Александр БОРЯНСКИЙ

                        ГНЕЙ ГИЛДЕНХОМ АРТУР ГРИН



                                     Сердце человека обдумывает свой путь,
                                     но Господь управляет шествием его.
                                                             Притчи: 16, 9

                                     Оглянись!
                                     Это драка без права на отдых.
                                                                Виктор Цой



     Цвет и смысл возвращались в мир одновременно.
     Люди просыпались.
     Еще одна ночь полной луны отступила. Еще одна ночь полной  луны  была
позади.
     Просыпались  коричневые  горы  и  голубые  степи,  зеленые   леса   и
красно-бурые болота.
     Черные пашни под белым снегом.
     Желтая глина и синее море.
     Новый год наступил для всех. Его встречали и ему радовались в  замках
и в дороге, в столичных дворцах и на пограничных заставах.
     Для горного народа, живущего в стороне от всех  гордо  и  независимо,
это был 13163-й год от сотворения гор.
     Для удачливых морских торговцев, влюбленных  в  звонкую  монету  всех
цветов и оттенков, но не брезгующих и тяжелым мечом с кольчугой,  -  311-й
от основания Лунной Заводи.
     Для лесных  жителей,  которых  природа  защитила  от  натиска  конных
степняков зеленым заслоном, - 11702-й год существования леса.
     Черные рыцари встречали 289-й год до конца света.
     Народ, наделенный выдающейся физической силой - 961-й со дня рождения
основателя мира.
     А  кочевники,  стоявшие  огромным   табором   на   границе   богатого
королевства, просто славили новый день, дающий возможность совершить набег
и отнять то, что не удалось отнять вчера и позавчера.
     Солнце не торопилось. Уверенное в себе,  оно  выкатывалось  медленно,
словно желая лишний раз предупредить всех, живущих в этом мире:  "Итак,  я
начинаю!"
     В захолустном замке на окраине большой страны проснулся молодой воин.
Он сел на кровати и первым делом взглянул на покоящийся в углу меч.
     Далеко на севере, в краю мертвых скал открыла глаза закутанная в меха
женщина.
     Далеко на западе,  в  прекрасных  покоях  очнулся  Король.  Он  сразу
вспомнил: накануне  казначей  докладывал,  что  казна  опустела  ровно  на
четверть.
     И новый день начался.
     Новый год вступил в силу.
     Новый оборот событий, призванный завязать стремления богов  в  единый
узел, принял необратимый характер.



                     СОСТОЯНИЕ ПЕРВОЕ. НА СВОЕМ МЕСТЕ

     Говорят, нигде больше утро не начинается для селентинца так рано, как
в Златограде. Во-первых, Златоград  находится  в  центре  земли  и  солнце
приходит сначала сюда, а затем уже в Арету,  Аристон,  Лунную  Заводь.  Но
географическое положение не единственная причина. В  любом  другом  городе
страны просто не принято браться за дела и даже вставать  на  ноги  раньше
полудня. Вся Королевская Республика во главе со столицей ежедневно  крепко
спит до двенадцати и иначе не умеет. Лишь караульные на башнях не  дремлют
и дозорные отряды на границах не прекращают  активной  разведки.  Хотя  не
исключено, что там, на исконном западе, дозорные отряды тоже  предпочитают
выполнять долг при свете Луны, а рассвет встречать с закрытыми глазами. Да
и кого теперь бояться там, на исконном западе?
     Мы в Златограде просыпаемся вместе с солнцем.  Это  осталось  нам  от
альфов.
     Вот и сегодня, проснувшись, я услыхал,  как  гонг  на  главной  башне
выдержал восемь ударов. Гонг по утрам служит напоминанием: ты в провинции.
Да, я живу в провинции, я провинциал и привык вставать всегда в одно и  то
же время - в восемь часов. Даже после празднования Нового года я  не  могу
заставить себя проснуться в  двенадцать.  Я  не  могу  почувствовать  себя
столичным аристократом и даже жителем полуострова  почувствовать  себя  не
могу,  потому  что  я  родился  в  Златограде,  защищаю  Златоград   своим
присутствием и, если все  будет  продолжаться  в  том  же  духе,  вряд  ли
когда-нибудь смогу Златоград покинуть.
     Я сел на кровати.
     Не валяться же еще четыре часа, это не поможет.
     В мое окно пыталось заглянуть солнце. Ему мешали плотные  темно-синие
шторы.
     Новый  год,  сколько  я  помню,  всегда  оказывал  на   меня   особое
воздействие. Первый день очищает сознание и помогает посмотреть на  все  с
другой стороны. Ощущения от  прикосновений  к  предметам,  от  всего-всего
становятся отчетливей, а некоторые вполне обычные мелочи доставляют  такое
неожиданное удовольствие, словно встречаешься с ними впервые.
     Солнечный луч, проникнув между шторами, упал на лезвие меча, стоящего
на специальной подставке в углу, и, отразившись, прыгнул мне в глаза.
     Я встал. Не одеваясь, взял меч в  руки.  Родная  тяжесть!  Знак  моей
судьбы! Повинуясь внезапному желанию, без одежды, без единой вещи на  теле
я выскочил в зал. Зеркало, купленное перед прошлым Новым  годом,  отразило
сильное, готовое к бою  тело.  Только  оружие  -  и  человек.  Я  выполнил
несколько разворотов. Мне стало невероятно хорошо  от  собственного  вида.
Подняв меч острием вверх, я подошел вплотную к зеркалу. Меч в  моих  руках
соприкоснулся с тем, отраженным. Я прижался губами к  железу,  а  потом  к
стеклянной поверхности.
     Наверное, завтра такое и в голову не придет.
     "Пора", - сказал я себе и вернулся, чтобы одеться.
     Но сначала опустил меч на подставку, раздвинул шторы в своей комнатке
и взглянул на утренний город.
     А все-таки я рыцарь! Все-таки рыцарь!..


     Златоград, он же  Позолоченный  Дом  (официальное  название),  он  же
Гилденхом  (древнее  родовое  название)  вошел   в   Королевскую   Морскую
Республику Селентина в 203 году. Прежде им владели альфы.
     Около 200-го года Селентина попыталась протянуть руку  помощи  лесным
жителям, теснимым желтыми варварами. Однако горделивая  закрытость  альфов
не позволила им даже в такой ситуации пойти на союз с давними  соседями  и
соперниками: альфы сами начали войну на  два  фронта,  и  когда  их  земли
превратились в арену для битв Селентины с варварством,  они  бросили  свой
лес и ушли на юг, где основали новую столицу. Впрочем, и вокруг нее  скоро
закипели страсти: исторический штурм города, во время которого погибли две
армии штормхеймских варваров, истощил  защитников,  но  не  принес  успеха
нападавшим,  -  именно  тогда  в  последний  альфийский  город  с   севера
триумфально вошли селентинские рыцари, а весь золотой  запас  из  опасного
места перекочевал в Лунную Заводь. Именно  тогда  Казначей  Марк  Селентин
Александр получил славное имя Грингольд  Альф  Счастливый,  а  Королевская
Республика сумела излечить экономику и начать свое знаменитое  восхождение
к триумфу Собирательницы Земель.
     С уходом альфов перешел к  Селентине  и  Златоград,  самый  восточный
пункт альфийской страны. Для альфов город был важен - он давал им выход  к
морю. Для Королевской Республики он  стал  одним  из  многих  причалов  на
расстоянии шести часов пути  от  замка  с  деревянными  стенами.  Конечно,
центральное  положение  на  пересечении  всех  дорог  стоило  того,  чтобы
переделать Позолоченный  Дом  так,  как  за  пятьдесят  лет  до  того  был
переделан Верхний Путь. Но к 203  году  центральным  положение  Златограда
оставалось уже чисто номинально - восток за проливом лежал в  руинах,  там
просто не было населения.  Страшные  северные  хнумы  истребили  всадников
Солнца, но сами побежденные многолетней  войной  ушли  с  сожженной  земли
обратно на север. Плыть через Златоград оказалось некуда и незачем.  Центр
мира переместился на запад, центр войны - на юг. Златоград не был нужен ни
врагам, ни согражданам. С той стороны пролива покоились разрушенные города
легендарных  солнечных  наездников  -  Флеймарк,  Мустангрим...   Комиссия
военного ведомства признала те места стратегически  безопасными.  Комиссия
казначейства признала их восстановление экономически  невыгодным  и  почти
невозможным. Восточным пределом Селентины стал Златоград, деревянный замок
с минимальным отрядом для защиты.
     Все это я знаю из уроков истории, которые давал мне  лет  пять  назад
тот же бригадир-комендант Луций,  который  сегодня  в  качестве  комиссара
казначейства  выплатит  мне  жалованье,  а  завтра  в  качестве  комиссара
военного ведомства проверит состояние вооружения. Такой уж  у  нас  город,
что и бригадир отряда тяжелой пехоты, и  комендант  крепости,  и  комиссар
казначейства, и военный комиссар - одно и то же лицо.
     И еще Луций, выплачивая жалованье, обязательно добавит каждому рыцарю
что-нибудь от себя. Например, пару золотых.
     В Златограде жалованье тяжелого дефендера раза в два  меньше,  чем  в
Лунной Заводи, и Луций стремится хоть как-то компенсировать разницу. Он-то
получает сразу за четверых, и пусть его комиссарский доход не в два,  а  в
четыре-пять  раз  уступает  доходу  комиссара  где-то  на  полуострове,  -
все-таки его деньги не чета нашим. Но даже если бы Луций однажды  вышел  и
сказал: "Воины! Купцы разорились, пошлин  нет,  а  золото  из  столицы  не
прибыло", - тяжелые пехотинцы  все  равно  продолжали  бы  выполнять  свою
работу. Я могу отвечать за каждого, потому что нас здесь  всего  семь  (не
считая самого бригадира) и мы неизменно проводим время  вместе,  составляя
особую касту среди не слишком разнообразного златоградского населения.
     Луций называется комендантом крепости, однако каменных строений у нас
всего-то одна башня из четырех, да еще первый этаж в его собственном доме.
Когда в крепости сидели альфы, деревянные стены не боялись огня и удивляли
своей прочностью. С уходом альфов  дерево  стало  гнить:  восточную  стену
заменить пришлось  вообще  целиком.  Материала  в  соседнем  лесу  сколько
угодно, и хотя сорт древесины тот  же,  без  альфов  она  не  проявляет  и
половины своих качеств.
     Наш дом - единственная каменная башня. В ней семь комнат (по одной на
каждого), зал для общих собраний, запасные помещения, под самой  крышей  -
маленькая комнатка для размышлений. Все окна смотрят  в  город.  С  другой
стороны - коридор с рядом бойниц  и  защищенные  выходы  на  стены.  Места
много:  что-что,  а  башня  возводилась  по  всем  правилам  строительного
искусства  Селентины.  Правда,  как  гласит  предание,  военный  комиссар,
побывавший в Златограде двенадцать лет тому назад,  осмотрев  нашу  башню,
заявил: "Да, похоже, слава Билда Защитника сюда не добрела." Он  абсолютно
прав: Билд Защитник, как и прочие селентинские  знаменитости,  никогда  не
был в Златограде.
     Мы,  рыцари-пехотинцы,  живем  вместе,  но  по   утрам   предпочитаем
встречаться где-то в городе. Например, возле таверны. Или у дома бригадира
Луция. Для нас Луций прежде всего бригадир, а потом уже комендант и дважды
комиссар.
     Хотя как раз сегодня он, пожалуй, прежде всего комиссар казначейства,
потому что в полдень отряд тяжелой пехоты получает  от  казны  шестнадцать
синих и шестнадцать зеленых золотых долевого содержания. По четыре  монеты
на каждого. Луций ведь тоже тяжелый дефендер. И чаще всего  Луций-казначей
раздает другим именно содержание Луция-рыцаря.
     Поверх зеленой майки я одел кольчугу.  Остальное  тяжелое  вооружение
сегодня ни к чему, но меч и кольчуга необходимы: они - отличительный знак,
и златоградцы должны видеть, за что нам семерым платят деньги.
     Сбежав по каменным ступеням (моя комната в третьем  ярусе  башни),  я
оказался на улице. Пять минут неспешной ходьбы до центра, где в  окружении
гранатовых деревьев красуется дом Луция. Зимой в  майке  не  холодно  -  в
таком месте живем. Говорят, лет десять назад климат по  всей  земле  очень
изменился. Но мы этого не заметили. С запада задули какие-то новые  ветра,
на  юге  землетрясение  раскололо  пополам  непроходимую  пустыню.  Луций,
прослышав об "эпохе  катастроф"  от  столичного  вестника,  прибывшего  за
налогом, внес изменения  в  курс  географии  и  собственноручно  нарисовал
громадное озеро на месте запредельных южных песков. Согласно новому курсу,
в нашем географическом центре мира  как  было  однообразно  жарко,  так  и
осталось.
     Вообще-то в центре мира живет наш бригадир, потому что,  если  верить
картам, Златоград - самый-самый центр, а  дом  коменданта  сразу  строился
так, чтобы от него до каждой из четырех башен было одинаковое  расстояние.
И там, в самом-самом центре изведанного человеком  пространства  я  сейчас
получу четыре золотых.
     Гай, Марк, Юл, Квинт  и  Анк  стояли  перед  входом.  Седьмой,  Тавр,
дежурил в дозоре на пристани. Из-за упражнений  перед  зеркалом  я  пришел
последним.
     Дверь открылась. На пороге показался садовник коменданта.
     - Рыцари!  -  сказал  садовник,  который  почему-то  уверен,  что  он
единственный на  весь  Златоград  хранитель  традиций  ушедших  альфов.  -
Рыцари! Надо подождать!
     И принялся за гранатовые деревья.
     - Хорошо, - сказал Гай, потом Марк, потом Юл, потом Квинт, потом Анк,
потом я.
     И каждый подумал: "Еще считает".
     И каждый решил: "Ладно, придем как положено, к двенадцати".
     Мы отправились в таверну.
     Из курса военной теории  для  тяжелых  пехотинцев  я  знаю,  что  так
устроены все селентинские (да и не  только  селентинские)  города:  четыре
башни  по  углам,  дом  коменданта  на  пересечении  линий   между   ними,
государственный флаг на главной башне. Но некое  чутье  мне  подсказывает,
что только в нашем городе всего одна таверна, только у нас  она  именуется
так официально - "Позолоченный Дом", и только Фавст Эдуард,  ее  хозяин  с
момента основания,  мог  выдумать  повесить  над  входом  точно  такое  же
перечеркнутое золотой молнией синее полотно, как то, что  развевается  над
всем городом, обозначая его принадлежность к Республике Селентина.
     Мы вошли.
     Фавст Эдуард еще спал. Он произвелся на свет  в  Аристоне,  а  у  нас
открыл дело, и хотя случилось это давным-давно, привычка жителя метрополии
просыпаться на четыре часа позже любого златоградца оставалась  с  ним  до
сих пор. Нас встретил главный  повар,  он  же  -  предполагаемый  преемник
Фавста Эдуарда в случае желания последнего уехать из  Златограда.  Желание
Фавста Эдуарда уехать постоянно и непреходяще, однако год  за  годом,  вот
уже на протяжении многих лет, он откладывает его исполнение до  следующего
полнолуния.
     Мы заказали по пицце с грибами и один яблочный пирог на всех.
     Все-таки что бы каждый из нас ни думал, а  рыцарское  жалованье  дает
возможность неплохо жить в Златограде. Дважды в день мы ходим  в  таверну,
где чисто и где вкусно готовят. Я могу наблюдать  закат,  когда  наступает
очередь дежурства на пристани. Когда на стенах и на берегу в дозоре кто-то
другой, можно уходить в лес и бродить там, представляя,  как  жили  в  нем
древние  альфы  еще  до  основания  Лунной  Заводи.  И,  конечно,   боевое
искусство, - ведь мы совершенствуемся под руководством Луция, семь  раз  в
десять дней обязательно. Но тут уже жалованье не при чем. А вот если Луций
выдаст сегодня, допустим, два  золотых,  то,  прибавив  сохраненный  синий
золотой, я смогу завтра же купить в лавке  столичное  новшество:  изящный,
расписанный драконами чайник из тонкого-тонкого стекла, и такие же чашки -
целый набор, и пить по вечерам чай с Гаем и Квинтом не из обычных  кружек,
а по-настоящему.
     Пиццу принесли. Мы стали есть.
     Но все-таки чтобы побывать в Лунной Заводи или хотя  бы  в  Аристоне,
рыцарского жалованья даже за целый год, даже за два года не  хватит.  Если
вздумать туда отправиться по собственной прихоти, а не по  приказу.  Когда
по приказу - платит казна. Но приказа такого никто не даст,  и  не  потому
что мы плохие бойцы и не нужны Королю, а потому что мы  нужны  ему  именно
здесь. Мы специализированы для защиты,  мы  созданы,  чтобы  готовиться  к
драке, ожидать драки - и драться ради далекой Лунной Заводи, которую никто
из нас скорей всего так никогда и не увидит.
     Вчера  перед  сном,  после  праздничного  ужина  меня  вдруг  сковало
страшное напряжение - по отношению к востоку. Я вышел  на  стену  и  долго
всматривался в темноту. Мы должны ждать,  мы  обязаны  ждать  нападения  с
востока или с севера, хотя комиссия установила и все знают, что на востоке
развалины и никого нет. Но на западе и на юге мир, война оттуда больше  не
придет.
     - Вкусная пицца! - сказал Анк.
     Да, пицца действительно была замечательная.  И  я  обязательно  куплю
завтра  расписанный  драконами  чайник.  И  когда-нибудь  отдам  жизнь  за
Позолоченный Дом, за свой замок. А лучше сохраню и себя,  и  крепость.  Но
даже если я еще двести, триста лет простою на стене, вглядываясь во  мрак,
меня не покинет исконно  селентинская  тоска  по  кораблю,  увозящему  увы
кого-то другого в неведомый славный край...
     По золотой молнии, пронзающей синий простор.


     Вечером я ложился спать, предвкушая завтрашний день.
     Луций выдал всего один золотой. Вместо двух - всего один. Но - белый!
Таких монет в Златограде, по-моему, еще не  было.  Белый  золотой!  А  это
значит, что завтра, в одиннадцать утра, перед  воинскими  занятиями  я  не
спеша зайду в лавку, которая уже, конечно,  будет  открыта,  и  положу  на
прилавок  кругляшок  белого  золота.  А  получив  товар,  унесу  с   собой
сохраненный синий золотой и, не исключено, даже какую-то сдачу.
     Вообще если не  увлекаться  охлажденным  шоколадом,  то  периодически
можно  приобретать  в  лавке  что-то  стоящее.  Но  воину  и  не  пристало
увлекаться холодным шоколадом.  Летом  я  купил  свиток  лучших  изречений
Селентина Александра, составленный в 25-м и последний раз изданный в 300-м
году в столице. Там так и написано:

                     Шальной стрелою замка не удержишь.
                     Воин! Согрей шоколад над огнем.

     Зато чай - изысканный напиток, многие его не понимают, да многим он и
не по карману. Недаром чайный набор  ждет  меня  в  лавке  чуть  ли  не  с
прошлого  полнолуния.  Где-то  раз  в  две  доли  я  заходил   им   просто
полюбоваться, но у меня никак не случалось ни трех синих, ни трех зеленых,
ни одного белого  золотого...  Белый  золотой  -  новое  слово  в  истории
Селентины!
     С такими благостными мыслями я и уснул.


     - Гней! - громко позвал кто-то в самое ухо.
     Я открыл глаза.
     Передо мной стоял Квинт в полном  боевом  облачении.  Квинт,  который
ночью должен был дежурить на стене.
     Я вскочил и схватился за меч. Отдернул шторы. Едва светало.
     В зале уже звенели латы, щиты и мечи.
     - Пошли! - сказал Квинт. - Бригадир зовет.
     Я опустил оружие  на  подставку,  расслабил  мышцы  -  и  понял,  что
проснулся.
     Спустя пять минут семь тяжелых пехотинцев построились на площадке для
тренировочных занятий. Как всегда, по росту: Гай, Марк, Юл - передо  мной,
Тавр,  Квинт,  Анк  -  после  меня.  Тяжелые  ботинки,  поножи,  кольчуга,
дополнительные латы, шлем с забралом и,  конечно,  щит  -  тело  полностью
защищено от прикосновения чужого железа.  Простой  ополченец,  не  рыцарь,
даже не смог бы носить привычный для нас почти абсолютный панцирь. То есть
носить, наверное, смог бы, но пользы от него как от воина не было  бы  уже
никакой  -  чтобы  сохранить  ловкость  и  движение  при  такой   тяжести,
необходимо особое искусство. Поверх  доспехов  -  шелковая  одежда:  синяя
ткань и золотая молния.
     Все как обычно. Только встали мы очень рано даже  для  Златограда.  И
еще все семь, никто не остался на пристани.
     Рядом с Луцием стоял человек в сером плаще. Я видел его впервые.
     - Щит на руку! - скомандовал Луций.
     И началось.
     Перестроение, потом перестроение по ходу, для  защиты  и  для  атаки,
индивидуальные упражнения, выпады, развороты, защита  с  мечом,  отражение
ударов... Я действовал, как учил бригадир, стараясь избежать инерции и  не
сбить дыхание.
     По команде мы остановились.
     Человек в сером плаще подошел вплотную ко мне и, глядя прямо в глаза,
спросил:
     - Сколько лет?
     - Два.
     - Первое деяние?
     - Лесной бой с альфом. Один на один.
     - Результат?
     - Пленение противника.
     Взгляд человека в плаще изменился, в нем появилось уважение. Конечно:
против альфа, в лесу! Один на один!
     Два года назад я встретил в лесу лучника. И ведь он действительно был
альфом! Правда, когда я обнажил меч, он тут же бросился бежать  с  криком:
"Господин Гилденхом, не убивайте!" - но меня спровоцировали зеленые глаза,
и я устремился в погоню. Я привел его связанного к Луцию, Луций вызвал  из
таверны Фавста Эдуарда, а  Фавст  Эдуард  сказал:  "Здравствуй,  Дон.  Где
мясо?"  И  мой  пленник  стал  оправдываться,  мол,  третий  день  ему  не
попадалось крупной дичи, но уже завтра, согласно контракту... Однако Луций
все равно засчитал Дона в качестве первого деяния и с лета 309 года  пошел
мой отсчет возраста. (Позже я узнал, что охотник Дон за два года  до  того
стал первым деянием Гая, Квинта, Марка и Юла, только они поймали  его  все
вчетвером.)
     - Гилденхом Артур, - сказал человек в плаще, - ты пойдешь со мной.
     Я посмотрел на бригадира.
     - Артур Грин! - сказал бригадир. - Ты пойдешь с ним.
     И хотя из нас семерых пятеро именовались Гилденхом Артур Гринами, все
поняли, что речь идет обо мне.
     "Ну, Гней, - сказал я себе, - теперь держись!"


     Я стоял и смотрел на Луция, на своих братьев по оружию, на  невысокую
деревянную стену...  Я  чувствовал,  как  все  это  от  меня  стремительно
отдаляется  и  начинается  нечто  новое.  Нечто  новое  всегда  начинается
неожиданно, - так написано у Селентина Александра.
     Прошлая ночь была ночью полнолуния.  Выходит,  народная  мудрость  не
ошибается и ночь полнолуния действительно изменяет мир? Что ж, перемены  -
благо для селентинца. И если они приходят, когда Луна в самом расцвете, то
тем большее благо. Лунная Заводь основана сыном Луны,  селентинцы  -  дети
Луны, и коль нечто новое хоть как-то связано с Луной, оно не  может  нести
зло народу Лунной Заводи.
     Человек  в  сером  был  без  оружия.  Корабли  к  нашей  пристани  не
причаливали уже добрую долю. Два факта заставляли задуматься.
     Но глаза его были синего цвета. Как у всех нас.


     - Это снимай, - он указал на обитые железом ботинки. - И это.  И  вот
это.
     В результате от неприступного панциря остались лишь кольчуга и  шлем.
Человек в сером с сомнением поглядел на меня, покачал головой и сказал:
     - Это снимай.
     Я лишился шлема.
     - А это - в мешок.
     Тонкая шелковая форма была нужна, но - в мешке, в свернутом виде!
     - Когда вы уходите из города? - спросил бригадир Луций.
     - Сейчас.
     Луций кивнул.
     - Мне нужен меч, - сказал незнакомец.
     - Какой?
     - Любой. И пояс.
     - Все?
     - Все.
     Квинт принес ему меч. Я надел обычную легкую обувь.
     Незнакомец подержал меч в руке, как-то очень неуклюже подержал,  -  и
прицепил к поясу.
     - Пошли, Гилденхом, - только и сказал он.
     Вот так все просто. Вот так просто я покинул город, в котором впервые
увидел небо, узнал об окружающем мире, совершил первое деяние,  где  стоял
на страже и готов был простоять до конца жизни.
     Мы выходили через главные  ворота.  Уютная  домашняя  башня  осталась
позади. Мой новый командир шел размашистым шагом, не оглядываясь,  и  полы
серого плаща не поспевали за ним.
     Я оглянулся несколько раз. Мне мешала одна назойливая мысль.
     Я так и не купил расписанный  драконами  чайник  и  шесть  одинаковых
чашек.



                       СОСТОЯНИЕ ВТОРОЕ. МЕЖДУ ЗАМКАМИ

     О том, что моего спутника зовут Лайк Александр,  я  узнал  только  на
четвертые сутки.
     Сначала я даже не очень удивился. Вернее, совсем  не  удивился  -  не
успел.  Выйдя  из  города,  мы  направились  к   пристани.   Два   рыбака,
добросовестно исполняя роль ополченцев, глазели на  зеленое  с  фиолетовым
оттенком море. Лайк (тогда я еще не знал его  имени  и  для  себя  называл
просто "человек в плаще") не захотел  пробираться  через  альфийский  лес,
равно как и не захотел ждать корабля. От пристани мы повернули налево.  Мы
шли в Верхний Путь, ближайший от Златограда селентинский город.

     День второй. Вообще-то мысль идти пешком туда,  куда  можно  доплыть,
для селентинца, мягко говоря, необычна. Но спорить... Я брел  к  неведомой
цели, а когда идешь к цели, о которой тебе ничего не известно, кроме того,
что она есть, - слушай старших и вспоминай курс военной теории для тяжелых
пехотинцев. Ты знаешь, что все недаром, - и  это  главное;  неизвестность,
опасность, трудности пути -  все  оправдано,  -  и  мир  кажется  большим,
загадочным, невероятно интересным. Хотя что значит - кажется? Он на  самом
деле такой!

     День третий. Места вокруг пошли абсолютно незнакомые. Здесь  дозорный
отряд тяжелой златоградской пехоты никогда не появлялся. Заповедный  край.
Пространство между замками. Но ведь как здорово: я иду,  я  открыт  ударам
справа и слева, - но готов отразить все удары, выйти победителем из  любой
схватки. Луций не раскается: при  необходимости  я  смогу  защитить  этого
Лайка...

     День четвертый близился к концу, когда мы сели отдохнуть шагах в  ста
от воды.
     Устал я все-таки. Для рыцаря преодолевать  большие  расстояния  своим
ходом - последнее дело. И если он специализирован для защиты  -  последнее
дело, и если он  рыцарь  штурмовой  -  тоже,  поскольку  штурмовой  пехоте
удобней и привычней атаковать чужие позиции с моря. Мы не альфы.  Вот  те,
говорят, полной армией через лес до Верхопутья за шестеро суток  добегали.
А нам еще переставлять ноги и переставлять.
     Лайк Александр достал из мешка  флягу,  сделал  несколько  глотков  и
протянул  мне.  Кофе,  напиток  простонародья.  Для  крестьян,  рыбаков  и
ополченцев. И чего он так к нему привязался? Человек явно не простой...
     Сидеть было хорошо. Гораздо лучше, чем идти. Я подумал, что сидеть бы
так и сидеть - глядя вдаль, никуда  не  спеша...  И  стоило  мне  об  этом
подумать...
     - Гилденхом, - сказал Лайк, - узнай, что за холмом.
     Я встал, опустил пальцы на рукоять и двинулся на разведку.
     Итак: справа море и узкая  песчаная  полоса;  слева  трава,  кусты  с
широкими, как лопата, листьями и редкие деревья вдалеке.  Впереди  холм  и
слева от него - холмик поменьше. Главное  -  правильно  оценить  ситуацию,
учил Луций. Остальное вспомнит тело. При необходимости.
     Обойти или подняться наверх?
     Береговая линия за холмом, по всей видимости, поворачивает. Дьявол, и
щит бросили на златоградском дворе! Правда, со щитом я бы далеко не ушел.
     Все-таки лучше справа, по бережку, но на песок не заходить - на песке
резко не развернешься и быстро не побежишь.
     Говорят, здесь и на юг от Златограда, вдоль всего побережья,  водятся
громадные теплолюбивые рыбы. Когда лет пять  назад  недалеко  от  пристани
затонул торговый корабль - никто  не  выплыл.  Говорят,  альфы  умели  ими
управлять.
     Еще говорят, что на исконном Западе  море  синего-синего  цвета.  Как
флаг над крепостью. И лунная дорожка как молния.
     Увидеть бы хоть во сне...
     Холм был уже слева. Да, поворачивает берег.  Поживее  надо,  поживей.
Вот зайду я за тот камень,  а  там  отряд  ждет,  при  полном  вооружении.
Например, отряд этих... как их... А чей, собственно, отряд?  Кто  может  в
311 году от основания поджидать в засаде воина-селентинца?
     Альфы не  могут.  Нет  больше  альфов,  всё,  кончились.  А  те,  что
остались, давно уже подданные и граждане Селентины. Зеленое золото недаром
идет один к одному с синим.
     Всадники Солнца тоже не могут. Нет больше всадников Солнца, в  помине
не осталось. Последний голубоглазый воин геройски  погиб  лет  сто  назад,
если не раньше. И золота их никто никогда не видел. Луций  рассказывал,  у
них просто не было золота, не знали они  собственных  денег,  а  с  нашими
купцами расплачивались червленым, ярочьим, захваченным в походах на Волчий
Замок.
     И ярки не могут напасть, бывшие дикие кочевники. Бывшие - потому  что
постигла их та же участь: исчезли  с  лица  земли,  много  зла  наделав  и
альфам, и солнечным наездникам, но все же проиграв в борьбе с  последними.
В руинах страна ярков и в руинах страна всадников Солнца.  Уцелевшие  ярки
ушли на запад и приняли подданство, но не гражданство  Селентины.  Кто  им
даст гражданство, бродягам потерянным? Впрочем, их очень мало осталось, я,
например, ни одного ярка так и не видел.
     Не могут напасть желтые варвары. То есть напасть-то они могут, но  не
должны и даже обязаны не! В 301 году, десять лет  назад,  приняли  варвары
союзные предложения Селентины, и огромная желтая страна,  занимающая  весь
юг, спустя четыре года подчинилась  нашему  Королю.  Селентина  неожиданно
победила и, что ценнее всего, победила не с помощью силы,  не  захватив  и
разрушив чужую столицу: культура победила варварство, цивилизация  одолела
жестокость,  да  еще  когда!   -   когда   численное   и   территориальное
превосходство, пусть небольшое, было на  стороне  варваров.  Что  принесло
победу Лунной  Заводи?  Свобода  и  притягательность  ее  государственного
устройства. Да здравствует синеглазый народ! Да здравствует Король и пусть
вечно процветает Республика!
     Короче говоря, желтые варвары сидеть в засаде вроде бы не должны.
     И  вроде  бы   не   должны   там   таиться   белые   воины   древнего
города-королевства Мартона, того, что на самом юге, на краю  расколовшейся
пустыни. Мартон никогда не был нашим  врагом,  ни  в  начале  истории,  ни
теперь. Да и слишком он далеко, чтобы быть нашим врагом.
     В общем, из семи существующих народов пять не враждебны, а  шестой  -
сами селентинцы.
     Пришла пора решать: либо по  крутому  склону,  либо  перебираться  на
песок.
     Вот тут-то они и  окажутся,  вот  еще  несколько  шагов...  Восьмерка
горных хнумов, с севера, из тех, что разрушили страну Всадников Солнца.  В
шкурах, с оскаленными лицами. Из тех, что в 167 году  уничтожили  в  своих
обледенелых ущельях всю селентинскую экспедицию, цвет боевой  аристократии
Лунной Заводи и Аристона, до последнего  воина,  и  растерзали  Верховного
Стратега Грей-Дварра Несчастного. Еще  шаг...  И  я  побегу  назад,  чтобы
успеть предупредить Лайка Александра, а когда  он  издалека  увидит  меня,
резко развернусь. Он успеет уйти. Меч я уже держал перед собой. Еще шаг...
     Я обошел холм,  осмотрел  местность  и  вернулся  обратно.  Нигде  не
нашлось даже следов человека или животного. Горные хнумы  мерзли  в  диких
северных замках. Белые воины жарились на краю пустыни и ломали голову, как
поскорее подружиться  с  Селентиной.  Желтые  варвары  изучали  грамоту  и
строили первые корабли. Я возвращался к Лайку прямо по песку и у ног  моих
лежало зеленое море. Фиолетовый оттенок сейчас был незаметен.
     Лайк сидел и все так же держал в руке флягу. Спиной сидел - ко мне, к
подозрительным холмам... Даже не увидел бы ничего.
     - Безопасно, - сообщил я.
     Он обернулся.
     - Ночевать есть где?
     Вот на это я как  раз  не  обратил  внимания.  Но  на  всякий  случай
решительно ответил:
     - Да, есть.
     И спросил, указывая в то место на небесном  своде,  куда  только  что
были устремлены глаза вверенного мне Александра:
     - Что там?
     - Орел, - ответил он.
     И протянул руку.
     - Это самое важное из всего, что я видел, Гилденхом.
     Я пригляделся: черная  точка  на  горизонте  перемещалась  вправо  от
заходящего солнца.

     День пятый. Да, впервые меня называли Гилденхомом, и не единожды,  не
случайно, а постоянно. Звук этого имени -  ГИЛДЕНХОМ  -  напоминал:  жизнь
повернулась другой, еще неизведанной стороной. Дома для братьев-рыцарей  я
всегда был Гнеем, а прочие  златоградцы:  хозяин  таверны,  смотрительница
производящей башни, продавцы в лавке, -  использовали  третье  имя  Артур.
Иногда, в случаях официального наименования, к третьему имени прибавлялось
еще четвертое и получалось - Артур Грин. АРТУР  звучало  как  судьба,  как
единственный смысл: первые имена одинаковы для всех, Гнеем  может  быть  и
рыбак, и башмачник, но рыцарей в Республике со дня основания звали  только
Артурами. Или Александрами.
     Александры встречались реже, намного реже, исключительно редко, -  но
они почему-то обязательно оказывались на первых местах: и  Король  третьим
именем Александр, и Казначей, и бывший Верховный Стратег,  ныне  покойный.
Собственно, все. Больше я об Александрах  не  слыхал.  Нет,  вот  еще  лет
шестьдесят или семьдесят назад пошла,  говорят,  мода  называть  младенцев
Александрами. Но мода как пошла, так и прошла, потому как  эти  Александры
не только никак себя не проявляли  особенным  образом,  но  даже  чересчур
быстро гибли - в каждом бою первыми.
     Пятого имени я не имею. Да и кто я такой, чтобы иметь пятое имя?
     Впрочем, все впереди!
     Однако если бы  уже  сейчас  меня  звали,  допустим,  Гней  Гилденхом
Александр, а Лайка, скажем, Лайк Артур, - возможно, он по вечерам ходил бы
на разведку, а я сидел бы себе и попивал кофе. Вот только у меня во  фляге
был бы не кофе, а чай.

     День шестой. Наверное, таков закон всех дорог:  радостное  недоумение
первых дней уступает  место  усталости,  а  на  смену  усталости  приходит
состояние привычности и нормальности происходящего.
     Я словно и не уходил из Златограда. Точнее, я словно и не жил в  нем.
Мне кажется, я иду уже давным-давно, всю жизнь, и иначе просто не  бывает,
-  не  бывает  ничего,  кроме  кофе,  не  холодного  и  не   горячего,   и
расплывшегося в руке шоколадного батончика.
     Все  как  всегда:  справа  море,  мы  то  отдаляемся  от  берега,  то
приближаемся к нему. Кое-где полоска песка превращается в настоящие  дюны,
и они отодвигают лес на один-два йона. Кое-где, наоборот, лес подступает к
самому берегу и обрывом нависает над нами, идущими по  щиколотку  в  воде.
Где опаснее - тот еще вопрос. Однако Лайк шагает с таким видом, будто  его
задача - преодолеть расстояние от таверны  до  лавки  и  опередить  других
покупателей.  В  лавке  его  ждет  расшитый  золотом  плащ  с  изумрудными
застежками, всего-то за синий золотой, да две головки джессертонского сыра
впридачу. Ну  и  заблудиться  он,  разумеется,  не  способен  даже  вконец
объевшись ледяным шоколадом. Вот с каким видом он шагает.

     День седьмой. Привыкни, подданный, быть гражданином, - И  ночью  Луна
улыбнется тебе!
     Конечно,  привычка  много  значит!  Привыкнуть  -   значит   принять.
Дорога... Дорога - это такая штука...

     День восьмой промелькнул, как и все предыдущие.

     День девятый. Естественно, я не  могу  не  думать,  что  понадобилось
Лайку Александру в Верхопутье. Тем более, времени думать предостаточно.
     В Верхопутье у  Лайка  безусловно  какие-то  важные  дела  и  сам  он
безусловно в Верхопутье нужен, иначе он не получил бы рыцаря Артур Грина в
качестве провожатого. Рыцарей Артур Гринов не выделяют  для  охраны  каким
попало бродягам в серых плащах. Но вот дальше... Останусь ли  я  с  ним  в
Верхопутье дальше или вернусь в Златоград? Мне-то Луций ничего не сообщил.
А может, это только там, в городе, и решится?
     Александр... Он и сам рыцарь,  но,  возможно,  необученный  для  боя.
Бывает  такое:  по  происхождению,  по  задачам  своим  человек  боец,   а
искусство-то боевое у него как раз и отсутствует. То есть ополченца он все
равно в любом случае одолеет, но по большому счету... Хотя, может,  совсем
оно и не так. Может, в Верхопутье  Лайк  именно  для  войны  необходим.  С
другой стороны, с кем там воевать?
     Непонятно...
     Чаю хочется крепкого, без сахара, вот что.
     А может, он финансовый гений? Как Грингольд Альф Счастливый? Тот ведь
тоже Александр.

     День десятый. Вернусь я домой или нет? Кто из наших был в Верхопутье?
Только Луций, и тот еле помнит когда. Ну, конечно, купцы бывали. Но  купцы
дело такое... Особый народ. К тому же у нас их всего трое  или  четверо...
Фавст Эдуард в свое время проплыл мимо,  и  я  так  понимаю,  ему,  Фавсту
Аристону, Верхопутье ни к чему.
     Чужой город... Впервые...
     И не исключено ведь, что я стану бойцом родового Апвэйна!
     Кстати, жалованье воина  Верхнего  Пути  выше  и  шансов  попасть  на
полуостров больше.
     Сегодня утром я сказал об этом Лайку.
     Он пристально посмотрел на меня и ничего не ответил.

     День одиннадцатый. Море, полное водорослей, кусты-лопухи,  цветы  эти
зеленые в самых неожиданных местах... Альфийская земля, в общем.
     Ну хоть когда-нибудь она должна кончиться?!

     День двенадцатый. На рассвете  я  подумал:  "Хорошо  бы  сегодня."  В
полдень отхлебнул кофе из фляги. В три Лайк прибавил шагу,  и  я  понял  -
неспроста.
     И вот я здесь.
     Каменных башен - четыре.
     Стена - крепкая и высокая. Сложена из плотно пригнанных друг к  другу
кирпичей. Светло-серая стена.
     Светло-серые башни.
     Ну и конечно - флаг.
     Мы вошли в город около  пяти.  Когда  все  они,  селентинцы  Апвэйна,
собирались обедать и зазывала кричал:
     - Попробуйте самую большую пиццу в старом Апвэ, самую большую пиццу!
     Я, простой парень Гней; я, Гилденхом, защитник деревянного замка;  я,
Артур Грин, рыцарь, одолевший альфа, - я здесь!
     - Самую большую! Самую большую пиццу на востоке Республики!
     Мы прошли через весь город - к пристани. Лайк спешил.
     Пристань у них это уже не пристань. Пристань  у  них  это  уже  целый
порт. Рыбачьи лодки, грузовые  суда.  Люди,  стоящие  без  дела,  и  люди,
переносящие на себе огромные мешки... Любой корабль мог поплыть на  юг,  к
дружественным берегам желтой страны. Любой корабль мог поплыть на запад  -
на  исконный  запад.  Пройти  Верхним   Лоредорским   проливом,   обогнуть
Королевский мыс и  спуститься  к  внешней  стороне  полуострова.  Аристон,
Арета... И первый из городов - Лунная Заводь.
     Воистину, мир принадлежит владеющему морем.
     Очень скоро Лайк остановился и сказал:
     - Вот он!
     Свордах в  тридцати  от  причала  возвышалась  над  водой  недвижимая
громада  корабля-крепости.  Обитый   железом   борт   его   едва   заметно
поблескивал.
     Некоторое время я просто стоял и смотрел. Грузовые суда...  Ополченцы
рядом с рыцарем.
     Серебряные буквы на корме слагались в надпись.
     - Цветок Ириса, - прочел Лайк Александр.



                  СОСТОЯНИЕ ТРЕТЬЕ. ПОДДАННЫЙ И ГРАЖДАНИН

     Почему все  кончается  в  моем  мире?  Дороги  и  войны,  ожидание  и
полнолуние, новолуние и наводнение. Любое явление находит  свой  конец,  и
человек не властен над ходом времен,  -  ни  сильный  человек,  ни  слабый
человек, ни Король, ни рыцарь, ни лесоруб. И  то,  что  проходит,  уже  не
вернешь.
     В общем, кончился мой Большой Марк, даже крошек не осталось.
     Мы сидим за крепким деревянным столом, над нашими головами ухмыляется
изображенная прямо на стекле ярко-красная буква m, и похожа она  на  брови
очень  удивленного  человека.  Денег  у  нас  нет,  и  не  предвидится,  и
следовательно будем мы в этом  прекрасном  городе  как  нищие  изгои,  как
слуги, захваченные на руинах, как ярки, гонимые по земле, потерявшие  свое
золото.
     Я взялся за яблочный пирожок.
     Лайк  потягивает  темную  лолу  и  поглаживает  указательным  пальцем
последний шоколадный батончик. Нежно поглаживает, с чувством.  И  все  ему
безразлично: что один золотой остался после  "традиционного  селентинского
обеда", что ободрали нас как альфийскую казну...
     "Денег нет, Гилденхом", -  спокойно  сказал  он,  когда  нам  назвали
сумму. И я расплатился - тем, что унес из Златограда. За четыре Марка, две
лолы, пакет с картошкой и два яблочных пирожка. Расплатился тем, на что  в
Златограде можно жить долго-долго, а то и дольше.
     Конечно, я уже  понял,  что  в  Златоград  мы  пока  не  вернемся.  В
Златоград не  вернемся  и  в  Апвэйне  не  останемся.  Вернее,  не  должны
остаться. А должны мы уплыть на прекрасном судне, на корабле-рыцаре.
     Должны...
     ...Вот и пирожок кончился. Как ни старался я  насладиться  всеми  его
подробностями, как ни пережевывал внимательно, - съеден последний кусочек,
и буква m недвусмысленно намекает: пора, мол, уходить, больше, мол, ничего
вкусного не предвидится.
     Как вообще может командовать благородным воином человек, у которого в
кармане ни одного золотого?! Не понимаю...
     Если у него нет денег, то должно же быть какое-то право. Без денег  и
без прав надо было сидеть  в  Златограде  и  тщательно  овладевать  боевым
искусством совместно с отрядом тяжелых дефендеров.
     Он поглаживает пальцем шоколадку (меня от вида теплого батончика  уже
тошнит!) и как-то особенно  на  нее  смотрит.  Так,  словно  хочет  совсем
расплавить  шоколад  под  яркой   оберткой.   И   вдруг   его   глаза   на
один-единственный торн перестают быть такими же синими, как у всех нас:  я
вижу тайну, я не могу поймать ее смысл, но смысл есть, смысл есть всегда и
тайна эта из другого  мира,  и  взгляд  Александра  из  другого  мира,  он
пытается вспомнить, вспомнить то самое, скрытое от всех...
     Он встает и идет к выходу. И я тоже сразу встаю, чтобы  следовать  за
ним. Потому что, как бы там ни было, я помню слова бригадира Луция: "Артур
Грин, ты пойдешь с ним!" И я иду, не рассуждая и ни о чем не спрашивая.
     Мы  выходим  из  закусочной.  Буква  m,  символ   Марка   из   Ареты,
изобретателя лолы-медовухи и сети быстрых таверн, жизнерадостно  улыбается
на прощанье.


     Северо-западная башня бросала длинную закатную  тень  на  двухэтажный
домик с синей крышей. У входа имелся  звонок.  Справа  висела  табличка  -
металлическая, блестящая, с гравировкой:

                                Юл Апвэй Ф.

     Юл Апвэй Ф. был не дурак: он поселился рядом с главной башней города,
но поближе  к  набережной,  дабы  за  утренним  чаем  наблюдать  волшебный
апвэйнский залив. Диалектное  отсутствие  буквы  "н"  в  родовом  названии
подчеркивало своеобразие - истинные,  стародавние  сыны  Апвэ  вольнодумно
игнорировали общереспубликанский канон.
     Лайк позвонил, нам открыли, - я увидел прихожую. Такая прихожая  была
у бригадира Луция.
     Интересно, что означает у него это  Ф.?  Если  Филипп,  то  Юл  Апвэй
ремесленник, но если  ремесленник  живет  в  таком  месте  и  имеет  такую
прихожую... Вероятно, он очень уж хороший ремесленник. А если Ф. -  Флинт,
то Юл Апвэй не ремесленник,  а  корабел.  И  последнее  больше  похоже  на
правду.
     В прихожей за столом сидел человек.  Он,  конечно  же,  посмотрел  на
серый плащ Лайка, на мою майку...
     Он даже не  спросил  "Что?",  он  только  как-то  особенно  приподнял
подбородок.
     - Когда отходит "Цветок Ириса"? - спросил Лайк Александр.
     Человек изобразил бровями букву m из закусочной.
     - "Цветок Ириса" для избранных. Зачем он вам?
     Теперь подбородок взлетел у Лайка.
     - Для пассажиров одно место в трюме, -  продолжал  человек,  -  имеет
стоимость... Имеет стоимость сто золотых.
     - Синих?
     - Синих, - согласился человек, торжествующе глядя на нас. Вид он имел
очень гордый.
     - Где твой хозяин, слуга? - спросил Лайк надменно.
     Человек за столом помедлил и, уже окончательно изогнув шею, собирался
что-то с достоинством ответить (я  для  себя  сформулировал  вариант  "Вон
отсюда!"), но в этот момент дверь в соседнюю комнату  отворилась  и  перед
нами возник маленький толстяк. Руки он  держал  на  самом  дорогом  сердцу
предмете - на животе, и большие пальцы крутились друг вокруг друга.
     Лайк долго изучал круглые формы, а потом спросил:
     - Где Юл Апвэйн?
     - Юл Апвэй ушел в мир иной восемь дней тому.
     - Как?!
     - Он утонул. Отныне хозяин причалов я.
     - Мы не успели сменить табличку, - сказал человек за столом.
     Лайк кивнул.
     Впервые я увидел выражение растерянности на его лице.


     Дверь нового хозяина причалов закрылась за нашими спинами. Мы побрели
по улицам, и встречные люди  не  баловали  нас  вниманием,  потому  что  в
портовом городе путники, особенно оборванные и уставшие, -  обычное  дело.
Лайк стал каким-то совсем сгорбленным, несчастным, и этот сгорбленный Лайк
с трудом переставлял ноги, пока они не привели его  к  дому  с  флагом  на
крыше.
     Мы остановились.
     Он долго думал. Глядя на флаг, на меня, на ограду,  на  двухметрового
амбала-охранника перед входом (из варваров, что  ли?).  О  чем  он  думал?
Стоял и размышлял, толстенький комендант Апвэйна, кругленький или нет...
     Наконец, он додумался.
     Достал ту самую шоколадку, еще раз на нее посмотрел - и изрек:
     - Будем пассажирами, Гилденхом!


     На табличке значилось:

                          Анк Аристон Эдуард Сейл,
                             торговец мороженым

     Звонок представлял собой нечто среднее между  маленьким  колоколом  и
большим колокольчиком. Он был серебряный и очень красивый. Мы использовали
его по назначению и вошли.
     Если бы бригадир-комендант, дважды комиссар Луций имел гостиную  хотя
бы примерно такую, как вот  эта  прихожая,  он,  думаю,  хвастался  бы  ею
больше, нежели своими званиями.  Наследнику  покойного  Юла  Апвэя  делать
здесь было нечего. Фавсту Эдуарду, разумеется, тоже.  Впрочем,  в  городе,
где закусочная похожа на дом коменданта, а обед в ней выходит  в  половину
долевого жалованья защитника города, торговцы мороженым, очевидно,  должны
иметь именно такие прихожие.
     Напротив висело зеркало. И справа висело зеркало. И слева,  хотя  это
уже ненормально, тоже висело зеркало.
     На потолке была изображена сцена прибытия Короля на полуостров.
     А ведь я  привык  считать  людей,  торгующих  охлажденным  шоколадом,
существами низкими и недостойными!
     На одеяния наши внимания здесь не обратили.
     Хотя...
     Хотя я сам мог видеть свое отражение  и  честно  скажу:  оно  мне  не
понравилось.  Зеленая  майка  оставалась  зеленой  лишь  в  воспоминаниях.
Физиономия  была  небритая,  выражение  имела  небоевое  и  нерешительное.
Странное и перепутанное,  цвета  майки  образование,  конечно,  напоминало
волосы, однако вовсе не те, которые я за некоторое количество  лет  привык
наблюдать рядом со своим лицом.
     Дома я такого типа отвел бы к Луцию.
     Но добрые властители зеркал  не  стали  нас  никуда  отправлять,  они
впустили Лайка Александра в комнаты, а меня усадили в мягкое кресло, где я
тут же начал засыпать. Кресло было коварным: как ни повернешься, все  тебе
удобно. Кресло завлекало  и  убаюкивало.  Перед  глазами  поплыла  дорога,
вечнозеленый кустарник, полоса песка... Привычная картинка:  справа  море,
слева  лес.  Через  несколько  дней  -  Верхний  Путь.  А  сейчас  привал,
наконец-то, - отдыхать, отдыхать...
     - Вставай, Гилденхом! - услышал я.
     Король на потолке ступал правой ногой на  берег,  обозначая  рождение
новой державы.
     Незнакомый голос пожелал:
     - Счастливого плаванья!
     Я вскочил и обернулся, но дверь  в  комнату  уже  захлопнулась,  и  я
увидел только как поворачивается позолоченная ручка.


     Снаружи было уже совсем темно, и башни  выглядели  черными  дырами  в
лунном небе.
     Значит, я действительно заснул там, в  кресле,  а  Лайк  беседовал  с
торговцем или с кем-то еще не меньше часа.
     - Куда мы идем? - спросил я.
     Как-то не очень ласково прозвучал мой голос.
     - Увидишь, - ответил Лайк.
     И мы пришли в "Горячую Пиццу".
     Она сияла огнями, множество факелов  горело  у  входа  и  еще  больше
внутри; нам пришлось подождать, пока освободится отдельный стол (так у них
принято, только отдельный стол!), и тогда...
     - У меня ничего нет, - сказал я.
     - У тебя есть один золотой, - сказал Лайк.
     Хорошо, решил я. Золотой не отдам, да все  равно  его  не  хватит.  И
вообще,  какого  дьявола!  "Будем  пассажирами..."  Какими,   к   дьяволу,
пассажирами?! Тоже мне, пассажир!..
     Сейчас что-то произойдет, решил  я.  Может,  придется  переворачивать
столы и бить окна официантами. Мне даже стало немного жаль, очень уж у них
красиво. Но выспавшись, я чувствовал прилив сил, а некоторое  раздражение,
которое, признаюсь, имело место, сон прогнать не смог.
     Приближалось худое малорослое создание с прилизанными волосами.
     Ну так что мы будем есть, самую большую пиццу в старом Апвэ или самую
большую пиццу на востоке Республики?
     Создание приблизилось и спросило.
     - Самую-самую большую пиццу! - ответил созданию Лайк.


     Нечто новое всегда приходит неожиданно. Кажется,  эту  цитату  я  уже
упоминал.
     Человеку свойственно удивляться. Именно умение вовремя  удивиться  не
позволяет переменам застать человека слишком врасплох. Судьба вырисовывает
путь человеческий немыслимыми петлями, а тот,  кто  идет  по  этому  пути,
твердит: "Ничего странного, все нормально." И замечает странность лишь  на
особо крутых поворотах. И потому  способность  удивляться  -  великий  дар
природы. Одинокий пришелец с Запада, будущий Король  Селентины,  наверняка
был удивлен, когда его утлая лодка, влекомая  бурей,  вместо  того,  чтобы
затонуть, достигла неведомого берега. И сегодня, 311 лет  спустя,  простые
селентинцы, изучая историю, удивляются, как воля одного человека смогла за
два-три года собрать разрозненные племена в  единый  народ,  народ  Лунной
Заводи.
     Люблю иногда вспоминать  о  логических  упражнениях,  об  отвлеченной
философии.
     В общем, между появлением  "самой-самой  большой  пиццы"  на  горячей
сковородке и нашим уходом из  этого  прекрасного  заведения  мне  пришлось
сильно удивиться целых три раза.
     Во-первых, сама пицца. Не  такая  она  была,  как  в  таверне  Фавста
Эдуарда, не такая, а другая вовсе. С пылу, с  жару,  с  запеченной  сырной
корочкой, с тонким хрустящим тестом, -  да  не  колбаса  в  дырке,  а:  1)
ветчина; 2) белые грибы; 3) сыр, и не какой-нибудь, а  джессертонский;  4)
альфийский лучок; 5) приправа южных широт; и, наконец, 6) до  прозрачности
тонкие ананасовые дольки. Вот такая... вещь!
     Во-вторых, Лайк Александр чудесное произведение искусства  потреблять
не стал. Он подвинул его в мою сторону и сказал:
     - Ешь, Гилденхом!
     А сам вынул из кармана... разумеется, шоколадку. Смотрел  он  на  нее
нежно-нежно.
     В-третьих, откусил я первый кусочек...
     Конечно, для воина главное ежеторно быть готовым драться за Короля  и
Республику. Чуть какая опасность, и тут мы, защитники... Но что бы кто  ни
говорил, а не менее важно для  воина  хоть  раз  в  жизни  покушать  такую
штуковину... да...
     Так вот, в-третьих. Откусить-то я первый кусочек откусил, но об одном
золотом на двоих тоже не  забывал,  ведь  предыдущие  мои  удивления  явно
стоили больше. И когда худое малорослое создание вернулось за деньгами,  я
приготовился.
     В голове монотонно гудело: "Золотой не отдам! Не отдам золотой!"
     Официант назвал сумму.
     Лайк запустил руку в недра  плаща  и  небрежно  бросил  на  стол  три
монеты.
     Всего на мгновенье, на  короткий  миг  серый  плащ  распахнулся  и  я
разглядел на поясе моего доброго спутника четыре туго набитых мешочка.
     Лайк медленно комкал шоколадную обертку. Он уже смял  ее,  но  потом,
внезапно передумав, разровнял, аккуратно сложил и спрятал в карман.
     - На память, - произнес он.


     Улицы  не  были  темными.  Факелы  и  фонари  всех   видов   освещали
перекрестки, парадные въезды и просто двери. Люди шли  ужинать,  люди  шли
постоять на берегу, глядя вдаль, люди шли по  своим  вечерним  делам.  Это
была настоящая Селентина, и мы больше не чувствовали себя изгоями в  чужом
городе. Город  был  наш,  наш  до  следующего  вечера,  наш  -  до  отхода
корабля-рыцаря.


     На борту горели факелы, и на берегу горели факелы,  а  между  огнями,
над водой, в кромешной тьме, придерживаясь  за  поручни,  перебирались  на
"Цветок Ириса" рыцари. От каждого шага под ногами ощутимо  прогибалось,  и
казалось, вот-вот все мы опрокинемся в воду. Впереди поднимались на  борт,
бойцы сплошь были в железе, и когда очередной воин ступал на палубу,  свет
факелов отражался от рыцарского панциря.
     Я осторожно, чтобы не потерять равновесия,  обернулся  и  укоризненно
посмотрел на Лайка. Вряд ли он мог видеть мой взгляд, но он понял.
     - Не жалей о доспехах, - сказал Лайк.
     И я  поверил.  То  есть  я  верил  и  раньше,  как  можно  не  верить
селентинцу, рыцарю, Александру, - да, конечно, я  верил,  -  но  сейчас  я
впервые поверил ему до конца.


     Я проснулся с ощущением неприятной сладости  во  рту.  Меня  разбудил
резкий толчок в бок.
     Я проснулся - значит, в поднебесном пространстве что-то около  восьми
утра.
     Как выяснилось, спал я в трюме, прислонившись к объемистому  тюку,  и
от качки тюк постепенно сползал, пытаясь переместить тело мое на пол.
     Обняв соседний тюк, рядом спал Лайк.
     Передо мной образовался ряд вопросов.
     Например: что мы делали вчера вечером?
     Или: почему решили спать в глубинах трюма?
     По-моему, мы ели шоколад и был он, по-моему, на тот  момент  холоден.
Во славу Короля, Республики, во славу всех морей...  и,  кажется,  чего-то
еще. Батончика три-четыре, не меньше.
     Ну-ну! Воин...
     И как только возможно сотворить холодный шоколад в  средних  широтах?
Может, они его в воде держат? В холодной воде, в темном месте...
     Наверх, наверх, в недрах трюма мне уже было  не  по  себе!  Преодолев
хитросплетения скрипящих лестниц и переходов, я выбрался на палубу.
     И зажмурился - от солнца, от ветра, от восторга.
     Вокруг было только  море.  Море  окружало  со  всех  сторон.  Голубые
паруса, надуваясь, увлекали  вперед,  за  ветром  громаду  боевого  судна.
Стыдно сказать, но я, селентинец, никогда прежде не плавал на кораблях!
     Касатки возлежали на корме, сбросив свою клетчатую морскую  форму  от
королевского портного Валентина.
     Касатки...
     Да, точно: на "Цветке" касатки. На средних военных  судах  акулы,  на
быстрых шкипах дельфины. Прочие относятся к тюленям. Матросами касаток  не
называй, блаберон, чтобы не нарваться на неприятности, блаберон. Так  было
сказано, неизменно поминая блаберон после каждого второго слова,  а  потом
нас с Лайком послали в трюм.
     "В бочке, за белыми мешками. Берите в голубых обертках, их вдогонку -
блаберо-он!"
     Все понятно. Рыцарь...
     Из трюма мы уже не вернулись, а касатки, надо полагать, будить нас не
стали. Сами справились, надо полагать.
     Теперь они лежали, раскинув ноги, а я хоть убей не помнил, с  кем  из
них мы вчера имели дело.
     Две касатки молча смотрели мимо меня, а  третья  вовсе  не  проявляла
признаков жизни.
     Я сел на теплые доски и прислонился к округлому борту. Наверное,  те,
с кем мы вчера имели дело, еще спали. Ну и ладно...
     Я принялся рассматривать женщин и размышлять об их сущности.
     В Златограде женщин почти не было. Честно говоря, я  даже  как-то  не
очень и задумывался о таком явлении природы. Я знал, что женщин-рыцарей во
всей Селентине раз-два и обчелся. Женщин великих деятелей и  того  меньше.
Вот мореходы они хорошие, что да то да.
     Но все-таки - зачем природе понадобилась такая странная разница?
     Я внимательно изучал  загорелых  касаток:  полные  груди  с  сосками,
похожими на верхнюю часть шлема (причем у многих соски красные, как  глаза
ярков); ноги, гладкие как палуба; у всех без исключения принципиальное (то
есть абсолютное!) отсутствие бороды  и  усов.  Отсутствие  мощи,  во  всем
какая-то не воинская плавность. Плечи  почему-то  узкие,  бедра  почему-то
широкие. И прочие  отличия.  Касатки,  одним  словом.  Акулы,  дельфины...
Чудилась мне за всем этим какая-то тайна.
     Одна из касаток медленно, с видимым удовольствием прогнулась. Вот так
я тоже никогда не сделаю, в голову не придет. Странно...
     Непостижимые создания, особенно без одежды.
     Плавное покачивание постепенно возвращало меня к ощущениям вчерашнего
вечера. Нет уж!..
     Я встал и прошел вдоль правого борта.
     На  возвышении  между  второй  и  третьей  мачтами,  перед   огромным
штурвалом дежурила касатка в форме. Она была совсем не такая, как  те,  на
корме. "Цветок Ириса" повиновался ей и весь ее вид говорил о том, что  она
убеждена, уверена: "Цветок Ириса" не выйдет из повиновения. Руки  небрежно
покоились на круглой деревянной поверхности, взгляд был  устремлен  вдаль.
Свое третье имя она носила недаром: воля корабля выражалась в  ее  фигуре,
во взгляде. А наверху другие касатки, нависая над бездной,  управлялись  с
голубыми полотнищами.
     И это после ледяного шоколада перед сном!
     Касатка у штурвала совершила едва различимое движение. Корабль плавно
лег на правый бок.
     Вот зачем нужны тонкие пальцы! Гибкое  тело,  пусть  не  сильное,  но
чувствительное.
     Да, когда женщина в форме, она куда понятнее.
     Я представил себе их в сражении: ведь корабельным командам,  кажется,
нередко  доводилось  самим  защищать  корабли.  Враги  лезут  через  борт,
пытаются  захватить  пространство  палубы  (в  курсе  военной  теории  для
тяжелого дефендера  есть  понятие  "пространство  стен  замка",  значит  в
каком-нибудь другом курсе  должно  быть  понятие  "пространство  палубы"),
касатки действуют мечами... нет, они, конечно  же,  будут  действовать  не
мечами, а легкими копьями. И сверху забрасывать противника  дротиками  или
метательными кинжалами. А та, у штурвала, властительница  "Цветка"  станет
бросать корабль с одного бока (или галса?) на другой,  сбивая  координацию
нападающим и создавая преимущество для своих, привычных...
     Внезапно я остановился, пораженный страшной мыслью.
     Я ударил ладонями по бедрам. Я помчался назад, в трюм.
     Ноги сами несли меня, я кубарем скатился  вниз  по  лестницам,  я  не
видел, что передо мной - что бы ни было - сейчас ничего не имело значения.
     Его не было со мной!
     Проснувшись, я поднялся на палубу, сидел там не менее получаса и  все
это время его со мной не было!
     Если моего оружия, моего знака нет рядом с  Лайком,  то...  То  я  не
знаю, что буду делать!
     Лайк не спал. Он лежал с открытыми глазами и думал.
     Не говоря ни  слова,  я  стал  искать  между  тюками,  с  отвращением
отбрасывая их в стороны, не замечая тяжести.
     После некоторого наблюдения Лайк спросил:
     - Это?
     Я посмотрел туда, куда он показал глазами. Из перекрытия, образующего
потолок, торчали две рукояти. Клинки были всажены в дерево на три четверти
длины.
     Неужели это сделал я?
     Кто это сделал?!
     - Зачем? - только и смог я спросить.
     Лайк не торопясь встал, приставил тюк к стенке, залез на него и легко
вытащил оружие.
     - Чтобы не порезаться. Чтобы не размахивать в тесном помещении.
     - А там? - показал я пальцем вверх.
     - Там пусто. Склад там сыпучих товаров.
     Он передал мне мой меч. Я подержал его в руке, почувствовал рукоять и
произнес:
     - Это же... Это же меч!!!
     - Обычный клинок. Серая сталь.
     И он  лег  на  прежнее  место,  вытянув  ноги,  явно  не  намереваясь
двигаться без особой на то нужды. У него был вид человека, готового  ждать
долго и не понимающего тех, кто способен куда-то спешить.


     Ближе к вечеру на корме собралось общество. Касатка зажгла фонари.  Я
подумал, что если бы поблизости случился берег, то оттуда мы  казались  бы
одним далеким огоньком, на самом деле состоящим  из  нескольких  маленьких
огонечков. От этой мысли мне сделалось очень уютно.
     До ужина оставалось около часа, хотя я еще  не  вполне  разобрался  с
распорядком  корабельной  жизни.  Половина  касаток  проснулась  к  обеду,
переспав  даже  испытанных  столичных  рыцарей.   Теперь   те   и   другие
расположились поудобнее  вдоль  борта,  рыцари  -  все  в  синих  шелковых
одеждах, касатки - кто в клетчатой форме, кто в ней же без  верха,  а  кто
вообще без ничего.
     Мы с Лайком были в сером.
     Обед меня порадовал.  Как  оказалось,  на  этом  основательном  судне
основательно и со знанием дела подают на стол. Отныне я взирал в будущее с
оптимизмом: нам предстояло не меньше  недели  пути,  а  значит  не  меньше
недели таких обедов.  Впрочем,  чтобы  оправдать  то  количество  золотых,
которое Лайк выложил за дорогу, обедать нужно, наверное, не переставая. Ну
разве что с перерывами на ужин.
     Среди рыцарей выделялся один, судя по  всему  бригадир.  Рукоять  его
меча сверкала драгоценными синим оком и желтым ликом. Честно  говоря,  эти
камни и эту рукоять я приметил еще на бульваре в Верхопутье.
     - Позовите Путника! - властно сказал хозяин рукояти.
     День сдавал последние позиции, с каждой минутой тьма вокруг сгущалась
и освещенный участок на корме казался все уютнее и уютнее.
     Невзрачный человечек в обычной  одежде,  типичный  мелкий  горожанин,
возник рядом с одним из четырех фонарей. Его даже не сразу заметили, в том
числе и бригадир с драгоценной рукоятью.
     - Говорят, Королю приснилось,  будто  судьба  Республики  решится  на
северо-востоке, - негромко произнес человечек.
     Все повернулись к нему.
     Типичный мелкий горожанин сделал два шага  вперед,  чуть  помолчал  -
ровно столько, сколько необходимо - и заговорил.
     Он говорил не как все. Он говорил долго, точно, увесисто.  Я  еще  не
слышал, чтобы так говорили. И в его словах был смысл.
     - История этой земли могла быть совсем иной, - сказал Путник, -  если
бы...
     И  я  тотчас  забыл  о  предстоящем  ужине.  И  для  меня   перестала
существовать прекрасная рукоять богача-бригадира.
     Они дрались и побеждали. Только так -  победить  или  умереть.  Зачем
жить побежденным? Кружись в вихре битв, победитель...
     Он говорил, слова падали, как капли, только его фигура на перекрестье
четырех теней связывала с волей и страстью погибших  народов,  только  его
голос окунал в ускользнувшую жизнь трех предыдущих столетий.
     А  передо  мной  вставали  портреты  из  курса  истории,   и   список
полноправных городов под портретами; этот список я учил наизусть и  обязан
был рассказать Луцию: изначально родовые - Лунная Заводь, Аристон,  Арета,
Джессертон, Ривертон, Вэйборн, Кердалеон, Офелейн; получившие  полноправие
- Крейстон, Галион,  Апвэйн,  Тозон;  и  провинции,  ой  как  много,  штук
двадцать. Тогда еще Штормхейм не значился среди провинций,  пусть  даже  с
правом  собственного  управления.  Он  был   главным   оплотом   основного
противника, чужим, совсем чужим, самым чужим городом.
     - ...До утра, до конца света!
     Путник замолчал и отвернулся.
     И все молчали. А потом мы взорвались. Вся корма  приветствовала  его,
лучшее общество - те, кто смог выложить кучу золотых за место на "Цветке",
и те, кто был послан лично Королем, - а он стоял спиной к шелковым рыцарям
и голым касаткам... Он пошел прочь от нас, и уже выходя за круг света,  на
границе ночи вновь обернулся.
     - Лиловый  цвет  складывается  из  голубого  и  черного  с  небольшим
добавлением красного. После чего лиловый цвет ближе всего к синему. Удачи,
рыцари!
     На сей раз его никто не понял. Почти  никто.  Один  лишь  Лайк  издал
возглас одобрения и с удовольствием хлопнул в ладоши.


     Сразу после ужина я хотел подойти к нему. Но не подошел.  Кто-то  все
время стоял рядом, а вопрос, который я должен был задать, слишком волновал
меня.
     Я вспомнил сон, из первых, наверное, самый первый мой сон. Вернее,  я
никогда не забывал его. Он просто ждал своего часа и сегодня час настал.
     Я видел дверь - грязную, железную с ржавчиной, с изображениями уродов
и перекрещенными стрелами. Дверь была вся в паутине, она  являлась  частью
огромного грязно-коричневого дома, но я не мог увидеть  весь  дом,  передо
мной была только эта дверь, и на пыльном полу  перед  ней  лежали  обрывки
серой смятой бумаги.  Вдруг  -  скрип,  и  дверь,  казавшаяся  недвижимой,
еле-еле, на полступни приоткрывается, а за  ней...  Невозможной,  неземной
яркости не то синий, не то голубой свет! За пылью, ржавчиной и паутиной...
     Я хотел спросить его, откуда он знает о моем сне?!
     Потом все ушли вниз, кто в свои морские апартаменты, кто в жилой ярус
трюма, все кроме вахтенных  касаток.  На  палубе  горел  уже  только  один
фонарь, я сидел вдали от него, в темноте, и пытался понять, и  сейчас  мне
снова казалось, что я не уходил из Златограда; так же я сидел  и  думал  в
комнате под самой крышей, и в дозоре на пристани, и ночью в  пустом  зале,
когда Гай, Марк и остальные Артуры Гилденхомы засыпали.
     Дверь  скрипнула  -  простая  дверь,   без   паутины,   без   уродов,
обыкновенная деревянная дверь, ведущая во  внутренности  корабля,  -  и  я
увидел сначала Лайка, а затем его, Путника. Они стали прямо  под  фонарем,
мне были отлично видны их лица. Лицо Лайка светилось уверенностью и силой,
совсем как под конец четвертого дня пути из Златограда в Апвэйн.
     - Я никогда не видел Короля, - сказал Лайк.
     - Странно... - проговорил Путник.
     Они помолчали.
     - Король одарен видениями, - сказал Путник.
     Лайк не ответил. Путник сказал еще что-то, но я не расслышал.
     Лайк произнес:
     - Два скрытых сказания, забытый стишок - и все?
     Наверное, он спросил. Но прозвучало не как вопрос, наоборот,  вопреки
словам уверенности в нем прибавилось.
     - Воля Луны, - сказал Путник.
     - Воля Луны, - согласился Лайк. - Будь здоров, Публий Джессертон!
     И он  отправился  искать  сны,  оставив  Путника  Публия  Джессертона
наедине с Луной и невидимыми из светлого круга вахтенными касатками.
     Тогда я вышел из темноты и задал свой вопрос.


     История этой земли могла быть совсем иной, если бы  Черный  Властелин
однажды вышел из своей столицы. Но темная цитадель все так  же  дремала  в
самом сердце горного кряжа, и ни один рыцарь не  покинул  ее  пределов,  и
никто из людей цвета не ведал, что творится  за  неприступными  стенами  и
каковы замыслы  их  повелителя.  Только  страшные  большие  птицы  изредка
поднимались над замком и удалялись, гонимые  чужой  волей  еще  дальше  на
север.
     В сороковую весну  от  основания,  к  западу  от  горного  кряжа,  на
холодной равнине, не успевшей оттаять после  северной  зимы,  сошлись  две
силы.
     Символом солнечных наездников была небесная голубизна и сами глаза их
были осколками голубого неба. Они верили, что Солнце-Создатель покоится на
их плечах, на плечах своего воинства, и что когда доведется  уйти,  каждый
из них станет частицей глубокой лазури. Они явились на север,  потому  что
Солнце с трудом проникало в этот край. Солнцу надо было помочь.
     А серые тени, едва различимые на фоне скал, встали армией гномов.  Их
непостижимая, как подземные тропы, логика вряд ли могла объяснить,  почему
конные отряды из теплых степей пришли за холодом.
     И была бы схватка, хотя ни те ни другие еще не знали, что им  суждено
навеки возненавидеть  друг  друга.  Ведь  не  всякая  схватка  приводит  к
ненависти.
     Три дня стояли они: первые в открытом поле, вторые  -  прикрыв  спины
скалами.  И  три  ночи  мустанги  громким   фырканьем   отпугивали   серых
лазутчиков. И гномы уже перестали надеяться на то,  что,  возможно,  холод
сам изгонит южных гостей из своих владений.
     А на четвертое утро коварный враг прислал посольства в обе  армии.  И
гномам, и всадникам он предлагал помощь и называл себя другом.
     О, прости Луна лицемерных, но отверни от них свой  лик  и  предоставь
нам, живущим, осуществить возмездие!
     Всадники Солнца не стали смирять благородные сердца.  Они  забыли  об
армии теней и повернули быстрых мустангов на восток,  к  горным  проходам,
ведущим в таинственный край Черного Властелина.
     И было седьмое утро. И они увидели горы.
     После поворота  на  восток  ни  разу  не  останавливался  бег  лучших
скакунов Вселенной. Но пред горами от изумления стояли они еще три дня,  а
потом долго-долго преодолевали перевал.
     Преодолев же, увидели гномов.
     Гномы подходили с севера. Их казалось больше, чем прежде, и  шли  они
наперерез. Вторая половина серой армии уже осаждала черную цитадель.
     Никто никогда не опережал всадников Солнца. Но прошедшим сквозь  горы
удалось их обмануть.
     Так началась великая война, приведшая в конце кругов  своих  к  краху
двух народов: к уничтожению всадников  Солнца,  разорению  севера,  гибели
востока, к мимолетному триумфу и  великой  трагедии  неприметных  до  поры
обитателей пещер и ущелий.
     Черный Властелин пал, и цитадель его покорилась  гномам.  Тьма  этого
мира умерла неожиданно быстро. Но даже смерть ее принесла зло, ибо  серые,
убив тьму, сами сделались частью тьмы.
     Тогда, в сороковую весну от основания ни  один  мустанг  не  ушел  из
горной ловушки. Они смяли первый заслон, но разбились о черные  стены.  Их
вера скрылась за вершинами, гномы заняли перевалы, а на перевале лучший из
всадников слабее последнего горца.
     С  тех  пор  бои  следовали  за  боями,  и   погибали   голубоглазые,
устремляясь в небо, и сливались с  землей  воины-тени.  Но  все-таки  чаще
Солнце побеждало камень, и  влажные  травы  степей  улыбались,  а  ледяные
вершины становились седыми от горя.
     На  пятнадцатый  год  великой   войны   неполная   армия   из   шести
мустангримских  отрядов  совершила  дерзкий  рейд  в  страну  гномов.  Они
объединились, чтобы прославиться и погибнуть.  Но  путь  их  лежал  не  на
северо-восток, где прежде гнездилась тьма,  а  на  северо-запад,  в  край,
откуда вышла некогда первая серая армия и куда не  забредал  еще  ни  один
непрошеный гость.
     Герои! А может, они надеялись вернуться? Кто знает...
     От пяти родовых городов серого народа остался один. Последний  отряд,
проклинаемый горцами, мог уйти, но голубоглазые бойцы бросались на  стены,
хотя каждый из них знал, что они и  так  уже  совершили  невозможное.  Они
умирали с ликованием, с осознанием неминуемой победы Солнца над  камнем  -
после такого удара серые не должны были оправиться.
     Но...
     На востоке, в неприступной цитадели гномы овладели черным знанием. Им
удалось найти затерянный  замок,  мифический  Гриффинор,  притаившийся  от
всего света на самом-самом севере, в  углу  земли.  Им  удалось  приручить
своенравных диких грифонов.  И  едва  случилось  сие,  едва  первая  грима
превратилась в гриффину, стал народ  дварров  грозной  силой,  от  которой
суждено было содрогнуться миру.
     Тогда в теплых степях еще не слыхали о Гриффиноре. Всадники  обратили
взоры к югу, к бесплодной стране орков, дабы  прекратить  раз  и  навсегда
нападения волков на мустангов. Волки-оборотни из  Волчьего  замка  слишком
часто стали появляться среди душистых трав. А  пока  повелители  мустангов
сражались  с  волками,  повелители  грифонов,   неслышные   и   невидимые,
подбирались к их землям. И летели над серой армией чудища  из  угла  мира,
улетали вперед и  возвращались,  словно  привязанные  незримыми  нитями  к
низкорослому племени.
     И был разрушен Мустангрим. И был разрушен Флеймарк.  И  был  разрушен
Дерридон.
     И высыхали травы, терялся неотвратимо  их  аромат,  пропадало  навеки
степное блаженство, блаженство голубых пастбищ. Земля орков  -  каменистые
тропы да волчьи болота - сделалась  прибежищем  мустангов.  И  теперь  уже
всадники возвращались в свои, бывшие свои степи - чтобы отомстить! И волки
сопровождали лошадей.
     О, Солнце! Твой народ растаял под твоими лучами,  но  дварры,  дварры
остались.
     ...Да, дварры остались, но только четверть великой  армии,  собранной
севером.
     О, Солнце! Ты просто забрало детей к себе, ведь  кто-то  должен  быть
небом.
     ...И орки пали у своих костров, окончательно  измотав  остатки  серой
армии.
     О, Солнце! Камень поглощает твое тепло, но  вслед  за  твоим  закатом
всегда приходит Луна!
     Люди полуострова тихо жили на своем побережье.
     Порой им доводилось размышлять об окружающем их мире.
     В этом мире есть золото, понял однажды  Король,  и  золото  не  менее
важно, чем мечи и копья. Золото  имеет  свойство  превращаться  в  мечи  и
копья, а также в рыцарские доспехи. В этом мире есть быстрые,  летящие  по
волнам корабли, и они могут  принести  не  меньше  пользы,  чем  мустанги,
грифоны, волки или пегасы.
     Синий орел смотрел из поднебесья, совершал круг над  Лунной  Заводью,
купался в воздушных струях над Аристоном - и  возвращался  в  свое  гнездо
где-то под самым куполом небесного чертога.
     В 102 году даже подданные белого королевства,  даже  жители  Мартона,
далекой южной границы земли, узнали, что многолетний ожесточенный поединок
гномов  и  всадников  Солнца  завершен.  Несметные   силы,   столкнувшись,
истребили друг друга. Вслед за  черным  ушел  в  никуда  голубой  цвет,  а
гномы-победители надорвались, подняв такую большую, такую тяжелую  победу.
На арену  мировых  битв  нежданно-негаданно  выступили  новые  соискатели:
Селентина, республика полуострова, - и огромная  страна  желтых  варваров,
воинов-гигантов с крепкими телами и бесхитростной тактикой.
     Вот тогда-то Король решил, что пришел его час.
     Тайком уйдя из дворца, он нашел свою старую рыбачью лодку и  совершил
беспримерный подвиг. Один, без охраны,  добрался  Король  в  край  Ледяных
Зеркал, пешком пришел к Великому Оракулу, а спустя полтора года как  ни  в
чем не бывало  вернулся  в  Лунную  Заводь.  И  на  следующее  утро  после
возвращения указал Казначею, где хранится клад древнего  забытого  народа,
покрывающий два золотых запаса Республики Селентина.
     О, Селентин Александр, основатель столицы, Король Республики, учитель
"десяти корабелов", первый поэт и великий герой!..
     Все  пути  были  открыты  перед  синеглазыми.  Строились  корабли   и
украшались  города,  рыцари  жили  в  богатстве,  народ  в   благополучии,
развивались искусства и наука. И осознавая себя, синеглазый  народ  понял:
именно он,  народ  Луны,  наследницы  дневного  светила,  призван  собрать
разрозненные племена в единый мир, - не ради  власти,  не  для  подавления
остальных, а дабы дать возможность и эльфам, и оркам, и варварам  (и,  кто
знает, может быть когда-нибудь даже  гномам!)  развиваться  свободно,  как
подобает людям.
     Курс цветного золота менялся, чужое ценилось  дороже  своего,  желтое
дороже зеленого, белое дороже желтого, а голубого золота никто никогда  не
видел. Маэстро-Казначей и закон торговли направляли селентинцев вперед, за
золотом редких оттенков.
     В 165 году армада боевых  кораблей,  выйдя  в  море,  направилась  от
полуострова  на  восток.  На  кораблях  были  только  рыцари.  В   городах
Республики шел спор за право участвовать в этой экспедиции.
     Однако очутившись в центре земли, армада повернула не  на  юг,  а  на
разрушенный  север.  Рыцари  Селентины  скорбели  о  старших  голубоглазых
братьях, детях Солнца, и плыли на север, чтобы почтить их память  захватом
черной цитадели. Юг обещал легкую и богатую добычу, а север - долгий путь,
тяжелую осаду и всего один полудикий город  в  качестве  награды.  Рыцарям
золотой молнии пришлось выбирать между выгодой и  доблестью,  и  Верховный
Стратег сделал свой выбор.
     И они погибли там в 167 году, были выбиты в  горных  ущельях  -  все!
Гномы защищали землю, ставшую для них родной, горы помогали  им.  Помогали
снежными обвалами, камнепадами, даже эхом, заманивающим закованных в броню
рыцарей в непроходимые ущелья. Назад  вернулись  пустые  корабли,  минимум
команды - те, кому удалось уцелеть, пережив мучительное ожидание, голодные
два года, преследование грифонов.
     О, Марк Селентин! Ты создал и вдохновил  этот  поход,  убедил  Короля
повернуть на север и сам  погиб,  настигнутый  врагами  среди  скал...  Ты
получил пятым именем посмертное  прозвище  Грей-Дварр  Несчастный,  но  ты
следовал велениям Луны, и значит мы не вправе обвинять тебя,  ты  исполнил
свой долг.
     Год за годом, круг за кругом открывались и закрывались глаза живущих,
и ходили создания под внимательными взорами азартных всезнающих звезд.  От
белого королевства  остался  лишь  Мартон,  заколдованный  древний  город,
светлая столица, родина волшебства. Варвары  не  вспоминали  о  Мартоне  -
зачем, ведь в их руках и так уже был  весь  юг.  Вряд  ли  вожди  гигантов
думали о поражении Селентины у врат цитадели тьмы. Но на Мартон,  цитадель
света, они не пошли.
     Варвары двинулись через эльфийские леса на полуостров.
     В 175 году волею Луны, волею земли и воды оказалась  Селентина  между
двух войн: с самым низким и самым рослым народами.
     Варвары-гиганты говорили: "Пойдем и возьмем их - воинов, обремененных
богатством; купцов, отягощенных знаниями; матросов, испорченных  грамотой;
да Короля, связанного Советом. Возьмем ради Основателя Мира их золото,  их
быстрые суда, а остальное бросим - пусть пропадает до конца света!"
     Впервые враг шел на полуостров.
     Эльфов, любимцев тропических лесов, полуостров не привлекал. Туман  и
дождь на внутреннем берегу, болота на южной оконечности, каменистый  берег
от Ареты до Аристона и ветер, влажный холодный ветер с моря. Нет, эльфы  с
западом воевать не желали.
     Варвары высадились у мыса Пса на южной  оконечности.  Путь  их  лежал
через болота. Так было ближе, а дороги в обход их отвага знать не желала.
     "Счастливая ошибка!" - сказал Король и сам повел войска.
     Две армии варваров были истреблены  в  сердце  болот,  а  примитивный
"флот" с плоскими днищами и желтыми флагами уничтожен всего двумя  боевыми
кораблями, ведомыми младшим учеником одного из "десяти корабелов".
     В Лунной Заводи радовались победе и скорбели о непонимании.
     Вооруженный враг не должен становиться  дерзкой  ногой  на  священную
землю, ибо земля эта принадлежит Луне. Но ненависти к желтоглазым  силачам
не было. Почему они не пришли с миром? Зачем устремились  разрушать?  Ведь
как глаза всадников Солнца были осколками неба, так глаза гигантов  являли
собой частицы золотой Луны. Им следовало, сохранив себя, лишь отразиться в
культуре Селентины, подобно  тому  как  ночная  волшебница  отражается  на
гладкой поверхности спокойного моря.
     Так думали в Лунной Заводи, и  в  Джессертоне,  и  в  Офелейне.  И  в
Вэйборне.
     ...А с севера летели грифоны.
     На  рассвете  семнадцатого  десятилетия  вылетевшие  из   Гриффинора,
прошедшие Храм Ириса, а еще ранее заклятые  страшным  северным  заклятием,
они обрушились на Вэйборн...
     Король знал об их приближении. И Казначей  знал  об  их  приближении.
Казначей ломал руки, не спал ночами и сутками не выходил  из  дворца.  Вот
уже девять лет не строились корабли, не ковалось  оружие  и  не  рождались
рыцари. Вот уже три года гарнизон Вэйборна не получал жалованья.
     Золото, золото  изменило  Селентине!  Золото,  на  котором  Король  и
Казначей построили государство.
     "Мы запросим мира!" - объявил Совет Королю. Шесть сословий были за  и
только одно против.
     "Грифоны не дают мира", - ответил Король.
     "Но мы можем попросить мира у их хозяев!" - возразили  пять  сословий
против двух.
     "Пока  посольство  доберется  на  север,  мир  будет  не  нужен",   -
предположил Казначей.
     "Но, может быть,  еще  не  поздно  отправить  посольство  хотя  бы  к
варварам?" - предложил Совет четырьмя сословиями против трех.
     И Король взял время до утра.
     С юга к Вэйборну  двигались  толпы  наученных  поражением  в  болотах
гигантов.
     Ночью Казначей  советовал  Королю  не  соглашаться,  а  под  утро  не
выдержал и все-таки заснул. И когда взошло  Солнце  Король  не  указом,  а
просьбами вытянул, вымолил, вырвал у Совета еще один день, а затем обманом
еще один, и лишь затем, исчерпав все, снарядил посла, облаченного в  белые
одежды.
     А когда посол отъехал из столицы, подоспела неожиданная, невероятная,
но  прекрасная  весть:  заклятые  грифоны,  бывшие  в   Храме,   перестали
существовать в легендарной битве за Вэйборн.
     Но от седьмого города Селентины осталась одна башня и три воина.
     Каждый получил дом в столице и по шестнадцать восьмерок под начало.
     Желтые варвары остановились на полпути. Вэйборн больше  не  прикрывал
проход на полуостров, но и не  являлся  лакомой  приманкой.  Три  сословия
против четырех предложили не останавливать мирные  переговоры.  Король  же
приказал любой ценой догнать и вернуть посла, и Совет поддержал Короля.
     А спустя полгода войска с золотой молнией  на  синей  форме  вошли  в
последний  город  рассеянных  по  земле  эльфов.   В   город,   отразивший
домогательства гигантов, но открывший искореженные таранами  ворота  перед
Селентиной.
     В городе хранился золотой запас.
     О, Казначей Марк! Ты давно  задумал  эту  кампанию,  слившую  воедино
древний вымирающий лесной народ и  потомков  Луны,  ежегодно  переживающих
свое полнолуние. Ты подарил  зеленое  золото  Селентине:  ведь  оно  стало
общим, когда на  одного  эльфа  приходилось  около  шестидесяти  подданных
Короля.
     Войне с варварами суждено было продолжаться еще более ста лет, но два
события уже повернули ход  истории  в  иное  русло:  битва  за  Вэйборн  и
обретение  зеленого  золота.  За  пыльной   коричневой   дверью   вспыхнул
ярко-синий свет, и теперь дверь эта неумолимо отворялась. Каждый ее  скрип
требовал жертв, ржавые петли отчаянно сопротивлялись, но тщетно. Селентина
исцелила  себя,  и  строились  новые  корабли,  и  украшались  города,   и
укреплялись их стены, и никогда больше не переставали рождаться на  лунной
земле храбрые рыцари.
     О, Солнце и Луна, боги гор и желтый  ОМ,  живой  огонь,  зеленоглазый
Адольф и господин силы воинства! Вы сошлись, чтобы создать мир в движении,
и Луна осталась  на  небосклоне,  и  да  будет  путь  ее  чист,  и  да  не
прекратится ее сияние - до утра, до Конца Света!


     Я вышел из темноты и задал свой вопрос.
     Путник нисколько не удивился.
     - А-а, это поэма, - сказал он. - Такой сон видели многие.
     - Но у поэмы есть автор! - возразил я.
     - Нет.
     - Как нет?
     - Нет автора. Ее приписывают мне.
     Я не нашелся, что сказать. Когда  я  слушал,  мне  казалось,  сегодня
откроются старые тайны, стоит лишь спросить, подойти и спросить  знающего.
Но сейчас...
     Путник разглядел мои "но".
     - Ты умеешь читать? - спросил он.
     - Да.
     - Погоди.
     Он ушел и вернулся. В руке его был свиток.
     - Вот!
     Я развернул.
     Аккуратные ряды ровнехоньких черных буквочек  радовали  глаз.  Свиток
подобного качества мог быть изготовлен только в Лунной Заводи.
     "Академия отвлеченной философии - в Совет Республики" -  значилось  в
самом низу первой страницы.
     Я стал читать.


     Конец света - бред и враки, утверждала отвлеченная  философия.  Конца
света не будет в действительности, ибо его не может быть  даже  в  теории.
Нет предела. Есть бесконечный круг вещей. Варвары твердят, что мир начался
с  рождения  основателя;  последние  ярки   веруют,   что   некий   огонь,
возгоревшись, положил  начало  миру  (имеются  верующие  в  самовозгорание
живого огня и верующие в возжигание живого огня неведомым создателем).  Но
все это примитивные первобытные представления. Подлинное начало  лежит  за
чертой познаваемого. Лунная Заводь не начиналась вдруг, она  существовала,
и первому увидевшему ее нужно было лишь поселиться здесь.
     Пометка Путника. Картина Гая Светло-Сер. Млад. "Заводь ждет  Короля".
Залив, одинокое дерево, серебристый берег. Пустота. Восход - ни  Луна,  ни
Солнце, что-то среднее, металлическое, светло-серо-холодное. Но прекрасное
Светило!
     Однако если  Лунная  Заводь  не  начиналась  вдруг,  если  полуостров
омывался водой с трех сторон задолго до первых шагов  собственно  Истории,
то почему он обязательно должен быть разрушен? Неизбежное разрушение  мира
характерно для варварского мировоззрения. Школа отвлеченной философии  при
построении различных моделей мира не  вводит  конечность  как  непременный
фактор.  Более  того,  большинство  моделей  чужды  конечности.   Развитие
работает на себя,  основные  принципы  движения  направлены  к  сохранению
движения. Королевская Республика Лунной Заводи,  возможно,  не  вечна,  но
будущее  у  нее,  с  точки  зрения  чистой  науки,  огромное.  Отвлеченная
философия склонна рассмотреть другой вопрос: что станет  делать  мир,  как
изменятся принципы его движения, когда Лунная Заводь исполнит свою миссию?
Да,  Селентина  соберет  народы  в  единый  мир,  обеспечит  благополучное
развитие такого мира, но как пойдет далее благополучное развитие?
     Пометка Путника. Болтуны, недоумки!
     Касательно устной  поэмы,  которую  Публий  Джессертон  Лев  Адекват,
изредка называемый Путником,  произносит  при  больших  скоплениях  людей,
наотрез отказываясь записать и представить,  так  что  это  даже  пришлось
сделать  по  памяти  служащим  Академии:  данная  устная  поэма,  конечно,
произведение нерядовое. Однако отдельные  моменты,  коих  немало,  требуют
разъяснения.
     Относительно философской проблемы условно  допускаемого  конца  света
сказано выше.
     Но  откуда  Публий  Джессертон  взял,  что  Король  обманывал  Совет,
задерживая  мирное  посольство?  Может  быть,  тут  как   раз   проявилось
преимущество политического устроения Селентины,  в  сочетании  и  взаимном
дополнении Совета Сословий и Короля?
     Пометка Путника. Если  в  курсе  истории  нет  раздела  о  задержании
посольства - значит, задержания посольства не было в природе.
     События  черного  сто  шестьдесят  седьмого  года  вообще  освещаются
странно. По всей видимости, Публий Джессертон был лично связан с Верховным
Стратегом Марком Селентином  Александром  Грей-Дварром  Несчастным.  Иначе
трудно объяснить, почему он фактически оправдывает его действия, приведшие
к гибели многих селентинцев, к гибели нелепой и трагической. Больше  того,
Публий Джессертон говорит о нем почти в тех же выражениях, что и  о  Марке
Селентине  Александре  Грингольд  Альфе  Счастливом.  А  это  уже   совсем
непонятно и даже неприлично.
     Пометка  Путника.  Смерть  -  в  принципе  проигрыш.  Поначалу.  Хотя
толкований смерти - что отвлеченных философий. Рыцари, например,  уверены,
что смерть в бою дает возможность вернуться в мир еще  раз.  Не  знаю,  не
знаю...   Сомнительно.   Вот   человек,   исполнивший   до   конца    свое
предназначение, либо вернется в мир, либо станет  бессмертным  где-то  там
(присоединится к другим бессмертным, к создателю, к чему?). Победитель  не
должен бояться смерти - он защищен. А  не  поборов  страх  смерти,  ты  не
станешь победителем. Из Селентина Александра:

                       Воин, не бойся, ты не умрешь,
                       Если готов умереть.

     В  конце  концов  Академия  отвлеченной   философии   делала   вывод:
произведение Публия Джессертона Льва  Адеквата,  определяемое  как  устная
поэма,  не  поименованная  автором,  является  художественным,  а   потому
несмотря  на  указанные   смысловые   недостатки,   не   может   считаться
противоречащим исторической информации. Более того, учитывая благоприятное
мнение Короля, произведение рекомендуется к изданию в свитке.
     Далее.
     Академия вкратце излагала для Совета содержание двух новейших научных
учений.
     Первое учение утверждало, что кровь человеческая не всегда одна и  та
же.  Существует  несколько  групп,  каждая  из   которых   характеризуется
определенными свойствами. В зависимости от  свойств  крови  человек  может
быть предрасположен к той или иной деятельности. Например, кровь  активной
группы наделяет человека отвагой, силой,  боевой  яростью,  иначе  говоря,
фактически заставляет обладателя такой  крови  быть  воином.  Исследования
показали, что все рыцари имеют в своих венах активную кровь.
     Статичная кровь обнаружена у простых земледельцев, лесорубов, слуг  и
т.п. Статичная кровь в исключительных случаях может переходить в активную.
Так, история знает несколько примеров ополченцев, ставших рыцарями. Однако
на практике исследователи не смогли  найти  ни  одного  носителя  подобной
переходной группы.
     К быстрой группе принадлежат,  как  правило,  искусные  ремесленники,
ученые, иногда  купцы.  Правда,  купцы  могут  принадлежать  не  только  к
быстрой,  но  и  к  пульсирующей   группе   с   повышенной   эмоциональной
восприимчивостью. Кровь пульсирующей группы обнаружена также у большинства
музыкантов, сказителей, художников.
     Пометка Путника. ???
     Кровь активной  группы  может  быть  более  или  менее  активной:  от
редчайшей переходной до особо  активной,  так  называемой  горячей  крови.
Считается (хотя и не доказано), что горячая кровь присутствовала у великих
героев прошлого.
     Академия отвлеченной философии и тут делала вывод: она  обращалась  к
Королю с почтительной просьбой разрешить  исследование  его  крови.  Может
оказаться, добавляли отвлеченные философы, что горячая кровь -  не  просто
особо  активная  кровь,  а  смесь  из  трех  групп:  активной,  быстрой  и
пульсирующей.
     Пометка Путника. Представляю, что ответил Король!!!
     Эта пометка была зачеркнута и рядом нацарапано еще более коряво:
     Смешать силу, ум и радость.
     Зачеркнуто.
     Смешать силу, ум и откровение.
     Опять зачеркнуто.
     Силу, ум и - как называется это третье?
     Смысл второго учения заключался в каких-то климатических  изменениях,
скорей всего в тех, что происходили везде, кроме  Златограда,  лет  десять
назад. Климатические изменения увязывались с невозможностью  конца  света,
но тут я мало что понял. Я уже изрядно хотел  спать.  Фонарь  покачивался,
тень моя колебалась, плеск волн за бортом  убаюкивал.  Я  лишь  напоследок
обратил внимание на пометку Путника:
     Гениально!!! Продолжение следует! Вскрой вены, птицы с запада, орел с
востока!
     Я бережно сложил листы и взглянул на Луну. Судя по ее положению  ночь
достигла середины. Перед сном  я  решил  еще  раз  пройтись  вдоль  борта.
Разместить в голове все новое за день.
     Касатка стояла у штурвала. Она  посмотрела  на  меня  и  лунный  свет
отразился в синих глазах.
     Корабль, уходящий от  преследования.  Грифоны.  Их  далекие  страшные
силуэты там, за кормой. И как она стояла, вцепившись в штурвал, а может не
вцепившись, может быть, руки ее так же небрежно покоились  на  нем,  и  от
каждого легкого движения, от тонких чувствительных пальцев зависело, уйдут
все они из кошмарного северного залива или нет.
     Я почувствовал  себя  на  том,  бегущем  корабле.  Мне  стало  жутко.
Казалось, призрак грифона вот-вот схватит  меня  сильными  лапами,  ударит
клювом и унесет прочь с уютной палубы. Я обернулся. За кормой висела тьма.
Я ускорил шаги, распахнул дверь, лестница заскрипела подо мной...
     ...Проснулся я... когда бы вы думали?  Когда  вторая  мачта  потеряла
тень, главный повар отдыхал  на  корме,  а  рыцари  вожделенно  потягивали
носами, готовясь к обеду.
     Позже всех на корабле.


     Прошло одиннадцать дней.
     На третий день я понял, что изучил судно и оно больше не кажется  мне
огромным и непостижимым; на  шестой  мне  надоело  смотреть  за  борт,  на
бесконечную воду; на девятый корабль окончательно превратился для  меня  в
Позолоченный  Дом,  в  одну-единственную  каменную   башню   против   трех
деревянных.
     Когда же настало двенадцатое утро, впереди показался берег.
     Мы медленно приближались.
     Синее знамя развевалось над причалом. А над  водой,  вернее  над  тем
местом, где вода становилась  землей,  неподвижно  повис  бледно-сиреневый
туман.
     Темно-лиловый, светло-фиолетовый, бледно-сиреневый.
     Причал выезжал из  туманной  завесы,  над  которой  неожиданно  четко
виднелись верхушки деревьев.
     Я уже знал, что так здесь всегда. И я уже знал, что предо мною - Храм
Ириса.



                   СОСТОЯНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ. ПОВЫШЕНИЕ СТАТУСА

     Открыв глаза, я понял, что ночью прошел дождь.
     Мокрая луна висела где-то там, за пределами квадрата  моей  молельни,
но я не видел ее - я чувствовал.
     Ночь. Лето. Влажные ароматы ирисового вэйборна.
     Ночь была на исходе. Она еще не кончилась, и я не мог знать,  сколько
осталось до рассвета, но я опять-таки чувствовал...
     Нащупав взглядом  темноту,  я  рванулся  всем  своим  естеством  -  и
проснулся  по-настоящему.  И  лишь  затем   спросил   себя:   "А   почему,
собственно?"
     Ответ пришел в виде звука.
     - Хэйя-а-аа! - раздался вопль нескольких голосов, и следом  сразу  же
прозвучало:
     - За Коро-о-о-ля!!!
     Я был на ногах. Я отбрасывал к дьяволу занавес, я несся по террасе  к
лестнице,  боковым  зрением  замечая,  как  из   всех   молелен   выбегают
пробудившиеся воины. Но я бежал впереди их, потому что по наитию проснулся
раньше - на пару торнов, но раньше многих.
     Схватка у ворот уже звенела. Пока  я  преодолевал  лестницу,  трубный
возглас "За Коро-о-оля!!!" прогремел еще дважды, и вслед за ним  оба  раза
предсмертно оборвалось начатое "Хэ-э..."
     Я был во дворе,  на  бегу  я  разворачивал  клинок,  отводя  его  для
"лесного зверя", я не принимал решения,  рука  сама  сделала  выбор,  ведь
"лесной зверь" неизменно получался у меня лучше всего остального. До места
схватки оставалось тридцать шагов, не больше,  и  за  эти  тридцать  шагов
"Хэ-э..." успело оборваться еще четырежды.
     Ярк с обломанной  саблей  бежал  прямо  на  меня,  глаза  его  горели
обреченным алым пламенем. Я забыл о любимом элементе и просто выставил меч
перед собой. Ярк увернулся, бросившись влево, и острие моего  оружие  едва
чиркнуло  его  по  бедру.  Но  слева  его  встретили.  Он  даже  не  успел
вскрикнуть.
     - За Коро-о-оля!!! - грохнуло  прямо  передо  мной,  и  Квинт  Арета,
взмахнув Разрушителем, погасил живой огонь в глазах  последнего,  восьмого
по счету из дерзнувших ярков.
     Квинт Арета обернулся ко мне. Чуть дальше в темноте я различил фигуру
Лайка. Кроме них, у ворот никого не было.
     Я представил себе неуклюжие движения Лайка  с  оружием,  -  движения,
против которых даже жрецы Храма с трудом изыскали защиту.
     - Откуда взялись ярки? - сказал Лайк в пустоту.
     Квинт Арета только неопределенно хмыкнул.
     В тот же миг в чаше ириса взревела молния.


     Молния пела о  битвах,  и  ее  непременный  спутник  отбивал  единицы
времени - не минуты и не торны, другие, истинные единицы,  -  ритм  небес,
частота ударов создателя, переменный пульс восьмицветного мира, где  жизни
сталкивались в противоборстве, и вот: чаша цветка озарилась изнутри  своим
удивительным светом, в его музыке было все - живым или мертвым, заповедали
первые воины, и зов их стал неписанным законом новой Вселенной,  и  каждый
из стоящих ныне во дворе Храма  поднял  знак  призвания  своего  в  мир  и
совершил предписанное ритмом жесткой лиловой молнии:  удар,  разворот  над
головой, еще удар, разворот...


     Мы сидели у воды: я, Лайк и Квинт Арета Артур Рейз.  Туманная  завеса
колыхалась совсем близко; казалось, стоит протянуть руку - и дотронешься.
     Было время после полудня. Перерыв между циклами обучения.
     На песке в ножнах лежал Разрушитель.  Хотя  нет,  конечно  же  не  на
песке, - он покоился на отрезе белой ткани, принадлежащей ему с  рождения.
Рукоять Разрушителя сияла на солнце драгоценными каменьями: "синим оком" и
"желтым ликом". Рядом с таким оружием мой меч и меч Лайка выглядели  серо.
Я вспомнил, как Лайк сказал когда-то: "Обычный клинок. Серая сталь."
     Мы плавали в  тумане,  обнимаясь  с  водой  и  стараясь  нечаянно  не
коснуться друг друга. Сейчас я наслаждался отдохновением тела и  размышлял
о сущности воды.
     Лайк оделся и застегнул пояс. На поясе крепко держались три мешочка.
     - Путник говорил: ярки еще придут и с востока и  с  юга,  -  произнес
Квинт Арета. - Путник говорил: ярков больше, чем мы думаем.
     С тех  пор  как  Публий  отъехал  на  полуостров,  Квинт  Арета  стал
частенько повторять его изречения. Дня не проходило  (да  что  там  дня!),
чтобы мы не слышали: "Путник  говорил,  Путник  рассказывал..."  Некоторые
слова Квинт специально заучил наизусть. Он отменный воин, Артур  Рейз,  но
говорить, увы, не мастак. Все мы не мастера говорить, и  я,  к  сожалению,
тоже. Я, как и все, говорю односложно, совсем не так, как думаю, и не так,
как мне хочется. Раньше я никогда не замечал этого.  Я  не  замечал  этого
даже когда Путник был здесь, с нами. И смог заметить лишь когда он уехал.
     - К молнии привыкли, - сказал Квинт Арета. - Да?
     Квинт желал говорить так  же  хорошо,  ярко,  как  умел  драться.  Он
пытался объяснить, поделиться своими чувствами...
     Мелодии молнии, те или иные, уже требуют от нас тех или иных  приемов
боя. Молния - тот же сонг, вот только звук ее куда чище, протяжнее и...  и
громче, как это ни просто. День за днем жрецы приучают нас к ее музыке,  а
та уже сама по себе учит не переставать быть воинами  даже  во  сне.  Одно
накладывается на другое, и звук вызывает трепет, и жажду, жажду победы,  и
когда его долго нет, начинаешь ждать и выбирать в тишине самую  нужную  из
притаившихся мелодий.
     Примерно так хотел сказать Квинт Арета и примерно так сказал  бы  ему
я, если бы мог выразить это в словах. В словах, предназначенных для  мира,
а не для себя самого.
     Квинт Арета бережно вынул Разрушитель из ножен - и совершил внезапный
выпад в сторону моря.
     Как великолепно смотрелся Квинт Арета с Разрушителем!
     Он прошел всю страну желтых варваров с этим мечом,  от  побережья  до
начала мартонского тракта; год провел он в Долине теплых ключей и  до  сих
пор убежден, что сил после целебной  долины  у  него  прибавилось;  первым
деянием его лет сто назад было  разрушение  замка,  в  котором  он  провел
юность, - замок был обречен,  и  Квинт  Арета  предпочел  разорить  родное
гнездо, едва стало ясно, что отстоять его свыше сил человеческих.
     В одном из боев гигант-варвар вышиб ему  передние  зубы,  разумеется,
поплатившись за это жизнью.  Вместо  зубов  Квинт  установил  пластины  из
желтого золота, сопровождавшие сиянием его немудреную речь.
     - Где семнадцатая битва?! - вопросил Квинт Арета фиолетовый туман.
     Желтые земли он  знал  лучше,  нежели  полуостров.  Арету  вообще  не
помнил, хотя второе имя ему нравилось. В Арете он произвелся на свет  -  и
тут же был отправлен на юг.  В  Джессертоне  никогда  не  был,  с  Публием
познакомился в столице. В столице Квинт имел двухэтажный дом, в  доме  том
массу дорогих вещей, бывал во дворце, знал всех  главных  Флинтов,  но  из
столицы постоянно уходил, уезжал, уплывал (как правило, конечно, уплывал),
потому как пережил он пятнадцать битв и дождаться не мог, когда будет  его
шестнадцатая.
     Шестнадцатой стала утренняя стычка, хотя назвать  битвой  истребление
глупых ярков он упорно не соглашался.
     Я смотрел на Квинта Арету и мечтательно представлял:
     "Этот человек живет в Лунной Заводи!"
     - После полнолуния пойдем вместе! - сказал Квинт Арета и  прикоснулся
Разрушителем к лежащему мечу Лайка.
     Изо всех  сил  Квинт  Арета  ждал  полнолуния.  В  полнолуние  молния
прозвучит для нас последний раз, и звук ее будет необычен. Год завершится.
Квинт Арета станет рыцарем-бригадиром, прошедшим Храм. К его  заслугам,  к
боевому опыту и Долине теплых ключей еще Храм Ириса - таких людей  мало  в
Королевской Республике.
     Сейчас вид рыцаря-бригадира выражал непреодолимое  желание  скрестить
наконец Разрушителя в достойном поединке с достойным противником.
     Лайк однако вовсе не светился боевым ожиданием. Он встал, неторопливо
отряхнул песок и кивнул. Что призван был означать этот кивок - согласие со
словами Квинта или же вечное да своим собственным мыслям - ни я, ни  Квинт
Арета так и не поняли.
     - Идем, - произнес Лайк.
     Но вопреки себе он стоял и не двигаясь смотрел в небо.
     Я отряхнул песок и побрел  к  воротам  Храма,  на  ходу  размышляя  о
сущности музыки и о сущности нетерпения.


     Четыре убывающих доли. Четыре доли и три дня.
     Храм Ириса старше Республики Селентина. Он старше восточной войны,  и
первые жрецы Цветка появились здесь  в  доисторические  времена.  Их  было
пятеро и, по-видимому, это они построили чашу и обвели ее террасами. С тех
пор в стенах Храма всегда находится пять жрецов. Изредка жрецы умирают, но
как и зачем? И откуда приходят новые? Тайна. Может, Король и имеет  к  ней
ключ, но для прочих тайна за семью печатями. Хотя скорей  всего  за  семью
печатями она и для Короля, - жрецы Храма не граждане и не  подданные,  они
не стоят ни на чьей стороне и втянуть их в битву, пусть даже  под  угрозой
немедленной смерти, невозможно. Если бы утром в Храм ворвались  не  восемь
ярков, а две сотни, и  во  дворе  разыгралось  бы  побоище,  четыре  жреца
оставались  бы  на  террасе  и  наблюдали  за  ходом  сражения   с   видом
невозмутимым. А что сделал  бы  пятый,  одарил  нас  молнией  или  нет,  -
известно только ему.
     Существует легенда, будто во время восточной войны, когда, по  словам
Публия, "бои следовали за боями, и погибали  голубоглазые,  устремляясь  в
небо, и сливались с землей воины-тени", когда плакали  травы,  а  "ледяные
вершины становились седыми от горя", так вот когда это все происходило,  в
Храме якобы находились и хнумы, и всадники. И жрецы, естественно,  обучали
тех и других. Но я не верю.
     Зато кольцевая оборона Храма Селентиной не  легенда,  а  исторический
факт. Накануне северной экспедиции корабли год охраняли подходы с моря,  а
две армии, укрепив позиции, год стояли с той стороны тумана.  Лайк  назвал
решение  тогдашнего   командующего,   будущего   Грей-Дварра   Несчастного
"странным",  а  Публий  Джессертон  "оригинальным".  Впрочем,  история   с
кольцевой обороной не очень известна в Республике, да и все, что  касается
Храма, в Республике не очень известно. Храм - не тайна, но рассказывать  о
нем кому попало  не  принято.  Только  рыцари  достойны  Храма,  и  только
избранные рыцари попадают в Храм.
     Правда, я не понимаю,  зачем  тогда  Король  отправил  сюда  Путника?
Путник зачарованно слушал мелодии молнии,  но  ему  не  было  нужды  ждать
полнолуния - он не воин. Путник уехал, когда Король призвал его обратно  в
столицу.
     Мы, воины Королевской Республики, выйдем за  пределы  лиловой  завесы
лишь став прошедшими Храм, спустя без трех  дней  семь  долей  Луны,  1-го
селентина 312 года.
     Но уже сейчас я чувствую изменения.
     Я больше не провинциальный сторож.
     Я понял разницу между Лайком, Королем, Казначеем - и (да простит меня
Луна!) Гаем, Юлом, Анком, моими златоградскими братьями. Обычно люди, будь
то простые крестьяне или рыцари, решают задачу, как им правильней  прожить
в мире, прожить и не ошибиться. Но некоторые говорят: "Этот мир мой!" -  и
думают, что с ним дальше делать.
     Когда мы знакомились с Храмом и Лайк впервые услышал молнию, он,  как
и все, выхватил меч. Меч в его руке лежал неудобно, неправильно, что бы он
с ним ни делал - все казалось неверным, нарушающим самые-самые азы боевого
искусства. Целых две доли, пока  шлифовалась  чистая  техника  (не  как  в
Златограде, а по десять часов на день!), Лайк ходил в худших.  На  нем  не
было лица, он не произносил ни слова и в  глазах  его  читалось  отчаянное
недоумение, кричащий вопрос - почему так?! Однако все  переменилось,  едва
начались поединки. Только безопасное тупое оружие  спасло  любимца  жрецов
Квинта Арету, прозевавшего оглушительный неправильный удар по голове.  Три
безопасных меча ломались от  разного  рода  неправильных  ударов  Лайка  в
поединках с другими бойцами, а  рыцарь  из  Аристона  получил  повреждение
колена, бросившись в атаку, когда Лайк ошибочно, по  его  мнению,  перенес
тяжесть тела на правую ногу. Жрецы с великим интересом наблюдали за  таким
поворотом событий. Один из них даже самолично взял оружие и  встал  против
нерадивого ученика. А спустя какое-то время в  базовой  технике  появились
дополнительные элементы.
     В начале четвертой доли обучения (она же пятая доля  убывающей  Луны)
молния вторглась в сознание каждого. Тогда-то пошли боевые комплексы. Один
комплекс - одна композиция молнии. Всего комплексов восемь: против волков,
против варваров, против рыцарей, против лучников,  против  конных  воинов,
против превосходящих числом ополченцев, против летающих тварей.  А  также,
что меня несказанно удивило, против нечисти. Я как-то привык сомневаться в
существовании нечисти:  драконов,  демонов  и  прочей  подобной  мерзости.
Легенды есть легенды, жизнь есть жизнь: никогда Селентина с нечистью  дела
не имела, а я и нормальных-то летающих тварей в  глаза  не  видывал,  даже
обыкновенных лесных пегасиков.
     Каждый комплекс имеет три разновидности: бой при обороне  замка,  бой
при нападении на замок, битва в открытом поле.  Каждая  композиция  молнии
имеет три тональности. Я пока освоил два комплекса:  волчий  и  рыцарский.
"Лесной зверь" - это хорошо, но вот с рыцарями когда мне  драться  и  ради
чего? Рыцари есть только в Селентине и в Мартоне, а с Мартоном  войны  уже
не будет.
     Впрочем,  каждый  комплекс  -  это  новая  музыка   и   новые   грани
совершенства. Если Храм дарит радостных ощущений  больше,  чем  необходимо
для воина, - тем лучше! За все заплачено! И все впереди!
     За семь лунных долей можно столько успеть...


     Днем Лайк слишком долго смотрел на небо, а вечером слишком  рано  лег
спать.  Слишком  рано  ложиться  спать,  как  известно,   не   свойственно
природному селентинцу. По вечерам природный селентинец спрашивает  Луну  о
своей участи.
     Нынче Лайку многое не  нравилось.  Ему  не  нравились  ярки.  Ему  не
нравилось, что в  Верхопутье  мы  пришли  14-го  селентина,  а  16-го  уже
отчаливал "Цветок". И само собой, ему не нравилось, что скоро новолуние.
     Луна стала узкой. Доля Вэйборна - последняя доля убывающей  Луны.  Но
ведь опасна лишь сама ночь новолуния,  единственное  время,  когда  судьба
против всех  нас.  Зачем  страшиться  ее  заранее,  с  первых  дней  лета?
Новолуние пройдет, и нам достанется чистый прекрасный год, шесть  растущих
долей, полная Луна и время перемен вплоть  до  30-го  вэйборна  следующего
оборота.
     Порассуждать перед сном - любимое занятие природного селентинца.
     Я попрощался с ночью и  отправился  спать.  Возле  молельни  Лайка  я
задержался и прислушался. Некоторые  рыцари  бормотали  во  сне,  стремясь
удержать губами скользящие мотивы молнии, я слыхал такое не раз.  Но  Лайк
шептал нечто иное.
     Я стоял, слушал и никак не мог разобрать. Наконец, я понял.
     -  Уходить...  Уходить...  Уходить...  -  сквозь  сон   шептал   Лайк
Александр.


     Ночь. Лето. Влажные ароматы ирисового...
     Я открыл глаза и спросил себя: "Почему я проснулся?"
     Неужели опять? Неужели это  входит  в  цикл  обучения  и  пробуждения
отныне будут только такими?!
     - Гилденхом! - позвал Лайк.
     Я вскочил.
     Он стоял в дальнем темном углу.
     - Идем. Я хочу, чтобы ты слышал.
     Мы вышли на террасу и тихонько спустились вниз по лестнице.
     Храм был совершенно пуст, небо вбирало его в себя. Я думал  о  пустой
чаше.
     Лайк приблизился к подножию цветка. Дверь отворилась. Он вошел.
     Я помедлил - и ступил за ним.
     Тусклый фонарь  освещал  фигуру  жреца.  Не  сказав  ни  слова,  жрец
развернулся и двинулся вверх по винтовой лестнице. Свет фонаря позволял  с
трудом разбирать ступеньки.
     Мы поднимались все выше. В сущности, это была  та  же  башня,  только
очень узкая. И обитатели ее  были  уверены:  им  не  придется  защищаться.
Никогда.
     О Луна, неужели сейчас я поднимусь в чашу?!
     Жрец остановился.
     - Сюда! - он указал фонарем.
     В стене зияло  малюсенькое  окошечко.  Я  стал  точно  под  ним,  оно
оказалось на два-три пальца выше макушки.
     - Так, - сказал жрец.
     Он потушил фонарь.
     И вдруг я услышал молнию! Чаша не была пуста, ее жрец не спал. Молния
не ревела, не пела, не разрывала воздух, рождая ярость и бросая  в  атаку,
нет - впервые молния звучала тихо.
     Жрец смотрел в окошечко надо мной, я чувствовал его взгляд.
     Мою голову соединяли с Луной незримые нити, только узенькое отверстие
в стене пропускало их  через  себя.  Каждый  торн,  сорвавшийся  со  струн
молнии, ощупывал их ласково и бережно.
     - Это рыцарь, - сказал жрец.
     Его резкий голос оборвал волшебство.
     Лайк засмеялся.
     - Отойди, Гилденхом.
     Он встал на мое место.
     - Новое учение предписывает брать пробу крови, - сказал он.
     - Жрецы Храма не рабы новых учений.
     - Гилденхом не одет в форму, - сказал Лайк, - но он рыцарь.
     И вновь родился невесомый, прозрачный звук. Кто бы мог подумать,  что
молния способна быть еще и такой?! Я слушал, и мне казалось, что сама Луна
спустилась ко мне, только ко мне, специально для меня...
     - Это герой, - сказал жрец.
     Около минуты было темно и тихо.
     Голос Лайка пришел вкрадчивым созвучием тишины:
     - Жрец, есть ли еще руны в мире?
     Жрец промолчал. Сверху сказали:
     - Руны еще есть.
     - Где?
     Никто не ответил.
     Лайк отстегнул от пояса мешочек.
     - Вот карта, - сказал жрец.
     - Спрашивай! - добавили сверху.
     - Хнумы, - произнес Лайк. - Как драться с хнумами?
     Жрец молчал.
     Лайк изменил вопрос:
     - Почему нет комплекса против хнумов?
     - Хнумы не имеют оружия.
     - Они истребили армии рыцарей!
     - Побежденные хнумами умирали от собственного оружия.
     - Как?
     - Ты убиваешь хнума или убиваешь себя.
     Лайк подумал.
     - Откуда взялись ярки?
     - Жрецам Храма открыты тайны боя. Тайны стратегии  скрыты  от  жрецов
Храма.
     - Тебе нужен Храм Оракула, - сказали сверху. - Но знай: он далеко.
     - Мне не нужен Храм Оракула, - сказал Лайк. - Знайте: война близко.
     И он пошел вниз. Стараясь не упасть в темноте, я спускался за ним.
     До утренней молнии оставалось не более двух часов. Такой, как сейчас,
молния уже не будет. Утром она станет жесткой и агрессивной.
     Я засыпал, пытаясь сохранить в себе ее нынешний звук.


     Руны...
     Руны - это ведь тайное знание. Что такое руны, зачем они?  Кто  может
познать руну? Вот я и к тайному знанию стал причастен. С ума сойти... Само
слово "руна" для меня всегда означало что-то высшее,  недоступное.  Откуда
оно?
     Квинт Арета сказал: "После  полнолуния  пойдем  вместе!"  А  ведь  он
сейчас спит и ничего не знает о рунах. Вообще хорошо бы  после  полнолуния
пойти вместе. Что мы станем делать, пройдя  Храм?  Нельзя  же  просто  так
вернуться в  Златоград,  сначала  хорошо  бы  совершить  нечто.  Прочесать
восток, например. И идти рядом с  Квинтом  Аретой,  с  Лайком,  с  другими
рыцарями - вот  будет  отряд!  И  только  потом,  с  той  стороны  пролива
вернуться в Позолоченный Дом.
     А может, мы встретимся с хнумами и вступим с ними в бой? Что за война
грядет? С кем может быть война,  если  не  с  хнумами?  О  них  ничего  не
известно... Хотя нет, что-то известно: что их мало, что  всего  два  замка
под серым знаменем, что сил для войны у хнумов нет. Что дикари они, дикари
хуже варваров, и в расцвете своем были  дикарями;  что  последний  хнум  в
пределах Королевской Республики  появлялся  лет  двадцать  назад.  Неужели
избитое племя осмелится дерзнуть?!
     Кстати, я только теперь вспомнил: перед тем как Лайк меня разбудил, я
видел какой-то сон. Какой же? Я так редко вижу сны,  очень  жаль  упускать
этот... Сон мог бы дать хороший совет... Какой же сон я все-таки видел...


     Живым или мертвым, ты должен побеждать! Ты должен делать то  же,  что
все, но лучше других. Железо оживает в твоих  руках,  и  острие  меча  как
взгляд, как губы, как пальцы - как часть  твоего  тела.  И  потому  ты  не
можешь иначе, но только вот так, вслед за стальным ритмом...


     Это была ночь снов.
     Я заснул, и опять  что-то  видел,  и  опять,  проснувшись,  не  сумел
вспомнить - что.
     Лайк стоял на террасе. Из молелен выходили воины. Лайк сказал:
     - Я видел сон, Гилденхом.
     И улыбнулся.
     Он улыбался ночью и улыбнулся сейчас.
     Квинт Арета, покинув молельню одним из последних, зевнул во весь  рот
и расправил плечи.
     Мы побежали во двор, и каждый, выхватив оружие, занял свое место.


     Миновал еще один день.
     С самого утра я внимательно наблюдал  за  Лайком  и  вспоминал  ночь.
После испытания под чашей цветка в Александре появилось  нечто  новое.  Он
стал притягивать взгляд.
     Я ждал.
     Вечером Лайк позвал меня.
     Я ведь не знал, чего жду, но был уверен: сегодня он позовет меня.
     Когда все уснули, мы вошли к Квинту.
     Входить в чужую молельню нельзя - таково правило Храма.  Но  войти  в
башню жрецов здесь тоже никому не приходило в голову.
     - Арета, - сказал Лайк, - это я.
     В темноте звякнула сталь - Лайк Александр встретил молниеносный  удар
Разрушителем, укрыв от него меня и себя.
     - Это я, Арета! - повторил он.
     - О, свет Луны! - проговорил Квинт Арета Артур Рейз и шумно вздохнул.
     - Зажги фонарь!
     Рыцарь-бригадир выполнил просьбу, я увидел его недоумевающее лицо. Он
поднял с пола кружку и отпил. Квинт Арета обожал холодный чай. Кружка была
серебряная, с гравировкой - Арета не терпел дешевой посуды.
     - Я ухожу на север, - сказал Лайк, - и пришел звать тебя с собой.
     Я вздрогнул.
     Квинт помотал головой. Казалось, он не расслышал.
     - Как?
     - Я ухожу из Храма, - сказал Лайк, - и хочу, чтобы ты пошел со мной.
     - Из Храма?!
     - Да.
     - Нет, - сказал Квинт Арета, - нет!
     Лайк, не отрываясь, смотрел ему в глаза.
     - После полнолуния! - сказал Квинт Арета. - Пойдем вместе!
     - Нет, Арета. После полнолуния будет поздно.
     - Нет?
     Квинт Арета не понимал, что происходит.  Признаться,  он  был  не  до
конца одинок в своем непонимании.
     И Лайк заговорил. Он и так за день сказал больше, чем когда бы то  ни
было, но сейчас... Только Путник и только в поэме говорил так  страстно  и
убедительно. Только Путник и только в редкие моменты мог изыскать  столько
слов сразу. Слова пришли к Лайку во сне, без сомнения, они пришли  к  нему
этой ночью.
     - Пойми, Арета... - сказал Лайк. - Пойми...
     Севернее и восточнее началось движение. Об этом предупреждал  Путник,
это привиделось Королю. Ярки неспроста, ярки - не рассеянные бродяги. Ярки
идут к хнумам. Вместе они двинутся на Селентину. А Селентина не  знает  об
этом, во всей Республике никто не знает об этом!
     - Ты нужен! Ты нужен Королю, ты нужен мне, Арета.
     - Дозорные отряды... - начал было Квинт.
     - Какие отряды?  Столица  далеко,  полуостров  далеко.  Людей  нельзя
выводить из тумана, это же Храм! Через семь долей они станут силой. Но ты,
Арета, ты и без Храма великий рыцарь! Ты мне нужен!  Сейчас,  а  не  после
полнолуния! За семь долей можно столько успеть...
     Великий рыцарь молчал и отчаянно мотал головой. Видно было, что он не
хочет, страстно не хочет, но еще чуть-чуть -  и  поддастся  натиску  Лайка
Александра.
     - Хнумы не сдались, Арета, они таятся на севере! Сегодня  они  слабы,
сегодня у них только два города - да! Но Даркдваррон - это  цитадель,  это
оплот, об него разбился Верховный Стратег, и есть еще  Гриффинор,  помнишь
слова Путника? А Гриффинор не город, он опаснее города!  И  он  в  кольце,
Арета, понимаешь, туда не попасть! Значит, остается  Даркдваррон!  Это  их
столица, их настоящая столица! Мы должны, мы  обязаны  войти  в  нее!  Так
хочет Луна!!!
     Квинт Арета гордо поднял голову и поглядел на мир свысока. Сейчас  он
был невероятно красив. Он  был  блистателен,  великолепен,  величествен  в
своей гордости.
     - Я согласен! - ответил Квинт Арета.


     "Интересно, - подумал я, когда мутная завеса проплыла  перед  фонарем
Квинта и туман остался за спиной, - а есть еще люди, которые были в Храме,
но не прошли Храм?"
     Шаг, еще шаг - и снова, снова я  был  во  власти  пространства  между
замками. Храм - тот же город. Мы покинули  Храм  -  и  перед  нами  встала
неизвестность.  Жизнь  в  Храме,  требующая  постоянного  напряжения,   но
размеренная и просчитанная,  сменилась  бесконечными  шагами,  свободой  и
непредсказуемым темным лесом.
     Заплечный мешок  был  туго  набит  шоколадом,  сухарями,  печеньем  и
копченым мясом: путь предстоял неблизкий.  Кердалеонские  вездеходы  белой
кожи плотно облегали ногу и приятно пружинили при каждом шаге. Их привез в
Храм  тот  же  купеческий  корабль,  на  котором  уплыл  Путник.  Лайк  не
поскупился: кердалеонская обувь считалась самой  роскошной  в  Республике,
вездеходы  высшего  качества  превосходили  даже   знаменитые   альфийские
сандалии, не говоря уже о селентинских ходиках.
     Еловые лапы цепляли одежду, фонарь в руке Квинта качался в нескольких
свордах впереди.
     Нет, это не  мы  были  во  власти  пространства  между  замками,  это
пространство отныне было в нашей власти. Я не боялся  леса.  Я  припоминал
безопасную  дорогу  из  Златограда  в  Верхний  Путь,  как  я  шел  тогда,
непрерывно ожидая чего-то  страшного,  и  считал  себя  готовым  отразить,
всего-то четыре с половиной доли назад. Сейчас я не шарахался  от  каждого
дерева, я просто знал,  что  мне  по  силам,  и,  главное,  с  восхищением
представлял, что могут мои спутники. Загадка Лайка  наполняла  все  вокруг
смыслом, а мощь Квинта - стальной уверенностью.
     Север ждал нас, ждал со всеми  своими  подарками:  холодом,  хнумами,
непроходимыми горами и пустынными перевалами.
     Я размышлял, мы шли, я думал о жрецах, о том,  почему  у  хнумов  нет
оружия, и так промелькнули два часа, три, четыре - половина ночи. Я  думал
о сущности расстояния, когда покой ночного леса прервал приглушенный вой.
     И следом, словно в назидание, раздался короткий звук: "Гау!" Вой  тут
же оборвался.
     Лайк и Квинт, как по команде, остановились. Квинт погасил фонарь.
     - Волки! - сказал Квинт.
     - Собака! - сказал Лайк.
     Они говорили очень тихо, но мне казалось, что голоса их наполняют лес
грохотом. Рука моя сама  легла  на  рукоять,  и  каждая  мышца  напряглась
независимо от воли.
     С обычным волком все просто, сказал жрец. Но собака из Волчьего Замка
- совсем другое дело. Встречается редко, но если  уж  встретится,  то  без
"лесного зверя" с перекрестьем - отточенным, выполненным по всем  правилам
- не обойтись. И волки при ней  становятся  другими.  А  если  к  тому  же
придется сражаться на болоте...
     - Ночью селентинец сильнее всех, - произнес Лайк.
     - Да, - подтвердил Квинт Арета.
     - Потом наступит утро - не лучшее время. И собака пойдет по следу.
     - Да, - подтвердил бригадир.
     Я, как умел, попытался объяснить, что по следу собака  не  определит,
кто прошел  мимо,  рыцарь  или  нищий  изгой;  что  Волчий  Замок,  родина
собак-оборотней, давно разрушен, разорен, а если там одни  волки,  то  они
двинутся на Храм, а в Храме их во имя Луны встретят. Но, видимо, у меня не
получилось.
     - Это заслон, - сказал Лайк.
     - Ты должен? - спросил Квинт Арета.
     - Что?
     - Пройти.
     Лайк не ответил. Он сказал:
     - Надо убрать собаку. Волки легче теряют след.
     Короткий, как слово, низкий лай вновь оборвал вой на первом же торне.
Эта собака не была приблудной псиной, поджимающей хвост перед волками. Она
была главнее волков, сильнее,  разумнее.  Это  был  все-таки  сверхволк  -
собака из Замка.
     - Вперед! - совсем тихо, но страшно выговорил Квинт Арета Артур Рейз,
и ладонь его легла на "синее око" и "желтый  лик".  Только  сейчас  легла,
после решающих слов. Тусклое сине-желтое мерцание прекратилось.
     - Кто-то должен пройти! - прошептал Лайк. - Так хочет Луна!
     - Вперед! - повторил Квинт Арета и сделал первый шаг.



                      СОСТОЯНИЕ ПЯТОЕ. НА ДАРКДВАРРОН!

     Все здесь было мертвым.
     Черная  стена,  свордов  двести  длиной,  возвышалась  над   каменной
пустыней, и даже горы, вот уже какой день наблюдающие за нами, не  умаляли
ее величия.
     Угрожающе-рокочущее слово Аргронд  -  так  назывался  этот  замок  во
времена, когда он  еще  был  замком.  Пожар  разрушения  окрасил  руины  в
непроницаемый черный цвет, но до конца испепелить все не смог. И  памятник
восточной войны стоял, заслоняя собою небо.
     Справа стена закруглялась, пытаясь породить башню, однако  усилия  ее
были тщетны. Мертвецы бесплодны,  единство  черных  стен  и  черных  башен
осталось  лишь  в  исчезнувшей  памяти  мертвых  защитников.  И   в   моем
воображении.  Я  представлял,  как  выглядел  замок,  возведенный   единым
монолитом; как жили, о чем думали те, кто обитал внутри таких стен...
     Я подбросил синий золотой и поймал его. Солнечный лучик соприкоснулся
с чистым металлом, монета вспыхнула синим пламенем. С  тех  пор,  как  нас
окружили горы, последний золотой из Златограда стал моим талисманом.
     Я всегда верил, что золото может все. Да и кто в Селентине не верит в
его волшебную силу? Золото - это  рыцари  и  корабли,  тяжелые  доспехи  и
укрепленные замки, это свитки поэтов и философов, право попасть в  Храм  и
право жить в столице. Однако  здесь,  внутри  горного  кряжа  золото  было
бессильно. Сколько нужно монет, чтобы восстановить  Аргронд?  А  чтобы  он
стал настоящим селентинским городом? И есть ли  вообще  в  природе  металл
искомого цвета?..
     Лайк оторвал взгляд от черной стены, в который  раз  достал  карту  и
разгладил ее на колене.
     Я тряхнул заплечным мешком. Он был неприятно легок.
     ...Холод перевала. Ветер в лицо. Горы. Горы из легенды.  А  потом  мы
спустились и я понял: освоенное  Республикой  пространство  позади.  Мы  в
краю, где властвуют иные законы.
     Лайк спешил. Он хотел войти в Даркдваррон под новолуние. В этом  было
что-то сумасшедшее, фантастическое. Самое страшное время в  году  и  самый
страшный замок на земле встретились - и Лайк Александр помогал им  слиться
воедино.
     Итак, мы должны вдвоем взять город.
     Мы  должны  взять  город,  ставший  проклятьем  и  бедой  Королевской
Республики, город, об который разбились армии.
     Мы должны сделать это под новолуние.
     И самое невероятное - то, что я верю в это.
     Блаберон, он заставил меня поверить! Всем! Своим видом,  разноцветным
золотом в мешочках, словами в Храме и молчанием после него. Он сказал все,
что хотел, и теперь лишь отвечал.
     Да. Нет.
     Какая сила погнала меня сюда, что так круто  развернуло  мою  судьбу,
казалось,  навсегда  застрявшую  между  прогнивших  досок   златоградского
причала?  Теперь  одно  из  двух:  смерть  или  победа.  Если  победа,  то
небывалая. Выше обороны Вэйборна, выше великих битв прошлого. За  что  мне
такая слава? Разве мог представить я в самых отрешенных фантазиях...
     А если смерть... Что ж,  никто  никогда  не  нападал  на  Даркдваррон
вдвоем.
     В последнее время я стал часто вспоминать Квинта  Арету.  Я  думал  и
понимал: когда  наступит  решающий  день,  нам  может  не  хватить  именно
бригадира с его Разрушителем.
     В сердце гор любой лес был немыслимо далеким.  Я  не  помнил  дыхания
леса. Я помнил лишь грозный шепот и - следом  -  красные  точки  во  тьме.
Ярков было не восемь. Их оказалось больше, и все они  были  вольфкнехтами.
Шестнадцать вольфкнехтов. Шестнадцать пар: человек и волк. И мы  бросились
на них...
     Ворота Даркдваррона. Какими они будут? Лайк  свернул  карту.  Значит,
сейчас снова - шаги, шаги... О, Луна! Дикий, отвратительный, чуждый  край,
и ты еще должна оставить нас, ты все меньше и меньше, почти неразличима  в
ночном небе!..
     Да,  мы  бросились  на  них.  Первой   жалобно   взвизгнула   собака.
По-щенячьи, забыв о своем главенстве над волками. Ее убил Лайк.  Засвистел
Разрушитель, завершил полет ударом - и вскричал Квинт Арета,  торжествующе
вскричал, провожая в последний путь двух или трех врагов. "Бей по глазам!"
- крикнул Лайк, я ударил и вновь услыхал, как раньше: "За Коро-о-оля!!!" И
вдруг я увидел, что мы не бьемся, мы прорываемся. Я рвался  за  тенью,  за
голосом  Лайка,  и  "За  Коро-о-оля!!!"  раздалось  уже   позади,   и   из
многоголосого "Хэ-йя!!!" оборвались только несколько "Хэ..."  На  какой-то
торн я остановился, и еще целый торн  раздумывал...  но  возглас  "Вперед,
Гилденхом, вперед!" заставил выбрать, и инстинктивно выбирая  между  Артур
Рейзом и  Александром,  я  выбрал  Александра.  "Есть  что-то  важное!"  -
скользнуло по краю сознания... А может, просто возникли впереди  две  пары
красных глаз - там, где был Лайк, и я поднял меч, но... ярки разлетелись в
стороны после легких колебаний тени Лайка, а я по  инерции  уже  бежал  за
ним. Мы неслись долго. С первым лучиком, пробившимся сквозь  листву,  Лайк
наклонился и сорвал что-то. "Это цветок ириса, - сказал он. - Теперь волки
не возьмут наш след."
     Я еще раз вгляделся в черную стену.  Напоследок.  Обгорелое  прошлое.
Впереди нас поджидало неведомое будущее.
     Страшное прошлое и страшное будущее. Оба притягивали.  Что  больше  -
неизвестно.
     От Аргронда мы повернули направо.


     ...С каждым шагом в голове  стучало  все  сильнее.  Ритмичное  гулкое
уханье сотрясало тело, что-то стремилось прорваться наружу, очередной удар
изнутри сбивал дыханье, и, главное, -  с  каждым  шагом  нарастало  острое
нежелание приближаться к горам. Их подножья были перед нами, угрюмые скалы
могли вот-вот обрушиться от страшного землетрясения, которое начиналось  в
глубинах моего  мозга.  Ветер  налетал  то  справа,  то  слева,  северный,
враждебный людям ветер,  ничего  не  имеющий  общего  с  ласковым  морским
ветерком, с прибрежным ветром радости и надежды. Ветер-хнум  резал  глаза,
толкал в спину, обдавал холодом.
     Лайк шел вперед, а я едва поспевал за  ним.  Не  от  усталости,  нет.
Обратно я бы бежал, я бы  обгонял  мустангов  Флеймарка,  будь  они  живы,
потому что Лайка влекло, нарастающий гул угрожал, горы  пугали  возможными
засадами. Но больше всего пугало то неизвестное, что влекло Лайка.
     Да, он шел вперед. Впереди был проход между скалами. Скалы  нависали.
И между ними - единственный проход.
     Я знал, что там притаилась смерть.
     Я остановился, я хотел крикнуть. Крик  не  удался.  Ритмичное  биение
играло моим телом. Назад, прочь, прочь отсюда! Я вспомнил, что  в  лесу  я
тоже жаждал бежать назад, на помощь Квинту Арете, явственно вспомнил...  И
так же, как тогда, на единственный торн  задержавшись,  ринулся  вслед  за
Лайком Александром.
     Он скрылся за скалой. Мне показалось, что скалы падают, я не  успеваю
проскочить, они низвергаются, погребая меня под собой...
     В два прыжка я очутился за ними. Скалы стояли неподвижно.
     Лайк вошел в пещеру.
     Я держался за ним шаг в шаг, хотя ужас бил по глазам,  по  барабанным
перепонкам, ужас хватал за ноги и  подбирался  к  сердцу,  покоряя  каждый
нерв, растворяясь в активной крови, завораживая ее движение в моих, бывших
моих жилах. Я ведь никогда на самом деле не боялся, ни боя,  ни  нападения
на Златоград, ни даже поражения... Но во мраке пещеры прятался  подлинный,
глубокий страх. Внешний мир, мой мир, наш мир был лишен такого страха.
     Во тьме вспыхнул факел.
     Я догадывался, я представлял, я совершенно  точно  знал,  что  сейчас
необходимо, иначе просто нельзя!
     Жизненно необходимо выхватить меч, как можно быстрее!
     Прижаться к стене, сделать хоть что-нибудь!
     Хоть что-нибудь!!!
     Но руки не двигались, я не мог шевельнуться.
     Боковым зрением я различал обреченную фигуру Лайка.
     Смерть...
     Хнумы...
     Неизбежность...
     Из дальнего угла пещеры выступил всего один боец.
     Да, в тот миг я не мог ничего. Но я не мог и не узнать это лицо.
     Блаберон и блаберон,  тысячу  раз  блаберон!  Дьявол  меня  забери  и
пропади все пропадом!
     В центре пещеры освещаемый факелом стоял Верховный Стратег  Селентины
Марк Селентин Александр Грей-Дварр Несчастный.


     С рождения я знал, что он герой. С рождения помнил: Верховный Стратег
- боец номер один. В первый год жизни  выучил:  Грей-Дварр  пал  в  сердце
горного кряжа, сраженный коварными хнумами.
     Портреты в свитке, и под ними:
     Верховный Стратег;
     Казначей Республики;
     Корабел Секст Флинт;
     Тит Аристон Билд Защитник...
     Лунная  Заводь,  Аристон,  Арета,  Джессертон,   Ривертон,   Вэйборн,
Кердалеон, Офелейн.
     "О, Марк Селентин! Ты создал и вдохновил этот  поход,  убедил  Короля
повернуть на север и сам  погиб,  настигнутый  врагами  среди  скал...  Ты
получил пятым именем посмертное  прозвище  Грей-Дварр  Несчастный,  но  ты
следовал велениям Луны, и значит мы не вправе обвинять тебя,  ты  исполнил
свой долг."


     Грей-Дварр Несчастный обнажил клинок.
     И одновременно Лайк Александр сорвал с пояса свое оружие.
     Оба замерли, готовые к поединку.
     Лицо Верховного Стратега было на редкость спокойным.
     И вдруг я ощутил странное. Нечто даже более странное,  чем  те  почти
невозможные события, которые произошли до сих пор.
     Ужас схлынул. Он не исчез совсем, навсегда, но он ждал где-то  внизу,
а главным отныне - уже целую вечность,  давным-давно,  прежде  истории,  -
главным было другое.
     Сейчас я мог все. Да, это кто-то огромный позволял мне совершать все,
что угодно. Что угодно мне. Я сам позволял себе!
     С диким воплем броситься на Верховного Стратега.
     Ударить в спину Лайка  Александра.  Он  даже  не  успеет  вскрикнуть,
герой-первопроходец, он повалится как подкошенный.
     Повернуться и уйти. Просто  -  уйти.  Оставить  их  одних  со  своими
мечами, стоящих друг против друга. Уйти на север,  на  восток,  на  юг,  в
любую сторону, а лучше на запад.
     Я словно видел сверху: голубую степь и  зеленый  лес,  черную  стену,
серо-коричневые скалы, синее знамя над  городом,  желтую  страну,  красное
зарево, белые вершины - все принадлежало мне, я получил это в подарок.  Но
все это имело смысл лишь  в  определенном  времени,  а  за  его  границами
превращалось в неразличимую мертвую смесь. Чтобы сохранить  жизнь,  цвета,
слившись,  должны  были  образовать   новый,   неизвестный   цвет-армию...
цвет-поэму... цвет-песню...
     Я не был сыном Луны, не был рыцарем, не был подданным и  гражданином.
Тысячи  возможностей,  продолжений,  необъятная  свобода  сводили  с  ума,
заталкивая ужас ниже и ниже под землю. Я мог все, но ничего не делал, ведь
свобода  продолжения  учитывала   и   такую   возможность   -   абсолютное
бездействие. Я был никем. Целые сто торнов, которые не имели  значения,  я
был никем. Мир невероятно расширился, мое сознание не могло освоить  такие
объемы пространства и времени, все  в  нем  вращалось,  втягивая  и  лишая
ориентации, а потом - Лайк Александр свободной рукой  отстегнул  от  пояса
мешочек и бросил Верховному Стратегу.
     Стратег поймал, взвесил золото в руке и отступил в  сторону.  За  его
спиной я увидел колодец. Стратег картинным движением занес руку - и разжал
пальцы.
     Я прислушался, но звука падения на дно так и не услышал.
     Грей-Дварр Несчастный вложил меч в  ножны.  Лайк  Александр  прицепил
оружие к поясу.
     Прекрасная одурь исчезала,  растворяясь  где-то  за  пределами  моего
мозга. Таящийся до последнего под ногами ужас окончательно провалился  под
землю.
     Из пещеры мы вышли втроем.


     ...Два свистящих перекрестья и завершающий убийственный удар  сверху!
Меч, выпущенный из правой руки, пролетел за спиной и, будучи  непостижимым
образом пойман левой, рассек пустоту снизу.
     - Как давно я ждал  этого  момента!  -  сказал  Грей-Дварр,  которого
Несчастным я мог теперь называть только по старой, укоренившейся привычке.
     Лайк обернулся.
     Грей-Дварр произвел молниеносное движение - я  даже  не  уловил  хода
оружия -  и  острие  его  клинка  оказалось  перед  синими  глазами  Лайка
Александра.
     Лайк не успел ничего.
     Меч недвижимо висел перед  его  лицом.  Рука  Стратега  не  позволяла
тяжелому оружию слегка шевельнуться.
     Глаза  Грей-Дварра  сузились  в  опасном  прищуре  и   вновь   широко
раскрылись. Синеглазый воин не мог  убить  синеглазого  воина.  Меч  взмыл
высоко вверх (Грей-Дварр лишь едва повернул кистью), совершил три  оборота
над головой Стратега и послушно опустился в правую руку.
     Квинт Арета был велик. Я снова вспомнил о нем и мне  так  захотелось,
чтобы Квинт Арета очутился рядом!..
     Но Грей-Дварр выглядел страшнее.
     - Ну же, Александр?! - произнес Стратег, и меч его замер в ожидании.
     Синие глаза встретились.
     - Хэй, хэй, хэй!!! - вскричал Грей-Дварр резко и неожиданно.
     Я понял: он мог быть  кем  угодно.  Ярком,  варваром,  белым  воином.
Главным для него был бой. По случайности он стал рыцарем Селентины.
     Хотя как могу я судить, что  могу  я  знать  о  тех  временах,  когда
Верховный Стратег произвелся на свет?  Квинт  Арета  был  для  меня  живой
историей;  Грей-Дварр  являлся  историей  летописей,  историей  свитков  и
преданий, мертвым прошлым, внезапно ожившим в мрачной пещере.  Пятидесятый
год от основания, эпоха восьми городов, 259 полнолуний  до  моего  первого
деяния.
     Лайк поднял меч и задержал  его  в  диком  для  нормального  человека
положении.
     - Александр против Александра! - сказал Грей-Дварр с удовольствием. -
Интересное все-таки занятие - жизнь!
     Мне показалось, что перед словом "жизнь" он на миг задумался.
     Меч Лайка пришел в движение.
     - Хэй?.. - переспросил Грей-Дварр, в прошлом Несчастный. И ответил.
     Клинки сошлись, испытывая друг друга. Звон  железа  пробудил  во  мне
тоску по молнии, я захотел услышать музыку  -  и  услышал  ее.  Александры
перестали быть людьми, они  превратились  в  две  пересекающиеся  мелодии.
Жесткий  низкий  звук  ритмично  завоевывал  пространство,  он   наступал,
подчинял себе внимание и  волю,  навязывая  свой  и  только  свой  тяжелый
музыкальный  стиль.  А   позади   гремящих   тактов   Стратега   пряталась
ускользающая, еле слышная, но пленительная мелодия Лайка. Она  убегала  от
оглушительной поступи Грей-Дварра,  но  вновь  проявляла  себя  где-то  на
следующем витке, и именно тонкая линия Лайка развивала музыкальный сюжет.
     Грей-Дварр методично  делил  пространство  на  мелкие  кусочки.  Лайк
отступал. Задачей Грей-Дварра было - искромсать весь воздух над каменистой
равниной, ничего не оставить внутри горного кряжа. Удар, удар,  удар  -  а
Лайк все уходил от сокрушительных ударов...
     Грей-Дварр прибавил скорость.
     Видимо, Лайк понял. Он понял, что не успеть, не  устоять  ему  против
такого напора. Лайк бросился вперед. Лайк бросился отчаянно,  азартно.  Он
терпеть не мог уступать, и бросок его был уже за пределами  тренировочного
боя. "Неправильный" коварный удар, из самых "неправильных"  приемов  Лайка
Александра  должен  был  рассечь   лицо   Стратега...   я   вздрогнул!   В
тренировочном поединке он не имел права травмировать партнера!
     Я так и не понял как - но Стратег успел уйти.  Мне  даже  показалось,
что меч прошел сквозь плоть - так  быстро  отшатнулся  Стратег.  Лицо  его
вовсе не было задето. Он улыбнулся.
     Лайк нанес решающий удар. Вернее, это он наверняка считал  свой  удар
решающим, и я вместе с ним - он весь вложился в  него,  вложил  всю  силу,
весь путь от Златограда на север.
     Грей-Дварр отвел удар.
     Я следил за битвой титанов. Лучших бойцов я не видел. Если бы  только
я: лучших бойцов не видела Королевская Республика.
     Грей-Дварр отвел удар и нанес свой.
     Лайк вскрикнул. Меч вылетел из его рук, а сам он схватился за пальцы.
     Тяжелая музыка победила. Тонкая мелодия замерла.
     - Эге-е, молодой человек... - неожиданно произнес Стратег.
     К его облику, облику героя, прошедшего сквозь  столетия,  обладающего
невиданной боевой мощью, так не шло это "эге-е..."
     - Знаете ли вы, что  таким  с  позволения  сказать  "оружием",  таким
"мечом" с позволения сказать, - он поднял отлетевший лайковский меч,  -  в
общем, такой  штуковиной  я  бы  проиграл  известный  спарринг  с  Королем
Селентины. Грубая работа!
     Грей-Дварр еще и говорил! Не так, как Путник,  не  так,  как  Лайк  в
последнюю ночь в Храме, иначе - по-своему! Впрочем, чего еще  и  ждать  от
Александра из первого столетия?
     Внезапно Стратег подбросил оба меча; клинки, в воздухе зазвенев  друг
об друга, опустились - один в правую руку, другой - в левую.
     - А ну-ка... - проговорил Грей-Дварр.
     Ему больше  не  нужен  был  противник.  Теперь  врагом  Стратега  уже
наверняка оставалась лишь хнумья равнина, и два меча атаковали ее во  всех
направлениях. Грей-Дварр  не  давал  передышки  сухим  горным  ветрам,  он
опережал их.
     Да, передо мной был ответ  на  незаданный  вопрос:  почему  Верховный
Стратег не погиб в ущельях в трагическом 167-м году. Именно так,  железным
вихрем прошел он между хнумами, и хотя не  мог  спасти  остальных,  спасся
сам. Однако зачем он остался на севере, в пещере, вдали от морей, вдали от
культуры, - это мне только предстояло понять. Путь велик, север далек,  но
ведь мы здесь? И  чем  он  питался  на  окраине  пустого  каменного  стола
величиной в пол-полуострова?
     Кстати, вопрос по существу. Чем-то он все-таки питался.
     Очень хороший вопрос.
     Стратег  остановился  вдруг,  без   перехода.   Движения   его   были
завораживающими, но моментальная остановка оказалась еще эффектнее.  Ну  и
ну!.. Наверное, Селентина действительно обречена  Луной  на  победу,  коль
погибший однажды боец всех времен и народов воскрес как раз в  краю  наших
единственных врагов.
     - Давай, как тебя... - сказал Стратег.
     Я встал, готовясь к поединку. Я  понимал,  я  чувствовал,  какая  мне
оказывается честь.
     Ни один из моих приемов не прошел. Это понятно. Но  Стратег  не  стал
сразу лишать меня оружия. Одним мечом, медленно, терпеливо  он  работал  в
моем ритме. Я не знаю,  сколько  торнов  разбилось  об  его  клинок.  Сто.
Пятьсот. Тысяча. Я стал задыхаться.
     Когда Стратегу надоело, меч из моих рук наконец вылетел.
     - А тебе, дружок, надо брать уроки, - сказал Грей-Дварр.
     Я подобрал оружие, крепко стиснул  рукоять  в  предвкушении  грядущих
битв и поглядел на стоящего Марка Селентина и сидящего Лайка Александра.
     "А ведь Даркдваррон мы возьмем!" - подумалось мне.
     Слово "мы" я думал с особенным удовольствием.


     Я проснулся посреди каменной пустыни.
     Где-то существовали ухоженные  города-замки,  где-то  плыли  корабли,
перевозили они куда-то свежеизданные  свитки,  упаковки  с  дорогим  чаем,
упаковки с дешевым кофе, где-то стояли на  башнях  воины,  зачем-то  глядя
вдаль, считая дни до очередного воинского жалованья...
     Грей-Дварр уже упражнялся на фоне неба.
     Каменная пустыня делала небо серым. Не  таким,  как  дома.  Хотя  что
такое "дома"?!
     Когда-то я каждое утро в одно и то же время просыпался в одной и  той
же комнате, находящейся в третьем ярусе одной и  той  же  каменной  башни,
знакомой наизусть с детства. Так как рыцарей было мало,  меня  поселили  в
ней еще до рыцарского возраста. И было это в одном  и  том  же  городе.  А
потом...
     Потом начались пробуждения на земле, между лесом и морем; в трюме;  в
молельне по сигналу молнии; в  лесу,  через  сутки  после  схватки,  когда
цветок  ириса  прятал  след;  пробуждения  в   затерянных   пространствах,
преддверьях настоящего севера.
     Я взглянул на Лайка. Он тоже просыпался и так же, как я, первым делом
посмотрел на Стратега с мечом.
     - С пробужденьицем, молодые люди! - приветствовал Грей-Дварр.
     В сотне свордов за его спиной виднелись остатки Аргронда. За  день  и
за ночь мы сумели вернуться к черной стене. "Там  есть  нечто",  -  заявил
Грей-Дварр, и Лайк ему поверил. "Там есть нечто для тебя", -  вот  так  он
сказал.
     Где-то охраняли пристани и обучали молодых рыцарей, где-то  снаряжали
отряды и отправляли их в  Храм;  селентинские  гарнизоны  укрепляли  своим
присутствием города  варваров,  но  главное  происходило  здесь.  Мы  трое
служили острием меча, направленного Королевской Республикой.
     - Вставайте, молодые люди! Вы уверены, что море и Луна победили,  что
теперь весь мир будет смотреть сам на себя синими глазами. Но  все  только
начинается. Все только  начинается!  Начинается  самое  интересное...  Мир
больше, чем многие думали.  И  ваша  земля,  от  дварров  до  Мартона,  от
Гриффинора до варваров, - эта земля не одна, есть еще другие земли.  Утром
я сказал последнее прощай великому Аргронду. Там, под сохранившейся стеной
погиб быстрейший из седоков. Он был настоящий герой, и умирая, он  оставил
нечто. Я принес для тебя...
     Грей-Дварр наклонился и поднял обломок меча. Даже не обломок,  только
рукоять - и все. В Храме я видел, как мечи ломались от сумасшедших ударов.
Как правило, то были посредственные или вовсе тренировочные мечи. Но чтобы
боевой клинок был снесен полностью, по рукоять...
     - Вот он! - торжественно сказал Стратег.
     Некогда на пристани города Апвэйна именно  с  таким  выражением  Лайк
произнес "Вот он!", увидев "Цветок Ириса".
     Я вспомнил касаток. Мне почему-то ужасно  захотелось  встретить  хоть
одну из них снова.
     - Возьми, - сказал Стратег.
     Он осторожно протянул древнюю, пыльную рукоять Лайку. Осколки великих
битв... Я подошел поближе и разглядел маленькие непонятные  буквочки  там,
где пальцы Стратега сняли слой пыли.
     Лайк принял рукоять...
     - Светлый Клинок Диайон! - возгласил Грей-Дварр.
     И я увидел меч в руке  Лайка.  Но  не  тот,  который  он  получил  от
бригадира-коменданта Луция, нет, тот покоился на поясе. Новый,  хрустально
чистый, блестящий так, словно на  него  одновременно  падали  лучи  десяти
солнц, на моих глазах вырос из рукояти.
     Лайк положил клинок на землю. Аккуратно-аккуратно, как если бы в  его
руках находилось что-то очень хрупкое.
     Клинок исчез. Лишь рукоять сиротливо лежала пред ногами Александра.
     Он взглянул на Грей-Дварра. Грей-Дварр молчал.
     Но едва пальцы Лайка вновь легли на рукоять, сияющая сталь появилась.
     -  Когда-то,  молодой  человек,  я  владел  этим  чудом,   -   сказал
Грей-Дварр. - Теперь он твой!
     Свободной рукой Лайк снял с пояса  то,  что  Стратег  назвал  "грубой
работой" и бросил мне. Я поймал оружие. Я понял своего спутника. Я  ударил
сверху, мечи должны были скреститься, и они встретились. Но как!
     Вместо отпора чужого железа,  который  я  обязан  был  почувствовать,
вместо звона оружия - звука, сопровождающего рыцаря в его  пути  по  миру,
вместо всего этого клинок в моих руках просто рассыпался. Пусть он был  не
самым лучшим, пусть бы он переломался надвое, - но нет, сталь превратилась
в пыль, соприкоснувшись с загадочным подарком Грей-Дварра.
     - Да, когда-то Марк Селентин Александр Верховный Стратег  Грей-Дварр,
получивший последнее наименование  за  прекрасную  победу,  первую  победу
селентинцев над дваррами недалеко от полуострова, когда-то  Марк  Селентин
со Светлым Клинком, бешеной отвагой, горячим  сердцем,  целиком  преданным
золотой Луне, и,  прямо  скажем,  не  очень  умной  головой,  пришел  сюда
окончательно добить коричневых  дварров,  которых  он  тогда  еще  называл
серыми хнумами. И вот теперь тень  того  Стратега,  правда,  тень  изрядно
поумневшая, идет с новым героем совершать новые подвиги.
     - Новые? - глухо переспросил Лайк Александр, и то,  что  он  произнес
первое слово после многодневного  молчания,  поразило  меня  сильнее,  чем
длинная речь Стратега.
     - Новые, - подтвердил Грей-Дварр. - Старым подвигам больше нет места.


     Если мне удастся погибнуть достойно, возможно, я вернусь  в  мир  еще
раз.  Рыцарей,  погибших  достойно,  Луна  обращает  к  новым  боям.  И  я
произведусь на свет в одном из замков, и возможно это вновь  будет  город,
лишь недавно ставший селентинским. А может...
     Луна берет на золотую службу...
     Как там дальше?.. Нет...
     Луна зовет на золотую службу...
     Надо же, я  забыл  вторую  строчку!  Я  забыл  строчку  из  Селентина
Александра!
     Ночью мне приснились жрецы, молния и официант из "Горячей Пиццы".  За
всем этим наверняка снилось что-то еще,  что-то  более  важное,  но  пицца
заслонила остальное. Как ни странно, сейчас я не хотел есть.
     Я хотел драться!
     Но перед тем как сорвать меч с пояса - хоть ненадолго  увидеть  воду.
Много текущей свободной воды, синей или пусть  даже  фиолетово-зеленой,  и
смотреть на нее, и видеть отражения небес,  предметов,  лиц,  перемежаемые
солнечными бликами. Вода так похожа на  меня,  на  мои  мысли...  Морская,
речная, льющаяся из кружки... Вода, наверное,  начало  всех  начал,  а  не
просто символ Селентины. Вот что приснилось мне ночью  за  прочими  снами:
все течет, цвета переливаются один в другой, молния - звук льющейся  воды,
мы заполняем собой землю, как  чай  из  опрокинутой  чашки  заливает  весь
стол...
     Я понял, что хочу не только драться. Мне хотелось вернуться  назад  и
еще раз испытать то странное состояние, которое настигло меня в пещере при
виде Грей-Дварра.
     Вдруг Лайк и Грей-Дварр остановились.
     Следующие два слова они произнесли одновременно:
     - Вот он!


     Замок висел над каменной пустыней. Он был вырублен в скале и не сразу
даже  осознавалось,  что  гладкий  черный  выступ  с  подобиями  башен   -
Даркдваррон. Он готов был сорваться и  улететь,  оставив  мир  без  своего
безупречно-черного цвета. Но  он  же  находился  здесь  всегда,  с  начала
времен, угрожающе-неприступный, мудрый старший брат мертвого  Аргронда,  и
становилось ясно, что если Даркдваррон когда-нибудь  оторвется  от  скалы,
освободиться  из-под  власти  камня,  то  это  будет   предвестием   конца
известного людям мира.
     Входа в черный замок не было. Лишь грифоны могли бросаться с его стен
и парить, ведомые своими хозяевами.
     Внешний вид Даркдваррона отбивал всякие мысли об осаде.
     Именно такая защита называлась легендарной.


     Хнумы появились внезапно. Я так  и  не  понял,  откуда  они  взялись.
Восемь низкорослых человечков двигались к нам, издали строясь в  полукруг.
Еще через сто шагов полукруг превратился в кольцо. В центре кольца  стояли
мы трое.
     Очевидно, низкорослые человечки  умели  драться.  Но  их  было  всего
восемь. Я наблюдал за стенами нависающего замка.  Я  ждал.  Сейчас  оттуда
должны вылететь серые, никогда мною не виданные крылатые чудища.
     Хнумы приближались.
     Грифонов не было.
     Мне вспомнилось, что уже нынче грядет ночь новолуния.
     Хнумы  подошли  совсем  близко.  Я  вцепился  в  рукоять.  Грей-Дварр
повторил мое движение.
     Даркдваррон замер.
     Я не сомневался: первую восьмерку мы положим быстро. А дальше...
     Грей-Дварр смотрел на Лайка. И  я  тоже,  стараясь  не  броситься  на
хнумов, следил за ним. Мы оба ждали, когда Лайк Александр поднимет Светлый
Клинок Диайон.
     Лайк Александр развел руки в стороны и громко, отчетливо произнес:
     - О, гордые доблестные дварры! Ради вечных  гор,  ради  славы  вершин
позвольте трем изнуренным путникам войти в вашу знаменитую столицу!



                      СОСТОЯНИЕ ШЕСТОЕ. ВОДА И КАМЕНЬ

     ...Древняя дверь открывалась,  медленно-медленно,  год  за  годом,  и
оттуда вырывался ярко-синий свет,  и  скрип  сменялся  протяжным  ликующим
звуком, не то хором, не то молнией, и  крысы  бежали  от  такого  света  и
такого звука, все озарялось волшебным сиянием...
     Холод гнал видения,  заставлял  возвращаться,  но  надо  спать,  надо
поспать еще чуть-чуть...
     Дверь готова была поддаться, последнее усилие  -  и  ярко-синий  свет
хлынет навстречу, ударит по глазам, окрашивая их синевой, - но на сей  раз
запор остался на месте, удержанный холодом.
     Передо мной была темнота.
     И полусказочный замок, рожденный самым крайним, запредельным севером,
окруженный непроходимыми горами,  куда  с  трудом  проникает  даже  холод.
Путник не придет и конь не  проскачет  протоптанной  тропой.  Неприступней
Даркдваррона, неприступней всего на свете. Там  умирают  мудрые  птицы,  и
три,  или  пять,  или  восемь  устремленных  армий  мечтают  помешать   им
безвозвратно исчезнуть...
     Мне стало душно. Я проснулся.
     Я лежал под сшитыми вместе  грубыми  шкурами.  Жесткий  мех  северной
свиньи лучше других защищал от холода. Я осторожно освободил голову.
     Да, я проснулся.
     Я находился в Даркдварроне, в одной из башен. На дворе стояла поздняя
осень. Внизу за окном простиралась каменная равнина, огромный пустой стол.
Когда-то я прошагал его из угла в угол.
     Если подойти и взглянуть с пугающей высоты, пробуждение будет полным.
Но так нельзя, выбираться из-под спасительных шкур я, посланец  юга,  могу
лишь постепенно.
     Вошла Эргэнэ. Она принесла мне чай.
     Обычно чай приносила ее грима. Но сегодня Эргэнэ пришла сама.
     Волевое усилие - вслед за головой я выпустил наружу правую руку.  Два
глотка, чтобы согреть внутренности. Потом наступит  очередь  головы,  рук,
ног, кончиков пальцев...
     Эргэнэ молчит. Но я  знаю,  что  она  желает  мне  прозрачного  утра,
милости Отца Гор и грохочущей доблести.
     Я тоже молчу. Я тоже желаю ей всего хорошего.


                                   Утро

     Еще два глотка.
     Впервые я испробовал эту жидкость в тот памятный день, когда мы вошли
в Даркдваррон. Нам, замерзшим, изголодавшимся, поднесли каждому по горячей
чаше, и на вопрос Лайка "Что там?" последовал  короткий  ответ:  "Чай".  Я
возликовал. Я  был  поражен:  даже  дикие  хнумы  знают  напиток  истинных
селентинцев. С некоторым торжеством поглядел я  на  Лайка:  не  дождешься,
мол, ты своего кофе в пустынном краю... Хотя, возможно, мне только  сейчас
кажется, что я так думал, а на самом деле я просто очень устал, ничего  не
понимал и больше всего на свете желал или умереть  в  прекрасном  неравном
бою или уснуть в  теплой  уютной  постели.  Впрочем,  заглянув  в  чашу  и
приблизив к ней нос, я быстро осознал, что "чай" хнумов чаем не  является,
не является ни в коей мере. Содержимое чаши, ошибочно и  нагло  называемое
благородным именем Чая, представляло собой  отвратительную  смесь  чего-то
горного с чем-то хнумьим. Например, хвост грифона, настоянный на  ядовитых
коричневых мхах, с добавлением  подземной  воды  и  топленого  жира  птицы
Кургуду. Поначалу я отказался от экзотического  до  тошноты  напитка,  но,
во-первых, Лайк сказал, что хнумы могут обидеться, а во-вторых  в  тот  же
день подул резкий северо-восточный ветер,  и  когда  коченеть  в  закрытом
помещении стали не только уши и нос, в общем-то бесполезные для воина,  но
также руки и ноги, необходимые для битв, тогда я сдался.
     Еще два глотка и еще два. Решительно отшвырнув мех, я покидаю  теплое
убежище и отправляюсь в объятия холода.
     Перед  тем  как  выйти  из  башни  Эргэнэ  останавливается.  Ее  губы
соприкасаются  с  камнем,  с  дикой   необработанной   скальной   породой,
выступающей в гладкой, отшлифованной мастерами-хнумами стене. Это святыня.
Это первозданная материя, с которой все началось.
     Эргэнэ...
     Я иду за ней и пытаюсь прочувствовать затаившийся смысл каждого звука
ее имени.
     Я пытаюсь представить...
     Ею, такой знакомой, красивой, порою понятной, управляет некто  единый
и таинственный. Он  был  давным-давно,  Он  старше  народа  Селентины.  Он
управляет ею и всеми хнумами, и  хнумы  готовы  повиноваться  каждому  Его
слову. Они никогда не видели Его, но Он есть, Он создал их горы  и  теперь
покоится где-то в неведомых недрах. Они готовы, они  жаждут  быть  верными
Ему до конца. И Эргэнэ согласна повиноваться Ему, что бы  ей  ни  пришлось
сделать.
     Мне не понять их.
     Мы выходим под тяжелое серое небо...
     Возможно, есть некто мудрый  в  совсем  уж  запредельных  недоступных
подземельях. Возможно, он пришел в мир  действительно  очень-очень  давно,
так давно, что для него я, Эргэнэ и, скажем, Грей-Дварр одинаково  молоды.
Тогда, конечно, его опыт позволил бы ему стать повелителем,  и,  существуя
рядом с хнумами, наблюдая их от начала, этот  мудрый  мог  бы...  В  конце
концов, всадники тоже служили Солнцу, а  мы,  баловни  судьбы,  счастливая
нация, любим Луну, советуемся с ней, грустим о ней  и  твердо  знаем,  что
есть в ее сиянии то самое загадочное нечто. Но ведь Солнце и  Луна  совсем
другое дело. Нами никто не управляет, мы свободны. Лишь по своей  воле  мы
любим лунный свет, ловим его невысказанные советы, грустим о нем и  твердо
знаем...
     Мы выходим под тяжелое серое небо...
     Но жить под властью  какого-то  Единого?  Это  противоречит  сущности
воды.
     Мы выходим под тяжелое серое небо, горы нависают над нами, как мы над
равниной,  и  в  меня  стремительно,  каменным  обвалом,  снежной  лавиной
вторгается мир страшных когда-то дварров.
     Или это я вторгаюсь в него.
     Всего два замка. Возможно, еще три. Возможно, уже один.
     Даркдваррон. Темный Аметист.  "Обиталище  тьмы..."  Глаза  у  них  не
серые, глаза карие, темнее или светлее.  И  знамя  не  серое.  Серыми  они
почудились миру от страха. А потом мир уже не видал их.  И  забыл.  Темный
Аметист, Даркдваррон.
     Гриффинор. "Затерянный, мистический, притаившийся от всего  света..."
Полон тайны для самих хнумов. Только их женщины бывали там.  Только  самые
древние из женщин. Гриффинор - мечта Эргэнэ.
     Рубиновый Дом. Первая родина. В сотне тысяч йонов  ледяного  пути  на
запад. Последние вести - пятнадцать лет  назад.  Есть  ли  он  еще?  Гонцы
уходили и не возвращались. Рубиновый Дом, отбивший натиск всадников  в  их
знаменитом походе. Имя из самых древних песен и сказаний: Рубиновый Дом.
     Я не имею ничего общего с хнумами. Я  отчетливо  представляю,  что  у
меня иные ценности и заботы. Но их мир разливается по  моему  сознанию,  я
растворяю его в себе - и слышу протяжную тоскливую ноту.
     В башнях они не живут. В башнях они готовы умирать за Темный Аметист,
хотя никто и не мыслил нападать на него после 167-го года. Город под небом
для них аванпост.  Настоящий  город  спрятался  в  горе,  там  бесконечные
коридоры-улицы, и освещенные залы, и ниши-храмы в честь Отца Гор, а здесь,
на ветрах, лишь пятая часть. Но там, внутри, так же холодно.
     За горой, частью которой является их город, - море. Замок  следит  за
равниной, а на море с той стороны смотрит одинокая башня. Это  далеко,  но
башня соединена  с  замком  подземным  ходом  и  служит  четвертой  башней
Даркдваррона. Я был там. Я видел море. Оно  холодное  и  стальное.  Совсем
скоро их море покроется льдом.
     Новые хнумы не появлялись на свет вот уже двадцать два года.
     Вот уже десять лет те, что остались, не видят снов.
     Их мир, мир дварров был построен на  видениях  и  беседах  с  Единым.
Никаких видений. Мир прост, суров и безнадежен, как пронизывающий холод.
     Эргэнэ  -  последнее  создание  Единого  накануне  двадцатидвухлетней
спячки. Она идет передо мной, младшая в роду хнумов.
     Нет, Темный Аметист  -  это  не  одна  нота.  Это  целая  трагическая
симфония.
     Мы выходим на площадь. Слева - угол грифонов. Левая башня срослась  с
уходящим вверх крутым склоном.
     Эргэнэ оборачивается.
     И тут я вижу Лайка. Он широко шагает  наперерез  нам,  как  всегда  в
сопровождении Стратега, который, как всегда, бросает выразительные взгляды
на окружающих хнумов. Лайк Александр великолепно смотрится в моей синей  с
золотом  шелковой  форме.  Он  еще  ничего  не  сказал,   но   я   заранее
предвосхищаю, я уже  слышу  его  уверенное:  "Идем,  Гилденхом!"  Я  сразу
вспоминаю: сегодня именно тот  день,  когда  Колдун  должен  изречь  новые
слова.
     Первое апвэйна 311-го года. По календарю дварров: время оникса,  день
открывающий. Год 13163-й.


     Сначала я просто ничего не понимал.
     Я пришел сражаться. Я ведь воин.
     Сначала я думал, мы вошли в город,  чтобы  усыпить  их  бдительность.
Чтобы напасть изнутри. И поражался: как могли они пустить  нас?!  Лайка  с
волшебным мечом, бешеного в бою  Грей-Дварра,  да  и  меня,  по-настоящему
обученного рыцаря. Лайк Александр, Храм и пять дней со  Стратегом  сделали
свое дело: у ворот Даркдваррона я был... В общем, я был бойцом!
     У ворот... У каких ворот? Нет у Темного Аметиста ворот, и в город  мы
входили с завязанными глазами. Под землей, через сеть каменных  коридоров,
кругами ведущих наверх, наверх... Грей-Дварр чуть было не убил сразу троих
хнумов, когда справа от него упал  камешек.  Я  сорвал  повязку,  но  Лайк
остановил драку. "Ради каменных богов..." - сказал он, так и  не  выпустив
на волю Светлый Клинок и даже не сняв с глаз черную ленту. "Бог  один",  -
коротко ответил хнум. "Спрячь  меч,  Стратег!"  -  сказал  тогда  Лайк,  и
Стратег повиновался. Или последовал совету. А хотелось ему больше всего на
свете рассекать хребты и отрубать головы.
     Дней десять я ждал. Я мерз, я почти не спал эти десять дней - я  ждал
сигнала. "Как мудро! - думал я в восхищении. -  Мы  уже  здесь.  И  теперь
великий Александр сумеет выбрать самый  выгодный,  самый  безнадежный  для
хнумов момент!" Я еще не знал, что внешняя часть замка далеко  не  все.  А
потом Лайк обронил несколько расточительных фраз, и я понял: мы не нападем
на Даркдваррон. Никогда.
     Мы пришли с миссией. Мы пришли как друзья.  Хнумы  могут  думать  что
угодно, но мы пришли как друзья. Мы принесли свет Селентины, ее  молодость
древнему вымирающему народу. Зачем убивать их? Надо не дать им  погибнуть.
Даркдваррон - грозное рычащее название, придуманное испуганными людьми.  В
Королевскую Республику должен войти Темный Аметист.
     Хнумы и Королевская Республика. Трудно представить себе что-то  более
противоположное.
     Народ, убежденный, что от него пошли остальные, и  народ,  призванный
остальных объединить. Владыки прошлого  и  властители  будущего.  В  любом
настоящем вторые растворяют в себе первых.


                                   День

     Мы находимся в огромном зале.
     Я здесь впервые.
     Я потрясен.
     Снаружи может идти снег, бушевать метель, нагрянувший из  угла  земли
ураган, а здесь, внутри, будут царить спокойствие, тишина и свет множества
факелов.
     Восемь  старцев  первого  круга  покоятся  в  прекрасных  креслах  из
редчайших горных пород: рубина, топаза, изумруда,  карбункула,  сапфира...
остальные забыл. За каждым замер хнум-хранитель. Старцы второго круга чуть
поодаль, справа и слева. Их кресла попроще.
     Над старцами, в конце зала, а вернее, в  начале  всего  их  города  -
огромная  статуя  Единого,  его  воплощение,   единственное   произведение
искусства хнумов, не считая древних полузабытых песен. Отец Гор из чистого
золота с коричневым отливом. В  Отце  Гор  -  весь  золотой  запас  народа
дварров. Он неделим. Золото никак не участвует в расчетах  хнумов  друг  с
другом. Они не знают о его роли. У них  вообще  нет  нужды  рассчитываться
друг с другом. Все в воле Единого.
     Грей-Дварр стоит рядом с Лайком, держа руки на двух рукоятях.  Второй
меч ему  выковал  мастер-хнум  по  просьбе  Лайка  Александра.  Грей-Дварр
изменился. Прежде произносивший целые речи, пусть частенько и невпопад, он
постепенно стал молчаливым, как немой хнум. Последними были слова о  "душе
гор", которая "ушла под землю". Стратег наша главная опора,  поразительно,
насколько он предан второму, младшему Александру. Но почему-то я  не  могу
не  опасаться  его.  Я  знаю:  ему  довелось  пережить  трагедию  северной
экспедиции, столько лет вдали от Селентины - время сделало  его  таким.  И
все-таки...
     Он  хочет  только  убивать.  Больше  ничего.  Да,  бой  -  величайшее
наслаждение в  жизни  воина,  таинство,  но  ведь  есть  еще  небо,  море,
деревья... Горы, наконец... Золото с его недоступным для хнумов  обаянием.
Искусства. Крепкий чай на берегу в  дозоре,  перед  восходом,  когда  Луна
показывается людям во всей своей красе. Я воин, рыцарь,  бывший  дефендер,
но я без этого  не  могу.  А  Грей-Дварр  может.  Он  лелеет  единственное
желание, и желает он не сражаться, а именно убивать, потому что исход  его
схватки с кем бы то ни было, по-моему, предопределен.
     Что-то чужое...
     Дьявол, блаберон! Да  я  не  просто  опасаюсь,  я,  кажется,  начинаю
бояться его!..
     Я отвожу взгляд от Стратега, еще раз оглядываю все вокруг и чувствую:
красота зала давит, как и бесстрашие Грей-Дварра. Он словно брошен кем-то,
покинут раз и навсегда.
     И тишина. О Луна, какая тишина!..
     Все ждут.  В  зале  больше  тысячи  хнумов  и  все  ждут  Колдуна.  В
Златограде или в Храме Ириса при таком небывалом  скоплении  народа  я  бы
слышал хоть какие-то звуки. А тут, в зале со сводами...
     Может, все дело в том, что самому старшему  подданному  и  гражданину
около трехсот, а старцы хнумов насчитывают свыше двух тысяч?
     Я не поверил Лайку, когда он сказал, что в  течение  первой  растущей
доли хнумы постоянно имели пять вариантов уничтожения каждого из  нас.  На
всякий случай. Стрелы были нацелены, и  топоры  готовы  опуститься  каждый
торн.
     Эргэнэ...
     А потом появился и Колдун.
     Кто он, откуда? Какая у него сила? Куда уходил и зачем вернулся, если
его не видели в Темном Аметисте больше десяти лет? Что  такое  волшебство?
Дома я никогда не верил во  всяких  драконов,  демонов,  призраков...  Что
такое дьявол? Ругательство? Отец нечисти, порождение страха?  По  сказкам,
нечистая сила пошла из Мартона, древнейшего города. Не  знаю  как  Мартон,
здравый смысл синеглазого человека  во  мне  силен,  но  глядя  на  Темный
Аметист, на этот зал,  можно  поверить,  что  здесь  водятся  какие-нибудь
дьяволята...
     Лайк застыл, как и все, как золотой Отец Гор, как безоружные хнумы...
Почему за столько времени я ни разу  не  видел  вооруженного  хнума?  Даже
хранители позади старцев - и те безоружны. Я осторожно поворачиваю голову:
Эргэнэ стоит в шаге от меня, она замерла  в  почтительном  внимании  перед
мрачным величием своего народа.
     Эргэнэ...
     И тут входит Колдун.
     Я больше не могу. Вот-вот я хрустну пальцами или переступлю с ноги на
ногу...
     Колдун в обычной грубой шкуре. И я в такой шкуре, и Эргэнэ, и  старцы
в драгоценных креслах, и даже Грей-Дварр. Лишь Лайк сияет синевой.
     Первым делом Колдун подходит к золотому Единому и прикасается  губами
к праху у Его ног. Прах у ног Отца  Гор,  впрочем,  тоже  золотой:  у  ног
Единого - золото разных цветов, со своего места я различаю синие, красные,
белые отблески. Затем он разгибается во весь рост, отбрасывает  капюшон  и
оборачивается к старцам.
     Это очень древний человек. Очень древний. И мне  кажется,  что  карие
глаза его пусты и бессмысленны.
     Впрочем, он далеко. Возможно, мне кажется.
     Колдун делает несколько шагов и  останавливается  между  креслами  из
рубина и топаза.
     - Можешь ли ты  изречь  три  суждения,  о  Колдун  Черного  Камня?  -
спрашивает старец, восседающий в рубиновом кресле.
     Колдун молчит. Он оглядывает старцев. Он не равен им. Не лучше  и  не
хуже. Он другой. Но сейчас готов признать их первенство. В общем, он готов
говорить для них.
     И он говорит - так,  как  должна  была  бы  говорить  Эргэнэ.  Мягко,
размеренно, шелк чередуется с бархатом, речь и внешность  обманывают  друг
друга. Эргэнэ молчалива, молчаливы старцы и  замолчал  в  Темном  Аметисте
Верховный Стратег Грей-Дварр. Весь мир молчалив.
     Говорит Колдун.


     - Я видел Вселенную. Одиннадцать  торнов  назад  Отец  заповедал  мне
сказать вам об этом. Я видел своими глазами и видел Его глазами.  Я  видел
по-разному. Отец есть Единый, и он подтвердил, что дети гор должны слушать
только Его. Но они должны знать о том, что  я  видел,  о  Вселенной,  дабы
Вселенная, дабы другие народы не обольстили детей гор. Итак, знайте.
     Желтый город. Синее знамя. Помните,  дварры,  посольство  Штормхейма?
Морские люди обольстили желтоглазое племя. В башне желтого  города  отныне
родятся варвары с синими глазами.
     Город над морем. Серые стены. Люди спешат. Людей много. Их все больше
и больше. Музыка на набережной. Звуки,  звуки...  Плеск  волн...  Корабли,
корабли... Первая земля покрыта кораблями.
     Но и на второй земле есть корабли. За морем, за морем  вторая  земля.
Какая синева глубже? Что происходит, когда сходятся море и море?
     Слушайте, дварры! На север от первых кораблей и на восток от  вторых,
в пределах этой земли, на запад от Темного Аметиста, за  ледяной  пустыней
на запад - жив Рубиновый Дом!
     Но на восток от Темного Аметиста - новая  тьма.  Черный  город.  Отец
железа. Закованные в броню воины. Они заняли свою землю. Землю на востоке.
За морем, за морем третья земля. Рыцари ее любят бой. Любят звон железа, и
пожары любят, красящие все в черноту.  Стены  Аргронда,  помните,  дварры?
Зола вслед за огнем...


     Одиннадцать торнов назад. Прикоснувшись губами к праху у ног... Я  не
могу сообразить, и лишь потом вспоминаю, что торном  дварры  называют  наш
год. Они растянуты во времени, их время громоздко. Мельчайшая частица - от
полнолуния до полнолуния. Хотя что им Луна, что  им  Солнце?  Торн  -  это
когда рубин вернется к рубину... Их боги внизу, а не  вверху.  Одиннадцать
лет назад ушел Колдун в странствие, услыхав Отца Гор.


     - О,  дварры!  Дабы  познать  тайный  смысл,  слушайте  учение  Отца,
переданное через Колдуна Черного Камня!
     Всего у мира есть восемь начал.  Восемь  стихий,  каждая  из  которых
побуждаема источником волевого импульса.
     Золото.
     Земля.
     Камень.
     Огонь.
     Дерево.
     Вода.
     Воздух.
     Железо.
     Разные дети мира считают изначальным только камень, или только огонь,
или только воздух, однако начал восемь, и лишь  все  вместе  они  образуют
материю.
     Начала входят в сложные отношения друг с другом. Одни  всегда  против
других. Третьи вместе с четвертыми.
     Железом берется золото, но золото покупает железо.
     Земля и воздух.
     Огонь и дерево.
     Вода и камень.
     Огонь уничтожает все живое, но гасится водой, которая уходит в землю.
     Железо закаляется в огне.
     Камню хорошо с землей.
     Луна и Солнце делят небо.
     Смысл первооснов скрыт,  труднодоступен,  но  именно  они  определяют
характер народов, ход войн, движение истории.


     - Длинная речь! - перебил Колдуна старец Рубина. - Скорее открой  три
суждения, рожденный Черным Камнем!
     Колдун замолчал.
     Старец Рубина  даже  пошевелился.  Он  был  очень  недоволен.  Прочие
старцы, казалось, навсегда слились со своими креслами.
     - А звезды? Чьи они? - раздался вдруг резкий голос  Эргэнэ.  И  сразу
повисло напряжение  в  огромном  зале,  сразу  явилась  неловкость,  своды
кричали  о  бестактности  поступка  будущей  гриффины.  Возможно,  кому-то
другому пришлось бы серьезно поплатиться за нарушение  таинства  беседы  с
Колдуном, но Эргэнэ, последнему произведению Единого, многое прощалось,  -
и старцы сделали вид, будто  не  слышали  вскрика,  и  хранители  остались
недвижимы.
     - Открой три суждения! - повторил старец Рубина.
     И Колдун повиновался.
     -  Скоро,  уже  скоро  вспомнят  дварры  разницу  между  мужчинами  и
женщинами, - сказал Колдун.
     - Вода,  замерзая,  образует  лед.  Лед  обладает  свойствами  камня.
Величайшие вершины украшены льдом, - сказал Колдун.
     - Отцу железа нужны горы. Черным рыцарям нужны дварры. Лорду  Востока
нужен Гриффинор, - сказал Колдун.
     Первым поднялся старец Аметиста, сидевший в топазовом кресле.
     - О, народ  дварров!  -  произнес  старец  Аметиста  слова  окончания
обряда. - Вы слышали голос знания. Оставьте иное скрытому совету.
     Старец, сидевший  в  кресле  из  камня,  имя  которого  я  так  и  не
припомнил, указал на Колдуна, гриффину Раамэ, восемь старцев второго круга
и Лайка Александра.
     Лайка пригласили одного, но Грей-Дварр двинулся за ним  с  видом,  не
допускающим противоречий.
     Хнумы, гриффины, я и Эргэнэ направились к выходу из прекрасного зала.
     Все происходило в тишине. Лишь  ножны  Стратега  отчетливо  лязгнули,
когда их кольца соприкоснулись друг с другом.


                                  Вечер

     - Я спросила неправильный вопрос!
     Она не боится. Ее душа полна раскаяньем, мне непонятным.
     Спрашивать  можно  кого  угодно.  Можно  спросить  Короля,  а   можно
Верховного Стратега. Подданный обязан отвечать на вопросы, зато  свободный
гражданин имеет право их задавать. Лучше, конечно, не спрашивать под  руку
во время боя. В любое другое время право вопроса  у  гражданина  всегда  с
собой.
     Но Эргэнэ принадлежит к народу хнумов. Она не должна, не должна  была
говорить одновременно со старцем и задавать вопросы Колдуну.
     - Идем! - зовет она, и я не спрашиваю "Куда?", потому что  спрашивать
Эргэнэ, конечно же, можно, но бесполезно.
     Эргэнэ... Примирившая меня с народом серых теней.  Однажды  я  понял,
что, если она принадлежит к  хнумам,  хнумы  не  обязательно  должны  быть
врагами.
     Мы петляем в лабиринте каменных коридоров, и в этих узких проходах, в
этих холодных угрюмых лазах Эргэнэ спокойно и  благостно.  Мне  приходится
нагибаться, как-никак любой из нас - я, Лайк,  Грей-Дварр  -  выше  любого
хнума на голову.
     Эргэнэ неслышно скользит впереди,  я  еле  успеваю  за  ней.  Я  хочу
чего-то странного... Мне хорошо от того,  что  я  иду  сейчас  за  ней,  и
хочется... Мне хочется, чтобы мы стояли рядом с оружием в руках,  и  чтобы
судьба одного из нас висела на острие меча другого. Но глаза  наши  разной
масти, мы служим разным богам - разве возможно нам сражаться вместе?..
     Мы входим в полукруглую пещеру, где в центре освещенный тремя  яркими
факелами стоит хнум-хранитель. Вдоль стен темнеют каменные ниши.  Я  знаю,
что некоторые из них уходят вглубь на десятки свордов. В нишах ждут своего
торна слезы гор. Здесь дварры от начала времен беседовали с Единым.
     Слезы гор - это удивительные образования. Их рождают скалы, и  похожи
они больше всего на ледяное  дерево,  растущее  сверху  вниз.  Для  хнумов
подобные рассуждения недопустимы. Слезы гор - это слезы гор,  произведения
Отца. Под ними дварры говорят с  Ним.  Такое  рассуждение,  впрочем,  тоже
недопустимо: не дварры говорят с Отцом, а Отец говорит с дваррами. И когда
Он считает нужным, слеза срывается  со  своего  места  и  убивает  дварра.
Прежде так бывало.  Но  последний  раз  слеза  гор  решила  судьбу  дварра
одиннадцать лет назад.
     Хнум-хранитель указывает направо. Там две слезы в одной нише.  Эргэнэ
простирает руку, предлагая мне войти. Она видит, что я не могу решиться  и
кивает головой, поощряя. Мол, ты не наш, ты из морских людей,  воин  чужой
западной страны, но ничего, Отец Гор примет тебя...
     А  я  думаю,  что  вот  сейчас-то  слезка  и  оторвется.  Может,  она
одиннадцать лет ждала именно этого момента?
     Нет, не то. Я не о том думаю.
     Я думаю, что Луна не видна отсюда. Хнумам Луна ни к чему, им  незачем
видеть ее. Что Луна, что Солнце... Нужен ли мне тогда их Единый?  Каменный
бог...  Но  тут  я  вспоминаю  о  пещере  Грей-Дварра...   и   о   чувстве
вседозволенности...
     Я вхожу в нишу и, поджав ноги, сажусь под слезой гор.
     Я жду...
     Но свобода - та, первобытная, - не приходит. Я ищу  ощущение  остроты
жизни от сознания близкой смерти, ведь  эта  штука  запросто  может  убить
меня, - но ничего похожего нет. Ничего нет.  Здесь  не  так,  как  было  в
пещере. Я сижу... Я  уже  просто  дожидаюсь  Эргэнэ.  Интересно,  что  она
чувствует  под  своей  слезой,  нашептывает  ли  ей   указания   неведомый
повелитель? Я просто сижу... Я задумываюсь о  чем-то,  мои  мысли  убегают
из-под контроля...
     И вдруг я понимаю, что не  больше  торна  назад  Единый  незаметно  -
украдкой, исподтишка, - вложил в меня знание хнумов.


     Все виды оружия, известные людям, появились на свет  одновременно:  в
эпоху молодых гор, когда первый дварр услышал Отца. И  тогда  же  разделил
Отец народ дварров на способных хранить знание и  неспособных.  Первым  он
дал цельные самостоятельные души, а вторым повелел  делить  свой  образ  с
третьими детьми, крылатыми детьми высоты - грифонами.
     Первые стали мужчинами, вторые -  женщинами.  Дабы  как-то  различать
первых и вторых.
     Взрослели  горы,  дварры  познавали  Единого,  осваивая  многообразие
видов. И чем больше  умел  дварр,  тем  глубже  постигал  он  суть  вещей,
порожденную волей Отца.
     А потом разошлись по  земле,  распространились,  расхватались  чужими
народами мечи, копья,  щиты,  луки,  дротики,  кинжалы,  палицы,  глюки  -
произведения фантазии Единого. И  дварры,  не  желая  быть  среди  прочих,
навсегда выпустили из своих  рук  любое  оружие.  Как  родоначальник,  как
хозяин дварр должен уметь отобрать у врага его меч, или его глюк, или  его
копье. А точнее, свой  меч,  свой  глюк,  свое  копье.  Отобрать  отданное
когда-то. Ведь, познавая Единого, дварр познает все мечи, все  глюки,  все
копья. Но дварр ни в коем случае,  ни  под  какими  соблазнами  не  должен
заранее вооружать себя, потому что тогда он сужает свой  путь,  он  теряет
образ Единого во всей Его цельности  и  обрекает  себя  на  вечную  службу
примитивному мертвому инструменту.
     Какие топоры, какие стрелы?!
     Отобрать - устранить угрозу - и бросить отобранное, чтобы дальше идти
налегке.
     Без оружия хорошо обороняться. Без оружия трудно нападать.
     Для этого в народе дварров присутствовали вторые.
     Нет, вторые могли слушать  Единого,  и  слушали,  и  слышали,  но  по
природе своей они были  не  способны  познать  Его  полностью.  А  значит,
истинное знание было скрыто от них.
     Управляли народом первые. И  прозревали  волю  первые.  И  на  стенах
стояли надежным оплотом всегда первые. Воины-тени. Однако...
     Однако вторые,  растящие  грифонов,  готовящие  из  неразумных  чудищ
бойцов во имя Отца, вторые покоряли для  дварров  пространства  и  вселяли
ужас в сердца изнеженных жителей южных  городов.  Они  летели  убивать,  и
хранители-дварры  сами  не  всегда  понимали,  откуда   такая   ярость   в
женщинах-гриффинах.  Конечно,  первые  указывали,  куда  лететь.  Но  сами
первые, если бы им все-таки пришлось нападать, воевали бы иначе...
     Не  все  женщины  становились  гриффинами.  Чтобы  стать   гриффиной,
женщине-гриме нужно было найти в горах яйцо грифона,  и  гримы  штурмовали
самые крутые скалы в поисках своей судьбы.  Женщина,  вырастившая  боевого
грифона, получала статус, ее неполная  душа  обретала  недостающую  треть,
новый образ Отца наделялся именем, а безымянные гримы,  вернувшиеся  ни  с
чем, могли лишь сидеть в бою позади гриффины да прислуживать ей и  дваррам
в повседневной вечной жизни.
     Дваррам скоро придется вспомнить разницу между мужчинами и женщинами,
сказал  Колдун.  Значит,  скоро  будет  война.  Черные  рыцари...   Дьявол
блаберонский, но откуда они взялись?! Черная сила проиграла свой последний
бой давным-давно, чуть ли не триста лет назад...
     Я встал и вышел из-под слезы.
     Последние мысли были уже только моими. Единый больше  не  говорил  со
мной.


                                   Ночь

     Шаги на  лестнице  разбудили  тишину.  Спустя  три  торна  я  услышал
приглушенный голос Лайка:
     - Гилденхом!
     Я не спал. Я размышлял о слезах гор.
     Лайк Александр вошел и присел на краешек одной из расстеленных шкур.
     Однажды он уже приходил вот так, среди ночи. Тогда он посидел  рядом,
постоял у окна над темной равниной, а потом сказал: "Они очень нужны  нам,
Гилденхом. От этого зависит все, судьба мира и судьба Луны."
     Что он скажет сегодня?
     Лайк Александр сидит в сворде от меня. Я слушаю его молчание.  В  его
молчании смешаны удивление и растерянность. Редкая  смесь  для  обладателя
Светлого Клинка Диайона.
     Он встает и, отпечатывая шаги по каменным плитам,  подходит  к  окну.
Доля Апвэйна. Мерзлая равнина  под  студеными  звездами.  Луна  сейчас  не
видна, но она, конечно же, стремится к полнолунию.
     - Знаешь, Гилденхом, почему они не  убили  нас  сразу?  -  произносит
Лайк.
     Я молчу, и он продолжает:
     - Они увидели звезду. Звезда сказала им,  что  к  ним  должен  прийти
герой. Их герой. С волшебным мечом и одним другом. Посланец Отца Гор.
     - Лайк Александр, - выговаривают мои губы, а  руки  сами  тянутся  за
мечом. - Ты - хнум?!!!
     - Нет, - отвечает Лайк. - Я селентинец. Но я их герой. И они готовы в
меня верить.
     Мы молчим вместе. В моем молчании присутствует  раздвоение  сознания,
желаний,  обязанностей.  Молчание  Лайка  постепенно  обретает  логическую
стройность, в конце которой вот-вот появится решение.
     Наконец, Лайк оборачивается и сообщает:
     - А Колдуна они убили. За учение о восьми стихиях.


                                Новое утро

     Я проснулся под сшитыми вместе грубыми шкурами. Жесткий мех  северной
свиньи лучше других защищал от холода. Я осторожно освободил голову.
     Ритм. Каждое утро похоже на предыдущие. Может  быть,  в  этом  секрет
счастья? Только нужно иногда менять ритмы. В моей жизни их  сменилось  уже
несколько. Ритм Златограда. Ритм монотонных дорог. Ритм Храма. И теперь  -
ритм Темного Аметиста.
     Опять за пределами нагретого пространства был холод, а  за  пределами
башни - страшный холод; опять я пил горячий отвар, и отвращение боролось с
удовольствием; тысячелетняя магия напитка дварров одолевала всепроникающий
северный ветер, но я старался не думать,  что  вслед  за  временем  оникса
неминуемо  наступит  время  ясписа.  Сегодняшнее  утро   повторяло   своих
собратьев-близнецов, точно так же долю назад я  старался  не  думать,  что
вслед за временем хрисолита неминуемо наступит  время  оникса.  Утро  было
точь-в-точь таким же.
     Внешне.
     На самом деле все изменилось.
     Появилась двойственность.
     Царство камня, в котором я находился,  безусловно,  совершенно  точно
было созданием Единого.  Каменный  стол  на  тысячи  йонов,  от  замка  до
перевала, принадлежал Ему. Все в Темном Аметисте состояло из камня, и  сам
народ  дварров  был  недвижим  и  неизменен.  Я  понимал:  об  него  можно
разбиться, в крайнем случае сдвинуть с  места,  но  его  нельзя  изменить.
Миссия Лайка представилась мне невыполнимой.
     Однако в самого Лайка я продолжал верить.
     Почему?
     Потому что царством непрерывного преображения были мы.  Мы  разлились
по земле, стремясь заполнить свободное место  (я  опять  повторяю,  каждый
день я повторяю одно и то же), мы  растворили  в  себе  культуры,  теории,
учения, ни от чего не отказываясь, ничему  не  подчиняясь.  Луна  ежегодно
переливала нас из одного сосуда в другой, чтобы  мы  не  застаивались,  не
замирали, ведь стоячая вода - это болото, это ярки,  бездарный  несчастный
народ.
     Однако не верить в Единого Отца неизменности и неподвижности я теперь
не мог.
     Почему?
     Потому что благодаря одной Его слезе я узнал, понял, нашел  то,  чего
не знал раньше.
     Я почувствовал зов и обернулся. На пороге комнаты стояла Эргэнэ.  Она
приглашала меня в угол грифонов.


     Существо взирало на меня из вольера.
     - Как его зовут?
     - Эргэнэ!
     Рыжее туловище завершалось пушистым хвостом с  золотистой  кисточкой.
Задние лапы неуклюже прогибались: в планы Отца Гор, как видно, не входило,
чтобы существо быстро бегало или крадучись пробиралось через  лес.  Шерсть
на загривке по молодости стояла дыбом. Крылья были  сложены,  а  угрожающе
вздернутый клюв с трудом уживался рядом с глубокими карими глазами.
     Я уже видел грифонов издалека,  но  на  расстоянии  двух  свордов  от
"страшного чудовища" находился впервые.
     Взгляд его был почти осознанным.
     - Эргэнэ? - переспросил я.
     А возможно, мне показалось, что я произнес вслух ее имя.
     Эргэнэ накинула на грифона странное сплетение кожаных ремней и удобно
устроилась между крыльев. Ремень на себя, крылья расправились - и  грифон,
вдруг сделавшись собранным целенаправленным зверем, поднялся в воздух.
     - Выше! - вскричал я.
     Пройдет три года, три торна вечных дварров,  и  он  станет  настоящим
боевым грифоном, взрослым, и тогда никто, кроме  Эргэнэ,  не  сможет  даже
подойти к нему.
     - Еще выше!
     Грифон взбирался на высоту кругами, его  крылья  совершали  несколько
взмахов - и выигрывали по восемь-десять свордов на каждый взмах. Все  выше
и выше... Дети гор, дети  высоты.  Я  вспомнил  касаток,  управляющихся  с
парусами. Они тоже смотрели на мир сверху. Сейчас Эргэнэ увидит море...
     И  вдруг  грифон  бросился  вниз,  стремительно   отдавая   понемногу
завоеванные сворды, он не летел, он падал, падение было неотвратимым,  оба
не могли не разбиться, я зажмурился...
     Когда я открыл глаза, Эргэнэ  бежала  ко  мне  и  кричала.  Это  было
невероятно, кричащая Эргэнэ, но она  кричала  и  размахивала  руками.  Она
подбежала ближе, и я  увидел,  что  крик  Эргэнэ  обращен  не  ко  мне.  Я
обернулся. Вдалеке стоял  хнум-хранитель.  Вдруг  он  тоже  развернулся  и
побежал.
     Лишь теперь я разложил ее крик на отдельные слова.
     - Черный корабль! - кричала Эргэнэ. - Дварры! Черный корабль!!!



                 СОСТОЯНИЕ СЕДЬМОЕ. МЕЛОДИИ ЛИЛОВОГО ЦВЕТКА

     ...И молния после долгого перерыва снова запела  свою  песню.  И  меч
заныл, как ноет часть тела, уставшая быть без движения. И торны  зазвенели
над головой. Уходя в никуда, отсчитывая шансы.
     Я стоял на стене между левой и средней башнями. Внизу  строились  для
атаки черные рыцари.
     Корабль,   обнаруженный   Эргэнэ,   был   не   один.    Спустя    час
наблюдатель-дварр из морской башни сообщил о появлении эскадры.
     Я вспомнил: история этой земли могла быть совсем иной, если бы Черный
Властелин однажды вышел из своей столицы.
     Эргэнэ - уже не грима, но еще  не  гриффина  -  была  единственной  в
народе дварров, кто принял оружие для битвы. Два коротких копья.  И  кроме
меня ей не нашлось пары.
     Я считал железных бойцов, то и дело сбиваясь со счета. Больше тысячи.
И столько же хнумов на стенах. Диких, мудрых, одетых  в  шкуры  безоружных
хранителей против закованных в броню рыцарей с  прекрасным,  должно  быть,
оружием.
     Я вспомнил: серые убили тьму и покорили черную цитадель. Эй,  Путник,
а это кто тогда по-твоему?
     Рыцари вытянулись правильными рядами,  ровными,  как  горизонт.  Ряды
двигались к нам, к подножию  скалы,  расцветающей  Темным  Аметистом.  Они
маршировали так, словно вот сейчас согласно плану колонны воинов, не теряя
строя, перейдут в наступление по вертикальной стене и каждый упавший будет
считаться преступником, нарушителем боевого порядка.
     Колонн было уже шестнадцать, первые три подошли вплотную и уперлись в
скалу. Рыцари собирались атаковать  по  всей  длине  стен,  крайняя  левая
колонна нацелилась на угол грифонов. Сомнений в том, что атака  состоится,
быть не могло.
     Но как?! Я не видел пока ни одного осадного приспособления.
     Вдруг все хнумы замерли. Каждый опустил голову и защитился от  звуков
мира ладонями. Они что-то говорили, как всегда, молча, и мне, как  всегда,
оставалось только  догадываться,  но  Эргэнэ,  быстро  взглянув  на  меня,
произнесла:
     - Повторяй!
     Был день. Луна отдыхала с той стороны неба, и потому я тоже посмотрел
вниз,  стараясь  прозреть  нечто  глубоко  под  землей.  Я   повторял   за
женщиной-дварром, чей грифон еще не стал боевым:
     - Поднимись, Отец, в гневе и силе.
     - Поднимись, Отец, в гневе и силе.
     - Восстань против врагов наших, моих и Твоих, пробудись,  Отец,  ради
суда.
     - Восстань против врагов наших, моих и Твоих, пробудись,  Отец,  ради
суда.
     Ради синевы...
     - Поднимись из глубин, Отец. Суди мое искусство, суди Свой народ,  по
закону и по желанию Своему.
     - Поднимись из глубин, Отец. Суди мое искусство, суди Свой народ,  по
закону и по желанию Своему.
     Ради свободной стихии готов я идти в бой...
     - Да разобьется о камень  злоба  врагов,  да  разобьется  о  горы  их
победоносность. Неси, Отец, оружие мое, ведь в Твоих руках мое оружие.
     - Да разобьется о камень  злоба  врагов,  да  разобьется  о  горы  их
победоносность. Неси, Отец, оружие мое, ведь в Твоих руках мое оружие.
     Мы не говорим речи перед битвой, но мы знаем, что за нами  прекрасные
города...
     - Да обратится железо врагов в их руках, да упадут их замыслы  на  их
головы. Ради Тебя, Отец, выступаем мы в бой.
     - Да обратится железо врагов в их руках, да упадут их замыслы  на  их
головы. Ради Тебя, Отец, выступаем мы в бой.
     "Луна зовет на золотую службу..." Что дальше?  Дьявол,  я  должен,  я
обязан вспомнить, что дальше!..
     - Услышь, Отец, слова мои, слова наши. Приди, Отец, поддержать нас.
     - Услышь, Отец, слова мои, слова наши. Приди, Отец, поддержать нас.
     - Славим Тебя, Отец, и слушаем Твой голос.
     - Славим Тебя, Отец, и слушаем Твой голос.
     О Луна, помоги мне, дай хотя бы маленькую частицу твоей силы, и тогда
никто не сможет одолеть меня в предстоящей битве!
     - Славим Тебя, Отец, и слушаем Твой голос.
     - Славим Тебя, Отец, и слушаем Твой голос.
     - Славим и слушаем.
     - Славим и слушаем.
     Больше слов не было. Я поднял голову.
     И тогда каждый хнум подошел к стоящему рядом и прикоснулся  губами  к
его лбу. А стоящий рядом проделал то же со следующим.
     О, дьявол!..
     И  Эргэнэ,  приподнявшись  на  носках  (мне  пришлось   наклониться),
прикоснулась губами к моему лбу.
     О, дьявол!..
     Это было отвратительно.
     Я взглянул на следующего по стене - на Лайка. Дикий обряд! Неужели  и
с ним?.. Однако Лайк посмотрел на меня точно так же и прикоснулся губами к
одному из клинков Грей-Дварра. Я поднял меч и сделал то же самое.
     В мире много обычаев, у разных народов  разные.  Селентинцы  терпимее
других относятся к чужим обрядам. Но прикосновение тела к телу у всех  без
исключения всегда вызывало крайне неприятные ощущения. И никто не  пытался
бороться с этим законом природы. Конечно,  в  битве  могут  соприкоснуться
незащищенные части, или один из противников схватит другого за  шею...  Но
даже в битвах, где не до мелочей, каждый старается ухватить за одежду  или
за волосы. Альфы, например, специально воевали голыми  и  обритыми,  чтобы
враги боялись к ним прикоснуться. И наши акулы, когда приходилось  драться
на кораблях, частенько прибегали к  тому  же  приему.  Однажды,  года  три
назад, во время чаепития я соприкоснулся пальцами с Гаем. Тогда  мне  тоже
было очень нехорошо. И сейчас... Мерзкое чувство  скользкого  и  шершавого
одновременно, да еще рыхлого, проваливающегося... Смысл битвы  -  не  дать
никому притронуться к твоему телу. Может  быть,  хнумы  как  раз  и  хотят
подчеркнуть такой смысл? Только сам, только сам ты владеешь  своим  лицом,
руками, мышцами...
     Тем временем из  прохода  между  скалами  на  равнину  потекли  новые
рыцари. Торны звенели, стучали над головой, а внизу аккуратно, неторопливо
выстраивались вторые шестнадцать колонн.
     Что они будут делать?! Блаберонить гору насквозь своими шлемами?..
     - Пора! - закричал, не выдержав, Грей-Дварр. Он кричал вниз, рыцарям.
- Пора! В бой!!!
     Да, без сомнения он первый воин. Но, если честно, я не  понимаю,  как
такой человек мог быть Верховным Стратегом Селентины.
     Вторые шестнадцать колонн встали позади первых. Однако  новые  рыцари
уже создавали следующие шестнадцать колонн.
     Они встанут на плечи друг другу, и тогда верхушка пирамиды начнет бой
на стенах замка.
     Вся  равнина  была  заполнена  темными  сверкающими  доспехами.  Лайк
внимательно рассматривал  врагов.  Эргэнэ,  кажется,  нервничала.  Красота
ужаса. Красота смерти. Впрочем, я видел красоту, я ощущал  смерть,  но  не
чувствовал никакого ужаса.
     И от красоты смерти, лишенной  страха,  мне  вдруг  стало  невероятно
хорошо.
     Славим и слушаем Отца Гор.
     Славим и слушаем.
     Сорок восемь черно-багровых знамен взвились над колоннами.
     И все-таки: как?!
     Но едва я задал себе этот вопрос... Но как только сорок восьмое знамя
заколыхалось и распрямилось под ониксовым ветром...
     Крики хнумов-хранителей, вопль воплощенного молчания, заставили  меня
оглянуться и увидеть. Со стороны горы,  сверху,  величественно  и  страшно
летели, спускались на Темный Аметист два громадных, чудовищных, нереальных
создания...
     Два дракона.
     Изображения в свитках. Сказочные рисунки  на  вазах.  Древний  значок
далекого южного Мартона.
     Темно-зеленый трехголовый зверь  размерами  с  дом  коменданта  Луция
редко взмахивал десятисвордовыми крыльями с красным отливом;  он  медленно
приближался к правой угловой башне. Второй, абсолютно черный, сверкал так,
словно его остроугольное тело  было  сделано  из  неизвестного  академикам
Лунной  Заводи  металла.  У  него  имелась  одна   голова,   всего   одна,
прямоугольная и металлическая, но на ней, вернее над ней, в том месте, где
голова переходит в шею, -  повтор  или  издевательство,  маленькое  точное
подобие, такая же прямоугольная головка раз в пять меньше.
     Черный дракон  повторил  утренний  маневр  Эргэнэ:  он  опустился  на
уровень замка, оценил его защитников, воспарил высоко  вверх,  дабы  затем
стремительно низвергнуться на стену. Но  перед  тем  как  взмыть  в  небо,
дракон пристально поглядел на меня,  именно  на  меня,  и,  кажется,  даже
подмигнул большой головой. На один короткий торн мне представилось, что  я
не здесь. Нет хнумов, нет Темного Аметиста, я сижу в уютной башне и  читаю
свиток. Изречения Селентина Александра пробуждают  сознание,  в  тишине  я
проникаюсь их смыслом и между строчками  пью  крепкий  крупнолистный  чай,
заваренный моим любимым способом.
     Черный дракон несся  вниз,  я  переглянулся  с  Эргэнэ,  краем  глаза
заметил  Грей-Дварра  с  двумя  клинками,  принял  стойку  поустойчивее  и
выставил меч перед собой.
     Следующим ощущением был звон, заполнивший равнину. Я  вздрогнул,  так
неожиданно он раздался. Это рыцари там, под стенами, одновременно  ударили
мечами о щиты. У хнумов - обращение к Отцу,  у  черных  воинов  -  звон  и
скрежет железа. А у нас:

                       Воин, не бойся, ты не умрешь,
                       Если готов умереть.

     В лапах у черного дракона оказались крючья, он сбросил их  на  стену;
крючья зацепились и вниз по стене упали лестницы из металлического  жгута.
Рубить их было бессмысленно, да и нечем: учение Единого не предусматривало
металлических лестниц, сбрасываемых на стены сказочными чудовищами.  Хнумы
растерялись. Ударами хвоста и головы, ударами освободившихся лап дракон  в
считанные торны, в полете разбросал защитников  и,  не  коснувшись  стены,
снова  взмыл  вверх.  По  лестницам  с  удивительной  для  железных  людей
быстротой полезли рыцари.
     По-видимому, зеленый дракон совершил то же самое около правой  башни.
Расправившись с хнумами, он полетел вдоль стены, сбрасывая лестницы.
     И тут проявила себя защитная заготовка хнумов.  Верхний  ряд  камней,
образующих  стену,   оказался   подвижным.   Используя   скрытые   рычаги,
подоспевшие  на  смену  погибшим  опрокидывали  верхние  камни  вместе   с
лестницами на головы врагов.
     Но драконы вернулись.
     На  двенадцати  лапах  трехголового  дракона  висело  много  запасных
крючьев-лестниц, и на шести лапах черного чудовища их тоже хватало.  Хнумы
были бессильны против драконов. Однако под упавшими камнями уже погибло не
менее колонны рыцарей.
     Черный  дракон  сбросил  оставшиеся  крючья  и  стал  просто  убивать
хранителей. Я ждал, когда он приблизится к нам.
     - Грифоны! - вырвалось у Эргэнэ.
     Из левого угла в небо поднялся отряд из двадцати с лишним грифонов.
     Черный дракон в третий раз ушел вверх. Я был уверен, что  он  полетит
на грифонов. Но дальше по стене стояли Лайк и  Грей-Дварр.  Хранителей  на
нашем участке уже не осталось, синяя форма Лайка притягивала взгляд.
     Дракон ринулся вниз.
     Я побежал к Лайку. Он увидел меня. Он сделал предостерегающий жест  и
выхватил  Светлый  Клинок.  Диайон  на  глазах  возник  в  его   руке.   Я
остановился.
     Дракон бросился на стену между двумя Александрами. Правые лапы должны
были расправиться с Лайком, левые - со Стратегом.
     И опять, опять он смотрел на меня!
     О Луна, как пронзителен взгляд его черных глаз!
     Грей-Дварр успел раньше. Он  дико,  не  по-человечески  подпрыгнул  и
ударил чудовище в основание шеи сразу двумя мечами. Таким ударом, пожалуй,
можно было бы срубить центральную  мачту  "Цветка  Ириса"  в  два  обхвата
шириной.
     Клинки без всякой пользы отскочили от тела дракона.
     Однако дракон,  не  ожидавший  подобного,  промахнулся  тремя  левыми
лапами.
     На долю торна позже Лайк, увернувшись от первой  правой  лапы,  отсек
Диайоном вторую. Но третья лапа зацепила  его,  он  потерял  равновесие  и
упал, едва не полетев вниз со стены. Светлый  Клинок  выскользнул  из  его
руки, тотчас же превратившись в обломанную рукоять.
     И рукоять эта отскочила к моим ногам.
     Дракон разворачивался для новой атаки.
     ...И вспыхнула, взорвалась во мне самая прекрасная  из  всех  мелодий
молнии!
     Я поднял Светлый Клинок.
     Я поймал взгляд черного дракона.
     О, Луна!!!
     Светлый Клинок Диайон в моей руке остался обломанной рукоятью.
     Дракон, насмешливо глядя на меня, летел на безоружного,  беззащитного
Лайка; Лайк что-то кричал, но молния заглушала его крик...
     - Держи!  -  истошно  крикнул  я  Эргэнэ.  Я  понял:  Светлый  Клинок
принадлежит Лайку и хнумам.
     Но и в ее руке рукоять не стала оружием.
     Дракон открыл  страшную  пасть.  Ничто  уже  не  могло  спасти  Лайка
Александра.
     Я видел во сне!  Я  совершенно  точно  видел  этот  момент,  я  редко
вспоминаю то, что мне снится, жаль,  но  я  вспоминаю  сны  редко,  однако
именно этот момент...
     Я выхватил рукоять у Эргэнэ, вздрогнув от  прикосновения  к  телу,  и
швырнул через десяток свордов Лайку. Я не боялся, что  промахнусь.  Я  был
абсолютно уверен, что он поймает ее вовремя.
     Дракону оставалось лишь сомкнуть  челюсти,  когда  рукоять  и  ладонь
Лайка Александра встретились, и Светлый Клинок вспыхнул  там,  где  только
что не могло быть никакого сопротивления.
     Лайк полоснул по черной морде, заставив ее уйти  влево.  Второй  удар
был направлен в основание шеи - туда, куда до этого  бил  Грей-Дварр.  При
всей своей массивности дракон успел  ускользнуть:  Светлый  Клинок  рассек
кожу-броню, но не проник глубже.
     Дракон развернулся так быстро, что Лайк даже не приготовился к атаке.
Диайон вовсе не коснулся черного тела. Дракон занял стену.  Две  уцелевшие
правые лапы сгребли Лайка и безусловно убили бы его, но Верховный  Стратег
Селентины вонзил меч, подаренный  хнумами,  в  рассеченное  место  на  шее
создания дьявола, а второй, любимый клинок, с 50-го года живущий на  свете
вместе с Грей-Дварром, просунувшись с головой в раскрытую  от  боли  пасть
погрузил в воспаленное, красное, наверное, очень мягкое нёбо.
     И несколько раз провернул.
     Черный  глаз,  по-прежнему  смотрящий  на   меня,   лопнул,   изнутри
пронзенный сталью  50-го  года.  И,  повинуясь  инстинкту  сновидения,  я,
бегущий в центр схватки давным-давно, десять свордов  расстояния,  полтора
торна времени, два такта мелодии, я, наконец добежав, вонзил свое  простое
железное  оружие  в  единственный  глазок  на  маленькой  головке  черного
дракона. Я даже понял,  зачем  Луна  повелела  мне  сделать  это  -  иначе
уходящая жизнь спряталась бы в запасную прямоугольную головку и там тлела,
поддерживая смертоносное тело до конца битвы.
     Дракон был почти мертв. Его воли, его желания убивать  могло  хватить
на одно-единственное последнее движение. Он мог повернуть  правые  лапы  и
разорвать  Лайка  Александра.  Он  мог  сомкнуть  челюсти   и   уничтожить
Грей-Дварра. Но он уже не мог убить сразу двоих.
     Из недр загадочной плоти вдруг вырвалось  пламя  и  израненная  пасть
медленно неотвратимо закрылась.
     А спустя тридцать торнов так же медленно разжались  длинные,  некогда
мощные пальцы-отростки на правых лапах.
     Лайк встал на ноги и произнес:
     - Нечисть.


     Я не доверял ему. Особенно в последнее время. Не доверял,  не  любил,
порой побаивался. Все казалось мне подозрительным:  странные  речи  первых
дней и немота, сковавшая его в стенах чужого замка; сумасшедший блеск глаз
и четвертое имя;  загадочная  история  с  невозвращением  в  Республику  и
оскорбительная манера не замечать никого, кроме Лайка.
     И вот он умер. Непревзойденный, непобедимый воин погиб  прежде  меня,
прежде Эргэнэ. Он казался  вечным,  в  его  неуязвимости  чудилось  что-то
нечеловеческое, а он взял и умер, спасая нас, спасая презираемых им хнумов
и, конечно же, в первую очередь - младшего Александра, единственного, кого
он признавал себе равным.
     Да, Лайк располагал к себе, Стратег отталкивал. Я не знаю почему,  но
так было. Да, в замке и я  перестал  существовать  для  него,  но  в  пути
несколько уроков мастерства дополнили меня всем тем, что я недобрал,  уйдя
раньше срока из Ирисового Храма.
     Что-то нечеловеческое... Да разве мог быть Верховный  Стратег  таким,
как все люди?
     И возможно, я обижал его своим отношением. Возможно, он все видел - и
мое недоверие, и мою нелюбовь.
     Пусть примет тебя Луна, Грей-Дварр!
     А тот из нас, кто уцелеет, расскажет  в  Лунной  Заводи  о  последнем
подвиге первого бойца, второго рыцаря Селентины...


     Битва продолжалась!
     Тело мертвого чудовища развалилось  во  всю  ширину  стены,  туловище
нелепо  изогнулось,  металлическая  кожа  размякла,   углы   разгладились,
огромный хвост свешивался в  город.  Но  трехголовый  собрат  поверженного
дракона был жив. Он снова отбросил защитников на подходах к правой  башне,
оттолкнулся от стены четырьмя задними лапами и полетел на грифонов.
     От правой башни к средней продвигались по стене рыцари.
     Мы побежали в среднюю башню.
     Отряд из двадцати хранителей готовился к обороне. Из города подоспели
еще пятьдесят хнумов.
     - Туда! - вскричал Лайк. - Правая башня! Они спустятся в город!!!
     И хнумы повиновались. Победа над драконом, гибель  многих  хранителей
сделали свое дело. Пусть на короткое  время,  но  хнумы  признавали  право
человека в синей форме распоряжаться в их городе!
     С нами остались Эргэнэ и десять хранителей. Остальные бросились  вниз
по внутренней лестнице и через город в правый угол.
     Во главе с Лайком мы выступили на стену против железной лавины. Чтобы
преградить  ей  дорогу,  нужно  было  всего  три  воина,  всего  три,   но
побеждающих в каждой схватке. О, если бы рядом сражался Грей-Дварр!.. Но и
вдвоем мы должны были устоять!
     Я больше не был рыцарем. В шкуре, хоть и с мечом, я дрался с  людьми,
облаченными в железо, как разбойник-ярк, как пират с варварского корабля.
     И побеждал!
     Логика  молнии  объединилась  с  логикой  боевых  приемов,  их   союз
командовал мной, они сплелись и жили сами по себе, а я  лишь  следовал  за
звуком, выполняя кем-то четко продуманный замысел, заново  понять  который
все равно никогда не будет времени. Я успевал за собственными движениями и
впервые осознавал, что значит жизнь, что значит битва, как хорошо  жить  и
что такое опьянение этим миром. Я проваливался в  восторг,  сквозь  музыку
различая отдаленный звон железа, когда клинки наши скрещивались.
     Черный рыцарь хотел достать меня справа, но  Эргэнэ  ударила  копьем,
щит пробить не удалось, рыцарь стоял на самом краю, он потерял  равновесие
и полетел вниз.
     Светлый Диайон блистал слева.
     Я был наверху блаженства, когда...


     ...Воспоминания о Храме.
     Длинная-длинная дорога на север.
     Золотая статуя Отца Гор.
     Я открыл глаза. В голове гудело. Небо было серым в красных пятнах.
     Я пошевелился. Я был жив и тело мое, кажется, меня слушалось. Похоже,
ударили по голове. Я потрогал лоб - он был в крови. Чем и как мог поразить
меня черный рыцарь, если после его удара я остался жив?
     Я повернулся на бок и приподнялся на локте.  Над  равниной,  ближе  к
левой башне, происходила воздушная битва: трехголовый  дракон  сражался  с
грифонами. Грифоны вились вокруг него, их было уже меньше двадцати.
     Я осторожно встал на ноги.
     Блаберон, к дьяволу осторожность! Я мог драться, и жизнь дракона была
разменена на жизнь Верховного Стратега, второй дракон одолевал в  воздухе,
черные рыцари бились с хнумами за правую башню.
     Впереди и сзади по стене лежали тела убитых. Почти  все  они  недавно
были врагами. Я снял с ближайшего панцирь, шлем, подобрал щит. Хнумам  это
не нужно. А мне...
     Если они разлетались передо мной, когда у меня был один  только  меч,
то теперь... Теперь я погоню их до кораблей, и хнумы пойдут за нами!..
     Я облачился в доспехи. Я спешил к правой  башне,  но  Лайка  не  было
видно, и не сверкал Светлый Клинок, и не выделялась ярко-синяя форма.
     Неужели он погиб без меня?! И никто не защитил его, открывшегося  для
удара...
     Темные латы. Багровая полоса на щите. Косматые шкуры.
     Мне оставалось несколько шагов, чтобы из-за  спин  дварров  вырваться
навстречу рыцарям, я выкрикнул что-то угрожающее и...


     ...Темный лес, волчий вой. Квинт Арета поднимает Разрушитель.
     Грей-Дварр подбрасывает мечи высоко вверх, они со звоном сталкиваются
и падают к нему в руки.
     Колдун смотрит на Лайка, глаза его пусты. Он делает приглашающий жест
и уходит во тьму.
     На этот раз я очнулся в башне, в выделенной мне комнате, под шкурами.
     Хвала Луне! Я снова был жив.
     В комнате находился кто-то еще.
     - Где он? - громко спросил я.
     Вместо ответа грима выбежала прочь.  Стало  темно:  она  захватила  с
собой единственный факел.
     Ночь, значит. Уже ночь.
     Прошло какое-то время, и я услыхал шаги на лестнице.  Эргэнэ,  старец
Аметиста и хранитель с факелом возникли из темноты.
     - Народ дварров благодарит тебя! - сказал старец.
     Хранитель и Эргэнэ торжественно повторили:
     - Народ дварров благодарит тебя!
     - Где Лайк Александр? - спросил я.
     На лестнице послышались еще шаги.
     В сопровождении двух хранителей вошел старец Рубина.
     Старцы странно переглянулись, удивились хранители и Эргэнэ. Я спросил
громче и настойчивее:
     - Где Лайк Александр?!
     - Народ дварров благодарит тебя! -  произнес  как  заклинание  старец
Рубина.
     - Где... - начал было я и замолчал.
     По лестнице опять кто-то шел.
     Перед нами предстала гриффина Раамэ. Она покосилась на  старцев  и  с
трудом проговорила:
     - Народ дварров... благодарит...
     - Радуйся, победитель! - услышал я знакомый голос.
     Лайк Александр, целехонький, даже не раненый, светящийся изнутри, как
когда-то в Храме Ириса, ворвался в комнату. За душой у него снова  имелось
что-то такое, к чему хотелось прикоснуться.
     Я забыл про холод и откинул одеяло.
     Мы победили.
     Он тоже был жив.
     Я - счастлив.


     - О, старцы первого круга и ты, гриффина! Конечно, не для того собрал
я вас троих, чтобы всего лишь почтить благодарностью доблесть моего друга.
Для этого было бы достаточно любого из вторых старцев. Я собрал вас, чтобы
сказать: успех надо развить! Мы, селентинцы, доказали свою  надежность.  Я
прошу дать мне грифона и летучий отряд! Уцелевших врагов можно догнать. Мы
проследим их путь, узнаем, где находится их страна и  захватим  один,  два
или три корабля. Это нельзя решать всем кругом,  потому  что  решить  надо
сейчас.
     - В бою с драконом пало четырнадцать  грифонов,  -  сказала  гриффина
Раамэ.
     - Их бы погибло больше, если бы она, - Лайк указал на  Эргэнэ,  -  не
взяла меня вместо гримы и я не помог волшебным клинком.  Счастье,  что  ее
грифон оказался небоевым! Завтра мы повторим то же самое, но  дракона  уже
не будет. Мне нужен отряд! Из всех оставшихся гриффин! Мы захватим корабли
и перейдем к нападению морем. Хранители взойдут на  палубу!  И  хорошо  бы
захватить лошадей...
     - Такого еще не бывало! - возмутилась гриффина.
     - Не бывало, - повторил старец Аметиста.
     Старец Рубина промолчал.
     - Но и черных рыцарей не бывало. Селентина не знает, откуда они и где
их страна. И дварры не знают.
     - Почему не отдать волшебный меч гриффине?  -  вдруг  спросил  старец
Рубина.
     Лайк усмехнулся.
     - Волшебных предметов в мире не  так  много.  Светлый  Клинок  Диайон
дается в руки лишь тому, кто его добыл.
     - Это правда, - подтвердила Эргэнэ.
     Лайк взялся за рукоять. Светлый Клинок  вспыхнул  у  него  на  поясе,
озарив собой комнату.
     - Попробуй, гриффина!
     Он передал Клинок ей,  в  руке  гриффины  оказалась  пустая  рукоять.
Гриффина от неожиданности вздрогнула и выронила ее.
     - Женщина не ведает помыслов Единого, - сказал старец Аметиста.
     - Попробуй ты, старец первого круга!
     Старец красноречиво промолчал и  вперед  послушно  выступил  знакомый
хранитель. Он осторожно прикоснулся пальцами к рукояти, а  потом  внезапно
сжал ее всей ладонью как можно сильнее.
     - Бесполезно! - сказал Лайк Александр. - Это только мое оружие.
     Все замолчали.
     - Сколько грифонов в замке? - спросил старец Рубина.
     - Часть первого отряда,  половина  второго,  весь  третий,  -  нехотя
ответила гриффина Раамэ.
     Старцы еще раз переглянулись.
     - Хорошо, - сказал старец Аметиста. - Утром грифоны будут твоими.
     Лайк принял рукоять и Диайон снова затмил свет факела.
     - Тогда к полудню мы уже отобьем один корабль!


     Все ушли.
     Я  не  мог  уснуть.  Эпизоды  первой  настоящей  битвы   моей   жизни
повторялись, еще и еще я бежал к правой башне,  взмахивал  мечом,  находил
уязвимые места в броне черных рыцарей и -  главное!  -  отрубал  маленькую
прямоугольную головку.
     Я спустился во второй ярус и выбрался на  стену.  Ночь  была  темной,
Луна еще не выглянула из-за горы. До полнолуния -  одна  доля  и  двадцать
восемь дней.
     Вот отсюда мы погнали врагов, и во время боя не  думалось  о  смерти,
надо было успевать, но сейчас... Что если? Неужели я бы просто не очнулся?
Я проваливаюсь в темноту и... снова открываю глаза. Золотая  Луна  -  наша
надежда, но почему я наяву не могу представить ее потустороннего сияния?
     Я прошел немного по стене и повернул назад. Слишком холодно.
     Вот здесь я первый раз потерял сознание. Черный  рыцарь,  отведя  мой
меч, ударил острой частью шлема и добавил щитом. Эргэнэ метнула копье -  и
меня не добили, а Лайк с Диайоном все-таки очистил стену до правой башни.
     Я обернулся.
     А вон там, откуда скоро выплывет Луна, я потерял сознание второй раз.
Увидев рыцаря в доспехах, с багровой полосой на щите, да  еще  бегущего  с
боевым кличем, сразу два хранителя, не сомневаясь, применили некий  прием,
а добить меня не позволил хранитель по имени Троин. Наверное, он  ждал  от
меня благодарности, когда вернулся с рубиновым старцем...
     Я сделал шаг, чтобы уйти со стены, и вдруг меня молнией пронзила одна
мысль. Новая мелодия, жесткая и  неожиданная,  порождение  цветка,  должна
была вот-вот зазвучать вслед за этой мыслью. Я уже слышал первые удары.
     Я взглянул во тьму.
     Ночь. Время Селентины.
     Я представил себе, как рыцари после  неудачного  штурма  коченеют  на
палубах рядом со своим железом. Если они  еще  не  ушли,  если  решили  не
испытывать ночной северный ветер, прибрежные скалы и мели...
     В ночной битве селентинец сильнее всех.
     Корабль можно захватить уже сейчас, вдвоем!
     Я  постоял  немного,  пропитываясь  тьмой.  Теперь  холод  был   моим
союзником.
     А если ушли, мы хотя бы узнаем это.
     Лайка надо было искать в одной из трех комнат второго яруса.
     Я очень осторожно вошел. Входить ночью в чужое обиталище...
     - Лайк... - позвал я. - Это я, Гилденхом.
     Глухой стон был мне ответом.
     - Лайк... - повторил я. - Сделаем вылазку!
     - Я... умираю... - простонал Лайк Александр.
     - Что? - я не сразу понял смысл его слов.
     - Умираю... сам... силы уходят... туда...
     - О, свет Луны! - прошептал я.
     На следующем торне я вырвался из  его  комнаты,  я  бежал  наугад  по
крутой темной лестнице и, призывая на помощь гулкие  каменные  своды,  что
было сил кричал:
     - Лайк Александр!.. Герой умирает!!!


     В комнате горели факелы. В их свете Лайк лежал на  шкурах,  лицо  его
было  неподвижным,  застывшим,   глаза   закатились,   все   тело   словно
уменьшилось. Он таял наподобие стального дракона.
     Кроме него в комнате  находились:  старец  Рубина,  старец  Аметиста,
гриффина Раамэ, два хранителя на входе. Эргэнэ не было, и я не мог позвать
ее - я до сих пор не знал, где, в каких подземельях она переживает ночи.
     Сперва все молчали. Я тоже молчал. Мне было  очень  одиноко  рядом  с
правителями хнумов. Они  обменивались  молчанием,  перекатывали  его  друг
другу, а я молчал сам.
     - Позор дваррам, - сказал наконец старец Рубина, - если он умрет.
     - Люди умирают от чего-то, - согласился старец Аметиста. - В бою.  От
мора. Скажут: убили дварры.
     - От холода... - пробормотал я.
     - От холода становятся крепче, - возразила гриффина Раамэ.
     Они снова замолчали.
     Разрушение тела - это мор. Мор - народная беда, он  поражает  многих.
Один человек не может умереть просто так. Если только...
     Если только черные рыцари не принесли мор в  Темный  Аметист.  Смерть
сотен начинается с одного.
     Молчание в комнате стало безнадежным.
     И я не выдержал. Это было несправедливо, неправильно, он не  мог  так
обидно угаснуть!
     Я схватил за синий шелковый воротник и рывком приподнял Лайка  с  его
лежбища.
     - Смотри! Смотри же!
     Луна уже далеко выступила  на  небе  и  теперь  заглядывала  в  узкое
окошко-бойницу. Она была белая-белая и круглая - не  совсем,  конечно,  не
идеально, не так, как в полнолуние. Дома Луна была золотой, но  здесь,  на
севере ее цвет почему-то менялся. Грустная белая Луна.
     - Смотри! - повторял я. - Смотри!..
     Я держал лишь форму. Тело Лайка  беспомощно  повисло,  сила  и  удача
Александра покинули его.
     - Плохо... - еле слышно прошептал он.
     - Да примет его Отец Гор! - произнес старец Аметиста.
     - Не надо! - вырвалось у меня.
     - Я отменю атаку грифонов, - тихо сказала за спиной гриффина.
     - Да, - согласился старец Аметиста.
     - Да примет его Отец Гор! - сказал старец Рубина.
     - Да примет... - начала гриффина.
     Но ее перебили.
     - Я был учеником Колдуна! - услышал я незнакомый голос.
     Я обернулся.
     Все обернулись.
     На пороге между двумя факелами стоял хнум. За  его  спиной  я  увидел
блестящие от пляшущих огоньков глаза Эргэнэ.


     Он не был хранителем. Он был простым хнумом и звали его  Йойн.  Дикий
необразованный Йойн. Ученик Колдуна.
     Он не побоялся и пришел, хотя знал, что его запросто могут  отправить
вслед за учителем. То есть не могут, а должны отправить, если присутствует
какая-то логика в выборе обреченных на смерть внутри одного народа.  Я  не
думаю, что он пришел  из  любви  к  аристократу  с  синими  глазами,  ему,
простому хнуму, вряд ли сообщили о меченой звезде Лайка. Знать о  подобном
- удел старцев. Я  думаю,  ему  стало  интересно.  Интересней  собственной
жизни. А может, Единый шепнул ему: иди! Умрешь  -  приму.  А  Эргэнэ  лишь
вовремя показала, куда идти.


     - Ты веришь в первенство восьми стихий? - спросил старец Рубина.
     - Я умею лечить раны, - ответил Йойн.
     - Ты давно слушал его? - спросил старец Аметиста.
     - Я слушаю Единого.
     Они собирались спрашивать его еще - о чем-то чрезвычайно  важном  для
них, а на самом деле бессмысленном - но, к счастью,  хнумы  слишком  долго
подбирают слова.
     - Лечи! - приказал я, и, взяв его за одежду, протащил мимо старцев  к
Лайку Александру.
     - Эргэнэ, - произнесла гриффина, - ты знала Колдуна?
     - Нет, - ответила Эргэнэ и замолчала, силясь правильно объяснить. - Я
знала, что он знал. До ухода Колдуна.
     - До ухода к Отцу?
     - Нет. Тогда... Давно.
     Руки Йойна скользили, обнимая Лайка на расстоянии ширины лезвия  меча
от тела.
     - У него нет ран, - сказал он.
     - Я знаю, - откликнулся я.
     - Нет скрытых ран. Это не мор. Но внутри у него плохо.
     Это не мор. Конечно, я не слышал общего вздоха  облегчения,  но  лица
старцев, непроницаемые от начала времен, на долю торна сделались еще более
похожими.
     - Так бывает? - спросил кто-то из них.
     Йойн помолчал. Он молчал дольше, чем обычно молчат перед ответом даже
хнумы.
     - Колдун сказал, когда вернулся: бывает.  Болезнь  происходит,  когда
бог задевает материю.
     Вопросительная пауза. Никто не произнес: "Что?"
     - Болезнь, - повторил Йойн новое слово. - Приближение к  смерти.  Бог
может задеть и одного. Если один ему нужен.
     Теперь пауза была полна угрозы и удивления.
     - Если хнум нужен Отцу, Отец роняет слезу, - сказал старец.
     - Чтобы забрать хнума. А  это,  -  Йойн  указал  на  Лайка,  -  чтобы
научить. Приближение к смерти - не смерть. Он не умрет.
     Лайк застонал.
     - Почему этого не бывает у хнумов?
     Йойн опустил голову.
     - Я не знаю, - признался он.
     - Ты, - подтвердил старец. - А Колдун?
     - Я не знаю, - повторил Йойн.
     Старец кивнул и задумался. Я смотрел на него и, кажется,  понимал,  о
чем он думает.
     Ладно, ты слушал Колдуна, который оскорбил Единого  своим  запутанным
учением, подобранным во время блужданий среди врагов. Но ведь  Колдун  еще
служил гласом неведомого для нас, дварров. И я, главный  сын  разрушенного
Рубинового Дома, слуга Отца Гор, первый старец дварров, я все  эти  десять
лет ждал его изречений. Я был убежден, что из трех  изречений  одно  будет
ответом на страшный, тоскливый, ноющий по ночам  вопрос:  почему  Отец  не
присылает новых дварров? Или хотя бы почему не падают  слезы?  Почему  нет
снов? И дождавшись, вместо ответа... А когда Единый через звезды указывает
героя - герой приходит с синими глазами. И после победы в долгожданном бою
валится с ног, как мешок, как пойманная в ловушку свинья.  Что  это?!  Так
может быть ты, худший из дварров, ученик отступника, раз  уж  пошли  такие
времена, что старцам первого  круга  ничего  не  снится  и  они  не  имеют
ответов, может быть ты скажешь, что это значит? И ты говоришь, что  дварры
не знают чего-то еще, а именно приближения к смерти.
     Блаберон! Я стал о многом догадываться.
     - Я буду поить его чаем, - сказал Йойн.
     - Я отменяю атаку, - напомнила гриффина.
     - Будет ли он воином? - спросил старец Аметиста.
     - Не знаю, - ответил Йойн. - Я буду поить его чаем.
     Старец Рубина кивнул. Это означало: ладно, ученик Колдуна, пока герой
жив, можешь поить его чаем.
     - Охрану в башню, - приказал старец Аметиста.
     Лайк застонал. Йойн укрыл его шкурой.
     Все ушли: дварры вслед за старцами, Эргэнэ вслед за гриффиной.
     Только два хранителя остались у входа.


     Ночью мне был сон. Вернее, несколько снов. Я запомнил их, потому  что
проснулся.
     Мне приснилось, что старец Аметиста тайком от всех  вернулся.  И  его
голос: "А что еще тебе говорил Колдун?" Мне приснились  шаги  на  лестнице
между первым и вторым ярусами. Я вскочил и схватил оружие. Опасность греет
лучше горного "чая". На всякий случай я спустился вниз, послушал.  Тишина.
Если кто-то и приходил, он уже ушел.
     А потом мне приснилась Луна. Прекрасная золотая Луна, она  специально
изменила свой путь по небу, чтобы поговорить со мной, я плакал и радовался
от ее взгляда. "Я спущусь к тебе, Гилденхом!" - сказала она голосом  Лайка
Александра. - "Я  спущусь  к  тебе,  как  только  соберу  себя  полностью.
Потерпи, мой верный друг, дождись полнолуния, не уходи далеко, иначе я  не
сумею тебя найти. А когда я  спущусь,  ты  подаришь  мне  целый  народ.  И
сохрани моего любимого сына!"
     Я открыл глаза. Везде  было  тихо.  Черные  рыцари...  Я  пожалел  об
упущенной возможности.
     Девять. Просто  число  -  девять.  Его  странный  образ.  Испорченная
восьмерка.
     Колдун, Грей-Дварр и оба дракона, сейчас вовсе  не  страшные,  стояли
почему-то  вместе  и  равнодушно  глядели  сквозь  меня.  Я,  живой,   был
безразличен им, мертвым. Затем я увидел Йойна. "Колдун прав!"  -  закричал
Йойн. - "Он все сказал верно! Все три изречения!" Мне показалось странным,
что Колдун стоял рядом с Грей-Дварром и драконами, а не с Йойном,  который
ему так верил. "Да, молодой человек, не знаете вы сущности вещей!" - вдруг
произнес Грей-Дварр, а черный дракон широко улыбнулся.
     Грязная, покрытая паутиной дверь медленно, со скрипом отворялась...
     "Пусть мой любимый сын встретит меня в  Даркдварроне",  -  прошептала
Луна...


     ...Он все сказал верно! Все три изречения!
     На этой фразе я проснулся.
     Грима принесла "чай".
     Колдун...
     Появился Йойн.
     - Вечером он заговорит.
     Я кивнул.
     Светло. Черные рыцари уже уплыли.
     Утро я провел, размышляя о сущности трех изречений.


     Когда последний павший хнум  был  похоронен  в  недрах  горы,  старцы
объявили  трапезу.  Тело  Верховного  Стратега  Селентины   осталось   без
погребения: оно бесследно  растаяло  в  драконьем  пламени  раньше  срока.
Дварры желали оказать ему почести, но на месте схватки были  найдены  лишь
два меча.
     После трапезы хнумы прощались с  братьями  перед  лицом  Единого  под
слезами гор. Я не мог прощаться с братьями перед лицом Единого.  Братья  -
это равные сыновья одного города, и мои братья - рыцари Гилденхома.
     Первый, легендарный меч Грей-Дварра я взял себе. Да,  слишком  велика
слава. Я, конечно, отдам его Лайку, когда Лайк вновь станет воином.
     Вечером я пришел к нему. Он все  так  же  беспомощно  лежал,  но  уже
осмысленно глядел перед собой.
     Я сел рядом с ним.
     - Радуйся, победитель! - повторил я его слова.
     - У нее жалобный голос... - тихо произнес Лайк.
     - У кого? - не понял я.
     -  У  Луны.  Голос  касатки...  Ее  корабль  тонет,  а  она  стоит  у
штурвала...
     Я невольно поискал глазами Йойна. Мне показалось, что Лайк бредит  от
слабости.
     - Синие глаза или красные... Победитель, Гилденхом, тот,  кто  больше
сделал для вечности.
     - И для своих богов!
     - Это и есть вечность.  Для  богов  год  как  торн.  А  вся  жизнь...
прогулка...
     - А Лунная Заводь... - начал я.
     - Лунный каприз, - прошептал  Лайк.  -  Я  хотел  успеть...  Я  хотел
сделать вылазку... Догнать... Добить... А хотеть  нужно  только  исполнить
волю Луны. Просто. Но понять, в чем эта воля...
     Сон. Какой-то сон. Мне надо было сказать ему что-то важное. Я знал, я
слышал  что-то,  оно  вертелось  в  голове,  оно  прямо-таки  чесалось   в
подсознании, но извлечь его наружу не удавалось.
     - Ты стал много понимать, Гилденхом, - сказал Лайк. - Я не ошибся.
     Но я должен, должен открыть ему!..
     Медлительная тяжеловесность ума. Я  оглянулся.  Хранители,  подлинные
дети камня, недвижимо стояли у входа рядом со своими факелами.


     Еще восемь дней упали в колодец Единого,  первая  треть  одиннадцатой
лунной доли была позади. Столько, сколько  необходимо,  чтобы  погребенные
тела окончательно растаяли.
     Лайк поправился. Вчера он сам отправился на круг к старцам, а  нынче,
кажется, был  готов  заново  прошагать  расстояние  от  Храма  до  Темного
Аметиста с мешком за спиной и рыцарем  Артур  Грином  по  левую  руку.  Но
предложение старца Рубина  вылететь  с  гриффинами  на  разведку  встретил
решительным отказом.
     Мне выделили отдельную, "свою" гриму. Теперь у Эргэнэ была грима и  у
меня была грима. Я был настоящим хнумом. Я даже привык  есть  один  раз  в
день и думать об этом как о благе.
     Иногда я непроизвольно прикасался  к  ножнам,  скрывающим  знаменитый
клинок.
     У Лайка гримы не было. Он не  принял  ее,  чтобы  оставить  при  себе
Йойна. Однако едва Лайк поднялся на ноги, хранители увели Йойна к старцам.
Больше я его не видел.
     Эргэнэ учила меня летать на грифоне. Я отдал ей свой прежний  меч,  с
селентинским клинком она казалась еще меньше. Конечно, гриффине меч  ни  к
чему, как и мне,  надеюсь,  не  придется  защищать  замки,  поднимаясь  на
десять-пятнадцать свордов над землей. Но познавать нечто новое -  как  это
свойственно Королевской Республике!
     Вчера объединенный круг принял решение заключить  союзный  договор  с
Селентиной и вручить Лайку Александру грамоту для заверения ее Оракулом.
     А за час  до  захода  солнца  наблюдатель  морской  башни  сообщил  о
появлении корабля. Флаг на корме был синий с золотой полосой.


     12 апвэйна 311 года. Торжественная дата заключения освященного  союза
между двумя народами.
     До полнолуния сорок восемь дней. Я стою  на  ветру,  который  сегодня
дует с запада, и ожидаю выхода процессии  из  глубин  внутреннего  города.
"Цветок Ириса" пришел как раз вовремя, еще  немного  -  и  море  покроется
льдом, отдельные льдины уже заплывают с севера.
     Гримы, гриффины, простые хнумы глядят на меня, как на ожившую  судьбу
народа дварров. А я ловлю последние торны, прощаясь с горами. В прозрачном
воздухе, странно освещаемые солнечным  светом,  горы  невероятно  красивы.
Вечный художник прекрасно оттенил их изрезанные контуры, и северное  небо,
оно специально создано, чтобы соприкасаться с вершинами. Я привык к ним  и
перестал  замечать.  Часть  замка,  стихия  хнумов,  пять  долей  Луны   -
нависающая скала вместо флага.  Но  сейчас,  перед  новой  дорогой,  перед
расставанием склоны, и пики, и скалы, и  даже  скучная  каменная  равнина,
каждое утро встречавшая меня за узким  окном  третьего  яруса  башни,  все
проснулось, ожило, разбудило  мои  чувства,  мое  зрение,  все  засверкало
яркими истинными красками. Я почуял запах полнолуния, привкус  обновления,
признаки скорого переворота в душе и как следствие...
     В молчании хнумов появились новые нотки. Надо же, я все-таки научился
участвовать в их молчании.
     Лайк появился первым в окружении четырех избранных хранителей. За ним
важно выступали старцы первого  круга.  Далее  -  гриффина  Раамэ,  старцы
второго круга и хранители, выстроившиеся в две линии. Еще недавно подобное
шествие  не  показалось  бы  мне  величественным.  Действительно,  даже  в
провинциальнейшем Златограде в праздничный день комендант  Луций  выглядел
куда наряднее. Но теперь я понимал исключительность  выхода  старцев:  они
собрались все, они оставили свои мольбы к Единому, и  в  их  одновременном
появлении под солнцем было больше торжественности, нежели в обилии золотых
украшений и изысканных дорогих одежд.
     Лайк поднял руки над головой, в  них  что-то  блеснуло.  Кажется,  он
обратился к хнумам, но я не мог расслышать его слов. Я  взглянул  направо.
Эргэнэ стояла совсем близко. Хорошо, что она тоже здесь  в  момент...  Да,
пожалуй в момент моего триумфа!
     Именно я повезу грамоту в Храм Оракула и четыре  избранных  хранителя
будут сопровождать меня.
     Дварры не впустили в город ни  единого  селентинца.  Лайк  говорил  с
посланцем Короля из морской башни,  и  целый  летучий  отряд  во  главе  с
гриффиной Раамэ спустился к шлюпке,  чтобы  принять  королевскую  грамоту.
Союз должен быть освящен с обеих сторон. Странно, я почему-то считал,  что
хнумы не верят в истинность Оракула.
     Лайк будет ждать меня в Темном Аметисте.
     Ночью он, улыбнувшись, протянул  мне  оставшийся  мешочек.  Я  совсем
забыл о нем. Золотые плиты у ног золотого Единого исключали слово  "цена",
и я забыл о деньгах в царстве камня. "Возьми! - сказал Лайк. - На  корабле
платить не надо. Именем Короля. Оракулу оставишь половину. Десять синих за
союз, остальное на Лайка Александра.  Половину  заберешь.  Носи  вот  так.
Храни. Знай: я тебя жду."
     "Я вернусь!" - сказал я.
     Я поймал себя на том, что губы мои прошептали:
     - Я вернусь...
     Процессия приближалась.
     Лайк снова поднял руки над головой и теперь я увидел. Хнумы не  знали
бумаги и не умели писать. Но почти все они,  даже  лучшие  из  хранителей,
умели гравировать по металлу.
     Союзный договор был начертан на  золоте.  С  одной  стороны  пластина
отсвечивала синим, с другой  ярко-рыжим,  цветом  светлой  лолы.  Синее  и
коричневое золото были слиты вместе. Достойное подношение Оракулу!
     И вновь Лайк поднял тяжелую грамоту.  Дабы  народ  мог  видеть.  Дабы
каждый полюбовался единством с людьми моря.  Новая  молодость  -  дваррам.
Новая судьба  вымирающему  племени.  И  вновь  солнце,  соприкоснувшись  с
разноцветным драгоценным металлом, перемешало оттенки...
     Я не сразу понял, что произошло.
     Только старец  Аметиста  отшатнулся  и  старец  Рубина,  как  это  ни
невероятно, не сумел сдержать крика.
     Предчувствие звука не успело  предупредить  об  опасности,  и  молния
прозвучала слишком внезапно. Взвыла - и тут же умолкла.
     Оборвавшись тишиной в моем сознании.
     А потом я увидел падающего Лайка  и  услышал  рокочущий,  разрывающий
пространство громовой голос - с небес, с вершин гор:
     - ДВАРРРРРЫ!!!


     - Дварры!!! - раздался  над  миром  низкий  грозный  звук,  и  следом
какой-то  из  старцев  второго  круга  возопил  неестественным,  каркающим
криком, так, словно впервые после длительной  немоты  ему  удалось  издать
членораздельный звук:
     - Убейте чужеземца!
     Над Лайком дважды подняли и опустили посох,  а  потом  я  увидел  его
голову, подброшенную и пойманную на острие.
     Я не успел, я даже сделать шаг не успел!
     - Будьте верны!.. - вскричал кто-то, и гром в небе продолжил:
     - ЕДИНОМУ!!!
     Я хотел  ринуться  туда,  в  гущу  старцев,  ворваться,  отомстить  и
обязательно,  непременно  погибнуть,  но  я  вспомнил:   "Цветок   Ириса",
ожидающий дружеского посольства. Шлюпка, наверное, уже  спущена,  посланец
Короля говорил с Лайком, и никто из них, ни один из тех, кто  на  корабле,
не уйдет, потому что никто не знает, что надо попытаться уйти.
     И я побежал.
     Все выходы из замка были для меня закрыты, я никогда бы  не  выбрался
из чрева горы, я запутался бы в бесконечных  узких  извилистых  коридорах,
где наверняка храниться про  запас  возможность  десятки  раз  перехватить
беглеца. У меня был исключительный  и  последний  шанс  -  грифон  Эргэнэ.
Один-единственный небоевой грифон.
     Я бежал в угол грифонов, в тот, что недавно отстоял Лайк, а  за  мной
неслись гримы, простые хнумы, хнумы-хранители, гриффины, кто знает,  может
быть, даже старцы. Я не мог позволить себе оглянуться.
     Грима Эргэнэ не остановила меня, она еще ни о чем не знала.  Я  успел
открыть вольер и первым взмахом перерубил толстый привязной ремень. Вторым
взмахом отделив кусок ремня, я кое-как накинул его на шею грифону.
     Погоня была в десяти свордах, когда я прыгнул на спину  и  проговорил
как можно спокойнее:
     - Во имя Отца!
     - Эргэнэ!!! - раздался вопль.
     Она звала не меня, она звала его, своего любимца, свое  оружие,  свое
призвание. Отныне я для нее был врагом.
     Мои и Лайка полеты испортили молодого грифона. Иначе он никогда бы не
взлетел, услыхав свое имя. Но я повторил:
     - Во имя Отца!
     Мы оторвались от земли.
     Я обязан был разбиться, я ни разу не поднимался выше стен и тем более
не выбирался за пределы замка. Я лишь догадывался о  половине  команд,  но
грифон Эргэнэ, казалось, сам знал, что ему делать. Он шел в сторону моря.
     Я должен был и не имел права разбиться. После того, как побежал, я не
имел такого права.
     Шлюпка медленно продвигалась к берегу.
     - Уходите! - закричал я, из  последних  сил  цепляясь  за  ремень.  -
Поднять паруса! Скорей! Уходите!
     На шлюпке подняли головы, но продолжали грести.
     - Уходи-и-и-те! - закричал я, не удержался и полетел в воду.
     Мертвый холод обнял меня, схватил, связал  по  рукам  и  ногам,  и  я
понял, что не выплыву.



                         СОСТОЯНИЕ ВОСЬМОЕ. ПУСТОТА

     Очнулся я на палубе. Надо мной разговаривали.
     - Одежда дикарей.
     - Синие глаза!
     - Грифон...
     - Глаза синие!
     - Точно?
     Я открыл глаза.
     - Точно...
     Ветер надувал паруса. Значит, они меня послушались.
     - Кто ты?
     Он был в синей форме, богато отделанной пушистым  голубым  мехом.  О,
Луна! Значит, все это действительно случилось...
     - Ты кто?
     - Гней Гилденхом Артур  Грин.  Спутник  Лайка  Александра,  героя.  И
Грей-Дварра Несчастного, Верховного Стратега Селентины.
     - Верховный Стратег погиб сто сорок четыре года тому назад.
     - Грей-Дварр погиб второго апвэйна сего года.
     - Что он говорит? - спросил человек в форме.
     О, Луна! Прости меня! Я не выполнил твою просьбу...
     - Что он говорит?
     - Артур...
     - Рыцарь на грифоне?..
     - Где грамота?..
     Я обхватил голову и крепко  зажмурился.  Я  спасся.  Мне  было  очень
плохо. Я думал, думал, думал, думал!
     - Он тот...
     - Где грамота...
     - Говори!..
     "Цветок Ириса" удалялся от берега страны хнумов. Он плыл на юг.  Этот
корабль не  догнать  лучшим  гриффинам,  когда  касатки  знают,  что  надо
спешить.
     - Кофе ему... Одеяло... Шоколад...
     - Гай Аристон, шоколад холодный...
     - Холодный...
     Еще недавно у меня было так много, так много всего!
     Квинт Арета, погибший, чтобы мы прошли.
     Грей-Дварр, погибший, чтобы дракон не убил нас.
     Мы... Нас...
     - Гай Аристон, он не отвечает!
     Лайк Александр, Лайк, мой добрый спутник, повелитель, который никогда
не командовал, герой, настоящий герой... Мой друг. Мой самый  лучший.  Мой
единственный друг.
     Обезглавленный труп на мерзлой земле.
     Давший  мне  все,  показавший  мир,  сотворивший   из   меня   воина,
воина-победителя.
     И никто не знает! Никто не знает о его подвигах, о битве, о сраженных
драконах и побежденных черных рыцарях. Только хнумы. Хнумы...
     Эргэнэ.
     И ее считал я другом.
     - Гриф-фина! - выкрикнул я с отвращением. Человек в  форме  вздрогнул
от моего крика.
     Они предали. Мы подарили им победу, а они, коварно устроив поддельное
торжество, лживый союз... Иначе они никогда не одолели бы его! Всучив  ему
в руки тяжелую плиту, отвлекли внимание... Все! Весь народ хнумов отвлекал
внимание!
     И она! Она тоже предала нас!
     Предала меня. Предала Лайка. Вместе со всеми.
     Хнумы...
     Мы пойдем войной на их проклятый замок, страшной войной, если  нужно,
мы объединимся с черными рыцарями...
     Рука моя скользнула к поясу, я нащупал туго набитый мешочек.
     - Где грамота? - еще  раз  спросил  человек  в  форме,  Гай  Аристон,
по-моему, не слишком надеясь на ответ.
     - Нет грамоты, - сказал я. - Нет союза. Хнумы - враги.
     Человек помолчал. Он совсем не умел молчать.
     - Ты посланец? - спросил он.
     - Да.
     - Ты пришел в Даркдваррон через Храм Ириса?
     - Да.
     - Хорошо.
     Он кивнул и направился к рулевой касатке.
     О, Лайк! Нет грамоты и нет союза, я ничего не должен платить  в  Храм
Оракула. Ты оставил мне золото на несколько лет жизни.
     Обезглавленный труп. Под серым небом. На мерзлой земле.
     - Гилденхому Артуру носовую каюту!
     Моя рука вновь скользнула к поясу.
     Я не хочу! Я не хочу твоего золота!
     В каюте было тепло. Дрожа, я сдирал с себя мокрые обвисшие шкуры.
     Верхняя  носовая  каюта  на  "Цветке   Ириса".   Прежде   недоступная
роскошь...
     - Кофе, рыцарь!
     Тело тает восемь  дней.  На  девятый  Лайк  увидит  в  лунной  долине
Грей-Дварра, и Грей-Дварр скажет ему: "Зачем ты помешал мне расправиться с
ними?!"
     Новая сухая одежда. Селентинская. Только пояс  останется  прежний.  Я
развязал мешочек и извлек на свет один золотой.
     Я не поверил глазам. Я поднес монету к двери и вертел ее так и  эдак,
стараясь разглядеть синий оттенок, потому что я не верил цвету.
     Золото было с голубым отливом.
     Я достал еще золотой, и  еще,  и  еще.  Я  плотно  затворил  дверь  и
пересчитал. Я-то полагал, что везу синее золото. Как бы не так!  Пятьдесят
разноцветных монет со вчерашнего вечера покоились у меня на поясе.
     Я даже не представлял, сколько может стоить  голубое  золото!  Десять
монет.
     Я  и  не  догадывался,  и  никогда  не  слышал  о  самой  возможности
существования золота черного. Десять монет.
     Десять красных - золото ярок, я знал о нем,  но  ни  разу  не  видел.
Конечно, оно не было столь уникально, как голубое и  черное,  но  с  синим
соотносилось один к восьми.
     Десять белых - соотношение один к трем.
     И десять синих - те, о которых говорил Лайк, по сравнению с остальным
мелочь для размена.
     Я все сложил обратно и покрепче затянул намокшую тесьму.
     Это  уже  не  два-три  года  существования.  Это  дом  как  у  Луция,
путешествие  в  любой  из  храмов,  собственное  судно.  Это   все   блага
Королевской  Республики,  которые  она  только  может  предложить   своему
гражданину. Свобода распоряжаться собой в пределах данного мира.
     Кофе не умел побеждать холод. Но мне  было  все  равно.  Я  распахнул
дверь...
     Снаружи шел снег. Редкий первый  снег,  он  падал  и  таял.  Снежинки
исчезали от соприкосновения с палубой, словно люди, упавшие на эту  землю,
словно их тела, растаявшие от неудачного соприкосновения с другими, такими
же телами. Я никогда не видел снега, в Златограде его не могло  быть,  так
же как не могло быть в Златограде голубого и черного золота, прекрасной  и
ненавистной Эргэнэ, грозных нависающих скал,  волшебного  клинка  Диайона,
который не помог, не уберег, не успел уберечь...
     И как не могло быть в  Златограде  такого  Гнея  Артур  Грина,  каким
сейчас был я.
     Прости меня, Луна!
     Снег - это твои слезы, редкие белые слезы, ведь и ты бела, как  снег,
в северном небе. Ты не спишь, хотя полдень - время твоего сна. Ты забыла о
полуострове и смотришь на проклятый замок вырождающегося народа. Прости! У
меня нет слез, но есть одиночество и отчаяние. И дрожу я не от  холода.  У
меня никого не осталось, кроме тебя, никого.  Даже  родного  города.  Есть
город, но он не мой, потому  что  меня  больше  нет.  Вместо  меня  кто-то
другой, новый, и я еще сам не привык к нему. Я не  знаю,  что  мне  с  ним
делать. Я жду твоего полнолуния, я жду, Луна... Помоги  мне  дождаться.  Я
жду полнолуния...
     - Смотрите!
     Касатки показывали вправо и вверх, они протягивали руки. Над "Цветком
Ириса" парил синий орел.
     Как и все, я смотрел на него, задрав голову, и  мне  казалось,  будто
вот-вот откроется что-то такое, скрытое от всего мира, и я  узнаю,  пойму,
постигну...
     - Знамение, - проговорил кто-то, но слово звучало пусто и  ничего  не
значило.
     Снег усилился.
     Синий орел спустился ниже. Сейчас он был прямо над средней мачтой.
     - Куда мы плывем?
     - В Лунную Заводь, - ответил Гай Аристон, не  отводя  глаз  от  вещей
птицы.
     У меня на поясе хранилось целое состояние; я  находился  на  корабле,
который плыл в столицу Республики.
     Слезы Луны.
     Одиночество и отчаяние.
     Где  же  я  ошибся?  Окончательно,  безвозвратно.  Я  не  должен  был
отступать от него ни на шаг...
     Постепенно и отчаяние уходило. Внутри не оставалось ни-че-го.
     Синий орел еще  какое-то  время  сопровождал  "Цветок  Ириса",  потом
повернул назад и, рассекая снежную завесу, полетел в  направлении  Темного
Аметиста.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.