Анатолий Невзоров.
   Продаже не подлежит


     © Copyright Анатолий Невзоров
     Email: nataly@sochi.ru
     Date: 3 Feb 2000


Часть 1.


     Темнота. Сквозь  закрытые веки  едва  виден  красноватый  свет.  Мягкий
толчок.
     - Стыковка завершена. - Прошелестел женский голос откуда то с потолка.
     Голубовато-серый коридор  корабля вывел  меня в относительно просторный
зал  для  прибывающих.  Единственным  встречающим  оказался  плотно  сбитый,
светловолосый  мужчина лет  тридцати.  Заметив меня, он  оживился  и подался
вперед.
     - Ты младший офицер Тан Тинар?
     - Да.
     - Будем знакомы. Я офицер местной службы безопасности Рол
     Боланд.  Наш  спец  блок  в самом конце, но это  как  и  все  остальное
недалеко.
     Пройдя вестибюль порта, мы вошли в основной тоннель.
     -  Мне  кажется,  тебе  повезло.  Станция  у  нас  относительно  новая,
гравитация стандартная, жилая площадь большая.  На базе конечно поспокойней,
но и здесь есть свои преимущества.
     Петляющий  коридор  закончился мощным,  многослойным  люком.  Маленький
зрачок камеры-сторожа выдвинулся и посмотрел прямо в лицо.
     - Это наше отделение. Оно почти не связано с основной частью.
     Боланд вставил личную карточку в идентификатор. Люк дернулся и не спеша
открылся. По  другую сторону все оказалось совсем другим.  Стены, отделанные
натуральным деревом,  мягко отражали голубоватый свет. Дощатый  пол,  медные
громоздкие люстры, красочные живые картины  в перламутровых рамках. Казалось
сам воздух пропитался другим миром и временем.
     - Нравиться?
     - Конечно.
     - Подарок от фирмы "Звезда". Содружество нас не очень-то балует. Но год
назад  мы  провернули  дело  о  коррупции  в  рядах  их  собственной  службы
безопасности. Фирма избежала больших убытков, вот и расщедрилась.
     Из деревянного узора боковой двери блеснул небольшой глазок камеры.
     -  Это  кабинет  шефа.  В  отношении  работы -  сама  строгость,  но  в
остальном, грех жаловаться. Держись расковано, но не фамильярно.
     Роль  приемной  выполняла  маленькая  комнатушка  с  зеркально-гладкими
стенами и единственным креслом в дальнем углу.
     - Пополнение  прибыло.  - Подмигнув  мне, произнес  Рол  во  встроенный
переговорник. Дверь бесшумно открылась.
     Из за широкого  стола, вышел человек лет пятидесяти пяти - шестидесяти.
Черные, густые  брови и  четко обозначившаяся лысина  сразу напомнили  моего
школьного наставника. Вот только слегка выпуклые глаза, показались мне  куда
более властными и колючими.
     - Младший офицер Тан Тинар. - Представился я.
     - Старший офицер Док  Ловис. Не  стой, присаживайся. -  Широкая  ладонь
указала на солидное, обитое натуральной кожей кресло.
     -  Для  нас  с  Ролом  твое  назначение  большое  событие.  Ведь  после
несчастного случая  с твоим предшественником, прошло  почти два месяца.  Для
работы на станции это приличный срок. О твоих обязанностях поговорим завтра,
а пока давай просто познакомимся.
     Я достал личную карточку. Ловис открыл служебный шифр и на правой стене
появился мой личный код.
     - Это  потом,  это тоже, дата прибытия, аттестация...  Впрочем, оставим
формальности,  важно чтобы ты  мог,  умел,  а главное хотел работать.  Школа
офицеров нашей службы - это первый этап. Настоящая школа  начинается здесь и
самые главные экзамены  у тебя впереди. Экзамены, на  которых вместо низкого
балла ты  можешь лишиться  работы, друзей  и...  Даже жизни.  С  этой минуты
офицер Боланд твой непосредственный начальник. Думаю, что вы сработаетесь. К
своим обязанностям приступишь с  завтрашнего утра.  Рол покажет твою секцию,
выдаст табельное оружие.
     Боланд  слегка кивнул и вышел  в приемную. Дверь в  кабинет моментально
закрылась.
     - Я уже все подготовил.
     Он почти машинально набрал  замысловатый  код, открыл встроенный шкаф и
протянул мне табельный бластер.
     - Остался от твоего предшественника. Теперь  "часики". Без них в  жилой
сектор  не  пройти. Надевай  прямо  здесь.  Замок  одноразовый,  снимать  не
придется.
     Маленький  овальный  предмет  на  металлическом браслете, действительно
напоминал часы.
     - Это что-то вроде ключа?
     -  Не  только, здесь много  других  функций,  в  том  числе  дешифратор
электронных замков всех поколений.
     - Я о таких даже не слышал!
     - Это что? Ты еще патрульный корабль не видел!
     Обойдя приемную по внутреннему  тоннелю мы вошли в жилой сектор. Воздух
заметно посвежел, наполнившись приятными ароматами.
     - У вас есть своя оранжерея?
     -  Да и весьма  приличная. Два  года назад завел себе маленькое  хобби,
вырастил несколько  адаптированных  цветов в искусственной почве, затем  еще
несколько.  Шефу понравилось,  выделил целое  помещение, с местом  здесь сам
понимаешь.  Потом "Звезда" помогла. Так что  года через два-три здесь  будет
как в маленьком лесу. Кстати, ты был в лесу?
     - Нет, только в крупных секторах типа "Зеленый мир", два раза.
     С левой стороны, сквозь полупрозрачные стены, показался заросший густой
зеленью  зал.  Огромные пластиковые лотки,  с растительностью  всех цветов и
оттенков  заняли  почти  все  пространство.  В  центре   квадратной  клумбы,
отделенной от лотков узенькими дорожками, возвышалось несколько деревьев.
     - А это  моя  гордость. -  с  достоинством  пояснил Рол,  показывая  на
небольшой  кустик  в  углу.  -  Вывел  его, изменив  генетическую  структуру
известной "Фалистеллы".  Правда  сейчас  он  не  цветет.  Система  полива  и
контроля роста разработана с учетом всех местных условий. Но главное,  самое
главное это настоящая почва!
     Мы вошли в полуоткрытую дверь.
     - Сегодня  вечером, настрой замок  на свой  личный  код  и  дверь будет
реагировать  только  на тебя.  Твой  предшественник  был  большим  любителем
мебели. Натуральный дубовый  шкаф,  диван, даже  тумбочка  есть.  Здесь  все
осталось без  изменений. В остальном как и везде. Связь, "окно", утилизатор,
биосинтезатор и прочие атрибуты станционной жизни.
     - А что случилось с бывшим хозяином?
     -  Несчастный  случай.  Каждые  три месяца мы делаем  патрульный  облет
трека. В последний вылет все  шло  как обычно.  FR6908 была девятой в списке
очередного  контроля.  Небольшая планета класса P16. Года  полтора  назад ее
выкупила  у Содружества фирма  "Галактика". Сейчас там научная лаборатория и
исследовательская группа.  Часа  через  два после  прибытия  на  FR6908, шеф
отозвал  меня в группу сопровождения  ценного груза. Такие акции  у  нас  не
редкость. Я вернулся  на базу, а Берол остался  на станции.  Кстати, бывшего
хозяина звали Джон Берол.
     Рол  достал  из  кармана  пульт  биосинтезатора,  и  заказал  несколько
дежурных блюд.
     -  По правде сказать,  там и  одному делать  нечего. Посуди сам,  какой
криминал можно найти среди  семи ученых. Настоящей работы на  таких планетах
как ноль восьмая, просто нет.
     Крышка синтезатора выдвинулась и подала поднос.
     -  Ужин  за  мой  счет, отметим твое прибытие. - Произнес он,  тоном не
допускающим возражений. - Сообщение о смерти поступило около трех часов дня.
В исследовательский  центр тело доставили до  моего прилета. Самое странное,
что  причиной смерти послужило удушье,  и это  с полным баллоном  кислорода.
Первый резервуар был совершенно пуст, что неудивительно. От своего "жука" он
шел не  менее четырех  часов, причем, судя по расстоянию, шел  очень быстро,
почти бежал.  Автоматический  переключатель на второй баллон не сработал, но
механический  действует  при  любых  обстоятельствах.  Надо  просто  открыть
клапан.
     - Почему он этого не сделал?
     -  Никто  не  знает.  Память  встроенного  в скафандр  "черного  ящика"
оказалась  стертой. Это уже совсем невероятно. Специалисты объяснили это как
результат  воздействия магнитного поля.  Но на  карте, составленной  местным
геофизиком, вообще нет никаких полей, а уж таких сильных, тем более. Тревогу
объявили относительно  быстро, но  пока  вылетели,  долетели,  нашли, короче
опоздали.
     - Главный процессор пытался установить связь?
     - Да, дважды, у  меня  осталась запись обоих попыток. Переговорами  это
назвать трудно. Он или молчал, или... - Боланд отрицательно покачал головой.
-  Просто  набор  звуков... У  них  система  настроена  таким  образом,  что
реагирование  происходит только  в  случае просьбы  о помощи.  А  физическое
состояние, на тот  момент, беспокойства не  вызывало. Истинных причин смерти
комиссия  так  и   не  установила.  Была  версия   о   самоубийстве,  вполне
правдоподобная надо отметить, но я слишком хорошо знал Берола чтобы поверить
в это. А уж причин даже представить не могу.
     Утилизатор открыл бездонную пасть, и мгновенно расщепил остатки ужина.
     - Поздно, пойду  к  себе, завтра встречаемся у шефа. Рол окинул комнату
внимательным взглядом и не спеша вышел.
     Сигнал тревоги с тихого свиста  перерос в оглушительный вой. На  борьбу
со сном  понадобилось меньше  секунды. Я  откинул  легкое  одеяло  и включил
аппарат внутренней связи.
     - Младший офицер Тинар слушает! На экране показалось лицо Ловиса.
     - Немедленно ко мне!
     На часах пять тридцать четыре утра. "Здесь  учебных тревог не  бывает",
мелькнуло в голове. Дверь кабинета оказалась открытой.
     - Младший офицер Тан Тинар...
     - Проходи.
     Заспанный Боланд уже сидел в одном из  кресел, сосредоточенно  занося в
"блокнот" какие-то данные.
     - Только что получено  сообщение  об исчезновении  человека  на научной
станции  FR6908.  Вылетайте  прямо  сейчас. Первый доклад  через  двенадцать
часов. Дальнейшие инструкции получите позже. Пока все, приступайте.
     Рол мгновенно сорвался с места.
     -  Через три минуты у выходного шлюза, это рядом с  оранжереей,  возьми
личную  карточку  и  оружие.  -  Протараторил  он,  забегая  в свою  секцию.
Размышлять времени не было, но то что произошло нечто из ряда вон выходящее,
сомневаться не приходилось. В конце оранжереи, я сразу заметил массивный люк
грузового сектора. При моем  приближении он ожил, выдвинулся вперед и плавно
поднялся.
     - Проходи в шлюз. - Крикнул Рол, выскочив из оранжереи.
     -  Начинаю  процесс запуска  корабля.  -  Раздался  голос  станционного
процессора. - Шлюзование закончится через двадцать семь секунд.
     Перепрыгнув ограждение, Боланд встал рядом со мной.
     - Закрываю вход.  - Продолжал голос. - Анализирую... Тестирую стартовые
узлы...  Проверяю  режимы  запуска...  К  старту готов...  Открываю  проход.
Дисковые  двигатели  резко  взвизгнули,   открыв  боковой  люк.  Из   тускло
освещенного  коридора  корабля пахнуло стандартной  "Свежестью", пластиком и
еще чем-то непонятным.
     - Рубка управления прямо! Я заблокирую вход.
     -  Продолжаю  подготовку  к   старту.  -  Известил  уже  мягкий   голос
корабельного процессора. - Старт возможен через минуту двадцать две...
     В рубке голос компьютера звучал еще тише.
     - Стыковочные захваты отведены...
     Рол нырнул в кресло первого пилота.
     - Садись, садись!
     - Укажите маршрут следования. Конечные координаты не заданы.
     - FR6908.
     Пристегните ремни...
     Легкий  гул,  толчок, на контрольном экране появилась  таблица  режимов
старта. Объемная карта замерцала тысячами звезд.
     - Покидаю двухкилометровую зону станции.
     -  Отключи  комментарии  рабочих  процессов. --  Рол  широко  зевнул  и
вытянулся в кресле. - Минуты через две начнем разгон, а часика  через четыре
с небольшим выйдем на орбиту ноль восьмой.
     - Как в наше время может пропасть человек?
     -  Бывает. Помню  был случай, с одним  спелеологом. Отстал от  основной
группы и  провалился в трещину. Маленькая такая,  в ширину  метра четыре, не
больше. Зато глубина километра два или три, точно  не помню. Пять дней найти
не  могли.  Потом  неделю доставали.  Ты пока не  бери в  голову.  Прилетим,
разузнаем что к чему, тогда и будем гадать.
     -  Странный  корабль,  в  школе  нас обучали на моделях 456 серии и  их
модификациях, а такого даже в "последних разработках" не встречал.
     -   Он   несерийный,   изготовлен  совсем  недавно.  Это  все  "Звезда"
постаралась. У  них есть своя курьерская служба,  возят секретные документы,
инструкции,  новые   разработки.   Сто  процентная  защита  от  чужих  глаз,
прекрасные  летные качества, но  для  них этот экземпляр  морально  устарел.
Правда пришлось немного переоборудовать, зато теперь шикарный патрульщик. Ну
и вид у тебя! Иди-ка поспи, три часа у нас точно есть.
     Каюты  были  совсем непохожи  на  узкие,  маленькие спаленки,  кораблей
такого  класса.  Жилые  секции  соответствовали  последней  моде  роскошного
рационализма.  Здесь  все  было как  в обычных  комнатах  на станции, только
предельно  сжато  и  скомпоновано.  Приятные  успокаивающие  тона  придавали
обстановке  жилой  и  уютный  вид.  Приняв  на всякий случай  снотворное,  я
моментально уснул.
     Вибрация  волной  прокатилась  по  всему  телу  заставляя  дрожать  все
окружающее. Наскоро одевшись, я поднялся на верхнюю палубу. В рубке вибрация
была почти незаметна.
     - А вот и ты! Самое интересное проспал, заходим на посадку.
     Видимо, заметив что-то на экране внешнего обзора, Боланд включил  режим
приближения.
     - Откуда вибрация?
     - Ничего  страшного, это активное  торможение. Видишь  блестящую точку?
Нет, чуть-чуть левей.
     - Да, что-то есть.
     - Это центральный купол  исследовательского комплекса. Я уже выходил на
связь, нас ждут.
     Комплекс  заметно  рос.  В  центре  возвышалось  гигантское  сооружение
сферической формы.  От  него, словно  лучи,  к постройкам  меньших  размеров
отходили тоннели внутреннего сообщения.  С противоположной  стороны примыкал
ангар. Метрах  в двухстах  от  крайнего  блока  стоял корабль класса "Космос
-15". Прожекторы осветили площадку  рядом. Томительное снижение, мягкий удар
и на центральном экране появилось: "Посадка завершена".
     -  С  прибытием!  Стыковочного  шлюза  здесь  нет,   придется  надевать
скафандры.
     Штук тридцать скафандров разных  размеров  и различной  степени зашиты,
выстроились вдоль стен "примерочной".
     -  Выбирай из  класса  S1, перепада  температур,  жесткого излучения  и
других  пакостей  тут  нет.  -  Посоветовал  Рол ловко облачаясь в "Слоновью
кожу".
     Пройдя  нижнюю  палубу,   мы  вошли  в  камеру  грузового  выхода.  Все
управление  свелось к  простому  нажатию  кнопок.  Массивный  щит,  выпустив
остатки воздуха, лег на сероватый  грунт превратившись в гигантский  пандус.
Метрах в пятидесяти от корабля я заметил три темные фигуры.
     -  Переключись на  стандартную частоту. Нашего  канала  у  них  нет.  В
наушниках зашелестело чужое дыхание.
     - Вы слышите нас? - Нарушив неуютную паузу, раздался чей-то голос.
     - Да слышим, куда идти?
     - Следуйте за нами.
     Обойдя будто бы выросший из базальта ангар, мы свернули к  центральному
куполу.  Если с высоты  он  выглядел  просто  большим, то  теперь производил
колоссальное   впечатление.  Мощные  лучи  прожекторов  освещали  почти  всю
прилегающую  территорию. Наша группа вошла в шлюзовую  камеру и через минуту
мы очутились в хорошо оборудованном "переходнике".
     - Здравствуй Рол, вот и  встретились. А ты его новый напарник? - Слегка
прищурившись, спросил обладатель уже знакомого голоса.
     - Да, младший офицер Тан Тинар. - Представился я.
     -  Сол  Литвер,  помощник начальника  станции, а это мои  коллеги - Бил
Фельторн, прекрасный пилот.
     Сумрачного  вида  мужчина с  округлой  бородой  протянул  мне  большую,
красную руку.
     - И  Питер Стоун,  математик, программист, специалист  по электронике и
еще  черт знает кто в одном  лице. Белокурый  парень моего  возраста, слегка
кивнул, но от рукопожатия воздержался. Все трое выглядели изрядно заспанными
и уставшими.
     - Начальник станции ждет вас у себя.
     Предохранительные люки по всему тоннелю были открыты, и мы менее чем за
пять минут  дошли до административного блока. На встречу вышла  женщина  лет
тридцати-тридцати  пяти.  Густые, ухоженные волосы, прекрасно  сочетались  с
большими карими глазами, от которых на несколько метров веяло достоинством и
надменностью.
     - Здравствуй Рол, рада видеть тебя. Кто этот молодой человек?
     - Мой новый напарник Тан Тинар.
     -  Я  Дора  Рурд,  координатор  лаборатории.  Остальные  свободны. Наши
сопровождающие молча вышли.
     - Прошу сюда. Комната  в которой мы  оказались, больше походила  на зал
заседаний чем на приемную.
     - Что произошло? - Рол медленно сел.
     -  Вчера днем Даниель  Кертроп вылетел  в квадрат  М140.  Последние две
недели он каждый день летал  туда. Вечером возвращался и обрабатывал данные.
Связь с исследовательскими "жуками" поддерживается через спутники. Пять дней
назад  один  из  шести,  как раз обслуживающий  эту  зону, вышел  из  строя.
Последний  оставшийся  в резерве мы запустили  три  недели  назад.  Это  уже
седьмой, сбитый метеоритным "дождем". Я сразу предупредила его об отсутствии
связи, но он  настоял на  продолжении работ не  желая  ждать запуска  нового
ретранслятора.
     - Когда должен прибыть очередной "грузовик"?
     - Он уже три дня как здесь. Стартует приблизительно через час.
     - Космос - 15?
     - Да. Новый спутник на орбиту выведет именно он.
     - Почему  Кертроп работал без постоянной связи? Кто выдал разрешение на
вылет?
     -  Разрешение  выдала  я.   Его  действия  не  противоречили  служебной
инструкции. В  подобных  ситуациях  работа разрешена.  При этом  обязательно
оговаривается точное  время  прибытия и координаты  проведения  работ.  - Не
скрывая волнения  уверила  она. - Вчера Кертроп покинул территорию станции в
15.45, и когда в 19.45  он так и не появился  на радарах, я подняла тревогу.
На поиски  вылетели Сол, Питер  и Фельторн, но облетев весь М140-ой  они  не
нашли даже следов.
     - Но ведь Кертроп проработал там две недели! - Изумился Рол.
     - Ребята летали  всю  ночь, обшарили  весь квадрат, там даже не садился
никто, не говоря об исследованиях.
     - Кто еще принимал участие в поисках?
     -  В проведении подобных акций, могут быть  задействованы только пилоты
второй категории и выше. Ты их только что видел.
     - На какое время у Кертропа хватит запасов воздуха?
     -  Без  дополнительных   резервуаров,  которыми  не  был  оснащен   его
планетолет, около двенадцати часов. В зависимости от потребления конечно.
     - При всех благоприятных обстоятельствах у него осталось часа два,  два
с половиной.
     - В принципе...
     - Предлагаю продолжить поиски совместными  усилиями.  На  нашем корабле
есть две  спасательные шлюпки, вместе с вашими пилотами мы сможем образовать
цепь и в два захода пройтись над всем квадратом.
     - Хорошо,  давайте попробуем, но шансов... - Нехотя мотнув головой, она
включила селектор  связи. - Сол свяжись с  Билом и Питером, еще один вылет в
140-ой. Да еще один, вместе  с  ребятами из службы безопасности. Сколько вам
надо времени для старта?  -  Бросив на  Рола вопросительный взгляд, спросила
она.
     - Минут двадцать, двадцать пять.
     -  Старт через  двадцать  пять минут,  в  дальнейшем следуйте указаниям
офицера Боланда.
     - Руководство компании поставлено в известность?
     - Да,  представитель фирмы уже на  пути к  нам,  но прибудет  не раньше
вечера.
     -  К  нашему возвращению  подготовь личное  дело  Кертропа. Записи всех
передвижений и переговоров за последние сутки.
     - Хорошо.
     Проделав весь пройденный путь  в обратном направлении, мы снова вошли в
ангар   корабля.    Две   спасательные   шлюпки,   закрепленные   массивными
кронштейнами,  напоминали  огромные   коконы.   В   центре   стоял  вездеход
внушительных   размеров,   отдаленно   напоминавший    стандартную    модель
"Планета-840". По углам замерли роботы-ремонтники.
     - Запускай второй номер и вылетай сразу за мной, связь не выключай.
     Задняя  часть  кокона-шлюпки  "надломилась",   образовав  трап.  Пройдя
коротенький коридор,  я слегка пригнувшись пробрался  в  рубку. Теснота была
единственным недостатком,  во всем  остальном  упрекнуть  конструкторов было
невозможно.  Прекрасно скомпонованный  пульт управления  по функциональности
напоминал корабельный. Легкий гул. Внешние захваты громко хрустнули и  вошли
в   стену.   На   обзорном   экране   появилась  шлюпка   Боланда,  медленно
продвигающаяся  по  левому краю.  Ворота  ангара  полностью  распахнулись  и
габаритный огонек первого номера скрылся где-то внизу.
     - Ты где застрял? Спускайся ко мне. - Забеспокоился Рол.
     Штурвал   легко   поддался  нажатию,  черная  пустота   выхода   плавно
надвинулась, заполнив собой все экраны.
     - Вызываю Сола Литвера. - Произнес Боланд.
     - Слышу тебя.
     - Вы готовы?
     - Через минуту будем у вас.
     Одна за другой, на радаре появились три красные точки.
     - Выходим  на  высоту  два  километра. Боковой  интервал  7 километров.
Пройдемся  над  квадратом  цепью за два  захода.  Я  пойду  в  центре, слева
Фельторн  и  Питер,  справа Сол. Тинар,  ты  будешь  замыкать  правый фланг.
Вопросы есть? - Секундное молчание.
     - Начинаем.
     Вереница точек слева, выстроилась в ровную  линию. Боясь промахнуться с
выбором   курса,  я   включил   режим   дублирования   первой  шлюпки.   Шум
антигравитатора с мерного гула перерос в громкое завывание.
     - Не так быстро, мы не успеваем! - Воскликнул Сол.
     Линия точек на радаре дрогнула, первые две и четвертая явно отставали.
     - Так нормально?
     - Да, сейчас догоним.
     Толчок,  темнота, снова  толчок.  Свет  загорелся  также внезапно как и
пропал. "Внимание!  Ошибка  процессора",  вспыхнуло  на  центральном  табло,
"Текущие  режимы в  пределах  нормы...  Выясняю  причины  сбоя".  По  экрану
поползла  широкая  колонка цифр.  "Что  за ерунда?" -  мелькнуло  в  голове.
"Ошибок не найдено, тест системы - нормален", появилось вновь.
     - Приготовиться к торможению. - Раздался спокойный голос Боланда.
     - Сначала обследуем левую часть квадрата. Потом развернемся и зайдем на
правую.
     Стараясь не думать о  случившемся,  я включил  режим  поиска. На радаре
ровная линия из пяти точек.
     - Тинар, включи SSF-12. Она настроена на поиск электромагнитных полей.
     - Включил. Пока сплошные нули.
     - Возможно, Кертроп лишился всех источников энергии, или очень далеко.
     Однообразный  пустынный  ландшафт  внизу медленно  проплывает на экране
видео  обзора.  Сплошная  серая  масса  скалистых  обломков  убивает  всякую
бдительность.
     - Рол, мы уже за пределами сто сорокового!
     - Знаю,  возможно он  давал неточные координаты,  углубимся  еще. Снова
мерное гудение и мертвое пространство внизу.
     - Переходим на правую половину. Держите дистанцию. Тан, ты должен выйти
на границу квадрата и идти вдоль нее.
     Описав  тридцатикилометровый   полукруг,  я  достиг  условной  границы.
Неожиданно столбик нулей пополз вверх меняя значения.
     - Подождите! - Воскликнул я.
     - Что случилось?
     - Похоже, здесь кто-то был. Следы от планетолета...
     - Следы могут сохраняться тысячи лет. - Вмешался Сол.
     - Рассмотри их внимательно.
     Я включил максимальное увеличение.
     - Такое впечатление, что он крутился на одном месте.
     -  Скорее  всего, садился  в одну и  ту же точку под разными  углами, и
вмятины от опор ложились друг на друга.
     - Что еще видно?
     - Пока ничего.
     -  Пройдись  еще  раз. И включи  трансляцию изображения  на стандартный
канал.
     Облет по  спирали оказался безрезультатным.  Такие,  как и везде  груды
камней, воронки от метеоритов, никаких следов деятельности.
     -  Хорошо, будем продолжать, хотя... Воздух у него кончился около  часа
назад. - Без оптимизма произнес Рол.
     Больше нам не повезло. Сто сороковой и примыкающие к нему квадраты были
абсолютно  безжизненны.  Последний  шанс  уплывал  вместе  с пустыней внизу.
Спустя  полтора  часа  Боланд  принял решение закончить  поиски. На  станцию
возвращались обшей  группой.  Гибель  Кертропа стала  реальностью, последняя
надежда на чудо безвозвратно исчезла.
     - У  него  была дочь, надо  сообщить. - Сказал  Фельторн,  обращаясь  к
пустоте переходного тамбура.
     - О результатах вылета я уже доложил, Дора известит компанию. Отозвался
Литвер.
     В полутьме проема показалась стройная фигура Рурд.
     -  Я  до последней минуты  надеялась.  Какой  ужас.  Он  был прекрасным
ученым. - Немного театрально произнесла она, изобразив на лице маску горя.
     -  Не  скрывай он от нас  места работ с  такой тщательностью, сидел  бы
сейчас здесь и как всегда размахивал руками.
     - Дора, ты подготовила его личное дело и записи?
     - Да, возьми. Жить будешь там  же где  и прошлый раз, а твой напарник в
комнате напротив. Надеюсь помнишь?
     -  Спасибо. Как только  прибудет представитель  компании, сразу  сообщи
мне.
     Мы вышли в коридор. Рол сделал несколько шагов и неожиданно обернулся.
     - Слушай внимательно! В каждом "жуке" под  третей  панелью  есть разъем
для внешнего подключения. Возьми эту штуку, секунды на две-три подключись ко
всем шести, и  быстро уходи. - В  его руках появилась небольшая коробочка. -
Постарайся чтобы тебя никто не заметил.  -- Торопливо  продолжал он. - Жилой
сектор по этому переходу  налево,  моя  дверь будет  открыта, вопросы потом,
давай!
     Я побежал по боковому тоннелю. На счастье,  все промежуточные люки были
еще  открыты, зато выходной  открывался  долго  и медленно.  Осмотревшись по
сторонам, я сразу заметил две обзорные камеры. Приблизительно прикинув  углы
видео  захвата,  я  ползком  переместился  к  кабине  первого   номера.  Под
декоративной  панелью  оказалось  несколько  разъемов, но к  моей  коробочке
подошел только  один. На пять остальных ушло минут десять. Спрятав приборчик
в  накладной карман,  я  приблизился к спусковому  трапу. Из дальнего  конца
ангара  послышался  тихий звук  приближающихся  шагов.  Питер  шел  быстро и
уверено. Обойдя  третьего "жука"  он ловко  нырнул  в четвертый и  скрылся в
темноте.  Воспользовавшись моментом,  я спрыгнул  вниз, ползком  пробрался к
правой стене и  спрятался  за  какого  то  робота.  Через  несколько  секунд
показалась голова Питера.  Стоя в тени,  я хорошо  разглядел его озадаченное
лицо. Вышел он так же  быстро как и вошел. Выждав еще  минуту,  я  дополз до
угла ангара и  юркнул  в переходной  тоннель. Дверь в  комнату Боланда  была
открыта.
     - Ну что?
     - По моему  все  нормально, если здесь  нет  скрытых  камер, то меня не
могли засечь, вот твоя игрушка, здесь все шесть.
     - Отлично!  Ты собрал параметры всех  передвижений за  последние  часы.
Боюсь,  представитель компании может  предъявить нам немного другие данные о
полетах этих молодцов. А я не люблю когда меня водят за нос.
     - Скорее всего, ты окажешься прав.
     - Это почему?
     - Кроме меня в ангаре побывал Питер.
     - Он тебя видел?
     - Нет, мне повезло.
     -  Понятно.  - Задумавшись  произнес Рол. -  Возьми индикатор и проверь
свою комнату на  наличие "клопов", здесь  оказалось аж восемь штук.  Местное
руководство очень интересуется личной жизнью своих гостей. - Улыбнулся он.
     У  себя я нашел только шесть, интерес к  моей персоне был явно  меньше.
Старательно  счистив  тонкую пленку  почти  прозрачного напыления,  я  снова
вернулся к Ролу.
     - Как успехи?
     - Шесть.
     - Вот личное дело Кертропа, я его просмотрел теперь твоя очередь.
     Даниель Кертроп семьдесят  два года, окончил массу учебных заведений, в
том  числе престижный  университет Содружества.  Первой в  пестром послужном
списке  стояла научная  работа  "Поиск  цветных металлов ускоренным методом"
отмечена  знаком  "I".  Побывал  на  тридцати восьми  планетах.  В  основном
занимался разведкой  редких пород.  Опубликовал три  новые  методики, причем
самая  большая:  "Методика точного  расчета  объемов  залегания  металлов на
большой глубине"  удостоена  третей ученой  степени. Последние  полтора года
работал на "Галактику". Сухие  строки послужного  списка, за которыми  целая
жизнь крупного специалиста-геолога.
     - Много всего и в тоже время ничего конкретного. - Резюмировал я.
     - Более подробное личное  дело можно получить в компании, но и оно вряд
ли поможет. Однако, одну вещь, я понял  четко,  Кертропу, с  его знаниями  и
опытом полтора года хватило бы для детального изучения нескольких планет как
эта, но он не только не  улетал, а  наоборот  остался здесь  на второй срок.
Неправда ли странно?
     -  Пожалуй, но может быть  здесь  оказалась  интересная информация  для
новой научной работы?
     -  Во  время моего первого расследования,  я консультировался  с нашими
специалистами  в  области геологии,  все  как  один утверждали, что  планета
совершенно  неинтересная,  аномалий  нет,  сплошной  базальт,  да и  Кертроп
придерживался этого мнения.
     -  Ничего интересного? Так  зачем он  каждый день летал в сто сороковой
даже  при  отсутствии  связи?  Может  быть все-таки  наткнулся  на  какое-то
открытие и не хотел разделить лавры первенства с кем-то еще?
     - Не  знаю, в личных записях ничего нет. Возможно  существуют другие, а
эти  он  делал  для проформы.  Смотри  сам:  "Вылет,  время, одни  и  те  же
координаты,  время  возвращения". Никаких пометок,  примечаний или  выводов.
Голые цифры.
     - Давай осмотрим его комнаты.
     -   Скорее   всего   он   был   не   настолько   глуп   чтобы   хранить
незарегистрированные  диски где-нибудь под  подушкой, а  если и  хранил,  то
боюсь нас опередили.
     - Ты кого-то подозреваешь в краже?
     -  Конкретно  нет,  но  ребята здесь  слишком  проворные  и любопытные,
"клопы"  тому подтверждение.  Раздался  зуммер  вызова  и  на  экране  связи
появилось лицо Доры.
     - Рол, прибыл представитель компании, он сейчас у меня.
     - Мы подойдем минут через пять-шесть. - Боланд нажал клавишу отбоя.
     - Пришло время познакомимся с местным начальством. - Не то серьезно, не
то иронично, произнес он.
     Представитель  компании оказался  на  редкость  обаятельным, одетым  по
последней моде, молодым человеком.
     - Генри, это офицер Рол Боланд и его напарник Тан Тинар.
     -  Очень  приятно,  я  Генри  Маер.  Мне  поручено  установить  причины
несчастного  случая,  и  принять   соответствующие  меры  по  предотвращению
подобного впредь. Дора сказала, что вы принимали участие в поисках.
     - Да, но кроме следов ничего не нашли.
     - У тебя есть какие-нибудь соображения?
     - Пока нет. А у тебя?
     - Единственное, что можно сказать определенно, так  это то, что Кертроп
действовал  по собственной инициативе и пока  вся вина за  происшедшее лежит
только на нем. Дора не могла запретить вылеты ученому такого ранга. По сути,
подчинялся он скорее формально и в соответствии с  контрактом  имел право на
целый ряд действий противоречащих многим инструкциям.
     - В чем состояла суть контракта?
     -  Фирма  предоставляла  ему  все  необходимое  оборудование   и  почти
неограниченную свободу  действий,  а  от  него  требовалась  детальная карта
геологической структуры планеты.
     - На какой срок был заключен контракт?
     -  На  один  год.  Но  перед  окончанием  срока Кертроп  сославшись  на
объективные  причины,  продлил   его  еще  на  два   месяца.  Компания  была
заинтересована в заключении столь известного ученого и пошла на уступки.
     - Ты захватил с собой его личное дело?
     - Да, но его копию вы уже получили.
     - Там многого не хватает.
     -  Увы, именно в  таком виде мы получили ее от компании, где он работал
прежде. Попробуйте послать туда официальный запрос.
     -  Я хочу  побеседовать  со всеми сотрудниками  лаборатории,  возможно,
кто-то прольет свет на его исчезновение.
     - Конечно, делайте все  необходимое. Я крайне заинтересован в скорейшем
разъяснении  этой  трагедии. Единственным запретным местом для вас  является
научный корпус. Некоторые исследования представляют коммерческую тайну,  и я
не могу допустить утечки информации. Но и  там вы сможете  побывать, правда,
только в сопровождении Доры.
     -  Мне необходимы записи  полетов всех  планетолетов за  последние двое
суток.
     -  Кроме   некоторой  узко-научной  информации,  вы  получите  все  вас
интересующее, посредством прямого доступа в центральный банк данных. "Окна",
установленные в ваших комнатах, подключены, пороли сняты.
     - Как долго ты намерен пробыть здесь?
     - Все зависит  от  обстоятельств. После  обнаружения трупа и  выяснения
причин смерти моя миссия будет окончена.
     - Сегодня  был  трудный  день,  а  завтра  в восемь  часов  пригласите,
пожалуйста, всех работников станции ко мне. Очередность значения не имеет.
     - Я могу предоставить свой кабинет. - Забеспокоилась Рурд.
     - Нет, нет, мы прекрасно обойдемся одной из комнат.
     - Но...
     - Всего доброго. - Отрезал Рол и направился к выходу.
     - Как тебе наш новый знакомый? - Спросил он уже в коридоре.
     - Типичный чиновник, ничего примечательного.
     - Надеюсь, что ты  прав. Иди отдыхай,  а я схожу за своим  "блокнотом",
все местные подключены к центральному процессору и наверняка просматриваются
извне. Увидимся завтра утром в половине восьмого.
     Всю  ночь  мне  снился  задыхающийся Кертроп. Непривычная, естественная
гравитация  заставляла просыпаться  и засыпать  вновь. Новый  день начался с
маленькой  неприятности, расход  воды  оказался лимитирован  и  помыться как
следует, мне не удалось. Боланд наоборот казался свежим и подтянутым.
     - Как спалось? - Поинтересовался я.
     - Вполне сносно. Вчера вечером просмотрел записи полетов. - Рол включил
свой "блокнот".  -  Четвертый "жук"  вылетел  за тридцать  минут  до  начала
поисков  и  летел  в  сто  сороковой  не по прямой,  а через соседний 132-ой
квадрат.  Забрался   в  банк  данных,  там,  разумеется,  все  стартовали  с
интервалом в пять минут  и двигались точно по прямой. Сначала Питер произвел
изменения в  записях центрального компьютера, а в  планетолете сделал потом,
но ты опередил его.
     - Ты говоришь М132? - Начал вспоминать я. - Где он находиться?
     - Здесь. - Рол выделил желтый квадрат на экране.
     - Это тот самый над куском которого я пролетал вчера?
     - Да. Под тобой была небольшая часть, а мы прошли мимо.
     - Знаешь, я вспомнил...
     - Что именно?
     -  Как раз  над  этим местом у меня  произошел  странный сбой  главного
процессора. На какое-то мгновение все отключилось и так же неожиданно пришло
в норму.
     - Почему ты сразу не сообщил?
     - Я думал, что это обычная ошибка...
     -  Да   какая   ошибка,  шлюпки  имеют   многократную  защиту,  систему
дублирования! - Возмутился Рол. -- Дублирующих процессоров три штуки!
     Дверной звонок зачирикал какую-то веселую мелодию.
     - Ладно, пока отложим. - Уже тише произнес он.
     Я открыл дверь, и в комнату вошли Дора и Сол.
     -  Доброе утро. Все  предупреждены, мы будем  первыми,  потом  подойдут
Фельторн и Питер. - Наиграно улыбнулась Рурд.
     -  Я хотел  поговорить с каждым в  отдельности,  поэтому одному  из вас
придется подождать в комнате напротив.
     - Вдвоем или по отдельности! Какая разница? - Удивилась она.
     - Хорошо, я  подожду. - Вмешался Сол. - У офицера своя методика поисков
пропавших ученых. Зачем мешать? - Литвер круто развернулся и вышел.
     - Тогда начнем.
     - Будь по твоему. - Нехотя согласилась Рурд.
     - Как часто Кертроп отчитывался перед тобой?
     -  Если эту  профанацию, которую  он швырял  мне на стол можно  назвать
отчетами, то значит еженедельно.
     - Это те самые диски что находятся у меня?
     - Да, других нет.
     - С кем из работников станции он поддерживал дружеские отношения?
     - Пожалуй, ни с кем, он вообще был человеком замкнутым и необщительным.
Изредка  играл с Питером в  шахматы, периодически  обращался  к  доктору  по
поводу какой-то старой болезни. Даже в праздничные дни, когда все собирались
в кают-компании, посидит немного, посмотрит на всех отсутствующим взглядом и
уходит.
     - Кто первым вылетел на его поиски?
     - Все вылетели одновременно,  хотя Питер мог  вылететь  немного  раньше
других. В тот момент, когда я объявила тревогу, он находился в ангаре.
     - Кертроп летал на одном "жуке" или на разных.
     -  У него был  свой,  закрепленный только за ним планетолет под седьмым
номером. Кроме Кертропа  на  нем никто  не летал, даже проверку и ремонт  он
производил самостоятельно. После полета запирал шлюзовую камеру личным кодом
и вдобавок специальным ключом.
     - Мы хотим осмотреть его комнаты. Когда это возможно?
     - В любое  время,  только  закрыты они  еще тщательнее, дверь  придется
вырезать и потом ставить новую.
     -  Прошу  сделать  это только в нашем  присутствии.  Большое спасибо за
помощь,  теперь  Сол может войти,  и  не  обижайся, такова  специфика  нашей
работы.
     -  Не  беспокойся, я понимаю. - Снисходительным  тоном сказала она  уже
из-за двери.
     Сол вошел явно без  всякого желания,  но  от недавнего  раздражения  не
осталось и следа.
     - Я в вашем распоряжении. - Произнес он, садясь напротив меня.
     - Расскажи все, что знаешь о Кертропе.
     -  Не  подумайте, что я хочу что-то там утаить, но длинного рассказа  у
меня не получится. Даниель мало общался  с нами, о  себе никогда не говорил,
друзей  у  него  не  было.  По  началу  мы  как-то пытались  найти  контакт,
познакомиться   по   ближе,  а  в  ответ  получали   высокомерный  взгляд  и
недружелюбие. Потом это всем  надоело, и про него просто забыли. По сути, мы
жили отдельно друг от друга.
     - Для какой части планеты он успел составить геологическую карту?
     - За три недели до окончания срока контракта Кертроп полностью закончил
работы, но потом сказал, что ему необходимо уточнить какие-то данные, что-то
там, дескать, не совпадает, и компания продлила контракт.
     - Кто-нибудь контролировал его работу?
     - Нет, никогда.
     - Для  вскрытия  комнат  Кертропа  мне необходим  специалист  по  резке
металла, надеюсь, ты не откажешься.
     - Всегда, пожалуйста.
     - Спасибо за помощь. Сол неторопливо вышел, но сразу вернулся.
     - Тут Фельторн пришел.
     - Позови его.
     Как и вчера утром он выглядел мрачным и недовольным.
     - Садись Бил, мы тебя долго не задержим. Давно работаешь на компанию?
     - Шестнадцать лет.
     - А летаешь?
     - Столько же.
     - Какой у тебя класс?
     - Первый. - Явно годясь, оживился он.
     - Кертроп был хорошим пилотом?
     - Да так  себе, по карте, конечно,  ориентировался, а по радару или DBF
совсем не мог.
     - Свой планетолет он ремонтировал сам?
     - Какое там, гонял тесты, да и только, один раз  так слетал, что где-то
потерял левую переднюю стойку  опоры.  И давай  роботов теребить, а они ему:
"Задача  невыполнима,  задача невыполнима". Никак в толк не возьмут, как это
можно  отремонтировать   то,  чего   нет.  И  не   удержавшись,  Бил  громко
расхохотался.
     - Тогда он ко мне: "Что такое, роботы испорчены!" - "Да нет", - говорю,
- "А вот "жуком" твоим заниматься капитально надо. " Показал что к  чему, он
аж побледнел и говорит: "Фельторн, будь любезен, займись моей техникой, я  в
долгу не  останусь." Я  конечно все сделал как  надо,  три  дня  провозился,
никого к "жуку" не подпускал, так он просил.
     - А что пытались?
     -  Да, Питер несколько раз подходил. "Как ремонт? Что неисправно? А сам
норовит в кабину пробраться. Не люблю я  его,  вечно свой нос везде сует. То
инструкцию не выполняю, то еще чего. А  если все, как он говорит делать, так
потом и летать страшно.
     - А Кертроп, какой он был?
     - Странный конечно старик, все один, да один. Вроде как боялся чего, не
любил шума, или когда народу много. Привык, наверное, к  одиночеству, раньше
он исследовал дальние планеты. А там как: год, а то и два совершенно один.
     - Это Кертроп сам говорил? - Удивился Рол.
     - Конечно, много чего рассказывал, про планету гейзеров, например. Один
раз  гейзер прямо под ним  образовался,  чуть  не  погиб.  И другие истории.
Хороший  был старикан,  жалко  его.  - Сочувственно  добавил он,  и  глубоко
вздохнул. - Если  что  скажет  -  обязательно сделает. За внеплановый ремонт
подарил мне какой-то ценный  минерал.  Сам  невзрачный,  маленький, а внутри
кристаллы, острые, зеленые такие и в  темноте светятся. Павитон или гравитон
называются, точно не помню.
     - Про свою работу здесь, он что-нибудь рассказывал?
     - Говорил,  что нашел здесь  такое... и вот так  руками делал. Фельторн
поспешно развел руки в стороны. - Я его  спрашиваю:  "Что?", а он: "Сам пока
не пойму", и молчит.
     - Кто первым вылетел на поиски?
     - Я, а минуты через две-три Сол.
     - Странно...  - Недоверчивым тоном протянул Рол. - Он  говорит,  первым
был Питер.
     -  Питер  вылетел минут  за  тридцать до  начала  тревоги.  Моментально
возмутился Фельторн.
     - Я сразу заметил  что его "жука" нет. Еще  подумал: "Тут такие дела, а
он болтается где-то".  Только набрал высоту и на радар, сразу  его засветил,
летит наперерез, скорость что надо. "Хорошо" думаю "уже знает".
     - Откуда летел? - Заинтересовался я.
     - Точно не скажу, скорее всего, из 132-ого.
     - Огромное тебе спасибо Бил, ты нам здорово помог.
     -  Да  какая там помощь. - Застеснялся  он,  махнул  рукой  и осторожно
вышел.
     -  Твоя  работа была  ненапрасной. -  Улыбнулся  Рол. - Теперь мы точно
знаем, что  Сол  пытался  обмануть  нас. Но только зачем?  Интересно,  какую
песенку  запоет Питер? Вместо  ответа  раздался  зуммер  вызова и  на экране
появилось лицо Рурд.
     -  Извини,  что побеспокоила, но у нас произошли  маленькие  изменения.
Доктор  Морти  отчитывается  перед  Генри. Бэла тоже занята, а  Питер  и Сол
вылетели на поиски по всей площади.
     - Ничего страшного, мы сами подумывали о  перерыве, а продолжить  можно
немного позже. - Рол встал.
     - В шесть вечера вас устроит?
     - Вполне. Экран лениво моргнул и потускнел.
     - Пойдем, осмотрим местные достопримечательности.
     - Какие именно?
     -  Сто тридцать второй. - Просто ответил Боланд, забирая  "блокнот".  -
Проведем маленький эксперимент. Я на минимальной скорости пройдусь по твоему
маршруту,  а ты будешь следовать надо мной с некоторым  удалением. Показания
всех приборов перекинем на твою шлюпку. - Продолжал он уже в ангаре.
     -  Внимательно  следи  за  малейшими изменениями,  старайся  ничего  не
упустить. Связь по закрытому каналу постоянная.
     Пройдя   шлюзование,   Боланд   круто  ушел   влево,   набирая  высоту.
Пространство внизу показалось мне еще пустынней и мрачней чем в прошлый раз.
На экране локатора единственная точка. В радиусе  тысячи километров только я
и Рол.
     - Наши следопыты уже далеко.
     - Пока не видать. Минут через сорок Боланд снова вышел на связь.
     - Внимание, приближаемся, снижаюсь до трех метров. Как связь?
     - Нормально.
     Неожиданно   появилось   чувство  чужого  присутствия.  Словно   кто-то
подкрадывается сзади, совсем  близко, прямо  за спиной. Медленно наползающий
страх заставил обернуться.  Мерное гудение  антигравитатора,  мягкий  свет в
конце рубки, серые стены. Изрядная порция адреналина ударила в голову.
     - Рол, ты чувствуешь что-нибудь?
     - Значит ты тоже?
     - Мне показалось, что за мной следят.
     Анализатор магнитного поля резко изменил показания, ровные колонки цифр
поползли вверх.
     - Рол, быстрое нарастание магнитного поля!
     - Вижу!
     - Попробуй остановиться!
     - Уже стою.
     - Поле усиливается, уходи, уходи оттуда! - Закричал я.
     - Сейчас попробую... - Неожиданно наступившая тишина, ужаснула меня.
     -  Рол!  Ты  слышишь?  Отвечай! На  боковом  экране  вспыхнуло:  "Прием
невозможен. Источник прекратил передачу". Все цифры моментально превратились
в нули. "Включить собственные анализаторы?" Загорелось вновь.
     - Включить. - Машинально ответил я, слабо понимая, что происходит.
     Внизу  бушевала  настоящая буря.  Переливаясь  множеством  красок,  над
шлюпкой  Боланда  образовался  разноцветный  купол,  похожий  на  гигантский
мыльный  пузырь.  Я  взялся  за штурвал и начал снижение. Регистратор  поля,
словно  ослеп,  по  прежнему  выдавая  нулевые   значения.   Высота   быстро
уменьшалась. Неожиданно "пузырь" стал белеть и уменьшаться в размерах, через
мгновение,  исчезнув   совсем.  "Внимание.   Источник  возобновил  передачу.
Восстановить прием?"
     - Да! - Почти прокричал я. - Рол, отзовись! Это я, Тан!
     - Слышу тебя. Где ты? - Будто спросонья ответил Боланд.
     - Прямо над тобой. Что произошло?
     - Пока не знаю. Я, кажется сел... - Удивленно констатировал он.
     - Ты не пострадал?
     - Нет.
     - Сможешь взлететь?
     - Сейчас попробую.
     Шлюпка  Боланда медленно  оторвалась  от поверхности и встала вровень с
моей.
     - Похоже, все повторилось,  также как и у тебя. Погас свет, потом снова
загорелся, процессор сообщил об ошибке, и все встало на свои места.
     - Эксперимент получился что надо. - Облегченно вздохнул я.
     - Когда я выпустил посадочные опоры?
     - Не знаю.
     - Странно, я точно помню, что не успел...
     Показавшийся вдалеке купол станции  снял последнее напряжение. Войдя  в
комнату, Рол сразу взялся за просмотр записей.
     - Посмотри, какая большая напряженность поля. - Удивился
     он. - Как я только не расплавился вместе со всем остальным?
     - Мне показалось,  что вся  энергия  концентрировалась  вокруг  тебя не
проникая внутрь.
     - Но так не бывает.
     - Здесь нужен специалист.
     - При первой возможности передам это в наше управление, там разберутся.
А  пока сообщу шефу, что  все осталось без изменений.  Боланд  снова включил
"блокнот" и принялся надиктовывать текст отчета.
     -  Знаешь, я вспомнил  Берола. Как говорили  наши физики, "черный ящик"
скафандра  мог выйти  из  строя  под воздействием сильного магнитного  поля.
Тогда этому никто не поверил. Еще Кертроп отрицал наличие таковых. А теперь,
я  думаю, стоит вспомнить  номер квадрата,  в котором  он  так глупо  погиб.
Сейчас  посмотрю...  Да вот,  258-ой,  есть даже запись его маршрута, завтра
попробуем слетать туда.
     - Не боишься последовать вслед за ним?
     - На  этот раз примем  все меры  предосторожности. На  большой  высоте,
двигаясь  по  спирали,  будем  постепенно  приближаться  к  месту  гибели, а
потом...
     На экране внутренней связи появилось хмурое лицо Рурд.
     -  Только что вернулись Питер и Сол, ничего не нашли. Питер может зайти
к вам прямо сейчас.
     - Хорошо, будем ждать. А как остальные?
     -  Бела   уже  освободилась,  Морти  подойдет  последним.  Кстати,  чем
закончились ваши поиски?
     - Тоже ничем. - Сухо ответил Рол, отключившись.
     - За нами следили.
     -  Конечно,  через систему спутников,  но  разговоров  они не  слышали,
система  кодированной  передачи  не по зубам  этим недотепам.  В наступившей
тишине,  знакомая  мелодия дверного  звонка, прозвучала  слишком громко.  На
пороге появился Питер.
     - Присаживайся. Какую площадь удалось обследовать?
     - Процента два с небольшим.
     - Куда летали?
     - Начиная с 254-ого и кончая 259-тым.
     - Почему именно туда?
     -  За  последний  месяц  Кертроп был  там  два  раза,  правда  спутники
охватывают этот район, но всякое могло случится. Решили проверить.
     - Понятно. Какие взаимоотношения у тебя были с Кертропом?
     - Практически никаких.  Несколько раз играли в  шахматы,  встречались в
коридоре,  в  ангаре  или  еще  где-нибудь,  вот  и  все взаимоотношения.  -
Ухмыльнулся он.
     - Ты помнишь, в какой последовательности вы вылетели по тревоге?
     - Сначала я, потом Фельторн и Сол. - Насторожился Питер.
     - С каким интервалом?
     - Не помню, минут пять, наверное. А какая разница? Ведь...
     - Дорогой Стоун, вопросы здесь задаю я. - Повышая голос, оборвал Рол. -
У  меня есть  данные,  что  твои показания ложь. Зачем и  куда  ты  летал за
тридцать минут  до тревоги?  -  Продолжал Боланд,  вплотную приблизившись, к
обалдевшему Питеру.
     - Я не буду отвечать. - Закричал Питер. - Если это допрос,  то я требую
присутствия представителя компании.
     -  Пока,  это "дружеская"  беседа,  но если до  завтрашнего утра ты  не
вспомнишь, зачем изменил, данные о полетах и что тебе понадобилось в комнате
Кертропа  будет  допрос.  Это, я  могу твердо пообещать. - Неестественно зло
добавил он. На лице Питера появился страх,  готовый перерасти в панику. - До
восьми утра, можешь быть свободен, а потом все будет зависеть от тебя. Питер
поспешно встал и забыв закрыть дверь, выскочил в коридор.
     - Откуда ты знал, что он был в комнате Кертропа? - Не удержался я.
     - Я не знал, а догадывался, и не случайно. Стоун хороший программист, а
для  таких   как  он,  при  наличии   специальных  средств,  разгадать  шифр
электронного ключа задача нескольких часов. Были и другие соображения, но об
этом потом. Заметил, что я воткнул ему в куртку "жучка"?
     - Нет.
     - Тогда и  он не заметил. Рол вытащил  из  своего чемоданчика небольшой
прибор. Нажав на клавишу "Прием" из него раздался шелест ткани и гул шагов.
     - Послушаем куда он идет, а главное к кому. Топот шагов сменился звуком
открывающейся двери.
     - Дора, они уже знают! - Неожиданно громко вырвалось изнутри.
     - Не суетись и не паникуй! Что знают?
     - Про 132-ой!
     - Ничего они не знают!  Этот болван Фельторн только предположил,  я все
сама слышала.
     - Когда я ходил тереть запись в "жуке" панель  для внешнего подключения
была  приоткрыта, там кто-то  был  до  меня,  и забыл закрыть.  И то,  что у
Кертропа был тоже знают...
     - Так... А ну-ка, зайди ко мне. - Приказала Рурд.
     Звук  быстрых  шагов  было  последним, что  удалось  услышать. Внезапно
наступившая тишина, прерывалась лишь легким потрескиванием.
     -  Недооценил  я  их.  -  Встрепенулся  Рол. -  Ее  кабинет  специально
экранирован.
     - Как она могла слышать наш разговор с Фельторном?
     - Скорее всего, одежда у него  нафарширована "жучками",  или комната по
прежнему под контролем.  На всякий случай проверим еще  раз.  Надо успеть до
прихода Бэлы.
     Минут двадцать ушло  на безуспешные поиски. Подслушивающий приборчик по
прежнему молчал.
     - Эту штуку можно выключить. - Вздохнул Рол, убирая шпиона в чемодан. -
Мой "жучек" наверняка погиб под каблуком очаровательной Доры. Представляю, с
какой злостью она топталась по нему. Вот, возьми. Это детектор. Если  у Бэлы
есть  микропередатчик,  услышишь  свист. Слежка наверняка  идет не только за
Фельторном. В любом случае, постараемся обойтись без эксцессов.
     - Уже слышу!
     -  Она где-то рядом.  Открой дверь. В проеме показалась  очаровательная
девушка лет двадцати  трех. Огромные голубые  глаза, маленький носик и почти
полное отсутствие косметики придавали лицу неповторимую женственность. Свист
резко усилился. Первое, что бросилось  в глаза - весьма оригинальная брошь в
виде небольшой бабочки.
     - Здравствуй Бэла, садись и познакомься, мой новый напарник Тан Тинар.
     - Очень приятно. - Мило улыбнувшись, произнесла она.
     Большие ресницы, поднявшись на мгновение, снова опустились.
     - Красивая брошь. Можно посмотреть? - Попросил я.
     - Подарок отца. - С гордостью ответила она, снимая "бабочку".
     Свист  в ухе  стал просто  невыносим. На обратной  стороне украшения, я
заметил неестественно блестящее напыление, скорее  всего жучок.  Стараясь не
привлекать внимания, я с силой провел ногтем по блестящей поверхности. Свист
мгновенно исчез.
     - Замечательное украшение. - Вполне  натурально восхитился я, незаметно
подав Боланду, знак "Все нормально".
     - Ты, как и раньше, обслуживаешь связь?
     - Да, ничего не изменилось.
     - Когда Кертроп получил последнее письмо?
     -  На  его  имя  писем  никогда  не  поступало,  только  справочники  и
техническая литература.
     - Как часто ты общалась с ним?
     - Он всегда был страшно занят работой. Изредка приносила информационные
диски,  он  не хотел,  чтобы  его информация была  доступна  всем,  готовила
что-нибудь нестандартное, помогала убирать в комнатах.
     - Про свои исследования здесь, он никогда не рассказывал?
     - Нет,  только про повседневную  рутину. Видимо, давно  хотел  повидать
свою дочь. Серьезных тем мы редко касались.
     - Были у него друзья?
     -  Ты  знаешь, дружить  в  общепринятом смысле,  он просто не  умел, но
доверял Билу,  уважал  Морти. А  вот  Стоуна терпеть не  мог,  с Рурд  вечно
конфликтовал, на Сола смотрел, как на  пустое место.  Мне так жаль его. - Не
удержалась она. - Он словно чувствовал...
     - Чувствовал? - Оживился Рол.
     -  Ничего конкретного, только в последнее время  часто говорил, что  мы
все в большой опасности, причем так серьезно. Помню, уговаривал взять отпуск
или совсем порвать контракт. А мне всего месяц остался...
     Свист в наушнике  и трель  звонка слились  воедино. В двери  показалась
чья-то седая голова.
     - Тут было открыто. - Извинился вошедший, медленно отступая.
     - Нет, нет, проходи, мы уже закончили.
     - Я побегу. - Встрепенулась Бэла.
     - Спасибо тебе, будет время, обязательно заходи.
     - Я постараюсь. - Весело сказала она уже из коридора.
     - Дорогой Мишель, присаживайся  сюда. Познакомься,  мой новый  напарник
Тан Тинар.
     - Очень приятно, доктор Морти.
     Слегка  свободный,  форменный  комбинезон  был  явно  не  той одеждой к
которой привык этот человек.
     -  Мишель. - Неожиданно серьезно начал Боланд.  - У меня есть серьезные
подозрения, что  за  нами пытаются следить. Скорее всего, из  боязни  утечки
коммерческих разработок. Но наш разговор никоим образом не коснется таковых,
а  быть  просто подслушанным не  входит  в  мои планы.  Если  ты  не  будешь
возражать, Тан проверит тебя на наличие микропередатчиков.
     -  Конечно,  конечно.  -  Озадаченно  пробормотал доктор.  -  Но  каким
образом...
     Индикатор  мгновенно   засек,  прекрасно  завуалированного  "жучка"   в
декоративной  бляхе  на  поясе, и через секунду  его постигла участь первого
"слухача".
     -  Подумать только! Какие исследования? Я абсолютно ни с чем не связан,
мое дело здоровье персонала станции. - Продолжал ошеломленный Морти.
     -  Не  бери  в  голову,  все  фирмы  тем  или  иным  образом  стараются
обезопасить себя.  Не  ты  первый,  не ты  последний. -  Возмущение  доктора
постепенно пошло на убыль.
     -  Кертроп по  прежнему  не найден,  но мы не теряем надежды обнаружить
хотя  бы  его  тело  и  установить  причину  смерти. -  Успокаивающим  тоном
продолжал  Рол.  - В этом  нам может  помочь любая  информация о нем или его
исследованиях, поэтому постарайся рассказать нам все, что тебе известно.
     -  Боюсь, помощник  из  меня  никудышный, мы  никогда  не были  слишком
близкими людьми.  О своей работе он почти не  говорил,  лишь  несколько  раз
упоминал о серьезной опасности, якобы угрожающей всем  нам, при  этом ничего
не объясняя. Я с первого  дня  вхожу в состав экспедиции и  более спокойного
места для изучения не встречал.
     - С какого времени Кертроп начал высказывать свои опасения?
     - Точно не  помню, приблизительно за месяц до  окончания контракта. Да,
да именно тогда он начал предлагать  мне покинуть станцию, но сам решительно
желал закончить исследования.
     - Он чем-нибудь болел?
     -  Годы,  конечно,  взяли свое, но физически Кертроп был вполне здоров,
гораздо  больше  неприятностей  ему доставляли  приступы  депрессии -  явное
следствие длительной работы на, дальних планетах. Я всячески старался помочь
ему.  Медикаментозное  лечение, как ты,  наверное,  знаешь,  практически  не
помогает при  подобного рода расстройствах. По вечерам  заходил  к нему, вел
беседы на нейтральные  темы,  пользовался другими методами. Но  специального
оборудования  здесь нет, а нервная система истощалась на  протяжении  многих
лет, короче заметных успехов достичь не удалось.
     - Получается, Кертроп был психически нездоров?
     - Несомненно, но не  в том смысле  как привыкли понимать  это состояние
большинство.  Просто  он  постоянно  находился  на  грани нервного  срыва  и
всячески подавлял свое возбуждение усилием воли.
     - Не было ли у него склонности к самоубийству?
     - Нет, от таких мыслей он был далек.
     - А со своей дочерью как-нибудь общался?
     - На сколько  мне  известно, кроме  сотрудников станции и представителя
компании,  Кертроп ни  с  кем  не  поддерживал отношений.  Относительно  его
дочери,  разговор  особый. Мне удалось  доподлинно  установить, что  никакой
дочери нет и никогда не было, все рассказы про нее - плод воображения.
     - Как нет? - Изумился я.
     - Очень просто, его семья обычная фантазия.
     -  Мишель, если  ты расскажешь нам что-нибудь  аналогичное, то  я  твой
должник. - Рол подсел ближе.
     -  Сожалею,  но  все  "сенсации",  про  этого,  в  общем-то,  милого  и
порядочного человека, у меня закончились.
     - Как складывались его отношения с остальными?
     -  Я могу только догадываться...  - Неуверенно начал Морти. - С Рурд он
явно  не ладил. По условию контракта, Кертропу предоставлялось много свобод,
а она любит  все держать под контролем... Стоун  частенько  пытался влезть в
его дела, тем самым, вызывая вполне понятную антипатию. С Литвером он вообще
не  общался. В области  технических вопросов Фельторн  для  него  был просто
светилом. Что касается Бэлы, то относиться к ней плохо, просто невозможно.
     - Огромное спасибо за помощь. - Рол встал.
     - Теперь вы мои пациенты, если что, сразу  ко мне. - Предупредил Морти,
добродушно улыбаясь.
     -  На  сегодня  все  посещения  закончились, иди  отдыхай.  Посоветовал
Боланд, проводив доктора. - Встречаемся как всегда в восемь.
     Утренний моцион, вместо удовольствия  опять вызвал  легкое раздражение.
Тонкой  струйки  воды  хватило  минуты  на  три-четыре. "Все!  С  этим  пора
кончать", - решил я, входя к Ролу.
     - Около  двух  часов назад скончался Питер.  - Не  отрывая  взгляда  от
противоположной стены, произнес он. -  События начинают развиваться  гораздо
быстрее, чем я предполагал.
     - Ты предполагал?
     -  Питер,   что-то  знал  и  пытался  скрыть.  Может  быть  он  хороший
специалист,  но по  натуре размазня  и трус. Видел, в каком  состоянии Стоун
ушел  от  нас?  Когда  такие  как  он начинают  нервничать,  то  обязательно
допускают ошибки, предоставляя нам дополнительный шанс уличить их.
     - Когда ты узнал?
     - Минут двадцать назад позвонила Рурд, вся в слезах,  видимо, у  нее  с
ним были крайне близкие отношения. Я это заметил еще в первый приезд. Толком
ничего не сказала, порок сердца или какой-то приступ. Долго не могли открыть
входную  дверь,   на   замке  вместо  личного  кода  оказалась   специальная
комбинация, пока перевозили  в мед блок, подключали  искусственное сердце...
Сейчас пойдем к доктору и узнаем все подробности.
     Медицинский  блок располагался  в левом секторе  на втором этаже. Морти
был похож на выжитый лимон.
     - Здравствуй Мишель. - Тихо произнес Рол.
     Проходите сюда.
     Миновав приемную, мы вошли в личный кабинет. Вся обстановка состояла из
стола и трех стульев.
     - Первый раз в моей практике, прямо на глазах... Доктор заходил из угла
в угол.
     - Введи я стимулятор немного раньше и может быть...
     - Как все произошло?
     - Центральный процессор засек резкое изменение пульса. -  Начал Мишель,
наверное, раз в сотый,  прокручивая в  голове все случившееся. - Я попытался
соединиться с ним. Никто не ответил. Взял дежурную аптечку и  побежал  к его
комнатам.  Дверь оказалась запертой.  Разбудил Сола, они живут по соседству.
Объяснил  что  к чему.  Минуты через две он принес  лазерный резак. Когда мы
вошли  в  спальню,  Питер  уже  не  дышал,  пульс  не прощупывался.  Я  ввел
стимулятор, не помогло. Больше с собой  у меня ничего не было. Искусственное
дыхание и  массаж тоже не дали результата. С момента остановки сердца прошло
минут  восемь-десять,  поэтому,  подключая  "Сердце  -   12",  я   почти  не
надеялся... - Морти глубоко вздохнул.
     - Так что же случилось?
     - Даже не  знаю. Каждый месяц все сотрудники проходят детальный осмотр,
Питер был  самым здоровым среди всех.  Складывается впечатление, что  сердце
просто перестало работать.
     - Тебе не показалось это странным?
     -  Конечно, любая смерть является  следствием какого-нибудь негативного
фактора или заболевания, а тут... - Морти удивленно пожал плечами.
     - Ты производил вскрытие?
     - Да,  сердце абсолютно здоровое. Никакого порока, как утверждает Дора,
у него не было. Приступ тоже отпадает, он всегда оставляет след.
     - Мы можем ознакомиться с результатами вскрытия?
     - Конечно, но сам отчет еще не написан.
     - У меня есть маленькая  просьба.  Законсервируй немного крови Питера и
передай  ее вместе с отчетом лично мне. Да! И... Постарайся, чтобы  об  этом
никто не узнал.
     - Хорошо. - Слегка растерявшись, произнес Морти.
     - Кстати, как ты официально сформулируешь причину смерти?
     - Пока не знаю, скорее всего, сердечная недостаточность.
     -  Извини, что  побеспокоили.  -  Рол встал.  - Как  пройти к  комнатам
Питера?
     - На первом этаже, третья секция.
     Долго  искать  не  пришлось.  Оплавленная  в районе  замка  дверь сразу
бросилась  в  глаза. Все  жилище  Стоуна состояло  из трех комнат и  ванной.
Обычная секция,  ничего лишнего.  Только  неубранная постель,  напоминала  о
событиях  минувшей  ночи.  Рол  подошел   к  брошенному  кое-как  форменному
комбинезону и быстро прощупал содержимое карманов.
     - "Жучка" нет. Осмотри кабинет и ванную, а я продолжу здесь.
     Открыв  очередной  шкаф,  я  наткнулся  на аккуратно  сложенную  стопку
дисков. Поиски в душевой оказались напрасными. Никаких  тайников или скрытых
шкафчиков здесь никогда не было.
     - Как успехи? - Хитровато спросил Рол, возвращаясь в спальню.
     - Только диски.
     - Неплохо, посмотри  сюда, нашел в бельевом отделении. - Боланд положил
на стол маленькую коробочку. Внутри лежал молекулярный напылитель "жучков" с
большим количеством насадок и приспособлений.
     - А приемное устройство?
     - Там же. Не нравится мне все это.
     - Почему?
     - Все сходится на  Питере, теперь любую  гадость можно списать на него.
Возможно,  кто-то специально подбросил  эти игрушки.  Да  и умер он  слишком
странно.
     - Убийство?
     - Скорее  всего.  Ладно,  продолжим у меня.  Прикрыв входную дверь,  мы
спустились  на нулевой  уровень. Из бокового люка неожиданно появилась Рурд.
Темные круги под глазами придавали ее лицу жуткий вид.
     -  Ах,  это вы... - Не слишком скрывая разочарование, произнесла она. -
Были у доктора?
     -  Да,  как  раз от него.  Такой  молодой,  и  вдруг...  Морти в полной
растерянности.
     -  Вчера вечером  Питер пожаловался на  боли в области сердца, я  сразу
посоветовала  обратиться к доктору, а он  начал шутить, отговариваться. Если
бы только знать...
     - Ты была последней видевшей его живым?
     - Пожалуй, да. От меня он ушел к себе.
     - Сколько было времени?
     - Точно не  помню, около десяти.  Говорил про вашу с  ним встречу.  Про
какие  то  непонятные  подозрения...  Двусмысленные  вопросы...  Не  отрывая
взгляда от глаз Боланда, как бы невзначай обронила она.
     - Извини, что задержали,  нам надо идти. Рурд молча проскользнула между
нами и скрылась на лестнице.
     После проверки  на наличие "клопов",  Боланд засел за свой "блокнот". С
каждым новым извлеченным диском его лицо становилось все мрачней и мрачней.
     -  Специальная  программа  поиска электронного  ключа дверных замков. -
Резюмировал он. - На других, текстовые записи, но все закодированы, а пароля
нет. Для  расшифровки потребуется время,  которого у нас тоже нет. Шеф будет
просто в восторге!
     -  Рол  встал. - Два трупа, причем  заметь, один так и не найден, улик,
как и  всего остального,  нет,  приемлемых  версий  ноль.  -  Боланд  громко
захлопнул крышку "блокнота". - Все, летим в 258-ой, надежды мало, но в нашей
ситуации надо использовать любой шанс.
     Отлетев от лаборатории на шесть с лишним тысяч, я надеялся увидеть хоть
что-нибудь   новенькое   или   необычное,  но  разбросанным,  словно   мусор
базальтовым обломкам, не было конца.
     - Поднимаемся  на восемь  километров.  -  Нарушив  затянувшуюся  тишину
произнес Боланд, круто уйдя вверх. - Я  кажется  начинаю  вспоминать. Видишь
овальный кратер?
     - Да.
     - Если сейчас повернуть налево, то выйдем прямо к месту  гибели Берола.
Немного правее  мы нашли его  "жука". Присмотрись  к  петляющей дорожке, это
вереница следов которые он оставил.
     Включив  максимальное  увеличение,   я  действительно   заметил   четко
отпечатавшиеся  следы ботинок скафандра. В некоторых местах они прерывались,
минуя выступающее из под  пыли, скальное основание затем появлялись,  огибая
валуны и крупные впадины.
     - Давай пролетим по  его маршруту  от  места посадки до места гибели. -
Предложил Рол, разворачиваясь на девяносто градусов.
     Трагедия  разыгравшаяся три  месяца  назад, казалось,  произошла совсем
недавно.  Следы  оставшиеся  от  посадочных опор заполнили  всю  прилегающую
территорию.
     -  Видишь  как  "натоптали"? Часов  шесть  провозились.  Сначала хотели
запустить  его собственный антигравитатор, потом  попробовали  подключить  к
внешнему источнику. Куда там! Все цепи блокированы, процессор молчит. Короче
зацепили  тросами  и  оттащить  как   есть.  Настоящий  металлолом.  Включил
анализатор магнитного поля?
     - Конечно.
     Цепочка следов беспрерывно меняла направление, без видимых причин круто
уходя в разные стороны.
     - Такое ощущение, что он потерял всякие ориентиры.
     - Это с его умением прокладывать маршрут? Хотя...
     На выступающем из пыли небольшом плато сверкнул белый блик.
     - Рол мне показалось...
     - Мне  тоже,  я спущусь  вниз, а ты оставайся  на прежней высоте. Кокон
Боланда стал медленно  опускаться, заслонив собой  весь  экран. 400  метров,
200... 100... 50, вспыхивало на дублирующем высотомере.
     - Садиться не буду, похоже на одну из стоек опоры "жука". - Раздалось в
наушниках. - Скорее всего, та  что потерял Берол. Сейчас попробую  взять ее.
Из боковой части шлюпки выдвинулся  телескопический  захват.  Внезапно кокон
покачнулся и завалился на бок. Грохот в наушниках прозвучал как выстрел.
     - Что произошло? Рол!
     - Подожди! Едва различимая возня сменилась непонятным шелестом.
     - Тан, слышишь меня?
     - Да.
     - Пока не пойму почему, но процессор перевел управление в ручной режим.
В районе хвоста, слышу характерный  свист. Давление падает  медленно. Сейчас
попробую загерметизировать рубку...
     Снова возня, стук захлопнувшегося люка.
     - Вот так влип, немного выше и тебе пришлось бы соскребать меня со всех
стен. - Неестественно громко произнес он.
     - Процессор опять перешел на автоматику. Здесь что-то не то!
     - Рол, я спускаюсь.
     - Нет! Подожди! Сейчас попробую заблокировать дистанционное  управление
и подняться вручную.
     Я продолжал вслушиваться в каждый звук.
     - Все работает.
     Шлюпка выровнялась  и  слегка  приподнялась.  Повернувшись  по  часовой
стрелке, кокон начал подъем.
     - Ты как?
     - Пока нормально, давление  падает, но  процессор говорит,  что если не
подкачивать воздух в хвост, можно обойтись без дополнительных резервуаров.
     Так и  не выйдя  до конца полета  на связь,  Рол  влетел в ангар нашего
корабля.  Свою шлюпку  я поставил  на  прежнее место. Почти вслед за мной  в
комнату вошел Сол.
     - А где офицер Боланд?
     - Задержался в ангаре, скоро придет.
     - А-а... - Протянул Литвер. Мой ответ явно удивил его.
     - Ты что-то хотел?
     -  Да, до  конца дня у меня  есть  свободное время,  мы  можем  вскрыть
комнату Кертропа.
     - Он придет с минуты на минуту, хотя вот и он.
     - У нас гости?
     - Решил заглянуть. Нашли что-нибудь?
     - Пока нет.
     - Представитель  компании  подумывает  о вызове  специальной  поисковой
группы. Смерть  Питера  произвела на него сильное  впечатление.  Жаль парня.
Сначала Кертроп, вчера Стоун. Кстати я сегодня свободен, могу присутствовать
на осмотре.
     - Очень хорошо, откладывать  не будем. Скорее всего,  мы найдем тело до
прилета спецгруппы. Резак при тебе?
     - Возьмем по дороге.
     Тонкий луч лазера  легко  прошел  сквозь  защитный кожух входной двери.
Запах  сгоревшего  металла  подобрался  к моему носу,  вскоре  заполнив весь
коридор. После третьей попытки  Сол выбил запорную часть замка, и мы вошли в
прихожую. Личных вещей  было  совсем  немного.  Никаких  дисков  или  других
записей  конечно  не  оказалось.  Старенький, видавший  виды, "блокнот"  был
совершенно пуст, но судя по внешнему  виду пользовались им часто. Собрав все
пожитки в один из выдвижных  ящиков  стола, Боланд составил дотошную  опись,
Сол  поставил  свою  отметку  и  кое-как  прикрыв  развороченную  дверь,  мы
вернулись к себе. К осмотру Рол приступил без всякого интереса.
     - Странно, на клавишах "блокнота" нет ни одного отпечатка. Видимо,  вся
поверхность обработана специальным  составом. Кто-то  побывал  там  до нас и
извлек  из  него  все  записи,  потом уничтожил содержимое и  не  желая быть
узнанным нанес на клавиши какую-то дрянь.
     - Кстати, что случилось с твоей шлюпкой?
     - Как раз этим я и хочу заняться. - Вздохнул Боланд, доставая маленький
диск. - Это результаты проверки автоматической системы управления. Все тесты
выдали положительный результат, но меня  смутила маленькая деталь. На первый
взгляд ничего особенного, просто небольшая область памяти, зарезервированная
под чужую программу. - Он указал на таблицу памяти.
     - Здесь находилась посторонняя  информация введенная за несколько часов
до  нашего  вылета.  При достижении  определенных  условий программа  начала
работать. Переключив  управление в ручной  режим,  без  всякого, разумеется,
предупреждения,  она обеспечила  мне  верную смерть. Затем, восстановив  все
режимы, стерла себя  из памяти,  на  тот случай  если  кто-то заинтересуется
причинами  катастрофы.  Придумано  неплохо,  но   мне  повезло,  высота  для
серьезного повреждения  корпуса  оказалась недостаточной.  Роботы-ремонтники
уже приступили к работе, и завтра ночью ремонт будет закончен.
     - Похоже на попытку убийства.
     - Похоже.  И  опять  подозрение  падает  на  Питера! Наверняка  в  свой
последний вечер  он проник в мою шлюпку, подключился к главному  процессору,
записал туда все что нужно и был таков. Но даже если это удастся доказать, в
чем я абсолютно не уверен, с покойника спрос маленький. И так, что мы имеем?
Исчезновение Кертропа,  раз. Странные магнитные поля, два. Непонятная смерть
Питера,  три. Покушение  на  мою  жизнь,  четыре.  Четыре  ключевых  момента
практически никак не связанных друг с другом, если не считать наших догадок.
- Боланд глубоко вздохнул.
     - Мне  кажется,  что  где-то  нам все-таки удалось  подсыпать песочку в
смазанные шестерни.
     - Да ситуация обострилась. Я уверен, смерть Кертропа не была случайной.
Установив ее причину, мы сможем ответить на многие вопросы.
     - Ты хорошо рассмотрел тот блестящий предмет?
     -  Одна  из  стоек  опоры  "жука", сомнений нет.  Ее  вырвало  прямо  с
креплением.
     -  Может быть, Кертроп  подвергся  атаке со стороны такой же программы.
Помнишь рассказ Фельторна?
     - Тогда  не понятно,  почему они применили ко мне тот же прием,  будучи
уверенными, в его неработоспособности.
     -  Обычное запугивание. Расчет прост либо мы прекращаем  расследование,
либо отправляемся вслед за Кертропом.
     - Да... Ладно,  сделаем так: я  составлю отчет для шефа и проверю  свою
шлюпку возможно  тот кто  там побывал, оставил следы, а ты займешься  своей,
погоняй тесты, просмотри  память,  и  все  такое. Не забудь установить новый
пароль для входного люка,  запри на механический замок, включи  сигнализацию
несанкционированного доступа, в общем ты понял.
     Войдя  в  ангар,  я  заметил  Фельторна,  копошащегося рядом  со  своим
"жуком".
     - Как дела?
     -  Только что вернулся с  поисков, двенадцать квадратов за один  вылет.
Везде одно и тоже. В 256-ом правда нашел трещину,  здоровая  такая,  "жук" в
нее точно пройдет, но осматривать не стал. По виду глубокая, а у меня сканер
барахлит.  Питера несколько  раз  просил починить,  теперь и просить некого.
Такой молодой и вдруг  сердце... - Фельторн сочувственно покачал головой.  -
Подал  рапорт  о  переводе на планетолет  Питера, мой старенький, на больших
высотах не тянет... Отказали...
     - Много здесь таких трещин?
     - Есть, конечно, но такую большую первый раз видел.
     - Ты говоришь в 256-ом?
     - Точных координат не помню, почти в самом центре. Наскоро попрощавшись
Фельторн скрылся в темном проеме выхода.
     Результаты  тестов  подозрений  не вызвали.  Кроме своих собственных  и
чьих-то, почти стертых отпечатков, в рубке ничего не  было. Выйдя в коридор,
я  в  надежде найти  микрочастицы чужой  обуви,  начал водить  поверхностным
дешифратором  по  шершавой  дорожке  пола.  Реакция  прибора  превзошла  все
ожидания.  Явно чужие,  хорошо  отпечатавшиеся  следы,  фиксировались  через
каждые  30-40  сантиметров.  У панели радиопередатчика  их оказалось  больше
всего.  Открыв декоративную  крышку,  первое  что  бросилось  в  глаза  была
маленькая  коробочка   закрепленная   между   блоком  шифровки  и   антенным
усилителем. "В электрической схеме шлюпки эта деталь вряд ли предусмотрена",
- подумал я, аккуратно снимая свою находку. Еще раз проверив систему  связи,
я установил новый пароль  и  включил сигнализацию. К моему приходу Рол успел
приготовить и почти съесть свой ужин.
     - Что скажешь? - Резко повернувшись, поинтересовался он.
     - Моя шлюпка была под контролем.
     -  У  меня  та же  история. Для того  чтобы  правильно  обойти  систему
кодировки  переговоров и  подключиться  на прямую к передатчику, электронику
надо знать, как свои пять пальцев.
     - Питер?
     - Разумеется.
     - Значит, они подслушивали нас с самого начала?
     - Скорее всего, со вчерашнего вечера, впрочем, здесь все может быть.
     -   Встретил   Фельторна,   говорит,   что   нашел  глубокую   трещину,
приблизительно в центре 256-ого квадрата.
     - Ты думаешь Кертроп там?
     - Сам же сказал, что здесь все может быть.
     - Отложим на послезавтра. А  завтрашний день посвятим осмотру  станции.
Мне  хочется  увидеть  весь  комплекс,  понять  хотя бы характер  проводимых
исследований. По моему Кертроп узнал что-то такое, что знать ему было совсем
не  положено. За  это  и поплатился. Возможно,  ответ на  загадку его смерти
находиться здесь, внутри комплекса.
     - Ты доложил о покушении?
     -  За бездоказательное  обвинение мертвого человека, шеф по головке  не
погладит.
     -  Исчезновение  информации  в   банке   данных,  "клопы"  в  комнатах,
подслушивающие системы в шлюпках - разве не доказательства?
     -  Хм...  Во  всем  обвинят  Питера. Вот, дескать,  какой нехороший  он
оказался. - Саркастично парировал Рол. -  Зато потом никаких концов точно не
найдем. Компания объявит служебное расследование, экспедицию расформируют, а
планету вообще  закроют. Около года назад мы с Беролом работали  над делом о
незаконном  вывозе золота. В  первый же  день прибытия  на  рудники начались
всякие козни, пока мы молчали, все было более  или менее тихо. Но как только
он подал  официальную  жалобу в управление компании, расследование мгновенно
застопорилось. Добычу золота приостановили,  свидетелей  отослали  в  разные
концы  сектора.  Давно  забытый вирус "Афелия  -  6" появился,  как снег  на
голову. Мы оба попали в карантин. Короче дело пришлось закрыть, шефа  чуть в
должности не понизили.
     Неожиданно заиграла трель звонка. Дверь приоткрылась, и в комнату вошел
Морти.
     - Извините что так поздно, но раньше никак не получилось. Представитель
компании потребовал заполнить  массу  документов. Вот результаты  вскрытия и
образец  крови.  Доктор положил на стол диск  и  небольшую пробирку  темного
цвета.
     - Спасибо Мишель. Еще раз прости за беспокойство.
     -  Помочь вам,  моя прямая обязанность. -  Как-то странно произнес  он,
закрывая дверь.
     - Завтра с утра надо запустить  почтовую  капсулу. Отчет Морти,  записи
Питера и  кровь  отправим в центр.  Этим  займусь  я, заодно  посмотрю,  как
продвигается ремонт. Ты полетишь в 256-ой,  никуда не лезь, только посмотри,
что там за трещина и стоит ли ею вообще заниматься. Четырех часов хватит?
     - Конечно.
     - Тогда встречаемся здесь  в двенадцать.  После  обеда пойдем на осмотр
комплекса.
     Оказавшись  в своей постели,  я заснул  сном праведника.  Встав немного
раньше обычного, мне удалось  найти дозиметр расхода воды и установить его в
максимальное положение. Одержав эту пусть маленькую,  но все же  победу  над
ненаписанными  правилами,  мое настроение резко  улучшилось. Упругие  струи,
обрушившиеся с потолка, быстро смыли остатки сна. Даже холодный, мрачноватый
ангар показался мне родным и знакомым.
     Набрав  пятисотметровую высоту  и задав конечные координаты,  я  удобно
откинулся в кресло. Неожиданно для самого себя, мне снова захотелось увидеть
Бэлу,  ее большие  очаровательные глаза,  красивые руки,  длинные  бархатные
ресницы.  Услышать  такой мелодичный  и нежный голос. Воспоминания  о первой
встрече совершенно отвлекли меня от происходящего, и только изменившийся гул
антигравитатора вернул меня реальности. "Указанный маршрут пройден. Конечные
координаты достигнуты".
     В левом углу экрана зияла большая черная трещина. Обойдя ее по  правому
краю,   я  опустился  до   десяти  метров.   Чувствительные  датчики   сразу
зарегистрировали   изменение   электромагнитного   поля,  сканер   рассчитал
максимальную  глубину.  Точнее  настроив, металлоискатель  на  по  уровневый
поиск, я замер  в томительном ожидании. Поочередно  анализируя каждые десять
метров  породы,  на экране, сменяя друг  друга, возникали красочные картинки
изменения  плотности  грунта.  Достигнув  отметки  двести  восемьдесят шесть
метров,  я отчетливо рассмотрел  ярко-желтые контуры крупного металлического
объекта.
     - Стоп. Еще раз в объеме.
     На экране  появился  слегка искаженный  овал медленно  превратившийся в
очертания "жука". Последние сомнения исчезли сами собой. Планетолет Кертропа
был подо  мной!  Не  дождавшись  окончательных результатов, я  сделал крутой
вираж и взял курс на станцию.
     - Нашел. - Чуть не закричал я, буквально ворвавшись в комнату Боланда.
     - Что именно? Где?
     - Планетолет, внутри трещины, квадрат 256.
     - Рано радуешься. Скорее всего это "жук" Берола. Помнишь, я рассказывал
про волокиту с буксировкой?
     - Помню...
     - Так  вот,  его действительно не удалось восстановить,  и  руководство
компании  приказало  захоронить  этот  металлолом  в  256-ом  квадрате. Есть
официальное разрешение, копия до сих пор находится в местном архиве.  Увидев
мою скисшую физиономию, Рол мягко улыбнулся.
     - Не переживай, Кертропа мы обязательно найдем. А проколы в  нашем деле
- явление частое, начинай привыкать. Иди отдохни, я за тобой зайду.
     Вернувшись к  себе,  мне  совсем по детски стало  обидно.  Сенсации  не
получилось. Спустя несколько минут, в открывшуюся дверь, вошел Боланд.
     - Готов?
     - Готов.
     - Дора уже ждет.
     Загородив собой, вход в центральную часть комплекса, стояла Рурд.
     -  Наконец-то.  Куда  пойдем?  - Не  желая скрывать  раздражения  резко
спросила она.
     - Куда можно, туда и пойдем.
     - На станции  ведутся  коммерческие исследования. Мой долг предупредить
вас,  что  любая утечка информации будет расценена как промышленный шпионаж.
Поэтому все  виды записей и съемок  запрещены.  В  соответствии с  правилами
нашей   компании   я  обязана  подвергать   всех  электронному  контролю.  -
Протараторила она, будто бы прочитав все это на потолке.
     -  Конечно,  конечно.  - Стараясь скопировать  голос  Рурд, ухмыльнулся
Боланд.
     Мы вошли в небольшую камеру с прозрачными стенами.
     На встроенном в  правой стене экране моментально загорелось: "Внимание!
Найдено оружие плазменного типа! В допуске отказано".
     - И так... - Потребовала Дора, указывая на надпись.
     - В соответствии с договором Содружества,  который, кстати, подписала и
ваша  компания,  сотрудники  службы  безопасности  имеют  право  на  ношение
табельного оружия,  на  всей территории  действия  данного  договора.  - Рол
ослепительно улыбнулся.
     -  Мы, естественно не боимся  встретить здесь диких зверей, но это дело
принципа. - Снова улыбнулся он.
     - Подождите здесь. Выйдя из прозрачной коробки, Дора
     включила  аппарат  связи и после короткой, но явно резкой беседы, дверь
автоматически открылась.
     -  Можете  проходить. - Приняв  позу обреченной жертвы, разрешила  она.
Спустившись по небольшой лесенке, я почувствовал резкую смену температуры.
     - Наверное это не самое жаркое место? - Попытался пошутить Рол, плотнее
застегивая форменную куртку.
     - В целях экономии отапливаются только рабочие комнаты.
     Для других помещений +8 по Цельсию - норма.
     - Сколько здесь уровней?
     - Центральная  башня  состоит из пяти.  Мы  находимся  на  первом,  тут
расположен  склад.  На втором  и  третьем  лаборатории.  Сол  как  раз  там.
Четвертый  отведен  под вычислительный центр, архив и банк  данных. На пятом
узел связи.
     -  Нас  интересует  все  кроме  первого.  Дора  подвела  нас  к  лифту,
вместимостью  человек на  пятьдесят.  Двери  шумно  закрылись  и серые стены
медленно   поползли   вниз.  По  высоте   первый   уровень  занимал   метров
десять-двенадцать. Выглянув  в небольшое окошечко, я сумел разглядеть только
несколько контейнеров в почти неосвещенной части склада.
     - Если я правильно понял,  то склад практически пуст. А  где же роботы,
исследовательское оборудование? - Поинтересовался Рол, выходя из лифта.
     - Большая часть уже отправлена на базу.  Экспедиция сворачивается через
неделю.
     - Через неделю?
     - Решение принято вчера вечером.
     - Но последний грузовой корабль был здесь два дня назад.
     -  Оборудование  вывозилось на протяжении  всего последнего  месяца, по
графику утвержденному компанией.
     - Значит вы знали о завершении программы еще до нашего прибытия?
     - Нет, в начале это была обычная замена  старой  партии на новую. Такая
процедура  производится  каждые   девять  месяцев.  Никто  и   не  думал   о
преждевременном свертывании.
     Мы подошли к большому,  массивному  люку. Дора вставила в  замок личную
карточку, он дернулся, издал неприятный звук и отошел в сторону.  Перед нами
открылся затемненный коридор с рядом дверей по обоим сторонам.  Рурд открыла
первую слева  и вошла  внутрь. Рол,  а  затем  я последовали ее примеру.  За
большим, уставленным аппаратурой столом, сидел Сол.
     - Привет ребята! Как поживаем?
     -  Нормально.  Над чем  трудишься?  -  Поинтересовался Боланд,  пытаясь
заглянуть в своевременно погашенный экран.
     -  Привожу в порядок отчеты.  Завтра  начинаем сворачиваться, а  у меня
ничего  не готово.  Знаешь  как бывает  всегда? Все оттягиваешь до последней
минуты, ну скоро,  ну завтра,  тянешь,  тянешь, потом раз и этой минуты  уже
нет.
     - Значит, искать Кертропа придется нам двоим?
     -  Не придется. - Вмешалась  Дора.  -  С грузовым транспортом  прибудет
специальная команда поисковиков-спасателей.
     - Но ведь и они могут не найти.
     - Тогда просто зарегистрируем смерть  при невыясненных обстоятельствах.
Такое случалось.
     -  Понятно.  Что  ж  не  будем  мешать,  счастливо  оставаться.  -  Рол
повернулся к выходу.
     - Что в других комнатах?
     - Ничего интересного. Будете смотреть?
     - Конечно. Следующее  помещение почти копировало  предыдущее. Такой  же
стол.  Нагромождение  приборов  непонятного  назначения,  пыль,   духота,  в
общем-то, действительно  ничего  интересного. Вернувшись  в коридор,  Боланд
подошел к железной двери в самом конце.
     - Здесь размещена секретная установка новейшего  типа. Вход только  для
сотрудников станции.
     - Но...
     - Для  осмотра, вам  необходимо  специальное разрешение  из  управления
безопасности Содружества.  Такие вещи ты должен  знать лучше  меня.  Кстати,
весь третий этаж тоже закрыт. Там даже лифт не останавливается.
     Мы молча повернули в  сторону выхода. На четвертом уровне все выглядело
совсем  по другому. Мрачные  коридоры сменились светлыми комнатами. Отовсюду
доносился  разноголосый шелест. Именно  сюда  стекалась и обрабатывалась вся
информация. Вычислительный центр жил своей, особенной жизнью.
     - Здесь работал Питер. - Грустно  заметила Дора, заглядывая в маленький
кабинет.
     -  Некоторые,  вспомогательные  машины   подготовлены  к  отправке,  но
центральный  банк  данных  будет  доступен  вплоть  до  завершения  работ. -
Пояснила Рурд, заметив недоуменный взгляд Боланда.
     - Где находятся диски с архивными записями?
     - Здесь. Дора приподняла крышку одного из шкафчиков.
     - Но тут ничего нет. - Удивился я.
     - Возможно, диски уже отправлены с последним транспортным кораблем.
     - Мы можем посмотреть остальные.
     - Рол, у меня очень мало времени.
     - Хорошо. Куда теперь?
     - Наверх.
     На  пятом  уровне,  первое,  что  поразило меня  -  абсолютная  тишина.
Толстый, пушистый  ковер на  полу, стены обитые специальным звукопоглощающим
материалом. Казалось, сам воздух впитывал в себя малейшие шорохи.
     - Зачем такая звукоизоляция?
     -  Не  знаю, комплекс собирался из отдельных  элементов, возможно  этот
уровень построен с отступлением от  проекта. Использование узлов отличных по
функциональному назначению, но с одинаковыми техническими параметрами вполне
допустимо. В остальном этаж был очень похож на предыдущий. Даже расположение
герметически  разделенных  секций  полностью   совпадало.  В  одной  из  них
мелькнула головка Бэлы. Отстав от уходящих вперед Боланда и Доры, я тихонько
проскользнул в отгороженную декоративными стенами комнату.
     - Как дела?
     - По уши в работе. Компания передала массу распоряжений.
     - Я слышал экспедиция сворачивается.
     -  Да, еще две  недели и отпуск. - Улыбнулась она.  -  В моем контракте
записано,  что  в случае  преждевременного  окончания  работ  по  инициативе
компании, мне будет выплачена вся  сумма за отработанное время и восемьдесят
процентов за оставшиеся дни, поэтому я почти ничего не теряю.
     - И куда потом?
     - Пока не знаю, скорее всего,  домой. Все эти  круизы по новым планетам
слишком дорогое удовольствие для простого инженера связи.
     - Домой...
     - К родителям, они живут на FR6523, маленькая уютная колония.
     - А мои на строительной базе С183.
     На экране появилось: "Прием начат".
     - Новые инструкции. - Встрепенулась она. - Сейчас пойдут одна за одной.
     - Мы уж думали, что ты потерялся. - Пошутил Рол, за моей спиной.
     - Здравствуй Бэла.
     - Привет.
     - Если вас больше ничего не интересует, то "экскурсия" окончена. Помимо
развлечений  в  вашем  обществе  у  меня  есть  и другие  дела. -  С  важной
напыщенностью произнесла Рурд.
     - Интересует? Еще как! - Улыбнулся он.
     - Офицер Тинар, не отвлекайте нашего сотрудника от работы.
     Дора  резко  повернулась  к выходу, увлекая  за  собой развеселившегося
Рола.
     - Когда ты заканчиваешь?
     - В семь.
     - Приходи к нам в гости. - Вырвалось у меня.
     - Сегодня?
     - Да.
     - А Рол... он...
     - Страшно обрадуется.
     - Хорошо, я... я предварительно позвоню. - Совсем растерялась она.
     Я  пулей выскочил  в коридор.  Спустившись  на первый  уровень  и снова
пройдя  через  комнатку  с прозрачными стенами,  мы  вышли в  соединительный
тоннель.
     - Чем собираетесь заняться? - Поинтересовалась Дора.
     - Не знаю...
     - С вами хотел поговорить Генри.
     - Тогда пошли прямо к нему.
     - Нет, я передам, что вы у себя, он сам подойдет к вам.
     Поиски "клопов" стали чем-то вроде мытья рук перед едой. Любая отлучка,
даже на короткий срок - прекрасная  возможность "загадить" всю комнату. Но в
этот раз, ничего не было.
     - Тебе не  кажется, что все эти штучки с "насекомыми" все-таки дело рук
Питера. В противном случае существует другой способ подслушивания. А то, что
мы нашли в самом начале только для отвода глаз? - Спросил я.
     -  Наши детекторы  - последнее слово техники. И  уж если они ничего  не
находят, то подслушивающих систем просто нет.
     А если они принципиально другие, если...
     Дверной звонок прервал мои рассуждения на самом интересном месте.
     - Это он. В разговор не вступай. Если что отвечу за тебя.
     Маер вошел с видом человека, просмотревшего диск со свежими комиксами.
     - Как вам наш центр?
     - Кое что мы так и не увидели, но в остальном понравилось.
     -  Ничего  не поделаешь. Разрешить осмотр  всего  комплекса не  в  моей
власти. Для этого нужно обратиться непосредственно к  руководству  компании.
Если хотите, я могу сделать это за вас.
     - Нет, нет спасибо.
     -  В таком случае  перейдем к другой  теме. Как  вы,  наверное, знаете,
принято решение свернуть  экспедицию раньше  намеченного срока. Через неделю
все исследования  будут  прекращены, а  через две  мы  закончим  консервацию
станции и вывезем весь экипаж. Таким образом, в  вашем распоряжении осталось
четырнадцать    дней.    Кстати,    в    конце    этой    недели    прибудет
поисково-спасательная группа. Ребята специализируются на поиске "пропавших",
оснащены  новейшей техникой, они наверняка  найдут  Кертропа. По  сути, ваша
миссия  окончена.  Я от  лица  руководства компании  и от  себя  лично  хочу
выразить благодарность.
     - Другими словами, нам надо проваливать отсюда и как можно скорей.
     - Зачем так  категорично?  Вы  можете находиться на  станции вплоть  до
консервации, а  затем  перебраться на свой корабль и  оставаться там сколько
угодно. С сегодняшнего дня, обязанности руководителя экспедиции возложены на
меня. Со  всеми  проблемами можете обращаться непосредственно ко мне. Если у
вас нет вопросов, то у меня все.
     - Пожалуй, нет.
     Маер в очередной  раз  окинул  нас  стандартно-дружелюбным  взглядом  и
вышел.
     -  Так,   значит   Рурд  отстранили  от  руководства,  это   становится
интересным. Кстати, как тебе наша "экскурсия"?
     - Не знаю, что и сказать. Ничего особенного.
     - Сразу видно, что настоящих комплексов ты и в глаза не видел.
     - Конечно, не видел.
     - И все-таки, может, заметил что-нибудь странное?
     - Странное... да нет, только все какое-то мертвое, нереальное.
     -  Молодец, правильно. Я еще на первом уровне это почувствовал, а потом
окончательно  убедился.  Весь комплекс  - сплошная  бутафория.  Посуди  сам.
Огромный  склад, совершенно пустой.  На  все  лаборатории один Сол, да и тот
непонятно  чем  занимается.  А  вычислительный  центр?  Девяносто  процентов
аппаратуры вообще  не работает. Ни в какую подготовку к отправке  не поверю.
Заметил пыль  на сетевых  кабелях? Последний раз к ним прикасались не меньше
года  назад. Узел  связи укомплектован как спортивный  зал  старого образца.
Знаешь, почему нас не пустили на третий уровень?
     - Из-за секретной установки...
     - Да какая там установка? На ней работать-то некому.
     Морти простой врач, Бэла - связист, Питер  -  программист. Дора обычный
руководитель, Фельторн тоже отпадает.
     - Кертроп?
     - Если верить доктору,  то он работал либо у  себя, либо в  "жуке". Все
вычисления производил, не выходя из комнаты. Скорее всего, так оно и было.
     - Может быть Сол?
     - Боюсь, что роль агента секретной службы  ему подходит гораздо больше,
чем роль ученого работающего по секретной программе.
     - По твоему там...
     - Ничего. Пустота.
     Если  бы  Рол  сказал,  что  там  бомба замедленного  действия,  то мое
удивление было бы куда меньше.
     - Но для чего такая таинственность?
     - Очередная попытка создать хотя бы видимость активных исследований.
     - Остается  непонятным самое  главное.  Зачем  вкладывать  колоссальные
средства в научную экспедицию и при этом ничего не изучать?
     - Именно это мы и должны выяснить.  Времени у  нас почти  нет. Максимум
неделя. Боюсь, что эти поисковики найдя Кертропа, в лучшем  случае уничтожат
все улики.
     - А в худшем?
     Из аппарата внутренней связи раздался вызов.
     - Кто бы это мог быть?
     - Рол, я пригласил к нам Бэлу, скорее всего она.
     -  Мне надо  на корабль, работа и для тебя есть... Перенеси встречу  на
завтра.
     На экране показалось немного уставшее лицо Бэлы.
     -  Очень хорошо, что ты  позвонила,  тут  неожиданно  появилась срочная
работа. Соврал я.
     - Ничего страшного.
     - Давай встретимся завтра.
     - Так даже лучше. Я страшно устала и собеседник из меня никудышный.
     - Когда ты освободишься?
     - Завтра выходной.
     -  Ах  да.  Как только мы закончим  с делами, я  сразу  позвоню.  Экран
медленно окрасился в темно зеленый цвет.
     -  Тан,  я абсолютно  не  против  ваших  встреч,  но в  следующий  раз,
приглашая кого-то  к нам, ты должен предварительно посоветоваться со мной. -
Хитровато  улыбаясь, сказал  Рол примирительным  тоном. -  Сейчас  сходим на
корабль  и  перенесем  портативный  биосинтезатор.  Потом  я  понаблюдаю  за
ремонтом  моей шлюпки,  а  ты займешься  его  подключением в  местную  сеть.
Почитаешь  инструкцию, соберешь,  опробуешь в  работе. Впредь, всю  еду,  мы
будем готовить только в нем.
     - Ты боишься...
     - После столь любезной беседы с Маером, надо опасаться
     буквально  всего.  Маленькое   изменение  в  программе  и  какая-нибудь
вкусная,  аппетитная  булочка  окажется  последней  в  твоей  жизни.  Ввести
ядовитые компоненты через сеть дело нескольких минут.
     Биосинтезатор оказался  совсем маленьким устройством нового типа. Набор
блюд небольшой, зато  скорость, с которой они производились  на свет, немало
удивила вернувшегося из ангара Боланда.
     - Сегодня ночью шлюпка будет как новая. Завтра с утра тщательно осмотри
свою  и загони  в  корабельный ангар. После  двенадцати часов занимайся, чем
хочешь, только меня в свои развлечения не втягивай.  Я попробую расшифровать
записи Питера. Авось повезет.
     Ужин  получился  на  славу.  Чуть теплый  "Лектар"  буквально  просился
попасть в наши желудки. Рол был просто в восторге.
     - Все, составлю отчет и спать.
     - Увидимся завтра.
     Завтракать   пришлось   в   комнате   Боланда.   К   моему  приходу  он
сосредоточенно  просматривал   содержание  одного  из  дисков.  Стараясь  не
отвлекать его от расшифровки, я как можно быстрее ушел в ангар.
     На полную проверку всех узлов шлюпки ушло два с половиной часа. Ни один
из  многочисленных  тестов  не вызвал подозрения. Вылетев на поверхность,  я
ради своего удовольствия сделал несколько кругов вокруг комплекса  и  только
потом нырнул в темноту корабельного  ангара. Роботы-ремонтники уже закончили
работу,  вновь  выстроившись вдоль стены. Вместо искореженной ударом обшивки
блестели новенькие  плиты защитного кожуха. Знакомая процедура  облачения  в
скафандр, заняла не больше пяти  минут, и оставшиеся пол часа я  потратил на
прогулку от  корабля  к комплексу. Большие  яркие  звезды создавали огромный
купол, уходивший своим основанием далеко за горизонт.  По сравнению с ним  и
корабль  и  комплекс выглядели совсем  маленькими,  беззащитными.  "До  чего
хрупка  человеческая  жизнь.  Сколько   всяких  условий  необходимо  для  ее
поддержки". - Размышлял я, заходя в жилой сектор. - "Как странно, что именно
тут, на станции, где созданы все эти условия, смерть свободно разгуливает по
коридорам.  Ну уж  нет,  мы остановим  ее. И всех тех, кто  самовольно берет
полномочия распоряжаться чужими судьбами".
     Боланд по прежнему искал ключ к дискам Питера, но особых успехов у него
явно не было.
     - В мою не заглядывал? - Поинтересовался он.
     - Чисто внеше, выше всяких похвал, а во внутрь ты ничего не сказал...
     - Ладно, после обеда сам посмотрю, что эти головастики намудрили.
     - А как у тебя?
     -  С  такой  системой  шифровки я  никогда не  сталкивался. Стандартные
методы не подходят, но шанс есть.
     - Я буду у себя, полежу, отдохну...
     -  Иди, иди. Если вдруг случайно встретишься  с Бэлой,  передай от меня
привет. - Бросив ехидный взгляд, засмеялся он.
     Отыскав  по местному справочнику номер  Бэлы, я  сделал глубокий вдох и
набрал код.
     - Ах, вот кто это! - Нежный, веселый голос показался мне еще приятней.
     - На сегодня мои дела закончились, до вечера абсолютно свободен. Но вот
Рол весь в трудах и когда освободится не знаю.
     - Раз так, приходи  ко  мне. Я только что приготовила обед, оценишь мои
кулинарные способности. Идет?
     - Конечно.
     - Дорогу найдешь?
     - Попробую.
     Жилая секция Бэлы находилась на противоположном конце станции. Не желая
встретиться  с кем-нибудь по пути,  пришлось  воспользоваться соединительным
переходом, обойдя  центральный корпус. На  мой звонок дверь сразу открылась.
Такой  красивой девушки  я никогда не видел. Прекрасные волосы,  уложенные в
роскошную прическу, делали лицо еще женственней и очаровательней. "Как можно
создать  такое  великолепие  за  несколько  минут?"  мне  приходилось только
догадываться.
     - Не стой, проходи. - Слегка смутившись, произнесла она.
     Уже в прихожей  до меня донеслись приятные ароматы. Стандартная секция,
показалась мне  на столько нестандартной,  что вспомнить расположение комнат
удалось  только   внимательно   осмотревшись.   Все  стены   были   украшены
первоклассными подделками под настоящие картины. Сосновая роща,  тихий пруд,
маленький домик  на склоне холма, будто  бы окнами выходили в другой мир. На
небольших  полочках вдоль  стены,  приютилось  несколько пестрых  горшков  с
цветами.  В  некоторых местах толстые,  зеленые  стебли, заползали  прямо на
потолок.
     - Нравится?
     - Здорово.
     - Это что. У родителей вся секция похожа на оранжерею, они оба биологи,
страшно любят свое дело. Цветы буквально повсюду.  Я к ним так привыкла, что
если их нет, то сразу чего-то  не хватает. Даже на работе хотела завести, но
Рурд не разрешила.  Только  как это  все перевозить, ума  не  приложу.  Маер
категорически  против.  Два  раза  просила, а  все без  толку. Говорит,  что
грузовой корабль компании -  не увеселительное заведение. При чем тут цветы,
совершенно не понятно.
     - По моему я смогу помочь тебе.
     - Как?
     - Не задолго до твоего  или моего отлета, загоню свою шлюпку  в ангар и
перенесу  твое богатство в  грузовой  отсек. А как  только  окажусь на базе,
сразу перешлю все с первой почтовой капсулой.
     -  Здорово! Откровенно говоря,  я даже не надеялась. А  Рол,  не  будет
возражать?
     - Думаю, что нет. В крайнем случае, сделаем это без его ведома.
     - Ой, я тебя совсем заболтала. Обед наверняка остыл.
     Фантастическое   сочетание  запахов   и  вкусовых  оттенков  совершенно
завладело  мной. Вчерашний  ужин,  который так  расхваливал  Боланд,  теперь
показался  обычным  суррогатом.  И  только  доедая  второе,  разложенное  на
нескольких маленьких,  глубоких тарелочках, я  вспомнил  про  категорический
запрет есть только из нашего синтезатора. Отступать  было поздно, тем более,
что многоэтажные пирожные выглядели слишком аппетитно.
     - Как тебе это удается?
     - Все очень просто. Последовательное чередование слоев на  молекулярном
уровне создает очень широкую вкусовую гамму.
     Каждый последующий слой перекрывает собой предыдущий.
     - Значит  один, а потом другой. - Внезапно появившаяся мысль - поразила
меня. - Один и точно такой же под ним. - Пробормотал я.
     - Что с тобой? - Удивилась Бэла.
     - Ничего...
     Неловкую  паузу  нарушил  звонок аппарата  связи.  Машинально  прикинув
расстояние и угол  захвата камеры. Я, не желая выдавать  своего присутствия,
отодвинулся от стола, попав в "теневую" зону.
     - Бэла, на имя Маера поступило несколько сообщений.
     Заскрипел голос Рурд. - Немедленно расшифруй и доставь адресату.
     - Но сегодня же выходной!
     - Милочка  мы третий день в состоянии эвакуации. Порвать контракт  дело
нескольких минут.  Никаких препираний! Выполняй указание! Бэла снова села за
стол.
     - Тан, ты знаешь...
     - Я все слышал. Дора всегда так грубит тебе?
     - В общем-то, нет, но в последнее время...
     - Мне  очень понравилось у тебя. Обед просто  изумительный. И не только
он.
     -  Здесь  все такие важные, или сидят в своих норах,  или умничают друг
перед другом, а ты, ты совсем другой. Приходи еще раз.
     - Обязательно приду, если не произойдет ничего неожиданного,  то завтра
вечером.
     В свою  секцию  я  возвратился  в  прекрасном  настроении.  Даже  столь
внезапное вторжение Доры не смогло испортить его. Рол по прежнему корпел над
записями.
     - Как дела? - Спросил он, не отрываясь от экрана.
     - Боюсь, что ты многое потерял. Бэла прекрасный кулинар.
     - Ну...
     - Но это не самое главное.
     - Угу.
     -  Да  отвлекись ты  хоть  на  минуту!  Нажав несколько  клавиш, Боланд
повернулся ко мне.
     - У тебя неприятности?
     - Нет, просто мне в голову пришла интересная  мысль. Что если в трещине
256-ого  не один  планетолет,  а два.  Один закрывает собою другой.  Ведь ты
говорил,  что "жук"  Берола превратился  в  кусок  металла,  а  мои  датчики
зарегистрировали электромагнитное поле.
     - Кусок  металла.  - Произнес он рассматривая  свои ботинки. -- Значит,
местный архив практически пуст, а запись  о захоронении случайно осталась...
Вот только случайно ли? Какой характер носил сигнал?
     - Не знаю, он был настолько слаб, что...
     - Ладно,  сделаем так, прямо  сейчас сходим на корабль и подготовим мою
шлюпку. Специального робота у нас нет, поэтому в трещину придется спускаться
самим. Если ты окажешься прав, сразу произведем подъем.
     - Внутрь полезу я.
     - Почему ты? Опыта ведения подобных работ у тебя практически нет.
     - Все-таки  идея насчет трещины принадлежит мне, а что касается  опыта,
то где его взять ничего не делая?
     -  Далеко пойдешь. - Усмехнулся Рол. - Будь по твоему,  но учти, четкое
следование   моим    указаниям   -   залог   твоей   безопасности.   Никакой
самодеятельности я  не допущу. Кстати, сегодня вечером, от безделья ты точно
не умрешь.
     Последняя фраза  оказалась излишней.  К  вечеру, я  буквально валился с
ног.  Подготовка  порядком  измотала  меня  и  Боланда.  Больше   всего   мы
провозились  с  лебедкой.  Упругий, мономолекулярный  трос  долго  не  желал
укладываться на барабан, а  крепления опорной части подъемника не подошли по
размеру.  Решили изготовить новые, но не выдержав проверки на прочность, они
лопнули. Крепления  пришлось переделывать.  Только  к  одиннадцати  часам  я
добрел до  своей кровати и мгновенно заснул. Утром Рол  сам разбудил меня на
целый час раньше обычного.
     - По крайней мере шансов, что нас  побеспокоят  будет гораздо меньше. -
Объяснил он, заметив мое удивление.
     Минут  через   сорок   мы   подлетели   к   расщелине.  Неровные   края
растрескавшейся породы круто уходили в зияющую пустоту.
     - Обойди ее по левому краю, выходи на поверхность и жди моих указаний.
     Непривычно тяжелый скафандр,  предназначенный для  работы в агрессивных
средах,  затруднял любое движение. Перед вылетом Рол настоял  чтобы я  надел
именно его.  Шлюпка Боланда опустилась параллельно моей, мягко сев на другой
стороне разлома.
     - Подходи сюда, к краю не приближайся.
     Узкий луч фонаря едва справлялся с обволакивающей темнотой.
     - Рол, тут ничего не видно.
     -  А  прожекторы  включить, ты не  догадался?  Ладно,  не  возвращайся.
Обойдемся моими.
     Свет ударил  прямо  в  лицо,  но  ориентироваться  стало  легче. Сделав
приличный крюк,  я  подошел к  суетившемуся Боланду.  Он уже открыл грузовой
отсек и включил лебедку.
     -  На твоем шлеме установлена камера, за ходом операции я буду  следить
из рубки. Связь не выключай, мало ли что, сразу говори. Удачи! Перевалившись
через край расщелины, я повис на страховочном канате.
     - Начинай! Почти гладкая, отвесная стена поползла вверх.
     - Не трись об нее, отталкивайся, -  посоветовал Рол. Пройдя отметку  "-
56" я заметил продольную царапину заканчивающуюся большим отколом породы.
     - Видишь?
     - Да. Это следы падения.
     Спуск  продолжался. На  глубине "-152" стены  колодца начали  сужаться.
Теперь  выбоины от ударов  попадались  каждые несколько метров. На мгновение
мне показалось, что под ногами мелькнул слабенький огонек.
     - Притормози.
     - Что  случилось? -  Забеспокоился Рол.  Я  выключил  фонарь  и  вполне
отчетливо разглядел светящуюся точку.
     - Внизу свет!
     - Но у меня...
     - Спускай дальше, сейчас  увидишь. Через минуту габаритный огонь "жука"
стал  заметен  даже  с  включенным фонариком.  Из  темноты  проступили плохо
различимые  контуры искореженной машины,  усыпанной  базальтовыми обломками.
Наконец ноги коснулись твердой поверхности.
     - Все, стою.
     - Подойди ближе к краю.
     Тонкий луч высветил ярко-белые цифры "07".
     - Вот теперь-то ты наверняка видишь. - Возликовал я.
     - Вижу, что капитально засел. - Отозвался  Рол без особого оптимизма. -
Спускаю трос, будь осторожен.
     Кормовая часть упиралась в одну из стен. Поэтому  пробраться  во внутрь
не  представлялось  возможным.  Да  и сам  люк  переходного  шлюза наверняка
поврежден и заклинен. Судя по  чудом  уцелевшему габаритному огню, аварийная
система электроснабжения  продолжала  работать. А  вот  передатчику явно  не
повезло. В противном случае сигнал бедствия заполнил бы все каналы.
     - Ты что уснул? Захват слева от тебя.
     - Куда цеплять?
     - Пройди немного вперед. Стой! Видишь большую проушину?
     - Да.
     - Заводи крюк и отпускай карабин.
     - Готово.
     - Отойди.
     Жесткий,  упругий  трос натянулся  словно струна.  Минут  через  десять
нудного подъема я, с помощью Рола, выбрался на поверхность.
     - Хорошая работа. Молодец! Залезай в шлюпку и жди моих указаний.
     Свет от прожекторов  бил из-за спины  и обратная "прогулка" закончилась
куда быстрей.  Связь  оставалась включена. Боланд  беспрерывно  ходил вокруг
кокона,  сопел,  что-то  бормотал.   Наконец  забрался  внутрь  и  понемногу
стравливая трос  завис над  расщелиной. Гул антигравитатора  перешел в визг,
резко стих, но тут же ворвался  в наушники с новой силой. На экране внешнего
обзора было отчетливо  видно как шлюпка медленно  опускается, затем начинает
резкий  подъем  всякий  раз возвращаясь на прежнюю высоту. После восьмой или
девятой попытки она не остановилась, а начала круто уходить вверх.
     - Есть! - Закричал Рол.
     Через минуту из расщелины показался "жук" Кертропа.
     - Набирай высоту, возвращаемся.
     Весь обратный путь  мы горячо обсуждали как  лучше пробраться вовнутрь.
Только  сев  и несколько  раз  обойдя  то, что осталось  от  планетолета, мы
единодушно сошлись на  самом простом: вырезать входной люк бластером. На всю
операцию ушло не больше минуты. Первое отверстие Боланд проделывал с большой
осторожностью, струя  вырвавшегося  воздуха могла  выплеснуть  расплавленный
металл прямо на скафандр. Но ничего подобного не произошло,  шлюзовая камера
потеряла герметичность.  Вырезанная  часть люка отвалилась и  покатилась  по
трапу.  Поднявшись  на несколько ступенек, стараясь  не  загораживать  собой
свет, Рол заглянул внутрь.
     - Похоже  нашли. - Загробным голосом произнес он, поворачиваясь ко мне.
- Зрелище не из приятных, но лучше посмотри.
     В дальнем  конце камеры, лицом вверх,  лежало  изуродованное тело.  Вся
левая  часть легкого  скафандра  представляла собой  невообразимую  кашу  из
человеческих  внутренностей, выдавленных давлением  через обгоревший разрез.
Все это  давно превратилось в маленькую ледяную горку,  слабо поблескивающую
под лучами моего фонарика.
     - Жди  меня  здесь, если  появится кто-нибудь, близко не  подпускай.  Я
вернусь на вездеходе и пока буду грузить все это отгони шлюпку в корабельный
ангар. Меня не  жди,  сразу иди  на  станцию. Продиктуй  короткий  доклад  и
передай лично  шефу по внутреннему каналу. Потом захвати доктора и спускайся
с ним в грузовой сектор.
     Морти  быстро  уловил  суть  происходящего  и не стал  задавать  лишних
вопросов, а  просто пообещал немедленно  прибыть на  нулевой уровень.  Через
несколько минут мы встретились у ворот грузового шлюза.
     - Значит нашли? - Обращаясь скорей в пустоту чем ко мне, произнес он.
     -  Да,  в расщелине  256-ого.  Давление выровнялось,  ворота открылись.
Мощный вездеход, скребя  гусеницами по металлическому полу, загородил  собой
почти треть всей площади. Из открытой кабины выпрыгнул Рол.
     - Принимайте нового пациента, - мрачновато пошутил он, снимая скафандр.
- Ломать голову над причиной смерти на этот раз не придется. Мы  забрались в
шлюзовую  камеру  "жука". То что  осталось  от  Кертропа  начало  потихоньку
оттаивать, образовав на полу небольшую лужицу крови.
     - Скафандр разрезан! - Воскликнул Морти. - Но кем?
     - Всему свое время, дорогой Мишель. Наша помощь нужна?
     - Нет я возьму автокар и сам отвезу его. - Доктор спустился вниз.
     Почти  не надеясь  на успех,  я попробовал открыть входной  люк. Что-то
протяжно загудело, охнуло, но люк все-таки опустился, правда  на одну  треть
так и не войдя во внутрь.
     - Прочности этой штуковине не  занимать. - Переступая через ограждение,
констатировал Рол.
     Освещение работало в аварийном режиме, и двигаться по коридору пришлось
чуть ли не наугад. В рубке было относительно светло.
     -  Совсем недавно  это  было передатчиком.  - Указывая  на оплавленную,
скорее всего бластером, дверцу позади кресла, произнес Боланд.
     Полное радиомолчание перестало быть загадкой.
     - Начинай искать диски,  вдруг  они до сих пор здесь. Тот кто это делал
до нас особого опыта не имел и наверняка что-то пропустил.
     Следы поспешного обыска  были  по  всюду. Вывороченные  ящики, открытые
дверцы  встроенных  шкафчиков,  какие-то  инструменты разбросанные  по всему
полу. Минут через  двадцать, когда надежды почти  не осталось, под одной  из
плиток настила, Рол обнаружил несколько коробочек с дисками. К сожалению все
кроме одной оказались пусты.
     - Не густо.  Видимо остальные Кертроп прятал  в другом месте, но теперь
нам их не видать. Ладно, пошли делать официальное заявление.
     Дверь  в кабинет координатора была открыта. Сидя друг против друга Маер
громко  отчитывал  Рурд,  но при нашем появлении  тут  же  умолк,  мгновенно
подобрев.
     - Привет ребята. Как дела?
     - Мы  хотим  сделать  устное заявление. Сегодня  утром младшим офицером
Тинаром,  в  расщелине 256-ого квадрата был  найден  планетолет  с  бортовым
знаком - "07".
     Маска дружелюбия на лице Генри бесследно исчезла.
     - Сейчас он  находится на площадке грузового сектора. В шлюзовом отсеке
нами  обнаружен труп, предположительно Даниеля Кертропа.  Смерть наступила в
результате огнестрельного  ранения.  Исходя  из фактов,  данное происшествие
расценено  как  убийство.  От руководства  компании требуется  приостановить
свертывание экспедиции до полного выяснения всех обстоятельств.
     -  Я  немедленно   передам  ваше  требование,  отряд  спасателей  будет
возвращен, но что  касается экспедиции...  - Маер покачал головой - Впрочем,
решать не мне и в любом случае тринадцать дней у вас точно есть. Однако, что
ж Кертроп?
     -  Им занимается  доктор. Выстрел сильно повредил скафандр. Левая часть
тела буквально вытекла из него, зрелище неприглядное.
     - Какой ужас! - Воскликнула Дора.
     - Копию отчета со всеми подробностями я передам вам сегодня вечером.
     -  Если  это  действительно  убийство,  значит  убийца  один  из  наших
сотрудников?
     -  Или какой-нибудь посторонний  дядя.  Все  просто: прилетел,  обманул
систему  спутников  и радаров, убил,  и так же незаметно улетел. Не  скрывая
сарказма ответил Рол.
     - Твои шутки не уместны! - Взорвалась Рурд.
     - Да какие там шутки. Каков вопрос - такой ответ.
     - Ты кого-нибудь подозреваешь? -  Пропустив последнюю фразу не унимался
Генри.
     - Кроме тебя и нас подозревать можно буквально всех.
     - Какой ужас. - Продолжала причитать Рурд.
     - Я имею ввиду конкретно.
     - Пока нет. Нам нужно  идти. Увидимся  вечером. Рол круто развернулся и
быстро покинул кабинет.
     Вернувшись   в   наши  "апартаменты",   первым   делом  Боланд   достал
таинственный диск и вставил в "блокнот".
     - Аудиозапись. - Констатировал он. - Так даже лучше.
     После короткой  паузы чуть  хрипловатый мужской голос  откашлялся  и не
спеша начал: "Вчера закончил сводную карту. Результат поразительный.  Хорошо
бы  сюда специалистов из  Содружества. В  любом  случае  знаний геолога  тут
недостаточно. - Пауза. - Но на сегодня главное вывезти полученные материалы.
Улететь завтра с  грузовым транспортом - единственный выход. К черту  Рурд и
ее двусмысленные  угрозы!  В  конце  концов,  я свободный  человек! Пауза. -
Объект  приближается.  Удаление пять километров. -  Глухо  зашелестел  голос
процессора. - Интересно, кому это не сидится? - Тишина.
     - Все? - Удивился я.
     - Да, диск практически пуст. Кстати, грузовик улетел на следующий  день
после  его  исчезновения, а  он  говорит  о нем  как о завтрашнем. Это самая
последняя запись,  которую Кертроп  не успел спрятать понадежней.  Искавший,
впрочем как и я, никак не  ожидал, что тайник может быть в таком тривиальном
месте. Хоть здесь повезло. Слышал последнюю фразу процессора?
     - Да.
     - Это и есть убийца.  Назови Кертроп его  имя и мы  могли прямо  сейчас
арестовать этого подонка.
     - Что теперь? Рол набрал номер доктора.
     - Мишель, как вскрытие?
     -  Ты  был  абсолютно прав  -  это  бластер.  Точное время смерти,  сам
понимаешь, - 273 ниже нуля  и так далее, но, в  общем-то,  совпадает с датой
исчезновения. В отчете все гораздо подробней.
     - Через несколько минут придет Тан, дай ему копию.
     -  Хорошо, жду. Дверь  в  медицинский блок  оказалась  открыта, доктор,
видимо услышав мои шаги, вышел навстречу.
     - Где он? - Поинтересовался я.
     -  В холодильнике. Повреждения страшные,  лица практически нет. А  ведь
убийца кто-то из нас... Кто?
     - Мы  сделаем  все возможное.  Мы найдем  его.  - Как  можно уверенней,
произнес я.
     К моему приходу Рол  по прежнему сидел, откинувшись в кресле, бесцельно
смотря в одну точку. Я  сел напротив,  совершенно не представляя, что  будет
дальше. Так прошло минут десять.
     - Официальный отчет писал? - Наконец ожил он.
     - Да, в школе у нас было пару занятий, теоретически...
     - Теперь попробуй  на  практике. Закончишь  -  отдыхай. -  Добавил  он,
принимая прежнюю позу.
     Для  начала  пришлось  сходить  в  шлюпку,  снять  копию  всех  записей
маршрута,  приложить видеоматериалы, и только потом,  сделав соответствующие
ссылки на  замеры  со спутников, начать  подробное описание. Часа  через два
отчет  и оставшийся  от  новенького  скафандра  запах  пластика окончательно
доконали меня. Не  желая больше  издеваться над  самим  собой,  я забрался в
ванную.   Но   перепробовав   все  возможные   комбинации   клавиш  душевого
распределителя, вода так и  не  появилась. Похоже,  меня  все-таки уличили в
перерасходе, а может произошла обычная поломка. Разбираться в  причинах, мне
не  хотелось. Недолго  думая,  я  позвонил Боланду. Аппарат  связи  выдал на
экран: "Абонент отсутствует" и  погас. Обрадовавшись  в глубине души,  этому
обстоятельству,  я  воспользовавшись  "часиками"  открыл дверь.  Никого.  На
всякий случай  несколько  раз  позвав Рола, я  закрылся  в ванной, не  спеша
разделся и уже хотел открыть воду, как  за дверью послышался очень  знакомый
голос.
     -... потом  вспомнил старый прием - прибавлять к  коду каждого  символа
округленное значение из таблицы псевдослучайных чисел... "Да это же шеф, Док
Ловис!"
     -... набросал код расшифровки и весь текст был восстановлен.
     - Кто? - Нетерпеливо спросил Рол. - Неужели...
     -  Точно!  Но  и  Питер оказался далеко  не  прост.  Успел  написать  и
отправить доклад, с обвинениями  его в  некомпетентности, тем  самым оградив
себя от множества неприятностей. Правда не ото всех! - Засмеялся Ловис.
     Я поспешно принялся одеваться.
     - Но ты на это время не трать, - продолжал шеф - они уже вылетели.
     - Когда?
     -  Через  два дня будут здесь,  к тому моменту вся станция  должна быть
очищена!
     - Но...
     - Что значит: "Но...", наши "друзья" продолжают копать и вплотную вышли
на тебя. Убийство Берола - дело серьезное.
     - Каким  образом? Я  все сделал без малейших помарок!  - Выходить сразу
перехотелось.
     - Не знаю! Информация абсолютно достоверна. По сути, все решится за эти
два дня. Надеюсь понял?
     - Вполне.
     - Как напарник?
     - Он не специальный агент Содружества, обычный парень.
     - Тогда кто?
     - Абсолютной уверенности нет, но похоже Морти.
     -  Значит так:  либо  Тинар  с  нами, либо...  - Короткая пауза. - Либо
последует за остальными, это решать тебе. Кстати, где он?
     - Составляет отчет, или  ушел  к одной местной красотке  рассказывать о
своих подвигах.
     - Ладно... Детали обсудим на корабле.
     Послышались  шаги, хлопнула  дверь  и  все стихло.  Мысли одна страшнее
другой, пронеслись с неистовой быстротой:  "Рол - замешан в убийстве Берола!
Плохо  провел расследование? Скрыл какие-то  факты?  А главное они знают имя
убийцы   Кертропа!   Так   почему   тянут   с  арестом?   Тактический   ход?
Укрывательство? Вопросы, вопросы,  сплошные вопросы. Стоп! Шеф нашел ключ  к
записям  Питера. Код  каждого символа  увеличивается на... так..." Я наконец
вышел из ванной и по памяти набрал номер Бэлы.
     - Здравствуй Тан. У тебя такой вид. Что случилось?
     - Пока не знаю, мне нужны чистые диски.
     - У меня есть несколько коробок. Когда тебе нужно?
     - Прямо сейчас.
     - Мне принести?
     - Нет, я  сам подойду к тебе. И еще, ты имеешь  доступ ко всем ресурсам
вашего центра?
     - Разумеется.
     - Отлично, жди меня.
     Все  что  удалось  найти в  комнатах  Питера,  Рол  хранил  в маленьком
чемодане. Взяв только  диски, я осторожно выглянул в коридор. Никого. Выбрав
тактику коротких  перебежек  от одного поворота к  другому,  вроде  бы никем
незамеченный, я вбежал в открытую дверь Бэлы.
     - Так быстро? - Удивилась она.
     - Перепиши пожалуйста эти диски.
     - Все шесть?
     - Да, но только не голосом а вручную.
     Из под стола выехала аварийная клавиатура и  ловкие  пальчики запорхали
над лучами света.
     - И это все?
     - Нет. Нужно  составить  программу уменьшающую код каждого  символа  на
округленное значение из таблицы  псевдослучайных чисел  и пргнать все  диски
через нее.
     - Школьная задачка.
     - Прекрасно. Я скоро вернусь.
     Мне определенно везло. Ни Боланда, ни шефа по прежнему не было. Положив
чемодан на прежнее место, я снова вернулся в жилую секцию Бэлы.
     - Получилось?
     - Да, все готово. - Произнесла она, уступая свое место. Я вставил самый
последний диск и после четвертой попытки иероглифы на экране превратились  в
коротенький текст: "Доклад No 157.  Довожу до сведения,  что вчера  агент Л.
действуя вопреки  инструкции 2Т-69F,  не имея согласованного и утвержденного
плана  ликвидировал К. Исчезновение  К. Повлекло прибытие сотрудников службы
безопасности, что  и  без  того  осложнило  завершение операции.  В  частном
разговоре  с  Р.  , агент  Л.  мотивировал свои действия боязнью  негативных
последствий  отлета К.  на  грузовом транспорте. Что  по своей сути является
невозможным, так как ситуация на корабле и станции полностью контролируются.
В целом акция проведена  крайне  плохо  и  необдуманно,  допущены  грубейшие
ошибки:
     1) После  ввода  программы по автоматической  посадке планетолета К.  в
расщелину  256-ого  квадрата,  Л.  забыл!  установить  режим  самоликвидации
планетолета.
     2)  Воспользовался  моим  планетолетом  по  его  утверждению  для того:
(Начало цитаты - " Если что, обвиним Питера. " - Конец цитаты).
     Учитывая вышеизложенное, ходатайствую о снятии агента  Л.  с  должности
руководителя группы. Агент С.
     Последние  строки буквально  шокировали  меня:  "Значит Сол  Литвер  не
только убийца Кертропа, но еще и руководитель  секретный группы, взявшей под
контроль всю станцию!"
     - Что с тобой происходит? - Заволновалась Бэла, всматриваясь в экран.
     - У тебя есть тайник?
     - Тайник?
     - Или такое место где можно спрятать диски.
     - Наверное есть. В кухонном шкафчике одна из стенок  немного отходит...
Может быть ты все-таки объяснишь?
     -  Обязательно,  но  сейчас мне  надо идти. Если на станции  произойдут
какие-нибудь странные события, обязательно передай их в  главное  управление
службы безопасности, только туда.
     Оставив  Бэлу в  полной растерянности,  я  вошел в переходной  тоннель.
Пройдя поворот в центральный корпус, до меня донесся шум закрывающегося люка
и размеренный голос  Маера размеренно произнес:  "Теперь вся ответственность
возложена на меня,  ситуация слишком обострилась. Откладывать на завтра... "
Звук удаляющихся шагов заглушил последнюю фразу превратившуюся  в затухающее
бу-бу-бу. Следовать за Маером я не решился, и, обойдя лабораторию по другому
тоннелю,  наконец  очутился  в  своей комнате.  В  голове  начал  появляться
расплывчатый план. Рассчитывать  на помощь  Боланда  больше  не приходилось.
Впрочем, многое зависит от того, что скажет он сам, как  поведет себя. Ждать
пришлось недолго. Минут  через  пятнадцать заиграл звонок,  и сопровождаемый
Ролом, в комнату вошел Ловис.
     - Ах вот  где  он!  Молодец! Утер нос ветерану. Боланд уже рассказал  о
твоем   спуске.  По   окончании   расследования   буду   ходатайствовать   о
благодарности. А три поощрения подряд - сам знаешь.
     - Дело почти закрыто. -  Вмешался Рол. - Убийца  наверняка Питер Стоун,
старшему  офицеру  Ловису удалось  расшифровать его  записи  с  определенным
намерением убить Кертропа.
     - Судить о причинах пока рано, - продолжал шеф - прежде всего, арестуем
Рурд, она оказалась причастна. Поднажмем, и все встанет на свои места.
     - Сегодня ночью  предстоит большая работа, у меня есть опасения, что не
только Рурд, замешана  в убийстве.  Кстати,  Стоун был  отравлен специальным
ядом. Специальная экспертиза обнаружила его в крови.
     - Наш "уважаемый" представитель компании Генри Маер, подхватил Ловис. -
оказался  крупным  специалистом  в области  ядов.  Подробное  досье  на  эту
"выдающуюся личность"  заведено два  года  назад.  Всякий  раз,  когда  дело
касалось "таинственных"  отравлений, неизменно всплывало  его имя. Думаю что
теперь, мы сможем поставить точку в "деятельности" этого "специалиста".
     - В  отношении доктора, -  не удержался  Боланд,  -  у  меня  серьезные
подозрения...
     - Арестуем  всех.  -  Резюмировал  шеф.  -  Сейчас главное  -  не  дать
преступникам   возможности    действовать.   Соответствующей   санкцией,   я
предварительно запасся.
     - Но как же Бэла, Фельторн? - Удивился я.
     - Дорогой Тан,  я искренне разделяю твою симпатию по  отношению к Бэле,
очаровательная  девушка и  все  такое,  но  вопросы дела стоят гораздо  выше
личностных отношений. - Рол вплотную подошел к моему креслу. - Скорее всего,
она  как и  Фельторн абсолютно  не виновна,  но в сложившейся  ситуации надо
иметь  четкую  гарантию.  Если ты окажешься прав,  то мы все принесем тысячу
извинений, и  они  поймут  нас. А  как быть, если  в ходе  допросов за нашей
спиной  исчезнут  улики,  доказательства,  факты?  Возможно,   их  запугали,
заставили? Ты подумал об этом?
     Возразить я не решился.
     -  Операцию начнем в  два часа ночи. -  Ловис  встал. - Порядок арестов
следующий: Маер,  Литвер,  Рурд,  Морти, Фельторн, Бэла.  В  случае оказания
сопротивления разрешаю применять оружие.
     Аппарат  внутренней  связи издал короткий свист  и на экране  появилось
взволнованное лицо Маера.
     - Обнаружены новые факты! - Начал он без лишних вступлений.
     -   Созывается   общее   собрание  станции,  ваше   присутствие  крайне
необходимо. Ждем вас через пять минут в административном блоке.
     -  Что  произошло? - Забеспокоился шеф.  Экран  несколько  раз мигнул и
потух.
     - Не нравится мне это. - Забормотал Рол.
     -  Нравится или  нет  идти  придется. -  Нахмурился  Ловис,  выходя  из
комнаты.
     Боланд  последовал  за ним, я  вышел последним, но  не  успел сделать и
десяти шагов,  как в дальнем  конце тоннеля что-то мелькнуло и  весь коридор
озарился ярко-белым огнем. Голова идущего впереди Ловиса упала и покатилась.
Снова  вспышка.  Струя  крови и дыма вырвалась  из  его  спины, окатив  меня
мерзким запахом горелого мяса. Рол подхватил падающее тело Дока  и  упал  на
пол.
     - Ложись!
     Вот  тут-то все и началось.  Яркий сноп искр ударил  в лицо нестерпимым
жаром. Вспышки слившись в  единый поток огня, мгновенно раскидали по  стенам
то  что  осталось от Ловиса. Прикрываясь  этой единственной  защитой, Боланд
почти  не  целясь, обдал  длинной  очередью дальнюю  часть  тоннеля. Коридор
заполнился  едким  дымом.   Правая   стена  загорелась.  Сработала  пожарная
сигнализация и с потолка обрушился поток серой пены.
     - Сзади, сзади! - Закричал Рол. - Прикрывай тыл!
     Только обернувшись, я заметил чью-то  фигуру,  подкрадывающуюся к нашим
позициям.  Окатив  нападавшего  волною  огня,  я  за долю  секунды  выпустил
половину  обоймы. Раздался  сдавленный  крик,  фигура дернулась,  попыталась
встать и рухнула на пол. Люки по обоим концам тоннеля  медленно опустились и
все стихло.
     - Нас заперли! - Прохрипел Боланд  поднимаясь. Его  лицо, руки  и грудь
покрылась  мелкими каплями  засыхающей крови,  а  левая  рука  неестественно
висела.
     - Кто там? - Спросил он, указывая в конец коридора.
     - Не знаю. Что с рукой?
     - Ерунда, обычный ожог, вот как мы живы остались - не понимаю.
     Поперек тоннеля  лежало почерневшее  тело Рурд. Правая рука, отрезанная
по локоть, по прежнему сжимала рукоять бластера.
     - На ней защитный костюм, готовились сволочи. - Констатировал Боланд. -
Смотри! Она дышит!
     Я  осторожно снял, еще  горячую каску, и  похлопал по обожженным щекам.
Дора тяжело застонала.
     - Оттащи  эту  суку ко мне,  будем  считать ее первой арестованной. Рол
подошел к Ловису и медленно склонился над истерзанным телом.
     -  Вот  видишь,  для  тебя уже все решилось.  -  Грустно  произнес  он,
ухватился  за лохмотья форменной куртки и, оставляя  на  полу темно-красный,
лоснящийся след,  поволок труп к дверям  своей  комнаты. Подхватив  под руки
ватное тело  Рурд, я  последовал его примеру. Боланд наскоро умылся, оторвал
левый  рукав,  достал аптечку и  с моей  помощью обработал  рану.  Ожег, был
большой, но неглубокий. Я  включил  аппарат связи, набрал  номер доктора. На
экране мелькнуло: "Ошибка вызова" и все исчезло.
     - Зря стараешься, они не такие идиоты чтобы оставить нам  связь.  Лучше
отключи автоматику утилизатора, пусть работает даже с открытой дверцей.
     Я  вырвал блок  системы контроля,  переведя управление  в ручной режим.
Рурд снова застонала и открыла глаза.
     - Несостоявшаяся террористка уже очнулась! - Зло  улыбнулся  Рол. - Как
самочувствие? Взгляд Доры заметался по комнате.
     -  Что ищешь, руку  или  бластер?  И то  и другое осталось  в коридоре.
Хочешь взглянуть? - Продолжал  язвить он.  - Твои друзья  бросили  тебя. Кто
кроме Сола участвовал в нападении? Отвечай! Рурд закрыла глаза.
     - Я жду! Выражая бесконечную ненависть, глаза снова открылись.
     - Впрочем,  это не  актуально, они  все  -  ходячие трупы, меня  больше
интересует шифр взрывного устройства. Всего несколько цифр. Дора сжала кулак
и попыталась поднести к лицу Боланда.
     - Вот тебе шифр!
     Рол  отошел  и  наотмашь  ударил  ее  ногою  в  живот. Она  изогнулась,
закашлялась, изо рта потекла кровь.
     - Рол, может...
     - Что значит  "может"? - Закричал он. - Ты  только дай ей шанс!  Она из
тебя живого сердце выгрызет!
     - Но ведь мы не она!
     - Перед тем как читать мораль посмотри сюда! Его рука указала на месиво
оставшееся от Ловиса.
     -  Она  должна заслужить,  понимаешь,  заработать  свою  смерть! Боланд
наступил на обрубок руки. Рурд коротко взвизгнула и затихла.
     - Сейчас речь идет  не о ее жизни,  а о наших!  Ты  знаешь, как  отсюда
выбраться?  Знаешь? - Потеряв всякий контроль,  кричал  Рол.  - А ну вставай
паскуда, вставай! Он  схватил обмякшее тело, и  опустил  ее ноги  в открытый
утилизатор.
     - Нет! - Завыла она, тщетно пытаясь вырваться.
     - Шифр!
     -  5962! Цепкие пальцы Боланда  разжались, и тело  Рурд,  распавшись на
атомы, бесследно исчезло в утилизаторе.
     Мои глаза непроизвольно.
     - Не спи, вставай. - Поспешно листая свой "блокнот", произнес он.
     - Зачем же так...?
     - Глупые вопросы потом. Как дела с боеприпасами?
     - Полторы обоймы.
     - Это хорошо, у меня только одна. Рол быстро перезарядил бластер.
     - Пора  действовать. Сол  и  Маер наверняка в лаборатории.  На  третьем
уровне никакой стрельбы, там  взрывное  устройство.  Наша задача пристукнуть
этих  подонков  ничего  не   повредив.  Обойдем   центральный  корпус  через
административный  сектор, зайдем с тыла, а  там  по  обстановке. Как  только
откроем дверь, сработает автоматика. Оставшийся путь, короткими перебежками.
     Мы вышли в коридор. Дым почти рассеялся, но обгоревшие  стены, кровавые
разводы  и  бластер  зажатый  в  руке  Рурд  невольно напомнили  о  коротком
сражении.  Боланд подошел к  клавиатуре переходного  люка, выбрал в часах  -
отмычке  комбинацию  "ключ",  раздался  короткий  свист,  дверь дернулась  и
открылась.  Слегка пригнувшись, Рол вошел в  тоннель. Прямо навстречу, из-за
поворота, выскочил Сол. Выстрел, еще, еще. Боланд стрелял не останавливаясь.
Совершенно ослепнув,  я  бросился назад.  Что-то оглушительно  взорвалось  и
могучий поток воздуха прижал меня к ограждающим поручням.
     - Опасность!  Разгерметизация сектора! - заверещал синтетический голос.
Сработала  автоматика и дверь быстро  поползла вниз. Последнее,  что удалось
увидеть, было два  сцепившихся  мертвой  хваткой  тела, увлекаемые  бешенным
вихрем  в  глубину  тоннеля.  На  мгновение,  оцепенев,   я,   жадно  хватая
разрядившийся воздух, медленно пополз в другой конец коридора.
     Новый, глухой, гулкий взрыв показался мне маленьким землетрясением. Пол
яростно  задрожал, свет потух и, выйдя  в аварийный режим,  тускло загорелся
вновь.  "Значит  это  еще  не конец" -  Мелькнуло в  голове. Отступать  было
некуда.  Я тяжело поднялся и продолжил путь. Не доходя  до переходного люка,
на контрольном табло внешнего  давления, я заметил одиноко светящийся  ноль.
"За  ним  начинается  космос,  других  выходов  нет,  наш  сектор  полностью
блокирован".  - Новое открытие  окончательно  доконало меня. Прислонившись к
стене, я медленно сполз на пол. "Это наверняка дело  рук Маера. Отрезать нас
с  обоих концов -  заключительная часть не вполне удавшегося плана. Все-таки
они разгадали замысел Литвера и сделали первый шаг. Но где  остальные? Бэла,
Морти, Фельторн? Неужели они тоже участвуют  в заговоре? Или  просто ожидают
развязки?   В  любом   случае  ждать   помощи  неоткуда.   Отсутствием  шефа
заинтересуются  не  раньше  чем  через  двое  суток. А  регенерация  воздуха
проработает не больше нескольких  часов,  все зависит от  емкости  аварийных
аккумуляторов. Потом...". Мрачная перспектива умереть  от удушья становилась
реальностью. "Был бы со мною Рол,  он бы наверняка, что-нибудь..." В дальнем
конце тоннеля, буквально из ничего,  возникла  фигура  Боланда. Мерные  шаги
эхом понеслись по  коридору. Таких отчетливых галлюцинаций у меня никогда не
было. Не доходя  несколько метров  он остановился. Форменная куртка идеально
чиста, ровная прическа, спокойный взгляд.
     - Рол, ведь ты же погиб...
     - Я не Рол, я второй номер.
     - Второй номер?
     - Второй номер охраны уничтожителя.
     - Уничтожителя?
     -  Системы ликвидации  боевых кораблей.  Облик  вашего офицера  Боланда
выбран для контакта.
     Идиотизм ситуации начал забавлять меня.
     - Первый номер, наверное, Док Ловис? Жаль что он не пришел. Втроем было
бы веселей.
     - Первый номер  слишком велик. Это стационарная установка неспособная к
передвижению по поверхности. Она изучает, сопоставляет, анализирует.
     Моя веселость сразу уменьшилась.
     - Как ты вошел?
     - Просочился, воспользовавшись подстановкой своих атомов, вместо атомов
обшивки. Затем, оказавшись внутри, повторил процесс в обратном порядке.
     - Так ты робот?
     - Я самостоятельно действующая единица в структуре охраны.
     - Охраны разрушителя?
     - Уничтожителя. -  Поправил второй  номер. - В  вашем  понимании пушки,
предназначенной  для  поражения  объектов  сопоставимых  со  звездой средней
величины. Основная часть системы расположена в ядре планеты, вспомогательная
выбрасывается в космос перед началом  боевых  действий. Мой мозг, слабо веря
услышанному, отчаянно сопротивлялся.
     - Игры с магнитными полями твоя работа?
     - Первый номер использует проникающее поле для изучения.
     - Изучения? А как насчет Берола?
     - Ваш офицер Джонатан Берол перестал функционировать  раньше  чем  было
обследовано его средство передвижения.
     - Получается, что я вступил в контакт с инопланетной цивилизацией?
     - Это не просто контакт, я пришел предупредить. Через час тридцать семь
минут, по вашему времени, планета будет полностью уничтожена.
     - Зачем? - Почти прошептал я.
     - Ответ сложно сформулировать одной фразой.
     - Мне спешить уже некуда.
     -  В одном  из  боев уничтожитель выбросило  в  эту  часть  космоса. Мы
затормозили  и  начали  ремонт.  Год  назад здесь разместилась ваша станция.
Спустя  восемь  месяцев ваша фирма "Галактика", которой мы  почему-то  стали
принадлежать, продала планету нашему военному противнику. Всего за 156 тонн,
на вашем языке, г-р-а-в-и-т-о-н-а. - произнес он по буквам.
     - Вот так  "всего"!  Для работы  силовой  установки  "жука"  в  течение
нескольких  месяцев хватает десятков  грамм! - Не  удержался я. -  А тут 156
тонн! Второй номер в лице Боланда не обращая внимания продолжал:
     - Так как нанести удар  или  незаметно изменить  свое местоположение мы
сможем только закончив ремонт, принято решение ликвидироваться.
     - Куда логичней дождаться ваших врагов, а уж потом...
     -  Через два часа они смогут заблокировать работу первого номера, а без
него я бессилен.
     - Так где же вы были раньше?
     -   Мы   полностью  контролировали  ситуацию,   для  контакта  не  было
необходимости. А после нашего обнаружения  неприятель  в виде  таинственного
покупателя или  каким-то  иным способом  все  равно  попытался бы  завладеть
уничтожителем.
     - Что ж,  испариться наверное  лучше,  чем задохнуться  в этом чертовом
секторе.
     - Наша война не должна затронуть вашу цивилизацию. Всем предоставляется
возможность покинуть планету.
     - Отсюда нет выхода.
     - Мне  поручено проследить  за  нормальным завершением  эвакуации и при
необходимости  оказать  любое  содействие.  Я  могу  записать  твою  атомную
структуру,  а  затем  воспроизвести ее  в  любой точке поверхности  планеты,
станции или корабля.
     - Невероятно! Ведь...
     - В моем распоряжении осталось меньше минуты.
     -  Корабль...  нет  жилая секция  Бэлы  в  противоположном  секторе. Ты
знаешь, где это?
     -  У меня есть  детальная  схема  станции. Я ждал  все  что угодно,  но
грязные  стены  тоннеля  просто  превратились  в зеленое убранство  знакомой
гостиной. Из спальни выбежала испуганная Бэла.
     - Тан! Рол! Как вы открыли дверь?
     -  Мое  время истекло.  Я  должен  идти.  С  этого  момента  твой  мозг
располагает некоторой системой защиты. Предупреди остальных, особенно Маера.
Выслушать  меня, он отказался.  -  Задумчиво произнес  "Боланд". - Попытался
воздействовать высокой температурой и быстро ушел.
     - А что если ты тоже, с нами?
     - Вопрос  выбора ваша проблема.  Без первого  номера  моя  деятельность
невозможна. Второй номер медленно повернулся и прошел сквозь стену.
     - Рол подожди... - Воскликнула Бэла. - Куда исчез Рол?
     Что происходит? Я слышала взрывы! Маер повредил замок, входная дверь не
открывается! - Почти закричала она.
     - Успокойся.  Открыть  дверь  секундное дело.  А  Боланд...  Оптический
эффект.
     - С оптическими  эффектами  не разговаривают!  Я  хочу знать  что здесь
происходит!
     -  Хорошо!  По станции  разгуливает  прекрасно  вооруженная  бандитская
группа!  Наша  жизнь в  опасности! Теперь выбирай: либо  я трачу драгоценное
время на ненужные объяснения, либо ты  полностью доверяешь мне и мы пытаемся
выжить. Бэла заколебалась.
     - Что я должна делать?
     - Позвони Фельторну и Морти, пусть  немедленно подойдут сюда. Используй
любой предлог. Про меня ни слова!
     Я  вышел  в прихожую и  несколько  раз выстрелил в район  замка.  Дверь
громко заскрежетала, но открылась. На шум выбежала Бэла.
     - Фельторн не отвечает, Морти придет прямо сейчас.
     - Прекрасно, возвращайся в гостиную и жди.
     Где-то   далеко   послышались   шаги.   Я  спрятался  за   декоративной
перегородкой.  Спустя несколько секунд в открытую дверь, вошел настороженный
Морти.
     - Руки за голову! Малейшее движение стреляю! Теперь ме-е-едленно, двумя
пальцами, вытаскивай то что прячешь под курткой.
     - Тинар, не будь идиотом, я специальный агент Содружества!
     -  Считаю  до  двух!  Раз!  Доктор  осторожно вытащил и  бросил  на пол
миниатюрный излучатель.
     - Где Фельторн?
     - Убит. Пытался задержать Сола, так глупо...
     - Что с Маером?
     - На втором уровне центрального корпуса. Там есть  оперативный пост, из
него можно управлять всем комплексом.
     - Значит ты специальный агент Содружества?
     -  Да, настоящий Морти практикует  на FR6977. Послушай, Тан, мы  теряем
время. Надо немедленно обезвредить Маера и захватить пост.
     - Как погиб Берол?
     - Сейчас главное...
     - Как погиб Берол? - Переспросил я, целясь прямо в лицо.
     -  Корпорация  "Звезда" не  захотела  пропустить  мимо  себя  156  тонн
гравитона. Ловис и  Боланд продались  ей с потрохами,  Берол не захотел. Рол
подсыпал ему какой-то гадости, а спустя двое суток он просто свихнулся.
     - И ты все это время знал?
     - Не было никаких улик!
     - Какой кошмар! - Воскликнула вышедшая из-за угла Бэла.
     - Причем тут "Звезда"?
     - Как это причем? Планета тайно обменивается  на  астероид  который  на
девяносто  процентов состоит из гравитона.  Через двое  суток сюда  прилетят
покупатели, сообщат его координаты. Первый кто их узнает, станет официальным
владельцем.  По  плану руководства "Звезды",  Боланд  должен был изолировать
весь экипаж, встретить "гостей" и сообщить координаты в агентство компании.
     - А взрывное устройство на третьем уровне?
     - Страховка, вдруг покупатели обманут.  Включается  часовой  механизм и
станция превратится в пылевое облако. Опять же никаких улик. Я молча опустил
бластер.
     - Так бы давно. - Обрадовался доктор, поднимая с пола свою "игрушку".
     - Ты знаешь, что собственно продает "Галактика"?
     -  Компания  специально  наняла  Кертропа  -  крупного  специалиста  по
глубинной разведке, но он толком ничего не нашел, хотя в  ядре действительно
что-то  есть. По  непроверенным  данным  там  находятся древние  захоронения
"покупателей".
     - Несколько минут назад, один из  числа древне - захороненных  спас мою
жизнь.
     - Как?
     - Вся эта  планета - гигантская пушка-уничтожитель, последнее что будет
уничтожено - она  сама.  Экипаж пушки и "покупатели" -  враги. Они не  хотят
быть  обменянными.  Теперь  их   самоликвидация  -  единственный   выход.  В
результате  всех  этих куплей -  продаж мы потеряли  уникальную  возможность
общения  с  инопланетным  разумом.  Допустили  убийство  восьмерых  человек.
Содружество,  в  надежде погреть руки, специально  не захотело  аннулировать
сделку! И все из за каких-то проклятых координат! Окончательно взбесился я.
     -  Решение принималось на самом  высоком  уровне. - Растерялся Морти. -
Когда произойдет взрыв?
     - Минут  через пятьдесят.  На  старт  и  разгон уйдет минимум двадцать.
Тысяч на  триста надо  отлететь, еще десять,  короче через двадцать минут мы
должны попасть на корабль.
     - Жесткий график.
     - Попробуем обойти центральный корпус через административный сектор.
     -  Нет,  там  слишком  много предохранительных люков, они  все закрыты.
Рискнем через центральный корпус.
     - Маер встретит нас именно там.
     - Ты совершенно не знаешь станции. Бэла, пошли.
     - Она сама выберет с кем ей идти, дорогой доктор.
     - Младший  офицер  Тинар,  я  секретный  агент  Содружества.  -  Сделав
ударение на слове "младший" процедил Мишель.
     - Роль степенного "доктора" тебе больше подходила.
     - Все, хватит! Морти круто повернулся и выскочил в тоннель.
     - По моему он прав. - Замялась Бэла.
     - Почему же ты не пошла с ним?
     -   Не  знаю.  Дверь  в  административный  корпус  была   действительно
блокирована.
     - Пароль? - Раздалось изнутри.
     Я установил рассеивание луча в максимальное положение и почти не целясь
выстрелил. Яркая вспышка, клуб дыма и  замок вместе с  куском люка вывалился
прямо  на  пол.  Уничтожив  таким  образом еще  пять  герметичных  дверей мы
осторожно вошли в ангар. Все планетолеты стояли на своих местах.
     - Где же Морти? - Занервничала Бэла.
     Вместо ответа что-то охнуло и из конца тоннеля, ведущего  в центральный
корпус, повалил серый дым.
     - Залезай в  первый "жук".  - Как можно  спокойней сказал я,  свернув в
сторону выхода.
     Не успев дойти до первого поворота, в лицо ударила волна горячего дыма.
Циркуляция  воздуха  прекратилась.  Где-то  далеко  впереди, полыхнуло яркое
пламя.  "Почему  не  работает система  пожаротушения? Еще немного  и коридор
превратится в огромную топку!" - с ужасом понял я, начиная задыхаться. Почти
потеряв ориентацию,  держась  рукой  за  левую  стену, мне  все-таки удалось
вернуться в планетолет.
     - Оттуда нет выхода. - Отрезал я, включая антигравитатор.
     Закрыв лицо руками, Бэла  отвернулась  к стене. "Жук" медленно влетел в
шлюзовую камеру. Внутренние ворота закрылись, но шлюзование не началось.
     - Маер! Гад!  - Вырвалось у меня. - Пристегнись! Широкие дуги обхватили
ее тело.  Рывок вперед, страшный  удар, немного  назад, снова  рывок и удар.
Выходной люк даже не шелохнулся.
     - Маер! Сволочь! По щекам Бэлы покатились слезы.
     - Ладно!  - Выдавил  я, стаскивая с полки скафандр.  -  Ты тоже одевай.
Бэла! Ты слышишь меня? Одевай скафандр!
     Боезапас  был почти на  нуле. Гигантские раздвижные ворота, толщиною не
меньше полуметра,  почти не  поддавались резке.  Пройдясь  тонким  лучом  по
уплотнителю,  наконец-то послышался  характерный свист. Выстрелив  последний
раз, я снова  залез в планетолет. Раскрасневшиеся глаза Бэлы застыли в немом
вопросе. До взрыва осталось двадцать шесть минут.
     - Сейчас будем на корабле. - Не веря самому себе, подбодрил я, и рванул
рычаг скорости. Грохот,  скрежет, оглушительный визг слились в единое целое.
На экране  мелькнул кусок  лопнувшего ограждения. Поток вырвавшегося воздуха
бросил нас на  посадочную  площадку.  "Жук"  круто развернулся  и прожекторы
осветили  черное  брюхо корабля.  Не  тратя  драгоценные  секунды  на  общее
шлюзование, мы вбежали в переходной тамбур.
     - Никакого тестирования! Аварийный взлет! - Закричал я.
     - Укажите маршрут следования. Конечные координаты не заданы.
     - База FR15!
     - Пристегните ремни.
     - Давай же, давай!
     -  Старт  возможен  через  минуту  двадцать две.  Бэла как завороженная
впилась в секундомер.
     Сильный  толчок.  Мертвая пустыня внизу понеслась  вниз. Станция начала
уменьшаться,  постепенно превращаясь  в  светящуюся точку.  FR6908  медленно
переползла  на задний  экран,  и,  наконец, чернота  космоса  поглотила  ее.
Внезапно   на   экране  вспыхнуло  ослепительное  солнце,  корабль  неистово
дернулся. Меня бросило на пульт, все поплыло и пропало...
     Темнота.

Часть 2.

     Едва  светящийся  потолок  возник будто  бы неоткуда. "Где я?  Станция?
Корабль?" Мысли текут нехотя,  осторожно. Из  окаменевшей  памяти проступило
веселое лицо Боланда, колючие глаза Ловиса. Тревога. Вылет на FR6908. Темные
фигуры на  фоне научного комплекса. Яркое, слепящее солнце, удар, темнота...
Нет! Было что-то еще...
     Входная дверь плавно  выдвинулась  и  открылась.  Сухощавый  человек  с
вытянутым, морщинистым лицом, вошел быстро, но осторожно.
     - Как самочувствие? - Профессионально заулыбался он.
     Кто ты?
     Твой лечащий врач, Пен Вериг.
     - Где я?
     - В медицинском секторе станции.
     - Какой станции?
     -  FR15. Как  только  вас  вытащили из корабля, сразу доставили  в нашу
специальную клинику.
     - А Боланд?
     - Не знаю, с тобой была только девушка... Бэла Шекви.
     - Она здесь? - Лицо доктора омрачилось.
     - Мне очень жаль, что это придется сказать именно мне... Мы делали  все
возможное...  Ты  сам  был  похож  на  труп...   Корабль  получил  серьезные
повреждения.  Рубка управления была единственной, где сохранилось  давление,
но  система  жизнеобеспечения  вышла  из  строя. Странно, что корабль вообще
долетел... Она мертва. - Наконец выдавил он.
     В  голове пронеслись  обрывки  фраз,  немые сцены. Из глубины  сознания
проступило лицо...  Глаза, губы, волосы... Большие бархатные  ресницы... Она
поворачивается ко мне... Холодный ангар... Яркое, слепящее солнце... Все это
напоминало сон, который хочешь, но не можешь вспомнить.
     Я нащупал кнопку подъема купола и попытался встать.
     -  Нет-нет, вставать рано.  - Засуетился Вериг. - А вот есть, ты должен
как следует. Для тебя разработано  специальное  меню, содержащее натуральные
компоненты. - С деланным наслаждением уверил он. - Процесс восстановления не
должен затягиваться. Кстати, координатор службы безопасности  несколько  раз
лично справлялся  о твоем  самочувствии. Он  хочет задать пару  вопросов. Ты
сможешь поговорить с ним?
     - Да.
     - Прекрасно.  Все идет лучшим образом, самое страшное позади.  Неделька
другая,  наберешься сил и снова будешь  в строю.  -  Доктор извлек  из стены
трубку внутреннего переговорника, вставил личную карточку  и набрал номер. -
Кен это Вериг,  наш пациент еще слаб, но побеседовать сможет. Я буду ждать в
приемной.
     Главный человек службы  безопасности трека FR оказался пожилым мужчиной
лет семидесяти  пяти  восьмидесяти. Короткие  седые  волосы, сухое вытянутое
лицо, уверенный взгляд.
     - Привет Тинар. Я Кен Дехард. -  Играя в панибратство, представился он.
-  Вериг  сообщил, что твое выздоровление -  дело нескольких дней.  Мы ведем
активные  поиски  Ловиса и  Боланда,  твоя  помощь  просто  необходима.  Что
произошло на FR6908?
     - Не помню.
     - Совсем ничего?
     - Там пропал человек, мы вылетели, а потом...
     -   Это   уже  известно,  фирма  "Галактика"   сообщила  нам  некоторые
подробности. Пропавшим был Даниель Кертроп. Вам удалось найти его?
     - Мы что-то нашли, но...
     -  Ангар корабля  полностью  уничтожен. Ни  планетолетов,  ни  роботов,
ничего. В бортовом журнале сохранилась запись о ремонте одной из шлюпок.
     Я отрицательно покачал головой.
     - Чем вызван экстренный взлет, минуя тестирование?
     - Был взрыв...
     -  Планета  не просто взорвалась,  а буквально испарилась. Жаль,  очень
жаль. Я  дважды запрашивал  о результатах поисков, но Ловис так  ничего и не
передал. Попробуй вспомнить хоть что-нибудь.
     - Наверное, это глупо...
     - Не помнишь?
     - Нет.
     - Вериг предупредил, что в результате кислородного голодания произошла,
амнезия,  частичная  потеря  памяти.  Он  несколько раз пытался восстановить
утерянную информацию, видимо неудачно. В остальном, Пен опытный врач и через
несколько дней ты будешь абсолютно здоров.
     Усиленное  питание,  тренажеры и  стимуляторы  поставили меня  на ноги.
Вериг действительно хорошо  знал свое дело и радовался моим  успехам. Дехард
передал  диск  с  материалами  по  делу нашей  экспедиции. Отчет  спасателей
оказался предельно краток  и лаконичен. Бортовой процессор  корабля сохранил
только команды и параметры собственных систем.  Записи  внешних переговоров,
перемещения шлюпок, да и многое другое обнаружены не были.
     В день выписки Дехард весьма сдержанно поздравил меня с выздоровлением,
а  затем лично отвел в хорошо  обставленную, но  лишенную всех  видов связи,
секцию.
     - Пока ты находился в  клинике, сотрудники информационных служб чуть не
разорвали меня,  требуя  дополнительной  информации  по  случаю на FR9608. -
Бегло осмотрев все помещения  моего жилища, начал он. - Любая неудача  нашей
службы для них прекрасная возможность облить нас  грязью, и за одно, неплохо
заработать. - Кодируя входную дверь личным шифром, продолжал он. - За тобой,
как за единственным  свидетелем, они буквально охотятся.  Поэтому,  какое-то
время,  тебе лучше  побыть здесь.  Я устроил  так, что для всех  кроме нас с
Веригом,  ты  очень серьезно  болен,  официально  находишься  на  службе,  а
фактически в отпуске. - Кен изобразил что-то вроде улыбки и закрыл дверь.
     Это был  домашний арест, и  атаки информационьщиков имели к нему  самое
последнее  отношение.   Я  прекрасно   понимал,  что   до   выяснения   всех
обстоятельств дела, вопрос о моем новом месте  службы решен, не будет. Тоска
и  уныние  завладели  мной.  Единственным  развлечением  стало  беспрерывное
синтезирование  довольно  крепкого  напитка  обнаруженного в  дополнительном
каталоге.  Но  в  один  из вечеров "домашнего  заключения",  входной  звонок
заиграл звонкую трель и на пороге появился  Дехард. Его взгляд  скользнул по
пустым стаканчикам на столе и остановился на мне.
     - Пьешь?
     - А чем тут еще заниматься?
     -  Большой  чести  это не  делает. Завтра  твой  новый шеф  и  напарник
прибудут  на  станцию.  Страсти по случаю  взрыва FR6908  почти стихли, и ты
можешь  вернуться  на прежнее место, но  у меня есть  другое  предложение. -
Дехард подошел к единственному креслу и не спеша сел. - На  базе формируется
специальная  группа  для уточнения  и проверки  некоторой  информации.  Хочу
предупредить,  что  набирается  она  только  из  добровольцев.   Планируемая
операция - не увеселительная прогулка, и до твоего принципиального согласия,
деталей  сообщить не  могу. На размышления даю целую ночь.  К девяти утра ты
должен определиться.
     - Это большая  честь, но никаких заслуг  кроме невыполненного задания у
меня нет.
     -  В  случае положительного ответа я  постараюсь прояснить  ситуацию. -
Координатор неторопливо встал и, не сказав больше ни слова вышел.
     Мною завладело чувство  странного беспокойства. Наивный вопрос: "Почему
именно  я?"  никак не выходил из  головы. В  любом случае это шанс,  который
бывает один раз в жизни и проблемы выбора здесь просто не существует.
     Звонок  аппарата  внутренней  связи  прозвучал  ровно  в  девять.  Лицо
координатора показалось мне еще мрачней, чем вчера вечером.
     - И так...
     - Я согласен.
     - Через двадцать минут твоя  дверь будет разблокирована. Я буду ждать в
кабинете К48, это слева от твоей секции. - Видимо не  ожидая от меня другого
ответа, пробурчал он.
     У   двери  Дехарда   я   заметил  большую   редкость   -   электронного
монстра-охранника в форме офицера безопасности.
     - Тайн Тинар, мне назначено на девять тридцать.
     -  Личную  карточку.  -  Потребовал   он,  протягивая  огромную   руку.
Идентифицировав личность, охранник  еще раз осмотрел меня с ног до головы  и
открыл дверь. В центре большого стола весьма удобно расположился Кен. По обе
стороны от него два незнакомца.
     -  Это последний  участник операции,  младший офицер  Тан Тинар. Выждав
короткую паузу, произнес координатор.
     Я обошел стол заседаний, оба незнакомца встали.
     -  Офицер Влад  Кенвуд. - Представился  обладатель мощной мускулатуры и
густых волос, спадающих до самых плеч.
     - Старший офицер Бон Дилем. - Отчеканил второй. Не слишком хорошо играя
роль старого служаки.
     - Прошу  садиться. Наступило время объяснить суть предстоящей акции. На
FR6523  расположена  одна  из  самых  первых  колоний пятого  периода. Шесть
месяцев  назад   она   продала  два  крупных  патента  и  вышла  из  состава
Содружества.  А  месяц   спустя,  зарегистрировавшись   как  самостоятельная
компания,  полностью  отказалась  от  поставок своей  продукции,  и  закрыла
информационный канал. Связь отсутствует  и по сей  день. В принципе, особого
прецедента здесь нет.  Десятки  подобных колоний  ведут свою деятельность не
зависимо  от  Содружества,  иногда  очень успешно,  но  недавно  мы получили
интересное сообщение. Кен извлек из  встроенного сейфа три экземпляра одного
документа. На односторонней SL-бумаге оказалось всего несколько строк:
     "Свободные  граждане FR6523  обращаются...  Мы  не можем участвовать  в
продолжающемся...  уровне...   приведшего   к  захвату  власти...   является
нарушением...  стало  причиной...   должно   оказать  немедленную  помощь...
дальнейшая судьба зависит..."
     - Затем  в течение двух минут следовал непрерывный сигнал СОС. Качество
передачи   оставляло   желать  лучшего.  Даже   эти   обрывки  восстановлены
приблизительно. - Дехард собрал таинственные листки и снова положил в сейф.
     - Ваша задача  - установить истинное положение  вещей  и  выяснить, что
там,  в действительности  происходит.  Разработать  детальный  план,  как вы
понимаете невозможно,  но  небольшой  задел уже есть.  Проникнуть на планету
нелегальным  путем  -   заранее   исключено.   Поэтому,   вы  воспользуетесь
действующим  каналом рекламного агентства.  Под видом  его сотрудников можно
без  особых  ограничений  детально  изучить  ситуацию.  Учтите,  ждать можно
буквально всего, от политического переворота до бреда сумасшедшего-одиночки.
- Кен встал. - И еще, о предстоящей операции знает ограниченный круг лиц. По
закону,  Содружество,  не  имея веских причин, не  может вмешиваться  в дела
независимой компании.  Поэтому  акция  носит  сугубо неофициальный характер.
Общая продолжительность "командировки"  -  десять  дней. Если  по  истечении
этого  срока  вы не  прибудете на базу,  мы  пошлем срочный запрос  и начнем
поиски, но до этого момента рассчитывайте только на себя.  В случае провала,
вытащить  вас  оттуда  будет  чрезвычайно  сложно.  Не  забывайте,  тюремное
заключение за шпионаж не самое худшее, что может произойти. Старшим назначен
офицер Дилем. Вылет сегодня в восемнадцать часов. У меня все. Ваши вопросы.
     -  Содружество  располагает  картой колонии?  - Нарушил  общее молчание
Дилем.
     -  Да, все поселение состоит из одного города.  Диски с имеющейся у нас
информацией вы получите перед отлетом.  Лететь почти двое суток, так  что на
изучение времени хватит.
     - Как быть с нашими документами?
     - Ваши личные карточки я обменяю на хорошие подделки, фантазировать нет
необходимости и имена остаются прежние.
     - Связь по закрытому каналу?
     - До окончания операции никакой связи не будет.
     - По какому принципу сформирована группа. - Не удержался я.
     -  Ваших  идентификационных  карт  нет  ни  в   одном  архиве,  поэтому
определить, кто вы есть на самом деле - практически невозможно. Такая уловка
наверняка пройдет.
     -  Если  я  правильно понимаю,  оружие нам  не  положено.  -  Задумчиво
произнес Кенвуд.
     - Табельное, разумеется, но вы получите специальные излучатели. Огневая
мощь не велика,  зато  никакие приборы их  не  регистрируют. Еще  вопросы? -
Секундная пауза. - В таком случае встречаемся здесь в пятнадцать тридцать.
     Атмосфера нелегальности завладела  мной. Подобные акции выполнял только
специальный отдел нашей службы.  Но попадают туда после тщательного отбора и
сложной  системы  тестов  только самые-самые. А  тут... "И все-таки,  почему
именно я?" Более чем странный ответ Дехарда на мой вопрос отнюдь не успокоил
меня.  "Может  быть,  это  тот  самый  шанс?"  Окончательно  потеряв  всякую
способность анализировать, я принял  успокоительное и проспал почти до  трех
часов. К  моему  приходу  охранника у  двери  уже не было. Кенвуд  и  Дилем,
избегая изучающих взглядов, расхаживали по коридору. Спустя минуту  появился
координатор.
     - Следуйте за  мной. -  Бросил он, открывая дверь ромбообразной комнаты
на другом конце секции. - Для начала переоденьтесь. - Приказал Кен, раздавая
запечатанные пакеты.
     Яркая,  сверкающая одежда рекламного  агентства  точно  соответствовала
моим размерам.
     - Вот оружие и личные карточки.
     Маленькие,  не   больше  ладони,  излучатели  перекочевали  в  потайные
карманы.
     -  Здесь  вся  необходимая информация.  -  Продолжал он,  передав  Бону
несколько дисков. - После изучения уничтожите.  Ваша официальная регистрация
таможенной  службой  - условный  сигнал  о начале операции. Выход к  кораблю
прямо здесь. Удачного возвращения!
     Дверь  шлюзовой  камеры  за  спиной  с  шипением  закрылась.   По  едва
освещенному  коридорчику, мы вошли в  крохотную рубку, скорее всего частного
корабля. Я наскоро осмотрелся.  Узкая палуба, низкий  потолок, искусственная
гравитация работает неравномерно.
     - Экипажу занять места.  Пристегнуть ремни. - Задребезжало откуда-то из
стены.
     После  приличного толчка,  начался  набор  скорости.  Антиперегрузочная
система явно отсутствовала. Тело окаменело, прилипнув к широкой, но  жесткой
спинке потертого кресла. Минут через тридцать пять-сорок, маршевые двигатели
с устрашающего рева вышли в обычный режим, и ускорение почти исчезло.
     - Никак не думал, что  после случившегося меня куда-нибудь  направят. -
Оборвал наступившую  тишину Дилем.  -  Месяц  назад я  участвовал в  захвате
группы фанатиков, на узле дальней связи. Потерял напарника... Как вообще жив
остался...
     - В последний вылет мне тоже не слишком повезло. - Перебил Кенвуд. - Мы
сопровождали ценный  груз.  Эти подонки появились мгновенно.  Корабль  Ферри
загорелся  как  магний. Я успел  развернуться. Их было пятеро.  А  потом как
молотом по голове. Очнулся уже в клинике.
     - Похоже, мы все не на лучшем счету. - Усмехнулся я.
     -  Именно поэтому операция должна пройти четко  и  без  помарок.  Дилем
достал из внутреннего кармана диски.
     - Здесь  три  копии. По два диска на каждого. Информации много, поэтому
рекомендую начать изучение прямо сейчас.
     Бон раздал диски, и мы разошлись по своим каютам.
     Первый диск -  общие данные. Детальная карта  города содержала максимум
информации. Промышленные  центры, жилые кварталы, броские названия районов и
улиц.  Эта  часть  отняла много  времени, но  общее  представление, куда  мы
собственно  направляемся,  появилось.  Высокоразвитая   во  всех  отношениях
колония насчитывала  около двух тысяч  человек.  Приоритетные  направления -
наука и космическая  промышленность. Краткие сведения о руководящей верхушке
и  ведущих  специалистах  измучили  мою  память больше  всего.  Нескончаемая
вереница незнакомых  имен,  лиц, досье,  довела  меня  до полного  отупения.
Только далеко  за полночь, я  решили прерваться  и продолжить с  завтрашнего
утра.
     Тесная каюта  была  лишена  почти всех удобств.  Даже  в  районе  узкой
лежанки  гравитация  не  достигала  нормы.  Ночь  грозила вымотать меня  еще
сильней,  чем весь  прошедший  день. Около двух часов я принял  снотворное и
медленно  погрузился  в состояние близкое ко сну. На  завтрак мы собрались в
убогой, плохо обставленной  кают-компании. Настроение у всех было  далеко не
лучшим.
     - Это рекламное агентство -  нищая  забегаловка.  - Не  выдержал, Влад,
отодвинув от себя тарелку с месивом непонятного цвета.
     - Никакой заботы о персонале. Кого мы  хоть представляем? - Не унимался
он, разглядывая блестящую нашивку на рукаве.
     - Компанию "Серый волк. " - Подсказал Бон.
     - Серый что?
     - Волк - древнее сказочное животное, гигантских размеров.
     - Не знаю как к волку, но к этому кораблю слово "гигантский" малость не
подходит. - Съязвил он, демонстративно выбросив тарелку в утилизатор.
     После  завтрака  я  взялся  за второй  диск. Инструкции,  рекомендации,
наставления с каждым  часом все больше и больше спутывались в единый клубок.
Голова  стала  походить  на  металлическую болванку  внутри  которой  что-то
непрерывно  каталось  и  переваливалось. Около  девяти вечера Дилем  объявил
общий сбор.
     -  Согласно  расчетов  посадка  не раньше  десяти утра. Мы все  изрядно
устали. - Выдохнул Бон. - Завтрашний день  очень важен, поэтому утилизируйте
диски и отдыхайте под завязку.
     - Отдохнешь тут... - Заерзав в кресле, пробурчал Влад.
     - Наше дело выполнить поставленную задачу. - Отрезал Дилем. - Мы  летим
не на пикник. Всем отдыхать.
     Дойдя  до каюты, я снова не удержался и принял снотворное. Десять часов
беспокойного  сна,  пролетели  как  миг.  Чисто  механически  проделав  весь
утренний моцион, я  поскорей разделался  с завтраком и поднялся  на  верхний
мостик. Дилем и Кенвуд уже заняли свои места.
     -  Терпеть не могу тяжелых  планет.  - Вздохнул Влад. - Год назад почти
месяц  проторчал  на   FR8475  там  тоже   1,2.  Пичкаешь  себя  целый  день
стимуляторами, а под вечер ноги вообще не действуют. Идешь и думаешь где как
угол срезать или лишний шаг не ступить.
     - Ничего, десять дней как-нибудь протянем. - Успокоил Дилем.
     - Говорить всегда проще чем...
     - Хватит стращать, включай видео обзор.
     Выхваченный  из темноты  местной  звездой  желтый  круг,  рос с  каждой
секундой. Сам город появился значительно позже. Защитные шиты, спасающие  от
метеоритных  атак,  образовывали ломаный  многоугольник.  Бортовой процессор
зафиксировал  посадочный  луч,  и  приступил  к  снижению.  Гигантская крыша
надвинулась, и дальний конец скрылся за горизонтом.
     - Борт  коммерческого корабля запрашивает космопорт "Мечта". - Произнес
Бон.
     - Видим вас. Экипаж и характер груза?
     - Трое. Рекламная информация.
     - Оружие, раненные, больные?
     - Нет.
     - Принимаем на шестнадцатую площадку.
     Разнося по кораблю мелкую дрожь, заработали посадочные антигравитаторы.
Штук двадцать монолитных плит, словно ломтики  гигантского пирога, разошлись
в  разные  стороны,  и  корабль  плавно  погрузился  внутрь.  Обещанные  1,2
навалились еще при  торможении, но теперь стали чем-то  вроде мокрой одежды.
Дилем встал и нехотя подтянулся на уплотнительном выступе.
     - Нормально, все не так страшно.
     - Покупайте мобили "Серый волк"! - Заорал Кенвуд.
     - Что с тобой?
     - Тренируюсь. Может быть, придется...
     - Шлюзование окончено. - Раздалось из стены.
     - Ни пуха, ни пера!
     - К черту!
     Захватив  по  пути  маленькие,  под  цвет  блестящей  одежды  рекламные
чемоданчики, мы вышли  в  огромный  приемоотправочный ангар.  Матовые стены,
покрытые  табличками  и  указателями, уходили  высоко вверх. Слева открылась
ярко  освещенная  камера  дезактивации. На  процедуру вирус контроля ушло не
больше  минуты.  Ленточный  эскалатор  дернулся,  загудел  и  понес  нас  по
пешеходному тоннелю, закончившемуся просторной, комнатой. Три здоровых парня
в  форменных комбинезонах таможенной службы  мгновенно оживились. На встречу
вышел, видимо, самый младший.
     - Добро пожаловать.  Прошу пройти  на  досмотр.  - Учтиво произнес он и
сразу занялся багажом. Другой,  пригласил зайти каждого в  небольшую камеру,
предназначенную для просмотра внутренностей. Дехард оказался абсолютно прав.
Ни  излучателей,  ни  запасных обойм  прибор  не  зафиксировал.  Наконец  мы
остановились у низкой стойки регистрации прибывающих.
     - Молодой человек!
     -  Я? - Судя по устремленному на меня  внимательному взгляду, речь явно
шла обо мне.
     - Да-да.
     - Что-то не так?
     - Я могу взглянуть на твои часы? Это продукция вашей компании?
     Быть  рекламным  агентом  и  пользоваться  вещами  другой  фирмы  -  не
допустимо, поэтому утвердительный  кивок  был единственно правильным ответом
на такой вопрос. Универсальный ключ ко всем дверям, завуалированный под часы
и доставшийся мне еще от Боланда, работал только на станции. Снять его перед
отлетом не  удалось,  одноразовый  замок  действовал  безупречно, а  портить
браслет мне не хотелось.
     Достав  из выдвижного ящика небольшой  прибор, таможенник несколько раз
провел им по циферблату. По голубому экрану побежали колонки значков и цифр.
     - Так какую фирму ты представляешь?
     - Серый волк.
     - Сколько намерены пробыть в городе?
     - Восемь дней.
     -  Это краткая  инструкция  о  том, что можно, а  чего  нельзя  делать,
находясь на территории  нашей компании. Счет за  пребывание будет предъявлен
перед отлетом. - Выдав каждому  по маленькому диску, он вежливо попрощался и
показал в сторону выхода - Можете проходить. - Почти бесстрастно произнес он
и профессионально улыбнулся.
     Мы вышли  на довольно широкую, пустую улицу. Длинный ряд четырехэтажных
зданий,  удерживающих светящийся потолок  показался  мне абсолютно вымершим.
Тут  же  подъехало  приземистое такси.  Влад  нажал на  мигающую  кнопку,  и
прозрачная дверца плавно отошла в бок.
     - Проезжай, проезжай! Мы никуда не едем! - Почти закричал Дилем.
     Электронный водитель  слегка  помедлил,  затем  закрыл дверь  и  быстро
исчез.
     - Ты что делаешь? До ближайшей гостиницы больше десяти кварталов!
     -  Не стоит брать первое попавшееся такси! -  Прошипел  Бон. -  Обычная
осторожность, еще ни кому не повредила!
     - Да у тебя с нервами не в  порядке.  Теперь этот "калькулятор" сообщит
всем своим что "Мы никуда не едем".
     - Вызовем другое.
     -  Каким  образом?  Все  местные имеют носимые  переговорники,  уличных
аппаратов связи тут вообще нет.
     - Ничего, дойдем до первого автомата продаж и купим.
     Мы тронулись вдоль  нескончаемой вереницы разноцветных домов. Идти было
действительно  непривычно. Автоматы  попадались  довольно часто, но все были
либо испорчены, либо отключены.
     -  Странно,  население  города  почти две  тысячи,  мы в  центре жилого
района, а вокруг ни души. - Садясь прямо на тротуар, забормотал Дилем.
     - Да, действительно  странно...  - Оглядываясь  по сторонам,  поддержал
Кенвуд.
     Из ближайшего переулка почти бесшумно выскочило такси.
     - Эй, сюда, сюда! - Закричал Влад. - Наконец-то!
     Перемахнув через низенькую  дверь,  Кенвуд уселся вперед, а  мы с Боном
расположились на заднем, весьма удобном диванчике.
     - Любая гостиница в центре. - Приказал Дилем.
     Электромоторы  весело  загудели,  дома  тронулись и  замелькали  как  в
калейдоскопе. Я попытался представить карту города и угадать направление, но
длинная серия поворотов совершенно сбила меня  с толку. Спустя  минуту жилой
район, явно кончился. Дорога  начала походить на длинный тоннель между двумя
глухими стенами без окон и  других  признаков жизни. Дышать стало трудней, в
горле застрял запах чего-то протухшего. Стены по бокам неожиданно кончились.
Ржавые  нагромождения  металлических   конструкций  поддерживающих  потолок,
напоминали скорее свалку, чем гостиничный комплекс.
     - Шофер, это не центр! Куда мы едем? - Занервничал Дилем. - Молчание. -
Шофер, я задал вопрос!
     Двигатели  загудели  еще  сильней.  Светящийся  потолок давно кончился.
Жиденький   свет   редких   прожекторов    выхватывал   из   темноты   куски
полуразрушенных зданий и грязную дорогу.
     - Стоять! - Закричал Кенвуд.
     - Остановка запрещена. - Монотонно возразил шофер.
     - Это приказ!
     Такси  резко  затормозило.  Нас  развернуло  и занесло.  Перед  глазами
мелькнул опорный столб. Удар, треск...  Меня  подхватило и выбросило. Кто-то
закричал, и все стихло...
     Каменная стена,  через которую я перелетел, было,  первым,  что удалось
разглядеть,  оправившись  от  удара. На  попытку встать, левая нога ответила
резкой болью.
     - Тинар, ты где? - Послышалось справа.
     - Здесь...
     - Давай сюда! Скорей!
     Преодолевая боль в ноге, я вскарабкался на кучу строительного  мусора и
перевалился через бордюр. Перевернутое такси слабо  дымилось. Из-под боковой
двери  едва виднелась  передавленная  пополам  грудь и  голова Бона.  Кенвуд
тщетно  тужился, пытаясь приподнять машину и при этом вытащить изуродованное
тело.
     - Да помоги же! - Закричал он.
     Из-за  дальнего  угла  выгоревшего  изнутри   здания  появилось  пятеро
вооруженных людей. Одинаково-темные  костюмы и защитные  каски  приближались
молча, уверено и довольно быстро.
     - Влад, обернись!
     Кенвуд не спеша выпрямился.
     - Кто это?
     - Не знаю, надо уходить...
     Сноб  красных   точек  почти   бесшумно  пронзил  пространство.   Куски
внутренностей  вперемешку  с обрывками комбинезона, красно-розовым конфетти,
вырвались из груди Влада. Я перепрыгнул каменный бордюр и нырнул  в темноту.
За спиной  затрещали  сухие  взрывы.  Всполохи  от  разрывов  пуль  осветили
овальный проем и кусок смежной комнаты. Стараясь двигаться  как  можно тише,
мне  удалось переползти  в  соседнюю  комнату  с небольшим окном.  В глубине
параллельной  улице  показалось  трое,  сзади   зашуршали  шаги.  Нападающие
приближались.  "Стреляют на ощупь, а фонарей нет,  значит, каски оборудованы
инфракрасными сканерами  и  темнота мне не помощник".  Из соседних  развалин
вышло еще двое,  кольцо неумолимо сжималось.  Я достал излучатель, тщательно
прицелился,  и улицу озарило  красное пламя.  Живой факел,  дико  вскрикнул,
оступился  и  рухнул. Не  ожидав от меня  такой  прыти фигуры,  бросились  к
отступлению. Доли секунд затишья,  оборвала нескончаемая серия  выстрелов. Я
ничком   бросился  вниз.  На  спину  посыпались   больно   жалящие  осколки.
Декоративная перегородка, не выдержав натиска, рухнула. Стрелять по низу, им
не  давал  чудом, уцелевший монолитный фасад,  но  и он  таял  буквально  на
глазах.  То, что я до сих пор  не  замечен и обстрел идет почти вслепую было
слабым утешением. Рядом, прямо перед окном, оглушительно взорвалась граната.
Впереди  послышался  странный  звук и обстрел неожиданно  прекратился. Из-за
поворота  выскочил  бронированный  автомобиль.  Короткая  пушка  на  передке
выбросила  струю   огня  и  противоположная   сторона  улицы  окрасилась   в
красно-лиловый цвет. В проеме одного из подъездов  заметался горящий силуэт.
Броневик затормозил, встав напротив окна.
     - Сюда, быстрей! - Закричал неизвестный, высовываясь в узкую щель.
     Размышлять кто,  почему, зачем, времени не было. Я в  три прыжка достиг
цели,  и металлический люк мгновенно захлопнулся. Странный водитель,  бросив
на  меня изучающий взгляд,  начал манипулировать короткими рычажками.  Залп.
Два  из пяти обзорных экрана  заполнились  стеною огня. Разрывы пуль молотом
забарабанили по всему корпусу.
     - Пристегнись, уходим!
     Его рука  цепко сжала пульт  управления. Машина  подпрыгнула  и рванула
вдоль  объятой  огнем улицы. Через  пару кварталов,  на экране  заднего вида
неожиданно  вырос яйцеобразный  корпус летающего танка.  Наш броневик  начал
лихо  лавировать, постоянно меняя  направление,  но  дистанция  сокращалась.
Таинственный водитель занервничал.
     - Если он успеет  прицелиться, нас разнесет в пыль. Я сокращу дистанцию
и резко сверну, он наверняка проскочит. Выскакивай и беги за мной. Понял?
     - Да.
     Нехитрый   план  действительно   удался.  Танк  пролетел   мимо,  затем
развернулся  и  на  полной  скорости  врезался  в  брошенный  посреди  улицы
автомобиль.   Перепрыгнув  каменное   ограждение,   мой   проводник  осветил
квадратное  отверстие посреди тротуара,  ловко спрыгнул  и исчез  в темноте.
Стараясь хоть немного задержаться за обсыпающиеся края, я последовал за ним,
грузно плюхнувшись в какую-то жижу. Левое колено снова пронзила боль.
     - Быстрей! Тут недалеко!
     Мрак мгновенно  сгустился. Грязный,  вонючий, в половину  человеческого
роста тоннель уходил  влево. Слабый луч фонаря вырвал  из  темноты  железную
дверь. Незнакомец остановился и достал звуковую мину.
     - Это их остановит! -  Бережно кладя ее на каменный выступ, пояснил он.
- У нас семь секунд, бежим!
     Каждый прыжок на  уцелевшей  ноге острой  болью  напоминал  о  разбитом
колене.  Чмок,  чмок.  Вязкие, липнущие к ботинкам  отбросы  разлетаются  по
слизистым стенам. Чмок, чмок.
     - Не отставай! Они уже...
     Ударная  волна  подбросила  и понесла.  Клубящееся пламя  заполнило все
пространство. "Глаза!". Легкие судорожно сжались...
     -  Эй!  Надо  идти! Лежать нельзя. Ты  слышишь меня?  -  Спросил чей-то
голос.
     Реальность постепенно вернулась. Смахнув с лица грязь, я неуклюже сел.
     - Ты ранен?
     - Нога.
     - Идти можешь?
     - Попробую. Где они?
     - Проход завалило, а до следующего далеко. Похоже, оторвались.
     Переключив   излучатель  в  режим  фонаря,  я  внимательно  осмотрелся.
Скопления шевелящихся насекомых гроздьями  свисали с темного  потолка. Между
ног  мельтешили  темно-коричневые   твари,  отдаленно  напоминающие  крупных
червей.
     - Занятное местечко.
     -   Старая  канализация.   Пережиток   прошлого.   Сейчас  все   отходы
утилизируются на месте, но она осталась. Целый город под городом.
     - Кто ты?
     - Я Зальт, бывший рабочий ремонтного завода. А вот ты кто такой?
     - Тан Тинар, агент рекламной компании.
     -  То, что  ты  не  местный и  так  видно, но чтоб на захват рекламщика
бросили столько полиции... - Недоверчиво усмехнулся он.
     - Эти в касках местные полицейские?
     - Скорее отъявленные негодяи...
     - Мы прилетели почти час назад! И такая горячая встреча! Почему?
     - Как раз это я и хотел узнать.
     - Но ведь ты помог мне?
     - Мы против полиции,  их  враги - наши друзья. Тебя  хотели  убить. Все
просто.
     - Ты сказал "Мы"?
     - Мы - это остатки процветавшей некогда колонии. Я ехал в наш временный
штаб,  теперь, как  мне кажется, нам  по пути. В  любом случае одному  здесь
долго не протянуть.
     - Пожалуй.
     Зальт извлек носимый переговорник, набрал замысловатый код, прислушался
и спрятал обратно.
     - Они придут минут через десять.
     В глубине тоннеля что-то ухнуло и заурчало.
     - Что это?
     -  Не  знаю.  Может быть  скопления  газов...  Кстати,  сказку  на счет
рекламного агентства лучше забудь. - Бросив короткий  взгляд на  излучатель,
посоветовал он.
     - У меня есть личная карточка...
     - Поступай, как знаешь.
     Вскоре послышались  торопливые хлюпающие  шаги.  Я  посильней нажал  на
курок, и киловатты света раздвинули темноту.
     - Это свои. - Успокоил Зальт, выходя на встречу.
     Подойдя  вплотную,  четверо крепких мужчин без особых церемоний уложили
меня на простые носилки.
     -  Кто  он?  -  Настороженно всматриваясь мне  в  лицо,  спросил  самый
высокий.
     - Чужак, отстреливался от полиции, одного убил.
     - Бронемашина?
     - Пришлось бросить.
     Высокий  подал условный  знак и  наша  группа  тронулась  по  лабиринту
тоннелей.  Бесконечные повороты  и  разветвления закончились широкой  шахтой
технического подъемника.  Проржавевшая до  дыр  железная клетка дернулась  и
поползла вверх. На поверхности все было спокойно. Высокий внимательно изучил
оба  конца улицы  и мигнул  фонариком. Из парадного  входа  противоположного
здания,  выехала  приземистая  машина.  Меня  относительно  ловко подняли  и
втолкнули в  грузовой отсек. Рядом  сел Зальт  и  еще двое. Монитор внешнего
обзора был выключен или просто испорчен и  полюбоваться видами города мне не
удалось.  Впрочем, ехать пришлось  недолго.  Судя по  наклону  кузова крутой
спуск, закончился  поворотом, машина затормозила,  задние двери открылись, и
передо мной возник человек в зеленых штанах и такой  же куртке, расстегнутой
на животе.
     - Мне нужно обыскать тебя, таков порядок.
     -  Понимаю. - Свесив ноги  на  край кузова, я передал ему  излучатель и
личную карточку.
     Небрежно  поводив по одежде  плоским  прибором, он,  видимо,  не вполне
полагаясь на него, еще  раз весьма ловко проверил "скрытые" места и подозвал
человека в белом комбинезоне.
     - А новый пациент! Рад приветствовать! Я доктор Тизл. От куда прибыл? -
Быстро  и  добродушно   заговорил   он,   помогая  пересесть  в   старенькое
кресло-каталку. - Я вижу, побывал в канализации. Как  впечатление? Там масса
новых форм жизни.
     Управляемое  доктором кресло покатилось  вдоль длинного ряда одинаковых
дверей без указательных табличек и номеров.
     -  До  начала  этого  кошмара,  -  не  унимался  доктор -  мой приятель
занимался  их  изучением. Генетические изменения на столько  стремительны...
Кстати, как давно ты прилетел?
     - Часа два.
     - Скоро почувствуешь первые признаки. Тебя не тошнит?
     - Немного есть.
     - Надо спешить!
     - Первые признаки чего?
     -  Заражения вирусом класса  NC. Существует только у  нас. - С оттенком
непонятной  гордости пояснил  Тизл. -  Поражает  нервную  систему,  бьет  по
болевым центрам, страшная штука.
     Я  вкатился  в просторную  комнату,  отдаленно  напоминающую химическую
лабораторию, но операционная установка и  диагностический кокон придавали ей
вполне медицинский вид.
     - Раздевайся,  это  тряпье  нуждается  в  тщательной  обработке.  После
"прогулок" под городом одежда пропитывается букетом разнообразных бактерий.
     Я послушно разделся, пересев в анатомическое кресло.
     - Кроме ноги жалобы есть?
     - Нет.
     -  Прекрасно.  Обычный  вывих  в  сочетании  с  сильным ушибом,  ничего
опасного.  - Осмотрев  распухшее  колено, резюмировал  он.  - Для начала  ты
должен принять вот это,  обезболивает, тонизирует,  давай, давай. Чувствуешь
тепло?
     - Да.
     - Приготовься, будет неприятно.
     Тизл ухватился за ногу и резко дернул. Особой  боли, я действительно не
почувствовал, но и глухой хруст приятным не показался.
     - Теперь  вирус. Первую,  ударную дозу  надо ввести  непосредственно  в
кровь. С начала появится  легкое  покалывание в  конечностях,  но оно быстро
пройдет.
     Доктор взял  инъекционный  пистолет с  гибкой иглой и  приложил ствол к
локтевому  сгибу. Прибор  зажужжал  и, выдав на  экран  какие-то результаты,
изъявил готовность проколоть меня еще раз.
     - Попробуй встать. Как нога?
     - Терпимо.
     -   Душ   здесь,  вымойся  как  можно   тщательней.  Одежду  необходимо
обработать, а пока возьми мою.
     Тизл  протянул  мне  белый  комбинезон  и  простые  гидроботинки.  Чуть
сладковатая вода расслабила и согрела. Отражение в запотевшем зеркале начало
приобретать знакомые очертания. Я не торопясь оделся, включил расческу, но в
этот момент дверь распахнулась, и в ванную ворвался глыбообразный незнакомец
с нагловатым лицом и полуавтоматическим бластером на широком ремне.
     - Тебя ждет координатор. - Так и  не дав  мне  причесаться, заявил он и
вытолкнул в коридор.
     - Герт, ему нужен отдых! - Запротестовал доктор.
     - Потом отдохнет.
     - Даже не посмотрев на него, злобно отрезал, новоявленный командир.
     Петляющий   лабиринт   узеньких   коридоров  закончился   пневмолифтом.
Опустившись  этажей  на  пять  вниз,  мы  вышли  на  широкую,  прямоугольную
площадку.  Четверо  вооруженных до  зубов людей мгновенно  окружили  меня  и
начали дотошный обыск.
     - Где его одежда? - Ничего не найдя, спросил самый старший.
     - Осталась у доктора.
     - Идиот! Немедленно принеси!
     Конвоир обиженно сморщился и исчез в лифте.
     - Резкое движение, шаг в сторону, буду стрелять.
     Угрожающим тоном произнес он в самое ухо.
     - Я пришел сюда добровольно и...
     - Молчать! Давай вперед!
     За  массивным, огнеупорным люком, открылась просторная, лишенная  почти
всякой мебели комната. Первым  вошел  один из сопровождающих, затем я и  все
остальные.
     - Рекламщик доставлен. - Отрапортовал голос за моей спиной.
     - Все свободны. - Тихо, но  властно  произнес совершенно седой мужчина,
лет сорока пяти-пятидесяти. - Присаживайся, я Мап Нивер, а это мой  помощник
Ланс Меральд. - Молодой человек, спортивного телосложения, слегка кивнул.
     - У нас к тебе есть несколько вопросов, и в зависимости от того, как ты
на   них  ответишь,  мы  либо  станем   друзьями,  либо...   -   Координатор
многозначительно развел  руками, и облокотился на стол. - И так, ваш корабль
произвел посадку в нашем порту. Что произошло потом?
     Выяснить хотя бы круг интересующих их вопросов было сейчас куда важней,
чем  простое  молчание,  поэтому,  придав лицу соответствующее  выражение, я
понимающе кивнул.
     - После таможенного контроля, мы сели в такси...
     - Минутку, "мы" это...
     - Бон Дилем, Влад Кенвуд и я Тан Тинар.
     - Все трое - рекламные агенты компании "Серый волк"?
     - Да. Такси  завезло нас в  какую-то глушь. Влад приказал остановиться,
но водитель не подчинился и...
     - Стоп, ты уже что-то пропустил. - Оборвал координатор.
     -  Или  соврал.  - С  напыщенной важностью, вставил Ланс.  -  Учти,  их
главарь отъявленный подонок, но не  дурак и на простых рекламщиков  засад не
устраивает.
     - Засад?
     - Конечно.  Такси  не  самостоятельная  единица, они все управляются из
центра   передвижений.   Всех  "гостей"  колонии  направляют  в  специальный
карантин-бокс,  держат там часок-другой  и  под  любым предлогом  отправляют
обратно.
     Я недоуменно пожал плечами.
     - Хорошо, предположим, что ты действительно не знаешь причин нападения.
Но откуда у тебя вот это? - Мап извлек из-под стола мой излучатель.
     - Компания выдает оружие всем нашим сотрудникам для самозащиты.
     - Выдает?  - Театрально изумился он. - Я навел справки,  это  абсолютно
новая, уникальная разработка. К ним даже описания нет.
     - Хватит  строить из  себя полоумного! - Окатив меня злобным  взглядом,
выпалил Ланс. - Может быть, отдадим  его Фоли? Пусть  поковыряется у  него в
мозгах.
     - Ты прекрасно знаешь, что если он из спецгруппы Гафта, то цель задания
сформулирована с использованием условных, понятных только ему, абстракций. У
нас нет времени разбираться в подобных вещах.
     Воздух наполнила липкая напряженность.
     - Боюсь, произошла ошибка, вы приняли меня не за того.
     - Замечательно! Второй месяц как здесь идет настоящая война, весь город
нафарширован камерами, системами  слежения,  шпионами.  - Едва  сдерживаясь,
забормотал Мап. -  Потом, неизвестно  откуда,  появляется  ваша, вооруженная
секретным  оружием троица. И после всего  этого  ты  смеешь  говорить мне об
ошибках?
     - Да я вашего Гафта в глаза не видел!
     - Тогда кто ты?
     - Вы посылали просьбу о помощи? - Рискнул я.
     - Да.
     - Содружество послало нас для уточнения ситуации.
     - Новая версия? Расчет на  невозможность проверки? Учти, мы здесь  тоже
кое-что можем.
     Не  дожидаясь   приказа,   Ланс  быстро  застучал  по  столу-клавиатуре
аккуратным рекором.
     - Есть. - Отозвался он через минуту. - Младший офицер Тан Тинар.  Погиб
при взрыве FR6908. Обстоятельства уточняются.
     - Что?
     - Он труп. Личное дело закрыто пять дней назад.
     - Закрыто? - Не удержался я. - Это невозможно!
     - Ага, вот и офицер Бон Дилем. Героически погиб при захвате узла связи.
Дело закрыто семь дней назад.
     - А третий.
     - Кенвуд?
     - Да.
     - Погиб, эскортируя ценный груз.
     - Настоящая коллекция мертвецов. - Усмехнулся Мап.
     - Но я действительно Тан Тинар.
     - А  как быть с медицинским заключением? Вот здесь. "Смерть наступила в
результате кислородного голодания за двенадцать часов до обнаружения корабля
патрульной  службой". - Процитировал он.  - Все четко и ясно. Подписано: Пен
Вериг.
     - Это мой лечащий врач! Я не совсем уверен... Наша группа формировалась
полулегально... Возможно из соображений секретности...
     - А из каких соображений  отправлено уведомление о смерти, аннулирована
личная карточка, паспорт на табельное оружие? И так далее, и так далее.
     Ланс снова застучал по клавишам.
     - Шеф их нет в списках прибывших! - Не веря самому себе, пробурчал он.
     - Что?
     - Либо они не прошли регистрацию, либо... не прилетали.
     - Может меня здесь вообще нет?
     - Он  стопроцентный чужак. Просмотри  списки за весь месяц! Заторопился
Мап.
     Входная дверь резко открылась.
     - Нас обнаружили! Атака на первом уровне! - Закричал охранник.
     -  Сволочь,  все-таки  передал  координаты!  -  Ланс  выхватил короткий
бластер.
     - Стой!
     Я почти инстинктивно упал. Левое плечо обдало жаром.
     - Прекрати! Убери оружие! - Успев схватить Ланса за  руку, крикнул Мап.
- Герт, уведи его!
     Болевые наручники мгновенно сжали запястья.
     - Встать!
     Я неуклюже поднялся и подталкиваемый сзади вышел в коридор.
     - Ребята, это шпион Гафта.
     Караульные злобно переглянулись.
     - Куда его?
     - Не знаю, пока в подвал.
     Зайдя за  первый же поворот, один из конвоиров грубо выругался и ударил
рукояткой бластера по обожженному плечу.  Я попробовал увернуться, но тут же
получил  мастерский  пинок в живот. Наручники отработали "удержание". Острая
боль волной прокатилась по всему  телу. Новый удар  пришелся по  голове. Все
вспыхнуло, расплылось и потемнело.
     Очнулся  я  на  холодном  полу,  крохотной  комнаты  без единого  окна.
Побуревший от сырости потолок едва светился,  а из вентиляционного отверстия
несло  какой-то тухлятиной.  Волосы на  голове  слиплись в единую  массу, но
кровь  уже не текла. Снять  наручники мои  "благодетели" забыли  или  просто
поленились.  Итоги  первых часов были неутешительны. Погибли  мои напарники.
Официальную  регистрацию мы почему-то не прошли.  Шеф наверняка  догадается,
что  это фальсификация, но никаких прав искать нас, у него нет и в ближайшие
время ждать помощи не стоит. В городе беспорядки. Местные власти,  используя
полицию, ведут борьбу с отрядом повстанцев. Впрочем, моя собственная  судьба
волновала меня  сей час  гораздо больше, чем все местные распри. Я осторожно
перевернулся на другой бок и прислонился к позеленевшей от сырости стене. На
попытку рассмотреть циферблат часов, наручники ответили тупой болью.
     - Стоп! Ведь  у  меня есть отмычка! С замиранием  сердца,  я  на  ощупь
выбрал  комбинацию  "ключ".  Короткий свист, щелчок и скобы  наручников сами
разошлись в стороны. - Теперь дверь! Снова свист,  еще, еще... Дверь даже не
шелохнулась. Стараясь не создавать лишнего шума, я  как можно тише подполз к
ней.  Покрытая  бурой  ржавчиной металлическая дверь  оказалась  закрытой на
обычный механический замок  и  никакая электроника здесь не  поможет.  - Что
дальше? Вызвать  охранника,  оглушить, забрать  оружие...  А  потом?  Только
теперь я понял, что бежать мне по сути некуда. Незаметно попасть в космопорт
-  чистое самоубийство.  Сдаться властям? Еще  хуже.  На  тускло  светящейся
панели часов - 19.24. Неожиданно к горлу подступила странная тошнота. "Вирус
класса NC, существует только у нас".  - Вспомнил я слова доктора. - "Бьет по
болевым центрам, страшная штука". Не долго думая, я  снова надел наручники и
забарабанил ногою в дверь.
     - Охрана!
     Тишина.
     - Охрана! Я болен! Мне нужна помощь!
     Ни звука. Помимо двух враждующих лагерей, в городе существовала третья,
в настоящий момент, самая страшная для меня сила. Первый укол, скорее всего,
задержал ее распространение, но не более.
     - Охрана! - Едва сдерживая участившееся дыхание, удалось прошипеть мне.
     Тошнота  усиливалась  с  каждой  минутой. Я подполз  к  вентиляционному
отверстию  и  поддался  внутреннему инстинкту.  Желудок забился в судорожной
конвульсии, изо рта потекла  белая пена.  Новый приступ скрутил меня в тугую
спираль. Все  тело покрылось холодной испариной... Звук  открывающейся двери
показался мне оглушительным треском.
     - Скорей! -  Прогрохотал  знакомый голос  Тизла. - Он жив, отойдите  от
света!
     Укол мед пистолета, секунда и все исчезло.
     Топот  шагов  сменился тихим  урчанием.  Слипшиеся веки не дают открыть
глаза.
     - Как он? - Послышалось из далека.
     - Пока спит. Не беспокойся, я сообщу.
     Снова шаги. В лицо пахнуло чужое дыхание.
     - Доктор?
     - С возвращением из мертвых! - Воскликнул Тизл. - Тебе не холодно?
     - Нет.
     - Значит, все идет наилучшим образом. Только что заходил Мап Нивер, уже
второй раз.
     Глаза  наконец,  открылись.  Вместо стен  мед  лаборатории мою  постель
окружили, уложенные в штабеля серые ящики.
     - Странное место.
     -  Увы,  пришлось перебазироваться в  бывший склад  ремонтного  завода.
Вчера нас здорово тряханули.
     - Полицейский налет?
     - Да. Сразу со всех сторон. Я потерял все оборудование, много лекарств.
Если  бы не  отряд  Герта...  Даже  не знаю...  Предполагают  предательство.
Извини, мне надо идти, не вставай, жди Нивера.
     Окинув меня добродушным взглядом, доктор поспешно вышел.
     Улыбка на лице координатора, плохо скрывала накопленную усталость. Зато
во властных, недоверчивых глазах появилось сочувствие и внимание.
     - Как поживаешь?
     - Лежу.
     - Пока ты... болел, я предпринял некоторые шаги.
     -  Тот  факт,  что  ты  все-таки  не  дал  мне  тихо  загнуться, должен
свидетельствовать об их правильном направлении.
     -  Хм... Лансу  удалось,  подключился  к системе контроля  полетов,  он
просмотрел  карту  маршрута,  регистрационный  журнал, восстановил некоторые
записи вашего бортового  процессора,  но...  Ничего  не  сошлось.  Вылет  из
ниоткуда,  посадка в никуда, короче я здорово засомневался.  Вскоре  Меральд
наткнулся на отчет начальника тех типов, что  досматривали вас по  прибытию.
Он сам не понял кто вы такие, однако, в очень пространной форме  указал, что
у  одного  из вас  были  найдены  часы  - сканер, это  секретная  разработка
разведывательной службы какой то частной компании. Всех кто прилетал сюда до
вас под  тем  или  иным  предлогом отправляли обратно.  Но вы показались ему
опасными  гостями, от которых лучше избавиться другим  образом. Как  это  ни
странно, но  он ошибся. Вчера вечером, произведя  детальный обыск того,  что
осталось  от  твоих товарищей, группа местных криминалистов  установила вашу
стопроцентную принадлежность к Содружеству.
     - Значит, все встало на свои места?
     - Не совсем. Ланс пользуясь специальным кодом, может получать данные из
архива  местной  службы  безопасности.  Так  вот,  ты  действительно   труп.
Наверное, это покажется странным, но два дня назад, твои родители официально
опознали тело...
     - Мое?
     - Да. Можно  предположить любую степень  секретности, но  чтобы  родная
мать не узнала сына, я никогда не слышал.  Причем в медицинском заключении о
поверхностных повреждениях лица даже не упоминается.
     - Информация проверена?
     - Да, трижды. Везде одно и тоже, похороны сегодня.
     Мап,  вполне  удовлетворившись  произведенным  эффектом,  откинулся   в
кресле.
     - Ерунда какая-то.
     - Вот-вот,  в  самом  начале  именно  так я  и подумал,  но  при  более
тщательном  анализе  складывается  впечатление,  что о вашей  безопасности и
секретности  особенно  никто  и не заботился,  в то-время  как похоронами  и
уничтожением  личных  дел,  занялись  со  всей основательностью.  Откровенно
говоря, к местным  экспертам у меня доверия гораздо больше, чем ко всем этим
официальным  бумажкам Содружества.  И  еще,  полиция приступила  к  активным
поискам  вот  этого   человека,  -  Мап  демонстративно  помахал  отпечатком
заглавного  листа  моей  личной  карточки, -  Поэтому лежи, выздоравливай, а
дальше посмотрим.
     - Спасибо за информацию. Кстати, что известно про нападение?
     - Акция была заранее спланирована и хорошо продумана, простой передачей
координат  тут не обойтись.  Все лазейки  и  переходы оказались блокированы.
Факт предательства, как говорят в таких случаях, на лицо.
     - С этим понятно, но что касается остального...
     В проходе между серыми ящиками показался Меральд.
     - Ланс? Что случилось?
     - Переброска закончена.
     - Так быстро?
     - Мы задействовали вторую машину.
     -  Хорошо остальным займусь  я,  а ты введи Тинара в  курс наших дел  и
приходи на совещание.
     Мап поспешно пожал мою руку и вышел.
     - Плечо не болит?
     - Ожег небольшой, луч прошел вскользь.
     - Я погорячился...
     - Бывает.
     -  Две недели назад, точно  так же  к нам  проник  агент Гафта, передал
координаты временного штаба, потом был сильный налет, я потерял друга...
     - Когда это началось?
     - Ты имеешь в виду войну?
     - Да.
     -  Многого  я не знаю  да и  рассказывать не  мастер, но  то,  что  все
началось полтора года назад,  знаю точно.  В  городе появился  некто Донован
Гафт, и предложил по его чертежам построить уникальную процессонакопительную
машину.  Что  он пообещал, на  какие  рычажки сумел нажать, я  не  знаю,  но
финансовая комиссия одобрила проект под многообещающим названием "Вечность".
После  завершения монтажа  и  контрольных  тестов  Гафт опубликовал  статью,
взбудоражившую всю колонию.  Он  писал, что  его детище способно  не  только
хранить   полную   копию   человеческого  мозга,  но   и   организовать   ее
самостоятельную жизнь и развитие. Ты только  представь: инстинкты, характер,
сознание, память, все из чего складывается личность тщательно  считывается и
переносится в Вечность. Затем внутри нее разум продолжает, а точнее начинает
новую, очень  похожую на реальную, но  бесконечно-долгую,  неограниченную  в
возможностях  жизнь. Биологический процесс старения необратим, но внутреннее
содержание,  мысли,   идеи,   чувства  получают  новое  продолжение  в  виде
электрических  импульсов.  Извечное стремление  человека  к бессмертию  было
достигнуто.  Тогда это казалось чудом, но... - В глазах Ланса появился  едва
заметный блеск.  - Первой  копией  помещенной в Вечность была  копия  самого
Гафта  с  которой  тот  мог  общаться  через  экран  обычного  блокнота.  Но
финансовую комиссию  мало интересовала  какая-то  там бесконечно-абстрактная
жизнь.  Гафт-копия быстро сориентировался и менее чем за сутки решил сложную
технологическую проблему ремонтного завода над которой  местные  специалисты
бились  несколько  месяцев.  Решение   оказалось   на   столько   простым  и
эффективным, что президент колонии взял Вечность под свой личный  контроль и
выдвинутые  Гафтом  требования  по  увеличению  финансирования  проекта были
мгновенно  выполнены.  Большая  группа  ученых  последовала  его  примеру  и
перенесла  свои копии  в машину.  Публикации  об открытиях и технологических
прорывах посыпались как из рога изобилия. Сам Донован Гафт буквально взлетел
по  служебной  лестнице до ближайшего окружения президента.  Колония продала
пару  крупных патентов и вышла из состава Содружества. Имея под  рукой такой
инструмент  как  Вечность, ремонтировать старые  корабли  стало  не выгодно.
Рабочий  день  сократился  вдвое. Тогда  и началось  массовое "переселение".
Любой житель колонии, за  небольшую плату, получал  право  копировать себя в
Вечность. Практически бесконечная возможность мысленно  генерировать  новые,
несуществующие  в  реальном  мире запахи,  цвета, ощущения послужила хорошей
приманкой. Кое-кто  пробовал забить  тревогу, но им под  разными  предлогами
быстро  заткнули  рты. Очередной  срок президентского  правления  подошел  к
концу.   Гафт  развернул   широкую  рекламную  компанию,  пообещал  всеобщее
процветание  и с большим перевесом над соперниками пришел к власти. А спустя
несколько  дней  внутри  Вечности  начали  происходить  серьезные изменения.
Первоначально ее  структура была  похожа на  бесконечно-большое поле границы
которого ты  задавал сам, но потом появились барьеры, разделившие внутреннее
пространство на огромное множество  секторов и зон.  Их  точное количество и
расположение относительно друг  друга  не знает никто, а  для создания карты
или чего-нибудь в этом роде обычные методы не подходят.
     - Это почему?
     - Там все не так просто. Например, из зоны "А" ты перемещаешься  в зону
"В" затем разворачиваешься на 180 градусов входишь в тот же самый проход, из
которого  вышел  и попадаешь в зону... "С". Или можешь себе  представить два
смежных сектора не имеющих общей границы?
     - Так не бывает.
     -  В  Вечности  все бывает. Вслед за  изменениями появились  устройства
прямого  доступа.  Процесс  копирования  и  общения  кардинально  изменился.
Одеваешь специальный  шлем,  и,  не  выходя  из  дома,  оказываешься  внутри
Вечности. Информация  порциями  перебрасывается  в  резервные участки твоего
мозга и в соответствии с твоим восприятием обрабатывается и уходит  обратно.
Даже я  поддался на  уговоры.  Только твоя фантазия распоряжается там всем и
вся.  Ты  только   представь,  ни  синтетического  воздуха,  ни  гравитации.
Волнистый  склон  зеленого  ущелья покрыт упругой,  как  ковер  травой. Чуть
сладкий аромат цветов пленит, волнует, манит. Уютный тихий домик ждет именно
тебя.  Он  все, в нем воплощение  твоей  мечты.  Ты входишь, и  с прозрачной
лестницы  спускается она, та самая из снов и сексуальных  грез. Все дышит  и
живет...
     Ланс с восторженным упоением откинулся назад и закрыл глаза.
     -  Иной раз, сама  жизнь,  кажется, не так реальна,  как мир окружающий
тебя там.
     - И ты можешь связаться со своей копией?
     - Увы,  как и  у всех  наших ребят, она давно  уничтожена, но в  первую
очередь  новый президент  взялся за  истребление  живых  людей. -  Его  лицо
мгновенно осунулось. - Всего за неделю  город заполнили чужаки-наемники.  Из
них  Гафт сколотил  специальные подразделения  полицейской охраны. Колонисты
забеспокоились,  по городу  поползли мрачные слухи.  На экстренном заседании
президентский совет принял  решение о вотуме  недоверия, но  молодчики Гафта
ворвались в дом правления и  буквально расстреляли членов совета. Это  могло
стать   началом   всеобщего  восстания,   которое  бы  смело   Гафта  и  его
приспешников, но вспышка искусственного вируса класса NC повернула события в
другую  сторону. Люди  умирали  прямо  на  улицах. В  первый  день  эпидемии
скончалось более трехсот человек.
     - А как же сам Гафт и его люди.
     - Они захватили все узлы  связи, космопорт, дом правления и преспокойно
отсиделись, принимая апробированные вакцины. Образованная  за считанные часы
инициативная  группа,  только  на  пятый  день  разработала  первые  образцы
аналогичного препарата. Они-то и  организовали  этот отряд.  Среди нас много
ученых, рабочих, служащих. Лично  я бывший работник системы водоснабжения, а
Мап офицер  полиции.  Вот уже  второй  месяц как  нас пытаются превратить  в
маленькие  кучки  пепла.  Постоянные  стычки  с   хорошо  подготовленными  и
вооруженными  головорезами почти всегда заканчиваются не  в  нашу пользу, но
другого пути, кроме отчаянного сопротивления, никто не видит.
     - Тупик?
     - На сегодняшний день дела обстоят далеко не лучшим образом.
     - Содружество способно оказать любую поддержку.
     - Может  быть  и  способно, но пока послало  только вас троих,  да и то
неофициально.
     - Никто не знает,  что здесь  творится. Наша  задача заключалась  всего
лишь в уточнении ситуации и анализе того, что происходит.
     - Странно, наша передача содержала максимум информации.
     - До нас дошли только обрывки отдельных фраз.
     -  Мы  удерживали  узел  связи  около  часа,   теперь  нет  даже  такой
возможности.  Из пяти действовавших передатчиков  остался  всего  один,  его
охрана превосходит все наши  силы. О космопорте  лучше забыть, прорыв мелких
групп  на прилегающую территорию иногда возможен,  но полный захват  системы
контроля полетами заранее исключен.
     - Неужели нет других каналов? Ведь делал же ты запрос по нашим данным?
     -  Да  какой  запрос!  Я  нашел  ключ  к информационному банку  местной
разведслужбы, и при необходимости пользуюсь им.
     - Согласно предварительной договоренности через семь дней истекает срок
нашей  командировки. Мой шеф наверняка начнет поиски. Что если к моменту его
прилета проникнуть в космопорт и попытаться встретиться с ним?
     -   Шансов  мало,  но  идея  заманчивая.   Попробуем  обсудить  это  на
совещании... Кстати, до начала  осталось минут восемь, так что, я пошел. Еще
раз извини за мою горячность.
     - Все нормально.
     Серые ящики снова стали единственными собеседниками. "Что бы они там не
решили,  надо продумать свою тактику действий". После разговора с Лансом мои
худшие  опасения только  подтвердились.  "Что  дальше?  Отсиживаться  здесь,
ожидая   помощи?   Установить   контакт    с   полицией?   Начать   активное
противодействие?"  Мысли,  одна  нелепей другой, метались словно луч света в
зеркальной  призме. "Оружие мне наверняка  вернут. Обязательно нужна связь и
инфракрасный  сканер.  Если получится  раздобыть план  местной  канализации,
проблема передвижений  встанет  не  так остро. Установить  связь с поисковым
кораблем Содружества,  настроив переговорник на частоту главного  процессора
дело пяти минут. Но вести передачу надо непосредственно из космопорта, иначе
сигнал просто не дойдет.  При наличии надежного доступа к посадочным ангарам
план должен сработать".
     Узкий  проем  заполнила  дергающаяся  тень.  Хмурое  лицо   доктора  не
предвещало ничего хорошего.
     - Только  что скончалось еще двое.  - Как-то бесцветно, словно не слыша
своих слов, произнес он.
     - Тяжелые ранения?
     - Да. Их  разрывные пули покрыты оболочкой из сильнейших токсинов, и...
- Тизл устало опустил голову. - Очень часто даже своевременное вмешательство
не дает результатов. Ну, а ты как?
     - Если не считать слабости, вполне прилично.
     - Прекрасно.
     Отточенным  до совершенства движением  он  приподнял  мою руку и  ловко
вонзил в вену  мини анализатор. На  экране приемника  появились  контрольные
показатели.
     - Осложнений нет, пока нужен только сон. Вдохни вот это. - Раздавленная
ампула потемнела и моментально испарилась, запустив в нос щекочущие иголки.
     - Минуты через три отключишься как мертвый.
     - На сколько?
     - Часов на двадцать. Надеюсь, переживешь.
     - В последние дни это мое второе состояние.
     - Ничего, для  некоторых оно стало единственным. - Натянуто, усмехнулся
он.
     - Доктор, мне нужна схема канализации.
     -  Весьма сожалею, но  вопрос не по  адресу.  Хотя подожди... от  моего
приятеля осталось кое-что... Он  изучал  возникшую  там фауну. Я  постараюсь
найти, если конечно... Его голос померк и утонул.
     Обещанные сутки показались меньше секунды. Огромная складская лампа над
головой, слабо тлела. На часах 20:31.  Конечности затекли, но после порядком
забытых упражнений стали куда  послушней.  На приставном стуле  я  обнаружил
чистую одежду, излучатель, микродиск и прибор, по внешнему виду напоминающий
пространственный ориентатор.  Спустя  минуту  пестрый  комбинезон рекламного
агентства вновь блестел на мне яркими красками. Странный  прибор, оснащенный
системой  ориентации,   оказался   электронным  гидом  устаревшего  образца.
Небольшой экран изображал подробную карту города, используя любые масштабы и
проекции.  Помимо этого,  карта  дополнялась  детальной  схемой  всех  видов
подземных коммуникаций, а  встроенный  рекор  удалял  или  заносил текстовую
информацию  на  встроенный  микродиск.  Многие  границы  условных  квадратов
содержали  лаконично-короткие,  подчас   абсолютно   непонятные,  пометки  и
предупреждения  вроде:  "Присутствие  "РТ". Опасность!". Я нашел  космопорт,
установил свое местоположение  и прикинул  маршрут.  Вариантов оказалось  на
много  больше,  чем  можно  было  ожидать.  Разветвленная  сеть  канализации
действительно напоминала город  под городом. Я  записал на  диск  три разных
маршрута,   рассчитал   время   на   движение  в  обе   стороны,   и  вполне
удовлетворившись результатом, снова лег.
     Из прохода повеяло сырой прохладой и вслед за ней появился Зальт.
     - Ланс сказал, что ты почти здоров?
     - Да, ты как раз вовремя, я планирую небольшую прогулку...
     - Выход за пределы склада сейчас нежелателен.
     - Но возможен?
     - Да. - Подтвердил он, крайне неуверенно.
     - Надо наведаться в космопорт.
     -  Это  слишком  опасно.  После  нашей   последней  акции  их  действия
активизировались.  Старый маршрут блокирован, а нового  пока нет.  Лучше  не
ходить. - Зальт поспешно сел и принялся изучать  выцветшую наклейку на одном
из ящиков. - Они установили перекрестное патрулирование, все заминировано...
     - Хорошо, ИК-сканер и переговорник достать можешь?
     - Могу, но один ты не пойдешь.
     - Это почему?
     - Мне даны конкретные указания...
     - Так, так. Ты мой персональный телохранитель?
     - Идти на вылазку действительно опасно... Да и потом, какой смысл?
     - Неужели ты не понимаешь, что отсиживаться и скрываться это не выход?
     - Пойми, мы готовим крупную акцию и  скоро прижмем Гафта, а твои потуги
глупый риск.
     - В любом случае, я буду действовать так, как считаю нужным.
     Зальт криво усмехнулся и зашагал к выходу.
     - Хорошо. - Обернулся  он.  - Если Мап даст  согласие,  жди меня завтра
около возьми. В противном  случае, ты  ничего  не  говорил,  а  я  ничего не
слышал.
     - Спасибо.
     - Э. - Мой спаситель обреченно махнул рукой и скрылся.
     До  конца  вечера,  я  еще раз поупражнялся с  "проводником",  проверил
излучатель  и  носимую аптечку, в ней кто-то  основательно похозяйничал,  но
содержимое уцелело.
     Зальт пришел на пол часа раньше условленного.
     - Сканер барахлит, но лучше чем этот нет. - Пробурчал он.
     -  Переговорник  включен. Код  выхода  на  нашу линию  до  десяти часов
TAL508.
     - Ты что-то не в духе.
     - Герт засек флайкамеру. Летела по направлению к складу.
     - Думаешь...
     - Ничего я не думаю. Проверил питание?
     - Да.
     - Тогда пошли.
     Ремонтный завод  уходил вниз на два уровня. Миновав вымершие  цеха,  мы
спустились к огромному гидролюку.
     -  Подожди. -  Зальт включил пароллер  и на растекшейся  по всей  стене
мине, вспыхнула  зеленая точка. За люком  начались каменные ступеньки, круто
уходящие под воду покрытую слоем плесени.
     -  Давай,  давай. Здесь  неглубоко.  -  Поторопил  Зальт, смело  шагнув
вперед.
     Черная  поверхность  воды  вспенилась  и расступилась.  Удушливый запах
гнили моментально усилился. Холодная жижа едва доходила до колен, но подошвы
гидроботинок прилипали к вязкому дну, словно  резиновые  присоски, и  каждый
шаг требовал лишних усилий. Изредка ноги натыкались на сгустки темно-зеленых
червей  образующих шевелящиеся  шары  размером с небольшой мяч. Один переход
сменял другой.  Черные  круги сточных  колодцев  то  и  дело появлялись  над
головой,  вызывая слабое  дуновение  сырого  воздуха.  Зальт  шел  быстро  и
уверено.  Мой электронный  гид  явно  врал,  периодически  выдавая  странные
сообщения, а иногда напрочь теряя наши координаты.  Минут через двадцать  мы
поднялись на ровную,  относительно сухую площадку. Темные  отростки еще трех
тоннелей вклинивались в нее, образуя ромб.
     - Привал. - Выдохнул Зальт, усаживаясь на каменный выступ.
     - Дальше начнется "мокрый" тоннель. Возможно, придется плыть.
     - Откуда столько воды?
     - Конденсат  или утечки в системе  водоснабжения.  Раньше  осушением  и
ремонтом  занимались  специальные  роботы,  теперь  на  все  махнули  рукой.
Большинство выведено из строя, но некоторые продолжают работу.
     Из правого тоннеля, донеся глухой вой, сменившийся чмоканьем. Проводник
заурчал, сбросил  текущие координаты, и выдав на экран: "Возможное сближение
в квадрате 66В14", восстановил режим слежения.
     - Похоже мы не одни. - Я встал.
     - Хочешь вернуться?
     - Нет.
     - Тогда  не  обращай внимания, здесь  и не  такое бывает. Один раз иду,
тишина...  И  вдруг:  "Помогите!  Помогите!",  истошно  так.  Вызываю  штаб,
говорят: "Кроме  тебя там никого нет, и быть не может. " "Что делать"? Вошел
в главный коллектор, вода пузырится, колышется. Дальше идти  нельзя, засосет
- не  выберешься. Да, и  запах еще был... - Зальт  провел  по лицу  рукой. -
Странный такой, вроде озона...
     - А потом?
     - Постоял и ушел.
     - Интересно...
     -  Все,  пора.  От  меня  не  отставай, береги  сканер. Эта  модель  не
герметична.
     Дойдя  до  первого  поворота, стены неожиданно сузились.  Зальт  сделал
несколько шагов и провалился  по пояс. Тоннель начал постепенно уходить вниз
и  вскоре   вода  коснулась  подбородка.  Вокруг  меня  что-то  двигалось  и
копошилось.
     - Возьми правей.
     Уцепившись за  балку на потолке, мне удалось встать на  что-то  твердое
округлой  формы.  Белые нити  оборванного или  кем-то  объеденного до корней
растения заволокли  верхнюю часть тоннеля словно занавесом. Поверхность воды
вздрогнула, и впереди заметался красноватый блик.
     - Там свет! - Чуть не закричал я.
     Зальт моментально выхватил короткий  бластер, одновременно прижавшись к
стене.
     - Это робот  из  службы ассенизации. Два  дня  назад здесь его точно не
было.
     Я  включил  "дальний  обзор"  изображение  расплылось, но  увеличилось.
Черная стена  застывшего  механизма  напоминала  древнее  чудовище. Огромные
манипуляторы   беспомощно  висели,  уходя  под  воду.  Только  красный  глаз
сигнального прожектора выдавал в нем остатки былой жизни.
     - Он может освободить проход?
     - Боюсь он уже ничего не может.
     - Давай попробуем сделать разрез. Верхняя часть почти не защищена.
     - Нет. Кислорода и так мало, задохнемся.
     - И что теперь?
     - Придется идти назад.
     Смахнув  рукавом налипшую на  экран проводника грязь, я включил систему
поиска. Тонкая паутина  коммуникаций побелела,  четко  обозначив  пройденный
путь.
     - Все не так плохо. Посмотри сюда. Это мы. - Показывая пальцем на синюю
точку,  начал я. - Вот наш тоннель,  робот приблизительно здесь. Параллельно
этому проходит еще один, причем через триста метров  они соединяются.  Здесь
мы сворачиваем в соединительный переход и движемся до перекрестка.
     - Я там никогда не был.
     - Можно подумать я был! У нас целых полтора часа.
     - Ну, не знаю... - Заколебался Зальт. - Где поворот?
     - Где-то здесь.
     - Ладно, первым пойду я.
     Продвинувшись вперед, Зальт исчез в  боковом проходе.  Узкий,  заросший
густой  тиной переход под небольшим углом уходил  вверх. Цепляясь за выступы
на потолке, мы, неуклюже скользя и спотыкаясь, добрались до  выхода. Уровень
воды  опустился,  сровнявшись   с  поясом.  Параллельный  тоннель   оказался
значительно больше прежнего. На противоположной стене, едва проступая из-под
слоя грязи, вытянулся длинный  ряд труб  и кабелей коммуникаций, над которым
завис узкий смотровой мостик, явно  требовавший немедленного  ремонта. Зальт
неожиданно остановился.
     - Теперь налево.
     - Тихо. -  Прошептал он отступая. - Здесь кто-то есть. Я чувствую. Надо
уходить.
     Мой   проводник   издал  резкую   трель.   "Критическое  сближение!"  -
Задергалось на экране. -  "Отход по квадратам: 67А18 -67А24 -  67Р95". Сзади
послышался гул и по воде побежала мелкая рябь.
     - Пожалуй, лучше...
     Воздух  взорвался,  исчез, рассыпался. Меня швырнуло спиною вниз. Новый
взрыв ухнул и вдавил в илистое дно. Сканер зашкалил и дал сбой. Я интуитивно
перевернулся  и вынырнул. Снова свет. Темные фигуры на мостике целятся почти
в упор.  Мощный всплеск. Вода вздыбилась, расступилась. Гигантский пузырь, а
точнее  шар  высоко подпрыгнул,  выбросив вперед  скользкий отросток.  Тугое
щупальце  спружинило  и  насквозь   пронзило  крайнего  стрелка.  Нападающие
оцепенели. Новый удар. Черная  каска, разбрызгивая кровь, упала  на каменный
выступ. Картинка  дрогнула, неожиданно став черно-белой,  секунда  и окуляры
заполнил  кромешный  мрак.  Я  лихорадочно  сорвал с  головы  сканер.  Поток
выстрелов слился  в единый шквал белого огня. Каменный свод зашипел, обжигая
смрадом. Зальт выстрелил, отпрянул назад, беспомощно согнулся и рухнул. Чуть
не  оторвав впопыхах потайной карман, я  выхватил излучатель  и приготовился
стрелять  во все,  что будет двигаться,  однако, впереди все  стихло  так же
неожиданно, как и началось.
     - Зальт!
     Глаза закрыты, на груди большим пятном проступает кровь. Зажав в  зубах
излучатель, я подхватил обмякшее  тело и попятился  по переходу.  Квадратный
свод сменился овалом главного тоннеля. Мутная жижа снова подступила к самому
подбородку. Удерживая  Зальта  плечом, я  достал  аптечку  и на  ощупь  ввел
ударную  дозу  KD4.  Реакция нулевая. "Может  еще  одну? Нет, сразу нельзя".
Синий зрачок чудом уцелевшего переговорника показался мне  последним шансом.
T-A-L-5-0-8,  застучали  грязные  пальцы. Тоненький  писк  вызова,  секунда,
вторая, третья...
     - Кто говорит? - Прерываемый треском, наконец вырвался голос Нивера.
     - Это я, Тинар.
     - Ты где?
     - Квадрат 67А18.
     - Немедленно уходи в 65F11. У нас новый налет, мы окружены.
     - Нас тоже атаковали! Со мной Зальт, ему нужна срочная помощь.
     Треск неожиданно прекратился.
     - Мап! Мап!
     Слабый  шум сменился протяжным стоном  отбоя.  Я несколько  раз  набрал
условный код, но ответа не последовало.  "Вот черт! Теперь даже связи нет...
Так,  спокойно...  65F11..."  Темный  экран  проводника  побелел,  мгновенно
рассчитав новый маршрут. "Через первый подуровень, на право... Триста метров
по  основному  стволу..." Подключив  рекор,  начал  помечать  я.  "Ближайший
колодец через  пятьдесят метров  в сторону робота".  Я машинально посветил в
левый  конец  тоннеля.  Ничего! На месте где  недавно стоял  железный монстр
зияла черная пустота.  На потолке  появились  глубокие царапины, да  и  тины
заметно  поубавилось".  Пока мы были в переходе, робот включился и продолжил
работу. Значит, он был исправен!"  Я перекинул левую руку Зальта через плечо
и как  можно быстрей  двинулся в противоположном направлении. Вскоре до меня
донеся мерный  гул  электромоторов,  и на  поверхности воды появилась мелкая
рябь". Так вот от куда шел тот странный звук!"
     - Стой! Прекрати работу! - Закричал я, в глубину тоннеля.
     Гул перешел в легкое завывание.  Из-за поворота показалась задняя часть
контейнера.  Подойдя ближе,  я  нащупал  погнутые скобы  ступенек,  и втащил
Зальта на плоскую крышу.
     - Ты кто? Отвечай. - Борясь с одышкой, выдавил я.
     - RE58K16. - Забулькало внутри.
     - RE58K16, получает новое задание. Подтверди готовность. Отвечай.
     - К вводу готов.
     - Немедленная доставка груза в квадрат 65F11. Повтори. Отвечай.
     - Быстрая доставка груза до границы квадрата 65F11.
     - Начинай выполнение.
     - Пароль к запуску?
     "Без стартового пароля эта железка никаких заданий выполнять не будет!"
     - Проклятье!
     - Пароль не опознан. Продолжаю выполнение основной задачи.
     Вода забурлила, контейнер  слабо качнулся, и  стены  медленно  поползли
назад.  Я  беспомощно  опустился  на  крышу.  Дыхание у  Зальта  стало  едва
заметным. "Новая  порция KD4 даст выигрыш минут на  двадцать,  самое большее
тридцать. Но  с  такой скоростью  до ближайшего  ответвления ехать не меньше
часа. Простенький  речевой блок, обычное слово или цифра! На  дверных замках
коды куда  сложней. Но эта железка отнюдь не дверь.  А  может  действительно
дверь..." С замиранием сердца я посмотрел на светящийся циферблат часов.
     - RE58K16 прими пароль к запуску нового задания.
     Как и в прошлый раз, комбинация "ключ" отработала "взлом".
     -  Пароль  опознан.  Начинаю  выполнение  нового  задания. -  Донеслось
изнутри. Боковые  щиты  переместились  вперед,  образовав клин. Манипуляторы
заскрежетали  и  скрылись в  огромных  нишах. Робот  будто бы ожил, проворно
действуя  всеми   движущимися  частями.  Огромная  волна  воды  поднялась  и
ударилась  об стены. Поток  пены  и брызг  превратился  в  непрекращающийся,
зловонный  шквал. Одной  рукой  я  ухватился за выступающий отрезок трубы, а
другой за отворот зальтовского комбинезона. "Мокрый тоннель" кончился крутым
подъемом.  Контейнер подпрыгнул,  подбросив нас к  самому потолку.  Скорость
увеличивалась  с  каждой  секундой. Неожиданный  поворот  швырнул  робота  в
сторону, его накренило,  контейнер неистово дернулся.  Нас  с Зальтом  почти
сбросило, но  робот  мгновенно  исправил свою  ошибку  и  пулей  выскочил  в
основной  тоннель.   С  левой   стороны  длинной  цепью   вспыхнули  огоньки
прожекторов.  В непрекращающемся реве я различил  чей-то крик и глухой удар.
На  смотровой  площадке мелькнуло  пять или  шесть  темных  фигур  окативших
контейнер   серией  выстрелов.  Новый  поворот   чуть  не  оторвал  меня  от
спасительной  трубы.  Секунда и  огоньки прожекторов остались далеко позади.
Тоннель снова сузился, зато вода почти  исчезла, шипя и хлюпая где-то внизу.
За овальным расширением ее  не стало совсем. Покрытые длинными шипами колеса
забарабанили  по  каменному  основанию. Скорость  постепенно  упала  и через
минуту робот остановился. "Неужели все?"
     - Задание  выполнено. Ожидаю  ввода  новой  задачи. - Вполне  отчетливо
раздалось в наступившей вдруг тишине.
     Правая рука совершенно  затекла, не желая расставаться со  спасительной
трубой.
     - Отключить все системы, ждать новых указаний. Отвечай.
     - Временная остановка.
     - Именно это я и хотел сказать.
     - Пароль к запуску?
     Часики издали короткий свист. Боковые прожекторы потухли, и все стихло.
Я  выудил из кармана  аптечку. Ампула с KD4  "почувствовав" прикосновение  к
правой руке  Зальта, съежилась и опустела". Теперь только ждать. Главное что
бы  полиция  не  организовала  преследование".  Спустившись  вниз,  я  снова
переключил излучатель в режим фонаря. Этот тоннель  был совершенно  не похож
на  предыдущие. Сухо,  чисто. Запах  гнили  шел  только  от  робота.  Спустя
несколько минут  в  глубине тоннеля послышались торопливые шаги.  Я выключил
свет и тихо переполз под  днище  ассенизатора,  заняв неплохую позицию между
двух колес. Шаги приближались.
     - Что это? - Шепотом произнес встревоженный голос Нивера.
     - Похоже на робота. - Ответил Ланс.
     - Не стреляйте! Это я, Тинар! - Закричал я, выбираясь из засады.
     - Тинар!
     Шаги затопали, перейдя на бег. В лицо ударил белый  свет фонаря. Первым
подбежал Мап.
     - Дошел! Где Зальт?
     - На крыше контейнера.
     - Как тебе удалось?
     - На этой штуке.
     - Мы  только что вырвались  из окружения.  Налет  был как  по учебнику.
Откровенно говоря, я думал все... Основная группа ушла на окраину города,  а
мы сюда. "Вдруг", - думаю - "прорвется". Впереди должен быть их кордон.
     - Да, нас обстреляли.
     - Тебе  здорово повезло. Передающий  узел радиостанции разбило в момент
нашего разговора. Бой длился  минут  двадцать пять, не  больше.  Доктор Тизл
погиб в числе первых. Начал эвакуировать раненых, но госпиталь они атаковали
в первую очередь...
     - Что же теперь?
     - Четкого плана нет. Мы идем в бывшую лабораторию.
     - Зальт очень серьезно ранен.
     - Там есть неплохой врач. В любом случае больше идти некуда.
     Уложив Зальта на складные носилки, мы быстро дошли до винтовой лестницы
и поднялись на  поверхность.  Пройдя несколько опустошенных огнем кварталов,
мы остановились под аркой внушительных размеров. Молодой парень с замотанной
окровавленными тряпками рукой, пошел первым. Выгоревший  до металла  коридор
закончился шахтой небольшого  лифта.  Опускались долго, видимо, глубоко. Уши
заложило  невидимой ватой. Наконец  двери открылись, и из-за угла показалось
испуганное испещренное морщинами лицо пожилого человека с непонятным оружием
в жилистых руках.
     - Мап?
     - Мы едва вырвались из окружения.
     - А это кто такой?
     - Тан Тинар. Не беспокойся он из службы безопасности Содружества.
     - Ах, вот как! Я Фоли Таппе.
     - Младший офицер Тинар.
     - У нас раненый. - Вмешался Нивер.
     - Сюда, сюда.
     Старик  и двое сопровождающих скрылись  в одной из комнат примыкавших к
небольшому залу-гостиной.
     - Тинар, ванная комната прямо и на лево. - Подтолкнул меня  Мап. - Тебе
нужен хороший душ. Во встроенном шкафчике должна быть одежда.
     Только  теперь я заметил  зеленовато-бурый слой  грязи,  покрывший меня
тонким,  засыхающим слоем. Приняв  душ, я  надел  чистый,  а  главное  сухой
комбинезон служащего какого-то института и вышел в гостиную.
     - Я уверен. - Донеслось из коридора. - Его код неизвестен ревизору.
     -  Все могло измениться. - Настаивал Фоли, открывая  дверь. - Последний
контакт был  две недели  назад,  а изменения  происходят  практически каждый
день.
     - А вот и Тинар. - Садясь в кресло напротив, произнес Мап.
     - Что с Зальтом? - Спросил я.
     - Рана  неопасная. Повреждена грудная клетка.  Где  его  угораздило так
упасть?
     - Упасть?
     - Судя по  характеру ранения, он наткнулся или упал на  что-то  твердое
круглой формы. Ты давал ему какие-то препараты?
     -  Вот  это. - Я достал  аптечку и показал маленькую  ампулу  с  KD4. -
Способствует очень быстрому заживлению любых ран. Я ввел две ампулы.
     - Неужели этим до сих пор пользуются?
     - Они входят в комплект.
     -  С этими  идиотами  из  Содружества  не  соскучишься! Это  сильнейший
галюциноген, а  в качестве побочных эффектов он  обезболивает, ускоряет рост
тканей и так далее. А я то думаю, как может быть такое бешенное артериальное
давление при столь значительной потере крови!
     - Тут вложена инструкция... - Попытался защититься я.
     - Инструкции, предписания... Сколько всего происходит от того, что один
безграмотный человек  напишет,  а  другой  абсолютно некомпетентный  читает!
Начиная заводится, не выдержал Фоли.
     - Не  горячись, на  тот  момент  Тинар принял правильное решение. Жизнь
Зальта вне опасности, сейчас куда важней  действовать в другом  направлении.
Нивер посмотрел мне в глаза. - Мы хотим переправить тебя в Вечность.
     - Если это хоть как-то поможет, я готов.
     -   Еще  несколько  дней  назад  у  нас  был  реальный  шанс  захватить
электростанцию.  План  был  хорошо  продуман  и  тщательно  подготовлен.  Но
сегодняшние потери отодвигают акцию на неопределенный срок.
     - Как бы не насовсем. - Отозвался Фоли.
     -  Пожалуй, что и  так. Попытки проникнуть в  свободную область  памяти
Вечности, делались и раньше, но начальные коды всех наших структур имеются в
специальной  библиотеке. Любое несанкционированное  копирование  моментально
фиксируется и проходит проверку. Если  код распознается запись автоматически
уничтожается. Твоего  кода естественно нет, и при помощи специальных средств
ты сможешь оказаться внутри. За  то время пока там разберутся, что к чему. У
тебя будет  шанс  найти  копию  Фоли,  которая каким-то образом  до сих  пор
осталась нетронутой. Он наверняка располагает данными о последних изменениях
и возможно имеет доступ  к  нужной нам  информации.  Все,  что  происходит в
городе координируется  из  Вечности.  Вполне  возможно, что  от исхода твоей
прогулки зависит не только наша, но и твоя собственная жизнь. Что скажешь?
     - Сколько у меня будет времени?
     -  Все зависит от  того, как быстро ты  войдешь в контакт  с Фоли номер
два.
     - Даже не знаю, на сколько  это реально. - Заворчал Фоли и направился к
выходу. Заметив молчаливый ковок Мапа, я встал и последовал за ним. Мы вошли
в помещение,  служившее  Таппе  одновременно спальней,  столовой  и  рабочим
кабинетом.
     -  Садись сюда. В первую очередь  тебе  надо  ознакомиться с  маршрутом
движения.
     Единственная  не заставленная оборудованием стена  вспыхнула гигантской
картой   отдаленно  напоминавшей  хитросплетенный   лабиринт  из   огромного
количества разноцветных квадратов и прямоугольников.
     - Это единственная карта Вечности, она далеко не совершенна, но  понять
общее  направление  и  конечную цель можно.  Теперь  запоминай. Я постараюсь
забросить  тебя вот сюда. Твоя  задача  двигайся в  желтом направлении.  Все
двери, в которые ты будешь  входить  должны быть желтого цвета. Они являются
ключевыми и информация присутствия в  них никогда  не сохраняется.  Двадцать
седьмой  сектор  по счету  в  этом  направлении  последний, он  примыкает  к
центральному  стволу,  конечная  цель  красная   дверь  под  номером   2835,
предположительно  там  я  и  нахожусь.  И  еще,  не пытайся менять  цвет, ты
попадешь  в  другую  плоскость,  потом  в  параллельную  и  там  обязательно
запутаешься.
     - Это я понял, но идти... У меня ноги, по крайней мере, будут?
     -  Все у тебя будет. Если захочешь,  можешь проехаться  на  машине! Это
зависит от твоего воображения, но особенно не  увлекайся, чем меньше область
окружения, тем сложнее вычислить твои координаты.
     - Тогда может я просто представлю, что переместился в нужный  квадрат и
никакой мороки.
     -  Даже думать забудь! Все большие "скачки"  обрабатываются специальной
областью  памяти  отслеживающей  точки  входа  и  выхода.  Тебя  моментально
засекут.  После контакта возвращайся  по этому  же маршруту.  Где-нибудь  по
дороге я попробую связаться с тобой. Это сразу  приведет  к  обнаружению, но
другого выхода нет.
     - А потом?
     - Твоя копия будет уничтожена.
     - Другими словами меня убьют?
     - Можно сказать и так.
     - Я неплохо стреляю, что если...
     -  Дорогой  Тинар.  -  Оборвал  Фоли.  -  Мне  кажется,  ты  не  вполне
представляешь, куда собственно попадешь.  Все дело в том, -  подбирая слова,
продолжал он,  -  что  ты  можешь только представить  в  своей руке бластер,
можешь представить, как  он будет действовать, но это все чистая  видимость,
бутафория,  самообман,  если  хочешь.  Любые  изменения,  вызываемые   твоим
сознанием, могут изменить только область твоего математического окружения. А
базовые программы Вечности используют специальные средства локальной очистки
памяти  или  ее  реконфигурации.  Правда,  их  можно  попробовать  обмануть,
например, одновременно создать  несколько копий и рассовать по разным зонам.
Основная  пойдет на контакт,  а второстепенные в  это время  будут распылять
внимание программы-регистратора. Но  для  подобного рода  шуток  потребуется
много времени, да и моя техническая база чересчур бедна.
     - Значит я, абсолютно беззащитен.
     - В принципе да, но ты не пугайся я всегда смогу помочь тебе.
     - Каким образом?
     - Мало ли, если вдруг... - Стушевался Фоли. - Тебя не совсем сотрут, а,
скажем, расчленят...
     - Что?
     -  Так было  с копией Нивера. Ты как бы живешь и одновременно ничего не
можешь. В  таком  случае,  я  постараюсь найти  твои  остатки,  и  затру  их
окончательно.
     - Да, это будет ценной услугой.
     - Тогда  одевай  вот это. Для  начала  запишем  тебя,  а  переброской я
займусь позже и не отсюда.
     Фоли подал мне полупрозрачный шлем раза в два больше головы.
     - Опускай до самых плеч. - Вглядываясь в экран на стене, произнес он. -
Еще, еще.  Вот так и сиди.  Все, процесс считывания начался. Рекомендую  еще
раз вспомнить маршрут  движения. Последняя информация  пишется  хуже  всего.
Особенно не напрягайся, просто мысленно пройдись по всему маршруту, впрочем,
главное двигаться в желтом направлении до ствола, а там уж...
     Мелодичная трель заполнила тишину комнаты. "Внимание! Сбойный участок".
Появилось на экране-стене.
     - У нас проблемы?
     Стараясь не выдавать волнения, Фоли переключился на маленький монитор у
кресла.
     - Покажи где. -  Не слишком уверено приказал  он. Среди хаоса вытянутых
точек и цветных линий, на экране появилась черная петляющая полоса.
     - Дай расшифровку первой зоны.
     - "Зона отсутствует". - Появилось вновь.
     - Похоже на сжатие воспоминаний. Ты когда-нибудь обращался к психиатру?
Хотя нет, здесь вмешательство иного рода.
     Бросив  на меня оценивающий  взгляд, Фоли взял  в  руку рекор и  сделал
несколько пометок на экране. "Яркое, ослепительное солнце ударило гигантским
молотом.  Гулкий треск  лопающегося  металла. Секундная  темнота. Пересохшее
горло хватает остатки спертого воздуха..."
     - Спокойно, спокойно! Информация уже перезаписана и сохранена.
     - Ты знаешь, мне никак не удавалось вспомнить... - Ощутив на лице капли
пота, почему-то прошептал я.
     - Понятно, понятно. Но это не наши, методика совершенно  другая. Ничего
не стерто, а доступа нет.
     - Совсем нет?
     - Почему  совсем? Надо активизировать этот участок и связать по времени
со старой информацией.  Учти, после  обновления, воспоминания станут яркими,
живыми,  и,  похоже, не  слишком  приятными.  Тебе лучше  слегка вздремнуть.
Глубокий выдох, теперь вдох.
     Красная капсула лопнула и потемнела. Все закружилось и утонуло.
     - Так что это может быть? - Раздался нетерпеливый голос Мапа.
     - Не знаю. Напоминает программный модуль. - Отозвался Фоли.
     - По твоему у него процессор в голове?
     - Совершенно нормальный, здоровый мозг.
     - Когда он проснется?
     - Уже не сплю. - Я слегка приоткрыл глаза.
     Мап быстро подошел и сел на подлокотник кресла.
     - Кто такой "Второй номер"?
     - Понятия не имею.
     -  Помимо  провалов  в  памяти  Фоли  нашел  странную  запись.  Она  не
удаляется,  не  перемещается.  Впечатление такое, что ты  с ней  родился. Мы
пытались расшифровать, но безрезультатно.
     Глаза непроизвольно  закрылись. Грязные  стены  тоннеля  превратились в
зеленное убранство знакомой гостиной". - Я должен идти. С этого момента твой
мозг  располагает некоторой  системой  защиты..."  Отчаянное бегство,  яркое
слепящее  солнце, удар,  темнота...  Человек  в  скафандре хватает  Бэлу  за
волосы. Я пытаюсь вырваться, но самоинектирующий шприц колет  прямо в живот.
Белая  комната-лаборатория.  "Зачем  убивать?  Он  забудет  абсолютно  все".
Уверяет доктор Вериг. Нет, это не сон! Просто я, наконец, вспомнил.
     - Впрочем, на  копирование это не повлияло. Зато у меня есть интересные
новости. Около часа назад произвел посадку корабль Содружества.
     - Это не шеф.
     - Почему ты так уверен?
     - Слишком рано.
     -  Прибывший  потребовал  немедленной  встречи  с президентом  колонии.
Заметь,  не  попросил, не  пожелал,  а  потребовал.  Один парень  из  нашего
управления, под видом полицейского дежурит у здания правительства.
     - У тебя есть конкретный план?
     - Ланс разрабатывает операцию по перехвату.  Но  это пока  все. Кстати,
может быть ты расскажешь, зачем вы болтались по канализации. Ваше отсутствие
на момент налета спасло вам обоим жизнь, но  я категорически приказал Зальту
никуда не соваться без моего ведома, и еще спрошу с него по всей строгости.
     - Разве он не доложил тебе?
     - Нет.
     - Странно, мне показалось, что он получил согласие... Я хотел проверить
подступы к космопорту. Мы дошли до "мокрого тоннеля" и наткнулись на робота.
Пришлось  свернуть  в  параллельный  переход.  Неизвестно  откуда  появилась
полиция. Нас обстреляли и наверняка убили бы. Но произошло невероятное...
     - Что именно?
     -  Из  воды  появилось  нечто  шарообразное  и мгновенно  уложило  двух
полицейских.
     - Существо с множеством щупальцев?
     - Нет, щупальце было всего одно.
     - Когда я впервые наткнулся на записи покойного  Тизла, то,  откровенно
говоря, не поверил.
     - Возможно, и я бы не поверил,  но...  Подожди,  так Тизл сам занимался
исследованием всех этих "новых форм жизни"?
     - Конечно.  Доктором он стал  по стечению обстоятельств, а вообще то он
микробиолог.  Гафт,  еще,   будучи  на  министерской  должности,  специально
пригласил  его  для изучения и борьбы с непонятно откуда  взявшимися "новыми
формами  жизни". Канализационную систему знал, как свои пять пальцев. По его
словам  "шарики"  не  местного  происхождения.  Вроде  инопланетного  вируса
разросшегося до огромных размеров в наших условиях.
     - Так  может и Зальта  ранили не полицейские, а этот "шарик"?  Вмешался
Фоли.
     - Очень,  похоже,  у меня  вышел из  строя  сканер и я  почти ничего не
видел.
     - Об этом мы спросим самого Зальта. Фоли закачал в него кучу лекарств и
очнется он  не раньше  чем через  двое  суток, но в  куда  лучшем  виде, чем
сейчас. А что было потом?
     - Догнал робота, залез на контейнер, остальное ты знаешь.
     - Как только вы свернули, робот продолжил работу?
     - Скорее всего. Я слышал звук работы его двигателей.
     - Кто мог догадываться о вылазке?
     - Никто. А почему ты спрашиваешь?
     - Мне кажется, это была засада.
     - Засада?
     -  Да.  Кто-то  прекрасно  знал,  куда  и  когда  вы  с  ним   пойдете.
Воспользовался роботом  как пробкой и  заставил  свернуть  прямо  под прицел
стрелков.
     - Кому кроме тебя подчиняется Зальт?
     - Только Лансу.
     - Он мог дать разрешение на вылазку?
     - Без меня нет, впрочем, зачем же  он тогда... - Мап быстро  пересел  в
кресло Фоли и нажал кнопку вызова.
     - Жимо, позови, пожалуйста, Ланса.
     - Его нет, ушел минут тридцать назад.
     - Интересно! - Занервничал Нивер, набирая замысловатый код.
     - Герт? Немедленно сними Рекола со здания правительства.
     - Мы потеряли связь. Я хотел послать двух человек, но...
     - Ланс у тебя?
     - Он только что взял семнадцать лучших ребят и ушел.
     - Куда?!
     - Не знаю, он сказал, что это твой приказ...
     - Сволочь! Мразь! - Лицо Нивера превратилось в маску.
     - Сколько вас там осталось?
     - Двадцать восемь вместе со мной.
     - Срочно отходите в шестьдесят вторую зону!
     - Я... Я сказал ему, про наш пост у дома правления, если...
     -  Сейчас  же уводи людей!  Если наткнешься  на  Ланса, попробуй  взять
живым, окажет сопротивление пристрели. Все!
     Экран-стена дернулась и опустела.
     - Фоли! Заминируй лабораторию и главный вход. Тинар за мной!
     Мап быстро соскочил с кресла и бросился в коридор.
     - Ричь, Басо! Все  сюда! Ланс предал нас и очень скоро здесь будут люди
Гафта. Немедленно уходите в институт Барвела, Ричь знает. На сборы - минута.
Мы с Тинаром будем прикрывать отход. За старшего остается Жимо.
     Нивер круто развернулся и исчез в лифте.
     - Тинар! Быстрей!
     Лифт завибрировал и пошел вверх.
     -  За  обгоревшим  зданием есть  небольшая арка. Там неплохая  позиция.
Следи  за  дорогой  и перекрестком. Если что,  стреляй на поражение.  Я буду
слева. - Мап привычным движением активизировал бластер. - Давай!
     Я быстро осмотрелся и нырнул  в темноту проема. Почерневший  от копоти,
едва светящийся  потолок создавал иллюзию позднего вечера. Спустя минуту, из
бокового  здания  появились четыре  темные  фигуры. Наспех затолкав какие-то
ящики и  носилки с  Зальтом в грузовой отсек автомобиля, они исчезли внутри.
Машина развернулась и, не включая фар, скрылась в темноте соседней улицы.
     - Тан, сюда. - Стараясь не спускать глаз с перекрестка, я приблизился к
Ниверу. - Мы пойдем к зданию правительства. Там остался Рекол.
     - Но если Герт потерял связь...
     - Он офицер полиции и так просто его не взять, тем более это недалеко.
     С левой стороны послышался шелестящий звук.
     - Флайкамера!
     Мап  не  спеша, прицелился,  и дальний конец улицы озарило ярко-голубое
пламя.
     - Бежим!
     Почерневший от огня  квартал  вытянулся  на  несколько сотен метров.  Я
здорово запыхался, но от Нивера не отставал. Вереница окон рассыпавшихся под
натиском  некогда бушевавшего здесь  пожара, кончилась.  С правой стороны, в
конце небольшой  улочки мелькнула  большая  площадь  с  грудой  разбитых или
обгоревших машин  в центре.  Мап резко  свернул,  перешел на шаг и, наконец,
остановился.
     -  Раньше,  здесь был наш любимый  ресторан. - Восстанавливая  дыхание,
прошептал он.  - Если что, возвращайся именно  здесь. Прямо по этой улочке к
научным корпусам.  Я  пойду  вперед,  ты прикрывай  тыл.  Дистанция тридцать
метров.
     Нивер стравил воздух из обеих  подошв и  бесшумно двинулся вдоль стены.
Едва различимый, глухой  треск раздался совсем рядом. Я интуитивно пригнулся
и на четвереньках вполз в обгоревший холл бывшего ресторана. Короткая тишина
и  снова  треск.  Из  окна второго  этажа  противоположного здания показался
прицел бластера, а затем скрытое ИК-сканером лицо.
     - Тинар! Ты где?  -  Послышался  приглушенный голос  Мапа.  Лицо в окне
дернулось и скрылось в темноте. Стараясь не выпускать окно из-под прицела, я
осторожно выполз на тротуар.
     - Тинар! - Послышалось вновь.
     - Мап не стреляй! Это я, Рекол! - Из окна  осторожно выглянуло бледное,
вытянутое лицо с поднятыми окулярами сканера. - Я здесь!
     Нивер опустил  бластер и  вышел из  темноты. Внутри  здания послышались
торопливые шаги. Незнакомец легко выпорхнул из окна первого этажа и вплотную
подошел ко мне.
     - Я вас обоих чуть не пристрелил.
     - Как ты здесь оказался? -  Не скрывая радости, спросил Нивер. - Тинар,
это тот парень, что следил за зданием правительства.
     - Долго рассказывать, это не главное. Меня кто-то сдал. Я уверен.
     - Знаю.
     - Как это знаешь?
     - Ланс сдал не только тебя, но и семнадцать человек из группы Герта.
     - Вот сволочь!  Я  тебе еще  когда говорил, что для  простого работника
системы водоснабжения он слишком хорошо владеет оружием. Помнишь?
     - Помню, помню... Тебе что-нибудь удалось?
     - Да. Сначала  долго не мог  нащупать  частоту входа.  Они  говорили во
внутреннем помещении, потом смотрю, весь народ  с площади  куда-то исчез. Ни
патрулей, ни  охраны, короче,  никого.  Свернул  оборудование и  в "Светлый"
переулок, темень там сейчас  просто отменная. Они как  начали меня поливать!
Как  начали! Но я не побежал, залез  в  коммутационный ящик  и замер. Бегали
они, бегали  со своими  датчиками, ящик-то  железный, экранировка  что надо,
потом все успокоилось. Я еще минут двадцать полежал и сюда.
     - А запись?
     - У меня. - Рекол достал из внутреннего кармана микродиск.
     - Все остальное пришлось бросить.
     - Ничего, наши в институте Барвела, это единственное место, про которое
не знал Ланс. У Фоли должно быть необходимое оборудование, он расшифрует.
     Здание института  ничем не отличалось  от соседних изрядно  потрепанных
пожарами и боями  домов. Прежде  чем  войти Мап долго всматривался в пустоту
окон, вслушивался в тишину.
     - Похоже чисто. - Отключив активизатор бластера, наконец, прошептал он,
и не торопясь, вошел.
     Поблуждав по коридорам первого этажа, мы  почти на ощупь, спустились по
пожарной лестнице на этаж ниже.
     -  Тинар,  посвети  сюда.  - Нивер  уверено  прошел  немного  вперед  и
навалился плечом на дверь лифта.  -  Ребята уже здесь. -  Дверь заскрипела и
отошла в сторону. Мап ловко изогнулся и исчез в темноте.
     - На левой стене аварийная лестница. - Пояснил Рекол.
     Я  подошел  ближе   и  осветил  шахту  излучателем.  Сам  лифт,  точнее
обгоревший каркас, застрял высоко вверху, зато  металлические скобы-ступени,
вмонтированные в боковую стену, остались нетронутыми.
     - Видишь?
     - Да.  - Я ухватился за ближайший  поручень  и  полез  вниз. На восьмом
этаже показалась протянутая рука и лицо Нивера.
     - Ты куда так разогнался? - Усмехнулся Мап, втаскивая меня на площадку.
- Добро пожаловать!
     Точно такой же, как и на верху, коротенький коридор был  освещен  одной
единственной  лампой. Но и без нее, только  по отсутствию  запаха гари  было
понятно, что пожар сюда не добрался. Индикатор  встроенной камеры замигал, и
дверь, дергаясь и скребя по полу, отошла в бок.
     -  Фоли, несу тебе работенку.  -  Мап вытащил из  кармана  микродиск и,
помахивая им, вошел в помещение, некогда  служившее холлом научного сектора.
Круглый стол,  несколько приставленных к нему стульев, какое-то оборудование
в углу, открытые дверцы встроенных шкафчиков и пол покрывал слой темно-серой
пыли. Из  боковых дверей вышли уже знакомые мне люди искренне обрадовавшиеся
увидев нас троих. Таппе был явно озабочен.
     - А где сам блок?  - Видимо,  и не надеясь его увидеть, поинтересовался
он.
     - Пришлось бросить - Ответил за моей спиной Рекол.
     -  Вам  бы  только  выкидывать все, - скорее  играя в возмущение,  чем,
действительно сердясь, пробормотал Фоли.  - В Вечности новые изменения, но я
все подготовил и могу начать переброску Тинара прямо сей час.
     - Нет, - садясь прямо на стол, отрезал Мап. - Сейчас важнее услышать, о
чем договорились эти двое в Доме правления.
     - Понятно, идите сюда.
     Таппе  не  торопился. Счистив  рукавом, следы  сажи  с  диска, он долго
изучал  диаграмму  построения  записи,  гонял  через  всевозможные  фильтры,
вручную убирал шумовые всплески,  периодически сетуя  на отсутствие  тех или
иных средств. Мап начал терять терпение. Рекол уже в пятый раз пересказывал,
что временами мог различить голос Гафта.
     - Ладно, - чувствуя, что  тянуть  резину больше не стоит, Фоли  включил
воспроизведение.  -  Примерно  с  этой  точки  сигнал  поддается  обработке,
остальное шум. - Искоса взглянув на Рекола, прокомментировал он.
     Хрип  или  треск, действительно напоминал чей-то  голос,  пауза и снова
треск: "...только... образ... убираете... передаете мне чертежи "Вечности" и
два месяца в Вашем распоряжении", пауза.
     - Это Дехард - воскликнул я, узнав голос координатора.
     "Этого времени  вполне  достаточно,  для того,  что бы покинуть пределы
Содружества. Не так  ли?  -  Пожалуй так,  но делиться  таким открытием  как
Вечность  с кем бы то  ни было,  не  входит в  мои планы. - Донован, не хочу
никого пугать, но если  мы не сможем договориться, через сутки сюда прибудет
боевой отряд Содружества и тогда... - Для  подобных  действий  у Содружества
нет и не  будет  ни малейшего  основания. - Смерть  трех  рекламных  агентов
достаточное  основание.  - Это  не доказуемо, кстати,  один из них  еще жив,
пока. - Это  меня  не интересует. Сам факт исчезновения  поможет мне убедить
Совет Содружества разобраться с этим инцидентом.  -  А ты уверен?". - Вопрос
Гафта прозвучал с явной издевкой. "- Это угроза?". Пауза. "- Если через  два
часа я не вернусь  на корабль и не  введу специальный  код... -  Ваша охрана
оказалась куда слабее, чем мы ожидали, а на счет кода можно не беспокоиться,
из  Вечности  я  могу  творить  настоящие  чудеса.  Пять  минут,  и  система
определения гормональной карты приняла меня  как родного...".  Смех, шорохи,
звук шагов". - Послушай, если я не вернусь на базу, поиски начнутся по всему
треку,  здесь  будет целая армия! -  Через два дня  мы сворачиваем  проект и
тогда - добро пожаловать.  Они не найдут не только тебя, но и самой колонии.
Дорогой Кен,  ты продумал почти  все, но слишком поздно  и теперь..." - шум,
треск, тишина.
     - Это все. - Фоли развел руками.
     - Ну, дела! - Ошарашено промямлил Рекол. - И что теперь?
     - Что будет теперь, догадаться несложно. - Заключил Мап. - Надеяться на
помощь Содружества - дохлый номер.
     Все посмотрели на меня.
     - Не понимаю, как координатор мог пойти на такую низость, отправить нас
на смерть,  ради...  - последний квадратик головоломки встал на свое  место,
жизни Влада и Бона, да и моя собственная просто козырь в его грязной игре.
     - Что ни делается, все к лучшему!  - Похлопав  меня по плечу, улыбнулся
Рекол. - Ты жив и ты с нами!
     - Скорее всего, за спиной Дехарда стоит кто-то еще, ему одному такое не
провернуть. -  Заложив  руки  за голову,  Нивер  откинулся в кресле устремив
взгляд  в  потолок. - Ежегодные  тесты  для людей  такого ранга выявляют всю
подноготную  и при желании его давно можно  было уличить. Впрочем, какое нам
до  всего  этого дело? Если я  правильно понял, через два  дня  здесь  будет
сначала очень жарко, а потом очень холодно.
     - До холодов мы не доживем! - Попробовал пошутить Рекол.
     - Пожалуй, так. - Отозвался Мап. - Их шевеления в западной части города
не что иное, как минирование.
     - И не только в западной. Я сам видел эти хреновины, напоминают обычные
мины, но внутри серьезно накручено. Управление по радио. - Пояснил Рекол.
     - Их можно обезвредить?
     Мой вопрос был встречен улыбками или возгласами недоумения.
     -  Во  первых,  каждая  мина  оснащена  системой  слежения,  я  отлично
представляю то о чем говорит Рекол. - Мап и Рекол перебросились  понимающими
взглядами. - И если даже удастся мгновенно вывести ее из строя наши действия
будут замечены  и  через  несколько минут  неизбежна встреча  с  Гафтовскими
выродками, что при теперешней расстановке сил,  нам  не на  руку. Во вторых,
среди нас нет специалистов даже на нейтрализацию блоков слежения, а о полном
разминировании и речи быть не может. И в третьих, зарядов не один или два, а
наверняка,  не  меньше  трех  -  четырех  десятков. Нет  Тан,  я  думаю, что
обезвредить  их  можно уничтожив  или  отменив  соответствующую  директиву в
Вечности. Фоли,  ты сможешь дописать в копию Тинара установку на обнаружение
карты минирования?
     - Увы, все оборудование осталось в лаборатории и повторное сканирование
невозможно.
     - Жаль...  Откровенно  говоря,  на  мой  взгляд,  проникнуть в  порт  и
захватить грузовой корабль, более реальный шанс по сравнению с  тем, что Тан
сможет сделать что-либо в Вечности...
     -  Зачем  так  пессимистично?  Он встретиться  с  моей  копией, а уж  я
наверняка  располагаю  какой-нибудь  информацией  на  этот счет.  Он  просто
доставит нам ее!
     -  Что  же, будем надеяться,  начинай  переброску.  Ричь,  смени Жимо у
монитора внешнего наблюдения. Рекол, выберись наружу, пройди  кварталов пять
в сторону завода и передай Герту, что бы он вышел на связь по TAL2415 завтра
в шестнадцать часов. Остальным отдыхать. Больше двух часов  за  монитором не
сидеть! - Крикнул  Мап,  выходя из импровизированной  "операторской" Фоли. Я
пододвинул стул поближе к Таппе.
     -  Интересно?  - Улыбнулся  он, доставая из  серого чемоданчика  стопку
дисков.  -  Все  предельно  просто,  мой  "глазок" пробирается  в нужную нам
область Вечности,  она  становиться  доступной для  чтения, а  при некоторых
установках, - хитровато подмигнув мне - и для записи. Вот смотри!
     Накопитель раскрутил диски и на экране появилось: "Копирование начато",
Моя фигурка стала медленно исчезать и таять.  Сначала "растворилась" голова,
затем плечи, руки, торс и ноги. "Копирование успешно завершено" загорелось в
левом углу экрана, спустя несколько секунд.
     - Все, ты уже в Вечности!
     * * *
     Абсолютно беззвучный  взрыв, заполнил  собою  все  и вся. Серая  масса,
зависшая в пространстве,  за долю  секунды, будто осела на поверхности моего
тела, мгновенно окрасилась и исчезла. "Наверное, так появляются из ниоткуда"
- было первой мыслью, что пришла в голову.
     Огромная комната, в которой я возник, была  пуста. Ни  малейшего шороха
или   запаха.   Идеально  ровные   голубые   стены  показались  мне   скорее
голографическими  проекциями,  чем  осязаемой  материей. Я  сделал несколько
шагов,  непроизвольно  поймав  себя  на  мысли, что  двигаюсь  без малейшего
усилия,  протянул  руку и ничего не  почувствовал. Ни  тепла или  холода, ни
малейшей шероховатости, рука просто  уткнулась, во что то твердое. Я еще раз
коснулся стены и  вдруг понял,  что не вижу своего отражения. Отполированная
до  блеска  поверхность  излучала  лишь  мягкий  голубой  свет.  Необычность
происходящего, как ни странно, вернула меня к реальности. Я вспомнил маршрут
поиска копии Фоли, осмотрелся по сторонам. "Сплошные стены, где же выход?".
     Выходов  появилось сразу  четыре,  в  центре каждой  стены  по  одному.
Никаких дверей или  пазов, из которых  они должны выползать,  просто  дырки,
отличающиеся  от  всего   остального  цветом.  Памятуя  наставления   Таппе,
"двигаться в желтом направлении", я повернул на  лево и будто подталкиваемый
чем-то сзади вошел в  смежную комнату. Здесь дверей-отверстий оказалось куда
больше.   В   центре   каждой,   легкой    дымкой   мерцал   и   переливался
буквенно-цифровой   номер.  Решив,  что  лучше  запоминать  направление,   я
обернулся,  но вместо  голубой  комнаты появилась  темно-зеленая с отчетливо
просматривающейся  вереницей разноцветных дверей.  Восторг,  удивление, нет,
скорее страх запутаться в этом цветном мире дверей на секунду овладел  мной.
Я  постарался успокоиться и огляделся вновь.  Шестая дверь по правую строну,
оказалась,  нежно-голубого  цвета.  Я  подошел ближе.  "Да  геометрия  здесь
действительно не работает", с некоторым  опозданием понял  я, разглядев либо
предыдущую, либо ее точную копию, с желтой дверью, но почему-то напротив. Не
решившись на эксперимент с вторичным вхождением, я продолжил движение.
     Каждая следующая комната превосходила предыдущую размерами, количеством
стен и дверей. Отыскивать желтую становилось все сложнее  и сложней. Номера,
зависшие  в  центре каждого  проема  и  рассыпающиеся при  моем  приближении
становились  все проще и короче.  Самой маленькой цифрой  оказалась  "25". Я
прошел сквозь  нее  и очутился  в гигантском цилиндре  или  колодце, стенами
которого служили бесчисленные отверстия уходящие бесконечными ярусами далеко
вверх. "Это и есть "центральный ствол", о котором говорил Фоли. Теперь смена
цвета. Красная  2835." Обойдя цилиндр по кругу, я  заметил ее на пять ярусов
выше того, на котором находился. Подпрыгнуть и  зацепиться за красный контур
не было никакой возможности.
     -  Хоть бы  стремянку, какую  оставили... -  пробурчал я,  крайне слабо
представляя, что делать дальше. - Или лестницу...
     Лестница появилась  именно такая, какой  я  ее себе представил, старая,
неказистая, местами  ржавая. Поразившись своему открытию, я представил нечто
более  фундаментальное и  солидное. Эффект превзошел  все ожидания. Широкая,
сверкающая  новизной,  с  натуральным  ковром по  середине марша,  лестница,
материализовалась  со  скоростью  мысли.  Поднявшись   на  пару  ступенек  и
полностью убедившись  в ее существовании,  в ко мне пришла более радикальная
мысль.  "Зачем  вообще  подниматься, пусть  дверь  опуститься  сама  собой."
Поднялся  ли  пол  или  опустились  стены,   точно  определить,  что  именно
произошло,   было  трудно,  но  "Красная   2835"  была  передо   мной.  Вход
загораживала  бесполезная  теперь  лестница.  С  легкостью атлета-гиганта, я
отодвинул  только  что  созданную  конструкцию   и  вошел   внутрь.  Красная
бесконечность. Ни стен, ни потолка или пола, я как бы завис в красном тумане
без начала и конца. Пройдя несколько шагов вперед я обернулся, дверь исчезла
или  стала  такой же красной,  как  и все  остальное. Вытянув вперед руки, я
двинулся  обратно,  но  она  действительно  исчезла.  Происходящее  начинало
действовать  мне  на  нервы,  особенно  красный  цвет,  тут же  показавшийся
кровавым. "Хоть бы зеленый был какой-нибудь".  Мелькнуло  далеко в сознании.
Красная бесконечность мгновенно превратилась в зеленую с оттенками и тонами.
Наверное,  именно  такой  я  и  хотел  увидеть  ее.  Где  то  далеко  возник
обнадеживающий горизонт.
     - Занятное местечко, похоже, здесь даже надежду можно создать...
     То,  что появилось передо мной в следующую секунду, в моих мыслях  явно
отсутствовало. Переливающийся, блестящий шар в  человеческий рост, вздулся и
будто  бы  растаял  или скорее  испарился.  В  облике  выскочившего  изнутри
человека,  я  сразу узнал Фоли.  Вот только спортивная майка  и  трусы плохо
вязались с моим представлением о нем.
     - Ты кто такой! - Исступленно закричал он.
     - Я Тан Тинар, офицер службы безопасности Содружества.
     - Что!?
     - Ты сам переправил меня сюда,  точнее не  ты, а твоя копия или даже не
знаю, как правильно сказать... - замялся я.
     -  Не  трать  время,  мысленно  представь,  что  предшествовало  твоему
внедрению в Вечность, я все увижу твоими глазами.
     Стараясь  вспомнить все  ключевые моменты  с момента нашего  вылета,  я
словно почувствовал, как Фоли просматривает меня изнутри. Дойдя до инцидента
с Лансом я постарался перескочить эпизод заточения, но Фоли предупредительно
поднял руку.
     - Я все вижу в  свете твоих  эмоций  и переживаний и  смогу все  понять
правильно.
     - Зачем это вообще вспоминать,  ведь  тебя  интересуют факты,  а не мои
субъективные впечатления!
     - У нас нет  времени на споры! - почти закричал Фоли. -  Чем  больше  у
меня  будет информации, тем  точнее  я смогу  прогнозировать и  быстрее  дам
ответы на интересующие тебя вопросы.
     - Хорошо. - Согласился я, но, вспомнив про часики, снова замялся.
     -  Послушай меня! Единственная  ценная  вещь  в этой поганой Вечности -
время, которого у нас  крайне  мало.  Не  успев  попасть сюда,  ты ухитрился
реконструировать целую область.  Неужели  перед отправкой,  я  не удосужился
предупредить тебя,  что  это  самоубийство.  Если  даже  такой  пигмей как я
заметил столь обширное изменение, то Хозяин наверняка предпринимает все меры
к обнаружению твоего математического окружения.
     - Хорошо,  хорошо.  - Согласился  я,  начиная понимать  всю серьезность
создавшейся ситуации.
     -  Ладно, с  этим  потом,  у  нас  очень мало времени,  надо  уходить в
резервные области, раздевайся.
     Не  слишком  задумываясь  зачем это  нужно, я стащил  с себя  блестящую
куртку с огромной надписью "Серый волк" на спине и бросил к ногам Фоли.
     - Ты что, рехнулся? - Раздраженно воскликнул он. - И  куда ты ее теперь
денешь?
     - Оставлю здесь... - растерялся я.
     -  По этой  тряпке  можно  вычислить  дату  рождения твоей  бабушки!  -
Возмутился  он. - Просто  представь себя  голым и все!  Чем  меньше на  тебе
шмоток,  тем сложнее тебя вычислить. Трусы можешь оставить, - видимо, уловив
мое замешательство, ретировался он.
     -  Даже не знаю, на сколько это серьезно, но похоже я  уже позабыл одну
вещицу.
     - Какую вещицу? Где? - Глаза Фоли нервно забегали.
     - Лестницу, небольшую, в центральном стволе.
     - Лестницу! В стволе!?
     На  Фоли  страшно было  смотреть,  рот  непроизвольно  открылся,  глаза
расширились.
     - Да это!  Знаешь,  что ты наделал? С  самоубийцами, я, дел не  имею. -
Видимо  приняв, какое  то  решение, несколько  успокоился  он.  -  Повернись
спиной, я вытру из твоей памяти нашу  встречу и попробую спасти хотя бы свою
шкуру.  Скорее всего,  мне  не  удастся  добраться  до  Хозяина,  но  просто
подпортить  жизнь  этому  уроду, в любом случае лучше, чем быть уничтоженным
вместе с таким идиотом как ты.
     Чувствуя себя если не идиотом, то просто глупцом, я покорно отвернулся.
Внутри меня стало происходить, что-то странное, нечто похожее на почесывание
изнутри.
     - Это еще, что такое? - послышался удивленный голос ученого. - Какая то
программа не дает изменять тебя! Она как купол закрывает тебя!
     - Программа?
     - Ты видишь купол, внутри которого находишься?
     - Да вот же он! - Обойдя вокруг  меня несколько раз Фоли протянул руку,
и я действительно  увидел, как  вспыхнуло голубое свечение между пальцев его
руки. Таппе  вскрикнул, отдернул руку и,  наверное, упал бы, если я не успел
подхватить его и поставить на ноги.
     Конечные  фаланги пальцев, словно срезало острым лезвием, ни  крови, ни
следов от ожога, их просто не стало.
     - Прости, но я не понимаю как...
     Широко раскрытые глаза  Фоли впились в оголившиеся костяшки  отрезанных
на половину пальцев, медленно затягивающихся розовой кожицей.
     - Тебе больно? Да ответь же!
     - Мне было больно, первый раз за все то время, что нахожусь в Вечности.
     - А сейчас?
     -  Ничего  не чувствую,  совершенно  ничего.  - Ощупав уцелевшей  рукой
четыре полностью заживших обрубка, подтвердил он.
     -  Ты  не можешь быть  человеком Содружества!  -  Отстраняясь  от меня,
выкрикнул  Таппе. - Даже  лучшие специалисты Содружества  не моги бы создать
программу, работающую  в такой уникальной среде как  Вечность!  Для создания
подобных средств защиты, как минимум нужна сама Вечность.
     Обрывки воспоминаний слились в единую картину, и  теперь я  точно знал,
что собственно происходит.
     -  Фоли, тот, кто записал в мой  мозг эту программу  наверняка имел под
рукой нечто более совершенное, чем ваша Вечность.
     -  Кто  же  эта таинственная личность?  Хозяин  Вечности? Или  как  его
называют прихвостни Гафта?
     - Мне он представился как второй номер уничтожителя. Тебе будет  трудно
поверить,  но меньше месяца назад, мне посчастливилось встретиться с  другой
цивилизацией, точнее с  одним  ее представителем -  с системой обслуживающей
страшное оружие.
     - Оружие? - Переспросил Фоли.
     - Система ликвидации боевых кораблей. - Уточнил  я. - С его помощью они
защищались от  нападений со стороны другой цивилизации. Человечество для них
- малые дети в  люльке, и второй номер сделал все, что бы  их война никак не
отразилась на нас. Он не только спас мою жизнь, но и записал в мозг какую-то
систему защиты. Мой лечащий врач,  видимо,  по  указанию координатора  нашей
службы сделал  недоступными воспоминания об этих событиях,  но копирование в
Вечность как то повлияло на память и я все вспомнил. Абсолютно все...  Думай
про меня, что хочешь, и поступай, как знаешь, но коли  судьба забросила меня
в такую дыру, я дойду до конца. Нет не из соображений долга, а по совершенно
другим причинам.  -  Я  поднял  куртку, круто развернулся,  и  не  испытывая
желания обсуждать, что-либо еще, пошел сам  толком не  зная куда, просто для
того, что бы что то делать, а не стоять на месте.
     - Постой! Да постой же! Ну куда ты пошел!?
     Фоли возник прямо передо мной.
     - Стой, я почему-то верю тебе и постараюсь помочь!
     Я остановился, чуть не уткнувшись в него лицом.
     - Мне удалось попасть в местную библиотеку, правда она не для людей, но
кое что  я успел перекачал в себя. Какие то карты сражений, схемы нападений,
инструкции к захвату целых галактик. Мистика, да и только! Но, судя по тому,
что ты рассказал...
     - Не понял!
     - Ты знаешь для чего создана Вечность?
     -  Машина способная не  только  хранить, но  и... - начал  я, вспоминая
слова Ланса.
     - Знаю я эту сказку. Все это. - Фоли многозначительно поднял руки. - Не
более чем среда для изобретения принципиально-нового оружия!
     - Что?
     - Вечность создал не человек! Нашу колонию захватил инопланетянин!  Его
цивилизация  воюет  с  другой,  видимо,  более  развитой формой жизни. Почти
изолированное  существование колонии идеально подошло для его планов.  То ли
им  нужен новый подход,  то ли они потеряли изобретательность, я  толком  не
понял, но главное не это. Вечность это огромная тюрьма! Центральная  часть -
место заточения  всех кто попал сюда тем или  иным образом, точнее того, что
осталось  от  их  личностей. Они  стали  моральными и  психическими уродами,
единственным  стремлением  которых является желание создавать нечто ужасное.
Человеческий  разум  способен  на  генерирование  таких идей, что  им  и  не
снились!  Работы ведутся  в  нескольких  направлениях, каждый  фантазирует и
придумывает в  своей  области. Все идеи  упорядочиваются  и объединяются  по
соответствующим  разделам.  На  вершине  пирамиды   некий  Хозяин,   который
контролирует процесс создания в  целом. И  результаты, видимо,  превзошли их
ожидания.   Более   семидесяти    процентов    Вечности   так   и   осталась
незадействованной,  а  работы  почти  закончены  и  через  пару  дней  будут
завершены.
     - И что же потом?
     - Всем тем, кто помогал  Хозяину, обещана эвакуация  и солидная оплата,
но на  сколько мне известно,  Вечность  и вся  колония  будут уничтожены  до
запланированного отлета. Большая часть взрывных устройств уже установлена.
     - А сам Хозяин?
     -  Он может перемещаться в  космосе по  какому то лучу. Корабли это наш
удел.
     - У тебя есть план?
     -  Центр  Вечности охраняется  лучше, чем что-либо, никаких  солдат или
автоматов, скорее всего  защита имеет физический характер. Центральный ствол
это  что-то вроде  кабеля  связывающего различные  области  Вечности  внутри
которого  ты  превращаешься в  поток данных  следующих  из  одной  области в
другую.  Если  зона, в которую  тебе необходимо попасть  имеет  какие-нибудь
ограничения,  перемещения просто не произойдет.  Я научился создавать самого
себя в  неограниченных  количествах. Скорости  уничтожения и  создания копий
равны,  беспрерывно  перезаписывая  себя  я смогу  войти  в  ствол  и  своим
математическим  окружением внедриться  в  любую  доступную  область, вызвать
конфликт в системе и дестабилизировать ее работу.
     - Но вернуться обратно...
     -  Да,  я  буду уничтожен, но это лучше  чем  прятаться от ревизоров по
закоулкам Вечности и ждать когда колония разлетится по всему треку.
     - Надо  отправить Ниверу сообщение  о минировании,  от  нас  ждут любой
информации.  Если ты не хочешь  вступать  в контакт,  это  сделаю я,  только
объясни как.
     - Все не так просто. Выходя на связь, ты обнаруживаешь не только самого
себя,  но и  того,  кто  принимает информацию. Ты помнишь номер  комнаты,  в
которую попал после копирования?
     - Нет, там не было никаких номеров, нежно-голубые стены, четыре двери и
все.
     -  Понятно, я давно пользуюсь этим каналом. Ты должен  представить, что
переместился  в  MA45FA47TL96918032,  а затем мысленно  уничтожь это  место,
остальное  произойдет  автоматически.  Только  сделать  это   надо  в  самый
последний момент.
     - Что это? - Линия воображаемого горизонта, словно растворилась в стене
черного тумана возникшего из ниоткуда.
     - Фронтальная очистка. Все,  игры окончены! Хоть я и не совсем человек,
но умирать все равно страшно! - Фоли сделал пару шагов назад и закрыл глаза.
     Я огляделся  по сторонам. Туман  стремительно  разрастался, наступая на
нас со всех сторон, поглощая зеленую бесконечность.
     -  Ведь я  предупреждал! Активизируй свою защиту! - Закричал он, хватая
меня за руку. - Если выживешь,  иди  в ствол,  поднимайся на самый верх, там
вход в центральную часть.
     - Я не знаю, как управлять защитой! Я не могу включить!
     - Да делай же, что-нибудь!
     MA45FA47TL96918032  появилось в сознании со скоростью выстрела, голубые
стены вспыхнули и исчезли.
     - Область локализована! Не пытайся...
     Двигающаяся скачками, черная масса обхватила и поглотила Таппе. В спину
пахнуло  жаром,  мгла  ударила  по  лицу, выжгла  глаза,  лишила рук...  Все
превратилось во тьму...
     * * *
     - Теперь  остается только ждать от тебя вестей. Надо настроить "глазок"
на прием и подготовить диски.
     - Пойду посмотрю как там Зальт.
     -  Кабинет  номер  шесть, через  холл, прямо. - Подсказал Фоли,  черкая
рекором по всему экрану.
     Зальт  лежал на  двух сдвинутых вплотную  письменных  столах. Аккуратно
сложенные  куртки и комбинезоны выполняли роль  матраса и  подушки. Складные
носилки   стояли   рядом,   единственная   кварц-лампа   едва   тлела.    От
датчика-браслета  на руке тонкий жгутик проводов уходил  в обычный "блокнот"
лежащий прямо  на  полу. Чувствуя свою вину за то,  что случилось  несколько
часов назад, мне захотелось попросить прощения, поблагодарить, пожать  руку,
сделать для этого человека, что то более приятное чем затащить в канализацию
и подставить под удар каких  то тварей. Но Зальт, был без сознания, и помочь
ему чем-либо  сейчас, я  не мог.  Склонившись  над "блокнотом", я просмотрел
таблицу  "текущего   состояния  больного".   Прогнозируемый  исход   лечения
обнадеживал. Дверной замок щелкнул и в открывшуюся дверь вошел Мап.
     - Возможно, нам  придется  соединяться с отрядом Герта и  прорываться в
космопорт. - Без лишних вступлений начал он. - Ты помнишь маршрут?
     Я достал из бокового кармана электронного гида и протянул Ниверу.
     - Последняя авто запись?
     - Да.
     -  Вы прошли  меньше половины  пути. Что находиться в  этих  квадратах,
скорее  всего не знал  даже Зальт.  -  Палец Нивера  указал на прилегающий к
космопорту район.
     - Вперед можно послать  робота из службы ассенизации,  управление  этой
штукой  беру  на  себя.  Остальные  пойдут на  некотором удалении  и  смогут
ретироваться в случае атаки.
     - Мысль интересная, но робот может напороться на заграждение или засаду
и тогда, мы потеряем подвижность и внезапность, а это наши главные козыри. Я
больше склоняюсь к нападению со стороны второй или третьей площадки, там два
здоровых грузовика, любой из них вместит сразу всех, оба заправлены и готовы
к отлету. - Мап разложил у ног Зальта  видавший виды, разрисованный цветными
стрелками  и  крестиками план колонии. - В 16.15 мы  соединяемся с  Гертом и
движемся  сюда. -  Игольчатый карандаш,  пенясь  и  шипя  у основания  жала,
прочертил прямую линию через пять или шесть кварталов. - Тут возможен кордон
или пост, но не более семи человек с мозгами высохшими от галлюциников и  со
слабым вооружением.  Взрываем перемычку  сектора и сразу попадаем  на вторую
или  третью   площадку,  там   охрана  будет   еще  слабей.   Остальное   по
обстоятельствам. Что скажешь?
     -  Мой  школьный  наставник, наверное,  сказал бы:  "простенько, но  со
вкусом". Пожалуй, ты прав, с нашими силами  прорыв сверху будет иметь больше
шансов на  успех чем в узкой и неизученной  канализации.  Кстати,  почему  в
16.15, а не раньше?
     -  В  17.00 по-местному, у охраны  конец двенадцатичасовой смены, народ
устал, расслабился, все  только  и ждут  замену.  Это чисто  психологический
фактор.  Над  деталями  я еще  подумаю,  а ты поешь,  и ложись спать. Ребята
распотрошили последний ящик с консервами, не деликатес, но есть можно.
     Ужин состоял из диетического паштета без определенного вкуса и запаха и
воды  в  пакетиках для  мгновенного  замораживания. Уставшие,  перепачканные
сажей  люди,  сидя прямо на полу молча ели.  Широкоплечий парень  с  круглым
лицом  пересказывал  старый  комикс и  пытался  шутить,  но неопределенность
будущего и общая напряженность сдавливала слабые улыбки в невеселые гримасы.
Кто-то  передал  мне  довольно  объемный  матерчатый  чехол с  влагозащитным
покрытием,  я выбрал местечко на  полу по  свободней,  завернулся  в него  и
уснул.
     * * *
     Голубоватый  свет  объял  все   тело,  раздвинул  и  разорвал  темноту.
Бесконечное, зеленое поле дрогнуло  и развернулось  огромным ковром.  Первым
желанием  было  позвать  Таппе,  закричать,  но осознание  бесполезности его
поисков тут  же  остановило  меня. Фоли  исчез. С  минуту я неподвижно стоял
посреди  зеленого  пространства.  Растущая с каждой  секундой злоба победила
страх и пожелала действий.  Очень  своевременно  вспомнив совет  наставника:
"Правильное решение и эмоции - не совместимы", я  постарался, на сколько это
было возможно,  успокоиться. План дальнейших действий  еще смутно, но  начал
вырисовываться. Представив себя в центральном стволе, я мгновенно очутился в
нем.  Бесчисленные ярусы разноцветных дверей на миг слились в  единый поток,
скользнув вниз. Случись столь быстрое перемещение в реальном мире гравитация
наверняка  расплющила и размазала меня по всему полу, но серая площадка даже
не  дрогнула.  Мгновение  и  меня  окружили  абсолютно  прозрачные  стены  с
мерцающими  нолями  посреди каждой. По  сравнению  с  тем, что находилось за
прозрачными  дверьми,  все предыдущие чудеса  показались детскими шалостями.
Невероятно  огромный, темно-коричневый город напоминал скорее  схематический
макет или давно бездействующую машину без малейших признаков движения.  Стоя
на   некотором   возвышении,   относительно    большинства   идеально-ровных
параллелограммов-домов,   я   различил  некое   подобие   улиц  искривленных
хаотическим нагромождением  безликих зданий.  Насладившись грандиозностью  и
непонятной незыблемостью всего того, что окружало со всех сторон, я шагнул в
ближайшую дверь, но мерцающий ноль уперся прямо в грудь, не желая пропустить
меня.  Я попробовал  нагнуться, но  он  последовал за мной и вновь  заградил
проход. Представить себя  на  одной из выбранных  наугад  улиц  было  совсем
несложно, затем на  другой,  еще и еще  раз,  но перемещения не происходило.
Наконец  поняв,  что  здесь  такие  фокусы не  проходят,  я  словно ребенок,
бросающий непослушную  игрушку, выхватил бластер  и  разрядил всю  обойму  в
проклятый ноль.  Розовый  луч вошел в мерцающее  изображение и просто исчез.
Физическое   ограничение,   о   котором  говорил  Фоли   работало  идеально.
Центральная часть  Вечности не готова  принять  мой  поток данных и  система
защиты  здесь не  помощник,  ибо  нет  никакой  опасности.  "Мне  не что  не
угрожает! Защита активизируется только  в случае нападения!" - наконец понял
я, бросившись на ближайшую дверь  как на кровного врага. Удар в бок оказался
весьма ощутимым. Что  именно  запускает систему,  страх, боль или что то еще
было для  меня  загадкой,  но, отойдя к  противоположной двери, я  отчетливо
осознал: - "Повторное столкновение закончится  для меня потерей пары ребер".
Разбег, удар, резкая боль. Голубое сияние  вспыхнуло и исчезло. Дома-коробки
окружили меня со  всех сторон, словно прохожие, заметившие на тротуаре нечто
странное и, обменявшись удивленными фразами, разошлись по своим делам, вновь
образовав подобие улицы. Башни, с высоты которой я рассматривал город, нигде
не  было.  Темно-коричневые  дома  полностью лишили  меня  необходимого  для
ориентации обзора. Я вполне реалистично и отчетливо представил себя на крыше
ближайшего  здания.  Секунда,  вторая,  третья...  Ни  малейшего  изменения.
Гидравлический  подъемник для кораблей старого класса так и остался только в
моем сознании не  желая материализоваться. Существуя по своим законам, город
не  желал  подчиняться  моим мыслям. Выбрав  наугад  направление, я дошел до
конца улицы и,  следуя правилу  правой  руки, повернул на право, затем еще и
еще раз.  Не отличающаяся оригинальностью идея отмечать пройденный путь  тот
час воплотилась в сигнальный фонарик у  меня под ногами. Дойдя до следующего
поворота, я  обернулся. Фонарь исчез, будто  его и не было. Еще  один, точно
такой же, как  первый, прилип к  полу  между ботинок. Я не  спеша попятился,
непрерывно наблюдая  за красными вспышками. Шаг,  еще, еще, фонарь мигнул  и
словно  испарился.  Повторять эксперимент не  было необходимости, в конечном
результате я  даже  не  сомневался, тем более  что последний поворот  должен
вывести  меня  на улицу, с которой начался мой обход. Расположение, длинна и
высота  зданий  явно изменились.  Внимательно  осмотревшись,  я окончательно
убедился, что раньше здесь не был, по крайней мере, прямоугольный колодец во
всю  ширину  улицы, я бы  наверняка заметил. Подойдя ближе, я заглянул вниз.
Ощущение было такое,  словно  я  как бы снизу смотрю на очередную, мало  чем
отличающуюся от остальных  улицу. Понадеявшись на систему защиты, я спрыгнул
вниз, вот  только прыжок  получился несколько странный. Словно оступившись и
вытянув  вперед руки, я упал на пол, но тротуар отодвинулся и снова поставил
на  ноги.  Мое  тело  просто развернуло перпендикулярно прежней  плоскости и
никакого падения.  Догадку  подтвердило  внушительных размеров отверстие  за
спиной,  представляющее из себя начало или конец улицы на которой  я  только
что стоял.  Пройдя  несколько кварталов,  ситуация с перемещением  в  другую
плоскость в точности повторилась.  "Сколько же уйдет времени  на поиски даже
неизвестно чего  в  этом гигантском лабиринте?  Месяцы?  Годы?  Да ведь  это
чистой воды ловушка!"  - Вдруг осенило меня. Представить себя в более глупой
ситуации  было  сложно.  Впервые  за  все  время  с  начала нашей  миссии  я
почувствовал  себя морально выдохнувшимся и  уставшим.  Цели  и устремления,
двигавшие  мной  прежде показались до  безобразия жалкими и незначительными.
Разочарование сменилось обидой за  самого  себя. "За какие же  прегрешения я
оказался  в столь мерзком месте?"  Я  прислонился к стене ближайшего дома  и
тяжело осел на тротуар.  Поток  воспоминаний  о  матери, отце, доме, друзьях
нахлынул   резко   и  неожиданно,  совершенно   доконав   психику.  Из  глаз
непроизвольно  потекли  слезы. Горе  и отчаяние  заполнили сознание.  Плачь,
перешел в  истерические всхлипывания и завывания. "Такого  со мной давненько
не было!" - Едва заметно, словно шепотом, вспыхнуло и угасло глубоко внутри.
Полная отрешенность и  нежелание сопротивляться  нарастающему шквалу  четных
как мгла эмоций подчинило себе  каждую  клеточку  мозга. Мысль о пустоте, из
которой  нет  возврата,  была последней, но именно она пробудила страх перед
смертью в бесконечном  безумии. Сотни, тысячи,  миллионы глаз впились в меня
стараясь растоптать и уничтожить сознание. Но исход битвы был уже предрешен.
Желание  жить оказалось сильней. Эйфория  счастья  победы  мягко обволокла и
затянула,  но неестественность  и чрезмерная полнота  ощущения  удачи выдали
себя.  Психологическая атака  со  стороны жутких и безмолвных домов, города,
хозяина Вечности продолжалась,  изменив полярность. "Ни малейшего повода для
слабости или растерянности,  уверенность в  себе и  своих  силах".  Я встал,
оправился,  очнулся, побежал по бесконечным  улицам города-лабиринта. Бежать
было легко и  приятно. Куда? Зачем? Это  было  неважно. Что-то подсказывало,
что надо  двигаться,  перемещаться и только  фигура  человека, возникшая  за
очередным  поворотом  заставила   остановиться,  извлечь   и  активизировать
бластер.
     -  Тан, неужели ты будешь  стрелять в меня?  - Криво улыбаясь, произнес
Влад.
     - Да. - Не вполне понимая, что все это значит, подтвердил я.
     - Ведь это же я, Кенвуд.
     - Ты не можешь им быть только потому, что мертв.
     - К сожалению, эти головорезы из полиции лишили меня тела, но не жизни.
Знай они,  что мы из  Содружества, нас просто усадили  на корабль и помахали
ручкой. Дилему не повезло  больше  всего. Считывание его  личности оказалось
невозможным и он действительно мертв.
     - Я не верю ни одному твоему слову.
     - После смерти Бона, я, как старший по званию, несу  ответственность за
выполнение поставленной задачи, но до реконструкции тела реально действовать
сможешь только ты, а без доверия  друг  к другу это невозможно. Я  прекрасно
понимаю твое удивление.  У меня самого есть определенные подозрения на  твой
счет, однако я  предлагаю договориться, а  не  стрелять, тем более что здесь
это довольно глупая затея.
     - Если ты  действительно Влад Кенвуд, и действительно желаешь  достойно
завершить нашу миссию, отведи меня к хозяину Вечности.
     -  У меня  нет такой возможности. Не забывай, что я в  некотором смысле
узник и единственное, что мне удастся сделать это помочь выбраться отсюда.
     - Жаль мои планы куда серьезней, чем просто дать деру.
     - Тинар,  я знаю,  что ты задумал! Уничтожив  Вечность  на твою совесть
ляжет не только моя  смерть, но  и  убийство  сотен  колонистов! Остановись!
Задумайся!
     - Я уже все решил.
     - Проект почти завершен, хозяин и  его приспешники покинут колонию. Все
готово  для  создания  тел-оболочек,  биологических  копий,  всех  тех,  кто
находиться здесь.  Люди  смогут покинуть Вечность  и вернуться к  нормальной
жизни!
     - Ублюдку создавшему  эту поганую машину, удалось упрятать  сюда  целую
колонию! Неужели у него не хватит ума заместит за собой следы? Последний раз
прошу, отведи меня к этому подонку!
     - Тинар ты не понимаешь...
     Я не спеша убрал бластер и резко прыгнул на несколько шагов вперед. То,
что  изображало  Влада,   попыталось   отпрянуть,  но   было  поздно.   Тело
неестественно  завибрировало,  вспыхнуло  голубым  пламенем  и растворилось.
"Нет,  это  не ловушка, и я  близок к  конечной цели,  иначе, зачем все  эти
манипуляции  с моей  психикой  и препятствия в  виде  безвозвратно погибшего
Кенвуда?"
     Кварталов через пять-шесть последние сомнения окончательно  рассеялись.
Образованная двумя, необычно длинными,  по местным стандартам, рядами домов,
улица совершенно не походила на все предыдущие. Ровное  и мягкое  желтоватое
сияние стен поглощалось  черными,  как  сажа  тротуаром и потолком. Буд  то,
скользя между двумя потоками света,  я вошел в  зал образованный  множеством
точно  таких же улиц примыкающих  к нему в  восьми  или более  плоскостях. В
центре  завис светло-желтый,  не  мение  трех метров в диаметре шар.  Рядом,
словно  летая  или  плавая,  перемещалось внешне очень  схожее  с  человеком
существо.  Форма и пропорции тела были  безукоризненны, но абсолютная нагота
без  признаков пола не  поддавалась объяснению. Чуть выступающий  нос,  едва
различимые глаза, отсутствие ногтей на  пальцах, да и единый для всего  тела
желтоватый  цвет  придавали  ему  большее  сходство  с   наспех  сработанной
скульптурой, чем с человеком.
     - Тинар, я  думаю знакомиться нет необходимости,  тем более что в нашем
этикете такого  понятия  вообще нет.  -  Встав между мною и шаром вежливо  и
внятно  произнесло существо,  даже не открыв рта. - А ты  не слишком спешил,
всему  виной  низкий  IQ. Признайся,  ведь ты так и не  понял, что  скорость
перемещения  обратно пропорциональна  твоим координатам относительно  центра
Вечности. Чем ближе, тем  интенсивней  работа защитной оболочки  беспрерывно
реконструирующей твою микросистему в среде Вечности.
     - Я просто чувствовал, куда надо идти...
     -  Да, подсознание  это колоссальный  резерв для  развития вашей  формы
жизни, но  целый  ряд,  чисто биологических  ограничений  еще долго  не даст
использовать его  в должной  степени. Однако мы отвлеклись. Это обменник.  -
Пояснил  он,  небрежно  махнув  в сторону белого шара.  - Войдя  в него,  ты
нарушишь некоторые процессы, происходящие в Вечности, и тем самым уничтожишь
ее, ведь именно за этим ты и пришел сюда. Но прежде, я хочу внести некоторую
ясность. Проект,  ради которого было  создано это убожество. - Псевдочеловек
окинул  взглядом  стены  и  потолок  зала. - Практически  завершен.  Остаток
времени я хотел посветить корректному  свертыванию системы.  Ты сделаешь это
некорректно, зато  быстро. - Улыбнулся он. - Другими  словами, в отличие  от
тебя, я ничего не теряю. Взгляни-ка сюда.
     Часть  зала  между  мной  и  шаром  превратилась во фрагмент  одной  из
городских улиц,  но в несколько  раз меньше настоящей.  Группа людей,  среди
которых  я  сразу  различил  Нивера   и  самого  себя,  движется   короткими
перебежками.  Впереди  полицейский заслон, но  мы не видим  его и продолжаем
продвигаться вперед. "Нет! Стойте!" Хочется закричать мне. Полиция открывает
огонь. Первым падает Мап.  Я стреляю,  пытаюсь  отступать,  пули попадают  в
живот  в  голову. Куски  тела  разлетаться  по  всей улице. Кто-то из  наших
успевает бросить гранату, раздается  взрыв, улицу заполняет белый дым, но я,
кроме своего изуродованного тела, ничего не вижу и не хочу видеть.
     - Не стоит так нервничать, это запись  и это уже случилось. Для полноты
картины  не хватает запахов, но камеры  внешнего  обзора не оснащены  такими
датчиками.
     Улица потемнела, утратила цвета и исчезла.
     - Увидеть  свою  смерть  дано  далеко не каждому.  Ты ее,  уже видел. -
Выждав   короткую  паузу,   констатировало  существо.  -   Мое   предложение
заключается  в  следующем:  Я конструирую прекрасное, по  вашим меркам тело,
перемещаю   твою  личность  в  новенькую  оболочку,  организую  посадку   на
президентский корабль, вывожу  его на орбиту, а  дальше на твое  усмотрение.
Как тебе такой вариант?
     - Я могу задать вопрос?
     - Ты можешь только отвечать на мои вопросы. Впрочем, твоя глупость  уже
все  решила  за  тебя  и не  в  лучшую  сторону. Взрывные  устройства  будут
активизированы в 12.00. Ведь ты хотел спросить именно об этом?
     Лицо псевдочеловека исказилось, пальцы вместе с ладонями исчезли внутри
раздувшихся  рук,  туловище округлилось. Все тело довольно  быстро  потеряло
человеческую форму и  превратилось  в  шар. Обменник  покрылся ярко-лиловыми
всполохами. Шар в центре зала  и шар-существо  сблизились, соприкоснулись  и
слились в единое целое.
     Я проиграл  по всем пунктам. Какой  толк  можно извлечь из информации о
точном времени гибели этой проклятой колонии? Последнее,  что я могу сделать
это передать об  этом тем, кто еще остался. Вот  только остался  ли? Голубые
стены потолок и пол MA45FA47TL96918032 возникли и моментально исчезли.
     * * *
     Беготня и крики разбудили меня около девяти утра. Фоли как ненормальный
подскочил  ко мне и  трясущимися от возбуждения  руками  начал  извлекать из
чехла.
     - Тинар, скорей, нам нужна информация!
     - Что случилось?
     - В городе,  что то произошло, нет связи, ничего не работает! - Начисто
лишившись напускной степенности, Фоли схватил меня за руку и потащил в  свою
конуру. - Не могу понять, почему заблокирован доступ к Вечности! - Продолжал
он, уже надевая на меня  шлем. - Несколько минут назад, твой образ сам вышел
из системы и лежит в накопителе, прочитать его можешь только ты. Общий объем
менее двух часов относительного времени, я  запишу их поверх сна сегодняшней
ночи, ты как бы окажешься в идеально запомнившемся сновидении. Понял?
     - Да.
     Фоли    зачеркнул   на   экране   несколько   пунктов,   я   постарался
сосредоточиться и поток событий  с невообразимой  скоростью и  отчетливостью
заполнил  сознание. Ничего  похожего на  сон, я буквально  окунулся в другой
мир, с поразительной ясностью ощутив его существование.
     - Тан, Фоли, вы что-нибудь выяснили?  -  Голос Мапа  раздался прямо над
головой.
     - Вечность уничтожена! Я вошел в какой то обменник,  нарушил его работу
и тем самым... - Медленно и постепенно привыкая к мысли, что я жив, с трудом
осознавая случившееся, ответил я.
     - Новость интересная, но меня больше интересуют мины.
     - Они взорвутся ровно в 12.00. Не в Вечности, а в этой, реальной жизни.
- Зачем то добавил я.
     - Если  Гафт  узнает об  этом раньше,  то билетов на выход в космос нам
может не хватить. Я уже послал за отрядом  Герта, как  только  они прибудут,
выступаем  на  космопорт. А сейчас, все  на верх.  Барахло  оставляем здесь.
Фоли, только оружие и боеприпасы. Ты понял меня?
     - Да. - Несколько ошарашено, подтвердил Таппе.
     - Боюсь это наш единственный и последний шанс и вот это все - Мап обвел
рукой гору оборудования и приборов на  столе. - Тебе вряд ли понадобиться. -
Все наверх! - Крикнул он уже из холла. - Брать только оружие!
     Я   проверил   боекомплект  излучателя  и,  поторапливая  Фоли,  спешно
прячущего по  карманам  микродиски, через холл  и  небольшой тамбур вышел на
лестничную площадку.
     - По четыре обоймы каждому! Из здания не выходить! - Стоя на краю шахты
лифта, кричал Мап кому-то наверху. - Фоли, ты сможешь?
     - Да!
     Старик секунду примерялся к прыжку, сделал несколько пробных движений и
при помощи Мапа скрылся внутри.
     - Тинар, за ним! Если, что подстрахуй.
     Таппе  поднимался  медленно,  но  вполне  уверенно.  Между  третьим   и
четвертым этажом его дыхание заметно участилось, и он остановился.
     - Фоли, ты как?
     - Перекур. - Борясь с одышкой, но довольно бодро, ответил он.
     -  Просунь  руку между  стеной и  скобой,  пальцы должны  отдохнуть.  -
Посоветовал я, и, демонстрируя сказанное, изменил позу.
     Спустя минуту Таппе продолжил подъем, уже  не останавливаясь до  самого
конца.  Двое ребят на  нулевом этаже подхватили  его и  помогли выбраться из
шахты. Вслед за мной на площадке появился Нивер. Поднявшись по обгоревшей до
металла лестнице, мы  вошли в зал первого этажа. Коренастый парень  в центре
извлекал  из  большой  сумки  запасные обоймы и раздавал сгрудившимся вокруг
него людям. Рядом с выходом, на узких носилках, ворочался и стонал  Зальт. Я
присел рядом и положил руку на покрывшийся потом лоб.
     - Ничего, ничего.  - Успокоил Фоли, обезболивающих в нем предостаточно,
это бессознательная реакция.
     С наружи донесся топот многочисленных ног. Каркас входной двери чуть не
слетел с петель.
     -  Мап,  надо спешить! - Едва переводя дыхание,  закричал ворвавшийся в
зал  Герт.  - Мы  наткнулись на  их  отряд! Человек  пятьдесят!  Бежали  как
ненормальные!
     - Все на улицу! - Скомандовал Мап.
     Я схватился за ручки носилок.
     - Ты наверняка стреляешь лучше, чем  кто-либо. - Остановил меня Нивер.-
Пойдешь в первых рядах, рядом со мной.
     Разгоряченные  бегом люди, среди которых  я  заметил  несколько женщин,
увидев Мапа явно  воодушевились.  В разорванной, со  следами  крови и  грязи
одежде измученные и измотавшиеся они едва держались на ногах, четверо лежали
на  складных  носилках. Штурмовать  космопорт такими  силами, тем более  что
полиция уже начала действовать, было безумием.
     -  Мы  прорвемся!  -  Словно  боевой  кличь, загремел голос Мапа.  - Мы
сможем!
     Уставшие бояться, прятаться и выживать бывшие колонисты, а теперь бойцы
за собственную жизнь, тряся кулаками и оружием, восторженным хором страстных
возгласов,  поддержали  решимость  Нивера.  Я  поддался  общему  настроению,
выхватил излучатель и закричал что-то  непонятное мне самому. "Смерть, я уже
не только видел, но и почти испытал ее. И вновь она ждет меня". О чем думали
окружающие меня люди, наверное, о чем-то схожем, но не на одном лице не было
страха.
     - За мной! - Перекрыв общий шум, исступленно заорал Нивер.
     Скорее обезумевшая толпа, чем боевая группа, понеслась по улице. Первый
заградительный  пост, встретил нас  одиночными  выстрелами.  Я даже не успел
прицелиться.  Ответный   шквал  огня   уничтожил  и  разметал  всех  и  все.
Перепрыгнув  через куски  разорванных,  кровоточащих  и  дымящихся  тел,  мы
ворвались  на территорию космопорта. Впереди,  тяжело прогремел взрыв, вслед
за  ним еще  и  еще один. Все, словно  по команде  перешли  на шаг  и вскоре
остановились.  В  нескольких кварталах  от  нас  шел  настоящий  бой.  Трели
выстрелов и разрывы гранат слились в единое гулкое бу-бу-бу-бу.
     - Что там происходит? - Воскликнул кто-то за спиной.
     - Это могут быть ребята, которых увел с собой Ланс. - Предположил Герт,
заглядывая в лицо Ниверу.
     Мап, как и все,  вслушивался в шум боя не зная,  что предпринять. Конец
замешательству положили появившиеся в  четырех кварталах от нас люди в форме
местной полиции.
     - Все сюда! - Приказал Мап, юркнув на боковую улицу. - Занять оборону!
     Несколько  окон  на первых  этажах зданий  по  обе  стороны  улицы были
мгновенно выбиты. Люди с  носилками  бросились внутрь,  кто-то  залег  прямо
посреди  улицы,  я  укрылся   за   магазином-автоматом  некогда  торговавшим
чистящими  средствами. Шум  боя быстро приближался. Первая группа  буквально
пронеслась  мимо нас,  не  слишком  обращая  внимание  на  наши выстрелы.  У
большинства не было не только касок-сканеров, но даже оружия. "Живой тир, да
и только!" В  качестве призов, окровавленные  тела в центре улицы.  "Это  не
атака, а скорее паническое бегство! От кого?" Вторая волна беглецов проявила
большую  осмотрительность. Из-за  угла вылетело  несколько гранат шарикового
типа. Отскочив  от  стены, они рассыпались по всей улице, подбираясь к нашим
позициям.   Одну   мне   удалось   накрыть  неплохим   выстрелом,  остальные
детонировали сами. Адский грохот  и свист  шипящих осколков заполнили улицу.
Ударная  волна развернула  и уронила магазин-автомат. На  секунду я  потерял
способность  соображать, опустился на  колени,  завалился  на  бок  и  вновь
оказался  под  защитой  железной коробки-магазина. Несколько  серий подобных
"подарков" и  необходимость воевать  с нами отпала бы сама собой, но времени
на такие развлечения у  полиции не оставалось. Сквозь сильный  звон  в ушах,
было  ясно,  что  бой  идет  на  параллельной улице или еще ближе. Несколько
человек в защитных костюмах выскочили из-за угла почти одновременно. Я успел
сделать  единственный выстрел. Лучи бластеров и микро взрывы  пуль слились в
рвущийся и мечущийся поток смерти. Из окна третьего этажа  кто-то  попытался
ответить, но  сломить такой натиск... "Установить излучатель  на максимум  и
разрядить  всю  обойму за  один  выстрел?  Нет, лучше ждать!"  Страх  и ужас
сковали меня. Я отчетливо понимал,  что наступать и занимать улицу не входит
в планы полиции, но не всегда  сознание владеет разумом. Ждать и видеть, как
горят  еще  движущиеся  тела ребят  занявших позицию  с права  от  меня было
единственным,  на что я был способен.  Обстрел прекратился довольно  быстро.
Взрывы и выстрелы переместились вправо постепенно становясь тише и глуше.
     - Здесь  есть кто-нибудь. -  Резко перемещая  ствол бластера от  одного
окна к другому, крикнул человек  через  синтезатор  скафандра  с  символикой
Содружества.
     - Я  свой! Не  стреляй!  - Перебросив излучатель  через горящие остатки
магазина,  я  медленно  поднялся.  -  Я  младший офицер службы  безопасности
содружества Тан  Тинар.  Мы  не  окажем сопротивления!  - Заметив  несколько
приблизившихся к окнам лиц, добавил я.
     - Бросайте оружие!
     Из окон-щелей  выпало  несколько винтовок. Первым из укрытия вышел Мап,
неся на плече  окровавленное  тело  Фоли. Я подскочил к нему и помог уложить
тело Таппе на тротуар. Левая рука была, словно вырвана из плечевого сустава.
В так с едва бьющимся сердцем из раны вытекала густая кровь.
     -  Здесь  информация...  -  Судорожно  скребя  уцелевшими  пальцами  по
накладному карману, прошипел он и навсегда закрыл глаза.
     -  Он был единственным,  кто  не стал прятаться. -  Расстегивая  карман
куртки, произнес Мап.
     - Стрелял с третьего этажа?
     - Да. - Подтвердил Нивер рассматривая микродиски.
     - Тут какие-то  люди... Сдались  без боя,  на этих мудаков  в черном не
похожи. - Доложил один из окруживших нас людей по внутренней связи.
     Спустя пару минут  подошел  далеко  не молодой,  но  весьма  энергичный
человек со значком командира на скафандре.
     - Кто вы такие? - Довольно резко спросил он, всматриваясь в наши лица.
     - Мы, это все, что осталось от колонии. - Ответил за всех Нивер.
     - Так...  Понятно. -  Я  командир специального отряда Содружества  Граш
Явло.
     - Офицер местной полиции Мап Нивер.
     -  Мы ищем координатора службы  безопасности трека FR. По нашим  данным
Кен Дехард находиться на территории колонии.
     - Он прибыл сюда полтора дня назад, но, скорее всего уже мертв.
     - Ты уверен в этом?
     - Я не  видел его трупа,  но это единственное, что не дает ответить мне
"Да".
     - Значит, будем искать труп.
     - Это  невозможно!  В 12.00  по  местному  времени будут активизированы
взрывные устройства, разбросанные по всей колонии. - Вмешался я.
     - Кто ты?
     - Младший офицер службы безопасности Тан Тинар.
     - Тинар? Знакомое имя.
     - Дезертир. Он и еще двое молодцов в розыске. - Уточнил один из бойцов,
вероятно, старший офицер отряда.
     - Ты арестован.
     Запястья   ощутили   холодное   прикосновение  наручников.  Быстрый   и
профессиональный обыск лишил меня личной карточки и аптечки.
     - Он не дезертир и говорит правду. - Вступился за меня Нивер.
     - У меня нет оснований доверять тебе. - Отрезал Граш.
     -  Бенер на нулевой линии,  что-то срочное и только для тебя. - Пояснил
все тот же старший офицер.
     Командир  быстро переключился и с минуту вслушивался в скрипящий голос,
едва доносящийся из наушников.
     - Сколько для этого  надо времени?  - Пробурчал Граш. - Нет, семь часов
не могу, возвращайся на корабль.
     - Возможно, они правы. - После некоторой заминки,  обратился командир к
своим  людям.  -   Бенер  нашел   взрывное  устройство.   Разминированию  не
поддается...  Дайли,  объяви на  всех  каналах  общий  сбор.  Этих  людей  в
арестантскую. У них раненые, помогите. - Добавил Граш.
     - Приемоотправочные  площадки  обесточены,  сделать  повторную  высадку
будет значительно сложней, чем эту.
     - Мы уже потеряли девять человек!  Я  не хочу  лишиться  всего  отряда!
Выполняй приказ!
     Пройдя несколько  кварталов объятых пожарами и с трупами полицейских на
всех улицах, мы вошли в ангар, освещенный  прожекторами корабля Содружества.
Экспресс вирус-контроль "обозвал" всех  носителями инфекции класса "NC",  но
задержек   это   не  вызвало.  Нас  поместили   в   арестантскую   секцию  с
локализованной системой  жизнеобеспечения  не связанной  со  всем  кораблем.
Ранеными занялись люди в специальных биоскафандрах.
     Через 20 минут корабль покинул колонию, а еще через 20 вышел на орбиту.
Единственное  окно,  лишенное  элементов  управления,   замерло,  транслируя
изображение колонии целиком поместившейся на экране. Представление  началось
ровно в 12.00. Беззвучно, никуда не торопясь, словно нехотя, защитные плиты,
объятые  клубами  черного дыма,  подпрыгивали,  лопались  и  будто  ныряли в
колышущееся и  растущее море огня и сажи.  Комментировать происходящее никто
не  решился,  все молча смотрели, думали  о своем. Фейерверк длился недолго.
Космос ворвался  в город, город стал частью космоса. Увидеть останки колонии
помешал  командир, переключив трансляцию  изображения на капитанский мостик.
Не   слишком  распаляясь  Граш  поблагодарил  Нивера  за   предупреждение  о
минировании и как он выразился "другую посильную помощь". Затем, предупредив
о начале разгона, пожелал скорейшего выздоровления раненым и переключил окно
на информационный канал Содружества.
     О  гибели колонии  канал  сообщил только на  шестнадцатом  часу полета.
Коротенький  сюжет  с  кадрами,   отснятыми  нашим  же   кораблем  с  орбиты
прокомментировал  командир  Граш.  "Спасенные  колонисты  сообщить  что-либо
определенное не могут, ибо находятся в крайне тяжелом состоянии. Специальная
комиссия  созданная  для выяснения причин  катастрофы  на  быстрый успех  не
надеется". - Подытожил немногословную речь Граша виртуальный диктор.
     До прилета на  базу информационный канал трижды повторил этот сюжет, не
добавив  ничего нового.  Нивер долго сохранял  спокойствие,  но  перед самым
шлюзованием,   не   выдержал   и   весьма   резко   пообещал  разобраться  с
"деятельностью"  комиссии  предоставив  информацию  о  незавидной роли  Кена
Дехарда и всего Содружества в его лице.
     Полуголодное  существование,  систематическое недосыпание  и  моральное
напряжение  последних   дней  повергли   меня   в   полное   безразличие   к
происходящему. Сладкая мысль, что,  не смотря на минимальные шансы выжить, я
практически  вышел сухим из воды, грела  душу. Служебное  разбирательство по
факту "дезертирства", дыхнуло  холодом, только на второй день  после прилета
на  базу.  Когда  меня  как  закоренелого  преступника  поместили  в  камеру
отторжения  нулевого  уровня. Мой  школьный  наставник,  в  свое  время,  не
удосужился  дать  ни одного  совета как лучше действовать в такой  ситуации,
вероятно, даже  не допуская  мысли,  что его ученик  может в ней  оказаться.
Говорить только правду, до последней мелочи, на мой взгляд, было единственно
верной  позицией. До суда  оставалась одна  ночь.  Я в сотый раз  вспоминал,
анализировал и пересматривал свою роль в случившемся. Сна не было ни в одном
глазу. Замок щелкнул, входная дверь бесшумно открылась и из темноты коридора
в камеру вошел человек. Восемь дней я  находился в полной  изоляции  общаясь
только  с  механическим поносом,  три  раза  в сутки  выползающем из  стены,
поэтому мысль о галлюцинации не была лишена смысла. Но человек  сделал шаг в
мою сторону, попал под освещение настенной лампы и мгновенно лишился статуса
галлюцинации.
     - Мап! Как ты сюда попал?
     - А ты догадайся!
     - Посещение подследственных запрещено. Или ты сам арестован?
     - Тинар, у тебя "одиночка"!
     - Действительно, но тогда...
     -  Не будем терять время, у нас,  его крайне мало. Служба  безопасности
Содружества, в виде  подъемных, выплатило каждому из нас  неплохую сумму, за
молчание.  "Не  надо усложнять жизнь себе и нам" - Очень мило попросил новый
координатор. Лично я отработал свои деньги как положено, ничего, дескать, не
знаю  все  случилось внезапно. Комиссия  по  расследованию  осталась  крайне
недовольна.  В свою  очередь  оператор этого  заведения  от предложенный ему
суммы не отказался и в течение ночи изменит запись камер слежения. Учти меня
здесь нет. - Засмеялся Нивер.
     - Зачем? Почему ты пошел на сделку?
     - Фоли взял не те микродиски. Один оказался записями доктора Тизла, два
других, хоть  и косвенно, но отводят подозрения в нашей  причастности к тому
ужасу,  что  охватил колонию.  Относительно тебя  информации  нет,  впрочем,
переговоров Гафта и Дехарда то же. Понимаешь к чему я клоню?
     - Кажется, начинаю.
     - Тебе  грозит полная очистка! У меня нет точных сведений, но Дехар еще
до вылета обвинил Вас в дезертирстве, краже образцов нового типа излучателей
и  захвате его личного корабля.  Тинар!  Я  очень  рекомендую  безоговорочно
признать все это. Убедить  судью в том, что Кенвуд и  Дилем заставили  тебя,
вылей на них побольше грязи.
     - Мап! Как ты можешь? Они...
     - Жертвы нечистоплотных манипуляций этого  подонка Дехарда. - Продолжил
за  меня  Нивер.  Но как ты  собираешься  доказать это?  Поверь, у  тебя нет
шансов!  А вот  стать  вечно улыбающейся прислугой  в шикарном  отеле, после
очистки личности -  прямая дорога. Видел этих недоумков с лицами дебилов?  -
Разгорячился Мап. - Ты этого хочешь? Отвечай!
     Камеру  наполнила  томительная  тишина. Я прекрасно понимал,  что Нивер
прав.
     - Тан, ты неплохой и еще очень молодой человек.  Я в качестве свидетеля
буду завтра на разбирательстве. Помоги мне и себе выбраться из этого дерьма.
- Мап крепко сжал мою руку, резко встал и вышел.
     Уснуть удалось только под утро. Разбирательство началось около  девяти.
С  обвинительной  речью  выступил новый координатор,  не забыв  упомянуть об
"ошибочно" введенных данных  о  нашей гибели. Судья  -  женщина  45-50 лет с
усталым и недовольным  лицом, казалось,  совершенно  не слушала его.  Первым
свидетелем   был  командир   Граш,   достаточно   полно  описавший  высадку,
неожиданную  атаку  и победоносное шествие его группы по космопорту колонии.
Относительно меня, ничего  конкретного,  кроме  того,  что при  аресте я  не
сопротивлялся он не сообщил.
     Нивер был вторым. Растянувшаяся минут на десять речь сводилась  к тому,
что я храбро сражался, проявил себя как герой  и почему меня вообще обвиняют
в дезертирстве ему не понятно.  Специальная машина, анализировавшая довольно
эмоциональный  монолог Мапа, лжи в  его словах  не  обнаружила.  Врать Нивер
умел.
     Наконец настала моя очередь.  Странная  штука  совесть! Еще  вчера я не
допускал мысли  о поклепе на своих бывших напарников,  а сейчас делал это  с
необычайной  легкостью.  "Важно не  только  отчетливо  представить,  главное
поверить  в  свою  ложь, не просто  смириться,  а именно поверить,  и  тогда
никакой детектор не уличит меня". Сидя  в полной темноте  камеры,  твердил и
уговаривал я  самого  себя за несколько  часов  до суда. Наспех  придуманная
история, согласно которой,  меня  под  прицелом излучателя  из  медицинского
сектора отвели на корабль Дехарда, звучала вполне убедительно. В остальном я
опирался  на  показания Нивера, добавив, что о  судьбе Кенвуда и  Дилема мне
ничего  не известно. Компьютер  дважды  уличил  меня  в  лжесвидетельстве  и
порекомендовал  судье   "обследование  коры   головного  мозга  на   предмет
установления деталей по делу". Но детали судью не интересовали. Для нее  все
было ясно и без них. "Молодой офицер проявил мягкотелость и нерешительность,
вскоре  осознал содеянное, помогал каким то повстанцам, какой то не входящей
в состав Содружества и уже не существующей колонии. Как бы там ни  было факт
дезертирства  он  признал,  а посему: "Бывший  офицер  Тан Тинар не  достоин
продолжать  службу в системе безопасности. В течение 10  дней  обязан пройти
курс  обучения  и  стать специалистом  потребность в  которых у  Содружества
наиболее высока. Список прилагается".
     Глаза Нивера, на протяжении всего разбирательства, неслышно говорившие:
"Держись Тан, я с тобой", засветились радостью. Он терпеливо дождался обмена
моей синей карточки на обычную  белую  и вместе со мной покинул здание суда.
Радоваться или  грустить я не знал. Избежать  самого худшего мне удалось, но
бела карточка безработного, крушение карьеры, да и всей жизни было не многим
лучше, чем полная очистка.
     - Что-то ты совсем скис! - Хлопнув меня по  плечу,  улыбнулся Мап. - На
твоем месте...
     -  Я  очернил  имена  абсолютно  невиновных людей.  Это  самый  мерзкий
поступок в моей жизни.
     - Ты знал как доказать свою и их непричастность?
     - Я даже не попытался! Дехард  не мог предусмотреть абсолютно все. Если
поднять  записи внутренних переговоров и  передвижений в день нашего вылета,
наверняка что-то не совпадет, не свяжется.
     - Тинар, какой же ты в  сущности, еще ребенок! Неужели тебе не понятно,
что  выиграть  разбирательство  было  невозможно,  только  потому,  что  это
невозможно никогда. Представь  себя и Дехарда на одной  служебной  лестнице.
Сколько  ступенек  вас  разделяет?  И как я  это  себе  представляю,  бывший
координатор  стоит  не на самом верху!  Очень советую  забыть все и думать о
будущем. Дай мне твой список. Выбрал что-нибудь?
     -  Мой  отец  всю жизнь монтировал станции.  Строители  нужны всегда  и
везде, полечу домой.
     Мап подошел к "окну" общего пользования.
     - Где твои живут?
     - FR 1834.
     Нивер вышел на службу полетов, вставил свою карточку и приобрел билет.
     -  Каюта 115, вылет через  полтора часа. Всего один рейс в  два месяца.
Везет же тебе!
     - Мап! Зачем? Я мог взять в кредит.
     - Первый класс в кредит не продают!
     - А как же ты?
     - У нас с Зальтом еще осталось. Дождусь пока он полностью не очухается,
и махнем  на один  из кораблей-заводов "Галактики"  в службу охраны. Два-три
пьяных бунта за рейс для нас не проблема. - Засмеялся Нивер.
     -  Я так хотел повидаться  с ним, проститься, попросить прощения за эту
идиотскую вылазку.
     - Видать не судьба, уже не  успеешь. Кстати, до центрального от сюда на
пневмо минут сорок пиликать, я бы поторопился.
     На посадочной платформе пассажиры обсуждали последние новости, общались
между  собой или  со своими блокнотами.  Поток воздуха  усилился,  растрепал
волосы. Очередной состав приближался.
     - Мап, неужели вот так и навсегда?
     Прозрачный вагон пневмопоезда  остановился  и  я  вместе со всеми вошел
внутрь, встав у выхода.
     - Не знаю, может, увидимся.
     - Я бы очень хотел.
     - Я то же. - Грустно и сдержанно улыбнулся он.
     Двери плавно закрылись, и поезд заскользил по светящемуся тоннелю...Last-modified: Fri, 04 Feb 2000 12:39:13 GMT

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.