Нинель Максименко. 
   На планете исполнившихся желаний. 
 
   1975 
 
   СОЧИНЕНИЕ НА ТЕМУ "ПОЧЕМУ Я ЛЮБЛЮ  (ИЛИ  НЕ  ЛЮБЛЮ)  НАУЧНУЮ  ФАНТАСТИКУ"
УЧЕНИКА 6-го КЛАССА "Б" ВОВИКОВА ЕГОРА
   Я люблю читать книжки по научной фантастике.  Вообще  многие  любят.  Мой
папа, например, тоже любит, хотя он и взрослый.
   Я  знаю  -  нам  говорила  пионервожатая  Валя,-  что  фантастика   будит
научно-техническую мысль и учит мечтать. Не спорю. Может, это и  так.  Может
быть, она и будит и учит. За это, наверное, ее взрослые и любят. А  я  люблю
ее совсем не за это. Просто ее читать очень интересно, и вот  нисколечко  не
скучно, а наоборот. Но я  люблю  читать  не  всякую  научную  фантастику.  В
большинстве  книг  происходят  такие  вещи,  которые  могут  сделать  только
взрослые. Вот, например, попробуй построй космический корабль, если даже  ты
отличник-переотличник, и  даже  звеньевой,  и  даже,  например,  победил  на
школьной олимпиаде. Все равно не построишь. И космонавтом тебя ни за что  не
сделают, пока ты не взрослый. И не то что космонавтом, а  даже  каким-нибудь
там ерундовским биологом не выберут. В общем, выходит,  все  на  свете  надо
ждать и ждать. А это я как раз терпеть  не  могу.  Пока  будешь  ждать,  уже
расхочется. Поэтому я люблю книжки, в которых  всякие  чудесные  приключения
происходят с, ребятами, а не со взрослыми. И вообще я бы очень хотел,  чтобы
что-нибудь такое необыкновенное и со мной  случилось.  Например,  чтобы  мой
велосипед мог летать, как вертолет. Или чтобы я мог выучить  язык  зверей  и
разговаривать со своим Пиратом и со своим ежом  Васькой.  А  почему  это  не
может быть? Вот мой папа взрослый и даже инженер, а он говорит,  что  ничего
невозможного нет.  И  то,  например,  что  сочинял  Жюль  Верн,  сейчас  все
осуществилось и даже еще кой-чего, о чем Жюль Верн не догадался.
   Вот поэтому я люблю научную фантастику и очень хочу, чтоб  со  мной  тоже
случилось что-нибудь фантастическое. Все.
 
   За это сочинение ученика  6-го  класса  "Б"  Вовикова  Егора  учительница
затруднилась   выставить   оценку.   С   одной   стороны,    она    отметила
самостоятельность мышления и стремление к научной мечте, а с другой стороны,
ученик употребляет недопустимые выражения  вроде  "ерундовский".  (И  потом,
Вовиков, разве ты не знаешь, что биологов не выбирают? Чтобы стать биологом,
надо  учиться,  кончить  институт,  а  если  ты  будешь  употреблять   такие
выражения, то ты в институт никогда не поступишь.)
 
   ПОЧЕМУ ГОШКУ НАЗВАЛИ ГОШКОЙ
   - Мама! Это ты, что ли, назвала меня Гошкой?
   - Нет, папа.
   - Мама, а почему меня звать не так, как всех?
   - А ты хотел бы, чтобы всех звали одинаково?
   - Да нет же. Ну ты понимаешь, что я говорю, только притворяешься. Ну  все
или Саши, или Вити, или Леши, а я вдруг Егор. Ни одного Егора больше нет!  Я
один на свете.
   - Во-первых, ты не один Егор. А кроме того, у папы был очень хороший друг
Егор. Так вот он назвал тебя в его честь.
   - А он что, погиб на фронте, этот друг?
   - Нет. Это было раньше. И он не мог быть на  фронте.  Они  были  ребятами
вроде тебя.
   - Ну, а тогда зачем он меня так назвал?
   - Потому что папа любил этого друга.
   - А ты его любила?
   - Я его не знала.
   - Как это так не знала! Папин близкий друг, а ты с ним не познакомилась!
   - Гошка! Ну что ты совсем как маленький! Ну подумай, как же я могла знать
папиного друга, когда я еще папу-то тогда не знала.
   - Мама, ну как же ты могла столько терпеть и не знать папу? Я  бы  ни  за
что не вытерпел!
   - Гошка, ты меня просто удивляешь! То ты читаешь совсем серьезные  книги,
а то задаешь вопросы, как пятилетний.
   - Нет, мама, я совсем даже не как пятилетний. Просто, знаешь, я так люблю
папу, так люблю... Я бы не стал терпеть. чтобы столько лет прошло зря, я  бы
с ним обязательно встретился.
   - Ох, Гошка, все-таки ты еще совсем ребенок! Мама тут же забыла про  этот
разговор, но Гошка-то не забыл.
 
   Прошло время, неизвестно  точно  сколько,  когда  однажды  вечером  Гошка
подсел к папе, твердо решив поговорить с ним наконец как мужчина с мужчиной:
   - Папа, ты можешь не читать газету?
   - Могу.
   - И не протирать очки?
   - Ну...
   - И не вертеть в руках карандаш.
   - Ну, а что я должен делать, скажи мне" Егор?
   - Ты должен со мной разговаривать.
   - Давай будем с тобой разговаривать, Егор. ~ Папа, расскажи мне про  того
друга... ну того, из-за которого меня звать Егор.
   - Во-первых, мы назвали тебя Егором не  только  из-за  моего  друга.  Это
прекрасное русское имя, к тому же твоего деда звали Егор, а друг...
   - Да, меня в данный момент интересует друг: какой он был?
   - Какой он был? Да, пожалуй... чем-то он похож на  тебя.  Тоже  не  любил
стричься... веснушки... Знаешь, Гошка, пожалуй, он был даже здорово похож на
тебя! Почему-то раньше я об этом не  думал.  Да,  определенно.  Может  быть,
только чуть повыше... Это было в последнее предвоенное лето, лето 1940 года.
Это последнее лето перед войной было очень  жарким.  И  началось  оно  очень
скучно. Родители уехали отдыхать  на  юг,  а  меня  оставили  с  бабушкой  и
дедушкой на даче  под  Москвой.  И  какое  могло  быть  веселье,  когда  нет
товарищей! Медленно тянулись  дни  за  сбором  гербария  и  прочими  нудными
занятиями, пока однажды... Помню до  мельчайших  деталей,  хотя  прошло  уже
тридцать лет. Тридцать лет, Гошка, ты можешь себе представить! В один  такой
жаркий денек сижу я на бревнах...
   - Позади дома?
   - Да, позади дома. Я, Гошка, наверное, сто раз уже рассказывал.  Тебе  не
надоело?
   - Нисколечко, папа.
   - Так вот, сижу я на бревнах, позади дома, и наблюдаю за большой  зеленой
стрекозой. И даже не видел, как рядом со мной очутился  мальчик.  Вот  такой
мальчик, как ты сейчас. Сел незаметно со мной рядом и как будто прочитал мои
мысли. "Вот бы, говорит, хорошо иметь такую стрекозу, только побольше раз  в
сто, и летать на ней. Ты заметил, какая у нее  потрясающая  маневренность  и
способность приземляться на  любых  посадочных  площадках?  Она  может  даже
висеть в воздухе на одном месте..." Как раз об этом я и думал в тот  момент,
когда тот мальчик...
   - Гошка?
   - Да, Гошка. Когда Гошка подсел ко мне и как будто прочитал мои мысли.
   - "А самолет не может",- сказал я ему. Ты представляешь, если надо  будет
высадиться куда-нибудь в неожиданное место, ну, например, на  крышу  идущего
поезда. Нужно, чтоб стрекоза летела прямо над поездом и спуститься с нее  по
веревочной лестнице.
   - Только это сказал Гошка...
   - Может быть, но не в этом дело. Факт  тот,  что  мы  оба  были  ужасными
фантазерами. Ведь,  представь  себе,  мы  еще  не  знали  тогда,  что  такое
вертолет. Да, мы не знали вертолетов, и в образе стрекозы  увидели  прообраз
вертолета. Представляешь, как удивительно у нас  работала  фантазия!  Это  и
сделало нас такими друзьями.
   - Ну в том, что я сравнил стрекозу с вертолетом, ничего удивительного  не
было,- задумчиво проговорил Гошка.
   - Конечно, если бы ты сейчас сравнил стрекозу с  вертолетом,  в  этом  не
было бы ничего удивительного. Ведь тебе с детства знаком вертолет. А вот  мы
с Гошкой и не слышали о вертолетах. Да... Интересно, кем стал  потом  Гошка?
Наверное, авиаконструктором.
   - Нет, папа, он будет космонавтом...
   - Космонавтом? Может быть. И может быть,  даже  мы  с  тобой  о  нем  еще
услышим. Как бы я хотел встретиться с ним снова. Интересно, помнит ли  он  о
нашей дружбе так же, как я?
   - Он никогда не забывал...- тихо-тихо сказал Гошка.
   - Но не в этом  дело.  В  общем,  с  появлением  Гошки  у  меня  началась
совсем-совсем другая жизнь. В то лето я впервые узнал, что  такое  настоящая
дружба. Многочисленные приятели, с которыми можно вместе пойти на  каток,  в
кино, прогулять уроки, высмеять нового мальчика во дворе, это еще не дружба.
Даже если ты клянешься в  вечной  дружбе  "по  гроб  жизни".  Вот  когда  ты
встречаешь в друге полное понимание твоих самых затаенных мыслей, мечтаний и
даже не только понимание, но  продолжение,  развитие...  Гошка!  Ты  знаешь,
какая великая вещь иметь друга, который так тебя понимает!
   - Знаю,папа.
   - Нет, Гошка, пока ты еще не знаешь. Но желаю тебе, чтоб ты узнал.  И  ты
увидишь, как жизнь твоя расцветет прекрасным цветком. Вот так было со мной и
Гошкой.
   - Знаю, папа.
   - Да я тебе рассказывал...  Какое  это  было  счастье!  Мы  разговаривали
часами и не могли наговориться. А иногда молчали, Запремся где-нибудь...
   - В летней кухне...
   - Да, в летней кухне, я тебе рассказывал...
   - Или в сарае!
   - Или в сарае. И сидим тихо, как мыши. И  так  нам  было  хорошо,  просто
замечательно! В эти часы мы жили в мире своих  фантазий.  Больше  всего  мы,
конечно, мечтали о технике, о самолетах, подводных  лодках.  Или  о  военных
приключениях. Иногда наши фантазии были такими буйными, что мы заражали весь
поселок. Любимой нашей игрой была конница  Буденного.  Обыкновенную  садовую
тачку мы привязывали к раме велосипеда. На велосипед садились мы с Гошкой, в
тачку набивалось немыслимое количество ребят. Кто-то из  ребят  выискал  две
самые настоящие буденовки,  которые  надевались  нами  по  очереди.  К  рулю
велосипеда на длинной палке был привязан красный флаг. Ну и здорово  же  это
было, скажу я тебе! Вот уж была игра так игра! Сейчас почему-то  у  вас  нет
таких веселых игр.
   - Да, это была мировая игра,- вздохнул Гошка,- Ну,  а  насчет  теперешних
игр, ты просто не в курсе, недостаточная информация.
   - Знаешь, мчимся мы вот так в этой тачанке по всему поселку, гремит  "Эх,
тачанка-ростовчанка", пыль столбом! За нами бегут десятки ребят, которым  не
хватило места в тачке; собаки выскакивают из всех калиток  и  провожают  нас
бешеным лаем. Вот это, я тебе доложу, была  игра...  Но,  пожалуй,  чаще  мы
играли только вдвоем с Гошкой. Заберемся в темный сарай и воображаем, что мы
котовцы, взятые в плен белыми. Нас допрашивают, пытают, но мы,  конечно,  ни
слова. Белые связали нас по рукам и ногам, во рту у нас кляпы.  И  вдруг  мы
слышим конский топот и крики "ура". В деревню  ворвались  наши.  Они  скачут
совсем рядом с нами, а мы даже не можем позвать на помощь...
   - И тогда,- дрожащим от волнения голосом продолжает Гошка,-  я  с  трудом
перекатываюсь к тебе и носом выталкиваю из твоего рта кляп, и мы спасены!
   - Ну да, Гошка вытолкнул кляп, я это тебе уже рассказывал. А иногда мы  с
Гошкой просто мечтали. Мы могли целыми часами лежать у нашей Серебрянки:  то
наблюдать за полетом стрекоз, то,  задрав  свои  облупленные  носы  к  небу,
ждать, когда пролетит самолет. Да, мы умели мечтать...
   Папа и Гошка одновременно вздохнули.
   - Вот только,- продолжал папа,- я не помню,  чтоб  я  хоть  раз  бывал  в
гостях у Гошки. Всегда почему-то он приходил ко мне. И  мне  даже  казалось,
что стоит мне только вспомнить о нем, как  он  тут  как  тут...  Не  всегда,
конечно, наши с Гошкой  затеи  были  умны...  Помню,  в  соседнем  доме  жил
паренек. Молодой морячок, который приехал в отпуск и скучал на даче. Для нас
он был кумиром. Мы устраивали за ним слежку и,  наверное,  здорово  отравили
ему отпуск. А однажды...
   - Это было уже в конце лета...
   - Да, это было уже в конце лета. Мы с Гошкой решили умолить  его  сделать
нам такую же татуировку, как у него. Он, конечно,  облил  нас  презрением  и
заявил, что пока что нам самое время  пускать  в  луже  бумажные  кораблики,
причем выбрать лужу помельче, а то, не дай бог, потонем. Но потом, когда  мы
ему оказали ряд существенных услуг...
   - Как дураки таскали записочки к Верке, а она их даже и не читала...
   - Значит, и это я тебе уже рассказывал. Так вот, позднее этот самый  Гена
переменил к нам отношение и, так и быть, согласился сделать нам  татуировку.
Он взял с нас страшную клятву, что мы никому ни гугу. Ну, я  тебе  доложу...
До сих пор с ужасом вспоминаю только две вещи в  жизни  -  зубного  врача  и
процедуру с татуировкой. Теперь я даже и не представляю, как у  таких  ребят
было столько силы воли, что мы даже не ойкнули.
   - Да уж, приятного было мало,- угрюмо вставил Гошка.
   - И вообще эта дурацкая татуировка всю жизнь мне потом отравила. И  ничем
ведь ее не вытравишь! Прошло уже тридцать лет, а она,  проклятая,  никак  не
сходит.
   Папа закатал рукав  белой  рубашки  и  стал  разглядывать  на  внутренней
стороне руки, чуть ниже локтевого  сгиба,  расплывшуюся  чайку,  держащую  в
когтях подобие якоря. Под якорем красовалась надпись: "Боря".  Этот  "шедевр
вкуса и художественного исполнения" был довольно-таки стерт временем, но все
же достаточно отчетлив, чтобы портить папе настроение каждое лето, лишая его
возможности носить рубашки с  коротким  рукавом  и  отравляя  пребывание  на
пляже.
   - Это была единственная глупость, которую мы сотворили с Гошкой.
   И папа уже в который раз горестно вздохнул.
   И тут Гошка,  ни  слова  не  говоря,  закатывает  рукав  своей  клетчатой
ковбойки, и ошарашенный папа видит на внутренней стороне Гошкиной руки, чуть
ниже локтевого сгиба, чайку, которая держит в когтях  якорь.  А  под  якорем
надпись: "Гошка". "Художество" на Гошкиной руке, в отличие от папиного, было
четким и ясным, как будто его исполнили только-только.
   Папа долго молча дергал себя за ухо, снимал и надевал очки,  протирал  их
по крайней мере раз пять, снова надевал и, наконец ,сказал:
   - Ну, Гошка, такой жуткой глупости я от тебя не ожидал!  Скопировать  эту
гадость...
   - Папа! Ты же сам сказал, что это была единственная глупость, которую  мы
с тобой сделали...
   - Да, но то, что могли натворить мальчишки сорокового года... А сейчас!..
Просто непростительно для современного культурного парня...
   - Папа, неужели ты еще не понял?
   - О чем ты, Гошка?
   - Мне показалось, что ты узнал меня...
   - Нет, Гошка, нет, нет, этого не может быть!  Машина  времени  существует
лишь в научной фантастике!
   - Ну, а зачем обязательно машина? И почему это не может быть? Вот видишь,
значит, может. Я просто очень, очень хотел, папа, быть с тобой тогда тоже. Я
просто не мог стерпеть, что было такое время, когда я тебя не знал. Я должен
был побывать там. Понимаешь? Я просто не мог!.. И, наверное, поэтому у  меня
получилось,- тихо добавил Гошка.
 
   ЧУДЕСНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ НА БРЕЗЕНТОВОЙ РАСКЛАДУШКЕ
   Шестой класс начался  для  Гошки  Вовикова  сплошными  неприятностями.  В
первый же день, в торжественный день 1 сентября, у него вышел жуткий скандал
с немкой из-за Васьки. Ваську Гошка поймал летом на даче, а вернее  было  бы
сказать, не поймал, а пригласил к себе жить. Васька  сам  явился  на  летнюю
кухню, недвусмысленно потребовал еды - скреб лапками, приподнимал мордочку и
заглядывал в глаза с явным вопросом:
   "Догадаетесь ли вы меня покормить, черт подери!" Васька - это еж. И может
быть, он раньше жил у кого-нибудь и его там приучили просить еду,  а  может,
просто он был очень умный. Умный-то он  был  наверняка.  Очень  скоро  Гошка
научил его таким штукам - хоть по телевизору выступай!  И  подумать  только:
Гошке пришлось терпеть почти пол-лета, чтобы продемонстрировать Ваську с его
фокусами ребятам из класса. Ну скажите теперь, мог ли он не принести  Ваську
1 сентября в школу? Скажите? Если вы скажете  "мог",  я  все  равно  вам  не
поверю.
   На первом уроке - была как раз зоология  -  все  шло  отлично.  Ботаничка
(теперь ее придется называть зоологичка) спрашивала, как ребята  знакомились
летом с живой природой и что нового узнали.
   И тут весь класс вдруг закричал: "Васька, Васька!" А ботаничка  спросила:
"Это что еще за Васька? И почему Васька, а не Вася и как его фамилия?" И все
закричали: "У него нет фамилии, это еж, еж Вовикова!" Ботаничка заткнула уши
и сказала: "Кто-нибудь один. Ну-ка, Вовиков, объясни, какой там  еще  Васька
поймал ежа". И все опять закричали: "Да нет же, Васька и есть еж!"
   Но ботаничка снова заткнула уши и журналом показала в сторону Вовикова.
   Гошка вытащил из парты Ваську, подошел к учительскому.  столу  и  посадил
его. Васька продемонстрировал все свои фокусы. Ребята его  угощали,  и  даже
ботаничка полезла в свой портфель и достала оттуда  целлофановый  мешочек  с
завтраком и протянула Ваське яблоко. Васька недолго думая схватил его и  сел
па задние лапки, а в передних держал яблоко и быстро его грыз.  Урок  прошел
чудесно. И всю перемену ребята угощали Ваську,  каждый  хотел,  чтоб  Васька
поел у него из рук. Но Васька уже не мог есть, он, кажется, начинал  злиться
и топорщил свои иголки.
   Когда начался следующий  урок  -  немецкий  -  весь  класс  стоял  вокруг
Гошкиной парты и не слышал, как вошла учительница, как она сказала один  раз
и второй, чтоб все сели на свои места.
   Алиса Ивановна хлопнула папкой об стол  -  получилось,  как  будто  пушка
выстрелила,  даже  Васька  испугался.  И  ребя-та   наконец   увидели,   что
учительница давно стоит у стола и что  она  здорово  разозлилась,  даже  вся
красная.
   - Так-то, Вовиков, ты начинаешь шестой класс! - сказала Алиса  Ивановна.-
Первого сентября ты срываешь мне урок. Я  вижу,  за  лето  ты  нисколько  не
исправился. Сейчас же пойди и выбрось своего ежа на улицу, тогда  мы  начнем
урок.
   Алиса Ивановна села на стул и стала листать журнал, как  будто  спокойно,
но ребята видели, как она  злится,  и  чувствовали,  что  сейчас  разразится
скандал.
   Вовиков стоял за своей  партой,  а  Васька  сидел  на  парте,  ничего  не
подозревая.
   - Ну, Вовиков,-сказала Алиса Ивановна,-мы ждем, весь класс ждет тебя.
   И тут Гошку прорвало;
   - Весь класс ничего не ждет! Вы зря сваливаете на весь класс. Не  могу  я
его выбросить на улицу, это же МОЙ еж,  понимаете,  МОЙ!  Вот  если  бы  вас
выбросить на улицу!
   - Что?! - Алиса Ивановна почти подпрыгнула на стуле.- Меня  выбросить  на
улицу! Ну-ка, Вовиков, убирайся вместе со своим ежом и учти:  больше  ты  на
моих уроках не будешь, никогда, уходи в другую школу!
   Весь класс онемел от  ужаса.  Все  видели,  что  Алиса  Ивановна  говорит
всерьез, а не так, как бывает: попугают,  а  потом  все  забывается.  И  все
думали: что же теперь будет с Гошкой и с Васькой?
   Гошка складывал в портфель свои  вещи,  потом  также  не  спеша  поставил
портфель на парту и поверх  книжек  расстелил  тряпку,  так  что  получилось
что-то вроде  уютного  гнездышка,  бережно  положил  туда  Ваську  и  закрыл
портфель. Все это Гошка делал тоже как будто  спокойно,  но  ребята  видели,
каково ему сейчас.
   Гошка сказал "до свиданья" и ушел. В классе еще долго стояла тишина...
   Пока что Гошке разрешили ходить в школу. Но все  понимали,  что  это  так
просто не кончится, что-то будет.
   И тут случилось еще одно событие...
   Все это произошло из-за научной фантастики. Дело в том, что Гошка Вовиков
очень любил научную фантастику, читал только научную фантастику, просто-таки
жить не мог без научной фантастики.
   Давным-давно, еще в четвертом классе, Гошка твердо решил, что  жизнь  его
будет отдана космосу, а точнее, изучению самых дальних планет. Конечно же, в
этом нет сомнения: пока Гошка подрастет, до самых дальних планет доберутся.
   И после этого решения Гошка не только начал читать абсолютно всю  научную
фантастику, но самое главное - готовить себя морально и физически к условиям
существования в космосе.
   Он ставил на  себе  разные  опыты,  иногда  совсем  даже  нелегкие.  Так,
например, он целых два дня ел только хрустящие хлебцы, витамины в  таблетках
и пил чистую воду  -  больше  ничего,  чтоб  приучить  себя  к  космическому
рациону.
   Самое трудное в этом опыте была, конечно, мама. Ужасно тяжело иметь маму,
которая ну ничегошеньки не понимает в космических делах и к тому  же  просто
помешана на свежих витаминах и калориях. Но способность убеждения - это тоже
необходимое качество для космонавта: ведь придется же как-то  объясняться  с
жителями  других  планет!  И  Гошка  убедил  маму  в  необходимости   своего
эксперимента.
   Но это в прошлом. А сейчас он занимался вещами посерьезнее. Одна из самых
нужных вещей для космонавта - не растеряться в условиях невесомости, и Гошка
стал готовиться к этому. Однажды, когда он купался в  речке  Серебрянке,  он
вдруг почувствовал, как легко в воде его тело. Он вдруг сообразил,  что  это
очень  похоже  на  невесомость.  От  неожиданного  открытия  Гошка  чуть  не
задохнулся, наглотался воды и пошел ко дну, где  глубина-то  всего  лишь  по
пояс. Ребята здорово осмеяли его тогда, но Гошка даже не удостоил  их  своей
обидой: что они понимают в серьезности открытия!
   С этого дня Гошка стал ежедневно  тренироваться  в  речке.  Кувыркался  в
воде, и стоял столбиком, и лежал на воде, раскинув руки и ноги,  и  крутился
штопором. И как-то, когда  папа  пришел  вечером  домой  и  за  ужином  стал
рассказывать, какой он видел интересный документальный фильм про "Аполлон" и
как там космонавтов тренируют в воде  па  условия  невесомости,  Гошка  даже
поперхнулся чаем, вскочил и закричал:
   - А я сам, сам придумал это, папа, ты веришь, сам!
   И папа поверил и оценил.
   Гошка продолжал упорные тренировки в речке. А однажды, когда  он  смотрел
по телевизору цирк, то сделал еще одно потрясающее открытие: можно научиться
здорово управлять своим телом и подготовить себя к условиям невесомости и  в
самом обычном воздухе. Стоит только взглянуть на  клоунов,  как  они  падают
плашмя прямо на пол. Попробуй-ка шмякнись так - костей  не  соберешь,  а  им
хоть бы хны. А прыгуны на батуте, а воздушные акробаты - да это же настоящая
школа космоса!
   С того вечера Гошка  не  прекращал  тренировок,  можно  сказать,  круглые
сутки. Даже когда он лежал в постели, он приказывал своему телу расслабиться
и чувствовал, что как будто все его кости становились мягкими.  Он  уже  мог
запросто падать плашмя на пол, пугая до смерти маму и бабушку,  и  прыгал  с
крыши сарая, ловко планируя и мягко приземляясь на грядки. Всему этому Гошка
научился еще летом. Из-за этих-то летних тренировок и  произошел  случай  на
физкультуре.
   Был урок физкультуры. Занимались, как всегда, в физкультурном зале,  была
как раз разминка. Все ребята лазили по шведской стенке, прыгали через  козла
и подтягивались на кольцах. Всем было очень весело, и только  Гошка  Вовиков
печально стоял у окна и думал о своей несчастной судьбе.
   И тут он неожиданно принял решение. Сейчас он всем им покажет, сейчас  он
докажет,  что  Вовиков  не  какой-то  там  мелкий  нарушитель,   а   будущий
завоеватель космоса. Он уже  и  сейчас  довольно  крупный  исследователь  по
невесомости. Да и Егор Вовиков звучит не так уж плохо, не многим  хуже,  чем
Юрий Гагарин. Сейчас он всем им покажет! И Гошка в одно  мгновение  забрался
на самый верх шведской стенки, к самому потолку зала, и, держась одной рукой
за верхнюю перекладину, а другой махая в воздухе, закричал что было силы:
   - Эй, вы все! Смотрите, что сейчас будет! В ту же  секунду  Гошка  разжал
пальцы и, распластав руки, камнем полетел вниз...
   Гошка лежал в бабушкином саду на брезентовой раскладушке, в руках у  него
был Айзек Азимов, а нога его была в гипсе. Чтение  что-то  не  лезло  ему  в
голову. Когда все это случилось, такая  была  суматоха  -  "скорая  помощь",
врачи, больница, тогда, конечно, никому и в  голову  не  пришло  говорить  о
скандале на немецком.
   Но теперь, когда все прошло,  когда  он  совсем  выздоровел,  только  вот
ходить не очень-то может, пока гипс  не  сняли,  теперь  каждый  день  можно
ждать, что завуч вызовет маму в школу и объявит ей,  что  ее  сын  бандит  и
хулиган и что они не хотят больше держать его в школе; и пусть он делает что
хочет: хочет вишни продает на базаре, хочет идет работать дворником,  только
вот учиться ему больше нельзя - Алиса Ивановна не разрешает.
   И до того муторно стало Гошке от этих мыслей, что он даже  застонал,  так
что бабушка с террасы спросила:
   - Что, Гошенька, нога?
   - Да, бабуся, что-то опять ноет...
   - Инвалиды мы с тобой, Гошенька,- сказала  бабушка.-  На  базар  бы  надо
сходить, малинки купить,  пирог  испекла,  в  кои  веки  сливки  сбились,  а
подумай: какой же пирог со взбитыми сливками без  малины!  Да  вот  ноги  не
пускают, занедужили...
   Гошке стало еще хуже от того, что он всех обманывает, что все его жалеют;
он снова чуть не  застонал,  но  вовремя  остановился.  Чтобы  отвлечься  от
грустных мыслей,  Гошка  сосредоточил  свои  мысли  на  научной  фантастике.
Недавно он прочитал одну книжку, старую, правда, но не  хуже  новых,  и  там
один человек без всяких инструментов, а  только  при  помощи  своего  разума
научился управлять целым миром, и причем не только людьми и животными, но  и
неодушевленными вещами. Все его слушались.
   "Вот бы мне  такое,-  подумал  Гошка.-  Вот  было  бы  здорово!  Вот  все
удивились бы! Представляю, как Алиса Ивановна выгоняет меня из класса,  а  я
приказываю своей парте, и парта медленно и плавно набирает высоту - ж-ж-ж-ж!
- пробный круг над классом, я на прощание делаю ручкой и вылетаю в окно".
   И в этот самый момент Гошка почувствовал, что его раскладушка  как  будто
бы хочет оторваться от земли, делает усилия, как будто хочет,  но  не  может
взлететь.
   "Надо ей помочь,- думает Гошка,-  надо  сконцентрировать  всю  умственную
энергию на одной мысли и заставить раскладушку взлететь".
   И вдруг раскладушка как подпрыгнет метра на полтора от земли!
   "Ну,-  думает  Гошка,-  ничего  себе  рывочек,  так  и  упасть   недолго,
представляю, что испытывают космонавты". Гошка стал плавнее  концентрировать
свою мозговую энергию, и раскладушка стала взлетать мягко,  без  всяких  там
бешеных  скачков.  Гошка  на  всякий  случай  все-таки  крепко  держался  за
алюминиевые перекладины. И тут Гошке пришла мысль.  "Поче-му,-  думает  он,-
вместо того чтобы так  просто  развлекаться,  не  слетать  бы  на  рынок  за
малиной? И бабушке услужу, и пирог вкуснее будет, и заодно испробую  силовую
мощность раскладушки".
   Сначала Гошка  сделал  несколько  пробных  виражей  по  саду.  Прекрасно!
Раскладушка слушается его идеально, как гово- рится, пилот  и  аппарат  были
одно целое. Гошка сделал еще один пробный вираж над дачей,  потом  спустился
и, промчавшись мимо террасы, прямо на лоту  схватил  со  стола  целлофановый
мешочек и рубль - бабушка приготовила это для соседки - и взмыл  над  садом.
Гошка старался лететь чуть повыше столбов, чтобы, не дай бог, не  задеть  за
электрические  провода.  Прилетел  на  рынок,  снизился.  Сверху   обозрение
прекрасное. Гошка выбрал самую крупную малину и подрулил  к  тетке,  которая
продавала эту самую прекрасную малину. Около тетки стояла небольшая очередь,
человек пять-шесть.
   - Нельзя ли  мне  отпустить  без  очереди,  а  то  тут  нет  стоянки  для
раскладушек! А тетка говорит:
   - А мне что, как очередь.
   А очередь, как кто. Одни говорят: "Еще чего! Один на ма-шине приезжает  -
спешит, другой на раскладушке прилетает - спешит, а мы тут стой как  дураки,
а мы тоже спешим". А другие говорят: "Да отпустите его скорей, а то еще  эта
чертова раскладушка на голову свалится!" А еще другие говорят:
   "Наоборот, пусть стоит,  ждет  своей  очереди,  под  раскладушкой  хорошо
стоять - тенечек".
   Ну. Гошке все-таки удалось взять малину без очереди. Он полетел не  спеша
обратно и тут, уже почти полдороги до дачи пролетев, решает Гошка:  надо  бы
слетать в школу, выведать у ребят, как там и что. Гошка направил раскладушку
на, Москву.
   Вот он около своей школы, и как  раз  на  уровне  четвертого  этажа,  где
помещается зал,  и  видит:  все  окна  открыты  -  собрание  идет,  наверное
педсовет. "А может быть, как раз меня сейчас исключают,- подумал Гошка.- А я
вот как влечу на раскладушке, вот они удивятся и, может быть, не  исключат".
И Гошка совсем уж было влетел в окно, но его взял страх: пилить  начнут,  то
да сё, и потом, все-таки неудобно - на раскладушке, да еще в  одних  трусах.
Скажут: "Это тебе не пляж". Ну, что тут делать? Семь бед  -  один  ответ.  И
Гошка влетел в зал и повис над  кафедрой.  Гошкины  предчувствия  сбылись  -
завуч как раз сейчас с кафедры говорил о нем: что до каких пор можно терпеть
и что это, в конце концов, противоречит всем нормам педагогики -  бесконечно
прощать  нарушителя.  Гошка  понял:  это  страшное,  как  в  милиции,  слово
относится к нему, и у него чуть не выпал из рук  пакет  с  малиной  -  после
таких слов не жди ничего хорошего.
   И действительно. Завуч продолжал говорить, и в словах его не было  ничего
хорошего. Он говорил, что, может, и  не  стоит  поднимать  шума  и  доводить
Вовикова до исключения, но что ему не место в  образцовой  спецшколе,  пусть
переходит в обычную районную. И вдруг...  Гошка  не  поверил  своим  ушам  и
глазам. С места вскакивает Алиса  Ивановна,  его  немка,  и  прямо  с  места
начинает говорить, и не говорить, а прямо-таки кричать.  Перебила  завуча  и
кричит:
   - Товарищи педагоги! Вы можете спокойно сидеть и слушать, что говорит наш
заведующий учебной частью, а я вот не могу! Что значит - образцовая школа  и
что значит - простая районная? Да как же это можно!  Товарищи  педагоги!  Да
это невозможно! Ах, значит, у нас образцовая потому, что  мы  выбираем  себе
учеников. Да вы понимаете, что это значит? Мы подбираем, а  не  воспитываем.
Да и потом, если уж говорить начистоту: Вовиков отличный парень,  и  я  была
неправа.
   В зале стояла жуткая тишина. Алиса Ивановна продолжала:
   - Вовиков вступился за того, кого он воспитал и вырастил, неважно, что  в
данном случае это был еж Васька. А я была неправа, и мы с вами  неправы,  он
вступился, а мы с вами выбрасываем того, кого мы воспитали  и  вырастили.  И
разве ото справедливость! И разве это педагогика! И если хотите  знать,  вот
из таких ребят, как Вовиков, вырастают  герои,  и,  может  быть,  наш  Гошка
Вовиков - это будущий Юрий Гагарин!
   Тут Гошка не мог больше терпеть! Он  как  сумасшедший  стал  кружить  под
потолком вокруг люстры, бросал вверх малину наподобие салюта и кричал:
   - Ура! Да здравствует справедливость! Да здравствует Алиса Ивановна!
   Недоумевающие педагоги смотрели вверх, не понимая, что это опять  выкинул
Вовиков, откуда он кричит и откуда сыплется малина прямо им  на  головы,  на
костюмы и платья...
   А Гошка в это время был уже далеко. Он летел на раскладушке, и все в  нем
пело и звенело. Так громко, как оркестр на демонстрации.
   Он  летел  высоко-высоко.  Он  проносился  над  гремящими  кранами,   над
строящимися домами-башнями, над синими лентами рек и желтыми одеялами полей,
над узкими линейками шоссе и бегущими электричками.  А  выше  над  ним,  как
стрекозы, жужжали вертолеты, стремительно проносились самолеты, а  еще  выше
летели спутники и космические корабли.
   И вот  Гошка  уже  почти  дома.  Он  издали,  словно  звездочку  в  небе,
рассмотрел свой дом, а потом разглядел и террасу, и стол на ней, а на  столе
огромный воздушный пирог со взбитыми сливками, и своего ежа Ваську,  который
стоял задними лапками на  стуле,  а  передними  держался  за  край  стола  и
принюхивался к ароматному запаху пирога. Гошка понял, что папа  и  мама  уже
приехали с работы, потому что увидал  на  табуретке  мамину  сумку  и  папин
портфель. Гошкину грудь распирало от счастья; и тут как раз вышла из комнаты
бабушка и сказала:
   - А где наш Гошенька, уж холодать начинает, а он в  одних  трусах  лежит,
зови его чай пить с пирогом!
 
   ЧЕРНЫЙ РЕПРОДУКТОР
   Откуда все-таки появился у Гошки этот черный репродуктор? Он помнит,  что
дело началось со старых папиных часов "Мозер" без стекла и с одной стрелкой.
Часы "Мозер" Гошка обменял на шариковую ручку с Леной Плясулей.
   Шариковую ручку Лены Плясули он обменял с Шуриком на джинсы.
   Шуриковы джинсы он обменял с Вовкой на три стеклянных шарика.
   Вовкины шарики он обменял с Сашей на недействующую электродрель.
   Недействующую Сашину электродрель он обменял на жевательную резинку.
   Жевательную резинку - на коробку скрепок.
   Коробку скрепок - на сломанную "Спидолу".
   Сломанную "Спидолу" - на билет в цирк.
   Билет в цирк - на бронзовую собачку.
   И вот эту самую никому не нужную бронзовую собачку Гошке удалось выменять
на такую чудесную вещь, как черный репродуктор.  Бумажная  тарелка  и  сзади
какая-то маленькая коробочка. И неужели эта штука будет действовать!  Просто
какое-то чудо техники. Подумать только, что такие репродукторы делались  еще
в допотопные времена! Даже и папы еще  тогда  не  было,  кажется,  в  тысяча
восемьсот двадцатых или в тысяча девятьсот двадцатых, в общем, еще на  самой
заре цивилизации.
   Мальчик, у которого Гошка выменял эту чудесную  вещь,  уверял,  что  если
репродуктор включить в радиосеть, то он заговорит. Ну это даже слишком!
   Гошка дрожащими руками включил вилку в радиосеть, но чуда не случилось  -
репродуктор  не  заговорил.  Но  Гошка  нисколько   даже   не   расстроился.
Репродуктор и так хорош!
   Полюбовавшись еще некоторое время на чудо техники, Гошка занялся  другими
неотложными делами: он начал клеить порванную магнитофонную  ленту,  которую
ему удалось выменять как-то еще в том году.
   И вот, когда Гошка и думать-то уже забыл о репродукторе, он вдруг услышал
в комнате какое-то гудение, шипение. Гошка даже не сразу  понял,  что  звуки
исходят из черного репродуктора.
   И вдруг ясный и громкий женский голос очень  таинственно  и  торжественно
сказал: "Спустись вниз по лестнице! Спустись вниз по лестнице!"
   Гошка не соображал толком, что он делает, но открыл дверь и мигом  слетел
с лестницы. И что же! На  площадке  между  первым  и  вторым  этажом  стояла
Гошкина мама с двумя полными сумками.
   - Гошка, тебе, наверное, внутренний голос подсказал, что я несу  пирожные
и что я задумала: если бы Гошка меня встретил и помог сумки тащить, я б  ему
до вечера, так и быть, дала бы  одно  пирожное.  И  когда  только  нам  лифт
поставят, только всё обещают!
   Но Гошка думал не о лифте, а о внутреннем голосе. Неужели? Но при чем  же
здесь черный репродуктор? И откуда  мама  знает?  Но  выяснилось,  что  мама
ничего про репродуктор не знала, а про внутренний голос она  сказала  просто
так.
   Про этот случай Гошка никому не рассказал, даже Паше Сергееву, потому что
не был уверен: может, это действительно был внутренний голос, а  ему  только
показалось, что черный репродуктор.
   Но в тот же день произошел еще один случай. Когда Гошка пообедал и  выпил
чай с честно заработанным пирожным и снова  продолжал  клеить  магнитофонную
ленту, а мама из кухни кричала ему что-то такое насчет уроков, но  Гошка  не
расслышал, что именно, вдруг черный репродуктор заговорил снова. На сей  раз
мужской голос, и тоже очень таинственно и торжественно,  произнес:  "Повтори
вчерашний урок по геометрии! Повтори вчерашний урок по геометрии!"
   И что же! Назавтра Гошку спросили прошлое  задание  по  геометрии,  и  он
получил пятерку. Ну тут уж никто не будет сомневаться, что  это  никакой  не
внутренний голос, а черный репродуктор!
   А что потом было!.. Даже трудно поверить.  Черный  репродуктор  подсказал
Гошке  тему  контрольной  по  истории.   Правда,   он   подсказал   довольно
расплывчато, и Гошке пришлось повторять уроки за целый  месяц.  Но  все-таки
Гошка получил по контрольной тоже пятерку. Потом черный репродуктор приказал
ему как-то выйти немедленно во двор. И что же! Как раз в это время сосед  со
второго этажа выводил из гаража своего "Москвича", и он  катал  Гошку  почти
целый час.
   Потом  черный  репродуктор  посоветовал  ему  пойти  в  кино   на   фильм
"Неуловимые мстители", и фильм оказался потрясающим! Не  советовал  идти  на
фильм "Джейн Эйр", и фильм оказался ерундовским!
   Советовал зайти в гости к Лене Плясуле, и как раз ее мама пекла пирожки с
яблоками;  не  советовал  идти  на  день  рождения  к  Вале,  и  ничего  там
действительно не было интересного, даже лимонада не было.
   Но самое потрясающее было вот что. Черный репродуктор  посоветовал  Гошке
больше не подсказывать на уроках. И что же! Противная  ябеда  Танька  выдала
Шурика Шарикова, который ей подсказывал, и  его  маму  вызвали  в  школу.  А
сколько раз Гошка подсказывал раньше этой ябеде!
   Вот был бы он хорош сегодня, если бы не черный репродуктор!
   Тут уж Гошка не выдержал и рассказал все Паше Сергееву.  И  они  с  Пашей
решили, что это не что иное, как подарок пришельцев  из  космоса.  Наверное,
какие-нибудь пришельцы, которых мы даже и не видим, а может быть, мы на  них
не обращаем внимания только потому, что они нарочно  принимают  человеческий
облик,- так вот, пришельцы, наверное, решили установить с людьми  контакт  и
выбрали не кого-нибудь, а именно Гошку Вовикова! А  установили  они  контакт
как раз через этот самый черный  репродуктор.  Наверно,  у  этих  пришельцев
техника такая высокая, что им ничего не стоит при помощи электронного  мозга
предсказать хотя бы  недалекое  будущее.  И  вот,  чтобы  завоевать  Гошкино
доверие, они через черный репродуктор предупреждают его.
   В порыве товарищеской любви Гошка воскликнул:
   - Может, и с тобой они захотят установить контакт! Ведь ты  же  знаешь  о
космосе не меньше, чем я.
   Три дня Паша не вылезал из комнаты Вовиковых, маме даже  показалось,  что
Паше явно хотелось бы остаться ночевать, и у  нее  возникло  подозрение,  не
случилось ли у него чего-нибудь дома?
   - И что это в самом деле с ними такое? - говорила Гош-кина мама.-  То  их
со двора клещами не затащишь, а тут сидят дома. А деньки-то какие,  сама  бы
гуляла!
   И действительно, деньки были что  надо!  Нормальные  майские  деньки.  Со
двора доносились голоса ребят, играющих в прятки, и стук мяча.
   Но Гошка и Паша, как только приходили из школы, усаживались возле черного
репродуктора и сидели до самого вечера.
   Все было напрасным! Не захотели  пришельцы  установить  контакт  с  Пашей
Сергеевым, неизвестно по каким причинам. Гошке было до слез обидно за своего
друга.
   Но Паша держался мужественно и первый сказал Гошке;
   - Только тебя они выбрали для контакта, это ясно, так что я лучше не буду
мешать, а то, может быть, они хотят сообщить что-нибудь очень важное, может,
даже им нужна какая-нибудь помощь.
   И что же! Не успела за Пашей захлопнуться входная дверь, как  репродуктор
заговорил. Видно, пришельцы все-таки решили хоть чем-нибудь  наградить  Пашу
за его терпение, и поэтому на этот раз сообщение касалось Паши.
   Гошка был на седьмом  небе  от  счастья.  Он  выскочил  на  лестницу  как
сумасшедший и закричал в пролет:
   - Пашка, они велят тебе к завтрему учить алгебру!
   И назавтра Пашу действительно спросили, и он получил по алгебре  пятерку.
Правда, кажется, ничего другого он никогда по алгебре и не получал, но не  в
этом же дело!
   Все, решительно все мог предсказать чудесный черный репродуктор, но он не
смог предсказать  того,  что  мама,  делая  в  субботу  генеральную  уборку,
выбросит его на помойку!
   Первым делом Гошка спросил, на какую именно, и на помойку или на  свалку.
А мама сказала: "Разве это не одно и то же?" А  Гошка,  удостоив  маму  лишь
презрительным взглядом, ринулся вниз.  Гошка  перерыл  решительно  все  и  в
помойном баке и на свалке и даже  с  пристрастием  расспрашивал  мусорщиков,
которые приезжают с машиной убирать мусор, и дворников, и ребят,  но  никто,
решительно никто не видел черный репродуктор.
   И тогда только Гошка вспомнил о мальчике из пятого  "А",  у  которого  он
выменял репродуктор. Как ему раньше не приходило в голову поговорить с  ним!
Ведь если у него  был  репродуктор,  то  он,  конечно,  что-нибудь  знает  о
пришельцах. И вот интересно! В тот же самый момент  та  же  мысль  пришла  и
Паше. На уроке литературы Гошка получает записку: "На перемене бежим в пятый
"А". Зачем, этого Гошке объяснять было но надо. Как только прозвенел звонок,
Гошка и Паша одновременно сорвались со  своих  мест  и  бросились  к  двери.
Литераторша даже сказала с участием:
   - Попросились бы выйти на уроке! Гошка и Паша неслись по коридору, сшибая
на ходу малышей.
   В пятом "А" урок еще не кончился.  Они  заглянули  в  класс  и  пробежали
глазами по рядам. Нет, явно этого мальчика здесь не было.
   - Наверно, он заболел,- сказал Гошка.
   - А может, ты забыл, может, он из пятого "В"? - спросил Паша.
   Гошка и Паша обошли все пятые классы и даже шестые, описывали всем  этого
мальчика, но найти его нигде не могли словно его никогда и не было!
 
   ГОШКА И ПИРАТ
   Гошка был в отчаянии. Годы летят, жизнь проходит, а собаки все нет и нет.
И главное, мама совсем даже не  против,  и  папа  не  против.  Против  сосед
Боровков. И еще как! Он просто не переносит собак и  вообще  всех  животных.
Даже на Паши-ного Бемби он писал жалобы, хотя Бемби живет в другом дворе.  А
в квартире он не то что собаку, а даже ежа терпеть  не  хочет.  Хотя  Васька
даже и в коридор-то не выходит, так что даже не понятно,  как  Боровков  про
пего узнал! Боровков развешивает  по  всей  квартире  плакаты:  "Не  позволю
содержание животных в коммунальной квартире!"
   Один такой плакат он повесил на кухне над столом, другой  -  в  коридоре,
прямо напротив Гошкиной двери.
   Мама сколько раз пыталась его уговорить:  ну  чем  ему  мешает  маленький
безобидный еж, которого Боровков никогда и  не  видит!  Но  на  такого,  как
Боровков, убеждения не  действуют.  После  разговора  с  Гошкиной  мамой  он
вывесил еще один  плакат:  "В  СЛУЧАЕ  НЕПОДЧИНЕНИЯ  ПОЛОЖЕНИЮ  О  ПРАВИЛАХ,
ПЕРЕДАЮ ДЕЛО В ТОВАРИЩЕСКИЙ СУД".
   Ну, можно ли при таком соседе взять собаку! Единственный выход  -  скорей
получить отдельную квартиру, а то вот так промучаешься всю жизнь без собаки.
Гошкина мама давно уже стояла в  очереди  на  отдельную  квартиру.  Но  этот
местком на работе у мамы не хотел понять тяжелого Гошкиного положения.
   - Мама,- упрашивал Гошка,- скажи ты, наконец, своему месткому, чтобы  они
поторопились, я не могу больше жить без собаки.
   А папа сказал:
   - Я думаю, если мы поживем еще годик с таким соседом, то нам и собаку  не
надо, мы сами лаять будем.
   - Ну, это все-таки не то,- возразил  Гошка.-  Ты  же  не  превратишься  в
собаку, а я хочу настоящую собаку, понимаешь, настоящую, живую собаку!
   И надо же было так случиться, что Паша взял и подарил  Гошке  собаку.  Не
свою, конечно. У них была  огромная-преогромная  колли  Бемби,  а  эта  была
маленькая такса. Паша нашел ее так просто, на улице, она потерялась.  И  это
была - ну честное слово! - самая лучшая на свете такса.
   Когда Гошка увидел ее и такса вразвалочку пошла навстречу  Гошке,  смотря
на него так, словно они встретились после долгой разлуки, Гошка сразу понял:
вот как раз та собака, о которой он мечтал всю свою жизнь.
   - Как же ее звать? - спросил Гошка.
   - А она мне не  сказала,-  ответил  Паша,-  но  я  думаю,  надо  ей  дать
какое-нибудь морское имя, у нее походка в  точности  моряцкая.  Может  быть,
Юнга?
   - Пират! - громко сказал Гошка.
   Такса вздрогнула и завиляла хвостом.  Может,  случайно  Гошка  угадал  ее
прежнее имя, а может, просто имя было похожим, Во всяком случае, Пират сразу
понял, что это его зовут, и так и остался Пиратом.
   Чтобы мама не взбунтовалась, Гошка решил  подготовить  ее  постепенно.  А
пока поместил Пирата во дворе, в сарае. Но как  -  подготовить  маму,  Гошка
решительно не знал.
   Дни шли за днями. Пират все жил в сарае. Гошка  носил  ему  туда  еду  и,
чтобы Пирату было не скучно одному целый день, до маминого прихода с  работы
гулял с Пиратом или сидел с ним в сарае.
   Так сидели они однажды, прижавшись друг к другу, в каждый думал о своем.
   "Нет,- думал Гошка,- надо пойти и все рассказать маме, не  может  же  она
Пирата выгнать на улицу! Ну, а если вдруг  все-таки  она  скажет,  как  мама
Шурика: "Иди я - или собака!"? Я же не могу бросить Пирата! Тогда  я  возьму
Пирата, и мы уйдем с ним из дома навсегда. Мы пойдем с ним куда глаза глядят
и будем так идти и идти..."
   И они так шли и шли. Шли, даже не зная куда. Их толкали люди, но  они  не
обращали на это никакого внимания, не обратили внимания и на то,  что  толпа
стала редеть, а потом и вовсе никого не стало.
   Они прошли улицу, потом еще другую улицу и вышли на площадь,  на  которой
Гошка бывал, наверно, раз сто, только раньше он что-то не  замечал,  что  на
ней такая красивая арка. Нет, точно, еще вчера ее здесь не  было.  За  аркой
был большой сквер. Гошка прошел под аркой  и  оказался  в  сквере.  Трава  в
сквере была высокая и зеленая, совсем как в поле. И потом, сейчас уже начало
ноября, а трава здесь совсем как летом.
   "Что за чудо?" - подумал Гошка, оглянулся, а никакой арки уже нет, и улиц
тоже никаких нет, впереди и сзади высокая трава.
   И тут Гошка чуть не наступил на тоненькую золотистую змею. Он  подпрыгнул
от страха метра на два от земли и услышал позади себя голос, хотя  прекрасно
знал, что, кроме него и Пирата, никого здесь не было.
   - Напрасно ты боишься, она не кусается. Это моя знакомая змея Диана.
   Гошка увидел, что это говорит Пират, и так и остался от удивления  висеть
в воздухе. Тогда Пират тоже подпрыгнул и повис рядом с Гошкой.
   - А знаешь, что  здесь  здорово,-  сказал  Пират,-  здесь  такая  сильная
невесомость, что мы можем летать.
   Раскинув широко руки, Гошка взмахнул ими, как крыльями,  и  действительно
полетел. Гошка почувствовал такой восторг, что не мог сдержаться,  завизжал,
загоготал и взмыл вверх. Он повис высоко в воздухе и посмотрел вниз.  Внизу,
как  море,  колыхалась  высокая  сине-зеленая  трава,  а  далеко,  почти   у
горизонта, возвышались круглые холмы, а еще дальше, совсем далеко,  в  дымке
виднелся город. Это было совсем не то, что смотреть сверху из окна дома, или
там с балкона, или хоть с "чертова колеса". Совсем, совсем не то.
   Гошка спланировал вниз и полетел рядом с Пиратом.
   - Пират,- сказал Гошка,- оказывается, ты можешь  говорить.  Почему  ж  ты
раньше со мной не говорил?
   - Просто ты меня не спрашивал. Слушай, давай играть в салочки!
   Пират подлетел к Гошке, тронул  его  лапой  и,  мгновенно  развернувшись,
помчался от Гошки. Тело его вытянулось в струнку, передние лапы он  выбросил
вперед, уши развевались на ветру,  а  хвостом  Пират  подруливал,  чтобы  не
заносило.
   Гошка полетел за Пиратом. Но Пирата не  так  просто  было  догнать,  хотя
Гошка и мчался как ветер. Гошка сделал отчаянный рывок и коснулся  кончиками
пальцев задних Пиратовых ног.
   - Салочка! - закричал Гошка и полетел от Пирата. Пират весело засмеялся и
бросился догонять  Гошку.  Так  они  летали,  играя  в  салочки.  Над  полем
раздавался такой хохот и визг, что  любопытные  полевые  обитатели  прервали
свои  занятия  и  наблюдали  за  этой  веселой  игрой.  Змейки,  свернувшись
кольцами, вытянули вверх свои  головки;  суслики,  встав  на  задние  лапки,
таращили глаза в небо; даже черепахи, которые всегда смотрят только себе под
нос, закинули вверх головы.
   Гошка и Пират устали гоняться  друг  за  другом  и  стали  просто  летать
спокойно и плавно, разговаривая друг с другом.
   - Скажи мне, Пират,- спрашивал Гошка,- только ты можешь разговаривать или
другие собаки тоже?
   - Господи! Конечно же, все собаки могут разговаривать.
   - А почему я никогда не слышал, как они разговаривают?
   -  Потому  что  это  просто  только  между  нами,  собаками.  .  А   чтоб
разговаривать с людьми, надо настроиться с ними на в одну волну,  и  знаешь,
на Земле ото очень трудно, а здесь...
   - Скажи мне, Пират, а другие звери тоже...
   - Ну конечно! - И Пират даже засмеялся.- Не только звери  -  и  травы,  и
деревья, и цветы...
   - Да что ты, Пират! Неужели и цветы разговаривают?
   - А какая разница!
   - Ты знаешь, Пират,- вдруг закричал Гошка,- а ведь точно,  по  телевизору
передавали, теперь уже доказано, что меж-ду флорой и фауной нет  разницы.  А
ведь цветы там всякие и травы - это и есть флора.
   Гошка протянул руку и взял за лапу Пирата, и так  они  молча  летели  над
полями, и действительно Гошка услышал,  как  бормочет  трава,  как  шепчутся
между собой  ромашки,  склонив  друг  к  другу  головы,  как  пересмеиваются
колокольчики.
   Между тем день кончался. Закат окрасил все небо в розовый цвет. Ни одного
облака не было на нем, даже ни одного самолета, ни одного вертолета,  только
бабочки - желтые, синие и красные. Но все равно это было очень красиво.
   А потом вдруг розовый свет потух, как будто его погасили,  а  небо  стало
бирюзовым, и  бабочки  все  улетели  (они  всегда  ложатся  спать  вместе  с
солнцем),  но  зато  прилетели  большие  зеленые  стрекозы,  и  весь  воздух
наполнился шуршанием их крыльев.
   И каждая из них подлетала к Гошке с Пиратом и здоровалась с  ними.  Гошка
только и успевал говорить: "Привет, привет!" А Пират каждую стрекозу называл
по имени, и Гошка только удивлялся, как он всех не перепутает.
   - Ты что, часто здесь бываешь? - спросил Гошка.
   - Конечно!
   Потух и бирюзовый свет. На темном небе выплыла огромная луна.
   Пират тронул Гошку лапой за плечо и кивнул на луну.
   - Узнаёшь? Гошка задрал голову к  луне,  и  тут-то  он  увидел,  что  это
никакая не луна. На ней были знакомые очертания, которые ему  что-то  ужасно
напоминали. И вдруг он понял: это похоже на контурную карту, которая висит в
кабинете географии. Ну да, вот материк Африки, а вот Евразия.
   - Да это же наша Земля! А где же тогда мы с тобой? - воскликнул Гошка.
   Но тут какая-то змейка, подпрыгнув и повиснув в воздухе  перед  Гошкой  и
Пиратом, вдруг заговорила звонким голоском:
   - Дорогие гости! Специально для вас мы устраиваем сегодня концерт.
   Гошка толкнул Пирата в бок и сказал ему:
   - Смотри, это твоя знакомая Диана.
   Тут вся трава  зажглась  зеленым  фосфоресцирующим  светом,  а  несколько
золотых светящихся змеек, выпрыгнув из травы,  изобразили  в  воздухе  слово
"КОНЦЕРТ". Заиграли тысячи скрипок. Гошка видел, что это  были  не  скрипки,
это ящерицы уселись,  уперев  свои  хвосты  в  землю,  а  змейки  вытянулись
наподобие смычков и играли на хвостах ящериц.  Получилась  такая  прекрасная
музыка, какой Гошка еще никогда не слышал.
   Тихо-тихо зазвенели большие голубые колокольчики, ромашки  запели  ужасно
красивую песню, и в такт ромашкам зашелестела трава. Тут и все другие  цветы
подняли свои головки, каждый запел  свою  партию,  и  получился  такой  хор,
какого никогда не услышишь на Земле.
   Гошка и Пират, устав летать, уселись на высоком холме, с которого им было
все прекрасно видно. Они сидели рядом, прижавшись друг к другу, и тут  Гошка
смущенно прошептал Пирату:
   - Ты знаешь, мне, кажется, никогда еще не было так хорошо.
   Пират сказал:
   - И мне тоже! - и лизнул Гошку в лицо.
   И тут Гошка вдруг увидел, что они с Пиратом сидят не на холме, а  в  углу
сарая, на старом мешке. Пахло  бензином  и  масляной  краской,  и  со  двора
раздавались звуки твиста. Но Пират, его Пират, здесь, вот он.
   Гошка поднимался к себе на четвертый  этаж.  Под  полой  его  пальто  был
Пират. Гошка нажал всей ладонью на звонок. Ему  открыл  Боровков.  Загородив
собою проем двери, он стад теснить Гошку обратно на площадку.
   - А ну-ка давай, давай отсюда  с  собакой!  Развел  тут  свинарник.  Ежи,
собаки, скоро корову заведут!
   Но тут из-за плеча Боровкова показалось мамино лицо. И,  наверно,  вид  у
Гошки был такой, что мамино лицо стало  тревожным,  она  властно  отстранила
Боровкова от двери.
   Гошка вынул из-под пальто Пирата, опустил его на пол, и Пират вразвалочку
пошел навстречу маме, поднял на нее глаза, а мама закричала:
   - Боже мой! Как раз о таком щенке я мечтала всю жизнь! - И  она  схватила
Пирата на руки.
   Гошка понял, что ничего говорить не надо.
   Они продолжали стоять в коридоре. Сосед Боровков, громко ворча,  удалился
в свою комнату, хлопнув дверью.
   А мама спросила Гошку:
   - Как ты думаешь, где нам устроить ему место?
 
   ЦИРК ЗВЕРЕЙ
   Как только Паша увидел Гошку, он сразу понял, что у Гошки на  уме  что-то
необыкновенное.
   - Знаешь, Паша, какая  профессия  самая  замечательная,  после,  конечно,
космонавта?
   - Ну?
   - Дрессировщика!
   -  Профессия  неплохая,-  степенно  ответил  Паша.  Гошкины   слова   его
разочаровали.- Профессия неплохая, требует большой выдержки и смелости. А ты
что же, уже изменил космонавтике?
   ~ Я?! Ну, знаешь, если бы ты не был мне друг,  я  б  тебе  такую  оплеуху
залепил!  Ну,  так  и  быть,  объясню.  Во-первых,  это  будет  не  основная
профессия, а хобби космонавтов. Знаешь, что такое хобби?
   Паша презрительно фыркнул.
   - Так вот,- продолжал Гошка,- у каждого современного человека должно быть
хобби, понял? А кроме того, это совсем не измена космонавтике, а совсем даже
наоборот.  Ну-ка,  пошевели  мозгами.  Думаешь,  прилетишь  на  какую-нибудь
планету, а там тебя встречают на космодроме и рапортуют по  всей  форме:  "С
прибытием вас,  дорогой  товарищ  Павел  Сергеев.  Планета  Альфа  готова  к
принятию советских космонавтов!" Так, думаешь, будет? Да, может, там даже  и
космодрома  никакого  не  будет,  может,  один  только  дикий  лес,   может,
какой-нибудь паук с тигриной головой ка-а-к выскочит на тебя... Ну,  что  ты
будешь  делать,  скажи?  А  если  ты  дрессировщик,  сразу  контакт  с   ним
устанавливаешь. Потому что твое хобби - дрессировка зверей, и тебе  это  раз
плюнуть.
   - Да, Гошка,- сдался Паша- чего-чего, а насчет космонавтики у тебя голова
работает. Ну, что же ты предлагаешь?
   - А вот что. Мы устраиваем цирк зверей.
   - Цирк зверей? А где возьмем зверей?
   - То есть как это где? Как это где? А по-твоему,  Бемби  -  это  что,  не
зверь? Мой Пират - это не зверь? А Васька, а Ленкин попугай Риорита,  а  ваш
кот Мишка, да мало ли наберется в одном только нашем доме!  Нет,  ты  только
представь: устраиваем мы концерт, приглашаем весь двор. Я объявляю: "Дорогие
товарищи, начинаем наш концерт!" Тут оркестр играет марш, выходят  на  сцену
все участники, по росту, делают круг почета...
   - Постой, а почему ты объявляешь и где ты возьмешь оркестр?
   - Фу ты господи!  Что  ты  перебиваешь  мою  мысль  такими  пустяками!  А
магнитофон на что! Так вот, выходят, значит, все по  росту.  Первый  -  твой
Бемби, потом все остальные, и обязательно все на задних лапах идут.
   - Ну не знаю, пойдет ли мой Бемби на задних лапах...
   - О господи! А для чего же репетиции, тренировки! Конечно, пойдет.
   - И потом, ты представь, когда он встанет па задние лапы, он чуть  не  до
потолка будет, малыши его испугаются.
   - Да ну тебя, Пашка, с тобой  невозможно  придумать  ничего  интересного,
вечно ты: то нельзя, это нехорошо. Ну и характер у тебя! Как только с  тобой
живут твои родители, просто не понимаю!
   - Мучаются, наверное. Зато у тебя в голове вечно какие-то бредни.
   - Ах так, ну, знаешь, я пошел...
   - Постой, Егор, так не годится. Мы еще ничего не  начали  делать,  а  уже
поссорились. Давай  садись,  я  беру  лист  бумаги,  и  мы  составляем  план
действий. Во-первых...
   Гошка с надутым видом уселся на стул,  но  через  минуту  глаза  его  уже
горели огнем.
   - Слушай, я придумал такой номер, такой номер! Все просто упадут...
   Скоро о цирке зверей узнал весь двор, да какое там двор, пожалуй  что,  и
вся улица, а может быть, даже и весь район.
   К Паше и Гошке приносили и приводили  самых  разных  животных.  Владельцы
расхваливали понятливость и таланты своих подопечных.
   Больше всего,  конечно,  было  котят,  но  Паша  и  Гошка  отказывали  им
решительно и безоговорочно. Приводили кое-кого  и  поинтересней  -  черепаху
Тортилу,  морскую  свинку  Маринку,  лисенка   Рыжика,   медвежонка   Машку,
бесчисленное количество собак. Один мальчик принес даже аквариум с  золотыми
рыбками. И этот мальчик доказывал, что они прекрасно поддаются дрессировке и
могли бы принять участие в представлении.
   В отборочную комиссию вошли, кроме режиссеров-постановщиков Паши и Гошки,
еще хозяйка попугая Риориты - Лена Плясуля и еще другая  Лена,  с  соседнего
двора,-  хозяйка  фокстерьера  Чарли.  Комиссия  строго   и   беспристрастно
просматривала номера зверей, желающих стать актерами.
   Очень, конечно, всем хотелось принять лисенка Рыжика и медвежонка  Машку.
Но, когда их привели на репетицию, остальных зверей обуял ужас.
   Кот Мишка выпрыгнул в окно (хорошо еще, что репетиции проходили  у  Паши,
который жил на первом этаже), великан Бемби, трусливо поджав хвост и жалобно
заскулив, пытался забраться под низкую тахту, под которую и  кошка  едва  бы
протиснулась. Пират  тихо-тихо  ретировался  на  кухню.  Только  бесстрашный
фокстерьер Чарли вцепился лисенку в нос. Ко всему этому  неописуемому  ужасу
Рыжик и Машка подрались между собой. Нервная Риорита от страха  выдала  весь
запас своих знаний.
   - Алешка,- кричала Риорита  старушечьим  визгливым  голосом,-  немедленно
вставай, в школу опоздаешь! Шляешься до двенадцати ночи, а потом  дрыхнешь.-
И тут же, без передышки, Риорита перешла на  ломающийся  баритон,  изображая
какого-то оболтуса Алешку. Потом  Риорита  залилась  звонким  смехом,  потом
тоненьким детским голоском прокричала: - Дяденька, подай мячик, он к вам  на
кухню залетел.- И тут же, снова переходя на густой бас: -  Я  вот  те  подам
такой мячик, у, хулиганы!
   Когда   дым   сражения   рассеялся   и   хозяева   немного    утихомирили
разбушевавшихся питомцев, комиссия продолжила работу.
   - К сожалению, вам придется отказать,-  сказал  Паша  владельцам  лисенка
Рыжика и медвежонка Машки.- Вы сами видите, что ваши актеры не  вживаются  в
наш коллектив. Если бы у нас было больше времени, я по сомневаюсь, что мы бы
перевоспитали их дикие инстинкты, но представление уже  назначено  на  конец
месяца, так что сами понимаете...- И Паша развел руками.
   Все очень расстроились. А Паша сказал:
   - Конечно, мы потеряли  двух  великолепных  актеров,  зато  нашли  одного
такого, какой нам и не снился. Комиссия непонимающе смотрела на Пашу.
   - Неужели вы не поняли, какая у нас победа! Ведь  Риорита  под  действием
страха заговорила то, чего она никогда не  говорила.  Лена  Плясуля,  скажи,
говорила Риорита раньше все это?
   Лена Плясуля решительно замотала головой.
   - Вот видите, даже Лена не знала, что Риорита  прекрасно  говорит  целыми
фразами. Я думаю, что Риорита вполне сможет взять на себя роль ведущего.
   Все согласились, что это будет здорово.
   Репетиции продолжались.
   Вокруг Пашиного дома постоянно дежурили  несколько  десятков  любопытных,
пытаясь подсмотреть в окна или подслушать у  двери,  что  там  творится.  Но
двери были плотно закрыты, а окна плотно занавешены.
   Ребята, у которых совсем никаких зверей не было, предлагали свои услуги в
качестве музыкантов, оформителей, клоунов, осветителей и даже уборщиков.  Но
Паша был неумолим. Он выходил во двор, чтобы утихомирить  страсти  толпы,  и
говорил:
   - Труппа уже укомплектована. Все остальные примут участие в представлении
в качестве зрителей.
   ...И вот наконец настает день генеральной репетиции. Актеры показали себя
как сплоченный,  дружный  и  работоспособный  коллектив.  Комиссия  устроила
последнее решительное совещание. Где же все-таки устраивать концерт?
   - У нас нельзя,- сказала Лена, хозяйка фокстерьера Чарли,-  у  меня  папа
работает дома.
   - Ну, значит, ты отпадаешь, и точка,- заявил Паша.
   - А у меня мама сейчас болеет,- сказала Лена Плясуля.
   - И у нас нельзя,- сказал Паша,- к нам в  воскресенье  тетя  с  дядей  из
Южно-Сахалинска приезжают. Придется, Егор, у тебя! И комната у вас  как  раз
большая, небось метров тридцать.
   - Тридцати нету, но не в этом дело: ты что же, забыл  про  Боровкова?  Да
его инфаркт хватит.
   - Инфаркт - это его личное дело. Нам важно не нарушать законные  правила.
Что  сказано  в  Положении  о  правилах  поведения  жильцов  в  коммунальных
квартирах? Разве там сказано, что нельзя устраивать цирк зверей?
   - Нет, вроде бы не сказано,- сказал Гошка.
   - Может быть, там сказано, что школьники не имеют  право  проводить  свой
досуг в коммунальной квартире?
   - Нет, и такого не сказано,- вынужден был согласиться Гошка.
   - Вот и прекрасно!
   - Да если он увидит такое количество зверей!.. Он же их терпеть не может!
Он из-за одного Пирата писал на нас заявление в товарищеский суд. А тут он в
настоящий суд подаст.
   - Глупости,-  авторитетно  заявил  Паша.-  Нет  такого  закона,  чтоб  не
устраивать цирк зверей. Я вижу, тебя твой Боровков до смерти запугал.
   - Ничего он меня  не  запугал,  просто  связываться  неохота,-  проворчал
Гошка, но сдался.
   - И потом, мы можем так все устроить,  что  твой  Боровков  зверей  и  не
увидит, а слышать через дверь он будет только Риориту, так  она  же  говорит
человеческим голосом. Как он сможет доказать, что это зверь?
   Вечером Гошке еще предстояло вырвать у мамы разрешение,  и  ему  пришлось
немного недоговорить. Вместо "цирк зверей", он сказал просто "цирк". Папа  с
трудом согласился на магнитофон.
   И вот наконец во дворе было вывешено большое объявление:
   30 ОКТЯБРЯ В 16.00 ЧАСОВ В КВАРТИРЕ ГОШКИ ВОВИКОВА СОСТОИТСЯ ЦИРК ЗВЕРЕЙ.
ПРИХОДИТЬ СО СВОИМИ СТУЛЬЯМИ.
   Уже в три часа у Гошкиного подъезда собралась  огромная  толпа  ребят  со
стульями и табуретками, а дошкольники, те дежурили еще с раннего утра.
   Но режиссеры объявили, что  пускать  будут  только  за  десять  минут  до
начала. Ведь актерам надо одеться и приготовиться.
   Среди собравшихся возникло опасение, что Гошкина комната не вместит  всех
желающих, поэтому на  лестнице,  до  самого  четвертого  этажа,  выстроилась
очередь со стульями и табуретками.
   Ровно без десяти минут четыре бешеный поток стульев и табуреток хлынул  в
Гошкину комнату. Гошкиной комнате, наверно,  никогда  не  снилось,  что  она
может вместить такое количество народу -  ребят  набилось  около  полусотни.
Пришлось часть стульев оставить на кухне и садиться вдвоем па один стул.
   Животные-актеры пока что помещались за шкафом.
   Погас свет на минуту или две. Все сидели в жуткой темноте, и только  было
слышно сопенье зрителей.
   И вдруг из-за шкафа вынырнул красный  луч  и  осветил  всех  таинственным
кроваво-багровым светом. Малыши на передних  стульях  завизжали  от  страха.
Честно говоря, всем было страшновато. Но в этот самый  момент  красный  свет
сменился радостным желтым, заиграл веселый марш, и на манеж  вышел  директор
цирка в блестящей накидке и в цилиндре. Почти даже нельзя было  узнать,  что
это Паша Сергеев.
   Директор поднял вверх серебряный жезл, и музыка стихла.
   - Товарищи, прошу  соблюдать  тишину  и  полный  порядок.  Начинаем  наше
представление - Цирк зверей! - произнес он громовым голосом.
   Зрители дружно захлопали.
   - Дорогие товарищи зрители! Познакомьтесь с ведущим  нашего  спектакля  -
Риоритой. Режиссер Лена Плясуля.
   Тут снова заиграла музыка, но уже другая, забавная,  веселая  песенка,  и
притом совсем тихо. На манеж вышла Лена Плясуля, на  вытянутой  руке  у  нее
сидел попугай.
   Лена дала Риорите кусочек сахару, та взмахнула крыльями и сказала громким
скрипучим голосом:
   - Привет, привет, начинаем наш концерт.
   А потом снова заиграл марш; манеж освещался  то  красным,  то  синим,  то
желтым светом, и под звуки марша из-за шкафа торжественно выходили участники
спектакля.
   Первым в параде участников важно выступал на задних лапах великан  Бемби,
за ним Пират, за ним, также на задних лапах, шествовал кот  Мишка,  за  ним,
правда, не на задних лапах, а на  всех  четырех,  следовали  морская  свинка
Маринка в черепаха Тортила, а замыкал  шествие  фокстерьер  Чарли.  Он  шел,
представьте себе, на передних лапах!
   Тут зрители не выдержали. Восторгу не было конца. Все запрыгали.
   - Браво, Чарли! Браво, бис!
   Некоторые в возбуждении  повскакали  со  своих  мест,  с  передних  рядов
артистам бросали конфеты.
   Вперед вышел директор-распорядитель и объявил, что те, кто будет  бросать
артистам конфеты, будут удалены из  зала.  Угощенье  артистам  можно  давать
только после спектакля.
   Наконец водворилась тишина, и спектакль продолжался. Зазвучал  вальс,  на
манеж выскочил Бемби, только сейчас он был конем, и какая  чудесная  золотая
уздечка спадала с его гривы! На спине у него было седло с вышитыми цветами и
с кисточками по всем четырем углам. А па седле - подумать только!  -  плавно
покачиваясь в такт вальса, сидела свинка Маринка в пышной голубой нейлоновой
юбке и в шляпке с оборочками.
   Какая-то зрительница пронзительно закричала:
   - А я узнала, узнала - это платье моей куклы и шляпка тоже!
   Но все на нее зашикали, и номер кончился под оглушительные аплодисменты.
   Потом выступил Гошка со своим Пиратом. Гошка наигрывал на губной гармошке
"Яблочко", а Пират в тельняшке  и  в  одетой  набекрень  морской  бескозырке
исполнил матросский танец. Этот номер имел невероятный успех.
   Риорита объявляла все новые и новые номера.  Восторг  зрителей  дошел  до
предела. Никто не мог сидеть на своих местах. Все то и  дело  вскакивали  со
стульев. В азарте были  съедены  все  подарки,  предназначавшиеся  артистам.
Кошки, не принятые в артисты, не хотели больше сидеть  на  коленях  у  своих
-хозяев, мяукали  и  царапались.  Выступающие  артисты  тоже  заметно  стали
нервничать.
   И тут Риорита объявила новый номер. Свет погас, но из-за  шкафа  вынырнул
синий луч, который падал не на манеж, как прежде, а на  занавеси.  И  только
тут все увидели, что на занавесях блестят и переливаются чудесные серебряные
звезды. Луч плавно кружился по всей комнате, и казалось,  что  это  кружится
синий небосвод со сверкающими  серебряными  звездами,  и  каждый,  буквально
каждый сидящий здесь, почувствовал себя  парящим  в  бесконечном  прекрасном
космосе. Раздалась песня "На пыльных тропинках далеких планет останутся наши
следы...", и Риорита объявила название номера: "Звери-космонавты".
   На манеж вышел Бемби. Он был  впряжен  в  чудесный  космический  корабль.
Через прозрачную крышу корабля были видны космонавты в космических  костюмах
и шлемах. Просто едва можно было узнать Гошкиного Пирата, и свинку  Маринку,
и кота Мишку, и черепаху Тортилу, и фокстерьера Чарли, который  тоже  был  в
космическом костюме и шлеме и при этом вдобавок стоял на передних лапах.
   Громко звучала песня  космонавтов.  Риорита  каждую  минуту  выкрикивала:
"Привет космонавтам!"
   В этот самый момент  ребята  заметили,  что  корабль  начал  вибрировать,
словно в  нем  заработал  мотор.  Бемби  в  страхе  отступил,  и  постромки,
соединявшие его с кораблем, разорвались. Гул нарастал все сильнее и сильнее.
Ребята чувствовали уже, что вибрирует не только корабль, но и пол, и  стены,
и их собственные руки и ноги. Они услышали  какой-то  звук  сверху,  задрали
головы и увидели, что потолок комнаты медленно расходится в разные  стороны,
как занавес в театре. И они увидели  настоящее  синее-синее  небо  и  в  нем
звезды и луну, все самое настоящее.
   Все ахнули разом, как один  (даже  сами  устроители  спектакля  нисколько
этого не ожидали), корабль вздернул  свой  тупой  сигарный  нос  и  вдруг...
оторвался от пола, взлетел к потолку, вынырнул в синий проем и стал исчезать
в небе со все возрастающей скоростью. Скоро он был уже в темном небе, словно
огневой столб, а еще через несколько мгновений он превратился  в  светящуюся
точку.
   Их корабль, их собственный корабль, с их собственными зверями только  что
благополучно вышел на орбиту и помчался  навстречу  далеким  мирам.  Громкое
"ура" и салют из тысячи конфетных бумажек ознаменовали это событие...
   И вдруг отворилась дверь, зажегся  самый  обыкновенный  свет,  ребята  не
понимали, где они и  что  с  ними  происходит,  с  недоумением  смотрели  на
появившегося па пороге комнаты соседа Боровкова.
   Лицо его меняло цвет от  белого  до  малинового.  Глаза  метали  громы  и
молнии.
   Крутящийся  синий  небосвод  с  серебряными  звездами  в  ту  же   минуту
остановился и погас; крики восторга замерли на губах у зрителей;  кошки  как
бешеные ринулись в коридор. У Чарли, стоящего в  корабле  вверх  ногами,  не
выдержали нервы, и он залаял. Кот Мишка  выпрыгнул  из  своего  космического
кресла и, пробив головой целлофановую крышу корабля, с воем кинулся на шкаф.
Пират в космическом шлеме выскочил из корабля вслед за Мишкой и  вцепился  в
боровковскую штанину. Бемби поднял морду и завыл. Риорита кричала, от страха
перепутав все на свете:
   - Подать мяч в правый угол! Привет космонавтам! Бей, не  жалей!  Молодцы,
ах молодцы, мальчишки! Сосед Боровков прошипел:
   - Малолетние уголовники!
   Чуть не сбив Боровкова с ног,  мимо  него  пронесся  стремительный  поток
собак, кошек, мальчиков, девочек, стульев и табуреток.  Вслед  этому  потоку
Риорита голосом соседа Боровкова кричала:
   - Малолетние умывальники!
   Что и говорить! Цирк зверей, так чудесно начавшийся,  кончился  не  очень
хорошо.
 
   ГОШКА ВОВИКОВ НА ПЛАНЕТЕ ИСПОЛНИВШИХСЯ ЖЕЛАНИЙ
   Эта история случилась вечером, когда Гошка был один  дома.  Совсем  один,
если, конечно, не считать Пирата и Васьки. Мама с папой ушли в  цирк.  Не  в
какую-нибудь там консерваторию, не в гости, и не в театр "Современник", а  в
цирк.
   Причем в новый цирк, в котором Гошка еще ни разу не  бывал.  А  Гошку  не
взяли. И дело не в том, что на Гошку не было билета;  билеты  маме  с  папой
должен был дать сам директор цирка. Они  с  ним  познакомились  этим  летом,
вместе отдыхали в Сочи. Ясное дело, Гошку сплавили бабушке на дачу, а сами в
это время с директором нового цирка в море купались.
   И, уж конечно, директор мог бы достать и третий билет для Гошки, он даже,
наверное, еще пойдет показывать, как звери репетируют перед началом. А Гошка
будет сидеть дома, один. И все это устроила мама собственными руками. Видите
ли, поздно кончается, а Гошке рано  в  школу.  Отговорка.  Как  будто  Гошка
маленький! Нет, тут дело совсем в другом. Он теперь это понял.  Просто  мама
ему не родная, поэтому она так и делает. Так он ей и сказал. Вот  мама  Лены
Плясули уже три раза брала ее в новый  цирк,  и  притом  всегда  вечером,  и
ничего не говорила, что поздно кончается. Просто у Лены Плясули родная мама,
а у Гошки не родная мама.
   Что тут было! Мама заплакала, и у нее потекли ресницы  и  закапали  новый
костюм джерси, и она сказала, что лучше никуда не ходить,  все  равно  вечер
испорчен и костюм испорчен. А папа сказал: "И не  думай.  Наоборот,  пойдем.
Быстро надень розовое платье, и пойдем, а этот свинтус пусть посидит один  и
подумает, ему только полезно".
   И они ушли.
   Что делать, когда  ты  один  дома,  да  еще  так  обижен  судьбой.  Гошка
вскипятил чай, достал из холодильника "Сказку" и сел в одиночестве пить чай.
По крайней мере хоть Пират с Васькой ею не  покинули.  И  Гошка  по-честному
отдал им остатки торта. Потом они все втроем удобно  устроились  на  диване,
потом Гошка встал с дивана и включил телевизор, потом он чуть  не  плюхнулся
на Ваську, а потом повернулся к телевизору и открыл  от  изумления  рот.  Их
вовсе не цветной телевизор "Темп" вдруг начал показывать цветную программу.
   На экране расходилась цветная радуга, и так это было красиво и так похоже
на настоящую, ну совсем как на даче после дождя. Гошке даже казалось, что он
видит сверкающие капельки дождя, и вот даже одна капелька  брызнула  ему  на
нос. Играла тихая-тихая музыка. Вдруг  раздался  приятный  мелодичный  звон.
Гошка  сообразил,  что  это  звонят  бабушкины  часы,  старинные   бронзовые
бабушкины часы с пастушкой; и тут радуга на экране  кончилась,  и  появилась
какая-то комната. "Буфет, письменный  стол,  совсем  как  у  нас",-  подумал
Гошка. Вдруг Гошка увидал на экране бабушкины  часы  с  пастушкой.  Сомнений
быть не могло: это, конечно, бабушкины часы, только на  них  было  без  пяти
восемь, а на настоящих бабушкиных часах уже пять минут девятого.  Продолжала
играть тихая музыка, и на экране появился какой-то мальчик, какой-то  ужасно
знакомый мальчик. "Наверное, я его видел в  каком-нибудь  фильме",-  подумал
Гошка. И тут часы на экране телевизора заиграли и начали бить  восемь.  "Что
за чертовщина,-подумал Гошка,- и бьют они в точности  как  бабушкины  часы".
Мальчик на экране молчал и смотрел прямо на Гошку, так что Гошка  больше  не
выдержал, разозлился и спросил:
   - Долго ты будешь молчать?
   - Я просто хотел, чтоб ты меня узнал,- сказал мальчик с экрана.
   - "Узнал,  узнал"!  -  проворчал  Гошка  недовольно.-  А  чего  мне  тебя
узнавать, что это игра "Угадай-ка", что ли! Почему  нет  нормальных  титров,
тогда и узнавать было бы нечего: прочитал, и точка.
   - Тигров не может быть. Разве ты не видишь, что передача  необычная,  она
специально для тебя, да и вообще это совсем не передача.
   - А что же это? - вскрикнул Гошка. И тут же узнал мальчика  на  экране  -
это был он сам.
   - Я вижу, ты узнал меня, наконец,- сказал мальчик на экране  и  вылез  из
телевизора.
   - Ты - я № 2. Только я не понял, как ты влез в телевизор.
   - А  я  в  него  и  не  влезал.  Просто  мы  использовали  телеволны  для
нультранспортировки. Я вижу, ты не очень-то понимаешь.  Сейчас  я  тебе  все
объясню.  Ты  же  увлекаешься  космонавтикой  и,  значит,  должен  знать   и
астрономию. Ты слыхал когда-нибудь о том,  что  будго  бы  есть  планета  на
другой  стороне  Солнца,  такая  точно,  как  ваша  Земля,  и  на  таком  же
расстоянии. Так вот, это не "как будто", а так и есть, и я как раз оттуда.
   - Ты оттуда? - Гошка вскочил с дивана.
   - Да, и у нас все есть то же, что и у вас, но только с одной  разницей  -
все перемешано.
   - Как же так? - оторопело спросил Гошка.
   - А вот так. Ты математику учил? Ну вот возьми а, b, с, d... а у  нас  а,
с, b, d... Все то же, да только все перемешано. Все люди, какие у вас,  есть
и у нас. Только, например, вот я, то есть ты, живу в Москве № 2, а твоя мама
- там, у нас, она уже не моя мама и может жить совсем даже в Другом городе.
   - Ну это же просто ерунда какая-то,- возмущенно  воскликнул  Гошка,-  мне
это совсем даже не нравится!
   - А какая разница! Возьми опять же математику. От перемены мест слагаемых
сумма не меняется.
   - Да, но все-таки...
   - "Все-таки" -это не доказательство. И потом, я  тебе  не  сказал  самого
главного. Все, о чем только вы здесь мечтаете, исполняется па нашей планете.
   - Вот это фокус! - закричал Гошка.
   - Да, это уж тебе не а, b, с...  Наша  планета  -  Планета  Исполнившихся
Желаний.
   - Ах, вот бы мне туда, хоть бы на часик!
   - Ну зачем же на часик, ты сейчас отправишься туда на целых  четыре  часа
пять минут и пять секунд, но ни секунды больше, иначе...
   - Ах, времени вполне достаточно! Но как же я туда отправлюсь?
   - Сущие пустяки. Для этого я и пришел. Просто тебе здорово повезло.  Один
раз в каждые сто лет мы появляемся у вас  для  обмена  опытом.  Ну,  а  наши
двойники, понятно, отправляются к нам.
   - Ну, а как же? Ведь сто лет назад не было же телевизоров.
   - Какие пустяки! Были зеркала, а когда еще не было зеркал, были отражения
в колодце. Одним словом, все эти технические подробности для инженеров, а не
для нас с тобой. А ты давай быстрей. У тебя остается только  пять  минут  на
сборы. И Гошка № 2 заглянул в часы на телевизионном экране.
   - Вот такие же часы,- сказал Гошка.
   - Эти  показывают  неправильное  время.  Гошка  в  растерянности  оглядел
комнату.
   - А что же мне с собой брать? Собираться, как в пионерлагерь?
   - Какие глупости! - сказал Гошка № 2.- Там вещи все точно такие  же,  как
здесь. Ничего тебе не нужно брать.
   - Ну, а Пирата можно взять? Или он там тоже будет?
   - Да будет, только...- Гошка № 2 не договорил, что "только",  потому  что
пять минут уже истекли. Он схватил Гошку за руку, подтащил его к  телевизору
и сказал: - Ну лезь! Ни пуха ни пера! А я здесь пока вместо тебя побуду.
   Гошка с сомнением дотронулся до экрана телевизора, но экран  оказался  не
экраном. Вместо него был плотный серый воздух, как туман,  но  только  такой
плотный, что Гошка чувствовал,  когда  дотронулся  до  него  рукой,  что  он
немного отодвинулся, как надутый резиновый шар.
   Гошка сложил руки рыбкой и просунул их в экран, потом осторожно  просунул
голову, а Гошка № 2 схватил его за ноги, и Гошка полетел во что-то мягкое  и
теплое и, не успев удивиться, очутился на диване.
   Гошка огляделся и увидел, что все па своем месте, и, значит,  он  у  себя
дома, и все это, видно, ему приснилось. Тут он  вздрогнул  от  громкого  лая
Пирата. Гошка повернулся... Вместо Пирата на ковре сидела огромная  овчарка,
которая недружелюбно лаяла на Гошку. Не успел Гошка  удивиться  второй  раз,
как в комнату вошла мать Лены Плясули и сказала:
   - Ай-яй-яй! Мы еще валяемся на диване, мы еще не одеты!  Мы  так  мечтали
попасть в  новый  цирк,  а  до  сих  пор  еще  не  помыли  мордашку.  Ну-ка,
детусенька, умывайся, собирайся, а я пока закажу такси.
   Только было  Гошка  открыл  рот,  чтобы  высказаться  насчет  того,  что,
во-первых, у него не мордашка, а лицо, и что он не детусенька, как в комнату
вошел толстый дядька в шуршащей куртке па "молнии", тот, что живет во втором
подъезде  и  всегда  приезжает  домой   на   роскошном   "ЗИМе"   с   белыми
занавесочками.
   - Ну, Егор, как тебе  Рекс?  Ничего  собака,  а!  -  И  шуршавший  дядька
потрепал по загривку Рекса, а Рекс при этом чуть не цапнул его за руку.
   - На что мне сдался этот Рекс, когда у меня есть свой Пират!  -  обиженно
сказал Гошка.
   - Ну, сын, я тебя не понимаю,- сказал шуршащий дядька,- ты так мечтал  об
овчарке. Вот я тебе и купил овчарку, а ты недоволен, просто не понимаю...
   - Правильно, мечтал об овчарке, но это  было,  пока  не  было  Пирата,  а
теперь мне не нужна никакая овчарка, хоть сто овчарок, хоть все с  медалями,
не нужны они мне. Где мой Пират?
   -  Ничего  не  понимаю,-  сказал  шуршащий  дядька.-  Ну   ладно,   потом
разберемся, а сейчас давай живо собирайся.
   Гошка тоже решил, что  разберется  после,  а  пока  что  не  надо  терять
возможности попасть в новый цирк. Он быстро умылся и оделся, причесал  перед
зеркалом волосы, и тут как раз в дверь позвонили. Гошка открыл.
   - Такси вызывали?
   - Идем, идем. Ах, какие мы бяки, заставили вас подниматься!
   И из комнаты выпорхнула мама Лены  Плясули  в  пальто,  а  за  ней  вышел
шуршащий дядька, но Гошка решил ничему не  удивляться.  И  они  все  четверо
спустились по лестнице.
   Перед подъездом стоял роскошный черный "ЗИМ" с  белыми  занавесочками,  а
впереди над ветровыми стеклами на матовом  экранчике  огромными  светящимися
буквами  было  написано  "ТАКСИ".   Буквы   были   разноцветные,   сверкали,
переливались, как иллюминация на телеграфе в праздничный день. Шофер  открыл
дверцу, мама Лены Плясули сказала: "В новый цирк!"
   И вот тут уж Гошка удивился.
   Только они выехали из своего переулка и, вместо  того  чтобы  попасть  на
Полянку, вдруг попали на какой-то мост, и Гошка даже привстал на сиденье: на
концах моста такие красивые вздыбленные копи и их  еле  сдерживают  какие-то
силачи. Проехав мост, они  покатили  по  улице,  которая  была  как  зеленый
туннель: над их  головами  сплелись  ветки  огромных  зеленых  каштанов.  На
длинной узкой площади стояла какая-то пушка.
   Шофер, потянув носом воздух, сказал: "Обожаю запах моря".
   И тут они подъехали к новому цирку на проспекте  Вернадского.  На  здании
цирка мигали, крутились и прыгали огни, и так же все крутилось и  прыгало  в
Гошкиной голове.
   - А как же завтра я встану в школу? - спросил он, не обращаясь ни к  кому
в отдельности.
   - Велика важность,- ответила мама Лены Плясули,- так не пойдешь в  школу.
Подумаешь, пропустишь один раз, находишься еще. "Ага,- воскликнул  про  себя
Гошка,- это уже начинает мне нравиться! Вроде не соврал тот малый,  что  это
Планета Исполнившихся Желаний: и в цирк взяли, и в школу  завтра  не  пойду.
Только вот вовсе уж никогда у меня не было желания, чтобы вместо моей мамы у
меня была мама Лены Плясули..."
   И тут Гошка вспомнил сегодняшний вечер: там, на его, на настоящей  Земле.
Вспомнил, как он закричал, что, конечно, мама - это не родная  ему  мама,  а
родная мама обязательно взяла бы его в цирк.
   Неужели эта самая "детусенька" и есть его мама? Да  нет!  Быть  этого  не
может! И не хочет он ни за что этой мамы, и цирк ему тогда не  нужен,  и  не
хочет он этого чужого дядьку в папы, и не хочет он  этого  дурацкого  Рекса,
даром хоть и овчарка.
   Гошка вспомнил своего ласкового,  преданного  Пирата,  вспомнил,  как  он
всегда пристально смотрит Гошке в глаза, пытаясь угадать Гошкины желания,  а
над глазами у Пирата такие смешные рыженькие пятнышки. Когда  он  вскидывает
глаза па Гошку, эти пятнышки двигаются. Гошка вспомнил все  это,  и  у  него
сжалось сердце от тоски.
   Шуршащий дядька уже шел от кассы, помахивая в  воздухе  билетами,  и  они
втроем прошли в фойе цирка.
   Гошка вошел и остолбенел. Такого он не ожидал даже и в новом цирке! Прямо
посреди фойе огромная карусель, немного дальше  -  "чертово  колесо",  точно
такое, как в парке культуры; под ногами шуршали тысячи бумажек от  конфет  и
оберток от мороженого. Малыши надрывались в упражнениях  на  свистульках,  а
некоторые на "уди-уди"; над самым ухом с треском  лопались  воздушные  шары,
вдобавок к этому кричали мороженщицы и кричали малыши. Гошка совсем  потерял
голову. А тут еще какой-то нахальный дошкольник со  всего  маху  врезался  в
него на автомобиле.
   "Ну и ну!" - только и мог подумать Гошка.
   Расталкивая толпу локтями, к нему спешила, улыбаясь, мама Лены Плясули. В
руках у нее было столько эскимо, что Гошка решил, что ей можно  выступать  в
цирке жонглером.
   Гошка поедал эскимо за эскимо, прокатился на карусели в  ожидании  начала
представления, но настоящей радости почему-то не было.
   Вот прозвенел звонок, все кинулись  занимать  свои  места.  И  тут  вдруг
совсем рядом с собой он увидал свою собственную маму. Она обнимала за  плечи
какую-то препротивную толстую  девчонку  с  тоненькой  крысиной  косичкой  и
огромным белым бантом. Девчонка ревела как корова, а  его,  Гошкина,  родная
мама так ласково утешала эту толстую плаксу!
   Гошка как сумасшедший бросился к маме.
   - Мама, мамочка! Прости меня! -  закричал  Гошка  срывающимся  голосом  и
вцепился в мамино платье.
   Но его собственная, его родная мама подняла на него недоуменный взгляд  и
родным маминым голосом произнесла ужасные слова:
   - Что с тобой, мальчик?
   Тут к ним протиснулась мама Лены Плясули и, взяв  Гошку  за  руку,  стала
извиняться перед его мамой:
   - Ах, извините, пожалуйста, гражданочка! Знаете...  наши  детки...  Такая
перегрузка в школе... Учителя совсем не понимают, что ото же дети... Мой муж
и то не может решить задачки, которые им задают...
   - Конечно, конечно,- сказала Гошкина  мама,-  и  потом,  может  быть,  он
объелся мороженым.
   Противная толстая плакса  перестала  плакать  и  нахально  схватила  его,
Гошкину, маму за руку, и они удалились, а плакса несколько раз оборачивалась
и показывала Гошке язык.
   Нет, конечно, не могло быть никаких сомнений. Это никакой не двойник, это
его собственная мама. Разве Гошка не знает ее розового платья? А родинка  на
левой щеке! Да при чем вообще тут платье  и  родинка?  Разве  он  не  узнает
маминых глаз,  разве  он  спутает  с  чем-нибудь  мамин  волшебный  запах  и
прикосновение ее теплой руки!
   А эта плакса завладела его мамой, и откуда она только взялась!  Но  мама,
мама! Его родная мама! Как она  могла  не  узнать  его,  хоть  и  на  другой
планете, хоть здесь все так перепутано!
   Гошка давился соленым от слез мороженым, глаза его застилал туман,  и  он
не видел ни своего любимого Олега Попова, ни дрессированных тигров.
   Они вернулись домой снова на такси,  но  это  не  доставило  Гошке  ровно
никакого удовольствия. Да ему и не хотелось ехать домой с этой чужой мамой и
с чужим папой к этому противному злому Рексу.
   В груди у Гошки  все  ныло,  голова  раскалывалась,  смертельно  хотелось
спать, и вообще было так тошно, что хоть  зареви,  как  та  плакса,  которая
украла его маму.
   Они приехали домой, и Гошка лег скорей спать, даже не стал пить чай, хоть
к чаю и был его любимый торт "Сказка".
   Мама Лены Плясули подошла к нему и пощупала лоб.
   - Что с тобой, детуся? У тебя, кажется, жар? - сказала  она  и  протянула
Гошке градусник.- Измерь-ка температурку.
   Но Гошка оттолкнул ее руку и грубо сказал:
   -  Не  подходите  ко  мне.  Я  вам  не  "детуся"  и  не   буду   измерять
"температурку".
   Мама Лены Плясули всплеснула руками:
   - Ах ты гадкий, гадкий мальчик! Почему ты разрываешь  мне  сердце  такими
словами и почему ты совсем, совсем чужую тетю называешь мамой, а меня,  свою
родную маму!..
   И тут! О, какое счастье! Бабушкины часы с  пастушкой  пробили  двенадцать
часов. Комната закружилась, все заволокло густым туманом. Мама Лены  Плясули
исчезла, и вместо нее у постели стоял Гошка № 2. Он тронул Гошку за плечо  и
сказал:
   - Если не хочешь здесь остаться навсегда, давай живо, у нас остается одна
минута и пять секунд.
   Гошка вскочил с кровати и так стремительно полез в экран телевизора,  что
Гошка № 2 попридержал его:
   - Тише, тише, а то сломаешь передатчик.
   Гошка, торопясь и весь дрожа от  нетерпения,  но  все  же  стараясь  быть
осторожным, влез в экран, и  не  успел  он  еще  вылезти  в  свою  настоящую
комнату, как услышал, что захлопнулась входная дверь и в комнату вошли  мама
и папа.
   Гошка, чуть не перевернув телевизор, едва успел вытащить ногу из экрана и
бросился к маме на шею.
   - Мама, мамочка, родная моя мамочка! Ничего мне на свете не надо,  только
бы ты всегда была со мной!
 
   НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА И ВЕЛИКИЙ ПИСАТЕЛЬ МАРК ТВЕН
   Гошка Вовиков ужасно любит научную  фантастику.  И  папа  любит.  А  мама
терпеть не может. Мама говорит:
   - Это не литература. А папа говорит:
   - Почему же это не литература? А мама говорит:
   - Вообще из-за этой научной фантастики  у  Гошки  в  школе  не  знаю  что
делается. Горе одно! Папа сказал:
   - Ну это, конечно, веский аргумент против научной фантастики.
   А Гошка подумал: "Горе, да не одно. Мама знает одно, а на  самом-то  деле
не одно, а два или даже три. И хочешь не хочешь, придется об этом рассказать
родителям".
   Вот как все было.
   У Гошки не очень-то ладились  отношения  с  преподавательницей  немецкого
Алисой Ивановной. Алиса Ивановна постоянно говорила, что ее предмет  требует
внимания, постоянной собранности и ежедневного заучивания. Все это  как  раз
было для Гошки трудно. Сказать  правду  -  невозможно.  Особенно  постоянная
собранность. И вообще Алиса Ивановна так. часто повторяла "мой предмет", что
Гошку просто переворачивало. Что она такого нашла в своем  предмете!  Почему
она так обожает этот свой немецкий!
   Однажды, дело как раз было па немецком, Гошка сидел под  партой  и  читал
подаренную ему недавно книжку Марка Твена.  Было  жутко  смешно.  Гошка  еле
сдерживался, чтоб не захохотать. И тут как раз он прочитал место,  где  Марк
Твен говорит о немецком языке. Оказывается, Марк Твен, как и Гошка, вовсе не
обожал немецкий.
   Гошка не стерпел и засмеялся на весь  класс.  Алиса  Ивановна  остановила
объяснение и язвительно сказала:
   - Вовиков, что ты там один веселишься, да еще под партой, пыль  глотаешь?
Повесели и нас. Гошка вылез из-под парты и говорит:
   - Я как раз хотел руку поднять. Только скажите сначала, как вы  считаете:
Марку Твену вообще-то можно верить?
   Алиса Ивановна растерялась. Она, пожалуй, ожидала чего угодно, но  только
не диспута о Марке Твене, и поэтому, наверное, она так ответила:
   - Ну конечно, можно. Он же великий писатель!
   - А вот тогда послушайте,- сказал радостно Гошка,-  что  говорит  великий
писатель Марк Твен о вашем любимом немецком, с которым вы так  носитесь.-  И
Гошка начал читать: - "Она поступала совершенно как немцы: когда ей хотелось
что-нибудь сказать, все равно что - ответить ли  на  вопрос,  произнести  ли
проповедь, изложить ли энциклопедию или историю войн,- она непременно должна
была  всадить  все  целиком  в  одну-единственную  фразу  или  умереть.  Так
поступает и всякий немецкий писатель. Если уж он нырнет во фразу, так вы  не
увидите его до тех пор, пока он не вынырнет на другой стороне Атлантического
океана с глаголом во рту".
   Еще дочитывая последние слова, Гошка понял, что он- сделал что-то явно не
то, настолько не то, что просто не знал, куда деться от стыда.  Хоть  сквозь
землю провались! Сейчас ему было уже совсем не смешно. Прощения просить -  и
то не поможет. Хоть растворись в воздухе!
   И тут на помощь пришла спасительная научная фантастика.  Последнее  время
Гошка здорово натренировался на опытах по дематериализации. И вот он взял  и
приказал себе дематериализоваться.
   Алиса Ивановна, придя в себя от первого шока, взглянула на Гошкину  парту
и, не подозревая о случившемся, строго сказала:
   - Вовиков, сейчас же вылезай из-под  парты.  Я,  между  прочим,  с  тобой
разговариваю. Молчание.
   - Вовиков, сию же минуту вылезай из-под парты, ты слышишь?
   Молчание.
   Гошкин сосед по парте Шурик Шариков нырнул под  парту  и  с  восторженным
ужасом закричал оттуда:
   - Алиса Ивановна, а его тут нету!
   Алиса Ивановна невозмутимо подошла и невозмутимо подняла крышку парты, но
тут невозмутимости ее больше не хватило.
   - Он пополз под партами,-сказала Алиса Ивановна и быстро стала откидывать
крышки у одной парты за другой. Вовикова не было. Алиса Ивановна  подошла  к
шкафу и неуверенно сказала:
   - Вовиков, брось свои клоунские штучки и вылезай.
   Молчание.
   Она открыла дверцы шкафа.
   Шкаф был пуст...
   А Гошка стоял за дверью класса и в маленькую щелочку следил за  тем,  как
разворачиваются события. Гошка был полон торжественной важности. Даже обида,
нанесенная им Алисе Ивановне, стала забываться.
   Подумать только!  Такая  победа!  Сегодня  эксперимент,  над  которым  он
столько бился, наконец закончился  удачей.  Силой  разума,  без  всякой  там
химии, он дематериализовался.
   "Ну до чего же обидно, что нельзя  повторить  все  сначала  перед  Алисой
Ивановной! Все становится вполовину неинтересным, когда некому смотреть. Вот
если б зайти сейчас в класс и сказать: "Алиса  Ивановна!  Простите  меня  за
Марка Твена, я не хотел вас обидеть, и, между прочим, я только что  совершил
великое открытие". И взять и исчезнуть!"
   Гошка даже застонал от восторга и так дернулся, что чуть не прищемил себе
нос дверью.
   "Конечно, Алиса Ивановна сначала бы не поняла, в чем дело, и  начала  бы:
"Вовиков! Брось свои штучки!" А я, оставаясь невидимым, ей  отвечаю:  "Алиса
Ивановна, забудьте, пожалуйста, мои штучки, раз я совершил такое открытие  -
я дематериализовался!" Представляю, что будет делаться  в  классе!  И  Алиса
Ивановна, конечно, тут же моментально забудет все мелочи и  оценит  значение
моею открытия. Оценит! Хотя она и "без ума" от этого немецкого, но  все-таки
она человек понимающий. И папа оценит. А мама ни за что не  поверит.  Вообще
мама никогда не верит ни во что "такое". Ей надо побольше книжек  читать  по
научной фантастике. Развивать научно-техническую мысль. А она ни за  что  не
хочет. И еще их с папой ругает.
   Говорит, забиваете  голову  всякой  ерундой.  Но  зато  какие  она  печет
пироги!"
   И  Гошка  предался  мечтам,  как  бы  сейчас  переместиться  в  прошедшее
воскресенье.
   В воскресенье был мамин день рождения, и Гошка стал припоминать  во  всех
деталях, что было упущено, чтобы уж на этот раз не оплошать.
   Например, он ужасно любит яблочный мусс, а из-за того, что так наелся  за
ужином, мусс он даже был не в состоянии попробовать. Нет уж, на этот раз  он
будет умнее. Конечно, пироги с грибами и жареные цыплята тоже дело. Но все ж
таки не то, что яблочный мусс. А пирог со взбитыми сливками, который бабушка
специально испекла в тот день! Это особый пирог, с ним вообще ничто не может
сравниться! А он съел всего лишь один кусок, притом  совсем  маленький.  Нет
уж, нетушки! Теперь он будет есть только яблочный мусс и бабушкин  пирог  со
взбитыми сливками.
   Гошка  явственно  чувствовал  обворожительный  вкус  пирога  со  взбитыми
сливками, и видел маму в красивом розовом платье, такую веселую, и  папу,  и
бабушку, и всех гостей, и слышал веселую музыку. Видел, как мама с папой под
аплодисменты всех гостей танцуют твист. Как будто это не  папа  с  мамой,  а
старшеклассники на школьном вечере. Гошка просто купался в  этом  счастливом
мире музыки, веселья, добрых улыбок, сладких пирогов и яблочного мусса  -  в
мире полного и беспредельного счастья. Когда выскочивший из класса сосед  по
парте Шурик Шариков хлопнул его дверью по лбу, Гошка не сразу сообразил,  па
каком он свете.
   Придя в себя, Гошка окликнул мчавшегося по коридору Шурика:
   - Как, Шариков, здорово все получилось?
   - Отлично!
   - Совсем меня не видно было?
   - Я то, конечно, видел, но не думай, я Алисе Ивановне ни гугу!
   Слова Шурика несколько озадачили Гошку. Разве он не  настолько  полностью
исчез, что Шурик мог его видеть? Ну ничего. Это  же  первый  раз,  и  потом,
Шурик соврет, дорого не возьмет. Может, он и ничуточки его не видел,  просто
завирает. Вот когда он отработает опыт, даже Шурик ничего не скажет. Главное
- больше тренироваться! Вот сейчас он прикажет себе  дематериализоваться,  а
материализуется в  директорском  кабинете.  Пусть  все  знают,  каков  Гошка
Вовиков! Р-раз!..
   Давно известно, что Сан Саныч ничему никогда не удивляется, а тут даже он
немножечко удивился.
   - Вовиков,- говорит Сан Саныч,- ты почему на шкафу стоишь? Там четвертные
контрольные лежат, а у тебя небось ботинки нечищеные.- Просто уж не знал,  к
чему придраться.- Да и потом, что-то я звонка на перемену не слышал.  Почему
ты не на уроке? Какой у вас урок?
   - Немецкий,- едва слышно пролепетал Гошка, переступая от смущения  с  нот
на ногу.
   Триумф не получился. Было здорово  неловко  разговаривать  с  директором,
особенно потому, что Гошка стоял так высоко, и Гошкины ботинки были как  раз
рядом с директорской головой.
   И тут, как назло, в директорский  кабинет  вошел  первый  Гошкин  враг  -
физкультурник.
   - Ага, Вовиков! Так я и знал, что все это сплошное притворство! На уроке,
видите ли, он через коня не может перепрыгнуть, а на шкаф вскочить он может!
   - А я не вскакивал,- категорически заявил Гошка.
   - Ага, не вскакивал, ври побольше. Что ж ты с неба свалился, что ли?
   Но тут Сан Саныч строго посмотрел на физкультурника и говорит:
   - Товарищ Бычков! Я могу засвидетельствовать, что  Вовиков  не  врет,  он
действительно прямо... э...  э...-  И  Сан  Саныч  неопределенно  поводил  в
воздухе рукой.- Он образовался из воздуха прямо  на  шкафу,  и  к  тому  же,
товарищ Бычков, я вам ужо советовал  не  раз  изменить  вашу  лексику.  Если
учителя так будут разговаривать, что тогда нам ждать от учеников!
   Физкультурник Бычков не разделял директорскую точку зрения:
   - Разговаривай с ними вежливо, видите ли! Может, еще по-французски? И так
завели английские школы да немецкие, по-человечески они, видите ли,  уже  не
понимают! Да они скоро не то что по  шкафам  будут  разгуливать,  они  скоро
верхом на нас кататься будут и еще кнутом погонять,
   Продолжая ворчать себе под нос, физкультурник удалился.  Гошка  продолжал
стоять на шкафу, правда сойдя с четвертных  контрольных,  а  Сан  Саныч  тем
временем, встав с кресла, стал расхаживать туда и сюда по  кабинету,  достал
не  спеша  из  кармана  портсигар,  а  из  него  папиросу,  постучал  ею  по
портсигару, и Гошка понял: сейчас будет длинный  разговор.  Вообще-то  Гошка
знал, что Сан Саныч совсем не злой. Он придумал новую педагогику, по которой
выходило, что ученики совсем вроде бы и не ученики, а его младшие  товарищи.
Так он всегда говорил.  И  должно  быть  полное  доверие  между  учеником  и
учителем.
   Все  это  было  бы  полбеды,  но  вот  Сан  Саныч  любил   ужасно   долго
разговаривать. Как заведет, как заведет! И ни за что тебя не отпустит,  пока
полностью не признаешь свою вину и еще сам себе не установишь  наказание.  А
пока догадаешься, семь потов с  тебя  сойдет,  изведешься  весь,  и  никакое
наказание уже не страшно, лишь бы уйти поскорей.
   Некоторые ребята предпочитали, чтоб он лучше злой был. Но когда раскусили
эту новую педагогику, стало намного легче жить. Сразу так и  говорят:  "Мол,
Сан Саныч, я все понял, сейчас принесу дневник"; или:  "Завтра  к  вам  мать
зайдет"; или:
   "Да, виноват, извинюсь перед всем классом". А то стой тут,  потей,  а  за
углом тебя дружок дожидается, в кино опаздываем.
   Так что, как только Сан Саныч остановил свой бег на месте и спросил: "Ну,
Вовиков, что же будем мы с тобой делать? Будем отвечать за  такие  дела?"  -
Гошка, не задумываясь ни секунды, сказал:
   - Завтра к вам мать придет.
   Сказать-то сказал, уж очень стоять на шкафу было муторно, но вот на  деле
признаться во всем маме не так просто.
   Грустный Гошка  слез  со  шкафа  и  отправился  досиживать  немецкий.  Он
надеялся, что, пока дойдет до класса, прозвенит звонок, но звонка  не  было,
хотя Гошка не спешил, у него даже и мысли не было  устанавливать  рекорд  по
скоростной ходьбе.
   Гошка заглянул в класс и, стараясь не смотреть в  глаза  Алисе  Ивановне,
спросил, можно ли ему войти.
   - Ну чего уж там, входи! Все  равно  весь  урок  нам  сорвал,  а  завтра,
Вовиков, чтоб твоя мать была в школе.
   - Уже,- сказал Гошка, и тут как раз прозвенел звонок.
   За ужином папа, как всегда, сидел уткнувшись в книжку, тем не  менее  он,
неизвестно как, сразу увидел, что у Гошки что-то стряслось.
   - Ну, Егор, давай выкладывай, что у тебя в школе.
   Гошка начал издалека:
   - Понимаешь, папа, сейчас отрабатываю серию опытов  по  дематериализации.
Сам знаешь, депо нелегкое. И вот...
   - А ты начни с конца, так будет интересней слушать.
   - Ну вот я и очутился на шкафу в кабинете у Саныча; мама должна завтра  к
нему явиться.
   - Хороши научные опыты, если надо залезать на шкаф,- пробурчал папа.-  Да
меня бы мой директор с работы бы выгнал за такие опыты!
   - Ох, папа, вот ты какой, ей-богу! Сам сказал "с конца",  а  середину  не
выслушал. Дело было так...
   Но тут вышла из кухни мама с шипящей сковородкой, в папа сразу объявил ей
эту новость:
   - Он, видите ли, научные опыты делал на шкафу в кабинете директора...
   Гошка только вздохнул, объяснять было бесполезно. Мама весь вечер  ходила
злая.
   - Вечно, Гошка, ты впутываешься  в  истории,  все  из-за  вашей  с  отцом
научной фантастики. Сам тебя к фантастике  приучил,  а  в  школу  небось  не
пойдет, а мне стой там перед директором два часа и выслушивай нотации.
   - Эх, мама, мне бы  твои  заботы,-  сказал  Гошка.-  Я  тебя  научу,  как
сделать, чтобы не стоять два  часа.  Сразу  признавай  свои  ошибки.  Скажи:
просчет в воспитании сына, подтянусь, исправлюсь.
 
   Ночью Гошка долго вздыхал и ворочался с боку на бок.  Хоть  с  мамой  все
устроилось, под конец они полностью помирились, но Гошке было не по себе. Он
впервые понял выражение "тяжело на душе". "Действительно,- думал Гошка,- как
будто внутри камень повесили".
   Он думал об Алисе Ивановне.
   "Если б она дала мне по уху, было бы куда легче. Я бы вот обязательно дал
по уху даже и Пашке Сергееву, если б он начал ругать что-нибудь такое, что я
люблю, ну хоть научную фантастику. Нравится ей этот самый немецкий.  Ну  что
тут поделаешь! А я как дурак вылез с Марком Твеном. Вот, ей-богу, как иногда
писатели подводят, даром хоть и великие!"
 
   ОПЕРАЦИЯ "СЕРЕБРЯНЫЙ ШЛЕМ"
   Нет ничего лучшего на свете, чем сидеть в темном сарае, если этот сарай к
тому же и гараж!
   - Как хорошо, ну как здесь здорово! - Гошка, казалось, готов был  лопнуть
от счастья.- Ну просто замечательно!  Главное,  никто,  ну  никто,  ни  один
человек в мире, не знает, где мы, и никогда ни за что нас не найдут, хоть ты
тут перевернись. Как жалко, что нельзя позвать сюда Лену Плясулю или  Сашку,
правда, Паша?
   - Ох, Гошка, у тебя логика хромает!  Почему  нам  здесь  так  хорошо?  Да
потому, что никто не знает, где мы, ведь так? А представь, если Лена Плясуля
узнает, то и другая Лена тоже, это  уж  обязательно,  а  там  и  вообще  все
девчонки. И вот тебе из нашей тайны что получится!
   - Да, это конечно. Но все-таки жалко, что о нашей тайне никто  не  знает.
Давай скажем только, что у нас тайна, а какая - не скажем.
   - Нет уж, нет! Такому, как Сашка, только  заикнись  про  тайну,  он  ночи
спать не будет и все пронюхает. Пусть уж лучше не знает, что у нас тайна.
   Ребята сидели в темном  сарае,  свет  проникал  лишь  в  редкие  щели,  и
главное, они были заперты снаружи на  солидный,  вполне  надежный  замок.  И
поэтому, конечно, никому бы и в голову не пришло, что они там сидят.  Вместе
с ними в этом сарае находился  новенький  "Запорожец"  дяди  Сени.  Когда-то
давным-давно это был сарай для дров. Потом, когда дрова стали не  нужны,  он
просто стоял пустой, а теперь его отдали дяде  Сене  под  гараж.  Дядя  Сеня
инвалид войны. Паша и Гошка еще давным-давно знали одну тайну. Дело  в  том,
что задняя стенка сарая выходит в другой  сарай,  который  уже  на  соседнем
дворе, и в этой задней стенке одна широкая доска прекрасно отходит в сторону
- пролезай, пожалуйста; уйдешь, только доску  поставь  обратно,  так,  чтобы
гвозди вошли в дырки, и все в порядке - с гена снова целая.
   Когда дядя Сеня получил сарай, он здорово повозился с ним: сделал крепкие
ворота, покрыл крышу новым железом,  внутри  по  стенам  устроил  полки,  на
которых лежали тысячи необходимых для машины вещей. А вот заднюю стенку дядя
Сеня не догадался проверить. На вид она казалась вполне добротной.
   - А все-таки жаль,- сказал Гошка,- что сейчас уже не играют в разбойников
или в пиратов. Представляешь, мы угнали машину и прячем ее здесь, или не  г,
мы лучше похищаем корабль.
   - А как же мы его в сарай затащим?
   - О господи! - Гошка трагическим жестом схватился за голову.- Ну  как  же
ты ничегошеньки не  понимаешь?  Это  же  совсем  и  не  сарай.  Это  старый,
разрушенный замок, он стоит на самом берегу моря. И этот замок наш с  тобой.
Когда мы захватим корабль, мы пригоним его сюда. В одну ночь построим рельсы
прямо от моря и вкатим корабль  в  большой  зал.  Ну,  для  этого,  конечно,
придется разобрать стену замка.  Зато  никому  не  придет  в  голову  искать
похищенный корабль в замке. Когда его уже перестанут искать, мы с тобой  его
перекрасим, сделаем другие  паруса,  придумаем  другое  название  и  -  будь
здоров! - поплыли!
   - А как мы его назовем?
   - Давай назовем "Союз-3"!
   Степенный Наша постучал согнутым пальцем По лбу:
   - Нет, Гошка, определенно у тебя не все дома. Мы  ведь  с  тобой  пираты?
Значит, живем лет двести назад, а то и  больше,  а  ты  придумал:  "Союз-3"!
Тогда о ракетах и слыхом не слыхивали.
   - Да если хочешь знать...
   Тут ребята мгновенно стихли и в  ужасе  прислушались  к  звукам  снаружи.
Кто-то подошел к сараю и гремел замком. В  одну  секунду  ребята  отодвинули
доску и нырнули в щель. Едва  они  успели  водворить  доску  на  место,  как
услышали, что двери сарая со скрипом распахнулись.
   Мальчики выскочили в чужой двор и, обежав  дом,  спокойно  вошли  в  свои
ворота. Когда они как ни в чем не бывало подошли к гаражу, дядя Сеня как раз
выезжал из него на машине.
   - Дядя Сеня, покатайте  нас,  пожалуйста!  И  не  успел  дядя  Сеня  дать
согласие, как Паша и Гошка оба сидели на переднем сиденье.
   - Ой, что это там? - Гошка приподнялся и вытащил из-под  себя  маленького
ежика, совсем как настоящего и даже с колючими иголками.
   - Что это?
   - А это вот здесь надо повесить на резиночку. Мы будем ехать, а он  будет
скакать и нас веселить.
   И дядя Сеня показал, как надо прикрепить ежика к ветровому стеклу.
   Время провели что надо. Покатались по набережной Москвы-реки,  заехали  в
магазин универсам и купили  кучу  всяких  продуктов  для  дяди  Сени;  потом
заехали на базар и купили огромный-преогромный  арбуз,  ну  и,  само  собой,
когда вернулись, все втроем пошли к дяде Сене и съели этот арбуз.
   Назавтра Паша и Гошка, по-быстрому сделав уроки,  снова  решили  провести
время в гараже, но на этот раз, для полноты счастья, они  взяли  с  собой  и
Пирата.
   - Правда, Гошка, какая хорошая в этом году осень? - спросил Паша.
   - Лучше не бывает: тепло,  арбузов  полно,  дядя  Сеня  на  машине  часто
катает, уроков задают мало и Пират есть.
   Тут Гошка в Паша машинально взглянули на Пирата и увидали, что  он  рьяно
копает под той стеной, которая  выходила  в  соседний  сарайчик.  Пират  все
больше распалялся, комья земли так и летели из-под его лап.  Его  нетерпенье
выражалось рычанием.
   - Слушай, Гошка, неспроста твой Пират так  роет.  Может  быть,  там  клад
зарыт? Знаешь, как часто находят клады в старых домах или в сараях!
   Мальчики легли на живот и осветили фонариком место, где рыл Пират. И  тут
они оба вскрикнули. Перед ними лежал дяди Сенин ежик,  тот  самый,  которого
дядя Сеня хотел прикрепить к ветровому стеклу и на  которого  сел  в  машине
Гошка. Пират никак не  мог  до  него  дотянуться,  и  это  выводило  его  из
равновесия.
   - Ну-ка, Гошка, посвети поглубже.- Только Паша хотел  запустить  руку  за
ежиком, как отдернул ее назад.- Слушай, Гошка, тут что-то нечисто,  посмотри
сюда.
   Гошка заглянул под стенку, направив туда свой  фонарик,  и  увидал  следы
машинных колес.
   - Ну  что  ты  на  это  скажешь?  Тут  какая-то  ужасная  тайна.-  Крайне
рассудительный Паша был необычайно  взволнован.-  Какая-то  ужасная,  жуткая
тайна. Ты понял, в чем тут фокус?
   - Ну ясно, что тут недавно проехала машина. Но как  она  могла  проехать,
когда тут стена?
   -  Ну,  ты  не  понял  самого  главного,-  интригующе  прошептал   Паша.-
Во-первых, машина тут проехала не недавно, а сегодня ночью: ведь этого ежика
мы вчера видели у дяди Сени в машине. А самое главное, посмотри...-  И  Паша
провел фонариком вдоль всей задней стенки  гаража.-  Ты  видишь,  стенка  не
врыта в землю, как положено.- И, перейдя совсем  уж  на  трагический  шепот,
Паша еле выдохнул: - И это вовсе не стенка...
   Теперь-то Гошку осенило: конечно же, это вовсе не стенка - это ворота,  и
выходят они в сарайчик, через который можно выехать в другой двор.
   - А зачем все это  нужно  было  делать?  Совершенно  ясно.  Кому-то  надо
выезжать на машине так, чтобы ни один человек не догадался,  что  на  машине
уехали. Двери закрыты на замок, никто даже к гаражу и  но  подходил,  а  вот
тебе, пожалуйста, садись в машину и через другой двор езжай по своим  делам.
А какие это могут быть дела, если нужно все так таинственно обставлять? Ясно
какие - шпионские дела!
   Еще полчаса назад их убежище, казавшееся самым надежным и уютным,  теперь
стало опасным капканом. Раздались шаги и какой-то треск со стороны  как  раз
лжестенки, и мальчики притаились ни живы ни мертвы. Гошка сжал морду Пирату,
чтоб он, не дай  бог,  не  залаял.  Когда  все  стихло,  мальчики  тщательно
обследовали заднюю стенку. Паша был прав - это ворота, и  сделаны  они  так,
что никогда и ни за что не догадаешься.
   Сколько часов они проводили в этом гараже и не  догадывались  ни  о  чем!
Если бы не Пират, и если бы не ежик, и если бы как раз вчера Гошка не сел на
этого ежика, они бы не удивились, найдя его под стеной.
   -  Знаешь  что,  Гошка,-  сказал  тихо  Паша,  его  так  и  распирало  от
таинственности,- мы должны поклясться друг другу, что мы  никому  ничего  не
скажем и своими силами доведем расследование до конца.
   - Конечно, Паша! Как ты мог во мне сомневаться?
   - А я и не сомневался, по просто так будет верней.
   - А как мы доведем до конца это расследование?  Ты  знаешь,  Паша,  я  ну
просто никак не могу  себе  представить,  что  дядя  Сеня  шпион.  Он  такой
хороший, добрый, всегда нас на машине катает, и арбузом угощал, и вообще  он
нисколечко не похож на темную личность.
   - Если бы ты  был  знаком  с  современными  методами,  ты  бы  знал,  что
настоящие шпионы никогда не бывают похожи на темных личностей.  В  том-то  и
дело. Если кто похож на темную личность,  сразу  можешь  плюнуть,  это  дело
окажется гиблым. А как только не похож, вот тут-то, значит, дело нечисто.  И
кроме того, не надо делать выводов раньше времени, надо собирать факты,  про
это знал еще Шерлок Холмс, хоть он и здорово устарел.
   - А  как  же  мы  будем  собирать  факты?  -  спросил  Гошка  и,  тут  же
загоревшись, продолжал: - Мы будем следить за дядей Сеней... Фу! Теперь даже
неохота его называть дядей Сеней. Знаешь что, мы будем дежурить по  очереди:
сначала я - день, ты - ночь, потом наоборот.
   - Интересно, как же ты уйдешь из дома ночью?
   - Да, об этом я не подумал,- вздохнул Гошка.
   - Ну, мы придумаем что-нибудь такое! Тут главное  -  научный  современный
метод. Потом мы будем вести дневник  событий.  Вот,  например,  сегодня.  Мы
обнаружили, что это вовсе не стенка, кроме того, мы знаем точно, что сегодня
машина выезжала через задние ворота. Так и запишем.
   - Послушай, Паша, какая мне мысль пришла насчет  слежки.-  Гошкины  глаза
загорелись в темноте, как у кошки.- Мы насыплем  в  карман  этому,  ну  дяде
Сене, гороха, а в карманах дыры сделаем, и вот нам  останется  только  утром
пойти по гороховым следам.
   - Ну знаешь, Гошка, ты меня просто удивляешь! Совершенно какие-то детские
идеи высказываешь. Это, кажется, из "Мальчика с пальчик".  Хотя  подожди,  в
этом горохе есть рациональное зерно. Оставить след - вот что. Не горох, и не
в карманах.  Мы  здесь,  в  гараже,  будем  оставлять  заметки  под  задними
воротами, как раз на месте отпечатков шип, и тогда будем знать, когда машина
выезжала задним ходом, а когда нет.
   Гошка чуть не закричал от восторга:
   - Ага! И знаешь что, надо сделать так, чтобы мы видели, а ему  даже  и  в
голову не пришло, что мы  что-то  подкладываем.  Вот  у  меня  есть  конфеты
"Раковые шейки". Если машина через них пройдет, она их раздавит.
   -  Это  слишком  неинтересно.-  Паша  вертел  в  руках  "Раковую  шейку",
машинально ее развернул и положил в рот, а фантик  обернул  вокруг  пальца.-
Ого! Придумал - фантик! Вот из этой серебряной бумажки  мы  сделаем  шлем  и
положим, никто никогда не догадается, что это специально. И назовем все  это
дело операцией "Серебряный Шлем".
   - Как это тебе пришло в голову? - воскликнул в восторге Гошка.
   Они сделали три маленьких серебряных шлема и положили их туда, где  лежал
ежик, на следы от шин.
   Потом они поклялись страшной клятвой, что будут все держать в тайне и  до
конца доведут операцию "Серебряный Шлем", что бы ни случилось.
   - Да, вот еще что, Гошка: смотри не выдай объекту наблюдения, что ты  его
подозреваешь, иначе все пропало.
   - Само собой!
   С этого момента у Паши и Гошки началась жизнь,  полная  забот  и  тревог.
Во-первых, все время приходилось следить за собой, чтоб не проговориться,  а
потом надо было следить за дядей Сеней и за гаражом.
   На следующий день  ничего  особенного  не  случилось.  Серебряные  шлемы,
оставленные мальчиками, лежали целехоньки, в  поведении  объекта  наблюдения
тоже не было ничего подозрительного.
   - Надо бы ночью последить, да разве уйдешь от мамы! - сокрушался Гошка.
   - Не разводи, пожалуйста, паники,- степенно возразил  Паша.-  У  нас  вся
операция разработана по научному методу, и не  надо  никакой  лишней  суеты.
Серебряные шлемы сделают свое дело.
   И вот послезавтра случилось...
   Но лучше рассказать все по порядку.
   Вернувшись из школы и едва проглотив обед, Паша и Гошка помчались на свой
наблюдательный пункт. И  сразу  же  обнаружили,  что  сегодня  ночью  машина
выходила через заднюю стенку,
   Осветив фонариком землю под стеной, мальчики увидали свежие следы от шин,
два серебряных шлема были смяты в лепешку  -  совсем  вдавлены  в  землю.  А
третий оказался между колес и остался целенький.
   Паша и Гошка возбужденно обсуждали это событие, жалели, что не  захватили
с собой дневник, чтобы тут же при свете фонарика все записать, пока свежо  в
памяти.
   И в этот момент они услыхали голоса рядом с собой,  буквально  над  своей
головой. Ребята оцепенели от страха. Они не могли ничего сказать друг другу,
но обоим пришла одна и та же мысль: сейчас их  обнаружат.  Шпионы,  наверно,
уже поняли, что за ними следят, и сейчас их здесь же  убьют  и  закопают,  а
самое обидное будет, что никто никогда  и  не  узнает,  как  героически  они
погибли.
   Ребята старались не дышать и буквально вросли в земляной пол.
   Голоса продолжали разговор. Один говорил:
   - Надо бы масленку притащить, смазать петли, а  то  визжат,  как  резаные
поросята. А второй ворчливо отвечал:
   - "Притащить, притащить"!  Что  же  ты  сразу-то  не  захватил,  думаешь,
шастать в сарай это нам на пользу?
   Ребята поняли, что разговаривают не в гараже, а за Стенкой, в сарайчике.
   Легкий, как ветерок, вздох облегчения  вырвался  из  их  груди.  И  вдруг
первый голос оказал:
   - Подумаешь дело!  Зайдем  в  гараж  и  возьмем  масленку.  Ребята  снова
оцепенели от ужаса. Кажется, было слышно, как стучат их сердца.
   Но тут второй голос, ворчливый, снова возразил первому:
   - Ты, никак, обалдел! Среди бела дня мы будем туда заходить! Нет, у  тебя
явно не все дома. С тобой нельзя иметь дело.
   - Да у тебя самого,- снова заговорил первый,- у тебя у самого башка вовсе
не варит. Вот ночью придем, тогда в смажем.
   Тут ребята услышали, как  за  стенкой  скрипнула  дверь  сарайчика,  шаги
удалялись.
   Переведя дух, Паша заговорил:
   - Итак, мы знаем, что сегодня ночью опять будут  брать  машину,  а  самое
главное, мы обнаружили, что  у  объекта  наблюдения  есть  помощники.  Итак,
операция "Серебряный Шлем" продолжается.
   Гошка вынул из кармана свои любимые  "Раковые  шейки".  Хорошо  еще,  что
необходимый материал всегда при нем! Они снова сделали три серебряных  шлема
и положили их на следы от шин. После этого они помчались  к  Паше  заполнять
дневник событий.
   За сегодняшний день многое изменилось.
   Из забавной игры операция "Серебряный Шлем"  превратилась  в  рискованное
предприятие, которое могло кончиться печально для Паши и Гошки.  И  они  это
прекрасно понимали. Но не бросить же операцию в самом разгаре  событий,  тем
более что они дали друг другу клятву довести ее до конца. Но  если  говорить
по-честному, было здорово страшно.
   - Знаешь, Гошка,- сказал Паша,- ты со своим горохом подал мне одну  идею:
как по следу выследить шпиона.  Нам  сегодня  днем  обязательно  надо  будет
подстроить так, чтоб дядя
   Сеня нас взял в машину, и в самом конце, когда он уже выйдет  из  машины,
ты его незаметно чем-нибудь отвлечешь, а я на его сиденье нарисую знак.  Чем
вот только - мелом? Нет, лучше фламастером,  его  не  больно-то  сотрешь  со
штанов, и вот тогда это будет уже вещественное доказательство.
   - Да, Паша, ты, конечно, не плохо все придумал, только  знаешь...  теперь
как-то садиться к нему в машину...
   - Эх ты, космонавт! Струсил!
   - А вовсе даже и нет! Ничуточки! Совсем даже не в этом дело! Просто я  не
смогу так притворяться, чтобы он не понял, что я понял... Ну, в общем,  я  с
ним не могу теперь, когда знаю, понял?
   - Слов "не могу" не должно быть в операции "Серебряный  Шлем".  Надо  так
надо! Ну давай уж я буду его отвлекать, а ты нарисуй фламастером.
   - А что рисовать, шлем?
   - Да ты что, спятил, что ли? Когда ты там будешь шлем разрисовывать?  Вот
чего: нарисуй крест. Это быстро - раз-два и готово!  И  вовсе  даже  неплохо
получится знак нашей операции: серебряный шлем и крест.
   - Просто здорово!
   Мальчики взяли в столе у Пашиной мамы красный фломастер и отправились  на
дежурство к гаражу. Им здорово повезло. Не успели  они  простоять  и  десяти
минут, как, позвякивая ключами, к сараю подошел дядя Сеня.  Увидев  Гошку  и
Пашу, улыбнулся им приветливо и, подмигнув, спросил:
   - Покатаемся?
   Ребята не в состоянии были ответить, только молча кивнули.
   Пока дядя Сеня выводил машину из гаража, Гошка пихнул в бок Пашу и шепнул
ему:
   - Притворяется как, заметил?
   - Шпионы всегда так. Тише...
   Ребята уселись, как всегда, вдвоем на переднее сиденье.
   Дядя Сеня сказал:
   - Ну, мне сегодня надо съездить в тысячу мест! А у вас какие планы?
   - Да просто покататься.
   Ребята молчали все время, ну просто слово не могли выдавить из себя, даже
ради дела. Так что под конец дядя Сеня спросил:
   - Вы что оба сегодня такие, по колу схватили в школе, так, что ли?
   Паша промямлил: "Угу!", а Гошка покраснел, как раковая шейка.  Наконец-то
эта пытка закончилась. Они развернулись и задним ходом подъехали  к  гаражу.
Дядя Сеня вылез, открыл ворота и вкатил машину. А когда машина уже встала на
место, Паша вдруг как закричит:
   - Ой, дядя Сеня, задняя шина лопнула, я слышал, как она лопнула!
   - Сейчас посмотрим, но я что-то ничего не слышал.
   Дядя Сеня вылез из машины и захлопнул дверцу. Выскочил и Паша. Дядя  Сеня
зажег в гараже электричество и наклонился к  заднему  колесу.  А  Гошка  тем
временем достал фломастер и быстро начертил на сиденье крест. Красный  крест
на красном кожаном сиденье! Кто бы мог лучше придумать ловушку для шпиона!
   Па следующий день, только они вернулись из школы,  только  зашли  в  свой
двор, как их оглушила, просто-таки с  ног  свалила  новость:  вчера  вечером
арестовали Семена Ивановича, то есть дядю  Сеню.  А  они  сидели  себе,  чай
распивали, телевизор смотрели и знать ничего не знали.
   Эта новость обсуждалась толпой возбужденных женщин с авоськами, а из окон
высовывались  еще  другие  женщины   и   давали   объяснения,   рассказывали
подробности всего дела, хотя откуда чего они узнали - неизвестно.
   Оказалось, что дядя Сеня никакой вовсе  и  не  шпион,  а  просто-напросто
мелкий жулик: он выезжал до ночам на своей машине, подчистую обирал ларьки в
глухих переулочках.  При  чем  якобы  не  брезговал  ничем.  Папиросный  так
папиросный. Забирал  папиросы.  И  даже  как  будто  овощной  ларек  ограбил
дочиста, гнилые помидоры увез. Гошка толкнул локтем Пашу:
   - Пашка, а ты веришь всей этой чепухе?
   - Я думаю, нарочно такие слухи распускают, чтоб отвести  глаза  от  того,
что он шпион.
   Но они узнали от ребят, что сегодня утром приходила милиция и допрашивала
многих со двора, не  предлагал  ли  дядя  Сеня  по  сниженным  ценам  всякие
продукты, или сигареты, или еще там чего. Но это, конечно,  ерунда.  Никогда
он никому ничего не продавал. Так все и сказали.
   Гараж опечатали, но про задние ворота никакого разговора не было.
   - Все это чушь собачья, не поверю я ни одному слову,  хоть  ты  лопни!  -
решительно заявил Гошка.- Еще если б он шпионом оказался, это еще туда-сюда,
а то ларьки грабил! Да кто? Дядя Сеня! Пусть они меня не смешат, да он  свое
все раздаст, он такой добрый!
   - Нет, Гошка, все-таки логики у тебя ни на грош! По-твоему, шпиону  можно
быть добрым, а жулику - нет?
   - Да если хочешь знать,- закричал Гошка,- и никакой он не шпион! Да,  да,
все это враки, просто мы игру придумали и придумали,  что  он  шпион,  а  он
никакой не шпион!
   - А как же задние ворота?
   Не успел Паша рта закрыть, как  они  оба  помчались  в  соседний  двор  к
сарайчику. Им обоим пришла одна и та же мысль. Если  они  обнаружат,  что  и
сегодня их шлемы смяты, тогда, выходит... Ведь дядя Сеня сегодня ночью был в
милиции!!
   Ребята как бешеные вскочили в сарайчик и тут же встали как вкопанные...
   В сарайчике находился человек. Это был парень из соседнего двора. Паша  и
Гошка знали его прекрасно, его звали Седой, хотя он был вовсе и не седой,  а
просто такой белый-белый. А как его звали на самом деле, никто,  наверно,  и
не знал.
   - Вы чего тут шастаете, шпанята?
   У Гошки из рук выпал портфель. Он узнал голос. Конечно,  это  тот  первый
голос, не ворчливый, а первый. Сейчас он точно это понял. Язык у  Гошки  как
будто распух и занял весь рот, так что он едва мог им ворочать.
   - Да мы, дядя, курнуть сюда забежали, чтоб никто не увидел...
   - А ну брысь отсюда, и чтоб больше сюда ни ногой, поняли меня? Я тут себе
столярную мастерскую буду делать и замок повешу на дверь.
   И Седой для убедительности повернулся к какому-то подобию верстака и даже
взял в руки рубанок, хотя ребята прекрасно знали, что  столярная  мастерская
так же нужна Седому, как им дополнительное задание по немецкому.
   Седой наклонился, чтоб взять с земли какую-то дощечку, и  ребята  онемели
от ужаса... На штанах у Седого совершенно четко и  ясно  красовался  красный
крест!
   Гошка схватил портфель, и ребята пулей вылетели из сарайчика.
   Паша и Гошка слова друг  другу  не  сказали,  а  помчались  оба  в  одном
направлении, туда, где находилась их районная милиция. Но когда добежали уже
до самой милиции, то вдруг струхнули и  несколько  минут  стояли,  набираясь
храбрости, прежде чем войти.
   В  милиции  оказалась  большая-пребольшая  комната,   прямо   почти   как
физкультурный зал; через всю эту комнату шел прилавок, как в магазине, а  за
прилавком сидел милиционер и разговаривал по телефону.
   Ребята подождали, пока он положил трубку, в Паша изложил дело:
   - Мы из четвертого дома, из того самого,  где  вчера  взяли  бандита,  но
только он вовсе не бандит, мы с Гошей это знаем точно,  даже  дневник  можем
показать, а обнаружил все Пират.
   - Постойте, постойте, по порядочку! Ничего не пойму - пираты,  бандиты...
У вас что, игра, что ли? Гошка вскипел;
   - А если дядю Сеню в тюрьму посадят, а он вовсе не бандит,  а  мы  знаем,
кто бандит,- это, по-вашему, игра, что ли?
   - А ну погодите, погодите! - Милиционер нажал кнопку и сказал: -  Товарищ
лейтенант, тут два пацана какого-то бандита знают, проводить к вам?
   И  ребята  в  кабинете  лейтенанта  рассказали   с   самого   начала,   а
милиционер-машинистка все это напечатал на машинке: как они сначала играли в
гараже; потом, как Пират нашел ежика и они узнали про задние ворота; как они
сначала думали на  дядю  Сеню,  что  он  шпион;  как  они  провели  операцию
"Серебряный Шлем"; как красный крест распутал все дело.
   Вечером в квартире Гошки Вовикова раздался длинный звонок.  Открыл  дверь
сосед Боровков. На пороге стоял веселый милиционер. Отдав по-военному честь,
он громко спросил:
   - Здесь проживает Егор Вовиков?
   Мама и Гошка услышали и тоже вышли в коридор, как раз в тот момент, когда
Боровков, воздев трагически руки, причитал:
   - Я все это предвидел! Я предвидел, что дело кончится милицией!
   - А если вы предвидели, гражданин, как вы ненаучно выражаетесь, так  надо
было сообщить в милицию. Знаете, за укрывательство что полагается?
   Мама посмотрела на Гошку.
   - В чем дело, кто мне объяснит?
   - Мамочка, я как раз только хотел вам с папой все рассказать!  Просто  не
успел!
   -  Почему-то  ты  всегда  не  успеваешь  рассказать,   когда   что-нибудь
натворишь,- с горечью сказала мама. А милиционер сказал:
   - Я, гражданочка, вам все расскажу. Ваш сын и еще  один,  Павел  Сергеев,
показали себя как герои и помогли нам поймать преступников  и  отпустить  на
свободу невиновного человека! А вот с этим гражданином,- и милиционер кивнул
на Боровкова,- который предвидел и не сообщил, мы еще побеседуем.
 
   САМЫЙ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ НА СВЕТЕ СИНТЕЗАТОР
   Стоял чудесный месяц май. Цвели цветы, черемуха, сирень!  Трава  до  того
была мягкая и приятная, хоть ешь ее. А птицы как  пели!  И  не  какие-нибудь
особенные соловьи, а самые обыкновенные  воробьи  во  дворе  пели  так,  что
заслушаешься.
   Надо сказать, что для Гошки и Паши этот май был особенно чудесным.  Птицы
пели не так, как для всех, а особенно, и  так  же  особенно  цвели  цветы  и
зеленели травы и сияло солнце. Дело в том, что у Гошки и  Паши  близилось  к
завершению великое изобретение! Да, великое.  Нисколько  не  хуже,  чем  все
великие  изобретения.  Наверняка  о  нем  передадут  по  радио  в  последних
известиях, и передадут по телевизору в программе "Время", и напишут во  всех
газетах. И даже, наверное, с будущего года в  школе  будут  проходить  закон
Вовикова - Сергеева точно так же, как проходят закон Ломоносова - Лавуазье.
   Но все это не главное. Они с Пашей совсем даже не из-за славы сделали это
великое открытие. Слава - это ерунда.  Главное  для  ник,  чтобы  всем  было
хорошо.
   И подумать только, что все может разрушиться из-за какой-то стирки.  Нет,
определенно женщины не ценят великих открытий!
   - Мама,- убеждал Гошка,- ведь ты же разумная личность! Ну подумай только,
ну кто в такой день стирает! Мы Же собирались в парк культуры.
   - А что, сверхразумный  сын,-  говорит  мама,-  может  быть,  белье  само
постирается, или, может, его Пират постирает, или, может, ты его постираешь,
или, может, вообще никогда не стирать белья!
   - Нет, мама,- вздохнул Гошка,- все-таки женщина не может быть разумной  в
полной мере. Ведь не обязательно стирать сегодня.
   - Ну, если ты мне дашь справку с печатью, я не пойду  на  работу  и  буду
стирать завтра, а сегодня пойду с вами в парк культуры.
   Гошка тяжело вздохнул.  Все  логичные  доводы  были  исчерпаны,  и  Гошка
пытался прибегнуть к нелогичным доводам. Он обнимал и  целовал  маму,  силой
оттягивал ее от кладовки, где Стояла стиральная машина. Мама то смеялась, то
сердилась, по решение было непоколебимо.
   "Дело принимает плохой оборот. Что сейчас будет..." -  как  бы  про  себя
сказал Гошка. А вслух сказал:
   - Я пойду погуляю во дворе, не сидеть же мне в такую погоду дома!
   И в тог момент, когда мама  заталкивала  в  стиральную  машину  простыни,
Гошка мчался на полных парах к другу Паше, и сердце его сжималось от  дурных
предчувствий. И не зря.
   Только мама  включила  в  сеть  машину,  только  поставила  регулятор  на
"хлопок" и крутанула  ручку,  как  в  корпусе  машины  что-то  заскрежетало,
забилось, заколыхалось.
   - Опять испортилась!  -  зло  сказала  мама,  выключила  машину,  открыла
крышку, и туг из машины вылетела огромная-преогромная стая птиц, целью сотни
птиц.
   Все они щебетали, курлыкали, гоготали, пели, свистели, щелкали,  каркали,
хлопали крыльями, садились маме на плечи, на голову, поднимались к  потолку,
бились крыльями о стекла окон, летали у мамы под  носом,  задевали  ей  лицо
крыльями.
   Одна ворона даже схватила маму за ухо, и тут уж мама  не  выдержала.  Она
закричала так, как будто в доме был по крайней мере пожар:
   - Гошка! Борис! Что же это такое! Когда наконец  в  доме  будет  покой  и
порядок. Гошка, это опять твои выдумки!
   Мама судорожно пыталась открыть окно на  кухне.  Птицы  всё  вылетали  из
открытой стиральной машины и теперь облепили не только стены кухни,  потолок
и пол, но и кишели в воздухе, как густая мохнатая каша.
   В это время Гошка и Паша сидели на крыше сарая ни живы ни мертвы. До  них
доносились душераздирающие крики Гошкиной мамы.
   - Кто бы мог  подумать,  что  ей  понадобится  в  воскресенье  стиральная
машина! А сегодня вечером я  как  раз  собирался  все  объяснить,-  виновато
говорил Гошка.
   - Да-а,- задумчиво сказал Паша,- знаешь, взрослые, они  ведь  странные  и
непонятные люди. Я даже предполагаю такую возможность,  что  твоей  маме  не
очень понравится, что ваши простыни превратятся в шоколад, и может быть...
   Но тут Гошка схватил Пашу за руку и закричал:
   - Смотри, смотри скорей на нате окно!  На  четвертом  этаже  распахнулось
окно, и оттуда вылетело столько птиц, что они закрыли небо. Тут были  тысячи
воробьев, голубой, ворон, снегирей, жаворонков, дроздов. И кого  только  тут
не было! И все они носились над домом, щебетали, курлыкали, гоготали,  пели,
щелкали, каркали, хлопали крыльями, как оголтелые носились туда и сюда.
   Гошка и Паша стояли на крыше сарая, задрав вверх головы и раскрыв рты  от
удивления и восхищения.
   - Пот это да! Это тебе не какой-нибудь там шоколад!  Ты  подумай,  Гошка,
что мы такое с тобой изобрели! Нет,  ты  только  подумай,  что  мы  с  тобой
изобрели! Ведь это же самый лучший на свете синтезатор! Ты понимаешь, Гошка,
ведь мы с тобой не рассчитывали на такой успех. Он  же  воспроизводит  живую
материю! Из каких-то там никому не  нужных  простыней  -  птицы!  Гошка!  Ты
подумай!
   Вмиг ребята слезли с крыши сарая и помчались на четвертый  этаж.  Хорошо,
что мамин гнев немного остыл, когда она наконец избавилась от  одолевших  ее
птиц, но все-таки ребятам досталось порядком.
   - А, голубчики! Явились! -  Мама  стояла  как  грозный  полководец  после
проигранного сражения.- Что это такое? Что это такое, вы мне скажите?
   - Мама, мамочка, это же самый  лучший  на  свете  синтезатор.  Понимаешь,
самый замечательный! Это же мы с Пашей придумали!
   - Так я и знала, что это ваши штучки! О господи, господи!  Когда  же  это
кончится. У всех дети как дети, а это просто вредитель какой-то в  доме.  О,
мои  простыни,-  вдруг  вспомнила  мама  и  страдальчески  застонала,-   мои
прекрасные новые арабские простыни  в  разноцветную  полоску,  о  которых  я
мечтала всю жизнь, а вот теперь родной сын, вот теперь...
   И тут вдруг мама заплакала. Этого Гошка, конечно,  стерпеть  не  мог.  Он
бросился к маме, стал ее уговаривать не  плакать.  Он  уверял  ее,  что  они
сейчас с Пашей так наладят синтезатор, что он не только вернет  обратно  все
арабские простыни с полосочками, а сколько хочешь синтезирует новых.
   - Мама, ты пойми, если он живую материю синтезирует!  Ведь  птицы  -  ото
живая материя! Так? Ну скажи, так?
   - Ну и что? - сказала мама.
   - А то, что если наш синтезатор может живую материю производить,  то  что
ему стоит какие-то там простыни...
   - Не знаю, ничего я не знаю! Знаю только, что все в доме идет прахом.
   - Ну, мама, ты же уже поняла! Вот смотри!  Хочешь,  тебе  будут  простыни
прямо в упакованных пачках по десять штук!
   Гошка побежал в комнату, и не успела  мама  ойкнуть,  как  он  засунул  в
стиральную машину покрышку с тахты.
   - Р-раз! - сказал Гошка и крутанул ручку стиральной  машины.-  Вот  тебе,
получай твои любимые арабские простыни!
   Гошка с торжеством открыл крышку стиральной машины и... оттуда с шумом  и
гвалтом вырвалась приличная партия ворон.
   На этот раз мама нисколько не  удивилась.  Она,  кажется,  именно  это  и
ожидала.
   - Теперь я понимаю,- сказала она,- почему в городе столько ворон.  Хорошо
еще, что Боровкова нет дома. Вот  был  бы  для  него  неповторимый  сюрприз!
Хорошенький  матерьяльчик  для  ЖУКОВСКОЙ  стенгазеты.   "Тысяча   ворон   в
коммунальной кухне".
   - Да нет, мам, ну как ты не понимаешь? Это же просто маленькая недоделка.
   - Очень маленькая недоделка, совсем крошечная, состоящая из тысячи ворон!
   - Мама! Можешь ты, наконец, не  повторять:  вороны,  вороны!  Это  же  не
главное, что они вороны, а главное то,  что  они  -  живая  материя,  а  наш
синтезатор - самый замечательный па свете!
   Гошка  с  Пашей  перевернули  стиральную  машину  вверх  дном,  отвинтили
какие-то винтики,  постучали  молотком,  подпилили  напильником,  подкрутили
отверткой...
   - Ну, теперь-то все должно быть в порядке,- уверенно  сказал  Паша.-  Так
что вы заказываете нашему синтезатору? Арабские простыни?
   - Нет, вы слыхали: "что я заказываю их синтезатору"? Нет,  вы  подумайте,
что за нахальные мальчишки! Вы хоть верните назад те простыни,  которые  ваш
"самый лучший на свете синтезатор"  превратил  в  ворон!  Хоть  те  простыни
верните! Л потом, будьте добры, переделайте ваш самый лучший, но ни  на  что
не годный синтезатор обратно в мою чудесную стиральную машину!
   - Мама, ну какая же ты чудная! Ты сама уже сколько лет говоришь, что пора
этот лом выбросить на помойку и купить наконец новую стиральную машину.  Вот
я и подумал: чем на помойку выбрасывать, лучше мы из нее синтезатор...
   - Не говори при мне больше  этого  слова!  -  закричала  мама.-  Ох,  мои
простыни...
   - Мне бы твои заботы. "Простыни,  простыни"!  Можешь  ты  думать  хоть  о
чем-нибудь другом!
   Гошка и Паша вдвоем схватились за ручку и с невероятной  быстротой  стали
крутить  ее  в  обратную  сторону.  И  тут  крышка  стиральной  машины   так
стремительно откинулась, как будто ее толкнул изнутри чемпион по  боксу.  Из
машины фонтаном,- да что  там  фонтаном!  -  водопадом,  наводнением  хлынул
шоколад. Да, самые  настоящие  плитки  шоколада,  тысячи  и  тысячи  сортов:
"Аленушка" и "Бабаевский",  "Молочный"  и  "Сливочный",  "Конек-горбунок"  и
много всяких других, какие только есть.
   Шуршащая лавина покрыла весь пол кухни. Скоро мама, Гошка и  Паша  стояли
уже по колено в шоколаде, а шоколадная лавина даже и не думала убывать.
   - Ну, мама, теперь-то ты видишь...
   И тут Гошка замолчал, сраженный неожиданностью. Если б в этот  момент  на
Гошке  была  хоть  какая-нибудь  шапка,  он  бы  снял   ее   перед   Великим
Синтезатором.
   Дело в том, что, кроме запрограммированного  шоколада,  синтезатор  начал
выбрасывать чудесные букеты тюльпанов, как раз те самые цветы,  которые  так
обожает мама.
   Мама стояла совершенно ошеломленная. Гошка ясно видел по ее лицу, что она
простила им свои погибшие арабские про-стыни. И даже совсем  забыла  о  них.
Она стояла, прищурив глаза и таинственно улыбаясь.
   А потом громко сказала:
   - Да, это действительно самый замечательный на свете синтезатор.
 
   ЛЮБОВЬ ЕГОРА ВОВИКОВА
   За ужином, и причем была не какая-нибудь там гречневая каша, а блинчики с
вареньем, Гошка вдруг обнаружил в себе необъяснимое  равнодушие  к  любимому
блюду. К тому же, глотнув чаю, Гошка почувствовал ужасную боль  в  горле,  и
тут он окончательно понял, что все воскресные планы, взлелеянные  в  течение
целой недели, лопнули. И еще одно  обстоятельство,  касающееся  сегодняшнего
вечера, волновало его не меньше.
   Мама,  конечно,  приняла  решительные  и  крутые  меры,  а  папа,  тяжело
вздохнув, отложил в сторону книжку и без всякого энтузиазма свистнул Пирата.
   - Ничего, ничего,-  приговаривала  мама,-  очень  даже  невредно  и  тебе
пройтись перед сном.
   Не вполне отрешившись еще от своих дум, вызванных книжкой, Борис Егорович
машинально  следовал  за  Пиратом.  Так  что  получалось  вполне  точно   по
пословице, что не хозяин  прогуливает  свою  собаку,  а  собака  прогуливает
своего хозяина.
   Очнулся Борис Егорович только тогда,  когда  чуть  не  стукнулся  лбом  о
перекладину забора, и тут он  обнаружил,  что  Пират  затянул  его  в  самый
дальний конец двора, за сараи, и  продолжает  стремительно  рваться  вперед,
явно по вполне обдуманному и хорошо известному  маршруту.  Борису  Егоровичу
пришлось протискиваться  через  дырку  в  заборе,  не  рассчитанную  на  его
габариты.
   "Вот уж не предполагал, что гулять  с  собакой  такое  хлопотное  дело",-
подумал Борис Егорович, но, зная по научным журналам про привычки собак, про
то, что они должны обойти свою территорию, он послушно следовал за Пиратом.
   Но все было слишком странно. Пират шел по кратчайшей прямой, по  узенькой
тропиночке, протоптанной в глубоком  снегу,  шел  деловито,  ни  на  что  не
отвлекаясь, явно шел  к  большому  серому  дому.  Пока  что  Борис  Егорович
следовал за  Пиратом  слепо,  слегка  лишь  удивляясь  странностям  собачьей
натуры. Но когда Пират так же деловито подошел ко второму подъезду  большого
серого дома и, не задумываясь ни на секунду, открыл зубами дверь, то тут  уж
задумался Борис Егорович. Пират уверенно направился  вверх  по  лестнице  и,
остановившись на втором этаже, стал царапаться в дверь налево.
   Борис Егорович решил идти за Пиратом до конца. У него неожиданно появился
острый естественнонаучный интерес к поведению собак. Дверь  открылась  почти
тут же, как будто бы их уже ожидали. На пороге стояла девочка  в  джинсах  и
полосатом переднике. Первым ее непосредственным порывом было  наклониться  к
Пирату, но, увидев Бориса Егоровича, она смутилась от неожиданности,  правда
лишь на секунду, и тут же очень вежливо пригласила его зайти.
   Борис  Егорович  зашел  в   коридор.   Пират   стремительно   ринулся   к
холодильнику, стоящему в коридоре, и стал рьяно царапать когтями его крышку.
Такие   неожиданно   проявившиеся   черты   собачьей   натуры   все   больше
заинтересовывали Бориса Егоровича, но девочку это  как  будто  нисколько  не
удивляло. Она бросилась к холодильнику,  уговаривая  Пирата  не  хулиганить,
достала кусок колбасы, не переставая разговаривать с Борисом Егоровичем.
   - А я знаю, кто вы! Вы - Борис  Егорович,  Гошин  папа,  точно?  Я  сразу
узнала вас по Пирату и по очкам, и вообще вы очень похожи  на  своего  сына.
Пират, не хулигань и не царапай, пожалуйста,  холодильник.  Сейчас  получишь
свою колбасу. А почему не пришел Гоша, хотя не подумайте, что я вам не рада.
Ну что же мы разговариваем в коридоре? Пожалуйста, раздевайтесь и проходите,
сейчас будем чай пить.
   Борис Егорович рассматривал девочку.  Сначала  он  подумал,  что  ей  лет
восемь, но, приглядевшись, он увидел, что  она,  пожалуй,  ровесница  Гошке.
Пожалуй, ей лет 11-12. Просто она очень мала ростом,  и  к  тому  же  у  нее
абсолютно круглые глаза, какие бывают у младенцев грудного возраста. Кое-что
начало проясняться для Бориса Егоровича: и привычный маршрут Пирата,  и  его
хозяйское поведение в этой квартире, и  долгие  вечерние  прогулки  Гошки  с
Пиратом.
   - К сожалению, бабушки с дедушкой пет дома, они ушли в гости  на  золотую
свадьбу своих друзей. Вы знаете, что такое золотая свадьба? Это значит,  они
прожили вместе пятьдесят лет.
   Девочка провела Бориса Егоровича в комнату и пригласила сесть на диван.
   -  Я  догадываюсь:  вы  -  приятельница  Егора.  Давайте   познакомимся,-
заговорил наконец Борис Егорович.
   - Ох, господи! Саша,- сказала девочка, протянув руку  Борису  Егоровичу.-
Неужели вам Гоша ничего еще не говорил? А я написала  все  своим  родителям,
они живут в Якутске, а мне врачи запретили, потому что у меня слабые легкие.
Они меня послали к бабушке и дедушке, а Рекса ни за что не отдали.  Конечно,
это понятно, что лишиться сразу и  меня  и  Рекса  им  нелегко.  Ну  а  мне,
думаете, легко без Рекса? По крайней мере теперь здесь будет жить Пират, я к
нему тоже уже начинаю привыкать. И потом, знаете,  я  очень  прошу  вас:  не
зовите меня на "вы"!
   Борис Егорович слегка растерялся от этого потока информации. Но все же  в
этом потоке его поразила одна деталь.
   - Неужели Гошка решился подарить вам... тебе Пирата?
   - Ну что вы,- воскликнула Саша,- ни за что бы не подарил! Я, конечно,  не
сомневаюсь, что Гоша меня любит, но ведь Пирата он любит не меньше,  как  же
он мне ею отдаст? Все гораздо проще, чем вы думаете. Просто мы  решили,  что
Гоша переедет ко мне жить вместе с Пиратом. Разве Гоша  вам  еще  ничего  не
сказал? А я уже написала родителям.
   - Ну и что же? Ответ от них вы... ты уже получила?
   - Нет, еще не получила. Ну, а что они  могут  иметь  против  Гоши?  Я  им
написала, какой Гоша замечательный мальчик. Таких я больше не встречала.  Не
только в Якутске, но даже и в Москве, в пашем классе. Вот еще  Паша  Сергеев
стоящий человек, но все равно Гоша в сто тысяч раз лучше, я таких больше  не
встречала. А вы встречали, Борис Егорович? Так что, почему же родители будут
против? И потом, мы же любим друг Друга...
   Саша замолчала. Молчал и Борис Егорович. Такая ситуация не могла ему даже
и во сне присниться.  И  что  он  может  возразить  на  Сашины  доводы?  Они
абсолютно логичны. Наверно, первый раз в жизни Борис Егорович  был  в  такой
растерянности.
   - Ну вот что, Саша,- сказал Борис Егорович,- мы все это обсудим  дома.  Я
очень рад, что познакомился с тобой! Ты приходи к нам, я ведь еще не  сказал
тебе - Гошка заболел...
   В это время  Гошка,  уложенный  мамой  в  постель,  мучился  страшными  и
ненапрасными подозрениями по поводу столь долгого  папиного  отсутствия.  Он
совсем  не  разделял  Сашиной  оптимистической  уверенности,  что   родители
разрешат ему с Пиратом переехать к Саше. Он  вообще  еще  ничего  не  сказал
родителям о Саше. Он восхищался Сашиной смелостью.  Если  она  считала,  что
права, она могла сказать что угодно и кому угодно. Глупое ломанье и трусость
- Гошка наделял этими чертами почти всех девочек, поэтому и презирал их.  Но
в Саше не было даже ничего похожего...
   Саша училась в их  -классе  совсем  недавно.  Она  приехала  из  Якутска.
Родители ее и сейчас там, а Саша будет жить теперь в  Москве  с  бабушкой  и
дедушкой, потому что врачи запретили ей жить в  Якутске.  Посадили  Сашу  на
свободное место, как раз впереди Гошки. Но больше всего Гошка видел не Сашин
затылок, как это бы полагалось, а Сашины круглые глаза. Не потому,  конечно,
что глаза у Саши помещались сзади, на затылке, а потому, что Саша чаще всего
сидела затылком к доске, а лицом к Гошке.
   На  этот  раз  Саша  с  увлечением  рассказывала  уже,  наверное,   сотое
приключение ее собаки Рекса, которая осталась в Якутске и  по  которой  Саша
очень скучала.
   - Самое большое, сколько я могу прожить без Рекса,- это месяц, ну, может,
два от силы,- говорила Саша,- что будет дальше...
   В этот самый момент голос Сан Саныча прогремел,  как  гром  среди  ясного
дня.
   - Вовиков, вон из класса! Опять ты срываешь урок своей болтовней!
   Гошка прямо задохнулся от обиды. Он даже рта не  раскрыл.  Но  капать  на
Сашу, ясное дело, он  не  будет.  Пунцовый  и  дрожащий  от  несправедливого
наказания, он стукнул крышкой парты и направился к двери.
   Но не успел он дойти еще до учительского стола,  как  услышал  за  спиной
совершенно спокойный, самый приятный на свете Сашин голос:
   - Вовиков совсем даже ни при чем. Это я разговаривала.  И  вы  совершенно
зря его оскорбили и выгнали из класса.
   И в тот же миг Гошка услышал за собой легкий бег, и  на  глазах  у  всего
класса Саша взяла Гошку за руку, и они вместе вышли из класса.
   И именно в этот миг Гошка понял, что он не  может  скрывать  от  Саши  ни
одной своей тайны. Если Саша не будет их знать, то тогда они и самому ему не
будут нужны.
   Еще не погасшее чувство обиды и это возникшее вдруг в нем  новое  чувство
теснили ему грудь, лишили его  голоса,  и  он  мог  только  прошептать  чуть
слышно:
   - Пойдем.
   Они спустились по лестнице вниз, в вестибюль, которым не пользовались, он
был чем-то вроде  свалки  старых  вещей.  Они  молча  протискивались  сквозь
нагромождения парт с отломанными спинками,  изрезанными  перочинными  ножами
столами. Они продирались через ряды шкафов с перекошенными дверцами.
   Гошка молчал. Саша ни о чем не спрашивала. Она чувствовала  всю  важность
той великой тайны, которую ей собирался открыть Гошка.  Протиснувшись  через
этот склад  искалеченных  парт,  шкафов,  столов,  стульев,  они  подошли  к
вешалкам, в Гошка тихо сказал:
   - Это здесь.
   Это были старые вешалки, ими уже давно не  пользовались  в  школе,  такие
старые, как вымершие динозавры. Они ждали, когда их  вывезут  на  дрова  или
свалку. Теперь таких вешалок, наверное,  даже  и  не  знают  в  школах.  Это
длинные деревянные стенки с крючками для пальто, снизу полка  для  галош,  а
сверху полка для шапок. Поэтому когда они стоят рядом, напротив друг  друга,
то внутри образуется узкий и длинный коридор.
   Гошка потянул Сашу к узкой щели между вешалками и сказал:
   - Поднимайся осторожно.
   В узком проходе между вешалками была полная  темнота.  Саша,  держась  за
Гошкину руку, осторожно пробиралась вперед.
   Гошка сделал какое-то резкое движение и так дернул Сашину руку, что  Саша
чуть не упала. Вдруг непонятный свет ударил в Сашины глаза. Она  зажмурилась
и вскрикнула. Ее ослепило солнце. Сверкающее, огромное, жаркое на совершенно
чистом синем небе. А на далеком горизонте сквозь дымку виднелись синие  горы
и белая шапка Эльбруса.
   - Вот это да! - сказала Саша.- Сюда как будто бы вылили сто тысяч бутылок
маминых духов.
   В воздухе действительно стоял сильный, но нежнейший аромат.  Перед  ними,
насколько  хватало  глаз,  простиралась   роща   каких-то   деревьев.   Саша
присмотрелась и увидала, что  это  мандариновые  деревья  и  на  них  растут
мандарины, самые настоящие и притом спелые и крупные. Но  это  еще  не  все.
Одновременно со спелыми мандаринами деревья были усыпаны белыми  цветами,  и
это от них исходил такой чудесный аромат.
   -  Вот  так  раз,-  воскликнула  Саша,-  сразу  и   мандарины   и   цветы
одновременно! Вот это уж действительно чудеса!
   Они прошлись немного по роще, а потом сели под одним из деревьев. В траве
под деревом лежали мандарины. Они были  такие  спелые,  что  некоторые  даже
лопнули и из них тёк сок. Саша подняла мандарин и стала его чистить.
   - А знаешь, до этого я видела мандарины только в обертках в ящиках. И то,
кажется, это было только два раза, а может быть, и один. К нам в  Якутск  их
очень редко привозят, а я их люблю больше всего на свете...
   Так они сидели, спокойно разговаривая, и ели мандарины до тех  пор,  пока
перед ними не образовалась целая гора мандариновых корок.
   Наконец Саша спохватилась:
   - А мы не опоздаем на следующий урок?
   И они тем же путем вернулись обратно, и как раз вовремя.
   ...Все это произошло давным-давно, почти два месяца назад, а после  этого
Гошка с Пиратом каждый  вечер  ходили  в  гости  к  Саше.  Гошка  со  стыдом
чувствовал, что сейчас даже Паша ему не нужен. Хорошо еще, что  Паша  в  эти
дни был занят подготовкой к районной олимпиаде по физике и, казалось, совсем
не замечал, как остыл к нему его друг. У Гошки времени не  было  ни  минуты,
чтобы встречаться с Пашей. В те недолгие часы, которые оставались от  встреч
с Сашей, надо было успеть и позавтракать, и пообедать, и сделать уроки.
   Поэтому-то Саша и предложила Гошке (конечно, вместе с Пиратом)  переехать
к ней. По крайней мере уроки могли бы вместе делать. Гошка  не  был  уверен,
что родители разрешат ему переехать к Саше. Они вообще не любили,  чтоб  он,
вместо того чтоб гулять, засиживался  у  кого-нибудь  в  гостях.  И  поэтому
сегодня, когда Гошкина ангина заставила папу выйти с Пиратом, Гошка  не  без
оснований опасался, что Пират выдаст его вечерние прогулки.
   Гошка совсем не был вруном и симулянтом. Но тут  само  собой  получилось,
что ему становилось все хуже и хуже и, когда во  входной  двери  заскрежетал
папин ключ, Гошка лежал в постели с компрессом на лбу и еле-еле дышал. Можно
было надеяться, что объяснение отложится  хотя  бы  на  несколько  дней,  до
Гошкиного выздоровления. И действительно, папа ничего не  сказал  не  только
Гошке, но и маме буркнул что-то невразумительное по  поводу  своего  долгого
отсутствия.
   Два дня Гошка страдал от ангины и неизвестности. А на третий...
   Утром, часов в одиннадцать, в дверь раздался  длинный-предлинный  звонок.
Такой он был веселый, радостный, нетерпеливый! Уже по звонку было ясно,  что
кто-то несет Гошке сногсшибательные новости и совсем не печальные.
   Мама бросилась открывать дверь. И тут произошло что-то невообразимое: лай
Пирата, и ужасающий визг, и мамин крик, и Сашин голос - все смешалось. Дверь
стремительно открылась,  и  в  комнату  ракетой  ворвалась  огромная  собака
доберман, таща на поводке Сашу. Судя по многочисленным  боевым  шрамам,  это
был безусловно Рекс, но почему-то он сейчас совсем не выглядел  победоносно.
Он жалобно скулил, пытаясь залезть под Гошкину низкую тахту и увлечь туда же
свою хозяйку, а Пират наскакивал на него то справа, то слева, не  давая  ему
перевести дух.
   И тут Саша закричала:
   - Ну, знаешь, и нахал твой Пират, Гошка! Я еще в жизни  не  видела  таких
нахалов!
   Под аккомпанемент собачьего лая Гошка пытался втолковать Саше,  что  дело
совсем не в нахальстве Пирата,  просто  он  охраняет  свою  территорию.  Это
полностью по науке.
   - Но откуда взялся твой Рекс, с неба, что ли, свалился?
   - Да, представь себе, с неба. Он прилетел на самолете сегодня рано утром,
и у него был настоящий билет, и ему давали таблетку аэрона, потому  что  его
укачало в самолете, и он запивал ее лимонадом.
   - Что-то мне не верится, что собакам одним разрешают летать в самолетах!
   - Почему же одним собакам! Ясно, что он прилетел с моими мамой  и  папой.
Это же само собой разумеется. Как только они получили мое письмо, они  сразу
взяли три билета на самолет и прилетели! И знаешь,  что  самое  потрясающее:
они оставляют мне Рекса. Вот здорово, правда? Но только, конечно,  тебе  уже
нельзя ко мне переезжать. Видишь, Рекс с Пиратом не уживаются. Но,  надеюсь,
на улице-то они не будут драться!
 
   ОРЕХ С ДАЛЕКОЙ АМАЗОНКИ
   Всем давно известно, что Гошка Вовиков мечтает стать  космонавтом,  а  ко
всем другим профессиям он относится о презрением. На этот счет у  него  даже
вышел крупный спор с Анной Константиновной, учительницей по русскому. Как-то
она задала сочинение на вольную тему: "Почему я люблю (или не люблю) научную
фантастику". И вот в этом самом сочинении Гошка очень  обидно  высказался  о
профессии биологов и даже назвал их  ерундовскими,  из-за  чего  был  долгий
разговор, на целый урок, с Анной Константиновной. Но Гошка, кажется, остался
при своем мнении.
   И кто бы мог подумать, что пройдет каких-нибудь полгода  и  Гошка  станет
таким рьяным биологом, что прямо дальше  некуда!  Даже,  можно  сказать,  он
почти что свихнулся из-за этой самой  биологии.  В  течение  долгих  месяцев
ребята не слышали от него ни одного путного слова, кроме как: почвенные  или
климатические условия, температурный режим и все в таком роде.
   А получилось это так. Один очень близкий  друг  Гошкиного  папы  ездил  в
научную командировку, не куда-нибудь, а на Амазонку. Когда он  вернулся,  то
пригласил в гости Гошкиных родителей, а они взяли с  собой  Гошку.  И  такие
чудеса показывал этот  самый  ученый,  вернувшийся  с  Амазонки,  что  Гошка
нисколько не жалел, что пошел к нему в гости, а не в кино на  новый  цветной
приключенческий фильм. Потому что этот  ученый  как  раз  показывал  цветное
кино, да к тому же которое сам снял.
   Такие там были чудеса, что  вы  просто  не  поверите:  и  огромные  яркие
попугаи, и страшнющие змеи с руку толщиной, и бабочки величиной с ворону,  а
по  расцветке  такие,  что  нарочно  не  придумаешь,  и  цветы  красивые   -
закачаешься, а на самом деле зловредные - хватают всякого,  кто  неосторожно
сядет рядом. Настоящие кровопийцы, так, пожалуй, и человека съесть могут!
   А какие там обезьяны! Что там цирк или Уголок  Дурова!  Это  все  детские
игрушки. В лесу на Амазонке их просто миллионы!  И  у  них  самый  настоящий
город в верхушках деревьев. Даже царь свой есть. Он сидит  себе,  развалился
на толстой ветке, а подданные подносят ему всякие  угощения:  не  хотите  ли
бананчик, или, может быть, кусочек ананаса, он очень спелый и  нисколько  не
кислый, или, может быть,  желаете  орехов,  так  мы  вам  их  разгрызем,  не
трудитесь, не портите свои зубки.  А  зубки  у  него  -  ох-хо-хо!  -  тигра
разгрызет, не то что орешек.
   Ну, а главное, что он сам, этот ученый, понимаете,  сам  все  снимал.  Не
какой-нибудь режиссер сочинил, а  было  это  или  нет,  еще  бабушка  надвое
сказала. А тут  уж  никаких  сомнений,  все  точно,  как  часы,  потому  что
командировка у пего была от Академии наук, а ей, этой академии, не больно-то
соврешь.
   Вечер прошел до того здорово! Было так интересно!  А  ко  всему  прочему,
когда Гошка и родители уходили, то  этот  ученый  подарил  Гошке  совершенно
замечательный орех, всем орехам орех: величиной с кулак и  скорлупа  у  него
как кора у дерева - шершавая, в каких-то вся чешуйках.
   И ученый сказал, что это семена самого фантастического дерева  на  свете.
Это орех Cortex с далекой Амазонки.
   Гошка, сжав драгоценный подарок в ладонях, спросил с волнением:
   - А у нас здесь он может вырасти?
   - Ну, если создать благоприятные почвенные я климатические условия...
   - А какие почвенные и климатические условия ему  благоприятны?  -  совсем
уже тихо, почти шепотом спросил Гошка.
   - Соответствующая температура, влажность, одним словом, ботаники  знают,-
чуть улыбнувшись, сказал ученый.
   Гошка не в состоянии был  расстаться  со  своим  орехом  даже  ночью.  Он
положил его под подушку, и поэтому, наверное, ему приснился такой сон.
   Приснилось ему, что  за  одну  ночь  орех  вырос  в  огромное-преогромное
дерево. В комнате он видел только его корни, проросшие  в  пол  от  могучего
ствола. Сам же ствол пробил потолок и уходил в верхнюю  квартиру.  В  стволе
зияло огромнейшее дупло - целая пещера. Гошка заглянул в него  и  нашел  там
прочную лестницу, по которой без всякого труда стал подниматься.  Он  лез  и
лез по ней, пока не вылез на крышу своего дома,  и  тут  только  он  наконец
увидел, что за чудо-дерево выросло из его ореха.  Раскидистые  ветви  сплошь
заросли всякими соблазнительными вещами, которые,  радуя  глаз,  мелькали  в
густой и зеленой листве. Тут росли красные большие яблоки  и  спелые  желтые
бананы, колючие зеленые ананасы и нежные  розовые  персики  и  даже  конфеты
прямо в обертках.
   "Ну, я вам доложу, и дела,-воскликнул Гошка,-такою и во сне не увидишь!"
   Но тут он вспомнил, что это как раз происходит во сне.
   Гошка пролез по толстой ветке и оказался над  своим  двором.  Там  стояли
тысячи желающих попробовать хоть что-нибудь с Гошкиного чудо-дерева. И Гошка
стал рвать и яблоки, и ананасы, и конфеты и кидать вниз.
   Все кричали: "И мне, и мне!"
   И Гошка все рвал и кидал, пока не проснулся.
   Первым делом он сунул под подушку руку, проверить, существует  ли  вообще
орех, или ему приснилось все, не только  чудо-дерево,  а  все  вообще.  Орех
Cortex с далекой Амазонки был тут, под подушкой.
   И так этот сон подействовал на Гошку,  что  он  решил  хоть  лопнуть,  но
вырастить  из  своего  ореха   чудо-дерево.   Гошка   создал   ореху   самые
соответствующие условия, которые только мог. Он закутал его в мокрую вату  и
грел часами под папиной  чертежной  лампой.  Тепла  и  влажности  было  хоть
отбавляй, но орех упорно не хотел прорастать.
   И родители и Гошкины друзья говорили, что это все ерунда,  пустая  затея,
орех, наверное, давным-давно высох внутри. Гошка ни  с  кем  но  спорил,  но
продолжал упорно, каждый день смачивать вату, в которую был закутан орех,  и
греть его под лампой.
   Неизвестно даже почему, но Гошка верил, что у него  обязательно  вырастет
чудо-дерево.
   Все уже даже перестали издеваться по поводу Гошкиного ореха, а Гошка  все
продолжал колдовать над ним.
   Как-то  мама,  лукаво  улыбнувшись,  сказала,  что  этот  орех,  пожалуй,
действительно чудесный, потому что он смог развить в Гошке такую черту,  как
упорство.
   Когда в один  весенний  день  орех  наконец  лопнул  и  оттуда  показался
толстый, с палец толщиной, крепкий лиловый росток, Гошка воспринял это,  как
нормальное явление. Удивлялись все остальные, только не Гошка.
   Гошкин орех рос не по дням, а по часам. Гошка мог буквально целыми  днями
им любоваться. То он его поливает, то осторожно  стирает  кисточкой  пыль  с
каждого листочка. А все остальное время Гошка читает  книги  по  тропической
флоре.
   Скоро ореху стал мал самый большой глиняный горшок,  который  можно  было
купить в цветочном магазине, и его пересадили в маленькую бочку.
   Дерево выбрасывало тончайшие длинные усики, которые цеплялись за  стенку,
давая ветвям опору. И получилось, что одно дерево разрослось как целый  сад.
И Гошке ничего лучшего не надо было, как сидеть в своем саду.  Придет  Гошка
из школы, мама и папа на работе. А дома его дожидаются Пират и Васька. Гошка
распахнет окно, ветер ворвется в сад, и листья  будут  шелестеть  на  ветру,
шелестеть, звенеть и качаться. А может быть, в окно залетят разные  птицы  -
соловьи, разноцветные попугаи, и  они  будут  прыгать  на  ветках,  петь,  и
щебетать, и разговаривать между собой. Но Гошка-то  давно  уже  понимает  их
язык. И поэтому выходит, что они и с Гошкой  разговаривают.  И  может  быть,
Гошка ответит им что-нибудь на их языке:
   "Прилетайте опять завтра!"
   А летом на ветках появились  большие  зеленые  бутоны.  Они  открылись  и
развернулись в цветы с  большую  чайную  чашку.  Лепестки  были  красные,  а
крепкие длинные тычинки  -  ярко-желтые.  К  цветам  слетались  разноцветные
бабочки: огромные бархатные, черные, синие и бирюзовые. Раньше Гошка умер бы
от счастья, лишь бы показать в классе коллекцию таких бабочек, а сейчас  ему
и в голову не приходило их ловить и накалывать на булавку. Это же  были  все
его друзья, такие же, например, как Пират. А разве он стал бы накалывать  на
булавку Пирата и помещать его в коллекцию!
   Гошка знал и еще одну вещь про свое дерево, только  это  уже  была  самая
тайная тайна. Он заметил, что если долго  смотреть  на  его  ветки,  да  еще
чуть-чуть прищуриться, то тогда ясно увидишь, что  никаких  стен  в  комнате
нет, сад тянется дальше и дальше,  сквозь  густую  листву  желтеют  дорожки,
посыпанные песком, и блестит яркая молодая трава, а на  ней  пасутся  совсем
маленькие лошадки, чуть побольше Пирата, но, конечно, не с такими  короткими
и кривыми лапами, а очень даже стройные маленькие лошадки.
   И Гошка мог сидеть так часами и, забыв обо всем на свете, всматриваться в
просветы сквозь ветки своего ореха. Ему часто казалось, что он лежит  не  на
диване, а на газоне и ему на плечи садятся огромные яркие попугаи, а лошадки
подходят совсем близко, наклоняются к  нему  и  касаются  его  лица  мягкими
замшевыми губами. Гошка срывал длинные травинки и щекотал лошадкам носы. Они
встряхивали головой, и при этом звенели маленькие колокольчики,  подвязанные
на голубых и красных ленточках.
   Нет, определенно ничего в жизни не могло сравниться с  Гошкиным  чудесным
орехом с далекой Амазонки!
   Подумать только! Когда Гошке подарили этот орех, он даже и  вообразить-то
не мог, что из него получится. И даже чудо-дерево, которое  ему  приснилось,
было просто ерундой по сравнению с тем волшебным  садом,  который  вырос  из
ореха. И уж никогда, ни в каком сне не могли Гошке присниться такие забавные
лошадки, такие тенистые дорожки, огромные-преогромные бабочки и разноцветные
попугайчики. Чудо, которое произошло на самом деле, было  в  сто  тысяч  раз
интереснее того глупого чудо-дерева с конфетами и яблоками.
   Но почему только все случается, когда никто и не просит. В  это  чудесное
лето, когда Гошке было хорошо и лучше не надо, мама получила ордер на  новую
отдельную квартиру.
   - Наконец-то мы освободимся от Боровкова и вздохнем свободно!  -  сказала
мама.
   -  В  особенности  Пират,-  добавил  папа.  А  Гошка   проворчал   что-то
невразумительное.
   - Гошка, ты как будто даже и не доволен! Помнишь, ты  говорил,  что  твои
лучшие годы пропадут зря в этой квартире? - сказал папа.
   - Да,- возразил Гошка,- тогда у меня не было Пирата.  А  теперь  Пират  и
орех. И ребят придется оставлять здесь, они-то не поедут  со  мной  в  новую
квартиру. Новая квартира, новая квартира! Можно подумать, что  свет  сошелся
на вашей новой квартире. А чем вам плохо в старой?
   - Гошка, ты стал ворчать, прямо  как  столетний  дед!  Все  устроится!  -
весело сказала мама.
   Сейчас ее невозможно было ничем разозлить.
   Скоро пришло время готовиться к переезду. И столько было забот  и  хлопот
Гошке: надо было сложить книги в картонные коробки и  надо  было  произвести
смотр всему имуществу и раздать то, что уже Гошке было не нужно. Но все-таки
не кому попало отдавать, потому что это было очень ценное имущество, а самым
достойным во дворе. И еще надо было сколько всего принести из  сарая,  чтобы
провезти контрабандой на новую квартиру.
   На орех буквально не хватало ни времени, ни мозгов. Как  его  перевозить,
когда у него длиннющие, в несколько метров, ветки, да еще с цветами?
   И Гошка решил временно  оставить  его  в  старой  комнате,  вручив  новым
жильцам подробное руководство об уходе.
   На новой квартире тоже забот было не меньше. Но заботы эти были приятные:
прибить  полки  в  своей  комнате  (у  Гошки  теперь  была  своя  комната!),
расставить книги, найти место для остального имущества, потому что на  новом
месте никакого сарая во дворе не было.
   Дни бежали очень, очень быстро.
   Однажды Гошке приснился сон, удивительный сон. Будто стоит  он  навытяжку
перед учительницей по русскому Анной Константиновной, а  она  его  распекает
почем зря.
   "Безобразие,- говорит Анна Константиновна,- если и родители  начали  себя
вести безответственно, то что же остается делать детям! Сколько  раз  я  вас
вызывала в школу поговорить о вашем сыне!"
   Гошка стоял словно ошарашенный.
   "Вы сами перепутали все, Анна Константиновна, а на меня еще кричите.  Нет
у меня никакого сына, я сам сын! Я Егор Вовиков, а отец мой  Борис  Егорович
Вовиков, и вовсе я никакой не отец, и нет у меня никакого сына,  и  никакого
отца..."
   Гошка окончательно запутался и замолк. А Анна Константиновна смотрела  на
него убийственно строго, только сейчас у нее почему-то была  рыжая  бородка,
точь-в-точь как у того  доктора,  который  менял  гипс  на  его  ноге.  И  в
общем-то, Гошка не был полностью уверен, то ли это Анна  Константиновна,  то
ли рыжий доктор. Он посмотрел еще раз: вроде бы действительно доктор,  а  ни
какая не Анна Константиновна.
   Но и доктор был не добрее к Гошке.
   "Вы знаете, Вовиков, что у вашего сына высокая температура? Что  у  него,
возможно, скарлатина, дифтерит, свинка и к тому же  сломана  правая  рука  и
левая нога? Вы это знаете? Как вы могли бросить его на произвол судьбы! Мало
того,  что  вы  показываете  своему  сыну  дурной  пример  -  пишете   такие
сочинения..."
   "Да подождите! Это просто ерунда какая-то! Нет у меня  никакого  сына,  я
сам сын! И при чем тут сочинение..."
   Но ничего доказать Гошка так и не смог. Проснулся он среди ночи, сердце у
него стучало, он так вспотел, что хоть выжимай рубашку, а в ушах еще звенели
сердитые голоса доктора и Анны Константиновны.
   "Какая только чепуха не приснится!" - сказал сам себе Гошка.
   Он встал, пошел на кухню, достал из холодильника компот, отцедил  себе  в
чашку жидкость, и на душе у него стало как будто полегче.
   Утром Гошку почему-то мучило беспричинное  беспокойство.  То  и  дело  он
вспоминал глупый сон, который ему приснился сегодня ночью.
   После школы Гошка пошел на старую квартиру. Его  вдруг  осенило:  как  он
может переправить на новую квартиру свой орех.  Он  соберет  во  дворе  всех
своих друзей. Кадку можно повезти на тележке дворника, а ребята будут  нести
длинные ветви, как шлейф королевского платья.
   "Как все просто, и почему это сразу не пришло мне в  голову?"  -  подумал
Гошка.
   Когда Гошка одним духом влетел на четвертый  этаж  и  ворвался  в  бывшую
свою, такую знакомую и родную, но теперь  совсем  чужую  комнату,  его  ждал
страшный, невозможный удар: его орех, его чудесный  орех  Cortex  с  далекой
Амазонки, погиб! Листья скрючились, цветы засохли.
   Гошка трогал длинные вьющиеся ветви, но они ломались и  крошились.  Гошка
рассматривал ствол, но он, раньше такой мощный и  сочный,  теперь  напоминал
сушеный корешок петрушки.
   С последней надеждой Гошка бросился к бочке  и  раскопал  корни,  но  они
рвались в его руках, как сгнившие веревки.
   Гошка не мог сдержать слез.
   - Что же вы такие! - дрожащим голосом  закричал  Гошка.-  Вы  же  обещали
поливать, пока я его возьму!
   - Я и так поливала! - сказала женщина, которая теперь жила в их комнате.-
Поливала, все делала так, как ты написал в записке. Вот  посмотри,  если  не
веришь, твоя записка.- И она протянула Гошке листочек.-  Вот,  вот,  видишь,
это же ты писал: "Утром - один литр отстоявшейся воды, вечером -  один  литр
отстоявшейся воды, два раза в неделю смахивать косточкой..."
   - Эх вы, "косточкой"! Кисточкой ведь!
   - Напрасно ты, мальчик, так со мной разговариваешь. Ты сам виноват!  Если
твое дерево такое особенное, сам бы и ухаживал за ним. И так спасибо  скажи,
что согласилась.
   Гошка чувствовал, что женщина права. Виноват он один. Один он виноват  во
всем! Почему, почему он не взял с собой сразу свой орех! Как он мог оставить
его чужим людям! Гошка чувствовал, что нужно было извиниться перед женщиной,
но не мог выдавить из себя ни слова. Он повернулся, тихо  прикрыл  за  собой
дверь и пошел вниз по лестнице.
 
   АППАРАТ "ЕгВ-001"
   В девять часов вечера Гошка категорически заявил  своим  родителям,  чтоб
они выключили телевизор: у него  страшно  болит  голова,  а  завтра  годовая
контрольная и он должен быть в железной форме. Папа поворчал, что вечно  ему
не  дают  смотреть  программу  "Время",  а  мама  пыталась  поставить  Гошке
градусник, но Гошка заявил:
   - Не травмируйте мою нервную систему, дайте мне спокойно заснуть. Вы, что
ли, будете писать контрольную!
   Родители покорно ушли пить чай на кухню.
   Гошка поставил будильник на четыре часа и сунул его себе под подушку.
   Он ужасно мучился от мысли, что не услышит звонка будильника  и  проспит.
Ему казалось, что он только-только закрыл глаза и  на  минуточку  вздремнул,
как вдруг какая-то неведомая сила встряхнула его, и он  с  быстротой  молнии
вытащил из-под подушки будильник. Было без одной минуты четыре.
   Обычного утреннего томления не было и в помине. Гошка был свеж и  бодр  и
полон такой силы, что сейчас бы он покорил все па свете моря и океаны и  еще
неизведанные тайны космоса. Так тихо, что тише быть не может, он выскользнул
из кровати, взял со стула свои джинсы  и  рубашку,  вытащил  из-под  кровати
ботинки с  засунутыми  В  них  носками.  Самое  трудное  было  открыть  ящик
письменного стола, где спрятана плитка  шоколада  -  совершенно  необходимая
вещь для каждого космонавта и летчика.
   Все сошло удачно  -  родители  даже  не  пошевелились.  Оделся  Гошка  на
лестничной площадке. В одно мгновение, съехав по перилам вниз, Гошка был  во
дворе.
   Утро было как раз такое, в какие космонавты улетают на  Венеру,  на  Марс
или совсем даже в другую Галактику. После вчерашнего теплого дождичка воздух
был свеж и душист, как апельсиновый сок прямо из холодильника. Трава за одну
ночь покрыла двор.
   Почему-то раньше Гошка и не замечал, до  чего  же  это  приятно  идти  по
молодой упругой траве, хоть ботинки почти насквозь промокли от росы.  Внутри
Гошки звучали марши, у  них  не  было  точного  названия  -  это  был  сплав
праздничных маршей и Гошкиной радости. У него было сейчас такое чувство, что
он и без всякого аппарата мог бы взлететь над землей.
   Завернув за угол дома, Гошка увидел, что Паша уже ждет его на условленном
месте. Отодвинув заветную доску в задней стенке сарая, мальчики протиснулись
в свой ангар и достали новенький аппарат "ЕгВ-001".
   Осторожно, чуть дыша,  они  освободили  от  чехлов  крылья.  Крылья  были
большие, длинные и прозрачные, как у стрекозы. Они были сделаны  из  плотной
полиэтиленовой пленки, которая была пришита к каркасу. Для прочности  пленка
перетягивалась поперечными легкими бамбуковыми палочками.
   Гошка старался унять бившую его дрожь.
   - Ты замерз, что ли? - спросил его Паша.
   - Да нет. Наверное, с голоду. Я уже три дня почти что ничего не  ел.  Как
мама отвернется, так я раз - и все в миску к Пирату. Думаю,  килограмма  три
мне удалось сбросить.
   Гошка залез на крышу сарая, Паша подал ему летательный  аппарат  и  залез
сам. Потом Паша помог Гошке надеть на спину мотор,  туго  пригнать  ремни  и
застегнуть пряжки. Ноги Гошка просунул в кожаные петли, проверил  надежность
креплений. Ну,  кажется,  все!  Гошка  вынул  из  кармана  плитку  шоколада,
по-братски разломил ее  и,  протянув  половину  Паше,  положил  себе  в  рот
кусочек. Но Паша, отломив себе лишь одну дольку, строго сказал:
   - Никаких сантиментов.  Интересы  эксперимента  прежде  всего!  Мало  ли,
может, тебе придется сделать вынужденную посадку. В  таких  случаях  летчики
всегда питаются только шоколадом,- И он засунул  шоколад  обратно  в  Гошкин
карман.
   - Ну, ни пуха ни пера!
   - К черту, к черту!
   Гошка подошел к самому  краю  крыши  и  нажал  кнопку  мотора.  Раздалось
равномерное негромкое жужжание, и  Гошка  почувствовал,  как  в  спину,  под
лопатки, ему отдает вибрация крыльев. В тот же миг он оторвался от  крыши  и
резко взмыл прямо вверх. Просунув руки в кожаные  петли  на  крыльях,  Гошка
уравновесил положение своего тела  в  воздухе  и  сделал  несколько  плавных
взмахов крыльями.
   Гошка взглянул вниз. Далеко-далеко он увидел маленький, словно игрушечный
кубик, сарай и на крыше его крошечную фигурку Паши,  размахивающего  руками.
Гошка в ответ покачал крыльями и полетел.
   Было еще так рано, что на улицах - никого, кроме дворников. Но они  и  не
думали ни с того ни с сего задирать голову к небу и высматривать, не  летает
ли кто там из шестиклассников. И Гошка летел, никем не замеченный, тем более
что над городом висела легкая дымка.  Гошка  миновал  свой  переулок,  потом
пересек улицу, по которой как раз в это время ехала подметальная машина.  На
минуту Гошкой овладела шальная мысль: вот бы спуститься и, сделав вираж  над
самой головой водителя, крикнуть ему: "Привет,  старик!"  И  тут  же  взмыть
снова вверх. Но он подавил  в  себе  это  желание.  Все-таки  это  серьезный
научный эксперимент, и шутки сейчас неуместны.
   Гошка летел  дальше.  Под  ним,  как  дорога  без  конца,  уходила  вдаль
Москва-река. Слева был Парк культуры имени Горького.  Над  густыми  зелеными
верхушками  деревьев  возвышались  "гигантские  шаги",   "чертово   колесо".
Подумать только! Было время, и совсем не так уж давно, когда  он  мечтал  об
этих детских забавах!
   Гошка летел все дальше. Вот под ним уж нет ни качелей, ни  каруселей,  ни
ларьков, ни кафе, только высокие деревья, и чуть дальше, на горе,  виднеется
шпиль университета. По  разработанному  им  с  Пашей  плану  это  был  конец
маршрута. Здесь он должен был приземлиться, отдохнуть и лететь обратно.
   Гошка стал планировать совсем низко над  деревьями,  высматривая  хорошее
местечко для посадки. Но ему пришла  неожиданная  мысль:  спуститься  не  на
землю, а на дерево. Если это получится, аппарат бы стал применим куда  более
широко: ведь не везде найдешь ровную площадку, вот хоть в горах или в лесу.
   На глаза Гошке  попалась  отличная  ветка  на  самой  верхушке  дерева  -
толстая, надежная и  далеко  отходящая  от  густого  переплетения  остальных
веток, так что не было опасности запутаться крыльями.
   Гошка спустился к ветке, схватился за нее и с силой притянул себя к  ней,
потому что его затягивало обратно вверх. И только сидя  на  ветке  верхом  и
крепко вцепившись в нее  ру-кой,  он  аккуратно  сложил  крылья  за  спиной,
наподобие бабочки, и выключил мотор. После этого он достал из кармана  кусок
шоколада и, откусывая  по  маленькому  кусочку  и  посасывая  его,  предался
мечтам.
   ...Через какие-нибудь полчаса-час он вернется  домой  и  его  с  триумфом
встретит Паша, да и не только Паша: ведь уже все во дворе встанут и  увидят,
как он летит на своем аппарате "ЕгВ-001". А потом они с Пашей пойдут в  бюро
по изобретениям, покажут свой аппарат, и тогда его начнут делать на  заводах
и выпускать в больших количествах, как, например, велосипеды.  Конечно,  его
еще не раз испытают, но Гошка-то уверен, что  все  будет  в  порядке:  разве
сегодня аппарат не подвергся самому сложному испытанию и не  оправдал  себя!
Но хорошо ли получилось, что они назвали аппарат только его именем?  Правда,
мысль принадлежала ему, а Пашу он посвятил в свой  секрет,  когда  уже  было
сделано  полдела.  Но  все-таки  получилось  как-то  не  по-товарищески.  И,
конечно, надо переделать  название  аппарата  на  двоих.  Что-нибудь  вроде:
"П.С.- ЕгВ-001". Нет, это очень  длинно.  Ну,  в  общем,  что-нибудь  вместе
придумаем. Но зато уж что точно, так это то,  что  самые  первые  экземпляры
аппаратов, все равно как он будет там называться, отдадут им, и, само собой,
бесплатно.
   В субботу или в воскресенье собираются они вместе: и папа, и мама, и  он,
и Паша, да, пожалуй, можно взять с  собой  и  Пирата,  и  Бемби  (а  почему,
спрашивается, нельзя сделать летательные аппараты чуть поменьше, для  собак,
с дистанционным управлением?).
   Вот они собрались все вместе, взяли с собой  сумку  со  всякими  вкусными
вещами. Сумку придется, как всегда, тащить маме, потому что у папы, конечно,
в руках транзистор, а у него и у Паши на поводках  Пират  и  Бемби.  Но  это
только кажется издали, что это  поводки,  а  на  самом  деле  это  шнур  для
дистанционного управления летательного аппарата.
   Вот это действительно прогулка! Не то что впихиваться  в  автобус,  потом
тащиться в душном метро, потом сто часов стоять в  электричке.  После  всего
этого всякий лес опротивеет. А тут летишь себе с  ветерком,  беседуешь,  или
папа поймает битлов, и вообще никакой толчеи, ругани. Вот это  прогулка  так
прогулка!
   Возбужденный приятными видениями, Гошка уже не в состоянии был сидеть  на
ветке. Быстро дожевав шоколад, он осторожно спланировал с ветки и подошел  к
берегу Москвы-реки. У самых его ног начинался крутой обрыв.  Гошку  обдувало
свежим, чуть прохладным ветерком. Уже взошло солнце и  дымка  рассеялась.  С
высокого берега перед  Гошкой  открывались  самые  дальние  дали  города,  и
теперь, когда он овладел искусством летать, они были доступны ему.
   Гошка подошел к самому краю обрыва и включил мотор. Чуть-чуть  сосало  от
страха под ложечкой, но, преодолев страх, Гошка шагнул в  пустоту,  взмахнул
крыльями и взлетел над рекой.
   Вот его родной переулок, вот его  родной  красный  кирпичный  пятиэтажный
дом.
   И тут уж после такого невероятно удачного испытания Гошка не мог отказать
себе в невинной шутке, которая, как ему казалось,  не  опорочит  серьезности
дела. Он залетел за угол дома, вот оно, его окно на четвертом этаже,  второе
от угла. Гошка подлетел к окну и что есть мочи забарабанил в стекло.  В  тот
же миг к окошку подбежали папа и мама,  распахнули  его  и  долго  стояли  с
разинутыми ртами и смотрели, как Гошка в воздухе перед их распахнутым  окном
исполнял полный безумной радости танец мотылька.
 
   ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА
   Всех ребят, про которых я рассказала в этой книжке, я сама хорошо  знала,
а с Гошкой Вовиковым жила даже в одном доме и в одном подъезде.
   Все истории, про которые здесь рассказано, я или видела сама, или  мне  о
них рассказывали те люди, которые тоже очень хорошо знали этих ребят.
   Я признаюсь, что слышала более невероятные  вещи  про  Гошку  и  Пашу.  В
книжке я не написала об этом потому, что кто-нибудь обязательно скажет:  "Не
может быть!" А я знаю, что было.
   Сейчас Гошка уже не живет в нашем  дворе.  Его  родители  получили  новую
квартиру.
   Но я слышала от знакомых, что Егор и Паша  по-прежнему  дружат.  Слышала,
что Паша получил первое место на районной олимпиаде по физике. А Гошка вовсе
не оставил своей мечты стать  космонавтом,  хотя  многие  считали,  что  это
просто детская игра.
   Я лично думаю, что Гошка  станет  космонавтом.  Могу  даже  сказать,  что
уверена в этом.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.