Джек УИЛЬЯМСОН

                               КОРАБЛЬ СИТИ



                                           Посвящается Лэри, Дону и Нейлу,
                                           которые неустанно стремятся к
                                           достижению недостижимого.



                     Сити  (от  англ.  сокращения   СТ   -   антиматерия).
                Противоположность материи.  Не  существует  на  Земле,  но
                образует многие метеориты, кометы и астероиды. Атомы  сити
                с точки зрения  электричества  вывернуты  наизнанку,  т.е.
                имеют отрицательное ядро и  положительные  электроны.  Эта
                невидимая глазу разница делает ее смертельно опасной. Сити
                выглядит  как  обычная  земная  материя,   пока   она   не
                соприкасается с настоящей материей. Тогда  противоположные
                заряды   взаимоуничтожаются.    Противоположные    частицы
                взрываются,  выделяя  свободную  энергию   со   скоростью,
                установленной   знаменитым   уравнением   Эйнштейна.    По
                сравнению с этой  реакцией  распад  урана  кажется  слабым
                свечением спички. И все же есть люди,  которые  говорят  о
                возможности укрощения этой энергии. Космические  инженеры,
                мечтатели, подобные Бранду и Дрейку, задумали  сити-машины
                на  дистанционном  управлении,  добывающие   и   очищающие
                антируду  для   сити-энергостанций.   Они   глупцы.   Сити
                неприкосновенна.  Изолирующие  подставки,   поддерживающие
                антимеханизмы на основах из земной материи, невозможны  по
                определению.  Оставив  в  стороне  эти  досужие   домыслы,
                сегодня можно с  уверенностью  сказать,  что  сити-порода,
                дрейфующая  в  космосе,  продолжает   оставаться   главной
                опасностью космической навигации.
                          Капитан Пол Андерс, ГВС. "Справочник космонавта"



                            1. ВЫСОКАЯ ГРАНИЦА

     Палласпорт был песчинкой жизни в мертвом Палласе. Сугубо  пограничный
город на вершине горы, пробуренной космическими  инженерами  для  создания
парагравитации, Палласпорт был заключен в тонкую  оболочку  синтетического
воздуха.   Новый,   многоцветный,   беспечно   кипящий   город   искателей
приключений, он был в то же  время  столицей  далеких  астероидов  Мандата
Высокого космоса.
     Рик Дрейк вернулся сюда с Земли мартовским утром 2109 года  на  борту
"Планетании". Он провел четыре года в Солнечном городе  и  получил  ученую
степень космического инженера. И вот он снова в Мандате с новой степенью и
смелыми мечтами создания сити подставок.
     Он не сразу сошел с корабля. Всю дорогу он работал, отстаивая вахты с
аварийной  командой.  Ему  нужно  было   составить   отчет   и   проверить
оборудование  и  управляемый  скафандр.  Надо  было  подождать,  пока  все
пассажиры не сойдут.
     Наконец  он  вышел  на  длинный  трап,  худощавый  молодой  гигант  с
ярко-голубыми глазами и бронзово-рыжими волосами. Он беспокойно топтался в
конце длинного ряда прибывших на работу людей, медленно  продвигающихся  к
таможне и иммиграционной службе.
     Он огляделся в надежде увидеть знакомое лицо. Его  дом  на  маленьком
астероиде Обания был за двадцать миллионов  километров  отсюда,  и  в  эти
тяжелые времена туда  почти  не  ходили  корабли.  Он  надеялся,  что  его
встретит отец, или по крайней мере Роб Мак-Джи.
     Корабли, как серебряные шпили, сгрудились на вершине горы,  но  среди
них не было  "Прощай,  Джейн",  старенького  буксира  Мак-Джи.  Причалы  и
подходы к ним кишели людьми со всех планет. Разъяренный  кантонец-торговец
гнался за оборванным мальчишкой, укравшим апельсин. Суровый немец - офицер
с марса в аккуратной черной форме Гвардии  глубокого  Космоса  -  гортанно
распекал розовощекого новобранца с Земли, который не поприветствовал  его.
Огромный чернобородый  каллистиец  молча  наблюдал,  как  бригада  усталых
грузчиков-астеритов  переносила  тяжелые  контейнеры  с  надписью   ГОРНАЯ
ТЕХНИКА с "Планетании" в трюмы иностранного судна "Иванов".  При  этом  он
улыбался  так,  как  будто  в  этих   длинных   контейнерах   перевозились
контрабандные космические ружья для  Юпитерианского  Совета.  Торговец  из
Интерпланета, рыхлый толстяк с тяжелым взглядом, на ломаном  английском  с
земным акцентом торговался  с  двумя  сухощавыми  шахтерами  за  несколько
мешков ториевой  руды.  Люди  всех  планет  пытались  получить  что-то  от
иссякающего богатства Мандата. Но среди них  не  было  сухопарого  старика
Джима Дрейка и его странного напарника-астерита.
     Разочарование стерло  улыбку  с  лица  Рика,  и  в  глазах  появилась
тревога. Правительство Мандата не одобряло исследований в области сити  из
боязни нового оружия. Хотя Дрейк и Мак-Джи не имели ни малейшего намерения
использовать сити подпорки для какого-либо  оружия,  Рик  содрогнулся  при
мысли, что с ними что-то случилось.
     Нахмурившись от нехорошего предчувствия, он решил  позвонить  отцу  в
Обанию. Он боялся открыто упоминать сити-фотофонные  линии  прослушивались
агентами планет, рвущихся  к  власти.  Но  он  должен  был  выяснить,  что
случилось. Беспокойным жестом он поправил рюкзак на спине и начал медленно
спускаться по трапу вслед за длинной  чередой  наемных  рабочих  одетых  в
форменные комбинезоны.
     "Мисс Карен Худ!" -  с  восхищением  воскликнул  шахтер,  стоящий  за
Риком. Ткнув Рика локтем,  он  вновь  уставился  на  женщину.  "Племянница
одного из Верховных Комиссаров. Двадцать семь чемоданов с монограммами. Ей
ни по чем перевес. Только глянь! Ну и штучка! И дядюшка  встречает  ее  на
служебной машине.
     Рик посмотрел. Хотя он проделал весь путь на борту  "Планетании",  он
не встречал там Карен Худ. Они принадлежали к разным  мирам.  Она  держала
акции Интерпланет, что делало ее принцессой в ее кругу.  Ведь  Интерпланет
правил Землей, а тогда владел и всеми планетами Мандата.
     Но посмотреть на нее  Рик  мог,  и  она  ему  понравилась.  Это  была
стройная женщина с рыжими волосами. Она держалась так прямо, что  казалась
высокой. Она смеясь разговаривала с угодливо окружавшими  ее  мужчинами  -
молодыми  гвардейскими  офицерами  и  мелкими  служащими  Интерпланет,   с
которыми она очевидно обедала и флиртовала на палубах первого класса.  Ему
понравилась ее стройная фигурка в элегантном костюме, ее манера двигаться,
легко  уклоняясь  от  навязчивых  поклонников.  Она   открыто   улыбнулась
навстречу толстому Верховному Комиссару.
     - Ну и штучка, а? - благоговейно пробормотал шахтер.
     Но Рик раздраженно покачал головой. Она было слишком красива для этих
уродливых узких улиц города и дешевого листового железа. Ее место  было  в
особняке где-нибудь на крыше небоскреба в Солнечном  городе.  Все  что  ей
нужно было от этой земли, это металл,  который  добывался  для  обогащения
таких расточительных баловней, как она. На мгновение он задумался над тем,
что заставило ее рисковать своей  драгоценной  жизнью  и  покинуть  Землю.
Может, она устала от яхт, ночных клубов и вилл на берегу моря.
     Он кивнул, размышляя сам с собой. Для него четыре  года,  проведенные
на Земле, тянулись как вечность. Скучное небо,  низкий  горизонт,  тяжелый
удушливый воздух  заставляли  его  тянуться  домой  к  родной  природе,  к
холодному великолепию звезд  и  темноты,  к  бесконечной  свободе,  дикому
солнцу, беззвучному покою и безграничному простору.
     Но она дитя Земли,  рожденное  в  скучной  безопасности  и  удушливом
комфорте своего родного мира. Он подумал,  что  ей  здесь  не  понравится,
несмотря на дорогостоящее  содержание  ее  чемоданов  с  монограммами,  на
одиноких мужчин, умоляющих  ее  остаться.  Она  посмотрит  на  Палласпорт,
задерет свой очаровательный носик и отправится домой тем же судном.
     Неожиданно завись кольнула его при виде мужчин,  роящихся  вокруг  ее
пламенеющей головки. Он пытался сдержать свои чувства. Она недосягаема. Ни
один астерит не может даже надеяться дотянуться до ее мира, так же как  не
один человек не может прикоснуться к сити. Но Рик с болью вспомнил, что он
не совсем астерит.
     Хотя три поколения предков его  отца  прожили  на  границе  глубокого
космоса, бросая вызов метеоритам и дрейфующим скоплениям сити, исследуя  и
добывая руду для создания искусственных городов, мать  его  была  родом  с
Земли. Она сбежала в космос из  семьи,  принадлежащей  Интерпланет.  Семьи
такой же богатой, гордой старинной как родня Карен Худ. Она сбежала, чтобы
выйти замуж за шахтера по имени Джим Дрейк.
     Он нахмурился, сжал зубы и медленно сделал шаг по  причалу  вслед  за
очередью, стараясь избавиться от этих грустных воспоминаний. Не подозревая
о его существовании, рыжеволосая красавица проскользнула в  машину  своего
дяди и повернувшись махала рукой мужчинам, оставшимся на причале.
     Рик был рад что она уехала. Он наполнил легкие свежим чистым воздухом
и с надеждой огляделся. Корабли напоминали лес  конусообразных  серебряных
стволов, причудливо расходящихся в разные стороны. Те, что стояли на  краю
поля, казалось, тянулись к голому  одиночеству  Палласа,  к  диким  утесам
выработанной породы и черным безвоздушным ущельям, потому  что  только  на
этой  горе  на  все  планетоиде  была  создана  парагравитация.  Это  была
единственная песчинка жизни во все еще мертвом мире.
     Его голубые глаза радовались дикому  пейзажу,  плечи  не  чувствовали
тяжести космического рюкзака. Старый мир Карен Худ и Интерпланет  добрался
сюда при помощи энергии расщепления  ядра.  Они  грабили  запасы  урана  и
тория,  принадлежавшие  планетоидам,  но  теперь  рудники  были  близки  к
истощению. Еще до рождения Рика колониальные  планеты  пытались  отвоевать
эти энергетически ценные  металлы  в  Космической  войне.  Они  и  сейчас,
несмотря на кабальный мирный договор Мандата, вели скрытую борьбу за  свои
истощающиеся запасы. Но запасы руды скоро  иссякнут,  и  с  ними  уйдет  в
прошлое мир Мандата.
     Острый взгляд Рика не замечал пустынности голых скал  и  безжизненной
пустоты, которую так и не смогла укротить атомная энергия. Его воображение
уже было подчинено мощи сити реакции. В руках  космических  инженеров  эта
безграничная энергия может одеть весь каменный Паллас в  теплую  воздушную
оболочку искусственной жизни.
     Все астероиды могут быть покорены  при  помощи  энергии  антиматерии,
которая превратит их в уютный человеческий дом. Это  была  мечта  и  цель,
которую Рик унаследовал у своего отца. Он жил ради  этого  могущественного
нового мира, который должен покоится, если это вообще  возможно,  на  сити
основании.
     Осторожные земляне всегда считали, что это невозможно, но он  не  был
землянином. Эти скалы были его миром, его вновь  обретенным  домом.  Пусть
дрейфующая сити все еще неприкосновенна, как блестящие волосы  Карен  Худ.
Все равно должен быть выход. Расщепляющийся  уран  когда-то  тоже  казался
неуправляемым, пока  он  не  был  усмирен  силой  парагравитации,  которая
заставила его завоевать  космос.  Теперь  он  был  космическим  инженером.
Гордость этим высоким званием и ощущение силы своего гибкого  тела  давали
ему уверенность в том, что ему подвластно все.
     Однако, беспокойство заглушало радость возвращения домой.  Терпеливая
очередь медленно ползла по направлению к выходу. Отец или по крайней мере,
Мак-Джи должен быть там. Когда наконец неторопливые таможенники  осмотрели
его рюкзак и поставили печать в паспорте, он бросился к  телефонной  будке
вокзала Интерпланет и набрал Обанию.
     "Фирма Дрейк и Мак-Джи", сказал он телефонисту. "Все равно кого".
     "Десять  долларов  десять  минут",  сказал  телефонист,  и  в  трубке
послышались  его  позывные.  "Дождитесь  ответного  сигнала".  Прошло  три
минуты, пока тонкий лучик модулированного света  нашел  далекую  звезду  и
вернулся обратно. "Говорите с Обанией.  У  телефона  мисс  Анна  О'Банион.
Говорите".
     Анна О'Банион... Он не сразу  смог  говорить.  Анна  была  кареглазая
астеритка,  которая  девчонкой  играла  с  ним  в  космических  пиратов  в
заброшенных рудниках Обании, которая в школе помогала ему  решать  задачки
по астрогации. Она плакала, провожая его на Землю и оставаясь на астероиде
вести  хозяйство  отца.  Какое-то  мгновение  он  стоял   молча,   пытаясь
представить себе, как она изменилась за четыре года.
     - Говорите, сэр.
     - Анна, я возвращаюсь домой, чтобы... чтобы работать.  -  Он  перевел
дыхание, вспомнив, что не должен упоминать сити. - Я писал отцу,  что  мне
нужна работа, и думал, что он встретит меня. Или хотя бы Роб  Мак-Джи.  Но
"Джейн" здесь нет. Я думаю, я надеюсь, ничего не случилось".
     Он подождал, пока тонкий лучик пройдет миллионы километров пустоты  и
донесет до него ее голос.
     - Здравствуй, Рик. Я так рада, что ты вернулся.
     Ее голос, звучащий почти шепотом на расстоянии, был таким же певучим,
как  когда-то.  И  он  вспомнил  ее  худенькое  живое  смуглое  личико   и
мальчиковую стрижку - конечно, став старше она наверняка отпустила волосы.
     - Ты удивлен, - сказала она. - Наверное, ты не знал, что я работаю  в
фирме. Твой отец не  пишет  писем,  но  твое  письмо  он  получил.  Они  с
капитаном Робом собирались встретить тебя, пока - пока это не произошло.
     В ее голосе прозвучало колебание, он понимал, что она боялась сказать
лишнее.
     - Но ты не волнуйся, Рик, - добавила она поспешно - слишком поспешно,
как ему показалось. - С ними все в порядке. Они просто заняты  этим  новым
проектом. Твой отец знал, что  ты  позвонишь  и  попросил  меня  все  тебе
объяснить.
     Но он знал, что она не может сказать всего, если это касалось сити, а
по ее взволнованному тону он понял, что  это  так.  Официально  сити  была
неприкосновенна, что соответствовало действительности. По законам  Мандата
на исследования и работы, проводимые в радиусе менее чем сто километров от
всех известных расположений сити, требовалась специальная лицензия.
     Когда-то маленькая фирма Дрейка получила такую лицензию. Это  было  в
период действия контракта,  по  которому  Дрейк  и  Мак-Джи  устанавливали
блинкеры,  отмечающие  особо  опасные  скопления  сити  дрейфа.  Это  было
изобретение  Дрейка  -   цветные   зеркала,   установленные   на   тяжелых
металлических  колесах,  непрерывно  вращающиеся  вокруг  опасной  породы.
Маркеры до сих пор рассылают предупредительные сигналы по  всей  Солнечной
системе, но члены комиссии лишили Дрейка лицензии на контроль и установили
свой Сити-Патруль.
     Астериты не имели своих представителей в Комиссии, а Дрейк и  Мак-Джи
были всего лишь шахтерами. Даже при том, что они  исследовали  и  пометили
такое количество сити дрейфа, они  все  равно  оставались  друзьями  Брюса
О'Баниона,   усталого   и   отчаявшегося   борца   за   свободу    планет.
Предусмотрительные жители Земли, Марса, Венеры и Юпитерианского Совета все
еще побаивались упрямых пионеров космоса, которыми они  теперь  управляли,
за чей счет жили. Кроме того, думал рик, они отчаянно боялись сити.
     Анна помолчала, будто ей нечего было сказать ему об  этой  инженерной
работе. Он тоже ничего не сказал. Слишком много шпионов слушают их,  да  и
слишком много времени потребуется световому лучу, чтобы  передать  ей  его
вопросы.
     - В четырех миллионах километров от Обании есть маленькая планета,  -
внезапно произнесла она, и он уловил напряжение в ее приглушенном  голосе.
- "Маленький металлический астероид, именно такой как  нужен  твоему  отцу
для... для металлургической лаборатории.
     Он  понял  ее  колебание,   он   знал,   что   она   имела   в   виду
сити-лабораторию.
     - Сейчас он обдумывает  способ  легального  получения  этой  планеты.
Знаешь, капитан Роб обнаружил, что она движется по направлению к маленьким
сити планетоидам, помеченным ими насколько лет назад. И они  нашли  старый
закон Мандата, дающий любому право  владения  необитаемой  планетой,  если
Мандат сочтет, что она создает опасность столкновения с сити,  с  условием
изменения ее орбиты"...
     Рик беспокойно поежился в темноте маленькой телефонной будки. Он знал
об  этом  законе,  принятом  с  целью  предотвращения   взрывов,   которые
загромождали космические дороги новыми скоплениями смертоносной  метеорной
пыли как сити, так и земной породы. Но как могли Дрейк и Мак-Джи  изменить
орбиту?
     - Разве не замечательно? - тянулась тонкая ниточка ее голоса.  -  Еще
один наш собственный астероид. Для  магазинов  и  заводов,  которые  хочет
построить твой отец.  Он  разрешил  мне  дать  ему  имя,  когда  составлял
обоснование проекта и справку об опасности. Мы назовем его Фридония".
     Она не сказала почему, но Рик понял. Он читал книгу Бранда  и  слушал
восторженные мечты отца о "пятой  свободе"  -  о  гигантском  передатчике,
призванном возродить энергетически истощенные планеты при помощи  свободно
распространяемой энергии сити.
     - Конечно, они еще не изменили орбиту, - сказала она. -  "Я  даже  не
представляю, как  они  смогут  сделать  это,  потому  что  Фридония  весит
миллионы тонн, и маленькой "Джейн" не под силу сдвинуть ее, а для создания
искусственной земной оболочки у них сейчас нет оборудования. Но они подали
заявку и пытаются сделать все возможное. Каким-то образом!"
     Рик поежился  в  тесной  будочке.  Искусственная  оболочка  астероида
предотвратила  бы   столкновение   при   помощи   того   же   селективного
парагравитационного поля, которое удерживало его  атмосферу,  но  для  его
создания (даже  на  самой  маленькой  планете)  потребовались  бы  атомные
реакторы, алмазные тюнеры, кондюллоевые кабели и  литье  ценой  в  миллион
долларов, которого не было у Дрейка и Мак-Джи.
     - Они сейчас там, на "Джейн", - ее голос напрягся от волнения. - Я не
уверена, что они успеют - планеты так близко подошли  друг  к  другу,  что
Сити-Патруль уже перекрыл все движение за пределами Обании. Но  твой  отец
сказал, что они справятся, и Мак-Джи кажется не очень беспокоится.
     Она замялась, и снова он почувствовал ее тревогу.
     - В любом случае, мы скоро все узнаем, -  резко  закончила  она,  как
будто вспомнила, что их могли подслушивать. - Я  так  рада,  Рик,  что  ты
возвращаешься домой. Но думаю, пока тебе придется найти себе жилье и ждать
в Палласпорте, пока капитан Роб приедет за тобой на своей "Джейн".
     Поспешность, с которой она повесила трубку, обеспокоила его.
     Он извлек свое худое тело из тесной будки и с тяжелым  сердцем  вышел
из здания вокзала с рюкзаком на плече. На улице он остановился и  устремил
хмурый взгляд вверх на юго-запад, за накренившиеся  корпуса  кораблей,  за
прозрачный воздушный венец, стараясь  разгадать,  как  его  отец  надеялся
изменить орбиту астероида.
     Но он не увидел ничего, кроме синей темноты и нескольких  неподвижных
звезд, которые  проявились,  когда  он  отвернулся  от  багрового  кольца,
обрамлявшего беспощадное зарево маленького, дикого  солнца.  Два  тела,  -
земного металла  и  антиматерии,  несущиеся  навстречу  друг  другу,  были
слишком далеки для человеческого глаза, но знал, что нет способа,  которым
его отец и Мак-Джи могли бы предотвратить катастрофу. Конечно, если они не
собирались использовать сити!
     В предчувствии он покачал головой, потому что они были еще не  готовы
работать с сити. Этого еще не  мог  никто.  Роб  Мак-Джи  был  практически
безграмотным,  хотя   у   этого   маленького   странного   астерита   было
сверхъестественное ощущение времени, расстояния,  массы  и  движения.  Что
касается Джима Дрейка, то с тех пор как  он  закончил  школу,  космическая
инженерия сделала большой шаг вперед. Рик знал, что у них нет  изолирующей
сити подставки.
     И все же они рассчитывали на сити. Именно это  хотела  сказать  Анна,
осторожно упоминая  металлургическую  лабораторию.  Недостаток  средств  и
враждебность  законов  заставили  их  поставить  свою  жизнь  на  какой-то
неиспытанный  новый  прибор  в  надежде  получить  место  для   размещения
лаборатории, о которой они давно мечтали. Эта острая догадка заставила его
длинные пальцы сильнее сжать ремень рюкзака.
     Они должны были подождать его, но у них не  было  времени  -  планеты
были на грани столкновения. Космос необъятен, и столкновения не так часты,
подобный шанс заполучить астероид может  никогда  не  повториться.  Но  он
опоздал и был слишком далеко,  чтобы  предложить  свою  помощь.  Он  пожал
плечами, глядя на мрачный небосклон, и пошел искать, где остановиться.



                             2. ВСПЫШКА В НЕБЕ

     Он снова встретил Карен Худ на улице возле космического порта  -  это
была шумная, грязная улица мастерских и складов, громыхающих грузовиков  и
снующих кранов, перепачканных маслом механиков  и  орущих  стивидоров.  Не
веря  своим  глазам,  он  обернулся,  настолько  ее  горделивая  голова  и
пламенеющие волосы казались здесь чужими.
     Если уж ей захотелось прогуляться по Палласпорту, для нее были чистые
проспекты с дорогими  магазинами  и  престижными  ресторанами,  охраняемые
официальные резиденции для хозяев Мандата. Здесь люди работали, разгружали
и ремонтировали корабли. Простые рабочие люди - потные и грязные.
     И все казалось, что она чувствует  себя  вполне  свободно.  Маленькие
ботиночки твердо ступали  по  замусоренной  мостовой,  без  всякой  боязни
запачкаться. Ее голубые  глаза,  устремленные  на  накренившиеся  корабли,
раскачивающиеся стрелы кранов, змеевидными  грузопроводы,  горели  тем  же
восторженным интересом, что и его собственные.
     Она повернулась, наблюдая, как извивающаяся над ними лента  конвейера
начала выплевывать тяжелые упаковки в грузовик, и он увидел ее восхищенную
улыбку. Она с  любопытством  глянула  на  Рика,  его  угловатую  сухощавую
фигуру, жесткие волосы с бронзовым  отливом,  потертый  рюкзак  на  плече.
Казалось ее озадачил его взгляд.
     Он перестал улыбаться и поспешно отошел в сторону. Она не знала его и
никогда  они  не  будут  знакомы.  Она  чужая  на  этой   рабочей   улице,
принадлежащей ей. Она владела акциями Интерпланет. Она имела полное  право
наблюдать, как эти люди в поте лица своего добывают космические  богатства
и еще не отработавшие стоимость билета сюда. По сути они были ее рабы.
     Он был в трех шагах от нее, когда это  произошло.  Внезапная  вспышка
ослепляющего света, беззвучная, но пронзительная, как вскрик. Она  впитала
все краски стеклянных стен складов, облила корабли горячим голубым огнем и
разбросала тени цвета замерзших чернил. Он не оглянулся, но  сразу  понял,
что это.
     Сити, пришедшее в  реакцию  с  чем-то  материальным.  Разнозаряженные
атомы притягивались друг  к  другу  и  переставали  быть  атомами.  Масса,
распадающаяся на потоки неукротимой безжалостной  энергии,  в  тысячи  раз
превосходящей неистовство расщепляющегося плутония. Он наклонил  голову  и
бросился бежать. Он не оглядываясь видел в какую сторону  были  устремлены
тени.
     Они показывали на юго-запад, туда, где отец и  Роб  Мак-Джи  пытались
удержать разнородные астероиды  от  столкновения.  Значит,  они  потерпели
неудачу. Они  потеряли  маленький  железный  мир,  который  Анна  О'Банион
назвала Фридонией, и вместе с ним наверное, и  свои  жизни.  Он  не  успел
прийти им на помощь, и теперь уже ничего нельзя сделать.
     Рик, уронив рюкзак, не раздумывая бросился в укрытие, он-то знал  это
свечение уничтожающей материи. Он  знал,  как  оно  проходит  через  тело,
сжигая кровь  и  костную  ткань,  вызывая  радиационную  болезнь,  которую
космонавты называли сити шок.
     Это знали и грузчики,  работавшие  здесь.  Они  кричали,  не  скрывая
страха. Гул и грохот механизмов оборвался. Был слышен топот бегущих ног по
бетонной мостовой. И вдруг наступила тишина, в которой до  Рика  отчетливо
донесся удивленный голос Карен Худ:
     - Этот свет - что это?
     Он выглянул из своего укрытия - темного прохода между двумя  складами
Интерпланет - и увидел  ее,  одиноко  стоящую  на  опустевшей  улице.  Она
вздрагивала от  яростных  вспышек,  но  прикрывая  рукой  глаза,  пыталась
определить их источник.
     - Не смотрите! - выкрикнул он. - Это сити!
     Этого страшного слова должно быть достаточно, но она не пошевелилась.
Он рванулся назад в неистовое зарево, и втащил ее с  мостовой  в  укрытие.
Она оттолкнула его. Ее твердый маленький кулак нацелился нанести  удар,  и
она устремилась было обратно на улицу. Уклонившись  от  удара,  Рик  своей
длинной рукой успел схватить ее за волосы и втащить обратно в тень.
     - Отпустите меня. - Она опять размахнулась и нанесла тяжелый  удар  в
глаз. В ее сердитом голосе не было паники. - Вы рискуете жизнью.
     Он пытался было сказать, что она  рисковала  не  меньше,  но  в  этот
момент у него перехватило дыхание от резкого удара в солнечное  сплетение.
Он схватил ее за локоть и прижал к железной  стене  всей  тяжестью  своего
веса, стараясь восстановить дыхание, чтобы заговорить.
     - Нахал! - Она с яростью вонзила каблучок ботинка в подъем его  ноги.
- Лучше отпустите!
     Еще минуту он, задыхаясь, держал ее, пока сквозь прищуренные глаза он
не увидел, как покраснело, а затем  померкло  жестокое  голубое  свечение.
Опасность миновала. Он осторожно высвободил ее, сдерживая свои чувства.
     Она с криком бросилась на улицу. Люди начали с опаской покидать тень,
где они прятались, их они с прищуром глядели на затухающее зарево. Статный
капитан Гвардии глубокого Космоса выбежал ей навстречу из кучи брошенных в
панике грузовиков. При виде его она перестала кричать.
     - Пол! Я так рада... -  Она  прижалась  к  нему,  дрожа  и  негодующе
оглядываясь на Рика, который прихрамывая шел искать потерянный  рюкзак.  -
Этот человек напал на меня! - Она показала на Рика. -  Я  видела,  как  он
разглядывал меня. Когда я отвернулась, чтобы  посмотреть  на  вспышку,  он
схватил меня. Потащил меня в тот переулок. Он  силен,  как  черт,  но  мне
удалось спастись.
     Рик смущенно поднял рюкзак, все еще  тяжело  дыша.  Стивидоры  начали
мрачно  рассматривать  его,  шепотом  обсуждая  ее  обвинения,  и   он   с
беспокойством  вспомнил,  что  он  всего  лишь  астерит,  за  которого  не
вступится никакой высокопоставленный чиновник.
     Однако, высокий гвардеец, казалось, не очень-то обеспокоился.
     - Наверное, он не замышлял  ничего  плохого,  если  ты  действительно
глядела на вспышку, - пробормотал он  на  небрежном  английском  с  земным
акцентом. Не обращая внимания на Рика, он восхищенно  улыбался  ей.  -  Ты
потрясающе выглядишь, Кей! Хотел встретить тебя на вокзале, но  твой  дядя
на дает мне свободной минуты. Я надеялся увидеть тебя сегодня на приеме, а
не здесь". Он неодобрительно покачал головой. - Здесь тебе не место".
     - Я уже пришла в себя, - быстро  запротестовала  она.  -  Дядя  Остин
должен был вернуться обратно на совещание, и я выскочила посмотреть  порт.
- Голубые глаза метали яростные взгляды в сторону Рика. -  Я  не  ожидала,
что на меня могут напасть.
     - Наверное, это не совсем так. - Он спокойно  повернулся  к  Рику.  -
Хотите что-то сказать, мистер?
     - Я очень извиняюсь, - смущенно пробормотал Рик. - Я  опасался  более
сильного взрыва. Мисс Худ стояла  на  открытом  месте,  и  смотрела  в  ту
сторону. Я крикнул ей, что это сити. Но она не  ушла,  и  я  утащил  ее  в
безопасное место. Боюсь, она не так поняла.
     - Очевидно, - высокий землянин изобразил улыбку. - В любом  случае  -
спасибо.
     Карен тупо уставилась на Рика.
     - Спасибо? - резко прошептала она. - Что такое сити?
     - Антиматерия, - сообщил ей гвардеец. - Реагирующая с земной породой.
В двадцати пяти миллионах  километрах  отсюда.  Думаешь,  слишком  далеко,
чтобы причинить  вред?  Но  помни,  в  космосе  нет  воздушной  прослойки,
способной остановить радиацию, особенно здесь в Палласпорте.
     - Ты хочешь сказать...  -  Рыжая  головка  недоверчиво  качнулась.  -
Просто этот свет...
     -  Гамма-излучение,  -  сказал  он.  -  Его  нельзя  увидеть,  нельзя
обнаружить без счетчика. - Он показал маленький прибор на  запястье  -  не
больше, чем наручные часы. - Но оно сжигает все внутри.  Вызывает  лучевую
болезнь.
     - О... - Она посмотрела на Рика и закусила  губу.  -  Тогда...  тогда
он...
     - Наверное, спас твои глаза, - мягко сказал землянин. -  Может,  спас
твоего будущего ребенка. Речь могла идти о твоей жизни, если  бы  радиация
была сильнее.
     - О... - Она содрогаясь прижалась к молодому человеку. -  Конечно,  я
всегда знала о дрейфующей  антиматерии,  -  хрипло  прошептала  она.  -  Я
когда-то знала, что значит сокращение сити, и если бы только у  меня  было
время подумать. Но я и не думала об опасности, здесь в столице.
     Она с тревогой посмотрела на счетчик на его руке.
     - Он показывает... какова радиация?
     - Доза не опасна, тем более, что он не дал тебе прямо смотреть  в  ту
сторону. - Землянин снова посмотрел на Рика и снова усмехнулся. -  Кажется
он единственный, кто пострадал.
     Она быстро  шагнула  к  Рику  и  покраснела  от  смущения,  когда  он
защищаясь поднял руку.
     - Я действительно ушибла вас! - выпалила она. -  Мое  кольцо.  -  Она
потерла  костяшки  пальцев  правой  руки,  солнце  заиграло  на   огромном
бриллианте с крохотным космическим корабликом из  иридия,  вплавленного  в
основание,  что  говорило  о  ее   принадлежности   к   числу   владельцев
Интерпланет. - Я очень извиняюсь, - прошептала она. -  Вы  просто  спасали
мою жизнь - как мне отблагодарить вас?
     - Забудем это! - Рик достал носовой платок и стал неловкими  пальцами
вытирать кровь от царапины, оставленной драгоценным камнем. - Это не рана.
     Он отвернулся  как  раз  в  тот  момент,  когда  оранжевая  искра  на
юго-западе побагровела и исчезла туда, где его отец и Роб Мак-Джи пытались
каким-то образом изменить орбиту астероида и  не  допустить  столкновения.
Он-то не пострадал, но они, вероятно, погибли.
     - Но нужно что-то делать, хотя бы чтобы избавиться от этого  ужасного
чувства. - Она настойчиво потянула его за рукав, заставив  оторвать  глаза
от неба. - По крайней мере, скажите, как вас зовут?
     Он резко повернулся к ней и нахмурился.
     - Ричард Дрейк, - сказал он. - Я был на борту "Планетании", но я  всю
дорогу работал, дежурил в группе метеорологов. Мне показали вас, когда  мы
уже сошли на берег. Извините, что так разглядывал вас.
     На ее светлокожем лице запылал румянец, но она все же  протянула  ему
руку. -  Здравствуйте,  мистер  Дрейк.  Познакомьтесь  с  капитаном  Полом
Андерсом. - И она улыбаясь подняла глаза на гвардейца. - Он тоже с  Земли.
Космический  инженер,  сейчас  служит  особым  адъютантом  у   одного   из
Комиссаров. Мой старый друг.
     - Еще с тех пор, как она подбила мне глаз на чьем-то дне  рождения  в
Солнечном городе, когда нам было по пять лет. Андерс усмехнулся и протянул
руку Рику. - Она всегда умела пользоваться своими кулачками. Рад встретить
соотечественника с Земли, мистер Дрейк.
     - Я астерит, капитан.  -  Рик  сделал  шаг  назад.  -  Просто  изучал
инженерию на Земле. Рад был познакомиться с вами, но я астерит.  А  теперь
мне пора.
     - Какое имеет значение откуда  вы?  -  Ее  голубые  глаза  оценивающе
смотрели на него, причем так открыто,  будто  для  нее  это  действительно
ничего не значило. - Если вы космический инженер,  только  что  получивший
диплом, разве вам не нужна работа?
     - У меня уже есть работа.
     - В Интерпланет?
     Он отрицательно покачал головой.
     - Тогда  я  знаю,  что  я  могу  для  вас  сделать!  -  При  виде  ее
восторженной улыбки у него снова перехватило дыхание. - Видите ли, я  сама
приехала  работать  сюда.  Дядя  Остин  руководит  работами  и  он   может
договориться с Максом Викерсом  и  найти  вам  место  в  инженерном  штате
Интерпланет.
     - Спасибо, - сказал Рик. - Но  мой  отец  сам  возглавляет  маленькую
фирму. Я собираюсь работать у него.
     Над созданием сити-подпорки - если только Дрейк и Мак-Джи еще живы, и
если им еще удастся найти место для реализации  своего  опасного  проекта,
теперь когда Фридония погибла. Но этого он не мог ей сказать,  потому  что
именно ее дядя Остин приостановил их исследования и  аннулировал  лицензию
на исследования.
     - По крайней мере, мы отвезем вас туда, куда вы направляетесь  с  вот
этим. - Андерс кивнул на его тяжелый рюкзак. - Моя машина за углом.
     -  Не  волнуйтесь,  -  запротестовал  Рик.  -  Я   только   ищу   где
остановиться. Когда-то на этой улице было неплохое местечко...
     - Пожалуйста! - прервала его Карен  Худ.  Может  быть  мы  чем-нибудь
можем помочь?
     - Ни в коей мере, - сказал Рик. - Тем не менее спасибо.
     - Очень благодарны вам, Дрейк,  -  пробормотал  Андерс.  -  Если  вам
понадобится дружеская помощь, обращайтесь ко мне.
     Рик перебросил сумку через плечо и повернулся было, чтобы  уйти,  как
вдруг до него дошла откровенная теплота слов землянина.
     -  Мне  действительно  нужен  друг,  -  внезапно  выпалил  он   и   в
замешательстве замолчал, испугавшись собственных слов.
     - Да? - кивнул Андерс. - Что я могу для вас сделать?
     - Видите ли, мой дом там, на Обании, в районе взрыва. Он уже  пожалел
о том, что начал говорить, но все равно нужно было узнать насчет взрыва. -
Вы не могли бы... Он остановился, подбирая слова, боясь сказать лишнее. Вы
не могли бы узнать, есть ли пострадавшие?
     - Пойдемте, - с готовностью кивнул  землянин.  -  Я  свяжусь  с  Сити
Патрулем. - Он увидел вопросительный взгляд  Карен.  -  Это  подразделение
Гвардии. Следит за дрейфом и состоянием маркеров. Я  знаком  с  командиром
корабля, стоящим в Обании - упрямый марсианин по имени фон Фалькенберг.
     Он взял ее под руку и знаком пригласил Рика следовать за ними.
     - Хотя я не думаю, что вам следует беспокоится о ком-то на Обании,  -
небрежно добавил он. - Потому что взорвалась, скорее всего другая  планета
- какой-нибудь  маленький  необитаемый  астероид,  на  расстоянии  четырех
миллионов километров.
     Рик снова взял свой рюкзак и молча пошел следом, боясь проговориться,
что его отец был рядом или на самом астероиде  в  момент  столкновения.  В
этот момент Карен Худ резко прошептала:
     - Так ты знал об этом?
     - Сити Патруль предупреждал на прошлой неделе, - сказал он ей. -  Фон
Фалькенберг сказал, что какая-то маленькая шахтерская компания  обнаружила
астероид, грозящий столкновением, и подала заявку на спасательные  работы.
Он знал, что у них нет шансов.
     - Ты хочешь сказать, что  там  были  люди?  -  Карен  Худ  недоуменно
посмотрела в пустоту, где раньше полыхало страшное зарево, и содрогнулась.
- Они пытались предотвратить взрыв.
     - Ради кусочка никчемного железа. - Пожал  плечами  землянин.  -  Они
могли получить этот астероид в свою собственность, если бы свернули его  с
опасной орбиты, если бы у них на  борту  было  оборудование  для  создания
искусственной атмосферы и хотя бы шесть месяцев в их распоряжении. Но  фон
Фалькенберг сказал, что за это время никто  ничего  не  смог  бы  сделать,
кроме того, чтобы добежать до укрытия. Иначе он сам бы вмешался, используя
оборудование Патруля.
     - И все равно они рисковали, несмотря ни на что?
     - Похоже что так, - Андерс небрежно бросил Рику.  -  В  любом  случае
Обания в безопасности. Там фон Фалькенберг  на  своем  "Персее",  он  всех
предупредил. Я уверен, что никто не пострадал. Если не считать  этих  двух
шахтеров, Дрейка и...
     Он осекся и бросил взгляд на Рика.
     Рик поднял на него глаза и медленно кивнул. "Мой отец".
     - О... - Лицо Карен побледнело от огорчения. - Простите!
     - Так вот, что вы хотели узнать? - сочувственно кивнул  Андерс.  -  Я
выясню все, что смогу. Вряд ли что-то утешительное. Взрыв был  смертельным
для тех, кто был на астероиде или даже в радиусе  полумиллиона  километров
от него.
     Они подошли к его машине, припаркованной возле штаб-квартиры Гвардии.
Карен осталась ждать с Риком, пока Андерс зашел в здание, чтобы позвонить.
С отсутствующим видом Рик вытирал кровоточащую царапину под глазом, мрачно
уставившись в пустоту, пока Карен не начала задавать вопросы о сити.
     - Конечно, я слышала о дрейфующей породе, - сказала она. -  Но  когда
находишься на Земле, защищенной сотнями километров земной  атмосферы,  все
это не кажется таким опасным. Сити действительно опаснее плутония?
     Он взглянул на нее, как сквозь туман различая четкие черты ее лица  и
холодную голубизну глаз, и ощутил благодарность за  ее  попытку  облегчить
напряженное ожидание вестей об отце.
     - Конечно, сити не расщепляется сама по себе,  -  сказал  он.  -  Для
этого она должна прийти в соприкосновение с чем-то земным.  Но  когда  это
происходит, вся ее масса трансформируется в энергию. Ни один самый  мощный
реактор не способен произвести даже  десятой  доли  одного  процента  этой
энергии. Эта отличительная черта делает сити в  тысячу  раз  полезнее  или
опаснее плутония, в зависимости от вашей точки зрения.
     - Полезнее? - она растерянно показала в сторону черной  пустоты,  где
когда горел и затухал необузданный пожар. -  Как  могут  эти  смертоносные
лучи приносить пользу?
     - Это энергия, - Рик выпрямил плечи. - А энергия, если  отвлечься  от
всего остального, очень необходимая вещь. Это наша  кровь.  Здесь,  у  нас
энергия расщепления поднимает ввысь корабли  и  заставляет  работать  наши
установки искусственного питания. Это и делает возможной жизнь в  космосе.
Но расщепляющаяся материя на грани истощения.
     Она внимательно смотрела на него. - Вы намекаете на энергию сити?
     Он мрачно кивнул. - Она  должна  прийти  -  очень  скоро.  На  Марсе,
Юпитере и на других планетах нет угля и нефти. Если мы хотим выжить, после
того как  будут  исчерпаны  запасы  урана  и  тория,  мы  будем  вынуждены
использовать сити.
     - Но как? - Она беспокойно посмотрела на черное небо. - Если она  при
малейшем прикосновении взрывается...
     -  К  ней  нельзя  прикоснуться.  -  Он  сделал  паузу,  и  задумчиво
нахмурившись посмотрел на нее. - В том-то и проблема - работать с  тем,  к
чему нельзя прикоснуться. Мы должны  найти  способ  безопасный  соединения
материи и антиматерии. Чтобы прикреплять земные рукоятки к сити машинам  и
установить сити механизмы на земные основания.
     - Это для отважных людей, мистер Дрейк. -  Она  резко  повернулась  и
изучающе посмотрела на Рика,  будто  впервые  увидела  его.  -  Может,  вы
попробуете?
     - Сложный вопрос, - он  понял,  что  наговорил  лишнего  и  попытался
обезоруживающе улыбнуться. - Потребуется много денег и лицензия Мандата, а
у меня нет ни того, ни другого.
     - Предположим, вы бы имели и то и другое?
     - Я бы попытался, - серьезно ответил он. - Потому что я думаю, что мы
подошли к критическому этапу. Мы должны создать сити подставки и построить
энергетические заводы, которые станут началом  нового  мира.  В  противном
случае старый мир взорвется вместе с нами, когда накал борьбы  за  остаток
энергетических металлов станет не под силу Мандату.
     - Вы имеете в виду - войну?
     - Причем с использованием сити бомб.
     - Бомб? - Она протестующе покачала рыжей головкой. - Но  разве  можно
изготовить сити бомбы без этих изолирующих опор?
     - Кто-то сможет и захочет сделать это. -  Он  мрачно  кивнул.  -  Для
производства полезной сити энергии необходим целый набор  сити  механизмов
для добывания руды, получения металла, создания других сити механизмов - и
все это без малейшего прикосновения к веществу. Но из любого кусочка  сити
можно сделать бомбу, если привести его в соприкосновение с чем-то  земным.
И я даю голову на отсечение, что каждая крупная  планета  сейчас  работает
над поиском путей осуществления подобной реакции.
     - Я слышала о  возможности  войны,  еще  на  Земле.  -  Она  неохотно
кивнула. - И я вижу, что дядя Остин обеспокоен здешней ситуацией. Но  чем,
по-вашему, может помочь энергия сити?
     - Энергия - это жизнь, - сказал он. - Мы на грани  борьбы  за  жалкие
остатки урана и тория, только потому что они  не  настолько  энергетически
богаты, чтобы обеспечить нас. А комок сити размером с  ваш  кулачок  может
дать больше энергии, чем тонна урана или  миллион  тонн  угля.  В  космосе
целые планеты целиком состоящие из сити. Этого более чем достаточно,  если
мы сможем научиться обращаться с ней.
     - Понятно, - она тяжело посмотрела на него, ее глаза были серьезными.
- Ответьте мне, пожалуйста, на один вопрос.
     Испугавшись, что он и так уже слишком много сказал,  Рик  молча  ждал
вопроса.
     - Вы астерит, -  тихо  начала  она.  -  Я  слышала,  что  большинство
астеритов недовольны Мандатом. Это правда?
     - Нас предали, - он мрачно кивнул. -  Предала  ваша  компания.  После
того, как мы перешли на вашу  сторону  в  Космической  войне.  Астериты  -
такие, как О'Банион - спасли Землю и Интерпланет  от  полного  разрушения,
которым грозили союзные планеты. Мы заслужили нашу свободу - но вы продали
наши права и все, что вы нам обещали, когда основывали Мандат.
     - Так вы враг Интерпланет?
     Он покачал головой. - Просто инженер.
     Она недоверчиво нахмурилась.
     - А если компания предложит вам инженерную работу - по проектированию
этой сити опоры?
     - Но вы не сделаете этого, - мрачно ухмыльнулся  он.  -  Вы  угрохали
сотни миллионов в урановые и ториевые рудники. Вы сейчас просто  вынуждены
защищать эти эти вложения от дешевой энергии сити.
     - Может, вы правы. - Она добродушно кивнула. - В любом случае я хочу,
чтобы вы поговорили с дядей Остином.
     - О сити? - он отрицательно покачал головой. -  Люди  подобные  моему
отцу и Мартину Бранду посвятили свои жизни, пытаясь  привлечь  внимание  к
энергии сити. Это никого не заинтересовало.
     - Это заинтересовало меня. - Она засветилась улыбкой. - Я поговорю  с
дядей об этом...
     Но он уже не  слышал.  Он  увидел  капитана  Андерса,  выходящего  из
помещения Гвардии, и с тяжелым сердцем замер в ожидании новостей об отце и
сити взрыве.



                             3. МЕЖДУ МИРАМИ

     Тяжелым  шагом  землянин  подошел  к  машине.  Его   худое   лицо   с
выделяющимися скулами выражало удивление. Он всматривался в небо, туда где
безумствовало пламя, и озадаченно качал головой.
     - Что за чертовщина! - произнес он.
     - Вы... - от волнения голос Рика сорвался.
     - Выше нос, Дрейк, - внезапно улыбнулся он. - Я только что говорил  с
нашим другом марсианином с  "Персея".  Он  говорит,  что  похоже  Дрейк  и
Мак-Джи заполучили эту планету. Но что убивает, как им это удалось.
     - Но - эта вспышка... - Рик тяжело сглотнул. - Разве это не сити?
     - Да, сити взрыв, - кивнул сухощавый землянин.  -  Но  они  сами  его
устроили - представьте себе! - В голосе его звучали нотки благоговения.  -
Фон Фалькенберг сказал, что именно так они предотвратили столкновение. Они
взрывом столкнули астероид с орбиты!
     - Вы не знаете, они пострадали?
     - Целы и невредимы, - ответил Андерс. - Я ждал, пока фон  Фалькенберг
переговорит с ними. Они откликнулись с  этой  сити  планеты,  которую  они
назвали Фридонией.  Они  хотели,  чтобы  он  засвидетельствовал,  что  они
действительно заслужили законное право на эту планету, которую они  убрали
с пути сити астероида.
     -  Спасибо,  капитан,  -  Рик  слабо  улыбнулся.  -  Я   думал,   что
столкновение произошло, что они  погибли.  -  Он  перевел  дыхание.  -  Вы
знаете, как они сделали это?
     Землянин  кивнул.  -  Кажется,   они   все   подробно   описали   фон
Фалькенбергу, чтобы получить разрешение на работы. У них не было времени и
оборудования для создания искусственной оболочки сити  астероида  или  для
смещения земной планеты. Они изменили орбиту сити тела взрывом, который мы
наблюдали.
     - Но как они осуществили взрыв? - прервала Карен Худ.  -  Человек  не
может ведь прикоснуться к сити!
     - Именно это и убивает. - Он восторженно улыбался при виде  ее  рыжей
головки. - Они не прикасались к ней. Они даже не вошли в опасную зону. Фон
Фалькенберг говорит, что запустили они десятикилограммовый  кусок  земного
железа навстречу сити астероиду - с расстояния двадцати тысяч километров.
     - И это сдвинуло астероид?
     - Да, и достаточно далеко, - Андерс помрачнел и  глянул  на  Рика.  -
Только вот что интересно. Никто не мог бы предположить, что можно  попасть
в движущуюся планету таким вот камешком с такого расстояния.  Но  Дрейк  и
Мак-Джи в своей заявке точно предсказали момент взаимодействия.  Они  даже
описали новую орбиту астероида, отдаленную от космических путей  и  земных
планет.  И  фон  Фалькенберг  уже  уверен,  что  они  попали  в   десятку.
Представляете себе?
     - Представляю, - с серьезным видом кивнул Рик, - потому  что  я  знаю
Мак-Джи.  Старый  колдун.  Он  никогда  много  не  говорит,  и   создается
впечатление, что он немного не в себе. Но у него есть чутье - он не  может
этого объяснить - это особое  чувство  времени  и  пространства,  массы  и
движения. Это просто нюх, как он  всегда  говорит.  Наверное,  сначала  он
просто почувствовал приближение столкновения.
     - Карен неотрывно наблюдала  за  Риком  серьезными  широко  открытыми
глазами.
     - И все-таки, - прошептала она, - они  сместили  планету  при  помощи
сити.
     -  Это  просто  подвиг,  -  пробормотал  Андерс.  -  Это  почти   что
приглашение в Сити Век.
     Рик угрюмо кивнул. Первое опьяняющее ощущение победы прошло. Дрейк  и
Мак-Джи уцелели, но все что им удалось сделать - это отвоевать голое место
для  "металлургической  лаборатории".  Стационарная  сити  опора  все  еще
невозможна по определению, и нелицензионные исследования  в  области  сити
все еще считаются противозаконными. Он уже начал сожалеть, что  так  много
рассказал о Дрейке и Мак-Джи.
     - Такое абсолютное чувство времени  очень  могло  бы  пригодиться.  -
Карен как-то встревоженно посмотрела на часы. - Дядя Остин сейчас закончит
заседание и будет взволнован моим отсутствием. Пол, ты должен отвезти меня
обратно в резиденцию. А потом помоги, пожалуйста,  мистеру  Дрейку  найти,
где остановиться.
     - Хорошо. - Андерс кивнул.  -  Есть  чудная  маленькая  гостиница  на
Серес-стрит. Я знаю менеджера.
     Они высадили  ее  у  впечатляющего  строения  из  цветного  стекла  и
сверкающего  металла,  которое  являлось  официальной  резиденцией   Члена
Верховной Комиссии. Рик поселился в отеле на Серес-стрит. Но прежде чем он
успел распаковать свой багаж, зазвонил телефон.
     - Мистер Дрейк? - это была Карен. - Я  только  что  говорила  с  моим
дядей. Он хотел бы пригласить вас на обед.
     - Верховный комиссар Худ? - от удивления у Рика перехватило  дыхание.
- Сегодня?
     - Сегодня в четырнадцать часов, во дворце Мандата. Если вы  свободны,
конечно.
     - Нельзя быть занятым, когда ваш дядя приглашает. Передайте ему,  что
я буду.
     Она повесила трубку, и он нахмурившись  принялся  распаковывать  свой
костюм. Неожиданное приглашение волновало его все больше и больше.  Может,
Карен Худ и заинтересовалась энергией сити, но он наверняка знал,  что  ее
дядя далек от этого.  Вероятнее  всего  Верховный  Комиссар  просто  хотел
убедиться в том, что Дрейк и Мак-Джи не работают над сити подставками.
     В  четырнадцать  часов  он  вошел  в  изысканно  отделанный   золотом
вестибюль дворца Мандата. Роскошный ресторан создавал  атмосферу  офицера.
Стоимость жизни по всему  Мандату  была  очень  высока,  так  как  пищевая
промышленность  была  запрещена,  как  Рик  подозревал,  чтобы   заставить
астеритов обменивать уран и торий на импортные продукты. Но цены во дворце
были фантастические.
     Рик неуверенно помедлил у входа  в  бар.  Он  внезапно  почувствовал,
несколько он здесь чужой. Космических шахтеров  обычно  не  приглашали  на
обеды к Верховному Комиссару. И хотя он не мог позволить себе ни малейшего
расслабления, ему захотелось выпить, чтобы как-то смягчить  свое  ощущение
социальной ущербности.
     Бар тонул в полумраке. Слабый свет, проникающий через красное  стекло
потолка, падал на полированные панели из черного дерева, привезенного сюда
с  самой  Венеры.  Воздух  был  тяжелым  от   дыма,   паров   алкоголя   и
настороженного шепота на четырех языках. С первого взгляда атмосфера  была
вполне  дружелюбной,  но  Рик  чувствовал  ее   скрытую   враждебность   и
противоречивость.
     Светловолосые загорелые атташе марсианского  комиссара  собрались  за
столиком иностранного  генерала  с  орлиным  профилем.  Согревая  ладонями
тяжелые  глиняные  кружки,  застыв  в  почтительных  позах,  они  казались
отрешенными от  прочего  мира.  Огромный  бородач,  вероятно  откуда-то  с
Юпитера, усердно пил водку, создавая много  шума  и  веселья,  которое  не
скрывало его настороженности. Венерианцы  за  своим  собственным  столиком
лениво потягивали рисовое вино и чай с вином глубочайшей таинственности  и
секретности.
     Группа землян у стойки бара пила виски с содовой. Они показались Рику
чересчур самоуверенными и говорливыми. Один из них, молоденький  офицер  с
"Планетании" кивком пригласил Рика присоединиться к  ним.  Но  уловив  дух
секретного недоверия, царящий в  этой  длинной  прокуренной  комнате,  Рик
решил быть настороже.
     Он  назвал  свое  имя  официанту  и  остался  ждать  в  углу  шумного
вестибюля, пока высокопоставленный чиновник не  появился  в  сопровождении
Макса Викерса,  главы  местного  отделения  Интерпланет,  и  целой  группы
адъютантов. Худ был грузным розовощеким человеком с  рыжим  пушком  вокруг
намечающейся лысины. Он покинул свою свиту по знаку  официанта  и  ковыляя
направился к Рику.
     - Рад познакомиться с вами, Дрейк. - Он радушно пожал  руку  молодому
человеку. - Если не возражаете, давайте пообедаем наедине. Нам надо кое  о
чем поговорить, но только после обеда.
     С наигранной небрежностью он махнул Викерсу и повел Рику  в  роскошно
обставленный отдельный зал. Его заказ, казалось, приравнивался  к  решению
правительства; после долгих колебаний он, наконец, выбрал каплуна с  сухим
марсианским вином.
     Сначала Рик держался скованно и неуверенно.  Наверное,  вино  помогло
ему избавиться от напряжения, и он начал испытывать по отношению к  своему
собеседнику странную смесь восхищения, удивления и  неожиданной  симпатии.
Наилучшим качеством  Худа  для  его  нелегкой  работы  было  его  отличное
пищеварение.
     - Вы думаете, наверное, что я здоровяк, Дрейк? - добродушно  громыхал
он. - Ну, для  ежедневных  сражений  в  палате  Верховной  Комиссии  нужно
отменное здоровье. Трое моих предшественников отправились  домой  с  язвой
желудка, но мне ничто не может испортить аппетит.
     Рик все никак не мог понять, что нужно этому человеку.  Ни  слова  не
было сказано о деле, пока не  было  выпито  все  вино.  И  только  закурив
дорогие кубинские сигары, они приблизились к цели этой необычной  встречи.
Наклонившись вперед, Худ начал с серьезным видом:
     - Молодой человек, я слышал,  сегодня  утром  вы  спасли  глаза  моей
племянницы.
     - Она смотрела на вспышку, - сказал Рик. -  Кажется,  она  не  знает,
насколько опасна сити.
     - А вы знаете?
     Рик замер, не спуская глаз с собеседника.
     - Она  говорит,  что  хочет  построить  завод  по  производству  сити
энергии.
     - Я бы сам не  прочь  посмотреть,  как  это  получится,  -  осторожно
ответил Рик.
     - Вы говорили Карен о каких-то подставках, способных фиксировать сити
механизмы на земных основах. - Худ говорил нарочито  небрежным  тоном,  но
его жесткий взгляд настороженно изучал Рика через прозрачную пелену  дыма.
- Как могла бы работать такая подставка?
     - Точный ответ на ваш вопрос должен был бы обойтись вам не менее  чем
в десять миллионов долларов, вложенных в научные  исследования,  -  сказал
Рик. - Это касается приложения силы без контакта...
     - Хм? - моргнул Худ. - Это возможно?
     - Попробуйте подержать магнит над гвоздем.
     - Разве удастся полностью избежать контакта?
     - Над этим еще нужно работать. - Рик задумчиво улыбнулся.
     - Но принцип схвачен. Проблема может быть  разрешена.  Но  есть  одна
вещь, которую я хотел бы проверить. - Он взял карандаш и начал рисовать на
салфетке.  -  Сочленение  постоянных  магнитов,  половина  которых  земной
природы, половина сити, соединенные вот таким образом...
     - Оставьте. - Худ  выставил  вперед  широкую  ладонь  предупреждающим
жестом. - Я не умею читать чертежи. Но Пол Андерс мой эксперт по  сити,  и
он потрясен тем, как ваш отец смог с  ее  помощью  сдвинуть  астероид.  Он
хочет, чтобы я назначил вас на работу  в  Интерпланет  с  конфиденциальным
заданием по сити. Мы заплатим вам пятьдесят тысяч  за  год  работы  -  это
большая сумма для выпускника, но Карен настояла на этом.
     - И что я должен буду делать?
     - Просто составить полный отчет по сити. Собрать воедино все, что  вы
знаете  о  ней.  Происхождение,   месторасположение,   общее   количество,
приблизительное  содержание  различных  элементов.  И  проанализирует  все
возможные пути ее использования.
     - Для получения энергии?
     - И энергии в том числе. - Худ прищурил проницательные  глаза.  -  Но
Карен сказала, что вы также упоминали сити бомбы.
     - Она ничем мне не обязана. -  Яростно  выпалил  Рик.  -  Я  не  буду
разрабатывать сити оружие ни для кого и ни за какие взятки.
     - Это чистой воды бизнес, - успокаивающе ответил Худ. - Пол  и  Карен
считают, что вы нам нужны. Если вы думаете, что сити можно использовать  в
мирных целях, скорее чем в военных, отразите это в вашем отчете.  Сделайте
чертеж подставки. Если Пол Андерс подтвердит, что эта штука заработает,  у
Интерпланет хватит миллионов на ее создание. Все достаточно честно.
     - Ну, в общем-то, да. - Неуверенно  кивнул  Рик.  С  первого  взгляда
неплохая возможность, но все же мне надо это все обдумать. Видите ли, отец
и Роб Мак Джи ждут моего возвращения, чтобы вместе продолжать работу.
     - Хорошо, обдумайте мое предложение. - Доброжелательно закивал Худ. -
Если вы действительно захотите построить сити подставку, вы договоритесь с
Максом Викерсом о составлении контракта. - Он посмотрел на  часы  и  резко
встал. - Извините, теперь у меня встреча с комиссаром Рыковым -  он  хочет
выманить у меня повышение своей урановой квоты.
     Рик обдумал предложение. Он вспомнил, что его отец и Роб  Мак-Джи  не
имели миллионов, у них не было даже лицензии на попытку создания подобного
рода на голом маленьком астероиде,  романтично  названном  Анной  О'Банион
Фридонией. А может дело было в неотразимом  обаянии  яркой  головки  Карен
Худ, которая в тот же вечер отыскала его на многолюдном приеме и попросила
принести ей чашку чая. В конце концов, какое имеет значение,  кто  создаст
эту штуку, если она уж будет создана, подумал он.  На  следующее  утро  он
подписал годичный контракт с Интерпланет.
     Потом он позвонил Анне О'Банион. Он знал, что она не  поймет  его,  и
был рад, что из разделяет расстояние в несколько миллионов километров.
     - Анна, в этом году я не приеду домой, - смущенно пробормотал он. - Я
буду работать в... Интерпланет. - Он немного  замялся,  так  как  знал  ее
отношение к корпорации. - Это особый секретный проект. - Он был  рад,  что
не мог по телефону  распространяться  на  эту  тему,  потому  что  ему  не
хотелось еще сообщать ей подробности. - Надеюсь, что отец не  обидится,  -
сказал он.  -  Передай  ему,  что  напишу.  Передай,  что  я  буду  хорошо
зарабатывать и обязательно вернусь домой в следующем году.
     С тяжелым сердцем он ждал, пока  световой  луч  донесет  до  него  ее
ответ.
     - Я передам ему, Рик. - Ее голос звучал сдавленно и как-то по-чужому.
- Но боюсь, он действительно обидится. - Какое-то мгновение в  трубке  был
слышен только гул космических помех, затем она тихо  произнесла:  -  Пока,
Рик.
     В тот же день  он  пошел  на  работу.  Викерс  вручил  ему  ключи  от
огромного холодного офиса из голубого стекла и блестящего металла в здании
Интерпланет. Он провел  большую  часть  следующего  года  здесь  взаперти,
отбирая факты о сити  дрейфе  из  кип  запыленных  изданий  на  нескольких
языках, изучая тысячи несостоятельных  прожектов  использования  сити  при
помощи электрического или магнитного  или  же  парагравитационного  полей,
разрабатывая свои собственные планы, которые Андерс неизменно  разбивал  в
пух и прах.
     - Большинство из выдумок выглядят очень красиво на бумаге, -  признал
однажды высокий землянин. -  Но  очень  красиво  это  недостаточно,  когда
имеешь дело с сити. - Он нахмурившись разглядывал чертежи, над которым Рик
корпел неделями. - Я вижу, что на чертеже сити пластина должна покоится на
подушке  парагравитационного  поля  -  но  все  до   сих   пор   известные
парагравитационные эффекты временные. Что случится, если сгорит катушка?
     - Я предусмотрел три независимые цепи, - ответил Рик. - Каждая из них
может надежно удерживать сити пластину.
     - До тех  пор  пока,  какой-то  растяпа  механик  не  уронит  простую
отвертку на что-то из сити. - И тогда вся твоя установка взлетит так,  что
всем планетам достанется.
     - Люди не будут работать в отделении сити с  простыми  отвертками,  -
возразил Рик. - Все, что касается сити будет на дистанционном управлении и
полностью автоматизировано.
     - Но надо за что-то уцепиться, - сказал  землянин.  -  Сити  автоматы
порождают другие сити механизмы, и это бесконечно. Но как ты рассчитываешь
запустить первый из них?
     - Первыми приборами будут просто два куска сити железа,  -  терпеливо
объяснял Рик.  -  И  вокруг  них  мы  можем  соорудить  земные  механизмы,
управляющие ими при помощи  магнитных  и  парагравитационных  полей.  Один
кусок можно использовать как молот, другой как наковальню  -  и  создавать
более сложные приборы.
     - Ничего не выйдет, - ухмыльнулся Андерс. -  Конечно,  если  тебе  не
удастся найти человека, который рискнет жонглировать  этой  бомбой  голыми
руками.
     - Я знаю людей, у которых хватит на это смелости. - Спокойно  ответил
Рик. Он имел в виду своего отца и Роба  Мак-Джи,  но  вслух  их  имена  не
назвал. - У них  и  умения  хватит,  если  нам  удастся  создать  надежную
аппаратуру.
     - Но пока что ты не показал мне  ничего  надежного.  -  Андерс  снова
сосредоточился на чертежах и снова отрицательно покачал головой.  -  Я  не
куплю это для Интерпланет. Если ты действительно хочешь создать подставку,
лучше попытайся еще раз.
     И Рик начал все сначала. Теперь ряды постоянных магнитов должны  были
принять на себя удар, если откажет основная катушка.
     - Нужна зацепка. - Землянин снова покачал  головой.  -  Может,  мы  и
могли бы создать сити механизмы для создания сити магнитов, если бы у  нас
были сити магниты, на которых мы бы изготовляли эти механизмы. Но у нас их
нет. Боюсь, тебе придется придумать что-то получше.
     И всякий раз Рику не удавалось придумать что-нибудь по-лучше,  и  все
же ему полюбился высокий землянин. Андерс был красив, и  видя  сияющие  от
восхищения глаза Карен, Рик невольно почувствовал укол ревности. Роскошные
темные волосы Пола красиво вились, проницательные глаза были цвета  стали.
Стройный и подтянутый, он носил свою черную форму с видом  обезоруживающей
простоты, которая скрывала ум быстрый, как реакция сити.
     И хотя он никогда не выходил за рамки своей учтивой сдержанности, Рик
многое узнал о нем за время их совместной работы. По всей видимости, он из
семьи  потомственной  привилегированной  аристократии  Интерпланет  -  Рик
понимал, что одной человеческой жизни недостаточно, чтобы приобрести  этот
ненавязчивый лоск и уверенность. Он побывал на всех больших  планетах.  Ни
одна ситуация еще не поставила его в тупик. Он явно принадлежал миру Карен
Худ.
     А Рик был здесь чужим - хотя иногда, по мере  того  как  истекал  год
контракта, ему начинало казаться, что он может стать  своим.  Карен  стала
заместителем управляющего отделением.  И  он  часто  видел  ее,  в  лифтах
Интерпланета, на тех немногих вечерах, куда его приглашали, на улице - под
руку с Андерсом. Она улыбалась ему - потому что он спас ее от  ослепляющей
вспышки, как он полагал вначале, или же он  мог  пригодится  компании.  Но
когда однажды он осмелился наконец дождаться ее в коридоре возле  кабинета
и пригласить на обед, она радушно приняла его приглашение. Он повел ее  во
Дворец Мандата. На следующий день они пошли потанцевать.
     Рядом с  ней  он  забывал,  что  он  ни  астерит,  ни  землянин,  что
заблудился в  двух  мирах.  На  несколько  часов  она  становилась  просто
рыжеволосой девушкой, немного своевольной, но все-равно восхитительной. Но
попрощавшись с ним, она снова  окуналась  в  атмосферу  древней  власти  и
величавой роскоши Интерпланет. Но он не забыл, что между ними пропасть,  и
это причиняло ему такую  боль,  что  он  стал  избегать  думать  об  этом,
запретил себе мечтать  о  Карен.  Единственное,  что  действительно  имело
сейчас значение, это подставка  и  тот  новый  мир,  который  человечество
сможет на ней построить. Две недели он пытался сосредоточиться  только  на
незаконченных чертежах на своем кульмане, но то и дело в его блокноте  для
заметок среди каракулей и зарисовок появлялись инициалы Карен. Наконец  он
решился опять позвонить ей, но как выяснилось, слишком поздно.
     - Спасибо, мистер Дрейк. - Голос звучал подчеркнуто любезно. -  Очень
мило, что снова вспомнили обо мне, но сегодня я занята. Мы с Полом идем на
Марсианский прием. Боюсь, у меня для вас не найдется времени.



                         4. ВОСХИТИТЕЛЬНАЯ БОМБА

     Наступил март следующего года. Срок контракта уже почти истек,  когда
однажды на столе Рика зазвонил телефон  и  он  услышал  голос  Карен.  Его
сердце екнуло, но ее голос звучал сухо и отчужденно.
     - Мистер Дрейк? - Я звоню по поручению дяди. Вы должны явиться к нему
в девять утра.
     Она повесила трубку, ничего не объяснив,  но  Рик  подумал,  что  это
будет наверное, последняя возможность повидаться с очень занятым Верховным
Комиссаром. Он проработал  всю  ночь,  чтобы  успеть  закончить  последние
чертежи, но Худ даже не взглянул на них.
     - Оставьте это Андерсу.
     Он  начал  было  разворачивать  свои  карты,  но  Верховный  Комиссар
остановил  его   нетерпеливым   жестом.   Рик   остался   перед   огромным
хромированным столом с верхом из полированного  Венерианского  нефритового
дерева под цвет высоким стенам.
     - Я все равно не смогу их  прочитать,  -  сказал  Худ.  -  Но  Андерс
говорит, что вы не добились результата с этими сити подставками.  Говорит,
что это безнадежно.
     - Но стараюсь.
     - У вас осталось десять дней, - напомнил Худ. - Но есть еще  кое-что,
о чем я бы хотел вас попросить.
     - Все, что угодно, - с готовностью подхватил  Рик.  -  Вернее,  почти
все.
     Толстяк проницательно посмотрел на него и тихо спросил. - Вы получали
известия о вашем отце?
     Рику пришлось перевести дыхание прежде чем начать говорить.
     - Кое-что я знаю,  -  выдавил  он  из  себя.  -  Сейчас  он  живет  в
барокамере на той планете, которую они спасли от столкновения. Он  слишком
занят и не может часто писать.
     - Чем занят?
     - Тем, что указано в его заявке. - Рик сглотнул.  -  Астероид  должен
быть обжит и маркирован, чтобы все было легально. Он установил орбитальный
рефлектор. В последнем письме он писал, что бурит скважину  для  установки
создания искусственной атмосферы.
     Глаза Худа хитро прищурились. - А вы уверены, что он не работает  над
созданием сити подставки?
     - У него нет лицензии  на  исследования.  -  Рик  с  трудом  выдержал
испытующий взгляд. - А почему вы думаете,  что  _о_н_  работает  над  сити
подставкой?
     - Мы же  не  сидим  на  пороховой  бочке  с  закрытыми  глазами.  Худ
самодовольно покачал лысоватой головой. - Астероид вашего отца не  так  уж
недосягаем  -  конечно,  взрыв,  который  он  устроил  заполнил   огромное
пространство за Обанией таким количеством сити пыли, что даже Сити Патруль
не может пробраться через нее. Но у нас есть  сведения.  Ваш  отец  и  его
партнер то и дело путешествуют - уж не знаю как -  через  эту  смертельную
завесу. И  они  перевозят  снабжение  и  оборудование,  которое  не  имеет
отношения  ни  к  установке  роторного  маркера,  ни   даже   к   созданию
искусственной атмосферы. Я все время  подозревал,  что  они  разрабатывают
что-то новое в области использования сити. Сейчас я в этом уверен.  Потому
что ваш отец вернулся снова. Он перенес сити шок.
     - Нет! - Рик не сводил глаз с Худа. - Я бы знал об этом!
     - Этот шахтер Мак-Джи привез его на Обанию  два  дня  тому  назад,  -
сказал Худ. - Местный  доктор  сказал  ему  первую  помощь  и  направил  к
специалисту. Мак-Джи везет его  сейчас  сюда  на  консультацию  к  доктору
Ворринждеру.
     - Значит, он действительно пострадал. - Рик нехотя кивнул. -  Хотя  я
не могу понять, почему он не сообщил мне. - Он нервно  сглотнул.  -  Когда
они должны прибыть?
     - Завтра утром, - сказал Худ. - Они созвонились с Ворринждером  и  он
назначил осмотр на десять. Вы бы не согласились встретить их и  разузнать,
что они там задумали?
     Рик покраснел. - Вы хотите, чтобы я  шпионил  за  собственным  отцом.
Особенно теперь, когда он болен, а может даже умирает!
     - Не думаю, что он умирает, - спокойно ответил здоровяк. -  Но  я  не
прошу вас ни за кем шпионить. Если ваш отец действительно обладает  ценным
опытом и знаниями в области сити, я  хочу  чтобы  Викерс  подписал  с  ним
контракт от лица Интерпланет. Чисто деловое предложение. Я  сейчас  говорю
от лица компании, а не пытаюсь выяснить какие законы Мандата  он  нарушил.
Если несчастье случилось из-за отсутствия  необходимого  оборудования  или
квалифицированной технической помощи, Интерпланет готова предоставить  все
это. Я просто прошу вас передать ему это  предложение  от  лица  компании,
потому что я обнаружил, что астериты его  поколения  часто  не  испытывают
теплых чувств по отношению к компании.
     Рик внимательно посмотрел на него.
     - Ваша компания владеет запасами урана и тория, на  которые  когда-то
претендовали жители планет, они стоят сотни миллионов долларов. Неужели вы
действительно хотите финансировать проект, который обесценит все это?
     - Лично я - да, - Худ настойчиво закивал. - Там, в Солнечном  городе,
в нашем правлении еще есть старики, которые с удовольствием  бы  запретили
сити энергию, но здесь командую я. Если кто-то  собирается  получить  сити
энергию или  сити  бомбы,  то  я  хочу,  чтобы  этот  человек  работал  на
Интерпланет. Я заставлю Викерса поддержать любой проект, одобренный  Полом
Андерсом.
     - Энергию сити невозможно локализовать, как уран и  торий,  -  мрачно
предупредил Рик. - Даже если мой отец построит вам завод, сити  невозможно
монополизовать. Она слишком необъятна, даже для Интерпланет.
     - Объясните почему.
     - Научно секреты хранить невозможно. Вы понимаете, что  энергия  сити
должна производиться вдалеке отсюда и  передаваться  при  помощи  аппарата
Бранда - сити топливо нельзя поместить в земную атмосферу. А  это  значит,
что кто-угодно сможет перехватить ваше  энергетическое  поле  и  бесплатно
воспользоваться им.
     - Андерс говорил об этом. - Вежливо кивнул Худ. - Но я  соглашусь  со
всем, что он одобрит. Наверное, у нас еще есть шанс на победу.  -  Голубые
искорки засверкали в его глазах.  -  В  конце  концов,  в  нашей  компании
работают не только мягкотелые размазни, иначе мы бы не завоевали космос  и
завладели бы всеми запасами урана и тория.
     - Да. - Попытался улыбнуться Рик. - Вы не такие.
     - Итак, повидайтесь с вашим отцом. -  Верховный  комиссар  неожиданно
резко поднялся, давая знак, что интервью закончено.  -  Выясните,  что  он
знает. Если Андерсу это покажется интересным, Викерс готов платить.
     Рик не стал отвечать, но он знал,  что  для  отца  деньги  ничего  не
значили. Старого Джима Дрейка влекло только сражение с дрейфующей породой.
Может, только сражение с дрейфующей породой. Может, только мать Рика  была
для него когда-то важнее этой идеи, но она  погибла,  когда  обломок  сити
упал на Обанию. Дрейф всегда был его противником, слепым и безжалостным, и
неуловимым как тень. Он потратил большую часть своей  жизни  на  укрощение
сити. Деньги ничего для него не значат, но Рик  надеялся,  что  его  может
предоставить Интерпланет - если только он еще в состоянии  продолжать  эту
борьбу.
     "Прощай, Джейн" прибыла в семь утра по Мандатному времени. Пять палуб
и ржавый угловатый корпус придавали ей сходство с поставленным вертикально
бесколесным железнодорожным вагоном из двадцатого  века.  Но  умелые  руки
Роба  Мак-Джи  с  удивительной  точностью  посадили  корабль   на   гравий
посадочной площадки. Рик с  нетерпением  ждал,  когда  портовая  инспекция
окончит осмотр на борту, и как только они покинули корабль, Рик кинулся  к
дряхлой посудине.
     - Привет, Рик, - спокойно поприветствовал его  капитан  Роб  Мак-Джи,
выглядывая из шлюзового отсека. В допотопном скафандре цвета плесени плечи
Мак-Джи казались такими же широкими, как у Рика. Голова его была большой и
квадратной с густой мочалкой желтых волос и очень маленькой шеей. Тело его
было настолько коротким,  что  ноги  казались  неуместными.  И  вообще  он
выглядел таким же надежным, устойчивым и уродливым, как его корабль.
     - Давай на борт. - Он протянул руку  обветренную  всеми  космическими
ветрами и помог Рику взойти по узенькому трапу. - Джим в каюте наверху.
     Незатейливо, но прочно построенная  из  четырех  квадратных  стальных
пластин, "Прощай, Джейн" имела пять отделений как кубики  поставленных  на
неуклюжих подпорках и пружинах первого яруса. Рик  взобрался  по  лестнице
люка  из  шлюзового  отсека  через  трюмы  и  камеру  реактора  в   каюту,
расположенную под рубкой. Он  нашел  там  отца,  умостившегося  на  стуле,
слишком маленьком для него. Руки его были перевязаны.  Худой,  изможденный
человек, в потертом сером пиджаке и грубых шахтерских бутсах.
     Пять лет Рик не был дома, и теперь он был  потрясен  тем,  как  время
сморщило его сухое лицо, как поредели и поседели рыжие волосы,  сгорбилась
стройная гигантская фигура. Это огорчило Рика  даже  больше,  чем  раны  и
выражение страдания и боли во впавших глазах.  Даже  Ворринджер  не  может
лечить болезнь времени.
     - Папа - я не знал! - Рик не мог оторвать глаз от бинтов на руках.  -
Я тоже виноват. - Острое чувство вины пронзило его. - Если бы  я  вернулся
домой и помогал тебе...
     - Ничего, Рик - мягко перебил отец. - Мы  с  Робом  идем  ощупью.  Но
может, у тебя успехи лучше.
     - В любом случае вы должны были сообщить мне.
     -  Зачем  огорчать  тебя  заранее.  -  Отец  спокойно  посмотрел   на
перевязки. - Этого нельзя  избежать,  когда  затеваешь  игры  с  сити.  Мы
транспортировали  сити  блок  на  парагравитационной   подушки.   Попалась
какая-то пылинка. Такая маленькая, что я ее не заметил.
     - О... - Комок, подступивший к горлу, не дал Рик  говорить.  Смущенно
он обнял отца за сутулые плечи.
     - Не расстраивайся, - утешал Джим Дрейк. -  Это  же  не  первый  раз.
Ворринджер поставит меня на ноги и  я  начну  все  сначала,  и  это  самое
главное. - Он сделал шаг назад, чтобы окинуть Рика взглядом. - Рад  видеть
тебя, мой мальчик. Садись, попьем чаю и ты расскажешь, чем занимаешься.
     Рик сел на скамейку, и Роб Мак-Джи разлил горький чай, который всегда
заваривали астериты, наверное, чтобы заглушить  вкус  синтетической  воды,
застоявшейся в ржавых контейнерах. Рик потягивал чай, но ему  не  хотелось
говорить о своей работе в Интерпланет, во  всяком  случае  сейчас.  Вместо
этого он начал расспрашивать об Анне О'Банион.
     - Анна в порядке. - Потухший взгляд Джима Дрейка  снова  оживился.  -
Она управляет нашим офисом на Обании.  Собирает  необходимые  материалы  и
инструменты для лаборатории. - Сегодня нам как  никогда  нужны  деньги.  -
Тень тревоги легла на его усталую улыбку. - Она много говорила о тебе. Она
скучала по тебе, Рик. Всегда спрашивала, когда ты наконец вернешься домой.
     - А сейчас не спрашивает?
     - В день нашего отъезда она собиралась на вечер на  базу  Гвардии.  У
нее было свидание с марсианским лейтенантом по имени Курт фон Суденхорст.
     - Может, это к лучшему. - Угрюмо кивнул Рик. - Здесь я познакомился с
одной девушкой... - Но  ему  не  хотелось  рассказывать  о  Карен  Худ.  -
Наверное, Анна обиделась, когда я начал работать в интерпланет.  Да  и  ты
тоже.
     В усталых глазах  и  испещренном  морщинами  лице  отца  он  прочитал
подтверждение своим словам. Краска  стыда  залила  его  лицо.  Он  перевел
дыхание и начал объяснять, почему он принял предложение компании.
     - Извини, папа, - в отчаянии выпалил он. - Но Интерпланет  предложила
мне возможность работать над подставкой, если мне удастся создать  что-то,
что удовлетворит их инженеров. Я ведь не знал, что у вас уже есть  готовые
к испытаниям разработки на Фридонии...
     - У нас ничего нет.  -  Мягко  прервал  Джи  Дрейк.  -  Но  не  нужно
извиняться. Я потратил двадцать лет на  то,  чтобы  привлечь  хоть  чье-то
внимание к этим подставкам. Не важно чье - я даже попытался  бы  построить
их для юпитерианцев, если бы знал как. И они бы заплатили,  потому  что  я
знаю, что не могли бы монополизировать изобретение. Поэтому не думай,  что
я обвиняю тебя, мой мальчик.
     - Спасибо, отец. - Рик проглотил комок и вытер  глаза.  -  Тогда  мне
будет легче сказать то, что я хотел.
     - Да?
     Отец ждал, но Рику все же хотелось говорить.
     - Не очень-то мне все это нравится. - Он переминался с ноги на ногу в
глубоком смущении. И наконец решился. - Но  Верховный  комиссар  почему-то
думает, что вы работаете над подставкой.
     Он поручил мне выяснить. Если у вас есть какой-то реальный  план,  он
хочет, чтобы Викерс купил его для Интерпланет.
     - У нас ничего нет, - старик печально покачал головой. - К сожалению,
ничего.
     - Но ты же сказал, что вы переносили кусок сити железа  на  магнитной
подушке.
     - Это нам удалось. - Джим Дрейк тяжело пожал плечами. - Но  подставки
нет. Честно говоря, я забросил идею создания стационарной подставки.
     - Так над чем ты  работаешь?  -  Рик  заметил  напряженное  выражение
раскосых глаз Роба Мак-Джи и почувствовал как краснеет. - Или может, ты не
должен мне этого говорить, - резко бросил он. - В конце концов, я  все  же
работаю на Интерпланет.
     - Хорошо, Рик, - снова заговорил отец. - Я скажу тебе, чем мы  сейчас
занимаемся. Я не против, чтобы Худ знал об этом, если ты думаешь,  что  он
может  поддержать  нас.  Мы  пытаемся  создать  пилотируемую  модель  сити
реактора.
     - Но на чем она будет стоять, если вам не удастся создать подставку?
     - Мы хотим избежать  проблему  контакта.  -  Терпеливо  пояснил  Джим
Дрейк. - Так же как мы  столкнули  астероид  с  орбиты,  запустив  в  него
простым булыжником.
     Рик подался вперед в напряженном внимании.
     - И вы можете это сделать?
     - Пока еще нет. - Отец покачал головой. - Но мы переносили этот  блок
сити железа  на  переменном  поле,  а  вокруг  него  сделали  улавливающую
обмотку. У меня есть мысль впрыскивать дозированный поток земного газа  на
сити блок, чтобы получить управляемую реакцию.
     - Но не получилось?
     - Не совсем. И я не знаю,  почему.  Реакция  никогда  не  может  быть
одинаковой. Не важно, как мы направим струю  газа,  или  какой  газ  будем
использовать. Счетчики неизменно показывают опасную утечку радиации  через
массобменник. Вылетают пылинки. Вот такие, например, как та, что угодила в
меня.  И  сити  блок  начинает  раскачиваться,  и  нам  приходится  срочно
перекрывать поток.
     Рик задумчиво нахмурился.
     - Ваш сити блок не из чистого железа, - наконец сказал он. - Я думаю,
что дело в этом. Примеси всегда будут давать  взрывы  слишком  мощные  для
массообменника.
     - Наверное, ты прав, - сказал отец. - Но как достать  слиток  чистого
сити железа?
     - Не знаю, - покачал головой Рик. - Не  обойтись  без  подставки,  на
которой можно было бы установить автоматическую печь.
     - Я не могу построить подставку, - сказал Джим Дрейк.  -  Но  я  могу
рассказать тебе все о наем реакторе. Ты сделаешь чертежи для  Интерпланет.
Не спеши, сделай все аккуратно. Продай чертежи Викерсу и Худу, или в конце
концов подари их  им.  Увлеки  их  сити  энергетикой,  прежде  чем  кто-то
предложит им приобрести сити бомбу.
     - Попытаюсь. - Рик неуверенно кивнул. - Их эксперт по сити -  инженер
по имени Андерс - ему не очень-то продашь.
     Весь день до посещения доктора Ворринджера и после  того  Джим  Дрейк
только и говорил, что о примитивном оборудовании, которое  они  испытывали
на Фридонии, и о том, как с финансовой  помощью  Интерпланет  можно  будет
создать  более  совершенный  пилотируемый  завод.  Рик  слушал  с  большим
энтузиазмом, время от времени задавая вопросы, делая  наброски,  записывая
технические данные.
     Старый инженер пробыл у врача  час.  Он  вышел  от  него  со  свежими
бинтами на ранах и улыбкой на сухом загорелом лице.
     - Лишился парочки пальцев, - радостно пробормотал он. - Но Ворринджер
говорит, что я скоро смогу приступить к работе.
     Роб Мак-Джи провел весь день загружая свой маленький корабль запасами
для Фридонии. Они улетали вечером того же  дня,  хотя  Рик  уговаривал  их
остаться еще немного.
     - Роб сразу же вернется, - пообещал  отец.  -  Взять  еще  запасов  и
выяснить, будет ли интерпланет финансировать наш реактор.
     - Почему бы вам не подождать здесь, вместе со мной? - настаивал  Рик.
- По крайней мере до тех пор, пока не заживут твои руки?
     - Нужно обживать Фридонию, чтобы подтвердить наше  право  на  нее,  -
сказал  старик.  -  Я  могу  обживать  ее  пока.  Кроме  того,  Палласпорт
становится слишком большим для меня. Слишком  уж  смахивает  на  Солнечный
город. Мы с Робом любим открытые просторы  типа  Фридонии,  где  никто  не
топчется у тебя на голове. Мы любим ощущение космоса.
     Для Рика Палласпорт был крошечным и достаточно  открытым.  Обнаженные
вершины и безвоздушные бездны мертвого планетоида темным кольцом обступили
оазис города, свет звезд  пробивался  через  тонкий  купол  синтетического
воздуха, даже когда светило холодное далекое солнце. И это чувство космоса
тревожило его. Эта пугающая пустота казалась ему великолепной,  с  горячим
морозом звезд сплетенных  в  причудливые  паутины  и  узорчатые  вуали,  с
тонущим в темноте нитями туманностей.  И  все  же  это  все  было  слишком
необъятным для него, слишком пустым, слишком чужим. Люди не мешали ему, по
крайней мере, не так уж  часто.  Он  не  чистокровный  астерит.  Он  пожал
узловатую руку Мак-Джи, сжал сгорбленные худые плечи отца, и долго смотрел
вслед "Прощай, Джейн", уносившей их к тому далекому  и  одинокому  обломку
железа, где был их настоящий дом.
     Вернувшись за  кульман,  он  провел  неделю  в  поспешной  подготовке
чертежей и разработок для реактора, придуманного отцом. Без особой надежды
он показал это все Андерсу. Он не нашел способа добыть чистое сити железо,
и не предложил способа для проведения безопасной реакции с  использованием
неочищенного железа. Он ожидал, что землянин сразу же отвергнет проект,  и
когда Андерс с серьезным лицом присел к кульману с линейкой и карандашом и
начал тщательно проверять каждую деталь чертежа, Рик онемел от изумления.
     - Интересно. - Землянин наконец выпрямился во  весь  свой  гигантский
рост и кивнул в сторону сейфа в углу комнаты. - Открой-ка там.  Думаю,  мы
сможем этим воспользоваться, конечно,  с  некоторыми  изменениями.  Завтра
поговорю с Худом по поводу нового контракта для тебя.
     - Я  не  уверен,  что  хотел  бы  снова  подписать  контракт,  -  Рик
напряженно и озадаченно смотрел на Андерса. - И я не  понимаю,  почему  вы
так заинтересованы. Вы должны понимать, что  этот  реактор  будет  намного
опаснее, чем те подставки, которых вы так боялись.
     - Именно поэтому мне это так понравилось. - На мужественном загорелом
лице землянина блеснула сардоническая усмешка. - Слишком опасно для любого
энергозавода. Но некоторые изменения - компактность и простота в обращении
- сделают из этой штуки восхитительную бомбу.



                            5. ПОГАСШИЙ СВЕТ

     Кабинет Карен Худ в здании Интерпланет  размещался  в  той  же  самой
просторной застекленной приемной,  что  и  офис  управляющего.  Рик  Дрейк
случайно встретил ее там утром своего предпоследнего дня в Интерпланет.  В
смятении  он  покидал  кабинет  Викерса,  разговор  с  которым   настолько
взволновал его, что он и не заметил, как она вошла. Они чуть не сбили друг
друга с ног.
     Управляющий вызывал его по поводу нового контракта: шестьдесят  тысяч
долларов в год за работы над "секретным  исследованием  и  проектом".  Рик
понял второй смысл официальной формулировки и отказался подписывать.
     Эти проекты, как он подозревал, наверняка окажутся сити  бомбами,  но
Рик не  высказывал  вслух  своих  опасений.  Макс  Викерс  был  полноватым
землянином с поджатыми  губами,  оценивающим  взглядом  и  рябым  обвисшим
лицом. В нем не было ничего от  добродушной  открытости  Худа,  и  Рик  не
доверял ему.
     - Меня не интересуют секретные проекты, - заявил ему Рик.  -  Я  хочу
строить сити энергостанцию. Если я не могу быть уверенным, что  работаю  в
этом направлении, то я бы предпочел покинуть компанию.
     - И что потом?
     Этот резкий вопрос, сопровождаемый вызовом холодных глаз, застал Рика
врасплох. Наверное, он мог бы помогать отцу и Робу  Мак-Джи  в  незаконных
исследованиях на Фридонии, но он понимал, что они немногого  добьются.  Он
знал, что у них нет необходимых приборов,  а  на  свои  сбережения  он  не
сможет приобрести даже малой части.  Конкурирующие  планеты  со  всеми  их
происками никогда не допустят, чтобы какие-то астериты завладели  энергией
сити.  И  что  хуже  всего,  не  существовало  реального  плана   создания
предохранительной подставки.
     - Ну? - рявкнул Викерс, видя его  колебания.  -  Что  вы  собираетесь
делать?
     - Еще не знаю.
     - Подумайте сегодня. Завтра придете. - Викерс перегнулся через  стол,
его рябое лицо было непроницаемо, а бесцветные маленькие  глазки  смотрели
настороженно. - Но если вы собираетесь  работать  с  сити,  -  добавил  он
как-то слишком слащаво, - лучше делайте это у нас.
     - Я подумаю, - смущенно пробормотал Рик.
     Он поплелся через приемную, ничего не видя вокруг, подавленный  своей
проблемой.  Перед  ним  поставили  жесткий  выбор  -  либо  работать   над
"секретными проектами" в Интерпланет, либо навсегда забыть о своих планах;
альтернативы не было.
     - Привет! - Послышался голос Карен в метре от него. - Спешите, мистер
Дрейк?
     Он ошарашенно замигал при виде ее огненных волос и резко отступил.
     - Простите! - воскликнул он. - Я задумался... - я не видел вас.
     - Вы, наверное, слишком много думаете.
     Ее голубые глаза улыбались, голос звучал приветливо. Вдруг она  снова
стала красивой девушкой, такой близкой, совсем не похожей на  высокомерную
принцессу из Интерпланет. Если он уйдет из компании, он больше  не  увидит
ее. Эта мысль болью отозвалась в его сердце. Он порывисто заговорил:
     - Мы не могли бы встретиться сегодня вечером?
     - Боюсь, что нет. - Ее улыбка угасла. - Мы с Полом  идем  на  обед  в
клуб Офицеров Гвардии.
     -  Д-да,  конечно.  -  Он  перевел  дыхание,  стараясь  не  показать,
насколько он огорчен. - Еще раз простите мою неловкость.
     Он скованно сделал шаг, чтобы уйти.
     - Рик! - Она схватила его за руку. - Ну зачем так задаваться? Я давно
хотела поговорить с вами. Вы разрешите пригласить вас на обед?
     - Если... конечно! - Он задержал дыхание. - Это я  должен  пригласить
вас.
     - Платить буду я, - сказала она. - Потому что я  не  думаю,  что  вам
понравится то, что я хочу вам сказать. Итак, встретимся во дворце Мандата?
     Он хотел было согласиться, но  гордый  протест  захлестнул  его.  Это
элитарное, роскошное сборище владык Мандата было частью ее мира, и  он  не
намеревался покоряться ему.
     - Если вы помните, я  не  землянин,  -  сказал  он.  -  Мы,  шахтеры,
чувствуем  себя  неуютно  во  Дворце  Мандата.  Я  предпочитаю  обедать  в
Сити-кафе.
     Ее взгляд блеснул злостью, но она подавила ее.
     - Ну, тогда до встречи там, - покорно произнесла она. - В полдень.
     Паллас не жил по Мандатному времени. В полдень - это означало полночь
в этом городе. В тщетных поисках решения своей проблемы,  Рик  брел  вдоль
извилистой  улицы,  сверкающей  флюоресцентными  рекламами  и  аляповатыми
стеклянно-металлическими фасадами домов.
     - Привет, Рик!
     Карен выскочила из такси, остановившегося на обочине. Она  улыбалась,
от той вспышки гнева не осталось и следа. У него перехватило  дыхание  при
виде пожара ее волос, зажженного красным светом рекламы. Мгновение  он  не
мог оторвать от нее взгляда. Даже в своем  будничном  зеленом  платье  она
выглядела слишком красивой для этого дикого места.
     Вывеской Сити кафе было огромное металлическое колесо маркера Дрейка,
вращающееся на башенке небольшого строения из  листового  железа.  Широкие
плечи Рика распрямились при воспоминании о гениальном изобретении отца,  и
снова печально опустились, когда он вспомнил отца  сегодняшнего,  старого,
покалеченного, терпящего поражение.
     - Странное местечко, - Карен мгновение помедлила, как будто  считала,
что заведение уж слишком ненадежное, но в конце концов она взяла Рика  под
руку. - Пойдем перекусим, Рик.
     Он последовал за ней в отдельную кабину в глубине  шумного  зала.  На
стеклянном столе горела надпись:

             ХОТИТЕ КАЙФОВАТЬ? ПОПРОБУЙТЕ НАШ СИТИ КОКТЕЙЛЬ!

     Он с хитрой ухмылкой взглянул на Карен.  Он-то  знал,  что  это  была
всего лишь двойная доза синтетического алкоголя. Он знал, что это  не  для
нее, как и пьянящая  настоящая  энергия  сити,  в  которой  так  нуждались
истощенные планеты.
     Официант принес истрепанное  меню,  и  Рик  уловил  взгляд  Карен  на
заляпанный жиром передник добродушного венерианца. Хотя она  не  проронила
ни слова, он  чувствовал  ее  брезгливость  к  этому  не  слишком  чистому
заведению, пропитанному запахами пива, лука и подгоревшего масла, гудящему
грубыми голосами стивидоров, спорящих у стойки бара.
     - Извините меня, Карен, - выпалил он  в  неожиданном  порыве.  -  Это
дешевое место не для вас, я  не  должен  был  приводить  вас  сюда.  -  Он
сглотнул и забормотал. - Я просто думал, что все  это  бесполезно,  потому
что мы из разных миров. Я просто житель планеты, а вы родились  в  рубашке
Интерпланет.
     - Прекратите! - Ее ноздри раздувались в гневе,  белоснежная  кожа  на
скулах порозовела. - Вы намеренны все поставить с ног на голову? Мы не так
уж далеки. Ваша мать родом  из  богатой  семьи  Интерпланет,  а  я,  между
прочим, живу на заработанные мной деньги.
     - Да, я знаю, - в его улыбке была  легкая  насмешка.  -  Вы  помощник
начальника отделения - всего лишь  потому  что  вы  племянница  Верховного
Комиссара.
     - Считаю до десяти. - Она сделала паузу и  зашептала  своим  глубоким
гортанным голосом.  -  Вам  придется  признать,  что  я  хороший  помощник
управляющего - я могла бы руководить всем отделением не хуже, чем  Викерс.
И я здесь не потому, что мне суждено было родиться  на  какой-то  планетке
типа Обании. Я здесь потому, что хочу этого.
     Ее горящие  глаза  потемнели  почти  до  черноты.  Рик  подумал,  что
волнение очень идет ей, но решил промолчать.
     - Я могла бы остаться дома в Солнечном городе, - продолжала она. -  У
меня достаточно собственных средств, и могла бы увеличить свое состояние в
браке. Но меня не привлекают роскошные приемы. Я не хочу стать игрушкой  в
руках какого-то баловня миллионера. И если вы  считаете,  что  пограничный
город не для женщин, вы просто ничего в этом не понимаете.  Женщины  здесь
имеют больше свободы, чем дома - и  я  не  такая  уж  белоручка.  Я  много
работаю, чтобы пробиться в жизни. И мне здесь нравится. Мне  нравятся  эти
люди - даже их грубая речь. Она кивнула в сторону грузчиков у бара. - И не
надо язвить по поводу дяди Остина.
     - Я и не думал, что вы все это так воспринимаете, - смирился  Рик.  -
Так именно это мне не должно было понравиться.
     - О, нет, - она серьезно улыбнулась, гнев ушел. -  Я  хотела  сказать
вам и это, но не собиралась ссориться с  вами.  Но  есть  кое-что  другое,
по-серьезнее, но это может подождать до окончания обеда.
     Принесли фирменное блюдо -  небесное.  Каждая  порция  стоила  восемь
долларов. На десерт мутное кофе за доллар. Рик не удержался от мысли,  что
эти высокие цены едва покрывали налоги, выплачиваемые Интерпланет и другим
владельцам Мандата, чья грабительская политика ставила  жителей  планет  в
зависимость от дорогих импортируемых продуктов. Вслух он ничего не сказал,
он не хотел снова затевать ссору. Когда обед был завершен, Карен с мрачным
видом оттолкнула тарелку и перегнулась через столик  так  решительно,  что
Рика кольнуло тревожное предчувствие.
     - Ну? - Он пытался изобразить улыбку. - Что плохого?
     - Пол сказал, что вы хотите уйти из компании.
     - Да. - Его большая загорелая рука неуклюже вертела стакан  с  водой,
то и дело проливая жидкость на скатерть. - А почему бы нет?
     - Не глупите, Рик. У интерпланет есть глаза. Мы знаем, что ваш отец и
его напарник занимаются незаконными сити исследованиями. Как я понимаю, вы
намерены вернуться домой, чтобы помогать им. Но  разве  вы  не  понимаете,
насколько это глупо?
     Рик помешал остывший кофе и поднял  на  нее  печальные  глаза.  Глаза
девушки были серьезными, но волнующий  огонь  рыжих  волос  заставлял  его
забыть, ее старый гордый мир так недостижим для него.
     - Рик, вы не можете покинуть Интерпланет. И вы  должны  убедить  отца
отказаться от этих безумных  экспериментов.  Он  погибнет  или  попадет  в
неприятность. Я встречалась с ним,  когда  он  приходил  к  нам  подписать
бумаги. И его напарник -  как  его?  Такой  уродливый  смешной  коротышка,
который может узнавать время без часов?
     -  Роб  Мак-Джи,  -  подсказал  Рик.  -  Настоящий  астерит.  У  него
врожденное чувство времени и пространства.
     - Ну, в общем, они мне оба очень понравились, - настойчиво произнесла
Карен. - Они настоящие  первопроходцы.  Но  боюсь,  они  не  осознают  всю
опасность сити - я говорю о политической и юридической опасности. Не  могу
видеть, как они откровенно напрашиваются на неприятности.  Остановите  их,
Рик!
     - И  заставьте  работать  на  Интерпланет?  -  продолжил  он  горькой
усмешкой. - Чтобы разрабатывать сити-бомбу для вашего друга Андерса? Чтобы
он мог разнести в щепки старый безумный мир, до того, как кому-то  удастся
создать новую жизнь на стационарной сити основе? Этого вы хотите?
     Он уловил едва различимый вздох. Лицо Карен побледнело,  полные  губы
сжались. В глазах внезапно  заблестели  слезы.  Он  ждал  взрыва,  но  она
молчала.  Время  тянулось  бесконечно  для  Рика.  Наконец,  она  ответила
приглушенным почти умоляющим голосом.
     - Не говорите, так, Рик. Сити война никому не нужна. И  меньше  всего
Интерпланет, потому что у нас есть что терять. Да, Пол занимается военными
вопросами  военного  использования  сити,  но  только  потому  что   стало
известно,  что  юпитерианцы,   марсиане   и   даже   венерианцы   усиленно
разрабатывают сити оружие.
     - Главным образом, потому, что  Андерс  усиленно  разрабатывает  свои
военные проекты.
     -  Хорошо,  Рик,  -  с  нескрываемым  сожалением  кивнула  она.  -  Я
предполагала, что вы не поймете меня. К сожалению, я не  понимаю  вас.  Но
Пол говорит, что энергия сити это очередная безумная затея. И я верю  ему.
Так что давайте больше не ссориться по этому поводу. Пожалуйста!
     Ему  потребовалось  мгновение,  чтобы  перевести  дыхание   и   вновь
заговорить. Он так хотел,  чтобы  она  увидела  все  его  глазами.  Мощный
реактор, размещенный на какой-то далекой планете типа Фридонии,  его  сити
механизмы надежно покоятся  на  защитных  подставках.  Получаемая  энергия
передается на все планеты, подобно реке жизни. Пустыни  Земли  зазеленеют,
орошаемые  накачиваемой  водой  станут  плодородными  нивами,   способными
накормить миллионы голодающих. Повсюду вырастут великолепные города,  даже
на  ныне  мертвых  и  безвоздушных  планетоидах.   Неистощимое   изобилие,
бесконечная  свобода,   бесценная   власть   энергии.   Совершенно   новый
величественный мир - но ей никогда не понять эту радость, потому что тогда
придет конец ее собственному миру.
     - Наверное, вы правы, - печально сказал он. - Наверное, действительно
разговоры бесполезны.
     Они  молча  вернулись  к  зданию  Интерпланет  и  довольно   натянуто
попрощались.   Весь   оставшийся   день   он   провел   за    составлением
заключительного отчета для Андерса, обобщая все, что уже  общеизвестно  об
интенсивности и частоте гамма-излучения разных элементов сити. Регистрируя
эти  данные,  он  пришел  в  глубокое  уныние,  настолько  бесспорным  был
смертоносный эффект сити оружия. В пять часов он закрыл  кабинет  и  пошел
побродить по окраинам города в надежде найти решение своей проблемы.
     Бесплодная пустыня протягивала к нему острые зубья  камней,  которые,
казалось, наклонялись вперед, когда он приближался  к  ним.  Но  это  было
действие парагравитационной установки, вмонтированной  в  основание  горы,
потому что естественная  гравитация  Палласа  была  слишком  слаба,  чтобы
удерживать  вокруг  себя  атмосферу.  При   изменении   направления   этой
притягивающей  силы,  вся  звездная  пустыня  казалась  перевернутой.   Он
взобрался на изрезанную поверхность вставшего на дыбы мира.
     Одинокий, потерявшийся гигант, он брел вперед,  пока  город  не  стал
блестящей пуговкой из стекла и металла, затерянной на далекой перевернутой
земле. Он вышел за пределы  поля,  удерживающего  воздух,  и  почувствовал
одышку. Он  остановился,  перевел  дыхание.  Вцепившись  обеими  руками  в
опрокидывающуюся скалу, он вглядывался  на  загадочную  черноту  открытого
космоса. Казалось, что если он упадет, он пролетит мимо Палласа и нырнет в
вечную и бесконечную непознаваемую  пропасть  солнц,  похожих  на  осколки
бриллиантов, галактик,  кружащих  как  снежинки  в  бешеном  черном  вихре
всепоглощающей пустоты.
     Он вздрогнул, руки инстинктивно сжали холодный уступ камня. И все  же
ему нравилось ощущение всеобъемлющей бесконечности -  именно  за  этим  он
поднялся сюда. Это тоже было частью его души. В детстве еще он полюбил эту
темную  угрозу   и   сверкающую   надежду   дикой   границы   космического
пространства, и сейчас это ощущение вновь пробудило  в  нем  зов  космоса,
рожденный  вместе  с  ним  самим  и  заглушающий  все  другие  желания   и
стремления.
     Долгое время провел он там, судорожно вцепившись в  скалу,  с  трудом
втягивая разреженный холодный воздух.  Все  сомнения  исчезли,  утонули  в
ясном космическом море. Это был его мир - и здесь не было жадных никчемных
авантюристов Мандата. Даже неприкосновенная красота Карен Худ казалась  не
такой ранящей с этой высоты.
     И вдруг его осенило. В прошлом остались коварные замыслы Интерпланет.
Он возвращается домой, к своим. Насколько в его силах  он  будет  помогать
отцу и Робу Мак-Джи в их отчаянных экспериментах  на  Фридонии.  Наверное,
неудачи будут преследовать их, но он все равно будет идти  к  своей  цели.
Если ему когда-нибудь удастся создать предохранительную подставку, на  нем
будет построен новый мир будущего. Если нет, то по крайней мере, мир Карен
Худ не будет разрушен сити бомбой, сконструированной с его помощью.
     Он перевел  дыхание  и  расслабил  занемевшие  пальцы,  чтобы  начать
спускаться. Внезапно где-то на юге вспыхнул яркий голубой свет. Рик  сразу
же отвернулся и юркнул в тень расселины, но даже отраженный от поверхности
скал, затмил яркие звезды. Глазам стало невыносимо больно.  Свечение  было
ярче, чем солнце,  настолько  ярче,  что  Рику  пришлось  закрыть  лицо  и
прижаться к скале.
     Это Фридония? Он содрогнулся от страха при мысли  о  планах  отца  на
этой планете. Неужели отец и  Роб  Мак-Джи  возобновили  свои  рискованные
эксперименты и взорвали тот  подвешенный  в  магнитном  поле  слиток  сити
железа?
     Нет, не  может  быть.  Зарево,  отраженное  поверхностью  скал,  было
слишком сильным для этого. Рику слишком долго пришлось  пережидать  его  в
своем укрытии. Это должно было быть что-то гораздо  более  массивное,  чем
слиток. Где-то размером с планетоид,  который  отец  и  Мак-Джи  увели  от
столкновения с Фридонией.
     Но что могло попасть в него? Мак-Джи точно  рассчитал  новую  орбиту,
чтобы не допустить столкновения с кораблями и другими земными объектами. А
Мак-Джи никогда не ошибался в том, что он знал. Кроме того, планетоид  был
под контролем Сити Патруля, который с момента изменения  орбиты  постоянно
проверял ее безопасность. Не могли они просмотреть такой большой объект.
     А пламя все бушевало. Что же это? Рождение  новой  звезды?  Взрыв  на
расстоянии долгих световых лет, который  затмил  солнце?  Он  перебирал  в
голове все возможные и невозможные варианты, не переставая думать  о  том,
как долго может он находиться  под  действием  этих  пронизывающих  лучей,
сколько потребуется им времени, чтобы  истребить  все  живое.  Вдруг  свет
погас.
     Какое-то время он еще ничего  не  видел.  Затем  засветилась  пуговка
города где-то далеко внизу, вверху заблестели звезды.  Но  на  юге  он  не
увидел новой звезды. Не убыло и угасающего красноватого свечения.  Ничего.
Резкое и полное исчезновение страшного пламени  взволновало  Рика  больше,
чем внезапность вспышки.
     Он опять содрогнулся. Вечная космическая  ночь  дотронулась  до  него
своим ярким грозным пальцем. Но он  не  ощутил  страха.  Это  было  скорее
потрясение и  возбужденное  любопытство.  В  зловещей  темноте,  там,  где
вспыхнул и погас свет, таилась опасность - и вместе с тем манящая надежда.
     Его пальцы скользнули по  гладкой  поверхности  камня.  Его  внезапно
замутило, и он прижался к холодной скале. Он долго задерживал  дыхание,  и
углекислый газ при низком давлении не  задерживался  в  легких  достаточно
долго, чтобы стимулировать инстинктивное дыхание. Он делал слабые  попытки
вдохнуть кислорода, чтобы добраться до  города,  опрокидывающего  на  него
свои железные башни.



                   6. "ПОЦЕЛУЙ СВОЮ ДЕВУШКУ НА ПРОЩАНЬЕ!"

     Рик вернулся в отель и  позвонил  Анне  О'Банион.  Напряженно  затаив
дыхание он с тревогой ждал ответа. Наконец, он услышал голос Анны.
     - Анна, у вас все в порядке? - хрипло прошептал он. - Ты не знаешь  -
как там отец и Мак-Джи? Я только что видел ужасную вспышку  где-то  в  том
направлении. Ума не приложу, что это могло быть.
     Он ждал, вслушиваясь в шелест светового луча.
     - Тот жуткий взрыв! - Ее слабый  голос  звучал  безжизненно  тихо  на
таком далеком расстоянии. - Нет, Рик, понятия не имею, что это было. Но  у
нас здесь все в порядке. В любом  случае  это  за  пределами  Фридонии.  Я
только что говорила с твоим  отцом.  Он  там  один,  но  говорит,  что  не
пострадал.
     - В следующий раз, когда будешь говорить с ним, передай  ему,  что  я
скоро приеду. - Рик помнил, что его могут подслушивать и старался говорить
как можно меньше. - Завтра у меня здесь последний  день.  Я  хочу  попасть
домой, как только куплю билет.
     И снова тянущееся ожидание на фоне космического шепота.
     - Рик, это великолепно! Ты  очень  нам  нужен...  -  Ее  приглушенный
расстоянием  голос   сначала   казался   восторженным,   затем   тихим   и
настороженным как и голос Рика. - Ты быстро  доберешься.  Капитан  Мак-Джи
завтра будет в Палласпорте. Он возьмет продукты,  и  ты  можешь  вернуться
домой с ним.
     В ту ночь Рик не мог заснуть. Его не покидали мысли об отце и Мак-Джи
и их скудном оборудовании на Фридонии. Он думал о том, помочь  им  создать
изолирующую  подставку.  И  все  время  ему  чудился  полный   тревоги   и
предостережения взгляд голубых глаз Карен Худ,  и  постоянно  его  терзала
загадка так внезапно погасшей чудовищной вспышки.
     Рано утром его разбудил телефонный звонок.
     - Извините, Дрейк. - Это был Андерс. - Вы не могли бы сейчас прийти в
офис?
     Землянин  не  произнес  больше  ни  слова,  но   его   голос   звучал
повелительно. Не позавтракав, Рик поспешил в  Интерпланет,  где  его  ждал
Андерс. На нем была черная парадная форма,  в  которой  он,  должно  быть,
ходил куда-то с Карен вчера вечером. Ему, по всей вероятности, не довелось
спать сегодня.
     - Добрый день, Дрейк. Андерс оторвался от своей работы за  кульманом.
Быстрым жестом он сложил кипы бумаг в портфель и поднял  на  Рика  усталые
встревоженные глаза. Наверное, вы слыхали о вчерашнем взрыве?
     - Я видел его и не мог понять...
     Рик осекся при виде сурового лица землянина.
     - Вы знаете, что это было?
     - Наверное, сити, - ответил Рик.
     - Откуда вы знаете?
     - Ничего я не знаю. - Он сам удивился злым  ноткам,  прорывавшимся  в
его голосе, и позавидовал холодному самообладанию собеседника. - Я  только
видел вспышку в небе. Она  была  слишком  яркой  для  атомной  реакции,  и
слишком быстротечной для новой звезды. Насколько я знаю,  остается  только
сити.
     -  Не  злитесь,  Дрейк.  -  Мягкая  улыбка  Андерса  заставила   Рика
почувствовать всю детскость своего поведения. -  Это  действительно  сити.
Именно поэтому я и позвонил вам. Как сити инженер, вы  можете  помочь  нам
разгадать эту загадку.
     - Боюсь, я еще не завоевал репутацию сити инженера, -  пожал  плечами
Рик. - Но с виду это похоже на столкновение. Может Сити Патруль  заснул  и
проморгал опасность. Вы знаете хотя бы что это за объекты?
     - Один из них был астероид, который в прошлом году ваш  отец  перевел
на  другую  орбиту.  -  Красные  от  усталости  глаза   землянина   угрюмо
вглядывались в лицо Рика, затем  скользнули  по  листку,  оставленному  на
столе. - Номер НСМ СТ-445-Н-812. Приблизительный диаметр 90 метров. Состав
- судя по альбедо и магнитным показаниям, предполагается  главным  образом
сити металл.
     Рик кивнул. - И с чем он столкнулся?
     - В том-то и загадка - вернее ее часть. - Андерс испытующе смотрел на
Рика. - Сити Патруль исследовал новую  орбиту,  созданную  вашим  отцом  и
объявив ее совершенно безопасной. И к счастью, планета была под постоянным
наблюдением Гвардейской Обсерватории  Паллас-1,  и  они  видели,  как  это
произошло. Молодой парнишка рассматривал  что-то  в  районе  Дорадо  через
перископ трехметровой камеры. Вспышка повредила пластину камеры, и чуть не
лишила его зрения. Он  вставил  другую  пластину,  которая  показала  сити
астероид - но поблизости не зарегистрировано  ничего,  с  чем  бы  он  мог
столкнуться.
     - Что вы думаете по этому поводу?
     Рик бессознательно  начал  постукивать  костяшками  пальцев  по  краю
кульмана. Но увидев раздражение на лице землянина,  он  смещенно  отдернул
руку.
     - Ума не приложу, - сказал он. - Но самое странное для  меня  в  этом
деле - это то, что вспышка погасла внезапно без  остаточного  свечения.  У
астрономов есть еще какие-то снимки?
     Полминуты Андерс в замешательстве смотрел на Рика.
     - Да, - наконец произнес он. - Но это другая часть загадки. Понимаете
ли, теперь эта планетка выглядит совершенно по-иному.
     - Не удивительно, - сказал Рик. - Большая ее  часть  должна  была  по
идее превратиться в радиацию.
     - Наши ученые тоже так считали. -  Андерс  медленно  кивнул.  Мускулы
напряглись на его загорелом подбородке. - Есть данные  по  этой  радиации.
Судя  по  цифрам  масса  астероида  должна  была  вся  уйти  в   радиацию,
потребовалось бы даже четыре-пять таких астероидов. Забавно, не правда ли?
На снимках видны два обломка, образовавшихся на месте  столкновения.  Один
из них выглядит больше, чем весь погибший астероид.
     - Хм? - Рик не сводил глаз с Андерса. - Эти обломки - они  продолжают
светиться?
     - Нет, Дрейк, - тихо сказал землянин. - Наш астроном  снял  показания
болометра через пятнадцать минут, а то меньше, после вспышки.  Температура
осколка была около тридцати градусов - абсолютная - и сто сорок ниже нуля.
     - Что-то здесь не то. - Рик ошеломленно покачал головой. - Все должно
было испариться в радиусе десяти тысяч километров.
     - Должно было, - энергично закивал Андерс. - Но там что-то произошло.
И наша задача выяснить, что это было. Я запросил дежурного  Сити  Патруля.
Если Худ предоставит мне корабль, то я сам  буду  вести  расследование.  Я
постараюсь, чтобы Викерс разрешил вам поехать со мной.
     Уверенность, звучавшая в голосе Андерса, странно задела Рика.
     - Викерс не может этого разрешить. - Он пытался  сдержать  непонятную
дрожь в голосе. - Сегодня истекает срок  действия  моего  контракта.  И  я
решил не подписывать другой.
     Андерс прищурился, всем своим видом показывая,  что  иного  он  и  не
ждал. - Я все вот думал,  Дрейк,  -  голос  Андерса  звучало  все  так  же
небрежно, слова сливались в быстром потоке. - Что вы  собираетесь  делать,
если уйдете из Интерпланет?
     - Это мое дело.
     - Не огорчайтесь. - Андерс протянул Рику длинную сигарету,  на  губах
его играла улыбка легкого удивления. - Хотя у вас на то  могут  быть  свои
причины! - Он доверительно  понизил  голос.  -  Как  вы  должно  быть  уже
догадались, моя  настоящая  работа  здесь  заключается  в  оценке  военных
возможностей сити.
     - Я так и думал, - признался Рик. -  И  вы  знаете,  как  я  к  этому
отношусь.
     - Ваша совесть чиста, - Андерс насмешливо ухмыльнулся.  -  Но  именно
люди с чистой совестью создают безликое оружие. Бесчисленные  враги  тянут
руки к сити  бомбам,  и  мы  должны  опередить  их.  -  Его  смуглое  лицо
помрачнело. - Если деньги могут повлиять на ваше решение, то я поговорю  с
викерсом.
     Рик просто покачал головой, он не верил Андерсу.
     - Тогда прощайте, если уж вы этого добивались. -  Землянин  грациозно
махнул рукой. - Жаль, что такой хороший инженер делает такие ошибки, но  у
меня много работы.
     Он взял портфель и поспешно удалился.
     Рик  глядел  ему  вслед,  не  переставая  размышлять  над  загадочным
взрывом.  Как  могла  планета,  осветившая  космос  как  пылающее  солнце,
погаснуть  без  остаточного  свечения  и  достичь  температуры  близкой  к
абсолютному нулю.
     Рик не мог найти разумного объяснения, кроме того, что это могло быть
как-то связано  с  незаконными  экспериментами,  которые  отец  и  Мак-Джи
проводили на Фридонии. Нет, это невозможно. И все же от  волнения  у  него
перехватило дыхание. Он набрал  номер  порта,  чтобы  узнать,  приехал  ли
Мак-Джи.
     - Еще нет, сэр, - ответил диспетчер. - Капитан Мак Джи должен прибыть
сегодня ночью, но он еще не связывался с нами.
     В   ожидании   Мак-Джи   Рик   пытался   сосредоточиться   на   своем
заключительном отчете Андерсу, посвященном губительному действию некоторых
элементом сити, но загадочный взрыв не  давал  ему  покоя.  Он  неподвижно
сидел за кульманом, когда услышал за спиной голос Карен.
     - Рик, можно войти?
     Впавшие от усталости глаза говорили о бессонной ночи.  Голос  девушки
звучал взволнованно. Рик встал ей навстречу  и  предложил  сесть,  но  она
отрицательно покачала головой.
     - Рик, только что звонил Пол, - она подошла к столу, стала рядом и он
заметил, как тонкие пальцы механически теребили сжатый в кулаке платок.  -
Он сказал, что вы покидаете Интерпланет.
     Прерывистое  дыхание  девушки  выдавало  ее  волнение,  нежная   кожа
зарумянилась. До Рика доносился легкий аромат дорогих духов. Печаль делала
ее  еще  красивее,  и  Рику  на  мгновение  показалось,  что   он   принял
неправильное  решение.  Но  тут  ему  в  глаза  бросился  холодный   блеск
бриллианта, в который был впаян крошечный космический корабль, похожий  на
мушку в янтарной западне.
     - Я ухожу, - голос его зазвучал с неожиданным  напряжением.  -  И  мы
договорились больше не обсуждать это.
     - Я не собиралась возвращаться к этому  вопросу,  пока  не  произошел
этот сити взрыв. - Белоснежные пальцы рванули кружево  платка.  -  Пол  не
знает, что произошло. Он очень  волнуется.  Мы  все  очень  волнуемся.  Мы
должны выяснить, в чем дело,  прежде  чем  это  может  произойти  с  более
крупными планетами! Пол говорит, что ты лучший сити инженер,  которого  он
когда-либо встречал. Он говорит, что  ты  нам  очень  нужен,  Рик.  Земле.
Интерпланету. За этим я пришла.
     Его волновала ее встревоженная близость и он неуклюже отступил.
     - Бесполезно, Карен, - он смущенно замигал,  и  с  завистью  вспомнил
непринужденность Андерса. - Я пытался стать землянином -  главным  образом
ради вас. Но ничего не вышло. Я возвращаюсь на маленькую  планету,  где  я
родился. Извините, я очень устал.
     Ее алые губы задрожали, голос  упал  до  шепота.  -  Рик,  я  вас  не
понимаю. Вы так хорошо начали. Дядя Остин доволен вами. Викерс  собирается
удвоить вам плату. Пол пророчит вам великолепное будущее, если  вы  только
возьметесь за ум!
     - Я уже взялся за ум. - Чувствуя, что  голос  вот-вот  сорвется,  Рик
сглотнул. - Год назад я приехал  сюда,  мечтая  о  призвании  космического
инженера. Я хотел превратить эти маленькие планеты в цветущие сады. Я  был
настолько глуп, что поверил, что ваша компания может помочь  мне  в  этом.
Теперь я все понял.
     Карен глядела на  него  широко  открытыми  глазами.  Она  побледнела,
печальные глаза холодно заблестели, и Рик понял, что она не понимает его.
     - Для работы в Интерпланет не нужны идеалы. - Голос его стал  хриплым
от переполнявшей его горечи. - Теперь я знаю ваш  закон.  Хватай  все  как
можно скорее. Выжми, вымани последний доллар из проклятых шахтеришек и  на
него в Солнечном городе приобрети себе любовницу,  наешь  себе  животик  и
построй гранитный мавзолей. - Он увидел, как ее лицо побледнело словно  от
удара. - Нет, это не для  меня.  Мне  осточертел  Интерпланет  и  вся  эта
грязная возня Мандата. Я возвращаюсь, туда, где мой дом.
     И тут он увидел, что  она  плачет,  смахивая  слезы  злости  и  кусая
дрожащую нижнюю губу. Он разжал кулаки и смягчившись произнес:
     - Извините, Карен, я не должен был говорить этого, хотя все равно это
правда.
     - Нет, неправда! - Она отбросила с лица прядь огненных волос, и снова
смяла платочек. - Вы несправедливы, Рик. - Прозвучавшая в ее словах  обида
отозвалась в Рике чувством смутного раскаяния. - Интерпланет  нуждается  в
вас. Он нуждается в нас всех. Именно теперь, когда враги  строят  коварные
замыслы и вооружаются. Да, в компании есть корыстолюбцы, и взяточники,  но
большинство всегда было и будет искренне предано  Интерпланет.  Я  думала,
что вы можете быть справедливым.
     Она глядела на него мокрыми от слез темно-синими глазами,  в  которых
была и злость и надежда. Рик печально пожал плечами, он знал - ей  никогда
не понять его.
     - Вы должны отстаивать Интерпланет, - безнадежно проговорил он. -  Вы
член компании, а я нет. - Он смущенно взял ее за руку. - Извините,  Карен.
Я действительно очень старался стать землянином. Но это бесполезно.
     Она высвободила свою холодную руку и отвернулась. Ему показалось, что
она сейчас бросится бежать, и он порывисто шагнул вслед за ней.
     - Погодите, Карен. Я хочу  сказать  -  можно  повидаться  с  вами  до
отъезда? Скажем, пообедать вместе?
     Она помедлила в дверях, механически теребя яркий локон.
     - Мы только поссоримся. Кроме того, меня пригласил Пол. Но все же она
сделала несколько шагов к нему. Слезы ее высохли, и глаза казались темными
от переполнявшей ее боли. - Рик, может вы  останетесь  хоть  на  несколько
недель, чтобы помочь ему расследовать этот взрыв?
     - Извините, Карен, - он покачал головой.  -  Сегодня  должен  прибыть
капитан Мак-Джи, и я улетаю вместе с ним.
     - Мне страшно, Рик. - Его тронуло ее отчаяние. - Что бы это ни было -
это опасно для Земли и для Интерпланет. Эта планета опрокинула все научные
законы. Пол говорит, что она подчиняется какому-то неизвестному закону.  И
тот, кто познает его, получит огромную власть над миром.
     Ее темные глаза молили.
     - Разве вы не понимаете  грозящую  нам  опасность?  Нам  уже  сегодня
приходится бороться против злобных скрытых нападок других стран Мандата  -
включая Партию Свободного космоса, организованную астеритами. Вы не  могли
бы поехать с Полом, если ему удастся получить корабль?
     Рику хотелось  поехать.  Его  манила  загадка  холодной  взорвавшейся
планеты. Кроме того, так трудно было  отказать  Карен.  Она  заметила  его
колебания, и надежда осветила ее лицо.
     - Нет, Кей. - Он вздрогнул, увидев как глубоко ранил ее.  -  Я  стану
шахтером. Но даже если бы мне удалось узнать этот загадочный закон,  я  бы
все равно не продал его Интерпланет.
     - Предатель! - Карен всхлипнула и выбежала.
     Рик тяжело опустился на край  стола,  заставляя  себя  размышлять.  В
конце концов, говорил он себе, нельзя иметь  все.  Но  вся  эта  философия
рассыпалась в прах, когда ему казалось, что с промокашки на столе укоряюще
смотрит печальная Карен. И он  пожалел,  что  так  резко  говорил  с  ней.
Инстинктивно его рука потянулась к телефону.  Он  должен  позвонить  ей  и
извиниться. Телефон зазвонил у него в руках.
     - Мистер Дрейк? - спросил оператор. - Вас вызывает капитан Мак-Джи  с
борта корабля "Прощай, Джейн". Вы будете говорить?  Три  минуты  -  девять
долларов.
     Конечно, будет.
     - Тогда не кладите трубку, сэр. Вызов дойдет через  несколько  минут.
Корабль находится в сорока миллионах километров к югу отсюда.
     - Сорок миллионов...
     Он спохватился - это должно быть за Обанией  и  Фридонией,  в  районе
сити взрыва. У него зародилось тревожное подозрение, что загадочный  взрыв
каким-то образом связан с проектом отца и  Мак-Джи.  Но  в  любом  случае,
Мак-Джи не следовало бы делать вызов оттуда, когда он должен был  быть  на
пути к Палласпорту. Их слушали агенты всех стран.
     Севшим от волнения голосом, он ответил, что будет ждать.
     - Привет, Рик. - Мягкий протяжный голос Мак-Джи, принесенный  наконец
бесконечным световым лучом,  вызвал  в  памяти  живой  образ  приземистого
плотного астерита,  смуглого,  с  раскосыми  глазами,  квадратным  упрямым
лицом, с неизменной короткой черной трубкой во рту.
     - Так ты решил уйти из  Интерпланет  и  присоединится  к  нам?  Добро
пожаловать в компанию Дрейк, Мак-Джи и Дрейк! Ты нам очень нужен, Рик.  Мы
с твоим отцом вместе еще с довоенных времен. У нас хорошая команда. Но  мы
стареем, а у нас на подходе  несколько  грандиозных  новых  проектов,  для
которых нужна энергия молодости.
     - За три минуты много не скажешь, Рик, поэтому я сразу скажу, зачем я
звоню. - Далекий тихий голос заторопился, и Рику показалось, что слышит  в
нем усталость и возбуждение. -  Что-то  произошло!  Я  покидал  Обанию,  с
безрадостными  вестями.  Отец  отчаялся  построить  эту   металлургическую
лабораторию - ну, ты знаешь, о чем я говорю - и он  велел  передать  тебе,
чтобы ты оставался в  Интерпланет.  Но  за  это  время  что-то  произошло.
Кажется, все не так плохо сейчас.
     Рик расправил плечи.
     - Я не могу много говорить сейчас, -  торопливо  продолжал  он.  -  Я
прибываю в Палласпорт сегодня в двадцать один сто.  Упакуй  вещи,  поцелуй
свою девушку на прощанье. Нас с тобой ждет большая работа.
     У Рика перехватило дыхание. Шелест световых помех напомнил  ему,  что
Мак-Джи находился на расстоянии сорока  миллионов  километров.  Допотопной
маленькой "Прощай, Джейн" потребуется  около  недели,  чтобы  покрыть  эту
дистанцию. Мак-Джи никак не сможет приземлиться сегодня в Палласпорте. Рик
отчаянно вслушивался в голос на другом конце.
     - Ты потом поймешь, почему я не  могу  сейчас  сказать  тебе  все,  -
заторопился Мак-Джи. - Ты бы и  не  поверил.  Но  ты  знаешь,  что  значит
изолирующая подставка для металлургической лаборатории. Так вот работающая
модель такой подставки ждет нас здесь, на объекте,  который  принимают  за
осколок взорвавшейся сити планеты. Нам осталось только  выиграть  гонку  у
всех остальных, кто стремится сюда. Включая капитана А.
     Рик покачал головой, отчаянно протестуя.  Их  сейчас  слышали  шпионы
всех  государств  Мандата.  И  открытого  упоминания  о  подставках   было
достаточно, чтобы дать старт этой бешеной гонке. Мак-Джи  был  не  слишком
осторожен.
     - Вот это будет дело, - тараторил комически тонкий  голос.  -  Но  не
сдавайся. Помни, что последний будет первым, а первый  последним.  Я  могу
даже прикинуться, что не звонил тебе, но не обращай внимания.  Потому  что
подставка ждет нас. Нас ждут довольно необычные трудности,  но  я  уверен,
что мы все преодолеем. - Три минуты истекли, и Мак-Джи поспешно  заключил.
- Лучше ничего не отвечай.
     Послушался щелчок, и оператор спросил:
     - Хотите перезвонить, сэр?
     - Что? - пробормотал Рик. - Нет, я не буду перехваливать.
     Он  положил  трубку  и  сел,  опершись  локтями  на  кульман  и  тупо
уставившись в стену. Ему непонятен был этот звонок, за  исключением  того,
что это был открытый вызов для тех, кто знал истинную ценность изолирующей
подставки. И хотя он знал, что Мак-Джи  никак  не  может  прибыть  сегодня
ночью, и не имел девушки, которую он должен был поцеловать на прощание, он
упаковал вещи и стал ждать.



                            7. УЗКАЯ ТРОПИНКА

     Вечером того же дня, капитан Пол Андерс явился с  докладом  к  Остину
Худу. Отрывистый  безликий  голос  секретаря,  докладывающего  о  прибытии
капитана, глухим эхом отдавался в длинном блестящем пространстве кабинета.
Сухощавая статная фигура Андерса в  черной  гвардейской  форме  застыла  в
напряженном  ожидании.  У  него  не  было  добрых  вестей  для  Верховного
Комиссара, и он приготовился к тяжелому разговору.
     -  Вольно,  старина.  -  Остин  Худ  ответил  на  четкое  приветствие
добродушным совсем не военным жестом. Тучный румяный Худ сел  за  огромный
до блеска  полированный  стол  и  заговорил  громким  наигранно  уверенным
голосом.  -  Карен  сказала,  что   вы   собираетесь   на   эту   планету.
Присаживайтесь, старина, давайте-ка обсудим это.
     Худ улыбался  с  услужливой  готовностью  политика,  но  его  холодно
голубые  глаза  смотрели  испытующе,  и  улыбка  не  разглаживала  паутину
тревожных  морщин  вокруг  них.  Андерс   смущенно   присел   на   жесткий
металлический  стул.  На  блестящей  поверхности  стола  он  увидел   свое
заявление на несение вахты в Сити Патруле, но Худ не дал  ему  возможности
заговорить.
     - Итак, старина, прошло двадцать четыре часа с тех пор, как эта  сити
планета начала свои шуточки  с  законами  природы.  -  Голос  Худа  звучал
по-дружески громко, в отличие от напряженного  взгляда,  направленного  на
Андерса. - Что вы выяснили?
     - Очень мало, мистер Худ.  -  Андерс  нахмурился,  недовольный  своим
собственным смущением.  -  Такой  сильной  сити  реакции  еще  никогда  не
наблюдалось. Ее могло вызвать только крупное столкновение. Но орбита  этой
планеты была объявлена безопасной, да и нет  поблизости  никакого  земного
тела, которое могло бы с ней столкнуться.
     - На  месте  столкновения  обнаружено  два  осколка.  Меньший  развил
фантастически высокую скорость и уже исчез из виду. Больший  удаляется  от
нас со скоростью приблизительно пятьдесят  километров  в  секунду,  и  ему
удалось каким-то образом выйти  из  этого  адового  пекла  с  температурой
близкой к абсолютному нулю.
     Он беспокойно поежился на жестком сиденьи.
     - Таковы факты - и они не согласуются.  Больший  осколок  выглядит  в
телескоп крупнее, чем сити планета до взрыва - при этом измерения радиации
показывают, что  поглощенная  энергия  в  несколько  раз  превышает  массу
планеты. Любой взрыв, способный задать осколкам такую скорость, должен был
разнести  их  на  мельчайшие  кусочки  -  и  хоть  немного  увеличить   их
температуру. - Он мрачно покачал  головой.  -  Не  могу  представить,  что
произошло.
     Худ  немного  подался  вперед,   его   холодные   глаза   внимательно
прищурились.
     - Что еще вы знаете о маленьком осколке?
     - Толком ничего, - пожал плечами Андерс. - Из обсерватории  поступило
два отчета. В первом сообщается, что он быстро движется по  направлению  к
нам. Согласно второму, он уже удалился на несколько  миллионов  километров
от Палласа - при скорости свыше тысячи километров в секунду - и  исчез  из
виду.  Догнать  его  невозможно.  Наши  корабли  не  могут  развить  такую
скорость.
     - Но у меня есть снимок. - Верховный комиссар немного помолчал, хмуро
глядя куда-то мимо Андерса на полированную панель  и  озабоченно  барабаня
пальцами по столу. - Может быть, вы определите, что значит этот снимок. Но
прежде я хочу, чтобы вы ответили на один вопрос.
     Андерс кивнул, но толстяк не  спешил,  он  колебался.  При  этом  его
каменное лицо замерло, сохраняя взгляд полный странного беспокойства.
     - Да? - произнес Андерс.
     - А не может ли это... - Худ сглотнул и понизил голос. -  Не  думаете
ли вы, что это сити люди?
     - Что? - вздрогнул Андерс. - Почему вы спрашиваете?
     - Возможно ли это?
     - Теоретически да. - Сосредоточенно произнес Андерс. - Каждый  земной
элемент имеет своего антиматериального двойника, который  подчиняется  тем
же  самым  законам  и  входит  в  те  самые  соединения.  Сити  планета  с
соответствующими химическими условиями и климатом вполне могла бы породить
сити жизнь. Но таких планет не существует. Согласно теории дрейфующая сити
представляет собой обломки большого сити тела, разбившего пятую планету на
тела материальной природы, но этот взрыв  не  оставил  после  себя  ничего
живого. Нет... - В его колосе слышалось нарастающее волнение. -  Не  может
быть обнаружено признаков антиматериальной жизни!
     - Тогда, что это по-вашему?
     Худ наклонился, открыл ящик и с трудом  разогнулся,  держа  крошечную
катушку трехмиллиметровой пленки  и  компактный  стерео  проектор.  Пухлые
пальцы осторожно вставили пленку между линзами.
     - Снимок  от  вашего  друга,  капитана  Франца  фон  Фалькенберга.  -
Ухмыльнулся Худ. - Он  патрулировал  в  районе  Фридонии  -  вероятно,  по
секретному поручению марсианского комиссара следить за этими  шахтерами  -
Дрейком и Мак-Джи. Он уже возвращался в  Обанию,  когда  вахтенный  офицер
обратил внимание на вспышку. Это был обломок на огромной скорости мчащийся
за ними. Капитан развернул свой  "Персей",  чтобы  прицелиться  и  подойти
поближе для проведения пробного выстрела. Вот как выглядел объект.
     Андерс резко вскочил и потянулся к проектору.
     - Осторожно! - предупредил Худ. -  Эта  пленка  обошлась  компании  в
двести тысяч мандатных долларов.
     - Немало. - Андерс вопросительно замолчал.
     - Но она того стоит, вы сейчас это увидите.
     - Неужели фон Фалькенберг начал работать на Интерпланет?
     - Вовсе нет. - Худ снова  заулыбался,  явно  довольный  собой.  -  Он
продолжает играть в свою старую  мандатную  игру.  Он  обязан  был  срочно
передать эту пленку в штаб-квартиру Гвардии, но конечно, он  прежде  всего
думал об интересах Марса.
     - Естественно, - кивнул Андерс.
     - Поэтому он приземлился на Обании, приказал своим людям не болтать и
послал пленку по коммерческому каналу к здешнему  юристу,  работающему  на
марсиан. Юрист должен был им ее передать.  Но  мы  получили  сообщение  от
нашего человека на "Персее, и наш мистер  Викерс  сразу  послал  агента  к
этому юристу, чтобы договориться о цене. - Худ  хихикнул.  -  Мы  получили
пленку, а фон Фалькенберг на Обании ждет не  дождется  секретного  приказа
марсианского комиссара.
     Андерс поднял  проектор  и  нажал  на  кнопку.  Перед  ним  открылась
панорама космоса со  звездами  похожими  на  крошечные  окутанные  ореолом
диски, подвешенные в холодной темноте. Вдруг из пустоты мигая  и  вращаясь
словно выкатился метеор.
     - Игла! - прошептал Андерс. - Сломанная золотая игла.
     Проектор приглушенно стрекотал, подрагивая в его  руках.  Вращающийся
объект приближался. В солнечном свете он казался маленьким и очень близким
на фоне звезд. Острый конец его золотого конуса  был  обломан  и  скалился
острыми зазубринами.
     - Хм! - У Андерса перехватило дыхание, когда  в  объективе  появилась
человеческая фигура. Это был космонавт в громоздком управляемом скафандре,
неподвижно закрепленном на конце длинной тонкой трубки  рядом  с  нечетким
силуэтом тестовой пушки. По мере приближения маленькая золотая игла  росла
в стереоскопической перспективе. Около ста метров в длину и пять метров  в
диаметре зазубренного конца, прикинул Андерс.
     - Вы видите все это в замедленной съемке, - сказал  Худ.  -  Вероятно
"Персей" остановился в этот момент. К счастью для нас, фон  Фалькенберг  в
этот момент  имел  наготове  дальнобойную  пушку  и  скоростную  камеру  с
телескопическим объективом.
     Камера скользнула по человеку с его  пушкой  и  запечатлела  огромную
сломанную иглу кубарем выкатывающуюся из звездной пустоты.
     - Смотрите! - Неестественный голос Худа  вдруг  упал,  приближаясь  к
паническому ужасу. - Постарайтесь найти хоть какие-нибудь признаки сити  в
этом объекте.
     - Это невозможно. - Андерс остановил  пленку  и  покачал  головой.  -
Каждое свойство земной материи со стопроцентной  точностью  повторяется  в
сити. Сити человек будет выглядеть точно как мы с вами -  теоретически.  А
практически он сразу же  погибнет  в  материальном  воздухе.  Единственной
проверкой может служить контакт.
     Он внимательно смотрел на Комиссара.
     - На снимке видно?..
     - Смотрите! - рявкнул Худ. - И скажите мне, что вы видите.
     Андерс снова нажал на кнопку. Теперь  было  видно,  что  игла  полная
внутри. Когда она поворачивалась,  солнце  заглядывало  вовнутрь,  освещая
спираль, взвивающуюся к верхушке золотого корпуса. Над спиральной дорожкой
сверкали до блеска шлифованные перила.
     Что-то здесь было не то, и через несколько  мгновений  замешательства
Андерс заметил, что эта извивающаяся тропинка была неестественно узкой,  а
перила чересчур высокими. Смутная догадка заставила его  снова  остановить
пленку.
     - Эта дорожка с перилами не предназначены  для  человека,  -  шепотом
бросил он. - Не это ли заставило вас предположить, что эта штука сити?
     - Продолжайте, - сказал Худ. - Смотрите, что дальше.
     Пол снова запустил аппарат, и сломанный шпиль  начал  надвигаться  на
него,  угрожающе  огромный  в  телеизображении,  движущийся  в  сотни  раз
быстрее, чем тестирующий заряд, направленный в него. И  когда  он  казался
уже совсем рядом, земная пуля настигла его  -  и  окутала  его  неожиданно
ослепительной белизной.
     - Сомнений  нет...  -  Андерс  инстинктивно  отпрянул  от  вспышки  и
задыхаясь сказал: - Это сити!
     Еще мгновение он наблюдал, как краснело и затухало зарево. Перед  ним
зияла широкая с ровными краями дыра, оставшаяся  в  желтом  металле  после
этой страшной реакции, вызванной несколькими  миллиграммами  материального
железа. Вспыхнув, игла помчалась прочь от камеры. Пленка закончилась.
     - Ну? - нетерпеливо вскрикнул Худ. - Что вы на это скажете?
     -  Потрясающе!  -  Андерс  ошарашенно  опустил  проектор  на  стол  и
некоторое время стоял уставившись на зеркальную его поверхность,  стараясь
собраться с мыслями. - Но этот объект действительно сити.
     - Созданный сити... существами?
     - Возможно. - Вдруг Андерса осенило. - Или же людьми - на изолирующей
подставке, о которой мечтает молодой Рик Дрейк!
     - Вы думаете?
     - Ума не приложу. - Андерс в замешательстве почесал  жесткий  смуглый
подбородок. - Даже если предположить, что на той планете  существуют  сити
люди, то непонятно, как то, что создано ими, смогло сохраниться.  Тогда  я
не знаю, зачем им  нужно  было  строить  эту  башню  с  какой-то  странной
дорожкой внутри.
     - Одно из ваших предположений может быть верным, - угрюмо  проговорил
Худ. -  Но  любое  из  них  может  быть  опасным  для  Интерпланет.  Нужно
действовать - немедленно!
     - Я готов. - Андерс снова бросил взгляд на свое заявление на  участие
в  Сити  Патруле.  -  Эта  нелепая  башня  исчезла  навсегда,  но  я  хочу
исследовать другой - больший осколок, полетевший в другом направлении. Его
скорость  намного  меньше.  Быстроходный  корабль  может  догнать  его  за
пять-шесть дней, при условии, что мы отправимся сейчас же.  Я  думаю,  что
те, кто первыми окажутся там,  узнают  кое-что  интересное.  -  Его  слова
зазвучали с настойчивым напряжением. - Если вы можете отпустить меня,  так
чтобы я опередил фон Фалькенберга...
     Худ поднял широкую ладонь в повелительном жесте.
     - Прежде чем говорить об этом, - перебил он, - я  хочу  слышать  ваше
мнение по другому  поводу.  Это  данные  нашего  частного  прослушивающего
пункта. Этот шахтер Роб Мак-Джи  звонил  сегодня  по  фотофону  из  района
взрыва. Он говорил с молодым Дрейком, хотя тот  ни  слова  не  произнес  в
ответ. Я не знаю, что это могло бы значить, и мне нужен ваш совет.
     Он включил настольный диктофон.
     -  Привет,  Рик.  -  Мягкий  напевный  акцент  Мак-Джи   с   шелестом
просачивался сквозь рев потоков звездного света. - Так ты  решил  уйти  из
Интерпланет и присоединиться к нам?
     Что-то вроде тяжелого предчувствия охватило Андерса,  когда  он  стоя
вслушивался в  звуки,  доносящиеся  с  диктофона.  Рик  Дрейк  должен  был
готовиться в путь, потому что его ждала работающая модель подставки,  если
он, конечно,  опередит  капитана  А.  Последний  будет  первым,  а  первый
последним. И Рику не следовало отвечать.
     - Ну, капитан А. - Холодные глаза Худа насмешливо блеснули. - Что  вы
думаете по этому поводу?
     - Я думаю, что нам придется иметь дело с обычными  людьми.  Проклятые
шахтеришки! Ни за что не поверю, что они изобрели настоящую подставку - но
вполне вероятно, что они обнаружили что-то на  этой  сити  планете,  когда
уводили ее от Фридонии.  Может,  это  что-то,  созданное  существами  того
блуждающего мира, который уничтожил старый Адонис. Или ту золотую башню. А
может  другие  реликвии  старой  сити  цивилизации.  Или  даже   настоящую
подставку.
     По его загорелому лицу пробежала едва заметная улыбка.
     - Теперь  я  уверен,  что  вам  придется  выделить  мне  корабль  для
преследования этого объекта.
     - А вам не  приходило  в  голову,  что  эта  задача  может  оказаться
чересчур опасной? - Широкое красное лицо Худа помрачнело.  -  Этот  шахтер
знал,  что  его  разговор  будет  подслушан.  Его   открытое   приглашение
отправиться в космос за моделью подставки похоже  на  приманку  -  а  сити
ловушка может оказаться слишком комфортабельной.
     - Я постараюсь иметь это в виду. - Андерс кивнул,  черты  его  худого
лица напряглись. - И все же я хочу лететь. И я опережу Рика Дрейка  и  фон
Фалькенберга, и всех остальных, кто хочет  заполучить  эту  подставку  для
своей планеты. Но мне нужно вылететь как можно скорее.
     - Карен так и знала, что вы скажете это. - Верховный Комиссар  встал,
обошел стол и пожал руку молодому человеку. - И мне это нравится. Компании
нужны такие люди как вы. Ваша преданность не останется незамеченной.
     - Так вы даете мне корабль?
     - Новый крейсер "Орион". - Худ засеменил назад  в  свое  кресло,  его
лицо добродушно сияло. - Судно типа фон Фалькенбергского, только что сошло
с верфи Палласа-2. Наши секретные службы позаботятся о  подборе  надежного
экипажа.
     - Надежного? - Усмехнулся Андерс. - Вы хотите сказать, тех кто продал
Мандат?
     Худ вспыхнул.
     - Такими вещами, как преданность  корпорации  и  родной  планете,  не
шутят, - говорил он несколько скованно. - Даже если это влечет техническую
измену Мандату. Вы знаете Гвардию.
     Андерс  тяжело  кивнул,  он  действительно  знал  Гвардию   глубокого
Космоса. Она была создана по Космическому Мирному Договору. В  ее  составе
на  двух  представителей  Земли  должно   было   приходиться   по   одному
представителю Венеры, Марса и Юпитерианского Совета. Все они  должны  были
присягать на верность Мандату, но большинство из них, как  и  сам  Андерс,
остались верными своим государствам.
     - Документы вы можете получить прямо сейчас, - строго продолжал  Худ.
- Вы будете  направлены  в  Сити  Патруль  с  заданием  расследовать  этот
неожиданный взрыв  и  предпринять  все  необходимые  меры  по  обеспечению
безопасности  космических  путей  и  населенных   планет.   Конечно,   фон
Фалькенберг будет претендовать на получение этого задания, но мы  задержим
его на Обании еще несколько дней.
     - В ожидании приказа. - Андерс понимающе кивнул. - Пока мы слетает за
той штукой - не важно что это такое - и не привезем сити подставку.
     - Но помните,  что  это  похоже  на  ловушку.  -  Верховный  Комиссар
нагнулся и закрыл  проектор  и  пленку  в  ящике  стола.  Затем  он  пыхтя
выпрямился,  зажав  между  пухлых  розовых  пальцев  записку,   написанную
карандашом. - Прежде чем вы броситесь в погоню, написанную  карандашом.  -
Прежде чем вы броситесь в погоню,  я  хочу,  чтобы  вы  провели  маленькую
разведку на Обании и Фридонии.
     Андерс подозрительно нахмурился. - Долгая задержка может  нам  дорого
обойтись.
     - Не забывайте, что последний будет первым. - Мрачно ухмыльнулся Худ.
- Мы приостановим состязание до тех пор,  пока  не  выясним,  что  у  этих
шахтеров на уме. Я хочу, чтобы вы поговорили с людьми на Обании.
     Он внимательно посмотрел на листок.
     - Девушка астеритка по имени Анна О'Банион,  работающая  у  Дрейка  и
Мак-Джи. Ее отец - утративший популярность шахтерский  политик,  вероятно,
член Партии Свободного Космоса. Если вам удастся пришить им какое-то  дело
- будь то сити исследования или же подстрекательство -  отправляйте  их  в
тюрьму в Паллас-4.
     - Есть, сэр.
     - Потом я хочу, чтобы вы  выяснили,  что  это  там  Дрейк  и  Мак-Джи
построили на Фридонии  под  названием  металлургическая  лаборатория.  Фон
Фалькенбергу не удалось проникнуть туда сквозь клубы сити  пыли,  которыми
они окутали планету, но девушка должна знать путь.
     - Я выясню.
     - Еще один подозреваемый в моем списке. - Худ нахмурился.  -  Молодой
Рик Дрейк.
     - Но я знаю Рика, - запротестовал Андерс. -  Он  действительно  делал
все возможное, чтобы создать для нас  эту  подставку.  Не  думаю,  что  он
участвует в каком-то заговоре.
     - Но Карен утверждает, что он замышляет что-то против нас. -  Толстое
лицо Худа напряглось. - Да и  этот  звонок  он  принял.  Наверняка  сейчас
пакует вещи, чтобы отправиться за моделью  подставки.  Нужно  держать  его
здесь и не спускать с него глаз.



                      8. ЧУВСТВО КОСМИЧЕСКОГО ВРЕМЕНИ

     Карен позвонила ровно в четырнадцать сто.
     - Мистер Дрейк?
     Рик невольно вздрогнул  и  постарался  ответить  в  тон  ее  холодной
отчужденности.
     - Да, мисс Худ?
     - Насколько я знаю, вы все еще числитесь у нас, - сухо сказала она.
     - До восемнадцати сто сегодняшнего дня, - подтвердил он.
     - Тогда у нас есть для вас еще одно поручение. Мистер  Викерс  хочет,
чтобы  вы  заменили  настраивающие  алмазы  в   установках   искусственной
атмосферы на Палласе-4. Тюремное судно заедет за вами на  космодром  через
полчаса. Наряд на командировку у меня. - И она положила трубку.
     Паллас-4 был одной из шести маленьких планет, закрепленных  на  одной
орбите в шестидесяти градусах друг от друга вокруг не более крупной звезды
и служащий базами  Гвардии  Глубокого  Космоса.  На  Палласе-4  находилась
тюрьма Мандата.
     Замена настраивающих  алмазов  была  обычной  процедурой,  ничего  не
имевшей общего с сити исследованиями, для которых  его  нанимали,  но  Рик
взял инструменты и направился к лифту. Он застал Карен в  своем  кабинете,
начитывающую что-то на диктофон.  Она  улыбнулась  ему  бесцветной  пустой
улыбкой и молча протянула ему запечатанный конверт.
     Он отнес наряд  на  склад  и  подписал  накладную  о  получении  трех
маленьких алмазов, каждый из которых стоил девять тысяч долларов. Это были
натуральные кристаллы восьмигранной формы.  Рик  опустил  их  в  маленький
черный  мешочек,  выданный  ему  вооруженным  служителем,  и  поспешил  на
космодром.
     Там его уже ждал тюремный корабль, похожий на стройную белую торпеду.
На борту его учтиво приветствовал  бдительный  молодой  землянин  в  форме
лейтенанта Гвардии. Через двадцать минут они приземлились на астероиде.
     Паллас-4  представлял  собой  тысячеметровый  блок  темного  металла,
окутанный  морозным  искусственным   воздухом.   Причалы   были   помечены
оранжевыми огнями, в то время как орудия, бараки и даже  тюрьма  тонули  в
темноте своей страшной брони.
     Они сошли с корабля и по  подъемнику  спустились  в  камеру  подкачки
искусственной атмосферы, являющуюся центром гравитации, где  под  влиянием
полярных  элементов  их  тела  стали  невесомыми.  Они   двигались   вдоль
механизмов, держась за поручни, установленные для этой цели.  Рик  спросил
лейтенанта:
     - Какая установка не работает?
     - Все работают. -  Молодой  землянин  дружелюбно  улыбнулся.  -  Надо
поменять все кристаллы. Приказ начальства. Просто мера предосторожности.
     Рику это показалось странным. Настаивающие  алмазы  могли  перегореть
вследствие  перегрузки,  но  они  никогда  ни  изнашивались.  Новые   были
настолько же безопасными, что и старые. Однако Рик поменял все три алмаза,
тщательно настраивая и проверяя  каждую  установку.  Закончив,  он  собрал
инструменты и кивнул офицеру.
     - Все? - весело спросил охранник. - А хотите посмотреть тюрьму,  пока
вы здесь? Я все равно должен доложить начальнику, и будет быстрее, если мы
пойдем вместе.
     - Как хотите, - согласился Рик, хотя он не горел желанием осматривать
тюрьму. Он показал на чехол с  использованными  алмазами,  которые  однако
ничем не отличались от новых,  и  сказал.  -  Но  я  отвечаю  за  это,  не
забывайте, пожалуйста.
     - С ними будет все в порядке, - уверил его лейтенант.  -  Мы  пройдем
только сектор политзаключенных.
     Через двойные металлические двери они прошли  в  просторный  коридор,
глубоко вырытый в породе. Через решетчатые двери были  видны  трехъярусные
камеры.  Серые  металлические  лестницы  и  мостики  сплетались  уродливой
паутиной в верхних ярусах. Зарешеченные лампы наполняли  галерею  холодным
голубым  светом.  Воздух  отдавал   терпкой   вонью   немытых   тел.   Под
неосмысленным взглядом бескровных лиц из-за решеток Рик беспокойно ускорил
шаг.
     - Не бегите! - тихо сказал охранник. - А то вас застрелят.
     Рик  подавил  желание  бежать,  внезапно   заметив   узкие   бойницы,
ощетинившиеся автоматными дулами. Его лицо выражало такое замешательство и
беспокойство, что лейтенант резко зашептал:
     - Не так уж все плохо. Их не обижают. Это наш образцовый сектор. Сами
понимаете,  политические.  Их  не  заставляют  работать,  хотя   некоторым
позволяют зарабатывать на табак.  Кормят  достаточно  неплохо,  и  им  все
позволено. У них есть столовые. Им дают книги,  разрешают  писать.  Каждый
день два часа занятия спортом. - В его приглушенном голосе зазвучали нотки
профессиональной гордости. - Современная пенитенциарная система. Здесь  не
наказывают преступников. Здесь их воспитывают.
     - П-понятно. - Рик попытался изобразить кислую улыбку.
     - Дрейк!
     Пронзительный  вопль  заставил  Рика  остановиться.  Оглядевшись,  он
увидел страшно осунувшееся лицо, глядящее на него  через  решетку  второго
яруса. Изувеченные бескровные ладони  яростно  сотрясали  дверь,  заглушая
пронзительный истошный крик.
     - Дрейк - ты видел мою Мэри?
     - Пошли. -  Лейтенант  потянул  Рика  за  рукав.  -  Если  вы  хотите
поговорить с ним, нужно специальное разрешение.
     - Я не знаю его.  -  С  тяжелым  чувством  Рик  повернулся,  стараясь
избавиться от звенящего в ушах крика. - Никогда не видел его.
     - Постой, Дрейк, черт возьми! - крик рассек воздух как удар хлыста. -
Моя Мэри - она умерла?
     Задыхаясь, весь  в  поту,  Рик  поплелся  дальше.  Голос  буйствовал,
проклинал, затем опять утонул в бешеном звоне металла.
     - Ты что не знаешь меня, Джим? - подвывал безумец. - Они закрыли тебе
рот?
     Рик шел ничего не видя перед собой. И  вдруг  он  понял.  Джим  Дрейк
поседевший, сморщенный и сгорбленный  под  грузом  своих  шестидесяти  лет
когда-то был таким, как сегодня его  сын.  Таким  его,  наверное,  знал  в
молодости этот заключенный.
     - Вы и не можете знать его, - спокойно подтвердил молодой  офицер.  -
Ведь он здесь уже пятнадцать лет. Пожизненное заключение  по  обвинению  в
государственной измене. Он из Партии Свободного Космоса.
     Охрипший голос продолжал отчаянно посылать проклятия им вслед.
     - Спятил, - сказал лейтенант.  -  Он  думает,  что  этот  Джим  Дрейк
работает над сити  оружием  и  какой-то  невероятной  штукой,  которую  он
называет подставкой, чтобы вооружить Партию Свободного Космоса и свергнуть
Мандат.
     Рик растерянно глянул на своего спутника, но его румяное молодое лицо
смотрело невинно и открыто. - Кажется существует старый  шахтер  по  имени
Джим Дрейк, - небрежно добавил он. - Но, как я понимаю, он не представляет
собой опасности с точки зрения создания  сити  бомбы,  иначе  Гвардия  уже
давно засадила бы его сюда с его дружками.
     Ни слова не говоря, Рик следовал за  лейтенантом,  стараясь  сдержать
дрожь. Он  чувствовал,  что  заболевает  от  застоявшейся  тюремной  вони,
режущего глаза синеватого света и нависающей  массы  металлической  породы
над головой. Дикие крики все еще звучали у  него  в  голове.  Он  невольно
задавался вопросом, почему в  последний  день  работы  в  Интерпланет  его
привели в сектор политзаключенных. Единственно возможный ответ пугал его.
     Он старался не спешить, заставлял себя слушать  какую-то  болтовню  о
тюремной пекарне,  прачечной,  о  системе  вентиляции.  Наконец,  за  ними
закрылась стальная дверь и он мог вдохнуть немного свежего воздуха.
     - Извините за причиненное беспокойство, - сказал лейтенант.  -  Очень
неприятно, но забудем об этом. Подождите, я сейчас поговорю с начальником.
Мы доставим вас в Палласпорт до ужина.
     Рик вернулся в Интерпланет  незадолго  до  семнадцати  сто.  Он  сдал
использованные алмазы, подписал отчет по командировке и понес  его  Карен.
Она вопросительно взглянула навстречу Рику, повернув к нему бледное  худое
лицо.
     - Вот. - Он почти что с вызовом бросил отчет на стол. - И спасибо  за
экскурсию по тюрьме. Я видел, что делают с теми, кто отказывается играть в
игры Интерпланет. Вы, наверное, думаете, что поспешу подписать контракт?
     - Может подпишите, Рик? - Она устремила на него внимательный  усталый
взгляд. - По-моему, Пол передумал  брать  вас  с  собой  на  расследование
взрыва, но здесь нам все-таки  нужен  опытный  сити  эксперт.  Дядя  Остин
говорит, что мы должны убедить вас остаться.
     Он вздрогнул при воспоминании тюрьмы.
     - Мне не нравятся ваши методы.
     - Интерпланет заплатит вам за оказанные услуги. - Голос  ее  зазвучал
громче от решительной настойчивости. - Вы можете сами составить себе смету
научных работ, а дядя Остин позаботится,  чтобы  ее  утвердили.  Он  велел
передать вам, что если вы поможете нам получить сити бомбу  раньше  других
планет, на вашем счету в банке появится кругленькая сумма.
     - Я космический инженер, мисс Худ. - Рик со  злостью  звонко  чеканил
слова. - Я приехал сюда, чтобы создавать  искусственные  миры,  в  которых
могли бы жить люди, а не для  того,  чтобы  сколотить  себе  состояние  на
взятках.
     Карен глядела отсутствующе на Рика, как будто не слушала его.
     - Есть вещи, которые невозможно навсегда закрыть на замок, мисс  Худ.
- Он понимал, что этот всплеск бессмыслен, но не мог сдержать  охватившего
его раздражения и горечи. - Можно заживо похоронить людей на Палласе-4, но
есть вещи, которые всегда будут беспокоить вас, несмотря на  вашу  научную
современную пенитенциарную систему! Это идеалы.
     Он видел, как загорелись глаза. Теперь она слушала внимательно.
     - Если бы ваш  дядя  Остин  жил  сегодняшним  днем,  а  не  событиями
двадцатилетней давности, он дал бы свободу науке и прогрессу.  Он  бы  дал
возможность оживить эти планеты - при помощи сити энергии. Он обеспечил бы
астеритам политическое равенство и голос в  Комиссии.  Это  превратило  бы
Интерпланет из пороховой бочки в настоящий межпланетный сорный союз.
     - Это похоже на программу Партии Свободного Космоса. - Она  вспыхнула
от злости и поднялась.  -  Вам  стоит  запомнить  то,  что  вы  видели  на
Палласе-4. - Переведя дыхание, она покачала головой и печально  посмотрела
на него. - Мне было очень интересно узнать, что вы на самом деле  думаете,
но все же будьте  осторожны.  Вы  можете  попасть  попасть  в  беду,  Рик.
По-настоящему.
     - Спасибо, - выдавил он. - Я уж о себе позабочусь.
     Он печально побрел обратно в свой офис. Новый охранник  подозрительно
следил за тем, как Рик собирает личные вещи и надевает пальто. Он  поел  в
Сити кафе и с тревожным чувством направился к себе укладывать рюкзак.
     Целовать на прощание ему  было  некого,  и  за  пятнадцать  минут  до
двадцати одного ноль-ноль он не спеша вошел в зал  ожидания  космопорта  с
рюкзаком  через  плечо.  Наблюдая  за   часами,   отсчитывающими   секунды
мандатного времени, он ждал невозможного.
     И  это  произошло.  Без  пяти  минут   девять,   микрофон   взорвался
сообщением: "Из Обании прибывает "Прощай, Джейн", капитан Мак-Джи.  Причал
81."
     Рик выскочил из зала ожидания  и  поспешил  за  портовым  служащим  к
причалу 81. Стоя за заграждением, он щурясь от  ночного  солнца  с  трудом
разглядел угловатый ржавый корпус "Прощай, Джейн". Она  бурно  влетела  из
ночной тьмы и мягко опустилась дрожа и скрипя старыми тормозами, послушная
умелым рукам Мак-Джи.
     На борт поднялись четыре инспектора, вместо двух как обычно. Проверка
длилась  долго,  как  будто  они  предполагали,  что  на   судне   имеется
контрабанда. Наконец они не спеша спустились  по  трапу,  и  один  из  них
неторопливо опустил желтый канат,  преграждавший  вход  на  корабль.  Рику
показалось, что они выглядели озадаченными и даже немного разочарованными.
     За ними по трапу спустился сам капитан Мак-Джи. На нем был все тот же
космический костюм цвета  плесени,  его  непропорционально  широкие  плечи
ссутулились, как будто под тяжестью гнетущей его беды. При виде  Рика  его
квадратное лицо напряглось в усилии изобразить улыбку.
     - Рад видеть вас, капитан Роб. - Рик опустил на землю  рюкзак,  чтобы
пожать протянутую капитаном узловатую ладонь.  -  После  нашего  утреннего
разговора,  я  сразу  собрал  вещи  и  пришел  встречать  вас.   Если   вы
действительно знаете, где находится модель подставки...
     Рик осекся при виде изумленного выражения маленьких раскосых  глаз  с
красными  прожилками.  -  Утренний  разговор?  -  Протяжный  голос  звучал
озадаченно. - Я не  звонил  тебе.  -  Плохие  новости  никогда  не  поздно
сообщить. Да и нечего мне сказать такого, что стоило бы таких денег.
     Рик опешил.
     - Что случилось? - хрипло прошептал он. - Мой отец?..
     - Нет, - поспешно перебил Мак-Джи. - Он  был  на  Фридонии  во  время
взрыва, но Анна говорила с ним после этого. Он говорит, что не пострадал.
     - Так что же случилось?
     Мак-Джи помедлил, поеживаясь от волнения.
     - Во-первых, - наконец пробормотал он. - Меня беспокоит Джим.
     Он не спал весь наш перелет назад. Думаю, его мучили эти ожоги,  хотя
он ни на что не жаловался. Он стал  задумчив.  Он  упал  духом.  Когда  мы
приземлились на Фридонии, он уже был уверен, что его  реактор  никогда  не
заработает, без изолирующей подставки.
     - Должно быть, он знал это давно, - угрюмо кивнул Рик. -  Но  не  это
убило его. Он потерпел поражение гораздо раньше.
     - Он стареет, - сказал Мак-Джи. - Сдает. Он  прислал  меня  передать,
что тебе лучше оставаться в Интерпланет. При  условии,  конечно,  что  они
обеспечат тебе работу, которая может привести нас к этой подставке.
     Рик опустил взгляд на маленького человечка, который смущенно  ковырял
асфальт  носком  ботинка.  Рик  распрямил  плечи  и  на  мгновение  увидел
фиолетовую черноту,  обволакивающую  красный  от  солнца  корпус  "Прощай,
Джейн". И на его лице медленно расплылась горькая улыбка.
     - Нет, с компанией покончено. - В его голосе  прозвучала  настойчивая
решительность. - Я  еду  с  вами,  капитан  Роб.  На  одном  из  обломков,
оставшихся после взрыва, нас ждет работающая модель подставки.
     - Мне нравится твой оптимизм, Рик. - Щербатая улыбка Мак-Джи сразу же
сменилась мрачным недоумением. - Но я не звонил тебе. И ничего не  знаю  о
подставке, которая нас ждет.
     - Вы не шутите?
     - Нисколько, Рик. - Мак-Джи отрицательно покачал взлохмаченной желтой
головой.  Широко  раскрытые  глаза  глядели  удивленно,  он   походил   на
обиженного ребенка. - Люблю математические загадки, - признал он. -  Но  я
никогда не шучу, как некоторые.
     - Вы видели взрыв?
     - Да, - он смущенно кивнул. - Это та же планета, которую мы в прошлом
году увели от Фридонии. Я был на полпути сюда, когда увидел яркую вспышку,
похожую на свечение новой звезды. Странно, вокруг этой планеты не было  ни
песчинки в радиусе миллион километров. Она горела пятьдесят  семь  секунд,
затем ее будто выключили, и она начала быстро удаляться от солнца.
     Он не сводил глаз с Рика, громоздкий зеленый костюм не скрывал  дрожи
маленького тела.
     - Я видел это, - неуверенно повторил он.  -  И  с  тех  пор  не  могу
успокоиться.
     - Что вы имеете в виду?
     - Ну... - Мак-Джи  замялся  и  снова  стал  ковырять  носком  ботинка
асфальт. - Ты же меня знаешь, - наконец тихо пробормотал он. - Мое  чутье.
Расстояние, орбиты, массы планет, время... - Казалось ему трудно подобрать
слова. - Я - ну, просто чувствую их.
     - Я помню, - кивнул Рик. - Роб значит Робот.
     - Пожалуйста, не надо об этом. - Он смущенно опустил раскосые  глаза.
- Мне дали эту кличку, когда я был еще мальчишкой, настолько  глупым,  что
не  умел  скрывать  свои  способности,  что  дал  марсианской   экспедиции
обнаружить себя. Профессора надавали мне кучу идиотских  тестов  и  хотели
отправить меня обратно в  Нью  Хельдейберг  как  экспонат  под  стеклянным
колпаком. Я удрал, но они написали статью  обо  мне  -  они  назвали  меня
каким-то длинным немецким словом,  означающим  что-то  вроде  космического
радиационного мутанта.
     - Но не думай, пожалуйста, что я робот. - В его тихом голосе  звучали
нотки обиды. - Я знаю, что не такой как все. Не то  чтобы  умнее,  я  знаю
много обычных людей, которые умнее меня. Просто другой. Потому и одинок. -
Он откашлялся и отвел глаза. - Можешь называть меня Роб, но давай забудем,
что это значит.
     - Простите, - мягко сказал Рик. - Жаль, что вы так это воспринимаете.
По-моему, чувством космического мира нужно гордиться.  -  Надежда  придала
бодрость его голосу. - Что говорит ваше чутье по поводу этого взрыва?
     Мак-Джи беспокойно покосился на темное небо.
     - Мне просто не по себе. - Казалось, он  вздрогнул  внутри  огромного
потертого  костюма,  выдавая  непреодолимое  внутреннее  беспокойство.   -
Раньше, всегда когда я глядел на планеты, грозящие столкновением, я  точно
знал их размер, скорость, время столкновения и даже направление, в котором
полетят осколки. Но этот взрыв был каким-то не таким!
     Взгляд, скользнувший по Рику, был полон глубокой боли.
     -  На  пути  этой  планеты  не  было  ничего,  с  чем  она  могла  бы
столкнуться. И самый большой осколок массивнее, чем сама планета. Он очень
быстро отдалялся от солнца, без всякой видимой причины.
     - И насколько я понимаю, он был довольно холодным, - вставил  Рик.  -
Свечение этой вспышки могло бы причинить ожоги даже на  расстоянии  сорока
миллионов километров. Но ему  почему-то  не  удалось  поднять  температуру
этого осколка выше нуля.
     - Я ничего  не  знаю  о  температуре.  -  Мак-Джи  засунул  в  карман
сжавшиеся кулаки, и Рику показалось, что он  снова  задрожал.  -  Когда  я
смотрел на все это, я потерял чувство времени.
     Его неуверенный тихий голос дрожал от искреннего огорчения, как будто
он почувствовал себя потерянным и слепым  без  своего  сверхъестественного
чутья.
     - Мне непонятен этот взрыв. И этот разговор,  который  был  утром.  -
Немного отступив, Рик озадаченно  посмотрел  на  Мак-Джи.  -  Но  вы  сами
сказали мне, чтобы я не обращал внимания, если  вы  будете  отрицать  этот
звонок. И вы очень уверенно говорили, что сможете  найти  подставку  среди
обломков взрыва. Я ничего не понимаю. Но я думаю, что нужно попробовать.
     Мак-Джи резко вскинул взгляд.
     - У тебя есть друг военный? - тихо  спросил  он.  -  Примерно  твоего
роста, Рик!
     Обернувшись, Рик увидел капитана Андерса, направляющегося  к  ним  со
стороны военной пристани в сопровождении четырех инспекторов,  только  что
сошедших с борта "Прощай, Джейн".
     - Здрасте, Дрейк. - Землянин-великан был раскован  и  самоуверен.  Он
нес древнее величие Интерпланет, как знак  высокой  власти.  Его  красивое
лицо изобразило легкую дружескую улыбку, взгляд был  выжидательно  обращен
на Мак-Джи.
     - Капитан Роб Мак-Джи, - Рик ощутил болезненную зависть при виде этой
непоколебимой уверенность и неуклюже выпалил: -  Капитан  Пол  Андерс,  из
Гвардии.
     - Добрый день, Мак-Джи. - Андерс не удостоил титула простого  шахтера
астерита, но его жесткий серый взгляд рассматривал маленького космонавта с
тревожным вниманием. - Вам наверное, интересно будет узнать, что я получил
пленку с записью вашего фотофонного разговора по поводу сити подставки.
     - Но я не... - Мак-Джи осекся, смирив негодование.
     Рик напрягся в ожидании. Этот вызывающий и загадочный разговор трудно
поддается объяснению, тем более что  там  Мак-Джи  сам  предупреждал,  что
будет все отрицать.
     - Странно видеть вас  здесь,  Мак-Джи.  -  Обходительная  уверенность
землянина с трудом скрывала  его  настороженную  подозрительность.  -  Наш
перехват установил, что звонили откуда-то  из  района  взрыва,  это  около
сорока миллионов километров отсюда. Как вам удалось так быстро добраться?
     Роб Мак-Джи надел маску непроницаемости.
     - Я сегодня никуда  не  звонил.  -  Рика  восхитило  его  неожиданное
самообладание. Андерс носил печать рафинированной мощи  Интерпланет,  а  в
маленьком астерите чувствовалось терпеливое спокойствие родных ему  звезд.
Он с любовью оглядел нескладный силуэт корабля. - И мы не  были  в  районе
сити планеты.
     - Наверное, это мы ошиблись. - В скользящем акценте этих  иронических
слов звучало обвинение во лжи. - Но капитан А, это вы наверное, меня имели
в виду. - Андерс резко повернулся к Рику и отрывисто произнес:  -  Так  на
той далекой планете вас ждет подставка? Если вам удастся меня опередить!
     Мак-Джи молчал, но Рик перевел дыхание и порывисто заговорил:
     - А почему бы и нет? За эту подставку я отдам  свою  правую  руку,  и
вполне вероятно, что мы вас опередим. - Он слегка ухмыльнулся.  -  И  даже
если вы попадете туда раньше, вы все рано будете последним, запомните это.
     Андерс ухмыльнулся в  ответ,  и  Рик  поразился  непроницаемости  его
железной брони.
     - Вы уверены?
     Рик покачал головой, но ему не удалось  спрятать  тревоги  на  хмуром
лице.
     - Догоните - если сможете.  -  Андерс  сделал  непринужденную  паузу,
чтобы закурить, но Рик уловил опасный холодок его тона. -  Вы  же  знаете,
что гражданским судам запрещено приближаться к сити объектам на расстояние
меньше чем сто километров, и в моей власти ужесточить закон о  космических
ружьях. Подумайте об этом хорошенько.
     Рик подумал об этом, улыбаясь потрясению и  негодованию,  сквозившему
во взгляде маленького  Мак-Джи.  После  года  беспрекословного  подчинения
компании, молодой инженер ощутил странное удовольствие, бросая этот вызов;
и его безумно манило загадочное поведение неизвестного объекта.
     - Думаю, что я последую за вами. - Если на этой планете действительно
есть подставка, то она не вся состоит  из  сити.  Поэтому  стокилометровое
ограничение вряд ли здесь применимо.
     - Боюсь, вы недостаточно все обдумали.  -  Андерс  кивнул  в  сторону
четырех инспекторов, молча стоявших за его спиной, и повернулся к  Мак-Джи
с видом дружелюбного сочувствия. - Инспекция обнаружила, что  поврежденный
алмаз настройки в главном двигателе вашего  корабля.  Служба  безопасности
приказала его изъять.
     - Алмаз настройки в порядке.  -  Голос  Мак-Джи  дрожал  от  гнева  и
угловатое лицо потемнело. - Почти  новый  натуральный  камень.  Достаточно
прочный, если не перегружать его. Он вел "Джейн" двадцать лет.
     - Инспекция нашла его опасно поврежденным. - Андерс безразлично пожал
плечами. - Он может полететь  при  любой  внезапной  перегрузке.  В  любом
случае, решение вынесено. Боюсь, вы не сможете уехать из Палласпорта.



                           9. СПЯЩИЙ КОСМОНАВТ

     На борту гвардейского сторожевого корабля, летящего в  Паллас-2,  Пол
Андерс, которого ждал новый корабль  для  опасной  экспедиции,  безустанно
думал о загадочной огромной золотой игле.
     - Космический инженер-практик, каковым он себя считал,  он  признавал
наличие материальных космических объектов  и  сити  дрейфа,  нисколько  не
задумываясь над их  происхождением.  Теория  Адониса  и  сити  Завоевателя
всегда была для него отдаленной и  несколько  нереальной  абстракцией.  Но
этот необъяснимый взрыв и его тревожные последствия приблизили  реальность
космической катастрофы.
     Он закрыл глаза и откинулся в кресле, стараясь представить себе  этот
древний катаклизм. Адонис, который  тогда  был  пятой  планетой  солнечной
системы, занимал орбиту между Марсом и Юпитером, которая в настоящее время
пустовала, если не  считать  нескольких  планетоидов.  Адонис,  по  мнению
немецких ученых, был немного больше Марса.  Может  быть  на  Адонисе  была
земная жизнь, или же она погибла к тому времени, как человек  появился  на
Земле. Завоеватель, судя по  планетоидам  и  дрейфу,  был  немного  меньше
Марса. Должно быть, какой-то более ранний взрыв оторвал его от материнских
объятий Солнца,  но  даже  марсианские  немецкие  ученые  не  осмеливались
предположить сколько веков он бродил в межзвездной пустоте.
     Он породил сити жизнь.  И  достаточным  подтверждением  тому  служила
пленка фон Фалькенберга. Андерс не мог забыть эту  загадочную  необъяснимо
узкую дорожку извивающуюся в утробе желтого полого шпиля,  и  огражденного
непропорционально высокими перилами. И все же его возбужденное воображение
отказывалось рисовать образ сити существа,  взошедшего  по  этой  странной
лестнице.
     Сити человек, наверняка, не  мог  подозревать  о  подстерегающей  его
опасности. Конечно, если ему не приходилось испытать воздействие  странной
и смертоносной материи, атомы которой носили такие скрытые отличия от  его
собственных.  Андерса  мучил  вопрос,  как  удавалось   создателям   этого
надломанного шпиля выжить в их лишенном солнца, блуждающем в  пространстве
мире, разрушенному этим сокрушительным взрывом. Даже если  их  корабли  не
находились в  районе  столкновения,  их  наверняка  разбросало  волной  по
смертоносным материальным просторам  космоса,  где  пристанищем  им  могли
служить лишь мертвые обломки их вдребезги разбитой планеты.
     - Ерунда!
     Будучи человеком действия, Андерс  не  смог  позволить  себе  тратить
время на подобные фантазии.  Пусть  этим  занимаются  немецкие  академики.
Корабль приземлился, и он поспешил на причал, с нетерпением ожидая встречи
со своей новой командой.
     "Орион" ждал его. Высокий новый парагравитационный  крейсер  с  двумя
длинными космическими пушками, глядевших друг на друга из  плоских  бойниц
посреди  корпуса  корабля.  Двенадцать  тысяч  тонн  тяжелого  металла   и
невероятной изобретательности, которой по плечу все. По крайней  мере  все
земное, поправился он, отбросив на мгновение свою обычную самоуверенность.
     Однако команда понравилась ему гораздо меньше, чем сам корабль.
     Командир  был  Михаил  Иванович  Протопопов  -   огромный   бородатый
каллистиец, украинец по происхождению.  Его  широкое  землисто-серое  лицо
казалось Андерсу одновременно  хитрым  и  глупым.  У  него  был  странный,
булькающий смех слабоумного. Голос походил на грубый, режущий  ухо  шепот.
Как он объяснил, это было следствием нескольких лет в советской  секретной
службе, из которой он сбежал, чтобы вступить в Гвардию.
     Лейтенант Луиджи Муратори был смуглым маленьким итальянцем с Марса  с
бегающими глазками и сухим  лицом.  Он  передвигался  бесшумной  хромающей
походкой и горько жаловался на неоарианца, который избил его до полусмерти
во время гитлеровского путча, после  чего  он  был  послан  в  космический
трудовой отряд, откуда и записался в Гвардию.
     Мичман Сузуки Омура очкарик с выдающимися вперед зубами был японцем с
Венеры,  принесший  клятву  верности  от  имени  всей  своей  честолюбивой
невезучей нации.
     - Очень приятно, капитан Андерс! - с почтением отчеканил  он.  -  Так
замечательно, что почтенная корпорация Интерпланет и  мой  бедный  храбрый
народ наконец  соединились.  Мы  очень  бедны  и  скромны,  капитан.  Наша
единственная цель - повести за собой китайцев и индонезийских  венерианцев
к процветанию, которое обеспечат нам  наши  мудрые  руководители.  Теперь,
когда мы действуем за одно с вашей великой компанией, нас определенно ждет
успех. Все будет очень, очень замечательно.
     Но Андерс не был в этом уверен.
     Команда была такой же многонациональной как и офицерский состав,  так
как каждое подразделение Гвардии формировалось  из  представителей  разных
планет в установленном численном соотношении.
     Люди Худа - земляне, стоявшие во главе Гвардии - подобрали двадцать с
лишним человек, согласившихся продать свою верность за деньги Интерпланет,
но Андерс надеялся, что их ценность хоть немного будет превышать их цену.
     На всякий случай, он  решил  не  отказывать  никому  из  них  полного
доверия.  Оставшись  наедине  с   Протопоповым   в   крохотной   коробочке
капитанского мостика на самом носу заостренного  корпуса  корабля,  Андерс
сказал:
     - Итак, командир, наше официальное задание  -  исследовать  скопления
сити  дрейфа,  образовавшиеся  в   результате   последнего   столкновения.
Доверенным лицам можете сказать, что в наши задачи входит также  испытание
нового секретного прибора спектрографического  анализа  сити  объектов  на
дальних расстояниях.
     Юпитерианский  ссыльный  кивнул,  хитро  сверкнув  своими  маленькими
поросячьими глазками. Люди Худа уже дали ему понять,  что  настоящая  цель
экспедиции  -  выследить  группу  марсианских  агентов,  готовящих   новое
восстание астеритов под руководством Партии  Свободного  Космоса.  Низким,
почти беззвучным шепотом он серьезно подтвердил:
     - Дезинформация - это очень мудрая мера предосторожности, сэр.
     - Наша первая посадка, - добавил Андерс, - будет на Обании.
     -  На  Обании?  -  Восково-бледное  глуповатое  лицо  Протопопова  на
мгновение  приняло  задумчивое  выражение,  затем  вдруг  просветлело   от
догадки. - Надо обмануть марсианских офицеров там, -  старательно  рявкнул
он. - Скажите им, что мы преследуем контрабандистов, незаконно  провозящих
уран.
     - Отлично, командир! - ухмыльнулся Андерс.
     На полпути к Обании,  Андерс  был  разбужен  телефонным  звонком.  Не
вставая,  он  сонно  протянул  руку  к  трубке.  Вахтенный  офицер   Омура
извиняющимся шепотом сообщил:
     - Извините, что беспокою вас, капитан. Вас  вызывает  впереди  идущий
гражданский корабль. Я ничего  не  могу  разобрать.  Капитан  этого  судна
утверждает, что знает вас. Он говорит, что вы  виделись  в  Палласпорте  в
ночь вылета. Он отказывается  что-либо  объяснять.  Просто  настаивает  на
разговоре непосредственно с вами. Извините, но я не совсем понимаю.
     - Я тоже. - Андерс зевнул и слез, спустив ноги с койки.  -  Соедините
меня с ним.
     Гражданский корабль  был  далеко  впереди.  Он  с  нетерпением  ждал,
прислушиваясь к гулу световых помех. Это длилось почти  минуту.  Он  успел
полностью  проснуться,  и  услыхав  мягкий  протяжный  говор  гражданского
пилота, он весь напрягся от удивления и негодования.
     - Капитан Андерс, с вами говорит Роб Мак-Джи с борта "Прощай, Джейн".
Неважно,  как  мы  попали  сюда  без  алмаза  настройки,  но   мы   сейчас
возвращаемся вам навстречу в двадцатью восьмью пассажирами на  борту.  Это
пострадавшие с потерпевшего крушение гвардейского крейсера. Есть раненные,
все без сознания. Это аметин, новый чудо-газ.  Вы  знаете,  что  он  может
вызвать серьезные  осложнения.  Эти  люди  только  что  вышли  из  комы  и
нуждаются  в  срочной  медицинской  помощи.  Мы  сбавляем  скорость,  идем
навстречу.
     - Это  невозможно.  -  Андерс  был  раздражен  и  слова  его  звучали
категорично. - У нас важное задание. Мы не  можем  остановиться.  Кто  эти
люди? Что это был за корабль? Как он потерпел крушение?
     - Спросите у них, когда приведете их в чувства, -  зашуршал  в  ответ
мягкий голос Мак-Джи. - Вы не поверите  мне,  если  я  вам  расскажу,  что
случилось. Им нужна немедленная помощь, а нам  лететь  до  Палласпорта  не
менее двух  дней.  Когда  вы  выясните,  кто  они,  вы  будете  рады,  что
остановились.
     - Мне надоели ваши намеки, - нетерпеливо перебил Андерс. - У меня нет
времени на розыгрыши. Если вы, шахтеры, собираетесь скрыть от  Интерпланет
незаконное использование сити энергии, то  я  предупреждаю  вас,  что  вас
ожидают большие неприятности.
     Он подождал, пока световой луч вернется, неся  звуки  низкого  голоса
Рика Дрейка.
     - Это не розыгрыш, - настаивал Рик. - И нам не  нужна  сити  энергия,
чтобы добраться раньше вас, хотя мы потеряли много  времени  из-за  алмаза
настройки. Но вы действительно должны принять этих людей. Их нужно лечить,
после того как они выйдут полностью из аметиновой комы.  Им  нужно  тепло,
сердечные  средства,  кислород,  плазма,  массаж.  Некоторым  нужны  будут
искусственные легкие. Вы же не дадите им умереть, только потому, что вы не
знаете, кто они и что они знают.
     - Хорошо, - нехотя пробормотал Андерс. - Мы притормозим.
     Через  двенадцать  часов  они  встретились  в  нескольких   миллионах
километров от Обании. Андерс присмотрелся к идущему  навстречу  кораблю  и
выругался про  себя.  Это  была  без  сомнения  угловатая  ржавая  побитая
метеоритами "Прощай, Джейн", которую он оставил в  Палласпорте,  в  полной
уверенности в том, что обезвредил ее.
     Два корабля сблизились. С крейсера спустили крытый трап к  воздушному
шлюзу "Джейн", наполнили его воздухом и перенесли раненных на борт. Андерс
рассматривал  грязные,  небритые  неподвижно  лежащие  на  носилках  тела,
неестественно бледные лица погруженные в спасительный аметиновый сон.  Его
охватила тревога. Некоторые из них  казались  ему  смутно  знакомыми,  как
будто он знал их когда-то давно.
     - Боже, Майк!  -  донесся  до  него  полный  ужаса  шепот  одного  из
матросов. - Глянь-ка на этот трупик. Прямо вылитый ты.
     - Иди к черту, Смити! - ответил тот. - А это ты!
     Андерс ухватился за поручень крытого трапа и поднялся по  лестнице  в
тесную рубку Мак-Джи. Там он  нашел  маленького  шахтера  и  Рика  Дрейка,
усталых, небритых с впалыми глазами. Они  выслушали  его  вопросы,  и  Рик
резко бросил в ответ:
     -  С  каких  это  пор  спасение  пострадавших  в   аварии   считается
преступлением?
     - Потерпите немного,  капитан  Андерс,  -  мягко  пропел  Мак-Джи.  -
Некоторые  из  них  уже  приходят  в  сознание.  Если  им  будет   оказана
необходимая помощь в период кризиса, то вы скоро узнаете, кто они.
     - У них есть документы? Или хотя бы значки Гвардии?
     - Ничего, - поспешил ответить Мак-Джи. - Мы  нашли  их  без  сознания
абсолютно голых.
     - Ограбление? - в голосе землянина прозвучали холодные нотки.  -  Кто
бы это мог быть?
     - Не мы, - тихо произнес Мак-Джи.
     - Все это кажется мне очень подозрительным! - Андерс резко повернулся
к Рику. - Как потерпел крушение этот корабль?
     - Это не наша вина.
     - Я выясню, - сурово пообещал Андерс. - А теперь  давайте  посмотрим,
как летает эта посудина.
     Не произнеся ни слова Рик спустился с Андерсом в  камеру  реактора  и
остановился у лестницы, терпеливо ожидая пока Андерс осматривал допотопный
урановый двигатель и парагравитационную установку.  Сити  реактора  он  не
обнаружил, зато при виде нового алмаза настройки он не сдержал восторга.
     - Великолепный восьмиграммовый кристалл! - Он испытующе посмотрел  на
усталое лицо Рика. - Именно такие я выписал для "Ориона". Он  в  пять  раз
больше чем вам нужно для этой посудины. Где вы взяли его?
     - Выясните сами. Вы все равно не поверите мне, даже если скажу вам.
     Андерс недоверчиво склонился над алмазом, но ему надо  было  спешить.
Хотя размер алмаза настройки вызывал у  него  явное  подозрение,  не  было
никаких доказательств, что он был похищен  с  гвардейского  корабля.  И  в
конце концов, возразил он сам себе, команда ведь спасена.
     - У меня нет больше времени играть в эти игры,  -  угрюмо  сказал  он
Рику. - У меня есть другие дела, кроме допроса  пострадавших.  Я  отпускаю
вас. Пока. Но я рассчитаюсь с вами за все.
     - Хорошо. - Усталая ухмылка Рика  Дрейка  раздражала  капитана  своей
насмешливостью. - До скорого.
     "Прощай, Джейн"  отправился  в  путь,  так  и  раскрыв  тайну  своего
появления, а "Орион" с пострадавшими с четырехчасовым опозданием.
     Андерс  ответил  на  запрос  по   фотофону   и   получил   разрешение
приземлиться  на  двухкилометровой  планете.  Его  глаза  расширились   от
удивления, когда он увидел черную башню "Персея" на крошечной  гвардейской
базе.
     - Удивительно, - прошептал он Протопопову.  -  А  я  уже  начал  было
подумывать, что пострадавший - это фон Фалькенберг и его команда. Кажется,
я ошибся - но есть идея! - Он усмехнулся. - Мой  старый  марсианский  друг
возьмет на себя пострадавших, а мы продолжим нашу экспедицию.
     Андерс связался по телефону с марсианином. Как  можно  было  ожидать,
фон Фалькенберг отказался принять на борт спящую команду. Он  был  вежлив,
но категоричен. "Персей" не госпиталь, и сам он ждет особых  распоряжений.
Андерс может сдать их в местный госпиталь или сам отвезти их в Палласпорт.
     Но Андерс  поставил  в  известность  Верховного  Комиссара.  Механизм
сработал, так как  фон  Фалькенберг  позвонил  снова  и  хриплым  от  едва
сдерживаемого гнева голосом сообщил, что его  отзывают  в  Палласпорт.  Он
называл свое начальство в Сити. Патруле грязными юпитерианами и продажными
землянами, но в конце концов согласился взять "фраклятых" пострадавших.
     Они все еще были без  сознания,  хотя  давление,  пульс,  температура
постепенно  приходили  в  норму,  по  мере  того,  как  действие   аметина
проходило. Дыхание восстанавливалось. Иногда один  из  них  шевелился  или
стонал, борясь с этой временной смертью, которая спасла им жизнь.
     Но кто они? Ни один из них еще не произнес своего имени.  На  них  не
осталось никакой одежды, кроме грязного  казенного  белья.  Хотя  двадцать
восемь человек составляли полный экипаж судна  класса  "Персея",  в  штабе
Гвардии в Палласпорте не было зарегистрировано  пропажи  судов  этого  или
какого-либо другого класса.
     Их вид пробуждал в Андерсе  чувство  смутного  беспокойства.  Спящие,
заросшие щетиной лица заставляли его рыться в памяти в поисках отгадки,  и
он не мог отделаться от мысли, что это была какая-то хитрость,  задуманная
Дрейком и Мак-Джи против него, капитана Андерса.
     Он   испытывал   мстительное   удовлетворение,   когда   пострадавших
переносили на корабль фон Фалькенберга. Это задаст  марсианину  хлопот  на
несколько дней, пока Андерс будет вести свое расследование,  а  люди  Худа
сообщат ему информацию, полученную от пострадавших.
     Он оставил Протопопова оформлять документы, а сам покинул  "Орион"  в
надежде  что-то  выяснить.   Над   крошечным   вогнутым   полем   нависало
иссиня-черное небо. Горячий солнечный свет бросал ослепительные  блики  на
дорожки,  посыпанные  гравием,  на  шестигранную  башню  с  четырехцветным
знаменем Мандата на вершине, на все, что ограничивал близкий горизонт.
     С чувством облегчения, Андерс  распрямил  плечи.  Он  с  наслаждением
вдыхал свежий воздух. Быстрым решительным шагом он пересек военное поле  и
направился к складам.
     В Обании он почувствовал себя  победителем.  Когда  это  был  мертвый
обломок породы,  теперь  оазис,  созданный  руками  человека.  Космические
инженеры победили холодную черную пустоту космоса и отвоевали  у  нее  эти
новые очаги жизни. Он тоже был космическим инженером.
     В торговом порту его победное чувство несколько угасло. По  сравнению
с свежеокрашенными корпусами и четким  порядком,  царящим  на  гвардейской
базе, заброшенные доки и склады торгового порта  казались  заброшенными  и
запущенными.  Понятие  победы  не  вязалось  с  рядом  покрытых  ржавчиной
покинутых грузовых барж.
     Он  остановился,  нахмурившись  собственным  мыслям.   Здесь   триумф
человека оборачивался бесславным застоем и распадом. Он почувствовал,  что
у народа маленькой планеты отняли все, что завоевали для него  космические
инженеры.
     Что же произошло?
     Он с раздражением отмахнулся от этого вопроса. Он не полуастерит, как
молодой Дрейк. Он даже не социолог. Он инженер практик, и  сейчас  у  него
есть важное задание. Непростая задача, которая требует знаний и опыта. Это
нужно его планете, его компании.
     Два ободранных старика старательно целились  долларовыми  монетами  в
маленькую дырочку на мостовой. Увидев Андерса, они поспешно спрятали  свои
монетки и не скрывая  враждебности  начали  молча  рассматривать  молодого
офицера.
     - Вы не знаете О'Банионов? - спросил Андерс. - Отец и дочь.
     Старики вопросительно переглянулись.
     - Это друзья Дрейков, - добавил он. - Друзья капитана Роба Мак-Джи.
     Старики подозрительно посмотрели на Андерса.
     - Вы про Брюса О'Баниона и его девчонку, - неохотно промямлил один из
них. - Они живут в большом старом доме на горе,  за  городом.  Но  вот  ее
машина возле забора. Она на "Королеве галактики".
     Он качнул склоненной головой  в  сторону  машины,  и  Андерс  подошел
поближе, чтобы рассмотреть ее.  Странная  маленькая,  она  казалось,  была
собрана из старых запчастей,  но  корпус  сверкал  новенькой  краской  под
названием "голубая сити". Это пробудило его любопытство к хозяйке машины.
     Какова она,  жительница  этой  одинокой  планеты-призрака?  Землянину
трудно было представить себе, как можно было жить в  этой  тесной  тюрьме.
Его собственные горизонты простирались от горячих  гор  Венеры  до  вечной
мерзлоты сумеречной Каллисто.
     "Королева галактики" стояла за ржавыми баржами.  Королевского  в  ней
было только имя, а галактического и вовсе ничего. Она была  меньше  и  еще
древнее, чем "Прощай, Джейн". Яркие вмятины зияли на ржавом  корпусе  там,
где взрывались смертельные крупицы сити пыли,  подобно  маленьким  атомным
бомбам.
     На ветхой  платформе  возле  открытых  шлюзов  корабля  были  свалены
коробки,   мешки,   контейнеры   с   трафаретной    надписью,    сделанной
флюоресцентной зеленой краской: ДРЕЙК  и  МАКДЖИ,  ФРИДОНИЯ.  Рядом  стоял
огромный бородач, что-то кричащий девчушке в широких голубых шароварах.
     - Тыща долларов! - Энергично жестикулировал бородач, вероятно  шкипер
корабля. - Миллион долларов! Берите их себе. Я не имею дело с сити.
     - Но вы ведь обещали, капитан Эриксон, - отчаянно молила  девушка.  -
Это нужно доставить на Фридонию. Бедный мистер Дрейк там один.  Ему  нужна
еда, воздух, вода. Вы просто обязаны...
     Эриксон упрямо качал головой. - Я не имею дело с сити.
     - Я покажу вам дорогу, - настаивала  девушка.  Под  темными  волосами
девушки Андерс разглядел блестящий пилотский значок, приколотый к шапочке.
- После того как мы установили эти отражатели, на вашем пути не встретится
ни песчинки сити. И вы обещали капитану Робу, что будете снабжать  мистера
Дрейка...
     - А что сам Мак-Джи? - ехидно перебил Эриксон.  Андерсу  самому  было
интересно узнать это,  но  разъяренный  здоровяк  не  дал  девушке  и  рта
открыть. - Пусть сам играет в прятки с сити облаками. Мне еще рано на  тот
свет.
     - Погодите, капитан, - отчаянно молила девушка. - Боюсь, что  капитан
Мак-Джи попал в беду...
     Но шкипер повернулся и, тяжело ступая, взобрался по  узенькому  трапу
на свое ветхое суденышко. Девушка бросилась за ним, но шлюз недвусмысленно
захлопнулся перед ее носом. Медленно повернувшись, она столкнулась лицом к
лицу с Андерсом. В ее серых глазах блестели слезы гнева  и  печали.  Прядь
темных волос выбилась  из-под  красной  космической  пилотки.  Ее  лицо  и
крепкие  голые  руки  были  покрыты  веснушками  и  загаром  от   здешнего
актинического солнца.  Высокая,  в  широких  брюках  и  облегающем  желтом
свитере, она уже не казалась ему девчонкой.
     Она была не то чтобы красива. Конечно, она отличалась от  бледнолицей
продукции салонов красоты в Солнечном городе. Но  ее  пышущее  здоровье  и
злость совсем не вызывали к ней  чувства  сострадания  как  к  несчастному
коренному жителю Обании.
     - Извините, вы мисс Анна О'Банион?
     Андерс неожиданно смутился, когда назвал  ей  свое  имя.  Он  не  мог
объяснить почему. Ведь он безупречно знал все нормы общения  всех  четырех
больших планет. Но сейчас он внезапно понял, что никогда  не  сможет  себе
простить, если посадит в тюрьму эту высокую отмеченную космическим солнцем
девушку.



                    10. ПЛАНЕТЫ-БЕГЛЯНКИ НЕ ОБНАРУЖЕНО

     В тесной рубке прилетевшей "Прощай, Джейн" Рик Дрейк с Робом  Мак-Джи
составляли список запчастей и провизии, необходимых для долгого  полета  в
неизвестность. И первым в этом  списке  был  алмаз  настройки.  Неожиданно
оказалось, что его практически невозможно купить.
     Рик как раз отправлялся по магазинам  в  поисках  редкого  кристалла,
когда  увидел  сцену  прощания  капитана  Андерса  и  Карен   Худ.   Карен
сопровождала его до самых шлюзов гвардейского корабля  в  своей  новенькой
электромашине. На  ней  был  зеленый  спортивный  костюм,  в  котором  она
выглядела ослепительно красивой. Рик с болью отвернулся и сникнув,  побрел
прочь, увидев как красавец офицер склонился к девушке и  поцеловал  ее  на
прощанье.
     Он пошел со своим списком в торговый центр Интерпланет, расположенный
в самом конце поля, и выписал чек на половину своих сбережений.  Когда  он
вышел из магазина, корабль уже  отошел,  и  Карен  выезжала  с  поля.  Рик
остановился и неловко помахал рукой, но она промчалась мимо, удостоив  его
лишь надменным кивком. При всей своей занятости Рик не мог заставить  себя
забыть ее лицо, полное обиды и упрека.
     Управляемый скафандр висел в раздевалке на другой стороне  поля.  Рик
забрался вовнутрь  громоздкого  с  виду  костюма  из  стали  и  пластмассы
покрытой слоем свинца и повел его  как  маленький  космический  корабль  к
открытому воздушному шлюзу "Прощай, Джейн". Он закрепил скафандр, отключил
мотор и выбрался наружу, сняв крепления на поясе. Он увидел  Роба  Мак-Джи
бессильно облокотившегося о лестницу.
     - Кажется мы никуда не улетим. - В тихом голосе Мак-Джи звучали нотки
горечи и разочарования. - Только что звонили из  магазина  Интерпланет  по
поводу нашего заказа. До завтрашнего дня мы ничего не получим.  Они  очень
извиняются по поводу алмаза настройки. На складе не осталось ни одного.
     - Это неправда. - Голубые глаза Рика вспыхнули от  злости.  -  Я  сам
выписывал несколько алмазов настройки на складе не далее, чем вчера.  И  я
точно знаю, что у них запасов на миллионы долларов. Это все заговор, чтобы
задержать нас, пока Андерс гоняется за этими загадочными подставками. Но я
постараюсь что-нибудь придумать.
     Он медленно зашагал по полю, направляясь к внушительного вида  зданию
из   красного    стекла,    где    находилось    Юпитерианское    торговое
представительство. Сонный ночной сторож почти не говорил по-английски.  Он
с отсутствующим видом слушал невразумительные фразы, которые Рик вычитывал
из русского разговорника. В конце концов он  пожал  плечами  и  кивнул  на
открытую дверцу пустого сейфа.
     Толстый блондин в марсианском представительстве сказал, что  ситуация
с алмазами вдруг чрезвычайно осложнилась, но он знал человека, который мог
продать  свой  алмаз  за  четыре  тысячи  долларов.  При  этом  он  как-то
двусмысленно   кивнул   влево,   и   Рик   пошел   попытать   счастья    в
представительство Венеры.
     Сморщенный маленький сторож не смог предложить ничего, кроме  алмазов
для управляемых скафандров. Но он помнил Рика по давнишней  драке  в  баре
"Цветок Лотоса", где молодому человеку пришлось кулаками решать  вопрос  о
расовом  превосходстве  с  неоарианскими   молодчиками   из   марсианского
посольства. Исполненный доверия и благодарности сторож рассказал  Рику  по
секрету, что весь запас алмазов был скуплен у них агентов Интерпланет.
     - Новенькие поступят через три-четыре  денька,  -  ободряюще  добавил
сторож.  -  Отличные  кристаллы,  синтезированные  методом   Бранда.   Вам
отложить?
     - Спасибо, но мне нужно сейчас.
     Кипя от злости и бессилия, Рик тяжелым  шагом  взбирался  по  крутому
склону искусственной горы. Это было уж слишком, даже для такой  древней  и
могущественной  компании  как  Интерпланет.  И  Рик  не  знал,   что   еще
предпринять.
     Грузовой  контейнер  Интерпланет  стоял  у  шлюзов  "Прощай,  Джейн",
подавая на борт ящики, мешки и пакеты заказанных Риком товаров. Карен  Худ
стояла  на  грузовике  с  трудом  справляясь  с  извивающимся  погрузочным
шлангом, как с огромной закованной в металлическую броню змеей.
     По мандатному времени было уже утро. Садящееся солнце бросало красные
блики на ее пышные  волосы.  Извивающаяся  труба  разорвала  на  плече  ее
зеленый спортивный костюм и черная полоса черной смазки как рана  блестела
на белой коже. Запыхавшаяся и раскрасневшаяся, Карен поразила Рика живой и
резкой красотой метеора.
     - Вы прекрасны, Кей! - он энергично взобрался на  грузовик.  -  Я  уж
было начал думать...
     Она остановила погрузочный конвейер и резко повернулась к Рику. За ее
спиной были видны ржавые огромные пружины  нижнего  двигателя  судна.  Рик
забыл, что он хотел сказать и невольно шагнул к ней. Он не мог  справиться
с желанием обнять ее стройное манящее тело.
     - Ваш заказ! - она гневно кивнула  в  сторону  груза.  -  Возьмите  и
убирайтесь.
     Злость переполняла ее. Белоснежная кожа на высоких  скулах  зарделась
румянцем, а глаза сверкали ледяной голубизной.
     Рик остановился, не сводя с нее глаз, захлебнувшись жгучей болью. Она
пошарила в кармане  порванной  куртки  и  швырнула  ему  маленький  черный
мешочек.
     - Ваш проклятый алмаз!
     - Карен! - он инстинктивно словил мешочек и начал было  бормотать:  -
Спасибо...
     - Не надо! - остановил его ее дрожащий голос. - Это ваш алмаз -  если
вы  считаете  его  надежным.  То,  что  вы  заплатили  за  покупку  нового
кристалла, вам вернут. Остальной заказ выполнен. И не вините Пола  в  этой
задержке. Он не опустился бы до подобных вещей. В этом я уверена.
     Он схватил ее за руку. - Пожалуйста, Карен...
     - Алмаз у вас есть, -  сказала  она,  и  Рик  заметил  слезы  ярости,
проступившие на ее глазах. - Остальное будет доставлено в ближайшее время.
Я обеспечу разрешение портовых властей на вылет. Теперь мы квиты.  Пустите
меня!
     Она отчаянно пыталась высвободиться,  но  Рик  сильнее  сжал  пальцы,
другой рукой подтолкнув ее к покрытой ржавчиной стальной стене.
     - Слушайте, Карен, - он с трудом перевел дыхание, голос его срывался.
- Я не могу  продлить  контракт  с  Интерпланет.  Я  собираюсь  найти  эту
подставку, если она все-таки существует. Но теперь, когда вы сделали  это,
я хочу сказать вам... Я люблю вас.
     - Вы опоздали, - прошептала она. - Вы слишком опоздали  из-за  вашего
упрямства.
     - И вы не дадите мне никакого шанса? - упавшим голосом умолял  он.  -
Хоть в ваших  глазах  я  выгляжу  предателем,  но  попытайтесь  понять.  Я
поражен, Карен. Я хочу сказать, что теперь я понял, что  вы  действительно
не такая как все. Ну, пожалуйста!
     Она уже  не  пыталась  высвободиться  из  его  крепких  рук.  Покорно
облокотившись об огромные  стальные  блоки,  она  как  бы  отключилась  от
происходящего. Яркое пламя волос вдруг  стало  чужим  на  ее  побледневшем
лице.  Плечи  девушки  бессильно  опустились  в  усталом  жесте,   обнажив
ослепительно белую кожу с черной  полосой  смазки,  проглядывающей  сквозь
разорванную ткань.
     - Бесполезно, Рик. - Голос ее звучал безжизненно. - И  у  меня  есть,
что сказать вам сегодня. Я дала согласие Полу выйти за него  замуж,  когда
он вернется из этой экспедиции.
     Эти почти беззвучные слова прозвучали как удар.  У  Рика  перехватило
дыхание, закружилась голова, похолодело внутри. Внезапно  он  почувствовал
себя совершенно разбитым и больным. Он разжал пальцы и Карен  спрыгнула  с
грузовика и как неживая пошла по полю. Он провожал ее  потухшим  взглядом,
пока она не исчезла в здании магазина. Зажав в руке  алмаз,  Рик  заставил
себя зайти на судно.
     Мак-Джи ждал его в трюме, там где  проходила  разгрузка.  Они  вместе
закончили разгружать грузовик, Мак-Джи отвез его  обратно  в  Интерпланет,
пока Рик занимался заменой алмаза. К полудню, все было  готово  к  отходу.
Они запросили разрешение на вылет у портовых властей.
     - Место назначения? - спросил диспетчер.
     - Фридония. - Мак-Джи хитро усмехнулся Рику.
     - Ждите. - Ответ пришел не сразу, и Рик начал было же опасаться,  что
Карен подвела их в порыве злости. Наконец, прозвучал отрывистый приказ:  -
"Прощай, Джейн" разрешается вылет на Фридонию. Можете стартовать.
     - К нашему загадочному объекту! - победно воскликнул Рик. - В поисках
подставки.
     - Если все это  имеет  какой-то  смысл.  -  Мак-Джи  стоял  у  панели
приборов в маленькой рубке с серыми стенами и низким потолком. Он бесшумно
вывел судно на взлетную полосу  и  сказал  усталым  голосом,  приглушенным
черным чехлом перископа над его головой: - Проклятый землянин опередил нас
на двенадцать часов.
     - Этого-то нам и нужно, - жизнерадостно ответил Рик. - Ведь последний
будет первым, как вы и сказали!
     Некоторое время он находился в состоянии радостного  возбуждения.  Он
слишком долго подчинялся чужим приказам,  и  теперь  его  пьянила  свобода
безмятежной и мертвенной пустыни, сулящей  осуществление  его  собственной
мечты. Он обнаружил загадочный  объект  в  темном  окошке  перископа,  как
только Мак-Джи переключился на автопилот. Рик вглядывался в едва  заметную
серую точку, которая казалось вобрала в себя всю извечную загадку времени,
пространства и всего мироздания.
     - Не смотри на нее, - умоляюще проговорил Мак-Джи. - Я  сам  не  могу
смотреть на нее. Что-то здесь не то. Я чувствую себя больным и потерянным.
Чтобы определить ее положение и  скорость,  мне  пришлось  воспользоваться
приборами. Не знаю почему - я не могу - я не чувствую  ее.  -  Он  смущено
покачал головой. - Когда я смотрю на нее в упор, я не могу  даже  сказать,
который час.
     Рик рассмеялся. Ему не грозило потерять сверхчувствительность,  и  он
не боялся смотреть. И все же какое-то мрачное одиночество охватило его. Он
отошел от перископа  и  сел  на  койку.  Пламенеющие  волосы  Карен  и  ее
выражение неукротимой  ярости  преследовали  его.  Он  не  мог  забыть  ее
обозленного великодушия, он не хотел уступать ее Андерсу.
     Наконец  он  немного  вздремнул,  в  надежде  побороть  это   чувство
глубокого  отчаяния.  Потом  он  слушал  бесконечные  рассказы  Мак-Джи  о
страшных неудачах, преследовавших отца, об его отчаянных попытках  создать
подставку. Он учился управлять кораблем. Он помогал на камбузе. Однажды он
даже предложил Мак-Джи заварить ему  его  горький  чай,  который  тот  пил
беспрестанно чашка за чашкой. Но Мак-Джи считал, что искусству  заваривать
чай научить невозможно.
     Э_т_о_ произошло на третий день.
     Двадцать восьмого марта, около полуночи по судовому  хронометру.  Рик
услышал жужжащий сигнал фотофона.
     Ответил Мак-Джи:
     - "Прощай, Джейн", Обания. Следуем из  Палласпорта  на  Фридонию.  Мы
немного отклонились от  кратчайшего  их  маршрута,  чтобы  избежать  новых
скоплений дрейфующей сити. Кто вы?
     Рик сидел в нижней каюте, сосредоточенно размышляя  над  новой  идеей
бесконтактного  управления  сити  объектами   при   помощи   радиационного
давления. Можно было бы установить на реакторе огромные вогнутые  зеркала,
управляющие реактором потоком его собственной радиации. Но уже сейчас было
ясно, что получаемая энергия будет ничтожно мала, да и вся затея  в  целом
очень опасна. Однако встревоженный голос Мак-Джи отвлек его от расчетов:
     - Люди? Какие люди?... Нет, я не видел двадцать восемь человек... без
сознания?.. Нет, мы с вами не разговаривали возле Обании два дня  назад...
Мы ничего не знаем об аварии. Я же говорю вам, мы никого  не  встречали...
Ладно, поговорите с Риком.
     Рик поднялся в рубку.  Он  вопросительно  взглянул  на  Мак-Джи.  Тот
недоуменно пожал плечами и протянул ему трубку.
     - Говорит Рик Дрейк.
     - Пол Андерс, - немедленно прозвучал ответ землянина.  Это  означало,
что тот находился всего в нескольких тысячах километров впереди,  несмотря
на то, что он вылетел намного раньше на своем быстроходном корабле.
     - Где вы подобрали этих людей?
     - Что? - Рик был в полном недоумении. - Каких людей?
     - Шутки в сторону, Дрейк. В конце концов, мы достаточно  близко  друг
от друга. Один выстрел - и щепки от вашей посудины будут лететь до  Марса.
- Голос молодого офицера понизился до леденящего хриплого шепота: - Где вы
подобрали этих людей?
     На несколько мгновений Рик лишился дара речи. Он остолбенел, зажав  в
руке трубку из которой доносились шипящие, свистящие  и  трескучие  помехи
далеких звезд. Наконец, он запинаясь забормотал:
     - Я не совсем - я не знаю, о чем вы говорите.
     - Тогда я вам кое-что напомню. -  Голос  Андерса  был  настойчивым  и
повелительным,   со   свойственными   ему   нотками   самоуверенности    и
убежденности. - Два дня назад мы вели переговоры в районе  Обании.  Я  еще
выясню, как вам удалось нас обогнать -  я  убежден,  что  старая  посудина
работает на сити топливе!
     - Пока еще нет, - сказал Рик. - И мы не говорили с вами.
     - Так вы уже забыли? - съязвил Андерс. - Вы забыли, что мы пошли  вам
навстречу и взяли  на  борт  двадцать  восемь  человек  в  бессознательном
состоянии, о которых вы  не  могли  сами  позаботиться.  Вы  и  сейчас  не
припоминаете, где вы их подобрали?
     - Нет! - категорично запротестовал Рик. - Мы  нигде  не  приземлялись
после Палласпорта и никого не встречали.
     - Тогда я предупреждаю вас, что вам еще предстоит встретиться с этими
людьми. Может хоть это освежит вашу память?
     - С какой стати?
     - Это ваша проблема, Дрейк, - нарочито небрежно бросил офицер.  -  Но
если бы у меня украли все, включая возможно ту же сити  подставку,  думаю,
что я постарался бы разыскать грабителей.  У  этих  людей  есть  основания
полагать, что вы их ограбили.
     - Я не знаю, о чем вы говорите.
     Последовала бесконечная минута, заполненная только шелестом звездного
света. Затем до Рика снова  донесся  голос  Андерса.  По  его  неуверенной
интонации Рик понял, что землянин испуган.
     - Рик, кто эти люди?
     - Я не знаю, - непреклонно стоял на своем Рик. - Я  действительно  не
знаю, что вы имеете в виду.
     - Чтобы вы ни говорили, Дрейк... - Андерс помолчал  как  бы  стараясь
вновь обрести утраченную уверенность. - Я не  собираюсь  арестовывать  вас
сейчас - у меня нет на  это  времени,  потому  что  люди,  которых  вы  не
помните, скоро догонят нас. Но предупреждаю вас,  я  действую  по  особому
указу, который наделил меня особыми полномочиями, которыми  я  не  премину
воспользоваться. Думайте, что  вы  делаете,  и  вспоминайте,  что  вы  уже
сделали, Дрейк. Некоторым вашим друзьям неприятно  будет  узнать,  что  вы
угодили в Паллас-4.
     Роб Мак-Джи вынул молчащую трубку из рук Рика и повесил ее на  рычаг.
На его морщинистом загорелом лице Рик прочитал немой вопрос.  В  ответ  он
отрицательно покачал головой.
     - Либо Андерс сошел с ума, что маловероятно,  либо  где-то  появилась
точная копия "Прощай, Джейн" с нашими двойниками на борту. - На худом лице
Рика промелькнула тревожная ухмылка. - Должно быть это ваш двойник  звонил
мне из района взрыва.
     - Пожалуйста, Рик, - осторожно запротестовал Мак-Джи, - сейчас не  до
шуток. Мы слишком многим рискуем. Подумай только, что  значит  для  твоего
отца настоящая подставка, что значит она для всех. Будет совсем не смешно,
если Андерс упечет нас в Паллас-4 за то, что мы никогда не делали.
     - Действительно, - угрюмо подтвердил Рик, это уже не шутки.
     Тесная серая каюта погрузилась в тишину,  нарушаемую  только  редкими
щелчками робота-пилота. Космическое безмолвие начало раздражать  Рика.  Он
всегда  завидовал  спокойствию  астерита,  но  сейчас   и   тот   выглядел
обеспокоенным, нервно  шаря  по  карманам  в  поисках  своей  трубки.  Рик
напомнил ему, что трубка осталась в нижней каюте на столе. Но  Мак-Джи  не
стал спускаться за ней.
     - Рик, мне все это очень не нравится. Абсолютно все.
     Раскосые глаза Мак-Джи, казалось, потемнели от мрачного предчувствия.
- Я всю жизнь провел в космосе, и меня не так-то легко запугать. Но это...
- Его голос перешел в глухой шепот. - Все это - невероятно.
     - И тем не менее, это происходит с нами. - Рик изо всех сил  старался
не унывать. - Эта загадка должна иметь ответ - и наверняка, очень  простой
и очевидный - если мы, конечно сможем найти его.
     Мак-Джи выглядел больным.
     - Даже не могу описать тебе, что я чувствую. - Его лицо сморщилось  в
мучительной гримасе. Он пытался подобрать слова.
     - Но я действительно не звонил тебе.  И  людей  этих  мы  не  видели.
Эта... штука! - Он в замешательстве пожал плечами. -  Она  так  вспыхнула,
быстро погасла и исчезла из виду. У меня от нее болит голова.
     Рик медленно кивнул,  пытаясь  понять.  Особое  чутье  Мак-Джи  можно
сравнить с чувствительным измерительным прибором, который был  выведен  из
строя какой-то очень сильной неполадкой, думал Рик.
     - Это плохо, - согласился он. - Но вернемся к  Андерсу.  -  В  улыбке
Рика светилась надежда. - В конце концов, он также огорчен, как и мы.
     Они продолжали свой путь и через день  (это  было  двадцать  девятого
марта по корабельному времени) они обнаружили объект, который  повлиял  на
Мак-Джи. Он двигался на расстоянии менее  чем  полмиллиона  километров  от
корабля.  Он  сбрасывал  скорость.  Припав  к  перископам   и   напряженно
всматриваясь в неясные очертания бледной серой точки, Рик не  слышал,  как
зазвонил фотофон. Мак-Джи похлопал его по плечу и протянул трубку.
     - Привет, Дрейк. - Голос Андерса  звучал,  как  всегда,  отрывисто  и
холодно. - Полагаю, вы и сейчас будете утверждать, что ничего не знаете об
этом странном объекте? Но что бы вы не говорили по этому поводу, я считаю,
что это сити, и вокруг него объявлена зона безопасности. Если вы пытаетесь
приблизиться к нему ближе чем на сто  километров,  я  открываю  огонь  без
предупреждения. Понятно?
     - Думаю, что да.
     - Постарайтесь не забыть, - отрезал Андерс  и  вдруг  сменил  тон  на
дружеский, как опытный актер, меняющий образ. - Это не простое упрямство с
моей стороны, Дрейк.  Лично  мне  вы  нравитесь.  Мне  даже  понятна  ваша
симпатия к астеритам. И, честно говоря, у  меня  против  вас  нет  ничего,
кроме подозрений и ничего не значащих улик. Если вы согласитесь немедленно
сдаться и честно во всем признаться - я гарантирую, что вы будете прощены.
Что вы на это скажете?
     - Нет, - отчаянно выпалил Рик. - Я  хотел  сказать,  что  мне  нечего
объяснять и не в чем признаваться.
     - Ну  как  хотите.  -  Андерс  сразу  оставил  дружеский  тон.  -  Но
берегитесь.
     В трубке раздался щелчок, и Рик повесил ее на рычаг.
     Мак-Джи обеспокоенно зашептал: - Что ему нужно?
     - Информация, - ответил Рик. - Он почему-то  думает,  что  мы  что-то
скрываем от него. Полагаю, он боится нас. Я думаю, что он запугивает  нас,
блефует, чтобы заставить нас говорить.
     - Может быть. - Казалось, Мак-Джи не по себе. - Но много шахтеров уже
арестовано - и некоторые из них приговорены к пожизненному  заключению  на
Палласе-4 - всего лишь на основании подозрения и мелких улик.
     Рик промолчал. Какое-то время в рубке звучали только щелчки и  легкое
жужжание робота-пилота. Космическое безмолвие становилось угнетающим.  Рик
поймал себя на том, что он механически барабанит по клавишам калькулятора,
только чтобы нарушить эту тишину. Наконец, Мак-Джи взобрался  по  лестнице
на камбуз заварить себе чаю, а Рик снова повернулся к перископу.
     Серая песчинка неизвестного объекта стала ближе и казалась  не  такой
бледной на фоне других звезд. Он сфокусировал линзы перископа  и  моргнул,
смахивая пелену  с  уставших  глаз.  Наконец,  он  начал  различать  форму
объекта. Это был вовсе не обломок планеты, ни сити, ни какой-либо другой.



                            11. ПЫЛЕВАЯ ЗАВЕСА

     Разгневанная Анна О'Банион неподвижно стояла среди ящиков и  рулонов,
которые капитан Эриксон выгрузил  со  своего  ветхого  суденышка.  Девушка
неотрывно смотрела на Андерса. При виде его  строгого  черного  мундира  и
знаков отличия гневное выражение ее серых глаз сменилось на  настороженное
внимание.
     -  П'лагаю,  вы  из  инженерной  компании   Дрейка   и   Мак-Джи,   -
непринужденно сказал  он.  -  Я  разыскиваю  капитана  Мак-Джи.  М'жет  вы
подскажете, где я могу его найти?
     - Вы из Интерпланет? - По ее холодному тону было ясно, что встреча  с
Интерпланет совсем не входила в ее планы. - Ничем не могу  вам  помочь,  -
сказала она. - Капитан Мак-Джи улетел.
     - И вы знаете куда?
     Она ответила не сразу.
     - Он улетел в  Палласпорт,  -  наконец  проговорила  она,  и  Андерсу
показалось, что в ее голосе прозвучало беспокойство. - Он уже  должен  был
вернуться, но два дня тому назад он позвонил и сказал, что задержится.  Он
не объяснил почему. Теперь извините, капитан, меня ждет отец.
     И она быстрым шагом направилась к своей машине.
     - Подождите, мисс О'Банион. - Она вопрошающе оглянулась. В ее  глазах
блестели слезы. - Я невольно подслушал ваш разговор с капитаном Эриксоном,
- смущаясь сказал Андерс. - Вы хотели провести его корабль через дрейф?
     Неуверенным шагом Анна вернулась к Андерсу. Он  ободряюще  усмехнулся
при виде влажных следов на ее загорелых щеках, и она  неожиданно  ответила
ему улыбкой, обнажив ровный ряд  красивых  зубов.  Взгляд  ее  заплаканных
серых глаз был теплым и открытым.
     - Вы, наверное, знаете Рика Дрейка, - сказала  девушка.  -  Может  он
говорил вам, что его отец имеет маленькую металлургическую лабораторию  на
Фридонии?  Мистер  Дрейк  сейчас  находится  там.  Один.  Капитан  Мак-Джи
доставлял ему туда продовольствие и технику. Когда я узнала,  что  Мак-Джи
задерживается, я наняла капитана Эриксона, но он увидел какую-то  песчинку
сити и вернулся. И сейчас я просто не знаю, что делать.
     - М'жет, я смогу вам помочь.  -  С  надеждой  пробормотал  Андерс.  -
В'дите ли, меня назначили в Сити Патруль со спецзаданием исследовать дрейф
вокруг Фридонии и за ее пределами. Мы все равно идем в  этом  направлении.
М'жет, мы захватим груз для мистера Дрейка?
     - Да? - На мгновение лицо Анны засветилось радостью, которая внезапно
сменилась холодным недоверием. - Но зачем вам на Фридонию?
     - Приказ, - ответил он. - Но  в  задачи  п'труля  входит  и  оказание
помощи гражданским лицам - и, кроме того, мне нравятся веснушки  на  вашем
носике. Так я беру груз?
     Она немного отпрянула, но потом передумала.
     - Мистер Дрейк в сложном положении,  и  я  не  знаю,  когда  вернется
капитан Мак-Джи. - Она вдруг резко кивнула. - Я поеду с вами.
     - В_ы_? - Он озадаченно усмехнулся. - Но мы говорили только о грузе.
     - Я должна поехать, потому что... - какое-то скрытое беспокойство  не
дало ей договорить. Она с сомнением посмотрела на него и  после  небольшой
паузы продолжила:
     -  Потому  что  мистер  Дрейк  ранен...  в  результате  лабораторного
эксперимента. Мне нужно присмотреть за ним, пока не вернется капитан  Роб.
Если, конечно, мистер Дрейк позволит.
     - В таком случае... - Андерс помолчал, внимательно вглядываясь в  эту
удивительную девушку. Женщины, которых он знал до сих пор, были не из тех,
кто отважится лететь на такую далекую и  опасную  планету,  как  Фридония,
чтобы выхаживать раненного. - С удовольствием, - тихо  сказал  он.  -  Мне
будет приятно путешествовать в вашей компании.
     -  Спасибо,  капитан,  -  она  недоверчиво  улыбнулась.  -  Когда  вы
отправляетесь?
     - Где-то вечером. Нужно заняться вашим грузом.
     - Я сначала не доверяла вам, капитан. Но  может  я  ошибалась.  -  Ее
серые глаза пытливо всматривались в лицо молодого офицера.  -  Может,  это
просто мое предубеждение, потому что вы землянин. Может, вы  не...  -  Она
покраснела смутившись, но когда он улыбнулся, она выпалила:
     - Капитан, вы не поужинаете у нас?
     - С удовольствием, - не задумываясь ответил Андерс.
     Он вернулся на "Орион" и приказал Муратори принять груз на  Фридонию.
Анна ждала его в своей  машине.  Они  поехали  к  югу  города,  туда,  где
нависала низкая крыша горизонта. При всем своем кустарном виде машина  шла
плавно, повинуясь умелым рукам смуглянки. Глядя на грациозные движения  ее
оголенных рук, на ее загорелое лицо, выражающее одновременно и упорство, и
отвагу, и открытость, и жизнерадостность, Андерс не переставал  задаваться
вопросом, кто же она на самом деле.
     - Обания - это от О'Банион? - спросил он.
     Головка в красной  пилотке  кивнула  в  сторону  карьера  над  пустой
заброшенной шахтой. Над ним висела выцветшая вывеска:

                              УРАНОВЫЙ ПРИНЦ
                           Рудники О'Банион & Кo

     - Мой отец начинал все это еще до войны, - пояснила она. - Он  привез
сюда мистера Дрейка, чтобы создать искусственную  атмосферу  и  установить
небольшой парагравитационный сепаратор для очистки руды. Рудник никогда не
был  особенно  богат,  но  он  давал  небольшие  доходы,  и  отец   держал
сепараторный завод для нужд  населения.  Но  Мандат  запретил  все  рудные
разработки расщепляющихся пород, и мы разорились.
     В ее словах не было обиды.  Она  будто  бы  констатировала  очевидные
факты. - Мы с Риком Дрейком вместе росли. Рику всегда было мало. Он хотел,
чтобы и я поехала на Землю и завершила  там  свое  образование.  Когда  он
вернулся туда, чтобы получить диплом инженера. Отец согласен  был  собрать
немного денег на это, но я не поехала. Мне нравится здесь.  Последние  два
года я работаю в компании  Дрейка  и  Мак-Джи.  Капитан  Роб  научил  меня
управлять кораблем. Я водила суда с  мистером  Дрейком,  но  моя  основная
работа здесь в офисе.
     Она резко повернулась к Полу и увидела его внимательное лицо.
     - Сама не знаю, зачем я вам все это рассказываю.
     - Потому что мне все это действительно интересно, - сказал он.
     Дорога нырнула под черный железный навес, и они въехали в город.  Это
была тихая улочка  с  шаткими  строениями,  половина  которых  была  давно
заброшена. На фальшивом  фасаде,  прикрывающем  вход  в  какой-то  длинный
жестяной сарай Андерс прочел выгоревшую надпись:

                    ДРЕЙК И МАКДЖИ, КОСМИЧЕСКИЕ ИНЖЕНЕРЫ

     - Довольно необычно.
     Ему  вспомнился  просторный  офис  Карен  Худ  в  Палласпорте,  и  ее
утонченная красота, такая непохожая на  суровую  загорелую  простоту  этой
неискушенной провинциалки. Сам не зная почему, он улыбнулся.
     - Я вас рассмешила, капитан?
     - Извините, - смутился он. - Просто интересно, кто же вы?
     - Ну теперь-то вы знаете?
     - Теперь я бы хотел это узнать.
     Она прибавила скорость. Крошечная машинка обогнула небольшой  поворот
так резко, что Андерс чуть не схватился за сидение. Анна резко затормозила
перед особняком О'Банионов. Массивный угловатый старый дом  одиноко  стоял
на темной железной скале. Его хромированная мишура, вышедшая из моды сорок
лет назад, была покрыта пятнами и изъедена ржавчиной.
     Анна выскочила из своей крошечной машинки раньше, чем Андерсу удалось
высвободить свое  длинное  туловище.  Он  последовал  за  ней  по  широкой
лестнице, огражденной с  обеих  сторон  статными  колоннами,  испещренными
полосами ржавчины. Она немного запыхалась. Легкой улыбкой  она  пригласила
его войти.
     Девушка представила своего отца. Брюс О'Банион был большим  обрюзгшим
человеком, продолжающим жить воспоминаниями о давно минувших временах. Его
губы  сохраняли  печальную  кладку  разочарования,  белки  глаз  прорезаны
красными прожилками, нос и виски испещрены голубыми бороздками кровеносных
сосудов, как у пьющих людей.
     Эти два астерита были главными подозреваемыми в списке Андерса. И  он
надеялся услышать случайно оброненную фразу или слово  о  незаконных  сити
исследованиях Дрейка или о загадочной поездке  Мак-Джи,  а  может  даже  о
каком-то заговоре Партии Свободного Космоса. Но Анна взглядом предупредила
старого астерита о возможной опасности.
     - Это  капитан  Андерс,  папочка.  -  Ее  слегка  насмешливая  улыбка
натолкнула Андерса на мысль, что неискушенная простота девушки была  всего
лишь плодом его воображения. - Он из  Интерпланет.  Он  ищет  сити  бомбу.
Может, он надеется найти ее у нас, но пока что мы вместе поужинаем.
     С очаровательной  серьезностью,  которая  напомнила  ему  Карен  Худ,
девушка провела его в длинную гостиную, довольно старомодную,  с  потертой
мебелью, но очень опрятную. Андерс безуспешно пытался определить для  себя
понятие  искушенности.  Наверное,  опыт  можно  приобрести  не  только   в
роскошных особняках Солнечного города, но и на этой далекой земле.
     - Да, мы одно время занимались сити исследованиями с Риком Дрейком, -
с надеждой в голосе сказал он, когда девушка вышла, оставив его наедине со
стариком. - Рик рассказывал мне о той интересной  работе,  которую  сейчас
проводят Мак-Джи и Дрейк. Вы видели эту их новую лабораторию на Фридонии?
     Старый  Брюс  О'Банион  презрительно  хмыкнул  и  завел  разговор   о
прекрасных довоенных временах, ничего общего не имеющих с сити ископаемыми
или с рискованной  работой  Дрейка  и  Мак-Джи  или  с  этой  взорвавшейся
планетой.
     Анна готовила сама и довольно неплохо. Молодой зеленый горошек и пюре
не отдавали концентратами, а бифштекс не напоминал замороженный в  вакууме
продукт. Андерс не отказался от второй порции пирога из сушенных персиков,
отметив  про  себя,  что  Анна  выглядит  очаровательно  в  своем  голубом
переднике.
     Когда они прибыли в порт, "Орион" стоял уже  у  того  же  причала,  с
которого ушла "Королева Галактики".  Груз  Анны  был  уже  на  борту.  Она
оставила свою машину на  стоянке,  и  путешествие  на  Фридонию  началось.
Андерс повел ее на капитанский мостик. Она понимающим взглядом осматривала
приборы и с живым интересом наблюдала,  как  Омура  переводит  корабль  на
автопилот. Он предложил выбрать ей себе каюту.
     - Спасибо, но я еще побуду здесь, - сказала она.  -  Осталось  только
пять часов при этой скорости, и мне вовсе не хочется спать. Кроме того,  я
могу помочь вам пройти через сити облака, которые  так  напугали  капитана
Эриксона.
     Омура вежливо  удалился  в  кабинет  пилота,  и  Андерс  мог  немного
отдохнуть. За курсом наблюдал маленький венерианец и робот-пилот, а Андерс
тем временем завел разговор с Анной о ее детстве на Обании. Она  вместе  с
Риком Дрейком училась в школе, в  которой  была  только  одна  комната,  а
единственным учителем была ее мать. У  отца  была  большая  библиотека,  а
мистер Дрейк помогал им с математикой. Она призналась, что когда подросла,
она ощутила гнетущее одиночество этой планеты с ее истощенным рудниками  и
закрывающимися заводами, которые покидало все больше и больше людей.
     - Но все это еще можно вернуть,  если...  если  будет  построен  сити
завод.
     Ее взгляд осветился надеждой как будто этот невероятный проект был ей
уже знаком, и при виде ее оживившегося лица Андерс пожалел, что  не  может
разделить ее веру в эту утопичную мечту. Рядом с ней  он  чувствовал  себя
свободным и счастливым и ему самому захотелось рассказать  ей  побольше  о
своей юности,  о  долгих  космических  путешествиях  с  отцом-инженером  и
счастливых днях, проведенных  в  роскошной  квартире  матери  в  Солнечном
городе. Он поймал себя на том, что не может относиться к  этой  девушке  с
должной подозрительностью как к врагу Земли и Интерпланет.
     Наконец настало время ночного ужина, накрытого  в  кают-компании.  Он
заказал бутылку вина, но Анна отказалась пить.
     - Мне итак очень приятно общение с  вами.  -  Она  улыбнулась,  и  ее
загорелое личико залил радостный румянец. - Кроме того, подходы к Фридонии
действительно опасны. Вспомните капитана Эриксона. Вам  придется  доверить
мне пилотирование корабля.
     Они вернулись на капитанский мостик.
     "Орион" не имел больших иллюминаторов на  смотровой  палубе,  которые
легко мог разбить вражеский снаряд или песчинка  сити.  Андерс  подошел  к
зачехленному перископу, длинные узкие трубки которого пронизывали стальную
броню, свинцовый радиационный экран и серую защитную  прокладку  прошитого
корпуса. Он повернул тумблер настройки и нашел Фридонию.
     Сначала она  казалась  крошечной  песчинкой,  затерянной  в  морозной
космической   ночи   и   отмеченной   только   зелено-голубыми   вспышками
автоматического сигнала, отраженного  орбитальными  маркерами.  Он  усилил
увеличение, и  точка  выросла  до  гигантских  размеров  и  приняло  форму
железного куба с зазубренными ребрами, катящегося по черному бархату  ночи
как огромная игральная кость. Андерс старался разглядеть лабораторию Джима
Дрейка, как вдруг заметил тревожное мерцание.
     Яркая новая звезда метнулась из-за  этой  квадратной  громадины.  Она
горела характерным  для  сити  красным,  оранжевым,  затем  опять  красным
заревом. Увидев эту смену цветов, Андерс оцепенел  и  беззвучно  зашевелил
губами, отсчитывая секунды, отделявшие их от опасного объекта. Он отпрянул
от перископа и резко повернулся к Анне.
     - Так вот как вы охраняете Фридонию? - агрессивно бросил  он.  -  Это
сигнал о том, что блинкер  окружен  облаком  сити  радиусом  десять  тысяч
километров.
     - Так и есть, - ответила она.
     Голос девушки звучал спокойно, лицо сохраняло  выражение  невинности,
но странное ощущение их духовной близости  было  утрачено.  Андерс  сурово
нахмурившись смотрел на нее.
     - Это новое облако. - Его голос звенел от  волнения.  -  Оно  еще  не
поставлено под наблюдение - в этом-то и состоит мое задание. - Серые глаза
Андерса подозрительно прищурились. - Кто установил этот блинкер?
     - Дрейк и Мак-Джи, - ответила девушка.  -  Они  хотели  предотвратить
аварию до того, как вы прибудете с вашим официальным заданием.
     - А как Фридония оказалась в самом центре этого облака?
     - В этом нет ничего странного. - Она смущенно  улыбнулась  как  будто
его упрекающий взгляд  озадачил  и  задел  ее.  -  Эта  пыль  появилась  в
результате взрыва сити  планетоида,  когда  мы  силой  оттолкнули  его  от
Фридонии во избежании столкновения.
     - Может быть, - он насмешливо ухмыльнулся.  -  Но  теперь  эта  штука
надежно защищает от непрошенных  гостей  -  не  удивительно,  что  капитан
Эриксон решил не рисковать! Это еще и богатейший  материал  для  опытов  с
сити!
     Девушка попыталась что-то  ответить,  но  не  смогла.  Она  мертвенно
побледнела и стояла молча беспомощно моргая побелевшими от ужаса  глазами.
Он сразу представил себе, как она стоит вот так же беззащитно за  решеткой
камеры в самом  железном  сердце  Палласа-4,  при  самой  этой  мысли  его
замутило.
     - Анна... - Он сглотнул и нерешительно продолжил. - Пожалуйста,  мисс
О'Банион...
     Она не пошевелилась и не промолвила ни слова.  Совершенно  неожиданно
для самого себя он протянул  руку  и  погладил  ее  по  плечу.  Она  резко
отшатнулась и отвернулась к стене. Андерс увидел, что девушка  разразилась
беззвучными рыданиями.
     Как бы извиняясь он протянул Анне платок. Она  со  злостью  выхватила
платок, сжав его изо всей силы крепкой загорелой рукой. Вытерев глаза, она
посмотрела на него с печальной виноватой улыбкой.
     - Глупо, - тихо прошептала она.  -  Но  я  думала,  вы  действительно
наблюдаете за дрейфом. Если вы ищете улики против мистера Дрейка  -  тогда
отвезите меня обратно на Обанию.
     - Б'юсь, что это невозможно. - Ему нравилась ее улыбка, и он  глубоко
сожалел, что ему придется с ней воевать. - У нас нет времени возвращаться.
Мы идем на Фридонию.
     - Но вам не пройти без пилота.
     - Мы попытаемся, - оптимистично ответил он. - В конце  концов  у  нас
есть парагравитационные дефлекторы.
     - Они действуют только против малых частиц, - возразила девушка. - Но
там полно больших  осколков,  способных  сжечь  ваши  приборы  и  взорвать
корабль.
     - Мы пройдем, - не сдавался Андерс. - Мы лучше оснащены,  чем  старая
посудина Мак-Джи.
     - Но не лучше, чем Мак-Джи, - мягко произнесла она. - У него  есть...
чувство. Ему не нужны  инструменты,  чтобы  ориентироваться  в  облаках  в
дрейфующих породах. Он показал мне безопасный путь, но вам ни  за  что  не
найти его.
     - М'жет и нет, - пробормотал он, - но мы попробуем.
     В   маленькой   конусообразной    комнатке    было    тихо,    обитые
звуконепроницаемым   материалом   стены   приглушали   звуки,   и   только
роботу-пилоту  иногда  удавалось  нарушать   тишину   своим   приглушенным
жужжанием.  Девушка  молча  стояла  перед  Андерсом,  явно   смущенная   и
перепуганная. Бледным языком она облизнула  пухлые  бескровные  губы.  Она
продолжала молчать.
     - Так  что  не  волнуйтесь.  -  Он  насмешливо  ухмыльнулся.  -  Если
что-нибудь с нами случится, Гвардия пошлет другой корабль.
     - Вы не можете... - задыхаясь начала Анна.
     Но тут она,  казалось,  поняла  свое  поражение  и  замолчала.  Плечи
дрогнули под голубым свитером, как бы признавая превосходство  противника.
Красивые зубы прикусили дрожащую губу. В ее глазах было столько боли,  что
Андерс виновато отвернулся.
     - Ваша взяла, капитан. - Ее голос звучал тихо и монотонно. - Конечно,
я могу дать вам погибнуть, но от этого будет только хуже. Пустите  меня  к
пульту. Я проведу вас через рифы на Фридонию.
     - Пожалуйста, мисс О'Банион, - учтиво кивнул он. -  И  спасибо,  мисс
О'Банион.
     - Не надо меня благодарить! - резко ответила она. - Лучше бы я вас не
встречала.
     Она заняла его место у перископа и  повела  корабль  по  извивающейся
тропинке через  облака  невидимой  пыли  и  через  смертоносный  рой  сити
метеоров.



                       12. НЕПРИКОСНОВЕННЫЙ СЛИТОК

     "Орион" приземлился в неглубокой впадине на южном полюсе.
     - Мы установили небольшую  парагравитационную  установку,  -  донесся
из-за перископа натянутый голос Анны  О'Банион.  -  Ее  мощности  как  раз
хватает, чтобы удерживать наше оборудование и  держать  ближайшие  частицы
сити на безопасном расстоянии. Атмосферы здесь нет, так  что  не  снимайте
скафандр.
     -  Естественно,  ухмыльнулся  Андерс.  -  Если   работаешь   с   сити
механизмами, то это можно делать в сити  атмосфере  или  вакууме.  Но  все
равно спасибо за заботу.
     В ответ она негодующе хмыкнула и повернулась ко второму перископу. Он
увидел, как она подвела крейсер к низкому причалу.  За  платформой  стояло
длинное здание из листового железа, так умело замаскированное, что  Андерс
не сразу его заметил.
     - Металлургическая лаборатория? - спросил он.
     Она не ответила. Он снова выглянул  из  иллюминатора.  За  неглубокой
впадиной,  спрятанной  под  железными   скалами,   он   увидел   несколько
куполовидных навесов, покрытых  маскировочной  краской.  Этот  примитивный
маленький лагерь выглядел заброшенным, но Андерс спросил:
     - И сколько у вас здесь работает человек?
     - Сейчас только  старый  мистер  Дрейк,  -  спокойно,  но  настойчиво
сказала Анна. - Конечно,  мы  нанимали  бригаду  механиков  для  установки
зданий и механизмов, но это было давно. А вот и он сам!
     Из-за длинного здания выплыл неуклюжий силуэт в блестящем управляемом
скафандре. Он был едва заметен в тени  скалы,  и  только  красные  вспышки
фотофонного  передатчика  на  шлеме  выдавали  его   присутствие.   Андерс
повернулся к переговорному устройству  и  услышал  хриплый  голос  старого
Джима Дрейка.
     - Эй, там на крейсере, что вам нужно?
     - Пр'вет, Дрейк, - быстро ответил Андерс.  -  У  нас  для  вас  груз.
Бесплатная доставка - услуга Сити-патруля.  И  лучше  не  пускайте  в  ход
сити-бомбы прежде, чем увидите нашего очаровательного пилота. Я открою люк
основного отсека, заходите на борт.
     Скафандр направился к платформе. Андерс связался с вахтенным офицером
и приказал открыть люк для принятия гостя.
     - Направьте его к лифту, - добавил он. - Я приму его на мостике, пока
будет идти разгрузка.
     Наконец он появился, сгорбленный, настороженный гигант,  неуклюжий  в
толстой броне. На левой руке не было двух пальцев, и Андерс  заметил,  что
другие  пальцы  были  перебинтованы.  Он  посмотрел  на  Анну  опустевшими
голубыми глазами, такими похожими на глаза Рика.
     - Я... извиняюсь, мистер Дрейк, - с горечью прошептала Анна. -  Мы...
но мы тут затеяли одну игру. И капитан Андерс выиграл.
     - Ничего, Анна, - выцветшие глаза старика  засветились  добротой.  Он
прихрамывая подошел к девушке и обнял ее нужно, как плачущего  ребенка.  -
Но что плохого ты могла сделать?
     - Действительно, - весело подтвердил Андерс. -  В  любом  случае,  мы
направлялись сюда. Она не могла нам помешать. К'нечно,  она  показала  нам
дорогу. Но даже если бы мы не прошли дрейф, вам бы пришлось иметь  дело  с
такими, как фон Фалькенберг.
     - Мой сын рассказывал  мне  о  вас,  капитан,  -  старик  внимательно
посмотрел на молодого офицера. - Рик говорит, вы настоящий  инженер...  вы
приехали потому, что заинтересовались нашей работой здесь?
     - Заинт'ресовались, - голос Андерса срывался, как  будто  ему  больно
было говорить.  -  У  нас  есть  сведения,  что  вы  проводите  незаконные
исследования в области создания сити-подставок. В первую очередь,  я  хочу
посмотреть ваши цеха и оборудование.
     - Но вы не найдете здесь подставки.
     - М'жет и нет, - Андерс насторожил оскорбленный тон старика. -  Но  у
нас есть достоверная информация, что создана  рабочая  модель  изолирующей
подставки...
     -  И  вы  приехали,  чтобы  украсть  ее!  -  даже  загар  не  скрывал
побледневшее лицо Анны, в сдавленном голосе звучала ярость.  -  Вы  хотите
использовать энергию  сити,  чтобы  ваша  компания  еще  сто  лет  держала
неселение малых планет в рабстве. - Дрожа, девушка метнулась к старику:
     - Не давайте ему ничего, мистер Дрейк!
     - Вы чем-то обижены на компанию? - Андерс попытался улыбнуться  бунту
девушки.  -  В  конце  концов,  это  наши  инженеры  разработали   реактор
расщепления,  парагравитационную  установку   и   аппараты   искусственной
атмосферы, которые открыли вам малые планеты.
     Ее серые глаза блестели холодным презрением.
     - Если вы уж такие прекрасные инженеры, - вкрадчиво спросила  она,  -
почему вы не создадите свою лабораторию и сами не изобретете подставку?
     - Мы пытаемся, - важно кивнул он. - На нас  работают  другие  державы
Мандата. Но мы столкнулись с тем же самым парадоксом. Разнородные элементы
стационарной подставки  должны  соприкасаться,  а  это  исключено.  Дураку
понятно, что создать такую подставку невозможно. И все же  появляются  эти
аппараты древней цивилизации...
     - Что? - прервала его Анна. Ее удивление было  слишком  искренним.  -
Что вы имеете в виду?
     - Они созданы  разумными  существами.  -  Андерс  хмуро  взглянул  на
девушку, припоминая узкую тропинку внутри неизвестного летающего аппарата.
- Если это  произведение  рук  человеческих,  то  здесь  не  обошлось  без
изолирующих подставок. Даже если эти сити механизмы созданы  сити  людьми,
то это все равно означает, что  такие  подставки  существуют.  -  С  этими
словами он резко повернулся к Дрейку. - Что вам об этом известно?
     - Ничего. - Дрейк ошарашенно замигал глазами. - Мы не занимались сити
подставками.
     - М'жет, они вам когда-то попадались, -  настаивал  Андерс.  -  Среди
развалин сити цивилизации, которую вы с Мак-Джи  нашли  на  этой  планете,
когда уводили ее от столкновения с Фридонией. - Он напористым жестом ткнул
пальцем в сторону Дрейка. - Не так ли?
     -  Мы  здесь  не  обнаружили  никаких  развалин.  -  Старик   покачал
склоненной седой головой в знак глубокого удивления. - Извините,  капитан,
я не знаю, о чем вы говорите...
     - Мне нужна подставка, - холодно и категорично отрезал  Андерс.  -  У
меня нет времени играть с вами в игры, но я не хочу  выходить  за  пределы
разумного. Если  вы  согласитесь,  я  могу  гарантировать  вам  лояльность
Интерпланет.
     - Вы  думаете,  что  мы  собираемся  продаваться?  -  с  негодованием
прошептала Анна. - Вам?
     - А вы  предпочитаете  продаваться  Марсианскому  Рейху?  -  иронично
заметил Андерс. - Или Юпитеру? Думаете, они будут вам лучшим соседством?
     Девушка побледнела. Было  заметно,  как  протестующе  напряглось  все
худое тело Дрейка.
     - Лучше продайте - что там у вас есть. - Андерс попытался  изобразить
улыбку.  -  Комиссар  Худ  может  спасти  вас  от  тюрьмы.  Я  уполномочен
предложить вам любую разумную цену за эти подставки -  или  даже  за  сити
бомбы.  Я  даже  могу  предположить  одному  из  вас  место  в   правлении
Интерпланет.
     - Ну? - резко бросила Анна не повышая голоса. - И чего стоят все ваши
обещания?
     - Лучше продайте, - тихо повторил андерс. - Пока мы не передумали.
     Девушка с вызовом фыркнула, но старик взял ее за руку  и  притянул  к
себе жестом неловкой усталой нежности.
     - Бесполезно драться, нам нечего продавать. - Он снова  повернулся  к
Андерсу и тяжело повел плечами. - Ничего,  кроме  реактора,  о  котором  я
говорил Рику. - Его усталые глаза зажглись слабой искоркой надежды. - Если
вас это заинтересует...
     - Мне нужна подставка.
     - Здесь вы ее не найдете. - В хриплом голосе старого человека звучала
усталость и горечь. - Думаю, что лучший способ доказать это - провести вас
по нашим цехам.
     - Спасибо, Дрейк. - С облегчением улыбнулся Андерс. - И чтобы быть до
конца честным, я пойду  один.  Команда  получит  приказ  не  следовать  за
мной... ну, скажем, три часа. Этого достаточно?
     - Даже часа хватит, -  устало  проговорил  старый  инженер,  -  этого
достаточно, чтобы показать вам, почему нам не удалось создать подставку.
     Андерс вызвал на  мостик  командира  Протопопова.  Грузный  волосатый
ссыльный с грохотом вошел  в  комнату,  хитро  поглядывая  на  Анну.  Она,
смутившись, отпрянула, пропуская его.
     - Принимайте командование на себя, - отчеканил землянин. - Я на время
покидаю корабль.
     Протопопов стоял мигая своими маленькими хитрыми глазками на  старого
астерита.  Он  почему-то  думал,  что  Дрейк  агент  марсиан,  а  Фридония
секретная база, о чем говорил его взволнованный срывающийся шепот:
     - Но, капитан, это опасно.
     - Если я не вернусь через три часа, - ответил Андерс, - вы пошлете за
мной  Омура  с  вооруженной  поисковой  группой.  До  этого  времени  всем
оставаться на борту. Это приказ.
     - Есть, сэр. - Он взглянул на часы  со  старательностью  слабоумного,
пытающегося запомнить  время,  и  поднял  руку  в  медленном  и  неуклюжем
приветственном жесте всем троим, покидающим каюту.
     Спустившись к выходу, Дрейк снова влез в свой огромный скафандр. Анна
надела костюм, который привезла с собой, а Андерс взял  свой  собственный.
Они вместе вышли из шлюза, и Анна  бросила  взгляд  в  сторону  коробок  и
свертков, уже выгруженный на пристань и  аккуратно  прикрытых  серебристым
брезентом,  охраняющим  груз  от  космического  холода.  Андерс  не  видел
выражения ее лица под шлемом, но красный сигнал фотофона передал короткое:
     - Спасибо!
     В  громоздких  костюмах  было  тяжело  двигаться,  и  они  шли  очень
медленно,  пока  их  не  подняла  парагравитационная   установка.   Андерс
последовал за девушкой и Дрейком в темноте здания за платформой.  То,  что
он увидел внутри поразило его.
     Пол был гораздо ниже уровня двери, высокие  стены  были  выкрашены  в
белый цвет. Длинный ряд тяжелых машин стояли вплотную друг к другу по одну
сторону ярко освещенного помещения. Другая сторона была пустой, ее пол был
изрыт неглубокими пустыми ямами, как будто готовилось место для  установки
второго ряда машин. Старый инженер приземлил  свой  летающий  скафандр  на
огороженный проход, идущий вдоль стоящий машин, Андерс опустился  рядом  с
ним, взволнованно прошептав:
     - Сити?
     Прежде чем Дрейк успел ответить, Андерс заметил блестящий космический
кораблик-символ Интерпланет,  выделяющийся  на  красной  поверхности  щита
массивного уранового реактора, который снабжал энергией  рудоочистительные
механизмы, печи и измельчающие аппараты.
     - Материя. - Мерцание фотофона Дрейка передавало его  низкий  усталый
неторопливый голос. - Здесь все  земное.  Это  просто  модель  сити  цеха,
который мы когда-то хотели создать для производства этих самых подставок.
     Он кивнул на пустые углубления в полу.
     - Это должен был быть сити цех.
     Дрейк потянулся к кнопке  стартера,  чтобы  запустить  станки.  Через
толстую подошву скафандра Андерс ощутил легкую вибрацию. Он  увидел  яркую
ленту металла, беззвучно выходящую из механизмов, затем он повернулся и  с
интересом наблюдал, как бесшумно опускается тяжелый автоматический  молот.
Он с удивлением заметил, что почему-то дрожит.
     Он хорошо знал, что космический вакуум не переносит звуковых волн,  и
все  же  эта  гробовая  тишина  пугала  его.  Он  содрогнулся   при   виде
нечеловеческой  скорости,  с  которой  автоматически  станок   подхватывал
массивное литье с бесконечной ленты конвейера и без единого звука придавал
ему замысловатые и непривычные формы.
     - Что... - Он сглотнул, чтобы избавиться от дрожи в голосе. - Что  вы
здесь производите?
     - Сейчас ничего, - ответил Дрейк. - Но большинство  наших  механизмов
создано нашими руками на тех двух-трех установках, которые мы привезли  из
Обании, но они все равно настроены на наш режим.
     - Что вы имеете в виду?
     - Режим земной  материи  для  сити  приборов,  которые  мы  не  можем
сконструировать. Все это спроектировано и построено как рабочая модель для
сити цеха. Все работает на дистанционном управлении,  начиная  с  процесса
очистки руды и печами вплоть до сборочной линии.
     - Но пульт управления должен быть материальным.  -  Андерс  попытался
рассмотреть  лицо  собеседника  за  толстым  стеклом  шлема.  -   Как   вы
намереваетесь осуществить переход?
     - Индукция, - терпеливо пояснил  Дрейк.  -  Для  этого  не  требуется
контакта проводников. Кнопки и рычаги приводятся  в  действие  при  помощи
реле индукции. Там имеется материальная часть основного трансформатора.
     Он показал в сторону огромной свалки железа, изолирующего пластика  и
кондюллоевых проводников, сваленных возле пустующих ям.  -  Индуцированный
ток сити отсека должен приводить в действие цех при помощи энергии  нашего
старого уранового завода - до тех пор, пока мы не запустим  какой-то  сити
реактор.
     - Прекрасно! -  Андерс  повернулся,  чтобы  внимательнее  рассмотреть
длинный  ряд  блестящих  станков,  работающих  бесшумно  и   без   всякого
управления, и чувство восхищения заглушило его первоначальную  тревогу.  -
Прекрасный цех.
     Но старый инженер астерит  мрачно  смотрел  поверх  головы  гостя  на
незавершенный трансформатор и пустые крюки, свисающие  с  громадной  балки
передвижного крана над пустыми углублениями. Даже толстая броня  скафандра
не могла скрыть его настроения.
     - Мы пытались. - Огонек на его шлеме мелькал все слабее, по мере того
как он понижал голос. - У нас ничего не вышло.
     - Не вышло? - резко повторил Андерс. - Вы создали все это лишь за год
- и вы говорите, что у вас ничего не получилось?
     - Эта модель цеха забрала у нас не год, а  двадцать  лет,  -  грустно
ответил старик. - Все основные установки были созданы  и  собраны  еще  до
того, как мы перебрались сюда с Обании. Все, кроме подставок,  на  которые
все это можно установить. Конечно, мы не могли решать проблему  подставок,
пока не открыли безвоздушную лабораторию -  но  даже  здесь  нам  пришлось
отказаться от этой затеи.
     - Мак-Джи сообщает совсем другие сведения.  -  Андерс  придал  своему
голосу побольше твердости. - Ну, давайте глянем на ваши сити машины.
     Старик молча повернулся к Анне. За толстым стеклом шлема трудно  было
рассмотреть  его  выражение  лица,  но  Андерс  представил  себе   сколько
враждебности и подозрительности должно было быть в его взгляде.
     - Почему бы не показать ему молот? - прошептала девушка.  -  Если  он
все еще думает, что мы производим подставки!
     - Тогда, пошли, капитан Андерс. - Старый инженер отключил  беззвучные
машины-призраки.  -  Молот  находится  на  противоположном  полюсе  -   во
избежание аварии.
     Он поднял вверх свой летательный аппарат.  Андерс  и  Анна  держались
поближе к нему, пролетая над пустыми ямами, следуя за ним в  другой  конец
длинного помещения, к выходу. Какое-то мгновение молодой офицер  не  видел
ничего, кроме сплошной темноты, затем алмазные вспышки звезд ослепили его.
На этом фоне  он  разглядел  высокий  силуэт  крейсера.  Облетев  половину
планеты, в такой же самой железной расщелине они увидели сити молот.
     Андерс ожидал  увидеть  что-то  маленькое  и  грубо  сколоченное,  но
массивная красная конструкция, стоящая под металлическим  навесом  была  в
три раза выше его. Все материальные детали были  четко  выточены  и  точно
спроектированы, но сам молот был  из  необработанного  куска  метеоритного
железа. Красная флюоресцентная краска предупреждающе горела на ограждении,
висел знак: "ОСТОРОЖНО - СИТИ!".
     Землянин  отпрянул   от   ограждения,   с   восхищением   разглядывая
необработанные созданные  природой  слитки.  Хотя  он  провел  много  лет,
разрабатывая теоретические  проблемы  сити,  ему  никогда  не  приходилось
бывать в такой непосредственной близости к настоящему осколку Завоевателя.
Он не смог сдержать дрожь при мысли об этом.
     - Похоже на железо, - совсем не по-научному сказал он. -  Просто  как
обычное железо.
     - Пока вы не дотрагиваетесь до него, - тихо напомнила Анна.
     - Сам  молот  и  наковальня  -  это  обломки,  отколовшиеся  от  сити
астероида. -  Старый  инженер  подошел  к  ограде  и  терпеливо  продолжал
объяснять: -  Мак-Джи  обнаружил  их  в  новообразовавшемся  дрейфе  возле
Фридонии, и мы отбуксировали их при помощи магнитов, прикрепленных к нашим
скафандрам.
     Андерс  с  опаской  поглядывал  через   плечо   Дрейка   на   длинный
неопределенной формы молот и еще большую громадину  наковальни.  Он  знал,
что может случиться, если на них попадет что-то материальное, и только  от
одной мысли об их буксировке, он почувствовал, как у него отнимаются ноги.
     - Наковальня весит пятнадцать  тонн,  -  доносился  до  него  усталый
хрипловатый  голос  Дрейка.  -  Он  висит   между   двумя   отрицательными
парагравитационными  полями,  которые  отталкивают  его  с  шести  сторон.
Сердечник берет энергию от нашего уранового реактора в соседнем помещении.
     Он показал на изолированный провод.
     - Молот должен был скользить в таких же  полях  отталкивания.  -  Его
закованная в  броню  рука  показала  на  вертикальный  слиток.  -  Наверху
находится реверсная парагравитационная установка, которая должна была  его
поднимать и опускать.
     Шлем Дрейка медленно повернулся к землянину.
     -  Ну  вот,  капитан.  Вы  бы  могли  создавать  подставки  на  таком
оборудовании?
     Андерс понимал, что это невозможно, но все-таки спросил:
     - Как вы работаете с этим?
     - Мы не работаем, -  ответил  Дрейк.  -  Я  когда-то  мечтал  сделать
сити-зажимы  с  материальными  рукоятками,  но  это  оказалось  еще  более
непосильной задачей, чем молот.
     - А что с молотом?
     - Хотите видеть как он работает?
     Андерс уловил в хрипловатом голосе старика угрожающие нотки и  быстро
повернулся к девушке. Несчастный случай в данной ситуации будет смотреться
очень естественно, и он знал, насколько мало стоит человеческая  жизнь  по
сравнению с укрощенной энергией сити.
     - Боитесь? - Тихий голос Анны звучал с явной издевкой.  -  Я  подержу
вас за руку.
     Он почувствовал прикосновение ее перчатки к своей.
     - Хорошо, - пробормотал он. - Давайте посмотрим, как он работает.
     Неуклюже двигаясь в своем громоздком костюме, старый инженер  подошел
к массивному парапету из свинца и железа, который в случае взрыва  защитил
бы не надежнее папиросной бумаги. Он  склонился  над  примитивным  пультом
управления, глядя в  зеркало,  установленное  над  ним.  Андерсу  хотелось
отойти назад, но девушка непоколебимо и  гневно  оставалась  стоять  возле
флюоресцирующего ограждения.
     Неровный брус молота начал медленно подниматься.  Потом  он  замер  в
воздухе, и Андерс почувствовал внезапно острое желание прекратить все это.
И наконец, молот беззвучно опустился на шершавую  поверхность  наковальни.
При этом девушка слегка тронула Андерса за  локоть,  как  бы  обращая  его
внимание.
     Он посмотрел и от ужаса у него перехватило дыхание. Огромный  осколок
сити железа начал  содрогаться,  как  будто  он  был  не  слишком  надежно
закреплен. Наковальню подбрасывало как поплавок на волнах.
     - Теперь вы видите, как он работает? - тихо произнесла Анна. -  Разве
здесь можно выковать что-то...
     Больше он ничего не слышал, потому что ему показалось,  что  огромный
сити слиток движется прямо к материальному каркасу,  окружающему  его.  Он
схватил за пояс скафандр  девушки  потащил  ее  к  выходу.  Все  его  тело
напряглось в  ожидании  взрыва,  который  он  не  успеет  ни  увидеть,  ни
почувствовать.
     Но ничего подобного не произошло.
     -  Пожалуйста,  капитан!  -  Анна  толчком  освободилась   от   него,
презрительно тряхнув головой в шлеме. - Теперь вы убедились, что подставки
нет.
     - Я... я думал... - Он старался  восстановить  дыхание.  -  Эта  сити
штука чуть не налетела на каркас!
     - Если бы это произошло, реакция разнесла бы в пыль всю  Фридонию,  -
спокойно сказала она. - Здесь вы находились бы в такой же опасности как  и
в любой точке астероида.
     - Извините, - дрожащим голосом прошептал он. - П'ложим вы правы.
     Когда он повернулся, Дрейк уже отключил  механизм.  Кровавый  брус  и
массивный блок все еще вибрировали  в  полях,  отталкивающих  их  со  всех
сторон, медленно возвращаясь в состояние покоя.
     - Тут не было  особой  опасности,  капитан,  -  спокойно  пробормотал
старый инженер. - Мы провели пять испытаний, и как  видите  планетоид  все
еще цел. И все же вы понимаете, что это бесполезно, потому что мы не можем
справиться с вибрацией.
     Андерс молча кивнул,  отодвигаясь  от  ограждения.  Даже  находясь  в
покое, эти неприкасаемые слитки внушали ему ужас.  Он  подумал,  что  сити
механики - если, конечно, такие когда-либо  будут  существовать  -  должны
хорошо зарабатывать.
     - Инт'ресно. - Он кивнул головой в  шлеме,  пытаясь  скрыть  дрожь  в
голосе и успокоиться. - Очень инт'ресно, мистер Дрейк. А теперь посмотрим,
что еще вы здесь сделали.
     - Ничего, капитан, - тихо настаивал Дрейк. -  Ничего,  что  могло  бы
заинтересовать Интерпланет.
     - А сити  реактор?  -  Андерс  расправил  плечи  под  тяжелой  броней
скафандра,  чувствуя  себя  более  спокойно   и   уверенно,   когда   этот
молот-монстр находился в покое. - Тот, который повредил вам руку?
     - Да тут не о чем рассказывать, - Дрейк пожал плечами, в  голосе  его
звучала безнадежность. -  Когда  я  понял,  что  молот  никогда  не  будет
работать, я попытался переделать его в реактор. Крохотное отверстие должно
было выпускать земной  газ  на  наковальню.  Но,  как  видите,  и  это  не
надежней, чем этот молот.  Мой  сын  считает,  что  это  из-за  неизбежных
примесей в сити железе.
     - Несомненно, - с нетерпением бросил Андерс. -  Но  где  же  эти  все
провода и трубочки?
     - Я снял их, как только вернулся сюда. - Он спокойно махнул в сторону
неподвижного молота.  -  Если  энергия  в  этих  сердечниках  когда-нибудь
иссякнет, сити осколки упадут на них. Я  хочу  разобрать  это  сооружение,
прежде чем это случится. Как только Мак-Джи вернется, мы  отбуксируем  эти
сити обломки туда, откуда мы принесли их.
     - Неплохая идея, - поежившись, кивнул землянин. - Но где  Мак-Джи?  -
Он снова попытался разглядеть морщинистое и усталое лицо Дрейка.  -  М'жет
вы и не создали здесь подставку, но разве он не нашел ее?
     - Надеюсь, что да! - воодушевленно прошептала Анна. - Но от нас вы об
этом ничего не узнаете.



                          13. ПОТУСТОРОННИЙ ГОЛОС

     Андерс бросил суровый взгляд в сторону девушки.
     - Советую вам быть поосмотрительней, - предупредил он.  -  Люди  типа
нашего марсианского друга фон Фалькенберга могут заставить вас говорить.
     Девушка  оцепенела  под  панцирем  тяжелого   скафандра,   а   Андерс
повернулся к Джиму Дрейку.
     - Успокойте эту штуку, чтобы мы могли безопасно выбраться  отсюда.  -
Он с опаской кивнул в сторону молота и постарался говорить  своим  обычным
жестким официальным тоном. - Вернемся на борт крейсера.  Неважно,  что  мы
здесь обнаружили, нам все равно нужно будет договориться.
     Он подождал, пока Дрейк не установит поля, поддерживающие сити  блоки
и осторожно последовал за астеритами в открытую ночь маленького  железного
мирка,  направляясь  в  "Ориону".  Он  молча  управлял  своим  летательным
аппаратом, раздумывая  над  тем,  что  ему  делать  с  этими  людьми  и  с
Фридонией.
     Как ученый он восхищался и  поклонялся  смелости  этого  рискованного
предприятия и долгим попыткам  этих  людей  усмирить  неукротимую  энергию
сити. Он не  мог  заставить  себя  поверить,  что  эти  попытки  оказались
совершенно безуспешными, и несмотря ни на что он в глубине души  желал  им
успеха.
     Но все же он оставался землянином. Он  должен  был  добыть  сити  для
Интерпланет, проигрыш означал бы крах компании. И  несмотря  на  видимость
неудач, у Андерса были все  основания  полагать,  что  эти  астериты  ушли
далеко вперед. Разговор Мак-Джи о действующей модели  подставки,  зловещее
появление ржавого буксира, явно не обошедшееся без  помощи  энергии  сити,
страшная загадка раздетой  и  беспомощной  космической  команды.  Все  это
нельзя было сбрасывать со счетов, да и враждебное отношение Анны  О'Банион
было слишком уж явным.
     Девушка летела впереди, не отставая от старого Дрейка. Огонек  на  ее
шлеме не горел, ее костюм казался издалека  крошечным  серебряным  атомом,
таким же недосягаемым как холодные сверкающие  звезды.  Молодого  человека
безотчетно  раздражало  то,  что  в  ее  присутствии  ему  отказывало  его
логическое мышление.
     Он все еще не мог прийти в  себя  от  потрясения,  перенесенного  им,
когда Анна безрассудно разрешила  Дрейку  запустить  молот.  Дурочка.  Она
могла погибнуть. Но погиб бы и он, если бы  эти  сити  балки  налетели  на
что-то материальное. Он задавался вопросом, почему  его  так  волнует  его
судьба.
     Она вызывала в нем  чувство  удивления.  Она  вовсе  не  походила  на
забитую провинциалку, какой он себе ее рисовал. В ней была  уверенность  и
светскость Карен Худ. И хотя сейчас она  была  лишь  неподвижным  роботом,
парящим в своем блестящем космическом костюме, он поймал себя на том,  что
думает о ней с особой теплотой. Молодая грация ее маленького  тела  больше
соответствовала элегантным брюкам и  свитеру.  Он  вспомнил  ее  загорелую
уверенную руку на руле самодельной машины, запах  духов,  доносившийся  до
него, когда она стояла рядом с ним на капитанском мостике крейсера,  умело
ведя корабль через невидимые рифы облаков смертоносной пыли.
     Она слишком  умна,  подумал  Андерс.  Слишком  серьезна.  Он  не  мог
припомнить момента, когда она  хотела  казаться  дружелюбной,  между  ними
всегда ощущался этот барьер скрытой вражды. Он попытался представить  себе
эти серые глаза, согретые истинным дружелюбием - и здесь он спохватился.
     Нельзя  было  влюбиться  в  шахтерскую  дочь  -  в  настоящего  врага
компании. Это  невероятно.  Конечно,  она  привлекательна.  Наверное,  она
достаточно искренне верит в свои заблуждения. Но она так же отличается  от
него по происхождению, культуре, жизненному опыту, как могла бы отличаться
любая другая девушка.
     Противоположности сходятся.
     Не  успела  эта  древняя  пословица  прийти  ему  на  ум,  как  он  с
негодованием отверг ее. Она может быть применима к  магнитным  полюсам,  к
парагравитационным полям, но он был уверен, что этот закон  не  действовал
для людей.  Конечно,  нет.  Человеческие  противоположности  могут  только
враждовать.
     Нет, строго говорил он себе. Любая симпатия к этой  девушке  была  бы
опаснейшей блажью. Он был служитель Интерпланет, и перед ним стояла четкая
задача. Нужно быть справедливым к ней, но не более того. Если дело  дойдет
до окончательного решения, каким бы суровым оно  ни  было,  она  пойдет  в
тюрьму вместе с остальными.
     Далеко впереди на платформе возле крейсера Анна и  Дрейк  уже  ждали,
пока откроются шлюзы. Они скинули свои скафандры и маленький  лифт  поднял
их на капитанский мостик. Здесь уже  Андерс  шел  впереди.  Ему  навстречу
шагнул командир Протопопов, расплывшийся в своей обычной глупой улыбке.
     - Вы слишком отважны, капитан, - верзила-каллистиец до шепота понизил
голос и  многозначительно  взглянул  на  лестницу.  -  Я  думал,  что  они
собираются заманить вас в ловушку, но  вы  обхитрили  их.  -  Он  коснулся
пистолета в кобуре. - Взять их сейчас?
     - Пока не надо, командир! - Андерс взял его за  руку.  -  Видите  ли,
ситуация  приобрела  очень   тонкий   оборот.   Чтобы   избежать   опасных
межпланетных столкновений, нам придется  обращаться  с  этими  людьми  как
можно осторожнее. Мне нужно будет поговорить с ними, наедине.
     - А, так у них есть сообщники! - Глубина этого вывода так  обрадовала
его, что его широкое лицо засияло. - И вы хотите накрыть сразу всю  банду?
Вы очень изобретательны, капитан! Если они знают тут  что-то,  я  буду  на
нижней палубе.
     Протопопов спустился по лестнице размашистой походкой медведя. Анна с
Дрейком  подошли  к  Андерсу.  Старик  устало   хромал,   здоровой   рукой
придерживая перевязанную, как будто она причиняла  ему  нестерпимую  боль.
Его худое в красных пятнах лицо казалось серым от безразличия,  а  впавшие
глаза были погасшими, он сдался.
     - Ну, капитан, - сказала Анна. - Что дальше?
     Голос ее звучал  натянуто  и  сухо,  смуглый  подбородок  был  упрямо
вздернут. Но несмотря на этот решительный вызов, непокорная  прядь  волос,
выбившаяся из-под красной пилотки, более чем когда-либо придавала  ей  вид
обиженного ребенка. Андерс попытался улыбнуться ей, но  враждебный  взгляд
ее холодных серых глаз остановил его.
     - Это в какой-то степени зависит от вас, - сурово произнес офицер.  -
Вы наверняка понимаете, что Гвардия не может разрешить вам незаконные сити
исследования, каким бы неудачными вы бы не старались их представить. Молот
работал бы намного лучше в  моем  отсутствии,  да  и  вся  эта  непонятная
деятельность Рика Дрейка и Мак-Джи еще нуждается в объяснении.
     Он попытался смягчить тон.
     - С другой стороны, мне не хочется посылать вас в Паллас-4. Я был  бы
очень рад, если бы вы могли доказать, что вы  не  имеете  отношения  ни  к
каким предательским заговорам против Мандата. Я бы мог  закрыть  глаза  на
все, что видел здесь, если бы мы пришли к какому-то соглашению.
     Он повернулся  и  вновь  натолкнулся  на  осуждающий  взгляд  старого
инженера.
     - М'жет, я мог бы оставить здесь  несколько  агентов  компании,  -  с
надеждой проговорил он. - Тогда вы могли бы продолжать исследования под их
наблюдением. Если вам удастся представить что-то стоящее наших денег,  вам
заплатят. Но вы должны мне сказать, что затеяли Рик  и  Мак-Джи.  Где  они
взяли этих людей, как они управляют буксиром, что им известно о подставке.
     Дрейк отрицательно покачал  головой,  убедительно  изображая  усталое
недоумение. Серые глаза девушки странно  прищурились,  но  она  ничего  не
сказала.
     - Лучше говорите, - отрезал Андерс. - Иначе тюрьма.
     Старый Дрейк стоял, сжимая больную руку, будто хотел успокоить жгучую
боль. Его тощее тело обмякло  и  покачнулось,  впавшие  глаза  безжизненно
погасли.
     -  Давайте!  -  Анна  О'Банион  яростно  распрямила  плечи.  Ее  губы
побледнели, и Андерс  заметил,  как  странно  проявились  веснушки  на  ее
красивом носике. - Вы что-то  забыли,  капитан.  -  В  ее  голосе  звучало
нескрываемое  презрение.  -  Вы  не  имеете  права  предъявлять   подобные
ультиматумы.
     - Да? -  Андерсу  нравился  воинственный  блеск  ее  глаз.  Он  снова
подумал, что не хотел бы видеть в ней врага, и эта мысль  вызвала  у  него
болезненное ощущение потери.
     -  Дрейф.  -  Ее  побледневшие  губы  вызывающе  улыбались.  -   Ваши
предохранительные  поля  могут  задерживать  самые  мелкие  крупицы,  ваши
детекторы реагируют только на большие осколки,  но  есть  что-то  среднее,
слишком большое, чтобы  его  отразить,  и  слишком  маленькое,  чтобы  его
выявить и избежать. Вам не выбраться отсюда живыми без нашей помощи.
     - Я могу вызвать с базы метеороочиститель.
     - Но вы не сделаете этого. - Она победно подняла голову. - Вы слишком
спешите догнать ту исчезнувшую планету - если вы действительно  полагаете,
что на ней есть  изолирующие  подставки.  И  вы  слишком  боитесь  оказать
кому-то помощь. - Ее голос был вызывающе враждебным. - Ну что, капитан?
     - Вот так козырь, мисс О'Банион. - Он растянул губы в суровой улыбке,
как бы в знак уважения к ее победному ходу, и тут же нанес небольшой удар.
- Ну, а вы как собираетесь действовать дальше?
     Она бросила взгляд в сторону измученного старика и сделала резкий шаг
вперед.
     - Просто оставьте нас в покое. - Серьезная и вместе с  тем  умоляющая
настойчивость ее голоса снова напомнили  ему  обиженного  ребенка.  -  Нам
больше ничего от вас не нужно. Я проведу вас через опасную зону,  если  вы
пообещаете нам забыть нас. Ну как, капитан?
     Она помолчала немного, пока он вглядывался в ее окаменевшее лицо. Под
густым   загаром   начал   проступать   румянец.   Глаза   загорелись   от
воодушевления. В этот момент  он  понял  насколько  она  красива,  слишком
красива для тюрьмы.
     А старик Дрейк - конечно, его упорные, настойчивые  попытки  укротить
сити заслуживали большего, чем камера в холодном сердце Палласа-4. В  этот
момент  Андерс  испугался,  что  может  сдаться  под  безудержным  напором
девушки.
     И все же он не мог этого сделать.
     Потому что вдруг обветренное лицо старика Дрейка напомнило  лицо  его
отца, такого каким он его помнил, молодого и худощавого. Из далеких лет их
совместных  космических  путешествий   до   него   донесся   голос   отца,
напоминающий ему, что он принадлежит Интерпланет.
     - Итак, ты действительно хочешь стать космическим инженером?  Хорошо,
но это значит, что нужно старательно и  много  учиться,  овладеть  многими
областями знаний. Это значит, что твоя жизнь  всегда  будет  в  опасности,
потому что человеческий организм  и  человеческий  разум  не  созданы  для
высокого космоса. А прежде всего это значит, что ты никогда ни  на  минуту
не должен забывать компанию и свой долг перед теми людьми, которые  отдали
жизни за ее могущество.
     И через несколько лет его отец стал одним из них. Он пропал без вести
в одной из исследовательских экспедиций Интерпланет,  которая  обнаружила,
что группа Троянских планетоидов почти  полностью  состоит  из  сити.  Это
воспоминание придало Андерсу силы  прямо  взглянуть  в  вопрошающие  глаза
девушки.
     - Извините. - Выражение острого разочарования болью отозвалось в нем.
Ему отчаянно хотелось объяснить ей, почему он служит компании, но он знал,
что она слишком ненавидит  компанию,  чтобы  понять  это.  -  Извините,  -
скованно повторил он. - Но у нас есть свой козырь.
     Ее лицо снова побледнело и застыло.
     - Без пилота вы погибнете.
     - У нас есть  козырь,  который  вы  нам  дали,  и  есть  шанс.  -  Он
ухмыльнулся в ответ на ее озадаченный взгляд и бодро пояснил. - В'дите ли,
каждый поворот, который вы делали на пути сюда с безукоризненной точностью
записан нашими приборами. Мы последуем тем же путем.
     - Но дрейф движется, - поспешно запротестовала она. -  Разные  облака
перемещаются с различной скоростью. Там, где  раньше  был  проход,  сейчас
можно встретить опасный осколок.
     - В'роятно. Он слегка кивнул. - Но мы здесь не так пробыли. И  у  нас
есть достаточно много  шансов  прорваться.  -  Он  увидел,  как  выражение
уверенности покидало ее лицо, и он почувствовал укол жалости и с  надеждой
в голосе добавил: - Если вы не примете наши условия.
     Она молча покачала головой.
     - Простите. - Он не мог скрыть своего сожаления. -  Вы  сами  видите,
что у нас нет выбора. Я вынужден арестовать...
     Его прервал внезапный стрекот корабельного телефона. Он поднял трубку
и услышал тонкий гнусавый голос Луиджи Муратори, находящегося на  вахте  в
контрольном отсеке.
     - Капитан Андерс? -  Маленький  марсианин-итальянец  был  озадачен  и
смущен. - Мы улавливаем сигналы, сэр.  Необычные  сигналы.  Вероятно,  они
предназначены не для нас. Все это так странно, сэр...
     - Что в этом странного?
     - Сигналы посылаются тем  самым  сити  объектом,  который  мы  должны
исследовать. Сигналы очень слабые. Невозможно четко  настроиться  на  них.
Слышится что-то вроде голоса, сэр. Но никто не понимает, что он говорит.
     - Включите его.
     В трубке раздался щелчок. Какое-то время раздавалось только шипение и
треск помех, затем послышался голос, если это можно было назвать  голосом.
Это  было  скорее  призрачное  шуршание,  такое   истощенное   космическим
расстоянием,  что  он  потерял  всякое   подобие   человеческого   голоса.
Бесконечные полминуты он стоял,  напряженно  стараясь  уловить  хоть  один
знакомый звук, затем он вздрогнул, как будто на  него  дыхнуло  мертвенным
холодом космической бесконечности.
     - Слушайте! - Он рывком протянул трубку Анне О'Банион. - Это наверное
вас.
     Она настороженно прижала трубку к уху. И он вдруг подумал,  насколько
искусно она исполняет свою роль. Через минуту шуршание  прекратилось.  Она
молча протянула ему трубку. Андерс поблагодарил Муратори, нажал на рычаг.
     - Ну? - требовательно спросил он. - Что это было?
     - Этот странный шум? - Она покачала головой.
     - Я знаю, что это было сообщение для вас, - настаивал  он,  отрывисто
чеканя слова. - Ваша банда. Сигнал передавался на Фридонию - и  для  этого
пройти двадцать пять миллионов километров может только тонкий луч. Что это
было за сообщение?
     - Я не знаю. - Девушка сжалась под его напором. - Даже если он что-то
и пытался сказать, это совсем не похоже на человеческую речь.
     - Н'верное нет. - Он покосился на спокойное истощенное  лицо  старого
Дрейка и вновь внимательно посмотрел на нее, пытаясь  разглядеть  признаки
раскаяния под маской невинного изумления. - М'жет, это было сити?
     Ее смуглое лицо напряглось. Долгое время она оставалась  неподвижной,
затем сделала вдох, будто вспомнила, что нужно дышать. Наконец,  она  тихо
прошептала. - Тогда существуют сити люди?
     - Есть и сити механизм, - он не спеша кивнул, не спуская  глаз  с  ее
напряженного непокорного лица. -  Он  отделился  от  объекта,  который  вы
спасли от столкновения с этой планетой. Его создало что-то, именно то, чей
голос вы сейчас слышали!
     Он резко повернулся к Дрейку.
     - Это что-то очень большое? -  подсказал  он.  -  Выше  человеческого
роста и намного тоньше?
     - Не спрашивайте меня. - Старик расправил сутулую  спину,  его  глаза
засверкали с неожиданным интересом, но  он  все  же  отрицательно  покачал
головой. - У меня нет сити друзей.
     - Но они выходили на связь с вами. - Глаза землянина прищурились и он
внезапно кивнул. - Да, в'роятно, хитростью лучше  удается  установить  эту
связь между несовместимыми вещами - лучше даже, чем парагравитационным или
магнитным  полям.  Вот  так  нужно  создавать   подставку.   Вы   создаете
материальную  часть,  а  они  занимаются  сити  деталями  и  помогают  вам
соединить обе части. Не этим ли вы занимаетесь?
     - Нет! - Впавшие глаза Дрейка негодующе засверкали. - Никогда в жизни
не видел и намека на сити жизнь.
     - Факты говорят против вас. - Андерс настойчиво посмотрел на девушку.
- Я увожу вас обоих отсюда. Вы арестованы.  За  то  время,  что  мы  будем
изучать  неизвестный  объект,  у  вас  будет  возможность  поразмышлять  в
Палласе-4. Может, вы наконец заговорите.
     Старый шахтер  покраснел  и  открыл  рот,  чтобы  говорить,  но  Анна
О'Банион остановила его коротким жестом. Ее серые глаза смело ответили  на
тяжелый взгляд офицера. Ее сжатые губы изобразили холодную  едва  заметную
улыбку.
     - Вы забываете о дрейфе, капитан, - ее голос звучал слишком спокойно.
- Но я покажу вам дорогу, если вы  возьмете  меня  исследовать  этот  сити
объект. Я с  удовольствием  поеду  с  вами.  Но  мистера  Дрейка  придется
оставить здесь.
     - Чтобы вести переговоры с сити друзьями?
     - Прошу вас, капитан.  -  Она  презрительным  жестом  откинула  назад
голову. - У нас нет сити друзей. Но представьте себе, что что-то  приведет
в действие этот сити молот. Одного взрыва будет достаточно,  чтобы  земные
осколки Фридонии  столкнулись  с  сити  дрейфом  и  создали  тысячу  новых
взрывов. И у Сити Патруля появится новый объект для  наблюдения  -  облако
пыли, растущее с невероятной скоростью до самого Палласа.
     - Вы мне угрожаете?
     - Просто объясняю, что вам лучше оставить мистера Дрейка наблюдать за
нашим ненадежным урановым реактором, пока капитан  Роб  не  приедет  и  не
поможет ему разобрать молот.
     - Н'верное, так мне и придется сделать. - Андерс  потер  свой  острый
подбородок, легкая ухмылка не могла скрыть его восхищения. - Но почему  вы
так стремитесь уехать отсюда?
     - Я хочу с вами туда, к этому... объекту, как вы его называете. - Она
помолчала  и  с  сомнением  посмотрела  на  Дрейка.  Затем  она  порывисто
добавила.  -  Потому  что,  видите  ли,  я  действительно  получила  вызов
откуда-то из того района.
     - Что? - Андерс вглядывался в ее покрытое гладким космическим загаром
лицо. На нем не было следов вины или стыда. - Когда это было?
     - На следующий день после последнего взрыва.
     - Я слышал об этом. - Андерс недоверчиво покачал головой. - От нашего
радиоперехвата.
     - Оператор дальних расстояний, который принял этот вызов  на  Обании,
моя подруга. Она не передала этот вызов  через  ваших  шпионов,  а  просто
записала его на пленку. После дежурства она отдала эту пленку мне.
     - Где пленка?
     - Вот здесь. - Она опустила руку в  карман  брюк.  -  Я  привезла  ее
мистеру Дрейку послушать, потому что я ничего не поняла - и я  знала,  что
ваши шпионы подслушают все, что я буду об этом говорить по  фотофону.  Вот
почему я так стремилась приехать сюда.
     - Дайте мне пленку.
     Она протянула Андерсу маленькую катушку, и он  быстро  вставил  ее  в
магнитофон на пульте управления. Из динамика  в  каюту  ворвался  звездный
шум, многократно усиленный прибором, затем послышался голос Роба  Мак-Джи,
прорывающийся через космическую бурю.
     - ...потому что это очень личное. Это не для чужих ушей.  Пожалуйста,
просто передайте эту  пленку  и  покончим  с  этим.  Лучше  пусть  она  не
отвечает.
     Затем последовала пауза, состоящая из гула звезд.
     - Анна... Я даже не знаю, что сказать.
     Перемежающийся со световыми волнами далекий голос  Мак-Джи  был  едва
различим и звучал как-то неестественно протяжно и медленно. - Но мы  нашли
то, что нам было так необходимо для металлургической лаборатории.  Упругая
штука. Как кусок металла. И  устойчива,  так  что  ее  не  снесет  потоком
энергии. Передай это Джиму, когда увидишь его.
     Он  в  нерешительности  помолчал,  и  снова  был  слышен  только  гул
звездного света.
     - Скажи, что большего нам и не нужно, если конечно, сможем  добраться
домой с этой штукой. Все  планеты  гоняются  за  ней.  Быть  беде.  Народы
дерутся. Убивают друг друга. Гибнут в страшных муках. Но  мне  не  следует
распространяться до тех пор, как вы не приедете сюда.
     Андерс резко повернулся и прищурившись взглянул на астеритов. Мак-Джи
уже достаточно много сказал... о сити подставке.
     - Потому что ты нужна нам, Анна, -  пробивался  слабый  голос.  -  Ты
должна быть здесь, Анна, чтобы помочь  нам  справиться  с  ожесточившимися
врагами. Поэтому мы так рискуем, выходя на связь с тобой сейчас.  Отвечать
не нужно. Сотни радиоперехватов услышат твой ответ. Просто  приезжай,  как
только сможешь.
     - Ты найдешь нас на том объекте, который  так  настойчиво  преследует
капитан Андерс. И ты знаешь, что делать, когда доберешься сюда.  Не  люблю
говорить намеками, но ты поймешь сразу. Приезжай, как только сможешь.  Вот
и все, что я могу сказать... Конец связи. Спасибо, оператор.
     Еще мгновение был слышен ураганный ветер звездной бури, и  вдруг  все
мгновенно затихло. Андерс остановил пленку и сурово взглянул на Анну.
     - Так вот почему вам так хотелось поехать с  нами?  -  Он  иронически
кивнул. - И вы знаете, что нужно делать, когда вы доберетесь туда?
     - Прошу вас, капитан! - настойчиво запротестовала девушка. - Я ничего
не понимаю в этом сообщении.
     - А я думаю, что понимаете.  -  Он  пронзил  подозрительным  взглядом
старого шахтера стоявшего рядом с ней. - Принимая во внимание еще  и  этот
странный вызов, который мы только что перехватили,  я  думаю  этого  всего
достаточно, чтобы доказать, что вы, астериты,  связаны  с  какими-то  сити
чудовищами...
     - Это неправда! - Широко раскрытые серые глаза Анны были  неподдельно
печальными и удивленными. - И капитан Роб не мог бы  связаться  с  нами  с
такого далекого расстояния. Потому что он вылетел в Палласпорт  только  за
день до этого и позвонил мне оттуда на следующий день. Он мог бы добраться
до этой планеты, да он ничего  и  не  говорил  об  этом  сообщении.  -  Ее
загорелые пальцы нервно сжались. - Я ничего не понимаю, конечно, если  это
не ловушка.
     - Чья? - бросил он. - Разве это не был голос Мак-Джи?
     - Похож на голос Мак-Джи, - неохотно призналась девушка. -  Но  из-за
помех нельзя было четко слышать.
     - Но несмотря на это, вы собирались туда?
     Какое-то  мгновение  она  стояла  неподвижно.  Потом  она   судорожно
сглотнула и нерешительно посмотрела  на  усталое  озадаченное  лицо  Джима
Дрейка. Он не ответил на ее взгляд, и она медленно повернулась к Андерсу.
     - Я должна ехать, -  прошептала  она.  -  Именно  потому,  что  я  не
понимаю... - Ее глаза выдавали глубокое волнение. -  Вы  возьмете  меня  с
собой, капитан? Если я проведу вас через дрейф?
     -  Я  возьму  вас.  -  Он  внимательно  посмотрел  на   ее   смуглое,
взволнованное лицо  и  напомнил  себе,  что  она  враг  компании.  -  Хотя
присутствие посторонних женщин на военном  судне  при  исполнении  боевого
задания не совсем поощряется, как вы понимаете. - Его улыбка  не  скрывала
подозрения. - Но я б'юсь оставлять вас здесь.



                            14. СИТИ-КОРАБЛЬ

     Нехотя Андерс согласился оставить  Джима  Дрейка  для  наблюдения  за
реактором и обеспечения безопасности этого ужасного молота. Старый астерит
обнял Анну О'Банион как  нежно  любимого  ребенка  и  молча  спустился  по
сходням. Когда его уже не было на корабле, Андерс коротко кивнул  девушке.
Она спокойно прильнула к перископу и повела корабль через  роящийся  дрейф
мимо блинкеров.
     Молодой офицер наблюдал, как ловко управлялись ее  маленькие  смуглые
ручки со сложным  инструментом.  При  этом  он  не  переставал  задаваться
вопросом, что представляет собой эта девушка и что с ней  делать.  Ему  не
нравилось присутствие женщины на корабле, выполняющем такое  ответственное
задание, но в то же время у него не было времени  отвезти  ее  обратно  на
Обанию. Придется выполнять свое обещание. Он подумал было запереть  ее  на
гауптвахте, он в конце концов решил уступить ей свою каюту.
     Наконец она отошла от пульта управления и сказала:
     - Теперь вы вне опасности, капитан.
     - Спасибо, мисс О'Банион.
     Его небрежный тон должно быть показался ей насмешливым, потому что ее
усталые глаза вдруг вспыхнули тревогой.
     - Я сдержала свое слово, - взволнованно прошептала Анна.
     - И я сдержу свое. - Он резко  повернулся  к  автопилоту  и  направил
корабль навстречу неизвестному объекту. Тем временем он  бросил  ей  через
плечо: - Я уступаю вам свою каюту.
     - Надеюсь, это не слишком большая жертва.
     - Вовсе нет. Я переселюсь к капитану Протопопову, а он  к  лейтенанту
Муратори, а Муратори к  мистеру  Омуре  -  и  последнему  в  этой  цепочке
придется подвесить где-нибудь гамак.
     Часом  позже  связавшись   по   переговорному   устройству,   надежно
защищенному от вражеского  прослушивания  с  Верховным  комиссаром  Худом,
Андерс доложил  о  странном  получеловеческом  голосе  и  остальных  своих
загадочных находках, заодно спросив о пострадавших, которых он доставил на
"Персей".
     - Ничего нового, капитан, - наконец  донесся  глухой  голос  Худа.  -
Никаких сведений не поступало от наших людей с тех пор, как они  зашли  на
борт. Но они должны прибыть сюда в полдень. Но я должен извиниться.
     Голос Худа вдруг зазвучал резко и неприятно.
     - Карен призналась мне, что помогла этим астеритам догнать  вас.  Она
вернула им алмаз настройки, который мы конфисковали, и  доставила  им  все
необходимое, что они заказали для полета.  Моя  собственная  племянница  -
просто не знаю, что на нее нашло. А теперь она ушла из компании, именно  в
тот момент, когда она нам больше всего нужна. Она возвращается на Землю. Я
думал, что вы помолвлены, но она говорит, что это было недоразумением.
     - М'жет быть, - медленно кивнул Андерс. - М'жет быть она  не  та  для
меня.
     - Не могу понять  ее,  -  донесся  раздраженный  голос  Худа.  -  Она
подрывает те самые устои, те самые методы,  на  которых  покоится  все  ее
состояние. Но я отправлю ее домой на "Планетании". И в остальном  я  очень
рассчитываю на вас. Держитесь, капитан.
     - Я держусь, сэр, - ответил Андерс. - Думаю, что справлюсь с  Дрейком
и Мак-Джи. Но меня все еще  очень  волнуют  эти  космонавты.  Хотелось  бы
знать, кто они. Как погибло их судно. Как они попали к этим шахтерам.  Как
только они заговорят, сообщите мне все, что они расскажут.
     Огромный каллистиец наблюдал за работой робота-пилота на  мостике,  в
тот момент когда Андерс вышел из радиорубки. Великан вытянулся в  струнку,
и в его крошечных глазках блеснул огонек любопытства.
     - Итак, командир, мы покинули Фридонию, - сказал Андерс. - Теперь  мы
должны догнать этот  объект,  который  в  "Эфемерисе"  значился  как  сити
астероида до того, как он взорвался и ушел со своей орбиты.
     - Так он все-таки не сити, сэр? - Широкое глуповатое  лицо  командира
расплылось в улыбке восхищения, которая скорее походила  на  невообразимую
гримасу. - И наверное, марсианские агенты и их сообщники астериты  создали
там искусственную атмосферу и превратили планету в секретную  базу,  чтобы
воевать против Мандата? Чертовски хитрую игру затеяли вы, капитан!  -  Его
лицо выражало понимание и восторг. - Теперь понятно, почему вы отдали свою
каюту этой астеритной подсадной утке!
     Андерс старался не проявить своего смущения. Он протянул  Протопопову
сигарету  и  долго  возился  с  зажигалкой,   стараясь   скрыть   внезапно
появившееся необъяснимое раздражение. Наконец, когда он овладел собой,  он
напряженно проговорил:
     - Мисс О'Банион хорошо знает дрейф. Она на борту  только  в  качестве
пилота.
     - Понятно, сэр. - Протопопов издал какой-то булькающий звук,  похожий
на усмешку. - Эй, капитан, у вас просто нюх на женщин!
     - Командир, это очень опасная операция. -  Андерс  не  смог  сдержать
дрожь в голосе. - Несмотря на помощь  или  информацию,  которую  мы  можем
получить от мисс О'Банион, мы должны быть готовы отразить любой  удар  при
подходе  к  объекту  или  на  нем  самом.  Мы  должны  принять  все   меры
предосторожности.
     - Вы очень умны, капитан.
     - На  корабле  будут  потушены  все  внешние  осветительные  приборы.
Отвечать будем только на аварийные вызовы. Команда должна быть в состоянии
боевой готовности двадцать четыре часа  в  сутки.  Обзор  перископа  будет
удвоен, температурный  контроль,  фотофон  и  парагравитационный  детектор
будут работать в режиме  предельной  чувствительности.  Автоматчики  будут
нести круглосуточную вахту.
     - Есть, сэр.
     - Очень может быть, что мы встретим гвардейский крейсер,  с  которого
были сняты пострадавшие космонавты.  Теперь  корабль,  наверное,  в  руках
врагов. При  приближении  любого  судна  немедленно  информируйте  меня  и
давайте сигнал тревоги.
     - Есть, сэр, - донесся хриплый шепот.
     - И еще, командир, мы должны быть готовы к другому столкновению  -  с
"Прощай, Джейн". Землянин нахмурился и помолчал. - ...Никогда  не  знаешь,
чего можно ожидать от этих шахтеров, но они явно не на стороне компании, и
мы должны в случае чего заставить их убраться из космоса.
     -  Есть,  сэр!  -  Каллистиец  опять  расплылся  в  своей  неприятной
слабоумной улыбке. - Я хочу выразить восхищение вашей стратегией, капитан.
Вы получите награды и солидную премию Интерпланет для всех нас!
     Андерс оставил командира на  мостике,  позавтракал  в  одиночестве  в
крошечной кают-компании и отправился вздремнуть в штурманскую рубку - он и
не думал осуществлять свой грозный план эвакуации.
     Весь этот день и большую часть следующего, пока  корабль  преследовал
едва заметную серую точку идущего впереди объекта,  Андерс  с  нетерпением
ждал новостей о пострадавших. Он знал, что они должны прийти  в  себя,  по
крайней мере, они будут в состоянии назвать себя и свое судно.  Даже  если
фон Фалькенберг обнаружил шпионов Интерпланет и заставит их  молчать,  его
корабль должен приземлиться в полдень. Но полдень прошел. Было  пятнадцать
ноль-ноль  по  Мандатному  времени,  когда  Андерса  наконец   вызвали   в
радиорубку для секретного разговора с Верховным Комиссаром.
     - Андерс слушает, сэр. - Он был один в звуконепроницаемой комнате.  -
Что слышно о  тех  людях,  сэр?  -  Его  голос  срывался  от  нестерпимого
напряжения. - У вас есть новости с "Персея"?
     Он долго ждал, пока наконец не  услышал  приглушенный  и  хрипловатый
голос Худа.
     - Хороших новостей нет, капитан. Похоже, что это страшная  катастрофа
для компании, хотя подробности еще не известны. Ваши жертвы  проснулись  и
говорили с фон Фалькенбергом. Не знаю, что они ему сказали, но он  восстал
против  нас.  Он  развернул  свой  корабль,   открыто   игнорируя   приказ
приземлиться здесь. Он идет вслед за вами с этими людьми на борту - причем
все еще живыми людьми.
     - Потому что на "Персее"  произошло  столкновение.  Венера  и  Советы
имели своих агентов на борту. Кажется они объединились с нашими  агентами,
когда фон Фалькенберг повернул корабль. Они  пытались  захватить  корабль.
Взяли капитанский мостик. Они  достаточно  долго  держали  в  своих  руках
систему коммуникации и успели  передать  неполное  сообщение  о  том,  что
происходит - но даже тогда, наши люди отказались  назвать  пострадавших  и
причину  столкновения.  Полагаю,  что  их  союзники  не  совсем   доверяют
компании.
     - Вероятно, проснувшиеся поддерживают  фон  Фалькенберга.  Непонятно,
что произошло, но мне кажется, что один из них сломил сопротивление верных
нам людей на капитанском мостике при помощи сити  оружия.  Затем  марсиане
запустили аметин в вентиляционные трубы и расправились с теми, кто  был  в
радиорубке.
     - Последнее, что мы слышали, был голос нашего  главного  агента.  Уже
теряя  сознание  он  сказал,  что  наши  потерпели  поражение,   что   фон
Фалькенберг захватил корабль и следует за вами, с  целью  заполучить  сити
подставку. Он пытался еще что-то  сказать,  но  был  уже  не  в  состоянии
произнести что-либо членораздельное.
     - Они преследуют "Орион" - это были его последние слова. - Преследуют
себя...
     - Не знаю, что он имел в виду, потому что больше он ничего не сказал.
Он засмеялся каким-то неестественным смехом. Смех резко  оборвался,  когда
аметин сразил его. Потом еще несколько минут мы слышали гул  лучей.  Затем
повстанцы, должно быть, отключили передатчик. И больше ничего  с  "Персея"
не поступало.
     Грубоватый голос Худа сделал небольшую паузу.
     - Что происходит, капитан? - прохрипел он. - Я не  знаю.  Эти  жертвы
аметина все еще не опознаны - кроме того, что они проявили себя как  враги
компании. Они гонятся за вами во главе с  марсианским  мятежником,  но  вы
достигнете этот объект на день или два раньше их - конечно,  если  они  не
изобрели какой-то сити мотор.
     - Вы там совершенно одни. Не знаю,  придется  ли  вам  иметь  дело  с
марсианскими агентами или  восставшими  шахтерами  или  агрессивными  сити
чудовищами или со всеми ими вместе взятыми - но наши агенты  больше  ничем
не могут вам помочь. Теперь вы  будете  действовать  на  свое  усмотрение,
капитан. И если  существует  сити  подставка,  вы  должны  добыть  ее  для
Интерпланет.
     - Есть, сэр. - Андерс нервно сглотнул. - Я продержусь.
     В тот же день, 28 марта, немного  позже,  где-то  около  полуночи  по
Мандатному времени термосигнализация уловила радиоизлучение  от  какого-то
очень слабого источника, находящегося позади крейсера.
     - Наверное, это корабль, сэр, - ответил Протопопов. - Ни один  метеор
не стал бы  гнаться  за  нами.  И  если  предположить,  что  этот  корабль
приблизительно такой же по размеру как наш, судя по показаниям  он  где-то
восемьдесят  тысяч  километров  позади  нас  -  и   расстояние   постоянно
сокращается.
     Андерс строго нахмурился, стараясь скрыть свое беспокойство.
     - Мы не будем менять курс, - решил он.  -  На  сигналы  не  отвечать,
сохранять полное затемнение, пока они не подойдут поближе.
     Когда расстояние между ними и  преследователями  было  приблизительно
сорок тысяч километров,  он  объявил  тревогу  и  приказал  выпустить  луч
инфракрасного определителя  расстояния.  Отраженный  сигнал  показал,  что
между ними девять тысяч километров.
     - Значит это не  гвардейский  крейсер,  -  немного  успокоившись,  он
улыбнулся каллистийцу. - Это мелкое судно. Расстояние  сокращается.  -  Он
включил систему судовой коммуникации. - Скоро мы узнаем кто это.
     На его фотофонный вызов сразу откликнулся  протяжный  голос  капитана
Роба Мак-Джи. - "Прощай,  Джейн"  с  Обании.  Следуем  из  Палласпорта  на
Фридонию. Мы немного сместились с кратчайшего пути, чтобы избежать дрейфа.
Кто вы?
     - Гвардейский крейсер "Орион", - резко ответил Андерс. - Наши  орудия
могут вышибить вас из космоса. Мне кажется, что вы слишком  уклонились  от
курса на Фридонию. Но мне хотелось бы знать, где вы подобрали этих людей?
     Мак-Джи ничего не знал о двадцати  восьми  пострадавших  космонавтах.
Рик Дрейк тоже ничего не  мог  сказать  по  этому  поводу,  когда  Мак-Джи
передал  ему  трубку.  Они  нигде  не  останавливались  после  вылета   из
Палласпорта и никого не встречали по пути.
     - Может ваши воспоминания станут более четкими, если  я  сообщу  вам,
что вы можете встретить этих людей опять? - резко бросил Андерс.
     - Почему это?
     - Это ваша проблема, Дрейк. - Андерс старался говорить непринужденно.
- Но если бы меня отравили аметином и украли  все  -  может  быть  и  сити
подставку, думаю, что я попыталась бы догнать грабителей. И  у  меня  есть
основания полагать, что эти люди считают вас грабителями.
     Рик Дрейк бесхитростно ответил: - Я не знаю, о чем вы говорите.
     Изо  всех  сил  стараясь  не  выдавать   своего   удивления,   Андерс
пробормотал какую-то угрозу и поспешил повесить трубку.
     - Ну, капитан? - Протопопов моргая с надеждой смотрел на  Андерса.  -
Вытурим их из космоса?
     - Нет, не думаю. - Молодой офицер  задумался.  -  Кажется  племянница
Верховного комиссара питает слабость к Рику Дрейку, но все равно я не могу
доказать, что он нарушил закон. - Он отрицательно покачал головой. -  Нет,
мы просто будем держать на прицеле этих астеритов, пока не  приблизимся  к
этому объекту впереди.
     Судно астеритов немного приблизилось, затем  начало  отставать.  Хотя
оно сохраняло высокую  скорость,  предел  мощности  старенького  уранового
реактора давал себя знать. Андерс неохотно дал  им  выйти  из  прицельного
диапазона. Суденышко снизило скорость, но продолжало следовать за ними.
     На следующий день в полдень он обедал с  Анной  О'Банион  в  узенькой
кают-компании крейсера - неписанный закон гласил, что  он  не  имел  права
сидеть за столом  с  подчиненными,  но  он  пригласил  девушку  поддержать
компанию. Иногда она казалась почти легкомысленной  очаровательной,  будто
это было развлекательное путешествие, и  будто  они  вовсе  не  враги,  но
сейчас он поймал ее  напряженный  взгляд  и  в  ее  молчании  почувствовал
тревогу.
     - В'м нравится?
     В  ответ  на  его  веселый  тон  девушка  застенчиво   и   неуверенно
улыбнулась, как будто не  знала,  как  относится  к  его  полунасмешливому
восхищению.
     - Я и не знаю. - Она перешла  на  шепот  и  быстро  оглянулась  желая
убедиться, что они одни. - Но мне не очень нравятся ваши офицеры.
     Он насторожился. - Если кто-то из них вел себя...
     - Я не это имела в виду, - поспешно объяснила она. - Я могу  постоять
за себя. Я просто думала о вас.
     - Да? Что вы хотите этим сказать?
     - Что этот маленький Муратори... - Она остановилась в нерешительности
и затем быстро добавила. - Боюсь, вы подумаете, что это просто  нервы,  но
вчера я видела, как он наблюдал за вами, когда вы поднимались по лестнице.
У него был вид, будто он готов, выстрелить вам в спину.
     И Омура. Он всегда вежлив, даже слишком вежлив, но нельзя знать,  что
у него на уме. И командир Протопопов. Его отвратительный  шепот  и  глупый
гогочущий смех. У меня от него мурашки по спине идут!
     Она склонилась над тарелкой, будто только сейчас вспомнила о еде.
     - Капитан,  как  вы  можете  доверять  таким  людям?  -  взволнованно
прошептала Анна. - Тем более, когда вы ищете ключ к сити? Если вам удастся
найти его, они убьют вас.
     Он улыбнулся ее искреннему волнению.
     - Я бы не доверял ни одному из них, - беззаботно признался он.  -  Но
в'дите ли, ни один из них не доверяет другим. Разделяй и  властвуй  -  вот
как Интерпланет управляет Мандатом. Натравить одного шпиона на другого. Не
думаю, что нас убьют во сне - так что улыбнитесь еще раз, пожалуйста!
     Но она не улыбнулась.
     - Тогда я полагаю Верховный комиссар  тоже  не  доверяет  вам?  -  на
Андерса глядели наивные глаза. - Я хочу  сказать,  что  если  по  какой-то
причине вы передайте на нашу сторону и захотите  помочь  мне  достать  эту
загадочную подставку для Дрейка и Мак-Джи, то вся ваша  команда  восстанет
против вас?
     Андерс онемел от удивления. Удивление сменилось злостью  и,  наконец,
перешло в гомерический смех. Когда в двери  показалось  круглое  как  Луна
лицо слуги венерианца, в ответ на его вопрошающий взгляд  Андерс  попросил
еще чаю и вновь посмотрел на покрасневшее смущенное лицо девушки.
     - Потрясающе, моя маленькая оптимистка,  -  мягко  сказал  он,  когда
удалился слуга. - Три  поколения  моих  предков  были  беззаветно  преданы
Интерпланет. Каким образом вы надеетесь превратить меня в предателя?
     - Ничего потрясающего, - сгоряча ответила она. Она оттолкнула тарелку
и выскочила из кают-компании.
     Он допил чай сам, не переставая удивляться этой провинциалке, а затем
задумчиво направился на капитанский мостик.  Там  он  застал  Протопопова,
припавшего к главному перископу. При звуках шагов  командир  повернулся  с
подобострастной поспешностью и сообщил:
     - Объект  впереди,  сэр!  -  От  волнения  его  голос  превратился  в
беззвучный хрип: - Я думал, что это обычный  планетоид,  который  объявили
сити, наверное, с целью превратить его в марсианскую базу.
     - Логическое предположение.
     - Но вы знали, что это не так? - Верзила-ссыльный  понизил  голос  до
доверительного шепота. Его маленькие глазки настороженно оглядели  комнату
и вновь  посмотрели  на  лицо  молодого  офицера.  Встретив  этот  упрямый
бессмысленный взгляд, Андерс начал сожалеть, что секретные службы Худа  не
предоставили ему команду из землян. Несмотря на  свои  беспечные  уверения
Анне, он знал, что люди, купленные  за  доллары  Интерпланет,  могут  быть
куплены снова за рубли, рупии или марки.
     - Объект ведет  себя  не  так,  как  обычный  планетоид,  -  спокойно
согласился он. - Были обнаружены доказательства применения абсолютно новых
инженерных решений. И теперь я могу вам откровенно  признаться,  командир,
что в действительности наше задание состоит в том,  чтобы  заполучить  эти
неизвестные принципы для Интерпланет.
     Лицо каллистийца засияло.
     - Так эти  астериты-инженеры  воспользовались  своими  изобретениями,
чтобы вооружить эту крепость против Мандата? - прорычал Протопопов.  -  Но
эта девушка-астеритка знает пароль и с удовольствием открыла  его  вам?  -
Его широкое жирное  лицо  расплылось  в  уродливой  улыбке  восхищения,  и
огромные волосатые руки встретились в огромном  хлопке.  -  А,  умный  мой
капитан, ни одна женщина не устоит перед вами!
     Андерс заставил себя улыбнуться.
     - Пожалуйста, давайте забудем мисс О'Банион, - тихо попросил он. -  У
нас достаточно хлопот с этим объектом, и я  все  еще  продолжаю  опасаться
нападения. Хоть мы и обогнали этих  астеритов,  но  они  не  очень  сильно
отстали. Повстанцы на "Персее" преследуют их, не забывайте об этом.  Да  и
гвардейский корабль, пострадавшие от аметина, все еще  остается  загадкой.
Несомненно, объект охраняется и, может быть, при помощи сити-оружия.
     Он сурово улыбнулся каллистийцу.
     -  Все  это,   командир,   не   предвещает   ничего   хорошего.   Все
наблюдательные приборы должны контролироваться.  Я  сам  сяду  за  главный
перископ. Все, кто не на вахте, должны отдохнуть перед тем, как мы объявим
тревогу.
     - Есть, сэр, - но в маленьких хитрых  глазках  Протопопова  светилось
сомнение. - Надо придумать какое-то объяснение для команды, сэр.  Несмотря
на все  наши  предосторожности,  среди  них  могут  оказаться  марсианские
агенты. - И вдруг он улыбнулся собственной догадливости. - Я знаю, сэр!  Я
скажу им,  что  на  преследуемом  объекте  находится  штаб-квартира  банды
астеритов-заговорщиков,  которые  украли  изобретенную   вами   технологию
изготовления алмазов для создания искусственной атмосферы.
     - Отлично, командир, - без тени улыбки кивнул Андерс. - Но  когда  мы
доберемся туда, я хочу, чтобы все были готовы к бою.
     Каллистиец отдал честь как дрессированный медведь и  вразвалку  вышел
из рубки. Андерс припал к перископу и нашел  серую  убегающую  песчинку  в
черной ночи космоса. Но теперь она росла, ему не терпелось рассмотреть  ее
форму.
     Он был очарован этой загадкой. Каждый астероид был маленьким чудом  -
крошечным миром, завершенным в своем развитии, и  не  тронутым  тлением  и
распадом, существующими с самой зари человеческого знания, не  испытавшего
ничьего влияния с самого катаклизма,  породившего  его.  Сити-астероиды  -
потомки этого неизвестного далекого Завоевателя - таили в себе неотразимую
притягательность сильной и непредсказуемой опасностью. Но этот объект  был
самым загадочным из всех планетоидов.
     Вопреки всем законам он вспыхнул как новая звезда и  мгновенно  остыл
почти до абсолютного нуля. Он необъяснимо  менял  свою  форму.  Он  мчался
сейчас  в  космос,  несмотря  на  солнечное  притяжение.  Он  разговаривал
нечеловеческим голосом с астеритами на Фридонии, и его тусклый свет  манил
молодого офицера сказочной мечтой о сити-подставке.
     Дрожащими от волнения пальцами он переменил настройку перископа  и  с
нетерпением ждал, когда глаза привыкнут к темноте. Наконец он  увидел  его
форму и задрожал  от  волнения.  Потому  что  объект  не  был  планетой  с
неровными краями.
     Он продолжал казаться  маленьким,  ярко  блестя  на  Солнце  и  четко
выделяясь на пыльном темном фоне  космоса.  Он  обдавал  Андерса  жестоким
загадочным  холодом,  совершенно   необъяснимого   для   этого   огненного
суператомного ада. Впившись в него взглядом, он затаил дыхание.
     Он был почти яйцевидной формы  или,  как  научно  сформулировал  себе
Андерс, эллипсоидной. Но вскоре он начал различать  необычную  поверхность
объекта. Его окружал широкий борт. Толстые подпорки,  изгибаясь,  отходили
от него, сходясь на полюсах. Каждый  полюс  представлял  собой  выдающийся
наружу цилиндр.
     Поражал  и  цвет.  Весь  один  конец,   включая   половину   широкого
экваторного обода, был  тусклого  темно-красного  цвета,  будто  покрытого
ржавчиной веков. Вся вторая половина сверкала  как  начищенная  до  блеска
хромированная поверхность.
     Что это? Сити-космический корабль? Возможно, но проверить  это  можно
было только при  помощи  контракта.  Выступающие  полярные  цилиндры  были
похожи на воздушные шлюзы. Цвет - темный с одной, и яркий с другой стороны
- мог быть примитивным температурным контролем; тусклая поверхность должна
была поворачиваться к Солнцу,  чтобы  поглощать  солнечное  тепло,  или  в
космос, чтобы выделять избыточную тепловую энергию.
     Но он никак не мог объяснить  назначение  золотистых  иголок.  Четыре
тонких желтых колючки, каждая длиной равная внутреннему диаметру,  торчали
из симметрично расположенных отверстий  возле  светлой  половинки  широкой
кромки. Что же это может быть.
     Скорее всего кака-то странная разновидность радиоантенны. И  все  же,
блестя на фоне посыпанной серебром темноты, эти  золотые  шпили  обостряли
ощущение необъяснимой  загадочности.  Они  бросали  вызов  его  инженерной
интуиции. Они манили загадочными плодами неизвестной  области  науки.  Они
будили в нем воспоминания о шуршащем потустороннем голосе.
     Может, это сити-оружие?
     Он содрогнулся при мысли об этой  опасной  возможности,  когда  вдруг
медленный поворот загадочного  объекта  обнаружил  пятую  желтую  иглу,  и
Андерса пронзила мысль, что он видел нечто подобное  раньше.  Конечно!  Та
полая надломанная сити-башня на пленке фон Фалькенберга!
     Должно быть, та желтая башня - обломок  этого  механизма.  Но  нет  -
здесь все иглы кажется на месте. Но странно - не видно никаких следов того
огромного взрыва, который сорвал  эту  штуку  с  привычной  орбиты  вокруг
Солнца и запустил ее в космос.
     И тут же он забыл о загадочном взрыве, внезапно  переключив  внимание
на размеры корабля, так как та надломанная золотая башня была  по  крайней
мере в сотню метров высотой. Как в тумане,  он  пытался  представить  себе
тех, кто строил ее - писклявых существ, вызывающих своих земных друзей  на
Фридонии, высоких, худых созданий, которые должно быть взбирались  по  той
узкой сити-дорожке, цепляясь за блестящие высокие сити-перила.
     И все же это было не под силу его воображению.



                           15. УСКОЛЬЗАЮЩИЙ ВРАГ

     Очертания странного  корабля  росли,  несмотря  на  то,  что  крейсер
сбавлял ход. К полуночи радиационное эхо искателя показало, что расстояние
между ними  было  не  более  трех  тысяч  километров,  то  есть  противник
находится в пределах досягаемости дальнобойных пушек "Ориона".  Андерс  не
удержался от мысли, что "Орион" также  находится  в  зоне  более  опасного
оружия, но на странном корабле не было видно никаких признаков жизни -  ни
земной, ни космической, ни враждебной, ни дружественной. Его блестящий бок
сверкал в лучах далекого солнца. Это было нечто настолько большое, что  не
под силу создать человеку. Оно отдавало холодом и загадочностью бездонного
космоса, оно поражало и восхищало.
     "Прощай, Джейн" осталось далеко позади.
     Буксир вышел из  диапазонов  досягаемости  приборов,  включая  мощный
инфракрасный   прожектор.   Андерс    размышлял    над    неправдоподобной
жизнестойкостью маленького корабля, над необъяснимой фразой  Мак-Джи,  что
первый будет последним, над всеми имеющимися  свидетельствами  связи  этих
шахтеров с неопознанным сити объектом. И чем больше он думал,  тем  больше
сожалел о том, что отпустил их. Теперь они, наверное, ищут обходной  путь,
чтобы обогнать его. И для этого, конечно же, они  одолжили  у  своих  сити
друзей какой-то сверхмощный прибор.
     И в конце концов он подался этому растущему смятению. Он вызвал и  за
полночь, когда главная фотофонная установка уловила объект,  движущийся  в
полумиллионе километров позади крейсера, и  Андерс  предположил,  что  это
должно быть "Прощай, Джейн", которая продолжала сбавлять  скорость.  Ответ
последовал немедленно.  Это  был  Мак-Джи.  Андерс  невольно  почувствовал
облегчение. Он попросил передать трубку Рику Дрейку.
     - Пр'вет, Дрейк. - Он  изо  всех  сил  старался  не  проявить  своего
настороженного интереса к этому чудовищному механизму.  -  Ну  что?  Вы  и
сейчас будете утверждать, что понятия не имеете об этом странном  объекте?
Но что бы вы там не говорили, я уверен, что это сити.  Вокруг  него  будет
объявлена запретная зона. Если вы попытаетесь подойти к нему ближе, чем на
сто километров, я открываю огонь без предупреждения. Понятно?
     - Думаю, что да.
     - Тогда не забывайте об этом. -  Он  старался  придерживаться  строго
официального тона, но когда он  уловил  непритворное  удивление  в  низком
голосе Рика Дрейка, его собственные страхи и  сомнения  вырвались  наружу,
как  неудержимая  мольба  о  помощи.  -  Мне  не  хотелось  бы  показаться
неразумным. Вы мне нравитесь, Дрейк. Мне  даже  понятны  ваши  симпатии  к
астеритам. Я признаю, что у меня не так уж много улик против вас. Если  вы
сейчас сдадитесь и честно объясните все эти странные события, я обещаю вам
абсолютную безопасность. Что вы на это скажете?
     - Нет, - волнуясь шахтер забормотал.  -  Я  хотел  сказать,  что  мне
нечего объяснять.
     - Как вам будет угодно. - Его удивленная запинающаяся речь породила у
Андерса чувство вины. - Но берегитесь!
     Андерс сел на курс. Теперь, когда "Прощай, Джейн" была далеко позади,
он  чувствовал  себя  более  уверенно.  Впереди   разрастались   очертания
загадочной машины. Она была невероятных размеров, но не  подавала  никаких
признаков жизни. Ее золотые иглы не выпускали  смертоносных  снарядов,  из
полярных цилиндров не  появлялись  чудовищные  создания,  не  было  слышно
страшного потустороннего голоса.
     Но Андерс опасливо остановил корабль на расстоянии сто километров  от
неизвестного объекта. Он наблюдал за медленным вращением корабля,  пока  у
него не зарябило в глазах, но не обнаружил никаких тревожных  признаков  и
неохотно передал перископ маленькому Муратори.
     - Эта штука  выглядит  совершенно  необитаемой,  мистер  Муратори,  -
хрипло пробормотал он. - Но я уверен, что нам предстоит сражаться  с  теми
странными существами, которые создали ее, и с их друзьями-астеритами.  При
малейшем движении на  корабле  противника,  вызывайте  команду  на  боевые
позиции.
     - Есть, сэр. - Маленький марсианин быстро проковылял к перископу.
     - Я скоро вернусь. - Андерс потянулся и потер уставшие глаза.  -  Мне
нужно выпить чашечку кофе.
     Сигнал тревоги раздался, когда он входил в  кают-компанию.  Загремели
гонги, заверещал свисток, захлопали двери  и  по  палубам  разнесся  рокот
бегущих ног. Андерс, перепрыгивая через три ступеньки, взлетел по  сходням
обратно в рубку.
     - Судно Гвардии, сэр, - прошептал Муратори не отрываясь от перископа.
- Или его обломки - там на этой машине!
     Андерс подошел к  прибору.  Увеличенное  линзами  перископа  чудовище
выглядело необъятным, ярким чужим на черном фоне  космоса,  но  Андерс  не
заметил никакого другого судна.
     - Где?
     - Лежит - там, - сказал марсианин. -  На  северном  полушарии,  возле
обода. Он наполовину затенен иглой...
     - Вижу, - затаив дыхание сказал Андерс.
     Оно выглядело крошечным, как сломанная игрушка,  раздавленная  темным
боком громадины. Это контакт - и все же реакции не  последовало!  Он  тихо
присвистнул. Значит, это не сити. Темная половина, по крайней мере,  точно
материальная. Но вторая половина может быть  антиматерией,  сочлененной  с
остальными частями при помощи подставки, которую нашли эти астериты.
     Он настроил фокус, сморгнул и вновь начал вглядываться  в  незнакомый
объект. Медленно, по мере того как он поворачивался,  из-за  иссиня-черной
тени огромной иглы выплывали очертания  потерпевшего  крушение  судна.  Он
увидел, что это  Гвардейский  крейсер  класса  "Персея".  Стройный  черный
корпус был  раздавлен  и  искорежен,  внутренние  механизмы  превращены  в
бесполезный лом. Вокруг обломков витало легкое облачко.
     - Еще дымится, - тихо сказал он Муратори. - Н'верное, это только  что
произошло. Включите мне связь.
     И он обратился к этой груде металла.
     - Пр'вет севшим  на  мель!  -  Он  сглотнул,  пытаясь  избавиться  от
предательской дрожи в голосе.  -  Назовитесь.  Вы  слышите  меня?  Подайте
сигнал...
     И они ответили, но вовсе не дружественным сигналом.  Одна  из  бойниц
была смята, но другая, уцелевшая, зашевелилась. Длинное космическое  дуло,
как черный палец, повернулось в сторону "Ориона". Красное пламя  вспыхнуло
и расплылось по темному фону неба.
     - Мы под обстрелом! - бросил он Муратори. - Займем оборону.
     Малыш марсианин  бросился  к  пульту  управления.  Почувствовав,  как
накреняется судно, Андерс снова нажал кнопку и заговорил в фотофон.
     - Что это значит? Пиратство или изм'на? Заговор ничтожных  шахтеришек
против Мандата? С п'держкой сити чудовищ? Не знаю,  как  вы  справились  с
этим  гвардейским  крейсером,  но  вам  не  достанется.  Я  требую   вашей
немедленной капитуляции. В противном случае мы открываем огонь.
     В ответ раздался еще один взрыв яростного пламени.
     - Оборона обеспечена, сэр! - крикнул Муратори. -  Будем  отвечать  на
огонь?
     - Пока нет, - сказал Андерс. - Прежде всего я хочу выяснить, из  чего
сделана эта штука. Дайте несколько пробных выстрелов. По обеим сторонам. И
по тем желтым шпилям. Сделайте спектрограмму вспышек. Одновременно держите
оборону и отойдите на пятьсот километров.
     - Есть, сэр.
     - Лучше сдавайтесь! - Опять обратился он к вражескому судну.  -  Ваше
судно повреждено, и преимущество явно на  нашей  стороне.  Вы  неподвижная
мишень. Мы расплющим вас в лепешку, прежде  чем  вы  успеете  нанести  нам
удар. Немедленно прекратите огонь!
     Огромная пушка снова выпалила.
     Он приказал погасить огни.
     - Проводим тестирующие выстрелы, сэр, - доложил Муратори.
     Он склонился к перископу и поставил фильтр между линзами, не  спуская
глаз с вражеского объекта. Крошечные металлические  пули  были  совершенно
невидимы  в  космосе,  те  из  них,  которые  попали  на  темную  половину
эллипсоида, не давали вспышек. Но пули, попавшие на светящееся полушарие и
на золотые иголки, ослепительно сверкали.
     Несмотря на фильтр, Андерс  не  мог  продолжать  наблюдение  и  отвел
уставшие глаза от перископа. Он  почувствовал  дрожь  в  коленях.  По  лбу
поползли капли холодного пота. Горло пересохло. Он не спеша зажег сигарету
и выкурил половину в три длинных затяжки.
     - Результат теста, сэр, - голос Муратори звучал тихо и неуверенно.  -
Никакой реакции на темной половине, сэр. Но  светлое  полушарие  и  желтые
шпили - это сити. Сейчас посмотрю  спектроанализ...  Это  главным  образом
железо и хром. Нержавеющая сталь, сэр - но сити! Желтая  поверхность  дает
признаки сплавов тяжелых металлов, платины, иридия и  золота.  И  все  это
сити!
     - Спасибо, мистер Муратори. - Он вытер мокрое от волнения лицо. - Это
значит, что нам нужно быть очень осторожными. Очевидно, разнородные  части
этой  штуки  соединены  какой-то  изолирующей  подставкой,  но   если   мы
промахнемся, то взрыв разнесет нас в пыль.
     - Да, сэр, - маленький марсианин сглотнул. - Теперь  понятно,  почему
вы не отвечаете на их огонь, сэр!
     - Но теперь  придется  отвечать,  -  сказал  Андерс.  -  Предупредите
стрелковую команду, что малейшее попадание  на  сити  полушарие  -  и  нам
конец. Но этой пушке нужно закрыть рот.
     Вспышки выстрелов светились как гигантский глаз на темной поверхности
корабля, и "Орион" выпустил по нему двадцать зарядов. Первые выстрелы чуть
не задели разделяющего обода, несмотря на строгое предупреждение  Андерса.
Но ни один из снарядов не попал на сити. Стрелковая команда  успела  взять
верный прицел, прежде чем вражеский  корабль  не  заволокло  облака  дыма.
Снаряды сыпались на разрушенный корабль, пока он не прекратил огонь.
     Когда рассеялся дым, Андерс посмотрел на вражеский крейсер  и  онемел
от удивления. Хотя в перископе силуэт корабля  казался  совсем  крошечным,
даже  на  большом  расстоянии  было  видно,  что  корабль   теперь   стоял
вертикально, неуклюже опираясь на поврежденный механизм.
     По всей видимости, команда делала отчаянные попытки спастись бегством
в открытый космос. Но напрасно. Вражеские орудия молчали. Но,  как  андерс
не напрягал усталые глаза, на изуродованном корпусе корабля не было  видно
никаких новых повреждений. Сейчас судно выглядело даже  больше  готовым  к
космическому полету, чем казалось с первого взгляда.
     Вдруг на его черном приплюснутом носу бешено замигал фотофон.
     - Примите их сообщение, - приказал Андерс Муратори. -  Н'верное,  они
готовы сдаться.
     Маленький марсианин поспешил к пульту.  Он  вернулся  с  тревогой  на
лице.
     - Ну что? Они не сдаются?
     - Слушайте, сэр! - Скованным жестом он  протянул  Андерсу  трубку.  -
Слушайте...
     Андерс слушал. Это были  те  же  едва  различимые  непонятные  звуки,
которые  они  ловили  на   Фридонии.   Они   казались   странными,   почти
сверхъестественными, ни одного знакомого звука.
     - Что это, сэр? - хрипло прошептал Муратори. - Что за язык...
     - Это не человеческий язык, - сказал Андерс. - Но все равно дайте  на
них луч. - И он обратился к пленному кораблю звенящим срывающимся голосом:
- Если хотите сдаться, лучше перейдем на английский.
     Красный луч опять замигал, но это был не английский.
     - Продолжайте отходить, -  отдал  приказ  Андерс.  -  Еще  на  тысячу
километров.
     - Есть,  сэр.  -  Марсианин  настроил  робота-пилота  и  взволнованно
посмотрел на Андерса. - Но, сэр? - На его  худой  шее  было  заметно,  как
нервно пульсирует жилка. - Этот нечеловеческий голос!
     - Да, нечеловеческий.
     Муратори снова сглотнул и застыл в напряженном ожидании.
     - Этот  механизм  создан  сити  существами.  -  Андерс  повернулся  к
марсианину,  размышляя  вслух  глухим  срывающимся  голосом.  -  Людьми  с
Завоевателя,  до  того,  как  он  столкнулся  с  Адонисом.  Н'верное,  они
предвидели эту катастрофу, н'верное, эта штука была их ковчегом.
     - Капитан имеет в виду... - Вырвавшийся у  Муратори  вопрос  повис  в
тревожной тишине. Он облизнул тонкие  губы  и  взглянул  на  Андерса.  Его
перекошенное лицо выглядело болезненным.
     - Но они спаслись на нем, - резко сказал Андерс. - М'жет их немного -
со времени катастрофы прошло где-то сто тысяч лет. Но эти шахтеры нашли их
и установили связь. А теперь они захватили этот корабль.
     - Сити существа? - моргнул от удивления Муратори. - Разве  они  могут
зайти на земной корабль?
     - Для этого  нужна  инженерная  изобретательность,  но  они,  как  вы
видите, инженеры. - Андерс мрачно кивнул в  сторону  перископа.  -  М'жет,
кто-то из их друзей шахтеров помог им выкачать земной воздух и  избавиться
от космонавтов,  которых  мы  подобрали  на  "Прощай,  Джейн".  Может  это
какой-то вид изолирующей подставки, управляющей материальными рычагами при
помощи специальных захватов.  Это  достаточно  безопасно,  если  соблюдать
осторожность.
     - По-понятно, сэр. - Муратори беспокойно пошевелился, как будто хотел
размять затекшие ноги. - Полагаю, мы уходим отсюда.
     - Пока еще нет, - жесткий подбородок  землянина  сурово  напрягся.  -
Пленное судно повреждено. Если они не запустят в нас ничего  смертельного,
мы вернемся.
     - Вернемся, сэр? - маленький марсианин задрожал. - Зачем, сэр?
     Андерсу показалось, что для человека с таким опытом он слишком быстро
испугался. Андерс старался запоминать все, что потом можно будет перевести
в рупии, рубли или марки.
     - Я отдам приказ, когда буду готов, мистер  Муратори,  -  категорично
сказал  Андерс.  -  А  пока  что  продолжайте  отступление  и   обеспечьте
наблюдение за всеми приборами.
     - Есть, сэр. - Муратори с обиженным видом заковылял прочь.
     Корабль-пленник  медленно  перемещался,  следуя  вращению   огромного
эллипса, но орудия больше не стреляли.  Странный  голос  молчал.  Атак  на
"Орион" больше не было. Андерс уставился в перископ, стараясь угадать, что
же астериты нашли в этом чужом корабле. В конце концов он решил поговорить
с Анной О'Банион.
     Она должно быть услышала  его  шаги  в  коридоре,  потому  что  дверь
открылась прежде, чем он успел постучать. Девушка встречала его на  пороге
с выражением тревожного ожидания на лице. Она провела Андерса  в  каюту  и
заперла дверь.
     - Ну, ну! - Он устало улыбнулся Анне. - А что подумает Протопопов?
     -  Прошу  вас,  капитан!  Что  это  была  за  стрельба?  -  Ее  голос
взволнованно дрожал. - Я слышала гонг, топот, мы стреляли. Что это...
     - Нет, это не "Прощай, Джейн".
     - Я рада, - она с облегчением улыбнулась. - Я боялась...
     Она заговорила все тише и тише, и наконец замолчала, боясь произнести
вслух свои опасения. Она стояла так близко, что он чувствовал тонкий запах
ее духов. Она выглядела стройной и  привлекательной  в  голубых  брюках  и
свитере, ее темные волосы были в очаровательном беспорядке. Да  подозрения
его коллег были совершенно понятны.
     - Мы стреляли в военный корабль, -  он  внимательно  наблюдал  за  ее
реакцией. - Гвардейский крейсер, захваченный врагами.  Я  думаю,  что  это
сити чудовища. Что вам известно по этому поводу?
     - Ничего, - она покраснела и перевела дыхание. - Откуда мне знать?
     - П'тому что,  ваши  друзья  шахтеры  уже  побывали  здесь,  как  мне
кажется. - Его суровые глаза прищурились. - Как еще  могли  они  подобрать
космонавтов с этого захваченного крейсера? Или же узнать о  подставках  на
этом сити корабле?
     - Корабле? - Она осеклась. - Значит неизвестный объект - это корабль?
И при том сити?
     - Полусити. Я узнаю больше, если мне удастся попасть на борт.
     - Пожалуйста, Пол! - Она порывисто шагнула к нему. - Можно мне?..
     - На этот раз нет, -  категорично  перебил  он.  -  По  ряду  причин.
Во-первых, вы сами признались, что на стороне оппозиции.
     И все же даже будучи откровенным врагом,  она  выглядела  красивой  и
обезоруживающе невинной, и при этом более надежной, чем  Луиджи  Муратори.
Молодой человек заметил влажный блеск в ее серых глазах. Она  готова  была
заплакать от злости.
     - Послушайте, капитан! - горячо зашептала  она.  -  Я  не  такого  уж
плохого мнения о вас. Вы лучше, чем большинство ваших людей. Но  и  мы  не
такие уж  злодеи.  Да,  мы  действительно  хотели  создать  подставку  без
лицензии вашего мистера Худа, но мы не предатели. Мы не сотрудничаем ни  с
какими  чудовищами  -  и  действительно  понятия  не  имеем,  что  это  за
таинственный голос, вызывавший Фридонию.
     - М'жет быть это так и есть, -  Андерс  улыбнулся  ее  серьезности  и
закурил, чтобы не выдать внезапно нахлынувших на него сомнений. - Но  наши
друзья астериты должны кое-что объяснить.
     - Мы не можем объяснить то, чего мы  сами  не  понимаем,  -  обиженно
прошептала она. - Я знаю, что происходит что-то странное. И  полагаю,  что
вы должны подозревать нас просто потому, что мы шахтеры. Но все станет  на
свои места, когда мы узнаем правду.  -  Она  улыбнулась  ему  смущенной  и
вместе с тем ободряющей улыбкой. - Именно поэтому я должна пойти с вами на
борт...
     - Послушайте, дорогая,  командир  Протопопов  и  так  думает,  что  я
покорил вас своим неотразимым  обаянием.  -  Он  усмехнулся  при  виде  ее
смущенного румянца. - Нас могут неправильно понять.
     - Пол, вы должны мне разрешить...
     - Вы не видели этот механизм, - грозно сказал он. -  Не  знаете,  что
это такое. Выглядит он не очень-то дружелюбно. Он полусити,  не  забывайте
об этом. Это место не для вас, красавица.
     - Полегче, мистер Интерпланет. - Она передразнила его угрожающий  тон
и снова умоляюще прошептала. - Но вы должны взять меня с собой -  я  смогу
постоять за себя. Вы ведь не знаете, что мы втроем без посторонней  помощи
собрали этот молот на Фридонии?
     Серые глаза девушки вызывающе блестели.
     - Вы сами когда-нибудь работали с сити?
     Он  отрицательно  покачал  головой,  глядя   на   нее   с   невольным
восхищением. Наследницы Интерпланет не умели даже сами одеваться.
     - Никогда, - ответил он. - Хотя я пытался - на бумаге.
     - Сити с виду очень похожа на материю, - напомнила  она  с  серьезным
видом. - Когда вы попадете на  корабль,  как  вы  узнаете,  к  чему  можно
прикасаться, а к чему нет?
     - Мы сделали тестирующие выстрелы.
     -  Но  вы  не  можете  ведь  стрелять  во  все,  к  чему  собираетесь
прикоснуться. Вы взорветесь.
     Он вгляделся в ее загоревшиеся глаза.
     - А вы можете определить сити, не прикасаясь к ней?
     - Это может только капитан Роб, - ответила Анна. -  Но  я  знаю,  как
делать безопасные тестирующие выстрелы  на  коротком  расстоянии.  В  моем
скафандре есть все необходимое.  Эту  штуку  изобрел  на  Фридонии  мистер
Дрейк.
     - Что за пули?
     - Альфа-частицы. Из крошечной песчинки радия. Они  реагируют  с  сити
точно так же, как большие пули. Мистер  Дрейк  сконструировал  специальный
счетчик, реагирующий на гамма-излучение этих маленьких взрывов.
     - Хорошая идея, - кивнул Андерс. - Должна сработать.
     - Работает, - она победно улыбнулась. - Итак, вам придется взять меня
с собой.
     - Н'верное, вы действительно  мне  понадобитесь,  дорогая,  -  нехотя
признался Андерс. - Но думаю, вы  передумаете,  как  только  увидите  этот
корабль. Он был создан какими-то странными существами.
     - Я иду с вами, - она молча поглядела на него. -  Не  важно,  что  мы
найдем там или что с нами там произойдет - я предпочитаю быть с вами,  чем
оставаться с вашими благородными офицерами.
     И все же она  оставалась  врагом,  но  это  вызвало  у  него  чувство
неловкости. Неверным жестом он раздавил сигарету в  пепельнице,  не  успев
разглядеть лежащих там заколок для волос.
     - Извините, красавица. - Он собрался и вопрошающе ухмыльнулся.  -  Вы
выиграли. Если вы действительно так горите желанием мне  помочь  захватить
подставку для дорогой старушки Интерпланет, тогда вперед. Буду рад  побыть
в компании очаровательной девушки.
     Он услышал ее прерывистый вздох.  Он  думал,  что  она  хочет  что-то
сказать в ответ, но девушка  только  сжала  дрожащие  губы.  В  глазах  ее
внезапно заблестели слезы. Потом она сглотнула и молча отперла дверь.
     - Я позвоню вам, - пообещал Андерс. - Но прежде  всего  нужно  живыми
приземлиться на эту машину.  Она  в  нескольких  километрах  отсюда.  Даже
просто добраться туда может оказаться сложным.
     Она заперла дверь.
     На мостике он сменил Муратори у перископа и  снова  принялся  изучать
чудовищный  механизм.  Вращаясь  вокруг  собственной  оси,  как  маленькая
планета, она уносила похожий на игрушку корабль  все  дальше  в  ночь,  но
ничего  в  нем  не  изменилось.  Пять  загадочных  шпилей  сверкали  своим
неприкосновенным  золотом.  Тонкий  солнечный  свет  отливал  холодом   на
сверкающей поверхности и как засохшая кровь расплывался на ржавом  металле
земной поверхности. Чудовище выглядело древним, чужим и мертвым, и в  тоже
время дышащим неуловимой опасностью. Андерс начал сожалеть,  что  пообещал
Анне О'Банион взять ее с собой.
     Еще час Андерс продолжал затемнение на корабле и вел судно извилистым
курсом, осуществляя обходные маневры, но вражеский  корабль  только  молча
вращался. Не было слышно странного голоса. Темный  корпус  захваченного  в
плен корабля оставался на том месте, где и  был  во  время  бомбардировки,
пока наконец не исчез за выехавшим вперед ржавым куполом.
     - Прекращаем обходные маневры, мистер  Муратори.  -  Он  отпрянул  от
перископа и с натянутой улыбкой сказал:
     - Нам больше не от чего уходить.  Теперь  мы  можем  рассмотреть  его
поближе - прежде чем нас не догнали шахтеры.
     - Есть, сэр. - Маленький марсианин выжидательно уставился на него.  -
Капитан предполагает, что что-то может произойти.
     - Я не знаю, чего ожидать, -  ответил  андерс.  -  На  всякий  случай
смените людей у приборов. Пусть  стрелки  остаются  в  боевой  готовности.
Будьте готовы ко всему.
     Он опять припал к перископу и сфокусировал его на корабль противника.
Он медленно вращался  на  темном  звездном  фоне  -  чужой,  непонятный  и
мертвый. И  все  же  он  не  пытался  остановить  приближающийся  "Орион".
Расстояние было  800  километров...  80...  8.  Объект  разрастался  перед
линзами прибора, пока весь объектив не занял ржавый  купол  с  гигантскими
лучами, сходящимися на полюсном цилиндре. Он осторожно повернул к широкому
соединительному ободу, туда, где предположительно должны  были  находиться
подставки. И в этот момент зазвонил телефон.
     - Это гвардейский крейсер, сэр! -  Это  был  Протопопов  из  соседней
кабины управления. Хриплый шепот выдавал его паническое состояние.  -  Тот
корабль, в который мы стреляли! Он скользит нам навстречу!
     -  Берите  на  себя  командование,  -  Андерс  отключил  свой   пульт
управления. - Встретим их огнем!
     "Орион"  накренился,  когда  Протопопов  привел   орудия   в   боевую
готовность. Палуба  содрогнулась,  раздался  первый  выстрел.  Прильнув  к
перископу, Андерс наблюдал за противником. Купол промелькнул перед линзами
прибора, огромный  как  планета.  Один  желтый  шпиль  сверкнул  и  исчез.
Знакомые звезды Южного Креста - и тень поглотившая их.
     Черная тень начала надвигаться на "Орион". Она прошла так близко, что
Андерс  мог  разглядеть  слабо  отраженные  солнечные   лучи   на   черной
поверхности корпуса и  плоские  черные  бойницы  с  длинными  космическими
пушками закрытыми уродливыми черными предохранителями - все детали черного
защитного  цвета,  характерный  для  всех  гвардейских  крейсеров   класса
"Персея".
     Выстрел прозвучал, на  другой  не  оставалось  времени.  Черная  тень
быстро надвигалась, грозя столкновением. Андерс успел разглядеть массивные
черные шестерни  и  цилиндры  плененного  корабля,  все  это  было  кем-то
приведено в порядок. Он даже успел подумать, что неизвестные новые хозяева
корабля предпочли кормовые орудия...
     Но это было не все. Черная сталь закрыла  перед  ним  звездное  небо.
Корабль остановился и задрожал. Андерс упал лицом на перископ.  Он  сделал
глубокий вдох и вытер окровавленную щеку... И вдруг он  осознал,  что  все
еще жив.
     Зазвонил телефон.
     - Он ушел, сэр! - слабым голосом произнес Протопопов. - Это вражеский
корабль. Я видел, как он надвигался на  нас  задним  ходом.  Я  думал,  он
раздавит нас. Я думал, что он врезался в нас.  Но  мы  не  повреждены.  Но
враг...
     Андерс услышал как каллистиец шумно перевел дыхание.
     - Но враг исчез, сэр!



                            16. ЖЕЛЕЗНЫЕ ГРИБЫ

     Как бы там ни было, вражеское судно исчезло.
     - Наверное, они проскочили  мимо,  -  сказал  Андерс  Протопопову  по
телефону. - Должно быть, они скрылись за этим механизмом,  пока  все  наши
перископы смотрели вперед. Но кажется мы не пострадали. Пусть все остаются
в боевой готовности. Если они не вернутся, постараемся приземлиться.
     Вражеский крейсер не вернулся. Он посадил "Орион" на огромный  ржавый
купол - приблизительно на то место, откуда вел  обстрел  пленный  корабль,
хотя никаких следов обстрела не было заметно. Он позвонил Анне О'Банион  и
попросил подождать его у входа, а сам спустился в маленьком лифте в  отсек
окончательного контроля.
     Протопопов  повернулся  к  нему  с  ловкостью  испуганного   медведя.
Нескладный каллистиец выглядел слишком большим для этой комнатки с  серыми
стенами, его белокожие ручища казались слишком грубыми для  чувствительных
приборов. Его широкое лицо лоснилось от страха.
     - Странная крепость! - прорычал он. - Капитан ожидает еще одну атаку?
     - Не знаю, - ответил Андерс.  -  Иду  на  разведку.  Во  время  моего
отсутствия вы осуществляете полное командование. Если не последует  атаки,
ждите меня здесь. Если вам  придется  уйти,  возвращайтесь  и  ждите  моих
сигналов. Никого не отпускайте с корабля. Я иду один с мисс О'Банион.
     -  Есть,  сэр,  -  верзила-ссыльный  издал  хриплый  смешок.   -   Ее
хорошенькое личико поможет вам ориентироваться  в  крепости?  Великолепная
идея, капитан! Эти астериты-инженеры и  их  марсианские  друзья  напичкали
свою секретную базу орудиями и, несомненно, сити-бомбами. Но один  вовремя
сделанный поцелуй, и вы застаете их врасплох!
     Андерс заставил себя улыбнуться.
     - Не уверен, - сказал он. - Надо быть готовым к внезапному  нападению
в любой момент. Вы должны предпринять все меры предосторожности. Если  все
будет спокойно, ждите здесь двенадцать часов. Если  за  это  время  мы  не
появимся и не дадим о себе знать, считайте нас пропавшими.
     -  Капитан  недооценивает  себя,  -  маленькие   глазки   Протопопова
заблестели. - Вы не пропадете, сэр. Конечно, если девчонка не постарается.
Но я сразу понял, что вы покорили ее сердце, сэр!
     Андерс с трудом сдерживал раздражение.
     - Не высылайте спасательную экспедицию, - отрывисто сказал он.  -  Ни
под каким видом не отпускайте никого с корабля. Можно наступить на кусочек
сити, и мы все превратимся в гамма-излучение.
     - Я понимаю вас, сэр, - каллистиец кивнул.
     - Если мы не вернемся через двенадцать часов, - продолжал  Андерс,  -
вы будете обязаны на полной скорости вернуться в Палласпорт. Отключите все
фотофоны; после приземления команда должна  оставаться  на  борту.  Будете
докладывать лично верховному  комиссару  Худу.  Расскажите  все,  что  вам
известно об этом объекте. Скажите, что он наполовину сити и сконструирован
при помощи изолирующей подставке. Запомнили, командир?
     - Есть, капитан, - Протопопов козырнул как дрессированный медведь,  и
его широкое  уродливое  лицо  озарилось  догадкой.  -  И  тогда  Верховный
комиссар прикажет разрушить эту базу. И начнется война с Марсом. А значит,
я быстро продвинусь по службе.
     Послышался его булькающий смех.
     - Вы знаете, что мне можно доверять, капитан!
     - Знаю, - усмехнулся Андерс. - И все же я надеюсь вернуться.
     Анна  О'Банион  ждала  у  выходного   шлюза.   В   серебряной   броне
управляемого скафандра она выглядела так же неуклюже, как Протопопов.  Она
молча наблюдала, как он прикреплял  специальные  приборы  к  поясу  своего
костюма: камера со  свинцовым  экраном,  лампочка  для  шлема,  светящиеся
карандаш и блокнот и переносное тестирующее ружье.  Серьезно  улыбнувшись,
она вытянула руку и показала ему свой тестирующий прибор - не больше,  чем
часы на ее бронированном запястье.
     Он влез в свой скафандр, надел шлем, закрепил защитное стекло. Следом
за  ним  Анна  вошла  в  воздушный  шлюз.  Внутренний  клапан  со  щелчком
захлопнулся. Вокруг зарычали всасывающие воздух насосы.  Наконец  бесшумно
как тень распахнулся толстый  внешний  клапан.  Они  вышли  из  корабля  в
посыпанную алмазами космическую ночь.
     Какое-то тревожное чувство заставило  Андерса  обернуться  в  сторону
крейсера. Корабль застыл на громадном холме ржаво-красного железа,  чернея
на бледном  фоне  галактических  облаков.  Последний  отблеск  обнаженного
металла исчез, когда закрылся клапан,  и  корабль  стал  похож  на  темный
призрак, который раньше стоял на этом месте. Это испугало Андерса.
     Но  светопоглощающая  маскировка  и  предназначена  для  того,  чтобы
придать кораблю такой вид, одернул  себя  Андерс.  И  хотя  он  не  совсем
доверял командиру Протопопову, сам командир наверное, не доверял  Муратори
и Омура. Он раздраженно повел плечами в скафандре и  направился  вслед  за
Анной.
     Они молча летели рядом. Оставив позади  крейсер,  они  поднялись  над
чужим кораблем, чтобы посмотреть на него сверху.  Редкий  солнечный  свет,
пробивавшийся сверху, холодком отливал на их серебряных скафандрах. Андерс
знал, что температура в скафандре регулируется  автоматически,  и  все  же
почему-то он задрожал и поближе подплыл к девушке.
     Она молчала. Красный огонек на ее шлеме не мигал и походил на  теплую
красную  звезду,  более  близкую,   чем   остальные.   Волна   одиночества
захлестнула его, и он обрадовался ее присутствию. Внезапно ему  захотелось
заговорить и услышать ее голос,  но  для  болтовни  не  было  времени.  Он
решительно отвернулся и начал изучать сити-корабль.
     На фоне звезд и тонкого серебряного тумана солнц таких  далеких,  что
сливались в одно корабль казался неизвестной туманностью. Сверкающие шпили
неприкосновенного золота холодом  отливали  под  белым  солнечным  светом.
Массивный экваторный обод и изогнутые  ребра  делали  "Орион"  бесполезной
игрушкой.
     - Пол?
     Приглушенный голос девушки сначала заставил его вздрогнуть, затем его
охватила бесконечная радость. Он повернул свой скафандр к мигающему  свету
ее мигающего фотона и быстро спросил, что случилось.
     - Думаю, что ничего, - теперь ее голос доносился более  четко,  и  он
уловил нотки неуверенности в ее словах. -  Просто  захотелось  заговорить.
Это штука заставляет меня чувствовать себя такой маленькой и  одинокой.  Я
боюсь, Пол, и все же я рада, что мы взяли меня с собой. Давайте  поговорим
немного.
     - С удовольствием, красавица. У меня то же самое ощущение.
     - Странно. Подумать только, какая она древняя. Капитан  Роб  говорит,
что Завоеватель столкнулся с Адонисом приблизительно сто тысяч лет назад и
это - не знаю, как  его  и  назвать,  должно  быть  того  возраста.  -  Ее
приглушенный  голос  замолк.  -  Интересно,  почему  не  поржавела  часть,
сделанная из сити?
     - Не знаю, покачал головой Андерс. - Н'аверное,  у  тех,  кто  создал
это, до сих пор не все в порядке и с земной металлургией. Вся  сити  часть
состоит из специальных сплавов,  но  н'верное,  им  пришлось  использовать
природное земное железо. Н'верняка они его никогда не начищали до блеска.
     - Какая эта штука огромная!  -  воскликнула  девушка.  -  Никогда  не
представляла себе ничего... Ее  голос,  проникнутый  благоговейным  ужасом
постепенно затихал, пока она не застыла в напряженном созерцании.
     - Громадина, - его инженерный глаз пытался определить габариты  этого
чудовища по сравнению со смехотворно маленьким "Орионом". - Продольная ось
должна быть все шестьдесят метров. Между  цилиндрами-шлюзами  или  люками,
или что это там такое. Поперечная  ось  наполовину  меньше.  Желтые  шпили
должны быть несколько сотен метров в высоту. Толщина ребер где-то двадцать
метров. Рядом с ней мы просто мелкая мошка.
     - Он выглядит мертвым! -  Ее  голос  звучал  приглушенно.  Совершенно
мертвым. Как вы думаете, что могло произойти с теми, кто построил его?
     Андерс резко повернулся к девушке. Ему не  видно  было  ее  лица  под
шлемом, но ее удивление показалось ему искренним. Внезапно ему  неудержимо
захотелось поверить в ее невиновность, и не только потому  что  ему  нужна
была ее помощь. И все же факты говорили против нее.
     При всем ее кажущемся удивлении  корабль  был  именно  тем  объектом,
который Дрейк и Макджи отвели  от  столкновения  с  Фридонией  год  назад.
Именно здесь они приобрели свои знания и опыт работ  с  сити,  именно  это
грозное  создание  настоящих  сити  инженеров  было  их  школой.  Она,  их
преданный работник и союзник, должна была знать их секрет.
     - Разве они не погибли? - Он не ответил и она продолжила.  -  Они  не
могут... - Голос девушки задрожал. - Они ведь не могут все еще быть здесь?
     Корабль действительно выглядел мертвым. Он должен быть мертвым -  как
сити  жизнь  могла  сохраниться  здесь   через   сто   тысяч   лет   среди
неприкосновенных материальных планет вокруг солнца? Этого он  мог  понять.
Но он сам слышал эти странные голоса, которым еще не найдено объяснение.
     - Не знаю, - прошептал он. - А вы что думаете, мисс О'Банион?
     Она резко повернулась к нему, как будто ее  задел  его  обвинительный
тон.
     - О, Пол! - Прерывистый голос девушки звучал  скорее  удивленно,  чем
рассерженно. - Если вы имеете в виду тот странный разговор с Фридонией, то
поверьте, он был предназначен не нам! Я ничего об этом не знаю.
     Слова не значили ничего. Но холодный солнечный свет осветил ее  шлем,
когда она повернулась к Андерсу, и он увидел ее молодое смуглое  лицо,  на
котором было столько боли, столько беспокойства, и в то же  время  столько
твердости и отваги.
     - Извините. - Он поежился в жесткой броне скафандра, как бы  стараясь
избавиться от охватившей его растерянности.
     - Теперь в путь, красавица. - Пол  напряженно  улыбнулся  через  овал
линзы - У нас осталось шесть или восемь часов, чтобы добыть подставку  для
старушки Интерпланет до того, как ваши друзья астериты доберутся сюда.
     Анна промолчала, и они полетели  вдоль  широкого  экваторного  обода,
опоясывающего корабль. Огромное кольцо, нависающее на двадцать метров  над
массивными  ребрами  вокруг   непохожих   друг   на   друга   куполов,   в
действительности оказалось двойным. Опустившись ниже, они обнаружили,  что
тонкая черная полоса между двумя половинами загадочного аппарата на  самом
деле была открытым отверстием шириной немногим более полуметра.
     Андерс спустился к ржавому ободу, протягивая вперед  руку  в  тяжелой
перчатке. Он хотел прикоснуться к темноте, отделяющей  разнородные  части,
хотел узнать, что разделяет их, но Анна  рывком  скользнула  между  ним  и
зловещей пропастью.
     - Остановись, безумец! -  передразнила  она  его  покровительственный
тон. - Конечно, вы инженер, но вам еще есть,  чему  поучиться.  Вы  должны
понять, что нет ничего надежного. По крайней мере, та,  где  речь  идет  о
сити.
     - Застыв над глыбой сурового металла, она осторожно направила на него
крошечный приборчик на  запястье.  Она  прислушивалась,  стараясь  уловить
предупреждающий сигнал детектора, но аппарат молчал.
     - Все в порядке, - сказала девушка.
     Андерс кивнул своим ироническим мыслям, приземляясь вслед за Анной на
шершавую поверхность странного чудовища, опоясанного  ободом,  похожим  на
металлическую трассу  шириной  приблизительно  пятнадцать  метров.  Андерс
осторожно пересек ее, направляясь к зияющему отверстию.
     - Тут какие-то диски! - раздался восторженный голос  опередившей  его
девушки. - Может это и есть подставки.
     Андерс нетерпеливо подался вперед, пытаясь одновременно  регулировать
уровень  гравитации.  И  увидел  множество  толстых  дисков,   заполнявших
пространство между двумя частями корабля. Они походили на  широкие  шляпки
металлических грибов. И эти  сити  шляпки  надежно  покоились  на  толстых
стержнях обычного металла. Диски были плотно  прикреплены  к  сити  ободу.
Грубо  сваренные  земные  ножки  грибов  не  давали   двигаться   с   виду
незавершенному ободу.
     -  Это  подставки!  -  захлебнулся  от  волнения  Андерс.   Настоящие
подставки!
     Он нагнулся пониже, стараясь разглядеть место  сочленения,  там,  где
темный стебель упирался в блестящий сити диск. Между ними не было никакого
промежутка.  Это  так  ошеломило  его,  что  он   настороженно   отпрянул.
Непосредственный контакт сити шляпки и  материального  стебля.  Совершенно
невозможное соединение. И хотя он знал, что это устройство просуществовало
несколько тысячелетий,  чувство  опасности  не  покидало  его.  Эта  штука
вот-вот взорвется, превратив все  вокруг  в  бесконечный  поток  солнечной
энергии.
     -  Ну,  мистер  Гений!  -  с  легкой  насмешкой  произнесла  Анна,  с
любопытством вглядываясь в пустоту, зияющую за тяжелым диском. - Вы  нашли
подставку для вашей компании. Что вы собираетесь с ней делать?
     - Н'знаю. -  Андерс  невесело  улыбнулся.  -  Н'верное,  единственным
верным решением было бы разобрать  ее  на  часть  и  посмотреть,  как  она
устроена. Но мне кажется, это должна быть немного рискованная затея.
     - Немного? - Девушка удивленно посмотрела на него. - Малейший  промах
- и все взлетит, как тот взрыв на прошлой неделе.
     - Не исключено, красавица. Но что вы предлагаете?
     - Я-то не служу в Интерпланет, - с притворной  ласковостью  в  голосе
ответила Анна. - Это ваша проблема, мистер Неотразимый.
     - И я решу ее. - Молодой человек решительно расправил  плечи.  -  Это
похоже на что-то вроде шлюза или клапана. Ответ там - внутри. Пошли,  мисс
О'Банион?
     Скафандры подняли их ввысь над широкой лентой древнего металла. Рядом
с ним плыла красная звездочка на шлеме Анны. Она заговорила и теплый  свет
лампочки приятно замигал.
     - Я полечу с вами, Пол. И я вовсе не против того, чтобы  вы  называли
меня красавицей.
     Он засмеялся, радуясь внезапному  чувству  облегчения,  и  порывистым
движением взял ее за руку, облаченную в тяжелую космическую перчатку.
     Девушка прильнула к нему,  и  они  взлетели  над  огромным  ребристым
куполом. И все таки, несмотря ни на  что,  она  казалось  ему  дружелюбным
врагом.
     - Спасибо, - он улыбнулся ей сквозь толщу защитного стекла. - Я очень
рад, что вы рядом.
     Крошечная заостренная тень крейсера исчезла  из  виду,  скрывшись  за
железным горизонтом. Они остались один на один со звездным небом и грозной
загадкой странного корабля. Пилотируемые  скафандры  мягко  опустились  на
изрезанный край полярного цилиндра.
     - Если что-то случится, - неожиданно заговорил он. - Не  ждите  меня.
Никаких  спасательных  операций  не  будет.  У  Протопопова  есть  строгое
указание возвращаться, если мы не вернемся через двенадцать часов.
     Она промолчала. Через перчатку он почувствовал ее  легкое  ободряющее
рукопожатие.  Затем  она  опередила  его  и  направилась  к  темному  краю
цилиндра, нацелив на него свой крошечный тестирующий прибор.  Цилиндр  был
материальным, и они опустились на его темную поверхность.
     - Странно! - прошептал он. - Что-то удерживает нас на поверхности.  И
это не просто гравитация. Хоть эта махина и  кажется  совершенно  мертвой,
она наверняка имеет гравитационную установку, как планета с  искусственной
атмосферой. Интересно, как ее создатели справлялись с  проблемой  поля,  с
которой мы боремся с тех пор, как Максим-Горе  открыл,  что  те  солнечные
пятна не имеют ничего общего с магнетизмом.
     Холодные лучи далекого  солнца  все  еще  освещали  широкую  площадку
цилиндра,  но  вокруг  расплывалось   черное   пятно   космической   ночи,
пересыпанной загадочными светлячками далеких звезд. Им  пришлось  включить
лампочки на шлемах, но даже добавочное освещение на шлеме Андерса не могло
рассеять обволакивающий туман надвигавшейся темноты.
     Анна  стояла  на  краю  площадки,  внимательно  сопровождая  взглядом
розовый пучок света, спускавшийся в пропасть  от  лампочки  на  ее  шлеме.
Глядя  на  ее  крошечную  фигурку,  Андерс  начал  приблизительно  ощущать
насколько они малы на фоне этого гиганта.  Черная  расселина  должна  быть
около шестидесяти метров шириной.
     По мере того, как глаза привыкали к темноте,  молодой  человек  начал
различать контуры огромных клапанов  и  креплений.  Их  предназначение  не
поддавалось никакому известному ему  объяснению.  И  это  подтвердило  его
мысль о том, что сам замысел изобретателей  был  совершенно  чужеродным  и
непостижимым. Он предполагал, что это было что-то вроде клапана или шлюза,
прикрывающего вход в верхнюю часть цилиндра. Клапан был полуоткрыт.
     Андерс сделал шаг по направлению к гигантскому зеву чудовища.
     - Стойте, Пол! - резко остановила его Анна. - Разве нам здесь  нечего
опасаться? Я имею в виду, если здесь остались какие-то живые существа... -
Но поняв, что этим его не остановить, она крикнула: - Подождите меня!



                              17. МЯТЕЖНИКИ

     Прыжком она догнала Андерса. Медленно  регулируя  контрольные  рычаги
своих  скафандров,  путешественники  спустились  к  полуоткрытым  створкам
громадного клапана. Внутри цилиндра было темно как  в  гигантской  пещере.
Робкий тусклый свет их фонариков осторожно  ощупывал  пустоту.  Постепенно
глаза привыкали к сумеркам. И начали  проступать  очертания  ограждений  и
перил.
     - Тропинка! - Он  понизил  голос,  будто  увидел  что-то  зловещее  и
опасное. - Я уже видел нечто подобное, на пленке...
     Огороженная высокими перилами тропинка извивалась вдоль темной стенки
цилиндра, спускаясь в бездонную ночь. Временами спуск прерывался  широкими
платформами, на которых они  обнаружили  огромные  створки  ворот.  Первая
платформа была завалена черными железными коробками.
     - Я все понял! - внезапно зашептал Андерс. - Это шлюз. Значит,  здесь
был  причал  для   небольшого   катера   или   вспомогательного   судна...
грузоподъемностью приблизительно в сто раз больше, чем "Орион"!
     Он подплыл к загруженной платформе.
     - Загрузочные доки должны быть на уровне трюмов. - Его  голос  звучал
возбужденно. - Эти существа - Завоеватели - ходили  вниз-вверх  по  узкому
проходу. Интересно, как они выглядели? Или, может, о них нужно говорить  в
настоящем времени?
     Он украдкой посмотрел на девушку. Ее серые глаза за  толстым  стеклом
скафандра выражали то же удивление, какое испытывал он сам. Он понял,  что
она здесь впервые и что  по  этим  ступенькам  уже  много  тысячелетий  не
ступала нога ни одного существа.
     Он неосознанно начал  говорить  в  прошедшем  времени,  проникнувшись
духом древности и  смерти,  который  витал  в  этой  пронзительной  темной
пустоте. Но он тщетно пытался найти подтверждение своей уверенности в том,
что Завоевателей уже нет в живых.
     Корабль казался  напряженно  застывшим,  но  из-за  своей  наполовину
земной природы он должен быть безвоздушным, а следовательно безмолвным. Он
был темным, вероятно, Завоеватели не нуждались в  освещении.  Полированная
поверхность  перил  блестела,  как  новый  металл,  хотя  в   безвоздушном
пространстве металл сохранялся веками. На затемненной  платформе  не  было
заметно следов пыли, хотя здесь время не оставляло следов.  Молодым  людям
было позволено зайти на корабль только после  того,  как  орудия  "Ориона"
заставили замолчать вражеский корабль-пленник.
     - Все-таки прошедшее время, - прошептала девушка. - Я  чувствую  это.
Их давно уже нет в живых. Может, они погибли, когда их планета столкнулась
с Адонисом.
     - В'зможно. - Андерс с  неожиданной  уверенностью  кивнул  головой  в
тяжелом шлеме. - Даже если это и служило когда-то ковчегом  для  беженцев,
не могли же они вечно жить в нем. Н'верное, они погибли в разведывательной
экспедиции на маленьком кораблике, отошедшем от этого причала. По  крайней
мере, большинство из них.
     И внезапно вспомнив загадочные голоса, тайна которых все еще изумляла
его, Андерс беспокойно снизил голос. Наверное, все-таки кто-то выжил, тот,
кто захватил земной крейсер и  обстреливал  "Орион".  Вероятно,  последние
потомки Завоевателей применили свои древние познания,  чтобы  восстановить
пострадавший корабль и улетели на нем.
     Он неуверенно кивнул своим мыслям. Только так  можно  было  объяснить
быстрое исчезновение захваченного  ими  корабля.  Наверняка  они  заменили
двигатель на сити реактор. Но куда они могли скрыться? Все главные планеты
солнечной системы были материальными, да и судно типа  "Персея"  никак  не
могло быть переоборудовано для межпланетного путешествия.
     - П'нятия не имею, куда они могли испариться. - Он нетерпеливо  пожал
плечами и повернулся к Анне. - Ну и п'сть  летят  себе,  красавица.  -  Он
слегка ухмыльнулся. - Все свои секреты они оставили компании...
     - Не надо, Пол!
     Они подплыли поближе к узким сходням и, повернувшись  к  девушке,  он
инстинктивно потянулся к высоким блестящим поручням. Анна  остановила  его
резким предупреждающим окриком и бросилась вперед, заграждая ему путь.
     - А? - встрепенулся Андерс. - Что...
     Но он тут же осекся, увидев под  сходнями  толстые  серебряные  диски
подставок похожих  на  геометрически  правильные  грибы  на  неестественно
длинных изогнутых ножках. Земные ножки  казались  впаянными  в  стену,  но
сейчас только Андерс заметил, что не прикасались к ней, так же как и  сами
поручни. С первого взгляда было непонятно, почему перила  именно  на  этой
стороне, но теперь Андерс увидел, что они ограждали  пешеходов  от  земной
поверхности стены.
     Похолодев  от  ужаса  в  своей  раскаленной  броне,  молодой  человек
наблюдал, как Анна направилась к перилам и,  остановившись  на  безопасном
расстоянии, взмахом руки облила блестящую  поверхность  потоком  невидимых
альфа частиц.  Взрывы,  вызванные  последовавшей  реакцией,  были  слишком
незаметны для невооруженного глаза, но светлячок на шлеме девушки  передал
звуковой сигнал детектора, напомнивший ему агрессивное шипение  нападающей
гадюки, когда-то виденной им в одном из земных зоопарков.
     - Спасибо, Анна. - Он сглотнул. Наконец, голос вернулся к нему. - Я и
не подумал. Конечно, им нужны были сити проходы, куда бы они не попали.
     Они отступили от опасных поручней.
     - Это  не  только  ковчег.  -  Голос  девушки  звучал  до  странности
спокойно. - Иначе зачем им было делать его полу сити, полу земным?
     - Что-то в этом есть. - Андерс беспокойно  закивал.  -  Если  бы  они
создали этот корабль только для того, чтобы улететь  с  места  катастрофы,
они бы сделали его полностью из сити. Или, если  бы  они  хотели  защитить
корабль от земных газов и метеоров, то они одели бы в броню весь корпус.
     - Зачем они создали эту штуку полу сити?
     Некоторое время он парил над зияющей темнотой, напряженно вглядываясь
вниз.
     - С той же целью, что  Дрейк  и  Мак-Джи,  -  вдруг  произнес  он.  -
Энергия! Они не могли высадиться ни на одной из  наших  планет,  или  даже
прикоснуться к ним руками - конечно, если у них были руки!  Но  все  живое
испытывает  потребность  в  энергии,  и  погибающая  материя  -  идеальный
источник. П'редставьте себе,  что  весь  этот  аппарат  просто  гигантский
реактор! В этой части находятся материальные цеха. Приборы  для  ухода  за
земными механизмами. Оборудование для  сборки  и  обработки  материального
сырья.
     Захваченный новой идеей, он едва перевел дыхание.
     - Давай заглянем вниз!
     Они осторожно спустились в темную расселину, нащупывая дорогу тусклым
светом фонариков. Вокруг вилась неприкосновенная узкая тропа.  Из  темноты
выплывали огромные черные платформы, чтобы  вновь  затеряться  в  зловещей
пустоте. И наконец показался пол.
     На этот раз Андерс осмотрительно подождал, пока Анна  проведет  тест.
Зловещего шипения не послышалось, и они устало опустились на пол. Это было
черного цвета железо, заваленное  неаккуратно  сваленной  земной  породой.
Андерс неуклюже поднялся, пытаясь при свете  лампочки  получше  разглядеть
обломки.
     - Руда! - выкрикнул он. - Большей частью метеоритный никель!
     И  он  снова  взглянул  на  извивающуюся  тропинку  с   ее   широкими
платформами и гигантским полуоткрытым клапаном, через который  было  видно
пятно звездного неба. Он ощутил прилив тепла и нежности при виде  знакомых
очертаний Кассиопеи.
     - Это был причал для земного корабля. - Он взволнованно повернулся  к
Анне. - Оснащенный сити мостом, н'верное для дистанционного управления.  В
любом случае они использовали его для сбора земных метеоров. Они  засыпали
здесь этот мусор и не стали его убирать, потому что это опасно. Но  именно
здесь они сгружали руду.
     Он энергично направился к центру, где огромный металлический стержень
поддерживал массивное кольцо на высоте нескольких метров, где  наверное  и
находился исчезнувший корабль. Рядом со стержнем было  другое  углубление,
достаточно широкое, чтобы вместить корабль размеров с "Орион".
     - Сброс руды, наверняка.
     Он склонился над этой еще  более  темной  пропастью  и  торжествующим
голосом прокричал:
     - Мы нашли то, что нам нужно, дорогая! Там  внизу  печи  и  цеха  для
переработки земной руды.  Мы  можем  все  узнать  просто  наблюдая  за  их
работой. Можем даже взять все это с собой. Просто отломать эти бесполезные
сходни и создать такие же в наших сити лабораториях, на тех же подставках!
Вот так сюрприз для Интерпланет...
     Анна закричала.
     Это был вовсе не женский истеричный визг, а звук, идущий откуда-то из
глубины легких, от которого кровь стынет в жилах. Андерс схватил оружие  и
припал к земле готовый  нанести  удар  по  сити  опасности.  Но  никто  не
нападал. Анна замерла на месте, молча показывая куда-то в сторону.
     Он подошел к ней:
     - Что случилось?
     - Извините. - Она нервно засмеялась. - Со мной все в порядке.  Просто
нервничаю. Я не хотела пугать вас. Но там...  -  Она  запнулась,  а  затем
произнесла: - Там человек.
     Андерс направил тусклый свет лампочки вслед ее испуганному взгляду  и
увидел человека. Скованный броней  скафандра,  он  сидел  на  черной  куче
земной руды у подножия сходен, прильнув к темному  стержню  подставки.  Он
выглядел очень забавно в своем белом,  наполненном  воздухом  комбинезоне,
придававшему ему сходство с игрушкой, сидящей под блестящим  металлическим
грибом. Андерс с трудом подавил смех.
     Он снова пристегнул ружье к поясу.  И  тут  он  обратил  внимание  на
погасшую лампочку шлема, на ноги человека, застывшие в странном положении,
на белый туман, покрывающий изнутри стекло шлема. Он  резко  повернулся  к
Анне.
     - Он мертв, - прошептал Андерс. - Но кто он?
     - Думаю, что гвардеец. - Она уже почти успокоилась, и голос ее звучал
невинно. - По крайней мере, похоже на гвардейскую форму.
     - Полагаю, что вы правы,  -  извиняющимся  тоном  пробормотал  он.  -
Проверьте, пожалуйста, его скафандр и этот диск.
     Скафандр и металлический стержень были земными,  но  сверкающий  диск
вызвал угрожающее шипение детектора. Андерс  сделал  несколько  осторожных
шагов вперед и тут же остановился, прочитав черную надпись  на  серебряной
спине трупа:

                            ПРИНАДЛЕЖИТ МАНДАТУ
                                 РАЗМЕР 5
                              СС ПЕРСЕЙ ХСГ

     - Не может быть! -  он  перешел  на  шепот,  явственно  ощутив  холод
тяжелой брони. - Худ предупреждал меня,  что  фон  Фалькенберг  восстал  и
бросился за нами в погоню, когда пострадавшие пришли в себя, но  это  было
позднее, чем двое суток назад. "Персей" не мог добраться сюда раньше  нас,
конечно, если не имел сити-реактора!
     Анна осторожно отступила от застывшего трупа.
     - Мне не нравится фон Фалькенберг, - сказала она. - Я думаю,  что  он
записался в сити патруль только затем, чтобы  следить  за  нашей  работой.
Как-то его люди ворвались к  нам  в  офис.  Он  дважды  пытался  вслед  за
капитаном Робом проникнуть на наш завод на Фридонии. Может, он давно нашел
эту штуку.
     - Мы бы об этом знали, - отрицательно покачал головой Андерс и  снова
склонился, чтобы внимательно рассмотреть надпись.  -  Но  фон  Фалькенберг
способный агент. Он отснял ту пленку, о которой  я  вам  говорил.  Ума  не
приложу, как он обогнал нас, но ты, наверное, сражались с "Персеем".
     Он кивнул, сам не до конца веря в то, что говорил.
     - Н'верное, это имеет какой-то смысл. И все же мне хотелось бы знать,
где  ваши  друзья  астериты  нашли  космонавтов,  пораженных  аметином.  Я
полагаю, что здесь. Как будто они проснулись и вместе с  этим  марсианином
каким-то образом пробрались сюда,  как  раз  вовремя,  чтобы  нанести  нам
удар...
     Голос его постепенно умолкал, потому что в конце концов все это  было
совершенной бессмыслицей.
     - Так он с "Персея". - Анна  оглянулась  на  человека,  застывшего  в
обнимку со стальным грибом. Ее голос  задрожал  от  ужаса.  -  Но  что  он
собирался делать с этой подставкой?
     - То что все делают. -  Это  было  настолько  очевидно,  что  к  нему
вернулась его  былая  уверенность.  -  Он  хотел  понять,  почему  она  не
взрывается. Может, он думал унести ее с собой или разобрать на части.
     - Смотрите! - Лучик ее фонаря метнулся  к  подножью  узкой  тропинки,
туда, где на месте отсутствующей подпорки зияла дыра. - Но  что...  -  Она
перешла на осторожный шепот. - Что было причиной его смерти?
     - М'жет, у него кончилась батарея, -  предположил  Андерс.  -  Должно
быть, он пытался срубить этот стебель и так увлекся, что не заметил этого.
Или пр'сто забыл о парагравитационном поле. И когда он наконец, добыл свое
сокровище, у него уже не было энергии, чтобы сдвинуть его с места.
     Анна вздрогнула.
     - Но он не мог поставить, опустить его!
     - Не запустив всей установки. - Андерс всматривался в покрытое  инеем
стекло шлема и сочувственно добавил:  -  Перила  слишком  высоки.  На  них
нельзя опереться. Когда ему не удалось поднять  свою  ношу,  ему  пришлось
сесть на пол и все, что он мог сделать, это держать ее в равновесии до тех
пор, пока не кончился запас батареек.  Может,  он  ждал,  пока  придут  на
помощь друзья. Но они не пришли.
     Анна отвернулась.
     - Страшная смерть! - прошептала она. - Даже для этого мятежника.
     - Интересно, может кто-то еще сошел с "Персея". Он скованно поежился,
смахивая с лампочки крошки руды.  -  Они  застряли  здесь,  со  всем  этим
добром...
     - Они все погибли! - Анна была на грани истерики. - Они все  погибли.
Потому что вся эта машина мертва с тех пор, как Завоеватель  столкнулся  с
Адонисом. Здесь нет ничего, кроме смерти.
     Она порывисто схватила его руку в броне жесткой перчатки.
     -  Пожалуйста,  Пол,  -  прошептала  девушка.  -  Мы  достаточно  уже
повидали. Давайте вернемся. Мы ведь можем передать эту подставку Дрейку  и
капитану Робу. Они умеют обращаться с сити. Они смогут  разобрать  ее,  не
подвергая свою жизнь опасности. Этого будет достаточно. Больше нам  ничего
не нужно.
     Андерс не отвечал, он не сводил глаз с мертвеца.
     - Давайте выберемся отсюда, -  молила  Анна.  -  Пока  мы  можем  это
сделать. Вся эта  страшная  машина  слишком  загадочна.  Все  здесь  может
оказаться таким же смертельным, как эти  поручни.  Мы  можем  оказаться  в
ловушке, как он.
     Андерс медленно отвернулся от страшного зрелища.  Свет  его  лампочки
проник в ее шлем, упал на смуглую щеку  и  веснушчатый  носик,  но  Андерс
старался не замечать испуганного взгляда молящих глаз.
     - Н'верное вы правы,  красавица.  -  Он  глубоко  вздохнул,  стараясь
сбросить напряжение. - Я и сам не уверен, что нам  нужно  что-то  от  этих
мертвецов. Может быть, мы  облагодетельствуем  человечество,  если  просто
превратим эту проклятую машину в поток гамма лучей.
     Тонким лучом лампы, он высветил извилистую ленту сходней,  исчезавшую
в темной глубине. Он поспешно перевел взгляд на девушку и улыбнулся мягким
линиям ее взволнованного лица,  таким  близким  и  человеческим,  и  через
перчатку ободряюще сжал ее руку.
     - Не знаю, что они были за существа, -  пробормотал  Андерс.  -  Выше
нас. Н'верное, совсем  не  такие  как  мы.  Трудно  предположить,  что  их
погибшая цивилизация могла бы нам принести.
     Она молча смотрела на него своими серыми полными удивления глазами.
     - Не знаю. - Он пожал плечами внутри тяжелой космической брони.  -  Я
не философ, красавица. Не могу даже сформулировать вопрос  без  инженерных
терминов. Но я знаю наверняка, что при смешении разнородных вещей или  сил
реакция неизбежна.
     С тяжелым чувством она созидает, - продолжал он. - Иногда  разрушает.
Иногда проходит бесследно. Легкий металл при реакции с ядовитым газом дает
обычную соль плюс немного тепла и энергии. Те несколько формул, основанные
на старых всем известных законах, которые Максим-Горе  выудил  из  солнца,
создали  Интерпланет.  Космонавты  стали  космическими  инженерами...  или
мятежниками,  если  дефицит  энергии  совпал  с  интересами   межпланетной
политики. Один земной корабль плюс сити планета равно  один  взрыв.  -  Он
задумчиво понизил голос. - Итак, что мы получим, если  внедрим  полученную
здесь информацию в нашу цивилизацию?
     - Я не совсем понимаю,  что  вы  имеете  в  виду.  -  Она  попыталась
склониться, преодолевая сковывающую тяжесть скафандра. Прямо глядя  ему  в
глаза, Анна произнесла: -  Конечно,  если  вы  не  боитесь,  что  марсиане
сделают сити бомбу. Но я думаю, что они это сделают. Но если бы  мы  могли
помочь Дрейку открыть сити энергию всему человечеству...
     - Б'юсь, что это невозможно. - Он резко выпрямился. -  Не  принимайте
близко к сердцу все, что я тут наговорил. Я просто инженер, работающий  на
компанию. И всякие философские последствия того, за что мне  платят,  меня
не касаются.
     Он бросил взгляд на часы.
     - Давайте еще посмотрим рудонакопители. Хотите?
     - Пол... - При виде того, как он решительно  направился  вперед,  она
подавила свой возмущенный протест. - Хорошо, я иду с вами.
     Она поплыла вслед за ним прочь от  страшного  зрелища  смерти,  между
массивными подпорками, вверх к выходу из  огромной  пропасти.  Завоеватели
погибли явно не от недостатка земного топлива. В нижнем отсеке его фонарик
высветил объемную массу серой горной руды.
     - Итак, вперед, дорогая, -  прошептал  он  нарочито  небрежно.  -  За
старушку Интерпланет...
     Сделав шаг к краю пропасти, он услышал сдавленный  крик  Анны,  будто
они силилась закричать и не могла найти в себе сил. Он  почувствовал,  как
она ухватилась за ремень его скафандра и резким движением бросила  его  на
пол.
     - Послушайте, красавица моя. - Иронически усмехнулся молодой человек.
- Если вы не можете видеть, как я честно работаю на свою компанию,  можете
вернуться к нашему толстому каллистийскому другу и ждать меня там...
     Она еще не обрела дар речи, но ее дрожащая рука показывала в  сторону
темного обода. Там, где его тяжелый  ботинок  потревожил  небольшую  горку
рассыпанной руды, тонкая струйка начала спускаться вниз по  желобу.  Но  в
этом не было ничего странного.
     - Вы что не видите? - наконец выдавила она. - Разве вы не видите, что
происходит с рудой?
     И тут он заметил, что пройдя небольшое  расстояние  вниз  по  желобу,
каждая маленькая крупинка руды рассыпалась  на  мельчайшие  частицы  серой
метеоритной пыли. При этом Андерс почувствовал  внезапный  резкий  приступ
тошноты.  Подбородком  он  попытался  открыть  клапан  шлема,  но  тошнота
отступила. Он попытался улыбнуться, чтобы приободрить девушку, но  в  этот
момент она прошептала:
     - Вас не задело?
     Он отрицательно покачал головой и столкнул в желоб еще одну маленькую
кучку рудных обломков, тут же рассыпавшихся в пыль.
     - Умная штука. - Андерс наконец осмелился заговорить.  -  Когда-то  я
мечтал о чем-то вроде этого для наших парагравитационных сепараторов.  Это
какой-то эффект разрушения молекулярных связей. Измельчает руду до атомов!
     - Я уверена, что  это  великолепное  изобретение,  -  низким  голосом
произнесла Анна. - Надеюсь, что вы удовлетворены!
     - Я смущен, - пробормотал он. - Вы то и дело мне спасаете  жизнь.  Но
компания нуждается в таком  механизме.  Для  перерабатывающих  заводов,  в
горной промышленности, в шахтах, при создании искусственной атмосферы. Она
стоит миллионы долларов. Каждый акционер  сможет  завести  себе  еще  одну
любовницу и отрастить  еще  один  подбородок.  -  Ему  удалось  изобразить
улыбку. - Еще раз спасибо, красавица, но остановиться на этом я не могу.
     - О, Пол, я... я ненавижу вас! Будь проклята ваша Интерпланет!
     - Простите. - Он почувствовал себя виноватым, но старался не показать
это Анне. - Н'верное, вам не следует больше спасать меня.
     Он медленно начал  удаляться.  Недовольно  хмыкнув,  девушка  все  же
последовала вслед за Андерсом по направлению  к  самой  нижней  платформе,
выдающейся из темной железной стены, под которой не  было  видно  опасного
блеска изолирующих подставок. Это значило, что она не сити. И тем не менее
Андерс пропустил Анну вперед и подождал, пока тестирующий поток  радия  не
подтвердил его предположение.
     - Опасности нет, - сухо сообщила Анна.
     Они опустились на  край  платформы.  Возле  нее  извивалась  тропинка
сходней с площадкой, с которой Завоеватели должно быть наблюдали за своими
земными механизмами. Ее пересекала пара узких рельс, исчезающих в  темноте
широкого дверного проема. Луч фонаря  наткнулся  на  маленькую  вагонетку,
стоящую на рельсах,  как  будто  она  только  что  скатилась  с  грузового
корабля. Андерс решительно шагнул к ней.
     - Это вход, - позвал он Анну. - Нам  нужно  просто  идти  вдоль  этих
путей, пока...
     - Стойте! - выкрикнула она. - Я... я не могу каждый раз так кричать.
     Но он уже остановился. За крошечной  вагонеткой,  свет  его  фонарика
осветил странные контуры, которые оказались  еще  одним  мертвым  телом  в
гвардейской униформе, разрезанным точно по линии пояса. Заледеневшая влага
коркой покрывала труп.
     Не обращая внимания  на  слабый  протест  девушки,  Андерс  осторожно
склонился над мертвецом и легким движением снял налет  инея  с  его  плеч,
пока не обнаружил на скафандре надпись:

                            Принадлежит Мандату
                                 Размер 0
                               СС Персей ХСГ

     - Еще один повстанец. - Он снова склонился, чтобы разглядеть шлем, но
морозный туман внутри скафандра не  давал  ему  рассмотреть  лицо  жертвы.
Замерзшие клапаны не позволяли снять шлем. - Беднягу разрубило напополам.
     Он с опаской посмотрел на вагонетку. На ее поддоне виднелся массивный
механизм  в  чехле  черного  металла.  Это  были  несколько   стержней   с
треугольными  головками,  как  будто  предназначенные  для  соединения   с
каким-то другим прибором. Конец, направленный в  сторону  трупа  имел  две
заостренные иглы, на каждой из  которых  блестело  по  крошечному  алмазу.
Андерс бросил на  ощетинившийся  механизм  кусок  метеоритного  металла  и
наблюдал, как его половинки покатились  по  платформе,  будто  разрезанные
лезвием невидимой бритвы.
     Он присвистнул от удивления.
     - Горнодобывающий механизм, насколько я могу предположить.  Оч'видно,
здесь действует тот же принцип расщепления межатомных  связей  метеоритной
руды и всяких подобных материалов. - При этом он оглянулся на заледеневшее
тело. - Наш мятежный друг не знал, что эта штука заряжена.
     - Как ужасно! - Анна шагнула к нему. - Пол, но теперь-то  вы  видите,
что нужно возвращаться. Иначе с нами может произойти то же самое!
     - Еще не все, дорогуша. Худу  понадобится  полный  отчет  о  принципе
работы этой установки. С чертежами причем. Но  не  волнуйтесь  так.  -  Он
ободряюще покачал головой. - М'жет вы просто подождете меня здесь.  Будьте
осторожны и не забывайте следить за временем.
     Он хотел было что-то еще  добавить,  но  увидев  выражение  ее  лица,
осекся. Беспокойный взгляд серых глаз, легкое подрагивание губ  и  упавшая
на лоб непослушная прядь придавали  ей  сходство  с  испуганным  ребенком,
сбившимся с пути. Она сделала резкий вдох, он  заметил,  как  по  ее  телу
волной пробежала дрожь, и  уже  приготовился  к  истерике,  но  девушка  с
усилием кивнула и сделала шаг, чтобы следовать за ним.
     И в этот момент что-то зашевелилось.



                             18. СОВПАДЕНИЕ

     Андерс резко повернул голову и осветил  движущийся  предмет.  Контуры
его расплывались в сумерках неосвещенного  участка  у  подножья  одной  из
опор, нависающих над огромной пустой выемкой. Но прежде, чем Андерс  успел
разглядеть его, движущийся объект исчез за рудной насыпью.
     Это был один из Завоевателей.
     Молодого  человека  парализовал  ужас.  Онемев,  он  стоял,  стараясь
сдержать  дрожь.  Мелькнувшая   тень   представлялась   ему   инопланетным
существом, превосходящим его по росту  и  интеллекту,  неприкосновенным  и
грозным.
     - Анна! - Он с трудом восстановил дыхание и его шепот звучал низко  и
хрипло. Она ничего не видела. Ей был понятен его страх, но в  этот  момент
сковывающий ужас отпустил его. Он схватил ее перчатку и с силой уложил  на
железную платформу в опасной близости к железной мясорубке.
     - Что это? - с трудом произнесла Анна.
     - Думаю,  что  один  из  завоевателей.  -  Он  тихо  засмеялся  своей
собственной панике. - Ну и дурак же я, ведь он скрывается в земной  среде.
Ну и напугал он меня. М'жет это просто обычный человек.
     - Обычный человек может быть достаточно опасен, - тихо заметила  она.
- Например, фон Фалькенберг.
     Он кивнул в знак согласия,  но  страх  уже  полностью  прошел,  и  он
испытывал  необычайное  облегчение.  Ему  не  хватало  воображения,  чтобы
представить себе существо, соответствующее размерам этих  сходен,  дверных
проемов и поручней, в то время как общение с  марсианскими  агентами  было
для него делом привычным.
     - Выключите свой фонарик, - прошептал он.
     Он щелкнул выключатель своей лампочки и  положил  руку  на  ружье.  В
погруженной  в  темноту  тишине  он  ощутил  внезапный  прилив   тоски   и
одиночества и был благодарен мягкому ощущению ее перчатки на своем  плече.
Некоторое время в просвете клапана были  видны  только  звезды,  но  потом
черноту ночи прорезал красный светлячок,  мигающий  в  такт  передаваемому
звуку.
     - Анна? - Голос звучал с взволнованной протяжностью. - Анна О'Банион?
     И тут же загорелся сигнал на ее шлеме.
     - Капитан Роб? Это вы?
     Она поднялась с платформы. Андерс включил освещение на своем шлеме  и
последовал за ней. Они опустились на высокую рудную насыпь,  где  их  ждал
сам Роб  Мак-Джи.  Коротышка  астерит  энергично  шагнул  вперед,  раскрыв
объятья для девушки. Андерс мельком  увидел  его  заросшее  щетиной  лицо,
бледное, болезненное, уродливое, но такое радостное и приветливое.
     - С вами все в порядке? - задыхаясь от волнения, прошептала Анна. - А
Рик...
     - Не двигаться, Мак-Джи, - негромко скомандовал Андерс. - Не шевелите
руками.
     Мак-Джи застыл, дав Андерсу возможность обыскать и разоружить себя.
     - Пол! - вырвалось у Анны. - Что вы делаете?
     - Арестовываю преступника. -  Андерс  приблизился  к  Анне  и  бросил
старое  тестирующее  ружье  Мак-Джи  в  огромный  рудный  желоб,  где  оно
мгновенно превратилось в бесполезную горстку  пыли.  После  этого  молодой
человек решительно повернулся к астериту.
     - Ну, мистер Мак-Джи? - Голос его звучал отрывисто и  категорично.  -
Вам же было приказано не приземляться здесь.
     - Но мы были вынуждены,  капитан,  -  извиняющимся  тоном  проговорил
Мак-Джи. - Фон Фалькенберг преследовал нас на своем "Персее". Он  требовал
от нас информации, которой мы не располагаем. Он угрожал взорвать нас, нам
нечем было обороняться. Мы вынуждены были искать здесь убежища.
     - Где ваш буксир?
     Мак-Джи поднял руку в массивном рукаве космического костюма,  показал
туда, где стояла "Прощай,  Джейн.  Она  казалась  неимоверно  крошечной  в
громадном  углублении,  поддерживаемая  горой  руды,  огражденная  кольцом
высоких опор.
     - Хорошо. - Андерс  направил  луч  фонаря  в  прикрытое  шлемом  лицо
Мак-Джи. - Рик Дрейк на корабле?
     - Нет, сэр.
     - Тогда, где он?
     - Не знаю. - Мак-Джи  беспомощно  моргал  под  ослепляющим  лучом.  -
Видите ли, когда мы приземлились здесь, я был болен. Что-то  случилось  со
мной. Рик ушел один. Он один раз вернулся,  затем  снова  ушел.  Это  было
очень давно. С тех пор он не возвращался, и я...
     - Давно? - перебил Андерс. - Как давно?
     - Точно не знаю. - Мак-Джи смущенно поежился. - Там, в  космосе,  мне
не нужны часы. Я и без них определяю время. Но эта вещь, она  вывела  меня
из строя, как только я взглянул на нее. И с тех пор, как мы попали сюда, я
не чувствую времени...
     - Хорошо, у меня есть часы, - перебил Андерс, не скрывая неприязни. -
И судя по ним, вы лжете. Вы здесь недавно. Только  пятнадцать  часов  тому
назад,  мы  предупредили  вас  держаться  подальше  отсюда,  и  вы   тогда
находились в полумиллионе километров позади нас. Я хотел бы знать, как вам
удалось опередить нас на этой ржавой старой посудине.
     Мак-Джи пожал плечами.
     - И у вас наверняка нет сити реактора?  -  настаивал  Андерс.  -  Или
другого супер двигателя? Того, что вы сняли с этого корабля, когда  отвели
его от столкновения с Фридонией?
     - Вы ошибаетесь, капитан, - голос Мак-Джи звучал обиженно. - Когда мы
спасали Фридонию, это был вовсе не корабль. Это была обычная сити планета,
пока не произошел  тот  последний  взрыв.  Именно  тогда  со  мной  что-то
произошло...
     - Как вы добрались сюда так быстро?
     - Не знаю. - Мак-Джи сощурился от бьющего в глаза света. - Мы никогда
раньше не видели этого корабля. И на "Джейн" все тот  же  старый  урановый
реактор. Не знаю точно, который сейчас час, но  даже  не  приземлялись  до
того утра первого апреля...
     - Когда это было?
     - Не знаю, капитан. - Мак-Джи выглядел больным и безучастным. - Но  я
думаю, что это было очень давно. Но не могу сказать, когда.  Я  ничего  не
знаю. Из-за этой машины я заболел...
     - Я тоже, - иронично усмехнулся Андерс.  -  Но  могу  с  уверенностью
сказать, что то первое апреля было почти год назад.  П'тому  что  по  моим
часам сегодня март.
     - Думаю, что ваши часы неправильные,  -  тихо  настаивал  Мак-Джи.  -
Потому что я уверен, что было первое апреля, когда мы приземлились  здесь,
и что с тех пор произошло много событий. Я был болен  и  не  мог  покинуть
корабль. Но Рик обнаружил этих мятежников, которые опередили нас...
     - Что это значит?
     - Не знаю, сэр. - Мак-Джи снова поежился. - Я только  знаю,  что  они
были еще в космосе, когда мы приземлялись здесь, но они  каким-то  образом
пришли первыми. Рик нашел их здесь уже мертвыми...
     - Н'верное, фон Фалькенберг обнаружил эту штуку и потерял здесь своих
людей еще до взрыва, - перебил Андерс. - Просто не знаю, как  наши  агенты
ничего об этом не доложили - может, он подкупил их, поделив с  ними  часть
добычи! Только так это все можно объяснить. Если фон Фалькенбергу  удалось
уйти с достаточным количеством информации...
     - Но ему не удалось уйти, - пропел Мак-Джи.  -  Рик  сказал,  что  он
погиб на борту своего корабля.
     - Да? Что случилось с крейсером?
     Шлем Мак-Джи слегка склонился в сторону гигантского желоба.
     - Нет! - вскрикнул Андерс. -  Хотя  эта  штуковина  может  перемолоть
броню так же легко, как метеор. - И снова острый луч его фонарика вонзился
в лицо астерита. - Откуда вы знаете?
     - Рик нашел фотоаппарат. - Маленький человечек кивнул в темноту. - Он
лежал  возле  космонавта,  зажатого  автоматической  дверью.   На   пленке
"Персей". Разбитый в кучу металлолома. Но Рик узнал его. Он думал, что это
вы разгромили его.
     - Мы вели  перестрелку  с  каким-то  кораблем.  -  Андерс  неуверенно
кивнул. - Но что случилось с этим кораблем?
     Мак-Джи снова кивнул в сторону желоба.
     - Рик думал, что это вы столкнули его туда, - сказал он. - На  пленке
был кадр, как три человека с тестирующими ружьями покидали  "Персей".  Они
пришли сюда. Крейсер следовал за ними. Он был сильно поврежден  последними
выстрелами, хотя, когда они выходили, крейсер был  в  полном  порядке.  Он
попал в этот желоб. Полагаю, что фон Фалькенберг не предполагал,  что  это
за мясорубка.
     - Понятно, - недоверчиво  забормотал  Андерс.  Несмотря  на  все  эти
временные несоответствия что-то в рассказе  Мак-Джи  о  судьбе  повстанцев
вызывало доверие молодого офицера. Он смущенно повернулся,  осветив  груды
руды  слабым  светом  фонарика.  Он  осмотрел  покосившийся  набок  корпус
"Прощай, Джейн", затем перевел  взгляд  на  девушку  и  наконец  опять  на
Мак-Джи.
     - Так что случилось с Риком?
     - Не знаю. -  Грубые  черты  лица  астерита  сморщились  в  выражении
крайнего волнения. - Он  ушел  задолго  до  того,  как  вернулся  назад  с
пленкой. Мы смотрели ее, затем он напоил меня чаем, перекусил сам и  опять
ушел. Я был еще слишком слаб и остался здесь ждать его.  Потом  я  заснул.
Когда я проснулся, мне было уже легче. Мне кажется я начинаю  привыкать  к
своему новому состоянию. Я начал было искать Рика, когда увидел ваши огни.
     - В каком направлении он ушел?
     - Туда вниз. - Взлохмаченная желтая шевелюра  сделала  неопределенный
жест в шлеме. - Он  знал  об  этом  желобе.  Он  надеялся  найти  какой-то
безопасный путь, но он уже далеко ушел. Просто и не знаю, как далеко...
     Тихий голос Мак-Джи настороженно угасал.
     Андерс не сводил глаз с астеритов. Нескладный лишенный всякой  логики
рассказ Мак-Джи никак не прояснял ситуацию, но Андерс чувствовал, что Анна
верила каждому  слову.  Она  не  проронила  ни  звука,  но  он  ощущал  ее
напряженную враждебность. Он не знал, что делать дальше, и в то  же  время
понимал, что любое проявление колебания или неуверенности станет для  него
роковым.
     - Инт'ресно, - холодно бросил он. - М'жет даже это и правда.  Но  все
равно я хочу осмотреть ваш буксир. Так что, пожалуйста, повернитесь.
     Дулом своего оружия он показал направление. Я отключу  батареи  ваших
костюмов во избежании всяких неприятностей во время  моего  отсутствия.  И
мне понадобятся ключи, Мак-Джи. Извините, мисс О'Банион.
     Они покорно отвернулись. Ни один, ни другой не  проронили  ни  слова,
пока он отключал их скафандры. Его почему-то раздражало покорное  молчание
девушки.
     - Ждите здесь, - насмешливо приказал он. - Я не долго.
     Он зашел на борт буксира и осторожно осмотрел его. Рика Дрейка там не
было. На столе его тесной  каютки  он  нашел  трехмиллиметровую  камеру  и
самопроявляющуюся пленку. Он задержался, чтобы просмотреть ее. Он  увидел,
как изуродованный корпус "Персея" спускается по темному желобу, рассыпаясь
в молекулярную пыль. Это подтверждало версию Мак-Джи, которая тем не менее
продолжала казаться невероятной.
     Поддаваясь  внезапному  чувству,  что  он  что-то  пропустил,  Андерс
перемотал пленку к первым кадрам. Мятежных  космонавтов,  покидавших  борт
еще не поврежденного "Персея" снимали из космоса.  Увешанные  тестирующими
ружьями и прочим снаряжением, они  осторожно  приближались  к  загадочному
кораблю.
     Ему было страшно осознавать, что этих людей уже нет в живых, один  из
них, владелец камеры, был раздавлен автоматической дверью.  Другой,  самый
маленький из них, разрезан напополам невидимым лезвием.  Гигант,  носивший
пятый размер костюма, попал в ловушку своей собственной добычи.
     Его внезапно пронзило болью чувство, что  не  знал  этого  гиганта  и
разрезанного   малыша.   Под   обезличивающими   распухшими   от   воздуха
скафандрами, проглядывали смутно знакомые черты. Где-то он уже видел  этот
неуклюжий жест, которым гигант направлял свое  тестирующее  ружье,  и  эту
покорную походку следовавшего за ним коротышки.
     Нахмурившись он снова и снова вглядывался в  кадры  пленки,  стараясь
рассмотреть черты их  лиц.  Малыш,  носивший  нулевой  размер,  все  время
ускользал из поля зрения камеры, оставаясь слишком далеко от первых  двух,
но в какой-то момент солнечный луч осветил шлемы идущих впереди. И  Андерс
не поверил своим глазам, увидев мелькнувшее перед ним широкое лицо.
     Верзила был невероятно похож на командира  Протопопова,  а  семенящий
сзади малыш должно быть был не кто иной как  Луиджи  Муратори.  Любопытное
совпадение, но не более того,  он  ведь  сам  оставил  этих  дорогостоящих
друзей Интерпланет  на  борту  "Ориона".  Он  нетерпеливо  пожал  плечами,
опустил катушку пленки в карман и поспешно спустился в моторный отсек.
     В крошечном помещении отсека он обнаружил те же  допотопные  приборы,
которые он видел там, когда принимал на борт пострадавших космонавтов.  Та
же бесцветная сваленная кучей урановая руда,  двигатель,  модель  которого
давно уже устарела. Тот же перегравитационный движок. Все  выглядело  так,
будто было собрано из кучи металлического хлама.
     И тем не менее алмаз настройки отличался  от  остальных  деталей.  Он
помнил, что  совершенно  нормальный  восьмиграммовый  слегка  поврежденный
камень. Это делало судно небезопасным  для  окружения,  но  он  знал,  как
справиться с этой проблемой.
     Он уже  взялся  за  отвертку,  чтобы  удалить  поврежденный  алмаз  и
приковать к месту корабль астеритов, как вдруг его пронзила  мысль  о  том
восьмиграммовом алмазе. И в этот момент вся эта кустарного вида  установка
показалась ему совершенно невинной. Наверняка, это все служило  прикрытием
для какой-то сверхмощной установки, где и  установлен  этот  новый  мощный
камень.
     Он начал рассматривать приборы.  Судя  по  их  показаниям,  крошечный
реактор функционировал, но ровно настолько, чтобы  обеспечить  поддержание
собственного обменного  поля  и  снабжать  энергией  систему  освещения  и
вентиляции. Но его мощности было явно недостаточно, чтобы  доставить  сюда
эту развалюху до прихода "Ориона".
     Оставался только один способ  установить,  что  толкало  это  побитое
корыто. Он включил движок. Через перископ  он  установил  курс  на  тонкую
полоску неба, проглядывавшего сквозь верхний край  расселины.  Не  спуская
глаз с приборов, он дал полный вперед и по резкому прыжку стрелки сразу же
понял, что совершил оплошность.
     Он дернул ручку назад, но  опять  слишком  поздно.  Алмаз  засветился
голубоватым огнем и исчез  в  едкой  дымке.  Андерса  откинуло  назад.  Он
почувствовал, что задыхается и теряет зрение.
     Реле щелкнуло, и  по  загоревшейся  желтой  лампочке  он  понял,  что
произошло. Он слишком резко взял старт и  это  оказалось  перегрузкой  для
бракованного алмаза настройки. Короткое замыкание дотла сожгло его  вместе
с катушками реле и самим реактором.
     - Чертова спешка! - выругался Андерс. - Совсем не то хотел сделать.
     Но ничего страшного не произошло, успокаивал он  сам  себя.  Он  ведь
хотел вывести из строя "Прощай, Джейн",  хоть  не  навсегда.  Но  алмаз  и
поврежденные реле могут быть заменены запчастями  с  "Ориона"  -  если  он
захочет, конечно, заменить их. Но он не мог избавиться от мысли,  что  при
этом подумает Анна О'Банион.
     Покинув буксир, он вернулся  в  огромную  металлическую  пещеру,  где
оставил  двух  астеритов  в  их  неподвижных  скафандрах.  Анна   медленно
повернулась к нему, и на ее шлеме задрожал огонек фотофона.
     - Ну, Пол? - Ее голос звучал  полунасмешливо-полуудивленно.  -  Нашли
сити людей?
     - Пока еще нет, - отрезал он. - Но буксир больше не тронется с места.
- Ему не хотелось рассказывать о случившейся аварии. - Когда я  решу,  что
пора уходить, я починю или возьму вас с собой на борт "Ориона".
     - Что с Риком? - Беспокойство, прозвучавшее в голосе девушки, вызвало
у Андерса что-то вроде ревности. - Может мы подождем, пока он вернется?
     - А почему вы думаете, что он вернется? - Он услышал, как она  громко
вздохнула и тут же пожалел о сорвавшейся грубости, хотя он был  совершенно
уверен в том, что Рик погиб. Как и  те  мятежники  -  жертвы  собственного
любопытства. - Но мы здесь еще немного подождем, - поспешно пообещал он. -
Я спущусь вниз и поищу его там.
     - Спасибо, Пол, - прошептала Анна. - Можно мы пойдем с вами?
     - Если хотите. - Он резко взглянул на Мак-Джи. - Но на всякий случай,
если у вас возникнут какие-то идеи, знайте, что я вывел из строя движок.
     Мак-Джи  простодушно  кивнул,  но  глаза   Анны   заставили   Андерса
вздрогнуть.
     - Поворачивайтесь, - грубо скомандовал он. - Я вставлю батареи.
     Он подсоединил кабеля летающих скафандров.
     - Спасибо, капитан, - холодно поблагодарила Анна. - Готовы?
     - Не совсем, - ответил он. - Пожалуйста, подождите, я проверю, все ли
в порядке с крейсером.
     - Зачем? - в тихом голосе Анны послышались иронические нотки. - Разве
вы не доверяете вашим преданным людям?
     - Доверяю. - Как он  ни  старался,  ему  не  удалось  произнести  это
достаточно резко. - Но  я  просмотрел  пленку.  Двое  из  этих  несчастных
мятежников до странности похожи на моих офицеров. Это  просто  совпадение.
Но все же я хочу связаться с крейсером. Пожалуйста, подождите меня здесь.
     Но когда он повернулся, ему  показалось,  что  там  наверху  на  фоне
усыпанного звездами неба и тумана далеких солнц мелькнула  какая-то  тень,
что-то не больше чем человек обычного роста  в  пилотируемом  костюме.  Он
направился было вслед за ним, но незнакомец исчез,  прежде  чем  он  успел
осветить его своим фонариком.
     Он осторожно проскользнул между  массивными  створками  полуоткрытого
клапана, сжимая в руках тестирующее ружье. Здесь  не  было  никакой  явной
опасности, но он не мог избавиться от ощущения неумолимой бесконечности  и
безжалостности этого странного механизма. По спине пробежали мурашки,  как
будто он впервые оказался в этом чужом и неизвестном месте.
     На какое-то время он потерял ориентацию и пытался найти свой путь  по
блестящему шпилю, который подобно стрелке огромных  часов  тянулся  сквозь
скопление  галактических   облаков.   Поддавшись   внезапно   нахлынувшему
беспокойству, он кружил над массивным ржавым куполом до тех пор,  пока  не
увидел заостренный силуэт крейсера. И тут ему показалось,  что  он  видел,
как у воздушного шлюза свернул блик серебристого космического костюма.
     - Андерс вызывает "Орион"! - Он включил фотофон на шлеме  и  направил
луч на судно. - Андерс вызывает "Орион"!.. Позовите командира Протопопова.
     Черный силуэт корабля безмолвствовал. Он  так  долго  ждал  ответного
сигнала, что ему начало казаться, что летающая тень была всего лишь плодом
его воображения.  Внезапно  охваченный  страхом,  что  его  команда  могла
последовать  примеру  мятежников,  Андерс  устало  опустился  на  одно  из
огромных изогнутых ребер купола.
     - Андерс вызывает "Орион"! - прокричал он. Андерс вызывает...
     Мощный фотофон крейсера внезапно отозвался  ослепительными  вспышками
передатчика, мигающего как огромный окровавленный глаз в такт  беззвучному
вопросу Протопопова:
     - Что вы хотели?
     - Это Андерс. - Он изо всех сил старался сдержать  раздражение.  -  Я
видел здесь кого-то за бортом корабля в скафандре. Н'деюсь, вы  никого  не
отпускали с крейсера?
     - Только мистера Омура, - ответил каллистиец. - Он  сделал  несколько
фотографий и только что вернулся.
     - Что это значит? - Андерс знал, что он не должен  выказывать  своего
раздражения, но не сдержал возмущенного тона. -  Вы  помните,  что  я  вам
приказывал...
     - Помню,  -  резко  перебил  Протопопов.  -  Но  к  вашему  глубокому
сожалению, мы больше не продаемся за ваше дрянное золото.
     - Это что... - Андерс с трудом перевел дыхание. - Это мятеж?
     - Мятеж и  измена.  -  Красный  огонек  фотофона  насмешливо  мигнул,
передавая  булькающее  хихиканье  Протопопова.   -   Мы   сообщим   вашему
командованию, что вас соблазнила эта  шпионка  и  что  вы  пытались  сдать
"Орион" банде Свободного Космоса.
     В его глупом почти идиотском шепоте послышалась радость озарения.
     - Верховный комиссар Худ получит  сведения,  что  вы  сотрудничали  с
предателями,  передавая  им  важную  военную   информацию   из   секретных
правительственных источников. Он получит доказательства вашего  участия  в
шахтерском  заговоре  против  Мандата  с   использованием   сити   оружия,
изготовленного на Фридонии.
     - Послушайте! - в отчаянии взмолился Андерс, - пока это еще возможно.
Если у вас есть какие-то разумные требования, я готов выслушать  их.  Если
вас перекупила какая-то другая держава, то имейте в виду, что  Интерпланет
в состоянии заплатить любые деньги за ноу-хау в  области  сити.  Я  сейчас
направлюсь на борт и мы сможем обсудить это.
     - Извините, Андерс...
     Насмешливое скрежетание  голоса  прервалось,  и  Андерс  увидел,  как
зашевелились орудия. Он бросился в укрытие под  громадный  железный  обод,
оглядываясь, не преследуют ли его. Теперь дула были нацелены в космос. Они
прижимались к черному корпусу, показывая готовность корабля к взлету.
     - Подождите! - закричал он. - Примите меня на борт!
     Красный глаз не мигнул в ответ.
     - Откройте шлюз! - Задыхаясь от пыли, Андерс  отчаянно  ухватился  за
единственную оставшуюся соломинку. - Лучше примите меня на борт, командир,
п'тому что у меня есть пленка, которую вы должны посмотреть.  Вы  увидите,
как фон Фалькенберг был наказан за все, что сделал.
     Кровавый глаз торжествующе горел ровным светом.
     - Лучше впустите меня!  Лучше  просмотрите  эту  пленку,  прежде  чем
случится непоправимое. Там все, что произошло с теми мятежниками. Там даже
есть человек, на чьем месте могли бы оказаться и вы, командир.  Он  сейчас
сидит там мертвым с сити подставкой в руках!
     Фотофон по-прежнему молчал.
     - Вы поймете, что вы делаете, - настаивал он, -  когда  увидите,  что
случилось с "Персеем"...
     И тут глаз неожиданно заморгал.
     - Простите, Андерс, - прорычал Протопопов не скрывая враждебности.  -
С "Персеем" ничего не случилось. Наши приборы только что  обнаружили  его.
Он держит курс на Палласпорт. При других обстоятельствах  мы  бы  остались
посмотреть  ваши  фотографии,  но  нам  не  нужны   неприятности   с   фон
Фалькенбергом. Мы уходим на Каллисто.
     Андерс вздрогнул, он начал задыхаться.
     - Дайте мне поговорить с мистером Муратори, - с трудом проговорил он.
- Или с мистером Омура!
     - Сожалею, Андерс. Но ваши буржуазные титулы немного вышли  из  моды.
Теперь это товарищ Муратори и товарищ Омура. И они больше не  прислуживают
вашим гвардейским блюдолизам. Мы уничтожили все,  что  делало  нас  рабами
реакции и приняли присягу на верность народному  правлению  Юпитерианского
Совета.  Нас  больше  не  интересуют  сумасбродные  денежные   предложения
Интерпланет. Потому  что  мы  ожидаем  резкого  падения  курса  мандатного
доллара!
     Красный луч затрепетал, передавая его ехидное хихиканье.
     - Вы же достаточно умны, мой капитан, чтобы понять путь исторического
развития. Разве вы не видите, что старая империя Земля гниет под  влиянием
собственной капиталистической коррупции. Разве вы не понимаете, что Мандат
всего лишь бесполезная временная подпорка? Разве вы не сознаете, что  ваше
мертвое реакционное государство падет перед лицом Советской  демократии  и
новой энергии сити?
     По небу метнулась гигантская тень крейсера.
     - Вы не можете оставить меня  здесь!  -  выкрикнул  Андерс.  -  Я  не
один...
     - Знаю, что не один, - хихикнул красный луч. - Мы покидаем  вас,  мой
умненький-разумненький капитан, чтобы вы могли обсудить  предстоящий  крах
долларового империализма с  вашими  честолюбивыми  марсианскими  друзьями.
Если вы действительно полагаете, что фон Фалькенберг мертв...
     Красный луч погас. Отключив огни крейсер взмыл  ввысь.  И  только  он
оторвался от железного купола, как на него обрушился шквал снарядов.
     Они  начали  стрелять  без  предупреждения.  Выстрелы  взрывались  на
корпусе крейсера, расплющив его на поверхности гигантского купола,  окунув
его в адское пекло неукротимого дыма и огня.
     Андерс прижался к холодному металлу под стрелой громадной  арки.  Над
ним тонкой пеленой расплывалось облако дыма и  пара,  закрывавшее  звезды.
Его то и дело прорезали ослепительные вспышки выстрелов  и  ответных  атак
орудий "Ориона". Он чувствовал, как содрогается  металл,  но  безвоздушная
среда не передавала звука.
     И каждая секунда его висящей на волоске жизни означала,  что  снаряды
не попадают на сити поверхность. Небольшая пуля земного металла  царапнула
его броню, он услышал резкий скрежет, но боли  не  почувствовал.  Наконец,
беззвучная битва окончилась и он приподнялся, пытаясь разглядеть корабль.
     "Орион" беспомощно лежал покосившись на один борт в воронке от одного
из снарядов, угодивших в ржавый купол. На длинном черном корпусе его  было
как минимум три пробоины. Воздух, выходящий изнутри сразу же превращался в
серебристое блестящее на морозе перистое облако. Одно из орудий застыло  в
угрожающей  позе,  так  как  его  застал  последний  сокрушительный  удар.
Остальные орудия были раздавлены и полностью вмяты в корпус.
     Андерс устало разглядывал обломки.  Мостик  был  полностью  разрушен.
Снаряд попал в средний отсек, вызвав взрыв реактора. "Орион" был уничтожен
и так же безнадежно неподвижен, как "Прощай, Джейн".
     Андерс, не теряя надежды найти запасной алмаз настройки  и  реле  для
буксира, кружил  над  дымящимися  останками  крейсера.  Корма  также  была
разбита прямым попаданием. Дно было снесено, воздушный клапан заклинило  и
его невозможно было открыть.
     Он тревожно осматривал рваные дыры в стальном корпусе,  но  они  были
слишком малы для его громоздкого космического скафандра. Андерса  охватила
паника. Если ему не удастся проникнуть внутрь корабля и достать детали для
буксира, его оплошность может стоить ему жизни.
     Но его отчаянные попытки оказались тщетными.
     Андерс метался в поисках кого-то, кто остался в живых и с  кем  можно
было бы сговориться. Он колотил по  истерзанному  телу  когда-то  могучего
судна отвалившейся от поврежденного  двигателя  кувалдой,  затем  припадал
шлемом к стальной броне в надежде уловить хоть малейшее колебание, которое
было бы не слышно в  вакууме.  До  него  доносился  тонкий  далекий  свист
выходящего воздуха, но никакого ответа. Даже если там кто-то и  остался  в
живых, они наверняка, сейчас пытаются облегчить или обмануть  свою  смерть
при помощи аметина.
     Он обошел развалину еще раз, постукивая ее и прислушиваясь к  слабому
шипению воздуха и  вдруг  заметил,  что  звук  следует  за  ним.  Вспомнив
осколок, задевший его скафандр, он  проверил  давление  воздуха.  Осталось
только семь фунтов...
     Асфиксия.  Он  знал  ее  коварные  симптомы.  Замедленность  реакции,
вялость и подкрадывающаяся сонливость. Нужно было  спасаться.  Он  оставил
беспомощный труп корабля и направился обратно, огибая  железный  купол,  к
тому пустому причалу, где его должны были ждать Роб Мак-Джи, Анна О'Банион
и временное убежище на борту "Прощай, Джейн".
     Андерс уже почти достиг зияющей  пропасти  цилиндра,  когда  до  него
начали доноситься голоса. Сначала они  были  не  громче  зловещего  шепота
уносящего его жизнь воздушной струи, но повернувшись в сторону Палласа, он
увидел далекое сверкание фотофонного сигнала и голоса  обрели  четкость  и
реальность.
     Или ему это только показалось в надвигающемся сонном оцепенении.  Они
зловеще надвигались в мощных приливах звездного света,  очень  похожие  на
человеческие и вместе с тем  совершенно  бессмысленные.  Это  были  голоса
невидимых существ из антиматерии, которые так коварно и умело подкрались и
захватили в плен своих незванных гостей. Андерс спрашивал себя,  зачем  им
понадобился именно военный корабль, но ему уже было безразлично.
     Нет, небезразлично. Анна осталась там, в этой чудовищной  ловушке,  и
ее ждет судьба мятежников. И все из-за его оплошности. Он должен был найти
для нее алмаз...
     Он зевнул и погрузился в сон.



                            19. ДЕЛО ВРЕМЕНИ

     Андерс лежал на спине на платформе  внутри  огромного  цилиндра.  Шея
затекла, в голове отдавалась тупая боль. Наверное, он ушибся при  падении.
Боль на короткое время вырвала  его  из  плена  сна,  но  он  еще  не  мог
полностью проснуться.
     Он думал, что рядом никого нет.
     Не поворачивая голову, он разглядел узкую полоску  звездного  неба  в
проеме огромного  полузакрытого  клапана.  Прямо  над  ним,  чуть  поближе
виднелась странная узкая тропинка, на высоких неприкосновенных перилах  на
которой серебром отливал звездный свет.
     Сквозь сон Андерс  силился  представить  себе  тех  существ,  которые
взбирались когда-то по этой узкой дорожке, но даже их странные голоса, все
еще звучащие в его ушах, не могли пробудить его притупленного воображения.
Может, даже слово "ходили" не применимо к ним, подумал он, потому что  они
предпочитали передвигаться по наклонной плоскости, а не по ступенькам.
     Он лежал неподвижно, не сводя глаз с поручней. Тело  было  тяжелым  и
неподъемным. Если бы  он  только  мог  дождаться  прихода  какого-то  сити
существа. Тогда, наверное, стало бы ясно, почему они не любят ступеньки  и
почему эти перила такие тонкие и высокие.
     А может они где-то здесь,  невидимые  его  глазу?  Где  ответ?  Может
Завоеватели потому и научились покорять материю и  антиматерию,  что  сами
они ни то, ни другое? Его расслабленные  мысли  бесцельно  кружили  вокруг
этой неразрешимой проблемы. Потом даже размышления стали ему не под  силу.
Мозг застилал густой туман.
     Он лежал напряженно  вглядываясь  сквозь  туман,  который  постепенно
сгущался перед его глазами, пока видимость  почти  полностью  не  исчезла.
Никого вокруг не было. Боль в голове утихала, и вновь начал наступать сон.
Он боялся уснуть до прихода Завоевателей.
     И вдруг он увидел его.
     Существо нависло над ним туманным пятном на темном фоне. Он знал, что
оно должно быть высоким и худым, хотя  четких  очертаний  разглядеть  было
невозможно. Он знал, что прикосновение к этому существу грозит смертью, но
сейчас это не имело значения. Ему не хотелось шевелиться и  он  чувствовал
себя совершенно беспомощным.
     Существо мягко опустилось на платформу рядом с Андерсом.  Оно  начало
теребить броню его скафандра, и Андерс напряженно  ожидал  начала  реакции
этой чуждой материи с земной. Ослепившая его вспышка означала конец.
     Но вспышка не была раскаленным добела  огнем  уничтожения.  Это  было
розовое  свечение  шлемной  лампочки,  под  которой  проглядывали  смутные
очертания человеческого тела. Слабый блик упал  на  лицо.  Это  была  Анна
О'Банион. Он сделал попытку пошевелиться.
     - Не шевелитесь, - спокойно произнесла она. - Вы чуть не  погибли  от
удушья.
     - Я думал... - он пытался шептать. - Думал, вы...
     Но голос изменил ему, и он бессильно опустился. Сейчас уже  не  имело
значения, что он думал. О вновь услышал тихое шипение  воздушной  струи  и
вдруг понял, что может дышать. Сквозь сонный  туман  он  увидел,  как  она
отсоединила воздушный баллон  от  своего  скафандра  и  подключила  к  его
костюму. Он подумал, что не заслужил этого. Ей  ведь  тоже  грозит  смерть
из-за его оплошности. Но он не нашел в себе сил заговорить.  Она  не  была
Завоевателем, и он снова мог  дышать.  Он  опять  уснул  на  жестком  полу
железной платформы.
     Когда сознание вернулось к Андерсу, он лежал уже  на  откидной  койке
нижнего трюма  буксира.  Анна  О'Банион  стояла  рядом.  В  тусклом  свете
лампочки она выглядела бледной  и  усталой.  Слегка  нахмурившись  девушка
сосредоточенно считала его пульс.
     - Спасибо, красавица. - Она должно быть сама втащила его  на  борт  и
сняла с него поврежденный костюм. И все же тело было слишком тяжелым.  Его
сил хватило только на слабую  улыбку.  -  Не  знал,  что  вы  ко  мне  так
относитесь.
     - Вы так напугали меня. - Она сняла руку с его  запястья  и  ответила
кроткой доброй  улыбкой.  Устало  опустившись  на  пустой  бак  для  воды,
стоявшей возле его койки, Анна добавила. - Вы здесь довольно долго лежите.
А когда я вас нашла, вы едва дышали.
     - Очень великодушно с вашей стороны  отправиться  искать  меня  после
всего, что произошло. - Он замолчал и внимательно посмотрел на девушку. Ее
лицо было печально и слегка напряжено, но на нем было все то же  выражение
уверенности, придававшее  ей  неотразимое  очарование.  Он  приподнялся  и
спросил: - А где Мак-Джи?
     - Они с Риком ушли, - ответила Анна. -  Они  пытаются  проникнуть  на
"Орион".
     - Так Рик вернулся?
     - Несколько дней тому назад.
     - Дней? - удивленно произнес Андерс. -  Сколько  же  я  пролежал  без
сознания?
     - Вы глотнули аметина. - Девушка смущенно понизила голос. - Понимаете
ли, наш  корабль  вышел  из  строя,  и  Рику  понадобились  батарейки  для
сварочного аппарата, чтобы сделать  разрез  на  корпусе  "Ориона".  И  для
вентиляции не хватало питания. Нам пришлось экономить кислород.
     - Аметин? - Молодой  человек  беспомощно  заморгал,  пытаясь  обрести
четкость мыслей. - Пр'дположим, поделом мне. Мне нужно было пойти с  Риком
на поиски алмаза.
     Он попытался сесть, но силы изменили ему.
     - Вам нужен покой, -  посоветовала  Анна.  -  Пока  не  восстановится
пульс.
     - Но нужно отремонтировать корабль, - упрямо настаивал  Андерс.  -  Я
видел, что осталось от "Ориона". Им будет очень трудно проникнуть туда. Им
понадобится моя помощь.
     - Я знаю. - Анна опустила глаза, как будто что-то смутило ее. - Но...
но ваш скафандр поврежден.
     - Разве нельзя залатать трещину?
     - Рик взял вашу батарею, потому что его аккумулятор  сел,  -  сказала
она. - Кроме того...
     Анна снова заколебалась и вдруг кивнула.
     - Понятно, - пробормотал Андерс. - Меня взяли в плен.
     - Это не совсем так. Но Рик и капитан Роб не доверяют вам.
     -  В  общем-то  это  объяснимо.  -  Он  смущенно  улыбнулся.  -   Как
продвигаются спасательные операции?
     - Боюсь, что плохо.  Сталь  слишком  плотная  для  наших  самодельных
аппаратов. Они уже оставили "Орион" и  пытались  найти  другой  путь.  Они
вывели  наружу  основную  фотофонную  установку   и   вызывали   Фридонию.
Безуспешно.
     - Почему?
     - Рик не может этого объяснить. - На ее утомленное  лицо  легла  тень
безысходности. - Конечно, мы использовали аккумуляторную батарею,  но  Рик
считает,  что  свет  был  достаточно  ярким.  -  При  этом  она  отчего-то
вздрогнула. - Но  странная  вещь,  -  добавила  она  хриплым  от  волнения
голосом.  -  Ему  с  трудом  удалось  отыскать   Фридонию.   Корабль   сам
развернулся, пока мы были на борту.
     -  Что?  -  Он  приподнял  голову  с  трудом  преодолевая  остаточную
аметиновую боль, иглой прошившую мозг. - Куда он направляется сейчас?
     - Обратно тем же курсом, - ответила  она.  -  Обратно  к  месту  того
взрыва. Рик не мог поверить, пока я не подтвердила  его  догадку.  Капитан
Роб до сих пор еще не может сориентироваться во времени и пространстве. Но
мы наконец нашли нужный угол и словили Фридонию.  Мы  продолжали  вызывать
ее, но мистер Дрейк не отвечал. Наверное, с ним что-то случилось.  Ума  не
приложу,  что  произошло.  Но  заряд  батарей  истощался  и  нам  пришлось
прекратить эти тщетные попытки. Последние несколько  дней  мы  возобновили
попытки прорваться через броню "Ориона". Но пока безуспешно.
     Некоторое время Андерс лежал молча вглядываясь во взволнованное  лицо
Анны.
     - Интересно, что же  заставило  корабль  сменить  курс?  -  задумчиво
проговорил Андерс. - Пр'дположим те, кто создал его...
     Она отрицательно покачала головой. - У нас и так хватает проблем, Рик
уверен, что мы не встретим сити людей.
     - Но они... здесь. - Его голос задрожал от ужаса.  -  Мы  слышали  их
голоса. Мы знаем, что это они  захватили  гвардейский  крейсер.  Тот,  что
обстреливал нас, затем исчез и снова вернулся, чтобы напасть на "Орион".
     - Я не знаю, что именно мы слышали. - Пожала плечами девушка. - Мы не
можем найти объяснения этому всему. Но Рик говорит, что  те,  кто  строили
этот корабль, давно уже умерли. Он уверен в том, что  они  погибли...  или
уничтожили себя сами... еще до рождения нашей галактики.
     - Что? - Он приподнялся, опираясь на локоть, и совершенно  забыв  про
ноющую боль. - Как Рик может быть уверен?
     - Там внутри он обнаружил  оружейный  завод.  Больше,  чем  оружейный
склад на Палласе-5. Здание напичкано автоматикой и самым опасным  оружием,
которое он когда-либо  видел.  Главным  образом,  это  управляемые  ракеты
средней дальности с сити боеголовками. Было несколько урановых бомб.
     - Склад оружия! - прошептал Андерс. - Так это был вовсе не  оружейный
завод.
     - Рик сказал, что когда-то это был завод. Внутри он обнаружил  пустые
сити подставки, на которых раньше стоял реактор. Он считает,  что  золотые
шпили -  Это  антенны  для  передачи  энергии.  Но  реактор  был  снят,  а
передатчик разобран. Рик думает, что они переплавили  его  на  металлолом.
Для производства очередной партии оружия.
     Что-то заставило ее перейти на шепот.
     - Вот что произошло с сити людьми, как утверждает Рик. Этот завод был
создан для мира, а они использовали  его  в  военных  целях.  Но,  видимо,
перестарались. Война уничтожила их. Рик предполагает, что они были сметены
за пределы галактики какой-то огромной супербомбой, или ее осколком еще до
рождения нашей галактики.
     - Минуточку! - Андерс покачал  головой.  -  Я  знаю,  что  эта  штука
выглядит очень допотопно. М'жет она уже несколько миллионов  лет  дрейфует
по космическим просторам при абсолютном нуле и не очень то пострадала  при
этом. Как Рик определил время предгалактической войны?
     - По этим бомбам, - ответила Анна. - Их несколько. Рик  считает,  что
они были предназначены для обороны энергетических спутников в самом начале
войны, прежде чем установки были переплавлены на сити ракеты.
     - Но как можно определить возраст урановой ракеты?
     - По превращению урана в свинец. Рик вернулся за старым спектрометром
капитана Роба и  проверил  состав  этих  бомб.  Он  обнаружил  лишь  следы
урана-235. Все остальное превратилось в свинец.
     - О! - Он отрешенно кивнул. - Я... понял. -  Несколько  мгновений  он
молчал, затем резко повернулся к  Анне.  -  В'  знаете,  сколько  осталось
урана?
     - Меньше одного атома на десять тысяч.
     -  Пр'дположим  для  нормального  процесса   радиоактивного   распада
половины атомов образца урана-235 потребовалось бы около семисот миллионов
лет. - Он нахмурился и погрузился в подсчеты. - Это означает,  что  машина
дрейфует уже приблизительно десять миллионов лет.
     - Она такая... древняя! - голос девушки задрожал. - Слишком  древняя.
Пол, меня не покидает страх. С тех пор, как я узнала, что они все погибли.
Ведь их убила именно эта  машина.  И  она  продолжает  быть  опасной.  Она
погубила "Персей" и "Орион". Здесь погибли мятежники. И мы не уйдем отсюда
живыми, если не найдем немедленного выхода. Это вопрос времени.
     Вопрос времени...
     Эта банальная фраза врезалась в мозг и внезапно  обрела  значение.  У
Андерса перехватило дыхание и он с трудом сел на край  койки,  уставившись
мимо Анны куда-то в пустоту. Руки до дрожи сжались в кулаки.
     - Пол... - Ее голос тревожно зазвенел. - Что случилось?
     - Эта ваша фраза. - На  его  истощенном  лице  мелькнула  усмешка.  -
Вопрос времени. Н'верное, это и есть ответ.
     - Что вы имеете в виду?
     - Если хорошенько вдуматься, все наши проблемы - это дело  времени...
Временной  промежуток   либо   временная   последовательность.   Н'верное,
действительно первый будет  последним,  здесь  на  корабле.  Н'верное,  он
действительно превращает завтрашний день во  вчерашний.  Н'верное,  Рик  и
Мак-Джи действительно прибыли сюда не первого апреля.
     - Но они же так и сказали. - Глаза девушки потемнели от захлестнувших
ее чувств. - Но как можно все это объяснить?
     - Дело времени, - снова пробормотал он. -  И  два  биллиона  лет  это
очень большой промежуток времени. - Он говорил медленно, задумчиво,  глядя
на Анну невидящими глазами. - Достаточно долгий, чтобы доказать, что  этот
корабль  прибыл  сюда  из   другой   галактики.   П'тому   что   наша   не
просуществовала и половину этого срока. М'жет  там,  откуда  он  прилетел,
время совсем другое.
     - Возможно ли это?  -  Н'верное.  -  Он  задумчиво  потер  щетину  на
подбородке. - Мне сейчас вспомнилась одна книга,  которую  где-то  откопал
Рик, когда работал над проектом для компании. Это одна из ранних работ  по
сити. Ее автор, некий немецкий ученый с Марса,  высказал  несколько  очень
странных идей. Одна из них заключалась в том, что  знак  ядра  зависит  от
знака энтропии той точки космоса, где зародился данный атом.
     - И это значит, что?..
     - Знак энтропии и есть знак времени. - Его впалые  глаза  засветились
внезапной  догадкой.  -  Старый  профессор  предполагал,  что  антиматерия
сформировалась где-то в другой  части  космоса,  там  где  время  течет  в
обратном направлении. В'роятно, не такой уж он был и дурак!
     - Но сити планеты совсем не похожи на эту штуку, -  быстро  возразила
Анна. - Они выглядят точно, как материальные тела, пока не приходят с ними
в соприкосновение.
     - Профессор знал это, - ответил Андерс. - Но он  думал,  что  большие
массы обоих веществ смогут окружать себя тем, что он  называл  энтропийным
полем и вести за собой более мелкие объекты по тому же временному пути. Он
высказал догадку, что все известные нам сити  планеты  являются  осколками
Завоевателя, попавшего в более сильное поле Адониса или м'жет быть, даже в
поле всей солнечной системы, которое вернуло его  в  нормальное  временное
русло.
     Он выпрямился на краю койки, задыхаясь от сделанного открытия.
     - Но этот корабль-спутник был слишком  далеко  от  Завоевателя  и  не
участвовал в столкновении. И он никогда не был в  достаточной  близости  к
какому-нибудь крупному материальному объекту, который мог бы притянуть его
и изменить его  время.  Он  все  еще  идет  назад  во  времени  со  своими
собственным  негативным  энтропийным  полем,  в  ловушку  которого  мы   и
попались, когда подошли слишком близко!
     Он резко вскочил и тут же сел снова,  ощутив  внезапную  слабость  от
принятых лекарств.
     - Я думаю, что это и есть ответ! - низким шепотом проговорил  Андерс.
- Думаю, что одного этого достаточно, чтобы  объяснить  все,  что  с  нами
произошло - и, м'жет, еще некоторые вещи, которые, как вы,  может,  будете
утверждать, еще с нами случились!
     - Все? - Со своего неудобного места на водяном баке  Анна  озадаченно
посмотрела на молодого человека. - Я не совсем понимаю.
     - Я пока еще тоже. - Он неуверенно усмехнулся. -  От  всего  этого  у
меня кружится голова. Но я почти уверен, что  это  объясняет  все.  Просто
дело времени! Вы не дадите мне карандаш и бумагу?
     - Вы найдете все в каюте. На столе  капитана  Роба.  Вы  в  состоянии
подняться по лестнице?
     Встав, Андерс почувствовал необычную легкость в голове, но он нашел в
себе силы  подняться  наверх.  Анна  поднесла  ему  стул  и  открыла  ящик
маленького в чернильных пятнах рабочего стола, прикрепленного к стене.
     Из ящика что-то выпало.
     - О! - Анна попыталась словить падающий предмет, но не успела. - Диск
Рика...
     Но тут она осеклась и зарделась от смущения, но  Андерс  уже  схватил
круглую  пластинку  блестящего  полированного  металла  размером   с   его
собственную ладонь. В середине диска было отверстие. Он выскочил  из  рук,
как живой, но он оказался на  привязи.  Прочный  шнур  был  продет  сквозь
отверстие и закреплен другим концом за кольцо впаянное в стену.
     Андерс ухватился за шнур и притянул к себе живой диск.  Но  он  опять
выпрыгнул у него из рук. Он опять притянул его поближе к столу, но предмет
отскочил от ящика, где недавно лежал. Молодой человек  заметил,  что  даже
широкое кольцо шнура, продетого в отверстие диска не прикасалось к нему.
     Он загнал его обратно в ящик и попытался задержать его  в  углу.  Ему
никак не удавалось прикоснуться к  металлической  пластинке.  С  какой  бы
силой он на надавливал, диск не опускался на самое дно ящика.
     - Пожалуйста, положите его на место! - Анна покраснела  и  задыхалась
от смущения. - Я не должна была показывать его вам.
     Андерс закрыл ящик и повернулся к Анне.
     - Неприкосновенный! - прохрипел он. - Где Рик раздобыл его?
     - О, Пол! - Ее голос дрожал от волнения. - Как глупо с моей  стороны!
Рик не хотел, чтобы вы знали. Я ничего не могу вам сказать об этом.
     -  Тогда  разрешите  я  угадаю  сам.  -  Он  улыбнулся  при  виде  ее
замешательства.  -   Я   думаю,   что   это   парагравитация.   Постоянная
отрицательная парагравитация! Я прав, красавица?
     Ее губы вызывающе напряглись, но щеки снова зарделись румянцем.
     - Совершенно верно! - Его потрясенный  взгляд  вернулся  к  ящику,  в
котором был надежно закрыт неуловимый диск. - Это то, что мы  ищем  с  тех
пор, как Максим-Горе обнаружил  парагравитационные  точки  на  солнце.  Он
вывел уравнение для постоянного  отрицательного  поля,  но  нам  никак  не
удавалось найти сплав, который бы удержал его. - Инженер резко  повернулся
к Анне.
     - Итак,  этот  прыгающий  диск  из  специального  парагравитационного
сплава?  -  продолжал  настаивать  он.  -  П'лагаю,  Рику  удалось   найти
автоматические печи, где изготовлялся этот сплав, и узнать его состав  при
помощи спектрометра Мак-Джи? И у него в руках  секрет  изготовления  этого
сплава. Подставка способная прослужить десять биллионов лет!
     - Пожалуйста, Пол! - взмолилась Анна. - Я ведь не имею  права  ничего
вам говорить.
     - Это уже не имеет значения, дорогая! - беззаботно бросил  Андерс.  -
После всего  того,  что  вы  мне  показали,  -  его  голос  упал  от  едва
сдерживаемого любопытства. -  Поверхностный  эффект,  насколько  я  понял.
Подчиняется закону обратных корней. Уменьшаем расстояние  наполовину  и  в
четыре  раза  увеличиваем  силу  отталкивания.   Значит   контакт   просто
невозможен - даже если прижимать диск к сити поверхности! Эти  изолирующие
подставки должны иметь устройство слоеного  пирога.  Вот  такие  пластинки
прикрепленные  к  земному  стержню,  переложенные  сити   контрпластинами,
закрепленными на сити верхушке?
     - Я ведь снова угадал, дорогая?
     Она опустила глаза и с грустным видом кивнула.
     -  А  несущая  поверхность!  -  Его  голос  зазвенел   новой   волной
восхищения. - Отсутствие контакта означает отсутствие трения. И  не  нужно
никаких смазочных средств. П'нятно теперь, как действуют эти  механизмы  и
как они могли просуществовать  столько  лет.  Парагравитационное  поле  не
изнашивается! - Он кивнул, опьяненный  догадкой.  -  Этот  маленький  диск
произведет сенсацию - если нам, конечно, суждено вернуться.
     Анна посмотрела на него, и вдруг все ее смущение исчезло.
     - Пол...  -  Она  почти  беззвучно  произнесла  его  имя,  но  что-то
заставило ее остановиться.
     - В чем дело, д'рогуша?
     - Рик не хотел, чтобы вы это видели. - Она говорила  очень  спокойно,
не спуская с Андерса огромных темных глаз. - Но теперь, когда вы  все  это
узнали, я не думаю, что он позволит вам вернуться и  воспользоваться  этой
информацией для создания сити бомб для Интерпланет.  Теперь  вам  придется
работать на Дрейка и Мак-Джи.
     Он задержался взглядом на внимательном прояснившемся лице девушки,  и
с его лица начала постепенно сползать улыбка.
     - Вы способны на это, - наконец с усилием прошептал он. - Но это  при
условии, что нам удастся вырваться отсюда и что вы действительно пожелаете
взять меня к себе. - Он сурово  кивнул.  -  Дело  в  том,  что  я  уже  не
собираюсь создавать сити оружие для кого бы то  ни  было.  Именно  теперь,
когда я сам  увидел  то,  чем  кончила  сити  цивилизация.  Д'маю,  что  я
соглашусь работать у вас, если ваше предложение останется в силе.
     Девушка стояла так близко к нему, что  он  слышал,  как  она  затаила
дыхание, и не мог не отметить про себя, что усталая бледность нисколько не
портила ее красивого лица от темных волос исходил легкий аромат  свежести,
осунувшееся лицо слегка улыбалось, веки утомленно  опустились,  прелестные
губки чуть приоткрылись.
     - Да, Пол! - на смуглой шее запульсировала тонкая жилка. - Несомненно
останется в силе.
     Он  ощутил  непреодолимое  желание  поцеловать  ее,   но   сдержался,
побоявшись обидеть девушку.
     - Благодарю вас, красавица. - Он усмехнулся. -  Но  не  торопитесь  с
выводами. Не забывайте, мы все здесь пленники. Если нам  удастся  спастись
живыми, я не упущу шанса получить работу у Дрейка и Мак-Джи -  и  на  этом
крошечном диске  мы  сможем  создать  новую  цивилизацию!  Но  я  на  этом
крошечном диске мы сможем создать новую  цивилизацию!  Но  я  всегда  буду
оставаться землянином, дорогая моя! И после всего происшедшего ваши друзья
могут не захотеть принять меня в свою компанию.
     Лицо девушки снова исказилось гримасой боли и обиды.
     - Рику действительно будет очень трудно доказать,  что  вы  на  нашей
стороне, - угрюмо согласилась Анна. - Да он сейчас не  в  том  настроении.
Боюсь, с его отцом что-то случилось  там,  на  Фридонии.  Кроме  того,  он
отчаялся пробить броню крейсера. И его очень беспокоит, что все эти  факты
дают вам возможность подозревать, что мы замешаны в каком-то заговоре.  Да
еще он расстроен тем, что корабль повернул  обратно  без  нашего  участия,
когда...
     - А м'жет быть, никуда он не поворачивал, - предположил Андерс.  -  И
теперь, когда многие вещи прояснились, я думаю, что все эти подозрительные
вещи предстают в новом свете.
     Лицо девушки просветлело.
     - Да я уже забыла о вашей теории времени. Вы действительно полагаете,
что аметиновые жертвы имеют свое объяснение, не бросающее тень на  Рика  и
капитана Роба? И эти странные голоса на  Фридонии?  И  вражеский  корабль,
напавший на "Орион"? Мы ведь здесь не при чем?
     - Думаю, что да, - ответил Андерс. - При условии что  вы  дадите  мне
листок бумаги.



                              20. ВОДОВОРОТ

     Анна достала листок  бумаги  из  другого  ящика,  и  молодой  инженер
склонился над столом,  окунувшись  в  работу  над  простейшей  диаграммой.
Стрелки, направленные вверх символизировали нормальное  движение  Палласа,
Обании и Фридонии во времени и пространстве.  Одна  коротенькая  стрелочка
обозначала сити объект, который Дрейк и Мак-Джи увели  от  столкновения  с
Фридонией. Другая стрелка, спускающаяся  вниз  к  началу  первой  отмечала
маршрут сити корабля, идущего вспять времени. По краю  листа  он  разметил
дни месяца и кривой  начертил  продвижение  "Персея",  "Прощай,  Джейн"  и
самого "Ориона".
     - Кажется что-то вырисовывается. - Наконец он оторвался от чертежа  и
с победным видом посмотрел на Анну. - Кораблю может быть десять  биллионов
его собственных отрицательных лет, но ему не суждено стать старше.  П'тому
что здесь ему пришел конец!
     Он воткнул острие карандаша в ту точку  диаграммы,  где  идущая  вниз
стрела упиралась в коротенькую стрелку.
     - Вечером 23 марта. В момент того грандиозного взрыва. Вот  тогда  он
столкнулся с сити планетой и прекратил свое существование,  оставив  после
себя только тот осколок, который сфотографировал фон Фалькенберг.  Ск'рее,
прекратит  существование,  если  говорить  из  настоящего   времени.   Его
щетинистый подбородок выпятился. - Рику и Мак-Джи нужно поспешить,  прежде
чем нас не унесло так далеко в прошлое.
     - Я не совсем понимаю... - У Анны от волнения перехватило горло. - Вы
считаете, что развернувшись, корабль  действительно  уносит  нас  назад  в
прошлое к тому страшному взрыву?
     - Совершенно верно, дорогая моя, - мрачно кивнул Андерс. - Но  он  не
разворачивался.  Это  мы  развернулись,  когда  приземлились.   Все,   кто
приземляется здесь, уносятся мощным полем этого  корабля  в  его  обратном
временном направлении.  И  тот,  кто  прибывает  сюда  первым,  становится
последним, как предупреждал Мак-Джи Рика в том разговоре, который  еще  не
состоялся.
     Анна нахмурившись начала изучать чертеж, затем подняла  глаза  полные
удивления и непонимания.
     - Мы были первыми  на  "Орионе".  Он  сделал  паузу  и  показал  путь
"Ориона" на чертеже. - Первые по нашему времени - но последние по  времени
этого корабля. Нас здесь еще не было, когда на следующий день приземлилась
"Прощай, Джейн", потому что, то что у нас завтра,  здесь  это  вчера.  Фон
Фалькенберг и его мятежная команда прибыли еще  позже,  как  раз  вовремя,
чтобы погибнуть до прибытия Рика и Мак-Джи. - Андерс поднял глаза на Анну.
- Понятен механизм?
     - Д-думаю, что да. - Внезапно согласилась она. -  Это  как  будто  мы
пересели из одного поезда  в  другой,  идущий  в  том  же  направлении  по
параллельному пути! Чем дальше ты заехал до  пересадки,  тем  дольше  тебе
приходится возвращаться. Тем больше тебе потребуется на это времени.
     - Совершенно верно, красавица. - Андерс кивнул, не скрывая  мрачности
своего настроения. - И в настоящий  момент  поезд,  на  котором  мы  едем,
движется прямо к страшной катастрофе. Будем надеяться, что Рику и  Мак-Джи
удастся пересадить нас на другой поезд, прежде чем мы  столкнемся  с  этой
сити планетой. - Он провел карандашом  вдоль  линии  на  чертеже  и  резко
выпрямился. - И они смогут сделать это! Фактически то что мы здесь говорит
о том, что они сделали  это,  извините  за  смену  грамматических  времен.
Кажется, все проясняется. Итак, выше нос, красавица!
     - Боюсь, я еще не вижу повода для веселья.  -  Неспешным  беспокойным
жестом она откинула темную прядь с усталого лица. - А эти  космонавты  без
сознания? Этот пустой корабль? Эти странные  голоса?  -  Анна  кивнула  на
чертеж. - Как к ним относится вся эта история со временем?
     - Очень даже непосредственно. Хотя это вас сначала может  шокировать.
- Голос Андерса стал грустным и снизился почти до шепота. - В'дите ли, эти
страшные голоса наши собственные.
     - Наши?
     - Но мы слышали  в  обратном  направлении.  Так  вы  прослушивали  бы
проигрываемую назад пластинку. Неудивительно, что они  звучали  почти  как
человеческие!
     - Вражеский крейсер... - Глаза Анны распахнулись от страшной догадки.
- Это не...
     - "Орион", - Андерс кивнул и ухмыльнулся. - Он возвращался  назад  во
времени, когда мы встретили его.  К  тому  моменту  он  уже  был  в  руках
Протопопова и его мятежной команды. Мы действовали как  обычно  -  сначала
задавали вопросы, затем, не получив вразумительного ответа, открыли огонь.
То же самое сделали и мятежники. Но для каждого из нас порядок  совершения
событий был обратным. Сначала полетели снаряды.  Даже  когда  мы  услышали
вопросы, их уже нельзя было понять.
     - Я... я, кажется, поняла. -  Она  перевела  дыхание.  -  Вот  почему
мистер Дрейк не отвечал нам с Фридонии.
     - Именно. В конце концов, вы ведь помните, что мы были там.
     Анна не сдержала возгласа. - Ну конечно же! Это  странный  вызов  был
отсюда! - И вновь ее лицо омрачилось. - Но я все же не могу ничего понять.
Как тот крейсер мог оказаться "Орионом", если он пытался уничтожить нас? И
куда он в конце концов исчез?
     - Это и был тот  поворотный  момент,  когда  мы  попались  в  ловушку
энтропийного поля. Мы наблюдали за своим собственным движением вперед,  но
выглядело это как будто мы возвращаемся. Толчок, который мы  ощутили  было
не столкновение, а поворот во времени.
     - Но должен был быть еще один крейсер! - Настойчиво произнесла  Анна.
- Эти пострадавшие космонавты - разве могли они быть с "Ориона"?
     - Думаю, что да, - ответил Андерс. - Протопопов  и  его  товарищи  по
оружию уничтожили  гвардейские  опознавательные  знаки  и  направились  на
Каллисто, прежде чем "Орион" проиграл сражение с самим собой. Я думаю, что
оставшиеся в живых воспользовались аметиновыми бомбами, когда поняли,  что
попали в ловушку. Думаю, что командир  и  Муратори  и  остальные  двадцать
шесть членов команды все еще живы и ожидают, когда Рик и Мак-Джи спасут их
и заберут на борт "Джейн"...
     Девушка удивленно пожала плечами.
     - Но с тех пор, как вы сняли их с борта "Джейн"  и  перенесли  их  на
корабль фон Фалькенберга, прошло очень много времени.
     - Я знаю, - ободряюще кивнул Андерс. - Кажется, наши мятежники попали
во что-то вроде временного водоворота между двумя временными  путями.  Они
пришли в сознание на "Персее",  сообщили  фон  Фалькенбергу  о  корабле  и
помогли ему поднять второе восстание. Неизвестно при этом, он ли  подкупил
их для Марса или они его для Совета. Или, в'зможно, они  собирались  сбыть
сити оружие и оборудование тому, кто больше заплатит. В любом  случае  они
преследовали "Джейн"  и  вернулись  сюда.  Они  послали  троих  человек  с
заданием исследовать корабль и добыть образец подставки и  в  этот  момент
увидели самих себя. И тут они повторили свою ошибку. "Персей" пострадал  в
битве с самим собой. Он искал здесь убежища и попал в эту дробилку.
     - А те люди, которых мы видели? - с ужасом в голосе прошептала  Анна.
- Те мертвецы?
     - Это  мародеры,  -  объяснил  Андерс.  -  Пленка,  найденная  Риком,
запечатлела момент, когда они покидали "Персей" до его вступления в бой. Я
узнал Протопопова и Муратори. Н'верное тот что с камерой  был  Омура.  Фон
Фалькенберг оказался предусмотрительнее меня  -  он  отправил  их,  а  сам
остался на борту, но это последнее недоразумение не предвидел даже он!
     - Так они все-таки живы там? И мертвы здесь?
     - Совершенно мертвы, - он мрачно ухмыльнулся. -  И  при  этом  им  не
удалось найти сити оружие. Оператор с камерой  защемлен  дверью.  Муратори
разрезан напополам. Протопопов добыл образец подставки, но не смог  унести
ее.
     Девушка не сдержала нервной дрожи.
     - Мне они никогда не нравились, но все равно это ужасная смерть!
     - Это приблизительно то,  на  что  они  все  время  напрашивались.  -
Жестокая  улыбка  мелькнула  и  тут  же  исчезла  с  его  лица.  -  Только
представьте себе, что они задумали. Мандат  может  показаться  не  слишком
надежным оплотом мира, но ничего лучшего у  нас  сегодня  нет.  И  попытка
взорвать  его  при  помощи  сити  бомбы  не   может   считаться   способом
продвинуться вперед во времени.
     - Может, вы правы. - Девушка нервно поглядывала в сторону люка. -  Но
я здесь так неуютно себя чувствую. Этот корабль такой древний, Пол.  Такой
мертвый! Пора бы ему уже столкнуться с чем-то и погибнуть, но  прежде  нам
нужно спастись. Я пойду поговорю с Риком и капитаном Робом.
     Андерс остался ждать девушку, с тревожным чувством следя взглядом  за
изгибами  диаграммы,  изображающими   запутанные   перемещения   кораблей,
попавших в  этот  чудовищный  водоворот  времени  и  причинно-следственной
путаницы. При этом Пол старался не думать о тех, кто погиб в этой ловушке.
Муратори в ледяном панцире, Протопопов, держащий мертвой хваткой замерзших
рук ключ к неограниченной власти над миром.
     Время ожидания тянулось бесконечно, наконец послышался лязг воздушных
клапанов, и Пол спустился вниз навстречу девушке.
     - Они проникли вовнутрь! - Голос, доносившийся  из-под  шлема  звучал
слабо, но торжествующе. - Броня, не поддающаяся нашим приборам,  оказалась
мягкой, как масло, когда они решили применить эту  рудодробилку.  Там  они
нашли все необходимое для ремонта "Прощай, Джейн".
     - Великолепно, д'рогая! - Он помог Анне снять шлем  и  наблюдал,  как
она грандиозно выбиралась из громоздкого космического облачения. -  Вы  не
знаете, сколько у нас осталось времени?
     - Боюсь, что не так уж много. - При этих словах Анна сразу сникла.  -
Капитан Роб до сих пор не может ориентироваться во времени и пространстве,
да и наши приборы бесполезны при обратном течении времени. Но  Рик  только
что произвел измерения в другом направлении и  сказал,  что  мы  где-то  в
миллионе километров от места столкновения  -  я  хотела  сказать  от  того
места, где оно произойдет.
     - Значит у нас остается около пяти часов на ремонт "Прощай, Джейн"  и
на то, чтобы взять на борт спящих мятежников и вернуться в то  время,  где
взрыв уже произошел. - При этом молодой человек усмехнулся побледневшей от
волнения Анне. - Но мы справимся, д'рогая. П'тому что мы уже справились!
     - Рик сказал, что мы успеваем. - Она неуверенно улыбнулась в ответ. -
Сначала он смеялся над этой теорией отрицательного времени, но  теперь  он
поверил в нее. И... Пол! - Она вдруг почему-то запнулась. - Я  говорила  с
ним и капитаном Робом о вас. И они оба считают, что вы нужны нашей фирме.
     И вдруг мысль о том, чтобы обнять и  поцеловать  девушку,  показалась
ему совершенно естественной.
     - Вы спешите, Пол?
     Андерс не сразу заметил Рика Дрейка, снимающего  с  себя  скафандр  в
отсеке за  спиной  Анны,  и  внезапно  прозвучавший  вопрос  заставил  его
вздрогнуть. Землянин с некоторой подобострастностью  повернулся  навстречу
усталому заросшему рыжей щетиной гиганту.
     - Поздравляю! - Рик переложил в другую руку инструмент и обменялся  с
Андерсом сердечным рукопожатием. - Какой вы молодец, что сумели найти ключ
к этому кошмару. Я рад видеть в вас нашего союзника. Я всегда испытывал  к
вам что-то вроде симпатии, Пол. Даже, когда я думал... - При  этих  словах
Рик покраснел и забормотал. - То есть, я хотел сказать...
     - Когда вы думали, что я претендую на сердце Карен? - Рик еще  больше
покраснел, тем самым развеселив Андерса. -  Н'верное,  раньше  так  оно  и
было. Но когда она отдавала вам алмаз настройки и отказалась от дальнейшей
работы в Интерпланет, она делала это не ради меня.
     - Я ничего не знал об этом, - прошептал Рик. - Она не  говорила,  что
хочет уйти из компании.
     - И вернуться домой на "Планетании", - добавил  Андерс.  -  На  самом
деле, я думаю, что она, так ж  как  и  я,  сыта  по  горло  стилем  работы
компании, но она была слишком упряма, чтобы признать это. Худ не знал, что
это на нее нашло.
     - Вы сказали, что она возвращается на Землю?
     - Н'верное, вы можете остановить ее, - сказал Андерс. - Почему бы вам
не  уговорить  ее  перейти  работать  к  нам?  Дрейка  и  Мак-Джи  ожидает
благополучие и процветание. Ведь они сейчас могут предложить миру  больше,
чем  когда-либо  мог  получить  от  Интерпланет.  Нам  нужен   человек   в
Палласпорте, и нашей компании очень понадобится  ее  хорошенькая  головка.
Позвоните ей, прежде чем она уедет на "Планетании".
     - Спасибо, Пол, - Рик сглотнул. - Я... я сделаю это.
     Андерс резко повернулся к стройной девушке в голубом свитере.
     - С помощью этой подставки мы много чего создадим, - мягко проговорил
он. - Мне очень повезло, что я попал в вашу фирму. - Он  взял  девушку  за
руку и понизил голос. - Чертовски повезло, д'рогая! Когда-то я считал, что
мы с вами враги, но н'верное, мы очень похожи!
     На борт вернулся Роб Мак-Джи. Он принес алмаз  настройки,  тот  самый
восьмиграммовый  камень,  который  в  свое  время  так  озадачил  Андерса.
Сгоревший  алмаз  был  заменен.  Помогая  друг   другу,   Рик   и   Андерс
отремонтировали  поврежденное  реле  поля.  Свет  стал  ярче,   заработала
вентиляционная система. "Прощай, Джейн" ожила.
     - Готово, капитан  Роб!  -  крикнул  Рик  из  люка.  -  Помогите  нам
выбраться отсюда.
     Поскольку чувство времени и пространства еще не вернулось к  Мак-Джи,
он поручил Анне вести корабль. Девушка вывела корабль из пещеры  смерти  и
посадила его на земной половине корабля рядом  с  останками  крейсера.  Не
теряя ни секунды, при тусклом звездном свете они протянули гибкий шланг  к
отверстию, которое Рик и Мак-Джи прорезали в истерзанном корпусе "Ориона".
     Восемь фунтов воздуха  создали  коридор  между  двумя  кораблями,  но
давление было недостаточно, чтобы открыть автоматические двери.  Невидимым
острием Рик сделал еще несколько отверстий, они проникли внутрь, туда, где
находились еще живые люди.
     Андерса замутило при виде их онемевших  тел.  Крейсер  накренился  от
удара, и люди застыли в гротескных позах в разных углах посреди  обломков.
Большинство из них были обнажены до пояса со следами отчаянной  борьбы  за
глоток кислорода, грязные, окровавленные. Некоторые из них были перемотаны
почерневшими  бинтами.  Безжизненные  лица  хранили  застывшее   выражение
последней агонии и умиротворенного смирения.
     Хотя они пытались избавиться от всего, что уличило бы их в участии  в
заговоре, Андерс сразу узнал грузное тело Протопопова, ухмылку темнокожего
Муратори и грустное  выражение  лица  Омура.  Погруженные  в  спасительный
аметиновый сон они выглядели мертвыми,  такими  же  безжизненными  телами,
какими им вскоре и суждено стать.
     - Пол! - Встревоженный голос Рика взрывом раздался в пустом  туннеле.
- Я снова  измерил  расстояние  по  солнцу  и  по  положению  Палласа.  Мы
находимся на опасном расстоянии от места взрыва. У нас не осталось и  двух
часов.
     - Но этих людей нельзя оставлять здесь. - Андерса проняла  дрожь  при
виде безжизненных тел. - Мы не можем спасти их жизнь  -  они  сейчас  идут
навстречу своей гибели. Но мы обязаны забрать их с собой.  П'тому  что  мы
уже забрали их!
     И наконец пострадавшие были погружены на борт. Их  пришлось  пронести
через всю камеру реактора и гибкий туннель, после чего  они  были  уложены
тесно прижавшись друг к другу в тесном трюме буксира. Рик закрыл клапана и
отрезал шланг. Анна находилась  у  перископа.  "Прощай,  Джейн"  взлетела,
оставив позади пустые обломки "Ориона" и страшный сити корабль.
     Внезапно корабль содрогнулся от резкого толчка.
     -  Есть!  -  Роб  Мак-Джи  закивал  взлохмаченной  желтой  гривой   и
засветился  победной  улыбкой.  -  Ко  мне  вернулось  чувство  времени  и
пространства!
     - Значит, мы вернулись, - прошептал Андерс. - Который час?
     - Тридцать две минуты восьмого двадцать третьего марта.
     -  Итак  у  нас  осталось  пятнадцать  минут.  П'лагаю,  что   вполне
достаточно. - Землянин неуверенно улыбнулся. - Теперь не забудьте  вызвать
Анну и Рика.
     - Но они здесь...
     - Анна одновременно там на Обании отправляет мистеру Дрейку  провизию
и оборудование. Рик в Палласпорте, Где продолжает  пока  еще  работать  на
Интерпланет. Они оба уже отчаялись найти способ изолирующей подставки.  Не
говорите слишком долго, но постарайтесь подбодрить их.  Надо  предупредить
их о том, что их ожидает. Скажите  Рику  пусть  упакует  свой  космический
рюкзак и поцелует любимую на прощанье.
     - Корабль...
     Анна говорила не отрываясь от перископа, взволнованно затаив дыхание.
     - Он снова вернулся - или кажется, вернулся. Он возвращается, тем  же
самым курсом, что и пришел сюда. А вот и... МЫ!  -  Голос  Анны  задрожал.
"Джейн" опускается рядом с обломками крейсера. Шланг накачивается воздухом
- как будто ты пытаемся вернуть тела туда, где нашли их!
     - Не смотрите туда, - заботливо, но настойчиво сказал  Андерс.  -  Мы
уже достаточно  знаем  о  случившемся.  С  нашей  настоящей  точки  пленка
прокручивается в обратном направлении. Корабль сказочным образом  восстает
из руин после  того  столкновения.  Он  только  что  начал  свое  безумное
путешествие по межгалактическим просторам  и  биллионам  пустых  лет.  Это
закончится, когда его мертвые создатели вернутся к жизни и разберут его на
части.
     - Ну и пусть себе летит. В'дь все остальные его  секреты  в  надежных
руках, они  уже  расправились  с  фон  Фалькенбергом  и  всеми  остальными
предприимчивыми  шпионами.  Пр'дстатвьте  себе,  что  у   нас   есть   все
необходимое. Все, что мы создадим на этих  подставках  будет  принадлежать
нам, и нам не нужно будет ничего, что принадлежит ИМ.
     - Конечно нет! - подтвердила Анна. - Я так рада, что он улетел.  Даже
когда Рик определил его возраст, у меня не выходили  из  головы  эти  сити
люди. Я все время представляла себе, как они  погибли  или  сами  погубили
себя и свою цивилизацию своим смертельным оружием...
     Тревожный голос девушки затихал, но она не отрывала зачарованных глаз
от перископа, и Андерс сделал знак Мак-Джи сменить ее у приборов.
     - Я видел призраков,  своими  собственными  глазами.  -  Андерс  взял
дрожащую руку Анны и бережно  отвел  ее  прочь  от  перископа.  -  Тонкие,
длинные тени призраков, на узких сходнях, которые грозили  нам  неминуемой
смертью. Но они не тронули нас, д'рогая. И я думаю,  что  мы  должны  быть
благодарны за то, что они вовремя подсказали нам разгадку. Б'дем  считать,
что они дали нам последний шанс не следовать по их пути и не  использовать
изолирующие подставки для изготовления сити оружия.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.