Версия для печати

                       Рибенек Александр Вадимович

                          ПЕРЕВАЛ:МИР ИЛЛЮЗИЙ.
                        Фантастическая повесть.

                                    1.                             

    Жизнь, скажу я вам, презанятная штука! Никогда не знаешь, какой фортель 
она выкинет тебе в следующий момент. И если ты не ясновидящий, то ни за 
что, как бы  не старался, не сможешь сказать, с кем она сведет тебя через 
минуту и что это за собой повлечет...
    К чему я это говорю? Так случилось со мной. Это было в один из погожих 
летних деньков два года назад. Было чертовски жарко. Я загорал у своей 
избушки на завалинке, курил трубку и наслаждался жизнью. К тому времени я 
уже пять лет жил в горах одиноким волком. С тех пор, как умер мой дед, мое 
общество разделял лишь  мой пес Верный, да иногда из долины наведывался 
дружок Женька, с которым я любил просто посидеть, поболтать и пропустить 
стаканчик-другой... Правда, частенько появлялись люди, которым требовалось 
перебраться по Перевалу на другую сторону, за границу, но то были всего 
лишь клиенты, а с клиентами я предпочитал не разговаривать. Я хорошо знаю 
эти горы, и они мне платили за то, чтобы я провел их тайными тропами за 
кордон. Почему тайными?.. Потому что чаще всего они не могли этого сделать 
легально...
    Нет, я не занимался ничем незаконным... Почти не занимался. Я всего 
лишь проводник. С пограничниками сталкиваюсь довольно-таки часто, как и 
любой другой житель приграничной зоны. Они прекрасно знают, чем я 
занимаюсь. Иногда сами пользуются моими услугами. Поэтому, наверное, и не 
трогали. Да и какой смысл? Лучше меня этих гор никто не знает - я излазил 
их вдоль и поперек. В любой момент могу скрыться так, что ни одна собака не 
сыщет! Так что, ежели чего, они лишались лучшего (говорю это не лукавя) 
проводника по этой дикой местности. Короче говоря, договариваться 
удавалось...
    Нет, сейчас у пограничников никаких претензий быть не может. За 
исключением кое-каких мелочей...
    Вы спрашиваете, не боюсь ли я жить один в этакой глуши?.. Согласен, 
среди тех, кто пользовался моими услугами (а некоторые до сих пор 
пользуются), не часто попадались порядочные люди. Но ни один из них не 
рисковал давить на меня. Что мне стоило завести их в какое-нибудь дикое 
место и бросить там? Одним, без проводника, не выбраться ни за что! 
Жестоко? Что вы! Просто здесь несколько иные представления о жизни, чем там 
у вас, в городе. Или ты давишь, или тебя задавят! Ну, а если какому-нибудь 
придурку и придет мысль напасть на меня, мне есть, чем встретить незваного 
гостя. Стреляю я неплохо. Как-никак больше года отпахал на последней войне 
рядовым пехоты...
    Как видите, я не всегда вел такой образ жизни. Сюда я приехал в 
двадцать лет, окончательно разуверившись в людях... Да, в какой-то мере это 
связано с женщиной. Нельзя сказать, что дело только в этом. Скорее, это 
лишь одно звено в длинной цепи... Мне надоел "цивилизованный" мир, 
захотелось уединения. Я бросил все к чертовой матери и приехал к деду... 
Родители?.. К тому времени я уже года три не видел их. Да и они, сдается 
мне, не очень-то рады были бы встрече со мной. Почему?.. Наверное, потому 
что не оправдал их надежд. Мне пророчили большое будущее, а я... А! Что тут 
говорить! Я был достаточно взрослым и самостоятельным, чтобы жить не по 
указке родителей... Они не знают, что мне пришлось пережить! Они не знают, 
что я живу здесь, что деда нет, потому что уже лет десять не были в этих 
краях. А я и не стремлюсь их видеть...
    Дед для меня был кумиром. Он хоть и сердился на дочку за то, что она 
сбежала отсюда с моим отцом, принял меня с распростертыми объятиями. 
Выслушав мою историю, он лишь сказал: "Молодец, что приехал". И все... Он 
рассказал и показал мне то, о чем я даже и не догадывался. Мы с ним 
излазили все горы в округе, и он завещал мне все свои знания и свое дело. 
Дед, как и я, был проводником. Однажды не вернулся с Перевала. Так я и 
остался один...
    Зачем в этой глуши деньги?.. В принципе, конечно, они здесь не нужны... 
Ну, скажем так, почти не нужны. Дичи здесь полно, на огороде тоже всего 
навалом, табак свой. Но остается еще куча всякой всячины, без которой, 
конечно, можно обойтись, но... Например, спиртное. Я не так часто спускаюсь 
с гор, чтобы посидеть здесь, как сейчас. В основном обхожусь самогоном, 
который сам и гоню. А на него, родимого, нужны дрожжи и сахар. Для этого, 
естественно, нужны наличные... А с собой в поход всегда беру фляжку. Как же 
иначе? Иной раз такое увидишь, что кровь в жилах стынет. Наши горы скрывают 
немало страшного и ужасного, особенно Перевал. И после каждой такой встречи 
необходимо расслабление. Если бы я не выпивал, давно бы сошел с ума! Опять 
же для сугреву очень неплохо время от времени делать глоток-другой...
    Что значит: "Пошли отсюда! Нечего слушать его пьяную болтовню!"? Ты 
кому это сказал, парень?.. Да тебя сейчас вынесут ногами вперед, понял? 
Твоей заднице даже и не снилось то, что пришлось пережить мне, иначе тебя 
бы в дерьме не нашли!..
    Все, все, Колян! Все в порядке, старина. Парнишка просто погорячился, 
но мы уже уладили этот вопрос, так что помощь твоих ребят не требуется...
    Ладно, уступая вашим настойчивым просьбам, дамы и господа, я 
продолжаю... Итак, сидел, значит, я и размышлял о своей жизни. В смысле 
того, чем заняться в ближайшее время. В последний раз я провожал нескольких 
контрабандистов на ту сторону около двух недель назад. С тех пор у меня 
никто не появлялся. Кроме Женьки... Он и сейчас сидел рядом со мной, курил 
свои крутые сигареты и гладил Верного. Пес, свернувшийся клубком у наших 
ног, признавал только меня и его. Остальным было лучше не рисковать, 
пытаясь погладить...
    Вдруг Верный вскочил, шерсть на загривке встала дыбом, а из горла 
вырвался сдавленный рык - верный признак того, что он почувствовал чье-то 
приближение.
- Спокойно, Верный! - потрепал я его за ушами.
    А сам положил свой карабин (который на всякий случай всегда держал при 
себе) на колени - мало ли что! В наших краях всего можно было ожидать...
    Послышался стрекот вертолета, и скоро над моим домом зависла боевая 
машина пограничной охраны.
- Ба, Саня! - сказал Женька, глядя на махину, медленно опускающуюся на 
землю. - Никак Эдди со своей компанией решил нанести тебе визит?
    Я поморщился.
- Видимо, опять я ему зачем-то понадобился.
    Первыми из вертолета выскочили несколько до зубов вооруженных 
ребятишек, больше напоминающих головорезов, чем солдат, находившихся на 
государственной службе. Впрочем, в наших краях трудно отличить бандита от 
трудяги и наоборот. Тут очень расплывчатая грань...
    Ребятишки проверили все вокруг, потом старший из них махнул рукой, и по 
трапу вертолета спустился Эдди - капитан погранслужбы. Вообще-то его имя 
было Эдуард, но все почему-то предпочитали звать его так, хотя никто не 
рисковал делать этого при нем. А если находился смельчак, его быстро 
ставили на место головорезы капитана. Да и сам он был не прочь вправить 
мозги непонятливому.
    В этом звании Эдди ходил уже давно, что, впрочем, его вполне 
устраивало. Почему?.. Просто должность, которую он занимал, позволяла 
удовлетворять его денежные запросы. Все крупные контрабандисты платили ему 
за переход через границу. Он за это закрывал глаза на подобные штучки. А 
чтобы начальству не показалось подозрительным подобное благополучие на 
участке, Эдди со своими ребятами вылавливал тех, кто не платил, или тех за 
кого ему заплатили. Не удивляйтесь, и среди контрабандистов, знаете, тоже 
существует конкуренция...
    Эдди помог спуститься какому-то человеку в штатском. Это был мощный 
мужчина с седыми, коротко остриженными волосами. Вся его фигура излучала 
властность, а по тому, как подобострастно с ним обращался Эдди, можно было 
предположить, что это не простой человек...
 - Здравствуйте, капитан! - поприветствовал я Эдди, выходя ему навстречу. - 
Какими судьбами занесло Вас к моему скромному жилищу?
    Он улыбнулся мне своей хищной улыбкой, от которой у меня стало 
неспокойно на душе. А незнакомец окинул меня оценивающим взглядом и 
спросил:
- Так это он, Эдик?
- Он, - ответил капитан, никак не прореагировав на эту фамильярность.
- Хорошо, - кивнул мужчина.
- Не хотите ли чего-нибудь выпить, капитан? - традиционно предложил я ему.
    И он традиционно мне ответил:
- Пожалуй, неплохо было бы промочить глотку. Пошли в дом - есть небольшой 
разговорчик.
    Как я и предполагал, Эдди прилетел ко мне не просто так. Это 
окончательно стало ясно по последней фразе, но мне еще предстояло узнать, в 
чем дело... Никогда капитан не приводил с собой клиентов для меня. Впрочем, 
и таких высокопоставленных, видимо, гостей у меня не было. Значит, дело 
обещало быть исключительным...
    Итак, мы втроем вошли в мою избушку, оставив остальных снаружи. В доме 
у меня всегда был запас спиртного, и я достал три стакана и бутылку самого 
лучшего коньяка. (Обычно мы с Эдди обходились самогоном, но для такого 
случая пришлось разорить свой неприкосновенный запас.) Соленые огурцы и 
хлеб пошли на закуску. Конечно, не самое лучшее сочетание, здесь больше 
подошли бы конфеты, но у меня больше ничего не было - в горах живут очень 
скромно.
    Незнакомец по-хозяйски уселся за стол, достал дорогую сигару и закурил, 
равнодушным взглядом оглядывая нехитрую обстановку моего жилища. Однако 
пить он не стал, а вот Эдди не отказался. Залпом осушил свою порцию, 
засунул волосатые пальцы в банку, проигнорировав лежащую рядом вилку, 
достал огурец и захрустел им. При этом на лице незнакомца промелькнуло 
брезгливое выражение. Я же выпил, не закусывая, как привык, и стал ждать, 
когда меня посветят в цель визита.
    Незнакомец стал кидать на Эдди нетерпеливые взгляды, и тот, заметив 
это, утер тыльной стороной ладони рот и поинтересовался у меня:
- Ты, конечно, слышал о Василии Андреевиче Сикорском?
    Я чуть было не хлопнул себя ладонью по лбу... Ну, конечно же! Все время  
думал, где я мог видеть этого человека. По телевизору!.. Собственно говоря, 
у меня нет этого чуда техники в доме, но иногда, когда бываю здесь, у 
Коляна, я смотрю этот ящик от нечего делать. Человек, чье имя назвал мне 
Эдди, был одной из самых крутых фигур в нашем государстве и частенько 
мелькал на голубых экранах. Но кроме высокого поста у него еще было 
довольно-таки значительное состояние. Если обналичить все его средства, он 
мог  бы совершать многокилометровые заплывы. А еще, как один раз сболтнул 
мне по пьяной лавочке один крупный контрабандист, он владел многими (чуть 
ли не всеми) караванами, мотающимися через Перевал. Правда, я сделал вид, 
что тот мне ничего не говорил. Меньше знаешь - лучше спишь, знаете ли...
    Так что не удивительно, что Эдди, обычно такой наглый, так вел себя с 
ним. Это был очень опасный человек, и держаться в его присутствии надо было 
очень осторожно во избежание крупных неприятностей.
 - Зачем же господину Сикорскому понадобился такой маленький человечек, как 
я?
    Эдди вопросительно посмотрел на своего спутника, и тот сказал:
- Мне сказали, что ты считаешься лучшим проводником и следопытом в этих 
местах?
    Польщенный, я кивнул.
- Я хочу предложить тебе, парень, за одно несложное, думаю, для тебя дело 
десять кусков.
    Ого! Дело, видимо, было действительно важным, если за него отваливали 
такую кругленькую сумму!
- Что нужно сделать? - поинтересовался я.
- Мне необходимо найти в этих горах группу людей. Две девушки и три парня. 
Твоя задача - вывести наших людей на них, остальное - не твоя забота... 
Хочу предупредить, что, по крайней мере, один из них опасен.
    Я кивнул. В голове промелькнула мысль - чем же беглецы насолили 
Сикорскому, если он устроил за ними охоту, да еще самолично возглавил ее?
    Но тот так и не раскрыл до конца свои карты, лишь уточнил:
- Они идут на Перевал.
    Я очень удивился. Что же это за чокнутые, которые решились идти туда 
без проводника?! На что они рассчитывают?
- Без проводника им не пройти Перевал, - уверенно заявил я.
    Сикорский покачал головой.
- Он им не нужен.
- Позвольте! - не выдержал я. - Как это не нужен? Кроме меня по эту сторону 
границы  нет ни одного человека, который мог бы пройти по Перевалу один. 
Это же чистейшей воды самоубийство!.. Можно даже и не гнаться за ними, они 
- трупы!
- Ты переходишь все границы! - рявкнул на меня Эдди. - Умерь свой пыл!
    Сикорский глянул на него так, что он мгновенно заткнулся.
- Мне не нужны их трупы. Мне нужно то, что у них. Я тебе плачу десять 
кусков, ты выводишь нас на них. Больше никаких вопросов...
- Ладно, - сдался я. - Когда они ушли на Перевал?
- По нашим данным - сегодня утром, - ответил Эдди. - Я тебе оставлю своих 
парней. Они в полном твоем распоряжении.
- Хорошо, сегодня я выступлю. Только... - я пристально посмотрел на 
Сикорского. - Мне нужны пять тысяч сейчас.
    Эдди грозно сверкнул на меня глазами.
- Чеком или наличными? - спокойно поинтересовался Сикорский.
- Наличными, конечно, - ухмыльнулся я.
    Он сунул руку во внутренний карман своего шикарного пиджака и вытащил 
пачку банкнот, с презрением швырнув их мне.
- Можешь пересчитать, - заявил мне этот человек, чей взгляд мне не очень 
понравился.
- Зачем? Я вам верю, - ответил я.
- Вот и хорошо, - сказал он, встал и направился к выходу.
    Когда Сикорский вышел, Эдди подскочил ко мне и сунул свой кулачище под 
нос.
- Ты когда-нибудь договоришься приятель! Укороти свой длинный язык, или 
тебе как-нибудь укоротят голову!
    А мне было чертовски приятно, что кто-то сумел насолить такому 
человеку, как Сикорскому. Такие типы считают, что все в этом мире продается 
и покупается. Они не считают свои деньги, а я зарабатываю их потом и 
кровью. Человек для них - лишь средство для достижения своих целей. 
Сикорскому были подвластны люди, которым он мог приказать все, что угодно. 
Даже жрать собственное дерьмо. Я никому ничего приказать не мог... Я даже 
почувствовал некоторую симпатию к тем беднягам, которые чем-то провинились 
перед ним. Но мне заплатили за их головы, значит, необходимо было отбросить 
все эмоции и приниматься за дело. В данном случае деньги действительно 
решали многое...
- Капитан, а Вы не задумывались над тем, что, имея такую власть, господин 
Сикорский так и не смог задержать их до нашей дикой местности? - заметил я. 
- А ведь в населенных местах это сделать было бы значительно проще. Смогут 
ли Ваши ребята сладить с ними?
- Ты, главное, выведи на них, - успокоил меня Эдди. - Остальное - не твоя 
забота. Я оставлю тебе лучших людей, они справятся. И постарайся, как 
следует, проводник! Если мне удастся их поймать, Сикорский не забудет 
этого. А я не забуду про тебя...
    Я подумал, что не очень-то стоит верить обещаниям капитана. Впрочем, 
мне-то терять нечего - свои десять кусков я в любом случае получу.
- Кстати, с той стороны мне сообщили, что Китаец возвращается, - вдруг 
заявил Эдди.
    Китаец был крупным наркоторговцем и имел строптивый нрав. Многие в 
округе его побаивались, а у меня с ним в последнее время сложились слишком 
натянутые отношения, так что я не горел желанием увидеть его в наших краях. 
Китайцу ничего не стоило пришить любого, кто встанет у него на пути. Но я, 
слава Богу, еще не перешел той хрупкой грани, когда меня можно было считать 
его врагом. Хотя все шло к этому. Китаец был ужасно скуп...
- По-моему, в последнее время этот парень стал слишком много о себе думать, 
- продолжал Эдди. - Мне сообщили, что на той стороне он сбил вертолет 
погранохраны. Мне это совсем не нравится...
    Ходили слухи, что в последний раз Китаец не заплатил ему за переход 
(мне, впрочем, тоже), а капитан терпеть не мог, когда его накалывали 
подобным образом.
- И я решил, что с ним пора кончать. Поэтому буду очень признателен тебе, 
если выведешь моих ребят на него... Конечно, после того, как выполнишь 
поручение господина Сикорского...
    Тут наши мнения совпадали. Не скажу, что ненавидел Китайца, но я 
никогда не забывал о тех, кто меня "кидал". Именно поэтому и стал брать 
задаток с клиентов. И был бы рад, если бы Китайцу поумерили пыл...
- Заметано, капитан! - согласился я. - Только пока ничего не могу обещать, 
ведь неизвестно, где он выйдет с Перевала. Опять же, все зависит от того, 
как быстро я справлюсь с первой задачей, которая, как я понимаю, важнее на 
данный момент...
- Конечно важнее! - поспешил подтвердить Эдди. - Поэтому не тороплю тебя.
- Вполне возможно, мне придется последовать за беглецами на Перевал, - 
заметил я и добавил. - За их трупами...
- Я же сказал, что не тороплю тебя! - рявкнул капитан.
    Мне доставляло просто изуверское удовольствие видеть, как он бесится. 
Конечно, опасно было задевать Эдди, но я не мог не воспользоваться моментом 
и не поиздеваться немного над ним.
- В любом случае, когда Китаец пойдет обратно, он вынужден будет обратиться 
ко мне. Вот тогда мы его и прихлопнем! - успокоил я его.
- Вот и замечательно! - сказал Эдди, похлопывая меня по плечу. - Кстати, не 
дашь ли мне бутылочку такого коньяка? Уж больно он хорош у тебя!
    Я не удивился. Такова была традиция у нас с ним. Он всегда уносил с 
собой бутылку самого лучшего моего самогона, а я всегда держал для него 
наготове запас. Для поддержания хороших отношений, так сказать...
- Конечно, капитан, - сразу согласился я и протянул ему заранее припасенную 
бутылку.
- И эту я, пожалуй, тоже захвачу, - подумав, заявил он, указывая на 
початую. - Если не возражаешь, конечно...
    "Вот паразит! Отыгрался-таки!" - подумал я, с сожалением расставаясь с 
коньяком.
- Вот спасибо! - просиял Эдди, принимая "подарок". - Уважил старика!
    Удовлетворенный капитан вышел наружу, я - следом. Сикорский был уже в 
вертолете. Эдди тоже забрался туда, бережно неся обе бутылки, и машина 
сразу же взмыла в воздух. Со мной остались семеро пограничников. Мы 
проводили вертолет взглядами, после чего Женька, который так и сидел на 
завалинке, спросил меня:
- Он опять тебя "ограбил"?
    Я возмущенно фыркнул.
- Ограбил?!.. Обчистил до нитки! Утащил последние две бутылки коньяка, 
которые я по собственной глупости выставил на стол. Идиот! Мог бы и не 
вытаскивать, обошлись бы самогоном.
- Когда уходишь?
    Мой дружок давно понял, что визит Эдди не был случайным, поэтому не 
задавал лишних вопросов, зная, что последует за этим. А вот у меня был к 
нему один...
- Прямо сейчас, - ответил я на его вопрос и поинтересовался в свою очередь. 
- Послушай, Женька, ты в деревне не видел пятерых чужаков?
    В нашем селе все друг друга знали, поэтому появление незнакомцев не 
могло остаться незамеченным.
- Как же! - откликнулся он. - Переночевали у Кольки и в пять утра 
отправились в горы. От услуг местных отказались. И от твоих, кстати, 
тоже... Странные они какие-то. Не наши люди...
- Спасибо, друг! По какой дороге они пошли?
    Женька бросил на меня проницательный взгляд.
- По северо-восточной... Ты за ними?
    Я кивнул.
- За ними. Можешь описать?
    Женька задумался ненадолго.
- У их главного - сержантская рожа. У остальных вполне приличный вид. 
Городские хлюпики...
    Он презрительно сплюнул. Я понял, что большего от него не добьюсь.
- Женька, за это дельце мне отваливают десять кусков! Плевать, кто они - 
хлюпики или головорезы! Мое дело - найти их, и все! А потом получу денежки, 
и будем гулять! - я ткнул его кулаком в бок.
- Заметано! - согласился Женька. - Только я одного не пойму, Санек... Чем 
эти бедняги так насолили Сикорскому, что он лично примчался сюда и платит 
такие деньги?
    Мой дружок гораздо чаще меня смотрел телевизор и, видимо, сразу узнал 
посетителя.
- Не знаю, - признался я. - Наверное, сперли что-нибудь.
- Не похожи они на воришек, - покачал головой Женька. - Правда, один из них 
явно имел дело с воровским миром, судя по его разговору. Но остальные... 
Скорее всего, здесь что-то другое.
    Он поднялся с завалинки.
- Ладно, Саня, пойду домой. А ты, как только вернешься, подваливай ко мне, 
хорошо?
- Хорошо! - пообещал я, пожимая его руку.
    Женька потрепал пса по голове и зашагал прочь по тропинке ведущей в 
деревню.

                                    2.                                                       

    Я спустился в свое хранилище. Чего там только у меня не было! От 
одежды, которую одалживали те, кому было лень тащить ее из долины с собой 
(конечно же, за определенную плату), до оружия. Здесь у меня были собраны 
различные модификации пистолетов, автоматов, винтовок, пулеметов, 
боеприпасы к ним. Было там и несколько ручных ракетных установок, и даже 
небольшая горная пушка в разобранном виде. Контрабандисты, занимающиеся 
поставкой оружия, иногда в качестве платы оставляли мне что-нибудь 
интересненькое на выбор. Зачем мне столько?.. Сам не знаю. Спокойнее как-то 
на душе, когда под боком такой солидный арсенал. А потом... Если начнется 
какая-нибудь заварушка, всегда можно неплохо заработать на этом деле, а при 
желании - вооружить целый отряд... Не боюсь ли я за свой склад?.. А пусть 
сначала найдут!
        Но в хранилище я зашел, чтобы захватить к своему карабину патроны и 
взять свое стандартное снаряжение, после чего выбрался к пограничникам. 
Затем зашел в дом и наполнил фляжку отборным "первачом".
        Ребята, которые ожидали меня снаружи, были самыми "крутыми, из 
находившихся у Эдди в подчинении. Настоящие головорезы, что касается драки, 
а в остальном - нормальные мужики. С ними мне не раз приходилось иметь 
дело. Они были своеобразным спецназом и участвовали в любом трудном деле, 
связанным с большим риском для жизни. Конечно, среди них были неплохие 
следопыты, но лучше меня никто не знал Перевала. И ни о каком дружеском 
расположении друг к другу не могло быть и речи, потому что эти ребята, в 
случае чего, убрали бы меня без лишних слов, если бы возникла такая 
необходимость. И я, и они это знали, поэтому мне всегда с ними приходилось 
держаться настороже...
    Но в смысле своего задания я мог быть уверен в них. Мы отправились 
немедленно...
    Мужики были не новички в альпинизме, поэтому идти нам было легко. 
Ребята, несмотря на оружие и снаряжение, шли быстрым и уверенным шагом, не 
отставая от меня. И скоро мы вышли на нужную тропу.
    Это было невероятным, но у меня сложилось впечатление, что беглецов вел 
человек, хорошо знающий местность. Кроме того, он был профессионалом в 
смысле сокрытия следов. Правда, против меня он все равно был слабоват. И 
как не маскировал свое пребывание на тропах, то и дело перебираясь с одной 
на другую, я все равно обнаруживал следы его группы... Что?.. Почему я не 
пустил в дело пса?.. Да если бы все было так просто, обошлись бы без моей 
помощи. У пограничников тоже есть прекрасные ищейки... Да, беглецы 
использовали средство, отбивающее нюх у псов, поэтому Верный даже не 
пытался идти по следу, предоставляя это право своему хозяину. А уж я 
старался не упустить их из виду.
    Они несколько раз меняли направление, пытаясь сбить преследователей с 
толку, но я всегда был начеку. Правда, у меня возникло подозрение, что 
настигнуть их быстро не удастся. Им незачем было останавливаться, да и 
вышли они раньше нас. А мне приходилось идти медленнее, чтобы не потерять 
след. И все же, несмотря на все их ухищрения, мы их догнали. На одной из 
стоянок беглецов, где они переодевались перед тем, как вступить в зону 
нетающего снега, мне попался еще не потухший окурок сигареты. Об этом я 
сразу сообщил командиру группы.
    Мордатый сержант, иссеченный шрамами (это придавало ему зловещий вид), 
взял бинокль и пошарил по окрестностям взглядом.
- Вот они! - сообщил удовлетворенно он. - Танцор, вызывай базу.
Радист сразу же вытащил антенну небольшого, но мощного передатчика и 
забубнил:
- Орел вызывает базу. Орел вызывает базу. Прием...
- Дай-ка и мне посмотреть, - я протянул руку к сержанту
    Тот отдал мне бинокль и сказал, обращаясь к своим:
- Ребята, это они! Мы получим наши пятьдесят зеленых!
    "Недорого же вы ценитесь!" - подумал я, наводя оптику...
    Их действительно было пятеро. Ближе всего к нам шли два мужика, потом 
девушки, возглавлял шествие высокий накаченный парень с короткой армейской 
стрижкой. У всех за плечами была тяжелая поклажа, указывающая, что ребята 
собрались в дальнюю дорогу, а у мужской части - еще и автоматы 
Стрельникова, которые в народе называли русскими "Узи". Точнее рассмотреть 
их не было возможности, потому что видны были только одни затылки. Шли они 
тяжело (по крайней мере, последние трое шедших), и именно поэтому нам 
удалось их догнать. Видимо, эта троица была впервые в горах...
    Но вот их предводитель, словно почувствовав мой взгляд, обернулся. 
Внутри меня будто что-то оборвалось. И перед моим взором вдруг встала 
картина, которую я столько раз вспоминал...

                                    * * *

    Наш взвод попал в самую глупую засаду, которую можно себе только 
представить. Солдатиков щелкали, как мишени на стрельбище, и спрятаться в 
этих проклятых горах было негде. Огонь велся с обеих сторон дороги. 
Снайперы выбили всех командиров, и взвод превратился в сброд, искавший 
спасения от пуль и осколков, где только возможно - под БТРами и БМП, среди 
камней...
    Меня ранило осколками минометной мины в обе ноги почти сразу же после 
того, как я спрыгнул с машины. Стреляя из автомата во все стороны (мы ведь 
не видели противника, что было страшнее всего), мне удалось забиться в 
какую-то расщелину, где до меня не доставали пули и осколки. Я крепко 
сжимал в руках автомат, в котором остался один единственный патрон. Этот 
патрон я решил в случае чего потратить на себя, потому что знал, что после 
обстрела боевики будут проводить зачистку местности, а попадать к ним в 
руки живым мне не хотелось. Все мы прекрасно знали, что они делали с теми, 
кто попадал к ним в плен. Однако во мне жила надежда, что меня не заметят, 
что я сумею остаться в живых. А жить ох как хотелось! И от недавнего 
желания уйти из этой жизни, из-за которого я, собственно, и оказался на 
войне, не осталось и следа...
    Я слабел с каждой минутой, с кровью уходили последние силы. А потом 
появились они - ребята в камуфляже с раскрашенными лицами. Прикрывая друг 
друга, они прибыли в самое пекло выручать неудачников-пехотинцев, 
нарвавшихся на засаду. Когда они появились, я заорал изо всех оставшихся у 
меня сил, чтобы привлечь к себе их внимание. Понимаете, у меня опять 
появилась надежда на спасение! Представляете, как я обрадовался? Да что там 
обрадовался!.. Я был счастлив, что дожил до этой минуты!
    Тем временем противник опомнился. Спецназовец хорош в быстром бою - 
пришел, увидел, победил. Против пуль снайперов ребята были бессильны. Один 
за другим они падали на камни, чтобы никогда уже не подняться. Горько и 
больно было смотреть, как гибнут молодые парни, пытаясь спасти нас!..
    Меня нашел сержант и вытащил на свет божий.
- Идти можешь? - был первый его вопрос.
- Нет, - чистосердечно признался я.
- Плохо дело, - заметил он.
    Тем временем часть его товарищей бойко грузила тела солдат в вертолеты, 
а другая прикрывала их огнем. Освобождавшиеся машины взмывали вверх, 
поддерживая их с воздуха, а их место занимали другие, еще незаполненные. На 
моих глазах одна из них была подбита и рухнула на скалы, а пока меня тащил 
сержант, еще одна задымила и была вынуждена сесть.
- Так они нас всех перещелкают, - высказал вслух мысли каждого из нас 
сержант и побежал быстрее, матюгая и эту войну, и боевиков, и 
правительство, пославшее нас туда...
    Может, я несколько раз терял сознание - не помню. Для меня и 
реальность, и бред слились воедино. Окончательно пришел в себя уже в 
вертолете. Рядом со мной сидел тот самый сержант, которому я был обязан 
жизнью...
- Как тебя зовут, сержант? - поинтересовался я, когда меня выносили на 
носилках, чтобы отправить в госпиталь.
- Какая тебе разница? - отмахнулся он.
- Хочу знать, кого благодарить за спасение.
- Благодари тех, кто погиб там, - он кивнул в ту сторону, откуда мы 
прилетели.
- А все-таки?.. - не унимался я.
    Сержант улыбнулся моей настырности.
- Лехой меня кличут.
- А фамилия?
- Хватит с тебя и имени, - сказал он и махнул рукой санитарам, чтобы 
уносили побыстрее.
- Леха! - крикнул я ему вслед. - Где бы ты ни оказался, знай, что я всегда 
приду тебе на помощь! Независимо от того, хочешь ты этого или не хочешь...

                                    * * *

    Теперь человек, спасший некогда мне жизнь, маячил перед моими глазами. 
И хотя он был не в форме, а лицо не было раскрашено в маскирующие и 
устрашающие противника цвета спецназа, я его сразу узнал. Слишком часто мне 
снился тот бой, чтобы я мог забыть...
- Верзила, шеф передал, что высылает вертолеты, - обратился радист к 
сержанту. - Я дал пеленг.
- Хорошо, - откликнулся тот. - Оставайся здесь с проводником и встреть их. 
А мы займемся делом. Нужно успеть до  их прилета, а не то наша премия 
уплывет. Пошли, ребята!
    Он махнул рукой, и шестеро пограничников кинулись вперед наперерез 
беглецам. Впрочем, надо было отдать должное их выучке и опыту - шума не 
было. Будто тени, а не люди заскользили вниз по склону...
    В моей голове все смешалось. Я разрывался на части между долгом перед 
этим парнем и  опасением за свою судьбу. Такого человека, как Сикорский, 
нельзя было так просто кинуть. Как я жалел, что ввязался в это дело! Тогда 
бы не надо было делать выбор...
    Радист сидел, склонившись над передатчиком, Он так ничего  и не понял, 
когда мой нож перерезал его горло. Это была необходимая мера. Я не мог не 
спасти того, кому был обязан жизнью. Что бы они не натворили, я не мог...
    Уложив мертвого пограничника на землю, я достал оптический прицел и 
приладил его к своему карабину. Вскинув его к плечу, приник к окуляру и 
стал выискивать цель.
    Верзилу и еще одного из его пограничников я обнаружил почти сразу - они 
находились совсем близко от беглецов. Остальных не было видно, но я знал, 
что они находятся где-то поблизости от своих. А беглецы сгрудились вокруг 
моего спасителя и что-то рассматривали - вероятно, карту. Почти сразу же я 
вернулся к Верзиле, держа его в перекрестии прицела и ожидая удобного 
случая, чтобы покончить с ним.
    Сержант поднял руку и махнул ею сверху вниз. Одновременно с этим моя 
пуля вышибла ему мозги, уткнув носом в камень. Сразу же я переместил 
перекрестие прицела на другого пограничника и вторично нажал на спусковой 
крючок. А потом я перенес свое внимание на беглецов...
    Леха стоял и  в упор расстреливал тех четверых, которые попытались 
опрометчиво взять его. Правая рука сержанта спецназа безжизненно висела 
вдоль тела (снайпер все-таки успел сделать выстрел прежде, чем я его 
достал). Но он, не обращая внимания на рану, держал автомат в другой. Не 
всякий сумеет так быстро сориентироваться - на это, видимо, и рассчитывали 
пограничники. Такая уверенность стоила им жизни...
    Что же, ситуация нормализовалась, хотя угроза до конца не пропала. Я 
уже собирался выйти из укрытия, как вдруг услышал близкий рокот вертолета. 
Винтокрылая машина пронеслась совсем низко надо мной, миновала беглецов и 
скрылась за скалами, чтобы через минуту появиться опять. Только на этот раз 
машина зависла над ними, и из распахнутого люка застрочил пулемет, прижимая 
их к земле. Вертолет не принадлежал погранохране...
    Я выругался и поднял карабин. Один выстрел ушел в сторону, потому что 
вертолет все время двигался. Зато второй попал точно в цель, и пулеметчик 
вывалился из открытой двери. Вертолет стал набирать высоту, но пули, 
пущенные в лобовое стекло, оборвали жизнь пилота. Неуправляемая машина 
завертелась на месте, начала выделывать какие-то странные пируэты. Наконец, 
она задела хвостом за скалу... Послышался страшный скрежет, и вертолет 
рухнул вниз. Высота была небольшая, и взрыва не последовало. Но лично мне 
не верилось, что кто-нибудь мог выбраться из этого куска искореженного 
металла.
    Беглецы находились на приличном от меня расстоянии. Выскочив из 
укрытия, я, что есть силы, помчался к ним, чтобы успеть увести их до 
прилета вертолетов погранохраны. Однако, уже подбегая, я понял, что 
опоздал. Люди были не только в сбитом мною вертолете...
    Рокотнули и смолкли автоматы. Когда я осторожно выглянул из камней, 
около которых лежали трупы сержанта и снайпера, моим глазам предстала 
следующая картина.
    Вокруг беглецов столпилась группа вооруженных людей в штатском. Один из 
них что-то говорил в рацию, другой держал одну из девушек (второй не было 
видно), а трое оставшихся методично избивали Леху ногами. И все-таки 
спецназовец сумел достать четверых: трое из них уже никогда не откроют 
глаза, а четвертый на всю жизнь, видимо, останется калекой, если выживет, 
конечно. Но и двое товарищей Лешки неподвижно лежали на земле.
    Первыми получили свое те, кто испытывал садистское удовольствие, пиная 
ногами раненого. Затем пришла очередь того, кто разговаривал по рации, и 
того, кто держал девушку. Одним махом перекинув свое тренированное тело 
через камни, я оказался около беглецов.
- Спокойно, я - друг! - успокоил я девушку, которая была еле жива от 
страха.
    Собственно говоря, это была еще совсем девочка, которой на вид было лет 
пятнадцать, не больше. Невысокая, крепко сбитая, с длинной темной косой - 
она притягивала к себе взгляд. На бледном от испуга лице особенно сильно 
выделялись веснушки, придававшие ей какой-то особенный шарм.
Я склонился над парнем и попытался его растормошить.
- Эй, Леха, ты меня слышишь? Очнись, сержант!
    Он открыл глаза, и его взгляд уперся в меня. Было заметно, что ему 
хорошо досталось.
- Ты меня не помнишь, сержант? Ты спас меня на войне. Помнишь, я поклялся 
отплатить тебе той же монетой, если смогу? И вот я здесь...
- Много вас там было, - пробормотал парень в ответ на мои слова, еле 
разлепляя разбитые губы. - Разве всех упомнишь?
    Я и не рассчитывал на это, к тому же за пять лет моя внешность 
несколько изменилась - я отпустил усы и бороду, раздался в плечах, 
заматерел. А тогда был совсем зеленым юнцом...
- Надо убираться отсюда, сержант. Здесь скоро будут вертолеты 
пограничников. Они успели дать пеленг...
- Значит, это ты их хлопнул? - поинтересовался Леха. - Своих приятелей...
- Они мне не приятели, - оборвал я его. - Я всего лишь проводник и не имею 
к ним никакого отношения.
- Так это ты навел на нас этих ищеек? - угрожающе проговорил парень, 
нашаривая здоровой рукой свой автомат.
- Я не знал, кого здесь увижу. Но теперь...
- Теперь ты пойдешь своей дорогой! Обойдемся без твоей помощи.
    Тон, которым были сказаны эти слова, не допускал возражений. К тому же 
ему удалось взять автомат в руку, и теперь его дуло смотрело прямо на меня.
    Разговор не клеился. И самое плохое было то, что времени на споры не 
оставалось - уже был слышен гул вертолетов. Но тут на мое счастье вмешалась 
спутница Лехи.
- Послушай, Алеша, давай не будем отказываться. Тем более что он 
действительно нам сильно помог. Если бы не он, нас бы схватили. Я верю, что 
он действует из лучших побуждений.
    Леха пожал плечами, сразу согласившись с девушкой. А она обратилась ко 
мне:
- Куда мы пойдем?
- Есть одно местечко, где вас никто не найдет, - ответил я.
- Хорошо, - кивнула девушка и с беспокойством огляделась по сторонам. - А 
где Алекс, Костя и Алиса?
- С вашими парнями все кончено, - сообщил я, склоняясь над ними. - Они 
мертвы.
- А Алиса?
    Словно в ответ на ее вопрос из-под ближайшего валуна донесся женский 
голос.
- Вытащите меня отсюда, ради Бога!
    Каково было мое изумление, да и остальных тоже, когда в щели под этим 
огромным камнем мы обнаружили женщину!
- Алиса! - воскликнула девушка, увидев ее.
- Черт возьми! - удивился я. - Как ты туда забралась?
    Воистину безграничны человеческие возможности, скажу я вам, когда 
находишься под влиянием страха! Женщина, вторая из спутниц Лехи, когда 
началась стрельба, втиснулась в узкую щель под валуном и пролежала там, 
пока все не стихло. А вот вылезти сама уже не смогла - застряла. Мы с Лехой 
с трудом вытащили ее оттуда...
- А теперь линяем отсюда! - сказал я им, когда операция по спасению была 
завершена. - Скоро здесь будет слишком людно, а нам совсем не обязательно 
дожидаться, когда это случиться.
- А Алекс с Костей? - встрепенулась вдруг эта веснушчатая девчонка. - Мы же 
не можем их здесь вот так оставить!
- К черту! - воскликнул я с досадой. - Нам некогда их хоронить. И тащить с 
собой мы их не можем.
- Он прав, Оля, - поддержал меня Леха.
    Она с тоской посмотрела на тела своих товарищей и махнула обреченно 
рукой.
- Как-то не по-человечески получается...
    Они бросились за мной. А я повел их туда, куда не потащил бы никого, 
если бы не особые обстоятельства, которые заставляли действовать быстро и 
решительно, ибо вертолеты  пограничников уже висели практически над нами.

                                    * * *

        Через пару минут мы оказались у подножия скалы, которую пересекала 
узкая щель, практически незаметная со стороны. Нужно было приложить немало 
сил, чтобы обнаружить ее. Если бы я не знал о ней, мог бы спокойно пройти 
мимо и не заметить ее. Именно туда я и предложил лезть своим спутникам.
- Что это? - поинтересовался Леха, когда мы оказались в пещере, открывшейся 
нашим взорам за узким лазом.
- Здесь нас никто не найдет, - уверенно заявил я, кидая свой рюкзак на 
землю и устраиваясь около него.
        Отстегнув с пояса фляжку, я сделал солидный глоток и протянул ее 
парню. Тот взял и тоже отхлебнул.
- Хорошая вещь! - только и сказал он, занюхав кулаком.
- Первач! Сам гнал! - не удержался и похвастался я, устраивая фляжку на 
своем законном месте. - Ну-с, милые мои, может, расскажите, что произошло? 
Что это вы сперли у господина Сикорского?
        Они переглянулись.
- Ты, как я вижу, хорошо осведомлен, - заметил Леха.
        Я ухмыльнулся.
- Еще бы! Мне предложили за вас десять кусков и, конечно, посвятили в кое-
какие подробности. Не во все, правда...
    Я вдруг почувствовал, как накалилась окружающая обстановка. Женская 
половина общества встревоженно уставилась на меня, а Леха чуть заметно 
приподнял здоровой рукой свой автомат. И я понял, что абсолютно напрасно 
сказал им о деньгах. Но, как говорится, слово - не воробей, вылетит - не 
поймаешь...
- Не беспокойтесь! - поспешил заверить их я. - У меня действительно были 
мысли заполучить эти деньги, но до того, как я увидел Леху. Он когда-то 
спас мне жизнь, и теперь я намерен отплатить ему тем же. И чихать я хотел 
на эти десять кусков! Долг платежом красен...
- Спасибо! - поблагодарила меня веснушчатая и поинтересовалась. - А сами Вы 
что дальше делать будете?
    Я пожал плечами.
- Оставлю вас здесь, а сам выйду наружу и присоединюсь к поискам. Они 
сейчас, наверное, прочесывают окрестности. Я окажу им посильную помощь и...
- Сдашь нас тепленькими и получишь свою награду! - мрачно закончил за меня 
Леха. - Черта с два!
    Дуло его автомата смотрело мне прямо в грудь.
- Ты - дурак, сержант! - спокойно ответил я. - Да если бы это было так, я 
не стал бы тащить вас сюда. Вы все равно не ушли бы, а деньги я получил бы 
в любом случае. Моя задача была проста - вывести на вас. А кто захватит - 
не мое дело!
- Алеша, ты не прав! - вступилась за меня веснушчатая. - Он не такой 
плохой, как ты думаешь, и в его словах есть логика.
- Смотри, Оля, дело твое, - нехотя согласился Леха, опуская оружие. - Если 
ты так уверена...
    Девушка, удовлетворенная словами моего знакомого, повернулась ко мне и 
поинтересовалась:
- А что в это время будем делать мы?
- Останетесь здесь, пока им не надоест вас искать, - ответил я. - Потом я 
вернусь за вами и переведу за границу.
- Вот уж кто нам не нужен, так это проводник, - заявил Леха, - Мы и сами 
дойдем туда, куда нам нужно.
- Каким образом? - ехидно спросил я. - Хорошо, я допускаю, что вы сможете 
добраться до Перевала. А как там? Перевал - это не место для прогулок!
- У нас есть карта! - он ткнул меня пальцем в грудь. - И поэтому мы не 
нуждаемся в твоих услугах, понял?
    Девушка, которую он называл Ольгой, укоризненно посмотрела на него. Я 
понял, что парень проболтался, и мне стало интересно.
- Карта? Можно полюбопытствовать?
- Еще чего! - возмутился Леха, но Ольга молча расстегнула куртку и достала 
сложенный в несколько раз листок.
    При этом что-то с металлическим стуком свалилось на пол. Это был 
маленький пистолет. Девчонка совсем не умела обращаться с оружием!
    Под моим взглядом она смутилась, быстренько подобрала пистолет и 
отправила его обратно под куртку. Я покачал головой и заметил:
- Надо бы поосторожней обращаться с этой штукой. Оружие, знаешь ли, иногда 
стреляет.
- Спасибо, учту! - буркнула она себе под нос.
- Что же ты им не воспользовалась, когда на вас напали? - подлил я масла в 
огонь.
    Она сильно покраснела. Это было заметно даже при таком неверном свете, 
который проникал в пещеру через щель. Я еще тогда подумал - а умеет ли она 
вообще стрелять?
- Я совсем про него забыла...
    Я подавил в себе желание улыбнуться. Действительно, от ужаса, который 
она испытала во время схватки, вполне можно было забыть об оружии. Мне 
самому в своем первом бою на войне было не до стрельбы. Я тогда просто 
выпалил все патроны неизвестно куда, а потом просидел, укрываясь за 
камнями, пока наши "старички" не погнали нас в атаку...
- Итак, карта, - напомнил я Ольге.
- Вот она, - девушка протянула ее мне.
    Увидев, что было на карте, я даже присвистнул от удивления. Там была 
нанесена подробнейшая схема всех путей на Перевал и на самом Перевале! Даже 
наша пещера была там обозначена, хотя кроме меня, как я раньше думал, о ней 
никто не знал. Оказалось, ошибался...
- Откуда?.. - спросил я вдруг севшим от волнения голосом. - Откуда взялась 
эта карта?
    Человек, составивший ее, должен был быть проводником. Это могли быть 
только либо я, либо мой дед, либо еще один человек. Двое последних были уже 
мертвы, а я... Сами понимаете, я держал эту карту в руках впервые и уж 
никак не мог составить ее.
- Хорошая карта, правда? - спросил Леха. - Для многих она представляет 
определенный интерес.
- Этой карте - грош цена! - спокойно сообщил я ему.
- Ты что? - возмутился он. - В ней же подробным образом указаны все пути по 
Перевалу. Имея такую карту, можно...
    Я расхохотался, перебив его.
- Имея такую карту, ничего нельзя сделать без проводника! Вижу, вы совсем 
не знаете Перевала. Там все по-другому. Кто сунется туда один, тот оттуда 
не вернется. Даже Эдди со своими ребятами не рискует туда соваться...
- А Сикорский считает иначе, - заявил упрямо Леха. - Чего он за нами так 
гоняется, как ты думаешь?
- Из-за карты? - дошло до меня. - Так вот в чем дело!
    Я задумался.
- Если дело только в этом, можете вернуть ее владельцу. По Перевалу я вас и 
так проведу.
- К сожалению, этим дело не ограничивается. Вряд ли Сикорский оставит нас в 
покое. Он не прощает подобного, - покачал головой Леха.
- К тому же нам нужно не просто пройти по Перевалу, - добавила Ольга. - Мы 
хотим попасть в Город.
    От изумления я даже потерял дар речи. Город!.. Никто из проводников не 
смел туда соваться. Много разных легенд и слухов бродило о нем. Страшных 
легенд... 
- Нет! - твердо заявил я. - Сам не пойду и вас не пущу.
- Почему? - удивились они.
- Я не для того вытаскиваю вас из лап Сикорского и Эдди, чтобы отпустить на 
верную гибель, - ответил я. - Многие до вас пытались проникнуть туда. А 
вернулся лишь один. Это был мой дед... Его друг, с которым он ходил, тоже 
остался там. Город отпустил моего деда, искалечив руку и ногу. Так что 
бросайте эту затею, ребята! Давайте, я переведу вас по Перевалу за границу. 
Там вы сможете укрыться от Сикорского. Это самое большее, что я вам могу 
предложить.
    Я заметил, что они не больно-то прислушались к моим словам. То ли они 
не поверили мне, то ли было еще что-то, что позволяло им быть уверенными в 
себе. Ну, а уговаривать их сейчас я не собирался. В тот момент были дела и 
поважнее. Поэтому я решил дать им время подумать над моими словами.
- Ладно, я пошел, - сказал я, поднимая рюкзак и вешая карабин на плечо.
- Подожди, - вдруг остановил меня Леха.
- Что еще? - насторожился я.
    Честно говоря, мне уже начинали надоедать его постоянные придирки, и я 
ожидал, что он опять ко мне прицепиться.
- У меня пуля застряла в плече, - ответил он. - Помоги достать, а то 
девочки не смогут...
    Я с облегчением вздохнул. Хорошо, что мои опасения оказались 
напрасными, иначе, ей богу, я не выдержал бы...
    Отстегнув с пояса фляжку, я протянул ее Лехе.
- На-ка, возьми. Это анестезия.
    Он ухмыльнулся и отхлебнул из фляжки. А я, попросив Ольгу посветить мне 
фонариком-карандашом, найденным у Лехи, достал нож и разрезал его рукав, 
который уже успел пропитаться кровью. При этом я почувствовал уважение к 
бывшему спецназовцу - тот ни единым жестом, ни стоном не дал понять, как 
ему хреново. От такой потери я давно бы уже упал...
    Приняв у него фляжку, я плеснул самогоном на рану. Потом сделал ножом 
надрез и резким движением извлек пулю. При этом Леха лишь крепче сжал зубы, 
но не проронил ни звука. Я бросил взгляд на Ольгу. Вид крови не больно-то 
ее напугал, и выглядела она нормально. Даже не отвела взгляд.
- Ну, вот и все! - сообщил я, закончив операцию. - Надеюсь, перевязать тебя 
они сумеют?
- Я окончила курсы медсестер, - сказала Алиса, подходя к Лехе с бинтом.
    А я подумал, что не больно-то похоже, чтобы она была связана хоть 
каким-то боком с медициной. По крайней мере, эта красотка не предложила 
свои услуги в качестве ассистента, когда я попросил Ольгу помочь мне. Тем 
не менее, перевязывала она ловко.
- Ты неплохо справился, - заметил Леха, обращаясь ко мне. - Не в первый 
раз, а?
- Да уж конечно, - ответил я ехидно. - На войне частенько приходилось этим 
заниматься, да и после тоже... Кстати, меня Сашей зовут, - сообщил я, 
вспомнив, что не представлялся. - А то я всех вас знаю по именам, а вы меня 
- нет.
- Саша, а они не догадаются о Вашем участии в нашем исчезновении? - вдруг 
поинтересовалась Ольга. - Может, Вам лучше остаться с нами?
    Я отрицательно замотал головой.
- Думаю, что они не узнают. Свидетелей я не оставлял...
- Мои тоже не заговорят, - заявил Леха.
    Я направился к выходу, закинув рюкзак за спину и взяв карабин в руку. 
Но напоследок не удержался и сказал:
- Советую вам, ребята, все-таки подумать хорошенько - времени у вас будет 
достаточно.
- Ты надолго? - поинтересовался Леха.
- Как получится, - пожал я плечами. - Уведу их и вернусь. Может, придется 
подождать. В любом случае, оставайтесь на месте и не вздумайте заходить 
дальше в пещеру. Это очень опасно! А я постараюсь побыстрее вернуться...
    Вдруг позади меня раздался скрежет, грохот, и дневной свет стал 
стремительно таять. Верный залаял, шерсть его встала дыбом. Я резко 
развернулся и застыл на месте, не в силах пошевелиться от ужаса. Не то, что 
у Верного, у меня волосы на голове встали дыбом! Скала медленно двигалась, 
закрывая щель!
    Когда шок прошел, я со всех ног бросился к выходу, но не успел. 
Последний лучик света исчез, и пещера погрузилась в кромешную тьму.

                                     3.

    Это был сюрприз, да еще какой! В мгновение ока все мы оказались в 
полной темноте. Мой лоб мгновенно покрылся холодной испариной, когда я 
осознал, что произошло. Эта троица еще не знала, что нас ожидает. Но я-то 
прекрасно это понимал!
    Я зажег спичку и осмотрел поверхность скалы. Не было даже и намека на 
то, что здесь когда-то была щель! Сколько я себя помнил, тут всегда 
находился вход в пещеру. Все это было странно и загадочно... Я 
почувствовал, как ослабели вдруг ноги.
- Что случилось? - услышал я позади голос Лехи.
- Черт возьми! Если бы я знал! - с отчаянием в голосе ответил я. - Куда-то 
исчез выход. Только что был здесь, а теперь его нет!
- Мне показалось, что скала сдвинулась, - услышал я голос Алисы.
- Сдвинулась... Факт тот, что мы оказались отрезанными от внешнего мира, - 
мрачно сообщил я им.
- Мне как-то не по себе, - сказала Ольга.
- Можно подумать, я прыгаю от радости! - бросив бесплодные попытки отыскать 
выход, съязвил я.
- Давайте не будем пререкаться и обсуждать свои ощущения, - заявил Леха, 
вмешиваясь. - Давайте лучше подумаем, что будем дальше делать.
    Я пожал плечами.
- Придется идти к другому выходу. Ничего другого предложить я не могу, к 
сожалению.
- Тогда не будем терять времени, - заявил Леха. - Пойдем.
    В темноте я услышал, как он поднимается, бряцая оружием и еще чем-то. А 
я подумал, стоит ли им рассказывать, что их ожидает впереди?
- Хорошо, пойдем, - согласился я. - Фонарик у кого-нибудь есть, кроме 
карандаша?
- Приборы ночного видения, - ответил Леха.
- Отлично! - обрадовался я. - Лучшего и пожелать нельзя!
    Открыв рюкзак, я нащупал свой прибор ночного видения и надел на голову. 
Пространство вокруг сразу же стало видимым. Перед нами был довольно-таки 
широкий коридор, уходящий вглубь. Верный глухо заворчал, шерсть на его 
загривке встала дыбом, и я знал, что его беспокоило. Мне и самому бывало не 
по себе, когда приходилось идти этим путем. А сейчас мне было откровенно 
страшно, и если бы была возможность избежать, ни за что бы не потащился 
вглубь пещеры! Но другого выхода не было...
- Теперь нам следует вести себя как можно осторожнее и тише, - приступил я 
к консультации своих спутников. - Эта пещера таит в себе множество 
опасностей, о которых вы даже не можете иметь представления. Леха, - 
обратился я к парню, - держи свой автомат наготове. Возможно, придется 
стрелять. А вы, девочки, держитесь рядом и не отставайте во избежание 
неприятностей. Если кому-нибудь из вас необходимо будет остановиться, 
скажите мне. Всем все ясно?.. - я дождался,  когда головы в нахлобучках 
приборов ночного видения кивнули в подтверждение, и  сказал. - Тогда пошли.
- Это так серьезно? - озабоченно поинтересовался Леха.
- Серьезней не бывает! - ответил я.
    Он кивнул и передвинул автомат на грудь.
    Мы двинулись вперед. Эта пещера представляла собой запутанный лабиринт, 
но Верный безошибочно вел нас. Кроме того, и я сам неплохо ориентировался 
здесь по одним только мне известным приметам. На глаза попадались то какие-
то наскальные рисунки, то страшные, просто ужасные морды каких-то 
причудливых существ, высеченные из камня.
- Что это такое? - поинтересовался Леха, который чувствовал себя увереннее 
всех.
- Толком я и сам не знаю, - признался честно я. - Это очень запутанная 
система пещер, видимо, раскинувшаяся на огромное расстояние. Природа ее 
похожа на Перевал, куда этот лабиринт и выходит. Но я никому бы не 
посоветовал лезть туда по этим ходам.
- Слушай, Саша, а, может, ты нас сразу же выведешь на Перевал? - вдруг 
вмешалась Алиса. - По этим ходам...
    Я вздохнул. Ну как мне им объяснить, как это опасно? Как объяснить, 
если никто из них даже не был на Перевале?
- Это очень древняя система. Когда-то она была частью Перевала. Мне 
кажется, этот лабиринт создан кем-то искусственно. Тем, кто намного древнее 
человеческого рода. И эти "кто-то" до сих пор, возможно, живут здесь...
    Сказал и, наверное, зря. Если до этого мои спутники с интересом 
разглядывали все вокруг, переговариваясь между собой в полголоса, то сейчас 
они замолчали и держались ко мне вплотную. Видимо, им вспомнились рисунки и 
барельефы на стенах пещеры. Да и я, честно говоря, не чувствовал себя 
уверенным. Судя по всему, тут многое изменилось со времени моего последнего 
посещения. И мне совсем не хотелось встретить здесь то, о чем я понятия не 
имел.
    Некоторое время мы шли молча. Я размышлял о странностях моих спутников. 
Впрочем, Алиса вполне вписывалась в образ нормальной женщины. А вот 
остальные... Леха встретил меня с излишней настороженностью, граничащей с 
глупостью. Конечно, я не ожидал, что он распахнет мне дружеские объятия, но 
все же... Любой здравомыслящий человек понял бы, что никто не станет 
убивать, если деньги и без этого попадут к нему! Тем более ссориться из-за 
этого с пограничниками. Впрочем, вполне возможно, что Сикорский устроил им 
такую жизнь, что он просто вынужден был относиться с подозрительностью к 
любому, попадающему в его поле зрения... А Ольга? Похоже, в их троице она 
была главной. Почему не Леха? Для мужчины это естественнее, чем для 
молоденькой девочки, которая ничего не успела повидать в жизни. Тем более 
что опыт у бывшего спецназовца был очень богатый... И вела она со мной себя 
так, будто хорошо знала меня. А я вот ее что-то не припоминал...
    Так мы шли минут десять по низким коридорам. Леха, который был самым 
высоким из нас, практически касался потолка головой. Наконец, мы попали в 
огромный зал. В стенах было полно круглых отверстий, ведущих неизвестно 
куда, а в центре на постаменте стояла высеченная из камня скульптура 
какого-то создания. Я-то видел ее уже не раз, а вот мои спутники - впервые. 
Влекомые любопытством, они подошли поближе, чтобы лучше рассмотреть ее. 
Мастерски выполненная злобная морда с огромными ушами, мощный торс и четыре 
верхние конечности, грозно вскинутые вверх, вселяли тревогу. Казалось, 
монстр хотел наброситься на нас и разорвать своими семипалыми лапами, 
оканчивающимися длинными, сантиметров по десять, и острыми когтями. Но, 
конечно, это была всего лишь игра воображения. Это чудище не могло сойти со 
своего постамента, даже если бы и захотело. Ног-то у него ведь не было - 
ниже пояса он уходил в камень. Правда, мне почему-то показалось, что он 
как-то по-другому стоял...
    Статуя произвела очень сильное впечатление на моих спутников.
- Что это? - спросил тихо Леха с благоговением в голосе.
       Я пожал плечами.
- Откуда же мне знать? Может, это изображение обитателя этих пещер, а, 
может, еще кого.
- А ты сам что, никогда не видел их? - поинтересовалась Алиса.
    Я почувствовал дыхание на своей щеке, а ее пальцы вцепились в мою руку. 
Этой девочке было явно не по себе. Да и мне, честно говоря, тоже. Даже 
Верный не отходил от меня ни на шаг, тихо поскуливая, хотя это было на него 
непохоже...
- Нет, слава Богу! - ответил я и поинтересовался в свою очередь. - А что - 
страшно?
- Зловещее место! - призналась она. - Мне здесь не нравится.
- Ты права, детка, - согласился я, поглаживая ее прохладную руку. - Мне и 
самому здесь не нравится.
- Ты же говорил, что они до сих пор живут в этих пещерах, - напомнил мне 
Леха. - Откуда же ты это узнал, если никогда не видел их?
- А ты сам разве ничего не чувствуешь, сержант? - ответил я вопросом на 
вопрос.
    Леха задумался, видимо, подбирая слова, чтобы передать свои ощущения.
- Я чувствую какую-то опасность, - признался он. - Будто кто-то смотрит на 
меня сквозь перекрестие прицела. Как на войне...
    Я удовлетворенно кивнул.
- Вот таким же образом и я чувствую их незримое присутствие. И мой пес 
тоже. Посмотри, как он беспокоится!
    Я потрепал Верного по загривку, а он глухо зарычал, смотря куда-то за 
статую.
- И я чувствую, - поддержала меня Алиса, которая все еще держалась за мою 
руку. - А ты, Оля?
    Ее подруга не ответила, сосредоточенно осматривая пьедестал, на котором 
стояла статуя.
- Мне кажется, что это - культовый зал! - вдруг заявила она. - А это, - 
девушка указала на подножие скульптуры, - алтарь для жертвоприношений. Эта 
статуя - ничто иное, как какой-то древний бог тех, кто ее изваял. И я 
думаю, совсем не обязательно, чтобы они были похожи на этого идола.
- Почему ты так думаешь? - удивился я этим рассуждениям, которые были 
свойственны скорее специалисту, чем молоденькой девчонке.
- Я изучала... - начала она, но не докончила.
    Послышался вскрик и какие-то странные звуки, заставившие нас с Лехой 
броситься к ней со всех ног. Обходя статую, девушка оказалась за ней и была 
скрыта от наших взглядов. Первым достиг ее Леха...
- Мать твою! - услышал я его голос. - Ты только посмотри на это!
    Последнее относилось ко мне. Предчувствие мне подсказывало, что ничего 
хорошего я не увижу. Да и поведение Верного, если вспомнить, указывало на 
это. Он ведь еще раньше почувствовал, что там что-то не в порядке...
    И точно. Одного взгляда хватило, чтобы мне стало почти так же плохо, 
как Ольге, которую буквально выворачивало наизнанку. Теперь я понял, откуда 
в пещере такой противный запах, бросившийся мне в нос, едва мы вошли. В 
паре шагов от статуи валялось полуразложившееся тело мужчины. Собственно 
говоря, эту мешанину из костей и мяса трудно было назвать телом. 
Складывалось впечатление, что его пропустили через мясорубку. И это 
случилось совсем недавно, если судить по тому, что труп еще не успел до 
конца разложиться. Но это было еще не все. Далее по всему полу были 
раскиданы кости. Человеческие...
    Предчувствие, что все это добром не кончится, зародившееся, когда я 
стоял у закрывшегося таинственным образом выхода, окрепло. А в груди 
появилась тоска...
    Сзади пронзительно завизжала Алиса, но Леха быстро зажал ей рот 
ладонью. Что ни говори, зрелище было не из приятных! Даже у меня, который 
многое повидал на своем недолгом веку, и то судорогой свело желудок.
- Черт возьми! - шепотом произнес Леха. - Даже на войне я не видел ничего 
подобного! Кто это мог сделать?
- Понятия не имею! - признался я. - Но это мне не нравиться. Ситуация, 
оказывается, еще хуже, чем я себе представлял. Здесь я не сталкивался ни с 
чем подобным.
    Переборов тошноту, подкатывающую к горлу, я наклонился к трупу и 
подобрал серьгу, лежащую рядом.
- Боже мой! - прошептал я. - Бедняга Цыган! Как же тебя угораздило залезть 
сюда?
- Ты знал его? - поинтересовался Леха, беспокойно озирающийся вокруг.
    Я кивнул. Цыган жил в деревне и пропал за несколько недель до этих 
событий. Сначала никто не обратил внимания на это. Он часто уходил в 
"загул", не появляясь дома несколько дней. Но когда он и через неделю не 
объявился, жена забеспокоилась и сообщила в милицию. Мы тогда обшарили все 
окрестности, но никого так и не нашли... У Цыгана была серьга в ухе, 
имеющая весьма характерную форму, из-за которой (да еще кудрявых черных 
волос и смуглой кожи) его так и прозвали. Ее я и держал в руках... Теперь 
тайна его исчезновения была раскрыта, но были еще и другие останки, чье 
нахождение здесь говорило о том, что Цыган был не единственной жертвой.
- Я думаю, лучше уйти отсюда! - заявил тихо Леха.
    Я отстегнул фляжку и сделал солидный глоток. Леха молча протянул руку, 
и я передал ему. Вливание нам было просто необходимо. А что вы хотите? 
Представьте себя в нашем положении, и вы поймете...
    От Лехи фляжка перешла к девушкам. Алиса сделала глоток и поперхнулась. 
Сглотнув, она часто задышала и спросила:
- Это что - спирт?
- Нет, лучше! - сказал я. - Это самогон, первач.
- Крепкий, зараза! - пожаловалась она, содрогнувшись.
- Зато хорошо помогает в подобных ситуациях, - возразил я.
    Ольга пить не стала, хотя ей было тяжелее всего. Мы молча выбрались из 
зловещего зала. Я напряженно размышлял. Неужели ОНИ выбрались с Перевала? Я 
не первый раз пересекал этот зал, но впервые встретил такое... Нет, 
конечно, и раньше эти пещеры были зловещим местом. И раньше там попадалось 
кое-что ужасное... Со всем этим я знал, как справляться или избегать 
опасности. Но если ОНИ вернулись, то... Я жалел, что завел их в этот 
лабиринт...
- Вы все еще хотите пробраться этим путем на Перевал? - поинтересовался я 
не без задней мысли.
- А ты сам видел раньше что-нибудь подобное? - тихо спросил меня в ответ 
Леха, словно прочитав мои мысли.
- Честно?.. Нет, - признался я.
- А когда ты последний раз был здесь? - поинтересовался он.
- Прошлым летом, - ответил я.
- И что ты думаешь по этому поводу?
    Что я думал по этому поводу! Не было никакого смысла разыгрывать из 
себя супергероя, и я ответил предельно откровенно:
- Надо скорее выбираться отсюда, пока мы не нарвались на крупные 
неприятности!
    Некоторое время мы шли молча. После того, что мы увидели около статуи, 
нам было не до того, чтобы разговаривать и рассматривать окружающую 
обстановку. Девушки жались к нам с Лехой и все время оглядывались, как 
будто тот, кто изуродовал Цыгана, мог напасть сзади. Впрочем, это было не 
исключено. Мы с сержантом все время были начеку, следя за окружающей 
обстановкой и обследуя каждый вход в ответвление лабиринта или поворот 
прежде, чем пройти.
    Лехе скоро надоело молчать.
- Сколько нам еще идти?
    Я подумал и ответил:
- Еще несколько часов.
- А где-нибудь поближе нет выхода? - поинтересовался он.
    Я улыбнулся.
- Что, страшно?
    Леха отрицательно замотал головой.
- Нет, но что-то жутковато. Знаешь, на войне было проще - ты всегда знал, 
где противник и кто он. Здесь все не так... - он помолчал немного и вдруг 
заявил. - А я тебя вспомнил. По твоему упрямству... Как ты жаждал узнать 
мое имя! Сам весь бледный, еле живой от потери крови...
- Было дело! - довольный, улыбнулся я.
- А наши отряды ведь тогда подставили! - сообщил он. - И вас, и нас 
ждали... Мы понесли в той операции очень большие потери, и нашу группу 
расформировали.
- И у меня возникло подозрение, - признался я. - Никто не мог знать, что мы 
пойдем тем путем. А, судя по тому, что вся местность была пристреляна, нас 
и действительно ждали. В случайность я не верю... Знать бы только кто!
- Мы пытались это выяснить, но нам не удалось, - признался Леха. - Следы 
терялись где-то высоко... А чем ты занимался после того, как вылечился?
- Мне обрыдла эта война, и я уволился, - ответил я. - Устал от той 
глупости, с которой постоянно приходилось сталкиваться. Устал терять 
друзей, защищая неизвестно чьи интересы... Приехал сюда, чтобы забыть 
все... Не получилось. А ты?
    Леха поднял руку с автоматом и утер лоб.
- Что-то жарковато становиться... Я еще год отпахал, пока все это не 
кончилось. Получил несколько наград и денежную премию. А потом... Деньги 
кончились, а устроиться никуда не мог. Знаешь, сколько нас таких, гремящих 
боевыми наградами и пытающихся что-то доказать другим? Мы вроде как бы 
оказались не у дел, а нашей великой Родине было наплевать на нас. Многие 
пошли в грузчики, дворники, мыть посуду в ресторанах... Такая жизнь была не 
по мне.
- Что же ты в армии не остался? - удивился я.
- Армия хороша в военное время, - ответил он, горько усмехнувшись. - А для 
мирного нас было слишком много. Да и не по мне казарменная жизнь...
- И ты ввязался в эту авантюру?
    Я знал тип таких людей. Им никогда не сиделось на месте, они вечно 
ввязывались в разные истории. Сколько их было разбросано по всей стране!
- Зря ты, Леха влез в это дело! - сказал я ему. - Может, вы и знаете кое-
что о том, что происходит здесь, но представить даже не можете, что это 
такое! Хорошо, если мы выпутаемся живыми. Там, на войне, все было проще - 
это ты верно сказал...
- Так что же ты занялся этим промыслом? - поинтересовался Леха, осторожно 
заглядывая в очередной ход.
- Я - другое дело! - ответил я, проскальзывая с девушками мимо, пока 
сержант держал боковой коридор под прицелом. - Во-первых, у меня были 
причины, чтобы покинуть мир и уединиться в горах. А во-вторых, это наше 
семейное дело. Все мои предки были проводниками, и я тоже решил. 
Наследственность... К тому же я знаю, за что рискую, и чем все это может 
кончиться для меня. Это моя жизнь! Можешь назвать это зовом крови, если 
хочешь.
    Мы на некоторое время замолчали, а потом я сказал, переходя на шепот:
- Знаешь, Леха, я удивлен. Будь я на твоем месте, подыскал бы себе другую 
компанию для такого рискованного дела. Я не знаю, в каких ты с ними 
отношениях, но, по-моему, женщины как-то не очень хорошо подходят для 
подобных мероприятий. Тебе должно быть это известно. Никто из них не умеет 
правильно обращаться с оружием, а Ольга так совсем еще девочка. Сколько ей? 
Пятнадцать?
- Двадцать, - последовал ответ.
    Я был удивлен. Не подумайте, я редко ошибаюсь в оценке женщин. Но она 
никак не тянула на свой возраст. И если по Алисе было видно, что она - уже 
вполне зрелая женщина, повидавшая на своем веку многих мужиков, то Ольга... 
Нет, не тянула она на двадцать лет.
- Я не мог оставить их, - продолжил Леха. - И на то были веские причины. 
Сикорский ведь охотится за всеми нами... А если ты считаешь, что я - 
главный в нашей компании, то глубоко заблуждаешься.
    У меня на этот счет было уже сложившееся мнение, но все же я 
поинтересовался:
- А кто?
    Но он не успел мне ответить. Верный вдруг резко остановился и заскулил. 
Я знал, что мой пес так себя не вел без особых причин. Значит, впереди там 
что-то было... А тем временем пес грозно зарычал, шерсть встала дыбом, но 
вперед он не шел.
- Что случилось? - с тревогой в голосе поинтересовалась Ольга.
    Я скинул с плеча карабин и взял его наизготовку.
- Все назад! - стараясь говорить тише и спокойнее, сделал знак рукой.
    Пока ничего не было видно, но поведение Верного указывало на то, что 
где-то впереди скрывалась неведомая опасность.
- Может, кинуть туда термическую гранату? - предложил Леха. - У меня есть 
парочка.
- Давай, - согласился я. - Попробуй. Только, знаешь, мне кажется, что годы 
мирной жизни основательно почистили тебе мозги. Это же пещера! Хочешь 
изжариться тут живьем? Или, может, хочешь испытать ощущения заваленного 
заживо?
- Ой, ребята, смотрите, что это?! - оборвала нас Ольга.
    Я хотел еще что-то сказать, но язык вдруг отказался мне повиноваться. 
На нас стремительно надвигалась тьма! Это было особенно невероятно, если 
знать свойства прибора ночного видения. Он ведь улавливает излучение 
предметов, и отсутствие видимости означало, что это нечто, надвигающееся на 
нас, наоборот, поглощает. Или еще что-то, непонятное и ужасное...
    Тьма поглотила нас, а я не мог почему-то двинуть ни рукой, ни ногой. 
Леденящий душу ужас перехватил дыхание. Совсем, как в детском кошмаре, 
когда хочешь убежать от собственного страха и не можешь...
    Но ведь это был не сон, когда можно проснуться и тем самым спастись! 
Надо было что-то делать, и я попытался заставить палец на спусковом крючке 
нажать его. Бесполезно! Палец, казалось, больше не принадлежал мне. Но я не 
прекращал попыток, одновременно подавляя в себе дикие приступы ужаса, что 
не очень-то хорошо получалось у меня.
    Вдруг мой взгляд наткнулся на какой-то силуэт у самой стенки. Это был 
участок еще более черный, чем тьма, обступившая нас. И мне показалось, что 
этот неопределенный силуэт чуть-чуть двинулся. Я закрыл глаза, потом снова 
открыл (на это я еще был способен). Интересующий меня объект был 
неподвижен, но я готов был поклясться, что он находился на несколько шагов 
ближе к нам, чем до того. И, казалось, это нечто чувствовало, что за ним 
наблюдают, и опасалось.
    Теперь, когда я видел противника, дело пошло легче. Нечто рванулось 
вперед, и в этот момент я сумел-таки надавить на спусковой крючок. В тот 
момент, когда грохнул выстрел, я почувствовал, как оцепенение пропало. Тень 
откачнулась назад, остановившись, а я уже не останавливался, как автомат, 
паля из своего карабина. Неважно куда - лишь бы стрелять. А нечто вдруг 
пропало из поля зрения, и тьма стала стремительно отступать. Одновременно с 
этим я снова обрел возможность видеть коридор пещеры в обычных красках.
- Он убегает! - услышал я голос Алисы.
- Стреляй, черт возьми! - закричал с азартом охотника Леха (хотя было 
непонятно, почему он не воспользовался своим автоматом).
    А у меня было такое ощущение, будто я сдавал десять километров на 
время. Руки и ноги тряслись противной мелкой дрожью, воздуха не хватало, и 
легкие работали, словно кузнечные меха.
- Он удрал! - возбужденно сообщил Леха.
- Кто? - не понял я.
- Огромный черный паук! А ты разве его не видел? - удивился парень.
    Это вывело меня из себя.
- Черт возьми! - возмутился я. - Мне только до того и было, чтобы 
рассматривать это проклятое создание!
    Я привалился к стене, чтобы успокоиться. А Леха осматривал пол пещеры.
- Смотри-ка, Саня, что я нашел!
    Я подошел к нему. На полу были хорошо заметны пятна тьмы, цепочкой 
уходящие дальше по коридору. Опустившись на корточки, я дотронулся до 
одного из них пальцем (хотя с моей стороны было большой глупостью трогать 
незнакомое вещество, но мозги после такого напряга, видимо, плохо варили). 
Возникло хорошо знакомое ощущение.
- Леха, я, кажется, подстрелил его! - сообщил я ему.
    Мы осторожно двинулись вперед, держа наготове оружие. Капли черноты 
привели нас к одному из ходов, куда, если судить по следам, и скрылась эта 
тварь.
    Мы осторожно заглянули туда. Нашим глазам предстала целая куча костей.
- Здесь, видимо, его логово, где он поджидает свои жертвы, - заметил я, 
изучая их. - Год назад здесь ничего подобного не было.
- Вот и объяснение гибели твоего Цыгана, - сказал Леха, вглядываясь в 
глубину хода.
- Может быть, - согласился я.
- Это был просто ужасный, черный, огромный паук! - вмешалась Алиса, не 
отходившая от нас ни на шаг. - Бр-р-р, мерзость!
    Их слова о черном пауке воспринимались мной с большим недоверием. Это 
можно было отнести впечатлительности Алисы. С другой стороны и Леха говорил 
об этом. А уж его никак нельзя было отнести к впечатлительным людям. Но 
таких больших пауков в природе не встречается. Не встречалось, я хотел 
сказать, до этого момента...
- Это не он, - вдруг заявила Ольга, не вмешивавшаяся до этого момента в наш 
разговор. - Характеры разрушений костей у статуи и здесь различаются. Если 
здесь они практически целые, то там их как будто сначала пережевали, а 
потом выплюнули.
    А ведь она была права! Никто из нас не додумался до этого...
    Леха поднял автомат и выпалил весь боезапас в логово паука. Затем 
сменил магазин и собирался уже  войти туда, но я удержал его.
- Ты что, собираешься преследовать эту тварь?
- Конечно, - спокойно ответил он мне. - Нельзя же оставлять в тылу эту 
гадину! Надо добить...
- Не сходи с ума! - продолжал удерживать я его. - Откуда ты знаешь, что 
тебя там ждет? И один ли там паук? Попадешься, как муха в паутину - тут 
тебе и конец будет! Лучше пойдем дальше.
- Паук, да еще неведомый пожиратель людей... Не слишком ли много 
противников? - продолжал упорствовать Леха. - Не лучше ли поубавить их 
число? Тем более что один из них уже подстрелен...
- А насколько серьезно я его зацепил? - поинтересовался я.
    Этот довод, видимо, убедил его.
- Хорошо, пойдем, - как бы нехотя согласился он, пожимая плечами.
    Тем самым Леха давал понять, что он бы полез в этот ход, но если уж так 
настаивают, то он, крутой спецназовец, милостиво пойдет дальше, чтобы не 
отрываться от коллектива...
- Откуда он здесь взялся? - поинтересовался парень, когда мы отошли на 
несколько шагов от логова. - Я таких никогда не видел.
    Девушки опасливо оглядывались назад. Им, наверное, все время казалось, 
что эта тварь в любую секунду может выскочить сзади и напасть. Да и мы с 
Лехой не чувствовали себя уверенными, хотя и сумели отбить ее атаку.
- Я тоже никогда не видел, - сознался я. - И у меня кое-что вызывает 
сомнения... Ты же бывший военный, Леха, и не хуже меня должен знать, что 
такое чернота в приборе ночного видения. Никакого черного паука вы не могли 
увидеть!
- Но мы все это видели! - возразила Алиса.
- Кроме меня, - отпарировал я. - Хотя насчет паука... В одной из легенд о 
Перевале говорится о чем-то подобном, но... Нет ни одного человека, который 
видел хотя бы одного. Я не думаю, что встреча с подобной тварью могла 
хорошо кончиться. Раньше ведь не было подобных приборов. Но если это 
правда... Странно, что этот "паук" появился так далеко от Перевала, если 
это действительно он. И эти многочисленные кости в его логове, да и у 
статуи тоже... Откуда их столько? Неужели в последнее время кто-то посещал 
эти пещеры? Что-то я не слышал, чтобы здесь открывали постоянное сообщение 
с Перевалом! Или, может, теперь это любимое место прогулок?
    Я окинул взглядом своих спутников. Леха выглядел молодцом, Алису явно 
шокировала эта встреча. Ольга же, напротив, была спокойна, словно ничего и 
не произошло. И это было удивительно, потому что даже я, часто 
сталкивающийся с Перевалом, чувствовал себя неуютно.
- О чем молчишь, девочка? - поинтересовался я у нее. - О чем думаешь?
    Она посмотрела прямо на меня задумчиво и вдруг спросила:
- Скажите, Саша, а Вы когда-нибудь видели у кого-нибудь семипалую руку?
- Нет, никогда, - ответил я, немного удивленный ее вопросом. - А что?
- Я видела такую среди костей у логова паука, - сообщила девушка. - Я вот 
все думаю, кому она может принадлежать?
    Это был сюрприз для меня. Мне и в голову не пришла мысль разглядывать 
останки бедняг, попавших в ловушку. Вы думаете, мне было до этого? Черта с 
два! Какая мне разница, сколько там было пальцев - пять, шесть или семь. 
Хотя, с другой стороны, я еще никогда никого не встречал с семипалой рукой. 
С шестью пальцами приходилось, не спорю. А вот с семью... Конечно, в таких 
местах ничем нельзя пренебрегать, но я слова Ольги не воспринял. Мало ли 
что девчонке могло привидеться! Однако ее сообщение где-то внутри затронуло 
какую-то струнку. Внутренний голос говорил мне, что я уже где-то 
сталкивался с чем-то подобным. Но вот где?.. Этого я не мог вспомнить. А 
сами кости не показались мне необычными. Я много повидал человеческих 
останков, так что спутать не мог.
- Не расхотелось еще идти на Перевал? - как можно веселее спросил я своих 
спутников, надеясь подбодрить их.
- Что-то слишком жарко стало! - вместо ответа вдруг заявила Алиса, утирая 
пот с лица своей шапкой.
    И действительно, воздух вокруг нас стал таким теплым, что в наших 
одеждах можно было свариться. Как на Перевале... И это меня особенно 
настораживало. Насколько я помнил, здесь раньше не было так жарко. За 
последний год эти пещеры очень сильно изменились. Я не знал, что мы еще 
встретим на пути, и можно ли будет с этим бороться. Мой внутренний голос 
все настойчивее и настойчивее кричал об опасности...
- Может, передохнем и избавимся от лишней одежды? - предложил Леха. - А то 
девчонки совсем вымотались.
    Я поморщился.
- Я на вашем месте поторопился бы покинуть этот  лабиринт. За последнее 
время здесь произошли сильные изменения, и теперь даже я не знаю, что нас 
ожидает. Но могу гарантировать, что это будет также неприятно, как и все 
предыдущее. А, может, и того хуже. Я каждой своей клеточкой чувствую 
опасность...
    Но они уже тем временем поскидывали рюкзаки  и уселись, привалившись к 
более или менее прохладным стенам. Я хотел возмутиться, но и сам вдруг 
почувствовал неимоверную тяжесть, давившую мне на плечи. "Да что, я с ними 
воевать, что ли, буду! Хотят отдыхать - пусть отдыхают!" - подумал я, 
махнув на все рукой. И мне ужасно захотелось присесть и закрыть глаза, 
отдохнуть хоть немного. Хотя  бы минутку... Верный, ухватив меня за 
штанину, пытался тащить за собой. Но, не в силах бороться, я опустился на 
пол и прикрыл глаза.
    Послышался шорох, и я почувствовал чье-то дыхание на своей щеке, а чьи-
то руки заскользили по мне, расстегивая куртку. С трудом разлепив 
десятитонные веки, увидел перед собой лицо Алисы. Без прибора ночного 
видения... Она была в одной майке и торопливо стаскивала с меня куртку.
    Мысли со скрипом ворочались в голове, и, пока я сообразил, что она 
вытворяет, Алиса успела освободить меня от этой детали моего одеяния.
- Ты что? - спросил я, с трудом выговаривая слова. - Что ты делаешь?
    Глаза девушки горели каким-то дьявольским огнем, а сама она уже взялась 
за мою рубашку.
- Хочу! Хочу тебя! - возбужденно прошептала девушка.
    Ее губы соблазнительно приоткрылись, обнажая ровную линию зубов. Я 
подумал, что она точно чокнулась, и хотел запротестовать, но Алиса сорвала 
с меня прибор ночного видения и впилась в мои губы своими.
    Ей богу, вот это был поцелуй! Он заставил меня забыть обо всем на 
свете! Мы целовались, как сумасшедшие. Не знаю, что нашло на нее, да и на 
меня тоже. Конечно, телка она была что надо, а если баба к тому же сама 
лезет, да еще такая соблазнительница, как Алиса... Но, понимаете ли, 
заниматься подобным в таком месте и при таких обстоятельствах!.. Вот вам 
сейчас смешно, а мне было тогда не до смеха. Мое тело и мои низменные 
инстинкты были сильнее меня. Что поделать, я полностью попал под неведомые 
чары и не мог сопротивляться. Чем дальше, тем больше. В своей непреодолимой 
похоти я заходил все дальше и дальше и, в конце концов, добрался до груди 
девушки.
Она тихо простонала, и я уже не мог остановиться. А надо было бы...
    Спас меня Верный... Чего вы смеетесь? Он действительно всех нас спас!.. 
Да не от этого, елки-моталки! Опасность была намного сильнее, чем та, о 
которой вы тут треплетесь. И мы с Алисой тут совершенно ни при чем...
    Итак, я был уже в полной боевой готовности, девушка тоже, как вдруг 
почувствовал резкую боль в ноге. Это пес вонзил свои клыки, и я мгновенно 
протрезвел. Голова была ясной, и я внезапно осознал всю абсурдность 
сложившейся ситуации. Чего это она пристала ко мне в таком месте, да еще 
при своих товарищах? Почему я накинулся на нее, словно сто лет не видел 
женщину? Какое-то помутнение рассудка, будто кто-то пытался заставить меня 
поступать против моей воли...
    Вот оно! Выругавшись, я откинул в сторону Алису и увидел их... Это были 
шесть туманных, как призраки, существ. И я знал, кто это. Это были вампиры! 
Они высасывали все мысли, все воспоминания, погружая человека в сон, из 
которого тот уже никогда не выходил. При этом разрушался мозг, и 
подвергнувшийся нападению мог подчас вести себя, как сумасшедший. Именно 
наша с Алисой одержимость и натолкнула меня на подозрения. Мы все могли 
погибнуть! Теперь вы понимаете, о какой опасности я вам говорил?..
    Я встряхнул головой и с трудом поднялся на ноги. Надо было сматываться 
с этого места и побыстрее! Но как? Все мои спутники были, похоже, в 
невменяемом состоянии. А сам я испытывал такую слабость во всех членах, что 
едва передвигал ноги. Однако бросить их здесь я не мог и начал действовать.
    Алиса, сорвав с меня прибор ночного видения, куда-то его закинула. А 
времени на поиски не было. Поэтому мне пришлось опуститься на карачки и 
шарить вокруг рукой, пытаясь нащупать Леху. Наконец, кто-то попался на моем 
пути. Я принялся ощупывать тело и по некоторым весьма характерным признакам 
понял, что это - не мужчина. Маленькие груди говорили яснее ясного, что это 
- девушка. Простейшее сравнение указало на то, что эта часть тела могла 
принадлежать только Ольге... Нет, я ничего не испытал - ни стыда, ни 
возбуждения. Мне было уже не до этого. Однако я догадался снять с ее головы 
прибор ночного видения и надеть на себя. Рука коснулась ее длинных волос, 
заплетенных в косу...
    Теперь я видел, что происходило вокруг меня. Вампиры все также висели в 
воздухе вокруг нас. Алиса безмятежно спала, обнаженная почти полностью... 
Ну да, вы догадливы! Это я постарался. Но я же не соображал, что делал, а 
одевать ее... Сами понимаете, времени не было.
    Ольга сидела, прислонившись к стене. В ее взгляде уже ничего не было - 
только боль и грусть. О чем вспоминала она? Какие мысли бродили в ее 
голове? Этого я не знаю... Только постепенно ее глаза как-то... затухали, 
что ли? Не знаю, как объяснить. Короче, она была близка к смерти...
    Надо было торопиться! Найдя Леху, я довольно-таки бесцеремонно 
растолкал его. Я бил парня по щекам, тряс из последних сил. Верный тоже 
помогал мне, как мог, но все наши усилия были тщетны. И тут меня осенило...
- Тревога! Рота, подъем! - заорал я.
    Леху как пружиной подкинуло с пола. Бывший спецназовец среагировал 
мгновенно на привычную команду, рука твердо сжимала автомат, а глаза искали 
противника. Опасаясь, как бы не попасть под горячую руку Лехи, я крикнул 
(хотя это вряд ли было похоже на крик, скорее на шепот):
- Сержант, это я, Саня! Мы в большой опасности! Нам надо как можно скорее 
выбраться отсюда, иначе всем - крышка! Бери Алису, а я - Ольгу.
    Надо отдать должное Лехе - он быстро понял, что от него хотят. Хотя, я 
думаю, в голове у него был полный бардак. Мы не могли взвалить девушек на 
себя, потому что были слишком слабы. Поэтому пришлось тащить их волоком. 
Вампиры не отставали от нас, но я уже взял под контроль свое состояние и не 
поддавался им. Укушенная нога ныла, не давая забываться, но и наступать на 
нее было больно, и я сильно хромал. Но я не был в обиде на своего пса, 
потому что если бы он укусил послабее, ему вряд ли удалось бы вывести меня 
из забытья. Леха несколько раз падал, и мне опять приходилось приводить его 
в чувство. Я с ужасом думал о том моменте, когда мне самому придется 
упасть. Кто тогда разбудит меня? Верный? А ведь второй раз у него могло и 
не получиться. Поэтому я из последних сил передвигал ноги, спотыкаясь о 
разбросанные тут и там камни...
    Не знаю, когда все это кончилось. Я очнулся от прикосновения собачьего 
языка к моей коже. Мой пес облизывал меня, поскуливая. Я приподнялся и 
почувствовал, что воздействие вампиров на мозг закончилось. Рядом лежала 
Ольга, чуть в стороне - Леха и Алиса. Я забеспокоился - живы ли они? Слава 
Богу, с ними было все в порядке. Они всего лишь крепко спали. Хотя до конца 
точно можно было сказать только после того, как они очнутся...
    Закончив обследование, я привалился к стене и достал заветную фляжку. 
Хороший глоток вернул мне силы, и я принялся ругаться. Не стану 
воспроизводить, что я там наговорил про себя, - это будет слишком грубо для 
нежных ушек ваших дам. Впрочем, мне было, за что ругать себя. Из-за случая 
с пауком я совсем забыл, что мы вошли в опасную зону, и не предупредил 
своих спутников. Вот мы и попались! Такая оплошность была простительна для 
новичка. Да и то, у нас на Перевале первая ошибка могла стать последней, 
как у саперов. Но для такого опытного проводника, как я... Хорошо еще, что 
зона действия вампиров была ограничена. Они почему-то никогда не появлялись 
вне коридора длиною в несколько сот шагов. В этой зоне возникало чувство 
сильной сонливости или желание сотворить что-нибудь, чего в нормальных 
условиях никогда не сделал бы. Важно было перебороть себя и постараться 
побыстрее пройти этот участок. А я не заметил, как мы вошли...
    Спасибо Верному, не то сейчас бы уже лежали бездыханными, как тот, чей 
скелет белел неподалеку. Этот человек когда-то первым наткнулся на 
вампиров... Как мог, я отблагодарил пса - прижал к себе, гладя по шерсти, 
почесывая за ушами и нашептывая ему теплые слова.
    Тем временем очнулся Леха, но он был еще слишком слаб. Я же чувствовал 
себя почти нормально, если не считать ноющей боли в ноге.
- Я вернусь туда и заберу наши вещи, - сообщил я ему.
    Он попробовал запротестовать, но я не дал ему такой возможности.
- Послушай, сержант, ты еще слишком слаб. К тому же наши девочки еще не 
пришли в себя, и с ними должен кто-то остаться. Так что сиди, набирайся сил 
и не рыпайся.
    Честно говоря, не очень-то тянуло меня возвращаться туда. Поверьте, мне 
никак не хотелось опять испытать то, что еще совсем недавно прочувствовал 
на своей шкуре. Как бы вам это объяснить?.. Вот если вы когда-нибудь не 
спали целую ночь, заснули, а через час вас подняли. И вы чертовски хотите 
спать, веки сами собой смежаются, а закрой глаза хоть на секунду - и ты 
проваливаешься в забытье. В данном конкретном случае это могло привести к 
тому, что я не проснулся бы вообще. И я чувствовал просто панический ужас, 
хотя раньше никогда ничего подобного не испытывал. И я знал, что теперь уже 
не смогу как прежде ходить по этому коридору... 
    Но делать было нечего - там осталось все наше снаряжение. Рюкзаки, 
продукты, оружие... Куда без них отправишься? И я пошел...
    Они появились сразу, как только я переступил незримую черту, и ноги 
опять потяжелели. Как будто мне к ним подвесили двухпудовые гири. Видимо, 
все-таки я не до конца очухался от предыдущего нападения вампиров. Но, 
слава Богу, забываться не давала укушенная нога... Преодолевая сонливость и 
страх, я дотащился до места, где оставалось наше снаряжение. Первым делом 
закинул свой карабин и автомат Лехи за спину, потом подобрал свои и Алисины 
шмотки (в том числе и наши приборы ночного видения). Затем настал черед 
рюкзаков. Тяжело было тащить четыре мешка, но я знал, что еще одной ходки 
не вынесу. Поэтому ухватил их за все лямки и поволок по полу, пятясь задом.
    Эти несколько десятков шагов показались мне долгими милями. Может, я и 
не дошел бы, свалившись где-нибудь по дороге, но Леха, увидев, что я 
возвращаюсь, поспешил мне на помощь. Я буквально рухнул на пол, чувствуя 
себя выжатым, как лимон. Что тут говорить - попробовав, вампиры неохотно 
отпускали свою добычу! Даже боль в ноге не спасала от их натиска. 
Постепенно она будто куда-то уходила, оставляя вместо себя какое-то 
отупение. И это было страшнее всего, потому что только боль давала мне 
возможность сопротивляться.
    Теперь все было позади, но необходимо было какое-то время, чтобы придти 
в себя.
- Ну и что нас еще ожидает? - устало поинтересовался Леха, сидевший рядом.
- Как минимум, еще пещера с кровососущими вампирами, - ответил я, 
перевязывая ногу. - Правда, теперь я не уверен, что это - единственное, что 
нас ожидает. В этом проклятом лабиринте вообще нельзя быть ни в чем 
уверенным...
    Боль опять вернулась, и это радовало меня. Значит, я начал приходить в 
норму. А то уж я стал опасаться, что центры головного мозга, отвечающие за 
чувствительность, перестали функционировать.
    Внезапно со мной что-то случилось. В общем, отрубился я, проще говоря. 
Очнулся оттого, что меня тормошил Леха.
- Очнулся? Слава Богу! А то я уже стал опасаться, не случилось ли с тобой 
чего! Сам знаешь, без тебя нам не выбраться из этого проклятого лабиринта.
    Я сел, приподнял прибор ночного видения и протер глаза.
- Как наши дамы?
- В норме, - ответил он. - Правда, слабоваты еще...
- Никаких отклонений? - поинтересовался я.
- Вроде никаких.
    Этот ответ успокоил немного меня. Черт его знает, как могло отразиться 
на них столь длительное воздействие вампиров! Хотя, вполне возможно, 
последствия могли проявиться позже.
    Подошла Алиса и села рядом.
- Спасибо, что вытащил нас!
- Не за что, - ответил я, пытливо изучая ее лицо. - Благодарить надо не 
меня, а Верного. Это он всех нас спас.
- Что это было?
    Я вкратце объяснил.
- Пойду посмотрю, как там Ольга, - сказал Леха, вставая. - Ей, бедняжке, 
больше всех досталось.
    Он отошел. Алиса наклонилась ко мне и спросила, отводя глаза:
- Скажи, там у нас с тобой?..
- Ничего не было, - закончил я за нее.
- Мне показалось... - начала она.
- Считай, что тебе только показалось, - отрезал твердо я.
    Я нащупал ее руку и легонько сжал.
- Давай не будем придавать большого значения тому, что произошло в том 
состоянии, когда мы не контролировали себя.
    Она кивнула и в следующее мгновение быстро поцеловала меня. Нет, это не 
был поцелуй страсти, как там, под воздействием вампиров. Скорее, так сестра 
целует брата, но, тем не менее, мне было очень приятно.
- Спасибо, - сказала Алиса, отодвигая свое лицо от моего. - В другое время 
и в другом месте я была бы не против... продолжения наших отношений.
    Она резко встала и отошла от меня. " В другом месте и в другое 
время"... Конечно, тогда было не до этого. Выбраться бы поскорее. Но я 
никак не мог забыть той страсти, с которой эта девушка набросилась на меня. 
Жалко, что приходилось отказываться...
    Итак, захватив снаряжение, мы продолжили свой путь дальше. Теперь уже 
никто не разговаривал. Все стремились побыстрее покинуть эти пещеры. Мы уже 
были по горло сыты приключениями, свалившимися на наши головы, чтобы 
тратить время на болтовню. Мои нервы были на пределе. Я не знал, какой еще 
сюрприз приготовил нам лабиринт, и от этого мне было не по себе. Было тихо, 
как в склепе, и любой шорох, раздававшийся помимо нашего дыхания и шагов, 
заставлял вздрагивать. Даже Верный жался все время ко мне. 
    Так мы шли и шли - казалось, целую вечность. Меня все время не покидало 
чувство, что за нами кто-то наблюдает. Оно возникло у меня давно - когда мы 
только вошли в пещеры. Наблюдает не глазами, это я знал точно (мне не раз 
приходилось испытывать такое чувство на себе), а чем-то другим. Создавалось 
впечатление присутствия рядом кого-то чужого. Верите или нет, но мне 
казалось, что кто-то осторожно копается в моих мыслях. Нечто подобное я 
испытывал уже при вампирах, но все-таки отличия были. Я посмотрел на 
Верного. Тот лишь иногда вздрагивал, но не более того. И тогда я успокоился 
- если бы рядом кто-то был, мой пес среагировал бы раньше меня, как 
случалось раньше. Конечно, и он не чувствовал себя таким же уверенным в 
этом месте, как, скажем, за год до этого. Что ни говори, лабиринт сильно 
изменился за последнее время, а собаки обладают большей чувствительностью, 
чем мы, люди. И если уж нам было не по себе, то ему - тем более.
    Вы можете сказать, что все мои опасения были прямым следствием нервного 
напряжения. Я бы посмотрел на вас, окажись вы на моем месте! На кону стояла 
жизнь! Это вам не какой-нибудь роман читать, развалившись на мягком диване! 
Ни один писатель не сможет описать, что чувствовали мы там...
    Я бросил взгляд на часы. Было около девяти вечера. Все эти приключения 
очень задержали нас. А это означало, что мы выйдем отсюда уже ночью, Если 
вообще выйдем... В этом не было ничего страшного, если не считать одной 
мелочи - я никогда так долго не задерживался в этом лабиринте.
- Послушайте, - нарушил я молчание, обращаясь к своим спутникам, - скоро мы 
войдем в пещеру Вампиров. В связи с этим я хочу кое-что вам сказать.
    Я бросил взгляд на них. Только Ольга еще не до конца оправилась от 
нападения мозговых вампиров и была еще слаба. Остальные выглядели вроде бы 
нормально. После моих слов они все превратились в слух.
- В этой пещере полно отвратительных крылатых тварей, которые сосут кровь. 
От одной еще можно отбиться, от стаи - нет, - я почувствовал, как 
заволновались мои спутники, и поспешил их успокоить. - Но эти твари, по 
крайней мере, менее опасны, чем те, которых мы уже встретили. Сейчас они 
спят и пробудут в этом состоянии до двенадцати ночи. Потом отправятся на 
охоту. Наша задача - тихо, на цыпочках, пройти мимо них и не разбудить. 
Одно неверное движение - и нам конец! Особенно это касается наших милых 
дам. Увидев эти прелестные создания, не вздумайте закричать. Ясно?
    Все дружно закивали. В Лехе я был уверен - парень многое повидал, не 
подведет. А вот девушки... Но что было делать? Приходилось рисковать. 
Другого пути я все равно не знал...
    Скоро мы были у входа в пещеру Вампиров. Я остановился и повернулся 
лицом к своим спутникам.
- Вот мы и на месте. Пойдете следом за мной. И помните о том, что я вам 
говорил!
    На лицах девушек отразилось охватившее их волнение. И даже Леха немного 
занервничал. Да что тут говорить, если я сам волновался, как мальчишка при 
первом разе. И хотя дед утверждал, что вампиры всегда спят в это время, мне 
было не по себе. А вдруг что-нибудь изменилось? Например, время сна...
- Не дрейфить, ребята! - подбодрил я их и себя. - Это - последнее 
испытание! Как пройдем пещеру, еще максимум полчаса - и мы окажемся на 
свежем воздухе.
    И мы осторожно пошли. Впереди я, внимательно следящий за окружающей 
обстановкой. Второй шла Алиса, за ней - Ольга. Замыкал шествие Леха. Мы 
осторожно спустились по ступенькам, вырубленным в камне неизвестно кем, 
когда и для кого (настолько древним, что они были практически стерты), и 
попали под своды огромного зала, который я называл пещерой Вампиров.
    Этот зал был похож на древний амфитеатр с множеством балкончиков и 
ступенчатых скамеек из камня. Мне почему-то всегда казалось, что это всего 
лишь причудливая игра природы, придавшей при помощи воды этому залу вид 
театрального. А сценой служила та площадка, на которой мы оказались.
    Воды в этом зале действительно хватало. В некоторых местах ноги по 
щиколотку погружались в холодную жидкость. Меня всегда удивляло, откуда она 
берется? Было слышно журчание, но не было видно, откуда оно исходит. Если 
бы эта пещера не была полна жутких созданий, сосущих кровь, я, возможно, и 
нашел бы источник. А так... Так у меня было единственное желание, когда я 
ступал под своды этого зала - поскорее покинуть его!..
    Вдруг Верный заскулил и дернулся назад, но я удержал его за ошейник.
- Куда ты? - ласково (но тихо) шепнул я ему. - Ты что, вампиров здесь 
никогда не встречал? Старина, мы же не в первый раз идем этим путем! Так 
чего ты испугался?
    Но пес реагировал не так, как обычно, и это меня насторожило. Раньше, 
когда мы входили в этот зал, у него дыбом вставала шерсть, но умная собака 
не издавала ни звука, понимая, что надо вести себя тихо. И меня никогда не 
обманывало его молчание - я знал, что мой пес готов ринуться в бой по 
первому моему слову. Теперь же Верный не хотел туда идти...
    Тогда и я, крепко сжав карабин, повнимательнее оглядел пещеру и 
похолодел, поняв, что так напугало пса. Как и раньше, на "трибунах" и в 
"ложах" находились существа. Но это были не вампиры, а нечто более страшное 
для нас...

                                    4.

    Надо сказать, что вампиры в пещере были крылатыми существами в рост 
человека и походили на летучих мышей. Однако те создания, которые сидели на 
скамьях были похожи на них так же, как слон на черепаху. Они были ростом 
такие же, лица лишены глаз, с длинными и вытянутыми мордами, как у собак, и 
огромными ушами, похожими на локаторы. Вообще-то, конечно, сколько бы я не 
рассказывал, вы не сможете представить их в полной мере. Это надо видеть 
самому. Правда, увидев эти создания, юные леди вряд ли смогли бы спать 
спокойно, - по ночам их мучили бы кошмары, настолько они были 
отвратительны. А в руках (их было по две у каждого, как и у любого из нас) 
эти создания ада сжимали что-то вроде копий...
- Назад! - крикнул я, вскидывая карабин к плечу. - Леха, стреляй!
    А невиданные мной ранее существа уже сорвались со своих мест и 
бросились к нам.
    Я стал стрелять со скоростью, которой позавидовал бы любой ганфайтер из 
вестернов. Над моей головой раздалась автоматная очередь, но через 
мгновение автомат замолчал, и я услышал удивленный голос Лехи:
- Черт возьми! Куда подевался выход?
    Я обернулся и увидел, что ступеньки лестницы, по которой мы только что 
спустились, упираются в глухую стену. Мы оказались в ловушке!
    Вот тут всем действительно стало жутко! Этого момента замешательства 
хватило, чтобы толпа зловещих созданий захлестнула нас. Что-то больно 
ударило меня в спину, кто-то схватил за ноги, и я упал на ступени, выпустив 
из рук оружие. Груда вонючих лохматых тел навалилась на меня, мешая дышать, 
но я умудрился выхватить нож, висевший на поясе, и изо всех сил боролся, 
пытаясь хоть немного задержать этих тварей. Почему-то мне вспомнился труп 
Цыгана, и это придавало мне сил. Я совсем не стремился стать похожим на 
него...
    Леха стрелял короткими очередями где-то сверху, а у меня на лестнице 
образовалась куча мала, и я из последних сил дрался, частично спихивая этих 
тварей вниз, частично поражая их своим ножом, задыхаясь от невыносимой 
вони, исходящей от их тел. Неподалеку был слышен кровожадный рык Верного - 
мой пес тоже боролся, забыв о недавнем страхе. А у меня не было ни времени, 
ни возможности посмотреть, как там мои спутники.
    Развязка наступила быстрее, чем я ожидал. И совсем не так, как я 
предполагал. В зале что-то ярко полыхнуло, на некоторое время ослепив меня, 
и температура резко подскочила. Я почувствовал сотрясение поверхности подо 
мной, а мой нос учуял новый запах, который едва ли был приятнее прежнего - 
запах жженого мяса, из-за которого меня чуть не вывернуло наизнанку. Вокруг 
все ходило ходуном, но я уже не был так категоричен в вопросе применения 
термогранаты. Этот бой не был нашим. Так уж лучше было умереть от взрыва, 
чем...
    Однако взгляд, брошенный мной вверх, показал, что дела обстоят не так 
уж и плохо. В стене был проход, а Лехи с девушками нигде не было видно. 
Значит, они все-таки смогли вырваться...
    И тут, словно опровергая мои мысли, я услышал женский вскрик, резко 
оборвавшийся, и несколько одиночных выстрелов. Неимоверным усилием я 
раскидал своих противников, лежащих на мне и не подающих признаков жизни. У 
меня было дикое желание помочь моим спутникам, которые, видимо, все-таки 
попались, но едва я рванул в сторону коридора, как почувствовал сильный 
удар по спине, и на меня вдруг обрушилась страшная тяжесть, заставившая 
угаснуть сознание.

                                    * * *

    Не знаю, сколько я провалялся без сознания. Очнулся оттого, что 
невозможно было дышать - захлебывался собственной кровью. Болело все тело. 
С удивлением ощутил, что все еще жив. Правда, вряд ли надолго. Взрыв 
термогранаты обрушил камни, которые и придавили меня, расплющив тело в 
лепешку. По крайней мере, у меня складывалось такое впечатление... Жить 
оставалось недолго, и я это осознавал особенно ясно. Странно, но я не 
боялся смерти. Костлявая давно уже примеривалась ко мне и вот теперь, 
наконец, добралась. Но я не собирался сдаваться. Минута за минутой 
проходили в упорной борьбе за лишний глоток воздуха, за каждый удар 
сердца...

                                    * * *

    ...Извините, но мне до сих пор тяжело вспоминать эти моменты. Каждый 
раз рука сама собой тянется к бутылке. Нет, я не алкоголик, как вы можете 
подумать. Просто тяжело на душе от таких воспоминаний. По ночам часто 
снится, как я умираю. И долго потом не могу отдышаться. Иногда мне кажется, 
что уж лучше бы я умер тогда...
    Но продолжим дальше... Вдруг дышать стало легче - груз, давивший на мое 
тело, куда-то исчез. С трудом приоткрыв обоженные веки, я увидел свет. Это 
было первым ощущением. Вторым было видение маленького человечка в 
старомодном костюме горняка и шапочке с большим помпоном. Это был старичок 
с длинной седой бородой и удивительно добрым лицом. В руке он держал 
старинный фонарь, который и давал необычайно сильное свечение. Такие теперь 
можно увидеть разве что в каком-нибудь музее.
    "Наверное, начались видения", - подумалось мне. Частенько приходилось 
слышать рассказы о том, что испытывает человек во время смерти, поэтому 
старичок сначала показался мне выходцем с того света, пришедшим, чтобы 
проводить меня в мой ПУТЬ. Вот только на ангела он что-то мало походил. Да 
и на черта, собственно говоря, тоже...
    Тем временем маленький человечек склонился надо мной и стал быстро 
ощупывать мое тело. Действия странные, мягко говоря, для того, кем я его 
считал. Страха не было. Мой мозг лишь автоматически фиксировал 
происходившее. И вдруг резкая вспышка боли опять погасила мое сознание...

                                    * * *

    Сколько я так провалялся, не знаю. Когда очнулся, увидел, что старичок, 
склонившись надо мной, что-то шепчет, водя руками вдоль моего тела. 
Странное дело, но боли я совсем не чувствовал. Более того, я осознал, что 
могу пошевелиться и даже сесть, что еще совсем недавно казалось мне 
абсолютно невозможным. Это я и сделал с глубочайшим удовлетворением...
    Первым делом я осмотрелся. Свет фонаря давал вполне определенную 
картину. Вокруг громоздились завалы из оплавленного камня и обугленных 
трупов тех тварей, которые напали на нас. Несколько этих созданий лежали 
рядом. Им-то, вероятно, я и был обязан тем, что не изжарился заживо при 
взрыве термогранаты, хотя и самому досталось неплохо. Воспоминание об этом 
заставило ощупать себя. Я был цел и невредим! Не было даже ожогов, которые 
неизбежно должны были появиться при взрыве! А они были - это я точно 
помнил. Помнил адскую боль, как захлебывался собственной кровью и все 
пытался откашлять ее, но на это просто не было сил.
    Вижу недоверие на ваших лицах. Конечно, это кажется невероятным... 
Чудо?.. Наверное, только так и можно назвать то, что со мной тогда 
произошло.
    Да, никаких повреждений не было, но ощущалась сильная усталость во всем 
теле, и страшно хотелось лечь и заснуть. Но я не хотел задерживаться в этой 
пещере. Кто знает, проснулся бы я, если бы остался там...
    Потом я вспомнил о старичке. Точнее, он сам напомнил о своем 
существовании. Маленький человечек, ни слова не говоря, сунул мне под нос 
какую-то бутылочку. Я понял так, что мне предлагалось выпить оттуда.
    Я взял. Этот флакон был явно не стеклянным, хотя и напоминал на вид 
таковой. Внутри что-то плескалось, и я осторожно отпил. Это оказалась 
жидкость со странным вкусом, но, тем не менее, вполне приемлемая для моего 
желудка. Я не спешил возвращать бутылочку, а с нарастающим интересом 
наблюдал за ее владельцем.
    Он явно не был плодом моего воображения. Маленький человечек был 
действительно очень маленьким - мне по пояс. Я таких маленьких до того 
момента никогда не видел. То есть, конечно, видел карликов, но старичок не 
был таковым. Он был пропорционально сложен, только вот рост его был меньше, 
чем у обычных людей. И глаза у него светились золотом...
    Отхлебнув несколько глотков, я вернул флакон старичку, поблагодарив 
его. Странное дело, усталость как рукой сняло. Но голова все равно была 
тяжелой.
    Маленький человечек спрятал бутылочку в карман и ухватился за фонарь, 
поднимая его с камня, на котором тот все это время стоял. Этот фонарь давал 
такое сильное освещение, которого трудно было ожидать от такого 
анахронизма. Что за вещество горело внутри этой коробки с рукояткой 
наверху, мне до сих пор неизвестно. Впрочем, это было кстати, потому что 
мой прибор ночного видения, стоивший бешеные бабки, приказал долго жить.
- Кто Вы? - поинтересовался я у старичка.
    Вместо ответа он поманил меня за собой. Заинтригованный, я сделал 
несколько шагов за ним. И тут мой взгляд упал на груду камней, из-под 
которой торчала семипалая рука. Сразу вспомнилась Ольга и ее слова о том, 
что она видела у логова паука. А с этим воспоминанием пришла и мысль об 
участи моих спутников, которые неизвестно где находились и неизвестно были 
ли еще живы.
    Я уже хотел пройти мимо, но тут заметил еще кое-что, что разом выбило 
все мысли из головы, заставив позабыть обо всем. Рядом с семипалой рукой 
из-под камней выглядывала морда Верного. Окровавленная пасть, из которой 
свешивался длинный язык, остекленевшие глаза - все это яснее ясного 
говорило о том, что мой пес был мертв!.. Я представил себе месиво из 
костей, мяса и шерсти - то, что могли скрывать под собой камни.
- Верный! - прошептал я, опускаясь на колени перед ним.
    Я принялся судорожно откидывать камни в сторону, обдирая кожу на 
пальцах и срывая ногти. Умом я понимал, что ничем ему уже помочь не смогу, 
но сердце отказывалось в это верить. Я не мог так оставить тело своего 
друга. Именно друга, потому что у меня не было больше никого на всем белом 
свете, кроме Верного и Женьки. С тех пор, как умер дед... Родители?.. Для 
меня их не существовало, как, впрочем, и меня для них... Этот пес был 
постоянно со мной с того самого момента, как дед принес его совсем 
маленьким щеночком. Он был мне даже ближе, чем Женька.
    Многим из вас, конечно, покажется странным, что я ставлю пса на одну 
доску с человеком. Но Женька бывал у меня не так уж и часто, да и на 
Перевал со мной никогда не ходил. А Верный всегда был со мной. Сколько раз 
этот пушистый дружок отогревал меня своим теплом, когда мы попадали в 
снежную бурю! Сколько раз откапывал меня из-под снега! Сколько раз спасал 
мою шкуру! Всего и не упомнить. И вот теперь он лежал под грудой камней...
    Послушай, приятель, тебе лучше уйти отсюда, пока мы с тобой снова не 
поцапались, и тебя не вынесли отсюда ногами вперед... Говоришь, ничего не 
делал?.. А мне физиономия твоя не нравится. От такого, как ты, всего можно 
ожидать. Улыбочку-то ехидную убери с лица. Я не шучу! Никому не позволю 
смеяться над тем, что мне дорого! Человек, усмехающийся, когда ему 
рассказывают о смерти своего друга, вызывает во мне дикую ярость... Так ты 
не этому улыбаешься, говоришь? А мне плевать на это! Убери свою ухмылку или 
вали отсюда, пока я тебе не компенсировал недостаток твоих мозгов хорошим 
ударом кулака!.. Вот так-то лучше...
    Итак, все было кончено. Верный лежал мертвым, но я все равно с 
ожесточением продолжал его откапывать. Вдруг почувствовал, как кто-то 
осторожно коснулся моего плеча, а над самым ухом прозвучал тихий голос:
- Пойдем, о нем позаботятся. Сейчас важно вырвать твоих друзей из лап этих 
тварей...
    Это был мой старичок. Впервые я услышал его голос, а то сначала у меня 
сложилось мнение, что он - немой. Я хотел спросить у него, мол, кто 
позаботится? Но не стал этого делать.
- Пойдем, - сказал старичок и потянул меня за рукав. - У нас мало времени. 
Твои друзья находятся в страшной опасности. Надо успеть...
    Я встал на ноги, а маленький человечек протянул мне мой карабин. Как во 
сне, я протянул руку и ухватился за цевье. И когда оружие оказалось на 
своем привычном месте, на плече, старичок снова поманил меня за собой.
    Я последовал за ним, ничего не спрашивая. Честно говоря, я и сам до 
конца не понимал, что делаю, куда иду за совершенно незнакомым мне 
человеком. Старичок ловко карабкался по камням в ту сторону, откуда мы 
вошли в этот зал. И за несколько секунд мой новый спутник достиг почти 
полностью заваленного выхода и протиснулся в узкую щель между камнями и 
сводом лаза. Мне же она была явно маловата...
- Эй! - крикнул я, почувствовав, как тьма смыкается вокруг меня, а вместе с 
ней приходит и панический страх (мне казалось, что кто-то может напасть на 
меня сзади, а я буду беззащитен). - Я не смогу влезть в эту чертову дыру!
- А ты поскидывай камни-то! - послышался голос старичка. - И давай быстрее!
    Я ухватился за один из камней, расшатал его и толкнул. С ужасным 
грохотом он прокатился мимо меня вниз. А тем временем старичок со своей 
стороны тоже вытаскивал камни с такой силой, которая, оказывается, была 
заключена в этом маленьком тельце. Видимо, в его руках крылась ужасная 
мощь.
    Как бы то не было, но очень скоро мы совместными усилиями настолько 
расчистили лаз, что я смог протиснуться туда. Сначала последовали карабин и 
рюкзак, принятые старичком, а потом и я сам. Оказавшись по ту сторону 
завала, я первым делом осмотрелся. На полу тоже кое-где валялись камни и 
трупы, но не в таком количестве, как в зале. Моих спутников нигде не было 
видно. Только автомат Лехи одиноко валялся на камнях, да красивая заколка 
для волос, принадлежавшая Ольге. Заколку я спрятал в карман куртки (которая 
имела плачевный вид, как, впрочем, и остальная моя одежда), а автомат 
внимательно осмотрел. Магазин был полон - видимо, Леха успел перезарядить 
оружие, но по каким-то причинам не воспользовался им. И сам себя поправил - 
если был жив в тот момент. Но мне почему-то казалось, что все они пока 
целы, хотя им и грозит смертельная опасность.
- Они живы, - успокоил меня старичок, словно прочитав мои мысли. - Пока 
живы, но надо торопиться.
    Я наклонился и поднял пистолет, из которого, видимо, были сделаны 
последние выстрелы, которые я слышал. Пистолет принадлежал Ольге. Я 
прикоснулся к нему пальцами и вдруг!..
    Перед моими глазами развернулась картина. Мои спутники выбегают в 
коридор из зала. Леха стреляет из автомата, пятясь задом. В следующее 
мгновение он быстро меняет магазин и вскидывает оружие, чтобы продолжить 
стрельбу. Но  толпа этих ужасных созданий захлестывает бывшего спецназовца, 
подминая его под себя.
    В пещере ярко полыхнуло - это взорвалась термограната. И в следующее 
мгновение камера невидимого оператора переносит мой взгляд на девушек. 
Бежать некуда - перед ними весь коридор заполнен мерзкими тварями. И тогда 
Ольга расстегивает куртку (под ней видна майка с надписью "GREEN PEACE") и 
вытаскивает пистолет. Она успевает несколько раз выстрелить, прежде чем 
толпа противников захлестывает их. И как последний штрих в этой трагедии - 
крик Алисы...
    Я затряс головой, отгоняя видение.
- Они в пещере Демона. Я проведу тебя туда коротким путем.
    С этими словами старичок подошел к стене справа от нас, взмахнул рукой 
и что-то произнес. Послышался скрежет, и каменная плита сдвинулась в 
сторону, открывая вход в коридор, о существовании которого я даже и не 
догадывался. Удивляться было некогда, потому что старичок помчался по 
коридору, и мне волей неволей пришлось последовать за ним. Но для себя я 
решил, что при первом же удобном случае узнаю у него, как это получается.
    Мы бежали так быстро, что дух захватывало. Никогда еще я так не бегал. 
Я подозревал, что сказывалось действие напитка, который мне дал старичок. В 
самом деле, такую скорость я не развивал даже в армии. Нет, я не скажу, что 
мне было легко. Было довольно-таки жарко, а я был одет в теплую куртку и 
штаны (пусть и с вынужденной вентиляцией после камнепада), в правой руке - 
автомат Лехи, за спиной - карабин и рюкзак, который тоже был не очень-то 
легким. Пот катился с меня градом, сердце тяжело бухало в груди, легкие 
работали, как кузнечные меха. И, однако, я летел вперед, как на крыльях...
    Наконец, с ходу проскочив через еще один проход, мы оказались в 
огромной пещере, большую часть которой занимало озеро. Она была настолько 
велика, что ни одна из виденных мной ранее не шла с ней ни в какое 
сравнение. Старичок резко остановился, опустился на колени, поставив фонарь 
рядом, и наклонился к самой воде. Я, с шумом выталкивая воздух из легких, 
встал рядом, недоумевая, что же он собирается делать.
- Эй, Вотти! - крикнул старичок. - Это я, Малыш, призываю тебя!
    Я с возрастающим любопытством следил за этой картиной, ожидая, что 
последует дальше. Вдруг вода забурлила, и на ее поверхности показался 
зеленый бугор, на котором выделялись два больших черных глаза, лишенных век 
и белков, в которых отражался свет фонаря.
- Здравствуй, Малыш! - сказало странное существо низким голосом. - 
Давненько я тебя не видел.
    На голове (а я уже догадался, что бугор был ни чем иным, как головой) 
не было заметно ни носа, ни ушей, ни рта. Но голос слышался довольно 
отчетливо.
- Здравствуй, Вотти! - сказал старичок, поклонившись ему. - Нужна твоя 
помощь!
    Существо вздохнуло, и по поверхности озера пошли волны.
- Так я и думал, что ты не просто так вытащил меня из моего убежища в эти 
внешние пещеры. Чего же ты хочешь?
- Мне нужно войти с моим юным другом в ход, - ответил старичок.
- Хорошо, Малыш, - сразу согласилось существо. - Я рад оказать тебе эту 
услугу.
- Спасибо, Вотти! - поблагодарил его маленький человечек.
- Не за что, - сказало оно. - Приходи как-нибудь в гости.
- Приду, - пообещал мой спутник.
    Существо скрылось под водой. А до меня вдруг дошло, что мой спутник 
разговаривал с ним на совершенно незнакомом мне языке. И, тем не менее, я 
хорошо их понимал, хотя и не мог сказать ни слова. Мне хотелось спросить об 
этом старичка, но я до сих пор не мог отдышаться после сумасшедшей гонки по 
коридорам этого лабиринта.
- Это Хозяин всех вод в нашем мире, - пояснил старичок и вдруг улыбнулся. - 
Мы с ним частенько играли вместе, когда были маленькими. Это было очень 
давно... Он до сих пор называет меня Малышом, хотя вот уже триста лет по 
вашему исчислению никто меня так не зовет.
    Как-то странно он говорил, и это резало мой слух. Я не мог понять, что 
настораживало меня в его словах, потому что все еще боролся со своей 
"дыхалкой", пытаясь привести ее в норму. Или я потерял былую форму, или 
частое потребление выпивки и курева давали о себе знать. Или и то, и 
другое... Во всяком случае, тогда у меня появилась мысль завязать со всем 
этим и всерьез заняться собой. Впрочем, потом эта мысль уже не всплывала в 
моем сознании. А тогда я чуть не сдох...
    Видя мои страдания, старичок дал мне еще раз хлебнуть из его чудо-
бутылочки, и мне сразу полегчало. Обо всех зареканиях сразу же, конечно, 
было забыто. А вот вопросы, крутившиеся в голове, не давали мне покоя. Но 
старичок не дал мне возможности их задать.
- Пошли! - потребовал он, дергая меня за рукав. - У нас мало времени, ведь 
вода ушла ненадолго.
    И в самом деле - озера больше не было! Пока я там восстанавливал силы, 
вода ушла, обнажив каменистое дно. И неясно было, куда она могла исчезнуть, 
ведь никаких отверстий в стенах заметно не было...
    Старичок ловко спрыгнул на дно. Я последовал его примеру и оказался 
прямо перед отверстием в стене. Раньше я и не мог его заметить, потому что 
оно находилось прямо под нами. Туда и устремился старичок, а за ним и я...
    Мы опять помчались с сумасшедшей скоростью... Ну как же! Мне только до 
того и было, чтобы задавать вопросы! Конечно же, мне о многом хотелось 
расспросить старичка. Например, о том, кто же на нас напал в пещере 
Вампиров. Или о том, откуда взялся "паук". Да и сам старичок был для меня 
загадкой. Все его слова были пропитаны тайной, которую мне очень хотелось 
разгадать... Вы тоже это заметили?.. Да, его умение открывать проходы в 
другие коридоры, отличная ориентация в запутанном лабиринте пещер наводили 
на мысль, что маленький человечек чувствовал себя там, как дома. А этот 
"дом" являлся частью Перевала. А его дружок Вотти? А его возраст, который 
превышал триста лет по "нашему" летоисчислению? Кто из людей (исключая, 
конечно, библейских старцев) мог похвастаться подобным долгожительством?.. 
Конечно, старичок мог и соврать насчет своего возраста (проверить-то я все 
равно не мог). Но остальное-то я видел собственными глазами! Так что, 
думайте сами и делайте соответствующие выводы...
    Но все это я понял позже. Тогда же у меня просто не было времени на 
подобные размышления. Все мои мысли были о том, чтобы добежать и не 
свалиться по пути, что было очень даже вероятно.
    Наконец, старичок остановился и сказал:
- Теперь надо вести себя осторожно. За этой стенкой, - он показал рукой 
перед собой, - находится пещера Демона.
    Я осматривался по сторонам, одновременно восстанавливая дыхание. Фонарь 
далеко освещал коридор, и в дальнем конце я увидел странную картину. Какая-
то зыбкая стена перегораживала дальнейший путь, но что это было такое - я 
не мог понять. Попытался подойти поближе, чтобы лучше рассмотреть, но 
маленький человечек перехватил меня.
- Ты куда?
    Перехватив мой взгляд, он посмотрел в том направлении и 
поинтересовался:
- Ты хочешь узнать, что это такое?.. Это вода. Видишь ли, по этому ходу 
течет подземная река, питающая озеро. Чтобы дать нам пройти, Вотти 
остановил воду. Ее ты и видишь там. И я бы не рисковал на твоем месте. Кто 
знает, вдруг ты разрушишь этим колдовство? Мне бы не хотелось быть смытым 
этой стеной!
    Я не все понял из его слов, но переспрашивать не стал. Тем более что 
старичок в это время прикоснулся рукой к какому-то выступу, и в стене 
открылось небольшое отверстие. Он жестом предложил мне заглянуть туда, что 
я и сделал. И увидел...
    Ощущение было такое, будто я смотрю в прибор ночного видения. Я увидел 
ту самую пещеру, в которой стояла статуя странного существа, высеченного из 
камня. Действительно, старичок очень точно назвал это существо Демоном. По 
крайней мере, она вызывала именно такие ассоциации у меня. А еще я подумал, 
как это мы смогли за столь короткое время добраться туда от пещеры 
Вампиров, хотя в недалеком прошлом путь с моими спутниками занял несколько 
часов. А тут мы бежали всего минут тридцать, не больше. Неужели чудесный 
эликсир маленького человечка, позволивший мне бежать с неимоверной 
скоростью, и другой путь настолько сократили это время?..
    Вокруг статуи сидело множество тварей, как те, которые напали на нас. 
Они раскачивались в каком-то зловещем ритуальном танце. Я поискал Леху и 
девушек и обнаружил их лежащими у подножия каменного монстра. Сколько я не 
всматривался, было непонятно, живы ли они. По крайней мере, я не заметил 
даже признака движения с их стороны... А рядом стояли несколько таких же, 
как мой новый знакомый, маленьких человечков. И они тоже были неподвижны, 
как изваяние, возвышающееся над ними. У меня возникло очень сильное 
подозрение, что добром все это не кончится...
- Ты, сынок, не концентрируй на них свое внимание, - предупредил шепотом 
меня старичок. - Эти паразиты, хотя ничего и не видят, зато очень хорошо 
слышат и чувствуют. Поэтому я и дал тебе сначала отдышаться, прежде чем 
пригласить к этому окошку. Сейчас, правда, они слишком заняты, мы обошли их 
посты, но если ты будешь так усиленно думать о них, нас быстро обнаружат.
- Разве они?.. - удивился я.
- А ты думал как? - горько усмехнулся он. - Они, конечно, очень тупые, 
но... Благодаря своей способности, они сумели узнать многие наши секреты. 
Если бы не это, мы бы давно уже вышвырнули их из наших пещер.
    Я вдруг вспомнил ощущение, возникшее у меня, когда мы шли к пещере 
Вампиров. Ощущение, что кто-то копается в моих мыслях... Я невольно 
вздрогнул.
- Значит, они все время следили за нами? - высказал я свою догадку.
- Да, - ответил старичок, - они знали о каждом вашем шаге с тех пор, как вы 
вступили под своды этого лабиринта.
- Почему же они сразу не напали на нас? - удивился я. - Ведь после встречи 
с вампирами, чуть не разрушившими наши мозги, мы были слишком слабы, чтобы 
сопротивляться.
- Не знаю, - откровенно признался маленький человечек.
- А почему сейчас они нас не обнаружили? - не унимался я.
- Ты для них мертв, - ответил старичок. - И именно это дало нам шанс 
добраться сюда незамеченными.
    Это заявление, прямо скажу, ошарашило меня. Мертв!.. Но вот же он я, 
живой и невредимый! Хотя, возможно, какое-то время назад и был почти что 
трупом. Не знаю... Я и сам тогда не был уверен, что происходившее со мной 
не было кошмаром умирающего мозга. Однако, как говорили древние, я мыслю - 
значит, я существую. А мыслей было столько, что, казалось, голова скоро 
лопнет от их обилия. Масса вопросов крутилась на языке. И я уже хотел 
пристать-таки к старичку, но он не дал мне этого сделать.
- Приготовься. Отойди от окошка - сейчас начнется... Ты освободишь своих 
друзей при помощи этой палки, - он указал на автомат, - и немедленно 
последуешь с ними за мной. Я выведу вас отсюда наружу.
    Я послушно оторвался от отверстия в стене. И вовремя... Сквозь 
смотровое окошко в коридор ворвался яркий луч света, словно там кто-то 
взорвал термогранату.
- Пошли! - крикнул мой спутник, взмахнул рукой, и стена раздвинулась перед 
нами.
    ...Что?.. Нет, вы не правы. Да, дважды мы оказывались в ловушке. Один 
раз, когда вошли в лабиринт, и второй - когда столкнулись с этими тварями в 
пещере Вампиров. Таинственным образом выходы закрывались, отрезая нам путь 
к отступлению. Но я не склонен был винить в этом маленький народец, хотя 
собственными глазами видел, как это проделывал мой старичок. Не забывайте, 
что сказал мне мой спутник! Эти твари знали многие секреты пещер...
    Как только стена раздвинулась, мне по ушам ударил невообразимый шум - 
дикое рычание и воинственные вопли. Таинственный свет, льющийся непонятно 
откуда, ярко освещал пещеру и давал вполне определенную картину сложившейся 
ситуации. Множество маленьких человечков, вооруженных небольшими мечами, 
кирками (потом я узнал, что на самом деле это была одна из разновидностей 
оружия, как боевые серпы и цепы в японских боевых искусствах), копьями и 
кинжалами, яростно дрались с тварями, прикрываясь маленькими круглыми 
щитами. Царила сплошнейшая неразбериха. И атакующие, и обороняющиеся 
слились в одну массу. Я заорал, что есть мочи, и сразу выпалил весь магазин 
в толпу тварей, преграждавших мне путь к моим друзьям. Автомат работал 
меньше минуты, но этого вполне хватило, чтобы расчистить пространство перед 
собой. Я бросился к лежащим друзьям, чтобы перерезать ножом стягивающие их 
веревки, но тут заметил, что таковые отсутствуют! Это открытие настолько 
поразило меня, что я потерял способность что-либо соображать и действовать. 
Попросту говоря, я растерялся...
    В этот момент кто-то с силой отбросил меня в сторону. Это был мой 
старичок. Он склонился над Лехой, Ольгой и Алисой и по очереди коснулся их 
лбов. Я же в это время, отложив автомат, задействовал свой карабин, решив 
потом попенять старичку на грубое отношение к моей персоне.
- Черт возьми, Саня! - крикнул обрадованно Леха, сразу после прикосновения 
маленького человечка вскочивший на ноги. - Мы думали, ты погиб!
- Как видишь, я жив и пришел сюда, чтобы вытащить ваши тела и души из этого 
ада! - проорал ему я, отправляя пулю в очередного противника. - Держи! - я 
отдал ему автомат. - А это твое, - я протянул Ольге пистолет.
    Тут мой взгляд уперся в майку девушки с уже знакомой мне надписью. 
Ольга смутилась и поспешила застегнуть куртку. В тот момент я решил, что 
просто мой мозг автоматически зафиксировал эту надпись, когда она доставала 
карту, чтобы показать мне, а потом воспроизвел в моем видении. Поэтому я и 
не придал значения этому совпадению. А зря... В дальнейшем многих бед можно 
было бы избежать, если бы я прислушивался к своим предчувствиям...
    Тем временем Леха уже успел перезарядить свой автомат и рассовать 
запасные обоймы по карманам куртки и штанов. Все это время я стрелял, как 
заведенный. Потом ко мне присоединился и Леха.
- Уходим! - скомандовал мой старичок, освободивший таким же способом к тому 
времени своих соплеменников.
    Мы попятились к стене. В пещере продолжалось жаркое сражение. Елки-
моталки! Вы никогда не видели и никогда не увидите ничего подобного! Вопли, 
крики, рычание. Какие-то странные вспышки. Горы трупов... Однако эти твари 
уже, похоже, оправились от неожиданности, с которой был нанесен удар, и 
потихоньку теснили маленьких человечков. А, может, те специально отступали, 
сделав свое дело. И еще - к этим мерзким тварям прибывало подкрепление, а к 
маленьким человечкам - нет...
    Мы вбежали в коридор. Старичок взмахнул рукой, и стена сдвинулась, 
закрывая вход. Звуки битвы сразу стихли, - камень хорошо глушил их. 
Маленькие человечки, освобожденные моим старичком, обратились к нему на 
своем языке, который я опять же хорошо понимал, как и в прошлый раз:
- Вы спасайтесь, а мы задержим их здесь!
    С удивлением я обнаружил у них в руках мечи, которых еще секунду назад 
не было. Мой старичок кивнул, соглашаясь, и сказал:
- Хорошей битвы вам, братья!
    Затем он повернулся к нам.
- Надо торопиться. Это надолго их не задержит. К тому же есть другая 
опасность...

                                     5.

- Малыш, у вас мало времени! Я не могу долго держать воды моих рек!
    Голос, прозвучавший в узком ходу, заставил вздрогнуть недавних 
пленников. Леха, Алиса и Ольга слышали его впервые и, естественно, не 
поняли ни слова, так как эти слова, как и в прошлую нашу встречу, были 
произнесены на незнакомом языке. Впрочем, как раз Ольга-то, вроде, и не 
удивилась. Вздрогнула от неожиданности, но повела себя так, будто понимала, 
о чем шла речь... Я же сразу узнал голос Хозяина подземных вод, но, сколько 
не оглядывался по сторонам, самого его не смог увидеть.
- Кто это? - спросил Леха, озираясь. - Что он сказал?
- Быстрее! - вместо ответа крикнул мой старичок, бросаясь вперед по 
коридору. - Если вода застигнет нас здесь, ничто нам уже не поможет!
- Какая вода? Откуда ей здесь взяться? - удивилась Алиса.
    Из всех нас, наверное, только я и маленький человечек понимали всю 
серьезность положения, в котором мы оказались. Действительно, вы себе 
можете представить, что может случиться с тем, кто окажется в узком 
коридоре на пути вала воды, несущегося с огромной скоростью под большим 
давлением?..
    Мы помчались, как угорелые, за маленьким человечком, хотя наши силы 
были на исходе. Все эти приключения (Черт бы их побрал!) настолько вымотали 
меня, что я с трудом, ценою неимоверных усилий, передвигал свои ноги. 
Видимо, действие эликсира, который дал мне старичок, не было рассчитано на 
длительное время. Не знаю, что чувствовали остальные, но, скорее всего, им 
тоже было дерьмово. И лишь страх оказаться в лапах этих тварей подстегивал 
нас, заставляя бежать прочь от пещеры Демона...
    Позади послышались вой и рычание, которым вторили воинственные крики 
маленьких человечков, оставшихся прикрывать наше бегство.
- Ххорны позади нас! - крикнул на бегу старичок. - Если они нас догонят...
    Ему не надо было напоминать об этом. Еще свежи были воспоминания о 
встрече с этими тварями.
    Вдруг где-то в глубине коридора позади нас раздался глухой рокот, 
который мне совсем не понравился.
- Быстрее! - подгонял нас старичок, хотя в этом не было никакой 
необходимости (мы и так выдавали все, на что были способны). - Если мы 
успеем выбраться отсюда до того, как нас настигнет этот вал, мы спасены!
    Шум быстро приближался. Но уже через мгновение мы выскочили в зал, где 
раньше находилось озеро.  И не успели мы опомниться, как из хода, который 
мы только что покинули, под сильным напором вырвался поток и сбил нас с 
ног, раскидав в стороны.
    В тот миг, когда я, полузахлебнувшийся, пытался всплыть на поверхность 
воды, перед моими глазами вдруг пронеслось мимолетное видение. Я увидел 
Китайца, который выбивал у меня из рук автомат. И я знал, что произойдет в 
следующее мгновение - меня ожидала смерть... Видение быстро пропало, и 
впоследствии я не мог сказать, почему это увидел так отчетливо и к чему. И 
раньше у меня бывали видения, а я не придавал им особого значения. Но когда 
мы, насквозь промокшие, помогая друг другу, выбрались на площадку над 
быстро разливающимся озером, мне почему-то показалось, что это было очень 
важным. И событие, которое я увидел, должно быть одним из многих, которые 
приведут к плохим последствиям.
    Отдышавшись, девушки принялись приводить себя в порядок. А я вдруг 
увидел на поверхности воды множество трупов тех тварей, которых мой 
старичок называл ххорнами. И мне сразу стало ясно, что было бы с нами, не 
успей мы вовремя выбраться из этого хода. Эти твари преследовали нас...
    Вдруг вода вскипела, и трупы стали один за другим исчезать под водой, 
пожираемые какими-то невидимыми для нас хищниками. Подземные водоемы были 
явно не приспособлены для купания и не так безопасны, как мне раньше 
почему-то казалось...
- Н-да! - произнес озадаченно маленький человечек, следя за тем, как тело 
последнего ххорна исчезает под водой (теперь она имела какой-то странный 
оттенок, который, вероятно, придавала ей кровь этих тварей). - Мы оказались 
в неважном положении. Выход находится на противоположной стороне...
- Может, есть другой? - поинтересовался я.
- Есть, - ответил старичок. - Там, где река продолжает свое течение. Раньше 
ведь это был коридор, а потом по нему устремилась вода после того, как она 
пробила стену. Но это случилось уже после того, как ххорны вытеснили нас 
отсюда. Эти твари ведь не умеют поддерживать в порядке дренажную систему...
    Мы с Лехой переглянулись. Перспектива окунуться в воду с хищниками, 
прожорливостью превосходящих знаменитых пираний, нас не очень-то 
прельщала...
- В любом случае, я не умею плавать, - признался старичок.
    И тут в моей голове промелькнула спасительная (как мне показалось) 
мысль.
- Послушай, дедуля, а почему бы тебе еще раз не попросить этого самого 
Вотти, чтобы он убрал чертово озеро?
- Что ты! - замахал он меня руками. - Нельзя так часто беспокоить Хозяина!
- Хорошо! - сказал я, усаживаясь у воды. - Будем сидеть здесь, пока не 
сдохнем от голода!
- Зачем же так драматизировать? - вмешалась тут Алиса. - Может, все-таки 
есть какой-нибудь выход?
    Она вопросительно посмотрела на старичка. Тот отрицательно покачал 
головой. Девушка перевела взгляд на меня, но я лишь развел руками. 
Восстановилась мертвая тишина, нарушаемая лишь журчанием воды, да редкими 
всплесками. Все напряженно искали выход из сложившейся ситуации.
- А, может, глушанем их гранатой? - вдруг предложил Леха.
- Ты с ума сошел! - воскликнул испуганно старичок. - Хочешь разгневать 
Хозяина вод? Он не прощает убийства своих подданных без особых на то 
причин.
- Без особых причин! - передразнил его парень. - Какие же тогда можно 
назвать особыми?
- Не кипятись, Леха, - остановил я его. - Он прав. Не стоит здесь применять 
гранаты, последствия могут быть непредсказуемыми.
- Черт с вами! - отмахнулся он. - Делайте, как знаете.
- По крайней мере, эти существа нас здесь не достанут, - совершенно 
справедливо заметила Ольга.
    При упоминании о мерзких тварях все невольно вздрогнули. И все же здесь 
всем нам было спокойнее, несмотря на весьма щекотливую ситуацию, в которой 
мы оказались.
- Да, черт возьми, а кто были эти?.. Ну, которые нас захватили? - 
поинтересовался Леха.
- Ххорны, - ответил маленький человечек и обвел рукой пространство вокруг. 
- Эти пещеры построил мой народ давным-давно. Потом появились люди... Не 
ваш народ, а тот, который жил в нашем мире. Мы вели честную торговлю. В 
вашем мире такого не было, потому что вы были чужими нам... И вот однажды, 
когда в наши края пришла вторая волна людей, в пещеры вторглись ххорны. Они 
тоже являются частью нашего мира, хотя и далеко не самой лучшей... 
Собственно говоря, мы и раньше не были с ними в мире, но в тот миг, когда 
они вторглись на нашу территорию, началась война за выживание, которая 
длится и по сей день. За это время ххорны в чем-то деградировали. Но их 
становится все больше и больше, а нас - все меньше и меньше. Особенно они 
обнаглели после Великого Перемещения...
- Подожди, дед, - остановил его Леха. - Я что-то не совсем понимаю, о чем 
ты говоришь. Что-то я никогда не слышал про твой народ и этих самых... как 
их там... ххорнов.
- Да это же гномик, Алеша! - воскликнула Алиса. - Вспомни сказки!
- Гномик! - фыркнул он. - Скажи еще, что волшебник!
- Мы кое-что смыслим в магии, - заметил старичок с некоторой обидой в 
голосе.
- А будущее вы можете предсказывать? - вдруг поинтересовалась Ольга, 
внимательно глядя на него.
    Тот утвердительно кивнул.
- Скажите, мы доберемся до цели? - последовал следующий вопрос.
    Вдруг я увидел раздавленное, окровавленное тело Алисы, полузасыпанное 
камнями. Потом моим глазам предстал Леха. Его тело было прострелено в 
нескольких местах (видимо, автоматной очередью) и лежало в обнимку с 
трупом, в котором я узнал Сикорского. При этом мне показалось, что для Лехи 
смерть была избавлением от чего-то ужасного. Что-то странное было в его 
облике, что заставляло так думать...
    Маленький человечек внимательно посмотрел на меня и сказал:
- Именно так!
- Что так? - удивилась Ольга.
    Но я-то знал, что никогда не расскажу об этом видении своим спутникам. 
Старичок, видимо, думал так же, потому что тоже промолчал. Конечно, будет 
так или не будет, а моим друзьям незачем было знать о том, что я увидел за 
это короткое мгновение...
- Дедушка, скажи, как это у тебя получается открывать проходы в стенах? - 
задал я вопрос, чтобы уйти от опасной темы. - Что-то я не видел никаких 
приспособлений для открывания.
    Старичок улыбнулся.
- Все очень просто. Ворота реагируют на мысленные импульсы определенной 
частоты.
- А зачем тогда эти махания рукой и какие-то слова? - удивился я.
- Традиция, - ответил он. - Да и легче так...
- Если вы смыслите в магии, делаете такие сложные механизмы, как ворота с 
мысленным замком, то почему эти твари вас вытеснили? - поинтересовался Леха 
и добавил. - Хотя я, честно говоря, не очень-то верю в колдовство.
- Ххорны, имея дар телепатов, очень многое узнали про нас, - сообщил 
маленький человечек. - Они искусно воспользовались этим. И потом, у них 
есть...
- А сами себя вы как называете? - вдруг перебила его Ольга (а мне так 
хотелось в тот момент узнать, что же такое есть у этих тварей, позволившее 
им вытеснить маленький народец).
- Народ Гаэлла, - ответил старичок.
    Девушка кивнула, удовлетворенная ответом, хотя любая другая на ее месте 
постаралась бы вытянуть из него максимум информации. Ведь, согласитесь, не 
каждый день встречаешь человека, представляющего неизвестный науке народ! А 
так мне было даже непонятно, чего она добилась, узнав, как называет себя 
маленький народец.
- В сказках, которые я читала в детстве, гномы добывали драгоценные камни, 
металлы и делали из них разные красивые вещицы, - сказала Алиса, напоминая 
мне ребенка своей детской восторженностью.
- Мы тоже делаем, - откликнулся старичок. - У нас столько скопилось всякой 
всячины! После Перемещения мы ведь не торгуем...
- Как бы я хотела побывать у вас! - мечтательно и с долей сожаления в 
голосе проговорила Алиса. - Увидеть, потрогать...
- В другое время я бы показал вам многое из того, что у нас есть, - сказал 
старичок. - Но, к сожалению, сейчас не до этого...
    Этими словами он всем нам напомнил, где мы находимся и в каком 
положении. Мы замолчали, с удвоенными усилиями ища выход. Но что-то ничего 
не лезло в голову. Мне, например, приходили мысли, одна абсурднее другой. 
Старичок, видимо, тоже решал эту головоломку. Но, помолчав немного, он 
вдруг заявил:
- А я ведь знаю, зачем вы идете в Город. Только, боюсь, вы не знаете всей 
правды.
    Все настороженно уставились на него. А я напряженно ждал продолжения. 
Интересно ведь, елки-моталки! Мои спутники до сих пор не просветили меня 
насчет этого...
- Какой, дедушка? - заинтересовалась Ольга.
- Ну, ты-то, допустим, знаешь часть правды, - ответил старичок. - А вот 
твои спутники до сих пор пребывают в неведении.
    Тут уж возмутился Леха.
- Что за недомолвки, дед? Или говори до конца, раз начал, или не морочь нам 
головы!
    Маленький человечек захихикал.
- А ты думаешь, что найдешь там сокровища? Там совсем не то, что ты 
думаешь.
- А что? - в один голос спросили мы все (кроме Ольги).
    Вот он - реальный шанс узнать, что скрывается за стенами Города! И я 
мог быть одним из первых, кто разгадает его загадку! Но этот маленький 
хитрюга оставил всех нас с носом!
- Совсем не то, совсем не то, - покачал он головой, посмеиваясь. - Никто из 
людей этого не знает. И может статься так, что не узнает никогда!
    У меня аж мороз пробежал по коже от такого заявленьица. Что бы не 
значили его слова, но звучали они очень зловеще...
    Я недоверчиво покосился на старичка. Конечно, он нам помогает, но с 
какой целью? Вот какой вопрос заставил заболеть мою голову, поселив 
страшные подозрения. И тут вдруг по пещерам прокатился глухой стон, 
переходящий в жуткий вой, разом выбив из головы все посторонние мысли. 
Пламя в фонаре старичка (которое даже в воде не потухло) заколебалось, и 
мне показалось, что оно сейчас погаснет. Одновременно ужас ледяными тисками 
сдавил мое сердце, заставив его подпрыгнуть. И было от чего... Перед 
глазами вдруг пронеслось видение - короткое, но не добавившее мне 
оптимизма: статуя демона начала оживать! Зловещим красным цветом вспыхнули 
глаза, пасть приоткрылась и захлопнулась, клацнув острыми длинными клыками. 
Было от чего моим волосам встать дыбом!
    Я перевел взгляд на своих спутников. Они насторожились, недоуменно 
перешептываясь, но не более того. А вот старичок прямо-таки позеленел. Ужас 
светился в его глазах, когда заплетающимся языком он спросил меня:
- Ты видел?
- Что? - переспросил я, не уверенный, что мы говорим об одном и том же.
- Не "что", а "кого"! - конкретизировал свое высказывание маленький 
человечек. - Точнее "нечто". А еще точнее - "его"!
- Кого? - опять не понял я.
- Да Демона же! - не вытерпел он. - Они оживили его!
    Вот теперь у меня не осталось никаких сомнений. Леха мог сколько угодно 
ему иронизировать по поводу способностей маленького народца, а я 
безоговорочно поверил моему старичку.
- Знаете что? - сказал я. - У меня конкретное предложение.
- Какое? - поинтересовался Леха, с любопытством глядя на меня.
- Надо сваливать отсюда! - заявил я. - И чем быстрее, тем лучше! Мне что-то 
расхотелось прохлаждаться здесь...
    Я не был уверен, что Демон не достанет нас на этом уступе.
- Как ты собираешься это сделать? - с отчаянием в голосе спросил старичок.
    И тут мы все услышали громкий всплеск, донесшийся со стороны озера. 
Честно говоря, у меня душа ушла в пятки. Мне показалось, что это Демон уже 
пришел по наши души. Я обернулся и застыл от ужаса. Впрочем, и мои спутники 
тоже...
    Существо, вынырнувшее рядом с нами, не было Демоном ххорнов, но нам от 
этого легче не стало. Это было чешуйчатое чудище с маленькой головкой, 
посаженной на длиннющую шею. У него была огромная пасть, в которой зубы 
располагались в несколько рядов. Любая акула показалась бы безобидным 
котенком по сравнению с этим монстром! Перспектива попасть на обед к 
чудовищу нас совсем не радовала, и мы с Лехой вскинули оружие, готовясь 
угостить его хорошей порцией свинца на закуску. Вряд ли бы ему понравился 
такой обед, но тут маленький человечек закричал, хватая нас за руки:
- Не надо! Оно не тронет вас! Вотти не позволит ему этого сделать!
    И действительно, таинственный обитатель подземных вод не делал никаких 
попыток напасть на нас. (Хотя если бы он всерьез решил это сделать, от нас 
бы вряд ли что осталось!) Напротив, чудище медленно подплыло к нашему 
уступу, на котором мы сидели, и остановилось.
    Я с сомнением посмотрел на него.
- Похоже, эта симпатяга что-то от нас хочет. Или я ошибаюсь?
- Хочет, чтобы мы сели ему на спину, - сообщила Ольга.
    С чего она это взяла, я не знал. С таким же успехом этот монстр мог 
караулить нас...
    Я вопросительно посмотрел на старичка.
- Наверное, его Вотти прислал, - предположил он. - Скорее всего, Хозяин вод 
узнал про наше тяжелое положение.
- Наверное, или точно? - попросил уточнить я.
    Старичок неопределенно пожал плечами.
- Сейчас проверим, - сказал он и смело шагнул на спину чудовищу.
    Мы (то есть я, Леха и Алиса) с опаской посмотрели на этого монстра, 
ожидая, что вот сейчас он схватит нашего старичка и уволочет в глубины 
подземных вод. Но животина никак не прореагировала на этот шаг, и через 
некоторое время, убедившись, что бояться нечего, мы последовали примеру 
нашего спутника, прихватив задумавшуюся о чем-то Ольгу...
    Это, скажу я вам, было что-то! Ведь никто не может похвастать, что 
катался на спине такого монстра! Захватывающее ощущение! Несмотря на свои 
размеры, чудище в мгновение ока переправило нас на другой берег озера. И 
это было так здорово, что я на миг забыл, где нахожусь!..
    Спустившись со спины монстра, маленький человечек земно поклонился ему 
и поблагодарил. Не знаю, как другим, а мне показалось, что его поняли. И мы 
тоже попытались сказать пару хороших слов, но вряд ли они дошли до 
адресата. Чудовище окинуло нас своим ледяным взором и нырнуло.
- Послушайте, дедушка, неужели Вы никогда не выходите на свежий воздух? - 
вдруг поинтересовалась Ольга у нашего проводника.
- Почему не выходим? - удивился тот. - Просто это случается не так уж и 
часто, да и то в основном по ночам или когда никто не сможет нас увидеть. 
Без Солнышка-то совсем никак нельзя! Мы же не ххорны какие-нибудь! Да и 
пищи для нас маловато. Ххорны здесь, наверху. У них еды больше. Мы - 
внизу...
    Он поднял руку и взмахнул ею перед собой. Скала раздвинулась, открывая 
проход.
    Я хотел предупредить его, что там могут быть ххорны, но опоздал. Слава 
Богу, там никого не оказалось! Но я все равно держал наготове свой карабин. 
Да и Леха, как я заметил, тоже держался настороже, памятуя об этих тварях. 
Мало ли что...
- Это все, - старичок обвел рукой пространство вокруг себя, - сделал мой 
народ! Мерзавцы ххорны захватили наши владения! И нам приходится воевать с 
ними, потому что они постоянно лезут к нам! Хотя испокон веков мы были 
мирным народом, нам просто некуда деваться...
    Пока он распространялся о проблемах маленького народца, мы вышли в 
коридор. Вход по мановению руки нашего проводника захлопнулся за нами. 
Ольга и Алиса внимательно слушали болтовню старичка, а нас с Лехой мучили 
совершенно иные проблемы.
- Слушай, ты доверяешь этому старикану? - шепотом поинтересовался Леха, 
косясь на нашего проводника. - С чего это он взялся помогать нам? Не 
заведет ли в ловушку?
    Я пожал плечами.
- У нас нет другого выбора. Мы вынуждены доверять ему. А у тебя что, есть 
сомнения?
- А у тебя нет?
    Черт возьми! Это был законный вопрос. Мне до сих пор неясны были 
мотивы, двигавшие маленьким человечком. Да ладно, если бы им одним! Ведь в 
этой операции участвовало очень много народа! Чем мы заслужили такую честь, 
тем более что они, как я понял, не очень-то хорошо относились к людям?
- Есть, - ответил я. - Но этот человечек спас мне жизнь! Не хочется верить, 
что он способен на вероломство.
    Леха потрепал меня по плечу.
- Я тебя хорошо понимаю, Саня. Но, к сожалению, в жизни не все так просто. 
Жизнь научила меня осторожности... Ты знаешь, где мы идем и куда 
направляемся?
- Нет, - честно признался я. - В этих местах я ни разу не был.
- Тогда будем держаться настороже... Как твоя нога?
    Этот вопрос Лехи застал меня врасплох. Я не ожидал такого резкого 
перехода. Честно говоря, я и забыл про нее, втянутый в такой крутой 
водоворот событий...
- В норме, - ответил я и поинтересовался в свою очередь. - А твоя рука?
- Тоже ничего, - сказал Леха. - Да, кстати, все время забываю тебя 
спросить... Где твоя псина?
    Он мне напомнил о моем маленьком друге, и это воспоминание отозвалось 
болью.
- Его погребло под камнями.
    Леха замолчал, заметив, видимо, выражение моего лица, и больше не 
проронил ни слова. А я тем временем обратил внимание на старичка с 
девушками. Ольга и Алиса слушали его, раскрыв рты. Казалось, они забыли о 
той опасности, которая подстерегала нас в этих коридорах. И об этом я 
тактично напомнил им.
- Ххорны сейчас отстали от нас. Пока они будут бежать в обход, у нас 
остается запас времени. Но ты прав. Нам надо поторопиться. Эти твари быстро 
бегают. К тому же они оживили Демона!..
    Закончив говорить, наш старичок с места резво припустил бегом. Мы 
помчались следом. Через некоторое время у меня в глазах поплыли 
разноцветные круги, а во рту появился вкус железа. Я чувствовал, что сейчас 
рухну на пол от изнеможения. А ведь раньше я презрительно морщился, видя, 
как некоторые мои клиенты устают от той физической нагрузки, которую 
приходилось испытывать на пути по Перевалу. Конечно, многие из них не были 
приспособлены к путешествиям в горах. Это ведь нам, горцам, привычно жить 
высоко над уровнем моря, и мы совершенно не замечаем нехватку кислорода... 
Теперь-то мне стало понятно, что я - никто по выносливости в сравнении с 
маленьким человечком! Леха тоже был на пределе и бежал, тяжело дыша. А ведь 
он был спецназовцем, проведшим не один год в горах! Хотя я допускаю, что с 
тех пор он несколько сдал... Но что меня больше всего поразило, скажу я 
вам, так это то, что девушки бежали наравне с нами, не жалуясь, хотя, по-
моему, Были близки к обмороку!
    Впрочем, ждать этого пришлось недолго. Внезапно Алиса споткнулась и 
упала без чувств. Мы бросились к ней, но тут и Ольга, только что стоявшая, 
прислонившись к стенке, стала сползать вниз. Несмотря на то, что мне тоже 
было хреново, я успел подхватить ее и уложить осторожно на пол. Глаза 
девушки были закрыты, по лицу обильно струился пот, а грудь часто и высоко 
вздымалась. Она была очень бледна, и мне показалось, что она сейчас умрет 
на моих руках.
- Что случилось? - услышал я голос над собой.
- Черт возьми! - ответил немного резковато я, пытаясь привести девушку в 
чувство. - Загнал нас!
    Меня самого было впору приводить в чувство, потому что в глазах 
мутилось  от напряжения. Да и Лехе, видимо, было не слаще, если судить по 
его виду.
    Потеряв надежду вернуть девушке сознание традиционным способом, я 
отцепил заветную фляжку и, разжав ей зубы, влил несколько капель в рот, 
заставив проглотить (конечно, предварительно сделав оттуда глоток). Она 
закашлялась, но "лекарство" дало результат - Ольга открыла глаза. Тогда я 
передал фляжку Лехе, чтобы он дал Алисе.
- Ну, дед, я сомневаюсь, что мы и дальше сможем выдерживать такой темп! - 
заявил Леха, когда и Алиса пришла в себя. - Скорее всего, мы сдохнем где-
нибудь по пути!
- Вы должны как можно скорее выбраться отсюда! - старичок был непреклонен. 
- Поэтому вы сейчас встанете и последуете за мной! - и уже просительным 
тоном добавил. - Ну пожалуйста, детки, милые мои! Осталось совсем немного.
- Какая разница, от чего мы сдохнем - от неведомой опасности или 
перенагрузки? - язвительно заметил Леха.
    И тут вдруг я вспомнил...
- Дедуля! - заорал я, перепугав всех. - Эликсир! Он решит нашу проблему!
    Старичок хлопнул себя по лбу.
- Ну конечно! Как же я забыл о нем? Простите меня, дурака безмозглого!..
    Мы все хлебнули из его бутылочки. Я опять почувствовал силу, 
разлившуюся по всему телу. Теперь я готов был своротить горы и пробежать 
хоть сто километров...
- Я вот все удивляюсь, дедуля, откуда в таком маленьком теле при твоем 
возрасте столько сил? - проворчал я, помогая Ольге подняться. - У нас 
старички так быстро не бегают!
- Да ты что! - возмутился тот. - Я еще довольно-таки молод! Мне всего-то 
чуть больше пятисот!
- Кого же у вас тогда считают стариками? - удивился Леха (и не только он).
- Кто прожил больше тысячи лет! - с гордостью ответил маленький человечек.
    Леха аж присвистнул.
- И все-таки, дед, тебе придется считаться с нашими физическими 
возможностями. Мы не можем так выкладываться.
    Маленький человечек поморщился, но согласился.
- Я ведь тороплюсь, потому что знаю, что опасность, грозящая нам, 
пострашнее любой из подстерегающих в этих пещерах. И прошу вас - не 
называйте меня дедом! Зовите меня просто Микки. Так называют меня в моем 
народе.
- Хорошо, Микки, - сказал Леха. - Пошли?
Все это время я стоял, опираясь одной рукой о стену, а другой поддерживая 
Ольгу за талию. Она держалась за мое плечо, а ее глаза лихорадочно 
блестели. Однако было видно, что эликсир маленького человечка уже оказал 
свое действие - это было видно по ее более или менее ровному дыханию.
- Как ты? - спросил я девушку.
- Уже лучше, - ответила она.
- Идти можешь?
    Она кивнула. Я хотел уже сообщить о нашей готовности продолжить 
движение, но тут опять прозвучал этот душераздирающий вой, который мы уже 
слышали раньше. Он был громче предыдущего, из чего можно было сделать 
вывод, что нечто, гонящееся за нами, находилось ближе, чем в прошлый раз.
    Глаза Микки расширились от ужаса, он задрожал всем телом и крикнул:
- Быстрее! Оно уже рядом!
    Мы опять сорвались с места. Хотя было жарко, вдруг сзади на нас дохнуло 
ледяным холодом. И я понял, что это нечто догоняет нас...
    Раньше мне казалось, что кроме вампиров в этих пещерах никто не 
обитает. Мое пребывание там в то лето полностью разрушило это заблуждение. 
В местных речках и озерах водилось множество рыбы и другой живности. В этих 
многочисленных коридорах существовали животные, которые так стремительно 
скрывались в темноте, что я не успевал их разглядеть. Они не представляли 
для нас серьезной опасности. А вот Демон...
    Теперь уже никто даже и не пробовал протестовать. Все прекрасно помнили 
Цыгана и понимали, что нам грозит, если Демон настигнет нас...
    Вдруг фонарь Микки мигнул и погас. Ощущения возникли те же, что и при 
встрече с пауком. И мне подумалось, что тут явно не обошлось без этой 
твари... Эта мысль молнией промелькнула у меня в голове, и тут под потолком 
вспыхнул яркий шарик, залив все вокруг ярким светом. И этот свет разбил 
оковы оцепенения, охватившего меня. Но, е-мое, там был не один, а целых два 
паука!
    Их черные волосатые тела раскачивались из стороны в сторону, с острых 
челюстей капала ядовитая слюна. Эти мерзкие твари перебирали своими 
многочисленными лапами и щелкали челюстями, почему-то не решаясь напасть. Я 
увидел огромное жало на конце брюха одного из них, с которого капала какая-
то жидкость (я думаю, яд), и понял какая участь ожидала бы нас. Ужас 
ледяными тисками сдавил меня, и я стоял на месте, хотя надо было что-то 
делать. И лишь два вопроса крутились в голове... Почему они не нападают? 
Почему находятся в какой-то странной неподвижности?
    Их многочисленные черные, блестящие в свете шарика, глаза были 
направлены в одну точку - на Микки. Маленький человечек тоже, не отрываясь, 
смотрел на них. Казалось, между ними проходит какой-то невидимый поединок.
- Стреляйте! - сдавленным шепотом сказал маленький человечек. - Я не смогу 
их долго держать!
    Я с трудом сумел приподнять дуло моего карабина. Создавалось 
впечатление, что оружие весит целую тонну! Но мне помогало чувство 
отвращения и страх. С таким чувством вы давите паучка, забравшегося в вашу 
постель. Мои паучки были значительно больше и отвратительнее... Мне удалось 
выстрелить, хотя долгое время мой палец никак не хотел нажимать на 
спусковой крючок. Пуля вошла в голову одного из пауков, и сразу стало 
легче. Еще несколько выстрелов, и паук, зашатавшись, грохнулся об пол. 
Затем раздалась очередь из автомата Лехи, и второе чудище, вскинув передние 
лапы, перевернулось на спину, показав свое брюхо, в которое я с 
наслаждением вогнал оставшиеся в магазине моей винтовки пули.
- Слава Богам! - вздохнул с облегчением Микки, утирая пот со лба. - Слава 
Богам, вы смогли это сделать! Без вашей помощи мне бы не совладать с этими 
тварями!
- Они мертвы? - осторожно поинтересовался я.
- Нет, что ты! - махнул рукой старичок. - Вашим оружием вы не можете их 
убить!
- И, тем не менее, мне удалось подранить одного из них в свое время, - 
возразил я.
    Старичок покачал головой.
- Они очень сильные телепаты и реагируют на сильные импульсы. Ты очень 
хотел убить их, вот и получились раны на теле паука. На самом деле он 
ничуть не пострадал. Но, тем не менее, своей волей ты отбил его 
нападение... А я уж думал, что нам конец! Еще пару минут, и они напали бы 
на нас.
- А что они делают со своими жертвами? - поинтересовался Леха.
- Парализуют их волю и утаскивают в свое логово, где и пожирают. Они 
распространяют какие-то особо сильные волны, которые заставляют гаснуть 
даже наши вечные фонари. Эти создания Тьмы считаются одними из самых 
опасных противников...
    Сказав это, наш проводник щелкнул пальцами, светящийся шарик спустился 
вниз и влетел в фонарь. Теперь в нем снова горел яркий огонь...
    Мы осторожно прошли мимо пауков, и я получил возможность подробнее 
рассмотреть их. На самом деле нельзя было говорить про детали их тела. Это 
была какая-то тьма, имеющая паучью форму, а глаза, волосы, жало, яд - все 
оказалось лишь игрой воображения. Или просто я сам хотел видеть в них 
тварей, которые хоть чем-нибудь напоминают земных, пусть и слишком больших 
размеров.
    Миновав этих тварей, мы бросились бежать, потому что холод все нарастал 
и нарастал, заставляя мигать огонь фонаря. Теперь приближение опасности мы 
чувствовали, можно сказать, на своей шкуре. И все чаще и чаще под сводами 
коридоров проносился этот вой, заставлявший сердце екать от страха. Мы 
понимали, что нас догоняют...
    Несколько раз мы сворачивали в открываемые маленьким человечком ходы, 
потому что он утверждал, что впереди нас поджидают ххорны. Однако для меня 
эти твари были уже не так страшны. По крайней мере, они были смертными...
    Я на бегу перезарядил свой карабин. Теперь уже никто и не помышлял о 
том, чтобы просить об отдыхе. Страх гнал нас вперед, заставляя наращивать 
скорость...
    Не знаю, как долго продолжалась эта беготня. Я давно уже потерял счет 
времени. Вдруг Микки остановился.
- Что случилось? - с тревогой спросил я (остальные были не в состоянии 
говорить от усталости).
- К нам приближаются крылатые вампиры, как ты их называешь, - ответил наш 
проводник.
    Я вздрогнул, вспомнив этих тварей, но он успокоил меня:
- Не волнуйся, справиться с ними будет намного легче, чем с пауками. Вы 
только отойдите назад и не мешайте.
    Мы послушно отступили. Впрочем, сопротивляться у нас не было сил. Леха 
еле стоял на ногах, я - тоже, а девушки вообще сели на пол, привалившись к 
стене.
    Я уже подумал, что Микки ошибся, и никаких вампиров не будет, но вдруг 
услышал шум впереди. Складывалось ощущение, будто целая стая летучих мышей 
несется нам навстречу. Но я-то знал, кто это. Мне абсолютно не 
представлялось, как Микки собирается с ними справиться. В отличие от своих 
спутников, я прекрасно знал, что это за твари. С одной-то из них справиться 
было нелегко. А их, судя по шуму, приближающемуся к нам, было немало...
    Через мгновение ход заполнился теми тварями, о которых я уже упоминал. 
Их было очень много, а коридор, в котором мы находились, был узким и 
невысоким. Они заполнили все пространство, мешая друг другу. Я испугался, 
что нас сейчас задавят. Нас и вампиров разделял лишь маленький человечек, 
но эта преграда была такой ненадежной. Но делать было нечего, я поднял 
карабин и стал стрелять, а Леха поддержал меня.
    В тот миг, когда эти твари уже были готовы накинуться на нас, Микки 
что-то тихо произнес. Коридор осветила яркая вспышка, и все вампиры 
попадали на пол. Остальных, появляющихся в поле нашего зрения, постигала та 
же участь. Скоро невозможно было продвинуться вперед, так как проход был 
доверху загроможден телами.
- Давайте-ка быстренько разберем завал, - сказал Микки и первым ухватился 
за тело, ближе всего лежащее к нему...
    Мы работали, как одержимые, раскидывая в стороны вампиров, расчищая 
проход перед собой настолько, чтобы можно было протиснуться. Конечно, 
противно было трогать эти мерзкие создания, но у нас не было другого 
выхода. Бр-р-р! Если бы вы видели их, вы бы поняли наше состояние...
    Наконец, мы расчистили достаточно места, чтобы можно было пролезть. 
Миновав эту баррикаду, мы помчались вперед, потому что Микки сказал нам:
- Демон преследует одну цель - задержать нас. И, надо сказать, это ему 
неплохо удалось. Пауки и вампиры отняли у нас много драгоценного времени.
    Да, так оно и было. Мы ощущали каждой клеточкой, что он нам наступает 
на пятки. И только чудесный эликсир Микки, остатки которого мы допили перед 
тем, как бежать дальше, позволял нам двигаться за гранью человеческих 
возможностей...
    Подняв тучу брызг, мы пересекли неглубокий ручей. Ольга споткнулась о 
камень и чуть было не упала, но я успел поддержать ее. Наградой мне был ее 
благодарный взгляд.
- Быстрее! - крикнул Микки. - Мы уже у цели!
    И в этот миг его фонарь мигнул и погас, погрузив нас в кромешную тьму. 
И от этого стало еще страшнее. Так страшно, что захотелось, как в детском 
сне, закричать и проснуться. Но это был не сон, а на крик не было сил. Я 
неверующий, но тут я взмолился, вспоминая полузабытые молитвы...
    Я явственно ощутил порыв ледяного ветра, и все члены тела внезапно 
отказались повиноваться мне. Значит, Демон был где-то рядом! И не было сил 
сопротивляться, да и бесполезно воевать с тем, о ком ничего не знаешь! 
Тогда я подумал, что пришел мой конец...
    Вдруг в пещеру проник поток свежего воздуха, и я увидел щель в стене, 
достаточно большую, чтобы мы могли пролезть в нее. Это прибавило мне сил, 
вернув способность двигаться, хотя какая-то скованность все равно 
оставалась. И я, подхватив Ольгу, которая неспособна была самостоятельно 
идти, потащился к выходу, чувствуя ледяное дыхание Демона за своей 
спиной...
    Вот тут, скажу я вам, мне пришлось испытать настоящее отчаяние. 
Представьте себе - выход близко, рукой подать, а тело отказывается тебе 
повиноваться! И ты знаешь, что смерть уже настигает тебя. А спасение - вот 
оно, совсем рядом. И тебе хочется завыть от бессилия, потому что 
чувствуешь, что не успеешь...
    Щель медленно стала сдвигаться. Я чувствовал, что Микки прикладывает 
все силы, чтобы удержать проход открытым и помочь нам двигаться. Но и его 
возможности были небезграничны. Чувствовалось, что это ему удается с 
трудом...
    Так мы и вышли из пещеры - впереди маленький человечек, за ним - я с 
Ольгой, последними - Леха, поддерживающий Алису. Все тело занемело, но еще 
двигалось. А снаружи было еще темно, хотя светлая полоска на горизонте 
указывала на то, что Солнце вот-вот взойдет. Я споткнулся и рухнул с Ольгой 
прямо в снег, который покрывал все вокруг, чувствуя, что больше не встану. 
И тут сзади послышался тот самый страшный вой, преследовавший нас в 
пещерах. На этот раз он прозвучал совсем близко...
    Я перевернулся на спину и увидел, как из щели, через которую мы 
покинули пещеры, выбирается НЕЧТО, которое Микки называл Демоном. Елки-
моталки! Я иногда просыпаюсь в поту, увидев его во сне! Это казалось 
кошмаром, но, в отличие от сна, я никак не мог проснуться... Его скульптура 
была страшна, но действительность - еще ужаснее. Теперь я понял, почему не 
мог увидеть ног - их попросту не было! Вместо них у чудища был огромный 
чешуйчатый хвост! Вот только одно у меня никак не укладывалось в голове - 
как каменная скульптура смогла ожить? Понятно, там, пушкинский Командор из 
"Дон Жуана" - художественный вымысел. Этот же был очень даже реален и 
испускал волны ледяного холода и всепоглощающего ужаса! Глаза горели 
кровавым дьявольским огнем, с клыков капала слюна, огромные уши, как 
локаторы, поворачивались в разные стороны. А следом за ним из пещеры стали 
выбираться его прихвостни - ххорны, вампиры и еще какие-то создания, 
которые и не снились мне в самом кошмарном сне!..
    Непослушными руками я подтянул к себе карабин и попытался приподнять 
его. Мне не удалось этого сделать, как я не пытался. Но тут Микки взмахнул 
рукой и что-то крикнул. И сразу же сверху на наших преследователей 
посыпался целый град больших и малых камней. Скоро над Демоном и 
большинством из его приспешников возвышался целый курган. И мы наконец-то 
получили возможность двигаться свободно. Какое облегчение я испытал! В 
мгновение ока я оказался на ногах, и мы с Лехой принялись добивать остатки 
воинства Демона. Но если вы считаете, что на этом все закончилось, то 
глубоко заблуждаетесь. Правда, и я так подумал, но курган вдруг взорвался 
фейерверком каменных осколков, и перед нами предстал Демон, целый и 
невредимый! Сколько же силы требовалось, чтобы разметать всю эту кучу!..
    Теперь этот монстр двигался на нас, наполняя сердца ужасом. Да можно ли 
вообще победить этого Демона?.. Мы начали стрелять, хотя мне стало 
казаться, что наши пули для него не будут серьезной преградой. Лишь один 
раз мне удалось попасть ему в глаз, и красный огонек выскочил из глазницы, 
оставив темный провал на своем месте. А чудовище все ползло и ползло, и чем 
ближе оно подползало, тем труднее становилось нажимать на спусковой 
крючок...
    Не знаю, что было бы с нами, если бы не Микки. Скорее всего, я бы 
сейчас не болтал тут с вами... Маленький человечек посмотрел в сторону 
восхода и удовлетворенно кивнул. Потом он откуда-то извлек меч и кинулся 
навстречу монстру. Я хотел остановить его, но не успел. Маленький человечек 
Быстро достиг Демона, ловко поднырнул под его лапы и с криком вонзил оружие 
в чешуйчатое брюхо. Сверкнула яркая вспышка, и мы услышали дикий крик боли, 
исходящий от Демона. В припадке ярости монстр так ударил Микки, что тот 
отлетел далеко в сторону. И в этот миг из-за гор пробился первый лучик 
Солнца...
    Я много думал об этом, безрассудном на первый взгляд, поступке Микки. 
Ведь маленький человечек знал и прекрасно понимал, что не сможет серьезно 
навредить Демону. И все-таки бросился с мечом на него... А я теперь понял, 
зачем он это сделал. Этого монстра надо было задержать до восхода Солнца!..
    Демон издал дикий вопль ужаса и боли, оглушивший нас. Постепенно этот 
вопль перешел в визг. На наших Глазах монстр стал превращаться в камень 
(постепенно, от хвоста до самой макушки), пока не застыл статуей. Теперь 
точно все было кончено...
    Остатки тварей поспешили укрыться в пещере, а я подбежал к Микки. 
Маленький человечек был еще жив, но очень плох. Когти монстра разорвали его 
живот снизу вверх, а падение на камень сломало ему позвоночник. Одежда 
пропиталась кровью, на губах пузырилась кровавая пена, но маленький 
человечек, которого я успел полюбить, улыбался! Представляете?
    Увидев меня, он попытался что-то сказать. Губы его двигались, но 
пришлось наклониться к самому его лицу, чтобы услышать:
- Вы спасены! Теперь я могу умереть со спокойной совестью! Я выполнил свой 
долг!
- Ты не умрешь, Микки! - крикнул в отчаянии я. - Ты же умеешь лечить! 
Сделай что-нибудь!
- Поздно! - ответил он. - Лучше не перебивай. Я должен успеть сказать тебе 
кое-что прежде, чем я...
    Маленький человечек собрался с силами и продолжил:
- Ты должен довести их до цели. Там их давно ждут... Ее ждут...
- Кто ждет? - не понял я.
- Не задерживайся, веди сразу же, - не ответил мне Микки. - Много мужчин 
моего народа погибли за вас - тебя и ее. Ты не знаешь, но каждый наш шаг 
прикрывали маленькие отважные люди. Благодаря им... Благодаря тому, что они 
сумели, пусть и ненадолго, задержать Демона, мы сумели выйти оттуда... Нет, 
я не жалею, что умираю. По крайней мере, я знаю, за что... Помни об этом...
- Но почему? - воскликнул я. - К чему такие жертвы? Из-за четырех непутевых 
людей...
    Глаза маленького человечка уставились прямо на меня, и он еще раз 
повторил:
- Веди на Перевал... Там встреча... Там все поймешь...
    Он ненадолго замолчал, тяжело дыша. В это время я, скинув куртку, 
свитер и разодрав свою рубаху, пытался остановить кровь при помощи Ольги, 
уже успевшей отойти от столбняка. Но это было все равно, что пытаться 
заткнуть пробоину в тонущем корабле тряпкой...
- Не надо! - вяло запротестовал Микки. - Лучше возьми вот эту вещицу. Это 
мой прощальный подарок тебе...
    Он протянул руку и вложил в мою ладонь меч. Насколько я помнил, оружие 
осталось в теле Демона. Как оно могло попасть к Микки, тогда для меня было 
загадкой.
    Изделие все было инкрустировано серебром и красивыми драгоценными 
камнями. Меч был немного покороче тех, с которыми мне приходилось 
сталкиваться (я ведь в свое время занимался кен-до), но очень удобно лежал 
в руке и был сравнительно легким. Не знаю, из какого металла он был 
изготовлен, но явно не из стали. И от него исходила какая-то неведомая 
сила.
- Спасибо! - поблагодарил я маленького человечка.
    Глаза вдруг стали что-то неважно видеть. Словно туман какой-то застилал 
их. Нет-нет, я не плакал! Мужчины ведь не плачут. Мужчины огорчаются...
    А Микки тем временем становилось все хуже и хуже. Тряпки, которыми мы 
пытались остановить кровотечение, мгновенно намокали. Мы и сами уже, словно 
мясники, были перемазаны кровью. Было очевидно, что он умирает...
- Я ухожу вслед за своими погибшими соплеменниками... Я не боюсь смерти... 
Только дайте нам спокойно дожить... О, боги, как не хочется!..
    При этих словах глаза его вдруг расширились, будто он что-то увидел. 
Маленький человечек вцепился рукой в мое плечо и попытался приподняться.
- Ты только не расстраивайся сильно, мой мальчик, когда... Делай, что тебе 
предназначено... А она вернется, я знаю... Она вернется к тебе...
    Его рука разжалась. Когда я посмотрел на него, он был уже мертв. Мое 
сердце будто в тисках зажали, к горлу подкатил горький комок. Да чего там 
мне стыдиться? Да, я заплакал! Не стесняясь присутствия девушек, я зарыдал, 
обхватив руками маленькое тело. Буквально на моих глазах его плоть 
превратилась в камень, стерев черты того человека, который за столь 
короткий промежуток времени стал мне другом и наставником.
- Прости, Микки, что сомневался в тебе! Ты оказался настоящим другом, Спи 
спокойно!.. - сказал я, отпуская камень...
    Что-то в горле у меня пересохло. Разволновался я, вспомнив пережитое 
тогда в каменных лабиринтах пещер. И бутылка пуста... Коля, дай-ка еще 
одну!..
   Извините меня, но мне нужно немного передохнуть и промочить глотку. 
Тяжело вспоминать такое...

                                      6.

    ...Ну вот, теперь я снова могу продолжить. На чем я остановился?.. Ах, 
да!..
    Рука Ольги легла мне на плечо. Я оглянулся. Все они стояли вокруг меня, 
и их лица выражали сочувствие. Ольга протянула мне мою куртку и свитер. 
Теперь, когда опасность была позади, я почувствовал себя совсем разбитым. 
Ледяной ветер пронизывал их насквозь промокшую одежду, превращая ее в 
смерзшуюся скорлупу, трещавшую при каждом движении. На мне же ничего не 
было, и я поспешил одеться, хотя это мало помогло... После тепла пещер 
холод особенно сильно ощущался, так как в месте, где мы вышли, температура 
была достаточно низкой, а наша одежда еще не успела высохнуть. Мои спутники 
тоже почувствовали эту перемену. Губы их посинели, зубы выбивали чечетку, и 
им приходилось стучать одной ногой о другую, чтобы хоть немного согреться.
    Я достал фляжку с горячительным, сделал несколько глотков и передал им. 
Пока они пили мой первач, я отошел в сторонку и огляделся. Самогон уже 
оказал свое действие, и по телу разливалось приятное тепло. Однако это 
ощущение было ошибочным. Необходимо было как можно скорее либо попасть в 
теплое местечко, либо переодеться в сухое белье. В противном случае 
воспаление легких было гарантировано - спиртное не спасало надолго от 
холода.
    Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, где мы находимся. Мы 
вышли почти к самому Перевалу. Хорошо была заметна граница, где он 
начинался. В том месте проходил какой-то разрыв, отсекавший одну местность 
от другой. До границы было всего каких-то несколько сот метров. Казалось, 
пара минут - и ты будешь уже на Перевале. Но это было обманчивое 
впечатление. На самом деле напрямик идти было нельзя. Приходилось делать 
некоторый крюк, чтобы выйти на известную мне тропу. А внизу проходила 
старая разрушенная Дорога...
- Ну, что будем делать? - поинтересовался Леха, вставая рядом со мной и 
отдавая фляжку.
    Я кивнул вперед.
- Там - Перевал. Микки вывел нас точно к нему.
- И что ты решил? - спросил Леха, пытливо вглядываясь в мои глаза.
    Я отрицательно покачал головой, отвечая на тот вопрос, который остался 
невысказанным, а вслух сказал:
- Разобьем палатку, отдохнем, переоденемся... Надеюсь, у вас есть сухая 
одежда?
    Леха кивнул утвердительно.
- Должна быть.
- Вот и хорошо, - одобрил я. - Кто, кроме тебя, еще занимался альпинизмом?
- Ольга, - последовал ответ.
- А Алиса? - поинтересовался я, уже заранее зная, какой ответ услышу.
- Насколько мне известно, нет.
    Я задумался.
- Она будет нас всех задерживать. Ну, ничего. Как-нибудь доберемся... 
Двинем сразу же, как сможем. Хотя, честно говоря, мне не очень-то хочется 
вести вас на Перевал, - признался я ему.
- Почему? - удивился Леха.
    Я пристально посмотрел на него.
- Ты когда-нибудь бывал там?
    Он отрицательно замотал головой.
- А я слишком часто ходил туда и знаю, что нас ждет. Мне хорошо известно 
только ограниченное пространство, а именно - тропы, по которым вожу 
клиентов. Если сойти с такой тропы, нас ждет верная смерть... Новичку там 
очень трудно, Леха. А с нами - две женщины... Это - первое, почему я не 
хочу вести вас туда.
- А второе? - с наигранным безразличием поинтересовался Леха, оглядывая 
окрестности, хотя явно было видно, что его задели мои слова.
- Знаешь, Леха, когда-то здесь было много проводников, - начал я издалека, 
не зная, как высказать ему то, что думаю, и не обидеть. - Где они сейчас? 
Кто-то погиб на войне, кто-то сидит в тюрьме, остальные (а таких было 
немало) не вернулись оттуда, - я кивнул в сторону Перевала. - На этой 
стороне я остался один. И знаешь почему?
    Мне захотелось выпить, и я уже снял фляжку, но, подумав, решил вернуть 
ее на место. Слишком мало в ней осталось драгоценной жидкости, чтобы просто 
так, без нужды, ее расходовать.
- У тебя есть что-нибудь спиртное? - поинтересовался я.
    Леха покачал головой.
- Жаль, - сказал я, впрочем, ничуть не расстроившись. - В моей фляжке почти 
ничего не осталось, а на Перевале без этого никак нельзя...
    Он удивленно посмотрел на меня, но ничего не сказал. А я продолжил:
- Я всегда был осторожным, поэтому до сих пор еще жив. У меня часто 
возникало предчувствие, когда не стоило что-либо делать. И я отказывался... 
Вот и сейчас у меня такое чувство, что нам туда не стоит соваться...
- Будь на то моя воля, я и сам не пошел бы теперь туда, - признался Леха. - 
Но обратного пути у нас уже нет, Саня! Только туда!..
- Почему? - поинтересовался ехидно я, решив про себя, что бывшему 
спецназовцу хватило пещер, и лишь угроза быть схваченными Сикорским гнала 
его туда.
- Понимаешь, меня будто кто-то тянет туда, - ответил Леха. - И чем ближе 
подхожу к Перевалу, тем сильнее проявляется. А сейчас мне вообще хочется 
все бросить и бежать туда. Перевал как будто зовет, и мне страшно! Так 
страшно, как никогда еще не было...
    Я вздрогнул. Чувствовалось, что парень всерьез обеспокоен. Его слова 
отдавали какой-то мистикой, и мне это совсем не нравилось. Не знаю, как 
остальные, а я не ничего подобного не испытывал.
- Долго мы тут будем мерзнуть? - услышал я недовольный голос Алисы. - Я уже 
превратилась в льдышку!
- Пойдем, поставим палатку, - предложил я Лехе, и он с нескрываемым 
облегчением откликнулся на это предложение.
    Тогда он, видимо, высказал мне то, что давно тревожило его. Впрочем, не 
его одного...

                                    * * *

    Мы раскинули палатку подальше от того места, где все еще стояло 
изваяние Демона. Уж слишком зловещим оно было...
    Палатка оказалась, что надо! Знаете, из тех самых новинок с 
автоматическим подогревом. Ничего, очень удобная штучка, и в упакованном 
состоянии занимает не слишком много места. У меня с собой тоже была 
палатка, старая и добротная, без всяких там прибамбасов, но я предпочел 
воспользоваться гостеприимством своих спутников.
    Мы с Лехой поставили палатку у скалы и присыпали ее сверху снегом для 
маскировки. Как-никак за нами, возможно, все еще охотились... Затем пришла 
очередь снаряжения.
    Герметично закрывающиеся рюкзаки не промокли, и их внутренности 
остались сухими. Мы с Лехой уступили место девушкам, хотя у самих зуб на 
зуб не попадал от холода. Глоток самогона из заветной фляжки заставлял 
быстрее бежать кровь по жилам, согревая тело и душу. Правда, приходилось 
быть экономным - жидкости оставалось лишь на несколько приемов. Как я жалел 
сейчас, что со мной нет моего верного пса! Я бы прижал его к себе, и сразу 
стало бы теплее...
    Пока девушки переодевались в сухое, мы с Лехой проводили время, сидя на 
рюкзаках. Я достал жестяную коробочку, в которой хранил походные запасы 
табака, и набил трубку. К сожалению, моя зажигалка что-то не хотела 
возгораться, и я уже решил бросить это занятие, когда Леха протянул мне 
свою. Я прикурил и с наслаждением затянулся. В пещерах было как-то не до 
этого, но когда все осталось позади, я почувствовал, что если сейчас не 
закурю, то, наверное, сойду с ума! Еще бы - я не курил уже много часов, а 
любой курильщик знает, что это значит! Поэтому и был очень благодарен Лехе 
за своевременную помощь...
- Будешь?
    Я протянул ему трубку, но он отрицательно покачал головой.
- Не курю.
- Спортсмен! - вздохнул я. - А я вот никак не могу бросить. Силы воли не 
хватает... Кстати, у тебя еще остались термогранаты?
- Конечно, - ответил он, удивленный моим вопросом. - Я их и не тратил.
    Тут пришла моя очередь удивляться.
- Как это? А кто же тогда кинул гранату в пещере Вампиров?
- А, ты вон про что! - засмеялся Леха. - Да я даже и не додумался до этого. 
Только и успевал отстреливаться... А гранату кинула Ольга. Но, я надеюсь, 
ты не будешь с ней ругаться? Она ведь не хотела поджарить тебя...
- Да что ты! - махнул я рукой. - Это дело прошедшее, хотя Верный навсегда 
остался там, а я сам чуть Богу душу не отдал. Спасибо Микки - он меня 
вытащил с того света... Гораздо хуже было бы, если бы нас всех заграбастали 
тогда. Думаю, наша смерть была бы ужасной...
- А маленький народец? - вспомнил он. - Почему они нас вытащили оттуда? Из 
чувства альтруизма?
    Я неопределенно пожал плечами.
- Этого мне так и не удалось выяснить. Микки что-то говорил перед смертью, 
но я так и не понял, что он имел ввиду. А может, это был предсмертный бред. 
Не знаю... Ну, так где там твои гранаты?
- Что ты хочешь сделать? - поинтересовался Леха, протягивая мне их.
- Хочу уничтожить этот кусок камня, чтобы даже воспоминания об этом гаде не 
осталось! - ответил я, кивая в сторону окаменевшего Демона. - Чтобы никогда 
больше не ожил!
    Зажав трубку в зубах, я дошел до каменного изваяния монстра ххорнов. 
Сделав элементарное взрывное устройство замедленного действия, я укрепил 
его у подножия статуи. Дальше оставалось только задействовать его и 
отбежать в укрытие, присмотренное заранее...
    Эх, и славно, скажу я вам, рвануло! Статуя разлетелась на мелкие 
оплавленные кусочки, из которых даже при самом сильном желании невозможно 
было сложить что-нибудь, имеющее хоть какой-нибудь смысл. В радиусе 
действия гранат весь снег растаял, а земля была оплавлена. Грохот взрыва 
заставил девушек испуганно выскочить из палатки. Пришлось объяснять, что 
случилось. Как я и ожидал, они тоже поддержали мое решение...
    Ольга с Алисой уже успели переодеться, и мы с Лехой нырнули туда вместо 
них. Первым делом я внимательно осмотрел свой рюкзак. Мои опасения по 
поводу целостности моих вещей, как ни странно, не оправдались. Хотя, если 
вспомнить, в какую переделку я попал в пещере Вампиров, вероятность того, 
что там все перемолото в муку и сплющено, была очень велика...
    Переодевшись в сухое белье (это заняло меньше времени, чем у наших 
дам), я достал котелок, работавший от мини-батареек и нагревающий воду. 
Выйдя наружу, набил его снегом и включил кипятиться. В отличие от равнин и 
городов, вода и снег в горах еще чисты от всяких там вредных примесей, так 
что можно не опасаться за свое здоровье...
    Через некоторое время у нас был горячий чай. Девушки достали 
саморазогревающиеся консервы, так что пирушка получилась на славу...
- Саша, давай я зашью твою куртку, - предложила Алиса.
- А я - штаны, - подхватила Ольга.
    Действительно, моя верхняя одежда красовалась многочисленными 
разрывами, а заменить ее было нечем. Ходить же при низкой температуре, 
царившей на такой высоте, да при постоянном ветре в таком одеянии... Сами 
понимаете, приятного мало. И я с радостью согласился на их предложение...
- Расскажи, что такое Перевал? - попросила Алиса, удобно устроившаяся на 
полу палатки и ловко орудующая иглой с ниткой, извлеченными из своего 
рюкзака.
- Перевал? - переспросил я, роясь в памяти и выуживая всю хранящуюся там 
информацию. - Хорошо. Слушайте...
    И я начал рассказывать. О том, что люди в этих местах живут давно, в 
том числе и мои предки. Всегда на месте нашей деревушки существовало 
селение. А мои предки жили на том же самом месте, где живу сейчас я. 
Говорят, что о Перевале никто не знал до тех пор, пока в горах не пропала 
группа альпинистов. Исчезла абсолютно бесследно. Мой прадед (он уже тогда 
был проводником по местным горам) повел спасателей сначала до того места, 
откуда группа в последний раз вышла на связь. Пройдя по их следам дальше, 
он наткнулся на Перевал. Единственное, над чем я все время ломал голову, 
так это знал ли прадед об этой аномалии раньше или впервые обнаружил ее? 
Сомнения возникали, понимаете ли... Что дальше?.. А ничего! В те сложные 
времена не принято было даже говорить о том, что не могло быть объяснено 
наукой. Правда, Власть не оставила сей факт без внимания. Подходы к 
Перевалу были огорожены колючей проволокой, была поставлена охрана, а 
какое-то военное ведомство занялось какими-то странными исследованиями. 
Правда, по-моему, ничего у них так и не вышло... Очень много людей работало 
над этим, но еще больше гибло на Перевале. Мой прадед водил специалистов в 
Зону. Он был одним из тех, кто сумел выжить там. Другие уцелевшие потом 
осели по обе стороны Перевала. Но это было потом...
    Сменилась власть. Стало можно делать и говорить то, за что в недалеком 
прошлом сажали. Сюда приезжали целые научные экспедиции, но опять-таки не 
добились результата. Перевал оставался загадкой...
    А потом грянула война... Какая?.. Да та самая, за независимость 
соседнего государства. И Перевал получил новое назначение. Через него 
делали набеги отряды боевиков и уходили обратно. Был создан отряд 
погранохраны под командованием очень хорошего человека, чье имя и фамилию я 
забыл, к сожалению, хотя дед и называл мне их в свое время. Пограничники 
при содействии армии, милиции и вертолетчиков, чьи части располагались 
неподалеку, пытались перекрыть все подступы к Перевалу. Но, к сожалению, 
это было не так-то легко сделать, потому что проводниками у боевиков были 
люди, отлично знавшие Зону, внезапно вспомнившие о том, что они тоже 
принадлежат своему народу, который долго "притеснялся" русскими, хотя 
раньше об этом почему-то никто не помнил...
    А потом война закончилась, и начались мирные будни. Но в наших местах 
было неспокойно. По-прежнему в горах бродили боевики и контрабандисты. 
Пограничники старались перекрыть все подходы к Перевалу при помощи наших 
проводников и даже достигли кое-каких результатов. Возможно, им бы удалось 
достичь успеха, если бы не Эдди...
    Эдди тогда был заместителем начальника заставы. Человек хитрый и 
ловкий, он уже давно, видимо, понял всю выгоду общения с контрабандистами. 
Никто не знает, что там произошло, но командир пограничников вдруг погиб 
при невыясненных обстоятельствах. Списали на боевиков, но мой дед считал, 
что тут приложил свою руку Эдди. И Лейтенант занял место своего начальника. 
Вот тогда и началось...
    Новый командир быстро повыкидывал из своего отряда всех неугодных ему 
людей и набрал новых. Дед говорил, что не было никакой уверенности в том, 
что эти ребята совсем недавно не воевали на стороне противника. Тогда и 
установился порядок, про который я вам уже рассказывал. Пограничники 
носились по всем окрестностям за боевиками и контрабандистами, происходили 
постоянные стычки, но что-то никто не попадал в руки закона. Трупов тоже не 
было - говорили, что боевики уносят их с собой. Потери личного состава у 
Эдди тоже уменьшились. Погибали, как ни странно, те ребята, которые служили 
еще при старом командире. Число обстрелов постов и расположения заставы 
тоже значительно сократилось...
    Дед не стал сотрудничать с Эдди и контрабандистами. Зато другие 
проводники не отказались от "левого" заработка. Только постепенно их 
количество все уменьшалось и уменьшалось. Почему?.. Перевал не стоит на 
месте. Я уже упоминал про кусок старой Дороги?.. Дело в том, что если 
смотреть снаружи на Перевал, ничего не увидишь. Нет пути... Поэтому его так 
долго и не могли найти. Но с тех пор, как его обнаружили, границы Перевала 
уже дважды сужались. Там, где он отступал, оставался его ландшафт, заменяя 
наш, земной. Дорога относится к Перевалу, то есть когда-то его граница 
проходила там, где мы вступили в лабиринт. Но если раньше эта черта не была 
заметна, то теперь она проявлялась достаточно четко. На всем протяжении 
Дороги присутствует чужой ландшафт, врезающийся в обычный. На 
противоположном конце начинался Перевал...
    Сам Перевал тоже не поймешь. Глаза там не нужны... Почему?.. Потому что 
все, что видит человек на Перевале (по крайней мере, кроме центральной его 
части), на самом деле иллюзия. Однако иллюзия очень реальная...
    Те проводники, которые связались с контрабандистами и боевиками, ради 
денег забыли о всякой осторожности. Кто-то пытался водить в тот период, 
когда подступы к Перевалу закрыты. Кто-то слишком многое позволял своим 
клиентам (да и себе, зачастую, тоже) в Зоне. За это и поплатились...
    Но были и другие проводники. Такие, как мой дед... Они посвятили себя 
борьбе с теми, кто мешал другим нормально жить. Из-за этого возникали 
постоянные конфликты, как с бандитами, так и с Эдди. Но, несмотря на это, 
они продолжали охоту...
    Потом опять пришла война. На этот раз, устав от междоусобиц, президент 
независимой в рамках нашего государства республики попросил у нашего 
президента военной помощи. Что из этого вышло, вы сами знаете. Нас в 
очередной раз побили, республика стала независимым государством, но уже с 
новым президентом. Дальше все пошло, как и прежде. А Перевал так и остался 
неразгаданной загадкой. Только теперь я оставался единственным проводником 
по эту сторону, поэтому имел эксклюзивное право снимать сливки со всех, кто 
хотел переправиться на ту сторону границы...
    Ну вот, что-то вроде этого я и рассказал им. За это время девушки 
закончили штопку. Тепло, усталость и сытная еда сделали свое дело, и они 
задремали, лишь иногда с трудом разлепляя отяжелевшие веки. Разморило и 
меня, поэтому мне захотелось побыстрее выбраться из палатки. Усталость 
давала о себе знать теперь даже больше, чем раньше чувство голода, но мне 
еще необходимо было кое-что сделать...
    Я переборол сонливость и полез к выходу, предупредив Леху:
- Ты, сержант, не расслабляйся! Не забывай о том, что за вами идет охота! 
Может, они на время и потеряли нас из вида, но мы еще не на Перевале, чтобы 
чувствовать себя в безопасности. Если они застигнут нас здесь... В таком 
состоянии из нас не выйдет хороших бойцов.
- Ага! - буркнул он себе под нос, а его голова при этом все ниже и ниже 
клонилась к сложенным на коленях рукам.
- Эй! Я говорю, не спи, пока я не вернусь! - потрепал я его за плечо.
- Ой! - вскрикнул Леха, сразу проснувшись.
- Что такое? - удивился я. Он закусил до крови губу, его лицо побледнело, а 
на лбу проступили капельки пота.
- Рука! - простонал он, обхватив ее здоровой рукой.
    Этого еще не хватало!
- Что, плохо? - спросил я, нахмурившись.
- Хреново! - сознался Леха. - Пока были в пещерах, вроде все было 
нормально. А теперь вот дает о себе знать!
    Я покачал головой и сказал:
- Ладно, Леха. Вернусь, посмотрим, что там у тебя. А пока пусть девочки 
сделают тебе какой-нибудь укол.
    Больше всего я боялся, как бы у него не началось воспаление раны. Во 
время беготни по этим каменным лабиринтам он не слишком-то берег свою руку, 
а в грязи этих катакомб в рану могло попасть все, что угодно...
- А ты куда? - поинтересовался Леха.
- Пойду, посмотрю, как там Перевал, - ответил я. - Может, удастся 
подстрелить барана, тогда у нас будет и жертва для Стражи Перевала, и 
жаркое для нас. А ты следи тут за обстановкой. И помни об опасности!
    Леха кивнул и положил автомат на колени. Я опустился на карачки и 
выбрался из палатки. Но не успел я распрямиться, как почувствовал сильный 
удар по голове, все вокруг завертелось, и я ткнулся носом в холодный 
снег...

                                     * * *

    Вот такая ситуация возникла, скажу я вам! Сам столько твердил Лехе об 
осторожности, а попался, как глупый щенок! Удар прикладом по голове чуть не 
выбил мои мозги, когда я выползал из палатки. Хорошо еще, что голова была 
прикрыта меховым капюшоном. А то неизвестно, чем бы все это закончилось для 
моей бедной черепушки...
    Очнулся я, лежа у входа в палатку, прямо на снегу. Голова немилосердно 
трещала, а по лбу стекало что-то горячее и липкое. Нетрудно было 
догадаться, что это. Любое движение головой отдавалось стреляющей болью. 
Они мне не оставили ничего - ни карабина, ни ножа. И даже отобрали то, чем 
можно было воспользоваться в качестве оружия. Например, солдатский ремень и 
альпеншток.
    Леха с девушками стоял под дулами пяти автоматов. Пятеро головорезов из 
отряда Эдди охраняли их. Шестой (командир группы) разговаривал по 
передатчику. Видимо, с самим капитаном.
    Увидев, что я очнулся, один из них направил на меня автомат и сказал:
- Смотри-ка, Санек очухался! Ну и крепкая же у тебя башка, приятель! Я 
думал, ты никогда больше не встанешь... А ну-ка, присоединяйся к своим 
дружкам! - он указал автоматом на пленников. - Руки подними за голову. И 
чтобы никаких фокусов! Знаю я тебя!..
    Далее последовала нецензурная брань.
- Не стоило так беспокоиться о моей скромной персоне, - заметил я, выполняя 
его требование. - Мне и на снегу отдыхалось неплохо.
- Заткни свою пасть! - рявкнул он.
- Молчу, Лелик, молчу, - с наигранной поспешностью согласился я, назвав 
пограничника так, как он больше всего не любил. - Только вот не очень-то 
вежливо было с твоей стороны здороваться таким образом. Можно было 
придумать что-нибудь попроще.
- Для тебя я - Алексей Владимирович Смирнов, паскуда! Благодари Бога, что 
остался жив! - сказал он, багровея от ярости.
- Спасибо Вам, Алексей Владимирович! - попытался улыбнуться я. - Поверьте, 
я никогда не забуду этой услуги!
    Дуло его автомата вдруг уперлось мне в живот, а глаза стали холодными, 
как лед.
- Не думаю, что тебе удастся сделать это. Скоро с тобой разберутся. Не мы, 
так наш капитан... Он не очень-то любит таких скользких типов, как ты. 
Впрочем, я тоже... Ты ведь знаешь, что он делает с такими, как ты?
    Мои мозги лихорадочно искали выход из сложившегося положения. Не 
думайте, что я от нечего делать развлекался разговорами с этим головорезом. 
Мне отлично было известно, что Эдди вряд ли простит мне то, что я "кинул" 
его. Он припомнит и проведенные без его ведома караваны, и убитых мною 
пограничников, и многое другое. Как минимум, мне грозило оказаться за 
решеткой. Но это было бы самым лучшим из того, что со мной мог сделать 
капитан. Да, могло случиться кое-что похуже... А что я мог сделать? При мне 
не было никакого оружия, а с голыми руками бросаться на этих молодчиков 
было равносильно попытке остановить мчащийся на полном ходу поезд, встав у 
него на пути. Вот если бы при мне был нож или хотя бы меч Микки...
    Вы не поверите, если я расскажу, что произошло дальше. Да я и сам не 
поверил сначала... Так вот, не успел я так подумать, как вдруг 
почувствовал, что в моей правой руке, закинутой за голову, что-то 
появилось. Что-то тяжелое и ужасно знакомое... Меч Микки!
    Мысленно я произнес хвалу Богу. Мне неважно было, откуда он появился у 
меня. Надо было действовать, пока его не обнаружили, благо за моей спиной 
никого из них не было.
- Знаешь, Лелик, приятно было с тобой побеседовать, но нам пора. Прощай, 
дружище!
    С этими словами я ударил его мечом из-за головы сверху вниз. Свистнул 
рассекаемый воздух, и клинок глубоко вонзился в череп Лелика, развалив его 
почти до самой переносицы. Казалось, он был очень удивлен таким поворотом 
событий, но когда я рывком развернул его тело и толкнул на товарищей, он 
был уже мертв. Труп врезался в охранявших моих спутников головорезов, сбив 
двоих из них с ног. Этого мне вполне хватило. Я, конечно, не "супер" какой-
нибудь, но война кое-чему меня научила. Да и Леха был начеку. Ему 
достаточно быстро удалось захватить у одного из пограничников автомат, 
свернув ему шею.
    Не знаю, чем бы закончилась наша схватка, если бы не вмешался 
неожиданный союзник. Серый мохнатый зверь вспрыгнул на спину солдату, 
который уже хотел пустить в ход свой автомат, и сбил его с ног. А тут и мы 
стали стрелять...
    Через несколько секунд все было кончено. Шесть трупов валялось на 
снегу. Из нас же никто не пострадал.
    Не успел я опомниться от схватки, как наш неожиданный помощник сбил 
меня, уложив на спину и оказавшись верхом на мне. Леха вскинул автомат, но 
стрелять не решался, боясь задеть меня. А этот зверь и не проявлял никаких 
враждебных намерений. Наоборот, он скулил и лизал мое лицо, во всю виляя 
своим пушистым хвостом.
    Я не верил своим глазам.
- Верный, ты?.. Откуда?..
- От верблюда! - услышал я незнакомый хрипловатый голос.
    Сначала я не понял, в чем дело. Но когда увидел, как мои спутники 
пялятся на моего пса, разинув рты, до меня, наконец, дошло, кому 
принадлежал голос...
- Черт возьми, до чего же приятно вновь оказаться среди своих! - продолжал 
тем временем Верный, удобно устроившийся рядом со мной. - Конечно, нельзя 
сказать, что моя компания в пещерах была неприятной, но... Я так привык к 
своему Хозяину, что мне было как-то не по себе без него. А что вы хотите? 
Столько лет мы не разлучались ни на минуту, а тут... Какой идиот, я вас 
спрашиваю, швырнул термогранату?..
    Ну, чего вы вылупили на меня глаза? Да, вы не ослышались, пес 
действительно говорил!.. Что, не верите?.. Я и сам не поверил сначала. Мало 
того, что он воскрес из мертвых, так еще и болтал не хуже любого из нас!..
- Верный, ты?.. - сказал я и замолчал, не договорив.
- Ну да, разговариваю, - подтвердил тот и зевнул. - Чертовски приятно 
слышать свой собственный голос после стольких лет молчания!
- Но как?.. - никак не мог взять я в толк.
- А кто его знает! - сказал пес. - Я и сам еще толком не понимаю, что 
произошло... Эй, ребята, да расслабьтесь вы, в конце концов!
    Последняя его фраза относилась к нам, все еще не пришедшим в себя от 
потрясения. Глаза и уши доказывали, что это - правда, а разум отказывался 
верить. Впрочем, сам я уже начал приходить в нормальное состояние. 
Действительно, после всего того, что я увидел и почувствовал на себе за это 
путешествие, можно было и не удивляться...
- Мы что, так и будем здесь торчать? - возмутился Верный, вскакивая на все 
четыре лапы. - В конце концов, не ведите себя так, будто увидели 
приведение! Это всего лишь говорящая собака. Всего-навсего...
    Из его пасти вырвались некие звуки, что, по всей видимости, должно было 
означать смех. Вы представляете, говорящий пес, да еще шутник?!
    Леха замотал головой.
- Разбудите меня! Это сон, и мне все только снится!
- Сейчас я тебя разбужу, - пообещал Верный. - Укушу разочек, сразу 
поймешь!..
    Наконец, все пришли в себя. Мы с Лехой занялись осмотром места 
сражения.
    Все пограничники были мертвы. Из них я знал только двоих. Лелик был 
соседом Женьки, и у нас с ним были всегда натянутые отношения. Ни мир, ни 
война... Старшим группы был Рамис, прапорщик, с которым мне частенько 
приходилось лазать по горам в поисках неугодных Эдди людей. Он служил 
вместе с Эдди давно, лет двадцать, наверное. Дед говорил, что Рамис уже был 
под началом капитана (а тогда еще лейтенанта), когда здесь установили 
заставу. Естественно, это открытие не добавило мне оптимизма. Эдди вряд ли 
мог простить убийство старейшего своего соратника. Ведь других-то уже давно 
не было...
    Меч все также торчал из головы Лелика. Я решил проверить свою догадку и 
представил его у себя в руке. Я не спускал с меча глаз, но все равно не 
уловил момента, когда он исчез и переместился в мою руку. Удовлетворенный 
экспериментом, я обтер его о куртку трупа и засунул его себе за пояс. Туда 
же последовал и мой нож, обнаруженный у того же Лелика.
- Как это тебе удалось? - поинтересовался Леха, глядя на труп с рассеченной 
головой.
- Это все подарок Микки, - ответил я. - Этот меч, видимо, обладает какой-то 
просто фантастической способностью возвращаться к своему владельцу, когда 
это необходимо.
- Хорошая способность, - заметил он. - И ты очень удачно ею 
воспользовался...
- Брось, Леха! - возразил я. - Мне не сравниться с таким профессионалом, 
как ты. Я всего лишь сделал одного, а ты - всех остальных. Без тебя мне не 
удалось бы справиться с шестью вооруженными мужиками!
- Не всех, - в свою очередь не согласился он. - Одного загрыз твой пес! Без 
него тот молодчик успел бы нас всех перестрелять!.. Кстати, откуда здесь 
взялся Верный? Ты же говорил, что он погиб!
- Я и сам не знаю, - честно признался я...
    Вы спрашиваете, не испытывал ли я угрызений совести из-за убитых мною 
людей?.. Ребята, да вы что?! На войне мне очень часто приходилось убивать, 
а тут речь шла о жизни не только моей, но и моих спутников. Как бы вы 
поступили на моем месте?..
    Впрочем, я сам виноват. Не допусти я ряд грубейших ошибок, нас бы, 
может быть, и не обнаружили... Каких?.. Во-первых, было слишком много шума. 
Сначала стреляли, потом взрывали статую... Во-вторых, я замаскировал 
палатку снегом, но совершенно не учел, что она с подогревом. Снег растаял, 
и нас обнаружила одна из групп, которые Эдди разослал на наш перехват.
- О чем он успел передать Эдди? - спросил я Леху, кивая на труп командира 
группы.
- Достаточно, чтобы взять нас, - ответил тот. - Дал координаты и вызвал 
вертолет.
- Значит, Эдди уже знает, что я с вами, - нахмурился я. - Ему очень не 
понравится то, что я проделал с его ребятами...
- Что будем делать? - поинтересовалась Ольга, которую, казалось, вывело из 
равновесия только появление говорящего пса.
    Я окинул их всех взглядом.
- Надо сматываться отсюда, и как можно скорее! Очень скоро здесь будут 
ребята Эдди...

                                     * * *

    Мы забрали из палатки свои вещи, после чего мы с Лехой стали ее 
сворачивать.
- А как же Вы, Саша? - спросила меня вдруг Ольга.
- А что - я? - попросил уточнить я.
- Ну, что Вы теперь будете делать? Они теперь знают о Вашем участии в этом 
деле, - ответила она.
- Ах, вот ты о чем! - облегченно вздохнул я. - Ничего страшного. Я переведу 
вас через Перевал, а сам на некоторое время укроюсь. Эдди скоро поймет, что 
без меня ему придется очень туго, - я улыбнулся. - А если он сейчас меня 
поймает, то под горячую руку может и расправиться. Пусть отойдет немного...
    Девушка взяла меня за руку. Ее ладонь была холодной, как льдышка. Да 
это и не удивительно при таком пронизывающем ветре, который свирепствовал 
на этой высоте.
- Мне очень жаль, Саша, что мы втянули Вас в эту историю! - сказала тихо 
она. - Правда, жаль! Если бы не мы, ничего бы не было...
- Ну, во-первых, втянули меня в эту историю не вы, а Эдди, - возразил я. - 
Во-вторых, не будь вас, было бы что-нибудь другое. В первый раз, что ли?.. 
Не беспокойтесь, я сумею выпутаться...
    Честно говоря, я сам не очень-то верил в то, что говорил. Слишком 
серьезной была ситуация. Если раньше мне кое-что сходило с рук, то 
теперь... Теперь Эдди должен был разозлиться не на шутку. Опять же 
Сикорскому я перебежал дорожку. Не будь меня, скажу без преувеличения, эту 
троицу быстро бы выловили. Хотя как-то же ведь они сумели добраться до гор, 
несмотря на то, что за ними наверняка охотились лучшие люди Сикорского. И 
это наводило на размышления...
    Но я сделал свой выбор. Этого требовал мой кровный долг перед Лехой, 
спасшим мне жизнь на войне. Было, правда, и еще кое-что, заставлявшее меня 
поступать так, а не иначе, вопреки моему внутреннему голосу. Мне не 
хотелось бросать их на расправу выродкам. Уж я-то знал, что они могли 
сделать...
    Забрав свои вещи, мы двинулись дальше в горы. На этот раз наша 
экипировка была посолиднее. Теплые вязаные шапки под капюшонами курток; 
маски с очками, защищающие лицо от пронизывающего ветра и яркого солнца; 
альпенштоки, чтобы легче было карабкаться по заснеженным склонам и избегать 
скрытых подо льдом трещин; шипованные ботинки; теплая одежда, не стесняющая 
движений.
    Мои спутники двигались за мной. Тропа была не самая хорошая из тех, 
которые вели на Перевал. Приходилось буквально ползти по камням и скользким 
склонам. Впрочем, мне это было привычно, да и для моих спутников (кроме 
Алисы) не представляло большой трудности. Они держались молодцами и не 
жаловались.
    Примерно через полчаса мы остановились на выступе, нависающем над 
Дорогой. Хотя до Перевала, казалось, было рукой подать от места нашей 
стоянки, мы сумели пройти не слишком много. По крайней мере, еще можно было 
рассмотреть ту скалу, из которой мы выбрались утром.
- Это Перевал, - кивнул я вперед.
- Где? - сразу встрепенулись они.
    Я показал им характерные признаки границы Перевала.
- Спустимся на Дорогу? - поинтересовался Леха.
    Я отрицательно покачал головой.
- Нет. Это было бы слишком просто. Думаю, Эдди там наверняка кого-нибудь 
поставил.
- Хорошо, - согласился Леха. - Но мне кажется, есть еще что-то, что 
беспокоит тебя?
    Он угадал. Была, действительно, еще одна проблема...
- Сначала надо было бы собрать подношение Перевалу, чтобы он пропустил нас, 
- объяснил я, рассматривая местность перед собой. - К сожалению, у меня на 
этот раз не было времени... Не привык я входить туда с пустыми руками!
- А Перевал разве обитаем? - удивилась Алиса.
- Конечно, - ответил я. - Даже слишком... Любой проводник прежде, чем 
соваться туда, собирает подношение, как плату за благополучный проход. 
Такова традиция... Но, я надеюсь, мне простят этот проступок...
- Это так важно? - спросил Леха. - По-моему, это все - суеверия!
    Я внимательно посмотрел на него.
- Я тебе уже как-то говорил, но могу повторить еще раз. Перевал диктует нам 
свои правила и законы. Их просто необходимо соблюдать, если попал на его 
территорию. А если попробуешь идти наперекор, то... Можно остаться там 
навсегда!
    Я окинул взглядом своих спутников, пытаясь оценить, какую реакцию 
вызвали мои слова и будут ли у меня с ними проблемы на Перевале. Леха с 
Алисой внимательно меня слушали. А Ольга, сказала, задумчиво глядя на 
Перевал:
- Он прав, Алеша. Нельзя лезть со своим уставом в чужой монастырь. Саша 
лучше знает, что нужно делать.
- А я что, против? - стал оправдываться он. - Я просто спросил.
    Я задумался... О чем? О разном. Раньше, провожая своих клиентов, я не 
испытывал никаких чувств. Обычно это были отпетые бандиты, которые хорошо 
платили. И только... С такими людьми меня ничего не связывало, и я мог 
любого из них продать безо всяких угрызений совести. Да! Не считайте меня 
таким уж правильным! Я не святой! Война научила меня многому. И прежде 
всего тому, что чувствам никогда нельзя доверяться. Должен быть трезвый 
расчет, и точка! Если ты знаешь, что это необходимо для твоего выживания, 
делай так и не задумывайся о других. Иначе все может плохо кончиться. Для 
тебя же самого... С одной стороны они, конечно, представляли для меня 
некоторую загадку... Например, Ольга. Такая девушка еще не попадалась на 
моем пути. И могу с уверенностью сказать, что вряд ли еще когда-нибудь 
попадется... Что в ней было необычного? Да все! Ее хладнокровие и 
одновременно с тем нормальная реакция на события. Она могла стрелять, 
кидать термогранату в ххорнов и оставаться при этом женщиной. Чего нельзя 
сказать о тех бабах, которых я встречал в армии. С другой стороны ее 
окружал ореол тайны, которую я до конца так и не разгадал...
    Вообще-то женщины никогда не представлялись мне чем-то таинственным. Я 
более или менее хорошо разбирался в их мыслях, чувствах, поведении. Я знал, 
что им было нужно. А нужно им в большинстве случаев одно и то же. (Пусть не 
обижаются присутствующие здесь дамы, но это правда!) Вот Алиса, например. 
Конечно, неплохая девушка, но слишком красивая, на мой взгляд... Почему 
плохо? Просто такой очень много надо давать, чтобы удержать при себе. И не 
смотрите, что там, в пещерах, она была не прочь... Алиса просто видела во 
мне мужика, с которым ей хотелось, скажем так, провести некоторое время с 
глазу на глаз. Отнюдь не для душеспасительных разговоров... Но я не был тем 
мужчиной, с которым она захотела бы жить... Откуда такой скептицизм?... Мне 
пришлось пройти через унижение и грязь, чтобы понять и осознать это. Хотя 
наверняка кроме Ольги есть и другие хорошие девушки. Просто мне попадались 
одни...
    Ольга... Она - совсем другое дело. То есть, вы неверно меня поняли. Я 
не хотел этим сказать, что она согласилась бы со мной провести всю жизнь. 
Обычно я с первого взгляда определяю, с каким человеком имею дело. Но эту 
девушку я знал уже больше суток, а она до сих пор оставалась для меня 
загадкой. Она мало говорила, иногда на ее лице застывало странное 
выражение, пугающее меня. У нее были какие-то свои взгляды на мир, которые 
скрывались от меня завесой таинственности. Лишь однажды она чуточку 
приоткрыла ее... Да, для того, чтобы понять, что она из себя представляет, 
требовалось гораздо больше времени. А его-то как раз и не было...
    Леха... Смышленый парень, способный на самопожертвование. Он тоже, как 
и я, был ТАМ и знает, что такое война не понаслышке. Мы воевали неизвестно 
за что, но воевали. А в это время сыночки богатых родителей типа Сикорского 
просиживали задницы в теплых квартирах. В то время как мы сражались и 
умирали, замерзали в этих проклятых горах, тяжелораненые, и жили в окопах. 
И многие из нас попали на эту войну, потому что просто некуда было 
податься, кроме армии. Слишком мало нас вернулось оттуда, а многие остались 
калеками на всю жизнь. Леха помог мне остаться на этом свете живым и 
невредимым, при руках и ногах...
    Было и еще что-то, что заставляло меня вести их на Перевал. Правда, 
голос разума все же твердил, что я делаю непоправимую ошибку. Теперь, когда 
Сикорский и Эдди знали, что я увел "дичь" из-под их носов, мне грозили 
крупные неприятности. И я это хорошо осознавал. Проще было сдать их и 
продолжать спокойно жить. В противном случае мне пришлось бы опасаться 
того, что меня в любой момент могут схватить. Следовательно, возвращаться в 
свой дом тоже было небезопасно... Но, видимо, во мне оставалось еще что-то 
хорошее, если я пренебрег этим голосом...
    Может, я часто повторяюсь... Просто я хочу, чтобы вы поняли, что я 
испытывал в то время, какие сомнения терзали мою душу, насколько мне было 
тяжело принимать это решение. В конце концов, мне было, что терять...
    Вдруг Верный насторожился.
- Хреново дело, Хозяин, - сообщил он. - Они уже близко.
    И действительно, через некоторое время и я услышал нарастающий гул 
вертолетов.
- Ложитесь! - крикнул я, падая на землю.
    Все беспрекословно выполнили мое указание. И вовремя, потому что через 
несколько секунд из-за скал вынырнула пара пограничных вертолетов, 
пронеслась над нами, сделала круг и возвратилась обратно, зависнув над тем 
местом, где раньше стояла наша палатка.
- Вот и гости! - заявил лежащий рядом Верный. - Скоро здесь станет жарко.
    Мне совсем не нравилась его болтливость. Я уже жалел, что пес 
заговорил...
    Тем не менее, он был прав. Я с тоской посмотрел на небо. Среди 
пограничников есть немало отличных снайперов. Если нас отрежут от Перевала 
(а именно это они и сделают, если не дураки), мы, конечно, сможем 
продержаться некоторое время. Но вряд ли они станут ждать. Перещелкают нас, 
как волков, с вертолетов! А эти машины не собьешь из моего карабина. Они - 
летающие танки с толстой броней. Тут в самую пору пришелся бы гранатомет 
или ракетная установка. Ни того, ни другого у нас не было...
    Вдруг вокруг потемнело, ветер усилился, и через мгновение бушевала 
самая настоящая снежная буря! Это было просто невероятным совпадением! Тем 
более что за секунду до этого небо было безупречно чистым, и ничего не 
предвещало изменения погоды. Но, как бы то ни было, этот каприз природы 
сыграл нам на руку. Видимость резко ухудшилась, но теперь нас не видел и 
противник.
- У тебя, Хозяин, что - связи с теми, кто делает погоду? - поинтересовался 
находящийся где-то рядом пес.
- Хватит болтать! - оборвал я его, вставая на ноги. - Все ко мне!
    В руку ткнулся холодный нос Верного. Я нащупал ошейник, достал поводок 
и соединил их.
- Хватайтесь друг за друга и следуйте за мной! - крикнул я, стараясь 
переорать завывания ветра, которые перекрыли даже рев двигателей 
вертолетов, кружащихся где-то неподалеку. - Попытаемся добраться до 
Перевала!
    Вдруг я услышал взрыв, который прогремел совсем недалеко. Позднее я 
узнал, что пилот одного из вертолетов не справился с управлением и врезался 
в скалу. Жаль, что Эдди и Сикорский находились в другой машине. Тогда 
проблем сразу бы поубавилось...
    Я почувствовал, как меня кто-то схватил за рукав куртки.
- Все готовы?
- Готовы! - пришел ответ из-за снежной пелены.
- Тогда двинулись! - сказал я. - Верный, вперед, на Перевал!
- Слушаюсь, босс! - откликнулся пес и потянул меня за собой, внутренним 
чутьем угадывая дорогу...
    Идти было трудно. Несколько раз, поскользнувшись на неверном склоне, я 
падал. Двигались очень медленно, но каждый шаг приближал нас к цели.
    Вдруг Верный остановился. Это могло означать только одно, - мы достигли 
границы Перевала. Впереди начинался совсем другой мир...
- Внимание! - крикнул я. - Осторожно группируйтесь вокруг меня!
    Сначала из-за снежной пелены вынырнуло лицо Ольги (это она держалась за 
меня). Потом подошли Алиса и Леха. Стоять приходилось вплотную друг к 
другу, потому что буря так бушевала, что на расстоянии в полметра уже 
ничего не было видно, и постоянно приходилось чистить очки от снега.
- Теперь слушайте меня внимательно, - начал я, когда все собрались в круг и 
наклонились к центру, соприкасаясь головами, чтобы не напрягаться, 
разговаривая. - Сейчас мы вступим на Перевал. Поэтому я хочу рассказать 
кое-что, без чего там не обойтись. Откройте пошире уши и не говорите потом, 
что не слышали. Может случиться так, что и говорить уже не сможете...
    Я помедлил немного, давая им возможность собраться, и продолжил:
- Итак, Перевал - совсем другой мир! Он реален и в то же время иллюзорен. 
Не доверяйте тому, что видите, ибо ваши глаза могут обманывать вас. Ничему 
не удивляйтесь. Не шумите, - Перевал не любит шума. И точно следуйте всем 
моим приказам. Если я скажу ползти, значит, вы должны уткнуться носом в 
камень и ползти. Прикажу войти в скалу, значит, вы без возражений идете. 
Скажу прыгать, прыгайте, не раздумывая, какая бы высота не была в этом 
месте. Иначе я не дам за ваши жизни и ломаного гроша... Теперь пошли...
- Поехали! - услышал я радостный голос своего пса.
    Мысленно помолившись Богу, я шагнул вперед, увлекая за собой своих 
спутников...

                                      7.

    Через секунду передо мной предстала картина, которую я видел уже не 
один раз. Яркое солнце, жарища и никакой снежной бури! Впрочем, как и 
самого снега... Следом за мной будто из ничего появились сначала Ольга, 
потом Алиса и, наконец, Леха. Все они остановились и удивленно уставились 
на окружающую обстановку.
- Все, дальше ни шагу! - предупредил я их.
- Где это мы? - спросил Леха, озираясь по сторонам.
    Впрочем, девушки не отставали от него. И только для меня и Верного эта 
картина была хорошо знакома и не вызывала удивления.
    Пес громко зевнул и сказал:
- Мы на Перевале, приятель. Можешь заключать пари на все имеющиеся у тебя 
деньги и не прогадаешь! Уж поверь мне!
    Последовавшая за этим с его стороны серия звуков должна была, по всей 
видимости, означать смех. Но это было скорее похоже на дикую смесь хрипа, 
лая и визга.
- Но... - начал Леха и замолчал.
- Теперь можно переодеться. Теплая одежда не скоро нам понадобится, - 
сообщил я.
- Смотрите! - воскликнула Алиса, указывая себе под ноги.
    Ее ступни скрывались в камне. Она подняла одну ногу. Потом опустила ее 
и подняла другую. С ногами все было в порядке.
- Я же вам говорил, что Перевал - мир иллюзий! - сказал я. - Поверхности, 
которую вы видите, на самом деле не существует. Реальная находится ниже, и 
на ней стоят сейчас ваши ноги.
- А куда подевалась снежная буря? И все остальное тоже... - 
поинтересовалась она.
    Да, позади, насколько хватало взгляда, простирались горы без единого 
намека на снег. И Солнце выглядело как-то не так. Я много раз бывал на 
Перевале, но так и не смог определить, что же в нем странного. А, в общем и 
целом, этот ландшафт завораживал своей дикой красотой, непохожей на то, что 
мы оставили позади.
- Много времени я провел в рысканиях по Перевалу, но каждый раз, когда 
попадаю сюда, чувствую себя щенком, впервые открывшим глаза и обнаружившим, 
что вокруг полно интересного! - заявил серьезно пес.
- Заткнись, Верный! - оборвал я его, на что он, похоже, нисколько не 
обиделся. - Дай мне сказать, а потом можешь болтать, сколько тебе влезет.
    И я начал краткий курс подготовки для новичков.
- Я уже говорил вам, что это - другой мир. Никто, в том числе и я, не знает 
толком, что он из себя представляет. Даже ученые, которые пытались изучать 
его... Знаю только одно. Мы сейчас находимся как бы в двух мирах. Один - 
наш, мы его ощущаем под ногами. Другой - чужой. Он не менее реален, но 
больше действует на зрение, чем на другие органы чувств. В этом месте, по 
крайней мере... Здесь ничему нельзя доверять. Сам я не знаю, как объяснить 
эту двойственность, но скоро вы и сами все увидите и почувствуете...
- А как же вертолеты? - забеспокоился Леха. - Здесь мы как на ладони.
- Они нас не найдут, - успокоил я его. - С воздуха сюда невозможно 
проникнуть. Пролетая над Перевалом, они увидят всего лишь обычный ландшафт. 
Такова ЕГО особенность. Этот мир ощущает лишь тот, кто в нем находиться. 
Человек на Перевале как бы выпадает из нашего, реального мира... А сюда они 
не сунуться без проводника. А проводник на этой стороне один - я!
- Не очень-то мне понятно про Перевал, - заявила Алиса.
- Ничего, скоро вы сами это поймете, - пообещал я. - Когда двинемся 
дальше...
- Куда? - сразу же последовал вопрос.
- За границу, - ответил я и почувствовал, что этот ответ разочаровал моих 
спутников. - Там вам, по крайней мере, угрожает меньшее, чем по эту 
сторону. Максимум, что сможет сделать Сикорский - послать наемных убийц. А 
на этой стороне он поставит всех на уши, лишь бы достать вас.
    В это мгновение мой взгляд упал на Ольгу. Девушка жадно вглядывалась в 
ландшафт, окружающий ее. У нее было такое выражение лица, будто она 
наконец-то вернулась домой после долгого отсутствия. По крайней мере, 
радость и возбуждение так и перли из нее наружу. Это напомнило мне мое 
первое появление на Перевале. Тогда я выглядел, наверное, также. И 
испытывал я такое же ощущение. Это удивило меня. Ни у кого из своих 
клиентов я никогда ничего подобного не замечал...
- А это что за замок? - вдруг спросила Ольга, указывая на окруженное 
высокими зубчатыми стенами здание у Дороги.
    Я посмотрел туда и ответил:
- Замок Стражей Перевала.
- А это кто еще такие? - поинтересовалась Алиса.
- Воины, охраняющие Дорогу.
- Разве здесь есть люди? - удивилась она. - А ты их видел?
- Видел, - ответил я и задумался. - Впрочем, с уверенностью сказать, что 
они - люди, нельзя.
- Почему?
    Я неопределенно пожал плечами.
- Я не знаю, кто они - призраки или реальные существа. Они всегда 
появляются внезапно и также внезапно исчезают. И никогда нельзя с 
уверенностью сказать заранее, что принесет тебе эта встреча. Поэтому я 
предпочитаю с ними не встречаться.
- Я слышала о них, - заметила Ольга, задумчиво смотревшая перед собой.
    Не понравилась мне эта ее задумчивость. Кто мог ей рассказать об этом? 
Что скрывается за ее фразами?
- Ладно, переодеваемся и двигаем дальше, - так и не решив эту головоломку, 
сказал я...
    Скоро теплая одежда была снята и упакована. Я разобрал свой карабин, 
сложил его аккуратненько в свой рюкзак и собрал арбалет, приспособив к нему 
ложе и оптический прицел.
- Это зачем? - поинтересовался Леха, с удивлением наблюдавший за моими 
манипуляциями.
- На Перевале опасно шуметь, - объяснил я, проверяя спуск арбалета. - Эта 
штука работает бесшумно, а карабин теперь не скоро мне понадобится. Советую 
и тебе убрать свой автомат.
    Леха отрицательно замотал головой.
- Нет, мне с ним будет спокойнее. Без него я буду чувствовать себя 
беззащитным.
- Смотри, дело твое, - пришлось согласиться мне, потому что спорить не 
хотелось. - Только здесь, на Перевале, не применяй его, а то могут быть 
крупные неприятности у всех нас.
- Очень крупные? - уточнил он (я так и не понял, издевался он или на самом 
деле не понимал).
- Ты даже и представить себе не можешь, насколько, - подтвердил я.
- Хорошо, я постараюсь, - уступил парень. - Ты здесь хозяин, тебе виднее...
    Я достал веревку и обвязал ею всех, привязав конец себе на пояс.
- А это зачем? - поинтересовалась Алиса, которая была, насколько я мог 
судить, намного любопытнее Ольги.
- Страховка, - объяснил я ей. - Я же говорил, вся местность тут - сплошной 
обман. Ты думаешь, что наступаешь на камень, а на самом деле под твоей 
ногой оказывается пропасть. Если кто-нибудь из нас сорвется, веревка не 
даст ему упасть.
    Я проверил каждого из них и кивнул, удовлетворенный осмотром, после 
чего заявил:
- Итак, я иду первым, а вы - за мной. Ступайте по моим следам и не 
вздумайте отклоняться ни вправо, ни влево, если вам дорога жизнь. Тропа, 
конечно, не из легких, но выбора у меня не было. Придется приложить 
максимум сил. Выдержите девочки?
    Леху я не спрашивал - и так знал, на что способен бывший спецназовец.
- Выдержим. За нас не волнуйся, - ответила твердо Ольга.
    Я с недоверием посмотрел на них, но по их виду понял, что упорства и 
решимости им не занимать.
- Тогда двинули...
    И мы пошли. Впереди - Верный, чутьем узнающий тропу. За ним следом шел 
я, тщательно обшаривая альпенштоком пространство перед собой. Потом - 
Ольга, за ней - Алиса, и замыкал шествие Леха. Конечно, я мог пройти по 
тропе, не пользуясь услугами пса, но сколько людей погибло на Перевале из-
за излишней самоуверенности. Эта местность частенько менялась, а собаки 
чувствовали все изменения и вовремя предупреждали хозяев. Но все равно 
прежде, чем наступить, я пробовал это место на прочность и лишь после этого 
ставил туда ногу. Мои спутники были менее опытны в таких делах и поэтому 
первое время то и дело оступались, а иногда и падали, запнувшись о какой-
нибудь камень, которого, как подсказывали их глаза, здесь не должно было 
быть. Мы карабкались по склонам, и ребята то и дело срывались, но веревка 
не давала им далеко скатиться. Конечно, без ушибов, синяков и царапин не 
обошлось...
    Первой, как ни странно, перестала ошибаться Ольга. Следующим был Леха - 
опыт спецназовца и его отменная реакция помогли в какой-то мере 
приспособиться к изменившимся условиям. А вот Алиса никак не могла 
привыкнуть, и большинство задержек происходило из-за нее. Я даже стал 
жалеть эту девчонку и уделять ей больше внимания, видя, как она до крови 
закусывала губу, чтобы не заплакать от особенно чувствительных ушибов. За 
что получал благодарные взгляды...
    Для моих спутников было, конечно, странно видеть, как в некоторых 
местах наши ноги утопают в камне. Но вот перед нами встала отвесная скала, 
по одну сторону от которой была пропасть, а по другую - паршивое 
нагромождение осколков, по которым нельзя было пройти. Я остановился перед 
ней и обернулся к моим спутникам.
- Теперь вам предстоит пройти сквозь эту скалу. Она - ничто иное, как 
иллюзия, поэтому ничего невозможного в этом нет, - добавил я, заметив 
недоверчивые взгляды. - Беспокоиться нечего. Я должен также предупредить 
вас - там вы ничего не сможете видеть, будет очень темно, но паниковать не 
стоит. Я сам проведу через это место каждого из вас.
    После этих слов я взял Ольгу за руку, испытывая при этом какое-то 
странное волнение.
- Ты готова?
    Девушка кивнула, но ее зеленые глаза были широко распахнуты. Она 
чувствовала, что я не все сказал, и встревожилась...
    Кто это сказал? Я влюблен в Ольгу?.. Да, в общем-то, верно. Только 
тогда я еще не осознавал этого. Нет, вовсе не поэтому я уделяю ей столько 
внимания. Просто она сыграла ключевую роль не только в этом деле, но и в 
моей дальнейшей судьбе. Впрочем, наберитесь терпения. Скоро я дойду до 
этого...
- Будет несколько неприятно, но ты скоро привыкнешь, - сказал я, развязывая 
и сматывая веревку, которая соединяла нас четверых. - Только не бойся и не 
паникуй. Держись за меня и не делай лишних движений. Один неверный шаг - и 
ты полетишь в пропасть!
    Потом я обратился к остальным:
- А вы стойте здесь и не двигайтесь. Я вернусь за вами.
    Я привязал поводок пса к левому запястью, а правой  рукой взял девушку 
за ее левую руку.
- Внимание, фокус! - провозгласил важно Верный, смело шагая в скалу.
    И исчез из поля зрения. Я обернулся и бросил взгляд на своих спутников. 
И хотя они были подготовлены мной, исчезновение пса несколько смутило их. 
Это было хорошо заметно по их лицам.
- Не удивляться и не паниковать! - напомнил я им и шагнул вперед, следуя за 
поводком пса.
    Мы вошли в скалу. Ощущение было такое, будто попал в густой кисель. Там 
была темень, хоть глаз выколи. И человек, попавший туда в первый раз, терял 
ориентацию и мог запаниковать. Мне-то это было не в новинку, а вот Ольге...
    Я почувствовал, как девушка отшатнулась назад, видимо, намереваясь 
вернуться, но я тут же заговорил, сжав крепче ее руку и успокаивая ее 
нервы, для которых это ощущение было чрезмерным. (Так сказать, защитный 
рефлекс организма.) Я вытянул вперед левую руку, нащупал настоящую скалу и 
осторожно двинулся вдоль нее, не прекращая говорить разные глупости. (Надо 
же было отвлекать Ольгу от того страха, который испытывал всякий, впервые 
попавший туда! Честно говоря, я и сам всегда чувствовал себя неуютно. 
Подсознательно возникал страх, что этот "кисель" вдруг затвердеет, и я 
останусь там навсегда.) Одновременно я проверял пространство вокруг себя, 
чтобы никуда не свалиться.
    Все прошло благополучно, лишь один раз Ольга оступилась. Но я крепко 
держал ее и не дал ей упасть. Мы прошли по узкой трещине в реальной скале, 
и скоро тьма рассеялась перед нами.
- Уже все? - удивилась девушка, отпуская мою руку, на которой остались 
отпечатки ее пальцев (так крепко она держалась за меня). - Я думала, это 
будет продолжаться вечно!
- Ничто не вечно под луной! - философски заметил Верный, шагая опять к 
проходу. - Пошли, Хозяин!
    Оставив Ольгу и предупредив ее, чтобы она не двигалась с места, мы с 
псом вернулись за Алисой. Вот она-то чуть и не погибла из-за того, что 
запаниковала. А на Перевале ни в коем случае нельзя поддаваться панике...
    Едва девушка попала в темень, почувствовала ее обволакивающую 
атмосферу, как сразу же закричала, вырвала у меня свою руку и бросилась 
назад. Если бы это происходило на ровном месте, ничего страшного не 
случилось бы. Но мы огибали скалу по краю, вправо шел откос в несколько 
метров, переходящий в пропасть. Девушка потеряла равновесие. Рискуя сломать 
себе шею или размозжить голову о камень (а здесь это было вполне реально), 
я рванулся следом за ней. (Учтите, я ничего не видел!) Мне повезло (скорее 
даже не мне, а Алисе), и я успел схватить ее за плечи и крепко прижать к 
себе, стараясь при этом сохранить равновесие на узкой тропе. Так я и держал 
ее в своих объятиях, пока девушка не успокоилась и не привыкла к 
обстановке. Она дрожала и всхлипывала, а я ее успокаивал - гладил по 
волосам, называя самыми ласковыми словами из тех, которые знал...
    Наконец, девушка взяла себя в руки.
- Извини, - услышал я ее голос. - Я готова идти дальше.
- Ничего, моя девочка. Все будет в порядке, - сказал я ей и добавил. - Я и 
сам в первый раз сильно испугался, когда мой дед ввел меня в скалу, как 
сейчас тебя.
    "Девочка", которая была, наверное, моей ровесницей (а то и старше), 
нащупала мою голову, погладила по щеке и прошептала:
- Какой же ты хороший! Нет, правда!
- Я и сам это знаю, - совершенно серьезно заявил я.
- Я не шучу! - почувствовал я обиду в ее голосе. - Почему ты встретился мне 
только сейчас? С таким, как ты, я готова прожить всю жизнь! Ты нежный и 
сильный! Ты...
    Вот тебе на! Запахло жареным! Не то, чтобы меня не прельщала 
перспектива жить с такой красивой женщиной, но я всегда смотрел на вещи 
реально...
- Нет, Алиса, - прервал решительно я ее. - Ты никогда не смогла бы жить с 
таким человеком, как я. А я не смог бы с тобой... Я не хочу тебя обидеть, 
ты мне нравишься, как женщина, но ты ведь и сама должна понимать, что это 
невозможно!
- Почему? - последовал с ее стороны риторический вопрос.
    Я усмехнулся, хотя она вряд ли могла увидеть мою улыбку.
- Я всегда хожу по краю... Рискую жизнью, могу загреметь за решетку в любой 
момент. Живу отшельником в горах и лишь изредка спускаюсь в деревню. И еще 
реже выбираюсь в город. Тебе нравится такая жизнь? - спросил я ее, закончив 
описание своего быта.
- Наверное, ты прав, - вздохнула она. - Не знаю... Но я другое имела в 
виду. Знаешь, ты какой-то не такой, как остальные мужики. Другой... В тебе 
что-то есть.
    Девушка помолчала немного и неожиданно для меня заявила:
- Знаешь, у меня предчувствие, что я скоро умру!
    Я вздрогнул, вспомнив свое видение. Она это почувствовала и еще крепче 
прижалась ко мне.
- Ну, что еще выдумала! - возмутился я. - Выкинь такие мысли из головы!
    А внутренний голос внутри меня кричал - правда, правда, правда! Я не 
хотел думать об этом, но не мог. Что-то мне подсказывало, что так и будет 
на самом деле...
- Ну что, мы так и будем стоять? - услышал я голос своего пса, который уже 
давно дергал за поводок.
- Пойдем, а то они, наверное, места себе не находят, услышав твой крик, - 
сказал я, с сожалением выпуская ее теплое и податливое тело из своих 
объятий...
    Еще несколько раз она оступалась, но я был начеку и успевал удерживать 
ее. Наконец, мы достигли расщелины, в которой уже можно было ни о чем не 
беспокоиться, и через несколько мгновений оказались рядом с Ольгой.
- Что случилось? Почему так долго? - встревоженно спросила она.
- Ничего страшного, - успокоил я ее и рассказал о произошедшем, опуская, 
естественно, некоторые подробности...
    Оставив Алису стоять рядом с Ольгой, я вернулся за Лехой. Каково же 
было мое изумление, когда я обнаружил его в скале на порядочном расстоянии 
от того места, где оставлял.
- Я что тебе говорил? - возмутился я. - Почему ты самовольно полез сюда? А 
если бы упал в пропасть и сломал себе шею?
- Я аккуратненько, - ответил Леха. - Просто я услышал крик, а когда ты 
долго не появлялся, я решил, что с вами что-то случилось, и пошел следом. 
Хотя, если честно, мне просто не хотелось оставаться там одному.
- Ну ладно, - смилостивился я. - Хватайся за руку, и пошли. Только смотри - 
чтобы подобные фокусы не повторялись, если хочешь выжить!
- А если с тобой что-нибудь случится? - встревожился он. - Мне тоже 
прикажешь ждать, пока не подохну?
- Можешь двигаться только тогда, когда убедишься в том, что я за тобой не 
вернусь, - разрешил я. - Только вряд ли ты долго протянешь один, без 
проводника...
    После этого трудного перехода мы немного передохнули. Там, на этом 
коротком привале, нам повстречалось первое животное на Перевале. На одной 
из скал мы увидели белоснежного барана, который в отличие от обычного имел 
четыре рога, два из которых были загнуты вперед, а два, расположенные 
позади первых, были прямыми. Он уставился на нас своими выпуклыми глазищами 
и замер на месте.
- Он нас видит? - почему-то шепотом поинтересовался Леха.
    Я пожал плечами.
- Может, и не видит, но чувствует.
- Подстрелим его? - предложил Леха.
    Я отрицательно замотал головой.
- Нельзя! Выстрелы могут привести к плохим последствиям!
- К каким? - не понял он.
- Я расскажу тебе одну историю, - сказал я, - и ты поймешь, что я не зря 
предостерегаю тебя... Как-то два года назад я вел группу на ту сторону. Не 
скажу, что все они были глупые и самоуверенные болваны, но была среди них 
троица, которая вечно мутила воду. И вот однажды, чуть подальше отсюда, нам 
повстречалась целое стадо этих баранов. И эта троица решила устроить на них 
охоту. Я предупреждал их, что это опасно, но они не послушались. Короче, 
эти олухи подстрелили парочку, а остальные разбежались. Конечно, бараны 
упали в таком месте, откуда их без помощи проводника не достанешь. Но я 
категорически отказался им помогать в этом деле. И, как оказалось, не 
зря... Следующей же ночью эта троица пропала. Исчезла бесследно. Как их не 
звали, не искали - бесполезно!.. Я нашел их на обратном пути. Изувеченных, 
обоженных, со страшными ранами на теле... Я узнал, что это они, лишь по 
печатке на пальце одного из них. За то, что они посмели покуситься на этих 
баранов, им перебили руки и пальцы на каждой из них. Когда я их нашел, они 
были уже мертвы. Но я никогда не забуду выражение ужаса, которое застыло на 
их обезображенных лицах...
- Кто мог это сделать? - ужаснулся Леха.
    Я пожал плечами.
- Это тайна, покрытая мраком. Может, Стражи Перевала...
- И никто ничего не слышал? - удивился он.
- Мало того, никто не смог обнаружить каких-либо следов! - усмехнулся я и 
поинтересовался. - Так как, ты все еще хочешь подстрелить этого барана?
- Правильно! - вмешалась тут Ольга. - Мы привыкли всюду лезть со своим 
уставом. Испоганили всю Землю и думали, что и здесь все можно! Привыкли 
брать, не отдавая ничего взамен, вот и результат! Хозяева Перевала, таким 
образом, дали всем понять, чтобы не брали то, что вам не принадлежит.
    Все время, пока она говорила, я смотрел на нее. И по мере того, как она 
распалялась все больше и больше, мое изумление росло.
- Что это с ней? - удивленно спросил я у Лехи.
- Не обращай внимания! - махнул тот рукой. - С ней такое иногда бывает. Она 
ведь - активистка "зеленых".
- Тогда понятно, - сказал я.
    Баран, все это время спокойно стоявший на виду у всех, вдруг 
развернулся и бросился прочь. Скоро я понял, что послужило причиной его 
внезапного бегства, и крикнул:
- Всем лечь ничком и не двигаться!
-   По небу проплывал, медленно взмахивая перепончатыми крыльями, самый 
страшный обитатель Перевала - огнедышащий дракон... Сказки, говорите вы? 
Черта с два! Если бы вы видели его!.. Огромное чешуйчатое тело, сверкающее 
в лучах солнца; морда с пастью, наполненной острыми и длинными клыками; 
короткие, но мощные лапы и длинный хвост - вот краткое описание этого 
чудовища. Что и говорить, впечатление он производил зловещее! Драконы 
вообще всегда летают низко, поэтому я молил Бога, чтобы никто не 
пошевелился, потому что тогда это чудовище могло заметить нас. Но все 
обошлось, и дракон пролетел мимо.
- Фу ты, пронесло! - облегченно пролаял пес, вскакивая на лапы. - Считайте, 
нам крепко повезло!
    Мы тоже поднялись из своих укрытий.
- Кто это был? - поинтересовался Леха.
- Мы называем этих монстров драконами, - ответил я. - Если бы он нас 
заметил, не миновать бы нам огненного дождичка!
- Чего? - удивились мои спутники.
- Эта рептилия - летающий огнемет, - разъяснил я им. - Как правило, летит 
он низко, все видит, что делается под ним, и если кого-то заметит, поливает 
сверху какой-то горящей жидкостью. Все равно что, как напалмом...
- Подождите немного, еще и не такое здесь увидите! - пообещал Верный...
    Немного подкрепившись, мы двинулись дальше и скоро достигли того места, 
где нам предстояло спуститься на Дорогу. Картина, открывшаяся взорам моих 
спутников, приковала все их внимание. Впрочем, это и не удивительно. Дело в 
том, что здесь, в этой местности, Дорога выглядела, как новенькая, без 
всяких разрушений, так хорошо заметных вне Перевала. И Замок Стражей отсюда 
был виден лучше. Мне-то эта картина была привычна, а вот моих спутников она 
чем-то поразила, хотя мне она никогда не казалась заслуживающей внимания. 
Да нет, вру! Ольга как раз смотрела так, будто ей все это было хорошо 
знакомо...
- Не обращайте внимания, - посоветовал я. - Все, что вы видите, лишь 
иллюзия. Не обманывайтесь. Вера в иллюзию здесь дорого стоит. Цена немалая 
- жизнь!
- Не думаю, что все здесь - иллюзия, - спокойно возразила Ольга. - Если это 
так, то почему Вы боитесь драконов и Стражей Перевала? Почему твердите, что 
на Перевале нельзя шуметь? По-моему, иллюзия не может причинить вреда.
    Я удивленно воззрился на нее. Эта девочка знала, что говорила. Слишком 
уверенным был тон, которым она это произнесла. Хотя откуда ей было знать, 
если она впервые попала на Перевал? Непонятно...
- Мы называем их иллюзиями, потому что никто с ними не контактировал и не 
знает, что они из себя представляют, - сказал я ей. - Правда, некоторые из 
них иногда чувствуешь на своей шкуре. И, знаешь, они не хуже реальных могут 
натворить дел! Перевал - призрачная зона, поэтому и существа, обитающие 
здесь, иллюзорны для нас.
- Странная логика, - заметила девушка. - Почему не называть черное черным, 
а белое белым?
    Я задумался. А, действительно, почему? Почему мы всегда считали 
обитателей Перевала какими-то призраками, хотя иногда нам хорошо от них 
доставалось? До того момента, пока Ольга не подняла этот вопрос, я как-то 
не задумывался над этим. Может, сказывалась многолетняя традиция, когда 
считалось, что Перевал - совсем другой мир, и в этом мире не может быть 
ничего живого. А почему так думали? Неужели только из-за того, что местные 
обитатели никогда не общались с людьми?.. Не знаю...
- А далеко отсюда до Города? - вдруг спросила Ольга.
- Он находится в самом сердце Перевала, - ответил я. - Где-то там. Но 
увидеть его можно будет только завтра и то издалека.
    Ольга посмотрела в том направлении, куда я указал, и кивнула. Что за 
мысли бродили в тот момент в ее голове? Этого мне не суждено было узнать...
    Мы приступили к спуску. Для этого было извлечено на свет божий 
альпинистское снаряжение и закреплено нужным образом. Я спустился первым. 
Потом спустили Верного, обвязав его веревкой. При этом пес напевал какую-то 
непонятную песню, взятую им неизвестно откуда. Потом он заявил, что сам 
сочинил ее, но я ему не очень-то поверил. Где вы видели собак-поэтов или 
собак-композиторов? Хотя, впрочем, и говорящих псов до этого мне тоже не 
приходилось встречать...
    Я немного беспокоился, как пройдет спуск по отвесной стене у остальных, 
но все закончилось хорошо.
- А вот и Стражи Перевала! - сообщил я, делая своим спутникам знак 
прижаться к скале. - Теперь вы сможете их рассмотреть, лишь бы они нас не 
заметили!
    Как завороженные они наблюдали за человеческими фигурами в черных 
рыцарских доспехах (хотя я и не мог поручиться, что человеческих), гордо 
восседающих на драконах. Черные плащи, копья, мечи, щиты создавали 
непередаваемое впечатление чего-то сказочного и одновременно зловещего. 
Десяток этих воинов промчался в нескольких десятках метров над Дорогой в 
сторону Замка, не заметив нас. Или сделали вид, что не заметили...
- Кто они - люди? - опять пристала ко мне Алиса, когда последний из них 
скрылся в Замке.
- Не знаю, - чистосердечно признался я. - Хотелось бы верить, что да. Во 
всяком случае, у меня нет желания выяснять это.
- Почему?
    Ее густые длинные ресницы, обрамляющие красивые карие глаза, удивленно 
взлетели вверх. Я покачал головой, удивляясь ее наивности.
- Знаешь, Алиса, хорошо еще, что они нас не заметили. В противном случае, 
боюсь, последствия были бы для нас плачевными.
- Но ведь Вы сами говорили, что это - иллюзия! - лукаво усмехнулась Ольга, 
вмешиваясь в разговор.
    Я повернулся к ней и ответил:
- Не надо ловить меня на слове, девочка! Я же говорил, что иногда иллюзия 
бывает очень реальной. Даже те, кто всю жизнь ходит на Перевал, иной раз не 
в состоянии их различить. Не дай Бог почувствовать это на себе, как 
случилось однажды с моим дедом!
    Девушка вспыхнула и сказала зло:
- Никогда больше не называйте меня так! Я не маленькая, чтобы со мной 
обращались подобным образом! И не думайте, что Вы здесь больше всех 
знаете!..
- Ого! - воскликнул Верный. - Кошечка показала коготки! Берегись, Хозяин, а 
не то она задаст тебе хорошую взбучку!
- А тебя вообще не спрашивают! - досталось на орехи и псу. - Не встревай, 
когда разговаривают люди, а то и тебе достанется!
    (Впрочем, это никак не повлияло на поведение своенравной собаки.)
- Хорошо, хорошо! - я поднял обе руки вверх. - Давайте не будем ссориться! 
Извини, Оля, если обидел тебя! Но и меня не надо, пожалуйста, выставлять 
дураком! Я и сам знаю, что здесь много странного...
- Не люблю фамильярности! - фыркнула она в ответ.
    А я подумал, что Алиса, пожалуй, будет попроще...
- Ну, не ссорьтесь! - вмешался Леха. - Нам надо держаться всем вместе, а вы 
тут...
- Они возвращаются! - перебила его Алиса, указывая рукой на Замок.
    Действительно, в нашу сторону летели два воина на драконах. Мы 
мгновенно спрятались в камнях. Черные всадники сделали несколько кругов над 
нами, да так низко, что было слышно хлопанье крыльев. После этого они 
удалились...
- Думаешь, они нас заметили? - шепотом спросила меня Алиса.
- Думаю, что да, - ответил я и скомандовал. - Пошли быстрее отсюда! Эта 
встреча не сулит нам ничего хорошего!
    А сам с тревогой смотрел вслед черным воинам. Еще больше мне не 
понравилось, когда один из них полетел к Замку, а второй направился куда-то 
в сторону Города. А, скорее всего, что именно туда. Как я жалел в тот 
момент, что дед не успел мне толком рассказать, что там такое! Почти сразу 
же он ушел обратно на Перевал и уже больше не вернулся. Если бы дед 
рассказал тогда, что он видел, я бы знал, чего нам ждать оттуда...
- Если это и иллюзия, то уж больно жуткая! - заметил Леха, убирая за спину 
автомат, который все это время держал наготове. - На своем веку я многое 
повидал. Но такого ужаса, который внушают эти люди в черном, я не 
испытывал! От них веет опасностью... Кто-нибудь когда-нибудь с ними 
вплотную сталкивался?
    Последний вопрос относился ко мне.
- Те, кто сталкивался с ними, с Перевала не возвращался, - ответил я.
- Откуда Вы это знаете, если не контактировали с ними? - опять докопалась 
до меня Ольга.
    Я поморщился. Ее въедливость начинала действовать мне на нервы. То 
молчала, молчала, о чем-то все думала, а тут вдруг разговорилась! И 
заступалась за Перевал так, словно это был ее родной дом!
- Люди рассказывали, - ответил я.
- А они сталкивались со Стражей?
    Тут мое терпение лопнуло.
- Послушай, что я тебе скажу! Однажды я своими глазами видел кружащихся над 
одним местом Стражей. Потом там я обнаружил людей. Мертвых... Достаточно?
    Девушка не ответила, но мне показалось, что она осталась при своем 
мнении. Я закинул арбалет за спину и сказал, обращаясь ко всем:
- Идемте. Здесь тропа в более или менее хорошем состоянии. Можно не 
опасаться трещин и пропастей...
    Тропа действительно была хорошей. И мои спутники немного расслабились, 
принявшись глазеть по сторонам. Особенно их внимание привлекла Дорога. 
Мощеная брусчаткой, она была огорожена столбиками с непонятными символами, 
начерченными на них. И на каждом столбе был свой символ... Они спрашивали 
меня, что это означает, но я не мог им объяснить. Просто и сам не знал...
    Так мы шли примерно час. Перед нами открылась глубокая пропасть, 
пересекавшая Дорогу, по дну которой протекала бурная горная речка. Через 
нее был перекинут аккуратный каменный мост, но я сказал, что по нему мы не 
пройдем.
- Почему? - удивились мои спутники.
    Я молча поднял камень и швырнул его на мост. Он упал на него, но вместо 
того, чтобы остаться там, как того требуют законы природы, пошел сквозь его 
перекрытия и исчез.
- Видели? - спросил я. - Очередная иллюзия.
- А пропасть? - поинтересовался Леха.
- Пропасть реальна, - ответил я. - По странному стечению обстоятельств в 
этом иллюзия и реальность совпадают. Почти совпадают...
- Как же мы переправимся? - последовал вполне логичный вопрос.
- Не томи, ведь ты наверняка знаешь, как это сделать! - поддержала Леху 
Алиса.
- У вас ведь есть карта, - напомнил я им. - Давайте посмотрим, что показано 
на ней.
    Ольга достала карту, и они склонились над ней...
- Где-то здесь должен быть мост, - сообщил, наконец, Леха.
- Где? - поинтересовался я.
    Они растеряно смотрели на пропасть, но не могли обнаружить моста, хотя 
Леха истыкал альпенштоком всю местность вокруг.
- Слушай, Саня, кончай выпендриваться! - сдался, в конце концов, он. - Мы и 
так уже поняли, что на Перевале нам без проводника - крышка!
    Я улыбнулся.
- Эх вы, гаврики! Не привыкли вы еще к Перевалу!
    С этими словами я пошарил в близлежащей скале рукой и нащупал веревку.
- Леха, помоги мне!
    Бывший спецназовец ухватился за нее, и с противоположного края пропасти 
на нашу сторону лег широкий деревянный мостик без перил. При этом он 
оказался ниже уровня иллюзорной поверхности и стал невидимым. Глядя на это, 
Леха недоверчиво заметил:
- А не слишком ли это опасно для наших девушек? Тут легко оступиться...
    Я пожал плечами и спросил:
- Ты видишь какой-нибудь другой способ переправиться?
- Обойти? - неуверенно предложил он.
    Я отрицательно покачал головой.
- Это - единственный путь через пропасть в ближайшей округе.
    Леха промолчал.
- Я переправлюсь первым, вы - за мной, - сказал я. - Главное - не смотреть 
вниз! Иначе вам может показаться, что вы висите прямо над пропастью безо 
всякой опоры под ногами. А это чревато ошибками, приводящими к смерти! Но, 
думаю, все будет в порядке. Вы же у меня люди сообразительные!..
    Первым по доске лихо промчался Верный. Моим спутникам было немного 
жутковато видеть, как пес плавно бежит над пропастью. Как призрак... Я 
отправился следом, осторожно вышагивая по шаткому мостику и прощупывая 
пространство перед собой альпенштоком, прежде чем поставить ногу. Где-то на 
середине пути я бросил взгляд по сторонам и чуть не свалился вниз от 
неожиданности. Невдалеке от себя я увидел Стража Перевала, внимательно 
наблюдавшего за мной с одной из скал. Когда я покачнулся, позади раздались 
испуганные крики, но я сумел сохранить равновесие. Сердце отчаянно 
колотилось, словно хотело выскочить из груди, а ноги предательски дрожали. 
И это неудивительно - ведь я только что чуть не распрощался с жизнью!
    Когда я опять взглянул в ту сторону, где видел призрачного воина, там 
уже никого не было. Возможно, это была галлюцинация. А, может, и нет. Но 
почему он наблюдал за нами?..
    Оставшуюся часть пути над пропастью я преодолел без всяких приключений. 
Далее начали переправлять девушек. Ольга прошла спокойно, хотя, когда я 
принял ее, было заметно, что это нелегко далось ей. А вот Алиса 
заартачилась, заявив, что не пойдет. Она не могла ступить на то, чего не 
существовало, как говорили ей глаза. И никакие уговоры не могли изменить ее 
решения.
- Да, я боюсь! - созналась она. - Я ужасная трусиха!
    Тогда Леха поднял ее на руки и понес. Мы с Ольгой замерли от 
неожиданности, раскрыв рты. Парень осторожно прощупывал путь ногой, 
осторожно продвигаясь вперед. Доска под ним тихонечко поскрипывала, и я 
стал опасаться, выдержит ли она такой груз. К тому же в любой момент он мог 
сорваться со своей ношей. Но все обошлось благополучно, и скоро Леха 
поставил девушку перед нами.
- Ты что, с ума сошел? - набросился я на него. - Тебе жить надоело?
- Я не нашел другого выхода, - спокойно ответил он.
- А если бы вы сорвались и упали вниз? - не унимался я. - Если бы доска под 
вами проломилась? Ты подумал, что было бы с вами тогда?
- Так ведь ничего не случилось же!
    С таким заявлением было трудно спорить.
- Теперь нам следует двигаться осторожней, - сказал я перед тем, как идти 
дальше.
    О виденном мною Страже Перевала я умолчал, потому что и сам не был 
уверен в реальности этого факта.
- Мы пойдем по краю Дороги вдоль иллюзорной скалы. Остальная часть - это 
глубокая пропасть, по дну которой протекает речка. Надеюсь, вы согласны, 
что лучше двигаться по видимой местности, чем брести в полной темноте в 
иллюзорной скале?
    В подтверждение своих слов я ногой отбросил от себя камень на Дорогу. 
Тот упал и сразу же провалился куда-то вниз. Потом я своим альпенштоком 
потыкал рядом с собой, и в нескольких сантиметрах от меня тот с легкостью 
вошел в камень, указывая на пустоту, скрывающуюся там.
- Конечно, лучше по видимой местности! - согласились со мной девушки, 
видимо, вспомнив свое пребывание в подобной скале.
- Подожди! А через что же мы тогда переправлялись? - спросил озадаченный 
Леха. - Что за речка протекает по дну той пропасти?
    Он кивнул назад.
- Там ничего нет, - ответил я. - Речка протекает справа от иллюзорного 
моста и сворачивает в эту пропасть.
- А там глубоко? - поинтересовалась Алиса.
- Думаю, да, - сказал я.
- Но я никак не пойму, - опять втерся в разговор Леха. - Если это иллюзия, 
то слишком реальная. Я ведь слышал шум речки под собой!
- Наклонись, и ты услышишь, как она шумит и здесь. А то, что ты слышал, 
всего лишь слуховая иллюзия. Или, может быть, так разносится звук от 
реальной речки. На Перевале все возможно...
    В ответ на мои слова Леха удивленно помотал головой.
- Почему бы тогда не установить обычный мостик, чтобы не мучаться? Зачем 
нужно постоянно втаскивать и вытаскивать его?
- Видишь ли, сержант, он бы стоял, как ты говоришь, если бы все было так 
просто, - сказал я. - Но в том-то и дело, что Перевал нестабилен. Два года 
назад мостик после установки был виден... К тому же края пропасти постоянно 
меняются. Где гарантия, что, придя сюда в очередной раз, ты обнаружишь его 
на месте?
    На это Лехе нечего было возразить, поэтому он промолчал. А я принялся 
наставлять своих спутников:
- Идти придется с максимальной осторожностью, вплотную прижимаясь к скале. 
Одно неверное движение вправо - и вы полетите в пропасть, глубины которой 
хватит, чтобы после приземления от вас осталось мокрое место!
    Я втащил обратно мостик, затем обвязал всех веревкой для страховки, 
продолжая консультировать их:
- А еще здесь очень опасно из-за того, что речка постоянно размывает 
берега, а ветер стачивает края. Можно поскользнуться, может случится обвал 
тропинки под вашими ногами. Поэтому лучше держаться как можно ближе к 
скале, соблюдая максимальную осторожность. Понятно?
    Они закивали. В их взглядах читалось явное уважение. А я подумал, что 
они, наконец-то, полностью осознали, на что обрекали себя, пытаясь сунуться 
на Перевал одни и надеясь на помощь карты, чье появление до сих пор было 
для меня загадкой. И знаете, мне это почему-то чертовски приятно было 
осознавать!..
    Дальнейший путь был сущим адом, как для них, так и для меня! Неопытные 
в подобного рода делах, у них не все хорошо получалось, как у тех, кто уже 
был на Перевале. И хотя они старались изо всех сил, не обошлось без 
происшествий. Один раз Ольга поскользнулась и свалилась в пропасть, 
повиснув на веревке и чуть не стащив за собой Алису. Но я ее вытащил, и нам 
пришлось обождать некоторое время, пока она успокоиться. Потом под ногой 
Лехи обвалился камень, и он загремел вниз. Спасла его реакция спецназовца. 
Он успел уцепиться за край, в противном случае утащил бы за собой Алису, 
которая вряд ли бы смогла его удержать, а за нею последовали бы и мы! А так 
мы помогли ему вернуться обратно...
    Раньше, когда я водил людей на Перевал, мне было плевать на них. Я вот 
также всех их консультировал, и если кто срывался вниз, я считал это его 
виной, а не своей. И вот впервые я почувствовал, что искренне переживаю за 
своих спутников и не хочу, чтобы с кем-нибудь из них что-нибудь 
случилось!..
    А потом мы попали в такое место, где на пути вставала глухая скала 
(очень даже реальная), обойти которую не представлялось возможным. Нам 
пришлось карабкаться на нее. Правда, там уже были вбиты крюки, потому что 
этим путем пользовались уже много раз. Это упрощало нашу задачу. Но все 
равно я полез первым, по пути проверяя каждый крюк, ведь часть их могла 
расшататься или выпасть, например. Если таковые попадались, я должен был 
вбить новый и закрепить на нем веревку. Трудно, конечно, было карабкаться в 
таких условиях. Я буквально врастал в скалу, используя каждую трещинку или 
выбоинку. Труднее было еще тем, что все там было и реальным, и обманчивым 
одновременно. Ты хочешь уцепиться рукой за выступ, а оказывается, что его 
нет. Или наоборот, видишь гладкую поверхность, а под ней скрывается 
трещина. Много раз я был близок к тому, чтобы сорваться. Но мои руки и ноги 
будто жили самостоятельной жизнью, находя опору для себя на ощупь. Конечно, 
это был риск. Но такому риску я подвергал свою жизнь в каждое посещение 
Перевала.
    Как бы то ни было, но я поднялся на вершину. Пот лил с меня градом, но 
теперь предстояло поднять наверх остальных. Впрочем, это было уже намного 
проще. А когда все стояли рядом со мной, нам оставалось только спуститься 
по пологому склону уже по другую сторону опасного участка.
- Вот здесь мы и расположимся на ночевку, - сообщил я им, указывая на 
Дорогу в том месте, где мы спустились. - Здесь уже нет пропасти и можно 
ничего не бояться.

                                      8.

- А почему нам не пойти дальше? - поинтересовался Леха.
- Потому что скоро наступит ночь, а ночью на Перевале опасно ходить, - 
ответил я. - Можно запросто сломать себе шею или наткнуться на что-нибудь, 
что лишит вас жизни быстрее, чем вы осознаете это.
    И действительно, Солнце Перевала стремительно опускалось за горы, и так 
же быстро темнело.
- А здесь что, такой опасности нет? - спросила Ольга.
- Есть, - подумав, согласился я, - но мы с Лехой будем дежурить ночью. 
Кроме того, в любом случае, это единственная пригодная площадка. Позади нас 
- пропасть, поэтому оттуда нам ничего не угрожает. То есть, мы имеем 
обеспеченный тыл. А это очень важно на Перевале.
- А много ли мы прошли? - заинтересовался Леха, который уже распаковывал 
свою палатку.
- Немного, - сказал я и добавил. - Хорошо, что хоть столько одолели. Для 
начала и это неплохо.
- И все-таки как-то непривычно ночевать посреди дороги, - заметила Алиса, 
нервно оглядываясь по сторонам.
    Впрочем, не она одна была подвержена такому настроению. Остальным, 
кроме меня, тоже было не по себе. Все мы буквально валились с ног от 
усталости, и я успокоил их, заявив:
- Завтра пойдем караванной тропой. Она намного проще, чем та, по которой мы 
пришли сюда. Никаких крутых подъемов и узких тропинок!
    Скоро все было готово к ночлегу. Тем более что тьма уже опустилась на 
Перевал. Выплыла огромная багровая Луна, а небо усыпали мириады звезд. 
Палатка была поставлена, из рюкзаков извлечены продукты - суповые 
концентраты, консервы, галеты. Я достал свой саморазогревающийся котелок, 
набрал воды из пропасти и включил кипятиться.
- Саня, смотри - баран! - вдруг воскликнул Леха, хватая меня за руку.
    Я посмотрел и увидел обычного барана. Моя рука автоматически легла на 
арбалет, я мгновенно вскинул его и выстрелил в силуэт, виднеющийся на скале 
на фоне неба. Единственное, о чем я тогда молил Бога - чтобы животное не 
свалилось в какую-нибудь трещину, откуда его потом не достанешь. В том, что 
не промахнусь, я не сомневался - мишень была хорошо видна. И баран свалился 
со скалы...
- Славная пирушка намечается! - деловито заметил пес, облизываясь.
- Ищи, Верный! - дал я ему команду.
    Он сразу же бросился вперед и довольно-таки быстро отыскал добычу.
- Вы же говорили, что баранов здесь нельзя убивать! - укоризненно заметила 
Ольга, которой явно не понравилось то, что я сделал.
- Я говорил о баранах Перевала, а не о наших горных, - отпарировал я.
- А в чем разница? - последовал вопрос.
- За тех можно получить наказание, - ответил я.
    Ольга покачала головой, но ничего не сказала. Я кинул тушу под ноги 
своим спутникам и стал прикидывать, как бы ее половчее разделать.
- Откуда он здесь взялся? - поинтересовался Леха.
- Иногда они забредают сюда теми же тропами, что и мы, - пояснил я, 
доставая нож. - Как они ориентируются в этом мире иллюзий - загадка!
- Как, как! - проворчал пес, следя жадными глазами за каждым моим 
движением. - А как я здесь ориентируюсь?
    Замечание было резонным.
- Ты прав, дружище! - согласился я и швырнул ему хороший кусок мяса.
    Девушки не вынесли зрелища разделывания туши и ушли в палатку. А пес, 
не раздумывая, накинулся на свой кусок и в один прием проглотил. Затем он 
опять выжидающе посмотрел на меня, виляя хвостом.
- Будь твоя воля, ты, наверное, спорол бы этого барана целиком! - заметил 
я, улыбнувшись, и швырнул ему еще один кусок. - Держи, обжора!
- Побегай с мое, тебе не так жрать захочется! - ответил пес, с довольным 
видом пожирая мясо.
    Закончив разделку, я вытер нож о шкуру барана и отложил лучшие куски в 
сторону, намереваясь отдать их Хозяевам Перевала. Все-таки на душе 
спокойнее, когда поднесен дар тем, кто может тебе навредить. Кто знает, 
чего они крутились около нас!..
    Остальные куски мяса я кинул в котелок в кипящую воду. Потом добавил 
специи и все такое, что необходимо в таких случаях. Через некоторое время 
распространился такой запах, что у нас с Лехой невольно потекли слюни. Но я 
не забыл и о девушках и, когда мясо было готово, отнес им лучшие куски из 
тех, которые у нас оставались после того, как я отложил дары Хозяевам 
Перевала...
    Они ожесточенно жевали консервы и даже не взглянули на то, что я 
положил рядом с ними.
- Угощайтесь! - предложил я.
- Извини, Саня, но мы не можем это есть, - ответила Алиса.
- Почему? - искренне удивился я.
    Девушки вздохнули, но мне и без слов было понятно, что этим детям 
города испортило аппетит зрелище разделывания туши барана. А Ольга к тому 
же, как я подозревал, была еще и вегетарианка, если вспомнить надпись на 
майке. Мне же и Лехе это было не в диковинку. На войне, когда надо было 
выжить, ели все, что попадалось под руку - гусениц, пауков, змей и многое 
другое. В том числе, не брезговали и сырым мясом, если не на чем было его 
жарить...
- Ну, как хотите, - не стал я настаивать и отошел от них.
- Глупые бабы! - проворчал пес, жадно следивший за дымящимся мясом, лежащим 
рядом с девушками. - Отказываться от такого лакомства!.. Хозяин, может, я 
его съем? Чего зря пропадать добру? Они же все равно его жрать не будут! Из 
принципу...
- А ты пойди и спроси! - посоветовал я ему.
    И что бы вы думали?! Этот наглец пошел и спросил! И, конечно же, весь 
ужин достался ему!..
    Остатки туши я спрятал, чтобы утром можно было забрать с собой. В 
животе приятно урчало после сытного ужина, и можно было устраиваться на 
ночлег.
- Я буду сторожить первым, а ты пока поспи, - предложил я Лехе. - Я тебя 
разбужу, когда придет время сменить меня.
    Тот кивнул и пошел к палатке. Я проводил его взглядом и увидел, как в 
мою сторону направилась Алиса. Она подошла и уселась рядом, поджав под себя 
свои стройные ножки.
    Я набил трубку табаком и раскурил ее.
- А мне можно попробовать? - неожиданно попросила Алиса.
    Я молча протянул трубку ей. Но больше, чем на одну затяжку ее не 
хватило.
Девушка закашлялась и вернула трубку мне.
- Очень крепкий табак! - созналась она, утирая слезы, выступившие на 
глазах.
- Ты куришь? - поинтересовался я.
- Балуюсь, - ответила она стандартной фразой тех людей, которые не хотят 
себе признаться, что они уже стали курильщиками. - Только мои сигареты 
послабее.
- Мальборо, Винстон, Кэмел, - сказал я, называя известные всему миру 
сигареты.
- Да, но они послабее твоих, - ответила девушка.
    Я хмыкнул.
- Еще бы! Это же самосад!
- Заметно, - подтвердила она и вдруг предложила. - Может, прогуляемся? 
Смотри, какая прекрасная ночь! Она будто создана для прогулок! И для 
любви... - добавила она многозначительно, бросая искоса взгляд.
    Ночь, действительно, была прекрасной. На небе - ни облачка, ярко сияли 
звезды. Ветра не было, воздух - свежий, и дышалось легко, хотя мы 
находились не на маленькой высоте. Луна, свидетельница всех ночных 
свиданий, ярко освещала все вокруг... Да, что ни говори - красиво! Только 
вот я не был расположен к романтическому настроению, в отличие от Алисы.
- Здесь прогулки опасны, - спокойно заметил я.
    Некоторое время мы молчали, глядя на красивые в своей дикости горы, 
думая неизвестно о чем. Впрочем, о чем думал в тот момент я сам, мне было 
хорошо известно. И о чем думала девушка, сидевшая рядом, мне казалось, я 
тоже догадывался...
    Вдруг она сказала:
- Никак не пойму, Саша, что ты за человек?
    Я удивленно воззрился на нее.
- О чем это ты?
- Почему ты избегаешь меня? - продолжила девушка, глядя пристально мне в 
глаза.
- С чего это ты взяла? - поинтересовался я.
    Меня заинтриговало такое начало. Было интересно, что последует 
дальше...
- Любой другой мужик на твоем месте уже давно бы...
    Она не договорила, но я и так понял, что она имела в виду.
- Послушай. Алиса, мы уже с тобой обсуждали эту тему, - начал осторожно я. 
- Ты пойми, что на Перевале заниматься такими вещами неразумно и опасно! К 
тому же я - на работе. Потерпи до того, как выйдем с Перевала.
- И что тогда?
    Девушка пристально смотрела на меня. Как это ни парадоксально, но я 
вдруг стушевался.
- Не знаю. Все может быть.
- Ничего не будет, - тихо сказала она.
- Почему? - спросил я.
    Мне показалось, что Алиса обиделась.
- Я не доживу! - заявила она. - Вот почему!
- Да брось ты! - попытался возразить я. - Вбила себе в голову невесть 
что!..
- Ох, и дурак же ты, Саша! - осуждающе покачала головой девушка. - Знаешь, 
сколько мужиков добивались того, чтобы провести со мной хотя бы один вечер? 
А ты!..
    Она махнула рукой, встала и пошла к палатке.
- Подожди! - крикнул я ей вслед.
    Алиса остановилась и обернулась.
- Не обижайся, - сказал я, - но я, правда, не хочу, чтобы это... В общем, 
только не на Перевале! Прости, если сделал тебе больно.
    Мне, действительно, было жаль ее. Хотя до конца в серьезность ее слов 
не поверил...
- Знаешь, ты - первый, кто отказывает мне в моей прихоти, - усмехнулась 
девушка. - Обычно происходит наоборот...
    Она скрылась в палатке. А я не мог не сожалеть о своем отказе. Конечно, 
такая женщина не была мне безразлична. В конце концов, я все-таки мужик, а 
она была чертовски красивой бабой, во всех смыслах! И я отлично понимал, 
что мужики там, снаружи, должны были табунами ходить за нею. Я понимал, что 
обидел ее, но не мог ничего с этим поделать. Перевал тоже диктовал, как 
вести себя, и я боялся нарушить неписаные законы этого мира. Хотя это, 
правда, не было запрещено, но ведь никто и не пробовал, чтобы узнать, что 
последует за этим. А мне не хотелось быть первым...
- Классная телка! А, Хозяин? - спросил пес, после обильного ужина уютно 
устроившийся у моих ног.
- Ты о ком? - не врубился поначалу я.
- Да об этой молоденькой крошке, - ответил тот. - Как ее?.. Алиса, 
кажется?.. Эх, не будь я псом, оседлал бы ее и!..
    Я легонько потрепал его по загривку.
- Молчи уж, кобель ненасытный! И так половина деревенских щенков - твои!
- Что поделать - природа берет свое, Хозяин! - заявил Верный.
    Из палатки выбралась Ольга, поэтому нам пришлось прервать нашу беседу.
- Можно, я посижу с Вами? - попросила она, подойдя к нам.
- Конечно, - согласился я и пододвинул ей один из рюкзаков (на камне сидеть 
было неудобно, поэтому я устроился, подложив под себя свой).
- Какие звезды на небе! - сказала она, глядя вверх. - Созвездия чужие. И 
Луна, и Солнце...
- И мир чужой, - подхватил я. - Странный и красивый... Завтра покажу тебе 
Город. Издалека, конечно... Красотища!
    Ольга кивнула и погладила пса по голове. Верный, который обычно никому 
не позволял себя трогать, кроме Женьки, даже не пошевелился. Он лишь 
блаженно прищурил глаза и усмехнулся. А я подумал, что после воскрешения в 
нем появилось слишком много человеческого...
- Саша, а Вы никогда не задумывались, почему Перевал так враждебно настроен 
к людям? - вдруг спросила девушка. - Не пробовали разобраться в причинах?
    Я неопределенно пожал плечами.
- Зачем? Я знаю правила, и эти правила позволяют мне выжить здесь. А 
причины... Для того чтобы разобраться в этом, надо знать намного больше о 
Перевале, чем мы сейчас.
    Ольга задумчиво смотрела куда-то вдаль, поглаживая пса.
- Вы представьте себе следующую картину, Саша... Вот Вы сидите у себя дома, 
и вдруг узнаете, что к Вам кто-то лезет. Представили?.. Что Вы сделаете?
    Я ответил, не задумываясь:
- Накостыляю ему так, чтобы он забыл дорогу ко мне раз и навсегда.
- А если такие посещения будут очень частыми, и Вас не будет постоянно 
дома? - поинтересовалась Ольга.
    Я уже начал понимать, куда она клонит, но желание узнать, как она 
мыслит, было сильнее.
- Оставлю охрану или наставлю ловушек.
- А Вам не кажется, что Хозяева Перевала поступают так же? - услышал я 
ожидаемую фразу.
- Может быть, - согласился я. - Но, если быть до конца объективным, мы 
приходим сюда не как воры, а, скорее, как гости. Перед каждым переходом 
проводники оставляют подношение Хозяевам. И, тем не менее, нас наказывают, 
если мы сделаем что-то не то. С нами поступают уж слишком жестоко, как с 
врагами, а не как с гостями. Поверь, не мы начали это...
    Некоторое время мы молчали, думая каждый о своем. В чем-то, конечно, 
Ольга была права. Человек привык вести себя, как хозяин, всегда и везде. А 
за самоуверенность надо платить. Вот некоторые и расплачивались своей 
жизнью. Сам я всегда вел себя осторожно...
- Вы, Саша, так и не хотите вести нас в Город? - вдруг поинтересовалась 
Ольга.
- Нет, - твердо ответил я.
- Почему?
    Как я мог объяснить ей всю опасность этого шага? Рассказал о том, что в 
Город никто никогда не ходил. Есть только легенды... Обычно, когда 
прокладывали новый путь по Перевалу (так рассказывал прадед моему деду), 
собиралось несколько проводников, которые могли подстраховать друг друга. 
Попытка пробиться туда в одиночку была равносильна самоубийству! Хотя, 
видимо, кому-то раньше это удавалось, иначе не было бы легенд о сокровищах, 
находившихся в Городе. Правда, легенда могла быть и выдумана, а если кто-то 
и пытался это сделать, то очень давно. Так давно, что все подробности 
стерлись из памяти людей...
- А потом, не кажется ли тебе, что попытка туда проникнуть будет похожа на 
воровство? - напомнил я ей ее слова. - Похоже, что Хозяева Перевала не 
хотят, чтобы кто-нибудь побывал в Городе. Тех, кто это пытался сделать, 
убрали Стражи Перевала.
- Но Вы говорили, что Ваш дед добрался до Города? - вспомнила вдруг Ольга.
- Знаешь, я с ним не ходил, - ответил я. - Он ушел без меня, так как я в то 
время подхватил простуду и слег. Хотя это было лишь предлогом. Дед не 
одобрял моих связей с контрабандой, и в последнее время у нас с ним 
сложились натянутые отношения... Я нашел его неподалеку отсюда в ужасном 
состоянии. Еле-еле вытащил с Перевала, ухаживал за ним в больнице. Но он, 
едва поправившись, смылся опять сюда. Больше я его не видел... Он так и не 
успел мне рассказать о Городе. Поэтому, даже если очень захочу, я не смогу 
вас отвести туда.
- Но у нас есть карта! - воскликнула с надеждой в голосе девушка. - Мы 
можем попытаться...
    Я отрицательно покачал головой.
- Ты была должна уже убедиться в том, что не так просто, как кажется, 
двигаться по Перевалу, не зная пути. Если бы я хоть раз прошел по этой 
тропе...
- А Верный? - вспомнила она о псе.
- Я что, похож на самоубийцу? - откликнулся тот. - Если в Городе не жалуют 
незваных гостей, зачем рисковать?
- Ой, кто это? - вдруг вскрикнула Ольга.
    Рядом с нами сидел лохматый седой старец в белом балахоне и с бородой 
по пояс.
- Не обращай внимания, - махнул я равнодушно рукой. - Это один из призраков 
Перевала. Чаще всего они не причиняют людям вреда. Просто садятся и 
слушают, если они вообще способны на это. Но вот если громко крикнуть или 
сделать резкое движение, это может ему не понравиться. И тогда ты увидишь 
все, что угодно. Так что веди себя спокойно...
    Девушка кивнула.
- Расскажи мне, как вы оказались здесь? - попросил я, чтобы отвлечь ее от 
призрака, которому могло и не понравиться такое пристальное внимание.
    Старец наклонил голову, словно для того, чтобы лучше слышать, что она 
ответит мне. Ольга, оторвав от него взгляд, ответила:
- Во всем виноват мой дедушка... Знаете, я ведь осиротела два года назад. 
Вот тогда и появился он. Я ему многим обязана... Он частенько рассказывал 
мне про Перевал.
- Подожди, он что, бывал здесь? - удивился я.
- Он был одним из проводников, - сообщила мне девушка.
    Я просто потерял на некоторое время дар речи!
- Как?.. Как его имя?
- Алексей Иванович Христов.
    Словно гром грянул среди ясного неба, так поразило меня это известие!
- Этого не может быть! - пробормотал я. - Он ведь погиб!
- С чего это он должен был погибнуть? - встрепенулась Ольга.
    Я помолчал, не зная, как это сказать покорректнее.
- Он был лучшим другом моего деда. Они ушли в Город вместе, а вернулся 
только мой дед. Он сказал, что Алексей Иванович погиб. Это значит, что либо 
мой дед врал, либо твой дед бросил моего на Перевале!
- Неправда! - запротестовала гневно девушка. - Он остался жив и не мог так 
поступить со своим другом!
- Но почему же тогда он не вернулся? Дед все время вспоминал о нем! 
Непонятно... Честно говоря, и мне не верится, что он мог так поступить. Я 
его хорошо знаю...
    Мы немного помолчали. Ольга, конечно же, не могла знать, что тогда 
произошло. А я знал, что случись предательство, мой дед не стал бы 
вспоминать о своем друге. Но кто может рассказать о случившемся? Только дед 
Ольги, но он далеко...
- Он часто рассказывал мне о Перевале, - продолжила девушка через некоторое 
время. - Не знаю почему, но меня все время тянуло туда. Дедушка почему-то 
упорно не хотел, чтобы я шла на Перевал. Мне казалось порою, что он боится 
его... А недавно ко мне пришла моя подруга Алиса. Она была любовницей 
Сикорского, и тот ей как-то проболтался, что на Перевале в Городе находится 
нечто, что может принести целое состояние не одному человеку.
- Интересно, откуда он это взял? - пробормотал я. - Насколько я помню, 
экспедиция, которую вел мой дед и Алексей Иванович, так и не вернулась 
оттуда.
- Не знаю точно, - ответила девушка, - но мне кажется, что об этом ему мог 
рассказать мой дедушка. Деньги-то на ту экспедицию дал Сикорский...
- Вот оно что! - присвистнул я. - А я все ломал голову, откуда в столь 
сложное время у нашего государства нашлись деньги на экспедицию...
- Так вот, дедушка после возвращения отчитался перед Сикорским, дал ему 
карту, которая находится сейчас у меня. И получил полагающиеся ему 
деньги... А потом, он еще продал ему одну драгоценную вещицу из Города. На 
эти деньги мы с ним и жили все это время.
    Ольга замолчала.
- Так, значит, там все-таки есть сокровища? - сказал я сам себе. - Значит, 
легенда не врет...
- Так думали и Алиса с Алешей. Они хотели стать богатыми и независимыми. 
Меня не интересовало богатство. Мне хотелось проникнуть туда просто так...
- А твой дед рассказывал, что там случилось? - поинтересовался я у нее.
- Дедушка никогда особо не распространялся об этом, - ответила она. - Но в 
тот вечер, когда я попросила его проводить нас в Город, он мне рассказал, 
что там находится...
    Я навострил уши.
- И что?
- Я не могу этого сказать, - заупрямилась девушка. - Дело в том, что он 
отказался. Он сказал, что вообще больше не желает видеть Перевал и меня не 
пустит. Очень сильно кричал... А еще он сказал, что если я пойду туда, то 
никогда не вернусь в этот мир.
    Положительно, эта девчонка все больше и больше нагоняла завесу тайны. 
Слишком уж много было загадок...
- Но ты все-таки пошла! - заметил я.
- Да, - согласилась она. - Алиса знала, что у Сикорского есть карта, на 
которой обозначены все тропы на Перевале. А Алеша, с которым она тогда уже 
крутила любовь, помог украсть ее. Он был начальником Службы Безопасности у 
Сикорского.
    "Ага! Сикорскому должно быть вдвойне хреново оттого, что его кинули 
собственная любовница и тот, кто, по идее, должен был уберечь его от 
подобных эксцессов. Теперь понятно, почему он готов отвалить такие бабки за 
поимку этих голубков!" - подумалось мне, а вслух я спросил:
- А другие двое?
- Один из них помог вскрыть сейф - он был прекрасным медвежатником. А 
другой был нашим общим знакомым. Он-то и свел нас с Алексом-медвежатником, 
- объяснила Ольга.
- А что же вы не обратились ко мне за помощью? - поинтересовался я.
    Девушка замялась, не спеша отвечать на мой вопрос.
- Видите ли, Саша... В общем, у нас были сведения, что у Вас репутация не 
очень-то... Мы опасались, что Вы можете нас сдать.
- А почему же ты тогда вступилась за меня, когда Леха хотел меня прогнать? 
- мне стало интересно, что она ответит.
- Когда я Вас увидела, Саша, я поняла, что Вы говорите искренне. К тому же 
дедушка неплохо о Вас отзывался, - ответила Ольга. - А Леха у нас отвечает 
за безопасность. Это он уговорил всех нас не обращаться к Вам за помощью, 
не рисковать. Ведь у нас есть карта...
    Я кивнул.
- Вполне возможно, что я и сдал бы вас, если бы не Леха... Он ведь спас мне 
жизнь на войне. Это и определило вашу судьбу...
- Я очень благодарна вам за помощь, - сказала Ольга. - Теперь я понимаю, 
что без Вас нам бы никогда не удалось добраться до Перевала!
- И во мне, видимо, еще осталось кое-что от человека, - заметил я, горько 
усмехнувшись.
- Извините, Саша, я не хотела делать Вам больно! - отвела она взгляд.
- Да нет, все верно, - сказал я. - Я ведь, действительно, почти утратил все 
хорошее, что было во мне. А ведь когда-то я был другим...
    Некоторое время мы молчали, глядя на звезды. Призрак все также сидел 
рядом с нами, не двигаясь. Верный дремал у наших ног. Огромная, неземная 
Луна висела над самыми вершинами гор прямо перед нами...
- Расскажите мне о себе, Саша, - попросила вдруг Ольга.
    Я удивленно посмотрел на нее и задумался. Мне вдруг захотелось выложить 
ей все, что наболело. Рассказать, почему я стал таким...
    Родился я в столице. Мать моя была из местных, дочерью моего деда. А 
вот отец был из столичных. Сюда он приехал в составе экспедиции изучать 
Перевал. Ну, и... Дед обиделся на мать на всю жизнь. До самой смерти не 
простил он ей бегства в столицу. Пока была жива бабушка, она еще ездила 
сюда и меня привозила. Потом - ни разу... Почему она уехала отсюда?.. 
Женщины в нашем селении всегда стремились покинуть наши края. Не было здесь 
никаких перспектив. Края глухие, неспокойные. С той стороны очень часто 
делали набеги боевики, убивали или крали людей. Мужчины вооружились и, как 
могли, защищали свои дома.
- А пограничники, армия, милиция? - возмутилась Ольга.
    Я усмехнулся.
- Они не могли, да и сейчас не могут контролировать Перевал. Ведь свои 
набеги боевики делали через него.
- А кто их водил? - поинтересовалась она. - Неужели?..
- Да, это были проводники с той стороны, - ответил я на ее вопрос. - Не 
удивляйся. Давно прошли те времена, когда все они работали бок о бок и были 
друзьями. Война всех превратила во врагов
    Возьми хотя бы Ибрагима. В свое время работал проводником у ученых, как 
и мой дед. Потом заразился идеей сепаратизма, стал злым и неуравновешенным. 
А затем грянула первая война... Его старший сын служил офицером в нашей 
армии. За отказ перейти на их сторону сепаратисты расстреляли его. И 
Ибрагим обвинил не своих сподвижников, а наших, поклявшись отомстить...
    После войны он стал большим человеком в столице новой независимой 
республики. Но президент, по его мнению, не был тем человеком, который был 
нужен их народу. Его позиция - война с неверными до самого конца, до 
смерти. А президент выступал за мир и согласие. Так что им было явно не по 
пути. Глава республики это тоже понял, и полковник отправился в отставку в 
родные края. Но он и там не успокоился. Сколотил отряд из проводников и 
окрестных жителей, который занимался набегами на нашу сторону...
    Грянула вторая война, унесшая жизнь среднего сына. Ненависть достигла 
своего предела. Уже в мирное время Ибрагим заманил и зверски расправился с 
одним из последних наших проводников. Остались только мы с дедом и Алексей 
Иванович. Но и на другой стороне выжили лишь Ибрагим и его младший сын 
Фазиль. Остальные проводники были либо убиты, либо их забрал Перевал. Да 
еще двое сидят за решеткой. Один - здесь, другой - у них. Отряд сам собой 
распался, но Ибрагим все еще воюет. Вот почему мы стараемся не уходить 
далеко от Перевала.
- А его сын тоже такой? - спросила Ольга.
- Нет, Фазиль - классный малый! - отрицательно замотал я головой. - Он 
моложе меня на шесть лет, в нем нет чувства мстительности, злости... Мы с 
ним друзья. Он всегда останавливается у меня, когда бывает на нашей 
стороне. К сожалению, из-за его отца я не могу поступать так же, когда 
нахожусь у них. А жаль...
    Но я несколько отвлекся... Итак, моя мать уехала в столицу, где я и 
родился вполне благополучно через год. Окончил довольно-таки успешно школу 
и решил поступать в университет. К тому времени мой отец вырос с аспиранта 
до профессора с мировым именем. Да вы наверняка слышали о нем... Как и 
прежде, он занимался аномальными случаями. Я мог бы пойти по его стопам, но 
выбрал математику... Мне повезло - я поступил. Хотя это было сложно 
сделать. В университете в основном учились "крутые" ребята. Может, я и не 
прижился бы, но тут, видимо, сыграла роль известность моего отца. Меня 
приняли за своего, хотя я очень сильно отличался от них...
    С головой я окунулся в учебу и проучился почти год. Возможно, в конце 
концов, я и достиг бы кое-каких успехов на ниве математики, но тут меня 
постигло несчастье - я влюбился!.. Да-да, не смейтесь! Это у меня было в 
первый раз и очень-очень серьезно!.. Она была одной из самых красивых 
девушек университета и училась на экономическом факультете. Многие 
преподаватели и студенты волочились за ней. Был даже один генерал... А 
выбрала она меня! Даже не знаю, что она во мне нашла. Я был скромным и 
застенчивым мальчуганом. Я-то думал, что это действительно была любовь! 
Дурак! Я тратил все свои карманные деньги, ради нее пускался во все тяжкие, 
фактически забросил учебу. Родителям очень не нравились мои похождения, 
особенно по ночным барам и дискотекам, и, в конце концов, мы очень крупно 
поругались... Какой же удар был для меня, когда я узнал, что был для моей 
возлюбленной не более чем новым развлечением! Игрушкой! А когда игрушки 
надоедают, их обычно выбрасывают. Вот так-то!.. Да и не пошла бы она за 
меня, хотя я был уже готов предложить ей руку и сердце. Я не мог хорошо 
заплатить за ее любовь. Большинство средств, которые я на нее тратил, 
брались мною у родителей. После ссоры с ними этот источник иссяк... А она 
вышла замуж за того самого генерала. Он-то мог исполнить любую ее прихоть. 
Хотя, как я слышал, с ним она уже развелась, обеспечив себя состоянием на 
всю жизнь...
    Нет, я не наделал глупостей, хотя моя душа, мое самолюбие понесли 
тяжелый урон. Не скрою, первое время меня посещали мысли о самоубийстве. Но 
мне удалось перебороть себя. Я ушел из университета и завербовался в армию, 
хотя мои родители уговаривали меня не делать этого. А мне хотелось убежать 
подальше от этого города, скрыться куда-нибудь. Жизнь для меня не значила 
ничего, а как раз шла война. Вот я и решил попытать удачи...
    Был на войне, получил ранение, демобилизовался. Пробовал, конечно, 
найти себе подругу, но тщетно. Мне хронически не везло. А, может, и я был 
отчасти в этом виновен. Слишком отличался от других. Вот я и решил 
уединиться в этих горах...
    Это я и рассказал девушке, которую, можно сказать, едва знал. И сам 
даже не понимал - зачем и почему. Может, устал так долго держать это в 
себе?..
- Так ведь надо гордиться этим! - воскликнула Ольга, выслушав мой рассказ. 
- Человек должен чем-то отличаться от других! И надо развивать это в себе, 
а не прятать!
- Ты всерьез так думаешь? - усмехнулся я. - Я - одинокий волк в этом мире! 
Мне надоел тот мир, и я ушел в себя, где жил мой дед. Постепенно я 
озлобился, стал более жестоким. Я и сейчас меняюсь. Если хочешь, я - 
оборотень! Меня научили убивать и ненавидеть. А любовь... Я разучился 
любить. Я покупаю женщину, если хочу ее. Но только на одну ночь... Я верил, 
что деньги - это не главное. И когда эта вера кончилась, я стал поступать, 
как все. В конце концов, мне надоело доказывать всем, и самому себе в том 
числе, что я могу все. Я стал все реже и реже появляться в городе... В 
конце концов, это очень плохо кончится для меня. Я это чувствую. А ваша 
троица... Вы изменили меня.
    Ольга пристально посмотрела на меня.
- То, что Вы рассказали, Саша, страшно! Но мне кажется, кое-что хорошее в 
Вас все же осталось, если Вы осознаете это.
- Может быть, - ответил неуверенно я. - Знаешь, мне ведь, в принципе, и не 
нужны деньги. Просто где-то в глубине души я все еще надеюсь, что у меня 
будет семья - жена, дети...
- А нужны ли будут им такие деньги? - спросила девушка прямо. - Если они 
узнают, как они появились?..
- Среди них есть и честно заработанные, - возразил я.
- Так и работайте по честному! Может, денег будет и не так много, но зато 
Вы сможете открыто смотреть в глаза жене и детям, не опасаясь, что они 
узнают...
    Я задумчиво посмотрел на нее.
- А у тебя есть парень?
    Этот вопрос застал девушку врасплох. Она отвела глаза в сторону и еле 
слышно ответила:
- Есть.
    Я кивнул равнодушно головой, хотя внутри, в области сердца, что-то 
кольнуло. Разочарование, что ли...
- У нас с ним все хорошо, - поспешно добавила девушка. - Хочется, чтобы все 
так и осталось.
    Хотелось спросить, какого черта она тогда бросила своего дружка и 
помчалась сюда? Я тут перед ней распинался, а она так поспешно отбрила 
меня, будто я ей навязывался. Но я ничего ей не сказал. Не в моих правилах 
было вмешиваться в личную жизнь других...
- Иди спать, - посоветовал я ей. - Завтра у нас будет трудный переход, да и 
сегодня мы вымотались порядочно. Нам потребуется много сил...
- Можно, я еще посижу здесь? - попросила девушка. - Там Алиса с Алешей... В 
общем, мне пришлось уйти, чтобы не мешать им.
- Видишь, Хозяин, свято место пусто не бывает, - заметил пес, зевнув так 
широко, насколько позволяла его пасть (до этого он мирно дремал у наших 
ног, не вмешиваясь в разговор). - А ты тут развел демагогию!
- Заткнись! - прошипел я.
- О чем это он? - не поняла Ольга.
- Это мы о своем, о мужском, - ответил ей Верный. - Не обращай внимания.
    Я готов был разорвать не в меру болтливого пса, но вовремя взял себя в 
руки, дав себе обещание поговорить с ним по душам при первом же удобном 
случае...
- Алиса - девушка легкого поведения, - осуждающе сказала Ольга. - Она не 
может долго без мужчины. Меняет их, как перчатки! Удивляюсь, почему 
Сикорский так долго терпел это, хотя, мне кажется, знал о ее похождениях?
    Я поднялся на ноги, разминая затекшие мышцы.
- Легкого поведения, говоришь? - недобро проговорил я. - Сейчас я кое-кому 
задам хорошую трепку!.. Ишь ты, решили позабавиться на Перевале! А ведь я 
предупреждал!..
- Хозяин! - перебил меня прислушивающийся и принюхивающийся к чему-то 
Верный. - К нам приближается гусеница!
    В это время на площадку выползло огромное создание, действительно 
напоминающее гусеницу, но передвигающееся при помощи множества маленьких 
ножек. По-другому из-за этого ее еще называли многоножкой... На голове было 
очень много глаз, а на лбу торчало некое подобие рога с шишечкой на 
конце... Это было самое страшное создание на Перевале. И я знал, какую 
опасность оно таило.
- Не двигайся! - шепотом приказал я Ольге, и та послушно замерла. - Может, 
она не заметит нас?
    Я похолодел, предчувствуя крупные неприятности. Гусеница остановилась и 
замерла. Мне показалась, что она прислушивается. Единственное, о чем я 
молил сейчас Бога, чтобы из палатки не доносилось больше никаких слишком 
громких звуков! Я готов был простить им их выходку, лишь бы только гусеница 
убралась подальше от нас!..
    Моим надеждам не суждено было сбыться. Старец, внимательно 
прислушивающийся к тому, что происходило в палатке, видимо, заинтересовался 
тем, что там происходило, и быстро скользнул внутрь. И я понял, что это был 
конец!..
    Сразу вслед за тем, как призрак проник в палатку, оттуда раздались 
дикие вопли ужаса, и снаружи появилась эта сладкая парочка в чем мать 
родила! Не знаю, что они там увидели, но, видимо, призрак не стал жалеть их 
психику и показал что-то действительно страшное. Алиса выскочила, как была, 
а Леха захватил свой автомат...
    Вот вам сейчас смешно, а мне тогда было не до смеха! Едва старец поплыл 
к палатке, я с грустью осознал, что стычки с гусеницей не избежать! А уж 
этого мне хотелось меньше всего...
    Все происходило, как в замедленном кино. Я заранее знал, что произойдет 
дальше. Мне бы предупредить Леху, но язык словно присох к глотке, а тело 
отказывалось двигаться...
    Увидев гусеницу, Леха, не раздумывая, выпалил по ней весь магазин. 
Пули, естественно, не причинили этому существу никакого вреда. Только 
маленькие вспышки отметили то место, где они соприкоснулись с телом 
гусеницы. Многоножка мгновенно развернулась, с нароста на голове сорвалась 
молния и проскочила в направлении Лехи. На свое счастье, бывший спецназовец 
быстро среагировал и упал на землю, одновременно валя и Алису. Запахло 
горелым и озоном, - это молния попала в палатку и подожгла ее.
    Надо было спасаться бегством, ибо гусеницу никаким оружием нельзя было 
остановить. Но и при бегстве шансов укрыться от смертоносных молний на 
открытом пространстве было мало. Реакция у этих чудовищ была отменная, а 
дальность выстрела - достаточной, чтобы лавирующий человек выдохся прежде, 
чем достигнет спасительной зоны. То есть, шансы практически равнялись нулю. 
Единственным возможным выходом в данной ситуации было разбежаться в разные 
стороны. Кто-нибудь да уцелеет... Но куда было разбегаться? Впереди - 
гусеница, справа и слева - скалы, сзади - пропасть. Оставался единственный 
путь - тот, по которому мы туда пришли. Но пока туда добежишь, пока будешь 
взбираться по склону, да еще при нехватке кислорода на такой высоте... 
Гусеница была быстра на свои многочисленные ноги и метка на выстрелы...
    Не знаю, что вдруг на меня нашло. Наверное, сказался инстинкт 
загнанного в угол зверя. Я выхватил подарок Микки и бросился к этому 
монстру. На ходу чудом увернулся от летящей в меня молнии и с размаху 
отрубил гусенице ее рог, лишив оружия. Руку и весь правый бок пронзила 
сильная боль от разряда, но какая-то чудесная сила мгновенно погасила ее. А 
гусеница, несмотря на отрубленный рог, все еще являлась грозным 
противником. Она резко повернулась ко мне и раскрыла свою огромную пасть с 
не менее огромным языком. Я знал, что он обхватывает жертву и тащит ее 
внутрь. И следующим ударом рассек его. А потом, увернувшись от страшного 
удара хвостом, вспрыгнул на спину чудовища и глубоко погрузил клинок ему в 
голову. Сверкнула яркая вспышка, и гусеница забилась в агонии. Я едва успел 
отскочить в сторону, иначе она меня раздавила бы...
    Вдруг послышалось хлопанье крыльев, и на площадку опустились несколько 
Стражей Перевала на своих драконах. Остальные носились кругами в воздухе. 
Их было не меньше десятка...
    Я выругался и подумал: "Это конец"! Конечно, выстрелы привлекли 
внимание Стражей. И я знал, что случалось с теми, кто встречался с черными 
воинами. Выставив меч перед собой, я закрыл им путь к моим спутникам, решив 
бороться до конца, если дело дойдет до драки. Краем глаза я успел заметить, 
что обе девушки стоят в каком-то оцепенении, а Леха судорожно шарит в 
рюкзаке, собираясь, видимо, перезарядить автомат. Наивный, он надеялся, что 
пули могут причинить вред обитателям Перевала!..
    Воин, находившийся всего в метре, повернул голову и посмотрел на меня. 
Моя рука крепче сжала  рукоять меча. Я знал, что шансов было немного, но 
тот же инстинкт заставлял меня упрямо оставаться на месте.
    Несмотря на мои опасения, воин, который, как мне показалось, был 
командиром отряда, не делал никаких враждебных движений. Холодные глаза 
воина, которые я видел сквозь прорезь в шлеме, скрывающем голову, вдруг 
потеплели, и в них на миг промелькнуло знакомое мне выражение. Он поднял 
руку в черной перчатке и положил на мое плечо. Я почувствовал ее тяжесть, 
но не спешил наносить удар. И вдруг я услышал голос, который показался мне 
знакомым, но не сразу въехал, что это говорит Страж Перевала. Удивление 
вытеснило страх и агрессивность - впервые черный воин заговорил с 
человеком!
- Неплохо, мой мальчик, совсем неплохо! Ты хорошо справляешься со своей 
задачей... Да расслабься ты! Мы не причиним вреда ни тебе, ни твоим 
спутникам. Наоборот, мы поможем тебе.
    А я словно оцепенел. Язык присох к гортани и не двигался. Я впервые 
увидел Стражей Перевала так близко и во все глаза рассматривал их. То, что 
мы все принимали за доспехи, на самом деле таковыми не являлось. Это была 
какая-то эластичная одежда, не стесняющая движений, по которой пробегали 
сполохи голубого пламени. Глядя на нее, можно было усомниться в ее 
способности защитить владельца, и, тем не менее, я знал, что пули не 
пробивают ее.
    На вид ничто не говорило, что они чем-то отличаются от людей. Впрочем, 
черная одежда хорошо скрывала тело, и нельзя было сказать абсолютно точно, 
что находилось под ней. Тем не менее, воины были пропорционально сложены. 
Две руки, две ноги, голова... Тяжелые мечи висели в ножнах на поясах, за 
спиной - оружие, напоминающее арбалет. И они вовсе не казались мне 
призрачными, как привыкли считать. Наоборот, рука в перчатке, лежащая на 
моем плече, была очень реальна.
- Ты забыл об одной вещи, - продолжал тем временем воин. - Тарксы никогда  
не охотятся в одиночку!
    Действительно, Страж был прав. Я совсем упустил из вида это 
обстоятельство, хотя дед много раз предупреждал меня об этом. А это 
значило, что сейчас на подходе сюда находились еще гусеницы...
    Вдруг сверху подали какой-то сигнал, воин мгновенно убрал руку с моего 
плеча и достал арбалет. Остальные Стражи сделали то же самое.
- Прощай, мой мальчик! - услышал я. -  Пора приниматься за работу. А вы 
лучше лягте на землю.
    По одеждам воинов пробежали  голубые сполохи, они дернули за поводья, и 
их драконы взмыли  ввысь. А на площадке остались две гусеницы...
- Ложитесь! - крикнул я и упал ничком.
    В этот момент началось!.. Стражи принялись засыпать гусениц стрелами, а 
те, в свою очередь, отвечали молниями. Стрелы, ударяясь о тела этих 
созданий или о камни, ярко вспыхивали, словно взрываясь. Но, несмотря на 
многочисленные попадания, гусеницы были еще живы. (Позднее я узнал, что 
совершенно случайно попал мечом в жизненно важный орган монстра, иначе все 
было бы совсем наоборот.) Впрочем, у любой живучести есть предел. Через 
некоторое время гусеницы валялись мертвыми, а на их телах зияли страшные 
раны. Стражи практически не пострадали - чудесные одежды поглощали молнии, 
вспыхивая ярким голубым светом. Один из них, правда, камнем рухнул вниз 
вместе с драконом, когда в него попали сразу два разряда. А остальные, 
закончив дело, сделали круг над нами и полетели дальше. И никакой скорби по 
поводу потерянного в бою товарища! Они даже труп его не забрали, который 
упал куда-то в скалы! Такого равнодушия я понять не мог...
    Леха и Алиса поднялись с земли, стыдливо прикрываясь руками. Я порылся 
в рюкзаках и бросил парню запасную одежду, а девушка сама достала себе 
белье. Их-то одежа сгорела вместе с палаткой. Слава Богу, наши вещи 
находились снаружи (иначе внутри было бы не повернуться)! Пока они 
одевались, я копил в себе гнев, чтобы выплеснуть его наружу, когда они 
будут готовы.
- Ну что, любовнички, доигрались? - наехал я на них сразу же после 
окончания процедуры одевания. - Черт возьми, Леха, ты вроде бы неглупый 
парень, участвовал во многих боевых операциях, а совершил две такие 
непростительные ошибки! Разве я не предупреждал, что Перевал не любит 
шума?..
- Слушай, ты нас все время о чем-нибудь предупреждаешь! - возмутилась 
Алиса. - Отчитываешь нас, как нашкодивших детишек! То нельзя, это нельзя!.. 
Сколько можно?
- Может, ты хочешь пойти одна по Перевалу? - предложил спокойно я, хотя 
внутри все кипело. - Давай, валяй! Посмотрим, далеко ли ты уйдешь. И не 
такие, как ты, гибли здесь!
- Алиса! - попыталась вмешаться Ольга. - Ты не права. Саша...
- А тебя вообще не спрашивают! Еще неизвестно, чем вы тут сами занимались! 
- прикрикнула на нее та и добавила презрительно. - Голубки!..
    Ольга не нашлась, что ответить на такое откровенное хамство. Дело шло к 
крупной ссоре. Тут решил сказать пару ласковых этой дамочке я, но меня 
опередил Верный.
- Заткнись! - рявкнул он своим хриплым голосом. - Если бы не Хозяин и 
Стражи Перевала, покоиться бы вам сейчас в желудках этих тварей! Он спас 
тебя, а ты его хаешь! Если сейчас же не замолчишь, я укушу тебя. Поверь, 
это будет очень неприятно и больно...
- В самом деле, малыш, - обратился к ней Леха, - ты перегибаешь палку!
- Да заткнитесь вы все! - крикнул я, чувствуя огромную усталость во всем 
теле и онемение в правой руке. - Ложитесь спать. Завтра нам предстоит много 
пройти.
- А в чем нам ночевать? - обратилась ко мне Ольга. - Наша-то палатка 
сгорела.
- А у вас что, была всего одна? - удивился я.
- Нет, - ответил Леха. - Другая осталась у Алекса с Константином.
- А моя палатка - двухместная, - задумчиво заметил я скорее для себя, чем 
для других. - Что же нам делать? В моей нет таких удобств, как в вашей.
- Это не страшно! - заявила Ольга.
- Хорошо, - согласился я. - Вы ложитесь, а мы с Лехой устроимся снаружи. 
Нам не привыкать. Так, сержант?
- Ты иди тоже ложись, - предложил он, не ответив мне. - Я подежурю до утра.
    За этот день я так утомился, что не стал возражать, хотя мне и не 
очень-то хотелось оставлять Леху одного. Предупредив его, чтобы он будил 
меня, если увидит что-нибудь странное, я стал укладываться. Вместо подушки 
подложил под голову свернутое одеяло и скоро погрузился в крепкий сон, 
ощущая под боком тепло четвероногого друга, который, благодаря, наверное, 
волшебству, ожил и обрел удивительную способность. Впрочем, многочисленные 
шрамы, прощупывающиеся на голове и горле, наводили совсем на другие 
мысли...
    Эти соображения были очень интересными, но я уже не мог 
сосредоточиться, уплывая в сон, который все перемешал в голове.

                                      9.

    На Перевале мне всегда снились странные сны. В ту ночь мне снился тот 
мир, частицей которого и был Перевал. Мне виделись города во всем 
великолепии, замки с развевающимися на шпилях зубчатых башен знаменами. Мне 
снились люди в странных одеяниях - горожане, крестьяне, воины. Ну и, 
конечно, прекрасные дамы, ради которых совершались подвиги и гремели войны. 
Немалую роль в моих снах играла Ольга. Только ее черты были жестче, и одета 
она была так же, как и все женщины этого мира. Все отличие состояло в том, 
что на голове была повязка, а поверх нее - прекрасная диадема с красивым 
голубым камнем... Снились мне и странные, иногда зловещие, животные, 
некоторых из которых я видел здесь, на Перевале, а других не видел никогда. 
Прекрасные леса, луга, реки, озера и горы, которые уже не встретишь на 
Земле... Все это напоминало мне сказки, которые рассказывала мне бабушка, 
когда я был маленьким...
    Меня разбудил хриплый голос над ухом:
- Хозяин, пора вставать. Уже светает...
    Я открыл глаза и увидел перед своим лицом собачью морду. С большим 
трудом мне удалось вернуться из мира грез в мир реальный, в который совсем 
не хотелось возвращаться. Но я был разбужен. Разбужен говорящим псом, что 
больше было похоже на сказку...
    Верный посмотрел на меня своими умными глазищами и сказал:
- Хозяин, ты как-то странно выглядишь!
- Почему? - спросил я, садясь.
- По твоим глазам я вижу, что ты далеко отсюда, - ответил пес.
    Я улыбнулся.
- Я видел очень интересный сон, Верный.
- Про Перевал? - поинтересовался пес.
- Да, а как ты догадался? - удивился я.
- Мне самому здесь всегда снятся сны про Перевал, - сообщил он.
    Мое удивление еще больше возросло. Я сел.
- А собакам тоже снятся сны?
- Конечно. Что мы, не люди?
    Мы с ним долго смеялись над его шуткой. Потом он вдруг резко оборвал 
смех и сообщил, сразу став серьезней:
- Хозяин, с твоим другом не все в порядке.
- Что с ним? - встревожился я.
- Я не силен в медицине. Посмотри сам.
    Я встал и подошел к Лехе. Парень сидел, положив автомат на колени, но 
вид у него был больной и изможденный. Он медленно повернул ко мне голову, и 
я увидел пот, выступивший на лбу, а в глазах - боль и страдание.
- Что, Леха, так плохо?
    Он кивнул.
- Давай посмотрим твою рану, - предложил я.
- Только не буди девочек, - попросил Леха. - Я не хочу, чтобы они видели 
это...
    Я осторожно снял повязку. Рука в этом месте сильно распухла и приобрела 
лиловый оттенок. Это было очень плохо...
- Кажется, я приплыл, Саня, - тихо сказал он.
- Не болтай глупости! - немного резковато оборвал я его. - Ничего 
страшного!
    Леха покачал головой.
- Не ври! Я и сам знаю, что это конец! Эта гадость пошла внутрь... И это не 
обычное заражение или воспаление. Я что-то подцепил в пещерах. Вчера я 
напился таблеток и обкололся обезболивающим. Этого хватило лишь до утра. Я 
чувствую, мне недолго осталось жить...
    Я по-настоящему испугался, хотя смерть мне приходилось частенько 
видеть. Испугался, потому что в его словах почувствовал правду.
- Ты что, Леха? Сейчас что-нибудь сделаем! - засуетился я.
- К черту все, Саня! - отмахнулся он от меня. - Не гоношись - это 
бесполезно! Лучше вколи мне побольше обезболивающего. Так хочется дойти!..
    Я напоил его таблетками, вкатил укольчик. Подумав немного, достал из 
рюкзака пачку банкнот и протянул ему.
- Возьми, - и пояснил, увидев недоуменный взгляд. - Это деньги Сикорского, 
которые он дал мне за ваши головы. Бери, бери! - стал настаивать я, заметив 
его колебания. - На той стороне за эти бабки тебе сделают все, что возможно 
и невозможно.
- А ты? - спросил Леха. - Разве ты не пойдешь с нами?
    Я сокрушенно развел руками.
- Мне туда соваться нельзя. Ибрагим с меня шкуру живьем снимет, если 
попадусь ему на их территории. Не забывай, я воевал против них.
- Я тоже, - напомнил мне Леха.
- Тебя там никто не знает, а меня - каждая собака! - ответил я. - Хотя и 
для вас есть опасность. Но ничего... Зайдете в любую избу и попросите 
гостеприимства, - никто вас не тронет и не даст в обиду. Таков закон гор. 
Только в первые дома после Перевала не заходите. И в чистом поле не 
попадайтесь - убьют или уведут в неволю. Не забудешь?
    Леха покачал головой.
- Я-то не забуду. Дойду ли?
- Как ты сейчас себя чувствуешь? - поинтересовался я.
- Отошло немного, - ответил он.
- Тогда дойдешь! - уверенно заявил я. - В крайнем случае, расскажешь о том, 
что я тебе говорил, девчатам.
    Я хотел уже отойти, но Леха остановил меня.
- Саня, ты прости меня за прошлую ночь. Бес, понимаешь, попутал. Я ведь 
давно не спал с ней... По крайней мере, неделю. Для мужика в самом расцвете 
сил это много.
    Я ничего не ответил. Да и что можно было сказать ему? Что сделано, то 
сделано. Следы, как говорится, были налицо. На площадке валялись трупы трех 
гусениц, от палатки остались лишь пепел и проводки. А ведь там могли лежать 
и наши тела!..
    Я разбудил девушек, устроившихся в моей палатке, и пошел умываться, 
зачерпнув котелком воды из речки. Скоро ко мне присоединились Ольга и 
Алиса. Они быстренько умылись и привели себя в порядок. Алиса расчесала 
волосы и принялась краситься... Вообще, мне нравится наблюдать, как женщина 
наносит макияж. Для меня это какое-то таинство. Моя университетская подруга 
делала это профессионально. Каждые полчаса она доставала свою косметичку и 
принималась подправлять свой внешний вид. Тогда я не знал, что женщина 
никогда не станет этого делать при том, кто ей небезразличен... Ольга 
просто распустила волосы, расчесала и потом снова заплела в косу. Затем мы 
все уселись у рюкзаков, я подал всем по куску холодного вареного мяса, 
оставшегося от ужина. На этот раз Алиса не отказалась. Ольга же была 
непреклонна...
    Мы ели в полном молчании. Леха был задумчив, мне разговаривать не 
хотелось. А девушки, заметив, что нам не до разговоров, не приставали. 
Верный тоже молчал, поглощая мясо, которое я отрезал ему от бараньей туши. 
И смачно разгрызал кости, которые ему то и дело бросал кто-нибудь из нас. 
Короче говоря, был очень занят...
- Леша, что-нибудь случилось? - поинтересовалась Алиса, закончив есть. - У 
тебя неважный вид.
    Парень вздрогнул, но быстро взял себя в руки и улыбнулся, хотя улыбка и 
получилась натянутой.
- Все в порядке, - успокоил он ее. - Я просто задумался...
    Закончив есть, мы принялись собираться. Складывая палатку, я пытался 
решить для себя одну задачку - делать подношение Хозяевам Перевала или нет. 
С одной стороны, вроде бы необходимости в этом после ночного происшествия 
отпадала. Ведь Стражи нас не тронули!.. С другой стороны, теперь следовало 
бы отблагодарить их за помощь. Не хотелось выглядеть свиньей в глазах 
обитателей Перевала...
- Оставайтесь здесь, а я сделаю подношение, - решившись, сообщил я своим 
спутникам.
    Взяв куски, которые приготовил еще вечером, я пошел на гору, с которой 
мы спустились накануне. Выбрав камень и быстренько разложив на нем мясо, я 
достал заранее припасенный белый флажок и воткнул его туда. Чтобы с воздуха 
было заметнее...
- Саша! - услышал я за спиной голос Алисы.
    Я обернулся. Девушка стояла передо мной, опустив голову.
- Саша! - повторила она. - Ты прости меня за вчерашнее! Не знаю, что на 
меня нашло!
- Ладно, - сказал я в ответ. - Это дело прошедшее... Я хочу только одного - 
чтобы ты поняла, что Перевал - очень опасное место. Здесь нельзя жить по 
нашим меркам. У Перевала - свои правила, и их нарушение жестоко карается. В 
этом ты могла убедиться этой ночью...
- Теперь-то я понимаю, что вела себя глупо, - призналась Алиса. - И Олю 
обидела...
    В этот момент та собственной персоной появилась рядом с нами.
- Саша, Вы обещали показать Город, - напомнила мне она.
- Да, конечно, - ответил я и принялся снимать с арбалета оптический 
прицел...
    Прежде всего я сам посмотрел на Город. Он обнаружился на прежнем месте 
- справа от Дороги в пятидесяти градусах, если смотреть по направлению 
нашего движения. Среди гор просматривались зубчатые башни, шпили с 
развевающимися на них флагами, дворцы и изящные домики, утопающие в зелени 
садов. Город был большим, очень красивым и манил к себе. Хотелось бросить 
все и пойти к нему...
    Я передал прицел девушке, указав направление.
- Как красиво! - восхитилась она. - Кажется, совсем рядом!..
    Некоторое время Ольга рассматривала Город, потом вдруг предложила:
- Слушайте, Саша, может, мы все-таки дойдем туда? Посмотрите, он ведь 
совсем близко!
    Я ждал этого и отреагировал совершенно спокойно:
- Многие пытались дойти до Города, и где они сейчас? Посмотри вдоль Дороги. 
Видишь, от нее отходит ответвление?.. Это дорога к Городу. Вдоль нее лежит 
очень много человеческих костей. Стражи Перевала никого не пускают туда. И, 
тем не менее, деду как-то удалось пройти. Ума не приложу, как они сумели!.. 
Я нашел его на той самой развилке...
- Саша, а что это за люди? - перебила меня вдруг Ольга, шарившая прицелом 
по окрестностям.
- Где? - сразу насторожился я.
- У развилки, - ответила девушка. - Их там много.
- Дай сюда! - отнял я у нее прицел...
    Моим глазам открылась следующая картина - палатки, какие-то ящики, 
несколько десятков мулов. И много-много вооруженных людей.
    Я в сердцах выругался, нисколько не заботясь о присутствующих девушках. 
Как я мог забыть о Китайце!? Это были его люди, многих из которых я хорошо 
знал. Встреча с ними не сулила (по крайней мере, мне) ничего хорошего.
- Скорее вниз! - приказал я и бросился бежать со всех ног.
- Что случилось? - недоумевали девушки, еле поспевая за мной.
    Я не ответил.
- Леха, быстро собираем свои манатки и сваливаем! - крикнул я, выбегая на 
площадку, где мы ночевали.
- Поздно, Хозяин! - сообщил Верный, принюхивающийся к окружающей 
обстановке. - Они уже здесь.
- Где?
    Рука крепче сжала арбалет, в то время как глаза тщетно обшаривали скалы 
в поисках спрятавшегося противника.
- На скалах, - ответил пес и добавил. - Их здесь достаточно много, чтобы 
даже и не пытаться рыпаться.
- Спасибо, дружок! - поблагодарил я его. - Что будем делать?
- Не знаю, Хозяин...
- А что случилось? - спросил встревоженный Леха.
- Банда Китайца, - тихо пояснил я. - Встреча с ними будет похуже встречи с 
гусеницами, ххорнами, Демоном пещер и Стражами Перевала вместе взятыми.
- Почему? - удивился он.
- Долго объяснять, - ответил я. - Знаю только одно - надо уходить отсюда! К 
сожалению, видимо, они нас уже обнаружили.
- Давай, скроемся в какой-нибудь иллюзорной скале! - предложила несмело 
Ольга.
    Я усмехнулся.
- А вы еще не заметили?.. Я забыл обратить ваше внимание, друзья мои, что 
там, где кончается пропасть, кончается и мир иллюзий. Это реальные горы. 
Так что...
    Все поняли без слов, что я хотел этим сказать.
- Сделаем так, - предложил я. - Неторопливо соберем вещи и двинем в 
обратном направлении, будто ничего и не случилось. Может, нас не станут 
задерживать? Нам бы только взобраться на гору...
    Я и сам не верил в реальность своего замысла. Китаец никогда не 
пропускал людей, с которыми его сталкивала дорога. Тем более если среди 
этих путников были симпатичные мордашки...
    Так и случилось. Не успели мы поднять наши рюкзаки, как из-за валуна, 
преграждавшего нам путь вперед, вышли трое. И того, кто стоял впереди, я 
хорошо знал. Это был Китаец... Теперь уже бежать не имело смысла. Не менее 
дюжины стволов превратили бы нас в решето, если бы мы попытались это 
сделать... Законы Перевала? Они для него ничего не значили...
    Китаец развел руками, изобразил на лице удивление и воскликнул:
- Ба, кого я вижу! Сколько лет, сколько зим!.. Привел гостей? Что это за 
телки с тобой?
    Такое начало не сулило ничего хорошего. Всем была известна его 
паталогическая страсть к женщинам...
    Леха положил руку на автомат, но я остановил его:
- Не сходи с ума, сержант! Нас нашпигуют свинцом прежде, чем ты успеешь 
вскинуть его! На скалах сидят его люди, и среди них почти все - отличные 
стрелки. Они не станут раздумывать, увидев твое движение.
    Леха послушно убрал руку, а я выступил вперед и обратился к 
контрабандисту:
- Что тебе нужно, Китаец? Эти люди - мои клиенты. Пропусти нас!
- Как же я могу пропустить таких людей и не пригласить их воспользоваться 
своим гостеприимством? - ответил тот. - Милости просим!
    Он насмехался, и мне это было ясно.
- Нам некогда, Китаец. Как-нибудь в другой раз.
    Тот усмехнулся, и мне сразу стало не по себе. Ледяная это была 
улыбка...
- Ай-яй-яй! - воскликнул он. - Нехорошо отказываться от приглашения друзей! 
Ведь мы друзья, не так ли? Друзья, несмотря на маленькое недоразумение, 
случившееся во время нашей последней встречи. Ты помнишь, что тогда 
произошло?
    Я помнил и не питал никаких иллюзий по поводу его дружелюбности. Китаец 
всегда был известным хитрецом и лицемером.
- Нам, в самом деле, некогда, - повторил я.
- Куда же вы так торопитесь? - поинтересовался он с ехидцей в голосе. - 
Расскажи своему другу, проводник!
- В Город! - ответил я, судорожно пытаясь что-нибудь придумать.
- За сокровищами?
    Глаза Китайца сузились. Я понял, что совершил ошибку, соврав. Что мне 
стоило сказать правду, опустив, конечно, некоторые подробности. Мол, веду 
клиентов, как обычно, на ту сторону. На кой черт я ляпнул ему про Город, о 
богатстве которого ходят легенды? Теперь от него точно не отвяжешься...
- Сокровища подождут, - заявил он. - Можно и задержаться, когда приглашаю 
я! А?.. Посидим, выпьем винца и поговорим... о делах.
    Знал я его дела!
- Нет, Китаец, - ответил я, качая головой. - Мы не можем принять твое 
приглашение... Не задерживай нас, не то у тебя могут возникнуть проблемы!
    Китаец расхохотался. При этом его и без того узкие глаза превратились в 
щелки.
- Знаешь, друг, я не боюсь проблем. Для этого у меня слишком много людей и 
оружия.
- Даже Сикорского? - поинтересовался я.
- Какого Сикорского? - насторожился он.
- Ты не хуже меня знаешь, о ком я говорю, - ответил я.
- А при чем здесь он? - спросил Китаец, чья добродушность сразу куда-то 
улетучилась.
- Это, - я указал на Леху, - его человек.
- Блефуешь, проводник! - не поверил он.
    Мы с Лехой переглянулись. Бывший спецназовец понял меня без слов. Вряд 
ли Китаец знал о размолвке ребят с Сикорским. Никто не стал бы ссориться с 
таким большим человеком, и на этом можно было сыграть.
- Подержи-ка, - попросил Леха, протягивая мне свой автомат.
    Я взял оружие, а он сделал несколько шагов к Китайцу и достал из 
кармана удостоверение. Некоторое время бандит внимательно изучал его, потом 
вернул владельцу и сказал:
- Это, конечно, несколько меняет дело. Однако думаю, господин Сикорский не 
обидится, если я провожу его начальника Службы Безопасности до цели. 
Кстати, ты выполняешь его поручение?
    Последний вопрос относился к Лехе. Я молил Бога, чтобы он догадался 
правильно ответить.
- Он знает, что я здесь, - правдиво ответил Леха.
- Нам не нужна твоя помощь, Китаец! - категорически заявил я. - Пропусти 
нас!
    Он задумался на некоторое время, а потом покачал головой, отказываясь.
- Знаешь, проводник, здесь нет Сикорского. Только мы и вы... Сечешь, к чему 
я клоню?.. Я предложил вам помощь, вы отказались. На этом наши интересы 
расходятся. Не хотите, не надо! Я привык поступать так, как хочу. Не 
пропущу я вас, проводник!
    Я понял, что мы влипли! Но в следующее мгновение произошло то, чего не 
ожидал не только Китаец, но и я...
    Леха все еще стоял рядом с бандитами. В следующее мгновение он, без 
всякой подготовки, взвился в воздух. Я даже не успел заметить его движения, 
но два подручных Китайца лежали неподвижно на земле, а их главарь оказался 
в крепком захвате сержанта с прислоненным к горлу спецназовским ножом, 
невесть откуда появившимся в руке Лехи.
- Спокойно, Китаец, - тихо сказал бывший спецназовец. - Прикажи своим людям 
пропустить нас. С тобой ничего не случиться, если не будешь рыпаться.
    Сложившаяся ситуация, похоже, нисколько не испугала главаря шайки. 
Наоборот, казалось, он от души забавлялся...
- Ты хорошо проделал это, - заметил Китаец. - Правду, видно, говорят, что 
ребята Сикорского имеют хорошую подготовку. Только на этот раз ты ошибся...
    Вдруг он резко свистнул. В следующее мгновение захват Лехи таинственным 
образом был разорван, а сам он отлетел в сторону от сильного удара рукой. Я 
увидел, как на площадку выскакивают люди Китайца, и успел разрядить в них 
автомат Лехи, который до сих пор держал в руке. О том, что предпочитаю не 
использовать огнестрельное оружие на Перевале, я в тот момент и не 
вспомнил...
- Брать живыми! - услышал я крик Китайца, а в следующее мгновение на меня 
уже навалились несколько бандитов.
    Я успел достать мечом пару из них, но силы были неравны, поэтому скоро 
я оказался поваленным на землю и связанным по рукам и ногам. Последнее, что 
я увидел прежде, чем меня уткнули носом вниз, был мощный удар Китайца ногой 
Лехе в голову, который, похоже, уже не контролировал себя...
    Кто-то подошел и остановился надо мной.
- Поставьте его на ноги! - услышал я знакомый голос.
    Через секунду я стоял перед Китайцем.
- Ты и твой друг слишком ретивы, - сказал он, обдав меня запахом гнили изо 
рта. - Постреляли моих людей... Извини, но мне придется ограничить вашу 
свободу!
- Сикорский тебе голову оторвет! - пообещал я ему. - Он не прощает подобных 
вещей!
- Во-первых, не я напал на вас, а вы на меня, - возразил он. - Мне пришлось 
защищаться... А во-вторых... Как он узнает об этом? Места здесь глухие, вас 
никогда никто не найдет! И запомни, - Китаец взял меня за грудки и 
встряхнул, - вы живы лишь благодаря мне!
    Он обернулся к бандитам, державшим меня, и приказал:
- Тащите их в лагерь!
    Ему явно приглянулась Алиса. Он не любил терять времени зря. Подойдя к 
девушке и сказав ей пару слов на ушко, Китаец взял ее под ручку и повел по 
Дороге. Алиса оглянулась на меня, не зная, как реагировать на это. Я ничего 
не смог придумать лучшего, как улыбнуться ей своим разбитым ртом... Нас с 
Лехой потащили следом. Мои ноги были связаны, потому что Китаец еще помнил, 
как я смог смыться от него в прошлый раз. А Леха еще не очухался после 
поединка... Ольга, видимо, шла за нами...

                                     * * *

    Лагерь бандитов располагался там же, где я его и заметил - у развилки. 
Мне это место было хорошо известно, и их остановка здесь вызвала мое 
недоумение. Здесь было чертовски опасно. Любой слишком громкий звук мог 
вызвать сильнейший камнепад...
    В лагере нас разделили. Упирающуюся Ольгу отвели показать "правой руке" 
Китайца, а меня и Леху оставили под присмотром нескольких головорезов.
    Бывший спецназовец застонал, приходя в сознание. Вид у него был 
неважный - голова разбита, все лицо в крови, но сильнее всего досталось, 
видимо, раненой руке, потому что вся повязка пропиталась жидкостью, имеющей 
какой-то странный цвет.
- Как ты? - спросил я, поворачивая к нему свое лицо.
- Будто стадо слонов пробежалось по мне, - признался он. - Этот бандюга 
хорошо дерется!
- А ты надеялся с ним справиться? - усмехнулся я. - Спросил бы сначала 
меня! Китаец - мастер восточных единоборств! В свое время он был весьма 
известным бойцом.
- Чувствуется, - согласился Леха, пытаясь устроиться поудобнее и морщась 
при каждом неосторожном движении.
- Он ведь не всегда занимался контрабандой, - продолжал тем временем я. - 
Был чемпионом мира по какому-то из единоборств. Правда, всегда отличался 
жестокостью в схватках... А однажды его побили на каких-то соревнованиях. 
Он исчез и через некоторое время выплыл вот здесь. Это один из самых 
жестоких контрабандистов... Так что мы с тобой вляпались, сержант!
- То-то я думаю, его рожа мне откуда-то известна! - заметил он и 
поинтересовался. - Что же нам делать?
- Ждать, - ответил я. - Может, фортуна повернется к нам лицом, и мы сумеем 
вырваться из его лап живыми. Больше нам ничего не остается.
- А Алиса, а Ольга? - встревоженно огляделся по сторонам парень. - Где они? 
Я их не вижу.
    Я пожал плечами.
- Им ничего не грозит. Пока, по крайней мере... Если не будут рыпаться, 
отделаются постелью, но зато, возможно, сохранят жизнь. А вот с нами дело 
обстоит сложнее... Вряд ли нас оставят в живых.
- Надо что-то делать, - заявил Леха.
- Надо, - согласился я. - А как?.. Мы связаны по рукам и ногам, у нас 
отобрали оружие...
    И вдруг я вспомнил об одной вещи.
- Слушай, Леха, давай сядем спинами друг к другу!
- Зачем? - удивился парень.
- Увидишь.
    Я представил себе меч Микки и сразу же почувствовал, как холодная 
рукоять легла в мою ладонь. Так что когда Леха придвинулся ко мне, я уже 
знал, что мы будем делать.
- У меня в ладонях зажат меч, - сообщил я ему. - Перережь о лезвие веревки.
    Если в прошлый раз Леха не поверил мне, то теперь доказательство 
удивительных способностей меча было налицо. В этом был путь к нашему 
спасению...
    Пока Леха освобождал себе руки, я внимательно наблюдал за нашей 
охраной. Это были те самые головорезы, которые схватили меня. И один из них 
извлек из мешка мою фляжку! Видимо, искушение было так велико, что бандиты 
не выдержали, и сосуд пошел по кругу. Жидкости внутри оставалось немного, и 
этого количества было явно недостаточно, чтобы удовлетворить их потребность 
в выпивке. Один из охранников куда-то сбегал и вернулся через некоторое 
время с бутылкой. Тем временем Леха уже перерезал свои веревки, взял у меня 
меч в ладони, и теперь уже я тер свои путы о лезвие...
    Скоро бутылка опустела. Выпитое спиртное сказалось на нашей охране. 
Попросту говоря, они напились. Пнув пару раз нас для проформы, охранники 
удалились, наплевав на приказ Китайца. Впрочем, чего можно было ожидать от 
пьяных - им море было по колено! А я, глядя на них, подумал, что эти люди - 
не жильцы на белом свете. Перевал не прощал подобных вольностей, а ведь им 
предстояло еще немало пройти. Пусть и по более легкой тропе, чем та, по 
которой мы пришли... Вы спрашиваете, почему я выпивал там, если все так 
страшно?..
Во-первых, что можно Зевсу, нельзя быку. Так, кажется, говорили древние?.. 
Для меня Перевал - дом родной! Я там знаю каждую тропинку, каждую скалу, 
каждую трещинку... Ну, почти каждую... Я могу пройти по нему с завязанными 
глазами... А во-вторых, я никогда не пил так, чтобы закосеть...
    Скоро и веревки на ногах были перерезаны. Мы были свободны! Вдруг я 
увидел, как от мулов, которые стояли посредине лагеря, отделилась фигура с 
собакой и пошла в нашем направлении. В этом человеке я с облегчением узнал 
Фазиля - проводника этой шайки и моего хорошего приятеля...
    Горец остановился рядом с нами и по своему обыкновению начал разговор с 
вопроса:
- Отца моего не видели?
- Нет, не видели, - ответил я. - А разве он должен был нам встретиться?
    Фазиль пожал плечами.
- Пять дней назад он повел караван на вашу сторону. Должен был уже 
вернуться, но что-то задерживается. Что-то неспокойно у меня на душе... Ты 
ведь знаешь, что может случиться с ним, если его поймают ваши?
    Да, вряд ли Ибрагиму могли простить его вылазки на нашу территорию. 
Насколько я знал, уголовное дело на него еще не было закрыто...
- Нет, Фазиль, я ничего не слышал о твоем отце, - ответил я и 
поинтересовался. - А какой караван он повел?
- Хмыря, - ответил горец.
    Мое удивление было неподдельным.
- Слушай, но ведь твой отец ненавидит наших! Почему же он водит караваны 
своих врагов?
    Фазиль опять неопределенно пожал плечами.
- Не знаю. Он мне об этом ничего не рассказывал. Но, насколько я знаю, он 
водит не все караваны, а только весьма определенные.
- Ну да Бог с ним, с твоим отцом, - ушел я от этой темы, хотя меня и 
заинтересовало это сообщение. - Скажи мне лучше, какого черта вы 
остановились здесь? Разве ты не знаешь, что здесь частенько случаются 
камнепады?
- Я что ли выбирал место стоянки! - возмутился проводник. - Ты же знаешь, 
что Китаец останавливается, где захочет и когда захочет.
    Это была чистая правда. Китаец считал, что может делать все, что ему 
заблагорассудится. Все мифы о Перевале он относил к разряду глупых выдумок. 
И я все время удивлялся, как он до сих пор умудрялся оставаться живым?
- Как же тебя угораздило попасть к нему? - поинтересовался я.
- Ты же знаешь его, - ответил мне Фазиль. - Пришел, сказал, что я поведу их 
на Перевал, и что он мне хорошо заплатит. Отказаться я не мог - Китаец 
грозился убить мать и сестренку! Если бы отец в это время был дома!.. 
Знаешь, - он почему-то перешел на шепот, - по-моему, он сумасшедший. Я уж, 
да простит меня аллах, жду не дождусь, когда выпадет возможность его 
прихлопнуть! Еще никто так не унижал мою семью!
    Я знал, что слово горца - не пустой звук. Такие выходки не прощались, а 
Ибрагим имел слишком большой вес в своих краях, чтобы оставить это без 
последствий.
- Может статься, что это его последняя ходка, - заметил я. - Эдди решил за 
него основательно взяться.
    Фазиль махнул рукой.
- Эдди ему не указ. Я видел, как они сбили пограничный вертолет. Его трудно 
остановить... В крайнем случае, откупиться. У него денег куры не клюют!
    Я покачал головой.
- Сомневаюсь. У Китайца слишком большие амбиции. Ни он, ни Эдди не 
согласятся уступить друг другу.
- В любом случае, Китаец на нашей стороне больше не появится, - сказал 
Фазиль. - А если появится, то он - покойник!
    Конечно, если бы у него было оружие, Китаец уже давно был бы трупом. 
Но, насколько я видел, у Фазиля не было ничего...
- У тебя есть оружие? - осведомился я.
- Если бы оно у меня было! - вздохнул горец. - Китаец не позволил взять с 
собой даже нож!
    Мы замолчали. Фазиль достал сигару из портсигара, я последовал его 
примеру и набил трубку. Мы закурили.
- Вы, я вижу, тоже вляпались, - заметил, наконец, горец. - Китаец засек вас 
еще ночью. А поутру помчался со своими головорезами к вам. Что там 
произошло?
    Я вкратце изложил ночную историю. Фазиль внимательно слушал и лишь 
изредка качал головой.
- Все это так невероятно! - сказал он, когда я закончил. - Чтобы Страж 
разговаривал с человеком, да еще и помогал ему!.. Кстати, а где твоя псина?
    Действительно, Верного со мной не было. Куда он мог деться, я не знал, 
поэтому лишь пожал плечами.
- Это неважно. Сейчас меня мучает другое. Надо убираться отсюда и 
побыстрее! Иначе у нас могут быть большие неприятности. Если не Китаец 
расправится с нами, то кое-кто еще хочет того же самого...
- Пока Китаец и его подручный не натешатся с вашими девочками, вас трогать 
не будут, - уверенно заявил Фазиль. - А там - неизвестно. Может, девчонки 
смогут вымолить для вас жизнь.
    Я увидел, как побледнел Леха, и положил руку ему на плечо, не давая 
сделать того, что сейчас делать было никак нельзя...
    И тут наш разговор был прерван. Из палатки ближайшего помощника Китайца 
послышались страшные вопли. Кричал мужчина... Складывалось впечатление, что 
там происходит нечто ужасное... Потом оттуда выскочила Ольга. Волосы ее 
были в беспорядке, одежда разорвана, на щеке виднелся след от удара. Было 
видно, что девушке пришлось бороться.
    В лагере поднялся переполох. Мы с Лехой мгновенно сориентировались и 
сели так, будто наши ноги и руки до сих пор были связаны. Меч я спрятал под 
собой...
    Девушка подбежала к нам и встала рядом. Из палатки никто не появился.
- Что, черт возьми, происходит? Кто тут мешает мне? - послышался 
недовольный голос Китайца.
    Раздвинув полог своей палатки, он выбрался наружу, держа в руке бокал, 
наполненный какой-то темной жидкостью. (Явно не лимонадом!) Из-за его спины 
выглядывала встревоженная Алиса. Не знаю, чем они там занимались, но по ней 
не было заметно, чтобы с ней обращались грубо. В этом был весь Китаец - 
сначала обласкать, а потом применить силу, если не удастся по-хорошему...
    Услышав голос своего главаря, несколько бандитов бросились в палатку, 
но очень скоро появились вновь. При этом они были очень бледны и явно чем-
то напуганы.
    Один из них подошел к Китайцу и что-то тихо ему сказал.
- Он пытался меня изнасиловать! - всхлипнула девушка.
- Ты что, убила его? - обратился я к ней.
- Нет! - испуганно вскрикнула она. - Это не я! Это сделал какой-то человек 
в черном. Я... Я не знаю, откуда он там появился. Он... Он...
    Дальше девушка не смогла продолжать. Я не знал, что там произошло, но, 
вероятно, расправа над насильником была ужасной, если даже видавшие виды 
бандиты позеленели...
    А тем временем ситуация складывалась явно не в нашу пользу. С одним 
мечом идти против целой банды головорезов!.. Шансов не было никаких!
- Фазиль, тебе лучше уйти, - обратился я к проводнику.
- Нет, - твердо ответил тот. - Я останусь здесь. Они побоятся потерять 
проводника. Одним им отсюда не вырваться.
- Спасибо, друг! - поблагодарил я его...
    Тем временем Китаец что-то тихо сказал, и два головореза двинулись в 
нашу сторону. А у меня в голове созрел план...
    Они подошли к девушке с намерением схватить ее. Нас не опасались, 
потому что думали, что мы связаны по рукам и ногам. В тот момент, когда 
первый из них протянул к ней руку, я одним прыжком очутился на ногах и 
глубоко погрузил ему в живот меч, одновременно выхватывая у него автомат. А 
следующим движением выдернул клинок из обмякшего тела и наотмашь ударил им 
по лицу второго бандита, чьим оружием мгновенно завладел Леха.
- В камни! - крикнул я, указывая на валуны, лежавшие неподалеку от нас.
    Миг - и мы уже лежали, надежно укрытые от щелкавших пуль, в камнях. 
Убежище было надежным. Валуны спасали от пуль, а козырек скалы, нависавший 
над нами, не давал достать нас сверху.
    Прежде всего мы ознакомились с оружием. Автоматы были чудесными - новой 
системы, предназначенные для спецназовских операций, с почти бесшумным боем 
и новейшими прицелами. Магазины были полными. Плохо было лишь одно - у нас 
было всего по одному рожку к ним. Правда, был еще пистолет Ольги, который 
почему-то не отобрали. Но его отдали Фазилю, потому что он был абсолютно 
безоружным...
    Я опасался, что стрельба вызовет обвал, но пока, кроме нескольких 
камешков, ничего не упало. Осторожно, чтобы не попасть под огонь снайперов 
Китайца, я выглянул наружу. Все его люди лежали на земле и вели прицельный 
огонь. Кое-кто пытался подобраться к нам, но мои пули быстро отбили у них 
эту охоту. Надо было что-то делать...
    Я перевел автомат на одиночную стрельбу и сделал несколько выстрелов по 
мулам. Трое из них рухнули на землю и забили ногами. Почти сразу же 
стрельба прекратилась, и над позицией бандитов взвилась белая тряпка.
- Давай поговорим, проводник! - услышал я голос Китайца.
- Поговорим! - согласился я.
    Главарь бандитов поднялся с земли, отряхивая штаны. Я сделал знак Лехе, 
чтобы он взял его на прицел.
- Послушайте, вы! - обратился к нам Китаец. - На что вы рассчитываете? Мои 
снайперы перещелкают вас, как куропаток! Или закидаем вас гранатами. Лучше 
бросайте оружие и выходите. Поговорим, обсудим...
- Мы уже сыты твоим гостеприимством! - ответил я ему. - И не пугай нас! Ты 
прекрасно знаешь, как я умею стрелять, да и мой приятель из спецназа тоже 
редко промахивается. И первый, кому достанется свинец, - это ты!.. А насчет 
гранат... Ты выбрал плохое место для стоянки Китаец! Взрывы вызовут обвал и 
похоронят и вас, и ваш груз, которым ты так дорожишь. Так что давай, 
взрывай!.. К тому же с нами проводник. Без него вы все - покойники, и ты 
это тоже прекрасно осознаешь! Ты можешь убить нас, но и сам навсегда 
останешься здесь!
    Китаец усмехнулся.
- У меня есть еще один козырь, проводник.
    По его знаку один из бандитов поднял с земли Алису. Китаец схватил 
девушку и закрылся ею, как щитом.
- Что ты скажешь на это, проводник? Может, все-таки поговорим?
    Ситуация складывалась препротивнейшая. Но мы не могли распоряжаться 
жизнью девушки. Раньше, может быть, я бы и пренебрег ею ради спасения жизни 
других. Сейчас не мог...
- Чего ты хочешь?
- Девку и проводника в обмен на эту девочку и ваши жизни! - ответил Китаец.
- Ольгу отдать не можем! - отказался я.
- А я ее отпустить не могу, - сказал он. - Сам понимаешь, она замочила 
моего помощника. Я могу простить вам моих людей, которых вы убили, но за 
него придется заплатить...
    Вдруг Алиса обратилась к нему.
- Не трогай ее, пожалуйста! Ты же обещал, что отпустишь всех нас!
- Обещал, - спокойно ответил тот. - Но это было до того, как эта маленькая 
шлюшка пришила моего компаньона. Я не могу оставить это просто так. Однако 
тебе, радость моя, - он взялся за ее груди своими лапищами, - нечего 
бояться. К тебе-то я как раз буду снисходительным. Я становлюсь таким 
мягким, когда дело касается симпатичной мордашки!
    Алиса вдруг вывернулась и залепила ему пощечину. Ответ последовал 
незамедлительно. Кулак Китайца с силой врезался в ее лицо, разбив в кровь 
губы и, возможно, сломав нос. Девушка отлетела в нашу сторону и упала, 
потеряв сознание.
- Сволочь! - крикнул Леха, давая очередь по Китайцу...

                                     * * *

    Опять поднялась стрельба. Увидев, что Алиса, в принципе, лежит совсем 
недалеко от нашего укрытия, я попросил Фазиля:
- Слушай, дружище, надо выручать девчонку! Втащи ее к нам, а мы тебя 
прикроем... Не бойся, в тебя они стрелять не будут. Они не захотят терять 
своего единственного проводника.
    Фазиль молча засунул пистолет за пояс и плавно выскользнул за валуны. 
Увидев его, несколько бандитов по приказу Китайца, которому чудом удалось 
спастись от пуль Лехи, поползли наперерез, но мои пули успокоили их. 
Впрочем, нам тоже приходилось нелегко. Люди Китайца неплохо стреляли, и 
приходилось быть очень осторожным, чтобы не подставиться...
    Фазиль быстро достиг Алисы. Но, прежде чем ухватиться за нее, он снял с 
мертвых бандитов, около которых она лежала, пояса с подсумками. "Молодец, 
парень!" - подумал я, поняв, что он решил проблему нехватки боеприпасов. А 
Фазиль уже тащил девушку к нам...
    Китаец, поняв, что упускает их, решился на крайнюю меру. Пули защелкали 
рядом с отважным проводником. Мы старались, как могли, но у нас было мало 
патронов, к тому же головорезы Китайца не очень-то давали нам высунуться. 
Но я стал замечать, что некоторые стрелки вдруг тыкались лицом в землю, 
чтобы больше не поднять никогда...
- Принимайте! - прохрипел Фазиль, втаскивая девушку за камни. - А это вам!
    Он протянул нам подсумки, в которых оказалось еще по два магазина к 
каждому автомату. И вовремя, потому что у нас уже не было патронов.
- Ты - наш спаситель, Фазиль! - сказал я, пожимая ему руку.
- Да ладно, чего уж там!
    Ей Богу, я впервые видел мужика, который краснел от похвалы! Лицо 
Фазиля раскраснелось, как у девочки, которая услышала или увидела что-то 
непристойное...
    Тем временем стрельба стихла. Я осторожно выглянул наружу. Опять махали 
белой тряпкой, прося о переговорах. Я вздохнул и уже раскрыл рот, чтобы 
спросить, чего они там хотят, как вдруг откуда-то сверху раздался хорошо 
знакомый голос:
- Нехорошо, Китаец, брать то, что тебе не принадлежит! Лучше отпусти их. 
Они мне нужнее, чем тебе.
    Вслед за этим послышались несколько негромких хлопков, и, видимо, кто-
то стал трупом, в том числе и головорез, лежавший рядом с Китайцем.
- Как видишь, твоих снайперов уже нет, а вот мои держат вас всех на мушке, 
- продолжал вещать тот же голос. - И тебя тоже...
    Наконец, я вспомнил, кому он принадлежал. Сикорскому!
    Китаец яростно выругался. Я не буду здесь повторять его выражения, ведь 
среди нас присутствуют дамы! Могу сказать только одно - это были самые 
грязные из ругательств, которые я когда-либо слышал в своей жизни...
- Они пришили моих людей! - заявил Китаец, когда запас ругательств иссяк. - 
А девка убила моего компаньона!
    Все это время Сикорский с интересом слушал его. А Китаец, похоже, 
испугался...
- Это твои проблемы, Китаец, - сказал Сикорский. - Я не люблю повторять 
дважды, но для такого тупого типа повторю еще раз - они мои!
    В этот момент послышался еще один хлопок, и еще одним головорезом стало 
меньше.
- Я же сказал, твои люди - под прицелом, - засмеялся Сикорский. - Прикажи 
им не делать глупостей, не то потеряешь их всех... Кстати, твои часовые ни 
на что не годятся! Можешь получить их обратно. И подумай над моими словами!
    Что-то грузно шлепнулось о землю. Выглянув из-за камней, я заметил 
практически рядом с собой обезображенный труп. Думаю, остальные выглядели 
не лучше...
    Я тщетно пытался найти выход из сложившегося положения. На ум ничего не 
приходило. Ситуация была сложнейшая - с одной стороны находились 
контрабандисты, с другой - Сикорский со своими ребятами. Ни от тех, ни от 
других пощады ждать не приходилось. Оставалось уповать только на чудо.
- Не двигаться! - приказал своим головорезам Китаец и крикнул Сикорскому. - 
Хорошо. Забирай этих четверых, если сможешь. Они мне не нужны.
- Вот и чудненько! - обрадовался тот. - Правда, есть еще одно дельце, 
которое я хотел бы с тобой обсудить.
- Какое? - насторожился контрабандист.
- Не хватит ли тебе работать в одиночку? По-моему, пришла пора 
присоединиться ко мне, - предложил Сикорский. - Вместе-то как-никак 
спокойнее будет...
    Такая перспектива была явно не по нутру Китайцу, но выбирать ему не 
приходилось.
- Видимо, тут надо согласиться? - поинтересовался он осторожно.
- Видимо, да, - подтвердил Сикорский и добавил. - Впрочем, у тебя есть 
выбор. Либо ты присоединишься ко мне, либо никто из вас не уйдет отсюда.
- А на каких условиях? - поинтересовался контрабандист.
- Не бойся, тебя не обижу, - заявил Сикорский. - Если ты не будешь глупить, 
я сейчас спущусь, и мы обсудим условия нашей совместной деятельности. Но 
помни - мои снайперы следят за каждым вашим движением!..
    Так вот оно что! Оказывается, Сикорский действительно занимается 
контрабандой! Государственный муж!..
    Он исчез со скалы и через некоторое время появился на Дороге. В прицел 
он был хорошо виден, хоть и пытался прятаться от возможных пуль. Рядом с 
ним шагали пятеро вооруженных до зубов молодчиков, а шестым был... Ибрагим, 
отец Фазиля! А я-то все гадал - кто провел их по Перевалу?..
- Что все это значит? - спросил я у молодого проводника. - Что может 
связывать твоего отца, ненавидящего всеми фибрами своей души тех, кто 
воевал против вашего народа, и одного из тех, кто развязал эту войну?
- Не знаю, Саня, не знаю! - с отчаянием в голосе ответил тот. - Может, его 
заставили?
- Заставить твоего отца? - усмехнулся я.
    Тем временем группа во главе с Сикорским добралась до Китайца. Они о 
чем-то переговорили, и два главаря отползли в сторону палатки Китайца. 
Сопровождавшие Сикорского люди остались на месте, тоже взяв на прицел 
камни, за которыми мы скрывались, как и головорезы Китайца.
    Мы провели ревизию боеприпасов. У нас было по два магазина. Если 
стрелять одиночными, должно было хватить надолго. Но я думал, что, скорее 
всего, они рискнут пойти на штурм. И тогда нас эти два магазина не спасли 
бы...
    Ольга приводила в порядок разбитое лицо Алисы, которая уже очнулась. 
Глядя на нее, было ясно, что теперь ее красота была изрядно подпорчена на 
всю жизнь. Китаец бил профессионально...
    Леха  выглянул из-за камня и крикнул:
- Эй, Серега, ты меня слышишь?
- Слышу, Алексей Сергеевич! - откликнулся крепко сбитый парень из людей 
Сикорского, чем-то напоминавший самого Леху.
- Ты, я смотрю, занял мое место? Поздравляю!
- Спасибо! - откликнулся парень, чувствовавший себя неловко при общении с 
бывшим начальником.
- Ну и как, справляешься? - осведомился у него Леха.
- Пока да, - ответил тот и посоветовал. - Вы бы лучше сдались, Алексей 
Сергеевич. Тогда, по крайней мере, Вы останетесь живым. А так... Здесь все 
наши ребята и спецподразделение. Видит Бог, мне не очень-то хочется Вас 
убивать. Но если Василий Андреевич даст команду на захват...
- Я тебе дам бесплатный совет, Сергей, - заявил вдруг Леха. - Никогда не 
обсуждай приказы начальства и ни о чем не жалей, если хочешь удержаться на 
своем месте! А обо мне не беспокойся...
- Откуда он взялся такой вежливый? - поинтересовался я, когда они 
закончили.
- Серега - хороший парень! - ответил Леха, не отрываясь от прицела. - 
Когда-то работал в охране у Президента, потом Сикорский переманил его к 
себе. Отлично владеет всеми видами оружия и рукопашным боем, но в боевых 
действиях участия не принимал. Не думаю, что он сможет удержаться на своем 
посту...
- У Сикорского серьезные ребята? - спросил я.
- Серьезные. В основном - офицеры спецназа и солдаты, которые принимали 
участие во многих серьезных операциях. Но кроме них он еще подключил 
спецподразделение ФСБ. Для надежности, так сказать...
- Он так боится тебя? - удивился я.
- Скорее не надеется на своих, - ответил он. - Я ведь был их начальником, 
не забывай. Со многими из них меня связывали не просто служебные отношения. 
Никто из моих бывших подчиненных до сих пор не принимал участия в действиях 
против меня.
- Значит, шансов выстоять у нас...
- Никаких, - закончил за меня Леха. - Эти ребята хорошо знают свое дело. Мы 
не продержимся и минуты при нашей нехватке боеприпасов.
- Так что, значит, сдадимся? - спросил я и посмотрел на него, отрываясь от 
прицела.
    Он тоже посмотрел на меня и сказал:
- Все одно нам умирать. Ты говорил, что здесь может быть камнепад? Устроим 
им напоследок?..
    Я увидел у него в руке гранату и покачал головой.
- Я согласен, что большинство из них, - я кивнул в сторону противника, - 
законченные негодяи. Но ведь есть ни в чем неповинные люди. Взрыв и обвал 
погубят всех!
- А ты что предлагаешь? - поинтересовался Леха. - Чтобы нас схватили и 
живьем содрали кожу? Или сделали еще что-нибудь пострашнее?
- Не знаю, - признался я. - Давай, оставим это напоследок.
- Как знаешь, - согласился нехотя Леха. - Если я пойму, что наступает 
конец, я подорву гранату...
    В этот момент мы услышали голос Ибрагима, говорившего на своем родном 
языке:
- Фазиль! Ты меня слышишь? Ответь отцу!
    Тот в мгновение ока оказался около нас и выглянул наружу.
- Я слушаю, отец!
- Сын, как ты здесь оказался? - строго спросил Ибрагим.
- Китаец угрожал убить мать и сестру, отец! - ответил Фазиль. - У меня не 
было другого выхода!
- Ничего, сын, дай нам вырваться отсюда, а уж я не забуду этому узкоглазому 
его выходку! - пообещал горец. - Мы с ним еще встретимся без свидетелей!..
- Отец, как Вы оказались вместе с врагами нашей Родины? - задал сын отцу 
мучавший всех нас вопрос.
    Ибрагим усмехнулся.
- Сын, это - не враги, это - друзья! Знаешь, почему я вожу караваны этого 
человека через Перевал?.. Потому что все эти неурядицы, наркотики, оружие 
подрывают их государство изнутри. Я и здесь борюсь за свою страну, за 
твоего погибшего брата!
    Тут к нему подполз один из боевиков Китайца и что-то тихо сказал. 
Ибрагим кивнул, и они вместе поползли обратно. Я догадывался, что, скорее 
всего, это Сикорский затребовал его к себе. Ах, как мне хотелось хоть 
глазком заглянуть и узнать, что там происходит!..
    И вдруг я увидел... Я увидел Китайца и Сикорского, сидевших на 
раскладных стульчиках лицом друг к другу.
- Значит, можешь не беспокоиться о пограничниках по обе стороны границы, - 
говорил Сикорский. - Я с ними договорюсь, у меня есть связи. Да вот и 
Ибрагим нам поможет, - он кивнул на только что появившегося в палатке 
горца. - Он имеет немалый вес у себя в стране.
- Очень хорошо! - довольно произнес Китаец. - Только у меня есть маленькая 
просьба.
- Какая? - насторожился Сикорский, которому это заявление, видно, не очень-
то понравилось.
- Отдай мне девчонок.
    Такая просьба несколько обескуражила Сикорского.
- Что ты собираешься с ними делать? - поинтересовался он.
- Мои парни оголодали за время похода. Пусть потешаться с ними вволю, а 
потом можно и пришить их, - ответил Китаец.
    Мне стало не по себе. Толпа оголодавших головорезов - это не шутка! 
Вряд ли девушки смогут это выдержать...
    Сикорский подумал и согласился.
- Хорошо, забирай их. С этими вопрос решили. А что же мне делать с 
остальными? Просто убить - слишком мягко. Нужно что-нибудь особенное...
- Перебей им руки и ноги, - предложил Китаец. - Они будут долго мучаться, 
но не смогут спастись. Умрут медленной смертью...
    Сикорский удивленно посмотрел на него и похлопал одобрительно по плечу.
- А ты молодец, приятель! Так и поступим.
- Но сначала их надо еще взять, - напомнил ему Китаец.
- Мои ребята быстро справятся с этой задачей! - самоуверенно заявил тот.
    Контрабандист пожал плечами.
- Тебе нужны лишние потери? Зачем? У них нет ни пищи, ни воды. У нас же 
всего этого в достатке. Давай подождем пару деньков. Они ослабеют, и мы 
сможем взять их без особых проблем.
- А ты - голова! - обрадовался Сикорский. - Я бы до такого не додумался!
    Но тут вмешался Ибрагим.
- Послушай, Василий, среди них - мой сын! Отпусти его!
- Не отпускай! - запротестовал Китаец. - Этот малый развязал их. Если ты 
оставишь его, он вернется и спасет их!
- Развязал их? - удивился Сикорский. - Их что, не охраняли?
- Охраняли, - набычился Китаец. - Раздолбаи! Ничего, я с ними еще поговорю 
по-своему...
- Что скажешь, уважаемый? - спросил Сикорский, глядя на Ибрагима.
- Мой сын не будет спасать того, кто убил его брата! - гордо ответил тот.
- Тогда забирай, - махнул рукой Сикорский.
- И еще одно, - продолжил Ибрагим. - Отдай мне спецназовца.
- Ты все еще не удовлетворил свое чувство мести? - усмехнулся Сикорский.
- Я не обрету покоя до тех пор, пока по этому свету будет ходить хотя бы 
один из убийц моего сына! - гневно сверкнул глазами горец.
    Сикорский покачал головой.
- Ты уже и так уничтожил всех. Этот - последний, но я тебе его не отдам. 
Кто же тогда останется для меня? Проводник?.. Мне этого мало. Так что 
извини, Ибрагим...
    Горец не стал препираться с ним...
- Они выходят! - ткнул меня в бок Леха.
    Я очнулся. До сих пор я не знаю, было ли это правдой или плодом моего 
воображения. Но, по крайней мере, все выглядело так реально, что я принял 
это к сведению. Перспектива, обрисованная видением, была вполне 
возможной...
    К головорезам Китайца стали присоединяться люди Сикорского.
- Думаешь, будут штурмовать? - поинтересовался я у Лехи.
- Думаю, будут, - ответил тот. - Ребята из спецподразделения - 
профессионалы. Наверное, снайперы уже занимают позиции на скалах напротив. 
Так что не высовывайся. Они метко стреляют...
    С противоположных скал посыпались камешки. Я приник к прицелу автомата 
и внимательно стал осматривать гряду, проходившую по другую сторону Дороги. 
Через некоторое время я увидел ствол снайперской винтовки, лежащей на 
камнях. Сместив взгляд чуть влево, я обнаружил и самого снайпера. 
Неестественная поза спецназовца наводила на определенные мысли...
    Пошарив взглядом по скалам, я обнаружил еще нескольких. Все они лежали 
неподвижно...
- Кажется, я нашел твоих снайперов, - сообщил я Лехе. - Посмотри-ка...
    Он приник к своему прицелу. Некоторое время внимательно изучал 
обстановку, потом повернул ко мне свое лицо. Было видно, что парень ничего 
не понимает.
- Слушай, Саня, они что, мертвы?
    Я кивнул, подтверждая его предположение.
- Но кто это мог сделать? - спросил удивленный Леха.
- Кто бы это не был, мне не нравится эта ситуация, - ответил я. - Не люблю 
неопределенность...
- Что будем делать? - поинтересовался бывший спецназовец.
- Дождемся наступления темноты и попробуем уйти...
- Фазиль! - услышали мы голос Ибрагима, прервавший наш разговор.
- Да, отец! - откликнулся мой молодой друг на своем родном языке.
    Я выглянул наружу и увидел Ибрагима, приближающегося к нам. На всякий 
случай я взял его на прицел, хотя горец не проявлял никаких враждебных 
намерений.
- Сын, ты можешь выйти, - сказал Ибрагим, подходя вплотную к валунам, за 
которыми мы укрывались. - Тебе не причинят вреда.
- Нет! - твердо ответил Фазиль.
    Густые седые брови старика взлетели удивленно вверх.
- Что ты сказал?
- Я не оставлю своих друзей в беде, отец! - повторил молодой горец.
    Глаза Ибрагима заполыхали гневом. Казалось, он готов был убить сына.
- А знаешь ли ты, сын, что находишься рядом с убийцей своего брата? Этот 
выродок был в том отряде, когда убили нашего Руслана! Вспомни о долге 
кровной мести!
- Отец! - покачал головой Фазиль. - Неужели Вы никогда не успокоитесь? Ваши 
руки и так по локоть в крови! И Вы, и я знаем отлично, что Руслан сам 
застрелился.
- Они убили его! - выкрикнул Ибрагим исступленно, вскидывая руки ладонями 
вверх. - Ненавижу их всех! Давил, давлю и буду давить, пока не помру! Аллах 
- свидетель, что так есть и так будет!
- А сами имеете с ними дела, отец, - спокойно заметил Фазиль. - Насколько я 
знаю, господин Сикорский приложил свою руку к тому, чтобы эта война, на 
которой погиб ваш сын и мой брат, началась.
- Молчи, щенок! Ты ничего не знаешь! С этим человеком, - старый горец 
указал рукой на Сикорского, - я заключил сделку. Он мне выдал отряд, 
убивший Руслана, а я с тех пор вожу его караваны. И после войны он отдавал 
мне уцелевших убийц. Ты понимаешь, что он помог святому делу мести!
- Я-то понимаю, - ответил на это его сын. - Но я понимаю еще одно. 
Александр, их проводник, не убивал моего брата. Вся его вина заключается в 
том, что он "кинул" господина Сикорского. И эти девушки тоже ни в чем не 
виноваты перед нами.
- Они - друзья убийцы моего сына! А друзья моих врагов - мои враги! - 
заявил Ибрагим. - Я не намерен заступаться за них!
- Зато я намерен! - сказал упрямо Фазиль.
    Я взглянул в сторону Лехи. Сержант, долгое время воевавший в тех краях, 
неплохо знал язык, на котором они разговаривали. Как и Сикорский...
    Впрочем, не они одни понимали, о чем шел разговор между отцом и сыном. 
Я заметил, как один из парней Сикорского что-то прошептал Сереге, и тот 
бросил очень странный взгляд в сторону своего босса. Потом они еще о чем-то 
переговорили, и парень куда-то уполз.
- Василий Андреевич! - позвал Леха.
- Что? - откликнулся тот.
- То, что он сказал, правда?
- Правда, - ответил ему Сикорский. - Война ни к чему не привела, а мне 
нужно было налаживать контакты. Таким образом я сумел договориться о 
прекращении войны. А это, сам знаешь, привело к моему резкому политическому 
росту, что, в свою очередь, открыло передо мной новые горизонты.
- Ты погубил всех моих друзей! - с ненавистью выдохнул Леха. - Ты заплатишь 
за это!
- Брось! - сказал самоуверенно Сикорский. - Только в фильмах плохих парней 
всегда наказывает хороший герой. Но в жизни все по-другому. Ты умрешь, а я 
останусь жить.
    Я думал, что Леха не выдержит, поэтому готовился схватить его, если он 
вздумает броситься на Сикорского. Но то, что произошло дальше, превзошло 
все мои ожидания...
    В следующую секунду воздух наполнился свистом, и на боевиков обрушился 
целый рой черных стрел, разящих наповал. При столкновении с телом такая 
стрела вспыхивала, прожигая человека насквозь, и не было от них спасения, 
потому что стреляли откуда-то со скал, а оттуда лагерь Китайца был виден, 
как на ладони.
    Появление неведомого противника посеяло панику среди бандитов и людей 
Сикорского. Поднялась хаотичная стрельба, а люди (кто еще не был убит или 
ранен) вскочили на ноги и пытались найти укрытие от стрел.
- Не стреляйте! - попытался образумить их Ибрагим. - Вы погубите себя! 
Здесь нельзя шуметь!
    Один из головорезов Китайца развернулся и разрядил в него свой автомат. 
Ибрагим схватился за грудь и стал оседать на землю.
- Отец! - крикнул Фазиль, выскакивая из укрытия.
    Головорез, застреливший отца, хотел прикончить и сына, но молодой горец 
вскинул руку с зажатым в ней пистолетом и выпалил всю обойму в убийцу. 
Бандит не успел ничего сделать и упал мертвым. Но остальные, наконец, 
увидели своего врага и обрушились на Фазиля.
    Тут уж и нам пришлось вступить в схватку. Леха выскочил из укрытия и 
разрядил свой автомат в ближайших боевиков.
- Алеша! - только и успела крикнуть Алиса, но того уже было не удержать.
    По мне, так лучше было отсидеться, пока все не закончиться. Но раз уж 
все так обернулось, то и я не собирался стоять в стороне. Выпрыгнув на 
Дорогу, я пустил в дело автомат, и пространство передо мной стало быстро 
освобождаться. Но мне не нужны были их жизни. Мне нужен был их главарь. Не 
знаю, что я там видел в своем видении, но я не забыл совета, данного 
Сикорскому Китайцем, и теперь хотел поквитаться с контрабандистом. Тем 
более что я знал, что он не оставит меня в покое. Из нас двоих должен был 
остаться только один...
    Я дрался, как легендарный воин-берсерк, не чувствуя ударов и царапин, 
полученных от задевавших меня пуль. Очередь, удар автоматом в лицо, путь 
свободен - вперед! Краем глаза я увидел, как Серега со своими ребятами 
стрелял по бандитам. Значит, я не ошибся в нем...
    И вот я оказался перед Китайцем. Удар ногой по моему автомату, и оружие 
улетело куда-то в сторону. Я бросился вперед, но наткнулся на кулак. Было 
очень больно, дыхание сразу перехватило, но я выдержал. Дальше Китаец 
наградил меня серией ударов руками и ногами. Кое-какие я успел блокировать, 
но еще больше пропустил. В глазах потемнело.
    Китаец вплотную притиснулся ко мне и занес руку для финального удара.
- Прощай, проводник!
- Прощай! - прохрипел я и погрузил в его живот меч Микки, вызванный моим 
усилием воли...
    Я бил до тех пор, пока Китаец не обмяк. Тогда я отпустил тело и 
огляделся. Вокруг царила полная неразбериха. Было непонятно, кто в кого 
стреляет. А в воздухе уже носились Стражи Перевала и осыпали людей стрелами 
из своих арбалетов, а их драконы жгли огнем.
    Подхватив с земли первый попавшийся автомат, я бросился к тому месту, 
где оставил девушек. Ибрагим с Фазилем лежали вповалку друг на друге - пуля 
все-таки нашла свою цель. Леха сражался где-то в самой гуще схватки. Меня 
встретили Алиса и Ольга.
- Где Алеша? - спросили обе в один голос.
- Где-то там, - я кивнул назад, где уже практически все было кончено.
    Я хотел спросить, как у них дела, но в этот момент вдруг послышалась 
серия взрывов и последовавший за ними грохот. Я понял, что случилось, и 
похолодел...
    Со скал, которые тянулись вдоль Дороги, вниз низвергнулся поток больших 
и маленьких камней, давя все живое на пути. Система равновесия была 
разрушена взрывами окончательно. Я успел только отшвырнуть Ольгу в наше 
укрытие под козырек. На Алису времени уже не осталось... Я получил сильный 
удар камнем по спине и упал. Следующий ударил в голову, и на сознание 
опустилась тьма...

                                      10.

    Даже находясь в забытье, я продолжал воевать. Снова и снова я дрался, 
видел перекошенные в пылу битвы лица. Удар, захват, удар. Кровь... Леха 
откидывает автомат, в котором кончились патроны, наносит удар своему 
противнику, круша грудную клетку, подхватывает выпавшее оружие и 
стреляет...
    Так на чем я остановился? Что-то мозги стали плохо ворочаться в 
черепушке. Видимо, я уже близок к своей норме. Впрочем, осталось немного, и 
я успею закончить свою историю прежде, чем свалюсь...
    Благодарю, миледи, за подсказку! Вы очень любезны...
    Итак, временами выплывая из небытия, я видел (или это мне казалось), 
что рядом стоят маленькие человечки и что-то делают со мной. Потом ко мне 
наклонился один из них и сказал:
- Ну, вот и все! Это был второй раз, когда мы вернули тебя с пути ТУДА... 
Можно еще один раз, если только жрецы не дадут тебе бессмертие. Но, поверь 
мне, лучше уж быть смертным. Рано или поздно ты устанешь жить, а умереть не 
сможешь...
    Боль куда-то ушла. Ирония судьбы! Во второй раз за это путешествие я 
попал под обвал. И сейчас я не достался старухе с косой, как и тогда, хотя 
смерть, казалось, неминуема...
    Я открыл глаза. Маленьких человечков уже не было рядом. Я сел и 
огляделся. По всей Дороге в районе лагеря Китайца громоздились кучи камня. 
Из завалов торчали окровавленные руки, ноги, головы... Уцелевшие люди 
сгрудились в одну кучу, окруженные Стражами. Немного их осталось, скажу я 
вам...
    В голове все еще шумело, и я привычным жестом потянулся к поясу, но 
вспомнил, что заветную фляжку высосали люди Китайца. А она мне была бы как 
нельзя кстати! И тут же вспомнил о своих друзьях. Где они? Что с ними? Живы 
ли?..
    Неподалеку от себя я заметил Ольгу, которую, как мне помнилось, я 
отбросил под прикрытие скалы. Девушка лежала на спине, раскинув руки. Рядом 
с нею находились два Стража. Они, видимо, не меньше моего были обеспокоены 
ее состоянием. Непонятно было только, какое им дело до простой девчонки?
    С трудом встав на четвереньки, я перебрался туда и внимательно 
посмотрел на девушку. Глаза были закрыты, на теле - никаких повреждений, но 
лицо было очень бледным. Я пощупал пульс, но не нашел его. Обеспокоенный, я 
припал к ее груди, надеясь услышать стук сердца. Но из-за шума в голове 
ничего не услышал.
- Она жива! - успокоил меня один из этих Стражей, оказавшийся моим ночным 
знакомым. - Ты спас ее, но сам пострадал. Народ Гаэлла залатал тебя. Они же 
осмотрели эту девушку, - он указал на Ольгу, - и сказали, что она скоро 
очнется. Но что-то до сих пор она не пришла в себя.
    Я наклонился ниже и коснулся ее лица своим губами. Кожа была нежной и 
пахла как-то особенно приятно. Травами, что ли...
    И тут глаза девушки открылись и уставились на меня.
- Где я? Что со мной? И кто Вы такой? - спросила тихо она.
    Я чертыхнулся. Не хватало еще, чтобы ей отшибло память! Как мог, я 
объяснил, что произошло и кто я такой.
- А где Алиса? Где Алеша? - последовал вопрос, показавший, что мои опасения 
были напрасными.
- Не знаю, - ответил я. - Сам только недавно пришел в себя. Ты посиди, 
отойди немного, а я пойду и поищу их.
    Я встал, свистнул Верного, который крутился поблизости, появившись 
неведомо откуда, и мы отправились разыскивать своих друзей. Мой знакомый 
воин последовал за нами, а другой остался с Ольгой.
    Первыми нам попались Ибрагим с Фазилем. Они так и лежали, как я их 
видел до камнепада. Их псы лежали рядом, положив на их тела головы и 
передние лапы. Ясно было, что они навеки останутся со своими хозяевами...
- Теперь ты остался единственным проводником на Перевале, - сказал воин, 
вытаскивая свой меч и салютуя мертвым проводникам. - С каждым годом нас 
становилось все меньше и меньше. И вот...
    Что-то в его словах насторожило меня. Какая-то навязчивая мысль, 
связанная с этим крутилась у меня в голове, но я никак не мог поймать ее за 
хвост. А мысль была важной. Для меня, по крайней мере...
    Следующей была Алиса. Ее нашел Верный. Он бросился к груде камней, 
валявшейся совсем недалеко от проводников, и прохрипел:
- Здесь Алиса.
    С трудом я сумел расчистить часть тела. Выглядело оно ужасно! Конечно, 
под такой грудой камней кости не могли выдержать. Некогда красивое ее лицо 
теперь было обезображено. Перед глазами была та картина, которую я уже 
однажды видел. Там, в пещерах... Странно, что этот дар не проявлялся раньше 
так сильно. Лишь после того, как я был похоронен в Зале Вампиров, а потом 
воскрешен к жизни искусством маленьких человечков, ко мне стали часто 
приходить видения. Оживление Демона, смерть Алисы, разговор двух главарей в 
палатке, схватка с Китайцем... Впрочем, последнее несколько не 
соответствовало реальным событиям. Если вы помните, в видении я 
почувствовал смерть, когда Китаец выбил у меня из рук автомат. На самом же 
деле я знал, что сделаю, и страха не было. Может, подарок маленького 
человечка изменил ход событий? Не будь этого меча, я бы точно погиб. Китаец 
умел убивать людей голыми руками...
    Мне было жаль девчонку. На кой черт, если вот так подумать, она полезла 
сюда? Ради чего? Ради мифического сокровища Города? Могла бы и в столице 
жить припеваючи, имела бы все со своей красотой! Теперь ей уже ничего не 
нужно...
    Мы постояли в молчании над телом Алисы, которое почему-то оказалось на 
несколько метров дальше от того места, где я видел ее в последний раз до 
начала камнепада. Потом двинулись дальше, пробираясь через завалы. Лехи 
нигде не было видно, и у меня уже зародилась надежда - а вдруг он выжил?..
    Пройдя еще несколько шагов, я вдруг заметил торчащую из камней кисть. 
На одном из пальцев сверкнула печатка необычной формы. Насколько я помнил, 
такая была лишь у одного человека - у Сикорского...
    Верный понюхал камни и сообщил:
- Здесь, Хозяин!
    Осторожно я начал раскапывать тела. Обнажилось лицо Сикорского. Его 
глаза выкатились из орбит, кожа посинела, а из открытого рта свешивался 
язык. Все признаки ас... асфиксии были на лицо...
    Извините, что запинаюсь. Язык что-то плохо ворочается, а слово трудное. 
Наверное, дает знать о себе выпивка...
    Итак, Сикорского задушили... Ну да, Леха постарался. Это я понял, когда 
с трудом оторвал руки, вцепившиеся в шею Сикорского, и расчистил тело, 
которому они принадлежали. Через всю грудь проходили пулевые отверстия. 
Вероятно, они и послужили причиной смерти Лехи. Но прежде чем умереть, он 
все-таки успел отомстить...
- К тому времени он уже был мертв, - сообщил черный воин.
    Я осторожно закрыл глаза своему другу. Мой взгляд опять скользнул по 
ранам, и я вдруг понял, что не давало мне покоя. Кровь была не красной, а 
коричневой!
- Что это? - прохрипел я.
- Твой друг не был уже человеком, когда умер, - сказал воин. - Смотри...
    Клинок с шелестом покинул ножны и коснулся груди Лехи. Воин сделал 
надрез от горла до низа живота. Кожа лопнула, а под ней!.. Там оказалось 
нечто, чему и названия не сыщешь! Какая-то мерзкая и ужасная тварь, не 
имеющая никаких аналогов в нашем мире!
    Я выругался.
- Что это?
- Паразит, который обитает в пещерах, - ответил Страж. - Через ранку 
проникает в кровь и начинает размножаться, поедая носителя изнутри. 
Полностью подчиняет себе все важные органы, не затрагивая, впрочем, мозг 
жертвы. У носителя возникает небывалая выносливость. И лишь когда плод 
созревает, он выходит наружу, разрушая оболочку. Носитель при этом 
погибает...
- Он знал, что умрет, - заметил я.
    Воин кивнул.
- Против этого паразита невозможно бороться.
- И даже маленький народец не знает, как можно его победить? - 
поинтересовался я.
- Даже они, - ответил Страж. - Впрочем, даже если бы и могли, они не стали 
бы...
- Почему? - удивился я. - Меня, значит, дважды воскрешать можно, а его - 
нет?
    Лицо воина было скрыто шлемом, но мне показалось, что он как-то странно 
взглянул на меня.
- Ты и Ольга не должны были умереть. Остальные всего лишь люди...
- Чем же это мы заслужили такую честь? - я почувствовал, как внутри 
поднимается волна негодования.
    Воин покачал головой.
- С точки зрения жителей этого мира ты поступаешь странно. Любой из них 
обрадовался бы такой чести. Но я тебя понимаю...
    Он вдруг огляделся по сторонам. У меня сложилось впечатление, что воин 
испугался, не услышал ли кто его последнюю фразу. Странно, что Страж 
Перевала мог кого-то бояться...
    Не обнаружив никого вокруг себя, воин, казалось, успокоился. Внезапно 
он выкинул в сторону трупов руку, и мне почудилось, что с его пальцев 
сорвалась молния. По крайней мере, тела Лехи и Сикорского вдруг вспыхнули 
ярким голубым пламенем. Через несколько секунд от них остались лишь две 
кучки пепла, сразу же развеянные ветром. Вот и все! Не было больше ни того, 
кто некогда спас мне жизнь, ни того, кто еще совсем недавно был одним из 
самых могущественных людей нашего государства! Теперь-то вы знаете, что 
могилой Сикорского стали горные просторы Перевала, что он вовсе не пропал 
без вести, как писали о том газеты и сообщали по телевидению. Потому никто 
и не смог его найти, что даже тела не существовало в природе...
- Я думаю, пришла пора раскрыть тебе все карты, - вдруг заявил воин, 
вкладывая меч в ножны. - У тебя накопилось много вопросов. Теперь самое 
время ответить на них.
    Он нажал что-то у себя на поясе. По доспехам пробежала волна 
голубоватых сполохов, и они сразу как-то потускнели. Тогда воин потянулся к 
шлему...
    Я ждал, затаив дыхание. Неужели он собирался снять его? Если это так, 
то у меня была реальная возможность наконец-то увидеть, как выглядят Стражи 
Перевала! Кто они? Похожи на людей, или моему взору предстанет нечто 
настолько отличное от нас, что невозможно будет перенести?..
    То, что я увидел, когда воин снял шлем, шокировало меня. Это было самое 
обыкновенное человеческое лицо. Мало того, это было лицо моего деда! 
Правда, таким он был, наверное, в расцвете своих лет.
- Вот видишь, внук, мы снова с тобой встретились, - печально произнес дед.
- Но ты же!.. - я запнулся, не зная, как поделикатнее сказать ему то, что 
думал.
    Он покачал головой, поняв, видимо, что я имел в виду.
- Нет, Сашок, я не умер. Я просто остался здесь.
    Я понял. Дед тогда просто не вернулся с Перевала, и все решили, что он 
погиб. Поверил в это и я, обыскав там каждый закоулок. Но тело-то я не 
нашел!
    И вот дед стоял передо мной в доспехах Стража Перевала.
- Ты знал об этом? - я обернулся к Верному. - Только не говори, что нет! Ты 
ведь не мог не почувствовать!..
- Знал, Хозяин! - ответил пес, виновато заглядывая в глаза и виляя хвостом. 
- Не ругайся, но Старый Хозяин запретил мне говорить об этом.
- Почему? - не понял я.
- Рано еще было, - ответил дед.
- Но как же ты оказался здесь? - недоумевал я.
- Сядем? - предложил дед.
    Мы уселись на камень, и он начал:
- Знаешь, мы с тобой, оказывается, не совсем принадлежим к человеческой 
цивилизации. Мы - потомки тех, кто переселился из мира Перевала в мир 
Земли.
- А что такое Перевал? - мое любопытство возрастало с каждым его словом.
- Перевал - осколок мира из параллельной Вселенной, - ответил дед. - 
Давным-давно Фаркс, - он махнул рукой в сторону Города, - был окружен со 
всех сторон врагами. Он был бы непременно взят и разрушен, если бы 
Верховная Жрица силою своего колдовства не переместила город с частью 
местности сюда, на Землю. Правда, кое в чем она ошиблась, мне кажется, - 
понизив голос до шепота сообщил он. - Не знаю почему, но все это, - дед 
обвел рукой пространство вокруг себя, - застряло в этом мире, и Верховная 
Жрица со всеми жрецами не смогла вернуть город и его окрестности обратно.
    Необходимо было осваиваться на новом месте, раз уж дорога назад была 
закрыта. Для этого надо было сначала выяснить, где они очутились. На 
Перевале жители сориентировались довольно-таки быстро. И тогда пришла 
очередь разведчиков. Кто-то ушел далеко от Перевала, кто-то осел по его 
границам. Последние и стали впоследствии проводниками, даже не догадываясь, 
что их предки вышли оттуда. Корни забылись, понимаешь ли...
- И много таких разведчиков было? - осведомился я.
- Не очень много, - ответил дед.
- А сейчас?
    Он покачал головой.
- Не знаю. Но скоро все они вернуться сюда.
- А Ольга? - спросил я, вдруг вспомнив его слова и слова маленького 
человечка о ее особой роли.
    Дед немного помолчал.
- Собственно говоря, из-за нее и был затеян весь этот сыр-бор. Она тоже 
одна из нас, но с особым статусом.
- То есть? - не понял я.
- Недавно нас покинула Верховная Жрица, - сообщил мне он. - Она не оставила 
после себя наследницу. Ближайшей родственницей, которая могла унаследовать 
колдовские способности, оказалась Ольга. Тогда и был к ней отправлен ее 
дед, Алексей Христов...
- Но ведь мы все считали тогда, что он погиб в том вашем походе в Город! - 
воскликнул я, перебивая его.
- Ты же не знаешь, что там произошло, - покачал головой дед. - Стража 
Перевала для того и существует, чтобы не пускать чужаков в Город, который 
здесь называют Фарксом. Они убивают всех направляющихся в ту сторону. Но мы 
сумели проникнуть почти к самым стенам. Там нас и настигли... Всех 
перебили, но нам с Алешкой удалось скрыться. Да, мы позорно сбежали, 
оставив клиентов на растерзание воинам! Но мы знали еще одну вещь, - спасти 
их мы были не в силах! Они знали, на что идут... Правда, нам не удалось 
далеко уйти. Стражи налетели на нас внезапно. Мы отбивались, как могли... 
Алешку куда-то утащили, а меня шарахнуло так, что я потерял сознание. По 
крайней мере, его я не обнаружил, когда очнулся... У меня бездействовали 
рука и нога, но я сумел кое-как доползти до развилки на Дороге. Дальше ты и 
сам знаешь.
- Но зачем же ты вернулся обратно? - удивился я.
    Дед горько усмехнулся.
- У жрецов есть один весьма могучий инструмент. Зов называется... Услышав 
его, ты уже не можешь сопротивляться. Тебя тянет сюда... Вот и меня 
подловили на этом. Я не смог противиться зову. Меня починили и даже 
омолодили, а потом отправили охранять Перевал.
- А ты не хотел вернуться обратно? - спросил я.
    Он ничего не ответил. Я достал трубку и закурил. Дед попросил и ему 
дать затянуться.
- Наш, домашний! - сказал он, с удовольствием затягиваясь. - Здесь, на 
Перевале, нет табака. Иногда мне снится, что я курю...
- Дед, а почему вы тогда не взяли меня с собой?
    Этот неожиданный вопрос, казалось, застал его врасплох. Он смутился и 
долго не отвечал.
- Ты же помнишь, как мы спорили и ругались с тобой, - сказал, наконец, дед. 
- Мы никогда не имели никаких дел с контрабандистами и боевиками. А ты... Я 
думаю, рано или поздно мы с тобой поругались бы окончательно. Я даже стал 
жалеть тогда, что научил тебя тому, что сам знал про Перевал.
- А теперь?
    Он оставил мой вопрос без ответа. Так мы и сидели молча, передавая 
трубку друг другу. Наконец, я поинтересовался:
- Значит, теперь здесь собирают всех потомков разведчиков. Зачем?
- Вероятно, чтобы получить больше информации, - ответил дед. - А вообще-то 
я толком и не знаю. Просто ничего другого в голову не приходит. Это самое 
простое объяснение.
- Ну, хорошо. А что теперь будет с нами? - задал я уже давно мучавший меня 
вопрос.
- Твоя задача выполнена, - сообщил он мне. - Ты доставил сюда будущую 
Верховную Жрицу.
- Подожди, - прервал я его. - Чего я никак не возьму в толк, так это... При 
чем здесь я? Какое задание? Кто мне его давал?.. Если бы Сикорский и Эдди 
не попросили меня поймать их, я бы и не знал о существовании этих людей! 
Они ведь не собирались брать меня в проводники!
    Дед усмехнулся и погладил свою окладистую черную бороду.
- Вообще-то вести ее должен был Алешка, ее дед. Но он ослушался воли 
жрецов...
- А карта? - мое любопытство нарастало. - Он сам нарисовал ее?
- Нет, - ответил он. - Понимаешь, Алешке нужны были деньги для содержания 
внучки. Жрецы дали карту и драгоценную безделушку, чтобы он мог продать их 
Сикорскому. Согласись, деньги он получил за это хорошие.
- Я не знаю, сколько он получил за них с Сикорского, но Ольга рассказывала, 
что они все это время жили на эти средства, - сообщил я.
- Вот видишь! - заметил дед. - А карта... Она тоже сыграла свою роль в этой 
истории. Жрецы напрямую воздействовали на Алису и твоего друга Алексея, 
заставив выкрасть карту и втянуть в это дело Ольгу. Дальнейшее можно было 
просчитать. Сикорский бросается в погоню, жрецы помогают добраться этой 
пятерке до нашей деревни. Тебя, естественно, нанимают, чтобы их поймать. Но 
ведь никто из них и не догадывался, что ты не сможешь сдать своего 
спасителя. А жрецы знали... И вот ты здесь. Как видишь, все просто. И я 
рад, что мы в тебе не ошиблись.
- А дед Ольги? - поинтересовался я. - Что с ним?
- Узнав о том, что его внучка отправилась на Перевал, он бросился за нею, - 
пояснил он. - Алексей опередил вас на день, обогнав, когда вы были в 
пещерах. Теперь он дожидается своей участи, которую будут решать жрецы.
    Мне не очень-то понравилось все то, что я услышал от деда. Значит, я 
действовал по чьей-то чужой воле! Значит, все эти жертвы были принесены 
ради того, чтобы доставить сюда глупую, взбалмошную девчонку!
- Дед, я тебя не узнаю! - заявил я. - Как ты все это можешь терпеть? 
Неужели за это время ты мог так измениться? Куда делся тот человек, который 
был для меня идеалом и примером для подражания?
    Он покачал головой.
- Этого человека уже нет, внук. Он умер...
    В этот момент послышалось хлопанье крыльев, и на площадку рядом с нами 
опустились несколько драконов. На них восседали люди в белых свободных 
одеждах, а один из драконов был оснащен будкой. Кроме того, их сопровождали 
несколько человек, которые были будто высечены из камня. Ни один мускул не 
шевелился, когда они стояли рядом с драконами. И доспехов на них не было...
- Кто эти люди? - поинтересовался я.
- В белом - жрецы, в черном - их охрана, своеобразная гвардия, спецназ. 
Называй, как хочешь. Это очень опасные воины. Опасайся их, внук!
    Дед явно боялся этих телохранителей. Раньше он был смелее. Или, может, 
эти люди действительно представляли смертельную опасность?
- Мне пора, - сказал дед, хлопнув ладонями по коленям. - Ты можешь 
посидеть, а мне нужно их встретить, как подобает в таких случаях.
    Он поднял шлем, зажал его под мышкой и побежал в сторону жрецов. 
Достигнув первого из них, дед упал на одно колено и низко-низко склонил 
голову. Жрец сделал знак рукой, и он поднялся на ноги. Далее с его стороны 
последовали какие-то объяснения, сопровождавшиеся пояснительными жестами. 
Жрецы внимательно слушали его, изредка кивая головами.
    И это был мой дед! Сколько себя помнил, он никогда и ни перед кем не 
пресмыкался. А тут испытывал такое унижение! И это тот человек, о 
независимости которого ходили легенды! Как же он изменился за то время, 
пока я его не видел! Да, видимо, тут ему не только вернули молодость, но и 
поковырялись в его мозгах! Другого объяснения произошедшим в нем изменениям 
я не находил...
    Тем временем дед закончил свой доклад. Передний жрец что-то ему сказал, 
и он, обернувшись, сделал знак рукой, чтобы я подошел. Что я и выполнил, 
сгорая, честно говоря, от любопытства.
    Ничего особенного, скажу я вам, в этих жрецах не было. Обыкновенные 
мужики и женщины. Правда, веяло от них какой-то скрытой угрозой. 
Чувствовалась сила, заключенная в них. А так они ничем не отличались от 
обычных людей.
    Другое дело - их охрана. Казалось, эти воины, носившие короткие клинки 
на поясе, не были живыми. Просто каменные статуи какие-то! Причем, на одно 
лицо... И, однако, чувствовалось, что они - весьма искусны в убийствах. 
Такой вывод я сделал, исходя из их поз и расположения вокруг жрецов. Откуда 
бы не было совершено нападение, телохранители могли сразу же достать 
покушавшихся на их хозяев.
- Сашок, это - Совет жрецов, - объявил мне дед, когда я подошел. - А это - 
Глава Совета Нирдок, - он почтительно поклонился тому жрецу, который стоял 
впереди. - Он хочет поговорить с тобой.
    Сказав это, дед отошел в сторону. Нирдок некоторое время с интересом 
рассматривал меня, а потом произнес:
- Молодец, проводник! Ты неплохо справился со своей задачей!
- Плохо! - возразил на это я. - Я не смог уберечь ни Лехи, ни Алисы от 
гибели.
- Ты, наверное, не понял, - сурово заявил жрец. - Мы не имеем в виду людей. 
Мы благодарим тебя за будущую Верховную Жрицу.
- Для меня Ольга не хуже и не лучше других. Я не вижу смысла обосабливать 
ее, - дерзко ответил я.
    Жрецы недоуменно переглянулись. Было заметно, что они не понимают 
причину моей агрессивности.
- Послушай, проводник, - сказал Нирдок, качая укоризненно головой, - мы 
понимаем, ты расстроен смертью своих друзей. Ты подсознательно обвиняешь 
нас, но мы не виноваты. Мы, наоборот, старались всеми силами помочь вам. 
Помнишь, маленький народец, снежная буря, битва с тарксами, помощь в 
последнем бою?
- Помню, - сказал я. - Но почему вы оживляли меня два раза, а моих друзей - 
нет?
- Мы не можем тратить свою Силу на всех и каждого, - объяснил он мне. - Мы 
и так слишком много сделали для вас. Или ты не согласен?
    Я ничего не ответил на этот, вполне справедливый, упрек.
- Что будет с нами? - поинтересовался я, имея в виду Ольгу и себя.
- Ольга пройдет Посвящение в Фарксе и станет Верховной Жрицей, - ответил 
мне жрец. - Ее предшественница, почтенная Альнуль, почти достигла цели, 
которой является возвращение всех нас в наш мир. К сожалению, только 
маленькая часть Перевала переместилась. Ты ведь видел ее в своем мире... 
Так вот, почтенная Альнуль ошиблась! Вместо того чтобы переместить тот 
кусок в наш мир, она перебросила его окончательно в ваш.
- А где же тогда находится Перевал? - очень сильно удивился я.
- Между нашими мирами, но ближе к вашему. Наши враги не могут проникнуть 
сюда, но и мы не можем вернуться обратно. Новой Верховной Жрице предстоит 
изучить все записи, оставшиеся от ее предшественницы, и закончить начатое, 
- сообщил Нирдок.
- Неужели на всем Перевале не нашлось другой женщины, кроме Ольги, которая 
смогла бы справиться с этим делом? - поинтересовался я, пристально глядя в 
его глаза.
    Жрец выдержал мой пристальный взгляд, нисколько не разгневавшись на 
такую дерзость.
- В том-то все и дело, что нет. Прочитать записи Верховной Жрицы и обрести 
ее Силу может только наследница по крови. У почтенной Альнуль не было 
детей. И на Перевале не осталось никого, в чьих жилах текла бы хоть капля 
родственной крови. Поэтому нам пришлось обратить свои взгляды за пределы.
- Хорошо, с Ольгой вроде бы разобрались, - закрыл я тему. - Девчонка 
потратит остаток жизни в поисках того, чего, может быть, и нет на белом 
свете. А как насчет меня?
    Нирдок опять оценивающе посмотрел на меня.
- Для этого, собственно говоря, мы и позвали тебя. Ты вернешься обратно.
- Эдди, - напомнил я ему.
- Это наша забота, тебя это волновать не должно, - ответил он.
    Но я чувствовал, что это еще не все.
- И все? - поинтересовался я. - Неужели вы мене позвали только затем, чтобы 
сообщить это?
- Нет, не все! - разочаровал меня жрец.
    Это походило на вербовку агента из плохого шпионского детектива и 
начинало мне надоедать.
- Мне все понятно, - сказал я. - Чем мне придется заниматься?
- Жить, как и жил раньше, - ответил на мой вопрос Нирдок. - Заниматься тем, 
чем занимался - провожать людей на Перевал. Наших людей... В общем, будешь 
Хранителем Перевала.
- А зачем вам эти люди? - спросил я, прищурив глаза и спокойно взирая на 
него. - Своих, что ли, не хватает?
    Жрецы зашумели, бросая гневные взгляды в мою сторону, но этот мужчина, 
явно бывший моложе всех остальных членов Совета, одним властным движением 
руки заставил их умолкнуть.
- Мы хотим вернуться в наш мир. Но там нас поджидают враги. При помощи этих 
людей мы будем обладать огромным опытом войн, накопленным в вашем мире. И 
это, я надеюсь, поможет нам победить в той войне, которую ведет наш город 
против своих врагов. Они спят и видят, как бы его разрушить.
    Я дождался конца его монолога и заявил:
- А вы не задумывались над тем, что, пока вы тут сидите, война уже могла 
закончиться? Могли поменяться люди, их нравы, образ мышления. Может, уже и 
нет никаких врагов?
- У Фаркса враги есть всегда! - сказал Нирдок. - И мы всегда должны быть 
готовы отразить их натиск! Но мне нравится, как ты рассуждаешь. У тебя 
правильный ход мыслей. Именно поэтому нам и нужны сведения из вашего мира, 
что в нашем все могло поменяться. Мы должны хоть на один шаг, но 
превосходить своих соперников.
- Тогда возьмите с собой меня, - предложил я им. - Я многое знаю... К тому 
же мне очень хочется посмотреть на Город.
- Ты забываешься, проводник! - не выдержала одна из Жриц, древняя старуха. 
- Здесь хозяева мы, и нам решать, пойдешь ты с нами или нет!
    Конечно, я немножко обнаглел, принявшись давать советы Хозяевам 
Перевала. Я прекрасно это осознавал, но не мог остановиться.
- Спокойно, Норна, - властно сказал Нирдок жрице и терпеливо обратился ко 
мне. - Фаркс ты еще успеешь увидеть, но позже. До Посвящения рядом с 
Верховной Жрицей не должно быть никого из ее мира. Мы не хотим, чтобы она, 
пусть даже и случайно, увидела хоть кого-нибудь, кто мог бы ей напомнить...
- Что, это так страшно для вас? - съехидничал я. - Боитесь, что она сбежит 
обратно в наш мир? Тогда вам придется и после Посвящения караулить ее. 
Человеку не так-то просто забыть свою Родину!
    Жрец покачал головой.
- Наш мир так просто не отпускает тех, кто с ним связан. Ее дед, Алексей, 
остался здесь, забыв о вашем мире. Лишь по прямому указанию Совета Жрецов 
он отправился к своей внучке, чтобы оберегать ее и привести сюда, когда 
наступит время.
- И, тем не менее, он ослушался, - напомнил я ему и усмехнулся. - Он, мне 
кажется, понял, что это такое - жить в вашем мире. У вас тут самая 
настоящая тирания! Ваши люди не вольны делать свой выбор. Он любил ее и не 
хотел ей той участи, которую приготовили ей вы!
    Сразу же опять поднялся ропот среди жрецов.
- Он не достоин той чести, которую ему собираются оказать!
- Он не уважает наших законов!
- Это вольнодумство!
    И тому подобное. Однако Нирдок остановил их возмущение одной 
единственной фразой:
- Он - единственный оставшийся из проводников!
    Послышались отдельные голоса:
- А десятник Константин? Он может заменить его.
- Он нам нужен здесь! - твердо возразил Нирдок.
- Есть еще два на крайний случай!
- Которые сидят в тюрьме? - усмехнулся жрец. - Вы отлично знаете, что те 
люди не подходит нам. В них не течет кровь нашего мира, как у Александра.
- Зато с ними можно договориться!
- Послушайте меня, уважаемые члены Совета, - сказал Нирдок, поднимая вверх 
обе руки в знак внимания. - Если вы помните, мы все обсуждали кандидатов на 
пост Хранителя Перевала. Неужели вы забыли предсказание жрицы Айи? Человек, 
не принадлежащий нашему миру, приведет чужаков и... Дальше вы помните?
    Больше ему никто не возражал. Лишь один голос прозвучал в противовес:
- А его чувства к Ольге?
    Нирдок повернулся ко мне.
- Что ты чувствуешь по отношению к Ольге?
    Я подумал и неопределенно пожал плечами.
- Пожалуй, ничего, кроме дружеского расположения.
- Все слышали? - обратился жрец к своим коллегам.
    Жрецы промолчали. Тогда Нирдок опять повернулся ко мне.
- Правильный ответ, проводник. Теперь она станет Верховной жрицей, когда 
пройдет Посвящение. А это значит, что она будет навсегда закрыта для 
человеческих чувств. Ее нельзя будет любить или ненавидеть. Ее можно будет 
только боготворить. А когда придет время заиметь наследницу, Совет сам 
выберет ей мужа из числа достойнейших. Так что лучше тебе совсем забыть о 
ее существовании. Если ты попробуешь... Лично я не хочу твоей гибели, но 
тогда тебя ничто уже не спасет. Даже я...
- Меня не интересует, кем она будет! - огрызнулся я. - Тем более, я не 
собираюсь претендовать на нее. С чего это вы взяли?.. И вот что я вам 
скажу. Из-за нее погибли мои друзья. Погиб человек, некогда спасший мне 
жизнь. А я не смог отплатить ему тем же. Да и сам чуть было... Это слишком 
большие жертвы за одного человека, жрец!
- Она тут ни при чем, - возразил Нирдок.
- Лично она - нет, - согласился я. - Но именно из-за нее заварилась вся эта 
каша. Кстати, Вы так мне и не сказали, какова моя дальнейшая судьба. 
Насколько я понял, в Город я не попадаю. Дальше что?
- Вернешься домой. Будешь делать то, о чем мы уже говорили, - сказал жрец.
- А если я не соглашусь? - я пристально посмотрел ему в глаза. - Если тайно 
последую за вами?
    Нирдок хитро улыбнулся.
- У тебя есть дело. Надо будет вывести этих глупцов, когда они закончат 
уборку Дороги.
    Он кивнул на пленников. И это был чертовски хитрый ход, скажу я вам! Я 
знал, что без проводника им никогда не выйти с Перевала. Но я не настолько 
зачерствел сердцем, чтобы бросить этих несчастных на погибель, хотя совсем 
недавно готов был им глотку перегрызть. Нирдок знал это...
- Вы применили запрещенный прием! - возмутился я.
- Для твоего же блага, - парировал жрец. - Кстати, если хочешь, можешь 
попрощаться с Ольгой. Скоро мы отправимся в путь, а ты останешься здесь.
- Валяйте! - махнул рукой я.
- Так мы можем рассчитывать на твою помощь? - поинтересовался Нирдок, 
пытливо вглядываясь в мое лицо.
    Я вздохнул.
- Конечно...
    Жрецы отправились в сторону пленных. Ко мне подошел дед и сказал, 
покачав укоризненно головой:
- Зря ты так, внук! Нажил себе таких врагов!.. Жрецам явно не понравилось 
твое поведение.
- Плевать! - заявил я. - Подумаешь, цацы какие! Я им просто сказал то, что 
думаю.
- Здесь это опасно, Сашок! - сообщил дед. - Можно поплатиться головой!
- Я не боюсь смерти, дед! - сказал я, качая отрицательно головой.
- Зато я боюсь за тебя! - приобнял он меня. - Если бы не Нирдок, не знаю, 
чтобы они с тобой бы сделали. Будь осторожен! У них длинные руки!
- А что они могут сделать вне Перевала? - удивился я.
- Прислать Черных, - ответил дед, видимо, имея в виду телохранителей 
жрецов.
    Я пожал плечами.
- Пусть приходят. Мне есть, чем их встретить.
    Дед как-то странно посмотрел на меня.
- Ты их недооцениваешь, Сашок. Эти черти могут появиться тогда, когда ты их 
совсем не ждешь. И, что самое страшное, об их приближении ты и не узнаешь! 
Вспомни компаньона Китайца и снайперов Сикорского. Это - их рук дело!
- Ладно, я буду осторожен, - успокоил я его. - Только, мне кажется, ты все-
таки сгущаешь краски. Это же всего лишь люди...
- В том-то и беда, что не совсем, - перебил он меня. - Никто из простых 
людей не знает, кто они и откуда.
- Интересно... Впрочем, поживем - увидим. Может, мне и не придется с ними 
столкнуться, - сказал я.
- Дай-то Бог! - дед похлопал меня по плечу. - Ну, ладно. Поторопись, у вас 
мало времени.
- Последний вопрос, - я пристально посмотрел на него. - Кто такой Нирдок? 
Он мне показался очень умным человеком, непохожим на других жрецов.
    Дед улыбнулся.
- Этот умный человек очень опасен. Он молод, но уже успел стать Главой 
Совета. Его все слушаются, и, фактически, он заправляет всеми делами на 
Перевале. Не знаю почему, но ты ему понравился. Пока он стоит у власти, 
можешь не опасаться за себя. Но если с ним что-нибудь случится...
    Он не договорил, но и так было ясно, что эта перспектива сулила мне 
мало хорошего.
- Ладно, иди, - поторопил меня дед.
    Я подошел к девушке.
- Вы их нашли? - спросила с нетерпением она, а в глазах была тревога.
- Да, - ответил я и, стараясь говорить беспристрастно, сообщил. - Они 
погибли.
    Ольга закрыла лицо руками.
- Боже мой! И зачем я их сюда потащила? Сейчас были бы все живы...
    Я положил руку на ее плечо, почувствовав, что это горе - неподдельно.
- Это плата за твое нахождение здесь, Оля.
- Но я не знала! Я не хотела!.. - вскрикнула она, и в ее голосе 
почувствовались слезы.
- За все в жизни приходится платить, моя девочка, - сказал я, гладя ее по 
голове. - Я верю, что ты этого не хотела. Так хотели другие, а заплатить 
пришлось нашим друзьям.
    Девушка опустила руки и взглянула на меня. Ее лицо было мокрым от слез.
- что же теперь будет, Саша?
    Я пожал плечами.
- Нам придется расстаться. Ты отправишься дальше, в Город, в который ты так 
стремилась. Там для тебя начнется новая жизнь, - я вздохнул. - А я вернусь 
к старой. Хотя нет, - добавил я, подумав. - После того, что я увидел и 
узнал здесь, по-старому я уже жить не смогу.
- Но почему? - спросила она растерянно. - Почему я должна ехать туда, а Вы, 
Саша, нет?
- Так хотят ОНИ, - коротко ответил я.
    Тут на мое плечо легла рука.
- Заканчивайте. Уже пора...
    Это был мой дед, уже в шлеме и при полном параде.
- Прощай, Оля, - сказал я.
    Девушка выглядела совсем потерянной. Такая ситуация ее начинала пугать.
- Я не хочу ехать с ними, Саша! - умоляюще произнесла она, оборачиваясь, и 
вдруг бросилась мне на шею. - У меня ведь не осталось никого в этом мире, 
кроме тебя! Лучшая подруга погибла, Алеша тоже. Дед...
    Она сама и не заметила, как перешла со мной на "ты". А, может, 
специально, почувствовав, что больше никогда не увидит меня.
- Твой дед здесь, - сообщил я ей. - Так что здесь ты не будешь одинокой.
    Сильные руки разомкнули ее объятия. А я стоял и смотрел на нее. И 
ничего не мог сделать. Все было решено заранее. И ни мне, ни ей не дано 
было что-либо изменить...
    Жрецы осторожно взяли девушку под руки и повели к дракону, на котором 
была установлена будка. Но она вдруг вырвалась, подбежала ко мне, обхватила 
руками за шею и поцеловала в губы.
- Знаешь, я тогда сказала неправду о своем парне. Нет у меня никого!
- Я знаю, - ответил я, прижимая ее доверчивое тело к себе.
    Тут подбежали воины и разъединили нас. Единственное, что мы успели - 
это обменяться нательными крестиками. При этом Норна так глянула на меня, 
что мне стало ясно, что отныне и навсегда я для них - особа, посягнувшая на 
святыню. И только поддержка Нирдока спасла меня от наказания за 
святотатство. Я заскрежетал зубами, видя, как ее уводят. Но главное - я не 
мог решиться на один единственный шаг, выпуская из своих рук то, ради чего, 
быть может, боролся и искал всю жизнь. А Ольга... После того, как ее 
посадили на дракона, а Нирдок и два телохранителя уселись рядом для 
сопровождения, она все оглядывалась на меня. А я специально отвернулся - и 
так почему-то хреново было на душе. Хотелось верить, что там ей будет 
лучше, и она забудет, что существовал когда-то такой Санька, которому она 
оказалась далеко не так безразлична, как он думал. А этот Санька, глупец, 
понял это только тогда, когда окончательно осознал, что больше уже никогда 
ее не увидит...

                                      11.

    Ну, вот и все - рассказу конец. Хотите знать, что было дальше? Все так 
банально началось и так неожиданно закончилось... Что?.. Вы говорите, у 
такой истории должен быть хороший конец? Но это жизнь, в которой не всегда 
бывает так, как мы того хотим! Вот уже больше двух лет прошло с тех пор, а 
эта история все еще продолжается...
    Уцелевшие люди Китайца и Сикорского (таковых осталось восемнадцать 
человек) в течение недели расчищали завалы из камней. Их охраняли воины из 
Стражи Перевала. А чтобы они работали побыстрее, их подгоняли специальными 
палками. При прикосновении такой палкой человек получал болезненный, но не 
смертельный удар током. После нескольких ударов бедняга падал без сил. Так 
что скоро уже не находилось ни одного смельчака, который бы пытался 
отлынивать или возражать. А ведь эти люди не отличались кротостью, особенно 
те, которые входили в банду Китайца.
    Однако трое все-таки решились на побег. Не знаю, на что они 
рассчитывали, но побежали... Через полдня воины принесли их тела. Все трое 
разбились... После этого случая ни у кого не возникало даже мысли о 
побеге...
    Мне вернули все мое снаряжение, и я частенько бродил по горам в поисках 
добычи для пропитания этой оравы. Надо отметить, что мне было разрешено 
отстреливать баранов, которые, оказывается, бродили не сами по себе, а 
являлись собственностью жителей Перевала... Частенько я работал наравне со 
всеми. Вообще-то, воины относились ко мне с уважением, которому, вероятно, 
способствовал мой статус Хранителя Перевала. Благодаря этому мне удавалось 
выбивать для моих подопечных некоторые поблажки. Для тех, кто мог быть 
слишком сурово наказан... Кроме того, в поддержании дисциплины мне здорово 
помогал Сергей, бывший охранник Сикорского, уцелевший после обвала. Леха 
был прав - он действительно оказался неплохим парнем. Когда Виктор перевел 
ему разговор Ибрагима и Фазиля, а Сикорский подтвердил справедливость их 
слов, вера Сергея в своего кумира пропала. И он вместе с ребятами решил 
помочь Лехе, выступив на его стороне... Во время работы он сплотил вокруг 
себя группу из своих товарищей и спецназовцев, которая помогала ему 
поддерживать порядок. Люди Китайца держались особняком, и именно от них 
было больше всего неприятностей...
    А потом, когда работа была закончена, я вывел их с Перевала. Они 
разъехались в разные стороны, но стоит мне позвать, и человек десять крутых 
парней примчится, чтобы помочь... Почему не все?.. Потому что остальные - 
закоренелые негодяи. У них нет такого понятия, как честь или совесть. Ну, 
вывел - и все! Ни спасибо, ни до свидания... Зато остальные - классные 
ребята!.. А Серега остался здесь, со мной. После того, как рухнул его идеал 
Сикорского, он не захотел возвращаться в большой мир...
    Как у меня сложились отношения с Эдди?.. Нормально. Когда я вернулся 
домой, то узнал, что капитана больше нет. Кто-то (но я-то знаю, кто) пришил 
его. Таким образом, с его смертью мои проблемы исчезли...
    Перевал?.. После моего возвращения жрецы закрыли его. Проникнуть туда 
можно только через пещеры... Опасно?.. Что вы, нисколько!.. Нет, ххорны все 
еще там. Просто маленький народец сумел потеснить их, и я тоже приложил к 
этому свою руку... О, у меня с ними замечательные отношения! иногда я 
выполняю для них кое-какие поручения... Ну, меняю их изделия на то, что им 
необходимо. И сам, конечно, не остаюсь в накладе. Кстати, не хотите ли 
приобрести вот эту маленькую драгоценную безделушку? Камни натуральные... 
Спасибо!.. Понравилась? Это одно из изделий маленького народца... Нет, что 
вы, это не ворованное! Можете спросить у Кольки. Он вам подтвердит...
    Что стало с дедом Ольги?.. Как родственнику Верховной Жрицы ему ничего 
не сделали. Просто сослали подальше, в Стражу Перевала...
    Ольга?.. Она стала Верховной Жрицей. Я часто вспоминаю наше расставание 
с нею. А ей ведь очень не хотелось ехать в этот незнакомый мир одной, без 
друзей! Она ждала, что я брошусь вслед и не пущу, отобью у воинов. Может, я 
бы так и сделал. Хотя это было бы бесполезно... Слишком неравны были силы. 
Я бы погиб, а ее все равно увезли бы... Кем она была для меня? Просто ли 
знакомой девушкой? Мог ли я назвать ее своей?.. Лишь глядя ей вослед, я 
понял, что она стала для меня нечто большим, чем просто знакомой. Любовь?.. 
Не знаю... Хотя именно такую девушку, как Ольга, я искал всю жизнь... Нет, 
мы с ней больше не встречались. Теперь она - Верховная Жрица. Верховная 
Жрица - это звание, но не власть. Как королева в Англии... Она не вольна 
распоряжаться своей жизнью. И все-таки я верю, что когда-нибудь я встречусь 
с ней. Помните последние слова Микки перед самой смертью? "Она обязательно 
вернется", - сказал маленький человечек. И я верю в его слова. Потому что 
намереваюсь сам вернуть ее назад.
    Да, за последнее время на Перевале произошли большие изменения. Два 
деда (мой и Ольги) пересказывают все события, которые происходят у них. 
Нирдока недавно сместили. Кто?.. Да сами жрецы. А точнее, Норна со своими 
прихвостнями. Бывшего Главу Совета Жрецов и тех, кто его поддерживал, 
бросили в темницы. Норне не понравилось, что Нирдок призвал людей со 
стороны, пусть даже в их жилах и течет кровь жителей перевала. Норна - 
тиран по своей натуре. Жизнь на Перевале изменилась не в лучшую сторону. 
Ужесточились порядки... Мне и здесь хорошо. Тут у меня больше свободы. Я 
волен делать то, что захочу. Правда, теперь меня все время тянет обратно на 
Перевал. Это прощальный подарок жрецов, черт бы их побрал! Но я 
намастачился преодолевать эту тягу, и она теперь не приносит мне слишком 
больших неудобств...
    Я знаю, что Норна в первую очередь возьмется за меня, когда закончит 
приборку у себя... Почему?.. Она терпела меня, пока я был нужен Нирдоку. 
Теперь она хозяйка на Перевале. А я ей совсем не нужен. И я думаю, она 
припомнит мне все вольности, которые я позволил по отношению к ним. Опять 
же, не оставят они в покое человека, который имеет такое влияние на 
Верховную Жрицу...
    Короче, мы решили нанести упреждающий удар. Кто мы?.. Я, Серега, Женька 
и оба деда. Мы решили пойти на перевал и вызволить Ольгу, пока она не 
сумела перенести этот кусок в свой мир. Опять же Норна после выполнения 
задачи вряд ли оставит Верховную Жрицу в живых. Лучше иметь мертвого 
кумира, нежели живого...
    Поэтому мы решили по-своему разобраться со жрецами. Вызвали ребят, о 
которых я вам говорил.  Покончим с этой тиранией раз и навсегда!..
    Вы не верите моему рассказу? Я вас не заставляю. Достаточно того, что я 
знаю... Однако что-то разболтался я сегодня! выпивка развязывает язык. Да 
еще хорошие слушатели... Это к тебе не относится, свиное рыло! Ты меня уже 
достал своими ухмылками и замечаниями! Сейчас я вот встану!..
    Ох, ты! Видать, переборщил я сегодня! Что-то потолок и стены слишком 
быстро вращаются... Тебе повезло, парень! А то бы я с тобой поговорил по 
иному!..
    О, Женька с Серегой пришли! Наверное, Колька их позвал. Он всегда 
посылает за ними мальчишку, если я переберу... И мой песик с ними!..
    Извините, леди и джентльмены! Дела, сами понимаете!.. Что? Почему пес 
не разговаривает?.. Детка, не верь тому, что может рассказать пьяный 
человек! Мало ли что ему взбредет в голову! Вот и Женька подтвердит...
    Что ты сказал, Верный?.. У нас появился первый гость? Черт возьми, это 
приятная новость! Теперь нас - четверо!..

                                                 г. Ульяновск 1993-1998 гг.