Версия для печати

                            Александр ЛАЗАРЕВИЧ
				Рассказы

ВОЛШЕБНАЯ МАСКА
ПЕСНЯ ПТЕНЦА
САМОЕ ПРОСТОЕ ДЕЛО ШЕРЛОКА ХОЛМСА
ЗВЕЗДОЛЕТ-1
КОРОТКОХВОСТИК
Л У Н Н Ы Й   С О Н .
НАЗОВЕМ ЕГО ФОТОТРОФ






                            Александр ЛАЗАРЕВИЧ

                     САМОЕ ПРОСТОЕ ДЕЛО ШЕРЛОКА ХОЛМСА




     - Ах, Ватсон, - сказал Шерлок Холмс, отбрасывая  в  сторону  утренние
газеты, -  до  чего  же  неизобретательные  пошли  преступники!  Последние
несколько месяцев не было ни одного случая, где мне пришлось бы  напрягать
свои умственные способности. Впрочем, в  этом  нет  ничего  удивительного:
когда в полиции сидят всякие  олухи,  преступник  перестает  относиться  к
своей профессии как к искусству и превращается в ремесленника.  Зачем  ему
быть  изобретательным,  когда  достаточно  банальнейших   приемов,   чтобы
поставить Скотланд-Ярд в тупик...
     Внезапно дверь отворилась, и в нашу скромную квартиру на Бейкер-стрит
вошел Симпсон, сыщик из Скотланд-Ярда, который  своей  блестящей  карьерой
был во многом обязан  Шерлоку  Холмсу.  На  Симпсона,  обычно  веселого  и
жизнерадостного, было жалко  смотреть:  он  еле  держался  на  ногах,  под
глазами виднелись синяки от бессонницы.
     - Здравствуйте, мистер Холмс, - сказал он понуро, и на минуту замолк,
как бы собираясь с мыслями. Наконец он сказал: - Наверное,  вам  покажется
свинством, что я снова пришел за советом. Я прекрасно понимаю,  что  своим
продвижением по службе обязан тому прошлогоднему делу об убийстве, которое
Вы так блестяще расследовали,  но  из  скромности  позволили  плоды  славы
пожинать мне. Теперь я жестоко наказан  за  свое  тщеславие:  считая  меня
хорошим  сыщиком,  начальство   поручило   мне   расследовать   невероятно
загадочное происшествие...
     - Ну ладно, - нетерпеливо перебил  его  Холмс.  -  Хватит  извинений,
переходите к делу!
     - Дело такое, мистер Холмс, -  начал  Симпсон.  -  Три  недели  назад
полиции удалось наконец задержать одного очень опасного преступника.  Этот
малый - большой ловкач: он уже однажды бежал из тюрьмы, перепилив решетку.
Поэтому его на всякий случай посадили в подвальную  камеру  -  камеру,  из
которой абсолютно невозможно сбежать. В этой  камере  нет  окон,  а  чтобы
попасть в нее, необходимо сначала открыть  одну  железную  дверь  толщиной
почти что в фут, затем вторую такую же, и лишь  за  ней  будет  собственно
камера. В каждой двери по два замка. Ключ  от  одного  замка  находится  у
начальника тюрьмы, от второго - у министра внутренних дел, от третьего - у
судьи, от четвертого - у прокурора. Таким образом,  открыть  камеру  можно
лишь в присутствии всех  четверых.  Разумеется,  неудобно  тревожить  этих
высокопоставленных лиц каждый день, только для того,  чтобы  арестант  мог
выйти из камеры по нужде.  Поэтому  в  этой  камере  установили  унитаз  и
подсоединили его к городской канализационной системе.
     Когда три недели тому назад нашего узника сажали в  эту  камеру,  ему
дали запас еды и воды почти на месяц, чтобы он смог сидеть там  до  самого
суда. И с тех пор до вчерашнего дня, когда по ходу следствия  понадобилось
задать преступнику один вопрос, двери ни разу не открывались. Можете  себе
представить,  что  было,  когда  открыв  тяжелые   железные   двери,   все
присутствующие увидели, что камера пуста. Нет, конечно кровать,  унитаз  и
даже почти не тронутый запас пищи и воды были на месте,  не  хватало  лишь
одного, самого главного - узника! Он исчез!
     - Великолепно! - прошептал Холмс, сидя в своем кресле с полузакрытыми
глазами. Хорошо зная своего друга, я видел, что он прямо-таки наслаждается
рассказом Симпсона.
     - Я даже не знаю, как подступиться к этому делу, - продолжал сыщик из
Скотланд-Ярда. - Около входа в камеру все три недели круглосуточно  стояли
часовые. Они клянутся, что никто даже не подходил к двери. Замки в  дверях
абсолютно исправны. Но самое главное, что дверь была опечатана,  и  печать
была в целости и сохранности. Вы возможно сочтете меня  суеверным,  мистер
Холмс, но чем больше  я  размышляю  об  этом  деле,  тем  сильнее  у  меня
впечатление, что преступник просто взял и прошел сквозь стены!  О,  мистер
Холмс! Вы все можете! Спасите меня! Если это дело не будет распутано,  моя
карьера рухнет! Я ведь знаю, Вы любите такие запутанные дела...
     - Я должен осмотреть место происшествия, -  сказал  Холмс,  энергично
поднимаясь с кресла...


     ...Медленно, со скрипом, отошла одна тяжелая железная дверь,  за  ней
вторая. Нашим  глазам  открылась  маленькая  комнатка  без  окон.  Тусклая
лампочка освещала каменные стены и грязный цементный пол.  У  одной  стены
стояла кровать. Постель была в страшном беспорядке:  подушка  валялась  на
полу, одеяло и простыня тоже частично съехали на пол и были сильно измяты.
Короче  говоря  были  заметны  следы  борьбы.  Кроме  кровати  в   комнате
находились также ящики с пищей, и унитаз.
     Холмс посмотрел на маленькое, не больше дюйма в  диаметре,  отверстие
на потолке.
     - Это вентиляция?
     - Да, мистер Холмс, но туда и мышь не пролезет.
     Холмс подошел к унитазу, и стал его разглядывать. Симпсон, и без того
очень нервный, начал терять терпение.
     - Мистер Холмс, я высоко ценю Ваши  способности,  но,  по  моему,  Вы
сейчас занимаетесь глупостью. Ведь совершенно ясно, что если бы узник даже
и  захотел  туда  залезть,  у  него  бы  не  вошла  голова.  Да  и  дальше
канализационная труба не превышает шести дюймов в диаметре.
     - Я так и понял, - спокойно ответил Холмс. - А что это  за  грязь  на
полу?
     - Понятия не имею. Когда арестованного сажали сюда, пол был абсолютно
чистым.
     - Похоже, что это из канализации... - сказал Холмс задумчиво. Но  тут
взгляд его остановился на ящиках с пищей. На них стояли бутылки  с  водой.
Рядом, на цементном полу, в маленькой лужице, валялись осколки еще  одной.
- Только два вопроса, Симпсон. Первый: когда вчера открыли камеру, бутылка
уже была разбита?
     - Да.
     - Второй: вы уверены, что узник почти ничего не съел из этих запасов?
     - Съедено столько, сколько он обычно съедал за два дня.
     - И тем не менее, он исчез отсюда не после  двух  дней  заточения,  а
всего лишь двое-трое суток назад, - заметил Холмс. - Об этом  нам  говорит
вот эта лужица. Если бы бутылку разбили три недели назад, вода бы высохла.
     - Так чем же он питался? - одновременно вырвалось у нас с  Симпсоном.
Холмс не ответил на наш вопрос: он думал...


     Здесь  я  должен  прервать  свой  рассказ,  и   вот   почему:   когда
расследование этого происшествия уже было закончено, Холмс сказал мне:
     - Ватсон, если Вы задумаете описать это дело, то сразу после  эпизода
с разбитой бутылкой  посоветуйте  читателю  отложить  книгу  в  сторону  и
несколько минут подумать. К этому моменту у читателя уже  есть  достаточно
фактов, чтобы догадаться каким образом арестант мог исчезнуть из камеры.
     Я присоединяюсь к  словам  Холмса  и  рекомендую  прежде  чем  читать
решение этой задачи, сначала сопоставить все известные Вам  данные.  Пусть
даже Вам не удастся решить ее, все  равно,  узнать  ответ  к  задаче,  над
которой хоть сколько-нибудь думал, будет гораздо интереснее...


     ...Наконец Холмс задумчиво произнес:
     - Скажите, Симпсон, как по Вашему, если кому-либо нужно было бы убить
нашего узника, он мог бы пустить в камеру через  вентиляционное  отверстие
отравляющий газ?
     - Не думаю. Вентиляционная труба идет из камеры на  крышу  тюрьмы,  а
там тоже стоит часовой.
     - Мне нужно немедленно позвонить, - сказал Холмс. - Проводите меня  к
телефону, Симпсон.
     Я видел, что Холмс напал на след, и мне  было  чрезвычайно  интересно
проследить за дальнейшим ходом событий, однако, как назло,  я  должен  был
ехать к больному. Мне удалось освободиться только к вечеру, и  приехав  на
Бейкер-стрит, я застал своего друга в чрезвычайно плохом настроении, какое
у него обычно бывало при отсутствии интересных дел.
     - Боже мой, Холмс, неужели Вы бросили распутывание этого  загадочного
происшествия! - воскликнул я.
     - Оно уже распутано, Ватсон.
     - Как, всего за несколько часов?!
     - Да, Ватсон, поначалу я и сам не ожидал, что это дело окажется самым
простым в моей практике. Устраивайтесь поудобнее в этом кресле,  и  я  Вам
все объясню. Самое трудное в этом деле было в  том,  чтобы  найти  в  себе
смелость признать невероятное, раз это  невероятное  подкреплено  фактами.
Симпсон не нашел в себе смелости признать тот невероятный факт, что  узник
ушел не через дверь, хотя это подтверждалось несломанной печатью на  двери
и показаниями часовых. Если Симпсону и приходила в голову мысль о том, что
преступник мог уйти не через дверь, он тут же отбрасывал ее как совершенно
абсурдную.
     - Признаюсь, Холмс, мне  подобная  мысль  тоже  кажется  безумной,  -
сказал я.
     - Вот видите! А между тем, решение задачи логически вытекает из нее.
     - Неужели потайной подземный ход! - воскликнул я.
     - Хм, - усмехнулся Холмс, - подобная мысль пришла мне  в  голову  еще
тогда, когда Симпсон  только  начал  рассказывать  о  происшествии.  Но  я
отказался от нее, как только увидел эту камеру. Эта гипотеза совершенно не
объясняла каким образом грязь из  канализации  попала  на  пол  камеры,  и
почему запас пищи почти не тронут, хотя бутылка была разбита кем-то  всего
три дня назад. Давайте предположим, что потайного хода  не  существует,  и
посмотрим, какие логические выводы отсюда следуют.
     Итак, каким же образом узник мог исчезнуть  из  камеры,  если  он  не
вышел через дверь и не существовало потайного хода? Грязь на полу  наводит
на мысль о канализации...
     - Помилуйте, Холмс! Ведь это же сущая бессмыслица! Ваше предположение
о том, что потайного хода не существует, явно неправильно!
     - Ах, мой дорогой Ватсон! В пылу спора Вы совершенно  забыли,  что  я
уже знаю решение задачи, и лишь пытаюсь объяснить Вам  ход  своих  мыслей.
Так что, забегая вперед, могу сказать с полной уверенностью, что подземный
ход тут совершенно ни при чем.
     - Но не мог же он уйти из камеры через унитаз!
     - Но мы вынуждены признать это под давлением фактов.
     - Но это же невозможно!
     - Почему?
     - Вы, очевидно, смеетесь надо мной,  Холмс!  Ведь  отверстие  унитаза
меньше головы человека, не говоря уж о туловище.
     -  В  таком  случае,  -  сказал  Холмс,  -  мы  опять  же   ВЫНУЖДЕНЫ
предположить, что узник проник в канализацию будучи либо  разрубленным  на
куски, либо вытянутым в тоненькую веревочку, либо еще каким-нибудь образом
изменив свою форму.
     Мне показалось, что Холмс бредит.
     - Одумайтесь! - воскликнул я. - Каким  образом  человек  мог  сделать
такое сам с собой?!
     - Вы совершенно правы, Ватсон, сам он этого сделать не мог, значит, в
камере был кто-то второй. И этот второй пришел в камеру через  канализацию
- об этом говорит грязь на полу, которая, очевидно, стекала с него,  когда
он, весь вымазавшийся, вылез из унитаза. - Тут Холмс посмотрел на меня,  и
по-видимому, прочел в моих глазах нечто такое, что заставило его  сказать:
- Нет, Ватсон, пожалуй лучше будет сразу рассказать,  как  было  совершено
преступление, чем объяснять Вам ход моих мыслей, не то Вы запрячете меня в
психиатрическую лечебницу раньше, чем я закончу свои  пояснения.  А  то  я
вижу,  Вы  твердо  уверены,  что  раз  человек  прошедший   сквозь   узкую
канализационную трубу не способен "подготовить" другого человека к  такому
же "путешествию", то отсюда будто бы следует ошибочность моих выводов.
     - Но ведь действительно, Холмс,  если  в  канализацию  можно  попасть
только мертвым (согласитесь, что после разрезания на куски, живым человека
уже не назовешь), то ни о каком втором человеке  из  канализации,  который
"изменил форму" узника, не может быть и речи!
     - Совершенно верно, Ватсон. Значит, этот второй не был  человеком,  -
Холмс снова посмотрел на меня и  усмехнулся.  -  Все-таки,  Ватсон,  лучше
сразу рассказать Вам о результатах расследования. Как мне удалось  узнать,
заключенный был лишь одним  из  членов  довольно  большой  банды,  и,  как
говориться, "он слишком много знал". Бандитам, во что бы то ни стало нужно
было выкрасть или убить арестованного. И вот, в первую же ночь, после того
как узника заточили в подвальную камеру, они совершают налет на... на  что
бы Вы думали? На зоопарк! И крадут оттуда... нет, не выручку!  Они  уносят
оттуда шестиметровую змею-анаконду, гордость лондонского  зоопарка!  Целый
день они морят ее голодом, а следующей ночью, крепко привязав к ее  хвосту
толстый длинный канат,  приносят  ее  в  клетке  к  ближайшему  от  тюрьмы
канализационному люку, как  раз  в  том  месте,  где  идет  ответвление  к
подвальной камере.  Они  вываливают  змею  в  канализационный  колодец,  и
палками загоняют в нужную трубу. Анаконды прекрасно  плавают  в  грязи,  и
поэтому, несколько минут спустя, змея вползает в камеру.
     Узник спит погасив свет. Но змеи прекрасно чувствуют тепло, исходящее
от людей или животных. Анаконда тут же обвивается вокруг спящего, и  душит
его, а затем и проглатывает. Надо сказать, что змеи  не  прожевывают  свою
добычу, а глотают ее целиком, и потом неделю, а то и две,  лежат  и  ждут,
когда  она  переварится.  И  вот  наш  узник  лежит  в  желудке  анаконды,
постепенно "изменяя  свою  форму",  то  есть  перевариваясь  и  равномерно
распределяясь по всему телу шестиметровой змеи.
     Наконец,   три   дня   назад,   ночью,   бандиты   снова   пришли   к
канализационному колодцу. Как я уже говорил, к хвосту  змеи  был  привязан
длинный канат.  Другой  конец  каната  остался  в  этом  колодце.  Бандиты
потянули за канат, потревожили змею. Та  дернулась  и  опрокинула  на  пол
бутылку с водой. Наконец бандиты вытащили змею, посадили ее в  клетку.  Не
знаю, что они собирались сделать со змеей, но они понесли ее по городу,  и
на одном из перекрестков попались в руки полиции, которая давно уже искала
украденную из зоопарка анаконду.
     - Но как вы обо всем этом догадались, Холмс? - воскликнул я.
     - О том, как я догадался, что это было животное, а не человек, я  уже
рассказал. Животное, которое может пролезть через узкую трубу, должно быть
тонким, но при  этом  большим,  раз  оно  смогло  справиться  со  взрослым
человеком. Тонкое и большое  -  значит  длинное.  Назвать  такое  животное
сможет даже ребенок. Меня смущало лишь то, что преступники  выбрали  такой
сложный способ для расправы с заключенным. Помните,  я  спросил  Симпсона,
нельзя ли было пустить в камеру  отравленный  газ?  Получив  отрицательный
ответ, я больше не сомневался, что здесь замешана змея.  Но  откуда  может
взяться здоровенный удав в большом городе? Я позвонил в зоопарк, и там мне
ответили, что действительно, три недели тому назад у них украли  анаконду,
но воры уже пойманы. Мы с Симпсоном поехали в ту тюрьму где они сидели, но
они не сознавались в убийстве узника  из  подвальной  камеры,  пока  я  не
рассказал им то, что рассказал сейчас Вам. Сейчас Симпсон допрашивает их.
     Холмс на мгновение замолчал, а потом добавил:
     - Вот Вы, Ватсон, спросили меня, как я обо  всем  этом  догадался.  А
ведь и Вы, и Симпсон, и  многие  другие  люди,  вполне  способные  мыслить
логически, смогли бы это сделать  сами,  если  бы  не  побоялись  признать
некоторые  совершенно  невероятные  вещи,  которые,  однако,   подкреплены
фактами...
     В этот момент в комнату вошла  миссис  Хадсон,  и  положила  на  стол
только что пришедшие вечерние газеты.
     - Боже мой, Холмс! - воскликнул я, скользнув глазами по заголовкам. -
Симпсона повысили в должности за арест убийц узника подвальной камеры! Ему
поручено вести новое совершенно безнадежное дело  о...  Вы  меня  слышите,
Холмс!
     Холмс  сидел  в  своем  кресле  полузакрыв  глаза,  потирая  руки   в
предвкушении нового интересного дела...





                           Александр ЛАЗАРЕВИЧ

                             ВОЛШЕБНАЯ МАСКА
                     (Сказка о молодом специалисте)




     Давным-давно, в некотором  царстве,  некотором  государстве,  жил-был
один молодой-премолодой специалист и получал 115 рублей в месяц. И был  он
недоволен своим  житьем-бытьем.  И  не  потому  даже,  что  зарплата  была
маленькая, а потому,  что  был  он  молодой-премолодой  и,  вдобавок  еще,
выглядел моложе своего возраста. И по этой причине взрослые, солидные дяди
считали что он - "молодо-зелено", и ни принимали всерьез ни  его,  ни  его
идей. А идей, гениальных по его мнению идей, было у  него  больше  чем  во
всем остальном НИИ. Чем больше он выдвигал идей, тем больше  донимали  его
насмешками; чем больше донимали его насмешками, тем больше  он  нервничал;
чем больше он нервничал, тем путанее излагал он свои  мысли;  чем  путанее
излагал он свои мысли, тем больше донимали его насмешками. И обиднее всего
было то, что все звали  его  Степкой,  хотя  по  паспорту  он  был  Степан
Степанычем.
     И вот однажды у Степкиного Начальства кончилось  терпение,  и  решило
Начальство Степку извести. Но то  ли  статьи  такой,  чтобы  Степку  сразу
уволить, не нашлось, то ли искать ее было лень, короче говоря,  неизвестно
почему, но Начальство сделало хитрый ход.  Вызывает  начальство  Степку  к
себе и говорит:
     - Решили мы сделать  тебя  начальником  лаборатории,  потому  как  ты
Степка у нас гений, и вообще нас критикуют, что мы молодежь не  выдвигаем.
Опять же оклад, жениться сможешь. А  то  вон,  уже  даже  в  "Литературке"
пишут, что на 115 рэ семью не создашь. Так что вот тебе лаборатория, иди и
дерзай!
     Однако поначалу особенно  дерзать  Степке  не  пришлось.  Подчиненные
встретили его прохладно, сказали:
     - Вот что, мальчик, ты не суетись. Погоди пока, пусть молоко на губах
обсохнет, - и разошлись кто куда: кто в  курилку,  анекдоты  рассказывать,
кто в магазин напротив, очередь занимать. А один пожилой  младший  научный
сотрудник и вовсе ушел в неизвестном направлении.
     Так прошло некоторое, достаточное количество дней, и  Начальство  уже
приготовилось сочинять приказ об увольнении Степки как не справляющегося с
занимаемой должностью, как  вдруг  случилось  Неожиданное  и  Невероятное:
Степка встретил волшебника. А дело было так.
     Возвращался в тот вечер Степка с работы в переполненном  автобусе.  В
тот  день  подчиненные  уж  особенно  его   затерроризировали:   выдвинули
требование, чтобы он вставал и раскланивался всякий  раз,  как  старшие  в
комнату входят. А теперь вот в автобусе какой-то усталый  пожилой  человек
стоит рядом со степкиным сидением и тяжело дышит. Настроение у Степки было
на пределе, и он взорвался. Он вскочил на ноги и с непередаваемой  иронией
произнес:
     - Садитесь пожалуйста, сделайте такое одолжение!
     Пожилой удивился, но сел.
     Когда Степка слез с автобуса, он обнаружил, что Пожилой стоит рядом с
ним. Разговорились, и Степка поведал ему о своих несчастьях.
     - Вы мне, возможно, не поверите, - сказал Пожилой, - но дело  в  том,
что я - волшебник, и я могу Вам помочь. Вы мне только скажите, какой у Вас
размер противогаза?
     Ошарашенный услышанным, Степка молчал и думал:
     - Во влип! А вдруг он буйно-припадочный?
     Между тем Волшебник приоткрыл свой  портфель,  и  рылся  там,  хлюпая
чем-то резиновым.
     - Ну-ка, примерьте вот это! - и Волшебник одним жестом  надел  Степке
на голову то, что достал из портфеля. - В скулах не жмет? А на щеках? А на
лбу? Взгляните! - Волшебник протянул Степке зеркальце.
     То, что Степка увидел, поразило его. Откуда-то вдруг прорезалась уйма
морщин. Морщины на лбу придавали лицу глубокомысленность,  морщины  вокруг
рта говорили о твердом и решительном характере, в то  время  как  морщинки
вокруг  глаз  свидетельствовали  о  глубоком  понимании  людей  и   жизни,
родившемся из горького опыта. Второй подбородок указывал на  то,  что  это
человек степенный и положительный; мешки под глазами на то, что здоровье у
него уже не то, что в  молодости;  ну  а  лысина,  прекрасная,  блестящая,
обширная лысина, окруженная венчиком седеющих волос,  не  нуждалась  ни  в
каких комментариях.
     Это было лицо не Степки, а Степан Степаныча, человека, которым Степка
мог бы стать лет этак через сорок.
     - Ну что ж, вполне начальственная внешность, - сказал Волшебник. -  А
вот вам резонатор - для начальственного голоса, - и затолкал Степке в  рот
какую-то штуковину. - Ну-ка, скажите что-нибудь.
     - Алло! - сказал Степка, и тут же присел от страха: это действительно
был начальственный  голос,  голос,  от  которого  нерадивому  подчиненному
хочется съежиться и спрятаться в ящике письменного стола.
     - Прощайте, молодой человек, - сказал Волшебник. - Я дал вам чудесный
дар, я дал вам старость, за то, что вы уступили мне место в  автобусе.  Не
обижайтесь на  меня,  в  сказках  вечно  так:  последствия  совершенно  не
пропорциональны вызвавшим их причинам. Например, стрела царевича  упала  в
болото - казалось бы пустяк, а он был вынужден жениться на  лягушке...  Ну
ладно, заболтался я с вами. Пока! - Волшебник поднес руку к  своему  лицу,
раздался шелест резины, и Степка с  удивлением  обнаружил,  что  Волшебник
вовсе не пожилой, а довольно даже молодой человек лет тридцати. Помахав на
прощание своей маской, Волшебник снова надел ее и скрылся за углом...
     На следующее утро подчиненные  поначалу  не  узнали  Степку  в  новом
обличье, а когда узнали, то очень  испугались  и  даже  хотели  звонить  в
"неотложку", чтобы Степку срочно забрали в больницу. Однако начальственный
голос остановил руку, набиравшую номер. Осознав гипнотическую силу  своего
нового голоса и своей новой внешности, Степан Степанович (так его сразу же
стали все называть) тут же,  очень  уверенно,  изложил  план  работ  своей
лаборатории. Подчиненные, потрясенные глубиной  мысли  и  свежестью  идей,
завороженно молчали, а по окончании удостоили его бурными  аплодисментами,
переходящими в овацию.
     И работа закипела. Увлеченные поистине юношеским энтузиазмом своего с
виду не молодого шефа, сотрудники работали не щадя сил. Степан  Степанович
быстро  набирал  авторитет  в  научных  кругах.  Ему  удалось   пристроить
несколько  своих  старых,  студенческих  работ  в  научные  журналы  и  за
совокупность этих работ получить  звание  доктора  наук.  А  когда  работа
лаборатории увенчалась успехом, он был награжден государственной  премией,
избран в академики и назначен директором института. С руководящей  работой
он справлялся превосходно, поскольку его почтенная внешность внушала людям
невольное благоговение, и  приказы,  отданные  начальственным  голосом  не
могли быть не выполнены. Благодаря маске, подаренной  Волшебником,  Степан
обрел все: славу, положение, деньги.
     Поначалу, приходя домой, он снимал маску, но вскоре настолько  привык
к ней, что перестал ее замечать  совершенно.  Наконец  он  обнаружил,  что
через эту волшебную маску можно даже умываться, и теперь он не  снимал  ее
даже на ночь. Только таким, в маске, его и знала жена - красивая молодая и
хитрая дура, вышедшая за него по расчету.
     Все было у Степан Степаныча, не было у него только одного -  Любви  с
большой буквы.  Но  вот  наконец  и  это  почти  сбылось,  и  встретил  он
единственную, божественно прекрасную, юную. И вот  повел  он  ее  в  самый
роскошный ресторан, заказал самое дорогое и вкусное, взял  ее  за  руку  и
стал говорить соответствующие слова.
     - Степан Степанович! Как Вам не стыдно! Вы же старик! - не удержалась
и воскликнула Божественно Юная.
     - Старик?! Я старик?! - Степан рассмеялся. - Сейчас вы увидите, какой
я старик!
     Он нащупал край маски, и одним рывком сдернул ее.  Предвкушая  эффект
он посмотрел на свою спутницу. Она сидела с глазами широко  раскрытыми  то
ли от ужаса, то ли от удивления. И вдруг, ни слова не говоря,  вскочила  и
бросилась бежать...
     Догоняя ее, он вдруг  столкнулся  в  вестибюле  с  каким-то  дряхлым,
безобразным старцем,  совершенно  лысым,  с  широко  раскрытым,  абсолютно
беззубым ртом. Машинально  он  сделал  шаг  в  сторону,  чтобы  пропустить
старца, но старец сделал такой же маневр, и они вновь  стояли  друг  перед
другом, нос к носу, в одинаковых костюмах, и каждый держал в руке...
     - Это зеркало... это зеркальная стена... Это я... Боже мой, это я?!
     Держа маску в вытянутой  руке,  оба  рассматривали  ее  дальнозоркими
глазами.
     И имитация плохих зубов пожилого человека, и  вставные  золотые  зубы
остались в маске. Во рту же... - он провел языком по деснам - во рту же не
осталось ничего.
     Мысли путались.
     - Какой сейчас год?
     Ресторанный швейцар, привыкший и не  к  таким  вопросам,  невозмутимо
ответил.
     - Так и есть! Пятьдесят с небольшим лет с того дня, как волшебник дал
мне маску! - Вопль ярости и отчаяния вырвался из его груди:  -  Волшебник!
Где ты, Волшебник! Верни мне мою молодость, слышишь! Ты украл ее  у  меня,
слышишь: верни! Волшебник!
     - Незачем так кричать, я все слышу,  слава  богу  еще  не  глухой,  -
сказал  волшебник,  вынырнув  в  зеркале  из-за  спины  Степан  Степаныча.
Степаныч обернулся. Волшебник стоял рядом с ним, все с тем  же  портфелем,
только на лице было больше морщин и  они  казались  настоящими,  а  не  на
маске. - А какие, собственно говоря, ко мне претензии? Эта маска дала  вам
все, о чем только может мечтать человек.
     - Эта маска дала мне все,  но  она  отняла  у  меня  главное,  отняла
молодость! Мне ничего не нужно: ни славы, ни богатства, только верните мне
молодость!
     - Молодость? - Волшебник криво усмехнулся. - А детство вы  не  хотите
вернуть?
     - А можно? - загорелся Степаныч. - Все свое детство я провел,  мечтая
о том, чтобы поскорее стать взрослым, не успел  насладиться  детством  как
следует! Давайте и детство!
     Волшебник тяжело вздохнул, усмехнулся еще кривее чем  прежде,  достал
из портфеля портняжный сантиметр, и принялся  вымерять  лысую  как  глобус
голову Степаныча. Отмерив  на  голове  столько-то  сантиметров  долготы  и
столько-то широты, он чернильным карандашом  отметил  на  лысине  точку  с
нужными координатами, достал из портфеля небольшой, но довольно  увесистый
молоточек, и нанес аккуратный удар в намеченное  место.  Несколько  секунд
Степаныч стоял неподвижно, а потом очень глупо заулыбался и пошел прочь...
     На следующий день сотрудники НИИ  узнали,  что  их  любимый  директор
Степан Степанович  впал  в  детство,  и  по  причине  старческого  маразма
направлен в дом для престарелых. Когда он  говорит  нянечкам:  "Ням-ням!",
они кормят его с ложечки и утирают ему слюни салфеточкой...
     Тут и сказке конец!


                                           Александр ЛАЗАРЕВИЧ



                          ПЕСНЯ ПТЕНЦА

                (Научно-фантастический рассказ)

     1.

     ...В бескрайней  ледяной пустыне два странных существа,  не
похожие ни на животных,  которые жили на десяток  миллионов  лет
раньше, ни на тех,  которые жили на десяток миллионов лет позже.
Два десятка миллионов лет - мгновение в истории Земли,  почти не
оставившее следов для палеонтологов,  которые долгое время так и
не догадывались о том,  что  эти  причудливые  твари  когда-либо
существовали. Они   не  были  ни  динозаврами,  ни  птицами,  ни
млекопитающими.  Так,  нечто   промежуточное,   преходящее,   не
получившее отражения в биологической классификации...

     Два странных  существа высиживали яйца.  Это были необычные
яйца. Миллионы лет эволюции при температуре ниже нуля придали им
удивительные свойства  - они никогда не промерзали.  Их родители
могли надолго отлучаться в поисках пищи,  очень скудной  в  этих
краях - лишенные тепла, эмбрионы лишь приостанавливались в своем
развитии, но не гибли.

     ...Наконец послышался треск разбиваемой  изнутри  скорлупы.
Самка приподнялась  с  насиженного  места.  В обломках скорлупок
копошились маленькие дракончики. Наконец один из них выпрямился,
выгнул шею  и  ...  Из  его клюва вырвался очень странный звук -
серия щелчков и свистов,  образующих  очень  сложную  мелодию  с
четким ритмическим   рисунком.  Как  только  раздался  последний
щелчок, оба родителя упали на снег мертвые.  Это было  еще  одно
приспособление к  жизни во льдах - единственный способ накормить
беспомощных птенцов в пустыне, в которой даже взрослые и опытные
едва могли прокормить самих себя. Птенцов не нужно было защищать
- в этих краях у них не было врагов.  Главное - снабдить птенцов
запасом пищи  на  первое  время,  чтобы  они  окрепли  и  смогли
охотиться сами.  Так появилась в процессе эволюции Песня Птенца.
Она была сложна,  как сложен ключ от секретного замка.  И так же
сложен был сам замок  -  особая  структура  в  мозгу  взрослого,
которая сравнивала все звуки,  доходившие до его слуха, с Песней
Птенца. Никакое случайное сочетание звуков  не  могло  заставить
эту систему сработать - случайный ключ не подходил к замку. Лишь
Песня Птенца включала тот сложный врожденный  механизм,  который
останавливал сердце,  и  тем  самым  давал  птенцам  запас мяса,
хорошо сохранявшегося в холодном климате,  а  затем,  когда  они
подрастали, они  были  избавлены от конкуренции со стороны более
опытных.
     Таковы жестокие  законы  природы:  продолжение  рода важнее
выживания отдельной особи...


     2.

     Прошли миллионы   лет.   Похолодание   на  Земле  сменилось
потеплением, и Песня Птенца  из  блага  превратилась  во  зло  -
теперь птенцам  нужны  были  родители  для  защиты  от хищников,
пришедших в эти  края  вместе  с  теплом,  да  и  мясо  в  тепле
сохранялось очень  недолго.  Большая часть этих странных существ
погибла, спаслись лишь те, кто потерял ключ к замку - чьи птенцы
разучились петь Песню.  Ключ был утерян,  но замок остался - его
существование определялось совсем другой группой генов.


     3.

     Прошли еще   десятки  и  десятки  миллионов  лет.  Странные
существа эволюционировали и превратились  в  не  очень  странные
существа, а  потом в совсем уже не странные существа,  в предков
современных млекопитающих,  а затем и в нас с вами.  По странной
случайности, безжалостные  мутации пощадили "замок",  и теперь у
каждого из нас есть в мозгу  странная  структура  из  нескольких
сотен нейронов, по-видимому совершенно бесполезная и неизвестная
даже лучшим нейрохирургам - ведь  в  мозгу  миллиарды  нейронов,
разве каждый изучишь?


     4.

     Возможно, одним прекрасным летним (а может быть  и  зимним)
утром 2(...)  года  мир  облетит сенсация.  Впрочем в наше время
такое сообщение вряд ли привлекло бы к себе  внимание  -  у  нас
слишком много   политических   проблем,   чтобы   интересоваться
научными новостями.  Но  для   жителей   светлого   безоблачного
будущего, которых  с  утра  до  вечера  кормят  одной  и  той же
"новостью", что "все идет по плану", для них - это сенсация. Еще
бы!
  -"Научная экспедиция нашла во  льдах  странное  древнее  яйцо.
Различные эксперименты позволяют думать, что яйцо не замерзло, и
зародыш жив!"

     Миллиарды людей  на  Земле,  Луне,  Марсе  и   Венере,   на
астероидах и    космических   станциях   прильнули   к   экранам
телевизоров, на   которых   покоилось   под   палящими    лучами
прожекторов  странной формы  яйцо.  Наконец  все  услышали треск
скорлупы. Миллиарды людей  затаили  дыхание,  увидев  на  экране
"дракончика". "Дракончик" вытянулся, выгнул шею и ...
     Ключ, утерянный сотню миллионов лет назад,  легко  вошел  в
миллиарды замков...

     Человечество победило гонку вооружений,  рак, экологический
кризис, демографический взрыв... Но что оно могло сделать против
Песни Птенца?...

                             КОНЕЦ.
                                       12 августа 1983 г.


                                          Александр ЛАЗАРЕВИЧ


                             ЗВЕЗДОЛЕТ-1


    От Солнца до самых отдаленных планет Нашей Солнечной Системы
 свет идет всего лишь несколько часов.
    Но даже до ближайших звезд свет  от  Солнца  идет  несколько
 десятилетий.
    Путешествие от  звезды  к  звезде   настолько   же   сложнее
 путешествия от планеты к планете,
    насколько межпланетное путешествие  сложнее
 путешествия  по Земле.
    Лишь освоив и заселив Нашу Солнечную Систему,
 человечество решится сделать первый шаг к звездам.
    Но что заставит его сделать этот шаг?



   Г л а в а 1. П р е д ы с т о р и я З в е з д о л е т а- 1
                (Отрывок  из  учебника  истории,
              написанного  в отдаленном будущем).


   Тот, кого позднее назовет Великим Вождем экипаж Звездолета-1,
родился  в  небольшом  космическом  поселении,  орбита  которого
пролегала  между  орбитой Юпитера и поясом астероидов.  Это было
типичное  космическое  поселение  -  цилиндр   полтора   десятка
километров в длину, километров пять в диаметре, полый внутри. На
внутренней поверхности цилиндра,  в условиях искусственной  силы
тяжести,  создаваемой  вращением цилиндра вокруг оси,  проживало
около ста тысяч человек.
   В поселении   был  замкнутый  цикл  -  оно  не  импортировало
продуктов питания. Биомасса выращивалась в лучах "искусственного
солнца",  поселяне  питались  почти  исключительно биомасcой,  и
когда биомасса  в  ходе  процессов  пищеварения  превращалась  в
отходы,  отходы  снова полностью использовались для производства
биомассы.  Покойников сжигали и пепел  их  шел  туда  же.  Таким
образом  ни один грамм из цикла органических веществ в поселении
не   терялся.   Импортировать   приходилось   лишь   водород   -
термоядерное топливо для "искусственного солнца". Его выменивали
у колонистов со спутников Юпитера в  обмен  на  ценные  металлы,
которые поселенцы добывали в поясе астероидов.
   Поселенцы также вели небольшую торговлю с Землей - в основном
покупали  программы  для  роботов,  и роботы изготавливали новую
технику,   только   что   изобретенную    хитроумными    земными
изобретателями,   прямо   в   мастерских  поселения  из  дешевых
материалов, добываемых поблизости, в поясе астероидов.
   Земля славилась  на  всю  Солнечную систему творческим гением
своих  инженеров,  ученых,  художников  и  музыкантов.  Хотя   в
описываемый  период  на Земле проживало менее двадцати процентов
человечества,  расселившегося по всей Солнечной  системе,  Земля
оставалась культурным центром человеческой цивилизации. Впрочем,
ничем другим Земля быть уже не могла - у землян не было сырьевых
ресурсов:  все  полезные  ископаемые были давно уже выкопаны под
чистую.  По этой причине на Земле давно  уже  исчезли  заводы  и
фабрики, и основная часть промышленных товаров ввозилась с Луны.
Впрочем, лунные ресурсы тоже уже начинали истощаться.
   Основными источниками    доходов    Земли    были    торговля
техническими и художественными идеями,  а  также  туризм.  После
вынесения  промышленности  за  пределы  Земли,  вся планета была
превращена в один гигантский заповедник.  "Посетите райский  сад
Ваших  предков!"  - этот лозунг министерства туризма Земли можно
было увидеть всюду - от кипящих равнин  Меркурия,  до  скованных
космическим холодом долин Плутона.  И каждый человек,  где бы он
не родился,  считал своим долгом  хоть  раз  в  жизни  совершить
паломничество на Землю.
  Разумеется, сей блаженный край  поэтов  и  ученых,  живущих  и
творящих  на  фоне  идиллической  природы,  у  многих паломников
вызывал  желание  остаться  здесь  навсегда.   Но   министерство
иммиграции  Земли  было  непреклонным.  В  народе  его  называли
"министерством отказов" :  из миллиона прошений о предоставлении
вида  на  жительство,  удовлетворялись  обычно не больше дюжины.
Счастливчиками были перспективные молодые творческие  работники,
уже успевшие проявить себя. Что же касается земного гражданства,
то  чтобы  его  получить  нужно  было,  как  гласила  поговорка,
"родиться либо на Земле,  либо гением".  Земляне все еще помнили
ужасы демографического взрыва начала  XXI-го  века  и  проводили
крайне осторожную демографическую политику.
   Но туризм был очень  важной  статьей  доходов  землян  и  они
продолжали разжигать у неземлян желание жить на Земле - желание,
которое  могли  удовлетворить  лишь  немногие  избранные.  Этими
избранными  были  действительно  лучшие умы в Солнечной системе,
давшие Земле очень много новых  идей,  а  идеи  были  еще  более
важным  источником доходов Земли.  Земляне и дальше хотели иметь
возможность выбирать лучших из  лучших.  Вот  почему  пропаганда
земного  образа  жизни  становилась  с  каждым годом все более и
более агрессивной.
   Земляне спекулировали  на том обстоятельстве,  что поселяне и
колонисты вынуждены были жить в тесных, замкнутых пространствах,
а  порой  и  заниматься однообразным трудом,  с которым на Земле
было  давно  покончено.  Жизнь  в  космосе,   все   еще   полная
опасностей,  требовала  от  человека  дисциплинированности  и во
многом регламентировала его поведение.
   "На Земле  Вы  можете  пройти  тысячи километров,  ни разу не
надев скафандр,  ни разу не взглянув  на  шкалу  прибора,  чтобы
узнать  сколько  у Вас осталось кислорода.  Над Вашей непокрытой
головой будет небо, уходящее в бесконечность! Абсолютная Свобода
и  Абсолютный  Простор!  Это  возможно  только  на Земле!" - так
начинался рекламный фильм министерства туризма Земли. Каждый год
миллиарды  кристалликов  с  голографическими  записями  подобных
фильмов  распространялись  агентами  Земли  в  самых  отдаленных
уголках Солнечной системы.
   Постепенно среди  колонистов  и  поселенцев  стало  нарастать
недовольство  политикой Земли.  Каждый год в колонии и поселения
возвращались с  Земли  миллионы  туристов,  получивших  отказ  в
министерстве  иммиграции.  Эти  люди  становились  балластом для
колоний и поселений:  они не хотели работать, большинство из них
находились  в состоянии глубокой депрессии.  Среди них появились
наркоманы.
   В некоторых   поселениях   и   колониях   возникли  движения,
требовавшие  запрещения  земной  пропаганды.  Многие   поселения
проводили  референдумы  по  этому  вопросу.  Кое-где сторонникам
запрещения удавалось победить. Такие поселения объявляли агентов
министерства  туризма  персонами  нон  грата,  запрещали  ввоз в
поселение видеокристалликов, глушили телепередачи с Земли.
   Однако подобные  меры  лишь  еще  больше возбуждали интерес к
Земле со стороны молодых поселенцев. Подрастали новые поколения,
проводили повторные референдумы, в результате которых запрещения
снимались. Между тем проблема обострялась.
   Участники конференции  представителей  колоний  и  поселений,
проходившей в колонии на Янусе  (спутник  Сатурна  ),  отправили
Верховному Координатору Земли следующее послание:

    "Мы, участники  янусской  конференции,  от  имени   всех
  неземлян требуем   немедленного  прекращения  разнузданной
  пропаганды земного  образа  жизни.  Преследуя  сиюминутные
  интересы, вы,   земляне,   возбуждаете  в  людях  желания,
  удовлетворить которые  вы  ,  в  большинстве  случаев,  не
  можете. Это  ведет к глубокому чувству неудовлетворенности
  собственной жизнью в широких слоях внеземлян,  что  мешает
  нормальному функционированию   колоний   и   поселений.  В
  отдельных случаях это  приводит  даже  к  самоубийствам  и
  ответственность за смерть этих людей несете вы.
   Прекращение пропаганды отвечало бы  интересам  не  только
  внеземлян, но  и  долгосрочным интересам Земли,  поскольку
  колонии и поселения  являются  ее  основными  поставщиками
  сырья и топлива.  Земля должна была бы быть заинтересована
  в их нормальном функционировании."

   Ответ Верховного Координатора Земли:

          "Уважаемые участники янусской конференции!
   Правительство Земли  внимательно  ознакомилось  с   вашим
  посланием. У  нас сложилось впечатление,  что вы несколько
  поверхностно судите как  об  интересах  Земли,  так  и  об
  интересах представляемых вами колоний и поселений.
   Земля прежде  всего   заинтересована   в   неограниченном
  продолжении научного,     технического    и    культурного
  прогресса. Прогресс этот уже принес неисчислимые блага  не
  только жителям   Земли,   но   и   внеземлянам,   которые,
  следовательно, также  должны  быть  заинтересованы  в  его
  продолжении.
   С этой точки  зрения  предлагаемые  вами  ограничения  не
  отвечают долгосрочным интересам ни землян, ни внеземлян.
   В самом  деле,  предлагаемые  ограничения  привели  бы  к
  сокращению туризма,  что  в  свою  очередь  привело  бы  к
  уменьшению доходов  Земли,  а  значит   и   к   сокращению
  материальных и    людских    ресурсов,    которыми   могут
  располагать земные ученые и инженеры.  Между тем,  ресурсы
  эти совершенно необходимы для проведения экспериментов без
  которых немыслим научно-технический прогресс.
   Таким образом, предлагаемын ограничения могут затормозить
  прогресс и тем самым нанести ущерб всему  человечеству,  в
  том числе и вам самим.
   Далее. В   своем   послании   вы   возлагаете   на    нас
  ответственность за  случаи  самоубийств,  имевших  место в
  некоторых колониях и поселениях.
   Правительство Земли      выражает      свои     искренние
  соболезнования родным и близким погибших.
   Вместе с    тем,   правительство   Земли   считает,   что
  ответственность за  эти  случаи  несет  в  первую  очередь
  администрация колоний и поселений,  не сумевшая обеспечить
  людям человеческие условия жизни.  Во  многих  колониях  и
  поселениях, несмотря   на   то,   что  там  сменилось  уже
  несколько поколений жителей,  до сих пор не устроены сады,
  бассейны и пляжи под "искуственным солнцем".
   Мы надеемся,  что  то,  что  вы  называете  "разнузданной
  пропагандой земного  образа жизни" побудит наконец местную
  администрацию обеспечить людям нормальные бытовые условия,
  и, таким  образом,  будет  способствовать повышению уровня
  жизни внеземлян.
   Основой всякого  развития являются противоречия.  Давайте
  не будем пытаться сгладить существующие противоречия между
  землянами и  внеземлянами,  а  попытаемся использовать эти
  противоречия конструктивно, в целях развития и процветания
  всего человечества.
   И, наконец,   последнее.   Правительство   Земли   и   ее
  министерства, в отличие от командоров колоний и поселений,
  не обладает     никакой     административной      властью.
  Правительство Земли является лишь органом,  координирующим
  усилия ученых  и   инженеров,   а   также   обеспечивающим
  необходимые для  экспериментов  ресурсы.  Каждый гражданин
  Земли является     свободной     творческой     личностью,
  подчиняющейся лишь     стремлению     к     прогрессу    и
  самосовершенствованию.
   Недавно группа  видных земных ученых предложила программу
  исследований, которая,  в случае успеха, могла бы принести
  человечеству пользу,  несравнимую ни с чем из достигнутого
  в прошлом.  Осуществление этой грандиозной программы может
  занять десятилетия, а возможно и столетия.
   Речь идет  о  программе  "Бессмертие",   которая   должна
  наконец решить  проблему  неограниченного  продления жизни
  человека.
   Правительство Земли   преисполнено   решимости  выполнить
  возложенную на него  историческую  миссию  по  обеспечению
  успеха этой программы.
   Для этого,    в    частности,    необходимо    обеспечить
  продуктивную работу  внеземлян  по добыванию ресурсов.  Мы
  считаем, что  лучшим  стимулом  для  работы   внеземлянина
  является перспектива туристической поездки на Землю.
   В связи со  всем  вышеизложенным,  мы  намерены  и  далее
  расширять туризм.
             С уважением, Верховный Координатор Земли.

   Ответ Верховного  Координатора  вызвал  бурю   возмущения   в
колониях и  поселениях.  На гребне этого возмущения и выдвинулся
из среды поселян скомного космического поселения между  Юпитером
и астероидами Великий Вождь.  Впрочем,  "выдвинулся" - не совсем
подходящее слово. Этот человек давно уже выделялся среди поселян.
   Ему, родившемуся в космосе, благодаря выдающимся способностям
удалось в юности получить вид на жительство на Земле.  Но  долго
он  там не прожил.  С его характером ему нелегко было переносить
презрительно-высокомерное отношение к себе со стороны "землян по
рождению"  - людей обычно не отличавшихся особыми способностями,
и получивших земное гражданство лишь за то,  что они  дали  себе
труд  родиться  на планете Земля.  К тому же его тянуло в родной
ему  космос.  Он  воспользовался  имевшимся  у  него  видом   на
жительство,   чтобы   поработать   на   Гигантском   Космическом
Телескопе,  который хоть и находился на орбите  между  Землей  и
Марсом,   но   был   построен  на  средства  землян  и  считался
территорией Земли.  Это был самый  большой  телескоп  в  истории
человечества.    Именно    благодаря    ему,   удалось   впервые
непосредственно наблюдать планеты,  обращающиеся  вокруг  других
звезд, и даже определить физические условия на них.
   На телескопе работали в основном внеземляне получившие вид на
жительство или  даже земное гражданство - земляне по рождению не
любили жить в космосе.
   Будущий Великий   Вождь   тоже   надеялся   получить   земное
гражданство и остаться навсегда на телескопе,  но,  к несчастью,
он успел  приобрести  на  Земле  слишком  много врагов - земного
гражданства ему не дали.  По истечении срока вида на жительство,
он вынужден  был  покинуть  телескоп  и  возвратиться  в  родное
поселение.
   Отрывок из знаменитой речи Великого Вождя,  после которой его
и стали называть Великим Вождем:

     "Терпению внеземлян приходит конец.
   Каждый день приносит нам новые факты,
   подтверждающие антигуманный, людоедский характер
   существующего на Земле режима.
   Еще свежо в нашей памяти
   послание Верховного Координатора,
   в котором он переложил на нас ответственность
   за самоубийства в поселении,
   демагогически заявив
   что мы виноваты в том,
   что не можем, видите ли, создать в космосе
   земные условия.
      Верхом бесстыдства
   было его наглое заявление,
   что Земля и дальше намерена отравлять умы внеземлян
   сказками о "райском саде предков".
   Но и эта вершина бесстыдства ныне превзойдена!
      Сегодня утром
   Земля передала следующее заявление
   (я повторю его слово в слово,
   чтобы вы еще раз убедились
   сколь извращена мысль землян,
   сколь прогнили их моральные устои! ):
      "Для испытаний по программе 'Бессмертие'
   требуются добровольцы среди внеземлян.
   Предоставляется вид на жительство.
   Участникам экспериментов, сопряженных с риском для жизни
   даруется земное гражданство."
      Внеземлян хотят превратить в подопытных кроликов!
   Внеземляне должны рисковать жизнью
   ради удовлетворения прихотей
   и безумных фантазий
   свихнувшихся земных ученых!
   Чудовище выродившейся земной науки
   требует новых жертв на свой алтарь,
   уже залитый кровью тысяч внеземлян!
      Демонстрируя чудеса лицемерия,
   Земляне утверждают,
   будто программа "Бессмертие"
   принесет неисчислимые блага всему человечеству.
   Но любой серьезный ученый скажет вам,
   что эта программа - абсолютно бредовая затея,
   не имеющая никаких шансов на успех.
   К тому же истинно благородная цель
   не достигается варварскими средствами.
      Сегодня мы говорим:
   хватит!
   Мы хотим растить наших детей
   без страха за то,
   что их убъет яд
   коварной земной пропаганды!
   Мы хотим, чтобы их жизнь
   служила не прихотям растленной земной науки,
   а Великой Цели!
      И такая Великая Цель существует!
   Работая на Гигантском Космическом Телескопе,
   я исследовал физические условия на планете,
   обращающейся вокруг одной из ближайших звезд.
   Я назвал эту планету
   "Изумрудная".
   Условия на ней удивительно напоминают Землю.
   Да, это новая Земля для человечества!
   Но кому суждено заселить Изумрудную?
   Землянам?
   Нет!
   Они никогда не решатся
   отправиться в космический полет, который продлится
   почти двести лет.
   Сама мысль о том,
   что он, и его дети, и внуки
   умрут в полете,
   и лишь его праправнуки достигнут цели,
   покажется избалованому земной роскошью землянину
   непереносимо ужасной.
   Земляне не любят космос, они боятся его.
   Другое дело мы, космические поселяне.
   Поколение за поколением
   мы рождались, жили и умирали здесь, в поселении.
   И все это время
   поселение вращалось вокруг Солнца по орбите,
   лежащей между орбитами Юпитера и поясом астероидов.
   Да мы бы уже приближались к Изумрудной,
   если бы наше поселение
   сразу после постройки
   было бы выведено на траекторию
   межзвездного полета,
   а не вращалось бы бессмысленно вокруг Солнца!
   Да, если бы...
   Но в те времена
   еще не было достаточно мощных двигателей,
   чтобы вывести наше поселение на межзвездную траекторию.
   Но самое главное -
   - тогда еще не было людей,
   для которых Космос -
   - Родина!
   Сегодня такие люди есть!
   Это - мы!
   Именно на нашу долю
   выпала Великая Историческая Миссия -
   - открыть путь к звездам!
   В силу своего положения, нам, космическим поселянам,
   нечего терять в солнечной системе,
   зато наши праправнуки
   обретут целый новый мир -
   - планету Изумрудную!"

   Вскоре Великий Вождь был избран Командором своего поселения -
53-мя процентами голосов против 47%  .  Придя к власти он тут же
объявил, что отныне поселение будет называться  "Звездолетом-1",
а поселяне  будут  называться экипажем,  и начал переоборудовать
поселение под   звездолет:   развернул   строительство   ядерных
двигателей, системы навигации,  баков для горючего,  пристроил к
поселению обширное складское  помещение,  куда  стал  складывать
оборудование для   освоения   планет,  скупавшееся  в  колониях:
вездеходы, лазерные пушки для проходки шахт, небольшие челночные
космические корабли и т.д..
   47 тысяч поселян,  голосовавших на  выборах  против  Великого
Вождя, эмигрировали на соседние поселения.  В поселении, ведущем
столь обширное строительство, стало нехватать рабочих рук. Тогда
Великий Вождь обратился ко всем колониям и поселениям:

    "Космические братья и сестры!
   Все вы,
   кто осознал  всю  бессмысленность
   существования  в Солнечной системе,
   кто понял,
   что он всего лишь раб землян,
   которые в своих корыстных целях
   каждодневно отравляют его сладкой ложью о "земном рае",
   все вы,
   кто ищет и не находит
   Великой Цели!
   Скиньте цепи рабства,
   коими опутали ваш ум и ваши желания
   коварные земляне!
   Придите на наш Звездолет,
   станьте членом нашего экипажа,
   и ваша жизнь обретет смысл!
   Ибо смысл жизни поселянина
   должен состоять не в рабском служении землянам,
   а в том, чтобы проложить человечеству дорогу к звездам!
   От вашего сегодняшнего решения зависит,
   будут ли ваши праправнуки свободными людьми,
   властелинами планеты Изумрудной,
   или же они обречены
   влачить такое же жалкое существование,
   какое влачили вы!"

   На призыв Великого Вождя откликнулись около 40 тысяч  человек
- капля в 10-миллиардном людском море колонистов и поселенцев.
   Однако земляне начали проявлять беспокойство.

                       "От Верховного Координатора
                       министру туризма.

                          Строго конфиденциально.

         Приложите все   усилия   к   тому,  чтобы
         "Звездолет-1" не стартовал к  Изумрудной.
         Это может  послужить  дурным примером для
         прочих поселений.
          Сейчас, когда  ресурсы  Луны  на исходе,
         пояс астероидов становится зоной жизненно
         важных интересов Земли. Мы заинтересованы
         в том,  чтобы число рабочих  рук  в  этом
         поясе росло, а не падало."

   Поскольку ввоз  пропагандистских  материалов на "Звездолет-1"
был запрещен,  агенты Земли провозили их тайно,  выдавая себя за
поселенцев из соседних поселений,  пожелавших вступить в экипаж.
Узнав о  подобных  случаях,  Великий  Вождь  запретил  выезд  со
звездолета, оставив открытым въезд, чтобы на звездолет приезжали
только те,кто готов остаться  на  нем  навсегда  -  естественно,
агентов Земли среди таких людей быть не могло.
   Между тем,  среди тех 53 тысяч поселян, которые первоначально
голосовали за   избрание   Великого   Вождя   Командором,  стали
появляться сомневающиеся,  а то и просто передумавшие.  Они были
возмущены запрещением   выезда,   и   называли   Великого  Вождя
диктатором и  тираном.  Тогда  Великий  Вождь   сочинил   "Устав
Зездолета-1", в  котором  предусматривались  тяжкие наказания за
подобные разговоры (статья устава  "О  подрыве  морального  духа
экипажа").
   Устав был принят в результате референдума всего экипажа  (65%
голосов "за", 35% - "против").
   Для острастки несколько недовольных были приговорены  к  пяти
годам обслуживания  ядерного  реактора Звездолета (работа обычно
поручаемая роботам в связи с высоким уровнем радиации - немногие
из отбывших  это  наказание  могли  потом рассчитывать на долгую
жизнь).
   Этим же  уставом  учреждалась  Служба  Охраны Морального Духа
Экипажа (СОМДЭ ), в обязанности которой входило изымать у членов
экипажа подрывные  материалы  ("земную пропаганду"),  следить за
высказываниями членов экипажа,  а также проверять доносы  членов
экипажа друг на друга.
   Через три года  после  избрания  Великого  Вождя  Командором,
перестройка поселка  в  Звездолет была завершена.  Были включены
ядерные двигатели,  и "Звездолет-1",  медленно набирая скорость,
покинул Солнечную  Систему.  Он  уносил  на своем борту 95 тысяч
человек. Среди них были и те,  кто не хотел  покидать  Солнечную
Систему, но они молчали, боясь что их услышат агенты СОМДЭ.


   Г л а в а 2.  Н а   б о р т у  " З в е з д о л е т а - 1 " .
                 6 0 - й  г о д  п о л е т а .

   На стене висел голографический портрет Великого Вождя.
Пронзительный взгляд его был  устремлен  прямо  на  зрителя.  Он
всегда был устремлен прямо на зрителя, где бы тот не находился -
в этом и состоял весь трюк этой специальной трюковой голограммы.
Если подойти  к  портрету  сбоку,  портрет будет глядеть на тебя
скосив глаза.  Если пойти по комнате,  глаза его будут следовать
за тобой,  и  встав  напротив  портрета,  ты обнаружишь,  что он
смотрит прямо на тебя.  Присев на корточки,  ты увидишь  как  он
смотрит на  тебя  сверху вниз из-под слегка опущенных век.  Мало
кто видел портрет Великого Вождя сверху,  потому что вешают  его
обычно высоко,  под самым потолком; но те кто видел, говорят что
портрет смотрит на тебя снизу вверх исподлобья, отчего выражение
лица его становится особенно злым.
   Молодые люди лет семнадцати,  сидевшие в комнате, не обращали
никакого внимания  на  портрет  -  такие портреты висели во всех
общественных помещениях Звездолета;  - молодые люди выросли  под
его неотступным взглядом и потому давно к нему привыкли.
   В комнате находился их  Наставник  -  человек  лет  сорока  -
сорока пяти.    Почти    все    учебные    предметы    изучались
самостоятельно, с помощью компьютера, кроме одного. Предмет этот
назывался "Идеи Великого Вождя". Считалось, что живой наставник,
в отличие  от  компьютера,  сможет  контролировать   не   только
прохождение материала, но и умонастроения учеников.
   "Гениальность Великого   Вождя"   -   говорил   Наставник   -
"проявилась прежде   всего   в   том,  как  он  решил  вопрос  о
преемственности морального духа  экипажа.  Он  проявил  глубокую
заботу о  том,  чтобы  последующие поколения экипажа так же ясно
видели Великую Цель,  так же горячо к ней стремились, как он сам
и его  соратники.  Так  что  же  он для этого сделал?" - спросил
Наставник, обращаясь к своим подопечным.
   - "Учредил  СОМДЭ!"  -  ответил  один  юноша.  Ученики нервно
захихикали: СОМДЭ было словом, окутанным пеленой страха и тайны.
   Наставник нахмурился:"Плохо!  Очень  плохо!  Ничего не учите!
Конечно,  СОМДЭ охраняет нашу свободу от земной  пропаганды.  Но
ведь свободой нужно еще уметь распорядиться. У нас, к сожалению,
до сих пор есть люди, которые одурманивают себя Зельем."
   Зельем на   звездолете   официально   назывался   алкогольный
напиток, изобретенный в Солнечной системе еще несколько столетий
назад. Достаточно  капнуть одну каплю зелья в раствор сахара,  и
содержащиеся в Зелье одноклеточные - продукт  генной  инженерии,
способны выжить   в   40-градусном   растворе  спирта  -  быстро
превратят сахар в спирт.  Среди  экипажа  этот  напиток  получил
название Изумрудовка - за зеленоватый оттенок, который придавали
ему одноклеточные.
   -"Люди пьющие  Зелье,"-  продолжал Наставник - "не прониклись
Великой Целью,  ибо наша цель состоит в том,  чтобы наши внуки и
правнуки достигли  планеты  Изумрудная  крепкими и здоровыми,  а
зелье может повредить потомству. К счастью такие люди не типичны
для нашего сплоченного и преданного Великой Цели экипажа...  Так
что же сделал Великий Вождь для того,  чтобы экипаж  не  потерял
Великую Цель после его смерти?"
   -"Основал Орден  Звездоплавателей."-  подала  голос  какая-то
отличница.
   -"Ответ правильный,   но   недостаточно   полный."-    сказал
Наставник -  "Он  не  просто основал Орден Звездоплавателей.  Он
включил в Устав Звездолета пункт о том,  что кандидатуру на пост
Командора Звездолета     может     выдвигать     только    Орден
Звездоплавателей, причем не весь Орден Звездоплавателей,  а лишь
члены его  высшей,  Первой  ступени  -  люди  наиболее преданные
Великой Цели.
   Вы конечно знаете,  что Орден Звездоплавателей разбит на семь
ступеней. Те из вас,кто хорошо проявит  себя  в  учебе,  покажет
ясное понимание  идей  Великого  Вождя,  будут  скоро  приняты в
низшую, седьмую   ступень   Ордена   Звездоплавателей.   Ну,   а
дальнейшее продвижение  на  более  высокие  ступени Ордена будет
зависеть от того,  насколько вы преданы Великой Цели,  насколько
энергично вы   будете   бороться  с  проявлениями  нежелательных
явлений на Звездолете,  сколь настойчиво  вы  будете  стремиться
привить Идеи  Великого  Вождя  недостаточно  сознательным членам
экипажа.
   Орден Звездоплавателей   -   это  идейный  авангард  экипажа.
Мудрость Великого Вождя заключается в том,  что он сумел создать
такую организацию, как Орден Звездоплавателей, которая сохраняет
и укрепляет решимость  экипажа  достигнуть  планеты  Изумрудная.
Недаром перед смертью Великий Вождь сказал:
   "Я умираю  со  спокойной  уверенностью   в   том,   что   мои
прапраправнуки увидят  Изумрудную.  Дело моей жизни не пропадет:
оно будет подхвачено новыми поколениями! Я жил не напрасно!"
   И Он был прав:  дело Его не умерло с Ним. На вашу долю выпала
высокая  честь  быть   его   продолжателями.   Старайтесь   быть
достойными  этой  высокой  чести  - первыми открыть человечеству
путь к звездам,  указать всему остальному  человечеству  путь  к
освобождению от владычества землян...  Так,"- Наставник взглянул
на часы - "сейчас начнут передавать речь Командора,  посвященную
60-летию со дня старта Звездолета. Покоспрос, включи телевизор."
   Покоспрос расшифровывалось   как   "ПОкоритель    КОСмических
ПРОСторов".  У  всех  членов  экипажа  были странные имена вроде
этого.
   Покоспрос, худой  бледный  юноша,  который сидел ближе всех к
вмонтированному в стену микрофону, попросил телевизор включиться.
   На экране появился Командор Хразавож, что было сокращением от
"ХРАнитель ЗАветов  ВОЖдя".  Командору  Хразавожу  было  уже  за
семьдесят. Он глядел своими выцветшими, невыразительными глазами
прямо на зрителей и произносил  текст  речи  каким-то  странным,
безжизненным, механическим  голосом.  Лишь  немногие посвященные
знали причину этого странного голоса:  Командор Хразавож никогда
не помнил  своих речей наизусть,  но ему очень хотелось казаться
хорошим оратором.  Поэтому специалисты  сделали  ему  ошейник  с
электродами, который   прятался   под   воротником  рубашки.  От
электродов шли провода к микропроцессору,  в котором заранее был
записан текст   речи.   Микропроцессор  преобразовывал  текст  в
биотоки, управлявшие  мышцами  речевого  аппарата  Командора.  В
результате Хразавож   без   единой  запинки  (хотя  и  несколько
неестественным образом) произносил речь,  содержание которой  он
мог даже и не знать - текст готовился помощниками.
   "Мы прошли большой путь за эти 60 лет" - вещал Командор -  "и
каждый день  полета  все  более  приближает нас к Великой Цели -
планете Изумрудной. Да, мы сознаем, что никому из нас не суждено
дожить до  того  светлого дня,  когда Звездолет достигнет пункта
назначения; до этого доживут лишь внуки  нынешней  молодежи.  Но
это не должно заслонять от нас того факта, что уже и сегодня нам
могут позавидовать внеземляне,  оставшиеся в  Солнечной  системе
под гнетом   коварной   земной  пропаганды,  которая  непрерывно
подвергает человека самой страшной пытке:  заставляет его желать
невозможного. Главное  наше достижение на сегодняшний день - это
то, что на Звездолете выросли новые поколения, не знающие ужасов
земной пропаганды,   полностью   свободные   от  так  называемой
"ностальгии по Земле",  которая является  лишь  выдумкой  земных
пропагандистов, пытающихся   себе   в   угоду   фальсифицировать
представления об истинной природе человека.  Весь 60-летний опыт
Звездолета подтверждает:  "ностальгии  по  Земле"  как  какой-то
фатально, от  природы  присущей  человеку  черты   психики,   не
существует. "Ностальгия"  полностью  является  продуктом  земной
пропаганды. Освободившись от пропаганды,  мы освободились  и  от
так называемой  "ностальгии  по  Земле".  Сегодня мы как никогда
едины в своем порыве к звездам!"
   Хразавож говорил,  и, казалось, сам удивлялся тому, как это у
него хорошо  получается,  какие  изо  рта  слова  выскакивают  -
красивые, да гладкие!
   Покоспросу было  скучно.   Потихоньку,   чтобы   не   заметил
Наставник, он  вытащил  карманный голографический проигрыватель,
достал из  кармана  футлярчик,  бережно  вынул   из   футлярчика
видеокристаллик и поставил его в проигрыватель.
   "Посмотри-ка что у меня есть!" - шепнул  он  сидевшему  рядом
юноше, которого звали Озвецел ( ОЗаренный ВЕликой ЦЕЛью ).
   "Ух ты!  Красотища!" - восторженно прошептал Озвецел.  - "Где
ты это взял?"
   "Нашел. В  одной  заброшенной  кладовке.   Говорят,   земляне
незадолго   до   старта  Звездолета  повсюду  такие  кристаллики
разбрасывали. Если хорошо поискать, можно много таких найти."
   На экране   проигрывателя  проплывали  удивительно  объемные,
удивительно красочные  пейзажи  Земли.  Потом  пошли   подводные
съемки. Казалось,  достаточно протянуть руку,  чтобы дотронуться
до диковинных земных рыб...
   Это был  чужой  мир,  но  вместе  с  тем пронзительно родной.
Каждый пейзаж,  даже   увиденный   впервые,   казался   внезапно
проснувшимся воспоминанием о чем-то давно забытом....
   Мальчики так увлеклись,  что не заметили  подошедшего  к  ним
сзади Наставника.
   "Что это значит?!" - грозно  сказал  он.  -  "Покоспрос,  это
опять ты!  Положительно, я не могу рекомендовать тебя к принятию
в седьмую  ступень  Ордена  Звездоплавателей.  Ты  же  прекрасно
знаешь, что  обнаружив  видеокристаллик  землян,  ты  должен был
немедленно сдать его в СОМДЭ.  Дай сюда кристаллик,  я  сам  его
сдам. На тебя полагаться нельзя."
   И действительно,  после  занятий  наставник  пошел   и   сдал
кристаллик в  СОМДЭ.  Правда,  по  дороге  он  забежал  домой  и
переписал видеофильм на другой кристаллик.  Вернувшись домой, он
тщательно запер  дверь,  достал  из  потайного  места  баночку с
Изумрудовкой, поставил кристаллик  в  проигрыватель,  и,  тяжело
вздохнув по   поводу   своих  слабостей,  принялся  разглядывать
диковинных земных рыб и потягивать Зелье...


   "Ложь и  лицемерие!"  -  возмущался  Покоспрос,  когда  они с
Озвецелом шли с занятий домой, - "у нас на Звездолете царят ложь
и лицемерие!"
   -"Тише, тише!" - прошипел Озвецел - "нас могут услышать..."
   -"А-а, наплевать!  Так  или иначе,  я - конченный человек.  В
Орден Звездоплавателей,  теперь уже ясно,  меня не примут.  Ни о
какой карьере  мечтать  уже не приходится...  Все говорят о том,
что с ностальгией  покончено,  а  сами  все  потихоньку  смотрят
земные фильмы. А у Командора, говорят, даже есть сад."
   - "Что такое сад?"
   - "Ну,  говорят,  давным-давно,  когда  у  поселения еще были
нормальные отношения с Землей,  земляне для рекламы построили  в
поселении типичный   уголок  Земли:  привезли  настоящей  земной
почвы, посадили настоящие земные деревья,  траву  посеяли,  даже
живых воробьев пустили, чтобы порхали и чирикали..."
   - "Воро...чего?"
   - "Воробей,  птица такая. По зоологии проходили... Еще в этом
саду небольшой  кусочек  ручейка  изобразили  -  подключились  к
водопрводной системе   поселения.   Небо   и  горизонт  сделали,
понятное дело,  искусственные,  но,  говорят, нельзя отличить от
настоящих. Может    изображать    день   и   ночь.   Днем   небо
голубое-голубое, и солнце светит так же ярко,  как настоящее.  А
ночью - луна и звезды. Все прямо как в земных фильмах..."
   - "Вот бы хоть одним глазком этот  самый  сад  увидеть..."  -
мечтательно произнес Озвецел.
   - "Для этого надо  дослужиться  до  Командора"  -  усмехнулся
Покоспрос -  "или  по  крайней  мере  до  второй  ступени Ордена
Звездоплавателей. Только не забудь,  что экипаж Звездолета - сто
тысяч человек,  а  во  второй  ступени  Ордена состоит не больше
тысячи. Один из ста - вот твои шансы."
   - "Ничего не поделаешь," - вздохнул Озвецел - "такова жизнь."
   - "Чепуха!" - воскликнул Покоспрос, оглянулся - не услышит ли
их кто-нибудь - и хотя никого не было,  на всякий случай понизил
голос - "Чепуха!  Жизнь такова только потому,  что мы терпим  ее
таковой, как она есть!"
   Озвецела пронизал холодок.  Он не очень  хорошо  понял  смысл
последней фразы,  но каким-то чутьем почуял - крамола!  Дрожащей
рукой он,  незаметно для Покоспроса,  нащупал у себя  в  кармане
диктофон и   включил  запись.  Между  тем  Покоспрос  все  более
распалялся. Каждая последующая  его  фраза  была  в  тысячу  раз
ужаснее предыдущей:
   "К черту Изумрудную!  Все только притворяются,  что  для  них
очень важно, чтобы их правнуки жили на Изумрудной. Я уверен, что
в глубине души всем в высшей степени наплевать на Изумрудную, но
все притворяются, надеясь выслужиться, надеясь получить какую-то
несчастную подачку, вроде доступа в Сад Командора.
   Сад Командора  -  маленький  кусочек  Земли.  Какая  глубокая
ирония заключена в том,  что чтобы  хоть  немного  удовлетворить
ностальгию по Земле, надо всю жизнь лгать, что избавился от этой
ностальгии. Я много и долго обо всем этом думал, и теперь я знаю
твердо:  нужно  во  что  бы  то  ни  стало повернуть Звездолет к
Земле!"
   - "Но  ведь это же невозможно!" - запротестовал Озвецел - "на
борту Звездолета  топлива  ровно  столько,  сколько   надо   для
торможения Звездолета  при  подходе  к  Изумрудной  - и ни капли
больше! Для   того,   чтобы   изменить   курс   Звездолета    на
противоположный, нужно  сперва  остановить его,  потом разогнать
его по направлению к Земле,  потом снова тормозить при подлете к
Земле. Где взять столько топлива?  Да даже если б топливо и было
- Звездолет в пути уже 60  лет,  значит  и  на  обратную  дорогу
потребуется не менее 60-ти. Мы бы вряд ли дожили до Земли."
   - "Все это правильно," -  ответил  Прокоспрос  -  "но  ты  не
знаешь одного   обстоятельства.   У   меня  дядя  -  инженер  по
реакторам. Так  вот  он  рассказывал,  что  15  лет   назад   он
участвовал в  реконструкции  малого  реактора - то есть не того,
большого, который обеспечивает двигатели,  и который был включен
лишь в период разгона Звездолета,  и который теперь включат лишь
в период  торможения,  -  а  малого  реактора,   который   почти
постоянно включен    и   обеспечивает   энергией   все   системы
жизнеобеспечения Звездолета.  Они   устанавливали   на   реактор
Упредитель.
   Упредитель -  это  совершенно  новое  устройство  управления,
способное моделировать   и  предсказывать  течение  неустойчивых
процессов. Когда 60 лет назад строили Звездолет,  упредители еще
не были  изобретены,  и потому реакторы имели очень низкий КПД -
меньше 25% . Большая часть топлива расходовалась на стабилизацию
неустойчивых процессов   в  реакторе,  и  лишь  четвертая  часть
топлива выполняла   полезную   работу.   Применение   Упредителя
позволило повысить  КПД  до 80%,  то есть снизить расход топлива
более чем в три раза.
   А теперь представь себе, что будет, если поставить упредитель
на большой реактор.  Того количества  топлива,  которого  раньше
хватало только  на  торможение,  теперь  хватит  на  торможение,
разгон и снова на торможение.  Но и это  еще  не  все!  Если  мы
откажемся лететь на Изумрудную, мы сможем отцепить от Звездолета
склад с оборудованием для освоения планет -  а  это  ведь  треть
массы Звездолета!  Чем легче Звездолет,  тем до большей скорости
можно его  разогнать!  Чем  больше  скорость,  тем  быстрее   мы
вернемся в Солнечную систему.  А раз мы вернемся быстрее,  можно
позаимствовать топливо  у  малого  реактора  -  ведь  там  запас
топлива для жизнеобеспечения Звездолета на 200 лет.  А раз у нас
будет больше топлива для большого реактора,  реактор можно будет
перевести в форсированный режим и лететь еще быстрее!
   Я все подсчитал.  Если повернуть Звездолет сейчас,  лететь до
Земли  придется  не  более  25 лет.  Мы будем еще не такими уж и
старыми, когда увидим Землю...
   Этот срок" - до этого, разгорячившись, Прокоспрос говорил все
громче  и  громче,  а  теперь  вдруг  снова  понизил  голос   до
заговорщицкого шепота  -  "этот  срок  -  25  лет - и определяет
возраст того,  кого мы можем взять  в  сообщники.  Старые  члены
экипажа, не   имеющие  шансов  дожить  до  Земли,  будут  против
поворота Звездолета.  Их жизнь,  пусть даже против их воли, была
потрачена на приближение к Изумрудной.  Если повернуть Звездолет
к Земле,  это  будет  означать,  что  их  жизнь  была  потрачена
впустую. Они сделают все возможное, чтобы не допустить поворота.
Поэтому мы должны вербовать на  свою  сторону  только  людей  не
старше 30-ти  лет.  Повернуть  Звездолет нужно в самое ближайшее
время, пока мы не состарились.  Только молодежь может  повернуть
Звездолет."
   - "Почему  бы  не  говорить  вербуемым,  что  на  возвращение
потребуется 10  лет,  а не 25 ?  Тогда мы могли бы найти гораздо
больше сторонников среди людей  более  старших  и  потому  более
влиятельных. Ну,  а после поворота Звездолета мы сказали бы, что
ошиблись в расчетах..." - предложил Озвецел.
   - "Лгать?!  Ни  за  что!"  -  возмутился Покоспрос - "Если мы
будем лгать, мы станем такими же как они."
   "У него  ничего не выйдет." - подумал Озвецел - "У такого как
он никогда ничего не получится."


   "М-да" -  сказал средних лет чиновник отделения Службы Охраны
Морального Духа Экипажа,  прослушав диктофонную  запись  -  "Ваш
товарищ ..."
   - "Знакомый." - поправил Озвецел.
   - "...Ваш знакомый действительно опасный смутьян и бунтовщик.
Это даже не подрыв морального духа,  это  подпадает  под  статью
'Заговор и   подстрекательство   к  мятежу'.  Благодарю  Вас  за
своевременный сигнал. Мы им займемся."
   - "Э-э,  простите..." - замялся Озвецел - "я даже не знаю как
спросить..."
   - "Не беспокойтесь,  юноша," - понимающе улыбнулся чиновник -
"тот факт, что Вы оказали крупную услугу СОМДЭ, найдет отражение
в Вашем личном деле,  и всегда будет приниматься во внимание при
решении вопроса о переводе Вас на более высокую  ступень  Ордена
Звездоплавателей."
   - "Счастлив служить Великой Цели!" -  вытянувшись  в  струнку
радостно отрапортовал Озвецел, и, как бы в оправдание, подумал:
   "Все равно у  Покоспроса  ничего  бы  не  вышло.  Не  я,  так
кто-нибудь другой. Так уж лучше я ..."


   Командор Хразавож гулял по саду.  Ярко светило "солнце", и по
"небу"   изредка   проплывали   ослепительно   белые  "облачка",
удивительно  похожие  на  настоящие.   "Небо"   казалось   таким
бескрайне  высоким,  что  молодые,  неопытные  воробьи  иногда с
разлету ударялись о невидимый потолок,  и долго  потом  хворали.
Старые, опытные воробьи сидели в густой листве деревьев, и время
от времени лениво чирикали.  Легкий ветерок чуть слышно шелестел
листвой, ручеек журчал.
   Высокие, во всю стену,  окна кабинета  Командора  выходили  в
сад.  Вот  из  открытого окна донесся звуковой сигнал.  Командор
давно ждал его.  Он быстро прошел в  кабинет,  сел  за  стол,  и
включил голографический телевизор.
   Сигнал означал начало очередной  передачи  с  Земли.  Земляне
впервые начали вещать на Звездолет 60 лет назад, когда Звездолет
еще только разгонялся и была надежда  заставить  его  вернуться.
Потом передачи прекратились,  но 15 лет назад были возобновлены:
специальный  узконаправленный  передатчик  землян   передал   на
Звездолет  подробное  описание  новейшего  земного изобретения -
упредителя.  Земляне  подробно  рассказали  о  том,  как   можно
построить  упредитель  в  мастерских  Звездолета,  и  как  с его
помощью можно повернуть Звездолет  к  Солнечной  системе.  После
этого  передачи  стали  регулярными:  земляне показывали видовые
фильмы,  рассказывали о новостях Земли и  Солнечной  системы,  и
каждую   передачу  с  Земли  завершали  описанием  упредителя  и
призывом вернуться.  Разумеется,  смотреть  эти  передачи  могла
только   элита,   имевшая  возможность  подключиться  к  большой
параболической антенне,  а антенна,  как и  все  на  Звездолете,
находилась под контролем Командора.
   Совет 12-ти  членов  первой  ступени  Ордена   во   главе   с
Командором принял   решение  использовать  упредитель  на  малом
реакторе в целях экономии,  а  сэкономленное  топливо  пошло  на
улучшение излучательной способности "солнца" в саду Командора, с
целью приблизить его излучение к  излучению  настоящего  солнца.
Рядовым членам  экипажа об изобретении упредителя было объявлено
как о "новой большой победе ученых и инженеров Звездолета".
   Командор Хразавож  любил  смотреть  передачи землян.  Вот и в
этот раз он устроился в кресле поудобнее и приготовился смотреть
новости (впрочем,  новости были не такими уж и новыми: Звездолет
находился от Земли уже так далеко,  что радиоволнам  требовалось
почти  пять лет,  чтобы пройти это расстояние - соответственно и
новости были пятилетней давности).
   В этот  раз  новости  были не слишком приятные.  Едва услышав
заголовки, Командор побледнел,  вскочил на  ноги,  и,  настолько
быстро, насколько позволял ему возраст, побежал по коридорчику к
маленькой комнатке,  называвшейся аппаратной. Рука его дрожала и
ему казалось,  что  он  целую  вечность не может вставить ключ в
скважину. Наконец дверь открылась и он ввалился в аппаратную.
   В аппаратной    находились    пульт   управления,   усилитель
принимавшихся сигналов,  и распределительный щит,  через который
подключались к приемнику телевизоры тех немногих избранных,  кто
имел право смотреть  передачи  с  Земли.  Командор  взглянул  на
индикатор   распределительного   щита,   и  к  своему  огромному
облегчению увидел,  что включен только один телевизор  -  в  его
кабинете.  Остальные  абоненты то ли еще не успели подключиться,
то ли вовсе не собирались смотреть  сегодня  передачи  с  Земли.
Одним  рывком  Командор оборвал провод питавший щит.  Теперь эту
передачу можно было увидеть  только  по  небольшому  монитору  в
аппаратной.  Командор  стоял напротив монитора,  тяжело дыша,  и
слушал, слушал, слушал, что говорят эти земляне...

   ...Передача закончилась, а Командор все стоял посреди комнаты
в полном оцепенении. Наконец он принял решение.
   "Инженера по телеприему срочно в  аппаратную!"  -  сказал  он
нажав на  кнопку.  Прибежавшему  испуганному  инженеру  Командор
Хразавож сразу же задал вопрос:  "Может ли здесь,  в аппаратной,
что-нибудь сломаться,  да  так сломаться,  чтобы прием передач с
Земли сделался навсегда невозможным?"
   - "Нет,  что  Вы,  Командор,  все  можно  отремонтировать или
сделать заново в  мастерских  Звездолета...  Впрочем  есть  одна
деталь..." -  инженер  приоткрыл  крышку  усилителя  и указал на
маленькую пластмассовую коробочку  -  "...земного  изготовления.
Очень тонкая технология.  На Звездолете,  пожалуй,  и нет такого
оборудования, чтобы ее повториъь...  Но не  беспокойтесь  -  она
очень надежна.  Проработала 60 лет и(будет исправно работать еще
хоть тысячу,  если только кто-нибудь специально не ударит по ней
молотком."
   - "А запасная у Вас такая есть?"
   - "Да, конечно!"
   - "Покажите пожалуйста."
   Инженер достал из шкафчика вторую такую же детальку. Хразавож
взял ее в  руки  и  задумчиво  произнес:  "Принесите  пожалуйста
молоток."
   - "Что?!"
   - "Молоток принеси!" - внезапно рявкнул Хразовож.
   Только сейчас инженер начал понимать, что происходит. Инженер
по   телеприему   занимал  весьма  выгодное  место  в  иерархии,
установившейся  на  Звездолете.  Чтобы  иметь  право   входа   в
Запретную  Зону,  где проживали 12 членов первой ступени Ордена,
он,  как и прочий обслуживающий персонал Зоны, был произведен во
вторую  ступень  Ордена.  Но и среди обслуживающего персонала он
занимал привилегированное положение: по роду его работы ему было
официально разрешено смотреть (по монитору в апаратной) передачи
с Земли.  Бывая в гостях у родственников или знакомых, он всегда
пользовался  всеобщим  вниманием,  как  практически единственный
человек,  знающий новости с  Земли  (хотя  официально  ему  было
запрещено  их рассказывать).  И много,  много других преимуществ
проистекало из его положения.
   И вот  теперь,  холодея  от ужаса,  он наблюдал как Хразавож,
вооружившись молотком, крушит основу его благополучия.
   - "Но  ведь  теперь" - пролепетал инженер - "никто никогда не
сможет смотреть  передачи  с  Земли.  А  ведь   я   инженер   по
телеприему... Как же я..."
   - "С сегодняшнего дня Ваша должность упраздняется." -  сказал
Хразавож, вынул   из  записывающего  устройства  кристаллик,  на
котором была записана последняя передача с  Земли,  унес  его  к
себе в  кабинет  и  заперся  там.  На кристаллике оставалось еще
немного свободного места для  записи.  Он  включил  записывающее
устройство и стал говорить...
   Закончив, он положил кристаллик в маленькую  шкатулку,  запер
ее на ключ, что-то надписал на крышке, и запер шкатулку в сейфе.
Затем позвал секретаря и сказал:
   "Буду гулять!  Собирай девок и готовь изумрудовку. И этим там
скажи, чтоб закат в саду сделали  поярче,  покраснее!  Чтоб  все
было, вон как на картинке, что землянин нарисовал" - и он указал
на висевшую на стене  копию  с  картины  неизвестного  художника
семнадцатого века,   изображавшую   вакханалию.   Картина   была
конфискована у  одного  рядового  члена   экипажа   как   земная
пропаганда и очень нравилась Хразавожу.
   Гуляли всю ночь.  Поутру  "вакханки  и  вакханты"  обнаружили
Хразавожа захлебнувшимся  в  ручье.  Всю  его  одежду  составлял
легкомысленный веночек из виноградных листьев. Как на "картинке,
что землянин нарисовал"...

   "Экипаж Звездолета понес невосполнимую утрату.  Ушел из жизни
пламенный борец за осуществление идей Великого  вождя,  отдавший
все силы  приближению  Великой  Цели  Командор Хразавож.  В этот
скорбный час Совет 12-ти призывает экипаж еще теснее  сплотиться
вокруг Ордена Звездоплавателей,  и дальше, в едином порыве, идти
к нашей общей цели - планете Изумрудная!"



   Г л а в а  3 .  П р о к л я т и е   Х р а з а в о ж а .

   Прошло сорок лет.  За это время  на  посту  Командора  успели
скончаться еще  три  "пламенных  борца",  и  в должность вступил
Командор Озвецел.
   За его плечами было сорок лет службы в СОМДЭ.  Служа там,  он
узнал много удивительных вещей.  Например он  узнал,  что  СОМДЭ
специально, с  ведома  Командоров,  периодически  организовывало
утечку информации из Запретной Зоны.  Казалось  бы,  сведения  о
роскошной жизни  элиты  должны  были  вызвать недовольство среди
рядовых членов экипажа,  и тем самым повредить моральному  духу.
На самом  же  деле,  жизнь  элиты  становилась  для  большинства
приманкой. Надеясь достигнуть ее,  они из кожи вон лезли,  чтобы
выслужиться. Таким  образом  утечки  информации в конечном счете
укрепляли моральный дух, пусть только внешне - этого было вполне
достаточно для  того,  чтобы у людей подобных Покоспросу никогда
ничего не получилось.
   Кстати, о Покоспросе.  После доноса Озвецела он был осужден к
пяти годам обслуживания реактора.  Согласно официальной  версии,
он покончил  с  собой  сразу  после  суда.  Однако когда Озвецел
дослужился до должности начальника СОМДЭ,  он получил  доступ  к
секретным материалам,  которые  рассказывали  совершенно другую,
хотя и не менее трагичную, историю смерти Покоспроса.
   Покоспрос, оказывается, был внуком одного из тогдашних членов
Совета 12-ти. С раннего детства он имел доступ в Запретную Зону,
смотрел телепередачи  с  Земли,  слышал инструкции землян о том,
как повернуть Звездолет к Солнечной системе.  Старцы  из  Совета
12-ти объясняли  маленькому Покоспросу,  что земляне очень-очень
плохие, и что было бы очень дурным поступком повернуть Звездолет
к Земле.   Будучи  ребенком,  Покоспрос  вполне  довольствовался
подобными объяснениями.  И лишь когда ему исполнилось 14 лет, он
вдруг понял,  что если повернуть Звездолет, старцы не доживут до
Земли, а он,  Покоспрос, доживет! С этого момента Покоспрос стал
обдумывать план заговора.
   Когда появился  донос  Озвецела,  дедушка  сперва   попытался
провести с  внуком  воспитательную работу,  но тот упорствовал в
своих заблуждениях.  Доносу  был   дан   ход.   Состоялся   суд.
Могущественный дедушка   организовал  инсценировку  самоубийства
Покоспроса. На  самом  деле  Покоспрос  жил  еще  два  года.   В
Запретной Зоне,   со   всеми  удобствами,  но  под  стражей.  Он
неоднократно пытался  бежать,  очевидно   надеясь   поднять   на
Звездолете бунт.  Тогда  его стали пичкать какими-то снадобьями,
подавляющими волю.  Однажды,  по ошибке,  дали смертельную дозу.
Дедушка очень горевал, чуть не тронулся с расстройства.
   Просматривая материалы  по  Покоспросу,  Озвецел  то  и  дело
восклицал: "Какой дурак! Боже мой, какой дурак! С его связями он
сейчас уже был бы членом Совета 12-ти!"
   "Какой дурак!" - за годы работы в СОМДЭ это стало излюбленным
выражением Озвецела.  Просматривая доносы на тех,  кто в той или
иной форме выразил желание повернуть Звездолет к Земле,  Озвецел
заметил, что  среди   них   было   особенно   много   творческих
работников. "Какие  дураки!" - приговаривал Озвецел - "Каждый из
них думает,  что  он  гений,  и  что  на  Земле   его   ждут   с
распростертыми объятиями.  А  ведь  ни  один  из  них в подметки
землянам не годится" - (несмотря на то, что Хразавож перед своей
смертью по  непонятной  причине  уничтожил приемное устройство и
новости с Земли больше не поступали,  элита продолжала  смотреть
записи старых  передач)  -  "Какие  у  землян  художники,  какие
изобретатели! Разве сравнишь с нашими."
   Это была  правда.  Искуство и техника на Звездолете,  не имея
никаких ресурсов для экспериментов, безнадежно отстали. Земляне,
например, давно уже изобрели устройство,  позволяющее вызывать у
людей ощущения запахов,  любых запахов,  даже не существующих  в
природе. Причем эти ощущения можно было изменять мгновенно,  что
невозможно в случае обычных,  естественных  запахов,  вызываемых
пахучими веществами.     Устройство     землян    воздействовало
непосредственно на нервные волокна, идущие от органов обоняния к
мозгу, не используя никаких пахучих веществ. Такие искусственные
запахи можно  было  чередовать   как   угодно,   что   открывало
возможность создания  "ароматической музыки".  Известно,  что из
пяти чувств,  обоняние наиболее  тесно  связано  с  эмоциями,  и
поэтому ароматическим     композиторам     удавалось    добиться
удивительного воздействия на аудиторию.
   На Звездолете  же  подобное  "искусство ради искусства" резко
осуждалось. Все сводилось к изображению на картинах Великой Цели
-  планеты  Изумрудная,  и  созданию  произведений расписывавших
ужасы земной  пропаганды.  Озвецел,  став  Командором,  в  речи,
обращенной к   конференции   творческих  работников  Звездолета,
сказал:
   "Одним из   проявлений  глубокого  духовного  кризиса  землян
является их увлечение так  называемой  "ароматической  музыкой".
Только люди,  лишенные Великой Цели могут часами сидеть и нюхать
искусственные запахи.  Экспортируя это изобретение в  колонии  и
поселения, земляне одурманивают сознание внеземлян, отвлекают их
от борьбы за свои права,  уводя  их  в  иллюзорно-блаженный  мир
запахов."
   Единственный на  Звездолете  аппарат  ароматической   музыки,
сделанный по полученным 50 лет назад с Земли чертежам, находился
в Запретной Зоне.
   Путь к  Командорству  был  для Озвецела,  не имевшего никаких
связей, нелегок.  Очень помогло то обстоятельство,  что во время
службы в   СОМДЭ   ему   в   руки   случайно  попали  материалы,
компрометирующие нескольких членов Совета  12-ти.  Но  служба  в
СОМДЭ помогла ему стать Командором не только тем, что дала ему в
руки материалы для шантажа.  За эти сорок лет он  прошел  полную
школу лжи,  лицемерия, предательства и подхалимства, и теперь он
был вполне  подготовлен  к  тому,  чтобы  занять  высокий   пост
Командора.

   Однажды, разбирая старый хлам,  оставшийся в сейфе от прежних
Командоров, он наткнулся  на  любопытную  шкатулку.  На  крышке,
рукой Командора   Хразавожа,  было  написано:  "Открывать  может
только Командор и только в отсутствие посторонних.  Ключ номер 5
из командорской связки."
   Поскольку кроме самого Командора Озвецела в  кабинете  никого
не было, он нашел нужный ключ и отпер шкатулку. Там не оказалось
ничего, кроме видеокристаллика.  Озвецел поставил  кристаллик  в
проигрыватель.
   Сначала на экране появились дата и время,  когда была сделана
запись. Озвецел   узнал  дату:  день  когда  Хразавож  уничтожил
приемник, менее чем за сутки до своей смерти. Озвецела пронизало
сознание близости к страшной тайне.
   На экране появился землянин и произнес:  "Начало новой эры  в
истории человечества!  Программа  'Бессмертие' увенчалась полным
успехом!
   Вчера земные  ученые,  работающие  по  программе 'Бессмертие'
продемонстрировали широкой  публике  результаты  своей   работы.
В частности,  были показаны подопытные животные, возраст которых
в десять  раз  превышает  обычную  продолжительность  их  жизни.
Выступил также    90-летний    старец,    которому,    благодаря
разработанным методам   обращения    процессов    старения,    в
трехмесячный срок   удалось   вернуть  здоровье  и  внешний  вид
35-летнего.
   Ученые заявляют,   что   не   видят   каких  бы  то  ни  было
теоретических препятствий  к  неограниченному  продлению   срока
жизни. Правительство  Земли  объявило  о  развертывании  широкой
программы строительства  оборудования,  необходимого  для  того,
чтобы сделать всех людей бессмертными.  Ожидается,  что через 10
лет в Солнечной системе не останется ни одного смертного.
   Верховный координатор Земли заявил:
   "Только теперь,   с    открытием    бессмертия,    становится
действительно возможным  освоение  далеких звезд.  Только теперь
перстают быть помехой гигантские расстояния до  звезд  -  отныне
сколь угодно   долгое   путешествие   отнимет  у  человека  лишь
бесконечно малую часть его жизни. Мы перестанем бояться Космоса,
поскольку мы будем жить с ним в одном масштабе времени.
   Я призываю  экипаж  'Звездолета-1'  вернуться   в   Солнечную
систему и  обрести  бессмертие.  Сегодня  уже ясно,  что попытка
Великого Вождя достичь  звезд  была  несколько  преждевременной.
Космос по плечу лишь бессмертным."
   Специалисты" - продолжал диктор -  "считают,  что  изготовить
оборудование для    обеспечения    бессмертия    в    мастерских
'Звездолета-1' абсолютно  невозможно.  Для  экипажа   Звездолета
единственный шанс на спасение - немедленно повернуть обратно.
   А теперь посмотрите интервью с одним из ученых, работавших по
программе 'Бессмертие'".

   Невозможно описать,  что чувствовал Озвецел,  глядя на экран.
Сорок лет прошло с того дня,  как Хразавож получил это сообщение
и похоронил его,  спрятал в сейф.  Он сделал это из зависти.  Из
простой зависти простого смертного,  дрожащего над каждым  часом
своей драгоценной  жизни.  Он  был  стар и у него не было шансов
долететь до Земли,  и он сделал так,  чтобы никто из экипажа  не
смог обрести бессмертие.
   Никто. Включая его,  Озвецела. Ему тогда было 17 лет. Полет к
Земле занял  бы  тогда  25  лет.  Значит, сейчас  он  был бы уже
бессмертным. А сейчас ему под 60 и полет к Земле занял бы уже 35
лет. Никаких шансов...
   И тут он вдруг вспомнил Прокоспроса.  Вопль отчаяния, похожий
на рев  смертельно раненного зверя,  вырвался из груди Озвецела.
Он сам,  он,  Озвецел это сделал:  променял  бессмертие  на  сад
Командора!
   "Нет, нет!  У Покоспроса все равно бы ничего не вышло!  Он не
смог бы повернуть Звездолет!"
   Он метался как в бреду, и  взгляд  его  натыкался  на  разные
предметы: окно,  через которое был виден сад Командора; шкатулку
Хразавожа; картину,  изображавшую вакханалию. Вот, вот на что он
потратил свою   жизнь,   короткую   и   единственную!   Почему?!
Почему?!!!
   "Какой...какой дурак!" - вдруг прохрипел он...

   На экране ученый отвечал на вопросы журналиста.
   Вопрос: "Почему Вы так уверены,  что  бессмертие  достигнуто?
Ведь чтобы  доказать  бессмертие  экспериментально,  нужна целая
вечность."
   Ответ: "Потому  что  жизнь  в целом бессмертна.  Смертны лишь
индивидуальные организмы.
   Смерть -  это  способ  обновления  жизни.  Для эволюции,  для
приспособления вида к меняющимся  внешним  условиям,  необходима
смена поколений.  Необходима  в том случае,  если индивидуальный
организм представляет  из  себя  нечто  застывшее,   неизменное.
Именно таковы многоклеточные организмы:  иммунная система следит
за тем, чтобы в клетках организма были только те же самые "свои"
гены на протяжении всей жизни организма.
   Мы же изобрели другой способ обновления жизни,  основанный не
на    смене   поколений,   а   на   целенаправленном   изменении
индивидуальных организмов.  Для этого  пришлось  изменить  самые
принципы работы иммунной системы.
   Кстати, в ходе исследований удалось наконец  решить  проблему
лечения рака.  Предыдущие исследователи пытались "победить" рак,
уничтожить его,  в то время как решение проблемы состоит в  том,
чтобы "приручить" рак, поставить на службу человеку удивительную
способность раковых  клеток  неограниченно  делиться.  Предельно
упрощая, можно  сказать,  что  бессмертие  - это контролируемый,
управляемый человеком рак."
   Журналист: "Не приведет ли бессмертие к застою в общественной
жизни? Ведь обычно чем старее человек, тем он консервативнее."
   Ученый: "Мы   подумали   и   об   этом.  В  рамках  программы
'Бессмертие' велись  работы  и  по  созданию  идеальной  памяти.
Кстати, как по Вашему, что такое идеальная память?"
   Журналист: "Ну, это когда все прочно запоминаешь..."
   Ученый: "Предрассудок!   Предрассудок,   родившийся   еще  во
времена, когда общество  было  консервативным  и  неизменным,  и
знания, выученные  в  детстве,  были пригодны на протяжении всей
жизни человека. Так вот, молодой человек, идеальная память - это
не только и не столько тогда, когда прочно запоминаешь, а тогда,
когда хорошо,  начисто  забываешь.  Без   забывания   невозможно
перучиваться - мешают старые навыки, умения, знания.
   Любопытно, что в ходе эволюции сперва  появилась  способность
запоминать, и  лишь  потом,  на  более высоких ступенях развития
животного мира - способность забывать.  Бабочка-однодневка легко
вырабатывает условные рефлексы,  и сила этих рефлексов нисколько
не спадает на протяжении ее короткой жизни.  Да ей  и  не  нужно
уметь забывать - за один день не многое может измениться вокруг,
перучиваться нет нужды.  Высшие животные живут долгие  годы,  на
протяжении этого   времени   многое   вокруг   них   изменяется,
соответственно у них выработалась способность  забывать.  Правда
способность эта  весьма  несовершенна:  происходит  не  стирание
информации, а лишь подавление способности к ее воспроизведению -
под гипнозом,   или  под  воздействием  специальных  препаратов,
человек может  увидеть   картины   своего   далекого   прошлого,
вспомнить детали,  которые,  казалось,  были  навсегда  утеряны.
Бессмертному же необходимо идеальное забывание - то есть  полное
стирание устаревшей информации (подчеркиваю слово "устаревшей" -
то, что  необходимо  человеку,  что  дорого  для  него,   должно
сохраняться). Только  благодаря  полному  стиранию  можно решить
проблему перенаполнения - мозг имеет ограниченную информационную
емкость.
   Таким образом,  бессмертный  будет  все  время   развиваться,
изменяться как духовно,  так и физически. Он будет как бы каждое
мгновение умирать,  и  рождаться  вновь   -   чуть-чуть   другим
человеком, так что лет за сто он изменится полностью.  При таком
положении вещей ни о каком застое и речи быть не может.
   Источником консерватизма   всегда   была   именно  смертность
человека, а  не  его  бессмертие.  Смертный  стремится  навязать
будущим поколениям  так называемые "заветы",  и,  таким образом,
обрести хоть какое-то,  пусть иллюзорное,  бессмертие:  я,  мол,
умру, но  дело  мое  будет жить в веках - его продолжат потомки!
Практически вся предыдущая история человечества  -  это  история
бегства от  страха  смерти  этим немудреным способом.  Но способ
этот зачастую опасен для будущих поколений - ведь им  приходится
жить в условиях очень непохожих на те, которые существовали в то
время, когда сочинялись "заветы".  Человек не  может  предвидеть
всего - и авторы заветов не составляют исключения."
   В конце передачи земляне как всегда передали инструкцию о том,
как повернуть  Звездолет  к  Земле.  "Это все,  чем мы можем вам
помочь." - сказал диктор. Передача закончилась.
   На экране вдруг появился Хразавож.
   "Только что я принял меры к тому,  чтобы никто никогда больше
не увидел  передач  с Земли." - медленно произнес он - "Землянин
сказал: 'это все,  чем можно  помочь'.  Чепуха.  Нам  уже  ничем
нельзя помочь.   Мы   обречены  лететь  к  Изумрудной.  Об  этом
позаботился Великий Вождь.  Он все за  нас  решил  на  поколения
вперед. В  каком-то смысле он обеспечил себе бессмертие - прошло
полвека, как он умер,  но он  еще  правит,  и  долго  еще  будет
править нами.
   Мы грыземся друг с другом,  лезем наверх,  к высоким постам и
славе, и нам кажется,  что мы выполняем свою волю, что мы служим
самим себе.  Чушь!  На самом деле,  хотя и не понимая  того,  мы
выполняем волю   Великого  Вождя.  Своей  грызней  мы  укрепляем
систему, построенную им.
   Мы произносим  лживые  речи  о  преданности  Великой Цели,  и
думаем про  себя:  'Какие  мы  молодцы!  Как  хорошо   мы   всех
обманываем!' А между тем,  сами не зная того, мы говорим правду,
когда лжем во всеуслышание,  и обманываем  самих  себя  в  своих
потаенных мыслях! Потому что и сами мы, и все наши лживые слова,
и все наши тайные желания - не  более  чем  элементы  программы,
составленной Великим   Вождем.  Он  построил  такую  систему,  в
которой каждый может быть против полета  на  Изумрудную,  и  все
равно все  будут  лететь  туда  как  миленькие,  и  еще  кричать
напоказ: 'Наша цель - Изумрудная!'
   Я не  могу  повернуть Звездолет.  Если я обнародую содержание
последней передачи с Земли,  на Звездолете начнется  бунт,  и  я
потеряю свою власть, власть на приобретение которой ушла вся моя
жизнь.
   И я  не  хочу  его поворачивать.  Не хочу,  чтобы кто-то стал
бессмертным, а я подох от старости на пол-пути к Земле.
   Единственное, что   я  могу  и  хочу  сейчас  сделать  -  это
уподобиться Великому Вождю и заставить помучиться кого-нибудь из
следующих поколений.  Я выбрал вас - командоров, которые сядут в
мое кресло  после  меня.  Вы,  проходимцы,  этого  заслуживаете,
потому что  надо  быть  отпетым  подлецом,  чтобы дослужиться до
звания Командора - уж кто-кто, а я это хорошо знаю.
   Я хочу,  чтобы вы испытали тот же ужас,  ту же муку бессилия,
какую сегодня испытал я, когда услышал новость с Земли."
   Удивляясь собственному  внезапно прорезавшемуся  красноречию,
Хразавож машинально провел ладонью по шее,  как бы проверяя, нет
ли на ней ошейника с электродами. Ошейника не было.
   "А сейчас"  -  продолжил  Хразавож  -  "я  пойду  и   нажрусь
изумрудовки. Нажрусь так,  как нажирается у нас весь экипаж,  от
рядового до командора:  от  чувства  собственного  бессилия,  от
полной неспособности хоть что-то изменить в жизни,  от того, что
все мы - игрушки в руках Великого Вождя.
   А ты,  Командор,"  - Хразавож указал пальцем на Озвецела,  на
командоров,  которые сидели в этом кресле до Озвецела,  и  будут
сидеть  после него - "а ты Командор,  сейчас положишь кристаллик
обратно в шкатулку,  закроешь ее на ключ и запрешь ее  в  сейфе.
Для следующего Командора.  Утешайся мыслью о том, что следующему
будет также тяжело, как и тебе.
   Будьте вы все трижды прокляты.
   Прощайте!"
   Экран погас.
   Озвецел посидел еще немного  в  задумчивости,  потом  положил
кристаллик в шкатулку, закрыл ее на ключ и запер в сейфе.
   "Все в порядке, сделать ничего нельзя, жизнь продолжается." -
сказал он сам себе. - "Ну-ка, что там у меня еще на сегодня."
   Еще была речь, посвященная столетию со дня старта Звездолета,
которую надо  было  прочитать  перед  телекамерой.  Он скользнул
глазами по первой фразе текста ("Мы прошли большой путь  за  эти
сто лет..."),  откашлялся,  открыл рот, и вдруг понял, что он не
может произнести это.
   Он криво усмехнулся, вызвал секретаря, и сказал:
   "Говорят, у нас на складе валяется  один  такой  ошейничек  с
электродами. От Хразавожа остался. Разыщите."

   ...Впоследствии следователю  из  СОМДЭ  так  и   не   удалось
установить, что это было: случайная неполадка в микропроцессоре,
пролежавшем без  дела   сорок   лет,   или   же   преднамеренное
вредительство программистов, вводивших в него текст речи.
   Начало речи Озвецел произнес очень хорошо и четко,  но  когда
он дошел   до   слов   "единство  помыслов  всех  членов  нашего
сплоченного экипажа нерушимо",  ошейник Хразавожа вдруг заело на
звуке "ш"  в  слове  "нерушимо".  Озвецел  шипел  "ш-ш-ш..." как
резиновая надувная игрушка,  из которой быстро  выходит  воздух.
Когда весь воздух вышел, Озвецел попытался было вдохнуть, но это
ему не  удалось:  проклятая  машинка  продолжала   выдавать   на
электроды сигнал "выдох".  Озвецел понял, что задыхается, и стал
рвать на себе ошейник,  немым,  полным ужаса взглядом призывая к
себе на помощь. Застежка не поддавалась.
   Когда, общими усилиями сбежавшихся,  ошейник все-таки  сняли,
было уже поздно...
   В памяти экипажа Командор Озвецел навсегда остался "тем самым
Командором,  который,  по  слухам,  умер от удушья,  подавившись
собственной ложью"...

   В должность вступил следующий Командор.  Однажды,  разбирая в
сейфе старый хлам,  он обнаружил шкатулку Хразавожа.  Просмотрев
записи, он   посидел   немного  в  задумчивости,  потом  положил
кристаллик в шкатулку, закрыл ее на ключ и запер в сейфе...



                         Э п и л о г .

   Еще 98   лет  спустя  "Звездолет-1"  достиг  наконец  планеты
Изумрудная, где был встречен бессмертными землянами.
   Звездолет землян стартовал на 70 лет позже "Звездолета-1", но
прибыл на  Изумрудную  на  10  лет   раньше,   благодаря   более
совершенным двигателям.
   Бессмертные земляне даровали бессмертие  тем  членам  экипажа
"Звездолета-1", чей   организм  не  был  безвозвратно  поврежден
алкоголизмом. Правда, таких оказалось не так уж и много...


                          К О Н Е Ц .



                                 Калининград (подмосковный),
                                  октябрь  1985 г.


                                      Александр ЛАЗАРЕВИЧ


                         КОРОТКОХВОСТИК


     Давно.
     Очень давно.
     Тогда, когда труд еще не успел сделать из обезьяны человека.
     Стадо первобытных обезьян резвится на лужайке.
     Малыши срывают плоды с дикой яблони.
     Точнее даже: предка дикой яблони.
     Грызут их, широко раскрывая маленькие ротики,
     кидаются огрызками друг в друга.
     Обезьяны постарше греют на солнце
     свои распухшие от яблок,
     с потертой шерстью,
     животы.

     Старый, могучий
     седой вожак стаи.
     На руке, сквозь грязную седину шерсти
     проступают давние следы клыков
     какого-то доисторического чудовища.
     Выцветшие от лет,
     но бдительные, настороженные глаза
     под нависшими кустистыми бровями
     медленно оглядывают
     окружающую лужайку плотную стену
     первобытного тропического леса.

     Взгляд их останавливается на малыше с круглыми, большими
     любопытными глазами
     и коротким, раза в два короче чем у всех,
     хвостиком.
     Все время в стороне от своих шумных,
     резвящихся братишек и сестренок.

     Что это он там затеял: положил яблоко на траву
     смотрит на него
     и не ест?
     Вот чудной!
     "Эх, мне бы его заботы!" - хотел подумать вожак,
     но не смог.
     Потому что чтобы думать, нужны слова,
     а языков в те времена никаких не было:
     ни родных, ни иностранных.

     А короткохвостик смотрел на яблоко широко раскрытыми,
     удивленными глазами.
     Он только что сделал удивительное открытие:
     У яблока две вмятины.
     Из одной растет черенок, другая пустая.
     И если поставить яблоко на землю так,
     чтобы эта впадина оказалась внизу...

     Короткохвостик опустил яблоко на траву
     и маленькой неуклюжей ручонкой
     стукнул по нему сбоку.
     Яблоко осталось на месте.
     Тогда он перевернул яблоко на бок и снова легонько ударил.
     Яблоко
            покатилось
                       вперед!
     То самое яблоко, которое только что
     никак, ну никак
     не хотело сдвинуться с места,
     как бы не ударял по нему Короткохвостик!

     Он снова поставил яблоко вмятиной вниз.
     Сейчас, вот сейчас это свершится!!!
     На всей планете не было еще произнесено ни единого
                                               членораздельного слова.
     Ни одна еще рука не держала каменный топор,
     а еще только нарождающееся человечество
     уже стоит на пороге величайшего из изобретений -
     изобретения колеса!

     Сейчас, вот сейчас, еще секунда и...
     Удар! Яблоко стоит.
     Теперь яблоко на бок.
     Удар! Яблоко катится!!!...
     ... и понесутся по земле телеги и кареты...
     А ну-ка, еще раз! Удар!
     ... паровозы и автомобили...
     А как будет себя вести другое яблоко? Ну-ка, посмотрим!
     Удар!
     ... поезда и трамваи...
     А теперь и это - тоже на бок! Удар!
     ... велосипеды и мотоциклы,  а на них -
     волосатые  молодые люди, такие же как он,
     только без хвоста.
     Землю завоюет племя колесоногих!

     "Ну, это уже хулиганство!" - хотел подумать вожак,
     - "Зачем ему столько яблок? Если бы он их хоть ел...
     Надо же какой жадина.
     И ведь есть он их не будет -
     от ударов на яблоках останутся попорченные места.
     Дерет с дерева общие яблоки. Надо будет его выдрать,
     чтоб не драл!"
     - хотел подумать вожак, но не смог,
     потому что, чтобы такое подумать
     человекообезьяне нужно было развиваться еще много сотен
                                                       тысяч лет.

     А короткохвостик срывает яблоки, ставит их на землю
     и бьет, бьет...
     И в глазах застыло изумление, губы его шевелятся,
     И кажется, что сейчас, вот сейчас будет произнесено
     самое первое слово самого первого языка на Земле:
     "Почему?".

     Внезапно вожак издает крик тревоги.
     Короткохвостик застывает
     с только что сорванным яблоком в руке.
     Обезьяны,
     помогая себе хвостами,
     быстро взбираются на деревья.
     Все ближе и ближе тяжелое дыхание неизвестного чудовища.
     Вот в стене леса образовалась брешь
     и на поляну выглянула отвратительная бородавчатая морда.
     Короткохвостик в ужасе хватается руками за ветку,
     пытается подтянуться - не выходит,
     хочет помочь себе хвостом, но увы!
     Хвост слишком короток, раза в два короче чем у всех.
     Раскрывается огромная пасть.
     Короткохвостик видит два ряда мелких остреньких зубок
     и огромную
                черную
                       глотку...


     Давно.
     Очень давно.
     Тогда, когда труд еще не создал из обезьяны человека,
     никто не изобрел колеса,
     никто не сказал первого "почему".
     У того единственного, кто мог это сделать,
     был слишком короткий хвост.

     Да и кому нужно было его колесо?
     Яблоки росли прямо над головой
     и не нужно было ни поезда, ни автомобиля чтобы
     привозить их с юга.
     Пожалуй, с колесом надо повременить. Немного,
     совсем немного, какой-нибудь миллион лет...

     Прожевав Кооткохвостика, чудовище скрылось в лесу.
     Вскоре хруст веток под его ногами затих вдали
     и испуганные   обезьяны   стали
     потихоньку спускаться  с деревьев.

     "Все-таки жаль Короткохвостика!
     Хотя он и был непрактичным дураком: яблоки срывал, а не ел!"
     - хотел подумать вожак, но не смог.
     Во-первых, потому что язык еще не изобрели,
     а во-вторых, потому что в этот момент
     под его ногами треснула ветка.
     Вожак инстинктивно сжал руки вокруг ветки наверху,
     но силы его были уже не те, что в молодости.
     Он был стар.
     И он сорвался.
     Он падал вниз, набирая скорость.
     Неожиданно он почувствовал невероятный прилив сил.
     Он размахивал руками и ногами,
     пытаясь зацепиться за что-нибудь, остановить падение.

     Земля приближалась,
     скорость нарастала,
     ветер свистел в ушах.
     И вот, почти у самой земли, ему удалось обвить свой хвост
     вокруг крепкого толстого сука.

     Последовал рывок страшной силы.
     Казалось, хвост не сможет выдержать этого рывка,
     оторвется от туловища.
     Но это был настоящий хвост,
     крепко приросший к своему владельцу,
     не даром тот был вожаком стада обезьян.
     Хвост не оторвался.
     Оторвалась голова.
     Хрустнула старческая шея,
     лопнула сухая, морщинистая кожа.
     Голова покатилась по лужайке,
     оставляя на зеленой траве кровавый след.
     Сородичи проводили голову равнодушным взглядом:
     "Катится... Ну и что?..."
     ... До эпохи колеса оставался еще миллион лет...


     Пронзительно завизжали тормоза.
     Но было уже поздно.
     Очкарик лежал на земле в луже крови.
     Он фантазировал о том, что было миллион лет тому назад,
     об обезьяне, которая чуть не изобрела колесо.
     Фантазировал, переходя улицу.
     Но зачем иметь такую богатую фантазию,
     когда тебя каждую минуту может задавить автомобиль?
     Пожалуй с фантазией надо повременить.
     Немного,
     совсем немного,
     какой-нибудь миллион лет...

     Колеса автомобиля
     оставили на сером асфальте кровавый след.


                             КОНЕЦ

                                     31 августа 1976 г.

                                 Александр ЛАЗАРЕВИЧ



                Л У Н Н Ы Й   С О Н .

                     ( Легенда.)


                             "Легенда -  произведение,
                         отличающееся      поэтическим
                         вымыслом,  но претендующее на
                         достоверность."
                           Советский энциклопедический
                           словарь.


                          I.

     Он шел  к Луне всю свою жизнь.  Всю свою жизнь он
боролся со временем,  чтобы успеть дойти.  Иногда  ему
казалось,   что  не  успеет,  что  человеческая  жизнь
слишком коротка,  чтобы,  начав практически с нуля,  с
какого-то  хрупкого  планера,  игрушки  в руках ветра,
постепенно наращивая  и  усложняя  конструкцию,  дойти
наконец до космического корабля,  способного доставить
человека на Луну.  Планер он  построил  еще  в  ранней
юности,но  уже  тогда  он  желал большего,  чем просто
летать  по   воздуху,   оставаясь   пленником   земной
атмосферы.
     Уже тогда ему снилась Луна. Вот он открывает люк,
спускается в неуклюжем скафандре по короткой лестнице,
и  ставит  ногу  на  каменистую  поверхность.   Скалы,
залитые   ослепительным  солнцем  на  чернильно-черном
небе.  Страна   беззвучной,   ослепительной,   мертвой
красоты.  Лишь  на  фоне  черного  неба голубой серпик
Земли. И  среди  всей  этой  бесконечной  безжизненной
природы   -  Она,  Машина,  Корабль  -  овеществленный
сгусток человеческой мысли,  частица, вобравшая в себя
все  достижения многих тысячелетий земной цивилизации,
кусочек дома,  в котором космонавту не страшна никакая
космическая бездна...
   Это чувство он узнал еще когда испытывал  планер  -
бесконечный  простор,  открывшийся ему в небе,  вселял
ужас,  но он был в чреве Машины,  он был неуязвим. Его
жизнь  в те минуты зависела от его Машины,  и он любил
ее за то ощущение Спасения,  которое Она давала ему.Он
любил  свои  Машины  и был счастлив той любовью.  Нo в
лунных снах все было  еще  ярче,  еще  восхитительней.
Ощущение счастья было в сотни, в тысячи раз сильнее...
   Поначалу он  сам  не  верил,  что  этот  сон  можно
сделать явью. Слишком велика была дистанция от планера
до  космического  корабля.  Для  того,  чтобы  создать
корабль,  нужен  труд  сотен,  тысяч,  десятков  тысяч
людей.  А кругом жили люди,  не знавшие  лунных  снов.
Строить Корабль было некому.  "Сон, всего лишь сон..."
- думал он...
   Но вот пришли войны.  Сначала вторая мировая, потом
"холодная".  Людям понадобились ракеты для того, чтобы
швырять   друг   в   друга  атомные  бомбы.  С  одного
континента на  другой  континент.  Достаточно  далеко,
чтобы  не видеть убитых тобою миллионов.  По мановению
Великого  Вождя  десятки  тысяч  людей  начали  делать
ракеты  -  не  за  лунные  сны,  за горбушку черствого
хлеба.
   Его поставили  главным  конструктором  и  он сделал
ракету.Она  могла  зашвырнуть   водородную   бомбу   в
Америку,   как   того   требовали  генералы.  Генералы
остались довольны.  Они не знали, что эта ракета могла
делать еще кое-что,  нечто такое,  что от нее вовсе не
требовалось.  Об этом "нечто" знал только Главный.  Он
знал,   что  она,  после  некоторой  доработки,  может
вывести  на  орбиту  вокруг  Земли  спутник,  даже   с
человеком  на борту.  Она даже может забросить на Луну
груз,   пусть   небольшой   (человека    с    системой
жизнеобеспечения и дополнительной ракетой для возврата
с Луны она не потянет),  но он уже чувствовал себя  на
полпути к лунному сну. Теперь все решало время. Он уже
не молод. Он должен успеть...
   Как раз  в  эту  пору Великий Вождь скончался,  и к
власти  в  стране  пришел  новый  правитель,   большой
либерал,  провозгласивший  мирное  сосуществование  со
всеми народами.  Главный понял,  что для осуществления
лунного   сна   он   должен  стать  теперь  не  только
инженером,  не только организатором производства, но и
политиком. "Давайте" - предложил он новому правителю -
"покажем  всему  миру  нашу   мощь,   и   одновременно
миролюбие  наших  намерений  - запустим самую мощную в
мире ракету,  но без бомбы, а с сугубо научными целями
-  пусть  выведет  на  орбиту вокруг Земли спутник,  а
потом,  может быть,  даже и  спутник  с  человеком  на
борту".  Идея  новому правителю понравилась,  хотя он,
наверное смутно представлял себе,  что такое  спутник.
Главное  -  утереть нос американцам.  Те уже несколько
лет грозились  запустить  спутник,  да  все  никак  не
получалось.
   Назло американцам запустили и спутник,  а  потом  и
человека.  Особенно  понравилось  новому правителю то,
что  космонавты  не  увидели   на   небесах   никакого
боженьки,   что,   вне   всякого   сомнения,доказывало
правильность    атеистического     мировоззрения     и
исторического материализма,  что,  в свою очередь, вне
всякого  сомнения,   предвещало   скорое   наступление
коммунизма.
   Между тем,   проклятые   буржуи    позеленели    от
злости.Самый  красивый  и  самый  молодой американский
президент,  навсегда оставшийся в  памяти  американцев
покровителем наук и искусств,собрал в Белом Доме своих
советников по науке и сказал:
   " Мы,  самая богатая и  свободная  страна  в  мире,
отстаем   в  космосе  от  обескровленной  тоталитарным
режимом России!  Как Америке смыть  этот  национальный
позор? Как, я вас спрашиваю?"
   И тогда один из советников  ответил:  "Сейчас  1961
год.  Если мы начнем работать немедленно, к концу 60-х
годов мы сможем высадить на Луну человека.  Я надеюсь,
первыми."
   - "Приступайте  "  -  сказал красивый президент.
   - "Но потребуются большие ассигнования..."
   - "Я уломаю конгресс." И уломал...

   Через два года Красивого Президента убили, когда он
ехал по городу Далласу  в  красивой  машине,  рядом  с
красивой  женщиной,  его  женой,  которая  потом очень
красиво  его  оплакивала   на   глазах   у   всемирной
телеаудитории    -   похороны   Красивого   Президента
оказались первой в истории  телепередачей,  переданной
через  спутник связи на весь мир - но вскоре утешилась
и вышла замуж за греческого мультимиллионера.
    Еще через  год советского Правителя,  Миротворца и
Либерала,  щедрой рукой дарившего казенные  деньги  на
утирание   носа   американцам   и  на  антирелигиозную
пропаганду,  сместил его  бывший  ближайший  помощник,
прежде  державший  коробочки  с  орденами,  когда  Сам
награждал первых космонавтов Золотыми Звездами.
    Но хотя  и  Красивый Президент,  и наш Либеральный
Правитель,  и сошли со сцены,  процесс,  начатый  ими,
остановить  было  уже  невозможно.  Американцы назвали
этот процесс в рифму и складно - "Space Race",  что  в
русском   переводе   звучит   уже  не  так  складно  -
"космическая гонка".  На карту поставлен престиж  двух
сверхдержав. Финансирование неограниченное.
    Вот он,  твой  шанс,  Главный.  Теперь  только  бы
успеть.  Не  американцев  надо  ему  обогнать - время,
оставшееся ему время жизни.  Сколько его еще осталось?
Последние месяцы он стал чувствовать какую-то странную
боль в животе. А лунный сон так близок...


                         II.

     Подготовка советской  лунной  экспедиции велась в
строжайшей  тайне.   Готовилась   гигантская   ракета,
которая   должна   была   доставить   к  Луне  все:  и
космонавтов,  и небольшую ракету для  старта  с  Луны,
обратно к Земле.  Наряду с этим проектом,  так похожим
на американский проект "Аполлон",  в еще более строгой
тайне  готовился  еще  один проект лунной экспедиции -
упрощенный,на тот  случай,  если  не  успеем.  Даже  в
стране,   прошедшей   незадолго   до   этого  кровавую
мясорубку войны и террора,  даже в этой дикой  стране,
мысль  об  этом  запасном  проекте  вызывала странное,
жутковатое ощущение почти у всех, из тех немногих, кто
был  посвящен  в  эту  тайну.  От  этого проекта веяло
кладбищенским холодом.
    Это был   проект   экспедиции  без  возврата.Такой
экспедиции  не  нужна  ракета  для  старта  с  Луны  и
возвращения   на  Землю,  не  нужна  тяжелая  защитная
оболочка  для  входа  в  плотные  слои  атмосферы  при
возвращении  на  Землю.  Такой  экспедиции  многого не
нужно, она берет с собой мало груза, и потому ее можно
отправить  сравнительно маломощной ракетой.  Отправить
хоть сейчас,  не дожидаясь,  когда будет готова мощная
ракета, подобная американской.
     Один космонавт в  маленькой  капсуле,  снабженной
тормозными двигателями для мягкой посадки на Луну.  Он
будет первым человеком, ступившим на поверхность Луны.
Он проведет необходимые научные исследования,  доложит
по радио о результатах. А когда запас воздуха подойдет
к  концу,  он...ну,  в  общем,  проглотит таблетку.  И
уснет.  Навсегда.  И навеки  останется  в  благодарной
памяти потомков.  Герой, пожертвовавший собой во благо
науки.   Советской   науки,    самой    передовой    и
прогрессивной в мире.
     - "Ну,  будем надеяться,  до этого не дойдет."  -
утешали себя все, посвященные в тайну - "Мы подготовим
настоящую экспедицию, с возвратом, раньше американцев,
и человеческих жертв во имя науки не потребуется."
     - "А если все же не успеем?"
     - "В  любом  случае,  на  поверхность Луны первым
должен ступить советский человек,  и  своим  героизмом
доказать      превосходство(нашей      системы     над
капиталистической.  Только наша система может  создать
человека,  способного  поставить общественные интересы
выше личных,  выше  даже  собственной  жизни...  Да  и
потом,    наверняка    для    этого   полета   отберут
какого-нибудь  ракового  больного,   так   или   иначе
обреченного.Чем в больнице помирать... Как это в песне
поется:  "плохо  умереть  в  своей   постели,   хорошо
погибнуть   в   чистом   поле..."  На  миру  и  смерть
красна..."
    Но, несмотря    на   подобные   рассуждения,   все
старались обходить стороной тот опечатанный склад, где
хранилась  готовая  к полету капсула для безвозвратной
лунной  экспедиции.  Если  ракета  для  экспедиции   с
возвращением  будет готова раньше,  чем у американцев,
эта капсула пойдет на лом.  Если же возникнет  угроза,
что "Аполлон" придет первым,  эту капсулу установят на
уже имеющуюся ракету-носитель...


                         III.

    В середине   ноября   1965    года    конструктора
безвозвратной  лунной  капсулы  вызвал  к себе Главный
"Срочно проверьте      исправность     капсулы     для
безвозвратной   экспедиции   и   отправляйте   ее   на
космодром.    Через    десять   дней   и   капсула   и
ракета-носитель должны быть готовы к старту."
   Конструктор капсулы удивленно м испуганно посмотрел
на Главного.  Главный выглядел очень  плохо.  Говорят,
незадолго до этого он перенес тяжелую операцию. Рак.
     "Не бойтесь." - сказал Главный,  заметив испуг на
лице  собеседника  -  "Испытательный полет.  Пошлем на
Луну обезьяну..." - он на мгновение замолк,  как будто
о   чем-то   задумавшись   -  "да,  обезьяну...  Нужно
проверить как она перенесет мягкую посадку на Луну."
   Главный увидел,  что  его  собеседник  смотрит   на
конверт,  лежащий  на письменном столе.  Главный молча
протянул руку и  быстро  перевернул  конверт  обратной
стороной.  Конверт был большой,  из плотной оберточной
бумаги.  В таких конвертах хирурги пересылают  лечащим
врачам  отчет  об операции.  Конструктору капсулы даже
показалось, что он успел разглядеть на лицевой стороне
конверта штамп какого-то медицинского учреждения.
   "За десять дней мы не успеем даже перевезти капсулу
на космодром." - начал он было  возражать  Главному  -
"Железные дороги сейчас..."
   "Две недели." -  перебил  его  Главный,  и  по  его
голосу было ясно,  что это - окончательный срок.  Зная
по  опыту,  что  торговаться  с  Главным   бесполезно,
конструктор капсулы попрощался и покинул кабинет.
   Оставшись один,  Главный  взял в руки распечатанный
конверт,и,  в который уже раз,  снова  просмотрел  его
содержимое."Приговор..."   -   тихо   прошептал  он  -
"Смертный приговор. Мне. Неужели не успею?"

   А лунный сон был близок как никогда...


                         IV.

    Он сбежал от них ото всех !!!

    В то  морозное  утро  3  декабря  1965  года  двое
ближайших   друзей   Главного,  посвященные  в  тайну,
вкатили в лифт стартовой  фермы  большой  контейнер  с
"обезьяной" и поднялись к вершине ракеты.  Они помогли
Главному выйти из контейнера  и  усесться  в  капсулу.
Потом  все  было  так,  как  он  уже  много  раз  себе
представлял,  как рассказывали ему первые  космонавты:
дрожь,пробежавшая  по  телу  ракеты  при  старте,  рев
двигателей, перегрузки...  Впрочем, перегрузки были не
очень сильные - траектория разгона была щадящей,  ведь
изначально   предполагалось,   что   в   безвозвратную
экспедицию полетит безнадежно больной человек.
   Болели послеоперационные швы,  кровь тяжело стучала
в висках, а рядом крутился магнитофон, передававший на
Землю  фальшивую  телеметрию  -  информацию о пульсе и
частоте   дыхания   обезьяны,   которой   в   капсуле,
разумеется,  не было.  Обезьяна, когда-то выменянная у
прогрессивного  африканского   государства   за   ящик
автоматов  Калашникова и уже списанная по документации
как  погибшая  в   ходе   космического   эксперимента,
осталась на Земле.  По тайному плану,  который Главный
составил  со  своими  друзьями,  ей   была   уготована
печальная,  но почетная судьба: прах ее, заключенный в
урну,  должен был быть похоронен в кремлевской  стене,
под доской с именем Главного конструктора. Но ведь имя
- это всего лишь имя,  условность, придуманная людьми.
Главное,  что  прах  его никогда уже не будет лежать в
одной стене с прахом тех,  кто  отдал  приказ  об  его
аресте  тогда,  в  38-ом,  кто  всю  жизнь  мешал  ему
работать,   изводил   его   идиотским   приказами    и
бессмысленной секретностью,строил интриги,  кляузничал
- все эти генералы,  вельможи,  академики.Пусть  лежат
теперь в одной стене с обезьяной !
    Он сбежал от них ото всех ! Он сбежал от медицины,
не  способной вылечить человека,  но однако очень даже
способной   продлить   его   страдания,   при   помощи
медикаментов  и современной аппаратуры поддерживая уже
обреченного   в    полумертвом-полуживом    состоянии,
заставляя его испытывать те муки, от которых его давно
бы уже избавила милостливая смерть,  если бы медики не
совершали  над смертью насилие.  Он сбежал от унижения
медленной смертью,  когда человек умирает  постепенно,
как бы по частям -сначала он перестает ходить, потом у
него отнимается речь,  разрушается сознание. Взрослый,
умный,  гордый  человек снова превращается в младенца,
пачкающего пеленки  -  большее  унижение  трудно  себе
представить.  Но  он  сбежал от медицины,  и теперь он
умрет быстро,  красиво и с достоинством, в здравом уме
и  твердой памяти,  находясь на вершине,  к которой он
шел всю свою жизнь !
       Конечно, проще  было  бы  улететь  на  Луну  не
тайно,  под видом некоей "обезьяны",  а официально,  в
качестве героя,  пожертвовавшего своей жизнью на благо
советской науки.  Но тогда он должен был бы  брать  на
Луне   пробы  грунта,  проводить  с  ними  примитивные
химические опыты и снова  посылать  на  Землю  отчеты.
Последние  часы его жизни прошли бы в суете,  суете не
нужной, потому что несколько лет спустя Луну все равно
посетит возвращаемая экспедиция (наша ли, американская
ли - для вечной,  высокой  науки  это  безразлично)  и
привезет  на  Землю  образцы  лунного грунта,  которые
гораздо     более      квалифицированно      исследуют
профессиональные  геохимики в хорошо оснащенных земных
лабораториях.  Весь смысл его бурной  деятельности  на
Луне  свелся  бы  к тому,  чтобы дать возможность ТАСС
раструбить на весь мир о том,  что передовые советская
наука  и  техника  победили  американцев в космической
гонке. И  это  была бы величайшая ложь,  ибо передовая
техника здесь ни при чем - американцы тоже давно могли
бы послать на Луну безвозвратную экспедицию, просто им
в голову не могла придти такая извращенная,  на  грани
паранойи  мысль  -  послать  человека на смерть во имя
престижа отечественной науки.
    Все это было бы ложью и суетой,  а ложь и суета не
должны  осквернять таинство смерти.  Главный предпочел
уйти с Земли тихо, без фанфар.
   Нет, конечно ТАСС придется опубликовать сообщение о
старте, ведь американцы наверняка засекли старт ракеты
через  свои  спутники  и  сейчас подслушивают по радио
телеметрическую информацию.  Но  это будет сообщение о
старте  беспилотной   автоматической   станции   серии
"Луна".  Какой  там  был  последний  порядковый номер?
Седьмой? Значит, "Луна-8"...
    ...Перегрузки кончились.  Главный  ощутил  во всем
теле  невероятную  легкость,  возможную   только   при
невесомости.  "Луна-8"  вышла  на  траекторию полета к
Луне.  В иллюминатор виднелась планета Земля, голубая,
в  пятнах  облаков  ослепительной  белизны.  Медленно,
очень  медленно,  почти   незаметно   на   глаз,   она
уменьшалась  в  размерах.  На  этой планете оставались
люди.  Он сбежал от  них  ото  всех  !  Он  сбежал  от
генеральных секретарей и президентов ! От кэгэбэшников
и цээрушников !  От министров и начальников цехов ! От
комиссий и инспекторов ! От медиков и могильщиков ! От
жен и любовниц !Ото всех !  Первый раз в жизни он  был
абсолютно   свободен   !   Ему  не  надо  было  больше
отчитываться    перед    вышестоящими     инстанциями,
приказывать и устраивать разносы нижестоящим, выбивать
средства...  Ему оставалось лишь наслаждаться  плодами
труда  всей его жизни.  Там,  внизу,  остались чадящие
заводы  и  грохочущие  поезда,  водородные   бомбы   и
джунгли, политые напалмом, свалки, помойки, загаженные
водоемы,  тюрьмы,  лагеря,  несгораемые шкафы, папки с
грифом   "совершенно   секретно",   тысячи  километров
колючей проволоки и целая армия стрелков ВОХР.  Кто бы
мог  подумать,  что с высоты весь этот ад выглядит так
красиво,  так невинно-белоснежно,  да  еще  с  голубой
каемочкой воздушной дымки !
   Словно ангел,   Главный   совершил  вознесение  над
грешной Землей.
    Он летел  умирать  на  Луну,  на  мертвую планету,
которая отныне должна была  стать  планетой  Мертвого.
Ему   предстояло   причаститься  к  небесной  чистоте.
Небесные тела чисты, потому что безжизненны. Нет жизни
- некому гадить, отсюда и чистота.
   Лунный сон,    казавшийся    несбыточным,     начал
сбываться.  Тысячи и тысячи людей сложили ту пирамиду,
с вершины которой Главный смог дотянуться до Луны. Тут
были и пресловутые газетные "советские рабочие, ученые
и инженеры, которые своим самоотверженным трудом..." и
так   далее.  Приложили  тут  руку  и  Великий  Вождь,
задумавший   создать   ракетный   щит,   и   советский
Премьер-Миротворец, и Красивый Президент, уязвленный в
своих патриотических чувствах.  Главному казалось, что
он  перехитрил  их  всех.  Ему  даже казалось,  что он
обманул саму историю, заставив ее работать на него, на
него  одного,  на  исполнение  его  лунного  сна.  Как
истинный Инженер, который из предлагаемых ему Природой
мертвых материалов создает машину, исполняющую волю ее
создателя,  он,  из   материалов,   предложенных   ему
Историей   -   из  холодной  войны,  из  национального
честолюбия,   из   особенностей   характеров   лидеров
сверхдержав   -   создал   некий   Механизм,   который
осуществил его мечту...


                          V.

    На следующий  день,  4 декабря,  Главного разбудил
легкий толчок в бок.
    Капсула еле   заметно   вибрировала   и  откуда-то
доносился неясный рокот  работающего  двигателя  -  по
командам  с Земли проводилась коррекция траектории.  С
чувством отстраненной грусти  Главный  подумал  о  тех
людях,   которые   сейчас   вот,  на  Земле  не  спят,
рассчитывают траекторию,  трудятся  ради  того,  чтобы
какая-то неизвестная им обезьяна благополучно достигла
Луны,  а на следующий день,  5-го числа,  отправятся в
кассу получать за эту работу свои гроши. "Впрочем нет,
5 декабря  -  праздник,  День  Конституции.  Значит  ,
сегодня  дадут.  А  тем,  кто  будет  дежурить завтра,
доплатят за работу  в  праздничный  день."  Эта  мысль
странным  образом  его  успокоила,и он перестал жалеть
людей, обеспечивавших с Земли его полет.
   Он поглядел  в  иллюминатор.  За  то  время пока он
спал,  капсула значительно удалилась от Земли, и Земля
теперь  казалась  размером с блюдце.  Ему была видна в
основном ночная сторона Земли, слабо освещенная светом
Луны  -  таинственная,  темная  поверхность по которой
лишь  изредка  разбросаны   тлеющие   огоньки   ночных
городов.  С  одного  боку  у Земли был освещен Солнцем
тонкий бело-голубой серпик,  с  другой  стороны  Землю
окаймляла  кровавая  рассветная  заря.  И рядом с этой
мрачной,  ночной планетой висело Солнце  -  нестерпимо
яркое,   колючее,  бьющее  в  глаза,  ослепляющее  как
настольная  лампа  при  допросе.И  все  это  на   фоне
космической тьмы. Жутковатое зрелище.
   Он повернулся к противоположному иллюминатору.  Там
была  видна  Луна.  Она была еще далеко,  но уже можно
было различить крупнейшие кратеры. В голове у Главного
мелькнула  мысль,  что  он  - первый человек,  видящий
лунные горы невооруженным глазом.
   - "Однако   то   ли   еще   будет!"
   До полнолуния оставалось всего три дня.  Освещенная
часть лунного диска была уже почти круглой, и нервные,
изломанные  тени гор были заметны лишь у его западного
края.  Над всем  же  остальным  диском  Солнце  стояло
высоко,  черных теней почти не было, и веселые светлые
лучики  разбегались  из   кратера   Тихо   на   тысячи
километров  по  всему  лунному  лику.  Лунный свет был
напоен тишиной.  Да,  это была  Луна  -  Царица  Ночи,
Царица Спокойствия,  Царица Чистоты...  Царица Смерти.
Он летел к ней...

                         VI.

   Вечером 6  декабря   капсула   подлетела   к   Луне
настолько близко,  что громада лунного диска заполнила
собой весь  иллюминатор  словно  гигантская,  нависшая
стена,   которая   падает  на  капсулу  и  вот-вот  ее
раздавит.
   Главный взглянул   на   часы.   Согласно  программе
полета, Земля сейчас должна передавать автоматическому
устройству  управления  капсулы  последние  инструкции
перед посадкой. Да, так летали на Луну в добрые старые
60-е  годы - на борту космического аппарата невозможно
было  установить  компьютер  для  расчета  траектории,
потому   что   в  те  времена  такой  компьютер  весил
несколько тонн.  Компьютер должен  был  оставаться  на
Земле.
   Главный посмотрел  на  панель  приборного   отсека.
Разумеется,он  не  мог  увидеть,  он мог лишь мысленно
представить себе,  как сейчас там, внутри этого ящичка
переключаются      триггеры,     запоминая     длинную
последовательность точек и тире,  передаваемую с Земли
по   радио.   Потом   устройство  управления  повторит
полученные инструкции,  и на  Земле  проверят  нет  ли
ошибок, почти неизбежных при такой дальней радиосвязи,
передадут на капсулу исправления,  снова проверят  как
поняты  инструкции,  и лишь после этого капсула начнет
осуществлять программу прилунения.  До этого момента у
Главного не будет никакой возможности узнать,  приняла
ли  капсула  инструкции,  или  же   у   нее,   скажем,
испортился  радиоприемник,  и  тогда  он  расшибется в
лепешку.  Наступили часы томительного ожидания. Лунные
кратеры в иллюминаторе все приближались и росли...
   Но вот,  вскоре  после  полуночи  (по   московскому
времени),  уже  7  декабря,  он  наконец  снова ощутил
толчок:  заработали двигатели ориентации - готовясь  к
торможению,     станция    разворачивалась    основным
двигателем в сторону Луны.  Из иллюминатора Луна  ушла
куда-то вниз, и ее место заняло звездное небо. Давящее
ощущение нависшей стены исчезло. Главный приблизился к
иллюминатору. Теперь, когда Луна была внизу (пусть это
даже был условный низ,  ведь в капсуле  все  еще  была
невесомость),   теперь   ощущение  было  совсем  иным.
Появилось чувство парения,  полета  высоко-высоко  над
бескрайней    равниной,   простирающейся   на   тысячи
километров. Легкость и свобода. Лунный сон приближался
к своей кульминации. В голове стучал марш "мы рождены,
чтоб сказку сделать былью..."
    В ОО  часов  5О  минут  2О  секунд  по московскому
времени  капсула  завибрировала,  загудела,   и   сила
тяжести,  от  которой  Главный  уже  отвык  за  трое с
половиной суток полета,  резко вдавила его в кресло  -
включился двигатель торможения.
   "Вот оно,  началось!  Через минуту все решится!"  -
возбужденно  прошептал  Главный.  Он взглянул на табло
высотомера:  высота 8О  тысяч  метров,  7О  тысяч,  6О
тысяч...
      "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью!"
  5О тысяч  метров,  4О тысяч,  3О тысяч...
      "Преодолеть пространство и простор!"
  2О тысяч,  1О тысяч, 5 тысяч, 3 тысячи... Он не пел,
он  декламировал,  он  почти  кричал  сорвавшимся   от
волнения голосом...
      "Нам ветер дал стальные руки-крылья!"
  2 тысячи,  одна тысяча,  8ОО метров, 5ОО метров, 3ОО
метров...  "Чуть не забыл!" - мелькнуло в  голове.  Он
протянул  руку к проводу питания радиостанции и рванул
его на себя.  Связь Земли с  "Луной-8"  прервалась  на
высоте  7О метров.  Но она была уже не нужна - станция
опускалась в автоматическом режиме...  5О  метров,  4О
метров, 2О метров, 10, 5...
      "А вместо сердца пламенный мотор!!!"
  Двигатель разметал  в стороны потоки лунной пыли.  3
метра,  два,  один,  удар!...   Тишина   -   двигатель
замолк...   Покачивание   на  амортизаторах.  Медленно
оседающее   облако   пыли   за   иллюминатором.   Часы
показывали ОО часов 51 минуту 3О секунд Москвы.
   Он был на Луне. Первый из людей. Пока живой. Лунный
сон сбылся. "Успел. Успел! Успел!!!"


                         VII.

    Да, все было точно как в лунном  сне.  С  огромным
трудом,  еле  разворачиваясь  в узкой капсуле он надел
скафандр.  Протиснулся сквозь люк в  еще  более  узкую
шлюзовую камеру,  подобную той,что незадолго до этого,
в  марте  1965  года,  использовалась  для  первого  в
истории выхода в открытый космос на корабле "Восход-2"
- надувную  камеру  из  прочной  герметической  ткани,
находящейся  при старте с Земли в сложенном состоянии.
Закрыл люк в кабину.  Включил отсос  воздуха.  Сначала
хлюпанье  насоса  было хорошо слышно,  потом все тише,
тише... Наконец воздуха в шлюзовой камере не стало, не
стало  и  звука.  Главный  поддел и открыл ногой люк в
нижней части камеры - нагнуться в шлюзовой камере было
невозможно,  такая  она  тесная.  В  открытый люк была
видна короткая,  метра полтора, лесенка. Главный начал
спускаться.  Когда  до  поверхности  оставалось  около
полметра,  лесенка кончилась,  и он  спрыгнул.  Лунное
притяжение  в  шесть  раз  меньше  Земного,  и  потому
падение показалось Главному  неожиданно  долгим,  хотя
длилось  оно менее секунды.  Но вот ноги его коснулись
грунта  и  он  чуть  не  поскользнулся  (лунный  грунт
оказался   скользким),   но   вовремя   схватился   за
перекладину лестницы.  Он  сделал  несколько  шагов  и
огляделся.
   Все было так,  как он себе  представлял,  и  то  же
время не совсем так.  Не было изломаных,  крутых скал.
Очертания  рельефа  в  этой  части  Океана  Бурь  были
сглажены,  и  лишь  на  северо-востоке из-за горизонта
вздымались округлые  очертания  холмов  -  по-видимому
край   кратера  Галилей,  находившегося  в  нескольких
километрах  от  места  прилунения.  Он   обернулся   и
посмотрел   на   следы   своих   ботинок.   Они  четко
отпечатались  на  лунном  грунте,  кроме  двух   самых
первых,    слегка    смазанных    из-за    того,   что
поскользнулся.  "Жаль," - подумалось ему -  "это  ведь
история.  Первый  след  человека  на  Луне."  И тут он
наконец-то почувствовал,  что он - на Луне. Не понял -
он  все  понимал  и  раньше  -  а именно почувствовал.
Почувствовал, что вот этот след на Луне, где нет дождя
и ветра, сохранится в неприкосновенности миллионы лет,
и  что  его  тело,  когда  он  умрет,   сохранится   в
безвоздушном  пространстве  в  тысячи  раз лучше,  чем
мумия любого фараона.  Ни один  египетский  фараон  не
смог  бы  заставить своих рабов воздвигнуть себе такую
гробницу,  какую   воздвигли   Главному   Конструктору
русские мужики. Он был на Луне. Лунный сон сбылся. Ему
стало страшно.
   Он нагнулся,  поднял камень.  Лунный камень. Сдавил
его своей космической  перчаткой.  Посыпались  крошки.
Они  падали  медленно,  очень  медленно.  Как  во сне.
Лунном сне.  Ему вдруг очень захотелось  узнать  каков
этот камень на ощупь. Он нагнулся, собрал в охапку еще
несколько камней и пошел к капсуле...
   Когда, уже  в  кабине,  он  снял шлем,  в нос сразу
ударил резкий запах.  Необычный,  чужой  запах,  запах
лунной  пыли,  густо  запорошившей  его ботинки.  Снял
перчатки,  потрогал камни.  Они были слегка мылкие  на
ощупь.  Повертел  их.  В  зависимости  от угла падения
света они слегка меняли цвет.  Вот, пожалуй, и все. Он
не знал,  что делать дальше.  Возбуждение прошло и его
сменила  усталость.  Послеоперационные  швы  болели  с
новой  силой.  Он  немного  перекусил  и  провалился в
глубокий сон...



                        VIII.

    Он проснулся от того,  что  стало  трудно  дышать.
Приборы  показывали,  что  кислород на исходе.  В ушах
гудело.
    И тогда Главного посетило видение.  В иллюминаторе
вдруг возникло лицо следователя,  допрашивавшего его в
ту страшную ночь,  тогда, в 38-ом. "Мы ведь знаем, что
ты - германский шпион,  но для тебя  же  будет  лучше,
если   ты  сам  сознаешься."  -  отчетливо  произнесло
видение - "Итак,  последний раз спрашиваю:  на кого ты
работаешь?"
   Главный ясно  сознавал,  что  это  -   всего   лишь
галлюцинация  от  кислородного  голодания,  и  что  до
ближайшего чекиста отсюда 380 тысяч  километров,  если
астрономы  не  врут.  И  потому он ответил следователю
безбоязненно и искренне:
   "На х..  мне нужна твоя Германия!  Всю свою жизнь я
работал только на одного человека - на самого себя!"
    Видение заскрежетало    от    злости    зубами   и
растворилось в безвоздушном пространстве.
    "Однако, пора  кончать."  - подумал Главный и стал
надевать скафандр.  Ему не хотелось умирать в капсуле,
узкой как гроб.



                         IX.

   Он стоял  на  лунной  равнине  и смотрел на звезды,
которые были все так же далеки,  как и на Земле. Сзади
стояла  его  капсула.  "Один  на один с бездной,  лишь
верная машина рядом.  Вот смерть достойная  настоящего
мужчины!" - подумал Главный и начал расстегивать замок
шлема.
  ...Шлем выстрелил как пробка от шампанского.  Воздух
вырвался    через    ворот    скафандра    залпом    и
сконденсировался   в   густое  облачко  тумана  вокруг
головы.  Последнее,  что мог разглядеть Главный сквозь
туман   -  это  шлем,  падающий  медленно  и  медленно
вращающийся,  весь в ослепительных  солнечных  бликах.
Молочный  туман  быстро затягивался кровавой пеленой -
от перепада давления лопались сосуды в глазах...
   Космос коснулся  головы  Главного,  и  принял его к
себе, в мир безжизненной чистоты...


                          X.

 ...Головная боль. Тьма. Незнакомый голос: "Кажется он
просыпается..." Главный открыл глаза.  Белый  потолок.
Склонилось  лицо.  Врач.  "Ну,  как  мы себя чувствуем
после операции?" Операция.  Ах да,  операция. Рак... А
Луна?   А   безвозвратная   экспедиция?   Приснилось?!
Приснилось...  Наркоз...  Сон,  всего лишь  сон...  Не
успел,  не  успел,  неужели не успел?!  Должен успеть,
должен, должен!
   "Он безнадежен..." - шепнул кто-то неподалеку...


                         XI.
   Из сообщений ТАСС:
   "3 декабря 1965 года в Советском Союзе  осуществлен
запуск   автоматической   станции  "Луна-8".  Основное
назначение станции -  дальнейшая  отработка  элементов
системы  мягкой  посадки  на Луну и проведение научных
исследований...
  ... 7  декабря  в  О  часов  51  минуту 3О секунд по
 московскому времени станция "Луна-8" достигла Луны  в
 районе  кратера  Галилей.  При подлете станции к Луне
 была  проведена  комплексная  проверка  работы   всех
 систем,   обеспечивающих   мягкую  посадку.  Проверка
 показала,  что системы станции работают нормально  на
 всех этапах прилунения, кроме заключительного."
     16 января   1966    года    центральные    газеты
 опубликовали   сообщение   о   скропостижной  кончине
 Главного.  Урну с  прахом  замуровали  в  кремлевской
 стене.
      31 января 1966  года  стартовала  автоматическая
станция   "Луна-9".  3  февраля  она  впервые  в  мире
совершила мягкую посадку на Луну и передала  на  Землю
панораму  лунной  поверхности,  на  которой  был виден
небольшой лунный камень, лежавший в метре от станции.
    Вскоре после   этого   у    преемника    Главного,
подгоняемого    не   лунным   сном,   а   конкуренцией
американцев   и   начальственным   "давай,    давай!",
взорвалась  на  старте  ракета для возвращаемой лунной
экспедиции и вдребезги разнесла специальную  стартовую
площадку, стоившую миллиарды. Строить новую не было ни
времени,ни денег.  Пилотируемую экспедицию решено было
не   посылать.   Советский   Союз  сошел  с  дистанции
космической гонки.
     21 июля  1969  года нога человека впервые ступила
на поверхность Луны.  Этим человеком  был  американец,
командир  корабля  "Апполон  -  11".  Эта  дата  стала
исторической. Никто не понимал, что исторической датой
следовало бы считать не 21,  а 24 июля, когда "Апполон
-  11"  благополучно  вернулся  на  Землю   с   живыми
астронавтами на борту.
     Для утешения   советского   народа  в  1970  году
маломощной ракетой забросили на Луну Луноход, который,
якобы,  по всем статьям был лучше живого космонавта и,
главное, не просился домой.
     Американцы побывали   на   Луне  еще  шесть  раз.
Последним был "Аполлон -  17"  в  декабре  1972  года.
Поняв,  что  соревноваться  им  не  с кем,  американцы
прекратили дорогостоящие и никому не нужные полеты.
   Последней советской автоматической станцией  севшей
на Луну оказалась "Луна - 23".  Это было 6 ноября 1974
года.  После этого люди на многие годы оставили Луну в
покое.
   Историю нельзя    обманывать    вечно.     Механизм
космической   гонки,  сконструированный  и  запущенный
Главным, оставшись без хозяина, заржавел и рассыпался.
Лунный  сон  рассеялся  и  за ним не оказалось никаких
материальных интересов.  В XX веке люди  еще  не  были
готовы осваивать Луну с практической точки зрения.
   Впрочем, они никогда не стали бы  готовы,  не  будь
этой,  на  первый  взгляд  бессмысленной,  космической
гонки. Любое новое дело на начальном этапе не приносит
прибыли, одни убытки. Лишь после того, как первые шаги
сделаны,  появляется денежный интерес,  который дальше
сам движет дело.  Прагматичные американцы  никогда  не
начали  бы  освоение  космоса сами по себе.  Для того,
чтобы втравить  их  в  это  дело,  нужна  была  страна
иррациональная   до   абсурдности,   готовая   тратить
миллиарды на космос  даже  в  то  время,  когда  народ
голодает.  И  История  создала  такую страну,  страну,
которая   при   своих    невероятных    порядках    не
просуществовала бы и дня, если бы некие еще не ведомые
нам законы Истории не удерживали эту страну от распада
своим таинственным силовым полем до тех пор,  пока эта
страна не исполнила свое Историческое Предназначение.
   И может быть,  Главному удалось все (или почти все)
не потому,  что он обманул историю,  а потому, что сам
он был инструментом  в руках  Истории.  Вряд  ли  люди
когда-нибудь   поймут   истинный   масштаб  того,  что
произошло.  Они всегда будут считать, что величие того
или иного события определяется в первую очередь числом
убитых, и потому войны, революции и правления кровавых
диктаторов   всегда  будут  казаться  событиями  более
важными,   чем   научные   открытия   и    технические
достижения,а  уж мысль о том,  что революция,  война и
кровавая диктатура   были   для   Истории  всего  лишь
подготовительными этапами технического проекта,  всего
лишь  средством  создать  людей,воспринимавших полет в
космос как прорыв к Свободе,  всегда  будет  выглядеть
нелепой и даже кощунственной.
   Между тем,  выход человечества в космос стал вторым
великим событием в истории жизни на Земле - первым был
выход живых существ на сушу из океана, их породившего.
Но  разве  способны  были  первые  земноводные  понять
истинный смысл того,  что они совершали,  и к чему это
все  в  конце  концов  приведет?   Они   всего-навсего
приспосабливались  к  высыханию  своей  лужи,  которое
казалось им событием эпохальным ...


                         XII.


  "Ну вот, кажется мы окончательно заблудились. Где мы
сейчас находимся?"
   - "Секунду,  хозяин!" - ответил бортовой  компьютер
лунного  вездехода,  одновременно  запрашивая по радио
навигационный спутник,  висевший  над  Луной  в  точке
либрации. - "9 градусов 8 минут северной широты, минус
63 градуса 18 минут долготы."
   - "Где это?" - спросил человек.
   - "Рядом с кратером Галилей." - ответила машина.
   - "Господи, куда нас занесло! Да тут даже ни одного
человеческого следа не видно.  Неужели за все сто  лет
освоения Луны сюда никто не забирался?"
   - "Секунду,  хозяин!" -  бортовой  компьютер  через
спутник  связи  просматривал  центральную  лунную базу
данных.  - "Людей здесь никогда не было,  но место это
примечательное. 150 лет назад где-то здесь прилунилась
автоматическая станция 'Луна-8'."
   - "Ты имеешь в  виду  одну  из  тех  штуковин,  что
запускали  в  XX веке?"
   - "Так точно."
   - "Так здесь что,  заповедник? Музей?"
   - "Как бы не так.  Станция разбилась  при  посадке.
Считается,  что  она  не имеет исторического значения.
Туристы  сюда  не  поедут.  Это   не   место   посадки
'Аполлона-11',  где  для  туристов  пришлось сооружать
эстакады, чтобы не затоптали исторические следы первых
астронавтов.  Да что говорить,  в ста километрах к югу
отсюда место мягкой посадки 'Луны-9' -  первой  мягкой
посадки.   Это   официально   признанный  исторический
памятник,  над ним даже  поставлен  противометеоритный
щит.  Но  туристы  туда  почти не ездят.  Места эти на
отшибе - до ближайшей  базы  километров  8ОО.  Да,  не
ценим  мы   наши   корни..."  -  произнесла  машина  с
укоризненной интонацией в синтезированном голосе.  Она
считала    первые    автоматические   лунные   станции
прародителями,  от  которых  быть  пошла  вся   лунная
машинерия.   С   особым  почтением  относились  лунные
вездеходы к 'Луноходу-1'.
   - "Так   что,  'Луну-8'  вообще  никто  никогда  не
посещал?" - спросил человек.
   - "Никто."  - грустно отозвался бортовой компьютер.
   Человек быстро прикидывал в уме.  Мода на настоящие
вещички из XX века возникла недавно.  Можно надеяться,
что о 'Луне-8' никто пока еще не вспомнил.  Пусть даже
она  разбилась  -  там  должны  валяться  какие-нибудь
отдельные детали.  На базе в кратере Королев есть одна
антикварная  лавочка,  там  за это много дадут.  Можно
будет купить космический буксир,  открыть  свое  дело,
возить   товары  с  Луны  на  околоземные  орбитальные
станции, и, если очень повезет, можно будет к старости
даже переселиться на Землю...
   - "Ну  что  ж,"  -  сказал человек вездеходу - "ищи
'Луну-8', раз говоришь, что она рядом."
    Долго искать  не  пришлось.  Когда  они въехали на
невысокий холм,  то увидели, что вдали что-то блестит.
"Увеличение."  -  попросил  человек,  глядя  на  экран
вездехода. - "Еще увеличение... Не может быть..."
    В это  мгновение  он  понял,  что  теперь он точно
сможет провести остаток своих дней на Земле...



              Калининград (подмосковный),
              1 - 8 августа 1989 г..
              2-я редакция и дополнения -
              декабрь 1990г. - январь 1991г..



                           Александр ЛАЗАРЕВИЧ

                           НАЗОВЕМ ЕГО ФОТОТРОФ


                                   ПРОЛОГ

                (Отрывок из учебника по внеземной биологии,
                     написанного в отдаленном будущем)

                      1. УСЛОВИЯ ЖИЗНИ НА ПЛАНЕТЕ ИКС

     Планета Икс обращается вокруг звезды, расположенной  внутри  шарового
скопления звезд, отстоящего от Земли на несколько сот световых лет. Звезды
в этом скоплении находятся в столь тесном соседстве, что  на  планете  Икс
никогда не бывает ночи - небо, густо усыпанное близкими звездами, светится
так же ярко, как и солнце планеты Икс. Условия на планете Икс  удивительно
однообразны: ни одного клочка суши,  всепланетный  океан  с  очень  ровным
дном. Нет  смены  дня  и  ночи,  нет  попеременного  нагрева  и  остывания
поверхности - значит нет и погоды, нет климата.  Такое  разнообразие  форм
живых организмов, которое мы наблюдаем на  нашей  Земле,  и  которое  было
вызвано разнообразием природных условий, не  могло  развиться  на  планете
Икс. Эволюция пошла там иными путями.



                           2. ЖИЗНЬ НА ПЛАНЕТЕ ИКС

     В  те  далекие  времена,  когда  наша  Солнечная  система  еще  и  не
сформировалась, на планете Икс уже имелась  жизнь.  Всего  лишь  два  вида
крупных живых существ плавало в приповерхностном слое океана.
     Одно из них, назовем его Фототроф, получало энергию от  света  звезд.
Часть энергии шла на рост,  размножение  и  поддержание  жизнедеятельности
организма;   другая   же   часть   запасалась   в   веществе   с   высоким
энергосодержанием.  Вещество  это  накапливалось  в   особом   органе,   и
использовалось лишь в экстренных случаях - когда необходимо было спасаться
бегством и требовались большие  затраты  энергии  в  небольшой  промежуток
времени.
     Убегать приходилось от другого существа, обитавшего в  водах  планеты
Икс. Мы назовем его "хищником", но поставим это  слово  в  кавычки,  чтобы
избежать  возражений  со  стороны  ученых  педантов.  Они   предпочли   бы
причислить его к "вегетарианцам"  на  том  формальном  основании,  что  он
питается существами, получающими свою энергию от света. Однако  ни  одному
травоядному на Земле  не  приходится  охотиться  за  своей  пищей.  Земная
система понятий не подходит для планеты Икс.
     Поймать на планете Икс фототрофа не так-то  просто.  В  однородных  и
неизменных условиях планеты  Икс  отбор  шел  фактически  лишь  по  одному
признаку: способности спасаться от "хищника".  В  ходе  эволюции  Фототроф
приобрел совершеннейшие органы чувств и  систему  передвижения.  "Хищнику"
же,  чтобы  не  остаться  без  пропитания,  также  приходилось   постоянно
совершенствоваться. Процесс  этот  шел  тем  более  быстро,  что  огромное
количество   близких   звезд   создавало   сильный    радиационный    фон,
способствовавший частым мутациям. В  результате  одной  из  таких  мутаций
фототроф обрел "летательный пузырь", нечто вроде воздушного шара, наполняя
который  легким  газом,  добываемым  из  воды,   фототроф   отрывался   от
поверхности океана, и парил  в  атмосфере,  недосягаемый  для  "хищников".
Чтобы настигнуть их, "хищникам" пришлось научиться высоко  выпрыгивать  из
воды. В конце концов плавники "хищников" превратились в крылья.  Фототрофы
снова оказались в опасности.
     Единственным спасением для них было подниматься все выше и  выше,  на
высоту не достижимую для "хищников". "Хищники" неотступно шли по пятам. Их
крылья постоянно совершенствовались, давая им возможность подниматься  все
выше, и оставаться в воздухе без посадки все дольше. В  конце  концов  они
стали постоянно жить в воздухе, даже рожать детенышей на лету. Дело в том,
что они жили уже на такой высоте, в  столь  разреженном  воздухе,  что  не
могли спускаться к  поверхности  океана:  давление  на  уровне  моря  было
слишком высоко для них. Они падали в океан лишь когда умирали.
     Однако продвижение вверх не  могло  продолжаться  бесконечно  -  была
наконец достигнута предельная высота для летательного  пузыря  фототрофов.
Воздух на этой высоте был чрезвычайно разрежен, излучение звезд невероятно
сильно. Последним  обстоятельством  и  воспользовался  фототроф,  чтобы  в
очередной раз оторваться от "хищника". Строение фототрофа на данном  этапе
было весьма своеобразным: сравнительно небольшое, несколько метров в длину
тело, и огромные, сотни метров в размахе, структуры похожие на  крылья  из
тонкой пленки, но крыльями не являющиеся. скорее их можно назвать листьями
или солнечными батареями - их основная задача  заключалась  в  том,  чтобы
улавливать свет. Именно  "листья"  фототрофы  и  использовали  в  качестве
солнечного паруса.



                    3. ЖИЗНЬ В БЕЗВОЗДУШНОМ ПРОСТРАНСТВЕ

     "Солнечным парусом" в  космической  технике  называется  конструкция,
представляющая собой лист очень  тонкой  фольги,  развернутый  в  космосе.
Солнечное излучение, падающее на него,  создает  световое  давление.  Если
площадь листа достаточно велика, можно получить силу тяги, достаточную для
перемещения небольшого космического аппарата.
     Конечно,  сила  тяги,  создававшаяся  давлением   света   на   листья
фототрофа, была бы  совершенно  недостаточной,  чтобы  вырваться  из  поля
тяготения планеты Икс; но к счастью, у планеты Икс был спутник. Небольшой.
По меркам Нашей Солнечной системы - почти астероид. Когда спутник (имевший
очень низкую  орбиту)  пролетал  над  парившим  на  очень  большой  высоте
фототрофом, сила  его  притяжения  почти  уравновешивала  силу  притяжения
планеты Икс. Фототрофу достаточно было лишь повернуть  свои  "листья"  под
нужным углом,  солнечный  ветер  подхватывал  его,  и  фототроф  падал  на
спутник. Снова вне досягаемости "хищника"!
     Вскоре спутник превратился в настоящий "птичий базар" фототрофов.  На
первых порах, они, правда, вынуждены были время от  времени  спускаться  в
атмосферу - ведь атомы, содержавшиеся в некоторых газах, как  раз  и  были
тем строительным материалом, из которого были построены  тела  фототрофов.
Поэтому первоначально  они  не  могли  жить  в  безвоздушном  пространстве
постоянно. Однако визиты в атмосферу становились все более  опасны.  После
переселения фототрофов на спутник, у "хищников"  стало  меньше  добычи,  и
конкуренция между ними усилилась. Появлялись новые, все более  совершенные
разновидности "хищников".
     Наконец,  фототрофы  приспособились   получать   свой   "строительный
материал" прямо из камней  спутника.  Это  требовало  определенных  затрат
энергии, но солнце за пределами атмосферы светило так  ярко,  что  это  не
было проблемой. Энергия, "строительный материал", генетическая "программа"
- вот все, что необходимо для жизни, и все это теперь имелось на спутнике.
     "Хищникам"  пришлось  выбираться  за  пределы  атмосферы.  Борьба  за
выживание наиболее приспособленных вышла на космическую арену.



                     4. АДАПТАЦИЯ К КОСМИЧЕСКИМ УСЛОВИЯМ

     Животным малых размеров нечего делать в космосе. У  них  слишком  мал
объем тела  по  отношению  к  его  поверхности.  Жизнь  мелких  организмов
возможна  лишь  в  благоприятной  окружающей   среде   (например,   земных
микроорганизмов в жидкой среде). Большая поверхность тела  при  малом  его
объеме позволяет легко обмениваться веществами  с  окружающей  средой.  Но
если среда не благоприятна, организмам лучше  прижаться  друг  к  другу  -
тогда, при прежнем их объеме, часть их поверхности, обращенная  к  внешней
среде, окажется меньше. Еще лучше объединиться  в  единый,  более  крупный
организм.  Так,  по-видимому,  из  одноклеточных   когда-то   образовались
многоклеточные на нашей Земле. Только достаточно крупные  организмы  могли
покинуть свою естественную среду - океан, и переселиться на враждебную  им
сушу. Только маленькая поверхность тела (по отношению к объему)  позволила
им отгородиться от внешнего мира, и создать внутри себя подобие той среды,
из которой они вышли (как известно, человек на 80% состоит из воды).
     Трудно представить  себе  среду  более  враждебную  для  живого,  чем
открытый космос. И фототрофы, выйдя  в  космическое  пространство,  начали
приобретать "астрономические" размеры. Тем более, что в космосе  нет  силы
тяжести, которая кладет предел размерам земных существ.



                      5. АНАТОМИЯ КОСМИЧЕСКОГО ФОТОТРОФА

     Фототроф Звездоплавающий (Phototrophus Astronauticus) представляет из
себя  организм,  построенный  из  космической   пыли   и   астероидов,   с
использованием энергии излучения звезд.
     Размах "листьев" (органов, улавливающих энергию излучения и  служащих
солнечным  парусом)  достигает  у   отдельных   экземпляров   трех   тысяч
километров.
     У фототрофов имеются  три  органа  для  передвижения  в  безвоздушном
пространстве:
     Во-первых, "листья". Фототроф регулирует их площадь и  угол  наклона,
по разному их складывая и разворачивая. Тем самым он управляет силой  тяги
солнечного ветра, что позволяет ему маневрировать в окрестностях звезды.
     Во-вторых,  так  называемая   "катапульта".   У   фототрофа   имеется
специальная полость, в которую заглатываются астероиды, дробятся на мелкие
камни, и камни эти затем выплевываются по-одному,  с  огромной  скоростью.
Таким образом, фототрофу сообщается реактивное движение.
     И, наконец, еще один орган. Именно он позволил фототрофу перемещаться
не только в пределах своей планетной системы, но и перелетать от звезды  к
звезде,  и  в   конце   концов,   спасаясь   от   вездесущего   "хищника",
распространиться   по   всей   Галактике.   Речь   идет    об    огромной,
многокилометровой  камере  в   теле   фототрофа.   Камера   эта   обладает
способностью мгновенно  сжиматься  до  ничтожных  размеров.  Когда  камера
находится в несжатом состоянии,  она  свободно  сообщается  с  космическим
пространством,  и  наполняется  таким   образом   межзвездным   водородом.
Плотность  межзвездного  водорода  очень  невелика.   Но   когда   камера,
герметически  закрывшись,  мгновенно  сжимается,  давление  и  температура
водорода возрастают до значений, необходимых для ядерного взрыва. В момент
взрыва  задняя  стенка  камеры  снова  открывается  в  космос.  внутренняя
поверхность камеры обладает почти идеальной отражательной способностью,  и
поэтому все излучение от взрыва уходит через  отверстие  камеры,  создавая
реактивную тягу. такой фотонный двигатель позволяет фототрофу преодолевать
силу притяжения звезд и уходить в межзвездное пространство.



                     6. НЕРВНАЯ СИСТЕМА И ОРГАНЫ ЧУВСТВ

     В организме таких размеров связь между отдельными его частями  должна
быть практически  мгновенной,  иначе  он  не  сможет  координировать  свои
движения. Обычные нервные  волокна,  с  их  медленной  скоростью  передачи
сигнала для этой цели не годятся. В  процессе  эволюции  фототроф  заменил
свои нервные волокна отложениями металлических частиц. Фактически  это  не
нервы, а электрические провода. Сигналы по ним идут  со  скоростью  света.
Что касается органов чувств фототрофа, то  они  весьма  разнообразны.  Они
способны  воспринимать  практически  любое  излучение:  радиоволны,  свет,
рентгеновское и гамма излучения, потоки элементарных частиц - без этого  в
космосе не выжить.
     Что  касается  умственных  способностей  фототрофа,  у  него  хорошая
память, но полностью отсутствуют какие-либо признаки мышления.  ОРГАНИЗМУ,
ИДЕАЛЬНО ПРИСПОСОБЛЕННОМУ К СВОЕЙ СРЕДЕ ОБИТАНИЯ, РАЗУМ НЕ НУЖЕН. Фототроф
глупее любой комнатной собачонки.



                 ГЛАВА ПЕРВАЯ, И ПОКА, К СЧАСТЬЮ, ПОСЛЕДНЯЯ

     Расправив листья, некий фототроф парил над  звездой  Альфа  Центавра,
впитывая энергию ее света.  Он  был  весьма  молод  (ему  не  было  еще  и
пол-миллиона лет) и он еще продолжал расти. Для роста нервной системы  ему
был необходим металл. Совсем немного, несколько сот  тонн.  Именно  в  это
время  он  услышал  в  радиодиапазоне  шум,  показавшийся  ему   знакомым.
Несколько сот тысяч лет назад он уже однажды полетел на источник  похожего
шума и обнаружил  там  тогда  на  одной  планете  много  металла.  Это  не
удивительно, ведь радиосвязь открывают  лишь  цивилизации,  основанные  на
широком использовании металлов.
     То, что фототроф услышал в этот раз, было  излучением  первых  земных
радиовещательных станций,  построенных  в  20-е  годы  ХХ  века.  Фототроф
нацелился на источник шума, вдохнул межзвездный водород в камеру, и  начал
свое путешествие к желтой звезде, которую мы называем  Солнцем.  Несколько
десятков лет спустя он был почти у цели.
     Через несколько месяцев он опустится  на  Землю,  на  Европу  или  на
Америку,  полностью  закрыв  своими  тысячекилометровыми  листьями   целый
континент,  погрузив  его  в  полную  темноту.  Его  приземление   вызовет
внезапное смещение гигантских воздушных масс,  возможно  изменит  скорость
вращения  Земли,  и  следствием  этого   будут   ураганы,   землетрясения,
наводнения по всей планете. Несколько лет он  будет  ползать  по  планете,
раздавливая своею массой  целые  города,  целые  страны.  Наконец,  собрав
достаточно металла, он начнет медленно подниматься,  выплевывая  из  своей
катапульты целые горы, которые будут  с  огромной  скоростью  врезаться  в
поверхность Земли, оставляя гигантские кратеры...
     До цели путешествия - планеты Земля - оставалось уже совсем  немного.
Вот мимо проплыл  разноцветный  шар  Юпитера.  И  вдруг...  Из-за  Юпитера
стремительно выплыл "хищник"! Когда фототроф заметил его, было уже поздно.
     Стремительный бросок...
     Несколько быстрых, инстинктивных движений...
     Брюхо фототрофа распорото...
     Орган, накапливающий энергию, вырван...
     Хищник скрылся.
     Щупальца фототрофа, которые должны были парализовать "хищника" мощным
разрядом, запоздало сделали несколько бесполезных, механических  движений,
и безжизненно затихли.
     Выпотрошенное тело фототрофа пролетело  недалеко  от  Земли,  и  было
сфотографировано многими обсерваториями...



                                  ЭПИЛОГ

     Ученый (задумчиво разглядывая фотографию): "Люди,  которые  призывают
посылать  в  космос  сигналы,  чтобы   установить   связь   с   внеземными
цивилизациями, напоминают мне  иногда  маленьких  детей,  заблудившихся  в
дремучем лесу. Они кричат "Ау!" и верят, что на их  крик  придут  умные  и
добрые люди. Они не понимают, что явятся, скорее всего, дикие звери..."