Петроний Аматуни.
   Космическая горошина.


   Глава первая. Ну и горошина!..
   1
   Не будь я тогда в космограде "Сергей Королев" в  качестве  корреспондента
газеты "Вечерний Ростов", не довелось бы мне стать  участником  удивительных
событий и увидеть далекое
   Прошлое...
   Вы еще не знаете, что за сооружение  "Сергей  Королев"?  Это  космический
научный городок Северо-Кавказского научного центра, летающий между Землей  и
Луной. В космограде трудится всего около ста ученых и их помощников, да  еще
до пятисот студентов-старшекурсников  проходят  практику.  Я  находился  там
временно и, разумеется,  не  предполагал,  что  моя  командировка  настолько
затянется...
   А все началось с того, что наши астрономы обнаружили в космосе  крохотную
"горошину", нигде ранее не зарегистрированную. Она оказалась столь исчезающе
мала, что едва улавливалась крупнейшими телескопами, то и дело ускользая  из
поля зрения, когда глаз уставал.
   Мир взволновался, узнав об открытии, а первая же телеграмма с Земли стала
причиной моих приключений. Позвольте привести ее текст полностью:
   НАЧАЛЬНИКУ КОСМОГРАДА квч СЕРГЕЙ КОРОЛЕВ квч ГРИГОРИЮ ДОНСКОМУ тчк  ПРОШУ
ПРЕДОСТАВИТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ НАШЕМУ КОРРЕСПОНДЕНТУ ПОБЫВАТЬ  РАЙОНЕ  КОСМИЧЕСКОЙ
квч ГОРОШИНЫ квч тчк РЕДАКТОР квч ВЕЧЕРНЕГО РОСТОВА квч тчк
   Газета наша - самая вечерняя  в  области;  она  даже  выходила  на  синей
бумаге, печаталась светящимися буквами и издавалась в  трех  вариантах:  для
близоруких, для дальнозорких и для читателей с нормальным зрением; так  что,
имея в руках необходимый номер "Вечернего  Ростова",  никто  не  нуждался  в
очках.
   - В самом деле, - сказал Донской, прочитав телеграмму,  -  слетайте!  Тут
всего около десяти миллионов километров, не больше... Берите  автоматическую
ракету АР-407 и отправляйтесь.
   2
   И вот я уже мчусь в  небольшой  тихоходной  ракете  со  скоростью  двести
семьдесят тысяч километров в час. По  мере  приближения  к  цели  автоматика
плавно уменьшала скорость, одновременно заводя ракету так, чтобы  "горошина"
оказалась между мной и солнцем...

   Потом специальное автоматическое устройство  выпустило  из  хвоста  моего
кораблика тормозной аппарат, а поскольку  лучи  света,  бегущие  от  солнца,
упирались теперь в этот  гигантский  зонт  изнутри,  к  тому  же  в  космосе
предостаточно всякого "мусора", скорость стала падать заметнее.  Чтобы  сила
перегрузки не раздавила  меня  в  лепешку,  автоматика  увеличивала  площадь
парашюта постепенно. Он  раскрывался  медленно,  как  тюльпан  под  утренним
солнцем, и резкого торможения не произошло.
   Такая любезность со стороны автоматики сохранила мне не только жизнь,  но
и доброе настроение, смешанное с любопытством, и  через  некоторое  время  я
увидел, что "горошина"  скорее  похожа  на  яйцо,  лежащее  горизонтально  к
плоскости орбиты.
   В длину оно имело километров двадцать, а в наибольшем  диаметре  -  около
пяти. Причем нижняя его часть... оказалась скалистой. Одним словом, это была
крохотная планетка, астероид, наподобие тех, что разбросаны между  Марсом  и
Юпитером.
   Однако верхняя часть этого астероида представляла собой  столь  точный  и
правильный купол, что я  понял:  передо  мной  искусственное  сооружение  на
естественном основании!
   Я облетел "яйцо" вокруг и в тупом его конце  обнаружил  мощные  двигатели
неизвестной конструкции, а между ними... зияющий проход четкой прямоугольной
формы.
   В проходе ритмично вспыхивал голубой свет.
   "Похоже, что меня приглашают в гости", -  подумал  я  и  уверенно  влетел
внутрь на черепашьей скорости.
   Сильные магнитные уловители цепко  ухватили  мою  ракету,  позади  плавно
закрылись огромные ворота, и раздалось шипение. Вскоре мои приборы показали,
что камера, где оказалась моя ракета, заполнилась воздухом - таким же, как и
на Земле. За бортом вспыхнула серебристая световая дорожка.
   3
   Дорожка позади меня гаснет, а впереди  постоянно  наращивается  -  так  и
шагаю по свету.
   Вхожу в небольшую комнату с голубым пушистым ковром на полу,  золотистыми
стенами и розовым светящимся потолком. Осматриваюсь, ищу, куда бы сесть, как
вдруг ковер под ногами сам приподнялся, и вот я уже сижу будто  в  настоящем
кресле.

   В то же мгновение возник густой мрак! Я очутился в плену.
   "Ну,  -  думаю,  -  держись  мой  "Вечерний  Ростов":   сейчас   появится
великолепный сенсационный материал!.."
   4
   В темноте и неизвестности прошла самая длинная  и  грустная  минута  моей
жизни. Неприятное, доложу я вам, это состояние как бы полной оторванности от
Прошлого и невозможности мысленно прикоснуться к Будущему.  Я  понимаю,  что
все еще невредим, нахожусь в Настоящем, но как-то неуверенно, без внутренней
точки опоры, будто в невесомости.
   На всякий случай извлек из кармана корреспондентский блокнот с ручкой  (я
не  признаю  магнитофонов  и  пишущей  машинки),  и  тут  прозвучал   Голос.
Оглушительно, точно гром в африканскую грозу. А может  быть,  и  потише,  но
показался мне таким громким после невероятной тишины.
   - Приветствую тебя, Космический Пришелец! - произнес Голос,  доносившийся
от противоположной стены. - Откуда ты?
   - Привет, -  ответил  я  и  пояснил:  -  Я  житель  славного  и  веселого
Ростова-на-Дону.
   - Это что?
   - Город. Столица тихого Дона.
   - На какой планете находится эта славная столица?
   - На Земле. Третьей по счету от солнца.
   - А... Так ты из Страны Фараонов?
   - Что за глупости! - обиделся я. - Фараоны жили в Египте несколько  тысяч
лет назад... А у нас на Дону их вообще не было! Но откуда  тебе  известно  о
фараонах? И кто ты?
   - Я - Осирис, - ответил Голос.
   -  Но  ведь  так  называли  в  Древнем  Египте  бога  вечно  воскресающей
природы...
   - Верно.
   - А богов, настоящих, не бывает!
   - Тоже верно. Но я и есть ненастоящий, просто меня так назвали.
   - Тогда я и вовсе ничего не понимаю... Позволь  взглянуть  на  тебя.  Это
важно для моих читателей - я корреспондент газеты "Вечерний Ростов"!
   - Я говорю, что не знал этого  обстоятельства,  -  оправдывающимся  тоном
произнес Осирис. -  Ты  увидишь  Меня,  доблестный  корреспондент  уважаемой
газеты.
   5
   Мрак неторопливо рассеялся, стены комнаты превратились в  круговой  экран
цветного объемного кино...
   ...Черный, бездонный космос. Торжественная мелодия сопровождает  движение
светил. Вдали показалась яркая точка. Она приближается и как  бы  вырастает;
теперь можно рассмотреть несколько планет, вращающихся вокруг нее.
   Одна из них, голубая и третья по счету, выделенная оператором,  незаметно
выходила на передний  план.  Она  становилась  все  крупнее,  и  вскоре  уже
проявились на ней очертания материков, прикрытых клочками облаков.
   Это наша Земля...
   Вот она прекратила вращение, и на меня стал надвигаться  северо-восточный
угол африканского материка. Еще немного,  и  легко  узнаваемая  лента  Нила,
разветвляясь на рукава, коснулась  Средиземного  моря.  И,  наконец,  как-то
сразу замелькали пейзажи и картины жизни Древнего Египта...
   Все это порой  колебалось,  будто  оператор  нес  в  руках  киносъемочный
аппарат и снимал на ходу.  Одновременно  слышна  была  незнакомая  гортанная
речь, и хотя в поле зрения не попадало ни одно человеческое лицо, можно было
догадаться, что говорило не менее пяти человек.
   Затем  передо  мной   возникла   похоронная   процессия,   движущаяся   с
песнопениями и ритмичными воплями плакальщиц. Часто слышалось имя Имхотеп  -
видимо, так звали умершего, - массивный гроб несли на  загорелых  плечах,  и
людям было так тесно, что, казалось, множество  бритых  голов,  приникших  к
стенкам гроба, составляют с ним одно целое; снизу же это все было похоже  на
сороконожку.
   Процессия  замедлила  движение  у  резной  стены   с   высокими   тонкими
полуколоннами; в нишах между  ними  виднелись  статуи.  Из-за  стены  могуче
устремлялась    ввысь    огромная    ступенчатая    пирамида,     казавшаяся
светло-золотистой на ярком фоне голубого чистого неба.
   "Пирамида фараона Джосера", - определил я. Мне приходилось бывать  в  тех
местах. За тысячелетия она потемнела, постарела и осыпается,  превращаясь  в
прах... А на экране она совсем новенькая!
   И хоронят Имхотепа - архитектора и строителя пирамиды Джосера,  первой  в
Египте. Люди несут сотни кувшинов -  в  них  мумии  священных  птиц  ибисов,
принесенных в дар умершему...
   Я вижу дверь... По обе стороны  от  нее  тоже  полуколонны.  Это  вход  в
гробницу Имхотепа, а ведь ее местонахождение до сих пор  неизвестно.  Дорого
дал бы за эти кадры редактор "Вечернего Ростова"...
   Песнопения смолкли, и процессия остановилась у статуи высокого худощавого
человека в узкой, похожей на бутылку короне, с плетью и волопасовым крюком в
скрещенных на груди руках.
   Но это не какой-нибудь фараон! Это бог  Осирис  -  он  как  бы  встречает
бездыханное тело великого  строителя  и  одного  из  лучших  медиков  своего
времени Имхотепа у входа в его новое, на этот раз вечное обиталище.
   Вот уже гроб  занесли  в  гробницу  и  опустили  в  алебастровый  ящик  -
саркофаг;  бритоголовые   жрецы   в   сопровождении   факельщиков   покинули
подземелье, а каменщики замуровали вход...
   Все это происходило почти пять тысяч лет назад. Знаменитую гробницу давно
где-то занесло песком... Но  то,  что  сейчас  передо  мной,  не  похоже  на
художественный   фильм,   в   котором   воображение   режиссера    подменяет
действительность; нет, я был  уверен,  что  вижу  настоящие,  документальные
кадры, снятые именно тогда, и людей того времени, а не актеров!
   Но в чьих руках была кинокамера?
   - Осирис, пора и тебе показаться, - негромко произнес я.  -  Надо  видеть
тебя, а не только слышать...
   Мгновенно погас экран,  а  в  трех  шагах  от  меня  в  воздухе  возникло
изображение... Осириса в полный рост.  Объемное,  цветное  и  вместе  с  тем
бесплотное, прозрачное.
   - Здравствуй, Пришелец, - сказал Осирис. - Пожалуйста,  не  удивляйся:  в
нашем летающем астероиде развитая техника, а я как бы  зримый  представитель
ее командного устройства. В дни похорон Имхотепа - ты только что  видел  это
на экране - несколько наших жителей были  в  Египте...  Но  Земля  оказалась
непригодной для нас...
   - И вы полетели дальше?
   - Да. А недавно я, Осирис, привел наш астероид  снова  в  вашу  солнечную
систему, в надежде, что цивилизация Земли уже значительно развилась...  И  я
не ошибся...
   - А жители -твоего астероида... умерли, что ли?
   - Почти.
   - Почти?! Как это понять?
   - Это тайна. Я говорю: мне не дозволено разглашать ее, -  упрямо  ответил
Осирис.
   - Гм... А почему ты принял облик Осириса?
   - Потому что он нравился всем нашим командирам. Но я могу  стать  похожим
на тебя, если хочешь...
   И я увидел... самого себя! Чуть прозрачного, но объемного и цветного.
   - Нет-нет, - попросил я, - оставайся лучше  Осирисом...  Вот  так...  Сам
понимаешь: разговаривать с самим собой не совсем удобно...  Кстати,  как  мы
понимаем друг друга?!
   - Я забросил на Землю шары с аппаратурой и теперь знаю несколько языков.
   - Без нашего ведома?
   - Я не вмешиваюсь в вашу жизнь, а только изучаю ее, в надежде, что жители
Земли помогут нам.
   - Помогут?! В чем?..
   - Это пока тайна.
   - Ну, знаешь ли, разве можно помочь, не зная, в чем и кому?
   - Понимаю, но я говорю: не имею инструкций на этот случай.
   - Тогда я улечу.
   - Нельзя. Ты будешь теперь только здесь.
   Я невольно вздрогнул:
   - В таком случае мне придется вызвать помощь.
   - Я не причиню тебе зла, - бесстрастно произнес Осирис. - Но связь твоя с
базой временно невозможна.
   - Почему?
   - Мне надо изучить тебя... Я говорю: ты будешь получать  все  необходимое
для жизни, но покидать это помещение нельзя.
   - И как долго?
   - Не знаю...
   - И все же, Осирис, я никогда  не  был  в  плену  и  не  хочу  оставаться
пленником.
   - Сочувствую тебе, Пришелец, - согласился Осирис. - Твоя  Воля  к  Победе
выше красной черты... Плен - не для тебя. Но это временно. Воля всех жителей
нашего астероида  сейчас  ниже  красной  черты...  Я  не  знаю,  почему  так
произошло, и теперь нет никого, кто мог бы помочь мне указанием или хотя  бы
советом. Я должен решить сам... Я говорю: не принесет ли нам вред общение  с
инопланетянином?..
   - Загадочная история.
   - Ты прав. Чем занимаешься ты на Земле?
   - Был летчиком...
   - ...очень хорошо.
   - Стал писателем...
   - Тоже неплохо, - одобрил Осирис.
   - ...Пишу фантастику и сказки для детей...
   - Так ты сказочник! Я говорю:  это  очень  в  твою  пользу,  -  задумчиво
произнес Осирис, медленно потускнел и исчез, оставив меня в одиночестве.
   Глава вторая. Я приобретаю друзей
   1
   Всегда приятно, когда тебя хвалят: ведь Осирис сказал,  что  моя  Воля  к
Победе "выше красной  черты".  Очевидно,  у  них  имеется  какой-то  прибор,
измеряющий волю человека  или  любого  мыслящего  существа.  Разумеется,  на
приборе есть шкала с цифрами и стрелкой, да еще с  красной  чертой.  Как  на
манометре, который измеряет давление, скажем, воды, пара или воздуха.
   Я знал, что поднимать давление за красную  черту  нельзя  -  не  выдержит
котел или баллон. А тут обратная зависимость:  если  стрелка  твоей  Воли  к
Победе выше черты - значит, все в порядке, если  ниже  -  то  дело  дрянь...
Настолько ты стал тряпкой, что тебе даже техника не станет подчиняться.
   В общем, пока я "выше черты", хотя и взаперти. Но теперь освобождение  из
плена откладывается: мне надлежало сперва разгадать тайну астероида, а потом
уже думать о возвращении...
   - Послушай, это верно, что ты сказочник? - вдруг спросил меня кто-то.
   - Да, - машинально ответил я и повернулся  вправо:  из  стены  наполовину
высунулся мальчишка лет десяти и с любопытством уставился на меня.  Мордашка
круглая, нос чуть приплюснутый, брови и глаза черные, волосы  -  тоже.  Сам,
видать, толстенький, но крепкий.
   - Не врешь? - спросил он.
   - Правду говорю...
   - Ух ты! Тогда мы подружимся!
   - Не возражаю. Как тебя зовут? Мальчишка запросто шагнул из стены,  будто
ее и не было, сделал сальто и ответил:
   - Той. Это означает: Пространство...
   - Прямо так и зовут?!
   - Ага. А наш астероид-звездолет называется "Урах".
   - Так ты... из этих... коренных жителей?
   - Ну конечно!
   - А похож на жителя Земли.
   - Ну и что ж?  Люди  везде  одинаковы,  на  какой  бы  планете  ни  жили.
Понимаешь? Есть разные по внешности мыслящие существа.  Но  если  встречаешь
человека, то он везде так и есть человек, как и у нас.
   - Пожалуй, - кивнул я. - Значит, мы с тобой в этом смысле родственники...
   - Не совсем, - прервал меня Той. - Я ведь волшебник!
   - ?..
   - Смотри...
   Он сложил колечком большой и указательный пальцы правой руки... сам  стал
тоненьким и длинным, как змея, и легко и свободно пролез сквозь это кольцо.
   - Ловко! - воскликнул я, почувствовав симпатию к нему. Той  вновь  принял
свой обычный вид и... Да, я же забыл сказать, что  он  был  одет  в  розовое
кимоно (знаете такую древнюю одежду у японцев?  В  виде  длинного  халата  с
широкими рукавами...), расписанное золотистыми узорами и подпоясанное  белым
кушаком.
   - А у меня есть приятель, - сказал он.
   - Кто?
   - Тоже волшебник, но по другой части: его область творчества -  Время,  и
его зовут Тий.
   - Вон что... Где же он?
   - Тий! Иди к нам, он безвредный дядька, этот сказочник.
   - Ты уверен, Той? - раздался тоже мальчишеский голос где-то рядом, но  за
стеной. - Не забывай, что он еще и фантаст...
   - Ты ничего не сделаешь с нами? - подозрительно глядя  на  меня,  спросил
Той.
   - Не понимаю я вас, - сказал я, теряясь в догадках. -  Чего  это  ради  я
стал бы причинять вам неприятности?!
   - А все же, дай слово!
   - Пусть я жабу проглочу, бегемоту в пасть вскачу, в порошок  себя  сотру,
если только я совру...
   - Здорово! Не все понятно, но верю... Эй, Тий! Слыхал? Не бойся...
   - Ну ладно, - решился Тий и тоже просунулся сквозь стену.
   Он оказался мальчишкой одного возраста с Тоем, светловолосый, синеглазый,
с ямочками на  щеках,  одетый  в  белое  кимоно  с  серебристыми  узорами  и
подпоясанный розовым кушаком.
   - Здравствуй, - неуверенно произнес Тий.
   - Здравствуй. Присаживайся.
   Тий сел чуть поодаль и, вытащив из  кармана  прозрачные  четки,  принялся
медленно их перебирать.
   - Ты тоже... еще мальчик, - осторожно сказал я.
   - Это потому, что Время само по себе не стареет, - объяснил Тий.
   - Верно, - согласился я. - Время - это Вечность...
   - Нет, - возразил Тий. - Только в пустоте нет ни Прошлого ни Будущего...
   - Понимаю, - кивнул я. - Пустота - это Вечность...
   - И такое утверждение неточно, - заметил Тий.
   - Почему?
   - Представь, что мы имеем кусочек Пустоты... Разве можно утверждать,  что
в ней ничего не происходило или ничего в будущем не произойдет?
   - Нельзя, может луч света проскочить... - сказал Той.
   - Правильно, - кивнул Тий. - Или когда-то проскакивал.
   - Я уже запутался, - признался я.
   - Почему?! - удивился Той. - Это же очень просто:  ты  ведь  сказал,  что
Пустота - это Вечность. Раз нет недоступной  ни  для  кого  и  ни  для  чего
Пустоты, значит, нет и Вечности.
   - Но Время-то есть?
   - Конечно. Но тоже не само по себе... Время - это  главная  энергия  всей
Природы.
   - Как так?
   - В окружающем нас  пространстве  всегда  что-то  есть...  Верно?  И  все
движется. Так вот, Время как бы толкает все вперед - от причины к следствию,
а не наоборот; это его главная обязанность!
   - Разъясни, пожалуйста!
   - Что бы ни произошло в Природе - это всегда следствие чего-то.  Понятно?
Ни с того ни с сего ничего не бывает...
   - Пожалуй.
   - А то, что вызвало какое-то явление, называется его причиной. Нормальная
жизнь потому и возможна, что именно Время  есть  та  сила,  которая  создает
необходимую последовательность любых событий, то  есть  их  направление:  от
причины к следствию! Сперва надо простудиться, а потом уже чихать.
   - Ну, а если Время находится в совсем-совсем пустом пространстве? Что оно
делает?
   - Я уже говорил. Там его просто нет.
   - Ни секундочки?
   - Даже крохотной дольки... Время - это  свойство  чего-то  материального,
того, что уже есть в Природе, как цвет вещества, его  плотность,  форма  или
размеры... Понял?
   - Начинаю понимать, Тий. Времени "просто так" - не существует.
   - Покажи ему, Той? - повернулся к приятелю Тий.
   - Ладно, - кивнул Той и щелкнул пальцами. Мгновение... и все мы (то  есть
и я тоже) очутились в удобных прозрачных скафандрах.
   Той опять сложил пальцы колечком и скомандовал мне:
   - Прыгай!
   2
   Я  разбежался  и...  прыгнул.  Меня  охватила   небывалая   легкость,   я
почувствовал, что лечу, а комната резко увеличивалась в размерах. Колечко из
пальцев Тоя стало большим, как  Кольцо-гора  близ  Кисловодска;  я  свободно
пронесся  сквозь  него,  и  передо   мной   открылось   бесконечное   черное
пространство космоса. Дух захватило от его громадности и красоты.
   Далеко впереди в небольшом рое звезд я увидел наше Солнце  с  движущимися
вокруг него планетами.
   Мои новые юные друзья плавали в невесомости рядом со мной.
   - Нравится? - спросил Той.
   - Очень, - признался я. - Прекрасное зрелище!
   - Давайте отдалимся еще, - предложил Той, и  вскоре  звезд  вокруг  стало
видимо-невидимо.
   Я знал, что многие из них в тысячи раз больше нашего Солнца.  Только  они
так далеко, что кажутся нам светящимися точками,  более  или  менее  яркими.
Многие звезды тоже имеют свои планеты, и среди них  непременно  должны  быть
такие, где есть жизнь, а возможно, и люди, похожие на нас...
   Все эти звезды носятся в пространстве не просто  сами  по  себе,  как  им
вздумается, а притягиваются друг к другу какой-то невидимой силой и образуют
"мохнатую" звездную спираль, состоящую из миллионов  звезд.  Называется  она
галактикой - это я знал еще раньше, в школе, - и она тоже  вращается  вокруг
своего центра. Например, наша Галактика - тоже спираль, а  сбоку  похожа  на
метательный диск.
   Той опять сложил пальцы колечком,  и  мы  уже  не  прыгнули,  а  спокойно
проплыли сквозь него. Перед  нашими  взорами  открылись  миллионы  галактик,
заполнивших гигантское пространство Мироздания.
   - Как видишь, - сказал Тий, - пустого пространства нет во Вселенной:  все
оно пронизано светом. А радиоволны, всемирное тяготение...
   - Я знаю это, Тий, но никогда не надеялся увидеть Вселенную со стороны...
   - А сейчас отвернемся от нее, - гордо произнес Той, -  я  тут  приготовил
для  нашего  опыта  небольшое,  абсолютно  пустое  волшебное   пространство.
Действуй, Тий!
   Мы повернулись спиной к Вселенной, и  в  пустой  черноте  вдруг  появился
циферблат не то часов, не то секундомера. Стрелка неподвижно стояла на нуле.
   - Что это? - спросил я.
   - Время, - повторил Тий тоном учителя, - это  та  сила,  которая  придает
всем событиям в Природе четкую последовательность; от причины  к  следствию.
Но причина не может мгновенно превратиться в следствие - это  происходит  за
какой-то очень маленький, но все же  промежуток  времени.  Он  и  определяет
общий темп хода Времени. Сейчас же здесь ничего нет, пусто, и ничто не может
послужить причиной чего-то, потому и стрелка стоит.
   - Сейчас я сотворю небольшой металлический  шар,  -  вмешался  Той,  и  я
тотчас увидел его, а рядом с ним - второй циферблат, но стрелка на  нем  уже
сдвинулась и бежала по кругу.
   Я взглянул на первый циферблат - и там стрелка двигалась.
   - Убедился? - спросил  Тий.  -  Пространство  уже  не  пустое,  и  прибор
показывает время этого шара, потому  что  своего,  собственного,  времени  у
пространства нет.
   -  Вот  еще  одно  доказательство,  -  сказал  Той  и  взмахнул   руками:
металлический шар стал удаляться от нас все быстрее и  быстрее;  мы  догнали
его и помчались рядом с  ним,  и  я  заметил,  что  стрелка  его  циферблата
почему-то уже не бежит, а идет - ход времени движущегося шара замедлился.
   - Отчего так? - спросил я.
   - Трудно сказать, - ответил Тий. - Может быть, потому, что часть  времени
уходит на поддержание движения, и превращение  причины  в  следствие  внутри
шара и на его поверхности происходит медленнее...
   - Похоже на правду, - сказал я. - Но в Природе  все  движется  с  разными
скоростями.
   - Ну да! - воскликнул Тий. - Значит, общее время Вселенной  есть  как  бы
смесь собственных времен всех космических тел, находящихся в ней.  Потому-то
мне так трудно определить среднее время Вселенной...
   - Жаль, что я не могу увидеть движения галактик, - вздохнул я, - Все  они
издали такие  маленькие  -  эти  спирали,  что  кажутся  еле  живыми,  почти
неподвижными...
   -  Пожалуйста!  -  обрадовался  Тий.  -  Вот,  возьми  волшебный  Бинокль
Времени... Это я его придумал...
   Он подал мне бинокль - с виду обыкновенный.  Я  приставил  его  к  своему
прозрачному шлему,  придвинулся  лицом,  и...  все  галактики  вполне  зримо
закружились, во-первых, каждая вокруг своей оси,  а  во-вторых,  все  вместе
вокруг центра Вселенной, скрытого где-то в ее глубине.
   Воистину волшебное зрелище! Одни галактики вращались медленно,  другие  -
быстро, а когда я  подкрутил  регулировочное  колесико  бинокля,  то  совсем
отчетливо увидел, как от небольшой быстрой  галактики  оторвалась  звезда  -
даже с четырьмя планетами! - и вскоре притянулась соседней галактикой, более
медлительной.
   Тем же путем, то есть через колечко Тоя, мы благополучно  возвратились  в
"Урах", в место нашего знакомства.
   3
   - Скажи, пожалуйста, Тий, почему вы оба боитесь фантастов?! - спросил  я,
снимая  скафандр.  -  Ведь  то,  что  ты  сейчас   придумал,   -   настоящая
фантастика... Тий чуть побледнел, но не ответил.
   - Расскажи лучше о себе,  -  попросил  Той.  -  На  вашей  планете  много
волшебников?
   Я стал рассказывать о Земле, о нашей науке  и  технике,  о  литературе  и
искусстве,  о  волшебниках  и  сказочниках...  Нет  для  меня   темы   более
увлекательной! Оттого я говорил не только долго, но, наверное, и  интересно,
ибо слушатели мои  порозовели  от  волнения,  то  и  дело  воодушевляя  меня
одобрительными возгласами.
   Когда я закончил, Той весело крикнул:
   - Осирис! Иди сюда...
   В комнате стало чуть меньше света, и появился мой уже старый знакомый.
   - Послушай, Осирис, - обратился к нему Той, - этот дядька пишет сказки, и
я ему верю. Давай сделаем его нашим гостем - авось поможет общему горю!..
   - Я тоже верю ему, - сказал Тий. - Он, правда, и  фантаст,  от  этого  не
уйдешь, но напоминает наших еще... до той поры...
   Я тоже прошу за него...
   - Согласен, - решился Осирис. - Только не отпускайте его от себя!
   - Да я и сам никуда от них не уйду, - заверил я.
   - Желаю успеха, - произнес Осирис и исчез.
   - Бери,  переоденься!  -  весело  воскликнул  Той,  извлекая  из  воздуха
великолепное черное кимоно  с  белыми  узорами  и  золотым  кушаком.  -  Это
удобнее.
   Я мигом переоделся.
   - А теперь пошли!
   - Сквозь стену? - пошутил я.
   - Как же еще?! - удивился Той, но сообразив, что  это  не  только  шутка,
сложил пальцы колечком и повернулся ко мне: - Прыгай!
   Еще какие-то две-три секунды, и я наконец  проник  в  звездолет-астероид.
Передо мной раскинулась голубонебая, чуть прохладная панорама...
   Теперь надо бы описать увиденное, а как это сделать - сам не знаю. Хорошо
бы воспользоваться сравнением... Хоть вы, мои юные  читатели,  еще  маловато
побродили  по  нашей   планете,   зато   много   читаете,   смотрите   "Клуб
кинопутешествий", изучаете географию, в общем - поймете меня.
   Я очень люблю Экваториальную Африку, с ее водопадами и озерами, саваннами
и тропическими лесами; люблю пустыни, океаны,  Кавказские  горы;  но  больше
всего мне по душе Подмосковье, с его березовыми и сосновыми рощами, лугами и
кустарниками на холмах, тихими речками и озерами...
   Стоп! Так ведь природа "Ураха", этого еще загадочного для меня мирка,  ну
прямо-таки копия природы Подмосковья... Даже трава и деревья похожи на наши,
особенно те, что я сразу назвал березами... С юных лет знакомый мне пейзаж!
   На одной из лесных опушек я увидел первых жителей "Ураха"; они тоже  были
одеты в кимоно и либо стояли пригнувшись, либо  сидели  на  корточках  между
деревьями.
   "Грибы собирают?" - подумал я.
   Слева за кустом стояла белая каплеобразная машина с прозрачным кузовом.
   - Садись, - пригласил Той и открыл дверцу.
   Заняли места, Той махнул рукой вверх, и машина  бесшумно  набрала  метров
триста высоты. Тут я увидел Янат -  единственный  здесь  город,  с  прямыми,
широкими улицами,  красивыми  одноэтажными  домами,  окрашенными  в  нежные,
мягкие тона; ни один из них не похож на другой, все  разные  -  стрельчатые,
шарообразные и коробчатые, на массивных фундаментах и колоннах, а  то  будто
висящие в воздухе.
   Судя по размерам, здесь не меньше десяти тысяч жителей. Но город какой-то
странный, и я еще не пойму, в чем именно его необычность... Впрочем... Ну да
- здесь нет мостовых и тротуаров. Совсем нет! Все пространство между  домами
занимает  сплошной  ярко-зеленый  газон,  правда,  с  клумбами   кое-где   и
деревьями. Есть и тропинки, но их немного.
   - А где тут у вас дороги? - спрашиваю я.
   - Под землей, - отвечает Той.
   - Там же и техника вся наша, и  промышленность,  -  добавляет  Тий.  -  А
вокруг города - зона отдыха. Машины, вроде нашей, не нуждаются в дорогах.
   - Чей это дом на холме?
   - Там живет Расимус, нынешний командир звездолета.  Вскоре  мы  пошли  на
посадку и приземлились на красивой площади у фонтана.  Вышли  из  машины.  Я
осмотрелся и ощутил непонятную тревогу... Все, решительно все люди, одетые в
кимоно различных цветов, стоят  без  движения  и  в  странных  позах,  будто
слушают радио!
   Я приблизился к одному из них, заглянул в его безжизненное лицо и в ужасе
отшатнулся: это была... восковая фигура. И его сосед, и  тот,  что  поодаль;
астероид-звездолет был населен восковыми фигурами?!
   - Это что... так должно быть? - спросил я, не уверенный, впрочем, что  об
этом нужно спрашивать.
   - Нет, - грустно ответили Той и Тий. - Мы  сами  не  знаем,  что  с  ними
произошло... Разом! В какое-то мгновение... И вот уже много лет мы надеемся:
вдруг они снова...
   Последнего слова я не расслышал: из воды у фонтана высунулась  прозрачная
студенистая спираль - метра  два  в  диаметре,  с  пирамидальной  головой  о
четырех глазах, разинула беззубую  светящуюся  пасть,  радостно  замычала  и
издала трубный рев, на который откликнулись десятки жутких рыков.
   Быстро снижаясь, к нам устремилось свистящее белое облачко,  напоминающее
по форме сардельку; я успел приметить  впереди  странную  мордашку,  которая
беспрестанно изменялась, и нечто вроде крыльев по бокам.
   Стоявший неподалеку пень вдруг ожил, вытащил из земли,  словно  щупальца,
свои корни и пополз ко мне, отчаянно сопя и  пыхтя.  Правее  него  появилась
настоящая шаровая молния; с оглушительным треском она разлетелась на десятки
шаров поменьше, те, в свою очередь, лопались, рассыпались на еще меньшие,  и
вскоре образовался  высокий  тонкий  столб  электрического  смерча,  который
извивался, будто танцуя, и... хохотал.
   Позади послышался хрустальный звон, и хотя он был  приятный,  я  в  ужасе
подпрыгнул и в воздухе развернулся на сто восемьдесят  градусов.  Прозрачный
шар с серебристым отливом вмещал еще несколько шаров  (как  наша  матрешка),
вращающихся  в  разные  стороны,  а  в  самом  центре   довольно   отчетливо
просматривалась  крохотная  девочка  в   белом   кимоно   и   с   серебряным
колокольчиком в правой руке. Она приплясывала и радостно  махала  мне  левой
рукой.
   Все это тянулось ко мне и вопило:
   - Человек! Человек! Дайте нам живого человека!!! Тий и Той стали  теснить
меня к машине и почти втолкнули в кабину.  Я  слышал,  как  они  уговаривали
чудищ:
   - Ребята! Это не наш... Он пришелец с другой планеты... гость...
   Но вот и мои спутники оказались в аэромобиле, и мы взлетели.
   - Что эт-то?.. - стуча зубами, спросил я их.
   - Понимаешь, - объяснил Тий, - это  наши  волшебники...  Они  в  основном
хорошие... Но ведь все люди превратились в  восковые  фигуры,  и  волшебники
одичали от тоски... Без людей им никак не обойтись! Увидели тебя  и  ошалели
от счастья...
   - Что будем делать теперь? - спросил Той, управляя аэромобилем.
   - Не знаю... - признался Тий.
   Глава третья. Назад, в Минувшее
   1
   - Страшная картина! -  воскликнул  я,  снова  окидывая  взглядом  мертвый
город.
   - Жуткая, - тихо молвил Тий. - Это все следствие какой-то причины, а  вот
в чем она, эта причина, - мы не знаем...
   - Может быть, ты сможешь нам помочь? - с надеждой спросил меня Той.
   - Вряд ли... У нас на Земле такого не  бывало.  Если  бы  я  мог  увидеть
историю вашего "Ураха"...
   - Это запрещено.
   - Запрещено?! - поразился я.
   - Да. И попытка заглянуть в Будущее - тоже.
   - Странные порядки у  вас!  Даже  врач,  прежде  чем  лечить,  спрашивает
больного, что ел, где был, как одевался, болел ли раньше и чем...  Нет,  так
просто я не разгадаю...
   - Послушай, Тий, он говорит дело. А что, если  мы  свезем  его  к  самому
началу полета?
   - К началу? - удивился я. - Свезем?!
   - У нас есть машина времени... - сказал Той. - Она унесет нас в Прошлое.
   - Другого выхода я тоже  не  вижу,  -  согласился  Тий,  нажал  бирюзовую
кнопку, и наш аэромобиль совершил посадку у белого куполообразного здания  в
березовой роще.
   - Вылезай побыстрей, чтобы волшебники не догнали нас... Едва мы вышли  из
машины, как  дорогу  нам  преградила  темноволосая,  черноглазая  девочка  в
голубом кимоно с золотистым поясом. В левой руке она держала какой-то тюбик,
а в правой - ножницы. Девочка насмешливо смотрела  на  нас  и  как-то  криво
улыбалась.
   - Опять ты?! - недовольно поморщился Тий.
   - Кто это? - тихо спросил я.
   - Тэя, тоже волшебница. Ее область творчества - Математика, - так же тихо
объяснил Той. - В руках ее ножницы и клей: она любит резать на куски все без
разбора и склеивать... Но у нее нет постоянства: она дружит со всеми и ни  с
кем... Странная какая-то...
   - Уйди, Тэя, - угрожающе произнес Тий. - Ты нам сейчас не нужна.
   - Ах, так! - обиделась девочка. - Когда вы строили свою машину времени, я
была нужна, а сейчас нет?!
   - Не мешай нам. Это пришелец из космоса - наш гость, и мы  заняты  важным
делом... И потом... Я не могу простить тебе твоего коварства...
   - Простить?! - усмехнулась девочка. - Это же было давно, а чувство обиды,
растягиваемое временем, становится все тоньше...
   - И все же оно еще не оборвалось, Тэя! Уйди...
   - Прошу тебя, Тэя, - мягко сказал Той, приближаясь к ней. - В самом деле,
сейчас могут появиться здесь остальные, и нашему гостю грозят  неприятности;
оставь нас...
   - Не подходи! - топнула ножкой Тэя.
   - Милая Тэя, - вмешался я. - Мне  очень  приятно  знакомство  с  тобой...
Признаюсь, в юности я мечтал стать математиком, но как-то  не  получилось...
Мы еще с тобой встретимся, я  даже  прошу  твоей  дружбы  и  содействия.  Но
сейчас... мне действительно не хотелось бы...
   - Ладно, так и быть, - смягчилась Тэя.  -  Только  ради  Пришельца...  Но
остерегайтесь еще раз обидеть меня!
   Вдали уже слышался рев догоняющих нас волшебников, и Тэя  устремилась  им
навстречу. Ее голос отчетливо долетал до нас.
   - Остановитесь!  -  увещевала  Тэя.  -  Все  нужно  делать  расчетливо...
Пришелец один, а вас больше в семьдесят семь раз... Давайте вычислим  сейчас
общую площадь Яната и его окрестностей, затем площадь, занятую стенами домов
и других строений (ведь не сможет же Пришелец  влипнуть  в  стену!),  вычтем
второй  результат  из  первого,  остаток  разделим  на  семьдесят   семь   и
распределим эти участки между собой, чтобы потом уже взяться за поиски!
   Могучий рев одобрения ответил ей. Я невольно  похолодел  и  возблагодарил
судьбу за встречу с Тэей.
   Мы вбежали в небольшой зал с зашторенными окнами, телевизионными экранами
и несколькими пультами управления.
   - Теперь мы в безопасности... Это и  есть  то,  что  Той  назвал  машиной
времени, - пояснил Тий.
   - Ну что ж, я готов...
   - Мы тоже, - ответили мои юные друзья. -  Садись,  Пришелец,  вот  в  это
кресло и не тревожься. По местам!
   Волшебники направились  к  пультам,  а  я  уселся  поудобнее  и  принялся
наблюдать. Послышалось приятное  жужжание  аппаратуры,  прозвучали  какие-то
сигналы, потом стало тише, спокойнее и теплее.
   Глаза мои закрылись, потянуло в сон... Я увидел  свою  жизнь  в  обратном
порядке... Вот я в космограде  "Сергей  Королев"...  Вот  в  редакции  нашей
"Вечёрки"... Прохожу курс продления жизни в мединституте... Вижу  на  полках
книжных магазинов свои недавние издания, потом - прежние...
   Лечу в самолете - везу пассажиров из Ростова-на-Дону... Лечу на планере с
холма у подмосковного местечка Сходня... Сижу за партой в московской средней
школе № 13, что в Успенском переулке...
   Лежу у костра ночью в окрестностях Еревана... Чабаны рассказывают  сказки
и поют армянские песни, а я, ученик третьего класса, слушаю их...
   Потом я в доме своего деда в станице Пролетарской Ростовской области, где
я родился... И - забытье...
   2
   Медленно прихожу в сознание.
   - Как ты себя чувствуешь? - озабоченно спрашивает Тий.
   - Нормально.
   - Мы сейчас перед началом путешествия в неизведанное нашего астероида,  -
говорит Той.
   - Как далеко мы вернулись в Прошлое?
   - Примерно на семь тысяч лет... - говорит Тий.
   - Выйдем? - предлагаю я.
   - Не имеем права, - смеются мои друзья волшебники. - Но мы все увидим  на
экранах телевизиров и сквозь прозрачные стены.
   Действительно, стена кабины исчезает, и  я  вижу  панораму  строительства
города Яната. Оно уже приближается к  завершению,  но  почему-то  темно  как
ночью, и кругом прожектора. Все строители в космических скафандрах.
   - Еще нет воздуха и дневного света, - слышу я голос Тия. - Подвинемся  на
год, теперь уже вперед... Знакомый пейзаж, но  более  живой:  жители  города
радостно возбуждены, одеты в обычные свои кимоно: светло как днем; слышу  их
голоса и понимаю их речь. Среди них вижу вдруг...
   - Это я, - смеется Тий. - Я же разносчик и контролер  времени:  все  часы
должны идти точно; следить за этим - моя обязанность. Рядом со мной Тэя...
   - А вон и я, - показывает Той. - Проверяю пространство внутри астероида и
заделываю щели, чтобы не было утечки воздуха. Теперь вспоминаю: скоро должен
прилететь с родной планеты первый командир "Ураха" Хелок...
   - С какой родной планеты? - спрашиваю я. - Где она?
   - Сейчас увидишь. Включаю видеокосмические установки...
   И тотчас же передо мной раскинулся знакомый бескрайний космос...  Черный.
Звездный. Справа - большой светящийся шар.
   - Это наше солнце, - тихо и грустно говорит Тий.
   - Солнце?!
   - Да. Оно было таким же, как и у вас, и на нашей планете - она называется
Емек - цвела такая же жизнь... Между прочим, если хочешь знать, наша планета
была очень похожа на вашу!
   - И что же случилось?
   - Солнце - это ведь звезда...
   - Знаю.
   - И оно угасает: ваше Солнце - тоже.
   - Ничего не поделаешь, - говорю я.  -  Но  это  происходит  незаметно,  и
потухнет оно через много миллиардов лет...
   - Ас нашим солнцем что-то случилось, и оно вдруг чуть-чуть уменьшило свою
яркость... Хорошо, что это произошло не сразу, а за сто лет...
   - Почему же оно потускнело?
   - Никто не знает. Люди едва успели построить подземные  города,  а  часть
наземных накрыть куполами... Стало так  холодно,  что  нормальная  жизнь  на
поверхности планеты оказалась невозможной.
   На  главном  телевизионном  экране  появился  грустный  пейзаж;  планета,
скованная вечным морозом; моря и  даже  океаны  покрыты  льдом.  Заброшенные
города мертво угадываются в белесом тумане.
   На высоком светлом плоскогорье - площадка космодрома. В центре  ее  замер
небольшой космический корабль высотой метров сто пятьдесят. А на самом краю,
на потрескавшемся от мороза камне, сидит человек в скафандре.  Перед  ним  -
телевизор.
   - Это командир "Ураха" Хелок, - говорит Той.
   - У вас такое же телевидение, как и у нас на Земле... - вслух отмечаю я.
   - Нет, что ты! -  воскликнул  Тий.  -  Чтобы  экономить  энергию,  жители
планеты вынужденно  вернулись  к  древней  технике...  Но  смотри  на  экран
командира: сейчас выступит самый старый житель планеты  -  Гин,  ему  больше
двухсот лет...
   - Ого! У нас тоже появились "умноженные старики". И много таких?
   - Нет, уже мало... Но слушай его, слушай. Сейчас его слушают все!
   Я увидел морщинистое безбородое лицо человека с длинными седыми волосами.
Светлые серые глаза Гина тоже казались поседевшими, но блестели молодо, и  в
них светилась мудрость.
   3
   - Дорогие сопланетники, - начал он свою прощальную речь, - я обращаюсь  к
вам, друзья мои... И к тем, кто, возможно, прилетит сюда, на эту  засыпающую
навсегда планету, из других миров, где есть Разум...  Мы  жили  счастливо  и
дружно, не нуждались ни в чем, и вдруг солнце  наше  начало  остывать,  и  с
такой быстротой, что около трети населения Емека... погибло.  Теперь  же  из
тех, кто тогда уцелел, здесь всего десятая часть... Некоторые из  нас,  кто,
подобно  мне,  достиг  глубокой  старости,  остались  в  своих  подземных  и
подводных городах... Более молодые, пожелавшие  увидеть  и  ощутить  Светлое
Будущее на  других  планетах,  легли  в  биотроны  и  покоятся  в  состоянии
анабиоза.
   Я увидел на экране большие, под прозрачными куполами, помещения, в каждом
из которых лежало по нескольку сотен человек. Они погружены в глубокий  сон,
настолько глубокий, что жизнь в их телах еле теплится,  но  не  угасает.  Ее
течение только замедлено в тысячи раз.
   - Но многие, - продолжал Гин, - уже  улетели  в  глубины  космоса  искать
другую планету, пригодную для жизни. Мы верим, что те, кто первым  достигнет
цели, обязательно вернутся и увезут своих собратьев прямо в биотронах, чтобы
пробудить их под новым солнцем. Сейчас мы провожаем последнюю экспедицию. На
этот раз в космос улетит целый город! Великий ученый  нашего  времени  Хелок
создал  проект  превращения  маленькой  планеты-астероида  в   звездолет   и
осуществил его. Мы желаем тебе, дорогой Хелок, и всем твоим друзьям счастья!
Не думайте о нас до тех пор, пока не  найдете  Новый  Дом...  Настают  самые
грустные минуты: ведь после вас мы осиротеем совсем... Но я хочу, чтобы вы в
сердцах своих унесли с родной планеты не  грусть,  а  радость  поиска,  наши
живые образы, наши надежду и любовь! Счастливого  пути,  Хелок!  Счастливого
пути всем вам, друзья мои! Привет вам, те, кто дождется!..
   Гин задорно тряхнул  сединой,  глаза  его  весело  заблестели.  Затем  мы
увидели тысячи улыбающихся лиц  на  улицах  и  площадях  подземных  городов,
тысячи  приветственно  машущих  рук.  Озорная  мелодия,  напоминающая   нашу
кавказскую лезгинку, стала звучать все громче и быстрее.
   Хелок решительно поднялся, и я услышал его низкий бодрый голос:
   - До свиданья, друзья, до свиданья!
   Он сел в вездеход, подъехал к космическому  кораблю  и  решительно  вошел
внутрь. Вскоре веретенообразное тело ракеты окуталось клубами огня и пара  и
легко  взвилось  вверх,  туда,  где  на  орбите  ожидал   астероид-звездолет
"Урах"...
   Глава четвертая. Дрейф первый
   1
   Их полет, без  определенного  маршрута,  рассчитанный  только  на  удачу,
длился уже семьсот лет (я веду счет нашими земными годами)...
   Вокруг сменялись звездные системы, астероид пронизывал пылевые и  газовые
туманности; мощные  невидимые  лучи,  испускаемые  специальными  установками
"Ураха", мгновенно уничтожали попадавшиеся навстречу метеориты; где-то вдали
рождались новые звезды и угасали старые - в космосе шли гигантские  процессы
обновления и преобразования, и о нем можно было сказать, что он жил  активно
и неутомимо.
   В городе Янате, на заброшенном и одиноком в космосе звездолете-астероиде,
под высоким колпаком, заменяющим небо, рождались и умирали поколения людей с
покинутой ими замерзшей планеты Емек, но уже не  было  прежнего  деятельного
оживления.
   Изредка  "Урах"  выстреливал   небольшие   разведывательные   беспилотные
ракеты-зонды, начиненные аппаратурой. Они мчались под углом тридцать - сорок
градусов вправо или влево от основной линии пути и,  обгоняя  величественный
звездолет,  которому,  по  существу,  некуда   было   спешить,   с   помощью
радиосигналов неизменно сообщали о том, что встречаются планеты, но "дикие",
без атмосферы и воды, а то и без солнечного света, - погруженные  в  мертвый
мрак Мироздания.
   Поначалу  урахцы  не  придавали  этому  особого  значения  и   занимались
изучением космоса. Чтобы  облегчить  наблюдения,  они  изобрели  аппаратуру,
позволявшую по желанию делать их "небесный свод"  прозрачным,  и  тогда  его
жителям казалось, будто они под ночным небом  родной  планеты,  несмотря  на
постоянно меняющееся расположение звезд.  А  планеты  подходящей  так  и  не
встречалось...
   Все печальнее становились  терпеливые  урахцы,  все  меньше  хотелось  им
думать о будущем, вялость и безразличие овладевали ими.  Конечно,  они  жили
хорошо, ни в чем не нуждались; но разве может довольствоваться этим разумное
существо, если перед ним Цель и она  постоянно  ускользает,  утрачивая  свою
определенность и даже притягательность?
   Появлялись порой и сомнения:  а  есть  ли  в  космосе,  как  предполагали
ученые, обитаемые или пригодные для жизни, но еще не заселенные планеты?
   Ушли в небытие первые поколения веселых, смелых урахцев; нынешние  жители
Яната стали изнеженными и ленивыми, полюбили уединение, а  то  и  втихомолку
предавались отчаянию.
   И вдруг  одна  из  разведывательных  ракет  под  номером  девяносто  семь
сообщила: есть планета! С солнцем, водой и атмосферой, а  с  ее  поверхности
доносятся  радиосигналы,  свидетельствующие,  по  крайней  мере,  о  наличии
техники!
   Как радовались бедные урахцы - не описать... "А в самом  деле,  -  думали
они, - обязательно должны быть в  космосе  живые  планеты.  Как  можно  было
сомневаться в этом?! Ведь какие-нибудь семьсот лет нашего полета -  это  все
равно что крохотная царапина на  огромном  диске  Галактики,  и  нет  ничего
удивительного в том, что только теперь счастье улыбнулось нам".
   Командир звездолета Ин  отдал  необходимые  распоряжения,  и  специальные
электронные машины, умеющие самостоятельно решать любые  сложные  задачи  (у
нас на Земле их называют компьютерами),  вычислили  скорость  и  траекторию,
необходимые для того, чтобы звездолет "Урах" взял курс к  планете-незнакомке
и ее солнцу. На этот маневр ушло месяца четыре - так  велики  были  скорость
звездолета и расстояние до планеты.
   2
   Когда корабль в море плывет по воле течения и  ветра  или  же  с  помощью
парусов и двигателей сохраняет неизменное положение по отношению  к  берегу,
моряки называют это дрейфом.
   Вот так лег в космический дрейф астероид-звездолет "Урах", а на неведомую
планету отправился космолет с Ином и астрофизиком Диром на  борту.  С  собой
они прихватили робота Эла.
   Планета  имела  диаметр  двенадцать  тысяч  километров  и  была  окружена
стокилометровым слоем газообразного азота и  кислорода  примерно  в  тех  же
пропорциях, что и внутри "Ураха", только более высокого  давления.  Половину
поверхности планеты покрывала суша с  небольшими  горами  и  пятнами  лесов.
Остальное занимал свинцово-желтый, с редкими островами, океан.
   Войдя в верхние слои атмосферы и снизив скорость до тысячи  километров  в
час, Ин выпустил из  корпуса  космолета  небольшие  крылья.  Полет  проходил
спокойно, атмосфера была прозрачной, и все, что делалось  внизу,  без  труда
просматривалось с помощью обычных оптических устройств.
   Внимание Ина было поглощено приборами пульта  управления,  однако  же  он
первым увидел... город! Правда, он выглядел довольно странно:  огромная,  не
менее десяти километров в диаметре,  спираль,  местами  прозрачная,  местами
темная, свернувшись, как змея, прижалась к земле.
   И все-таки это было единое здание круглого  сечения  с  окнами  различной
формы и величины...
   В центре города на  площади  возвышалась  ажурная  башня.  А  за  внешней
окружностью  спирали  виднелись  четко  распланированные  прямоугольники   и
квадраты, скорее всего сельскохозяйственные поля. За ними - ленты дорог и...
нечто напоминающее аэродром.
   Вскоре они увидели  еще  один  город,  уже  из  двух  спиралей  несколько
большего диаметра. Затем еще и еще - городов на планете оказалось сотни!
   - Командир! - взволнованно начал было астрофизик, но неожиданно  космолет
встряхнуло, и началась такая болтанка, что разговор пришлось прервать.
   Атмосфера впереди сгустилась, темно-синие, местами почти  черные,  облака
беспрестанно прорезывались молниями, и пришлось круто свернуть влево, обходя
опасный грозовой район.
   На  берегу  океана  стояло  приземистое  сооружение  явно   промышленного
назначения, а под скоплением  грозовых  облаков  четко  виднелись  какие-то,
возможно энергетические, установки.
   Над океаном, на высоте шестисот - семисот метров, плавали  серебристые  и
черные шары, соединенные гибкими шлангами: они держали в воздухе  гигантскую
сеть с крупными ячеями, а концы  ее  опускались  в  воду,  и  в  тех  местах
сплетались белые гребни волн.
   Сделав полукруг, космолет устремился в обратном направлении, километрах в
двухстах правее уже знакомой урахцам трассы.
   - Что же ты молчишь, Дир? - оживился Ин, когда опасность миновала.
   - Командир, - взволнованно ответил Дир, - внизу беспрестанно потрескивают
роботы с большим расходом энергии... Есть движение на дорогах и  в  городах.
Все это я отчетливо слышу в своих наушниках...
   - Что же тут удивительного, Дир?! Где разум - там и деяние.
   - В том-то и дело, Ин, что, если моя аппаратура  не  ошибается,  здесь...
нет людей.
   - Нет людей?! Совсем?..
   - Да, командир. Такое впечатление, будто тут никто не  живет...  суетятся
одни механизмы...
   - Ну, это уж слишком! Что скажешь, Эл?
   - Дир прав, - уверенно ответил робот. - Моих друзей здесь много, а  ваших
- нет.
   - М-да.. Ну что ж, Эл, тогда первые контакты с теми,  кто  -  или  что  -
внизу, станут твоей обязанностью, понял?
   - Задание принято, командир, я готов.
   Некоторое время они летели молча, а когда под ними  на  обширной  равнине
показались длинные заводские корпуса, Дир спросил:
   - Что это?
   - Автоматический комбинат, выпускающий различные роботы, - пояснил Эл.  -
Такой же вы видели на берегу океана...
   -  Ого!  -  воскликнул  Ин.  -  Гляньте-ка,  друзья:  мы  приближаемся  к
космодрому!
   Впереди  действительно  находился  космодром,  в  правой  части  которого
серебрился массивный грузовой космический корабль, похожий  на  осьминога  с
сильными пружинящими щупальцами.
   - Почему, Эл, ты думаешь, что это грузовик? - вдруг спросил Ин.
   -   А   я   ничего   не   говорил...   -   удивленно   замигал   круглыми
золотисто-голубыми глазами робот.
   - Но мне показалось, что ты так думаешь, - усмехнулся командир.
   - Да, это грузовой звездолет, - бесцветно произнес Эл.
   - Почему же ты так уверен, мой мудрый Эл?
   - Я уже привыкаю к разговорам компьютеров внизу, - пояснил робот.  -  Нас
давно заметили и приняли тоже за грузовик; только удивляются его непривычной
форме и малым размерам.
   - Отлично, Эл, - похвалил командир. - А ну,  свяжись  с  ними  и  запроси
разрешение на посадку.
   Пока  робот  вел  переговоры,  астрофизик  внимательно  присматривался  к
чему-то внизу и наконец сказал:
   - Послушай, командир, сначала я подумал, что на  этой  планете  произошла
какая-то катастрофа и жизнь погибла, остались одни роботы. Мы могли бы здесь
неплохо устроиться. Почти на всем готовом...
   - Такая мысль и мне пришла в голову, Дир, - признался Ин. - Но  вот  этот
грузовик... откуда он?
   - В том-то и дело, - согласился Дир.
   - Нас принимают, - доложил Эл.
   3
   - Я не буду выпускать колеса, - сказал Ин, - сядем на воздушной подушке.
   - Пожалуй, - кивнул Дир. - Быстрее и надежнее взлетим,  если  потребуется
улизнуть немедленно.
   Они приземлились и подрулили к грузовику. Рядом с  ним  космолет  урахцев
выглядел как цыпленок у планетария.
   Подъемные краны и транспортеры извлекали из  нутра  грузового  звездолета
огромные контейнеры, тюки и емкости.
   Сотни всевозможных  роботов  тут  же  сортировали  их,  грузили  в  юркие
планетоходы и куда-то отправляли.
   На пришельцев  они  не  обратили  никакого  внимания,  и  лишь  несколько
шарообразных и цилиндрических роботов на гибких щупальцах бойко засеменили к
космолету.
   - Ну и положение... - задумался Ин. - Давай, Эл,  выходи;  а  мы  наденем
скафандры и присоединимся к тебе через несколько минут.
   Ин, в общем-то, не спешил, Дир - тоже.
   - Ну, как идут дела, Эл? - спросил Ин, когда они вышли из космолета.
   Роботы  космодромной  службы  двинулись  было  на  людей,  но  Эл  что-то
просигналил им, и они остановились.
   - Здесь еще никто из их хозяев не живет, - доложил робот.
   - Еще?! - переспросил Дир.
   - Может быть, уже? - уточнил Ин.
   - Нет. Хозяева живут на другой планете...
   - Какой?
   - Они не говорят.
   - Далеко ли отсюда?
   - Они не знают.
   - Но кто их хозяева: люди или... или,  может,  осьминоги?  -  нетерпеливо
спросил Дир.
   - Они и это не говорят, им так велено.
   - А хоть что-нибудь они рассказали?
   - Да. На их старой планете перенаселение и уже стало  тесно.  Вот  они  и
выбрали эту... Но тут нет ни лесов, ни...
   - Как это - нет?! Мы-то их видели, ты и сам видел, Эл.
   - Не было раньше, - пояснил робот.  -  Все  эти  автоматы  создают  здесь
условия, необходимые для будущей жизни их хозяев: леса, почву, разводят рыбу
в океанах, формируют атмосферу...
   - Что-что? Повтори.
   -  Изменяют  состав  атмосферы:  скоро  начнут  насыщать   ее   аммиаком,
необходимым для дыхания их хозяев.
   - Ясно. И давно они оборудуют эту планету?
   - Двести двадцать четыре наших года, днем и ночью, беспрерывно...
   - Ловко. Ин! Что ты скажешь?
   - Все разумно, Дир. Они  теперь  эту  планету  сделают  даже  лучше  той,
своей... А когда закончится все строительство, Эл?
   - Скоро, - ответил робот. - Лет через  сто.  Нужно  установить  в  разных
местах еще тысячу триста атомных электростанций...
   - Хорошо. Их хозяева все  переселяются  сюда  или  нет?  Робот  обменялся
информацией со своими сородичами и ответил:
   - Половина всего населения их главной планеты.
   - Что же делать нам? - задумался Ин.
   - Они говорят, - повернулся к нему Эл, - что нам надо улетать,  не  теряя
времени зря. Здесь никому из чужих селиться нельзя.  Ссориться  -  не  имеет
смысла.
   - Наверное, так мы и поступим, - сказал Ир. - К тому же аммиак и  высокое
атмосферное давление нам вредны... Что это они сигналят, Эл?
   - Не нужно ли помочь нам улететь, спрашивают они.
   - Нет, спасибо. Оставим у них контейнер с информацией  о  нашей  истории,
Эл. Пусть передадут ее своим хозяевам.
   - Их командир уже просит об этом, - сказал Эл, не поворачиваясь.
   - Командир? - засмеялся вдруг Ин. - Ты сказал - командир? Покажи его...
   - Справа, позади, - указал  Эл.  -  На  вон  том  возвышении.  Командиром
оказался  робот,  напоминавший  двухметровую  пружину  толщиной  в  руку,  с
щупальцами  внизу,  прозрачным  стержнем  внутри,   наполовину   заполненным
янтарной жидкостью и увенчанный подобием нашего земного допотопного примуса!
   Тут уже расхохотался Дир.
   - Не понимаю, что здесь смешного?  -  недовольно  буркнул  Ин.  -  Вполне
приличный вид... Ладно, Эл, скажи их командиру,  что  мы  улетаем  навсегда.
Жаль, что большего от них не добьешься. Пошли.
   Вскоре Эл вынес роботам металлический шар-контейнер; они приняли  подарок
с величайшей осторожностью и куда-то унесли,
   Захлопнув  входной  люк,  Ин  занял  пилотское  кресло,   прибавил   тяги
двигателю, отрулил в сторону,  энергично  пробежал  километра  два  и  круто
устремил свою машину в  зеленовато-желтое  небо,  убирая  крылья  в  корпус.
Великая Надежда семи столетий осталась внизу...
   Глава пятая. Дрейф второй
   1
   В глубокое уныние повергла урахцев неудачная экспедиция Ина на незнакомую
планету.  Астероид-звездолет  вышел  из  зоны  недавнего  дрейфа   и   начал
приближаться к прежней линии пути, а на командном пункте  долго  совещались,
как быть дальше.
   - Почему мы летим по краю Галактики?  -  недоумевал  Дир.  -  Ведь  здесь
меньше звезд и планет, следовательно, меньше и вероятности достичь цели...
   - Не знаю, - ответил Ин. - Но первый командир "Ураха"  Хелок  пользовался
рекомендациями, разработанными еще на нашей родной планете  до  вылета...  А
он, как известно из бортжурнала, погиб от несчастного случая  при  выходе  в
космос и не успел оставить завещания...
   -  Но  ведь  должны  же  где-то  быть  первоначальные   рекомендации?   -
нетерпеливо спросил Мар, старший штурман звездолета.
   - Может быть, они есть... но никто не знает  где?  А  возможно,  все  это
устарело... И вообще, уже  многое  забылось  -  мы  слишком  рано  предались
отчаянию...
   - Ничего себе рано - семьсот лет! И все без толку, - усмехнулся Мар.
   - А теперь люди "Ураха" еще больше разочарованы, и надо что-то придумать,
- сказал Дир.
   -  Хорошо,  -  согласился  наконец  Ин.  -  Давайте  изменим  маршрут   и
приблизимся к центру Галактики.
   - Насколько? - решил уточнить Дир.
   - Трудный вопрос, - задумался Ин. - Поскольку мы не знаем, что нас  может
ожидать, я предлагаю лететь к ядру Галактики столько же времени, сколько  мы
пролетели до этого, то есть семьсот лет... А потом, если ничего не встретим,
возьмем курс и полетим по окружности Галактики,  но  уже  в  более  звездном
районе.
   - Я тоже предпочитаю  определенность,  -  одобрил  Мар.  -  Это  все-таки
успокоит людей... К тому же  нам  разрешено  действовать  в  зависимости  от
обстановки.
   Так было утверждено новое решение, и звездолет "Урах" плавно изменил курс
на девяносто градусов вправо. Скорость его полета  составляла  двести  тысяч
километров в секунду (!), сбавлять ее не хотелось - на торможение,  а  потом
на новый разгон ушло бы много энергии. Поэтому только через три года  "Урах"
направился к центру Галактики, двигаясь теперь по ее радиусу.  Потом,  ровно
через семьсот  лет,  ушло  еще  три  года,  чтобы,  снова  развернувшись  на
девяносто градусов - на этот раз влево, - "Урах", не сбавляя  скорости,  лег
на прежний курс - по окружности Галактики.
   2
   - Я хорошо помню те годы, - сказал Тий.
   - И я тоже, но давай еще разок заглянем в то время, - предложил Той.
   - Не возражаю, - решил Тий.
   Я смотрел сквозь прозрачные изнутри стены машины  времени  (снаружи,  как
объяснил Тий, они казались зеркальными), делая необходимые пометки  в  своем
корреспондентском  блокноте,  ни  на  мгновение  не  забывая   о   читателях
"Вечернего Ростова".
   Узнав  о  новом  решении  командира,  урахцы  возликовали:   теперь   они
устремились в "гущу" звезд, и надежды их окрепли.
   Я взял слово "гущу"  в  кавычки,  потому  что  на  самом  деле  звезды  в
галактике  находятся  очень  далеко  друг  от  друга  и  только  с  большого
расстояния кажется, что они собираются в густые скопления. Если мы посмотрим
на нашу Галактику сбоку, например с Земли, то увидим в ночном  небе  широкую
искристую ленту - Млечный Путь. И каждая искорка в Млечном  Пути  -  не  что
иное как раскаленная звезда, причем некоторые из них во  много  раз  больше,
чем наше родное Солнце!
   А то, что ближе к краю галактики звезд становится меньше,  -  это  точно.
Значит, верно и другое: ближе  к  середине  их  больше  и  найти  подходящую
планету можно быстрее.
   Уверенность придала урахцам сил и вдохновила художников, композиторов,  а
больше всех - писателей-фантастов.
   - Помнишь, Тий, - вздохнул Той, - какие книжки мы с  тобой  читали  в  те
годы?!
   - Еще бы! - воодушевился Тий. - Сколько выдумки, сколько смелой фантазии!
Все были уверены, что найдут планету, и верили фантастам.
   - Даже волшебники помогали им... - напомнил Той.
   - А где они сейчас, ваши волшебники? - спросил я.
   - А вон летит Лия! Смотри вверх, вон туда... Видишь, в черном плаще  и  с
перьями на голове...
   И действительно: это была фея  Ночи;  вслед  за  ней  на  "небо"  "Ураха"
надвигалась звездная ночь.
   - Она каждый день приносит темноту из космоса, - объяснил Той, - а  утром
гонит ее обратно, сквозь купол звездолета.
   - Ей всегда помогает волшебник Се, - продолжал Тий. - Он сейчас отступает
перед Лией - видишь его,  в  золотом  блестящем  костюме  и  со  светящимися
крыльями?!
   Я увидел, как Се взмахами своих ярких прозрачных крыльев  словно  собирал
дневной свет и сметал его с неба, освобождая место Лие.
   3
   - Но передвинемся еще на семьсот лет вперед, - сказал Тий, нажимая нужные
кнопки. - Ты увидишь урахцев в тот период,  когда  они  всё  еще  не  теряли
надежды на успех. "Урах" выходил на прежний курс, и все ликовали  по  поводу
этого события.
   - И верно,  -  вздохнув,  сказал  Той.  -  Прошло  лет  двадцать,  и  нам
встретилась ваша Земля...
   - Тий, покажи, пожалуйста, - попросил я. - Ведь я землянин, и мне надо бы
хоть одним глазком увидеть...
   - Как хочешь, - склонил голову Тий.
   Впрочем, я вам рассказал об этом, кажется, еще  в  первой  главе,  и  нет
смысла повторяться; расскажу  лишь  о  новых  деталях,  увиденных  во  время
Второго дрейфа урахцев.
   4
   Экспедицию на Землю возглавил  очередной  командир  астероида-звездолета.
Звали его Абрес. С ним отправились еще двое: молодой биолог Ар и  астрофизик
Ней.
   Я видел, как они облетели нашу планету около пяти тысячелетий  назад.  Ни
огней ночью, ни искусственных спутников, конечно, еще не  было.  На  экранах
всех телевизоров "Ураха", в том числе и на главном, в машине времени, все же
можно было рассмотреть несколько городов.
   Абрес облетел вокруг планеты ночью, то  есть  постоянно  держась  в  тени
Земли, но в космолете имелись приборы ночного видения, и это очень помогало.
   Урахцы решили исследовать подробнее район Нила,  пересекающего  Египет  с
юга на север, как наиболее населенный. Они пролетели над ним на рассвете  на
большой высоте и малой скорости, чтобы меньше шуметь.
   Неподалеку от самого большого города (я знал, что  это  столица  Древнего
Египта Мемфис) Абрес сбросил на парашюте металлический шар  размером  с  наш
астраханский арбуз (в среднем это вдвое больше футбольного мяча!).
   Хитрый  это  оказался  "арбуз",  доложу  я  вам!  Он  был  заполнен,  как
семечками, особой микроаппаратурой, все "видел" и "слышал" да еще  передавал
на борт  космолета  телевизионный  цветной  и  звуковой  фильм  о  том,  что
происходило вокруг...
   Потом Абрес снизился и посадил космолет километрах  в  двухстах  западнее
Нила, там, где сейчас проходит граница между Ливийской пустыней  и  Сахарой.
Но тогда все это было серовато-зеленоватой безлюдной степью с  разбросанными
кое-где пальмовыми рощами, окружающими родник или небольшое озерцо.
   В таком  относительно  прохладном  оазисе  и  расположились  урахцы.  Они
купались,  загорали,  мечтали  о  будущей  жизни  на  этой   благодатной   и
малонаселенной планете: во всем Египте тогда было жителей  столько,  сколько
сейчас в одной Москве...
   - Цивилизация здесь развита еще слабо, - убеждал друзей Абрес, - и мы без
труда договоримся с местными жителями, даже подружимся, вот увидите!
   - Может быть, сразу познакомимся с ними, командир? - предложил Ар.
   - Нет-нет, - возразил Абрес. - Сейчас это неразумно. Стоит ли торопиться?
Лучше поживем здесь немного, привыкнем к обстановке...
   5
   Один из членов экспедиции постоянно дежурил у телевизора, а  в  свободное
время у экрана собирались все.
   Шар урахцев  был  замечен  египтянами  сразу.  Жрецы  объявили,  что  это
посланник бога солнца Ра, и народ поверил; да и сами  служители  мемфисского
храма бога скульпторов и  мастеров  Птаха  тоже  склонны  были  считать  его
небесное происхождение доказанным самим способом появления: они  просыпались
раньше всех и видели парашют с шаром.
   В те времена еще не было огромных пирамид,  что  стоят  и  сейчас  позади
Большого сфинкса, да и самого сфинкса - каменной скульптуры льва  с  головой
человека  -  тоже   не   существовало,   на   его   месте   высилась   дикая
двадцатиметровая скала.
   В городе из камня были построены лишь  дома  вельмож  и  дворец  фараона.
Жилища же бедняков, сделанные из  камыша  и  глины,  образовали  большинство
улиц. Окна в домах были обращены внутрь дворов, и улицы казались  слепыми  и
суровыми.
   Шар, столь чудесно спустившийся с неба, носили по всему городу и  наконец
показали священному быку в храме бога Птаха.
   Апис - так звали каждого очередного быка, выбираемого в  священные  после
смерти предыдущего, - лениво обнюхал шар, почему-то  лизнул  его  (при  этом
жрецы пришли в неописуемый восторг!), обмахнулся хвостом, словно раздумывая,
какое  отдать  распоряжение,   миролюбиво   промычал   и,   видимо,   слегка
обеспокоенный надоедливыми мухами, вскинул голову кверху,  как  бы  указывая
рогами назад...
   А за его спиной - об этом уже догадался  и  я,  а  не  только  жрецы,  не
спускавшие с него глаз, - находился Город Мертвых - кладбище,  где  хоронили
богатых вельмож и фараонов.
   Происходило  все  это  накануне  похорон  Имхотепа,   великого   зодчего,
строителя первой в Египте  и  тогда  единственной  пирамиды;  гробница  его,
видимо, находилась тоже в Городе  Мертвых,  и  жрецы  загалдели,  истолковав
"приказ" Аписа  по-своему.  С  торжественными  песнопениями  шар  понесли  в
середине похоронной процессии, чтобы замуровать  его  в  гробнице  вместе  с
другими подарками умершему.
   - Пропал наш помощник! - засмеялся Ней, когда  шар  погрузился  в  полный
мрак, а экран телевизора в шатре урахцев погас, хотя и не был выключен.
   - Вот и хорошо! - ответил Абрес. - Сейчас он никому не нужен; зато  потом
когда-нибудь его найдут, и он расскажет далеким потомкам  нынешних  людей  о
нас...
   Как ни старался я все рассмотреть и  запомнить,  мне  так  и  не  удалось
установить, где же, в конце концов, похоронили Имхотепа.
   Ни разу, поверьте, друзья мои, ни разу не  выносили  шар  на  открытое  и
более или менее возвышенное место, чтобы можно было сориентироваться, смотря
на мир его "глазами".
   Не повезло!
   6
   Однако еще больше не повезло командиру звездолета  "Урах"  Абресу  и  его
товарищам. Довольно  скоро  они  заметили,  что  с  ними  происходит  что-то
неладное, но вначале скрывали друг от друга свои подозрения, не веря себе. И
вот после похорон Имхотепа,  точнее  на  другой  день,  напускная  веселость
покинула их, и командир серьезно сказал:
   - Сдается мне, что мы здорово... постарели за эти дни. Похоже?
   - Да, командир, здесь время почему-то идет быстрее нашего. В десятки раз!
   - Еще немного, и мы с вами умрем от старости, хотя не достигли и половины
положенного нам возраста!
   Они  пробыли  на  Земле  еще  сутки  и  были  вынуждены  возвратиться  на
звездолет, поняв, что эта планета по необъяснимой пока причине  не  пригодна
для жизни.
   Еще одна надежда многих столетий рухнула.
   Глава шестая. Дрейф третий
   1
   Теперь урахцам стало  трудно,  как  никогда  прежде:  шутка  ли,  столько
надеяться и дважды разочароваться! Еще мрачнее выглядел некогда  оживленный,
а теперь наполовину вымерший город Янат. Дети не хотели учиться,  волшебники
и фантасты забросили свое искусство, а люди перестали интересоваться прошлым
и начали забывать свою родную планету.
   Особенно угнетала их загадочность неожиданного старения урахцев на Земле.
"А что, если такое повторится?" - спрашивали они себя и содрогались от такой
мысли.
   Но когда на пятьсот восьмидесятом году после посещения Земли  беспилотные
разведчики донесли, что обнаружена еще одна подходящая планета, урахцы вновь
отбросили сомнения и от печали мгновенно перешли к бурной радости!
   "На этот раз, конечно, все будет как надо", - решили они.
   Экспедицию возглавил очередной командир звездолета - Боу.
   В небольшом  космолете  с  ним  отправились  еще  двое  урахцев.  Планета
показалась им отличной: материки расположились как бы поясом по  экватору  и
на полюсах, остальное - вода.
   Для посадки Боу выбрал степную равнину примерно в  десяти  километрах  от
большого города, напоминающего наши земные  города,  только  с  одноэтажными
домами.
   Случись прилететь космическим гостям на любую другую планету,  населенную
мыслящими существами, к ним устремилось бы все население ближайшего  города,
однако здесь этого не произошло!..
   Потоптавшись у своего космолета, Боу  удивленно  пожал  плечами,  оставил
астронавигатора Кила дежурным, а  сам  с  биоинженером  Этом  отправился  на
вездеходе к хозяевам неведомой земли.
   Воздух здесь показался им вполне сносным, только  стояла  сорокаградусная
жара. Пышная растительность напоминала  нашу  земную  тропическую  (я  видел
сейчас их на экране основного телевизора); широкая  река  огибала  город,  и
друзья воспользовались мостом.
   Улицы в городе не имели тротуаров: перед  каждым  домом  были  разбросаны
матрацы, тростниковые циновки, подушки, на которых в тени навесов  возлежали
полуголые люди.  Только  теперь,  увидев  вездеход,  они  радостно  замахали
руками, приглашая гостей каждый в свой дом.
   Боу и Эт остановили машину, вышли без скафандров, в легких  комбинезонах,
и,  размявшись,  с  удовольствием  вдохнули  жаркий,  но  приятный   воздух,
напоенный незнакомыми ароматами.
   На груди урахцев висели легкие  ящички  -  автоматические  переводчики  с
любого языка, поэтому общение с хозяевами  планеты  не  составляло  труда  и
наладилось сразу.
   - Пожалуйте к нам! - кричали им. - Лучшую еду - гостю!.. Отведайте нашего
угощения, дорогие пришельцы...
   - Здравствуйте, - сказал Боу, выбрав ближайшую группу и подходя к ней.
   Их тотчас окружили; толстый черноглазый  хозяин  дома  кинул  подушки,  и
урахцы сели, украдкой осматриваясь: ничего похожего на угощение,  о  котором
возвестили хозяева, не было...
   -  Здравствуйте,  здравствуйте!  Не  ваши  ли  друзья  в   прошлом   году
осчастливили нас своим посещением и щедрым подарком? Вы так похожи на них...
   - Нет, наверное, - неуверенно ответил Боу и переглянулся с Этом.
   - Рассказывали гости о себе и своей планете? - спросил Эт.
   - Еще бы!
   - Не угасло ли солнце той планеты и не вынудило ли  их  искать  для  себя
новую?
   - Почему угасло?! Нет-нет, оно светит им  не  хуже  нашего.  Просто  миты
любят путешествия...
   - Их зовут миты?
   - Да, они сами себя так называют, а их планета - Мит...
   - А ваша?
   - Касиот, а мы - касиоты, самые счастливые во всей Вселенной!  Но  сперва
необходимо ублаготворить свой  желудок,  не  так  ли?  Эй,  Мио!  Принеси-ка
подарок волшебника Чарка... Юноша (по-видимому, это его  так  звали)  принес
небольшой треножник, с хрустальным многогранником; на каждой грани  его  был
нарисован какой-то знак.
   - Меня зовут Алтой, - представился хозяин. -  Мы  живем  здесь  с  Начала
Мира, но постоянно испытывали нужду, потому что земля у  нас  плохая,  кроме
нескольких районов, в один из которых приехали вы сейчас...
   - Да, у вас много пустынь и безводных  степей,  -  подтвердил  Эт.  -  Мы
видели сверху.
   - Но и  немало  оросительных  каналов  и  сельскохозяйственных  машин,  -
заметил Боу.
   - Теперь они нам не нужны! - весело произнес Алтой. -
   Мы избавились от необходимости бороться за свое существование и развивать
науку и технику.
   - Как же это вам удалось?
   - Очень легко... Среди  пришельцев  с  планеты  Мит  оказалось  несколько
волшебников. Один из них, по имени Чарк, сделал нам вот этот щедрый подарок,
изменивший всю нашу жизнь... - Алтой поднял сияющий многогранник  и  показал
гостям. - Я выбираю нужную мне грань и тру ее большим пальцем правой руки...
Готово!
   Гости ахнули: перед каждым из присутствующих появился  столик  с  вкусной
едой, описать которую словами невозможно, а надо все попробовать самому...
   - У вас тоже есть волшебники? - спросил Алтой.
   - Нет... то есть да, - поправился Боу, - но  они  там,  вверху,  в  нашем
звездолете.
   - Передайте им привет, а сейчас угощайтесь.
   - А вы обедаете не в комнатах? - спросил Эт.
   - Нет, конечно! - развеселился Алтой, забавляясь наивностью пришельцев. -
Ну кто же теперь живет в квартирах?! Там у нас мебель, различные вещи, а  мы
все свое время проводим вот здесь  на  улице...  Кушайте,  кушайте.  Или  не
нравится?
   - Нет, что вы! - заверил Боу. - Очень вкусно!
   - Мы едим девять раз в день, - напомнил Алтой,  -  а  это  угощение  лишь
четвертое... Не станем томиться, но совместим еду с другим развлечением...
   - А где ваши дети и женщины? - спросил Боу.
   - Дети едят  пятнадцать  раз  ежедневно,  и  теперь  у  них  не  остается
свободного времени, поэтому пришлось  закрыть  школы,  которые  им  заменяют
матери и бабушки. Но довольно об этом. Мио, принеси-ка Хранилище Мудрости...
Уже подошло время игры...
   - Игры?! - удивился Боу. - Прямо сейчас?
   - А почему бы и нет? Умные рассуждения отвлекают от еды...  А  наша  игра
нагоняет аппетит. Не ленись, Мио!
   2
   Юноша вынес из дома мешочек, в котором оказались  цилиндры,  напоминающие
деревянные бочонки в нашем земном лото; только вместо цифр на донышках  были
написаны слова.
   - Игра называется "Ко-ко-ко", - объяснил Алтой. - Кто  красивее  говорит,
тот выиграл... Понятно? Слово - превыше всего!
   Гости кивнули, но, как выяснилось вскоре, совсем не имели способностей  к
этой, вероятно, распространенной на планете, игре. Правда, на всякий случай,
Эт спросил:
   - А что означает "Ко-ко-ко"?
   - В том-то и дело, что ничего не означает, просто так. Но зато это  можно
использовать, когда говоришь стихами, для ритма, и если не хватает слов. Уже
давно замечено, что еда - вдохновительница "Ко-ко-ко" и наоборот...
   Алтой с важным видом принял  мешочек  из  рук  Мио,  подождал,  пока  все
утихомирились, поворошил в нем рукой и извлек  цилиндр  со  словом  "наука".
Показав всем и произнеся слово отчетливо и громко, Алтой любезно обратился к
Боу:
   - Гостю - право первому изложить свои мысли по этому поводу...
   Не скажи Алтой "изложить  свои  мысли",  Боу,  может  быть,  и  сумел  бы
включиться в игру, но теперь он произнес слишком нравоучительно:
   - Наука - это умение находить ответы на вопросы: что было? что есть?  что
будет? Это язык, на котором Природа говорит с нами...
   - Всё?! - удивился Алтой. - И ни одной рифмы?
   - Еще умение во всем разгадать, почему так, а не иначе...
   - Мио! Ты самый молодой, за тобой слово.
   - Гость прав" но для себя, - вежливо произнес  юноша.  -  А  к  чему  нам
особый "язык" науки, если в каждой семье есть Волшебный Многогранник?  Пусть
сам Желудок разговаривает с Природой.
   Все притихли, и урахцы услышали урчание в животе Мио. Впрочем,  такие  же
звуки исходили от многих касиотов.
   - Не правда ли, - спросил Алтой, - это лучше музыки? Мио, ты обошелся, по
существу, без слов. Молодец!
   Юноша был награжден всеобщим одобрением и  по  праву  извлек  из  мешочка
цилиндрик со словом "труд".
   3
   - Возможно, другой гость сумеет порадовать нас?  -  спросил  Алтой,  явно
подыгрывая пришельцам.
   - Я не силен в Искусстве Говорения, - смутился Эт. -  Но  попробую.  Труд
есть отец Разума... Нет, не то... Труд есть  удовольствие.  Опять  не  то?..
Удовольствие - это еда?.. А еда не труд... Дружный, но не обидный  смех  как
бы подсказал гостям, что есть более тонкий ответ, и Эт окончательно умолк.
   - Кто пожелает помочь гостям? - спросил Алтой.
   - Я! - воскликнул еще один толстяк по имени Ик. - Труд есть то,  что  нам
никогда больше не понадобится! Кто ест - не трудится, ведь труд - беда;  что
хочешь - сбудется, коль есть еда!
   - Ко-ко-ко! - завопили касиоты.
   - Возьми мешочек, Ик, - сказал Алтой, -  твой  черед...  Ик  торжественно
поворошил цилиндрики и извлек слово "голова".
   - Ого, - оживился Алтой. - Это потруднее... Кому ты отдашь его, Ик? Может
быть, мне?..
   - Я сам буду играть - решил Ик и начал так: - Говорили в старину: "Голова
нужна уму", Но теперь уж целый  год  Стало  все  у  нас  иначе,  Все  теперь
наоборот: Голова - иное значит... Рот в ней есть, Чтоб вкусно есть, Говорить
стихами, Уши - слушать "Ко-ко-ко", А глаза - смотреть легко На... на...
   Ик запнулся, и Алтой не очень складно, но все же закончил:
   ...блюдо с пирогами.
   - Ко-ко-ко! - завопили все, подтверждая выигрыш, и довольный Алтой поднял
руку:
   - Хватит, друзья, я уже проголодался...
   - Занятно, - сказал Эт. - А не говорили вам миты, отчего люди стареют  на
одной планете быстрее, чем на другой?
   - Такого не бывает! - обрадовался  Мио.  -  Я  знаю...  Люди  стареют  от
изнурительного труда и от голода...
   - И  хотя  преждевременное  старение  нам  не  грозит,  давайте  еще  раз
пообедаем, - вмешался Алтой. - И вообще, хватит  вам  метаться  по  космосу.
Сколько вас всех?
   - Тысяч десять, - ответил Боу.
   - Ко-ко-ко!  -  сказал  Алтой.  -  Мы  прокормим  и  в  сто  раз  больше!
Оставайтесь все... Будем соревноваться в Искусстве Говорения.
   - Спасибо, - ответили Боу и Эт. - Возможно, мы так и сделаем...
   4
   Время, как уверяют знающие люди,  замедляется  не  только  с  увеличением
скорости, но еще и от безделья. Боу  и  его  отважный  друг  Эт  решили  это
проверить; тогда можно смело селиться на Касиоте.
   Действительно,  поначалу  все  шло  хорошо:  они  незаметно  втянулись  в
увлекательную   игру   "Ко-ко-ко"   и,    вдохновляемые    обильной    едой,
совершенствовались в Искусстве Говорения, даже оставаясь вдвоем.
   Очень удачно было то, что по  условиям  игры  думать  не  нужно,  поэтому
казалось, будто время и вовсе остановилось. Вот  только  со  стихами  у  них
долго не ладилось, но  никогда  не  теряющий  твердости  духа  командир  Боу
подбадривал себя и Эта:
   - Не огорчайся, Эт, наловчимся постепенно, спешить нам некуда.
   И к концу третьей недели беспрерывной тренировки речь их стала  несколько
отличаться от обычной разговорной прозы, а один диалог я даже занес  в  свой
блокнот...
   Начал Боу:
   Хочешь ты или хоть тресни, В машине ты или пеший, Удача ждет  тебя,  если
Язык хорошо подвешен. И если... а если... гм... гм...
   Эт закрыл глаза от предвкушаемого удовольствия и подхватил "эстафету":
   "Ко-ко-ко" не твоя стихия,
   Хоть ты и мой командир,
   Теперь сочиню стихи я,
   Которых не слышал мир...
   Ты поиграй на дудочке,
   А я поучу тебя
   Рифмы ловить удочкой
   И себя... не себя... не тебя... не любя... - Ко-ко-ко! - торжествовал Боу
и продолжал игру. Так весело и беспечно провели они еще недели две, а  потом
вдруг умолкли оба, глянули друг на дружку повнимательнее и ужаснулись  -  до
того они постарели... Надо немедленно возвращаться!
   Оказывается, замедление времени способом  "Ко-ко-ко"  лишь  кажущееся.  В
действительности оно  не  замедляется,  а  теряется.  В  голове  у  человека
возникает полная пустота, а в ней, как вы помните, мои  юные  читатели,  нет
хода времени. Но сам человек ему подвластен  по-прежнему,  только  с  пустой
головой он не замечает, как дряхлеет. В этом-то  и  была  главная  опасность
планеты Касиот, которую поздно поняли урахцы.
   5
   С тяжелым предчувствием встречали урахцы своих посланников: уже один  вид
одряхлевших путешественников не предвещал ничего доброго.
   А тут еще Боу открыл рот и заговорил:
   Ко-ко-ко-, четыре пять, Привезли мы вам советы:
   Вопросов чур не задавать, Чтобы не ждать ответы...
   Повеселевший Эт немедленно поддержал его:
   Кто ничего не знает, Тот живет легко:
   Ничего он не теряет, А находит "Ко-ко-ко"!..
   Отшатнулись урахцы в испуге и немедленно поместили некогда несгибаемого и
мужественного командира Боу и мудрого Эта в изолятор на  лечение,  хотя,  по
правде говоря, и сомневались в том, что оно будет успешным.
   Приуныли  они  пуще  прежнего:  оказывается,   есть   планеты   с   таким
стремительным временем, что не успеешь сообразить, как впадаешь в детство от
старости...
   Неужто свет надежды не блеснет им впереди?
   Глава седьмая. Дрейф четвертый
   1
   Биоинженера Эта вылечить удалось, хотя молодость к  нему  вернуться  уже,
конечно, не могла, а командир Боу слег не на шутку. И  раньше  у  него  было
легкое  нервное  заболевание,  но   ванны,   электропроцедуры   и   лечебная
физкультура настолько умерили его болезнь, что врачи разрешили ему лететь на
Касиот.
   Теперь  же,   подхлестнутый   ускоренным   временем   коварной   планеты,
затаившийся было недуг принялся  развиваться  так  энергично,  что  медицина
бессильно склонила голову, а главный врач "Ураха" Рей грустно сказал;
   - Командир... Самый надежный исцелитель - это Природа, то  есть  организм
больного. Лекарства исполняют лишь роль подпорок при ремонтных работах. Тебе
осталось немного жить, командир... Я исполнил обязанность говорить  больному
правду.
   Боу кивнул, помолчал немного. В последние минуты разум его  посветлел,  к
нему вернулось прежнее мужество. Он вызвал своих ближайших  помощников  и  в
присутствии главного врача продиктовал завещание.
   - Я рекомендую идущим за мной, - сказал Боу, - не  терять  надежды.  Надо
искать?  Природа  многообразна  и  беспрестанно  развивается.  Мы  забросили
научные исследования, а их надо возобновить... Посмотрите на измеритель Воли
к Победе...
   Он нажал голубую кнопку в ножке торшера, и на стене вспыхнуло изображение
заветной шкалы... Почему-то она представлялась мне круглой и со стрелкой.  В
действительности же оказалась вертикальной полосой с делениями,  а  по  всей
длине ее тянулась прозрачная трубочка с голубой жидкостью.  Точь-в-точь  как
термометры на улицах наших больших городов, вытянутые на несколько этажей.
   Конечно, цифры урахцев отличаются от наших, но мои  друзья,  Тий  и  Той,
помогли мне разобраться.
   Внизу шкалы виднелась поперечная красная черта и рядом с ней  -  холодная
цифра 0 (нуль). Выше шли веселые розовые черточки, а местами - более важные,
синие. Справа от них озабоченно стояли числа, обозначавшие год вступления  в
должность каждого очередного командира "Ураха". А само летоисчисление велось
с момента, когда астероид-звездолет покинул свою солнечную систему  и  начал
столь затянувшееся путешествие.
   Голубой столбик на шкале замечательного прибора неуклонно опускался сотни
лет, а с начала полета снизился уже на три четверти длины шкалы.
   - Никому из последних командиров не удалось задержать  снижение  голубого
столбика, - сказал Боу. - Все ближе грозный нуль, когда  мы  потеряем  право
управлять звездолетом... Мы  должны  рассчитывать  только  на  себя!..  Надо
возродить науку  и  поднять  Волю  к  Победе  урахцев  до  прежнего  уровня.
Включайте в  научные  исследования  всех,  тогда  нам  легче  будет  достичь
успеха...
   2
   Урахцы жили долго, всем необходимым они были обеспечены, но страха  перед
смертью не испытывали. Ведь  в  Природе  нет  ничего  вечного;  рождается  и
умирает  всё  без  малейшего  исключения  -  даже  планеты  и  звезды,  даже
галактики.
   Смерть - это как бы последняя глава в Книге Жизни.
   Но мы ведь не боимся с вами последних глав в повести или романе... Другое
дело, что если книга интересная, то жаль с ней расставаться. А если скучная?
Тогда мы, не дочитав, небрежно захлопываем книжку, тут же забывая о ней.
   Однако есть существенная разница: романы или повести, рассказы или сказки
пишет кто-то, а свою собственную жизнь мы формируем  сами.  От  нас  зависит
сделать ее интересной, содержательной.  Тогда  будет  жаль,  когда  подойдет
последняя  глава;  но  вместе  с  тем  возникает  некоторое   удовлетворение
прожитым. А страха, вероятнее всего, не будет. Страшно  заканчивать  пустую,
никчемную жизнь, потому что уже не будет возможности ее исправить...
   Но на астероиде-звездолете "Урах" вот  уже  две  тысячи  лет  -  особенно
последние столетия - обстановка все усложнялась, и его командиры уходили  из
жизни неудовлетворенными.
   - Простите, - сказал Боу. - И мне не удалось  догнать  нашу  ускользающую
Мечту... Простите... Это были его последние слова.
   3
   Мы долго сидели, задумавшись каждый о своем; потом Тий оживился и сказал:
   - После смерти Боу прошло всего сто лет бесплодных поисков, и  почти  все
урахцы, ранее,  еще  до  нас,  улетевшие  с  родной  планеты  Емек,  сошлись
вместе...
   - В открытом космосе? - поразился я.
   - Нет, - ответил Той. - Еще третья экспедиция обнаружила прямо  на  своем
пути маленькую планету с одним материком и океаном. Никто там не старел, все
благоприятствовало жизни, и емекцы стали посылать  в  космос  сигналы  своим
соплеменникам.
   - Не прошло и трехсот лет, - продолжал рассказ Тий, - как  там  собрались
почти все, недоставало только нас... Мы появились на той планете  с  большим
опозданием, но зато - гак думали мы - беды наши окончились.
   - А потом? - живо спросил я.
   - А потом, - вздохнул Той, - потом начали стареть все... И мы, и те,  кто
обжил эту планету до нас.
   - Опять?!
   - Да, опять. Не так быстро, как на других планетах, но время ускорило ход
раза в три, - сказал Той. - Сам понимаешь, это все  равно  что  каждый  стал
жить втрое меньше, чем прежде.
   - Но почему так получилось?!
   - Это удалось выяснить мне и Тэе, - ответил Тий.  -  Ведь  ранее  планета
была необитаемой. А когда  на  нее  прилетело  столько  людей  -  она  стала
тяжелее. Понимаешь? Сначала еще было терпимо. Но вот туда переселились и  мы
с "Ураха" - это стало каплей, переполнившей чашу. Вот и все!
   - И что же дальше?
   - Потяжелевшая планета уменьшила скорость своего  движения,  и  время  на
ней... ускорилось.
   - Понятно...
   - Кончилось тем, что урахцы, все до единого,  втайне  договорились  между
собой, снова вернулись на свой астероид, летавший на орбите,  попрощались  с
остальными и устремились дальше искать свое Счастье!
   Благородство урахцев потрясло меня не меньше, чем их  столь  необычная  и
трагическая судьба.
   - От тех лет у нас ничего нет; - сказал Той.
   - И так все ясно, что же тут еще смотреть? - ответил я.
   - Сменилось примерно три поколения, - вновь заговорил Тий, -  и  отчаяние
окончательно овладело урахцами. Это уже  стоит  посмотреть...  Командиром  к
тому времени стал Расимус.
   - Расимус?! - прервал я. - Нынешний?
   - Да.
   - Но ведь не могут же пройти тысячи лет при одном командире...  Что-то  в
твоем счете не так, Тий.
   - Не торопись, Пришелец. Скоро узнаешь все:  мы  подходим  к  современным
событиям. Внимание! Перенесемся ближе к  нашим  дням,  к  первому  совещанию
Главного Штаба звездолета, когда  новый  командир  приступал  к  составлению
плана дальнейших действий... Мы с Тоем тоже увидим это впервые...
   4
   Круглая комната с розовыми колоннами, синим полом и золотистым  потолком.
Овальный белый стол. Вокруг него сидят в креслах  пятеро  урахцев.  Один  из
них, одетый в белое кимоно, - у торшера с пультом управления.  Он,  как  мне
сдается, среднего роста, плотный, смуглый, темноволосый, с  серыми  глазами.
Взгляд у него усталый, но в нем чувствуются твердость и властность.
   - Это Расимус, - сказал Тий.
   - Посмотрим, как обстоят наши дела, - спокойно произнес Расимус,  нажимая
голубую кнопку на торшере.
   Я глянул на шкалу показателя Воли к Победе и вздрогнул: до рокового  Нуля
оставалось... всего одно мелкое розовое деление!
   - Мы недалеки от полного краха, - стараясь выглядеть спокойным,  произнес
Расимус. - Нам необходимо принять решение. У кого есть предложения?..
   Но тут изображение на экране стало  мерцать,  дробиться,  а  звук  пропал
вовсе. Тий и Той удивленно переглянулись.
   - Такого с ней никогда не бывало, - растерянно пробормотал Тий.
   - Нашей машиной управляют абсолютно надежные компьютеры, - повернулся  ко
мне Той. - Просто непонятно, как может такое случиться. Пойдем в технический
отсек, Тий...
   - Придется. Ты побудь пока один, Пришелец, а мы сейчас всё  в  два  счета
наладим...
   Вскоре изображение слегка отрегулировалось, и появился  звук,  но  как-то
неуверенно и срываясь:
   -   Я...   пред...в...дел   ваш...у   нер...шит...льность...   и   дал...
авт...матике задание оценить ситуацию и дать свои рекомендации...  Осирис...
Мы ждем тебя!..
   Осирис возник чуть в стороне,  чтобы  его  видели  все  присутствующие  в
комнате.
   - Я говорю, - бесстрастно произнес он, - надо устранить причину,  которая
приводит в отчаяние людей, и тогда вновь окрепнет их Воля к Победе.
   Все усмехнулись, а Расимус сказал:
   - Это мы знали и без тебя; причина  -  отсутствие  подходящей  для  нашей
жизни планеты! Но где, где, я спрашиваю тебя, ее взять?!
   - Такой планеты я не знаю, - ответил Осирис. - Но  есть  другая  причина,
которую следует устранить.
   - Другая?! - насторожился Расимус. - Продолжай...
   - Я говорю: надо устранить у  людей  веру  в  достижение  цели.  Раз  нет
подходящей планеты - значит, не. стоит ее искать. Жить можно и здесь...
   Все переглянулись, лица членов Главного Штаба посветлели; Расимус ласково
посмотрел на Осириса и хлопнул ладонью по столу:
   - Это недурная мысль... Спасибо, Осирис!
   Изображение Осириса вспыхнуло ярким розовым светом,  затем  потускнело  и
исчезло. Но теперь белесые сполохи метались по экрану, хотя звук стал  более
ровным: видимо, Тию и Тою нелегко было устранить неисправность в аппаратуре.
   Тем не менее я смог записать в свой блокнот  без  существенных  ошибок  и
пробелов и то неожиданное для многих урахцев решение, которое  было  принято
на заседании:
   1. Объявить всем, что поиски какой-то планеты - это легенда.
   2.  В  мире  есть  только  "Урах",  который  существовал  всегда;  но  он
несотворим и неуничтожим. Нет ни звезд, ни планет, ни Вселенной вообще.
   3. Небосвод "Ураха" отныне должен быть непроницаем для света звезд.
   4. Отменить имеющуюся Историю "Ураха" и создать новую.
   5. Запретить писателям-фантастам,  заглядывая  в  своих  произведениях  в
Будущее, рисовать Вселенную вне "Ураха", потому что все, что есть, заключено
в нашем маленьком мире. Природа - это мы!
   6. Разработать новую школьную программу в соответствий  с  вышесказанным;
обучать детей только устному счету,  выразительному  чтению  и  приобщать  к
спорту.
   Не обошлось без споров. Например, астронавигатор Ту возражал:
   - Поймите, друзья, это нелепое решение!  Разве  можно  запретить  науку?!
Природу надо изучать, а не отвергать...
   - Ты считаешь, лучше дойти до Нуля? - спросил Расимус. - Я иду на все это
без особой охоты, но давайте попробуем, а там видно будет...
   - Я тоже возражаю, - сказал психолог Виа. -  Люди  отучатся  мыслить,  их
мозг атрофируется, отомрет, как нечто ненужное. Не давать человеку думать  -
это все равно что не позволять ему есть!..
   - Совет Осириса все же не лишен основания, - упрямо произнес Расимус. - Я
же говорю: попробуем!.. А если не поможет, соберемся вновь и обсудим...
   - Я подчиняюсь большинству, - вяло махнул рукой Виа.
   - Дорогие друзья мои, - обратился к урахцам  Расимус  по  телевидению.  -
Недавно мы внимательно изучили наш  борт-журнал  и  обнаружили,  что  поиски
некой планеты, с тем чтобы заселить ее, - не что иное, как легенда! Да и где
искать, если в мире есть лишь один "Урах", а кругом пустота?..  Звезды,  что
вы видели  на  небе,  оказались  световым  эффектом,  созданным  специальной
аппаратурой; мы выключили ее, и смотрите теперь: наш небосвод  чист,  мы  не
видим ни одной "звезды"... Наш "Урах", друзья мои, несотворим и неуничтожим!
Он есть и будет вечно. Мы свободны  от  забот!  Живите  сегодняшним  днем  и
развлекайтесь. Тысячи лет наши мудрецы смотрели вдаль,  пытаясь  разглядеть,
куда ведет наша дорога; а она все время под нашими ногами и не имеет  конца!
Наши дети изучали в школе то, чего нет в действительности... Мы все  ожидали
чего-то,  новой  жизни.  А  на  самом  деле  настоящая  жизнь  прекрасна   и
неповторима! Поздравляю вас с новым открытием! То, что мы  называли  наукой,
оказалось пустой болтовней... Теперь нам она не  нужна...  Будем  счастливы,
друзья мои! Ищет только  тот,  кто  потерял  что-либо.  Это  говорю  вам  я,
командир Расимус. А мы ничего не теряли, и нам нечего искать!
   5
   "Нечто подобное я уже когда-то слышал на Земле", -  невольно  подумал  я,
отвлекаясь от телевизора и откидываясь на спинку кресла.
   - Такое уже было, - повторил я вслух.
   - Что было, Пришелец?
   Я вздрогнул от неожиданности и обернулся.
   - Ах, это ты, Тэя...
   - Как видишь.
   - Но ты ведь была там, за экраном...
   - Я бываю там, где захочу, - усмехнулась Тэя. -  Только  сюда,  в  машину
времени, мне трудно проникнуть, когда она работает... А  придержать  ее  эти
противные  мальчишки  не  захотели...  Но  мне  удалось  сбить  с  толку  их
компьютер; они сейчас там возятся, а я проскочила сюда  посмотреть,  чем  вы
тут занимаетесь.
   - Но это нехорошо, Тэя.
   - Почему? Математике все можно... А что ты имел в  виду,  говоря  "было"?
Расскажи.
   - У нас на Земле ученые тоже утверждают, что Природу никто не сотворил.
   - Этому можно поверить, - подумав, сказала Тэя. - Если речь идет  о  всей
Природе... Но требуется доказательство.
   - Один наш математик рассуждает примерно так,  раз  есть  нуль,  то  есть
ничто, пустое место, - значит, возможно, и Природа была когда-то  "нулем"!..
Правда, он большой шутник...
   - Разве в вашей математике нуль - это  совсем-совсем  ничто?  -  прервала
Тэя.
   - А как же иначе?!
   - Не все нули одинаковы: один произошел от того, что, например,  из  семи
вычли семь, другой является началом какого-нибудь отсчета, третий  получился
потому, что какое-то число помножили на другой нуль. Потому-то нуль и нельзя
делить на нуль, что мы не знаем, от чего  они  произошли...  А  ведь  от  их
прошлого может зависеть результат.
   - У нас это называется неопределенностью нуля, деленного на нуль.
   - Ну вот, и ты понимаешь. Все нули разноцветные, хоть и  похожи  друг  на
друга!
   Я представил себе эти разноцветные нули  так  явственно,  что  и  вправду
увидел на фоне белой стены как бы  плавающие  в  воздухе  нули:  фиолетовые,
розовые, желтые, белые, черные, зеленые.
   - А разве нет среди них такого, что существует сам по себе и не произошел
ни от умножения, ни от вычитания, без начала и продолжения? - спросил я.
   - Ты имеешь в виду Голубой  Нуль?  -  уточнила  Тэя,  и  в  середине  роя
плавающих  перед  моими  глазами  нулей  появился  четкий,  без   завитушек,
нежно-голубой и неподвижно висящий нуль.
   - А что он должен означать, по-твоему, Тэя?
   - Наверное, пустоту. А возможно, что-нибудь более неожиданное...
   - Но ведь и пустота - маленькая или  большая  -  имеет  свое  название  и
смысл, - напомнил я. - То есть и она не совсем нуль... Ее  можно  сложить  с
другой пустотой...
   - В том-то и дело.
   - А допустить, что в мире есть только пустота, - нельзя,  ибо  существуем
мы с тобой и то, что мы видим.
   - Ну и что ж? - вновь оживилась Тэя. - Речь идет не о настоящей  Всеобщей
Пустоте, а только о ее условном понятии в нашем уме. Мы  же  можем  мысленно
допустить, что когда-то был Голубой Нуль, а все, что появилось  после,  есть
его частицы... Даже числа! А математика - это детище нуля... Можем.
   - Постой, постой, Тэя... Возможно, Голубой Нуль в самом деле есть  только
порождение человеческого воображения? Что-то нереальное, не  существующее  в
действительности и, следовательно...
   - ...он отделяет пустой вымысел от настоящей или возможной реальности!  -
закончила Тэя, и глаза ее заблестели от удовольствия.
   - Все, что  "влево"  от  Голубого  Нуля,  -  продолжил  я  эту  мысль,  -
бесполезные, ненужные фантазии, а все, что вправо от него, - может оказаться
полезным!
   - Это удачное сравнение, - одобрила Тэя. - А все же я хочу  знать  точно,
что такое Голубой Нуль? Где он? Не только всё, что есть, но и всё, чего нет,
можно измерить и вычислить! Есть ли  настоящий  Голубой  Нуль,  обозначающий
Великое пустое пространство, или нет?..
   - Тий! - раздался возмущенный возглас Тоя. - Эта дерзкая  девчонка  снова
здесь! Да еще отвлекает Пришельца своими гипотезами.
   - Гипотезами? - пробормотал я. - Но ведь  в  Голубом  Нуле  действительно
что-то есть...
   - Смотри, Тий, у Пришельца какой-то отсутствующий взгляд. Ему,  наверное,
стало плохо? Захвати таблетки...
   - Подумать только! - рассердился Тий, вбегая к нам. - Ты и сюда пролезла?
Прошу тебя, Тэя, оставь нас, хоть на время! Пожалей Пришельца...
   -  Подумаешь...  -  обиженно  нахмурилась  Тэя.  -  Нужны  вы  мне!  -  И
повернулась ко мне:  -  А  знаешь,  Пришелец,  наш  разговор  заставил  меня
призадуматься кое над чем!..
   - Ну перестань, Тэя, - взмолился Той и указал на меня. - Посмотри,  какой
он бледный... Куда уж ему думать?!
   Тэя показала ребятам язык,  вытянулась  дымчатой  струйкой  и  исчезла  в
Голубом Нуле, увлекая за собой и остальные...
   - Извини, пожалуйста, Пришелец, - сказал Тий, подавая мне таблетку. -  Но
Тэя проникает сквозь любые стены.
   - Да нет, пустяки, - заверил я. - Мне ее Голубой Нуль понравился сразу...
   - Вот видишь! - многозначительно произнес Той. - Дай ему еще таблетку...
   - Спасибо, я чувствую себя прекрасно.
   - Как хочешь... Так можно продолжить путешествие? -  спросил  успокоенный
Тий.
   - Да-да,  прошу  тебя:  человеческий  мозг  рассчитан  на  очень  большие
нагрузки!
   Глава восьмая. Великий дрейф
   1
   О, как ликовали урахцы, узнав о новом открытии и о том, что жизнь  теперь
станет легкой и беззаботной! Дети выбросили учебники и конспекты;  в  школах
занимались чтением, арифметикой, танцами, играми и  больше  ничем;  школьная
программа стала легкой и веселой; дети учились,  когда  хотели,  как  хотели
и... если хотели.
   - Покажи какую-нибудь школу, - попросил я Тия.
   - Ладно... Вот на том экране, справа, - самая большая...
   Здание школы мне понравилось,  легкое,  изящное,  внутри  многоцветное  -
видеть это позволяли почти сплошь прозрачные стены.  Дети  боролись,  бегали
взапуски по коридорам, валялись кое-где на полу, на столах, на лужайках,  во
дворе, некоторые танцевали.
   Педагоги беззаботно взирали  на  кутерьму  и  помогали  врачам  смазывать
ссадины и ушибы у своих подопечных.
   Вдруг во двор вихрем ворвалась Тэя.
   - Ребята! - крикнула она. - Ко мне... Быстрее, быстрее! Но дети  неохотно
потянулись к Тэе.
   - А-а, математика...
   - Опять резать?
   - Опять клеить?..
   - Неохота!
   - Тихо, ребята, -  повелительно  сказала  Тэя.  -  Резать  -  это  значит
вычитать, а клеить - складывать. Верно? Садитесь  на  травку...  Договоримся
так: если будет скучно - я удаляюсь.
   - Давайте, - раздалось несколько голосов. Тэя щелкнула пальцами, и  перед
детьми появилась большая ученическая доска.
   - Сколько надо иметь цифр, чтобы  написать  любое  сколь  угодно  большое
число?
   - Много! - дружно ответили ей.
   - Правильно. Но сейчас я вам покажу,  что  такое  простые  арифметические
действия, их волшебную силу... Назовите двузначное  число,  какое  захотите.
Ну?
   - Тринадцать! - выкрикнул кто-то.
   - Пусть будет так, оно уже на доске... Я разрешаю вам -  пока  с  помощью
только сложения и вычитания  -  добывать  из  этих  цифр  другие,  а  потом,
используя вновь полученные, извлекать все новые и  новые  числа;  посмотрим,
скоро ли мы доберемся до конца. Начали!
   - Один плюс три будет четыре? - неуверенно произнес кто-то.
   - Отлично! Это уже на доске... Дальше. Дети включились в игру охотнее.
   - Три минус один - два.
   - Дальше!
   На доске, по мере того  как  поступали  решения,  сами  собой  появлялись
темно-синие цифры;
   13 + 2 = 15; 4 + 2 = 6; 13 - 6 = 7; 15 - 7 = 8; 13 - 4 = 9; 13 - 8 = 5; 9
- 8 = 1; 8 - 5 = 3; 7 + 3 = 10; 9 + 2 = 11; 11 + 3 = 14; 10 + 5 = 15; 15 + 1
= 16; 13 + 4 = 17; 17 + 1 = 18; 10 + 9 = 19; 11 + 9 = 20...
   И пошло, и пошло; когда цифрам стало тесно - доска сама собой удлинилась,
а все новым числам конца так и не предвиделось!
   - Убедились? - спросила радостно возбужденная Тэя.
   - А если  взять  четное  число?  -  задорно  спросила  девочка  в  кимоно
шоколадного цвета.
   - Попробуем! - в тон ей воскликнула Тэя. - Какое ты предлагаешь?
   - Ну... скажем... двадцать два.
   - Вот оно, на вновь чистой доске! Начинай сама...
   - Два плюс два -  четыре;  двадцать  два  минус  четыре  -  восемнадцать;
восемнадцать минус четыре - четырнадцать; двадцать два минус четырнадцать  -
восемь... Что же это такое - одни четные числа?!
   - А ну, помогите ей, ребята.
   На доске появились новые примеры:
   124 - 14 = 26; 14 + 18 = 32; 32 - 22 = 10; 22 - 10 =12; 32 - 4 = 28...
   И ни одного нечетного числа!
   - Не получается? -  спросила  Тэя.  -  Ладно,  разрешу  вам  пользоваться
умножением и делением. Действуйте!
   С доски мгновенно исчезли прежние числа и появились новые:
   22 х 4 = 88; 88 - 22 = 66; 66 + 4 = 70...
   Наконец  кто-то  догадался  разделить  70  на  10  и  получить   нечетную
"семерку"!
   Дальше пошло совсем ладно:
   22 - 7 = 15; 15 - 4 = 11; 10 + 10 = 20; 20 - 7 = 13; 70 + 13 = 83; 83 + 4
= 87; 87 + 2 = 89
   Четные числа стали даже помогать!
   - А сейчас, - услышал я голос Тэи, - кто быстрее  получит  все  числа  от
единицы до ста, тот и выиграет. Дайте двузначное число!
   - Тридцать четыре! - крикнул кто-то.
   Дети углубились в игру, стало так тихо, что преподаватели встревожились.
   - Это что такое?! - возмутился завуч, подбегая к ним. - Тэя! Разве  можно
так загружать детей? Прекратите немедленно! Они уже в обмороке...
   Пришлось Тэе уйти, и в школе возникла  прежняя  кутерьма...  Но  тут  над
школой появилось темное облачко,  повисело  немного  и  медленно  поплыло  к
дворцу Расимуса.
   - Это наши волшебники, - объяснил Той. - Сейчас они будут у командира...
   Я вновь повернулся к самому большому экрану... В кабинет Расимуса  сквозь
стену просачивался густой бурый туман; он собирался в облачко,  которое  тут
же стало распадаться на отдельные фигуры, весьма занятные; но я не успел  их
рассмотреть, потому что на экране появилось лицо Расимуса.
   - Волшебники? - усмехнулся командир.
   -  Да,  мы  явились,  чтобы  выразить  свое  неудовольствие  твоей  новой
программой, - загудели голоса.
   - Почему?
   - Дети не получают знаний, лишены воображения; скоро они  совсем  забудут
нас!
   - Вот и хорошо, - сказал Расимус. - Настало время,  когда  волшебники  не
нужны... А воображение  только  помеха.  Я  думаю,  нам  следует  еще  более
упростить и облегчить программу - ввести игру "Ко-ко-ко", некогда  найденную
на одной планете; недавно я просматривал архивы...
   - Мы знаем эту  игру,  командир,  и  помним  слишком  хорошо,  -  прервал
Расимуса кто-то из волшебников.  -  Разве  ты  забыл?  Она  лишает  человека
способности мыслить.
   - И лишает их Мечты, - добавил другой.
   - Лишает Мечты? Этого-то нам и нужно.  Необходимо  навсегда  покончить  с
ней, - решительно произнес Расимус и встал.
   - Почему???
   - Потому что она неосуществима!  Это  доказывают  тысячелетия  бесплодных
поисков в космосе.  Весьма  сожалею,  уважаемые  волшебники,  но  прошу  вас
оставить  меня,  не  вмешиваться  в  мои   действия   и   ждать   дальнейших
распоряжений!
   - Распоряжений?! Нам?! - поразились волшебники, пожали  плечами  (у  кого
они были) и,  не  зная,  о  чем  еще  можно  говорить  с  таким  командиром,
удалились.
   2
   - Напрасно он так... - заметил я.  -  Если  мечта  хорошая,  добрая,  она
непременно осуществится. У нас на Земле мы с добрыми волшебниками дружим.
   - А фантасты? - спросил Тий.
   - Кто как... - замялся я.
   - Сейчас  ты  увидишь  возмутительные  сцены,  -  сказал  Тий,  дрожа  от
возбуждения;  из  груди  его  послышалось   учащенное   "тик-так,   тик-так,
тик-так..." - Смотри, что с нами  делали  твои  братья  по  перу...  Смотри,
Пришелец, а мы уйдем, не хочется вспоминать такое. Вон  видишь,  идут  двое;
это братья-фантасты, работающие в соавторстве... Настоящие разбойники!
   3
   Однако с  виду  это  были  два  обыкновенных  молодых  человека  приятной
наружности, в черных кимоно, один из них в очках.
   - Так что же теперь делать, Ари? - развел руками тот, что был  изящнее  и
стройнее.
   - Не знаю, право, Бри, - вздохнул  широкоплечий  очкастый  собеседник.  -
Прошлое нам запрещено...
   - Ну, это меня не очень огорчает, обойдемся.
   - Не скажи, ведь столько уже написано!
   - Это тоже пусть тебя  не  беспокоит.  Расимус  приказал  уничтожить  всю
литературу, написанную до нас. Так что, считай, мы начинаем на новом месте.
   - Это, конечно, неплохо, - одобрил  Ари.  -  А  то  классики  совсем  нас
зажали... Но Будущее нам тоже запрещено, а без него туго придется!
   - Что верно, то верно... Будем теперь вовсю использовать только  Время  и
Пространство - кроить их как попало. Согласен?
   - Согласен. Только без планет и звезд! - напомнил Ари. - Их теперь нет...
   - А вот и Тэя навстречу... Послушай, девочка, иди-ка сюда. Ты должна  нам
помочь...
   - Знаю, - прервала Тэя. - Мои ножницы и  клей  к  вашим  услугам.  Стойте
здесь, я сейчас притащу Тоя.
   - Отлично, девочка, - умехнулись братья и  зловеще  перемигнулись.  -  Ты
поняла нас правильно...
   И верно, не прошло и двух минут, как Тэя привела ничего не подозревающего
Тоя.
   - Вот эти ребята, - сказала  Тэя,  -  хотят  поговорить  с  тобой...  Они
фантасты, мои друзья. Им  наплевать  на  законы  Природы,  они  прирожденные
экспериментаторы, а новых идей в них, как звезд в космосе...
   - Никаких звезд, Тэя! - строго напомнил Ари. - И космоса тоже.
   -  Извините,  -  сказала  Тэя  и  склонилась  в  знак  послушания.  -  Но
Пространство все же осталось? И Время тоже?
   - Это иное дело, - кивнул Бри.
   - Ну вот, видишь, они уважают тебя... - повернулась она к Тою. - Фантасты
тоже играют по правилам.
   - Слушаю вас, - сказал Той (я именно его видел сейчас  сквозь  прозрачные
стены машины времени) и доверчиво подошел к фантастам.
   - Как ты полагаешь, Той, можно ли  Пространство  растягивать?  -  спросил
Ари.
   - Или сжимать? - добавил Бри.
   - Не знаю, - задумался Той. - Раньше никто не пробовал...
   - Это-то их и вдохновляет... - загадочно произнесла Тэя.
   - Ты уверен? - обрадовался Ари.
   - Конечно.
   - Милый Той, - ласково произнес Ари, - ведь нельзя производить  опыты  со
всем Пространством Вселенной: оно очень огромно... Правда?
   - Пожалуй, - согласился Той.
   - Другое дело, если мы попросим тебя... Ну, скажем, стать на голову... А?
   - Но я не умею стоять на голове или ходить на руках.
   - Отлично! - воскликнул Бри. -  Значит,  и  большое  Пространство  нельзя
перевернуть... Ведь ты его часть, да  еще  волшебная,  -  у  вас  одинаковые
свойства.
   - Это верно.
   - А можно ли... разорвать Пространство? - спросил Ари,  кровожадно  глядя
на маленького волшебника.
   - Еще чего! - насторожился Той. - Наверное, нет...
   -  Наверное?!  -  прервал  Бри.  -  Нам  надо  знать   точно!   Тут   без
экспериментов, как я уже говорил, не обойтись...
   - Но у меня нет желания разрываться! - вскричал Той.
   - Желание возникает по необходимости... - зловеще произнес Ари.
   - Нет, я не согласен! - решительно заявил  Той.  Братья  переглянулись  и
бросились к нему. Той хотел увильнуть,  но  Тэя  дала  ему  сзади  подножку,
здоровяки, что называется,  на  лету  схватили  его,  повалили  на  траву  и
принялись экспериментировать...
   Бедный Той кричал,  потом  глухо  мычал,  но  разорвать  его  братьям  не
удалось. К тому же Той все-таки вырвался. Но не пробежал он и десяти  шагов,
как на пути его возник еще один фантаст -  бледный,  с  горящими  глазами  и
мужественными усами. Он молча ухватил Тоя за полу кимоно, и тот упал. Но тут
же встал на колени и взмолился:
   - Фантастик! Миленький! Я же не пустой.  Я  живой.  Поверь  мне,  я  буду
исполнять все твои желания, как смогу... только пощади. Ну, пожалуйста...  Я
же все равно не сделаю того, чего не умею делать...
   Подбежал Ари и, отталкивая соперника, гневно сказал:
   - Отойди, Ермей, он наш! Мы первые его нашли...
   - Не забывайте, что я член правления Совета фантастов...
   - Ну и что?
   - Как это - что?
   - Ты же больше интересуешься историей, к чему он тебе?
   - Пусть тогда никому не достанется.
   - Это почему же?
   - Хотя бы потому, братья  мои,  что  все  должны  охранять  среду  своего
обитания, а Пространство - немаловажная часть этой среды... Ступай,  парень,
- повернулся он к Тою.
   "Парень" взвыл от радости и  мгновенно  исчез.  Братья-фантасты  горестно
посмотрели ему вслед и пошли своим путем, без дальнейших экспериментов.
   - И не забывайте, - сказал им вдогонку Ермей, - что нам, фантастам, опыты
не обязательны... Нам подавай мысли, самые кудрявые, свеженькие, ни  на  что
не похожие, но - мысли!
   4
   Под  садовой  скамьей  притаился  Тий.  К  нему  кинулись  сразу  четверо
фантастов и все та же Тэя. Они вытащили его и, крепко  держа,  поставили  на
ноги.
   - Вот он где! - вскричал один, похожий на пирата. - А мы его ищем...
   - Чего ты воешь? - разозлился второй. - Мы же только подошли к тебе и еще
не начали экспериментировать...
   - Там... - плача, указал рукой Тий, - мучают Тоя... А если ему  больно  -
мне тоже невмоготу...
   - Ребята, взялись! - скомандовал "пират". И они  принялись  перебрасывать
Тия друг другу, но всякий раз Тий успевал  повернуться  в  воздухе  лицом  в
сторону движения.
   - Лети спиной! - ярились фантасты.
   - Не могу, - оправдывался Тий. - Я  же  в  обычных  условиях  иду  только
вперед!
   - Мы тебя научим идти и назад, и вбок в любых условиях...
   Его стали мять, вращать, теребить. Тий охнул и упал.
   - Не притворяйся! - закричал кто-то из фантастов. - Рассказывай все,  что
чувствуешь...
   Тий пришел в себя, дико огляделся и нацелился было юркнуть  в  кусты.  Но
вперед выступила Тэя и принялась кромсать его своими ножницами на все  более
мелкие части, пока не потребовался микроскоп.
   - Молодец, Тэя! Без математики здесь не обойтись... -  сказал  высокий  и
ласковый на вид писатель-фантаст с белокурыми локонами до плеч и бросился ей
помогать. - Я, кажется, нашел самую маленькую частицу Времени... Она  больше
не режется, не сплющивается под ударом, не сгорает в пламени  моей  походной
горелки и не боится кислот.
   - У меня есть при себе мощный аккумулятор, - выбрался из толпы начинающий
писатель-фантаст, совсем еще юноша. - А ну, дайте мне... Я сейчас испытаю ее
током! Разрешите... Надо же дать дорогу молодым творческим силам...
   Все отошли на несколько шагов, даже Тэя, а юноша подключил  к  микроскопу
проводок и повернул рычажок в боковом кармане. Фантасты вновь сгрудились над
скамьей (я тоже весь подался вперед, но  бесполезно:  пылинки  телеэкран,  к
сожалению, не показывал).
   "Эх, - пробормотал я про себя, - увидеть бы хоть чуть-чуть!.."
   Они долго шарили с увеличительными стеклами и  все  же  нашли  мельчайшую
частицу Тия, она была невредима!
   - Значит, Время не сплошное, а состоит из отдельных частиц! -  воскликнул
юноша.
   "Вот это как раз то, что мне нужно было узнать", - обрадовался я.
   Фантасты вместе с Тэей бросили частицу Времени в траву и, весело обсуждая
удачный эксперимент, скрылись за углом ближайшего дома.
   Из кустов выбежал Той и широко раскрытыми от ужаса глазами смотрел на то,
что осталось от его друга...
   - Бедный мой Тий, - плача, приговаривал Той, - что они с тобой  сделали?!
Что они с тобой сделали, варвары! А эта  Тэя?!  Но  ничего...  У  меня  есть
волшебный клей МК-6, я верну тебя к жизни...
   Долго и кропотливо собирал он Тия, склеивал зеленым клеем из тюбика.  Вот
он уже собрал почти все, осталось найти ту самую мельчайшую частицу.
   - Сейчас, Тий! - бормотал он. - Сейчас, потерпи немного... Совсем нас  не
уничтожат даже фантасты, но натерпеться от них придется  еще  немало...  Вот
она, твоя мельчайшая частица, я нашел! Еще секундочку, Тий...  Готово!  Раз,
два, три...
   Тий открыл глаза, и друзья радостно обнялись.
   - Ох! - простонал Той и улыбнулся. - Осторожно, Тий, у  меня  тоже  болит
все тело...
   - Спасибо тебе, дружище, без тебя и меня не было бы! Но какова Тэя?!  Она
основательно спелась с этими разбойниками! Математика служит кому угодно.
   5
   - Видел? - услышал я за правым плечом голос Тия.
   - Да... - ответил я, не оборачиваясь.
   - Ну что, Пришелец? - допытывался Той.
   - Да как сказать... - помедлил я с  ответом.  -  Дело  в  том,  что  и  в
фантастике опыты весьма желательны...
   - И это ты называешь опытом?! - воскликнули они и отбежали в угол.
   - Нет, не совсем так... - смутился я. - С моей точки зрения, лучше  всего
наблюдать за тем, на что вы сами способны...
   - О чем и я говорил! - подхватил Той.
   - А с нами... ты... не станешь экспериментировать? - спросил Тий.
   -  Нет-нет,  -  заверил  я.  -  Может  быть,  потом...  задам   несколько
вопросов...
   - Сколько угодно, на это мы согласны.
   - Ну, а что же дальше произошло на "Урахе"?
   - Сейчас,  Пришелец,  я  покажу  тебе  главное...  Смотри  -  на  большом
экране...
   6
   В кабинете Расимуса собрались  все  члены  Главного  Штаба.  Судя  по  их
постаревшим  лицам,  прошло  много  времени.   Рассевшись   у   стола,   они
вопросительно посмотрели на командира;
   Расимус вздохнул и включил показатель Воли к Победе. Столбик на  шкале...
стоял на прежнем, самом нижнем делении выше Нуля!
   - Держится... -  неопределенно  произнес  Расимус  и  решительно  тряхнул
головой. - Ну что ж... Выходит, мы на верном пути.
   - Как сказать, - заметил психолог Виа. - Ведь столбик и не поднимается...
   - Неважно, - отмахнулся Расимус. - Зато и не опускается.
   - Но так мы не достигнем цели, - вздохнул астронавигатор Ту.
   - Без мечты, без сказки, - поддержал его Виа, -  нельзя  достичь  успеха,
особенно в серьезном деле...
   - Неверно! - сурово произнес Расимус  и  включил  всеобщую  телевизионную
сеть. - Дорогие урахцы, - обратился  он  ко  всем  согражданам.  -  Вот  тут
кое-кто из членов Штаба говорит о том, что нам с вами  нужна  сказка,  чтобы
сделать ее былью... А я утверждаю: нам нужна только быль, а всякие сказки  -
долой!
   И все урахцы, кто где стоял, сидел или лежал, закричали:
   - Быль! Долой сказку, долой!..
   В то же мгновение голубой столбик на шкале указателя Воли к  Победе  упал
ниже рокового нуля, откуда-то сверху, из-под самого купола, прозвучал мощный
музыкальный аккорд, и едва он стих, как все  население  астероида-звездолета
"Урах" превратилось в... тысячи восковых безжизненных фигур...
   Так начался их Великий  безмолвный  дрейф,  длящийся  уже  приблизительно
тридцать четыре столетия!
   7
   - Теперь ты знаешь все, Пришелец, - сказал Тий, - вновь подходя к  пульту
управления машиной времени. - Вернемся к началу наших странствий...
   Перед выходом из машины времени я глянул в зеркало  и  едва  узнал  себя:
морщины на лице разгладились, редкие волосенки на висках сменились более или
менее густой, хотя и белой, а все-таки шевелюрой во всю голову. На  вид  мне
сейчас нельзя было дать больше шестидесяти лет!
   - Что это со мной?! А?..
   - Ты посвежел, Пришелец, за время путешествия в Прошлое, - объяснил  Тий.
- Таково уж свойство нашей машины.
   - Это неплохо, - успокоился я. - Приятно выглядеть молодым...
   Глава девятая. Тайна раскрыта
   1
   Я достал свой корреспондентский блокнот, чтобы сделать очередные  записи,
но  тут  в  голову  влезла  игра  Тэи;  видимо,  внутренне  я   еще   больше
омолодился...
   "А что, если взять число десять?" - спросил я сам  себя  и  написал:  10.
Далее: 1 + 0 = 1. Гм... А если 1 - 0? Тоже получается один... Как  же  быть?
Очень просто: 10 + 1 = 11. И понеслось: 11 + 1 = 12; 12 - 10 = 2; 2 + 1 = 3;
10 - 3 = 7; 3 + 1 = 4; 10 - 4 = 6; 7 - 2 = 5; 5 + 3 = 8; 8 + 5 = 13; 13 +  2
= 15...
   - Застрял? - заинтересовался Тий. - Дай-ка я...
   И он написал: 6 + 8 = 14; 14 + 3 = 17; 17 + 3 = 20; 13 + 6 = 19...
   - Ну чего тут думать?! - загорячился Той. - Дай я... И продолжил: 14 +  7
= 21; 21 + 1 = 22; 15 + 8 = 23; 20 + 5 = 25; 25 - 1 = 24...
   - А теперь прибавляй к двадцати пяти единицу, потом опять единицу и можно
так без конца... - подсказал Осирис.
   -  Так  неинтересно,  -  возразил  я,  -  и  скучно.  Хорошо  бы   почаще
использовать новые комбинации чисел, получится красиво!
   - А зачем красиво? - спросил Осирис. - Важен результат.
   - Как бы не так! Вот ты предложил Расимусу убрать причину,  так  он  даже
сказки запретил, и  все  ваши  люди,  включая  его  самого,  превратились  в
восковые фигуры...
   - Я говорю: я виноват? -  немного  растерялся  Осирис.  Только  сейчас  я
заметил, что нахожусь опять в той комнате,  где  был  пленен,  и  в  том  же
обществе.
   - Да, Осирис, - перешел я на деловой тон, - ты  дал  опасный  и  неверный
совет. По существу, ты дал совет смириться перед трудностью задачи. Так?
   Осирис молчал, но изображение его слегка потускнело.
   - Человек - создание активное! Преодоление  творческих  трудностей,  если
хочешь знать, может  быть,  единственный  путь  к  совершенству.  Надо  было
продолжать изучать все обстоятельства полета... Искать, в чем причина  ваших
бед, а не отмахиваться от них. Человек - это поиск, а не  результат...  Ищет
не только тот, кто потерял, но и тот, кому надо найти!
   - Двадцать четыре минус четырнадцать будет десять, тринадцать минус три -
тоже десять, - забормотал Тий,  вновь  обращаясь  к  начатой  нами  игре.  -
Интересно,  сколько  же  раз  в  этой  комбинации   чисел   можно   получить
первоначальное число? В этом что-то есть...
   - Ага! - раздался голос Тэи,  которая  незаметно  присоединилась  к  нам,
вероятно проникнув сквозь стену. - Ты играешь в мою игру?! Поздравляю...
   - Это чистая случайность, - смутился Тий. - И я не  один  игру  мы  любим
все.
   - Но математическую игру - особенно, - многозначительно произнесла она  и
засмеялась. - Ну что, уже не сердитесь на меня?
   - А в самом деле, ребята,  -  предложил  я,  -  лучше  вам  помириться  и
действовать сообща.
   - Ни за что! - воскликнул Тий.
   - Не сердись, Тий, - будто не замечая настроения собеседника,  продолжала
Тэя. - Зато все мы теперь знаем, что Время не сплошное, а состоит как бы  из
мелких-мелких невидимых зерен...
   - Ну и что ж? Даже если это так и есть на самом деле?
   - А то: по моим расчетам выходит, что причина переходит  в  следствие  не
сразу, не мгновенно, а через какой-то промежуток  времени,  равный  величине
твоей самой маленькой частице! Понял?
   - Ух ты! - восхитился Тий. - А ведь верно!  Тогда  мне  легче  определить
среднее время всей Вселенной!
   - А вот и нет, - возразила Тэя. - Кто тебе сказал, что во всей  Вселенной
время состоит из одинаковых зерен? Может быть, где-то есть большие, а где-то
меньшие, там время либо скорее нашего, либо медленнее... А? Съел!
   Тут меня, что называется, в жар бросило от предчувствия,  что  вот-вот  в
моей голове родится новая и очень важная мысль.
   - Стойте! - закричал я. - Замрите, я сейчас буду думать вслух...
   Ребята  испуганно  отскочили  в  сторону,  а   храбрая   Тэя,   наоборот,
приблизилась - судя по всему, она ничего и никого не боялась.
   - Если Тэя права, - сказал я уже обычным, даже рассудительным тоном, - то
можно предположить, что планета Емек, откуда вы родом, - пришелица из другой
галактики, где время медленнее, чем в нашей. Уловили мою мысль?
   - Уловили! - хором закричали все.
   - Можем мы сейчас выйти в космос, на  самую  окраину  Вселенной,  и  уйти
назад на два-три миллиарда лет? Чтобы проверить это воочию?
   Все трое сгрудились и стали совещаться. О чем они говорили, я не  слышал,
но минут через пять Тий сказал:
   - Твое предложение для нас реально, но... без тебя,  Пришелец.  Уж  очень
далеко назад прыгать придется, а ты вон какой толстый,  весишь  изрядно,  на
всем "Урахе" такого не найдешь. А мы - я, Той и Тэя - легонькие и  смотаемся
быстро...
   2
   Когда они исчезли, Осирис подал мне что-то напоминающее школьный пенал  и
сказал:
   - Твои друзья запрашивали о тебе; я объяснил им, что ты в безопасности...
Они передали в радиозаписи содержание нескольких  последних  номеров  газеты
"Вечерний Ростов". Нажми розовую кнопочку, если хочешь...
   Удача, друзья мои, редко бывает одинока, даже если  она  случайная,  -  я
давно обратил внимание  на  это  приятное  обстоятельство...  Возможно,  так
происходит оттого, что в мире все больше становится хороших людей. Вот и  на
этот раз: среди множества материалов, рассказывающих о жизни моего города, о
новых линиях метро, о Пионерской Республике, возникшей на  Зеленом  острове,
меня особенно взволновала заметка, которую я приведу здесь полностью:
   " - Солнце никогда не угаснет, - заявил нашему  корреспонденту  сотрудник
Северо-Кавказского научного центра астрофизик  Дмитрий  Нахичеванцев.  -  То
есть, - уточнил он, - естественный процесс  его  медленного  угасания  можно
сделать управляемым. Мы знаем, что, уменьши наше светило свою яркость  всего
на одну сотую - и средняя температура воздуха Земли снизится  до  семидесяти
градусов мороза.  Ну,  а  если  еще  на  одну  сотую?..  Так  вот,  в  нашей
лаборатории  сверхудивительных  проектов  (СУП)  разработан  надежный  метод
восстановления энергетического баланса угасающих звезд с помощью... Впрочем,
мне не хотелось бы  вдаваться  в  научные  подробности,  потому  что  всякая
гипотеза или теория всегда нуждается  в  практической  проверке.  Короче,  -
пошутил товарищ Нахичеванцев, - пусть кто-нибудь из ваших читателей даст нам
угасающую звездочку, и мы вам покажем, на что мы способны!"
   - Осирис, - позвал я. - Ты слушаешь?
   - Да, - ответил он. - Но я хотел сказать нечто более важное, Пришелец,  и
тебе одному. - Я пересмотрел нашу Энциклопедию и пришел  к  выводу,  что  ты
прав: я дал плохой совет Расимусу. Но сам он поступил еще хуже: это  по  его
вине люди превратились в восковые фигуры.
   - Что же надо сделать, чтобы вернуть их к жизни?
   - Есть только одно средство... Вернуться к родному солнцу: его лучи вновь
оживят урахцев.
   - Разве наше солнце не может этого сделать?
   - Нет, Пришелец, у каждого во Вселенной есть свое  солнце,  которое  дало
ему жизнь; двух абсолютно одинаковых не бывает.
   - Сколько сейчас... жителей, если можно так сказать, на "Урахе"?
   - Меньше десяти тысяч, - ответил Осирис. - Остальные умерли от отчаяния и
разочарования: человек не может жить просто так...
   - Понимаю. Но ведь вернуться - это означает несколько сотен лет?
   - Не сотен, а тысяч... - поправил Осирис.
   3
   В это время к нам, как всегда, сквозь стену буквально ввалились мои новые
друзья. Вид у них был возбужденный и... радостный.
   - Пришелец, - первым заговорил Тий, - ты прав: мы видели, как от соседней
галактики оторвалась звезда с шестью планетами и, немного проплутав...
   - ...притянулась вашей Галактикой и пристроилась неподалеку от ее края, -
продолжил Той. - Это и есть наше солнце, и случилось это...
   - ...всего двести миллионов лет назад! -  закончила  Тэя.  -  А  одна  из
планет той звезды и есть наша Емек!
   Так была раскрыта тайна старения урахцев на планетах нашей  Галактики,  в
том числе и на Земле. Стало ясно, что соседняя галактика, фактическая родина
урахцев, вернее их далеких предков, имеет свое  время,  несколько  медленнее
нашего с вами. И нечего им искать другую родину, необходимо возвращаться.
   - Но ведь там... все замерзло, и жить на планете Емек нельзя, -  печально
произнес Той.
   - Не все потеряно, - сказал я и передал им содержание заметки в "Вечернем
Ростове".
   Ребята заметно оживились; только Тэя безучастно стояла  в  стороне,  хотя
слушала внимательно.
   - К тому же, - добавил я, -  Осирис  выяснил,  что  урахцы  смогут  ожить
только под лучами своего родного солнца.
   - Вот что, - предложил Тий, - Осирис, ты сможешь связаться с Землей?
   - Да, это возможно, но понадобится много времени.
   4
   Только теперь, когда начался долгий разговор Осириса с  Северо-Кавказским
научным центром, я понял, какое громадное расстояние отделяет меня от дома и
редакции родной газеты...
   Радиосигналы, пробегающие триста тысяч километров  в  секунду,  достигали
Земли только через минуту и через столько же времени мы получали ответ!
   Хорошо,   что   в   распоряжении   Осириса   имелся   архив   с   точными
астрономическими данными, необходимыми для окончательного решения вопроса.
   Прошло не более суток, и Осирис спокойно сказал:
   - Нам сопутствует удача. Я говорю, по возвращении на планету Емек я смогу
выполнить указания Дмитрия Нахичеванцева, и  наше  солнце  восстановит  свою
яркость, оживит не только "Урах", но и планету Емек.
   - Но до нашего солнца так далеко, - вздохнул Той.
   - И ждать надо так долго! - пригорюнился Тий.
   - Подумаешь... - пожала плечами Тэя.
   - Ничего, - начал я успокаивать ребят. - Сейчас даже хорошо,  что  урахцы
стали восковыми: в таком состоянии им что секунда,  что  тысяча  лет  -  все
равно!
   - Им-то хорошо. А нам? Мы ведь не восковые, - еще больше опечалился Тий.
   - Пришелец, полетим с нами, а?
   - Не покидай нас, - попросил Той.
   - Мы тебя тоже попробуем сделать восковым, - пообещала Тэя.
   - Нет-нет, спасибо! У меня дела. Меня ждут. Я  и  так  задержался.  Да  и
домой хочется...
   - Пришелец прав, -  сказал  Осирис.  -  Теперь  он  может  покинуть  нас.
Все-таки не зря я привел "Урах" сюда: земляне помогли нам, спасибо!
   5
   Я уже протянул было руку для  прощания,  как  вдруг  прозвучал  тревожный
сигнал, и Осирис спокойно произнес:
   - Человек за бортом...
   Больше всего меня поразило то, что Осирис сказал "человек за  бортом",  а
не  "звездолет"  или  "люди";  он  сказал  именно  "человек",  то   есть   в
единственном числе! И это в космосе... Представляете?
   Глава десятая. "Вечные скитальцы"
   1
   Осирис поднял руку, и тотчас стена справа  превратилась  в  телевизионный
экран. Изображение было настолько четким, а к тому же и  объемным,  что  мне
показалось, будто перед нами в самом деле открылся необозримый космос;  даже
повеяло холодом...
   Мы увидели его одновременно, но внутренне уже были  подготовлены  словами
Осириса "человек за бортом" и  поэтому  не  отшатнулись,  не  вскрикнули  от
неожиданности, а лишь слегка напряглись и подались вперед.
   Это был действительно человек. В скафандре. Почти целиком  прозрачном.  Я
говорю "почти", потому что на нем был широкий и темный пояс. Незнакомец  был
коренаст, темнокож, узкоглаз и вполне походил бы на  землянина  или  урахца,
если бы не вытянутая, как дыня, голова  с  маленьким  и  сморщенным,  как  у
младенца,  лицом.  Скафандр  незнакомца  напоминал  костюм  аквалангиста   и
голубовато светился.
   Незнакомец с явным интересом  осматривал  астероид-звездолет  и,  видимо,
искал вход. Мы увидели,  как  он  плавно  влетел  в  открывшееся  перед  ним
овальное отверстие; еще мгновение -  и  медленно  возникающая  сила  тяжести
позволила ему стать  на  ноги,  а  светящаяся  стрелка  у  его  ног  привела
незнакомца к нам.
   Войдя в комнату, он поднял руку в знак приветствия, и личико его радостно
засветилось. Мы дружески  обнялись,  затем  незнакомец  попытался  обнять  и
Осириса, но не испугался,  когда  прошел  сквозь  него,  а  судя  по  всему,
догадался, с кем, вернее с чем, имеет дело.
   Глянув на моих юных друзей-волшебников, он принял их за детей и  потрепал
каждого по щеке. Затем, указав рукой на себя, отчетливо произнес:
   - Фа...
   Представились и мы, то есть я и волшебники. Осирис тут же вступил  с  ним
долгий разговор и вскоре стал нашим переводчиком.
   - Меня зовут Фа, - стал рассказывать гость. - Я и мои друзья, - он кивнул
в сторону телеэкрана, - жители космоса...
   - Как это - жители космоса? - прервал я.
   - Как сказано, так надо и понимать, - просто ответил Фа.  -  Наши  предки
родились на планете Йот. Но мы покинули ее... Втроем.
   - Так вы тоже "вечные скитальцы"! - воскликнул Тий.
   - Хорошо сказал, - одобрил Фа. - Пожалуй, нас можно назвать и по-твоему.
   - Солнце вашей планеты стало угасать, и вы покинули ее? - догадался Той.
   - С чего это ты взял?! - удивился Фа. - Оно светит, как и раньше. Но  нам
надоело жить на одном месте - вот мы и избрали кочевой образ жизни...
   Слово "кочевой" я использовал, чтобы моим  читателям  проще  было  понять
рассказ Фа, который объяснил то же самое, но более сложно.
   - Ничего не пойму, - признался я. - Выходит, вы по доброй  воле  захотели
покинуть навсегда свою планету?
   - Приблизительно так, - сказал Фа, - а говоришь: "Не понял".
   - Но для чего?
   - Космос велик, красив и  загадочен,  -  увлеченно  заговорил  Фа.  -  Он
величествен и  неповторим.  Мы  уже  убедились  в  бесконечном  многообразии
Природы...
   - И вы не скучаете по своей планете?
   - Скучать? В космосе?.. Странный вопрос!.. Жить постоянно  на  какой-либо
из планет - вот  это  действительно  скучно.  У  нас  великолепная  техника,
позволяющая преодолевать любые расстояния, всего  у  нас  хватает,  а  жажда
знаний ведет только вперед. Ведь мы прирожденные фантасты...
   - Ой! - воскликнули Тий и Той, мгновенно отскочив от него.
   - Что это с вами? - поразился Фа и тоже опасливо отстранился.
   - Да ты снял бы скафандр, - посоветовал я.
   - Спасибо.
   И скафандр на нем тут же испарился...
   - Но что это... с ними? Они меня испугались?! - допытывался Фа.
   - Видишь ли, - настал мой  черед  рассказывать.  -  Это  очень  необычная
история...
   - Так поведай ее  немедленно!  Самое  интересное,  приятное  и  достойное
внимания - это необычное.

   2
   Выслушав мой рассказ об урахцах, Фа молчал так  долго,  что  я  заговорил
вновь:
   - Ты не все понял?
   - Наверное... Я не уясню главного: к чему  искать  новую  планету?  Им  -
урахцам?
   - Не поймешь?!
   - Вернее, понять-то, может быть, пойму, - признался Фа. - Но считаю,  что
и в космосе можно жить интересно, раз уж так у них получилось.
   - А в чем этот интерес?
   - Видишь ли... Мы посетили в нашей галактике несколько обитаемых  планет.
Каждая из них по-своему хороша. Но только на самых старых планетах  наука  и
техника могут сравниться с нашими. А в общем, скажу тебе, разум во Вселенной
развивается  быстро,  и  скоро  наступит  эра  его  объединения.  Когда  это
произойдет - настанет пора разгадать тайны Времени и Пространства. Для этого
нужны будут огромные расстояния и умение управлять временем... Мы -  "вечные
скитальцы" - взяли на себя задачу сделать как можно больше  подготовительной
работы. Для  будущих  ученых  всех  обитаемых  планет!  Мы  устанавливаем  в
галактике различную аппаратуру. Достаточно долговечную. Умную. Она  собирает
информацию, которая может быть полезна в будущем.
   - Ну и что же?
   - А вот, к примеру, мы заметили, что пространство движется!
   - Разве такое возможно?
   - Раз движется - значит, возможно.
   - Как река?
   - Пожалуй. Только очень стремительная.
   - А куда она течет?
   -  Пока  не  знаем.  Потом  когда-нибудь,   используя   показания   нашей
аппаратуры, люди сумеют это разгадать...
   - А можно посмотреть ваш звездолет?
   И вдруг... Но - по порядку, не станем спешить.
   3
   Их звездолет назывался "Гндак" и представлял собой шар всего метров сто в
диаметре с несколькими трехгранными остроконечными шипами.  Ничего  похожего
на двигатель не было, и потому я спросил:
   - А как он передвигается в пространстве?
   - Он передвигается во времени, - пояснил Фа.
   - Во времени? Расскажи подробнее, - заинтересовался Тий.
   - Это очень трудно, - задумался Фа.
   - Мы, правда, волшебники, - признался наконец Тий, - вот я, Той и Тэя, но
мы поймем... Я надеюсь.
   - Волшебники?! - почему-то несказанно обрадовался Фа. - Так  чего  же  вы
сразу не сказали? Тогда в путь!
   И... мы очутились в какой-то золотистой пустыне под звездным небом. Перед
нами в большом бассейне плавало прозрачное  подобие  огромного  метательного
диска, внутри которого искрилась мириадами звездочек модель нашей Галактики!
Я узнал ее сразу и сказал об этом Фа.
   - Ты угадал, Пришелец, - кивнул  он.  -  Это  наша  "карта",  которой  мы
пользуемся для расчета маршрутов своих полетов. Смотрите, друзья:  галактика
вращается вокруг своего центра.
   Видите! Сейчас мы вот здесь... Неподалеку от края вспыхнул голубой зайчик
света.
   - Видим, - сказал Той.
   - И вот нам захотелось попасть отсюда, скажем... вот в эту точку -  почти
на другом краю галактики. Наша математическая машина  вычисляет,  когда  эта
точка находилась на том месте, где мы сейчас. Ясно?
   - Ясно, - сказал я.
   - А весь наш  звездолет  есть  не  что  иное,  как  очень  мощная  машина
времени... Мы включаем ее и уносимся назад, в прошлое,  пока  не  попадем  в
новое место!
   - А если это новое место находится дальше или ближе от центра, то есть не
на одной окружности? - спросила Тэя.
   - Ну и что ж? Ведь галактика не только вращается,  но  еще  и  несется  в
пространстве по своей траектории, и можно вычислить, когда нужная нам  точка
пересекалась этой траекторией.
   - А почему вы отправляетесь в прошлое, а не в будущее? - спросил Тий.
   - Да потому, что прошлое нам лучше известно, чем то, что  еще  будет,  и,
следовательно, меньше риска.
   - Но ведь оно - это место - будет "старым", - вновь заговорила Тэя. - Оно
же там, в прошлом...
   - Верно, - повернулся к ней Фа. - А  потом  мы  движемся  вместе  с  этой
точкой и быстро возвращаемся в  настоящее,  преодолев  огромное  расстояние,
двигаясь только во Времени.
   - Славно! - засмеялся от удовольствия Тий.
   -  Так  где  мы  находимся?  -  спросил  я,   только   сейчас   удивленно
осматриваясь.
   - В нашем звездолете.
   - Но ведь он у вас снаружи небольшой, а здесь,  внутри,  и  горизонт  еле
виден.
   - И тем не менее это так, - заверил Фа.
   - Ну и техника! - восхитился я.
   - Не удивляйтесь, - усмехнулся Фа. - Это не совсем обычная техника...
   - А я и не говорю, что обычная, наоборот - такое совершенство, что нам на
Земле, пожалуй, никогда не достичь подобного!
   - Да, верно ты сказал, - засмеялся Фа.  -  На  любой  планете  такого  не
будет.
   - Это почему же? - Я почувствовал себя задетым. - И что тут смешного?!
   - А ты кто, Пришелец? - спросил Фа.
   - Он сказочник, - ответил за меня Тий.
   - Ого! Это другое дело! Так вот, друзья;  никакие  мы  не  космонавты,  в
обычном- понимании, а... волшебники.
   - Волшебники?!
   - Точно. С планеты Йот. Нам дано задание, и  мы  выполняем  его.  Следует
заметить, что я и мои друзья давно имеем высшее образование и помогаем нашим
людям в их жизни и работе. А неграмотные волшебники -  это,  извините  меня,
фокусники и не больше...
   - Сейчас у нас на Земле, - поспешил я вставить слово, -  волшебники  тоже
стали учиться.
   - Очень хорошо, - одобрил Фа. - Без этого нам,  волшебникам,  грош  цена.
Однако пора лететь дальше...  Я  хочу  вам  помочь,  ребята.  Покажите,  где
находится ваша планета Емек?
   Той немедленно исполнил его просьбу.
   - Прекрасно. Мои  друзья  помогают  сейчас  Осирису  сделать  необходимые
расчеты, чтобы превратить весь  ваш  "Урах"  в  такую  же  волшебную  машину
Времени, как наша... Я верю, что ваш землянин - ученый из Ростова-на-Дону  -
придумал надежный способ оживить солнце Емека... Чем это ты занят,  когда  я
говорю? - подозрительно спросил Фа.
   - Записываю все в свой корреспондентский блокнот, чтобы рассказать  потом
читателям "Вечернего Ростова", - объяснил я.
   - Очень хорошо! - успокоился Фа.  -  Передай  привет  своим  читателям  и
можешь заниматься этим на "Урахе". А мы с Тэей, Тием и Тоем займемся своими,
волшебными, делами.  Я  хочу  приготовить  тебе  один  сюрприз,  Пришелец...
Прощай!
   Не успел я и глазом моргнуть, как очутился в прежней комнате на  "Урахе".
Один. И тут же углубился в составление очередной корреспонденции.
   Глава одиннадцатая. Солнышко Емека принимает таблетку
   1
   Мы наблюдали отлет волшебного звездолета "Гндак" по телевизору.  Впрочем,
слово "отлет" здесь не подходит. Не годится также  "старт"  или  любое  иное
слово, близкое этим двум по значению.
   Судите сами... Сперва мы увидели на  экране  веселого  Фа.  -  Желаю  вам
успеха, - сказал он. - Не знаю, встретимся ли еще, но приятно, что мы теперь
знакомы. Я уверен: эксперимент по идее ростовского ученого удастся... Что же
касается тебя, Пришелец, мы приготовили тебе сюрприз. Осирис  все  объяснит.
Надеюсь, тебе эта штука пригодится... А потом вернешь. Прощайте!
   Затем мы увидели звездолет "Гндак". Из черного космического  пространства
вынырнули две фигурки в скафандрах и скрылись в ближайших  "шипах",  которые
оказались устройствами для связи с открытым космосом.
   "Раз, два, три..." - услышали мы за кадром  голос  Фа,  и  шар  мгновенно
исчез! Не "растворился" или там "моргнул", а просто не стало его и все  тут.
Как в сказке!
   - Молодцы, ребята, - похвалила Тэя. - Лихо у них получилось.
   - А что за сюрприз приготовил мне Фа? - поинтересовался я.
   - Пошли на наш космодром, - предложил Той. Рядом  с  моей  автоматической
ракетой, на которой я прилетел, стоял  сверкающий  никелированный  снаряд  в
виде цилиндра, всего метра два высотой.
   - Что за штуковина? - удивился я. - Такая малышка...
   - Это и есть сюрприз. Индивидуальная машина времени, -  объяснил  Осирис,
появившись передо мной. - Смотри. - Он открыл дверцу  и  указал  на  розовый
пластмассовый прибор с наборным диском, как на наших современных  телефонах.
- Зайдешь, закроешься, наберешь на диске число того земного года, в  который
захочешь попасть, - но не больше ста лет в обе стороны - и,  как  говорят  у
вас на Земле, бывай здоров! А твою ракету я сам отправлю.
   - Понятно. А как же я смогу вернуть машину Фа?
   - Закроешь дверцу снаружи и все...
   Обнялись мы с ребятами, улыбнулись друг  другу  с  Осирисом.  Я  залез  в
машину времени и закрыл дверцу. Что-то щелкнуло, и в кабине слегка потускнел
свет.
   Меня охватило страшное волнение. Столько событий, встреч, размышлений. Да
и привык я к Тию, Тою и Тэе, даже к Осирису... А домой хочется, и поскорее!
   Машинально набираю цифры и слышу приятный музыкальный аккорд.  "Наверное,
приехал?" - думаю я и без труда открываю дверцу.
   2
   Осень. Ветер метет опавшую листву. Я стою на пустынной детской  площадке,
с  плескательным  бассейном,  игрушечными  домиками,   макетом   звездолета,
каруселью...
   Озираюсь кругом и вдруг узнаю: да это же Авиагородок возле аэропорта... А
вон и дом, где я жил на первом этаже, когда еще был пилотом Аэрофлота.
   Мимо пролетел газетный лист, и прижатый ветром, застрял в кустике, в двух
шагах от меня. Я с нетерпением схватил его. Да, это  моя  газета,  "Вечерний
Ростов" за 18 октября 1978 года! Только теперь  я  догадался,  что  второпях
набрал номер своего домашнего телефона 19  -  78  и...  действительно  попал
домой, но на много лет назад, задолго до тех событий, что были пережиты мной
совсем недавно.
   Надо исправить ошибку. Я повернулся к машине, но  успел  только  увидеть,
как сильный порыв ветра  мягко  захлопнул  дверцу  и...  моя  индивидуальная
машина времени, волшебный дар Фа, исчезла.
   Так я  оказался  снова  в  нынешнем  времени!  Хорошо  еще,  что  у  меня
сохранился корреспондентский блокнот: так что, если кто  спросит,  откуда  я
взял этот сюжет, я покажу свои записи.
   - Здравствуйте, - услышал я вдруг знакомый голос и,  обернувшись,  увидел
соседского мальчишку лет шести, Миньку Нахичеванцева.
   - Здравствуй, - ответил я. - Как дела?
   - Нормально, веду вот маму и папу в кукольный  театр.  Из-за  угла  моего
дома в это время вышли его родители. Постояли мы немного, разговорились.
   - Парень у вас хороший, - сказал я.
   - Да? - обрадовалась мама. - А соседи жалуются: шумный очень, задиристый,
неуемный.
   - Это пройдет, - успокоил я ее.
   - Вы думаете? - с надеждой  в  голосе  спросил  Минькин  отец.  -  Боюсь,
разбойником станет...
   - А в самом деле, Минька, ты кем хочешь стать? - поинтересовался я.
   Минька подумал недолго и ответил:
   - Поэтом.
   - Вон как? Любишь стихи?
   -  Я  люблю  ничего  не  делать,  -  признался  Минька.  -  Или  сочинять
что-нибудь: стихи там или песни разные... Легко и все тебя хвалят...
   - Ну, Минька, - засмеялся я, - быть поэтом дано не каждому,  и  дело  это
довольно хлопотное. А я вот знаю: станешь ты великим  физиком  и  не  только
Ростов, а вся наша планета станет гордиться тобой. Будешь  звезды  угасающие
оживлять!
   - А что, - вдруг вдохновился Минька, - дело стоящее! И красиво, правда?
   - Правда. Ну, будь счастлив, Минька!
   Пошли они, а ветер донес до меня обрывок разговора:
   - Приятный человек, - сказала Минькина мать про меня. -  Угадал  в  нашем
сыне талант.
   - Ну, я-то и без него знаю, что  наш  Минька  парень  толковый,  -  гордо
произнес отец, - такого во всем Ростове не сыскать!
   Посмотрел я немного  вслед  тому,  кто  действительно  станет  гениальным
ученым, и направился домой.
   - Наконец-то! - обрадовалась  жена.  -  Весь  день  где-то  бродишь,  еле
дождались тебя...
   - Я уже не впервой слышу это, - ответил я. - Могу даже  сказать,  что  ты
скажешь сейчас и что завтра или послезавтра.
   - А ну скажи...
   И тут я вдруг понял, что начисто забыл, какие события будут  дальше.  Как
ни силился вспомнить - все улетучилось из памяти! "А может, это и к лучшему?
- подумал я. - Иначе, как же дважды жить тютелька в тютельку?!"
   3
   Все, что описал до сих пор, - правда, как и то, что я пишу всегда. Только
произойдет это не скоро - тут уж не моя вина. Точнее, моя,  конечно  (не  то
число набрал на диске машины времени), но, я думаю,  когда  мои  самые  юные
читатели  станут  самыми  почтенными,  они  убедятся  в  моей   точности   и
добросовестности.
   Как оно все получилось - я раскрыл  вам  без  утайки.  Но,  по  некоторым
соображениям, не могу признаться лишь в том, как я узнал о дальнейшей судьбе
урахцев и планеты Емек.
   Извините, друзья, но у каждого есть свои,  пусть  маленькие,  но  все  же
"производственные  секреты".  А  вот   что   произошло   после   того,   как
астероид-звездолет "Урах" семь  с  половиной  тысячелетий  спустя  вышел  на
орбиту вокруг своей родной планеты, я расскажу...
   4
   Сперва они эвакуировали с "Ураха" 9876 восковых фигур на планету  Емек  и
доставили их в один из подземных городов, где давно лежали  в  биотронах  их
далекие предки.
   Затем Тэя, Тий  и  Той  вышли  в  скафандрах  на  поверхность  планеты  и
расположились в диспетчерском пункте Центрального космодрома. Вся аппаратура
и приборы здесь сохранились и действовали исправно.
   Они включили  телевизионную  станцию,  настроились  на  волну  "Ураха"  и
увидели одинокого Осириса.
   - Я сделал все согласно инструкциям  Северо-Кавказского  научного  центра
Земли, - доложил он. - Энергии "Ураха" достаточно для эксперимента.  Покидаю
орбиту и беру направление на солнце...
   Через два часа семнадцать минут Осирис внес необходимые поправки в курс и
снова доложил:
   - Все в порядке. Через сто тридцать две секунды, как  выразился  землянин
Дмитрий Нахичеванцев, солнышко Емека примет таблетку...
   - Прощай, Осирис! - сказала Тэя и почему-то заплакала.
   - Прощай, - вздохнули Тий и Той и пригорюнились: хоть Осирис и  не  живое
существо, а все равно жалко.
   "Урах", ведомый Осирисом,  вонзился  в  центр  солнечного  диска.  Солнце
вначале еще чуть померкло, но вскоре яркость его приобрела прежнюю  силу,  и
через некоторое  время  живительное  тепло  достигло  поверхности  Емека,  а
невидимые лучи прошли сквозь тело планеты.
   И  в  тот  же  миг  восковые  фигуры  урахцев  ожили  и  превратились   в
обыкновенных людей.
   5
   Вот и подошли мы с вами к последней странице нашей истории: все  в  мире,
как  известно,  имеет  конец.  Только  необъятная  и  безграничная  Природа,
объединяющая в себе пылинки и звезды, мельчайшие атомы и галактики, не имеет
возраста. Не знает она ни детства,  ни  старости,  а  всегда  живет  как  бы
посередине, всегда она "взрослая"...
   А вот мы с вами - только дети Природы, и оттого  у  нас  есть  счастливое
детство, активная разумная зрелость и спокойная наблюдательная старость.
   Хочу  пожелать  вам,  мои  юные  читатели,  успехов   в   ожидающей   вас
превосходной взрослости, нравственной сутью которой являются  бескорыстие  и
неустанное служение Родине.
   Подобно тому, как космическая "горошина" оказалась сложной частицей жизни
планеты Емек, каждый из нас - частица своего мира.
   В трудную минуту урахцы легкомысленно отреклись от Мечты и Сказки и  едва
не канули в вечность... Мы с вами этого не сделаем, ибо знаем: Мечта  -  это
причина, а ее следствие - Счастье!

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.