Они окружили его со
всех сторон и в один голос кричали: "Ты наживался на нашей смерти?  Мы  за
тобой пришли! Ты нам все вернешь! Все вернешь!.."
   Иван понял, что это был бунт мертвецов, обвинявших гробокопателя в том,
что он слишком дорого брал с их родных и близких за место на кладбище.
   Потом возмущенные покойники раздели Ивана донага  и  насильно  положили
его живого в гроб. Крышку гроба специально  не  закрывали,  чтобы  он  мог
видеть белый свет и, мучаясь, прощаться с ним. Над  кладбищем  звучал  хор
мертвецов. Это были собственные похороны Ивана Хамло.
   Гроб его опустили в яму,  которую  он  собственноручно  выкопал  вчера.
Покойники  были  цивилизованным  народом  и  пользовались  автокраном.  Но
засыпали его не землей, а серебряной мелочью и  драгоценными  камнями.  На
Ивана посыпался град драгоценностей,  больно  ударяя  его  по  обнаженному
телу. Когда  ему  стало  душно,  он  попытался  подняться  из  гроба,  но,
придавленный тяжестью, не смог сдвинуться с места. Затем хотел  закричать,
но боялся открыть рот, чтобы туда не посыпалась мелочь. К тому  же,  решил
он, кто его услышит на кладбище?
   Проснулся Иван с тяжелым стоном.  В  его  однокомнатной  квартире  было
жарко и душно. Хамло жил  на  первом  этаже  и  на  ночь  всегда  закрывал
форточку. Он  боялся,  что  его  обворуют,  хотя  в  комнате,  кроме  трех
аквариумов и раскладушки, ничего не было. На кухне стоял сгоревший чайник,
который он поставил еще с вечера. Выпив вечером бутылку  водки  и  закусив
двумя банками кильки, Хамло забыл про чай и уснул.
   Похмелившись, Иван решил проведать  своего  покойного  брата.  Раз  ему
такой сон приснился, значит, плохо брату лежится в могиле.
   Прихватив с собой две бутылки водки, банку кильки и буханку  хлеба,  он
вышел из дому, как только начал ходить транспорт. Возле кладбища  купил  у
старушки несколько цветочков и через  дырку  в  заборе  пошел  напрямик  к
брату.
   Его сумасшедший крик, казалось, услышал весь город. Старушка, продавшая
ему цветы, тут же перекрестилась и засеменила прочь от греха подальше.
   Иван лежал без сознания около часа. Очнувшись, он долго не мог  понять,
где находится.  Потом  узнал  могилу  своего  брата,  надгробную  надпись,
которую сам выбил на граните, и горько заплакал.
   Убитый горем, Хамло хлестал водку из  бутылки,  как  воду.  Его  мучила
жажда. Потом у него начались головные боли. Иван даже не догадывался,  что
доживает  последние  минуты.  Допив  последние  капли  водки   и   занюхав
цветочком, он захотел прилечь и отдохнуть. Но кровоизлияние в мозг  никого
не щадит...



16

   После того как Дора Абрамовна, вызвав скорую помощь, отвезла из Люсиной
квартиры мужа в больницу,  она  слегла  в  постель.  Нет,  не  супружеская
неверность Фердинанда Калистратовича стала этому  причиной.  Конечно,  она
обиделась, узнав об измене мужа. Но так  как  считать  себя  ангелом  тоже
никак не могла, восприняла это в порядке вещей.
   Главной  причиной  ее  недуга  было  то,  что  она   застала   квартиру
ограбленной. Чуть было в  панике  не  обратилась  в  милицию.  Но  вовремя
опомнилась - и затаилась. В тот день она просидела в своей  комнате  почти
до самого вечера. Боялась даже выйти на кухню. А  наутро  решила  о  своем
несчастье сообщить Хитроумову:
   -  Всеволод,   миленький,   поздравьте   меня...   -   заговорила   она
прискорбно-заискивающим голосом.
   - Ну и с чем же тебя поздравить? - переспросил Всеволод  Львович,  хотя
не понял, кто ему звонит. - А кто это?
   - Дора Абрамовна, кто же  еще.  Преданная  жена  вашего  лепшего  друга
Фердинанда Калистратовича...
   - Ага, значит, появился наш гусар! - обрадовался магнат. - Ну как,  еще
прыгает, старый ловелас?
   - О чем вы? Он... в параличе, - она хотела заплакать, но на это  у  нее
не хватило сил.
   - Где?! А что случилось? Алло! Алло! Я сейчас приеду...
   Минут через  двадцать  Дора  Абрамовна  уже  встречала  Хитроумова  как
человека, которому можно доверить не только ключи от квартиры.
   - Дора Абрамовна, вы настоящая Вирсавия! - Хитроумов начал с ухаживаний
и сравнил ее с портретом  женщины  древнего  неизвестного  живописца.  Это
уникальное полотно он приобрел когда-то за две тысячи, а продал за десять.
   - А кто это такая? - спросила хозяйка недоверчиво.
   - Это жена самого царя Давида, мать царя Соломона, -  подчеркнул  он  с
хитроватой улыбкой. - О, это настоящее произведение искусства...
   - О Господи! - вздохнула она. - Проходите, Всеволод Львович.
   - Нет, Дора Абрамовна, вы современная Феврония! - войдя в гостиную,  он
вспомнил старинный портрет крестьянской девушки, ставшей, благодаря  своей
женской мудрости, женой князя  Петра.  Эта  картина  досталась  ему  почти
даром, но продал он ее за двенадцать тысяч. - Да, не спорьте со  мной,  вы
настоящее произведение искусства.
   Доре Абрамовне было не до комплиментов, но она стояла  и  слушала  его,
разинув рот.
   - А вы знаете, Дора Абрамовна, в чем ценность живописи  как  искусства?
Нет. А я знаю. Ценность каждой картины заключается в том, чтобы как  можно
дешевле оценить ее при покупке и как можно дороже ее загнать.  Вот  в  чем
искусство! А знаете, в чем сила живописи?  А  я  знаю.  При  продаже  силы
живописи измеряется платежеспособностью покупателя. Да, да, не смейтесь.
   - Ну что вы, Всеволод Львович, мне не до смеха.
   - Если человек живет  на  одну  зарплату,  портрет  крымского  хана,  к
примеру, ему и даром не надо. И правильно, зачем  дуракам  ханы.  Но  есть
отдельные люди, которым, ха-ха, денег девать  некуда!  А  человек,  как  и
всякая  Божья  тварь,  тоже  не  без  слабостей.  Я  имею  в  виду  хобби,
пристрастия, прихоти. И вот за эт-ти хобби  и  прихоти  каждый  дает  свою
цену. А цену он устанавливает в зависимости от своих возможностей. Короче,
все в жизни относительно. Вы меня поняли, бесценная Феврония?
   - А кто же вы тогда? - с грустной иронией спросила Дора Абрамовна.
   - Я летающий змей, оборотень! Нет, я потомок крымского хана. И будь моя
воля, я бы  бросил  к  вашим  ногам  все  Крымское  ханство!  -  Хитроумов
поцеловал ей руку.
   - Спасибо, что не хамство. Вы знаете,  Всеволод,  мне  так  нужно  ваше
сочувствие, мне так нужно с вами посоветоваться. Ох-ох, если б  вы  знали,
как мне плохо, - она заговорила жалобным  голосом,  ей  искренне  хотелось
поделиться с ним своими бедами. - Муж в больнице, дочь и внуки на море,  а
я одна. Я могу сойти с ума.
   - Как в больнице? Что с ним?
   - Да говорю же вам - паралич. Мне так нужно ваше сочувствие...
   - До или после того, как вы сойдете с ума? - переспросил он,  от  скуки
желая попаясничать. Иконка интересовала его гораздо больше,  чем  здоровье
Клопа.
   - Всеволод Львович, голубчик, будьте ко мне справедливы! - умоляла Дора
Абрамовна, сложив руки на груди. - Вы же друг нашей семьи...
   - Э-э, бесценная, любить справедливость к себе гораздо легче, чем  жить
по справедливости с другими, - с намеком сказал он и погладил ее по спине.
   - О чем это вы? - не поняла она его.
   - Продайте мне одну иконку из коллекции  вашего  мужа,  и  вы  от  меня
получите столько сочувствия... - он постучал в раздвижную дверь  домашнего
кабинета Клопа и шутливо прислушался: - Да-да, кто там?
   - Ой-йой-йой! - разрыдалась Дора Абрамовна. - Возьмите ее  даром,  если
найдете. Господи, мы же люди, к чему эти  собачьи  отношения!  Говорила  я
мужу не раз: зачем тебе витрина, если  ты  ее  прячешь  от  людей.  Вот  и
допрятался!
   Хитроумов мгновенно посерьезнел и быстро открыл дверь в кабинет  Клопа.
Книжный шкаф был демонстративно открыт. Витрина, где  еще  недавно  висела
иконка, которой он  бредил  даже  во  сне,  была  пуста.  При  всем  своем
состоянии Всеволод Львович  считал  себя  невезучим.  Но  чтобы  до  такой
степени! Это был первый случай в его жизни, когда он не достиг цели. Он не
завладел нужной ему вещью! "Ты Марфа! - мысленно обозвал он хозяйку именем
постриженной  монахини,  изображенной  на  картине  неизвестного  древнего
живописца, которую вот уже несколько лет он не мог продать. - Ты не стоишь
даже рубля!"
   - Вы что-то сказали? - она увидела его шевелящиеся губы.
   - Ну и ворье пошло, даже следы не считают нужным замести! -  возмутился
Хитроумов и озабоченно спросил: - Как это случилось?
   - Как это случилось -  знает  один  Бог,  -  ответила  Дора  Абрамовна,
вытирая глаза. - Вчера мне  позвонил  мужчина  -  такой  молодой  приятный
голос. Он назвал адрес, где находился мой Фердинанд. Я нашла его,  отвезла
в больницу, а когда вернулась...
   - Можно было и не возвращаться, - прошипел он.
   - Что вы сказали? - не расслышала она его.
   - Я спрашиваю, адрес не потеряли? - заорал Хитроумов.
   - Что? Ах, да, - Дора Абрамовна  суетливо  достала  из  кармана  халата
смятый блокнотный листочек. - Здесь даже телефончик имеется. В  справочном
узнала. Там живет профессиональная  проститутка.  Люсей,  кажется,  зовут.
По-моему, она только под трамваем не бывала...
   - Как вы сказали - Люся?!
   - Кажется, да, а что?
   Всеволод Львович рванулся к телефону. Ковер скользнул под его ногами, и
он едва  не  упал.  Набрав  номер,  он  уселся  в  кресло  и  с  тревожным
нетерпением стал ждать ответа. Ему ответил женский голос.
   - Здравствуйте, Люся! - поздоровался Хитроумов  деловым  тоном.  -  Вам
привет от Василия Васильевича...
   - От какого Василия Васильевича, от Кукушки? - уточнил голос из трубки.
   - Естественно...
   - В таком случае иди ты... вместе с его протеже! - послышался настолько
резкий ответ, что у Всеволода Львовича зазвенело в ухе.  Тряхнув  головой,
он спросил у внимательно наблюдавшей за ним хозяйки:
   - Угадайте, Дора Абрамовна, в каком ухе у меня звенит?
   - Откуда мне знать, родненький, - развела руками она.
   - Представьте себе, я тоже не знаю, - загадочно сказал  он  и  медленно
положил трубку. Потом долго и нервно шевелил скулами,  задумчиво  глядя  в
потолок. Наконец, покачав головой, вздохнул и спросил у самого себя:  -  А
может, это звенит сигнал тревоги?..



17

   Перед тем как дать бой Хитроумову, Кукушкин решил день-два передохнуть.
Накупив дорогих подарков и накрыв богатый стол,  Вася  встретил  Олю,  как
настоящий любящий муж. В двухкомнатной квартире  появились  две  роскошные
хрустальные вазы, полные цветов. В их комнате ее ждали такие яства и такие
вещи, о которых она и не мечтала.
   - А какой у нас  сегодня  праздник?  -  спросила  Оля  в  ожидании  еще
какого-то чуда.
   - Ты разве не знаешь? - обнял ее Вася. - Сегодня - десять дней, как  мы
поженились.
   - О, это круглая дата! -  рассмеялась  она,  чувствуя  себя  невероятно
счастливой. - Прости,  что  забыла.  Мне  так  редко  устраивали  подобные
праздники, что я даже не знаю, как они выглядят.
   Она говорила чистую правду, и Кукушкин был тронут ее искренностью.
   - Закрой глаза, - тихо попросил он.
   - Но на жизнь нельзя закрывать глаза, - шутя возразила она.
   - Закрой, закрой, - Вася поцеловал ее в глаза и подвел к  трельяжу,  на
котором лежали подарки. Открыв все коробки с украшениями, он сложил их  на
подносе и торжественно произнес: - А теперь открой, королева.
   Оля медленно открыла глаза и долго  смотрела  на  драгоценности.  Любая
другая женщина обомлела бы от восторга, увидев такое  множество  перстней,
золотых цепочек с кулонами и сережек. Но на ее лице не было  радости.  Все
эти подарки она расценила как джентльменский жест  с  его  стороны  и  как
плату за те несколько счастливых ночей, которые она провела с ним...
   - Оля, ты не права, - сказал Вася.
   - В чем?
   - В том, о чем ты только что подумала, - улыбнулся Вася,  поцеловал  ее
пальчик на левой руке, затем надел на него перстень. - Ты знаешь,  сначала
меня мучила зависть к  этим  хитроумным  клопам.  Невероятная  зависть!  А
сейчас  я  страдаю  щедростью.  Щедростью,  слышишь!  Хотя,   чтобы   быть
последовательным, я должен быть жадным...
   - Василечек, - тихо сказала Оля и посмотрела на него любящими  глазами,
- если бы я была хорошим врачом, я бы поставила тебе такой диагноз:  сошел
с ума от безделия.
   - Понятно, истина рождается в споре, но только не в споре  с  женой,  -
махнул рукой Вася: ему стало обидно и скучно.
   Она поняла, что может испортить  ему  настроение,  и  сразу  же  начала
надевать на пальцы все перстни подряд. На шею повесила несколько  цепочек.
Затем виновато посмотрела на него и спросила:
   - Ну что, я лучше стала? Присмотрись внимательно... Василечек, ты  меня
еще не понял. Ты меня прости, но  у  тебя  обывательский,  потребительский
подход к женщинам. Для тебя все покупается и все продается. А я не вещь, я
человек. Ты просто не знаешь, что среди женщин тоже иногда бывают  люди...
То есть личности.
   Кукушкин молчал. Он настолько был удивлен, что  даже  забыл  проверить,
говорит ли она то, о чем думает.
   - Я считаю, лучшее украшение для женщины - это  обручальное  кольцо.  А
если ее наряжают, как новогоднюю елку, это уже не женщина, а витрина.  Да,
да, витрина для рекламы мужчины.
   Кукушкин был сражен. Как он хотел сегодня  "озолотить"  свою  Олю!  Но,
оказывается, она видит свое счастье совсем в другом...
   Оля, разумеется, была в душе очень признательна Васе за огромное к  ней
внимание, которое оценивалось в несколько тысяч. Но она дала  ему  понять,
что ей нужен прежде всего он. И  любящий!  А  потом,  естественно,  и  эти
украшения не помешали бы...
   "Ну что, ж,  ты  мне  дала  пощечину.  Моральную  пощечину!  -  подумал
Кукушкин, терпеливо подождал,  пока  она  снимет  с  себя  все  украшения,
вздохнул, когда она положила На поднос в кучку последний перстень,  собрал
в горсть все драгоценности и быстро подошел к окну. Затем резко  раздвинул
шторы и в открытую форточку выбросил все, что было у него в руке.
   Раздался испуганный Олин крик. Он обернулся к ней и увидел побледневшее
лицо, услышал ее кричащие мысли. С большим трудом она удержалась, чтобы не
обозвать его дураком вслух...
   А Вася так и не понял, победителем он был или побежденным.



18

   К схватке с Хитроумовым Кукушкин готовился основательно.  Свой  замысел
по обезвреживанию подпольного миллионера он  назвал  "Операцией  века".  В
задачу входило не только  отобрать  у  Хитроумова  все  ценности,  нажитые
нетрудовым путем. Вася считал, что его необходимо упрятать за решетку  как
особо опасного типа и тем  самим  хоть  немного  усовершенствовать  жизнь,
выполняя одну из заповедей Гринко.
   В эти нелегкие и напряженные дни гримерша из театра Виктория стала  для
Кукушкина человеком незаменимым. Изменяла его лицо каждый  день,  а  когда
нужно было, то и по  два  раза  на  день.  Вася  перемерил  все  парики  в
гримерном цехе Виты. Неделю он следил за Хитроумовым, преследуя его  почти
на каждом шагу.
   Кукушкин не знал, где тот прячет свои ценности.  Были  только  догадки.
При  первом  знакомстве,  когда  Всеволод  Львович  показывал  Васе   свою
квартиру, в спальне он почему-то заметно волновался. Из  его  мыслей  Вася
все же выудил: "Не сказать... не проболтаться".  И  понял:  часть  средств
магната находится в спальне. Но это лишь часть! А Хитроумов  наверняка  не
из тех, кто хранит свои сбережения в одном месте...


   Директор ресторана Всеволод  Львович  прервал  незаконченную  планерку.
Причиной послужил телефонный звонок Доры Абрамовны.
   - Извините, товарищи, мне срочно нужно уйти, - сказал он сотрудникам  и
под их удивленные взгляды быстро вышел из кабинета.
   Кукушкин в это время читал в коридоре увлекательную местную  стенгазету
и едва его не прозевал. Только взволнованные  мысли  Хитроумова  заставили
Васю оглянуться и последовать за ним.
   Всеволод Львович запаниковал, и единственным желанием его  было:  любой
ценой разыскать Кукушкина.
   Перед самым выходом он и Шибчиков чуть не столкнулись лбами. У Пети был
такой вид, будто за ним гналась стая волков:
   - Всеволод Львович, я был на даче...
   - Ну и кто тебя там так напугал?
   - Обчистили... Ободрали, как липку.
   Возле служебного входа Хитроумова, как всегда, ждала черная  "Волга"  с
персональным  водителем.  Правда,  водитель  был  оформлен   грузчиком   в
ресторане. Получая двойное месячное вознаграждение, он служил своему боссу
верой и правдой, а точнее - с верой в неправду.
   Открыв дверцу  машины,  Всеволод  Львович  остановился,  чтобы  послать
Шибчикова подальше, но его жалкий вид задел в нем какую-то струнку.
   - Ладно, мне как раз такого барахла  и  не  хватает,  -  сказал  он  и,
пропустив  Петю  в  кабину  первым,  громко  захлопнул  за  собой  дверку.
Несколько секунд помолчал, будто решал,  куда  ему  ехать,  и  скомандовал
водителю: - Коля, жми к этому телепату, черт бы его взял. - Помнишь адрес?
   - Такие адреса не забываются, - Коля лихо рванул с места.
   Кукушкин сел  в  такси,  заказанное  еще  с  утра,  и  небрежно  бросил
водителю:
   - За ним! Только соблюдай дистанцию. Плачу за сообразительность.
   - А я не гордый! - весело отозвался таксист. - За ним - так за ним. Мне
абы гроши та харчи хороши.
   - Ты смотри, а мы с тобой единомышленники! - Вася одобрительно  хлопнул
таксиста по плечу, хотя горлохватские мысли ему не понравились.  -  Давай,
брательник, смотри вперед и не отвлекайся.
   Шибчиков всю дорогу вздыхал и рассказывал о слухах, которые доходили  и
до Хитроумова. Еще вчера Всеволод Львович посмеивался над этими  сказками.
Даже ограбление квартиры Клопа он воспринял, как случайность. Но  сегодня,
когда Дора Абрамовна сообщила, что опустел и  тайник  в  рабочем  кабинете
Фердинанда Калистратовича, а Петя только подлил масла в огонь, он почти не
сомневался...
   - Всеволод Львович, говорят, это какой-то инопланетянин, - со страхом в
голосе сообщил Шибчиков.
   - А ты его видел?
   - Да как же его увидишь, когда он может превращаться в любое животное и
даже стает невидимым.
   Хитроумов заржал, хотя ему было вовсе не до смеха, и,  перекрестившись,
издевательским тоном сказал:
   - Сколько на этом свете дураков! Господи, прости им грешным  -  они  не
виноваты, что они кретины.
   - Конечно, вам хорошо говорить. А  у  меня  теперь,  кроме  диабета,  -
ничего. Разве что... - Шибчиков самокритично понюхал свою фигу.
   - Ничего, Петя, лучшее лечение, от диабета - это  честная  зряплата,  -
иронизировал Хитроумов. - Сто двадцать рэ твоих и девяносто жены  -  разве
это мало? Ты смотри, как вы обнаглели! Эх, Петя, Петя,  диабет  -  болезнь
сахарная, и она просто так не приходит. Диабет - От сладкой жизни, Петюня!
   Шибчиков заплакал. Хитроумов не стал больше  издеваться  над  ним,  тем
более что и себя он не чувствовал в полной безопасности.
   Коля остановил машину и показал рукой на подъезд:
   - Всеволод Львович, третий этаж, пятнадцатая квартира. Мне - с вами?
   - Ждите меня здесь, - ответил Хитроумов и неторопливо вышел из кабины.
   Поднявшись на третий  этаж,  он  сразу  же  позвонил.  Долго  ждать  не
пришлось. Дверь открыл Курочкин.
   - Вы кто? - Всеволод Львович был мрачнее тучи.
   - Василий Васильевич, - ничего не подозревая, ответил гость из Москвы.
   - Может, вы хотите сказать, что вы Кукушкин?!
   - Да, конечно. А вы кто?
   - Я папа римский! - грозно прорычал Хитроумов.
   - Шутите? - немного оробел Курочкин.
   - А вы лжете самым наглым образом! - взорвался магнат и топнул ногой. -
Где Кукушкин?
   Вася решил, что перед ним как минимум  участковый  инспектор,  и  сразу
сознался:
   - Он... ж-женился вместо меня.
   - Как это? У вас что, одна жена на двоих?!
   - Нет... Да... Понимаете...
   - Так нет или да?
   У Курочкина закостенел язык, и он с трудом выговаривал слова:
   - Нет... понимаете, мы только обменялись  паспортами.  Он  ж-живет  под
моей фамилией, а я под его, - Вася вдруг вспомнил, что  пришедший  ему  не
представился. - Послушайте, вы кто такой, чтобы я перед вами отчитывался?
   - Господи, одно жулье! - Хитроумов сокрушенно  покачал  головой,  затем
раскинул руки, глядя на потолок, будто на икону Христа-спасителя.  -  Одни
аферисты плодятся! Ну куда, куда деваться честному и порядочному человеку?
Шагу нельзя ступить - везде кукушкины, кукушкины...
   - А кто же вы тогда? - осмелел Курочкин.
   - Не твоего ума дело, - отрезал Хитроумов, посмотрев на  него,  как  на
мелкое насекомое.
   - В таком  случае  пошел  прочь!  -  взвизгнул  Вася,  забыв  о  всякой
интеллигентности, и захлопнул дверь. Некоторое время понаблюдал  в  глазок
за неизвестным, который показался ему очень подозрительным.
   Хитроумов понял, что вел себя неблагоразумно, и уже спокойней сказал:
   - Ладно... как там тебя...  извини.  Ты  меня  не  бойся,  дурачок.  Но
Кукушкину  обязательно  передай:  если  он  немедленно  не   вернет   долг
Хитроумову, ему это обойдется намного дороже! Слышишь, так и передай!



19

   Схватка Кукушкина с Хитроумовым продолжалась. Первым делом Вася показал
себя с джентльменской стороны - почтовым переводом  вернул  долг.  Получив
деньги, Всеволод Львович уже не сомневался, что "инопланетянин", о котором
ходят сказочные слухи, - это и есть Кукушкин.
   Хитроумен сейчас находился как бы между двух  огней.  Если  от  первого
огня - от компетентных органов -  он  успешно  отбивается  вот  уже  более
двадцати лет, то от Кукушкина... Да, еще никого в жизни он так не  боялся,
как этого телепата.
   "Что он хочет от меня? - терзался Хитроумов. - Неужели ему  мало  того,
что он приковал к постели Клопа, отправил на тот свет Хамло,  поставил  на
грань сумасшествия Шибчикова?! Неужели он хочет сделать и меня нищим?"
   Этого он не мог допустить ни при каких  обстоятельствах.  Понимая,  что
ему необходимо обязательно встретиться с Кукушкиным, магнат написал  такое
письмо:
   "Уважаемый Василий Васильевич, я хоть и не читал ваших мыслей,  но  они
мне известны. Что я вам плохого сделал? Ведь я вам и так пожертвовал троих
своих знакомых, которых вы проглотили, как удав. Понимаю,  что  вы  хотите
проглотить и меня. Предлагаю пока  переговоры.  Если  не  хотите  со  мной
встретиться, сообщите, на каких  условиях  вы  согласны  оставить  меня  в
покое".
   Курочкин доставил Кукушкину письмо, как только обнаружил его в почтовом
ящике.  Послание  Хитроумова  рассмешило  Васю.  На  мгновение   он   даже
представил миллионера на коленях и с протянутой рукой...
   - Переговоры? Ах,  переговоры!  -  смеялся,  прохаживаясь  по  комнате,
Кукушкин. - Какие могут быть переговоры с жуликом  и  проходимцем.  Тезка,
как ты считаешь? Помиловать или проглотить?
   Курочкин сидел  в  кресле,  наслаждался  обилием  цветов  в  комнате  и
посматривал на Кукушкина как на великого мага и волшебника. Он  догадался,
что речь идет о том самодовольном субъекте, который представился ему папой
римским, и категорически сказал:
   - Проглотить! Живьем!
   - Нет, я его сперва поджарю, полью соусом, посолю, поперчу...
   - Фраерно! - похлопал в ладоши Курочкин, ужасно довольный, что ему  так
легко простили очередное нарушение конспирации...
   -  А  ты  как  думал,  -  Кукушкин  одарил  его  взглядом  Наполеона  и
пренебрежительно высказался о Хитроумове: - Я это  старое  и  потное  Мясо
жрать не собираюсь. Я его заставлю  прийти  с  повинной!  Только  тогда  я
оставлю его в покое.
   В  комнату  вошла  принаряженная  Оля,  ослепив  своей  красотой   двух
Василиев.
   - Кого это ты собираешься заставить повиниться? - она покрутилась перед
зеркалом,  любуясь  бриллиантовыми  сережками,  которые  приколола  вместо
пуговиц. Ожерелье из полудрагоценных камней  у  нее  висело  на  поясе,  в
волосах блестели перстни и брошь. Дорогое  велюровое  платье  было  надето
задом наперед. Тем не менее она была обворожительна.
   Закрыв удивленному Курочкину рот, Оля обратилась к Кукушкину:
   - Василечек, я хочу за тебя замуж.
   - Как, еще раз? - рассеянно спросил Вася.
   - А ты еще ни разу на мне не женился, - капризно возразила она, надевая
золотые браслеты на ноги. - Я официально замужем за Курочкиным...
   - Да, она замужем за мной! - воскликнул Вася из Москвы и приподнялся  в
кресле.
   - А я хочу выйти замуж за тебя, - Оля повесила часы-кулончик с цепочкой
на ухо и кокетливо хихикнула: - Я хочу быть твоей кукушечкой!
   - Оля, подумай, это добром не кончится, - заговорил  умоляющим  голосом
Курочкин. - Оля! Оль...
   - А тебе в благодарность за твою любовь я подарю  вот  такую  маленькую
кукушечку, - она мизинцем ткнула Курочкина  в  нос,  после  чего  тот  сел
обратно в кресло. - А может, кукушонка... Не знаю...
   Курочкин обиделся:
   - Не надо мне твоих подарков. Я сам... я сам умею, я сам знаю...
   - Ну что ты умеешь?! Ну что ты знаешь?! Закончил этот самый... институт
культуры... сдуру. Самое большое достижение в твоей жизни - это то, что ты
попал на мясокомбинат. Хоть с людьми встречался каждый день...
   - Я вс-стречался с участниками художественной самодеятельности.
   - Ну конечно, теперь они называются  участниками  самодеятельности.  Да
еще и художественной.  Они  умели  воровать  творчески,  с  художественным
вкусом. А-я-яй, вот это артисты!
   - Оля, что с тобой? Я тебя не  узнаю,  -  Курочкин  в  отчаянии  развел
руками.
   - Что-что?! Ты хочешь сказать, что ты  меня  знал?!  -  Оля  всплеснула
руками и притопнула босоножком (на другой ноге у нее был тапочек). - Конец
света! Мальчик мой, да ты хоть знаешь, что женщину еще не разгадал ни один
человек на свете?
   - Это точно, - ухмыльнулся Кукушкин. - Что верно, то уж верно...
   - Господи, а ты откуда знаешь? - набросилась Оля на него. -  Тоже  мне,
знаток женской психологии нашелся.
   - Ну куда уж мне вас знать, если вы сами себя  не  знаете,  -  Кукушкин
понял, что Оля хотела его любви. Вернее, его  взаимности.  И  клоунаду  ей
захотелось разыграть от отчаяния.
   - Василечек, когда же будет наша свадьба? - спросила  она  у  Кукушкина
уже серьезно.
   - Не знаю. Может, через неделю, а может...
   Вася задумчиво, пожал плечами. Сейчас он думал  только  об  одном:  как
поставить на колени Хитроумова.


   На другой день Вася Кукушкин поднялся в шесть утра. Оля еще спала.
   - Кто рано встает, тому Бог дает, - прошептал ей Вася на  ухо  и  после
кофе сразу отправился к знакомому грузчику из мебельного магазина Грише.
   Дверь Кукушкину открыла Гришина жена.
   - На кухне! Отсыпается! - ни о чем не спросив, сердито  сказала  она  и
сразу ушла, проклиная свою судьбу: - Господи,  откуда  он  взялся  на  мою
голову! Господи, и почему я не прошла мимо, когда встретила его впервые! И
за что мне такое наказание...
   Гриша спал на раскладушке одетым. Храп его был похож на рев бульдозера.
   Из опыта Вася знал, что самый  первый  человек  в  любом  магазине  или
гастрономе - это грузчик. Даже завмаг не может знать, какой товар придет к
нему завтра, а грузчику известно  об  этом  за  неделю.  Поэтому  Кукушкин
предусмотрительно прихватил с собой коньяк и целый термос кофе.
   Деловой    разговор    он    начал    еще    в     стадии     Гришиного
"перегарь-сомнабулизма":
   - Привет, Гриша! Бухнуть  хочешь?  Хочешь,  по  глазам  вижу.  Понимаю,
понимаю, можно не любить человека, можно лишить его премии  или  заставить
ходить голодным, но не  дать  человеку  опохмелиться  -  это  обыкновенный
садизм. Тебе повезло, Гриша, что у тебя есть друг Кукушкин.
   Как только Вася начал медленно цедить коньяк  в  колпачок  от  термоса,
Гриша перестал храпеть, сквозь сон улыбнулся, пошевелился и застонал.
   -  Гриша,  мне  нужен  такой   диван-кровать,   какого   нет   даже   у
премьер-министра Японии, -  проникновенно  сказал  Кукушкин  и  перешел  к
внушению: - Понимаешь, диван-кровать! Один всего-навсего, один! И все.  Ты
мне друг, и ты обязан  мне  помочь.  Повторяю,  мне  нужен  диван-кровать!
Диван-кровать такой, на который можно  положить  только  Венеру,  ты  меня
понял?
   Гриша во сне начал что-то бормотать. Потом стал задыхаться,  вертеться,
судорожно глотать воздух.  Наконец,  несколько  успокоившись,  более-менее
внятно сказал:
   - Четвертак на бочку и флакон сверху.
   Вася вложил бутылку в протянутую руку и помог ему  приподняться.  Гриша
жадно выпил несколько глотков коньяка, затем несколько раз  с  облегчением
крякнул от удовольствия и наконец открыл глаза. Но  проснулся  он  еще  не
полностью, хотя уже сообразил, что пахнет "наваром".
   Кукушкин помахал у него перед глазами пятидесятирублевкой, и Гришин сон
сразу пропал. Он разболтал коньяк, пополоскал им рот и с ревом поднялся.
   - Сегодня в половине десятого привезут арабскую мебель. Будь с  машиной
начеку, - сказал он бодро, выхватил из Васиной руки ассигнацию, плюнул  на
нее и прилепил себе на лоб.
   А перед обедом Кукушкин позвонил Хитроумову на работу и  договорился  о
встрече через час. Но на встречу Вася не пошел.  Звонок  был  отвлекающий.
Через  час  Вася  привез   на   квартиру   Всеволода   Львовича   арабский
диван-кровать.
   Рита  и  Виктория.  Леопардовна  очень   обрадовались   подарку.   Льва
Борисовича дома не было. Согласно расписанию  он  в  это  время  выгуливал
Элонку. А взамен изумительного дивана, который Вася преподнес женщинам  от
"чистейшего сердца и огромной души", он попросил два поцелуя в щечку и  не
нужную им старую железную кровать. Якобы для коллекции.
   Виктория Леопардовна и особенно Рита без всякого  сопротивления  отдали
ему "груду железа" и вдобавок надарили ему поцелуев на месяц вперед.
   Вася выглядел в их глазах истинным джентльменом,  который,  прежде  чем
начать ухаживание, преподносит дорогие  подарки.  А  Виктория  Леопардовна
грешным делом даже подумала, хотя к  наивным  ее  не  отнесешь,  что  этот
голубоглазый Кукушкин пытается ее обольстить.
   Женщины были счастливы до самого вечера. Пока  не  пришел  домой  глава
семьи и хозяин домашнего рая.
   Виктория Леопардовна прожила с мужем двадцать пять лет, но  никогда  не
слышала, как он ругается и матерится. Знала только, что изменял ей  налево
и направо. Ну и что - с кем не бывает. Она также старалась не оставаться в
долгу. Но чтобы он мог позволить себе употреблять слова в "семь этажей"...
Все что угодно, только не это!
   Весь вечер Хитроумов метался по гостиной, как раненый  лев  по  клетке.
Стучал кулаками в стены, оскорблял жену и дочь разными словами и на разных
языках, а напоследок столкнул родного отца в фонтан.
   Вся родня Всеволода Львовича забилась в углы и ждала  приговора.  Когда
наконец кормилец и создатель семейного благоденствия свалился  на  пол  от
усталости, первой подбежала к нему Элонка и начала жалобно скулить.  Затем
в слезах и с криком: "Полмиллиона - коту под хвост!" -  бросилась  к  мужу
преданная жена.
   Рита не спешила к отцу. Сначала она вытащила из фонтана  деда,  помогла
ему раздеться и усадила в кресло. Затем нашла  на  книжной  полке  словарь
иностранных слов. Только сегодня она узнала, насколько богатая речь  у  ее
отца и насколько ограниченный лексикон у нее.  Повторяя  в  уме  некоторые
неизвестные ей слова, услышанные сегодня от отца, она  старательно  начала
искать их в словаре.
   А Вася Кукушкин в этот вечер отмечал в ресторане начало своей  успешной
операции против Хитроумова.
   Из его железной кровати он вытряс до пяти килограммов золотых монет.



20

   Три дня семья Хитроумовых пребывала в глубоком трауре. Только Рите было
как-то все равно. Она прекрасно знала, что для отца это хоть и удар, но не
смертельный. В загашнике у него наверняка  имелось  еще  не  один  раз  по
полмиллиона.
   Семейный траур нарушила внезапно поднявшаяся с постели  бабушка.  Никто
не верил, что она когда-нибудь заговорит. Все  думали,  что  она  доживает
последние дни. Однако...
   Это случилось вечером, когда вся  семья  пила  чай  не  на  кухне,  как
обычно, а в гостиной. Никто даже не обратил внимание на скрип  открывшейся
двери  ее  комнаты.  Но  когда  появилась  Муся,   бледная,   похожая   на
поднявшегося из гроба мертвеца, осторожно ступая  собственными  ногами,  у
Льва Борисовича из  рук  выпала  чашка.  Все  были  больше  напуганы,  чем
удивлены. Только Рита обрадовалась воскрешению бабушки.
   - Ле-о-вик, я вспом-ни-ила,  -  сказала  старая  Муся  довольно  бодро,
держась на ногах достаточно уверенно. - Я вспомнила, где клад!
   После такого сообщения все заметно оживились. Никогда в жизни ей еще не
были так рады. Виктория Леопардовна первой подбежала к  свекрови,  за  ней
Элоночка  и  только  потом  все  остальные.   Выздоровевшую   поздравляли,
обнимали, затем посадили на почетное место  за  столом.  Всеволод  Львович
принес из бара шампанское и коньяк:
   - Мама, спасибо тебе! Ты сделала для нас  большой  праздник,  причем  -
двойной. Во-первых, ты выздоровела,  а  во-вторых,  вспомнила,  где  клад.
Родная моя, дай я тебя обниму! - он подошел к матери, прикоснулся щекой  к
ее плечу и даже по-сыновьи слегка прослезился.
   Лев Борисович время от времени посмеивался. Он  никак  не  мог  понять,
какая сила подняла его жену с постели. Элонка постоянно лезла  к  нему  на
колени и облизывала руки. В конце концов он укусил ее за ухо и отшвырнул в
сторону.
   - Пошла прочь, глупое  животное,  со  своими  собачьими  нежностями!  -
сказал он так, будто пропел, и ласково посмотрел на  жену.  -  Хэ,  старая
сука, все же вспомнила... Жить, наверное, захотела, поэтому вспомнила!
   - Папа! - возмутилась Виктория Леопардовна. - Зачем ты так, папа?!
   Из-под стола отозвалась Элонка, прорычав на обидчика, а Рита неожиданно
для всех рассмеялась.
   - Мама, а скажи... Скажи, мама, как красиво нашего папу  обчистил  этот
телепат Кукушкин. Ой, не могу! А ты тоже, старая лушпайка,  поверила,  что
этот красавец за тобой приударяет. Ой, не могу! Мы с тобой уши  развесили,
а он нам - диванчик. За поцелуйчик, за поцелуйчик! Ой, ой, не могу!
   Виктория Леопардовна раскашлялась, сердито посматривая на дочь.
   - Ну, старая дева, испортила всю обедню!  -  пробормотал  пискливо  Лев
Борисович. - Если ты срочно не выйдешь замуж, у тебя произойдет  сдвиг  по
фазе.
   - Папа, прекрати молоть этот вздор! - заступилась за дочь мать. -  Люди
мы или не люди? Золото было, есть и будет, только мы тленные.
   - Левик, что происходит в доме? - простонала Муся. - По-очему все злые,
как собаки?
   - Бабушка, это не  мы  с  мамой  злые,  это  нашего  папочку  бешенство
загрызает, - заговорила Рита с обидой  и  возмущением.  -  У  него  украли
золото, а мы с мамой виноваты. Он прятал золото в кровати, а мы сном-духом
об этом не ведали. Он прятал  целое  состояние  от  нас  всех,  и  за  это
поплатился. Так ему и надо, будет знать, как скрывать что-нибудь от родной
жены и дочери.
   - Молчать!!.. - закричал Всеволод Львович с такой  силой,  что  у  всех
зазвенело в ушах, а под столом заскулила Элонка. - Молчать и  повиноваться
мне во всем! Вы для этого созданы!.. - глава семейства затопал  ногами.  В
руке  он  держал  бутылку  шампанского.  Когда   пробка   от   шампанского
выстрелила, никто не испугался, кроме него. Вызвав ехидные улыбки у жены и
дочери, он надпил несколько глотков вина из бутылки и решил их  оскорбить:
- А вы знаете, почему в армии не нужны женщины? Потому что они неправильно
выполняют команду "Ложись".
   - А какой толк от того, что ты  знаешь,  как  правильно  выполнять  эту
команду, - отпарировала жена. - Насколько я знаю, тебе уже все равно...
   - Я кому сказал молчать! - заорал Хитроумов  не  своим  голосом,  после
чего временно охрип.
   Все молчали, ожидая, пока он  прокашляется.  Виктория  Леопардовна  уже
пожалела, что довела мужа до такого состояния. Понимая, что за  это  может
последовать серьезное наказание,  она  быстро  принесла  из  кухни  стакан
минеральной воды и начала извиняться:
   - Прости меня, старую эмансипированную дуру, котик, прости. Ты со  мной
построже, масик, построже. Я неблагодарная дрянь,  слышишь,  неблагодарная
дрянь! Прости, котик, меня и прости свою  неразумную  дочь.  Ты  настоящий
рыцарь и истинный джентльмен...
   Хитроумов  оттаял.  Но  для  полного  удовлетворения  своего   задетого
самолюбия он любил оставлять последнее слово за собой:
   - А, понимаешь, что сила женщины в ее слабости. Мне ваша  эта  дурацкая
эмансипация  уже  в  печенке  сидит!  Хорошо,  что  ты  хоть  институт  не
закончила, а то была бы дипломированной дурой. Неужели так трудно  понять,
что быть просто дурой гораздо легче.
   - Правильно, мой мудрый масик! - Виктория Леопардовна гладила  мужа  по
спине, прислонившись головой к его плечу. - Ты же знаешь,  что  я  бросила
институт, как только встретила тебя.  Я  всю  жизнь  была  тебе  преданной
женой.
   - Уговорила! - Хитроумов взял из ее руки стакан и поставил на  стол.  -
Знаю, что врешь, но прощаю...
   - Масик, как ты можешь!..
   - Ладно, мне  твоя  преданность  не  нужна,  -  махнул  рукой  Всеволод
Львович, подмигнув улыбающемуся отцу. - Мне нужна твоя женская  покорность
во всем. А твоя преданность - это твое дело. Впрочем,  если  ты  нравилась
еще и кому-то, кроме меня, это прекрасно, ибо свидетельствует о том, что у
меня есть вкус.
   - Я знала, я всегда чувствовала, что  ты  меня  не  любил,  -  довольно
удачно разыграла обиду жена. - Я всю жизнь была для тебя только товаром.
   - Я сам себя один раз в год люблю. Как будто ты не знаешь, что я  люблю
бизнес, деньги. Кстати, и ты вышла за меня замуж только потому, что я умею
делать деньги...
   - И при всем при этом моего сына никто жадным не назовет, - вмешался  в
разговор Лев Борисович. - Ну чего вам не хватает? Птичьего молока?! Так не
родились еще птицы, которые доятся. Я всегда говорил, что мой сын умеет  и
любит зарабатывать, но жадным... Нет, жадность - это для жлобов! А мой сын
не той национальности...
   Старого  Хитроумова  прервал  телефонный  звонок.   Всеволод   Львович,
направляясь к телефону, с благодарностью похлопал отца по плечу.
   - Всеволод Львович, приветствую вас! Как вам мой  подарок?  -  это  был
голос Кукушкина.
   - Какой подарок? Кто это?
   - Вы что, меня по голосу уже не узнаете?
   - А, ясно, - тяжело вздохнул и замолчал Хитроумов. Он вдруг понял,  что
начинает бояться этого  человека.  Немножко  успокоившись,  он  сказал:  -
Наконец-то! Объявилась пропажа.
   - А вы что, по мне соскучились? Алло, почему вы молчите?
   - Как я по вас соскучился, не могу объяснить по  телефону.  Я  не  могу
выразить вам свои чувства, не видя вашего лица.
   - Ну, думаю, это дело поправимое.
   - Послушайте, если вы мужчина, то встретитесь со мной! А если вы просто
дешевый фраер, у меня с вами будет другой разговор, - Хитроумов  кипел  от
злости, но старался говорить сдержанно.
   -  Во-первых,  в  вашем  положении  пугать   меня,   угрожать   мне   -
бессмысленно, - хохотнул презрительно Кукушкин. - Во-вторых, я не фраер, а
восстанавливаю справедливость...
   - Какую еще справедливость, что  вы  мне  мозги  пудрите!  -  взорвался
Хитроумов. - Да вы хоть знаете, как это называется?  Даже  волки  не  жрут
друг друга, если они сыты...
   - А вы не волк, вы вредитель!  -  прервал  его  Вася.  -  И  не  просто
вредитель, а государственный  вредитель!  Вы  прячете  в  чулке  громадные
средства, которые должны быть постоянно в обороте, и этим самым подрываете
экономику государства.
   - К вашему сведению,  экономику  подрываю  не  я.  Экономику  подрывают
бездельники, бюрократы и дураки. Можно сказать, такие, как вы...
   - Спасибо.
   - Не за что! Неужели вы  хотите  сказать,  что  пустили  все  средства,
украденные у меня, у Фердинанда Калистратовича и у других, в оборот?
   - Да, а как же иначе, - твердым голосом ответил Вася.
   - Эти сказки рассказывайте маленькому Пушкину.
   - Не все, конечно. Часть я оставил себе в  качестве  гонорара.  Но  все
золото и остальные драгоценности, клянусь честью, отдал государству.
   У Хитроумова закружилась голова. Но он быстро пришел  в  себя  и  задал
самый главный для него вопрос:
   - Ладно, что вы от меня хотите?
   -  Вот  мои  условия:  вы  сдаете  государству   оставшиеся   средства,
приобретенные мошенническим путем, и... и приходите в органы  с  повинной.
Только на таких условиях я согласен оставить вас в покое.
   - Вы в своем уме? - в оцепеневшей руке Хитроумова затрещала  телефонная
трубка. - Я спрашиваю, вы в своем уме?
   - Только не кричите, пожалуйста. - Кукушкин  был  доволен,  что  вызвал
панику у врага. - Вы сначала хорошо обдумайте мои условия.  Все  же  лучше
мирные уступки, чем война. Война, слышите?!
   Всеволод Львович долго слушал короткие гудки и думал, что  ему  делать.
Понимая, что оказался в тяжелейшей ситуации, швырнул  трубку  и  несколько
раз ударил кулаком по телефонной тумбе.  Телефонный  аппарат  соскочил  на
пол.
   Вся семья в глубоком онемении смотрела на своего кормильца. Даже Элонка
сидела под столом, поджав хвостик, и боялась тявкнуть.
   - Папа, мне нужно с  тобой  посоветоваться,  -  прохрипел  Хитроумов  и
закурил. - Мама, так ты вспомнила, где находится клад?  Нам  нужно  срочна
уезжать.
   - Куда уезжать? Зачем уезжать? - испуганно спросила жена.
   - А я никуда не хочу уезжать, мне и здесь хорошо, - капризно  возразила
Рита. - И вообще, папа, почему я должна делать то, что хочется тебе?
   -  Папа,  бери  маму  и  пошли  в  твою  комнату.  Мне  нужно  с  тобой
посоветоваться  "тет-на-тет".  Я  не   могу   говорить   при   этих   двух
предательницах, - Хитроумов показал на жену и дочь. - Они меня продали  за
улыбку смазливого подлеца и негодяя, который  хочет  меня,  порядочного  и
честнейшего семьянина, загнать в гроб, упрятать в допр! Папа, понимаешь, в
допр! Ты прав был,  папа,  этот  телепат  -  ярый  и  злейший  враг  всего
общества. Жаль, нет на него Сталина. Понимаешь, демократию развели! Все им
позволено. Теперь кукушкины будут нам диктовать  условия  жизни.  Слышишь,
пап, теперь мой ум, моя деловитость будет принадлежать не мне, а  каким-то
кукушкиным! В противном случае - допр, решетка!
   - Всеволод, возьми себя в руки, - Лев  Борисович  постучал  пальцем  по
столу. - Ты позоришь мои гены!
   - Пап, тебе легко говорить! Ты просто не знаешь,  в  какую  я  вляпался
ситуацию...
   - Запомни, Всеволод, Хитроумовы никогда  и  никому  не  подчинялись!  -
старый Хитроумов  поднялся  из-за  стола,  и  к  нему  тут  же  подскочила
Элоночка. - Весь мир в наших руках, весь мир. Ты что, забыл об этом?
   - Да ладно, папа, все это древний маразм. Оптимизм - хорошо, но реально
смотреть на вещи - еще лучше, - Всеволод Львович  снисходительно  похлопал
отца по спине, затем обнял  его,  и  они  направились  в  его  комнату.  -
Понимаешь, пап, я, конечно, драться буду. Я понимаю, что мое  поражение  -
это смерть для вас всех...
   - Всеволод, надо этого телепата нейтрализовать хитростью, -  прищурился
отец. - Всеволод, возьми себя в руки...
   - Ага, легко тебе  говорить.  Как,  скажи  мне  на  милость,  я  должен
бороться с человеком, который наверняка знает почти все  мои  тайны,  а  я
даже не знаю, какую гадость он мне подсунет через полчаса? Не попрошу же я
милицию защитить меня!
   - Всеволод, надо подкупить людей, чтобы этого телепата... кокнули.
   - Мокруху мне предлагаешь, папа?! Это  же  вышка!  -  Всеволод  Львович
вытер вспотевший лоб.
   - А ты трус...
   - Я не трус, но я боюсь! Не боятся только дураки...
   - Ты, дорогой мой, всю свою сознательную жизнь ходишь под  вышкой.  Или
ты хочешь сказать, что не знал и не понимал это?!
   Хитроумов играл. Он прекрасно отдавал себе отчет: другого выхода у него
нет. Решение укокошить Кукушкина пришло к нему уже  давно,  но  он  боялся
сознаться в этом даже родному отцу.



21

   Хитроумов решил проведать в больнице Клопа. В палате  возле  полуживого
Фердинанда Калистратовича, который лежал с раскинутыми руками,  уже  сидел
Шибчиков; Лицо у него было, как у сумасшедшего.
   - Ложились мы с Кло-опиком, - вместо приветствия с  горечью  сказал  он
вошедшему Хитроумову. - Нас грабят, а нам никак  не  защититься.  Мы,  как
воры и мошенники, вне закона!
   - Почему - как? - хмыкнул Всеволод Львович, сев  на  ноги  больному,  и
специально посмотрел на его лицо, чтобы увидеть, как-тот отреагирует. Клоп
лежал неподвижно.
   - Иди пожалуйся, что у тебя украли шестьсот тысяч! -  горевал  Петя.  -
Тебе немедленно выделят койку в  психиатричке  или  в  КПЗ.  Как  вам  это
нравится?
   - Мне никак, - с улыбкой ответил Хитроумов. - Хотя  в  этом  есть  доля
романтики.  Ты  копишь,  складываешь  сотенки  в  штабелечки,  в  чулочки.
Сединочками обогащаешься,  а  в  один  прекрасный  денечек  приходит  один
хитрющенький фраерочек и... цап! - Он больно ущипнул  Клопа  за  колено  и
сказал: - Привет,  молодой  любовник.  Твоя  Люся  просила  передать  тебе
подарки, - Хитроумов вынул из "дипломата" упаковку презервативов,  коробку
конфет и положил ему на тумбочку.
   Фердинанд Калистратович хотел что-то сказать, но вместо слов у него изо
рта вылетело какое-то совиное "м-угу".
   - Угу-угу, она сказала, чтобы  ты  конфетами  подкупал  чертей  на  том
свете. Они постараются не перегревать смолу в котле, в котором  ты  будешь
кипеть. А вот это, - кивнул он на презервативы,  -  будешь  натягивать  на
свою глупую головку, чтобы не простудиться.
   В глазах Клопа появились слезы,  а  из  открытого  рта  потекла  слюна.
Шибчиков брезгливо отвернулся. Хитроумову стало жаль больного. Но  вел  он
себя так умышленно, чтобы закалять в себе жестокость, такую необходимую  в
войне с Кукушкиным.
   - Пошли, Шибунька, - обратился он к Шибчикову, - теперь у нас  с  тобой
общая беда и общий враг. Будешь меня слушаться  во  всем  -  вернешь  свои
бабки, а не будешь...
   Фердинанд Калистратович замычал, умоляюще глядя на Хитроумова.
   - А тебе зачем бабки? Ну зачем тебе бабки? Люсе отдать?! Спи спокойно и
наслаждайся  воспоминаниями.  Не  волнуйся,  душенька,  на  венок  мы   не
поскупимся. И не переживай, ведь это так хорошо, когда уже ничего не надо!
   Когда они ушли. Клопом овладел невероятный страх. Он боялся  умереть  в
одиночестве. Но  сопротивляться  этому  леденящему  ужасу  он  смог  всего
несколько минут.


   Вася Кукушкин после продолжительных прогулов наконец вышел  на  работу.
Еще в коридоре его случайно встретила Генриетта Степановна и пригласила  к
себе в кабинет.
   - Я вам на сколько дней разрешила отпуск? - строго спросила  она,  едва
успев сесть в свое кресло.
   - Не помню, милая, - спокойно ответил Кукушкин.
   - Вот когда я вас уволю по статье, тогда вы вей вспомните!
   - Нет, не уволите, - подмигнул ей он.
   - Это еще почему?
   - А потому что я вас куплю.
   - Как это?.. - она в изумлении открыла рот.
   - Очень просто, - Вася небрежно бросил на стол пачку денег  и  начал  с
интересом наблюдать за ее лицом.
   У нее от неожиданности захватило дух, и она с  трудом  вымолвила  всего
два слова:
   - Что... это?
   - Деньги. И немалые.
   - Сколько?..
   - Два с половиной куска.
   - Да как вы смеете!.. - попыталась она закричать, но голос ее почему-то
вдруг сделался тихим, мягким и почти благодарным.
   - Ладно, зачем выпендриваться...
   Генриетта Степановна подняла руку, чтобы сердито хлопнуть по столу,  но
в это время в кабинет заглянула Галя - секретарша.
   - В чем дело? - директор набросилась на нее,  мгновенно  накрыв  деньги
рукой.
   - Извините, мне показалось, что вы  меня  вызывали,  -  мгновенно  Галя
испарилась.
   Генриетта Степановна вздохнула, затем уже спокойно  спрятала  деньги  в
свою сумочку, что висела  на  спинке  кресла,  и,  дипломатично  улыбаясь,
сказала:
   - Черт возьми, ну  и  сотруднички  пошли,  даже  взятку  по-человечески
преподнести не могут. Короче, вы меня купили. Таких денег я и в  руках  не
держала. Спасибо, теперь вы можете вить из меня веревки.
   - Ну что вы, Генриетта Степановна...
   - Да ладно! Уж молчите,  знаю  я  вас,  -  она  вдруг  покраснела,  как
девчонка, и, чтобы не смотреть ему  в  глаза,  начала  прихорашиваться.  -
Теперь вы меня начнете приглашать в ресторан. Потом... потом домой  будете
звонить. Но учтите, домашнего телефона я вам не дам. У меня  муж  больной,
да и что подумает обо всем моя дочь. Вы  поняли  меня  или  нет?  Так  что
рассчитывайте, пожалуйста, на свои собственные силы и условия.
   Кукушкин будто проглотил язык. Только сейчас он обратил внимание на то,
что она была достаточно мила и привлекательна. Нет, слишком старовата  для
него, все же решил Вася и поднялся из-за стола.
   - Так я пошел, Генриетта Степановна, - сказал он.
   - Уходи, соблазнитель, - ответила она смущенно. - Уверена, Василек,  вы
человек умный и о наших отношениях никто не узнает...
   - Генриетточка Степановночка, руководите спокойно и горя не  знайте,  -
Вася поцеловал ей руку, затем по-армейски козырнул: - Разрешите удалиться!
   -   Разрешаю,   -   ответила   директор,    почувствовав    невероятное
удовлетворение: и деньги, и такой красавчик у нее в руках...


   Кукушкин продолжал слежку за Хитроумовым. Вита взяла  отпуск  и  теперь
все свое время посвящала Васиным нарядам и гримам. За это она получала  от
него щедрое вознаграждение, чем была вполне удовлетворена и материально, и
творчески.
   Наконец Кукушкину удалось выяснить,  где  находится  главное  состояние
Хитроумова. Это случилось, когда Всеволод Львович шел к себе в  кабинет  и
на полпути вынужден был вернуться, потому что забыл  в  машине  на  заднем
сиденье  дипломат  с   документами.   Магнат   проклинал   мысленно   свою
забывчивость, поносил Кукушкина, которого обвинял во всех своих бедах,  на
чем свет стоит, ругал свою родную мать  за  то,  что  она  так  еще  и  не
сообщила, где находится клад, и прочее,  и  прочее.  Ему  и  в  голову  не
приходило, что рядом с  ним  шел  загримированный  до  неузнаваемости  его
злейший враг.
   Вася  решил  одним  ударом  убить  сразу  двух  зайцев.  Прежде   всего
необходимо было опередить Хитроумова и первым выведать у старухи,  где  же
спрятан клад. Второй удар он запланировал нанести сегодня ночью,  так  как
откопать  золото  и  драгоценности  под   гаражом   Хитроумова   днем   не
представлялось возможным.
   Пока Кукушкин готовился к первой  операции,  Шибчиков  с  двумя  своими
подкупленными  помощниками  совершил  похищение   Курочкина,   когда   тот
возвращался из магазина. Это был первый  ответный  ход  Хитроумова.  Через
Курочкина он рассчитывал  выйти  на  самого  Кукушкина.  Всеволод  Львович
ожесточился, как раненый зверь. Он выдал Шибчикову авансом двадцать  тысяч
и потребовал от него беспрекословного послушания.
   Связанного Курочкина отвезли на дачу  Шибчикова.  Похитителям  пришлось
долго приводить его  в  чувство.  До  этого  он  дважды  от  испуга  терял
сознание. Наконец ему объяснили, что от  него  требуется.  Пообещали  дать
солидное вознаграждение, если укажет адрес, по которому живет Кукушкин.
   Хитроумов приказал Шибчикову вырвать у Курочкина признание любой  ценой
до вечера. Звериная жажда мести подхлестывала его. Шибчиков тоже старался,
ибо сам хотел увидеть побыстрее того, кто обчистил его дачу.
   Но Вася Курочкин держался. Он боялся не так за Кукушкина, как  за  Олю.
Петя Шибчиков в яростной злобе метался по комнате,  угрожая  ему,  но,  не
добившись результатов и изрядно устав, сменил методику  допроса.  Отпустив
помощников, которые только мешали, беспорядочно  и  не  ко  времени  пиная
руками и ногами пленника, он начал все сначала:
   - Послушай, Вася, ну кто он тебе, этот Кукушкин?
   Курочкин, связанный по рукам и ногам,  молча  дергался  в  кресле.  Ему
ужасно хотелось пить и есть.
   - Послушай, Вася, без питья и еды ты долго не протянешь, - сочувствующе
сказал Петя, показав  на  стол,  где  стояла  разнообразнейшая  выпивка  и
закуска. Затем открыл запотевшую от  холода  бутылку  минеральной  воды  и
начал  медленно  наливать  ее  в  стакан,  ибо  заметил  у  допрашиваемого
невероятную жажду. - Ну  хоть  скажи,  почему  ты  должен  страдать  из-за
какого-то вора?
   - Он не вор, он порядочный человек, и я его не предам, -  ответил  Вася
обессилевшим, но твердым голосом.
   - Эх, и дурак же ты! Да этот твой порядочный человек украл у меня здесь
на даче шестьдесят тысяч. Не сто и не двести  дубов,  а  целых  шестьдесят
тысяч! Он обворовал еще двоих... моих бедных  товарищей,  которые  с  горя
отдали Богу душу. Твой Кукушкин не только крупный вор, но и убийца. Это же
каким надо быть вором, чтобы воровать у  воров.  А  ты  говоришь,  что  он
порядочный человек.
   Курочкин понял, откуда у Оли столько золотых украшений. Теперь, ради ее
безопасности, он тем более будет молчать.
   - А вы кто?.. - Вася часто дышал открытым  ртом,  жадно  поглядывая  на
стакан с минеральной водой.
   - Я? - Петя медленно выпил воду и поставил стакан вверх дном на стол. -
Да, я тоже вор. Но вор вору - рознь. Я беру у государства, а твой отбирает
у честных людей, у трудяг. Воровать  у  них  безнравственно  и  подло.  Ты
думаешь, мне легко достались мои деньги? Я их заработал своим  "чердаком",
не сделав никому никакой подлости! А твой!.. Неужели ты не можешь  понять,
что твой Кукушкин - обыкновенный убийца и захватчик?
   Курочкин по идее должен был ненавидеть Кукушкина, и прежде всего за то,
что тот  отнял  у  него  Олю.  Увы,  он  только  завидовал.  Его  красоте,
энергичности, находчивости. Вспомнив, как Кукушкин вел себя в ресторане  и
как его избили жадные люди,  Курочкин  задал  себе  вопрос:  мог  ли  этот
человек поднять руку на другого из-за денег? Нет, несомненно,  нет.  Иначе
он не был бы до безрассудства щедр. Деньги для таких людей - ничто, мусор.
Ведь он получает истинное наслаждение, когда тратит их или раздаривает.
   Курочкин видел существенную разницу между теми, кто его насильно привез
сюда, и Кукушкиным. Для этих людей наверняка единственная цель в  жизни  -
нажива. У Кукушкина - совсем иная цель, только в чем она заключалась, Вася
еще понять не мог.
   Курочкин улыбнулся Шибчикову. Петя улыбнулся в ответ, решив, что сейчас
он услышит адрес своего врага.
   - Ну что ж, спасибо вам, - тихо поблагодарил Вася.
   - Пожалуйста, а за что? - Шибчиков поставил бутылку обратно.
   - За то, что помогли мне разобраться кое в чем в жизни. Раньше ведь для
меня все люди были одинаковыми. Улыбнулся - значит, ты хороший человек.  А
оказывается, улыбаться могут и умеют все...
   - Ну-ну, продолжай, это  очень  занятно,  -  Петя  специально  надкусил
бутерброд с колбасой и начал усиленно жевать.
   - Кукушкин отбирает деньги у вас, воров, не от жадности. Хотя он  тоже,
я считаю, вор. Но он вор моральный, а вы  профессиональные.  И  жадные!  -
Курочкин заговорил с вдохновением, удивляясь самому себе, что  в  подобном
состоянии еще может так ясно мыслить. - А жадность  порождает  садизм.  Вы
сейчас готовы убить меня, лишь  бы  вернуть  ворованные  деньги.  Вы  меня
мучаете, издеваетесь надо мной - и не понимаете, как стремительно  подаете
вниз, теряете человеческое лицо. Вот вы недавно говорили, что зарабатывали
деньги своим "чердаком"...
   - Да, вот этим, не купленным! - Шибчиков постучал себя пальцем по лбу.
   - В таком случае, у вас действительно "чердак",  в  не  голова.  Вы  не
умеете проигрывать. Неужели вы не понимаете, что проиграли более  сильному
сопернику? Вместо того чтобы найти в себе силы, напрячь свои способности и
заработать снова эти деньги, вы занимаетесь мерзостью.
   - Слушай, ты, пропагандист марксизма-ленинизма!  Чтобы  заработать  эти
бабки, я ухлопал десять лет жизни, - возмутился Петя и стукнул кулаком  по
столу. - А этот фраер отобрал их у меня одним  махом.  Следовательно,  как
говорят юристы, фраеров нужно учить.
   - А не кажется ли вам, что вы можете потерять не только  деньги,  но  и
свободу?
   - Почему не кажется? Конечно, кажется. Неужели вы думаете, что когда  я
воровал, то не знал, что рискую?! Вот уж глупости. О, сколько мне пришлось
кошмарных снов пересмотреть, а скольких ревизоров перепоить -  вам  трудно
представить. И с вами я тоже рискую. Но я рискую потерять свободу, а вы  -
жизнь. Как видите, мой риск гораздо меньше.
   Шибчиков налил  себе  водки,  чокнулся  с  пустым  стаканом  и,  выпив,
спросил:
   - Налить рюмочку? Но учтите, закусить и воды не дам. Пока...
   - Мне от вас ничего не надо, - Вася устало  опустил  голову.  -  Я  все
равно вам ничего не скажу.
   - Скажете, куда вы денетесь, - Петя посмотрел на часы. -  Пока  что  вы
сидите голодным и без воды около десяти часов, а пройдет два, три дня...
   - Значит, умышленное убийство?! - Курочкин гордо поднял  голову.  -  Ну
что ж, если я и умру, то человеком...
   Шибчиков снова налил себе водки.
   - Слушай, ты действительно сумасшедший фанат. За тебя стоит  выпить.  Я
раньше только в книгах читал, что есть такие кретины, которые бросаются на
амбразуры. А теперь вижу и наяву...
   - Не кощунствуй, мразь! - с ненавистью сказал Курочкин и сплюнул.
   - Но-но, только без оскорблений! А влагу в себе побереги, она тебе  еще
пригодится. Вот посидишь несколько суток натощак - и сразу поймешь, что не
стоит твой Кукушкин твоей единственной и  неповторимой  жизни.  Мне  будет
очень жаль тебя, дурачок, когда тихонько ночью закопаем твое тело в землю,
а все концы спрячем в воду. Можешь быть спокойным, никто, никогда и  нигде
не узнает, где твоя могилка. Разве что я цветочек положу... на годовщину.
   - Нет, вы не люди, вы жадные роботы...
   - Такие уж получились. Мы  себя  не  создавали.  И  скажи,  пожалуйста,
почему вдруг я должен переживать за твою жизнь, когда  твой  Кукушкин  нас
обобрал? Загнал двоих в гроб, а  сам  преспокойненько  себе  погуливает  и
наверняка ищет очередную  жертву.  Скажи,  почему?  Я  же  тебе  предлагаю
честную сделку: деньги и  твою  собственную  жизнь  в  обмен  на  какой-то
паршивый адрес.
   - А кто тебе дал право распоряжаться  моей  жизнью?  -  Курочкин  начал
шевелить пальцами, чтобы они не онемели полностью.
   - Потому что ты в моих руках. Я бы на твоем месте не торговался и героя
из себя не корчил.
   - Вам Кукушкин насолил? Вот и ищите его сами.
   - Нет, ты его подставное лицо. Он же тобой прикрылся. Ладно, надоел. Ты
умный человек и все отлично понимаешь: другого выхода у меня нет. Ты - как
тот третий, который вмешался в драку. Так что мысли, смертник. А я пойду в
другую комнату,  отдохну  и  посмотрю  телевизор,  -  Шибчиков  еще  одной
веревкой привязал Васю к креслу, затем взял со стола кухонное полотенце  и
приготовился закрыть ему рот. Курочкин цапнул зубами его  за  руку,  после
чего Петя отскочил, как ошпаренный. - Ах, ты кусаться? Получай на чай!
   После тяжелого удара Вася свалился вместе с креслом и потерял сознание.


   Начало   первой   операции   Кукушкина   прошло   быстро   и   успешно.
Загримированные Вася и Вита очень удачно сыграли новых  участковых  врачей
на  квартире  Хитроумова.  Виктория  Леонардовна,  ничего  не  подозревая,
провела двух молодых энергичных людей в белых халатах  в  комнату  больной
свекрови и даже закрыла за ними дверь, чтобы они случайно не  услышали  ее
телефонного разговора с очередным  любовником,  который  убеждал  ее,  что
заведующий скотобазой ненавидит убийства и любит бальзаковских женщин.
   Старая Муся уже была никому не рада. У нее временами наступали глубокие
провалы в памяти. Да, несколько дней назад она вспомнила, где был  спрятан
клад, и это придало ей сил и заставило подняться с постели.  Но  открывать
тайну клада она передумала. Лучше взять эту тайну с собой в могилу, решила
Муся, нежели отдавать ее в руки бездушных людей. Так она решила  отомстить
сыну и мужу за то, что они лишили ее родственного тепла  и  внимания.  Для
нее давно уже не было секретом, что все ждали ее смерти.
   "Вы правильно поступили, уважаемая. Вы, вероятно, единственный  честный
человек из породы Хитроумовых. Я ваш клад отдам детям", - мысленно  сказал
Кукушкин старухе и погладил ее по голове.
   В ответ она измученно улыбнулась и прошептала:
   - Спасибо, что проведали. Ко мне уже давно никто  не  приходил.  Я  так
хочу  умереть,  но  Бог  не  дает  мне  смерти.  Дайте  мне   какие-нибудь
та-аблетки, чтобы я уснула и  не  проснулась.  Я  вам  о-открою...  открою
тайну...
   - Не надо думать о смерти, все будет хорошо, - голосом доктора Айболита
успокоил ее Вася. - Вы должны еще пожить на зло своим недоброжелателям.
   "Участковые  врачи"  задержались  не   более   трех   минут.   Виктория
Леопардовна немного удивилась, но была рада, что они так быстро  убрались,
потому что по телефону она еще не успела выяснить разницу между  убийством
моральным и физическим.
   А где-то через час, на квартире у Виты, Вася в очередной раз смотрел  в
зеркало на свое неузнаваемое лицо и спрашивал себя:  "Кто  я?"  Но  затем,
вспомнив, что в эту ночь ему предстоит большая работа, решил поспать и над
этим вопросом глубоко не задумываться. Лопата, кирка и рюкзак были надежно
спрятаны в заброшенном подвале одного дома. Спортивный костюм в багажнике.
Автомобиль заправлен, стоит во дворе, как  стреноженный  конь.  Необходимо
только набраться свежих сил и решительности.
   Вечером Хитроумов ждал звонка от Шибчикова. Он бегал вокруг фонтана  по
гостиной, как заведенный, курил сигареты одну за другой и изредка пил кофе
гляссе. Этот напиток немного  спасал  его  от  жары.  Но  жарко  Всеволоду
Львовичу было прежде всего от волнения и  напряженных  мыслей:  впервые  в
жизни ему не могли помочь его связи и деньги.
   "Господи, я или он! - Хитроумов мысленно  обращался  к  Богу.  -  Кроме
себя, я уважаю только тебя. Кто тебе дороже из  нас  двоих?  Нам  не  жить
вдвоем на одной земле. Ну какое тебе дело до этого Кукушкина?"
   Резкий телефонный звонок буквально сорвал его с места.
   - Алло, Шибунька, ну как жена? Уже родила? - спросил он "зашифрованным"
текстом.
   - Это не Шибунька, а майор Лунин, - услышал он в ответ. - Здравствуйте,
Всеволод  Львович!  Извините  за  вторжение,  но  я  вам  звоню  из  чисто
дружеского любопытства.
   - Ах, у вас ко мне  уже  появилось  дружеское  любопытство?!  -  магнат
срочно начал настраивать себя на ироническую волну. - Ну что  ж,  спасибо,
давно бы так.
   - Разрешите всего два вопросика, Всеволод Львович? - деликатно попросил
Лунин.
   - Отчего же не ответить родным органам, которые тебя надежно  защищают,
- Хитроумов наконец-то перестроился и  теперь  прилагал  все  силы,  чтобы
успокоиться.
   - Недавно, несколько дней  назад,  последовал  очень  странный  звонок.
Звонивший инкогнито сообщил,  что  в  автоматической  камере  хранения  на
вокзале находится золото на очень крупную сумму.  Указал  номер  ячейки  и
код. Прибывший на место наряд и понятые действительно  обнаружили  золото,
драгоценности и деньги. Специалисты оценили этот подарок приблизительно  в
шестьсот тысяч...
   - Ну и кто же этот сумасшедший?
   - А как вы думаете, Всеволод Львович?..
   Лунин понимал, что разглашает тайну. Но делал он это  специально,  даже
не спросив разрешения  у  высшего  начальства.  Он  и  в  глаза  не  видел
"инкогнито", и даже не догадывался о его существовании. Единственное,  что
он понял: этот "инкогнито" в одиночку дерется с крупными ворами  и  делает
это гораздо успешней, чем весь его отдел. Это  был  уже  третий  звонок  и
третий подарок неизвестного детям.  Более  миллиона  уже  было  возвращено
государству неизвестным. И еще Лунин понял, что этот  неизвестный,  рискуя
жизнью, наверняка вращается в кругу Хитроумовых, поэтому решил хоть как-то
ему  помочь.  Поэтому  после  долгих  колебаний  он  все  же  сделал  этот
предупреждающий звонок.
   Теперь Хитроумов убедился, что Кукушкин не  врал,  когда  говорил,  что
отдает  средства  государству.  Более  того,  у  него   появились   вполне
обоснованные  подозрения,  что  этот  телепат  из  органов,   и   он   так
запаниковал, что на какое-то время потерял дар речи.
   - Всеволод Львович, так что вы думаете  по  этому  поводу?  -  повторил
вопрос Лунин.
   Если бы майор видел сейчас лицо Хитроумова,  он  бы  понял,  что  своим
вопросом  нокаутировал  его.  Всеволод  Львович  сел  на  стол,  даже   не
почувствовав, что своими ягодицами раздавил несколько  порций  мороженого.
Ничего не ответив, он осторожно положил трубку и снова закурил. Сейчас ему
необходимо было хоть несколько минут, дабы сосредоточиться. Увы,  позвонил
Шибчиков...
   - Алло, Всеволод Львович, моя жена никак не может родить, - сообщил он,
что обозначало: адрес Кукушкина еще не известен.
   Хитроумен молчал и думал. Его мысли щелкали, словно  в  компьютере.  Он
опасался, что этот Курочкин тоже из  органов,  посему,  добившись  у  него
адреса, они сами могут угодить в ловушку.
   - Алло,  Всеволод  Львович,  почему  вы  молчите?  -  Петя  говорил  из
привокзального открытого телефона-автомата,  почему  все  время  приглушал
свой зычный голос.
   - Ну что вы ко мне пристаете? - рявкнул Хитроумов. - Милиция мне задает
вопросы, ты ко мне тоже - с вопросами.
   - Алло, Всеволод Львович, так это... Моя жена уже почти при смерти.
   - Что?! - испуганно заорал Хитроумов. - Я тебе дам при смерти! Я тебя в
милицию сдам...
   -  Ну  не  знаете,  так  не  знаете,   зачем   кричать...   Я   человек
интеллигентный...
   - Короче, жену отпоить, откормить, извиниться, но никуда не  отпускать.
И если не хочет рожать, пускай не рожает. Слава Богу, есть  кому  кретинов
производить на свет.
   - Понятно! - заржал Шибчиков. - Так я пошел приводить в чувство жену?
   - Давай, а утром мне обязательно позвони. Нет, лучше, не  звони,  утром
приди ко мне на работу. Жену оставь дома, конечно...
   Так неожиданный звонок Лунина поломал все планы Хитроумова.
   Шибчиков в свои тридцать пять лет еще не знал женщины, потому  что  был
гомосексуалистом.
   Вернувшись с вокзала  на  дачу,  Петя  немедленно  развязал  Курочкина,
напоил его водой и усадил за стол в удобное кресло.
   Вася сначала насторожился, но, будучи голодным с самого утра, махнул на
все рукой и набросился на пищу.
   - Прости меня, Вася, - заискивающе  заговорил  Петя  и  налил  водки  в
стаканы себе и ему. - Все это я делал не по своей воле.
   -  Интересно,  кто  это  тебя  так  неволит?  -  спросил  Курочкин,   с
невероятной скоростью прожевывая  еду,  чтобы  успеть  утолить  голод:  он
готовился к новым истязаниям.
   - Да есть один. Вернее, одна старая лиса. Сегодня утром ему, видишь ли,
был еще нужен Кукушкин, а теперь ему  уже  не  нужен  Кукушкин.  Черт  его
знает,  что  ему  нужно!  -  выругался  Шибчиков  и  со  смаком  опрокинул
рюмашечку.
   Вася решил для  профилактики  голодного  желудка  тоже  выпить.  Подняв
стакан, он хотел залить в себя жидкость  одним  махом,  но  большая  часть
водки разлилась по подбородку и по рубашке.
   - Пей, Васек, ешь, друг мой милый, сколько хочешь, и прости,  -  хозяин
дачи открыл коньяк. Затем из  другой  комнаты  принес  хрустальные  рюмки,
сифон, деликатесы и приветливо сказал: - Ты мой гость! Я  должен  искупить
перед тобой свою вину.
   - Да ладно уж. Хорошо, что хоть так, а то я уже был готов сдаться.
   - Вишь, вишь, а ты говорил, что нет, я не такая, я не уличная, я хожу в
подъезд! Не надо "ля-ля". Все мы дерьмо, когда тонем, но все  же,  заметь,
выплываем по закону природы. Слышь, по закону природы,  поскольку  мы,  то
есть дерьмо, легче, чем вода. Ты меня понял? - Петя уже изрядно захмелел.
   - Ничего подобного, - возразил Вася, - теперь я наелся  на  трое  суток
вперед, и ты от меня ничего не добьешься!
   - Господи, чудак человек, да мне от тебя ничего  не  надо!  Кроме...  -
Петя ухватил Васю через стол за уши; притянул к себе и  присосался  к  его
губам.
   Курочкин с трудом вырвался из его рук и завопил!
   - Ну что ты лижешься, как гомосек, тебе что - баб мало, что ли?!
   - Но-но, я тебе дам... гомосек! - оскорбился Петя.
   - А чего же ты то бьешься, то лижешься?!
   - Потому что у меня к тебе чисто  платонические  чувства,  -  заговорил
Петя жалобно. - Я тебя люблю, как друга, как человека...
   - А это еще как? - спросил Вася и, решив,  что  лучше  уж  терпеть  его
телячьи нежности, чем издевательства, снова приналег на еду.
   - А это без бутылки не поймешь, - Шибчиков начал "делать  ему  глазки".
Наливая в рюмки коньяк,  он  припевал:  -  Песня  вся,  песня  вся,  песня
кончилася! А дед бабе как а-га, баба и скочилася!
   ...В этот вечер они осушили еще две бутылки коньяка, а их пьяные  песни
были слышны до поздней ночи. Напоив Курочкина  до  беспамятства,  Шибчиков
своего добился.
   Проснулся Курочкин почти в полдень от громкого стука  в  дверь.  Увидев
себя обнаженным, он соскочил с дивана и бросился в другую комнату.  Но  на
пути у него стал Шибчиков.  Держа  в  руке  чашку,  он  хлебнул  немножко,
покряхтел от удовольствия и спросил"
   - Куда ты, моя дорогая жена?
   - Что ты болтаешь? - брезгливо отступил Курочкин и,  увидев  на  спинке
стула пижаму, буквально вскочил в нее.
   Петя заметил из окна на крыльце  Хитроумова  и  побежал  открывать.  Он
понимал, что сейчас ему попадет за нарушение дисциплины.
   Всеволод Львович ворвался в комнату с грубой бранью:
   - Дрянь! Подонок! Ничтожество!
   - Да ладно! Проспал я, ну проспал, - оправдывался Шибчиков.
   Магнат грозно глянул на помятого Курочкина и спросил:
   - Это он?
   - Можно сказать, она, - прохихикал хозяин дачи. - Сегодня в четыре часа
утра Васюня подарила мне свою невинность.
   - Меня не интересуют твои пошлые любовные дела, меня  интересует  одно:
мусор он или  нет.  -  Хитроумов  отвернулся  от  Курочкина  и  плюнул  на
Шибчикова: - Фу, как противно!
   - Какой же он мусор, он моя жена! - цинично рассмеялся Петя.
   - Прекрати! Не смей при мне говорить эти  гадости.  -  Хитроумов  снова
сплюнул и перекрестился: - Господи, как я не терплю этого разврата.
   Курочкин все понял и  с  кулаками  бросился  на  Шибчикова.  Но  хозяин
увернулся от удара, и Вася по инерции завалился под ноги Хитроумову.
   - Мразь! Сволочь! Тебя убить мало! - закричал  в  истерике  пленник  и,
стуча кулаками об пол, заплакал.
   - Да, действительно, какой же он мусор, - вздохнул Всеволод Львович.  -
Ты его больше не трогай. Но стереги, как  зеницу  ока,  до  моего  особого
распоряжения. Ты меня понял?
   - Вы мне за это платите, чтобы я понимал, - смиренно ответил Шибчиков.
   - Вот и добренько. Мне не звонить, меня не искать, я  сам  дам  о  себе
знать, - небрежно скомандовал магнат и поспешно  вышел:  он  торопился  на
работу.


   Вася Кукушкин специально обедал в ресторане,  директором  которого  был
Хитроумов. Победная радость была сильнее его усталости.  Еще  бы!  Сегодня
ночью он вырыл два клада. Один - за гаражом Хитроумова, другой -  старушки
Муси - возле Покровского монастыря. Золота и золотых изделий было столько,
что все едва вместилось в ячейку камеры хранения.
   Но на этот раз Вася не спешил звонить в милицию, он решил это сделать в
другой обстановке. Пообедав, на салфетке написал  записку,  сложил,  затем
положил на нее десять рублей и попросил у подошедшей официантки:
   - Девушка, деньги вам. Записку срочно директору!
   - Спасибо. Если он есть, я сразу же  передам.  -  Молодая  практикантка
обрадовалась вознаграждению и тут же побежала выполнять поручение.
   Хитроумов  буквально   проглотил   глазами   записку   и,   на   минуту
прислушавшись, как от радости екает сердце, сказал вальяжно:
   - Послушай, сладость моя, я возьму тебя после практики на  работу  и  в
течение  нескольких  лет  освобожу  от  налогов.  Если  не  ошибаюсь,   ты
практикантка. А теперь говори, где он?
   - Сидит в греческом зале, только что пообедал. Я принесла ему  кофе,  -
от неожиданности официантка сделала реверанс.
   Перед тем как зайти в зал, директор ресторана сначала приоткрыл штору и
заглянул. За крайним столиком возле окна действительно  сидел  Кукушкин  и
спокойно пил кофе. Хитроумов быстро прошел через кухню и зашел в зал через
другую дверь. Отсюда до Васи путь был короче.
   - Господи, кого я  вижу!  -  воскликнул  Всеволод  Львович  так,  будто
встретил самого дорогого и уважаемого гостя. - Какая честь!
   Хитроумов шествовал к нему с распростертыми руками.  У  него  появилась
маленькая надежда, что они наконец смогут договориться.
   - Слушай, это, наверное, какой-то Рокфеллер или из ОБХСС. Он мне  кинул
червонец,  будто  две  копейки  на  телефон.  Смотри,  смотри,   как   они
обнимаются, - прошептала официантка своей подруге.
   Вася и Всеволод Львович действительно встретились как давние  приятели,
хотя каждый понимал, что они - враги непримиримые. Вытирая влажные  глаза,
Хитроумов без подготовки приступил к дипломатической обработке Кукушкина:
   - Василий Васильевич, как я рад! Если вы пожелаете, этот  столик  будет
закреплен постоянно за вами. Впрочем, у меня есть отдельные кабины.  Скажу
вам по секрету, могу предоставить любые услуги, я в этом деле спец.
   - Спасибо, садитесь, - Вася сел на свое место. - Вы меня хотели видеть,
вот я и пришел.
   - Да,  конечно,  конечно,  -  директор  сел  напротив  и,  гостеприимно
улыбаясь, продолжал  вытирать  глаза.  -  Теперь  вижу,  что  вы  истинный
джентльмен.
   - Не спешите с выводами, Всеволод Львович. Во-первых, напоминаю о своих
условиях...
   Хитроумов мгновенно почти весь окаменел. Лишь рука с носовым платочком,
которым он вытирал глаза, медленно опустилась на стол.  Он  долго  молчал,
взвешивая свои шансы. У него чесалось все тело, но он терпел, понимая, что
это нервное, а ему хотелось выглядеть достойным соперником.
   - Как вы относитесь к своему другу Курочкину? - спросил он со вздохом.
   - Вполне положительно, - ответил Вася, прослушав его мысли. - Ничего не
поделаешь, война без жертв не бывает. Я  знал,  что  вы  когда-нибудь  его
возьмете. Но вы его не тронете, иначе пойдете на эшафот!
   - Скажите, вы стукач? То есть милиционер? - спросил Хитроумов с  дрожью
в голосе.
   - Нет, - ответил спокойно Вася. - Но в детстве мечтал...  А  почему  вы
решили, что вам нужно опасаться только милиции? Нет, дорогой, больше  всех
вам нужно бояться меня и Гринко!
   - Гринко? А кто это?
   - Мой учитель. Следуя его заветам, я и воюю с вами. И  буду  уничтожать
вас и вам подобных до последнего своего дня, до последней своей секунды! И
детей своих воспитаю в этом духе, и внуков, и правнуков, и...
   -  Долго  же  вы  собираетесь  жить,  -  молвил   директор   ресторана,
укоризненно покачав головой. - А вообще-то вы чудовище! Я бы не смог  так.
Надо быть Наполеоном...
   - Нет, довольно Наполеонов!  Насмотрелись  и  Сталинов,  и  Наполеонов!
Сколько можно поклоняться всяким богам. У каждого должен быть свой  бог  -
совесть. А совесть - это не летающий в облаках  символ,  это  не  мечты  о
светлом будущем, совесть всегда ходит по земле. По земле, слышите, и рядом
с человеком.
   - Чего вы добиваетесь?
   - Совсем немногого. Я хочу всего-навсего приблизить  радость  тех,  кто
честно ждет в длиннющей очереди свою квартиру. Я хочу, чтобы  где-то  были
быстрее построены школа или садик. Я... впрочем,  это  вам  не  интересно.
Скажите, телефон здесь далеко?
   - Нет, совсем рядом, в отдельной комнатке.
   - Не возражаете, если мы туда пройдем?
   - Может, еще чего-нибудь заказать?
   - Кофе и мороженое...
   Возле их стола постоянно вертелась старшая официантка. Хитроумен тут же
ее окликнул:
   - Света, в пятую кабину - заказ номер один!
   Пятая кабина была похожа на хорошо обставленную однокомнатную квартиру.
Вася не сомневался: она предназначена для избранных. Хитроумов показал  на
телефон, что стоял на тумбочке, а сам плюхнулся на диван.
   На столе лежало несколько видов  сигарет.  Кукушкин  закурил  и,  краем
глаза наблюдая за подавленным директором, подошел к телефону. Набрав номер
милиции и дождавшись ответа, спокойно сказал:
   -  Милиция,  запишите,  пожалуйста,  сообщение.  На  вокзале  в  камере
хранения, в тридцать первой ячейке находятся драгоценности на сверхкрупную
сумму. Я их реквизировал у крупного государственного вора  и  комбинатора,
которого  вы  не  сумели  обезвредить.  Причитающееся  мне  вознаграждение
передайте в любой детский дом. Запишите код... Нет, не  задавайте  никаких
вопросов. Я инкогнито!
   - Вопросов задавать не буду, - ответили Васе. - Спасибо  за  сообщение.
Майор Лунин вам передает товарищеский привет. Он очень хочет встретиться с
вами. Алло, инкогнито, дайте ответ!
   Васе хотелось еще долго для многих оставаться неизвестным,  но  сейчас,
похоже, не помешала бы и  помощь.  Поэтому  он  после  некоторых  раздумий
сказал:
   - Хорошо, встречусь. Но только с ним. Координаты называть?
   - Не надо, сами вас найдем. Только никуда не уходите.
   После этого телефонного разговора Кукушкин почувствовал себя  человеком
государственной важности. Глядя на ошарашенного Хитроумова, он  с  ехидной
улыбкой спросил:
   - Что с вами, Всеволод Львович? Где ваше лицо?
   - Кого это вы так красиво обчистили? -  собрав  последние  силы,  криво
ухмыльнулся Хитроумов.
   - Как кого? Вас, дорогой, кого  же  еще?  Сегодня  ночью  мне  пришлось
изрядно попотеть на земляных работах  за  вашим  гаражом.  Глубоко  же  вы
спрятали клад, на который мне указала ваша  мама.  Эх,  Всеволод  Львович,
Всеволод Львович, как же вы могли свою единственную маму  так  не  любить.
Ведь благодаря ей вы появились на свет Божий и вон  как  процветаете.  Ох,
если б я знал свою маму, если  б  у  меня  была  мама!  -  Вася  задумчиво
посмотрел в окно и замолчал. Затем, встряхнув  головой,  продолжил:  -  Да
ладно уж, если так судьба распорядилась...
   - Вы... Вы хоть... знаете,  скольких...  -  Всеволод  Львович  медленно
поднял руку, показывая два пальца,  затем  его  рука  упала  бессильно  на
диван. - ...На тот свет отправили?
   Кукушкин вздохнул. Он  всячески  старался  не  проникаться  жалостью  к
таким, как Хитроумов, ибо понимал: жалость может его погубить.
   - Взываете к моему сочувствия?! Нет, нет и  еще  раз  нет!  Смерть  для
таких, как вы, - еще не самый страшный исход. За что я должен  был  жалеть
вашего взяточника Клопа? За то, что обдирал других? Ведь он в людях убивал
главное - веру в человека. А вы... вы же волкодав! Это сейчас вы притихли,
получив удар по печени. Нет, оставить в покое я вас не могу, потому что вы
снова займетесь "своим грязным делом. Вы по своей природе хищник и никогда
не будете травоядным. Поэтому!.. - Вася шагнул вперед,  но  тут  Хитроумов
потерял сознание и медленно сполз с дивана на пол.
   - Ну-ну-ну, так мы не договаривались...
   Постучав, в кабину вошла старшая официантка с заказом  номер  один.  На
подносе  у  нее  были  французский  коньяк,  арабский  бальзам  и   рыбные
деликатесы. Увидев своего директора на полу, она решила улепетнуть:
   - Извините, я зайду позже.
   - Нет, нет, прошу вас! - Кукушкин взял из ее рук поднос и  поставил  на
стол. Затем усадил ее на  стул  и  сел  рядом.  -  Пока  Всеволод  Львович
отдыхает, мы с вами выпьем.
   - Что вы, я на работе! -  испуганно  отмахнулась  Светлана  и  показала
пальцем на директора: - А что это с ним?
   - Я же сказала: отдыхает.
   - А почему в такой позе?
   - Света, что вы заладили: почему да почему. Ну, ему так удобно, и какое
наше дело!
   Света была опытной официанткой. Это перед  Кукушкиным  она  строила  из
себя скромную и неподкупную. Возраст - около тридцати, дважды разведенная,
любительница флирта. Такие женщины когда-то импонировали Васе, но  сейчас,
когда он узнал Олю, его представления о слабом поле несколько изменились.
   - А вы кто, если не секрет? - поинтересовалась Света.
   - Я телепат, а зовут меня Василечком.
   Ей показалось, что он с ней начинает заигрывать.
   - Телепат - это тот, кто читает чужие мысли и пьет за чужой счет?
   - Почти верно. Только не читает, а слушает.
   - У вас это неплохо получается, - Света в чудеса не  верила.  Ей  стало
смешно оттого, что  этот  "Василечек"  принимает  ее  за  дурочку,  и  она
засмеялась.
   - Нет, Света, я вас за дурочку не принимаю.
   - А я вам ничего не сказала! - она машинально дотронулась до  потайного
карманчика,  где  лежали  собранные  у  сотрудниц  деньги,  приготовленные
директору ресторана в качестве взятки, и специально подумала об этом.
   - Вот что, Света, давайте договоримся  так:  деньги,  лежащие  в  вашем
секретном карманчике, то есть в  юбочке,  облегающей  ваши  очаровательные
ножки, вы раздадите своим коллегам обратно. И больше подобных действий  не
повторите! В  противном  случае,  а  случай  очень  противный,  не  только
лишитесь своей работе, а и отправитесь в некоторые отдаленные места...
   - А почему вы командуете? Кто вы такой, чтобы диктовать?..
   В комнату кто-то постучал. Вася несколько секунд  прислушивался,  затем
встал из-за стола и резко распахнул дверь:
   - Входите, товарищ Лунин!
   Майор, всматриваясь в лицо Кукушкина, протянул ему руку:
   - Разрешите познакомиться: Иван Дмитриевич.
   - Василий Васильевич, - представился Кукушкин.
   - Очень приятно, Василий Васильевич. Я вас, откровенно говоря, таким  и
представлял. У вас глаза честные и в то же  время  немного...  плутовские.
Мое командование просило меня передать вам большую благодарность.
   - Вот насчет командования - обмануловка, - улыбнулся дружески  Вася.  -
Но вы выдали желаемое за действительное искренне. Значит, вы не карьерист.
Прежде всего мне приятно, что мы единомышленники. Проходите, пожалуйста.
   Старшая официантка задрожала от страха. Она хотела  уйти,  но  ноги  ее
словно приклеились к полу. Попыталась открыть себе бутылку воды,  но  руки
не слушались. С трудом достала сигарету из пачки, чтобы закурить.
   -  Здравствуйте,  Светлана  Егоровна,  -  поздоровался  с  ней   Лунин,
посмотрел на шевельнувшегося Хитроумова и спросил у Кукушкина:  -  Потерял
сознание от разорения?
   - До разорения еще далеко. Есть  у  него  еще  тысяч  сто.  В  купюрах,
кажется, дома под полом прячет. Да и имущества у него на столько же.
   - Васи-иль Васильевич, это не мной придумано, такой порядок  установлен
давно, -  Света  сопротивлялась  желанию  раскаяться,  но  признание  само
вырвалось из ее уст. - Я... Я не вин-новата...
   Так уж повелось, что многие самые низкооплачиваемые работники  торговли
и сферы обслуживания жестоко облагались двойным налогом. Первый налог  был
незначительный, так как удерживался  с  незавидной  официальной  зарплаты.
Зато второй тяжким бременем  ложился  на  плечи  подчиненных.  Ежемесячно,
желательно в один и тот же день, а еще лучше в одно  и  то  же  время,  по
установленному  тарифу,  через  доверенное-и  проверенное   лицо   хозяину
преподносился "конверт без штампа отделения связи". Было принято  считать,
что  этот  налог  взыскивался  с  якобы  дополнительной  и   неофициальной
зарплаты, что в переводе на общедоступный язык обозначало:  "Хошь  аль  не
хошь, а воруй, хитри и выкручивайся,  иначе  плати  из  своей  собственной
зарплаты".  Противники  этого  порядка  "съедались  заживо"  и  долго   не
задерживались на одном месте. В нередких случаях они даже  оказывались  на
скамье подсудимых, как переступившие закон.
   Светлана Егоровна честно исполняла свой "долг" перед бывшим директором.
С Хитроумовым, правда, еще не успела наладить контакт в силу его недавнего
назначения, но предупредила в первый же день его вступления  в  должность,
что "службу свою знает четко".
   - Так в чем вы не виноваты? - переспросил ее Лунин.
   Светлана потянулась рукой к секретному карманчику и чуть было не вынула
вещественные доказательства. Но вовремя опомнилась и  начала  с  волнением
повторять одно и то же слово, только в разных падежах.
   - "Парнуся", "парнуси", "парнусю"...
   - А слово какое придумали ласковое! - улыбнулся Кукушкин Лунину.
   Но майора поражало не слово. На протяжении многих лет он так и не сумел
уличить бывшего директора  ресторана  во  взяточничестве,  настолько  была
велика сила  негласных  законов.  В  ресторане  существовали  как  бы  две
враждующие между собой мафии: зал и кухня. И каждый "варил" себе на  своем
месте.
   - Предыдущий директор знал, когда уйти на пенсию, - сказал  с  грустной
иронией Лунин. - Представляете, его надо было посадить  в  тюрьму,  а  ему
вместо этого - персональную пенсию! Квартира в  аристократическом  районе,
связи, дача на Нижних садах, не считая личного автосервиса. А я всю  жизнь
на голой зарплате... Майора даже дали совсем недавно.
   - А что ж так слабо?
   - Мне не простили, что я посадил родственника замминистра.
   - Что же вы хотели, Иван  Дмитриевич?  Любить  справедливость  и  иметь
благополучие?! - Кукушкин,  прослушивая  мысли  Лунина,  убеждался  в  его
честности. - Так в жизни бывает. "Так не бывает, так  не  бывает,  так  не
бывает!" - пропел он и спросил: - Знаете такую песню?
   - Песню-то я знаю, - Лунин, глядя на стол, проглотил слюну.  -  Василий
Васильевич, к вашему сведению, я еще сегодня не обедал. Я бы даже выпил за
вашу победу. Насколько я понял, угощает побежденный?
   - Не волнуйтесь, это из директорского фонда, - старшая официантка сразу
принялась обслуживать гостей. - Отдыхайте,  дорогие  гости,  и  чувствуйте
себя как дома. Приятного вам аппетита!
   Как только она вышла, Кукушкин и Лунин рассмеялись. От их смеха очнулся
Хитроумов...
   За дверью Светлана Егоровна дала ходу, а в пятой  кабине  пошел  в  ход
заказ номер один. За двадцать годиков  безупречной  службы  Лунин  впервые
соблазнился на угощение. Много лет он прожил  в  коммунальной  квартире  и
только недавно получил изолированную. Купив в кредит новую  мебель,  залез
по уши в долги. О его  неподкупности  среди  сотрудников  ходили  легенды.
Некоторые насмехались над ним  открыто.  Даже  жена  его  часто  упрекала:
"Послушай, Лунин, "белые вороны" сейчас не в  моде.  Все  равно  никто  не
поверит,  что  ты  не  берешь  взяток  и  не  используешь  свое  служебное
положение". Но он даже слышать об этом не хотел, хотя знал, что  некоторые
из его коллег далеко не безгрешны...
   - Иван Дмитриевич, а вам не кажется, что даже на солнце есть пятна?
   - О чем это вы? - спросил майор, не имея ни малейшего  представления  о
способностях Кукушкина.
   - О вашей жизни.  Понимаете,  я  не  верю  в  человеческую  хрустальную
чистоту. - Вася не хотел об этом говорить,  но  ему  было  почему-то  жаль
майора. - Если скрупулезно покопаться, то в каждом можно что-то отыскать.
   Лунин положил на стол  недоеденный  бутерброд  с  икрой,  который,  как
показалось ему, застрял у него в горле. Запив водой, он быстро вытер  руки
своим платочком и с упреком сказал себе:
   - Спасибо за угощение. Черт возьми, сколько лет держался - и на тебе!
   Хитроумов, не открывая глаз, слушал их разговор  и  думал  о  том,  как
жестоко обошлась с ним судьба. "Господи, чем я тебя прогневил? - думал он.
- За что ты меня так унизил перед этими плебеями?! Неужели тебе не  стыдно
смотреть, как они жрут мой коньяк и решают мою  судьбу?!"  С  этой  мыслью
магнат никак не мог согласиться. Он готов лучше  сойти  с  ума,  чем  быть
окончательно разоренным и оказаться в тюрьме!..
   - Вот взгляните на этого комбинатора,  -  Вася  показал  на  директора,
который неуверенно встал на ноги. - Он, между прочим, верит в Бога, но это
не  мешало  ему  безбожно  воровать  и  заниматься  надувательством   себе
подобных.
   - Это, к вашему сведению,  оскорбление!  -  решительно,  но  вполголоса
заявил Хитроумов. - У вас есть доказательства?
   -  Докажем,  Всеволод  Львович,  докажем.  Теперь   уже   точно   будут
доказательства, - заверил Лунин.
   - Вы мне об этом уже двадцать лет твердите! - директор махнул  на  него
рукой, взял открытую  бутылку  коньяка  и  выпил  прямо  из  горлышка  для
бодрости. - Нашли кого пугать. Кого - Хитроумова?!  Да  стоит  мне  только
захотеть... Впрочем, мое терпение лопнуло! - Он некоторое время  свирепыми
ненавидящими глазами смотрел на Кукушкина, затем  быстро  набрал  какой-то
номер телефона...
   Пока Хитроумов ждал ответа, Вася узнал из  его  четкой  мысли,  что  он
звонит начальнику внутренних дел города.
   -  Алло,  Владимир  Захарович?  Здравствуйте,  вас  беспокоит  Всеволод
Львович. Да, Хитроумов. Теперь уже  директор  ресторана.  Я  вынужден  вам
доложить о вопиющем факте, который допустили работники  ваших  органов,  -
директор говорил решительным тоном:  он  понимал,  что  идет  ва-банк,  но
другого выхода у него не было. - Ваши сотрудники ОБХСС майор Лунин и агент
Кукушкин, именуемый у вас  "инкогнито",  заказали  в  ресторане  отдельный
стол, отказываются платить и требуют от меня крупную  взятку.  Убедительно
прошу принять меры. Только из уважения к вам я не сообщил об этом в другие
инстанции... Хорошо, я жду.
   Положив трубку, он самодовольно посмотрел на Лунина и сказал:
   - Мы с вами еще поборемся, товарищ майор...
   - Иван Дмитриевич,  не  волнуйтесь,  -  успокоил  инспектора  Кукушкин,
заметив его растерянность. - Комбинатор ускоряет свое разоблачение.
   - Вам лучше уйти, Василий Васильевич, - покачал головой майор.  -  Я  к
неприятностям привык, а вам они ни  к  чему.  Честно  говоря,  вы  посеяли
недоумение не только в моем отделе...
   - Нет, вы никуда не уйдете! - закричал Хитроумов и выскочил в  коридор.
- Товарищи, на помощь! Все сюда! Караул, избивают!..
   На крик сбежались сотрудники и даже посетители ресторана. Через  минуту
возле кабины номер пять уже было целое столпотворение.
   - Товарищи, будьте свидетелями, - продолжал оголтело кричать  директор,
показывая на Лунина и Кукушкина, - это они мне угрожали! Они  хотели  меня
избить, требовали взятку, отказались платить за стол!  Я  был...  я  терял
сознание. Света! Света, где ты?
   - Да тут я, тут, - отозвалась старшая официантка, скрываясь за  чьей-то
спиной.
   - Света, подтверди, что я был без сознания! Товарищи, держите  их,  они
хотят сбежать! - Хитроумен ухватился за  сердце,  прислонился  к  стене  и
начал стонать.
   Кукушкин и Лунин держались с достоинством. Вася  даже  посмеивался  над
комбинатором, который сейчас выглядел в его  глазах  жалким  скандалистом.
Как утопающий, он хватался за соломинку.
   - Василий Васильевич, вы ни в чем не сознавайтесь, -  шепнул  майор  на
ухо Васе, увидев, как сквозь толпу проталкивались оперативники.
   - Прошу разойтись! Дайте пройти! - громыхал голос старшего  лейтенанта,
перекрывая общий шум. - Всех прошу вернуться в зал!



22

   Лунина временно отстранили от  работы,  и  он  находился  под  домашним
арестом. Кукушкина продержали в приемнике-распределителе около двух суток,
но на  дознании,  кроме  своей  фамилии,  имени,  отчества,  где  живет  и
работает, он ничего не сказал.
   В  камере  ему  впервые  приснился   Гринко.   Учитель   был   каким-то
озабоченным. Он почему-то начал вспоминать  о  своей  молодости,  о  своей
неудачной любви:
   - И я в свое время любил. Я ее очень любил. Она для меня  была  святой.
Идеалом! Но когда она... - он вдруг умолк и призадумался.
   - Что - она? Она вам изменила, -  засмеялся  Вася,  считая,  что  из-за
женской измены не стоит расстраиваться.  -  Ох,  Глеб  Арнольдович,  разве
можно верить женщинам. Их просто нужно менять, как перчатки!
   - Хорошо менять, когда имеешь у них успех, а если... Я  ее  так  любил,
так любил! А она... Короче, она вышла замуж за другого.
   - Очень банальная история, - ученик так и не понял, из-за  чего  Гринко
так расстроился спустя столько лет.
   - У него были машина, деньги, связи, будущее. А кто я? Рядовой учитель!
Скучно, неинтересно... Она меня променяла на проходимца и жулика! И  понял
я тогда, что таких "умных и  великих"  ничем  не  остановить.  Всякие  там
гражданские и уголовные кодексы для них существуют только формально. Перед
законом все равны, только закон не перед всеми равен. И неодинакова защита
у всех перед законом.
   - Это уж точно, - согласился Вася, удивляясь наивности Гринко.
   - Я долго думал и долго искал выход. Неужели таких ловкачей и  хитрецов
ничем не остановить? Неужели против них нет в жизни средства?!
   - Ну и как... есть средство?
   - А вот на этот вопрос я хочу, чтобы ответил ты...
   - Я?
   - Да, ты. Именно для этого я и дал тебе оружие против них...
   На этих словах учителя Кукушкин проснулся и больше не мог уснуть. Перед
глазами постоянно стоял Гринко, словно напоминая ему: "Ты не  оправдываешь
моих надежд!"
   Но Вася не любил, когда его в чем-то упрекают. Он привык жить  свободно
и независимо. Оставив подписку о невыезде, Кукушкин  вернулся  домой.  Ему
хотелось побыть одному.
   Открыв дверь запасным ключом, который находился в тайничке под порогом,
Вася наконец вошел в свое родное холостяцкое гнездо. Но в комнате его ждал
ошеломляющий сюрприз: в кресле сидел Хитроумов.
   - Здравствуйте, Василий Васильевич! С возвращением вас.  Извините,  что
без приглашения. Но вы меня поставили в  такие  условия...  -  всем  своим
видом магнат показывал, что пришел с добрыми намерениями, однако  мысли  у
него были полны коварства и мести.
   Кукушкин почувствовал у себя за спиной чужое дыхание.  Обернувшись,  он
увидел двоих мордоворотов, которые отрезали ему обратный путь...


   В тот день, когда Кукушкин был в ресторане с Хитроумовым, Вася Курочкин
сидел  в  закрытой  на  замок  комнате  на  даче  Шибчикова  и  чувствовал
глубочайшее унижение и  оскорбление.  А  еще  его  ужасно  раздражал  храп
хозяина за дверью.
   Хотя Шибчиков и не оставил ему никакой одежды, даже трусов, Вася  решил
вырваться из плена. Но просто так ему уходить не хотелось, у него рождался
замысел  произвести  полный   расчет   с   этим   растленным   уродом   за
издевательство и надругательство над человеческим достоинством.
   Сняв с подушки наволочку, Вася  кое-как  приладил  ее  на  манер  юбки.
Открыв окно,  он  вовремя  спохватился.  Комната  была  на  втором  этаже.
Пришлось из простыни скрутить веревку, чтобы попасть на свободу.
   В густых кустах смородины Курочкин  сразу  заметил  "Жигули".  Он  умел
водить машину и знал, как включить зажигание без ключа. Но кабину  открыть
ему не удалось. Разбивать стекло не стал, чтобы не разбудить Шибчикова.  К
счастью, открылся багажник. В нем был замусоленный спортивный костюм, кеды
и канистра с бензином.
   Курочкин  несколько  раз  глубоко  вздохнул  для  решительности.  Надев
провонявшийся машинным маслом  костюм,  он  первым  делом  открыл  ворота.
Затем, тщательно спланировав свои дальнейшие действия, начал обливать дачу
со всех сторон бензином. И не было у него к Шибчикову никакой жалости и ни
малейшего желания пощадить его. "Месть, месть, месть!" - шептали его губы,
а руки продолжали задуманное.
   Палило беспощадное солнце. От запаха бензина у него разболелась голова.
Вася спешил, он боялся, что в последний, решающий момент может передумать.
Остатками горючего он смочил тряпочку и, открыв капот автомобиля, зажег ее
от искры аккумулятора.
   Дача Шибчикова вспыхнула, как спичка. Хозяин дачи сгорел  заживо,  даже
не проснувшись. Когда прибыла пожарная машина,  тушить  уже  было  нечего.
Остался  только  фундамент,  куча  пепла  и  углей  и  обгоревший   каркас
автомобиля. Пожарники затушили  пылающие  скаты,  от  которых  было  много
копоти и дыма, и уехали обратно.
   А Курочкин долго бродил по лесу. Когда услышал взрыв бака  с  бензином,
уже не сомневался: спастись Шибчикову не поможет  даже  чудо.  Вечером  на
электричке добрался до  города,  а  когда  уже  стемнело,  явился  к  Оле.
Объяснить ей  ничего  не  смог:  состояние  было  такое,  что  Оля  сперва
подумала, что он сошел с ума...
   Утром Хитроумову понадобился Шибчиков, и он приехал  к  нему  на  дачу.
Увиденное ошарашило его. Ему показалось, что под ним проваливается  земля.
На обратном пути в город, анализируя все произошедшие за  последнее  время
события, магнат пришел к выводу, что  пожар  -  это  дело  рук  Кукушкина.
Точнее, его сообщников, о которых ему ничего не ведомо. Свои предположения
он строил на том, что, освобождая Курочкина, они решили замести все  следы
огнем.
   Всеволод Львович вспомнил о  двадцати  тысячах,  которые  он  позавчера
авансировал Шибчикову. Интуиция ему подсказывала: Петя не мог  все  деньги
взять с собой  на  дачу,  наверняка  большая  их  часть  находится  в  его
квартире. И магнат решил съездить к Пете домой. Заодно выяснить и  главный
вопрос: жив ли он?
   - Коля, пошли со мной, - сказал Хитроумов своему  водителю,  когда  они
подъехали к дому, где  жил  Шибчиков,  -  и  прихвати  с  собой  приличную
отвертку и зубило.
   Коля взял с собой две отвертки, зубило,  монтировку  и  даже  разводной
ключ. На этаже, где жил Шибчиков, остановились.  Хитроумов  осмотрелся  по
сторонам, позвонил, хотя и был уверен, что там никого нет. Затем несколько
раз нажал на квартирный звонок соседней двери и прислушался. Никого. Тогда
Всеволод Львович посмотрел на часы и скомандовал Коле, показав пальцем  на
дверь Шибчикова:
   - Открывай! Только тихо.
   Коля развел руками и покачал головой:
   - Шеф, статья сто сороковая - от двух до пяти...
   - Господи, всю жизнь под статьями ходит, а тут испугался! - рассердился
комбинатор и выхватил у него из рук отвертку.  Но,  несмотря  на  все  его
усилия, дверь не поддавалась.
   - Зачем же так грубо? - не выдержал водитель.  -  Замок  любит  нежную,
ювелирную работу.
   - Так чего же ты, как девка перед  ночлегом!  -  прошипел  Хитроумов  и
вернул ему отвертку.
   Коля некоторое время  раздумывал,  будто  не  решался  раскрывать  свои
способности. Затем вложил в руки директора все инструменты, достал из  его
кармана носовой платок и тщательно вытер на двери  все  места,  где  могли
остаться отпечатки пальцев. Вернув обратно платок, он  снял  свой  туфель.
Из-под  каблука  достал  маленькую  отмычку.   Во   всех   его   действиях
чувствовалось отработанная до автоматизма профессиональная четкость. Через
несколько секунд послышался легкий щелчок замка, и дверь открылась сама.
   - Прошу, будьте как дома! - сказал тихо Коля и артистично поклонился.
   - Спасибо, - с удивленной иронией  поблагодарил  магнат  и,  отдав  ему
инструменты обратно, осторожно зашел в квартиру. Теперь  он  нисколько  не
сомневался, что его водитель - квартирный вор.
   Однокомнатную свою квартиру Шибчиков  всю  обклеил  портретами  молодых
киноартистов. Красивые мужские лица были даже на мебельной стенке.
   Магнат открыл бар, достал две рюмки и бутылку коньяка.
   - Давай, Коля, помянем нашего сподвижника. Мы хоть и хищники, но все же
с человеческими лицами, - сказал он далеко не скорбящим голосом.
   Они выпили и даже около минуты стоя помолчали. Потом Хитроумов поставил
все обратно в бар и, глядя на цветной портрет Шибчикова, спросил:
   - Как ты думаешь, где  этот  подонок  спрятал  мои  деньги?  Найдешь  -
четвертая часть твоя.
   Улыбнувшись, Коля профессиональным взглядом прошелся по квартире. Затем
открыл отверткой несколько дверок в мебельной  стенке  и  прислушался.  На
магнитофоне, что  стоял  на  телевизоре,  зажглась  лампочка.  Чуть  позже
автоматически включился телевизор и заработала видеозапись.
   На экране телевизора появился Шибчиков. Он некоторое время  смотрел  на
них какими-то дикими глазами, затем, демонически рассмеявшись, сказал:
   "Хитроумов, больше всего на свете я ненавижу тебя!  Я  знаю,  жирная  и
подлая ты свинья, что ты меня переживешь, но дух мой сильнее твоего".
   - Коль, неужели я такой толстый? - почесав затылок, спросил магнат.
   "Мне твои деньги не нужны, забери их обратно! - Шибчиков  был  пьян.  -
Они воняют твоей подлостью и чужим потом. Деньги находятся  в  комнате.  Я
знаю, что ты обязательно придешь за ними..."
   - Ты прав, Шибунька, зачем же им зря пропадать, - сказал Хитроумов так,
будто Петя стоял рядом с ним.
   "Но я не скажу, где они лежат! - Петя злорадно расхохотался. - Я  хочу,
чтобы ты поползал на коленях и поискал. Ну, ползай же, тебе говорят!"
   - Господи, сколько раз сидел с ним за одним столом и не  знал,  что  он
такой дурак, - перекрестился магнат и приказал водителю: -  Коля,  выключи
ты его. Короче, ищи бабки - половина твоя.
   Коля с готовностью кивнул головой. По его предположениям, за  мебельной
стенкой  должен  был  быть  тайник.  Если  видеомагнитофон  включился   от
открывания одновременно трех дверок, решил он, значит,  отсюда  начинается
путь к тайнику. Он постучал рукояткой  отвертки  по  внутренней  стенке  и
прислушался. Кассета в магнитофоне  начала  быстро  прокручиваться.  Через
минуту внутренняя стенка открылась,  и  видеомагнитофон  снова  заработал.
Шибчиков опять заговорил с экрана:
   "Ну что, Хитроумов, вот ты и добрался до главного. Теперь тебе осталось
только открыть мой сейф и забрать свои вонючие деньги!"
   - Ничего, они всегда пахнут, когда есть в руках, -  сказал  невозмутимо
Коля и приготовился отмычкой  открыть  секретный  сейф  хозяина  квартиры.
Большого труда для него это не составляло, но все же посла  того,  как  он
положил перед Хитроумовым на стол шкатулку, пришлось  вытереть  вспотевшее
лицо.
   Шибчиков закатился диким хохотом, проиграл на  гитаре  какое-то  бодрое
музыкальное вступление и сказал:
   "Хитроумов, ты всегда хвастался, что умеешь делать деньги из дерьма.  И
вот наступило время, когда ты должен доказать это сам себе!"
   Магнат быстро открыл шкатулку, но денег в ней не было.  Из  нее  только
отвратительно несло запахом человеческого кала. Комбинатор отвернул нос и,
сердито простонав, сплюнул.
   Коля с досады швырнул отвертку в бар. Ему было жаль  своего  напрасного
труда. Но он не любил уходить с пустыми руками и прихватил с собой кое-что
из одежды и несколько книг. А еще ему понравился  юмор  хозяина  квартиры,
поэтому взял с собой на память и его портрет.



23

   И вот Вася Кукушкин, казалось бы,  целиком  и  полностью  был  в  руках
Хитроумова. С каким удовольствием магнат  сейчас  задушил  бы  его  своими
собственными руками. Но Всеволод Львович хотел хотя  бы  частично  вернуть
утраченное, поэтому начал переговоры. С позиции силы, естественно.
   - Я вас могу, Василий Васильевич, просто отправить на тот свет, как  вы
моих  друзей.  Но  я  человек  интеллигентный  и   рассчитываю   на   ваше
благоразумие... - повел он осторожно и с дальним прицелом. - Вот  вы  меня
считаете крупным вором...
   - И опасным государственным преступником!
   - Вы меня считаете мошенником и спекулянтом...
   - И коммерческим бандитом и разбойником!
   - А я считаю, что я всего-навсего деловой  человек,  который  старается
брать побольше от жизни. Ведь жизнь у каждого одна...
   - Все верно, все закономерно!
   - Что - закономерно?
   - Вы берете от  жизни,  я  беру  у  вас.  Вы  же,  бедняга,  утопали  в
блаженстве, а я вас спас. Спас, иначе вы бы стали утопленником! Неужели вы
не  чувствовали,  что  уже  задыхались?!  -  Кукушкин  прохаживался  перед
непрошеным гостем я говорил независимо, даже слегка вызывающе.  Он  решил,
что негоже  ему,  хозяину  квартиры  и  сверхчеловеку,  бояться  какого-то
трусливого Хитроумова и его двух жалких телохранителей. -  Ведь  вы  умный
человек и о многом размышляли. Ведь о многом! Но почему, черт  возьми,  вы
ни разу не подумали, зачем вам столько нужно? Вы что,  собирались  прожить
несколько жизней? Я, конечно, допускаю, что у вас может быть такое  хобби:
превращать наличные в золото и закапывать. Одни выкапывают из-под земли, а
вы возвращаете. Хотите сохранить равновесие в природе? В таком случае надо
было и в жизни стремиться  к  равновесию!  А  то  почему-то  ваша  жена  -
единственная женщина в городе,  если  не  единственная  в  целом  регионе,
которая имеет четыре шубы, несколько пальто и дубленок, плащей, кожанок  и
прочего. Зачем ей столько одной? Ведь многие из своих вещей  она  даже  не
надевала. Или вы считаете, что она от этого изобилия стала лучше?..
   Всеволод Львович был озадачен, но виду не подал, а спросил строго:
   - Кто поджег дачу Шибчикова?
   - Шибчикова?! - Кукушкин об этом еще не знал. - Как поджег?
   - Только не делайте из меня идиота! - Хитроумов ему не поверил. -  Увы,
дорогой мой Василий Васильевич, за вами - преступление.
   - И вы сможете это доказать?
   - А вот два свидетеля, - магнат показал рукой на своего водителя и  его
брата, которые, как сторожевые псы, охраняли выход.
   Николай и Петр все время думали о своем. На сегодня у них была намечена
очередная "квартирная операция", и  они  с  нетерпением  ждали  разрешения
Хитроумова уйти. Только им и  в  голову  не  могло  прийти,  что  об  этом
Кукушкину было известно.
   - Ну и когда же, по-вашему, я осуществил этот поджог? -  спросил  Вася,
посматривая в основном на Николая.
   - Тебе лучше знать, поджигатель! - ответил гневно Николай, закуривая.
   - Это случилось после нашей встречи в ресторане, в кабинете номер пять,
- сказал Хитроумов наугад, хитровато прищуривая  глаз  и  многозначительно
покачивая головой.
   Кукушкин некоторое время удивленно смотрел на  него,  затем  разразился
диким хохотом. Его смех был настолько заразительным, что,  глядя  друг  на
друга, захихикали Николай и Петр. Хитроумову это не понравилось.
   - Как вы смеете!  -  заерзал  он  в  единственном  Васином  кресле,  из
которого торчала ржавая пружина. - Это... неслыханное  кощунство  -  сжечь
человека, а потом смеяться! Живого человека - в его собственной даче...  -
Комбинатор, наконец, не выдержал, вскочил с места и выругался: - Тьху  ты,
жлоб, красть такие бабки и не купить себе нормальное кресло!
   Вася внезапно прекратил смеяться. Как по команде притихли  мордовороты,
ожидая указаний своего хозяина. Кукушкин, прислушиваясь к  темным  мыслям,
резко  прошелся  вблизи  от  них  и  остановился   возле   телефона.   Они
вопросительно посмотрели на Хитроумова и, когда  тот  кивнул  им  головой,
бросились на Васю.
   Кукушкин мгновенно обернулся им навстречу и скомандовал:
   - Стоять! - Он направил на них указательный палец,  будто  пистолет,  и
смотрел им прямо в глаза с такой яростью, что тем стало как-то не по себе.
- Слушайте меня внимательно, Николай и Петр Скотницкие! За вами уже  давно
охотится милиция. Вы совершили тридцать три квартирных  кражи.  Каждый  из
вас уже заработал по "червонцу" с конфискацией. Но вы будете иметь гораздо
больше за то, что вступили в преступный  сговор  с  крупным  мошенником  и
спекулянтом, которого ожидает эшафот.  Эшафот,  слышите!  Может,  вы  тоже
хотите вышку?
   Телохранители отступили назад. Вася понял, что сработал  принцип:  своя
рубашка ближе к телу. Он вдруг вспомнил представление одного  гипнотизера,
которое видел еще в студенческие годы. Все его  выступление  строилось  на
обыкновенном внушении, то есть на подавлении воли.  Главное  -  чем-то  их
ошарашить, чтобы они поверили в его силу!..
   - Ваша тридцать четвертая квартирная кража, Николай Скотницкий,  войдет
в  историю  криминалистики,  и  квартирного  воровства,  -  продолжал   он
внушающим голосом. - Вы обворовали мертвого, а это  непростительный  грех.
Во время войны мародерство наказуемо! Это вы подожгли  дачу  Шибчикова,  а
затем вломились в его квартиру!..
   - Колька, смотри,  он  псих!  -  Петр  начал  отмахиваться  от  взгляда
Кукушкина. - Коль, не смотри на него, он удав...
   - Да брось ты, Петька, не будь фраером,  -  успокаивал  брата  Николай,
хотя был напуган не меньше.  Он,  конечно,  не  считал,  сколько  за  ними
числится квартирных  краж,  но  то,  что  он  услышал  от  Кукушкина,  его
потрясло.
   Хитроумов сперва-посмеивался, наблюдая снисходительно за  экспериментом
Кукушкина, но никак не ожидал увидеть своих телохранителей в панике.
   - Не бойтесь его! -  потребовал  магнат.  -  Не  будьте  вы  трусливыми
щенками. Он берет вас на пушку. Вы разве не поняли, что он понтуется?
   - Я вижу вас всех насквозь! - продолжал Вася твердо  и  решительно,  не
давая братьям опомниться. - Вы для меня песчинки. Мне известна каждая ваша
мысль, и вы в моей  полной  власти.  Ваше  сопротивление  бесполезно.  Чем
больше будете сопротивляться, тем сильнее будет моя власть над вами.
   - Не верьте ему, он все врет! Врет, паскуда! - магнат вынул из  кармана
бумажник и начал размахивать им, показывая деньги. - Вы в моей власти. Вот
в чем заключается власть, а не в его трепологии.
   -  Деньги  -  это  обыкновенные   бумажки,   -   внушал   им   Кукушкин
противоположное. - Слово, толь-ко  магическое  слово  имеет  беспредельную
власть над человеком. Сейчас вы в этом убедитесь. - Он  вынул  из  кармана
платочек и бросил перед ногами Петра. - Ваши ноги крепко приклеены к полу.
Они  у  вас  будто  прикованы  к  полу  стопудовыми   гирями.   Попробуйте
переступить через этот платочек. Пробуйте, пробуйте - бесполезно!
   Петр Скотницкий попытался поднять  ногу,  но  лишь  судорожно  дернулся
вперед, а глаза наполнились удивлением и ужасом.
   Вася решительно подошел к Николаю и наклонил его набок:
   - Застыло тело, оцепенело! Вы в моей власти.
   Николай, сопротивляясь, хихикнул и попытался выпрямиться. Но  его  тело
будто охватил паралич. Глядя на испуганного  брата,  он  свирепо  застучал
зубами, пытаясь укусить себя за палец.
   - Тряпки вы половые!  -  Всеволод  Львович  спрятал  деньги  обратно  и
сердито долбанул ногой кресло, но, больно ударившись, со стоном отскочил к
окну.  -  Болт  с  левой  резьбой  вы  от  меня  получите,  а  не   бабки.
Пластмассовые солдатики, курицы недорезанные.
   - Вы  слышите  только  мой  голос,  никакие  посторонние  шумы  вас  не
беспокоят. - Вася уже почувствовал над Скотницкими свою подавляющую  силу,
и у него вдруг возникла мысль использовать братьев, чтобы  расквитаться  с
Хитроумовым. - Вы засыпаете! Сейчас вы будете спать с открытыми глазами. С
каждым моим словом ваш сон будет углубляться. Спать, спать, спать...
   Братья Скотницкие, будто завороженные,  начали  засыпать.  Они  уже  не
слышали, что выкрикивал Хитроумов, размахивая руками.  На  них  действовал
только  голос  Кукушкина.  Твердый,  но  добрый  и  успокаивающий.   Через
несколько минут их сон был настолько глубоким, что их можно  было  резать,
четвертовать и делать из них все, что  было  угодно  внушителю.  Вася  это
понял и решил привести в исполнение  свой  приговор  над  Хитроумовым.  Но
сначала он ему сказал:
   - Подсудимый Хитроумов Всеволод Львович! Последний  раз  спрашиваю:  вы
признаете себя виновным в содеянии многих преступлений?
   - А что я, дурак, - дрожащим  голосом  ответил  магнат  в  предчувствии
чего-то непоправимого. - Нет, вы меня плохо знаете!  Хоть  вы  и  телепат,
хоть вы и схватили в  свои  клещи  этих  кретинов,  но...  но...  вы  тоже
малоумный!  Вам  меня  подчинить  не  удастся.  Нет!  Вы  забыли,  что   я
Хитроумов...
   - Значит, не пойдете с повинной? - спросил Кукушкин голосом судьи.
   - А вот это видел! Вот, на, поцелуй!.. -  комбинатор  начал  показывать
замысловатые фигуры из пальцев обеих рук. Он боялся отойти от окна,  будто
был огорожен со всех сторон какой-то невидимой стеной. Ему казалось,  что,
пока он возле окна, к нему никто не посмеет подойти.
   Вася понимал его  паническое  состояние.  Бывший  подпольный  миллионер
выглядел сейчас жалким хорохорящимся петушком. Но Вася понимал: стоит  его
отпустить, как он снова станет хитрым и коварным врагом.
   - Ну что ж, тогда послушайте мой приговор...
   - Ой, да кто вы такой, чтобы судить меня, - храбрился магнат, незаметно
поглядывая на своих спящих телохранителей. - Вы же всего-навсего  какой-то
жлоб Кукушкин. Да нет, кукушонок! У вас же ни кола, ни двора. Вы плебей...
   - От имени всех  обманутых  вами,  от  имени  всех  потерявших  веру  в
человека по вашей вине...
   - Самосуд! - закричал магнат и начал стучать в  окно,  пытаясь  открыть
его. - Убивают, казнят!
   - Скотницкие! - обратился Вася к братьям и поднял с пола  свой  носовой
платок. - Заткните ему рот.
   Повинуясь внушителю, братья бросились к Хитроумову.  Хотя  он  бодался,
отмахивался от них, кусал их за руки, им удалось скрутить его и  заставить
замолчать. Вася поднес кляп ко рту комбинатора, и тот  добровольно  открыл
рот. Это насторожило Кукушкина, и, прежде чем  воткнуть  туда  платок,  он
намотал его на свою расческу. Тем не менее магнат все же попытался цапнуть
зубами обидчика за пальцы.
   - Нет, это не  человек,  это  подушка  с  деньгами,  -  сердито  сказал
Кукушкин. - Слушайте меня внимательно, это подушка, выбейте из нее пыль!
   Скотницкие начали подбрасывать Хитроумова почти до потолка и, когда  он
опускался, хлопали его ладонями, будто подушку. Магнат от боли замычал,  в
его глазах появились слезы.
   Одновременно зазвонил телефон и послышались звонки в дверь.
   - Достаточно! - скомандовал Вася Скотницким и пошел открывать дверь.  -
Подержите его пока за ноги вниз головой. Пускай проветрится.
   Открыв дверь, он увидел Лунина и Курочкина. Обрадовавшись  им,  оставил
дверь открытой и подошел к телефону. В трубке услышал соскучившийся  голос
Оли:
   - Как ты мог! Как ты мог оставить  меня  одну?..  Как  ты  мог  мне  не
поверить? Мне Вася Курочкин все рассказал. Мне не  нужны  никакие  деньги.
Мне нужен ты и больше никто. Василечек, если тебя  посадят,  я  тебя  буду
ждать сколько потребуется, хоть всю жизнь...
   Оля плакала.
   - Ну что ты, ждать меня долго не надо, - ответил он нежно и тихо.  -  И
сидеть я не собираюсь, я сам кого угодно посажу. Ты знаешь,  мне  кажется,
что я тебя...
   - Неправда! Неправда! - прервала она его. - Если б это было так, ты  бы
не исчезал на несколько дней. Ты сексуальный маньяк, ты разбалованный...
   - Вот что, фиктивная моя жена, -  с  шутливым  гневом  сказал  Вася,  -
встретимся вечером, и ты мне расскажешь все, что обо мне думаешь. А сейчас
у меня нет времени.
   - У тебя никогда для меня не будет времени... - успела она сказать,  но
короткие гудки прервали разговор.
   Кукушкин на радостях обнял Курочкина. Поздоровался за руку  с  Луниным.
Затем объяснил им, что произошло с ним за последние два дня.
   Скотницкие продолжали держать Хитроумова вниз головой.  Магнат  хотя  и
сверкал яростно глазами, но не сопротивлялся, остерегаясь  более  жестоких
мер. Выглядел он сейчас очень смешно.
   Курочкин узнал Скотницких, которые вместе  с  Шибчиковым  его  связали,
затолкали в мешок и увезли, как свиную тушу. Он до сих пор не мог  понять,
что же творится на этом белом свете. Перед глазами продолжал пылать пожар.
Пьяное озверевшее лицо Шибчикова постоянно стояло перед ним  и  заставляло
его время от времени вздрагивать. Кукушкин все понял из его мыслей.
   - Спасибо тебе, тезка, что не предал меня, - он  только  сейчас  понял,
что могло произойти, если б Курочкин не выдержал издевательств. - Ты  спас
не только Олю, но и меня. Ты поступил, как настоящий  мужчина.  В  древние
времена оскорбления смывались только кровью.
   Курочкин с ненавистью посмотрел на своих обидчиков.
   - Хочешь, они исполнят любое твое желание? Даже выбросятся из окна!
   - Я хочу домой. Я хочу на свою любимую работу; Хочу  забыть  весь  этот
кошмар, - ответил Курочкин и заплакал.
   Лунин все  время  только  слушал  и  молчал.  Он  хотел  сам  осмыслить
создавшуюся ситуацию, но все его догадки ничего не могли ему объяснить.
   - Ну вот что, - Кукушкин наконец решил сказать о главном, - этих  двоих
я  довел  до  такой  кондиции,  что  они  готовы  поведать  о  всех  своих
приключениях. Причем они сейчас все напишут  собственноручно.  А  этот,  -
Вася показал  на  висящего  вниз  головой  Хитроумова,  -  неперспективный
клиент. Он скорее сойдет с ума... Впрочем,  я  думаю,  лучше  ему  быть  в
психиатричке, чем на свободе.
   - Я с вами согласен, но у него очень длинные руки, - высказал  сомнение
Лунин.
   - Ничего, длина их имеет свои пределы...
   - Война! Война! - закричал Хитроумов безумным голосом и, надувая живот,
начал испускать непристойные звуки.
   - Отнесите его в туалет и закройте там на крючок, -  приказал  Кукушкин
Скотницким и отвернулся. - Пусть там повоюет с унитазом.
   Его команда тут же была исполнена. Лунин и Курочкин были ошеломлены.



24

   Всеволод Львович целую неделю не выходил из дому. Он мало  ел  и  много
пил. Ни с кем не хотел разговаривать.
   Однажды, когда он был дома почти один (старая Муся не в  счет),  кто-то
позвонил в  квартиру.  Хитроумов  долго  не  открывал  дверь,  разглядывая
неизвестного сквозь секретную смотровую щель. Наконец решился открыть.
   Молча  пригласив  непрошеного  гостя  в  свой  райский  уголок,  хозяин
предложил ему выпить, но тот  отказался  и  сразу  "приступил  к  деловому
разговору:
   - Короче, знакомиться не будем. Мне нужно дело,  любое.  Я  человек  не
брезгливый.
   У Хитроумова было только одно пламенное желание: он  готов  был  отдать
свои последние  деньги,  лишь  бы  увидеть  Кукушкина  мертвым.  Пришедший
почему-то внушал ему доверие. Допив французский коньяк, он сказал:
   - Мне нужно убрать одного подонка. Сколько возьмешь?
   - Для того чтобы укокошить вас, возьму кусков пятьдесят. Для того чтобы
не укокошить, возьму... в два раза меньше.
   Магнат вспылил:
   - Пошел вон отсюда!
   - Ладно, ладно, шуток не понимаешь. Говори  дело,  -  спокойно  ответил
незнакомец и налил себе немного коньяка.
   Хитроумов  поставил  свою  рюмку  на  стол,  вынул  из  кармана  халата
фотографию Кукушкина и положил перед неизвестным:
   - Вот! Его, гада. Адрес домашний дам, но только не уверен, что  он  там
сейчас живет.
   - Мой адрес - не дом и не улица? - ухмыльнулся гость подозрительно.
   - Захочешь заработать - найдешь.
   - Найти-то я найду...
   - Сколько? - рявкнул хозяин недружелюбно.
   - Сто! - незамедлительно последовал ответ. - И половину - немедленно!
   - Ладно, сто двадцать, - хозяин вынул из-под  рубашки  несколько  пачек
сторублевых купюр, с которыми не расставался даже в  постели.  -  Получишь
сразу, как только покажешь мне его голову. Не пепел, не портрет, а мертвую
голову! В сумочке!
   Неизвестный вздохнул и спокойно посмотрел на деньги. Потом быстро  снял
с себя парик, вытер загримированное лицо и сказал:
   - Пожалуйста. Сумочка у вас найдется?
   Хитроумов в ужасе узнал лицо Кукушкина. Вынести такое ему было  уже  не
под силу. Он как стоял, так и рухнул на пол.
   А Кукушкин быстро подобрал выроненные хозяином деньги  и,  поблагодарив
его за столь высокую цену своей головы, ушел прочь.
   ...Где-то через недельку он все же проведал Хитроумова. Правда, уже  не
дома, а в психиатричке. Но, как говорится, долг вежливости исполнил.
   Всеволод Львович после бесплатного обеда  сидел  в  садике  и  продавал
соседям по палате свои картины,  на  которых,  как  правило,  фигурировали
голые девицы. Оказалось, он умел  рисовать.  Вот  уж  действительно,  если
человек талантлив, он нигде не пропадет.
   Соседи, конечно, обижались, что он драл с них  втридорога,  но  все  же
покупали. Платили самой ходовой валютой: конфетами, пряниками и игрушками.
   Вася подошел к ним почти неслышно. Увидев своего  непримиримого  врага,
Хитроумов сразу прекратил торг, разогнал всех своих  клиентов,  а  выручку
спрятал в карманы халата.
   - Война. Жу-у-у... - начал он  жужжать,  подражая  шмелю.  -  Фердинанд
Калистратович, Шибунька, пригнитесь - стреляют!
   - Война-война, - с жалостью покачал головой Кукушкин. - Понимаю, у  вас
в голове - перестройка. Хотите конфету? -  он  открыл  перед  ним  коробку
"Ассорти".
   - Пули?
   - Да пули, пули.
   - Патроны?! - обрадовался Хитроумов и,  схватив  коробку,  начал  жадно
есть конфеты.
   Кукушкин немного удивился его жадности.
   - Да, много  ли  человеку  надо,  -  сказал  Вася  снисходительно,  как
победитель побежденному, и посмотрел на небо. Он даже немного пожалел, что
обошелся с Хитроумовым так жестоко.
   - Каждому - свое, -  ответил  неожиданно  Хитроумов  вполне  нормальным
голосом и приставил что-то очень острое к спине Кукушкина.
   Почувствовав укол, Вася застыл на  месте...  Мысли  "сумасшедшего"  ему
подсказали, что их схватка еще не закончена...




ЧАСТЬ ВТОРАЯ


1

   Вася Кукушкин в принципе не боялся смерти, но ему очень уж не  хотелось
умирать в расцвете сил и таланта. И вот сейчас он отчетливо  слышал  мысли
Хитроумова, твердящие одно: еще движение - и прощайся с жизнью!
   - Вы хотите мне отомстить? - спросил Вася, не  отрывая  глаз  от  неба,
которое ему казалось в эти минуты необыкновенно голубым. - Так мстите,  не
тяните... А можно последнее желание?
   - Только быстрее! - зарычал Хитроумов  и  еще  сильнее  прижал  колющий
предмет к Васиной спине, как бы напоминая, что рука его не дрогнет.
   Кукушкин, почувствовав боль, тихо простонал:
   - Да, нелепая смерть... Как расплата за бессмысленную жизнь! Но я ни  о
чем не жалею.
   - Меня ваши переживания не интересуют. Желание!
   - Зачем? Вы  все  равно  его  не  исполните.  -  Вася  закрыл  глаза  и
приготовился.
   - Как вам будет угодно, -  грозным  голосом  сказал  бывший  магнат.  -
Теперь вы послушайте мое обвинительное заключение. Я признаю вас  виновным
в нарушении главного условия и всех трех заповедей вашего учителя.
   - А откуда вы знаете моего учителя?
   - Вы не боролись со злом...
   - А что же я делал, по-вашему?
   - Вы делали зло мне и таким, как я. Но вы забыли, что  зло  для  других
оборачивалось добром для вас...
   - Нет уж, вы начинаете заливать.
   - Не перебивайте меня, вы сами лишили себя последнего слова!
   - Ну знаете, об этом, во всяком случае,  не  вам  судить.  Тоже  мне  -
судья.
   - Первое: вы искали не себя в жизни, а искали других в себе...
   - А что такое, я женился! И моя жена любит меня.
   - Второе: вы должны были продолжить свой род...
   - Ничего подобного, с этим у меня все в порядке! -  Вася  на  мгновение
забыл о своей приближающейся смерти и улыбнулся.
   - И третье - главное: вы не совершенствовали жизнь, а  совершенствовали
зло в жизни. За это и будете строго наказаны.
   - Ну это еще бабушка надвое сказала.
   Хитроумов положил кулак на голову Кукушкина и спросил:
   - Последний раз спрашиваю, вы признаете себя виновным?
   - Послушайте, Всеволод Львович, кончайте  свое  грязное  дело  и  идите
принимать лекарство! - гордо ответил Вася и мысленно  обратился  к  своему
учителю: "Простите меня, Глеб Арнольдыч, если я не оправдал ваши  надежды.
Наверное, вы поставили не на ту лошадку. Ну что ж, значит, так угодно было
нашей судьбе. Прощайте, дорогой мой учитель!.."
   Хитроумов отошел в сторону  и  сел  на  скамейку.  В  руках  он  вертел
перочинный  ножичек.  Когда  Кукушкин  к   нему   обернулся,   он   громко
расхохотался.
   - Над кем смеетесь? Над собой смеетесь, - оскорбление сказал Кукушкин и
подошел ближе. - Вы даже убить меня не смогли! Вы трус... Вы просто пигмей
против меня!
   - Нет, это вы никто против меня, - злорадно отвечал  бывший  подпольный
миллионер. - Это я вас сделал таким, каким вы стали. Мой  двоюродный  брат
подарил вам возможность прослушивать чужие мысли, и теперь вы обречены: вы
всегда будете жить чужими мыслями!
   - Что? Глеб Арнольдыч ваш брат?! - Вася недоверчиво  усмехнулся.  -  Не
много ли чести для вас, господин сумасшедший?
   - Напрасно вы не верите, - вздохнул Хитроумов и посмотрел  на  часы.  -
Кстати, он должен уже быть... О, легок на помине!
   Кукушкин глянул в  ту  сторону,  куда  посмотрел  Хитроумов,  и  увидел
приближающегося к ним Гринко. Сначала  он  подумал,  что  это  был  кто-то
похожий на его учителя. Но Васины предположения не оправдались.
   Глеб Арнольдович еще издали  помахал  им  рукой.  Он  шел  неторопливо,
размахивая тросточкой, будто прогуливаясь. Кукушкин пребывал  в  полнейшем
недоумении.
   Встреча двух братьев была холодной, хотя они не виделись  очень  давно.
Они настороженно, почти враждебно смотрели друг на друга и долго  молчали.
Наконец заговорил Всеволод Львович:
   - Пришел все же. Ну что ж, спасибо и за это. Уверен, что надеялся  меня
увидеть  действительно  умалишенным.  Напрасно.  Напрасно   ты   от   меня
отказался... тридцать лет тому назад. Напрасно ты сменил фамилию.
   - Нет, не напрасно, - мрачно ответил Гринко.
   - Конечно, ты своего добился: я оказался в полной изоляции. Но это  еще
не смерть, я еще воскресну! И воскресну  я  с  его  помощью,  -  Хитроумов
показал  на  Кукушкина.  -  Вот  это  твое  творение  еще  послужит   моим
убеждениям. Слышишь, брат, моим, а не твоим!
   - Ты в этом уверен? - пожал плечами Глеб  Арнольдович  и  посмотрел  на
своего ученика: - Здравствуй, мой жизнелюбец! Понимаю твое удивление...
   - Глеб Арнольдыч, объясните, как могло?..
   - Да, Василек, наши отцы были родными братьями, - вздохнул  учитель.  -
Были! Но я от своего брата отказался. Давно.
   - А откуда он узнал о ваших заповедях?
   - Об этом мне было известно еще тридцать лет тому назад! -  ответил  за
брата Хитроумов и сплюнул. - Это, видите  ли,  цель  его  жизни.  Он  ведь
блаженный. Посмотрите на него, он слепец, шизофреник!
   - Не смейте оскорблять учителя, - заступился за Гринко ученик. - У  вас
нет никакого  права!  Вы...  вы  не  человек,  вы  просто  мешок,  набитый
деньгами.
   - Бывший. Бывший мешок с  деньгами,  Василий  Васильевич,  -  Хитроумов
внезапно заговорил дружеским голосом. - Вы из меня вытрясли все. Но  я  не
держу на вас зла. Не верите? Напрасно. А я вам  даже  благодарен.  Клянусь
частью, благодарен.
   - Не клянитесь тем, чего у вас нет, - хмыкнул Вася.
   - Ошибаетесь, честь у каждого человека есть, только каждый понимает  ее
по-своему. И разницы между  нами,  Василий  Васильевич,  практически  нет.
Да-да, уважаемый, нет! Более того, вы поступили  со  мной  бесчестно.  Вы,
именно вы в ответ на мою дружбу ответили мне подлостью. А я,  как  видите,
не ответил вам тем же.
   - У вас просто не получилось задуманное.
   - Возможно. Но давайте будем смотреть  на  вещи  реально.  -  Хитроумов
поднялся со скамейки, задумчиво  прошелся,  затем  неожиданно  подбежал  к
брату и обнял его. Гринко вздрогнул.
   - Прости меня,  Глебушка,  за  все,  -  молвил  проникновенно  Всеволод
Львович и прослезился. - Я виноват перед тобой. Я сделал тебя  несчастным,
но  мне  этого  не  хотелось.  Мне  тогда  казалось,  что  ты  ошибаешься.
Понимаешь, я всю жизнь казнил себя  за  это...  Прости  меня,  мы  все  же
братья!
   За что он себя казнил, Вася так и не понял.
   Глеб Арнольдович долго сдерживал себя, но наконец поверил в искренность
раскаяния брата и тоже обнял его. Вася смотрел на них  и  не  верил  своим
глазам: эти мужчины,  прожившие  большую  часть  своей  жизни,  плакали  и
целовались, как дети.
   Кукушкин отвернулся и посмотрел  на  небо.  Он  начинал  понимать,  что
человеческая жизнь так же бесконечно глубока,  как  и  эта  голубизна.  На
ладонь ему  опустилась  маленькая  паутинка  бабьего  лета,  и  он,  боясь
разорвать эту нежную серебристую нить, осторожно сдул ее и медленно побрел
куда глаза глядят.



2

   Целую неделю Вася Кукушкин жил в полнейшем смятении чувств и мыслей. Он
никому не звонил, никуда не выходил, никого не  хотел  видеть.  Встретился
только с  Олей  и  Курочкиным  и  почти  силой  отправил  их  в  свадебное
путешествие. Оля долго сопротивлялась, но ни слезами, ни уговорами она  не
смогла изменить решение Кукушкина.
   "Ну что ж, раз ты меня отдаешь другому, как вещь, я сделаю  все,  чтобы
ты когда-нибудь об этом пожалел!" - с глубокой обидой  согласилась  она  и
поклялась мстить ему за такое оскорбление до конца своей жизни.
   Да,  нет  ничего  страшнее  отвергнутой  женщины.  Кукушкин   даже   не
догадывался, какого врага он  себе  наживает.  Но  его  беспокоило  сейчас
совершенно  другое.  Оставив  Оле  несколько  тысяч  рублей   в   качестве
свадебного  подарка,  отдав  Курочкину  его  паспорт  и  забрав  свой,  он
возвратился в свое родное холостяцкое гнездо  и  погрузился  в  мрачные  и
тягостные размышления.
   Самые страшные мысли посещали его в эти дни. Наступали  иногда  минуты,
когда он был готов распрощаться с жизнью. Когда Вася вспоминал, что ему  с
его теперешним состоянием грех жаловаться  на  судьбу,  к  нему  понемногу
возвращалась вера в себя. Но он боялся, что уже никогда не сможет поверить
в других. Ему казалось, что его любимый  учитель  Гринко  экспериментирует
над ним, как  над  подопытным  кроликом,  и  теперь  он,  Кукушкин,  лишен
главного в жизни -  свободы.  Какая  может  быть  свобода  у  микроба  под
микроскопом? А ведь раньше Вася так гордился именно своей независимостью.
   "Почему Гринко подарил  свое  открытие  мне?  -  часто  спрашивал  себя
Кукушкин. - Неужели он не мог залить эту проклятую телепатическую жидкость
в кого-нибудь другого?.. Впрочем, я сам согласился. А почему? Почему я дал
согласие, как мальчишка, стать орудием для достижения какой-то  непонятной
его цели? Нет, нет, - отвечал он сам себе, - нельзя  думать  так  плохо  о
благороднейшем человеке!.."
   В  очередной  раз  глубоко  задумавшись,  Кукушкин  долго   не   слышал
телефонного звонка. Но кто-то был уж очень настойчив, и он неохотно поднял
трубку.
   - Василий Васильевич, это вы? - послышался возбужденный голос Генриетты
Степановны. - Почему вы не приходите на  работу  и  не  звоните?  Если  вы
считаете, что наши трудовые  отношения  закончились,  то  не  надейтесь...
Алло, алло! Василий Васильевич, вы мне срочно  нужны.  Сценарий  Валентины
Михайловны утвержден, и вам необходимо приступить к его реализации. Вы  не
забыли: "Я беру вас в мужья"? Помните, о чем мы с вами  договаривались?  К
тому же, уважаемый, я согласна продолжить наш разговор  о  так  называемых
добрачных консультациях. Вы слышите меня, Василь Васильевич?..
   Вася медленно положил трубку и буркнул:
   - Перебьетесь без меня.
   Он вдруг почему-то вспомнил о девице баскетбольного  роста,  с  которой
случайно встретился возле Дворца бракосочетания. Это был первый  случай  в
его жизни, когда он испугался  женщины.  На  минуту  представив,  что  она
выбрала его в мужья, Вася вздрогнул и начал  всячески  прогонять  от  себя
подобные дурные мысли. Но девица упорно стояла рядом с ним, держала его за
плечо своей сильной рукой и посмеивалась. Он почувствовал, что  ему  стало
трудно дышать. Словно привидение появилась откуда-то Валентина Михайловна.
Она держала в руках  свой  сценарий  с  такой  гордостью,  будто  это  был
важнейший законодательный документ, и торжественно провозглашала:
   - Прежде чем зарегистрировать ваш брак, я обращаюсь к вам, невеста.  По
доброй ли воле вы берете в мужья Кукушкина Василия Васильевича?
   - Конечно, он у меня будет как ручной!  -  заржала  "баскетболистка"  с
наглой уверенностью.
   - А вы, Кукушкин, согласны жениться на...
   - Нет!!! Я еще не рехнулся! - заорал  Вася  и  попытался  вырваться  из
цепкой руки "невесты".
   - Цыпленочек мой, я тебя буду всю жизнь  на  руках  носить!  -  сказала
девица грубоватым  голосом  и  подняла  его  над  собой  с  необыкновенной
легкостью...
   Кукушкин потряс головой. Вот так, в одиночку, и сходят с  ума,  подумал
он. Осмотревшись вокруг, глянул сперва  на  руки,  затем  потрогал  плечо,
которое до этого было немного онемевшим, и,  удивляясь  своим  причудливым
видениям, пошел на кухню поставить чайник. Но его остановил телефон.
   - Алло,  кто  это  меня  не  хочет  оставить  в  покое?  -  спросил  он
раздраженным голосом.
   - Это я, Глеб Арнольдович, - ответил виноватым голосом  его  учитель  и
вздохнул. - Здравствуй, мой жизнелюбец!
   - Глеб Арнольдыч, как хорошо, что вы позвонили! - обрадовался Кукушкин.
- Если б вы знали, как вы мне сейчас нужны! Вы даже  не  представляете,  в
каком я тупике. По-моему, у меня уже крыша поехала...
   - Мне тоже с тобой нужно встретиться.
   - Так я мигом сейчас к вам приеду!
   - В этом нет необходимости. Я нахожусь рядом, возле твоего дома.
   - Это же великолепно! - на глазах Кукушкина выступили слезы радости.  -
Мой дорогой и мудрый учитель, я вас прошу, я вас умоляю...
   - Спасибо, я буду у тебя минуты через две.
   Вася несколько секунд смотрел на трубку, затем бросил  ее  в  кувшин  с
водой, стоящий на тумбочке, и возбужденно  забегал  по  комнате.  Кукушкин
даже не догадывался, какой ошеломляющий сюрприз его ждал: Гринко пришел со
своим братом Хитроумовым.
   - Василий Васильевич,  не  спешите  вызывать  врача,  -  первым  весело
заговорил Всеволод Львович. - Сначала нужно застраховать свою  жизнь.  Чем
иметь дело с современной медициной,  лучше  не  терять  связей  с  главным
городским кладбищем, и тогда никакие болезни не страшны.  -  Хитроумов  не
стал ждать, пока Вася придет в себя, бросил на диван принесенные  с  собой
дипломат и какие-то свернутые  афиши  и,  пожимая  обе  его  руки  как  бы
находившиеся в состоянии невесомости, дружески потряс их: -  Здравствуйте!
Ха-ха, понимаю вас, понимаю. Один мой бывший  знакомый  директор  кладбища
Фердинанд Калистратович, которого вы, кстати, очень хорошо знали,  говорил
так: необязательно быть летчиком, чтобы оказаться на седьмом небе. Василий
Васильевич, фу, очнитесь! Спуститесь к себе  домой!  -  он  помахал  рукой
перед глазами Кукушкина и подул в его сторону.
   Вася  судорожно  проглотил  воздух  и,  стараясь  быстрее   опомниться,
спросил, лишь бы спросить:
   - А что он вам еще говорил?
   - Что? Ах, да. Он мне еще говорил, что лучше  жить  в  своем  пускай  и
одноэтажном доме, чем быть где-то там,  на  небесах.  Вы  знаете,  как  ни
странно, но я с ним был согласен.  Действительно,  лучше  ездить  в  своем
автомобиле, чем летать душою в облаках. Представляете, Василий Васильевич,
оказывается, в каждом  из  нас  миллионы,  нет;  миллиарды  этих  самых...
извилин. Вот бы за каждую - хотя бы по рублю! Смешно?  На  первый  взгляд,
конечно, смешно. Но на самом деле ничего смешного  нет.  Понимаете,  смысл
заключается в том, чтобы хоть  приблизительно  знать,  на  какую  извилину
нужно нажать. Уверяю вас, любой отдаст вам свою последнюю  рубаху  за  то,
что вы ему облегчите страдания. А больных и страдающих в  мире  сейчас  ой
сколько! Даже трудно представить.  Человек  -  это  страшное  существо.  К
сожалению, он отказался от пещеры и сырого мяса и стремится к  комфорту  и
цивилизации. А это значит, что он лезет в природу, и природа, естественно,
за это жестоко, ух как жестоко наказывает и будет наказывать человека...
   Гринко прохаживался в углу комнаты, постукивал по полу своей тросточкой
и молчал. Относительно успокоившись, Вася пытался понять цель его  визита.
Настраиваться на его мысли не посмел, но, судя  по  его  серьезному  лицу,
решил, что он пришел с важным  разговором.  Болтовня  Хитроумова  казалась
Васе сумасшедшим бредом. Однако...
   - Василий Васильевич, я первый  заместитель  и  оценил  ваш  талант,  -
сказал Всеволод Львович деловым тоном  и  начал  разворачивать  на  диване
плакаты. - Правда, мне это дорого обошлось. Ну  что  ж,  умные  люди  тоже
иногда ошибаются...
   - Это не мой талант, это талант вашего брата...  -  Вася  посмотрел  на
своего учителя.
   - Ну, не будем сейчас уточнять, кто, кому и чем обязан, -  прервал  его
бывший магнат. - Я тоже обязан матери своим  появлением  на  этой  грешной
земле, но... Одно дело - сделать открытие,  а  другое  -  внедрить  его  в
жизнь. Уверяю вас, в большинстве случаев это сделать гораздо  труднее.  Но
вам повезло. Однажды, вися головой вниз, я вдруг  понял,  как  реализовать
ваш талант. Вот посмотрите! - он с улыбкой показал на разложенные плакаты.
   На всех афишах красовались большие  цветные  портреты  Кукушкина.  Вася
смотрел на свои таинственные  и  загадочные  лица  и  поражался.  На  всех
плакатах большими буквами была напечатана его фамилия. Он еще не знал, что
все это означало, но с каждой  секундой  начинал  чувствовать  приближение
какого-то совершенно нового этапа в своей жизни.
   - Ну как? - самодовольно спросил Хитроумов. - Теперь вы понимаете,  что
для вас значит Всеволод Львович?! Через неделю весь город узнает  о  вашем
уникальном  таланте.  Телевидение,  пресса,  известность,  популярность  -
слава! Только за один ваш автограф дураки будут  платить  бешеные  деньги.
Каждый будет считать за честь пригласить вас в свой дом, а самые смазливые
дурочки будут писать вам записочки: "Хочу от вас иметь ребенка". Одно ваше
прикосновение  будет  излечивать  многие  болезни.  Вы  станете   кумиром,
слышите? Звездой!..
   - Вы уверены, что все это мне нужно? - переспросил Вася, обернувшись  к
учителю.
   - Ну не такой же вы дурак, чтобы от всего этого отказаться! - Хитроумов
самодовольно начал потирать  ладони.  -  На  ваши  уникальные  сеансы  уже
проданы все билеты. Весь город только о вас и говорит,  слышите!  На  ваши
непревзойденные представления уже приглашены все почетные люди. Да-да, они
скоро будут здороваться с вами за руку и даже учтиво раскланиваться.
   - Так-таки и будут... - покачал головой  Вася,  который  никак  не  мог
привести в порядок свои мысли.
   - Дорогой мой, положитесь во всем на меня, - Всеволод Львович  дружески
похлопал Кукушкина  по  плечу.  -  Через  несколько  месяцев  вы  откроете
персональный расчетный счет в сберегательном банке, ездить  будете  только
на шикарной машине и  у  вас  будет  собственный  телохранитель.  Это  вам
говорит не кто-нибудь, а Хитроумов. Слышите, ваш персональный импресарио!
   Вася снова посмотрел на Гринко, но учитель упорно молчал.  Наконец  они
встретились взглядами, и Вася понял, что решение  ему  необходимо  принять
самому. Быстро подойдя к учителю, он обнял его.  Гринко  мысленно  пожелал
ему счастья и успехов.
   Не дожидаясь согласия Кукушкина,  Хитроумов  достал  из  дипломата  два
экземпляра договора и начал заполнять их на подоконнике, так как в комнате
не было стола.



3

   В большом зрительном зале было столпотворение. Такого ажиотажа в городе
никто не припоминал. Многие спрашивали лишний  билетик.  Они  были  готовы
переплатить за него любую сумму. Вокруг Дворца культуры  творилось  что-то
невообразимое.
   Замдиректора Дворца Митрофан Митрофанович Криворуков всегда знал,  чего
он  хочет,  а  чего  нельзя  хотеть.  Всю  свою  сознательную  жизнь   ему
приходилось быть только замом. Впрочем, на большее он  и  не  претендовал,
прекрасно отдавая себе отчет в том, что от таких  замов,  как  он,  всегда
зависит погода в любом коллективе. В  сорок  лет  купил  себе  автомобиль,
благодаря которому ему удавалось опережать время. А в пятьдесят Криворукой
практически не зависел от  обстоятельств,  напротив,  обстоятельства,  как
правило, зависели от него.
   С Хитроумовым он был знаком давно, но  только  когда  Всеволод  Львович
предложил ему уникального гастролера, они сразу нашли  общий  язык,  а  их
деловые  отношения  переросли  во  "взаимовыгодную  дружбу".  При   Дворце
существовал "Кооператив по культурному обслуживанию населения",  что  было
весьма кстати.
   На следующий же день закипела организационная работа.  Пока  составляли
программу  выступления  для  Кукушкина,  друзья  в  типографии  напечатали
несколько  видов  афиш.  Официальные  расходы  взял  на  себя  кооператив,
неофициальные - Хитроумов, наверняка зная, что это  окупится  в  ближайшее
время. На четвертый  день  город  уже  знал  о  существовании  уникального
человека  Василия  Кукушкина,  а  на  пятый  ожили  до  этого   молчаливые
телефонные аппараты во  всем  Дворце.  Коллективные  заявки  на  посещение
представления посыпались градом, возле кассы образовались  неуменьшающиеся
очереди. В течение трех дней были проданы  билеты  на  двадцать  концертов
вместо запланированных десяти. В эти дни Митрофан Митрофанович и  Всеволод
Львович работали не покладая рук.  Вот  что  значит  заинтересованность  в
полном хозрасчете! Помимо материального  удовлетворения,  они  получали  и
"моральную" выгоду: стали "благодетелями" для многих важных  просителей  и
приобрели  новые  "нужные"  телефоны.  Не   обошлось,   конечно,   и   без
недоброжелателей, так как билетов не всем хватило.
   Хитроумов  понимал,  что  рисковал.  Но  желание   заставить   работать
Кукушкина  на  себя  было  его  главным  стремлением.  Этим  он  хотел  бы
компенсировать свой моральный  и  материальный  ущерб.  "Я  заставлю  тебя
плясать под мою дудку! - наедине с собой (при Кукушкине  он  уже  научился
прятать свои мысли) часто думал Хитроумов. - Я докажу и тебе,  брат  Глеб,
что жизнь без меня просто невозможна!"
   Всеволод Львович был настолько уверен, что  все  будет  именно  по  его
сценарию, что даже не  счел  нужным  сначала  переговорить  с  Кукушкиным.
Уверен был и в том, что Глеб не станет ему мешать, так как  его  намерения
на первый взгляд казались вполне благородными. Ну а в тщеславии  Кукушкина
он ни на йоту не сомневался. Но все же, на всякий случай, решил  нагрянуть
к нему не с пустыми руками, а с красочными афишами.
   И действительно, окрыленный перспективой  популярности  и  известности,
Вася почти не сопротивлялся. Тем более что Глеб Арнольдович,  которому  он
доверял и которого очень уважал, даже виду не подал, что он  против  затеи
Хитроумова. И тогда Кукушкин решил начать новую жизнь.  Коварных  происков
бывшего магната он не боялся, так как был уверен, что легко  разоблачит  и
обезвредит Хитроумова.


   И вот Вася Кукушкин стоит в гримерной перед большим зеркалом и  смотрит
на себя. Черный костюм, белая рубашка, черная бабочка -  ну  чем  не  маг!
Внешне  он  абсолютно   спокоен   и   даже   самоуверен,   хотя   волнений
предостаточно. Еще бы,  сегодня  -  дебют,  премьера!  Первая  встреча  со
зрителем! Что она ему принесет?
   Возле него суетится Всеволод Львович в шикарном праздничном  костюме  и
подбадривает:
   - Красавец-мужчина! Неотразим! Как я вам завидую,  Василий  Васильевич,
сегодня вы открываете новую страницу в своей большой биографии!
   Вася в ответ улыбнулся. Он уже почти забыл, что совсем недавно они были
непримиримыми врагами.
   - Всеволод Львович, я вас сделаю своим ассистентом, хотите? - предложил
ему снисходительно.
   -  Согласно  договору,  который  вы  подписали  собственноручно   и   в
присутствии своего уважаемого учителя, дорогой мой Василий Васильевич,  вы
меня сделали своим импресарио и директором  нашего  предприятия.  Этого  с
меня вполне достаточно. А  пока  что  к  барьеру,  Василий  Васильевич!  -
скомандовал Хитроумов и протянул Кукушкину руку.
   - Да, мой директор, к  барьеру!  -  Вася  хлопнул  в  ответ  по  ладони
Хитроумова и, секунду постояв, решительно направился на сцену.
   Зал встретил его  громкими  аплодисментами.  Понаслаждавшись  несколько
минут бурей оваций,  он  небрежно  махнул  рукой  -  и  зрители  мгновенно
притихли. Полторы тысячи человек разных профессий и разных возрастов ждали
чуда...
   - Здравствуйте,  потребители!  -  начал  Кукушкин  свое  выступление  с
некоторой фамильярностью. - Я знаю, все пришли  сюда  увидеть  чудо.  Хочу
сразу подчеркнуть: тот, кто верит в чудеса, сегодня их увидит,  а  кто  не
верит, не взыщите - он останется у разбитого корыта. Я не боюсь циников  и
скептиков.  Предупреждаю,  вы  можете  думать  обо  мне   все,   что   вам
заблагорассудится, но от этого мои возможности не станут  ниже.  Напротив,
все мои доброжелатели получат превосходство над недоброжелателями...
   Из середины  зала  послышался  свист  молодого  человека,  которому  не
понравилась самоуверенность выступающего. Кукушкин  сразу  нашел  взглядом
недовольного зрителя и настроился на его мысли.
   - Молодой человек, - обратился он к нему, -  Коля  Барабанов,  кажется,
так вас зовут, сдайте билет и получите  свои  деньги  обратно.  Вы  можете
подойти к моему импресарио, он стоит здесь рядом, за кулисами, и  провести
взаиморасчет.
   Хитроумов был  ошарашен:  "Кукушкин  начал  выступление  совсем  не  по
составленной им программе. Импресарио в ужасе подумывал о провале.
   - Всеволод Львович, пожалуйста, верните Барабанову стоимость билета,  -
Вася впервые подошел к микрофону, который стоял перед ним на подставке.
   После нескольких секунд замешательства Всеволод Львович показал  ему  в
ответ кукиш, выглянул из-за кулис в зал и помахал кулаком.
   Зал взорвался смехом, а скомпрометированный зритель от стыда  спрятался
за спину вперед сидящего.
   - Ну хорошо, будем считать, что на этом инцидент исчерпан, -  улыбнулся
Кукушкин и продолжил выступление: - Итак, уважаемые  потребители,  как  вы
убедились,  для   меня   ничего   не   стоит   сразу   определить   своего
недоброжелателя. Или не верящего в мои силы. Думаю,  это  послужит  уроком
для остальных...
   Зал отреагировал на предупреждение осторожными улыбками  и  еще  больше
сосредоточился. Такой настрой зрителей Васю вполне устраивал.
   - В ответ на ваше доброжелательство я постараюсь  не  раскрывать  ваших
тайн. Разумеется, если вы этого пожелаете. Но если  кто-то  из  сидящих  в
зале сомневается, что я каждого могу увидеть насквозь, пусть поднимется  с
места...
   - Мягче, мягче! - шипел Хитроумов из-за кулис, остерегаясь  негодования
зрителей.
   Но Кукушкин на него не обращал внимания. Он видел,  что  держит  зал  в
напряжении, и не нуждался в его подсказках.
   - Ну что, есть смелые? - спросил он, - вглядываясь в лица сидящих.
   В третьем ряду поднялся мужчина лет пятидесяти и недоверчиво  посмотрел
на сцену. Взгляд свой он прятал от Кукушкина.
   - Да, о вас есть что сказать, - сказал Вася, настраиваясь на его мысли.
- Но, следуя своему  обещанию  не  раскрывать  ваших  тайн,  скажу  только
поверхностно о вашей биографии. Вам сорок девять  лет.  Двадцать  третьего
мая исполнится пятьдесят, если доживете, конечно. Сколько раз вы  женились
и разводились, я умолчу, но последний  раз  в  прошлом  году  вы  женились
успешно. Жена моложе  на  десять  лет.  Вы  любитель  нетрудовых  доходов.
Склонны к махинациям и аферам. Друзей у вас предостаточно, на сберкнижке у
вас, уважаемый Гнат Петрович...
   - Достаточно! - крикнул поднявшийся и сел: он был ошеломлен.
   - Извините, но должен же я был хоть что-то  сказать,  иначе  вы  бы  не
поверили. - Кукушкин, смягчая обстановку и отвлекая внимание  зрителей  от
Гната Петровича, поклонился. - Спасибо.
   Зал сдержанно зааплодировал. Затем поднялась молодая девушка  и,  пряча
свою улыбку ладошкой, спросила:
   - Вы можете предсказать мою судьбу?
   Вася настраивался на ее мысли несколько секунд:
   - О, милая, вы ангел. Вы настолько честная, что вам будет очень  трудно
жить в этом мире. Хотя... Хотя вы будете хорошей женой и  матерью,  Оля...
ой, извините, Поля. Вы ждете своего возлюбленного, он находится в отъезде.
Верьте ему, он хороший парень. Остерегайтесь завистников. В него,  кстати,
влюблена и ваша подруга Зина, что сидит рядом с вами. Открою  вам  секрет,
она еще не потеряла надежды...
   -  И  неправда,  у  меня  есть  свой  парень!  -  воскликнула  красивая
кареглазая девушка, вскочив с места.
   Зал оживился. Зрители были заинтригованы.
   - Извините, Зина, но своего парня вы не  любите,  хотя  замуж  за  него
выйдете, - сказал Вася.  -  Да  не  отчаивайтесь:  не  вы  первая,  не  вы
последняя. Главное: вы не останетесь без мужского внимания. Другое дело  -
будете ли вы счастливой. Этого даже я не знаю...
   - А я вас и не просила об этом говорить! - сердито огрызнулась Зина уже
сидя.
   - Извините, вы  правы,  -  поднял  руки  Вася,  не  чувствуя  за  собой
абсолютно никакой вины. - Кто еще хочет испытать мои возможности?
   Из зала послышалось  легкое  перешептывание,  затем  наступила  мертвая
тишина. Никто больше не желал вступать с ним в контакт.
   - Ну что ж, если кто-то захочет встретиться со  мной  наедине,  милости
прошу, но только через моего ассистента. - Вася заложил руку  за  спину  и
показал Хитроумову кукиш.  -  А  теперь  я  хочу  познакомиться  с  вашими
возможностями. Для начала хочу всех обрадовать: каждый из вас  от  природы
гений, то есть имеет глубоко скрытые возможности. Впрочем, найти в себе  и
развить эти возможности все равно, что отыскать клад  или  сокровище.  Вот
меня, слава Богу, нашел один добрый человек. Короче, мне повезло. А вам, в
свою очередь, повезло, что вы встретились со мной. Но я не обещаю всех вас
сделать гениальными,  потому  что,  как  говорил  мой  ассистент  Всеволод
Львович, без дураков жизнь неинтересна...
   По  залу  снова  прокатился  смех.  Пока  зрители  успокаивались,  Вася
прошелся по сцене, выбирая очередную "жертву". Вдруг он заметил сидящую  в
конце зала Надю Синицыну. Она так разволновалась, увидев, что  его  взгляд
обращен к ней, что даже закрыла лицо руками.
   - Не бойся, Надя, я никому ничего не скажу,  -  успокоил  ее  Кукушкин,
вызвав некоторое недоумение у зрителей. Многие стали оборачиваться, но так
и не поняли, к кому он обращался. - Ну что ж, дорогие мои зрители, начнем.
Кто хочет проверить свои возможности?
   Первым отважился молодой человек лет двадцати пяти. Пока он направлялся
на сцену, Вася попытался выведать  кое-что  из  его  мыслей.  Но  вышедший
специально думал о чем угодно, только не о себе. Кукушкину удалось  только
выяснить, что его зовут Виталием.
   - Послушай, что ты мне голову морочишь! - шутя  разозлился  Кукушкин  и
объяснил ситуацию зрителям: - Этот протестант решил сбить  меня  с  толку.
Вместо того чтобы честно входить со мной в контакт, он  выдает  мне  такие
мысли, что у меня начинают шевелиться уши. Во, посмотрите!  -  он  показал
свои шевелящиеся уши сначала залу, а потому и вышедшему на сцену.
   "Протестант" так громко расхохотался, что развеселил всех в зале, а его
неудачная попытка тоже пошевелить своими ушами вызвала  у  некоторых  даже
хохот.
   Кукушкин поднял руку, успокаивая зал.
   - Вот что, Виталий, если вы сейчас честно -  мысленно,  конечно,  -  не
расскажете все о себе, я вас  тут  же  на  сцене  женю!  Причем  на  самой
некрасивой в зале и лет на десять старше вас, - пригрозил он.
   "Протестант" не на шутку испугался и тут же начал мысленно рассказывать
свою биографию. Кукушкину оставалось только повторять его мысли вслух:
   - Вы родились в  селе  Нахаловка.  Поступали  два  раза  в  музыкальное
училище. Однажды даже хотели жениться на дочери директора  училища,  чтобы
достичь своей цели, но она  оказалась  беременной  от  другого.  Да,  это,
конечно,   существенно...   Училище   вы   все   же   закончили,   правда,
профессионально-техническое,  и  сейчас  работаете  слесарем  на   станции
технического  обслуживания.  Очень  любите  участвовать  в  художественной
самодеятельности, играете на пианино,  в  домино,  на  гитаре,  в  футбол.
Убежденный холостяк. Построили  себе  кооперативную  квартиру  за  честную
зарплату. Ну что ж, достаточно! - Вася прервал его  мысленный  рассказ.  -
Хорошая биография, даже лучше, чем у меня! А  сейчас!..  -  Вася  протянул
перед собой руки с растопыренными пальцами  и  направил  свой  напряженный
взгляд прямо ему  в  глаза.  Он  сразу  почувствовал,  что  Виталий  легко
поддается внушению. - А сейчас слушайте меня внимательно. Вы  человек!  Вы
хозяин своей судьбы. Вы очень талантливый композитор. Вы сейчас сядете  за
рояль и к концу моего выступления сочините песню.  Слова  и  музыка  будут
ваши. Я вдохновляю  вас  на  эту  творческую  работу.  Идите  за  рояль  и
сочиняйте! Работайте спокойно и не обращайте ни на что внимание.  Помните,
только в творчестве ваше спасение!
   Виталий немного постоял в глубокой  задумчивости,  затем  с  блестящими
глазами направился к роялю. Как только ожил под его  пальцами  инструмент,
Кукушкин подошел к микрофону. Приятная плавная мелодия ему  не  только  не
мешала, но даже помогала создавать необходимую психологическую обстановку.
   - Ну что же, - заговорил он, - пока наш Виталий находится в  творческих
муках, мы продолжим наше знакомство.  Кто  из  вас  считает  себя  жертвой
социальной несправедливости?
   На сцену сразу ринулось более двух десятков  человек:  юноши,  девушки,
взрослые мужчины и женщины. Но потом многие словно наткнулись на невидимую
преграду и вернулись обратно. А те, что  вышли  на  сцену,  выстроились  и
застыли в ожидании.
   Кукушкин  медленно  прошелся  вдоль  шеренги  и,  остановившись   возле
пожилого мужчины, указал пальцем в зал:
   - А вы идите на место!
   - Почему? - обиделся мужчина.
   - Я знаю, что вы одолжили зятю десять тысяч на машину и он  вам  их  не
отдает. Но позвольте, разве это социальная несправедливость?
   - Значит, если этот негодяй моей родной дочери,  своей  жене  и  матери
двоих детей, изменяет налево и направо, издевается над ней каждый  день  -
то, по-вашему, это  не  социальная  несправедливость?!  -  его  обида  уже
перешла в возмущение.
   - Нет, отец, это из сферы нравственности. Ваш  зять  поступает  с  вами
так, как вы ему сами позволили. Лично у меня он танцевал бы в решете и  на
дырочки не наступал бы! Так что, Семен Рудольфович, идите на место. И  чем
раньше вы забудете о тех десяти тысячах, тем лучше будет для вас.
   Оставшиеся на сцене были предельно внимательны, и каждый из них думал о
своей беде. Вася понимал, что всем им он должен сотворить чудо или хотя бы
дать полезный совет. Поэтому снова сосредоточил свое  внимание  на  мыслях
каждого в отдельности. Наконец остановился возле высокой дородной  женщины
средних лет. Она проиграла судебный иск о восстановлении ее  на  работе  и
подала кассационную жалобу. Как бывшего главбуха, ее уволили  за  какие-то
махинации. Она  утверждала,  что  уволена  неправильно,  поскольку  данная
статья трудового законодательства к ее бывшей должности неприменима.
   Вася довольно быстро понял, чего же она от него  хочет:  ей  необходимо
было его соучастие в каком-то темном  деле.  Женщина  давала  понять,  что
обладает достаточными  средствами,  чтобы  оплатить  его  помощь.  В  свою
очередь она требовала не оглашать публично ее мысли,  в  противном  случае
она объявит его шарлатаном, а через свои связи организует бешеную травлю и
даже подаст в суд за оскорбление. Кукушкин оскорбился сам и  посмотрел  на
нее таким взглядом, что ей показалось, будто  его  глаза  просвечивают  ее
насквозь рентгеновским лучом. Она умоляюще застонала:
   - Не надо. Прошу вас, не надо!
   - Вы сейчас уснете и будете спать  до  тех  пор,  пока  я  вас  сам  не
разбужу! -  металлическим  голосом  внушил  он  ей,  а  яростными  глазами
попытался сразу подавить ее волю и сопротивляемость. - Вы полностью в моей
власти! Я ваш судья и повелитель!
   Женщина через несколько секунд уже себе не принадлежала. Вася  даже  не
ожидал, что так легко завладеет ее рассудком, и чуть было из чувства мести
не позволил себе лишнего. Но  вовремя  справился  со  своим  самолюбием  и
ограничился только легким наказанием:
   - Сейчас вы сядете за стол и скрупулезно подсчитаете на счетах, сколько
каждый  из  ваших  соучастников  прикарманил   государственных   денег   в
результате вашей групповой махинации! - Вася отвел  женщину  в  сторону  и
заставил ее "принять сидячую позу". - Вы сидите за  своим  столом,  и  вам
очень удобно. Перед вами  счеты,  считайте!  Очень  внимательно  считайте,
потому что я проверю. Если вы попытаетесь обмануть меня, у вас вырастет на
лбу большая шишка, и всем будет  известно  о  содеянном  вами.  Трудитесь!
Через полчаса я к вам подойду.
   Женщина, сидя на несуществующем стуле,  тут  же  принялась  за  работу.
Наблюдая за ее мимикой и жестами, зрители надрывались со смеху.
   Кукушкин подошел к двум девушкам. У одной болела  голова,  у  другой  -
зуб. Вася взял их за руки и подвел близко друг к другу.
   - Вы возьмете каждая себя за ухо и будете сжимать его до тех пор,  пока
у вас, Лена, не перестанет болеть голова, а у вас, Катя, зуб. Ваши  правые
руки подвластны только мне! Сейчас я посчитаю до трех - и ваши правые руки
быстро и сильно схватят ваше правое ухо. Один, два и три!
   Девушки резко схватили сами себя за уши и начали сжимать  их  до  боли.
Кое-кто из зала снова засмеялся, но реакция зрителей девушек совершенно не
беспокоила. Им  было  приятно  подчиняться  внушителю.  Потом  Вася  снова
посчитал до трех, и они свои уши отпустили. Головная боль у Лены и  зубная
у Кати исчезли, и они подтвердили это, как только Вася их об этом спросил.
Под аплодисменты они вернулись в зал.
   - И забудьте о своих болях, как о кошмарном сне! - бросил Вася им вслед
и подошел к пожилому мужчине, страдающему сердечными болями уже много лет.
Прежде чем обратиться к нему, он несколько  раз  поднял  его  руку,  будто
таким образом устанавливал точный  диагноз  болезни.  -  Я  знаю,  что  вы
пережили два инфаркта. Ничего не поделаешь, вы не можете жить так, чтобы у
вас ни за кого и ни за что не болело сердце...
   Мужчине  показалось,   что   сейчас   и   над   ним   будут   проводить
психологические опыты, и, не желая быть в такой роли, смешно  прихрамывая,
он быстро побежал со сцены.
   Кукушкин мгновенно подскочил к микрофону и громко сказал:
   - Стоять! Ни одного движения без моей команды!
   Беглец, успевший дойти только до края сцены, сразу застыл на месте.
   - Что  ж  вы,  Николай  Петрович,  испугались.  Долгие  годы  страдаете
сердечной недостаточностью, а тут испугались моей  минутной  недостаточной
сердечности. Ну да ладно. Я заставлю вас две-три минуты поплясать гопак  -
и вы навсегда забудете,  что  такое  сердечная  боль!  Слышите,  навсегда!
Виталик!  -  обратился  он   к   "протестанту",   который   сосредоточенно
импровизировал за роялем. - Отвлекись, пожалуйста, на пару минут и  сыграй
для  Николая  Петровича  гопак.  Итак,  исцелительный  гопак  для  Николая
Петровича!
   Николай Петрович начал танцевать не сразу. Вначале под музыку двигались
только его руки, потом постепенно начали подключаться  плечи  и  туловище.
Как только он несколько раз притопнул каблуками, Вася воскликнул:
   - Да вы уже не Николай Петрович, вы Николаша! Вам  двадцать  лет,  а  в
зале сидит ваша невеста Нюра и смотрит на ваш танец! Побольше огня!
   Услышав эти слова, танцор будто родился заново. Он затанцевал настолько
легко и профессионально, что  сразу  покорил  весь  зрительный  зал.  Даже
Кукушкин долго не мог прийти в себя от сознания того, что  обладает  такой
могучей внушающей силой.
   Николай Петрович танцевал более пяти минут. Неизвестно, сколько бы  еще
продолжался этот художественный номер, если бы Вася его не остановил.
   - Достаточно! - Он подошел к нему и показал, как  нужно  снять  с  себя
перенапряжение. - А сейчас три раза глубоко-глубоко вдохните и  выдохните.
Повторяйте за мной!
   Николай Петрович повторил за ним  расслабляющие  упражнения  и,  тяжело
дыша, рассмеялся.
   - Ну как, не болит сердце? - спросил его Вася.
   - Ни капельки! Мне даже кажется, что  я  его  совершенно  не  чувствую.
Понимаете, у меня такое впечатление, будто его у меня вообще нет!
   Николай Петрович уходил в зал пританцовывая. Его счастливая улыбка ни у
кого не оставляла сомнений  в  том,  что  на  свете  действительно  бывают
чудеса, поэтому весь зал скандировал: "Мо-ло-дец!"
   Оставшиеся зрители, с которыми Вася еще  намеревался  проводить  опыты,
попали на сцену просто из любопытства. Но Один появился  здесь  отнюдь  не
случайно. Это был вредный и завистливый мужчина, у которого наверняка  был
спрятан за  пазухой  не  один  камень.  И  мысли  у  него  были  вроде  бы
доброжелательные, и внешне смахивал на древнего философа,  но  при  каждом
прикосновении его взгляда Кукушкин вздрагивал. Васе,  конечно,  ничего  не
стоило сразу же отправить его обратно в зал. Но нет, Кукушкин  так  просто
не сдается!
   "Этот человек считает, что общество его не достойно.  Этот  человек  не
верит никому и ни во что. Этот человек не верит никому и ни во  что.  Этот
человек сам ничего не делает и другим не дает", - подумал  Кукушкин,  хотя
из его запутанных мыслей почти ничего не понял.
   - Зачем вы вышли на сцену? - спросил Вася удивленно.
   - А вам не кажется, что ответ на этот вопрос зритель слышать не должен,
- тихо ответил "философ", самодовольно улыбаясь. - Может, встретимся  один
на один и побеседуем?
   -  Хорошо,  -  согласился  Вася  только  из  вежливости,   инстинктивно
чувствуя, что этого типа ему нужно опасаться.
   - В таком случае, я вас сам найду, когда сочту это нужным, - сказал тот
и, кивнув головой, ушел в зал.
   Кукушкин  не  стал  заострять  на  нем  свое  внимание  и  приступил  к
коллективному внушению. Он обратился к оставшимся на сцене:
   - Ваши взгляды обращены только к моей  персоне!  Вы  слышите  и  видите
только меня. Если кто-то случайно посмотрит в другую сторону, он все равно
увидит мое изображение.  Вы  беспрекословно  подчинены  моему  желанию.  Я
желаю, чтобы вы все сейчас уснули! Я посчитаю до трех  -  и  вы  уснете  с
открытыми глазами. Один,  два  и  три!  Вы  спите  приятным  гипнотическим
сном...
   У них была великолепная внушаемость. Они привыкли и любили подчиняться.
Они понимали, что сейчас над ними будут смеяться,  но  ничего  обидного  и
оскорбительного в этом не видели.  Напротив,  им  хотелось,  чтобы  кто-то
"великий" уделял им внимание.
   - Вы оркестр! - Вася  подходил  к  спящим  и  называл  инструменты,  на
которых они должны "играть": - Вы играете на скрипке. А вы -  на  пианино.
Вы - тромбон! А вы - на ударной установке, берите в руки палочки...
   "Оркестр" играл, а зрители получали истинное удовольствие.  Когда  Вася
поставил перед "оркестром" "дирижера" и тот замахал рукой, будто  топором,
показалось, что потолок сейчас рухнет от  хохота.  Смеялись  до  слез,  до
изнеможения. Это был тот случай, когда от смеха не мудрено было и умереть.
   Оставив на время в покое "оркестр", Кукушкин вернулся  к  "бухгалтеру",
которая "подсчитывала на счетах" свои грехи. Зал постепенно начал утихать.
   - Ну что, Оксана Егоровна, - Вася поднес к ее лицу микрофон, -  вы  уже
подсчитали, во сколько копеечек влетела государству ваша махинация?
   - Да, подсчитала, - ответила она против своей воли.
   - Тогда сообщите и нам, если не хотите, чтобы  у  вас  на  лбу  выросла
громадная шишка!
   В голове у женщины уже немного развеялся "гипнотический наркоз", и она,
тяжело вздохнув, сказала:
   - Наш директор на вопрос, почему в магазинах не хватает  мяса,  отвечал
так: если бараны пошли учиться,  свиньи  в  люди  вышли,  а  коровы  замуж
повыходили, откуда же взяться мясу...
   - Вы нам зубы не заговаривайте! - прервал ее Кукушкин. - Ближе к делу!
   - Наши забойные цеха обслуживали в первую очередь  приезжих  из  других
областей, а потом уже остальных... Наши  женщины  снабжали  их  не  только
балыками и копченостями. Уходя в декрет, давали и другую продукцию...
   Вася понял, что она пытается симулировать шизофреническое состояние,  и
перешел в наступление:
   - Ваш сон глубокий! Вы слышите только мой голос и  подчиняетесь  только
мне, - сказал он, следя за последовательностью  ее  мыслей:  она  отчаянно
сопротивлялась  его  внушению,  но  постепенно  сдавалась.  -  Вы   сейчас
откровенны и искренни, как на исповеди.  Только  чистосердечное  раскаяние
очистит вашу душу и облегчит вашу участь. Я, конечно, знаю  о  всех  ваших
грехах, но вы должны сами о них рассказать.
   Ох как не хотелось Оксане Егоровне раскрывать свои тайны!  Но  ее  губы
были ей неподвластны и сами начали произносить слова признания:
   - Я... Я...  виновата...  Меня  соблазнил  Кузьма  Петрович,  начальник
приемного цеха. Это он меня уговорил уничтожить накладные... первый раз...
три года тому назад.
   - Сколько вы от него получили в общей сложности? - строго спросил Вася.
   - Не помню, наверное, ты-ыщь сорок. Может, ты-ыщь пятьдесят.
   - А может, ты-щь шестьдесят, семьдесят, восемьдесят! -  передразнил  ее
Кукушкин. - Подумаешь, какие пустяки. Вот что, уважаемая Оксана  Егоровна,
вы завтра же заберете свою жалобу из городского суда! И благодарите  Бога,
что сами не угодили на скамью подсудимых.
   - Я обратилась в суд, чтобы защитить свои законные трудовые права...  И
свою честь и достоинство... -  даже  будучи  под  влиянием  внушения,  она
пыталась спорить.
   -  Каких  прав  и  какой  чести?  Воровать  вместе  со  своим   Кузьмой
Петровичем, который вас, как вы говорите, соблазнил?!
   - А это недоказуемо! - фыркнула она и  попыталась  выпрямиться.  -  Ой,
поставьте меня на место... Никто  не  видел,  как  он  давал  мне  деньги,
значит, я у него ничего не брала. В таких случаях наш директор говорит: по
конституции - все наше, только умей взять! Другие вон гноят миллионы, а мы
что ж, не можем честно взять несколько  ты-ыщь?!  Не  в  землю  же  мы  их
закопаем, как некоторые бездельники. И не  пугайте  меня  своей  шишкой...
Лучше уж иметь шишку на лбу, чем шиш в кармане...
   Зал застонал от восторга. Даже Вася не удержался от смеха. Он уже начал
побаиваться, что эта дама может сорвать ему выступление.
   - Ничего, я вас доведу до кондиции!  -  сказал  Кукушкин,  решив  силой
внушения вернуть ее в детский  возраст.  -  Так  вот,  вы  уже  не  Оксана
Егоровна, а десятилетняя девочка и ходите в школу, в третий класс...
   Удивительное  дело:  здоровенная  женщина  сразу  и   с   удовольствием
"перенеслась" в детство. "Вот жизнь проклятая, что она сделала из меня!" -
горестно подумала она и стыдливо улыбнулась.
   А Кукушкин продолжал доводить ее до "кондиции".
   - Ваши мысли и желания сейчас чисты, как родник. Вы доверчивая и хорошо
воспитанная девочка. Вы честная школьница. Сейчас я вам дам лист бумаги  и
ручку, и вы честно напишете,  что  с  вами  сделал  этот  паршивец  Кузьма
Петрович... Всеволод Львович, дайте, пожалуйста, Оксаночке лист  бумаги  и
ручку.
   Хитроумов хотя и злился на Васю за  нарушение  сценария,  вынужден  был
исполнить его просьбу. Уже через несколько  секунд  "Оксаночка",  усевшись
удобно на  "воздушном  стуле",  добросовестно  описывала  проделки  Кузьмы
Петровича. В школьном возрасте она была первой ябедой.
   А Вася вернулся к "оркестру".
   - Василий Васильевич, время! -  напомнил  ему  Хитроумов  из-за  кулис,
показывая на часы. - Через полчаса - второе представление.
   Выступление  длилось  около  двух  часов,  но  Кукушкину  не   хотелось
расставаться со своими "подопытными": ему казалось,  что  таких  послушных
зрителей больше не будет. Делать было нечего, и он  решил  закончить  свое
выступление мажорным аккордом.
   - Оркестр, громче играть! Композитор, вы уже сочинили песню?
   Виталий с мелодией песни справился довольно быстро, а  вот  со  словами
ему пришлось туговато, тем не менее четверостишие кое-как сочинил. Услышав
вопрос гипнотизера, он бодро запел:

   Жил-был на свете Васька Кукушкин,
   Мысли чужие умел он читать,
   Мог он любого сделать послушным.
   Будем его мы везде прославлять!

   Сначала Кукушкина покоробило от такого панибратства, но  когда  зрители
начали хлопать в такт песни, Васей  тут  же  овладела  старая  хроническая
болезнь - тщеславие, и на его лице засияла улыбка...



4

   Город был похож на  встревоженный  муравейник.  По  словам  Хитроумова,
"публика  стояла   на   ушах".   Поначалу   поползли   слушки   и   слухи,
перепроверялась и  пополнялась  информация.  Первыми  засуетились  деловые
женщины и торговые работники. Потом подключились к обсуждению  уникального
явления служащие, у которых был  так  называемый  ненормированный  рабочий
день и твердый месячный оклад. И  вряд  ли  нашелся  бы  такой  экономист,
который смог подсчитать нанесенные государству убытки от  потери  рабочего
времени.
   А Вася Кукушкин,  упиваясь  лаврами  своей  славы,  даже  в  мыслях  не
допускал, что за его спиной творились чудеса похлеще, чем те,  на  которые
способен только он. Билет на его представление уже стоил с  рук  во  много
раз   дороже   своей   номинальной   стоимости.   К   этому,   как   очень
предусмотрительный человек, приложил  руку  прежде  всего  его  импресарио
Хитроумов. Не остался безучастным и Митрофан Митрофанович.  Деловые  связи
их бурно разрастались по принципу цепной реакции.
   На пятый день Всеволод Львович позволил себе  заказать  в  бюро  добрых
услуг для Кукушкина "Чайку", а братьев Скотницких нанял в качестве Васиных
телохранителей.  Это  была  вынужденная  мера,  так  как  от  поклонниц  и
поклонников уже не было спасения.
   В тот же день случилось то, чего не смог  предвидеть  далее  Хитроумов.
Возле Дворца культуры со служебной стороны их ожидала  толпа  в  несколько
тысяч человек. "Вот бы с каждого  да  хотя  бы  по  червонцу!"  -  подумал
Всеволод  Львович,  но  тут  же  понял,  что  выходить   из   машины   без
дополнительной  охраны   не   совсем   безопасно.   Представив   возможные
последствия, он решил подъехать к ближайшему отделению  милиции.  Это  был
первый случай в его жизни, когда он обратился за помощью в органы...
   Толпа сначала отступила перед прибывшим нарядом милиции, но никто и  не
собирался уходить. Окинув взглядом  публику,  Вася  был  поражен:  он  еще
никогда не видел одновременно такого количества красивых женщин.  Все  они
жадно смотрели на остановившуюся "Чайку" и ждали его появления.
   Вася вышел из кабины и  увидел  море  женских  лиц  и  цветов.  "Да,  -
улыбнулся он, если бы продать снова  все  эти  цветы,  то  можно  было  бы
построить жилой дом или два детских садика для их же детей!"
   Не успел Кукушкин сделать  и  двух  шагов,  как  из  толпы  послышались
восхищенные крики и в  его  сторону  посыпались  сотни  букетов.  А  потом
началось что-то невообразимое. Немногочисленный наряд милиции был  в  одно
мгновение смят толпой и  выброшен  на  газоны.  Некоторые  из  блюстителей
порядка,  получив  телесные  повреждения,  отбежали  подальше  от   греха.
Телохранители даже не пытались остановить возбужденных женщин. Это был тот
случай, когда радость и восторг, слившись воедино, сметали на  своем  пути
любые преграды. Без всякого сопротивления Скотницкие капитулировали.
   Хитроумов наблюдал  за  происходящим  из  кабины,  боясь  даже  открыть
боковое окно. Он видел, как  Кукушкин  взлетал  над  толпой  под  ликующие
возгласы.  Потом  нежные  женские  руки  пронесли  его  несколько  раз  до
служебного хода и обратно. Было такое впечатление, что с сегодняшнего дня,
вот с этих минут, ему уже не позволят опуститься на землю.
   Вася наслаждался своим триумфом. Но когда с его фрака  начали  исчезать
пуговицы, ему показалось, что может произойти что-то такое, что "не доведи
господи". После некоторой растерянности он включил свою  сообразительность
и начал выбрасывать из карманов все, что в  них  было.  В  толпу  полетели
расческа и платочки, сигареты и зажигалка, и еще кое-что, что  не  принято
дарить в качестве сувениров.
   После того как публика немного поостыла, началась раздача автографов  в
воздухе. В руках у Кукушкина появилось  несколько  ручек.  Он  кочевал  по
рукам из одного конца толпы в другой, а на его теле уже, наверное, не было
такого места, куда бы не дотронулись женские руки.
   В толкотне люди наступали друг другу на ноги, больно бодались  локтями.
Кое-где доходило почти до драки. Каждый спешил получить автограф или  хотя
бы дотронуться до кумира, чтобы на  всю  оставшуюся  жизнь  запомнить  это
прикосновение. Те, кому это удалось, считались счастливчиками. Кому  везло
больше, кому  -  меньше.  Одна  довольно  молодая  дама,  к  примеру,  уже
перестала толкаться, стояла в стороне и любовалась пуговицей,  которую  ей
удалось оторвать от пиджака Кукушкина. Она долго ее целовала и теперь  уже
нисколько не сомневалась, что все несчастья и болезни ее обойдут стороной.
   - Боже, - повторяла она шепотом, - я буду хранить  ее  до  конца  своих
дней.
   - Продайте мне, - умоляла ее другая женщина, по всей  вероятности,  еще
незамужняя, - продайте, я прошу вас. Я вам  заплачу  столько,  сколько  вы
попросите!
   Но куда там. В этой толпе не было таких, что могли бы пойти на подобный
грех...
   Возле газонов сбились в кучку самые счастливые. Они уже отхватили  свои
подарки, умиленно рассматривали их и делились между собой впечатлениями.
   - Смотрите, девочки, это его волосы! - женщина уже довольно  почтенного
возраста нюхала два крохотных кудрявых волоска и щекотала ими свои губы. -
Ох, они необыкновенные. Они так пахнут, так пахнут! А как  они  щекочут  -
одно обалдение!
   - А вы уверены, что это  его?  -  спросила  у  нее  завистливо  другая,
которой удалось получить автограф.
   - Ну что вы, как вы плохо обо мне думаете! - возмутилась обладательница
уникальных волос. - Я сама помню, что оторвала их у него, хи-хи,  с  ноги.
Мне, конечно, жаль, что ему было, хи-хи, чуть-чуть больно, но что  делать.
А вы знаете, одна такая огромная бабища ущипнула его за... Боже,  как  она
посмела!
   - Волосики - это ерунда! - вмешалась в разговор девица, на лице которой
было столько парфюмерии, что трудно  было  определить  ее  возраст.  -  Вы
только посмотрите, что он мне подарил. Как вы думаете, что  это  такое?  -
она показала маленький  целлофановый  пакетик,  в  котором  просвечивалось
желтенькое резиновое кольцо.
   - Так тебе и надо! - надменно хохотнула обладательница автографа.
   - Правильно, а что это такое?! - не поняла девица, зажимая в  маленькой
ручке бесценную вещицу.
   - Он тебе специально это подарил, чтобы ты не могла рожать  таких  дур,
как сама, - объяснила женщина с Васиными волосиками.
   Молодка решила, что ей ужасно завидуют, и поспешно удалилась,  даже  не
вступая в дискуссию - вероятно, не хотела портить радость праздника.
   - Смотрите, бабы, какая у него подпись! - воскликнула радостно  женщина
с искусственными сединами,  не  в  силах  оторвать  взгляда  от  автографа
Кукушкина на своем портрете. - Нет, это  поразительно,  это...  гениально!
Какой  уверенный,  размашистый,  я  бы  сказала,  демонический  почерк!  А
обратите внимание на букву "К"...
   Хитроумов ждал в машине уже полчаса. Он начинал осознавать,  что,  если
не предпринять какие-то экстренные меры,  эта  бурная  встреча  с  кумиром
добром  не  кончится.  К  тому  же  под  угрозой  срыва  могут   оказаться
сегодняшние  представления.  Наконец  он  принял  решение  и   скомандовал
водителю:
   - Разворачивайся! Гони в ближайшую воинскую часть...
   Где-то через час  прибывший  на  грузовиках  взвод  десантников  клином
прорвался в центр толпы. С трудом вырвав полуживого Васю из цепких женских
рук, солдаты, отбиваясь от наседавшего противника, сразу же занесли его на
руках во Дворец.
   Кукушкин пролежал  на  диване  в  гримерной  до  вечера  в  полушоковом
состоянии. На его теле не было такого места,  которое  не  болело  бы.  На
фраке и рубашке не осталось ни одной пуговицы. Не было  на  нем  также  ни
бабочки, ни туфель,  ни  носков.  Только  своевременно  прибывшие  военные
помешали толпе раздеть своего кумира до полной наготы.
   - Да, Василий Васильевич, теперь вы уже себе не принадлежите, - услышал
Вася голос своего импресарио.
   В ушах еще шумели ликующие голоса, перед глазами мелькали  восторженные
женские лица. Кукушкин улыбнулся сам себе и тихо простонал. Но как бы  там
ни было, своей судьбой он был доволен.



5

   На следующий день Хитроумов заключил договор с  кооперативом  "Силуэт".
Он  продал  за  двадцать  процентов  от  выручки  идею,  сущность  которой
заключалась в следующем: скупить партию самых дешевых духов и поменять  на
всех бутылочках этикетку.  На  новых  этикетках  должно  обязательно  быть
изображение  Кукушкина,  а  также   аннотация   о   его   достоинствах   и
возможностях.  Обладателю  таких  духов  обещалось  исцеление  от   многих
болезней.
   И через несколько дней  новые  духи  под  названием  "Запах  Кукушкина"
увидели свет. Результат превзошел все ожидания.  Не  считаясь  с  довольно
высокой ценой, покупатели размели товар за считанные часы. В этот же день,
вечером, председатель кооператива собрал срочное  совещание.  На  повестке
дня стоял единственный вопрос: увеличение закупок духов. Было решено также
откомандировать своего представителя на мыловаренный завод, чтобы заказать
большую партию мыла. Предполагалась  его  перепродажа  под  названием  "По
Кукушинским местам".
   Услышав  о  грандиозных  успехах   кооператива   "Силуэт",   кооператив
мебельщиков срочно принялся изготавливать  кровати  под  маркой  "Кукушкин
всегда с нами". Потом за дело принялись кондитеры и кулинары. В ход  пошла
вся залежалая продукция. Торт "Кукушкин" затмил "Наполеон", а мясной рулет
"Кукушкинский"  из  прошлогодних  кооперативных   копченых   колбас   стал
деликатесом для избранных.
   В кафе "Гнездо Кукушкина" Хитроумов пришел перед  самым  открытием.  На
пороге его встретил Петр Скотницкий.
   -  Хэ,  значит,  из  квартирных  воров   вы   переквалифицировались   в
кооперативные! Растете, однако, растете, - Всеволод  Львович  был  удивлен
такой метаморфозой.
   - А вы думали, что только у вас  деловая  жилка,  -  ответил  за  Петра
Николай, выходя из подсобного помещения и поправляя на себе бабочку. - Что
будете заказывать, уважаемый?
   - Кофе, но только в  той  чашечке,  из  которой  пил  сам  Кукушкин,  -
импресарио начал осматривать помещение.
   - А у нас все кукушкинское, - с гордостью сказал Петр. - Столы, стулья,
чашечки, ложечки и даже  туалет.  Поэтому  вход  в  него  стоит  пятьдесят
копеек. О, это великий человек! Его имя поднимает экономику города. Только
благодаря ему делом занялись многие бездельники.
   - Ладно, не трепись, ты хоть знаешь, что всем этим  ты  обязан  мне,  -
небрежно бросил Хитроумов и  сел  на  стол.  -  Все  кооперативы,  которые
используют в рекламе имя Кукушкина, башляют мне проценты.
   - Э нет, лучше служить имени, чем человеку, - возразил Петр и пересадил
осторожно гостя на стульчик. - У нас с вами такого договора нет.
   - Нет, уважаемый! - повторил Николай и поставил перед Хитроумовым кофе.
- Мы сейчас в ладах с законом. Вы не представляете, какое это благо - быть
в дружбе с законом!
   - Значит,  вы  считаете,  что  это  лучше,  чем  дружить  со  мной?!  -
переспросил угрожающе Всеволод Львович, брезгливо надпил кофе и поднялся с
места. - Смотрите, братцы, чтобы вам не пришлось переименовать свое кафе в
"Слезы Кукушкина".
   Петр с поклоном открыл Хитроумову дверь, и тот ушел без оглядки.
   Всеволод  Львович  был  потрясен.  Ему   казалось,   что   все   вокруг
обворовывают его,  пользуются  его  деловитостью  и  талантом  без  всякой
благодарности. Проходя  мимо  бани,  он  несколько  расслабился,  прочитав
объявление на дверях: "Ввиду того что баня перешла на полный  хозрасчет  и
самофинансирование, у нас раздевалка  общая".  И  совсем  уж  развеселился
Хитроумов на остановке такси, прочитав на  щите  городской  справки  очень
занимательную  информацию:  "Недавно  созданному  кооперативу   забойщиков
животных требуются хорошие шкуродеры  по  обслуживанию  населения.  Оплата
труда сдельная в зависимости от количества обращающихся"...
   Во  Дворце  культуры  его  ждали  очередные  сюрпризы.  Возле   главной
гримерной, она же и комната президиума, в коридоре стояла очередь на прием
к Кукушкину. Первой была  молодая  интересная  женщина.  Хитроумов  строго
спросил ее:
   - Вы кто?
   Женщина сначала немного удивилась, но, угадав в Хитроумове  официальное
лицо, бойко отрапортовала:
   - Я работаю надувальщицей. Мы производим современные надувные подушки и
матрацы. На наших матрацах можно не только лежать и спать, но  и  плавать.
Но мы решили пойти дальше. В настоящее время мы работаем  над  технологией
нового безвредного газа, благодаря которому на наших матрацах,  словно  на
воздушном шаре, можно будет даже летать. Представляете, что это такое?!
   - Ага, классическое надувательство. Что от нас требуется?
   - Мы просим вас разрешить назвать этот новый газ "Мечтой Кукушкина".
   -  Разрешаю,  продолжайте  надувать  дальше,  -   великодушно   ответил
импресарио и деловито кашлянул.
   - Спасибо, гонорар мы перешлем  позже.  Из  экономического  эффекта,  -
обрадовалась женщина: она  не  могла  поверить,  что  вопрос  решился  без
бюрократической волокиты.
   Следующей была дама эдак килограммов на двести пятьдесят.
   - А вы где работаете? - опасливо спросил Хитроумов.
   - К вашему сведению, нигде, - ответила она, тяжело пыхтя. -  У  меня  -
инвалидность. А пришла я к вам, чтобы от меня осталась хотя бы половина, а
еще лучше - одна треть...
   - Ну а при чем здесь Кукушкин? - не понял импресарио.
   - Я хочу, чтобы он внушил мне отвращение к  калорийной  пище.  Ведь  за
один раз я  могу  съесть  двух  кроликов,  килограмм-полтора  огурцов  или
помидоров. Икру я могу есть столовыми ложками. Вы знаете, я  даже  во  сне
есть хочу. Это какое-то наказание!..
   - Да, уважаемая, с  вами  мы  продовольственную  программу  никогда  не
выполним, - иронично хмыкнул импресарио и скривился,  потому  что  от  нее
несло потом. - А где ваш муж работает?
   - У меня работает не муж, а брат. Он второй человек  в  городе.  Может,
слышали фамилию Маршал? У меня, кстати, тоже маршальская фамилия, и я  еще
не замужем. Мужчины сейчас пошли такие мелкие - все по весу не подходят.
   "Ого! Если она не  врет,  то  ее  брат  заместитель  мэра",  -  подумал
Хитроумов и решил проверить, правду ли она говорит.
   - Скажу вам по секрету, что у Кукушкина  необычная  болезнь:  острейший
хандрит недостаточности.
   - Ой, а это как? - женщина немного испугалась.
   - Кто больше даст, тому он больше поможет.
   - Миленький, ну что вы меня  учите  жить?  -  успокоилась  толстуха  и,
быстро вынув из сумочки конвертик, вложила его в карман Хитроумову.  Затем
шепнула: - Там имеется и мой телефончик. Если  понадобится,  сведу  вас  с
моим братом.
   - Можете не сомневаться, через месяц вы станете француженкой! - заверил
Хитроумов и, поцеловав ее руку, сплюнул незаметно в сторону. -  Проходите,
пожалуйста...
   Но дверь в гримерную он открыть не успел. Перед ним внезапно  появилась
дама приятной наружности и ехидно спросила:
   - А почему вы не спрашиваете, где  работаю  я?  -  Это  была  Генриетта
Степановна. - Я понимаю, что в церковном писании сказано: да  не  оскудеет
рука дающего и да не отсохнет рука берущего, но только вы забыли о  людях,
наблюдающих за этим процессом.
   - Что вам угодно, уважаемая? - растерянно спросил импресарио.
   - Ей угодно, чтобы я ее отодвинула на  несколько  шагов  в  сторону,  -
сказала толстуха, и Генриетта Степановна, словно перышко, отлетела  метров
на пять. - Очередь надо соблюдать, мадам. Вы переступите через этот  порог
только тогда, когда я стану балериной.
   Сестра Маршала попыталась пройти в "предбанник" гримерной, но ей  одной
половины двери было  явно  мало.  Она  застряла  на  пороге,  чем  вызвала
злорадный смех Генриетты Степановны.
   - Зря смеетесь над человеческим горем, - сделала  ей  замечание  другая
толстая женщина, стоявшая где-то посредине очереди.
   - И это вы называете человеческим горем?! -  фыркнула  директор  Дворца
бракосочетания.  -  Жрете  за  десятерых,  переводите  продукты,  а  потом
ползаете по врачам. Да вас легче убить, чем прокормить.
   - Свое едим, а не ваше, - возмутилась  еще  одна  дама,  чуть  поменьше
габаритами.
   Хитроумов, едва сдерживая смех, начал открывать вторую половину дверей.
Ему пришлось изрядно потрудиться, чтобы освободить  из  плена  застрявшую.
Сестра Маршала, охая, некоторое время подержалась за грудь, затем,  тяжело
посмотрев на смеявшуюся Генриетту Степановну, подала руку  Хитроумову.  Он
нехотя подставил ей локоть, провел в приемную и усадил на диван, который с
жалобным скрипом прогнулся под непривычным весом.
   Всеволод Львович хотел зайти к  Кукушкину,  но  дверь  в  комнату  была
закрыта. Он дернул за ручку сильнее и, постучав, сказал:
   - Василий Васильевич, это я, ваш директор, откройте!
   - Я занят и освобожусь не раньше, чем через  час!  -  послышался  Васин
голос. - Что вам нужно? До представления еще много времени!
   - Василий Васильевич, есть срочное дело! - настаивал Хитроумов. - Я  бы
не стал вас беспокоить...
   - Пошли вы к черту со своими срочными делами, дайте мне отдохнуть!
   Но Всеволод Львович добился своего: через минуту Кукушкин  стоял  перед
ним в халате и испепелял его грозным взглядом.
   В этой комнате со вчерашнего вечера Вася решил  временно  обосноваться,
чтобы не ездить каждый вечер домой после утомительных двух, а  то  и  трех
представлений.  Ванная  и  туалет  здесь  были,  а  навязчивые  поклонницы
обеспечивали его питанием.
   - О, так вы не один! - обрадовался Хитроумов и бросился  к  дивану,  на
котором лежали две обнаженные девицы: брюнетка и блондинка.  Остановившись
у самой постели, он восторженно  воскликнул:  -  Какая  прелесть,  Василий
Васильевич! Классический треугольник! Так это то, что я люблю!
   И  импресарио  с  невероятной  быстротой  начал   раздеваться.   Девицы
переглянулись, и брюнетка сказала блондинке:
   - Он что, с цепи сорвался?
   - Девочки, каждой - по  стольнику...  нет,  по  три  за  то,  что  меня
обласкаете. - Хитроумов  так  спешил,  что  с  брюк  посыпались  пуговицы.
Оставив пиджак, рубашку и брюки на ковре, он в трусах нырнул  под  одеяло.
Снимая с себя трусы, он  вдруг  вспомнил,  зачем  пришел  к  Кукушкину:  -
Василий Васильевич, в приемной вас ждет  очаровательнейшее  создание.  Она
сестра заместителя мэра города...
   - И что я должен с ней делать? - удивленно спросил Вася.
   - С нее надо снять приличный  слой  жира,  если  хотите  улучшить  свои
квартирные условия, - ответил импресарио дрожащим от  нетерпения  голосом,
обнимая и целуя девиц по очереди. - Комнаты три-четыре, к примеру, хотите?
Господи, неужели это все мое!
   Девушки хотя и не отличались особой  моральной  устойчивостью,  все  же
были несколько шокированы.
   - Извините, но я не продаюсь!  -  возмутилась  блондинка,  спрыгнула  с
кровати и направилась в ванную.
   Ее примеру последовала брюнетка, подобрав с кресла свою одежду и одежду
подруги.
   - Куда вы, цыпочки? -  умоляюще  протянул  руки  Хитроумов.  -  Я  могу
удвоить, утроить вознаграждение!
   - Что ж вы, Всеволод Львович, даже не представились? - захохотал  Вася,
с неподдельным интересом наблюдавший за этой сценой.
   Импресарио  лежал  на  спине,  раскинув   руки,   и   чувствовал   себя
несправедливо обиженным.
   В  это  время  в  комнату  ворвалась   Генриетта   Степановна.   Увидев
обнаженного Хитроумова, она остолбенела и пролепетала:
   - Извините, но мы, кажется, уже где-то виделись.
   - Возможно, - невозмутимо ответил импресарио, даже не шелохнувшись.
   Кукушкин стоял  возле  двери,  и  Генриетта  Степановна  его  сразу  не
заметила. Но когда обнаружила...
   - Ах вот вы где, великий маг и волшебник! Вешаете лапшу на уши  бедному
люду? - налетела она на него, как коршун. - И вы думаете, что вам все  это
так сойдет! Нет, я вас... к ногтю!
   - Здравствуйте, Генриетта Степановна, - вежливо поздоровался  Кукушкин.
- Очень рад вас видеть. Вы сегодня такая привлекательная.
   - Да неужели? - она была тронута его любезностью.  -  Спасибо,  Василий
Васильевич. Между прочим, вы когда-нибудь видели, чтобы я была на работе в
домашнем халате? Ах да, вы  же  как-то  мне  что-то  говорили  о  домашней
обстановке...
   Пока они обменивались воспоминаниями и любезностями, Хитроумов  оделся,
подошел к ним; поправил галстук и, поклонившись, представился:
   - Разрешите познакомиться. Перед вами директор. Всеволод Львович. Прошу
садиться. Я сразу понял, что вы пришли с деловым предложением.
   Директор Дворца бракосочетания  упала  в  кресло,  сраженная  наглостью
Хитроумова.  Через  несколько  минут  она  немного  опомнилась  и  сказала
Кукушкину:
   - Итак, Василий Васильевич, как я поняла, вы  с  прежнего  места  своей
работы самоуволились...
   - Вы очень правильно поняли, - подтвердил импресарио.
   - Но вы не все правильно рассчитали.  Я  вас  не  уволю  ни  под  каким
предлогом. Вы, дорогой Василий  Васильевич,  сможете  это  сделать  только
через суд.
   - Ну что вы, милая, я не собираюсь  с  вами  судиться,  -  заволновался
Кукушкин и закурил. - А  мою  трудовую  книжку  можете  оставить  себе  на
память.
   - Зато я собираюсь, если вы не вернетесь на свою работу. Более того,  я
организую против вас митинг. Митинг эмансипированных женщин!  Я  разоблачу
вашу мафию. Слава Богу, сейчас все позволено.
   - Вы этим ничего не добьетесь, - Всеволод Львович тоже закурил.  -  Наш
авторитет неотразим. Мы укрепляем экономику города.
   Генриетта Степановна, заметив их обеспокоенность, усмехнулась:
   - Я бы вам сказала, что вы укрепляете, но уж больно неприятно  об  этом
говорить. Вы прекрасно знаете, что ваш  успех  дутый  и  рассчитан,  мягко
выражаясь,  на  наивных  и  доверчивых.  Но  кто  вам  позволил,   Василий
Васильевич, не  имея  специального  медицинского  образования,  заниматься
лечением?
   - А я занимаюсь не лечением, а исцелением, - ответил Вася.  -  И  я  не
виноват, что вы  не  видите  разницы.  Ни  один  врач-психотерапевт  не  в
состоянии сделать то, что могу я. Да, да, именно я!
   Хитроумов одобрительно покачал головой.
   - Ну что ж, значит, вы считаете, что дураков на вашу  жизнь  хватит,  -
вздохнула Генриетта Степановна. - Очень жаль. В таком случае я  постараюсь
вам доказать  обратное.  Поверьте,  мне  ничего  не  остается.  Только  не
вздумайте, Василий Васильевич, меня снова купить. Ваши деньги, которые  вы
мне подарили, я внесла на расчетный счет Дворца. Мы ведь сейчас на  полном
хозрасчете. А сейчас извините, но мне пора. До свидания, шарлатаны! -  Она
поднялась с кресла и решительно вышла из комнаты.



6

   Два дня у Хитроумова и Кукушкина прошли в тревожном ожидании. Они ждали
обещанного митинга. А на третий день в  городской  вечерней  газете  вышел
фельетон под названием "Как лечить  голову".  Автором  фельетона  был  муж
Валентины Михайловны. Газету принес в гримерную  к  Васе  Лунин.  Кукушкин
обрадовался его появлению:
   - Иван Дмитриевич, где же вы столько пропадали?
   Они обнялись, как старые и хорошие друзья.
   - Василий Васильевич, вы теперь у нас  самый  популярный  человек.  Вот
полюбуйтесь,  о  вас  даже  в  газетах  пишут.   Весь   город   -   словно
растревоженный  улей.  О  вас  говорят  и  спорят  на  каждой   автобусной
остановке. Пожалуйста, поинтересуйтесь.
   Кукушкин не любил читать не потому, что ленился, хотя и этот факт  имел
место. Ему просто не хотелось засорять свою прекрасную память чем  попало.
Но о себе он прочитал с интересом.
   В фельетоне речь шла о его "уникальных"  способностях  и  возможностях,
которые автор не очень-то деликатно ставил под сомнение. Все было написано
в сердитом и даже злом тоне. Много раз употреблялось слово "шарлатан".
   - Это тот случай, когда свобода слова идет во вред обществу,  -  мрачно
сказал Вася и брезгливо бросил газету на пол. - Если  в  фельетоне  вместо
юмора и сатиры зависть и оскорбления, это  не  фельетон,  а  поклеп.  Этот
автор, как его, В.Кривошеев, считает, что если это  его  уму  непостижимо,
значит, это невозможно вообще. Ладно, давайте-ка лучше выпьем шампанского,
вы же мой гость.
   Вася достал из  холодильника  бутылку,  из  серванта  -  два  фужера  и
поставил на журнальный столик.
   - Я, конечно, с вами с удовольствием, но вам же на  сцену,  -  напомнил
гость.
   - Ничего, это будет очень к стати! - задумчиво сказал хозяин  гримерной
и выстрелил пробкой в потолок. - Это будет сегодня выстрел из пушки, но не
по воробьям, а по человеческой низости! Ну  что  ж,  В.Кривошеев,  ты  еще
придешь ко мне с повинной...
   В это время в гримерную вбежал  Хитроумов.  Увидев  сидящего  в  кресле
Лунина, он замер на пороге:
   - Как это понимать, неужели за нами пришли?
   - Ну что вы, Всеволод Львович, я  уже,  благодаря  вам,  не  работаю  в
ОБХСС. Я теперь - в уголовном розыске.
   - Слава Богу, - перекрестился импресарио и подошел к столу.
   - Всеволод Львович, у меня есть тост, - сказал Кукушкин и принес третий
фужер. - Давайте выпьем за смех! За  смех  над  врагами  и  друзьями,  над
больными и здоровыми. Как видите, у нас интереснейшая компания:  первый  -
вор, проходимец и жулик, второй - шарлатан, а третий  -  честный  легавый.
Сегодня я буду смеяться над всеми и даже над собой!
   -  Спасибо  за  комплимент,  -  обидчиво   сказал   Всеволод   Львович,
посматривая настороженно на Лунина. - Скажите, Василий Васильевич, что  вы
задумали?
   Вася молча осушил свой бокал и небрежно отставил его в  сторону.  Затем
он начал готовиться к представлению.
   В зрительном зале, как всегда, не было куда яблоку упасть. Даже  Лунину
места не нашлось, и он стоял за кулисами возле Хитроумова. Но  никто  даже
не подозревал, что Кукушкин в ответ на оскорбительный  фельетон  в  прессе
приготовил всем ошеломляющий сюрприз.
   Те, кто смотрел его выступления  неоднократно,  а  таких  было  немало,
знали, что каждый раз он начинал оригинально. Но сегодня...
   - Здравствуйте, земляки!  -  поздоровался  он  со  зрителями  просто  и
скромно. - Вы не заметили, что в поликлиниках  нашего  города  сократились
очереди? Ну, я не виноват, что вас волнуют только очереди в магазинах. Так
вот, как вы думаете, сколько один врач  может  за  день  принять  больных?
Вероятно, не больше тридцати. Так почему вы  решили,  что  я  могу  лечить
одновременно по тысяче человек?! Причем со сцены, магической силой слова?!
Почему многие считают: чем даром лечиться, лучше лечиться моим даром? Увы,
некоторые печатные органы, глас  народа,  так  сказать,  считают  мой  дар
обыкновенным шарлатанством. Сами понимаете, что после этого я не  чувствую
за собой морального права лечить вас. А посему я навсегда покидаю сцену.
   Вася поклонился и быстро ушел за кулисы.
   Некоторое время зал ошеломленно молчал. Многие читали фельетон,  но  не
придали ему никакого значения. Поэтому поступок кумира  был  для  них  как
гром среди ясного неба.
   По залу прокатился возмущенный ропот, затем со всех концов  послышались
выкрики: "Клевета!", "Пасквиль!", "Долой писак!". Все зрители поднялись  и
начали  дружно  аплодировать  и  скандировать:   "Ку-куш-кин,   вернись!",
"Ку-куш-кин, вернись!"
   Но Вася закрылся в гримерной на ключ и никого не впускал.
   ...Только через полтора часа зрители начали расходиться.  На  сцене  за
кулисами остались только Лунин и Хитроумов. Иван Дмитриевич  был  потрясен
неожиданным поступком Кукушкина, а Всеволода Львовича начинала бить мелкая
дрожь, как только он  вспоминал  о  том,  сколько  проданных  билетов  ему
придется принять обратно.



7

   На следующий день с самого утра в редакции  вечерней  газеты  затрещали
телефоны. Главный редактор собрал  срочное  совещание.  Вопрос  один:  как
газете выйти с честью из создавшейся трудной ситуации. Но  совещание  было
прекращено буквально через несколько минут, когда члены  редакции  увидели
из своих окон собравшийся многотысячный митинг.  Такого  поворота  событий
никто не мог предвидеть.
   Движение на улице,  на  которой  находилась  редакция,  было  полностью
остановлено. Поток митингующих не прекращался. Транспортная связь с  целым
жилым микрорайоном прервалась.
   -  Короче,  ищите  автора  фельетона  и  утрясайте  этот   скандал,   -
распорядился главный редактор и закурил. - Все свободны!
   Через несколько  секунд  на  квартире  Василия  Степановича  Кривошеева
зазвонил телефон. Сегодня у него был выходной, и он  без  всякого  желания
поднял трубку.
   -  Вы  хоть  понимаете,  Василий  Степанович,  что  вы  натворили?!   -
послышался встревоженный голос  заведующего  отделом  культуры  газеты.  -
Зачем вы пишете о том, чего не знаете? После вашего  фельетона  кооператив
каких-то шарлатанов угрожает нам  предъявить  судебный  иск  о  возмещении
ущерба на сумму до ста тысяч рублей. Начальство грозит разогнать всю  нашу
редакцию. В городе - громадный скандал. Алло, вы слышите меня?..
   Василий  Степанович  потряс   головой.   Такая   внезапная   информация
всполошила его, и он не знал, что ответить.
   - А зачем же вы печатаете то, чего не понимаете?! - наконец сказал он в
свое оправдание, задумчиво покачав головой.
   - В общем так, Василий Степанович,  вы  заварили  эту  кашу,  вы  ее  и
расхлебывайте,  иначе  я  за  последствия  не  ручаюсь.  Слышите,   срочно
приезжайте в редакцию!  Лично  я  был  против  вашего  фельетона,  это  вы
уболтали главного. Он требует вас срочно!  А  пока  вы  будете  добираться
(уверяю вас, это будет очень нелегко),  я  займусь  текстом  опровержения,
которое вы подпишете...
   - Что, вы хотите, чтобы я извинился публично перед этим проходимцем?! -
возмутился кандидат психологических наук. - Да не бывать этому никогда! Да
он компрометирует нашу науку вообще!
   - Василий Степанович, прошу вас, срочно приезжайте, -  уже  умолял  его
завотделом. - Вы это объясните не  мне,  вам  будет  кому  это  объяснять,
уверяю вас...
   После этого разговора Василий Степанович заказал по  телефону  такси  и
начал одеваться. Через полчаса он уже был  возле  редакции.  Но  выйти  из
такси ему пришлось гораздо раньше.  Увидев  большое  скопление  городского
транспорта  и  громадный  поток  людей,  он  долго  не  мог  понять,   что
происходит. Но когда увидел плакаты  с  требованием  публичного  извинения
перед Кукушкиным, долго не мог прийти в себя. Он был настолько  ошеломлен,
что даже решил вернуться домой. Но все же  убежденность  в  своей  правоте
заставила его протолкаться сквозь толпу и зайти в редакцию. Как только  он
появился, его сразу же провели в кабинет главного редактора.
   Так недружелюбно Кривошеева  еще  нигде  и  никогда  не  встречали.  От
подобной "гостеприимности" ему еще больше стало не по себе. Главный  долго
смотрел на него  какими-то  мутными  глазами,  наконец,  тяжело  вздохнув,
сказал:
   - Василий  Степанович,  я  вашу  просьбу  удовлетворил,  дав  добро  на
публикацию вашего знаменитого  фельетона.  Теперь  вы  удовлетворите  мою.
Думаю, вы не похудеете, если подпишете вот  эту  маленькую  ерунду.  -  Он
положил в конце стола  страницу  с  текстом  и  добавил:  -  Ознакомьтесь,
пожалуйста.
   Кандидат наук даже не стал читать опровержение.
   - Извините, я не стану служить лжеистине, - категорично сказал он.
   - Простите, а вы разве не видели, какое количество  народа  требует  от
вас этого?! - украдчиво  спросил  редактор.  -  Так  пойдите  на  улицу  и
объясните им это сами.
   - Это толпа одураченных людей. Фанатики. Люди, которые  не  могут  жить
без  бога.  Будто  толпа  разъяренных  болельщиков  на  стадионе,  готовых
разодрать друг друга ради своих кумиров. Нельзя идти на поводу у низменных
чувств...
   - Послушайте, а кто вам сказал, что я с вами не  согласен!  -  редактор
начинал злиться. - В противном случае я бы не допустил  публикацию  вашего
фельетона. И, представьте себе, меня  никто  бы  не  заставил!  Это-то  вы
понимаете?
   Василий Степанович молчал, но всем своим видом показывал, что его  рука
не поднимется подписать то, что противоречит его убеждениям.
   Недолго раздумывая, редактор позвонил своему вышестоящему начальству:
   -  Алло,  Иван  Петрович,  автор   фельетона   отказывается   подписать
извинение, - он ждал ответа несколько секунд.
   - В таком случае подпишите его сами, а этого психолога-юмориста  гоните
прочь и не подпускайте его  больше  к  редакции  на  пушечный  выстрел!  -
услышал редактор и сразу положил трубку.
   - Я вас больше  не  задерживаю!  -  сказал  он  Кривошееву  так,  будто
выстрелил ему прямо в лоб чем-то липким и неотмывающимся.
   Василий Степанович никак не отреагировал на нервную вспышку  редактора,
спокойно встал и поразительно вежливо ответил:
   - Спасибо за внимание, извините, до свидания!
   Главного редактора это привело в ярость, и он с трудом удержался, чтобы
не запустить в него чем-нибудь тяжелым...
   Вечером Василий Степанович позвонил своей бывшей жене домой:
   - Слушай, Валя, тебе не кажется,  что,  удовлетворив  твои  амбиции,  я
нажил себе очень много врагов?!
   Она поняла, что речь  идет  о  фельетоне,  потому  с  глубокой  досадой
сказала:
   - Эх, Вася, Вася... Да не стоишь ты даже мизинца Кукушкина. Какой же ты
кандидат психологических наук, если не мог предусмотреть такой реакции. Мы
ждали митинга против шарлатанства, а получили - против себя. Какой  позор,
моя директриса места себе не находит...
   - Значит, по-твоему, я еще и виноват?
   - Интересно, а кто же? Разве я писала этот дурацкий фельетон?
   - А кто меня об этом просил?
   - Я тебя просила только наладить с ним контакт, а не печатать то, в чем
ты ни фига не смыслишь! - почти прокричала Валя в трубку. - А  ты?..  Что,
слюнки от зависти потекли?!
   - Ты знаешь, мне кажется, что я очень правильно сделал...
   - Что ты правильно сделал?!
   - Я очень правильно сделал, что вовремя развелся с тобой, - буркнул  он
и сердито бросил трубку.
   Валентина Михайловна долго слушала короткие  гудки,  затем  в  отчаянии
заплакала. Она чувствовала себя одинокой и несчетной.
   После публикации извинительного текста  в  вечерней  газете  сторонники
таланта  Кукушкина  несколько  успокоились.  Но  Генриетта  Степановна  не
сложила оружия. Она решила обратиться к  более  известным  и  компетентным
лицам. Перебрав в памяти всех своих знакомых ученых, позвонила  профессору
института психологии, академику Петру Петровичу Петровскому.
   - Уважаемый Петр Петрович,  как  вы  смотрите  на  такое  явление,  как
Кукушкин? - начала она осторожно.
   - Уважаемая Генриетта Степановна, на такое явление я вообще не  смотрю,
- весело ответил он.
   - О, у вас сегодня хорошее настроение, очень приятно...
   - Чего не скажешь о вашем настроении. Генриетта  Степановна,  вам  надо
было пойти на сегодняшний митинг, и вы бы зарядились  хорошим  настроением
минимум на месяц.
   - Вы хотите сказать, что участвовали в сегодняшнем... митинге?!  -  она
чуть не сказала: балагане...
   - А что здесь удивительного. Я, конечно,  непосредственно  не  принимал
участие, но слушал  и  наблюдал  с  удовольствием.  Таких  трогательных  и
искренних речей я никогда не слышал!  Представляете,  многотысячная  толпа
честно и открыто защищала одного человека. Причем дозволенными методами...
А при истинной демократии за основу берется мнение большинства, даже  если
оно и ошибочно.
   - Я не согласна с вами, то есть с мнением этого большинства.
   - Лично я в этом ничего  вредного  не  вижу,  -  подчеркнул  профессор,
поняв, что она хотела найти в нем своего единомышленника. - А что вас  так
беспокоит?
   - К сожалению, Петр Петрович, меня беспокоит то, к чему  вы  совершенно
равнодушны, - вздохнула Генриетта Степановна. - А я  так  рассчитывала  на
вашу помощь.
   - Если вы, уважаемая, готовили мне роль Василия Степановича Кривошеева,
то действительно напрасно. Я никогда не стану людям мешать верить в  чудо!
Это не гуманно. Да и, в конце концов, это их право...
   После этого разговора она закрылась на кухне и  закурила.  Ей  хотелось
понять себя. Всячески пыталась успокоиться,  смириться  с  поражением,  но
чувство гордости заставляло искать выход. Ведь должно же быть  единственно
правильное решение, которое может принести ей победу!
   После долгих раздумий Генриетта Степановна пришла  к  выводу,  что  она
неравнодушна к Кукушкину. Стыдно было думать об этом, но расстаться с этой
мыслью ей не удалось до самого утра.
   А утром она позвонила Кукушкину домой. Ей  нужна  была  только  победа,
даже ценой уступок и унижений. Но его телефон молчал, и она  решила  снова
ехать во Дворец культуры.


   Всеволод Львович был в трансе.  Второй  день  он  уговаривал  Кукушкина
возобновить выступления, но безуспешно. Более того,  Вася  даже  отказался
отработать  перенесенные  представления.  Второй  день  он   находился   в
гримерной и никого не пускал.  Переговоры  велись  через  закрытую  дверь.
Единственное, что позволил  ему  Кукушкин,  так  это  бросить  в  открытую
форточку несколько экземпляров вечерней газеты, в которой было  напечатано
публичное извинение перед ним.
   - Вот что, дорогой мой гастролер, - наконец не выдержал  импресарио,  -
если вы не хотите  соблюдать  условий  нашего  трудового  договора,  тогда
платите неустойку. Я не намерен из-за ваших капризов терпеть убытки!
   - Согласен, - ответил Вася с постели, на которой он лежал во  фраке,  и
рассмеялся. - Убытки  перекройте  моей  зарплатой!  Но  если  этого  будет
недостаточно, у меня еще кое-что сохранилось из ваших сбережений!
   Хитроумова передернуло. Он долго молча ходил по приемной,  будто  искал
пятый угол в квадратной комнате. И наконец нашел.
   По контракту сегодня был  день  зарплаты.  Вызвав  по  телефону  срочно
кассиршу, которая работала в кооперативе по совместительству, он  отправил
ее в банк за деньгами. Через  час  они  уже  были  готовы  выплатить  Васе
зарплату.
   - Василий Васильевич, откройте, пожалуйста, дверь  кассиру  и  получите
свой добросовестно заработанный гонорар! - вежливо окликнул  его  Всеволод
Львович и тихо постучал.
   - Заходите, дверь открыта! - ответил Кукушкин,  уже  сидя  в  кресле  и
покуривая. Хитроумов пропустил кассира вперед, затем с улыбкой зашел сам и
с протянутой рукой поспешил к Васе. Пока они  обменивались  рукопожатиями,
кассирша достала деньги, расходный ордер и положила на стол.
   - Напишите, пожалуйста, сумму прописью, поставьте сегодняшнее  число  и
распишитесь в получении, - с волнением сказала женщина  и  дрожащей  рукой
протянула получателю шариковую ручку.
   Кукушкин спокойно расписался и посмотрел на три пачки не  распечатанных
пятидесятирублевых купюр. Затем одну  из  них  надорвал  и  дал  несколько
ассигнаций кассиру.
   - Ой, вы  так  добры,  спасибо!  -  женщина  от  радости  покраснела  и
несколько раз всхлипнула. Перед уходом она долго кланялась и желала многих
лет жизни дарителю.
   Оставшись наедине с Кукушкиным, Хитроумов подчеркнуто сказал:
   - Василий Васильевич, я считаю, что со мной работать можно. Гонорары  я
плачу  приличные.  Но  если  вас  они  не  устраивают,  подумаем,  как  их
увеличить.
   - Хорошо, Всеволод Львович, о своем решении  я  вам  сообщу  завтра,  -
ответил Вася и спрятал деньги в карман пиджака, который  висел  на  спинке
кресла. - А сегодня мне еще нужен выходной. Всех денег не  заработаешь,  а
душевный покой важнее.
   Кукушкин захотел отметить свой день  зарплаты  с  кем-нибудь  из  своих
проверенных любовниц. С Любой решил порвать навсегда. Олю он  поклялся  не
беспокоить до конца своей жизни. Оставалась только Вита. При мысли о ней у
него сжалось сердце, и ему показалось, что он по ней соскучился.
   - Пожалуйста, вызовите мне такси, -  попросил  он  Хитроумова  и  начал
переодеваться.
   В театре он Виту не застал и  сразу  же  поехал  к  ней  домой.  Увидев
Кукушкина на пороге своей квартиры, Вита бросилась ему на шею. Она сначала
обцеловала ему все лицо и лишь потом провела его в  свою  комнату.  Только
сейчас Вася почувствовал, что она его любит, как кошка. Из  ее  мыслей  он
понял также, что она была беременна от него на втором месяце.
   - Ты хочешь мне родить потомка?! -  Кукушкин  нежно  погладил  Виту  по
животу. - Ну что же, я согласен. Материальное обеспечение гарантирую.
   - Если я даже и соберусь рожать, то не  для  тебя,  а  для  себя,  -  с
гордостью ответила она и оттолкнула его руку. - И ничего мне  от  тебя  не
надо. Мне достаточно, если я буду тебя видеть  хоть  раз  в  месяц.  И  не
обманывай себя и других, все  равно  ты  не  сможешь  любить  только  одну
женщину. Ты Кукушкин, а это значит...
   - Кстати, сегодня у меня праздник. Сегодня у меня  зарплата!  -  весело
сказал он и выложил перед ней на стол все полученные  деньги.  -  Это  для
твоего будущего сына! Половину положи на книжку.
   Вита в изумлении села  на  диван  и  долго  смотрела  на  деньги.  Она,
конечно, и раньше не сомневалась в щедрости Кукушкина, но чтобы  до  такой
степени...
   - Слушай, Василек, так ты же можешь содержать целый гарем. Нет,  ты  не
человек, ты демон-соблазнитель! Но сколько б ты не старался, из  тебя  все
равно не получится ни мужа, ни отца.  Ты  вечный  любовник.  Тебя  это  не
пугает?
   Кукушкин рассмеялся, поднял Виту на руки и начал  кружиться  с  ней  по
комнате.
   Она была невероятно счастливой:
   - Люби меня, Кукушкин, люби! Люби сегодня, сейчас. Я  не  хочу  думать,
что будет потом. Я хочу твоей любви, я хочу страдать  только  из-за  тебя!
Люби, люби, люби!..


   Генриетта Степановна прождала в приемной Кукушкина до вечера.  Она  все
время представляла, как будет признаваться ему в любви и извиняться  перед
ним. Каждый продуманный ею эпизод отрепетировала  неоднократно,  удивляясь
своим внезапно открывшимся актерским способностям, но  чем  ближе  было  к
вечеру, тем больше она остывала. Наконец ей надоело ждать,  и  она  решила
оставить ему записку.
   Но тут она случайно посмотрела на себя в зеркало. "Господи, да кому  ты
нужна, старая дура! - в ужасе подумала она, испугавшись своего лица. - Так
это еще на тебе полпуда пудры и  всякой  прочей  дряни.  А  если  это  все
смыть?! Нет, что-то здесь не то, по-моему, это  зеркало  какое-то  кривое.
Утром я была очень даже ничего. Господи, и что только время  не  делает  с
человеком! Ладно, хватит ныть, от  волнений  и  переживаний  ты  лучше  не
станешь", - решила Генриетта Степановна и с улыбкой подмигнула сама себе.



8

   Роберт Михайлович Маршал, юрист по образованию,  имел  собачий  нюх  на
деловых людей. Собственно, собак он  любил  больше,  чем  людей,  хотя  на
работе ему приходилось строить из себя великого человеколюба. Личная жизнь
у него, можно смело сказать, не удалась. Первый раз  он  женился  четверть
века тому назад. Только через год совместной супружеской жизни  ему  стало
известно, что его жена была наркоманкой. Но  развелся  он  с  нею  гораздо
позже, когда продвинулся по служебной лестнице благодаря тестю.
   Последующий его брак был еще менее удачным, хотя выгод от него  получил
немало. Второй его тесть занимал солидное положение  в  городе,  и  с  его
помощью Маршалу удалось получить кресло мэра  одного  из  районов.  Вскоре
после этого он узнал,  что  его  жена  супружеской  верности  предпочитает
разврат.  Местные   внутренние   органы   разоблачили   подпольный   "Клуб
независимых женщин", в котором она была активным участником. Пустив в  ход
все свои связи, Роберт Михайлович погасил скандал практически без  потерь.
Правда, ему пришлось (без всякого сожаления,  между  прочим)  пожертвовать
женой, переселив ее в отдаленные места на Крайнем Севере.
   Третий раз Маршал женился очень осторожно. В жены он на этот  раз  взял
скромную деревенскую девушку. Нельзя сказать, что она его осчастливила, но
домохозяйка и служанка из нее получилась отменная. Ни о какой любви  речи,
конечно, не могло быть, так как каждый из них знал, на что идет. Жена  его
получила  прописку  и  превосходную  квартиру,  а  он  всегда  был  сыт  и
"выглажен". Любовь Роберт Михайлович, естественно,  искал  на  стороне,  а
жена закрывала на это глаза, что вполне его устраивало.
   Родила ему жена единственную  дочь,  и  недавно  они  отметили  двойной
праздник: совершеннолетие дочери и свою хрустальную свадьбу. На  торжество
были приглашены все лучшие люди города, среди которых впервые  оказался  и
Хитроумов.  Правда,  Всеволод  Львович  был  приглашен   сестрой   Маршала
Екатериной Михайловной, но это ничего не меняло: случайные  гости  в  этом
доме не появлялись.
   Подарки принимались только из чистого золота в форме ювелирных изделий.
Лишь  особо  приближенные  к  семье  Маршалов  преподносили   конверты   с
наличными. Хитроумов подарил дочери перстенечек с изумрудом, а родителям -
набор миниатюрных золотых чайных ложечек. По этой причине  он  оказался  в
числе  самых  почетных  гостей  и  сидел  за  столом  рядом   с   Робертом
Михайловичем.
   После  довольно  длительного  застолья  Маршал  пригласил  его  в  свою
бильярдную покурить. Роберт Михайлович предложил  ему  сыграть  партию  на
желание. Хотя Хитроумов неплохо играл в бильярд, но согласился с некоторым
опасением, так как плохо представлял, какие  желания  могут  возникнуть  у
этих "всемогущих людей.
   Партия была упорная, хотя разговор начался достаточно дружелюбно.
   - Всеволод Львович, так что за человек этот  ваш  Кукушкин?  -  спросил
соперник, промазав довольно легкий шар.
   Всеволод Львович сначала  забил  "подставку",  затем  у  него  довольно
удачно получился "дуплет",  и  только  после  третьего  забитого  шара  он
ответил:
   - Работать с ним можно, хотя, Роберт Михайлович, человек он опасный.
   Кий в этой партии Маршалу уже не пришлось взять; последние  пять  шаров
были забиты подряд.
   - Даже опаснее, чем вы? - спросил Маршал спокойно. - Вы  обыграли  меня
всухую, так что я выполню ваше двойное желание.
   - Я хочу, чтобы вы мне дважды пожали руку, - вежливо сказал  гость,  не
скрывая, что это для него важнее всего.
   - Ну что же, приятно иметь дело с таким соперником, - хозяин с  улыбкой
пожал ему руку и даже похлопал по плечу.
   - Может, хотите реванш?
   - Спасибо, реванш я беру в другой игре, - ответил Роберт  Михайлович  и
достал из буфета две рюмки  и  бутылку  коньяка.  -  Я  рад,  что  с  вами
познакомился. Если не ошибаюсь, вы работали директором ресторана?
   - Ошибаться, Роберт Михайлович, не  позволяет  вам  ваша  ответственная
должность, - подчеркнул Хитроумов, принимая от него наполненную рюмку.
   - Хорошо, что вы это понимаете. Если так и дальше  пойдет,  то,  думаю,
наше взаимопонимание перерастет в дружбу.
   Они чокнулись и выпили до дна. Хитроумов радовался, что  наконец-то  он
попал в "высший свет",  но  только  неведомо  ему  было,  какая  роль  ему
уготовлена...


   Кукушкин решил продолжить  сотрудничество  с  Хитроумовым.  Правда,  он
оставлял за собой  право  в  любой  момент  прекратить  его,  предупредив,
разумеется, за две недели. Такое соглашение устраивало Васю, но  никак  не
удовлетворяло импресарио. Поэтому Всеволод Львович решил закабалить его.
   Однажды он отсутствовал во Дворце целый день и появился только к вечеру
изрядно навеселе.
   - Василий Васильевич, все дела на время к черту,  пора  заняться  вашим
бытом! - весело сказал он.
   Кукушкин понял, что речь идет о каком-то приятном  для  него  сюрпризе.
Хотя и осознавал, что бескорыстно Хитроумов никогда и ничего не делает, но
даже не стал прослушивать его мысли.
   После второго выступления Всеволод Львович привез его на своей машине в
тихий "аристократический" район города. Они приехали смотреть Васину новую
квартиру.
   - Шестьдесят метров полезной жилой площади вам  достаточно?  -  спросил
импресарио, как только они вошли в прихожую.
   - И сколько я вам за это должен?
   - Если я вам  завезу  завтра-послезавтра  еще  и  мебель,  то  примерно
месяцев два поработаете бесплатно.
   - Оплатить это никак нельзя?
   -  Василий  Васильевич,  вы  же  знаете,  что  я  джентльмен  и   люблю
пользоваться заработанными деньгами. Я не признаю ворованное.
   - В таком случае, почему вы решили, что я соглашусь жить  в  этой  явно
ворованной  хатенке?  -  спросил   Вася,   хотя   светлая   и   просторная
трехкомнатная квартира ему очень понравилась.
   - Ну что вы, все по закону. - Всеволод Львович достал из кармана  ордер
и торжественно вручил ему: - Пожалуйста,  живете,  радуйтесь  и  набирайте
вес.
   Кукушкин, прочитав свою фамилию на ордере, некоторое  время  колебался,
но все же взял его в руки. В это время на окне прозвенел телефон,  который
Вася заметил только сейчас. С удивлением он поднял трубку:
   - Алло...
   -  Здравствуйте,  Василий  Васильевич  Кукушкин!  -  послышался  мягкий
мужской голос. - Поздравляю вас с новым жильем.
   - Здравствуйте, спасибо, а?..
   - С вами говорит Роберт Михайлович.
   - Простите, но я вас не помню.
   - Это неважно. С вами наверняка сейчас стоит рядом Всеволод Львович,  и
он вам представит меня заочно. До свидания!
   Вася положил трубку и спросил у Хитроумова:
   - А кто такой Роберт Михайлович?
   - С вами, Василий Васильевич, говорил сам  народный  слуга!  -  ответил
импресарио, подняв указательный палец. - О, он умеет служить народу...
   - В том смысле, что служба позволяет  ему  жить  за  народный  счет?  -
спокойно сказал Кукушкин, с удовлетворением осматривая очередную  комнату.
- Эту квартиру, наверное, должна была получить  какая-то  честная  рабочая
семья, а он...
   - Ошибаетесь, Василий Васильевич, такими квартирами не  балуют  рабочие
семьи.
   - Короче, раньше были подпольные  революционеры,  а  сейчас  подпольные
миллионеры, - пошутил Вася  и,  с  поразительным  равнодушием  пожав  руку
Хитроумову, добавил: - Так как там  в  вашей  конституции  говорится:  все
наше, только умей взять?!
   - В нашей конституции, Василий Васильевич,  в  нашей,  -  поправил  его
импресарио и вынул из кармана пиджака маленькую бутылочку коньяка...
   Через два дня Кукушкин переселился в новую квартиру.
   Вася считал, что заслужил это жилье если не по закону, то по праву, так
как закон не может предусмотреть права всех и во  всех  случаях  жизни.  С
мебелью Хитроумов ему, конечно, тоже угодил на все сто процентов. О  таких
арабских гарнитурах он мог только мечтать, ничего подобного, вероятно,  не
видел даже грузчик Гриша.
   В этот же день, вечером, к  нему  пришел  человек,  которого  он  узнал
сразу. Это был тот самый  мужчина  с  колючим  взглядом,  с  которым  Вася
встретился на сцене на первом  своем  представлении.  Еще  тогда  Кукушкин
понял, что он для него небезопасен...
   - Вот я и пришел, когда счел это необходимым, - сказал неизвестный, как
только переступил порог квартиры. - Не ждали?  Ну,  привыкайте,  теперь  я
буду  часто  навещать  вас  неожиданно.  Мы  же  с   вами   договаривались
встретиться наедине и поговорить...
   -  Кто  вы?  -  спросил  Кукушкин,  когда  тот  зашел  в  гостиную  без
приглашения.
   - А вы узнайте из моих мыслей.
   - В хаосе ваших мыслей сам черт руки и ноги сломает...
   - Вот именно, что черт сломает, а вы нет! - засмеялся нежданный  гость,
завистливо рассматривая квартиру. - Впрочем,  вы  тоже  хорош  гусь,  хотя
многие  считают,  что  вы  не  из  нашего  мира,  почти  божество.  Я   же
принципиальный противник какого бы то ни было обожествления.
   - Мне кажется, что вы даже против цивилизации...
   - Правильно, я против цивилизации  вообще!  Она  ведет  человечество  в
пропасть. Да, в пропасть, и больше никуда. Человек, искушенный  бесовскими
желаниями, губит природу. Губит все живое на земле!
   - Понятно, вы неудачник, - догадался Вася и закурил.
   - Возможно. Но я не считаю себя неудачником. Неудачником меня  называют
приспособленцы. Зато народ, то есть честные люди,  меня  считают  истинным
философом  и  мудрецом.  А  я  считаю   себя   тем   человеком,   которому
приспособляться не позволяет совесть и честь. К вашему  сведению,  я  даже
вегетарианец. Ведь вы, мясоеды, едите  трупы!  Жрали  бы  уж  лучше  живых
поросят и прочих других животных - и то честнее было бы...
   После этих слов Кукушкин вздрогнул и почувствовал тошноту.
   - Что, страшно?! -  снова  рассмеялся  гость,  приглаживая  свои  седые
длинные волосы. - А убивать живое  и  хищнически  поедать  -  не  страшно?
Хорошо же устроился на земле человек - царь природы!  И  главное,  находит
всему оправдание. Вам не кажется, что это вопиющая несправедливость?!
   Кукушкин молчал и курил. Он чувствовал себя подавленным и  даже  чем-то
провинившимся перед этим несчастным философом.
   - Молчите, - неизвестный заговорил  мягче  и  тише.  -  И  хорошо,  что
молчите. Другой на вашем месте уже выставил бы меня за  порог,  а  вы  еще
терпите. Значит, у вас еще есть интеллигентность. Поверьте, в  наше  время
это очень большая редкость! А таких, как я, обычно отправляют  в  психушку
или в тюрьму. Чтобы не ворошил совесть. И правильно - кому это нужно?!
   - Что вы от меня хотите? - спросил Вася и  опустился  в  кресло,  вдруг
почувствовав слабость в  ногах.  -  Садитесь,  пожалуйста.  Может,  хотите
выпить?
   - Спасибо, я люблю стоять. Только благодаря тому, что  я  мало  сижу  и
лежу, меня обходят стороной болезни  вот  уже  полвека.  А  пью  я  только
кипяченую воду и настои из трав. Я бы с удовольствием пил и сырую воду, но
ваша любимая цивилизация лишила меня такой возможности.
   Только сейчас Кукушкин обратил внимание на  то,  что  его  таинственный
гость  был  довольно   крепкого   телосложения.   Одет   аккуратно.   Лицо
продолговатое и достаточно привлекательное, глаза  хоть  и  небольшие,  но
жгуче-черные и пронзительные.
   - Вы женаты? - спросил Вася и сразу почувствовал какую-то неловкость.
   - Василий Васильевич, зачем тиражировать таких, как я?! - Гость  отошел
к окну и пошире открыл балкон. -  Извините,  но  вы  курите  соусированный
табак... Лучше я останусь в единственном экземпляре. Я, конечно, не против
размножения, но уж больно мне не хочется, чтобы мои дети страдали в  вашем
цивилизованном кошмаре.
   - Так что вы хотите от меня? - повторил свой вопрос  Кукушкин,  затушив
окурок в шикарной хрустальной пепельнице.
   Неизвестный  долго  молча  смотрел  в  окно,  затем,  не  оборачиваясь,
ответил:
   - Я хотел бы пожить у вас некоторое  время.  Площадь  и  средства  ваши
позволяют, остается только ваша добрая воля.
   - А вам что, негде жить? - Вася решил, что он пошутил.
   - Представьте себе, да. Я нигде не прописан и нигде  не  работаю.  Меня
содержат добрые люди, а в благодарность за это я их развлекаю. Вроде шута.
И когда чувствую, что уже начинаю  надоедать,  ищу  себе  других...  Но  я
многое умею делать и работаю с удовольствием. Могу  строить  и  разрушать,
могу сходить на базар и приготовить любое блюдо, могу успокоить человека и
избавить  его  от  многих  стрессов.  Короче,   я   очень   многое   могу.
Единственное, чего я  никогда  не  смогу,  так  это  убивать  в  прямом  и
переносном смысле. Так что, мне кажется, вам хотя бы в первое время  я  не
помешаю. Может, даже наоборот.
   - Извините, но я вам не верю, - как ни пытался Вася настроиться на  его
мысли, ничего не получалось. - Ведь были же у вас  когда-то  родители?!  И
жили же вы где-то раньше?!
   Гость походил задумчиво по комнате, потом, разминаясь, сделал несколько
странных приседаний на одной  ноге  и  после  глубоких  вдохов  и  выдохов
ответил:
   - Василий Васильевич, за один вечер я всего вам не расскажу о  себе.  У
меня очень интересная и богатая биография. Но я вам обещаю, что постепенно
вы все узнаете. А сейчас - хотите, я поведаю вам, что вас ждет в ближайшее
время?
   - С удовольствием послушаю, - иронично согласился Кукушкин.
   - Вас купят и продадут. У вас будет слава до тех пор,  пока  вы  будете
развлекать толпу. Но скоро, очень скоро вас  пригласят  некоторые  мужи  в
свои шикарные квартиры, на свои королевские охоты. И тут вы сорветесь.  Вы
увидите своими глазами то, что вам не позволено видеть по рангу. И  вы  не
сможете стать их человеком. И за это вас  начнут  преследовать.  Вас  даже
постараются лишить жизни, чтобы оставить от вас один символ...
   - Не очень-то счастливое будущее вы мне пророчите, - озадаченно  сказал
Вася и впервые мысленно услышал от гостя единственное слово: "сынок".
   Неизвестный об этом подумал так нежно  и  выразительно,  что  даже  сам
вздрогнул, но тут же внутренне напрягся и заставил себя говорить совсем  о
другом, будто боялся раскрыть какую-то очень важную тайну:
   - А вы красивый, мужчина. У вас, наверное, была очень красивая мать.
   Кукушкин промолчал. Он вдруг почувствовал, что  присутствие  нежданного
гостя становится приятным ему. Васе даже показалось, что перед ним  родной
и близкий человек.
   - Так как, Василий Васильевич, насчет вашей  доброй  воли?  -  напомнил
неизвестный.
   - Что?.. Конечно, конечно, - встряхнув головой, ответил хозяин квартиры
и поднялся с кресла. - Живите у меня сколько вам угодно.
   - Василий Васильевич, но  у  меня  за  душой  -  ни  миллиона,  -  шутя
предупредил обрадованный гость.
   - Ничего, ваше несчастье мой желудок как-нибудь  переварит,  -  сострил
Вася в ответ. - С деньгами даже дурак умный.  К  вашему  "ни  миллиона"  я
кое-что добавлю. Но все же как мне вас называть?
   - Просто отцом, если вам так удобно...
   Кукушкину стало удивительно хорошо, и он, улыбаясь, сказал:
   - А вы знаете, я согласен, пусть  будет  хоть  какой-нибудь  отец,  чем
никакого. Если вы мне и мать найдете, я не стану возражать.



9

   На следующий день Кукушкин решил навестить  своих  бывших  сотрудниц  и
кое-кому отомстить. Причем месть его была весьма оригинальной.
   Валентине Михайловне  Вася  отомстил  золотым  браслетом  за  фельетон,
который,  как  он  потом  понял,  был  написан  не  без  ее  участия.  Она
покраснела, как невинная деревенская девушка, и даже забыла, что  в  таких
случаях говорят.
   - А я чо, я ничо, - пролепетала она.
   Галочке Кукушкин подарил французские трусики на "молнии".
   - Ой, Вась Васевич, какая прелесть! - растаяла она у него на глазах.  -
А откуда вы знаете мой размер?
   - Галочка, ваша  попочка  даже  снилась  мне  ночами,  так  что  ничего
удивительного...
   Другим сотрудницам, которые перед ним ничем не провинились,  он  вручил
дешевые  безделушки.  Зато  Генриетте  Степановне  Вася  преподнес  особый
подарок - чек на пять тысяч рублей и свои заметки на  тему:  "Как  строить
отношения между супругами в условиях полного хозрасчета".
   Директора Дворца бракосочетания сначала бросило в холодный  пот,  когда
она увидела на пороге своего кабинета Кукушкина. Но когда она прочитала на
чеке  сумму,  ей  показалось,  что  у  нее   появилась   умопомрачительная
температура.
   Все ее мысли Васе были  вполне  понятны.  К  тому  же  он  вспомнил  ее
недавние слова о том, что женщинам нужно прощать, и великодушно сказал:
   - Уважаемая, мне так скучно без вас. Вы были ко мне так добры, мне было
с вами так интересно...
   - Василий Васильевич, а я к вам приходила и прождала напрасно почти  до
вечера. Я х-хотела перед вами извиниться  и,  не  поверите,  признаться  в
любви. Я понимаю, что вам  это  до  лампочки...  -  тихо  заговорила  она,
опустив голову. - Понимаю, что рассчитывать на взаимность  глупо,  но,  не
взыщите, так уж устроена женщина...
   Так  Кукушкин  отомстил  за  перенесенные  обиды.  Он  чувствовал  себя
победителем. С женщинами только так и надо. Их только посади на колени,  а
на голову они сами...
   Но на такие незначительные эпизоды Кукушкин мало обращал  внимание.  Он
прекрасно знал, что впереди  его  ждут  события  намного  масштабнее.  Ему
хотелось, чтобы они побыстрее пришли в его жизнь, потрясли  и  перевернули
все вокруг, потому что жить становилось скучно.
   Немаловажным событием стало его личное знакомство  с  Маршалом.  Роберт
Михайлович воспользовался приглашением Хитроумова и посмотрел выступление,
о котором слышал раньше много лестных отзывов. Никак в этот  вечер.  После
представления он нашел Кукушкина в гримерной и предложил отвезти его домой
на своей "Волге" с персональным водителем. Наступил момент, когда возникла
необходимость наладить прямой контакт.
   - О, раньше слуги народа жили за Волгой, а сейчас ездят в  "Волгах",  -
иронично сказал Вася, садясь в машину. - Диалектика.
   - Как народный избранник, я люблю только то, что не чуждо моему народу,
- самодовольно ответил Маршал и решил сесть рядом  с  ним.  -  Достоинство
начальника не в том, что он  делает,  а  в  том,  что  не  делает.  Знаете
пословицу: "Глупым - счастье от безделья, умным - горе от ума"?  Так  вот,
глупых понять можно, потому что  они  знают,  чего  хотят.  А  чего  хотят
умные?..
   Водитель  гнал  машину,  не  обращая  внимания  на  дорожные  знаки   и
светофоры.
   - И чего, по-вашему, хотят эти самые умные? - спросил Вася.
   - Каждодневной революции. Сегодня, видите ли, их не устраивает то,  что
было вчера. А завтра их не устроит то, что есть сегодня. Покой, видите ли;
им только снится. Зато этот его величество покой нужен  глупцам!  Еще  как
нужен! И чихали они  на  всякие  революции.  Ведь  даже  самая  маленькая,
бескровная революция без мордобития не обходится. А зачем драться, Василий
Васильевич, когда можно все разделить по  возможностям?  По  потребностям,
конечно, не получится - на всех не хватит поровну.  Зато  условно  мы  все
равны! - Маршал захохотал и положил руку на плечо Кукушкину: - Вот и мы  с
вами равны... перед законом.  Правда,  у  каждого  из  нас  свои  законные
возможности. Думаю, вы в этом уже убедились сами. Кстати,  вы  собираетесь
меня приглашать на новоселье?
   - Роберт Михайлович, все в вашей власти...
   -   Нет,   извините,   моя   власть   на   вашу   гостеприимность    не
распространяется.
   - В таком случае поехали хоть сейчас, - Вася понял из  мыслей  Маршала,
что им предстоит деловая беседа.
   Позже он убедился, что  водитель  держал  в  голове  его  новый  адрес.
Оказывается, Маршал все запланировал: "Ну что ж, Хитроумов  тоже  когда-то
был уверен, что сможет приручить меня", - мысленно засмеялся Вася.
   В гостиной Кукушкина их ждал шикарно  накрытый  стол.  Ужин  приготовил
Васин "отец". Они застали его в очень странной позе  на  диване.  В  одних
трусах, невероятно скрюченный, он сидел на руках  и  был  неподвижен,  как
статуя.
   - Что это у вас за лягушка? - удивленно спросил Маршал и дотронулся  до
него, а когда понял, что это живой человек, испуганно отскочил. - Тьфу  ты
черт!
   - Добрый вечер, земляне, - сказал "отец",  не  шелохнувшись.  -  Я  вам
приготовил ужин. Ешьте себе на здоровье.
   Роберт Михайлович потряс головой и, ничего не понимая, спросил снова:
   - Кто это?
   - Мой отец, - ответил спокойно  Кукушкин  и  открыл  бар  со  спиртными
напитками. - Что будем пить?
   Маршал пригладил ладонью свои  густые  седые  волосы,  вытер  узковатый
вспотевший лоб и плюхнулся в кресло.
   - Давайте водочки, - вздохнул он, с неприязнью поглядывая на "отца".  -
Он что у вас, из психиатрички сбежал?
   - Не обращайте внимания, Роберт Михайлович, мой отец не из нашего мира,
- успокоил его хозяин квартиры и поставил на стол хрустальный графинчик  с
водкой.
   Они опрокинули по две рюмашки, закусили и вышли на  балкон  перекурить.
Разговор Маршал начал осторожно:
   - Василий Васильевич, вы нужны не только народу, но и его власти.
   - Чтобы укрепить власть власти над народом? - спросил Вася.
   - А я сам вышел из низов...
   - Естественно, ведь буржуазии у нас сейчас нет.
   - Но власть у нас действительно народная, - повысил Маршал голос, давая
понять, что он не любит, когда его перебивают:  -  Другое  дело,  что  наш
народ любит преувеличивать. Если из какой-то мухи можно сделать слона,  то
сколько, представьте себе, можно сделать слонов из человека.  Вот  как  вы
думаете, Василий Васильевич, что такое правда?
   - Правда она и есть правда, и ее ни с чем  не  перепутаешь,  -  ответил
Кукушкин, подчеркнуто помахав сигаретой, которой угостил его гость.
   - Правда, дорогой, это то, о чем не говорят вслух. Только у дураков нет
своей правды, поэтому им нужна общая  правда.  Зато  у  каждого  мыслящего
человека есть своя правда, которую он и отстаивает всю жизнь.
   - А почему, я не понял, о правде не говорят вслух?
   - А зачем мне слышать о вашей правде, которая мне не  нужна  и  которая
мне известна? - быстро последовал ответ.
   - А мне кажется, Роберт Михайлович, что правда - это  гораздо  проще  и
яснее. Вот, к примеру, мне понравилась сигарета, которой вы меня  угостили
- это и есть правда. Как вы считаете, я имею право на  свое  мнение  перед
властью?
   - Конечно, но, уверен, что вы не всегда воспользуетесь этим правом.
   - Почему?
   - А если б моя сигарета была отвратительной, вы бы мне сказали об  этом
вслух? - с улыбкой спросил Маршал.
   - Нет, Роберт Михайлович, правда - это то, что вы никогда не  курили  и
не курите отвратительные сигареты. Разве я не прав?
   - Тут вы правы,  -  ответ  Маршалу  понравился,  и  они  вместе  дружно
рассмеялись.
   Услышав о Кукушкине,  Роберт  Михайлович  решил,  что  это  именно  тот
человек, который может его спасти  от  возмездия  за  все  его  грехи.  Он
прекрасно понимал, что, в случае его  разоблачения,  нести  кару  придется
самому. И никто не станет мараться, чтобы его защитить. Поэтому необходимо
всех держать на контроле...
   - Василий Васильевич, я буду с вами  короток  и  откровенен,  -  сказал
Маршал, выбросив окурок вниз на клумбу. - Вы довольны своей квартирой?
   - Само собой, - с благодарностью ответил Кукушкин.
   - Квартира и мебель - это мой вам подарок. Если хотите, завтра получите
"Волгу". Последнюю  модель.  Мне  от  вас  нужны  будут  только  некоторые
дружеские услуги. Я повторяю, всего лишь дружеские.
   "Значит, Хитроумов меня обманул, - подумал Вася и покачал головой. - Ну
что ж, главное - что мне это известно. Ай  да  Всеволод  Львович,  как  он
красиво меня обвел вокруг пальца! Преподносить такие подарки за чужой счет
-  неслыханная  наглость,  и  по  джентльменским  законам  за   что   надо
отвечать..."
   Кукушкин уже знал, в чем будут заключаться будущие  "дружеские  услуги"
Маршалу, поэтому, не задавая никаких вопросов, ответил:
   - Я согласен.
   - Но вы хоть знаете?..
   - Да, знаю, - твердо повторил он, - вы мне  сами  только  что  об  этом
подумали.
   Роберт Михайлович сегодня впервые поверил в чудеса. А  ведь  раньше  он
был уверен, что на чудеса способны только люди с реальной властью.



10

   Семья Маршала готовилась к  свадьбе,  которая  должна  была  состояться
через две недели. Роберт Михайлович для своей единственной  дочери  ничего
не жалел. Свадьбу спланировал провести в  течение  трех  дней.  На  первый
день, пятницу,  была  намечена  регистрация  брака  в  Центральном  Дворце
бракосочетания и пир в лучшем зале ресторана. В субботу это событие решено
было отметить дома  в  кругу  близких  и  приближенных.  А  в  воскресенье
планировался вылет в Крым заказным спецрейсом.
   На все это торжество Маршал выделил двадцать пять  тысяч,  рассчитывая,
что расходы вполне окупятся свадебными подарками. Но, готовясь к  свадьбе,
он не забывал и о своей главной затее, которую назвал "защитный  вариант".
Ему доподлинно было известно, что многие люди, которые его окружали  и  от
которых зависела его дальнейшая судьба, были с подмоченной  репутацией.  И
теперь  с  помощью  Кукушкина  Роберт  Михайлович   собирал   на   каждого
компрометирующие материалы.
   Два первых досье он завел на  начальника  внутренних  дел  Захарчука  и
прокурора города Властолюбченко. Можно сказать,  что  они  были  друзьями.
Часто встречались в выходные дни, бывали друг у друга дома. Но дружба  эта
основывалась на довольно практичных  принципах:  "Хорошо  только  то,  что
хорошо кончается" и "Дружба дружбой, а табачок врозь".
   Вот в ком абсолютно был уверен Роберт Михайлович,  так  это  в  Рушмане
Семене Миновиче, которого он вытянул из  рядовых  прорабов  в  управляющие
строительным трестом. Рушман,  естественно,  сумел  красиво  отблагодарить
своего протеже, построив ему  шикарную  дачу  за  государственный  счет  в
пригородных северо-западных лесах. Но чтобы  она  никому  не  бросалась  в
глаза, он распорядился прибить на ней дощечку с надписью "Дом  лесника"  и
приставил к ней сторожа с ружьем и двойным окладом.  Семен  Минович  знал,
что Маршал любил, когда ему взятки преподносят с фантазией.
   Вот на эту дачу Захарчук  и  Властолюбченко  были  приглашены  Робертом
Михайловичем на воскресенье. С утра планировалась охота, потом  -  финская
баня, а после обеда - легкий стол с видеофильмами, элементами стриптиза  и
современного секса. "Француженок" пообещал привезти с собой Вася Кукушкин.
   Но охота получилась неудачной. Кроме грибников,  в  лесу  не  оказалось
никакого зверья. Захарчук с досады пристрелил двух ворон и повесил их  над
дверью бани Маршала.
   Зато баней они наслаждались  почти  три  часа.  Влажный  и  сухой  пар,
березовые и мятные веники, бассейн, а потом чешское пиво и рыбный балык  -
это было весьма недурственно.
   Но такого волшебства, какое они увидели после "легкого пара", не помнил
даже Роберт Михайлович. Тут уж вовсю  постарался  Кукушкин.  Он  пригласил
вокально-хореографический  квартет  "Не  омрачай  воспоминаний".   Правда,
исполнительницам уже было далеко не по девятнадцать, зато  они  никому  не
дали повода усомниться в своей профессиональности. Девочки выдали все,  на
что они были способны. Музыкально-световая фантазия и свобода  эротических
действий пленили мужчин так, что они забыли, на каком свете находятся.
   Гвоздем камерной развлекательной  программы  была  песня  в  исполнении
полуобнаженных   чаровниц.   Ведущим    и,    само    собой    разумеется,
режиссером-наставником был непревзойденный жизнелюб Вася Кукушкин.

   Не омрачай воспоминаний,
   Безгрешных душ на свете нет,
   И тот, кто в жизни это знает,
   Тот знает жизненный секрет...

   Никакого секрета, конечно, здесь не было. Грех - он и  в  Африке  грех.
Просто Кукушкин хотел установить хотя бы приблизительно размеры того  моря
грехов,  в  котором  уже  успели  искупаться  Маршал,  Захарчук...  А  вот
Властолюбченко еще не совсем утонул в этом море. Постоянно прослушивая его
мысли, Вася чувствовал его сопротивление. Прокурор считал, что он  честный
семьянин и должен ненавидеть распущенность.  Ему,  конечно,  было  приятно
видеть стройных фей в прозрачных голубых накидках, от волшебных прикасаний
которых он  вздрагивал.  Но  когда  ему  приходилось  закрывать  глаза  от
невероятного наслаждения, перед его глазами представала статья  уголовного
кодекса о разврате.
   "Прав тот, кто утверждает, что законы для того, чтобы  их  нарушать,  -
рассмеялся мысленно Вася и подвел к прокурору  руководительницу  квартета,
которая  могла  творить  эротические  чудеса.  -  Ну  что  ж,   гражданин,
возглавляющий  органы  надзора  за  соблюдением  законности,   сейчас   мы
посмотрим, что для вас нравственность и мораль".
   Прокурор Властолюбченко сопротивлялся соблазну очень упорно. Видать, не
зря он дослужился до старшего советника юстиции.
   "Нет, нет, я порядочный человек!"  -  кричал  он  молча  сам  себе,  но
продолжал сидеть в кресле-качалке с закрытыми глазами и таял  от  приятных
ощущений.
   "Я тоже порядочный, люблю всех по порядку", - ответил ему мысленно Вася
и продолжал дирижировать "выступлением девочек" языком собственной  мимики
и жестов.
   "Что  вы  делаете  со  мной,  я  же  однолюб!"  -  мысленно   обратился
Властолюбченко к руководительнице квартета, которая  его  обвораживала  не
душой, а своим условно одетым телом.
   "А вы знаете, я тоже однолюб - люблю только женщин", - молча просмеялся
Кукушкин и глянул в сторону Маршала и Захарчука.
   О, там был полный матриархат! Трио соблазнительниц  решительно  сломало
сопротивление могущественных представителей власти и превращало их  просто
в слабых мужчин. Причем делало это так, что о близости  двоих  и  речи  не
могло быть. Клиенты  выдыхались  в  преждевременных  оргазмах,  к  чему  и
стремились участницы квартета. Они не хотели  иметь  от  своей  прибыльной
работы дополнительные хлопоты и отвращение.
   И вот  прокурор  наконец  почувствовал,  что  у  него  может  наступить
изнеможение.
   - Прекратите немедленно этот!.. - громко сказал он сидя, так как встать
у него уже не было сил. Слово "разврат" он все же не  промолвил  из  чисто
человеческой благодарности. - В противном  случае,  девочки,  я  вас  всех
арестую, - пробормотал он с суровой нежностью.
   "Девочки" решили, что это импровизированная шутка,  и  продолжали  свою
работу. Но Властолюбченко ударил ногой по столу и скомандовал:
   - Захарчук, я вам приказываю арестовать этих простиком!
   - Ну что вы, какие же они... Они добросовестные  пчелочки,  -  Кукушкин
попытался защитить квартет.
   - Извините, Владислав Николаевич, арестовать их у меня нет ни  сил,  ни
законных на то оснований, - ответил Захарчук  и  по-отцовски  погладил  по
голове девицу, стоявшую у его ног на коленях.
   Маршал посадил одну из девиц себе на колени и начал поить ее шампанским
и кормить шоколадом.
   - Красотулька, труженичка ты моя, - говорил  он  ей  так  ласково,  как
никогда не говорил ни одной из своих трех жен, -  если  б  ты  работала  у
меня, я тебя непременно повысил бы в должности. Эрудиция и опыт у  тебя  -
феноменальные.
   - Прекратите! - вскипел прокурор и наконец поднялся на ноги.  -  Роберт
Михайлович, вы отдаете себе отчет?!
   - Послушай,  Властолюбченко,  пошел  ты,  мягко  выражаясь,  кобыле  на
трещину, - ответил ему спокойно Маршал и продолжал любезничать с  девицей.
- Кто здесь хозяин - ты или я?
   Две другие участницы квартета ублажали Захарчука, не  обращая  внимания
на крикуна.
   Властолюбченко оттолкнул от себя улыбающуюся руководительницу квартета,
которая активно пыталась его успокоить, и заорал не своим голосом:
   - Послушайте, простикомы, если вы сейчас же не уберетесь отсюда, я  вас
завтра вышлю в такие отдаленные места, откуда не возвращаются!
   - Так не возвращаются или не развращаются? -  с  насмешкой  переспросил
Маршал.
   -  Вы  меня  слышали,  простикомы,  или   нет?!   -   грозно   напомнил
Властолюбченко.
   -  Как  вы  смеете   оскорблять   порядочных   женщин!   -   вскрикнула
руководительница квартета и выдала ему  пощечину.  -  Пошли,  девочки,  из
этого жлобятника!
   Участницы квартета вскочили,  как  по  команде,  и  пошагали  за  своей
руководительницей.  По  всему  видно  было,  что  дисциплина  у   них   на
профессиональном  уровне.  Через  две  минуты  они  уже  ждали  в   машине
Кукушкина, привезшего их в это дикое и безлюдное место.
   - Зря вы  их  так,  -  хмуро  сделал  замечание  Кукушкин  прокурору  и
направился к выходу. - У вас, видать, баня забрала много сил...
   Спустя несколько секунд Вася  уже  вез  приглашенный  квартет  обратно.
Переодевались  на  ходу.  Вечер  был  испорчен.   Выступление   сорвалось.
Руководительница негодовала:
   - Куда ты нас притарабанил, Кукушкин?! Чтобы я с тобой  еще  раз  имела
дело! Да я лучше на панель пойду!..
   - Ага, Вася, ты нас больше не вози в общество, которое  разлагается,  -
поддержала ее первая подчиненная.
   - Да, киса, зачем нам эти полуживые трупы, - отозвалась  вторая.  -  Ты
нам должен забашлять за вредность.
   Третья промолчала: она понимала, что у нее работа хоть и потная, но  не
пыльная.
   - Да я лучше на одну зарплату жить буду... Да я лучше со  своим  бывшим
мужем-пьянице1  сойдусь,  -  продолжала  негодовать  руководительница,  но
вынуждена была на время умолкнуть, так как в блузе ее голова застряла.
   Наконец подала свой голос и третья подчиненная:
   - Слушай, телка, а чего ты мычишь. Сама молока не даешь,  доишь  только
козлов - еще и рычишь на них.
   Кукушкину понравилась ее  откровенность,  и  он  открыл  "бардачок",  в
котором лежала стопка бумажек разного достоинства.
   Руководительница,  заметив  деньги,  мгновенно  успокоилась,  затем   с
радостным визгом схватила их и начала делить: крупные купюры, естественно,
отобрала  себе,  а  остальные  небрежно  бросила  на  заднее   сиденье   и
королевским голосом обронила:
   - Девоньки, пока я жива, вы обеспечены!
   - Мы будем верить тебе до последнего нашего  зуба,  -  ответила  третья
подчиненная, которой достались самые мелкие гроши.
   ...А на даче Властолюбченко терпеливо выслушивал язвительные  упреки  в
свой адрес.
   - Сто лет тебя знаю, но не предполагал, что ты такой ханжа,  -  говорил
ему  Маршал  и  от  досады  нажимал  на  шампанское.  -  Ты  испортил  нам
настроение.
   - А он  мне  всю  жизнь  его  портит,  -  поддержал  Маршала  Захарчук,
выкуривая одну за другой сигарету. -  Возомнил,  что  ему  все  позволено.
Представляешь, Роберт Михайлович, даже я, генерал,  не  могу  себе  такого
позволить.
   Прокурор молчал и думал об анонимных материалах, лежащих  в  его  столе
вот уже более года. Это  были  сигналы  на  преступные  деяния  Маршала  и
Захарчука. Он и раньше догадывался, что за  ними  -  немало  квартирных  и
других махинаций. Но ему было понятно и другое - бороться против этих акул
у него не хватит ни сил, ни власти.



11

   Никто, кроме Кукушкина, не знал, что на даче Маршала была  вмонтирована
видеокамера и последняя встреча записана на видеомагнитофон. Но  Васе  еще
не было известно,  где  Роберт  Михайлович  хранил  подобные  видеофильмы.
Наверняка в тайнике находилось много такого, что могло  бы  заинтересовать
Лунина. По этому поводу Кукушкин и решил встретиться с Иваном Дмитриевичем
и посоветоваться.
   Но на следующий день, после представления, Кукушкин случайно обнаружил,
что за ним установлена слежка. Чтобы в  этом  убедиться  окончательно,  он
сделал несколько кругов вокруг Дворца на  подаренной  Маршалом  "Волге"  и
отправился домой. По дороге его преследователи сменялись дважды.  А  возле
его нового дома прохаживались двое дюжих парней, с которыми ночью лучше не
встречаться.
   Приятное и одновременно  тревожное  волнение  овладело  Кукушкиным.  Он
понимал, что вошел в большую игру, о чем и мечтал  раньше.  Приятно  было,
что его охраняют, но тревожно становилось от мысли, что он  попал  в  поле
зрения таких людей, играть с которыми, как с Хитроумовым, будет нелегко.
   Дома, как обычно, Васю ждал вкусный ужин,  приготовленный  "отцом".  Но
есть сегодня  Кукушкину  совсем  не  хотелось.  Чувствовал  усталость.  Он
подождал, когда "отец" закончит свою очередную "йогистику", и спросил:
   - Давно те двое шатаются возле нашего дома?
   - Меня ваша  жизненная  суета  не  интересует,  -  ответил  квартирант,
перейдя на глубокие вдохи и выдохи. - Ваша жизнь - это джунгли,  где  есть
свои хищники и травоядные. А я всего лишь наблюдатель.
   "Странный человек, - подумал Вася. - Никакой от него пользы и  никакого
вреда, не живет и не умирает, никому не мешает, но и  помощи  от  него  не
жди. Мыслит явно с отклонениями, но  и  шизофреником  назвать  нельзя.  Но
самое удивительное то, что  его  мысли  почему-то  невозможно  прослушать.
Очевидно, он обладает какой-то противоборствующей реакцией".
   Ночью Кукушкина разбудил "отец". Вася долго не мог понять, в чем дело.
   - Василий Васильевич, телефон звонит.
   - А вы сами не могли поднять трубку? - простонал Кукушкин и,  с  трудом
поднявшись, подошел к аппарату. - Алло, кому это не спится в ночь глухую?
   - Василий Кукушкин? - спросил его мужской голос.
   - Ну и что с этого? Вы не могли узнать об  этом  утром?..  -  Вася  уже
разозлился, что ему прервали красивый сон.
   - Извините, Василий, но вы мне должны сто тысяч,  -  неизвестный  голос
сделался угрожающим.
   - А почему только сто, а не целый миллион? - Кукушкин  решил,  что  над
ним кто-то пошутил. - Мошенники должны делиться между собой добычей.
   - Предупреждаю вас, будете торговаться - вам  же  обойдется  дороже,  -
грозно предупредил неизвестный и добавил: - Даю  вам  на  размышление  три
дня. Напоминаю, если хотите,  чтобы  у  вас  осталась  голова  на  плечах,
советую не торговаться со мной. До свидания!
   Вася некоторое время слушал короткие гудки, но не страх, а  неудержимый
смех  вдруг  разобрал  его.  Он  громко  расхохотался  и  долго   не   мог
успокоиться. Затем упал на ковер с трубкой в руке и начал кататься.
   -  Что  с  вами,  Василий  Васильевич?  -  спросил  его  с  олимпийским
спокойствием "отец" из своей комнаты.
   Вася  внезапно  перестал  смеяться  и   насторожился.   Он   неожиданно
обнаружил, что ему почти неведомо чувство страха.
   - Послушайте, черт побери, как вас все-таки зовут?
   - Вы же знаете, что у меня - ни имени, ни кола,  ни  двора,  -  ответил
спокойно "отец" голосом робота.
   - Отец  мой  родной,  а  вы  видели  когда-нибудь  в  лицо  шантажиста,
рэкетира?
   - Я не знаю, кто это такие.
   - А смерти боитесь?
   - Всех нас родила земля и всех нас заберет обратно. Смерти  и  рождения
не существует, есть только разновидность существования дураков во времени.
   "Поговорили.  С  этим  аскетом   с   абстрактным   построением   мозгов
пообщаешься. А все же он чем-то развлекает. Кто он?"  -  с  этим  вопросом
Вася не мог уснуть до самого утра. Более  того,  он  съел  все,  что  было
приготовлено ему на ужин.  Пошли  в  ход  даже  припасы  из  холодильника.
Кукушкин удивился, откуда  у  него  появился  такой  зверский  аппетит.  К
восходу  солнца  в  хлебнице  не  осталось  ни   крохи   даже   тараканам.
Насытившись, Вася нырнул с головой под одеяло и проспал до обеда.
   Перед представлением Кукушкин заехал к Вите  в  театр.  Остановился  он
специально с противоположной стороны здания и зашел в ее костюмерную через
дворы со служебного хода. Она его уже ждала с неприятной вестью.
   - Ну наконец-то! - воскликнула Вита  и  со  слезами  бросилась  ему  на
грудь. - Где ты столько пропадал, гад ползучий?! Искуситель подлый...
   Пока она плакала, из ее запутанных  мыслей  Вася  понял,  что  ее  тоже
шантажировали. Значит, им занялись серьезно.
   - Кукушкин, забери... забери деньги обратно! - рыдала она. - Они...  он
сказал мне по телефону, если я на тебя не повлияю, они тебя... убьют!
   - Ничего они не сделают!  -  разозлился  Вася  и  начал  ее  трясти.  -
Слышишь, ничего! И успокойся.
   - Оставь меня в покое, прошу тебя, я хочу иметь нормального  ребенка  и
больше ничего, - Вита достала из стола толстый пакет. - Забери свои деньги
и уходи навсегда...
   - Предательница! И  это  вся  твоя  любовь?!  -  взорвался  Кукушкин  и
заметался по комнате, затем схватил ее за  руку  и  потащил  к  выходу.  -
Пошли!
   - Куда ты меня... я же на работе! Меня же режиссер изнасилует!
   - С  сегодняшнего  дня  твой  режиссер  будет  насиловать  только  твою
бабушку. И вообще, я сегодня на тебе женюсь!  -  решительно  сказал  он  и
крепко прижал ее к своей  груди.  -  Успокойся  и  никого  не  бойся,  моя
дурочка.
   В его объятиях Вита немного успокоилась, затем уцепилась руками за  его
шею и тихо, всхлипывая, произнесла:
   - Если так, я согласна. Ребенок будет твой, ты не волнуйся...
   Спустя полчаса они уехали. Кукушкин специально вел себя вызывающе,  так
как хотел  показать  своим  преследователям,  что  он  никого  не  боится.
Впрочем, "хвоста" на этот раз за ним  не  было.  Перед  выступлением  Вася
позвонил из своей гримерной Лунину и попросил срочно приехать к  нему.  Он
почувствовал в себе  невероятные  силы  и  желание  побороться  со  своими
врагами. Тем более что он с детства мечтал о романтических приключениях.
   - Вита, Виточка, Виктория, ты же моя победа! -  повторял  он,  поднимая
себе настроение и успокаивая свою невесту.
   И она ему поверила больше, чем себе, хотя раньше ей не раз  приходилось
разочаровываться в мужчинах.
   После второго представления Кукушкин попросил Хитроумова  уйти  с  глаз
долой и закрыл гримерную на ключ. Вита и Лунин уже ждали его за  столом  и
пили кофе. Им предстоял секретный разговор. На  подносе  рядом  с  третьей
чашкой лежали какие-то три миниатюрных предмета, похожие на пуговицы.
   - Что это? - спросил Вася и начал пить приготовленный для него кофе.  -
У-у, какая вкуснятина!
   - А это, уважаемый Василий Васильевич,  электронные  подслушиватели,  -
ответил Иван Дмитриевич. - Я отыскал их в гримерной и ванной.  Думаю,  что
это еще не все. Так что вам большой почет и уважение.
   - Что вы говорите! Ай-я-яй, - Вася почувствовал прилив гордости.  -  Не
каждый может удостоиться такой чести.
   - Василек, я боюсь за тебя, - взволнованно сказала  Вита.  -  За  тобой
следят, как за шпионом.
   - Не бойся, дитя мое, ты под надежными мужчинами,  -  неудачно  пошутил
Вася и чмокнул свою чашку. - Мы с Иваном Дмитричем кастрируем каждого, кто
посмеет нарушить  наши  мирные  и  демократичные  желания.  Я  прав,  Иван
Дмитриевич?
   - Да, Василий Васильевич, вы правы, я знал,  что  вы  меня  обязательно
позовете... на свою свадьбу, - поправил на себе штатский пиджак  майор.  -
Эх, если бы мой семейный опыт и кулинарные знания да объединить  с  вашими
возможностями, то к пенсии я дослужился бы  до  генерал-рядового.  Правда,
погон еще не придумали для такого чина...
   - Извините, так вы кулинар или милиционер? - спросила его Вита.
   - А черт его знает... Представляете,  я  мечтал  попасть  в  милицию  с
детства, но так как  мне  всегда  хотелось  есть,  я  закончил  кулинарное
училище. А в милиции я после армии.
   - И сколько же вам лет?
   - Полвека существую и четверть века охраняю ваш покой, - Лунин  немного
пригрустнул.
   - Плохо охраняете, - угрюмо сказал Кукушкин.  -  Вот  именно  по  этому
вопросу я и хотел с вами посоветоваться.
   Вася вскочил на ноги, быстро подошел к двери и выплеснул остатки кофе в
замочную щель, в которую подглядывал Хитроумов.
   За дверью послышался грохот  и  звон  разбитого  стекла.  Это  Всеволод
Львович отскочил, ошпаренный, и завалился на журнальный стол,  где  стояла
настольная лампа. Он стонал и корчился от боли и злости.



12

   Секретный план Кукушкина, оглашенный в присутствии Лунина  и  Виктории,
заключался в следующем: Маршала они разоблачают на второй день свадьбы его
дочери, когда все почетные и уважаемые гости будут у него дома; Маршал,  в
свою очередь, безусловно,  будет  искать  защиты  у  своих  могущественных
друзей, на которых хранит тайные досье; Маршал никогда не станет тонуть  в
одиночку, а окружающие его "соратники" в свою очередь побоятся вытаскивать
его из трясины, рискуя замараться, вот тут и сработает, был  уверен  автор
плана, принцип: "воровали вместе - и отвечать вместе", и Роберт Михайлович
пустит свои тайные досье в ход.
   Вася был очень уверен в успешном осуществлении своего плана.  А  тут  и
фортуна,  можно  сказать,  обернулась  к  нему  лицом.  Маршал   пригласил
Кукушкина  на  охоту.  Присутствовали  снова  Захарчук  и  Властолюбченко,
несколько человек из мелкого начальства, которых брали  обычно  для  того,
чтобы они загоняли гончими псами дичь в ловушку, ну и некоторые незнакомые
Васе лица, о которых не принято было говорить персонально, зато каждому из
них предоставлялось право встречать дичь и стрелять первым.
   И хотя Кукушкину тоже дали ружье и патроны, ему была отведена  Робертом
Михайловичем роль наблюдателя. Вася принялся за свое дело с удовольствием,
ибо чувствовал, что он скорее выстрелит в любого из охотников, нежели  там
в какую-то зверюшку. Чаще всего он вертелся  возле  Захарчука,  выслушивая
его тайные мысли. К обеду ему стало ясно, что генерал настолько  ненавидит
и боится  прокурора,  что  готов  утопить  его  в  ложке  охотничьей  ухи.
Властолюбченко, в свою очередь, остерегался Захарчука  и  его  связей,  но
ждал удобного случая "повесить его, зарвавшегося, на первом же  суку".  Но
пока ему в этом мешал Маршал. Этот человек с длинными  руками  между  ними
был как бы связующим и временно примиряющим звеном.  Нельзя  сказать,  что
сам Властолюбченко был чист перед законом, как горный хрусталь, хотя он  и
считал себя ангелом по сравнению с другими. Он всего-навсего устроил  свою
дочь в институт по телефонному звонку, спас своего зятя от трех лет тюрьмы
за хулиганство, имел квартиру,  в  которой  было  всего  на  одну  комнату
больше, чем положено, ну и прочие мелочи. Правда, взяток он  не  брал.  Не
давали. Иначе неизвестно, как бы он себя повел.
   Охота началась после легкого завтрака.  Охотники  разбились  на  четыре
группы. Мелкое  начальство  с  верными  собаками  послали  глубоко  в  лес
выгонять  дичь.  Представителей  органа  надзора  и  карательного   органа
отправили  на  фланги,  ну  а  обладавшие   правом   на   первый   выстрел
расположились в кустах за поляной. Среди них, конечно, был и  Маршал,  при
котором Кукушкин состоял как адъютант.
   Только к обеду они услышали приближающийся лай собак. Вася увидел,  что
на  поляну  выбежало  несколько  зайцев,  быстро  снял  с  плеча  ружье  и
прицелился.
   - Спокойно, Василий Васильевич, - Маршал отвел рукой ствол его ружья  в
сторону, - не волнуйтесь, здесь есть кому стрелять. Ваша  задача  стрелять
мысленно. Вы ничего не скажете мне дополнительно о Захарчуке?
   Кукушкин вынул из ружья патроны и лег на спину.
   - Недавно он через жену получил взятку в пятнадцать тысяч,  -  спокойно
ответил он, глядя на облака.
   - Ух, гад, это наверняка за трехкомнатную квартиру, которую он  у  меня
выклянчил неделю  назад  для  особо  отличившегося  сотрудника,  -  нервно
отреагировал Роберт Михайлович и сплюнул.
   - Нет, за ту квартиру он получил двадцать тысяч лично.
   - Ух, наглец, а за что ж эта?
   - Его жена замяла одно  уголовное  дело  об  изнасиловании,  спекулируя
именем своего супруга.  Недавно  у  вашего  Захарчука  был  даже  семейный
скандал по этому поводу.
   - Ах, черт! Вы знаете, Василий Васильевич, - чертыхнулся Маршал, - и до
меня доходили слухи, что она трясет городскую торговлю похлеще ОБХСС.  Ну,
баба - гром и молния! Да, такую жену иметь с одной стороны - хорошо, но  с
другой...
   - А что - с другой, с другой стороны - тоже хорошо, - засмеялся Вася. -
В случае чего на нары загремит она.
   - Фу, Василий Васильевич, как вам такое могло в голову прийти.  Женщину
- в тюрьму?! Да вы что!.. А в принципе вы правы, - ехидно хихикнул  Роберт
Михайлович.
   Кукушкин прислушался к мыслям Маршала и понял, что скоро он поручит ему
следить за женой Захарчука. "Этого еще не хватало - следить  за  женщиной,
унижаться до  такой  степени!  -  разозлился  он.  -  Впрочем,  ничего  не
поделаешь, такие подарки, как  трехкомнатная  квартира,  арабская  мебель,
"Волга", да и такие охоты - надо отрабатывать".
   - Вы, наверное, прочитали мою просьбу, Василий  Васильевич?  -  спросил
его собеседник.
   - Да, Роберт Михайлович, - Вася согласился сразу, потому что у него  на
этот счет возникли и свои планы.
   В зайцев никто не стрелял. Несколько выстрелов  загремело  лишь  тогда,
когда из лесу  выскочили  два  перепуганных  лося.  Убили  только  одного,
второму дали уйти. Хотя и ему осталось бродить по лесу не больше недели.
   Убитое животное жарили на костре. Как в древние времена. Обед на свежем
воздухе, на лоне природы, да еще в такой  солидной  компании  и  с  рюмкой
чистой водочки успокаивал нервы. Каждый чувствовал  себя  хозяином  земли,
несмотря на то, что охота происходила в запрещенной зоне.
   Это был воистину охотничий пир. К вечеру Вася Кукушкин узнал о пирующих
столько, что все это у него не укладывалось в голове.  Он  даже  на  время
забыл, что должен запоминать тайные мысли каждого, чтобы потом доложить  о
них Маршалу...
   Вечером Кукушкин поехал  к  Лунину  домой.  Ему  захотелось  поделиться
своими впечатлениями, от которых у него поднялось давление. Казалось,  еще
одна такая охота и такой пир - и можно идти прямо  к  психиатру.  Впрочем,
лучше сразу в клинику, где побывал недавно Хитроумов.
   Иван Дмитриевич случайно оказался дома.
   - Майор, готовьте квитанцию! - выкрикнул Вася с порога.
   - Какую еще квитанцию? - Лунин был несколько удивлен  его  приходу,  но
сразу поздоровался с ним за руку и провел в свою комнату. -  Так  что  вас
привело ко мне?
   - Во-первых, я хочу уплатить вам штраф, - ответил гость, присаживаясь в
мягком уголке. - Кстати, вы вправе принимать штрафы?
   - Знаете, как-то не приходилось. Вы первый  мне  это  предлагаете.  Вот
если бы я брал взятки, которые мне предлагали, я сейчас ходил бы в  золоте
или в фуфайке. Так за что вы хотите уплатить штраф?
   - За охоту в запрещенном месте. И хоть я лично не стрелял, но  жареного
лося ел и водку пил.
   Лунин догадливо усмехнулся и сказал:
   - В таком случае, если вы так уважаете закон, внесите через сберкассу в
бюджет государства определенную сумму, которую вы считаете нужной, и  ваша
совесть будет чиста. Но я уверен, хотя мыслей читать и не могу, вы  пришли
не для этого, - хозяин положил на стол сигареты и поставил пепельницу.
   Закурив, Кукушкин спросил:
   - Скажите, майор, как у вас насчет мужества?
   - А у вас? - будто передразнил его Лунин.
   - Можете мне не верить, но я смерти не боюсь. Клянусь: если  вы  сейчас
застрелите меня на месте, я и глазом не мигну.
   - В таком случае, вы, извините, дурак, - майор закрыл дверь,  чтобы  их
не подслушали.
   - Возможно, - Вася был невозмутим. - Я и сам над этим часто думал.  Вот
вы честный, а если быть точнее, чистоплюй. Но честность, согласитесь,  это
не профессия, а качество. Качество, конечно, нужное. Но  только  побеждает
ложь... Умная честность...
   - Василий Васильевич, вы хотите сказать, что моя честность не умная?
   - А давайте мы это проверим...
   - У вас есть такой прибор? - усмехнулся Лунин.
   -  У  меня  есть  идея,  которая  вам,  служителям  законности,   может
показаться бредовой.
   - И которая неприменима на практике?! - хозяин достал из  бара  бутылку
сухого вина, две рюмочки и сел рядом с гостем.
   - Поверьте, Иван Дмитриевич, -  продолжал  уже  с  каким-то  фанатичным
увлечением Кукушкин, размахивая руками, - сегодняшняя  охота  во  мне  все
перевернула...
   - Верю и вижу, - Лунин наполнил рюмки. - Вы похожи  сейчас  на  монаха,
который решил  порвать  со  своим  заточением  и  вырвался  первый  раз  в
цивилизованный мир.
   - Вы сделали очень удачное сравнение! -  воскликнул  Вася.  -  За  ваше
здоровье! - Его рука машинально схватила бутылку  со  стола,  и  он  выпил
несколько глотков вина прямо из горлышка.
   Хозяин сделал вид, что ничего не заметил, хотя ему показалось, что  его
гость не совсем здоров.
   - Я предлагаю всяких там жуликов, мошенников, спекулянтов и, само собой
разумеется, взяточников не сажать в тюрьму. Убийцы, бандиты  и  насильники
подходят только под вышку. Но зачем нам изолировать деловых людей?! Это же
бесхозяйственность!  Как  может  разумное  общество  разбрасываться  своим
интеллектуальным потенциалом...
   - Вы правы, Василий Васильевич, - сказал Лунин и надпил вино.
   - Вот видите, вы меня понимаете... - обрадовался гость  и  снова  начал
пить вино из горлышка, как воду.
   - Вы были правы,  дорогой  мой,  когда  говорили,  что  ваша  идея  мне
покажется бредовой, - уточнил майор.
   Кукушкин раскашлялся и поставил пустую бутылку на пол. Потом вытер губы
рукавом рубашки и начал отстаивать свое мнение:
   - Поймите, вы, юрист от кулинарии,  на  каждый  закон  всегда  найдется
противозакон, и для умных людей нарушить ваш закон не составляет труда.  А
еще  проще  -  обойти  его!  Слышали  такое  выражение:  умные  люди  тоже
ошибаются, когда это нужно. Так давайте быть умными и ошибаться, когда это
будет нужно нам!
   - Это вы мне говорите? - майор внимательно посмотрел  на  возбужденного
Кукушкина.
   - А кому же еще, - Вася уже начал раздражаться. - Вот представьте себе:
через пару лет вы идете по улице, видите новый  жилой  дом  и  читаете  на
табличке такую надпись: "Этот дом построен на подпольные деньги гражданина
Хитроумова. Простим его за то, что он сошел с  ума".  Или  такая  надпись:
"Этот  детсад  построен  на  взятки,  полученные  работниками   Минздрава.
Народный  отдел  образования  благодарит   взяткодателей   за   заботу   о
подрастающем поколении и сочувствует  тем  взяткополучателям,  которые  не
дожили до открытия этого детского учреждения".
   - А о Маршале  вы  еще  ничего  не  придумали?  -  Лунину  вдруг  стало
интересно и смешно. - Ведь за его деньги можно наверняка  отгрохать  целый
Дворец спорта.
   - Придумаю, - отмахнулся Вася. - А еще я бы открыл музей проходимцев  и
жуликов. Пусть люди смотрят  свои  пороки.  Ведь  воров  без  ротозеев  не
бывает, махинатор без  бюрократа  -  никто,  спекуляция  без  дефицитов  -
невозможна, взяточники без взяткодателей не процветали бы. Так за  что  же
их судить? Их даже осуждать не за что. Да, да, я серьезно говорю: на жизнь
надо смотреть с юмором, а не  через  репрессивные  очки.  Я  убежден,  что
такого рода преступники должны страдать или умирать от всеобщего смеха,  а
не в бараках, и в этом заключается сила общества. И его гуманность.
   - Это гуманно по отношению к преступникам. А по отношению к  нам?  Нет,
наказание должны понести все, кто переступил закон. - Все без  исключения,
- прокурорским тоном сказал майор и закурил вторую сигарету.
   - Так в чем же дело, почему  не  понесли  ответственность  Хитроумов  и
Маршал? А  ваш  широкоуважаемый  Захарчук?  Между  прочим,  ваш  городской
прокурор достаточно наслышан об их "подвигах", тем не менее...
   - Наверное, он боится, - вздохнув, ответил Иван  Дмитриевич.  -  Вы  не
юрист, и вам  трудно  понять,  что  виновность  некоторых  порой  доказать
невозможно.
   - Ага, он все-таки боится! - Кукушкин встал и прошелся  по  комнате.  -
Боится, бедный. А боится потому,  что  у  самого  рыльце  в  пушку,  и  он
осознает бессмысленность, а вернее,  беспомощность  ваших  законов  против
них. В таком случае,  прав  я.  А  жестокость  или,  по-вашему,  суровость
законов - это всего-навсего месть. Но одно дело - кровь за кровь,  насилие
- за насилие, а другое дело - мстить из зависти.
   - Значит, по-вашему, достаточно  у  них  отобрать  все  наворованное  и
незаконно приобретенное, и пусть продолжают свои мерзкие дела?!
   -  Ну,  во-первых,  не  надо  меня  "в  таком  плоскостопии"  понимать.
Во-вторых, конфискация всего имущества - это не так мало.  Это  наказание,
которое пережить не так просто. Благодаря мне уже покинули  мир  двое  или
трое. Это только Хитроумов выжил после психиатрички. Но  он  потерял  свою
прежнюю прибыльную должность и вряд ли захочет  повторить  свой  печальный
опыт.
   -  Василий   Васильевич,   вы   что   же,   отказываетесь   от   своего
первоначального плана? - хозяин был несколько встревожен.
   - Нет, Маршала мы жестоко разоблачим, но после этого я  сразу  ухожу  в
подполье. Собственно, мне и деваться будет некуда. Они мне  этого  никогда
не простят. Да и надоело мне ликование толпы - на потеху глупости. Я  хочу
быть таинственной силой,  великим  инкогнито.  Чтобы  люди  вздрагивали  и
задумывались, рассказывая о моих делах.
   - Да, уважаемый, вы уникальный ненормальный, - задумчиво произнес Лунин
и покачал головой. - Но вы... один!
   - Ничего, я и один наделаю столько шороха, что  вы  все  будете  годами
успокаиваться!
   - А почему - все? Я что, тоже  должен  бояться  вас?  -  спросил  майор
шутливо.
   Телепат ему не ответил. Он вспомнил свой вчерашний прием больных  после
представления. Первой к нему в  гримерную  зашла  женщина  средних  лет  с
жалобой на сердечные боли.
   - Мне раздеваться? - спросила она, робко постояв возле двери.
   - Зачем? - скептично спросил Кукушкин, оценивая ее внешность.
   - Странно, а врачи всегда раздевают...
   - Раздевают не врачи, а рвачи. А я ни то и ни другое. Я исцелитель, вам
ясно?
   Женщина наивно ответила:
   - Ага, понятно. Вы - исцелитель общества...
   Вася  грустновато  улыбнулся  и,  посмотрев   на   своего   собеседника
по-дружески, сказал:
   - Иван Дмитриевич, я хочу вам одолжить немного денег. Не исключено, что
после  разоблачения  Маршала  вы  останетесь  без  работы.   Надеюсь,   вы
понимаете, что это не взятка. Спасибо за угощение.
   Он положил на стол несколько пачек крупных банкнот и молча вышел. Лунин
хотел что-то сказать, но так и остался сидеть с открытым ртом.



13

   За несколько дней до свадьбы дочери Маршала Кукушкин провел  первую  из
своих тайных операций. Ночью на  даче  Роберта  Михайловича  он  обнаружил
тайник, где хранились кассеты с  видеофильмами.  Это  были  доказательства
морального разложения высокопоставленных лиц, с которыми Маршал встречался
в  своем  загородном  "гнездышке".  Кроме  кассет,  Вася  нашел  массивную
статуэтку слона, покрытую эмалью. Хотел  было  оставить  ее,  но  интуиция
подсказала, что вряд ли это  какая-то  безделушка.  На  обратном  пути,  в
машине, он убедился, что  статуэтка  была  из  желтого  металла  и  эмалью
покрыта только для видимости.
   Хранить такие ценные трофеи  ни  на  старой,  ни  тем  более  на  новой
квартире Кукушкин не решился и отвез их Вите. Но Виктория  тоже  побоялась
хранить их у себя. Шантажисты продолжали ее осаждать телефонными звонками,
хотя она уже к этому  начала  привыкать.  И  Вася  решил  передать  трофеи
Лунину.
   Он подъехал к нему на рассвете.  Поднимаясь  в  лифте  на  пятый  этаж,
Кукушкин вдруг подумал: а  ведь  у  него  нет  друзей,  на  который  можно
положиться! Но, вспомнив о Гринко, сразу успокоился. Только ради  учителя,
ради осуществления его цели стоило рисковать жизнью.
   Лунин уже ждал его в коридоре. Он  увидел  "Волгу"  Кукушкина  из  окна
своей квартиры. В последние ночи, накануне важной  и  серьезной  операции,
майор вскакивал с постели почти на каждый ночной шум автомобиля.
   -  Уверен,  Василий  Васильевич,  что  вы   несете   мне   вещественные
доказательства, - сказал он, встречая его.
   Они тихо поздоровались и прошли на кухню, чтобы  не  разбудить  жену  и
внука.  Кукушкин  поставил  деревянный  чемодан  на  стол  и  сел,   чтобы
избавиться методом самовнушения от усталости.
   - Я практически не сплю две ночи подряд. Мне пришлось  прощупать  почти
каждый сантиметр дачи Маршала, - вздохнул он.
   - Что это? - спросил майор, показав на чемодан. -  Василий  Васильевич,
мы же договорились, что все свои действия будете согласовывать со мной.
   - Иван Дмитриевич, хоть вы и закончили кулинарное  училище,  но  я  сам
знаю, что мне делать. Я вас выбрал себе не в руководители, а в  помощники,
- ответил шутливо Вася, стараясь не обидеть Лунина.
   - Ну что ж, как вам будет угодно...
   - Это угодно не мне, а жизни. Ваше уголовное законодательство настолько
отстало от современной жизни, что по нему можно только  путешествовать  из
Сибири на Юг. А это, - Кукушкин постучал пальцем по  чемодану,  -  я  дарю
вам. Полюбуетесь, как отдыхают некоторые высокопоставленные  чины.  Маршал
снимал это в качестве улик против своих соратников. Здесь находится  также
слоник, стоимость которого не меньше полмиллиона...
   Лунин заволновался и закурил:
   - Ой, Василий Васильевич, втянете вы меня снова  в  какую-то  аферу.  Я
ведь должен служить закону и поступать по закону...
   - А вы лучше служите народу и поступайте по совести,  тогда  это  будет
честно и законно, - повысил голос гость и поднялся с места.
   - Говорите тише, вы разбудите жену и внука, - попросил хозяин и плотнее
прикрыл дверь.
   - Извините... Итак, встречаемся в субботу,  на  свадьбе  дочери  нашего
Роберта Михайловича. И не волнуйтесь вы, я все за вас продумал. Наше  дело
хоть не во всем правое, но мы победим!
   Кукушкин в знак солидарности  чувствительно  ударил  кулаком  Лунина  в
грудь и, тихо что-то напевая, ушел.



14

   На  свадьбе  Луизы  Робертовны  Маршал  не  хватало   только   салютов,
фейерверков, колокольного звона и пушечных выстрелов. А так все было: и на
столе, и вокруг стола, и под столом. Но главное -  гости.  Да  еще  какие!
Министры и министерши, начальники главков, и главы их  семей,  управляющие
трестами  и  отправляющие  из  них  на  пенсию,  налогооблагатели   и   их
налогополучательницы.  Короче,  присутствовала   та   часть   благородного
общества, на которую другая часть, неблагородная, уже давно махнула рукой.
   Это было событие исторической  важности.  Обед,  который  давал  Роберт
Михайлович в честь новорожденной семьи и своих почетных гостей, проходил в
торжественной и несколько завистливой атмосфере. Некоторые  присутствующие
даже пытались утверждать,  что  такой  свадьбы  не  было  за  всю  историю
существования их города.
   Гостей представлять не приходилось, так как почти все знали друг  друга
не только в лицо, но и по делам. Кукушкин  представился  директором  музея
сатиры,  который  он  собирается  открыть  в  ближайшее  время  с  помощью
присутствующих. Все дружно согласились приложить к  этому  руку,  даже  не
поинтересовавшись, в чем должно заключаться их содействие. Вот что  значит
привычка - обещать и никогда не выполнять.
   После довольно  долгой  и  утомительной  беседы  за  громадным  столом,
который ломился от щедрости вице-главы города,  Маршал  произнес  тост  за
улучшение благосостояния народа и его светлое  будущее  (ввиду  скромности
Роберта  Михайловича  свадьба,  к   сожалению,   не   транслировалась   по
телевидению). Затем Маршал, временно оставив  гостей  на  попеченье  жены,
пригласил Кукушкина в свои апартаменты для обмена мнениями.
   - Вы знаете, Василий Васильевич, - начал он беседу с ним, поднимаясь на
второй  этаж  своей  квартиры  по  беломраморной  лестнице,  -  я  мог  бы
разместить у себя роту солдат. Более того, я мог бы содержать их  за  свой
счет, чтобы высвободить некоторые государственные средства на другие цели.
Поверьте, я не вру. Вот клянусь честью! Но это, увы,  незаконно.  А  пойти
против закона я не могу.
   - Почему же, мне кажется, это добровольное и благородное дело,  -  Вася
охотно включился в разговор.
   - Понимаете, получается парадокс: откуда бедность - мы знаем, а  откуда
взять богатство - никому не понятно. Поэтому выбрасывать народное добро на
ветер я позволить не могу. Какой же  хозяин,  если,  конечно,  он  хозяин,
будет делать то, что противоречит  нормальной  человеческой  логике?!  Это
может позволить себе  лишь  тот,  кто  считает,  что  все  его.  А  зачем,
спрашивается, мне все? Все, как вы убедились, это почти  ничего.  Так  что
тот,  кто  хочет  меньше,  получает  больше.  Но  это   закон   неписаный.
Большинство же нашего народа хочет жить только по писаным законам.  Видите
ли, все им поднеси на блюдечке  с  розовой  каемочкой.  Так  что,  Василий
Васильевич, наш  народ  очень  культурный  -  верит  только  в  могущество
официальных законов...
   "Какое неслыханное кощунство! - мысленно  возмутился  Кукушкин.  -  Вы,
гражданин  Маршал,  заслуживаете  после  таких   слов   самого   жестокого
разоблачения! И никакой жалости к вам! Никакого сострадания! Вышка  -  вот
ваш самый лучший исцелитель!.."
   - Вы что-то сказали? - спросил его Маршал, дружески улыбаясь.
   - Ну что вы, я только подумал, - ответил  Вася,  копируя  самодовольную
улыбку магната.
   - А о чем вы подумали?
   - Я подумал о том, что вам неприятно... думать обо мне...
   - Друг вы мой разлюбезный, друг вы мой ненаглядный, да  как  вы  можете
такое думать?! Если б вы были женщиной, а женщиной вы были бы  хоть  куда,
честное слово, я бы на вас женился или сделал бы вас своей секретуткой,  -
сказал Маршал и, громко чмокнув его в щеку, заржал, как сумасшедший.
   Кукушкин был брезглив и с удовольствием плюнул бы ему  в  лицо,  но  не
хотел опережать события. Поэтому он только посмотрел на часы и  озабоченно
покачал головой.
   - Василий Васильевич, вы куда-то спешите? - Роберт  Михайлович  схватил
его за руку и повел по другой лестнице вниз в бильярдную.  -  Нет,  я  вас
сегодня не отпущу. А завтра мы всей компанией летим спецрейсом на юг,  там
нас ждет шикарный ресторан с  девочками  и  со  всеми  вытекающими  отсюда
удовольствиями.
   "Все вытекающие отсюда "удовольствия" вас уже ждут сегодня", - злорадно
подумал Вася и снова посмотрел на часы.
   - Кстати, могу вам подарить японские, - Маршал  снял  свои  электронные
часы и  вложил  в  руку  Кукушкина.  -  Будят  и  шестнадцать  музыкальных
произведений играют. За тот вечер, что  вы  нам  устроили  на  моей  даче,
заслужили. Заслужили, заслужили, чувствуется, что вы тоже профессионал.
   Рядом с бильярдной была  библиотека.  С  отдельным  читальным  уголком,
видеотекой и маленьким зрительным залом. Тут же стоял рояль. На  нем  были
бюсты Наполеона, Сталина  и  Гитлера,  которые  смотрели  друг  на  друга.
Посредине между ними стояли песочные часы.
   - Слушай, Роберт, у тебя тут  можно  заблудиться,  -  послышался  голос
Захарчука, которому не терпелось закурить. - Да у меня в управлении меньше
комнат, чем у тебя дома.
   - Так я ведь Маршал, а ты только генерал, - откликнулся хозяин.
   - Дочка  у  тебя,  скажу,  ну  очень  талантлива,  -  льстил  начальник
внутренних  дел  города,  прикуривая  от  своей   позолоченной   зажигалки
сигарету. - Отхватила себе такого жениха, что будет играть на нем, как  по
нотам.
   - А она у меня учится в консерватории на композиторском, -  прихвастнул
Маршал, возвращаясь в бильярдную вместе с Кукушкиным.
   - Ничего не  поделаешь,  вся  в  тебя,  -  глубоко  затянувшись  дымом,
подчеркнул генерал.
   - Ты так говоришь, будто о чем-то жалеешь...
   - Ну что ты, мне остается только жалеть о том, что я  не  маршал  и  не
имею такой прекрасной дочери. Да, кстати, ты не приглашал  Властолюбченко?
Я его что-то не вижу.
   - Кое-кто не желает его видеть...
   - Ты очень правильно сделал, - похвалил  его  Захарчук  и  обратился  к
Кукушкину: - Да, Василий Васильевич, вы тогда так  быстро  ушли  со  своим
квартетом, что я даже не успел вас поблагодарить за отличнейший концерт.
   - Мог бы и подарить что-нибудь, - напомнил ему Маршал.
   - Конечно, конечно, - генерал протянул  Васе  свою  зажигалку:  -  Вот,
пожалуйста,  золотая.  Только  смотрите,  Василий  Васильевич,  соблюдайте
правила противопожарной безопасности, чтобы не обжечь себе руки.
   Это был откровенный намек, на что Вася ответил поклоном.
   -  Слушайте,  Владимир  Захарович,  Василий  Васильевич,  как  вам  моя
свадьба? Почему вы меня не хвалите, ведь я так старался ради вас? - Маршал
очень любил, когда все говорили о его щедрости и могуществе.
   - Свадьба, конечно, хорошая, но она же не твоя.  Вот  когда  ты  будешь
жениться... - Захарчук решил пошутить, хотя с завистью подумал о том,  что
на деньги, потраченные на подарки, которые преподнесли молодым, можно было
бы устроить еще две такие свадьбы.
   - Василий Васильевич, а что гости думают обо мне? -  Роберт  Михайлович
не успел спросить Кукушкина об  этом  раньше,  когда  не  было  среди  них
Захарчука. - Генерала не бойтесь, он свой человек.
   - Вашим гостям, Роберт Михайлович, некогда думать - они едят и пьют,  а
вот лично мне свадьба не понравилась, - ответил Кукушкин с улыбкой.
   - Почему? - хозяин не понял его шутки.
   - А где парад войск? Где прохождение военной  техники?  И  что  это  за
безобразие, Роберт Михайлович, если вчера в  ресторане  присутствовало  до
сотни человек и никто не подрался, не было  поножовщины.  Ну  что  это  за
свадьба, если в коридоре возле туалетов весь день  торчала  милиция  и  не
давала порезвиться молодежи!
   - Тут вы правы, - Маршал захохотал и снисходительно похлопал  по  спине
генерала. - Это он виноват - зажимщик свободы...
   - Роберт  Михайлович,  разрешите  присоединиться?  -  послышался  голос
Хитроумова у двери бильярдной. - Мне, червонному валету, среди ваших тузов
скучно. Даже их дамы меня бьют по мастям.
   - Давайте, Всеволод Львович,  нам  для  комплекта  вас  не  хватает,  -
пригласил его хозяин и замысловато усмехнулся. - Теперь здесь  все  лучшие
люди города, в руках которых сосредоточен... - он хотел сказать:  "теневой
капитал", но промолчал, хотя его и так все поняли.
   - Да, Всеволод Львович, наслышан о вас, - сказал Захарчук таким  тоном,
будто видит его первый раз, и предложил сигарету. - Вы хоть  и  валет,  но
козырный, можете шарахнуть и туза.
   - Ладно, Владимир, туза можно ударить и козырной шестеркой,  но  биться
одними козырями - слишком расточительно, -  Хитроумов  удачно  вписался  в
дружескую беседу,  прикуривая  от  зажигалки  Кукушкина.  -  Козырь  нужно
использовать в исключительных случаях, не так ли?
   - Всеволод Львович, а мне  понравилась  ваша  жена,  -  любезно  сказал
Маршал. - Вы не станете возражать, если я с ней один раз станцую?
   - Роберт Михайлович,  вы  можете  танцевать  с  ней  хоть  до  утра,  -
подвыпивший импресарио Кукушкина готов был даже женой  поделиться.  -  Мне
ваша жена, кстати, тоже...
   Кукушкин уже не слушал их болтовню. Он  с  нетерпением  ждал  Лунина  с
сотрудниками и понятыми, которые должны были появиться во второй  половине
дня. Вася уже знал, что Маршал почти все свои наличные превращал в золото.
"Деньги - это бумаги, а золото - это деньги всегда и при любой власти",  -
часто повторял про себя этот "слуга народа".
   "Да, старость он себе обеспечил", - подумал телепат и вздрогнул,  когда
услышал частые звонки в квартиру, а затем голос домработницы:
   - Роберт Михайлович, к вам тут пришла какая-то экскурсия!
   - Так пусть идут сюда! - откликнулся Маршал, не желая прерывать беседы.
   В бильярдную вошли четверо молодых мужчин и женщина. Кукушкина поразило
то, что это была Виктория. Маршал, Захарчук и Хитроумов  решили,  что  это
очередная делегация с поздравлениями, хотя цветов у них и  не  было.  Двое
были с "дипломатами".
   - Уважаемые гости, все вы знаете такое известное  слово,  как  "несун",
потом появилось усовершенствованное слово "везун",  -  заговорила  голосом
экскурсовода Вита, несколько волнуясь. - Но эти слова появились  благодаря
"говорунам". Это они  разложили  наше  общество  на  несколько  частей  по
принципу мясника. Это они не жалели никаких красивых эпитетов и метафор, и
в результате такой расточительности появились и "писуны". Все они  в  один
голос  пытаются  доказать  нам,  что  слово  "коммунизм"   не   латинского
происхождения и обозначает: кому - "на", а кому - "ни". И  вот,  уважаемые
гости, мы с вами попали в одну из квартир,  которую  можно  смело  назвать
музеем, где хранится часть золотого запаса страны. Вот посмотрите, -  Вита
быстро  зашла  в  библиотеку  и,  не  прерывая  рассказа,  вынесла  оттуда
маленький бюст Сталина, - это самый известный наш  говорун.  Весит  он  до
пяти килограммов, стоимость до ста тысяч. Он покрыт  серой  эмалью,  чтобы
скрыть блеск благородного металла от народных глаз. Впрочем, в этом  музее
мы найдем много произведений, в  которых  истинная  сущность  спрятана  за
формами и образами. И в этом заслуга нашего Роберта  Михайловича  Маршала,
давайте ему похлопаем! - Она поставила  "Сталина"  на  бильярдный  стол  и
отошла в сторону.
   Послышались дружные аплодисменты в честь хозяина дома,  хотя  никто  не
понял такого странного вступления. Во всяком  случае,  гости  решили,  что
разыгрывается маленькая комедия.
   Увы, следующий сюжетный ход буквально потряс всех.
   - Следователь по особо важным делам, младший советник юстиции Артеменко
Вадим Максимович, - представился один из мужчин,  показывая  удостоверение
Маршалу. - Гражданин Маршал  Роберт  Михайлович,  прокуратурой  республики
против вас возбуждено уголовное дело за ряд должностных  преступлений  при
особо отягчающих обстоятельствах...
   - Этого не может быть! - возмущенно заявил  Захарчук.  -  Что  вы  себе
позволяете?
   - Мне тоже кажется, что это недоразумение, - более  скромно  возмутился
Хитроумов, тихонько отступая назад.
   - Спокойно, товарищи, сейчас мы разберемся, -  с  поистине  маршальским
высокомерием заговорил Роберт Михайлович и подошел к телефону.
   Артеменко быстро достал из "дипломата" документы и подошел к Маршалу:
   - Вот  санкция  прокурора  на  ваш  арест,  а  также  ордер  на  обыск.
Ознакомьтесь, пожалуйста.
   Роберт Михайлович дрожащими  руками  взял  документ  и,  прочитав  его,
вернул обратно. Он понял, что пришел конец...
   Глядя на его побледневшее  лицо,  занервничали  Захарчук  и  Хитроумов.
Больше они не выронили ни слова, а только курили.
   Кукушкин сначала удивился, что среди них нет Лунина.  Но  четкая  мысль
неизвестного следователя предупредила его, что только молчание гарантирует
жизнь ему и Виктории, он также понял, что документы у них были  "липовые".
О молчании Васю просили и умоляющие глаза Виты.
   Обыск начался по всем правилам.
   - Гражданин Маршал, - продолжал "следователь", - вы юрист  и  прекрасно
осведомлены:  суд  учтет  то  обстоятельство,  если  вы  сами  добровольно
укажете...
   - Щенок, сопляк! - рявкнул Маршал и достал из бара бутылку  коньяка.  -
Еще не родился тот судья, который посмеет поднять свой голос  на  Маршала.
Тупица, ничтожество! - Он сделал несколько глотков из  бутылки  и  взял  в
руки бильярдный кий. - Всеволод Львович, как вы помните, за мной - реванш!
Составьте,  пожалуйста,   компанию,   пока   эти   кретины   будут   здесь
вынюхивать...
   - С удовольствием, - сразу согласился Хитроумов. -  Так  на  что  будем
играть? Снова - "американку"?
   - Свободную  "американку",  -  ответил  хозяин  и,  отставив  на  время
бутылку, приготовился к игре.
   Когда Маршал увидел, что трое из  пришедших  приступили  к  обыску,  то
рассвирепел так, что первым ударом забил сразу  три  шара.  Потом  в  лузу
влетело еще два шара, и после этого  наступила  затяжная  игра.  Захарчук,
Кукушкин и "следователь"  с  увлечением  наблюдали  за  поединком.  Только
Виктория сидела в кресле, затаив дыхание, и посматривала на Васю.
   Всеволод Львович понимал, что в данной ситуации  необходимо  проиграть,
хотя всем своим видом показывал, что сопротивляется изо всех сил.
   Партия закончилась со счетом 8:2 в пользу Маршала. Хитроумов  поздравил
его. Роберт Михайлович с достоинством  принял  поздравление  и,  оглядывая
присутствующих, заявил о своем желании:
   - Ну что ж, Всеволод Львович, я хочу, чтобы вы  плюнули  в  рожу  этому
наглецу, - он показал пальцем на Артеменко.
   "Ай да Маршал, вот это  игрок!  -  мысленно  похвалил  его  Захарчук  и
закурил очередную сигарету. - Помирает, но с музыкой!"
   Все смотрели на  проигравшего.  Всеволод  Львович  знал,  что  по  всем
джентльменским законам он должен исполнить желание выигравшего.
   -  Ну,  Всеволод  Львович,  докажите,  что  вы  мне  друг,  -  повторил
выигравший и достал из бара две рюмки.
   Хитроумов встретился взглядом со следователем. "Артеменко" догадывался,
зачем Маршал провоцирует этот инцидент, но стоял не  шелохнувшись.  Затем,
после напряженного ожидания, положил на бильярдный стол свой "дипломат"  и
выложил из него наручники.
   - Роберт Михайлович, а вы сперва покажите, как это делается, -  наконец
отозвался Хитроумов и отошел подальше от стола.
   - Вот теперь все понятно, - с презрением заговорил хозяин и снова начал
пить коньяк из горла. - Ты просто ничтожество и  трус!  Все  вы  плебеи  и
дармоеды, ненавижу вас. А ты, - он глазами, полными  ненависти,  посмотрел
на Захарчука, - чего молчишь? Жрешь  вместе  со  мной  из  одной  тарелки,
окружил себя холуями и  думаешь,  что  спасешься!  Нет,  подохнем  вместе!
Утоплю всех в вашем же дерьме, не ждите от меня никакой пощады!..
   - Роберт  Михайлович,  не  сходи  с  ума,  -  дружески  успокаивал  его
Захарчук. - Будь человеком, не все еще потеряно...
   - А я и есть человек! - закричал Маршал, размахивая бутылкой.  -  А  вы
черви, питающиеся навозом, и не вам меня судить!
   Артеменко быстро подскочил  к  разъяренному  хозяину,  отобрал  у  него
бутылку, заложил ему руки за спину  и  надел  наручники.  Затем  осторожно
усадил его в кресло и сказал:
   - Вот так оно будет лучше.
   - Я тоже так думаю, - согласился с ним Захарчук и подошел ближе. - Надо
уметь проигрывать, Роберт Михайлович.
   - Ты... ты  хочешь  сказать,  что  ты  победил?!  -  Роберт  Михайлович
закатился пьяным, озлобленным хохотом. - Не  волнуйся,  мундироносец,  мне
известен каждый твой шаг...
   - Во всяком случае, я еще не проиграл. И  если  ты  не  прекратишь  эти
гадкие оскорбления, я отправлю тебя  в  вытрезвитель,  -  предупредил  его
строго генерал и подошел к Хитроумову, как бы демонстрируя солидарность  с
ним.


   Лунин был дома и, закрывшись в  своей  комнате  на  ключ,  просматривал
видеозаписи, которые принес ему Кукушкин. То, что  он  увидел,  не  только
потрясло его, но  и  заставило  изменить  свое  решение.  Ему  становилось
понятно, что сегодня он мог лишиться не только работы, но и  свободы.  Да,
он понимал, что оказался трусом, но и не хотел сложить голову в неравной и
бессмысленной борьбе. Кто он против Маршала с его  окружением?  Никто!  Но
это еще не самое страшное. Страшное было то, что  он  не  знал,  как  жить
дальше, с кем работать и кому верить...
   А на квартире Маршала продолжалась свадьба. Гости веселились,  даже  не
подозревая, что рядом, в других комнатах, производился обыск. В результате
обыска были обнаружены и занесены в протокол следующие  золотые  предметы:
шестнадцать разных статуэток, четыре раковины, два унитаза, сорок  крючков
для   вешалок,   тридцать   подстаканников,   десять   сахарниц.    Другие
драгоценности  и  ювелирные  украшения  были  запротоколированы  отдельным
документом. Общий вес изъятого - около сорока килограммов.
   Лицам, производившим обыск, пришлось изрядно потрудиться. Вынести такое
богатство со второго этажа и загрузить в милицейский "рафик" было нелегко.
   По окончании обыска, когда все его участники и понятые вышли, к Маршалу
подошел "Артеменко" и сочувствующим голосом сказал:
   - Роберт Михайлович, учитывая  вашу  должность,  следствие  не  считает
необходимым содержать вас под  стражей.  Но  вы  находитесь  под  домашним
арестом,  поэтому  прошу  вас  никуда  не  отлучаться.  Эта   мера   будет
ужесточена, если вы будете пытаться мешать следствию. А сейчас  я  с  вами
прощаюсь до понедельника.
   - Если доживете!  -  прошипел  вслед  уходящему  следователю  Маршал  и
поднялся с кресла, в котором ему уже надоело сидеть. - Подонки, вы у  меня
еще попляшете.
   - Да, Роберт Михайлович, ну и свадьбу ты  нам  устроил,  -  произнес  с
досадой Захарчук, поглядывая в окно, откуда ему был виден доверху груженый
"рафик". Когда машина отъехала, он спросил: - Слушай, а  зачем  тебе  было
столько?
   - А затем, чтобы ты спросил! - сердито рявкнул  хозяин  и  обернулся  к
нему задом, чтобы тот снял наручники. - Освободи меня.
   - А я тебя не арестовывал...
   - Ладно, сними с меня эти цепи, я ведь еще не в кутузке!
   Кукушкин  и  Хитроумов  переглянулись,  почувствовав   себя   ненужными
свидетелями.
   Нетерпеливый  Маршал,  не  дожидаясь,  пока  кто-то  из  присутствующих
сообразит, как его освободить от наручников, присел и, опустив  руки  ниже
таза, вывернул их из-под ног. Этот почти цирковой трюк  получился  потому,
что у него  были  необычайно  длинные  руки.  Ошеломив  своих  гостей,  он
подбежал к телефону, как коршун, схватил трубку и быстро  набрал  какой-то
номер.
   - Алло, Родионов, я имею честь тебе заявить, что я не пожалею  положить
на плаху все наше братство! - громко сказал Маршал в трубку и топнул ногой
по полу.
   После относительного затишья, которое явно было обманчивым, ибо  Роберт
Михайлович  очень  внимательно  выслушивал  ответ,  Кукушкин  и  Хитроумов
поняли, что это  был  телефонный  разговор  людей,  которые  погибают  или
выживают вместе. Захарчук, конечно, знал, кто такой был Родионов, и затаил
дыхание.
   - Зачем ты поднял на меня руку? Зачем ты опозорил меня на  весь  город?
Ты нарушил неписаный закон!.. - Роберт Михайлович  от  злости  не  находил
себе места.
   Было ясно: в ближайшие секунды наступит развязка. Кукушкин и  Хитроумов
направились  к  выходу,  но  Захарчук  их  задержал.  Он  попросту  боялся
оставаться наедине с этим "раненым зверем".
   - Что ты сказал?! - насторожился внезапно Маршал и стал вдруг мирным  и
дружелюбным. - Ответь честно, ты правду говоришь?.. Ну что  ж,  все  ясно.
Извини, у меня больше вопросов к тебе нет.
   Роберт Михайлович бросил трубку и упал в кресло.  Он  был  до  этого  в
стрессовом состоянии и истратил почти все свои силы.
   - Ты, защитник наш, на твоих глазах, на виду у всех, среди белого  дня,
привселюдно какие-то шакалы выносят добро честных граждан, а  ты  хлопаешь
ушами. Ты позволяешь им грабить твоего лучшего друга и после этого  смеешь
носить свои погоны. Вон из моего дома!
   Захарчук потряс  головой:  он  не  мог  поверить,  что  подобное  могло
произойти на его глазах. Даже провалиться в мусорную яму не  так  было  бы
стыдно и позорно, чем слышать подобное.


   Следующий, воскресный, день стал  для  некоторых  мужей  рабочим  днем.
Маршал пережил самую кошмарную ночь в своей жизни. Но, имея крепкие нервы,
он не позволил прерваться  свадьбе.  Утром,  в  назначенное  время,  гости
улетели спецрейсом в Крым, где их ждал на берегу  моря  шикарный,  заранее
оплаченный ресторан.  Правда,  вылет  состоялся  в  несколько  уменьшенном
составе.
   Захарчук был озабочен тем, что в городе существовала сильная и  глубоко
законспирированная преступная группа. Но с выводами он не спешил,  ибо  не
представлял, какие меры можно им противопоставить.
   Для Хитроумова вчерашнее необычное событие на  квартире  Маршала  стало
просто любопытной историей. Его, уже  переживавшего  подобные  потрясения,
трудно было чем-то удивить.
   В этот же день на новую квартиру Кукушкина снова  позвонил  неизвестный
шантажист, голос которого Вася узнал сразу.
   - Василий Васильевич, спасибо вам за благоразумие. Мы с вами  -  квиты.
Более того, теперь перед вами в долгу я. Но не волнуйтесь  -  за  мной  не
заржавеет. Не сомневайтесь, средства пойдут на добрые цели,  а  вы  будете
под надежной охраной. До свидания, а может, и до встречи!
   Только после этого звонка Кукушкин впервые по-настоящему  почувствовал,
что и ему ведомо чувство страха.
   Позже ему позвонил Лунин:
   - Извините, Василий Васильевич, но я не мог пойти  против  закона.  Без
санкции прокурора я не имею права делать обыск, тем более у  лиц,  которые
не под следствием...
   - Не волнуйтесь, Иван Дмитриевич, все в порядке. Обыск уже  произведен,
- злорадствовал Вася. - Так что ваша честность не пострадала, и вы  можете
и дальше считать себя интеллигентом.
   - Кстати, деньги, которые вы мне одолжили, я внес в  госбюджет.  Думаю,
этот факт тоже свидетельствует о моей честности. Но вы правы: я трус, и вы
можете на меня обижаться. Увы, просмотрев некоторые  ваши  видеофильмы,  я
пришел к выводу, что с моими полномочиями было бы глупо тягаться  с  таким
чудовищем, как наш... подопечный. Тут нужна сила другая. Извините еще  раз
и не забывайте.
   После этого разговора Кукушкин почувствовал себя в полном  одиночестве.
Ему казалось, что кто-то внимательно следит за  его  мыслями.  Кто  он?  А
может, она? И правду ли  сказал  Гринко,  что  уникальный  талант  подарил
только ему? Как бы там ни было, но к такому таланту нужна еще и голова...
   Пронзительный  и  неприятный  звонок  в  квартиру  заставил   Кукушкина
вздрогнуть. Вася заглянул в  комнату  квартиранта  и  увидел  его  стоящим
головой вниз. Эти упражнения йогов  ему  уже  начинали  надоедать.  Звонок
повторился, и хозяин квартиры, чертыхаясь, вынужден был открыть дверь сам,
что раньше обычно делал его "отец". На пороге он  увидел  мужчину  средних
лет, который смотрел на него ненавидящими глазами.
   - Держи, собака, чтоб ты подавился!  -  рявкнул  неизвестный  и  сперва
протянул какой-то сверток, но затем швырнул его Васе в лицо и быстро ушел.
   Кукушкин, ничего не  поняв,  удивленно  поднял  сверток  и  вернулся  в
гостиную. Его уже ждал, прохаживаясь, "отец".
   - Вы знаете, пришел какой-то  странный  тип,  швырнул  в  меня  этим  и
сказал: "На, собака, подавись!" -  объяснил  Вася  своему  квартиранту  и,
развернув пакет, увидел крупные деньги. - Нет, он,  кажется,  сказал  так:
"Лови, собака, чтоб ты подавился!"
   Квартирант подошел к Васе, внимательно посмотрел ему в глаза,  взял  из
его рук сверток и спокойно сказал:
   - Вы его извините, Василий Васильевич, он ошибся. Собака  -  это  я,  а
вы... еще щенок.
   Телепат был ошеломлен...