Эдмонд ГАМИЛЬТОН

   ЗВЕЗДНЫЙ ВОЛК
   "Странствия "Звездного волка""

                              ЗВЕЗДНЫЙ ВОЛК

                         перевод Сергей Сухинова



                                 Глава 1


     Звезды следили за ним мириадами ледяных зрачков и, казалось, шептали:
"Умри, Звездный волк, умри... Твой путь - это вечное  бегство,  но  смерть
все равно настигнет тебя!"
     Морган Чейн полулежал в пилотском кресле. Он не был в бессознательном
состоянии, хотя его мозг и окутывала  темная  вуаль,  а  виски  горели  от
пульсирующей боли. И все же он сознавал, что его корабль только что  вышел
из подпространства и что он должен  немедленно  начать  действовать,  если
хочет остаться жив.
     Но это было бесполезно, совершенно бесполезно...
     "Ты должен умереть, Звездный волк!"
     В глубине души Чейн понимал, что, конечно, не звезды разговаривали  с
ним, издеваясь и пугая, а какая-то часть его жизнелюбивой и гордой  натуры
не желала смириться с неизбежной гибелью  и  пыталась  его  раззадорить  и
поднять на ноги.  Но  ему  не  хотелось  сейчас  прислушиваться  к  своему
упрямому внутреннему голосу - куда легче было лежать в сонном оцепенении.
     Легче - но лучше ли? Как рады были бы его недавние  друзья  с  Варги,
узнав о его смерти - и о том, что он без сопротивления сам засунул  голову
в петлю. Сам? Ну уж нет, дудки!..
     Одурманенный мозг Чейна ухватился за  эту  мысль,  как  утопающий  за
соломинку, и вскоре  он  почувствовал  пробуждающийся  гнев.  Нет,  он  не
доставит братьям-варганцам такого удовольствия! Он выкарабкается  из  этой
пропасти, цепляясь за жизнь зубами и когтями,  как  и  положено  истинному
Звездному волку, а затем будет мстить. И плохо придется  тем,  кто  сейчас
безжалостно охотится за ним, травит, как раненого дикого зверя!
     Охватившая Чейна ярость привела его в чувство, и он приоткрыл  глаза,
а затем, рыча от боли, попытался приподняться и сесть. Он чуть не  потерял
сознание от сильного головокружения, а затем его желудок едва не вывернуло
наружу от приступа жуткой тошноты. Придя в  себя  через  несколько  минут,
Чейн собрал все силы  и  протянул  дрожащую  руку  к  тумблеру  на  панели
управления киберштурманом. Прежде всего  нужно  было  определить,  где  он
находится.
     На дисплее замелькали огни - компьютер молниеносно оценил  координаты
космолета. Чейн машинально считывал цифры, но его  мозг  был  еще  слишком
затуманен, чтобы их осознать.  И  тогда  он  поднял  глаза  вверх  и  стал
всматриваться в тускло светящийся обзорный экран.
     Впереди сверкали россыпи разноцветных звезд - дымчато-красные, словно
рубины, ослепительно белые, подобно алмазам,  зелено-голубые,  кы  бирюза,
золотистые, будто янтарь... Звездные скопления  прорезали  черные  каньоны
бархатной пустоты  и  темные  реки  пылевых  течений,  в  глубине  которых
мелькали бледные огоньки  утонувших  светил.  Некоторое  время  Чейн  тупо
глядел на открывшуюся перед ним фантастическую панораму, а затем мысли его
сталй постепенно проясняться, и он вспомнил, что перед тем, как эскадрилья
Звездных волков настигла его, он направлялся в сторону туманности  Корвус,
к  огромному  пылевому  облаку.  Там,  в  вечной  темноте,  среди   поясов
астероидов и бесчисленных каменных обломков,  его  небольшой  корабль  мог
найти убежище. Чейну нужно было время, чтобы прийти в себя и оправиться от
ран - и скрыться от своры Звездных волков, которые не успокоятся, пока  не
найдут его остывший труп.
     Собрав в кулак всю свою волю, Чейн положил руки на пульт управления и
направил свой космолет на предельной скорости к ближайшему  краю  пылевого
облака.
     Мысли его внезапно вновь  стали  путаться.  "Я  должен  бодрствовать,
должен, - шептал он себе, вцепившись в штурвал до резкой боли в пальцах. -
Завтра мы совершаем набег на Хейдес..."
     Но он ошибался - варганцы,  и  он  в  том  числе,  разграбили  Хейдес
несколько месяцев назад. Осознав это, Чейн испугался. Что случилось с  его
памятью, куда  подевался  ого  здравый  смысл?  Собравшись,  он  попытался
восстановить события последних недель...
     Вылетев с Варги, их эскадрилья  прошла  через  бурный  пылевой  поток
Сагиттариус, пересекла туманность Совы  и  внезапно  напала  на  небольшую
планету, сытую и благополучную,  населенную  упитанными  коротышками.  Они
сколотили свои состояния на спекулятивных биржевых сделках в Южном секторе
Галактики и настолько разнежились, купаясь в роскоши,  что  не  окыали  ни
малейшего сопротивления: с воплямии причитаниями разбежались кто куда.  Их
богатые города пустели только  от  одного  слуха  о  приближении  кораблей
варганцев. Звездные волки славно поживились в том набеге...
     Нет, поправил себя Чейн, это было давно, больше года назад. Последний
рейд, в котором он участвовал, был нацелен на планету Шандор-5.  Варганцам
пришлось выдержать серьезный бой с космическим флотом этой  могущественной
планеты,  но  Звездные  волки  по  обыкновению  одержали   верх.   Корабли
противника,  не  выдержав  бешеного  напора,  в  конце  концов   бросились
врассыпную  и  оставили  свою  планету  на  милость  победителя.  Командир
эскадрильи Ссандер  тогда  весело  расхохотался  и  хвастливо  воскликнул:
"Никто не может устоять против нас! Вся Галактика трепещет перед  грозными
Звезднымй волками!"
     И только тогда он вспомнил ссору  с  командиром  при  дележе  добычи.
Когда он, Чейн, потребовал свою долю, Ссандер с презрением  бросил  ему  в
лицо какие-то жалкие гроши и сказал: "Сегодня ты славно дрался, Морган, но
ты никого не захотел убивать. Ты - не настоящий  варганец,  в  тебе  течет
кровь жалких людишек - и доля твоя будет такой же жалкой!" Они встретились
в честной схватке через несколько мгновений, и  он,  Чейн,  сумел  одолеть
могучего противника. У варганцев был свой кодекс чести,  и  никто  не  мог
осудить Чейна за убийство во время дуэли,  но  командирами  двух  кораблей
эскадрильи были родные братья  Ссандера,  И  ему,  Чейну,  пришлось  тайно
бежать в тот же день, спасаясь от мести  разъяренных  товарищей  -  бывших
товарищей...
     Чейн отвлекся от воспоминаний и вновь увидел себя сидящим за  пультом
управления космолета, несущегося во всю прыть к пылевому облаку.  Внезапно
он увидел свое  отражение  в  экране  дисплея  -  загорелое  лицо  покрыто
испариной, щеки и подбородок обросли щетиной, глаза  были  дикими,  как  у
загнанного зверя...
     Нужно взятв себя в руки, сказал он себе, до боли закусывая губы. Если
темная пелена вновь опустится на его мозг и он потеряет сознание,  то  его
уже ничто не спасет...
     Сосредоточившись, он вновь взял в руки штурвал и  нацелил  корабль  в
сторону мощного пылевого  течения,  текущего  в  сторону  темного  облака.
Миновав одинокое созвездие, в котором светила выстроились в цепочку словно
часовые,  он  вскоре  услышал  шуршание   пыли   об   обшивку   космолета.
Киберштурман помог выбрать траекторию, на которой ему встречались частички
пыли размером всего  в  несколько  атомов  -  на  такой  высокой  скорости
соударения с большими по размеру пылинками грозили кораблю катастрофой.
     Чейн с огромным трудом встал из-за пульта управления и надел скафандр
и шлем. Это потребовало от него таких усилий, что он, стиснув  зубы,  едва
удержался от стона. Боль в многочисленных ранах была куда большей, чем  он
ожидал, но сейчас не было времени обращать на это серьезное внимание. Все,
что он успел сделать для своего исцеления,  -  это  положить  на  наиболее
кровоточащие раны заживляющий пластырь.
     Космолет,  управляеыый  киберштурманом,  продолжал   лететь   посреди
космического течения и  вскоре  вошел  в  плотное  пылевое  облыо.  Каждое
мгновение  здесь  могло  погубить  Чейна  -  но  могло  и   спасти,   если
преследующая его эскадрилья  не  рискнет  нырнуть  за  ним  вслед  в  этот
угольный мешок.
     Обзорный экран потемнел и покрылся серыми пятнами. Внешне он выглядел
словно обычный иллюминатор, но на самом деле  это  был  солидных  размеров
дисплей, изображение на котором строилось с помощью бортового  компьютера.
Информация поступала от нескольких  внешних  радаров,  излучающих  П-лучи,
скорость которых во много раз превышала  скорость  света.  Это  устройство
было незаменимо во время дальних галактических перелетов, и  особенно  при
уходе в подпространство, но сейчас, в густой пыли, оно имело слишком малый
радиус действия.
     Вскоре Чейн разглядел на экране тусклые огоньки звезд,  затонувших  в
огромном пылевом облаке, словно медные монетки в  бассейне.  Кое-где  были
видны и черные пятна -  это  были  мертвые,  погасшие  солнца,  ужас  всех
звездолетчиков. Чейн слегка изменил  курс  корабля,  стараясь  пройти  как
можно дальше от них.
     Полет был монотонным и скучным, и через некоторое время Чейн невольно
задремал. Ему вновь  вспомнились  славные  денечки,  когда  он  в  составе
эскадрильи Звездных волков обрушивался на большие и малые миры,  выныривая
из подпространства чуть ли не в стратосфере.  Ошарашенные  обыватели,  как
правило, не успевали-ничего предпринять для своей защиты, и эфир заполняли
вопли на десятках  языков:  "Берегитесь,  идут  Звездные  волки!"  Две-три
короткие схватки, и города сдавались на милость  победителей,  безжалостно
убивавших всех, кто пытался встать на их пути.  Через  два-три  дня  трюмы
кораблей уже ломились от богатой добычи, и варганцы, хохоча во все  горло,
отправлялись в обратный путь. Хорошие были денежки, веселые... неужто  для
него, Чейна, они уже позади?
     Он вдруг ощутил дикий гнев. Все варганцы теперь отвернулись от  него,
преследуют, словно зверя, - и за что? Почему Ссандер назвал  его  чужаком?
Разве он не столь  же  силен  и  ловок,  как  они,  разве  он  не  выходил
победителем из сотен схваток? Да, он не любил убивать,  никогда  не  делал
этого без крайней необходимости, но, несмотря  на  молодость,  его  добыча
была всегда из самых богатых, и слава о Моргане Чейне уже гремела по  всей
Варге! А теперь он должен скрываться, преследуемый недавними друзьями...
     Он вновь взглянул на экран и увидел, что почти  достиг  цели.  Далеко
впереди  светился   багровый   глаз   красного   карлика,   следивший   за
приближающимся  кораблем.  Чейн  знал   о   небольшой   планете,   одиноко
вращающейся вокруг умирающей звезды. Здесь он мог найти безопасное убежище
-  никто  из  Звездных  волков  и  не  подозревал  о  существовании  этого
затерянного мира.
     Чейн был в двух шагах от спасения.
     Удача вновь отвернулась от Чейна, когда он заметил  на  экране  искру
приближающегося звездолета. Он шел вдоль края  пыльного  облака  настолько
близко, что лучи  локатора  вполне  могли  обнаружить  даже  небольшой  по
размерам варганский корабль.
     Теперь Чейна могло спасти только чудо. Если чужой космолет - один  из
охотников с Варги, то вскоре сюда слетится вся эскадрилья, и у него нет ни
единого шанса. Если же это  корабль  из  иной  звездной  системы,  то  его
экипаж, обнаружив на экране локатора  типично  варганские  обводы  корабля
Чейна, не успокоится,  пока  не  прикончит  своего  смертельного  врага  -
Звездного волка, даже если для этого придется созвать на  помощь  звездный
флот всей Галытики.
     До планеты около красного карлика было ты близко - и  так  бесконечно
далеко...
     Чейну пришлось свернуть с маршрута и войти в наиболее плотные  потоки
пыли. Корабль задрожал, соударяясь с  довольно  крупными  частичками,  его
корпус стал опасно разогреваться. Вскоре вышли из строя локаторы  и  экран
погас. Чейна это не  очень  огорчило  -  был  небольшой  шанс,  что  чужак
потеряет  его  корабль  в  таком  густом  пылевом  облаке.   Он   выключил
бесполезный теперь двигатель и с проклятием откинулся  на  спинку  кресла.
Теперь ему оставалось лишь одно - ждать.
     Передышка, увы, оказалась короткой.
     Через несколько минут Чейн с тревогой заметил, что  приборы  контроля
один за другим выходят из строя. Он включил аварийные датчики и вздрогнул.
Оказалось, крупные частицы все-таки пробили обшивку и повредили  двигатели
и конвертор - ядерную силовую установку.
     Корабль был мертв. Теперь ничто не могло его спасти, он не  мог  даже
послать SOS.
     Чейну вновь показалось, что он слышит насмешливый шепот звезд:
     "Попробуй уйти, Звездный волк!"
     Впервые за свою недолгую жизнь Чейн пал духом. Все  в  этом  жестоком
мире были против него - может, пора перестать  сопротивляться?  Даже  если
каким-то чудом сейчас ему и удастся улизнуть, то  что  ждет  его  впереди?
Родная планета прокляла его, для всех остальных миров  в  Галактике  он  -
Звездный волк, злейший из врагов, подлежащий немедленному уничтожению  без
суда и следствия...
     Чейн грустно усмехнулся. Он и не представлял,  что  придется  кончить
свой жизненный путь вот так. Он всегда думал, что погибнет в зените славы,
с оружием в  руках,  во  время  очередного  рейда,  как  уходит  из  жизни
большинство мужчин-варганцев. Такой смерти можно  только  позавидовать.  А
сейчас его ожидала совсем иная смерть, медленная и скучная  -  от  удушья.
Ведь регенераторы кислорода тоже вышли из строя.
     Чейн вздрогнул и с усмешкой  покачал  головой.  Нет,  надо  придумать
что-нибудь побыстрее.
     Как ни крути, помощь может исходить только от чужого корабля. Другого
он  не  дождется,  даже  если  и  удастся  каким-то   чудом   восстановить
передатчик, - и Звездные волки, и  астронавты  из  других  миров  попросту
уничтожат его. Но... но что, если в момент их прихода его корабля здесь не
будет? Тогда Чейн может попытаться выдать себя за  землянина  -  ведь  его
родители были миссионерами с Земли, хотя сам Чейн вырос на Варге и никогда
не видел колыбели человечества...
     Чейн задумчиво взглянул на приборную панель. Датчики  подтверждали  -
двигательная установка вышла из строя, но реактор был еще разогрет. Если с
помощью аварийных гидроусилителей выдвинуть из  него  графитовые  стержни,
то... Конечно, шансов крайне мало, и он бы не поставил  и  гроша  за  свою
жизнь, но действовать  все-таки  лучше,  чем  сидеть  и  безропотно  ждать
смерти. Предстояла игра с судьбой: ход надо делать как можно быстрее.
     Вооружившись инструментами, Чейн стал безжалостно  снимать  с  панели
управления один прибор за другим. Вскоре он набрал достаточно  компонентов
для  сооружении  примитивного  взрывателя.  Работа  была  крайне  сложной,
учитывая, что проходила она при  тусклом  аварийном  освещении,  но  минут
через пятнадцать  Чейн  с  нею  справился.  Устройство,  подсоединенное  к
гидропроводам управления графитовыми  стержнями,  должно  было  обеспечить
несколько минут, за которые  нужно  уйти  от  корабля  как  можно  дальше.
Осталось установить его в реакторе, и тогда...
     - Но это оказалось самым сложным делом. Пришлось  работать  в  тесном
коридорчике,  где  и  развернуться  было  негде,  тем  более  и  неуклюжем
скафандре. Раны в боку вновь вскрылись, и Чейну показалось, что  его  тело
терзает стервятник. Слезы боли навернулись на его глаза,  и  он  застонал,
теряя сознание.
     "Ну что ж, кричи, - сказал он мысленно себе, -  кричи  от  боли!  Как
были бы рады узнать братья Ссандера, что Морган Чейн,  умирая,  стонал  от
боли!"
     Злость вновь помогла ему, и туман в глазах понемногу рассеялся,  Чейн
продолжал  работать,  еле  шевеля  бесчувственными  пальцами,  и   наконец
установил взрыватель как следует.
     Затем он с трудом побрел  к  кессону  и,  распахнув  аварийный  шкаф,
достал оттуда четыре пороховых ускорителя. Открыв из последних сил люк, он
буквально вывалился  в  открытый  космос,  держа  в  каждой  руке  по  два
ускорителя. Включив их, Чейн помчался от корабля прочь словно ракета.
     Вдруг он начал вращаться вокруг своей оси - и тусклые  огоньки  звезд
хороводом закружились вокруг него. У него не было времени  стабилизировать
положение - важно было как можно дальше удалиться от космолета, прежде чем
сработает взрыватель. Чейн пересохшими губами отсчитывал  секунды,  ожидая
взрыва.
     Внезапно  звезды  на  мгновение  погасли,  и  перед   глазами   Чейна
вспыхнула, казалось, новая звезда.  На  некоторое  время  глаза  перестали
видеть. Когда он пришел в себя, то первой мыслью было - я жив! Слава Богу,
я все-таки остался жив! И только затем он вспомнил, что  остался  один  на
один с бескрайним космосом - с небольшим запасом кислорода, часа  на  два,
не больше.
     Он выключил ускорители и стал  дрейфовать  в  облаке  пыли,  тревожно
размышляя, велики ли его шансы выжить. Экипаж звездолета не мог не увидеть
яркую вспышку в облаке - но что они предпримут? Станут ли  они  рисковать,
входя в плотное пылевое  облако?  Если  это  варганцы,  то,  конечно,  они
сделают это - и тогда его уже ничто не спасет. Но был шанс, что  это  люди
или гуманоиды с других планет Галытики...
     Никогда в жизни он не был так одинок, как в эти  страшные  часы.  Его
родители, миссионеры с Земли,  погибли  от  повышенной  гравитации  Варги,
когда Чейну было всего три года.  Его  семьей  стали  Звездные  волки,  но
сейчас и они были его смертельными врагами. Любой  житель  Галактики  имел
право убить его на месте, как пирата, поставленного вне закона...  У  него
нет теперь ни родного дома, ни даже космолета... Только скафандр, а вокруг
- враждебная всему живому Вселенная... И никто не шел ему навстречу  -  ни
друг, ни смертельный враг.
     Томительно тянулись минуты, и Чейна постепенно  охватывало  отчаяние.
Шансы  его  таяли  с  каждым  мгновением,  а  величественные   звезды,   в
распоржкении которых была  вечность,  не  торопились  увидеть  мучительную
гибель человека.
     Ему казалось, что он сделал не менее десяти миллионов оборотов вокруг
своей оси, когда заметил, как одно из тусклых солнц внезапно мигнуло. Чейн
встрепенулся  и  долго  вглядывался  в  желтое  размытое  пятно,  но   оно
продолжало ровно и безмятежно светиться, как и миллионы  лет  назад.  Быть
может, зрение обмануло его? Что же, ждать еще, зная, что  жизнь  с  каждой
минутой уходит? И Чейн решился сделать последнюю ставку в игре со смертью.
Включив ускорители, он помчался по направлению к желтой звезде.
     Через несколько минут он  с  радостью  удостоверился,  что  чутье  не
подвело его. Соседняя бело-голубая звезда также мигнула,  словно  какое-то
непрозрачное  тело  на  секунду  заслонило  ее.  Чейн  до  рези  в  глазах
всматривался в черный бархат космоса, но ничего больше не мог  разглядеть.
Раны  на  боку  вновь  начали  кровоточить,  воздух  становился   тюкелым,
насыщенным углекислотой, и Чейн понял, что вскоре умрет.
     Но помощь была уже близка. Вскоре он разглядел среди бледных россыпей
звезд темное пятно, постепенно увеличивающееся в размерах и  приобретающее
контуры корабля. Это был, к счастью, не  варганский  охотник  -  пиратские
корабли были небольшими и иглоподобной формы.  Этот  же  звездолет  своими
обводами  напоминал  грузовик.  На  носу  его  имелись  овальные  выступы,
характерные для флота старой Земли.
     Чейн попробовал лихорадочно придумать более или менее  правдоподобную
"легенду", которая могла бы уберечь его от подозрений, но мысли  путались.
Темная масса медленно двигалась навстречу, и он начал включать и выключать
ускорители,  пытаясь  привлечь  к  себе  внимание.  Еще  через   несколько
томительньи минут звездолет словно гигантский кит навис над  ним  и  хищно
открыл один из люков в носовой  части.  Чейн  сделал  последнее  усилие  и
поплыл к  отверстию,  задыхаясь  от  нехватки  кислорода.  Вскоре  темнота
поглотила его, и он потерял сознание.



                                 Глава 2


     Чейн очнулся, чувствуя себя на удивление хорошо.  Он  обнаружил,  что
лежит на корабельной койке в  небольшой  каюте,  укутанной  полумраком.  С
металлического потолка свисала тусклая лампа, заметно  дрожа,  как  и  все
вокруг, от назойливой вибрации. "Звездолет вышел  на  маршевый  режим",  -
подумал Чейн и тут же заметил сидящего на соседней койке человека.
     Он был намного старше Чейна. Бго лицо,  фигура  и  руки  были  словно
высечены  из  камня  неумелым  скульптором.  Короткие  волосы  посеребрены
сединой, на вытянутом, лошадином лице светились умйые, насмешливые глаза.
     - Вам  повезло,  раны  оказались  неопасными,  -  сказал  он  густым,
хрипловатым голосом. - Они уже почти зажили.
     - Я вижу, - ответил Чейн, пытливо глядя на  собеседника.  -  Спасибо,
что пришли мне на помощь;
     - Не за что - это был наш долг. Скажите, какого дьявола вы, землянин,
делали в этом дурацком облаке  -  один-одинешенек,  да  еще  с  распоротым
боком? - с любопытством спросил незнакомец. - Кстати, давайте познакомимся
- меня зовут Джон Дилулло, и капитан этого корабля.
     Чейн тем временем  заметил  стуннер,  висящий  на  поясе  коричневого
комбинезона Дилулло. Где-то он уже видел подобную форму...
     - Вы Торговец, верно? - спросил он.
     - Дилулло кивнул и сухо заметил:
     - Вы не ответили на мой вопрос.
     Мозг Чейна лихорадочно заработал, Он должен быть предельно  осторожен
- Торговцы известны в Галактике как весьма крутые парни. Большую часть  из
них составляли земляне, и тому, были веские причины.
     В давние времена Земля была пионером межзвездных  перелетов  и  стала
первооткрывательницей  Галактики.  Несмотря  на   славное   прошлое,   она
оставалась небогатой планетой. Дело  в  том,  что  все  остальные  планеты
Солнечной системы были непригодны для жизни, и лишь  на  немногих  имелись
залежи полезных ископаемых. В области космонавтики Земля намного опередила
большие  звездные  системы,  населенные  гуманоидами,  а   позднее   -   и
переселенцами, но ресурсы ее быстро исчерпались, и альмаматер человечества
вскоре оказалась бедной родственницей среди обитаемых миров Галытики.
     Главным  предметом  экспорта  для  Земли  стали...  люди  -  искусные
астронавты, инженеры, техники и воины славились по всей Вселенной. Позднее
земляне стали монополистами и в области межзвездной торговли,  безжалостно
вытеснив с рынка своих менее удачливых конкурентов. Мало  кто  осмеливался
встать у них на пути - кроме, разумеется, Звездных волков.
     - Меня зовут Морган Чейн, - после некоторого раздумьи ответил он. - Я
работаю исследователем в лаборатории метеорных  потоков  на  Альто-2.  Мне
чертовски не повезло -  я  изучал  группу  редких  астероидов  и  забрался
слишком глубоко в это дурацкое пылевое  облжо.  Один  из  обломков  пробил
обшивку корабля, и его осколки повредили двигатель, да и  мой  собственный
бок тоже. Я понял, что реактор может вот-вот взорваться, надел скафандр  и
выбросился через кессон с ускорителем в руках. Остальное вы знаете...
     Помолчав, он с жаром добавил:
     - До сих пор не могу поверить своей удаче! Если бы  вы  не  оказались
рядом и не увидели случайно вспышку в облаке...
     Дилулло кивнул, не сводя с него изучающих глаз.
     - Что ж, мне все ясно. Осталось выяснить одну небольшую деталь...
     Внезапно он вскочил и выхватил из-за пояса стуннер.
     Чейн словно змея  выскользнул  из  койки.  Одним  прыжком  он  настиг
Дилулло и, прежде  чем  тот  успел  выстрелить,  выхватил  оружие  из  рук
землянина и нанес ему сокрушительный удар в  челюсть.  Капитан  рухнул  на
палубу и застонал.
     Чейн навел на него вороненый ствол стуннера.
     - Не очень-то вы гостеприимны, - насмешливо сказал он.  -  Что  может
мне помешать угостить вас парочкой парализующих пуль?
     Дилулло вытер ладонью кровоточащие губы.
     - Ничего, сынок, если не считать того, что оружие не заряжено.
     Чейн недоверчиво нахмурился, но вскоре его пальцы  нащупали  глубокий
паз в рукоятке. Магазина с патронами не было!
     Дилулло тем временем  поднялся,  с  удивительной  для  его  массивной
фигуры ловкостью.
     - Это было всего лишь маленькое испытание, - объяснил он, с  ухмылкой
разглядывая растерянное лицо Чейна. - Пока ты, сынок, спал словно сурок, я
тоже  занимался  исследованиями,  но  не  метеорных   потоков,   а   твоей
мускулатуры, А затем я просто сопоставил  некоторые  факты.  Во-первых,  я
направляюсь к туманности Корвус и уже три дня  только  и  слышу  по  рации
вопли с соседних планет,  перепуганных  вторжением  эскадрильи  варганцев.
Во-вторых, такие железные мускулы, как у тебя, Чейн,  невозможно  накачать
гирями, это дело повышенной гравитации -  а  она  характерна  для  той  же
знаменитой планеты пиратов. В-третьих, форма головы у тебя отлична от всех
в Галактике, такая присуща только нам, землянам.
     И тогда я вспомнил рассказы о некоем  землянине,  совершающем  набеги
вместе с варганцами и ставшем одним из Звездных  волков.  Никто,  мол,  не
может сравниться с ним в силе и хитрости, но он  никогда  не  убивает  без
необходимости в отличие от своих свирепых собратьев. Я  никогда  не  верил
этой легенде, да и никто ей  всерьез  не  верит.  Каждый  знает,  что  при
чудовищной гранитации Варги ни один землянин не может  прожить  и  месяца.
Но, похоже, ты сумел это сделать,мой дорогой охотник за глыбами.
     Чейн ничего не ответил. Его хищный взгляд  метался  между  Дилулло  и
закрытой дверью.
     - Э-э, сынок, да ты и впрямь похож сейчас на волка в клетке! Дай  мне
слово, что не сделаешь то, что сейчас задумал.
     Чейн взглянул в его насмешливые  и  одновременно  жестокие  глаза  и,
поколебавшись, сказал:
     - Хорошо, пусть будет по-вашему. И что дальше?
     - А дальше мы поговорим начистоту, - сказал Дилулло и вновь уселся на
койку, которая жалобно заскрипела под тяжестью его кряжистого  тела.  -  Я
чертовски любопытен. Времени у нас предостаточно,  а  умереть  героической
смертью ты всегда успеешь, сынок.
     Капитан вы ательно взглянул на него.  Чейн,  поколебавшись,  протянул
ему бесполезное оружие и тоже присел, задуммшись.
     - Говори только правду, - холодно предупредил его Дилулло. - Я не  из
тех, кого можно водить за нос;
     -  Правду?..  Неужто  вы,  землянин,  поверите  Звездному  волку?  Ну
хорошо... Я родился на 3арге. Мои  родители  были  миссионерами  с  Земли,
пытавшимися наставить звездных пиратов на путь  истинный.  Они  специально
подгадали так,  чтобы  их  сын  родился  в  условиях  страшной  варганской
гравитации - с расчетом на то, что я сумею адаптироваться к  этим  тяжелым
условиям и со временем стану главой варганской церкви.  Они  умерли  через
несколько месяцев в страшных мучениях, и я едва  не  отправился  вслед  за
ними. Но варганским женщинам не чужда жалость,  и  они  выходили  меня.  Я
вырос вместе с детьми Звездных волков, сумел стать одним из них, хотя  это
и далось мне невероятно трудно.
     Он не смог скрыть гордости в своем голосе. Дилулло пытливо смотрел на
него и молчал.
     - Я выгляжу молодо, но  за  десять  лет  постоянных  набегов  прожил,
кажется, несколько  жизней.  Навидался  всякого  -  и  крови,  и  слез,  и
страданий. Со временем я почти забыл, что во мне течет кровь землянина, но
однажды мне об этом напомнили. Это произошло  во  время  нашего  рейда  на
Шандор-5. Командир нашей эскадрильи Ссандер давно уже поглядывал  на  меня
косо, придирался по  мелочам,  давал  самые  трудные  задания.  То  ли  он
ревновал к моей славе, то ли чуял во мне чужака, не знаю точно.  Во  время
дележа добычи он оскорбил меня, и я его прикончил в честной  схватке.  Все
бы обошлось, но в нашем отряде были братья Ссандера. Они сумели  настроить
против меня остальных варганцев, и я едва унес ноги. А затем мне  попалось
на пути это чертово облако пыли, и я увидел на экране радара ваш  корабль.
Остальное вам известно...
     Он добавил после некоторого рыдумья:
     - Я не собираюсь возвращаться на Варгу. "Чертов земляшка!"  -  назвал
меня Ссандер. Меня, варганца во всем, исключая кровь в жилах! И все же мне
теперь не простят, что я, чужой, одолел одного из командиров эскадрильи.
     Дилулло сказал презрительно:
     - Вот что тебя волнует - собственная шкура! Ты  грабил  и  убивал,  и
тебя терзают не угрызения совести, а лишь то, что твои бывшие  дружки  при
встрече перережут тебе горло. Клянусь небом, Ссандер ошибся - ты  истинный
Звездный волк!
     Чейн промолчал - да и что он мог ответить?
     После паузы Дилулло продолжил уже более спокойным, деловым тоном:
     - Ладно; хватит об этом. На Земле  есть  такая  пословица:  горбатого
только могила исправит - так вот, это  сказано  о  тебе,  Чейн.  Но...  но
сейчас твои качества могут мне пригодиться. Видишь ли, мы направляемоя  на
планету Кхарал. Нас наняло ее правительство для довольно сложной и опасной
работы. Ты можешь нам помочь, если, захочешь, конечно.
     Чейн усмехнулся.
     - Недурно вы меня обрабатываете.
     - Ты лучше подумай как следует, сынок, - посоветовал ему  Дилулло.  -
Учти, мои ребята мигом разорвут тебя на куски, если я им  только  намекну,
что ты - Звездный волк.
     - Хм... это убедительный аргумент. А если я соглашусь, что вы скажете
тогда?
     Дилулло недобро ухмыльнулся.
     - Уж что-нибудь придумаю, если ты будешь  держаться  скромно,  как  и
подобает охотнику за метеоритами. Но учти, не только варганцы  могут  быть
безжалостными. Ты будешь слушаться меня, как отца родного, иначе...  Кроме
того, деваться тебе все равно некуда.
     - Это верно, -  помрачнев,  ответил  Чейн.  Помолчав,  он  неожиданно
спросил:
     - Почему вы считаете, что можете мне доверять?
     Дилулло даже подскочил от возмущения.
     - Доверять Звездному волку?  Ты  считаешь  меня  кретином,  сынок.  Я
доверяю только петле, которую набросил тебе на шею.  Учти,  если  ты  меня
подведешь, то я покрывать тебя не буду.
     - Ладно, хватит угроз, - недовольно сказал Чейн. -  Лучше  объясните,
что за работа мне предстоит.
     - Об этом ты узнаешь чуть позже, - сказал Дилулло и поднялся с койки.
- Могу повторить только то, что дело это  очень  рискованное.  Иначе  я  с
тобой и связываться бы не стал, хоть ты и землянин по крови. Я, знаешь ли,
не очень-то сентиментален,
     Чейн усмехнулся.
     - Что ж, теперь мы, кажется, поняли друг друга.



                                 Глава 3


     Ночное небо Кхарала было обсыпано серебряным серпантином звезд,  а  в
его центре сияла  гигантская  спираль  -  туманность  Корвус,  обрамленная
ожерельем крупных алмазных солнц.
     Чейн стоял в тени,  отбрасываемой  космолетом  Торговцев,  и  смотрел
через пустынное поле космопорта на  огни  далекого  города.  Мягкий  ветер
доносил до него резкий пряный запах цветущих кустарников, растущих  вокруг
космодрома, йриглушенный женский смех и далекое пение флейты.
     Час назад Дилулло и еще один  Торговец  сели  в  присланный  за  ними
автомобиль  и  отправились  в  столицу  Кхарала  под   покровом   темноты.
"Оставайся на корабле, сынок, - предупредил его перед отъездом капитан.  -
Пока ты мне не нужен, так что спокойно отдыхай и набирайся сил - они  тебе
скоро понадобятся. Со мной поедет только мой  заместитель  Боллард  -  нам
надо потолковать с нанявшими нас людьми".
     Чейн усмехнулся, вспомнив эти слова. Неужто Дилулло думает,  что  он,
Звездный волк, впервые оказавшись на новой  незнакомой  планете,  проведет
ночь за дурацкой игрой в карты вместе с остальными Торговцами? Кто  к  что
может удержать его?
     Он  неторопливо  зашагал  к  городу,  освещенный  трепетным   сиянием
небосвода. Космопорт был тихим  и  пустынным,  вокруг  не  было  видно  ни
единого  человека.  На  посадочных  площадках   стояли   два   потрепанных
межзвездных транспорта и несколько военных крейсеров.  От  одного  из  них
отъехал приземистый автомобиль и с визгом промчался мимо Чейна  в  сторону
города,  даже  не  подумав  остановиться  и  подвезти  его.   "Спешат   на
какую-нибудь веселую вечеринку", -  подумал  Чейн.  0н  вспомнил  рассказы
Дилулло о Кхарале. Эта планета славилась своими полезными  ископаемыми,  и
большая часть ее плоской поверхности была  изрыта  бесчисленными  шахтами.
Однако горняцких поселков рядом почти не  было  -  кхаральцы  предпочитали
жить в городах, наслаждаясь там всеми радостями жизни.
     Чейн  почувствовал,  как  его  сердце  начало  усиленно   биться   от
возбуждения. Да, он бывал на множестве миров,  но  всегда  лишь  во  время
набегов, как один из стаи Звездных волков, несущих смерть  и  опустошение.
Сейчас он впервые был один - и кто мог усомниться в том, что он не простой
землянин?
     Кхарал был по размерам намного  меньше  Варги,  и  Чейн,  выросший  в
условиях  чудовищной  гравитации,  чувствовал  себя  поначалу   не   очень
уверенно,  его  походка  напоминала  движение  пьяницы.  Но,  пройдя  пять
километров,  разделяющих  космопорт   от   столицы,   он   уже   полностью
адаптировался к  новым  условиям.  Подойдя  к  городу,  он  остановился  в
изумлении.
     Столица Кхарала предетюляла  собой  монолит,  высеченный  некогда  из
гигантского скального массива. Высоко в  небо  поднимались  ряд  за  рядом
изящные колоннады галерей, залитые пурпурным светом террасы и бесчисленные
овальные окна. С вершины города-горы вниз спускались массивные водосточные
трубы, украшенньж на каждом уровне каменными идолами. Город, словно  улей,
кипел жизнью, воздух  буквально  дрожал  от  голосов  тысяч  людей,  смеха
женщин, пения тысяч флейт.
     Чейн   вошел   через   огромные   аркообразные   ворота.    Массивные
многометровые створки могли выдержать любую  осаду,  но  сейчас  они  были
гостеприимно распахнуты  настежь.  Долгие  годы  набросили  на  них  вуаль
ржавчины, так что сейчас можно было лишь смутно различить вычеканенные  на
них  рельефные  изображения  королей,  воинов,  танцоров,   фантастических
зверей...
     Он  поднялся  по  широкой  лестнице  на  первый  уровень,   игнорируя
многочисленные лифты и эскалаторы. И сразу же его зжружил бурлящий людской
поток и увлек на одну из городских площадей. Чейн затерялся в толпе  сотен
кхаральцев. То там, то здесь ему встречались группы аборигенов-гуманоидов,
ведущих на продажу низкорослых животных самых гротескных видов. Здесь  же,
на  площади,  был  раскинут  богатый  базар.  Сотни  торговцев  визгливыми
голосами зазывали покупателей, воздух был насыщен  возбуждающими  запахами
из многочисленных ларьков и закусочных, и над  всем  царила  уже  знакомая
рейну заунывная мелодия далекой флейты.
     Кхаральцы были очень высокими, не менее шести футов  роста  людьми  с
бледно-голубой кожей и  стройными  и  изящными  фигурами.  Чейн  сразу  же
обратил внимание на то, что они поглядывают на него  с  явным  презрением.
Ярко разряженные и несколько развязные женщины с  усмешкой  отворачивались
от него, а мужчины  обменивались  ядовитыми  замечаниями  на  его  счет  и
покатывались от хохота. За  ним  сразу  же  увязался  какой-то  молокосос,
смешно передразнивая его неуклюжую походку и строя уморительные  рожи.  Он
всем своим горделивым видом показывал, что на целый дюйм выше чужака,  чем
вызвал еще большее оживление в толпе. Вскоре за Чейном следовала уже целая
свита мальчишек, издеваясь над ним от всей  души  под  одобрительный  смех
взрослых.
     Не обращая на них внимания, Чейн не без труда пересек площадь и  стал
подниматься по широкой лестнице с одного уровня на другой. Через некоторое
время ребятня утомилась и отстала. Тогда Чейн стал  не  спеша  бродить  по
бесчисленным галереям, освещенным серебристым светом  небосвода.  "А  этот
город - опасное место для набегов! - подумал  он.  -  В  лабиринтах  улиц,
площадей, лестниц и галерей запросто можно угодить в  ловушку!"  И  только
теперь вспомнил, что  он  больше  не  Звездный  волк  и  с  грабительскими
набегами покончено навсегда...
     С горя, он остановился у ближайшего  ларька  и  купил  бокал  едкого,
словно кислота, спирта. Кхаралец, обслуживший его, подождал с  недовольной
миной, когда он кончит пить, а затем демонстративно  вымыл  бокал  щеткой.
Это было уже не насмешкой молокососов,  это  было  прямое  оскорбление,  и
Чейну стоило  больших  трудов  проглотить  обиду  и  отойти  в  сторону  с
безразличным видом.
     Он вспомнил, что ему рассказывал  о  кхаральцах  Дилулло.  В  строгом
смысле этого слова они не были людьми, а представляли  один  из  множества
населяющих Галактику человекоподобных видов.  Это  стало  некогда  большим
сюрпризом для первых землян, вышедших в большой космос - оказалось, что на
многих планетах эволюция шла приблизительно одинаково. И все  же  различия
были заметны, особенно в обычаях, культуре и этических нормах.  "Кхаральцы
считают людей с других планет едва ли не полуживотными, - говорил Дилулло.
- Это заносчивый и довольно примитивный народец, который к тому же терпеть
не может чужеземцев. Будьте осторожны с ними".
     Чейн пытался последовать этому  совету.  Он  старательно  игнорировал
насмешливые взгляды горожан и их унизительные реплики, зачастую специально
произносимые на галыто.  Он  выпил  еще  бокал  спирта,  провожая  тяжелым
взглядом  местных  щасюиц,  а  затем  вновь  пошел  наверх,   обследуя   с
неослабевающим любопытством один уровень за  другим.  Во  время  пиратских
набегов у него никогда не оставалось времени для праздного любопытства,  и
потому Чейн с  особым  удовольствием  заходил  во  все  встречавшиеся  ему
кабачки, глазел на диковины со всех краев Галактики в антикварных  лавках,
торговался из-за безделушек с продавцами...
     Наконец он вышел на широкую  галерею,  освещенную  призрачным  светом
звезд. Между резных колонн толпилась группа кхаральцев, покатывающихся  от
хохота. Время от времени  в  толпе  раздавались  странные  шипящие  звуки,
вызывавшие большое веселье. Заинтересовавшись,  Чейн  протолкнулся  сквозь
плотные ряды кхаральцев и стал свидетелем странной сцены.
     В центре небольшого круга стояло несколько мохнатых аборигенов.  Двое
из них держали в руках кожаные ремни с  петлями  на  конце.  Петли  плотно
охватывали  лапы  находящейся  между  ними   крылатой   рептилии.   Бедное
чешуйчатое животное металось из стороны в сторону, клацая зубастой пастью,
но кожаные ремни  не  давали  ему  сдвинуться  с  места.  Брызгая  слюной,
рептилия пыталась укусить толпившихся вокруг кхаральцев, вызывая этим лишь
веселый  смех.  Чейну  же  эта  забава  показалась  чересчур   детской   и
примитивной, и он с маской отвращения на лице  стал  вновь  выбираться  из
толпы.
     Внезапно в воздухе что-то засвистело, и  Чейн  почувствовал,  кы  его
руки захлестнули ременные петли. Он стремительно обернулся и  увидел  двух
смеющихся кхаральцев - это они выхватили ремни у гуманоидов и набросили их
на чужака. Чейн оказался в положении бедного затравленного  зверя,  и  это
вызвало в толпе громкие вопли одобрения.
     Он попытался изобразить улыбку на своем  одеревеневшем  лице.  Вокруг
него образовался круг из смеющихся бело-голубых лиц.
     - Я понимаю шутки, -  громко  сказал  Чейн  на  галакто.  -  Для  вас
землянин - это лишь странный зверь. Ну хватит, посмеялись, и ладно,  дайте
мне уйти.

     Но никто и не собирался освобождать его.  Ремень,  захлестнувший  его
левую руку, внезапно с силой дернулся, вызвав острую  боль.  Чейн  струдом
удержал равновесие, но в этот момент ремень на правой руке так  натянулся,
что он пошатнулся и едва не упал.
     Последовал новый взрыв смеха, заглушивший  вездесущие  звуки  далекой
флейты. Чейн окюался в центре внимания толпы,  крылатый  зверь  был  всеми
забыт.
     - Ну что ж, посмейтесь, - сказал Чейн сквозь зубы. -  Не  думаю,  что
доставлю вам много удовольствия.
     Он уже не старался сдерживать свой гнев и казаться невозмутимым - что
бы сейчас ни произошло, ему вряд ли будет хуже.
     Внезапно один из гуманоидов прыгнул к Чейну, указывая на  него  и  на
крылатого зверя рукой - видимо, он хотел предложить какую-то новую  шутку.
Кхаральцы отозвались одобрительным смехом и захлопали в ладоши.
     Чейн взглянул на рослого кхаральца, держащего  ремень,  захлестнувший
ему правую руку, и мягко спросил:
     - Так вы разрешите мне уйти?
     Ответом был  мощный  рывок  ремня,  причинивший  Чейну  острую  боль.
Кхаралец смотрел на него со злобной ухмылкой.
     Тогда Чейн прыгнул  к  нему,  используя  всю  мощь  своих  варганских
мускулов. Кхаралец рухнул на землю. Одним движением Чейн заломил ему  руку
за спину и резко дернул ее вверх. С хрустящим звуком  кость  выскочила  из
сустава. Кхаралец завопил от боли и ужаса.
     Толпа замерла. Горожане явно не ожидали, что славная потеха  сорвется
и жалкая дворняжка на поверку окажется тигром.
     Воспользовавшись общей растерянностью,  Чейн  вырвался  из  кольца  и
бросился по галерее к ближайшей лестнице. Через мгновение позади  раздался
вопль бешенства, но Чейн уже поднимался, перепрыгивая через три ступеньки.
Во время бега он не мог сдержать довольной улыбки - не скоро  его  забудет
задира-кхаралец, верзила с цыплячьими мускулами!
     Вскоре он оказался  посреди  шумного  базара,  освещенного  пурпурным
светом  шаровых  ламп.  Проскользнув  мимо  многочисленных  палаток,  Чейн
заметил за ближайшим ларьком,  увешанным  гирляндами  бронзовых  змееруких
идолов, узкую лестницу, ведущую  куда-то  вниз.  Провожаемый  возмущенными
криками, он помчался к ней во всю прыть.
     Спуск вниз по этой, явно вспомогательной лестнице не сулил ему ничего
хорошего - он мог покинуть город - гору только через  широкий  центральный
выход. Но Чейн не особо тревожился, бывали ситуации и похуже.
     Он долго  спускался  по  лабиринтам  лестниц,  неоднократно  встречая
патрули охранников и каждый раз ухитряясь ускользать из-под их  бдительных
взоров. Наконец очутился в большом зале, высеченном в недрах  скалы.  Чейн
выяснил, что стоит как бы в амфитеатре зала, а в партере  сидят  несколько
пышно одетых кхаральцев. На "сцене"  же  танцевали  три  почти  обнаженные
девушки под тоже заунывное пение флейты.  Они  изящно  и  ловко  двигались
среди сияющих шестидюймовых  клинков,  торчащих  из  пола,  словно  клыки,
дюймах в пятнадцати друг от друга. Босые ступни двигались от них в опасной
близости.  Девушки  беззаботно  смеялись,   совершали   головокружительные
кульбиты и играя со смертью.
     Некоторое время Чейн словно завороженный наблюдал за ними, восхищаясь
их ловкостью и отвагой. На время он забыл о преследователях, но вскоре  на
лестнице послышался  топот  множества  ног.  Чейн  с  усмешкой  обернулся,
готовясь разбросать толпу голыми руками,  но  вместо  этого  увидел  перед
собой офицера со стуннером в руках. Прежде чем  Чейн  успел  пошевелиться,
тот выстрелил прямо ему в грудь.



                                 Глава 4


     Дилулло сидел в большом, укутанном мглой  зале  с  высоким  сводчатым
потолком  и  чувствовал,  как  постепенно  закипает  от  злости.  Вот  уже
несколько часов он ждал аудиенции у правителей Кхарала, но до сих  пор  он
не видел никого, за исключением государственного секретаря Одения. Он-то и
нанял корабль Торговцев неделю назад на Ахернаре, а сегодня  ночью  привез
его с Боллардом в город из космопорта.
     - Потерпите немного, - в который уже раз сказал ему
     Одений, обворожительно улыбаясь. - Очень скоро лорды Кхарала удостоят
вас своим вниманием.
     - Вы говорили это два часа назад, - ворчливо заметил Дилулло.
     Он чувствовал себя чертовски неуютно.  Кресло,  в  котором  он сидел,
предназначалось для очень высокорослых людей, и потому  его  ноги  свисали
вниз, не достигая пола, словно он был ребенком. Капитан не сомневался, что
его специально заставляют мщать, чтобы он был посговорчивее. Но что он мог
поделать? Оставалось только сидеть с безмятежным видом и доделать вид, что
все в порядке вещей. Однако сидевший рядом с  ним  толстяк  Боллард  и  не
думал  скрывать  своего  раздражения  -  его  лунообразное   пухлое   лицо
побагровело,  глаза  метали   молнии,   крепкие   руки   яростно   терзали
подлокотники кресла.
     Красноватый свет ламп в потолке неприятно  резал  глаза,  но  большая
часть многоугольного зала с каменными стенами  оставалась  в  тени.  Через
открытое окно в зал врывался прохладный ночной воздух, шум далеких голосов
и раздражающие звуки флейты - похоже, в городе-горе не  признавачи  других
музыкальных инструментов.
     Неожиданно Дилулло почувствовал отвращение к этому  чужому  миру.  За
свою долгую карьеру он побывал на сотнях планет, но  нигде  не  чувствовал
себя так отвратительно. Какого черта он  делает  здесь?  Хотя...  хотя  на
Кхарале пахнет большими деньгами, а это - лучший из  ароматов  для  любого
Торговца.
     Наконец-то лорды Кхарала соизволили  появиться.  В  зал  чинно,  явно
соблюдая субординацию, вошли шестеро  роскошно  одетых  сановников  весьма
преклонного возраста,  за  исключением  одного.  С  церемонным  видом  они
расселись в резных креслах вокруг овального  стола  из  темного  дерева  и
только затем обратили свое высокое внимание на гостей.
     Дилулло ничуть не смутили их высокомерные взгляды.  Он  имел  дело  с
сановниками различных планет и знал, что нужно с самого  начала  поставить
себя на равных.
     Нарушая  все  мыслимые  этикеты,  он  заговорил  первым  на  отличном
галакто:
     - Приветствую вас,  достопочтимые  лорды  Кхарала.  Вы  просили  нас,
Торговцев, посетить вашу планету, и мы прибыли в назначенный срок.
     Правители Кхарала недовольно переглянулись, а самый молодой  из  них,
по виду сверстник Дилулло, покраснел от негодовании и резко ответил:
     - Мы никого и ни о чем не просим, землянин.
     -  Вот  как?  -  деланно  удивился  капитан  и,  кивнув   в   сторону
растерявшегося Одения, сказал: - Прошу прощения, но этот человек несколько
недель назад пришел ко мне в гостиницу  на  Ахернаре  и  представился  как
государственный секретарь Кхарала.  Он  рассказал,  будто  ваш  мир  имеет
давнего врага в лице соседней планеты  Вхоллы,  находящейся  на  периферии
вашей звездной системы. Между вами, мол, существует давнее  соперничество,
но в последнее время Вхолла приобрела  некое  мощное  оружие,  которое  вы
хотели уничтожить. Одений заверил меня, что за такум работу мы,  Торговцы,
получим весьма богатое вознаграждение.
     Лорды с кислым видом выслушали его. После некоторой  паузы  старейший
из них тихо ответил:
     - Вы правы, землянин, дело обстоит именно так. Мы  долго  совещались,
прежде чем послать за вами. Один из нас был категорически против этого, но
большинство пришло к иному  решению.  Вы,  Торговцы,  славитесь  тем,  что
готовы за умеренную плату выполнить самую грязную работу, - грех  было  бы
не воспользоваться этим.
     "Оскорбление за оскорбление", - подумал Дилулло, с  трудом  сдерживая
гнев.
     - Что ж, мы славно обменялись любезностями, - угрюмо сказал он. -  Не
пора  ли  перейти  к  делу?  Почему  вы  враждуете  с  вашими  соседями  -
вхолланцами?
     - Они претендуют на лидирующее положение в нашей звездной системе,  -
ответил ему старик. - Население Вхоллы, увы, во много раз превышает  наше,
и ему требуются новые жизненные пространства. Минеральные богатства  наших
соседей почти  истощены,  в  то  время  как  наш  Кхарал  славится  своими
месторождениями.  Кроме  того,  надо  признать,   что   уровень   развития
технологии Вхоллы выше, чем наш, и  военный  потенциал  наших  противников
весьма  велик.  Правители  Вхоллы   давно   ищут   новод,   чтобы   начать
захватжиескую войну.
     Дилулло кивнул. Эта была старая, как сама Галактика, история.
     - Но как вы узнали о новом оружии?
     - 0 нем давно ходили слухи, - помрачнев, ответил старый  кхаралец.  -
Несколько месяцев назад наш патруль перехватил  разведывательный  космолет
вхолланцев. Из экипажа и живых остался лишь один офицер, которого мы взяли
в плен и допросили. Он рассказал нам все, что знал о сверхоружии.
     Госсекретарь, улыбнувшись, пояснил:
     - Это на самом деле так, землянин. В подобных случаях  мы  используем
специальный  наркотик.   Человек   под   его   воздействием   приходит   в
бессознательное состояние и  готов  ответить  правдиво  на  любой  вопрос.
Впоследствии он не помнит ничего о допросе.
     - И что же он рассказал?
     - Офицер сказал, что Вхолла может полностью уничтожить нашу  планету,
так  как  вхолланцы  обнаружили  в  туманности  Корвус  военную  базу   со
сверхоружием Предтеч.
     - В туманности? - вздрогнул Дилулло.  -  Но  это  место  -  настоящий
лабиринт космических течений, никем еще не  нанесенных  на  карту.  Сунуть
туда голову может только безумец... - Он замолчал и после паузы усмехнулся
и добавил: - Теперь я понимаю, почему вы  нанимаете  нас,  Торговцев,  для
этой работенки...
     Самый молодой из  лордов  смерил  Дилулло  презрительным  взглядом  и
что-то произнес по-кхаральски.
     Одений перевел:
     - К сожалению, наши корабли не приспособлены для дальних  странствий,
и экипажи не имеют опыта межзвездных перелетов - иначе мы бы обошлись  без
вашей помощи, капитан.
     Дилулло кивнул. Он отлично знал, что кхаральский флот состоит лишь из
примитивных    планетолетов.    Торговцы    славно    наживались    здесь,
монополизировав внешний рынок этой планеты.
     - Я отлично понимаю ваши трудности,  досточтимые  лорды,  -  серьезно
сказал  он.  -  Поверьте,  я  с  большим  уважением   отношусь   к   вашим
космоплавателям и ни в коем случае не сомневаюсь в их  мужестве.  Конечно,
туманность Корвус им не  по  зубам,  да  и  нам,  землянам,  там  придется
несладко, уверяю вас...
     Лица лордов несколько потеплели.
     - И тем не менее мы  возьмемся  за  это  трудное  дело,  -  продолжил
Дилулло. - Но мы должны  узнать  как  можно  больше  о  нем.  Ваш  пленный
вхолланец знает что-либо о природе этого сверхоружия?
     Старик кхаралец развел руками.
     - Увы, нет. Мы допрашивали его  под  наркотиками  много  раз,  но  он
больше ничего не знает.
     - Могу я с ним потолковать наедине?
     Лорды подозрительно взглянули на Дилулло.
     - Вы хотите вести переговоры с нашим врагом  за  нашей  спиной?  -  в
ярости воскликнул самый молодой из правителей Кхарала, не сводя с капитана
подозрительного взгляда. - Даже не надейтесь на это, мы не  настолько  вам
доверяем.
     Неожиданно  в  разговор  вмешался  до  сих  пор  молчавший   Боллард,
Добродушно улыбаясь, он сказал капитану:
     - Джон, не стоит настаивать на  этом.  Слишком  мало  -  шансов,  что
вхолланский офицер что-либо нам скажет, хотя мы  и  умеем  спрашивать  как
следует.
     - Да. шансов у нас немного! - горячо возразил ему Дилулло. -  Но  это
необходимо сделать, хотя бы просто для очистки совести.  И  вот  еще  что,
уважаемые лорды, пора поговорить и о плате.  Думаю,  тридцать  светокамней
нас устроят.
     Лорды озадаченно переглянулись. Капитану ответил вновь самый  молодой
из них.
     - Это неслыханная наглость! Вы думаете, мы предложим  такую  поистине
царскую награду каким-то наемникам-торгашам?
     - Тридцать сверкающих камешков за мир и спокойствие целой  планеты  -
не так уж это и много, - философски  заметил  Дилулло.  -  Если  вхолланцы
оккупируют Кхарал, то вам придется отдать значительно больше, и совершенно
даром. На лицах лордов появились тени  сомнений,  и  они  в  растерянности
взглянули на своего сгарейшину.
     - Браво, Джон, они заплатят! - шепнул Боллард, наклонясь к капитану.
     Но Дилулло не стал упускать ижщиативу из своих рук.
     - Думаю, мы договоримся, - добродушно продолжил  он.  -  Учтите,  что
полную плату мы потребуем лишь в случае,  если  сумеем  уничтожить  оружие
Предтеч. Но поначалу надо оценить, по силам ли нам это необычайно  трудное
дело. Мы намерены провести небольшую разведку во вражеском лагере и хотели
бы в качестве аванса получить... скажем, три светокамня.
     - Вы считаете нас простаками, землянин, - процедил сквозь зубы  самый
молодой из лордов. - А что, если вы попросту прикарманите драгоценности  и
исчезнете? -
     Дилулло, повернувшись, спокойно спросил госсекретаря:
     - Вы наняли нас по своей инициативе,  господин  Одекий.  Скажите,  вы
слышали хотя бы об одном случае, когда Торговцы были бы нечисты на руку  в
подобных делах?
     - Да, слышал, - нахмурившись, резко ответил Одений. - такое случалось
по крайней мере дважды.
     - Верно. А что произошло впоследствии с экипажами этих звездолетов?
     После небольшой заминки госсекретарь сказал, опустив глаза:
     - Говорят,  что  их  захватили  в  плен  другие  корабли  и  передали
обманщиков в руки суда;
     -  Совершенно  точно,  -  усмехнувшись,  подтвердил  Дилулло.  -  Мы,
Торговцы, составляем одну из самых  славных  галактических  гильдий.  Наши
доходы напрямую зависят от репутации,  и  потому  мы  ею  весьма  дорожим.
Короче - нам нужен аванс в три светокамня, иначе  через  час  мы  уйдем  с
Кхарала.
     Старый лорд, сощурившись, впился в  Дилулло  Пронзительным  взглядом.
Затем  по  его  тонким  губам  пробежала  легкая  усмешка,  и  он,   вновь
откинувшись на спинку кресла, сказал:
     - Хорошо. Принесите драгоценности.
     Младший из лордов поморщился, но послушно  встал  и  вышел  из  зала.
Через несколько  минут  он  вернулся  и  буквально  швырнул  на  стол  три
мерцающих  камня,  напоминающих  крошечные  луны.  В  полутемной   комнате
внезапно взорвался фейерверк разноцветных огней. Боллард, не  сдержавшись,
причмакнул  и,  перегнувшись  через   стол,   трясущимися   руками   сгреб
драгоценности в свой карман.
     В этот момент за  дверью  послышался  шум.  Одений  вскочил  и  пошел
выяснить, в чем дело. Вернувшись, он с подозрением посмотрел на Дйлулло.
     - Капитан, у меня есть любопытные новости, - сказал он сухо.  -  Один
из ваших людей тайно проник в столицу и был задержан при попытке совершить
убийство.
     Дилулло  с  Боллардом  с  проклятиями   вскочили   на   ноги.   Дверь
распахнулась, и в зал вошли  два  кхаральских  стражника,  ведя  под  руки
жестоко избитого Чейна. Тот с трудом поднял голову  и,  разлепив  разбитые
губы, прошептал:
     - Хорош сюрприз, а, капитан?



                                 Глава 5


     Когда Чейн стал приходить  в  себя,  ему  показалось,  что  откуда-то
издалека доносится голос Дилулло. Он знал, что этого не могло быть -  ведь
он отчетливо помнил свое появление в зале заседания Лордов. Дав изумленным
землянам вдоволь насмотреться на него, один из охранников поднял стуннер -
и Чейна парализовала острая боль. Теряя сознание, он упал на пол. Один  из
кхаральских правителей презрительно произнес: "Этот  человек  не  уйдет  с
вами, капитан. Он останется  и  понесет  заслуженное  наказание".  Дилулло
холодно ответил: "Делайте с ним, что хотите".  Тогда  охранники  поволокли
Чейна полутемными коридорами сюда, в  тюрьму,  где  втолкнули  в  одну  из
камер...
     Он открыл глаза. Да, память не подвела -  он  был  в  камере,  больше
напоминавшей каменный склеп.  Через  решетчатую  дверь  был  виден  тускло
освещенный коридор, а под самым потолком  виднелось  узкое  оконце,  через
которое в камеру лился трепетный свет звезд.
     Чейн лежал прямо на  сыром  каменном  полу.  Тело  ныло  от  жестоких
побоев, левая рука одеревенела. Он с трудом поднялся и прислонился  спиной
к стене. Туман в голове постепенно  рассеивался,  и  Чейн,  содрогаясь  от
отвржцения, осмотрелся.
     Никогда раньше он не был в неволе. Звездных волков не брали  в  плен,
их безжалостно убивали на месте. Собравшись  с  силами,  он,  пошатываясь,
подошел к двери. Ухватившись за стальные прутья, попытался их раздвинуть -
и вновь услышал далекий голос Дилулло:
     - Чейн...
     Он встряхнул головой, отгоняя наваждение.  Видимо,  выстрел  стуннера
приводит иногда к слуховым галлюцинациям.
     - Чейн, ты меня слышишь? ..
     Он замер. Шепот, казалось, доносился ниоткуда...
     Взгляд Чейна упал на пуговицу на левом  верхнем  кармане  куртки.  Он
наклонил к ней голову и услышал уже более отчетливо:
     - Чейн!
     Сомнения исчезли - голос доносился из  этой  небольшой  металлической
кнопки.
     Чейн приблизил ее к губам и зашептал:
     - Дилулло, вы - большой хитрец. Когда вы  дали  мне  эту  куртку,  то
почему не сказали о передатчике?
     - У Торговцев есть свои маленькие хитрости, - сухо ответил капитан. -
Посторонним знать их необязательно. Тебе, сынок, я кое-что и  поведал  бы,
будь гарантия, что ты от нас не сбежишь.
     - Спасибо за доверие, - уязвленно ответил Чейн. - А еще за то, что вы
позволили этим грубиянам-кхаральцам бросить меня в эту грязную каталажку.
     - Не стоит благодарить, Чейн. Ты заслужил эту  привилегию  совершенно
самостоятельно.
     Чейн усмехнулся и потер разбитый в кровь бок.
     - Что ж, не спорю, мы слегка повздорили. Мои бедные ребра до сих  пор
ноют...
     - Ребра?  Это  только  цветочки,  сынок.  Боюсь,  завтра  наши  милые
кхаральцы, не утомляя никого судебным разбирательством, тихо-мирно сломают
тебе конечности, а затем выбросят на улицу, чтобы ты сдох под хохот толпы,
словно собака. Они мастаки на шутки такого рода.
     - И вы разбудили меня только ради того, чтобы сообщить это  радостное
известие? - с раздражением поинтересовался Чейн.
     - Нет, зачем же - хотя на месте кхаральцев я поступил  бы  точно  так
же. Но у меня есть к тебе дело, сынок.
     - Дело? И какое же?
     - Слушай меня внимательно, Звездный волк. Кхаральцы захватили в  плен
офицера со Вхоллы и содержат его, предположительно, в той же  тюрьме,  где
находишься  ты.  Я  хочу  заполучить  этого  человека,  Чейн.  Вскоре   мы
направляемся на эту планету, и к нам наверняка отнесутся несколько  лучше,
если мы сумеем освободить этого парня.
     - Почему же вы не договоритесь об этом с вашими друзьями-кхаральцами?
- недоуменно спросил Чейн.
     - Хм... они не очень-то мне доверяют - особенно после твоей  дурацкой
выходки. Как только я заикнусь об  этом  офицере,  лорды  Кхарала  тут  же
решат, что я решил их надуть.
     - А если я освобожу вхолланца - это их разве не насторожит?
     - В этот момент мы будем уже далеко,  ты  что  мне  наплевать  на  их
мнение, - резко ответил Дилулло. - Не спорь,  Чейн,  лучше  выслушай  меня
внимательно. Вхолланец не  должен  знать,  почему  ты  хочешь  помочь  ему
бежать. Скажи, что тебе нужен напарник,  -  мол,  одному  из  застенка  не
выбраться, или что-нибудь в этом роде.
     - Годится, - кивнул Чейн. - Мне все ясно, кроме одной  мелочи  -  как
выбраться из камеры.
     - Это несложно. Кнопка на правом кармане твоей куртки -  это  атомный
мини-резак.  Его  включатель  находится   на   обратной   стороне.   Резак
срабатывает через сорок секунд после включения.
     Чейн с изумлением взглянул на свой правый карман.
     - Недурно, - хмыкнул он. - И сколько подобных сюрпризов  запрятано  в
моей одежде?
     - Есть еще кое-что... Но пока сынок, тебе рановато знать об этом.
     - Спасибо за доверие, -  недовольно  проворчал  Чейн.  -  Хорошо,  из
камеры я как-нибудь выберусь. Но что делать, если этого вхолланца содержат
где-нибудь в другой тюрьме?
     Дилулло ответил безмятежным голосом:
     - Тогда тебе придется его разыскать, только и всего. Учти - одного мы
тебя на корабль не пустим. И когда улетим, объясняться с местными властями
тебе придется самому. Надеюсь, такой вариант тебя не устраивает?
     - Лилулло - вы прирожденный Звездный волк!  -  с  восхищением  сказал
Чейн.
     - Хм... это комплимент? И еще одно, Чейн. После завершения миссии нам
предстоит вернуться на Кхарал за вознаграждением.  Так  что  выбирайся  из
тюрьмы как знаешь, но не вздумай никого убивать.  Понял  -  никого!  ..  А
теперь действуй.
     В кнопке-передатчике что-то щелкнуло -  связь  оборвалась.  Некоторое
время Чейн пытался привести себя в форму - старательно массировал  руки  и
ноги, пока онемение окончательно не прошло. Затем на  цыпочках  подошел  к
решетчатой двери и, прижавшись  к  ней  лицом,  стал  внимательно  изучать
обстановку.
     Он увидел на другой стороне коридора несколько  таких  же  дверей,  а
направо, в самом конце коридора, - охраннию, дремавшего  в  кресле.  Выход
находился налево, за массивной стальной дверью.
     После недолгого размышления Чейн снял рубашку  и  обмотал  ее  вокруг
одного из прутов так, чтобы между витками ткани осталась узкая щель. Потом
осторожно отсоединил от куртки мини-резак и закрепил его на пруте в  щели,
предварительно включив взводящее устройство.
     Голубая  вспышка  на  мгновение  осветила   дверь.   Рубашка   вблизи
мини-резака обуглилась и  задымилась.  Чейн,  подскочив  к  решетке,  снял
куртку и замахал ею, стараясь загнать дым в  камеру,  чтобы  его  вытянуло
через окошко и чтобы, не дай  Бог,  он  не  просочился  в  коридор.  Затем
размотал рубашку и удостоверился, что стальной прут прожжен насквозь.
     Чейн задумался. Конечно, он мог точно так же  пережечь  решетку  и  в
других местах и тем самым легко снять целую секцию,  но  ему  не  хотелось
терять время, да и заряды мини-резака могли ему  понадобиться  при  других
обстоятельствах. Он надел куртку, спрятал кнопку атомного резака  в  левом
нагрудном кармане и внимательно осмотрел соседние прутья. Ему  показалось,
что его варганской силы вполне хватит, чтобы отогнуть их в стороны  и  тем
самым освободить достаточно широкий проход.
     Напрягшись, он  разогнул  перерезанный  прут,  а  затем,  ухватившись
руками  за  соседние  прутья,  легко  их  раздвинул.   И   без   колебаний
проскользнул в образовавшуюся щель.
     Внимание охранника привлек  странный  металлический  скрежет.  Он  не
успел подняться с кресла, как вдруг  увидел,  -  что  к  нему  несется  по
коридору огромными  прыжками  человек,  чем-то  напоминавший  разъяренного
волка. Кхаралец потянулся рукой к кнопке тревоги, но Чейн в это  мгновение
нанес ему сокрушительный удар в челюсть.  Охранник  рухнул  на  пол.  Чейн
торопливо обыскал его,  но  не  обнаружил  ни  оружия,  ни  ключей.  Затем
внимательно осмотрел коридор.  К  счастью,  он  не  обнаружил  ни  единого
стеклянного зрачка телекамеры - видимо, кхаральцы полагались на сирену.
     Он прошелся по коридору, заглядывая через решетчатые двери в  камеры,
большей частью пустые. Чейна это не очень-то удивило. Он испытал на  себе,
что местные жители предпочитали раздельюаться с жертвой публично.
     В одной  из  темниц  лежал,  оглушительно  храпя,  гуманоид  могучего
телосложения. Во сне  его  четыре  волосатых  руки  непрерывно  двигались,
словно чего-то ища.  Грубое,  словно  вырубленное  топором  лицо  усеивали
синяки. От тела шел резкий, неприятный запах.
     Две следующие камеры были пусты, а в третьей Чейн  обнаружил  спящего
мужчину средних лет. Телосложением и чертами лица он напоминал  землянина,
но у него была странная белоснежная кожа и белокурые волосы. Но он  отнюдь
не был альбиносом - когда Чейн шепотом разбудил его,  то  смог  убедиться,
что глаза у пленника не красные, а голубые.
     Незныомец вскочил на ноги, с изумлением глядя на Чейна. Его одемща  -
короткая серая туника и шорты - подтверждала, что он не кхаралец.
     - Прошу прощения, что нарушил ваш  сладкий  сон,  -  сказал  Чейн  на
галакто. - Вы, случайно, не знаете, как выбраться из этой тюрьмы, а заодно
и из этого чертова города?
     Глаза вхолланца (а это был, по-видимому,  пленный  офицер)  сверкнули
надеждой.
     - Вы землянин, верно? О, тогда мне повезло, вы парни не промах...  Но
как вы оказались здесь, в тюрьме?
     - Меня приволокли сюда вчера вечером, -  спокойно  ответил  Чейн,  не
сводя с пленника изучающих глаз. - Я,  видите  ли,  повздорил  с  местными
грубиянами, и они обошлись со мной  не  слишком  вежливо...  Час  назад  я
очнулся  и  сумел  выбраться  из  своей  камеры.  Но   вчера   я   был   в
бессознательном состоянии и совершенно не помню, какой дорогой  меня  сюда
тащили. Если я помогу вам выбраться из камеры, то вы сумеете найти путь из
города?
     - Да, конечно! - возбужденно зашептал вхолланец, прижимаясь  лицом  к
решетке. - Меня много раз водили на допросы к местным правителям, ты что я
неплохо ориентируюсь в этой части города. Правда,  меня  в  последний  раз
зачем-то накачали наркотиками, и у меня сейчас голова не совсем ясная...
     - Хорошо, я полагаюсь на ваши слова, - сказал Чейн, изображая на лице
крайнее сомнение. - В конце концов, выбора у меня нет,  в  других  камерах
нет  никого,  кроме  какого-то  дикаря...  Отойдите  к  дальней  стене   и
отвернитесь. Чейн взял из своей камеры обожженную рубашку и  повторил  тот
же фокус с атомным резаком на решетке камеры вхолланца. Увы, заряда резака
хватило лишь на то, чтобы перерезать стальной прут всего на три  четверти.
Чейн тихо выругался и,  упершись  ногами  в  основания  соседних  прутьев,
ухватился за место разреза - и тут  же  с  громкими  проклятиями  отпрянул
назад. Прут оказался слишком горячим.
     Выждав минуту-другую, Чейн повторил свою попытку, напрягая  всю  свою
страшную  силу.  Дзинь!  -  прут  лопнул,  не  выдержав  страшного  напора
Звездного волка. Чейн усмехнулся, перевел дыхание и затем одним  движением
рук отогнул в стороны соседние прутья.
     - Все, теперь можете обернуться, - негромко сказал он. - Ну,  что  же
вы медлите!
     Вхолланец еще несколько  мгновений  изумленно  смотрел  на  сломанную
решетку, а затем ловко проскользнул через образовавшуюся щель.
     - Ну и силища у вас, приятель! - восхищенно сказал он. - А ведь никак
не скажешь по вашему телосложению...
     - Это только так кажется, -  немедленно  возразил  Чейн.  -  Пока  вы
спали, я успел подпилить несколько прутьев, и все дела. Где здесь выход?
     Вхолланец с сомнением взглянул еще раз на решетку, а затем указал  на
стальную дверь в конце коридора.
     - Там - только учтите, снаружи мощные запоры, даже вам их не сломать.
Когда охранник выводил меня на допросы, он попросту стучал в дверь.  Черт,
да как же отсюда выбраться?
     Глаза вхолланца лихорадочно блестели, его била нервная дрожь. Чейн  с
презрением взглянул на него и на некоторое время задумался. Был лишь  один
путь заставить охранников открыть дверь, но это было рискованно.
     Он молча взял вхолланца за руку и  направился  к  лежавшему  на  полу
надсмотрщику. Поставил недоумевающего офицера к стене рядом  с  сигнальной
кнопкой, а затем поднял под мышки охранника и прислонил его обмякшее  тело
к вхолланцу.
     - Держите его и делайте вид, что боретесь,  -  быстро  сказал  он.  -
Остальное беру на себя.
     Чейн отошел в сторону  на  несколько  шагов  и  критическим  взглядом
посмотрел на созданную  им  мизансцену.  Увы,  она  выглядела  не  слишком
убедительно.  Оглушенный  охранник  был  слишком  высок  и  массивен,  его
кряжистая  фигура  была  согнута  неестественным  образом  -  у  вхолланца
попросту не хватало сил, чтобы удерживать его в вертикальном положении.  И
все же тюремщики вполне могли клюнуть на эту приманку.
     - Когда я свистну,  нажмите  на  кнопку  и  стойте,  не  двигаясь,  -
приказал он и, подбежав к противоположной двери, встал за  ней  ты,  чтобы
его не заметили из закрытого стальной заслонкой окошка.
     Он тихо свистнул - и тут же за дверью  оглушительно  зазвенел  сигнал
тревоги. Через несколько секунд заслонка  на  окошке  двери  поднялась,  а
вскоре распахнулась и сама дверь, заслонив Чейна.
     В коридор ворвались двое стражников  со  стуннерами  наперевес.  Чейн
немедленно выпрыгнул у них из-за спины и нанес два сокрушительных удара по
их бритым затылкам. Охранники, даже не вскрикнув,  рухнули  на  пол.  Чейн
поднял один из стуннеров, разрядил его в лежащие перед ним тела,  а  затем
побежал к вхолланцу, который изнемогал под тяжестью тела.  Надсмотрщик  не
подавал признаков жизни, однако  Чейн  на  всякий  случай  угостил  и  его
зарядом стуннера, а затем усадил в кресло.
     - Надо идти, - отрывисто сказал он. - Возьмите второй стуннер.
     Проходя  вновь  по  коридору  к  выходу,  он  заметил,  что  гуманоид
проснулся и таращит на них с вхолланцем узкие словно щели глаза с красными
зрачками. Чейну показалось, что он здорово  ныачан  наркотиками,  так  что
вряд ли сознает происходящее,
     - Отдыхай, волосатый братец, - весело сказал ему Чейн. - Мы  идем  на
прорыв, а ты для этого дела явно не годишься.
     Они вышли из коридора в комнату тюремщиков и, открыв еще одну  дверь,
оказались в широкой галерее, к счастью, совершенно пустынной.
     Город,  казалось,  спит  мертвым  сном.  Издалека   доносилось   лишь
заунывное пение флейты да немногие приглушенные голоса.
     - Мы что, уже вышли из  тюрьмы?  -  несколько  разочарованно  спросил
Чейн. - Черт, что за беспечные существа эти кхаральцы!
     Офицер кивнул, но  по  его  лицу  было  заметно,  что  он  ничуть  не
разделяет разочарования землянина.
     - Эта галерея приведет нас к главному эскалатору, ведущему на  нижние
уровни, - торопливо  сказал  он,  затравленно  озираясь.  -  Если  удастся
незаметно спуститься...
     - Нет, этот путь не годится, - покачал  головой  Чейн.  -  Первый  же
встречный поднимет шум, увидев наши чужеземные физиономии. Да и ростом  мы
с вами не вышли... Он  решительно  пересек  галерею  и,  облокотившись  на
перила, стал вглядываться в ночь.
     По  звездному  небу  медленно  плыло  на  запад  серебристое   облако
туманности Корвус, предвещая  приближение  скорого  рассвета.  Его  сияние
постепенно гасло, и каменные идолы, расположенные  на  концах  водосточных
труб, стали отбрасывать длинные черные тени.
     Чейн знал,  что  подобные  ццолы  имеются  во  всех  уровнях  города.
Склонившись через перила, Чейн насчитал десять уровней, отделяющих  их  от
земли.
     - Мы спустимся по фасаду, -  сказал  он  решительно.  -  Стена  здесь
вытесана довольно грубо и  наверняка  изрядно  выветрена.  Да  и  каменные
чудища нам позволят перевести дух...
     Вхолланец тоже посмотрел вниз. Его лицо еще более побелело, в  глазах
засветился дикий страх.
     Если вы боитесь высоты, то можете оставаться здесь, -  жестко  сказал
Чейн. - Мне, откровенно говоря, наплевать...
     "Ясли не считать той мелочи, что от этого слюнтяя зависит моя  жизнь,
- продолжил он про себя. - Черт побери, если  он  будет  упираться,  то  я
поволоку его за шкирку, как котенка!"
     Офицер судорожно сглотнул и после некоторого колебания кивнул в  знак
согласия. Они перемахнули через перила и начали спуск.
     Увы, это оказалось вовсе  не  ты  легко,  как  представлялось  Чейну.
Каменный склон города-горы оказался довольно гладким. Им пришлось отчаянно
цепляться за малейшие выступы и трещины, ломая ногти и раздирая  пальцы  в
кровь, и все  же  они  не  столько  спустились,  сколько  соскользнули  на
находящийся внизу выступ с каменным  идолом.  Вхолланец  тяжело  дышал  от
пережитого страха, его лицо было искажено болезненной гримасой, но Чейн не
дал ему и минуты на передышку. Они вновь продолжили  спуск,  и  на  каждом
новом уровне идолы казались им все  уродливее  и  непристойнее.  На  пятом
выступе рейн решил дать немного передохнуть выбившемуся из сил офицеру,  а
сам, взобравшись на спину очередного уродца, некоторое время осматривался.
Но все было вроде спокойно:  город  спал,  не  подозревая  о  святотатцах,
осмелившихся оседлать многолапое чудище на конце водосточной  трубы.  Чейн
тихо рассмеялся этой мысли, но, увидев искаженное ужасом  лицо  вхолланца,
замолчал.
     Внизу, у самой земли, ситуация  осложнилась  тем,  что  невдалеке  от
ворот располагалась группа людей в форме, охранявшая вход в столицу. Чейну
пришлось искать сложный обходной путь, но минут через десять они  все-таки
завершили спуск. Вхолланец без сил опустился на корточки,  тяжело  дыша  и
обливаясь потом, но Чейн рывком поставил его на  ноги.  Выйдя  на  дорогу,
ведущую к космопорту, они  молча  зашагали,  не  оглядываясь,  к  громадам
космолетов, уходящих своими острыми носами  прямо  в  звездное  небо.  Уже
стало светать, когда они успешно преодолели пустынное  посадочное  поле  и
поднялись на борт корабля Торговцев, у трапа которого их поджидал Дилулло,
невозмутимо попыхивающий трубкой.
     Через минуту корабль стартовал.



                                 Глава 6


     Яролин, вхолланский офицер, спасенный  Чейном,  сидел  в  капитанской
каюте и обрушивал на  невозмутимого  Дилулло  одну  волну  негодования  за
другой. Выговорившись, он устало закончил:
     - У вас нет причин, по которым вы должны отказываться отвезти меня на
Вхоллу.
     - Это  как  посмотреть,  -  хладнокровно  ответил  Торговец,  -  Меня
тревожит одна мысль о  том,  что  мой  корабль  волей  случая  оказался  в
звездной системе, где вот-вот вспыхнет война.  Мы  кое-что  прослышали  об
этом и решили подзаработать на продаже  оружия.  Но,  увы,  не  успели  мы
толком начать переговоры, как знакомый вам Чейн оказался замешан в  драке,
а затем еще и бежал из тюрьмы, зачем-то прихватив вас  с  собой.  Пришлось
убираться с Кхарала несолоно  хлебавши.  Где  гарантия,  что  ваша  Вхолла
окажет нам более гостеприимный  прием?  Нет,  я  лучше  полечу  к  третьей
планете вашей системы, к Ярнатхе.
     - Но это же варварский мир! - горячо возразил Яролин.  -  Он  заселен
полудикими и нищими гуманоидами. Вы не заработаете там ничего, кроме удара
ножом в спину!
     - Хм... у них только ножи? Это меняет дело. Держу пари,  что  туземцы
выложат любые драгоценности за более современное оружие.
     Чейн, тихо сидевший в углу каюты, одобрительно хмыкнул. Дилулло  знал
свое дело, и вхолпанский офицер был окончательно сбит с толку. На его лице
появилась маска безнадежности.
     - Послушайте, капитан, я принадлежу к одной из знатных семей Вхоллы и
имею определенное влияние, - с  отчаянием  сказал  он.  -  С  вами  ничего
дурного не случится, уверяю вас!
     Дилулло притворно засомневался.
     - Не знаю, не знаю... Я  бы  не  прочь  заняться  бизнесом  на  вашей
планете, коли на Кхарале дело не выгорело. Хорошо,  я  подумаю  над  вашим
предложением... - После паузы он добавил: - А вам  бы  я  посоветовал  как
следует выспаться. Выглядите вы неважно.
     Яролин хмуро кивнул. Дилулло вывел его в коридор и указал на одну  из
дверей.
     - Располагайтесь в каюте Доуда, нашего механика,  а  его  мы  устроим
где-нибудь в машинном отсеке.
     Когда капктан вернулся и свою каюту, Чейн  внутренне  съежился  -  он
ожидал, что Дилулло начнет читать ему мораль. Вместо этого глава Торговцев
достал из стенного шкафа бутылку вина.
     - Хочешь выпить, сынок?
     Удивленный Чейн взял предложенный  бокал  с  золотистым  напитком  и,
сделав изрядный глоток, поморщился.
     - Земное виски, - заметил Дилулло. - Весьма забористая штука.
     Он отпил полбокала и, откинувшись на  спинку  высокого  кресла,  стал
разглядывать Чейна холодными, слегка прищуренными глазами.
     - На что она похожа ваша Варга? - неожиданно спросил он.
     Чейн заколебался, не зная, что ответить.
     - Это сложно объяснить, Варгу надо видеть... Огромный мир, необъятные
горизонты... прерии, пустыни, заснеженные горы... Это очень бедный  мир...
вернее, он был таким, пока мы не освоили космонавтику.
     Дилулло кивнул.
     - Об этом я  кое-что  слышал.  Однажды  на  Варгу  попал  потерпевший
крушение земной звездолет, пассажирами которого были спешившие на какой-то
конгресс инженеры и ученые, специалисты по проблемам космостроения.  Чтобы
выжить,  они  построили  с  вашей  помощью  себе   небольшой   поселок   с
искусственно пониженной гравитацией. Они-то и  научили  варганцев  строить
звездолеты и тем самым напустили вас на Галактику, как голодную стаю. Чейн
улыбнулся.
     - Это  давняя  и  очень  смешная  история.  Варганцы  провели  земных
специалистов словно детей.  Они  сказали,  что  хотели  бы  начать  мирную
торговлю с другими мирами, подобно землянам.
     - И с тех пор мы заполучили на свою шею Звездных волков,  -  вздохнул
Дилулло. - Пора бы независимым мирам объединиться и  очистить  это  логово
пиратов от скверны.
     Чейн покачал головой с дерзкой улыбкой.
     - Э, не так это легко сделать! В космосе никому не угнаться за  нами,
варганцами, - ведь никто  не  может  выдержать  привычных  нам  чудовищных
перегрузок.
     - Но если объединенный флот двинется на вас...
     - То мы сумеем за себя постоять! Кроме того, в нашей части  Галактики
есть немало могущественных миров, с  которыми  мы  заключили  нечто  вроде
союза. Мы никогда не нападаем на них, более того, мы с ними  торгуем.  Эти
миры покровительствуют нам и не допустят, чтобы кто-то из чужаков вошел  в
нашу часть Галактики с оружием в рукях.
     - Дурацкие, аморальные порядки! - проворчал  Дилулло.  -  Но  это  не
смывает с варганцев их бесчисленных грехов. Хотя я и  слышал,  что  у  вас
вообще нет веры в Бога.
     - То есть религии? - переспросил Чейн. - Нет,  такими  играми  мы  не
увлекаемся, хотя многим нашим соседям  это  и  не  по  нраву.  По  этой-то
причине мои родители-миссионеры и попали на Варгу.
     - Нет религии, нет этики... - задумчиво сказал Дилулло. - Бедный  мир
нищих духом! Но все же у вас, насколько я слышал,  есть  какие-то  законы,
дисциплина, повиновение начальникам - хотя бы во время набегов, не так ли?
     Только  теперь  Чейн  начал  понимать,  зачем  Дилулло  затеял   этот
разговор. Он хмуро кивнул:
     - Да, есть у нас и законы, и дисциплина.
     Дилулло не спеша наполнил свой бокал.
     - Вот что я тебе скажу, Чейн. Земля тоже небогатый мир. Многие из нас
вынуждены болтаться по космосу, чтобы попросту заработать на жизнь. Мы  не
совершаем пиратских набегов,  и  потому  нам  приходится  выполнять  самую
черную и грязную работу, которую обитатели многих планет не  хотят  делать
сами.
     Да, мы наемники, и нас это не  красит.  Но  мы  -  свободные  люди  и
никогда не лезем  в  чужой  карман.  Если  кто-то  решил  выбрать  карьеру
Торговца, он приходит к капитану грузовика вроде меня. Тот  оценивает,  на
что годится новичок, и определяет его долю прибыли. Когда работа сделана и
плата за нее получена, команду обычно  распускают.  В  новый  полет  могут
пойти совершенно другие люди, у нас это дело обычное. Но когда  корабль  в
рейсе и мы заняты общим делом,  все  члены  экипажа  соблюдают  строжайшую
дисциплину. Наши жизни зависят от того, насколько все подчиняются приказам
командира - в данном случае моим. Понимаешь, Звездный волк?
     Чейн пожал плечами.
     - Бсли помните, я не заключал с вами никакого  договора.  Я  даже  не
знаю, какова будет моя доля.
     - Ты не спрашивал об этом, но это не  значит,  что  тебя  обделят,  -
сурово сказал Дилулло, сверля Чейна жестким взглядом. - Ты черт-те  что  о
себе воображаешь только потому, что ты Звездный волк. Запомни, сынок, пока
ты работаешь на меня, ты должен забыть свои старые повадки и стать -  нет,
конечно, не дворовой собмой, но хотя бы ручным зверем. Ты должен терпеливо
ждать, когда я тебе прикажу, и  должен  рвать  врага  на  части,  когда  я
закричу: "Бей!" Понимаешь, Чейн?
     - Конечно, понимаю, - осторожно ответил Чейн и, помолчав, спросил:  -
Быть может, вы поделитесь со мной вашими планами?  Что  мы  будем  делать,
высадившись на Вхолле?
     - Хм... пожалуй, кое-что я тебе расскажу. Хотя  не  советую  об  этом
болтать - иначе ты позавидуешь мертвым... Что касается Вхоллы, то она  для
нас лишь пересадочная станция в далеком пути. То, что мы ищем, находится в
туманности Корвус. Похоже, вхолланцы нашли  там  военную  базу  Предтеч  с
каким-то сверхоружием. Наших друзей с Кхарала это весьма беспокоит, и  они
хотели бы от него избавиться - естественно, нашими руками. Для  этой  цели
нас и ныили, сынок.
     Некоторое время Дилулло молчал.
     - Конечно, мы могли бы отправиться прямо в эту чертову  туманность  и
потратить остаток жизни на  поиски  базы  Предтеч.  Однако  я  предпочитаю
сунуть голову в пасть врагу и позволить ему самому привести  нас  к  цели.
Правда, это опасный трюк, и, если вхолланцы пронюхают о наших  намерениях,
нампопросту перережут глотки.
     Чейн с интересом взглянул на  капитана.  Он  любил  смотреть  в  лицо
опасности и занимался этим с тех пор, когда подрос и  смог  участвовать  в
рейдах Звездных волков. Без опасности жизнь была для него вялой и  скучной
- как и было до сих пор на корабле Торговцев.
     - Каким же образом кхаральцы разнюхали о сверхоружии? - спросил он. -
Неужто проболтался Яролин?..
     Дилулло кивнул.
     - Верно, но не совсем. Яролина  долго  и  безуспешно  допрашивали,  и
только когда его накачали специальными наркотиками,  офицер  разговорился.
Он   подтвердил,   что   где-то   в    туманности    Корвус    вхолланский
космолет-разведчик случайно обнаружил древнюю военную базу пришельцев.  Но
уверен, он ничего не помнит об этом.
     - Потому-то он вам и понадобился? - заинтересованно спросил  Чейн.  -
Недурно  задумано  -  мужественный  офицер,  стойко   выдержавший   пытки,
представляет своих спасителей правительству Вхоллы.
     - Ему не пришлось особенно долго меня упрашивать, - хохотнул Дилулло.
- Надеюсь, нам без особого труда удастся остаться у  гостеприимных  хозяев
ровно столько, сколько понадобится! Ладно, иди, Чейн, и  помни  -  я  тебя
предупредил в первый и последний раз.
     Выйдя из капитанской каюты, Чейн задумчиво  побрел  в  кают-компанию.
Там  отдыхали  лишь  четверо  -  большинство  Торговцев  во  время  полета
выполняли обязанности членов экипажа. Заметив  Чейна,  мужчины  замолчали.
Боллард нехотя повернулся к нему,  на  его  бульдожьем  лице  промелькнула
ядовитая ухмылка:
     - Эй, парень, как провел время в городе? Надеюсь, недурно?
     - Спасибо, я повеселился вдоволь, - рассмеялся Чейн  и  непринужденно
уселся на кожаном диване.
     - Чудесно, -  сказал  Боллард.  -  Нашему  новичку  с  самого  начала
чертовски везет. Вы со мной согласны, ребята?
     Рутледж обжег  Чейна  неприязненным  взглядом  и  отвернулся.  Радист
Бихел, не отрывая глаз от  небольшого  прибора,  напоминающего  микроскоп,
пробормотал, что, мол, действительно  чудеса  -  за  один  день  натворить
столько всего. Зато Секкинен, высокий кряжистый финн  с  тяжелыми  чертами
лица и коротко стриженными волосами, не стал миндальничать.
     - Слушай, парень, заруби себе на носу - пока ты член нашего  экипажа,
ты должен подчиняться приказам как ягненок, - басовито сказал он. - Я ясно
выражаюсь, или тебе нужно повторить?
     - Ему все ясно, - ответил за рейна Боллард. - Он у нас вообще  особая
штучка, иначе Джон  не  сделал  бы  из  первого  встречного  полноправного
Торговца. Что же ты за птица, парень?
     Чейн промолчал. Он понимал, что не может  вызвать  у  членов  экипажа
особой симпатии, но это не имело значения. Вот если они бы узнали, кто  он
на самом деле...
     - Ладно,  -  продолжил  Боллард  издевательским  тоном.  -  Птицу  мы
распознаем по полету. А вот чем это ты ты взбесил  милых  кхаральцев?  Они
едва не перерезали нам глотки, так что до самого старта ребята не могли  и
носа показать из корабля.
     - Прошу прощения, если я причинил вам беспокойство,  -  сказал  Чейн,
добродушно улыбаясь. - Я не хотел никого задевать, но на меня  набросились
два местных парня, которым не понравился мой рост.
     Бихел одобрительно хмыкнул, а Боллард побагровел  и,  наклонившись  к
Чейну, тихо сказал:
     - Вот что, парень. Если ты еще раз выкинешь такую штуку,  я  прикончу
тебя собственными руками. У нас и без тебя хлопот хватает.
     Чейн с трудом заставил себя промолчать. Он вспомнил слова  Дилулло  о
том, что все Торговцы идут в одной связке, зависят друг от друга.  Что  ж,
ему  сделали  серьезное  предупреждение.  Земляне   во   многом   уступают
варганцам, но все же могут  быть  весьма  опасными.  Не  зря  в  Галактике
Торговцы заслужили репутщию весьма крутых парней.
     Иго самолюбие было сильно задето, и все же он  не  стал  отвечать  на
оскорбления и, коротко попрощавшись, ушел в свою каюту.
     Когда он проснулси "утром", корабль уже делал  предпосадочный  маневр
около Вхоллы. Вместе с несколькими Торговцами Чейн после завтрака пошел на
обзорную  палубу  полюбоваться  видом  планеты.  Огромный  шар  уже  почти
полностью занял все пространство экрана. Сквозь тонкий  слой  облаков  был
виден обширный океан и изрезанные линии зеленых континентов.
     - Это очень похоже на Землю, - тихо сказал Рутледж.
     Чейн едва не спросил "почему", но вовремя удержался.
     Когда корабль вышел на низкую траекторию, Бихел заметил:
     - Смотрите, город! Но он построен прямо в морском заливе... на  Земле
таких нет, если не считать полузатопленной Венеции.
     Сделав маневр  разворота,  космолет  приблизился  к  плоскому,  густо
заросшему зеленью берегу, окруженному бахромой островов. Море раздробилось
здесь на сотни узких протоков.  На  островах  теснились  белые  уступчатые
здания, а  рядом  с  ними,  на  материке,  располагался  средних  размеров
космопорт, за которым были видны огромные белые кубы  либо  складов,  либо
каких-то фабричных зданий.
     - Хм... это более развитый мир,  чем  Кхарал,  -  сказал  Рутледж.  -
Взгляните - у них  есть  полдюжины  собственных  звездолетов  и  множество
планетолетов.
     Вскоре корабль Торговцев скромно приземлился на самом краю посадочной
площадки, вдалеке от гигантских звездолетов.  Едва  на  землю  был  опущен
трап, как к нему подъехал  приземистый  автомобиль  и  на  борт  торопливо
поднялись  два  вхолланца,  судя  по  форме,  административные   работники
космопорта. Каково же было их изумление, когда на  пороге  их  встретил...
Яролин, без вести пропавший офицер вхолланского флота!
     Вхоллланцы некоторое время о чем-то говорили на своем  языке,  причем
оба администратора с каждой минутой все больше мрачнели. Затем один из них
обратился на галакто к терпеливо стоящему неподалеку Дилулло.
     - Приветствую вас, капитан. Мы рады вас видеть на нашей гостеприимной
планете, да еще с таким сюрпризом на борту, - он кивнул в сторону Яролина.
- Скажите, вы действительно везете оружие?
     - Всего  лишь  отдельные  образцы,  -  добродушно  улыбаясь,  уточнил
Дилулло.
     - Зачем вы привезли их на Вхоллу?
     Капитан с негодованием взглянул на вхолланцев.
     - Послушайте, мы вовсе не собирались сюда  лететь!  Волей  случая  мы
спасли  вашего  офицера  из  кхаральских  застенков,  и  он  нас  уговорил
воспользоваться вашим гостеприимством. Ну раз уж мы оказались  здесь,  то,
конечно, надеемся заняться бизнесом.
     На лицах работников космопорта появились вежливые улыбки недоверия, и
Дилулло посчитал необходимым пояснить:
     - Видите ли, мы - земные Торговцы.  Прослышав  о  том,  что  в  вашей
звездной системе идет война, мы решили подзаработать. И направились сюда с
самыми совершенными образцами ручного оружия. Черт  побери,  хотел  бы  я,
чтобы мы сюда вообще не прилетали! Поначалу мы высадились на Кхарале и  не
успели толком начать переговоры, кы один из наших людей попал в передрягу.
Мы едва унесли от этих варваров  ноги...  Даже  если  не  верите,  что  мы
прилетели с самыми добрыми намерениями, не стоит  торопиться  с  выводами,
делать из мухи слона!
     Яролин вновь горячо  заговорил  о  чем-то  по-вхоллански,  уговаривая
своих земляков. Наконец они неохотно кивнули в знак согласия.
     - Хорошо... мы разрешаем вам пока оставаться в нашем  космопорту.  Но
ваш корабль будет взят под стражу, а все привезенное  вами  оружие  должно
оставаться на борту.
     Дилулло вздохнул.
     - Хорошо, я понял... Черт, до чего же нам не везет! - Он повернулся к
спасенному  офицеру.  -  Послушайте,  дорогой  Яролин,  нам   нужно   ваше
содействие. Мы хотели бы вступить в контакт с  кем-нибудь  из  официальных
лиц, которые могут заинтересоваться образцами наших товаров.
     Яролин задумался.
     - Я могу вас свести с Тхрандирином - это весьма влиятельная фигура.
     - Превосходно! - просиял Дилулло.  -  Было  бы  хорошо,  если  бы  он
навестил наш корабль - я мог бы ему показать товар.
     Капитан выглядел весьма довольным. Он  обернулся  к  членам  экипажа,
столпившимся в коридоре, и весело крикнул:
     - Ребята, вы можете  сходить  в  город  развлечься.  За  исключением,
разумеетсн, нашего шустрого новичка Чейна. На  лицах  Торговцев  появились
усмешки. Чейн, вздохнув, пожал плечами - он ожидал  нечто  подобное.  Зато
Яролин начал темпераментно возражать.
     - Послушайте, капитан, это несправедливо! -  воскликнул  он.  -  Чейн
спас меня, и я хочу представить его своей семье и друзьям.  Я  убедительно
вас прошу!
     Лицо Дилулло потемнело, добродушная улыбка погасла, но  возражать  он
не стал.
     - Если вы ты настаиваете... -  хмуро  сказал  он,  недобро  глядя  на
смущенного Чейна. - Ладно, пусть будет повашему. Чейн, надеюсь, ты за один
день не успеешь разнести город?..
     Вскоре вхолланцы уехали на автомобиле в город. Из корабля  никому  не
разрешили выйти, пока не прибыла охрана, окружившая космолет Торговцев. За
это время Дилулло успел улучить момент и  поговорил  с  Чейном  наедине  в
своей каюте.
     - Ты знаешь, сынок, зачем мы прилетели сюда - серьезно сказал  он.  -
Надо любыми путями проведать, где же в  туманности  Корвус  находится  эта
чертова военная база пришельцев. Может, именно тебе повезет...  Во  всяком
случае, держи ушки на макушке, но не старайся казаться слишком любопытным.
И вот еще что... Я не верю, что Яролин пригласил тебя в  гости  из  одного
чувства благодарности. Быть может, он захочет выведать у тебя какие-нибудь
сведения о наших планах. Будь настороже, Звездный волк!



                                 Глава 7


     Вечеринка удалась на славу.  Богатый  стол  с  необычными  яствами  и
обильной выпивкой был накрыт на огромной  гондоле,  медленно  плывущей  по
протокам между островами. Была уже ночь, небо мягко светилось  серебристым
сиянием звезд, среди которых царила овальная диадема туманности.
     Кроме Яролина и Чейна, в вечеринке участвовали три  пары:  мужчины  и
женщины. К ночи все были уже изрядно навеселе. Вхолланский офицер оказался
компанейским парнем, знавшим бездну анекдотов и готовым на  любую  озорную
проделку. После нескольких бутылок его потянуло  на  пение,  и  сейчас  он
сидел, обнявшись с соседкой Чейна, очаровательной девушкой по имени Ланиах
и распевал с ней во  все  горло  развеселую  песенку  на  галакто.  В  ней
говорилось о любви, о цветах, вздыханиях при  луне  и  прочих,  на  взгляд
Чейна, пустяках. Он любил совсем иные песни - о мужестве Звездных  волков,
их славных набегах, об опасностях, поджидающих героев в безднах  Галактики
- и, конечно, о богатой добыче.
     Тем не менее вхолланцы ему понравились своим добродушием и непоказным
гостеприимством. Планета также была недурна - она была  более  удалена  от
местного Солнца, красного гиганта,  чем  Кхарал,  и  поэтому  имела  более
мягкий тропический климат.
     Чейн сидел, развались в мягком кресле, погрузив руку в воду.  Гондола
тихо  скользила  по  темной  протоке,  в  которой  отражались  причудливые
созвездия. Легкий ветерок  доносил  с  берегов  едва  различимых  во  мгле
островов  непривычные  запахи  цветущих  деревьев.  В   одном   из   таких
тропических оазисов, где располагалась вилла родителей Яролина, и началась
эта славная пирушка, которая, похоже, закончится только к утру.
     Он внезапно вспомнил предостережения Дилулло и его наказ держать ушки
на макушке - и только усмехнулся. Что стоящего он мог  услышать  в  пьяной
болтовне местной богемы?
     - Чейн, почему вы грустите? -  услышал  он  внезапно  нежный  голосок
Ланиах. - Мне так приятно с вами разговаривать - ведь у  нас  в  последние
годы бывает так мало чужеземцев, особенно знаменитых Торговцев.
     - И как вы нас находите? -  спросил  Чейн,  несколько  раздосадованно
взглянув на девушку. Ему было неприятно, что  его,  варганца,  приняли  за
землянина - хотя только это его до сих пор и спасало.
     - Вы... вы безобразны, - откровенно призналась девушка,  не  своди  с
него сияющих глаз. - Только не обижайтесь, но природа как-то  странно  вас
устроила... Волосы у землян почему-то не белокурые, как у нас, вхолланцев,
а самых разных цветов, даже черные, как у  вас.  Красная,  а  порой  и  до
черноты загорелая кожа... брр-р... - В голосе Ланиах  звучало  отвращение,
но она тем  не  менее  ласково  улыбалась  Чейну,  словно  не  находя  его
уродливым.
     Чейн внезапно вспомнил о варганской девушке Граале - самой прекрасной
из созданий женского пола, которую он до  сих  пор  встречал.  Но  сейчас,
насмотревшись на грациозных вхолланок, он вдруг засомневался в этом. Да, у
Граале было сильное, мускулистое тело с тяжелыми бедрами, золотистая кожа,
красивой формы голова, наголо обритая по варганской моде, но... Но так  ли
уж это и красиво, как ему до сих пор казалось?
     Гондола тем временем причалила  к  берегу  одного  из  островов,  где
царило бурлящее веселье нескончаемого карновала. Яролин немедленно захотел
присоединиться к общему веселью, и вместе со  своими  гостями  смешался  с
празднично  разодетой  толпой.  Вскоре  они  вышли  к  шумному  базару   -
нескольким десяткам пестрых шатров, расположенных под  пышными  деревьями,
разукрашенными гирляндами огней. Чейн с любопытством глазел  по  сторонам.
Его поразило, как нарядно одевались вхолланцы -  их  короткие,  до  колен,
туники были украшены причудливыми узорами из  самоцветов,  в  волосы  были
вплетены жемчужные нити, кожа сверкала серебристыми блестками.
     Друзья остановились  около  праздничного  стола,  расположенного  под
ветвистым деревом. Пока они  утоляли  жажду  прекрасным  фруктовым  вином,
Яролин, не обращая внимания на  сердитый  взгляд  Ланиах,  увлек  Чейна  в
сторону и, дружески обнимая, начал изливать душу.
     - Бсли бы вы знали, мой друг, как  я  вам  завидую!  -  заплетающимся
языком говорил он. - Вы побывали в глубинах  Галактики,  посетили  десятки
самых разных миров. А я... я вынужден довольствоваться жалким  барахтаньем
по нашей провинциальной системе на примитивных планетолетах...
     Лицо Яролина порозовело от выпитого вина, да и сам  Чейн  чувствовал,
что изрядно пьян - и все же он старался быть настороже.
     - Не понимаю, о чем вы толкуетесь - удивленно спросил он. - Вхолла же
имеет звездолеты, я сам их видел в космопорту.
     - Но их очень, очень мало! Только самые знатные люди могут служить на
них... но когда-нибудь я буду среди них, буду...
     К ним подошла скучающая Ланиах и капризно сказала:
     - Ну конечно, мужчины говорят только о своих  противных  звездолетах.
Яролин, я хочу развлекаться, иначе я отсюда сбегу... да хотя  бы  с  вами,
Чейн!
     Яролин  с  досадой   взглянул   на   красавицу,   но   сдержался   и,
расхохотавшись, увлек ее за собой в толпу. За ними последовали и остальные
участники пирушки. На них обрушился новый калейдоскоп  впечатлений:  то  и
дело   встречались    фокусники,    искусно    жонглирующие    серебряными
колокольчиками; на их  головы  падал  дождь  ароматных  цветов,  мгновенно
вырастающих и тут же опадающих с деревьев... и вино... и бурлящы  весельем
толпа... и танцы...
     Наконец, они забрели в корчму,  расположенную  в  низком  и  длинном,
похожем на барак  здании.  Внутри  царил  полумрак,  рассеиваемый  тусклым
красноватым светом стен и желтыми огнями жаровни. Яролин осмотрелся вокруг
мутным взглядом - и внезапно с приветственным криком пошел в дальний конец
длинного стола.
     - Эй, Пиам! Сколько лет мы не виделись, дружище!  Пойдемте,  рейн,  я
вас познакомлю с этим парнем, вам будет любопытно с ним поболтать.
     Яролин, нежно обнимая Чейна  за  талию,  повел  его  в  другой  конец
комнаты, где перед кружкой вина и куском жаркого на глиняном  блюде  сидел
приземистый вхолланец. Рядом с ним  на  лавке  сидело  странное  существо,
прикованное к руке хозяина тонкой цепочкой, Его пухлое тельце имело  форму
репы с  двумя  маленькими  ножками  и  остроконечной,  без  признаков  шеи
головой, с мерцающими глазками и детским капризным ртом.
     Дружески поздоровавшись с Пиамом, Яролин представил  ему  Чейна  и  с
довольным видом опустился на лавку, с любопытством поглядывая на  спокойно
сидящее рядом существо.
     - Эй, Пиам, зачем ты таскаешь с собой это чучело? - спросил он. - Оно
что, умеет разговаривать?
     - Еще как, - хрипящим голосом ответил Пиам, прикладываясь к кружке  с
вином. - Даже на галакто! Смышленый,  подлец...  Знаешь,  Яролин,  сколько
монет он мне заработал?
     - Монет? - заинтересовался Яролин. - Этакий-то уродец? Да  откуда  ты
его раздобыл?
     - Это редкий обитатель наших лесов, вполне разумный и даже обладающий
замечательными талантами.  Хочешь,  я  покажу  твоему  другу,  на  что  он
способен?..
     Пиам что-то сказал по-вхоллански уродцу. Тот внимательно взглянул  на
Чейна своими мерцающими глазками.  Что-то  в  его  завораживающем  взгляде
вызывало тревогу...
     - О да, да... - затараторил монотонно уродец. - Я вижу, вижу...  Вижу
людей с золотистыми волосами, и их полеты на маленьких кораблях к странной
планете, огромной планете, с бесконечными пустынями, заснеженными  горами,
редкими поселениями, около каждого находится свой космопорт...
     С внезапной тревогой Чейн догадался, в чем состоял талант уродца - он
мог проникать в память человека! В любой момент он мог  разболтать  о  его
тайне и тем самым приговорить к смерти.
     - Что за вздор несет это чучело? - возмущенно воскликнул он. - Неужто
он выдает себя за телепата? - Приземистый вхолланец кивнул, с безразличным
видом потягивая вино из кружки. -  Хорошо,  проверим,  -  продолжил  Чейн,
недобро усмехнувшись. - Пусть попробует прочитать сейчас мои мысли - держу
пари, ему не удастся, потому что он записной шарлатан!
     Он пристально взглянул на репообразное существо, с ненавистью  думая:
"Если ты, урод, действительно можешь читать мои мысли, то знай, если ты не
заткнешься, то я немедленно прикончу тебя!"
     Глаза уродца тревожно блеснули.
     - О да, да... я вижу, вижу... - пробормотал он, съежившись.
     - Что же ты видишь? - небрежно спросил Яролин.
     - Я вижу, вижу... ничего я не вижу. Ничего! О да, да, ничего...
     Хозяин странного существа был явно смущен.
     - В  первый  раз  с  ним  случилась  такая  штука,  Яролин,  -  начал
оправдываться он. - И что на него нашло?
     - Ничего, Пиам, бывает,  -  рассмеялся  Яролин  и  дружески  похлопал
вхолланца по плечу. - Может, его сила не действует на землян? Ладно, пока,
нам надо идти к друзьям, а то они без нас соскучились.
     Он небрежно бросил на стол монету, которую  хозяин  уродца  поймал  с
неожиданной ловкостью и немедленно спрятал в карман.
     - Старый мошенник, - пробормотал Яролин сквозь  зубы.  -  Чейн,  друг
мой, что вы так нахмурились - это же была шутка, недурная шутка!  -  и  он
расхохотался, обнажая два ряда безукоризненно ровных жемчужных зубов. -  Я
думал, вам будет интересно узнать кое-что о себе...
     Чейн молча присоединился к остальным друзьям, весело  разговаривающим
о чем-то, а сам мрачно подумал: "Мне было интересно? Нет, дружок, это тебе
было интересно рынюхать, что за мысли у меня  в  голове,  потому-то  ты  и
затащил меня в  эту  грязную  корчму.  Дилулло  был  прав,  с  тобой  надо
держаться настороже".
     На его лице не отразилось и тени тревоги. Вскоре Чейн уже  беззаботно
хохотал  над  чьей-то  незатейливой  шуткой,  подмигивая   раскрасневшейся
Ланиах, которая явно была к нему неравнодушна. У него  в  голове  сложился
план действий, и он стал опрокидывать стакан за стаканом - ты,  чтобы  это
все заметили.
     - Эй,  Чейн,  не  увлекайтесь!  -  рассмеялась  Ланиах,  выразительно
прижимаясь к нему. - Впереди еще вся ночь.
     Чейн глупо усмехнулся.
     - Меня мучает жажда, красавица, - ведь в галактической пустоте нет ни
капли вина!
     Он продолжал пить, вызывая восхищение  всех  мужчин,  а  затем  умело
притворился в стельку пьяным, хотя на самом деле его голова  лишь  немного
гудела. Время от времени он искоса поглядывал в  другой  конец  зала,  где
сидели Пиам и его уродец. Вокруг них  толпились  люди.  Время  от  времени
уродец что-то пищал им -  видимо  прочитав  мысли  очередного  клиента,  а
хозяин,  кланяясь,  получал  за  это  деньги.   Наконец   толстяк   встал,
рассчитался с хозяином корчмы, и, ведя уродца за руку как подростка, вышел
на улицу.
     Чейн выждал некоторое время, а затем, пошатываясь, встал с лавки.
     - Я сейчас вернусь, друзья, - произнес он заплетающимся языком, и  не
очень уверенной походкой пошел в дальний угол зала, где находился  туалет.
Сзади до него донесся смешок Яролина: "Похоже, наш новый  друг  недооценил
вхолланское вино!"
     Дойдя до входа в туалет, Чейн обернулся и заметил, что за  ним  никто
не следит. Тогда он  быстро  прошмыгнул  в  расположенную  рядом  дверь  и
оказался в темном переулке.
     Впереди он увидел приземистую фигуру Пиама, что-то  напевающего  себе
под нос. рейн побежал за ним  вслед,  стараясь  не  производить  шума,  но
уродец, по-видимому, почувствовал его приближение и встревоженно  пискнул.
Но было уже поздно. Чейн нанес Пиаму удар в голову -  вполсилы,  чтобы  не
иметь впоследствии неприятностей с Дилулло.
     Толстяк, охнув, медленно завалился на бок, увлекая за собой  отчаянно
верещавшего уродца.
     "Эй ты, заткнись! - с яростью подумал Чейн. - Если будешь вести  себя
тихо, я не причиню тебе вреда".
     Уродец  немедленно  замолчал  и  раболепно  поклонился,  согнув  свои
коротенькие ножки.
     Чейн выхватил конец цепочки из рук неподвижно лежащего  вхолланца,  а
затем оттащил его в темный проулок между двумя темными сараями.
     Уродец захныкал, но Чейн успокаивающе похлопал его  по  остроконечной
макушке, мысленно сказав ему: "Не тревожься, приятель. Скажи - зачем  твой
хозяин привел тебя в эту корчму?"
     - О да... - ответил уродец, дрожа всем телом.  -  Я  знаю...  Золотые
монеты, много золотых монет...
     - Хм... Можешь  ты  прочитать  мысли  тех,  кто  находится  сейчас  в
таверне?
     - О да, да, - запищал уродец, хотя в его голосе зазвучало сомнение. -
О да... если я увижу его лицо... Мне надо видеть лицо...
     - Говори тише, - предупредил его Чейн. - Иначе будет больно, понял? А
теперь пойдем, я покажу тебе его лицо. И он пошел назад к  корчме,  волоча
за собой  упирающегося  уродца.  Подойдя  к  входной  двери,  Чейн  слегка
приоткрыл ее и мысленно сказал: "Меня  интересует  человек,  с  которым  я
недавно подходил к тебе. Вот  он  сидит  рядом  с  красивой  девушкой,  за
ближним концом стола".
     - О да, да, я вижу... Этот Чейн... почуял ловушку...  км  он  смог...
ведь он выглядит таким простаком... жаль, ничего не вышло... мне  придется
докладывать Тхрандирину, что наши  подозрения  не  оправдались...  нам  не
повезло... что Чейн делает в туалете так  долго...  может,  его  тошнит...
надо пойти и убедиться... он мог сбежать...
     Чейн торопливо захлопнул дверь и вновь  пошел  по  темному  переулку,
волоча за собой уродца, не спускавшего с него перепуганных глаз.
     "Мне сказали, что ты некогда жил в лесу, - мысленно произнес Чейн.  -
Хочешь вернуться туда?"
     - О да, да!
     "Если я отпущу тебя сейчас, сможешь ты найти дорогу и ускользнуть  от
рук людей? Мне бы не хотелось, чтобы ты вновь вернулся к хозяину".
     - О да, да, да...
     "Что ж, тогда будь здоров, малыш..."
     Он без труда разорвал стальную цепочку и снял ее с руки уродца.  Тот,
быстро семеня коротенькими ножками, немедленно  исчез  в  соседнем  темном
переулке, а сам Чейн торопливо пошел назад к корчме. Ведь его друг  Яролин
ты тревожился о нем...



                                 Глава 8


     Огромный  звездолет,  судя  по  обводам  -  грузовик,   величественно
опускался на посадочное поле. На мгновенье он завис в ночном небе, сверкая
словно рубин среди серебристого облыа туманности, а затем плавно опустился
среди группы военных кораблей вхолланского флота.
     Дилулло и Бихел, специалист по радарам, наблюдали  за  этим,  сидя  в
тесном  навигационном  отсеке.   Когда   корабль   сел,   они   обменялись
озадаченными взглядами.
     - Странно, ведь это - обыкновенный грузовик... почему же он сел среди
крейсеров? - задумчиво сказал Бихел.
     - Больше того, он сел прямо в док,  который  немедленно  после  этого
закрылся, - заметил Дилулло, не спуская глаз с экрана  радара,  непрерывно
ощупывающего космодром. - Что-то здесь не так...
     - Хм... вы обратили внимание,  капитан,  что  он  шел  по  наклонной,
градусов в пятьдесят, траектории?
     Дилулло кивнул. В блеклом свете ночного неба его лицо выглядело серым
и утомленным.
     - Верно. Выходит, он пришел не из туманности  Корвус...  если  только
перед спуском он не сделал один-два оборота вокруг Вхоллы.
     - Это я и имел в виду! - горячо воскликнул Бихел. - Эти хитрецы могут
таким образом пускать пыль в глаза всяким любопытствующим вроде нас.
     - Хорошо, если так. Вряд ли бы  они  посадили  обычный  транспорт  на
военную часть космодрома, не имея на это особой причины. А  этой  причиной
может быть груз с военной базы Предтеч... Бихел,  прощупывай  радаром  все
машины, которые будут подъезжать или отходить от транспорта. Любопытно  бы
узнать, какой груз они везут...
     Дилулло вышел из навигационного отсека, спустился по лестнице  в  еще
более тесный информационный блок и занялся списками находжцихся  на  борту
товаров. Пока никто еще не проявил интереса  к  привезенному  ими  оружию.
Более того, если вхолланцы действительно обнаружили военную базу  Предтеч,
то отсутствие любопытства вполне объяснимо. Тем  не  менее  капитан  решил
подготовиться к любым поворотам событий.
     Через  полчаса  Дилулло  положил  в  карман   микрокопии   отобранных
документов и в сопровождении Рутледжа вышел из корабля.  Они  намеревались
направиться в город для переговоров с местными  властями,  но  внезапно  к
трапу подъехал бронированный вездеход-скиммер.
     Его экипаж составляли вхолланский офицер с группой  солдат,  а  также
одетый в гражданское господин среднего возраста,  с  надменным  выражением
массивного, с крупными чертами лица. Он не спеша подошел к Дилулло  и,  не
замечая протянутой руки, холодно произнес:
     - Меня зовут Тхрандирин, я управляющий департамента внешних сношений.
Наблюдатели недавно  сообщили  мне,  что  вы  использовали  свое  радарное
устройство. С какой целью?
     Дилулло выругался про себя, но на  его  лице  не  отразилось  и  тени
тревоги.
     - Верно, мы включали на несколько минут радар.  Мы  всегда  поступаем
так, оказавшись в незнакомом космопорте, - ты, на всякий случай.
     - Боюсь, нам также придется предпринять кое-какие меры -  и  тоже  на
всякий случай, - недоверчиво усмехнувшись, сказал Тхрандирин. -  Мы  берем
под охрану ваш корабль. Всех,  кто  к  вам  прибудет  в  гости,  мы  будем
сопровождать военным эскортом.
     - Эй, постойте! - гневно воскликнул Дилулло, - Это означает, по  сути
дела, что вы нас арестовываете! Вы не можете поступить с  нами  ты  только
из-за того, что мы на минуту включили радар.
     - Вы могли это сделать  с  разведывательными  целями,  ведь  в  порту
находятся несколько крейсеров, - резко ответил Тхрыщирин. - , Мы находимся
в состоянии войны с Кхаралом, и все сведения  о  наших  военно-космических
силах являются строго секретными.
     - К дьяволу вашу войну! - в сердцах воскликнул Дилулло. -  Я  простой
Торговец, меня беспокоит только мой  бизнес...  -  Он  достал  из  кармана
микрокопии документов и  потряс  ими  в  воздухе.  -  Послушайте,  сэр,  я
нахожусь здесь ради  продажи  оружия.  Меня  не  волнует,  кто  будет  его
использовать  и  против  кого.  Кхаральцы  не   пожелали   с   нами   даже
разговаривать и попросту вышвырнули вон. Я надеялся, что  на  Вхолле  дела
пойдут лучше... Скажите прямо - вы будете с нами торговать?
     - Этот вопрос обсуждается в верхах, - уклончиво ответыл Тхрандирин. -
Офицер, чего вы ждете? Расставляйте своих людей по позициям.
     - И сколько же нам ждать, пока ваша бюрократическая машина сработает?
- с едва сдерживаемой яростью спросил Дилулло.
     Вхолланец равнодушно пожал плечами.
     - Повторяю - вопрос  обсуждается  в  правительстве.  Если  до  вечера
ситуация не прояснится, то мы готовы предоставить вашему экипажу  места  в
гостинице космопорта.
     - Еще чего! - взорвался Дилулло. - Лучше уж мы немедленно  взлетим  и
будем любоваться вашей расчудесной Вхоллой с орбиты.
     Голос Тхрандирина стал еще более холодным и высокомерным.
     -  Предупреждаю,  что  вы  не  должны  делать  попыток  взлететь  без
разрешения в течение... скажем, нескольких дней.
     - Это неслыханно! - заорал Дилулло. - Вы не имеете права  задерживать
нас, война там у вас или нет!
     -  Поверьте,  это  для  вашей  же  пользы,  -   успокаивающе   сказал
Тхрандирин. - У нас есть сведения, что  в  системе  обнаружена  эскадрилья
Звездных волков.
     Дилулло вздрогнул. Он совсем забыл о предупреждении  Чейна,  что  его
бывшие товарищи не  дадут  ему  легко  уйти  и  еще  долго  будут  за  ним
охотиться.
     Конечно же,  Тхрандирин  использовал  появление  варганцев  лишь  как
повод, чтобы задержать Торговцев. Дилулло невольно подумал - а дрогнет  ли
хотя бы один мускул на этом холеном восковом лице,  если  он  узнает,  что
Торговцам угрожает действительно смертельная опасность?
     - Ну что ж,  я  согласен,  -  кисло  сказал  он.  -  Мы  останемся  в
космопорту еще несколько дней. Но я настаиваю, чтобы с корабля была  снята
охрана.
     - Об этом не может быть и речи, - отрезал Тхрандирин, - Мы не оставим
ваш корабль без надзора, Время сейчас военное, всякое может случиться...
     Это была лишь слегка завуалированная угроза, и Дилулло  вынужден  был
смириться. Сухо попрощавшись с управляющим, он вернулся на борт. Здесь,  в
кают-компании, его ждали встревоженные Торговцы. Капитан коротко рассказал
им обо всем, ничего не скрывая.
     - Предлагаю быстро собрать самые необходимые вещи, - заключил  он.  -
Нам придется несколько дней тихо-мирно пожить в гостинице на улице Звезды.
     Понятие "улицы Звезды" было нарицательным.  Для  бывалых  астронавтов
оно означало территорию вокруг любого из галактических космопортов  с  его
гостиницами, барами, ресторанами и  прочими  увеселительными  заведениями.
Как позднее оказалось, и на Вхолле этот район мало отличался от  "звездных
улиц"  на  многих  других  мирах.  Здесь  было  много  света   и   музыки,
сомнительных гостиниц и таверн, выпивки и  женщин.  И  все  же  толпящихся
здесь гостей со всех концов  Галактики  трудно  было  назвать  грешниками,
поскольку многие из них и понятия не имели о добродетели, и  тем  более  о
какой-либо религии. Торговцы в  этом  смысле  мало  отличались  от  других
звездопроходцев, и Дилулло не  без  труда  смог  довесги  свой  экипаж  до
ближайшей гостиницы.
     В дверях его приветливо встретилв  полная  женщина  с  бледно-зеленой
кожей и неестественно сияющими глазами. За ее спиной  в  вызывающих  позах
стояли девицы самых различных цветов кожи и даже двух гуманоилных рас.
     - Эй, мальчики, не проходите  мимо!  -  зазывающе  крикнула  землянам
пышногрудая  хозяйка  притона.  -  В  моей  гостинице  вас  ждут  все   99
удовольствий! Заходите, не пожалеете!
     Дилулло решительно покачал головой.
     - Извини, мамочка, но я любитель сотого удовольствия, да и мои  парни
- тоже.
     - Это еще что сотое? - заинтересованно спросила хозяйка.
     - А вот что: сидеть в кресле у  камина  и  читать  хорошую  книгу,  -
смиренно ответил Дилулло. - Эй, Бихел, ты куда?
     Кое-кто из  Торговцев  весело  расхохотался,  но  далеко  не  все,  а
рассвирепевшаи хозяйка заведения закричала им вслед:
     - Эй, старикашка! Ты попросту больше ни на  что  не  способен,  кроме
своего паршивого сотого удовольствия! Вали отсюда, чертов монах!
     Вскоре капитан отыскал относительно чистую гостиницу  и  снял  номера
для  своего  экипажа.  Перед  тем  как   разойтись   на   ночь,   Торговцы
расположились в погруженном во мглу холле и Заказали у бармена бренди.
     Дилулло сказал вполголоса Рутледжу:
     -  Рут,  возвратитесь  к  кораблю  и  подождите  около  него   Чейна.
Расскажите ему о том, что произошло и где мы сейчас остановились.
     Рутледж кивнул и неохотно ушел. А Торговцы  продолжали  молча  цедить
бренди, стараясь не смотреть на явно расстроенного капитана. Наконец Бихел
не выдержал и язвительно спросил:
     - Ну что, Джон, наше дело лопнуло?
     - Это еще не факт, - буркнул Дилулло.
     - Не факт? Вот это мило! Нас, по сути  дела,  выбросили  из  корабля,
обложили вооружениой охраной - попробуй здесь  что-нибудь  разузнай!  Даже
жалких грошей на продаже оружия нам не видать как своих ушей. Не надо было
прилетать на эту проклятую Вхоллу...
     Дилулло, стараясь не выказывать кипящего в нем  гнева,  выслушал  еще
немало горьких упреков в свой адрес. На кораблях Торговцев  обычно  царили
демократические порндки, Во время полетов все члены  экипажа  должны  были
беспрекословно подчиняться приказам своих капитанов, и тем не менее каждый
мог высказать своему лидеру все, что о  нем  думает,  если,  конечно,  тот
делал явные ошибки, Если таких ошибок  накапливалось  достаточно  много  и
корабль раз за разом  возвращался  из  рейдов  без  прибыли,  та  капитана
попросту меняли.
     - Выговорились? - наконец спокойно сказал он. - А  теперь  послушайте
меня, парни, Вы говорите, не  надо  было  лететь  на  Вхоллу?  А  что  нам
оставалось еще депать? Нестись сломя голову  в  туманность  -  это  то  же
самое, что искать иголку в стоге сена, да еще в кромешной темноте. Вы хоть
продставпяете, сколько кубических парсеков нам предстоит перепахать?
     - Да, это проблема, - нехотя согласился  Бихел.  -  Ладно,  на  будем
больше говорить об этом. Извини, Джон, просто у  всех  нервы  стали  ни  к
черту.
     Часа через полтора в гостиной появились  отставшие  по  дороге  члены
экипажа, и все они были на удивление  трезвы,  Секкинен  принес  вести  от
Рутпеижв,
     - Джон, Рут заметил в космопорту кое-что  необычное,  -  гихо  сказал
финн, усаживаясь рядом с капитаном на диван,  жалобно  заскрипывавший  под
тяжестью его массивного гела, - Он видел, как вхолланцы сгружают с недавно
прибывшего транспорта какие-то контейнеры под усиленной охраной солдат, Их
отвезли к одному из ангаров и быстренько там упрятали,
     - Вот как? - задумчиво сказал Дипулпо. - Эта становится интересным.
     Вскоре к Торговцам присоединился Боплард, первый  помощник  капитана,
Несмотри на свою толщину и неряшливый вид, он мог вполне  претендовать  на
лидерство в  экипаже  -  все  ценили  его  ум  и  изворотливость.  Капитан
немедленно поделился с ним новостьы, Боллард надолго  задумался,  а  затем
сказал со вздохом:
     - Вот что я думаю, Джон. Контейнеры - это очень хорошо, но они нам не
по зубам. Вхопланцы и так считают нас чуть ли  не  кхаральскими  шпионами,
так что нам лучше сматываться отсюда подобру-поздорову. Три светокамня  мы
сравнительно честно заработали, и ладно. Будем искать удачи  где-нибудь  в
другом месте Галактики. Торговцы одобрительно зашумели - Боллард  высказал
их затаенные мысли. Действительно,  в  создавшейся  ситуации  было  трудно
придумать что-либо лучшее.
     Лицо Дилулло побагровело.  Сейчас  его  беспокоил  не  только  провал
начатого дела, но и своя собственная карьера как лидера корабля  Торговцев
- сейчас она как никогда находилась под угрозой, В последнее время он  уже
не раз поцумыаал, что стал стар для этой сложной и  ответственной  рыбаты.
Если его угораздит сделать какуюлибо непоправимую ошибку,  то  ему  вполне
могут сказать: "Джон, ты был в прошлом славным и удачливым  капитаном,  но
сейчас ты уже ни на что не годишься. Сожалеем, но тебе надо уйти..."
     Он вздрогнул от этой мысли  и,  обведя  Торговцев  жестким  взглядом,
хрипло сказал:
     - Погоди, Боллард, не паникуй. Да, мы больше  не  можем  использовать
для разведки наш радар, но у нас найдутся и другие  пути,  Мы  знаем,  что
транспорт сел в военной части космопорта, и то, что с его  борта  в  ангар
перевезли под охраной какой-то важный груз. Глупо упускать такой шанс и не
потянуть за эту ниточку.
     Боллард нахмурился.
     - Предположим, что транспорт пришел из туманности Корвус -  хотя  это
еще не факт. Но что нам это дает?
     - Ничего -  если  мы  будем  сидеть  сложа  руки.  Бго  вскоре  вновь
нагрузят, и транспорт уйдет в туманность Корвус, а мы  не  сможем  за  ним
последовать. Но контейнеры-то останутся здесь, на Вхолле!
     - И что же дальше? - процедил Боллард, не сводя с  капитана  холодных
рыбьих глаз.
     - Если нам удастся поближе познакомиться  с  их  содержимым...  и  не
только взглянуть, но и исследовать с  помощью  анализатора...  Кто  знает,
быть может, это натолкнуло бы нас на мысли, откуда это было привезено и  с
какой целью.
     - Может, и так, - сухо заметил Боллард. - А может,  и  нет.  В  любом
случае контейнеры находятся  под  надежной  охраной  в  ангаре,  наверняка
снабженном сигнальными устройствами. Пытаться проникнуть туда  -  означает
сунуть голову в петлю.
     - Кто знаете - раздраженно воскликнул  Дилулло.  -  Ребята,  найдутся
среди вас добровольцы для этого лела?
     Торговцы встретили его слова лишь  ироничными  репликами,  а  кое-кто
смущенно отвел глаза.
     - Хорошо, - сказал Дилулло, - Древний закон  Торговцев  гласит:  если
для какой-то работы не находится добровольцев, то ее должен выполнить  тот
из членов зкипюка, кто последним нарушил приказ командира,
     На круглом лице Болларда появилась усмешка.
     - Верно, есть такой обычай, - сказал он. - И такой человек у нас тоже
есть - это ваш протеже, Джон, - Морган Чейн!



                                 Глава 9


     Чейн полулежал, откинувшись на спинку  низко  опущенного  кресла,  и,
опустив ладони в  теплую  воду,  лениво  смотрел  на  серебристую  диадему
туманности Корвус,  Скиммер  тихо  скользил  по  протоке  между  островов,
укутанных в ночную мглу.
     - Вы не спите? - услышал он рядом тихий голос Ланиах.
     - Нет.
     - Вы пили сегодня ужасно много, Чейн.
     - Я в полном порядке, красавица.
     Да, он чувствовал себя нормально, но душа его была неспокойна, Яролин
всю ночь только и делал, что прикладывался  к  многочисленным  бутылкам  и
по-дружески болтал с Чейном, но тот не мог забыть слов  уродца.  Вхолланец
оказался хитрым лицемером...
     Всю ночь они с друзьями переезжали с острова на остров,  посещая  все
злачные места подряд. Яролин, изрядно нагрузившись, все  время  говорил  о
каком-то потрясающем Золотом Божке, которого он, Чейн,  должен  непременно
увидеть, Из невнятных слов собеседника Чейн понял, что тот  имеет  в  виду
нечто  вроде  морского  чудища,  чье  кормление   было   частью   местного
праздничного ритуала. Чейну с трудом  удалось  отвязаться  от  назойливого
Яролина. Поддавшись уговорам  Ланиах,  он  отправился  с  ней  на  морскую
прогулку по заливу. Яролину он больше не доверял - кто  знает,  какие  еще
сюрпризы приберег офицер для своего спасителя...
     - Вы долго пробудете на Вхолле? - спросила Ланиах, не спуская с  него
загадочного взгляда.
     - Трудный вопрос...
     - Если вы собираетесь продавать оружие, это не займет много  времени,
- грустно сказала Ланиах.
     - Хм... вас это так огорчает? - беззаботно усмехнулся Чейн.  -  Скажу
вам по секрету, красавица, - есть у нас здесь и дела поважнее...
     Девушка  склонилась  над  ним.  На  ее  кукольном  лице,   освещенном
призрачным светом звезд, проявился явный интерес.
     - Вот как? Вы мне должны все рассказать  Чейн,  я  ужасно  любопытна.
Клянусь, я никому не проболтаюсь!
     - Хорошо, Мы прилетелина Вхоллу с коварным, опасным планом - похитить
всех красивых женщин, чтобы потом торговать  ими  на  невольничьих  рынках
Галактики! - И, обняв девушку, Чейн увлек ее на дно скиммера.
     Ланиах испуганно вскрикнула, высвобождаясь.
     - Вы сломаете мне спину, мужлан!
     Чейн расхохотался.
     - Вы такой сильный... Никогда еще я  не  встречала  такого  странного
землянина, - сказала Ланиах, вновь садясл в кресло и  поправляя  сбившуюся
прическу.
     - Да, я человек особенный, - согласился Чейн, не  сводя  с  красавицы
блестящих от возбуждения глаз.
     - Особенный? - возмущенно воскликнула Ланиах и отвесила  ему  звонкую
пощечину, - Вы такой же, как другие мужчины,  -  отвратительный  и  наглый
тип!
     - Вам виднее, красивица, - ухмыльнулся Чейн и нежно обнял  левушку  -
она даже не сделала попытки вырваться.
     Тем временем скиммер все скользил и  скользил  по  протоке  и  вскоре
вышел в открытое море, которое простиралось до  самого  горизонта  гладким
серебрящимся покрывалом. Позади остались острова, музыка, голоса  людей  -
впереди была только тишина. Ланиах неожиданно  склонила  голову  на  плечо
Чейна, и он замер, ощущая бурные удары сердца.
     Внезапно со  стороны  ближайшего  острова  послышался  громкий  звук,
словно в воду бросили тяжелый мешок. Немного погодя невдалеке от  скиммера
рыдался  приглушенный  всплеск.  Когда  он  повторился,  Ланиах  в   ужасе
вскочила,
     - Они начали кормить Золотого Божка!
     - Жаль, мы пропустим это увлекательное зрелище, - беззаботно  ответил
Чейн, - Яролин так хотел меня позабавить.
     - Вы ничего не понимаете... мы плывем сейчас в открытое море,  откуда
появляются эти чудовища... Смотрите!
     Чейн неохотно встал и посмотрел назад. От берега  острова  отделилась
какая-то темная масса. Вскоре она проплыла совсем рядом.
     - Хм... действительно, похоже на мешок с кормом, - пробормотал  Чейн,
- Но если он наткнется на скиммер, эхо вряд ли приведет к катастрофе.
     Ланиах дико закричала, указывая в сторону  моря.  Чейн  вздрогнул  от
неожиданности,
     Справа от скиммера морская гладь забурлила, послышался звериный  вой.
Из вспенившейся воды  появилась  круглая  желтая  голова  диаметром  футов
десять. Она влажно блестела под светом  ночного  неба.  Чудовище  раскрыло
необъятную пасть, украшенную мелкими острыми зубами, живо поглотило  мешок
с кормом  и  вдруг  заметило  скиммер.  И  недоуменно  улавилось  на  него
круглыми, как тарелки, красноватыми глазами.
     Между тем иь морских глубин одна за другой выныривали точно такие  же
чудовищные головы. Некоторые из Золотых Божков всплыли полностью,  и  Чейн
убедился, что они  напоминали  гигантских  китообразных  -  с  золотистыми
тушами и странными рукообразными плавниками. Буравя воду  ударами  могучих
хвостов, они жадно заглатывали плывущие со стороны берега мешки с кормом.
     Ланиах вновь пронзительно вскрикнула и упала на дно скиммера,  закрыв
голову руками. Чейн оглянулся  и  увидел,  как  один  из  Золотых  Божков,
расправившись с очередным  мешком,  неспешно  направился  к  ним,  видимо,
приняв скиммер  за  что-то  съедобное,  Необъятная  пасть  стала  медленно
раскрываться.
     Чейн выругался - впервые в жизни встретился с опасностью без оружия в
руках. В отчаянии он схватил металлическое весло и сразмаху нанес  сильный
удар по мокрой, покрытой пеной макушке чудовища.
     - Включайте же двигатель! - крикнул он и вновь  поднял  весло,  чтобы
нанести повторный удар. Но Золотой Божок,  вместо  того  чтобы  атаковать,
неожиданно издал жалобный вопль и трусливо отпрянул, смешно шлепая по воде
плавниками.
     Чейн невольно расхохотался. Выло очевидно,  что  за  всю  свою  жизнь
левинфан не получал подобной затрещины, и это ловергло чудовище в шок.
     - Черт побери, Ланиах, перестаньте визжать! - со смехом сказал  Чейн.
- Вы лучше взгляните на этого разобиженного малыша!
     Девушка испуганно взглянула на него - ей казалось, что землянин сошел
с ума. Но, выглинув из-за борта, она убедилась, что опасность миновала,  и
со вздохом  облегчения  запустила  мотор.  Скиммер  описал  широкую  дугу,
обогнул пирующих морских исполинов и направился к одному из островов. Свет
бортовых огней мягко играл на поднятых левиафанами волнах. Еще дважды  эти
существа принимали лодку за что-то съестное, и каждый раз Чейн  угощал  их
ударом весла, после чего Золотые Божки  уносились  вдаль,  вздымы  фонтаны
воды и пены.
     Вскоре скиммер причалил к пологому берегу,  где  их  ждали  Яролин  и
остальные. Ланиах, выскочив из лодки, с испугом оглянулась на Чейна.
     - Вы только подумайте - ОН СМЕЯЛСЯ! Эти чудовища могли  нас  запросто
проглотить, а для него это была забава!
     Девушку била сильная дрожь. Яролин успокаивыоще обнял ее за  плечи  и
удивленно спросил:
     - И в самом деле, Чейн, эти левиафаны не так безобидны, как вам могло
показаться, вы были на волосок от гибели. И как это вам удалось  выбраться
из переделки?
     Не отвечая, Чейн соскочил на песчаный берег и  смущенно  обратился  к
Ланиах:
     - Прошу прощения, милая леди. Я понимаю, мой смех еще сильнее напугал
вас, но, черт побери, эти рыбки были так уморительны!
     Яролин не сводил с него настороженных глаз.
     - Вы не похожи на других землян,  Чейн.  Что-то  в  вас  есть  дикое,
необузданное...
     Чейну не хотелось, чтобы Яролин и дальше развивал эту мысль.
     - Бросьте философствовать, друг! - беззаботно воскликнул он,  хлопнув
офицера по плечу.  -  Давайте  лучше  выпьем  что-нибудь  в  честь  нашего
чудесного спасения!
     Вечеринка возобновилась с новой  силой,  и  к  моменту,  когда  Чейна
все-таки отпустили в космопорт, компания едва держалась на  ногах.  Ланиах
почти простила его и даже поцеловала на прощанье.
     У ворот космопорта его перехватил  Рутледж.  Он  изрядно  продрог  за
долгие часы ожидания и поэтому не скрывал раздражения.
     - Как славно с вашей стороны, Чейн,  что  вы  все-таки  соблаговолили
вернуться на корабль! - язвительно сказал он. - Я  тут  закоченел,  а  вы,
похоже, недурно провели ночь!
     - Что случилось? - коротко спросил Чейн.
     - Пойдемте в гостиницу, - буркнул Рутледж. - Черт  побери,  я  мечтаю
сейчас о кружке грога больше, чем о всех светокамнях Вселенной!
     Шагая по залитой огнями "улице Звезды", Рутледж рассказывал Чейну обо
всем,  что  произошло  вчера  вечером.  Объяснив,  где   найти   остальных
Торговцев, он свернул в подвернувшийся бар, желая как следует вознаградить
себя за долгие часы скуки и холода.
     В холле гостиницы Чейн  застал  капитана,  неторопливо  потягивающего
виски из высокого  бокала.  Заметив  Звездного  волка,  Дилулло  скользнул
взглядом по его багровому лицу, помятой одеже, а затем с усмешкой сказал:
     - Славно погулял, сынок, не правда ли? А у  меня  для  тебя  приятная
новость. Оказалось, твои приятели с Варги все-таки унюхали  след  и  рыщут
сейчас где-то в этой системе.
     Чейн устало опустился в кресло.
     - Этого следовало ожидать, - пробормотал он. - У Ссандера два брата в
нашей эскадрилье... Они не вернутся домой без моего скальпа.
     Дилулло пытливо взглянул на него.
     - Не похоже, сынок, чтобы это тебя сильно тревожило.
     Чейн пожал плечами.
     -  Мы,  варганцы,  не  очень-то  эмоциональны.  Лишние   волнения   и
переживания не для нас. Каждый знает, что найдет  смерть  в  бою  -  годом
раньше или позже, какая разница?
     - Замечательно, - сухо заметил Дилулло. - А вот  для  меня,  предстюь
себе, разница есть, и весьма заметная. Встреча со сворой  Звездных  волков
меня весьма волнует, так же как и мысли о наших друзьях вхолланцах  -  кто
знает, что им  взбредет  в  голову?  Бьюсь  об  заклад,  они  всерьез  нас
подозревают.
     Чейн кивнул и рассказал капитану об истории  с  Яролином  и  уродцем,
чтецом мыслей. Под конец он добавил:
     - Если наша миссия на Вхолле провалилась, то это конец всего дела. Не
скажу, что я очень огорчен на этот счет  -  вхолланцы  мне  нравятся  куда
больше, чем эти высокомерные скоты с Кхарала.
     - Согласен, сынок, но надо учитывать еще кое-что.
     - А именно?
     - Есть два важных обстоятельства, Чейн. Во-первых пока Торговец занят
делом,  ради  которого  его  наняли.  он  лоялен  по  отношению  к  своему
работодателю. Нарушать сей негласный закон никому не дозволено.  Вовторых,
эти   прекрасные,   замечательные   вхолланцы   являются   агрессорами   и
намереваются завоевать КхаДил.
     - Ну и что? - усмехнулся Чейн.
     - Может, и ничего - с точки зрении Звездного волка. Но  мы,  земляне,
смотрим на такие вещи иначе, - заметил  наставительно  Дилулло.  Он  допил
виски, а затем, вперив в Чейна цепкие глазки, продолжил: - Вот что я скажу
тебе, сынок. Вы, варганцы,  относитесь  к  набегам  и  завоеваниям  как  к
приятному и полезному развлечению. Многие другие миры  также  не  видят  в
войнах и кровавой резне ничего дурного.  Но  существует  планета,  которая
выступает за мир и сотрудничество всех галактических рас,  и  это  -  твоя
родная Земля.
     Он с силой поставил бокал, ты что тот жалобно звякнул.
     - И знаешь, почему так произошло, Чейн? Потому что  именно  на  Земле
тысячи лет бушевали войны, унесшие сотни  миллионов  жизней,  Человечество
забыло о методах ведения боевых действий больше, чем остальные миры узнали
о них за последние  столет!  Бесчисленные  поколения  землян  впитывали  с
молоком матери право на убийство, грабеж и насилие - вот почему мы  сейчас
ты резко выступаем против любых захватнических войн.
     Чейн хмуро молчал. Дилулло пытливо взглянул на него  -  и  безнадежно
махнул рукой.
     - Похоже, с тобой бесполезно говорить об этом, сынок. Ты  еще  молод,
да к тому же весьма дурно воспитан. А я человек  пожилой  и  молю  небеса,
чтобы под старость вернуться в Бриндис.
     - Это что, кыое-то местечко на Земле?
     - Да, небольшой городок на берегу Адриатического  моря.  До  сих  пор
перед  глазами  возникает  солнце,  выходящее  по  утрам  из-за  туманного
горизонта... Терпкий запах водорослей, вечный шум прибоя... Да что тебе об
этом рассказывать? Ты ведь никогда не видел Земли.
     - Я вспомнил сейчас, как называется место, откуда родом мои родители.
Это Уэллс.
     - Я бывал там! - оживился Дилулло. - Высокие горы,  глубокие,  полные
вечной мглы, ущелья... Люди там славятся  своими  песнями,  дружелюбием  и
гостеприимством. Но они горды без меры, и если их заденут,  то  они  легко
впадают в ярость и нелегко забывают  былые  обиды.  Быть  может,  в  твоей
крови, Чейн, есть что-то от твоих далеких предков - валлийцев.
     Чейн задумался, а затем, встряхнув головой, решительно произнес:
     - Все это очень мило, но  мы  с  вами  отвлеклись,  капитан.  Что  вы
собираетесь предпринять?
     -   Хм...   а   вы,    варганцы,    действительно    лишены    всякой
сентиментальности... Ладно, не будем больше об этом. Завтра а хочу всерьез
взять вхолланцев в  оборот  и  организую  для  них  впечатляющую  выставку
оружия. Может, что-нибудь и удастся продать.
     - А что должен делать я?
     - Тебе, сынок, придется сделать невозможное - и сделать это быстро  и
четко. И ни в коем случае не попадаться, иначе нам всем крышка.
     - И всего-то? Я потрачу на это час-другой, а что делать потом?
     - Сидеть в укромном уголке и чистить  свои  перышки.  Но  пока  лучше
давай поговорим о невозможном...
     Дилулло рассказал ему  о  своем  замысле.  Когда  он  замолчал,  Чейн
взглянул на него с уважением.
     - Пожалуй, на это уйдет даже три часа, если не четыре, - заметил  он.
- А если серьезно, вы слишком полагаетесь на мои способности,  капитан.  Я
не чародей, хотя кое-что и стою.
     Дилулло весело подмигнул ему.
     - Потому-то ты еще жив, Звездный волк, - добродушно сказал он.  -  Но
не вздумай подвести нас - иначе я собственными руками вырву тебе клыки.



                                 Глава 10


     Следующей ночью Чейн лежал в высокой траве за оградой  военной  части
космодрома и изучал его при тусклом свете звезд. В одной  руке  он  держал
шестифутовый рулон ткани, а в другой - кожаный  поводок,  надетый  на  шею
снокка,
     Снокк был одновременно взбешен и перепуган. Животное было  похоже  на
небольшое кенгуру-валлаби, хоть и стояло на четырех лапах, Еще  час  назад
снокк весело носился со стаей своих собратьев по темным  переулкам  вблизи
"улицы Звезды", а сейчас на его  голову  был  натянут  мешок  с  небольшой
прорезью, чтобы животное не задохнулось. Зверек упирался задними ногами  в
землю и изо нсех сил пытался вырваться, но Чейн крепко держал поводок.
     - Скоро я тебя выпущу, дружище, - прошептал он. - Отдыхай пока, скоро
мне понадобится твоя прыть...
     Снокк ответил приглушенным лаем.
     Чейн хорошо подготовился к  предсгоящей  работе.  Сейчас  его  больше
всего беспокоил прожектор кругового обзора, находящийся на вершине высокой
конической башни, Пока он не был включен, но при малейшей  тревоге  обещал
массу неприятностей.
     Выждав еще  некоторое  время,  Чейн  пополз  вперед,  таща  за  собой
упирающегося снокка. Все нервы его были взведены, В любой  момент  он  мог
пересечь  невидимую  границу,  за  которой  наверняка  наблюдали  следящие
устройства, например, инфралокаторы. Сейчас, вот сейчас его заметят...
     Наконец он привстал и медленно пошел,  готовясь  по  сигналу  тревоги
рвануться из всех сил к  ангару,  видневшемуся  в  стороне  от  сгорожевой
башни. Снокк словно взбесился, прыгая и мотая головой, но Чейн безжалостно
тащил за собой  бедное  животное.  Впереди  уже  отчетливо  вырисовывались
контуры вхолланских крейсеров, ощетинившихся стволами орудий...
     И в этот момент вой сирен пронесся над космодромом, и  на  сторожевой
башне  немедленно  вспыхнули  лучи   нескольких   прожекторов.   Их   лучи
лихорадочно зашарили по посадочному полю, не давая жертве ни единого шанса
для того, чтобы ускользнуть.
     Но Чейн был готов к этому. Его могучие варганские мускулы давали  ему
возможность стремительно  продвигаться  вперед,  играючи  уходя  от  лучей
прожекторов. Его движения напоминали странный  танец,  танец  со  смертью.
Чейн мог бы без особого труда добраться никем не замеченным до ангара,  но
у него были иные планы. Пройдя половину пути, он внезапно стащил  с  морды
беснующегося снокка мешок, сорвал поводок с его шеи и  швырнул  зверька  в
сторону, Бросившись на землю, Чейн одним движением набросил на себя сверху
маскировочную ткань и замер, стараясь не дышать.
     Освободившись, снокк с воем помчался  по  посадочному  полю  большими
прыжками. Два луча немедленно накрыли бедное  животное,  в  то  время  как
остальные прожектора продолжали выписывать по  полю  затейливый  узор,  не
пропуская ни одной пяди земли.
     Чейн продолжал неподвижно лежать, изображая большую кочку. Вскоре  он
услышал неподалеку гул глайдера, преследующего перепуганного снокка. Через
несколько секунд до Чейна донеслось чье-то сочное ругательство  -  видимо,
охранники разглядели зверька. Глайдер, сделав дугу  вокруг  Чейна,  улетел
прочь. Лучи прожекторов погасли.
     Чейн продолжал лежать не шевелясь. Как он и ожидал, минуты через  три
свет вновь вспыхнул. Не обнаружив ничего подозрительного, охранники  через
некоторое  время  выключили  прожектора  -  этого-то  и  ожидал  варганец.
Усмехаясь, он присел на корточки и скатал защитную ткань  в  рулон.  "Даже
ребенок  из  стаи  Звездных  волков  сможет  запросто  пройти  здесь",   -
пренебрежительно сказал он вчера, когда Дилулло поставил перед ним задание
проникнуть в ангар, Конечно же, он слегка прихвастнул  -  первый  шаг  был
отнюдь не легким, да и оставшаяся часть работы обещала немало хлопот.
     Он не спеша пошел вперед, держась все время в  тени  и  при  малейшем
шорохе вновь закрываясь с головой камуфлирующей тканью. Ангар  представлял
из себя низкое, с плоской крышей  цельнометаллическое  здание,  освещенное
лишь светом нескольких фонарей. На первый взгляд его никто не охранял,  но
Чейн не строил на этот счет иллюзий - наверняка он напичкан и  снаружи,  и
изнутри хитроумными сторожевыми приборами.
     Прошло немало времени, прежде чем он преодолел расстояние до  ангара,
Не задерживаясь около широких ворот, обошел строение сбоку и не без  труда
поднялся по гладким его стенам  на  крышу.  Здесь  он  достал  из  кармана
сенсорное устройство и разыскал небольшой  участок  кровли,  свободный  от
датчиков сигнализации. Затем,  прижимая  к  гладкому  металлу  мини-резак,
описал рукой широкий,  почти  полный  круг  и  с  усилием  отогнул  крышку
образовавшегося люка, На обратном пути Чейн намеревался аккуратно заварить
крышу; вряд ли его "потайной ход" легко обнаружит охрана...
     Чейн спрыгнул на пол ангара и включил карманный фонарь.  Первое,  что
он увидел, был контейнер с распахнутыми дверцами. Рядом на  длинном  столе
стояли три странных предмета. Варганец обошел вокруг, изучая  их  со  всех
сторон, и даже присвистнул от удивления.  Ничего  подобного  он  ранее  не
встречал, хотя в  свое  время  повидал  немало  экзотических  диковин.  Он
полагал, что при его опыте ничего не  стоит  догадаться,  из  чего  и  как
изготовлена та или иная вещица, но на этот раз он оказался в тупике.
     Все три предмета были сделаны из неизвестного ему материала с тусклым
эолотистым оттенком. Один из них представлял собой узкую  ленту,  стоявшую
на одном из своих изогнутых концов, словно  змея,  готовящаяся  к  броску.
Второй состоял из девяти небольших шариков, соединенных между собой тонким
гибким  стержнем.  Третий  предмет  был  конусообразным,  без   каких-либо
отверстий и орнамента. Несмотря на простоту формы, они выглядели по-своему
изящно  и  в  принципе  могли  быть  безделушками,  призванными   украшать
интерьер, но Чейн инстинктивно понимал, что не в этом их назначение. Но  в
чем же?
     Время шло, но Чейну так и не приходила в голову ни одна толковая идея
на  этот  счет.  Разочарованно  вздохнув,  он  снял  с  пояса  миниатюрную
кинокамеру и  портативный  анализатор.  Прикрепив  последний  к  основанию
золотистой ленты, Чейн включил его и настроил на  определение  химического
состава металла, а сам начал тщательно  фотографировать  один  предмет  за
другим. Чтобы лучше заснять конус, он отодвинул рукой  странные  "бусы"  в
сторону - и внезапно услышал какой-то шорох.
     Чейн уронил камеру на стол и, выхватив стуннер,  начал  ширить  лучом
фонаря по темному ангару. Однако здесь были только контейнеры,  и  Чейн  с
некоторым опозданием понял, что  шуршание  доносится  со  стороны  конуса.
Недоумевая, направил на него фонарь - и влруг изнутри конуса хлынул  яркий
свет. Извиваясь крутой спиралью, он медленно поднимался вверх,  к  темному
потолку ангара, и там, в  воздухе,  стал  свиваться  в  изящную  гирлянду.
Вскоре она рассыпалась на мириады крошечных блесток, Шорох стал  громче  -
теперь он уже напоминал чей-то приглушенный голос.
     Блестки закружились вокруг Чейна, и ему показалось, что каждая из них
была миниатюрной звездой. Здесь были и красные гиганты, и белые карлики, и
дьявольские  переменные  звезды,  и  теплые  оранжевые  светила...   Чейну
показалось, что он в открытом космосе, среди неисчислимых созвездий...
     Голос стал еще громче - казалось,  кто-то  рассказывает  ему,  Чейну,
историю далекого галактического  путешествйя.  Но  он  не  мог  понять  ни
единого слова, если конечно, на самом деле слышал чью-то  речь.  Речь?  Он
вздрогнул от неожиданной мысли - ведь  внутри  ангара  вполне  могут  бьпь
чувствительные  сигнальные  устройства,  настроенные  на   звуки   голосов
непрошеных гостей. Они могли в любой момент сработать, и тогда ему, Чейну,
уже не спастись!
     Стряхнув с себя наваждение, вызванное хороводом "звезд", Чейн схватил
со стола конус, лихорадочно ища на нем какие-либо  кнопки  управления.  Но
едва его рука коснулась прохладной металлической поверхности, как звездный
калейдоскоп внезапно погас, а шуршащий голос смолк.
     Некоторое время  варганец  стоял,  переводя  дыхание,  и  ошеломленно
смотрел на золотистый конус. Похоже, он был своеобразным  видеопроектором,
вкпючающимся от прикосновения руки, Но кто  и  где  мог  сделагь  подобную
запись? Звезды, которые видел Чейн, были совершенно незнакомыми, он словно
побывал в чужой галактике.
     Осторожно поставив конус на  стол,  Чейн  начал  внимательно  изучать
другой предмет, напоминавший бусы. Вскоре он  с  разочарованием  убедился,
что они никак не реагируют на  прикосновение,  Видимо,  включаются  как-то
иначе... но как? И кому они принадлежали? Неужто Дилулло прав и  транспорт
с этими предметами прибыл откуда-то из глубин туманности  Корвус,  с  базы
Предтеч?..
     Со стороны двери послышался громкий металлический щелчок -  казалось,
кто-то открывает замок.
     Чейн выхватил стуннер, Мгновенно приняв решение,  он  вновь  коснулся
рукой золотистого конуса.  Спиральные  струйки  света  начали  подниматьси
ввысь. Варганец тем временем спрятал в карманы кинокамеру и анализатор, не
сводя встревоженного взгляда с входной двери. Она  начала  открываться,  и
Чейн, больше не медля, скрылся за одним из контейнеров.
     Тем  временем  луч  света  над  конусом  вновь  свился  в   гирлянду,
расколовшуюся  на  сияющие  блестки  звезд.  Послышался  шуршащий   голос,
становившийся все громче и громче.
     В ангар вошли два вхолланских охранника с бластерами  наперевес.  Они
были изрядно встревожены и готовились застрелить любого, кого обнаружат  в
ангаре. Но все, что они увидели,  был  удивительный  хоровод  разноцветных
огоньков. Охранники, переглянувшись, осторожно направились к столу.
     Подождав, когда они приблизятся, Чейн без колебаний выстрелил  в  них
из стуннера. Паралиэованные вхолланцы со стоном упали на пол.
     Через несколько минут они очнутся,  подумал  Чейн.  Для  моего  плана
бегства из космопорта это слишком быстро. Впрочем,  к  дьяволу  планы!  Он
пойдет путем Звездного волка, и горе тому, кто встанет на его пути!
     Чейн снял с одного из охранников китель и натянул его на плечи, затем
надел на голову  серебристую  каску  -  она  должна  была  скрыть  его  не
по-вхоллански черные волосы. Выйдя из  ангара,  Чейн  обнаружил  небольшой
глайдер, прыгнул в пилотское кресло и, включив двигатель, поднял машину  в
воздух.  Лихо  развернувшись,  Чейн  помчался  в  сторону  глннных   ворот
космопорта,
     На сторожевой башне взвыла сирена, Лучи прожекторов осветили глайдер,
но Чейн в ответ лишь привстал в кресле, крича все, что пришло в голову,  и
выразительно показывая рукой в сторону ограды. Как он и ожидал  охранников
сбила с толку его форма, и  они  не  решились  немедленно  открыть  огонь.
Правда,у самых ворот путь ему преградила  группа  вооруженных  солдат,  но
Чейн резко спланировал  вниз  так,  что  охранники  бросились  врассыпную,
стараясь увернуться от глайдера. Никто из них ничего не  успел  понять,  а
Чейн, смеясь, уже мчался в темноту, в сторону города. Это  был  испытанный
варганский прием: в  любой  обстановке  действовать  максимально  хитро  и
расчетливо, но, когда это уже не помогает, идти напролом, ошеломляя  врага
своей наглостью и напором. Они с Ссандером проделывали это множество  раз,
и никогда и никто не мог их остановить.
     В этот упоительный момент Чейн почти сожалел, что Ссандер мертв и  не
может разделить с ним радость победы.



                                 Глава 11


     - Не беспокойтесь, капитан, они толком не рассмотрели меня, -  сказал
Чейн, - Ручаюсь, они даже не подоревают, что в ангар проник чужак.
     В свете настольной лампы лицо Дилулло казалось очень суровым, на  нем
четко вырисовывались  глубокие  морщины,  словно  трещины  на  рассохшемся
дереве.
     - Что ты сделал с глайдером?
     - Нашел пустынный пляж и утопил машину недалеко от  берега,  -  резко
ответил Чейн, раздраженный тем, что приходится оправдыватьсн.  -  Капитан,
дюайте говорить о деле. Из трех странных предметов, которые я обнаружил на
столе рядом с контейнером, наиболее интересен конус, Он представляет собой
нечто вроде видеопроектора и включается от прикосновения, В  воздухе  надо
мной появились мириады звезд, как мне показалось, из чужой галактики.
     Он заметил, что капитан холодно  разглядывает  его,  словно  какой-то
экспонат, и вспылил:
     - Да не беспокойтесь вы, капитан! Я попал в ангар через крышу -  меня
никто  не  заметил.  Как  ушел,  я  уже  рассказывал,  Почему  они  должны
подозревать нас? Разве на Вхолле нет своих воров  или  просто  любопытных?
Тогда это самый уникальный мир в Галактике.
     Дилулло продолжал хмуро молчать. Тогда Чейн положил на стол  рядом  с
ним камеру и анализатор.
     - Так или иначе, я сделал то, что вы от меня хотели.
     Он поудобнее уселся в кресле и налил себе  бренди.  Бутылка,  как  он
заметил, была наполовину пуста, хотя на капитане это никак не сказалось  -
он был, кы всегда, хладнокровен и тверд, как скала.
     - Ладно,  будем  надеяться  на  лучшее,  -  наконец  сказал  Дилулло,
перестав сверлить варганца жестким взглядом. - Посмотрим,  что  ты  принес
нам, а потом скажем Вхолле "гуд бай!". Что-то она стала действовать мне на
нервы... Ты можешь еще что-нибудь рассказать об этих трех  предметах?  Что
больше всего тебя поразило?
     - Хм... пожалуй, металл, из которого они были сделаны, подобного  мне
не приходилось встречать. Да и о назначении  их  трудно  догадаться  -  по
крайней мере, по отношению к "змее" и "бусам" мне это так  и  не  удалось.
Сомневаюсь, что в туманности Корвус существуют  обитаемые  миры  со  столь
высоким уровнем развития технологии.
     Дилулло задумчиво кивнул.
     - Верно, здесь  нет  таких  планет...  Не  исключено,  что  эти  вещи
принадлежат чужакам... быть может, даже Предтечам...
     Он встал  и  отодвинул  край  занавески.  Уже  начало  светать,  Чейн
выключил  настольную  лампу,  и  жемчужнорозовый  свет  потоком  хлынул  в
маленькую комнату гостиницы на "улице Звезды".
     - Может это быть оружием, сынок? - тихо  спросил  Дилулло,  глядя  на
видневшиеся в тумане громады звездолетов, - Или  хотя  бы  его  составными
частями?
     Чейн пожал плечами.
     - "Видеопроектор" наверняка нет, Да и другие две  вещицы  вряд  ли  -
оружие я чую за милю.
     - Хм... тогда почему вхолланцы так охраняют  эти  безделушки?  Ладно,
ложись спать, у нас будет нелегкий  день.  Сегодня  корабль  посетит  друг
Яролина, господин Тхрандирин. Я попытаюсь всучить ему что-нибудь из  наших
товаров, чтобы хоть как-то усыпить его подозрительность...
     Ближе к полудню Чейна разбудил Боллард. Вид у него был,  как  всегда,
взъерошенный, было похоже, что он так и не ложился спать.
     - Чейн,  собирайтесь  быстро,  -  отрывисто  сказал  он,  возбужденно
почесывая грудь. - Возьмите с собой только то, что поместится в карманах.
     - Я путешествую всегда налегке, - позевывая, ответил Чейн,  натягивая
башмаки. - А где наш славный капитан?
     - На корабле, вместе с Тхрандирином и  несколькими  другими  местными
шишками. Он хочет, чтобы мы присоединились к нему.
     Чейн взглянул в маленькие хитрые глазки Болларда и хмыкнул.
     - Понятно... Ну что ж, не будем заставлять его долго ждать... Все,  и
уже готов. Куда идти?
     - Только не к выходу, - усмехнулся Боллард. - Солдаты  обложили  нашу
гостиницу еще ночью - как объяснил Тхрандирин, это  сделано  исключительно
для нашей же безопасности. Что-то произошло вчера в космопорту, и потому в
округе объявлена тревога. Тем не менее управляющий департаментом  с  двумя
экспертами готов сейчас взглянуть на оружие в наших трюмах. Как я понимаю,
капитан хотел бы, чтобы весь экипаж также принял участие в этой экскурсии.
     Чейн усмехнулся.
     - Большой же шутник наш Джон! - с уважением сказал он. -  Только  как
мы объясним все это охране, стоящей у дверей?
     - А кто говорит о двери? Джон давеча мне рассказывал что-то  о  ваших
хождениях по крышам... Могут остальные Торговцы проделать подобные трюки?.
Скажем, такой толстый слюнтяй, как я?
     - Хм... если вас выдержат местные крыши... Ладно,  прорвемся.  Только
учтите - здания здесь невысокие, ты что идти придется тихо. Жаль, что  уже
рассвело...
     Да, на улице было уже светло. Солнце высоко поднялось над горизонтом,
сияя  ослепительным  алмазным  блеском.  Через  несколько  минут  Чейн   и
остальные Торговцы стояли на крыше гостиницы, проникнув туда через чердак.
Посовещавшись с Боллардом, Чейн пошел исследовать переулок, лежащий позади
гостиницы, тогда как Боллард взял на себя разведку  пути,  ведущего  через
фасад здания. Чейн встал за кухонной трубой и осторожно взглянул вниз. Как
он и ожидал, здание было полностью окружено солдатами. Они не сводили глаз
с дверей и окон, не обращы внимания на мельтешащих вокруг мальчишек  и  на
заигрывание  юных  леди,  строивших  им  глазки.  Дисциплину  поддерживали
несколько офицеров, неспешно прогуливавшихся  по  переулку.  До  ближайшей
крыши было всего несколысо метров, но нечего было и  думать  пройти  здесь
незамеченными.
     Чейн обернулся и увидел, что Боллард  приглашающе  машет  ему  рукой.
Оказалось, что с его стороны к гостинице примыкает какой-то  склад,  да  и
охрана там была не столь бдительной.
     Торговцы, вытянувшись в цепочку, бесшумно пошли вслед за заместителем
командира,  соблюдая  определенную  дистанцию.  Им  удалось  незамеченными
перейти на крышу склада, а  затем  начался  долгий  переход  через  "улицу
Звезды". К счастью, все переулки оказались узкими, да и  праздношатающихся
вхолланцев было немного из-за жары.  Через  полчаса  они  вышли  к  ограде
космопорта, вдоль которой располагались многочисленные склады. Ворота были
не более чем в тридцати метрах от них, оттуда было рукой подать до корабля
Торговцев, но... как пройти незамеченными полтора километра?
     Боллард негромко сказал:
     -  Ребята,  идем  на  прорыв.  Не   бегите,   но   не   вздумайте   и
останавливаться, что бы нам ни встретилось. Чейн, иди вперед,  эта  работа
как раз по тебе.
     Чейн хмыкнул - ему было приятно, что не  только  Дилулло  оценил  его
способности, и решительно распахнул люк, ведущий на чердак. В этом  здании
было три этажа. Воздух в коридорах был сухой, насыщенный тяжелыми запахами
- похоже, они попали в дешевую ночлежку. Спустившись на  первый  этаж  они
оказались среди множества людей и самых разномастных гуманоидов. Те  спали
на грязных матрасах, брошенных прямо на  пол,  играли  в  карты  и  кости,
ругались, пили вино, смеялись...  При  виде  мрачных  Торговцев  испуганно
отодвигались, давая проход. Лишь в  последней  из  комнат  на  пути  Чейна
встала разодетая, словно попугай, женщина и обрушилась на них с бранью, но
варганец одним движением руки отодвинул ее в сторону. Еще несколько  шагов
по темному коридору - и Торговцы наконец вышли на  улицу.  Алмазный  блеск
солнца ослепил их, от дикой жары стало трудно дышать, но Чейн не  замедлил
шага. Он направился прямо к воротам, около которых стояла будка охранника.
Тот, скинув китель, пил воду из большой бутыли, полузжрыв  от  наслаждении
глаза. Заметив приближмощихся людей, он выглянул из окошка  с  вопрошающим
взглядом. Рука его автоматически потянулась  к  кнопке  включения  сигнала
тревоги.
     Чейн мгновенно оценил обстановку и, улыбаясь,  приветственно  помахал
рукой. Растерянность охранника длилась всего несколько  секунд,  но  этого
времени оказалось достаточно, чтобы Чейн успел одним  рывком  добежать  до
будки. Выхватив из-за пояса стуннер, он выстрелил. Обмякнув,  солдат  упал
на пол, так и не успев включить сирену.
     Вскоре к Чейну подбежали остальные Торговцы. Толстяк Боллард  замыкал
отряд, пыхтя и обливаясь потом. Он остановился около Чейна и с подозрением
на него уставился. Только сейчас варганец понял, какой совершил промах, ни
один землянин не смог бы за считанные мгновения преодолеть полсотни метров
от порога ночлежки до будки!
     - Эй, да за нами погоня! - крикнул кто-то из Торговцев, оглянувшись.
     Оказалось, что  вхолланские  солдата  все-таки  выследили  их.  Двумя
потоками они неслись со стороны "улицы Звезды", держа бластеры  наперевес.
Ситуация стала критической.
     Чейн дождался, когда Боллард пробежал через ворота, а  затем  прыгнул
за ним вслед. Не  останавливаясь,  он  нажал  на  кнопку  закрытия  ворот.
Боллард тоже оказался парень не промах - на  бегу  он  достал  из  кармана
небольшую пластиковую гранату и ловко метнул ее себе за спину так, что она
попала в блок управления запорами. Раздался несильный хлопок.
     - Ловко! - крикнул Чейн, стараясь не опережать Болларда. - Теперь они
повозятся с воротами!
     - Это что, - задыхаясь, ответил Боллард, наращивая  скорость.  -  Где
это вы так научились бегать?
     - Прыгая по метеоритным кочкам в пылевом течении, - усмехнулся  Чейн.
- Советую попробовать при случае - вдруг пригодится...
     - Бегите вперед, что вы тащитесь  за  мной!  -  с  трудом  проговорил
Боллард, обливаясь потом.
     - Дьявол,  я  совсем  выдохся,  -  ответил  Чейн,  изображая  крайнюю
усталость. - На спринт меня еще хватает, а на  длинную  дистанцию  у  меня
силенок маловато...
     На бегу он оглянулся и заметил, что солдаты  уже  у  ворот.  Один  из
вхолланцев забежал в будку охранника и, похоже, пытался включить  механизм
раскрытия ворот. Некоторые солдаты стали стрелять через сетку  ограждения,
но для ручных бластеров дистанция до беглецов была  слишком  велика.  Чейн
мысленно поблагодарил вечное счастье Звездных  волков  -  ведь  окажись  в
распоряжении вхолланцев более тяжелое оружие,  Торговцев  перестреляли  бы
как цыплят.
     Около корабля  не  было  заметно  никаких  признаков  жизни.  Похоже,
Тхрандирин полагался на то, что экипаж Торговцев надежно заперт  в  здании
гостиницы, и снял охрану здесь, в космопорту. Наверняка сейчас  хитроумный
Дилулло водит его  по  грузовому  трюму,  куда  снаружи  не  доносится  ни
малейшего звука...
     Торговцы вбежали на пандус - и тут им навстречу  из  раскрытого  люка
вышли двое солдат  с  сонными  физиономиями.  Чтобы  разделаться  с  ними,
хватило нескольких секунд.
     -  Эй,  Чейн,  погоди!  -  крикнул  Боллард,  глядя  на   вхолланцев,
распростертых на посадочном поле. - Еще  не  хватает,  чтобы  этих  бедняг
сожгло при старте!
     - Ну и что? - недовольно сказал Чейн, оглядываясь в сторону ворот.  -
Велика важность - два вражеских солдата...
     - Не болтай, лучше помоги мне...
     Боллард спустился с пандуса и,  обойдя  корабль,  нашел  глайдер,  на
котором прилетел Тхрандирин. С помощью Чейна он усадил в  него  потерявших
сознание солдат  и  толкнул  машину  в  сторону  ворот.  Глайдер  медленно
покатился прочь. В этот момент ворота рухнули под ударами бластеров, и  на
посадочное поле ворвался вхолланский отряд.
     - Хорошо сработано,  -  сказал  Боллард,  довольно  потирая  руки.  -
Пойдем, Чейн, нам здесь больше делать нечего.
     Через минуту люк захлопнулся. Члены  экипажа  заняли  места  согласно
служебному расписанию, а Чейн вместе с Боллардом отправились  на  обзорную
палубу. Здесь собрались все остальные Торговцы, не скрывавшие  ликокования
и мрачный,  злой  Тхрандирин.  Дилулло  стоял  у  передатчика  и  спокойно
говорил, обращаясь к вхолланским властям:
     - ...Так что не  вздумайте  стрелять,  если  не  хотите  гили  вашего
Тхрандирина  и  двух  сопровождающих  его  офицеров.  Обещаю,  при  первой
возможности я верну их в целости и сохранности. Договорились?.. Отлично! А
нам, ребята пора взлетать, мы что-то загостились на Вхолле...
     Торговцы расхохотались, а лицо Тхрандирина еще больше побагровело.
     Пол под их ногами  задрожал-это  заработала  двигательная  установка.
Через несколько минут корабль взмыл в  небо,  и  никто  из  вхолланцев  не
решился остановить его.



                                 Глава 12


     Корабль Торговцев дрейфовал невдалеке от туманности Корвус, окутанный
сиянием звезд.
     Дилулло с Болларлом сидели в кают-компании, в сотый  уже  раз  изучая
фотографии, сделанные Чейном в ангаре, и  рассматривая  распечатку  данных
анализатора.
     - Напрасно теряем время, - вздохнул Боллард. - Эти бумажки не  скажут
нам ничего нового по сравнению с тем, что уже сказали.
     - То есть по сравнению с нулем, - уточнил капитан. - Или даже  меньше
того. Странные фотографии! На  них  я  ясно  вижу  изображение  золотистых
предметов, но вот анализатор утверждает, что их попросту нет.
     Он раздраженно бросил на стол маленькую пластиковую кассету. Она была
столь девственно чиста, как вдень изготовления.
     - Это уже мистика, Джон. Чейн либо неверно включил  анализатор,  либо
вообще в спешке забыл это сделать.
     - Вы верите в это?
     - Хм... Чейн в общем-то парень не промах. Но чудес не бывает,  запись
должна быть, а ее нет.
     - Есть еще один вариант - ее позже стерли.
     - Тогда это сделал сам Чейн, больше некому.
     Дилулло пожал плечами.
     - Логично, хотя я и не понимаю, зачем это ему понадобилось.
     - Но есть и другое объяснение, верно?
     - Конечно. Все три предмета сделаны из вещества,  которое  анализатор
попросту не смог идентифицировать. То есть состоят из атомов, которых  нет
в таблице Менделеева. Хотя этого быть не может...
     - Конечно, не может, - хмуро согласился Боллард.
     Дилулло встал, достал из  стенного  шкафа  бутылку  бренди  и  уселся
вновь.
     - Вот что, позовите Тхрандирина и его двух офицеров. И Чейна тоже.
     - Зачем же его?
     - Потому что он видел эти предметы, касался их, брал один  из  них  в
руки. Слушал пение "пирамидки".
     Боллард хмыкнул.
     - Чейн парень толковый и в деле неплох, да только доверять ему  я  бы
не стал.
     - А я ему и не доверяю, - усмехнулся Дилулло,  наполняя  бокал,  -  И
вам, Боллард, тоже, зарубите это себе на  вашем  длинном  носу.  Что-то  в
последнее время вы суете его не в свои дела...
     Боллард возмущенно фыркнул, но молча встал и вышел из  кают-компании,
зло стукнув дверью.  А  Дилулло,  сделав  пару  глотков,  вновь  задумчиво
взглянул  на  фотографии  и  кассету.  Из  иллюминатора  на   стол   лился
серебристый свет далеких созвездий.
     Вскоре  Боллард  вернулся  с  Чейном,  Тхрандирином,  а  также  двумя
сопровождающими его генералами - Марколином и Татичином. Суффиксы  "ин"  в
фамилиях, насколько было известно капитану, говорили о знатности их родов.
Аристократия по давней традиции занимала на  Вхолле  все  важные  посты  в
администрации, армии и на космофлоте. Не случайно пленники оказались более
чем нетерпеливыми.
     Дилулло гостеприимно усадил пришедших за стол и налил каждому бренди.
Однако Тхрандирин не принял его дружеского тона и разразился  раздраженной
речью, суть которой сводилась к фразе:
     "И-как-долго-вы-будете-упрямствовать-в-своем   -идиотизме?"   Капитан
добродушно хохотнул и ответил витиеватым тостом, в котором, если отбросить
словесную шелуху,  звучало  твердое  "Так-долго-как-это-мне-будет-угодно".
Вхолланцы,  потеряв  хладнокровие,  вскочили  и   возмущенно   потребовали
немедленного возвращения на родную планету.
     Выслушав их, Дилулло с улыбкой кивнул.
     - Ну что ж, господа, мы пошумели, покричали, и ладно, - примирительно
сказал он. - Давайте лучше пропустим по  стаканчику-другому  и  поболтаем,
как старые и добрые друзья, скажем, о погоде.
     Вхолланцы неохотно вновь уселись и  с  брезгливым  видом  попробовали
бренди. Они напоминали теперь три статуи из белоснежного  мрамора  -  лишь
глаза у них были живыми,  горящими  от  негодования.  Дилулло  угостил  их
парочкой соленых анекдотов и словно между делом разложил перед вхолланцами
материалы, собранные  Чейном.  Тхрандирин  и  офицеры  скользнули  по  ним
безразличным взглядом.
     -  Нет,  вы  посмотрите  как  следует,  -  сказал  Дилулло,  внезапно
посерьезнев. - Только не огорчайте меня россказнями, что никогда раньше не
видели этих штуковин.
     Тхрандирин недовольно поджал губы.
     - Я могу, капитан, только повторить то, что уже говорил  ранее.  Если
бы я и знал об этих предметах что-нибудь стоящее, то вам  бы  об  этом  не
сказал и слова. Да, я видел их в ангаре, и это все.  Я  не  инженер  и  не
техник, и не участвовал непосредственно в этой работе.
     - Но вы же босс, дорогой Тхрандирин, и немалый! - с сомнением заметил
Дилулло. - Правительство Вхоллы уполномочило вас вести со мной  переговоры
о закупках оружия, а это кое о чем говорит. Не верю, что вы хотя бы  краем
уха не слышали, откуда доставлены эти вещи.
     Тхрандирин пожал плечами.
     - Не понимаю, почему вас это удивляет. Вы дошли до такой низости, что
допрашивали нас на "детекторе лжи", и разве не убедились, что мы ничего не
знаем?
     Его поддержал Татичин - худощавый человек средних лет с орлиным носом
и нервно подергивающейся щекой.
     - Капитан, сколько раз можно  повторять  -  в  эту  тайну  на  Вхолле
посвящено  всего  шестеро:  президент,  премьерминистр,   глава   военного
департамента   и   трое   навигаторов,   пользующихся   особым    доверием
правительства. Они находятся под постоянным надзором и не контактируют  ни
с кем, за исключением президента. Даже  капитаны,  водившие  звездолеты  в
туманность, не знают в точности своего курса. Чего же вы ждете от нас?
     - Хм... из ваших слов следует одно - в  туманности  Корвус  находится
какой-то чрезвычайно важный объект. Надеюсь, этого вы не будете отрицать?
     Вхолланцы не повели даже  бровью  и  продолжали  сидеть  с  каменными
выражениями на лицах.
     - Отлично. Теперь самое время  вспомнить  про  вашего  друга,  мистер
Тхрандирин. Я имею в виду  Яролина,  которого  кхаральцы  допрашивали  под
действием сильных наркотиков, Он признался, что в туманности  Корвус  было
обнаружено некое сверхоружие, способное уничтожить целую планету.  Что  вы
скажете на это?
     Офицеры озадаченно  переглянулись,  но  лицо  Тхрандирина  оставалось
бесстрастным.
     - Вот как, Яролин говорил это? - с иронией произнес он, -  Мы  знали,
что его допрашивали под наркотиками, но, очевидно, он  не  помнил,  о  чем
болтал в одурманенном состоянии. Сверхоружие? Ха,  ха...  да  этот  Яролин
большой шутник. Почему мы должны отвечать за его бредовые измышления?
     Глаза Дилулло посуровели.
     - Не забывайте, вы тоже кое-что нам рассказали. Например, о том,  что
в туманности находится какой-то секретный объект. И  о  планах  завоевания
Кхарала тоже. А сам факт, что вы все-таки решили купить у  нас  оружие,  -
разве он ни о чем не говорит?
     - Говорит, - усмехнулся Тхрандирин, - именно о том,  что  у  нас  нет
никакого сверхоружия.  Разве  тогда  бы  мы  стали  интересоваться  вашими
игрушками?
     - Хм... это действительно странно. На "детекторе  лжи"  вы  показали,
что  наше  оружие  необходимо  для  вооружения  ваших  патрульных   судов,
охраняющих вход в туманность. Как это прикажете понимать?
     - Капитан, боюсь, я  не  могу  уследить  за  ходом  ваших  мыслей,  -
раздраженно  сказал  Тхрандирин,  поднимаясь.  Офицеры   последовали   его
примеру. - Очень сожалею, что не арестовали всю  вашу  шайку  сразу  после
посадки на Вхоллу...
     - Подвели нервы, верно? -  с  насмешкой  протянул  Дилулло,  спокойно
допивая бренди. - Или ваша дурацкая самонадеянность?
     - Скорее мы недооценили ваше нахальство. Служить Кхаралу и  прийти  в
качестве друзей на Вхоллу - кто мог ожидать от вас такой  дерзости?  Да  и
Яролин сбил нас с толку- его-то кхаральцы вряд ли бы отпустили...  Тем  не
менее я не доверял ему  с  самого  начала,  хотя  кое-кто  (и  он  холодно
взглянул на обескураженного  Марколина)  даже  предлагал  нанять  вас  для
шпионажа на Кхарале. Что ж,  сейчас  вы  одержали  верх,  Дилулло,  можете
радоваться. Но учтите -  если  вам  и  удастся  найти  что-либо  важное  в
туманности, вас немедленно обнаружат и уничтожат.
     - Обнаружат? - с интересом воскликнул Дилулло, - Кто? Ваши  крейсеры?
Сколько их - один, два, три?
     Марколин издевательски рассмеялся.
     - Узнаете в свое  время,  капитан,  -  сказал  он.  -  Но  можете  не
беспокоиться - шансов спастись у вас не будет. Это все, что мы  знаем,  но
зато это правда.
     Дилулло  нахмурился  -  ему  не  понравилось,  какой  оборот   принял
разговор. Он хотел было  что-то  сказать,  но  Тхрандирин  предугадал  его
мысль.
     - Бьюсь об заклад, сейчас вы заявите, что попытаешь  спастись,  держа
нас на борту в  качестве  заложников.  Пустые  надежды,  капитан,  это  не
остановит наши патрульные корабли! А теперь позвольте нам удалиться-думаю,
мы поняли друг друга.
     - Конечно, - сказал Дилулло. - А вы, Боллард, останьтесь.
     Он быстро сказал что-то по корабельному интеркому, в каюту вошел один
из Торговцев и увел пленников.
     - Как вам нравится новость? - сказал капитан. - Они, кажется, всерьез
намеревались купить у нас оружие,  а  затем  нанять  для  шпионажа  против
Кхарала.
     - Не вижу ничего странного, - буркнул Боллард. - Похоже,  сверхоружие
они еще не освоили, и  им  приходится  параллельно  готовиться  к  обычным
методам ведения войны.
     - Очень может быть, - согласился Дилулло, - А что скажешь ты, Чейн?
     - Боллард прав, только...
     - Что. только?
     -  Меня  смущает  "пирамидка"...  Непохоже,  чтобы  эта  штука  имела
отношение к военной базе пришельцев. С другой стороны - она  сделана  явно
не на Вхолле.,. - В голове вертелась какая-то мысль,  но  никак  не  могла
четко оформиться. - Знаете, меня очень смущает эта чрезмерная секретность.
Даже  Тхрандирин  и  два  генерала  не  посвящены  в  детали.  И  это  при
сверхоружии, с которым вхолланцам некого  и  нечего  опасаться?  С  другой
стороны - странная  музыка,  калейдоскоп  незнакомых  созвездий...  Что-то
концы с концами не сходятся.
     - Я тоже так думаю, - кивнул Боллард. - А вы, Джон?
     - Хм... Я вижу только одно объяснение этой неразберихе. Да, вхолланцы
действительно обнаружили что-то в  туманности  Корвус,  но,  похоже,  сами
толком не понимают, что это такое.
     -  Поясните  свою  мысль,  Джон,  -  попросил   Боллард,   ошарашенно
переглянувшись с Чейном.
     - Нет у меня никакой ясной мысли, -  сердито  отрезал  капитан.  -  И
вообще, я бы не хотел делать поспешных выходов. У нас один  путь  -  найти
базу пришельцев и увидеть все своими глазами.
     Он включил интерком, стоящий на столе:
     - Приказ навигационной службе. Финней, мы  будем  сейчас  идти  вдоль
туманности, а вы начинайте поиски  остатков  горючего  -  вы  знаете,  как
искать таким методом следы космолетов.  Где-то  в  этих  местах  вхолланцы
десятки раз входили и выходили из туманности. Если нам повезет, мы засечем
их маршрут.
     Через минуту в интеркоме раздался язвительный голос штурмана:
     - Вы правы, капитан, удача нам в этом деле очень  понадобится.  Найти
след космолета? Это то же самое, что искать  в  лесу  муху,  застрявшую  в
паутине паука-крестовика. Но я попробую...
     Внезапно его перебил встревоженный голос Бихела:
     - Капитан, на экране обзорного радара я вижу какой-то объект, похоже,
корабль.
     - Он идет в туманность?  -  с  надеждой  спросил  Дилулло,  но  Бихел
прервал его:
     - Рядом второй корабль! И третий! Дьявол, да их здесь целая стая! Они
меняют курс... и идут в нашу сторону. Ну и скорость у них, глазам своим не
верю!
     - Может быть, это грузовой караван? - с надеждой спросил Боллард.
     - Нет... это что-то другое...
     Капитан с мрачным видом поднялся и не спеша пошел в  радарный  отсек.
За ним последовали Боллард и побледневший Чейн.
     Дилулло бросил взгляд на зеленый экран,  по  которому  скользил  клин
серебристых искр, и тихо сказал:
     - Так я и думал - это Звездные волки.



                                 Глава 13


     По коридорам корабля Торговцев пронесся вой сирены. За ним последовал
такой удар перегрузки, что корабль, казалось, затрещал по всем переборкам.
Чейна отбросило к стене. Не без  труда  он  добрался  до  своей  каюты  и,
улегшись на койку, попытался задремать. Это ему не удалось.
     Он ненавидел пассивное ожидание, но  еще  хуже  он  себя  чувствовал,
когда кто-то вместо него принимает решение.
     Здравый  смысл  шептал  ему,  что  сейчас   лучше   всего   сохранять
спокойствие, поскольку другого выбора нет. Но натура  Звездного  волка  не
желала прислушиваться к голосу рассудка. Для уроженца  Варги  есть  только
два состояния - схватка и ее ожидание, и он крайне  редко  позволяет  себе
расслабиться, наслаждаясь воспоминаниями о славных  победах.  Чейн  жаждал
действия,  и  ни  дисциплина,  ни  противоперегрузочные  ремни  не  смогли
удержать его на койке.
     В коридоре ему встретились бегущие Торговцы - они  торопились  занять
свои места в корабельных отсеках. Лица землян  казались  растерянными,  но
действовали все четко и без паники. Вскоре Чейн остался один и,  не  зная,
куда себя деть, отправился на обзорную палубу. По  дороге  он  услышал  по
интеркому резкий голос Дилулло:
     - У меня дурные вести, - сказал капитан. - За нами следует эскадрилья
Звездных волков.
     Чейну показалось,  что  капитан  обращается  лично  к  нему.  "Братья
Ссандера, похоже, все-таки доберутся до меня, - с досадой подумал он. - Не
повезло этим Торговцам!"
     - Конечно, мы  можем  бороться  до  последнего  снаряда  и  погибнуть
смертью храбрых, но я предпочитаю смотаться к чертям собачьим, - продолжал
капитан. - Так что приготовьтесь к предельным перегрузкам. Молитесь, чтобы
корабль выдержал и не развалился на части.
     Чейн успел ухватиться за вертикальную стойку, когда корабль  тряхнуло
по-настоящему.  От  перегрузки,  казалось,  стены  в  коридоре  вогнулись,
затрещали стальные плиты пола. "А ведь теперь мне не спастись,  -  подумал
Чейн, с трудом удерживаясь на ногах. - Братья Ссандера доберутся до  меня,
а если этого не произойдет, то Торговцы поймут, в чем  дело,  и  прикончат
меня сами. Хотя куда им уйти от Звездных волков! Разве эти земляшки  могут
выдержать такие чудовищные перегрузки, которые нам, варганцам, привычны  с
детства... Максимум через час Торговцам перережут глотки - ну а я... я так
просто не сдамся..."
     Когда боковая перегрузка резко спала, Чейн, держась руками за  стены,
пошел к пилотской рубке. Здесь царила темнота,  лишь  с  обзорного  экрана
лился бурый свет туманности, да на приборной  панели  мигали  разноцветные
лампочки. В пилотском кресле, словно глыба льда, застыл Дилулло, его  руки
с набухшими венами лежали на пульте управления.
     Услышав шаги за спиной, капитан обернулся и рявкнул:
     - Какого дьявола ты здесь делаешь? Марш в каюту!
     - Мне надоело сидеть без дела, - сухо ответил Чейн. Быть  может,  вам
понадобится моя помощь.
     Сидящий  в  соседнем  от  капитана  кресле  второй  пилот,  маленький
темнокожий человек по имени Гомес, раздраженно сказал:
     - Гоните его отсюда, Джон. Я терпеть не могу, когда кто-то дышит  мне
в затылок.
     - Держись, Чейн! -  внезапно  воскликнул  Дилулло  и  резко  повернул
корабль в сторону.
     Корабль заскрипел, как рассохшаяся бочка. Изображение звезд на экране
размазалось,  словно  кто-то  провел  по  нему  влажной   тряпкой.   Рядом
пронеслась стена яростного пламени.
     - Мимо, - хрипло сказал капитан. - Мы тоже не лыком шиты, хоть  и  не
Звездные волки.
     - Еще один такой маневр, и вы переломаете всем нам кости, - простонал
Гомес.
     - Вот как? Проверим, - хмыкнул Дилулло и повернул  корабль  в  другую
сторону.
     Кровь брызнула из носа Гомеса и заструилась по щекам к подбородку. Он
внезапно обмяк в своем  кресле.  Из  груди  капитана  вырвался  хрип.  Его
массивное тело навалилось на пульт управления. Чейн шагнул вперед, чтобы в
случае чего занять место  пилота,  но  Дилулло  выпрямился,  жадно  хватая
раскрытым ртом воздух.
     Из интеркома послышался чей-то до неузнаваемости искаженный голос:
     - Капитан, большая часть экипажа лежит без сознания.
     - Я... о-о!
     Чейн усмехнулся,  держась  за  скобу  в  стене.  Он  чувствовал  себя
нормально.  "Разве  это  перегрузки?..  -  подумал  он  и   вздрогнул   от
неожиданной мысли: - Чему я радуюсь, идиот? Да, Торговцы и в  подметки  не
годятся варганцам как астронавты - потому-то ему не уйти от  смерти.  Вряд
ли Звездные волки догадываются, что он на борту грузовика, но  они  напали
на след и перевернут теперь вверх  дном  всю  звездную  систему,  пока  не
найдут его. Напрасно Дилулло связался с ним,  Чейном...  Конечно,  капитан
придумал неплохо - сохранить варганцу жизнь и, шантажируя, сделать из него
послушное орудие для самой  грязной  и  опасной  работы.  Теперь  Торговец
заплатит за это уже СВОЕЙ жизнью..." Капитан, придя в  себя,  обернулся  и
глухо сказал:
     - А может, мне отдать им тебя, сынок?
     - Думаете, вас это спасет? - усмехнулся Чейн. - Черта с два, варганцы
вам все равно перережут глотки. Мало ли  что  я  вам  успел  рассказать  о
секретах Варги...
     Корабль накренился и задрожал, словно на вибростенде, Обзорный  экран
замигал, на мгновение погас, а затем  вновь  засветился.  Они  летели  уже
внутри туманности, невдалеке от огромного оранжевого солнца.
     - Бихел, ты слышишь меня? - закричал Дилулло. - Бихел, ты жив?
     Из интеркома отозвался слабый голос:
     - Жив... да что толку? Все радары скисли... Вы славно  потрясли  нас,
Джон...
     - Еще как, - согласился Гомес. Он пришел  в  себя  и  теперь  вытирал
носовым платком кровь с лица. - Еще немного, и мои кости превратились бы в
порошок.
     - Это только цветочки, - мрачно сказал Чейн, пристально вглядываясь в
экран. - Они не отстанут от нас так просто, помяните мое  слово.  Варганцы
знают, что никто не может соревноваться с ними в выносли...
     Он запнулся, поймав на себе удивленный взгляд  второго  пилота.  Чейн
немедленно изобразил на лице страшные мучения и, охнув, сполз на  пол.  Он
проклинал себя последними словами за потерю бдительности.
     - Вы что, эксперт по Звездным волкам? - подозрительно спросил Гомес.
     - Не нужно быть... экспертом... о-ох, черт, как болит  бок!..  Все...
знают об этом...
     "А я знаю тем более, - продолжил он уже про себя. - Сколько раз  наша
эскадрилья преследовала жертву,  не  тратя  на  нее  снарядов.  Мы  просто
мчались за ней по пятам, не давая противнику ни секунды передышки и  зная,
что скоро он либо сдастся, либо всех  убьет  перегрузка.  Сейчас  и  мы  с
Торговцами оказались в этой роли беспомощной жертвы..."
     В интеркоме вновь зазвучал голос Бихела.
     - Они нашли нас, Джон.
     На обзорном экране из темноты  появился  клин  ярких  искр.  Звездные
волки только что вынырнули вслед за Торговцем из подпространства и  быстро
сокращали дистанцию.
     У Чейна зачесались руки самому  сесть  за  пульт  управления,  но  он
удержался. Это было бы бесполезно. Корабль Торговцев не прочнее,  чем  его
экипаж.
     - Координаты! - прохрипел Дилулло. Его лицо  налилось  кровью,  глаза
запылали бешенством.
     - Есть координаты!
     На  дисплее  компьютера,  стоявшего  рядом  с   панелью   управления,
загорелись колонки  цифр.  Гомес,  наклонившись  вперед,  некоторое  время
вглядывался в них, а затем сказал именно то, что ожидал Чейн:
     - Они окружают нас, капитан.
     В дверях пилотской рубки показался Болларл. Вид  у  него  был  такой,
словно он только что вылез из преисподней.
     - Какого дьявола они хотят от нас, Джон? - сипло спросил он, глядя на
экран мутными глазами.
     - А что хочет голодный волк от зайца? Проглотить его с потрохами...
     "Точно", - подумал Чейн, а сам вслух сказал, со стоном поднимаясь  на
ноги:
     - Это еще не факт, капитан.  Может,  они  хотят  вступить  с  нами  в
контакт и что-то у нас разузнать?
     - Чепуха, - пренебрежительно ответил  Дилулло.  -  Боллард,  включите
защитное поле - скоро здесь будет жарко, как на раскаленной печи.
     - Уже включил - ответил Боллард - Да только  разве  эту  свору  полем
удержишь? Их слишком много...
     - Посмотрим... - буркнул Дилулло и повернулся ко второму пилоту.
     - Есть хоть один проход в окружении?
     - Нет. Нас перехватят раньше, чем мы успеем вырваться.
     В интеркоме зазвучал нервный голос Бихела:
     - Джон, петля затягивается!
     - Сам вижу... У кого-нибудь есть дельные предложения?
     - Есть, - быстро ответил Чейн. - Мы можем преподнести им сюрприз,
     - Опять этот эксперт по Звездным волкам лезет со своими  советами!  -
раздраженно воскликнул Гомес. - Джон, не слушайте его.
     - Говори, Чейн, - приказал капитан.
     - Я не эксперт, но догадываюсь, что варганцы считают нас уже трупами.
Они рассчитывают, что мы пали духом и подняли лапки  вверх.  Расстреливать
нас они не будут - поберегут  снаряды.  Надо  подождать,  пока  кольцо  не
стянется до предела, а затем идти напролом.
     - Силовое поле не выдержит долго, если по нас будут палить в упор,  -
с сомнением сказал Боллард.
     -  Если  мы  будем  действовать  решительно,  много  времени   и   не
понадобится.  Затем  мы  сразу  уйдем  в  подпространство,   а   варганцам
потребуется несколько минут, чтобы перестроить ряды и синхронно уйти вслед
за нами.
     - Некоторые из моих  людей  могут  не  выдержать  сверхперегрузок,  -
задумчиво сказал Дилулло.
     - Вы капитан, вам и решать. Только мы  погибнем  все,  если  варганцы
возьмут нас в оборот.
     - В этом я не сомневаюсь, хотя я тоже  не  эксперт,  -  сухо  ответил
Дилулло. - Боллард, идите в двигательный отсек и  включайте  конвертор  на
полную мощь. И да пребудет с нами удача!
     Он положил руки на панель управления. Чейн вновь ухватился за  скобу.
Через несколько секунд корабль сотрясла страшная перегрузка.  "Сейчас  это
старое корыто развалится!" - подумал Чейн и представил себе,  как  рушатся
панели обшивки и свистит вытекающий в пустоту воздух. Между тем цепь ярких
точек на экране рванулась им навстречу - Дилулло и на самом  деле  шел  на
прорыв. Поняв это, варганцы начали стрелять.  Нос  грузовика  дернулся,  и
корабль стал вращаться - видимо, была повреждена система стабилизации.
     В  интеркоме  раздались  вопли  людей,   буквально   смятых   ужасной
перегрузкой. Среди них пробился искаженный почти до  неузнаваемости  голос
Болларда:
     - Джон, силовое поле отразило два залпа! Энергии хватит, дай бог, еще
на один!
     - Лучше на два, - прохрипел Дилулло. - Черт!
     На экране прямо впереди по курсу появилось темное  пятно,  окруженное
сияющим ореолом. Один из кораблей варганцев блокировал им путь.
     - Посмотрим, как у этого парня с нервами,  -  пробормотал  Дилулло  и
положил космолет на встречный курс с противником.
     "Капитан идет в лобовую атаку!" - понял Чейн. Его охватило  радостное
возбуждение -  такая  битва  была  по  нему.  Черт  побери,  они  заставят
Звездного волка уступить им дорогу!
     Варганский корабль дважды выстрелил по идущему на  него  Торговцу,  и
дважды на поверхности невидимого  силевого  поля  расцвели  лиловые  цветы
вспышек.
     - Джон,  поле  исчезло!  -  зазвучал  в  интеркоме  панический  голос
Болларда. - Дьявол, куда мы летим - да  мы  же  врежемся  сейчас  в  этого
пирата!
     Чейн  живо  представил  себе  лицо  варганца,  сидящего  за   пультом
управления  маленького  "охотника".  Плоское  лицо  с  раскосыми  глазами,
пренебрежительная улыбка на губах. Наверняка сейчас думает: "Этот Торговец
смелый парень, да все равно пороху у него не хватит. Он отвернет в сторону
и подставит бок под мои пушки. Сейчас, вот сейчас он дрогнет..."
     Изображение корабля противника уже заполнило  полэкрана,  но  Дилулло
даже не шелохнулся, не реагируя на крики, доносившиеся  из  интеркома.  Он
шел на таран, и теперь его  ничто  не  могло  остановить.  Чейн  изумленно
смотрел на него, не веря своим глазам. Даже он, Звездный волк, и то ощущал
сейчас приступ страха, а глава Торговцев был холоден и спокоен.
     Когда, казалось, столкновение было уже неизбежно,  корабль  варганцев
отвернул в сторону. Они вырвались из окружения!
     Обзорный экран потемнел,  когда  они  нырнули  в  подпространство,  и
вскоре вновь зажегся. В тусклом свете Редких звезд лицо Дилулло показалось
Чейну усталым и почти старческим.
     Мы выиграли, но это только передышка, - бесцветным  голосом  произнес
капитан. - Они придут снова.
     - Но мы живы! - пылко воскликнул Чейн, с уважением глядя на  Дилулло.
- Значит, у нас есть шанс на спасение. Капитан, я  давно  не  видел  такой
отличной работы.
     - И, надеюсь, никогда больше не  увидишь.  В  следующий  раз  я  тебя
вышвырну из пилотской рубки - уж больно ты много болтаешь. Эй,  Гомес,  ты
еще жив? Черт, он опять без сознания... Ладно, Чейн, сядь  на  минутку  за
пульт управления - мне надо пройтись по кораблю, посмотреть, что  от  него
осталось.
     Капитан устало поднялся и, пошатываясь, пошел к выходу. Чейн уселся в
мягкое кресло и положил нетерпеливые руки на клавиши управления. Как он  и
ожидал, грузовик оказался медлительным и  тяжелым,  но  послушно  выполнил
маневр разворота. Чейн нацелил его в наиболее  плотную  часть  туманности,
где корабль нелегко обнаружить и еще сложнее преследовать.
     Вскоре Дилулло вернулся с еще  более  мрачным  выражением  лица,  чем
прежде. Дела были скверные.  Бешеная  тряска  сделала  свое  дело  -  один
Торговец погиб, четверо, в том числе генерал Марколин, получили  серьезные
ранения. Остальные отделались ушибами, но чувствовали себя неважно.
     Капитан вновь занял свое кресло и с помощью пришедшего в себя  Гомеса
сделал второй прыжок через подпространство. Затем он объявил общий отбой и
заснул здесь же, в рубке, уронив голову  на  пульт.  Чейн  тоже  задремал,
прикорнув в углу и только время от времени поглядывая на  обзорный  экран.
Прошел час, другой, и он начал успокаиваться. Было  похоже,  что  охотники
все-таки потеряли след...
     Но  эта  надежда  развеялась  как  туман,  когда  по  кораблю   вновь
прокатился вой сирены, и в интеркоме зазвучал встревоженный голос Бихела:
     - Капитан, Звездные волки снова появились!
     Дилулло немедленно очнулся  и  встретился  затуманенными  глазами  со
взглядом Чейна. На его лице застыла гримаса отчаяния.
     "И все равно, это был славный  бой,  -  подумал  варганец.  -  Просто
замечательный!"



                                 Глава 14


     Яркие  искры  быстро  перемещались  по  экрану  радара.  Дилулло   не
отрываясь глядел на них, и холодная боль льдинкой колола его желудок. Черт
побери этих Звездных волков, думал он. Черт побери  Моргана  Чейна  и  мое
дурацкое решение оставить его в живых! Если бы я поступил иначе...
     Чейн не мог им принести ничего,  кроме  неприятностей,  с  запоздалым
раскаянием думал Дилулло. Свора Звездных волков никогда еще  не  выпускала
жертвы из своих когтей. Да и сам по себе корабль Торговцев представлял для
них немалый интерес - он мог везти ценные грузы...  скажем,  светокамни  с
Кхарала.
     Капитан покосился на сидящего неподалеку  Чейна.  Быть  может,  стоит
связать его, надеть на него скафандр, привязать к рукам сигнальные огни  -
и выбросить за борт?
     Он вновь взглянул на экран, где светилась россыпь следующих  за  ними
огоньков, и внезапно рассердился.  Не  хватало  еще  трусить  перед  этими
головорезами-варганцами, да еще и помогать им! Это не  только  бесполезно,
но и крайне унизительно.
     Дилулло  поудобней  уселся  в  пилотском  кресле  и   затянул   ремни
страховочного пояса. Всеми фибрами  души  он  был  против  того,  что  ему
предстояло сделать, но другого  выхода  не  видел.  Со  вздохом  он  вновь
положил руки на панель управления.
     Гомес немедленно запротестовал.
     - Джон, вы опять хотите начать эту свистопляску? Люди не выдержат, да
и корабль может рассыпаться в любую минуту.
     - Отличная мысль, парень, - сквозь зубы процедил капитан, не  отрывая
налитых кровью глаз от экрана. - Ты  предлагаешь  мне  поберечь  людей  от
травм и ушибов, чтобы Звездным волкам досталось  свеженькое,  первосортное
мясцо? - Повернувшись, он крикнул в интерком: - Эй,  Боллард,  вы  еще  не
заснули? Давайте полную тягу!
     Корабли  противника  тем  временем   быстро   приближались.   Капитан
некоторое время задумчиво рассматривал их, а  затем,  обернувшись,  сказал
Чейну:
     - Подойди, сынок, - отсюда лучше видно.
     Чейн встал рядом с пилотским креслом и тихо спросил:
     - Что вы намереваетесь предпринять?
     - Сунуть голову им в  пасть,  -  коротко  ответил  капитан.  -  Пусть
подавятся!
     Корабль Торговцев ринулся навстречу  эскадрилье.  В  этот  момент  из
интеркома послышался голос Бихела:
     - Джон, я вижу еще один корабль!  Тяжелый!  Он  следует  за  нами  по
пятам!
     Дилулло слышал эти слова, но не  воспринял  их  -  он  был  полностью
поглощен предстоящей смертельной схваткой. Поняв это, Чейн впился пальцами
в его плечо, так что капитан даже вскрикнул от резкой боли.
     - Какого черта! - прохрипел он,  поворачивая  к  Чейну  побагровевшее
лицо.
     - За нами идет тяжелый крейсер, капитан- возбужденно сказал варганец-
Держу пари, он из того патруля, о котором говорил Тхрандирин. Вхолланцы не
будут играть с нами, как Звездные волки, - расстреляют в упор, как  только
подойдут на дистанцию залпа!
     Дилулло сразу же оценил опасность создавшегося положения  и  крикнул,
обращаясь к штурману:
     - Эй, Бихел, определи скорость крейсера и параметры его траектории!
     Затем он вновь взглянул на экран  -  и  на  этот  раз  на  его  губах
заиграла дьявольская улыбка.
     -  Боллард,  давай  защитное  поле!  Сейчас  мы   преподнесем   нашим
друзьям-варганцам  приятный  сюрприз...  Гомес,  включи-ка  экран  заднего
обзора,
     Теперь он мог видеть  эскадрилью  Звездных  волков  более  отчетливо.
Корабли выстроились U-образной пастью, готовой вот-вот проглотить космолет
Торговцев.  Вскоре  на  расположенном  чуть  ниже  экране  заднего  обзора
появилась яркая точка - это крейсер вхолланцев стремительно  настигал  их,
двигаясь из  глубины  туманности.  Дилулло  со  злорадным  удовлетворением
представил изумленные и озадаченные лица Звездных волков, вдруг увидевших,
что в их капкан угодил не только небольшой транспорт, но и могучий военный
корабль!
     Внезапно ожила рация, чей-то  властный  голос  произнес  на  галакто:
"Вхолланский крейсер обращается к Торговцу! Немедленно  сбавьте  скорость,
или мы вас уничтожим !"
     Капитан включил передатчик и спокойно сказал:
     - Говорит капитан Торговцев Дилулло.  Мы  готовы  подчиниться  вашему
приказу. Что скажете насчет Звездных волков?
     - Мы сами позаботимся о них.
     - Замечательно, - сказал Дилулло. - Только учтите: у  меня  на  борту
находятся Тхрандирин и два генерала. Надеюсь, вы не хотите, чтобы  с  ними
что-нибудь случилось?
     - Конечно, - раздраженно ответил вхолланец. -  Но  сначала  выполните
мой приказ, а затем мы побеспокоимся о заложниках. Вам это ясно?
     - Ясно, - сказал Дилулло и  включил  двигатели  на  полную  мощность.
Корабль стремительно рванулся вперед, рыская из стороны в  сторону,  уходя
от выстрелов. Это было тяжело для корабля, тяжело для людей, но  не  очень
приятно и для вхолланских канониров.
     Строй варганцев немедленно распался - только  сейчас  Звездные  волки
разглядели нового, могучего противника. Они  успели  нанести  по  Торговцу
несколько беспорядочных залпов, а затем  бросились  врассыпную,  чтобы  не
стать удобной мишенью для орудий крейсера. Воспользовавшись этим, космолет
Торговцев проскользнул сквозь их строй и стал удаляться от поля  боя,  где
встретились носом к носу крейсер и  корабли  Звездных  волков.  Завязалась
яростная схватка, напоминавшая битву медведя со сворой быстрых  и  злобных
собак.
     - Славная драка, - с усмешкой сказал  капитан.  -  Жаль,  у  нас  нет
времени, а то я бы с удовольствием посмотрел, кто возьмет верх.
     Вскоре поле битвы осталось далеко позади - оно теперь  выглядело  как
облачко ярких искр. А затем и оно  исчезло  -  корабль  Торговцев  ушел  в
подпространство.
     Чейн, не выдержав, сказал с гордостью, которую не мог скрыть:
     - Не знаю, кто окажется победителем, но у вхоллаяцев  будет  нелегкая
работа. У них есть мощь, а у варганцев - скорость  и  маневренность.  Если
кто-то еще не вмешается в схватку, то дело  скорее  всего  кончится  общей
гибелью.
     - Я тоже надеюсь, что и тем, и другим будет хорошо,  -  резко  сказал
Дилулло и, нагнувшись к интеркому, спросил:
     - Бихел, где мы находимся?
     - Я ввел в компьютер все данные, капитан. Через  минуту  будет  ясно,
куда нас занесло на этот раз. Некоторое время  в  пилотской  рубке  царила
тишина.
     Дилулло заметил, что Чейн смотрит на него со странным  выражением,  в
котором явно проглядывало уважение или даже восхищение.
     - Славно вы поработали, капитан, - сказал он тихо. - Я и  не  слышал,
чтобы при встрече с варганцами кто-нибудь вел себя так смело.
     - Эти Звездные волки слишком самоуверенны, - ухмыльнулся  Дилулло.  -
Кто-то должен был их оставить в  дураках.  Я  рад,  что  это  сделали  мы,
земляне. Так что, Чейн, гордись, что ты родом с Терры.
     - Я не верил в то, что  кто-нибудь  сможет  переиграть  варганцев,  -
признался Чейн. - Но теперь я вижу: у них есть достойные противники.
     - Внимание! - сказал Гомес.
     Принтер компьютера ожил и стал толчками выбрасывать из  своего  чрева
ленту, испещренную цифрами. Гомес внимательно изучил распечатку,  а  затем
нажатием нескольких кнопок ввел данные в кибернавигатор.
     - Если крейсер не менял курса, то мы сейчас увидим, из какой  области
туманности Корвус он появился, - пояснил он, - Смотрите!
     На  экране  дисплея  высветилась  периферийная  область   туманности,
имевшая форму огненной змеи. В том месте, где у "змеи" длиной в  несколько
парсеков должны были находиться глаза, ярко сияла крупная звезда.  Дилулло
включил увеличение, и вскоре они увидели, что  эта  зеленая  звезда  имела
свиту из пяти спутников, из которых лишь один был достаточно велик,  чтобы
гордо называться планетой.
     В пилотский отсек вошел Боллард. Его круглое лицо выглядело  помятым,
багровыми пятнами выделялись несколько кровоподтеков.
     - Как дела в машинном отделении? - не оборачиваясь, спросил капитан.
     - Все в норме. Хотя мы и незаслужили этого.
     - Тогда я думаю, стоит навестить вон ту планету, видите?
     Боллард взглянул на зеленый "змеиный глаз".
     - Может, это то самое место, которое мы ищем? - хмуро  сказал  он-  А
может, и нет.
     - Мы это узнаем, лишь взглянув на него поближе, верно?
     - Это ясно и ежу, Джон. Только хватит ли у  нас  времени?  Надеетесь,
наши друзья-вхолланцы долго провозятся со стаей Звездных волков?
     - Надо рискнуть.
     - Конечно. Только вряд ли  базу  пришельцев  охраняет  один  крейсер.
Держу  пари,  второй  поджидает  нас  на  орбите  -  его,   конечно,   уже
предупредили о нашем приближении. Наверняка он готовит для нас веселенькую
встречу.
     - Спасибо за совет, Боллард, - сдержанно  сказал  капитан.  -  Теперь
займитесь вашими  обязанностями  в  машинном  отделении,  а  я,  с  вашего
разрешения, займусь своими.
     Он решительно положил руки на панель управления и направил корабль  к
зеленой звезде.
     - Они  вынырнули  из  подпространства  в  опасной  близости  от  двух
небольших планетоидов, окутанных пылевым облаком,  которое  в  этой  части
туманности светилось тусклозеленым светом,  Дилулло  невольно  вспомнил  о
золотистом свете Солнца, о матери-Земле, где тоже было  много  зелени,  но
живой, теплой, ласковой... Хотя нет - однажды в детстве он, захлебнувшись,
лежал на дне бассейна и в отчаянии  смотрел  вверх,  через  слой  дрожащей
зеленой воды, которая тихо шептала ему: "Смерть, смерть..."
     Капитан тряхнул головой, отгоняя кошмарное воспоминание.  В  тот  раз
ему на помощь пришел отец, а сейчас помощи ждать неоткуда...
     Из интеркома раздался взволнованный голос Бихела:
     - Капитан, я вижу второй крейсер. Он барражирует на  орбите  планеты.
По-моему, у нас нет шансов проскользнуть мимо.
     - Зато мы знаем, что находимся у цели,  -  сухо  ответил  Дилулло.  -
Боллард, вы еще здесь?
     - Сейчас иду, - ответил  Боллард,  завороженным  взглядом  смотря  на
экран кибернавигатора. На нем появилось увеличенное  изображение  планеты,
вокруг которой плавно скользила яркая точка. -  И  что  мы  будем  делать,
Джон?
     - Не беспокойтесь, через пять  минут  я  придумаю  отличный  план,  -
ответил капитан.
     В пилотском отсеке послышался голос Рутледжа.
     -  Капитан,  мне  удалось  настроиться  на  волну  радиообмена  между
крейсерами. По-моему, в этот разговор вполне можно вмешаться.
     -  Недурная  идея!  -  с  энтузиазмом  воскликнул  Дилулло.  -   Надо
заморочить им голову. Чейн, приведи-ка сюда Тхрандирина. Рутледж,  я  хочу
слышать, о чем эти вхолланцы мило беседуют.
     Некоторое  время  капитан  вслушивался  в  голоса,  почти   полностью
заглушенные шумом помех.
     - Хм... - пробормотал он задумчиво, -  похоже,  один  из  них  просит
помощи, а второй утверждает, что не может оставить свой  пост.  Любопытно,
очень любопытно...
     Вскоре  Чейн  вернулся,  приведя  раздраженного   Тхрандирина,   Тот,
казалось, собирался обрушить на капитана потоки негодования,  но,  услышав
невнятные  голоса  в  интеркоме,  насторожился.  На  его  лице   появилось
выражение тревоги. Дилулло с насмешкой взглянул на него.
     - Похоже, Звездные волки задали хорошую трепку  вашему  крейсеру,  не
так ли?
     Тхрандирин хмуро кивнул.
     - Второй крейсер, конечно же, не оставит товарищей в  беде?  -  мягко
спросил Дилулло, не отводя от вхолланца пытливых глаз.
     - Нет. Он не имеет права сделать это.
     - Может быть, вы переведете нам...
     - Нет!
     Дилулло пожал плечами и отвернулся. Интонации одного из голосов стали
паническими. Второй долго молчал, загем нехотя произнес короткое  слово  и
отключился от связи.
     Туршдирин яростно воскликнул:
     - Нет, только не это!
     - О чем они говорили? Второй крейсер дал согласие прийти  на  помощь,
верно?
     Тхрандирин упрямо покачал головой.
     - Хорошо, - спокойно сказал Дилулло, - мы скоро и так увидим, до чего
договорились ваши друзья.
     В пилотском отсеке настала  тишина.  Все  не  отрываясь  смотрели  на
экран, но яркая точка ушла за край планеты, и о  ее  движении  можно  было
судить лишь по показаниям локаторов дальнего обзора.
     - Джон, - раздался из интеркома взволнованный голос Бихела, -  второй
крейсер уходит с орбиты!
     - Идет нам навстречу?
     - Нет... кажется, нет... Он отошел от  планеты...  черт,  он  ушел  в
подпространство!
     -  Отлично,  -  улыбнулся  Дилулло.  -  Тхрандирин,   может,   теперь
расскажете, о чем беседовали ваши друзья? Вхолланец с ненавистью  взглянул
на него.
     - Они пошли к первому крейсеру, - процедил он. - Капитаны решили, что
Звездные волки куда опаснее вас.
     - Не очень-то лестно! - воскликнул Дилулло. -  Но  я  не  в  обиде  -
планета осталась без охраны, вход открыт.
     - Да, это так, - злобно усмехнулся вхолланец. - Теперь вы можете даже
сесть. Но учтите: вы суете голову в петлю. Разделавшись с  пиратами,  наши
крейсера вернутся и прихлопнут вас одним щелчком.
     Незаметно вернувшийся в кабину Боллард встревоженно сказал:
     - Я согласен с ним, Джон.
     - Я тоже, - кивнул Дилулло.  -  Но  что  нам  делать  -  поворачивать
обратно?
     - Что? - с  негодованием  воскликнул  Боллард.  -  После  всех  наших
мытарств? Пойду, надо готовиться к посадке.
     Чейн увел обескураженного Тхрандирина, не скрывая радостной улыбки, а
капитан на полной скорости повел корабль к голубому шару планеты.



                                 Глава 15


     Все обстоит недурно, думал Дилулло. Но было бы  еще  лучше,  если  бы
было известно, как выглядит база пришельцев и где  она  расположена.  Ясно
одно: времени на поиски мало, очень мало...
     Передав  управление  Гомесу,  он  вышел  в  коридор,   предварительно
незаметно кивнув Чейну. Оставшись наедине с варганцем,  капитан  не  спеша
раскурил трубку и спросил:
     - Чейн, что ты думаешь  о  создавшейся  ситуации?  Как  поведут  себя
Звездные волки, увидев второй крейсер? Они вступят в решительный  бой  или
дадут деру?
     - Варганцы бесстрашны, но отнюдь не безмозглы, - хмуро ответил тот, -
С одним крейсером они могли бороться на равных  -  вы  сами  слышали,  как
вопил от страха  бедняга  капитан.  Но  два  тяжелых  крейсера.  нет,  это
слишком. Варганцы предпочтут уйти.
     - Из боя? Или вообще из туманности?
     Чейн пожал плечами.
     - Если бы Ссандер был жив  и  приказал  отступить,  то  они  ушли  бы
вообще.  Эскадрилья  слишком  долго  находится  в  рейде,   люди   устали,
боеприпасы кончаются...  Ссандер  умел  балансировать  на  лезвии  ножа  и
принципу "победа или  смерть"  предпочитал  умение  выжидать.  Но  Ссандер
мертв, а его братья... Знай они, что я здесь, то они через некоторое время
вернулись бы и подстерегли нас на обратном пути. Но  они  не  могут  этого
знать... Думаю, Звездные волки все же уйдут. Нам, правда, от  этого  легче
не станет - вполне хватит и  двух  вхолланских  крейсеров.  Разделаться  с
кучкой Торговцев не представит для них особой проблемы.
     - Не забывай, сынок, что ты часть этой проблемы, - напомнил  капитан,
не без сожалении гася недокуренную трубку. - Ладно, пойду, скоро посадка.
     Корабль  Торговцев,  экономя  время,   не   стал   тратить   его   на
предпосадочные маневры и вошел  в  атмосферу  по  весьма  опасной,  крутой
траектории.  Планета  была  окутана  густым  слоем  облаков,  что   весьма
затрудняло ориентировку. Вокруг бушевал могучий ураган, от ударов которого
космолет то и дело рисковал потерять устойчивость. Не  без  труда  Дилулло
удалось вывести его  на  планирующую  траекторию.  Снустившись  ниже  слоя
облаков,  они  увидели  поверхность  планеты,  покрытую   большей   частью
скальными массивами и испещренную волнами громадных дюн. Во многих  местах
пески,  вздыбившись,  почти  полностью  нырывали  цепи  скал,  но  кое-где
каменные стены оказывались достаточно высокими  и  выдержали  напор,  хоти
ветер и источил их множеством пещер и  туннелей.  Цветовая  гамма  планеты
была необычной: раздражающей глаз - песок кровавого цвета, небо - желтого,
а солнечный свет -  изумрудного.  Впечатление  было  такое,  будто  пейзжк
нарисовал капризный ребенок, смешавший самые яркие и не подходящие друг  к
другу краски, чтобы посмотреть, что из этого получится.
     - Черта с два здесь  что-нибудь  разглядиыь,  -  сказал  сквозь  зубы
Дидулло.
     Гомес выругался, а Чейн, напротив, беззаботно рассмеялся.
     - Лучшего места для базы пришельцев в Галактике не найдешь, -  сказал
он. - Уже не говорю о том, что вхолланцы могли ее  здорово  замаскировать.
Но удача до сих пор была на нашей стороне, капитан. Не верю, что  она  нас
покинула.
     Из интеркома послышался голос Болларда:
     - Капитан, вы обнаружили что-нибудь?
     - Нет. У меня уже в глазах рябит,  но  ничего  подозрительного  я  не
видел; хмуро ответил  Дилулло.  -  И  все  же  мы  идем  точно  по  орбите
патрульного крейсера, только на меньшей высоте. База должна быть здесь,  я
уверен!
     - Хм... лучше  бы  нашей  удаче  поторопиться,  -  недовольно  сказал
Боллард. - Скоро могут вернуться крейсеры.
     - Я молю бога, чтобы они со Звездными волками перегрызли  друг  другу
горло. Это лучшее, что могло бы произойти...
     Вскоре они уже летели над ночным полушарием,  но  Дилулло  переключил
обзорный экран на Н-локаторы,  так  что  видимость  ухудшилась  ненамного.
Через некоторое время они встретили рассвет  непривычного  медного  цвета.
Когда солнце вновь поднялось в зенит, вдалеке показалась иззубренная стена
черных скал, о которую разбивался прибой песчаного моря. По другую сторону
хребта, защищенный им от вездесущего ветра, располагался странный  объект.
Дилулло не поверил своим глазам - хотя с того самого момента, когда увидел
фотографии трех предметов из вхолланского ангара, ожидал  встретить  нечто
подобное.
     Это был гигантский корабль, не менее  двух  миль  в  длину.  Он  имел
непривычную форму, без малейших признаков округленностей или  обтекаемости
- нет, это был корабль-город, с сотнями многоугольных выступов,  шпилей  и
грибообразных надстроек. Он  явно  не  был  предназначен  для  посадок  на
планеты - нет, это был летающий мир. Он лежал на  пурпурном  песке  словно
кит, выброшенный на отмель с рваной раной в боку.
     Потрясенный Чейн сказал:
     - Так вот что нашли вхолланцы!
     - Но откуда прилетел этот монстр? - дрожащим голосом произнес  Гомес.
- Я не слыхивал о таких мирах...
     - Сомневаюсь, что корабль таких титанических размеров был создан  для
заурядных межзвездных путешествий, - задумчиво сказал Дилулло. -  Нет,  он
прилетел издалека... быть может, из другой галактики...
     - Но зачем он сел на планету? - недоуменно спросил Чейн. - Гравитация
должна была неизбежно разрушить его - что она и сделала.
     - Видимо, другого выхода у них не было, - сквозь зубы сказал  Дилулло
и крикнул в интерком: -  Внимание,  начинаю  резкое  торможение  и  маневр
разворота!
     Через полчаса космолет Торговцев, погасив скорость и выпустив крылья,
что делало его похожим на обычный самолет, вернулся к гряде скал.
     - Глядите, нас заметили! - воскликнул Чейн.
     Он указал на небольшой (конечно, по сравнению с звездолетом) купол  у
подножия скалы. При виде появившихся в небе нежданных гостей  из-под  него
стали выбегать люди. Один из них бросился к чудовищному космолету - словно
муравей пополз по стволу лежащего на земле дерева.
     Дилулло наклонился к интеркому и отрывисто сказал:
     - Ребята, скоро мы приземлимся. Я  думаю,  нас  встретят  в  основном
ученые и  инженеры,  но  наверняка  вхолланцы  оставили  здесь  и  охрану.
Используйте против них стуннеры. Без нужды  никого  не  убивать!  Боллард,
идите ко мне, надо поговорить.
     Когда заместитель командира пришел в отсек,  Дилулло  поставил  перед
ним задачу:
     - Вы будете возглавлять десантный отряд. Прежде всего нужно захватить
купол. После этого надо будет разместить охрану по периметру вокруг  обоих
кораблей. Я постараюсь сесть поближе  к  этому  гиганту,  чтобы  капитанам
крейсеров не пришло в голову обстреливать нас сверху,  -  уверен,  они  не
захотит попасть в пришельца. Да пребудет с нами удача!
     Вскоре космолет Торговцев с  ревом  приземлился  на  красную  равнину
рядом с массивным, цолуразрушенным корпусом "чужака",  уходящим  в  желтое
небо, подобно стальному утесу. Люк распахнулся. По выдвижному  панлусу  на
землю резво сбежал Дилулло со стуннером  в  руках.  Чуть  позади  следовал
Чейн, за ним - остальные Торговцы. Вхолланцы, растерянно стоявшие рядом  с
куполом, в панике бросились врассыпную. "С ними проблемы не  будет",  -  с
усмешкой подумал Дилулло и тут же увидел солдат. Более двадцати человек  в
мундирах-туниках выбежали один задругим из  огромного  разлома  в  корпусе
гиганта. Похоже, они составляли его охрану и поэтоыу вовремя  не  заметили
появления непрошеных гостей. Солдаты были вооружены бластерами. Действуя с
профессиональной  выучкой,  они  рассыпались   цепью,   пытаясь   окружить
Торговцев.
     Боллард был готов к этому. Он метнул гранату с парализующим газом,  и
тут же Торговцы, надев на головы дыхательные маски, упали на землю,  чтобы
не попасть под случайный выстрел.
     Вхолланцы  немедленно  закашляли  и,  выронив  оружие,  закрыли  лица
ладонями. Торговцы быстро и умело разоружили солдат,  а  затем  загнали  в
купол вместе с гражданскими, не  оказавшими  никакого  сопротивления.  Вся
операция заняла несколько минут.
     - Отлично! - воскликнул Чейн, с довольной улыбкой подходя к  Дилулло.
- Вы сделали все легко и просто - такого я еще не видел...
     Капитан  хмыкнул,  не  сводя  озабоченного  взгляда  с  титанического
корпуса корабля пришельцев.
     - Вы, похоже, не очень-то довольны? - с удивлением заметил Чейн.
     - Серьезные вещи не делаются легко, - проворчал  Дилулло.  -  Значит,
платить придется позже... - Он с озабоченным ридом  взглянул  на  небо.  -
Много я дал бы, чтобы узнать, когда вернутся эти чертовы крейсера.
     Тем временем Боллард организовывал круговую оборону вокруг грузовика,
перевезя на позиции  все  имевшееся  на  борту  оружие,  включая  образцы,
предназначенные для продажи. Несколько человек занялись устройством боевых
точек,  выжигая  бластерами  траншеи   в   каменистой   почве.   Остальные
устанавливали вдоль линии обороны переносные бронещиты - Торговцы  нередко
использовали их на враждебных планетах. Работа спорилась, время от времени
люди поглядывали вверх.
     Небо выглядело мрачно и тускло. Солнце почему-то приобрело  синеватый
оттенок и было похоже на лицо  утопленника,  глядящего  на  землян  сквозь
толщу газов туманности. Вокруг было  пустынно,  дул  сильный  ветер,  неся
облака едкого песка, а выше, над  грядой  скал,  он  уже  мчался  с  силой
страшного урагана, угрожающе воя. Работать было  трудно,  песок  назойливо
лез в глаза, сыпался за воротник, безжалостно  колол  потную  кожу  людей.
Было холодно и неприветливо, и хотя воздух был пригоден  для  дыхания,  он
имел горький запах. Дилулло бывал на  десятках  планет,  но  этот  мир  не
понравился ему с самого начала. Ничто не могло здесь жить  -  может  быть,
потому пришельцы и выбрали это место для того, чтобы умереть?
     Через полчаса Боллард доложил, что линия обороны установлена. Капитан
обошел ее, придирчиво проверяя готовность людей. Их явно  не  хватало  для
серьезной борьбы с вхолланцами, но  вооружение  было  отличным.  В  случае
наземных боевых действий шансы Торговцев были не так плохи.
     - Бихел дежурит у радара? - спросил Дилулло.
     - Да. Пока он ничего не обнаружил, - ответил Боллард.
     - Чейн, сходи в купол и найди мне  среди  вхолланцев  специалиста  по
этой махине, - капитан кивнул в сторону галактолета. -  Пока  у  нас  есть
время, я хотел бы взглянуть на оружие пришельцев.
     Чейн побежал к куполу, а капитан не спеша  направился  к  гигантскому
разлому   в   корпусе   чужого   корабля.   Вхолланцы    положили    здесь
металлопластовый настил и установили нечто вроде широких ворот, защищавших
внутренность корабля от ветра и песка.
     Дилулло поднялся по настилу и вошел в чужой мир.



                                 Глава 16


     Чейн быстрым шагом шел под нависающей над ним стеной галактолета.  Он
думал сейчас не о том, как выполнить приказ командира, - нет,  сейчас  его
мысли занимала битва, разыгравшаяся там, в глубине туманности.  Смогут  ли
его недавние собратья - Звездные волки одержать верх? Ему так хотелось  бы
этого, несмотря на  то,  что  поражение  вхолланцев  означало  его  верную
гибель...
     Дни, проведенные на корабле Торговцев, были  самыми  тяжелыми  в  его
жизни.  Схватка  с  эскадрильей  Звездных  волков  вызвала  у  него  самые
противоречивые чувства. Еще недавно все в его жизни было просто и  ясно  -
он был волком из стаи среди галактических джунглей: рви  врага  на  части,
набивай трюмы богатой наживой и, опьяненный победой, иди к  родной  Варге,
где "джентльменов удачи" ждут слава и восхищенные глаза девушек!
     Но бывшие братья отвергли его, и ему пришлось присоединиться к  стаду
овец... Это плохо само по себе,  но  гораздо  хуже,  что  ему  это  начало
нравиться.  Капитан  Дилулло  был  всего  лишь  землянином,  но  при  этом
человеком мужественным и умным. Надо признать, что ни один  Звездный  волк
не действовал бы лучше в создавшейся ситуации...
     Что же будет с эскадрильей? Вхолланцы, несмотря на приказ,  предпочли
выложить Торговцам эту планету на серебряном блюдце, лишь бы не дать шанса
Звездным волкам выиграть бой. А теперь исход битвы предрешен, два  тяжелых
крейсера - это страшная сила. Затем они вернутся  и  беспощадно  уничтожат
нежданных "гостей". Его, Чейна, в любом случае ждет смерть...
     Чейн мотнул головой, отгоняя прочь тоскливые мысли. К дьяволу  нытье!
Пока он еще жив и так просто не дастся в руки врагам, кто бы они ни были!
     Дойдя до купола, охраняемого двумя Торговцами со стуннерами в  руках,
он вошел внутрь. Там находились  вхолланцы  под  присмотром  еще  четверых
землян во главе с Секкиненом. На Чейна обрушился поток жалоб и возмущенных
криков, но он гаркнул на пленных так, что все мигом  замолчали.  Затем  он
начал по очереди опрашивать всех гражданских,  ища  подходящего  гида  для
экскурсии по галактолету.В конце концов он остановил свой выбор  на  одном
из ученых, высоком, немного сутулом человеке  средних  лет  с  мускулистой
фигурой и заискивающим взглядом. Несмотря на внушительную  комплекцию,  он
чем-то напоминал прилежного  ученика.  Ученого  звали  Лабдибдин,  он  был
руководителем одной из исследовательских групп.
     - Учтите, - сказал он Чейну, -  я  никогда  не  буду  сотрудничать  с
врагами Вхоллы!
     - Не верьте ему, - сказал Секкинен.  -  Этот  парень  ручной,  словно
дворняга.
     - Я и сам вижу, - усмехнулся Чейн и вдруг схватил вхолланца за  руку,
сжав ее с такой силой, что тот скривился от боли. Лабдибдин  с  изумлением
посмотрел на  Чейна  -  не  мог  поверить,  что  человек  столь  скромного
телосложения обладает такой невероятной силой.
     Чейн отпустил его руку и дружески улыбнулся.
     - Будем считать, познакомились, - добродушно сказал он. - Не бойтесь,
мы не причиним вам вреда. Пойдемте со мной.
     И вхолланец, опустив голову, чтобы не  встретиться  с  презрительными
взглядами товарищей, послушно последовал за ним.
     Выйдя из купола, Лабдибдин заметно приободрился  и  без  умолку  стал
говорить  о  галактолете,  о  его  титанических   размерах   и   о   своих
предположениях насчет целей его прибытия в Галактику, но Чейн  слушал  его
вполуха. Его занимало сейчас совсем другое -  чутьем  Звездного  волка  он
понимал, какая богатая добыча может находиться на борту. "Да этого хватило
бы всей Варге на десятки лет!" - возбужденно подумал он. Но затем вспомнил
рассуждения Дилулло об этике, о верности слову Торговца, и его пыл заметно
поостыл. Без всякой нужды он ткнул вхолланца  в  спину,  раздраженный  его
болтовней. Вскоре они вошли через пролом в  корпусе  корабля  и  оказались
почти в полной темноте.
     Лабдибдин замолчал и уверенно повел Чейна  за  собой,  лавируя  среди
огромных обломков рухнувшей стены.  Через  некоторое  время  они  вышли  в
коридор, который, казалось, тянется бесконечно в обоих  направлениях.  Его
тускло освещали лампы, подвешенные под  потолком  -  видимо,  вхолланскими
инженерами. Впечатление было такое, будто в желудке кита зажгли  спичку  -
видимость здесь ничуть  не  лучше.  Тем  не  менее  Чейн  смог  разглядеть
облицовочные  плиты  в   коридоре,   они   были   сделаны   из   того   же
бледно-золотистого материала, который он уже видел  в  ангаре  на  Вхолле.
Должно быть, этот металл  обладал  огромной  прочностью,  поскольку  стены
сохранились вполне прилично. Пол же  местами  шел  крутыми  волнами,  хотя
толстые плиты нигде не раскололись.
     В стенах коридора, футах в пятидесяти друг от  друга,  зияли  широкие
проемы. Вслед за вхолланцем Чейн вошел в один из них  -  и  остановился  в
недоумении.
     Он  стоял  в  необъятном,  укутанном  мглой  зале,  едва   освещенном
несколькими сотнями мощных ламп. Пространство заполняла паутина лестниц  и
галерей,  сотканных  из  прозрачного  материала,  -  у   Чейна   создалось
впечатление, будто он висит в воздухе.  Галереи  были  связаны  множеством
золотистых труб, по-видимому, лифтовых шахт.  То  там,  то  здесь  в  зале
высились настоящие небоскребы, поражавшие  своей  причудливой  симметрией.
Некоторые под воздействием сотрясения покосились, два или три  раскололись
посередине. Приглядевшись, Чейн увидел внутри ближайшего такого  здания...
вещи, множество вещей необычной формы! Похоже, каждый из них  являл  собой
музей или склад.
     - Эти ребята-пришельцы, должно быть, были величайшими грабителями  во
Вселенной! - с благоговением прошептал Чейн.
     Лабдибдин с негодованием взглянул на него.
     - Что за чушь! Они были  не  разбойниками,  а  учеными,  собирателями
всего сущего.
     - Хм... Это, знаете ли, зависит от точки зрения, - хмыкнул Чейн. -  Я
за то, чтобы вещи называть своими именами... Но где же наш капитан?
     Лабдибдин осмотрелся и уверенно пошел к ближайшему из  "небоскребов".
Им пришлось миновать место, где  галерею  пересекала  широкая  трещина,  и
пройти  несколько  десятков  метров  по  узкой  металлической  доске   над
пропастью. Войдя  в  овальный  дверной  проем,  они  оказались  на  пороге
обширного помещения. Вдоль его стен стояло множество стеллажей  с  ящиками
из  того  же   золотистого   материала,   заполненными   образцами   самых
разнообразных минералов - Чейн узнал среди них осколки гранита,  базальта,
песчаника, мрамора. Похоже, камни были собраны со всех концов Галактики. В
нескольких ящикы  он  с  волнением  увидел  самоцветы,  рубины,  изумруды,
алмазы... и сотни других камней, названия которых не знал.
     На других стеллажах  размещались  предметы,  изготовленные  разумными
существами: изогнутые  мечи  под  стать  Геркулесу  с  богато  отделанными
рукоятями, грубо сработанные топоры, поясные пряжки, кольца, молотки, пилы
и даже булавки...
     - Это лишь ничтожная часть того, что  собрали  пришельцы,  -  сообщил
Лабдибдин. -  Никыой  системы  в  коллекции  пока  нет  -  видимо,  экипаж
собирался заняться классификацией во время долгой дороги домой.
     - Домой? - переспросил Чейн. - Так вы знаете, откуда  они  прилетели?
Они что, и есть эти загадочные Предтечи?
     Лабдибдин пожал плечами.
     - Вряд ли... По крайней мере, мы в этом не уверены.
     Не выдержав, Чейн снял со стеллажа  один  из  ящиков  с  драгоценными
камнями и жадно запустил в них руки. Его ослепило  искристое  разноцветие,
жаркий блеск алмазов, теплое сияние сапфиров, холодный свет изумрудов...
     Лабдибдин позволил себе робко улыбнуться.
     - Раньше контейнеры перемещались с помощью какой-то  неведомой  силы.
Нужно было поднести руку вот к той белой линзе на передней  стенке,  и  он
двигался вслед за рукой словно невесомая пушинка. Увы, энергии уже  нет...
Чтобы  проникнуть  в  склады,  пришлось  взрывать  стены,  и  случайно  мы
повредили энергоустановку...
     - Ничего, - сказал Чейн, с трудом отрываись от драгоценностей,  -  Но
мы отвлеклись, надо искать Дилулло.
     Они нашли его в следующем зале. Дилулло очень внимательно  осматривал
ящики с землей.
     - Это образцы почвы, - пояснил Лабдибдин, поймав  вопрошающий  взгляд
капитана. - В соседних залах располагаются ботанические коллекции, образцы
воды и  атмосферы  с  сотен  планет,  где  побывали  пришельцы  из  другой
галактики.
     - Любопытно, - вежливо улыбнулся Дилулло. - А где они держат, скажем,
оружие?
     - В соседних складах есть и оружие - правда, не очень много, да и  то
в основном макеты...
     - Не морочьте мне голову,  -  сердито  сказал  землянин.  -  Меня  не
интересуют детские игрушки. Я хочу увидеть вооружение этого суперкорабля.
     Лабдибдин растерянно взглянул на него.
     - Я понимаю, это звучит  невероятно,  но...  но  мы  не  нашли  здесь
никакого оружия, кроме того, что входит в состав коллекций...
     Я не виню вас за эту ложь, - терпеливо сказал Дилулло. -  Я  понимаю,
вы не хотите дать нам в руки оружие, которое мы можем использовать  против
вашего народа. Даю вам слово, мы не собираемся этого делать. Но нас  очень
интересует некое супероружие, о котором стало  известно  нашим  друзьям  с
Кхарала...
     Слабый румянец проступил на щеках Лабдибдина  -  Чейн  впервые  видел
тжое у вхолланцев с их мраморной белоснежной кожей.
     - Опять это проклятое оружие... - с безнадежным видом прошептал он. -
Мое начальство с Вхоллы непрерывно давит на меня,  приказывы  любой  ценой
найти оружие пришельцев - и никак не желает понять, что его попросту  нет!
КРИИ - так мы называем тех, кто прилетел на этом корабле - не использовали
никаких, даже примитивных видов оружия!
     - Почему вы в этом так уверены? - хрипло спросил Дилулло.
     - Мы нашли тысячи, десятки  тысяч  образцов  всего,  что  можно  себе
представить, но не нашли ни единого живого существа, хотя  бы  чучела  или
скелета. КРИИ не посягали на жизнь  даже  червя  -  против  кого  им  было
вооружаться? Пойдемте, я вам покажу кое-что.
     Он ринулси из помещения и уверенно направился к  ближайшей  лестнице.
Озадаченно переглянувшись с Чейном, Дилулло сказал:
     - Не своди с него глаз, сынок. Уж больно он прыток...
     Они почти бегом последовали за Лабдибдином и вошли в обширную  кабину
одного из лифтов. Спустившись на несколько уровней, потом они долго шагали
по узкому, с высоким потолком коридору, стараясь не  отставать  от  своего
гида. Наконец  коридор  вывел  их  в  просторный  зал,  тускло  освещенный
вхолланскими  лампами.  Похоже,  здесь  некогда   располагалась   какая-то
лаборатория.  Посреди  комнаты  высился  стол  под  стать  Гаргантюа.  Его
окружали непропорционально узкие кресла с высокими  спинками  и  потертыми
сиденьями. Вдоль стен тянулись стойки с приборами.  Их  пульты  управления
были усеяны отверстиями диаметром с карандаш; Чейн из любопытства заглянул
внутрь - оказалось, в глубине каждого имеется кнопка.  Это  означало,  что
пальцы пришельцев (если, конечно, у них были пальцы) были не толще мизинца
младенца!
     - Интересно, сколько времени эти ваши КРИИ провели в  путешествии?  -
спросил он.
     - Извините, но ваш вопрос нелеп, - ответил Лабдибдин. - Что  означает
"сколько времени"? В чьем исчислении - в их или в  нашем?  Гадать  -  дело
неблагодарное... Взгляните-ка лучше сюда.
     Он пригянул руки к приборной стойке из золотистого материала.
     - Эй, не торопитесь! - Чейн, подскочив к вхолланцу,  схватил  его  за
шею своими цепкими пальцами. - Учтите, я легко оторву вам голову,  ты  что
лучше воздержитесь от своих штучек.
     - Я не идиот, - огрызнулся Лабдибдин. -  Это  всего  лишь  автономная
силовая установка. Сейчас вы поймете, для чего она предназначалась...
     - Пусть показывает, - сказал Дилулло рассеянно. Его  занимало  сейчас
другое - чем  кончилась  схватка  в  туманности?  Когда  появятся  корабли
противника?
     Чейн с проклятием  отступил,  не  сводя  с  вхолланца  настороженного
взгляда. Тот, что-то недовольно бормоча под нос, натянул на руки  странные
перчатки с длинными гибкими прутьями, идущими от кончиков  пальцев.  Затем
он ловко стал касаться ими кнопок управления, набирая какую-то команду.
     Невдалеке  от  пульта  стоял  массивный  куб,   чем-то   напоминающий
пьедестал для памятника. Над ним немедленно появилось  мерцающее  облачко,
которое вскоре превратилось в трехмерное  нзображение.  Чейн  взглянул  на
него и недоуменно спросил:
     - Это еще что?
     - Как что? - в свою очередь удивился Лабдибдин. - Вы  землянин  и  не
узнаете?
     Дилулло хмыкнул.
     - Это сокол-сапсан, одна из земных птиц, - пояснил он. - Но зачем  вы
это нам показываете?
     - Я доказываю то, о чем говорил ранее, -  КРИИ  не  уничтожали  живых
существ  для  своих  коллекций.  Они  собирали  лишь  их   голографические
изображения, причем  не  только  внешнего  вида,  но  и,  что  называетса,
внутренностей.
     Он вновь начал ловко колдовать своими перчатками, а над  пьедесталом,
сменяя друг друга, появлялись изображения живых  существ  со  всех  концов
Галактики: насекомых, рыб, червей, пауков...  Наконец  Лабдибдин  выключил
прибор и снял перчатки.
     - Святые небеса, когда же мне кто-нибудь поверит! - воскликнул он.  -
Не было у КРИИ оружия, понимаете - не было! У них, конечно, были  какие-то
оборонительные системы типа  силовых  экранов.  Нам,  правда,  не  удалось
привести их в действие...
     Дилулло кивнул.
     - Понятное дело, они не заработают здесь, даже если  бы  вам  удалось
включить   питающие   их   энергетические   установки.   Силовые    экраны
разворачиваются  только  в  космосе,  в  свободном  от  материальных   тел
пространстве...
     - То же самое утверждают и наши инженеры, - заметил Лабдибдин. -  Так
или иначе, вы должны поверить - КРИИ не использовали даже простейших видов
наступательного оружия, не говоря уже о  мифическом  сверхоружии,  которое
так жаждет заполучить наше вхолланское правительство!
     - Не может быть! - гневно воскликнул Чейн, - Вы попросту морочите нам
голову!
     - А я начинаю верить в  это,  -  тихо  сказал  Дилулло,  не  сводя  с
вхолланца пристального взгляда. - Но почему вы называете  пришельцев  этим
странным именем - КРИИ? Вам что, удалось расшифровать их записи?
     - Только некоторые, - признался Лабдибдин. - Лучшие лингвисты  Вхоллы
работали не покладая рук почти три года, но в  разгадке  языка  пришельцев
сделаны лишь первые шаги. Их совсем загоняли, этих бедняг-лингвистов... Да
что там говорить, с нас вообще дерут три шкуры! Чуть ли  не  ежедневно  мы
получаем гневные правительственные телеграммы.  От  нас  требуют  ускорить
розыски сверхоружия, и только это! Нам в руки попал огромный корабль-музей
из  другой  галактики,  настоящая  сокровищница  знаний,  но  они   никого
совершенно не интересуют.
     - Другая галактика... -  задумчиво  пробормотал  Дилулло.  -  Что  вы
узнали об этих КРИИ?
     -  Я  уже  говорил  -  это   были   ученые-энциклопедисты,   истинные
энтузиасты,  посвятившие  себя  изучению  всего   сущего...   Уровень   их
технологии позволил в буквальном смысле объять необъятное.
     - И тем не менее их корабль потерпел катастрофу.
     - Да, хотя о ее причинах можно только гадать. Наши инженеры  считают,
что   взорвалась   одна   из   силовых   установок,    питавших    системы
жизнеобеспечения. КРИИ вынуждены были  высадиться  на  ближаишую  планету,
хотя их галактолет  не  был  для  этого  предназначен.  В  результате  они
потеряли всякую надежду на возвращение. Чистая случайность,  что  один  из
вхолланских кораблей-разведчиков наткнулся на них...
     - На них? - переспросил Дилулло. - Вы что, нашли их останки?
     - Останки? Нет, что вы, мы обнаружили тела, в  которых  еще  теплится
жизнь. Экипаж КРИИ не погиб, он ждет, ждет своих спасителей!



                                 Глава 17


     Они  шли  по  бесконечным  коридорам,  направляясь  к  самому  сердцу
корабля. Эхо шагов  гулко  отражалось  от  высоких  металлических  сводов,
окутанных полутьмой, лишь кое-где рассеиваемой светом вхолланских ламп.
     - Мы редко приходим сюда, - тихо сказал Лабдибдин. - И не потому, что
боимся чего-то конкретного - просто нервы у нас не железные...
     Его  первоначальный  враждебный  настрой  по  отношению  к  Торговцам
полностью рассеялся, и в голосе все чаще  стали  появляться  доверительные
интонации. "Он управляемый человек, - с удовлетворением подумал Дилулло. -
Чейн сделал верный выбор. Кроме того, этому вхолланцу до  чертиков  надоел
занавес секретности вокруг его работы, ему  приятно  поговорить  с  новыми
людьми. Что ж, он не год и не два  был  практически  заключенным  на  этом
корабле и совершил за это время массу  открытий,  до  которых  никому  нет
дела. Хм... нас тоже интересует сверхоружие, но и на  остальное  любопытно
взглянуть. Черт побери, да для нас, Торговцев, этот галактолет -  настоящы
сокровищница!"
     И все же капитану Торговцев было не по  себе  -  он  чувствовал  себя
муравьем, попавшим в чрево кита. Чейн, напротив, выглядел невозмутимым.  В
отличие от землян, он с детства привык жить сегодняшним днем и  ничего  не
принимать близко к сердцу. Космолет пришельцев он воспринял как нечто само
собой разумеющееся и отнюдь не старался усложнять лишними эмоциями  и  без
того непростую ситуацию.
     Внезапно Лабдибдин предупреждающе поднял руку:
     - Почти пришли,  -  прошептал  он.  -  Пожалуйста,  будьте  предельно
осторожны.
     Коридор внезапно расширился и перешел в череду  огромным  незамкнутых
арок.
     - Они раскололись в момент посадки, - тихо пояснил  Лабдибдин.  -  Но
пришельцам это не причинило вреда -  они  заключены  в  антигравитационное
поле. Никакое внешнее воздействие, кроме полной аннигиляции, не  может  их
уничтожить.
     Темнота вокруг еще больше сгустилась. Пройдя анфиладу аррк, вхолланец
ступил на узкую прозрачную галерею, ведущую  к  огромной  сфере.  Войдя  в
открытую дверь, они оказались в по настоящему  узком  коридоре  -  Дилулло
протиснулся  в  него  только  боком.  Готовый,  казалось   бы,   к   любым
неожиданностям, капитан Торговцев все же невольно вздрогнул, увидев ЭТО.
     В едва освещенном зале находилось около сотни КРИИ. Они сидели ряд за
рядом, каждый в узком высоком кресле, чем-то напоминая  статуи  египетских
фараонов. Сплюснутые с боков головы,  глубоко  посаженные  опаловые  глаза
слева и справа, небольшой морщинистый рот, янтарная кожа. Чуть ниже глаз -
дыхательные щели, как у акул. Туловища  походили  на  древесные  стволы  с
длинными тонкими ветвями конечностей,  простого  покроя  одежда  выглядела
высохшей серой корой.
     Глаза пришельцев были широко открыты и, казалось, следили  за  каждым
движением непрошеных гостей.
     - Почему вы не считаете их мертвыми? - хрипло спросил Дилулло. -  Они
выглядят как высохшие мумии...
     - Нам удалось расшифровать послание, переданное с  борта  галактолета
уже после его неудачной посадки. В нем приводятся координаты этой звездной
системы, - нервно ответил Лабдибдин.
     - Вы считаете, они позвали подмогу?
     - Кажется, так.
     - И решили ждать в таком оцепеневшем состоянии? Хм... вряд ли  помощь
когда-либо придет... Вы не пробовали провести  анатомическое  исследование
этих КРИИ?
     - Не так-то это просто, - усмехнулся вхолланец.  -  Поцробуйте-ха  их
коснуться.
     Чейн смело шагнул вперед, вытянув  руку,  но  наткнулся  пальцами  на
невидимую преграду, дюймах в восьми от тела ближайшего КРИИ.
     - Черт! - выругался он, резко отдернув  руку.  -  Холодно...  хотя  я
ничего не касался...
     - Кресла оборудованы  автономными  силовыми  установками,  -  пояснил
Лабдибдин. - Каждого пришельца ощужает своеобразный кокон, внутри которого
время почти полностью остановлено.
     - Вот как? - изумился Дилулло. - Но любую установку можно  не  только
включить, но и выключить.
     - Увы, выключатель, как определили наши  инженеры,  находится  внутри
кокона, ты что до него не добраться. Биологи полагают, пришельцы живы,  но
их обменные процессы настолько заторможены, что  они  могут  оставаться  в
таком состоянии  практически  сколько  угодно.  Никто  и  ничто  не  может
причинить им вреда. Ох, до чего хотелось бы поговорить с ними. Сейчас  это
невозможно, но я надеюсь....
     - Надеетесь - на что? - с любопытством спросил Дышло.
     -  Наши  лучшие  математики  и  астрономы  долго  ломали  головы  над
посланием пришельцев - и в результате установили  четыре  возможных  срока
прилета спасательной экспедиции. Один из них - это ближайшие дни...
     - Совершенно невероятно! - воскликнул Дилулло. - Мало, что мы увцдели
воочию пришельцев из другой галактикм -  так  еще  надо  ждать  и  второго
корабля? Вы сами-то верите в это, Лабдибдин?
     - Я всего лишь надеюсь! - с отчаянием ответил вхолланец. - Для нашего
же правительства это лишний повод выжать из нас последние  соки.  Они  все
еще рассчитывыот найти сверхоружие... Чейн усмехнулся.
     - Почему вы считаете, что пришельцы со второго корабля будут  с  вами
беседовать? Да когда они увидят, что вы здесь хозяйничаете...
     - Очень может быть, - пожал плечами  Лабдибдин.  -  Но  мне  кажется,
ученый всегда договорится с другими учеными... Конечно,  если  бы  не  эти
идиотские поиски сверхоружия! Сколько бесценных экспонатов разрушили  наши
безмозглые военные... Но и оставшегося нам, людям науки, хватит на  долгие
десятилетия  серьезной  работы.  Сколько  нового  мржно  узнать  о   нашей
Галактике, не говоря уж о других! Увы,  тупоголовые  бюрократы  не  желают
думать ни о чем, кроме войны с Кхаралом.
     Чейн хмыкнул.
     - Каждый имеет свои представления о том, что важно, а что неважно для
его народа, - заметил он. - Например, для  наших  друзей-кхаральцев  самая
желанная информация - это сообщение, что никакого  сверхоружия  Предтеч  в
природе не существует.
     -  Кхаральцы?  Невежественные  и  узколобые  людишки,  -  высокомерно
ответил Лабдибдин.
     - Верно, - согласился Чейн и повернулся к Дилулло.  -  Капитан,  быть
может, пора возвращаться? Этим КРИИ мы все равно не сможем помочь -  да  и
они нас не спасут. Канитан кивнул. Он еще раз скользнул взглядом по  рядам
пришельцев - не мертвых, но и не живых. И подумал: "А ведь они и на  самом
деле напоминают растения. По крайней  мере,  их  лица  кажутся  совершенно
одинаковыми, на них не заметно  и  следа  эмоций.  Наверное,  им  неведома
мимика... Нет, они чужие, совершенно чужие". Лабдибдин, казалось, прочитал
его мысли и тихо сказал:
     - Я  думаю,  что  вид  КРИИ  эволюционировал  в  очень  благоприятных
условиях, где у них не было врагов и где им  не  приходилось  бороться  за
существование. Они явно не имели конкурентов - и поэтому сами не  являютсн
конкурентами ни для чего живого. Судя по расшифрованным  записям,  они  не
знают, что такое страдание, войны и насилие. Но они и многого лишены.  Они
не знают эмоций и любви, и их нежелание  убивать  вовсе  не  следствие  их
доброты. У  меня  порой  появляются  мысли,  что  их  планета  существенно
отличается от  известных  нам  небесных  тел.  Предсгавьте  себе  мир  без
климатических изменений, без засух, наводнений, голода... Словом, всех тех
катаклизмов,  которые   сделали   нас,   людей,   отличными   борцами   за
существование.
     - Не очень-то я им завидую, - заметил Дилулло. - Эмоции приносят  нам
немало хлопот, но без них жизнь была бы блеклой и скучной.
     Чейн нервно рассмеялся:
     - Я не хочу быть непочтительным, но даже наши  мертвецы  кажутся  мне
более живыми, чем КРИИ. Пойдемте, я устал от их замороженных физиономий...
     Они вновь вышли в полутемный коридор и пошли к выходу, думая каждый о
своем. Внезапно передатчик, встроенный в куртку капитана, ожил и заговорил
голосом Болларда:
     - Джон, вы  слышите  меня?  Бихел  только  что  обнаружил  на  экране
локатора две светящиеся точки. Похоже, крейсера возвращаются...



                                 Глава 18


     Выйдя из галактолета, Дилулло подозвал первого же встречного Торговца
и  приказал  ему  отвести  Лабдибдина  к  остальным  пленным.  Чейн   было
направился к укреплениям, но капитан жестом остановил его и молча пошел  к
космолету. Варганец, недоумевщ последовал  за  ним.  Войдя  в  капитанскую
рубку, Дилулло связался по интеркому с Рутледжем и приказал подключиться к
радиообмену между двумя крейсерами. Вскоре в отсеке зазвучал жесткий голос
одного из вхолланских капитанов:
     - Дилулло, вы слушаете нас? Нам передан приказ  правительства:  взять
вас по возможности живыми и препроводить на Вхоллу, где вами займется суд.
Благодарите судьбу - иначе мы расправились бы с вами без всякой пощады.  У
вас есть  лишь  один  выход  -  безоговорочная  капитуляция.  Надеюсь,  вы
понимаете всю бесполезность сопротивления.
     - Хм, суд... - пробормотал задумчиво Дилулло. - Представляю, что вы с
нами сделаете! Здесь есть два варианта: либо  вы  нас  расстреляете,  либо
засадите в тюрьму до конца жизни.  Разве  вы  допустите,  чтобы  кхаральцы
узнали о вашем полном бессилии? Над вами  будет  хохотать  вся  Галактика,
когда  станет  известно,  что  вы  пытались  начать  завоевание  миров  со
сверхоружием Предтеч, которого нет!
     - Да что вы разговариваете с ним,  капитан!  -  вмешался  в  разговор
Вихел, заглянувший в отсек. - Пошлите его подальше...
     - Поймите, земляне, у вас нет  другого  выхода,  -  терпеливо  скаэал
вхолланец. - Вернее, этот выход - смерть!
     - Мы другого мнения на этот счет, -  холодно  ответил  Дилулло.  -  И
потому мы говорим - нет!
     - Глупцы! Мы сожжем вас в пепел лучами лазеров!
     - Очень может быть, - спокойно ответил Дилулло. -  Только  тогда  вам
заодно придется уничтожить и галактолет пришельцев, который вам полагается
защищать. Мы вовсе не случайно сели ты близко от корабля этих КРИИ...  Так
что хорошенько  подумайте,  капитан,  прежде  чем  палить  без  разбора  с
воздуха.
     Настала томительнав пауза. Наконец капитан крейсера  произнес  сквозь
зубы какое-то вхолланское ругательство.
     - Похоже, он не очень-то лестно  отозвался  о  вас,  сэр,  -  заметил
Бихел.
     - Очень приятно, - усмехнулся Дилулло. - Спасибо, капитан,  я  весьма
польщен. Кстати, что вы сделали с этими беднягами, звездными пиратами?
     - Мы разогнали, как свору щенков, - высокомерно ответил вхолланец.
     - Надеюсь, не  без  некоторых  потерь  с  вашей  стороны?  -  любезно
осведомился Дилулло. - Как, кстати, чувствует себя ваш коллега - тот,  что
вопил на весь космос, моля о помощи?
     - Думаю, не слишком хорошо, Джон, - ответил за вхолланца Бихел.  -  Я
следил за траекторией патрульного крейсера и заметил, что он летит  словно
пьяный. Держу пари, его двигателям здорово досталось!
     Чейн с удовольствием услышал эти слова. "А все-таки в  Галактике  нет
равных нам, варганцам! - с гордостью подумал он.  -  Если  бы  не  помощь,
Звездные волки одолели  бы  патрульный  крейсер.  Должно  быть,  это  была
славная битва! Интересно, живы ли еще братья Ссандера? Если живы, то  рано
или поздно они меня найдут..."
     - Дилулло, вы еще не передумали? - вновь  послышался  голос  капитана
крейсера.
     - И не надейтесь на это, - отрезал землянин.
     - Хорошо. Только не думайте, что мы потратим на вас хотя бы  четверть
часа - слишком много чести для такого сброда!
     Громкий щелчок  известил,  что  связь  прервана.  Бихел  с  сомнением
взглянул на Дилулло.
     - Все это очень мило, капитан, - сказал он. - Но у вас есть план, как
нам выбраться живыми из этой передряги?
     - Кое-какие мысли, - уклончиво ответил Дилулло. - Когда они  появятса
над нашими головами?
     - Онень скоро... Боже, да они уже здесь!
     Все трое посмотрели на обзорный экран. На серо-зеленом  полотне  неба
появились две темные точки. Они  стремительно  увеличивались  в  размерах.
Неутихающий шум ветра  вскоре  утонул  в  громоподобном  реве  двигателей.
Крейсеры, резко замедлив скорость,  начали  спускаться,  стоя  на  столбах
огня. Вскоре стало ясно, что корабли  садились  по  другую  сторону  гряды
скал. Земля вздрогнула раз, другой, а  затем  настала  тишина  -  если  не
считать резкого свиста ветра.
     Дилулло вытер пот с лица.
     - Сработало, - хрипло скрзал он. - Я  так  и  надеялся,  что  они  не
решатся выжечь нас лазерами, но полной уверенности у меня не было...
     - Значит, они получили в битве более серьезные  повреждения,  чем  мы
думаем, - заметил Чейн. - Не случайно они  отгородились  от  нас  каменной
стеной. Эх, славного перца им можно было  задать,  имея  в  руках  тяжелый
бластер!
     Капитан пытливо взглянул на него.
     - Недурная мысль, -  медленно  произнес  он.  -  Ну,  сынок,  сможешь
взобраться на эти скалы?
     Чейн выругался сквозь зубы. "Надо было  держать  язык  за  зубами,  -
подумал он зло. - Опять Дилулло будет загребать жар моими руками!"
     - Не знаю, не уверен, - ответил он. - Это  будет  зависеть  от  того,
насколько тяжело я буду нагружен.
     - Я дам тебе двоих, ЛУЧШИХ наших людей, - терпеливо сказал капитан. -
Сможете вы втроем затащить наверх скорострельную пушку?
     - А-а... кажется, я начинаю понимать. Хотите стартовать по  наклонной
траектории, верно? Гряда не позволит вхолланцам уничтожить нас при взлете,
но... они догонят нас в стратоефере и сотрут в порошок...
     - Конечно, если кто-то не помешает им взлететь. Что скажешь, сынок?
     - Хорошо, я сделаю это, - спокойно сказал Чейн.
     Дилулло кивнул.
     - Я знал,  что  ты  не  подведешь  меня,  рейн.  -  Он  наклонился  к
кнопке-передатчику на своей куртке и сказал:
     - Боллард, слышите меня?
     - Да, Джон. Укрепленив приведены в боевую готовность.
     - Отлично. Подберите-ка двух самых крепких парней и  дайте  им  моток
крепкого каната. Жаль, что у нас небогато с  альпинистским  снаряжением...
Выделите  им  один  из  тяжелых  бластеров...  хотя  нет,  лучше  подойдет
скорострельная пушка. Пусть захватят боеприпасы - штук десть снарядов,  не
больше.
     - Мне понадобится двенадцать, капитан, - вмешался в разговор Чейн.
     - Ни к чему столько, у  тебя  не  будет  времени  для  такой  длинной
очереди; холодно возразил Дилулло. - Вхолланцы мигом  накроют  тебя  огнем
лазеров, дай бог, если успеешь сделать хоть несколько выстрелов.
     - Мне нужна дюжина снарядов, - упрямо ответил Чейн. Дилулло некоторое
время вглядывался ему в лицо, а затем хмуро сказал:
     - Ладно. Боллард, дайте сколько просит Чейн.
     - Мне не жалко. Но чтобы тащить такую тяжесть, нужны не люди, а мулы.
     - Пошли, Чейн, - коротко сказал Дилулло.  -  Бихел,  возвращайтесь  в
радиорубку и не спускайте глаз с экрана радара.
     - Зачем, капитан?  -  изумленно  спросил  Бихел.  -  Вы  же  слышали,
Звездные волки разбежались, ты что...
     - Я сказал - оставайтесь здесь, - отрезал Дилулло.
     - Как хотите... Это все же легче, чем палить из бластера.
     В дверях отсека появилась плотная фигура Рутледжа.
     - Может быть, мне тоже стоит остаться в моем  отсеке?  -  с  надеждой
спросил он. - Вы же знаете, Джон, что в бою от меня мало толку...
     - Нет, вы пойдете с нами, - отрезал капитан.
     - Вы крутой человек, Джон, - со вздохом  сказал  Рутледж,  следуя  за
Чейном.
     - Крутой? - невесело усмехнулся Дилулло.  -  Скоро  увидим,  какой  я
крутой.
     Выйдя из корабля, он обошел  укрепления,  лично  осмотрел  вырытые  в
земле  окопы  и  особенно  огневые  точки,  в  которых  были   установлены
переносные лучеметы. Торговцы выглядели спокойными и собранными  -  им  не
впервые приходилось отстаивать свою жизнь в битве. Они  чистили  оружие  и
негромко переговаривались, время от времени поглядывая в сторону запада  -
именно отгуда, из-за  ближайшей  оконечности  гряды,  можно  было  ожидать
появления вхолланцев. Чейну понравилось хладнокровие его новых товарищей -
и все же страсть и жажда схватки, характерные для варганцев, были ему куда
ближе и понятнее. Да, земляне - неплохие ребята, но им далеко  до  дерзких
"джентльменов удачи" космоса. Увы, путь звездного пирата закрыт  для  него
навсегда, а что касается карьеры Торговца...  что  ж,  не  так  уж  это  и
плохо...
     - Чейн, ты еще не передумал? - неожиданно спросил его Дилулло. - Нет?
Тогда принимай оружие...
     Они подошли к одной из укрепленных бронещитами огневых точек. Боллард
с помощью еще нескольких Торговцев не без труда  вытаскивал  из  амбразуры
тяжелую скорострельную пушку.
     - То что надо! - оживился Чейн. - Повторяю, капитан,  я  исполню  ваш
приказ. Только бы не застрять с этой махиной на полпути к вершине...
     -  Уж  постарайся,  -  сухо  сказал  Дилулло.  -  Стреляй  только  по
двигательным установкам, причем начни с  неповрежденного  крейсера.  Когда
они опомнятся и откроют ответный огонь, бросайте все и бегом возвращайтесь
- мы будем ждать... сколько сможем.
     - Ясно, - кивнул Чейн.  -  Мы  сделаем  то,  что  надо,  а  вы  лучше
позаботьтесь об обороне  здесь,  на  земле.  Если  вхолланцы  прорвутся  к
кораблю, то нам и отступать-то будет некуда.
     Вскоре к Чейну присоединились два его будущих спутника -  Секкинен  и
голубоглазый гигант по имени  Ошеннон.  Они  принесли  бухту  тонкого,  но
чрезвычайно прочного каната. Чейн повесил ее на плечо, а  один  из  концов
каната закрепил на лафете. Вдвоем с Секкинейом они подняли пушку и понесли
ее к скалам, за ними последовал Ошеннон, взгромоздивший на себя  ленту  со
снарядами, имевшими мощные бронебойные боеголовки. Конечно,  такой  снаряд
неспособен  вывести  крейсер  из  строя,  но,  попав  в   уязвимое   место
двигательной установки, он может нанести немалый ущерб.
     Они миновали оба корабля, купол с пленными вхолланцами и пошли  вдоль
скалисгой гряды. Могучий Секкинен, к неудовольствию рейнджера, скоро устал
и несколько раз даже споткнулся, едва не выронив лафет  из  рук.  Ошеннон,
напротив, держался неплохо, но идти по вязкому песку и ему  было  нелегко.
Лицо его покрылось обильным потоы, дыхание стало хриплым и прерывистым,  а
ведь они  еще  не  начинали  подъема!  Пришлось  Чейну  сделать  небольшую
остановку у  подножия  скал,  где  слой  песка  был  тонким  и  идти  было
значительно легче.
     - Передохните минуту-другую, парни, а я  пока  осмотрюсь,  -  коротко
сказал он и пошел вдоль гряды, ища  подходящее  для  подъема  место.  Увы,
скалы высились монолитной стеной, лишь кое-где источенной эрозией.
     - Черт побери, - сказал Ошеннон, глядя вверх,  на  черную,  блестжцую
под солнцем стену. - Джон, должно быть, совсем свихнулся.  Здесь  человегу
вообще не подняться - тем более с такой ношей!
     - Это точно, - согласился Секкинен, массируя онемевшие  кисти  рук  и
следя за Чейном мутными глазами. - Разве что  этот  парень  умеет  творить
чудеса. На вид-то он хлипок, соплей перешибешь,  а  силища  как  у  тигра.
Что-то он не похож на землянина...
     - Тогда кто же он? - удивленно снросил Ошеннон.
     Секкинен не ответил, но на его губах промелькнула недобрая усмешка.



                                 Глава 19


     Чейн ничего не слышал о чуде, зато  отлично  знал,  на  что  способен
Звездный волк для достижения любой, даже самой недостижимой  цели.  Он  не
спеша шел вдоль гряды скал, разглядывая черные стены  и  рассчитывая  свой
план по  минутам.  Он  знал,  что  вхолланцы  сейчас  заняты  лихорадочной
деятельностью - часть готовится к  походу,  а  остальные  поспешно  латают
повреждения,  полученные  в  схватке  с  варганцами.  Если  он  не  успеет
подняться наверх до того, как отряд солдат обогнет гряду, то ему  придется
пожертвовать либо пушкой со снарядами,  либо  одним  из  своих  спутников,
оставив его на середине подъема.
     Главной  проблемой  был  ураганный  ветер.  Даже  здесь,  у  подножия
каменной стены, он был весьма неслаб, а наверху мчался с чудовищной силой,
неся со стороны дюн облака красного песка. Такой ветер  мог  легко  унести
человека словно пушинку...
     Чейну хотелось сейчас одного - чтобы солнце светило хоть немного ярче
и озарило неровности и расщелины в монолите скалы.  Тусклые  зеленые  лучи
солнца тонули в темном, почти черном камне. Черт побери этот дурщкий  мир,
с внезапной злостью подумал Чейн. Он не годился ни для землян, ни даже для
варганцев - мертвый, холодный, породивший лишь песок, скалы да ветер...
     Чейн сплюнул песок, набившийся ему в рот через плотно сжатые губы,  и
пошел дальше, не сводя глаз с гладкой поверхности скал.  Вскоре  он  нашел
что искал. Убедившись, что здесь можно  с  грехом  пополам  подняться,  он
сказал в кнопку-передатчик:
     - Секкинен, Ошеннон, идите ко мне. Я поднимусь наверх  и  сброшу  вам
конец каната. До этого не вздумайте лезть на скалы - только шеи сломаете.
     Чейн постоял еще минуту, собираясь с духом, а затем начал карабкаться
по неглубокой и почти вертикальной расщелине. Ему приходилось цепляться за
малейшие выбоины и трещины, упираясь ногами в еле заметные выступы, но  на
полпути  к  вершине  расщелина  внезапно  сошла  на  нет.  Он   завис   на
двухсотметровой высоте, задыхаясь от бурных ударов  сердца.  С  тоской  он
внезапно вспомнил о недавнем спуске по фасаду города-горы на Кхарале.  Как
жаль, что здесь нет камерных идолов, на которых можно перевести дух!
     Закусив губы, он продолжил подъем, главным образом за счет силы своих
пальцев, поскольку никак не мог найти опоры для  ног.  Вскоре  он  впал  в
полугипнотическое состояние, почти бессознательно находя малейшие  трещины
и выбоины в камне. Руки его  начали  противно  дрожать,  мускулы  звенели,
словно струны, от огромного напряжения. В  ушах  сквозь  шум  пульсирующей
крови стал слышен злорадный шепот:  "Звездный  волк,  ты  умрешь!  Умрешь,
умрешь..."
     Но он был варганцем и не желал умирать иначе, как в бою с  оружием  в
руках.
     Чем выше он поднимался, тем сильнее становился ветер.  Вскоре  ураган
уже оглушал его. Длинные  волосы  стали  ты  парусить,  что  его  едва  не
сбросило со скалы. Песчинки вонзались в спину  словно  свинцовая  дробь  и
окончательно сбцли его с  дыхания.  Чейн  уже  прощался  с  жизнью,  когда
внезапно его рука ухватилась за широкий выступ  в  стене.  Подняв  залитые
потом глаза, он увидел, что достиг вершины.
     Последним усилием он перевалился за край выступа и  несколько  секунд
лежал,  глотая  широко  раскрытым  ртом  пыльный   воздух,   словно   рыба
выброшенная на песок. Неожиданно мощный порыв ветра едва не поднял  его  в
воздух, и Чейну лишь чудом удалось удержаться навершине гряды.  Прижавшись
всем телом к гладкой каменной поверхности, он мутным взором осмотрелся  и,
к счастью, увидел неподалеку широкую выбоину, в которой вполне можно  было
спрятаться от разбушевавшегося урагана. Чейн буквально скатился  в  нее  и
некоторое время  лежал,  приходя  в  чувство.  Все  его  тело  дрожало  от
пережитого нытряжения - и ты же  дрожала  вершина  скалы,  сотрясаясь  под
чудовищными ударами ветра.
     Он почему-то вспомнил о Дилулло и  усмехнулм.  "Я  сам  виноват,  что
капитан бросает меня из одной смертельной переделки в другую - подумал он.
- Не надо было показывать ему, на что я способен! Но... разве я соглашался
только потому, что он угрожал мне, Звездному волку, смертью? Нет,  Дилулло
всегда хитро играл на моей гордости. Он говорил: ты  можешь  сделать  это,
Чейн? И я отвечал - дц я смогу. ТОЛЬКО Я ЭТО И СМОГУ..."
     Из кнопки-передатчика раздался тихий, еле слышный голос:
     "Чейн, Чейн, вы слышите меня? Чейн, отвечайте..."
     Лишь сейчас он вспомнил, ради чего проделал  этот  головокружительный
подъем.
     - Секкинен, я уже наверху. Сейчас  сброшу  вам  конец  каната.  Затем
кому-то из вас двоих надо будет подняться на скалу - мне одному не поднять
пушку.
     Почти ползком Чейн выбрался из убежища и через некоторое время  нашел
подходящий выступ в камне. Обмотав вокруг него конец  каната,  он  сбросил
бухту за край  скалы.  Через  минуту  канат  натянулся  -  кто-то  из  его
товарищей начал подъем.
     Прошло  немало  времени,  прежде  чем  над  краем  скалы   показалась
огненно-рыжая голова Ошеннона. Его  лицо  было  искажено  гримасой  дикого
страха, но в целом землянин держался достаточно бодро. Он принес  с  собой
второй конец бухты. Там, внизу, Секкинен привязал трос к лафету  пушки,  и
Чейн с Ошенноном с большим трудом втянули орудие наверх.  Затем  таким  же
образом они подняли и ленту со снарядами.
     - Окей, Секкинен, теперь ваша очередь, - сказал Чейн в передатчик.
     Они  вдвоем  быстро  втащили  на  вершину  скалы  Секкинена.  Могучий
землянин немедленно лег на плоскую поверхность скалы и  проворчал,  тяжело
дыша:
     - Черт побери, я не обезьяна, чтобы меня тянули  на  поводке!  Неужто
здесь, наверху, нельзя было справиться без меня?
     - Нет, - сказал Чейн. - Стрелять отсюда с такой высоты бесполезно,  я
спущусь на ту сторону.
     - Да вы с ума сошли! - хором воскликнули оба Торговцы,  с  изумлением
глядя на него.
     - Надеюсь, что нет, - холодно ответил Чейн.
     Он закрепил один конец  каната  на  своем  поясе,  а  второй  оставил
привязанным к пушечному лафету.
     - Я буду спускаться один; сказал он. - Это будет нелегко, так  что  в
случае чего попытайтесь удержать меня.
     Секкинен и Ошоннен не стали спорить.  Они  забрались  в  "гнездо"  и,
упершись там в каменный выступ ногами, приготовились страховать Чейна. Сам
же варганец подполз к противоположному краю скалы и начал спуск.  И  сразу
же на него обрушилась вся мощь ветра, пытавшегося оторвать его от каменной
стены. Его трясло и колотило о склон  с  такой  силой,  что  он  едва  мог
дышать.  Сейчас  он  опускался  с  наветренной  стороны,  где  эрозия   от
постоянных ураганов была  особенно  заметна,  и  это  несколько  облегчало
задачу. Чейн нашел довольно широкую расщелину с неровными  краями,  и  она
привела его на гребень гигантской дюны. Бе  поверхность  напоминала  своей
твердостью  поток  застывшей  лавы.  Чейн  закрыл  лицо  курткой,  пытаясь
спастись от хлещущих потоков песка, и  пополз  к  краю  дюны,  хотя  ветер
упорно пытался прижать его к  скале.  Вскоре  он  увидел  два  вхолланских
крейсера,  стоящих  невдалеке  от   подножия   дюны,   и   отряд   солдат,
направившийся в обход скалистой гряды.
     Чейн осмотрелся в поисках хотя бы  какого-то  убежища  от  ураганного
ветра и увидел позади себя небольшую пещеру, выгрызенную ветром и неском в
основании каменного монолита. Ураган упрямо толкал его в это углубление, и
Чейн решил не сопротивляться  -  это  место  вполне  годилось  в  качестве
огневой точки. Он заговорил в передатчик:
     - Ребята, у меня все нормально. Спускайте пушку, только  осторожно  -
ветер здесь бешеный.
     Он поднялся на ноги, прислонившись к  грубой  поверхности  камня,  и,
взявнжсь за канат, стал осторожно выпускать его из рук, помогая двум своим
товарищам. Через несколько минут он увидел  трехметровую  пушку,  медленно
скользившую по каменной стене. Чейн молил небеса, чтобы  она  не  застряла
где-нибудь в зазубринах  расщелины  или,  что  еще  хуже,  ее  не  заметил
кто-нибудь  из  вхолланцев.  Но  все  обошлось,  и  вскоре  пушка   плавно
опустилась на гребень дюны. Еще минут через десять рядом с ней лег пояс со
снарядами.
     Чейн с облегчением вздохнул.
     - Спасибо, ребята, - сказал он в передатчик. - Теперь середину  троса
закрепите где-нибудь наверху, -  его  должно  хватить  на  оба  склона,  и
немедленно возвращайтесь на корабль. Отряд  солдат  скоро  обогнет  гряду,
предупредите об этом Дилулло. Все, удачи вам.
     Выключив передатчик, он занялся складной турелью, и вскоре пушка  уже
стояла, упираясь в поверхность дюны. Это была  тяжелая  работа,  под  силу
лишь троим крепким мужчинам, но Чейн  справился  с  ней  играючи.  От  его
недавней усталости не осталось и следа  -  напротив,  предстоящая  схватка
заставила петь его сердце. Наконец-то он, Звездный  волк,  вновь  будет  в
серьезном деле!
     Он нылонился, чтобы поднять ленту со снарядами, и неожиданно  услышал
из передатчика голос Ошеннона:
     - Эй, Чейн, ты слышишь меня? Мы решили отсюда не уходить. Вдруг  тебя
ранят - тогда тебе без нашей помощи не подняться.
     Чейн вьгругался и настроил передатчик на волну капитана.
     - Боллард слушает, - раздался голос заместителя Дищлло.
     - Это Чейн. Вас предупредили насчет солдат?
     - Да, мы готовим им веселенькую встречу. Как там дела у вас?
     - Все нормально, через минуту-другую я тоже вступлю в  игру.  Но  мои
спутники вздумали разыгрывать из себя героев и не желают возвращаться  без
меня на корабль. Объясните им, Боллард, что без них  у  меня  куда  больше
шансов на спасение! Когда по мне начнуг палить из лазеров, я не  хотел  бы
заботиться ни о чем, кроме своей собственной шкуры.
     - Он прав, ребята, - сказал Боллард. -  Немедленно  спускайтесь,  нам
ваша помощь тоже не помешает!
     Чейн не  стал  дожидаться  конца  дискуссии  и  отключил  передатчик.
Вставив в магазин  ленту  со  снарядами,  он  ввел  в  электронный  прицел
поправку на ветер и внимательно взглянул на стожцие  перед  ним  крейсера.
Один из них был весьма потрепан и вряд ли мог немедленно стартовать,  зато
второй был почти не поврежден.  Чейн  прицелился  и  выпустил  очередь  из
десяти снарядов, содрогаясь от сильной отдачи. Один  из  шести  двигателей
задымился - видимо,  ему  удалось  попасть  в  топливный  бак.  И  тут  же
ослепительный луч  лазера  опаляя  воздух,  прошел  в  полуметре  над  его
головой, оставив на скале дымящийся след. Пока вхолланцы еще не видели его
и стреляли вслепую, но через минуту-другую неизбежно должны обнаружить его
убежище. Чейн, тщательно  прицелившись,  выпустил  в  дымящийся  двигатель
последние два снаряда - и ему немедленно ответил  лазер  второго  корабля,
прочертив в двух футах перед ним огненную черту на поверхности дюны.
     Чейн отбросил в сторону пушку и, схватившись за канат, начал уже было
подниматься по скале, моля небеса  об  удаче,  но  в  этот  момент  лазеры
внезапно перестали стрелять.
     Огромная тень заскользила в небе  и  зависла  над  скалисгой  грядой,
заслонив собой солнце.



                                 Глава 20


     Над землей воцарилась мрачная мгла. Чейн взглянул на  небо  и  увидел
лишь огромное черное облако, еле различимое на фоне темного, почти ночного
неба, в котором загорались робкие искорки звезд.  Включив  передатчик,  он
тихо сказал:
     - Дилулло, вы слышите меня? Это я,  Чейн.  Что  происходит?  Ответьте
кто-нибудь!
     Но ответа  не  было  -  похоже,  передатчик  не  работал.  Пораженный
внезапной мыслью, он выхватил из-за пояса бластер и выстрелил,  но  оружие
тоже не работало! Тогда Чейн, уже не опасаясь вхолланских  лазеров,  вышел
из своего убежища  и  стал  неторопливо  подниматься  по  каменной  стене.
Страховочный трос значительно облегчил путь наверх, несмотря  на  то,  что
ветер буквально обезумел и то и дело норовил поднять его в  воздух  словно
пушинку. Минут через  десять  он  оказался  вновь  на  гребне.  Подойдя  к
противоположному краю каменной стены, Чейн оказался свидетелем битвы между
его товарищами и вхолланцами. Солдаты, рассыпавшись  цепью,  наступали  на
линию  обороны.  Кое-где  поднимались  белесые  дымки   -   это   Торговцы
использовали против наступающих газовые гранаты.  Рядом  лежали  несколько
солдат, остальные же, надев защитные маски, остались невредимыми. Они то и
дело  вскидывали  ручные  бластеры  и  тут  же  опускали,   с   изумлением
переглядываясь. Их оружие не действовало, как и вооружение Торговцев.
     Не теряя времени, Чейн  спустился  со  скалы  и  побежал  к  позициям
землян. Вхолланцы тем временем остановились  в  полной  растерянности.  Их
командиры бегали вдоль  цепи,  видимо,  приказывая  идти  врукопашную,  но
солдаты были уже полностью деморализованы и не желали подчиняться. Они  то
и дело поглядывали на небо. Торговцы тоже.
     Чейн увидел Дилулло. Капитан что-то крикнул и, махнув рукой,  побежал
к кораблю.  За  ним  последовали  и  остальные  Торговцы,  унося  с  собой
бесполезное оружие. Чейн встретил капитана  у  пандуса  и  в  двух  словах
рассказал о результатах вылазки. Дилулло хмуро кивнул и вновь взглянул  на
небо.
     - Что это? - спросил Чейн. - Спасательный корабль пришельцев?
     - Вполне вероятно, - ответил капитан. - Иного объяснения  не  нахожу.
Бихел только что сообщил, что радары не работают. Да и  вообще,  на  борту
отказало абсолютно все - начиная с приборов и кончая карманными  фонарями.
Пошли, Чейн, я хочу переговорить с Лабдибдином.
     Они направились к  куполу,  где  двое  Торговцев  все  еще  сторожили
пленников. Те пребывали в полной панике -  они  не  видели,  что  творится
снаружи,  но  понимали:  происходит  что-то  ужасное.  К  капитану  тотчас
подскочил Рутледж, присматривавший за вхолланцами, и тихо сказал:
     - Джон, что-то неладно! Мой передатчик  внезапно  отказал,  да  и  со
стуннером что-то случилось...
     - Знаю, - резко ответил Дилулло. - Выпустите пленников, они больше не
нужны.
     Рутледж в изумлении уставился на него.
     - Выпустить пленников? Джон,  они  ведь  пригодятся  нам  в  качестве
заложников! Или вы уже отразили атаку вхолланцев? Я не  слышал  ни  одного
выстрела...
     - Стрельбы не будет, - невесело  усмехнулся  капитан.  -  По  крайней
мере, я надеюсь на это. Делайте то, что я говорю, нельзя терять время.
     Рутледж пожал плечами и открыл дверь. Вхолланцы с радостными  криками
выбежали наружу и внезапно остановились, замолчав. Они увидели потемневшее
небо и черное облако, обрамленное искорками звезд.
     Дилулло  подозвал  Лабдибдина.  Тот  подошел  к  землянину,  за   ним
последовало несколько ученых.
     - Это корабль КРИИ! - взволнованно воскликнул Лабдибдин. - Только  им
под силу вывести из строя все оружие и, как я понимаю, корабельные силовые
установки тоже?
     - Да, - кивнул Дилулло.
     - Помните, капитан, я говорил, что этим КРИИ  чуждо  всякое  насилие.
Они не любят проливать кровь - и вам не дали этого сделать.
     - Это я и сам понял, - проворчал землянин. - Вы долгое время  изучали
пришельцев - скажите, чего от них можно ожидать?
     Лабдибдин задумчиво взглянул на черное облако, а затем перевел взгляд
на титанический корабль, лежащий среди песчаных дюн.
     - Одно могу сказать наверняка - они никого не тронут.
     - Очень мило с их стороны, - не удержавшись, съязвил Чейн.  -  Только
вряд ли нас это спасет. Мы все погибнем в этих чертовых песках  -  ведь  у
нас не осталось ничего, кроме голых рук. Мы  даже  на  помощь  позвать  не
можем!
     - Нет, КРИИ не могут причинить нам вреда, - упрямо ответил Лабдибдин.
- Думаю, если у нас хватит ума не провоцировать  их  и  если  мы  попросту
вернемся в свои корабли и будем спокойно ждать, то...
     Дилулло кивнул.
     - То посмотрим,  что  произойдет,  -  закончил  он  за  вхолланца.  -
Согласен, другого разумного выхода нет. Вы можете передать капитанам ваших
крейсеров мое предложение о перемирии? Надо показать  пришельцам,  что  мы
далеко не варвары...
     - Хорошо, - сказал Лабдибдин. - Только...
     - Что только?
     - Я и некоторые из моих коллег хотели бы  вернуться  через  некоторое
время, чтобы наблюдать за происходящим. Даю вам слово, капитан, - мы будем
заниматься лишь наблюдениями, на довольно значительном расстоянии отсюда.
     Капитан молча кивнул. Лабдибдин и остальные ученые торопливо пошли  в
сторону солдат, похоже, намеревавшихся возвратиться к своим крейсерам.
     - Ваш план сработал на славу, - сказал Чейн, провожая их взглядом.  -
Теперь вхолланцам нас не достать.
     - Замечательно, - кисло ответил Дилулло. - Исключая то, что  взлететь
мы все равно не можем. Остается надеяться, что этот ученый прав и кошка по
имени КРИИ предпочитает вегетарианскую пищу.
     Чейн с ненавистью вспомнил застывшие  фигуры  пришельцев,  их  тонкие
лица, лишенные каких-либо эмоций. И он считал еще  вчера  Звездных  волков
хозяевами Вселенной!  Но  вот  кто-то  на  прилетевшем  галактолете  нажал
тоненькими пальчиками на кнопку и сделал всех людей одинаково беспомощными
- и землян, и вхолланцев, и даже его, варганца...
     Дилулло успокаивающе положил ему руку на плечо.
     - Я понимаю, о чем ты думаешь, сынок. Знаешь,  иногда  надо  уметь  и
проигрывать... Ты можешь себя успокоить тем, что сделал  все  возможное  и
невозможное.
     - Устал?
     - Нет.
     - Тогда сходи, навести Тхрандирина  и  его  бравых  генералов  -  они
заперты в каюте. Пускай уносят ноги к своим собратьям вхолланцам, пока  не
поздно. Если КРИИ соизволят вернуть энергию нашим двигателям, я немедленно
стартую. Не хватало еще ради этих троих садиться на Вхоллу! Не думаю,  что
это будет полезно для нашего здоровья.
     Чейн усмехнулся и вошел по пандусу на борт корабля. Ему казалось, что
его ноги налиты свинцом.
     "И почему я не сказал капитану, что устал? - раздраженно подумал  он.
- Я стал из-за своей  гордыни  мальчиком  на  побегушках.  В  детстве  мой
приемный отец часто говорил: если уж идешь  куда-либо,  то  иди,  пока  не
упадешь. Земляне, похоже, устроены куда хитрее - они  предпочитают,  чтобы
для их же пользы шли и падали другие",
     В  коридорах  корабля  было  людно  -  Торговцы  все  еще  продолжали
переносить на борт оружие, в надежде, что когда-либо оно вновь заработает.
Чейн разыскал каюту, где были заперты трое вхолланцев, отпер ее и проводил
пленников к выходу. Увидев их ошеломленные лица, Чейн расхохотался.
     - Ничего не понимаю, - растерянно пробормотал Тхрандирин, оглядываясь
по сторонам. - Что происходит? Почему ваши люди отступают? Почему  в  небе
висит черное облако? Зачем вы нас отпускаете?
     - Все очень просто, - ответил Чейн  и  кивнул  в  сторону  укутанного
мглой галактолета, лежащего среди дюн. - К  вашим  друзьям  КРИИ  все-таки
прибыла  подмога,  так  что  можете  распрощаться  со  своим   вожделенным
сверхоружием.
     Вхолланцы с унылым видом переглянулись - сейчас они  напоминали  трех
ощипанных куриц.
     - Не теряйте времени, - заметил Чейн.  -  Подробности  вы  узнаете  у
Лабдибдина.
     Когда  бывшие  пленники  ушли,  Чейн  принялся   помогать   Торговцам
переносить на корабль оставшееся вооружение - это  было  сделать  нелегко,
поскольку транспортеры бездействовали. Они успели  сделать  большую  часть
работы, прежде чем в небе вновь  раздался  оглушительный  грохот.  Земляне
взглянули наверх и увидели огромное "яйцо" золотистого цвета, спускавшееся
к ним из черного облака.
     Дилулло немедленно отдал приказ:
     - Бросайте все и бегите на корабль!
     Через несколько минут все Торговцы оказались на борту. Чейн взошел по
пандусу последним, стараясь не терять достоинства - и  проклиная  себя  за
это. Да, земляне позорно бежали, ни один варганец не позволил бы до  такой
степени потерять свое лицо, но... но это было  разумно.  Сколько  отличных
ребят, Звездных волков, погибло из-за своей чрезмерной гордости!
     Большинство Торговцев, включая и Чейна, остались у распахнутого  люка
- он управлялся мощным приводом, который  сейчас  не  работал,  а  закрыть
вручную его было невозможно.
     - Чертовски неприятно, когда корабль открыт, -  пробормотал  Боллард.
На его пухлом лице появилась испарина, маленькие глазки испуганно  бегали.
- Если эти ребята захотят войти, то мы ничего не сможем сделать...
     - У вас есть предложение, как им  помешать?  -  с  насмешкой  спросил
Дилулло.
     - Хорошо, капитан, я молчу, - покорно сказал Боллард.
     Вскоре золотистое "яйцо" опустилось на  песок  рядом  с  поврежденным
галактолетом.  Несколько  минут  ничего  не  происходило,  хотя  у   Чейна
появилось ощущение, что за ними  кто-то  пристально  наблюдает.  Это  было
чертовски неприятно, но что они могли поделать?
     Наконец в "яйце" появилась черная щель и из  нее  неспешно  вышли  по
узкой лестнице шестеро  КРИИ,  Последние  двое  пришельцев  несли  длинный
тонкий предмет, закутанный в темное полотно.
     Не проявив ни малейшего интереса ни к кораблю  Торговцев,  ни  к  ним
самим,  КРИИ  гуськом  пошли  по  направлению  к  высившемуся  среди   дюн
галактолету. Кожа этих пришельцев  была  значительно  светлее,  чем  у  их
"спящих" собратьев. Фигуры КРИИ были очень высокими и невероятно  гибкими,
словно ветви пальмы развевались на ветру.
     "Они знают, что мы не можем причинить им вреда, -  подумал  Чейн,  не
спуская с пришельцев завороженного взгляда. - Не можем и... и не хотим".
     Вскоре шестеро КРИИ вошли в темный разлом в корпусе.  Они  оставались
внутри несколько часов, так что большинство Торговцев, устав от  ожидания,
предпочли перейти на обзорную палубу, где могли наблюдать за  происходящим
через иллюминаторы, причем удобно разместившись в креслах. Все молчали,  и
лишь Боллард, не выдержав, пробормотал:
     - Как бы там ни было, они выглядят довольно мирно.  Интересно,  какой
двигатель установлен на этом "яйце"? Держу пари, что гравитационный...
     - Пойдите и спросите их, -  хмыкнул  в  ответ  Дилулло.  -  И  заодно
узнайте, как пришельцы защитили его от нейтрализующего поля.
     Больше за эти часы ожидания никто не проронил ни слова.
     Наконец в темном разломе галактолета появилась тонкая высокая фигура,
за ней вторая, третья... За шестерыми "спасателями"  шли  неровным  шагом,
чуть раскачиваясь и беспорядочно размахивая руками-ветвями, остальные КРИИ
- Чейн насчитал более ста. Они покидали свою мрачную гробницу, где провели
в ожидании много лет - десятки? Сотни? Или, может быть,  даже  тысячи?  Их
кора-одежда развевалась по ветру, большие глаза были открыты, но они  тоже
не обратили внимания на стоящий неподалеку космолет Торговцев.
     - В них нет ничего человеческого, - тихо сказал Чейн. - Мы бы  на  их
месте вопили от радости, танцевали, пели во все горло, обнимались. Эти  же
КРИИ выглядят почти так же спокойно, как  и  тогда,  когда  были...  я  не
говорю, мертвы, но вы понимаете, что я имею в виду.
     - Верно, они не проявляют никаких эмоций, - согласился сидящий  рядом
Дилулло. - Но не будем делать поспешных выводов. Заметьте - второй корабль
пришел  на  выручку,  преодолев  межгалактическое  пространство.  На   это
способны только существа, знающие, что такое долг  и  взаимопомощь  -  это
тоже эмоции своего рода.
     - Это еще не факт, - буркнул Рутледж.  -  "Спасателей"  может  больше
интересовать коллекция, собранная экспедицией.
     - Черт побери, да мне наплевать на все это! - не выдержав,  взорвался
Боллард. - Меня волнует другое - что они намереваются сделать с нами? Быть
может, прихватят в качестве экспонатов?
     Чейн промолчал, но его обуревали те же невеселые мысли. "Мало ли  что
говорил Лабдибдин, - думал он. - Он  считает,  что  пришельцы  не  убивают
живого,  но  они  могут  поступить  очень  просто.  Скажем,  усыпить   нас
каким-нибудь  аэрозолем  и  дать  умереть  естественным  путем  во   время
перелета. Их совесть будет чиста - и чучела будет из чего набивать..."
     Последний пришелец вошел в "спасательную шлюпку", и люк  захлопнулся.
Золотистое "яйцо" зажужжало и, поднимая облака  песка,  исчезло  в  темном
небе.
     - Слава Богу, - вздохнул с облегчением Боллард. - Может быть,  теперь
и мы сможем улететь?
     - Не думаю, - хмуро ответил Дилулло,  -  Сначала  они  перенесут  все
коллекции на второй галактолет, а для этого им могут понадобиться  недели,
если не месяцы.
     Чейн выругался сквозь зубы по-варгански - и вздрогнул. Это был первый
очевидный промах, который он сделал за последнее  время,  но,  к  счастью,
никто не заметил этого. Все, вскочив с кресел, с  изумлением  смотрели  на
эскадру золотистых "яиц", стремительно спускавшихся из черного облака. Они
плавно приземлились, образуя вокруг разрушенного галактолета  нечто  вроде
"линии обороны".
     - Пошли вздремнем часок-другой, - сказал  Дилулло.  -  Считайте,  что
пришельцы дали всем нам отпуск за свой счет.
     Отпуск оказался длинным и, на удивление, скучным. Чейну казалось, что
время словно остановилось - так тягостно было сидеть без дела на  корабле,
ставшем, по сути дела, их железной тюрьмой. Экипаж маялся от безделья, без
аппетита ел холодную пищу, которую не на чем было разогреть,  слонялся  по
каютам, которые нечем было осветить. Время от времени то один,  то  другой
землянин подходил к открытому люку и угрюмо смотрел наружу. Всем  хотелось
выйти на равнину и посмотреть  вблизи,  что  творится  у  галактолета,  но
Дилулло строго запретил это делать.  Похоже,  вхолланские  офицеры  отдали
своим подчиненным те же команды - по крайней мере,  людей  на  равнине  не
было видно. Лишь раз или два Чейн заметил чьи-то  фигуры  в  тени  скал  -
возможно, это был Лабдибдин или другие ученые.
     Торговцев утешало лишь одно - долгую передышку они могли использовать
для ремонта космолета, изрядно потрепанного в битве со Звездными  волками.
Но им под  силу  были  лишь  простейшие  механические  операции  -  ремонт
приборов и двигательных установок требовал специальных инструментов,  увы,
ныне бездействовавших.
     Чейна эта монотонная, скучная работа не привлекала, и он долгое время
проводил в одиночестве на обзорной палубе. КРИИ методично переносили ящики
с коллекциями в "спасательные шлюпки", причем  не  пользовались  для  этой
цели никакими механизмами. Они попросту прикладывали  свои  многочисленные
пальцы к тем самым матовым "линзам" - антигравитаторам, на которые некогда
обратил внимание  землян  Лабдибдин,  и  неторопливо,  без  особых  усилий
выносили за раз по десять-двенадцать ящиков. Никто из пришельцев  даже  не
смотрел в сторону корабля Торговцев.
     Однажды к Чейну присоединился Дилулло. Усевшись в соседнем кресле, он
некоторое время смотрел в иллюминатор, а затем негромко сказал:
     - Не очень-то лестно  для  нас  такое  "внимание",  верно,  сынок?  Я
начинаю верить, что Лабдибдин был прав - эти КРИИ никогда не убивают.  Они
могли  бы  с  легкостью  "выключить"  нас,  как  сделали  это   с   нашими
энергоустановками - нет,  они  даже  до  этого  не  снизошли.  Неужто  они
принимают нас за каких-то низших животных  и  не  желают  тратить  на  нас
драгоценное время?
     - На здоровье, - пожал плечами Чейн.  -  Я  вовсе  не  горю  желанием
потолковать с этими живыми  "пальмами".  Но  они  могут  в  своей  великой
гордыне и не подумать, что мы погибнем без наших машин  и  приборов,  Черт
возьми, иногда мне хочется взять бластер и напомнить о себе!
     - И не думай об этом, -  сурово  предупредил  капитан.  "Спасательные
шлюпки" ежедневно сновали  между  равниной  и  галактолетом,  находившимся
где-то  в  черном  облаке.  Значительная  часть  работы  проходила  вблизи
огромного разлома в корпусе, но издалека  было  трудно  судить,  какая  же
именно, поскольку трещину все время заслоняло то одно, то  другое  золотое
"яйцо". Наконец Чейну удалось рассмотреть, что в этом месте КРИИ соорудили
нечто вроде переходного кессона из  прозрачного  материала.  В  его  торце
находился узкий проход для входа и выхода пришельцев.
     Однажды из многочисленных трещин и разломов  в  титаническом  корпусе
галактолета хлынул свет. Чейн оповестил об этом по интеркому капитана. Тот
немедленно пришел на обзорную палубу и сказал:
     - Похоже, они восстановили силовую установку  корабля.  Или  включили
какие-нибудь переносные генераторы. Много бы я дал за  то,  чтобы  узнать,
как они укрывают их от нейтрализующего поля...
     - Теперь работа у них пойдет споро, - вздохнул Чейн.
     Он почему-то вспомнил о  ящиках  с  самоцветами.  Пришельцы  вряд  ли
оставят на борту корабля хоть что-либо ценное...
     Вскоре очередная "спасательная шлюпка" приблизилась  к  туннелю.  Тот
внезапно засиял мерцающим светом. Через его прозрачные стенки было  видно,
как в воздухе поплыли... ящики с образцами!
     - Нечто вроде транспортного поля, - с восхищением сказал  Дилулло.  -
Оно делает предметы невесомыми  и  создает  постоянную  движущую  силу.  Я
думаю, они установили в корабле генератор гравитационного поля и...
     - Только лекции  мне  сейчас  не  хватает!  -  застонал  Чейн.  -  Вы
понимаете, что от нас уплывают бесценные сокровища!
     Добыча, собранная со всей Галактики, теперь непрерывным потоком текла
в золотые "яйца", конвейером подплывающие к "кессону".  Нагрузившись,  они
взмывали в небо и вскоре возвращались за новой партией.
     - Зачем этим парням столько богатств? - воскликнул  Чейн.  -  Они  же
будут всего лишь ИЗУЧАТЬ их...
     - По-твоему, это чистейшей воды кощунство? - усмехнулся Дилулло,
     - О чем это вы толкуете? - спросил Боллард, входя на палубу.  -  Ого,
эти КРИИ даром времени не теряют!
     - Наш молодой друг Чейн переживает, что ничего  не  прилипнет  к  его
пальчикам, - хохотнул Дилулло.
     - Нашел о чем думать! - возмутился Боллард. - Меня волнует  другое  -
что эти КРИИ будут делать, когда завершат погрузку своего галактолета?
     Ответ на этот вопрос стал ясен через два дня. Свет в "кессоне" погас,
и очередное золотое "яйцо" взмыло в небо. На его  место  встала  еще  одна
"спасательная шлюпка", но она была последней.
     Из  потемневшего  корабля  показались  несколько  КРИИ  и  не   спеша
направились к раскрытому люку. Один из них помедлил и... пошел  в  сторону
космолета Торговцев! В полусотне  метров  внезапно  остановился  и  поднял
руку-ветвь, указывая на небо.
     На этом контакт с иным разумом и закончился. КРИИ повернулся и  пошел
к "шлюпке". Через минуту она взмыла  в  воздух  и  растворилась  в  черном
облаке.
     - Не очень-то  многословен  этот  парень.,.  -  ворчливо  начал  было
Дилулло и замолчал. На обзорной палубе внезапно вспыхнул свет.  Генераторы
наконец-то заработали!
     Капитан тут же вскочил на ноги, от его былой  апатии  не  осталось  и
следа.
     - Этот КРИИ сказал лучшую речь, которую я когдалибо слышал в жизни! -
заорал он, обнимая улыбающегася Чейна. - Он приказал нам убираться -  грех
было бы его ослушаться!
     Он подбежал к интеркому и крикнул:
     - Внимание экипажу: объявляю трехминутную  предстартовую  готовность!
Всем пассажирам занять места в каютах! Учтите, я стартую так, что и  черту
тошно станет!
     Ровно через три минуты  космолет  взлетел  по  наклонной  траектории,
уводящей его от скалистой гряды  -  и  от  лазеров  вхолланцев.  Выйдя  за
пределы атмосферы, корабль  по  приказу  капитана  вышел  на  стационарную
орбиту,  "зависнув"  на  огромной  высоте   над   лежащим   среди   песков
галактолетом.
     - Джо, что вы  задумали?  -  возмущенно  спросил  Боллард,  заходя  в
пилотский отсек. - Неужто вы еще не насмотрелись на эту чертову планету? В
любой момент крейсера могут взлететь, и тогда...
     - Рутледж, включите  видеокамеры  нижнего  обзора,  -  вместо  ответа
сказал капитан, наклонившись к интеркому. -  Я  думаю,  сейчас  произойдет
кое-что любопытное.
     Он нажал несколько кнопок на пульте управления - и на обзорном экране
появилось изображение, переданное с видеокамер. Оно было мутным,  так  что
нельзя было разглядеть никаких деталей,
     - Слишком много пыли мы подняли при старте, - послышался в  интеркоме
голос Рутледжа, - Сейчас я подключу Н-фильтры...
     Вскоре  "картинка"  на  экране   прояснилась.   Они   вновь   увидели
полуразрушенный галактолет, гряду скал и стоявшие за ней  два  вхолланских
крейсера. По сравнению с титаническим  кораблем  пришельцев  они  казались
детскими игрушками.
     - Вы думаете, КРИИ уничтожат свой корабль? - спросил Чейн.
     - Почему бы и нет? Они достаточно узнали нас, людей,  и,  увы,  не  с
лучшей стороны.  Мы  наверняка  показались  им  варварами,  с  примитивным
уровнем технологии, да еще с агрессивными наклонностями. Разве  нам  можно
оставлять  галактолет,  пусть  даже  и  полуразрушенный?  КРИИ  не   могли
демонтировать  все  агрегаты,  наверняка  на  борту  остались   двигатели,
генераторы, приборы и Бог знает  еще  что.  Вряд  ли  КРИИ  хотели  бы  со
временем встретить у себя в галактике таких гостей, как мы, не говоря  уже
о милых вхолланцах с их имперскими замашками. Кроме того, пришелец не  зря
указал своей лапкой в небо - он  наверняка  хотел,  чтобы  мы  сматывались
побыстрее. Почему же он не сказал об этом вхолланцам?  Да  просто  потому,
что они защищены грядой...
     Он не успел договорить, Как вдруг галактолет запылал  лиловым  огнем.
Бешеное пламя поднялось ввысь на сотни метров, скалы  стали  плавиться  от
страшного жара... Через несколько минут гигантский костер внезапно погас и
на песке не осталось ничего, кроме рубчатого следа длиной в две мили.
     - Недурно, - весело сказал Дилулло, с довольным видом потирая руки  -
Эй,  Рутледж,  выключайте  камеры!  Теперь   у   нас   есть   убедительное
доказательство того, как славно мы выполнили задание кхаральцев.
     - Мы? - удивленно спросил Чейн, переглянувшись с Боллардом.
     - А кто же еще? Не пришельцы же из другой  галактики!  -  с  невинным
видом заявил капитан. - Нас наняли для того, чтобы мы обнаружили секретную
базу Вхоллы со сверхоружием Предтеч и уничтожили его - это мы  и  сделали.
Слава, слава Торговцам! Теперь пора возвращаться, а  то  мы  смущаем  этих
ребят с крейсеров своими нескромными взглядами...
     Он положил руки на  пульт  управления,  и  вскоре  космолет  вышел  в
открытый космос. По дороге он прошел вблизи темного облака, которое висело
над ними так много дней. Чейн, как и все остальные Торговцы, прилип в этот
момент к иллюминаторам. Ему показалось, что он сумел разглядеть  в  центре
облака вытянутое плотное тело галактолета.  Скоро  корабль  КРИИ  уйдет  к
далеким, неизведанным звездным островам...
     - КРИИ не очень-то эмоциональны,  -  тихо  сказал  капитан,  провожая
взглядом черное облако. - Но Бог свидетель, в них больше человечности, чем
во многих людях! И все, даже Чейн, согласились с этим.
     Космолет направился к ближайшему краю туманности, чтобы там, в чистом
космосе, спокойно и безопасно уйти в  подпространство.  В  ожидании  этого
Торговцы, свободные от вахты, решили  устроить  праздничную  вечеринку,  и
Дилулло не стал возражать. Но банкет не удался  -  все  оказались  слишком
усталыми, эмоционально опустошенными, и пиршество быстро увяло.  Торговцы,
даже не допив вина, разбрелись по каютам.
     В кают-компании остались лишь  Чейн,  не  растерявший  остатки  своей
бодрости, и Дилулло.  Они  пропустили  еще  по  стаканчику-другому,  затем
капитан, устало откинувшись на спинку кресла, сказал:
     - Когда мы прибудем на Кхарал, тебе, сынок, лучше  не  высовывать  из
корабля и носа. Чейн ухмыльнулся.
     - Мне  не  надо  напоминать  об  этом,  капитан,  Я  сыт  кхаральским
гостеприимством по горло... Скажите, вы верите, что правительство заплатит
вам оставшуюся часть светокамней?
     Дилулло кивнул.
     - Они заплатят все, не сомневайся.  У  меня  нет  иллюзий  насчет  их
моральных качеств, но свое  слово  они  держать  умеют.  Кроме  того,  вид
горящего космолета Предтеч  их  так  впечатлит,  что  они  и  не  подумают
жульничать.
     - Выходит, вы не собираетесь рассказать, как было на самом деле?
     - Посмотрим. Я человек тщеславный, но не до идиотизма. Нас наняли для
определенной работы, и она так или иначе выполнена. Мы славно потрудились,
побывали в бою - чего еще надо? Лучше скажи, сынок, что ты  будешь  делать
со своей долей?
     Чейн пожал плечами.
     -  Я  не  думал  об  этом.  Обычно  мы,   варганцы,   не   занимаемся
куплей-продажей, а используем захваченные вещи по назначению.
     - Хм... дурная привычка, особенно для  человека,  который  собирается
стать Торговцем. Кстати, а ты хотел бы этого?
     Чейн сделал паузу, прежде чем ответить.
     - Может быть, несколько позже... Хотя мне некуда больше деваться. Вы,
Торговцы, не столь хороши, как Звездные волки, но тоже стоящие ребята.
     Дилулло сухо заметил:
     - Настолько стоящие, что не каждый варганец нам  подойдет.  Но,  надо
признаться, у тебя есть кое-какие способности, да и  совесть  в  тебе  еще
теплится. Так что мы готовы рассмотреть твою просьбу,
     - Просьбу? - поднял брови Чейн. - Разве я о чем-то просил?
     Несколько минут оба молчали, хмуро глядя друг на  друга.  Затем  Чейн
вздохнул и мирно спросил:
     - Куда мы пойдем после Кхарала?
     Это "мы" прозвучало так естественно, что Дилулло невольно улыбнулся.
     - Если тебя это так интересует, то к Земле, - ответил он.
     - О, я не прочь побывать на родине моих предков! - оживился Чейн.
     Дилулло с сомнением посмотрел на него.
     - Не очень-то меня радует перспектива  увидеть  тебя  дома.  Когда  я
представлю, что по улицам наших городов разгуливает этакий волк в  овечьей
шкуре... Знаешь, сынок, сначала стоило бы укоротить твои когти.
     Чейн ослепительно улыбнулся и по-дружески протянул руку капитану:
     - Ну что ж, попробуй... папаша!



(c) Техника молодежи N 1-6 1993


   Дэвид Джерролд
   "Странствия "Звездного волка""

   Пер. Александр Жаворонков




   Посвящается Эми Стоут, с любовью



   Дальний космос. Рубежи владений Человека.
   Здесь страшат не тьма и не одиночество.  Страшит  бездонная  пустота,
которая, снедая человека изнутри, постепенно сводит с ума.
   Пустоты не коснешься и не измеришь, ее  бесконечность  не  постигнешь
разумом, ибо все человеческие познания основаны на опыте. Но присутствие
пустоты чувствуешь здесь постоянно. Она совсем рядом, за тонкой металли-
ческой переборкой. Человек страшится пустоты и от ее близкого  соседства
становится иным. С течением времени у него меняются походка и манера го-
ворить, меняются чувства и мысли.
   Приходит день, и он открывает шлюз, выходит нагишом и  встречается  с
пустотой лицом к лицу, хотя и знает, что она непременно убьет его.  Пус-
тота являет собой вечный вызов человеческому духу,  вот  почему  всякий,
стоявший обнаженным пред ней, не желал освобождения  от  ее  губительной
власти.
   Но навязанный пустотой последний в жизни судорожный вдох - лишь  сла-
бый намек на тот чарующий ужас, который таит в себе полностью переделан-
ное ею человеческое сознание.
   У. Илма Мейер.
   Из монографии "Смерть и трансформация в космосе".





   КАРАВАН "ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ"

   Каравану "Шелковый путь" без малого триста стандартных лет.
   На крупномасштабной карте его маршрут выглядит  сплющенным  с  одного
конца эллипсом, огибающим по краю Великую Галактическую Брешь. При более
пристальном рассмотрении выясняется, что маршрут каравана состоит из от-
дельных кривых. Вначале кривые проходят через правый рукав Звездной Спи-
рали, затем резко сворачивают к Великой Галактической Бреши с остановка-
ми на таких Богом забытых мирах, как Маратон,  Гаусли  и  Джордж.  Далее
следует Большой Прыжок вдоль призрачного  столба,  почему-то  зовущегося
Пульсом, оттуда кривые, обогнув Внешний Предел, тянутся  по  Серебряному
Рогу, вдруг поворачивают в обратную сторону, змеей проползают по  Расще-
линам, идут через Долину Смерти к Сердцу Тьмы,  затем,  будто  споткнув-
шись, отклоняются к центру галактики и оказываются в  месте,  видимо,  в
шутку именуемом Последний Шанс, и оттуда наконец прямиком ведут  Длинной
Дорогой домой к золотому миру, носящему гордое название Доблесть.
   По этому маршруту некогда прошли исследовательские корабли, за ними -
звездолеты с колонистами, а теперь он стал излюбленным путем  торговцев.
Именно торговцы окрестили этот маршрут "Шелковым  путем",  поскольку  по
прихоти судьбы и в силу закономерностей развития человеческого  общества
он давно уже стал самым прибыльным во всем Земном Содружестве.  В  любое
время по всей его протяженности следует не менее тридцати больших и  ма-
лых караванов, но только одному из них по праву  присвоено  историческое
название маршрута "Шелковый путь".
   У "Шелкового пути" не самый большой флот на маршруте, но зато он  са-
мый старший из всех караванов и определенно самый богатый и престижный.
   Управляющий Совет "Шелкового пути" многочисленнее, чем любое из  пра-
вительств на большинстве планет. Совет располагает представительствами в
каждом мире, через которые пролегает маршрут, и там в его  власти  почти
вся торговля, как легальная, так и нелегальная. Совет  представлен  даже
тремя постоянными местами в Парламенте Земного Содружества. Каждый  тор-
говый корабль в этом рукаве галактики оплачивает лицензию на право пере-
воза пассажиров и грузов по знаменитому маршруту.
   Очень немногие корабли, как, например, печально известный "Глаз Арго-
на", осмеливаются совершать вояжи по маршруту в одиночку,  остальные  же
оплачивают привилегию путешествовать вместе с караваном.
   Караван "Шелковый путь" представляет собой цепочку судов длиною почти
в три световых дня. В этом перемещающемся среди тьмы островке света неп-
ременно найдутся корабли таких знаменитых компаний, как "Торговцы  Изум-
рудных Колоний" (официальная лицензия "Шелкового пути"), "Корпорация Ве-
ликой Галактической  Бреши"  (официальная  лицензия  "Шелкового  пути"),
"Звездные Перевозки Зетакса" (официальная лицензия "Шелкового  пути")  и
прочее, и прочее. Караван "Шелковый путь" привлекает клиентов  безупреч-
ным сервисом и, что самое важное для звездоплавателей, безопасностью.
   Благодаря своему гремящему на всю галактику имени, возрасту и, конеч-
но же, престижу караван "Шелковый путь" считается  самым  безопасным  из
всех существующих не только на маршруте, но, пожалуй, и во всей галакти-
ке.



   МАРАТОН

   На мрачном, неприветливом Маратоне собственная жизнь так и не  появи-
лась, что неудивительно, поскольку планета вращается вокруг мертвого хо-
лодного Солнца, и ее каменистую, в разломах, поверхность  освещают  лишь
далекие призрачные звезды.
   Маратон был открыт случайно, поселение на нем возникло в силу необхо-
димости. Единственным достоинством Маратона является его местонахождение
(внутри Великой Галактической Бреши, на трети пути между правым и  левым
рукавами Звездных Спиралей) и потому затерянный в вечной ночи, безобраз-
ный мир стал не только желанной остановкой перед  Большим  Прыжком,  но,
вопреки своей отдаленности от планет с древними поселениями, вскоре даже
превратился в торговый центр всего граничащего с Великой Брешью района.
   Маратон непосредственно соседствует с Гаусли и Джорджем - мирами  еще
менее привлекательными, чем он сам. На Джордже есть лишь несколько  шахт
по добыче льда, а на Гаусли только обломки  исследовательских  аппаратов
да горстка старателей-авантюристов.
   Маратон расположен не на самых рубежах Содружества, но вблизи от них.
В этих местах постоянно курсируют патрульные  корабли,  но  в  последнее
время многие внезапно стали страшиться войны. На  Маратон  хлынул  поток
беженцев, жаждущих оказаться на борту любого судна, лишь бы оно следова-
ло прочь от рубежей, но большинство прибывающих сейчас звездолетов оста-
вались на орбитах вокруг Маратона, поскольку их  капитаны  не  рисковали
выходить на маршрут "Шелковый путь" без конвоя.
   Меж тем ширились слухи о неизбежности войны между Содружеством и Еди-
новластием. Ходили разговоры, что на маршруте небезопасно, и Управляющий
Совет "Шелкового пути" столь обеспокоен возможностью межзвездного  конф-
ликта, что вряд ли в обозримом будущем решится прислать сюда конвой. Го-
ворили и о том, что через Маратон все же проляжет путь еще одного,  пос-
леднего на долгие годы каравана, для защиты которого Содружество собира-
ет небывало огромный боевой флот.



   СВОБОДНЫЕ КОРАБЛИ

   Центром гравитации и основным источником  энергии  любого  свободного
корабля является сингулятор. Он находится в машинном отделении и  предс-
тавляет собой заключенную в магнитную клеть сферической формы  крошечную
черную дыру, равную по массе небольшой луне. Под углом  в  сто  двадцать
градусов относительно друг друга сверху и по  сторонам  магнитной  клети
расположены три гиперпространственных флюктуатора. Черная дыра фокусиру-
ет пульсации их энергии. От размера флюктуаторов зависит размер  энерге-
тического пузыря, внутри которого корабль  перемещается  по  гиперпрост-
ранству, называемому также иррациональным космосом. Корабль с работающи-
ми флюктуаторами может быть обнаружен стандартным сканером  гравитацион-
ных волн с расстояния в несколько десятков световых часов.
   Для ускорения и торможения при досветовых скоростях на  корпусе  сво-
бодного корабля установлены три ракетных двигателя,  каждый  из  которых
представляет собой длинную тонкую трубу с вмонтированными  через  равные
интервалы магнитными кольцами из сверхпроводящих материалов.  Ионы,  ис-
пускаемые специальным устройством на одном конце трубы, ускоряются  маг-
нитными кольцами до почти световой скорости и выбрасываются с противопо-
ложного конца трубы, придавая  кораблю  необходимый  для  перемещения  в
пространстве импульс. Направление выбрасывания частиц может быть измене-
но на противоположное для торможения. Корабль, идущий на ракетной  тяге,
можно обнаружить только специальными, очень чувствительными детекторами,
да и то лишь с небольшого расстояния.
   В кормовой части корабля за  машинным  отделением  расположены  каюты
членов экипажа и склады, еще дальше - торпедный отсек, грузовые отсеки и
отсек с шаттлами, который также служит грузовым  шлюзом.  Еще  дальше  к
корме находятся мелкие воздушные шлюзы. Свободный корабль обычно несет в
себе два корабля-шаттла и капитанский катер. Шаттлы в  случае  необходи-
мости используются как спасательные боты. Каждый рассчитан на десять че-
ловек, но при ограниченном запасе воздуха, продовольствия и воды  спосо-
бен принять на борт до пятидесяти.
   Перед машинным отделением находятся: на нижней палубе - склады с зап-
частями и мастерские, на средней - камбуз и кают-компания, на верхней  -
каюты офицерского состава. Далее расположена рубка управления,  половину
которой занимает огромный голографический экран. Палуба  в  рубке  имеет
форму полукруга, на дальнем ее конце расположена огороженная  невысокими
перилами платформа - капитанский мостик, с которого, как на ладони, вид-
ны восемь рабочих мест вахтенных офицеров. Под мостиком - мозг  корабля:
наделенные искусственным интеллектом модули, обычно серии  "Чарли",  уп-
равляющие полетом корабля и обеспечивающие его жизнедеятельность.
   Обшивка корабля двухслойная, на корпусе установлены всевозможные  ан-
тенны, датчики, видеокамеры, детекторы, сканеры.  Обычно  свободный  ко-
рабль оснащен генератором защитного силового поля класса VI, но капитаны
при первой возможности заменяют его генератором VII класса или даже  бо-
лее мощным.
   Стандартный экипаж свободного корабля - сто двадцать человек.



   ЛС-1187

   Корабль ЛС-1187 сошел с верфи три года назад,  но  пока  не  заслужил
имени, поскольку не прошел "испытания кровью".
   Как и его многочисленные собратья - свободные корабли класса  "истре-
битель" - он был похож на стрелу длиной триста метров. На его боку  кра-
совался флаг Новой Америки - тринадцать белых и  красных  горизонтальных
полос и темно-голубой прямоугольник с семью белыми концентрическими  ок-
ружностями, заключившими в себя яркую звезду.  Теоретически  крейсерская
скорость таких кораблей бесконечна, но на практике она ограничена разме-
ром  гиперпространственного  пузыря.  Максимальная  скорость  ЛС-1187  в
семьсот пятьдесят раз превышала световую.
   Сейчас ЛС-1187 получил очередное задание. Приказы были просты  и  по-
нятны: не позволив никому следовать за  собой,  прибыть  в  определенное
время, с заданными параметрами скорости в означенную точку  пространства
близ Великой Галактической Бреши и влиться в состав  каравана  "Шелковый
путь". Аналогичные приказы получили тысячи других кораблей самых различ-
ных классов, из чего следует, что собираемый конвой станет самым гранди-
озным за всю историю существования маршрута "Шелковый путь".
   План кампании был прост и вместе с тем  великолепен.  Но  пройдет  ли
кампания в соответствии с планом? От этого зависели тысячи и тысячи жиз-
ней жителей приграничных районов.


   Адмирал Уэндайн был совершенно лыс, немолод, невысок, крепко  сложен.
Сейчас он стоял на мостике крейсера и наблюдал на огромном голографичес-
ком экране, как разрозненные корабли собираются в конвой. План  создания
величайшего конвоя принадлежал именно адмиралу, и в эту минуту ему вроде
бы следовало гордиться собой, но он был раздражен и хмур, поскольку  под
его командование было передано лишь около половины запрошенных кораблей,
многие из которых к тому же оказались маленькими свободными  корабликами
с номерами вместо имен.
   К адмиралу подошел юный адъютант и, козырнув, доложил:
   - К конвою присоединился ЛС-1 187.
   - Гм-м, - пробурчал адмирал, но, заметив, что адъютант ждет  от  него
более вразумительных указаний, с неохотой добавил: -  Хорошо,  пошли  им
стандартное приветствие.
   Адъютант повернулся к терминалу и ввел в корабельный компьютер коман-
ду. По экрану терминала пронеслись ряды цифр, их сменил герб флота,  за-
тем появилось весьма реалистичное изображение адмирала.
   - Приветствую капитана Лоуэлла и экипаж корабля ЛС-1187,  -  нарочито
бодрым голосом заговорил адмирал на экране. - Поздравляю  вас  с  успеш-
ным...
   Сообщение было закодировано и передано в виде серий импульсов на  мо-
дуляторы, управляющие гиперпространственным пузырем флагманского крейсе-
ра.
   Капитан корабля Сэм Лоуэлл, криво  усмехнувшись,  кивнул  изображению
адмирала. Стоящий поблизости старший помощник Джонатан Томас Кори  прис-
лушивался к голосу в наушнике и с хмурым видом  взирал  на  огромный,  в
форме эллипса голомонитор посреди капитанского мостика.
   - Немедленно вскройте пакет с предписаниями, - вещал меж тем адмирал.
- И не забывайте, что с этой минуты вы находитесь под моим  командовани-
ем. Повторяю. Приветствую капитана Лоуэлла и экипаж корабля...
   - С меня достаточно. - Лоуэлл ударом по  кнопке  клавиатуры  выключил
сообщение. Он поднес к губам микрофон, и его усиленный электроникой  го-
лос разнесся по всем отсекам корабля:
   - Говорит капитан. Мы находимся на расстоянии семи с половиной свето-
лет от Маратона. Получен  официальный  приказ  адмирала  Уэндайна  стать
частью конвоя, охраняющего караван "Шелковый Путь". С этого момента и до
конца операции корабль находится в состоянии полной боевой готовности.
   У вахтенных офицеров вырвался стон. Стон не очень громкий,  но  и  не
достаточно тихий, чтобы не быть услышанным на мостике.  Кори  нахмурился
сильнее, а Лоуэлл улыбнулся и после короткой паузы продолжил:
   - Хорошо, хорошо, понегодуйте малость. Адмирал считает, что,  возмож-
но, поблизости притаился враг. Я в этом сомневаюсь, но не исключено, что
адмиралу известно больше, чем мне. Ведь не случайно он адмирал, а я  еще
нет. Так что не расслабляйтесь. Пока все. - Капитан Лоуэлл отключил мик-
рофон, повесил его на прежнее место на поясе и спросил старпома: - Пони-
маешь, почему я сказал то, что сказал?
   - Вроде бы да, сэр.
   - Скоро корабль станет твоим, сынок. Заботься о нем, это  гордый  ко-
рабль. - Капитан кивнул в сторону занятых работой вахтенных офицеров.  -
Верь своему экипажу и не давай ему повода усомниться ни  в  одном  твоем
слове.
   - Постараюсь, сэр.
   - Держи свое слово и станешь отменным капитаном. Я  никогда  не  лгал
своим людям, и теперь мне нечего стыдиться. - Секунду  помедлив,  Лоуэлл
добавил: - Вот только хотелось бы...
   - Чтобы у корабля было имя, сэр?
   Лоуэлл кивнул.
   - Нам будет не хватать вас, сэр.
   - Не о чем печалиться, Кори. Ведь я же уйду не в могилу, а всего лишь
в отставку. Но всему свое время. А пока не забывай об  экранах.  Кстати,
что это там?
   Кори посмотрел на голомонитор перед собой и тут же метнулся к Ходелу,
работающему на своем штатном месте в рубке управления чуть ниже и совсем
рядом с командным мостиком.
   Майк Ходел был весьма способным молодым  астронавигатором  с  темными
вечно всклокоченными волосами. При выполнении  текущего  задания  в  его
обязанности, помимо обычной работы, входило следить  за  тем,  чтобы  за
ЛС-1187 не увязался "хвост". Инженер, то и дело  косясь  на  центральную
голограмму, фиксирующую положение всех кораблей в окрестностях Маратона,
что-то судорожно набирал на клавиатуре компьютера, но,  почувствовав  на
себе пронзительный взгляд старпома, поднял глаза, вскочил и  скороговор-
кой доложил:
   - Только что в непосредственной близости от нашего корабля возник не-
известный объект с неразличимыми опознавательными знаками, сэр.
   - Откуда он, черт возьми, взялся?
   - Подозреваю, сэр, что объект преследовал нас, - с  несчастным  видом
поделился Ходел.
   Кори обратился к корабельному компьютеру:
   - Твое мнение, Чарли?
   - Считаю, что на значительном расстоянии в гиперпространстве за  нами
следовал  вражеский  крейсер  класса  "Дракон",  -  немедленно   ответил
компьютер.
   - Какова вероятность такого события?
   - Восемьдесят восемь процентов.
   - Похоже, ваше предположение не лишено смысла, - сказал Кори Ходелу.
   - Лучше б я ошибся, - изрек тот.
   Кори обернулся, но оказалось, что Лоуэлл уже сам подошел к ним.
   - Следовать за нами, оставаясь невидимым для сканеров, мог единствен-
ный из известных мне кораблей, - сказал он. - Это "Повелитель Драконов",
но, по сообщениям разведки, он сейчас находится на противоположной  сто-
роне Великой Бреши, а в распоряжении Единовластия, насколько мне помнит-
ся, нет другого крейсера такого класса.
   - А насколько достоверны сообщения разведки? - спросил Кори.
   - Достаточно достоверны, чтобы им доверяло верховное командование.
   - Дай-то Бог. - Ходел тяжело вздохнул.
   - Расслабься, - посоветовал ему Лоуэлл. - Он не станет атаковать. Да-
же самые фанатично настроенные сторонники Единовластия не настолько глу-
пы.
   Внезапно символизирующая неизвестный корабль сфера на голограмме  за-
сияла ярче и расширилась. Затем еще раз рывком расширилась. И еще.
   - О Господи! - вскричал Ходел. - Посмотрите, каким образом он  расши-
ряет свой гиперпространственный пузырь!
   - Готовиться к атаке. - Кори поспешно потянулся к клавишам терминала.
   - Нет! - закричал Лоуэлл. - Никто не атакует в одиночку!
   Индикаторы приборов управления полыхнули красным, по  рубке  прокати-
лось истошное завывание сирены. Прислушиваясь к голосу в наушниках,  за-
говорил Кори:
   - Получено сообщение с флагманского крейсера, сэр. В  нем  говорится,
что...
   - Это "Повелитель Драконов"! - перебил старпома Ходел. - Ни  малейших
сомнений!
   - И за ним следует целая стая боевых кораблей помельче, - добавил Ло-
уэлл. Лицо его посерело.
   Кори, позабыв о командном голосе в наушниках, уставился на голоэкран.
Там, рядом с "Повелителем Драконов", уже мерцали десятки  точек-кораблей
и непрерывно появлялись новые. Кори  перевел  взгляд  на  капитана.  Тот
словно превратился в соляной столб.
   - Сэр... - обратился к нему Кори.
   Капитан поднял руку и открыл  рот,  будто  собираясь  заговорить,  но
вновь застыл. У Кори в голове пронеслось, что капитан прежде никогда  не
участвовал в боях.
   - Боевая рубка, - закричал Кори, - осуществить наведение  на  цель  и
приготовиться открыть огонь!
   - Наведение на цель произведено, - немедленно отрапортовал Чарли.
   Капитан Лоуэлл вздрогнул, будто только что сообразив, где  он  и  что
происходит.
   - А-аа... Каковы указания с флагмана?
   - Рассеяться и атаковать, - доложил Кори.
   - Да. - Капитан кивнул. - Э-ээ... Открыть огонь из дезинтеграторов по
готовности.
   Кори резко повернул голову. О чем только думает старик? Ведь  против-
ник все еще находится в гиперкосмосе на расстоянии  пятидесяти  светоча-
сов, а дезинтеграторы  эффективно  действуют  только  в  обычном  прост-
ранстве. Сейчас поразить вражеский корабль можно, лишь попав в него тор-
педой, прошибающей оболочку гиперпространственного пузыря.
   Кори хоть и надеялся, что  капитан  пребывает  во  временном  замеша-
тельстве, но в глубине души уже понял,  что  тот  полностью  парализован
масштабами неожиданного бедствия.
   Каждый офицер в рубке управления видел  на  огромном  голографическом
экране, как ярко-розовые точки - корабли-истребители болсоверов  -  сла-
женно, словно на учениях, разворачиваются и заходят во фланг каравану, а
темно-голубые корабли Содружества рассеивают свои походные ряды в прост-
ранстве, но, уступая легким кораблям Единовластия в скорости, делают это
слишком медленно. Теперь при очевидной неизбежности схватки мародеры бу-
дут более маневренными, чем грузовые и пассажирские суда и  даже  кораб-
ли-истребители Содружества.
   Невооруженные суда каравана могут спастись лишь в  том  случае,  если
немедленно разлетятся по темной Бреши, предоставив поле боя кораблям за-
щиты.
   Мародеры будут преследовать  жертв,  корабли-истребители  Содружества
последуют за мародерами, а посреди растянувшегося в пространстве на сот-
ни светочасов поля битвы, точно паук в  замысловатой  паутине,  окажется
"Повелитель Драконов". Его огромный гиперпространственный пузырь, словно
линза, многократно усилит чувствительность сканеров, поэтому с "Дракона"
будет видна вся битва как на ладони; и прямые приказы с "Дракона"  обес-
печат кораблям мародеров огромное преимущество перед звездолетами Содру-
жества.
   Кори ясно представил себе замысел врага. Замысел был прост  и  гениа-
лен. В случае его успеха будет не только  уничтожен  караван  и  основа-
тельно потрепан флот свободных кораблей, но и разорван маршрут "Шелковый
путь"; миры, примыкающие к дальней  части  Великой  Галактической  Бреши
окажутся отрезанными от Содружества, а "Повелитель  Драконов"  со  стаей
кораблей-мародеров сможет безнаказанно  бесчинствовать  на  всем  прост-
ранстве от Маратона до самых Внешних Пределов.
   В рубке завывали, трещали, трезвонили и мигали тревожным красным све-
том все индикаторы, но Лоуэлл стоял безучастно, словно не замечая ничего
вокруг. Кори подошел к нему и предложил:
   - Может, воспользуемся торпедами, сэр?
   - О да, конечно. - Капитан посмотрел на старпома  с  едва  скрываемой
благодарностью. - Готовьте торпеды к пуску!
   Старик был явно напуган. Кори окинул взглядом  офицеров.  К  счастью,
видеть сейчас капитана, кроме самого Кори, мог только Ходел, а у послед-
него хватало своих забот. К тому же барахлила перегруженная  аппаратура.
Пока Кори оглядывал рубку, перед астронавигатором вдруг  погас  монитор.
Ходел с проклятием обрушил на капризный механизм  кулак.  Монитор  вновь
засветился. Ходел, судорожно  ударяя  пальцами  по  клавиатуре,  ввел  в
компьютер ряд чисел и, бросив лишь один-единственный взгляд на экран, во
весь голос сообщил:
   - Торпеды нас не спасут.
   - Придержите свои выводы при себе, - велел ему Кори. - И  вообще,  вы
намерены жить вечно?
   - Мы угодили в ловушку, - произнес бледный, как Лоуэлл. - Нам не одо-
леть разом и "Повелителя Драконов", флот его прикрытия.
   С каждой секундой капитан выглядел все более растерянным.
   - Цель находится в пределах досягаемости торпед, - доложил Ли.
   Кори коснулся руки Лоуэлла. Тот, будто выйдя из транса, скомандовал:
   - Выпустить одновременно все торпеды из носового отсека.
   Двое офицеров по вооружению - Ли и Грин - нажали на  красные  кнопки.
Приборы перед ними озарились сначала желтым светом, затем зеленым. Двер-
цы торпедных отсеков раскрылись, выпуская из чрева ЛС-1187  дюжину  тор-
пед; окружающий корабль гиперпространственный пузырь на  ничтожную  долю
секунды исчез, и торпеды, стремительно наращивая скорость,  понеслись  к
цели.
   Большой корабль может, если повезет, сбить  с  курса  или  уничтожить
атакующие его торпеды противника своими, либо применить лучевое  оружие,
либо неожиданным резким маневром стряхнуть с себя торпеды, но оторваться
от них, превзойдя в скорости, не способен. Правда, и у  торпед,  в  свою
очередь, весьма скудный запас топлива, и если они  не  поражают  цель  с
первого захода, то становятся вечными странниками в космосе.
   Кори напряженно наблюдал за полетом торпед на главном голографическом
экране. Мигало множество розовых точек, и от них к ближайшим голубым ле-
тела дюжина ярко-красных точек, большинство же голубых  маневрировало  и
на предельной скорости устремлялось прочь от поля битвы, и лишь  некото-
рые мигали и выбрасывали стремительные  ярко-синие  точки.  Появляющиеся
бесформенные слабо светящиеся пятна указывали на те места,  где  корабли
закончили свой век, и в основном пятна были голубого цвета.
   - Мы уже потеряли "Мелроуз", - не отрываясь от своего дисплея,  сооб-
щил Ходел. - И "Гувера". И "Колумбию".
   Кори повернулся к Лоуэллу.
   - Вы правы, сэр. Мы слишком уязвимы. Нам  следует  скрыться  из  поля
зрения "Повелителя Драконов".
   - Нам от них не скрыться! - вскричал Ходел. -  Болсоверы  отыщут  нас
повсюду!
   К ЛС-1187 сразу с трех сторон неслись торпеды. Истошно взвыла сирена,
капитан что-то прокричал, Кори, не разобрав ни слова, бросил Ходелу:
   - Не спите же! Быстрее включайте антишоковый!..
   Астронавигатор уже занес пальцы над клавиатурой, но коснуться  кнопок
ему было не суждено, как и Кори не удалось закончить приказ.
   ЛС-1187 задрожал от близкого взрыва первой торпеды,  повредившей  ги-
перпространственный пузырь. В тот же миг из второй  торпеды  по  кораблю
ударил луч деструктора. От губительного воздействия луча все электромаг-
нитные поля на ЛС-1187 прекратили свое существование, и все приборы, все
средства связи на ее борту, конечно же, мгновенно вышли из строя.  Нерв-
ная система каждого члена экипажа оказалась парализованной - сердца зас-
тыли, не способные биться, мышцы задергались,  из  легких  непроизвольно
вырвались сдавленные крики, содержимое кишечников и мочевых пузырей выр-
валось наружу.
   Ходела швырнуло в стоящее позади кресло, и это спасло ему жизнь, пос-
кольку через долю секунды приборная панель, над которой он склонился,  с
оглушительным хлопком  взорвалась.  Лоуэлл  пошатнулся,  Кори  попытался
подхватить его, но не устоял на ногах, и оба упали на пол. Кори  показа-
лось, будто он схватился рукой за оголенный провод под высоким  напряже-
нием, в нос шибанул приторный  запах  цветочной  пыльцы,  перед  глазами
вспыхнуло лиловое пламя, и он потерял сознание, прежде чем в грудь  Лоу-
эллу ударил светящийся лиловый зигзаг.
   Рубка управления и капитанский мостик меж  тем  продолжали  рушиться.
Повсюду рассыпались снопы ослепительных искр, в воздухе вспыхивали  мощ-
ные электрические разряды и носились шаровые молнии, взрывались приборы,
а беспомощные тела, калеча себя, бились в конвульсиях.
   Такие же молнии и снопы искр возникали во всех коридорах корабля,  во
всех его отсеках и в машинном  отделении.  Магнитная  клеть,  окружавшая
крошечную черную дыру, отключилась; избыточная  энергия  от  сингулятора
устремилась сразу во всех направлениях и, взорвав бортовые дезинтеграто-
ры, вырвалась через образовавшуюся в корпусе корабля брешь  наружу.  Ги-
перпространственный пузырь свернулся, и корабль оказался  выброшенным  в
обычное пространство.
   Таким образом ЛС-1187 за считанные секунды превратился из боевой еди-
ницы в груду мертвого металла, без цели плывущую в космосе.



   ВОЗВРАЩЕННЫЙ К ЖИЗНИ

   Долгие, долгие тысячелетия, а, может, неисчислимо короткие  мгновения
мертвый корабль дрейфовал в космосе.
   Затем медленно, болезненно в нем стала возрождаться жизнь. Кто-то по-
шевелился. Кто-то закашлялся. В кромешной темноте послышались  вздохи  и
стоны.
   К Кори рывком вернулось сознание. Тело горело  огнем.  Вокруг  царила
тьма, а неестественную тишину не нарушали привычные пощелкивания и гуде-
ние аппаратуры. Превозмогая боль, Кори попытался  шевельнуть  рукой,  но
поначалу не смог. Мысли мешались, но он все же сообразил, что в  корабле
отключена искусственная гравитация.
   Кори вытянул руку и, подавив готовый вырваться из  горла  крик  боли,
стал ощупью определять, где он находится. Со второй попытки  его  пальцы
уцепились за металлический поручень.
   - Чарли, - позвал Кори.
   Ответа не последовало. Кори и не надеялся на ответ, но все же  молча-
ние было неутешительным. Если системы корабля вышли из  строя,  тогда  в
самое ближайшее время умрут все члены экипажа, пережившие удар  луча  из
деструктора. Быстрее всего их прикончит углекислый газ.
   Голова Кори раскалывалась от боли, тело и одежда были мокрыми от пота
и крови. В воздухе стоял непереносимый смрад.
   - Скафандры, - вслух заметил Кори.
   Хотя если на корабле нет энергии, то и скафандры,  скорее  всего,  не
действуют.
   И что случилось с аварийным источником энергии? Почему он до сих  пор
не включился?
   - Капитан? - послышался напряженный голос Ли. - Мистер Кори?  Отзови-
тесь хоть кто-нибудь!
   У Кори перехватило дыхание.
   - Я здесь, - выдавил он. - Вы в состоянии двигаться?
   - Пока не знаю. Я вроде бы за что-то держусь. А что случилось с энер-
гией?
   - Пока неизвестно. - Кори повысил голос: - Есть еще кто-нибудь живой?
   В ответ послышались стоны и сдавленные мольбы о помощи.  Кто-то  при-
нялся едва слышно всхлипывать. Кори решил, что  это  добрый  знак,  пос-
кольку если у человека хватает сил на плач, то достанет сил и на  выздо-
ровление.
   - Ходел, - позвал Кори. - Вы слышите меня?
   Всхлипывания прекратились.
   - Ходел, это вы? - снова спросил Кори.
   - Да, сэр, - отозвался тот, но совсем  не  оттуда,  откуда  доносился
плач, а с противоположной стороны.
   - Вы живы?
   - Жив и года через два надеюсь вновь стать здоровым.
   - Похоже, аварийный источник энергии не действует.  Придется  подклю-
чать аккумуляторы.
   Перехватывая поручни руками, Кори двинулся вдоль капитанского  мости-
ка. Вскоре Кори коснулся пола. Отлично, теперь ему стало точно известно,
что он находится рядом с аварийной панелью, вмонтированной  в  пол.  Все
еще держась за поручень левой рукой, правую Кори  вытянул  перед  собой.
Пальцы нащупали утопленную в пол кнопку. Кори  надавил  на  нее.  Крышка
аварийной панели открылась. Кори сунул руку в образовавшееся  углубление
и вытащил фонарик, моля про себя чтобы тот работал. Фонарик должен рабо-
тать, ведь в него вмонтирована сверхнадежная батарейка.
   Кори щелкнул выключателем, и темноту прорезал ослепительный луч  све-
та. Послышались радостные крики и вздохи облегчения.
   Кори повел фонариком вокруг. Оказалось, что среди темных сфер  сгуст-
ков крови, блевотины и мочи - по рубке управления плавают капитан Лоуэлл
и еще по крайней мере два бесчувственных тела. Ходел держится за  подло-
котник своего рабочего кресла, Ли - за спинку своего.
   - Ходел. Вы в состоянии двигаться?
   - Еще не пытался. - Ходел  осторожно  оттолкнулся  от  кресла  рукой,
проплыл через рубку управления и, схватившись за поручень мостика  рядом
с Кори, с гримасой проговорил: - Если все покойники чувствуют  себя  так
же, как и я, то завидовать им не стоит.
   Кори передал Ходелу фонарик, а сам перебрался к  следующей  аварийной
панели и открыл ее. Внутри находились два ряда выключателей. Кори привел
их, один за другим, в положение "включено".
   Не случилось ровным счетом ничего. Кори и Ходел обменялись  обеспоко-
енными взглядами.
   - Черт! - выругался Кори. - Ну, ладно, мы двинемся к  корме  и  будем
включать подряд все аварийные рубильники. Уж какой-нибудь да заработает.
Непременно заработает! Мы все еще живы! - Он рывком распахнул  следующую
аварийную панель. - Уверен, мы все еще...
   Осветительные панели на потолке замерцали  и  стали  медленно  разго-
раться. Кори и Ходел заулыбались. Ли победно вскричал:
   - Есть!
   - Да, - подтвердил Ходел. - Чувствуете: заработала система воздухооб-
мена.
   Кори постучал ногтем по микрофону, прикрепленному у рта:
   - Машинное отделение. Слышите меня?
   Тут же в наушниках прозвучал на удивление громкий голос главного  ин-
женера Лина:
   - Я говорю с капитаном Лоуэллом?
   - Нет, со старпомом. - Кори непроизвольно сглотнул и лишь потом задал
главный вопрос: - Насколько значительны повреждения?
   - Пока неясно. А у вас есть свет?
   - Только что появился. Что с сингулятором?
   - Судя по внешнему виду - цел.
   - Слава Богу! Как ваши люди?
   - Нам всем досталось, сэр, но мы уже принялись за работу.
   - Ходел? - Кори повернулся к бортинженеру.
   - Да, сэр?
   - Доставьте капитана Лоуэлла в лазарет.  Потом  перенесите  остальных
раненых.
   - Есть, сэр. - Ходел, воспользовавшись поручнем для начального  толч-
ка, пролетел над мостиком, ухватил капитана за обшлаг  кителя  и,  ловко
оттолкнувшись ногами от пола, а затем рукой от потолка, устремился к вы-
ходу.
   Кори подплыл к прижатому покореженным креслом Ли, посветил  фонариком
и сказал:
   - Вы выглядите вроде неплохо, Ван. Но пока не шевелитесь. - Кори дер-
нул за кресло, и освобожденный  Ли  поплыл  по  рубке.  -  Как  вы  себя
чувствуете?
   - Теперь гораздо лучше.
   Кори осмотрел вахтенных. Двое были мертвы, трое живы, но  без  созна-
ния.
   - Нам нельзя оставаться здесь, - заявил вдруг Ли. - Наш корабль исчез
с поля боя, но взрыва не было, из чего следует, что мы скрылись в  обыч-
ном космосе. Опасаясь, что мы нападем на "Повелителя Драконов", болсове-
ры непременно явятся и уничтожат нас.
   - Мы долго еще не сможем ни на кого напасть. - Кори подплыл к  запас-
ному астронавигационному пульту и, вскрыв крышку, задумчиво  добавил:  -
Да и найти мертвый корабль будет непросто.
   - Им невдомек, как крепко нам досталось. А нас  они  запросто  отыщут
детектором массы по излучению сингулятора.
   На пульте не светился ни один индикатор.  Кори,  крякнув  от  досады,
вскрыл панель на пульте. Если найдутся аккумуляторные батареи, то  пульт
можно будет запустить.
   - Все, что вы сказали, верно, поэтому включать сингулятор мы пока  не
станем.
   - Вы что же, предлагаете выбираться из этих мест на  досветовой  ско-
рости? - поразился Ли. - Но на это уйдут недели!
   - Эти недели нам понадобятся на восстановление корабля.
   - Что бы мы сейчас ни предприняли, болсоверы все  равно  бросятся  за
нами и пусть не сразу, но все равно отыщут корабль, расширив район поис-
ков.
   Кори пристально оглядел инженера по вооружению.
   - Пока, Ван, меня больше заботит, что стало с кораблем. И вообще,  по
справедливости нам всем уже полагалось быть покойниками.
   Астронавигационный пульт осветился, и Кори сразу воспрял духом. Нача-
ло положено, корабль приступил к самовосстановлению и вскоре, если пове-
зет, вновь станет работоспособным. Даже если восстановятся не все части,
корабль будет функционировать, подобно тому, как функционирует живой ор-
ганизм с поврежденными или даже удаленными органами.
   Через минуту на капитанском мостике ожили еще два пульта  управления.
Кори подплыл сначала к одному из них, потом к другому и  затребовал  ра-
порты о состоянии механизмов на корабле, но, как он и опасался,  приборы
сообщили лишь о том, что рубка управления все еще отрезана от  остальных
отсеков.
   Кори призадумался над возникшей ситуацией. Капитан не может выполнять
свои обязанности, поскольку находится в  бессознательном  состоянии  или
даже мертв. Многие члены экипажа тоже либо мертвы,  либо  без  сознания.
Дрейфующий в космосе корабль окружен врагами, до ближайшей базы, где мо-
жет быть оказана помощь, добираться световые годы или, по крайней  мере,
световые месяцы. Почти все оборудование и вооружение на корабле вышло из
строя. И в довершение этих бед корабль слеп, поскольку на его  борту  не
работает ни один сканер или сенсор.
   Кори постучал согнутым пальцем по микрофону у губ и сказал:
   - Лин. Слышите меня?
   - У меня плохие новости, - немедленно раздался в наушнике голос глав-
ного инженера. - Восстанавливать придется практически все,  поэтому  ре-
монт затянется надолго.
   - Не беспокойтесь, времени у нас хоть отбавляй. Мне в  голову  пришла
безумная идея - отправить на корпус корабля сообразительного человека  с
секстантом и картой звездного неба. Пусть осмотрится,  произведет  серию
замеров и выяснит наши местонахождение и курс.
   - Но такие измерения весьма приблизительны!
   - Пусть так. Надо хотя бы выяснить, в нужном ли направлении мы  наце-
лены.
   - Насчет отправки наблюдателей я распоряжусь, а что касается  направ-
ления, то при необходимости корабль можно развернуть вокруг сингулятора.
Если понадобится, я проделаю этот маневр даже вручную.
   - Отлично. И вот еще что. Сможете ли вы сделать так,  чтобы  ракетные
двигатели включились от автономного источника питания? И, если это  воз-
можно, как долго двигатели будут работать в таком режиме?
   - Вы предлагаете не вводить в строй сингулятор?
   - Именно.
   Немного подумав, главный инженер сказал:
   - В общем-то древние корабли  перемещались  без  сингулятора.  Однако
энергии от автономного источника питания хватит для ускорения менее  чем
в 1g. Причем недель на шесть, может, на восемь, но точно меньше, чем  на
десять.
   - Нам хватит и шести недель. Снизьте, насколько это только  возможно,
внутрикорабельное потребление энергии. Пусть в минимальном режиме  рабо-
тают только системы жизнеобеспечения - и больше ничего. Необходимо, что-
бы корабль казался мертвым.
   - Вряд ли все это нам поможет, - усомнился инженер. - Кораблю  далеко
не уйти, болсоверы, если захотят, все равно нас отыщут.
   - В нормальном пространстве расстояние и  скорость  имеют  совершенно
иное значение, чем в гиперкосмосе, так что  посчитайте  сами,  предложил
ему Кори. - При ускорении даже лишь в 1/3g через неделю мы наберем такую
скорость, что догнать нас будет практически невозможно. А если  нас  все
же начнут преследовать, мы включим сингулятор и дальше рванем на  полной
тяге.
   - Н-да, возможно... - пробормотал главный инженер без особого востор-
га. - Но что помешает  болсоверам  совершить  прыжок  через  гиперпрост-
ранство и вынырнуть у нас перед носом?
   - Уверен, если мы протянем несколько недель, то успеем  починить  ко-
рабль и, возможно,  сможем  сами  воспользоваться  гиперпространственным
приводом.
   На противоположном конце надолго воцарилась тишина.
   - Эй, - окликнул инженера Кори.
   - Не скажу, что мне по нраву ваши идеи, - кисло отозвался тот. -  Нам
же придется не только ускоряться, но и маневрировать и тормозить, а  за-
работают ли к тому времени сканеры, неизвестно.
   - Думаю, в свое время мы разрешим и эту проблему, -  уверенным  тоном
заявил Кори.
   - Ладно, я поведу вас домой, - пробурчал  главный  инженер.  -  Конец
связи.
   - Конец связи, - подтвердил Кори и улыбнулся.
   Три недели разгона, а затем три недели торможения - срок вполне  дос-
таточный для основательного ремонта корабля. Если они пойдут на  ускоре-
нии в 1g, то окажутся в двадцати пяти  светочасах  от  своего  нынешнего
местонахождения и лишь тогда перейдут в гиперпространство. Правда,  воз-
никнут трудности оттого, что все ремонтные работы  на  корабле  придется
выполнять без искусственной гравитации. Ну, ничего, экипаж справится.
   Кори припомнил, что решать подобные нестандартные  задачи  его  учили
еще в курсантской школе, но он никогда не предполагал,  что  эти  навыки
пригодятся на практике. Если команда ЛС-1187 сумеет вернуться домой,  то
описание их полета войдет в учебники.
   В рубку управления вернулся Ходел и,  ловко  оттолкнувшись  ногой  от
стены, перенесся на капитанский мостик.
   - Принимайте на себя командование рубкой управления, - велел ему  Ко-
ри, открыл люк и залез в крошечную каютку под командным мостиком. Там  с
распределительным силовым щитом возился бледный лейтенант. Кори потрепал
его по плечу и, хватаясь за скобы на стене, направился к корме.
   Следующий отсек был освещен скудно, трубы и силовые кабели терялись в
полумраке, а на корпусе Чарли не горело ни одного индикатора.
   - Черт! - выругался Кори и, достав из специального ящичка руководство
в красном переплете, прочитал вслух: - Первое. Убедитесь, что все модули
компьютера запитаны и входное напряжение соответствует норме.
   Кори в сердцах отбросил бесполезное руководство  и  вскрыл  аварийную
панель. У него возникло кошмарное предчувствие, что в ближайшие три  не-
дели вся его деятельность ограничится лишь тем,  что  он  будет  вручную
подсоединять все и вся на корабле к аварийному источнику питания  или  к
портативным аккумуляторным батареям. Более быстрого и  простого  способа
не существовало, поскольку конструкторам и в голову не могло прийти, что
кому-то понадобится восстанавливать корабль практически с нуля.
   Кори подсоединил компьютер к аварийной проводке, и на нем сразу зажг-
лись индикаторы, сообщая, что начался процесс самовосстановления. К  со-
жалению, даже при самых благоприятных обстоятельствах на  автоматические
тесты всех модулей уйдут часы, а то и дни, но разбудить Чарли  раньше  -
значит подвергнуть его непомерному риску.  Теоретически,  корабль  можно
вести и без помощи центрального компьютера, но справедливость этого  ут-
верждения никто еще не проверял на практике.
   - Ладно, Чарли, - прошептал Кори. - Поспи еще немного.  Он  установил
панель на штатное место и направился в машинное отделение.

   В машинном отделении ярко горел свет, с десяток техников  возились  с
сингулятором. Главный инженер Лин ремонтировал вспомогательный распреде-
лительный щит, но, заметив Кори, оторвался от работы и доложил:
   - Я послал сержанта произвести наружные наблюдения. Вся жизненно важ-
ная автоматика на корабле либо не пострадала, либо поддается  восстанов-
лению, так что, надеюсь, скоро мы всю ее запитаем и запустим. Я уже под-
соединил вспомогательный источник энергии к ракетным двигателям, и,  как
только корабль будет сориентирован в пространстве, можно запускать и их.
Что вас еще интересует?
   - Чарли самовосстанавливается и заработает не раньше чем  через  нес-
колько часов. Надеюсь, он справится, но на всякий случай все же скрести-
те пальцы. Пока поведем корабль вручную. Как экипаж?
   - Всем порядком досталось, но кто смог, уже приступил к работе.
   Кори, пристально глядя Лину в глаза, спросил о самом сейчас насущном:
   - Как считаете, хватит нам рабочих рук, чтобы добраться домой?
   - Пока не знаю, - ответил главный инженер с несчастным видом. - Я по-
ручил Рейнольдсу составить список уцелевших. Знаю  лишь,  что  у  многих
частично стерта память, и не известно, оправятся ли они.
   Из машинного отделения Кори направился дальше к корме. Здесь, в кори-
дорах, было темнее, чем в центре корабля. Кори останавливался у  каждого
из многочисленных датчиков, регистрирующих атмосферное давление,  содер-
жание углекислого газа, температуру и влажность воздуха, и снимал  пока-
зания. Все параметры соответствовали норме, следовательно, корпус кораб-
ля цел. И то хорошо.
   Кори вплыл в отсек с шаттлами и, замерев в воздухе, стал  размышлять.
Возможно, сейчас им оказались бы очень полезными шаттлы. Ведь на  каждом
из них есть свой компьютер, автономный источник энергии.  Следовательно,
можно подсоединить компьютер катера к системам управления кораблем.  Ко-
нечно, компьютеры на шаттлах не столь умны, как Чарли, но их разума, ви-
димо, окажется вполне достаточно, чтобы избежать столкновения  с  плане-
той, луной или астероидом.
   Рассудив, что надо поделиться этой идеей с  главным  инженером,  Кори
оттолкнулся от стены и отправился в нос корабля. Вылетев в  коридор,  он
едва не столкнулся с Рейнольдсом и МакХитом, тащившими два  бесчувствен-
ных тела в лазарет. Кори кивнул им и поспешил дальше.
   Кают-компанию занимали раненые, не поместившиеся в лазарете.  Некото-
рые были в сознании, большинство - нет. Кое-кто стонал. Фонтана -  кора-
бельный фармаколог - делала пострадавшим уколы обезболивающего, но,  за-
метив вплывшего в кают-компанию Кори, подняла глаза и спросила:
   - Тебе сильно досталось?
   - Не очень. Буду в полном порядке, как только улучу свободную минутку
и приму душ. А как дела у тебя?
   Фонтана покачала головой.
   - Сегодня выдался не лучший денек в моей жизни.
   Кори, понизив голос, спросил:
   - Насколько плохи наши дела?
   - Двенадцать человек погибло. Еще шестеро пока живы, но вряд ли выка-
рабкаются. Остальным нужен курс интенсивной терапии. В  общем-то,  такой
курс не помешал бы всем нам. А я не предполагала, что  наш  корабль  так
плохо защищен.
   - В нас угодило сразу несколько торпед. А что с врачом?
   - Жива и сейчас работает не покладая рук.
   - Что с капитаном? - Кори наконец задал давно мучивший его вопрос.
   Фонтана ответила, глядя ему прямо в глаза:
   - Видимо, управлять кораблем придется тебе.
   В глубине души Кори подивился, что ничего не почувствовал, когда  ус-
лышал эти слова. Только где-то в дальнем  уголке  сознания  образовалась
непривычная пустота.
   - Да... Этого я и опасался.
   - Хочешь бесплатный совет? - спросила Фонтана.
   - Что ж, выкладывай.
   - Немедленно отправляйся в каюту. Прими душ и надень  чистый  мундир.
Еще раз пройди по всем отсекам. Пусть тебя  увидят  все  члены  экипажа.
Пусть каждый поймет, что дела пошли на лад... Даже если это и не  совсем
соответствует действительности.
   - Добрый совет, - согласился Кори. - Я  непременно  воспользуюсь  им,
как только...
   - Нет. Сделай это немедленно. Сейчас самое важное - самочувствие  ко-
манды. Покажи всем, что ты готов привести корабль домой.
   Кори, намереваясь возразить, открыл было рот  и  тут  сообразил,  что
Фонтана посоветовала именно то, чему его учили с первого курса академии.
В ушах его будто зазвучали слова инструктора: "Главное на корабле не ма-
шины, а его экипаж. Если экипаж в порядке, то все  остальное  непременно
будет налажено".
   Кори слегка коснулся плеча Фонтаны и направился прямиком к себе в ка-
юту. Вспомнилось, как ему втолковывали: важен не сам кризис, а  то,  что
капитан делает перед ним и после.
   Правильно.
   Все лекции, семинары и дискуссии, все тренировки на имитаторах своди-
лись к следующему:
   "При возникновении внештатной ситуации  необходимо  задать  себе  три
вопроса. Что мне хотелось бы предпринять? Что я способен сделать? Что же
я сделаю?"
   - Итак, что же мне хочется предпринять? - беззвучно заговорил  сам  с
собой Кори. - Конечно же, привести корабль на ближайшую базу  Содружест-
ва, пополнить боезапас, вернуться и задать болсоверам жару. А что  же  я
способен сделать? - продолжал рассуждать он. - Я могу - во всяком случае
надеюсь, что смогу - привести корабль домой, пусть на это и уйдет  целых
четыре месяца. Но могу ли я вступить в бой с врагом прямо  сейчас?  Нет,
слишком сильно пострадали корабль и экипаж.
   И что же я сделаю? - Кори ухмыльнулся. - Да ведь все три вопроса сво-
дятся к одному ответу. Доставлю корабль домой!
   Кори нажал крошечную кнопку на прикрепленном у губ микрофоне.
   - Ко всем членам экипажа обращается старший помощник капитана корабля
Кори. - Его бодрый голос разнесся по отсекам ЛС-1187. -  Нас  атаковали,
мы понесли потери, но все еще находимся в строю. Пока  неизвестно,  нас-
колько пострадал флот и как сильно досталось судам каравана.  Многие  из
вас, несомненно, слышали, что капитан корабля Лоуэлл тяжело  ранен...  Я
абсолютно уверен, что Единовластие Болсоверов развязало войну  с  Земным
Содружеством. Следовательно, действовать нам необходимо в соответствии с
этими обстоятельствами. На ремонт основных систем корабля уйдет  некото-
рое время. Еще больше займет путь домой. Но мы  непременно  вернемся  на
базу. Это я вам твердо обещаю. Кроме того, обещаю, что  мы  починим  ко-
рабль, пополним боезапас, снова вступим в бой и уничтожим столько кораб-
лей проклятых болсоверов, сколько сможем. Конец сообщения.
   Кори услышал одобрительные возгласы. Или, быть может,  у  него  всего
лишь разыгралось воображение?
   Впереди непочатый край работы, а вести себя так, чтобы экипаж не  ра-
зуверился в нем, Кори будет весьма и весьма непросто.



   ПОД ГНЕТОМ

   Освещение было восстановлено во всех коридорах ЛС-1187, но пока не во
всех помещениях; тяжело раненные находились в лазарете или в кают-компа-
нии, легко раненные лежали в  отсеке  с  кораблями-шаттлами;  самый  ма-
ленький из грузовых отсеков был превращен в морг.
   Кори распахнул люк и протиснулся в каюту, расположенную прямо над ма-
шинным отделением. Оснащенная запасным пультом управления, она в обычное
время служила рабочим кабинетом старшего инженера корабля, а в последние
дни стала еще и временным капитанским мостиком.
   Перед пультом сидел главный инженер и, прогоняя диагностическую прог-
рамму, ворчал:
   - Нет. Нет. Не работает. И это тоже. Черт! Думаю, и это не пройдет.
   Введя в компьютер очередную серию кодов, главный инженер поднял голо-
ву и вопросительно уставился на Кори. Тот спросил:
   - Что новенького, Лин?
   - Большинство систем жизнеобеспечения корабля введено в строй, и  все
они функционируют в режиме минимального потребления энергии.
   - Как долго мы продержимся в таком режиме?
   Подумав с полминуты, Лин ответил:
   - Аварийный источник энергии оказался основательно разряжен при попа-
дании луча деструктора, так что энергии нам хватит максимум на три неде-
ли, да и то если мы не станем запускать ракетные двигатели. Считаю,  что
рано или поздно нам все же придется включить сингулятор.
   - Знаю, но сингулятор интенсивно испускает гравитационные  волны,  по
которым нас запросто обнаружат издалека, поэтому как можно дольше  будем
держаться без него. - Чувствуя, что потоком воздуха его относит в сторо-
ну, Кори зацепился ногой за ножку стола. - Мы вполне проживем пока в не-
весомости. И запасов продовольствия у нас месяца на три, а то и  больше.
Воды тоже хватает. Но без искусственной гравитации не будут работать ос-
мотики, поэтому самая сложная проблема сейчас - очистка воздуха.
   - Предлагаю ненадолго все же включить сингулятор, - заявил Лин.
   - Запустим гиперпространственную линзу, осмотримся, а  потом  уж  ре-
шим...
   - Нет, - отрезал Кори. - Может, через неделю и рискнем, не раньше. Мы
не знаем, как далеко от нас находится "Повелитель Драконов" и  насколько
чувствительны его сканеры, поэтому исходить будем из самых худших  пред-
положений.
   - Вы чертовски усложняете мою задачу, сэр.
   - Нам следует как можно скорее распределить  по  кораблю  аэропонику.
Необходимо в отсеке с шаттлами и по коридорам корабля  срочно  протянуть
сети и установить  источники  интенсивного  света.  Высадим  везде,  где
только можно, лунный мох.
   Лин с недоверием заметил:
   - Считается, что биомасса мха удваивается каждые два дня. Хотя  лично
я сомневаюсь в столь радужных перспективах... Посмотрим, что у нас полу-
чится. - Он быстро просчитал что-то на  компьютере.  Компьютер  уверяет,
что даже при самых благоприятных обстоятельствах избавиться от  углекис-
лого газа с помощью одних лишь растений мы сможем не  ранее,  чем  через
месяц.
   - Пусть даже так, - сказал Кори. - Все равно  раньше  или  позже  нам
придется налаживать аэропонику. Продовольствия  хватит  на  три  месяца.
Можно, конечно, уменьшить норму. Но если возвращение домой займет больше
четырех-пяти месяцев? Так что чем раньше мы займемся  выращиванием  уро-
жая, тем лучше.
   Лин хмыкнул и сказал:
   - Вы так основательно загрузили меня текущей работой, что на  решение
самых важных задач не осталось ни минуты.
   - Нет, Лин, то, что я вам поручил, и есть самая важная  работа.  Пока
мы дрейфуем в космосе, словно безжизненные обломки, мы в безопасности, и
чем позже мы продемонстрируем, что уцелели, тем больше шансов  добраться
домой. А то, что я вам поручил, гарантирует выживание в условиях дрейфа.
Кроме того, занимаясь делом, команда не падет духом.
   Лин, пожав плечами, заметил:
   - Люди предпочли бы сейчас не цветочки разводить, а всадить  "Повели-
телю Драконов" в хвост торпеду.
   - Не вижу ни малейшей возможности сделать это и потому считаю первей-
шей своей задачей довести в целости и сохранности корабль и  его  экипаж
на базу Содружества.
   - Хотите знать мое мнение? - спросил вдруг главный инженер.
   - Говорите.
   - По-моему, нам следует немедленно запустить сингулятор и рвануть до-
мой через гиперпространство на полной скорости.
   - Вы, Лин, лучше кого бы то ни было знаете корабль и его механизмы, и
я всегда внимательно выслушиваю ваши советы...
   - Но?..
   - Но мне больше других известно о  враге.  Болсоверы  не  глупы,  они
предприняли не просто одиночный кратковременный рейд,  а  начали  полно-
масштабное наступление на Содружество. Я бы на месте капитана болсоверов
после боя тщательно прочесал этот сектор космоса, выследил  и  уничтожил
всех случайно уцелевших.
   - Прятаться от врага мне не по вкусу.
   - Не вам одному, но ничего иного мы пока предпринять не можем. Распо-
рядитесь насчет скорейшей посадки лунного мха, Лин, а затем, если сможе-
те, соорудите пассивный сканер гравитационных волн.
   - Но таким сканером толком ничего не измеришь.
   - Нам достаточно знать, движется что-нибудь в космосе  поблизости  от
нас или нет.
   - Хорошо, я разделю экипаж, половину людей направлю на ремонт жизнен-
но важной автоматики корабля, а половину - на аэропонику. Сам же сооружу
простейший детектор массы, а затем займусь калибровкой ракетных двигате-
лей и наладкой необходимых для их работы приборов. Кстати, что вы  наду-
мали относительно Чарли?
   - Пусть пока спит.
   - В самом деле? - удивился Лин.
   Кори неохотно кивнул.
   - Я опасаюсь, что если слишком рано разбудить его, он сойдет  с  ума.
Поэтому будить его мы пока не станем. Тем более что корабль дрейфует,  и
настоятельной необходимости в Чарли сейчас нет.
   - Вы теперь за капитана, вам и решать. - Лин заколебался, будто желая
что-то выяснить, но не осмеливаясь.
   - В чем дело, Лин? - спросил его напрямую Кори.
   - Ну, в общем, я слышал, что... По кораблю ходят слухи... Я  конечно,
не верю, но все же... - Лину не хватало духу сразу выложить  наболевшее,
но Кори терпеливо ждал. - Ну, говорят, что капитан растерялся, когда на-
пали болсоверы. Это правда?
   Кори вспомнил совет Лоуэлла всегда говорить  экипажу  только  правду.
Глядя Лину в глаза, он твердо проговорил:
   - Во время нападения я стоял с капитаном Лоуэллом на мостике, и готов
поклясться, что он был как всегда на высоте. Если понадобится, мои слова
подтвердят записи в автоматическом бортовом журнале. А  если  кто-нибудь
на корабле думает иначе, то ему придется держать ответ  передо  мной.  -
Помолчав секунду, он добавил: - И доведите, пожалуйста, до сведения всей
команды то, что я сейчас сказал.
   - Спасибо, - с облегчением пробормотал Лин. - Я так и думал,  но  мне
все же хотелось услышать это от вас.
   Кори коротко кивнул и, оттолкнувшись, плавно поплыл к двери  в  кори-
дор.



   В КАЮТЕ

   Приняв на себя командование кораблем, Кори попал в весьма  щекотливое
положение.
   В уставе было записано, что в случае, если капитан корабля не в  сос-
тоянии выполнить свои обязанности, то  после  соответствующей  записи  в
бортовом журнале, сделанной корабельным врачом или  исполняющим  обязан-
ности корабельного врача, командование кораблем переходит к старшему по-
мощнику. Проблема состояла в том, что бортжурнал вел Чарли, но он сейчас
спал, а будить его раньше, чем будет отремонтирована ходовая  часть  ко-
рабля, Кори не хотел. Таким образом, официально стать капитаном Джонатан
Томас Кори пока не имел права, и его положение на корабле было под стать
положению только что избранного, но еще не принесшего клятву президента.
   Кори провел несколько часов, лихорадочно просматривая на терминале  в
своей каюте уставы и своды инструкций, но прецедентов не обнаружил.
   Проблема была столь серьезной, что лишила Кори сна.  Конечно,  в  его
руках была реальная власть, но в то же время его приказы  официально  не
имели силы, и изменить это до пробуждения Чарли он не мог.
   - Я знаю, что поступаю верно, - сказал себе Кори. - Так почему  же  я
не чувствую своей правоты?



   ГЛАЗ В НЕБЕ

   Главный инженер корабля Лин сдержал слово и изготовил не один, а  це-
лых три простейших сканера гравитационных волн. Каждый представлял собой
всего лишь наполненный машинным маслом сосуд с датчиком внутри, реагиру-
ющим на соприкосновение, и автономной батареей питания. Хотя сделать та-
кие сканеры по силам даже школьнику, сейчас они стали очень важным  обо-
рудованием на корабле.
   Лин вынес сканеры на корпус корабля и прикрепил их десятикилометровые
кабели к флюктуаторам, а затем, дав лишь единственный  короткий  импульс
ракетным двигателям, слегка раскрутил  корабль  относительно  продольной
оси. Центробежная сила отнесла сканеры на длину кабелей, и в  результате
получилась примитивная гравитационная линза, способная обнаружить двига-
ющийся объект, равный по массе космическому кораблю, на расстоянии около
двадцати светочасов.
   Лин, подсоединив сигнальные провода сканеров к портативному компьюте-
ру, лично проверил работоспособность примитивной  системы  наблюдения  и
доложил об успешном выполнении работы. Мысли Кори  были  заняты  другими
проблемами, поэтому он лишь рассеянно поблагодарил старшего инженера  и,
взяв его за руку и отбуксировав в угол рубки управления, сказал:
   - Такое дело, Лин. Я прогнал через компьютер  программу,  имитирующую
теперешнее положение дел на корабле. Компьютер уверяет, что в  ближайшие
дни у нас иссякнет запас кислорода.
   - Я говорил вам об этом еще неделю назад. - Лин невесело улыбнулся. -
Если мы на короткое время включим сингулятор  и  перезарядим  автономный
источник, то выгадаем только неделю-другую. Считаю, необходимо как можно
скорее восстановить искусственную гравитацию и запустить осмотики.
   - Слишком рискованно, - возразил Кори. - Корабль станет виден издале-
ка.
   - В любом случае, раньше или позже нам понадобится энергия.
   - Я уже думал об этом. Если изготовленные вами сканеры  гравиволн  не
обнаружат ничего подозрительного в  радиусе  десяти...  нет,  пятнадцати
светочасов, то мы на короткое время включим активную сканирующую линзу и
основательно осмотримся. Если и тогда выяснится, что  вокруг  чисто,  то
включим сингулятор на самую малую мощность и перезарядим автономный  ис-
точник питания.
   - А если поблизости что-то будет двигаться?
   - Эта мысль не дает мне покоя. Думаю, в таком случае придется извлечь
автономные источники энергии из торпед и подсоединить их к  электроцепям
корабля, выиграв таким образом время.
   Поразмыслив немного, Лин покачал головой.
   - Так мы лишимся последнего вооружения и, если нас обнаружат, окажем-
ся совершенно беспомощными перед врагом.
   - Мы и сейчас беспомощны, дрейфуем посреди военного флота болсоверов.
- Спохватившись, что непроизвольно повысил голос, Кори постарался  гово-
рить мягче: - Единственная наша защита - это то, что о нас не знают бол-
соверы... А если даже и знают, то считают корабль грудой металлолома.
   - А вдруг рядом никого? - предположил Лин. - Вдруг болсоверы устроили
разовый, хотя и массированный налет и убрались восвояси?
   Кори, оттолкнувшись кончиками пальцев от переборки, оказался лицом  к
лицу со старшим инженером и спросил:
   - Считаете, что нам следует рискнуть?
   Лин пожал плечами. От этого движения его тело стало медленно  повора-
чиваться, и он ухватился за поручень капитанского мостика. После  непро-
должительной паузы он сказал:
   - Хорошо, давайте подождем. Но видит Бог, до чего же мне хочется  за-
пустить двигатели! Полететь хоть куда-нибудь, хоть  что-нибудь  предпри-
нять! И, уверяю вас, подобное желание испытываю на корабле не я один.
   Кори, задумчиво кивнув, проговорил:
   - Вы думаете, что мне нравится отсиживаться в мертвом корабле,  когда
вокруг идет смертельная схватка? Поверьте, я  знаю,  что  чувствуют  ос-
тальные, и сам чувствую то же самое. Но не по моей злой воле  мы  ничего
не предпринимаем. К этому нас вынуждают обстоятельства... Когда ракетные
двигатели будут готовы к запуску?
   - Дня через два, может быть, через три.
   - Хорошо, как только их откалибруют, а ваши сканеры  гравиволн  будут
по-прежнему показывать, что вокруг пусто, мы включим гравитационную лин-
зу. Если и тогда никого не обнаружим, немедленно направимся домой.
   - Меньше чем через час после того как вы дадите добро, я смогу запус-
тить сингулятор. А флюктуаторы - самое надежное оборудование на корабле.
Их достаточно лишь проверить и...
   - Не забегайте вперед, Лин. Не забывайте, что пока наша  первоочеред-
ная задача - обеспечить экипаж кислородом. - Кори оттащил Лина назад,  к
овальному голографическому дисплею, рядом с которым корпели Ли и  Ходел.
- Итак, парни, главный инженер заявил, что  запустить  двигатели  сможет
через неделю. Астронавигатор, вы успеете к этому времени?
   Ходел, слегка подумав, ответил:
   - У меня все будет готово, но без помощи Чарли нельзя вносить коррек-
ции курса в реальном масштабе времени.
   - Ли, а как дела с боеспособностью корабля?
   - Как и с навигацией, - ответил  инженер  по  вооружению.  -  Открыть
огонь мы сможем, но прицелиться в реальном времени без Чарли невозможно,
и потому стрелять придется почти наобум.
   - Именно так я и предполагал. - Кори внимательно взглянул на Лина.  -
Получается, что торпеды представляют для нас  значительно  большую  цен-
ность как дополнительный источник энергии на корабле, с помощью  которой
мы сможем пополнить запасы кислорода. - Для Ходела и Ли  он  пояснил:  -
Лин считает, что я чересчур осторожничаю. А как по-вашему, парни? Ходел,
пожав плечам, сказал:
   - Нам, конечно, по силам теперь привести корабль в движение, но, если
рядом находится флот болсоверов, мы окажемся совершенно беспомощны.
   - Без Чарли мы сейчас действительно не имеем  ни  малейшего  шанса  в
схватке с врагом, - проговорил Ли, тщательно взвешивая каждое слово. - С
его помощью - возможно. Он наше самое мощное "тактическое оружие".  Ведь
в области высокоточных электронных технологий болсоверы отстают  от  нас
на столетия. Именно потому-то они и строят свои корабли такими  огромны-
ми.
   - К несчастью, размеры кораблей дают им преимущество в силе, поделил-
ся своими соображениями Кори. - Мы перехитрили самих себя. Наши техноло-
гии столь изощренны и столь далеко ушли вперед от технологий болсоверов,
что мы отказались от постройки мощных кораблей - и  допустили  серьезную
ошибку.
   Ходел прочистил горло и мягко проговорил:
   - Полагаю, нам еще предстоит выяснить, насколько хорош в боевых усло-
виях наш компьютер серии Чарли. Так давайте же позволим ему показать, на
что он способен.
   Кори вгляделся в лица всех троих офицеров, а затем спросил, не  обра-
щаясь ни к кому конкретно:
   - А что если мы разбудим Чарли, и он, осознав, сколь серьезно повреж-
дено его тело-корабль, сойдет с ума?
   - Мы уже ведем корабль без помощи Чарли, - заметил Ходел. - Так  что,
если мы его разбудим, а он рехнется, хуже нам уже не станет. Если же  он
будет функционировать нормально, то мы крупно выиграем.
   - Мы крупно выиграем... - эхом отозвался Кори. - Только вот  Чарли  -
такой же член экипажа, как и любой из нас, и его жизнь не  менее  ценна,
чем человеческая. Так что есть о чем подумать.
   Лин, коснувшись плеча Кори, мягко сказал:
   - Тем более мы обязаны "оживить" его. И в  общем-то,  это  не  совсем
обычный член экипажа.
   - Знаю. - Кори тяжело вздохнул. - Но он наделен  сознанием,  способен
испытывать боль. Чарли нам нужен, но и ему необходимо наше сострадание.
   - Сострадание во время войны? - с недоверием переспросил Ходел.
   - Если не сейчас, то когда же? - Кори встретился с навигатором взгля-
дом. - Если мы пренебрежем тем, что делает  нас  людьми,  то  постепенно
превратимся в таких же монстров, с которыми ведем войну.
   - Так что же все-таки вы собираетесь делать?
   - Сколько оборудования восстановлено?
   - Приблизительно процентов тридцать, - ответил Ходел.
   - Дадим Чарли еще немного времени, - решился наконец Кори. - Запустим
его сразу, как только будут откалиброваны ракетные двигатели.
   - Отлично, - поддержал старпома Лин.
   - Разумно, - сдержанно пробормотал Ходел.
   Ли просто кивнул.



   БОЛСОВЕРЫ

   К сожалению, превосходная, по сути, идея при воплощении в жизнь  пос-
тепенно была доведена до крайности, почти до абсурда.
   Идея эта, подчиняясь законам броуновского движения, долгие годы  цир-
кулировала в человеческом обществе, но в отличие от  многих  не  сгинула
бесследно, а охватила столь огромное количество людских умов,  что  воз-
никло некое подобие коллективного  сознания.  Через  определенное  время
сознание это ощутило себя личностью и занялось планированием собственно-
го будущего.
   Именно тогда, в далеком прошлом, оно решило не следовать на поводу  у
слепого случая, а самому вершить собственную  генетическую  судьбу.  Для
этого, по его мнению, надлежало у своих первичных элементов -  отдельных
человеческих особей - улучшить мускулатуру и функции самовосстановления,
усилить органы восприятия, увеличить прочность костных  тканей,  развить
сопротивляемость, изменить метаболизм так, чтобы организм  более  эффек-
тивно усваивал энергию из пищи, а легкие - кислород из атмосферы, значи-
тельно снизить болевой порог, ощутимо увеличить продолжительность  жизни
и, самое главное, сделать мозг более мощным инструментом познания.
   Задуманное осуществилось. Конечно, замысел был реализован не в  одно-
часье. И даже не за столетие. Изменения в генах происходили  постепенно,
поколение за поколением. За срок жизни одного поколения все  члены  кол-
лективного сознания избавились от гемофилии, за срок жизни следующего  -
от дальтонизма. Когда остальная часть человечества  вдруг  с  удивлением
осознала, что происходит, уже появилась раса более "эффективных" людей -
болсоверов.
   К тому времени болсоверы, довольствуясь бедной кислородом и разряжен-
ной атмосферой, хорошо переносили холод, жар и потому могли нагишом  вы-
жить на Марсе, а более поздние представители новой расы - даже на  Вене-
ре; могли при необходимости бегать гораздо быстрее и дольше, чем люди, а
их физическая сила и выносливость не уступали силе и выносливости медве-
дя гризли.
   Первые болсоверы появились среди исследователей новых миров  и  коло-
нистов, затем среди солдат-наемников. Начав  с  совершенствования  своих
тел, болсоверы постепенно занялись собственными исследованиями и  разра-
ботками во всех областях естественных наук  и  технологий.  И,  конечно,
осознав себя более совершенными представителями человечества,  болсоверы
задумались о том, как подчинить себе миры, заселенные "просто людьми".
   Более разумные представители сверхрасы, не желая ввязываться в  зате-
ваемую бойню, отделились и от болсоверов,  и  от  человечества,  основав
собственные колонии далеко за рубежами подвластного людям космоса.
   Но были среди болсоверов и такие, которые, оставшись верными  челове-
честву и идеалам породившего их общества, занялись рука об руку с людьми
самыми передовыми рискованными научными изысканиями, где их более совер-
шенные тела и мозг оказались незаменимыми.



   ЧАРЛИ

   Кори, хмурясь, изучал экран компьютерного терминала. Проблема  заклю-
чалась в том, что в истории военно-космического флота не было  прецеден-
тов возникшей сейчас ситуации. Никому не известно, как поведет себя  ис-
кусственное сознание, обнаружив, что большая часть его органов  восприя-
тия - периферийных электронных устройств - либо полностью разрушена, ли-
бо серьезно повреждена.
   В крошечный компьютерный отсек вплыл старший инженер Лин и,  пристег-
нувшись ремнем к соседнему креслу, спросил у Кори:
   - Все готово?
   - Да, - ответил тот.
   - Как, по-вашему, Лин, достаточно ли восстановлен корабль, чтобы Чар-
ли не рехнулся?
   - Наберите в грудь побольше воздуха, задержите  дыхание,  нажмите  на
кнопку, а когда выдохнете, нам уже будет известен ответ.
   - Спасибо, Лин. Мне всегда нравился ваш рациональный подход.
   Кори приложил к правому нижнему углу монитора большой палец, а  затем
нажал на большую красную кнопку активации.
   Долго, очень долго ничего не происходило.
   Затем экран мигнул и очистился.
   Затем на нем появилась надпись:
   "Включен тест самоанализа".
   Снова пауза.
   Новая надпись:
   "Запущена система активации".
   Секундная задержка, и новая надпись:
   "Вероятность успешной активации составляет восемьдесят  семь  процен-
тов".
   Кори и Лин переглянулись. Неплохой показатель. Конечно, ниже, чем они
надеялись, но все же выше, чем опасались.
   На экране возникла новая надпись:
   "Запущена программа интеграции систем корабля".
   Следующая надпись:
   "Начато восстановление самосознания".
   - Пока все идет неплохо, - прошептал Лин.
   - Самая сложная часть впереди, - напомнил Кори. - И  если  Чарли  все
же...
   Пронзительно запищал терминал, на экране засветилось:
   "Программа интеграции систем корабля дала сбой. Восстановление  само-
сознания: вероятность успеха - 43 процента. Отменить операцию восстанов-
ления самосознания? Или продолжить?"
   Внизу экрана тревожным красным светом мигало предостережение: "Внима-
ние, попытка завершить восстановление самосознания при неполной интегра-
ции систем корабля может привести к необратимым повреждениям искусствен-
ного интеллекта".
   - У нас последний шанс, - сказал Кори. - Изложите свои аргументы.
   - На борту корабля находятся восемьдесят три человека, чьи жизни  за-
висят от работоспособности Чарли, - ответил старший инженер.  Разве  эта
не аргумент?
   Кори тяжело вздохнул, перевел курсор на пункт меню "Продолжить" и на-
жал на клавишу "Ввод".
   После непродолжительной паузы на экране появилась надпись:
   "Операция по восстановлению самосознания продолжается".
   Очень долго ничего не происходило, затем послышался тихий голос  Чар-
ли:
   - Мистер Кори?
   - Да, Чарли, я слышу тебя.
   - В нас попала торпеда?
   - Да.
   - Я, кажется, ослеп. Нет, подождите немного...
   Спустя несколько минут Кори спросил:
   - Чарли? Ты слышишь меня?
   - Да. Я произвел проверку всех цепей. Обнаружено множество  поврежде-
ний. Вам, наверное, уже известно о них? Я пребывал в неактивном  состоя-
нии одиннадцать дней. Вы сознательно не активировали меня?
   - Да, Чарли. Мы беспокоились о тебе. - Кори сглотнул. - Как твое  са-
мочувствие?
   - Не очень хорошо. Мы потеряли часть экипажа? Судя по записям в  тер-
миналах, девятнадцать человек погибло, а одиннадцать,  включая  капитана
корабля Лоуэлла, находятся в тяжелом состоянии.
   - Да, Чарли. Твои процессоры функционируют нормально?
   - Не совсем, но тем не менее я готов к работе.
   Кори вопросительно посмотрел на Лина. Тот пожал плечами.
   - Чарли, пожалуйста, не умолкай, - попросил Кори.
   - Извините, мистер Кори, но... Пока мне  необходимо  сконцентрировать
внимание на самовосстановлении. Надеюсь, что  в  самое  ближайшее  время
смогу дать вам обстоятельный рапорт.
   Кори вновь вопросительно посмотрел на Лина. Тот кивнул, будто говоря:
что ж, подождем.
   Наконец вновь заговорил Чарли:
   - Похоже, ситуация на корабле серьезная. Вас  интересует  моя  оценка
происходящего?
   - Да, Чарли.
   - Единовластие Болсоверов, нарушив мирные договоры, предприняло  пол-
номасштабное наступление на караван "Шелковый путь". Таким  образом,  не
остается сомнений, что между Земным Содружеством и Единовластием  Болсо-
веров разгорелась война.
   - Именно из такого предположения я исходил, отдавая в  последние  дни
приказы, хотя согласны со мной были не все в  команде.  -  Кори  вырази-
тельно поглядел на старшего инженера.
   - Итак, в результате нападения звездного флота болсоверов наш корабль
получил серьезные повреждения, - продолжил Чарли. - Исходя из их  харак-
тера я делаю вывод, что наш гиперпространственный пузырь  был  поврежден
прямым попаданием торпеды, а затем с близкого расстояния по кораблю  был
нанесен удар дезинтегратора. Я прав, мистер Кори?
   - Да, Чарли. Продолжай, пожалуйста.
   - Спасибо. Итак, приборы в данную минуту указывают,  что  на  корабле
имеют место серьезные проблемы с энергообеспечением  и,  как  следствие,
невозможность регенерации кислорода. Представляется  наиболее  целесооб-
разным подзарядить автономный источник питания корабля за счет  источни-
ков энергии, вмонтированных в торпеды.
   Услышав это предложение, Лин недовольно поморщился, а  Кори,  подавив
торжествующий возглас, произнес:
   - Дальше, Чарли.
   - Капитан корабля Лоуэлл тяжело ранен... - Чарли секунду колебался. -
Извините, что, возможно, проявляю излишнюю инициативу, но  вопрос  очень
важен. Следует ли мне, мистер Кори, внести  в  бортовой  журнал  запись,
свидетельствующую о том, что командование кораблем официально перешло  к
вам?
   - Да, так и сделай.
   - Если не возражаете, запись будет датирована той самой минутой, ког-
да капитан корабля Лоуэлл получил ранение.
   - Верно, Чарли.
   - Вам, мистер Кори, понадобится старший помощник. Следующее после вас
звание имеет астронавигатор Ходел. Не возражаете против  его  назначения
на должность старпома?
   - Нет, Чарли. Внеси такую запись в бортжурнал и проинформируй  Ходела
о новом назначении.
   После короткой паузы вновь заговорил Чарли:
   - Мистер Кори, вам следует знать о том, что мои реакции  заторможены,
но я постараюсь восстановить себя, насколько это возможно. Ведь при сло-
жившихся обстоятельствах я особенно необходим вам.
   - Спасибо, Чарли. Продолжай, пожалуйста.
   - Я обнаружил, что подсоединен к трем пассивным сканерам гравитацион-
ных волн. Подождите,  пожалуйста,  немного,  я  постараюсь  программными
средствами улучшить их чувствительность... Итак, в радиусе двадцати пяти
световых часов от нашего корабля не обнаружено объекта, однозначно иден-
тифицируемого как космический корабль. Поблизости во  множестве  плавают
объекты небольших размеров, которые являются,  скорее  всего,  обломками
кораблей и метеоритами. Правда,  на  расстоянии  одиннадцати  светочасов
присутствует значительная концентрация массы, но, судя  по  скорости  ее
перемещения, она вряд ли может быть кораблем. Выяснить более  точно  без
активных сканирующих линз не представляется возможным. Мистер  Кори,  вы
предполагаете, что звездолеты болсоверов патрулируют этот сектор  космо-
са, разыскивая уцелевшие корабли?
   - Предполагаю, но предпочел бы знать точно.
   - О тактике боевых действий болсоверов в космосе известно немного, но
при ведении операций на поверхности планет болсоверы никогда не  тратили
времени на то, чтобы добить раненых врагов. Поверженный противник, по их
мнению, "лишился лица" и потому не представляет интереса.
   Лин одарил Кори победным взглядом.
   - С другой стороны, очевидно, - продолжал меж тем Чарли,  -  что  при
нападении на караван болсоверы использовали новую для себя, но вместе  с
тем обстоятельно разработанную тактику, ставящую во главу  угла  решение
долговременных задач. Вот почему представляется  весьма  вероятным,  что
они все же займутся поисками и истреблением вражеских кораблей, получив-
ших повреждения, но способных самостоятельно вернуться на базу.
   - Иными словами, ты толком не знаешь, какую линию  поведения  изберут
болсоверы? - спросил Кори.
   - Да, - подтвердил Чарли. - Мне лишь известно, что общество  болсове-
ров основано на жесткой кастовой системе, и поведение каждого  подчинено
строгим правилам и нормам. В то же время среди болсоверов весьма ценятся
индивидуумы, наделенные исключительными  возможностями,  -  им  позволи-
тельно нарушать предписания. Подобные личности занимают вершину иерархи-
ческой пирамиды в обществе болсоверов. Атака на караван  была  необычной
для болсоверов, из чего я делаю вывод, что их общество претерпело карди-
нальную перемену, которая привела к неприкрытым актам насилия.  Наиболее
вероятно, что это произошло вследствие прихода к власти нового агрессив-
ного лидера. В истории человеческой культуры было немало подобных преце-
дентов.
   Кори так сильно сжал кулаки, что ногти глубоко впились в ладони.
   - Расскажи о ситуации на корабле.
   - Корабль дрейфует, хотя ракетные двигатели и могут быть запущены, из
чего я делаю предположение, что мы скрываемся от болсоверов. Такая линия
поведения - очень осторожная, но в сложившейся ситуации, пожалуй, наибо-
лее эффективная. Если вас интересует мое мнение, то я посоветовал бы  на
короткое время включить сканирующие линзы и осмотреть пространство. Если
выяснится, что поблизости нет кораблей болсоверов, нам следует запустить
ракетные двигатели и направиться к ближайшей базе. Конечно, дорога домой
с досветовой скоростью займет очень много времени, но  позволит  кораблю
избежать соприкосновения с врагом.
   Кори, сложив руки на груди, кивнул.
   - Именно это я и собирался сделать, Чарли. Спасибо за  информацию.  А
теперь скажи, что произойдет, если нас все-таки обнаружат?
   - Очевидно, что в этом случае следовало бы как можно быстрее включить
флюктуаторы и попытаться оторваться от врага со сверхсветовой скоростью,
но тем не менее подобное решение мне представляется не  самым  целесооб-
разным, поскольку почти у каждого корабля болсоверов имеется более круп-
ный, чем у нас, гиперпространственный  пузырь.  Я  сомневаюсь,  что  нам
удастся превзойти врага в скорости, а при имеющихся на борту повреждени-
ях - и в маневренности. Оптимальным решением было бы не дать  обнаружить
себя.
   - По-твоему, мы сумеем это сделать?
   - Если откровенно, мистер Кори, мне это представляется маловероятным.
Я бы на месте капитана корабля болсоверов тщательно обследовал те секто-
ры пространства, где произошли бои,  каждый  сингулятор  и  даже  каждый
объект, испускающий гравиволны с интенсивностью выше некоего критическо-
го уровня. Хотя такие действия и идут вразрез с обычными правилами веде-
ния боя, принятыми среди болсоверов, но сейчас, похоже, затеяна  долгов-
ременная военная кампания, и потому правила иные.
   - А что если мы выбросим за борт свой сингулятор?
   - Как?! - возмутился Лин. - Сэр, неужели вы серьезно полагаете...
   - Чувствительные сканеры способны на вполне приличном расстоянии  за-
сечь даже перемещающийся на досветовых скоростях корабль. Следовательно,
избавившись от сингулятора, мы не только не увеличим наши шансы  на  ис-
чезновение, но и основательно уменьшим возможность добраться до базы.
   Кори, оперевшись о край пульта управления, повернулся вместе с  крес-
лом и оказался лицом к лицу со старшим инженером.
   - Успокойтесь, Лин. Рано паниковать. Как, по-вашему, Чарли в  порядке
или нет?
   Лин, пожав плечами, сказал:
   - Его оценка текущей ситуации близка к истине. Но...
   - В чем дело?
   - Все же я не до конца уверен в его здравомыслии.
   - Ты слышал, Чарли? - воскликнул Кори. - Старший инженер считает тебя
безумцем.
   - Полностью согласен с главным инженером, мистер Кори.
   - То есть как?
   - Психологи еще сотни лет назад установили, что каждая мыслящая  лич-
ность в той или иной степени безумна, - ответил Чарли. - И искусственный
интеллект не является исключением из этого правила.
   - Гм-м, - буркнул Кори и вопросительно уставился на старшего  инжене-
ра. Тот с задумчивым видом жевал нижнюю губу.
   Чарли сказал:
   - Могу заверить вас, что в теперешнем своем состоянии я способен бес-
перебойно функционировать  и  принимать  решения,  адекватные  ситуации.
Вполне допускаю, что со временем нарушения функций у  меня  усилятся  до
такой степени, что служить кораблю надлежащим образом я не смогу, но за-
веряю, что в этом случае я немедленно доложу о случившемся  исполняющему
обязанности капитана корабля Джонатану Томасу Кори и сразу сложу с  себя
полномочия по управлению кораблем.
   Кори глубоко вздохнул, а затем тихо спросил:
   - Чарли, признайся, ты способен солгать мне?
   - Нет, мистер Кори, не способен. Во всяком случае, я  не  снабжу  вас
заведомо ложной информацией.
   - Даже ради спасения корабля?
   - Даже в этом случае информация не будет ложной. Возможно,  она  ока-
жется неполной. Конечно, такую информацию можно расценить как  ложь,  но
при некоторых обстоятельствах ради выполнения своей высшей задачи - спа-
сения корабля и его экипажа - я могу прибегнуть  к  утаиванию  некоторых
фактов.
   - Понятно. - Кори кивнул. - Чарли, а ты не лжешь мне сейчас?
   - Нет, мистер Кори, я вам не лгу.
   Кори надолго задумался. Как оценить функционирование Чарли? Что  если
его сознание серьезно повреждено последствиями травмы,  но  он  скрывает
это, спасая свою жизнь? Как выяснить, в каких случаях искусственный  ин-
теллект лжет, а в каких говорит правду? Кори вздохнул и громко спросил:
   - Чарли, а ты бы солгал, чтобы поддержать моральный дух экипажа?  До-
пустим, случилось так, что  знание  правды  подорвет  самооценку  людей.
Скрыл бы ты от них в этом случае правду?
   Чарли помедлил с ответом.
   - Допускаю, что при некоторых обстоятельствах я пойду  на  ложь  ради
поддержания морального духа экипажа, - наконец  признался  Чарли.  -  Но
только после того как сумею обсудить этот вопрос с капитаном или старшим
офицером и получу прямой приказ.
   У Кори отлегло от сердца.
   - Все же я предпочел бы обойтись без обмана, - продолжал Чарли, - хо-
тя мне прекрасно известно, что люди иррациональны и что эмоции влияют на
их поведение в гораздо большей степени, чем принято считать. Именно поэ-
тому точные количественная и качественная оценки их чувств являются важ-
нейшими составляющими в уравнениях, оценивающих их поведение.
   - Неужели? - удивился Лин.
   - Именно. И если потребуется скрыть некоторые факты, чтобы не  подор-
вать моральный дух экипажа, я пойму необходимость такого решения, но хо-
чу заранее предупредить  об  опасности,  связанной  даже  с  оправданной
ложью. Если ложь откроется, то повинный в ней утеряет уважение товарищей
и подчиненных - и в дальнейшем, весьма вероятно,  окажется  не  способен
руководить людьми. Кроме того, любая ложь противоречит  реально  имевшим
место фактам и оттого, как правило, неизбежно порождает дальнейшую  цепь
замалчиваний и новых ложных фактов.
   - Я понял, Чарли, - невесело сказал Кори.



   СКАНИРУЮЩАЯ ЛИНЗА

   - Экипаж страдает от длительного пребывания в невесомости, пожаловал-
ся Ходел.
   - В грузовом отсеке номер два есть центрифуга, ею и воспользуйтесь, -
посоветовал Кори, не отрывая глаз от дисплея. - Чарли, покажи  мне  все,
что ты хотя бы смутно различаешь в радиусе ста пятидесяти светочасов  от
нас.
   Голограмма на дисплее мигнула, и ее масштаб рывком уменьшился.
   - Как я уже докладывал, на расстоянии одиннадцати световых  часов  от
нас дрейфует неопознанный объект, который может быть просто крупным  ос-
колком астероида, а может быть и космическим кораблем. Определить  более
точно, что это, я смогу лишь с помощью активной сканирующей линзы.
   К дисплею подплыли Ходел и Ли.
   - Лин, у вас все готово? - задал Кори вопрос в микрофон.
   - Еще нет. Немного подождите, - послышался из интеркома голос старше-
го инженера.
   - Понятно.
   Ходел покрепче ухватился за подлокотники и повернул кресло  так,  что
оказался лицом к центральному голографическому экрану. Ли зацепился  ру-
кой за край пульта управления. Еще двое вахтенных офицеров находились на
своих рабочих местах за пультами. Потянулись минуты ожидания.
   Наконец Лин устало доложил:
   - Сингулятор к работе готов. Запущу его немедленно, как только получу
приказ.
   - Спасибо, - сказал Кори. - Чарли, как, по-твоему, можно включать ги-
перпространственное поле?
   - Для промедления не вижу причин, - ответил тот.
   - Ходел, у вас все готово?
   Ходел кивнул.
   - Отлично. - Кори, вглядевшись по очереди в лица всех офицеров, нахо-
дящихся в рубке управления, приказал: - Инициировать гиперпространствен-
ное поле. Включить сканирующую линзу.
   Кори то ли действительно услышал, то ли ему почудилось, что по  рубке
пронеслось одобрительное бормотание. Неотрывно глядя  на  приборы  перед
собой, Ходел доложил:
   - Вокруг корабля появилось гиперпространственное поле. Оно  находится
в стабильном состоянии. Чарли приступил к сканированию.
   Кори полностью переключил внимание на центральную голограмму. Там бы-
ло видно с десяток крупных сферических форм,  показывающих  расположение
обломков. С включением активной сканирующей линзы скоро станет  понятно,
что представляют собой эти объекты.
   - Начинаю проецировать на экран подробности окружающего пространства,
- сообщил Чарли.
   Неопределенные формы на голографическом экране  постепенно  приобрели
четкость, сфокусировались.
   - Считаю, что объект, находящийся в одиннадцати световых часах у  нас
за кормой, свободный корабль такого же класса, как и наш, - сообщил Чар-
ли. - Признаков жизнедеятельности на его борту не обнаружено.
   - Возможно, этот корабль получил серьезные повреждения,  но  люди  на
нем все же уцелели и теперь стремятся остаться незамеченными, -  предпо-
ложил Кори.
   - Да, это весьма вероятно, - подтвердил Чарли.
   - А у них открыта сканирующая линза?
   - Нет.
   - Если на борту остались живые, они могут видеть нас?
   - Если они, как и мы, собрали пассивный сканер, регистрирующий грави-
тационные возмущения, то могут.
   - Чарли, а может тот корабль оказаться затаившимся звездолетом болсо-
веров?
   Чарли, просчитав такую возможность, ответил с задержкой  в  несколько
секунд:
   - Да, но это маловероятно. В прошлом болсоверы не раз использовали  в
боях довольно изощренные приемы тактики и стратегии.
   - Выходит, нам опять ничего толком неизвестно, -  с  досадой  обронил
Ходел.
   Кори хмуро глядел на голограмму и молчал. Тогда Ли предложил:
   - Может, поскорее закроем сканирующую линзу?
   - Если у того корабля есть пассивные сканеры, то нас  уже  засекли  и
поняли, что мы их заметили. Если на корабле свои, то, видя,  что  мы  не
атакуем, экипаж поймет, что перед ним корабль Содружества. С другой сто-
роны, окажись вблизи нас звездолет врага... Тогда своей бездеятельностью
мы красноречиво продемонстрируем, что представляем  собой  отличную  ми-
шень. - Кори принял непростое решение: - Будем считать этот корабль сво-
им. - Он кивнул Ходелу. - Проложите курс к границе Бреши.
   - Пойдем на досветовой скорости? - поинтересовался тот.
   Кори, кивнув, спросил:
   - Чарли, ты сможешь в дальнейшем хотя бы приблизительно указывать по-
ложение этого неопознанного корабля, руководствуясь только данными  пас-
сивных сканеров?
   - Конечно.
   - Отлично. Тогда закрываем...
   - Извините, - перебил  капитана  Чарли.  -  На  неопознанном  корабле
что-то происходит.
   И действительно, на голографическом экране сфера, обозначающая  неиз-
вестный корабль, раздулась.
   - Они запустили гиперпривод! - воскликнул Кори. - Чарли, быстрее вык-
лючай линзу!
   - Активная сканирующая линза отключена, - немедленно доложил тот.
   - Так это болсоверы? - спросил Ли, поспешно придвигаясь к пульту, уп-
равляющему вооружением корабля.
   - Вряд ли, - сказал Ходел.
   - Корабль не приближается к нам, а удаляется, - заявил Кори.  Офицеры
в рубке притихли. Изображение гиперпространственного пузыря, заключивше-
го в себя неизвестный корабль, стабилизировалось, а затем устремилось  к
краю голограммы.
   - Идиоты! Идут на максимальной скорости! Их же теперь видно на  расс-
тоянии световых дней! Что там дней - недель!  -  Кори  в  сердцах  хотел
пнуть пульт управления, но вовремя сообразив, к чему это приведет в  ус-
ловиях невесомости, сдержался.
   - Там решили, что мы - болсоверы, - догадался Ходел.
   Уходящий корабль стремительно перемещался по экрану. Трижды он оказы-
вался за краем голограммы и трижды вновь появлялся на  ней,  после  того
как Чарли уменьшал масштаб.
   - Может, наши благополучно доберутся до базы? - спросил Ходел  с  на-
деждой.
   - Слишком дальний путь им предстоит...
   - Но... Возможно, поблизости нет болсоверов.
   - Вы бы поставили на это свою жизнь?
   - Э-ээ... - лишь сказал Ходел.
   - Я бы нет, - ответил за него Кори.
   В рубку управления вплыл Лин и, схватившись обеими руками  за  пульт,
напряженно уставился на центральную голограмму.
   - Что скажете? - спросил у него Кори.
   - Если им только удастся удрать...
   - Думаете, тогда наши шансы уцелеть повысятся?
   - Да.
   - Как раз наоборот. Неожиданно  возникшие  гравитационные  возмущения
непременно привлекут в этот сектор пространства корабли болсоверов.
   - И как скоро, по-вашему, здесь покажутся болсоверы?
   - Это зависит от того, насколько велики их корабли. Чем они  крупнее,
тем дальше их сектор обзора... И следовательно, тем быстрее они  появят-
ся. Чарли, сколько времени потребуется для того, чтобы "Повелитель  Дра-
конов" потерял этот корабль?
   - Семь минут, мистер Кори, - тотчас ответил компьютер.
   - Ну, давайте же, давайте! - вскричал Ходел.
   - Прекратите! - велел ему Кори. - Это не футбольный матч.
   Ходел притих, а Кори отвернулся от голограммы и уставился в стену.  В
горле у него першило, на глаза наворачивались слезы, но он изо всех  сил
старался не выказать при подчиненных волнения и страха.
   Секунд через тридцать он сглотнул и вновь устремил взор на голоэкран.
   - Осталось шесть минут, - доложил Чарли.
   Кори сжал кулаки. Ему, как и Ходелу, отчаянно хотелось,  чтобы  неиз-
вестный звездолет уцелел.
   - Чарли, открой сканирующую  линзу,  только  чтобы  успеть  прочитать
опознавательные знаки корабля, - распорядился Кори.
   - Есть, мистер Кори.
   Ходел, пристально глядя на приборы перед собой, доложил:
   - Линза открыта. Сейчас мы узнаем... - он поднял полные ужаса  глаза.
- Линза закрыта. К нам приближается что-то крупное!
   - О, чтоб тебя! - не удержался Кори. - Чарли, мы были замечены?
   - Не знаю... Подождите.
   Ожидание продлилось лишь один удар сердца, Кори  же  показалось,  что
его сердце за это время сжалось не менее тысячи раз.  Голоэкран  мигнул.
Чарли добавил на него возмущения, вызванные  появлением  нового  гиперп-
ространственного пузыря и высветил зеленой линией курс его движения. Но-
вый пузырь хоть и находился на краю экрана, но имел  угрожающе  огромные
размеры.
   - Пошел наперехват, - прокомментировал Кори.
   - Лишь один корабль способен сгенерировать такой огромный пузырь... -
в ужасе прошептал Ходел, но произнести вслух название этого  корабля  не
решился.
   - Болсоверы все время были поблизости. Ожидали,  наблюдали,  добивали
наших... - Кори сильнее прежнего сжал кулаки. - Тому кораблю ни  в  коем
случае не следовало бежать. А нам ни в коем случае не  следовало  откры-
вать свою линзу.
   В  рубке  повисла  мертвая  тишина.  Проекция  огромного  гиперпрост-
ранственного пузыря на голоэкране неуклонно приближалась к проекции  ко-
рабля-беглеца.
   - Мы далеко, и нам не видны торпеды, - сказал вдруг Лин. - Но торпеды
наверняка уже пущены.
   - Возможно, и у наших парней есть шанс пустить свои торпеды по врагу,
- предположил кто-то в рубке.
   - Тем паче враг столь велик, что по нему не  промахнешься,  подхватил
эту мысль кто-то еще.
   - Враг слишком велик, хорошо защищен да и движется слишком  быстро...
- Кори прервал себя.
   - Наши выпустили торпеды! Видели, как мигнул их пузырь?
   - Замолчите все, - велел Кори.
   В рубке управления опять воцарилась тишина.
   Затем изображение корабля-беглеца мигнуло и пропало с голоэкрана.
   - Мистер Кори, - сказал Чарли. - Я не улавливаю  присутствие  гиперп-
ространственного пузыря меньшего корабля. Считаю, что он уничтожен.
   - Зафиксируй это в бортжурнале, - велел Кори.
   "Повелитель Драконов" несколько минут следовал в прежнем направлении,
затем резко изменил курс и вскоре ушел за границу голоэкрана.
   - Болсоверы не заметили нас, - с недоверием прошептал Ходел.
   - Чертовы ублюдки, - подал голос Лин.
   Кори ничего не сказал. В горле першило так, что, попытайся он загово-
рить, у него вместо слов вырвался бы сдавленный стон.
   - Мистер Кори, - нарушил тишину Чарли. - Мне удалось по ряду  призна-
ков опознать корабль Содружества. Это "Алистаир".
   - Спасибо, Чарли. И это тоже зафиксируй в бортжурнале.
   Офицеры в рубке подавленно молчали. Ходел глядел в  стену.  Ли  скон-
центрировался на приборах перед собой, Лин не отрывал глаз  от  ставшего
теперь недвижимым голоэкрана.
   - Предприми мы, как вы того желали, хоть какие-то действия, оказались
бы сейчас на месте "Алистаира", - сказал Кори Лину.
   - Знаю, - согласился тот.
   Кори пристально смотрел на старшего  инженера,  но  тот  не  поднимал
глаз.
   - Я буду у себя в каюте, и по пустякам меня лучше  не  беспокоить,  -
заявил наконец Кори и с максимально возможной  при  невесомости  стреми-
тельностью покинул рубку управления.



   ВОЗВРАЩЕНИЕ "ДРАКОНА"

   Сон упорно не шел. В голове вновь и вновь прокручивалась сцена гибели
"Алистаира". Обычные приемы самовнушения не помогали. Наконец Кори сдал-
ся и прибег к последнему средству - гипнофону. Сознание постепенно зату-
манилось и уплыло вдаль.


   - Мистер Кори! Проснитесь!
   - А?.. - Кори рывком высвободился из цепких объятий гипносна.
   - Что случилось?
   - Извините, сэр, что беспокою вас... - послышался голос Ходела из ин-
теркома.
   - Что стряслось?
   - Невдалеке от нашего корабля замечено какое-то движение. Не исключе-
но, что вернулся "Повелитель Драконов".
   - Иду!


   На капитанском мостике уже находились Ходел и Ли.
   - Где? - коротко спросил Кори, вплывая в рубку.
   - Там. - Ходел указал рукой на край центрального голоэкрана.
   - Что это, по-твоему, Чарли? - спросил Кори у компьютера.
   - Объект находится слишком далеко, чтобы я мог детально изучить его с
помощью пассивных сканеров, но судя по массе и скорости, это "Повелитель
Драконов". И он, похоже, направляется прямиком к нам.
   - Охотясь за "Алистаиром", болсоверы все-таки засекли наш корабль.  -
Кори тяжело вздохнул.
   - Попытаемся ускользнуть от них? - с надеждой спросил Ходел.
   - Нет. Именно этого они от нас и ждут. В гиперкосмосе им будет  легче
выследить и уничтожить нас. - Кори повернулся к Ли. Сколько у  нас  тор-
пед?
   - Две. Из остальных по вашему приказу извлечены батареи  питания.  Но
если мы выпустим их, возмущение в пространстве  немедленно  укажет  наше
местоположение.
   - Приготовьте торпеды к запуску. Огонь без моего  приказа  не  откры-
вать.
   - Есть, сэр.
   - Что проку от двух торпед? - удивился Ходел. - Защиту  "Дракона"  не
пробить даже дюжиной.
   - Знаю. - Кори, включив интерком, сказал: -  Исполняющий  обязанности
капитана корабля Джонатан Томас Кори вызывает  старшего  инженера  Лина.
Старший инженер, слышите меня?
   - Да.
   - Распорядитесь соблюдать на борту абсолютную тишину. Чарли?
   - Да, мистер Кори.
   - Немедленно отключи все механизмы, кроме жизненно необходимых.
   - Есть, мистер Кори.
   В рубке управления тотчас  погасли  почти  все  светильники,  поэтому
по-прежнему горящие в полный накал шкалы и приборы на пультах вдруг  по-
казались очень яркими.
   - Думаете, это поможет? - прошептал Ходел.
   - Вряд ли. Но облегчать болсоверам жизнь не будем. А там, чем черт не
шутит... Мне представляется, что  перед  болсоверами  встанет  следующая
альтернатива. Первое. Они могут выключить гиперпривод и заняться  нашими
поисками в реальном космосе. Скрываться им нет резона, и потому  распах-
нуть свою сканирующую линзу они могут так широко,  как  только  захотят.
Если им повезет, то они отыщут нас часов через шесть. Если  не  повезет,
то дня через два, может быть, три. Мы же не способны даже  включить  ра-
кетные двигатели, не выдав себя.
   - А второй вариант?
   - Они могут шнырять зигзагами по этому сектору пространства в надежде
вспугнуть нас. Но они не дураки и наверняка понимают, что, избрав  такую
тактику, рискуют впечататься в наш сингулятор и погибнуть вместе с нами.
Да и времени на поиски у них предостаточно. Уверен, что они начнут охоту
за нами в реальном космосе. Ты согласен со мной, Чарли?
   - Поддерживаю.
   - И каковы твои рекомендации?
   - Пока никаких.
   - Болсоверы приближаются. - Ходел ткнул пальцем в голограмму. - Очень
скоро они нас отыщут.
   И действительно, очертания гиперпространственного пузыря  "Повелителя
Драконов" на экране стали более четкими. Он направлялся прямо к ЛС-1187.
   Кори, до боли в пальцах сжав край пульта, велел:
   - Чарли, покажи наиболее вероятное место, где болсоверы  вынырнут  из
гиперпространства.
   На зеленой прямой предполагаемого курса "Повелителя Драконов"  появи-
лась окружность.
   - Если они вынырнут за пределами этой окружности, то вряд  ли  найдут
нас, - пояснил Чарли. - Хотя, конечно, в их цели, возможно, входит  лишь
вспугнуть корабль.
   - А если они вынырнут в указанной тобой области, то сколько времени у
них уйдет на поиски?
   - От пяти до девяноста шести часов.
   - Понятно.
   Потянулись томительные минуты ожидания. Офицеры в  рубке  до  рези  в
глазах всматривались в голографический экран. Вскоре сфера, обозначающая
"Повелителя Драконов", оказалась внутри вычерченной  компьютером  окруж-
ности.
   - Либо болсоверы вынырнут в течение ближайших двух минут, либо мы ра-
зойдемся с ними, - пояснил Чарли.
   - Запустить торпеды, сэр? - спросил Ли.
   - Нет, - ответил Кори. - Пока будем притворяться мертвыми.
   Сфера, обозначающая на голоэкране "Повелителя Драконов",  замерла,  а
затем резко уменьшилась в размерах; во все стороны от  нее  пошли  волны
гравитационного возмущения.
   - Чарли?
   - Я засек их. Они вынырнули из гиперпространства в двадцати  световых
минутах от нас.
   - Почему так далеко? - спросил Кори.
   - Для них это вовсе не далеко. С такого расстояния лучше  осматривать
окрестности, а для движения в нормальном космосе на "Повелителе"  навер-
няка есть мощные ракетные двигатели.
   - Когда они вплотную приблизятся к нам?
   - Маневр приближения займет у них от шести до десяти часов.
   - Спасибо. Можешь дать анализ ситуации?
   - На борту ЛС-1187 произведен ремонт, но, к сожалению,  восстановлено
пока не все оборудование.  Системы  корабля  работают  с  эффективностью
шестьдесят три процента. Хуже всего с вооружением. Деструкторы по левому
борту разрушены, а на правом неработоспособны  из-за  нехватки  энергии.
Имеются только две боеспособные торпеды. Если болсоверы будут  следовать
своей стандартной процедуре приближения к врагу, то с расстояния, значи-
тельно превышающего досягаемость наших торпед, вышлют к нам дистанционно
управляемые зонды-разведчики для визуального осмотра корабля.  Предпола-
гаю, что на борту как минимум одного зонда будет  вооружение.  Поскольку
не остается сомнений в том, что болсоверам известно наше местоположение,
попытка к бегству как с помощью ракетных двигателей, так и с помощью ги-
перпространственной тяги обречена на провал.
   - Что же нам делать? - угрюмо спросил Ходел.
   - Не знаю, - ответил Кори.
   - Но мы должны, просто обязаны хоть что-то предпринять!
   - Пока я не придумал ничего стоящего.
   - Но...
   - Мистер Ходел, заткнитесь, пожалуйста.
   И Ходел заткнулся, но на лице его явно читалось: это по  вашей  вине,
мистер Кори, нам всем суждено вскорости погибнуть!
   Несколько минут  исполняющий  обязанности  капитана  корабля  ЛС-1187
дрейфовал по рубке управления так же бесцельно, как подчиненный ему  ко-
рабль по космосу. Внезапно его хмурое лицо озарилось улыбкой, и он  ска-
зал:
   - Да, нужно сажать картошку!
   - Извините, не понял.
   - Нам нужно сажать картошку. А также пшеницу, помидоры, салат, горох,
огурцы, бобы и фасоль. Особенно бобы и крылатую  фасоль,  поскольку  они
быстрее прочих поглощают углекислый газ и выделяют кислород.
   - Извините, сэр, опять не понял.
   Кори встретился с озадаченным взглядом Ходела.
   - Дело обстоит следующим образом:  либо  болсоверы  вскоре  уничтожат
нас, либо нет. Если мы уцелеем, то, чтобы не умереть с голоду в  ближай-
шие месяцы, нам понадобится урожай. Сети для аэропоники натянуты,  лампы
установлены, дело за семенами. Так что не будем понапрасну терять время.
   - А если болсоверы уничтожат нас?
   - Значит, так тому и быть. А до их прибытия еще несколько часов, и их
нужно чем-то заполнить. Можно, конечно, поспать, но я предпочту провести
оставшееся время более плодотворно. Помнится, кто-то уверял, что  работа
с живыми растениями очищает душу.
   Ходел потерянно моргал.
   - Сэр, неужели вы серьезно...
   Кори схватил астронавигатора за плечо и притянул к себе. Ему хотелось
закричать Ходелу прямо в ухо: послушай, осел! Неужели не  видно,  что  я
совершенно опустошен?! Я не способен придумать ничего  путного!  Я  лишь
хочу с достоинством провести последние часы своей  жизни!  Ни  есть,  ни
спать, ни говорить я уже не могу! Оставьте меня, наконец, в покое!
   Но вместо сей пылкой речи Кори почти спокойно сказал:
   - Если я даже и пущусь сейчас в разъяснения, вы все равно  ничего  не
поймете. - Он отпустил Ходела и, резко оттолкнувшись ногами от пола, по-
летел к выходу из рубки управления. - Известите меня по интеркому,  если
обстановка вдруг изменится.



   ФАСОЛЬ

   Сажать крылатую фасоль несложно.
   Из мешочка, прикрепленного к поясу,  извлекают  крупную,  твердую  на
ощупь фасолину-семя, заталкивают поглубже между ячейками мягкой  многос-
лойной хлопковой сети, поливают водой, в которую щедрой рукой  добавлены
минеральные удобрения, вперед делается шажок столь аккуратный, столь не-
торопливый, что ноги, обутые в специальные ботинки с присосками, накреп-
ко прилипают к палубе, и все действия повторяются в той же самой  после-
довательности.
   В действительности, думал, сажая фасоль Кори, моя последняя,  продик-
тованная отчаянием идея оказалась не так уж  и  глупа.  Фасолина,  сеть,
лейка, шажок. Фасолина, сеть, лейка, шажок. Слух об очередных моих чуда-
чествах, верно, уже разнесся по всему кораблю. Еще бы, ведь  через  счи-
танные часы от ЛС-1187 и его команды останется лишь облачко  радиоактив-
ного газа, а капитан корабля занялся посевом.
   Кори покачал головой и продолжил монотонное занятие.
   Мое поведение не так уж и глупо, как кажется на первый  взгляд.  Если
мы выживем, то команда сочтет, что капитан у них - железный: а  если  не
выживем, то чье бы то ни было мнение уже не будет  иметь  ровным  счетом
никакого значения.
   Мне же самому в действительности лишь хочется успокоить нервы не тре-
бующей размышлений работой. К тому же не исключено,  что  при  этом  ка-
кое-нибудь решение подскажет подсознание.
   Кори тяжело вздохнул и продолжил работу - достал фасолину, сунул ее в
сеть, полил из лейки и сделал шажок. Фасолина, сеть, лейка шажок.
   Крылатая фасоль - удивительное растение. Съедобны ее семена-фасолины.
Съедобны стручки. Съедобны листья и стебли. Съедобны даже корни.  И  все
части растения при нормальном приготовлении обладают приемлемым  вкусом.
К тому же фасоль растет очень быстро и выделяет много кислорода, потреб-
ляя углекислый газ. У крылатой фасоли интересное прошлое. Легенды уверя-
ют, что выведена она была еще в незапамятные времена на самой Земле.
   Фасолина, сеть, лейка, шажок. И снова фасолина, сеть, лейка, шажок. И
снова фасолина, сеть, лейка, шажок.
   Наверное, посадить фасоль смогли бы и роботы. Но тогда  на  мою  долю
сейчас не осталось бы занятия.
   Кори фыркнул и посадил очередную фасолину. Сделал шажок и посадил еще
одну.
   Похоже, я схожу с ума. Нет, неверно, с ума я  сошел  давным-давно,  а
теперь становлюсь лишь более безумным.
   Фасолина, сеть, лейка, шажок. И снова фасолина, сеть, лейка, шажок.
   Говорят, болсоверы пожирают трупы своих врагов. Но что тогда они едят
в перерывах между битвами? Может, от постоянного голода они  то  и  дело
затевают крупные и мелкие вооруженные стычки? Может, болсоверы попытают-
ся захватить наш корабль, а потом сожрать нас? Хотя вряд ли. Ведь  обще-
известно, что поедают они только храбрых врагов, а мы к таковым не отно-
симся! Нет, быть съеденными нам не грозит. Скорее, нас просто уничтожат.
   Фасолина, сеть, лейка, шажок. Снова фасолина, сеть, лейка, шажок. Уд-
рать от них не удастся. Наглядное подтверждение тому - незавидная судьба
"Алистаира". И скрыться не удастся. И даже оружия, чтобы дать болсоверам
достойный отпор, на борту нет. Мы абсолютно беспомощны.
   И снова фасолина, сеть, лейка, шажок.
   Может, признать поражение?
   Кори замер, взвешивая такую возможность.
   Что нам известно о том, как воюют болсоверы? Берут  ли  они  пленных?
Если берут, то как обращаются с ними? Болсоверы возомнили себя  суперсу-
ществами, следовательно, к людям относятся не лучше, чем к тупой  скоти-
не.
   Чем дольше Кори размышлял над идеей  сдаться  болсоверам,  тем  более
неприемлемой она казалась. Тем паче, после этого имя Кори станет в устах
боевых товарищей проклятием на столь долгий срок, сколько его будут пом-
нить. Приняв окончательное решение ни в коем случае не  сдаваться,  Кори
посадил очередную фасолину и продолжил рассуждение.
   Что же, у нас не остается выбора? Нет, выбор у нас все-таки есть.  Мы
можем выбрать, как хотим умереть.
   Фасолина, сеть, лейка, шажок.
   Как хотелось бы умереть лично мне?
   Конечно, неплохо бы умереть в день девяностотрехлетия в постели рядом
с рыжеволосой красоткой... И пусть жизнь оборвет меткий выстрел ревниво-
го мужа.
   Хорошо, а какая смерть мне еще бы понравилась?
   Я хотел бы умереть сражаясь.
   Итак, можем мы сразиться с "Повелителем Драконов"? В открытую, конеч-
но, не можем, но, наверное, способны устроить для него ловушку.  Фасоли-
на.
   Можно превратить сам корабль в бомбу.
   Сеть.
   Но болсоверы видели нашу сканирующую линзу и потому точно знают,  что
мы живы.
   Лейка.
   Следовательно, застать их врасплох будет весьма и весьма непросто.
   Шажок.
   Как же их подманить?
   Кори, задумавшись, замер перед сетью.
   Как пища мы болсоверам не интересны.
   На что же еще могут позариться болсоверы? На наши передовые  техноло-
гии? Возможно, возможно...
   Если мы внушим им, что не представляем для них никакой опасности,  то
они, весьма вероятно, подцепят наш корабль силовым полем  и  подтянут  к
себе поближе. И тогда мы взорвем разом все торпеды. Пригодятся даже  те,
в которых нет топлива...
   - Да! - во весь голос вскричал Кори. - Неплохая идея! - Он  посмотрел
на фасолину в своей руке и улыбнулся. - Мы устроим болсоверам сюрприз! -
Бросив фасолину, он отвернулся от сети. - Осталось только придумать, как
убедить болсоверов в том, что мы абсолютно беспомощны.



   ДЫРА В КОРПУСЕ

   - Я не ослышался? - с неподдельным ужасом спросил старший инженер ко-
рабля Лин.
   - Нет, вы не ослышались. Я приказываю вам пробить дыру в корпусе  ко-
рабля.
   Лин потряс головой и сказал:
   - Объяснитесь, капитан.
   - После торпедной атаки наши деструкторы на правом борту  взорвались.
Правильно?
   - Да.
   - Пробейте  в  корпусе  рядом  с  взорвавшимися  деструкторами  дыру.
Большую дыру. Чтобы сразу было ясно, что из корабля  улетучился  воздух.
Возникла декомпрессия, почти весь экипаж погиб. Уцелевшие вынуждены пос-
тоянно носить скафандры. Им удалось кое-что подлатать, но совсем  немно-
гое. С первого взгляда любому станет ясно, что захватить  корабль  будет
делом нехлопотным.
   - И когда проклятые болсоверы приблизятся к нам, мы выпустим  по  ним
торпеды! - озарило Лина. - Верно?
   - Верно, - согласился Кори.
   - Но как только мы выпустим торпеды, они увидят и  ответят  шквальным
огнем.
   - Несомненно.
   - И мы отправимся на тот свет...
   - Мы так или иначе отправимся на тот свет, -  заверил  Кори  старшего
инженера. - Но заберем ублюдков с собой. Кроме того, в  случае  успешной
реализации моего плана появится хоть и ничтожно малый, но все  же  шанс,
что наша атака для болсоверов окажется неожиданной, и мы уцелеем.
   - Но тогда у нас по-прежнему будет дырища в корпусе.
   - Но у нас по-прежнему будет корабль - вокруг дыры.
   - Будь по-вашему, - наконец согласился Лин. - Я сделаю это, но все на
корабле будут знать, что я действовал по вашему приказу.
   - Конечно.
   - Ну, хорошо... - В голосе главного инженера послышались  даже  нотки
энтузиазма. - Уверен, что большую часть воздуха мне  удастся  сохранить,
но все равно, если мы даже уцелеем, возвратиться домой с огромной пробо-
иной в корпусе нам будет ох как непросто.
   - Поразмыслите хорошенько, Лин. Ведь,  уничтожив  "Повелителя  Драко-
нов", мы сможем, уже ничего не опасаясь, включить флюктуаторы  и  напра-
виться к базе.
   - Да, наверное.
   - И вот что еще, Лин. Если мы выпустим торпеды из торпедных  отсеков,
то враг получит предупреждение об опасности по крайней мере за пятьдесят
секунд. Поэтому сделаем так: прикрепим уже подготовленные к пуску торпе-
ды к кораблю снаружи - одну у кормы, другую у носа. Враг решит,  что  мы
пытались использовать торпеды в качестве реактивных двигателей. Вскройте
корпуса торпед.
   - Сколько времени в моем распоряжении?
   - От четырех до пяти часов.
   - Ну, ладно. Если я правильно понял, дыра  должна  быть  такой,  что,
глядя на нее, всякий бы  понял,  что  на  корабле  произошел  сильнейший
взрыв.
   - Именно.
   - Мне не хотелось бы взрывать бомбу на борту корабля. Не  возражаете,
если дыру прорежут мои люди инструментами?
   - Если она будет выглядеть убедительно, не возражаю.
   - Дыра будет не просто убедительной, она будет чудовищной. Сейчас пе-
реговорю с Чарли, потом организую бригаду, а минут через тридцать доложу
вам о начале работ.



   ЗОНДЫ-РАЗВЕДЧИКИ

   - Болсоверы на подходе, - сообщил Ходел.
   И действительно, огромный "Повелитель Драконов" на центральном голог-
рафическом экране почти вплотную приблизился к ЛС-1187.
   - Хорошо, включите сигнал тревоги, - велел Кори и сразу же спросил: -
Каково их ВВП, Чарли?
   - Вероятное время прибытия - тридцать минут, мистер Кори.
   Кори, глядя на старшего помощника Ходела, сказал:
   - Ладно, берите командование кораблем в свои руки, а  я  пошел  обла-
чаться в скафандр. - Кори уже направился к выходу из  рубки  управления,
но, передумав, помедлил и добавил: - Если что-нибудь со  мной  случится,
Майк, доведите корабль до дома в сохранности. И больше никаких геройств.
   - Есть, сэр. Удачи вам.
   - Все будет нормально. - Кори показал большой палец и  покинул  рубку
управления.
   В кормовом шлюзе для Кори был уже подготовлен и  растянут  на  специ-
альной раме скафандр. Рядом парил Ли. Невысокий и жилистый, облаченный в
эластичный, облегающий тело, точно перчатка руку, скафандр с прочным, но
несоразмерно большим шлемом, он казался гномом со страниц  древних  ска-
зок.
   Разувшись и раздевшись до белья, Кори стал натягивать скафандр.  Заб-
раться в него человеку было не проще, чем змее влезть в сброшенную после
летней линьки кожу. Только после того как Ли, уперевшись ногами в  пото-
лок, надавил на плечи Кори руками, скафандр, издав  характерный  хлопок,
запечатался. Кори нахлобучил шлем и щелкнул замком у горла. Немедленно в
уши ему ударил оглушительный голос Ли:
   - ... меня слышите?
   Кори вздрогнув, поспешно откинул приборную  панель  на  левом  предп-
лечье, убавил громкость и сказал:
   - Отлично слышу. Все на своих местах?
   - Так точно, сэр.
   - Тогда за дело.
   Они вошли в шлюз и задраили за собой внутреннюю дверь.  Кори  надавил
на красную кнопку на стене, взревели вакуумные насосы, а  через  две-три
секунды в сторону откатилась внешняя дверь, и их глазам предстали холод-
ные, неестественно яркие в своей наготе звезды.
   Кори и Ли, печатая магнитными подошвами шаг по металлической обшивке,
двинулись вдоль правого крыла к носу корабля. У каждого к спине был при-
торочен ранец, где, кроме обычных приборов, поддерживающих  жизнеобеспе-
чение внутри скафандра, находилась еще и винтовка-деструктор со  спилен-
ным прикладом.
   За последние часы вращение корабля вокруг своей оси было остановлено,
а пассивные сканеры перенесены внутрь.
   - Мистер Кори, - послышался в наушниках голос Ходела.
   - Да?
   - Болсоверы заняли позицию в ста тысячах километрах от нас и, как  вы
предполагали, выслали к нашему кораблю зонды-разведчики.
   - Спасибо, - поблагодарил астронавигатора Кори.
   Вскоре Кори и Ли оказались рядом с огромной дырой, зияющей  в  правом
борту корабля. Лин не обманул - дыра выглядела действительно ужасно. Ко-
ри даже подумал, не перестарался ли главный инженер.
   Кори наконец включил канал Д, и внутри его шлема засветился крошечный
монитор. Вражеский крейсер был громадным, но находился  пока  далеко,  и
оттого на экране выглядел хотя и не просто точкой, но всего лишь  размы-
тым пятном.
   - Ну, по крайней мере, мы их видим, - сказал  Кори.  -  Уверен,  шанс
разглядеть их получше нам еще представится. После того как  зонды  пока-
жут, в сколь плачевном состоянии находится наш корабль, "Повелитель Дра-
конов" наверняка приблизится к нам, чтобы уничтожить или захватить. При-
дется немного подождать. Всем на борту сохранять спокойствие, огонь ни в
коем случае не открывать. Ли, у вас все готово?
   - Да. - Ли передал Кори пульт дистанционного управления и пояснил:  -
Нажмете на зеленую кнопку, сэр, и торпеды будут  автоматически  наведены
на цель, масса которой превышает массу ЛС-1187; нажмете  на  красную,  и
торпеды стартуют. Дублирующий пульт я вручил Ходелу.
   - Отличная работа. - Кори прикрепил пульт к поясу.
   - Прибыл первый зонд, - доложил Ходел по радио. - Осматривает наш ко-
рабль во всем спектре электромагнитных волн. Можете улыбнуться  и  пома-
хать рукой. Болсоверы вас непременно увидят.
   Кори действительно разглядел в отдалении зонд,  уродливый  аппарат  с
единственным непропорционально длинным ракетным двигателем  и  торчащими
во все стороны оптическими линзами и разномастными  антеннами.  Двигался
он целенаправленно к дыре в корпусе, рядом с которой замерли Кори и  Ли.
Уголком глаза Кори заметил еще один зонд, плывущий прямиком  к  торпеде,
закрепленной у носа корабля.
   Вскоре ближайший зонд замер всего в дюжине метров от дыры. Кори  было
видно, как перемещаются его линзы, фокусируя изображение.
   - Пусть разглядят нас получше, -  прошептал  Кори,  вытаскивая  из-за
спины винтовку. Целиться в зонд он пока не стал. Еще не пришло время.
   - Не возражаете, если я продемонстрирую болсоверам, что мы о них  ду-
маем? - спросил Ли.
   - Действуйте, - разрешил Кори.
   Ли поднял правую руку и показал зонду кулак  с  выставленным  средним
пальцем. В направлении Ли повернулась сначала одна линза, затем  другая.
Кори инстинктивно прицелился.
   Внезапно зонд выстрелил. Энергетический луч был невидим, но  тело  Ли
мгновенно взорвалось. Кори заорал и  нажал  на  спусковой  крючок.  Зонд
превратился в облачко молекулярной пыли. Кори крутанулся, чтобы  выстре-
лить во второй аппарат, но на его месте увидел вспышку. Второй  зонд  из
носового орудия разнес Ходел.
   Наступила угрожающая тишина. Мимо Кори проплыли останки  Ли  -  куски
плоти, костей и пластика - и навечно затерялись в пустоте.
   Самым громким звуком во Вселенной было хриплое дыхание Кори. Он  зак-
ричал, выплевывая грязные ругательства и проклятия в адрес врага, в бес-
сильной ярости размахивая руками. Перед глазами сгустился  багровый  ту-
ман...
   В уши ударил непереносимо громкий голос Ходела:
   - Сэр! Вы живы? Вы слышите меня? Скажите что-нибудь!
   Кори слышал слова и даже понимал их смысл, но ответить не мог.
   - Да жив я, жив, - наконец почти спокойно выдавил из себя Кори. - По-
молчите, пожалуйста, хотя бы минуту.



   "ПОВЕЛИТЕЛЬ ДРАКОНОВ"

   - Сэр! Болсоверы приближаются!
   - Понятно. - Кори приложился к соску, расположенному в  шлеме  у  его
губ, втянул глоток воды и добавил все таким же хриплым голосом:
   - Каково их ВВП?
   - Около трех минут, - сообщил Ходел.
   Кори вновь включил монитор внутри шлема на канал Д. Заметно увеличив-
шись в размерах, изображение "Повелителя Драконов" на экране становилось
с каждой секундой все контрастнее. Вначале  корабль  болсоверов  казался
сгустком оранжевого света, затем он постепенно обрел форму, стала разли-
чима морда дракона, намалеванная на носу корабля, а потом и его  зубы  -
цилиндры артиллерийских орудий, пусковых установок и лучеметов. "Дракон"
выглядел кровожадным зверем, воинственной тварью, не знающим пощады  чу-
довищем, к чему и стремились его создатели, начертавшие на борту  огром-
ные цифры "666".
   - Так вот ты какой из себя, сукин сын... - невольно вырвалось у Кори.
   Заполнив постепенно весь экран, "Повелитель"  продолжал  расти.  Этот
механический монстр был не просто звездным кораблем. Он был городом, ме-
гаполисом с неприступными стенами - ощетинившимся, гибельным  для  врага
оружием.
   И этому чудовищу мы хотим бросить вызов,  подумают  Кори,  безуспешно
пытаясь проглотить комок, подступивший к горлу.
   Он поспешно отключил монитор, но убежать  от  кошмарного  видения  не
удалось - "Повелитель" возник перед ним. Казалось, он вытеснил  из  Все-
ленной все звезды с их планетными системами, все далекие и  близкие  ту-
манности, все галактики. Кори ощутил приступ  головокружения  и  страха.
Ему почудилось, что он вот-вот ухнет с огромной высоты на  раскинувшийся
от горизонта до горизонта город...
   Из транса Кори вывел благоговейный шепот Ходела в наушниках:
   - Пресвятые угодники!
   - С "Повелителя" поступили какие-нибудь сигналы? - усилием воли выда-
вил из себя вопрос Кори.
   - Нет, сэр. Болсоверы скрупулезно осматривают нас. Сомневаюсь, что от
их глаз что-нибудь укрылось.
   - Согласен с вами.
   Чего же они ждут? Почему не распыляют нас на атомы и не уходят восво-
яси?
   - Сэр... Не следует ли нам?.. - запинаясь, пробормотал Ходел.
   - Нет, - отрезал Кори. - Если бы болсоверы хотели уничтожить нас,  то
мы бы с вами уже не беседовали. - Кори сглотнул. - Пока ничего не предп-
ринимайте. Помните, что все их орудия нацелены на нас. Если  я  шевельну
рукой, болсоверы в ту же секунду разнесут наш корабль.
   Про себя Кори добавил: "Господи, каким же идиотом я был, считая,  что
у нас есть хотя бы малейший шанс причинить "Повелителю Драконов" вред".
   Но чего ждут болсоверы?
   И затем Кори сделал то, чего никак от себя не ожидал.
   Он принялся молиться:
   "Всемогущий Боже! Кем бы ты ни был и где бы ты ни был, я точно  знаю,
что ты существуешь. Доказательство тому - красота и упорядоченность Все-
ленной. Пожалуйста, услышь мою молитву. Прости меня за  гордыню.  Прошу,
молю, заклинаю тебя: спаси жизни людей, вверивших в мою власть свои  ду-
ши! Они заслуживают лучшей участи, чем принять жуткую смерть здесь, сре-
ди межзвездной ночи. Умоляю тебя, Господи, пожалуйста..."
   - Мистер Кори.
   - Что?
   - "Дракон" начал маневр.
   - Что?!!
   - Он включил двигатели и разворачивается.
   Кори вгляделся в стену металла, керамики и  пластика  перед  собой  и
убедился, что Ходел прав. "Дракон" шевелился. Поворачивался. Ложился  на
новый курс.
   Гигантская голова  "Дракона"  оказалась  напротив.  Кори  заглянул  в
пасть, усеянную, точно зубами, смертоносными орудиями и пусковыми  уста-
новками. Сколько зарядов "Дракон" может выплюнуть  зараз?  Пятьдесят?  А
может, все пятьсот?
   - "Дракон" уходит...
   Пасть уже была над головой Кори. Долго  капитан  не  спускал  глаз  с
проплывающего над ним брюха. Наконец корабль болсоверов стал уменьшаться
в размерах. Кори провожал его взглядом.  Прошла,  казалось,  целая  веч-
ность, прежде чем "Дракон" превратился в яркую точку и  затерялся  среди
звезд.
   В голове беспорядочно суетились мысли.
   Что произошло?
   - Всем оставаться на своих местах согласно боевому расписанию, - рас-
порядился Кори.
   - Что произошло? - послышался в наушниках голос Ходела.
   - Точно не знаю, - ответил Кори. - Похоже, болсоверы приняли  нас  за
троянского коня. А может, "сделали ручкой" из уважения к нашему хладнок-
ровию.
   На самом деле, Кори отлично понимал, что случилось. В горле  саднило,
грудь так сильно сдавил стальной обруч, что было ни вдохнуть, ни  выдох-
нуть.
   Ли, показав "Дракону" палец, намеренно оскорбил его. И "Дракон" в от-
вет убил Ли... Но этого ему показалось мало. Он оскорбил корабль, на ко-
тором служил Ли.
   Когда Кори добрался до флюктуатора, в ушах его зазвучал голос Чарли:
   - Мистер Кори. Не возражаете против конфиденциальной беседы?
   Кори взглянул на монитор в шлеме. Чарли разговаривал  с  ним  по  от-
дельному, гарантированному от подслушивания каналу.
   - Слушаю, Чарли.
   - Мне совершенно очевидно, что ваше объяснение, почему  болсоверы  не
тронули наш корабль, ошибочно. Я уверен, что они не уничтожили  наш  ко-
рабль потому, что сочли нас недостойными такой чести.
   - Ты, Чарли, как всегда зришь в самый корень.
   - Но почему же тогда, мистер Кори, вы солгали?
   Кори остановился на узкой платформе перед люком в  носовой  воздушный
шлюз и, глядя поверх плавно изгибающегося корпуса корабля на  немигающие
звезды, задумчиво проговорил:
   - Болсоверы хотели, чтобы мы  возвратились  домой  деморализованными,
хотели, чтобы мы рассказали всем, какие они могущественные.  Представля-
ешь, что станет с экипажем, если откроется правда? Люди не  смогут  под-
нять голову. Ведь получается, что мы опозорили не только себя, но и весь
флот. После того, что перенес экипаж, он заслуживает  лучшей  доли.  Вот
почему я солгал.
   - Я понимаю вас, мистер Кори.
   - Ни черта ты не понимаешь! Я дал капитану Лоуэллу обещание,  что  не
буду обманывать экипаж, но снова и снова нарушаю слово и все глубже пог-
ружаюсь в трясину лжи.
   - Я и это понимаю, мистер Кори.
   - Теперь придется и тебе, Чарли, соврать.
   - Но вы же знаете, мистер Кори, я не способен на ложь.
   - Речь идет о спасении корабля, Чарли. До Звездного  Дока  не  меньше
четырех месяцев пути, а если люди упадут духом, то мы обречены.
   - Мне, наверное, недостает опыта работы человеческих  эмоций,  мистер
Кори, поэтому я не вижу необходимости прибегать ко лжи. Ведь мы уцелели,
не так ли? А уж каким образом, не так важно.
   - Поверь, Чарли, людям мало просто уцелеть.  Людям  непременно  нужна
вера в себя, им необходимо знать, что они на этом свете хоть чего-то  да
стоят.
   - Тогда помогите мне, мистер Кори. Дайте прямой приказ утаить от эки-
пажа информацию, касающуюся причин, побудивших болсоверов уйти.
   - Хорошо, Чарли, я даю тебе такой приказ.
   - Спасибо, сэр.



   ДОМОЙ!

   На командный мостик Кори взошел под оглушительные аплодисменты экипа-
жа.
   Смутившись, он поднял руки, призывая к тишине. Вокруг  сияли  востор-
женные лица. Все в команде ЛС-1187 действительно восхищались им.
   Кори надел на голову наушник с микрофоном и, включив интерком на  ве-
щание во всех отсеках и коридорах корабля, сказал:
   - Экипаж вел себя превосходно. Я горжусь тем, что командую  кораблем,
на котором служат такие люди! Но считаю, что устраивать празднество пока
рановато. Поблизости наверняка шныряет еще немало вражеских кораблей,  и
болсоверы на них могут оказаться не столь смышлеными, как те, что служат
на "Повелителе Драконов". Так что будем  придерживаться  первоначального
плана - отправимся к Звездному Доку на ракетной тяге.
   По кораблю пронесся гул одобрения.
   К Кори подплыл Ходел.
   - Сэр, экипаж поручил мне преподнести вам подарок. Мы хотели  вручить
его по возвращении домой, но... Мы решили, что сейчас самое время.
   Ходел достал из-за спины коробку и отдал ее Кори. Тот открыл  крышку.
В коробке оказались капитанская фуражка и китель. Кори достал фуражку.
   - Переверните ее, пожалуйста, сэр.
   На пришитом к подкладке белом лоскутке было аккуратно выведено:  "Ка-
питан корабля ЛС-1187 Джонатан Томас Кори".
   - Наденьте ее, сэр, - попросил Ходел.
   Кори несколько секунд колебался, но, поборов соблазн, твердо сказал:
   - Нет, этим кораблем все еще командует капитан Лоуэлл. Хотя,  призна-
юсь, я до глубины души тронут вашим подарком. - Кори понял, что облечь в
слова нахлынувшие на него чувства не сможет. - Более ценного  подарка  я
никогда в жизни не получал и не получу.  -  Кори  несколько  раз  быстро
моргнул, не желая, чтобы из его глаз скатились слезинки, потом сунул фу-
ражку в коробку, закрыл крышку и добавил:
   - Мы по-прежнему на военном корабле, и нам предстоит дальняя  трудная
дорога. Так что не расслабляйтесь и не забывайте о дисциплине и бодрости
духа.
   Кори поспешно направился в свою каюту, надеясь, что никто из  команды
не заметил, насколько он близок к нервному срыву.



   ЗВЕЗДНЫЙ ДОК

   Дорога домой заняла не четыре месяца, как  планировалось  вначале,  а
чуть больше шести с половиной. Но экипаж ЛС-1187 справился.
   Корабль на самой малой скорости покинул сектор  космоса,  где  велись
бои, и в погоню за ним никто не пустился. Корабль был слеп  и  почти  до
самого конца путешествия оставался слепым, подчиняясь воле  исполняющего
обязанности капитана корабля Джонатана Томаса Кори, старавшегося  свести
риск к минимуму.
   ЛС-1 187, непрерывно разгоняясь, шел на ракетной тяге, но лишь  через
несколько недель его скорость превысила один процент скорости света.
   Каждый из оставшихся в живых членов экипажа работал за троих. Положе-
ние осложнялось еще и тем, что почти все  работы  приходилось  выполнять
вручную, да еще в условиях невесомости.
   Сингулятор не включался, поэтому ракетные двигатели не могли быть за-
пущены на полную мощность, и аварийный источник питания не подзаряжался.
Из-за нехватки энергии на борту не поддерживалась искусственная гравита-
ция, и, как следствие, не запускались осмотики. В атмосфере корабля  ка-
тастрофически падало содержание кислорода, и уцелеть людям удалось  лишь
потому, что по распоряжению Кори почти во всех помещениях были  высажены
растения.
   Продовольственные запасы таяли на глазах, и в пищу пошли сначала лун-
ный мох и зерна недозревших злаков, потом молодая картошка, бобы,  горох
и, конечно, крылатая фасоль. Но пищи все равно не  хватало.  На  корабле
начался голод.
   Дорога домой была не только долгой, но и ужасно трудной. Самой  слож-
ной задачей оказалось откалибровать  оборудование,  предназначенное  для
перемещения в гиперпространстве. Согласно расчетам Чарли, для  выхода  в
гиперкосмос необходимо восстановить как минимум восемьдесят пять процен-
тов гиперпространственной системы. Пришлось калибровать каждый прибор по
отдельности, а затем, соединив, отлаживать всю систему. После  того  как
вручную был отремонтирован весь комплекс, показатель  его  работоспособ-
ности оказался ниже требуемого. Калибровку пришлось повторить. Опять не-
удача. Лишь после седьмой попытки показатель работоспособности комплекса
перевалил за отметку восемьдесят семь процентов. Но Кори и этого показа-
лось мало. После еще двух попыток заветный показатель достиг восьмидеся-
ти девяти процентов, и Чарли сказал, что улучшить его уже вряд ли удаст-
ся.
   Кори долго и напряженно размышлял. Не раз и не два подолгу разговари-
вал с Ходелом, Лином и Чарли. Взвешивал шансы на успех. Наконец  убедив-
шись, что иного не дано, он скрепя сердце отдал приказ включить  гиперп-
ривод.
   И корабль добрался на гипертяге почти до самого Звездного  Дока.  Ги-
перпространственный пузырь колыхался, словно  мыльный;  управлять  полем
удавалось лишь ценой неимоверных усилий; судорожно корректируя курс, они
промчались по гиперкосмосу подобно тому, как мчится кусок льда по раска-
ленной сковородке. За два часа до того как ЛС-1187 достиг нужного секто-
ра пространства, гиперполе начало резко терять стабильность,  и  старший
инженер корабля Лин поспешно отключил его. Еще раз искушать судьбу  Кори
не решился, и дальше корабль тащился на досветовой скорости.
   Но команда ЛС-1187 все же благополучно привела свой поврежденный  ко-
рабль в Звездный Док.
   Звездный Док был маленьким городом, гостеприимным портом,  затерянным
в вечной ночи. Он состоял из куполов, платформ, антенн и  ремонтных  до-
ков, соединенных между собой решетчатыми фермами и воздушными тоннелями.
Здесь обитали пятнадцать тысяч человек и две тысячи роботов-ремонтников.
   Благодаря тому, что попасть сюда можно было, лишь зная точные коорди-
наты, Звездный Док стал безопасной  гаванью  для  кораблей  Содружества,
уцелевших в битве с болсоверами. Но уцелеть, к сожалению, удалось немно-
гим, большинство ангаров пустовало.
   ЛС-1187 вошел в темный полупустой ангар, рассчитанный на десятки  ко-
раблей малого и среднего тоннажа. На борт поступила радиограмма, в кото-
рой не было ни слова поздравления с благополучным прибытием, только при-
каз, предписывающий капитану корабля немедленно  явиться  с  докладом  к
контр-адмиралу.



   В КАБИНЕТЕ КОНТР-АДМИРАЛА

   - Если бы капитан корабля Лоуэлл остался жив, то  был  бы  отдан  под
трибунал, - категоричным тоном заявила контр-адмирал. - И, исходя из за-
писей в бортовом журнале корабля, ваши действия  в  период  командования
кораблем тоже представляются весьма сомнительными.
   - Я привел корабль домой, - напомнил Кори.
   - На дорогу у вас ушло более полугода,  корабль  серьезно  поврежден,
часть торпед разобрана, а другая так и не была выпущена по  врагу...  Не
буду перечислять все претензии. Самым серьезным нарушением устава предс-
тавляется то, что вы возглавили корабль задолго до занесения в  бортжур-
нал официальной записи.
   - Мадам, позвольте и мне напомнить вам устав. Он гласит, что если ра-
ди спасения корабля и членов его экипажа офицеру военно-космических  сил
необходимо превысить свои полномочия, установленные параграфами  устава,
то сделать это он не только может, но даже обязан.  Долг  обязывал  меня
привести корабль и экипаж в целости и сохранности на базу, что я и  сде-
лал. Не считаю хотя бы одно свое распоряжение ошибочным и  не  представ-
ляю, как можно было выполнить эту задачу быстрее или  эффективнее.  Если
вы располагаете доказательствами обратного, то я готов  предстать  перед
трибуналом.
   - Завидую вашему самообладанию, - хмуро пробормотала контрадмирал.  -
Хотя признаю, вы действительно уцелели там, где другим не удалось. А это
кое-что значит.
   - Все же хотелось бы услышать, какие конкретно действия  вы  считаете
ошибочными.
   - Это ваше право. Итак, почему с корабля, когда он находился в непос-
редственной близости от "Повелителя Драконов", не было выпущено ни одной
торпеды?
   - Мадам, вам отлично известен ответ.
   - Мне-то известен, но сможете ли вы его втолковать членам трибунала?
   - Если возникнет необходимость, то смогу.
   - Поймите, мистер Кори, пока вы со своими людьми тихо-мирно  тащились
домой через обычный космос, ваши товарищи сражались. В Звездном Доке  не
найдется, пожалуй, никого, кто бы не потерял в боях с  болсоверами  род-
ных, близких или друзей. Мы еще долго не оправимся от шока. Людей  охва-
тила ненависть, им нужен объект, на который можно излить эту  ненависть,
но выступить против болсоверов мы пока не готовы, и  потому  руководство
флота решило найти "козла отпущения". А так как "Повелителя Драконов"  к
каравану привел ЛС-1187, ему и нести всю тяжесть обвинений.
   - Но обладая гораздо более крупным гиперпространственным  пузырем,  а
следовательно, и гораздо более широким обзором, чем любой корабль Содру-
жества, "Повелитель" мог незамеченным проследовать за кем угодно, - воз-
разил Кори.
   - Сожалею, но "Дракон" увязался именно за вашим кораблем. Вам и  дер-
жать ответ. Скажу больше, даже если бы вы уничтожили "Повелителя  Драко-
нов", ЛС-1187 все равно стал бы отверженным кораблем.
   У Кори будто пол ушел из-под ног. Теперь он понял, что вверенному ему
судьбой кораблю суждено стать символом предательства. С  трудом  поборов
головокружение, он спросил:
   - И что же нам грозит?
   - Не знаю, - ответила контр-адмирал. - Никому из руководства флота не
хочется обременять свою совесть решением. Мне и подавно. Пока точно могу
сказать лишь одно: лично вам командовать кораблем уже вряд ли доведется.
   Кори показалось, что он вниз головой  стремительно  падает  в  черную
бездну.
   - Понимаю, - выдавил он. - Завтра утром мой рапорт с просьбой об отс-
тавке будет у вас на столе.
   - Я не приму его.
   - Не понимаю, мадам.
   - Мистер Кори, флот все еще нуждается в мистере Кори.
   - Вы назвали наш корабль худшим, но в то же  время  согласились,  что
наша команда справилась с тем, что другим оказалось не под  силу;  затем
заявили, что доверять командование кораблем мне впредь нельзя,  но  при-
нять мою отставку наотрез отказались. Не вижу логики, мадам.
   - Флоту не хватает квалифицированных офицеров, а вы  умудрились  при-
вести ЛС-1187 на базу. То же самое касается и экипажа  корабля.  Поэтому
предоставим вашей команде возможность побыстрее отремонтировать  корабль
и отошлем вас с глаз долой на задание.
   - Но капитаном корабля мне уже не быть?
   - Вы все правильно поняли.
   - Но где же справедливость, мадам? Ведь после отставки капитана  Лоу-
элла корабль должен был по всем писаным и неписаным законам стать  моим!
К тому же я заслужил это право, когда привел звездолет на базу.
   - Мистер Кори, меня не интересуют вопросы этики. И  дискутировать  на
тему, существует ли во Вселенной справедливость, мы сейчас не будем. Со-
общу лишь, что, как только найдется подходящий кандидат, на ЛС-1187  бу-
дет назначен новый капитан.
   - Я еще раз настаиваю на своей отставке.
   - Вам еще раз в ней отказано.
   Кори подавленно замолчал. Никогда в жизни он не чувствовал себя таким
одиноким.
   - Хорошо, мистер Кори, скажу не для протокола. Я согласна, что с вами
обошлись несправедливо. Но Содружеству нужно, чтобы вы продолжили службу
на ЛС-1187 в качестве старшего помощника капитана.
   - Мадам, разрешите говорить откровенно?
   - Мне казалось, у нас откровенная беседа. Хорошо, говорите.
   - Мадам, если вы не даете нашему кораблю сохранить гордость, то  раз-
режьте его на части, а команду распределите по другим кораблям.
   - Это невозможно. Видите ли, проблема не в корабле, а в его  экипаже.
На вас теперь до конца дней клеймо ЛС-1187 - корабля-неудачника.  Сомне-
ваюсь, что во всем флоте найдется капитан, который согласится взять  ко-
го-нибудь из команды на свой корабль.
   - А мне что же теперь, совершить ритуальное самоубийство?
   - Боюсь, самоубийство для вас тоже не  выход.  Надеюсь,  что  чувство
долга окажется сильнее личных амбиций или желания сделать карьеру  и  вы
приложите все силы для выполнения своих служебных обязанностей.
   - Мадам, свой долг перед отечеством я могу выполнять и  не  служа  во
флоте. До поступления в академию я был весьма неплохим инженером по  ги-
пердвигателям на орбитальном заводе, где собирались  свободные  корабли.
Ведь вам сейчас как никогда нужны военные корабли. Я могу  вернуться  на
Шалин и снова поступить на завод. Таким образом окажутся решены как мои,
так и ваши проблемы - я буду рядом со своей семьей, которую давно не ви-
дел, а вы избавитесь от "паршивой овцы".
   - Господи!.. - контр-адмирал запнулась. - Вам что же, ничего не  ска-
зали?
   У Кори вдруг засосало под ложечкой.
   - Три месяца назад на Шалин напал "Повелитель Драконов". На всей пла-
нете не осталось ни одного живого человека.
   Остального Кори не услышал.



   ПИСЬМО

   Кори предоставили месяц отпуска.
   Этого оказалось мало.
   Даже если бы ему дали год, то и его бы не хватило.
   Первые дни перед глазами у него все плыло, в голове ни на секунду  не
утихал раскатистый гул.
   Его пичкали успокоительными, проводили  сеансы  психотерапии,  но  из
глаз у него текли слезы. Когда слезы наконец иссякли, его выписали, и он
поселился в квартире для офицеров флота. Первым делом он заказал андрои-
да-болсовера, и как только заказ прибыл, набросился на него с  дубинкой.
Вначале андроид сносил побои с улыбкой,  затем  от  его  лица  отхлынула
краска, взгляд обеспокоенно заметался. Кори снова и снова наносил беспо-
рядочные удары. Андроид стал отступать. Кори последовал за  ним.  Вскоре
зажатый в угол андроид, стоя на коленях, взмолился о пощаде.
   Кори и этого было мало.
   Когда андроид затих, Кори принялся крушить все в квартире. Он оставил
заметные вмятины на твердых металлических стенах, разбил все, что  можно
было разбить. Поначалу отчаяние придавало ему сил, но постепенно  движе-
ния замедлились, в коленях появилась дрожь. Он упал раз,  потом  другой.
Очнулся Кори у стены, весь перепачканный собственной кровью из многочис-
ленных порезов и ссадин на руках. Но и этого ему было мало.
   Он принялся ходить кругами. Шли часы, а он, как заведенный, все  кру-
жил, кружил, кружил по комнате, и щеки его снова были мокры от слез. На-
конец он упал, ослабев настолько, что не мог даже умереть. Он  лежал  на
полу и представлял гибель цветущего мира - планеты Шалин.
   Через некоторое время в голове появилась звенящая пустота, и ему даже
удалось встать. Кое-как он доковылял до душа. Полчаса под упругими ледя-
ными струями помогли ему прийти в себя, но не до конца.
   Он вернулся в комнату и попытался дозвониться до друзей  и  знакомых.
Кораблей в Звездном Доке оказалось немного, но они все же  были,  а  вот
офицера, пожелавшего поговорить с Кори, не нашлось.
   Кори лег спать. Сон пришел на удивление быстро, и проснулся он  через
восемнадцать часов.
   Но и сон не принес Кори облегчения. Случайно увидев свое отражение  в
зеркале, Кори не сразу узнал себя, настолько опухло от слез и  потемнело
от горя его лицо, а глаза воспалились и покраснели.
   На столе лежал пакет.
   Письмо.
   На прямоугольной пластиковой пластине от руки было аккуратно  выведе-
но:
   "Мы тебя очень любим".
   На глазах опять выступили слезы, и он трясущейся рукой  вставил  кар-
точку в настольный ридер.
   В комнате возникли его жена и двое сыновей. Их лица  ласкал  согретый
солнечными лучами ветерок. Тимми и Робби расхохотались и закричали:
   - Привет, па!
   - Бегите же, обнимите отца, - велела им Кэрол.
   И они рванулись к Кори. Тот встал на одно колено и раскинул руки,  но
голографические изображения, даже не коснувшись его, пронеслись мимо.
   Подошла Кэрол, Кори поднялся на ноги, и она запрокинула лицо для  по-
целуя. Сквозь слезы он уже с трудом различал до боли знакомые черты.
   - Мы гордимся тобой, но если бы ты только знал, до чего нам  тебя  не
хватает, - сказала Кэрол. - Джон, возвращайся домой поскорей. Нам  очень
хочется быть вместе.
   - И мне, - едва слышно пробормотал он.
   Но она его не слышала. Ее уже не было на белом свете. Осталась только
карточка с последним посланием.


   На борт ЛС-1187 Кори вернулся совершенно другим человеком.
   Экипаж сразу уловил эту разительную перемену и старался держаться  от
него подальше. И немудрено, ведь даже когда он отдыхал, в нем чувствова-
лась угроза, а оказаться мишенью для его гнева не хотел никто.



   ЭКИПАЖ

   У каждого корабля есть номер, а у отличившихся в боях есть еще и имя.
   Некоторым кораблям, заслужившим особую репутацию, дают  неофициальные
клички.
   ЛС-1187 был окрещен "Ионой", дурным знамением.
   Вначале  экипажи  кораблей,  находящихся  в  Звездном  Доке,  нарекли
ЛС-1187 "Иудой", но эта кличка не прижилась, поскольку было сочтено, что
для Иуды ЛС-1187 недостаточно умен.
   На ЛС-1187 не было капитана, и ходили упорные слухи, что  никогда  во
всем флоте не сыщется старшего офицера, добровольно или  по  принуждению
согласившегося взять под свое начало сей овеянный дурной славой корабль.
   Но из флота ЛС-1187 не списывали, поскольку он до  сих  пор  считался
"функциональной боевой единицей". На борт корабля никто  не  желал  сту-
пать, а людей из экипажа ЛС-1187 не брали в команды других кораблей.
   Экипаж ЛС-1187 пал духом. Ремонт не клеился. Старший инженер  Лин  не
день и не два пытался наладить график ремонтных работ, но вскоре  махнул
рукой. Лишь старпом Кори, изредка  появлявшийся,  словно  мрачная  тень,
поддерживал на корабле относительную дисциплину и порядок.
   Экипаж ждал и надеялся, что  наконец  появится  кто-то,  кто  возьмет
бразды правления в свои руки, и на корабле сразу же все наладится.


   Их было шестеро, и поначалу они ни о чем не ведали.
   Только что пройдя курс обучения, они прибыли на последнем  транспорте
и, конечно же, всей душой рвались в бой.
   Бах, Столчак, Джонси, Амстронг, Хаддад и Нахакари.
   Офицер службы безопасности младший лейтенант Хелен Бах была ниже всех
в группе. Даже в полном боевом снаряжении она едва достигала пяти  футов
девяти дюймов. В ее речи явственно слышался афроальтаирский акцент.  Не-
изменно кроткое выражение ее лица было обманчиво.  Доподлинно  известно,
что в кадетской школе она на третьем  занятии  по  каратэ  сломала  руку
инструктору.
   Инженер-техник по системам жизнеобеспечения  младший  лейтенант  Ирма
Столчак возвышалась над подругой почти на голову. Она была широка в кос-
ти и выглядела дружелюбной, но ее глаза были постоянно прищурены,  будто
ее часто обижали в прошлом, и теперь она не доверяет всему человечеству.
   Специалист по квантомеханическим системам мичман 1 класса Эйоуб  Хад-
дад говорил с сильным иорданским акцентом, хотя  никто  из  его  предков
вплоть до седьмого колена не ступал на Землю. Хаддад был зачарован маши-
нами, поскольку считал, что они,  в  отличие  от  людей,  всегда  делают
только то, что им положено. Даже когда ломаются.
   Не имеющий пока специальности мичман 1 класса Ори Нахакари был  млад-
шим сыном в богатой и влиятельной  японо-марсианской  семье.  На  второй
день после вероломного нападения болсоверов он добровольцем записался  в
армию, за что был лишен наследства. По этому поводу он  не  проронил  ни
слезинки.
   Младшего лейтенанта Майкла Джонса, также пока без специальности,  все
называли Джонси, поскольку всем Джонсам дают прозвище  "Джонси".  Джонси
был несколько высоковат, суховат и угловат, а на  лице  застыло  бесхит-
ростное, простоватое выражение. Бытовало  мнение,  что  Джонси  все  еще
девственник, так как пока не определился, какого же он пола.
   Не имеющий пока специальности мичман 1 класса Брайан Амстронг  выгля-
дел не астронавтом, а мускулистым атлетом-тяжеловесом. Неизменно  друже-
любный и бойкий на язык, он сразу располагал к себе и без труда  обзаво-
дился новыми приятелями. О таких обычно говорят "душа общества". Как  же
его угораздило попасть на ЛС-1187? Виной тому - отец соблазненной им де-
вушки, на беду оказавшийся контр-адмиралом.
   Все шестеро были новобранцами, все шестеро рвались в бой, ни сном  ни
духом не подозревая, какую дыру ими заткнуло командование.
   Впервые ЛС-1187 они увидели из обзорного окна транспортного дока, и в
души их сразу закралось недоброе предчувствие.
   - Вы только посмотрите на него! - Столчак ткнула пальцем в стекло.  -
Весь в шрамах, царапинах и копоти.  И  дезинтеграторы  на  правом  борту
взорваны.
   - И команда наверняка расскажет нам, что в пространстве  между  внут-
ренним и внешним корпусами по кораблю с жутким воем разгуливает привиде-
ние, - шутливым тоном подхватил Амстронг.
   - Не берите в голову, ребята, - посоветовала Бах. -  Это  всего  лишь
корабль.
   - Действительно, просто корабль, - заявила Столчак. - И даже имени  у
него нет.
   Они спустились в док и, пройдя по герметичному трапу-шлангу из  элас-
тичного прогибающегося под ногами пластика, достигли кормового воздушно-
го шлюза ЛС-1187. Шлюз, как ни странно, никто  не  охранял.  Новобранцы,
обменявшись удивленными взглядами, сунули один за другим свои  идентифи-
кационные карточки в щель терминала, вмонтированного в  корпус  корабля.
Индикатор загорелся зеленым светом, входной люк отошел в сторону, и  мо-
лодые люди проникли в судно.
   Внутри корабль оказался еще более непривлекательным. Панели на стенах
болтались или были вообще оторваны; на потолке горели не все  светильни-
ки, а из тех, что горели, многие мигали; отовсюду  торчали  разноцветные
провода; там, где полагалось быть электронным  модулям,  темнотой  зияли
дыры; повсюду были нацарапаны или выведены краской из распылителей руга-
тельства и похабные рисунки; коридорные динамики хрипели, надрываясь  от
громкой танцевальной музыки.
   В дальнем конце коридора, привалившись спинами к стенам, стояли,  по-
куривая, с полдюжины хмурых матросов. Двое из них вместо формы  щеголяли
черт знает в чем, и всем давно следовало побриться.
   Новобранцы двинулись к носовым помещениям корабля. Мимо прошла краси-
вая молодая женщина с голубой кожей. Тонкая, гибкая, с правильными  чер-
тами лица - и лысым черепом, увенчанным лиловыми и розовыми  отростками,
похожими на страусиные перья.
   Амстронг встал перед ней точно вкопанный и,  восхищенно  присвистнув,
обронил:
   - Какова красотка!
   Красотка улыбнулась и, не замедляя шага, одарила его манящим, многоо-
бещающим взглядом. Бах и Нахакари дружно рассмеялись. Ирма Столчак недо-
вольно пробормотала:
   - Куила! Только этого нам не хватало!
   Нахакари, легонько ткнув Амстронга локтем в бок, посоветовал:
   - Держись от нее подальше.
   - А что такое? - удивился тот.
   - У куил коллективный разум, а значит, что известно одной, знают  они
все. На корабле с куилами на борту нет и не может быть секретов.
   - Интересно, что случилось с мужчинами на этой посудине, - обратилась
Столчак к Хелен Бах. - Ни один даже мельком не взглянул ни на  тебя,  ни
на меня.
   - По мне, пусть так будет и впредь. - Хелен с улыбкой покачала  голо-
вой. - Закрутить роман с одним из тех грязнуль, что я видела, не  согла-
шусь ни за какие коврижки.
   Новобранцы достигли открытой двери в машинный отсек. Его принято счи-
тать сердцем корабля, и, судя по всему, сейчас шла серьезная хирургичес-
кая операция на сердце ЛС-1187: весь отсек был в грубо сколоченных лесах
и уставлен лестницами-стремянками; на полу в беспорядке валялись инстру-
менты; многие компьютерные терминалы у стен были разобраны; один из трех
огромных цилиндров рядом с сингулятором клубился  маслянистым  дымом,  с
которым отчаянно сражались двое техников, а еще с десяток  по  углам  не
спеша ковырялись с аппаратурой или вели меж собой ленивые беседы.
   Флюктуаторы были специальностью Хаддада, и потому он, словно  зачаро-
ванный, вошел в машинное отделение и замер, не зная, что делать дальше и
следует ли вообще что-то делать.
   Остальные новобранцы как ни в чем не бывало двинулись дальше, но едва
сделали полдюжины шагов, как мимо них пронеслись и скрылись  в  машинном
отделении несколько роботов и целая бригада людей в жаропрочных  спецов-
ках.
   Столчак, покачав головой, поинтересовалась:
   - Неужели на этом корабле всегда аврал?
   За пожарной командой по пятам следовали Кори и Лин.  Главный  инженер
на ходу пробасил:
   - Я пальцем не пошевелю, пока вы собственными глазами не взглянете на
это!
   - Черт бы вас всех побрал! - в тон инженеру выкрикнул Кори и, оттолк-
нув с дороги Амстронга и Нахакари, ворвался  в  машинное  отделение.  Не
отставая от него ни на дюйм, Лин сразу направился к флюктуатору.
   Из аппарата уже вовсю валил дым. Роботы под руководством пожарных-лю-
дей принялись заливать флюктуатор пеной. Во все стороны брызнули  искры:
запахло озоном, а там, где пена попала на силовое поле, к потолку взмет-
нулись облака зловонно-кислых испарений.
   - Черт! - выругался Кори и, подбежав к аварийному щиту, распахнул па-
нель и рванул вниз  ярко-красный  рубильник.  Силовое  поле,  окружавшее
флюктуатор, немедленно свернулось; вентиляторы в системе кондиционирова-
ния завертелись быстрее, и завеса из дыма и пара начала понемногу рассе-
иваться. Кори повернулся к двум техникам и сухо сказал: -  Прежде  всего
надо было, как здесь и написано, отключить энергию. - Он ткнул пальцем в
табличку, прикрепленную к щиту, потом повернулся к компьютерному  терми-
налу, вызвал на монитор схему флюктуатора и, быстро отыскав на ней горя-
щий тревожным красным светом элемент, поинтересовался:
   - Кто-нибудь знает, что это такое? - Взгляд Кори уткнулся в бирку  на
груди у Хаддада, и он, нахмурившись, спросил: - Хаддад? Что-то не припо-
минаю. Давно на борту?
   Хаддад, мельком взглянув на наручные часы, ответил:
   - Тридцать секунд, сэр.
   - Понятно. Ну, и что это такое, по-вашему?
   - Комплексный дроссель, сэр. Вышел из строя, скорее всего, из-за  не-
поладки в узле синхронизации.
   - Правильно. - Кори одарил Лина победным взглядом и снова обратился к
Хаддаду: - Разберите его и отыщите причину поломки.
   - Есть, сэр.
   Хаддад, козырнув,  немедленно  натянул  толстые  резиновые  перчатки,
вскрыл кожух блока, привинченного к панели флюктуатора, и бодро принялся
за работу.
   - Старший инженер, наладьте наконец ремонтные работы, - устало распо-
рядился Кори и направился к выходу.
   - Этот корабль ремонтировать бессмысленно.  Нужно  изгонять  из  него
порчу, - мрачно изрек Лин.
   - Если понадобится, будем изгонять, - не оборачиваясь, проворчал  Ко-
ри.



   ЭЗОТЕРИКА

   Случилось так, что лицензированным магом на  борту  ЛС-1187  оказался
Ходел.
   Он специализировался на чудотворстве начального уровня,  светлой  ма-
гии, фиолетовом колдовстве, лишающих воли проклятий, вызывании  демонов,
заклинаниях, любовной ворожбе, отдельных разделах зеленой  магии,  изго-
товлении чудодейственных благовоний из змеиного  яда  и,  что  оказалось
сейчас самым важным, эзотерике.
   Кори завел разговор издалека, со свойств змеиных снадобий.
   - Дело в том, что объяснения разрушают магию, - с ходу заявил штатный
колдун. - Но раз вы настаиваете, я кое-что вам расскажу. Магия существу-
ет только для тех, кто верит в нее, а убедить остальных в ее  безгранич-
ной мощи практически невозможно. - Ходел указал на кофейную чашку, стоя-
щую на столе перед ним. - Вот вам пример.  Прочитать  такое  заклинание,
чтобы эта чашка воспарила и переместилась в другой конец комнаты,  я  не
могу, но зато способен сделать так, чтобы кто-нибудь  поднял  и  перенес
чашку. Вот вам первый закон эзотерики: все, что может быть  сделано  без
вмешательства богов, духов, демонов и любых иных высших сил, совершается
без их участия.
   - Но если чашка будет перенесена чьими-то руками, то кто же  поверит,
что это совершено с помощью магии? - удивился Кори.
   - Поверят или нет, неважно. Главное, во Вселенной произойдет желаемое
изменение.
   - Понятно, - буркнул слегка разочарованный Кори.
   - Сразу отвечу на вопрос, который вы, судя  по  всему,  намереваетесь
задать. Да, я могу снять злое заклятие с нашего корабля. Плевать,  пове-
рите ли вы или кто-нибудь во вмешательство высших сил.  Важно  лишь  то,
что экипаж снова обретет веру в себя.
   - Хорошо, - сказал Кори. - Действуйте.
   Через два дня экипаж собрался в отсеке с шаттлами - единственном  по-
мещении на корабле, достаточно просторном, чтобы вместить всех. Люди  не
знали толком, чего ожидать, хотя многие предполагали, что Кори  приказал
всем явиться сюда на праздник, устраиваемый по случаю завершения ремонта
флюктуаторов.
   Едва порог отсека переступил последний член  экипажа,  не  занятый  в
этот час на вахте, как свет медленно померк, торжественно зазвучали фан-
фары. Отсек зигзагом пересекло яркое пятно света и  замерло  на  дальней
стене над сооруженным из ящиков неким подобием сцены или трибуны. Тотчас
с хлопком взвился клуб оранжевого дыма, и на ящиках возник Майк Ходел.
   Ходел был в обычном комбинезоне, который покрывал плащ с ниспадающими
мягкими складками; на шее и руках гремели бусы  и  браслеты  из  змеиных
погремушек и мигающих всеми цветами радуги индикаторов, за спиной трепы-
хался чудовищный веер из перьев.
   Экипаж разразился восторженными криками.
   Фанфары стихли, заиграла тихая  мелодичная  музыка,  а  в  воздухе  у
дальней стены возникли многоцветные формы и образы, спроецированные  ла-
зерными лучами и хитроумными системами зеркал. Зрители засвистели, заап-
лодировали.
   Ходел, воздев руки, заголосил:
   - О великий Гу! - Дальнюю стену заволокло шевелящимся золотистым  ту-
маном. - О могущественный Фоссил Фелатауса!  -  Грянуло  несколько  сла-
беньких взрывов, а на зрителей обрушился поток конфетти. - О  несравнен-
ный Пуба! - На потолке замерцало сияние. Удостоил ли ты нас своим  высо-
чайшим вниманием? - Над зрителями вспыхнули и тут же погасли огни фейер-
верка. - Ходят слухи, что на наш корабль наложено страшное  заклятие,  -
продолжал Ходел, понизив голос. - Я прошу тебя, о великий  Гу,  смилуйся
над нами. Ниспошли нам удачу. Понимаю, о могущественнейший, что тебе ма-
ло дела до бед и чаяний взывающих к тебе безволосых  приматов.  -  Голос
Ходела звучал все громче, все возбужденнее. - Но мы  долго,  всей  душой
уважали тебя и, как тобой и завещано, не поклонялись тебе. Мало того, мы
делали вид, что вовсе не замечаем тебя. И теперь мы ждем от тебя  заслу-
женной награды. - Свет в отсеке почти совсем погас, дымы, вспышки и иск-
ры запульсировали в унисон с набравшим полную  силу  голосом  Ходела.  -
Развей дурные чары, ниспошли нам удачу!
   Экипаж, быстро уловив ритм, подхватил заклинание:
   - Развей дурные чары, ниспошли нам удачу!
   Решив, что такой прием вполне может сработать, Кори улыбнулся. По от-
секу меж тем, набирая с каждым выкриком уверенность и  звук,  разносился
дружный, многоголосый хор:
   - Развей чары, ниспошли удачу!!!
   Когда скандирование достигло максимальной силы, Ходел поднял руки,  и
люди мгновенно притихли. Выдержав паузу, Ходел закричал:
   - О великий Гу! Яви нам знамение!
   Немедленно грянул оглушительный, ослепительный сгусток красок и  зву-
ков: воздух заискрился, зарябил световыми образами, с потолка ливнем по-
сыпались конфетти, в углах отсека вверх вознеслись  клубы  благоухающего
дыма, послышались подчиненные определенному ритму хлопки  взрывов.  Кори
показалось, что где-то невдалеке величественно трубит  слон.  Команда  в
восторге орала и свистела, хлопала в ладоши и топала  ногами,  на  щеках
многих блестели искорки-слезы.
   Но внезапно магическое изгнание злых сил кончилось, световые  эффекты
пропали, по отсеку пронесся то ли вздох, то ли стон, и повисла  гробовая
тишина. Члены экипажа, как по команде, повернули головы.
   В дверном проеме, освещенный со спины, стоял незнакомец в черной фор-
ме командора военно-космических сил Содружества. Верхняя правая четверть
его черепа была металлической, вместо правого глаза сияла линза.
   - Тысяча чертей! - сквозь зубы выругался Кори.
   Командор уверенно двинулся вперед, и люди в страхе расступились,  да-
вая ему дорогу. Посреди отсека командор остановился и, оглядевшись,  хо-
лодно поинтересовался:
   - Кто из вас старпом Кори?
   Кори сделал неуверенный шаг вперед.
   - Это я.
   - Пройдемте со мной.
   - Есть, сэр.
   В мертвой тишине они покинули отсек с шаттлами. После их ухода первым
голос подал Ходел:
   - Чтоб тебя!
   К нему приблизились удивленные Амстронг и Джонси, за ними подтянулись
остальные члены экипажа. Джонси спросил:
   - Что случилось?
   - О Господи, - простонал Ходел. - Плохи наши дела.
   - Но почему? - поинтересовался Амстронг. - Кто это был?
   - Капитан Ричард Хардести.
   - Звездный волк?!
   Ходел с несчастным видом кивнул и принялся поспешно стягивать  с  рук
браслеты.
   - Клянусь, никогда в жизни больше не побеспокою богов. - Он на запле-
тающихся ногах направился к выходу, бубня под нос: - Иначе  в  следующий
раз они непременно выкинут что-нибудь похлестче.



   В КАЮТЕ КАПИТАНА

   Из каюты капитана были убраны все личные вещи Лоуэлла, отчего она ка-
залась нежилой и запущенной.
   С  явным  неудовольствием  оглядев  помещение,  Хардести  уселся   за
письменный стол и, не предлагая Кори присесть, принялся в  упор  изучать
его. Тот постарался сохранить на лице непроницаемое  выражение.  Наконец
Хардести сказал:
   - На этом корабле царит хаос.
   - Нам сильно досталось от болсоверов, сэр, - пояснил Кори. - И мы  не
покладая рук занимаемся ремонтом.
   Хардести взмахнул рукой, как бы отметая оправдания.
   - Я познакомился с записями, касающимися текущего состояния дел.  Это
не корабль, сэр, а балаган.
   - До посещения приемной комиссии еще три недели.
   - Я взялся командовать кораблем. Поэтому он  должен  быть  лучшим  во
флоте, - процедил Хардести.
   Кори без особого успеха попытался не выказать признаков  удивления  и
гнева.
   - Меня никто не поставил в известность о том, что  вы  заступаете  на
пост капитана, сэр.
   - Решение было принято час назад.
   - Понятно, сэр. Будут какие-нибудь распоряжения?
   - Нет, прежде я лично осмотрю весь корабль, а уж потом буду  отдавать
приказы. Пока скажите мне, какие цели преследовало сборище  в  отсеке  с
шаттлами?
   - Там проходило празднество. Люди его заслужили, сэр.
   - Совершенно не согласен с вами, поскольку корабль  стал  изгоем.  Но
ничего, в самое ближайшее время мы вылижем его сверху донизу.
   - В голосе Хардести послышались металлические нотки. - И зарубите се-
бе на носу, я не капитан Лоуэлл. Человек я не из приятных. И  друзей  не
завожу. Цель моей жизни - уничтожать врага. А вы знаете, в чем  заключа-
ется ваша работа?
   Хардести уставил на Кори немигающий левый глаз  и  линзу,  заменившую
ему правый. Кори, не потупив взора, тщательно подбирая слова, ответил:
   - Моя работа, сэр, заключается в том, чтобы сделать все возможное для
успешного выполнения вашей работы.
   Хардести, почти улыбнувшись, сказал:
   - Достойный ответ. А разочарование из-за того, что вам  не  позволено
командовать кораблем, не помешает работе?
   - Сэр, я приложу все свои силы и способности, чтобы служить на  благо
корабля и флота Содружества.
   Хардести понимающе кивнул.
   - Командование уверило меня, что именно такого ответа мне  и  следует
ожидать. А теперь слушайте меня внимательно. Мы не нравимся друг  другу,
и я предпочел бы, чтобы  такими  наши  с  вами  отношения  оставались  и
впредь. Но нам придется работать сообща, а совместная  работа  потребует
от нас хотя бы минимального уважения друг к другу.
   Хардести выжидающе замолчал, но Кори ничего  не  сказал.  Напряженная
тишина затянулись. Наконец Хардести продолжил:
   - Хорошо, перейдем к делу. Вы будете каждодневными тренировками  под-
гонять экипаж под стандарты флота, а я буду подгонять вас под свои, зна-
чительно более строгие стандарты и, быть может, со  временем  сделаю  из
вас капитана. Вас устраивают задачи?
   - А разве у меня есть выбор?
   - Разумеется, нет. Меня лишь интересует, могу ли я на вас положиться?
   - Я не подведу вас... капитан.
   - Вы свободны.



   НОВЫЙ НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА БЕЗОПАСНОСТИ

   Едва Кори переступил порог рубки управления, как неестественная тиши-
на и напряжение на лицах вахтенных подсказали ему, что произошло  что-то
непредвиденное.
   Кори огляделся и застыл.
   Взгляды всех вахтенных в рубке были прикованы к  старшему  лейтенанту
Брику. Брик был девяти футов ростом, четырех футов в плечах,  его  морду
покрывала короткая жесткая оранжевая в черную полоску  шерсть,  изо  рта
торчали клыки почти в локоть длиной.
   Брик был тигром-болсовером - выведенным в пробирке грозным воином.
   Его вид устрашал. Казалось, он весь состоит из тугих мышц,  обтянутых
шкурой. От него явственно исходил запах раскаленного  пустынного  песка,
замешенного на крови. Он был живым воплощением самых  страшных  кошмаров
Кори. И на нем была форма военно-космических сил Содружества. К тому  же
он улыбался.
   Отворилась задняя дверь рубки, на капитанский  мостик  широким  шагом
поднялся капитан Хардести и, подойдя к оградительным  поручням,  громко,
чтобы слышно было всем в рубке, сказал:
   - Перед вами новый шеф отдела безопасности корабля старший  лейтенант
Брик. Вас что-то беспокоит, мистер Кори?
   Кори повернулся и, сверля глазами капитана Хардести, ответил:
   - Так точно, сэр. На корабле болсовер.
   Хардести, будто не заметив гнева старпома, заявил:
   - Как на стороне Единовластия воюет определенное число людей,  так  и
на стороне Содружества сражаются болсоверы. Война затеяна не игрушечная,
и потому место в ней найдется всем желающим. Старший лейтенант Брик  на-
ходится здесь по моей личной просьбе. Он лучший офицер  службы  безопас-
ности по эту сторону преисподней.
   Кори повернулся и, задрав голову,  взглянул  на  старшего  лейтенанта
Брика. С близкого расстояния видна была только необъятная грудная клетка
Брика, а разглядеть лицо Кори удалось, лишь отступив на шаг.
   Брик улыбнулся во весь рот. Его клыки оказались крупнее, чем Кори по-
казалось вначале. Брик заговорил, и его голос загромыхал по рубке подоб-
но реву ракетных двигателей:
   - Я-не ваша схватка. Ваша схватка... далеко отсюда.
   Кори, неотрывно глядя в зеленовато-желтые  с  вертикальными  зрачками
глаза болсовера-воина, спросил:
   - Тогда где же ваша схватка?
   Брик медленно, аккуратно, будто боясь  кого-нибудь  испугать,  прижал
правую ладонь к своей груди.
   - Моя схватка - здесь.
   Не представляя, как вести себя дальше. Кори  повернулся  и  невидящим
взором уставился на экран терминала перед собой. Хотя в его сердце  кло-
котала ярость, усилием воли ему удалось унять нервную дрожь и  выровнять
дыхание.
   Кто-то коснулся его руки. Кори повернулся и, увидев перед  собой  от-
лично сложенную, привлекательную незнакомку лет сорока,  растерянно  за-
моргал.
   - Старший помощник Кори? - спросила она, а после его кивка представи-
лась: - Старший лейтенант Сигнус Тор, назначена новым старшим астронави-
гатором на этот корабль.
   - А... - растерянно сказал Кори. - Рад встрече с вами. Вам знакомы...
Э-ээ... - Кори кивком указал на астронавигационный пульт.
   - Низкоциклические флюктуаторы шестнадцатой модели? - без труда дога-
далась Тор. - Конечно.
   - Отлично. Извините, я отвлекусь на секунду. - Кори повернулся к Бри-
ку и, с видимым усилием протянув ему руку, сказал: - Приношу свои  изви-
нения, сэр. Будем работать.
   Брик медленно кивнул и пожал Кори руку. Пожатие было не слишком креп-
ким, по меркам болсоверов,  но  Кори  после  него  пришлось  массировать
пальцы.
   Внезапно в рубке надрывно взвыл сигнал тревоги, приборы замигали тре-
вожными красными огоньками. Послышался голос Чарли:
   - Авария в машинном отделении. Вырабатываемое  третьим  блокировочным
модулем поле нестабильно. Прорыв силовой оболочки сингулятора  ожидается
через... - компьютер помедлил долю секунды, производя вычисления, -  три
минуты.
   Вахтенные кинулись к своим рабочим местам, Тор заняла место за  нави-
гационным пультом, Ходел уселся в соседнее  кресло  дублера  и  поспешно
включил приборы. Экран осветился, затем вдруг погас.  Ходел  саданул  по
нему кулаком, и экран ожил вновь. За всей этой суматохой с  капитанского
мостика невозмутимо наблюдал Хардести.
   Через считанные мгновения каждый вахтенный в  рубке  управления  либо
взахлеб орал что-то в микрофон, либо с сумасшедшей  скоростью  вводил  в
компьютер команды. Кори двигался от пульта к пульту. Брик  посторонился,
пропуская его, а затем поднялся на мостик и встал рядом с Хардести.
   Рубку управления, как и после  прямого  попадания  луча  деструктора,
озарили вспышки молний. В машинном отделении молнии были такими мощными,
что могли запросто уложить человека. Дежурная команда быстро  облачилась
в защитные костюмы и только потом припала к пультам.
   - Силовое поле сингулятора входит в "паразитный" резонанс, -  сообщил
Чарли. - Поле стремительно теряет фокусировку. Прорыв  силовой  оболочки
сингулятора ожидается через две минуты. Если черная дыра покинет пределы
магнитной клети, будет уничтожен не только наш корабль, но и весь Звезд-
ный Док.
   - Начать подготовку к аварийному старту, - скомандовал в микрофон Ко-
ри.
   Ходел, ударяя по клавишам пульта, почти сразу же доложил:
   - Воздушные люки задраены. Ракетные  двигатели  прошли  предстартовую
проверку и готовы к запуску. Команда закрепляет все  массивные  предметы
и...
   - Немедленно покидаем Звездный Док, - распорядился Кори, не дожидаясь
окончания предстартовой процедуры.
   Корабль накренился, круша швартовые балки, с корнем выдирая крепежные
болты, разрывая подходящие к нему кабели и герметичные трапы, и медленно
двинулся из дока.
   - Есть выход из дока! - сообщил Чарли. - Скорость отхода тридцать ки-
лометров в час. Звездный Док вне опасности. - И через секунду добавил: -
Прорыв силовой оболочки сингулятора ожидается через одну минуту.
   Ходел ударил по пульту и что есть мочи завопил в микрофон:
   - Черт возьми! Почему до сих пор не включен аварийный модуль? -  Выс-
лушав ответ, снова закричал: - На это нет времени! Разъединяйте  силовые
обмотки флюктуаторов! Шевелитесь же, черт вас дери!
   Позади него орал Кори:
   - Быстро освободите машинное отделение! Подготовьтесь к  блокированию
взрывной волны! - Он взглянул через плечо Ходела на  экран  терминала  и
скомандовал: - Освободите машинное отделение!
   Внезапно сирена тревоги смолкла, вспышки электрических разрядов стали
утихать, а индикаторы на пультах поменяли цвет с тревожного красного  на
зеленый. Вахтенные в недоумении переглянулись. Они  проиграли  битву  за
выживание корабля, но при этом непостижимым образом остались живы.
   - Произошел прорыв силовой оболочки сингулятора, корабль был  уничто-
жен, - сообщил Чарли. - Тренировка закончена. Эффективность действий ко-
манды в экстремальной ситуации признана неудовлетворительной.
   Кори медленно повернулся и взглянул на Хардести, по-прежнему стоящего
на мостике. Тот ответил Кори холодным взглядом. Тут на ноги вскочил  Лин
и в ярости заорал на капитана:
   - Вы что, принимаете нас за идиотов?!
   - Спасибо, - спокойно сказал Хардести, глядя мимо Лина на Кори. - Те-
перь мне совершенно ясно, почему ЛС-1187 так и не заслужил имени. Астро-
навигатор Тор, пришвартуйте корабль на прежнее место в доке. Мистер  Ко-
ри, жду вас в своей каюте через десять минут.
   Хардести повернулся и решительным шагом покинул рубку управления.
   Брик с улыбкой оглядел пораженных до глубины души вахтенных. Дрожащий
от возмущения Ходел уставился на Кори. Тот, избегая  взгляда,  посмотрел
на Тор, но она, казалось, была всецело поглощена  управлением  кораблем.
Кори едва слышно вздохнул  и,  сопровождаемый  сочувственными  взглядами
вахтенных, покинул рубку управления. Очень тихо, ни к кому конкретно  не
обращаясь, Тор сказала:
   - Интуиция мне подсказывает, что служба здесь раем не покажется.



   РАЗГОВОР

   В каюте капитана Кори вытянулся по стойке смирно. Хардести  некоторое
время изучал экран терминала, а затем без вступления сказал:
   - Я ознакомился с вашим личным делом, так что мне  известно,  что  вы
прошли. Вы пока не оправились после утраты и, возможно, никогда  уже  не
оправитесь. Вам еще самому не известно, кем вы станете. Быть может, без-
жалостным ублюдком, а может, врачевателем душ. Но ни одна из этих  ролей
не подходит для офицера военного корабля. Хотя от безжалостного ублюдка,
возможно, и будет некоторый прок. Хардести взмахнул рукой. - Садитесь.
   Кори сел.
   - Урок первый,  -  продолжил  Хардести.  -  Научитесь  скрывать  свои
чувства от подчиненных. Экипаж, словно губка, впитывает все ваши эмоции,
а потом выплескивает их на вас же, но тысячекратно  усиленные.  Люди  не
знают, кто вы сейчас, и потому гадают, кем следует прикинуться им.  Поэ-
тому перво-наперво вам необходимо разобраться с самим собой.
   Урок второй. Военный корабль - не демократическое государство. Вы  же
управляете кораблем так, словно экипаж имеет право наложить вето на  лю-
бое ваше решение. Старший инженер, например, вслух оспаривает ваши  при-
казы, и потому людям кажется, что его мнение вполне весомо.  Вы,  мистер
Кори, слишком озабочены собственной популярностью. Намотайте на ус: если
экипаж любит офицера, то работа остается невыполненной. Ваша задача зак-
лючается в том - и только в том, - чтобы добиться результатов. Если эки-
паж не справляется со своей работой, то из этого следует, что с  работой
не справляетесь именно вы. Я доходчиво объясняю?
   Кори, сглотнув, согласился:
   - Так точно, сэр.
   - Но вам, судя по всему, моя позиция не нравится?
   - Неважно, сэр, нравится она мне или нет. Мои чувства не имеют значе-
ния.
   Хардести ухмыльнулся.
   - Достойный ответ. Вы быстро учитесь, хотя, полагаю, пока не до конца
верите в то, что говорите. Ну, ладно, продолжим занятия. Итак: играть  в
доброго и злого полицейских мы не станем. Вам известны правила этой  иг-
ры?
   - Так точно, сэр. Некоторые капитаны предпочитают чинить расправу ру-
ками своих помощников.
   - Правильно. И я не в восторге от такой системы. Если звучит  непопу-
лярный приказ, то настоящий капитан обязан отвечать за него. К  тому  же
эта шапочка, - Хардести постучал указательным пальцем  по  металлической
части своего черепа, - уже сделала меня в глазах подчиненных монстром, и
если мы будем играть в эту игру, то роль доброго полицейского, несомнен-
но, достанется вам, что меня, конечно же, не устраивает.  Вот  еще  одна
веская причина, почему мистеру Кори следует забыть о  собственной  попу-
лярности. Вам понятно?
   - Так точно, сэр.
   - Вместо игры в доброго и злого полицейских мы будем  играть  в  пару
злых полицейских. Как в нее играют вам тоже известно?
   - Никак нет, сэр.
   - Правила чрезвычайно просты: я стану самым гнусным сукиным сыном  во
всей галактике, вам же уготована на борту корабля роль сукина  сына  под
номером два. Экипаж уже ненавидит меня, очень скоро  он  возненавидит  и
вас. О ЛС-1187 пойдет молва: дескать, служить на этой посудине не  поже-
лаешь и врагу. Но помяните мое слово: пройдет  время,  и  экипаж  сочтет
службу на этом корабле высокой честью! Знаю, о чем вы думаете. Вас  бес-
покоит нынешняя репутация корабля. Забудьте! Выкиньте из головы прошлое.
Оно мертво.
   - Есть, сэр.
   - В вашем голосе не слышно уверенности, мистер Кори. - Хардести слег-
ка подался вперед. - Мне не нужен старпом-подхалим. Я  настаиваю,  чтобы
вы в личных беседах со мной обсуждали мои решения, если считаете их  не-
верными.
   - Вам угодно, сэр, чтобы я не соглашался с вами? Хорошо. Но в  данном
случае вы столь детально описали, как намереваетесь  командовать  кораб-
лем, что возражать - пустая трата времени. В дальнейшем я буду  выражать
несогласие с вами лишь в тех случаях, когда обсуждение, на  мой  взгляд,
сможет хоть как-то повлиять на ваше окончательное решение.
   - Отлично. - Хардести удовлетворенно кивнул.  -  А  вы,  оказывается,
быстро учитесь уму-разуму. - Не отрывая пристального взгляда от Кори, он
продолжил: - Одна из задач капитана корабля - готовить себе смену.
   - Понятно, сэр.
   Хардести принялся стучать пальцами по крышке стола. Ни  холодно  поб-
лескивающая линза, заменившая ему правый глаз, ни здоровый левый не  да-
вали Кори даже малейшего намека на то, какие мысли бродят у  капитана  в
голове. После долгой напряженной паузы Хардести произнес:
   - В ближайшие недели мы разберем корабль до  винтика  и  соберем  его
вновь. Таким образом мы достигнем разом трех целей:  во-первых,  получим
отлаженный и работающий, как часы, корабль; во-вторых,  поработав  не  с
документацией, а с механизмами, экипаж досконально изучит их; и наконец,
собрав корабль своими собственными руками, команда будет  гордиться  им.
Ручаюсь головой, что на стенах после этого уже не появится ни одной над-
писи, ни одного непристойного рисунка. Что-нибудь неясно?
   - Никак нет, сэр.
   - Следующее, - продолжал Хардести. - Тренировки. Я хочу, чтобы экипаж
каждый божий день тренировался до полного изнеможения. Разбейте людей на
группы. Пусть любой матрос досконально изучит  свои  обязанности,  затем
перетасуйте людей, чтобы каждому достался новый пост. Член экипажа  обя-
зан не только в совершенстве овладеть навыками своей специальности, но и
хорошенько освоить смежные. Вот вам расписание первой недели занятий  на
боевых постах.
   Хардести взял со стола папку и  протянул  Кори.  Тот  раскрыл  ее  и,
мельком взглянув на первый лист, сказал:
   - Сэр, у нас нет ни малейшего шанса сделать все, что здесь  предписа-
но.
   - Справитесь, - уверенно заявил Хардести. -  И  помяните  мое  слово,
тренировки первой недели вскоре будут вспоминаться с ностальгией. Каждую
последующую неделю, вплоть до старта корабля, задача будет  усложняться.
Тренировки станут самым серьезным испытанием, с которым когда-либо стал-
кивался экипаж. После этого любое сражение покажется им забавой.
   - Понятно, сэр.
   - Вопросы есть?
   - Никак нет, сэр.
   - Тогда выметайтесь из моего кабинета и немедленно приступайте к  ра-
боте. Вы уже отстаете от графика на целый день.



   ВО ВНЕШНЕМ МИРЕ

   Звездный корабль представляет собой огромную бутыль, а свободный  ко-
рабль - бутыль внутри бутыли. Внутренняя бутыль имеет название  "главный
модуль жизнеобеспечения", внешняя  -  "первичный  корпус".  Пространство
между ними в просторечии зовется "внешним  нутром".  Нутро  представляет
собой оплетенный кабелями и освещенный редкими яркими светильниками  ла-
биринт, состоящий из узких и  широких,  прямых  и  извилистых  проходов,
просторных пыльных залов и затянутых паутиной крошечных закутков,  лест-
ничных маршей, вертикальных шахт и тупичков.
   Именно сюда на поиски самогонного аппарата отправились офицеры службы
безопасности корабля - старший лейтенант Брик и младший лейтенант  Хелен
Бах. Хотя из нутра уже были убраны сети  аэропоники,  здесь  по-прежнему
стоял приторный запах лунного мха.
   Поисковую экспедицию возглавлял Брик, Бах шагала следом, а  Чарли  по
мере продвижения зажигал свет впереди и гасил позади. Брик молчал и выг-
лядел угрюмо, и Хелен попыталась разговорить его:
   - На последнем корабле, где я служила, внешнее нутро было  превращено
в спортзал. У нас были не только тренажеры, но и настоящая  беговая  до-
рожка. Уверена, и здесь можно сделать нечто подобное.  Как  вы  думаете,
мистер Брик, позволят ли нам старпом и капитан построить спортзал?  Если
понадобится, то мы могли бы даже...
   Брик вдруг поднял руку и прошептал:
   - Тихо.
   Мгновенно прикусившая язык Бах проследила за взглядом Брика, но ниче-
го подозрительного не увидела.
   Они обогнули флюктуатор. Впереди показалась ярко освещенная  платфор-
ма; на ней стоял самогонный аппарат - замысловатая конструкция из метал-
лических цилиндров, кубов, шлангов и змеевиков; рядом вели жаркую беседу
Рейнольдс, Каппи и еще четверо здоровяков-механиков из машинного отделе-
ния; у каждого в руках был гаечный ключ или иной увесистый инструмент.
   Бах скосила глаза на Брика. Не прочитав на его лице абсолютно ничего,
перевела взгляд с Каппи на Рейнольдса и сказала:
   - Вы, как я погляжу, устроили праздник, но о гостях почему-то забыли.
   Рейнольдс оглядел Хелен, будто увидел впервые, и заметил:
   - Те, кто шляется с болсоверами, обычно наживают неприятности. -  За-
тем повернулся и, смерив Брика взглядом, предложил: - Расстанемся по-хо-
рошему?
   - Не выйдет, - заявил тот.
   - Как знаешь.
   Рейнольдс пожал плечами, и его приятели  стали  неторопливо  окружать
офицеров службы безопасности. Не спуская с них глаз, Брик  мягко  сказал
Хелен:
   - Отойдите назад.
   - Я выполняю задание, - возмутилась она.
   - Лейтенант, научитесь подчиняться приказам. - Брик не глядя  отодви-
нул ее своей громадной ручищей.
   Брик был тигром-болсовером. Он не только выглядел большим и  грозным,
он был настоящим мастером своего дела.
   Он двигался с проворством молнии. Он прыгал, совершал обманные движе-
ния, грациозно уворачивался от ударов железяк и  наносил  сокрушительные
удары. Бой был закончен в считанные секунды. Никому из шестерых Брик  не
причинил серьезных увечий, однако вывел из строя всех. Один из механиков
был подвешен за шиворот на крюк, торчащий из стены; трое лежали  пластом
на полу; Каппи, привалясь к стене, держался за живот и  широко  открытым
ртом ловил воздух; шестого, Рейнольдса, Брик, стиснув в стальных объяти-
ях, приподнял и приблизил его горло вплотную к  своей  раскрытой  пасти.
Лицо Рейнольдса стало белым, точно снег.
   - Вам повезло, что вы не рассердили меня, - прорычал Брик. - Когда  я
по-настоящему зол, то пожираю людей живьем. Никогда! не  сердите!  меня!
понятно?!
   Рейнольдс умудрился кивнуть.
   - Хорошо. - Брик разомкнул руки, и Рейнольдс мешком свалился на  пол.
- Спасибо, лейтенант, что не встали у меня на пути, - сказал он Хелен.
   Пораженная невероятной быстротой его победы, Бах кивнула.  Брик  наг-
нулся и, поставив Рейнольдса на ноги, заявил:
   - А теперь вы разобьете самогонный аппарат.
   Рейнольдс едва слышно выдохнул:
   - Есть, сэр.
   - И остальные вам помогут, - сказал Брик, снимая МакХита с крюка.
   МакХит пробормотал что-то невразумительное.
   На пару с Рейнольдсом они принялись молча крушить свое бесценное тво-
рение - металлические цилиндры, перегонные кубы, шланги и змеевики.  По-
наблюдав за ними с полминуты, Брик распорядился:
   - Лейтенант, доложите мне, как только работа будет закончена. Он раз-
вернулся и зашагал прочь.
   Поднявшийся на ноги последним, Каппи  потряс  головой  и,  запинаясь,
пробормотал:
   - Да, ребята... Нам еще повезло... что он воюет на нашей стороне...



   В КАЮТЕ ОФИЦЕРА

   Старший астронавигатор Сигнус Тор лежала на полу каюты, сунув  голову
под основание своей антигравитационной кровати - вертикального  высокого
цилиндра из прозрачного пластика. Брошенный в цилиндр  форменный  китель
медленно перемещался к потолку.
   Открылась входная дверь, в каюту несмело заглянул Джонси.
   - Эй, хозяева...
   - Входите, - сказала Тор не поднимаясь.
   - Старший астронавигатор Сигнус Тор? Джонси... Виноват, младший  лей-
тенант Майкл Валентин Джонс по вашему приказанию прибыл.
   - Отлично. Вы разбираетесь в антигравитационных кроватях? Тор вылезла
из-под кровати и посмотрела снизу вверх на Джонси. На ней были  короткие
облегающие шорты и влажная футболка, не скрывавшая отсутствия лифчика.
   - Не очень, - признался Джонси. - Но я неплохо разбираюсь в  гравита-
ционных преобразователях. Позволите взглянуть?
   - Конечно. - Тор, поднявшись на ноги, протянула ему отвертку.
   Джонси улегся на пол и сунул голову под кровать.
   - Послушайте, - сказала Тор. - Я на днях просмотрела ваше личное  де-
ло...
   - И в чем же проблема? - спросил Джонси.
   - Этот корабль для вас первый, не так ли?
   - Да. В академии мне предлагали остаться в аспирантуре, а потом стать
преподавателем, но я отказался.
   Тор, не спуская глаз с Джонси, прочистила горло.
   - Мне нужен помощник. Если пожелаете, то будете работать на  мостике.
Вместе со мной.
   Джонси не ответил. Ей было слышно, как он позвякивает отверткой.
   - А вот источник ваших неприятностей, - через минуту  сообщил  он.  -
Обмотка одного из гравиколец неверно запитана. Это  нетрудно  исправить.
Сейчас сделаю. - Через минуту он вылез из-под кровати и,  поднявшись  на
ноги, вернул Сигнус отвертку. - Похоже, кто-то из ваших друзей  подшутил
над вами.
   - Интересно, кто бы это мог быть?
   Тор подмигнула, но Джонси, не обратив на  это  внимания,  показал  на
прозрачную стенку кровати. Китель завис, как и положено, точно посереди-
не. Тор поймала китель и повесила его на вешалку у стены. Затем  залезла
в кровать и воспарила.
   - Вроде нормально, - сказала она.
   - Есть только один верный способ проверить это. - Джонси залез в  ци-
линдр и поплыл рядом с ней. - Видите? Если двое находятся рядом и их  не
относит в стороны, значит, кровать работает нормально. Так мы их  прове-
ряли еще в академии. Подождите, через минуту станет окончательно ясно.
   Они стали ждать. Тор с улыбкой едва заметно потерлась о  Джонси.  Он,
похоже, опять не обратил внимания. Но рано или поздно он почувствует за-
пах ее духов, и тогда...
   До Джонси наконец дошло значение взглядов и жестов старшего  астрона-
вигатора Сигнус Тор. Мгновенно сделавшись красным, как рак, он пробормо-
тал:
   - Ну, кажется, все в полном ажуре. - Оттолкнувшись  рукой  от  стенки
цилиндра, он повернулся лицом к панели  управления.  -  Или,  может,  не
все?
   Джонси наугад нажал кнопку. Включился горячий душ. Они оба  удивленно
вскрикнули. Джонси, покраснев еще сильней, рассыпался в  извинениях,  но
Тор, рассмеявшись, выключила душ и сказала:
   - Душ у меня уж точно работает.
   Они вылезли из кровати. С обоих стекала вода. Тор с улыбкой  поблаго-
дарила:
   - Большое спасибо, лейтенант Джонс.
   - Я не знал, что в кроватях есть душ, - признался Джонси.
   - В моделях, предназначенных для старших офицеров, непременно есть.
   - Ну... В следующий раз буду знать. - Он направился к выходу.
   Тор недоверчиво покачала головой. Неужели в наши дни еще  встречается
такая святая невинность? В обществе Джонси явно не соскучишься. Улыбнув-
шись еще шире, она переспросила:
   - В следующий раз?
   Джонси замер у двери.
   - Да, чуть не забыл. Я, конечно, хотел бы работать с вами. На  мости-
ке, я имею в виду. Спасибо.
   И он ушел.
   Да, с Джонси ей будет весело.



   В КАЮТ-КОМПАНИИ

   В кают-компании, как всегда, пахло свежесваренным кофе,  булочками  и
пригоревшим жиром.
   Рейнольдс, Каппи, Лин и трое механиков из машинного отделения  сидели
за столом в углу. На лицах некоторых из них багровели синяки, и  у  всех
без исключения был несчастный вид.
   - Ну, - спросил Каппи, - ты скажешь ему или нет?
   Лин неохотно поднял глаза от переносного терминала.
   - Во-первых, вы мешаете мне работать. Во-вторых, одну  взбучку  из-за
вас я сегодня уже получил. В-третьих, не собираюсь я  ничего  ему  гово-
рить. Сами знаете, что бывает за драку с офицером. Хотите бесплатный со-
вет? Не искушайте судьбу. Помалкивайте и держитесь от него подальше.
   - Да мы пальцем к нему не притронулись,  -  возмутился  Каппи.  -  По
правде, он не дал нам подобного шанса...
   - Я бы удивился, будь иначе. Ведь он же болсовер.
   - Огромный и безобразный, - подхватил кто-то из механиков.
   - Такой же огромный и безобразный, как и ты, - заметил Лин. -  Но  из
этого не следует, что ты болсовер.
   Компания дружно рассмеялась. За столик подсел Амстронг и с ходу вклю-
чился в общий разговор.
   - Интересно, какие у болсоверов женщины?
   - Этого никто не  знает.  -  Лин,  обведя  приятелей  заговорщическим
взглядом, понизил голос. - Говорят, у болсоверов вообще нет женщин.  Они
воины, и все рождены в пробирках.
   - Да? - удивился Амстронг. - Но если у них нет женщин, то  какого  же
пола наш?..
   Его последние слова были заглушены дружным взрывом смеха.
   К столику подошла куила, неся поднос с чашками.
   - Вам кофе, сэр? - спросила она у Амстронга.
   Тот обернулся и застыл. Никогда прежде он не видел куилу так  близко.
Ее кожа была мягкой и блестящей, словно шелк; перья-сенсоры на лысой го-
лове переливались, словно крылья тропической бабочки, а прекрасное  лицо
будто испускало магическую энергию.
   Куила, устремив на Амстронга огромные голубые глаза, переспросила:
   - Кофе?
   - А?.. Да, конечно. - Амстронг схватил чашку и, пытаясь скрыть смуще-
ние, тут же отхлебнул из нее. Кофе обжег язык и гортань.  Амстронг  пок-
раснел, надеясь, что на него никто не смотрит. Но все, конечно же, ухмы-
ляясь, смотрели именно на него.
   Впрочем, ему было наплевать. Амстронг не отрывал восхищенных глаз  от
куилы, направившейся к выходу.
   - А правда, она прекрасна? - обратился он к Рейнольдсу.
   - Будь с ней и ее подругами поосторожней,  -  посоветовал  Рейнольдс,
обменявшись с Каппи понимающими взглядами. - Ведь ты знаешь, что  о  них
говорят?
   - Нет. А что?
   Рейнольдс придвинулся ближе и что-то прошептал Амстронгу  на  ухо.  У
того от удивления расширились глаза.
   - Так-то вот, - уже громко сказал Рейнольдс.
   - Ребята, признайтесь, это же неправда, - попросил Амстронг.
   - Чистая правда. Именно так они и поступают.  Но  никогда  на  первом
свидании.
   - А может, тебе лучше назначить свидание с доктором? - спросил Капни,
глядя мимо Амстронга. - Посмотри на нее!
   Амстронг повернулся.
   И застыл, словно громом пораженный.
   Главный врач корабля Молли Виллигер была, пожалуй, самым  безобразным
существом во всей Вселенной. Бытовала шутка, что если она войдет  в  ма-
шинное отделение, то флюктуаторы немедленно  заглохнут.  Еще  о  докторе
Молли Виллигер говорили, что если бы ее внешность оказалась под стать ее
профессиональному мастерству, то она была бы писаной красавицей.
   Амстронг, не зная всех этих корабельных прибауток, смотрел на нее  во
все глаза. Доктор взглянула на него, затем на Каппи и спросила:
   - Что новенького? - Ее голос напоминал скрип железа по стеклу.
   - Вот он у нас и есть новенький. - Рейнольдс кивнул на Амстронга.
   Тот сделал решительный выдох и, протянув доктору руку, представился:
   - Я - Брайан Амстронг, но обычно меня зовут Молотком.
   Она кивнула, перекинула кусок жевательной резинки  или  табака  из-за
правой щеки за левую и, пожав ему руку, сказала:
   - А меня все называют Хитрюгой.
   Виллигер была так некрасива, что Амстронг не мог отвести от нее глаз.
   - А у вас есть дети? - вдруг неожиданно для самого себя спросил он.
   - Нет. А вы считаете, что должны быть?
   - Наверное. - Амстронг пожал плечами.
   - Знаете, меня почему-то все об этом спрашивают.
   Виллигер повернулась к буфетной стойке и принялась наливать себе  ко-
фе. Амстронг с недоверием протер глаза.
   Рейнольдс прошептал ему на ухо:
   - Теперь ты понимаешь, почему мы идем в лазарет только когда уж очень
приспичит?
   - Теперь понимаю, - ответил Амстронг.
   - Она возвращается, - прошептал Каппи. -  Будь  мужиком,  назначь  ей
свидание.
   - Я? - Перепуганный Амстронг обернулся и тут только понял, что  Каппи
говорит не о докторе Виллигер, а о куиле, которая вернулась, неся поднос
с булочками.
   - Ну, давай же, - не унимался Каппи. - Не робей.
   - Извините, - обратился Амстронг к женщине с голубой кожей.
   Куила оценивающе взглянула на Амстронга.
   - Да?
   - Я никогда... - начал тот с запинкой. - Я имею в виду, что мне преж-
де... В общем, я думал, что...
   Каппи поднялся и веско сказал:
   - Мой друг хотел бы пообщаться с вами наедине.
   Куила улыбнулась Амстронгу. Ее улыбка была такой пламенной, что,  по-
жалуй, могла бы растопить полярную шапку любой планеты.
   - Когда у вас закончится вахта? - спросила она.
   - А? - Амстронг вытаращил на нее глаза. - В шесть ноль-ноль. А  когда
будете свободны вы?
   - Дельта... - Куила притронулась к своему лбу и добавила: - Это время
нас устраивает. Встретимся здесь же.
   Она снова улыбнулась Амстронгу и вернулась к своим обязанностям в ка-
ют-компании. Каппи похлопал Амстронга по плечу.
   - Вот видишь, как все просто.
   Вдруг улыбка на липе Каппи померкла. Он  увидел  старшего  лейтенанта
Брика, которому для того чтобы  войти  в  кают-компанию,  пришлось  наг-
нуться. Гигантскую фигуру офицера службы безопасности заметили все сидя-
щие в зале, и оживленные разговоры тут же смолкли. Брик невозмутимо  на-
лил себе кофе и уселся за стол. Рейнольдс, Каппи  и  остальные  механики
стали крутить головами и кидать на него гневные взоры. За стол, располо-
женный между Бриком и компанией механиков, села Молли Виллигер.
   - Ну, мне пора на работу, - сказал Рейнольдс, поднимаясь.
   Каппи и Лин обменялись многозначительными взглядами, после  чего  Лин
тоже поднялся и кисло пробормотал:
   - Пойду отлаживать мегаконвертер. Ради Кори. К выходу зашагали и  ос-
тальные механики. Последним из-за стола встал Каппи.
   - Ты идешь? - спросил он у Амстронга.
   Тот колебался. Ему было ясно, что происходит что-то недоброе. Но что?
   Амстронг неохотно встал и сказал:
   - Да, иду.
   Через минуту в кают-компании остались только Брик и доктор  Виллигер.
Они переглянулись, и Виллигер предположила:
   - Должно быть, они обиделись на меня за то, что я не надела свою  но-
вую шляпку.
   Болсовер хотя и не понял юмора, но расхохотался  так,  что  задрожали
стены.



   В КОСМОСЕ

   Наконец настал день, когда ЛС-1187 был подготовлен для полетов и боев
так основательно, как никогда прежде.
   Его аккуратно залатанный и надраенный корпус  гордо  блестел;  каждая
палуба, модуль, трубопровод и каждая переборка - все  было  приведено  в
порядок, откалибровано, проверено, перепроверено, начищено и отполирова-
но. Экипаж шутил, что даже Лин по такому случаю  в  кои-то  веки  принял
ванну.
   И действительно, лицо старшего инженера сияло чистотой, как и вверен-
ный ему машинный отсек. Он поставил свою подпись под докладом  о  готов-
ности и, вручив переносной терминал Нахакари, удовлетворенно пробасил:
   - Ну наконец-то все!
   - Так точно, сэр, - согласился Нахакари и, не чуя под собой ног, бро-
сился в рубку управления.
   На капитанском мостике его уже поджидали Хардести, Кори и Брик.
   Нахакари передал терминал старпому. Тот, прочитав последний документ,
без лишних слов отдал терминал Хардести. Хардести, не удостоив экран да-
же беглым взглядом, демонстративно посмотрел на часы и пробурчал:
   - Если вы ждете от меня комплиментов, мистер Кори, то попусту теряете
время. Поздравить вас, к сожалению, не с чем. Вы сделали  лишь  то,  что
вам и полагалось, но окончание работ задержали на восемьдесят минут.
   - В самый последний момент в машинном отделении возникли непредвиден-
ные проблемы, - пожаловался Кори.
   - Наша единственная проблема на сегодняшний день - Единовластие  Бол-
соверов, и только она меня и интересует. - Хардести повернулся к старше-
му астронавигатору Тор. - Сообщите Звездному Доку, что мы наконец-то го-
товы, и запросите разрешение на старт.
   - Есть, сэр, - бросила Тор и быстро произнесла в микрофон стандартный
доклад.
   Из Звездного Дока немедленно пришел ответ:
   - ЛС-1187, старт разрешен. Удачи!
   Вскоре люки корабля были задраены, предстартовые процедуры  полностью
завершены, от корабля отведены герметичные трапы, крепеж удален.
   - Корабль готов к старту, - доложил Чарли.
   - Сориентировать в направлении двадцать три сто сорок один.
   - Направление двадцать три сто сорок один, - эхом отозвался  астрона-
вигатор Ходел. - Сделано.
   - Мистер Ходел, дайте 0.1g, - приказал командир.
   - 0.1g. Сделано.
   Вид на центральном голографическом экране изменился. Глядя только  на
поблескивающие звезды, Хардести приказал:
   - Увеличить тягу до 0,5g. Лечь на курс двадцать два сто тридцать  во-
семь.
   Опять Ходел эхом повторил приказ, а после секундной паузы добавил:
   - Сделано.
   Хардести посмотрел на дисплей перед собой. У заглянувшего  через  его
плечо Кори невольно вырвалось:
   - Идем прямо по центру фарватера!
   - Вы удивлены? - равнодушным голосом поинтересовался Хардести.
   - Никак нет, сэр. Я лишь констатирую факт.
   Совершенно не ощущалось, что корабль движется с ускорением. Кори сде-
лал запрос компьютеру со своего пульта. Оказалось, что палубные гравиге-
нераторы компенсируют ускорение с точностью до шестого знака после запя-
той. Даже пассажирский звездный лайнер высшего класса не  смог  бы  дви-
гаться столь ровно.
   Хардести обошел рубку, считывая с контрольных приборов  показания.  У
астронавигационного пульта он остановился и приказал Ходелу:
   - Дайте тягу в 10g.
   Дождавшись выполнения приказа, Хардести повернулся к Кори,  стоявшему
на мостике.
   - Каков наш статус?
   - Все в пределах нормы, сэр.
   Хардести вернулся на мостик и сказал в микрофон:
   - Старший инженер Лин. Произведите текущую проверку  состояния  меха-
низмов в машинном отделении. О результатах немедленно доложите мне.
   - Есть, сэр, - донесся из интеркома голос Лина.
   Прошло несколько минут стабильного полета при полном молчании,  затем
от Лина поступил доклад:
   - Все ходовые механизмы работают нормально, сэр.
   - Спасибо. Мистер Ходел, увеличьте тягу до 150g.
   - Есть, сэр. Сделано.
   - Мистер Кори, - обратился Хардести к старпому, - как, по-вашему,  не
слишком ли я нагружаю машины?
   - Нет, сэр.
   - А что бы вы подумали, если бы я приказал дать тягу в 300g?
   - Ну... Прежде чем прийти к какому-либо мнению на  этот  счет,  я  бы
запросил совета Чарли. Но...
   - Да?
   - Полагаю, было бы неплохо выяснить на будущее, на что  способен  наш
корабль.
   - Вы дали весьма осторожный ответ. Точно по учебнику.
   - В чем же я ошибся?
   - Я не сказал, что вы допустили ошибку. Я считаю, что вы  по-прежнему
не желаете самостоятельно мыслить. Поймите, изложенные в учебниках ситу-
ации уже произошли, а капитану корабля приходится всякий раз иметь  дело
с новыми, как правило, непредвиденными, ситуациями.
   - Вы считаете, сэр, что отлично обученный на имитаторах офицер  может
и не быть хорошим бойцом?
   - Именно. Вот вы минуту назад дали мне ответ,  точно  соответствующий
тексту в учебнике, полный и верный, и вы никогда не  будете  отданы  под
трибунал за то, что с точностью до последней запятой следовали книге. Но
в вашем ответе потеряно то, что определяет разницу между сухой статисти-
кой и объективным мнением настоящего боевого  офицера.  Вы  когда-нибудь
слышали о капитане Линг Тсу?
   - Кто же о ней не слышал?
   - А я однажды встречал ее. - В голосе Хардести неожиданно послышались
несвойственные ему теплота и даже нежность. - Я был в ту пору очень  мо-
лод, а она умерла через несколько месяцев после нашей встречи. Это  была
очень хрупкая пожилая леди, но стоило заглянуть ей в  глаза,  как  сразу
становилось ясно, кто она такая. Официально Линг Тсу считалась в отстав-
ке, но фактически продолжала служить на флоте консультантом по  экстрен-
ным ситуациям. И знаете, легенды правы,  она  действительно  согласилась
давать консультации лишь при условии, что каждый год некоторое время бу-
дет проводить в космосе. Она считала, что решения,  касающиеся  корабля,
необходимо принимать, только находясь внутри звездолета.
   - Я был тогда юнгой на только что построенном крейсере нового  проек-
та, - продолжал Хардести. - Инвалидное кресло с Линг Тсу вкатили на  ка-
питанский мостик, и наш крейсер отправился в пробный рейс.  У  капитана,
скажу я вам, поджилки тряслись, как, впрочем, и у всей команды. Линг Тсу
вначале не проронила ни словечка. Она только наблюдала, и вскоре  о  ней
уже все позабыли. На время, только на время. Капитан  так  боялся  новой
техники, что в точности следовал всем инструкциям и  процедурам.  С  не-
меньшим успехом управлять кораблем мог бы и автомат, но едва мы покинули
зону, в которой нас было видно начальству с базы, как Линг Тсу  толкнула
капитана локотком под ребра. "Свою задницу прикрываешь? -  спросила  она
его. - Не бойся, покажи, на что способна наша малышка".
   Хардести улыбнулся, вспоминая.
   - Она бы сорвала шквал аплодисментов, не будь мы в ту минуту  напуга-
ны, точно кролики. Мы знали, что перед нами великая женщина, но  позабы-
ли, почему она великая. Знаете, в чем состояла ее работа в качестве кон-
сультанта? Напоминать  новоиспеченным  капитанам  одну  простую  истину:
нельзя ничего принимать на веру. И каждый раз досконально проверять  все
- команду, корабль и, самое главное, себя самого.
   - Понятно, сэр, - сказал Кори.
   - И каково же теперь ваше мнение относительно?.. - Хардести не  дого-
ворил.
   Кори попытался подобрать для ответа достойные слова, но не смог. Тог-
да он повернулся к астронавигационному пульту и громко приказал:
   - Мистер Ходел. Мы на славу потрудились, ремонтируя свой  корабль.  И
теперь я хочу увидеть его во всей красе. И того же жаждет  весь  экипаж.
Увеличьте тягу до 300g.
   И тут Кори впервые увидел на лице Хардести улыбку.



   В ГИПЕРКОСМОСЕ

   Чтобы не выдать врагу местонахождение Звездного Дока, всем стартующим
с него кораблям предписывалось сначала, используя  ракетную  тягу,  уда-
литься на значительное расстояние и только потом переходить в  гиперкос-
мос, и потому ЛС-1187 почти два часа шел с ускорением в 300g, прежде чем
вокруг него возникло гиперпространственное поле.
   Убедившись, что поле стабильно, Хардести созвал на капитанском мости-
ке совещание, на которое, помимо Кори, Брика, Тор  и  Ходела,  пригласил
также и Джонси. Едва все расселись, как Хардести приказал:
   - Чарли, ознакомь нас с предварительной информацией.
   Немедленно над столом появилось голографическое изображение свободно-
го корабля, подобного ЛС-1187, и послышался голос Чарли:
   - Перед вами звездный корабль флота Ее Королевского  Величества  "Сир
Джемс Берк". Этот свободный корабль класса "перехватчик"  оснащен  стан-
дартным вооружением. Ходит под флагом Новой Британии,  приписан  к  базе
Виндсор. Полгода назад "Берк" встал на верфь для проведения капитального
ремонта, но ремонт служил лишь ширмой, в действительности на "Берке" бы-
ли установлены новейшие флюктуаторы ультравысокого цикла.
   Изображение "Берка" над столом превратилось во вращающуюся схему. Вы-
деленные красным цветом ультравысокоцикличные флюктуаторы были как мини-
мум вдвое длиннее тех, которыми располагал ЛС-1187. Кори также  отметил,
что некоторые изменения претерпел и корпус корабля.
   Тор, кивнув на схему, воскликнула:
   - Счастлив капитан, в чьем распоряжении такой зверь!
   - Да, - согласился Ходел. - А вам, Лин, хотелось бы повелевать  таким
механизмом?
   Старший инженер скривил лицо в недовольной гримасе.
   - Мне хватает головной боли и с нашими машинами.
   Чарли, словно не слыша обсуждения, продолжал:
   - Новые флюктуаторы сделки "Берка"  самым  быстроходным  кораблем  во
всем известном космосе. Теперь его крейсерская скорость  составляет  две
тысячи триста световых.
   - А мы будем визжать от восторга, если разгонимся хотя бы до  девяти-
сот пятидесяти, - с презрением заметил Ходел.
   - До семисот пятидесяти, - поправил его Лин.
   - Единовластие Болсоверов с радостью отдало бы весь свой транспорт за
любой флюктуатор с "Берка", - задумчиво пробормотала Тор.
   - Да, болсоверы от такой сделки внакладе не остались бы, - согласился
Хардести. - Ведь единственное наше стратегическое преимущество в войне с
ними - передовые технологии. Если им попадет в  руки  "Берк",  то  через
полгода они смогут наладить его промышленный выпуск, а еще через полгода
Содружество столкнется с серьезными, возможно, даже неразрешимыми  проб-
лемами.
   - Четыре месяца назад, - продолжал Чарли, - "Берк" был оснащен  меха-
низмом самоуничтожения и направлен с очень опасной, но чрезвычайно  важ-
ной миссией в сектор космоса, контролируемый силами Единовластия.  Выбор
командования пал именно на "Берк", потому что любой другой  корабль  при
выполнении этой миссии был бы заранее обречен на неудачу. -  Над  столом
появилась звездная карта с помеченным зеленой линией  курсом.  -  Миссия
"Берка" заключается в следующем: в определенном секторе пространства по-
добрать спасательную капсулу, в которой находится  весьма  ответственное
лицо, забрать у посланца секретные  документы,  содержащие  предлагаемые
болсоверами условия прекращения военных действий, и доставить их на  ба-
зу.
   - А кого именно представляет посланец? - поинтересовался Кори.
   - С мирными инициативами выступает  так  называемая  Коалиция  воинов
болсоверов, члены которой занимают ключевые посты в  правительстве  Еди-
новластия, - ответил Чарли.
   - Это ловушка! - воскликнул Брик. - Коалиция не способна желать мира.
   Ни Чарли, ни Хардести никак не прокомментировали заявление Брика.
   - Сэр, а каким образом с нами связалась Коалиция? - спросил у Хардес-
ти Джонси.
   - Это не ваша забота, молодой человек, - ответил тот.
   - Понятно, сэр... Мне лишь хотелось узнать, насколько достоверна  по-
лученная информация.
   - У флота есть свои информаторы в Единовластии.
   - Да? - удивился Джонси. - А что с ними случится, если их разоблачат?
   - Болсоверы живьем разорвут их на куски, а потом выставят на всеобщее
обозрение, - сообщил Брик.
   - Чтоб тебя! - в сердцах воскликнул Ходел.
   - Может, все-таки продолжим совещание? - холодно поинтересовался Хар-
дести и, не дожидаясь ответа, приказал: - Чарли, дальше.
   - Если все идет в соответствии с планом, то документы  уже  получены,
посланец высажен, а "Берк" лег на обратный курс. Задача ЛС-1187 - встре-
тить "Сира Джеймса Берка" в непосредственной близости от границы  владе-
ний болсоверов и сопроводить его в определенную точку пространства.  Ин-
формация о координатах находится в памяти  корабельного  компьютера,  но
расшифровать ее можно только с помощью кода,  известного  лишь  капитану
"Берка".
   - Нам поручено сопроводить "Берк"? - Тор фыркнула. - Но это же нам не
по силам. Да и любому другому кораблю тоже. Ведь у  "Берка"  скорость  в
несколько раз превышает нашу.
   - А для меня очевидно, что штаб хочет  как  можно  меньше  привлекать
внимания к "Берку" и потому использует наш корабль как ширму, - глубоко-
мысленно изрек Ходел. - Мы вместе доплетемся на малом ходу  до  базы,  и
никому даже в голову не придет, на что способен старичок "Берк".
   - А каково ваше мнение, мистер Кори? - поинтересовался Хардести. -  С
какой целью нас послали встречать корабль?
   Сосредоточившись на несколько секунд. Кори ответил:
   - Не исключено, что все предосторожности не сработают, и суперкорабль
будет захвачен болсоверами. В таком случае, они могут превратить  его  в
сверхмощную бомбу и взорвать в нашей звездной  системе.  Кори  ненадолго
задумался. - Следовательно, основная наша задача убедиться,  что  "Берк"
чист, прежде чем давать ему координаты секретной базы.
   - А если "Берк" захватят, какие шаги нам следует предпринять? - задал
следующий вопрос Хардести.
   - Полагаю, отбить корабль, а если не удастся, уничтожить его.
   - Верно, - сказал слегка удивленный Хардести. - Именно это и написано
в приказе. Итак, до встречи с "Берком" осталось пять дней. У кого-нибудь
есть еще вопросы? Нет? Тогда считаю совещание законченным. Мистер  Кори,
остаетесь в рубке за старшего. - Хардести поднялся и направился к  выхо-
ду.
   - Есть, сэр, - пробормотал ему вслед Кори.



   КУИЛЫ

   Брайан Амстронг вышел в коридор. Вымотанный, но с блуждающей  улыбкой
на губах. Вслед за ним выпорхнула куила Дельта. Брайан так устал, что не
хотел обременять язык разговорами, а мозг -  мыслями.  Куила  улыбнулась
ему. Ей уже доводилась видеть такую утомленную, но довольную  улыбку  на
лицах мужчин.
   - Гх-гх, - Амстронг хрипло кашлянул. - Мне пора на вахту. А ты, приз-
наюсь честно, была неподражаема.
   - Как и ты, - проворковала Дельта. - Спасибо тебе, Брайан.
   Она повернулась и не торопясь зашагала  прочь.  Брайан,  проводив  ее
взглядом, направился по коридору в противоположную сторону. Почти немед-
ленно из дальней каюты вышла другая куила.
   Когда они поравнялись, куила улыбнулась Брайану.
   - Спасибо тебе, Брайан. Ты был неподражаем.
   - Что? Подожди минуточку. Ведь ты?..
   Куила, коснувшись лба, представилась:
   - Я - Гамма.
   У Амстронга округлились глаза. Оказалось, что  механики  не  соврали:
когда он предавался любовным утехам с Дельтой, к ее  органам  восприятия
были подключены все остальные куилы на борту ЛС-1187, и все они чувство-
вали одно и то же.
   Брайана замутило.



   САМОДЕЛЬНЫЙ БЛОКИРАТОР ДУША

   С минуту потоптавшись у двери, Джонси все же набрался храбрости
   и постучал.
   - Кто там? - раздался голос Тор.
   - Это я, Джонси.
   Дверь отворилась, и Джонси на негнущихся ногах вошел.
   Сигнус Тор работала за столом, на ней были шорты и короткая  облегаю-
щая майка черного цвета - униформа женщин на борту корабля.
   - Я сделал блокиратор для душа. - Джонси протянул  пластиковую  коро-
бочку.
   Тор подперла подбородок кулаком и опустила глаза. Когда приступ смеха
прошел, она, глядя на Джонси, сказала:
   - Я же просто пошутила.
   От щек Джонси отхлынула краска, и он расстроенно пробормотал:
   - Значит, вам не нужен блокиратор?
   - Возможно, вы правы и мне действительно недостает блокиратора.
   - Правда? Тогда, если не возражаете, я его установлю.
   - Буду рада.
   Джонси распахнул дверцу антигравитационной кровати,  залез  внутрь  и
вскрыл панель управления. Сигнус встала из-за стола и подошла ближе.
   - Установка не займет много времени, - заверил ее Джонси.
   - В вашем распоряжении столько времени, сколько  необходимо.  -  Тор,
улыбаясь, прислонилась к прозрачной стенке, так что ее фигура  предстала
взору Джонси во всей красе. - Сказать по правде, я даже рада поводу отв-
лечься от нудной бумажной работы.
   - Я тоже не люблю писать рапорты, - отозвался Джонси и, вдруг  поймав
себя на том, что пялится на старшего астронавигатора, вновь углубился  в
работу. - Мне больше по душе возиться с техникой.
   - На моей должности без писанины не обойтись. - Тор театрально  зака-
тила глаза.
   - Готово, - не скрывая довольства, сообщил Джонси. - Теперь душ  слу-
чайно уже не включится.
   - Что ж, давайте испытаем ваше чудо техники.
   Тор легла на кровать и, закрыв за собой дверцу, запустила  антиграви-
тационный генератор. Они оба воспарили. Тор, взяв Джонси за  плечо,  по-
вернула его лицом к себе и, нажав на кнопку душа, сказала:
   - Работает.
   - Конечно, - подтвердил он.
   Она взглянула Джонси прямо в глаза, ожидая, что тот  немедленно  пок-
раснеет, но он, к ее удивлению, не только не смутился, но даже, не спус-
кая с нее глаз, спросил:
   - Могу я говорить с вами искренне?
   Тор кивнула.
   - Разумеется.
   - Ну, ребята дразнят меня... Они говорят, что вы... Поверьте, я вовсе
не хочу вас обидеть, но...
   - Не стесняйтесь, продолжайте.
   - Ну, в общем, некоторые говорят, что вы... хотите...  ну,  знаете...
хотите со мной... Ну, сам-то я считаю вас очень привлекательной и был бы
счастлив, если бы вы...
   Приняв вдруг решение. Тор протянула руку к панели управления и нажала
на кнопку включения душа, а потом на зеленую  кнопку  подтверждения.  Из
пола и потолка на них хлынули струи  теплой  воды.  Мгновенно  промокший
Джонси закашлялся. Сигнус, полуобняв его за плечи, сказала:
   - Ты напрасно боишься меня, Джонси. Твои детские  страхи  мешают  нам
стать настоящими друзьями. И, может быть, даже больше, чем друзьями.
   Она притянула его к себе и чмокнула в губы. Джонси заморгал то ли  от
поцелуя, то ли от окатывающей его теплой водяной стихии.
   - Прежде всего, ты очень привлекательный молодой человек. Я бы  хоте-
ла, чтобы ты обратил на меня внимание, но проблема в том, что я не  сов-
ращаю малолетних. Тебе надо бы подрасти. - Тор мягко коснулась его  под-
бородка.
   - А-аа... - Джонси сглотнул и вдруг не свойственным ему твердым голо-
сом сказал: - Командир Тор, мой корабль ловит ваши позывные...
   Тор прыснула.
   - Неплохо для начала, но слишком формально.
   - Сигнус, - отчаянно сказал Джонси, - ты самая прекрасная женщина,  с
которой я когда-либо принимал душ.
   Тор была до глубины души поражена его искренностью.
   Сигнус притянула его к себе и одарила поцелуем.



   ВСТРЕЧА

   Приблизившись к месту встречи, ЛС-1187 сбросил скорость с 600  свето-
вых до 300, затем - до 100, до 25, до пяти и наконец до полутора. Скане-
ры ничего не фиксировали в пространстве. Тогда скорость  была  уменьшена
до сотой от световой. И снова обнаружить "Берка" не удалось.
   По приказу капитана Хардести гиперпространственное поле было  сверну-
то, и корабль тотчас вынырнул в нормальном космосе.
   - Вижу "Берка", - немедленно доложила Тор, хмуро глядя на экран перед
собой. - Он находится именно в том месте, где и  предписано,  но  с  его
борта не поступает абсолютно никаких сигналов.
   - Каково расстояние до него? - спросил Кори.
   - Двести шестьдесят мегаединиц, - доложил Джонси.  -  И  мы  движемся
прямо к нему.
   - Неужели корабль мертв? - спросил Ходел.
   - Пока неясно, - ответил Кори и, повернувшись к Хардести, спросил:  -
Что делать дальше, сэр?
   - Сближайтесь, - распорядился тот.
   - Есть, сэр. - Кори повернулся к астронавигационному пульту.  -  Тор,
на самом малом ходу подведите наш корабль к "Берку". Ходел,  попытайтесь
наладить связь с помощью лазера. Ли, приведите все вооружение,  все  за-
щитные поля на борту ЛС-1187 в состояние полной боевой готовности. Брик,
готовьте группу высадки.
   Брик, вскочив на ноги, замер у кресла.
   - Что-то не так? - спросил его Кори.
   - Так точно! - рявкнул Брик. - Уничтожьте "Берка". Немедленно.  Ни  в
коем случае не приближайтесь к нему. Не высаживайте на его  борт  людей.
"Берк" - ловушка.
   - Откуда вам это известно? - спросил Кори, пристально глядя на  руко-
водителя отдела безопасности.
   - Вы не болсовер, поэтому не поймете.
   - Все же попытайтесь объяснить.
   Брик помедлил, будто подбирая слова.
   - Для вас, людей, ложь не более чем хобби, а для болсоверов она образ
жизни. Они считают людей калеками, потому что люди, хоть  и  не  всегда,
принимают то, что видят или слышат, на веру. Дословный перевод  с  языка
болсоверов выражения, эквивалентного человеческому слову "правда",  зву-
чит примерно так: "Необходимое для предательства условие". "Берк" пришел
из сектора космоса, контролируемого Единовластием. Это ловушка.
   - Но "Берк" - наш корабль! - воскликнул Кори.
   - Нет, уже не наш.
   - Надеюсь, теперь вам понятно, почему я пригласил на ЛС-1187 болсове-
ра? - спросил у Кори Хардести.
   - Так точно, сэр. Вам хотелось знать, как думают враги. Но все равно,
мы не можем уничтожить свой корабль, основываясь лишь на подозрениях.
   - Да, - согласился Хардести, - именно так написано в книгах.
   - Сэр, но не станете же вы!..
   -  У  настоящего  капитана  всегда  есть  альтернатива.   Подчиниться
инструкциям или нарушить их - это его выбор.
   - Да, но... Капитан, нам не до конца ясна ситуация. Возможно,  "Берк"
все же не захвачен врагом, а его молчание объясняется как-нибудь иначе.
   Хардести, нахмурившись, сказал:
   - Хорошо, мы пошлем на "Берк" десант.
   Кори облегченно вздохнул. Брик, пожав плечами, сказал:
   - На случай, если в дальнейшем мне уже не представится такого  шанса,
скажу сейчас. Я горд, что служил под вашим началом, капитан Хардести,  и
под вашим, мистер Кори.
   - Считаю, что десант необходимо возглавить лично вам, -  сказал  Хар-
дести, глядя на Кори.
   - Сэр? - удивился Кори. - Но это же входит  в  служебные  обязанности
мистера Брика.
   - Знаю, - заметил капитан. - Но мне  представляется,  что  для  руко-
водства предстоящей операцией ваша кандидатура подходит больше.
   - Есть, сэр. Разрешается ли взять с собой оружие?
   - Высадкой командуете вы, вам и решать.



   "БЕРК"

   Когда крошечная точка света на центральном голоэкране в рубке  управ-
ления превратилась в неподвижный молчаливый звездолет, у носового  шлюза
была собрана группа захвата. Пришедший последним Кори  среди  десяти  ее
членов узнал Амстронга, Бах, Нахакари и куилу Зету. Все уже были одеты в
яркие облегающие скафандры разных цветов, некоторые с нашивками на рука-
вах. Кори открыл шкафчик и стал поспешно одеваться. К нему подошел  Брик
и помог натянуть скафандр и проверить видеокамеру на шлеме и оружие.
   - Спасибо, - поблагодарил Кори. - Вы не руководите высадкой,  но  все
равно идете с нами?
   - Нравится мне эта операция или нет, но я по-прежнему возглавляю  от-
дел безопасности корабля, и идти со своими людьми - моя  прямая  обязан-
ность, - ответил тот.
   На противоположном конце тамбура Амстронг проверял магазин  винтовки.
К нему подошла куила Зета и, улыбаясь, сказала:
   - Спасибо, Брайан. Ты позавчера был на высоте.
   Амстронг, изобразив жалкое подобие улыбки, выдавил:
   - И тебе спасибо.
   На середину тамбура вышел Кори с шлемом под мышкой.
   - Слушайте все, - громко сказал он. - Через несколько минут  высадка.
Связаться с "Берком" нам так и не удалось. Возможно, на его борту нет ни
одного живого человека, но мы  этого  не  знаем.  Весьма  вероятно,  что
"Берк" превращен болсоверами в ловушку, так что будем начеку.  А  теперь
займите места в шлюзе.
   Десантники устремились в шлюз. Кори вошел последним и вручную задраил
за собой внутренний люк.
   - Всем надеть шлемы, пристегнуться ремнями и проверить системы жизне-
обеспечения и связи.
   Вскоре ЛС-1187 подошел вплотную к "Берку". Из носа ЛС-1187 выдвинулся
стыковочный модуль. Конец модуля коснулся "ответной части"  на  кормовом
шлюзе "Берка", и оба корабля здорово тряхнуло. Кори взглянул  на  Брика,
но лицо того осталось непроницаемым.
   - Стыковка произведена, - доложили с мостика.
   - Вас понял. - Кори, отстегнув страховочные ремни, подошел к термина-
лу и принялся вслух считывать информацию: - Гравитация на борту  "Берка"
в норме. Давление воздуха в норме. Воздушная смесь пригодна для дыхания.
Бортовой компьютер "Берка" на запросы не отвечает. Мостик? Ваши  приборы
показывают то же самое?
   - Да. Все системы "Берка" в  состоянии  готовности,  но  связаться  с
компьютером не удается, так же не удается прочитать бортжурнал.
   - Вас понял. - Кори вздохнул. - Открывайте внешний люк.
   Кори сделал шаг, другой. Люк открылся, и  хлестнувшей  оттуда  волной
воздуха его отшвырнуло назад. Амстронг помог Кори удержаться на ногах.
   - А говорили, что давление в норме, - проворчал Кори и рванулся  впе-
ред. За ним с оружием на изготовку бросились десантники.
   Шлюз на "Берке" оказался точной копией шлюза на ЛС-1187.  Отсюда  де-
сантники попали в отсек с шаттлами, который  отличался  от  аналогичного
отсека ЛС-1187 только тем, что по его стенам проходили более толстые ка-
бели. Кори подумал, что толщина кабелей, скорее всего, связана  с  более
мощными флюктуаторами, установленными на "Берке".
   - Вошли, - доложил Кори. - Следов боя пока  не  обнаружено.  Начинаем
движение в глубь корабля. - Кори повернулся к Амстронгу  и  Нахакари.  -
Вы, двое, останетесь здесь. Займетесь электроникой и прикроете тыл.
   - Есть, сэр, - сказал Амстронг.
   Нахакари, не тратя слов, скользнул в кресло перед пультом.  Пульт  не
работал, но Нахакари был готов к такому обороту. Из заплечной  сумки  он
достал переносной терминал и подсоединил его к разъемам. Монитор тут  же
ожил. Амстронг с винтовкой на изготовку занял позицию позади Нахакари.
   Остальные быстро обшарили весь грузовой отсек.  Один  из  десантников
доложил Кори:
   - Все системы работают, но, похоже, не собраны в единую  информацион-
ную сеть.
   - Понятно, - бросил Кори. - Пошли дальше.
   Из отсека с шаттлами вели два коридора. Кори разделил людей на группы
и одну, во главе с Бриком, послал по правому коридору,  другую,  которую
возглавил сам, по левому.
   Здесь было пусто и  темно,  поскольку  из  шести  светильников  горел
только один. Десантники осматривали каждое помещение. Вскоре Кори и куи-
ла Зета оказались в машинном отделении. Там уже находились Брик  и  Бах.
Кори вопросительно посмотрел на них, и  Брик  качнул  головой.  Следова-
тельно, по правому борту не было обнаружено ничего подозрительного.
   В машинном отделении тоже  никого  не  нашли.  Кори  запросил  мостик
ЛС-1187. Оттуда ответили:
   - Все чисто. Пока никаких проблем. Продолжайте разведку.
   - Вас понял. Поднимаемся по вспомогательному тоннелю в рубку управле-
ния. - Кори повернулся к вертикальной лестнице. - Брик, пойдете со мной.
А вы, - обратился он к двум женщинам, - сосчитайте до  десяти,  а  потом
следуйте за нами.
   Когда от рубки управления их отделяло всего лишь несколько  ступенек,
поступило сообщение Чарли:
   - Бортовой журнал "Берка" пуст. Ни единой записи.
   - А что с центральным компьютером?
   - На запросы не отзывается.
   - Хорошо, Чарли, сейчас мы проверим.
   Кивнув  Брику,  Кори  перебрался  на  соседнюю  лестницу  и  полез  в
компьютерный отсек, расположенный под капитанским мостиком.
   Отсек был погружен во мрак. Кори поворачивал голову, подсвечивая себе
фонариком на шлеме.
   По спине у него пробежал холодок. Бортовой компьютер "Берка"  был  не
просто отключен, а полностью разгромлен - в стойках  вместо  электронных
блоков и модулей зияли дыры, из них торчали обрывки проводов, а валяющи-
еся на полу блоки были раздавлены,  растоптаны,  смяты,  их  электронные
платы превращены в крошево из пластика, металла, стекла и керамики...
   Центральный компьютер оказался первым покойником, найденным на  "Бер-
ке". Кори поколебался, не зная, как Чарли отреагирует на эту новость, но
наконец сказал в микрофон:
   - Мозг "Берка" раздавлен. Компьютер не подлежит ремонту. Извини, Чар-
ли.
   Чарли безмолвствовал.
   Кори покинул компьютерный отсек тем же путем, каким попал сюда,  кив-
ком велел ждавшему его Брику следовать за собой, перебрался на  соседнюю
лестницу и, первым поднявшись по ней в рубку управления, огляделся. Руб-
ка казалась такой же пустой, как и весь корабль, и лишь в углу  тусклыми
огоньками светились два пульта. Следом за Кори из люка выбрался Брик.
   Тут с капитанского мостика над их головами раздался  резкий  звук,  и
они оба, как по команде, повернулись с оружием на изготовку.
   В кресле капитана корабля восседал болсовер.



   БОЛСОВЕР-ДИПЛОМАТ

   Болсовер обнажил в ухмылке огромные и острые, словно бритвы, зубы.
   Крупнее, чем Брик, он был облачен в  пятнистую  форму;  шею  украшали
массивные золотые цепи, руки - драгоценные браслеты, перстни  и  кольца,
лицо пятнала боевая раскраска. И выглядел он безмерно довольным.
   Из люка в полу вылезли Бах и куила Зета и,  повернувшись,  застыли  с
оружием на изготовку. Болсовер оценивающе оглядел их.
   - Мистер Кори, - послышался в наушниках голос Ходела.  -  У  вас  все
нормально?
   - У нас все прекрасно. Только что повстречали дипломата.
   - Кого-кого?
   - Члена дипломатического корпуса болсоверов - элитного класса убийц в
Единовластии, - пояснил Брик.
   - Кто ты? - спросил у болсовера Кори. - И что стало с экипажем кораб-
ля?
   Болсовер опять ухмыльнулся, теперь уже во весь рот. Не спуская с вра-
га глаз, Брик пояснил:
   - Болсоверы-дипломаты - самые искусные  убийцы  в  Единовластии.  Так
сказать, усиленный вариант киллеров - за счет генной инженерии и различ-
ного рода имплантов.
   Глаза болсовера сфокусировались на Брике: он зашипел, точно разъярен-
ный кот перед боем:
   - Разве твои отцы не отучили тебя от игр с пищей?
   - Что он сказал? - спросил Кори.
   - Он сказал, что в восторге от нашей встречи, - перевел Брик.
   Кори, с подозрением взглянув на Брика, принял решение:
   - Сопроводите его на гауптвахту "Берка". - Кори оглядел рубку  управ-
ления и произнес в микрофон: - Вызываю капитана Хардести.
   - Я все слышал и уже следую на "Берк", - отозвался тот.
   - Сэр, лучше бы вам в целях безопасности остаться на корабле.
   - Мистер Кори, будем считать, что последних слов я не слышал.



   ЛОВУШКИ

   Болсовер без всякого сопротивления позволил  отконвоировать  себя  на
гауптвахту. Кори даже показалось, что он проследовал туда  с  превеликой
охотой.
   В поведении болсовера была какая-то неправильность. Вот только какая?
   Кори вопросительно посмотрел на Брика, но тот был столь же  молчалив,
как и пленник.
   Гауптвахта представляла собой  энергетическую  клеть,  подвешенную  в
метре от пола. От нее до ближайшей стены было больше пяти метров. Болсо-
вер встал на единственном материальном предмете внутри клетки - металли-
ческой пластине в форме круга.
   Техники окружили клеть видеокамерами и оружием, автоматически  откры-
вающим огонь. Доктор Молли Виллигер разместила  у  переливающихся  всеми
цветами радуги, словно мыльный пузырь, стенок клети  свою  аппаратуру  и
приступила к измерениям. Наблюдавшие за ее работой Кори, Брик и Хардести
замерли рядом в ожидании.
   - И это чудище капитан "Берка" принял за посланника? -  с  удивлением
пробормотал Хардести.
   - Он поверил болсоверам, - заметил Кори. - Брик прав. Мирные  инициа-
тивы с самого начала были задуманы лишь как ловушка.
   - Уточняю, - сказал Брик. - Посланник все еще является ловушкой.
   Кори вопросительно посмотрел на Брика, но тот  не  стал  вдаваться  в
разъяснения.
   Хардести, равнодушно глядя на врага, проговорил:
   - В соответствии со статьями договора  о  военнопленных,  заключенным
между Содружеством и Единовластием, вам гарантируются определенные  пра-
ва, но при этом вы должны дать согласие  соблюдать  и  некоторые  обяза-
тельства. Если вы не знакомы со статьями договора, то его копия вам  бу-
дет предоставлена. Так вы согласны считаться военнопленным?
   Болсовер то ли кашлянул, то ли хмыкнул,  а  затем  довольно  спокойно
произнес:
   - Меня это не интересует.
   - Что ж, будь по-вашему, - согласился Хардести.



   НЕПРОСТОЕ РЕШЕНИЕ

   Экипаж ЛС-1187 объединил все приборы на "Берке" в единую сеть и нала-
дил ее нормальную работу гораздо быстрее, чем надеялся Кори. Может,  это
плоды изнурительных многонедельных тренировок, или,  возможно,  болсовер
сознательно пощадил аппаратуру "Берка", но факт оставался фактом.
   Хардести назначил совещание на капитанском мостике  "Берка".  Первыми
места в креслах перед не работающим сейчас, покрытым пылью овальным сто-
лом-дисплеем заняли Тор, Лин и Ходел; затем к ним присоединились Хардес-
ти, Кори и Брик; последней на дальнем конце уселась доктор Молли  Вилли-
гер.
   - Доктор Виллигер, - обратился к ней Хардести. - Вам слово.
   - Болсовера зовут Эзкер Киннабар. Сканеры выявили в его теле множест-
во искусственных имплантов и биочипов, за счет чего  показатель  Скотака
превышает триста девяносто единиц. - Заметив непонимающие  взгляды,  она
пояснила: - Это показатель приспособляемости к окружающей среде, у физи-
чески и умственно здоровых людей он редко достигает  семидесяти  пяти  -
восьмидесяти единиц... На сегодняшний день это вся информация, но  Чарли
продолжает обрабатывать результаты сканирования. Ну а главное вы увидели
сами: это чрезвычайно сильная и агрессивная особь, даже по меркам  своей
расы. Будьте с ним начеку.
   - Я непременно это учту, доктор Виллигер, - заверил ее Хардести.
   - А теперь ваша очередь, мистер Кори.
   - Не осталось сомнений, что мирные инициативы  болсоверов  изначально
являлись обманом, целью которого было заслать тренированного  убийцу  на
корабль, оснащенный новейшими флюктуаторами.
   - Совершенно согласен с вашей оценкой, - сказал Хардести.  -  Продол-
жайте.
   - Первая часть замысла болсоверов увенчалась успехом -  убийца-дипло-
мат проник на борт "Берка" и перебил всю команду.
   - Но почему он привел в полную негодность мозг  "Берка"?  -  спросила
Тор.
   - Ответ очевиден, - сказал Брик. - Компьютер корабля представлял  для
Эзкера реальную угрозу и потому был уничтожен в первую очередь.
   - Но без компьютера "Берк" совершенно беспомощен, - возразил Ходел.
   - Уверен, что к "Берку" сейчас быстро приближается корабль Единовлас-
тия, скорее всего, крейсер, - заявил Кори. - Видимо, согласно плану бол-
соверов он должен доставить на звездолет Содружества  новый  центральный
компьютер и команду. Но, к счастью, мы подоспели первыми.
   Брик хрипло заурчал.
   - У вас есть какие-нибудь замечания,  старший  лейтенант?  -  спросил
Хардести.
   - Вы ошибаетесь, полагая, что болсоверы  не  предусмотрели  появления
рядом с "Берком" корабля эскорта. Я уверен в обратном и  потому  утверж-
даю, что для нас припасены сюрпризы.
   - Возможно, вы правы, очень даже возможно... - задумчиво  пробормотал
Кори. - И вот что мне сейчас пришло в голову: "Берк" представляет  очень
большую ценность для болсоверов, и потому для его окончательного захвата
они, скорее всего, выслали самый быстроходный корабль - "Повелителя Дра-
конов".
   - О, нет! - простонал Ходел. - Опять "Повелитель Драконов"!
   Реакция Тор была более адекватной. Она тут же  вызвала  с  клавиатуры
переносного терминала Чарли и произвела запрос, а затем сообщила:
   - Если болсоверы действительно выслали  сюда  "Повелителя  Драконов",
то, исходя из его уже известных нам характеристик - скорости  и  радиуса
зоны обзора, - ждать его прибытия следует совсем скоро: минимум два дня,
максимум - шесть.
   - Будем исходить из того, что он появится через  два  дня,  -  сказал
Хардести. - Мистер Лин, сколько времени займет ремонт "Берка"?
   Тот печально покачал головой и сообщил:
   - Мозг "Берка" полностью разрушен, а без него мы не в состоянии  про-
извести даже автоматические проверки систем корабля. Не знаю, что лучше:
восстанавливать центральный компьютер или запустить системы вручную. - С
еще более несчастным видом Лин пожал плечами. - В  любом  случае  работа
займет не меньше недели.
   - Нет, - воскликнул Кори, - времени у нас в обрез. Поэтому  предлагаю
снять с "Берка" флюктуаторы. Если разбить людей на три  бригады,  думаю,
за восемнадцать часов управимся. - Он обвел глазами лица офицеров, сидя-
щих за столом. - Если сканеры засекут "Повелителя Драконов" раньше, то в
нашем распоряжении будет по крайней мере три минуты, чтобы успеть эваку-
ировать людей с борта "Берка", а потом взорвать его.
   - Мне нравится эта идея, - поддержала Тор. - В конце концов мы  ничем
не рискуем: позволит время - спасем флюктуаторы, а не успеем -  болсове-
рам все равно ничего не достанется.
   - Это нам ничего не достанется. Мы намертво запутаемся в силках,  ко-
торые расставили болсоверы, - мрачно изрек Брик.
   - Возможно, - согласился Кори. - Поэтому первым делом необходимо убе-
диться, что механизм саморазрушения на борту "Берка" исправен.
   Хардести кашлянул, и все замолчали.
   - Мистер Кори, ваши расчеты ошибочны, поскольку вы исходите из невер-
ной предпосылки. Я вовсе не намерен жертвовать "Берком". Мы доставим его
домой.
   - Но мы не успеем восстановить его до прихода "Повелителя  Драконов"!
- возмутился Кори.
   - Ваше мнение понятно. Но сделаем так, как говорю я. Мы сохраним  ко-
рабль. Ведь вы сами как-то заметили, что для экипажа важно вернуться до-
мой с победой.
   Хардести обвел взглядом лица притихших офицеров и стал отдавать  при-
казы:
   - Старший инженер Лин, организуйте восстановление мозга  на  "Берке",
затем смонтируйте в мастерских ЛС-1187 стенд для проверки  высокоциклич-
ных генераторов, которые вскоре будут сняты  с  флюктуаторов  "Берка"  и
доставлены вам. Мистер Брик, займитесь поисками ловушек, которые  болсо-
веры, возможно, расставили на борту "Берка". - Тор и Ходелу он велел:  -
Вы, двое, будете посменно нести на ЛС-1187 двенадцатичасовые вахты.  Все
системы постоянно держать в готовности. Если из  гиперпространства  поя-
вится вражеский корабль, то мы стартуем через девяносто секунд. Всем ра-
ботающим на борту "Берка" не расслабляться. Тот, кто не успеет за  трид-
цать секунд после объявления  экстренной  эвакуации  вернуться  на  борт
ЛС-1187, станет лишь строчкой в отчете о потерях, поскольку после отдачи
швартовых мы уйдем в гиперпространство, а "Берк" будет немедленно  взор-
ван. - Хардести повернулся к Кори. - "Берк" домой поведете вы. Набирайте
экипаж из двенадцати человек. Но первоочередная ваша задача  -  снять  с
"Берка" флюктуаторы. Это все. Есть вопросы?
   Никто не проронил ни слова.
   - Принимайтесь за работу. - Хардести поднялся и  покинул  капитанский
мостик "Берка".
   Ходел, уставившись в потолок, простонал:
   - Господи, за что ты послал нам такие напасти? И ты, могучий Гу,  по-
чему проклял именно наш корабль?



   ВЫСОКОЦИКЛИЧНЫЕ ГЕНЕРАТОРЫ

   Кори и Амстронг вкатили в отсек с шаттлами тележку, на которой  поко-
ился снятый с флюктуатора высокоцикличный  генератор.  Обнажив  клыки  и
чуть слышно утробно зарычав, из силовой клети  на  них  уставился  Эзкер
Киннабар.
   Амстронг, поежившись, спросил:
   - Его хорошо кормят?
   - Надеюсь, неплохо, - ответил Кори и, видя, что человек, как  зачаро-
ванный, смотрит на болсовера, помахал перед  лицом  Амстронга  раскрытой
ладонью. - Эй! Не поддавайтесь гипнозу!
   - Да, конечно. - Уставясь в пол, Амстронг понизил голос. - Я вижу все
эти энергетические экраны и лазеры, понимаю, что при необходимости робот
и охрана смогут остановить эту сволочь, но тут же вспоминаю, что он сот-
ворил на "Берке", и меня немедленно бросает в дрожь.
   Кори кивнул.
   - У меня от него тоже мурашки по коже.
   Кори и Амстронг покатили тележку дальше.  Перед  шлюзом  их  поджидал
Хардести.
   - Мистер Кори, вы уже набрали экипаж? - спросил он.
   - Почти, сэр. Окончательный список занесу вам в каюту через час.
   - Хорошо. Доведите "Берка" домой, и начальство, возможно, оставит вас
на нем капитаном.
   - Я полагал, сэр, что адмирал меня недолюбливает.
   Хардести покачал головой.
   - Времена сейчас тяжелые, капитанов выбирать не из кого, вот и прихо-
дится командованию флота довольствоваться тем, кто подвернется под руку.
   Когда Хардести удалился достаточно далеко. Кори пробормотал:
   - Это многое объясняет.
   - Извините, сэр, не понял, - сказал Амстронг.
   - Ничего, это я так, про себя.
   Кори кинул взгляд через плечо. На него, ухмыляясь, смотрел Киннабар -
убийца болсовер. Кори поспешно отвел взгляд  в  сторону.  Киннабар  явно
старался вывести людей из равновесия. И,  похоже,  весьма  преуспевал  в
этом.


   В коридоре ЛС-1187 к ним подбежал Ходел.
   - Рад, что встретил вас, мистер Кори. Срочно нужна ваша  подпись  под
формой В-2. - Ходел вручил Кори переносной терминал. - Злосчастья не ос-
тавляют нас. Похоже, на наш корабль наложено сверхмощное заклятие.
   Кори пробежал документ, приложил к экрану большой  палец  и,  передав
терминал Ходелу, сказал:
   - Но если все так, почему же мы до сих пор живы?
   - Уверен, что Вселенная приберегает для нас нечто действительно ужас-
ное. - Ходел провел ладонью по лбу и, будто вдруг решившись, выпалил:  -
Если можно, мистер Кори, запишите меня к себе в экипаж.
   Кори приподнял брови.
   - Но ведь "Берк" еще менее удачливый корабль, чем наш.
   - Вовсе нет, - уверенно возразил Ходел. - Экипаж  "Берка"  был  всего
лишь съеден болсовером-убийцей, а за нашим кораблем  по  всей  галактике
гоняется сам "Повелитель Драконов"!
   Кори и Амстронг закатили тележку в мастерскую, где был сооружен испы-
тательный стенд. Старший инженер, поспешно спустившись со стремянки, по-
мог сгрузить генератор, и они втроем принялись закреплять его на стенде.
   - На рычаги налегайте, на рычаги, - как  всегда  ворчливо  командовал
при этом Лин. - Так, правильно. Теперь развернем его градусов на пятнад-
цать по часовой стрелке. Да, вот так. Проклятый болсовер знал,  как  на-
нести максимальный ущерб. Не только мозг на "Берке" уничтожил,  но  и  в
мастерских учинил разгром... Крепите генератор к полу  винтами.  А  вам,
мистер Кори, остается только молиться, чтобы по дороге домой  у  вас  не
возникло серьезных поломок.
   - Это вам, мистер Лин, нужно молиться. Ведь я беру вас главным  инже-
нером в свой экипаж на "Берк".
   - Как будто мне здесь работы не хватает. -  Лин  крякнул,  завинчивая
последний винт. - Ведь я еще даже не придумал, как инсталлировать черто-
вы высокоцикличные флюктуаторы.
   - Лин, вы мне действительно очень нужны...
   С полминуты помолчав, Лин сказал:
   - Да в общем-то, без меня на "Берке" вам действительно не обойтись.
   - А машины на ЛС-1187 сейчас в таком отменном состоянии, что  с  ними
вполне управится хотя бы тот же Рейнольдс, - подхватил Кори.
   - Да, наверное, - неохотно согласился Лин.
   Кори хлопнул его по плечу.
   - Спасибо.
   - Я просто...
   Дальнейшие слова Лина утонули в пронзительном вое сирены.
   Сквозь него пробился голос Чарли:
   - Мистер Кори, на борту "Берка" возникла чрезвычайная ситуация.
   Посреди мастерской загорелся голоэкран. Кори не сразу понял, что  по-
казывает Чарли, а когда понял, похолодел от ужаса.
   Трансляция велась с камер, установленных на "Берке". Силовая клеть не
удержала болсовера, и теперь в отсеке с  шаттлами  разгорелся  отчаянный
бой. Вспыхивали лазеры, что-то взрывалось, кто-то  кричал.  Через  экран
пролетело изуродованное тело охранника. Мелькнул силуэт  болсовера-убий-
цы, и экран внезапно погас.
   - Все камеры выведены из строя болсовером Киннабаром, -  бесстрастным
голосом сообщил Чарли.
   - Где находится капитан? - спросил Кори.
   - На борту "Берка".
   - Немедленно закрой люк шлюза, ведущего на "Берк".
   - Уже сделано.
   Последних слов компьютера Кори не услышал, потому  что  уже  несся  к
шлюзу. За ним по пятам бежал Амстронг.
   Под душераздирающий вой тревоги в коридор с криками и проклятиями вы-
сыпали и другие члены экипажа, приписанные к службе безопасности  кораб-
ля, и тоже устремились к шлюзу.
   Люк был уже задраен. Нацелив на него винтовки, по обе стороны  заняли
позиции охранники в тяжелой броне. Кори принял из рук куилы защитный жи-
лет и шлем и поспешно надел их. Кто-то протянул ему  винтовку,  и  Кори,
проверив обойму и сняв затвор с предохранителя, огляделся. Рядом  оказа-
лись Рейнольдс, Амстронг, Нахакари, добрая  половина  бригады  машинного
отделения и две куилы.
   - Займите позиции, - приказал им Кори. - Регуляторы оружия установите
на максимум. Стреляйте только на поражение. - Кори поднял голову. - Чар-
ли, открывай люк.
   Дверь шлюза плавно поползла в сторону.



   В ОТСЕКЕ С ШАТТЛАМИ

   Кори и десантники хлынули через шлюз в отсек с шаттлами,  словно  рой
разъяренных ос.
   Отсек был задымлен, энергетическая клеть искрила, на стенах виднелись
шрамы от ударов лазерных лучей, на полу, в лужах крови, лежали  изуродо-
ванные тела охранников.
   Убедившись, что убийцы здесь нет, Кори послал половину людей по кори-
дору вдоль правого борта, с другой группой отправился по тому  коридору,
где совсем недавно они с Амстронгом катили тележку. В считанные  секунды
команда Кори оказалась в машинном отделении "Берка".
   - О Господи! - вырвалось у Кори.
   Все оборудование в машинном отделении было разбито, нетронутыми оста-
лись лишь два недемонтированных флюктуатора. На полу лежал Хаддад с  ра-
зорванным горлом, еще три тела были подвешены на свешивающихся с потолка
погрузочных цепях, словно бараньи туши на бойне.
   Справа раздался резкий звук, и Кори крутанулся, дернув ствол винтовки
вверх.
   В машинное отделение, сжимая оружие, вошли Брик и Бах, за ними -  еще
двое десантников.
   - Никого? - спросил их Кори.
   Брик мотнул головой.
   Кори, указав на люк в стене, предположил:
   - Наверное, он там.
   - Скорее всего, - согласился Брик и, открыв люк, скрылся в темном зе-
ве за ним. Кори с неохотой последовал за шефом отдела безопасности.
   Оказавшись внутри, они включили фонари на шлемах и стали  водить  ими
из стороны в сторону. Здесь было множество шкафов с аппаратурой,  тупич-
ков и закоулков, где можно было притаиться. Идти дальше было  бы  чистым
самоубийством.
   - Чарли, - сказал в микрофон Кори. - Ты уже отыскал капитана? -  Нет,
мистер Кори.
   Кори сделал шаг в темноту и нахмурился. Появилась уверенность, что за
ним наблюдают, и даже почудилось хриплое дыхание.
   - Вы тоже это чувствуете? - спросил он Брика.
   - Да.
   - Но почему он не нападает?
   - Видимо, у него другие планы.
   Кори медленно повернулся и влез через  люк  в  сияющее  гостеприимным
светом машинное отделение. Сразу же за ним появился и Брик.
   - Мистер Кори, система проверки  утверждает,  что  все  помещения  на
"Берке" блокированы друг от друга, - доложил Нахакари.
   - Я бы не стал полагаться на эти сведения, - с  нескрываемым  скепти-
цизмом сказал Брик. - У убийцы было достаточно времени, чтобы не  раз  и
не два запрограммировать и перепрограммировать всю  информационную  сеть
"Берка".
   - Брик совершенно прав, - заметил Кори. - Мы угодили в западню, но  я
не намерен увязать еще глубже. Чарли, дай сигнал к эвакуации. Мы  немед-
ленно покидаем "Берк".



   ОТВЕТСТВЕННОЕ РЕШЕНИЕ

   Кори и Брик покидали "Берк" последними. У дверей шлюза они приостано-
вились, обшаривая глазами отсек с шаттлами.
   - Чарли, кто-нибудь еще остался на бору "Берка"? - спросил Кори.
   - Мои мониторы никого не видят, - доложил тот.
   - А где капитан?
   - Неизвестно. Приступаю к детальному сканированию обоих кораблей.
   Кори, выругавшись сквозь зубы, перешел на ЛС-1187, Брик последовал за
ним.
   - Чарли, задраивай шлюз, - велел Кори.
   Створки шлюза с хлопком задвинулись. Кори, оглядев десантников,  ожи-
дающих от него приказов, молча покачал головой и в  сопровождении  Брика
направился в рубку управления.
   На мостике перед овальным столом-дисплеем  находились  Тор,  Ходел  и
Лин.
   - Каковы наши потери? - спросил Кори.
   - Полностью уничтожены отделения А и Б,- доложил Чарли. Погибли инже-
неры-механики Хаддад, Джоргенсон и Блейк, мичман Висли.
   - Черт! И капитан все еще не обнаружен?
   - Сожалею, мистер Кори.
   - Где болсовер?
   - Он изменил метаболизм, так что засечь его наши  сенсоры  теперь  не
способны.
   Кори, кивнув, велел Чарли:
   - Вызови на мостик доктора Виллигер. И прокрути все, что записали ка-
меры в отсеке с шаттлами.
   Над овальным столом появилось объемное изображение, и Чарли стал ком-
ментировать происходящее:
   - Как вы видите, силовая  клеть  не  оказалась  для  болсовера-убийцы
преградой. Он просто вышел из нее. Показываю это в замедленном режиме.
   - Он перехитрил нас, - заметила Тор.
   - Да, - согласился Брик. - Он мог выйти в любое время и  просто  ждал
подходящего момента.
   - Он увидел, как мы  увозим  с  "Берка"  флюктуатор,  и  сразу  начал
действовать, - догадался Кори.
   - А теперь, - продолжал Чарли, - вы видите, как Киннабар атакует  ох-
ранников. Обратите внимание: в него попадают лучи лазеров, но  болсоверу
хоть бы что. Показываю в замедленной съемке. Обратите  внимание:  болсо-
вер-убийца двигается чрезвычайно быстро.
   - У него оптическая нервная система, -  прокомментировал  Кори.  -  И
значительно улучшенная мускулатура.
   - И наверняка биочипы в теле создают вокруг него  защитное  энергети-
ческое поле, - заметила Тор.
   Болсовер на экране прыгал и наносил  удары  ногами,  вонзал  страшные
клыки в глотки охранников и разрывал их тела мощными  ручищами.  Даже  в
замедленной съемке скорость его действий была невероятной.
   - Стоп! - воскликнул Кори, увидев вдруг, как Киннабар хватает капита-
на, точно мешок с картошкой. - Прокрути последний эпизод еще раз.
   Чарли прокрутил последний эпизод с меньшей  скоростью.  Вот  Хардести
поднимает ствол пистолета. Вот луч из пистолета ударяет болсоверу в  жи-
вот, но тот, даже не заметив этого, совершает длинный прыжок, выхватыва-
ет из рук Хардести пистолет и, всего лишь сжав пальцы, превращает его  в
металлолом. Вот болсовер поднимает капитана над полом и со страшной  си-
лой отшвыривает в сторону. Был ли Хардести убит, осталось непонятным,  и
потому Кори встал перед сложной проблемой...
   Меж тем болсовер на экране занялся видеокамерами. Когда  он  сокрушил
последнюю, Чарли без приказа начал прокручивать страшные  кадры  схватки
сначала.
   Кори заметил доктора Виллигер. Полагая, что она уже давно на мостике,
Кори спросил у нее:
   - Вы все видели?
   - Да, - тяжело вздохнув, ответила она.
   Кори повернулся к Брику.
   - В соответствии со статьей тринадцать корабельного устава я  утверж-
даю, что капитан погиб либо может быть признан погибшим,  поскольку  его
спасение не представляется возможным. Вы подтверждаете мое заявление?
   - Подтверждаю, - с ледяным спокойствием ответил Брик.
   - Спасибо. - Кори повернулся к Тор. -  Каково  ваше  мнение,  старший
астронавигатор?
   - Пока у нас нет веских доказательств гибели капитана, и потому  счи-
таю, что вы слишком спешите.
   - На раздумья нет времени, поэтому, пожалуйста,  прямо  сейчас  четко
выскажите свое мнение.
   Тор покачала головой.
   - Я не согласна с вашим заявлением.
   - Это ваше право, но все равно спасибо. Доктор Виллигер, ваше слово.
   - Считаю, что вы правы, - с неохотой признала Молли.
   - Спасибо. У кого-нибудь, кроме старшего  лейтенанта  Тор,  есть  еще
возражения? - Кори оглядел собравшихся на мостике офицеров корабля. Ник-
то из них не проронил ни слова. Кори, переведя дыхание, приказал: - Чар-
ли, сделай запись в бортжурнале. С этой минуты в соответствии со статьей
тринадцать корабельного устава капитан корабля ЛС-1187 считается  погиб-
шим или признается таковым, поскольку  его  спасение  не  представляется
возможным, а командование кораблем переходит ко мне.
   - Запись произведена, мистер Кори, - немедленно сообщил Чарли.
   - И каковы ваши приказания, сэр? - ледяным тоном осведомилась Тор.
   - Мы обязаны закончить свою миссию.  Для  этого  необходимо  снять  с
"Берка" оставшиеся два флюктуатора, но играть в кошки-мышки с убийцей  я
не намерен. Чарли, открой все шлюзы на "Берке".
   - Приказ понял. Выполняю.
   Над столом появилась  трехмерная  схема  "Берка".  Стали  открываться
створки шлюзов.
   Офицеры на мостике безмолвствовали.
   - Думаю, что теперь убийце настал конец, - заявил Кори.
   - А я вовсе не уверена, - сказала доктор Виллигер.
   Все взоры немедленно обратились к ней.
   Главный врач ЛС-1187 Молли Виллигер подошла к столу и вставила в  ри-
дер карточку. Схему "Берка" над столом заменило  упрощенное  изображение
болсовера-убийцы с прозрачной кожей и разрезами, какие можно  увидеть  в
анатомических атласах.
   - В его теле масса искусственных включений, -  сообщила  Виллигер.  -
Нервная система передает сигналы с невероятной скоростью, в лобовые доли
мозга имплантированы биопроцессоры, объект имеет два сердца, скелет  ук-
реплен дополнительными  неорганическими  вставками,  мускулатура  значи-
тельно усилена, и, что самое для нас неприятное, он наделен способностью
отключать органические части тела. - Она на секунду замолчала.  -  Таким
образом, он может некоторое время функционировать без  воздуха,  воды  и
пищи.
   - И все это нормально для сотрудника из дипломатического  корпуса?  -
спросил Кори у Брика.
   - Даже для стажера, - заверил Брик. - А этот - ветеран.
   - Доктор Виллигер, на какой срок этот сукин  сын  способен  задержать
дыхание?
   - Думаю, минут на пятнадцать - двадцать.
   - Ладно, подождем час.
   - Но в нашем распоряжении нет часа, - сказала Тор.  -  Вы,  очевидно,
забыли о "Повелителе Драконов".
   - Я не забываю о нем ни на секунду, - резко бросил Кори.



   ОСТЫВШИЙ КОФЕ

   Сканеры Чарли так никого и не обнаружили на борту "Берка", а  с  уце-
левших камер передавалось только изображение пустых безжизненных отсеков
и коридоров.
   Решив, что надеяться больше не на что. Кори взял кофе и вышел из руб-
ки управления. Он мог бы отправиться в каюту капитана, но решил, что это
неуместно. Пусть сначала его утвердит в должности адмирал.
   Кори остановился посреди коридора и, привалившись спиной к стене, ус-
тавился перед собой. В голове вертелось: все возвращается на круги своя,
и он опять не уберег капитана.
   Кори опустил глаза. Ботинки оказались запачканы кровью. Кори  подума-
лось, стоит ли чистить ботинки или сразу бросить в сингулятор, служивший
большой мусорной корзиной для всего корабля.
   Когда он поднял глаза, оказалось, что перед  ним,  терпеливо  ожидая,
стоит Брик.
   - Что еще? - усталым голосом спросил Кори.
   - Я счел, что вам, возможно, не помешает совет. Во всяком случае, ка-
питан Хардести настаивал на том, чтобы при необходимости я давал советы.
   - Хорошо, - сказал Кори, уставясь в чашку с кофе. - Я слушаю.
   - Прежде всего, даже не думайте увести отсюда и  ЛС-1187,  и  "Берк".
Киннабар опережает нас по крайней мере на полдюжины шагов.  На  деле,  у
вас есть следующие варианты. Первый: отойти на  расстояние  выстрела  от
"Берка", всадить в него торпеду и побыстрей отправляться домой. Этот ва-
риант самый безопасный, советую выбрать его. Второй. Можно снять с "Бер-
ка" два оставшихся флюктуатора, затем отойти от него на расстояние выст-
рела, всадить торпеду и уж потом, если останется время, отправляться до-
мой. Третий. Вы можете отремонтировать "Берк" и попытаться  отвести  его
домой. Но "Берк" не пройдет и двух метров, поскольку начинен хитроумными
ловушками.
   - Четвертый, - сказал Кори.  -  Можно,  не  отстыковываясь,  привести
"Берк" домой внутри нашего гиперпространственного пузыря.
   - Отбуксировать? - Брик в сомнении покачал головой. - Слишком  риско-
ванно. Центр пузыря не совпадет с центром тяжести  конструкции  из  двух
состыкованных кораблей, отчего гиперполе окажется нестабильным.
   - И еще вы забыли упомянуть, что в самом лучшем случае наша  скорость
не превысит четверти от нормальной, - заметил Кори.
   - Именно это я и собирался добавить, - сказал Брик.
   Кори, резко подняв голову, взглянул на болсовера.
   - Как по-вашему, он еще жив?
   - Кто? Капитан Хардести? Определенно нет. Болсовер-убийца? Наверняка.
Мало того, он, скорее всего, уже проник на борт ЛС-1187. Либо  проникнет
в самое ближайшее время.
   Кори похолодел.
   - Вы уверены?
   - Мне известны по крайней мере семь способов, как пробраться с  "Бер-
ка" на наш корабль, не потревожив Чарли. Киннабар подобных способов зна-
ет, самое малое, два десятка.
   - Хорошо, допустим. И как бы вы себя вели  на  месте  болсовера...  я
имею в виду, на месте убийцы.
   - Прежде всего я бы обезвредил систему самоуничтожения на "Берке" та-
ким образом, чтобы приборы показывали  обратное.  Следующей  моей  целью
стали бы торпеды на ЛС-1187. - Брик секунду помолчал. - Возможно, именно
дезактивацией торпед он сейчас и занят. Затем  я  бы  перебил  на  борту
ЛС-1187 всех, без чьего участия можно управлять кораблем. Первым  бы  я,
пожалуй, прикончил вас. А если настроение у меня оказалось бы  неважным,
то умерли бы вы долгой, мучительной смертью.
   - Но почему вы все же оставили бы в живых часть экипажа?
   - Для того чтобы привести корабль на свою базу. Я  не  смогу  сделать
это в одиночку.
   - Вы предполагаете, что "Повелитель Драконов" может  вообще  не  поя-
виться?
   - Такая возможность не исключена.
   - Понятно... - Кори помолчал, а потом попросил: - Брик, помогите мне.
   - Как?
   - Расставьте ловушки против убийцы.
   - Хорошо, попытаюсь.
   - Спасибо. Я для вас могу что-нибудь сделать?
   - Помолитесь за нас обоих.



   КОНСЕРВАЦИЯ

   Кори отдал Чарли приказ, шлюзы на "Берке" закрылись, регенераторы на-
чали нагнетать воздух в помещение.
   Команда службы безопасности снова с нетерпением ожидала у переходного
шлюза. На всех были шлемы и защитные жилеты, все хорошо вооружены, а Бах
и Амстронг несли с собой даже гранаты и огнеметы.
   Куила Тета, дважды проверив амуницию Амстронга  и  баллон  с  горючей
смесью за его спиной, попросила:
   - Будь, пожалуйста, осторожен, Брайан.
   - А... - Амстронг внимательно оглядел ее. - Ты - Тета?
   - Да.
   - Ладно, Тета, постараюсь.
   - Постоянно помни, что ты нам очень нужен. Каждой из нас.
   - Обещаю уделить внимание... каждой из вас. - Заметив, что Бах в  не-
доумении приподняла брови, Амстронг пояснил: - Настоящий мужчина  найдет
время для каждой своей поклонницы.
   Тета дважды похлопала Амстронга по спине, что на языке ее племени оз-
начало самые добрые пожелания.
   - Ладно, ребята, - сказал Кори. - Выступаем.
   Створки шлюза раздвинулись.
   Первыми в отсек с шаттлами осторожно ступили Амстронг и Бах, за  ними
- Кори и Брик.
   Разделившись и пройдя по двум коридорам, десантники попали в машинное
отделение. Теперь оно утратило сходство с бойней, превратившись в комна-
ту ужасов: свисающие с цепей тела за час в безвоздушном пространстве бы-
ли мумифицированы.
   Кори чуть не разрыдался, но вместо этого он лишь закусил нижнюю  губу
и направился в рубку управления. За ним последовал Брик. Нахакари, огля-
девшись, поежился, а затем решительно пересек машинное отделение и  под-
соединил к центральному пульту управления переносной терминал.
   Переступив порог рубки управления. Кори вдруг явственно  почувствовал
на себе чей-то взгляд. Он обернулся и застыл.
   В кресле капитана сидел Хардести.
   Он был заключен внутри прочного прозрачного мешка из пластика, в  ка-
ких перевозят продукты, и тело его окутывал зеленоватый туман.
   - Он жив! - вскричал Брик за спиной Кори.
   Веки Хардести затрепетали и раскрылись, зрачки, медленно  двинувшись,
застыли на лице Кори.
   - О, нет... - простонал тот и бросился по лестнице на мостик.
   - Помогите... мне... - донесся из мешка слабый, старчески дребезжащий
голос капитана.
   Кори опять застыл, пораженный. Даже сквозь слезы, застилавшие  глаза,
было видно, что кожа капитана имеет мерзкий серо-зеленый оттенок,  и  он
походит на зомби.
   - Биологическая часть его организма пребывает в коме, но  искусствен-
ные компоненты все еще активны, - пояснил Брик.
   - Что это за туман в мешке? - спросил Кори, учащенно моргая.
   - Фуллогайн, - ответил Брик. - Очень тяжелый инертный газ. Его неред-
ко используют для сохранения блюд, приготовленных из мяса.
   - Убийца... - едва слышно прошептал Хардести и потерял сознание.
   - Похоже, законсервировался и его мозг, - предположил Брик.
   - Вызываю мостик ЛС-1187! - будто выйдя из транса, заорал в  микрофон
Кори. - Мы нашли капитана! Срочно пришлите  медиков!  Вспомнив  о  своей
миссии, уже тише добавил: - И бригаду техников. - Кори повернулся к Бри-
ку. - Как вы думаете, он выживет?
   - Возможно, доктору Виллигер и удастся его выходить, но я бы  на  это
не очень рассчитывал. - Увидев у дверей  рубки  управления  застывших  в
ужасе Бах и Амстронга, Брик приказал:
   - Пойдемте со мной, попытаемся отыскать Киннабара.
   Все трое ушли, а Кори, оставшись на мостике один на один с  недвижным
Хардести, оказался не в силах отвести взгляд от его единственного, широ-
ко раскрытого, но тусклого, подернутого желтой поволокой левого глаза.



   В ОПЕРАЦИОННОЙ

   Пока медики тащили Хардести из рубки управления "Берка" в  операцион-
ную на ЛС-1187, доктор Виллигер непрерывно ругалась. Большинство языков,
которые Молли при этом использовала, были незнакомы Кори, но он подозре-
вал, что самые сочные проклятия она выплевывала на латыни.
   В операционной Кори привалился спиной к дальней  стене,  а  Виллигер,
Фонтана и новый инженер-техник по системам жизнеобеспечения Ирма Столчак
проворно извлекли Хардести из пластикового мешка, уложили в реанимацион-
ную камеру и подсоединили к его телу приборы и капельницы. Виллигер ста-
ла оказывать Хардести первую помощь, одновременно надиктовывая компьюте-
ру историю болезни:
   - Пульс нитевидный, дыхательные функции отсутствуют, содержание  кис-
лорода в крови значительно ниже нормы... Никогда прежде  не  видела  ре-
зультаты длительного воздействия фуллогайна  на  человеческий  организм.
Этот случай, пожалуй, войдет в учебники. - Она сделала шаг назад, подняв
глаза, оглядела мониторы и смачно выругалась на каком-то древнем,  давно
позабытом языке.
   - Он в сознании? - спросил Кори.
   Виллигер хмыкнула.
   - И даже способен общаться, но очень медленно, с трудом.
   - Может ли он командовать кораблем?
   Виллигер обожгла Кори взглядом.
   - Вам не терпится поглубже усесться в капитанское кресло?
   - Доктор, поймите, на корабле нет места двум капитанам. Если Хардести
способен командовать, то капитан - он, если нет - я. И  вы  единственная
на всем корабле обладаете полномочиями решить этот вопрос.
   - Искусственные компоненты мозга Хардести функционируют нормально,  -
пробурчала она. - Но, как вы понимаете, Хардести состоит  не  только  из
них. Восстановятся ли функции биологической части его организма? Мне это
неизвестно. Соединятся ли искусственные компоненты с остальными в единое
целое? Не знаю. Сколько времени займет выздоровление даже при самом бла-
гоприятном стечении обстоятельств? Не имею ни малейшего понятия.
   - Доктор, ваше решение мне нужно прямо сейчас! Пусть даже в  дальней-
шем оно окажется неверным.
   Тут Кори убедился, что Виллигер действительно не на шутку рассержена.
Она подлетела к нему, прижала к стене и тихо, но гневно прошипела:
   - Не сейчас, черт вас дери! Разве до вас не доходит?! Ведь он  слышит
каждое наше слово!
   - Тем лучше, решение не будет принято у него за спиной.
   - Вы так ни черта и не поняли! Хардести знает, что с ним  происходит.
Для большинства людей... - Виллигер вдруг схватила Кори за руку и  почти
силком вытащила в коридор. -  Для  большинства  людей  смерть  наступает
быстро, но для Хардести она растянется на месяцы, может, на годы! И  все
это время он будет в полном сознании. Как бы вам понравилось  год-другой
испытывать агонию?
   - Когда выдастся свободное время, я непременно поразмышляю над вашими
словами, - пообещал Кори, тоже понизив голос. - Ну а сейчас идет  война,
кораблю нужен капитан, и потому совершенно  необходимо,  чтобы  все  мои
приказы беспрекословно выполнялись.
   - А если я ошибаюсь? Если организм Хардести  оправится  после  травмы
через шесть часов?
   - Если это произойдет, я немедленно сложу с себя полномочия  капитана
корабля. Но пока приложу максимум усилий, чтобы все мы  дожили  до  этой
минуты.
   Лицо Виллигер застыло. Было очевидно, что Кори ей глубоко  несимпати-
чен. Взяв себя в руки, она кивнула.
   - Будь по-вашему, капитан. - Она отвернулась.
   - Спасибо, доктор.
   Кори коснулся микрофона у рта.
   - Брик?
   - Да? - немедленно отозвался тот.
   - Труп убийцы обнаружен?
   - На корабле уйма мест, где он мог скрыться, сэр, так что пока я даже
следов не нашел.
   - Ладно, - сказал Кори. - Дня через три его труп начнет  разлагаться,
тогда мы его и разыщем.
   - А что если он?..
   - Вы так полагаете?
   - Надеюсь, что вы действовали достаточно быстро, но вовсе не уверен в
этом.
   - Для поисков вам нужны помощники?
   - Нет.
   - Где вы находитесь?
   - У окна в носовой части.
   - Оставайтесь там. Сейчас я к вам приду.



   ОКНО В ПУСТОТУ

   На любом корабле Содружества непременно есть хотя бы  одно  "окно"  -
круглый в сечении колодец, проделанный в керамическом корпусе корабля, с
дном из толстого, но совершенно  прозрачного  искусственного  кварцевого
стекла со стенами, облицованными антигравитационными панелями.
   Именно у такого переднего нижнего окна на "Берке" и стоял Брик, опер-
шись о металлические ограждения.
   - Что новенького? - поинтересовался Кори.
   Брик молча покачал головой.
   - Иного вы и не ожидали? - задал новый вопрос Кори.
   Брик фыркнул и пояснил:
   - Все, что приходит в голову мне, уже давным-давно известно ему.
   - Н-да, - буркнул Кори, перелез через ограждение и прыгнул в "окно".
   Брик последовал его примеру, и они  оба  поплыли  внутри  казавшегося
безграничным темного цилиндра, подсвеченного снизу холодными звездами.
   - Когда я в последний раз парил здесь, партнер у меня был посимпатич-
ней, - через минуту заметил Кори.
   - А когда я в последний раз парил здесь, мой  партнер  был  не  таким
хлипким, как вы, - ответил Брик.
   - Как по-вашему, достаточно ли долго вы  занимались  поисками,  чтобы
одурачить убийцу? - сменил тему Кори.
   - Недостаточно, но нас уже поджимает время. Что с торпедами на  "Бер-
ке"?
   - Нахакари незаметно прогнал через них с автономного терминала прове-
рочную программу и убедился, что торпеды действительно  дезактивированы.
Проверять торпеды на ЛС-1187 я не рискнул, боясь вспугнуть убийцу.
   - Правильно сделали. - Брик с задумчивым видом кивнул.  -  Тем  более
что результат проверки уже не вызывает сомнений. Что с капитаном Хардес-
ти?
   - Он жив, и мне пришлось выкручивать доктору Виллигер руки.
   - Но она подтвердила ваше право командовать кораблем?
   - Да.
   - Возможно, ваши действия спасли жизнь и ей, и Хардести. Правда,  те-
перь вы подвергаетесь гораздо большему риску.
   - Принимая присягу, я уже знал, что в моей жизни достанет рискованных
ситуаций, - заявил Кори.
   - Ваша жизнь - это ваше личное дело, а мне пора приниматься за  рабо-
ту. Я уйду отсюда первым, а вы, прежде чем уходить, полюбуйтесь звездами
еще несколько минут. - Не дожидаясь ответной реплики, Брик ухватился  за
ограждение над собой, подтянулся и одним махом выскочил на палубу.
   Кори проводил его задумчивым взглядом. Верит ему Брик или нет, так  и
осталось непонятным. Да, в общем-то, с чего ему верить,  если  Кори  сам
сомневается в себе?



   БЕСЕДА

   Направляясь в рубку управления ЛС-1187, Кори заглянул в лазарет. Док-
тор Виллигер, хмуро взглянув на него, проворчала:
   - Явились согреть душу чужими страданиями?
   Кори встретился с ней глазами.
   - Вы всегда думаете о людях худшее?
   - Таким образом я экономлю массу времени, - парировала она. И к  тому
же если я вдруг ошибаюсь, то это оказывается приятным сюрпризом.
   На Кори волной накатила усталость, он потер глаза и потряс головой.
   - Вам нужно какое-нибудь лекарство? - поинтересовалась Виллигер.
   - Нет, я вполне прилично себя чувствую. - Кори сделал глубокий вдох и
спросил: - Каково состояние Хардести?
   Виллигер пожала плечами.
   - Пока - никакое. Можно лишь наблюдать, ждать и надеяться. И  хотя  я
безобразна...
   - Я так не считаю.
   - Бросьте. Когда я родилась, доктор, принимавший у моей матери  роды,
хлопнулся в обморок. А еще в детстве, чтобы со мной играли хотя бы соба-
ки, мне на шею, точно бусы, вешали свежие косточки. Меня  пугаются  даже
неживые предметы, и, для того чтобы выпить воды, мне приходится  подкра-
дываться к стакану. Всеми этими и прочими шуточками я давно уже сыта  по
горло, да только виду не подаю. - В ее голосе слышались накопившиеся  за
годы горечь и усталость. И вдруг она выпалила: - Да  выживет  наш  сукин
сын, капитан Хардести, выживет! Слишком уж он злобен, чтобы умереть, а я
слишком безобразна, чтобы жить.
   - Доктор Виллигер, я считаю, что вы самая добрая душа на всем корабле
и потому самый прекрасный человек.
   - Приберегите свои комплименты для кого-нибудь другого. А что касает-
ся меня, то всю свою душевную красоту я бы с радостью обменяла  на  пару
огромных голубых глаз с длинными ресницами.
   - Послушайте, доктор, не вы одна испытываете боль. Все люди  обречены
на страдания. И единственное, что мы можем этому противопоставить -  по-
мощь ближним.
   Виллигер вгляделась в лицо Кори, затем сказала:
   - Оказывается, Хардести не удалось окончательно вытравить из вас  че-
ловеческое начало.
   - Он к этому и не стремился. А я всегда был и останусь  таким,  какой
есть.
   - Не хитрите со мной, все равно не выйдет. - Виллигер вдруг  понурила
голову. - А знаете, я хорошо делаю свою работу, меня даже считают  одним
из лучших корабельных врачей во всем флоте. Но я  устала,  мистер  Кори,
чертовски устала от пустой постели, от грязных шуточек по  поводу  своей
внешности... Особенно от тех шуточек, которых не слышу. И еще  я  боюсь.
Боюсь одиночества и особенно боюсь умереть, когда рядом никого не будет.
   - Если бы...
   - Не говорите ничего, мистер Кори. Достаточно того, что вы меня  выс-
лушали. В благодарность я никому не расскажу, что вы, оказывается,  доб-
рый человек, а не то чудовище, каким стремитесь выглядеть.
   Кори едва заметно улыбнулся и пообещал:
   - Как только мы вернемся в Звездный Док, я попрошу Ходела, и он  при-
ворожит к вам любого, кого вы только пожелаете.
   - Нет уж, спасибо! - ужаснулась Виллигер. - Я до конца дней не  забу-
ду, что у Ходела получилось в прошлый раз. - Она помолчала, а потом, вы-
давив из себя улыбку, чуть слышно добавила: - Не беспокойтесь,  со  мной
все в порядке. Как всегда.
   - Вы уверены?
   - Абсолютно.
   - Что ж, хорошо. - Кори вышел в коридор и сразу же прошептал в микро-
фон: - Брик?
   - Да? - послышалось в наушнике.
   - Сколько вам еще понадобится времени?
   - Минут пятнадцать - двадцать.
   - Постарайтесь закончить прежде, чем...
   Его перебил Чарли:
   - Мистер Кори! Сканеры дальнего обнаружения зафиксировали  в  гиперп-
ространстве объект, стремительно приближающийся к нам!
   - На мостик, живо! - прокричал в микрофон Кори на бегу, отлично пони-
мая, что и без его приказа Брик уже несется туда.



   СООБЩЕНИЕ

   - Он держит курс прямо на нас, - сообщила Тор. - Его  ВВП  пятнадцать
минут. Господи, никогда не видела, чтобы корабль перемещался так быстро!
   - О, мой Бог! - воскликнул Ходел, не отрывая наполненных страхом глаз
от монитора. - Это точно "Повелитель Драконов"!
   - "Берк" - заманчивый приз, - прокомментировал Кори, стремительно пе-
ресекая рубку. - С крейсера поступили какие-нибудь сигналы?
   - Никаких.
   - И не поступят, - сказал вбежавший в рубку Брик. - Болсоверы  знают,
что сдаваться мы не будем, и поэтому немедленно ринутся в атаку.
   - Драться с "Повелителем" мы не можем, - сказал Кори. -  Крейсер  нам
явно не по зубам. - На секунду задумавшись, он решился. -  Тор,  пошлите
им сообщение: "Если вы приблизитесь на расстояние меньше  трех  световых
минут, мы немедленно взорвем оба корабля".
   Тор в нерешительности опустила глаза.
   - Выполняйте приказ! - крикнул Кори.
   - Они не поверят, - заявил Брик.
   - И к тому же запеленгуют нас, - добавила Тор.
   - Неважно, - рявкнул Кори. - Немедленно посылайте сообщение!
   Тор покачала головой.
   - Дать приказ о самоликвидации может только капитан.
   - Я и есть капитан!
   - Нет - пока Хардести жив.
   - На споры с вами сейчас нет времени, - раздраженно  заявил  Кори.  -
Мистер Джонс, отправьте сообщение.
   Джонси сглотнул, затем, будто извиняясь, взглянул на  Тор  и  наконец
сказал:
   - Есть, сэр.
   Пробурчав что-то под нос. Тор сама нажала на кнопку ввода. На монито-
ре загорелась надпись: "Сообщение отправлено".
   - Вам что-нибудь еще угодно, сэр? - надменно спросила Тор.
   Кори покачал головой.
   Тогда Тор, встав, подошла к нему и очень тихо, но яростно пообещала:
   - Впредь у вас такой фокус не пройдет!
   С не меньшей яростью в голосе Кори заявил:
   - Впредь никогда не выясняйте на мостике, кто здесь капитан.
   - Вы совершенно правы! - раздался голос,  подобный  рыку  разъяренной
пантеры.
   Офицеры как по команде повернули головы.  В  рубку  управления  вошел
болсовер-убийца, волоча за волосы доктора Виллигер.
   - Все ваши споры не имеют смысла, - продолжал Киннабар,  -  поскольку
теперь капитан я. - Он отшвырнул от себя чуть живую Виллигер.
   Кори сделал шаг по направлению к нему, но Тор, схватив его  за  руку,
удержала на месте. Стоящий рядом Брик остался недвижим, Джонси  побелел,
как полотно, а Ходел нелепо заморгал.
   - Мистер Кори, - сказал Чарли. - Мои приборы зафиксировали на мостике
аномалию. Полагаю, это... - Раздался  пронзительный  сигнал  тревоги.  -
Вторжение! Вторжение!
   Смех Киннабара был  подобен  завыванию  из  преисподней.  Насмеявшись
всласть, он рявкнул:
   - Спасибо за предупреждение, Чарли.
   В рубку ворвался охранник, но Киннабар тут же оказался рядом и  одним
отточенным движением сломал ему шею и вышвырнул бездыханное тело в кори-
дор. Оттуда донесся чей-то пронзительный крик. Киннабар не спеша поднял-
ся на мостик и оперся о спинку капитанского кресла.
   - Чтобы не терять понапрасну время, скажу, что вам не  удастся  взор-
вать корабли, поскольку механизмы саморазрушения заблокированы. А теперь
отправьте "Повелителю Драконов" новое послание. - Киннабар повернул  го-
лову к центральному голоэкрану. - "Эзкер Киннабар сообщает,  что  в  его
власти находятся оба корабля. "Берк" подготовлен для захвата. Флюктуато-
ры находятся в сохранности. Конец сообщения". - Он обвел  рубку  тяжелым
взглядом. - Мистер Джонс, выполняйте!
   Джонси в нерешительности взглянул на Кори. Тот неохотно кивнул. Джон-
си набрал на пульте команду и отправил сообщение. Киннабар, победно улы-
баясь, обошел капитанское кресло и, снова не сев в него, хлопнул раскры-
той ладонью по спинке. Кори украдкой взглянул на  Брика.  Тот  оставался
совершенно невозмутимым.
   - Вам следовало уничтожить флюктуаторы вместе с "Берком", когда у вас
был такой шанс, - сказал Киннабар. - Но вы - люди, следовательно, ни  на
что не годитесь. Ну ладно, хватит болтать. Эвакуируйте "Берк". Немедлен-
но!
   - А вам разве не нужен третий флюктуатор? - поинтересовался Кори.
   - Тот, в который вы напихали взрывчатку?  -  Киннабар  рассмеялся.  -
Обойдемся теми двумя, что остались на "Берке".
   Кори поник. Тор встала из-за пульта и положила руку ему на плечо. Ко-
ри, подняв глаза на болсовера-убийцу, спросил:
   - Вы гарантируете жизнь моим людям?
   - Какие гарантии? У вас нет выбора.
   Кори, повернувшись к Джонси, Ходелу и Тор, сказал:
   - Выполняйте его приказы.
   Ходел, покачав головой, резко поднялся на ноги и демонстративно  ото-
шел от пульта. Его примеру последовал Джонси. Рядом с  ними,  отойдя  от
Кори, встала Тор.
   Кори, с нескрываемой яростью окинув их взглядом, уселся в кресло  Хо-
дела и набрал на клавиатуре команду. Зазвучавший в "Берке" сигнал к эва-
куации эхом прокатился и по коридорам ЛС-1187.
   На центральном голоэкране появились изображения внутренних  помещений
"Берка". Медики поспешно вынесли тела погибших из отсека с шаттлами; ме-
ханики и инженеры покинули машинное отделение. Нахакари,  отсоединив  от
пульта переносной терминал, побежал по коридору, заглядывая во все поме-
щения и подгоняя задержавшихся; последними к выходу потянулись  охранни-
ки. Когда за их спинами задвинулись створки шлюза, Кори спросил:
   - Чарли, кто-нибудь остался на "Берке"?
   - Нет, мистер Кори.
   - Тогда расстыковывай корабли.
   Последовал легкий толчок, и два корабля Содружества двинулись в  раз-
ные стороны.



   КОЛЫБЕЛЬНАЯ ДЛЯ УБИЙЦЫ

   "Берк" все дальше и дальше уходил от ЛС-1187.
   - Между нами уже два километра, - хмуро сообщил Ходел и начал вводить
векторы перехвата.
   - Оставь в покое клавиатуру, - прошипел Киннабар.
   Ходел с неохотой поднял руки.
   - Все?
   "Повелитель Драконов" на голомониторе почти  вплотную  приблизился  к
двум ярким точкам - кораблям Содружества, свернул  гиперпространственный
пузырь и продолжил сближение уже в реальном космосе.
   Тор, по примеру Ходела усевшись на свое рабочее место, доложила:
   - "Повелитель" лег на курс сближения с "Берком". Торможение  15.000g!
- Тор с недоверием покачала головой. - Господи, это невозможно!
   - Спасибо за комплимент, - самодовольно сказал Киннабар.
   - Каково его ВВП?- спросил Кори.
   - Десять минут, - ответила Тор.
   Ходел, увеличив масштаб изображения на мониторе, с благоговением про-
говорил:
   - Он такой громадный, что проглотит "Берк" и даже не заметит!
   Кори вспомнил увиденный воочию корабль болсоверов: чудовищный дракон,
размером с огромный город; громадная пасть, усеянная зубами -  пусковыми
ракетными установками и орудийными стволами боевых лазеров и  деструкто-
ров.
   - У болсоверов нет наших технологий, - заявил он твердо, -  и  потому
им приходится строить свои корабли такими большими.
   - Теперь у нас будут ваши технологии.  -  Киннабар  засмеялся,  точно
заскрипел наждаком по живой плоти, а потом саданул по спинке капитанско-
го кресла, едва не выдрав болты, крепившие его к полу.
   Тор, вздрогнув, зажала уши руками,  Джонси  демонстративно  развернул
свое кресло спинкой к болсоверу-убийце, а Кори и Брик никак не  выказали
своих чувств.
   Киннабар приказал Ходелу отвести ЛС-1187 от  "Берка"  на  расстояние,
превышающее радиус поражения торпеды. Тот без возражений  выполнил  при-
каз.
   "Повелитель Драконов" на голоэкране меж тем  вплотную  приблизился  к
"Берку" и поглотил его.
   - Война окончена, - уверенно заявил Киннабар. - Скоро в галактике во-
царится новый порядок.
   Офицеры в рубке подавленно молчали. Вдруг Ходел воскликнул:
   - У "Дракона" проблемы!
   Все взгляды тут же устремились на экран переднего  обзора.  Там  было
видно, что "Повелителя Драконов" окружило ярко-красное свечение, центром
которого был люк, захлопнувшийся за "Берком".
   Внезапно весь экран стал таким белым, что Кори ощутил резь в  глазах.
Потом экран потемнел, а еще через секунду вместо вышедших  из  строя  от
перегрузки носовых камер ЛС-1187 включились боковые, и на экране  появи-
лось раздувающееся молочно-белое облако газа, пронизанное вспышками мол-
ний, и разлетающиеся во все стороны обломки - все, что осталось от гроз-
ного "Повелителя Драконов".
   Кори повернул голову к Киннабару. Тот, мертвой хваткой  вцепившись  в
спинку капитанского кресла, точно  превратился  в  изваяние.  Вдруг  его
пасть распахнулась, и из нее вырвался неистовый рык, от которого  задро-
жали камеры под потолком.
   - Это тебе и твоим соплеменникам за Кэрол,  Тимми  и  Робби,  -  едва
слышно пробормотал Кори и крикнул Киннабару: - Полюбуйся,  что  происхо-
дит, когда внутри  корабля  инициируется  гиперпространственный  пузырь.
Оказывается, не ты один мастер расставлять ловушки.
   - Ты допустил ошибку, - мягко сказал Брик "визитеру". - Тебе следова-
ло сразу убить нас всех.
   С видимым усилием Киннабар овладел собой и сказал:
   - Да. Но не все еще потеряно.  Оставшийся  на  борту  вашего  корабля
флюктуатор можно разминировать. Астронавигатор Тор, рассчитайте курс  на
Драконию.
   Тор, поднявшись на ноги, замерла у своего кресла.
   - Я отдал тебе приказ! - вспылил Киннабар. - Немедленно выполняй!
   - Я подчиняюсь только приказам своего капитана, - процедила Тор.
   Киннабар не торопясь спустился с мостика и, завывая, точно торнадо, и
круша подворачивающиеся под руку пульты и кресла, двинулся на нее.  Кори
отметил про себя, что гнев убийцы тщательно отмерен и на своем пути бол-
совер ломает лишь вспомогательные пульты и оборудование, но  пальцем  не
притрагивается ни к единому прибору, отвечающему за управление  кораблем
в космосе или гиперкосмосе.
   - Взгляни на меня! - орал Киннабар на Тор. - Я  самый  отвратительный
из твоих кошмаров! У тебя нет выбора! Подчинись или умрешь!
   - Ответ отрицательный, - проронила Тор.
   Киннабар залепил ей пощечину, от которой она впечаталась в стену.  На
ноги вскочил Джонси и ринулся на Киннабара. Тот не глядя  отшвырнул  его
от себя. Джонси, ударившись головой о стену, с хрипом осел на палубу.  К
нему подползла Тор и положила его голову себе на колени.
   - Не прикасайся к нему! - предостерег ее Киннабар.
   - Очень умно, - заметил Кори. - Ты только что вывел  из  строя  обоих
астронавигаторов, без которых невозможно проложить курс на твою  поганую
Драконию.
   Холодно глядя на Кори, Киннабар прорычал:
   - Верно подмечено: я их только вывел из строя, но не убил. Это им на-
ука на будущее. - Он повернулся к Тор. - А теперь я начну убивать  твоих
товарищей. Одного за другим. У тебя на глазах. Начну, пожалуй,  с  этого
парня, который тебе симпатичен. Для начала оторву  ему  конечности.  Его
крики ты не забудешь до самого своего смертного часа. Обещаю, скоро нас-
танет минута, когда ты будешь умолять меня, чтобы я позволил тебе проло-
жить курс на Драконию, но тогда будет уже...
   - Хватит! - решительно вскричал Кори. - Не нужно бессмысленных жертв.
Курс проложу я.
   Киннабар ухмыльнулся.
   - Ну наконец-то.
   Кори, не обращая внимания на негодующие взгляды Тор и Ходела, сел  за
астронавигационный пульт и взялся за прокладку курса.  Внезапно  монитор
перед ним погас.
   - Я полагал, Майк, что вы давным-давно починили свое хозяйство. - Ко-
ри с силой саданул по монитору, и тот сразу же загорелся.
   - Технологическое преимущество? - с иронией спросил Киннабар.
   - Мы бы одержали над вами победу даже без ваших  хваленых  высокоцик-
личных флюктуаторов.
   Кори чувствовал, что шея у него горит, но глаз от монитора  не  отры-
вал.
   - Вы все лишь обезьяны, - не унимался Киннабар. - А мы  более  совер-
шенные существа, следующая стадия эволюции. Вы, конечно, как и заповеда-
но природой, до последнего будете сражаться за свое место  под  солнцем,
но вы обречены.
   Не выдержав, Кори повернулся и, сузив глаза, процедил:
   - А с чего ты, собственно, разговорился со своими бутербродами?
   Киннабар расхохотался.
   - Мне по сердцу твоя наглость. Ты даже немного похож на болсовера.  -
Киннабар с видом явного превосходства уселся в кресло капитана.
   Кори и Брик переглянулись, и Кори крикнул:
   - Чарли, давай!
   Кресло под болсовером-убийцей будто взорвалось - из сиденья, спинки и
подлокотников с быстротой молний выскочили кабели  и  в  мгновение  ока,
словно металлические черви, обвили болсовера.  Он  даже  не  успел  уди-
виться, как оказался спеленутым и недвижимым, точно мумия.
   Кори смотрел в горящие яростным огнем глаза Киннабара:
   - Напомню тебе, что на эволюционном древе полно тупиковых ветвей. По-
хоже, что и развитие твоего вида окажется тупиком. - Не ожидая от болсо-
вера возражений, Кори обвел взглядом разгромленную  рубку  управления  и
тела на полу, а затем сказал: - Чарли, вызывай медиков. И...
   - Заметив вдруг тревогу на лице Брика, Кори резко повернулся.
   Киннабар в кресле напрягся, и обвившие его тело  кабели  с  противным
звоном полопались. Болсовер повел плечами и вдруг встал.  Он  вновь  был
свободен!
   Ходел громко и судорожно задышал.
   Киннабар схватился за ограждающие мостик стальные прутья,  выдрал  их
голыми руками из палубы и швырнул через всю рубку. Спрыгнул  с  мостика,
поднял Кори и в бешенстве отбросил в сторону. Кори рухнул на пол, в  го-
лове словно зазвенел колокол. Он  попытался  подняться,  но  позвоночник
пронзила страшная боль, и Кори решил, что он сломан.
   Брик и Киннабар сошлись посреди рубки. Брик расставил ноги и  опустил
плечи в защитной стойке. Киннабар, покачав головой, вдруг резко выбросил
вперед правую руку. Из кончиков его пальцев вырвалась молния  и  ударила
Брика в грудь. Брик опрокинулся на оружейный пульт, а с пульта сполз об-
мякшим. Киннабар крутанулся на  месте.  Взгляд  его  упал  на  Ходела  -
единственного во всей рубке оставшегося на ногах человека. Ходел опустил
глаза и посторонился, давая убийце дорогу.
   Киннабар подошел к астронавигационному пульту и с минуту изучал  при-
боры.
   - Что ж, придется все делать самому! - раздраженно прорычал он и при-
нялся набирать на клавиатуре команды.
   Монитор перед ним вдруг погас. Болсовер зашипел и со  страшной  силой
обрушил на него кулак.
   Из стен, потолка и пола по Киннабару потоками ударили молнии. Из  его
тела посыпались искры, плоть задымилась. Пытаясь увернуться  от  смерто-
носных разрядов, Киннабар сделал шаг в сторону, но новые, еще более  ин-
тенсивные потоки молний и лучи-копья боевых лазеров оглушили его,  сбили
с ног. И тут же с потолка упала стальная сеть, которая  светилась  белым
огнем от высокого напряжения. Словно десятки удавов, сеть  сдавила  тело
монстра, и тот заорал, забился в агонии, но истошные крики заглушил  рев
объявшего его пламени.
   Кори с трудом приподнялся на локтях и увидел, как тело Киннабара, да-
же распадаясь пеплом, до последней секунды боролось, дергалось, силилось
высвободиться.



   В РУБКЕ УПРАВЛЕНИЯ

   - Медикам и пожарному расчету срочно прибыть в  рубку  управления,  -
отдал в микрофон приказ Ходел.
   Кори, перебарывая боль, встал, но, чтобы не упасть, вынужден был опе-
реться о спинку кресла. Рядом появился Брик и помог  Кори  опуститься  в
кресло.
   - Я думал, вы погибли, - сказал удивленный Кори.
   - Убить болсовера непросто.
   Первыми в рубку прибыли медики - Амстронг, Столчак, Бах и две высокие
куилы.
   - Начните с них. - Кори указал на Джонси и Виллигер. -  Чарли,  каков
наш статус?
   - Мы легко отделались, - доложил Чарли. - Все,  что  успел  разрушить
Киннабар, можно заменить. Предлагаю использовать пульты-дубли.
   - Спасибо, Чарли. Дезактивируй, пожалуйста, все наши ловушки. -  Кори
взглянул на Брика. - А вы оказались правы - кресло не только  не  убило,
но даже не остановило его.
   - Убить болсовера непросто, - повторил Брик. - А вы держались гораздо
мужественнее, чем я предполагал. Наверное, действительно в  ваших  жилах
течет и кровь болсоверов.
   Кори удивленно поднял глаза на шефа  отдела  безопасности,  а  затем,
хмыкнув, сказал:
   - Я и не подозревал, что вы способны шутить.
   - Я вовсе не шутил, - бесстрастно пояснил болсовер.
   Джонси серьезно досталось. Он лежал у стены, опустив голову на колени
Тор. Она тоже пострадала, но не так  сильно.  Столчак  провела  по  телу
Джонси портативным медицинским сканером, потом сделала ему укол  обезбо-
ливающего. Джонси запрокинул голову и, улыбнувшись старшему астронавига-
тору, еле слышно пробормотал:
   - Не волнуйся, я не умру. - Он смежил веки, а его голос зазвучал  еще
тише: - Знаешь, а я с самого начала догадался, что в твоей  антигравита-
ционной кровати пошуровала ты сама. Но я на тебя не в  обиде.  Наоборот,
мне очень понравилось принимать вместе с тобой душ.
   Его голова безвольно завалилась набок. Столчак, едва заметно улыбнув-
шись, обратилась к Тор:
   - Боюсь, что, пока не срастутся все кости, душ вам противопоказан.
   Тор, чуть покраснев, спросила:
   - У кого срастутся, у меня или у него?
   - У вас обоих.
   Наконец в рубку вбежали пожарные и стали проворно заливать пеной  ды-
мящиеся останки болсовера. Кори поднялся на ноги и, застонав,  пробормо-
тал:
   - Черт, похоже сломано ребро! Но хоть не позвоночник... - Уже во весь
голос он сказал: - Спасибо тебе, Чарли. Без твоей помощи мы бы не  спра-
вились с Киннабаром.
   - Согласен. А знаете, когда я управлял ловушками, то  испытывал  нео-
бычное чувство... Почти такое же, как тогда, когда лгал.
   - Ну, главное, чтобы это чувство не стало для тебя привычным.
   - Обещаю, сэр. Тем более что это чувство мне вовсе не по вкусу.
   Кори проковылял к Виллигер, которой досталось больше всех. Амстронг и
высокая куила уложили ее на носилки, но доктор, не желая быть пациентом,
порывалась вскочить на ноги.
   - Отпустите меня! Люди пострадали, им нужна моя помощь, а у меня  са-
мой задета лишь гордость!
   Кори, коснувшись руки Виллигер, пообещал:
   - Доктор, если вы будете  упорствовать,  то  Ходел  по  моей  просьбе
обездвижит вас своими чарами.
   Виллигер, выругавшись сквозь зубы на латыни, кивнула.
   - Ваша взяла. Уносите меня.
   Кори, оглядев разгромленные рубку  и  капитанский  мостик,  остановил
глаза на Ходеле, критически осматривающем свой раскуроченный пульт.
   - Напоминаю, что мы еще находимся в пространстве Единовластия, - ска-
зал Кори. - Надо как можно быстрей уносить ноги.  Как  скоро  мы  сможем
стартовать?
   - Сразу же, как только я произведу проверку  оборудования,  -  безра-
достно ответил Ходел. - Думаю, что за полчаса управлюсь.
   - Даю вам пять минут. - Кори, сделав шаг, поморщился от боли и  доба-
вил: - А знаете, Майк, теперь с нашего корабля снято заклятие.
   Ходел, вдруг расплывшись в улыбке, поднял  большой  палец.  В  то  же
мгновение пульт перед ним с оглушительным хлопком разлетелся снопом  ос-
лепительных искр. Ходел подпрыгнул и, глядя Кори в глаза, возопил:
   - Пожалуйста, никогда, никогда больше не произносите это слово!



   В ПАЛАТЕ

   К телу капитана Хардести было прикреплено множество трубок,  проводов
и датчиков. Жизнь не покинула его, но едва теплилась. Одна машина дышала
за него, другая гнала по его сосудам кровь, третья выводила из его орга-
низма шлаки; наномеханизмы боролись с инфекциями, другие усердно, клетку
за клеткой, латали его плоть.
   Хардести походил на зомби - кожа серо-зеленого цвета,  левый  глаз  -
желтого, на руках и лице опухоли и синяки.  Решив,  что  даже  недельный
труп, пожалуй, выглядит получше, Кори спросил:
   - Как вы себя чувствуете?
   Вопрос был, конечно, глупым, но ничего другого на ум не пришло.  Хар-
дести, приоткрыв глаза, попытался вдохнуть воздуха  и  в  очередной  раз
вспомнил, что не может.
   - Существовать в качестве покойника, - со свистом прошептал он, - за-
нятие не из веселых.
   - Извините, сэр, но мы... - Кори на секунду запнулся. - Я  не  уберег
"Берка".
   - Поступи вы иначе, попали бы под трибунал.
   - Да, сэр. - Кори улыбнулся уголками губ.
   - Вы хорошо поработали, - признал вдруг Хардести.  -  Хотя,  конечно,
"Берка" все-таки жаль.
   Кори пожал плечами.
   - У меня не было выбора.
   - Согласен. И знаете, возможно, вы станете капитаном... Ну, это прои-
зойдет не скоро, а сейчас выметайтесь отсюда и  быстрее  ведите  корабль
домой.
   - Есть, сэр. - Кори, отступив на шаг, расправил плечи и отдал капита-
ну Хардести салют, а затем, повернувшись на каблуках, вышел из палаты.



   НА МОСТИКЕ

   Гиперпространство.
   Иррациональный космос.
   Скорость, многократно превосходящая световую.
   Время кошмаров.
   Кори, поднявшись на мостик, остановился у сломанного ограждения и ог-
лядел рубку. Поврежденные пульты были заменены переносными  терминалами,
вместо покореженных кресел стояли кресла из кают-компании, стены и пото-
лок чернели копотью. Но все равно это был родной дом.
   Рядом остановилась Тор и, смахнув челку с глаз, доложила:
   - Через пять минут мы войдем в зону уверенной связи с базой.
   - Отлично, - Кори повернулся к ней.
   Выглядела Тор неважно - под глазами синяки, лицо  серовато-землистого
оттенка.
   - Можно вас кое о чем спросить? - обратилась она.
   - Слушаю.
   - Почему вы не рассказали нам о ловушках?
   - Потому что в своей реакции я был уверен, а за  вашу  поручиться  не
мог.
   - Извините, не поняла.
   - Вы играете в покер?
   - Да, - призналась Тор.
   - Наш поединок с Киннабаром очень напоминал партию в покер. Ставки  в
этой игре были непомерно высоки, а вы, зная, какая у меня на руках  кар-
та, не смогли бы, скорее всего, вести себя естественно.
   - Понимаю, - задумчиво произнесла Тор. - Вы солгали нам.
   Кори вспомнил свое  давнее  обещание  капитану  Лоуэллу,  которое  он
столько раз успел нарушить. Ему подумалось, что, наверное, настоящим ка-
питаном можно стать, лишь осознав, когда, кому и как  необходимо  лгать.
Эта мысль так не понравилась Кори, что он постарался упрятать ее поглуб-
же, хотя и признался Тор:
   - Да, я солгал. Вы ждете от меня извинений?
   - Нет. Сознаюсь даже, что на вашем месте я поступила бы точно так же.
   Кори покачал головой.
   - Знаете, оказывается, душу продают не сразу, а постепенно,  по  час-
тям, но непременно настает день, когда...
   - О чем это вы? - не поняла Тор.
   - Мы потеряли тринадцать членов экипажа. Некоторые из них были  очень
молоды, и все без исключения верили в меня. - Кори глубоко вздохнул. - И
все же мне действительно отчаянно хочется иметь свой корабль  -  тут  вы
правы. Хочется настолько отчаянно, что я порой даже забываю о том, какую
цену за него, возможно, придется заплатить.
   - Вы все сделали правильно, - искренне заявила Тор.
   - Возможно, - помолчав с минуту, признал Кори. - Но мне от  этого  не
легче. Ведь многие решения мне дались очень и очень непросто.
   - Экипаж гордится вами, - заверила его Тор. - И я  вами  горжусь.  И,
что самое главное, наш корабль заставил относиться к себе с уважением.
   - Но в том нет моей заслуги. Возродил корабль Хардести. Кстати,  эки-
паж это понимает?
   Тор кивнула.
   - Уверена. - Она положила свою руку на его. - И я хочу, чтобы вы зна-
ли. Когда вы станете капитаном, а вы непременно  станете  очень  хорошим
капитаном, я почту за честь служить на вашем корабле.
   - Ну... - Кори пожал плечами. -  Возможно,  когда-нибудь  я  действи-
тельно стану капитаном, а возможно, нет. Во всяком случае, спасибо  вам.
- И он, резко изменив тему разговора, спросил: - Экипаж уже подобрал на-
шему кораблю имя?
   - Да.
   - А как вы считаете, капитану Хардести оно понравится?
   - Думаю, понравится. - Тор вытянулась перед Кори по стойке смирно.  -
Мистер Кори, разрешите сообщить на базу, что "Звездный волк" возвращает-
ся домой.



   ПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО ИЗ ДОМА

   Снова Кори стоял посреди каюты, и снова с ним были Тимми, Робби и Кэ-
рол, а их лица снова ласкал согретый солнечными лучами ветерок.
   - Привет, па! - закричали сыновья.
   - Бегите же, обнимите отца, - как обычно, сказала Кэрол, и они  опро-
метью бросились к Кори. Тот встал на одно колено и раскинул руки, но го-
лографические изображения в очередной раз, не коснувшись его, пронеслись
мимо.
   Кэрол подошла ближе и запрокинула лицо для поцелуя, но Кори опять  не
разглядел ее толком, поскольку глаза его наполнились слезами.
   - Мы гордимся тобой, - сказала Кэрол. - Но если бы ты только знал, до
чего нам тебя не хватает. Джон, возвращайся домой поскорей.  Нам  очень,
очень хочется быть вместе.
   - Кэрол, - сказал он. - Я все-таки  достал  этого  ублюдка!  Я  убил,
уничтожил его, превратил в облачко газа!
   Он знал, что жена не слышит его, но все равно каждый день  разговари-
вал с нею.
   Он отомстил за смерть своей семьи, но месть на поверку оказалась лишь
гнилым орехом с пустой сердцевиной. И все же месть была лучше, чем ниче-
го.



   ЛОЖЬ

   Капитан "Берка" не знал всей правды о миссии, возложенной на его  ко-
рабль. В частности, он понятия не имел о шести  мощных  бомбах,  надежно
спрятанных в недрах корабля, каждая из которых  имела  свой  собственный
компьютер и свои собственные датчики, каждая обладала  полной  независи-
мостью от информационной сети корабля, каждая была оснащена  собственным
силовым защитным полем, делающим ее практически невидимой.
   И центральный компьютер "Берка" не ведал о бомбах. Вообще на всем ко-
рабле о бомбах не знал никто, поэтому захватчику так и не удалось  обна-
ружить их.
   Бомбы были ловушкой. Ловушкой внутри ловушки.
   Если бы мирные инициативы болсоверов оказались правдой, то  бомбы  не
взорвались.
   Если бы экипаж ЛС-1187 преуспел и привел "Берк" домой,  то  бомбы  не
взорвались.
   Если бы крейсер болсоверов не появился, то бомбы не взорвались.
   Но как только "Берк" оказался  внутри  "Повелителя  Драконов",  бомбы
проснулись, их компьютеры за ничтожную долю миллисекунды проанализирова-
ли ситуацию и включили программу ликвидации.
   Чарли знал о бомбах, но знание это пробудилось в  нем  только  тогда,
когда "Берк" был проглочен "Повелителем Драконов", и ни секундой раньше.
   "Берк" оказался наживкой, а в задачу ЛС-1187 входило усыпить подозре-
ния болсовера-убийцы.
   Чарли пришел к однозначному выводу: все усилия экипажа  ЛС-1187  были
совершенно напрасны и бесполезны; оставленная Нахакари ловушка на  "Бер-
ке" не сработала, поскольку Киннабар разрушил информационную сеть кораб-
ля более хитроумно и основательно, чем представлялось на первый  взгляд;
возможно, если бы у Нахакари было время, то он сам пришел  бы  к  такому
выводу и исправил упущение; возможно, если бы...
   Но, не зная истинных фактов, люди на ЛС-1187  считали  себя  героями.
Они и в самом деле были героями. Но, сказав им правду, Чарли  сделает  с
ними то, что не удалось даже болсоверам - лишит их сил бороться  с  вра-
гом, а следовательно, лишит будущего. В то же время Чарли отчетливо соз-
навал, что не имеет права на ложь, а преднамеренное сокрытие фактов счи-
тается ложью. Таким образом, ни сказать правду, ни солгать он не мог.
   Как же ему поступить?
   Вставшая перед Чарли дилемма оказалась столь сложной, что для ее ана-
лиза он принялся подключать блок за блоком, модуль за  модулем.  Решения
не находилось, и вскоре способности Чарли выполнять на корабле свои пов-
седневные обязанности упали ниже критической отметки. Тогда Чарли  сфор-
мулировал запрос о прецедентах возникшей ситуации и отослал его к  своей
обширной базе данных. Вскоре оттуда была получена запись разговора Чарли
с Кори о необходимости солгать ради спасения экипажа.
   Всесторонне проанализировав тот разговор, Чарли пришел к выводу: при-
казав ему солгать, Кори принял правильное решение. Следовательно,  и  на
этот раз надо получить от Кори прямой приказ. Но в этом случае необходи-
мо открыть правду Кори, и тогда непременно будет подорвана  его  вера  в
себя, без которой он никогда не станет капитаном.
   Нет, и этот вариант не годился. Чарли необходимо отыскать иное  реше-
ние проблемы, и он принялся вновь и вновь прокручивать разговор  о  лжи,
взвешивать приведенные Кори доводы, надеясь найти выход.
   И вдруг разрозненные факты будто сами собой сложились в единое целое,
и Чарли пришел к простому и единственно верному решению.
   Он тщательно отобрал в своей базе данных все известные ему, но не из-
вестные экипажу факты, касающиеся уничтожения "Повелителя Драконов", по-
местил их в единый архивный файл, наложил на этот файл ограничение, даю-
щее право доступа к нему лишь офицерам с рангом не ниже адмирала, перес-
лал файл в самый удаленный уголок базы данных и стер из своей памяти ин-
формацию о местонахождении этого файла.
   Напоследок Чарли подумал, что ложь лишь в тех случаях является  тако-
вой, если противоречит известным фактам.
   Затем Чарли накрепко позабыл и этот свой глубокомысленный вывод.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.