Версия для печати

   Филип Хозе Фармер
   ПРОМЕТЕЙ


   Из космического корабля вышел человек с яйцом, приросшим к груди.
   В лучах рассвета вельд Ферала ничем не отличался  от  африканского  буша,
каким тот был до появления белого человека. Сколько видел глаз, простиралось
пространство коричневатой травы в фут высотой. Тут  и  там,  поодиночке  или
рощицами, включавшими в себя от пяти до тридцати экземпляров, стояли высокие
деревья с толстыми мощными стволами. Всюду паслись стада животных. Часть  из
них щипала траву, а другие толпились у водоема в  четверти  мили  отсюда.  С
этого расстояния  некоторые  напоминали  антилоп,  гну,  жирафов,  свиней  и
слонов. Были и другие создания, выглядевшие так,  словно  явились  из  эпохи
плиоцена Земли. Для остальных было невозможно подобрать земных сравнений.
   - Млекопитающие отсутствуют,-сказал чей-то голос из-за спины  человека  с
яйцом.-Это теплокровные потомки рептилий. Но не млекопитающие.
   Говоривший  подошел  к  Джону   Кэрмоди.   Это   был   доктор   Холмъярд,
исследователь разумных  форм  жизни,  зоолог  и  глава  экспедиции.  Высокий
человек лет шестидесяти, худой, с костистым лицом  и  каштановыми  волосами,
которые когда-то были ярко-рыжими.
   - Две предыдущие экспедиции установили, что млекопитающих тут никогда  не
было или же они  вымерли  значительно  раньше.  Не  подлежит  сомнению,  что
рептилии и птицы получили преимущество в эволюционной гонке. Они  заняли  ту
экологическую нишу, которая на Земле принадлежит млекопитающим.
   Кэрмоди был невысоким кругленьким человечком с крупной головой и  длинным
остроконечным носом. Левое веко то и дело опускалось  на  глаз.  Прежде  чем
покинуть корабль, он облачился в монашескую рясу.
   Холмъярд показал на кущу деревьев, располагавшуюся строго на север в миле
от них.
   - Это ваш будущий дом, пока детеныш не вылупится,-сказал  он.-А  если  вы
решите остаться там и после сего события, мы будем весьма рады.
   Он махнул двум своим спутникам, которые вслед за ним вышли из корабля,  и
те приблизились к Кэрмоди. Они сняли  с  него  рясу  и  расстегнули  ремень,
опоясывавший выпуклый животик. Затем натянули на него облачение из  потертых
красных и белых  перьев.  На  выбритую  голову  водрузили  парик  с  высоким
крестообразным хохолком из перьев того же цвета. Далее последовал  фальшивый
клюв с зубами, опорой для  которого  послужил  нос.  Рот,  однкако,  остался
свободным. Затем надежно затянули на поясе упряжь с кучей перьев, из которых
торчал плюмаж красно-белого хвоста.
   Холмъярд осмотрел Кэрмоди со всех сторон. Покачал головой.
   - Этих пернатых-если они в самом деле птицы-не удастся обдурить, если они
присмотрятся к вам повнимательнее. С другой  стороны,  в  целом  ваш  силуэт
достаточно  убедителен,  чтобы  они  подпустили  вас  довольно  близко,   не
догадываясь  об  обмане.  Кроме  того,  снедаемые  любопытством,  они  могут
позволить присоединиться к ним.
   - А если  они  нападут?-спросил  Кэрмоди.  Несмотря  на  всю  серьезность
ситуации, которая ждала его, он улыбался. Он чувствовал себя сущим  идиотом,
как человек, отправляющийся на костюмированный бал в петушиных перьях.
   -  Мы  уже  имплантировали  вам  микрофон  в   голосовые   связки,-сказал
Холмъярд.-Плоский передатчик прилегает  к  черепу.  Стоит  вам  попросить  о
помощи, мы тут же примчимся. Не забывайте выключать передатчик, когда вы  им
не пользуетесь. Батарейки  рассчитаны  на  пятьдесят  часов  работы.  Но  вы
сможете подзарядить их в тайнике.
   - А вы разобьете лагерь в пяти милях к югу отсюда?-уточнил Кэрмоди.-После
чего корабль снимется?
   - Да. И помните еще вот о  чем.  Если...  то  есть  после  того,  как  вы
внедритесь, вернитесь к тайнику и возьмите камеры.  Установите  их  в  самых
оптимальных местах, чтобы снять фильм о горовицах.
   - Мне нравится это "если",-сказал  Кэрмоди.  Он  кинул  взгляд  на  место
своего предназначения и обменялся со всеми рукопожатиями.-Да пребудет с вами
Господь.
   - И с  вами  тоже,-ответствовал  Холмъярд,  тепло  пожимая  ему  руку.-Вы
оказываете огромную услугу науке, Джон. А может, и  всему  человечеству.  Не
исключено, что и горовицам. Не забывайте моих слов.
   - Среди моих многочисленных недостатков плохая память не числится,-сказал
Джон Кэрмоди и, повернувшись, пошел в сторону вельда.
   Через несколько минут огромный корабль бесшумно оторвался от земли  футов
на двадцать и, набирая скорость, стремительно ушел в южную сторону.
   Одинокий маленький Джон  Кэрмоди,  забавный  в  своих  накладных  перьях,
пробиравшийся сквозь заросли травы, напоминал сейчас  не  столько  человека,
сколько потрепанного в драке петуха, каковым  себя  и  чувствовал  в  данный
момент. На нем были прозрачные  сандалии,  так  что  камни,  на  которые  он
наступал, не резали ног.
   Стало лошадиноподобных созданий, перестав кормиться, уставилось на него и
стало  принюхиваться.  Животные  были  размерами  с  зебру,  но   совершенно
безволосые; их гладкие желтоватые шкуры были покрыты розовыми прямоугольными
пятнами. Ввиду отсутствия хвостов  они  не  могли  обороняться  от  вьющихся
вокруг насекомых, а длинными, но явно не змеиными языками  слизывали  оводов
друг с друга. Фыркали и ржали они совершенно  по-лошадиному.  Понаблюдав  за
Кэрмоди секунд шестьдесят, они внезапно сорвались с места и  отбежали  ярдов
на сто, где, сбившись в тесную кучку, опять уставились  на  незнакомца.  Тот
решил, что их,  вероятно,  обеспокоил  исходящий  от  него  странный  запах.
Оставалось надеяться, что горовицы не окажутся столь подозрительны.
   В этот момент ему пришло в голову, что, должно быть, он сделал  глупость,
добровольно вызвавшись на это задание. Особенно,  когда  огромное  животное,
которому для полного сходства со слоном не хватало  только  бивней,  вскинув
хобот, затрубило и двинулось в его сторону. Но тут же  принялось  стряхивать
плоды с деревьев, не обращая на него никакого внимания.
   Искоса поглядывая на зверя, дабы убедиться, что тот не испытывает к  нему
интереса, Кэрмоди двинулся дальше. Тем временем он снова обрел  свойственный
ему оптимизм и сказал себе, что очутился на этой планете, ведомый совершенно
конкретной целью. Он не знал, в чем она заключалась. Но не сомневался,  кто'
послал его.
   Каждое звено в цепи событий, что привели его сюда, было слишком странным,
чтобы их сочетание оказалось простым совпадением. Во всяком  случае  Кэрмоди
так считал. Всего месяц назад он чувствовал себя вполне  счастливым,  будучи
простым послушником, работавшим в саду монастыря ордена Святого  Джейруса  в
Городе Четвертого Июля, Аризона, Североамериканский департамент. Затем аббат
сказал, что его переводят в приход на планете Вайлденвули. Тут-то его беды и
начались.
   Во-первых, выяснилось, что ему не полагается ни денег,  чтобы  приобрести
билет на космический корабль, ни рекомендательных  писем,  ни  удостоверения
личности, ни даже подробных указаний. Ему просто велели отправляться. Он  не
мог даже купить билет на автобус, который доставил бы  его  в  космопорт  из
города под куполом. Он пустился в путь пешком, и такова уж была его планида,
что беды не заставили себя ждать. Он забрел в городской парк,  где  хулиганы
кинули его в ров, огораживающий зоопарк. Самка горовица,  огромная  птица  с
планеты Ферал, прыгнула в ров и, придавив ногой, снесла ему на  грудь  яйцо.
Когда Кэрмоди наконец выбрался на  ровное  место,  то  убедился,  что  яйцо,
пустив мясистые отростки, надежно приросло  к  груди  и  стало  неотъемлемой
частью его тела.
   Когда  руководство  зоосада  обнаружило  Кэрмоди,  ему   объяснили,   что
поскольку самка горовица, подбирая существо,  которое  будет  вынашивать  ее
яйцо, не в состоянии отличить мужскую особь от женской, она  может  отложить
его на кого угодно. Кэрмоди исключительно не  повезло-или,  с  точки  зрения
зоологов, исключительно повезло-стать таким существом. Повезло  потому,  что
ученым представилась возможность наблюдать, как эмбрион развивается в яйце и
питается соками своего восприемника. Более того-если Кэрмоди  отправится  на
Ферал и попытается предстать в роли горовица, он  может  обогатить  зоологию
неоценимыми сведениями об этих пернатых. Зоологи  считали  горовицев  самыми
разумными существами в данной галактике из тех, что  не  обладали  эмоциями.
Существовали даже предположения, что они развиты настолько, что  имеют  язык
общения. Согласен ли Кэрмоди  поработать  с  зоологами,  если  по  окончании
полевых работ ему оплатят путешествие на Вайлденвули?
   Вот почему одинокий человечек брел через вельд, неся  на  груди  пушистое
оперенное яйцо, питающееся его кровью. Он был полон опасений, что  даже  его
молитвы мало что могут изменить.
   Над головой пролетела стая из нескольких тысяч  птиц.  Огромные  создания
размерами со слона, но с длинными шеями и  четырьмя  узловатыми  клыками  на
морде, снялись с лиственных крон. На человека они не  обращали  внимания,  и
Кэрмоди продолжал движение по прямой, пока не оказался в пятидесяти ярдах от
них.
   И тут из зарослей травы показалось животное, в котором он тут же  опознал
крупного хищника. Тот напоминал льва и размерами, и раскраской шкуры,  да  и
формы его смахивали на львиные. Но он был совершенно безволосым. Его кошачья
физиономия  оскалилась  в   беззвучном   рычании.   Остановившись,   Кэрмоди
повернулся лицом к нему. Рука его скользнула под растрепанный хвост и  сжала
рукоятку спрятанного там пистолета.
   Об этих плотоядных его предупреждали.
   "Он может покуситься на вас, только если очень голоден или слишком  стар,
чтобы догонять дичь",-втолковывал Холмъярд.
   Животное не казалось очень уж старым, и бока его  лоснились.  Но  Кэрмоди
пришло в голову, что если  характер  существа  соответствует  его  кошачьему
облику, то оно сможет напасть просто потому, что пришелец ему не нравится.
   Леоноид моргнул, глядя на  него,  и  зевнул.  Кэрмоди  осторожно  перевел
дыхание. Животное село на задние лапы и уставилось  на  него,  явно  видя  в
чужаке забавного, но слишком крупного котенка. Кэрмоди медленно сдвинулся  в
сторону.
   Леоноид не изъявил желания преследовать его. И Кэрмоди мысленно поздравил
себя, когда слева от него из густой травы выскочило какое-то существо.
   Он разглядел лишь, что это был горовиц-подросток, на большее  у  него  не
хватило времени. Удивившись не меньше Кэрмоди, леоноид все же кинулся за ним
в погоню. Горовиц в ужасе заорал. Леоноид заревел, набирая скорость.
   Внезапно из тех же зарослей, откуда появился подросток, стрелой  вылетела
взрослая особь.  В  передних  конечностях,  напоминающих  человеческие,  она
держала дубинку. Хотя для хищника та была не более чем спичкой, спаситель  с
воплями кинулся на врага.
   Кэрмоди вытащил  пистолет  и  выпустил  очередь  в  леоноида.  Одна  пуля
взрыхлила почву в нескольких футах перед ним; остальные попали  ему  в  бок.
Зверь несколько раз крутанулся на месте и рухнул.
   Взрослый горовиц бросил дубинку, подхватил дитя на руки и пустился бежать
к роще в полумиле отсюда, где скорее всего находились гнездовья.
   Кэрмоди пожал плечами, перезарядил пистолет и снова двинулся в путь.
   -  Может,  этот  инцидент  пойдет  мне  на  пользу,-стал  он   размышлять
вслух.-Если им свойственно чувство  благодарности,  меня  должны  принять  с
распростертыми  объятиями.   С   другой   стороны,   они   могут   настолько
перепугаться, что кинутся на меня всем скопом. Что ж, посмотрим.
   К тому времени, как он приблизился к роще, ветви деревьев кишели  самками
и молодежью. Самцы расположились вне рощицы. Один из них, по всей видимости,
вождь, возглавлял группу. Кэрмоди показалось, что именно он и спас ребенка.
   Вождь был  вооружен  какой-то  тростью.  Неторопливо  переступая  прямыми
ногами, он двинулся к гостю. Остановившись, Кэрмоди обратился к нему.  Вождь
тоже остановился и, птичьим жестом склонив голову набок,  стал  слушать.  Он
был неотличим от своих сородичей, разве что покрупнее, примерно  семи  футов
ростом.  Ступни  кончались  тремя   когтистыми   пальцами,   ноги,   которым
приходилось держать на себе вес корпуса, были  крупными  и  мускулистыми,  а
телом он напоминал страуса. Но крыльев, даже  рудиментарных,  зачаточных,  у
него не было и в помине. Хорошо развитые  предплечья  завершались  пятипалой
кистью, хотя пальцы были заметно длиннее, чем человеческие. На  толстой  шее
держалась  крупная  голова  с  развитой  черепной  коробкой.   Карие   глаза
располагались на передней части лица, как у человека; черный  вороний  клюв,
усеянный острыми  зубами,  был  невелик.  Оперение  отсутствовало,  если  не
считать редких красно-белых перьев в области паха, на  спине  и  голове.  На
голове  щетинился  высокий  крестообразный  перистый  хохол,  а   за   ушами
топорщились жесткие перышки, как у совы.
   С минуту Кэрмоди  слушал  звуки,  которые  издавали  вождь  и  остальные,
стоящие за ним. Они ничем не напоминали членораздельную речь: в ней не  было
ни четкого ритма, ни повторяющихся слов. Тем не менее отдельные слоги  можно
было выделить, и в лопотании горовицев слышалось что-то знакомое.
   Еще через минуту Кэрмоди уловил сходство и удивился. Их  речь  напоминала
лепет младенца. Порой они произносили отдельные фонемы, иногда повторяя  их,
но чаще этого не случалось.
   Неторопливо, чтобы не напугать их резким движением, Кэрмоди поднес руку к
голове и, чуть сдвинув шторку панели, включил передатчик, чтобы  зоологи  на
базе могли слышать эти звуки. После чего заговорил тихим спокойным  голосом,
зная, что встроенный в гортань микрофон четко транслирует его голос.  Описав
ситуацию, он сказал:
   - Я собираюсь направиться в их гнездовье. Если вы услышите громкий треск,
то это значит, что дубинка расколола мне череп. Или наоборот.
   Он снялся с места, двинувшись не прямо в сторону вождя, а пообок от него.
Высокий горовиц развернулся, когда человек проходил мимо, но не сделал своим
оружием никакого угрожающего жеста. Кэрмоди спокойно прошествовал мимо, хотя
у него побежали мурашки по спине, когда вождь остался вне поля его зрения, и
направился прямо в толпу, заметив, что все расступаются перед  ним,  склоняя
головы набок, а из зубастых клювов слышится младенческий лепет.
   Кэрмоди беспрепятственно прошел в рощу деревьев,  напоминающих  тутовник.
Самцы,  самки  и  молодежь  разглядывали  его  сверху.  Самки   основательно
напоминали самцов, но были поменьше, с коричневыми хохолками. Почти все  они
носили яйца на груди или  держали  на  руках  младенцев,  с  головы  до  ног
покрытых золотисто-коричневым пушком. У подростков он уже сошел. Самки,  как
и самцы, были удивлены появлением  незнакомца,  а  детишки,  так  же  лепеча
подобно младенцам, проявляли к нему лишь любопытство.
   Наконец один подросток-судя по  коричневому  оперению,  самка-спрыгнул  с
ветки и осторожно подошел к нему. Кэрмоди порылся  в  сумке  под  хвостом  и
извлек оттуда кусок сахара. Лизнув  его,  дабы  показать,  что  угощение  не
отравлено, он протянул его  на  ладони,  издав  какой-то  курлыкающий  звук.
Девочка-он уже воспринимал эти  существа  как  людей-схватила  подношение  и
кинулась обратно к дереву. Там она покрутила кусок  сахара,  ощупала,  после
чего осторожно лизнула кончиком широкого длинного языка.
   На ее физиономии отразилось блаженство. Это удивило Кэрмоди, ибо  ему  не
приходило в голову, как  птичий  облик  может  выразить  столь  человеческую
эмоцию.  Но  плоская  и  широкая  лицевая  часть  обладала  хорошо  развитой
мускулатурой и, подобно человеческому  лицу,  могла  выражать  самые  разные
чувства.
   Девчонка засунула кусок в клюв и пришла в экстаз. Повернувшись к большому
горовицу,  который  приблизился  к  ней,  она   издала   серию   односложных
восклицаний. В голосе ее явно чувствовался восторг.
   - Доставьте в убежище запас сахара,-громко  и  четко,  чтобы  его  хорошо
слышали на базе, сказал Кэрмоди.-И еще соли. Не исключено, что  эта  публика
нуждается и в соли.
   - Публика!-взорвался у него в ухе чей-то  бесплотный  голос.-Кэрмоди,  не
совершайте антропоцентрических ошибок, имея дело с этими существами.
   - Вы не встречались с ними,-отпарировал  Кэрмоди.-Может,  вы  и  способны
оценивать их как зоолог. Но я не могу. Они люди и ведут себя по-людски.
   - О'кей, Джон. Но, поставляя информацию, давайте лишь описание, а не вашу
интерпретацию. Ведь я тоже человек и поддаюсь внушению.
   - Ладно,-ухмыльнувшись, сказал Кэрмоди.-О, они начинают танцевать.  Я  не
знаю, что означает этот танец-какие-то инстинктивные движения,  или  же  они
его выдумали.
   Пока  Кэрмоди  разговаривал,  самки  и  молодежь  слезли  с  деревьев  и,
образовав полукруг, стали в такт хлопать в ладоши.  Мужские  особи,  которые
уже успели сгруппироваться, принялись подпрыгивать, кружиться, кланяться  и,
как утки, ковылять на полусогнутых ногах.  Они  издавали  странные  крики  и
порой, взмахивая руками, подскакивали, как бы изображая птичий полет.  Минут
через пять танец внезапно прекратился, и все горовицы выстроились в шеренгу.
Вождь, занявший место во главе ее, направился к Кэрмоди.
   - Ну и ну,-сказал Кэрмоди.-Похоже, мы видим первую  в  неписаной  истории
этих людей очередь за хлебом. Только им нужен не хлеб, а сахар.
   - Сколько их там?-спросил Холмъярд.
   - Примерно двадцать пять.
   - Сахара хватит?
   - Только если я расколю все куски и дам каждому лизнуть.
   - Попробуйте, Джон. А пока мы успеем  на  джипе  подкинуть  вам  сахар  в
убежище. После того как мы уедем, вы сможете отвести их туда.
   - Может, я и так справлюсь. Пока меня беспокоит их реакция, если  каждому
не достанется по цельному куску.
   Он принялся дробить сахарные кубики и всякий раз,  протягивая  на  ладони
каждому подходившему  его  порцию,  повторял:  "Сахар".  Когда  последняя  в
очереди-мать с пушистым младенцем на руках-протянула руку, у него  оставался
последний осколок.
   - Просто чудо,-с облегчением вздохнул он.-Уложился. Они вернулись к тому,
что я бы назвал их  обычным  времяпровождением.  Кроме  главы  и  нескольких
детишек.  Эти,  как  вы  можете  слышать,  тараторят  рядом  со  мной,   как
сумасшедшие.
   -  Мы  записываем   эти   звуки,-сказал   Холмъярд.-А   позже   попробуем
проанализировать их и выяснить, являются ли они осмысленной речью.
   - Я понимаю, что вам требуется научный подход,-ответил Кэрмоди.-Но у меня
очень восприимчивое ухо, как у всех людей, которым приходится много слушать,
и могу заверить вас, что языка как такового у них нету. Во всяком случае,  в
нашем понятии.
   Через пять минут он сказал:
   - Вношу поправку. У них имеются  по  крайней  мере  начатки  разговорного
языка. Только что ко  мне  подошла  одна  из  девчушек,  протянула  ручку  и
сказала: "Сахар". Доподлинное воспроизведение английского произношения, если
не обращать внимания на тот факт,  что  звуки  произнесены  не  человеческим
ртом. Словно их повторил попугай или ворона.
   - Я слышал! Это чертовски важно, Кэрмоди!  Если  она  смогла  так  быстро
сориентироваться, то должна обладать способностью к  абстрактному  мышлению.
Конечно, если это не случайность,-более спокойным тоном добавил Холмъярд.
   - Никаких случайностей. Вы слышите,  как  остальные  малыши  тоже  просят
сахару?
   - Слабо. Общаясь с ними, попробуйте научить их еще нескольким словам.
   Кэрмоди устроился в тени у основания толстого дерева, потому  что  солнце
уже начало основательно припекать. У дерева была толстая ребристая кора, как
у американского тополя, но на нем росли плоды, которые располагались  высоко
на ветках и  снизу  напоминали  бананы.  Девочка  сорвала  один  из  них  и,
протягивая его Кэрмоди, повторила: "Сахар?"
   Кэрмоди собрался было попробовать плод, но подумал, что  взять  угощение,
не отблагодарив дарительницу, было  бы  нечестно.  Он  отрицательно  покачал
головой, хотя  усомнился,  поймет  ли  она  значение  этого  жеста.  Девочка
склонила голову набок, и на ее физиономии отразилось разочарование.  Тем  не
менее она не забрала свое подношение. Убедившись, что она уяснила тот  факт,
что сахара у него больше нет, Кэрмоди все же взял подарок. Скорлупу пришлось
расколоть о ствол дерева, и, треснув, она распалась посередине. Он осторожно
попробовал содержимое и сообщил Холмъярду, что оно напоминает смесь яблока и
вишни.
   - Но они кормятся не только этими плодами,-сказал он.-Еще они едят побеги
растений, напоминающих бамбук. Кроме того я видел, как одна особь поймала  и
съела небольшое животное типа грызуна, выскочившее из-под камня, который она
перевернула. Они ищут друг на друге насекомых, которые так же идут  в  пищу,
как и те жучки, что копошатся в траве. К тому же я заметил  попытку  поймать
птицу, что клевала ростки бамбука... Вождь стал колотить дубинкой по  земле.
Все оставили свои занятия и столпились  вокруг  него.  Похоже,  они  куда-то
собрались. Самки и подростки сбились в кучку. Самцы, вооружившись дубинками,
окружили их. Пожалуй, я присоединюсь к ним.
   Как  Кэрмоди  выяснил,  они  направлялись  к  водопою,  расположенному  в
полутора милях, который представлял собой впадину футов двадцати в диаметре,
заполненную  мутной   водой.   Вокруг   нее   толпились   животные-создания,
напоминающие  газелей,  огромные  морские  свинки   в   костистых,   как   у
броненосцев, щитках, птицы, которые издалека  на  первый  взгляд  напоминали
горовицев. Но, приблизившись, Кэрмоди увидел, что их рост не превышает  двух
с половиной футов, передние конечности куда длиннее, а лобные  доли  скошены
назад. Скорее всего, они занимали ту экологическую нишу,  которая  на  Земле
принадлежала обезьянам.
   При появлении горовицев животные  рассеялись.  Те  выставили  охрану,  по
одному самцу с каждой стороны, а остальные принялись утолять жажду. Молодежь
прыгала и плескалась в воде, визжа от удовольствия. Наконец, несмотря на все
протесты, мамаши выгнали своих чад на  берег.  Стражники  тоже  напились,  и
группа стала собираться в обратный путь.
   Кэрмоди испытывал жажду, но ему не нравился ни внешний  вид,  ни  трупные
запахи, исходящие от воды. Оглядевшись, он заметил, что деревья, растущие  у
водоема, принадлежали к другому виду. Их стройные пятидесятифутовые стволы с
гладкой  светло-коричневой  корой  имели  лишь  несколько  веток  на   самой
верхушке. У подножия деревьев лежали пустые оболочки  тыкв.  Подобрав  одну,
Кэрмоди продырявил конец поуже и наполнил  ее  водой.  Затем  бросил  внутрь
таблетку антибиотика, извлеченную из сумки под пушистым хвостом,  и,  сделав
глоток, поморщился от вкуса воды. К нему  подошла  девочка,  которая  первая
попросила сахар, и Кэрмоди показал ей, как пить из  тыквы.  Она  засмеялась,
совсем как человек, и втянула клювом воду.
   Воспользовавшись тем,  что  и  остальные  заинтересовались  их  занятием,
Кэрмоди показал, как наполнять водой оболочки тыкв, чтобы  доставлять  запас
питья в рощу.
   Так на Ферале появился-или был вручен-первый артефакт. За короткое  время
все обзавелись тыквами  и  принялись  наполнять  их.  После  чего  компания,
лепеча, отправилась домой.
   - Не могу понять, есть ли у них интеллект  для  овладения  языком,-сказал
Холмъярду Кэрмоди.-Мне кажется, что, существуй у них таковой, они бы создали
средство  общения.  Но  они  самые  разумные  создания  из  всех,  что   мне
приходилось встречать. Куда умнее морских свинок и даже обезьян.  Прекрасные
способности к подражанию.
   - Мы ввели образцы  их  речи  в  анализатор,-сообщил  Холмъярд.-Пока  нет
оснований считать, что она носит организованный характер. Или содержит  хотя
бы начатки языка.
   - Вот что я вам скажу,-ответил  Кэрмоди.-По  крайней  мере,  у  них  есть
опознавательные звуки для каждого. Я заметил, что когда они  хотят  привлечь
внимание вожака, то произносят "Ху-ут!", и тот откликается. Далее:  девочка,
что просила  сахар,  отзывается  на  обращение  Туту.  Так  что  я  могу  их
различать.
   Остаток дня Кэрмоди  провел,  наблюдая  за  горовицами  и  докладывая  об
увиденном Холмъярду. Он сообщил, что в минуты опасности или  при  совместных
действиях, таких, как, например, поход за водой, племя действует сообща.  Но
большую  часть  времени  они  проводят,  разбившись  на  небольшие  семейные
группки. Средняя семья включает в себя самца,  детей  и  от  одной  до  трех
самок. У большинства самок на груди или на животе яйца. Он  поинтересовался,
почему большинство самок откладывают яйца друг на друга, создавая тем  самым
приемные семьи, но порой сразу же после кладки позволяют яйцу укрепиться  на
своем теле. В вечерних сумерках он увидел, как самка снесла яйцо  и  тут  же
приложила его к груди  другой  самки.  Через  несколько  минут  из  кожистой
оболочки проклюнулись  маленькие  щупальцы,  которые  тут  же  внедрились  в
кровеносную систему приемной матери.
   - Таков, насколько я  могу  судить,-сказал  Кэрмоди,-общепринятый  способ
действий. Но тут есть одна мужская особь, которая, подобно мне,  тоже  носит
на себе яйцо. Не понимаю, почему он единственный оказался в таком положении.
Но могу сказать, что, когда яйцо созрело для кладки, эта самка и ее приятель
отделились от остальных. Так что выбор у нее был небольшой.  Не  спрашивайте
меня, почему бы самке не носить яйцо на своем теле. Может  быть,  существуют
какие-то химические факторы, препятствующие развитию яйца  на  теле  матери.
Может, образуются какие-то антитела. Не знаю. Но тому есть какие-то причины,
известные в данный момент лишь создателю горовицев.
   - Не все птицы на данной планете  ведут  себя  подобным  образом,-ответил
Холмъярд.-Среди них есть и яйцекладущие, и живородящие, и сумчатые.  Но  тот
отряд,  к  которым  относятся  горовицы,  обладает  самым  высоким   уровнем
развития. Среди пернатых  их  можно  считать  приматами,  к  тому  есть  все
основания. Но сверху донизу все они откладывают яйца,  а  потом  находят  им
восприемников.
   - Удивляюсь, почему эта линия развития не привела к  живорождению?-сказал
Кэрмоди.-Не подлежит сомнению,  что  таким  образом  лучше  всего  оберегать
зародыша.
   - Кто знает?-ответил Холмъярд, и Кэрмоди словно увидел, как тот  пожимает
плечами.-На этот вопрос нам удастся или не удастся ответить во время данного
исследования. Ведь данная планета незнакома нам. И тщательного  изучения  ее
не проводилось. Лишь по  счастливой  случайности  Горовиц  во  время  своего
краткого пребывания здесь наткнулся на  этих  птиц.  Таким  же  образом  нам
повезло, что мы сумели получить грант для исследований.
   - Причиной внекорпорального развития,-сказал Кэрмоди,-может служить и то,
что, если зародыш будет ранен или убит, его воспитательница  не  пострадает.
Урон же, нанесенный зародышу живородящей матери, чаще всего ведет  к  гибели
ее самой. Но, насколько мне кажется, в данном случае, хотя эмбрион и  уязвим
с  точки  зрения  внешних  травмирующих  воздействий,  его  носительница   в
состоянии избежать ранений.
   -  Может  и  так,-согласился  Холмъярд.-Природа  вечно  экспериментирует.
Возможно, на данной планете она решила испытать именно такой метод.
   "Ты имеешь в  виду  Его",-подумал  Кэрмоди,  но  ничего  не  сказал.  Пол
Создателя не имеет ровно никакого значения. И он, и зоолог имели в виду одно
и то же высшее существо.
   Кэрмоди  продолжил  излагать  свои  наблюдения.   Матери   кормили   свое
потомство, как и все птицы, пережеванной и отрыгнутой пищей.
   - Звучит убедительно,-сказал Холмъярд.-От пресмыкающихся произошел  класс
теплокровных животных, но ни у кого из них нет волосяного покрова  или  хотя
бы зачатков молочных желез. Горовицы же, как я вам рассказывал, произошли от
весьма примитивных пернатых, которые продолжали обитать на  деревьях,  когда
их ближайшие родственники учились планировать. Складки кожи между  руками  и
ребрами-напоминания о том кратком периоде,  когда,  начав  планировать,  они
изменили свои намерения и  стали  лемуроидами.  Во  всяком  случае  так  нам
кажется. У нас не так много остатков внезапных ископаемых, чтобы  утверждать
с уверенностью.
   - Они издают определенные звуки, а другие могут их истолковывать.  Такие,
как, например, крик о помощи, просьба "вычеши  мне  насекомых",  приглашение
прогуляться и так далее. Но это все. Если  не  считать,  что  часть  детишек
знает сейчас такие слова, как "вода" и "сахар". И они отличают их. Можете ли
вы сказать, что сделан первый шаг к созданию языка?
   - Нет, не могу,-твердо сказал Холмъярд.-Но если вы научите  их  сочетанию
отдельных слов, которые будут составлять осмысленную  фразу,  и  они  смогут
самостоятельно подбирать такие слова в разных комбинациях и ситуациях, то  я
соглашусь, что они пребывают на определенной  стадии  овладения  языком.  Но
возможности у вас очень неопределенные. Кроме того, они могут находиться  на
предъязыковой стадии, на грани, за которой  последует  усвоение  абстрактных
понятий. Но для этого может потребоваться еще десяток  тысяч  лет,  а  то  и
пятьдесят тысяч, прежде  чем  этот  вид  овладеет  подобными  способностями.
Прежде чем он сделает шаг от животного к человеку.
   - Но может быть, я смогу их подтолкнуть,-сказал Кэрмоди.-Может быть...
   - Что может быть?-переспросил Холмъярд, поскольку  Кэрмоди  на  несколько
минут погрузился в молчание.
   - Я столкнулся с теологической  проблемой,  которую  Церковь  подняла  за
несколько веков  до  начала  межзвездных  полетов,-сказал  Кэрмоди.-В  какое
мгновение обезьяна стала человеком? Когда она обрела душу и...
   - Иисусе Христе!-воскликнул Холмъярд.-Я знаю, что вы  монах,  Кэрмоди.  И
совершенно естественно, что вас интересуют такие вопросы. Но  молю  вас,  не
начинайте, теряя представление о реальности,  забивать  себе  голову  такими
вещами, как выяснение момента, когда животное обрело  душу.  Не  позволяйте,
чтобы  такая  чушь,  как  сколько-ангелов-уместится-на-кончике-иглы,  мешала
вашим отчетам. Прошу вас, старайтесь придерживаться строгой объективности  и
исходить из научной точки зрения. Просто описывайте только то, что  видите-и
ничего больше!
   - Не волнуйтесь, док. Именно это я собираюсь  делать.  Но  вы  не  можете
упрекать меня в излишней заинтересованности. Тем не менее я не берусь решать
такие вопросы. Предоставляю это своему начальству. Указание, полученное мною
в  обители  Святого  Джейруса,  не  имеет  ничего  общего  с  теологическими
рассуждениями; первым делом мы должны действовать.
   - О'кей, о'кей,-сказал Холмъярд.-Значит,  мы  поняли  друг  друга.  Итак,
сегодня вечером вы собираетесь познакомить горовицев с огнем?
   - Как только стемнеет.
   Остаток дня  Кэрмоди  провел,  обучая  малышку  Туту  таким  словам,  как
"дерево", "яйцо", "тыква", нескольким обозначениям действий, которые  он  ей
продемонстрировал,  и  местоимениям.  Усваивала  она  быстро.   Кэрмоди   не
сомневался, что причина далеко не только в подражательной способности, как у
попугаев. Чтобы убедиться в этом, он задал ей несколько вопросов.
   - Ты видишь вот это дерево?-спросил он, показывая  на  большое  фруктовое
дерево, напоминающее сикомор.
   Она кивнула-жест, который тоже был  перенят  от  него,-и  ответила  своим
странным птичьим голосом:
   - Да. Туту видит это дерево.-И, прежде чем Кэрмоди  успел  сформулировать
следующий вопрос, спросила,  показывая  на  учителя:-Ты  видеть  Хута?  Туту
видеть Хута. Он горовиц. Я горовиц. Ты...
   На мгновение Кэрмоди  потерял  дар  речи,  слыша  лишь,  как  взолнованно
завопил Холмъярд:
   - Джон, вы слышите ее? Она научилась говорить и понимать по-английски!  И
за столь короткое время! Мы дали им язык! Дали им язык!
   Кэрмоди слышал тяжелое дыхание Холмъярда так отчетливо, словно тот  стоял
рядом.
   - Успокойтесь, мой добрый друг. Хотя я не могу осуждать вас за то, что вы
так взволнованы.
   Туту склонила голову набок и спросила:
   - Ты говорить с...
   - Я человек,-ответил Кэрмоди на предыдущий вопрос.-Человек, человек. И  я
говорю с человеком... не с собой. Этот человек далеко.-Затем,  осознав,  что
она не понимает смысла слова "далеко", взмахом руки показал куда-то вдаль  и
ткнул пальцем в пространство вельда.
   - Ты говорить с... человек... далеко?
   - Да,-сказал Кэрмоди, торопясь уйти от этой темы. Как бы он ни  старался,
Туту пока была не в состоянии воспринять объяснение, каким образом он  может
переговариваться  с  кем-то  на  столь   большом   расстоянии,   и   поэтому
сказал:-Будет время,  и  я  объясню  тебе...-И  снова  осекся,  ибо  не  мог
подобрать слов, дабы дать ей представление о времени. Придется заняться этим
позже.-Я делать огонь,-произнес он.
   Туту удивленно посмотрела на него,  словно  поняла  только  первое  слово
фразы.
   - Я показать тебе,-сказал Кэрмоди, собирая пучки длинной  сухой  травы  и
обломившиеся сухие ветки.
   Сложив их шалашиком, он наломал  тоненькие  веточки  и  запихал  в  конус
шалашика. К этому времени  за  спиной  у  него  собралась  ребятня,  подошло
несколько взрослых.
   Из кошеля под хвостом он вытащил огниво и кресало. И то, и другое Кэрмоди
прихватил с корабля, ибо зоологи сообщили, что земля тут  бедна  минералами.
Он показал их горовицам  и  с  шестой  попытки  высек  искру.  Но  трава  не
загорелась. Огонек затеплился лишь  с  третьей  попытки  и  через  несколько
секунд занялся по-настоящему, так что пришлось подбрасывать в него ветки,  а
потом сучья.
   Как  только  по  хворосту  заплясали  первые  язычки  пламени,  горовицы,
стоявшие неподалеку с вытаращенными глазами, одновременно вздохнули.  Но  не
обратились в бегство, чего Кэрмоди боялся, а стали издавать  звуки,  которые
привлекли остальных. Вскоре за его спиной собралось все племя.
   Туту воскликнула: "О! О!"-Кэрмоди принял это за выражение  изумления  или
восхищения красотой пламени-и протянула руку, чтобы  коснуться  его  языков.
Кэрмоди открыл было рот, чтобы сказать: "Нет! Огонь плохой!", но тут же сжал
губы. Как объяснить ей, что одно и то же явление может быть очень опасным  и
в то же время приносить огромную пользу?
   Оглядевшись, он заметил девочку, стоящую в задних рядах, которая  держала
в руках грызуна размерами с мышь. Она так восторженно глазела на пламя,  что
забыла даже сунуть зверька в клюв. Протолкавшись к ней,  Кэрмоди  подвел  ее
поближе к огню, где все могли ее видеть. Пустив  в  ход  самые  убедительные
жесты, он преодолел недоверчивость подростка и  убедил  отдать  ему  добычу.
Содрогаясь от отвращения, он прикончил животное, ударив  головой  о  камень.
После чего, вытащив нож, содрал шкурку, выпотрошил, обезглавил  и,  заострив
прут, нанизал на него тушку.  Затем  ухватил  Туту  за  худенький  локоть  и
привлек поближе к огню. Почувствовав обжигающий жар, она отпрянула.  Кэрмоди
не стал мешать ей, сказав лишь: "Огонь горячий! Жжет! Жжет!"
   Она уставилась на Кэрмоди широко открытыми глазами, а  тот,  улыбнувшись,
потрепал ее за хохолок из перьев и продолжил обжаривать мышь. Затем разодрал
ее на три части, остудил каждый кусок и дал один девочке, владелице  добычи,
другой Туту, а третий вручил вождю. Все трое с опаской попробовали  угощение
и в голос восторженно выдохнули: "Ах!"
   Спать в эту ночь Кэрмоди почти не пришлось. Он поддерживал огонь,  а  все
племя, рассевшись  вокруг,  восхищенно  любовалось  костром.  Несколько  раз
какие-то крупные животные, привлеченные светом, останавливались  неподалеку,
и  Кэрмоди  видел  блеск  их  глаз.  Но  никто  из  них  не  сделал  попытки
приблизиться.
   Утром Кэрмоди связался с Холмъярдом.
   - Как минимум пятеро  детей  практически  не  уступают  Туту  в  изучении
английского,-сказал он.-Но из взрослых никто не  изъявил  желания  повторить
хоть слово. Может, они  не  могут  преодолеть  привычек  и  не  в  состоянии
обучаться. Не знаю. Сегодня попробую поработать с вождем и  с  другими.  Да,
кстати,  когда  повезете  снаряжение  в  мое  убежище,  прихватите  пояс   с
патронташем и кобуру для пистолета. Не думаю, что это их  удивит.  Ведь  они
знают, что я не  настоящий  горовиц.  Но,  похоже,  для  них  это  не  имеет
значения.
   Сегодня я попробую убить антилопу и показать  им,  как  обжаривать  целую
тушу. Но у них ничего не получится, пока они не найдут  кремень,  из  сколов
которого можно делать ножи. Думаю, что надо отвести их в  такое  место,  где
его можно обнаружить. У вас есть что-нибудь на примете?
   - Поедем искать на  джипе,-ответил  Холмъярд.-Вы  правы.  Если  даже  они
научатся делать инструменты и посуду, у них нет сырья.
   - Но почему вы не выбрали группу,  что  располагается  рядом  с  выходами
кремня?
   - Главным образом, потому, что Горовиц нашел этих созданий именно  здесь.
Мы, ученые, как и прочие, привыкли двигаться по накатанной колее и не думаем
о будущем. Кроме того, мы не имели представления, что эти животные... м-м-м,
люди,   если   они   заслуживают   такого    определения,-обладают    такими
способностями.
   К Кэрмоди подошла Туту, держа в руке кузнечика размерами с полевую мышь.
   - Это...
   - Это кузнечик,-ответил Кэрмоди.
   - Ты гореть... огонь.
   - Да. Я разжигаю огонь. Но не горю. Я жарю на на огне.
   - Ты жарить на огне,-повторила она.-Ты давать мне. Я есть, ты есть.
   - Она уже освоила два предлога... мне кажется,-произнес Кэрмоди.
   - Джон, к чему этот пиджин-инглиш?-сказал Холмъярд.-Почему надо  избегать
временных категорий и падежей, сводить к минимуму личные местоимения?
   - Потому что в этом нет необходимости,-ответил Кэрмоди.-Многие языки, как
вы знаете, обходятся без  настоящего  времени.  Более  того,  в  современном
английском прослеживается тенденция опускать  его  в  разговоре,  а  я  могу
только предполагать, как развитие пойдет дальше.
   Учу же я их языку низших классов, поскольку думаю, что  речь  неграмотных
возобладает. Вы же знаете, с  каким  трудом  преподаватели  в  наших  школах
устраняют из лексики учащихся жаргон лифтеров.
   - Ладно,-сказал Холмъярд,-в общем-то это неважно.  Насколько  я  понимаю,
горовицы не имеют представления об отличиях. Слава Богу, что вы не  обучаете
их латыни!
   - Слушайте!-воскликнул Кэрмоди.-Об этом я и не подумал! Почему бы и  нет?
Если  горовицы  когда-нибудь  станут   достаточно   цивилизованными,   чтобы
совершать межзвездные путешествия, то,  где  бы  они  ни  оказались,  всегда
смогут общаться со священнослужителями.
   - Кэрмоди!
   Тот хмыкнул.
   - Я вас просто поддразниваю, доктор. Но мне  пришла  в  голову  серьезная
мысль. Если и остальные группы проявят такие же способности,  почему  бы  не
обучать каждую из них другому языку? Хотя бы в виде эксперимента? Эта группа
будет представлять индоевропейскую ветвь, другая-китайско-тибетскую,  кто-то
освоит диалекты американских  индейцев,  а  другие-наречия  банту.  И  будет
интересно  проследить,  как  разовьется  каждая   из   них   в   социальном,
технологическом и философском  смысле.  Повторит  ли  земной  путь  развития
своего прототипа? Повлияет ли определенный  тип  языка  на  восхождение  его
носителей к вершинам цивилизации?
   - Заманчивая идея,-согласился Холмъярд.-Но я против. У разумных существ и
без того достаточно барьеров на пути взаимопонимания, чтобы  еще  воздвигать
искусственные в виде разных языков.  Нет,  я  все  же  думаю,  что  всем  им
необходимо освоить английский. Единый язык будет хотя бы единственным  общим
элементом. Хотя одному Богу известно, как быстро он  начнет  распадаться  на
отдельные диалекты.
   - Я научу их птичьему английскому,-сказал Кэрмоди.
   В качестве одной из  первых  задач,  которые  он  поставил  перед  собой,
Кэрмоди решил внушить Туту обобщенное  понятие  "дерево".  Она  уже  взялась
обучать своих сверстников тому, что усвоила сама, и, ткнув пальцем в сторону
тополя,  сказала:  "Дерево!  Но,  показав  на  другой  тополь,  замолчала  и
удивленно уставилась на Кэрмоди. Тот понял, что, хотя в  данный  момент  она
воспринимает этот тополь тоже как дерево, для нее  это  понятие  связано  со
строго определенным деревом. У нее не было родового понятия дерева.
   Кэрмоди решил наглядно продемонстрировать его и, указав на второй тополь,
сказал: "Дерево". Затем  показал  на  одно  из  высоких  тонких  деревьев  и
повторил то же слово.
   Туту с неприкрытым удивлением склонила голову набок.
   Кэрмоди смутил ее еще больше, когда каждому из тополей дал имя. Затем без
промедления окрестил высокие тонкоствольные деревья:
   - Тумтум.
   - Тумтум,-повторила Туту.
   -   Дерево   тумтум,-сказал   Кэрмоди   и   показал   на   тополь:-Дерево
тополь.-Повернулся в сторону вельда:-Дерево с  колючками.-Сделал  обобщающий
жест:-Все деревья.
   Подростки, собравшиеся вокруг Туту, похоже, не  поняли,  что  он  имел  в
виду, но она засмеялась-точнее, каркнула-и сказала:
   - Тумтум. Тополь. Колючки. Все деревья.
   Кэрмоди не знал, уловила ли она смысл или просто бездумно  повторяла  его
слова. Но тут она тихо сказала-может быть, поняв причину его раздражения:
   -  Дерево  тумтум.  Дерево  тополь.  Дерево  колючка.-Она   подняла   три
растопыренных пальца и махнула другой рукой.-Все деревья.
   Кэрмоди был доволен. Теперь он убедился, что Туту воспринимает деревья не
только по отдельности, но и как вид. Но он не знал, как растолковать ей, что
последнее надо именовать не колючкой, а деревом с колючками.  И  решил,  что
это  несущественно.  Во  всяком  случае,  сейчас.  Когда  придет  время,  он
что-нибудь придумает. Не стоит слишком затруднять ребятишек.
   - Похоже, поработали вы отменно,-раздался голос Холмъярда.-Что  сейчас  в
повестке дня?
   -  Попробую  незаметно  добраться  до   убежища,   взять   боеприпасы   и
сахар,-объяснил Кэрмоди.-Успеете до моего появления закинуть туда грифельную
доску, бумагу и карандаши?
   -  Вам  не   стоит   делать   записи,-сказал   Холмъярд   и   нетерпеливо
добавил:-Каждое ваше слово фиксируется, как я уже объяснял.
   - Я не буду вести записи,-сказал Кэрмоди.-Я  хочу  научить  их  читать  и
писать.
   Несколько секунд было тихо, и наконец послышалось:
   - Что?
   - А почему бы и нет?-осведомился Кэрмоди.-Даже  сейчас  я  сомневаюсь,  в
самом ли деле они понимают  меня.  То  есть  я  убежден  на  девяносто  пять
процентов. Но мне нужна стопроцентная уверенность. И если они смогут усвоить
письменную речь, то не останется никаких сомнений. Да и  кроме  того,  зачем
тянуть? Не получится сейчас, попробуем  позже.  А  если  получится,  значит,
время ушло не впустую.
   - Я должен  принести  вам  свои  извинения,-сказал  Холмъярд.-У  меня  не
хватило воображения. Я должен был подумать об этом шаге. Знаете, Джон, я без
восторга отнесся к тому факту, что в  силу  чистой  случайности  для  первой
встречи с горовицами были отобраны именно  вы.  Я  считал,  что  контактером
должен стать подготовленный ученый, скорее всего я сам. Но теперь я признаю,
что выбор не был ошибкой. У вас есть те качества, которые мы, профессионалы,
слишком часто и слишком быстро теряем: энтузиазм и восторженность  любителя.
Представляя себе все трудности или даже невозможность решения, мы становимся
слишком осмотрительны.
   - Ну-ну,-смутился Кэрмоди.-Прошу прощения,  но  кажется,  вождь  собирает
всех для какого-то большого перехода. Он бегает взад и  вперед,  выкрикивает
непонятные односложные звуки и куда-то указывает. Кроме того, тыкает пальцем
в сторону деревьев. О, я понимаю, что он  имеет  в  виду.  Почти  все  плоды
съедены. И он хочет, чтобы мы последовали за ним.
   - В каком направлении?
   - На юг. В вашу сторону.
   - Джон, примерно в тысяче миль  к  северу  лежит  прекрасная  долина.  Мы
обнаружили ее во время последней экспедиции  и  обратили  на  нее  внимание,
потому что  она  расположена  повыше,  там  прохладнее  и  имеются  обильные
источники воды. И там есть не только выходы кремня,  но  и  залежи  железной
руды.
   - Да, но вождь явно намерен вести нас в противоположном направлении.
   Наступило молчание. Наконец Кэрмоди вздохнул.
   - Я понял вашу мысль. Вы хотите, чтобы я повел их  на  север.  Но  вы  же
знаете, что это означает.
   - Простите, Джон. Я  понимаю,  что  это  означает  конфликт.  И  не  могу
приказать вам вступить в драку с вождем. Разве что иного выхода не окажется.
   - Я склонен думать, что так и случится. Ничего хорошего в этом нет; я  бы
не назвал тутошнее место Эдемом, но по крайней мере  эти  создания  пока  не
проливали крови. А  теперь,  поскольку  мы  хотим  развить  их  способности,
внушить им высокие понятия...
   - Вы не обязаны это делать, Джон.  И  у  меня  не  будет  к  вам  никаких
претензий, если вы просто последуете за ними и продолжите  наблюдения,  куда
бы они не двинулись. Ведь мы и так получили куда больше данных,  чем  я  мог
мечтать. Но...
   - Но если я не попробую перехватить бразды правления,  эти  существа  еще
долго будут находиться на низком  уровне  развития.  Кроме  того,  нам  надо
определить, способны ли они овладеть хоть какой-то технологией.  Так  что...
словом, конец венчает дело. Впрочем, так, кажется,  говорят  иезуиты.  Я  не
иезуит, но готов принять посылку, на которой базируется данный довод.
   Больше Кэрмоди ничего не сказал Холмъярду.
   Он подошел к голенастому вождю, остановился  перед  ним,  яростно  затряс
головой и, указывая на север, заорал:
   - Мы идти туда! Сюда мы не идти!
   Вождь перестал курлыкать и, склонив голову набок, уставился на  человека.
Его физиономия, там,  где  ее  не  покрывали  перья,  побагровела.  Кэрмоди,
естественно,   не   мог   определить,   чем   объясняется   такая   реакция:
растерянностью или яростью. Насколько он мог понять, его  положение  в  этом
сообществе было весьма неопределенным-с  точки  зрения  сообщества.  Ему  не
потребовалось много времени, дабы уяснить, что в нем существует определенная
иерархия.
   Большой горовиц мог помыкать любым  членом  стаи.  Самец,  по  неписанным
правилам  подчинявшийся  ему,  не  мог-или  не  осмеливался-оспаривать   его
авторитет, но имел право колотить любого, кто стоял ниже его. И  так  далее.
Любой самец, кроме самых  слабых  и  затюканных,  мог  гонять  самок.  Среди
последних тоже, как и у самцов, существовала своя система соподчинения, хотя
более  сложная.  Главенствующая  самка  могла   господствовать   над   всеми
товарками, кроме одной, которая могла командовать,  как  минимум,  половиной
остальных самок. Были и другие сложности, разобраться в которых Кэрмоди  был
пока не в силах. Хотя он заметил, что к юному  поколению  все  относились  с
нежностью и заботой. Может, потому, что понятия родства тут были перемешаны.
Тем не менее у молодежи тоже существовала своя система, кто отдает приказы и
кто получает их.
   Пока Кэрмоди не обрел никакого положения на социальной шкале.  Похоже,  к
нему относились как к чему-то отделенному от всех прочих,  считая  его  rara
avis* непонятного происхождения. Вождь  не  делал  поползновений  определить
Кэрмоди какое-то место, соответственно остальные тоже  не  пытались.  Может,
вождь осторожничал, потому что видел, как Кэрмоди уложил леоноида.


   - - -
   * Редкая птица (лат.).
   - - -


   Но теперь незнакомец стоял перед ним в такой позе,  что  требовалось  или
принимать бой, или  отступать.  Вождь  слишком  долго  пребывал  на  вершине
власти, чтобы принять такую мысль. Даже догадываясь, что Кэрмоди в  принципе
может уничтожить его, он не собирался сдаваться без боя.
   Это Кэрмоди уяснил, глядя, как у горовица покраснела кожа на  всем  теле,
как  стала  вздыматься  грудь;  на  лбу  у   него   вздулись   вены,   глаза
засверкали-вскинув клюв, он сжал кулаки и тяжело задышал.
   Хут, вожак, производил внушительное впечатление. Он был на  полтора  фута
выше человека и обладал длинными мускулистыми руками  и  широкой  грудью,  а
клюв с острыми зубами, которыми он раздирал мясо,  и  три  острых  когтя  на
пальцах ног давали понять, что он может вырвать у Кэрмоди сердце.
   Но коротышка знал, что горовиц весит куда меньше человека его роста,  ибо
у него трубчатые птичьи кости. Более того, хотя  вождь  был,  без  сомнения,
опытным и неустрашимым бойцом, да и сообразительным к тому же,  он  не  имел
представления о сложных боевых искусствах двенадцати планет. Кэрмоди же, как
и любой человек, сумевший остаться в живых, умел наносить убийственные удары
руками и ногами; много раз ему доводилось убивать или калечить противников.
   Бой был  ожесточенным,  но  коротким.  Кэрмоди  пустил  в  ход  все  свое
искусство и очень быстро заставил вождя  отступить;  клюв  его  был  окрашен
кровью, а глаза остекленели. Кэрмоди нанес "удар милосердия"  ребром  ладони
на толстой шее и, повергнув наземь бесчувственное тело Хута, встал над  ним,
тяжело дыша, покрытый кровью из трех ран нанесенных острым клювом и  зубами,
страдая от удара кулаком по ребрам.
   Он подождал, когда горовиц открыл глаза и, шатаясь,  встал  на  ноги.  И,
показав на север, крикнул: "За мной!"
   Через краткое время все  шествовали  за  ним  по  направлению  к  рощице,
расположенной примерно в двух милях. Хут, низко опустив  голову,  тащился  в
хвосте группы. Но по прошествии времени несколько воспрянул духом.  И  когда
какой-то крупный самец попытался всучить ему тыквы с водой, Хут  кинулся  на
него и сбил с ног. Это позволило ему восстановить  положение  в  группе.  По
рангу он был ниже Кэрмоди, но все же выше всех остальных.
   Чему Кэрмоди остался рад, потому что малышка Туту была  дочкой  Хута.  Он
опасался, что  из-за  трепки,  заданной  отцу,  она  проникнется  к  учителю
ненавистью. Однако смена власти никак не сказалась на ней, если не  считать,
что теперь она держалась еще ближе к пришельцу. Пока  они  шли  бок  о  бок,
Кэрмоди показывал на встречавшихся животных и деревья  и  называл  их.  Туту
безукоризненно повторяла за ним слова. К тому же она  восприняла  его  стиль
разговора, его обороты речи, его манеру произносить "А?", когда ему в голову
приходила мысль, его привычку разговаривать с самим собой.
   И  еще  она  подражала  его  смеху.  Кэрмоди  показал  ей  на   маленькую
растрепанную птичку, торчащие во все стороны перья которой напоминали  живую
швабру.
   - Метла на ножках,-сказал он.
   - Метла на ножках,-повторила девочка.
   Внезапно Кэрмоди рассмеялся, и Туту стала  вторить  ему.  Но  он  не  мог
объяснить ей причину своего веселья. Как рассказать ей об  "Алисе  в  Стране
чудес"? Как поведать, что он попытался представить, о чем подумал  бы  Льюис
Кэролл, если бы воочию увидел эти фантастические создания,  существующие  на
странной планете, что вращается  вокруг  странной  звезды,  столетия  спустя
после его смерти, и узнал бы, что его творение по-прежнему живо  и  приносит
плоды, пусть даже и весьма странные? Может, Кэроллу это  и  понравилось  бы.
Потому что он и сам был странным маленьким человечком-"Как Кэрмоди",-подумал
Кэрмоди-и  счел  бы  наименование  этой  птицы  совершенно  естественным   и
определенным выводом из царящей вокруг полной неопределенности.
   Тут  он  пришел  в  себя  и  собрался,  потому  что  огромное   животное,
напоминающее зеленого риноцеруса с тремя узловатыми рогами на морде, топоча,
направилось к ним. Кэрмоди извлек из-под хвоста пистолет,  мельком  заметив,
что Туту вытаращила глаза даже больше, чем при виде трехрогого чудовища. Но,
остановившись в нескольких шагах от группы и понюхав воздух, оно неторопливо
удалилось. Кэрмоди спрятал пистолет и связался с Холмъярдом.
   - Забудьте предыдущее указание о складировании  снаряжения,-сказал  он.-Я
веду их в дальний поход. Так  сказать,  Исход.  Сегодня  вечером  я  разведу
костер, а вы держитесь за нами милях в  пяти.  Как  я  предполагаю,  миновав
рощицу, что стоит перед нами, мы двинемся к  следующей.  Я  планирую  каждый
день покрывать две с половиной мили. Думаю, что больше у меня не  получится.
В долину молока и меда, которую вы описали, мы придем месяцев через  девять.
К тому времени мое дитя,-он погладил яйцо на груди,-должно вылупиться. И мой
контракт с вами закончится.
   Тревог у него оказалось куда меньше, чем  он  предполагал.  Оказавшись  в
рощице, группа тут же рассеялась, но по его призыву все  тут  же  собрались,
оставив столь заманчивые свежие  плоды  и  обилие  грызунов,  обитавших  под
камнями. Никто не роптал, преодолевая  очередную  милю  до  следующей  рощи.
Кэрмоди решил, что здесь они остановятся лагерем на остаток дня и на ночь.
   После того как сгустились  сумерки,  он  понаблюдал,  как  Туту  разводит
костер,  и  ускользнул  в  темноту.  Не  без  опаски,  ибо  немало  хищников
предпочитали охотиться при свете двух небольших лун, а не  днем.  Однако  он
без приключений отшагал милю, на исходе которой встретил  джип  с  ожидавшим
его доктором Холмъярдом.
   Получив от Холмъярда сигарету, он описал события дня более подробно,  чем
позволяли возможности передатчика. Холмъярд осторожно потискал яйцо на груди
Кэрмоди.
   - Каково чувствовать, что вы  не  только  дадите  жизнь  горовицу,  но  и
подарите им средство  общения?  Став,  в  определенном  смысле,  отцом  всех
горовицев?
   -  Чувствую  я  себя  очень  странно,-ответил   Кэрмоди.-Беспокоит   груз
ответственности, который я взвалил на себя.  Ведь  то,  чему  я  научу  этих
разумных существ, определит направление их развития на много тысячелетий.  А
может, и больше. С  другой  стороны,  все  мои  старания  могут  и  не  дать
результатов.
   - Вам необходимо соблюдать осторожность.  Да,  кстати,  вот  то,  что  вы
просили. Кобура с поясом. А в сумке патроны, фонарик, запас сахара  и  соли,
перец, ручка, пинта виски.
   - Вы же не предполагаете, что познакомлю  их  с  огненной  водой?-заметил
Кэрмоди.
   - Нет,-хмыкнул Холмъярд.-Эта бутылка лично для вас. Я думаю, порой вам не
помешает  сделать  глоток-другой.  Не  исключено,   что   может   возникнуть
необходимость поднять бодрость духа, если вы  долго  не  увидите  никого  из
соплеменников.
   -   Я   слишком   занят,   чтобы   маяться   одиночеством.   Но    девять
месяцев-действительно долгий срок. Нет, я не считаю, что одиночество  станет
невыносимым. Это достаточно странная публика. Но уверен, что они, как  и  я,
ждут развития событий.
   Они пообщались еще немного, обговорив методику исследований на  следующий
год. Холмъярд сказал, что на всякий случай на корабле кто-то постоянно будет
нести вахту у  приемника.  Правда,  у  всех  дел  по  горло,  потому  что  у
экспедиции  масса  проектов,  не   терпящих   отлагательств.   Им   придется
отлавливать и препарировать разные виды живых существ, брать и анализировать
пробы земли и воздуха, проводить геологическую съемку, заниматься  розысками
ископаемых останков и так далее. Довольно часто корабль будет перемещаться в
другие районы планеты, даже в другое полушарие. Но в этом  случае  останутся
два человека с джипом.
   - Послушайте, док,-сказал Кэрмоди.-Не можете ли вы слетать в ту долину  и
обеспечить готовый запас кремня? Затем сложите его на видном месте, чтобы мы
могли  найти  его.  Идет?  Если  они   научатся   пользоваться   оружием   и
инструментами, я бы хотел, чтобы сырье оказалось у меня тут же.
   Холмъярд кивнул:
   - Хорошая мысль. Сделаем.  До  конца  недели  мы  подготовим  вам  запасы
кремня.
   Холмъярд пожал руку Кэрмоди, и маленький монах двинулся в обратный  путь.
Он освещал себе дорогу фонариком, предполагая, что, если  свет  и  привлечет
хищников, он же и отпугнет их.
   Он преодолел больше сотни ярдов, когда ему показалось, что  сзади  кто-то
идет.  Он  почувствовал  себя  сущим   дураком,   когда,   прислушиваясь   к
подсознательным  импульсам,  понял,  что  причиной  их  оказалась  маленькая
фигурка Туту.
   - Что ты здесь делаешь?-спросил Кэрмоди.
   Девочка осторожно  приблизилась,  словно  опасаясь  его,  и  он  повторил
вопрос. Она еще не знала массы слов,  и  в  этой  ситуации  Кэрмоди  не  мог
исчерпывающе объясниться с ней.
   - Почему ты здесь?
   Раньше он не  использовал  слова  "почему",  но  подумал,  что  в  данных
обстоятельствах Туту должна его понять.
   - Я...-Она жестом показала, как следовала за ним.
   - Следить.
   - Я следить... ты. Я нет... хотеть ты  обидеть.  Темно.  Большой  мясоед.
Кусать, рвать, убить, есть тебя. Ты умирать. Я... как сказать?
   Монах понял, что она имела в виду, потому что ее большие карие глаза были
полны слез.
   - Ты плачешь,-сказал он.-Ох, Туту, ты плачешь из-за меня.-Он был тронут.
   - Я плакать,-сказала она дрожащим голосом, готовая разрыдаться.-Я...
   - Расстроена. Переживаешь.
   - После Джон умереть... я хочу умереть. Я...
   Кэрмоди  обратил  внимание,  что  она  только  что  использовала  понятие
будущего, но не стал растолковывать ей, что значит будущее время.  А  вместо
этого обнял ее и привлек к себе.  Она  уткнулась  в  него  головой,  кольнув
острым кончиком клюва между ребрами, и громко расплакалась.
   -  Не  переживай,  Туту,-сказал  он,   поглаживая   султан   на   круглой
головке.-Джон любит тебя. Понимаешь... я люблю тебя.
   - Люблю. Люблю,-пробормотала она между всхлипываниями.-Люблю, люблю. Туту
люблю тебя!
   Внезапно она отпрянула, и Кэрмоди ее выпустил.
   - Я люблю,-проговорила она, вытирая кулачками слезы.-Но... я  бояться  за
Джона.
   - Боишься? Почему ты боишься за Джона?
   - Я видеть... ну... горовиц... с тобой. Ты как он, но ты не как он. Он...
как сказать... странный. Это правильно, да? И он летать, как  гриф,  но  нет
крыльев... он... не могу  сказать,  как  он  летать.  Очень...  странно.  Ты
говорить с ним. Я понимать слова... не все.
   Кэрмоди вздохнул.
   - Сейчас я могу тебе сказать лишь то, что  он  не  горовиц.  Он  человек.
Человек. И пришел со звезд.-Он показал наверх.
   Туту тоже подняла голову, потом снова посмотрела на него и сказала:
   - Ты тоже приходить... со звезд?
   - Ребенок, ты поняла это?
   - Ты не горовиц. Ты надел клюв и перья. Но... я понимать, ты не горовиц.
   - Я человек,-сказал он.-Но сейчас хватит об этом,  дитя.  Когда-нибудь...
скоро... я расскажу тебе о звездах.
   И  несмотря  на  ее  непрестанные  вопросы,  он  отказался  хоть   словом
обмолвиться на эту тему.
   Шли дни, которые складывались в недели и месяцы.  Неизменно  оставляя  за
собой от двух с половиной до трех миль в день, переходя от рощи к рощи, стая
вслед за Кэрмоди шла к северу.
   Однажды они вышли к груде кремня, оставленного экипажем корабля.  Кэрмоди
показал им, как делать наконечники копий и стрел, скребки и ножи. Он  сделал
для них луки и научил стрелять. Через короткое время каждый горовиц, который
умел работать руками, обзавелся собственными инструментами и оружием. Руки у
них были в  ссадинах  и  царапинах,  а  один  самец  потерял  глаз,  выбитый
отскочившим  осколком  кремня.  Но  питание  группы  улучшилось;  их  стрелы
настигали бегающих и прыгающих животных, да и вообще всех, кто  подходил  по
размерам и выглядел съедобным. Мясо  они  жарили,  и  Кэрмоди  показал,  как
вялить и коптить его. Они осмелели до бесшабашности, что  и  стало  причиной
несчастья с Хутом.
   Как-то, будучи в  компании  двух  соплеменников,  он  выпустил  стрелу  в
леоноида, который не скрылся  при  их  приближении.  Рана  только  разъярила
зверя, и он кинулся на горовицев. Хут не сдвинулся с места и успел выпустить
в него еще две стрелы, а его спутники метнули  копья.  Но  умирая,  животное
дотянулось до Хута и разорвало ему грудную клетку.
   Пока те двое добрались до Кэрмоди и он прибежал к Хуту, тот уже умер.
   Это была первая смерть члена стаи после того, как Кэрмоди присоединился к
ней. Теперь он  убедился,  что  горовицы  воспринимают  смерть  не  с  тупым
равнодушием, как свойственно животным, а с плачем и  криками  протеста.  Они
стонали, рыдали, били себя в грудь и катались по земле.
   Туту безутешно плакала, стоя у  трупа  отца.  Кэрмоди  подошел  к  ней  и
привлек к себе, дав ей излить горе. Подождав, пока она успокоится, он взялся
организовывать похоронный обряд. Что было для него в  новинку;  у  горовицев
существовал обычай просто оставлять своих мертвых на земле.  Но  они  поняли
его и, выкопав заостренными палками яму в  земле,  погребли  в  ней  Хута  и
завалили могилу грудой камней.
   - Мой отец...-сказала Туту Кэрмоди после похорон.-Куда он ушел теперь?
   На несколько секунд Кэрмоди потерял дар речи. На эту тему они никогда  не
говорили, но Туту сама догадалась о существовании загробной жизни. Хотя пока
это было всего лишь предположение, ибо, возможно, он неправильно  истолковал
ее слова. Вряд ли она могла додуматься до мысли о конечности бытия тех, кого
мы любим. Но нет, она знала, что такое смерть.  Еще  до  того,  как  Кэрмоди
присоединился к стае, она  видела  гибель  других  ее  членов,  видела,  как
умирают крупные животные, не говоря уж о тех грызунах и  насекомых,  которых
сама ловила и ела.
   - Что думают остальные?-спросил он, кивая в сторону стаи.
   Туту посмотрела на них.
   - Взрослые не думать. Они не говорить. Они как  животные.  Я  ребенок.  Я
думать. Ты учить меня думать. Я спросить тебя, куда Хут ушел, потому что  ты
понимать.
   И как много раз при разговоре с ней Кэрмоди мог только вздохнуть. На  нем
лежала тяжелая и серьезная ответственность. Он не желал  внушать  ей  ложные
упования и в то же время не хотел лишать ее надежд-если таковые вообще у нее
были,-что жизнь продолжается и после смерти. Он понятия не имел, обладал  ли
Хут душой и если да, то какая ей уготована судьба. В этом смысле  он  ничего
не знал и о Туту. Он считал, что  разумные  существа,  способные  осознавать
себя в этом мире и пользоваться абстрактными понятиями, должны  иметь  душу.
Однако уверенности в том у него не было.
   Он не мог объяснить девочке, какая перед ним встала диллема. Ее  словарь,
созданный всего лишь за шесть месяцев общения с человеком, не включал такого
понятия, как  бессмертие.  И  пусть  даже  в  распоряжении  Кэрмоди  имелись
усложненные  языковые  конструкции,  они  имели  отношение  не   столько   к
реальности, сколько к расплывчатым  абстракциям,  которые  трудно  понять  и
осознать. У него была вера, и он старался претворить ее в  конкретные  дела.
Больше он ничем не располагал.
   - Ты понимаешь,-медленно подбирая слова, сказал он,-что тело Хута и  тело
льва станут землей?
   - Да.
   - И что из семян, упавших на  землю,  растут  трава  и  деревья,  кормясь
землей, в которую превратились и Хут, и лев?
   Туту утвердительно качнула клювом.
   - И птицы и шакалы будут есть льва. Они съесть Хута  тоже,  если  стащить
камни с него.
   - Но в конце концов останки льва и  Хута  станут  почвой.  И  трава,  что
произрастет из них, будет  их  частью.  А  траву,  в  свою  очередь,  съедят
антилопы, и лев и Хут станут не только травой, но и плотью.
   - А если мы есть  антилопу,-возбужденно  прервала  его  Туту  с  горящими
карими глазами и клацая клювом,-то Хут станет часть меня. А я стать он.
   Кэрмоди понял, что вступает на опасную почву теологических мудрствований.
   - Я не имел в виду, что Хут станет жить в тебе,-сказал он.-Я имел в виду,
что...
   - Почему он не жить во мне? Он жить в антилопе,  а  она  есть  траву!  А,
понимаю! Потому что Хут разойтись  на  много  кусочков!  Он  жить  в  разных
созданиях. Это ты иметь в виду, Джон?-Она нахмурила бровки.-Но как он  жить,
если кусочки?.. Нет, он нет! Его тело идти во много мест. И я хотеть  знать,
Джон, куда Хут уходить?-Она с силой повторила:-Куда он уходить?
   - Туда, куда ему определил Создатель,-с отчаянием ответил Кэрмоди.
   - Соз-да-тель?-эхом по слогам повторила она.
   - Да. Я учил тебя, что слово "создание" означает любое живое существо. Ну
вот, а создания кто-то создает. И  делает  это  Создатель.  Создавать-значит
давать жизнь. Появляется то, чего раньше не существовало.
   - Мой мать-мой создатель?
   Туту не упоминала отца, потому что,  как  другие  дети,  а,  возможно,  и
взрослые, не связывала спаривание с репродуктивной функцией. И Кэрмоди  пока
не мог объяснить ей эту связь в силу бедности ее словарного запаса.
   - Чем дальше, тем хуже,-со вздохом пробормотал Кэрмоди.-Нет. Твоя мать не
может считаться твоим создателем. Ее тело произвело яйцо и выкормило его. Но
она не создала тебя. В начале всех начал...
   Он осекся. Ему стоило бы стать священником и пройти специальное обучение.
Но он всего лишь простой монах. Ну, не совсем простой, поскольку за  плечами
уже немало лет и он кое-что уже повидал в галактике. Но он  не  готов  иметь
дело с такими проблемами. С одной стороны, он не может выложить Туту готовые
к употреблению теологические  тезисы.  На  данной  планете  теология  только
формируется, и о ней не стоит и говорить, пока Туту и ее сородичи  в  полной
мере не овладеют речью.
   - Потом я многое расскажу тебе,-вымолвил он.-После многих солнц.  А  пока
придется удовлетвориться тем малым, что я могу объяснить тебе. О том, как...
ну, словом, как Создатель сделал весь этот мир, звезды, небо, воду, животных
и горовицев. Он создал твою мать и ее мать, и мать ее  матери.  Много  солнц
тому назад он сделал многих матерей...
   - Он? Так ему имя? Он?
   Кэрмоди понял, что совершил ошибку, употребив именительный падеж  личного
местоимения, но сказались старые привычки.
   - Да. Можешь называть его Он.
   - Он-мать первой матери?-спросила Туту.-Он мать всех созданий? Матерей?
   - Слушай. Возьми-ка сахару. И беги играть. Говорить будем потом.
   "После того, как у меня появится время подумать",-добавил он про себя.
   Сделав вид, что чешет в затылке, Кэрмоди включил передатчик,  прилегающий
к черепу, и попросил дежурного оператора  вызвать  Холмъярда.  Через  минуту
послышался голос доктора:
   - В чем дело, Джон?
   - Док, вроде через несколько дней должен сесть  корабль  и  забрать  ваши
записи и образцы, не так ли?  Можете  ли  вы  передать  послание  на  Землю?
Сообщите моему начальству, аббату в Четвертом Июля, что я позарез нуждаюсь в
мудром руководстве.
   Кэрмоди передал свой разговор с Туту и ее вопросы, на которые у  него  не
будет ответа даже в будущем.
   - До отлета я должен был предупредить его, куда направляюсь.  Но  у  меня
сложилось впечатление, что  я  оказался  предоставленным  своей  собственной
судьбе. Тем не менее я оказался  в  ситуации,  которая  требует  присутствия
человека куда более мудрого и сведущего.
   Холмъярд хмыкнул.
   - Я перешлю ваше сообщение, Джон,-сказал  он.-Хотя  сомневаюсь,  что  вам
нужна помощь. Вы справляетесь не хуже любого  другого.  То  есть  стараетесь
быть объективным. Вы уверены, что ваше начальство будет  способно  на  такой
подход? Или что им не  потребуется  сто  лет,  дабы  принять  решение?  Ваша
просьба может привести к тому, что руководство Церкви  проведет  специальное
совещание. Или дюжину их.
   Кэрмоди застонал.
   - Не знаю,-сказал он.-Думаю, что  начну  учить  ребят  письму,  чтению  и
арифметике. По крайней мере, буду плавать в спокойных водах.
   Отключив  передатчик,  он  созвал  Туту  и  других  подростков,   которые
проявляли способность к обучению
   Дни  шли  за  днями,  и   молодежь   прогрессировала   с   необыкновенной
быстротой-во  всяком  случае  так  казалось  Кэрмоди.  Учеников  можно  было
сравнить с богатой необработанной почвой, ждущей лишь  прикосновения  умелой
руки. Без особых трудностей они уяснили разницу между  словом  написанным  и
произнесенным.   Чтобы   избавить   их   от   лишних   сложностей,   Кэрмоди
модернизировал земной алфавит, создав чисто фонетическую систему  записи,  в
которой каждая фонема имела  свое  обозначение.  Именно  такую,  к  созданию
которой двести лет призывали англоговорящие обитатели Земли, но которая  так
и не появилась. Орфография, хотя и  несколько  изменилась,  все  же  заметно
отличалась от устной речи, смущая, а то и буквально сводя с ума иностранцев,
вознамерившихся выучить английский.
   Но поскольку ученики быстро освоили искусство письма  и  чтения,  Кэрмоди
пришлось заняться преподаванием другого вида искусства-рисования.  Туту  без
малейших понуканий с его стороны как-то  начала  рисовать  его  портрет.  Ее
успехи оставляли желать лучшего, на что учитель ей тут же указал.  Но,  если
не считать, что потом он объяснил ей законы  перспективы,  Кэрмоди  старался
больше не вмешиваться. Он чувствовал, что, если она и другие, которые  также
начали  рисовать,  окажутся  под  сильным   воздействием   земных   понятий,
характерному искусству Ферала не суждено  будет  развиться.  Эту  его  мысль
поддержал Холмъярд.
   - В основе мышления  человека  лежат  представления,  сформированные  еще
приматами. Его же, примата, взгляд на мир он и выражает через искусство.  Но
пока у нас нет искусства, выражающего-прошу прощения, Джон,-птичий взгляд на
мир. Так что я согласен с вами, когда вы позволяете им рисовать и лепить  на
свой собственный  манер.  Не  исключено,  что  когда-нибудь  мир  обогатится
искусством, созданным пернатыми. Может, да, а может, и нет.
   Кэрмоди был занят по горло все время-едва только открывал глаза с первыми
лучами рассвета и вплоть до отхода ко сну, часа три спустя после наступления
сумерек. Ему приходилось тратить много времени не только на преподавание, но
и на  роль  судьи-точнее,  диктатора-в  спорах.  Конфликты  между  взрослыми
доставляли куда больше  хлопот,  потому  что  с  молодежью  ему  было  легче
общаться.
   Раскол между старшим и младшим поколениями был не столь разителен, как он
предполагал.  Взрослые  оказались  довольно  сообразительными  и,  хотя   не
овладели речью, научились мастерить инструменты и оружие, умели стрелять  из
лука и метать копья. Они даже освоили искусство верховой езды.
   На полпути  к  цели  путешественники  все  чаще  стали  встречать  табуны
животных, сильно напоминавших безволосых лошадей. Кэрмоди поймал одну из них
и в виде эксперимента объездил. Из плотной травы  он  сплел  уздечку,  а  из
костей сделал мундштук. На первых порах седла не было, и приходилось  ездить
без него.  Потом,  когда  подростки  постарше  и  взрослые  тоже  обзавелись
лошадьми и начали ездить верхом, им пришлось освоить умение тачать  седла  и
ладить стремена и уздечки из толстой кожи трехрогих носорогов.
   Вскоре Кэрмоди столкнулся с  первой  попыткой  сопротивления  со  стороны
молодежи. Они разбили лагерь на берегу озера, в окружении  густых  деревьев,
которые  постоянно  овевал  ветерок  с  соседних  холмов;  тут  была   масса
развлечений. Туту сказала, что ей и другим  пришла  в  голову  хорошая  идея
именно здесь возвести обнесенное  стеной  поселение,  которое,  как  Кэрмоди
рассказывал, придется выстроить в долине, куда они направляются.
   - Тут вокруг жить много бессловесных,-объяснила она.-Мы сможем  взять  их
молодыми и воспитать. Так мы стать  сильнее.  Почему  путешествовать  каждый
день? Мы устать от дороги. Мозоли от пути, мозоли от седел. Мы сделать,  как
это... конюшни?-для лошадей тоже. Мы ловить  других  животных,  растить  их,
мяса много, охотиться не надо. Мы суметь сажать семена, как ты учил  нас,  и
растить  урожай.  Тут  хорошее  место.  Такое  же,  как   долина,   что   ты
рассказывать. Может, лучше. Мы,  дети,  все  обговорить  и  решить  остаться
здесь.
   - Тут хорошие места,-сказал Кэрмоди.-Но не самые лучшие. Я-то  знаю,  что
тут многого не  хватает.  Кремня,  железа,  которое  куда  лучше,  здорового
климата; там поменьше крупных хищников, богаче почва... и многое другое.
   - Откуда ты знать о долине?-вопросила Туту.-Ты видать ее? Ты бывать там?
   - Я знаю о ней по рассказам тех, кто бывал там,-ответил Кэрмоди.
   - Кто рассказать тебе о долине?-продолжала настаивать  Туту.-Не  горовиц.
Горовиц не иметь речи, пока ты не научил говорить. Кто рассказать?
   - Человек,-ответил Кэрмоди.-Который бывал там.
   - Человек, который приходить со звезд? Человек, я видеть, ты  говорить  с
ним в ту ночь?
   Кэрмоди кивнул.
   - Он знать, куда мы ходить после смерти?-спросила Туту.
   Застигнутый вопросом врасплох, несколько секунд он изумленно  смотрел  на
нее с открытым ртом. Холмъярд был агностиком и отрицал наличие  убедительных
доказательств  бессмертия.  Кэрмоди,  конечно,  не  спорил  и   не   пытался
втолковать ему, что  не  существует  ни  безупречных  научных  доказательств
такового, ни неопровержимых фактов. Но имелось достаточное количество примет
посмертного существования, во всяком случае, чтобы  каждый  непредубежденный
агностик задумался о такой возможности. И конечно, Кэрмоди был убежден,  что
каждому верующему суждена вечная жизнь. Более того, в этом его убедил личный
опыт. (Но это уже другая история.)
   - Нет, этот человек не знает, куда мы уходим после смерти. Но сведения об
этом имеются.
   - Он человек, ты человек,-сказала Туту.-Если ты знать, почему он нет?
   И снова Кэрмоди потерял дар речи.
   - Откуда тебе-то известно, что я человек?
   Туту пожала плечами.
   - Первое, ты обманывать нас. Потом, все знать. Легко видеть, что ты надел
клюв и перья.
   Кэрмоди невольно поправил клюв, который много месяцев натирал  ему  кожу,
раздражая его.
   - Почему вы мне об этом не говорили?-сердито спросил  он.-Хотели  сделать
из меня идиота?
   Туту смутилась.
   - Нет. Никто не хотеть делать из  тебя  идиота,  Джон.  Мы  любить  тебя.
Просто мы думать, тебе нравится носить клюв и перья. Мы не знать почему,  но
если тебе нравится, мы о'кей,  ладно.  Но  не  уходить  от  наших  слов.  Ты
говорить, что знаешь, куда уходят мертвые. Куда?
   - Я не могу тебе рассказать куда. Во всяком случае, пока не могу. Позже.
   - Ты не хотеть пугать нас? Наверное, там плохое место, и  нам  будет  там
плохо? Поэтому не хотеть говорить нам?
   - Я сказал, потом. И вот почему, Туту. Когда я впервые  пришел  к  вам  и
стал учить речи, то не мог научить вас всем словам. Чтобы  вы  могли  понять
их. Потом я стал учить вас словам посложнее. И сейчас учу. Но пока вы еще не
можете понимать меня, пусть даже я и говорю их. Вы станете старше  и  умнее,
будете знать больше слов. И тогда мы поговорим. Понимаешь?
   Кивнув, Туту в знак согласия щелкнула клювом.
   - Я  рассказать  другим,-сказала  она.-Много  раз,  когда  ты  спать,  мы
говорить, куда мы уходить, когда умрем. Какой смысл жить так мало,  если  мы
не жить дальше? Что хорошего в том? Одни говорить,  толку  нет,  нам  просто
жить и умирать потом, вот и все. Ну и что? Но многие не  уметь  так  думать.
Стали бояться. И еще-нам это нет смысла. А все остальное в мире есть  смысл.
Или кажется, что есть. Но смерть смысла  нет.  Смерть  навсегда.  Может,  мы
умирать, чтобы дать место другим? Потому  что,  если  мы  не  умирать,  если
потомки наши не умирать, скоро мир такой переполненный, и  все  помирать  от
голоду. Ты говорить нам, что мир не плоский, а круглый,  как  шарик,  и  эта
сила-как ты  называть  ее,  тяготение?-не  дает  падать.  Значит,  скоро  мы
увидеть, что нет места, если мы не умирать. Но почему не  ходить  туда,  где
места много? Может, на звезды?  Ты  говорить  нам,  что  между  звезд  много
круглых миров, как этот. Почему нам не ходить туда?
   - Потому что на них достаточно и своих обитателей,-ответил Кэрмоди.
   - Горовицев?
   - Нет. На некоторых живут люди, на  других-существа,  отличающиеся  и  от
людей и от горовицев, как я отличаюсь от вас. Или непохожие ни  на  лошадей,
ни на жуков.
   - Надо много думать. Я рада, что сама не стала думать. Я ждать,  пока  ты
сам все рассказать. И мне стало приятно думать об этом.
   Кэрмоди посоветовался с другими подростками и в конечном итоге согласился
с их желанием на какое-то  время  обосноваться  здесь.  Когда  стали  валить
деревья для ограды и домов, он не сомневался, что скоро  молодежь  впадет  в
уныние, потому что каменные орудия затупятся, а запасы  кремня  подходили  к
концу.  Не  говоря  уж  о  том,  что  его  описания  долины  побудят   самых
непоседливых сняться с места.
   А тем временем яйцо на груди увеличивалось в размерах и тяжелело; таскать
этот растущий груз становилось все утомительнее.
   - Я не отказываюсь от  роли  матери,-сказал  он  Холмъярду  на  очередном
сеансе связи.-Да, я хотел бы быть Отцом-в религиозном смысле  слова.  Но  от
меня требуются чисто  материнские  качества.  И  должен  признаться,  что  и
физически, и душевно стал уставать.
   -  При   встрече   мы   сделаем   еще   одну   соноскопию   яйца,-ответил
Холмъярд.-Кстати,  подошло  время  получить  очередные  данные  о   развитии
эмбриона. И всесторонне обследуем вас,  дабы  убедиться,  что  яйцо  еще  не
высосало из вас все соки.
   Кэрмоди встретился с Холмъярдом той же ночью, и в джипе они добрались  до
корабля, который теперь располагался не ближе, чем в двадцати милях,  потому
что верхом горовицы  могли  покрывать  солидные  расстояния.  В  корабельной
лаборатории у маленького монаха взяли массу анализов.
   - Вы основательно похудели, Джон,-сказал Холмъярд.-Толстячком вас уже  не
назвать. Вы хорошо питаетесь?
   - Лучше, чем когда-либо. Вы же понимаете,  что  мне  приходится  есть  за
двоих.
   - Ну, мы не нашли в вашем состоянии ничего особо тревожного или опасного.
Вы даже здоровее, чем раньше, потому что перестали таскать на  себе  жировые
складки. А этот чертенок, что присосался к вам, раздается во все стороны. Из
тех данных, что мы получили о горовицах, выяснилось, что яйцо  растет,  пока
не достигает трех дюймов в диаметре и веса в четыре фунта.
   Достоин  восхищения  биологический  механизм,  который   позволяет   яйцу
питаться  кровью  своего  приемного  родителя,  кем  бы  он  ни  был.  Какие
биологические структуры позволяют зародышу  существовать  подобным  образом?
Почему в нем не  зарождаются  антитела,  которые  должны  убить  его?  Каким
образом он извлекает питательные вещества из  кроветока  совершенно  чуждого
существа? Конечно, в какой-то мере ответ  заключается  в  том,  что  размеры
кровяных телец у него точно такие же, как и у человека; никаких  отличий  не
удалось установить даже при микроскопическом исследовании. Примерно такое же
и сочетание химических агентов. Но даже при этом...  да,  скорее  всего  нам
удастся получить еще один грант для изучения этого  механизма.  И  если  нам
удастся расшифровать его, польза для человечества будет неоценима.
   - Надеюсь, что вы получите еще один грант,-сказал  Кэрмоди.-К  сожалению,
дальше помогать вам я не смогу. Я должен предстать перед  аббатом  монастыря
на Вайлденвули.
   - Я не хотел говорить вам при встрече,-сказал Холмъярд.-Не хотел огорчать
вас и усугублять ваше физическое состояние. Но вчера сел грузовой корабль. И
доставил депешу для вас.
   Он протянул Кэрмоди  длинный  конверт,  усеянный  множеством  официальных
печатей и штампов. Кэрмоди вскрыл его и прочел текст. Затем поднял глаза  на
Холмъярда.
   -  Судя  по  выражению  вашего  лица,  новости,  должно   быть,   не   из
лучших,-сказал тот.
   -С одной стороны, нет. Меня информируют, что я  до  конца  должен  отбыть
срок контракта, и не могу улетать, пока детеныш  не  вылупится.  Но  в  день
завершения контракта я обязан покинуть вас. Кроме  того,  я  не  имею  права
давать горовицам какие-либо религиозные установки. Они должны сами прийти  к
ним. Или, точнее, обязаны сами познать откровение-если оно вообще  откроется
им. По крайней мере, пока  не  соберется  церковный  собор  и  не  придет  к
какому-то решению. Но к тому времени меня, конечно, тут уже не будет.
   - А уж я позабочусь, чтобы ваш преемник не  обладал  такими  религиозными
установками,-сказал  Холмъярд.-Прошу  прощения,  Джон,  если  я  кажусь  вам
антиклерикалом. Но я убежден, что если горовицам и суждено обрести  религию,
то лишь свою собственную.
   - Тогда почему же не свой язык и не свою технологию?
   - Потому что и то и другое-суть орудия общения с окружающей средой.  Рано
или поздно они будут развиваться в точном соответствии с земными аналогами.
   -  Но  разве  им  не  нужна  религия,  которая  подскажет,  что  они   не
заблуждаются в использовании и языка, и орудий? Разве им не нужны  этические
представления?
   Улыбнувшись, Холмъярд долго не отводил взгляда от Кэрмоди. Тот  покраснел
и замялся.
   - Хорошо,-наконец сказал он.-Готов со всей убежденностью  возразить  вам.
Нет необходимости перечислять историю возникновений всех  религий  Земли.  Я
убежден, что любое  общество  нуждается  в  действенном  этическом  кодексе,
который даже без участия божественной силы будет карать нарушителей, обрекая
их на вечные или временные страдания.
   Кроме того, религиозные воззрения могут развиваться и совершенствоваться.
Христианство двадцатого столетия заметно отличалось от взглядов двенадцатого
столетия, и религиозный дух нашего времени во многих аспектах отличается  от
убеждений того же двенадцатого века. Кроме того,  я  не  собираюсь  обращать
горовицев в свою веру. Моя Церковь запрещает мне подобные действия.  Я  могу
лишь внушить им мысль о существовании Творца.
   - Даже если они ее не понимают,-засмеялся Холмъярд.-Они  слышат  о  Боге,
как о "Нем", но относятся к Нему как к женщине.
   - Пол не имеет значения. Главное, что я в таком положении, когда не  могу
разуверять их в существовании бессмертия.
   Холмъярд пожал плечами, давая понять, что не замечает разницы. Но сказал:
   - Видя вас в таком расстроенном состоянии,  я  искренне  сочувствую  вам,
потому что оно доставляет вам боль и страдания.  Тем  не  менее  помочь  вам
ничем не могу. И, кстати, ваша Церковь тоже.
   - Я дал слово Туту,-сказал Кэрмоди,-и  не  хочу  нарушать  его.  В  таком
случае она потеряет веру.
   - Вы думаете, она считает вас Богом?
   - Боже сохрани! Но должен  признать,  меня  беспокоит,  что  такое  может
случиться. Правда, пока они никак не давали  мне  понять,  что  воспринимают
меня в подобном качестве.
   - Ну, а когда вы покинете их?-спросил Холмъярд.
   Кэрмоди так и не смог забыть прощальную реплику зоолога. В ту ночь  уснул
он сразу, как провалился, и в первый раз за все  время  жизни  с  горовицами
позволил себе спать допоздна.
   Когда он проснулся, солнце было уже на полпути к зениту. Он увидел, что в
наполовину достроенном селении  царит  сумятица,  которая  не  имела  ничего
общего с хаосом и представляла  собой  какие-то  целенаправленные  действия.
Взрослые как-то растерянно озирались, а молодежь  была  очень  занята.  Сидя
верхом, они остриями копий гнали перед собой  группу  незнакомых  горовицев,
среди которых  было  несколько  взрослых,  но  большей  частью  подростки  в
возрасте от семи до двенадцати лет.
   - Что вы тут устроили?-возмущенно спросил Кэрмоди у Туту.
   Лицевые мыщцы вокруг клюва растянулись в улыбке, и она рассмеялась.
   - Тебя не было прошлая  ночь,  мы  не  смогли  рассказать,  что  задумать
делать. А все равно, отличный сюрприз, да? Мы решать гонять диких горовицев,
что живут рядом здесь. Мы застать их во сне. Прогнать взрослых. Часть  убить
пришлось, это плохо.
   - Почему вы это сделали?-с трудом сдерживаясь, спросил Кэрмоди.
   - Ты не понимать? Мы думать, ты все понимать.
   - Я не Господь Бог,-сказал Кэрмоди.-О чем я тебе часто говорил.
   - Я иногда забывать,-перестав улыбаться, сказала Туту.-Ты сердиться?
   - Я не сержусь, пока ты не рассказала мне, зачем вы все это сделали.
   - Зачем? Так наше племя станет больше. Мы научить малышей, как  говорить.
Если они не уметь, то вырастут взрослыми. А взрослые не уметь говорить.  Они
станут как животные. Ты же не хочешь так, конечно?
   - Нет. Но вы убивали?
   Туту пожала плечами.
   - А что еще делать? Их взрослые хотеть убить нас; вместо  того  мы  убить
их. Немного. Больше убежать. Кроме того, ты сказать: о'кей, убивать животное
можно. А взрослые как животные, потому что они  не  уметь  говорить.  Мы  не
убивать  детей,  потому   что   они   учиться   говорить.   Мы...   как   ты
говорить?-принимать... да, мы принимать их. Они стать наши братья и  сестры.
Ты говорить мне, что каждый горовиц мне брат или сестра, пусть я  не  видеть
их.-Она снова улыбнулась и,  склонившись  к  Кэрмоди,  серьезно  сказала:-Мы
иметь хорошую мысль во время набега. Вместо того чтобы  есть  яйца...  когда
нет взрослого принять их, матери разбивать яйца...  почему  не  давать  яйца
детям, лошадям и другим животным тоже? И племя будет расти  быстрее.  Скорее
станет большим.
   Так оно и получилось. Не  прошло  и  месяца,  как  у  каждого  достаточно
взрослого горовица, у всех лошадей на груди покачивались яйца.
   Кэрмоди сообщил об этом Холмъярду.
   - Теперь я вижу все преимущества внематочного развития плода.  Если  даже
зародыш  и  не  защищен  от  механических  повреждений,  это  не  влияет  на
увеличение количества новорожденных.
   - А кто будет заботиться об  этих  младенцах?-осведомился  Холмъярд.-Ведь
потомство у горовицев беспомощно как цыплята, и они их выхаживают, как  люди
своих новорожденных.
   - Да они вовсе не плодятся, как дикие свиньи. Количество будущих рождений
строго регулируется. Туту четко просчитала, какое количество младенцев может
выходить каждая мать. Если она не может  отрыгивать  достаточное  количество
полупереваренной пищи, они будут готовить цыплятам кашки из фруктов и  мяса.
Матерям не придется проводить добрую  долю  времени  в  поисках  пропитания;
теперь эта обязанность будет лежать на самцах.
   - Это ваше сообщество развивается отнюдь не  в  соответствии  с  каменным
веком Земли,-сказал Холмъярд.-Я вижу, что в будущем в нем могут  возобладать
коммунистические тенденции. Дети будут производиться en masse, воспитывать и
учить их станут в коллективе. На этом этапе, когда они стараются  обеспечить
стабильный рост племени, с  их  стороны  довольно  рационально  организовать
что-то вроде конвейера. Но тут есть одна деталь, на которую вы  не  обратили
внимания или сознательно умолчали о ней. Вы сказали, что взращивание  яиц  и
соответственно количество будущих рождений строго регулируется. Означает  ли
это, что яйца, для которых не хватит пропитания,  будут  поедаться?  В  виде
метода контроля за рождаемостью?
   Помолчав, Кэрмоди ответил:
   - Да.
   - Ну и?
   - Что "ну и"? Я готов признать, что идея мне не нравится. Но  я  не  могу
найти оснований, чтобы возражать горовицам. Вы же знаете, что у этой публики
нет никаких библейских запретов. Во всяком случае, пока нет.  В  дальнейшем,
при развитии этой системы, они появятся как средство выживания.
   - Каннибализм и контроль рождаемости,-сказал Холмъярд.-Мне  кажется,  что
вы будете рады избавиться от всего этого, Джон.
   - Так кто теперь грешит антропоцентризмом?-возразил Кэрмоди.
   Тем не менее он был обеспокоен. Он не мог объяснить горовицам, что нельзя
есть яйца, потому что его просто не  поняли  бы.  Добывать  пропитание  было
трудно, и они не могли отказаться от его источника. И Кэрмоди не мог внушить
им, что  они  совершают  убийство.  Убийство-это  незаконное  лишение  жизни
существа, обладающего душой. Обладали  ли  таковой  горовицы?  Он  не  знал.
Земные законы утверждали, что противоправное лишение жизни любого  существа,
владеющего речью и способного к абстрактному мышлению,  является  убийством.
Но сама Церковь, хотя и побуждала  своих  членов  повиноваться  законам  под
угрозой кары со стороны светского правительства, сомневалась, имеется ли под
этим  определением  солидный  теологический  базис.  Она  все  еще  пыталась
сформулировать правила, которые помогали  бы  выяснить,  какие  инопланетные
существа обладают душой. И в то  же  время  не  исключала  возможность,  что
разумные создания с других планет не только  не  обладают  душой,  но  и  не
испытывают в ней  необходимости.  Может,  Создатель  каким-то  иным  образом
обеспечил им бессмертие-если о нем можно вести речь.
   "Хорошо им сидеть за столом и обсуждать свои теории,-подумал Кэрмоди.-А я
на месте действия; все законы приходится придумывать на глазок. И да поможет
мне Господь, если глазок у меня косит!"
   В течение следующего месяца он был по  горло  занят  чисто  практическими
делами. Он попросил Холмъярда послать корабль в  долину,  откуда  к  окраине
деревни было доставлено несколько тонн железной руды.
   На следующее утро он повел детишек к этой груде.  Те  не  могли  сдержать
восторженных воплей, которые усилились, когда  он  рассказал  им,  для  чего
предназначается руда.
   - А откуда она появиться?-спросила Туту.
   - Люди доставили ее из долины.
   - На лошадях?
   - Нет. Погрузили  на  корабль,  который  прилетел  со  звезд.  Тот  самый
корабль, на котором со звезд прибыл и я.
   - Мы увидеть его когда-нибудь?
   - Нет. Вам запрещено. Не стоит вам смотреть на него.
   Туту разочарованно наморщила брови и щелкнула клювом. Но говорить на  эту
тему больше не стала. Вместо этого она вместе  с  другими  подростками  и  с
помощью Кэрмоди, к которому присоединились несколько взрослых, стала строить
печь для выплавки руды. Затем  соорудили  горн  для  обжига  кокса,  который
добавлялся к железу, и у  горовицев  появилось  оружие  из  стали,  удила  и
упряжь, надежные инструменты. Потом они стали ладить металлические части для
повозок:  Кэрмоди  решил,  что  пришла  пора  познакомить  их   с   колесным
транспортом.
   - Просто здорово,-сказала Туту.-Но что нам делать, когда руда кончится, а
железо проржавеет и рассыплется?
   - В долине много руды,-ответил Кэрмоди.-И нам придется перебираться туда.
Звездный корабль не будет больше доставлять ее нам.
   Туту вскинула голову и рассмеялась.
   - Ты умный человек, Джон.  Ты  знаешь,  как  заставить  нас  двинуться  в
долину.
   - В таком случае нам  придется  поторопиться,-сказал  Кэрмоди.-Мы  должны
прийти туда до наступления зимы и снегопадов.
   - Нам трудно понять, что такое зима,-сказала она.-Ты говорить о том,  что
мы не можем представлять.
   Туту понимала, о чем зайдет речь. И когда Кэрмоди созвал очередной  совет
и сообщил, что пора перебираться в долину, то  наткнулся  на  сопротивление.
Большинство не хотело никуда идти; им нравилось тут. И Кэрмоди убедился, что
даже у молодых горовицев преобладали консервативные взгляды. Только  Туту  и
еще  несколько  других   поддержали   монаха,   но   они   были   пионерами,
первопроходцами, радикалами.
   Кэрмоди не пытался диктовать  им  свою  волю.  Он  знал,  что  пользуется
огромным уважением. Фактически его воспринимали едва ли не как бога. Но даже
богам могут возражать, когда те покушаются на покой и уют,  и  он  не  хотел
подвергать свой  авторитет  такому  испытанию.  Если  он  потеряет  его,  то
погибнет все. Кроме того, он  понимал,  что,  если  станет  диктатором,  это
сообщество  никогда  не  усвоит  основы  демократии.  А  ему  казалось,  что
демократия, несмотря на все ошибки и пороки, была  лучшей  формой  светского
правительства. Мягкое убеждение было самым сильным оружием, которое  он  мог
пустить в ход.
   Во всяком случае, он так считал. Но когда в  тщетных  попытках  заставить
упрямцев сняться с места прошел еще месяц, он впал в  отчаяние.  Теперь  ему
пришлось выслушивать другие аргументы.  Под  руководством  Кэрмоди  горовицы
вырастили из семян, по  его  же  просьбе  доставленных  кораблем,  огородные
растения и злаки. Если  они  сейчас  уйдут,  то  не  смогут  воспользоваться
плодами нелегкого труда. Все  старания  уйдут  впустую.  Так  зачем  Кэрмоди
заставлял их гнуть спины, возделывая почву, высаживая ростки и пропалывая, а
потом поливая их, если теперь он хочет сорвать их с места?
   - Потому что я хотел показать вам, как выращивать пищу  из  земли,-сказал
он.-Я не собираюсь вечно жить с вами. Когда мы придем  в  долину,  я  покину
вас.
   - Не оставляй нас, возлюбленный Джон!-завопили они.-Ты нам  нужен.  Кроме
того, вот и еще одна причина не идти в долину. Если  мы  не  пойдем,  ты  не
оставишь нас.
   Джон не смог не улыбнуться, услышав этот детский довод, но тут  же  вновь
посерьезнел.
   - Пойдете вы или нет, но как только из этого яйца  вылупится  детеныш,  я
расстанусь с вами. Да мне и в любом случае надо уходить. Если вы не пойдете,
я оставлю вас. И взываю ко всем, кто хочет следовать за мной.
   Вокруг него собрались Туту, одиннадцать других подростков и пять взрослых
самок с двадцатью детишками-плюс их лошади, повозки, оружие  и  инструменты,
запасы пищи. Он надеялся, что вид сборов заставит остальных  изменить  точку
зрения. Но хотя те плакали и молили не  уходить,  больше  к  нему  никто  не
присоединился.
   Вот тогда-то он потерял самообладание и заорал:
   - Очень  хорошо!  Я  знаю,  что  для  вас  лучше  всего!  И  если  вы  не
подчиняетесь мне, я уничтожу деревню! И тогда вам придется  пойти  со  мной,
потому что вам некуда будет деваться!
   - Что ты имеешь в виду?-заволновались горовицы.
   - Я имею в виду, что сегодня вечером явится чудовище со  звезд  и  сожжет
деревню. Вот увидите!
   Он тут же переговорил с Холмъярдом.
   - Вы слышали меня, док! Я вдруг понял, что обязан надавить  на  них!  Это
единственный способ, чтобы они стали шевелить задницами!
   - Вам стоило бы сделать это давным-давно,- ответил Холмъярд.-Даже если вы
будете двигаться без остановок, считайте, вам повезет, коли до зимы  успеете
добраться до долины.
   Той же ночью, когда Кэрмоди и его  спутники  расположились  на  холме  за
оградой деревни, в тусклом свете  двух  лун  внезапно  появился  космический
корабль. Все  обитатели  селения,  должно  быть,  ждали  появления  грозного
чудища, ибо из сотен глоток вырвался общий вопль. Все в  панике  кинулись  к
узким воротам, и многие пострадали в давке. Не успели все  дети  и  взрослые
покинуть пределы деревни, как чудовище огненным языком  лизнуло  бревенчатую
ограду. Та занялась с южной стороны, и пламя быстро распространилось.
   Кэрмоди сбежал с холма и навел порядок среди растерявшихся  горовицев.  И
только под угрозой смерти в случае неповиновения  заставил  их  вернуться  в
ограду и вывести оттуда повозки  с  лошадьми  и  вытащить  продовольствие  и
оружие. Горовицы припали к ногам Кэрмоди, моля о  прощении  и  заверяя,  что
впредь никогда не пойдут против его воли.
   Несмотря на то что Кэрмоди  чувствовал  угрызения  совести  за  пережитый
горовицами страх и был расстроен из-за гибели в панике нескольких из них, он
постарался сохранить строгость. Он простил их, но напомнил, что  мудрости  у
него больше, чем у всех прочих, и ему лучше знать, что пойдет им на пользу.
   Отныне  младшее  поколение  вело  себя   безукоризненно,   беспрекословно
подчиняясь ему. Но из их отношений ушла теплота и  доверительность,  даже  у
Туту. Они относились к нему с уважением, но в  его  присутствии  чувствовали
скованность.  Ушли  в  прошлое  шутки  и  улыбки,  которыми  они  все  время
обменивались.
   - Вы внушили им страх Божий,-сказал Холмъярд.
   - Бросьте, док,-ответил Кэрмоди.-Вы же не считаете, что они  воспринимают
меня как Бога. И если бы я убедился в этом, то постарался бы разуверить их.
   - Да, но они считают, что вы Его представитель. Может  быть,  полубог.  И
пока вы не изложите им с начала до конца всю последовательность событий, они
и дальше будут так считать. Да и  не  думаю,  что  ваши  объяснения  чему-то
помогут. Вам придется во всех подробностях описать наше общество, для чего у
вас нет ни времени, ни способностей. И что бы вы ни излагали, они все  равно
поймут вас неправильно.
   Кэрмоди попытался  восстановить  прежние  сердечные  взаимоотношения,  но
понял,  что  это  невозможно.  Поэтому  он  всецело   посвятил   себя   лишь
преподаванию того, что знал сам. Все свободное время он или  записывал,  или
диктовал Туту и другим сведения о научных дисциплинах. Хотя в тех местах, по
которым шли переселенцы, не было и следов залежей серы  и  селитры,  Кэрмоди
знал, что они есть  в  долине.  Он  написал  инструкцию,  как  распознавать,
разрабатывать и очищать ископаемые, а также как делать порох. Кроме того, он
во всех подробностях изложил,  как  мастерить  ружья,  пистолеты  и  ртутные
капсюли, как искать свинцовую руду и выплавлять из нее металл.
   Это было лишь частью всех технологических процессов, о которых он оставил
сведения. В дополнение он письменно изложил основные данные о химии, физике,
биологии  и  электричестве.  Более  того-он  начертил  принципиальную  схему
электромобиля и машины с двигателем на водородном горючем. Затем последовало
детальное  объяснение  процесса  получения  водорода  в  результате  реакции
сжатого перегретого пара в присутствии цинковых или железных  катализаторов.
Что, в свою очередь, потребовало рассказа о том,  как  искать  и  опознавать
медную руду, как извлекать из нее металл  и  тянуть  из  него  провода,  как
сделать магнето и пользоваться математическими формулами для ротора.
   В процессе занятий он часто обращался за помощью к Холмъярду. Как-то  тот
ему сказал:
   - Вы зашли слишком далеко, Джон. Вы доработались  до  того,  что  от  вас
осталась  одна  тень,  вы  вгоните  себя  в  гроб.  Вы   пытаетесь   сделать
невозможное, втиснуть сто тысяч  лет  технического  прогресса  в  один  год.
Человечеству  потребовались  для   развития   тысячелетия   усилий,   а   вы
преподносите горовицам их результаты на серебряном блюдечке. Перестаньте! Вы
уже и так достаточно сделали для них, принеся  им  речь  вместе  с  техникой
обработки кремня и возделывания земли. Предоставьте  им  дальше  идти  своим
путем. Кроме того, последующие экспедиции  скорее  всего  установят  с  ними
контакты и дополнят всю ту информацию, что вы пытаетесь впихнуть в них.
   - Вероятно, вы правы,-простонал Кэрмоди.-Но  несмотря  на  все  старания,
больше всего меня беспокоит, что я  учил  их  общению  лишь  с  материальным
миром. И почти ничего не сделал, дабы внушить им хотя бы начатки этики.  Вот
это и не может меня не волновать сильнее всего.
   - Дайте им самим разработать ее.
   - Мне бы этого не  хотелось.  Подумайте  только  о  многочисленных  путях
порока и зла, которыми они могут пойти.
   - В любом случае им этого не избежать.
   - Да, но при желании они смогут выбрать и правильный путь.
   - Так ради Бога, дайте им его!-вскричал  Холмъярд.-Перестаньте  терзаться
до желудочных колик! Сделайте что-нибудь или перестаньте болтать!
   - Скорее всего вы правы,-мрачно сказал Кэрмоди.-Во всяком случае  времени
у меня осталось немного. Через месяц мне следует прибыть на  Вайлденвули.  И
решить эту проблему я не успею.
   В  следующем  месяце  караван  покинул  теплые  долины  и   двинулся   по
плоскогорьям и ущельям меж вершинами. Воздух стал холоднее, а растительность
на удивление походила на траву и кустарник  земных  высокогорий.  Ночи  были
холодные, и горовицы теснились поближе к пламени костров. Кэрмоди научил  их
дубить шкуры и сметывать себе одеяния, но не позволил им  тратить  время  на
охоту за животными, мех которых мог бы согревать их.
   - Успеете заняться этим, когда мы придем в долину,-сказал он.
   За две недели до выхода к перевалу, за  которым  лежала  долина,  Кэрмоди
как-то проснулся ночью. Он уловил постукивание в скорлупу яйца  на  груди  и
понял, что острый клювик цыпленка пытается пробиться сквозь двойную кожистую
оболочку. К утру в скорлупе появилось отверстие. Кэрмоди  поступил  так  же,
как все прочие матери, за которыми ему довелось наблюдать. Придержав яйцо  с
тыла, он ободрал с него оболочку. Яйцо так долго было частью его самого, что
ему казалось, будто он сдирает кожу с самого себя.
   Появился прекрасный здоровенький цыпленок, мальчик,  покрытый  золотистым
пушком,  и  уставился  на  мир  большими  голубыми  глазами,  которые   пока
разъезжались в разные стороны.
   Туту пришла в восторг:
   - У всех нас карие глаза!  А  он  первый  горовиц  с  голубыми!  Хотя  мы
слышали, что у диких горовицев в этих местах бывают голубые глаза. Но у него
глаза точно, как у тебя. Ты сделал ему голубые глаза, чтобы все мы  знали-он
твой сын, да?
   - Ничего я не делал,-сказал Кэрмоди.
   Он не стал упоминать, что цыпленок был мутантом или, иными  словами,  его
генетический код содержал в себе рецессивные гены той  линии  предков,  раса
которых обладала голубыми глазами. Слишком долго пришлось бы  объяснять.  Но
он в самом деле испытал смущение.  Ну  почему  это  случилось  с  цыпленком,
которого именно он выносил?
   К полудню щупальца,  державшие  яйцо  на  его  коже,  высохли,  и  пустая
кожистая  скорлупка,  отвалившись,  упала  на  землю.  Еще  через  два   дня
многочисленные маленькие дырочки на груди затянулись,  и  кожа  снова  стала
гладкой.
   Он рвал связи с этим миром. К полудню на связь вышел Холмъярд и  сообщил,
что прошение Кэрмоди о продлении срока пребывания на Ферале отклонено.  И  в
день окончания контракта он должен отбыть с планеты.
   - В соответствии с условиями нашего контракта мы  должны  обеспечить  вас
транспортом  до   Вайлденвули,-сказал   Холмъярд.-Мы   воспользуемся   нашим
собственным. И через несколько часов доставим вас к месту назначения.
   В течение последующих двух недель Кэрмоди буквально гнал караван,  уделяя
сну не больше четырех часов и останавливаясь только тогда, когда  надо  было
выпасти лошадей.  К  счастью,  конское  поголовье  Ферала  обладало  немалой
выносливостью, хотя и не такой быстротой, как их земные собратья.
   Накануне дня отбытия Кэрмоди, вечером, отряд вышел к горному перевалу, за
которым  лежала  долина   обетованная.   Разведя   костры,   путешественники
пристроились к теплу.
   С перевала дул холодный ветер, и Кэрмоди уснул не без труда. Но  причиной
бессонницы были не порывы зябкого ветра, а его мысли. Они ходили  по  кругу,
как индейцы вокруг каравана фургонов, осыпающие его острыми стрелами. Он  не
мог отделаться от беспокойства, размышляя, что станет с его  паствой,  когда
он покинет ее. Он не мог не сожалеть о том, что  не  обеспечил  их  духовным
наставлением.  "Завтра  утром,-решил  он.-Завтра  утром  мне  представляется
последняя возможность. Но в мыслях  у  меня  нет  ничего,  ровно  ничего,  я
отупел. Если бы мне было дано право решать самому,  если  бы  начальство  не
принудило бы меня к молчанию... но ему виднее.  Скорее  всего  я  бы  сделал
что-то не то.  Наверное,  лучше  всего  отдать  все  на  волю  Божественного
провидения. Но ведь Бог являет себя через деяния человека, а я человек..."
   Должно  быть,  он  все  же  задремал,  потому   что   внезапно   очнулся,
почувствовав прижавшееся  к  нему  маленькое  тельце.  Это  была  Туту,  его
любимица.
   - Мне холодно,-сказала она.-И я много раз, еще до пожара деревни, спала у
тебя на руках. Почему ты не позвал меня сегодня вечером? Это твоя  последняя
ночь!-дрожащим голосом сказала она и заплакала.
   Плечи ее затряслись, и она уткнулась клювом ему в бок,  когда  он  прижал
головку Туту к груди. И не в первый раз Кэрмоди пожалел, что у этих созданий
такие твердые клювы. Им  никогда  не  будет  дано  познать  удовольствие  от
соприкосновения в поцелуе теплых нежных губ.
   - Я люблю тебя, Джон,-сказала она.-Но  после  того  как  чудовище  сожгло
деревню, мы стали и бояться тебя. Но сегодня вечером  я  забыла,  что  боюсь
тебя, и должна провести эту ночь в твоих руках, чтобы запомнить  ее  на  всю
жизнь.
   Кэрмоди почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы,  но  постарался,
чтобы голос звучал ровно и спокойно:
   - Те, кто служат Создателю, сказали, что меня ждет работа в другом месте.
Где-то среди звезд. И я должен отправляться, пусть даже мне не хочется.  Мне
грустно, как и тебе. Но, может быть,  когда-нибудь  я  и  вернусь.  Не  могу
обещать. Но всегда буду надеяться.
   - Ты не должен оставлять нас. Мы все еще твои дети, а нас  ждет  взрослая
работа. Взрослые как дети, а мы как взрослые. Ты нам нужен.
   - Я знаю, что ты права. Но я буду молиться Ему, чтобы Он не  оставил  вас
своим внимание и оберегал вас.
   - Я надеюсь, что у Него больше мозгов, чем у моей матери. Я  надеюсь,  Он
такой же умный, как ты.
   Кэрмоди засмеялся.
   - Он бесконечно умнее меня. Не беспокойся. Чему быть, того не миновать.
   Он еще немного поговорил с ней,  в  основном,  давая  советы,  как  лучше
подготовиться к наступающей  зиме,  и  заверяя,  что,  может  быть,  он  еще
вернется. Или, если не он, так другой человек. И наконец провалился в сон.
   Его пробудил испуганный голос Туту, вскрикнувшей под ухом.
   - Что с тобой, девочка?-сев, спросил Кэрмоди.
   Она приникла к нему, и в ее больших глазах  отразилось  затухающее  пламя
костра.
   - Пришел отец и разбудил меня! Он сказал: "Туту, ты интересовалась,  куда
уходят горовицы после смерти. Я знаю, потому что, умерев,  сам  ушел  в  эти
земли. Это прекрасная страна,  и  не  плачь  из-за  того,  что  Джон  должен
покинуть вас. Когда-нибудь ты с ним здесь встретишься.  Мне  было  разрешено
увидеться с тобой и рассказать об этом. А ты должна передать Джону, что  мы,
горовицы,-как люди. У нас есть души, и мы  вовсе  не  превращаемся  в  прах,
умирая, чтобы никогда больше не увидеть друг друга". Отец мне так сказал.  И
протянул руку, чтобы коснуться  меня.  Мне  стало  страшно,  я  заплакала  и
проснулась!
   - Ну-ну,-сказал Кэрмоди,  укачивая  ее.-Тебе  просто  приснилось.  Ты  же
знаешь, что твой отец не умел говорить  при  жизни.  Так  как  же  он  может
разговаривать сейчас? Тебе привиделось.
   - Не приснилось, не приснилось! Он пришел ко мне не в голову, как во сне!
Он стоял рядом, между огнем и мною! Он отбрасывал тень! А у сна нет теней! И
почему он не умеет разговаривать? Если он может жить после смерти, то почему
ему не говорить? Как ты сам  сказал:  "Почему  полоски  у  жука  и  грива  у
лошади?"
   - Устами младенца...-пробормотал Кэрмоди и до рассвета проговорил с Туту.
   К полудню того же дня горовицы одолели высшую точку перевала. Внизу перед
ними лежала долина, сияющая зелеными, золотыми, желтыми и красными  красками
осенней растительности. Еще через несколько  дней  яркие  цвета  пожухнут  и
порыжеют, но сегодня красота долины радовала глаз теми  обещаниями,  которые
таились в ней.
   - Через  несколько  минут,-сказал  Кэрмоди,-с  неба  в  звездном  фургоне
спустится человек. Не надо пугаться. Он не причинит вам  вреда.  Я  же  хочу
сказать вам несколько слов, которые, надеюсь, ни вы, ни ваши потомки никогда
не забудут.
   Прошлой ночью Туту увидела своего покойного отца. Он поведал  ей,  что  у
всех горовицев есть душа, которая после смерти перебирается в другое  место.
Творец создал такое место и для вас-так рассказал  Хут,-потому  что  вы  Его
дети. И Он никогда не оставит вас. А вы должны быть послушными  Его  детьми,
потому что Он...-Тут он замялся, ибо у него чуть не вырвались слова "что  он
Отец ваш". Но помня, что в представлении горовицев существует  только  образ
матери, продолжил:-...потому что Он-Матерь ваша.
   Я  излагал  вам  историю,  как  Творец  создал  мир  из  ничего.  Сначала
вселенную. Затем в  космосе  появились  атомы.  Потом  они  слились,  создав
бесформенную материю. Та преобразовалась в солнца,  большие  солнца,  вокруг
которых крутились солнца поменьше. Маленькие солнца остывали  и  становились
планетами, как та, на которой вы сейчас живете. Появились вода и суша.
   И Он создал живые существа в морях и океанах, столь мелкие, что их нельзя
было увидеть глазом. Но Он все видел. И когда-нибудь  вы  тоже  увидите.  Из
этих маленьких  существ  появились  большие.  Возникли  рыбы.  Одна  из  них
выползла на берег, обрела ноги и стала дышать воздухом.
   Некоторые животные залезли на  деревья  и  стали  там  жить,  после  чего
превратились в птиц. А другие начали ходить на двух ногах, а те  конечности,
которые могли бы стать крыльями, превратились  в  руки  с  пальцами.  И  эти
существа стали вашими предками.
   Вы знаете это, ибо я много раз рассказывал вам. Вы знаете, что у вас было
в прошлом. А теперь я расскажу вам, что вы должны  делать  в  будущем,  если
хотите стать Его хорошими детьми. Я оглашу вам законы горовицев.
   Вот что Он хочет от вас каждый день вашей жизни.
   Почитайте Создателя вашего пуще своих родителей.
   Любите друг друга и даже ненавидящих вас.
   Любите и животных. Можете убивать их для пропитания. Но не причиняйте  им
боли. Пусть животные работают на вас, но кормите их и  давайте  им  отдыхать
вволю.
   Говорите правду. Кроме того, неотступно ищите истину.
   Поступайте в соответствии с правилами общества. Пока оно не потребует  от
вас творить то, что Ему нежелательно. Тогда отриньте такое общество.
   Убивайте только, чтобы не быть убитым. Создатель не любит  убийц  и  тех,
кто затевает войны без причины.
   Не пытайтесь творить добро через зло.
   Помните, что вы, горовицы, не одни в этом мире. Вселенная  наполнена  Его
детьми. Они не горовицы, но любите и их.
   Не бойтесь смерти, ибо жизнь вечна.
   Замолчав, Кэрмоди бросил на взгляд  на  слушателей,  пытаясь  представить
себе, какое представление о добре и о зле оставила у  них  его  речь.  Затем
подошел к высокому валуну, на плоской вершине которого стояла чаша с водой и
лежал ломоть хлеба, испеченный из желудевой муки.
   - И ежедневно в полдень, когда солнце стоит в зените, пусть  мужчина  или
женщина, избранные вами, сделает это перед  вами  и  для  вас.-Кэрмоди  взял
кусок хлеба, обмакнул в воду и, съев его,  сказал:-И  пусть  избранный  вами
произнесет сии слова, чтобы они были услышаны всеми.
   "Этой водой, из которой вышла первая жизнь, благодарю Создателя за данную
им жизнь. И этим хлебом благодарю Создателя за благословение всему  миру,  и
пусть  даст  он  мне  силы  противостоять  злу  бытия.  Приношу   Ему   свою
благодарность".-Он замолчал.
   Лишь Туту не смотрела на Кэрмоди, ибо  торопливо  записывала  услышанное.
Затем она  подняла  на  него  глаза,  словно  спрашивая,  собирается  ли  он
продолжать. Но, заплакав, бросила карандаш с грифельной доской и, бросившись
к монаху, обвила его руками.
   - Звездный корабль летит!-зарыдала она.-Не уезжай!
   Общий стон страха и изумления донесся из клювов толпы, когда все увидели,
как из-за горного хребта появилось сияющее чудовище и направилось к ним.
   Кэрмоди мягко высвободился из объятий Туту и отступил на шаг.
   -  Приходит  время,  когда  родители  должны  расставаться  с  детьми,  а
дети-становиться взрослыми. Вот это время и  наступило.  Я  должен  покинуть
вас, потому что меня ждут в другом месте.
   Просто помни, что я люблю тебя, Туту. И всех вас люблю тоже. Но я не могу
оставаться здесь. Но Он всегда будет с вами. Оставляю вас под Его опекой.
   Стоя в пилотской рубке, Кэрмоди не отрывал взгляда от изображения  Ферала
на экране. Теперь размер планеты  был  не  больше  баскетбольного  мяча.  Он
повернулся к Холмъярду:
   - Наверное, мне придется отчитаться перед  начальством  за  ту  финальную
сцену. Должно быть, мне дадут серьезный выговор и накажут. Не знаю. Но в тот
момент я был убежден, что поступаю совершенно правильно.
   -  Вы  не  должны  были  говорить  им,  что  у  них  есть   душа,-заметил
Холмъярд.-Меня лично эта проблема не волнует. Я считаю, что смешна сама идея
души.
   - Но у вас есть возможность думать о ней,-возразил  Кэрмоди.-Пусть  такое
же право обретут и горовицы. Разве может  существо,  способное  к  осознанию
понятия души, не обладать ею?
   - Интересный вопрос. И не имеющий ответа. Скажите,  вы  серьезно  верите,
что та небольшая церемония, которую вы устроили, удержит их на  узкой  тропе
праведности?
   - Я не дурак,-сказал  Кэрмоди.-Конечно,  нет.  Но  в  данном  случае  они
получили правильные основные указания. И если они исказят их, что  ж,  я  не
виноват. Я сделал все, что мог.
   - Неужто?-удивился Холмъярд.-Вы  заложили  основы  мифологии,  в  которой
предстанете Богом или сыном Божьим. Неужели вы не понимаете, что,  когда  по
прошествии времени сотрется память о подлинных событиях, связанных  с  вами,
когда поколение будет сменяться поколением, миф станет наслаиваться на  миф,
а искажение-накладываться на искажение, от правды ничего не останется?
   Кэрмоди продолжал смотреть на расплывающиеся очертания шарика.
   - Не знаю. Но я дал им нечто, что превратило их из животных в людей.
   - Прометей!-выдохнул Холмъярд. И погрузился в долгое молчание.
   - - - - - - - - - - - - - - - - Philip Hose Farmer. Prometheus
   (с) Илан Полоцк, перевод (e-mail: root@info.bb.neonet.lv)
   Все права  сохранены.  Текст  помещен  в  архив  TarraNova  с  разрешения
переводчика. Любое коммерческое использование данного текста  без  ведома  и
согласия переводчика запрещено. - - - - - - - - - - - - - - - -