Версия для печати

                                Кит ЛОМЕР

                         ОБРАТНАЯ СТОРОНА ВРЕМЕНИ




                                    1

     Это был один из тех тихих летних вечеров, когда краски заката  горели
на небе дольше, чем это обычно бывает в Стокгольме в конце июня. Я стоял у
окна, любуясь оттенками бледно-розового, коричневато-золотистого и синего,
а на душе у меня было так тяжело,  как  бывает,  когда  надвигается  беда,
большая беда.
     Резко  прозвенел  телефонный  звонок.  Я  стремительно  подскочил   к
телефону и схватил трубку.
     - Алло.
     - Полковник Брайан? - произнес голос на другом  конце  провода.  -  С
вами будет говорить Манфред фон Рихтгофен; одну минуту, пожалуйста.
     Через открытую дверь столовой мне был виден темный блеск рыжих  волос
Барбро, выбиравшей с Люком вино к обеду. Свечи на люстре лили мягкий  свет
на белоснежную скатерть, искрящийся хрусталь, старинный фарфор, сверкающее
серебро. Люк был  таким  мажордомом,  который  каждый  обед  превращает  в
королевский прием. Но сейчас аппетита у меня не было. Сам не знаю  почему.
Рихтгофен  был  моим  старым  и  дорогим  другом,  а  также  руководителем
Имперской Разведки...
     - Брайан? - донесся из трубки голос Рихтгофена. - Я рад,  что  застал
тебя.
     - Что случилось, Манфред?
     - М-м-м... - он казался слегка смущенным. - Брайан, ты весь вечер был
дома?
     - Мы вернулись час назад. Ты что, уже звонил мне?
     - О, нет. Понимаешь, возникла небольшая проблема.
     Пауза.
     - Брайан, не мог бы ты найти  время,  чтобы  заглянуть  в  управление
Имперской Разведки?
     - Конечно! Когда?
     - Сейчас... Сегодня вечером...
     Снова пауза. Определенно, Рихтгофена что-то сильно беспокоило, а  это
уже само по себе было странно. Мне очень жаль, Брайан, - продолжал  он,  -
что я побеспокоил тебя, но... - Я буду через полчаса, - прервал я  его.  -
Люк, конечно, расстроится, но я думаю, что это он переживет.  Может  быть,
ты, наконец, скажешь мне, в чем дело?
     - Нет, нет, Брайан. Это не телефонный разговор. Пожалуйста,  извинись
за меня перед Барбро... и перед Люком тоже.
     Барбро подошла ко мне:
     - Брайан, кто это звонил? - она увидела выражение моего лица.  -  Что
случилось?
     - Не знаю. Я постараюсь вернуться поскорее. Должно быть,  это  что-то
важное, иначе Манфред не стал бы звонить.
     Я прошел в свою спальню, переоделся и вышел в холл. Люк уже был там с
пружинным пистолетом в руках.
     - Мне это вряд ли понадобится, Люк, - сказал я. - Это просто  обычная
поездка в Управление.
     - Все-таки возьмите его, сэр. - На лице слуги было обычное  выражение
мрачного неодобрения. Выражение, скрывающее, как  я  знал,  исключительную
преданность.
     Я улыбнулся и взял оружие. Завернув рукав рубашки, я прикрепил кобуру
на предплечье. Широкий  рукав  пиджака  позволил  мне  проверить  действие
пистолета. При резком движении кисти этот крошечный пистолет (по  форме  и
цвету напоминавший обточенный водой камень) соскользнул мне  в  ладонь.  Я
вновь закрепил его на прежнее место.
     - Только для тебя, Люк. Я вернусь через час, а может быть, и раньше.
     Спустившись по широким ступеням к машине, я сел  за  руль  и  включил
двигатель. Я выехал по тополиной алее через ворота на городскую  улицу.  Я
заметил, что одна из машин с потушенными фарами тронулась с места.  Вторая
машина выехала из-за угла и пристроилась  за  мной.  На  бампере  блеснула
эмблема Имперской Разведки.  Похоже  было,  что  Манфред  послал  за  мной
эскорт, желая удостовериться, что я направляюсь именно в Управление.
     Десятиминутная поездка  по  широким,  залитым  мягким  светом  улицам
старой столицы напомнила  мне  Стокгольм  моей  единственной  материальной
среды. Но здесь, в 0-0, мире Империума, центре широкой  сети  параллельных
миров, краски  были  ярче,  вечерний  бриз  -  нежнее,  а  магия  жизни  -
привлекательнее.
     Следуя за передним автомобилем, я пересек  мост,  повернул  вправо  и
выехал на широкую аллею, проехав массивные ворота с  часовыми.  Наконец  я
подъехал к широким дверям с вывеской: "ИМПЕРСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ".
     Машина  позади  меня  резко  затормозила,   просигналила,   и   дверь
распахнулась. Я вышел из машины, а четыре человека образовали вокруг  меня
якобы случайный полукруг. Я узнал одного из моих охранников - оперативника
Сети, который когда-то возил меня в Йонж-Ноелжфрин. Это было несколько лет
назад... Он увидел, что я его узнал и кивнул.
     - Они ждут  вас,  полковник,  в  апартаментах  генерала,  барона  фон
Рихтгофена, - сказал он и отвернулся.
     Я машинально кивнул ему и поднялся по лестнице,  чувствуя,  что  меня
сопровождает не почетный эскорт, а конвой.
     Манфред поднялся, едва я вошел в кабинет. Взгляд его был  странным  -
как будто он был не совсем уверен в том, что перед ним именно я.
     -  Брайан,  я  прошу  тебя  быть  снисходительным,  -  сказал  он.  -
Пожалуйста, садись. Создалось несколько затруднительное положение.
     Он озабоченно посмотрел  на  меня.  Это  был  не  тот  обходительный,
уравновешенный барон фон Рихтгофен, каким я привык видеть  его  ежедневно,
выполняя обязанности начальника одного из отделов Имперской Разведки.
     Я сел, отметив про себя продуманное расположение четырех  вооруженных
агентов в  комнате  и  стоявших  молча  в  стороне  еще  четырех  человек,
приведших меня сюда.
     - Продолжайте,  сэр,  -  сказал  я  официально,  что  соответствовало
происходящему. - Я понимаю, дело есть дело. Полагаю, что в свое  время  вы
скажете мне, что произошло.
     - Я должен задать тебе ряд вопросов, Брайан, -  расстроенно  произнес
Рихтгофен. Он сел (морщины на его лице вдруг показали, что ему  уже  почти
60), провел рукой по гладким  седым  волосам,  потом  резко  выпрямился  и
решительно откинулся на спинку стула.
     - Какова девичья фамилия твоей жены? - выпалил он, словно  прыгнул  в
холодную воду.
     - Люнден, - ровным голосом ответил я.
     В чем бы ни заключалась эта игра, я решил участвовать в ней.  Манфред
знал Барбро дольше, чем я. Ее отец служил с Рихтгофеном агентом  Империума
тридцать лет.
     - Когда ты встретил ее?
     - Примерно пять лет тому назад - на королевском летнем  балу.  В  тот
вечер, когда я приехал сюда...
     - Кто еще был там, в тот вечер?
     - Вы, Герман Беринг, капитан Винтер... - я назвал с  десяток  гостей,
присутствовавших на этом веселом балу, закончившемся так трагически  из-за
нападения бандитов из кошмарного мира  В-1-два.  Винтер  погиб  от  ручной
гранаты, которая предназначалась для меня, - добавил я.
     - Какова была твоя профессия... раньше?
     - Я был дипломатом США, до тех пор, пока ваши парни не похитили  меня
и не доставили сюда. - Последнее было  ненавязчивым  напоминанием  о  том,
что, каковы бы ни были причины, заставлявшие моего старого  друга  в  этом
другом Стокгольме допрашивать меня как чужого, мое  присутствие  здесь,  в
мире Империума, было прежде всего его  идеей.  Было  ясно,  что  Рихтгофен
почувствовал эту шпильку,  ибо  он  некоторое  время  перебирал  на  столе
бумаги, прежде чем задать следующий вопрос:
     - В чем заключается твоя работа здесь, в Стокгольме 0-0?
     - Вы предоставили мне прекрасную работу в разведке в качестве офицера
надзора Сети.
     - Что такое Сеть?
     -  Это   континуумы   параллельных   миров,   матрица   одновременной
действительности...
     - Что такое Империум?
     Это был один из тех скоропалительных  допросов,  которые  проводятся,
чтобы сбить человека с толку и  заставить  изменить  линию  поведения.  Не
самый удачный способ беседы для двух друзей.
     - Правительство всех вероятных миров линии А, находящееся в мире 0-0,
в котором был создан генератор МК.
     - Что сокращено буквами МК?
     - Максони-Копини - имена ребят, которые изобрели эту штуку еще в 1893
году.
     - Каким образом используется эффект МК?
     - Создан привод, при помощи которого  приводятся  в  движение  шаттлы
Сети.
     - Где осуществляются операции?
     - Во всех мирах линии А, кроме Зоны  Блайта,  или,  как  говорим  мы,
оперативники, везде, кроме Зоны Поражения.
     - Что такое Зона Блайта?
     - Каждая линия А в пределах тысяч параметров линии  0-0  представляет
собой адский мир Чациачии или...
     - Что вызвало появление Зоны Блайта?
     - Неправильное обращение с эффектом МК. Ваши парни,  сэр,  здесь,  на
линии 0-0, были единственными, кто научился правильно управлять...
     - Что такое линия 0-0?
     Я обвел рукой вокруг:
     - Этот мир, в котором мы сейчас находимся. Мир, где поле МК...
     - Есть ли у тебя шрам на правой ступне?
     Я улыбнулся.
     - Угу. В том месте, куда попал главный инспектор Бейл, между  большим
пальцем и...
     - Почему тебя доставили в мир Империума?
     - Я нужен был вам,  сэр,  чтобы  выдать  меня  за  диктатора  района,
известного под названием Киайта.
     - Имеются ли другие жизнеспособные линии А в пределах Блайта?
     Я кивнул.
     - Две. Одна - это опустошенное войной место  с  датой  Общей  Истории
около 1910 года, другое  -  это  мой  родной  мир,  известный  под  шифром
В-1-три.
     - У тебя шрам от пули на правом боку?
     - Нет, на левом. У меня также есть...
     - Что такое дата Общей Истории?
     - Это дата, когда истории двух различных линий А  разошлись,  образуя
параллельные миры.
     - В  чем  заключается  твое  первое  задание  в  качестве  полковника
разведки?
     Я ответил на этот вопрос и на множество других. В  течение  следующих
полутора часов он задавал мне вопросы интимные и  служебные,  спрашивая  о
вещах, известных только мне и ему. И  все  это  время  восемь  вооруженных
мужчин молча стояли за моей спиной.
     Мое терпение уже иссякало, когда генерал, вздохнув, положил обе  руки
на стол. Мне показалось, будто он только что опустил в ящик стола пистолет
и посмотрел на меня с улыбкой.
     - Пойми, Брайан, что в этой  любопытной  профессии,  которой  мы  оба
занимаемся,  порой  сталкиваешься   с   необходимостью   выполнять   много
неприятных вещей. Позвать тебя сюда вот так... - он кивнул на  вооруженных
людей, которые молча покидали комнату, - и  допрашивать,  словно  опасного
преступника - это одно из самых неприятных дел, выпавших на мою  долю.  Но
это  необходимо,  и,  поверь  мне,  я  очень  рад,  что  все   закончилось
благополучно.
     Он  поднялся  и  протянул  мне  руку.  Я  пожал  ее,  чувствуя,   как
подавляемый гнев кипит у меня  в  горле,  вероятно,  мое  настроение  было
заметно.
     - Позже, Брайан, может, даже завтра,  я  смогу  объяснить  тебе  этот
фарс. А сегодня я прошу принять мои извинения за неудобства и  неловкость,
которые я  вынужденно  причинил  тебе.  Поверь,  что  это  было  только  в
интересах Империума.
     Я без энтузиазма что-то пробормотал и вышел. Что бы ни затевалось,  я
был уверен, что у Рихтгофена была веская причина это сделать. Правда,  это
не улучшало моего самочувствия и не уменьшало моего любопытства. Но будь я
проклят, если стану сейчас задавать какие-то вопросы.
     Никто не встретил меня, когда я шел к эскалатору. Я спустился вниз  и
оказался в холле первого этажа. Где-то послышался звук быстро  удаляющихся
шагов,  хлопнула  дверь.  Стало  удивительно  тихо.   Здание   Управления,
казалось, окуталось атмосферой таинственности.
     И тут я стал принюхиваться. До меня внезапно донесся  запах  горящего
дерева, асфальта и дыма. Я направился в сторону предполагаемого  источника
этого запаха, двигаясь быстро, но тихо. Я  прошел  мимо  широкой  парадной
лестницы, которая вела в приемный зал, и вдруг застыл на месте:  мой  взор
упал на темное пятно, четко выделяющееся на белом  мраморе  пола.  В  двух
ярдах от него виднелось второе. Форма обоих не вызывала сомнений: это были
отпечатки ног. В шести футах дальше  по  коридору  был  еще  один  след  -
казалось, кто-то случайно вступил в горячую смолу и  теперь  оставляет  за
собой этот странный отпечаток. Следы поворачивали налево  по  коридору.  Я
осмотрелся - было тихо и спокойно, как в морге.
     Я прошел через холл и  остановился  на  площадке.  Запах  усилился  и
теперь напоминал запах горящей краски. Идя по следам, я повернул за  угол.
В двадцати футах от меня на полу  коридора  виднелась  глубокая  выжженная
полоса. А вокруг нее - множество отпечатков ног. Там  были  еще  и  брызги
крови, а на стенах отпечаталась кровавая пятерня, по размерам  значительно
превосходящая мою.
     Над табличкой с надписью "Служебная лестница" был еще один  отпечаток
руки. На этот раз очерченный контуром вздувшейся и почерневшей краски. Мое
запястье конвульсивно дернулось - рефлекторное  напоминание  о  пистолете,
который я взял по настоянию Люка.
     До двери было два шага. Я взялся за  блестящую  латунную  ручку  и...
резко отпрянул назад, ибо она была раскалена. Тогда я обернул руку носовым
платком и открыл дверь. Узкие ступеньки  вели  куда-то  вниз,  в  темноту.
Запах горящего дерева усиливался с каждым моим шагом. В темноте  я  достиг
подвала, на мгновение остановился и осторожно высунул из-за  угла  голову.
То, что я увидел, поразило меня.
     На противоположной стене плясали неясные тени, очерченные красноватым
светом. Я вышел из-за угла, подошел к повороту, намереваясь  выглянуть.  В
пятидесяти футах от меня двигалась какая-то фигура, которая  светилась  во
мраке, как нагретая  докрасна  железная  статуя.  Она  метнулась  вдруг  в
сторону, сделала  какое-то  движение,  проскочила  через  узкий  проход  и
исчезла в открытой двери.
     Мое запястье снова дернулось, и на этот раз я взял  пистолет  в  руку
(он сразу придал мне чувство уверенности). Запах  дыма  стал  сильнее.  На
полу я увидел обуглившиеся отпечатки ног. Я  подумал,  что  надо  было  бы
вернуться, поднять тревогу... Но я уже шел к двери. Все  происходящее  мне
очень не нравилось, но я шел по следу...
     Запах теперь стал густым. Это был запах, смешанный с запахом горячего
металла кузницы и осенним запахом костров.
     Я подкрался к двери, прижался к стене  и  рискнул  заглянуть  внутрь.
Свечение,  исходившее  от  призрачной  фигуры,   отбрасывало   красноватые
отблески на стены заброшенной кладовой  -  пыльной,  темной,  захламленной
мусором, который, как видно, собирались убрать,  но  так  и  не  закончили
этого дела.
     В центре помещения огненный человек склонился  над  распростертым  на
полу телом в бесформенном комбинезоне. Руки огненного человека -  странные
светящиеся руки в неудобных на вид перчатках - дергали,  трясли  жертву  с
нечеловеческой силой. Наконец  он  выпрямился.  У  меня  не  было  времени
глазеть на  этот  спектакль,  который  разыгрывал  здесь  пятисотградусный
убийца. Был шанс, что его жертва еще жива, - и если  я  достаточно  быстро
ударю его... Я вернулся вновь, совсем забыв, что у меня с собой пистолет и
бросился к фигуре, от которой исходил жар, как от доменной печи. На бегу я
увидел, как она быстро повернулась, вскинула руки со светящимися пальцами,
отступила на шаг...
     Красноватые искры посыпались на меня с ее вытянутой руки.
     Подобно ныряльщику, повисшему над водой  в  воздухе,  я  уже  не  мог
остановиться. Я  увидел  резкое  электрическое  свечение,  услышал  хлопок
разряда, крошечные молнии начали зажигаться на мне...
     Беззвучный взрыв превратил мир в  слепящий  белый  свет,  ввергнувший
меня в небытие.
     Долгое время я лежал, цепляясь  за  сон,  ставший  моим  убежищем  от
воспоминаний о дымящихся следах,  заброшенной  кладовой  и  фантастическом
светящемся человеке, припавшем к своей жертве.
     Я застонал и почувствовал твердый и холодный бетон, которого касалось
мое лицо, ощутил тошноту и привкус меди  во  рту.  Я  собрался  с  силами,
приподнялся на руках и огляделся.
     В комнате было темно, тихо  и  пусто,  как  в  ограбленной  гробнице.
Языком, который напоминал мне старую теннисную туфлю, я  провел  по  своим
сухим губам, сделал нечеловеческое усилие и сел.
     В голове раздавался звон.
     С трудом я поднялся. Запах гари исчез. И  тот,  кого  я  преследовал,
тоже исчез, забрав труп с собой.
     Свет в комнате был слишком слаб, чтобы можно было разглядеть  детали.
Я пошарил в карманах, вынул зажигалку и при ее свете попытался  разглядеть
обугленные следы на полу, чтобы определить, куда ушел огненный человек.
     СЛЕДОВ НЕ БЫЛО!
     Я дошел до двери, осмотрел все вокруг - не было никаких следов, кроме
моих. Пыль лежала толстым слоем. Не было никаких следов лежавшего  тела  -
вообще не было ничего, что указывало бы на трагедию, разыгравшуюся в  этой
комнате. Я ущипнул себя, чтобы убедиться, что не сплю... Правда, я  всегда
считал, что это довольно глупый способ убеждаться в реальности окружающего
мира. Но сейчас я сделал это - и едва не вскрикнул от боли. Но  это  опять
ничего не доказывало!
     Я дошел до двери  и  вошел  в  коридор.  Свет  был  выключен.  Только
тусклое,  фосфоресцирующее  свечение  исходило  от  стен   и   пола.   Вид
деревянного пола безо всяких следов ничуть меня не успокоил. Раньше на нем
были четкие, темные, обуглившиеся следы, сейчас на полу ничего не было.
     Когда я поднялся в холл первого этажа, у меня в голове шумело уже  не
так сильно.
     В застоявшемся воздухе  коридора,  казалось,  повисла  темная  дымка,
придававшая оттенок траура знакомым очертаниям.
     Позади меня  с  металлическим  щелчком  закрылась  дверь  подвала.  Я
принюхался, пытаясь уловить запах дыма - но ничего не почувствовал.
     Я прошел через зал в один из кабинетов.
     В  пустой  комнате  на  столе  стоял  небольшой  глиняный  горшок   с
затвердевшей землей, выглядевшей так, словно ее подвергли  термообработке.
Сухой листок лежал на столе возле горшка. Настольные часы остановились  на
12.05. Я подошел к телефону, снял трубку. Тишина была глухой, как бетонная
стена. Я вышел на крыльцо - моя  машина  одиноко  стояла  там,  где  я  ее
оставил. Я заметил, что в будке часового у ворот темно.  Ночное  освещение
тоже было выключено. Но ведь прекращение подачи  электроэнергии  не  могло
повлиять на карбидные лампы, освещающие посты внутреннего караула.  Однако
они тоже не горели! Даже звезд на небе не было...
     Я сел в машину, повернул ключ  зажигания,  но  ничего  не  произошло.
Сигнал тоже не работал, как и выключатель освещения.
     Выйдя из машины, я постоял в нерешительности, а  потом  направился  к
гаражам во дворе. Чем ближе я к ним подходил,  тем  медленнее  становились
мои шаги - в гаражах свет тоже не  горел,  а  на  воротах  висели  тяжелые
замки.
     Я вздохнул, пытаясь унять волнение и тут только почувствовал тяжелый,
мертвенный запах воздуха.
     Пройдя мимо покинутой будки часового, я  вышел  на  улицу.  Там  было
пусто, темно и тихо. Несколько машин стояло у перекрестка.
     Я пошел к мосту и на его середине заметил какую-то темную массу - это
была машина, брошенная посреди дороги. Непонятно почему ее  вид  неприятно
поразил меня. Я заглянул в окно машины -  там  никого  не  было.  В  замке
торчал ключ  зажигания.  По  его  положению  я  понял,  что  мотор  должен
работать.
     На улице Густава Адальфангорта было еще много брошенных машин.
     Складывалось впечатление, что  в  городе  началась  эпидемия  поломок
машин, вкупе с поломкой электростанции - это совпадение ничуть не улучшило
моего настроения.
     Я обошел несколько улиц и площадей - нигде никого.  Город  вымер!  Ни
ветерка, ни шума моторов, ни шороха шагов, ни отзвука голосов. Мое чувство
неловкости и растерянности быстро перерастало в панику,  от  которой  тело
покрылось холодным потом.
     Я пересек парк и только позднее понял ненормальность окружающего меня
ландшафта: парк был абсолютно голым - ни травинки, ни цветка, ни листочка,
ни деревца - _н_и_ч_е_г_о_! Моя ходьба перешла в панический бег. Я  спешил
домой!
     Я вбежал в ворота своего дома, задыхаясь от бега. Взглянув на  пустые
и темные окна,  я  ощутил  непередаваемое  чувство  одиночества  -  полной
пустоты...
     Я шел по аллее, видя голую землю там, где еще несколько  часов  назад
все было покрыто зеленью. Там,  где  росли  тополя,  зияли  страшные  ямы.
Только кучи сухих листьев напоминали  о  том,  что  здесь  когда-то  росли
деревья.
     Поднимаясь по ступенькам дома, я  оглянулся  -  только  цепочка  моих
следов  на  превратившейся  в  пыль  почве.  Открыв  дверь,  я   вошел   и
остановился, чувствуя, как сильно колотится в моей груди сердце.
     - Барбро! - крикнул  я.  Мой  голос  в  этой  неестественной  тишине,
царящей вокруг, был похож на карканье попугая.
     Пробежав через неосвещенную прихожую, я влетел в  гостиную,  потом  в
спальню. Всюду было безмолвие, нарушаемое только звуком моих шагов.
     С трудом передвигая ноги, я вышел опять в прихожую и окликнул Люка. Я
уже не ожидал ответа, мне было страшно, и я хотел  хоть  немного  нарушить
эту ужасную тишину.
     НО НИГДЕ НИКОГО НЕ БЫЛО!
     В комнате был полный порядок, мебель стояла  на  своих  местах,  лишь
часы на каминной полке остановились. И еще - в  цветочных  горшках  только
сухая мертвая земля. Я стоял, пытаясь  осознать  страшную  истину:  Барбро
исчезла, так же, как и все живое в столице Империума.



                                    2

     Сначала я не услышал этого звука. Я сидел в пустом  холле,  глядел  в
окно на пустую улицу, прислушиваясь к биению моего  опустошенного  сердца.
Затем до меня донесся звук  -  непрерывный  шум,  пока  очень  слабый,  но
явственный в безмолвном, пустынном городе. Я вскочил, подошел  к  двери  и
был уже на ступеньках, когда мысль об осторожности пришла  мне  в  голову.
Теперь шум стал яснее, он походил на ритмичный топот, поступь марширующего
отряда, и он приближался!
     Через мгновение я их увидел. Я бросился в дом, наблюдая  из  темноты,
как они проходят мимо, по четверо в ряд,  крупные  парни  в  однообразных,
бесформенных  балахонах.  Я  попытался  подсчитать  их  количество:  около
двухсот. Некоторые из них несли какие-то тяжелые свертки, другие - оружие.
Одного или  двух  поддерживали  товарищи,  вероятно,  этот  отряд  недавно
участвовал в каком-то сражении. Когда последние  из  них  прошли  мимо,  я
бесшумно  двинулся  за  ними,  стараясь  не  подходить  слишком  близко  и
держаться в тени домов.
     Теперь, когда первое ужасное потрясение прошло, я испытывал  странное
чувство отрешенности, чувство человека, который один выжил после страшного
катаклизма.
     Отряд впереди меня двигался вдоль улицы Мигавитем. Эти здоровяки были
на голову выше меня, а мой рост - 6 футов. Они не пели, не  разговаривали,
а просто шли квартал за  кварталом,  мимо  пустых  машин,  пустых  зданий,
пустых парков. Затем они повернули на улицу Ансадевегем, и теперь я понял,
куда они направляются. Они шли к станции. Я наблюдал за ними,  пока  хвост
колонны не завернул в массивные ворота и не исчез за порталом. Один из них
вышел из колонны и занял пост на воротах.
     Я осторожно пересек улицу и вошел в боковой вход. Спотыкаясь о  комья
на заброшенных клумбах, я шел вдоль  стены,  освещенной  странным  светом,
который, казалось исходил из земли. Каменная стена преградила мне путь.  Я
подпрыгнул, ухватился за ее край, подтянулся и спрыгнул  на  мощеный  двор
станции.
     Около полудюжины шаттлов стояли здесь. Это были  машины  специального
типа, которые использовались только для работы на ближайших А-линиях, т.е.
в  мирах,  дата  общей  истории  которых  различалась  всего   несколькими
столетиями,  там,  где  существовали   другие   Стокгольмы-спутники,   где
замаскированный шаттл не привлекал бы внимания.
     Одна из машин стояла около стены. Я забрался на ее колесо и попытался
поднять тяжелое двойное стекло в металлической раме в стене дома.  Оно  не
поддавалось.
     Я спустился вниз, порылся в багажнике шаттла, нашел молоток  и  выбыл
стекло. Оно с грохотом разлетелось. Я замер, прислушиваясь, ожидая  окрика
часовых. Но единственным звуком здесь было мое собственное дыхание и скрип
амортизаторов шаттла, просевших под тяжестью моего тела.
     Помещение, в которое я проник, оказалось ремонтной мастерской.  Вдоль
стен стояли верстаки с  разбросанными  в  беспорядке  различными  деталями
шаттлов. На стенах висели инструменты.
     Через дверь в дальнем конце мастерской я вышел в коридор,  ведущий  к
дверям гаражей. Изнутри доносились какие-то негромкие звуки.  Я  приоткрыл
дверь и скользнул внутрь под высокий сводчатый потолок ангара. Двойной ряд
шаттлов Сети виднелся в полумраке.
     Здесь стояли тяжелые машины, рассчитанные на десять  человек,  стояли
машины-разведчики  -  поменьше.  А  в  дальнем  конце   разместились   две
одноместные машины новой модели.  Они  казались  мешками  на  фоне  темных
больших машин странной конструкции, массивных и уродливых,  как  баки  для
мусора или кучи металлолома среди элегантных  установок  Имперской  Службы
Безопасности. Темные фигуры двигались  между  ними,  собираясь  в  группы,
подчиняясь раздававшимся то и дело командам.
     Я прошел между шаттлами Империума и спрятался так, чтобы  можно  было
наблюдать за всем происходящим. Дверцы первых пяти устройств были открыты,
я увидел, как человек в форме забрался внутрь, за ним  последовал  другой.
Кем бы ни были эти солдаты они явно собирались перебазироваться. Это  были
неуклюжие и тяжеловесные существа, с головы до ног  одетые  в  мешковатые,
темно-серые балахоны. На головах у них были шлемы с забралами  из  резного
зеркального стекла.
     Одна  из  имперских  машин  загораживала   путь   небольшому   отряду
незнакомцев. Двое подошли к ней и одним  махом  перевернули  на  бок.  Мне
захотелось сжаться в комок и спрятаться как можно дальше. Ведь шаттл весил
без малого две тонны.
     Первый транспорт был, очевидно, уже загружен, ибо группа солдат пошла
к следующей установке и начала работу возле нее.
     Время шло.
     Скоро пришельцы закончат свою работу здесь и отправятся обратно в тот
мир, откуда прибыли. Мне было уже ясно, что это пришельцы  из  Сети.  Раса
людей, неизвестная Империуму, которая владела своим  собственным  приводом
МК. Эти люди стали единственным связующим звеном  между  мною  и  прежними
"исчезнувшими" обитателями Стокгольма 0-0.
     Ждать было нечего. Я  решил  последовать  за  ними  и  выяснить,  что
произошло с обитателями Стокгольма 0-0, что случилось с Барбро.
     Я  глубоко  вздохнул  и  вышел  из  своего  укрытия,  чувствуя   себя
незащищенным, как крыса, которую вытащили из  норы.  Меня  отделяла  стена
плюща от пришельцев. Моей целью было попасть один из  шаттлов-разведчиков,
быструю  маневренную  машину  с  соответствующим  вооружением  и  новейшим
оборудованием.  Я  добрался  до  нее,  открыл  двери.  При  этом  задвижка
скрипнула, заставив мой желудок прилипнуть к ребрам. Но никто не услышал.
     Внутри было достаточно светло и я  осмотрелся.  Пробравшись  в  отсек
управления, я уселся на сидение оператора и  попробовал  включить  главный
привод. Но ничего не  произошло.  Я  попробовал  нажать  другие  кнопки  -
безрезультатно. Привод МК был так же мертв, как  и  машины,  брошенные  на
улицах города. Пришлось оставить эту затею.
     Послышался шум от работы пришельцев в нескольких  футах  от  меня.  У
меня  в  голове  начала  вызревать  идея,  на  первый  взгляд   совершенно
сумасшедшая. Но ничего другого я не мог придумать.
     Первое,  что  необходимо  было  сделать  для  ее  воплощения,  -  это
пробраться на противоположную сторону ангара. Я обернулся...
     Он стоял в пяти футах от меня, возле заднего крыла шаттла. Вблизи  он
выглядел еще  выше.  Широкоплечий,  с  руками,  которые  были  облачены  в
перчатки размером с небольшой чемодан. Он сделал  шаг  по  направлению  ко
мне, я отступил. Он лениво сделал еще шаг. Еще пара шагов, и я стану виден
всем. Я остановился. Пришелец продолжал двигаться ко мне, протянув руку  с
растопыренными пальцами, очевидно, собирался схватить меня.
     Мое запястье дернулось, сработала силовая кобура, и пистолет оказался
в моей руке. Я прицелился в место чуть пониже центра  его  груди  и  нажал
курок. Раздался выстрел, человек словно сломался пополам и рухнул  на  пол
со звуком, похожим на звук упавшей на полном скаку  лошади.  Я  перешагнул
через труп и укрылся за следующим шаттлом. Казалось невероятным, что никто
не услышал выстрела и падения жертвы, но звуки, доносившиеся  из  дальнего
конца ангара, подтверждали это: пришельцы ни на секунду не прерывались.  Я
затаил дыхание, мое сердце билось, как у пойманного зайца.
     Все еще сжимая пистолет в руке, я подошел  к  убитому  пришельцу.  Он
лежал на животе, словно огромная  медвежья  шкура.  Я  перевернул  его  па
спину. Через разбитое стекло  шлема  было  видно  широкое  грубое  лицо  с
пористой кожей и широким безгубым  полуоткрытым  ртом.  Маленькие  глазки,
бледно-голубые, как небо, безжизненно смотрели из-под кустистых  сросшихся
бровей. Жирная прядь волнистых белокурых волос пробивалась у виска.
     Рассмотрев его, я вновь спрятался в тень  машины.  В  качестве  новой
цели я наметил последнюю машину пришельцев. Чтобы добраться  до  нее,  мне
необходимо было  преодолеть  открытое  пространство  примерно  футов  сто,
освещенное тусклым светом, лившимся из окон ангара. Я пошел,  стараясь  не
шуметь, и замирая каждый раз, когда кто-либо из пришельцев поворачивался в
мою сторону. Я уже почти достиг цели, когда один из незнакомцев, очевидно,
командир, направился туда, где лежал труп. Может быть, заметил, что одного
из солдат не хватает.
     У меня было в запасе полминуты, прежде чем  он  поднимет  тревогу.  Я
спрятался в тени шаттла-заправщика, быстро добежал до последней  машины  в
линии, огляделся и забрался внутрь.
     Здесь   стоял   тошнотворный   животный    запах.    Предметы    были
непропорционально  большими  для  человека.  Я   быстро   осмотрел   пульт
управления, экраны и кресло оператора.  Все  это  мне  было  знакомым,  но
сильно отличалось от привычных шаттлов Империума.
     Я взгромоздился на высокое твердое сидение и уставился на квадраты  и
круги пластика, светящиеся различными оттенками коричневого и фиолетового.
Странные  символы  покрывали  рычаги  пульта  управления.  Пара   педалей,
выступавших из пола под пультом, была натерта до блеска ногами операторов.
Я смотрел на пульт и чувствовал, как  покрываюсь  холодным  потом.  Сейчас
поднимется тревога, и если мое решение будет неверным, я погиб.
     Рубильник  в  центре  пульта  привлек  мое  внимание.  Он  был  самым
потертым. Это свидетельствовало о  его  частом  применении.  Я  попробовал
нажать на него.
     Снаружи донеслись громкие крики. Офицер поднял тревогу, и сейчас... Я
резко нагнулся и ударился коленом об острый угол пульта. Боль придала  мне
решимости. Я сжал зубы, схватился за рубильник и  нажал  на  него.  В  это
мгновение огни стали меркнуть. Дверца с тихим щелчком захлопнулась, машина
завибрировала,  задребезжали  плохо  закрепленные  предметы.   На   пульте
замигали какие-то лампочки, на осветившихся экранах затанцевали  импульсы.
Я почувствовал едва ощутимый удар  по  корпусу  шаттла.  Видимо,  один  из
пришельцев рвался внутрь машины, но немного опоздал.
     Спустя  мгновение  экраны  внешнего  обзора  прояснились.  Я   увидел
безжизненный пейзаж  под  беззвездным  небом  -  обычное  запустение  Зоны
Блайта. Поле МК начало действовать! Похищенный шаттл нес меня  через  Сеть
параллельных миров, нес  с  огромной  скоростью,  судя  по  быстрой  смене
пейзажа снаружи.
     Мне все-таки удалось сбежать. Теперь необходимо было разобраться, как
управлять этой чужой машиной.
     Получасовое изучение пульта дало мне общее представление о назначении
кнопок. Теперь я был готов попытаться управлять шаттлом.
     Я взялся за рычаг управления, потянул  его,  но  он  не  сдвинулся  с
места. Тогда я снова дернул  его.  Мне  удалось  только  немного  сдвинуть
рычаг. Я навалился всем телом. С резким звуком рычаг обломился.  Я  сел  в
кресло и уныло уставился на мерцание огоньков пульта. Очевидно, управление
машиной было заблокировано. Владельцы шаттла приняли меры предосторожности
против потенциальных угонщиков. Путь моей машины был предопределен. Я  был
бессилен что-либо изменить.



                                    3

     Прошло два часа, а шаттл  все  еще  двигался  в  малоисследованные  и
ненанесенные на карту участки Сети. Я сидел, наблюдая фантастическую смену
пейзажей на экранах, которую капитан Винтер называл А-энтропией. Скорость,
с которой я двигался, была гораздо выше когда-либо  достигаемой  техниками
Империума. При такой  скорости  живые  существа  на  экранах  обзора  было
невозможно различить: человек исчезал из поля зрения за доли  секунды.  Но
улицы, здания, леса и  горы  проносились,  меняясь  на  глазах.  Отдаленно
знакомые здания пересекались друг с другом, сужаясь или раздаваясь  вширь.
Я видел, как дверные проемы изменялись,  как  гранит  рассыпался  в  прах.
Буквы на  вывесках  и  рекламах  изменялись,  теряли  форму  и  постепенно
превращались в ничего не  значащие  символы.  Я  видел  хижины  и  лачуги,
теснящиеся вокруг огромных  зданий,  видел,  как  эти  колоссы  постепенно
разрушались и сравнивались с землей. Балконы  на  знаниях  превращались  в
террасы, увеличиваясь или исчезая совсем.
     Темные, мрачные, ребристые колонны прорезали небеса. Я видел, как они
разрушались, обращаясь в пыль.
     По мере того, как мой шаттл мчался сквозь  линии  вероятности,  целые
цивилизации расцветали и умирали у меня на глазах.
     Я видел, в оцепенении наблюдая, как вокруг меня  меняется  вселенная.
Вскоре я почувствовал, что моя голова начинает клониться, а глаза  болеть,
словно присыпанные песком. И вспомнил, что не ел и  не  спал.  Сколько  же
прошло часов?
     Обшарив отсек, нашел грубое шерстяное одеяло, отвратительно  воняющее
стойлом. Но я был слишком усталым, чтобы перебирать. Расстелив  одеяло  на
полу между креслом оператора и силовым отсеком, я  растянулся  на  нем,  и
непреодолимая усталость овладела мной.
     Вдруг  я  проснулся...  Равномерное  гудение  шаттла   изменилось   и
превратилось в прерывистое жужжание. Судя по моим часам, я находился здесь
уже около трех часов. Хотя по меркам Империума путешествие было  недолгим,
фантастически быстрая машина пришельцев проникла  за  это  время  в  такие
районы Сети, которых имперские разведчики никогда не достигали.
     Я с трудом поднялся и взглянул на экраны.
     Это напоминало кошмарный сон - странные кривые  башни  возвышались  в
темных пустых каньонах, узкие дорожки извивались среди  куч  мусора,  арок
без дверей, разрушенных  зданий.  На  широких  дорогах  я  успел  заметить
повозки на высоких колесах, груженые металлом, деревом и кожей.
     С высеченных из камня пилястров на меня смотрели гротескные существа,
напоминающие божества ацтекских племен. Пока я рассматривал все  это,  шум
шаттла превратился в шорох, а через мгновение  и  вовсе  смолк.  Постоянно
меняющаяся картинка на экранах внешнего обзора превратилась в  неподвижную
реальность. Я куда-то прибыл.  На  улице,  если  можно  было  так  назвать
замусоренную дорогу, никого не было. Тот же странный свет, который я видел
на улицах Стокгольма 0-0, исходил  от  каждой  поверхности,  лежавшей  под
чистым и чужим небом над моей головой.
     Затем совершенно неожиданно на меня накатилась  волна  темноты.  Меня
согнуло пополам. Мне казалось, что  шаттл  подо  мной  ходит  ходуном,  то
поднимаясь, то опускаясь. Какие-то необъяснимые силы  скрутили  меня,  как
медную проволоку и протащили  через  игольное  ушко,  а  потом  бросили  в
беспамятство...
     Придя в себя, я обнаружил, что  бессильно  лежу  на  спине.  Странная
сила, которая недавно владела мной, исчезла.  Я  мог  дышать  грудью,  мог
шевелить руками и ногами,  отчетливо  видел  мигание  огоньков  на  пульте
управления. Колено болело, взглянув на него, я увидел кровь,  проступающую
на брюках.
     Я встал и первым делом глянул на экраны внешнего обзора.  Улица,  еще
недавно совсем пустая, сейчас была наводнена толпой приземистых, неуклюжих
длинноруких созданий, которые  толкались,  шумели,  волновались  в  бликах
света.
     Позади послышался грохот металла. Обернувшись, я увидел, как  дверная
защелка отошла в  сторону  и  дверь  шаттла  распахнулась.  Огромное  тело
ввалилось в машину. Это было клыкастое чудовище с бугристой лысой головой,
с широким безгубым ртом, огромными замысловатыми ушами, массивным зубчатым
задом, затянутым  ремнями  и  обвешанным  звенящими  браслетами,  явно  не
вяжущимися с волосатым телом великой гориллы.
     Мышцы на моем запястье напряглись, готовые  "отдать  приказ"  силовой
кобуре пистолета, но в ту же секунду я расслабился и  опустил  руку.  Убив
это чудовище, разве смогу я бороться со всем этим  миром?  На  карту  было
поставлено значительно больше, чем моя жизнь. Минуту назад  я  видел,  как
тихое пустынное место превратилось в  заполненную  толпой  улицу,  залитую
солнцем и наполненную движением. Если  эти  светловолосые  обезьяны  знали
секрет такого превращения, то, может быть, другое место  -  Стокгольм  0-0
сможет вернуться к жизни... Если только я разгадаю этот секрет...
     - Хорошо, хорошо, парень - успокоительно проговорил я. - Я буду вести
себя спокойно...
     Существо схватило  меня  за  плечо  рукой,  похожей  на  механическую
лопату, оторвало от пола и швырнуло в открытую дверь. Я ударился о  косяк,
отскочил и вылетел наружу, окунувшись в запах гнили.
     В косматой  толпе,  окружившей  меня,  раздалось  невнятное  рычание.
Передние отскочили назад, возбужденно переговариваясь.
     Я поднялся на ноги, отряхивая отвратительный мусор, прилипший к  моей
одежде, но сзади уже подошел мой незнакомец. Он резко толкнул меня вперед,
не говоря ни слова. Я поскользнулся на корке и снова упал. Что-то  ударило
меня по плечам, когда я  попытался  подняться.  Я  упал  лицом  в  вонючие
отбросы, пропахав в них широкую борозду. В мозгу вспыхнули звезды, похожие
на салют, который я видел много лет назад в другом мире. В  мире,  который
был моей родиной, в котором жили мои родные и близкие...
     Очнувшись, я почувствовал, что ноги мои волочатся по земле, а  сам  я
зажат в стальных тисках рук двух белокурых горилл. Так я и шел -  то  сам,
то меня тащили эти мерзкие чудовища,  прокладывая  мною,  словно  тараном,
путь в шумящей, смердящей толпе. Глаза этих существ,  похожие  на  голубые
осколки мрамора, смотрели на меня, как на заразного больного.
     Незнакомцы тащили меня довольно долго. Я старался привыкнуть к  мысли
о том, что меня захватили в плен существа, напоминающие сказки о великанах
и людоедах, но это была не фантазия, а реальная  жизнь,  жизнь  вонючая  и
грязная. Существа беспрестанно чесали волосатые тела пальцами, похожими на
стволы молодых  деревьев,  слюни  капали  из  открытых  зловонных  ртов  с
большими желтыми клыками.
     Меня выволокли на улицу пошире и  почище,  с  расположенными  на  ней
странными многоярусными лавками, в которых продавцы, присев  на  корточки,
опускали свои товары вниз покупателям и поднимали наверх плату  -  толстые
квадратные монеты странного металла. Здесь были  свалены  в  кучу  фрукты,
глиняные горшки всевозможных размеров, мотки пряжи, листы металла,  полосы
кожи, упряжь и многое другое.  На  этом  фантастическом  базаре  толпились
существа, почти похожие на людей. Высокие и низкие, с разного цвета кожей,
с большими клоками  густых  волос,  свисающих  над  ярко-красными  лицами.
Высокие и худые создания с блестящим темным мехом,  удивительно  короткими
ногами и плоскими ступнями, широкие приземистые фигуры с круглыми  плечами
и длинными носами.
     Одни из них носили большие  медные  кольца  на  длинных  цепочках  из
полированной меди. У других безделушки были приколоты к  кожаным  полосам,
составляющим их одежду, а у третьих, наиболее жалких на вид, с мозолистыми
руками, не было вообще никаких украшений. Над всей  этой  пестрой  толпой,
как живой навес, летали, громко жужжа, сине-зеленые мухи.
     Мы дошли до конца улицы и после короткой потасовки, оттеснив наиболее
любопытных зевак, очутились перед широкой, засыпанной  мусором,  лестницей
из необработанного  камня.  Меня  протащили  по  ступенькам,  втолкнули  в
дверной проем  и  передали  двум  неуклюжим  низкорослым  существам,  лишь
отдаленно напоминающим людей. Следом за  ними  из  сумрака  этого  здания,
воняющего конюшней, последовали другие, подошедшие  ближе,  трогавшие  мою
одежду  длинными,  негнущимися,   уродливыми   пальцами.   Я   отшатнулся,
прислонился к стене,  но  стражники  опять  подхватили  меня  под  руки  и
потащили по проходу, похожему на туннель. Я  пытался  запоминать  все  эти
повороты, в надежде на то, что мне удастся бежать, но вскоре прекратил это
бессмысленное занятие. Здесь было почти темно, только маленькие желтоватые
лампочки давали немного света. В их неверном свете был виден грязный пол и
грубо сработанные стены.
     Приблизительно  через  две  сотни  ярдов  туннель  расширился,  и  мы
оказались в небольшом мрачном зале. Один из  сопровождающих,  порывшись  в
груде мусора, извлек широкую полосу  толстой  темной  кожи,  прикрепленной
узким кольцом к стене. Он обмотал ее  вокруг  моего  правого  запястья  и,
хлопнув по плечу, отошел, усевшись  на  корточки  у  стены.  Его  напарник
что-то прорычал, потом кивнул головой и ушел. Через мгновение его  уже  не
было видно в темноте.
     Я разгреб влажный мусор на полу пещеры, чтобы освободить себе  место,
и принялся ждать. Рано или поздно кто-то из  властей  этого  мира  захочет
увидеть меня и допросить...
     Едва я удобно устроился на  этом  грязном  полу,  подумав,  насколько
странно мягким кажется пол для такого грубого на  вид  камня,  как  чья-то
нога "легонько" коснулась моего бока. Я с криком открыл глаза, попытавшись
встать. Но меня уже подняли на ноги, дернув за  полосу  кожи,  закрученной
вокруг руки. И снова мой путь лежал по этому мрачному туннелю. Ноги у меня
были ватными, в животе начались  рези.  Я  мысленно  подсчитывал,  сколько
времени не ел и не пил, но сбился со счета. Мой мозг работал медленно, как
часы, погруженные в вязкое масло.
     И вот наконец мы достигли цели. Поскольку мы  все  время  поднимались
вверх, очевидно, это помещение находилось в  верхних  этажах  здания.  Зал
имел форму  неправильного  круга  о  дугообразным  потолком.  Вдоль  грубо
обработанных стен виднелись темные ниши. Стоял ужасный запах  навоза.  Это
помещение больше напоминало стойло, чем человеческое жилище.
     В некоторых нишах возле входа в туннель  лежали  кучи  ветоши.  Вдруг
одна из них зашевелилась, и я понял, что это  живое  существо,  невероятно
старое, являющееся представителем  расы,  захватившей  меня  в  плен.  Мои
охранники подтолкнули меня к этому ожившему трупу. Сейчас  они  вели  себя
гораздо скромнее, как будто в присутствии очень уважаемых людей.
     В скудном свете, пробивавшемся из отверстий в потолке, я увидел,  как
рука, похожая на  клешню  в  серой  перчатке,  поднялась  в  конвульсивном
движении и зачесала скудную растительность на груди.  Теперь  я  разглядел
глаза старца: тускло-голубые, они  были  прикрыты  опущенными  веками.  Не
мигая, они в упор рассматривали меня. Из  больших  ноздрей  торчали  пучки
седых волос. Рот был тонкий, с поджатыми губами. Остальная часть лица была
покрыта шапкой сальных волос, из которой выпирали невероятно большие  уши,
розовые и голые. Вздохнув, я едва не потерял сознание от  запаха  гниющего
мяса.
     Старец издал каркающий звук. Я подождал реакции своих телохранителей,
и она не замедлила проявиться. Один из них основательно тряхнул меня.
     - Простите, ребята,  но  я  ничего  не  понимаю,  -  умоляющим  тоном
проговорил я.
     Старец подскочил, как будто его ткнули раскаленным  железным  прутом.
Он что-то заверещал, указывая на меня. Потом начал прыгать, с  невероятной
для его возраста энергией, продолжая пронзительно кричать что-то на  своем
языке. Внезапно он остановился и махнул рукой, мой охранник почти вплотную
подтолкнул  меня  к  нему.  Я  смотрел  в  его  голубые  глаза,  столь  же
человеческие, как и мои, глубоко посаженные  на  этом  карикатурном  лице.
Видел поры на носу величиной со спичечную головку.  Видел  струйку  слюны,
стекающую из полуоткрытого рта...
     Вдруг старец отвернулся и бросил несколько фраз. Когда  он  закончил,
откуда-то снова раздался тонкий голосок. Я оглянулся  и  увидел,  как  еще
одна куча тряпья зашевелилась в нише. Мои  стражники  подтолкнули  меня  к
этому старцу, еще более уродливому, чем первый, и держали так до тех  пор,
пока тому  не  надоело  меня  разглядывать.  Пока  этот  долгожитель  меня
рассматривал,  мой  взгляд  упал  на  нишу,  расположенную  немного   выше
остальных. В сумраке я с трудом разглядел торчащие  ноги  скелета,  пустые
глазницы черепа, массивные  челюсти  и  тонкую  кожаную  полосу,  все  еще
охватывавшую шейные позвонки. Видимо,  высшие  посты  в  этом  храме  были
пожизненными.
     Резкий рывок за руку вернул меня к действительности. Старец рядом  со
мной заверещал. Он раскрыл рот, обнажив стертые десны;  язык,  похожий  на
розовый носок, набитый песком, задергался,  извергая  оглушительный  визг.
Это разбудило еще двух старейшин. Со всех сторон послышались оглушительные
вопли и карканье. Мои  охранники  подвели  меня  к  следующему  старику  -
древнему  толстяку  с  большим  волосатым  животом,  где  огромные  черные
паразиты прокладывали себе путь, словно гончие, потерявшие след.  У  этого
даже остался один зуб, кривой и желтый клык длиной в дюйм. Он показал  мне
его и издал какие-то хлюпающие звуки. Затем, отклонившись назад, он сделал
резкий выпад и ударил  меня  рукой,  длинной,  как  портальный  кран.  Мои
телохранители вовремя подхватили меня, не дав упасть на  пол.  Я  мысленно
поблагодарил их за такую заботу. Несмотря на свой солидный возраст, старик
вполне мог бы свернуть мне шею, если бы удачно попал.
     Услышав ворчливый звук, идущий из ниши, расположенной высоко в темном
углу, мы направились к ней. Оттуда сначала  показалась  рука,  на  которой
недоставало двух пальцев, а затем я увидел половину лица, уставившегося на
меня. Были видны шрамы и голые кости в том месте, где должна была бы  быть
правая щека.
     Глазница правого глаза была на месте,  но  она  была  пуста.  Рот,  у
которого не хватало правой половинки, плотно не закрывался, что  создавало
впечатление вековой улыбки, которая была столь же ужасна на этом лице, как
стрижка пуделя на гиене.
     Некоторое  время  я  стоял  посреди  зала,  а  совет  старцев  решал,
очевидно, что со мной делать. Один из них до такой степени разозлился, что
плюнул в лицо толстяку, который тут же ответил обидчику, бросив  пригоршню
грязи. Вероятно, это послужило сигналом к окончанию обсуждения. Мои стражи
попятились, волоча меня за собой, и потащили в туннель, а оттуда  началось
мое новое путешествие по его извилистым проходам.
     Через некоторое время я оказался в каком-то длинном  коридоре.  Здесь
стояла каменная скамья, грубые полки висели на  стенах,  на  которых  я  с
содроганием заметил предметы, похожие на гробы. Все это освещалось тусклой
лампочкой, в свете  которой  я  заметил  на  полу  огромные  кучи  мусора,
издававшие булькающие звуки.
     Меня привязали за лодыжку, позволив сесть на пол. Плошка  с  какой-то
бурдой была предоставлена в мое распоряжение. Я понюхал ее  и  отставил  в
сторону, не до такой степени я был голоден, чтобы хлебать это пойло.
     Прошел еще час. Мне казалось, будто я чего-то жду. Моя охрана  сидела
в противоположном углу, пожирая скудные припасы.
     С удивлением я обнаружил, что отвратительный запах в  этом  помещении
не так уж беспокоит меня, видимо, я просто адаптировался к нему.
     Вскоре из угла коридора появилось еще одно существо и что-то  властно
прокричало. Мои охранники снова двинулись в путь.
     На этот раз мы шли вниз, сворачивая то вправо, то  влево.  Мы  прошли
через какие-то залы  и  вдруг  оказались  на  улице,  возле  лестницы.  Но
спускаться нам не пришлось, так как мои стражи  затолкали  меня  в  другую
дверь, и опять началось кружение  по  темным  коридорам.  Через  некоторое
время я с удивлением обнаружил, что мы  уперлись  в  тупик.  Страж  слева,
схватив меня за руку, подтолкнул к круглому отверстию в стене,  которое  я
заметил, только уткнувшись в него носом. Отверстие находилось  примерно  в
дюймах восемнадцати от пола и имело около двух футов в диаметре.
     Человек с огромным трудом мог протиснуться в него.
     Я уже понял, чего от меня хотят, и на мгновение заколебался. Это было
похоже на ловушку. Как знать, смогу ли  я  оттуда  выбраться?  Возможность
побега совсем уменьшалась, хотя я не был уверен, была ли она раньше.
     Удар по голове отбросил меня к стене.  Я  упал  на  спину.  Тот,  кто
ударил меня, стоял надо мной, собираясь  ударить  еще,  и  тут  уже  я  не
выдержал. Не думая о последствиях, я ударил его ногой.
     Он согнулся пополам и завизжал. Я вскочил, и мой второй удар пришелся
ему прямо в челюсть. Противник упал на пол и покатился по туннелю, вопя от
боли. Я торжествовал, но тут вторая  горилла  схватила  меня  и  буквально
затолкала в отверстие в стене. Не дожидаясь продолжения  драки,  я  быстро
вполз внутрь и сразу ощутил сырой холод и очень острый запах, напоминающий
запах выдержанного сыра. Я встал на колени, держа в руке пистолет,  решив,
что если кто-то из этих обезьян сунется сюда,  то  он  непременно  получит
пулю в лоб. Но они, очевидно, решили оставить меня  в  покое,  потому  что
через секунду я увидел их  тени,  исчезающие  в  конце  коридора.  Видимо,
приказ старейшин  запрещал,  во  всяком  случае  пока,  наносить  пленнику
увечья.



                                    4

     Обычно первое, что приходит в голову  человеку,  запертому  в  темной
пещере, - это желание обследовать помещение. Конечно, я  мог  выбраться  в
коридор, но вспомнил удары стражей, и кроме того, дороги к свету  мне  все
равно не найти. Поэтому пока (заметьте, пока) я решил остаться здесь.
     Я начал от входа. Сделал шаг фута три длиной и сразу же наткнулся  на
каменную стену. Вернувшись  к  исходной  точке,  я  сделал  шаг  в  другую
сторону, и вдруг из темноты услышал какой-то звук. Я остановился, застыв с
поднятой ногой, затаив дыхание и прислушиваясь.
     - Мен за па, - мелодичный тенор из темноты  произносил  бессмысленные
фразы. - Стам зи?
     Я сделал шаг назад. Пистолет все еще был у меня в руке.
     Тот, кто издавал эти звуки, имел преимущество.  Он  видел  меня,  ибо
стоял против входа, откуда падал слабый свет.
     При этой мысли я буквально упал на пол.
     - Бонжур, ами, - опять произнес голос. - Э ву...
     Кем бы ни был незнакомец, похоже, он тоже пленник. Язык,  на  котором
он говорил, не был похож на язык горилл, но тем не менее, я  не  испытывал
горячего желания броситься в его объятия. Снова раздался голос, и на  этот
раз я почти понял смысл. Акцент был ужасным, но это  был  почти  настоящий
шведский!
     - Может быть, ты англик? - спросил голос.
     - Может быть, - ответил я. - А кто вы?
     - О, хорошо! - акцент у незнакомца был похож на венгерский. -  Почему
поймать тебя они? Откуда приходил ты?
     Я отполз в сторону, чтобы на меня не падал свет.  Я  хотел  посветить
себе зажигалкой, но тут же понял, что это превратило бы  меня  в  отличную
мишень. Кто знает, что у этого парня в голове! В  этом  мире  всего  нужно
опасаться.
     - Не надо бояться меня, - произнес голос. - Я друг.
     - Я спрашиваю вас, кто вы? - повторил я. Мои нервы были на пределе. Я
был усталым,  голодным  и  избитым  немолодым  человеком.  И  разговоры  с
каким-то неизвестным голосом из темноты не могли успокоить мои нервы.
     - Сэр, я имею честь представить себя, - опять раздался  голос,  -  вы
говорите с полевым агентом Дзоком!
     - Что? Полевой агент?
     - Для того,  чтобы  мы  доверяли  друг  другу,  я  предлагаю  поближе
познакомиться, - сказал неизвестный Дзок. - Пожалуйста,  говорите  еще.  Я
смогу точнее идентифицировать вашу речь.
     - Я говорю по-английски, - сообщил я.
     - Английский? Ага. Теперь я постараюсь говорить лучше. Это  не  очень
хорошо знакомый мне язык, но я надеюсь, что мои  лингвистические  познания
не подведут. Они у меня - из самых полных, которых  только  могут  достичь
агенты класса  А.  Вы  меня  понимаете?  -  Сейчас  голос  звучал  гораздо
уверенней.
     - У вас получается прекрасно, - заверил я незнакомца и опять  изменил
свое  местонахождение,  перекатившись  по  полу.  Но,  не  зная   размеров
помещения, я перестарался и ударился о каменную стену головой.  Очнулся  я
внезапно, почувствовав, как чья-то рука коснулась моей груди.
     - Простите, старина, - голос звучал совсем рядом, - мне надо было  бы
вас предупредить. В первые дни  моего  пребывания  в  этом  склепе  я  сам
несколько раз проверял крепость этих стен ударами своего тела.
     Я сел и отправил пистолет назад в кобуру. Вряд  ли  в  этом  каменном
мешке несколько дней подряд мог находиться враг.
     Я потрогал ссадину на локте и взвыл от резкой боли.
     - Я вижу, вы повредили локоть, - сказал  мой  товарищ  по  камере.  -
Позвольте мне смазать его мазью.
     Я услышал шуршание, щелчок застежки. Вытащив свою зажигалку, я  зажег
ее и поднял вверх. И тут от удивления мой рот широко разинулся.
     Агент Дзок сидел, нахохлившись, в ярде  от  меня.  Он  отвернулся  от
яркого света, держа в руках  сумку.  Его  покрывала  короткая  шелковистая
красновато-коричневая шерсть. На нем была надета  не  очень  свежая  белая
униформа. Я увидел толстые руки, маленькую круглую головку,  темную  кожу,
длинный нос. Дзок повернулся ко мне, моргая желтоватыми  глазами,  широкий
рот раскрылся в улыбке, обнажая квадратные ровные зубы.
     - Свет чересчур яркий, - сказал он  своим  мелодичным  голосом.  -  Я
нахожусь так долго в темноте...
     Я погасил зажигалку.
     - Извините меня, - промямлил я - Все же, кто вы?
     - Похоже, вы немного испуганы, - сказал Дзок удивленно. - Вы, видимо,
никогда не встречались с представителями моей расы гуманоидов?
     - Знаете, у меня была довольно странная теория, что мы, гомо сапиенс,
являемся единственной разумной ветвью нашего семейства, - сказал я. -  То,
что я встретил этих ребят снаружи, было для меня потрясением. А теперь вы!
     - Понятно. Я думаю, что наши две ветви гуманоидов разошлись  в  своем
развитии на уровне начала плейстоцена. Хегруны несколько позже отделились,
примерно... в конце этого периода, скажем, полмиллиона лет назад.  -  Дзок
засмеялся.  -  Так  что  видите,  они  являются  более   близкими   вашими
родственниками,  чем  мы.  Хотя,  я  думаю,  эта  новость  вас  не   очень
обрадовала.
     Рука Дзока коснулась моего локтя, запахло чем-то  нежным.  Прохладная
масса мгновенно сняла боль.
     - Как им удалось поймать вас? - поинтересовался Дзок. - Я уверен, что
вы из группы, которую они захватили во время рейда.
     - Насколько я знаю, - я поморщился, хотя боли не чувствовал, - в этом
мире я единственный человек.
     Дзок показался мне довольно дружелюбным созданием, но  уж  больно  он
был волосат. А тут я еще узнал, что он отстоит от гомо сапиенс еще дальше,
чем хегруны.  Хотя,  если  разобраться  толком,  Дзок  больше  походил  на
мартышку, чем на гориллу.
     - Любопытно, - проговорил Дзок. - Обычно они берут в  плен  не  менее
пятидесяти человек. Думаю, что такой размер  группы  является  оптимальным
для необходимого анализа культуры, языка, науки и социального строя.
     - Необходимого для чего?
     - Для того, чтобы полнее  использовать  пленников.  Хегруны  являются
ловцами рабов.
     - Ловцами рабов?
     - Я думал вы догадались, ведь вас тоже поймали, - Дзок сделал  паузу.
- Но, может быть, вы относитесь к другой категории? Вы говорите, что  были
единственным, кого они взяли в плен?
     - А вы? - Я сделал вид, что не расслышал его вопроса. - Как вы попали
сюда?
     Полевой агент вздохнул.
     - Боюсь, что я был несколько неосторожным. Я наивно предполагал,  что
в этом скоплении народов мне удастся остаться  незамеченным.  Я  ошибся  -
меня мгновенно  обнаружили.  Я  был  избит,  препровожден  сюда,  представ
сначала перед трибуналом старцев. Но я сделал вид, что ничего не  понимаю.
- Вы что, знаете язык этих созданий? - перебил я его.
     - Естественно, мой дорогой друг. А как же иначе? Агент класса 4  вряд
ли чего-нибудь стоит без знания туземного языка.
     Я пропустил эту похвальбу мимо ушей.
     - Какие вопросы они задавали вам?
     - А, всякую ерунду! Некосмополитическим расам очень  трудно  общаться
на уровне общих знаний.  Основные  культурные  позиции  наших  цивилизаций
сильно отличаются друг от друга.
     - Но, по-моему, мы с вами прекрасно понимаем друг друга, - заметил я.
     - Да, не забывайте, что я все-таки  агент  4  класса  Власти!  И  нас
специально готовят для коммуникабельности.
     - Может быть, вы начнете с самого начала? - не вытерпел я. - О  каких
властях вы  говорите?  Как  вы  попали  сюда?  Откуда?  Где  вы  научились
английскому?
     К этому времени Дзок уже закончил врачевать мою рану. В ответ на  мои
вопросы он добродушно рассмеялся. Казалось, его ничуть не волнует то,  что
он находится в столь плачевном положении.
     - Можно, я буду отвечать на ваши  вопросы  по  порядку?  Подвигайтесь
ближе. Я нашел здесь сухое местечко  и  натащил  тряпья.  Кроме  этого,  я
думаю, вы захотите перекусить после той бурды, которую вам предлагали.
     - У вас есть пища? - изумился я.
     - Да. Это своего рода  НЗ.  Я  использую  его  очень  экономно.  Пищи
немного, но она весьма калорийна.
     Я перебрался к нему и  растянулся  на  спине,  приняв  из  рук  Дзока
капсулу величиной с наперсток.
     - Проглотите это, - сказал Дзок. - Это сбалансированный рацион на два
часа. Конечно, это концентрат, и будет он перевариваться не  менее  десяти
часов. А вот вода, - с этими словами он протянул мне глиняную чашку.
     Я сунул капсулу в рот и с трудом проглотил ее.
     - Ваше горло, наверное, немного шире, чем мое, - сказал я.  -  Ну,  а
теперь, когда мы насытились, может быть, перейдем к моим вопросам?
     - Ах да! Власть! В общем,  согласно  нашим  понятиям,  Власть  -  это
великое правительство  Сети,  которое  осуществляет  правление  над  всеми
параллельными мирами этого района, - Дзок замялся.
     Я слушал  и  представлял  себе,  как  воспримут  эти  новости  власти
Империума, если я вернусь, вернее, если будет куда возвращаться.
     Оказывается, существует даже не одна раса, путешествующая по Сети! По
крайней мере, теперь мне известны еще две расы!  Каждая  столь  же  чуждая
другой, как обе чужды мне. И они, включая и нашу, пытаются расширить  свои
территории.
     Дзок продолжил свой рассказ:
     - Естественно, работа в секторе  англиков  ограничена  по  совершенно
понятным причинам.
     - Каким же?
     - Наши ребята вряд ли могли бы долго быть незамеченными среди вас,  -
сухо ответил Дзок. - Поэтому мы очень мало внимания уделяем этому сектору.
     - Но вы были у нас?
     - Да. Но это только обычный обзор, и, естественно, только  в  нулевое
время.
     - Вы слишком часто повторяете слово "естественно", - заметил я. -  Но
продолжайте, продолжайте, я слушаю.
     - Карты этого района весьма схематичны. Мы знаем, что там  существует
довольно обширная пустынная область - Зона, как  мы  ее  обычно  называем,
внутри которой не существует никаких миров. Зона окружена довольно широким
спектром соотнесенных линий  вероятности.  И  все  они  имеют  один  общий
источник культуры, так называемое  Северно-Европейское  Техническое  Ядро.
Прямо  скажем,  довольно  примитивная  технология,  но   все-таки   первые
проблески просвещения начинают там возникать.
     Он продолжал описывать широкие просторы А-линий,  которые  составляли
сферу деятельности Власти. Я не стал обращать его внимание на неправильное
представление о полном отсутствии жизни в Зоне и на то, что существует еще
и третья раса, имеющая возможность путешествовать по Сети. Это все я решил
держать пока при себе.
     - Сфера  деятельности  Властей  постоянно  расширяется,  а  последние
пятнадцать столетий, - говорил агент,  -  довольно  значительно.  Конечно,
наши  уникальные  возможности  перемещений  по  Сети  накладывают  на  нас
определенную ответственность.  Теперь  мы  уже  преодолели  первоначальную
тенденцию  вмешиваться  во  все  дела  миров.  Власти  в  настоящее  время
осуществляют только политику поддержания мира и надзор  за  преступностью.
Плюс к этому получают также сырье и готовую продукцию.
     - Понятно, - кивнул я. Когда-то мне  уже  приходилось  слышать  нечто
подобное из уст Винтера, Рихтгофена и других - тогда  я  только  прибыл  в
Стокгольм 0-0.
     - Моя миссия, - продолжал Дзок, - заключалась в том, чтобы  выяснить,
кто  стоит  за  этими  рейдами  хегрунов.  Знали  бы  вы,  сколько  хлопот
доставляет Власти эта охота за рабами! Ведь они частенько заходят на  нашу
территорию! Я должен был на основании обследования выдать рекомендации  по
устранению этих  рейдов.  Но  похоже,  что  я  недооценил  хегрунов.  Меня
арестовали через четверть часа после прибытия.
     -  А  английский  вы  изучали  во  время  визита  в  наш  сектор?   -
поинтересовался я.
     - Я лично никогда не был в Зоне, но языковые библиотеки нашего Центра
имеют записи всех диалектов.
     - Ваши друзья знают, где вы находитесь?
     Дзок вздохнул.
     - Боюсь, что нет. Я хотел выслужиться.  Теперь  я  понимаю,  что  был
неправ, но уже поздно. Я представлял, как  вернусь  в  штаб  и  представлю
готовое решение. А вместо этого... Ну что ж, через  некоторое  время  они,
конечно, заметят мое отсутствие и займутся поисками. А тем временем...
     - Что тем временем? - забеспокоился я.
     - Я могу только надеяться, что мои друзья окажутся здесь раньше,  чем
придет моя очередь.
     - Ваша очередь для чего?
     - А вы разве не знаете, старина? Да,  конечно,  не  знаете.  Ведь  вы
раньше  никогда  не  слыхали  о  хегрунах.  И  не  знаете  их  языка.  Все
объясняется  недостатком  продуктов  в  их  мире.  Хегруны  -   каннибалы!
Пленники,  которым  не  удается   доказать   свою   полезность,   подлежат
уничтожению, а их тела идут в пищу.
     - И сколько же времени нам отпущено? - спросил я.
     - Я нахожусь здесь около... по вашим меркам, трех недель...  Когда  я
впервые попал в эту камеру, здесь  уже  находилось  двое  бедняг.  Парочка
рабов с низким уровнем интеллекта. Насколько я смог определить, они сидели
уже две недели. И вот только позавчера их  увели.  Думаю,  давали  обед  в
честь высокого начальства. Так что, мой друг, недели две мне отпущено.
     Я, кажется, начал понимать агента Дзока.  За  его  беззаботным  тоном
скрывался страх, что он может раньше времени оказаться в глотке хегрунов.
     - В таком случае, я  предлагаю  немного  поразмыслить  над  проблемой
дальнейшего пребывания здесь, - заметил я.
     - У меня есть кое-какие идеи относительно  этого,  -  кивнул  головой
Дзок, - но это потребует усилий двух человек.
     - В чем же заключается ваш план?
     - Нас охраняют двое  хегрунов,  которые  находятся  в  коридоре.  Нам
необходимо будет заманить одного из них сюда и расправиться с ним.  Думаю,
это будет не слишком трудно.
     - А как же второй?
     - Это несколько сложнее, но тоже вполне выполнимо. Я здесь  припрятал
кое-что  из  моего  снаряжения.  Кроме  того,  по   памяти   я   нарисовал
схематический план этого храма. Нам  важно  преодолеть  около  двух  сотен
ярдов, прежде чем мы попадем в  боковой  проход,  который  я  наметил  для
побега. Будем надеяться, что не встретим на протяжении этих длинных  ярдов
ни  одного  хегруна,  так  как  ваша  маскировка  не   выдержит   близкого
рассмотрения.
     - Маскировка? - Мне казалось, я вижу кошмарный сон  алкоголика.  -  А
под кого я буду маскироваться? Дракулу или Человека-Волка?
     Голова у меня кружилась, глаза слипались. Я  свернулся  калачиком  на
куче тряпья. Голос Дзока доносился как бы издалека.
     - Отдохните как следует, а я все приготовлю. Только  после  этого  мы
осуществим свой план.
     Я проснулся от звука голосов - визгливых и сердитых. Я сел,  протирая
глаза. Дзок сказал что-то миролюбивым тоном, и в ответ раздался  писклявый
голос, больше похожий на крик рассерженной крысы, чем на  голос  разумного
существа. Я почувствовал запах хегруна. Даже в затхлом воздухе камеры вонь
рассерженного гориллообразного человека не  давала  дышать.  Туземец  влез
внутрь нашей камеры, что меня поразило.
     - Лежите тихо и не издавайте ни звука, англик, - сказал Дзок  тем  же
спокойным и тихим голосом, которым он обращался к хегруну. - Это пришли за
мной, похоже, что мое время истекло.
     Дзок сказал что-то визгливо. Хегрун заворчал и сплюнул. Я увидел, как
протянулась его рука. Увидел, как Дзок нагнулся и сильно ударил охранника.
Тот заворчал, пошатнулся, но руки не отнял. Я вскочил  на  ноги,  пистолет
выскочил из кобуры и лег на ладонь. Не  медля  ни  секунды,  я  выстрелил.
Хегрун покачнулся и повалился на пол. С полминуты он  судорожно  корчился,
издавал странные завывания, но вскоре затих. Я вытер лицо  и  почувствовал
запах крови. Повернувшись к Дзоку, я увидел, что он лежит,  распластавшись
на полу и держась за руку.
     - Вы обманули меня, англик, - прошептал он. - Но это  было  чертовски
хорошее представление. Оказывается, у вас есть оружие.
     - Не надо лишних слов, - потребовал я. -  Может  быть,  мы  попробуем
осуществить наш план?
     - Этот зверь сломал мне руку, - покачал головой Дзок. - Чертовски  не
повезло. Наверное, вам придется попытать счастья самому.
     - Не выдумывайте. Я помогу вам. Что нужно сделать?
     Дзок издал приглушенный звук, похожий на смешок.
     - А вы сильнее, чем казались  ранее.  Это  хорошо,  что  у  нас  есть
оружие, англик. Вот что нужно сделать...
     Двадцать минут я  потел  над  фантастической  маской,  которую  можно
увидеть только в кошмарном сне. Дзок напялил на меня упряжь  из  тряпичных
полос, на которых до этого мы спали. К концам этих  полос  были  привязаны
пучки волос, которые, свисая, прикрывали мое тело. Как объяснил мне  Дзок,
он давал часть своей пищи сокамерникам, которые за это отдавали ему волосы
со своего тела. Используя клей из НЗ, он собрал  этот  гротескный  костюм,
который сейчас висел  на  мне,  прикрывая  колени  и  полностью  скрадывая
фигуру.
     - И вы надеетесь, что эта маскировка введет в заблуждение хегрунов? -
засмеялся я. - Да она не обманет даже идиота на расстоянии ста ярдов, даже
при плохом освещении.
     Но агент Дзок не слушал меня. Он засовывал остатки своего НЗ под  то,
что осталось от его униформы.
     - Вы выглядите достаточно мощным и волосатым, - проговорил он. -  Это
самое лучшее, что можно предпринять в наших условиях.
     Я  надеюсь,  что  никто  не  будет  к  вам  присматриваться   слишком
пристально. А теперь пошли.
     Дзок двигался впереди, прижимая поврежденную  руку  к  груди,  но  не
издавая ни звука.
     Высунув голову из нашей норы, Дзок повернулся ко мне и прошептал:
     - Никого нет. Должно быть, наш  второй  часовой  совершает  небольшой
променад.
     Я вылез и с удовольствием вдохнул всей  грудью  воздух,  который  был
здесь не таким жарким и вонючим, как в нашей камере.
     Свет в коридоре был выключен, и только слабое мерцание стен и потолка
позволили нам хоть немного ориентироваться в лабиринте туннелей. Через сто
футов дорога, по которой мы шли, свернула  влево  и  вверх.  Часовой  был,
вероятно, где-то впереди.
     Дзок медленно шел первым. Неожиданно он остановился и прислушался.
     - Черт побери, оказывается, их двое, - прошептал он.
     Я попытался что-то услышать, но тщетно. Мне оставалось только ждать и
чувствовать, как пот вытекает из всех  пор  моего  тела,  спрятанного  под
нарядом из дурно пахнущих волос и кожи.
     - О, - прошептал через некоторое  мгновение  Дзок,  -  один  из  них,
кажется, уходит. Должно быть, это смена караула.
     Я кивнул. Дзок подмигнул мне. Затем громким хриплым голосом, подражая
интонациям хегрунов, он что-то прокричал. Подождав немного и приказав  мне
считать до десяти, он быстро пошел вперед по туннелю. Я  стоял  и  считал.
Исчезая за поворотом,  Дзок  обернулся,  прокричал  еще  что-то  на  языке
хегрунов и пропал. Я все еще продолжал считать. Через мгновение я услышал,
как часовой-хегрун что-то громко спросил у подходящего к нему Дзока и  как
тот что-то ответил.
     - Пять, шесть, семь...  -  продолжал  я  счет.  Хегрун  снова  что-то
спросил, и голос его на этот раз звучал злее.
     - ...девять, десять...
     Я набрал полные легкие воздуха, попытался изобразить нечто похожее на
походку хегрунов и шагнул за угол. Футах в десяти от  меня  под  лампочкой
стоял Дзок,  размахивая  здоровой  рукой  и  указывая  на  меня  часовому,
который, услышав шум шагов,  повернулся  в  мою  сторону.  Дзок  продолжал
что-то говорить, он подскочил к часовому, но  хегрун,  сделав  шаг  назад,
поднял для удара руку.  В  последний  миг  Дзок  успел  увернуться.  Я  же
продолжал двигаться  вперед,  подходя  все  ближе  и  ближе  к  ним.  Дзок
проскользнул  за  спину  часового.  Я  напряг  мускулы  руки,  и  пистолет
скользнул  в  нее.  И  тут  часовой,  видимо,  разглядел,   кто   к   нему
приближается. Он бросился на меня, размахивая каким-то  оружием.  Я  нажал
спуск, и пуля ударила в широкую грудь  хегруна,  вырвав  клок  шерсти.  Он
остановился, как будто  наткнувшись  на  невидимую  ограду,  покачнулся  и
рухнул на пол с шумом сраженного наповал слона. Я бросился  к  часовому  и
убедился, что он мертв.
     - Ну, что ж, пока  все  идет  хорошо,  -  усмехнулся  Дзок,  когда  я
поднялся. - У вас неплохое оружие. Вы, люди, весьма искусны в изготовлении
всякого оружия. Думаю,  что  это  является  результатом  вашей  физической
хрупкости...
     - Полагаю, мы проанализируем мои физические качества немного позднее,
- перебил я его. - Что делать дальше?
     - Ну, теперь нам ничто не преграждает  путь  к  мусорному  люку.  Это
отсюда недалеко.
     - Пошли!
     Мы пошли по боковому ответвлению туннеля, затем поднялись по  крутому
пандусу и свернули в более широкий проход,  наполненный  запахом  гниющего
мусора.
     - Здесь рядом кухня, - прошептал Дзок. - Осталось совсем немного.
     Я услышал громкие голоса. Похоже, что хегруны не умеют  разговаривать
тихо. Прижавшись к шероховатым стенам, мы  ждали.  Две  неясные  фигуры  с
покатыми плечами показались из-за двери кухни и двинулись туда, откуда  мы
только что пришли.
     Дзок потянул меня вперед. Еще через два прохода мы, наконец,  подошли
к мусорной камере. Я усмехнулся про себя, когда подумал, что мог бы сейчас
свободно получить степень бакалавра по специальности определения различных
вонючих веществ.
     Потолок снизился.
     - Похоже, что над нами крыша, -  пробурчал  я.  -  Должно  быть,  эти
хегруны натащили сюда сначала кучи камней, а потом уже возвели  стены  под
крышей.
     - Именно так оно и было, - заметил Дзок. - Может быть, это не  совсем
правильно, но не забывайте, что это общество, где рабочая сила в изобилии,
а изящество архитектуры не играет никакой роли.
     - Ну что, в какую сторону теперь, вверх или вниз?
     Дзок оглядел меня, как тренер  по  боксу,  отбирающий  бойца  в  свою
команду.
     - Вверх, - наконец выпалил он. - Ты что, думаешь, что сможешь одолеть
эту стену?
     - Ничего я не думаю, - отрезал я. - Мне придется это просто  сделать.
Ясно? А  вот  как  ты  со  своей  рукой?  -  На  фамильярность  я  отвечаю
фамильярностью!
     - Я? О, это ничего. Буду только немного неуклюж, но это  не  помешает
делу. Ну что, пошли?
     И он протиснулся вперед. Скоро он исчез из  виду,  и  я  почувствовал
себя очень одиноким. Вдруг послышался шум шагов и голоса -  кто-то  шел  в
нашу  сторону.  Я  боком  протиснулся  в  проем,  в  котором  исчез  Дзок.
Подтянувшись на руках, я выглянул наружу.
     Моя голова окунулась  в  ночную  прохладу,  в  черном  небе  блестели
звезды, во тьме угадывались смутные очертания зданий.
     - Что вас задержало? - спросил Дзок.
     - Я бросил прощальный взгляд на нашу тюрьму. А  теперь  помогите  мне
избавиться от этого костюма.
     Вдвоем мы быстро сбросили мой  камуфляж,  который  к  этому  времени,
похоже, собрал на себя весь мусор и грязь храма. Дзок же не  мог  сбросить
свою униформу - поэтому он выглядел еще хуже, чем я. Его волосяной  покров
стал липким, волосы свалялись и пахли кислятиной.
     - Когда я попаду домой, - сказал он, - я приму  самую  долгую  ванну,
которую только можно принять в моем городе Дзай.
     - Присоединяюсь к вам, - буркнул я. - Только бы  нам  удалось  отсюда
выбраться!
     - Чем скорее мы начнем осуществлять свои план,  тем  быстрее  мы  это
сделаем, - заметил Дзок и направился к мостику, переброшенному на соседнюю
крышу.
     Спустя три  четверти  часа,  получив  несколько  синяков  и  царапин,
претерпев падение с высоты пятнадцати футов и несколько других  неприятных
моментов, мы оказались, наконец, на сумеречной аллее.
     - Это место было бы раем для археологов, -  пробормотал  я.  -  Здесь
можно найти все, начиная от циновок,  сплетенных,  очевидно,  еще  первыми
обитателями этого города,  и  кончая  шкурками  вчера  очищенных  фруктов,
валяющимися повсюду.
     Дзок в это время открывал какой-то пакет, который он нес под одеждой.
Я помог прикрепить ему полоски кожи  и  побрякушки,  которые  принадлежали
хегруну, убитому в камере. Похоже, опять нам понадобилась маскировка.
     -  Мы  распределим  роли  так,  -  сказал  наконец  Дзок,  -  я  буду
стражником, и если кто-нибудь остановит нас, то я всегда могу объясниться.
Вы же возьмете на себя роль пленника и проводника одновременно. Вы еще  не
забыли, где находится... где остался шаттл? (Он использовал другое  слово,
но я понял). Вы говорили, что он не более, чем в полумиле отсюда?
     - Да, примерно так. Если он все еще там.
     Мы пошли вдоль аллеи, параллельной главной улице,  ведущей  к  храму.
Дорога петляла то вправо,  то  влево.  Через  полчаса  ходьбы  я  попросил
передышки.
     - Эта аллея петляет, - заметил я, - и у меня возникает опасение,  что
мы можем потерять ориентацию. Думаю,  нам  необходимо  рискнуть  выйти  на
главную улицу. По крайней мере, там бы я смог сориентироваться.
     Дзок кивнул, и по боковому переулку мы вышли на главную улицу города.
Оглядевшись, я понял, что мы находимся почти  у  цели  и  сказал  об  этом
Дзоку. Он же предложил пройти к станции боковыми переулками.
     В конце концов, нам удалось добраться до шаттла, пережив по дороге  к
нему немало злоключений. Это и погоня,  которую  организовали  хегруны,  и
стычка с ними, в которой одного из них пришлось прихлопнуть. Уже когда  мы
забрались в машину, нас ждала еще одна неприятность, о  которой  я  забыл:
рычаг управления был сломан, и Дзоку пришлось его спешно ремонтировать.
     Но вот шаттл ожил, загудел, и мы,  вконец  измученные,  стартовали  в
неведомое.



                                    5

     Дзок лежал на том же месте, куда я его оттащил - в густой  траве  под
высоким деревом. Он дышал часто и неглубоко.
     Шаттл стоял футах  в  пятидесяти  от  нас,  у  обломка  скалы,  из-за
которого выглядывала, задумчиво почесываясь,  серая  обезьяна  размером  с
шимпанзе. Свою одежду и одежду Дзока я расстелил на траве,  предварительно
прополоскав ее в ближайшем ручье. Затем я осмотрел свои раны,  которые,  к
счастью, оказались ссадинами, царапинами и синяками.
     Агент зашевелился, повернулся  на  бок  и  застонал,  навалившись  на
забинтованную руку. Глаза его открылись.
     - Поздравляю с освобождением, - сказал я.
     Он снова застонал и облизал бледным языком тонкие почерневшие губы.
     - Как только вернусь домой, тут же подам в отставку, -  прохрипел  он
и,  устроившись  поудобнее,  стал  баюкать  свою  раненую  руку.  -  Такое
впечатление, что это не моя рука, - попытался усмехнуться Дзок.
     - Может быть, я могу чем-нибудь вам помочь?
     Он отрицательно покачал головой.
     - Где мы находимся, англик?
     - Между прочим, меня зовут Байард, - сказал  я.  -  Что  же  касается
того, где мы, то вы должны знать это лучше меня.  Я  обшарил  окрестности,
пока вы были без сознания, и ничего не нашел. В течение пяти часов  я  вел
шаттл, но потом в нем что-то сломалось, и мы вынырнули здесь.  От  вас  не
было никакой помощи, похоже, что вы были в гораздо  худшей  форме,  чем  я
думал.
     Дзок кивнул и произнес:
     - Да. Все правильно. Физически и духовно я был истощен.
     Во-первых, меня трижды почти до потери сознания избивали,  во-вторых,
мои питательные таблетки были на исходе,  и  мне  пришлось  всю  последнюю
неделю сидеть на ограниченном рационе.
     - Но послушайте, как же вам удавалось все  это  проделать  -  бежать,
драться, ползти - со сломанной рукой?
     - В этом почти нет моей заслуги, старина. Все дело в неиспользованных
резервах моего организма. А потом еще немного самогипноза.
     Он огляделся вокруг:
     - Симпатичное местечко. Вы не  обнаружили  во  время  разведки  наших
бывших хозяев?
     - Пока нет. Прошло более четырех часов со времени приземления. Думаю,
нам не стоит опасаться погони. Судя по  тому,  что  мы  о  них  знаем,  их
владение техникой перемещения по Сети очень слабое, и поэтому вряд ли  они
нас найдут.
     Дзок посмотрел на изломанную скалами линию горизонта и спросил:
     - Как же вам удалось  сориентировать  шаттл?  Или  же...  постойте...
Похоже, что мы оказались где-то в дебрях.
     Я покачал головой.
     - Эти скалы, - я показал на возвышавшиеся вдали вершины, - производят
вблизи довольно неприятное впечатление. Мне  показалось,  что  они  чем-то
похожи на развалины человеческого жилья. Хотя ничего определенного сказать
нельзя. Может быть, это игра природы.
     - Да, - кивнул Дзок. - Каким бы путем ни двигаться по  перемещающимся
мирам, изменения прогрессивны.  Лужа  всегда  становится  прудом,  пруд  -
озером, озеро - болотом, с живущими в нем двадцатифутовыми змеями. Деревья
всегда растут вверх и вширь. Расцветают и плодоносят. Старятся и погибают.
В энтропической цепи нет  разрыва,  исключая,  конечно,  такие,  вызванные
человеком, аномалии, как Зона Поражения.
     - Вы догадываетесь, куда нас занесло?
     Серая обезьяна на верхушке скалы подозрительно поглядывала на меня.
     - Позвольте мне немного собраться с силами.
     Дзок закрыл глаза и сделал несколько сильных вдохов:
     - Я должен ввести свое  сознание  в  мнемоническое  состояние,  иначе
нельзя будет определиться во времени и пространстве.
     Я ждал. Его дыхание восстановилось. Глаза открылись.
     - Порядок, - наконец произнес он. - Все не так уж и плохо.  Насколько
я понимаю, мы находимся в шести часах  езды  от  административного  центра
Зай.
     Он сел, потом с трудом встал на ноги.
     - Надо двигаться. Предстоит большая работа, нужно привести в  порядок
приборы. Не очень-то приятно двигаться с поломанными приборами.
     Он задумчиво уставился на меня.
     - Я хотел бы задать вам один  вопрос,  англик.  Послушайте,  как  вам
удалось управлять шаттлом?
     - Я открою вам небольшую тайну, Дзок. Дело в том, что я тоже  кое-что
понимаю в управлении шаттлом.
     Он  выжидающе  смотрел  на  меня.   В   его   взгляде   чувствовалась
осторожность.
     - Дело  в  том,  -  продолжал  я,  -  что  ваша  администрация  -  не
единственная сила, обладающая контролем над Сетью. Я представляю Верховное
Правительство Империума.
     Дзок кивнул.
     - Хорошо, что  вы  сами  сказали  мне  об  этом,  Байард.  Это  будет
способствовать установлению взаимного доверия.
     - Вы что, об этом догадывались?
     - Да. Я установил это еще там, в камере, во время нашего  совместного
пребывания в плену. Небольшой гипноз, и все стало  ясно.  Кроме  этого,  я
влиял  на  выбор  ваших  поступков.  Нет,  нет,  ничего  вредного.  Просто
некоторое смягчение вашей тревоги плюс, конечно,  команда  следовать  моим
указаниям.
     Мы  обменялись  пристальными  взглядами.  На  моем   лице   появилась
сардоническая усмешка.
     - Для меня большое облегчение слышать подобные  речи  от  вас,  Дзок.
Теперь я не буду чувствовать перед вами вину,  особенно  после  того,  как
немного поработал над вами, пока вы были без сознания.
     На мгновение он испугался, но уже через секунду сумел  взять  себя  в
руки.
     - Мне очень жаль огорчать вас, старина, но я хорошо защищен от такого
рода вещей, - выпалил он, однако вид у него был озабоченный.
     Я кивнул:
     - Я тоже!
     Неожиданно он  рассмеялся.  Его  похожая  на  пушечное  ядро  голова,
казалось, раскололась в улыбке, открывшей, по меньшей мере, тридцать шесть
зубов. Он согнулся в приступе хохота, сделав шаг ко мне.
     Я отступил.
     - У вас очень заразительный смех, Дзок. Но  он  не  настолько  хорош,
чтобы я позабыл обо всем и позволил подойти ко  мне  на  расстояние  ближе
вытянутой грабли!
     Он выпрямился, усмехнулся на этот раз совсем невесело.
     - Я уверен, что мы могли бы договориться, - продолжал я. - Только  не
надо впредь испытывать на мне эти трюки для начинающих.  Я  их  достаточно
хорошо изучил.
     Он поджал свои тонкие губы:
     - Я все думаю, почему вы остановились здесь? Почему вы  не  двинулись
дальше по Сети и не оказались под защитой своей собственной базы,  пока  я
был без сознания?
     -  Я  уже  вам  говорил  об  этом.  Дело  в  том,  что  я   не   смог
сориентироваться. Эта территория мне незнакома, а на борту этой машины нет
никаких карт Сети.
     - Ага. И теперь вы ждете, что я доставлю вас домой, а себя поставлю в
положение, когда мне...
     - Просто вы должны помочь привести шаттл в порядок, - перебил я  его.
- А уж домой я сам постараюсь добраться.
     Он покачал головой.
     - Я по-прежнему сильнее вас, англик. И это несмотря на мою  сломанную
руку и физическое истощение. Не  вижу,  как  вам  удастся  заставить  меня
сделать это.
     - Не забывайте, что у меня есть оружие, - улыбнулся я, - и  владею  я
им весьма недурно.
     - Да. Но думаю, это вряд ли вам поможет. Моя смерть поставит точку  и
на вашей жизни! - он широко улыбнулся. Складывалось  впечатление,  что  он
получает удовлетворение от всего происходящего.
     - Давайте я лучше доставлю вас к нам в центр, а уж  там  позаботятся,
чтобы вы немедленно получили необходимую помощь, - предложил он.
     - Я уже имел счастье изведать "волосатое" гостеприимство, - покачал я
головой, - и больше к нему не стремлюсь.
     Дзок обиженно скривился:
     - Надеюсь, вы не станете смешивать нас, австралопитеков, с  какими-то
хегрунами, лишь потому, что тела у нас покрыты волосами.
     - А вы можете гарантировать мне функционирующий  шаттл  и  координаты
моего мира?
     - Ну, - он развел руками. - Я не уполномочен, - от боли в  поломанной
руке он охнул.
     - Подумайте о том, в каком положении вы оказались бы,  оставь  я  вас
здесь!
     - Я активно сопротивлялся бы такой попытке.
     - И потерпели бы поражение!
     - Возможно. Но, с другой стороны, я был бы слишком  ценным  пленником
для вашего Империума, поэтому уж лучше умереть, сопротивляясь.
     Он напрягся, как будто был уже готов  оказать  мне  сопротивление.  А
этого я совсем не хотел.
     - Я готов сделать вам еще одно предложение, - быстро сказал я.  -  Вы
даете мне слово офицера Администрации,  что  мне  будет  дана  возможность
связаться с соответствующими высокопоставленными чиновниками в  Зай,  а  я
даю свое согласие сопровождать вас.
     - В этом я могу вас  заверить.  Гарантирую  вам  также  самый  теплый
прием.
     - Значит,  договорились.  -  Я  сделал  шаг  вперед,  протянул  руку,
стараясь выглядеть не очень озабоченным.
     Дзок сначала не понял моего жеста, но затем пожал руку.
     Его ладонь была горячей, сухой и жесткой, словно собачья лапа.
     - Пустая рука, - пробормотал он, - без оружия. Замечательный символ!
     Он снова широко улыбнулся:
     - Я рад, что мы договорились. Похоже, вы  достойный  парень,  Брайан,
хотя, - его улыбка несколько поблекла, - у  меня  такое  чувство,  что  вы
каким-то образом обвели меня вокруг пальца. Не  знаю,  каким  образом,  но
чувствую это.
     - Я ломал голову, как уговорить вас отправить меня в Зай, - сказал я,
улыбаясь в ответ. - Спасибо, что помогли решить эту задачу.
     - Хм-м. Должно быть, что-то случилось дома, а?
     - Это еще мягко сказано.
     Он нахмурился.
     - Ладно,  мне  нужно  работать.  А  вы  пока  расскажите-ка  мне  все
поподробнее.
     Через час, ободрав  костяшки  пальцев  и  получив  удар  током,  Дзок
наладил шаттл. Он сел за пульт управления и, повернувшись ко мне, спросил:
     -  Скажите,  Байард,  тот  странный  свет,  о  котором  вы  говорили,
появляется  даже  в  тех  местах,  куда  не  могли  попасть  лучи  обычных
источников света?
     - Именно так, какое-то призрачное голубоватое свечение.
     - В вашем рассказе есть целый ряд моментов, которые я никак  не  могу
объяснить, - заметил, наконец, Дзок. - Но что касается эффекта  света,  то
мне совершенно ясно, что вы были мгновенно перемещены на  нулевой  уровень
времени.  Хегруны  обожают  действовать  на  этом  уровне.  Видимый   свет
возникает при  определенных  эманациях,  вызванных  вследствие  осцилляции
элементарных частиц при сильно пониженном энергетическом уровне.  Частично
такую реакцию вызывает деятельность глазного нерва. Замечали  ли  вы,  что
этот свет, в основном, исходит только от металлических поверхностей?
     - Я бы не сказал.
     Дзок, нахмурившись, покачал головой.
     - Для того, чтобы перенести тело через энтропийный  порог,  требуется
фантастическая  энергия.  Гораздо  большая,  чем  для  перемещения   через
А-линии, например. Вы говорите, что оказались там без всякой  механической
помощи?
     Я кивнул.
     - А что это за нулевое время?
     - О, это очень сложное понятие, - Дзок внимательно следил за  работой
приборов, снимая их показания и  занося  данные  в  записную  книжку.  Как
эксплуатационник шаттла он был на голову выше меня.
     - При нормальных условиях мы движемся в  направлении,  которое  можно
для удобства назвать перемещением вперед. Перемещаясь по Сети, мы движемся
перпендикулярно этому вектору,  то  есть,  иными  словами,  в  сторону.  А
нулевое время... Ну, представьте себе,  что  оно  расположено  под  прямым
углом к обоим векторам.
     Это безжизненный континуум, в котором энергия течет странным образом.
     - Тогда, выходит, это не город преобразился, а я сам? Выходит, что  я
вышел из своего  нормального  континуума  и  попал  в  состояние  нулевого
времени?
     -  Именно  так,  -  сочувственно  поморгал  Дзок.  -  Я   могу   себе
представить, в каком состоянии вы находились, думая иначе.
     - Теперь я начинаю  понимать  случившееся,  -  сказал  я.  -  Хегруны
изучают Империум из нулевого времени, готовясь к вторжению. И  их  техника
гораздо сильнее, чем та, что имеется у нас.
     Поэтому нам понадобится помощь. Как вы думаете, Дзок, окажет  нам  ее
ваша администрация?
     - Я не знаю, Байард, - почти по-человечески пожал плечами Дзок. -  Но
будьте уверены, я сделаю все, что будет зависеть от меня.
     Я спал беспокойным сном прямо на полу  возле  пульта  управления,  но
Дзок разбудил меня.  Встав  за  его  спиной,  я  уставился  на  экран.  Мы
находились теперь  среди  витых  башен  и  минаретов  -  розовых,  желтых,
светло-зеленых, устремленных в ясное утреннее небо.
     - Боже, как прекрасно! - только и мог вымолвить я. Но тут же рассудок
взял верх, и я задал сокровенный вопрос:
     - А где ваш дом, Дзок? Уже близко?
     - О, башни Зая! -  почти  пропел  Дзок.  -  Ничто  не  может  с  ними
сравниться!
     - Хочется надеяться, что и прием будет соответствующим, - буркнул я.
     - Послушайте, Байард, - нерешительно  начал  Дзок,  -  я  должен  вам
что-то сказать. Э-э... откровенно говоря, у  наших  чиновников  существует
предубеждение против представителей гомо сапиенс. Предубеждение, возможно,
безосновательное, но с ним все же придется считаться.
     - Что? Предубеждение? - это меня сильно  задело.  -  И  что  лежит  в
основе этого недоброжелательного отношения?
     - Определенные расовые  черты.  У  вас  репутация  жестоких,  любящих
насилие, существ.
     - Понимаю. Мы не столь нежны и мягки, как хегруны, например.  Но  мне
хотелось бы задать вам один вопрос, Дзок. Не могли бы вы  припомнить,  кто
это ввязался в драку с хегрунами и овладел шаттлом,  на  котором  мы  сюда
прибыли? А?
     - Да, да, и у нас есть  некоторая  воинственность.  Но  вы,  наверное
заметили, что даже хегруны стремятся скорее захватить в плен, чем убить, и
хотя они жестоки, это жестокость равнодушия, а не ненависти. Я видел,  как
вы пнули одного из них, когда вас бросили в камеру. Заметили ли вы, что он
даже не попытался дать вам сдачи?
     - Любой начнет мстить, если с ним обращаться жестоко.
     - Но только вы, сапиенсы, систематически истребляли все другие  формы
гуманоидной жизни в своих естественных континуумах. - Дзок  теперь  слегка
разволновался. - Вы, лишенные волосяного покрова, в каждой линии,  где  вы
существуете  -  обитаете   в   одиночестве!   Давным-давно,   при   первом
столкновении "лысого"  человека  с  нормальными  волосатыми  антропоидами,
движимые чувством  стыда  за  свою  наготу,  вы  начали  уничтожать  ваших
"волосатых" братьев. И  даже  сегодня,  после  стольких  лет,  вы  окутаны
древним комплексом вины и стыда, связанным с этим истреблением  ни  в  чем
неповинных существ.
     - Так что? Вы считаете нас, наше нынешнее поколение ответственным  за
то, что случилось или могло случиться тысячи лет назад?
     - В моей части мира, - пожал плечами Дзок, - мирно  сосуществуют  три
человеческие расы.  Мы,  австралопитеки,  если  использовать  наш  термин,
родезианцы, отличные работники, сильные и трудолюбивые, хотя и не  слишком
умные, и пекинезы - производные, вы, наверное, знаете - синелицые  ребята.
Мы живем вместе в полной гармонии. Каждая группа живет в своем  социальном
секторе и каждая вносит свой вклад в нашу общую культуру.  Тогда  как  вы,
сапиенсы, живете одни, а остальных уничтожаете.
     - А как же я, Дзок? Я тоже кажусь вам  маньяком-насильником?  Я  что,
отнесся к вам с отвращением?
     - Ко мне? - Дзок пораженно уставился  на  меня,  но  через  мгновение
расхохотался: - Кто? - он снова зашелся в смехе.
     - Что вас так рассмешило, Дзок?
     - Вам с вашим  бедным  голым  лицом,  вашими  хилыми  конечностями  и
дегенеративным телосложением, еще  нужно  преодолевать  ваше  естественное
отвращение ко мне? - Он чуть не падал с кресла.
     - Ну, если я и чувствовал отвращение, то у меня  хватало  тактичности
не показывать этого, - обиженно проговорил я. - Не забывайте, что  с  моей
точки зрения вы выглядите довольно... необычно.
     Дзок умолк и взглянул на меня примирительно.
     - Да, это так, - признался он. - И ты перевязал мне руку  и  выстирал
мне форму.
     - И умыл твою старую несчастную рожу, не так ли?
     Дзок улыбнулся теперь почти пристыженно.
     - Прости, старина, меня, похоже, немного занесло в сторону.
     Я махнул рукой.
     - Все эти разговоры, - продолжал он, - просто  чушь.  Забудь  о  них,
Байард. Надо судить о человеке по его поступкам, не так ли? Но сколько  же
еще у нас  чиновников,  которые  не  могут  избавиться  от  своих  расовых
предрассудков!
     Он нерешительно протянул мне руку.
     - Пустая рука, без оружия, а? - Он  улыбнулся  и  пожал  руку.  -  Ты
хороший парень, Байард, - проговорил Дзок. - Если бы не ты, я все еще гнил
бы в этой страшной камере.  Я  всегда  буду  помнить  об  этом  и  поэтому
постараюсь, насколько это будет в моих силах, помочь тебе.
     Он нажал на рычаг управления, переключил реле  перехода  в  нерабочее
состояние, и шум генераторов поля стих. Дзок обернулся ко мне:
     - Вот мы и прибыли. Этот  день  может  оказаться  знаменательным  для
наших рас.
     Мы вышли на широкий простор площади, окруженной деревьями,  с  яркими
геометрическими клумбами и  фонтанами,  искрящимися  в  лучах  солнца.  По
площади бродили тысячи австралопитеков, прогуливающихся и спешащих куда-то
с важным видом, который был отличительной чертой чиновников  не  только  у
нас, но и, как видно, здесь. Не странно ли?
     Одни были одеты в струящиеся балахоны, похожие на арабские  джеллабы,
на других были только разноцветные панталоны и куртки. То там,  то  тут  в
толпе мелькала белая форма агентов. Наше  неожиданное  появление  в  самой
гуще толпы вызвало небольшое замешательство, но мой вид вызвал у них ропот
негодования.  Я  заметил,  как  морщатся  носы  у  одних,  как   враждебно
поглядывают на меня другие. Кто-то что-то  крикнул  Дзоку.  Он  ответил  и
крепко взял меня за руку.
     - Извини, Байард, - пробормотал он.
     Дзок помахал рукой небольшому  самолетику,  кружившему  над  нами.  Я
подумал, что это вертолет, но  потом  заметил,  что  у  него  нет  несущих
винтов. Аппарат начал  снижаться,  выпустив  большой  прозрачный  парашют.
Похожий на Дзока пилот, блеснув рядом прекрасных зубов, посмотрел на меня.
Челюсть у него прямо-таки отвисла.
     Он что-то пробормотал Дзоку, который ответил  ему  и,  взяв  меня  за
руку, направился вперед.
     - Не обращай на него внимания, Байард. Что взять с простого человека?
     - О, не беспокойся, старина. Я ведь не понимаю,  что  он  говорит,  -
постарался рассмеяться я, но плохие предчувствия уже начали донимать меня.
     Пилот  остановил  нас,  что-то  горячо  доказывая  Дзоку.  Тот  молча
выслушал, кивнул головой и снова повел меня к самолетику.
     Я взобрался  на  сидение,  обтянутое  кожей.  Дзок  уселся  рядом  и,
похлопав летчика по спине, что-то сказал, очевидно, давая адрес.
     - Похоже, что наше приключение не  так  уж  и  плохо  закончилось,  -
удовлетворенно сказал он, откидываясь  на  спинку  кресла.  -  Возвращаюсь
целым и невредимым - более или менее  -  с  захваченной  машиной  и  самым
удивительным... гостем. Разве это не удача?
     - Я рад, что ты не сказал "пленником", - с горечью  констатировал  я,
глядя на великолепную панораму парков и площадей, быстро проплывавшую  под
нами. - Куда мы направляемся, Дзок?
     - Мы едем в штаб Администрации. Мой отчет  требует  незамедлительного
доклада. Да и ты тоже спешишь, не так ли?
     Говорить, похоже, больше было не о чем.  Я  разглядывал  проплывающий
внизу город, наблюдал, как растет, приближаясь, высокая  белая  башня.  Мы
направлялись, очевидно, прямо к ней. Сделав круг, пилот  сказал  что-то  в
микрофон,  и  вот  мы  уже  мягко  опустились   на   небольшую   площадку,
расположенную на крыше в саду из высоких пальм, больших клумб с желтыми  и
голубыми   цветами.   В   центре   сада    блестел    пруд,    заполненный
ослепительно-голубой водой. Птицы и зверьки придавали этому саду  сходство
с джунглями.
     - А сейчас, Байард,  позволь  мне  вести  разговор,  -  сказал  Дзок,
призывая меня поскорее покинуть самолетик.
     - Поверь, - продолжал он, - что я представлю твое дело в самом лучшем
виде. Поверь, все будет хорошо. Через несколько часов ты  будешь  на  пути
домой.
     - Надеюсь, что ваш Совет менее  расистски  настроен,  чем  люди  там,
внизу, - начал было говорить я, но тут же замолчал, уставившись на клетку,
откуда двуногое существо без хвоста и шерсти, ростом около двух  футов,  с
низким лбом и редкой бородой смотрело на меня. Смотрело  очень  тоскливыми
глазами.
     - Боже мой! - воскликнул я. - Но ведь это же обыкновенный карлик! Это
человек!
     Дзок резко обернулся:
     - А! Что? - Он махнул рукой и  усмехнулся.  -  О,  Байард,  это  ведь
просто животное. Забавное маленькое создание, но, тем не  менее,  дикое  и
очень далекое от человека.
     Маленькое существо забеспокоилось и издало жалобный  звук.  Я  прошел
мимо, подавив в себе бурю чувств, ни одно из которых не добавило мне  веры
в счастливое возвращение.
     Мы вошли в  большую  комнату  под  открытым  небом,  посреди  которой
находился бассейн, цвели цветы на клумбах, стояли столы и кресла.
     Дзок подошел к настенному экрану, страстно  заговорил  в  микрофон  и
через несколько мгновений повернулся ко мне:
     - Все устроено, - сказал он. - Совет сейчас заседает и  рассматривает
наше дало. - Быстро! - удивился я. - Честно  говоря,  я  боялся,  что  мне
придется около недели болтаться здесь, заполняя различные формы и анкеты.
     - Только не здесь! - заносчиво воскликнул Дзок. - Дело чести  местных
властей своевременно решать все дела.
     - Местные власти? Я полагал, что нас встретит высшее начальство.
     - Это и есть высшее начальство. Не бойся, Байард. Они могут прекрасно
оценить  ситуацию  и  вынести  разумное  решение,  отдав   соответствующие
приказы.
     Он посмотрел на настенный циферблат, в котором я  хотел  бы  признать
местные часы:
     - У нас есть еще немного времени. Думаю,  его  хватит  на  то,  чтобы
освежиться и переодеться. Боюсь, что от  нас  все  еще  пахнет  хегрунской
тюрьмой.
     В комнате  было  еще  несколько  посетителей,  прогуливающихся  возле
бассейна и сидящих в креслах. Они с любопытством  смотрели  на  нас.  Дзок
поздоровался с некоторыми, но не остановился.
     Он подошел к окну в стене, нажал на кнопки, обмерил меня сантиметром,
прикрепленным тут же, и повернул рычаг. Из окошка вылетел плоский пакет.
     - Чистая одежда, Байард, - сказал он. - Правда, не совсем то, к  чему
ты привык, но, думаю, тебе будет в ней удобно. И потом,  знакомая  одежда,
возможно, поможет  преодолеть  любую  первоначальную...  э-э...  неприязнь
членов Совета.
     - Жаль, что я выбросил свой обезьяний наряд, - сказал я. - Тогда бы я
и здесь мог бы сойти за хегруна.
     Дзок внимательно посмотрел на меня, но промолчал.
     Он повернулся к стене и еще раз поманипулировал кнопками  и  рычагом.
Выбрав и для себя одежду, он повел меня в душевую, где струи теплой воды с
ароматическими добавками били из отверстий в потолке.
     Войдя в гардероб, мы высохли  в  струях  сухого  воздуха.  Моя  новая
одежда  -  костюм  из  синего  серебристого  атласа,  туфли   из   мягкого
кожзаменителя и белая шелковистая рубашка - сидела на мне более или  менее
прилично. Дзок хмыкнул, увидев, что я  причесываю  волосы.  Он,  наверное,
считал, что на это не стоит тратить усилий. Он еще раз взглянул на себя  в
зеркало, поправил свою новую белую фуражку с золотым кантом.
     - Не часто агент возвращается с задания, выполнив свои обязанности  в
ситуации 4П класса 2, - произнес он удовлетворенным тоном.
     - Что это за 4П? Это хегруны или я?
     Дзок засмеялся, пожалуй, несколько натянуто:
     - Ну, ну, не волнуйся,  Байард,  я  уверен,  что  советники  признают
необычность твоего дела...
     Я вышел вслед за ним в коридор, обдумывая сказанное.
     - Предположим, что я "обычный" случай. Что тогда?
     - Тогда, конечно, будет действовать политика Администрации.
     - И что же в таком случае диктует политика Администрации? - продолжал
настаивать я.
     - Давай просто будем ждать и действовать по обстоятельствам,  Байард.
Хорошо?
     Дзок поспешил вперед, а  во  мне  росло  чувство  опасения,  что  его
уверенность в благополучном  завершении  моего  дела  испаряется  по  мере
приближения к дверям.
     Двое часовых в белой форме,  отделанной  серебристым  кантом,  отдали
честь, когда мы подошли. Дзок обменялся с ними несколькими словами, и один
из них, повернувшись, нажал  на  кнопку.  Дверь  открылась.  Дзок  глубоко
вздохнул, жестом приказал мне следовать за собой.
     Впереди я увидел длинный стол, за которым сидело много "человек" -  в
основном австралопитеков, но среди них были  и  представители  по  меньшей
мере еще трех разумных рас, причем у всех были седые или седеющие волосы.
     - Встань слева от меня, на шаг сзади, - прошептал  Дзок.  -  И  делай
все, что я скажу.
     Затем он сделал шаг вперед навстречу старейшинам. Я напустил на  лицо
скромное, смиренное выражение и последовал за ним.
     Двенадцать  пар  желтых  глаз   следили   за   мной   из-за   черного
полированного стола - и ни в одном не было и тени доброжелательности.
     Узколицый седобородый старец проскрипел что-то соседу слева.
     Дзок остановился, сделал полупоклон и, проговорив что-то,  указал  на
меня.
     Затем, переходя на английский, он сказал:
     - Я представляю вам некоего Байарда, аборигена  английского  сектора.
Как вы видите, досточтимые, это сапиенс.
     -  Где  вы  его  поймали?  -  завопил  узколицый   советник   высоким
раздраженным голосом.
     - Байард не совсем пленник, господа, - начал Дзок.
     - Вы хотите сказать, что это создание по собственному желанию прибыло
сюда? - задал кто-то вопрос.
     - Можете не отвечать на этот вопрос, агент, - раздался  справа  голос
круглолицего советника. - Советник Сфонджил просто упражняется в риторике.
Но ваше утверждение, что это не пленник, нуждается в пояснении.
     - Ознакомлены ли вы, агент, с  политикой  Администрации  в  отношении
безволосых антропоидов? - вставил другой.
     - Обстоятельства, при которых я встретил англика, довольно  необычны,
- сказал Дзок. - И  только  благодаря  его  помощи  мне  удалось  избежать
длительного тюремного заключения. Мой доклад...
     - Заключения? Агента Администрации?
     - Я думаю, что нам  лучше  всего  сразу  же  заслушать  полный  отчет
агента, - сказал советник, прервавший Сфонджила, и добавил что-то на своем
языке.
     Дзок довольно долго  что-то  говорил,  жестикулируя  своими  длинными
руками. Я молча стоял позади него, чувствуя себя товаром,  на  который  не
находится покупатель.
     Члены Совета засыпали Дзока вопросами, на которые он, потея, с трудом
отвечал.
     Выражение лица Сфонджила не изменилось. В конце  концов,  круглолицый
советник махнул седоватой рукой  с  длинными  пальцами,  и  устремил  свой
взгляд на меня.
     -  Только  что,   англик,   наш   агент   Дзок   рассказал   нам   об
обстоятельствах, при которых вы отдали себя в его распоряжение...
     - Очень сомневаюсь, что Дзок говорил вам  что-то  подобное,  -  резко
оборвал я его. - Я уверен, что он непременно упомянул в  своем  докладе  о
том, что мне необходимо отправиться в свою временную линию!
     - Ваши  нужды  мало  интересуют  Совет!  -  выпалил  Сфонджил.  -  Мы
прекрасно знаем, как обращаться с такими, как вы.
     - Вы ничего не знаете о таких, как я! - мой голос был резок. -  Между
нашими народами еще не было контакта.
     - Существует только  одно  правительство,  сапиенс,  -  прервал  меня
Сфонджил. Он поджал тонкие губы, открывая  поразительно  розовые  десны  и
множество зубов в усмешке, - ...мы хорошо знакомы с перечнем ваших  деяний
относительно других разумных рас.
     - Подождите, Сфонджил,  -  вмешался  еще  один  советник.  -  Давайте
сначала послушаем рассказ этого парня  о  его  злоключениях.  Похоже,  что
действия хегрунов заслуживают внимания.
     - А я говорю, пусть хегруны  делают,  что  хотят,  пока  нас  это  не
касается! - возразил Сфонджил.
     Теперь я понял, какую позицию он занимал. Не  дать  мне  высказаться!
Поэтому наступил момент вмешаться и мне.
     - Нравится вам или нет, Сфонджил, но  Империум  -  это  первоклассная
держава, обладающая возможностью передвижения по Сети. И поэтому, рано или
поздно две наши культуры  должны  обязательно  встретиться.  И  мне  очень
хотелось бы, чтобы наши отношения начались мирно.
     - Передвижение по Сети? - оживился толстый советник. - Вы  ничего  не
сказали об этом, агент, - сказал он, посмотрев на Дзока.
     - Я как раз собирался говорить об этом,  ваше  превосходительство,  -
спокойно ответил Дзок. - Байард заявил мне, что хотя он и был перенесен  в
линию  хегрунов  на  их  шаттле,  его  народ  обладает  своим  собственным
средством перемещения по Сети. И  действительно,  впоследствии  оказалось,
что он немного знаком с техникой управления машиной.
     - Это меняет дело, - произнес один из  членов  Совета.  -  Поэтому  я
предлагаю, господа, не предпринимать поспешных действий, которые могли  бы
повлиять на отношения с этой расой сапиенсов.
     - Почему вы думаете, что мы будем иметь  с  ними  дело?  -  заверещал
Сфонджил, вскакивая на ноги. - Наша политика...
     - Оставьте в покое  нашу  политику,  Сфонджил,  -  закричал  толстяк,
подскакивая к узколицему советнику. -  Сядьте!  Я  прекрасно  знаю,  какая
политика должна проводиться в подобной ситуации. И я хотел  бы,  чтобы  вы
пока воздержались от объявления ее миру.
     - Какой бы ни была ваша политика в  прошлом,  -  вмешался  я,  -  она
должна быть  пересмотрена  в  свете  нынешней  ситуации  и  новых  данных!
Империум - это держава Сети, но это вовсе не значит, что должны непременно
возникнуть конфликтные ситуации.
     - Существо лжет! -  завопил  Сфонджил,  уставившись  на  меня.  -  Мы
провели обширные исследования всего квадрата IV-4, включая так  называемый
английский  сектор,  и  мы  не  обнаружили   никаких   признаков   наличия
перемещения по Сети, кроме нашего, конечно.
     - Линия 0-0 Империума лежит в пределах района, который  вы  называете
Зоной Опустошения, а мы Зоной Поражения, - проговорил я.
     Сфонджил зашелся в приступе смеха:
     - Вы имеете наглость  упоминать  об  этом  жутком  памятнике  страсти
вашего  племени  к  разрушению?  Одно  только  это  является   достаточным
основанием для вашего исключения из общества достойных гуманоидов.
     - Возможно ли это? - удивился неизвестный советник. - Ведь мы  знаем,
что в пределах Зоны никто не живет!
     - Это еще одна ложь сапиенса! Что  взять  с  его  расы!  -  расправив
плечи, уже спокойно произнес Сфонджил. - Я требую, чтобы  Совет  сразу  же
исключил этого дегенерата из жизни и  занес  замечания  второго  класса  в
карточку агента!
     - Тем не менее, - почти прокричал я,  -  ряд  обычных  мировых  линий
существует в Зоне. И в одной из  них  находится  правительство  Сети.  Как
официальный представитель  Империума,  я  прошу  оказать  мне  помощь  для
возвращения домой.
     - Это кажется  довольно  скромным  требованием,  -  удивился  толстый
советник. - Сядьте, Байард, и расскажите вашу историю.
     Сфонджил оскалил зубы, но ничего не сказал. Через мгновение он поднял
руку и щелкнул пальцами.
     Молодой австралопитек в белой форме выступил вперед со своего поста у
двери,  выслушал  шепотом  произнесенные  инструкции  старца  и  удалился.
Сфонджил сложил руки у пояса и фыркнул:
     - Я протестую, но подчиняюсь.
     Через  полчаса  я  окончил  свое  повествование.  Потом  были  заданы
многочисленные вопросы. Одни исходили  от  здравомыслящих  членов  Совета,
таких,  например,  как  советник  по  имени  Никадо,  другие  были  просто
издевками типа: "вы все еще избиваете своих жен?"
     И на все я старался отвечать как можно яснее.
     В конце один из советников подвел черту:
     - Таким образом, согласно вашему рассказу,  вы  оказались  в  нулевом
времени собственного континуума, прибыв туда неизвестным  способом.  Затем
вы увидели людей, предположительно хегрунов,  грузившихся  на  транспорты,
приготовленные к отправке. Вы убили одного из них, украли  их  примитивный
аппарат для перемещения по Сети и оказались в ловушке. По прибытии в линию
мира хегрунов вы попали в  плен.  Оттуда  вы  вырвались,  убив  опять-таки
разумное существо. И теперь вы стоите перед нами  и  требуете,  чтобы  вам
предоставили ценное имущество Администрации и  отпустили  для  продолжения
вашей деятельности.
     - Это не совсем  верно  сформулировано,  ваше  превосходительство,  -
начал было Дзок, но его тут же прервали.
     - Этот человек сам признался, с  какой  легкостью  лишил  жизни  двух
разумных существ! - закричал Сфонджил. - Я полагаю...
     - Пусть сапиенс скажет, - перебил его Никадо.
     - Хегруны что-то  замышляют.  Похоже,  что  это  будет  нападение  на
Империум из нулевого времени. Если  вы  не  хотите  нам  помочь,  то  хоть
одолжите мне шаттл, чтобы я смог  вовремя  попасть  на  родину  и  сделать
своевременное предупреждение.
     Молодой австралопитек в белой форме опять незаметно вошел в  комнату,
подошел к Сфонджилу и передал ему лист бумаги.  Тот  внимательно  прочитал
его, потом взглянул на меня, и в его желтых глазах запылал злобный блеск.
     - Так я и предполагал! -  закричал  он.  -  Сапиенс  лжет!  Весь  его
рассказ - это обман. Так ты говоришь, Империум,  англик?  Да?  И  вдобавок
держава Сети? - Сфонджил пододвинул полученную бумагу соседу.
     Тот внимательно изучил ее и передал следующему. Когда послание прочел
Никадо, он нахмурился, озадаченно посмотрел на меня и  еще  раз  перечитал
написанное на бумаге.
     - Боюсь, что я никак не могу  понять  этого,  Байард.  -  Его  взгляд
сверлил меня. Темное лицо становилось  пунцово-серым.  -  Чего  вы  хотите
добиться, обманывая наш Совет?
     - Я бы мог пролить кое-какой свет на  все  это  недоразумение,  но  я
никак не могу понять, откуда вдруг взялись  такие  обвинения?  -  пожал  я
плечами.
     Мне молча передали  листок  бумаги.  Я  посмотрел  на  многочисленные
кривые линии и покачал головой:
     - К сожалению, я не владею вашим письмом, ваши превосходительства.
     - Это уже само по себе можно считать  доказательством,  -  проговорил
Сфонджил. - Заявлять о своей способности перемещаться по Сети и  не  иметь
языковой базы.
     - Советник Сфонджил  проверил  ваше  заявление,  сапиенс,  -  холодно
произнес Никадо. - Вы утверждали, что ваша линия 0-0 расположена  примерно
на координатах 857-259 в районе Зоны. Наши  сканирующие  устройства  нашли
три нормальных мира в пределах этой пустыни  -  и  до  этого  момента  ваш
рассказ содержит  долю  истины.  Но  что  касается  координат,  сообщенных
вами...
     - Ну и?.. - Я с трудом сдержал себя, чтобы не выдать своего волнения.
     - Такой линии не существует. Непрерывная  пелена  уничтоженных  миров
покрывает весь этот район Сети!
     - Нужно посмотреть еще раз!
     - Убедитесь сами, - Сфонджил протянул через стол мне вторую бумагу  -
черную блестящую  фотографию,  гораздо  более  точную,  чем  те  неуклюжие
изделия,  которыми  пользовались  картографы  Империума.  Я  сразу   узнал
знакомую  овальную  форму  Зоны  -   и   внутри   ее   светящиеся   точки,
представляющие собой миры, известные мне под  номерами  II  и  III.  Кроме
того, здесь же я обнаружил и доселе мне неизвестную линию А. Но  там,  где
должна была быть линия 0-0 Империума, ничего не было.
     - Я полагаю, что Совет и так уже потратил достаточно времени на этого
шарлатана, - услышал я чей-то голос. - Уведите его.
     Дзок пристально посмотрел на меня:
     - Почему? - спросил он. - Почему ты солгал, Байард?
     -  Цель  этого  существа  вполне  понятна,  агент,   -   торжествующе
провозгласил Сфонджил. - Приписывая свои собственные побуждения другим, он
предположил, что, выдав себя за представителя  высокоразвитой  технической
цивилизации, избежит пристального  рассмотрения  его  дела.  И  тем  самым
внушит  нам  благоговение  перед  великой  державой  Сети!   Ну   чем   не
замаскированная угроза возмездия!? Жалкая уловка! Но чего можно ожидать от
такого ничтожества!
     - Ваши приборы, возможно, ошиблись, господа, - забеспокоился я.
     - Молчите! Вы - преступник! - вновь вскочил на ноги Сфонджил.  Он  не
хотел терять своего преимущества.
     - Сфонджил занимается чем-то, что хочет скрыть -  закричал  я.  -  Он
подделал фотографию...
     - Он не мог этого  сделать,  -  покачал  головой  Никадо.  -  Нелепые
обвинения ничего вам не дадут, сапиенс.
     - Все, что я просил у вас, это дать мне возможность вернуться  домой!
- я бросил фотографию на стол. - Доставьте меня туда, и вы довольно  скоро
убедитесь, лгу я или нет.
     - Этот самоубийца хочет, чтобы мы пожертвовали  техникой  и  экипажем
для выполнения его прихоти, - заметил кто-то.
     - Вы много говорите о кровожадных инстинктах  моих  соплеменников,  -
рявкнул я. - А где содержатся представители сапиенсов в вашем уютном мире?
В концентрационных лагерях, ежедневно слушая лекции о братской любви?
     - Разумных безволосых форм, родственных  нам,  в  этом  мире  нет!  -
отрезал Никадо.
     - Как это нет? - удивился я. -  Может  быть,  скажете  еще,  что  они
вымерли?
     - Видите ли, сапиенс, их вид был... э-э... слабым, -  начал  говорить
Никадо. - Маленькие, плохо приспособленные к трудностям. Никто из  них  не
дожил до настоящего времени.
     - Значит, вы их истребили! В  моем  мире  это,  вероятно,  происходит
наоборот а, может быть, в обоих случаях здесь были замешаны силы  природы?
Древнюю историю можно ведь по разному толковать, не так  ли?  Я  предлагаю
вам еще раз проверить правдивость моего рассказа.
     - Я требую прекратить  этот  фарс!  -  застучал  по  столу  Сфонджил,
привлекая к себе внимание. - Я призываю Совет к  формальному  голосованию.
Немедленно!
     Никадо подождал пока утихнет поднявшийся шум.
     -  Советник  Сфонджил  воспользовался  своим   правом,   -   медленно
проговорил он. - Сейчас мы проведем голосование по  этому  вопросу  в  том
порядке, в котором предложит советник.
     Сфонджил встал.
     - Вопрос ставится  следующим  образом,  -  официально  сказал  он.  -
Удовлетворить требования этого сапиенса, - он оглядел сидевших  за  столом
коллег, как бы оценивая их настроение.
     - Он рискует своим положением после голосования, - прошептал  мне  на
ухо Дзок. - Он или все потеряет, или займет главенствующее положение.
     - ...или наоборот, - глаза Сфонджила были устремлены теперь на  меня,
- приказать, чтобы его переместили в дотехническую линию мира,  в  котором
он и проживет в изоляции отпущенный ему срок жизни.
     Дзок тихо охнул. Вздох раздался за столом. Никадо пробормотал:
     - Если бы вы, сапиенс, были честны с нами...
     - Голосование! - вскричал Сфонджил. - Выведите преступника  из  зала,
агент!
     Дзок взял меня за руку и вывел в коридор. Тяжелые двери  захлопнулись
за нами.
     - Я ничего не понимаю, - недоуменно проговорил Дзок, пристально глядя
на меня. - Рассказывать им всю эту чушь о державе  Сети.  Этим  ты  только
настроил против себя весь Совет, а зачем?
     - Я думаю, что смогу объяснить тебе, Дзок, - сказал я.  -  Не  думаю,
что ваш Совет нуждается в помощи. Они уже и так имели представление о гомо
сапиенс.
     - Ну, не скажи,  Байард,  -  покачал  головой  Дзок.  -  Никадо  явно
стремился тебе помочь. И он очень влиятельный член  Совета.  Но  эта  твоя
бессмысленная ложь...
     - Послушай, Дзок, - я схватил его за руку. -  Я  не  лгал!  Попытайся
вбить это в свою твердолобую голову! Меня не интересует, что там  показали
ваши приборы. Империум существует, пойми это!
     - Но наши приборы не могут лгать, сапиенс! - холодно произнес  агент.
- Тебе лучше признать свою ошибку и попросить снисхождения.
     - Что? Снисхождения? - я не очень весело рассмеялся. - От  добрейшего
советника Сфонджила? Вы очень много мните  о  своей  счастливой  философии
родства, но когда дело  касается  практической  политики  -  вы  столь  же
безжалостны, как и все обезьяноподобные.
     - О смерти речи не было, - скривился Дзок. -  Переселение  даст  тебе
возможность прожить жизнь в достаточном комфорте.
     - Не о своей жизни я толкую, Дзок! Три миллиарда человек живут в  том
мире, который,  как  вы  утверждаете,  не  существует!  Неожиданная  атака
хегрунов будет резней.
     - Твой рассказ лишен смысла. Линии Империума, о которой ты говоришь с
таким пылом, не существует!
     - Ваши приборы нуждаются в проверке, да, да! Еще  сорок  часов  назад
этот мир существовал!
     Внезапно двери зала открылись. Вышел молодой австралопитек и подозвал
Дзока.  Агент  встревоженно  взглянул  на  меня  и  пошел   вперед.   Двое
вооруженных часовых встали по обе стороны от меня.
     - Что они решили? - спросил я, кивнув в сторону зала.
     Никто мне не ответил. Прошла минута, вторая, третья...
     Потом двери снова открылись, и вышел Дзок.  Позади  него  стояли  два
члена Совета.
     - Решение принято, Байард, - сдавленно произнес Дзок. -  Сейчас  тебя
проводят в помещение, где ты проведешь эту ночь. А завтра...
     Сфонджил выступил вперед из-за его спины:
     - Вы что, колеблетесь в выполнении своего долга, агент? - завопил он.
- Скажите этому существу, что все его интриги оказались напрасными!  Совет
проголосовал за переселение!
     Этого я и  ожидал.  Я  отступил  назад,  почувствовав  в  своей  руке
пистолет, и тут-то длинная рука Дзока нанесла,  словно  топором,  удар  по
предплечью.  Пистолет  упал  на  пол.  Я  попытался  выхватить  оружие   у
ближайшего  часового,  но  как  только  я  дотронулся  до  него,  стальные
наручники защелкнулись на моих запястьях.  У  моего  лица  волосатая  рука
раздавила какую-то ампулу. Острый запах ударил в ноздри.  Я  закашлялся  и
попытался не дышать. Но ноги мои стали ватными, и я  тяжело  опустился  на
пол. Я лежал на полу, а Дзок склонился надо мной, что-то говоря.
     - ...сожалею... не моя вина, старина...
     Я сделал огромное усилие, шевельнул  языком  и  выдавил  одно  слово:
"Правда!"
     Кто-то оттолкнул Дзока в сторону. Близко  поставленные  желтые  глаза
смотрели на меня.
     Послышались голоса:
     - ...глубокая мнемоника...
     - ...заканчивайте работу...
     - ...слово чести офицера...
     - ...англик есть англик...
     А потом я начал падать, легкий, как воздушный шарик,  видя,  как  все
вокруг меня начинает плыть, кружиться, мелькать и меркнуть.



                                    6

     Я долго наблюдал за игрой света на тонких  гардинах  открытого  окна,
прежде чем задумался о том, где нахожусь. Память с трудом возвращалась  ко
мне, словно когда-то выученный, но  потом  основательно  подзабытый  урок.
Похоже, что во время деликатной миссии в Луизиану у меня произошел нервный
срыв (подробностей этой миссия я никак  не  мог  вспомнить),  и  теперь  я
отдыхал в пансионе добрейшей миссис Роджерс в Харроу.
     Я сел, чувствуя легкое головокружение,  напомнившее  мне  о  недавнем
времени, когда я провел почти неделю  в  засаде,  выполняя  одно  довольно
трудное разведывательное задание в... в...  На  мгновение  в  моей  памяти
возникло мимолетное воспоминание о каком-то городе, каких-то людях,  будто
бы мне знакомых, и...
     Но тут же все исчезло. Я снова лег. Я нахожусь здесь для того,  чтобы
отдохнуть, а потом, получив пенсию (в  моей  голове  возникла  неожиданная
картина моей чековой книжки с 10000 золотых наполеондоров) я мог бы осесть
где-нибудь и спокойно заняться садоводством, о чем всегда мечтал.
     В этой картине чего-то недоставало, но думать  сейчас  об  этом  было
слишком тяжело. Я осмотрелся. Комната была небольшая, заполненная  солнцем
и ярко раскрашенной мебелью, с коврами на полу и  покрывалом  на  кровати,
изображающим сцену охоты. Ручка  двери  повернулась,  и  в  комнату  вошла
женщина с  седыми  волосами,  щечками,  похожими  на  печеные  яблочки,  в
маленьком смешном чепце из кружев, в разноцветной юбке до пола.
     Увидев, что я пришел в себя, она от неожиданности  вздрогнула  и  так
засияла, словно я похвалил ее пирог.
     - Мистер Байард! Вы проснулись!  -  голос  у  нее  был  писклявый,  и
говорила она с акцентом, который я не смог сразу определить. - Вы голодны?
Вы, наверное, не прочь съесть сейчас тарелочку  супа,  да,  сэр?  И  потом
немного пудинга, а?
     - Хороший бифштекс под грибным соусом звучит лучше, - сказал я.  -  И
еще... - я хотел было спросить у нее, кто она  такая,  но  потом  внезапно
вспомнил - ведь это добрейшая миссис Роджерс, конечно же! - ...я хотел  бы
выпить стакан вина, если можно, - закончил я.
     - Конечно, конечно, сэр, - засуетилась  она,  -  но  сначала  горячую
ванну. Это будет замечательно, мистер Байард. Я сейчас позову Хильду.
     Послышались женские голоса.  Меня  касались  чьи-то  руки.  Я  сделал
усилие и открыл глаза. Надо мной склонилась симпатичная девушка,  держа  в
руках пижаму. Позади  нее  пожилая  женщина  руководила  двумя  мужчинами,
переносившими что-то тяжелое вне поля моего зрения. Девушка выпрямилась, и
я успел заметить  тонкую  талию,  приятно  округлую  грудь,  свежее  лицо,
обрамленное волосами медового цвета. Мужчины закончили свою работу и ушли,
а вместе с ними и пожилая женщина. Девушка задержалась еще  на  мгновение,
затем последовала за ними, оставив открытой дверь. Я приподнялся на  локте
и увидел небольшую ванну, наполовину  наполненную  водой.  Она  стояла  на
овальном коврике, а на табуретке рядом лежало махровое полотенце  и  кусок
белого мыла. Все это выглядело довольно заманчиво. Я сел, спустил  ноги  с
постели, несколько раз глубоко вздохнул,  чтобы  отогнать  головокружение,
потом натянул пижаму и, пошатываясь, встал.
     - О, вам еще нельзя вставать, сэр! -  глубокое  контральто  раздалось
из-за двери. Медовые волосы были уже откинуты со лба, открывая  прекрасные
черты лица. Я подхватил свои брюки, чуть было не  упал  и  тяжело  сел  на
кровать. Девушка подошла ко мне и взяла за руку.
     - Ганвор и я очень волнуемся за вас, сэр. Я испугался.  Одно  дело  -
проснуться в незнакомой комнате и  с  трудом  сориентироваться,  и  совсем
другое - осознать, что ты - среди совершенно  незнакомых  людей  и,  кроме
того, абсолютно не помнишь, как сюда попал...
     С ее помощью я приподнялся и  дошел  до  ванны.  Остановившись,  я  с
недоумением посмотрел на незнакомку.
     - Просто встаньте в нее ногами, и все, - сказала она и улыбнулась.
     Я последовал ее совету. Девушка уселась на табурет рядом и  коснулась
моей руки.
     - Я Хильда,  -  проговорила  она.  -  Мой  дом  у  дороги.  Было  так
интересно, когда миссис Ганвор сказала, что вы приехали. Мы не часто видим
у себя луизианца, и к тому же дипломата. Вы,  должно  быть,  ведете  такую
волнующую жизнь! Я думаю, вы  поездили  по  свету!  О,  как  бы  я  хотела
побывать хотя бы в Египте, Австрии или Испании.
     Она болтала и мыла меня так же спокойно, как бабушка, купающая своего
пятилетнего внука. Если у меня и было  слабое  желание  воспротивиться  ее
помощи, то оно быстро улетучилось. Я был столь же слаб, как  и  пятилетний
ребенок, и было очень приятно, что это очаровательное  создание  массирует
мне спину мочалкой, а в открытое окно заглядывает солнце и  мягко  колышет
занавески теплый ветерок.
     - ...ваш несчастный случай, сэр? - я успел уловить последние слова  и
понял, что Хильда задала вопрос. Мне стало неловко. Было неприятно думать,
что у меня было что-то вроде легкой потери памяти. Естественно, я забыл не
все, но вот подробности последних дней я никак не мог вспомнить.
     - Хильда, - обратился я к девушке, - человек, который  доставил  меня
сюда, говорил ли он что-нибудь обо мне? Что-то о несчастном случае?
     - Письмо! - Хильда вскочила, подошла к столу и  вернулась  с  твердым
квадратным конвертом.
     - Доктор оставил это для вас, сэр. Я так разволновалась, что чуть  не
забыла о нем.
     Я узнал  письмо,  открыл  конверт,  вытащил  листок  белой  бумаги  с
отпечатанным на машинке текстом.
     "Мистер Байард!
     С чувством глубокого  сожаления  и  выражением  глубочайшего  личного
участия я подтверждаю этим Вашу отставку из Дипломатического  Корпуса  Его
Величества Императора Наполеона V по состоянию здоровья..."
     Там было еще что-то - о  моей  верной  службе  и  преданности  долгу,
сожаления о невозможности устроить мне пышные проводы из-за  того,  что  я
еще  не  окончательно   поправился,   а   также   надежды   на   скорейшее
выздоровление. Упоминалось также имя моего поверенного в  Париже,  который
может ответить на все  мои  вопросы.  Подпись  в  конце  письма  была  мне
абсолютно незнакома, но потом я, конечно, вспомнил - кто же не знает графа
де Манина, заместителя министра иностранных дел в  вопросах  безопасности.
Старина Риджи...
     Я прочел письмо дважды, затем снова вложил его в  конверт.  Мои  руки
заметно дрожали.
     - Кто вам его дал? - мой голос звучал хрипло.
     - Это был доктор, сэр. Они привезли вас две ночи назад  в  карете,  и
господин доктор был очень заботлив в отношении вас, сэр. К сожалению, ваши
друзья, сэр, очень спешили, им надо было еще успеть на пароход,  идущий  в
Кале.
     - Как он выглядел?
     - Доктор? - Хильда  снова  принялась  меня  тереть.  -  Это  довольно
высокий джентльмен, сэр, хорошо одетый,  с  приятным  голосом.  Брюнет.  Я
видела его всего  две-три  минуты  и  в  темноте  не  смогла  как  следует
рассмотреть. - Она засмеялась. - Но я все же успела заметить, что глаза  у
него очень близко посажены.
     - Он был один?
     - Был еще кучер и второй джентльмен, не выходивший из кареты, но...
     - А миссис Роджерс их видела?
     - Всего несколько мгновений, сэр. Они ужасно спешили.
     Хильда закончила купать меня, вытерла насухо, помогла надеть пижаму и
лечь в постель. Мне хотелось еще о многом ее расспросить, но  сон  поборол
меня.
     В свое следующее пробуждение я почувствовал себя уже более нормально.
Я встал с постели,  добрался  до  шкафа,  где  обнаружил  странный  наряд,
состоящий из узких брюк, рубашки с рюшами у горла и на манжетах и туфель с
маленькими блестящими пряжками.
     Но, конечно же, ничего странного  в  этом  нет,  уговаривал  я  себя.
Просто очень модная  и  новая  одежда  -  ярлык  портного  еще  торчит  из
нагрудного кармана.
     Я закрыл шкаф и подошел к окну. Оно было открыто,  и  послеполуденное
солнце освещало горшки с геранью, стоящие на подоконнике. Внизу  я  увидел
ухоженный садик, выложенную кирпичом дорожку,  белый  забор  и  вдалеке  -
купол церкви. В воздухе стоял запах свежескошенного сена. Я увидел Хильду,
выходящую из-за угла с корзиной в руках.  На  ней  была  плотная  юбка  до
щиколоток и деревянные красно-синие  сабо.  Она  заметила  меня  и  широко
улыбнулась.
     - Хелло, сэр! Вы уже выспались?
     Она подошла ближе и подняла корзину, чтобы показать мне темно-красные
помидоры.
     - Правда хороши? Я несколько штук порежу вам на обед.
     - Это будет  замечательно!  -  постарался  я  воскликнуть  как  можно
восторженнее. - А кстати, как долго я спал?
     - В этот последний раз?
     - Нет. Вообще.
     - Ну, вы прибыли около полуночи. После того, как мы вас  уложили,  вы
проспали весь следующий  день  и  всю  ночь  и  проснулись  сегодня  около
полудня. После ванны вы снова уснули и спали до сих пор.
     - А сколько сейчас времени?
     - Около пяти вечера, - она засмеялась. - Вы спали так, как будто  вам
дали снотворное, сэр.
     Я почувствовал,  словно  тяжелый  груз  свалился  с  моих  плеч,  как
подтаявший снег с крутой крыши. Снотворное? Вот оно что!  Меня  опоили  до
предела!
     - Я хотел поговорить с миссис Ганвор, - сказал я. - Где она?
     - В кухне, сэр. Она готовит вам к обеду гуся. Мне сказать ей?
     - Нет. Не надо. Я сейчас оденусь и отыщу ее.
     - Сэр, вы уверены, что в состоянии?
     - Я чувствую себя прекрасно, милая Хильда, - заверил я ее.
     С этими словами я отошел от окна, раскрыл  шкаф,  все  еще  борясь  с
дремотой, которая наплывала на меня, словно туман. Одевшись,  я  пошел  по
коридору на звон посуды и оказался в  кухне,  где  девочка-подросток  мыла
посуду, а миссис Ганвор разделывала гуся.
     - О, да ведь это мистер Байард, -  воскликнула  она,  увидев  меня  в
дверях.
     Я прошел вперед, оперся на стол, чтобы не  упасть,  и  постарался  не
думать о шуме в голове.
     - Миссис Ганвор, доктор не оставлял вам для меня никаких лекарств?
     - Да. Конечно же, сэр, капли, которые, как он сказал, надо  добавлять
в суп, и белые порошки, которые надо добавлять в другие блюда.
     - Дайте-ка мне их, миссис Ганвор! -  приказал  я.  -  Больше  мне  не
давать никаких порошков и капель! Понятно?
     Внезапно в голове у  меня  помутилось.  Но  усилием  воли  я  все  же
попытался отогнать головокружение.
     - Мистер Байард, вы еще недостаточно окрепли. Вам еще трудно  ходить,
- мягко заметила миссис Ганвор.
     - Мне нельзя лежать! Нельзя! Надо... ходить.  Выведите  меня  наружу,
пожалуйста.
     Я почувствовал, как миссис Ганвор подхватила меня под руку, и услышал
ее взволнованный голос. Я неясно ощущал,  что  передвигаю  ноги,  потом  -
прохладу вечернего воздуха. Я снова сделал пару глубоких  вдохов,  отгоняя
туман в голове.
     - Мне стало лучше, - прошептал я. -  Походите  со  мной,  пожалуйста,
миссис.
     - Может быть, вам лучше лечь в  постель,  сэр?  -  настаивала  миссис
Ганвор.
     Но я, не обращая внимания на ее уговоры, продолжал передвигать ноги.
     Это был хороший сад, с дорожками, кружившими вокруг  овощных  грядок,
кустов роз, возле фруктовых  деревьев,  мимо  соблазнительной  скамьи  под
раскидистым дубом.
     - Давайте еще раз обойдем все вокруг, - предложил я. - В этот  раз  я
постараюсь не опираться на вашу руку, миссис Ганвор.
     Я чувствовал себя уже лучше и даже почувствовал легкий голод.
     Солнце быстро садилось,  отбрасывая  длинные  тени  на  траву.  После
третьего круга я остановился у дверей кухни и подождал, пока миссис Ганвор
принесет мне стакан холодного сидра.
     - А теперь вы должны сесть и ждать обеда, сэр, - взволнованно сказала
старая женщина.
     - Мне уже хорошо, - я похлопал ее по руке.
     Она с тревогой наблюдала за мной, но я все-таки поднялся.  Я  глубоко
дышал, пытаясь собраться с  мыслями.  Кто-то  доставил  меня  сюда,  опоил
наркотиками и приказал давать их мне еще какое-то время (как долго,  я  не
знал, не мог установить это, не оценив запас лекарств  у  миссис  Ганвор).
Кто-то так же пошутил с моей памятью. Вопрос: кто и почему? И этот  вопрос
требовал незамедлительного ответа!
     Я силился прорваться сквозь туман и хоть что-то  вспомнить.  Судя  по
молодой листве и бутонам роз, сейчас был июнь. Где же я  был  в  мае  или,
скажем, прошлой зимой?
     Холодные улицы,  высокие  здания  в  ночи,  теплые  внутри,  радость,
смеющиеся лица друзей и улыбка красивой рыжеволосой женщины...
     - Матушка Гудвил?
     -  Я  ничего  не  имею  против  нее,  сэр,  но  есть  люди,   которые
поговаривают о колдовстве. Я как раз читала вчера в "Пари матч", что можно
вызвать у себя серьезный невроз, если позволять неквалифицированным  людям
заниматься своей психикой.
     - Пожалуй, вы правы, миссис Ганвор, - согласился я. - Но на психику я
не жалуюсь. Меня просто иногда подводит память.
     - Вас тоже это беспокоит? - Лицо женщины  засияло.  -  Я  сама  такая
забывчивая. Иногда даже и не помню, что хотела сделать...
     - Так что же матушка Гудвил? - перебил я  ее.  -  Далеко  отсюда  она
живет?
     - На другом конце деревни, сэр. Но я бы вам не советовала иметь с ней
дело. Это не для такого культурного джентльмена, как вы.  У  этой  женщины
весьма убогий домик, да и сама эта старуха не делает чести нашей  деревне.
А что касается ее одежды, то тут...
     - Я не буду слишком критичным, миссис Ганвор. - Я  пожал  плечами.  -
Мне хотелось бы, чтобы вы отвели меня к ней.
     - Лучше я позову ее сюда, к вам, сэр. Если вы уж так настаиваете,  то
тут, в часе езды, в Илимге, есть дипломированный специалист.
     - Матушка Гудвил меня вполне устраивает. Позовите ее сюда поскорее.
     - С вашего разрешения, сэр, я сделаю это после обеда, а то  сейчас  я
ставлю жариться гуся, да и пироги начинают подрумяниваться.
     - Хорошо. А пока я погуляю по саду. Надо нагулять аппетит,  достойный
вашей стряпни, уважаемая миссис Ганвор.
     После второго куска пирога с черникой, финальной чашки кофе и  глотка
бренди с ароматом столетий я закурил новоорлеанскую сигару, наблюдая,  как
Хильда и миссис Ганвор зажигают масляные лампы в гостиной.
     Внезапно раздался  негромкий  стук  в  дверь,  и  Ингалиль,  кухонная
прислуга, заглянула в дверь.
     - Старая ведьма пришла по вашему приглашению, - пропищала она. -  Она
курит трубку!
     - Тише ты, услышит, - прошептала Хильда. - Попроси ее подождать, пока
не позовут.
     Тут Ингалиль взвизгнула и отскочила в сторону,  а  в  комнату  вошла,
опираясь на палку, скрюченная старуха. Живые черные глаза обежали  комнату
и  остановились  на  мне.  Я  тоже  осмотрел  гостью,  отметив  про   себя
крючковатый нос, беззубые десны, торчащий подбородок и прядь седых  волос,
нависшую над щекой.
     Трубки я не увидел, но заметил, как она  выпустила  последнее  кольцо
дыма из ноздрей.
     - Кто здесь нуждается в целительном прикосновении матушки  Гудвил?  -
прошамкала она. - Ну конечно  же,  это  вы,  сэр.  Вы,  проделавший  такой
странный и долгий путь вместе со странником, которому предстоит еще  более
долгий путь.
     - Я не говорила тебе, что это новый джентльмен,  -  сказала  из  угла
Ингалиль. Она, осмелев, подошла к старухе  и,  протянув  руку  к  корзине,
спросила:
     - А что у тебя там?
     Но старуха стукнула ее палкой  по  пальцам,  и  служанка,  взвизгнув,
шмыгнула в свой угол.
     - Следи за своими манерами,  дорогуша,  -  почти  ласково  прошамкала
матушка Гудвил.
     Она, шаркая, подошла к столу, уселась и поставила свою ношу у ног.
     - Так вот, матушка Гудвил, - начала миссис Ганвор,  -  нашему  гостю,
вот этому джентльмену, нужно немного помочь в...
     - Он хочет отодвинуть завесу прошлого, чтобы яснее прочесть  будущее,
- старая карга вроде бы улыбнулась. - О,  он  хорошо  сделал,  что  позвал
старую матушку Гудвил. А теперь...
     Она повысила голос:
     - Ты нальешь мне рюмочку, чтобы я подкрепила свои силы,  а  потом  вы
все удалитесь, кроме милорда, нового джентльмена.
     Старуха взглянула на меня взглядом хищной птицы.
     - Меня не интересует будущее, - начал было я.
     - Неужели, сэр? - старуха закивала, будто бы соглашаясь. -  Тогда  вы
очень странный смертный.
     - Но есть некоторые вещи, которые мне нужно вспомнить, - продолжал я,
игнорируя слова старухи. - Может быть, под влиянием гипноза я мог бы...
     - Так, тогда, значит, вы хотите заглянуть в прошлое. Впрочем, я так и
думала, - невозмутимо прокомментировала она.
     Миссис Ганвор позвякала посудой у стола, затем подала старухе  стакан
и вместе с Ингалиль и Хильдой собрала тарелки.
     Матушка Гудвил, причмокивая, выпила бренди, замахала своей большой, в
коричневых пятнах, рукой:
     - А теперь прочь отсюда,  мои  цыпляточки,  -  прошамкала  она.  -  Я
чувствую, что на меня нисходит дух. Я вижу  что-то  удивительное.  О,  что
это? Что это? Духи шепчут мне...
     - Оставь эти сказки о духах, - воскликнула Хильда, смеясь. - Все, что
хочет от тебя мистер Байард...
     - Прочь отсюда, девушка, - повысила голос старуха. - Или я  пошлю  на
тебя силу, которая сомкнет  твои  колени  так,  что  ничто  не  сможет  их
разомкнуть. Уйди прочь!
     Все ушли. Тогда старуха повернулась ко мне.
     - А теперь к делу, сэр. Что вы дадите старухе  за  горсть  утраченных
воспоминаний? Что вы забыли - свою любимую, порывы юности, ключ к счастью,
казалось, уже достигнутому?
     Я усмехнулся:
     - Вам хорошо заплатят, матушка Гудвил. Только  давайте  отбросим  все
ненужное в сторону. Никакой мистики! И давайте перейдем прямо  к  делу.  У
меня есть основания полагать,  что  я  страдаю  от  насильственной  потери
памяти, возможно, в результате гипнотического  воздействия.  И  поэтому  я
хотел бы, чтобы вы ввели меня в состояние гипноза и посмотрели, нельзя  ли
что-нибудь предпринять, чтобы вернуть мне память.
     Старуха наклонилась ко мне:
     - В вас есть какая-то странность, сэр, - прошептала  она.  -  Что-то,
чего я не могу до  конца  понять.  Как  будто  ваши  глаза  устремились  к
горизонту, который другие люди видеть не в силах.
     - Пусть я странный тип, но не настолько,  чтобы  вы  не  смогли  меня
загипнотизировать, надеюсь?
     - Вы говорите, что у вас отняли память, да? Кто же мог  это  сделать?
Да и зачем?
     - Вот это я и надеюсь узнать с вашей помощью!
     Она понимающе кивнула:
     - Я слышала о  таких  вещах,  сэр.  Бездны  мрака,  осененные  светом
кроваво-красной луны...
     - Матушка Гудвил, - не выдержав, перебил я старуху, - мы же  с  вами,
по-моему, условились. Как только речь зайдет о бездне, магии, темных силах
и так далее, я буду снижать  вам  плату.  Меня  интересует  только  строго
научный механизм. О'кей?
     - Что, сэр? Вы собираетесь учить Хозяйку Тьмы ее ремеслу?
     Это начинало мне уже надоедать.
     - Наверное, нам обоим лучше забыть об этом разговоре.  -  Я  полез  в
карман за монеткой. - Это была моя ошибка.
     - Вы хотите сказать, что матушка Гудвил -  шарлатанка,  да?  -  голос
старухи стал подозрительно ласковым.
     Я посмотрел на нее и уловил сверкающий взгляд ее черных и живых глаз.
     - Вы думаете, что старуха пришла сюда,  чтобы  подурачиться  с  вами,
сэр? Вы думаете, что я пришла сюда, чтобы обмануть вас? -  ее  голос  стал
затухать.  Слова  слышались,  словно  издалека.  В  комнате  вдруг  возник
какой-то шум, напоминавший шум прибоя в морском гроте. - ...десять!
     Мои глаза открылись. За мной наблюдала женщина с бледным  симпатичным
лицом, задумчиво опираясь на локоть и дымя сигаретой.
     Ее темные волосы были закручены на затылке в тугой  узел.  Воротничок
белой блузки расстегнулся, открывая сильную  изящную  шею.  На  лоб  падал
темный локон.
     Я внимательно осмотрел комнату. Снаружи было уже темно, где-то громко
тикали часы.
     Женщина улыбнулась, взмахнула рукой с красными ногтями и  указала  на
черный ворох какого-то тряпья, лежавшего рядом  со  мной  на  стуле  и  на
палку, прислоненную к нему.
     - В этом доме довольно жарко работать, -  произнесла  женщина  низким
приятным голосом. - Как вы себя чувствуете?
     Я на секунду задумался.
     - Прекрасно!
     Но тут я  заметил  клок  седых  волос,  выглядывающий  из-под  черной
одежды. Я поднял ворох грязного тряпья. Под ним лежала резиновая  маска  и
пара перчаток с когтями.
     - И зачем весь этот маскарад?
     - Это очень помогает в моем... бизнесе!
     - Вы меня здорово надули. Как я понимаю, Ганвор  и  все  другие  тоже
обмануты?
     Она кивнула головой:
     - Меня никто никогда не видел  в  настоящем  облике,  мистер  Байард.
Никто никогда не заглядывает ко мне, разве что по делу. Здесь живут  очень
простые люди. По их мнению, морщины и мудрость неотделимы друг от друга  -
так что я соответствую их представлению о деревенском месмеристе. Иначе бы
ко мне никто не обращался. Вы - единственный, кто знает мой секрет.
     - Но почему?
     Она изучающе посмотрела на меня.
     - Вы необычный человек, мистер Байард.  Можно  сказать,  таинственный
человек. Вы рассказали мне довольно много странных вещей.  Вы  говорили  о
других мирах, о людях, похожих на животных, покрытых шерстью...
     - Дзок! - воскликнул я. Мои руки потянулись к голове, словно  пытаясь
выжать воспоминания из мозга, как зубную пасту из тюбика. - Хегруны и...
     - Спокойно, спокойно, мистер Байард, -  произнесла  женщина.  -  Ваши
воспоминания,  если  это  только  воспоминания,   а   не   игра   больного
воображения, есть, они  целы,  и  их  можно  вызвать  к  жизни.  А  сейчас
отдыхайте. Это далось нелегко - и вам, и мне. Поверьте, очень нелегко было
снимать пелену с вашего мозга. Тот, кто пытался уничтожить ваши видения  и
образы чудесного рая и немыслимого ада, несомненно, искусный месмерист. Но
теперь ложь изобличена. Я и сама не дилетант,  -  проговорила  она.  -  Но
сегодня мне потребовалось все мое мастерство.
     Она поднялась, подошла к зеркалу  на  стене  и  грациозным  движением
поправила прядь волос.
     Я смотрел на нее, не видя ничего. Мысли о Барбро, светящейся фигуре в
темноте склада, бегство с Дзоком от хегрунов - теснили друг друга,  требуя
размышлений и оценки.
     Матушка Гудвил подняла  со  стула  одежду,  набросила  ее  на  плечи,
превратившись в старуху. Белые  руки  натянули  на  лицо  маску.  За  этим
последовали перчатки и парик. И вот уже со сморщенного годами лица на меня
смотрели живые черные глаза.
     - Отдыхайте, сэр, - прохрипел старческий голос. -  Отдыхайте,  спите,
мечтайте, и пусть эти беспокойные мысли найдут  свои  привычные  места.  Я
приду к вам завтра: есть еще  много  такого,  что  должна  узнать  матушка
Гудвил. Узнать  о  вселенных,  которые,  как  вы  сказали,  существуют  за
пределами  этого  мира.  Спите  и  просыпайтесь  освеженным,  сильным,   с
чувствами обостренными, словно бритва, потому что вам понадобится все ваше
мужество, чтобы выдержать то, что ожидает вас в будущем.
     Сказав это, она вышла. Я вернулся в свою комнату, сбросил одежду, лег
на кровать с пуховой периной и погрузился в тревожный сон.



                                    7

     Прошло три дня, прежде чем я достаточно окреп для ответного визита  к
матушке Гудвил.
     Она жила в лачуге под соломенной крышей, скрытой от посторонних  глаз
зарослями алых роз.
     Я проскользнул в  ржавую  калитку,  прошел  по  дорожке,  окаймленной
неухоженными рододендронами и постучал в темную дубовую дверь.
     Сквозь маленькое окошко был виден угол стола, вазочка с незабудками и
толстая книга в кожаном переплете. В воздухе  раздавалось  жужжание  пчел,
чувствовался запах цветов и свежесваренного кофе. Достаточно необычный фон
для встречи с ведьмой, подумал я.
     Дверь открылась. Матушка Гудвил, чисто и опрятно выглядевшая в  белой
блузке и черной юбке, жестом предложила мне войти..
     - Сегодня вы без маскарада, - отметил я.
     - Вы, очевидно, чувствуете себя лучше, -  заметила  она  сухо.  -  Не
хотите ли чашечку кофе? Или это не принято в ваших краях?
     Я пристально взглянул на нее:
     - Вы враждебно настроены по отношению ко мне. Почему?
     Она пожала плечами:
     - Я просто привыкла доверять  своим  ощущениям.  Правда,  иногда  они
противоречат друг другу.
     Я сел на стул и оглядел маленькую, тщательно убранную комнату.
     Матушка Гудвил принесла кофе, разлила его в чашки и только потом села
напротив меня.
     - Ну, мистер Байард, ваша голова сегодня ясна. И поэтому я хотела  бы
задать вам очень важный вопрос. Ваша память восстановилась?
     Я попробовал кофе и кивнул. Кофе в  самом  деле  был  хорош,  как  я,
впрочем, и ожидал.
     - Нет ли у вас какого-нибудь другого имени,  которым  я  мог  бы  вас
называть? - спросил я хозяйку. - Мне кажется,  что  имя  "матушка  Гудвил"
больше подходит к морщинам и сединам.
     - Можете называть меня Оливией.
     У нее были изящные белые руки и на одном из пальцев  мерцал  красивый
зеленый камень. Она прихлебывала кофе и смотрела на  меня,  словно  решая,
сказать мне что-то или нет.
     - Вы хотели задать мне какой-то вопрос? - подсказал я. - Когда  я  на
него отвечу, может быть, вы мне кое-что объясните?
     - О многих чудесах поведали вы мне в  своем  полусне,  -  проговорила
она.
     Я услыхал тихое позвякивание и, поглядев на ее  чашку,  заметил,  что
это дрожат ее руки, заставляя звенеть чашку. Она быстро  поставила  ее  на
стол, заметив мой взгляд, и убрала руки.
     - Я часто думала: существует ли что-то еще, кроме всего этого, -  она
руками обвела вокруг себя. - В снах я часто видела прекрасные холмы, леса,
города, мое сердце стремилось к ним, и я  просыпалась  с  чувством  утраты
чего-то прекрасного. Мне кажется, в вашем бреде была  какая-то  надежда  -
давно забытая вместе с другими надеждами юности. Скажи мне, чужеземец, эти
рассказы о других мирах, похожих друг на друга, как две новенькие  монеты,
но все же имеющие  крошечные  отличия,  эти  твои  рассказы  об  экипажах,
которые могут перелетать из одного мира в другой -  все  это  было  только
игрой твоего воображения, да?
     - Нет, Оливия, это правда, - покачал я головой. -  Я  знал,  что  это
трудно сразу осознать. Всем. Мы привыкли думать, что знаем все  на  свете.
Мы склонны не верить в то, что не соответствует нашим представлениям.
     - Вы говорили о какой-то беде, Брайан, - она произносила  мое  имя  с
легкостью, как будто оно было ей хорошо знакомо. - Думаю, что знание чужих
сокровенных мыслей снимает формальности.
     Да  я  и  не  имел  ничего  против.   Оливия   без   маскарада   была
очаровательной женщиной, несмотря на излишне вычурную прическу и  тюремную
бледность. Ей бы немного солнца и чуточку косметики...
     Я заставил себя вернуться к действительности.
     Она  внимательно  выслушала  мой  рассказ,   от   странного   допроса
Рихтгофена и до приговора ксонджилианцев.
     Она покачала головой.
     - Все это  так  странно,  Брайан.  В  это  невозможно  поверить.  Все
настолько невероятно и фантастически неправдоподобно! Но, тем не менее,  я
не могу не верить вам.
     - Судя по тому немногому, что я узнал об этой линии мира, она  весьма
отсталая в техническом отношении.
     - Ну почему же. Мы очень современные люди, - запротестовала Оливия. -
У нас есть паровая энергия, пароходы пересекают Атлантику за девять  дней,
воздушные шары,  телеграф  и  телефон,  современные  автомобили  на  угле,
которые начинают вытеснять повозки, запряженные лошадьми.
     - Конечно, конечно, Оливия. Поверьте, что я  не  хотел  вас  обидеть.
Давайте просто считать, что в некоторых отраслях мы вас немного  обогнали.
Не забывайте, что Империум владеет МК-приводом. В моих  краях  есть  также
атомная  энергия,  реактивные  самолеты,  радар  и  простейшие   программы
исследования космоса. Вы же здесь движетесь немного в другом  направлении.
Здесь я связан по рукам и ногам. Они выслали меня в континуум, из которого
я уже не смогу сбежать.
     - Но разве это так плохо? - спросила она. - Здесь  перед  вами  целый
мир - и теперь, когда искусственные барьеры сняты с вашего мозга, вы легко
вспомните все, вспомните все чудеса, которые оставили в своем мире.
     Она говорила, взволнованная перспективой:
     - Вы говорили о самолете! Так постройте его! Как прекрасно лететь  по
небу, словно птица! Ваше прибытие сюда может означать начало  нового  Века
Славы нашей империи!
     - Нет, - я покачал головой. - Все, что вы хотели бы иметь здесь - это
увлекательно. Ну а что будет с моим миром? Хегруны, возможно,  уже  начали
боевые действия и, может быть, моя жена в  это  время  носит  цепи  вместо
жемчуга! - Я встал, подошел к окну и выглянул наружу. - А в  это  время  я
гнию в этом убогом мире!
     - Брайан, - тихо произнесла женщина за моей спиной, -  вы  чувствуете
тревогу. И не из-за угрозы вашим любимым друзьям, вас больше беспокоит то,
что вы остались в стороне.
     Я повернулся к ней.
     - Неужели вы не хотите понять, Оливия, что мои друзья, моя жена, все,
что мне дорого, сейчас может находиться в руках обезьянолюдей.
     - Тот, кто поработал над вашим мозгом, Брайан, стремился стереть  все
это из вашей памяти, - усмехнулась Оливия. - Правда, мое искусство  смогло
снять заклятие. Но нет ничего удивительного в том, что это кажется  теперь
вам старыми воспоминаниями, воспоминаниями тысячелетней  давности.  Да,  я
сама дала вам команду, чтобы боль ослабла.
     - Будь проклята эта боль утраты! - вскричал я. - Если  бы  я  не  был
таким дураком, не доверился бы Дзоку!
     - Бедный Брайан. Вы еще не знаете, что именно он поработал над  вами,
когда вы спали, и что именно он внушил вам желание  отправиться  с  ним  в
Ксонджил. Но, тем не менее, он сделал для вас все,  что  мог,  по  крайней
мере, так говорят ваши воспоминания.
     - Я мог бы украсть у них шаттл, - сказал я. - Я был бы дома и помогал
бы отбить атаку этих негодяев!
     - Но ведь старейшины из Ксонджила сказали вам, что ваш мир 0-0 больше
не существует!
     - Они сошли с ума! - я зашагал по комнате. -  Слишком  многого  я  не
понимаю, Оливия! Я похож на человека, блуждающего во тьме и  натыкающегося
на предметы, неузнаваемые во мраке. А теперь...
     Я поднял руки и вновь бессильно опустил их.
     - У вас еще впереди вся жизнь, Брайан. Вы найдете себе место и здесь.
Смиритесь, ничего уже нельзя изменить.
     Я пожал плечами и снова сел.
     - Оливия, я не стал задавать Ганвор и  другим  вопросы.  Я  не  хотел
возбуждать их любопытство. Сведения, которыми  меня  снабдил  Дзок  и  его
парни, не слишком обширны. Наверное, они  полагали,  что  я  отправлюсь  в
библиотеку и там найду ответы на свои вопросы. Но сейчас я просил  бы  вас
рассказать мне хоть немного об этом мире. Для  начала  просветите  меня  в
отношении вашей истории.
     Она весело засмеялась.
     - Как это замечательно, Брайан, рассказывать о старом и  прозаическом
мире, как будто это вымысел мечтателя, а не надоевшая реальность.
     Мне удалось кисло улыбнуться:
     - Действительность всегда несколько скучновата для того,  кто  в  ней
живет.
     - С чего же начать? С Древнего Рима? Со Средневековья?
     - Первое, что я хотел бы сделать, это установить дату Общей  Истории,
то есть момент, когда истории  наших  континентов  стали  различаться.  Вы
упомянули слово "империя". Что это за империя? Когда она была основана?
     - Ну, как же! Я имею в  виду,  конечно  же,  Французскую  Империю!  -
Оливия  растерянно  заморгала,  покачав  головой.  -  А  впрочем,  никаких
"конечно", - сказала она. - Французская Империя была основана  императором
Наполеоном в 1799 году.
     - Понятно, - протянул я. - У нас тоже был свой император Наполеон. Но
его империя просуществовала недолго. Его сместили и  выслали  на  Эльбу  в
1814 году...
     - Да! - воскликнула Оливия.  -  Но  он  сбежал  оттуда,  вернулся  во
Францию и привел свою армию к славной победе!
     Я покачал головой.
     - Он был на свободе всего около ста дней, пока  британцы  не  разбили
его при Ватерлоо. Он был снова выслан, на этот раз на остров Святой  Елены
и несколько лет спустя там же умер.
     Оливия уставилась на меня.
     - Как странно... Как неправильно и как  странно.  Император  Наполеон
правил в Париже еще двадцать три  года  после  своей  великой  победы  под
Брюсселем и умер в 1837 году в Ницце. На престоле его сменил сын, Луи...
     - Герцог Рейхштадский?
     - Нет. Герцог умер в юности.  А  Луи  был  шестнадцатилетним  юношей,
сыном Императора и принцессы Дании.
     - И его Империя все еще существует? - удивился я.
     - После свержения английского тирана Георга было  разрешено  включить
британские  острова  в  состав  Империи.  После  объявления  Европы   свет
просвещения был послан в Африку и Азию.  Сейчас  эти  континенты  являются
полуавтономными провинциями, управляемыми  из  Парижа,  но  имеющими  свои
собственные палаты депутатов, которые уполномочены  решать  их  внутренние
дела. Что касается Новой Франции - или, иначе, Луизианы - эти разговоры  о
восстании скоро утихнут. Королевская комиссия послана, чтобы разобраться в
жалобах местных жителей на вице-короля.
     - Ну, что ж, полагаю, что дату Общей Истории мы определили достаточно
точно, - сказал я. - Это 1837 год. И похоже, что с той поры в  вашем  мире
не наблюдается особого научно-технического прогресса.
     Эти слова повлекли за  собой  массу  вопросов,  на  которые  я  долго
отвечал. Оливия была умной и образованной женщиной. Она была в восторге от
той картины мира без Бонапарта, которую я ей нарисовал.
     Когда я закончил, утро уже превратилось в день. Оливия предложила мне
пообедать, и я согласился. Пока она готовила, я сидел у окна и разглядывал
этот любопытный анахроничный пейзаж из полей, дорог и фермерских домиков.
     Царила атмосфера умиротворенности и изобилия, которая превращала  мои
отдаленные воспоминания  об  угрозе  Империуму  в  (как  говорила  Оливия)
полузабытую, давно прочитанную историю - подобно книге, лежащей на столе.
     Я взял ее в руки и посмотрел на заглавие:

                            "КОЛДУНЬЯ ИЗ ОЗА"
                          Автор - Лилиана Ф.Баум

     "Забавно", - подумал я.
     Оливия, посмотрев на книгу, которую  я  держал  в  руках,  улыбнулась
почти застенчиво:
     - Странное чтиво для колдуньи, не так ли? - спросила она.
     - Но мои сны и мечты часто похожи на этот  вымысел.  Как  я  вам  уже
говорила, этот мир кажется мне таким маленьким, мне его недостаточно...
     - Я не об этом, Оливия! Мы с  вами  довольно  четко  установили  дату
Общей Истории - это произошло в начале девятнадцатого века, верно? Баум не
было тогда еще на свете. Она - или, может быть, он, отметил я про себя,  -
родилась только... в 1855 году. По крайней мере, человек  с  таким  именем
родился в моем мире именно в этом году.  И  вот,  здесь  тоже  есть  такой
человек.
     Я раскрыл толстую книгу в красном кожаном переплете  и  посмотрел  на
выходные данные "Жилли и Катон. Нью-Йорк и Париж, 1896 год".
     - В вашем мире известна эта книга, Брайан? - спросила Оливия.
     - В моем мире писатель по имени Франк Баум написал  книгу  "Волшебник
страны Оз" - пояснил я. -  Однако  я  слышал,  что  у  него  были  замыслы
написать продолжение этой книги и как раз под таким названием.
     Я с удовольствием разглядывал обложку с изображенной на ней фигуркой,
похожей на Белоснежку.
     - В детстве это была моя любимая книга, - сказала  Оливия.  -  И  как
чудесно было бы прочесть вашего "Волшебника из страны Оз".
     - Да. Это единственное, что он написал в нашем мире, - сказал я. - Он
умер в 1896 году.
     1896! Туман, окутывающий мой мозг в течение долгих дней  после  моего
пробуждения, стал быстро рассеиваться.  Рассеиваться  ветром  неожиданного
понимания. Дзок и его  приятели  переместили  меня  в  линию  мира,  очень
близкой моей собственной!
     Они были очень гуманны, но не так умны, как им хотелось бы. Они  были
не столь добросовестны в своих исследованиях, как следовало бы быть.
     Я  вспомнил  фотодиаграмму,  которую  мне  показали  на   Совете,   и
светящуюся точку мира,  неизвестную  картографам  Сети  Империума,  точку,
означавшую четвертый неоткрытый мир, лежащий в пределах Зоны  Опустошения.
Тогда я решил, что это  ошибка,  как  и  то,  что  на  этой  фотодиаграмме
отсутствовала  линия  0-0.  Но,  значит,  ошибки  не   было!   Линия   В-Т
существовала  -  мир,  дата  Общей  Истории  которого  лежала   в   начале
девятнадцатого века! А если есть один  человек,  известный  в  двух  наших
мирах, то почему бы не быть и другому? Или двум другим, Максони и  Копини,
изобретателям привода МК?!
     - О чем вы задумались? - голос Оливии вернул меня с небес на землю.
     - Так, ничего. - Я положил книгу на стол. - Думаю, прошло после Общей
даты больше пятидесяти лет, все же изменения небольшие, и  некоторые  люди
могли бы недавно родиться.
     - Брайан, - начала Оливия, - я не стану просить вас  довериться  мне,
но позвольте помочь вам.
     -  Помочь  мне  в  чем?  -  я  попытался  спросить  невозмутимо,   но
почувствовал, что мне это удается весьма плохо.
     - Я чувствую, что у вас возник какой-то план. Но в одиночку вы можете
с ним не справиться. Очень многое для вас  здесь  непонятно.  Очень  много
ловушек поджидает на каждом шагу. Позвольте помочь вам.
     - А почему вы должны мне помогать?
     Она мгновение помолчала, глядя на меня темными глазами.
     - Всю жизнь я ищу ключ к какому-то древнему миру, порогу  грез.  И  я
чувствую, что вы, Брайан, как-то связаны с ним. Даже если мне нельзя будет
попасть  туда,  мне  будет  приятно  осознавать,  что  я  помогла  кому-то
добраться до недостижимого.
     - Все эти миры точно такие же, Оливия. Одни  лучше,  другие  -  хуже.
Везде есть люди, дома и земли, законы и естественная человеческая природа.
Нельзя достичь мира грез, просто собрав вещи и переехав, его надо  строить
там, где ты живешь!
     - И все же, я ненавижу невежество, коррупцию, социальный и  моральный
упадок, ложь и обман тех, кому верят миллионы.
     - Это, конечно, очень плохо, но до тех пор, пока мы живем в обществе,
соответствующем человеческому разуму, это всегда  будет  существовать.  Но
дайте срок, Оливия, мы ведь экспериментируем с культурой только  несколько
тысяч лет. Еще  несколько  тысячелетий  -  и  будет  совсем  другое  дело.
Поверьте мне!
     Она рассмеялась.
     - Вы говорите так, словно вечность - это лишь мгновение!
     -  По  сравнению  со  временем,  которое  потребовалось,  чтобы  люди
превратились  из  амеб  в  обезьяны  это  и  есть  мгновение.   Но   зачем
отказываться от многих грез - это та  сила,  которая  движет  нас  вперед,
какова бы ни была наша конечная цель.
     - Тогда позвольте мне превратить эту мечту  в  реальность.  Позвольте
мне помочь вам, Брайан. История, рассказанная мне: будто  вы  заболели  от
переутомления,  когда  работали  чиновником  Колониального  Управления,  и
поэтому нуждаетесь в отдыхе, - довольно прозрачная ложь. И еще, Брайан,  -
она понизила голос, - за вами следят.
     - Следят? Кто же, карлик с бородой и в черных очках?
     - Это не шутка, Брайан. Вчера вечером я видела человека, прятавшегося
у ворот дома миссис Ганвор, а через полчаса человек с шарфом на шее прошел
по дороге поблизости.
     - Это ничего не доказывает, Оливия.
     Она нетерпеливо покачала головой: -  Вы  собираетесь  бежать  отсюда,
верно? Бежать из этой тюрьмы!
     - Тюрьмы? Я свободен, как птица!
     - Вы зря теряете время, - Оливия  рассмеялась.  -  Что  вы  совершили
такое, что вас заточили в наш мир, я не знаю, но в  борьбе  между  ними  и
вами я буду на вашей стороне. Знайте это. А теперь быстро, Брайан! Куда вы
собираетесь отправиться? Каким образом вы это осуществите?
     - Подождите, Оливия. Вы спешите с выводами.
     - И вам надо спешить,  Брайан.  Спешить,  чтобы  избежать  погони.  Я
чувствую опасность, которая обвивается вокруг вас, словно змея.
     - Я уже говорил  вам,  Оливия,  я  был  выслан  сюда  ксонджилианским
Советом. Они не поверили моему рассказу или сделали вид, что не  поверили.
Забросив меня сюда, они думают, что избавились от меня, ведь  они  считают
себя очень гуманными. Если бы они хотели меня убить, то у  них  для  этого
были все возможности.
     - Они постарались под гипнозом уничтожить вашу память  о  прошлом,  а
теперь они наблюдают за вами, оценивая результаты  этого  вмешательства  в
психику. И когда они узнают, что вы познакомились с  колдуньей,  то...  не
думайте, что они настолько глупы, чтобы совершить еще одну ошибку, Брайан!
     - Но вы не колдунья!
     - Здесь меня считают именно колдуньей. Вы  неправильно  сделали,  что
пришли сюда днем, Брайан.
     - Если бы я прокрался сюда ночью, они все равно  меня  увидели  бы  -
если они действительно следят за мной, как вы утверждаете. И они прекрасно
знают, что меня не удовлетворит нарисованная ими картина моего прошлого.
     - В любом случае им это не понравится. Они  снова  придут  и  заберут
вас, снова попытаются уничтожить ваши знания о родном мире.
     Я обдумал то, что она сказала.
     - Да, они могут это сделать, - согласился я. - Не  думаю,  что  целью
моего перемещения в этот мир было распространение технических знаний среди
слаборазвитых сапиенсов.
     - Куда вы собираетесь отправиться, Брайан?
     Я заколебался, но, черт  возьми,  Оливия  была  права.  Мне  придется
искать помощи. И если она собирается предать меня, то пусть  это  случится
раньше, чем позже.
     - Куда я отправлюсь? Конечно же, в Рим! - сказал я.



                                    8

     Она кивнула:
     - Очень хорошо. А в каком состоянии ваш бумажник?
     - У меня есть счет в банке.
     - Оставьте это. Вам не придется им  воспользоваться.  Как  только  вы
потребуете деньги, вас тут же накроют. К счастью, у  меня  есть  некоторый
запас золотых наполеондоров, зарытый в саду.
     - Я не возьму ваши деньги.
     - Ерунда, там хватит нам обоим! Разве вы забыли, что я еду с вами.
     - Но вы не сможете...
     - Могу и поеду, - отрезала она.  -  Приготовьтесь,  Брайан,  мы  едем
сегодня ночью!
     - Это безумие, - прошептал я  темной  фигуре  в  плаще  с  капюшоном,
стоящей рядом со мной в темной аллее. - Вам  незачем  вмешиваться  во  все
это.
     - Т-с-с-с, - тихо произнесла  Оливия.  -  Он  начинает  беспокоиться.
Видите, вон там? Я думаю,  что  он  сейчас  перейдет  дорогу,  чтобы  быть
поближе к нам.
     Я пристально вгляделся в густую темноту и различил мужскую фигуру. Он
пересек дорогу в сотне ярдов от коттеджа и исчез среди деревьев  на  нашей
стороне. Я переступил с ноги на ногу, мое лицо чесалось под жутким гримом,
который сотворила Оливия: морщинистое лицо,  седые  брови,  волосы  и  так
далее.  Я  выглядел,  как  старший  брат   матушки   Гудвил.   Оливия   же
загримировала себя под вульгарную красотку - три слоя краски, рыжий парик,
фиолетовое пальто, обтягивающее ее стройную фигуру и множество побрякушек.
     - Так, он уже подходит к коттеджу, -  прошептал  мой  конспиратор.  В
доме засветились окна. Я указал Оливии на одно из них: на занавесках четко
вырисовывалась голова человека.
     Тут раздался шорох гравия, вспыхнул фонарь, луч скользнул  по  мне  и
остановился на Оливии:
     - Эй, женщина, - произнес низкий голос. - Что ты  делаешь  тут  после
наступления темноты?
     Оливия подобралась, уперла руки в бока, тряхнула головой и  вызывающе
улыбнулась:
     -  О,  капитан,  -  завопила  она,  -  разве  вы  не  видите,  что  я
просто-напросто провожаю своего лучшего друга на поезд?
     - Друга? - Луч на мгновение задержался на мне, а потом осветил пышную
грудь Оливии. - Что-то я  вас  раньше  не  видел  в  деревне,  -  произнес
незнакомец.
     Я набрал полную грудь воздуха и единым махом ответил:
     - Потому что я просто путешественник, турист, иными словами.
     - Иными словами, путешествуете среди ночи, приятель, ха-ха!  Странное
представление о развлечениях, не так ли? Покажите-ка мне ваши документы. И
вы тоже, мадам.
     - О, - запричитала Оливия, - знаете, как  это  бывает,  мсье,  я  так
спешила, что, наверное, забыла их дома.
     - А куда это вы спешили? Может быть, вы так спешили,  чтобы  подальше
унести наворованное?
     - Ничего подобного, капитан. Я честная проститутка и занимаюсь делом,
да еще немного помогаю вот  этому  старому  приятелю,  для  которого  я  -
единственная опора в жизни.
     - Ну, ну, крошка. Не  волнуйся  так,  я  не  стану  забирать  тебя  в
участок. Дай только отведать твоих прелестей, и  я  забуду,  что  когда-то
видел тебя.
     Он подошел поближе, и его большая рука протянулась  к  груди  Оливии.
Она вскрикнула и отскочила назад. Полицейский двинулся за ней. Я, не долго
думая, ударил его ребром ладони по основанию шеи. Мужчина,  охнул,  уронил
фонарик и упал на колени. Стоячий воротничок его форменной тужурки смягчил
силу моего удара. Он попытался было подняться на ноги, но  я  опять  нанес
ему удар по затылку. Он упал навзничь и потерял сознание.
     - Он сильно пострадал? - спросила Оливия, когда  я,  подняв  фонарик,
направил луч света на полицейского.  Из  уголка  его  рта  медленно  текла
струйка крови.
     - Пару недель ему придется обойтись без взяток, которые все  они  так
привыкли вымогать, - усмехнулся я.
     Вскоре мы добрались до окраины городка и подошли к станции как раз  в
тот момент, когда пыхтящий паровоз остановился возле платформы.  Проводник
указал нам наше купе,  и  мы  поехали.  В  вагоне  мы  были  единственными
пассажирами.
     - Ну вот и все, с облегчением вздохнула Оливия.
     - Мы едем всего лишь в Рим, а не в страну чудес, - засмеялся я. - Кто
знает, куда ведет дорога будущего.



                                    9

     В римской гостинице мы поселились в смежных номерах. Окна их выходили
на городскую площадь, где днем и ночью звучали голоса итальянцев, пение  и
музыка.
     Мы сидели в моей комнате и ели на завтрак пиццу, запивая  ее  красным
вином, таким дешевым, что даже местные нищие могли покупать его ежедневно.
     - Те два человека, которые меня очень интересуют, родились  где-то  в
Северной Италии около 1850 года, - сказал я  Оливии.  -  В  молодости  они
приехали в Рим, изучили инженерное дело и в 1893 году сделали свое главное
открытие, которое дало Империуму средство перемещения  по  Сети.  Надеюсь,
если Баум (не все ли равно, мужчина это или женщина) смог здесь родиться и
в девяностых годах написать в этом мире  нечто  подобное  тому,  что  было
написано в моем, то, может быть, Максони и Копини тоже существуют здесь, -
закончил я.
     Оливия слушала молча.
     - Они, конечно, не могли усовершенствовать привод МК так, чтобы можно
было посредством него осуществлять полеты по Сети.  А  если  да,  то  этот
секрет умер с ними. Но, возможно, они подошли  вплотную  к  решению  этого
вопроса. Может быть, они оставили что-нибудь, что я смогу использовать для
своего возвращения.
     - Брайан, разве вы не  говорили  мне,  что  все  миры,  расположенные
вокруг линии 0-0, опустошены и превращены в  руины  этими  же  силами?  Не
опасно ли экспериментировать с такими ужасными инструментами?
     - Я неплохой  техник  и  достаточно  разбираюсь  в  наших  аппаратах,
посредством которых мы путешествуем по  мирам.  Я  знаю  все  их  уязвимые
места. Максони и Копини не знали, с чем они играют.
     Они наткнулись на это силовое поле совершенно случайно.
     - И, насколько я поняла, почти 99% всех вероятностных  миров  погибли
именно из-за того, что не умели управлять вызванными силами, не так ли?
     - Да.
     - Но если вы достаточно разбираетесь в этих аппаратах, то зачем тогда
Максони и Копини?
     - Дело в том, Оливия, что я не могу построить аппарат перемещения  по
Сети, ибо не  знаю  конструкции  основного  генератора  поля.  Это  особым
образом намотанная катушка, являющаяся сердцем генератора поля. Я  никогда
не разбирался в ее устройстве.
     Может быть, если здесь окажутся Максони и Копини, и если они  сделали
те же случайные открытия, и если  они  вели  записи,  и  если  записи  еще
существуют, и если я могу найти их...
     Оливия рассмеялась.
     - Если боги сделают так, что все эти "если" окажутся в  вашу  пользу,
тогда все просто. Давайте рискнем.  Видение  Изумрудного  города  все  еще
влечет меня.
     - Давайте сначала попытаемся найти хотя бы этих людей.  Потом  у  нас
будет наверняка немного времени, чтобы разобраться в их биографиях.
     Час спустя в городском архиве усталый  служащий  принес  мне  толстый
том, в котором были записаны старомодным почерком тысячи имен с  указанием
дат рождения, адресов, а иногда и дат смерти.
     - Предупреждаю вас, сеньор, - сказал клерк, - что, хотя муниципалитет
и предоставляет вам эти записи, то разбирать их вам придется самому.
     - Вы только объясните мне, что здесь такое, - тихо  проговорил  я.  -
Меня интересуют данные о Джулио Максони или о Карло Копини.
     - Да, да, я помню. Так  вот,  перед  вами  находится  регистрационная
книга,  в  которую  занесены  имена  всех  людей,  прибивших  в  город  на
жительство в период с 1870 по  1880  год.  А  теперь  извините,  мне  надо
заниматься своими прямыми обязанностями.
     Я вздохнул и принялся за работу. Оливия помогала мне.
     Прошло минут двадцать. За это время мы просмотрели все записи за 1870
год. Настала очередь 1874  года.  Оливия  читала  быстрее  меня  и  вскоре
раздался ее взволнованный голос:
     - Брайан, посмотрите! Джулио Максони, родился в 1847 году в Палермо.
     Я страшно разволновался, вчитываясь в эти строки, хотя  понимал,  что
это может быть другой Максони. Людей с такой  фамилией  мы  уже  встретили
около сотни, почему бы одному из них не носить имя Джулио?
     Я, похвалив Оливию, записал адрес этого Максони  в  записную  книжку.
Мои поиски Карло Копини пока не увенчались успехом.
     Максони жил на улице Карлотти в доме номер 12, на четвертом этаже.  С
помощью карты города мы нашли эту улицу, а потом поехали  туда.  Она  была
узкая и грязная. Видимо, Максони начинал свою карьеру, если это только был
тот, кого мы искали, мягко говоря, в скромных условиях. Даже сто лет назад
этот район был районом, где жили одни нищие.
     Я открыл дверь дома N_12, и мы сразу же ощутили резкий запах жареного
лука, сыра и постного масла.
     Одна из дверей в коридор открылась и  заплывшее  жиром  женское  лицо
показалось в проеме.
     - Простите, мадам, - начал я почтительно, -  мы  иностранцы,  которые
впервые приехали в  Вечный  город,  чтобы  найти  квартиру,  где  жил  наш
покойный родственник, когда был осчастливлен возможностью дышать  воздухом
солнечной Италии.
     У нее отвисла челюсть, затем широкая любезная  улыбка  расплылась  по
лицу.
     - Добрый день, сеньор и сеньора, - выпалила она  и  поинтересовалась,
чем она может помочь столь любезным гостям Италии.
     Я назвал ей номер комнаты, где около ста лет назад жил Максони.  Она,
пыхтя и переваливаясь с ноги на ногу,  пошла  показывать  нам  дорогу.  На
лестнице так давно не убирали,  что  я  готов  был  поверить,  что  записи
Максони вполне могли сохраниться здесь. Когда мы  остановились  у  комнаты
N_16, хозяйка сказала:
     - Теперь эта комната занята, но сейчас жилец на работе.
     - Так, может быть, мы подождем его, - начал я, но квартирная  хозяйка
перебила меня, пренебрежительно махнув рукой. Она пустилась в  рассуждения
о неблагодарности жильцов, но я прервал ее излияния,  вытащив  из  кармана
банкноту в сто лир.
     Она впустила нас в комнату:
     - Вот!
     Мы увидели убогую и грязную каморку с кроватью,  застеленной  грязным
одеялом, с разбитым зеркалом, сломанным стулом, столом и  батареей  пустых
винных бутылок на окне и полу.
     - Мы хотели бы войти и побыть здесь некоторое время, чтобы пообщаться
с духом нашего умершего предка, - сказал я.
     Брови мадам поползли вверх:
     - Но ведь в комнате живут!
     - Мы не  будем  ничего  трогать,  только  посмотрим.  Неужели  вы  не
понимаете наших чувств? - всхлипнула Оливия.
     - Ну, хорошо, хорошо, - мадам выжидающе посмотрела на меня.
     Я вытащил деньги - сто лир, и мадам просияла:
     - Я понимаю, сеньор, вы и ваша сестра, вы  хотите  побыть  наедине  с
духом вашего родственника. Еще сто лир,  и  вы  можете  общаться  с  каким
угодно духом.
     Я молча протянул деньги, и она, взяв их, ушла.
     Мы молчали, и хозяйка, дойдя до лестницы, обернулась:
     - Мне бы не хотелось вас  торопить,  но  постарайтесь  окончить  ваше
общение, скажем, через два часа. Мой жилец может прийти домой обедать,  и,
думаю, не очень обрадуется, увидев в своей комнате чужих людей.
     Через полчаса  безуспешных  поисков  Оливия,  устало  опустившись  на
колченогий табурет, произнесла:
     - С самого начала мне было ясно, что это  бесполезно.  Давайте  уйдем
отсюда.
     - Мы обыскали все вероятные места, - кивнул я, стряхивая пыль с  рук,
- но ведь могут быть еще и тайники.
     - Это пустая трата времени, Брайан. Этот человек был  простым  бедным
студентом, а не конспиратором. Зачем ему было устраивать в  своей  комнате
какие-то тайники?
     - Не знаю... А может быть, есть такие мелочи, которые он  мог  просто
уронить, потерять... Допустим, лист бумаги  вполне  мог  застрять  в  углу
ящика стола, например.
     - Где? Мы перерыли  все  ящики  и...  -  она  вдруг  остановилась  на
полуслове.
     Мы одновременно посмотрели на радиатор под окном.  Отодвинув  батарею
бутылок и груду окурков и, открутив ржавые болты ограждения радиатора,  мы
увидели использованные  билеты,  бечевки,  шпильки  для  волос,  окурки  и
какие-то листочки бумаги.
     Оливия, став на колени, выгребла смятое меню какого-то  ресторанчика,
обрывок пожелтевшего листка с  цифрами,  конверт  с  маркой,  адресованный
некому Марио Пинотти, две открытки с видами города  и  листок,  совершенно
чистый с обеих сторон.
     - Это была хорошая идея, - пожал я плечами, - но, к сожалению, и  она
не дала нам нужных результатов. Вы были правы, Оливия, идемте отсюда.
     - Брайан! Посмотрите, - Оливия  стояла  у  окна,  разглядывая  чистый
листок бумаги на свету. - Чернила выцвели, но кое-что можно еще разобрать.
     Я взял бумагу из ее рук.
     Да, едва заметные знаки были различимыми. Я  с  великим  трудом  смог
разобрать следующее: "Институт Галилея. Среда. 7 июня..."
     - Г-м-м-м... Это интересно, - отметил я. - Какой же это год?
     - Я знаю простую формулу, как определить дату, - произнесла Оливия. -
Минуточку...
     Она задумалась.
     - Да! Это было седьмое июня тысяча восемьсот первого года, среда.  Но
это может быть так же и 1890 год, а также 1911...
     - О, это уже лучше, чем ничего! - воскликнул  я.  -  Давайте  быстрее
проверим! Институт Галилея? Будем надеяться, он еще существует.
     В институте Галилея нас встретил пожилой мужчина с желтоватыми усами.
     - 1871 год? Это было довольно давно, сеньоры,  -  удивился  он  нашим
поискам. - С тех пор  в  институте  обучалось  довольно  много  студентов.
Многие выдающиеся ученые проходили под его арками.
     - Пожалуйста, сеньор, - прервал я его, - мы пришли не просить  вас  о
принятии нас в институт. Все, что нам нужно, это  взглянуть  на  данные  о
Джулио Максони. Конечно, если ваш архив в таком состоянии, что  их  нельзя
отыскать, то вы так и скажите, и я использую этот  факт  в  своей  статье,
которую сейчас пишу.
     - Так сеньор - журналист? - заинтересовался он, поправляя  галстук  и
быстро что-то пряча в ящик стола. "Что-то" издало при этом легкий звон.
     Потом он быстро вышел и вскоре опять  появился  с  объемистым  томом,
похожим на регистрационную книгу муниципалитета. Он водрузил ее на стол  и
сказал:
     - Вы говорите, Максони? Какой год? Ага. 1872-й... Так  какой  Максони
вам нужен? Джулио Максони? Тот самый Джулио Максони?  -  он  подозрительно
посмотрел на нас.
     Я на всякий случай кивнул.
     - Так вам нужен Джулио Максони, выдающийся изобретатель? Изобретатель
телеграфного ключа, маслобойки и гальванического элемента?
     Я  улыбнулся,  как  ревизор,  которому  не  удалось  найти  ошибку  в
проверяемых отчетах.
     - Очень хорошо, - кивнул я. - Вижу, что у  вас  здесь,  в  институте,
порядок. Позвольте взглянуть.
     -   Вот,   пожалуйста.    Он    был    первоначально    зачислен    в
электромеханический колледж. Тогда он был простым писарем из бедной семьи.
Здесь он начинал.
     Я не слушал его болтовни, перелистывая записи.  Здесь  тоже  был  его
адрес на улице Карлотти. Здесь же было указано, что во время поступления в
институт ему было двадцать четыре года, сообщалось, что он был католиком и
холостяком. Да, я вынужден был признать, что этого очень мало.
     - Известно ли сеньору, где он жил, когда сделал свой гигантский вклад
в науку? - обратился я к служителю.
     - Как? Вы шутите, сеньор? Местонахождение Музея  известно,  по-моему,
даже туристам! - Архивариус как-то странно посмотрел на нас.
     - Музей? Какой музей?
     - Тот самый Музей, который находится  в  бывшем  доме  и  лаборатории
Джулио  Максони.  Там,  где  находятся  свидетельства  его   замечательной
карьеры!
     - А у вас случайно нет под рукой адреса этого Музея?
     Он улыбнулся нам с выражением превосходства:
     - Улица Алланцио, номер двадцать восемь. Любой  ребенок  покажет  вам
дорогу.
     Мы поблагодарили служителя и повернулись, чтобы уйти.
     - Кажется, нам повезло, - сказала Оливия.
     - А... Как называется газета, которую  вы  представляете,  сеньор?  -
клерк догонял нас. - Не мог бы синьор сказать это?
     Мы остановились, и служитель, запыхавшись,  подбежал  к  нам.  Оливия
хихикнула. Надо было быстро отвечать.
     -  Видите  ли,  приятель,  мы  представляем   лигу   умеренности,   -
симпровизировал я. - Вопрос о Максони был просто уловкой. На самом деле мы
пишем статью под названием "Распитие спиртных напитков на работе и во  что
это обходится налогоплательщику". Вам все понятно?
     Клерк обалдело кивнул головой.
     В дверях я оглянулся: он все еще стоял, хлопая глазами.
     Музей Максони был солидным зданием с латунной табличкой,  извещавшей,
что дом-музей-лаборатория изобретателя  Джулио  Максони  открыт  с  10  до
16.00, а по воскресеньям - с 13.00 и до 18.00.
     Я позвонил.
     Через несколько секунд дверь открылась, и оттуда выглянула  заспанная
женщина.
     - Вы что не видите? Закрыто! Сейчас же убирайтесь!
     Я успел вставить ногу в пространство между дверью и косяком.
     - Но на табличке написано... - начал я.
     - Мало ли что там может быть написано. Приходите завтра.
     Я  засмеялся  и   налег   плечом   на   дверь.   Женщина   попыталась
воспрепятствовать мне и уже было открыла  рот,  чтобы  сказать  что-нибудь
нелицеприятное.
     - О, не говорите этого! - остановил я ее. -  Графиня  не  привыкла  к
выразительности здешней речи.  Представьте  себе  женщину,  которая  очень
долго прожила на берегу озера Констанс.  -  При  этом  я  многозначительно
показал глазами на стоявшую за моей спиной Оливию.
     - Графиня? - выражение лица у женщины изменилось.  -  О,  если  бы  я
знала, что ее милость окажет нам честь своим посещением...
     - Вход, охраняемый драконом! - усмехнулась Оливия. - Но вот  является
добрый рыцарь, который уничтожает этого огромного дракона одним словом.
     - Я воспользовался маленькой ложью. Теперь  вы  -  графиня.  Смотрите
немного свысока и улыбайтесь.
     Мы прошли по коридору и вошли в зал с высокими  потолками  и  окнами,
застекленными матовыми стеклами. Вдоль стен тянулись  стеллажи,  гнувшиеся
под  тяжестью  огромного  количества  книг.  "Интересно,   где   находится
лаборатория?" - шепнул я Оливии.
     Она пожала плечами, и я продолжал свой обзор комнаты.
     Взглянув на корешки книг, я заметил одну с названием "Эксперименты  с
перемещением  токами  высокой  частоты".  Автор   Никколо   Тесла.   Очень
интересно! Я взял книгу в руки. Сплошная бредятина - одни,  вернее,  почти
одни, математические знаки.
     Я посмотрел остальные книги. Вряд ли здесь можно было найти  то,  что
нам нужно.
     "Дракон" вернулся, успев переодеться  и  нанести  слой  косметики  на
лицо. Она подобострастно посмотрела на Оливию, которая довольно холодно ей
улыбнулась. Я подмигнул своей спутнице и обратился к смотрительнице:
     - Ее милость хотела бы осмотреть лабораторию  великого  ученого.  Она
хотела бы видеть то место, где Максони совершал свои открытия.
     Служащая, стараясь держаться поближе к "графине", провела  нас  через
сад к дверям лаборатории.
     - Мастерские еще не полностью отреставрированы, -  предупредила  она,
открывая замок.
     Зажегся  свет,  и  мы  различили  какие-то  запыленные,  бесформенные
предметы, закрытые брезентом, немытые окна и пыль. Всюду пыль.
     - Он здесь работал?
     - Конечно, в те времена  лаборатория  была  не  так  захламлена.  Но,
видите ли, ваша милость, нам решительно не хватает средств и мы  не  можем
составить описание всех предметов, которые  были  у  него  в  лаборатории,
избавиться от хлама и восстановить лабораторию в прежнем виде.
     Почти не слушая  ее,  я  незаметно  осмотрелся.  Где-то  здесь  может
быть... что-то, что нам так нужно. Я не знал, что  я  ищу,  это  мог  быть
журнал наблюдений, рабочая модель или что-нибудь еще.
     Я приподнял край  брезента,  покрывавшего  стол  и  увидел  неуклюжие
тяжелые трансформаторы, примитивные электронные лампы, мотки проволоки.
     Массивный объект в центре стола привлек  мое  внимание.  Я  попытался
придвинуть его поближе.
     - Но, сеньор, я настаиваю, чтобы вы ничего не трогали,  -  обратилась
ко мне привратница. - Здесь все сохраняется в том виде,  в  каком  оставил
комнату профессор в тот фатальный последний день.
     - Извините, но для  меня  все  это  выглядит  просто  ненужной  кучей
железа, - безразлично произнес я.
     - Да, профессор Максони был  несколько  эксцентричным  человеком.  Он
хранил самые разные вещи, и всегда пытался приладить их друг  к  другу.  У
него была мечта, он часто говорил об этом моему покойному отцу...
     - Ваш отец работал с Максони?
     - А вы не знали? Да, он был его ассистентом в течение долгих лет.
     - А не оставил ли он дневников о совместной работе с профессором?
     - Нет, мой отец не был склонен к писанию. Но вот сам профессор  очень
тщательно вел дневник. После него  осталось  пять  объемистых  томов.  Это
просто трагедия, что у нас нет средств их опубликовать.
     - Средства могут появиться, мадам, - многозначительно произнес  я.  -
Графиня как раз очень интересуется изданием таких воспоминаний.
     - О, ваша милость, - простонала смотрительница.
     - Так  что  пока  принесите  эти  тома  сюда,  чтобы  графиня  смогла
взглянуть на них.
     - Они в сейфе, сеньор, но у меня есть ключ или был... еще  в  прошлом
году.
     - Найдите его, милейшая, - потребовал я. - Ее милость и  я  терпеливо
подождем здесь, в комнате, где великий Максони так плодотворно работал.
     - Но, может быть, лучше вернуться в зал? Ведь здесь так пыльно.
     - Нет, нет. Мы подождем вас здесь.
     Смотрительница кивнула головой и бросилась из лаборатории.
     Оливия вопросительно посмотрела на меня  в  ожидании  перевода  (ведь
итальянского языка она не понимала).
     - Я отправил ее за дневниками Максони, - произнес я.
     - Брайан, что это?
     Я подошел  к  столу  и  снял  брезент.  Тяжелое  устройство  занимало
центральное место среди других предметов.
     - Это, - сказал я, не скрывая триумфа, - та  самая  катушка,  которая
является сердцем привода МК. Имея ее и дневники старика, я  уж  постараюсь
построить шаттл.



                                    10

     Мастерская, которую я снял,  была  помещением  двадцать  на  двадцать
футов, которое в прошлом занимал какой-то механик. В углах все еще  лежали
ржавые детали парового двигателя, болты и  гайки,  металлическая  стружка.
Старик, сдавший мне это помещение, с ворчанием выгреб кое-что и  установил
обитый металлом стол. Это, плюс катушка генератора МК, которую я с помощью
довольно  немалой  суммы  сумел  одолжить  у  мадам-смотрительницы,   плюс
дневники - это все и составляло мое лабораторное оборудование. Не  так  уж
много, но кое-что для начала.
     Оливия сняла для нас комнаты неподалеку, более дешевые и удобные, чем
в гостинице. В ее комнате  была  маленькая  плита,  топившаяся  углем:  мы
решили в целях экономии питаться дома.
     Я  начал  свою  программу  исследований,  прочитав  все  пять   томов
дневников профессора, большая часть  которых  была  посвящена  критическим
замечаниям по поводу тогдашней  политической  ситуации  -  столица  Италии
переместилась из Флоренции в Рим и из-за этого мгновенно подскочили  цены.
Здесь  было  также  множество   заметок   о   магнетизме,   электричестве,
математических расчетов.  Почти  весь  второй  том  был  занят  бюджетными
расчетами, вызвавшими у меня горячее сочувствие.
     Только в последнем томе я начал находить интересные  места  -  первые
намеки  на  "большой  секрет".  Максони  экспериментировал  с   обмотками,
пропуская   сквозь   них   токи   различной   частоты   и   силы,   силясь
систематизировать и понять результаты. Если бы он лучше  знал  современную
физику, он бы не стал этого делать, но неведение делало  его  настойчивым.
Он не знал, что ищет - и когда это обнаружил,  то  не  знал,  что  же  это
такое. И, кроме того, в этом мире не было Копини. Я не  знал,  какой  была
его роль там, в мире 0-0.  Было  бы  интересно  почитать  об  этом,  когда
вернусь - если, конечно, вернусь и если будет куда возвращаться...
     Я старался не думать об этом. Это ни  к  чему  хорошему  привести  не
могло.  Последний  из  журналов  раскрывал  свои   тайны   -   скудные   и
фрагментарные сведения о намотке  катушек  и  редкие  строчки  о  странных
явлениях, полученных с помощью электротока  при  использовании  некоторых,
определенным образом намотанных, катушек.
     Прошла неделя. Я был готов приступить к экспериментам. В городе  было
несколько источников электричества, но оно было еще  малодоступно  в  этом
мире.  Я  запасся  разнообразными  батареями,  осциллографами,  катушками,
конденсаторами, электронными лампами, - большими  и  неуклюжими,  похожими
размерами и формой на молочные  бутылки  моего  родного  мира.  Затем,  по
предложению Оливии, нами были сделаны под гипнозом записи всех моих знаний
в области технологии производства шаттлов Сети, которые сохранились в моем
подсознании - и это, как впоследствии оказалось, было  вдвое  ценнее,  чем
все записи Максони.
     Это  были  приятные  дни.  Мы  рано  вставали,  завтракали,  затем  я
отправлялся  в  мастерскую,  где  работал  до  обеда,  занося   результаты
наблюдений в рабочий журнал, подобно Максони.
     К обеду приходила Оливия, похорошевшая и посвежевшая  на  итальянском
солнце. Она приносила корзинку с едой, и мы ели, расположившись за рабочим
столом.
     Затем - снова работа,  прерываемая  лишь  приветствиями  и  вежливыми
расспросами  случайных  прохожих,  заглядывавших  в  открытую  дверь  моей
мастерской.
     К концу месяца  все  вокруг  считали  меня  сумасшедшим  иностранцем,
которому помогает колдунья. Но  отношение  к  нам  по-прежнему  оставалось
дружелюбным.
     Под вечер я, заперев мастерскую, возвращался домой, принимал ванну, и
мы с Оливией отправлялись  куда-нибудь  поужинать.  Вернувшись  домой,  мы
расходились каждый в свою комнату. Это были любопытные отношения,  хотя  в
то  время  они  казались  нам  естественными.   Мы   были   заговорщиками,
отделенными от окружающей среды таинственностью нашего предприятия. Она  -
по причинам романтического характера, я - из  желания  вырваться  из  этой
тюрьмы.
     Мои представления о  возрасте  Оливии  постоянно  менялись.  Сначала,
когда я увидел ее без маски матушки Гудвил, я давал ей лет сорок. Потом, в
маскараде разбитной девицы ей можно было бы дать тридцать пять. Теперь же,
рассмотрев ее без грима,  в  простой,  аккуратной  одежде,  подчеркивающей
стройную фигуру, я вдруг понял, что ей от силы двадцать  пять  -  двадцать
семь лет.
     Оливия, взглянув на меня, заметила, что я ее разглядываю.
     - Вы красивая девушка, - сказал я, посмеиваясь над  ее  смущением.  -
Что заставило вас затеять этот маскарад со старухой-колдуньей?
     - Но я ведь вам уже говорила. У меня была такая работа. Кто  стал  бы
обращаться ко мне, если бы у меня на лице не было морщин?
     - Это все ясно, но почему вы не вышли замуж?  -  начал  было  я,  но,
взглянув ей в лицо, вовремя остановился. - Ну, хорошо, хорошо, это не  мое
дело. Я не хотел вас обидеть, Оливия, вы сами знаете, - замялся я, и  наша
прогулка закончилась в не слишком дружелюбном молчании.
     Еще через три недели я накопил значительный объем данных, позволяющих
мне начать конструирование той части механизма шаттла, с которой  я  лучше
всего был знаком.
     Самое главное, думал я,  осуществить  калибровку  катушки,  выяснить,
какая мощность требуется и какая сила тока при этом создается.  Когда  это
будет сделано, останется только собрать усилитель и аппарат фокусировки.
     - Когда вы говорите об этом, Брайан, - заметила  Оливия,  -  кажется,
что это очень просто.
     - Это далеко непросто и небезопасно, - усмехнулся я. - Таким  образом
я уговариваю себя взяться за дело. А сделать то, что я задумал, все равно,
что уравновесить чашку с кофе на струе фонтана, причем у  меня  сейчас  не
одна, а около десятка таких чашек. И если я запущу  эту  штуку  на  полную
мощность, не имея возможности как следует ею управлять... - тут  я  развел
руками.
     - Что же тогда?
     - Тогда я устрою непредсказуемый  и,  боюсь,  необратимый  катаклизм,
может быть, страшный взрыв. Или же произойдет гигантская утечка энергии из
нашей планеты. Представьте себе  Ниагарский  водопад.  Утечка  может  быть
примерно такая же, которая может лишить энергии наш мир и превратить его в
ледяную пустыню.
     - Хватит! Я все поняла, Брайан. Вы играете с огнем!
     - Не беспокойтесь, я не включу эту штуку до тех  пор,  пока  не  буду
уверен в том, что умею с ней обращаться.  Катастрофа,  которая  привела  к
возникновению Зоны Опустошения, произошла только  потому,  что  Максони  и
Копини тех, других мировых  линий,  не  были  достаточно  осторожны  и  не
представляли себе масштабов возможной трагедии.
     - Сколько еще времени нужно вам, чтобы закончить эксперименты?
     - Сколько? Думаю, что еще несколько дней, и можно будет попытаться.
     - А если ксонджилианцы были правы? И мир, который вы ищите, находится
не там, что тогда?
     - Тогда я окончу свою жизнь в Зоне, и вам  придется  молиться,  чтобы
моя смерть была, по  возможности,  молниеносной  -  вот  и  все,  -  резко
закончил я разговор.
     Прошло еще три дня, и вот однажды вечером мы сидели в одном из кафе и
неспешно вели ничего не значащий разговор.
     -  Теперь  уже  скоро,  -  заметил  я,  не  выдержав  мучающей   меня
неопределенности, постепенно возникнувшей между  нами.  -  Вы  уже  видели
корпус. Завтра я намерен сделать проводку пульта управления.
     - Смотрите, Брайан, - перебила меня Оливия, схватив за  руку,  -  это
он.
     Я увидел промелькнувшую в толпе пешеходов  высокую  фигуру  человека,
одетого во все черное.
     - Вы уверены, что это он?
     - Абсолютно. То же лицо, борода. Надо уходить, и побыстрее!
     После недолгого спора я убедил Оливию, что единственный наш шанс -  в
завершении работы над шаттлом.
     Мы добрались до мастерской, незаметно проскользнули  внутрь,  и  я  с
помощью Оливии начал работу. Каждые полчаса-час она выходила на разведку -
убедиться, что наш шпион еще не появился поблизости.
     Было уже за полночь, когда нам с грехом пополам удалось все наладить.
Сооружение   выглядело   хрупким   и   ненадежным.   Оливия,   разглядывая
псевдошаттл, попыталась было  меня  отговорить  от  опасной  затеи.  Звала
остаться вместе с ней в этом мире,  но  скоро  поняла,  что  ее  слова  не
доходят до меня, что это все пустые хлопоты: я от своего  не  отступлю,  и
это буквально на глазах состарило ее.
     Тут за дверью раздались шаги и, едва  я  успел  выключить  свет,  как
дверь распахнулась и в дверном проеме  показалась  высокая  фигура  нашего
преследователя, который хриплым  ксонджилианским  голосом  окликнул  меня:
"Брайан!"
     В темноте я нащупал на столе тяжелый металлический прут, подкрался  к
нему сбоку и ударил по голове.
     Он упал.
     Оливия бросилась ко мне и схватила за руку.
     - О, боже! Вы ведь убили человека, Брайан, - воскликнула она.
     - Перестаньте, - резко оборвал я ее. - Вы ведь знаете, что  на  карту
поставлена моя жизнь! Вы что же, хотели, чтобы я покинул  вас  по  милости
этих вот, - и пренебрежительно махнул в сторону лежащего на полу человека.
- Раз так, живите своей жизнью  и  забудьте  меня!  -  я  чувствовал,  что
поступаю, как последняя свинья. - Постарайтесь забыть меня!
     - О, Брайан! Позвольте мне следовать за вами.
     - Но вы ведь понимаете, что это невозможно!  Это  слишком  опасно,  и
потом... вы вдвое уменьшаете мои  шансы  добраться  до  линии  0-0,  будет
повышенный расход  энергии,  воздуха.  Разве  вам  это  не  понятно?  -  Я
незаметно опустил свой бумажник в карман ее плаща, зажег свет  и  легонько
оттолкнул ее от себя.
     - Мне пора, дорогая, - я направился к шаттлу.
     Услышав за спиной сдавленные рыдания женщины, с которой я  так  много
пережил, я поспешно повернул выключатель запуска шаттла.
     - Уходите, Оливия. Отправляйтесь как можно дальше отсюда. Ну, хотя бы
в Луизиану, и начните все сначала. Простите меня, если можете. Не  думайте
обо мне плохо. Поверьте, иначе нельзя было. Прощайте!
     Передо мной  замерцали  экраны.  Приборы  показали,  что  момент  для
перемещения настал. Я взялся за рычаг управления и нажал на него.



                                    11

     Перемещение в неумело сконструированном шаттле  принесло  мне  немало
неприятных часов: это и  отсутствие  какой-либо  карты  (если  не  считать
неясных  воспоминаний  о  фотодиаграмме,  показанной   мне   на   судилище
ксонджилианцами), и постоянное искрение проводов, которое чуть не  привело
к пожару в кабине. Это и отсутствие  точности  в  показаниях  приборов,  и
опасность задохнуться, так как воздух скоро должен был  стать  непригодным
для дыхания, и многое, многое другое.
     В результате этих мытарств,  через  сорок  минут  трудного  полета  я
оказался в совершенно незнакомой мне части Зоны  Поражения  и  понял,  что
окончательно заблудился. В порыве  отчаяния,  охватившего  меня,  я  остро
ощутил утрату Оливии и той жизни, которую я мог бы  прожить,  оставшись  с
ней. Ну что ж, мужчина должен, просто  обязан,  делать  то,  что  от  него
требуется. Я считал, что у меня нет права выбора.
     Уже час мой шаттл двигался  вслепую.  Кабина  постепенно  наполнялась
дымом. Становилось все  труднее  дышать,  с  приборами,  в  этом  не  было
никакого сомнения, уже невозможно было работать. Я улегся на пол,  пытаясь
хоть так уловить чистый воздух. Меня  мучил  кашель,  голова  гудела,  как
изношенный трансформатор. Затуманенным взором я уже  еле  различал  быстро
меняющуюся панораму Зоны.
     И тут мне вдруг показалось, что на фоне серо-черных оттенков  пустыни
мелькнул проблеск зелени.  И  через  мгновение  я  понял,  что  зрение  не
обмануло меня. Я увидел первые признаки растительности, их становилось все
больше. Да это же настоящие джунгли!
     Вероятно, беспорядочно перемещаясь, шаттл вновь оказался на краю Зоны
Поражения...
     Собрав последние силы, задыхаясь от кашля, я  силился  дотянуться  до
рычага управления. У меня был только один выход:  посадить  шаттл  в  этом
совершенно незнакомом мне мире и попробовать еще раз. В  противном  случае
меня ожидала неминуемая смерть от удушья.
     Когда в сумерках я пришел в себя, то  увидел,  что  лежу  в  лесу  на
поляне, а останки шаттла, застрявшие в ветвях большого дерева, дымятся.
     Надеясь спасти основную обмотку, я попытался было потушить пожар,  но
все мои попытки окончились ничем. Вскоре огонь охватил ближайшие  деревья.
К счастью, начавшийся дождь потушил пожар. Я принялся разгребать  золу,  с
горечью рассматривая почерневшие куски обгоревшего металла.
     Наступила ночь и, найдя  укрытие  в  ветвях  раскидистого  дерева,  я
погрузился в беспокойный сон.
     Утром я заново осмотрел то, что  осталось  от  шаттла,  и  это  убило
последнюю надежду на возвращение домой.
     Следующие несколько дней и ночей я провел, как  современный  человек,
внезапно  оказавшийся  в  каменном  веке   со   всеми   его   заботами   и
непреодолимыми трудностями, в отчаянных поисках чего-либо  пригодного  для
изготовления примитивного оружия и инструментов, в попытках  добыть  огонь
для костра и пищу для утоления голода.
     Первую ночь я почти не спал, поэтому следующие полдня я  истратил  на
плетение гамака. Благо, длинных и прочных лиан тут было предостаточно.
     И вот, на второй день моего пребывания в этом мире, закинув за  спину
свою веревочную постель, я двинулся в путь. Оставаться на месте  и  клясть
свою  несчастную  судьбу  не  было  смысла.  Впереди   лежала   совершенно
незнакомая страна, в которой мне предстояло прожить всю оставшуюся жизнь.
     Продираясь сквозь заросли лиан и низкорослого кустарника, питаясь,  в
основном, незнакомыми ягодами и плодами, каждый раз рискуя отравиться,  на
третий день я вышел к реке, за которой расстилалась равнина  с  несметными
стадами животных, похожих на наших земных антилоп, но значительно  меньших
размеров.
     Переплыв  на  другой  берег,  я  попытался  было  убить  какое-нибудь
небольшое животное, но все мои усилия были напрасны. При моем  приближении
стада моментально снимались с места, и я, обессилив, уселся на траву. Я  с
ужасом думал, что  моя  жизнь  так  и  закончится  в  одиночестве,  но,  к
сожалению, произойдет это еще не скоро.
     Перебрав в уме все возможные варианты, я решил вернуться  к  обломкам
шаттла, лелея слабую надежду, что, может быть, как-то удастся использовать
металлические детали аппарата - хотя бы для изготовления наконечников  для
копий.
     Велико же было мое удивление и страх, когда, подобно Робинзону Крузо,
я обнаружил неподалеку от места своей  посадки  следы,  очень  похожие  на
человеческие, только поменьше. Недолго думая, я решил напасть первым.  Для
этого я вырыл яму, забросал ее ветвями и затаился в зарослях.
     Я был уверен, что существо непременно вернется сюда, потому  что  оно
шло по моим следам.
     После долгого ожидания, я услышал треск веток под чьими-то ногами.
     Когда же, услышав вопль попавшего в ловушку существа, я  с  копьем  в
руке подбежал к яме, то  не  поверил  своим  глазам.  Внизу  барахтался  и
страшно ругался... Дзок!
     - Послушай, наконец, Байард! Ну и задал же ты мне работенку бегать за
тобой! - морщась от боли воскликнул полевой агент.



                                    12

     Дзок  угостил  меня   напитком,   напоминавшим   кофе,   и   принялся
рассказывать о  том,  что  случилось  после  памятного  заседания  Совета.
Обрадовавшись, что меня оставили в живых,  Дзок  сумел  попасть  в  группу
ученых, отправляющихся в ту же временную линию, в  которую  сослали  меня.
Как сейчас выяснилось, "шпион", которого заметила Оливия, был никто  иной,
как Дзок, вынужденный  соблюдать  конспирацию,  чтобы  не  привлечь  своей
странной внешностью внимание жителей деревни.  Наш  неожиданный  отъезд  в
неизвестном направлении сбил Дзока со следа. Из-за  этого  пришлось  снова
возвращаться  в  Ксонджил,   выяснять   наше   новое   местонахождение   и
перемещаться в Рим. Теперь-то мне стало ясно,  что  человек,  проникший  в
мастерскую перед самым моим  стартом,  тоже  был  Дзок,  но  он  не  успел
назваться и получил еще один удар  по  голове,  надолго  выведший  его  из
строя.
     Обнаружить меня в этом районе Сети  Дзоку  помогла  "колея",  которую
пропахал во временной канве Сети мой шаттл.
     После того как Дзок рассказал мне о  злоключениях,  выпавших  на  его
долю с начала поисков, я иронично поинтересовался:
     - Мы прибыли сюда, чтобы  возместить  мне  моральный  и  материальный
ущерб, так Дзок?
     Агент оскалил зубы,  что  означало  у  его  расы  улыбку,  и  покачал
головой:
     - Я прибыл сюда, старина, чтобы помочь тебе. Мне удалось найти способ
вернуть тебя.
     - Но почему "вернуть"? - поинтересовался я.
     - Понимаешь ли, Байард, - заметил Дзок, - дело в том,  что  повторная
фотодиаграмма убедительно доказала, что линии вашего мира не существует  в
природе, хотя удалось также установить, что еще несколько дней  назад  она
действительно существовала.
     Я изумленно уставился на агента, не понимая, что к чему.
     Наконец я выдавил из себя:
     - Что значит существовала несколько дней назад?  Куда  же  делся  мой
мир?
     - Это означает, старина, что твой мир  0-0  около  месяца  назад  был
уничтожен хегрунами. Теперь всем понятно, что они делали в  вашем  нелепом
времени! Наше предположение о диверсии со стороны этих негодяев  оказалось
верным.
     - Но как они могли осуществить уничтожение целого мира? -  едва  смог
вымолвить я.
     -  Для  этой  цели  можно   воспользоваться   специальным   прибором,
называемым прерывателем. Этот прибор, возможно, был  украден  у  нас,  ибо
весьма сомнительно, чтобы хегруны смогли сами додуматься до принципов  его
действия. Этот прерыватель может...
     - Постой-ка, Дзок, - прервал я агента. Мой мозг лихорадочно  работал.
- Но ведь если бы все было для меня потеряно, ты вряд ли бы рисковал собой
и тратил усилия на какого-то безволосого сапиенса.
     Дзок ухмыльнулся:
     - Все правильно, старина. У тебя есть одна  возможность,  один  шанс.
Дело  в  том,  что  у  нас  изобретено  устройство,  позволяющее   кое-что
предпринять для твоего спасения. Оказывается, по Сети  можно  перемещаться
не только в тех направлениях,  которые  раньше  считали  единственными.  С
помощью изобретенного моим другом прибора можно путешествовать по Сети как
бы во времени. То есть ты, Байард,  при  наличии  нашего  аппарата  можешь
попасть в свой мир еще до того, как тот был уничтожен хегрунами.
     - Но этот аппарат? Как его достать?
     - Вот для этого, старина, я и прибыл сюда, -  с  этими  словами  Дзок
направился в грузовой отсек своего шаттла и  вынес  оттуда  комбинезон  из
почти невесомой черной ткани.
     - Сюда, - Дзок указал на спинку комбинезона, - встроен генератор волн
новой  конструкции,  весящий  всего  несколько  унций.   Благодаря   этому
обладатель сего костюма-скафандра может перемещаться по Сети  без  всякого
шаттла.
     После некоторых усилий костюм был  натянут  на  меня,  и  Дзок  начал
инструктаж. Он объяснил мне,  что  максимальное  перемещение,  на  которое
можно рассчитывать, укладывается в двадцать три дня. А так как  линия  0-0
была уничтожена хегрунами двадцать один день назад, то у  меня  оставалось
еще два  дня  на  то,  чтобы  предупредить  о  грозящей  опасности  власти
Империума и предпринять активные  меры  против  подготовленного  хегрунами
нападения.
     У меня были сомнения относительно того, как  воспримут  мои  слова  о
грозящем вторжении человеко-обезьян власти  Империума,  особенно  в  свете
моих последних  разговоров  и  встреч  с  руководством,  включая  и  моего
ближайшего друга.  Не  было  никакой  уверенности,  что  меня  внимательно
выслушают, а еще, что за этим последуют быстрые действия, направленные  на
предотвращение нападения. Но сейчас надо было думать  не  об  этом,  а  об
успешном возвращении домой. Там уж посмотрим,  главное  сейчас  -  попасть
домой!
     Дзок объяснил мне, как пользоваться кнопками костюма, и предупредил о
тех  ощущениях,  которые  будут   сопутствовать   перемещению   по   Сети.
Воздействие силы  тяжести  ощущаться  не  будет,  но  инерция  сохранится,
поэтому необходимо избегать различных столкновений.
     - Ну вот и все, - в конце концов сказал он. -  Желаю  тебе  всяческих
успехов, старина. Поверь, мне очень жаль, что наш  Совет  так  обошелся  с
тобой. Будем же надеяться, что лучшие  дни  взаимоотношений  между  нашими
расами еще впереди. Счастливо!
     Я со слезами на глазах обнял этого милого парня,  пожал  ему  руку  и
отправился в далекий, неизвестный путь.



                                    13

     Это  было  долгое  и  утомительное  путешествие.  Путешествие   через
вероятностные  миры,  во  время  которого  моему  взору   открывались   то
бесплодные пустыни Зоны, то джунгли менее  пострадавших  районов.  Однажды
передо мной появилось нечто,  в  корне  отличное  от  этого  однообразного
ландшафта. Передо мной  промелькнул  какой-то  город  с  низкими  длинными
зданиями, походящими скорее на сараи, чем на жилые помещения, сложенные из
черного камня под низким  серым  небом,  покрытым  грозовыми  тучами.  Это
видение  продолжалось  всего  несколько  секунд,  а  потом   опять   пошла
однообразная картинка выжженной пустыни. Что это было?  По  крайней  мере,
архитектура этих сооружений  не  соответствовала  культуре  ни  одной,  из
известных картографам Империума, разумных рас.
     Следуя курсу, установленному Дзоком на  автопилоте,  я  через  четыре
часа оказался у цели - в районе  Стокгольма.  Но  приземляться  на  людных
улицах столицы было бы в высшей степени неразумно, я выбрал место  посадки
в нескольких километрах от города. После  того,  как  вызванные  внезапной
резкой посадкой темные круги  перед  глазами  исчезли,  я  обнаружил,  что
нахожусь на заросшей травой равнине, залитой  солнцем,  и  вдохнул  свежий
воздух родины - я вернулся на двадцать два дня назад.
     Невдалеке виднелась дорога, и я направился к ней. По  моим  подсчетам
до Стокгольма было от силы десяток километров. Я  решил  пройтись  пешком,
наслаждаясь тем, что я живой и снова дома. Надо было, конечно, спешить, но
пара часов ничего не решала.
     Минут через сорок меня нагнала  повозка,  запряженная  лошадью,  и  я
попросился подвезти меня. Я представился начинающим парашютистом, которого
отнесло ветром далеко в  сторону  от  заданного  приземления.  Всю  дорогу
возница распространялся о том, насколько это пустое и  опасное  занятие  -
прыгать с парашютом, и что никогда бы, даже в  случае  крайней  нужды,  не
стал  бы  заниматься  этим  сумасшедшим  делом.  Я   молчал,   по-прежнему
наслаждаясь тем, что снова дома.
     Вскоре показалась деревушка  Инельсон,  и  когда  мы  проезжали  мимо
почты, я соскочил с повозки,  попрощался  с  возницей  и,  толкнув  дверь,
оказался в полутемном помещении Государственной Почтовой Службы Империума.
Через мгновение я уже различал фигуру человека,  сидящего  за  столиком  с
телефоном. Человек выжидающе уставился на меня.
     -  Извините,  пожалуйста,  сэр,  но  мне  крайне  необходимо   срочно
связаться со службой Безопасности Империума, вот по этому телефону. - И я,
четко разделяя цифры, продиктовал: - 124-72-ЦБ.
     Человек кивнул, протянул руку к телефону, но вдруг передумал:
     - А кто вы такой, сэр?
     - Вы  разговариваете  с  полковником  Байардом,  милейший,  -  строго
отчеканил я.
     - Сейчас, сейчас, - засуетился почтовый служащий и принялся  нажимать
кнопки телефона, набирая нужный мне номер.
     Связи не было.
     Ожидая разговора  с  бароном  Рихтгофеном,  я  случайно  взглянул  на
календарь, висевший на стене, и холодный пот выступил у меня на лбу.
     В своих расчетах Дзок ошибся, ошибся  всего  на  один  день  -  таким
образом, до катастрофы, нависшей над Империумом, осталось всего  несколько
часов.
     Я вскочил со своего места и бросился к чиновнику, все еще пытавшемуся
связаться с моим начальником. Схватив трубку,  я  стал  ее  вырывать,  как
сумасшедший, будто это могло помочь наладить связь.
     Внезапно входная дверь с шумом распахнулась, и в  помещение  медленно
прошествовал невысокого роста полный мужчина с печатью значимости на лице.
Он был облачен в мундир  почтового  ведомства  Империума,  на  его  рукаве
блестели лейтенантские шевроны.
     Он внимательно смотрел на нашу застывшую скульптурную группу.  В  его
глазах вспыхнул интерес, когда он разглядел мой комбинезон.
     Но обратился он к служащему:
     - Кто этот человек? - спросил он, указывая на меня. - Что ему нужно?
     Не дав служащему вымолвить ни слова, я сказал:
     - Я полковник разведслужбы Байард, лейтенант. Я имею важное сообщение
для барона фон Рихтгофена. Речь идет о жизни и смерти государства.
     - Ваши документы, полковник, - потребовал лейтенант и протянул руку.
     - Видите ли, -  начал  я,  -  дело  в  том,  что  я  выполнял  важное
государственное  задание,  и  поэтому  у  меня  нет  никаких   документов,
удостоверяющих личность. Но чтобы окончательно развеять все ваши сомнения,
я дам вам номер моего домашнего телефона, запишите: 127-17-ЩО.  Вы  можете
туда позвонить, и вам скажут, кто я такой, и что я на самом деле  выполняю
важное задание. И, кроме того, лейтенант, разве в ваши обязанности  входит
проверять документы у всех посетителей почты?
     Начальник побагровел, выпучив на меня глаза. Он несколько раз  открыл
и закрыл рот, словно рыба, вытащенная из воды, но, как и рыба,  ничего  не
сказал.
     Я стоял и спокойно наблюдал за ним.
     Наконец лейтенант справился с собой и хриплым голосом произнес:
     - Хорошо. Давайте позвоним вам домой, полковник.
     Он повернулся и прошествовал к  двери,  на  которой  висела  табличка
"Начальник почты".
     Прошло несколько минут.
     Внезапно за моей спиной распахнулась входная дверь. Я оглянулся  и  с
удивлением увидел на пороге двух полицейских  со  странным  выражением  на
лицах.
     Сейчас же за моей спиной распахнулась и дверь начальника  почты.  Он,
стоя на пороге, указывал на меня и кричал:
     - Арестуйте этого человека! Он шпион!
     Один полицейский подскочил ко мне, потребовал поднять руки и  обыскал
меня, другой, держа в руке пистолет, не спускал с меня глаз.
     - В чем дело, господа?  -  изумился  я,  повернув  голову  в  сторону
начальника почты. - Это какое-то недоразумение?
     - Что? Недоразумение? - толстяк визгливо рассмеялся. - Вот это да! Ну
и шутник попался!
     Я недоуменно уставился на него.
     - Что вас так рассмешило,  лейтенант?  Объясните  мне,  наконец,  что
означает весь этот цирк? Вы что, не звонили мне домой?
     - Ха-ха! В том то и дело, что звонил!  Я  позвонил  домой  полковнику
Байарду, - торжественно сказал начальник почты. - И мне там  сказали,  что
господин полковник находится дома и сейчас как раз изволит обедать.



                                    14

     Камера, в которую меня  поместили,  по  понятиям  хегрунов  наверняка
считалась бы "люксом", но я тем не менее безостановочно стучал по тяжелой,
обитой железом двери, и  кричал,  чтобы  меня  немедленно  препроводили  к
начальнику полиции.
     У меня был с собой пружинный пистолет (Дзок,  когда  отыскал  меня  в
мире джунглей, вернул его  мне).  Я  мог  пустить  его  в  ход,  но  такая
крайность еще не наступила. У меня было в запасе несколько часов.
     Мою просьбу  все  же  удовлетворили,  и  начальник  полиции,  вежливо
выслушав меня, пообещал тут же созвониться со штабом  ближайшей  войсковой
части.
     Уже стемнело, когда я услыхал  шум  открывающейся  двери.  На  пороге
стоял агент, с которым несколько раз мне пришлось встречаться  на  службе.
Увидев меня, он пораженно остановился.
     Внимательно рассмотрев меня, он сел на скамью и  выжидающе  посмотрел
мне в глаза.
     Я попытался напомнить ему, что мы знакомы,  хотя,  честно  признался,
что фамилии его не помню.
     Офицер  кивнул  головой  и,   повернувшись   к   полицейским   чинам,
столпившимся у двери, произнес:
     - Действительно, этот человек  очень  похож  на  полковника  Байарда.
Однако я могу поклясться, что настоящий полковник находится у себя дома. И
поэтому нет никакого смысла тревожить из-за этого  самозванца  начальство.
Хотя...
     Офицер еще раз внимательно посмотрел на меня:
     - Если вас не затруднит, полковник, - он подчеркнул это  слово,  -  я
хотел бы услышать от вас историю, которую вы собираетесь рассказать барону
Рихтгофену.
     Мне уже нечего было терять и поэтому, попросив  разрешения  сесть,  я
начал рассказывать свою историю, страстно надеясь, что  на  этот  раз  мне
действительно поверят.
     Но этого не случилось.
     Офицер внимательно выслушал меня.
     Когда я закончил, он встал, кивнул мне в повернулся, чтобы уйти.
     Я не мог поверить, что этот человек сейчас уйдет, не попытавшись даже
проверить услышанное.
     Поэтому я схватил его за руку и закричал:
     - Неужели вы не верите мне? Что же может тогда убедить  вас?  Неужели
вот  этот  костюм  не  может  заставить  вас  начать   хоть   какое-нибудь
расследование?
     Офицер остановился, повернулся и, вероятно, только теперь внимательно
разглядел мой комбинезон.
     - Давайте его сюда, приятель. Это то, что нам нужно. Если вы говорите
правду, не знаю, как мы из всего этого выкарабкаемся.
     Дверь за ним закрылась. Я еще с полчаса нервно ходил из угла в  угол,
изнывая от неопределенности.
     Наконец дверь камеры открылась, и  я  увидел  маленького  человека  в
очках с толстыми стеклами. Он назвался профессором  Рингвистом  и  сообщил
мне, что внимательно ознакомился с конструкцией моего костюма-саркофага, и
хотя находит его довольно занимательным,  все  же  его  проводки  и  схемы
абсолютно бессмысленны с научной  точки  зрения.  Я  попытался  втолковать
этому  профессору,  что  его  выводы  неверны  -  ведь  костюм  действует.
Механизмы  и  приборы  комбинезона  неразрывно  связаны  с  семантическими
особенностями организма и поэтому в чужих руках они абсолютно инертны.
     Мою очередную тираду прервал вопль  сирены.  За  дверью,  в  коридоре
раздались топот шагов, команды, возбужденные  голоса.  Через  мгновение  в
проеме  двери  появился  знакомый   уже   мне   офицер   в   сопровождении
полицейского.
     - А ну, приятель, выкладывай все начистоту! - закричал  он,  наставив
на меня пистолет. - По законам военного времени я могу расстрелять тебя на
месте.
     - Какого, черт возьми, военного времени?! - в свою  очередь  закричал
я, предчувствуя самое плохое.
     - Стокгольм только что атакован неизвестным противником,  применившим
газовую атаку.
     Приближается полночь. Офицер, назвавшийся капитаном  Бурманом,  запер
дверь моей камеры, приказав никому не приближаться к ней.  А  мне  сказал,
что я могу сколько угодно кричать, все равно никто ко мне не придет.
     Вскоре он снова появился передо мной в сопровождении двух  человек  в
штатском.
     - Повторите все свои  рассказы  сначала,  приятель,  -  приказал  мне
Бурман и, обращаясь к неизвестным, добавил - Послушайте  его  внимательно,
господа. Это довольно интересно.
     Они уселись на скамью, а я остался стоять  перед  ними.  Времени  для
размышления уже не оставалось.  Тот  неизвестный  противник,  напавший  на
столицу Империума, был, очевидно, не кто иной, как хегруны.
     Я вытащил свой пистолет, направил его на сидящих и приказал:
     - Очень сожалею, господа, что должен прибегнуть к  силе,  однако  мне
надо срочно связаться со Стокгольмом. Дело  не  терпит  отлагательств.  Вы
видите в моей руке оружие и, если внимательно к  нему  присмотритесь,  то,
конечно, узнаете в нем пистолет  того  образца,  который  выдается  только
некоторым  высшим  офицерам  надзора   Сети!   Вдумайтесь   хорошенько   в
происходящее, господа! Разве я прошу так много? Дайте мне связь со штабом,
и все!
     Даже увидев в  моих  руках  оружие,  они  не  изменили  бесстрастного
выражения лиц.
     Бурман спокойно произнес:
     - Перестаньте валять дурака, приятель. Если вас попросили  рассказать
свою историю, то рассказывайте. А если вы  начнете  стрелять,  то  неужели
думаете, что вам удастся выбраться отсюда живым? Кроме всего прочего, хочу
вам сказать, что мы все же пытались связаться с  бароном  Рихтгофеном,  но
наши усилия не увенчались успехом. Связи нет, а посыльный до сих  пор  еще
не вернулся. - Некоторое время помолчав, он продолжил: - В настоящее время
Стокгольм захвачен неприятелем. Пришельцы в скафандрах предприняли газовую
атаку и легко захватили столицу...
     Я в ужасе спросил:
     - А что случилось с населением?
     Бурман печально посмотрел мне в глаза и пожал плечами.
     - Как вы думаете, что случается с населением во время газовой  атаки?
Насколько можно судить по данным разведки,  все  мертвы.  Императора,  его
семьи, правительства у нас больше нет.
     В это время в коридоре  снова  раздался  шум,  грохот,  топот  ног  и
выстрелы. Потом раздался чей-то крик: "Обезьяны!"
     Я направил свой пистолет  на  дверь,  уже  начавшую  прогибаться  под
чьими-то ударами, намереваясь выстрелить, как только  на  пороге  появится
первый хегрун.
     Дверь вывалилась, и в проеме показалась фигура, одетая во все белое.
     Я остолбенел, а потом с радостным воплем бросился вперед. Передо мной
стоял, радостно скаля зубы, Дзок!
     Дзок,  который  прибыл  сюда,  чтобы  помочь  мне!   И   эта   помощь
действительно была сейчас мне необходима.
     Я вкратце обрисовал ему сложившуюся ситуацию. Агент сокрушенно  качал
головой, но я не принимал этого на свой счет. Наконец я закончил  говорить
и стал слушать Дзока.
     Как оказалось, он был с одной щекотливой миссией  в  одной  из  линий
вероятности.  По  возвращении  домой,  в  столицу  Администрации,   он   с
удивлением обнаружил, что хегруны предприняли удачную попытку захвата  его
мира. Ни о каком существовании какого-либо органа  власти  ксонджилианцев,
способной организовать отпор, не могло быть и  речи  -  планета  полностью
находилась в руках захватчиков.  Дзоку  и  его  отряду  пришлось  с  боями
отступать, и он решил отправиться вслед за мной, в надежде получить помощь
у властей Империума.
     Обнаружив, что здесь ему тоже бессильны помочь, он  было  совсем  пал
духом, но я решительно переубедил его. Я предложил  ему  помочь  нам,  ибо
только у него оставался шанс на успех.
     После десятиминутной беседы мы вместе с Дзоком, капитаном Бурманом  и
двумя   штатскими,   которые,   кстати,   оказались    высокопоставленными
учеными-физиками разработали план действий. Это был не самый лучший  план,
но все же гораздо лучше, чем ничего. Согласно  ему  я  должен  был  снова,
надев шаттл-костюм, пробравшись  в  город,  перенестись  в  то  любопытное
временное состояние, которое  ксонджилианцы  поэтично  называли  "обратной
стороной времени".



                                    15

     И вот я снова оказался на улицах Стокгольма, где все окружено странно
светящимся ореолом. Я снова был в безлюдном городе, который впервые увидел
после той необъяснимой встречи со светящимся человеком  в  подвале  Службы
Безопасности Империума.
     Но тогда, если мне не  изменяет  память,  часы  показывали  12.05,  а
теперь уже 12.25, и уже невозможно было не дать этому  странному  человеку
совершить то,  что  он  совершил.  Но  еще  можно  было  успеть  разведать
местонахождение  хегрунов,  выяснить,  где  находится  установка   разрыва
непрерывности пространства, и благополучно вернуться.
     Странная вещь это состояние - нулевое время!
     Позади  меня  на  земле  не  оставалось  следов,  тогда  как  впереди
виднелась целая их цепочка. Взглянув на часы, установленные  на  церковной
башне, я с ужасом обнаружил, что сейчас уже  12.01  -  время  двигалось  в
обратном направлении.
     Перестройка, которую сделал в  моем  комбинезоне  Дзок,  дала  нужный
эффект. Уже через секунду осмыслил я происходящее со мной. Мое  нахождение
в нулевом времени вызывало это странное  свечение.  Однако  мы  совершенно
выпустили  из  вида  нашу  предыдущую  регулировку  костюма!  Регулировку,
направленную на перемещение назад во времени!
     Неподалеку от  меня  беззвучно  возникла  фигура,  двигающаяся  задом
наперед, словно фильм, показываемый в обратном направлении. Я с замиранием
сердца узнал в незнакомце хегруна. Вытащив пистолет, я приготовился к бою,
однако человеко-обезьяна прошла мимо,  даже  не  повернув  в  мою  сторону
головы. Вот это уже было интересно! Я решил немного  поэкспериментировать.
Направив пистолет на нового хегруна, я сделал ему шаг  навстречу.  Никакой
реакции! Следовательно, я стал невидим для захватчиков! В  то  время,  как
сам мог отлично их видеть. Очевидно, это было одним из эффектов пребывания
в нулевом времени. А может быть, всему виной то, что я нахожусь  сейчас  в
обратном времени?
     Причина была мне неизвестна, но тем не менее этот  эффект  несомненно
давал мне значительные преимущества.
     Вот уже  более  получаса  я  шел  по  следам  хегрунов.  Сначала  они
попадались поодиночке, потом целыми группами, задом наперед направляясь  в
сторону станции Сети из района расположения штаба Разведки Империума.
     Я пересек Северный мост, двигаясь сквозь сплошной  поток  заполнивших
все дороги хегрунов. Сейчас я уже вернулся на три четверти  часа  назад  с
момента своего старта. Сколько времени прошло в линии 0-0 Империума, я  не
знал.
     Войдя в холл с высокими потолками, который я покинул всего  несколько
недель назад, я обнаружил огромное количество  хегрунов,  заполнявших  все
огромное  пространство  зала.  Я  смело  таранил  эту  толпу  -  невольное
любопытство толкало меня выяснить, откуда они здесь берутся.
     Свернув в коридор, я подошел к маленькой  двери,  на  которой  висела
табличка "Служебная лестница". Из открытой двери непрерывным потоком задом
наперед выходили толпы хегрунов. Именно туда, в ту дверь я и вошел  тогда,
преследуя огненосного человека.
     Поток  непрерывно  выходящих  из  этих  дверей  хегрунов   постепенно
иссякал. Я стоял в стороне и с  изумлением  следил  за  этим  удивительным
зрелищем. Неимоверное количество хегрунов, которых  я  встретил  за  время
своего пребывания в нулевом времени, исчезало (а может, появлялось?) в том
ограниченном пространстве маленькой комнатки за  дверью.  Этого  не  могло
быть, если только... если только  там  не  было  устройства,  позволяющего
переходить из нулевого времени в нормальную временную последовательность.
     Когда два  последних  хегруна  перешагнули  через  порог  комнаты,  я
последовал за ними и остановился, пораженный увиденным.
     Мерцающий диск футов десяти в диаметре свободно  парил  в  воздухе  в
нескольких дюймах от пола.
     Один из двух оставшихся захватчиков спиной  подошел  к  нему,  слегка
согнулся, подпрыгнул и  исчез...  Исчез,  как  заяц  исчезает  в  цилиндре
фокусника.
     Последний хегрун сказал что-то в маленькое  переговорное  устройство,
висящее у него на шее, и через мгновение исчез тоже.
     Все это казалось каким-то чудом, чудом, по сравнению  с  которым  все
наши шаттлы были просто детскими игрушками.
     Я позволил себе на секунду расслабиться, чтобы собраться  с  мыслями,
проанализировать увиденное и попытаться понять смысл действий хегрунов.
     Постепенно  картина  происходящего  стала  проясняться.  Поскольку  я
находился сейчас в обратном потоке времени, то  видел  уже  заключительные
факты трагедии, постигшей мой мир.
     Очевидно, хегруны, сделав  переброску  в  нулевое  время  посредством
механизма-диска,  вышли  в  обычное  время  и,  совершив  газовую   атаку,
захватили спящий  город.  Спрятав  прерыватель  непрерывности,  они  снова
воспользовались диском, перенеслись в нуль-время и  отправились  на  Сеть.
Отсюда они собирались отправиться к себе домой. Некоторых деталей  еще  не
доставало, однако пора было уже закрыть рот и заняться диском. При  помощи
этого мерцающего механизма хегрунами был установлен прерыватель времени, а
вот где он находится, можно было узнать только последовав за ними.
     Я сразу ощутил, что нахожусь в нормальном времени.  Впереди  и  сзади
меня тянулся какой-то коридор,  наполненный  светом  люминесцентных  ламп.
Призрачного мертвенного мерцания нулевого времени  не  было  и  в  помине.
Поскольку я все еще находился в обратном времени, на меня никто не обращал
внимания - как еще можно было объяснить эффект моей невидимости?
     Здесь собралось множество хегрунов, и среди них  я  узнал  того,  кто
вышел из нулевого  времени  последним,  вернее,  тогда  он  был  первым  -
разведчиком и первопроходцем.
     Шесть недель назад, а может быть, сегодня ночью, - и  тот,  и  другой
взгляд на эти вещи был одинаково  правомочен,  я  видел  их  садящимися  в
шаттлы для возвращения в свою линию  мира,  возвращения  после  завершения
чудовищной миссии.
     Сейчас  я  видел  все  это  в  обратном  порядке  -  готовых   начать
победоносное вторжение, чтобы устроить газовую атаку в сонном городе.



                                    16

     Оказавшись на улице, я направился в здание штаба Разведки Империума.
     Одна мысль не давала мне покоя. Сейчас передо мной стояла  задача,  в
которой нельзя было допустить ошибку, ибо неверный ответ  мог  привести  к
гибели целой вселенной!
     Необходимо было  срочно  отыскать  устройство,  посредством  которого
хегруны проникли в нулевое время  Империума.  По  указаниям  Дзока  прибор
необходимо было искать в нормальном времени линии 0-0 Империума.  Вот  еще
одна причина для проведения газовой атаки - отметил я про себя,  продолжая
путь сквозь мерцающий свет нулевого времени.
     В раскрытых дверях штаба в силу обратного  течения  времени  исчезали
последние хегруны.
     Наконец последний захватчик исчез, и я, стоя в тени здания, припомнив
инструкции   Дзока,   последовательно   нажал   ряд   кнопок   на    своем
комбинезоне-скафандре.  Это  должно  было  обеспечить  мне  возвращение  в
обычное время. Вновь испытав  головокружение  (верный  признак  того,  что
произошел  временной  скачок),  я,  крадучись,  вошел  в  вестибюль.  Дзок
утверждал, что скорее всего, первые лазутчики хегрунов где-то  в  подвалах
штаба установили механизмы нулевого времени, обеспечив  тем  самым  начало
операции по захвату и уничтожению нашей вселенной.
     В здании штаба было  тихо.  По  разработанному  плану  я  должен  был
сейчас,  пользуясь  индикатором  "нуль-времени"  (на  левом  рукаве  моего
комбинезона), определить местонахождение установки хегрунов, но  при  этом
не забывать, что где-то в  этом  здании  скрываются  вражеские  лазутчики.
Внезапно  я  с  удивлением  обнаружил  мерцающее  сияние,  окружающее  все
предметы - признак того, что я все еще нахожусь в нулевом времени!
     Это было настолько неожиданно для меня, что я чуть не запаниковал. Со
всеми этими временными штучками я до сих пор  никогда  не  сталкивался,  и
поэтому неудивительно, что я несколько минут не мог прийти в себя.
     Или  мой  костюм-шаттл  не  сработал  (но  я  ведь  явственно  ощущал
переход!), или произошло что-то, до сих пор мне неизвестное.
     Может быть, сейчас я нахожусь  уже  в  нулевом  времени,  создаваемом
самой установкой хегрунов.
     Если это так, то смогу ли я ее отыскать?  Через  полчаса  безуспешных
поисков, я обессилено сидел в одной  из  комнат  подвала,  обдумывая  свои
дальнейшие действия.
     И тут мне в голову пришла одна мысль. Почему я до сих пор не  побывал
в том помещении, откуда недавно похитил хегрунский прерыватель?
     Через несколько минут я уже был там. В углу,  за  какими-то  ящиками,
покрытыми брезентом, я обнаружил то, что искал -  маленький  металлический
ящичек - механизм нулевого времени хегрунов.
     Он тихо гудел, ожидая хозяев, которые должны  были  скоро  появиться,
чтобы унести его с собой.
     Достав из набора инструментов отвертку, я осторожно открыл  ящичек  и
увидел внутри схемы и детали, в которых узнал схему своего шаттла-костюма.
У меня уже была на этот счет довольно  фантастическая  идея  -  идея,  для
воплощения которой мне могло бы не  хватить  знаний,  но  которая  все  же
позволяла надеяться.
     Двадцать минут спустя я все же  добился  того,  чего  хотел.  Поменяв
контакты в механизме, как  это  ранее  сделал  с  моим  костюмом  Дзок,  я
добился,  чтобы  механизм  установил  контакт  не  с  настоящим  временным
уровнем, а уровнем будущего, примерно, через одну или две недели.  Имея  в
запасе время, я надеялся, что сумею убедить разведку Империума в том,  что
я не маньяк, имеющий сходство с полковником Байардом, а настоящее, вернее,
второе его "я", и что я прав в своих выводах.
     В тот момент, когда я снял крышку прибора, у меня уже была  некоторая
уверенность, некоторый проблеск надежды, что,  вернувшись  в  прошлое,  до
начала нападения хегрунов, я смогу изменить ход событий.
     Теперь же пора уходить. Я переключил  управление  костюма,  собираясь
вновь оказаться в реальном времени. Следующий шаг, который  я  должен  был
сделать, мне самому не очень-то нравился, но сделать его все же было надо.
     Поднявшись по лестнице в коридор первого этажа я,  к  вящей  радости,
увидел группу  знакомых  людей  из  разведки.  С  трудом  подавив  желание
закричать им вслед (ведь я жил еще в обратном времени - они все  равно  не
услышали бы меня) я двинулся дальше.
     Сейчас недостаточно было бы переключить управление костюма в  сторону
нормального  прямого  хода  времени,   ожидая,   что   люди   разведки   с
распростертыми объятиями бросятся мне на грудь. Ведь в прямом времени  уже
существовал один Байард - шестинедельной давности, который  именно  сейчас
обедал на своей вилле.  Кроме  того,  появившись  здесь  в  этом  странном
одеянии, в грязи и со щетиной на щеках, новый Байард вряд ли вызвал  бы  к
себе доверие.
     Но все же я надеялся на лучшее. Войдя в чей-то пустой кабинет,  и  не
думая о том,  что  мог  ошибиться,  рассчитывая  регулировки,  я  выключил
питание комбинезона и откинул шлем.
     Сначала мне показалось, что все идет нормально.  Но  вот  я  взял  со
стола нож для разрезания бумаг и с удивлением увидел что он по-прежнему на
столе. Что-то пошло не так! Но когда через мгновение нож со стола все-таки
исчез, я понял, что хотя питание шаттл-костюма  отключено  -  я  продолжаю
жить в обратном времени. Защелкнув шлем, я снова  принялся  манипулировать
контактами комбинезона, сожалея, что в спешке не записал советов Дзока  на
случай неполадок.
     Но тут произошло нечто ужасное.  Теперь  я  не  испытывал  тошноты  и
головокружения, что  обычно  бывает  при  переходе  временного  интервала.
Вместо этого я услышал страшный шум  в  ушах,  тяжесть  в  ногах.  Воздух,
которым я дышал, показался мне плотным, как вода.
     Мой костюм на  глазах  покрывался  коркой  льда,  я  чувствовал,  что
постепенно превращаюсь в ледяной столб.
     Однако это кое-что прояснило.
     Регулируя   механизм   костюма-шаттла,   я   восстановил   нормальное
направление во временной прогрессии, уменьшив при этом уровень энтропии.
     Силясь оторвать ногу от пола, я неловко повернулся и упал.
     Ледяной панцирь раскололся и я смог онемевшими пальцами дотянуться до
кнопок управления.
     Сразу стало  легче.  Лед  растаял,  оставив  только  облачко  пара  и
капельки воды.
     Но,  попытавшись  подрегулировать  механизм  энтропии,  я  с   ужасом
убедился, что фиксатор управления не работает.
     А тем временем уровень энтропии  постепенно  поднимался.  Мой  костюм
нагрелся так, что краска на полу под моими ногами надулась.
     Я толкнул дверь в коридор - и в ужасе остановился на  пороге.  Передо
мной стоял хегрун. Очевидно, это был разведчик. Времени  для  раздумий  не
было - огромный, как гризли, хегрун ломился вперед, явно собираясь напасть
на меня. Я  успел  подумать,  что  все-таки  оказался  прав,  считая,  что
пришелец может изменить уже виденное будущее - уничтожив его!
     Стычка была короткой. Получив страшные ожоги груди и  живота  в  моих
объятиях, хегрун бежал, воя от боли.
     Я огляделся. Следы на полу медленно дымились под моими подошвами.
     Жара, усталость, голод, жажда (сорок семь часов без  сна  и  отдыха!)
доконали меня. Моментами я еще понимал, что надо делать, но  сознание  мое
туманилось, хотя какие-то мысли еще роились в моем мозгу.
     Из последних сил я двинулся вперед, падая и  подымаясь,  оставляя  на
своем пути обгоревшие отпечатки ног и рук.
     Я должен был предупредить! Должен!
     Снова на пути возник хегрун.
     Я ударил его всем весом своего тела, и он рухнул на  пол,  ударившись
головой об угол стального ящика.
     Со стороны какой-то двери послышался шум, и  я,  повернув  голову  на
этот звук, смутно различил страшно знакомую фигуру человека.
     Он подошел поближе и протянул мне руку.  Я  протянул  свою,  и  между
нашими руками сверкнула молния.  На  мгновение  передо  мной  промелькнуло
невероятное лицо... И все исчезло.
     Темнота, темнота, темнота.



                                    17

     Постель  была  чудесная,  свежая   и   прохладная.   Сон   тоже   был
замечательный. Лицо Барбро казалось мне  лицом  Лианы.  Где-то  в  глубине
сознания ворочались мрачные мысли, которые еще предстояло вытащить оттуда.
Но не сейчас...
     Но тут греза склонилась ко мне, и в ее дымчато-серых глазах появились
слезы, хотя губы улыбались. И я их целую, и это  уже  явь,  а  не  сон!  Я
поднял руку и увидел бинты на ней.
     - Барбро, - услышал я свой хриплый голос.
     - Манфред! Он проснулся! Он узнал меня! Ты слышишь, он узнал меня!
     - Ну, он был бы уже совсем плох, если бы не узнал  тебя,  дорогая,  -
произнес чей-то голос и надо мной склонилось не столь прекрасное,  но  все
же довольно  симпатичное  лицо.  Барон  фон  Рихтгофен  улыбался  мне,  но
все-таки он был чем-то озабочен.
     - Что случилось, Брайан? - холодные кончики пальцев Барбро  коснулись
моего лица. - Когда ты вернулся домой, я позвонила  Манфреду,  он  сказал,
что ты исчез. Они обыскали все здание  и  нашли  загадочные  обуглившиеся,
следы...
     - Может быть, не нужно его сейчас волновать? - пробурчал барон.
     - Да, да, конечно. Но теперь все хорошо, и это главное.
     Отдыхай, Брайан. Ты расскажешь обо всем  после.  Я  хотел  ей  что-то
сказать, но почувствовал, как сон наплывает на меня  теплой  волной,  и  я
позволил себе утонуть в его зеленой глубине.
     Проснувшись в следующий раз, я почувствовал  страшный  голод.  Барбро
сидела у кровати, бездумно глядя в окно.
     Несколько минут я лежал тихо, любуясь ее нежной щекой,  изгибом  шеи,
длинными ресницами. Почувствовав мой взгляд, она обернулась  и  улыбнулась
мне. Улыбка засияла, словно солнце после весеннего дождя.
     - Похоже, я уже в полном порядке, - сказал я.
     Потом были счастливые минуты, немного шепота и глупых  ласковых  слов
вперемежку с поцелуями. Позднее появился Манфред, за ним - Беринг и Люк. В
этот раз Манфред разговаривал со мной деловито и сухо.
     - Как ты объяснишь нам свою трехдневную щетину? Что значат  все  твои
ссадины, ушибы, кровоподтеки? Я уже не спрашиваю  тебя  об  ожогах  второй
степени, обморожении и о выбитых зубах.
     - Какой сегодня день? - спросил я.
     Манфред ответил.
     Значит, я был без сознания около сорока восьми часов. Два дня  прошло
с момента предполагаемого  нападения  хегрунов.  Но  они  до  сих  пор  не
появились здесь!
     - Послушайте друзья, - начал я,  -  в  то,  что  я  собираюсь  сейчас
рассказать, довольно трудно поверить, но вы видели обезьяночеловека  рядом
со мной, и я надеюсь, что вы постараетесь.
     - Это действительно очень странное существо. Брайан, -  перебил  меня
Герман. - Оно, наверное, напало на тебя, и этим можно  было  бы  объяснить
некоторые твои раны, но что касается ожогов...
     Тут я перебил его и рассказал все без утайки.
     Они молча слушали.  Несколько  раз  я  перерывался,  переводя  дух  и
вспоминая некоторые подробности.
     - Вот так! - удовлетворенно закончил  я  свой  рассказ.  -  А  теперь
скажите, что это все мне просто приснилось, но не забудьте объяснить,  как
мне мог присниться этот мертвый хегрун.
     -  Твой  рассказ  невероятен,  безумен,   фантастичен!   Это   просто
галлюцинация, вызванная сотрясением мозга! - вымолвил потрясенный  Герман.
- Но тем не менее, я почему-то верю каждому твоему слову. Мои  специалисты
доложили мне о странных показаниях  приборов  надзора  Сети.  То,  что  ты
сейчас рассказал, совпадает с нашими наблюдениями. А слова о том, что тебе
удалось перенести нападение пришельцев на несколько  недель  в  будущее  -
это, пожалуй, самое интересное из всего услышанного!
     - Я не знаю, как далеко удалось мне передвинуть его, -  сказал  я.  -
Но, надеюсь, что вы хорошо подготовитесь к их появлению.
     Герман откашлялся.
     - Я как раз подхожу к этому, Брайан.  То,  что  ты  говорил  о  своем
неумелом  регулировании  механизма  МК,  кстати,  он  здесь  вызывает  мое
восхищение, но я, кажется, уклонился от темы.  Так  вот,  ты  сказал,  что
собирался перебросить хегрунов, так кажется ты их назвал, в  будущее.  Но,
боюсь, что вместо этого ты перебросил их в уровень  прошлого  нашей  линии
0-0...
     В комнате водворилась гробовая тишина.
     - Что-то я не совсем понимаю тебя, Герман, - хрипло произнес я. -  Ты
что же, хочешь сказать, что они уже нападали  на  нас?  Получается,  месяц
назад они уже воевали с нами, так?
     - Точного расположения их во времени  я  не  могу  тебе  назвать.  Но
совершенно ясно, Брайан, что они были отброшены в прошлое, а не в будущее.
     - Но это уже не так важно, дорогой, - улыбнулась мне Барбро. - Где бы
они сейчас ни были, они нас уже не побеспокоят.
     Благодаря твоей храбрости, мой герой!
     Все рассмеялись,  а  у  меня  загорелись  уши.  Манфред  включился  в
разговор, упомянув об огненном человеке.
     - Странное это должно быть чувство - встретиться лицом к лицу с самим
собой! - произнес он.
     - Вы напомнили мне, - заметил я. - А где же... другой я?
     Никто ничего не сказал. Затем Герман щелкнул пальцами.
     - Кажется, я могу ответить на этот вопрос.  Это  довольно  интересная
проблема в физике континуума, но я считаю, что можно принять за факт,  что
парадоксы  столкновения  лицом  к  лицу  двух  вариантов  одной   личности
несовместимы с сущностью единовременной реальности. Поэтому,  когда  такая
конфронтация  возникает  -  что-то  должно  уступить!   В   твоем   случае
непреодолимая энтропическая перегрузка была снята путем перемещения одного
варианта этого  единого  "я"  в  плоскость,  которую  ты  назвал  "нулевым
временем" - там, где ты встретился с хегрунами  и  пережил  свое  странное
приключение.
     - Но твой друг Дзок! - сказала Барбро. - Мы  должны  что-то  сделать,
Манфред,  чтобы  помочь  его  народу  в  борьбе  против   этих   монстров,
захвативших его мир. Мы могли бы послать туда войска.
     -  Боюсь,  что  ты  не  совсем  поняла  то,  что  сказал   Брайан   о
местонахождении механизма разрыва непрерывности,  дорогая,  -  перебил  ее
Герман. - Судя по той точности, с которой Брайан произвел отправку  шаттла
с механизмом в линию мира хегрунов, он сработал своевременно, избавив  нас
всех от опасности.
     - Дзок был прав, - печально сказал Манфред. - Мы  действительно  раса
любителей геноцида. Но, наверное, нас такими делают законы природы.
     -  Однако  наша  задача  -  помочь  слаборазвитым,  я  имею  в   виду
технически, народам этих А-линий, - настаивала Барбро.  -  Бедная  Оливия,
мечтающая о лучшем мире и не имеющая возможности познать его,  потому  что
мы эгоистично держим наши богатства при себе!
     - Я согласен с тобой, Барбро, -  кивнул  Манфред.  Нам  нужно  менять
политику. Но надо бы тебе знать, что не так-то легко принести то,  что  мы
называем просвещением, отсталым народам.
     Всегда  найдутся  противники.  Как  ты  думаешь,  воспринял  бы  этот
Наполеон  Пятый  предложение   стать   вассалом   нашего   императора,   в
положительном смысле, конечно?
     Барбро взглянула на меня.
     - Ты был немного влюблен, Брайан, - сказала она. - Но я прощаю  тебя.
Я не настолько глупа, чтобы пригласить ее  в  наш  дом  погостить,  но  ты
должен устроить так, чтобы она приехала, слышишь, приехала сюда!
     На лестнице  раздался  топот  ног.  В  комнату,  запыхавшись,  вбежал
молодой человек в белом мундире.
     - Вас вызывают к телефону, герр Беринг, - произнес он.
     Герман вышел, а мы продолжили наш разговор.
     - Все же немного жаль, - сказал Манфред, - что эти хегруны  были  так
тщательно  аннигилированы  тобою,  Брайан.  Новое  племя   людей,   только
отдаленно родственных нашей расе,  но  имеющее  довольно  высокий  уровень
развития технической культуры...
     В комнату вернулся Герман, потирая виски и растерянно моргая.
     - Я только что разговаривал с лабораторией  Сети,  -  произнес  он  с
порога. - Они смогли приблизительно вычислить пункт прибытия  незадачливых
захватчиков-хегрунов.  Расчеты   были   сделаны   на   основании   следов,
зарегистрированных нашими приборами за пять лет.
     - Пять лет? - хором переспросили мы.
     - Да, именно за пять лет. То есть, за время  с  момента  установления
нашего нынешнего усовершенствованного оборудования.
     За  этот  период  было  отмечено  несколько  аномалий  в   показаниях
приборов. Теперь, в свете утверждений Брайана, мы наконец  можем  дать  им
хоть какое-то объяснение.
     - Ну, ну же, Герман!  -  поторопил  его  Манфред.  -  Избавь  нас  от
драматической паузы! Говори скорее!
     - Короче  говоря,  джентльмены,  хегруны  оказались  заброшенными  на
пятьдесят тысяч  лет  в  прошлое!  Это  произошло  благодаря  регулировке,
которую произвел Брайан.
     Наступила тишина. Потом я услыхал свой собственный смех.
     - Значит, они все же сделали это, только немного рановато!
     - Думаю, что они благополучно достигли эпохи неолита и остались  там,
- кивнул Манфред. - Еще думаю, что  они,  хотя  и  с  трудом,  но  все  же
приспособились к своему неожиданному  превращению  в  технически  отсталую
расу, эти несколько сот отщепенцев во времени. И еще я думаю, что они  так
никогда и не утратили своей  ненависти  к  безволосым  сапиенсам,  которых
повстречали там, на холодной Земле, пятьдесят тысяч лет назад.
     - Похоже, что так и было, - согласился я. - Они благополучно  прибыли
в эпоху мамонтов и ледников. Но поскольку у них не было с  собой  техники,
то постепенно деградировали.  А  так  как  их  было  очень  мало,  то  они
выродились и оставили  свои  кости  на  нашей  грешной  земле,  которые  в
последствии были найдены археологами и названы неандертальскими...