Дмитрий Биленкин.
   Конец закона.

OCR Красно 10.04.2000 г.


Документы, понукания радио, суматоха, багаж; сел, отдышался, взлетел;
земля, небо, космос, солнце и звезды, заря и ночь - нет их! Вспыхнул,
блеснул синевой океан, накренился, исчез; белыми полотнищами захлопали
облака; и вот уже все, с прибытием вас, дорогие пассажиры, просим пройти на
досмотр!

Пространство уподобилось глотку воды. Всем некогда, быстрей, быстрей,
обгоняя тихоходный звук, жизнь коротка, надо успеть! И орлом, казалось бы,
смотреть пассажиру после гордого перелета над морями и континентами. Куда
там! Оглушен ревом, потрепан перегрузками, взвинчен невесомостью, обалдел
от впечатлений, - тут лишь бы не перепутать, где какая бирка и что кому
надо вручать. Приобретения - это потери. Стоя в притихшей очереди, Полынов
не без иронии подумал, что последние метры отнимут, надо полагать, больше
времени, чем все десять тысяч километров пути.

Вопреки ожиданию, очередь продвигалась быстро. Руки таможенников сновали
над чемоданами с проворством манипуляторов. Единственная заминка произошла
у окошка, куда Полынов, как и все остальные, сунул свой паспорт. Ставя
штемпель, офицер сказал, не поднимая глаз:

- Вам записка.

- Мне? - удивленно переспросил Полынов.

- Получите.

На стойку вместе с паспортом лег продолговатый конверт. Полынов ошеломленно
повертел его в руках.

- Вы уверены, что это действительно мне?

- Пожалуйста, не задерживайте.

Выйдя в вестибюль и поставив чемодан на пол, Полынов вскрыл конверт. Там
лежала визитная карточка Лесса, на обороте которой было написано: "По
поручению профессора вам заказан номер в отеле "Консул".

Это еще что такое! Полынов поймал себя на глупом занятии: стоя в толчее и
пожимая плечами, он вновь и вновь перечитывает записку. Рассердившись на
себя, он решительно подхватил чемодан. Автомат предупредительно распахнул
дверь. Понятно... Сам же уговаривал Лесса не разводить церемоний, будто он
премьер-министр или беспомощный мальчик: не встретил, ну и прекрасно. Хотя
и странно. Такое не в характере Лесса, вот что. Совсем не в его характере...

Ладно, все выяснится и объяснится.

У бровки тротуара выстроились такси. Полынов двинулся к ним, бодро
помахивая чемоданчиком. За темным лесом вдали тлела вишневая полоса заката,
с юга, похоже, надвигалась туча. Оттуда тянуло сырым теплом. Только что
смазанный скоростью мир снова обретал объем и привычные пропорции. Сквозь
шум голосов и рокот машин пробивалось далекое кваканье лягушки. Плевать им
было на грохочущие ракеты, на суету ракетодрома, людскую спешку - они
хотели квакать и квакали, как миллионы лет назад. Полынов с удовольствием
потянул ноздрями воздух. Каждому уголку земли присущ свой особый запах.
Ветер сразу напоминает, что ты не дома, сулит прелесть перемен, входит в
душу, как вкрадчивый зов, и нет ничего лучше этих первых минут новизны.
Минуту-другую Полынов постоял, прикрыв глаза. Затем рванул дверцу и
откинулся на спинку сиденья.

- Отель "Консул"!

Киберводитель взял с места так, будто завидовал перегрузкам ракеты.

Полчаса спустя громада отеля приветствовала Полынова взмахом бетонного
козырька подъезда. Обмен улыбками с портье занял не более минуты. В
вестибюле приглушенно гудели голоса приезжих. Полынов небрежно отстранил
услужливую тележку, которая попыталась завладеть чемоданом, и на
стремительном лифте поднялся к себе на семнадцатый этаж. Ноги, едва он
вышел в коридор, утонули в белоснежной ковровой дорожке. Ворс жадно
прилегал к ботинкам, отсасывая с них пыль. Замок певуче щелкнул. Кто бы ни
заказывал номер - сам Лесс или его секретарь, - он выбрал его с толком. То
есть номер, конечно, не представлял собой ничего особенного - все они
однотипны, что в Сиднее, что в Будапеште, что здесь, - но здесь, по крайней
мере, было уютно и тихо.

Забросив чемодан в нишу, Полынов справился по информаторию о позывных
Лесса, который жил неподалеку от столицы, и тут же ему позвонил.

Ответил, однако, не Лесс.

- Профессора не будет до двенадцати ночи. - Экран оставался темным, значит,
говорил электронный секретарь. - Его личный радиобраслет отключен. Что
записать для передачи?

- Профессор уехал?

- Профессор занят в лаборатории. (Полынову даже показалось, что элсекр
обиделся.) Что ему передать?

- Передайте... А впрочем, не надо. Я сам ему позвоню попозже.

Закрыться в лаборатории и забыть обо всем на свете! Да, это похоже на
Лесса. Хотя при его щепетильности... Полынов недоуменно пожал плечами. Что
ж, бывают опыты, когда все планы идут насмарку. Бывают опыты, которые -
трава не расти! - надо закончить именно сегодня. Всякое случается, и нечего
тут ломать голову, а надо с толком употребить свободные часы.

Итак, что делает вечером одинокий и беззаботный турист? Бродит по городу и,
само собой, ужинает. В каком-нибудь эдаком, естественно, экзотическом
кабачке. Вот и прекрасно. Не стоит нарушать традицию. Когда он в последний
раз был таким вот туристом? Никогда он им не был. Тем более! Есть что-то
соблазнительное в открывающейся перспективе. Что-то праздное и слегка
недозволенное, как кутеж в монастыре. А собственно, почему недозволенное?
Разве он не в отпуске? Какая еще у него цель, кроме отдыха и развлечений?
Всюду быть с Лессом - это, конечно, замечательно, но одному побродить по
чужому городу тоже не плохо. Совсем неплохо.

Насвистывая нечто легкомысленное, Полынов сменил рубашку и куртку, бегло
оглядел себя в зеркале и, в общем, остался доволен. Человек в зените - ни
стар, ни молод, этим все сказано. Вообще роли не играет, сколько тебе лет и
в скольких странах ты уже был; всякий новый город почти как открытие. Если,
конечно, человек не пресытился и не постарел. Сейчас мы это очень даже
просто проверим...

Выйдя на улицу, Полынов с удовлетворением отметил, что интерес к новому его
не покинул. Когда он ехал в такси, город, как это обычно бывает,
раскрывался, точно дерево в срезе. Сначала машина пересекла кольцо
современных кварталов. Затем к магистрали придвинулись дома в космическом
стиле. Потом возобладали плоскости стекла и бетона. И уже в самом центре
пошли тесные улочки с домами, прижатыми друг к другу, как коробки тортов.
Да и сами фасады с пузатыми балкончиками, островерхими кровлями, лепными
украшениями на стенах были похожи на выставку кондитера.

Отель выпирал из этого порядка, как стальной зуб. Полынов не спеша миновал
несколько кварталов. Все здесь было, в общем, как и везде: те же витрины,
тот же поток машин, те же фонари и люминесцентные панели, которые силуэтом
высвечивали ноги проходящих девушек. И все же кое-что здесь было совсем
другим. На плитах тротуара значились чьи-то полустертые имена - такого
Полынов нигде не видел. Моделью мусорных ящиков послужил не иначе как
Сатурн - их круглые бока почему-то опоясывали широкие кольца. Но главное
отличие было в чем-то ином, общем, пока неуловимом.

Вечер стоял теплый и тихий. Под ноги неподвижно ложилась резная тень
листьев. Во многих окнах скользили радужные тени; поужинав, там созерцали
стерео, и обитатели этих квартир сейчас находились в ином, зрелищном мире.
Мимо, хихикая и бросая взгляды исподтишка, прошла стай-ка девочек.
Полы-нова обогнал грузный мужчина с портфелем "крокодил". Навстречу,
обмявшись, двигались бритоголовые парни. Они угрюмо, как бы нехотя, пели:

                      Двадцатый век уходит в изобилье,
                      Двадцатью век уходит в мятежах.
                       Все стали делать умные машины,
                     Стальной моралью соблазняя нас...

Парни удалились, и конца Полынов недослышал. Возникло знакомое по прежним
поездкам чувство отстраненности, словно он украдкой заглянул в чужую жизнь
или увидел пьесу без начала и конца. В этом настроении была своя прелесть,
но и своя грусть, которая, как он заметил, усиливалась с прожитыми годами.

На шумном перекрестке его внимание остановила внушительная, поперек фасада,
неоновая надпись: "Фирма "Провидение" гарантирует выполнение ЛЮБЫХ желаний".

Любых? Хмыкнув, Полынов пересек улицу и толкнул дверь конторы.

Сначала ему показалось, что небольшой уютный зал с темными деревянными
стенами, низкими столиками, медными пепельницами и глубокими, красной кожи,
креслами, над которыми изящно склонились головки аппаратов типа "звуковой
шатер", - пуст. Но, приглядевшись, он различил в дальнем углу двоих:
женщина в летах сидела, прижимая, как щит, к груди сумочку, и озабоченно
внимала мужчине, который в чем-то убеждал ее. Слова не доносились.

- Рада вас видеть...

Девушка возникла бесшумно. Фигурой она напоминала подростка, чуть раскосые
глаза смотрели мягко, доверчиво, едва ли не застенчиво. Длинные, не
прикрытые платьем руки и ноги казались по-детски неуклюжими, и эта
неуклюжесть была в ней особенно трогательной.

- Прошу, - потупясь, она показала ему на кресло. - Сигару, сигарету? С
никотином? Без?

- Это и есть те желания, которые фирма берется удовлетворить? - опускаясь в
кресло, Полынов невольно улыбнулся.

- О нет! Минуточку...

Она включила "звуковой шатер", и шум города исчез, словно оба перенеслись
на необитаемый остров.

Тишина, мягкий овал света в окружающей полутьме и доверчивое милое лицо
девочки напротив - больше ничего не осталось.

- Полная гарантия анонимности заказа, - сказала она, как бы извиняясь за
казенные бесцветные слова. - Так чем я могу быть вам полезна?

- Простите, вас зовут...

- Ринна. А вы, догадываюсь, иностранец?

- Что, акцент выдает?

- Я очень люблю акцент. Обычные слова, когда их говорит иностранец... Они
так приятны своей неожиданностью, понимаете?

- О да! Только я должен извиниться перед вами. Ведь я зашел сюда с праздной
целью. Всего один вопрос. Что значит "любое желание"? Как это понимать?

- Очень просто. Мы сделаем всё, что вы хотите, и так, как вы хотите. Все.

- А если я, допустим, захочу отправиться во времена Юлия Цезаря? Неужто и
такой заказ выполним?

- Кем вы хотите быть? Патрицием, воином, рабом?

- Рабом, - Полынов подхватил шутку. - Желательно - вашим.

- Можно, - Ринна кивнула. - За день это обойдется в... - Она назвала сумму.

- Помилосердствуйте! - вскричал Полынов в веселом ужасе. - Разве
путешествие во времени стало возможным хотя бы для миллионеров?

- Нет, конечно, - она посмотрела чуть удивленно. - Мы не нарушаем ни
законов природы, ни просто законов. А все, что в этих пределах и возможно
технически, к вашим услугам. Доподлинно воссоздать обстановку Древнего
Рима, чтобы вы смогли в ней пожить? Прикажите, мы сделаем. Сейчас многие
хотят попасть в прошлое.

- Понятно. - Полынов вздохнул, потому что уходить ему все-таки не хотелось.
- Ясно. Право, мне жаль, что я отнимаю у вас время.

- Я на работе, это моя обязанность, пожалуйста, не беспокойтесь. А поняли
вы, мне кажется, не всё. Вы думаете, быть может, что "Провидение" - фирма,
как все прочие. Нет. Разумеется, мы можем снять для вас виллу где-нибудь на
Таити, устроить прогулку по Луне или пиршество Лукулла. - Ринна слабо
пожала плечами. - Но это и другие умеют. Мы же предлагаем то, чего вы
больше нигде не купите.

- Например?

- Например, если у вас есть желание прикончить, убить...

- Тигра? Бешеную собаку?

- Почему собаку? Человека... Ой, что с вами?! Уж не думаете ли вы...

Она прикусила губу, но глаза ее выдали, и это доконало Полынова.

- Девочка, - сказал он, не слыша своего голоса, - такими вещами не шутят.

- Простите, ради бога простите! - воскликнула она с раскаянием. - Вот
дуреха... Вы не сердитесь на меня, нет? - Она ладошкой накрыла его руку, и
Полынов задохнулся, чувствуя на лице отнюдь не романтическую испарину.
Влажные глаза девушки были близко-близко. - Ужасно быть такой недогадливой.
У меня тоже старомодный характер, даже на "помеле" - представляете? -
никогда не каталась - боюсь! Никак не обрету профессионализм, ляпаю без
подготовки, ну да вы меня понимаете. Сейчас, сейчас я вам все-все объясню
про убийства...

И она объяснила.

- Человек - надеюсь, вы согласитесь - волен как угодно распоряжаться своей
судьбой, своим телом, своей жизнью. Если, конечно, его поступки не наносят
ущерба другим... Но человек - существо очень, очень противоречивое, вот
несчастье! - Ринна огорченно вздохнула. - Некоторым как раз хочется
наносить ущерб другим. Ведь это опасно, верно? Это очень плохо, - она
покачала головой, - очень. Что же делать? До сих пор никто не мог придумать
ничего хорошего. И только наша фирма... О, такой нет даже в Америке! -
воскликнула она с жаром. - Странно, не правда ли? Ведь все так просто! Есть
люди, желающие убить. А есть люди, желающие умереть. Самоубийцы. Мы сводим
их, понимаете? Все довольны. Маньяк - потому что удовлетворены его
потребности; самоубийца - потому что ему помогли расстаться с жизнью; закон
- потому что уменьшается число невинных жертв, ибо страсть убийцы
успокоена. Я привела в пример, конечно, особый случай деятельности
"Провидения": организация юридически чистого убийства стоит дорого! Но
принцип, я думаю, вам теперь ясен. Кто-то хочет высказаться, а слушателя
нет. Наоборот, где-то кто-то изнывает от скуки. Кто-то жаждет геройски
спасти девушку, а рядом девушка тоскует о рыцаре... Ну и так далее, - она
помахала рукой. - На случай полагаться нельзя, партнерам трудно найти друг
друга. Тут мы и приходим на выручку...

Опомнился Полынов лишь в парке, где над темной водой озера сонно шелестела
листва. Что же это такое, спросил он себя. Что же это случилось, если он
ничего не может понять?

То есть разумом он как раз понимал если не все, то многое. Дикость может
выглядеть цивилизованной и даже передовой. Стоит утратить меру, как
лекарство оборачивается ядом, любовь - насилием, торговля - растлением. Так
везде и во всем. Знания создают возможности, а где возможности, там и
соблазн. Эгоизм личности или правящего класса снимает тормоза, бескультурье
оправдывает смену морали, а затем люди гневно, потерянно недоумевают, кто
же так изуродовал их жизнь.

Тысячелетиями смысл существования подавляющего большинства людей сводился к
добыванию хлеба насущного. Хлеб или смерть - это было так понятно, просто,
незыблемо. Хлеб давала земля, ее от зари до зари надо было возделывать,
орошая потом. Поколение за поколением рождалось, жило, сменялось с этой
главной, неизбежной, часто единственной задачей и целью. Она определяла
собой мышление, нравственность, мораль, была регулятором и мерой,
очерчивала круг дел и желаний, радостей и горя, труда и забав, и все было
стабильно в глубине, какие бы порывы ни сотрясали поверхность. Технический
гений вызревал долго, но круг разорвал внезапно. Вдруг впервые, едва не за
десятилетия, оказалось, что один человек может прокормить своим трудом
тысячу. К нищему явился сказочный джинн. Но как изголодавшийся порой не в
силах оторваться от еды, даже если это грозит ему гибелью, так и здесь
инерция возбудила безмерную жажду богатств и наслаждений. Наука открыла
шлюзы небывалых возможностей, прежде чем успели возникнуть новые социальные
отношения и духовные потребности. А деловитый, алчный хозяин немедленно
использовал то, что давало ему выгоду и могущество. Так что в самой фирме
"Провидение" не было ничего странного.

Но девушка, почти ребенок! Живая, непосредственная, искренняя - и деловито
щебечущая о сводничестве! Возможно, у изголовья ее постели до сих пор сидит
старая любимая кукла, с которой делятся маленькими девичьими тайнами. А
может, не кукла? Может быть, там лежит пистолет? Пачка наркотика?

Если бы так! Но там, скорей всего, кукла.

Полынов стиснул перильца мостика.

Его отвлек звук, похожий на шлепанье босых ног. Слабо белея в темноте, по
настилу, важно переступая лапами, шествовала лебединая пара. Самец глянул
на Полынова, как на досадную помеху, и замедлил шаг, чтобы пропустить
подругу. Полынов сдержал желание погладить птицу. Звук, похожий на шлепанье
босых ног, стал удаляться и вскоре пропал. Полынов покинул парк, но уже не
стал искать экзотический кабачок, а поужинал в первом же, какой встретился,
ресторанчике.

Возвращался он другой дорогой, через самую старую часть города, где дома
еще помнили лихих дуэлянтов, а то и закованных в металл феодалов. Впрочем,
металла на этих тихих улочках было и сейчас достаточно - чуть не на каждом
перекрестке стояли, сидели, простирали длани конные и пешие исторические
деятели местного масштаба. Самым тяжеловесным был памятник Тиллу, который,
невиданно расширив в каком-то там веке пределы страны, убил, сжег больше
своих сограждан, чем любой воинственный недруг. У попираемого бронзовыми
копытами подножия лежали цветы. Настроение Полынова испортилось
окончательно, хотя в другой вечер он, скорей всего, даже не заметил бы
этого проявления рабских чувств - мало ли таких памятников и таких цветов!
Тем большее удивление он испытал, обнаружив на крохотной площади
поразительную и даже несовместимую со всем прочим скульптуру. Посреди
площади, как живой, стоял прикованный к столбу человек, чьи ноги уже
охватило жадное пламя костра. Освещенные изнутри языки спектролитового огня
бросали отсвет на искаженное лицо, которое, однако, было величественно в
смертной муке, одухотворено страстью, что сильнее боли. Словно подхваченное
отблеском, тело взмывало над пламенем костра, над тщетой инквизиторского
усердия; оно взлетало, как стартующая ракета, и это движение контрастно
усиливала тупая плоскость монастырской стены, перед которой стоял памятник.

Не надо было пояснений, чтобы понять - Джордано Бруно.

Полынов благоговейно приблизился. И вздрогнул. Здесь тоже лежали цветы, но
тут же на низком постаменте белела выведенная мелом надпись: "Разум -
сифилис человечества".

Мгновение - Полынов был уже за оградой. Это движение не было плодом
раздумий. Мел въелся в шершавый камень, но он тер, тер, не щадя ладоней, и
не расслышал поскрипывающих шагов, а когда поднял голову, то увидел
внушительную фигуру полицейского, который смотрел на него, словно
раздумывая, брать за шиворот или погодить.

- Так, - промолвил полицейский. - Нарушение правил - зачем?

- Надпись, - задыхаясь, выговорил Полынов. - Хулиганская надпись, которую я
стер. Неужели вы ее не видели?

- Иностранец? - полицейский качнулся. - Все равно не дозволено. Платите
штраф.

- Но как же так? - вскричал Полынов. - Какие-то хулиганы позорят вас,
позорят страну, а вы...

- Вас не касается, вы потоптали цветочки. - Равнодушно глядя мимо Полынова,
полицейский протянул руку, уверенный, что штраф тотчас скользнет в ладонь.

Ничего не оставалось делать, как отсчитать бумажки. Получив деньги и
протянув квитанцию, полицейский величественно удалился.

Звонить Лессу было рано. За окном номера в мглистое ночное небо тупыми
колоннами упирались здания с бессчетным количеством этажей. Все видимое
пространство было загромождено плоскостями домов. Далекие пунктиры окон
придавали им сходство с панелями вычислительных машин. Некоторые точки окон
зажигались, другие гасли, и это еще больше усиливало сходство. Полынов
задернул штору.

На столике вежливо подал голос видеофон.

- Слушаю, - сказал Полынов.

- Простите за позднее вторжение, - послышался в трубке напористый голос. -
Говорит Бизи, корреспондент газеты "Темпора". Я здесь, в отеле, и, честно
говоря, вы доставите мне кучу неприятностей, если откажете в крохотном
интервью. Всего минут десять, не больше!

Интервью у Полынова брали много раз, но сейчас для этого вроде не было
повода. Как и зачем его разыскали? Полынов не мнил себя фигурой, о
перемещениях которой трубят телеграфные агентства. Экранчик не передавал
объема, и на лице репортера, стандартно-приветливом и
стандартно-невыразительном, ничего не удавалось прочесть.

- Видите ли, - сказал Полынов, колеблясь, - на традиционный вопрос "как вам
понравилось..." я пока ничего не могу ответить. О науке мне говорить не
хочется. А все другое вас вряд ли может заинтересовать. Поэтому...

- Минуточку! Поставим вопрос иначе. Разве вам, известному психологу, не
интересно понаблюдать, чем живет и дышит обыкновенный гражданин той страны,
с которой вы хотите познакомиться? Только, пожалуйста, не говорите, что все
газетчики одинаковые!

Полынов от души рассмеялся.

- Жду вас, - бросил он в трубку. - Заходите. Видеофон не лгал. Лицо Бизи
действительно оказалось тем самым, о которых говорят, что оно не имеет
особых примет. Но видеофон скрыл одну важную особенность взгляда вошедшего.
Глаза Бизи вбирали, ничего не отдавая, смотрели равнодушно и вместе с тем
цепко, но эту цепкость трудно было приметить. Такого "закрытого" взгляда не
бывает у репортера, для которого важно в любой обстановке тотчас установить
контакт с любым человеком. Такой взгляд скорей присущ закулисным политикам,
кадровикам и работникам секретных служб, хотя, разумеется, не всем.

Предлагая гостю кресло, Полынов поспешно соображал, в какой мере верна
неприятная догадка и что все это, черт возьми, значит?

- Итак, - сказал он, - раз я имею дело с обыкновенным рядовым газетчиком...

Полынов выдержал паузу.

- Разрешите? - Бизи вынул из нагрудного кармана сигару. - Смысл вашей
интонации мне понятен. Искренне восхищен. - Он наклонил голову. - Все
верно. Позвольте представиться: Бизи, сотрудник департамента социальных
проблем. Извините за этот маленький камуфляж. Как журналист я имел шанс
встретиться с вами наедине, а это, поверьте, очень важно,

- Не знаю, - медленно проговорил Полынов, - что меня сейчас удерживает от
намерения указать вам на дверь.

- Любопытство, - коротко ответил гость, закуривая. Полынов посмотрел на
него с невольным уважением.

- Послушайте, Бизи... А может, не Бизи?

- Нет, фамилия подлинная. И департамент тоже. Можете удостовериться.

Он протянул запрессованную в пластик карточку.

- Однако вы не просто сотрудник, - сказал Полынов, возвращая документ. -
Разговор, стало быть, официальный? Хотя что я, для официальных переговоров
не являются в плаще и маске. Вы не находите начало несколько... э...
опереточным?

- Что делать, обстоятельства. - Бизи спокойно разглядывал дымящийся кончик
сигары. - Во всяком случае, разговор не доставит вам никаких неприятностей.
Помимо тех, которые уже были в этот вечер. Если они, конечно, были.

- Вам-то какое дело?

- А, все-таки были!

- Вы что, следили за мной?

- Никоим образом! Глупо, а кроме того, мы заинтересованы в вашем добром
отношении. Тут чистая дедукция. Раз вы гуляли, то, скорей всего, могли
кое-что заметить, и это "кое-что" вряд ли вам понравилось. Вы имеете
представление о задачах нашего департамента?

- Откуда?

- Да, конечно. Кстати, маленькая просьба: пусть этот разговор останется
между нами.

- А вы не находите, что это уж слишком? Я ничего у вас не выпытываю.
Оставьте, пожалуйста, свои тайны при себе.

- Не могу. Мне надо вас с ними познакомить.

- Зачем?

- Необходимость. Вы сами убедитесь, что ваше молчание никому не нанесет
ущерба. Ни вам, ни вашей родине. Скорее, наоборот.

- Объясните.

- Представьте, что вы инфекционист. К вам является некий, согласен,
довольно подозрительный Бизи, который информирует вас, что в стране
началась эпидемия. Эпидемия, которая может распространиться... далеко. В
ваших или нет интересах узнать, что это за эпидемия? Сохранение в тайне
такого разговора до отъезда из страны, по-моему, не столь уж большая цена
за подобную информацию.

- Откуда я знаю, что дело обстоит именно так? Бизи окутывало облако дыма, и
частота затяжек, пожалуй, была единственным признаком его волнения.

- Если дело обстоит не так, - невозмутимо ответил он, - если я вас
обманываю, то вы будете вправе нарушить свое слово и разгласить все до
последней запятой. Такой поступок, между прочим, станет концом моей карьеры.

- Тогда почему вы не можете обратиться официально?

- Увы! - Бизи развел руками. - Полагаю, вы согласитесь, что так и должно
быть, когда узнаете всё. И еще. Хотя мы и беседуем как сугубо частные лица,
мой визит к вам - не только моя инициатива.

- В любом случае я оставляю за собой право поступить так, как считаю
нужным, - жестко сказал Полынов.

- Ладно, пусть будет по-вашему! Сейчас, здесь, хочу я того или нет, с моей
стороны возможна только полная откровенность. Дело вот в чем. С некоторых
пор в нашем обществе развилось умонастроение, которое нас беспокоит.
Тревожен сам характер этого умонастроения, но еще тревожней то, что мы не
можем выявить причину. Мы пришли к заключению, что эта проблема настолько
сложна, неожиданна, что рядовые специалисты с ней не справятся. Разрешить
ее, пожалуй, может специалист только вашего класса.

- Это вы называете откровенностью? Вы же ничего не сказали! Что за
умонастроение? Какая проблема? При чем тут я?

- Терпение. Умонастроение можно выразить одной фразой: "Долой науку!"
Точнее, даже так: "Смерть разуму!"

- Откуда вы взяли, что эта проблема нова? Не изучена? Подобным
умонастроениям столько же веков, сколько самой цивилизации.

- Верно. Но есть одна маленькая особенность. Вы, конечно, читаете газеты,
следите за международными известиями.

- Не очень внимательно, признаюсь. Последнее время я был...

- Знаю. Но готов спорить, что вы летели сюда с убеждением: вот тихая
спокойная страна, где давно уже не происходит ничего серьезного. Конечно,
газеты пишут о каких-то анекдотических случаях, но где таких случаев нет.
Верно?

- Да.

- Так вот - это на поверхности. Журналист, наблюдающий, так сказать, за
кухней общественной жизни, подобен хозяйке, которая судит о состоянии воды
в кастрюле по тому, закипает она или нет. Для посторонних вода в нашей
кастрюле тепленькая. Но департамент, слава богу, располагает термометрами.
Что вы скажете о кастрюле, вода в которой мгновенно нагрелась сразу на
несколько десятков градусов?

- Скажу, что ее поставили на очень сильный огонь.

- А огня нет.

- Так не бывает.

- Конечно. Однако еще недавно у нас все было тихо и спокойно.

- Если я правильно понял, вы хотите пригласить меня на консультацию.

- Совершенно верно.

- У вас есть Лесс.

- Он отказался.

- Так! Но почему меня? Мои взгляды, надо полагать, вас не слишком
привлекают.

- Именно это нас и устраивает.

- То есть?

- Разумеется, не только это. Таких ученых, как вы, не много. Кроме того, вы
уже здесь и свободны, а у других зарубежных специалистов время расписано на
месяцы вперед. А нам никак нельзя медлить! - Бизи покачал головой. - И то,
что вы из социалистической страны, поверьте, очень существенно.

- Решительно ничего не понимаю!

- Я все объясню, если вы согласитесь помочь нам как эксперт. Лесс, уверен,
поймет и простит, а уж потерянные дни мы чем-нибудь компенсируем.

- Это все, что вы пока мне можете сказать?

- Я и так уж превысил свои права. Вот если вы согласитесь...

- Нет.

- Подумайте. Мир един, пожар, возникший в одном месте, угрожает всем. Это
не мои слова.

- Во-первых, у меня нет оснований доверять вам, надеюсь, вы это сознаете!
Во-вторых, "проклятие разуму", уверен, вы звано вашими, чисто внутренними
социально-экономическими причинами, в которых я плохо разбираюсь.
Следовательно, мое участие в ваших делах и неуместно, и бесполезно.

- Это ваше окончательное решение?

- Да.

- Жаль. - Бизи поднялся и загасил окурок. - Жаль, что вы так думаете. На
всякий случай вот вам мои координаты.

Он протянул свою визитную карточку. Полынов взял ее. Казалось, что Бизи
порывается еще что-то сказать и борется с этим желанием.

- А! - махнул он рукой. - Положения это все равно не ухудшит. Должен вам
кое в чем признаться.

- Еще какая-нибудь тайна? Тогда увольте.

- Все равно вы догадаетесь. Но сначала несколько слов. Существует, на мой
взгляд, еще одна причина вашего отказа. Вы не восприняли мои слова всерьез.
Вы не поверили, что угроза реальна. В такой мирной стране, в такой славный
вечер, вероятно, я бы тоже не поверил. Не иначе тут какая-то двойная игра,
хотя зачем кому-то с вами играть? Все слишком смахивает на фарс, допустим.
Должен, однако, разъяснить, что номер в отеле вам заказали мы.

- Лесс... - Полынов шагнул к Бизи: - Где Лесс?

- Не беспокойтесь! - Бизи порывисто отступил. - Лесс в полном порядке, с
нашей стороны ваш отдых больше ничем не будет нарушен. Просто Лесс ждет вас
не сегодня, а завтра.

- Что все это, наконец, значит?!

- Только то, что нам крайне важно было встретиться с вами срочно и наедине.
Надеюсь, теперь вам ясно, что фарсом здесь и не пахнет.

- Уходя, пожалуйста, прикройте за собой дверь поплотней. Бизи усмехнулся:

- Я думал, вы скажете "вон!".

- Надеюсь, вы понимаете, - сдерживаясь, проговорил Полынов, - что эта ваша
"услуга" освобождает меня от всяких слов и обещаний.

- Разве я уж настолько туп? - Бизи широко улыбнулся. - Но кто всерьез
обращает внимание на фарс? Желаю счастливого отдыха.

Дубки выбегали к дороге, как расшалившиеся мальчишки, уютно посвистывал
ветер, и тени облаков скользили по гладкому полотну дороги, то уступая
вершины холмов брызжущему солнцу, то погружая их в задумчивый сумрак.

Легко было заметить, как ухожена здешняя земля. Любой овражек
перегораживали стенки водослива, луга были гладкими, как свежевыбритые
щеки, чистые перелески просматривались далеко вглубь. Сюда, чувствовалось,
был вложен труд многих поколений. Когда-то - уже забылось когда - людей
здесь угнетали болотные лихорадки, мучили насекомые, подстерегали неурожаи,
бедой грозили пожары и наводнения. Когда-то человек был так же беззащитен
перед природными бедствиями, как перед социальными, хотя источники первых
были не в его власти, а источники последних, казалось бы, целиком зависели
от его поступков, желаний и воли. Однако с природными бедствиями уже почти
везде было покончено, тогда как с социальными...

Тем благодатней казалась природа, спокойствие ее лесов, нега разнотравья,
куда горожанин мог скрыться от тягостных проблем, нервных перегрузок и
людской скученности. Заманчивая идиллия в духе Жан-Жака Руссо! Впрочем,
если бы в лесах Швейцарии и Франции было полным-полно комаров, еще вопрос,
возник бы у философа клич: "Назад, к природе!"

Однако даже заядлый урбанист не устоял бы в своем скептицизме, мчась
погожим утром по синим холмам и безмятежным перелескам. Машина шла сама по
себе, в окна, сменяя друг друга, врывались запахи земли, с коротким
посвистом мелькали перила мостиков, проблескивали ручейки, и вчерашний
разговор с его томительными недомолвками казался на свежем ветре вдвойне
нелепым и глупым. Но не выходил из памяти.

И причиной тому были не столько личные переживания, сколько привычка
исследователя докапываться до сути.

Хмурясь, Полынов разглядывал мелькающий пейзаж! Тогда, ночью, он все-таки
дозвонился до Лесса. И умолчал о событиях вечера. Не потому, что разговор
мог прослушиваться, а потому, что вся эта нелепая история взволновала бы
Лесса. Чего доброго, он разъярился бы и полез в драку. А что бы это дало?
Ну, извинятся перед ним в департаменте (хотя вряд ли, скорей всего,
отопрутся). А смысл? Никакого. Только испортит себе настроение.

А ведь Бизи и это учел...

Впереди возник поворот с указателем. "Урания", - прочел Полынов. Машина
замедлила ход и свернула с магистрали. Дорога запетляла среди соснового
леса. Вскоре с холма открылся весь научный городок. Разбросанные в зелени
коттеджики издали смотрелись как пряничные игрушки - такие они все были
нарядные, пестрые, заманчивые. Меж ними были раскиданы башни и кубики
лабораторий. Вдали синело море.

Когда-то своим умением хорошо устроиться славились монастыри. В этом
научные городки им не уступали.

Очередной поворот открыл взгляду первое лабораторное здание. Полынов
невольно притормозил. Розовая, без окон, плоскость стены была испещрена
звездчатыми кляксами, словно тут кто-то бил бутылки с чернилами. У дороги
стоял полицейский.

- Эй! - окликнул его Полынов. - Славные тут развлекались детишки, а?

Кивком он показал на испачканную стену.

Полицейский повернул голову с таким выражением лица, словно это движение
стоило ему невесть каких усилий. Секунду он изучал стену. Затем - с тем же
выражением - перевел взгляд на Полынова.

- Пресса?

- Нет, я...

- Шкуры, значит, везете?

- Какие шкуры?!

- "Какие, какие"... Сами небось знаете.

- Я ничего не знаю! Что вы имеете в виду?

- А, иностранец... Не из этих, стало быть. Ну проезжайте.

- А если бы я был из "этих", тогда что?

- Ничего. Ребята как ребята... Кто, что - едете, а не знаете. Вот помню...

Что полицейский помнил, узнать не удалось. Внезапно он уставился в небо.
Полынов тоже посмотрел вверх.

Над гребнями сосен летели точь-в-точь ведьмы на помехах. "Ведьмы" были как
на подбор: молоденькие, рыжие, в длинных развевающихся рубахах. На шалых
лицах прозрачно стекленели глаза.

Оседланные "ведьмами" продолговатые летательные аппараты тонко звенели в
воздухе. Оказавшись над головой полицейского, одна из них хихикнула и
задрала рубашку. В просвете мелькнуло смуглое бедро. Полицейский
осклабился. "Ведьма" показала ему язык. Эскадрон скрылся за ближайшей купой
деревьев.

Полынов читал о "ведьмах", но видел их впервые. Газетные представления
оказались правильными.

- На шабаш полетели, - со вкусом произнес полицейский. - Местные. Утром, а?
И ведь не пьяные - озорные. Это, я понимаю, жизнь, не тощища...

Полынов хотел было задать несколько вопросов, но полицейский уже повернулся
спиной и занялся лицезрением шоссе, где показался какой-то виляющий
автомобильчик. Полынов тронул машину.

Тенистые улочки встретили его тишиной и безлюдьем, точно было воскресное
утро где-нибудь в доброй старой Англии. Два-три человека с собаками на
поводке - вот и все прохожие. Шум мотора, казалось, заставлял морщиться
чинные коттеджи.

Не слышно было ребячьего крика. Полынов взял управление на себя, отсчитал
третий поворот и свернул налево.

Издали домик Лесса ничем не выделялся среди других, но Полынов сразу
заприметил его по обилию редкостных растений в саду и небрежно распахнутым
воротам. С крыльца, светясь улыбкой, уже сбегал, вернее, скатывался сам
хозяин. Полынов утонул в его пухлых объятиях.

Наконец объятия разомкнулись, и они, еще горячие от смеха и беспорядочных
возгласов, взглянули друг на друга.

Когда человека не видишь много лет, а потом жадно в него вглядываешься, то
в глаза прежде всего бросается то новое, что в нем появилось. Нельзя было
сказать, что Лесс разительно изменился, постарел, обрюзг. Вовсе нет.
Правда, он выглядел утомленным, даже очень утомленным, но дело было не в
этом. Каким бы усталым или измученным ни оказывался Лесс, что при его
трудолюбии случалось нередко, от него всегда исходил ток жизнерадостности,
крепкого душевного здоровья, теплого спокойствия. Обаяние детской чистоты и
непосредственности было так же свойственно Лессу, так же неотделимо от его
личности, как пухлые ямочки на щеках, порывистость и одновременно округлая
плавность жестов, как задумчивая манера подпирать кулаком подбородок или
живой, отзывчивый блеск маленьких, глубоко посаженных глаз.

Все это было и теперь. Было, но не осталось прежним, как не остается
прежним фарфор, едва глухой и тусклый звук от удара палочки выдает скрытую
в нем трещину. То же самое открылось Полынову в поспешной, как бы
прячущейся улыбке Лесса, в торопливой суете жестов и поразило его так, что
он не пожелал довериться первому впечатлению. Лесс уже вел его в дом и
говорил не переставая:

- Тут, понимаешь, у меня разор, разорение, пожалуйста, не обращай внимания,
такие, знаешь ли, пустяки... Марта с детьми в горах, куда и мы тотчас
двинемся, я теперь холостяк, сам себе голова, так что...

Никакого особого разорения в комнатах не замечалось, хотя все имело слегка
нежилой вид. По дороге в кабинет Полынов успел спросить о здоровье семьи, а
Лесс успел ответить, потом уже Лесс задал вопрос о дороге, и Полынов
ответил, но когда они вошли в кабинет и уселись, то сразу замолчали. Сложив
руки на округлом, достойном Пикквика, животике, Лесс, тепло улыбаясь,
глядел на Полынова, а Полынов, тоже улыбаясь, смотрел на Лесса. На стене в
футляре красного дерева солидно тикали старинные маятниковые часы, и только
этот звук был в комнате. Их взгляды встретились, и обоим вдруг стало
хорошо, очень хорошо, совсем как прежде, лучше, чем в ту первую секунду,
когда они кинулись друг другу в объятия, и в Полынове смолкла тревожная
мысль о том, что сразу после объятий все было не совсем так, как должно, и
еще неизвестно, будет ли впредь, как должно, и что причиной тому не долгая
разлука, не естественная неловкость первых мгновений встречи, а нечто
совсем иное, пока непонятное. Лесс встрепенулся.

- Ты здесь! - Словно не веря, он восторженным взглядом окинул рослую фигуру
Полынова. - Да еще на день раньше, чем обещал. А я, грешным делом, уже
верить перестал, что ты выберешься. Целых семь лет я тебя не видел - это
надо же! - Он покачал головой. - Ну рассказывай. Нет, погоди! Побудь
минуточку, я мигом.

- К чему беспокойство, я не голоден.

- Кто говорит о еде? - грозно прорычал Лесс. - Ты все забыл!

- Верно, верно, - покаянно улыбнулся Полынов. - Каюсь, забыл. Тащи свой
эликсир.

Знаменитый "эликсир Лесса" давно уже стал легендой и потому, что Лесс
рассказывал о нем доверительно, и потому что его мало кто пробовал, а кто
пробовал, тот многозначительно крутил головой. Подобно тому как Менделеев
гордился своим умением делать чемоданы едва ли не больше, чем составлением
Периодической системы, Лесс считал, что истинных успехов он добился в
"гастрономической", по его выражению, фармакологии. И все сокрушался, что
проклятый космос мешает ему заниматься любимым делом, мало того - губит те
настойки, которые он украдкой провозил на орбитальные станции. Ибо травы,
как он пояснял, на редкость капризны в своих целебных и вкусовых свойствах.
Брать их надо далеко не во всяком месте, в строго урочные часы, при особом
состоянии погоды и даже активности солнца, а иначе получится обычная
микстура, которую любой понимающий человек выльет в раковину. И потреблять
настойку тоже следует в определенные часы, для каждого человека
индивидуальные, согласованные с его биоритмами. Увлечение Лесса выглядело
чудачеством, но Бергера от лучевой болезни вылечил именно он, и как раз
травами. Поэтому, хотя над "зельями Лесса" добродушно посмеивались,
говорили о них с уважением, как, впрочем, и обо всем, что делал Лесс, ибо
сделанное им всегда оказывалось солидным, достоверным и значительным.

Лесс исчез из кабинета, а Полынов поудобней устроился в продавленном кресле
и огляделся. Кабинет напоминал прежнего Лесса больше, чем сам Лесс.
Заваленный стол, какие-то погребенные под бумагами и лентами приборы,
изогнувшиеся винтом стопки книг - все было точно таким, как прежде. Разве
что помещение тут было побольше, чем в космосе, и в нем находилось больше
самых неожиданных вещей. Явно не к месту тут был стереовизор - такому
суперу полагалось находиться в гостиной, но там, насколько успел заметить
Полынов, его как раз и не было. Непонятно почему на столе расположилась и
желтая пластмассовая утка. Уму непостижимо, как дотошная аккуратность в
работе и скрупулезная педантичность в выводах сочетались у Лесса с умением
создавать хаос всюду, где он обосновывался. На корабле ни стерео, ни утки,
конечно, не было. Но там, к примеру, всегда был чайник для гостей, которые
у Лесса никогда не переводились. Интересно, есть ли здесь чайник?

Чайник был. Он стоял бок о бок с диспенсором, и оба предмета - прибор и
чайник - были задвинуты под кресло, на сиденье которого лежала груда
каких-то стереокатушек. На подоконнике сушились непонятные корешки. Полынов
взял один, понюхал и сморщился: запах был едкий.

Он еще раз окинул взглядом кабинет, смутно удивился, но не успел
разобраться, что именно его удивило, потому что на пороге появился Лесс с
бутылкой и стаканчиками в руках. Жидкость в бутылке была коричневой, на дне
ее колыхались какие-то водоросли.

- Приступим, - торжественно сказал Лесс. - Я кладу жизнь на то, чтобы
обычай пить при встрече заменить обычаем лечить. Надеюсь, твой главный
биоритм остался прежним?

- Так точно, господин лекарь. - Полынов шутливо поклонился. - Это от генов,
господин профессор. Ритм не меняется, ты же знаешь, - добавил он уже другим
тоном.

- "Я знаю только то, что ничего не знаю". Поверь мне, это мудрость всех
мудростей. Ладно, в какой ты сейчас фазе?

- Неужели и это важно?

- Важно ли? - Лесс всплеснул руками. - И это спрашивает психолог! Когда,
когда мы, наконец, станем относиться к человеку хотя бы так, как мы
относимся к машинам? - проговорил он с внезапной яростью. - Да, да, к
машинам, и нечего удивляться! Никто не включает мотор в сеть не с тем
напряжением, никто не заливает в него бензин с помоями, а с человеком мы
поступаем так сплошь и рядом!

- Ну-у... - протянул Полынов. - Потребуем равенства с машинами, да?

- Ты все смеешься! Равенство, хотя бы и так... Попробуй кто-нибудь
поцарапать зеркало телескопа, пережечь компьютер, бросить сор в ракетное
топливо - что будет? А оскорбить человека - это можно, измотать его -
пожалуйста, оглупить - тем более! Не только разрешается, но и поощряется,
не на словах, так на деле. Это вам не машина! Разве я не прав? Вот так-то...

Вспышка разрядилась неловким молчанием. Лесс захлопотал вокруг стола,
смахнул с него бумаги, отодвинул утку, которая тут же заклевала носом,
пошевелил губами, видимо рассчитывая в уме дозу, и, держа стаканчики на
уровне глаз, отмерил жидкость.

Сделав глоток, Полынов сначала спросил себя, есть ли в этой жидкости
алкоголь. Затем он спросил себя, а какой, собственно, у напитка вкус? И уж
совсем он не смог бы ответить, нравится ли ему то, что он пьет.

А по глазам Лесса было видно, что такой вопрос не замедлит последовать.
Отвратить его можно было только одним способом, и Полынов наконец решился
высказать то, что с первой минуты не давало ему покоя.

- Прекрасно, - сказал он. И словно невзначай добавил: - А у тебя утомленный
вид. Много работы? Или какие-нибудь неприятности?

- Что? - Взгляд Лесса метнулся. - Ах да, да, конечно, надо было бы сразу
сказать, да вот не решился сразу, такие, понимаешь, дурацкие
обстоятельства, просто невезение какое-то... Устал я, это верно,
перенервничал, работы было много, теперь все не так, как прежде: ночь
напролет - и свеж. Пустяки, конечно, но очень уж неловко, что я не в форме,
и вообще...

Слова катились, как некстати рассыпанный бисер. Полынов торопливо закивал в
ответ, ибо нет ничего более неловкого, чем попытка искреннего человека
обойти правду.

- Что я, однако? - спохватился Лесс. Он озадаченно тер лоб. - Не то я
говорю, Андрюша... Тут вот какая история: не ждал я тебя сегодня с утра. И
осталось одно срочное дело, из-за которого мне придется тебя покинуть. До
самого вечера. Только до вечера! А уж завтра... Не сердишься?

Он смущенно взглянул на Полынова.

- Интересно, как это я могу сердиться? - в сердцах сказал Полынов. - Я же
сам виноват. Побуду один, что за церемонии!

Не рассчитав, он со стуком опустил стакан. Лесс удивленно моргнул. И тотчас
же все стерла широкая улыбка.

- Ты прав. - Он вскочил. - Все это пустяки, суета сует, и для начала мы
славно искупаемся. Пошли!

- Но ты спешишь...

- Время есть, успеется. Забыл: тебе понравилась настойка?

Рощу испещряли тропинки, но людей видно не было. Неподалеку гулко стучал
дятел, в затененной траве матово поблескивали росинки, однако поляны уже
дышали сухим зноем, и там, распуская алые плащики-подкрылки, из-под ног с
треском выпархивали кузнечики.

- Тихо живете, - проследив их полет, заметил Полынов. - Пустынно.

- Так все же разъехались - лето.

- Я бы отсюда вовсе не уезжал. Лес, тишина, море - что может быть лучше?

- М-да, - неопределенно согласился Лесс. - Тишины хватает... Успел
посмотреть столицу?

- Немного.

- И какое впечатление?

- Разное.

- Применимо к любой столице. Дипломатом ты стал. - Лесс коротко вздохнул.

- Боюсь ненароком задеть твой патриотизм.

- Зря. Любопытно, как тут у нас - на свежий-то взгляд?

- Непонятно.

- Непонятно?

- Видел я тут одну надпись: "Разум..."

- А-а! Догадываюсь о содержании. Просто ты не привык к нашей
повседневности. Она, знаешь ли, пестрая. Порой я думаю...

- Да?

- Мы слепые.

- В каком смысле?

- В историческом. Вот этот дуб, - Лесс махнул рукой в сторону могучего
красавца, - не знает, что ему предстоит цвести, а потом дать желуди. Ему
это и не нужно, не в его власти что-либо изменить. А мы? Что больше всего
удручает, так это невежество, которое под видом образования передается
детям. Математике не жалея времени учат. А тому, например, что все свойства
психики, поведения дают разброс, который может быть выражен гауссианой? О
великом эволюционном значении этой кривой им говорили? Кому известно, что
без ее учета все рассуждения об этике, морали ничего не стоят? В каких
школьных учебниках написано о законах поведения сложных систем, которым
подчиняется и наше развитие? О тупиках и ловушках прогресса? Добро бы, все
эти необходимейшие знания были новостью. Так нет же! Но об ультразвуковой
соковыжималке, о речах политических однодневок, спортивных играх кричат на
всех перекрестках, а об этом - нет.

- Ищи, кому это выгодно, - пробормотал Полынов.

- Да, конечно, - понурился Лесс. Его лицо то вспыхивало в солнечных бликах,
то погружалось в густую тень, отчего попеременно казалось оживленным и
хмурым. - Хозяин и слуга, богатый и бедный, класс и классовая борьба -
читал. Но узко все сводить к эгоизму правителей, их слепоте и алчности.
Сознание человека отстает от им же вызванных изменений, иначе не объяснишь,
почему научно-техническая революция, экологический кризис и многие другие
застали нас врасплох. К чему такое запаздывание может привести в
дальнейшем, ты, конечно, понимаешь.

- А чем оно вызвано? - прищурясь, спросил Полынов. - Не только тем, что
добытые знания, как это вытекает из правила гауссианы, не могут сразу стать
всеобщим достоянием и тем более служить руководством к действию. Не кажется
ли тебе, что для кое-кого "человек технический" предпочтительней "человека
разумного"? "Человек технический" - он же "потребляющий", "зрелищный",
"одномерный", "узкопрофессиональный" - какой угодно, лишь бы не думающий,
не понимающий, не действующий. Сам он становится таким или ему в этом очень
и очень помогают?

- Опять ты видишь за всем классовый эгоизм! По-твоему, наши дорогие, в
гробу я их видел, монополисты-капиталисты, креслозадые чиновники,
сладкогласые политики враги себе? Не жажда всеобщего блага, но чистый
инстинкт самосохранения должен им подсказать, что дальше так нельзя, что
слепота массового сознания рано или поздно погубит всех - в том числе их
самих.

Не удержавшись, Полынов фыркнул:

- Милый, дорогой Лесс! Разве французскую или русскую аристократию инстинкт
самосохранения научил, что землю надо отдать крестьянам и установить хоть
какую-то свободу? Где и когда в истории правящий класс добровольно, без боя
умерял свой эгоизм? Вот уж чего не было, того не было. Так что не жди и не
надейся.

- Тогда, видать, безнадежно, - сказал Лесс.

- Что?

- Все. Или быстрые, но контролируемые изменения, или кровавая операция. А
кровь... - Лесс содрогнулся. - Может быть, уж лучше "бабуины".

- Это еще что за звери? Лесс вздохнул.

- Надпись, о которой ты упоминал, - их рук дело. Позавчера - "ангелы",
вчера - "пипизане", сегодня - "бабуины". Это как гной, как высокая
температура, как лихорадка. Хватит об этой мерзости! Что-то мы не о том
говорим...

Лесс умолк. В перелесках уже чувствовалось свежее дыхание моря.

Это верно, подумал Полынов. Очень даже верно. Я не говорю о том, что
произошло вчера. Лесс не говорит... Поди догадайся, о чем! Я молчу, ты
молчишь, он, они молчат - такое вот упражнение в дипломатической
грамматике. Гостю неловко вмешиваться, хозяину неловко впутывать гостя, да
и пакостно, я бы вел себя точно так же. И все-таки мы говорим о том, что
нас волнует. Да, да! Мы не вспоминаем прошлое, сенсации последних
конгрессов нас не занимают, старых друзей будто нет вовсе, судьбы
человечества нас, видите ли, интересуют больше, чем предстоящая рыбалка в
горах Хлори. От кого и зачем мы таимся? Какого черта! Многолетняя дружба -
или этого мало для полной откровенности?

- Между прочим, - заговорил он, - вчера мне довелось познакомиться с одним
твоим соотечественником. Знакомство состоялось, надо сказать, при довольно
странных обстоятельствах. Некий человек по имени Би...

Тропинка была узкая, Лесс шел впереди и вдруг застыл, как при звуке
выстрела.

- Что? - Полынов быстро огляделся.

- Жук.

- Жук? Какой жук?

- Да вот же. Ты когда-нибудь видел такого? Полюбуйся:

эндемик, местная фауна.

В воздухе, описывая спиральные круги, басовито гудел изумительный,
отливающий перламутром жук. Он кружил настойчиво, упорно, как заведенный.

- Прелестный экземпляр, ты не находишь?

- Прелестный, - недоумевая, согласился Полынов. Жук сделал еще один оборот
и стал медленно, с достоинством удаляться. Лесс коротко и сухо рассмеялся.

- Ты чего? - с недоумением спросил Полынов.

- Так, ничего, вспомнился один анекдот. Мальчик ловит сачком жука, хочет
наколоть его на булавку, а жук ему говорит....

- Жук?

- Он самый. "Разве папа не запретил тебе баловаться с электричеством?"

- Веселый анекдот, - сказал Полынов. - Очень веселый.

- Уж какой есть.

Вот даже как, сказал себе Полынов. Все будет хорошо. Значит, таким вот
образом... Нюхай цветочки, стало быть, и вообще... Ну ладно. Лессу, в конце
концов, видней. Да, ему видней.

- Не обессудь, - внезапно сказал Лесс. - День сегодня нескладный. Но ты не
беспокойся, отдохнем на славу.

- Я не беспокоюсь, - ответил Полынов. - Нисколько.

- Вот и прекрасно.

...Край обрыва порос соснами. Стволы некоторых накренились, а корни повисли
над пустотой, словно деревья спрашивали: "Шагнуть или не стоит?" Людей на
пляже было немного, вдали ослепительно белели треугольные паруса яхт. Море
с шумным вздохом накатывало на песок, оставляя неровные строчки пены.

Лесс и Полынов сбежали, на ходу стаскивая одежду. Море - ласковое, теплое,
колышущееся - приняло их, смыло заботы, убаюкало на волне. Они резали его
гладь, ныряли, так что зыбкое пятно золотистого света вверху туманилось
синевой, отдыхали на спине и снова ввинчивались в податливо-упругую воду. А
когда они наплавались и вышли, их мокрые тела охватило приятное тепло. Они
повалились на песок, раскинулись в блаженстве, как когда-то, как в детстве,
до всяких полетов в космос, до проблем науки, которые пришлось решать, до
степеней и званий, которых они достигли.

- Осторожней, тут мазут, - предупредил Лесс, когда Полынов захотел
сдвинуться.

- Ничего, - пробормотал Полынов. - Я вижу. Они помолчали, следя за полетом
чаек.

- Дураки были эти кроманьонцы, - после недолгого молчания проговорил Лесс.

- Угу, - согласился Полынов. - А почему, собственно?

- Чего им не сиделось? Саблезубых тигров и всяких там пещерных медведей они
уже победили, в их власти оказалась вся планета - и какая! Без промышленных
комплексов, ядерных бомб, грязи, неврозов, проблем и наркотиков. Зачем их
потянуло к цивилизации? Ловили бы себе мамонтов, ели, спали, нежились, как
мы, на бережку, жили бы, не считая веков, - просто, спокойно, долго.

- Считаешь, могли бы? - Полынов лениво пересыпал меж пальцами песок.

- А разве нет?

- Конечно, нет.

- Так уж и нет? Неисчерпаемые ресурсы, никаких серьезных соперников,
никаких, стало быть, стимулов прогрессировать.

- Сладкий сон о несбывшемся. - Полынов прикрыл глаза. Солнце светило в лицо
и пронизывало тьму сомкнутых век всплесками багровых протуберанцев. -
Прикончить бы того пещерного гения, которому не жилось спокойно, а.? И не
надо было бы старине Лессу спешить по своим высоконаучным делам, соорудили
бы мы вместо этого шашлычок из мамонта... Чем плохо? Вот только прежде
огонь следовало изобрести.

- Как знать, может, и стоило гения-то... - пробормотал Лесс.

- Идеалист несчастный! - Полынов перевернулся набок. - Кто только что
говорил о ловушках эволюции? Никаких конкурентов, планета неисчерпаема,
плодись, значит, кроманьонец, и процветай? Славно! Кроманьонец радостно
последовал рецепту и размножился, как треска. А дальше? Дальше повальный
голод. Много ли возьмешь с земли без скотоводства, посевов - прогресса то
есть? Помирай или прогрессируй! Кроманьонец не дурак, знал, что выбрать.

- И ни от чего не спасся. - Кулак Лесса рубанул воздух. - Ни от голода, ни
от смерти. В направленности эволюции я не хуже тебя разбираюсь. А что
получается? Не вольны люди выбирать себе путь, вот что выходит! Мы создаем
обстоятельства, они диктуют нам, как поступить, и мы поступаем - о, по
доброй воле, конечно! - с учетом обстоятельств. Смысл, смысл? Других планет
достигли, а счастья? Грызем друг другу глотку, кто кого сильней, тот того и
съел. И все, все говорят о благе. Как это у Платона в его законах
устройства счастливого общества? Все должны не только повиноваться Закону,
но и славословить его. Что мы публично и делаем.

Внезапная и яростная горечь Лесса, столь неуместная здесь, в солнечной
неге, горечь без видимого повода, столь противоречащая характеру друга, так
ошеломила Полынова, что он не сразу нашелся с ответом. А когда нашелся, то
было уже поздно. Лицо друга обмякло, сконфузилось, взгляд, как бы ища
отступления метнулся к часам.

- Боже мой - полдень!

Лесс вскочил, торопливо натягивая одежду.

- Ты извини, - бормотал он. - Веду я себя нескладно, говорю нескладно, но
это в последний раз. Понимаешь?..

- Нет.

- Разумеется, разумеется, - Лесс, пыхтя, заправлял рубашку. (Полынов
напрасно ловил его взгляд.) - Я тут нафилософствовал... Пустое, не обращай
внимания. Все нервы, жара и спешка.

Полынов тихонечко присвистнул.

- Что?

- Так, ничего. Жара, нервы.

- Сердишься?

- Просто не понимаю.

- Порой я сам себя не понимаю. С тобой так не бывает?

- Бывает.

- Вот.

- А может быть, все-таки...

- Нет. Надо бежать. Не умею опаздывать.

- Ладно. До вечера.

- Да, да. Успеем, все успеем. Ты останешься или пойдешь куда?

Полынов заколебался. Ему показалось, что вопрос был задан не просто так.
"Черт знает что, я становлюсь подозрительным..."

- Я еще часик-другой поваляюсь на песке.

- Правильно, - Лесс кивнул. - Отдыхай. Когда проголодаешься, в трехстах
метрах отсюда - вон там - чудесный ресторанчик. Кстати, я достал настоящую
красную икру.

- Икру? Зачем?

- Темный ты, оказывается, человек, - Лесс с улыбкой покачал головой. - Не
рыбак. Это лучшая наживка для форели, которую мы завтра будем ловить.

- А-а!

- И только настоящая, заметь. От синтетической форель нос воротит. Чуешь,
какие у нас перспективы?

- Чуять-то я чую...

- Значит, до вечера. Успеем, все успеем!

Серенькая с крохотным хоботком букашка карабкалась по откосу песчаной ямки.
Съезжала вместе с песком, увязала всеми лапками и снова карабкалась. Иногда
обвал даже переворачивал ее на спину, она беспомощно трепыхалась, чудом
вставала на ноги и как ни в чем не бывало продолжала свой путь. Полынов,
наблюдая за букашкой из недоступной ей дали, попытался взглянуть на мир ее
глазами, и ему открылась огромная, безжалостно залитая солнцем пустыня с
исполинскими барханами, которым не было ни конца, ни края. Вот так же
примерно они с Лессом карабкались когда-то по черным увалам Меркурия, так
же оседал под ногами песок, только на них были скафандры, и жара их не
мучила, а неподалеку находился готовый принять их вездеход. Ничего этого у
букашки не было: она ползла себе и ползла, неизвестно куда и Хневедомо
зачем.

Полынов осторожно смахнул песчаный гребень, чтобы облегчить ей путь, но
букашка испугалась, суетливо забегала и повернула в сторону. "Я бы тоже
испугался, если бы передо мной ни с того ни с сего исчез целый хребет", -
лениво подумал Полынов. Он сел и огляделся.

Море вдали было ярким, как синий расплавленный металл. Людей на пляже
прибавилось, но оживления не чувствовалось. Двое парней тащили девушку в
платье с явным намерением ее окунуть. Девица притворно упиралась и
повизгивала. Никого это не касалось. Кто не купался, тот шел на солнце.
Ближе всего к Полынову был мужчина в клетчатых плавках. Он угрюмо
заправлялся пивом.

- Хотите? - он перехватил взгляд Полынова. - Нет? Вы правы: истина в вине,
отнюдь не в пиве. В прогрес-с-сирующей наркотизации человечества! Ваше
здоровье.

Он опустошил банку.

Полынов встал и пошел к морю. Строй медноствольных сосен скрывал близость
поселка. Лишь неподалеку, у причала, возвышалась круглая
зеленовато-фарфоровая с белой винтовой опояской башня, должно быть
какая-нибудь лаборатория. Впрочем, вида она не портила.

Взрезая волны, промчались влекомые дельфинами водные сани.

Полынов искупался в четвертый раз и слегка заскучал. Все бы, казалось, вот
так нежиться на песочке, а что-то мешает. И непонятно что. Отсутствие
привычки? Или нервная взволнованность Лесса, которая не идет из памяти?

Счастье пещерных жителей, хм... Сорок лет - уже дряхлость, а до этого
переломы, болезни, включая кариес, - и никто тебе не поставит пломбу.
Завидная, что и говорить, участь.

Мужчина в клетчатых плавках осушил пятую банку пива и теперь закусывал
какой-то рыбешкой. У Полынова засосало под ложечкой. Видно, пора было
отдать должное изумительному ресторанчику, о котором говорил Лесс.

Не торопясь, Полынов стал одеваться. Сосед принялся за шестую банку пива.

- Вредно столько на солнце, - сказал Полынов.

- А, - ответил тот. - Все едино.

Ему было далеко за пятьдесят. Почти недостижимый в пещерную эпоху возраст.
Да и в более позднюю тоже.

Издали донеслись какие-то смутные крики. Все повернули головы в сторону
башни. Там, похоже, сгущалась толпа. Вопили что-то, размахивая руками.
Кусты за чертой прибоя мешали толком разглядеть, что происходит.

Мимо Полынова стрелой пронеслась молодая девица. Лязгая зубами, она
поспешно натягивала джинсы. Точно холодный ветер подул над пляжем. Те, кто
был ближе к пристани, выскакивали из моря и, хватая одежду, бежали к лесу.

Донесся явно усиленный динамиком вопль:

- Вбить им в глотку!..

С пологой косы взлетели чайки.

Любитель пива торопливо обувался.

- Что происходит? - в недоумении спросил Полынов.

- Бабуины! - Тот с треском затягивал ремешок сандалий.

- Ну и что?

- А вот увидите что! Средь бела дня, надо же!.. Он наконец справился с
ремешками и, подхватив сумку, затрусил к обрыву.

Так, так... Кляксы на стене, полицейский, тишина на улицах, бабуины. А ведь
похоже, не в отпуск тут поразъехались! И Марта с детьми отправилась в горы
не просто так. Но если бы сегодня назревала опасность, то Лесс предупредил
бы. Остался бы с ним. Тут и думать нечего - остался бы. Правда, он мог не
предусмотреть, всего не предусмотришь. Тогда... Однако полиция, похоже,
начеку. Чего же все перетрусили?

Полынов прибавил шаг. Ноги увязали в песке. Не все покинули пляж. Лица тех,
кто остался, были растерянно-злорадные. Никто, однако, не двигался. Крики
смолкли, потом возобновились - неразборчивые и похожие на рычание. Полынов
влез на обрыв и выглянул из-за кустов.

Ну и ну!

На площади перед башней неистовствовала толпа человек в пятьдесят. Все были
в шкурах, с палками в руках, мокрые от пота, все тряслись и орали. Кое у
кого с синеватых губ слетала пена.

Наркотический транс? Чтобы лучше видеть, Полынов подался вперед, благо ни
на что вокруг бабуины не обращали внимания. Их прыжки, конвульсии, приплясы
напоминали и радения хлыстов, и камлание, и экстаз самобичевателей-ши-итов.
Но сходство было внешним и далеко не полным. Громче всех орал хвостатый
предводитель (хвост был тигриным). Он стоял на возвышении более чем
странном: то была груда самых разных предметов - помятых стиральных машин,
книг, разбитых компьютеров, стереовизоров, автомобильных колес и тому
подобного. Правую ногу хвостатый оратор установил на грудную клетку робота,
левой он попирал школьный глобус. С его губ слетал неистовый вопль:

- Вот они, вот они, клопиные гнезда! Здесь, здесь воняет их тухлый мозг!

Указующий перст вожака уперся в башню. Его белое, жутко просветленное лицо
фанатика исказилось. Гримаса судорогой пробежала по лицам остальных.

Невольно Полынов поискал глазами съемочную аппаратуру - уж больно все это
было нелепо. Никаких камер, разумеется, не было. И санитарных машин тоже.
Улица, ведущая в глубь поселка, была пуста, ни одно окно не распахнулось.
Отсутствовали и обычные в таких случаях зеваки. Поодаль, ни во что не
вмешиваясь, стояли угрюмые полицейские. Офицер, наклонившись к автомобилю,
что-то говорил в микрофон рации. За спинами полицейских суетилась горсточка
репортеров. Над всем простиралось жаркое голубое небо.

- Где же ученые? - завывал оратор. - Где эти твари? Забились в норы, ха-ха!
- Он зашелся лающим смехом, и тем же смехом ему ответила толпа. -
Испугались, потому что с нами правда! Ага, ага! Кто создал ядерные бомбы?
Мы? Они! Кто травит всех химией, микробами, лучами? Мы? Они! Кто выдумывает
проблемы? Они, они! Стали мы счастливей после всех их дерьмовых открытий?
Да или нет?

- Нет! - взвыла толпа.

- Так вбить их всех в землю!

Оратор топнул по грудной клетке робота, возвышение осело, и он покачнулся.
На его потном лице мелькнуло изумление, но он тут же оправился.

- Друзья полицейские! (Полицейские вздрогнули и подтянулись.) Вы же такие,
как мы! Вам нужны звезды? Мегатроны? Телескопы и микроскопы? Или вас не
посещает бессонница? Или ваши жены не рожают уродов? Вы с нами, да, да, с
нами, наш враг - ваш враг!

Толпа устала кричать и бесноваться, все это чем далее, тем более напоминало
исступленный, но все же политический митинг. На шее оратора болталось
ожерелье. Сначала Полынов решил, что это какие-то ракушки, но, вглядевшись,
он обнаружил, что это самые обычные усилители. Толпа продолжала размахивать
кулаками и палками, солнце палило, шкуры развевались, запекшиеся губы
извергали проклятия; все это выглядело омерзительно, но не зловеще, и
Полынова даже разобрал смех. Это надо же - проклятия науке изрыгать в
микрофон! Да и шкуры, конечно, из синтетики.

Его уже не удивляло отсутствие санитарных машин - ведь там, где начинается
политика, кончается психиатрия. Почему, однако, затаились обитатели вилл?
Почему не пришли разогнать этот нелепый и дурной цирк? Подумаешь, пятьдесят
человек... Одних лаборантов здесь наверняка втрое больше. Где же они?
Конечно, Акутагава прав, говоря, что слабость свободного мыслителя в том,
что он свободно мыслит и потому не может сражаться яростно, как фанатик. Но
здесь и не надо сражаться, достаточно показать кулак!

А что, если... Полынов с досадой прогнал мысль, но она тут же вернулась.
Ведь то, что орет этот истерик, созвучно с тем, что недавно говорил Лесс!

Значит, что же? Комплекс вины? У Лесса?!

Сначала все бабуины казались Полынову на одно лицо - потное, фанатичное,
орущее, перекошенное. Теперь он видел, что это далеко не так. Лица, если
стереть с них истерию, были самыми обычными. Не зверскими, низколобыми, а
вполне нормальными, у некоторых даже интеллигентными.

- В пещеры! - надрывался вожак. - К простоте! Истребим мысль!

По его знаку из толпы выбежал голый, с цветочным венком на шее ребенок,
худой, прелестный и замурзанный. Он остановился, ошалело и дико озираясь..
Кто-то сунул ему в руки факел. Подталкиваемый кричащей толпой, он поднес
факел к груде предметов и неумело ткнул его в ворох перфолент. Занялось
коптящее пламя.

С меня хватит, сказал себе Полынов. Это уже было не раз - и давным-давно, и
недавно. Известно, чем это грозит, сколько раз одно и то же, известно, чем
кончалось, но все повторяется снова и снова. Чудесный отпуск, замечательный
отдых!

Он повернулся и побрел прочь.

Не успел он сделать и десяти шагов, как сзади ахнул взрыв.

Рефлекс сработал тут же. Мгновение - и Полынов уже был на земле. Там, где
только что возвышался хвостатый оратор, гулко рвалось и дымило. Над головой
со свистом пронесся тубус микроскопа. Ребенок... Гады, сволочи!.. Истошно
вопя, врассыпную бежали бабуины. На некоторых тлели шкуры. Было отхлынувшие
полицейские - пока Полынов стоял и смотрел, их стало куда больше - на ходу
вытаскивая оружие, ринулись наперехват и вдогонку.

Полынов очутился на виду. Словно кто-то другой, хитрый и опытный,
скомандовал ему, что делать. Подняться, встать, уйти. Только не бегом - в
полицейских воспитан навык гончих. Надо превратиться в тупого, оглушенного
событиями, быть может, пьяного зеваку. Личность, заведомо постороннюю и до
конца ясную наметанному глазу полицейского. Пусть его походку отождествят с
походкой человека под хмельком; сейчас, когда работают самые примитивные
стереотипы, пьяный никого не интересует. Обыкновенный, так сказать, пьяный.

Пусть рядом бегут, пусть. Глупо влипать в историю, которая тебя вовсе не
касается. Хорошо, прекрасно, эти кусты прикроют. Теперь шаг можно сменить
на прогулочный. Гуляет солидный человек, идет по своим делам, рядом
какая-то катавасия; солидный человек недоуменно пожимает плечами и,
естественно, продолжает свой путь. Чуть быстрее прежнего, но это тоже
естественно.

А вот и шоссе, тут снова можно стать самим собой. Но выходить на шоссе не
стоит, лучше тропинкой вдоль, да, лучше.

Провокация. Взрыв - это, конечно, провокация. Кого, зачем, с какой целью?
Темный лес? К нему она, во всяком случае, не имеет отношения. Если бы
имела, то вся эта игра в психологическую невидимость окончилась бы иначе.
Да нет, даже предполагать такое глупо. Кому он тут нужен? Правда, Бизи он
был нужен... Все равно нелепо. И дико. Дико - это само собой. Существует ли
общественная; психопатология? Не личная - с ней давно разобрались, - а
общественная. Типа крестового похода детей, охоты на ведьм или молений с
цитатниками. Вопрос, уважаемые коллеги, далеко не академический. Как и
ребенок с факелом.

Нет уж, решил Полынов. Пообедаю и запрусь в доме Лесса. И носа не высуну,
хватит.

Молнии я, что ли, притягиваю?

Издали, нарастая, донесся вой сирены. Срезая повороты, на шоссе вылетела
пожарная машина. Вторая, третья. Там, куда они умчались, над деревьями
поднялся дым, которого не было минуту назад.

Какое-то мгновение Полынов стоял задрав голову. Потом он рванулся и
побежал, ничего уже не видя, кроме клуба дыма, который медленно ширился в
прозрачном небе.

Ни тогда, ни позже он не смог себе объяснить, что сорвало его с места,
отчего мир внезапно стал пустым и страшным.

Пока он бежал, пока невыносимо медленно тянулась лента шоссе, пока столь же
невыносимо длились секунды, он видел лишь это лениво набухающее облако
дыма. Чистенькие домики по сторонам, солнце в окнах, деревья, ограды,
клумбы с цветами, теперь плоские и невыразительные, существовали сами по
себе, вне этого бега, вне этого мира.

Уже перед поворотом Полынов услышал звук, который нельзя было спутать ни с
каким другим, - свирепый звук бушующего пламени.

Задыхаясь, он одолел поворот.

Дом Лесса горел так, словно в недрах его работал мощный, нагнетающий огонь
компрессор. Пламя рвалось изо всех окон верхнего этажа. Длинные, прозрачные
в полуденном свете языки огня, трепеща, крутили протуберанцы копоти и сажи.
Как черный снег, в воздухе порхали хлопья пепла. В разбитых окнах нижнего
этажа клубился пронизанный багровыми отсветами дым. Он густо валил наружу.
Там, где дым смешивался с беснующимся пламенем, оно тоже багровело и как бы
распухало. Все звуки перекрывал ярый треск огня.

В некоторые окна уже били синеватые струи антитерма. Там что-то лопалось и
трещало. Оттуда сочился неправдоподобный здесь нежно-перламутровый пар.
Пожарные взламывали дверь, двое других лезли в окна.

- Там никого? - крикнул Полынов санитару, который, облокотясь о капот
машины, с профессиональным бесстрастием наблюдал за пожаром.

- Видать, никого, дверь заперта. - Санитар вынул пачку сигарет.

Полынов облегченно вздохнул, припоминая, что ему говорил Лесс. Да, его не
может быть здесь, это точно, он где-нибудь в лаборатории. Ужасный день.

- Поджог, - сказал санитар, закуривая.

- Поджог?

- А вы что, не видите?

Он ткнул в сторону. Слева, вероятно в полукилометре, расплывалось еще одно
облако дыма.

- Бабуинов, говорят, трахнули, вот они и взвились, - пояснил санитар.

Ударили еще две струи антитерма. Пожарные, взломав наконец дверь, ринулись
в черно-огненное месиво.

- Сумасшедшие... - только и мог проговорить Полынов.

- Им платят за это.

- Я о бабуинах.

- Какие же они сумасшедшие? Рассуждают они куда как здраво.

- Здраво?

- А то нет! Равенство - так уж равенство. И чтобы без никаких! Он почему
угнетатель? Потому что умник, ловчила, сладко пел, да крепко на шею сел...
Ага, вроде бы и нам есть работка!

Отбросив сигарету, санитар вразвалку двинулся к дому. Полынов опередил его,
прежде чем до сознания дошел страшный смысл произнесенного.

Из крутящейся в проеме черно-багровой мглы выступили двое пожарных в
закопченных скафандрах. Они несли что-то большое, темное, жуткое. Полынов
рванулся, опрокидывая заслон. Пожарные уже спускались со ступенек, вокруг
них шипело перламутровое облако антитерма. Кто-то схватил Полы-нова за
_плечо, в лицо вместе с жаром ударил запах гари. Но Полынов уже ничего не
слышал, не чувствовал, потому что это большое, обугленное, жуткое было
Лессом.

- Садитесь. - Бизи внимательно посмотрел на Полынова. - Не мешает
подкрепиться, а?

- Лишнее.

- У вас на виске сажа.

- Это имеет значение? - Полынов машинально потер висок.

- По-моему, никакого. Минуточку. Бизи опустил плотную штору.

- Кустарное, но довольно надежное средство защиты от лазерного
подслушивания, - пояснил он. - Эти скряги из бюджетного управления до сих
пор считают, что мы можем обойтись без "звукового шатра".

- Вот даже как?

- А о чем я вчера говорил? Разговор предстоит долгий... Может, все-таки
выпьете?

- Содовой, если можно.

Бизи склонился над баром. Кабинет тонул в полусумраке.

Обстановка в кабинете, он сам в этом кабинете, звяканье бутылок вдруг
показались Полынову столь нереальными, что он вздрогнул. В ушах еще стоял
рев огня.

Зашипел сифон. Полынов взял узкий стакан и едва не расплескал воду: точно
такой же стакан был тогда, там, в доме человека, которого уже нет в живых.

- Себе я позволю глоток чего-нибудь покрепче, - донесся голос Бизи. -
Хороший амортизатор, зря пренебрегаете. Думаете, вы один потрясены?
Ошибаетесь. Смерть Лесса и для меня удар. Вам известно, что сейчас, здесь
должен был сидеть он?

- Все-таки он работал на вас? - вырвалось у Полынова.

- В том-то и беда, что нет. Я оказался кретином! Не стыжусь в этом
сознаться. Вам не терпится узнать, отчего погиб Лесс? Или лучше по порядку?

- Лучше по порядку.

- Правильно. - Бизи кивнул. - Напомню. С недавних пор у нас возникли и
стали развиваться некие настроения...

Голос Бизи шел как из тумана. Хотелось откинуться в кресле, закрыть глаза,
побыть наедине с собой. Но этого нельзя было делать. Тем более нельзя было
допустить, чтобы в мысли врывался ревущий треск пожара, то черное тело,
которое проплыло тогда на руках и скрылось в кузове санитарной машины.

- Вообще говоря, всякие необычные настроения и причуды не такая уж
редкость, - размеренно продолжал Бизи. - Уже лет сорок, к примеру,
существует общество любителей дымного пороха. Порой эти чудаки арендуют
музейную пушку и с разрешения полиции тешат себя выстрелами где-нибудь за
городом. Личное дело, никого не касается. Год назад явился очередной пророк
"конца света", и на его проповеди стекались тысячи идиотов. Все это
нормально. Поэтому мы сначала не беспокоились, тем более что недоверие,
даже враждебность к науке отнюдь не новость. Обычный комплекс
неполноценности, я так считаю. Когда настроения усилились, наши теоретики
объяснили и это. Вас интересует - как?

- Только, пожалуйста, покороче.

- Могу в двух словах. Религия изжила себя, но массовое мышление осталось
религиозным. Вакуум заполнила наука. Она стала объектом веры, преклонения,
от нее ждали благ, чудес, спасения. Однако устои веры уже подмыты самой
наукой, и людям не хватает былого долготерпения. Наука явила не те чудеса,
которых ждали, она не упростила, а усложнила жизнь. Тогда слепое обожание
сменилось столь же слепой ненавистью.

- Дальше?

- Насторожила нас интенсивность вспышки. То, что антинаучные настроения
быстро охватили все слои общества. Даже самих ученых, не странно ли?

Полынов покачал головой.

- Обычная путаница понятий, - сказал он. - Если человек работает в
лаборатории - значит, он ученый, а раз ученый, то, стало быть, мыслитель.
На деле не так! Для многих так называемых научных работников вне профессии
характерно обыденное, порой дремучее мышление. Продолжайте.

- Слова, сборища, надписи нас мало беспокоили. Излишек общественной энергии
всегда должен на что-то расходоваться, и, пока он тратится на сотрясение
воздуха, все идет как надо. - Решительным взмахом руки Бизи подчеркнул свою
мысль.

Погоны! Полынов понял, чего не хватало Бизи, что делало его облик
незавершенным. Он казался затянутым в мундир, хотя сидел на краешке стола,
совсем по-штатски, обхватив руками ногу.

- Затем мы получили одну очень важную информацию, - проговорил Бизи. Он
внимательно посмотрел на Полынова. - Вы хорошо знакомы с механикой
валютно-биржевых операций?

- Больше по романам Джека Лондона и Гротмана.

- По романам?

Пожалуй, впервые Бизи удивился. У него был вид человека, которому заявили,
что представление о выпивке можно составить по антиалкогольным брошюрам.

- Да-а... - протянул он, меняя позу. - Тогда вы, пожалуй, не поймете.

- Попробуйте, может, и пойму.

- Нашу страну в некотором смысле стоит рассматривать как единый
торгово-промышленный концерн, который, естественно, остро конкурирует с
другими иностранными и международными корпорациями. Недавно мы добились кое
над кем перевеса. И вдруг мы узнаем, что какие-то силы начали такую
закулисную игру, как будто наш концерн вот-вот лопнет. Понимаете?

- Вы считаете, что одно связано с другим?

- Вчера утром я еще сомневался, уж очень все это фантастично. Сегодня я
располагаю доказательствами, что дело обстоит именно так.

- Это доказательство - гибель моего друга? - Как ни сдерживался Полынов,
голос его дрогнул.

- Доказательство было получено раньше, и дали мне его вы.

- Я?!

- За вами вчера следили. А мы засекли эту слежку.

- Что за бред? Кому это нужно? Я же не имею ни малейшего отношения...

- С той самой минуты, когда вы сошли с космолета, - имели. Пожалуйста, не
смотрите на меня так, я сейчас все объясню. Начну с возникшей у меня
гипотезы. Вы слушаете?

- Еще бы!

- Допустим, связь между событиями у нас и на бирже не случайна. Допустим,
кто-то применил против нас новое психологическое оружие. Возможно ли это?
Наука убедила нас, что невозможное вчера становится осуществимым завтра.
Психологические средства борьбы применяются со времен Адама, сейчас они
быстро совершенствуются. Не исключено, что логическим завершением этого
процесса явится создание принципиально нового оружия - своего рода
психологической сверхбомбы. После появления атомного оружия заблуждаться на
этот счет было бы недальновидно. Легко вообразить такую ситуацию. В
середине сороковых годов, до Хиросимы, кто-то решил применить против нас
ядерное оружие. Но не бомбу, а радиоактивную пыль. Можно ее незаметно
рассеять по всей стране? Конечно. Люди массами заболевают и гибнут, медики,
которые еще незнакомы с лучевой болезнью, сбиваются с ног в поисках
возбудителя эпидемии, а страна продолжает катиться в пропасть. Если в ней
не развита ядерная физика - а во многих ли странах была развита ядерная
физика к моменту Хиросимы? - кто догадается, что нужны не эпидемиологи, а
физики, не шприцы, а счетчики Гейгера? Пока все это откроется, страна может
десять раз обезлюдеть.

Бизи перевел дыхание и залпом опустошил бокал.

- Психологическое оружие могло оказаться еще более неуловимым, - продолжал
он. - Если оно действительно применено, то кого должен спасаться противник?
Специалистов, которые могли бы сообразить, что к чему. Логично, не так ли?
Психотехника у нас развита слабо. Какие у нас тут фигуры? Лесс да Горах, но
он тяжело болен. Однако кое-что может пронюхать контрразведка. Какой-нибудь
Бизи сопоставит факты, придет к далеко идущим, выводам, мобилизует местных
ученых, наконец, пригласит зарубежных специалистов. Итак, если гипотеза
верна, то кое-кого должно было насторожить внезапное появление некоего
Полынова, его приезд к другому крупному специалисту - Лессу. Да еще в самый
критический, с их точки зрения, момент. Здесь появление крупного
ученого-психолога все равно что подход танковой армии к полю боя второй
мировой войны. Как расценивать приезд этого Полынова? Случайное совпадение?
А может, не случайное? Короче, рассуждал я, если мои расчеты верны, то за
Полыновым, скорее всего, проследят - куда он поедет, зачем, с кем
встретится.

Бизи с торжеством посмотрел на Полынова, словно тот был творением его рук.

- Вот где я мог получить доказательство или, наоборот, опровержение!
Сыграть надо было тонко, и я сыграл. Прежде всего я вывел из игры Лесса.
Почему? Да потому, что уже на ракетодроме из вашего разговора выяснилось
бы, что друзья думают лишь об отдыхе. А попробуйте засечь квалифицированную
слежку в толпе! Все было бы куда проще, если бы Лесс согласился с нами
сотрудничать. Но он чуть не высмеял нас, когда мы беседовали несколько дней
назад. Полезным оказалось лишь то, что я мимоходом узнал о вашем визите.
Остальное было делом техники: Лесс на космодроме не появился, и мы
встретились с вами наедине. Конечно, я не рассчитывал, что вы согласитесь
помочь нам, это был бы слишком щедрый подарок судьбы. Зато я рассчитывал -
и этот расчет оправдался, - что мое появление у вас "в плаще и маске"
подтвердит опасения заговорщиков: вы - тайный консультант нашей службы. Не
слишком этично, но политика не имеет ничего общего с этикой. Все произошло,
как я и ожидал. Вы выставили меня вон, однако мы успели засечь, что наша
встреча кое-кого заинтересовала. Такова предыстория. Есть вопросы?

- Не совсем понимаю, зачем кому-то потребовалось применять против вас
психооружие. Хотя конкурентная борьба, коль скоро вы являете собою
концерн...

- Поедание тоже можно назвать конкуренцией. - Бизи невесело засмеялся. - О
да, конечно! Я могу назвать три-четыре международные компании, чей бюджет
повесомей бюджета иного крупного государства. Каждая из этих компаний
охотно обрушила бы на нас мор и землетрясение, если бы могла. Так что
логика тут, к сожалению, есть. Надо или нет испытывать оружие в полевых
условиях? А если одновременно представляется возможность устранить
конкурента? Антинаучные настроения существуют; если все проделать чисто, то
вспышку, конечно же, объяснят естественными причинами. А если даже что и
просочится, то урок произведет впечатление. Почему-то мне кажется, что
новое оружие рассчитано не на такую, как мы, в общем-то, мелкую дичь... Кто
знает... Ну, вы понимаете.

- Забота о чужих интересах? - спросил Полынов. - Это что-то новое.

- Чистый эгоизм, как и все в политике. Вы видите, я вполне откровенен. Вы
нужны нам, потому что заведомо не работаете на наших врагов, но я хочу
убедить вас, что и вы заинтересованы в сотрудничестве.

- Можете не убеждать - излишне. Кстати, вы не знаете, как там с мальчиком?

- Мальчиком? Каким мальчиком?

- Он был среди бабуинов. Подносил факел.

- О мальчике мне ничего не докладывали. Это имеет значение?

- Для дела - нет. Просто вспомнилось.

- Значит, вы оказались в самой гуще?

- Да.

- Очень неосторожно. - Бизи покачал головой. - Очень.

- Знаю.

- Ладно, оставим это. Забыл вас спросить: вы не голодны?

- Голоден? Пожалуй. Но это потом. Значит, так... Полынов, что с ним
случалось крайне редко, потерял нить мысли. Он обвел взглядом кабинет. Вот
уж где порядок! Шкафы, сейфы, батарея видеофонов, темные, под дуб, панели,
портрет основателя республики, нигде ни пылинки, намеренная или просто
сохранившаяся старомодная солидность очень ответственного учреждения.
Учреждения, где принимаются важные решения. Полумрак соответствовал ему как
нельзя лучше. Пожалуй, сам Бизи выглядел не совсем созвучно своему
кабинету. Он был современней, что ли. Как правило, обстановка меняется
быстрее, чем люди, но бывают и исключения.

- Если я правильно оцениваю события и последний разговор с Лессом, то он
искал это самое оружие, - заговорил Полынов. - И даже, скорей всего, нашел.
Как вы могли допустить его гибель?!

- Я уже назвал себя олухом, вам мало? - воскликнул Бизи. - Разве я мог
предположить, что он станет действовать в одиночку? Это же абсурд! Не могу
понять, почему он не поставил нас в известность, почему не посоветовался...

- Бизи, вы обращали когда-нибудь внимание на кресло перед своим столом?
Кресло для посетителей? Бизи чуть поднял брови.

- Кресло как кресло, - он искоса посмотрел на него. - Мягкое, удобное. Не
улавливаю вашу мысль.

- Низкое. Мягкое и низкое кресло. Когда вы сидите за столом, то
возвышаетесь над посетителем.

- И что же?

- Просто маленький характерный штрих, который выдает подлинное отношение
власти к рядовым гражданам.

- Какая чепуха!

- Ну, если вам и теперь не ясно...

Бизи нахмурился.

- Важней всего - дело, - сказал он отрывисто. - Умный человек не обращает
внимания на мелочи.

- Умного человека отличает умение замечать и делать выводы. Иные мелочи
красноречивы, как мухи в сметане.

- Я говорю о содержании.

- А я о форме, которая определяется содержанием. Бизи взволнованно прошелся
по кабинету.

- Кресло - подумать только! - он покачал головой. - А ведь кое в чем вы,
пожалуй, правы. Чем талантливей человек, тем сильней в нем чувство
собственного достоинства, это я замечал. Впрочем, достаточно философии, -
он резко взмахнул рукой. - По-вашему, Лесс мог дознаться, какое оружие
пущено в ход?

- Я знаю Лесса. Он отказался, а потом задумался над событиями. Стал изучать
- ведь он исследователь! Вероятно, докопался до сути и где-то неосторожно
проговорился. Иначе его смерть необъяснима.

- Согласен. Убили его, конечно, до пожара. Все точно разыграно. Ни
человека, ни записей, а внешне - слепая месть бабуинов.

- Он работал только дома, вы проверили?

- Сразу же. Последние дни он почти не бывал в лаборатории.

Полынов прикрыл глаза. Лесс, Лесс!.. Ты работал, когда я летел сюда,
работал, когда я гулял по городу. Ты работал, как всегда, тщательно, но
очень, очень спешил, ибо хотел все закончить до моего приезда, чтобы не
нарушить мои планы, чтобы я мог отдохнуть. И другое тебя подстегивало...
Когда я появился, ты, вероятно, уже знал многое, если не все, и чего-то
опасался. Но ты считал, что все это не мое дело, поскольку я гость и это не
моя, а твоя страна. Ты оборвал разговор, едва он принял опасный поворот, и
этим, быть может, сам того не подозревая - а может, как раз подозревая? -
спас мне жизнь. Ведь каждое наше слово, скорей всего, слушали, и, если бы
мы тогда сказали друг другу все, я не остался бы посторонним и тоже, скорей
всего, был бы уже мертв. А возможно, наоборот, мы оба уцелели бы, потому
что всегда хорошо дополняли друг друга и справиться с нами было бы нелегко.
Но что теперь гадать!

- Никаких концов не осталось, - сказал Бизи, мрачно глядя на пустой бокал.
- Все надо начинать с нуля. Все!

- Не все. - Полынов встал. - Вы можете быстро создать мне необходимые
условия?

- Господи! - Бизи вскочил. - Все, что угодно. Любые лаборатории, любые силы!

- Вся королевская конница не потребуется. Нужен душ, чтобы я окончательно
пришел в форму. Комната. Стереовизор типа "супер". Дисненсор...

- Неужели Лесс намекнул вам?

- У меня были глаза и мозг, который, хотя и туго, соображает. Еще мне
потребуются все стереоленты, которые в последний месяц прокручивали ваши
станции и продавали ваши магазины.

Отведенная ему комната оказалась предусмотрительно зашторенной. Столь же
предусмотрительно небольшой столик в углу был уставлен всевозможными
напитками. Вдоль стены возвышался штабель картонных ящиков. Полынов снял
верхнюю коробку.

- Это все катушки с лентами?

- Вы просили за последний месяц, - пояснил Бизи. - Здесь примерно половина
требуемого. К сожалению, у нас было мало времени. Но остальное будет
доставлено в течение ближайших часов. Вы недовольны?

- Мне надо подумать. Не ожидал увидеть такое количество.

- Может быть, вы поясните...

- Потом. Больше мне пока не надо. Ничего не надо. Бизи послушно наклонил
голову.

- Мне уйти?

- Останьтесь. Только ни о чем пока не спрашивайте. Бизи удалился в угол,
сел и замер, как мышь. Кресло, в котором расположился Полынов, оказалось
отличным. Оно тотчас приняло форму тела, в нем можно было развалиться,
вытянуть ноги, что Полынов и сделал. Напротив стоял стереовизор. Почти
такой же был тогда в кабинете Лесса; с тех пор, казалось, прошла вечность...

Теперь надо вспомнить, что и как было тогда. Все, до мелочей. Опросим
память, как свидетеля. Что было в кабинете Лесса необычным? Стереовизор.
Утка... Нет, утка к делу не относится. А вот диспенсор относится. Там были
и другие приборы, но все они не связаны со стерео. Пока вычеркнуть.
Стереокатушки... Их было несравненно меньше, чем здесь. Скорей всего, то
были отобранные катушки, те, которые всегда должны находиться под рукой.
Так или нет? Проверим. Закономерности хаоса, который, работая, создавал
Лесс, тебе хорошо знакомы. Где лежали катушки? Ага! Да, именно так, с ними
работали. Привычка - штука консервативная; местонахождение вещи многое
может рассказать о занятиях человека.

Но какие это были катушки?

Чувства Полынова были сейчас так напряжены, что он спиной ощущал настроение
Бизи. Тот был явно встревожен:

человек, на которого сейчас вся надежда, лениво развалился в кресле и с
отрешенным видом смотрит куда-то в пространство.

- Бизи!

- Слушаю.

- Можно вас попросить вытряхнуть содержимое всех этих коробок на пол?

Да, что бы ни думал Бизи, а повиноваться он умел. Секунда - и на пол хлынул
поток разноцветных катушек с интригующими картинками на обертках.

Полынов с унынием воззрился на эту груду. Конечно, в ней находились и те
катушки, которые были тогда в кабинете Лесса. Однако они терялись в общей
массе, и Полынов, как ни пытался, не мог вспомнить, был ли у них общий
признак, и если был, то какой.

- Бизи, я вижу, вы изнываете от нетерпения. Не стану изображать Шерлока
Холмса. Проследите за ходом моих рассуждений, может быть, вам что-нибудь
подскажет ваш богатый опыт.

- Правильно, - кивнул Бизи. - Признаться, я почувствую себя лучше, когда вы
дадите мне кончик нити.

- Боитесь, что меня постигнет судьба Лесса?

- Вот уж нет. Меры приняты, нас охраняют, как священных коров. Просто я
считаю, что все в порядке тогда, когда чужие секреты оказываются у меня в
голове. Профессиональная привычка, знаете ли... Почему вы так уверены, что
нас бьют с помощью нашего собственного стерео?

Выслушав соображения Полынова, Бизи покачал головой.

- Эта мысль приходила мне в голову. Но я ее отверг.

- Слишком очевидна?

- Не только. Обычную отраву, конечно, эффективней всего рассеять в
водопроводе, а психологическую - в эфире. Но сделать это незаметно, минуя
все фильтры... Первое, что мы проверили, так это состояние каналов массовой
информации.

- Нелогично, Бизи. Вы поверили в новое психологическое оружие и не верите,
что оно способно поражать незаметно.

- Вот поэтому мне и нужен ваш ум. Какое-нибудь волновое воздействие,
излучающие установки вы сбрасываете со счета?

- Пока - да. Во-первых, потому что не этим занимался Лесс. Во-вторых,
потому что этим, безусловно, занимаются ваши технические службы (Бизи
кивнул). В-третьих, какое-нибудь микроволновое, поражающее мозг излучение -
это физика, это техника; здесь нужны другие люди, другие специалисты.
Наконец, самое главное. Любую установку можно засечь, захватить и
представить как вещественное доказательство.

- Вы считаете, что тот тип оружия, который мы ищем, нельзя выявить?

- Выявить, само собой, можно. Но... Взгляните на мой палец.

- Зачем?

- Фиксируйте его взглядом. Так, так... Следите за его движением. Теперь за
движением моих губ. Прекрасно. Я убираю палец. Что, по-вашему, произошло?

- Ничего. Вы разыграли какую-то нелепую сцену.

- Простите! Эта "нелепая сцена" позволила мне проверить вашу
расположенность к гипнозу и даже кое-что внушить.

- Так я вам и поверил! Я тоже кое-что смыслю в гипнозе.

- Вот именно "кое-что". Этого мало. Я применил сложную технику.

- Вы действительно мне что-то внушили?

- Внушил.

- Что?

- Я велел вам забыть догадку, что вы подвергаетесь гипнозу. Начисто
исключить ее. И вы ее исключили, разве не так? Бизи потрясенно уставился на
Полынова.

- Какому суду теперь вы представите доказательства моего преступления? -
продолжал Полынов. - И какие? Вот о чем идет речь.

- Вы... - впервые у Бизи не нашлось слов. - Нет, сдаюсь! Не могу понять,
как это вы проделали!

- А если не проделал? - Полынов уже не скрывал иронии. - Если это
мистификация, маленькая месть за вчерашнее? Я ведь злопамятный. Способны вы
теперь найти истину? Вот то-то. Такова специфика наших средств... Но - к
делу. Вы, стало быть, ничего мне не можете подсказать?

- Нет. - Странно было видеть Бизи ошарашенным и даже неспособным скрыть
это. - Если Лесс и нашел разгадку... Сначала он, очевидно, просматривал
пленку за пленкой, а у нас на это, боюсь, нет времени.

Полынов задумался. Если бы вспомнить! Вспомнить, какие именно пленки лежали
тогда на кресле. В ту минуту он кинул на них рассеянный взгляд. Этого
вполне достаточно, чтобы точный их образ навсегда запечатлелся в
подсознании. В подсознании, а не в сознании, вот в чем загвоздка.
Подсознание ничего не забывает, оно хранит мельчайшие мелочи, и
какой-нибудь Плюшкин лишь жалкое подобие того Великого Скупца, чье имя -
подсознание. И это счастье, что оно так скаредно, иначе бы память раздавила
сознание. Но сейчас Скупца во что бы то ни стало надо заставить
раскошелиться.

Прикрыв глаза и сосредоточившись, Полынов перепробовал несколько
мнемонических приемов. Тщетно! Мозг, этот самый могучий и самый непослушный
инструмент человека, бастовал.

"Если прибор барахлит, а у вас нет времени на починку, стукните его
кулаком", - вспомнилась шуточная инструкция, которой, однако, нередко и не
без успеха следовали.

- Бизи, не найдется ли в вашем хозяйстве старого продавленного кресла?

- Кресла? - широко раскрыв глаза, переспросил Бизи, ходивший до того из
угла в угол. - Опять кресло?

- Форма не столь уж важна, а цвет должен быть коричневатым. Еще нужен
чайник, груды бумаг, книг... Пожалуй, достаточно.

К достоинствам Бизи относилось то, что приказ он привык выполнять тотчас,
какие бы мысли при этом его ни терзали. Не прошло и получаса, как все
требуемое было доставлено.

- Кресло - сюда, - скомандовал Полынов. - Нет, ближе к стерео! Прекрасно.
Теперь я отвернусь, а вы поставьте под кресло чайник; справа от кресла
должна быть стопка книг повыше. Изогните ее винтом, так, чтобы она
держалась на честном слове... Под кресло засуньте диспенсор. Стопки бумаг
расположите похаотичней. Сделано? Теперь валите на кресло катушки...

- Какие?

- Без разбора, любые.

- Готово.

Помедлив, Полынов отключил всякие мысли, затем живо обернулся.

Наконец-то! Словно яркий луч выхватил то, другое кресло, катушки, которые
лежали тогда...

Все было в порядке, полном порядке. Полынов уверенно разворошил груду на
полу, отобрал с десяток катушек, прибавил к ним еще три из числа тех, что
находились на кресле, и выложил все это на стол.

- Вот, - сказал он. - С этими работал Лесс. Тут, правда, далеко не все, но
нам, думаю, хватит. Что вы можете о них сказать? Отличаются они чем-нибудь
от всех прочих?

- Пожалуй. - По голосу Бизи было заметно, что надежда в нем подскочила, как
ртуть в термометре. - Во-первых, все это магазинные, предназначенные для
домашнего просмотра ленты. Во-вторых, все это боевики, их без конца смотрят.

- Был у меня в запасе и этот вариант, - сказал Полынов. - Отобрать по
степени популярности. Что ж, приступим. Дайте, пожалуйста, сюда диспенсор.
Я не ошибаюсь, спенсы у вас не запрещены?

- Нет.

- Опрометчиво.

- Почему? Содержание спенс-внушений контролируется. Кроме того...

Бизи умолк.

- Кроме того, - Полынов продолжил его мысль, - воздействие спенсов ничтожно
по сравнению с воздействием того же стерео. Однако диспенсор не случайно
находился в кабинете Лесса.

- Возможно. Но не считайте нас дураками! Спенсы мы особо проверили. То, что
в них есть, - безопасно.

- Важно не только что, но и как, - пробормотал Полынов, настраивая
диспенсор и подключая его к стерео.

Бизи очень удивился бы и встревожился, если бы узнал, что Полынова тоже
одолевают сомнения. Оружие не могло вот так лежать на виду! Не могло, и это
было очевидно. Полынова поддерживала вера в проницательность Лесса. Истина
должна находиться там, где он ее искал. Иначе все бессмысленно - и работа
Лесса, и его поведение и, наконец, сама его смерть.

Полынов задумался. Достаточно ли он помнит теорию спенсов? Все, кажется,
началось с открытия, что если в секунду пропускать не двадцать четыре, а
больше кадров, то глаз не замечает "лишние", но их схватывает подсознание.
И если на рассеянных по фильму кадриках, скажем, повторяется "Пейте
томатный сок!", то люди после сеанса толпой валят к стойкам с томатным
соком.

В одних странах спенсы были сразу же запрещены. В других их стали
использовать для рекламы. И конечно, не только для рекламы. Далекое и
наивное детство средств внечувственного внушения! Вскоре, однако, ажиотаж
вокруг спенсов поутих, ибо выяснилось, что спенсы далеко не всесильны, так
как подсознание привыкает к их воздействию. Спенсы продолжали применяться,
совершенствоваться, но только как одно из средств массового внушения.

Однажды в юности Полынова удивили и заставили задуматься слова Дюма,
который сказал об эпохе мушкетеров, что то было время меньшей свободы, но
большей независимости. Это звучало как парадокс, и лишь много поздней
Полынов понял, насколько верна эта мысль. С усложнением жизни возрастает
взаимозависимость людей. Чтобы в этих условиях сделать человека рабом
несправедливого и глупого порядка, не нужны цепи. Надо обузить его мысли,
сковать их стереотипами, а это можно сделать изящно, незаметно,
благопристойно.

Не без волнения Полынов включил диспенсор. В режиме, который ему сейчас был
задан, аппарат отфильтровывал обычные кадры стереолент и делал невидимые
зримым.

"Если мы на правильном пути, - подумал Полынов, - то я сую голову в пасть
льва. Льва отнюдь не дрессированного".

Давно минуло время, когда спенсы представляли собой скромные кадрики с
примитивными титрами. Теперь это был, по существу, фильм в фильме со своим
рассчитанным на подсознание сюжетом, ритмом цвета и музыки. Краем уха
Полынов где-то слышал, что уже есть любители, которые предпочитают
спенс-фильмы настоящим. Нет такой новинки - пустяка или гадости, которую бы
любители не облепили, как мухи сахар.

Плоскость экрана исчезла. Возникла как бы маленькая комнатка, и в объеме
этого пространства ожил, задвигался целый мир, который внешне, кроме
размеров, ничем не отличался от настоящего. Предметы там казались
сделанными из натурального дерева, металла или пластика, люди были из плоти
и крови, и трудно было поверить, что там движутся всего лишь фантомы,
порожденные голографией призраки. Диспенсор крутил ленту с сумасшедшей
скоростью, но если этого не знать, то можно было подумать, что
демонстрируется самый обычный, только короткий фильм.

Столь же обычным оказалось и его содержание. Спенс рекламировал туристское
оборудование, не более. Как ни приглядывался Полынов, он не смог обнаружить
никакого фокуса, никакого необычного психотехнического приема. Самая
банальная реклама-внушение: покупайте то-то, отпуск проводите там-то.

Так и должно быть, успокоил себя Полынов. Секрет глубоко запрятан. Если бы
было иначе, команда Бизи давно раскусила бы этот орешек, да и Лессу не
пришлось бы возиться так долго. Посмотрим, что будет дальше.

Дальше, однако, было все то же. Последняя катушка с мягким щелчком ушла в
гнездо перемотки, а Полынов ни на миллиметр не приблизился к цели.

Ладно, успокоил он себя, проверка еще только началась. То, что мелькало
сейчас, воздействовало не на подсознание, поскольку диспенсор перевел
скрытое изображение в видимое. Закончился лишь логический анализ содержания
спенсов, анализ, который ничего не дал. Впрочем, не совсем. Важным здесь
было не столько "что", сколько "как". Значение любого слова, жеста, знака
зависит от контекста, от места, которое они занимают в структуре сообщения.
Если со словами "Добрый день!" обращается приятель, с которым вы расстались
вчера, то это одно. Если ту же фразу произносит заклятый враг, то это
совсем другое. А когда то же самое, появляясь на пороге, говорит человек,
которого вы считали погибшим, то это и вовсе третье. В спенсах структура и
связь значили еще больше, ибо воздействие спенса сходно с воздействием
сновидения; там и здесь властвует не рациональная, а эмоциональная логика.
Вернее, открытая лишь в последней четверти века тета-логика.

При мысли о тета-логике Полынов поморщился. В ее закономерностях сам черт
ногу сломит! Физика, химия, техника в свое время не потому затмили
психологию, историю, социологию, что в физику или химию шли более
талантливые люди.

Совсем не потому. Изучались разные уровни организации материи, вот и все.
Ну и, конечно, исследованиям в физике не препятствовал эгоистический
интерес правящих кругов.

Подумаем. В спенс-фильмах, как нигде, важен ассоциативный ряд.
Ассоциативный ряд может быть очень простым: красивая девушка рекламирует
купальник. Где-то в подсознании возникает связь "красота - купальник";
купишь такой купальник, будешь красивой. Примитивно, но действует. Ряд
посложней: модный ботинок и сверхзвуковой лайнер. Острый носок ботинка и
"клюв" сверхзвуковика. Умело подобранная череда самых разных сцен способна
закрепить ассоциацию модели ботинка с совершенством и мощью лайнера. Тоже
еще не высшая математика рекламы...

Есть ли такой общий ряд в этих самых разных по содержанию спенсах? Трудно
поручиться, но, пожалуй, есть. Восхваление природы!

Стоп, удержал себя Полынов. Это лишь интуитивная догадка. Очень может быть,
что она навязана впечатлениями дня, а потому не стоит спешить с выводами.

Переключив аппарат на другой режим воспроизведения, он повторил просмотр.
Теперь спенсы шли так, как они идут в обычной передаче, - незримо. Кадры
самого фильма блокировались аппаратом, поэтому стереорастр оставался пустым
и серым. Глядя со стороны, трудно было поверить, что в нем тем не менее
возникает образ, что глаз этот образ улавливает, а мозг запечатлевает.

Человек, настороженно созерцающий пустоту. Странное, нелепое на вид
занятие. И столь же опасное сейчас, как хождение по минному полю.

Быстро дала о себе знать головная боль. Не потому, что восприятие спенсов
требовало усилий, а потому, что ежесекундно приходилось поддерживать
барьер, который ограждал от внушения.

Полынов с досадой выключил аппарат. Теперь понятно, почему Лесс был таким
усталым и нервным! Так и вымотаться недолго.

Откинувшись в кресло, Полынов прикрыл глаза и, массируя веки, попробовал
утихомирить боль.

Впрочем, дело было не в боли.

Опыт так и не дал ответа! То есть внушение, конечно, было. Время от
времени, осторожно ослабляя барьер, Полынов проверял действие спенса. И
всякий раз обнаруживал самое обычное рекламное внушение.

Хоть сейчас беги в магазин и покупай...

Полынов вскочил и заметался по комнате. Идиот! Кто же готовит ружье, из
которого можно сделать всего один выстрел?

Это здесь спенсы разрешены, да и то под контролем. Дурак - и тот на них не
поставит. Значит, что? Спенс-внушение должно, обязано быть, но скрытое.
Такое, чтобы, минуя все досмотры, могло просочиться в любые каналы любой,
пусть даже Всемирной сети... Вот он, ключ, вот где надо искать!

Проверим-ка не торопясь. Контроль - это диспенсор. Лесс работал с
диспенсором. Так, хорошо. Но если "открытый" спенс не нужен, то зачем он
здесь? Зачем, зачем? А зачем ты недавно изображал пьяного? Для отвода глаз.
Копайтесь, если что заподозрите, ничего в спенсах нет, сами видите...

Двинемся дальше. Скрытый спенс. Такой, следовательно, на который диспенсор
не настроен. Возможно это? Вполне. Если, скажем, разместить спенс в
межкадровом пространстве, то без переналадки аппарат его не возьмет. А еще
существуют дефекты, царапины... Ведь это же голограмма! Здесь изображение
можно упрятать в крохотной точке. Правда, качество такого спенса будет
отвратительным. Теоретически такой спенс вообще безвреден, почему никто и
не заботится о всеохватывающем контроле. Но тут, верно, что-то придумали,
конечно, придумали, без открытия тут дело не обошлось, и в этом весь секрет.

Точка, стало быть. Точка, точка, запятая... Какие, где, в какой
последовательности? Ведь это же иголка в стогу сена! Недаром Лесс день за
днем работал с утра до ночи. И что же? Повторять все сначала? Не успеем,
поздно.

Поздно? Ведь под конец Лесс наверняка пользовался переоборудованным
диспенсором.

Который, скорей всего, сгорел.

Сгорел?

Да. Нет! Ведь что-то же удивило его там, в кабинете Лесса! Что-то связанное
с диспенсором. Какое-то несоответствие. Тогда, когда он подошел к окну,
чтобы понюхать корешки. Вот именно! Оттуда было видно, что с диспенсора
снят кожух и... Вроде бы даже мелькнула рассеянная мысль о том, зачем
потребовалось перекраивать (чинить?) стандартный диспенсор. А это был
переоборудованный диспенсор, вот в чем дело! Снятый кожух, обнаженная схема
и лишний, на скорую руку вмонтированный логистор. Логистор ("микро",
модуляции "Ф"). Или "С"? Нет, "Ф", точно "Ф", он с таким характерным
красным треугольничком... Память-то, а? Ничего работает память, как надо.
"Ф", ну и что "Ф"? Ничего, просто это дает порядок развертки.

А это уже кое-что! Так дело пойдет куда быстрей, намного быстрей. Особенно
если повезет.

Спасибо, друг. Тебя убили, а мы все равно работаем вместе. И мы докончим
начатое, вот увидишь. Докончим, это уж точно.

Так... Монтаж мы сделаем сами. Хорошо, что в космосе нельзя было быть узким
специалистом. А Бизи мы пошлем за материалами. Пусть побудет мальчиком на
побегушках, это полезно.

К дьяволу! Полынов с треском отодвинул развороченный диспенсор, подошел к
окну и яростно рванул штору.

Вечернее солнце просвечивало улицу, делая ее похожей на золотистый тоннель.
Люди суетливо входили и выходили из дверей магазинов, контор, подъездов,
спешили к остановкам, задерживались у киосков, перебегали улицу, как всегда
озабоченные тысячью повседневных дел.

Понемногу Полынов успокоился. Поражение, ну и что? Он возмущенно фыркнул.
Вот уж не время переживать! Лучше взять записную книжечку и спокойно
подвести баланс.

В плюсе: скрытый спенс обнаружен. В минусе: не найдена программа внушения.

Толстяк пытается втиснуться в автобус. Не вышло, стоит запыхавшийся. Двое
на углу отчаянно жестикулируют. Ссорятся, обсуждают новость, радуются
встрече? В воздухе плавно покачивается розовый надувной шарик. Улетел.
Малыши часто упускают шарики и часто заливаются горючими слезами. Ничего,
мама купит новый.

В плюсе: спенсы прослежены во всех отобранных лентах. В минусе: хаос
радужных пятен, колец, зигзагов - и больше ничего.

Но это не может быть случайностью! Исключено. Кому и зачем потребовалось бы
вводить скрытый, но лишенный программы спенс? Если программа не разгадана,
то это не значит, что ее нет. Это, скорей всего, значит, что самоконтроль
был слишком жестким, и он просто-напросто не дал внушению прорваться в
подсознание.

Скверно! Если все так, то жесткая, зато безопасная блокировка подсознания
не позволит ничего выяснить. Это все равно что ощупывать мину рукой в
меховой перчатке. А если ослабить самоконтроль, кто поручится, что внушение
не сметет преграды?

Впрочем, выбора нет. Рискнуть придется. Надо на себе испытать ту болезнь,
которая грозит всем этим людям. Надо заразиться ненавистью ко всему
разумному. И успеть подавить ее в зародыше.

Полынов хмуро забарабанил пальцами по подоконнику.

Мир сложно устроен. Блаженны нищие духом! И кажется, ни в одной религии нет
слов о том, что блаженны мудрецы. Есть пьеса "Горе от ума", а вот пьесы
"Горе от глупости" не существует. Все это, конечно, так. А разум тем не
менее крепнет и развивается. При бешеных скоростях века, на неизведанной и
крутой дороге он подобен прожекторному лучу, который высвечивает обрывы и
повороты. Выхватывает из тьмы будущего указатели, столь же ясные, если
уметь их читать, как звездные ориентиры для морехода.

Вот только язык этих указателей сложней любой математики. Вот только людям,
чтобы они лучше повиновались, отводят взгляд. Вот только делающие это
кормчие сами безграмотны. Так все и катится, кренясь то и дело над
пропастью.

Здесь, очевидно, предпринята очередная, безумная попытка повернуть историю
вспять. Сразу, резко, к самым истокам. Человеку, правда не всякому, под
гипнозом можно внушить любой, явно не противоречащий его моральным устоям
приказ. Ему можно приказать в строго заданный момент сделать то-то и то-то.
Человек это сделает - и как бы по доброй воле. А каковы возможности
сверхгипноза? Что, если соответствующий приказ уже отдан и принят? Что,
если его выполнят все? Ну не все, этого, вероятно, никакая сверхтехника не
добьется, а огромное, подавляющее большинство? Что тогда?

Тогда одна-единственная надежда. Внушение не всесильно. Оно не всесильно,
когда люди привыкли думать самостоятельно. Когда мораль человечности стала
для них внутренним законом. Таким, при котором человек в нужде не вырвет
кусок хлеба из чужого рта, а поделится своим. Под натиском не поступится
своими убеждениями, но, даже имея власть, будет далек от мысли, что его
мнение неоспоримо и обязательно для каждого.

Но таких людей здесь, судя по всему, мало. Впрочем, и это не повод
отчаиваться. Оружие создали такие же, как он, специалисты. Вряд ли они
умнее его. А применили оружие и вовсе кретины - не в житейском, конечно,
смысле этого слова. Опыт феодальных и религиозных монархий их ничему не
научил: опыт современных деспотий тоже. Воистину, кого боги хотят погубить,
того они лишают разума. И нет тут никакой мистики: чем отчаяннее
барахтается тонущий, тем вернее он идет ко дну.

Прямо напротив окон был сквер. Час пенсионеров и влюбленных еще не
наступил, там безраздельно хозяйничали дети. Видны были их измазанные,
счастливые, иногда, наоборот, плачущие рожицы. Будь сейчас Полынову лет
двадцать, он, верно, чувствовал бы себя рыцарем, который незримо простер
над ними свой охраняющий щит. Рыцарем, который за них идет на бой со
страшным драконом. Полынову, однако, было уже далеко не двадцать, и
красивые аналогии не приходили ему на ум. Вид беспечно резвящихся детей
просто положил ему на душу новый груз, и он с тоской подумал, как много,
невероятно много надо еще сделать, чтобы детям всего мира ничто не угрожало.

Он с силой тряхнул головой. Надо действовать! Полынов перевел аппарат в
режим, при котором он отфильтровывал спенсы, и стал смотреть фильм. Теперь
ленты шли с нормальной скоростью, и просмотр только двух фильмов занял
более трех часов.

Ничего необыкновенного в фильмах не оказалось. Самые обычные, рассчитанные
на бездумное времяпрепровождение боевики.

Полынов устало потянулся в кресле. С фильмами все ясно. Они собирают
миллионные аудитории и, значит, более всего пригодны для роли
ракетоносителя, которая выводит в сознание миллионов спенс-программу
внушения. Увы, еще не разгаданную программу.

В дверь тихонько постучали.

- Войдите! - крикнул Полынов.

Вошел Бизи. Его взгляд был красноречивей слов.

- Пока нет ничего конкретного, - угрюмо сказал Полынов. - Какие новости у
вас?

- Все тихо, даже бабуины присмирели. Расследование обстоятельств гибели
Лесса подтвердило, что это не слепая месть. Преступники пока не обнаружены.
Мальчик с факелом, кстати, уцелел. Он ранен, обожжен, но вне опасности.

- Спасибо, Бизи.

- Еще одна деталь.

- Какая?

- Отобранные вами фильмы отличаются от других тем, что они поступили в
продажу и были разрекламированы почти в одно и то же время.

- Прекрасно, все сходится. Кто их двинул на рынок?

- Выясняем.

- Понятно. Хотите совет?

- Охотно его приму.

- Если правительство немедленно обратится к народу, скажет, что происходит
и почему, то крайние, разрушительные последствия диверсии будут
предотвращены.

Бизи коротко хмыкнул.

- Простите меня, но это несерьезный разговор.

- Так я и думал, - грустно сказал Полынов.

- Нет, вы просто не понимаете! Возбуждение общественного мнения без
достаточных на то оснований, престиж правительства, международный скандал...

- Но это пока единственное надежное средство борьбы.

- Невозможно, невозможно!

Конечно, невозможно, подумал Полынов. И даже если было бы возможно, то
успех определялся бы тем, верит ли народ правительству или, зная, что ему
давно и изощренно лгут, махнул на все рукой. Что посеял, то и пожнешь.

- Мы очень надеемся на вас, - сказал Бизи. - Что у вас запланировано?

- Несколько часов сна.

- Но... Впрочем, понимаю. Да, да, конечно! Вы намерены вернуться в отель?

- Допустим.

- Не стоило бы. - Бизи покачал головой.

- Почему?

- Я где-то читал, что ученые, когда они увлечены, спят на лабораторных
столах. Мы все вам приготовили, и постель, уверяю вас, там мягче, чем
лабораторный стол. Туда, если хотите, мы перенесем все ваши аппараты.

- А если без шуток?

- В отеле трудней наладить охрану.

- Неужели вы думаете...

- Убрали же Лесса. Противник, без сомнения, знает, где вы. И конечно,
понимает, чем вы заняты.

- Значит, если я пойду в отель...

- Это глупо.

- И все же...

- Нет, нет, ни в коем случае!

- Иначе говоря, я арестован?

- Господь с вами! Но разве мужество и опрометчивость одно и то же?

- Вы уверены, что здесь безопасней?

- Здесь вы в полной безопасности.

- Я бы этого не сказал.

- Что вы имеете в виду?

- Только то, что ваши сотрудники такие же, как все, люди. Что, скорей
всего, и они подверглись воздействию.

- Чепуха! Я отобрал самых надежных. Тех, кому я доверяю, как самому себе.

- Вот как! Интересно, какая у вас гарантия, что и вам не внушена некая
программа?

Глаза Бизи медленно расширились. Внезапно он успокоился.

- Нет, - сказал он твердо. - Если вы правильно определили метод
воздействия, то нет. Я уже забыл, когда последний раз смотрел стерео.
Просто некогда было. Но хорошо, что вы меня предупредили. Я отберу тех,
кто...

- В общем, это не имеет большого значения, - устало сказал Полынов. -
Приказ разделаться со мной не мог быть вложен в программу. И не
беспокойтесь, я остаюсь здесь. Просто потому, что жаль тратить время на
переезды.

- Слава богу! А то вы меня перепугали. Но... Вы полагаете, что в "час X"
мои же собственные сотрудники способны...

- Конечно! Я вам об этом уже целый час толкую.

Заснул Полынов не сразу. Он размышлял, казалось бы, совсем о постороннем.
Не о том, что было сегодня и может случиться завтра. Словно издалека он
всматривался в неукротимое движение жизни, чья предыстория клубилась в
тумане миллиардолетий. Он видел тот изначальный сгусток примитивной, в
бешеном взрыве ширящейся плазмы, из которого постепенно возникало все:
неисчислимое разнообразие галактик, звезд, планет, минералов этих планет.
Самой жизни, которая на новых витках всемирной спирали медленно
развернулась в цепи биологических молекул, сплелась в нити, жгуты и
сростки. Так же постепенно она обрела форму одноклеточных, а затем, все
ускоряясь, форму многоклеточных, чем далее, тем более сложных существ. И
наконец, вспыхнула разумом! Тут снова сработала пружина скачка - так
молниеносно, что от сохи к реактору планетолета человека метнуло прежде,
чем он успел опомниться.

Но и это лишь начало новой, неведомой спирали. Самое начало, ибо
неграмотных в мире и сейчас куда больше, чем мыслителей. Ибо большая часть
человечества только освобождается от тысячелетий рабства, невежества,
религиозного обожествления денежных и прочих идолов. Все, что сделано и
достигнуто, лишь первый проблеск подлинного ума человечества, который едва
проснулся, едва осознает себя, свои возможности и цели. Уже не свинцовый
сон, но и не вполне явь; не свобода, хотя уже и не рабство; рассвет, когда
ночь еще не ушла, а день еще не настал. А сколько уже сделано! И как мало
сделано по сравнению с тем, что надо сделать.

Конец старого закона и начало нового. Правнук, внук, а то и сын раба
садится за пульт завода-автомата. Вчерашний крестьянин озирает уже не
сельский двор, а просторы Солнечной системы. Космонавт на Марсе шепчет
благодарственную молитву, автор которой был убежден, что Земля покоится на
трех китах. А советские коллеги этого благочестивого космопроходца, любуясь
неземным величием Нике Олимпика, обсуждают тем временем чисто практические
проблемы воспитания коммунистического сознания.

Ах, если бы только в этом была вся сложность и противоречивость!

Вверх, вверх подталкивает себя разум, вперед и выше. Всеобщая талантливость
стала уже не мечтой, даже не целью, а жизненной потребностью, как некогда
потребностью стала всеобщая грамотность. А эта необходимость тянет за собой
требование духовной свободы, атмосферы благородства человеческих отношений,
ибо любая другая обстановка для талантливого человека удушлива. Звание
"гомо сапиенс" человек присвоил себе, быть может, загодя, но прозорливо.
Так можно ли сломать тенденцию?

Можно, ответил себе Полынов. В том и беда, что можно. Даже если бы
человечество было щепкой в потоке, то и в потоке бывают заводи, куда сносит
щепку и где она остается навсегда. Но человечество не щепка в русле
эволюции. Это животные - щепки, а мы, люди, - нет. Мы создали для плавания
корабль с могучими машинами и пусть еще несовершенными средствами
навигации. Мы можем плыть куда хотим, хоть вдоль, хоть поперек течения. Но
у руля схватились и те, кто, зорко видя будущее, хотят взять курс к счастью
всех и каждого, и те, кого волнует благополучие одних лишь пассажиров
первого класса. А фарватер так узок, что неточный поворот руля может
швырнуть корабль на скалы. Этого, положим, никто не хочет, но непоправимое
может произойти и случайно. А еще есть очень соблазнительные заводи...
Зачем мне, хозяину, расставаться с предприятием, мне, чиновнику, с креслом,
мне, пастырю, с кафедрой? Ради какой цели, ради какой выгоды?

Есть классы и есть классовая борьба, и об этом нельзя забывать. Старые и
неумирающие слова, потому что за ними - жестокая реальность.

Замкнутое, застывшее, жестко регламентированное муравьиное общество - и
такое возможно. Очень удобное для правящей элиты общество. Опробовано
множество раз - иезуитами в Парагвае, богдыханами в Китае, фашистами в
Европе. Что душно в таком обществе, что оно слабеет от застоя, что народ
чем дальше, тем сильней его ненавидит, - все это для верхушки терпимо, лишь
бы оно держалось. Плохо для нее другое. То, что все такого рода попытки
кончались взрывом, революцией, распадом, гибелью элиты. Вот если бы
обратить в заводь сразу весь мир...

Раньше не было всемогущей техники, теперь она есть. Может, попробуем? И
плевать, в конце концов, на далекую перспективу - единожды живем...
Психология временщиков, она многое объясняет.

А ведь такой попытки следовало ждать. Глобальной, решительной, чтобы сразу
и навсегда. Быть может, вот-вот начнется последнее полигонное испытание.

Конечно, затея провалится. Окончится крахом, даже если последует успех.
Потому что сразу возникнут новые проблемы, от которых никуда не деться.
Значит, придется изобретать, что-то срочно менять, - прогресс, изгнанный в
дверь, проникнет через окно. Но сколько будет страданий и горя! А потому
этого нельзя допустить здесь и сейчас. Завтра тоже будет не поздно, ибо бой
дадут уже не одиночки, а народы, страны, но искра - это искра, а пожар -
это пожар. И потому первым делом надо как следует отдохнуть.

Полынов отвернулся от светлого прямоугольника окна, за которым ни на
секунду не замирал ровный, как дыхание, шум большого города. Он слышал его
всего несколько минут; умение вызывать сон, когда надо, не подвело его и на
этот раз.

Сновидения, однако, были Полынову не подконтрольны. Снилось же ему нечто
невразумительное и мерзкое. Сначала он увидел Гитлера, который, неловко
прижимая к кителю, держал на руках новорожденного младенца, и этот ребенок
был его, Гитлера, отпрыском. Лицо Гитлера было слащаво-умиленным, длинным
мокрым языком он лизал щеку ребенка. Затем он отдал его кому-то, кого, как
это часто бывает в сновидениях, не было видно. Отдал и двинулся к какой-то
тусклой портьере. И тут поле сновидения сузилось настолько, что в нем
остались лишь башмаки Гитлера, крупные, чудовищные, похожие на копыта
башмаки.

Поле сновидения, расширяясь, захватило штанины брюк Гитлера, и эти штанины,
не исчезая вполне, стали зеленовато-прозрачными, и каким-то рентгеновским
зрением Полынов увидел то, от чего во сне захолонуло сердце: под тканью не
было плоти! Была ясно очерчивающая тело тускло-прозрачная кожа, и была
кость с кровавыми прожилками на ней, а меж ними ничего не было. Впрочем, не
совсем так: сзади кость была кое-где прикрыта мясом.

Сами ортопедические копыта-ботинки не просветились, погруженные в них кости
ног двигали их мелким, шаркающим шагом. А брюки таяли все выше и выше и
тело тоже - до поясницы.

Затянутое в мундир туловище фюрера держалось теперь на костяке и зеленовато
просвечивающей коже. "Как же он не разваливается?" - цепенея от
тошнотворного ужаса, подумал Полынов - и проснулся.

Сердце бешено колотилось. Перед глазами был мрак незнакомой комнаты. Обычно
память о сновидении, вызванное им чувство, яркое в первые секунды
пробуждения, исчезает, как дыхание на стекле. Шли, однако, минуты, Полынов
лежал, собираясь с мыслями, а рентгеновский призрак все еще не тускнел.

Вскочив, Полынов нажал выключатель. Яркий свет озарил комнату. Все было
холодным, опустошенным и резким, как это случается глухой ночью после
внезапного пробуждения.

Взгляд на часы убедил, однако,, что нет еще и полуночи.

Полынов торопливо стал одеваться. Голова была ясной, но в душе еще жил
кошмар, сердце выстукивало тревожную дробь, и рука не сразу попала в рукав
куртки, чего с Полыно-вым никогда не бывало. Он справился с мимолетным
затруднением, шагнул к двери - и замер.

Фильм не был для спенсов ракетоносителем!

Не был!!!

Догадка пришла так внезапно, что Полынов даже вздрогнул и огляделся - не
шепнул ли кто?

Все было пусто и неподвижно в комнате. Белела развороченная постель,
беспощадно чернели прямоугольники окон, со стены напротив сухо и надменно
смотрел портрет какого-то важного старика с нафабренными усами.

То есть фильм был носителем и вместе с тем...

Полынов вихрем пронесся через коридор, ворвался в помещение, где оставил
аппаратуру, поспешно заправил в приемное гнездо стерео первую оказавшуюся
под рукой ленту.

Его слегка знобило. В то же время он был спокоен. Спокоен, как минер,
пальцы которого наконец нашарили взрыватель. Поразительно, как он раньше не
догадался, в чем тут секрет. Понятно, почему не догадался. Здесь не могла
помочь обычная логика, ну а тета-логика интуиции... Может, она-то и вызвала
во сне призрачного Гитлера. Или для вывода потребовался узкий рукав куртки,
крохотная, вызванная этой помехой досада. Впрочем, с тем же успехом
катализатором мог оказаться и сановник с нафабренными усами и какое-нибудь
давнее, вроде бы забытое наблюдение.

Все это сейчас было неважно. Полынов не думал, удастся ли опыт, он знал,
что удастся.

Он пустил ленту. Теперь он смотрел фильм так, как его смотрят зрители, - не
ставя барьер, не думая о спенсах, вживаясь в действие, отдаваясь течению
сюжета.

Как бы отдаваясь: палец его настороженно лежал на кнопке выключателя.

Вот так же, верно, еще сутки назад перед экраном стерео сидел Лесс. Также
смотрел, держа палец на кнопке...

Ловушкой тут дело не исчерпывалось. Избежав ее, исследователь должен был
оказаться в положении анатома, который, расчленив мозг на клеточки, в
недоумении спрашивает себя:

где же тут мысль?

Ага, кажется, началось. Пошло внушение. Или еще нет? Пошло! Улавливается
образ. Так вот оно, значит, как...

Контроль, быстро! Попробуем снова. Стоп! Еще раз. Мало. Проверим. Откуда
шум? Потом, потом! Неясна структура. Чтобы все было чисто, надо бы еще пару
лент... Время есть, оно и у Лесса было, он тоже хотел полного
доказательства...

Тета-логика, будь она неладна! Чего и следовало ожидать. Свернутые
структуры. Мегапереход... Разум сложнее атома, сложнее звезд, сложнее
галактик, ибо он познает их, и эта отмычка к нему тоже непроста, хотя... А,
вот это уже опасно! Отключить, быстро!

Щелкнула кнопка. На полуслове оборвался звук, мигнув, исчезло изображение.
Голова гудела. Сознание еще не успело переключиться на внешний мир, оно еще
жило там, в объеме иллюзорного пространства, оно еще вело бой, и Полынов
вскрикнул от прикосновения к плечу. Как из тумана, проступило белое
перекошенное лицо.

- Бизи?!

- За мной! Быстро, быстро!

- Куда, зачем? Мне надо...

- Вы что, оглохли?!

Полынов замер, прислушиваясь. Бизи, ощерясь, рванул его к двери. С улицы,
наполняя собой здание, пробивался смутный торжествующий рев.

- А, черт! - вскрикнул Полынов. Выскользнув из рук Бизи, он кинулся к
столу, на котором лежали отобранные стереоленты.

- Что вы делаете?! Каждая секунда...

- Эх! - с горечью отмахнулся Полынов. - Оружие не бросают. - Он продолжал
набивать карманы. - А безумцам мы не нужны.

- Идиот! - бросаясь к нему, рявкнул Бизи. - Мы опасные свидетели, как вы не
понимаете?! Быстрее!

- Хорошо, бегу.

Они выглянули в коридор. Длинный прямой коридор был пуст. Они пробежали его
и выскочили на лестничную площадку.

- Слышите?

Снизу, гулко отдаваясь в пролете, катился топот.

- Теперь поняли? - крикнул Бизи. - Сюда!

Они ринулись вверх.

Двумя этажами выше их стал нагонять лифт. Бизи прижал Полынова к стене и
выхватил лайтинг. Лифтовый колодец ограждала частая сетка, сквозь ячейки
которой с трудом просматривались мерно подрагивающие стропы канатов. Бизи
прицелился.

- Покойнички, - сказал он с мрачной радостью. - Эти получат свое.

Однако выстрелить он не успел. Разом на всех этажах погас свет. Беглецов
накрыла тьма. Внизу, скрежетнув, замер лифт.

- Очень кстати! - Бизи схватил Полынова за руку. - Живо наверх!

Полынов повиновался не рассуждая. Тусклые глазницы лестничных окон почти не
прибавляли света, потому что снаружи тоже было темно. Вверх, вверх! На
очередной площадке Полынов споткнулся то ли о ящик, то ли еще о что. Бизи
выругался. Прихрамывая, Полынов бежал не отставая. Они свернули влево, в
какой-то коридорчик, где вовсе было темно, затем взбежали по узкой лесенке,
и тут Бизи наконец отпустил его.

В темноте было слышно лишь тяжелое дыхание Бизи. По металлу царапнул ключ,
лязгнул замок, в лицо пахнуло свежестью ночного ветра. Массивная дверь
откатилась без шума. Полынов увидел плоскую крышу, звезды над ней, смутную
тень реалета в углу площадки.

Бизи выглянул и предостерегающе сжал локоть Полынова. Мгновение площадка
казалось пустой. Затем от реалета отделилась какая-то фигура. Мелькнула
красная точка сигареты. Фигура сделала шаг и чем-то взмахнула.

- Чтоб все было по форме! - яростно пробормотал человек. - Вот так!

Зазвенело стекло боковой фары. Кошачьим прыжком Бизи выскочил на крышу.

- И никаких бумажек! - донеслось от реалета. - Покончим...

Бизи подкрался раньше, чем неизвестный его заметил. Короткий бросок,
вскрик; что-то упало с металлическим стуком. Из двух сцепившихся фигур одна
осела на плиты.

- Сюда! - донесся задыхающийся голос Бизи. - В машину!

Полынов приостановился над распростертым телом.

- Бросьте! - яростно зашипел Бизи. - Или вы ничего не поняли?!

Человек слабо заворочался. Полынов, так и не успев его разглядеть, вскочил
на сиденье. Реалет рывком взмыл над крышей.

Ощерясь, Бизи смотрел вниз.

- Кто это был? - прокричал Полынов.

- Никто. Сотрудник, которого я поставил охранять реалет. Ясно? И помолчите.

В вибрирующих плоскостях реалета посвистывал ветер. Город развертывался
черно-белой панорамой кварталов. Льдистыми громадами проплывали небоскребы.
Книзу густел мрак без единого огонька. Улицы зияли щелями. По отвесным
фасадам скользил угрюмый отсвет окон, словно кто-то многоглазый и потаенный
выглядывал оттуда.

- Слышите?

Воздух дрогнул от гула. Невозможно было поверить, что это вскрик толпы -
настолько мертвой была внизу темная геометрия кварталов. Казалось, что
вопит, перед тем как рухнуть, раздираемый напряжением камень и что вот-вот
отовсюду взовьются клубы пыли. Но все оставалось неподвижным и резким, а
взмыл только крик - нечеловеческий и этим жуткий.

Полынов схватил Бизи за руку.

- Снизимся.

Ответа не последовало. Фосфоресцирующие шкалы приборов подсвечивали лицо
Бизи - зеленовато-черное, с остекленевшим взглядом. Полынов отвернулся. Ему
хотелось зажать уши и не слышать, как нарастает, обретая человеческие ноты,
далекий гул безумия.

Разворачиваясь, реалет огибал призму небоскреба. В зеркальном покое его
стен стыл отблеск звезд.

Вопль внезапно спал, теперь снизу доносился лишь угрюмый рокот. На
нескольких перекрестках почти одновременно взметнулось рыжее пламя костров.
Огонь то притухал, то разгорался, его отраженные фасадом отсветы
выхватывали из мрака муравьиную кашу толпы. Что там происходило, можно было
только догадываться. В Хиросиме рвалась материя, тут распадалось сознание,
и представить себе это было невозможно.

Под реалетом зачернел парк. Город медленно уходил прочь, растворяясь в
ночной мгле. Успокоительно посвистывал ветер.

- Дотянем до гор - там граница, - безжизненно проговорил Бизи. - Там я вас
оставлю.

- А сами?

- Вернусь.

- Зачем?

- Не знаю. Все кончено.

- Не совсем. - Полынов проглотил комок в горле. - Даже наоборот. Хотите
знать, как все это действует?

- Поздно.

- Поздно здесь и сейчас. Только здесь и только сейчас. Слышите? Скрытый
спенс сам по себе не оружие. Спенс и фильм - вот что действует! Сложение
ритмов, цепная реакция, психорезонанс... Это как два бруска урана! Порознь
- ничто, куски металла, а сближенные...

Выражение лица Бизи не изменилось. По-прежнему жили только его руки на
штурвале.

- Понимаете, что это значит? - настаивал Полынов. - Да очнитесь же! Сила
оружия в новизне, только в новизне! А теперь, когда секрет раскрыт, все
кончено, но не так, как вы думаете.

- Оружие, внушение, гипноз! - вдруг бешено вскрикнул Бизи. Слова его
вылетали, как плевки. - Да если бы это! Люди внизу или кто? Вы бы видели,
как они подчинялись внушению! Их радость на лицах... Словно кто им шепнул
заветное слово "дозволено!". Им все осточертело... Проклятие, проклятие!
Выбито оружие - ха! Они могли и без внушения, теперь я верю... Что вы с
этим поделаете?! Что?! Ничего, ничего!

Бизи смолк, обессилев. Полынов ничего не ответил, да Бизи и не ждал ответа.
Вокруг расстилалась ночь. Вдали вставала темная гряда гор. Там их пути
разойдутся.

У истории свои сроки, а век людской короток, и кризис кажется человеку
обвалом, а крутой зигзаг - тупиком пути. Полынов не знал, когда жизнь
ответит на вопрос Бизи, не знал, доживет ли до этого времени сам. Но
человек нетерпелив, и Полынов надеялся, что доживет.

                      --------------------------------

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.