Леонид Резник

                          МАГИЧЕСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК

                                 Повесть


                                          Гидра, 8-ой глубоководный отряд,
                                                 батискаф "Волшебный меч".
                                                    Аните и Михаилу Кроль.

     Дорогие папа и мама! Боюсь, что заставлю Вас  поволноваться.  В  моей
жизни наступает важнейший момент, а  Вы  так  далеко  и  глубоко.  Судьбу,
определившую меня в Службу Безопасности, я ругал зря.  Имея уникальное, по
всем понятиям, задание,  грех  жаловаться  на  невезение.  Подробности  Вы
узнаете через Сеть Информации. Изложу самое главное и предельно кратко.
     "Архимед"  принял  радиосигнал  на  варварски  искаженном  интерлинге
(радиосигнал в космосе  -  нонсенс!).  Послали  зонд,  обнаруживший  очень
человекоподобных обитателей (изумление, граничащее стоком).  Планету сочли
отсталой, но зарегистрировали... ядерный  взрыв.  А  когда  исчез  зонд  -
занервничали.  Сейчас со всей этой историей разбираются две очень солидные
организации, до сих пор работавшие вхолостую: Институт Внеземных Контактов
и Служба Безопасности.  Про ИВК не знаю почти ничего. Их дело - стратегия.
А СБ - моя служба.  К счастью, не такая скучная, как я считал. В  одиночку
произвести разведку на этой планете - большая честь. Не сомневаюсь, многие
хотели бы оказаться на моем месте.  Очень Вас прошу:  не  пугайтесь!  Риск
есть, но где его нет? Разведка нужна, просто обязательна, а  один  человек
не сможет повлиять на последующий  контакт,  даже  если  наделает  ошибок.
Конечно, постараюсь не ошибиться.
     Хотел передать пару слов, а получился трактат.
     Свяжемся, когда вернусь. Спокойной глубины.  В а ш  М а т в е й.


                                 ГЛАВА 1

     Руки так и чесались порвать связывающую их веревку.  Голова буквально
потрескивала от удара.  Непонятно, оглушить меня собирались эти  двое  или
убить? Хорошо хоть земные нейрохирурги добросовестно залатали череп  после
деликатной  модификации  его  содержимого.  Тончайшая  паутина  объединила
клетки мозга в Надсистему, компьютер на биологической  основе,  работающий
независимо от того, сплю я или бодрствую, выполняющий за меня всю черновую
мыслительную работу. Не нарушил ли удар паутинку?
     Человекоподобность аборигенов производила  убийственное  впечатление.
Первая внеземная цивилизация - и полное сходство с людьми! Как  это  могло
получиться? Возможно, мое удивление - свидетельство  многовековой  инерции
мышления?  Географы  глубокой  древности  населяли  неисследованные  земли
псоглавцами и всякими уродами.  Когда выяснилось, что  на  родной  планете
живут обыкновенные люди, мыслящих пауков, рептилий и осьминогов  поместили
на планетах дальних. И вот опять промашка. А может, так и должно быть?
     Два  дня  я  пролежал  в  засаде,  наблюдая  за  работающими  в  поле
крестьянами.  По причине полного непонимания, все их разговоры не вызывали
у меня особого интереса. У меня, но не у сидящего в моей голове помощника.
Миллиарды клеток Надсистемы разобрали язык аборигенов на составные  части.
Ночью,  после  освоения  грамматики  и  составления  простейшего  словаря,
Надсистема подключилась к спящему мозгу в режиме  гипнопедии.  А  когда  я
счел себя достаточно образованным  для  простейших  разговоров,  вылез  из
своей засады и побрел по направлению к большому городу, то угодил в засаду
чужую.
     Мысленно я сравнил себя с аборигенами - никаких существенных отличий.
Любой темноволосый землянин европеоидной расы выглядел бы здесь как  дома.
Глаза карие, может  быть,  другого  оттенка,  но  это  мелочи.  Рост  выше
среднего, хотя и не намного.  Чем же я не приглянулся? А может, ударом  по
голове здесь принято приветствовать незнакомцев?
     Тропинка  вывела  нас  на  маленькую  полянку  рядом    с    покрытым
растительностью склоном холма.  В кустарнике угадывалось отверстие  то  ли
пещеры, то ли землянки.
     - Аро! - позвал один из моих спутников.
     Ответа не последовало.
     - Поговорим и без него, - другой решил тут же приступить  к  делу.  -
Кто ты? - спросил он, присаживаясь на заросший мхом валун.
     - Я - Матвей. (Особая разговорчивость при  нулевой  информированности
ни к чему).
     - Что это значит?
     - Меня так зовут.
     - Странное имя. Ты человек?
     - Конечно, а кто же еще?
     - А я думаю, что ты оборотень.
     - Почему?
     - Уж больно быстро ты очухался.  Ну,  а  духом  ты  быть  не  можешь:
слишком легко попался.
     Интересная информация.  Кого-то здесь называют обортнями,  а  кого-то
духами, при этом вторые более сообразительны, чем первые. Но как доказать,
что я - это я?
     -  Не  знаю,  кто  такие  оборотни,  не  знаю,  кто  такие  духи.   Я
обыкновенный человек, только издалека.
     - Ты говоришь чепуху.  Мест без оборотней и духов не  бывает.  Кончай
врать.  Сейчас придет наш друг. Он умеет вызывать местного духа, а уж  тот
расскажет о тебе все.
     - Да что с ним возиться! - подал голос наблюдавший за нами  мужик.  -
Обыкновенный оборотень.  Чистенький, как  облизанный.  Говорит  непонятно.
Прирезать его надо, пока не вырвался.
     - Что бы он давно и сделал, окажись оборотнем, - с этими  словами  на
полянке появилось  еще  одно  действующее  лицо:  совсем  молодой  парень,
превосходящий габаритами моих пленителей.  -  Такие  веревки  оборотня  не
удержат.
     Веревки,  действительно,  не  выдерживали  критики.  А  парень,  надо
понимать, местный заклинатель духов?
     Так и оказалось.  Допрашивавший меня мужик, главный в этой  компании,
быстренько изложил историю пленения, особенно напирая на мою  безоружность
и полное отсутствие осторожности.  Мой рюкзак, не поддавшийся  мечу,  тоже
проходил как отягчающее вину обстоятельство.
     Аро вышел на поляну и громко  произнес  какую-то  абракадабру.  Потом
пару раз повторил.
     - Дух, ты здесь? - спросил он.
     - Здесь, - ответил голос из пустоты.
     Даже я вздрогнул.  Аро, похоже, был чревовещателем  высокого  класса.
Дурача  товарищей,  он  заслужил  авторитет.  Я  не  знаком  с    местными
суевериями, но вряд ли "общение с духами" - такой уж пустяк.
     - Ты знаешь этого человека? - спросил Аро.
     - Не знаю. Он - чужак, - ответил голос.
     - Но он человек?
     - Точно сказать не могу.
     - Откуда он пришел?
     - Он прилетел с неба. Его летающий дом сгорел.
     Я поежился. Лучший из чревовещателей не сможет рассказать то, чего не
знает. А откуда Аро знает о моей посадке?
     Разбойники выглядели озадаченными. Похоже, на этой планете кроме птиц
никто не летал.
     - Ты ничего не путаешь? - спросил Аро.
     - Я никогда ничего не путаю. Я говорю то, что было.
     - Давно прилетел этот человек?
     - Два дня тому назад.
     - И что он делал эти два дня?
     - Сидел в кустах рядом с полем и смотрел на людей.
     Ай да дух! Еще немного и я в него поверю.
     - Что еще делал этот... Матвей?
     - Больше ничего. Вышел на дорогу, и там его оглушили.
     - А что в его мешке? - Аро тряхнул мой рюкзак.
     - Металлические предметы, их я чувствую, и еще что-то.
     Нечистая  сила  (или  кто  там  за  нее)  явно  была  наслышана    об
электромагнитном поле.
     - Ты знаешь, как открыть этот мешок?
     - Нет.
     Окажись эта тварь знакома с молекулярными замками, я  поверил  бы  во
что угодно.  А может Аро -  чревовещатель-ясновидец?  Подарок  для  земной
Академии  парапсихологии,  работающей,  всего  лишь,  с    телепатами    и
телекинетиками?
     - Можешь ты еще что-нибудь сказать про чужака?
     - Нет.
     - Уходи.
     Трое разбойников обступили меня, глядя, как на редкий экземпляр,  чья
ценность, правда, очень сомнительна.
     - Кто же ты? - главарь возобновил допрос.
     - Я - человек по имени Матвей.  Прилетел из другого мира. Машина,  на
которой  я  прилетел,  сгорела.  Улететь  назад  я  не  могу.  Хочу  найти
кого-нибудь, кто помог бы мне построить такую же летающую машину.
     - Что это за другой мир? Как он далеко?
     Мне пришлось прочитать небольшую лекцию по астрономии плюс  изложение
сведений о шарообразности планет. Разбойники явно заскучали, но ни разу не
перебили. Особого доверия не чувствовалось, но былой враждебности тоже.
     - Ты говорил, что у вас нет ни духов, ни оборотней, - сказал главарь,
- как это может быть?
     - Как это, как? - не понял я, - живем, и все тут.  Я не  знаю,  зачем
они у вас.
     - Значит, никто не забирает у вас женщин? Никто не приказывает  вашим
правителям? Никто не ворует у крестьян еду?
     - Никто не делает ничего подобного. Разве это необходимо?
     - Разве необходимы гром и молния? Необходим ураган, ломающий деревья?
Но все это есть. Так же и духи с оборотнями. Или у вас нет грома, молнии и
ураганов?
     - Все это у нас есть.  От  молний  мы  легко  защищаемся,  а  ураганы
направляем так, чтобы никому не причинить вреда.
     Троица посмотрела на меня, как на сумасшедшего. Я же решил не тратить
время на обсуждение местных суеверий.
     - Может,  подскажете  мне,  как  найти  людей,  которые  помогут  мне
построить новый летающий дом? Никакой пользы от  меня  вам  все  равно  не
будет, а вреда я постараюсь не принести.
     - Если бы мы занимались тем, что направляли на верный путь  заблудших
путников, - нехорошо ухмыльнулся главарь, - то давно умерли бы с голоду. А
вреда ты нам не причинишь, это я обещаю. Заприте его, нам надо поесть.
     Моя тюрьма была закутком для краденого  домашнего  скота.  Ко  многим
лишениям готовил я себя, думая и на Земле, и в полете о том, что может мне
встретиться.  Но запах! Ничего подобного я  вообразить  не  мог.  Какой-то
кошмар!
     С не очень давних пор я стал считать  себя  невезучим.  Устав  Службы
Безопасности, созданной на  заре  единой  Земли,  требовал,  чтобы  каждый
четвертый по результатам выпускник любого учебного  заведения  отслужил  в
ней  четыре  года.  Закон  этот,  как  и  все  касающееся  СБ,  выполнялся
беспрекословно.  Безопасность - штука важная, только  вот  от  кого  могла
исходить опасность? Не удивительно, что попав в  СБ,  я,  подобно  многим,
считал 4 года'напрасно прожитыми,  вычеркнутыми  из  жизни.  Разработка  и
испытание новых видов оружия, проработка фантастических конфликтов с неким
гипотетическим противником...  Угораздило же меня стать не  третьим  и  не
пятым!  Назначение  на  Таик  (так  разбойники  называли  свой  мир)  было
радостной неожиданностью.  Еще бы! Первый сотрудник СБ,  занятый  реальным
делом! Хотя, насколько уютнее разбирать абстрактные  конфликты.  А  тут...
Сначала нейрохирурги нацепили мне паутинку  Надсистемы.  Потом  -  силовая
подготовка для условий отсталого общества, аналогичного древнему  земному.
До чего неприятно избивать спарринг-партнеров...  И  в  завершение  -  эта
вонь!
     Приход разбойников прервал мои размышления.  Аро среди них  не  было.
Главарь вывел меня на поляну, разрезал надоевшую веревку и  сунул  в  руки
рюкзак.
     - Открой! Посмотрим, есть ли у тебя, чем откупиться.
     Нахальство этой пародии на Робин Гуда начало меня раздражать. Похоже,
миром от них не отделаться.
     - Вещи в этом мешке не имеют никакой цены. Вам они ни к чему. А я без
них не смогу прожить.
     - В вашем мире все слабоумные или ты один?  Я  и  так  трачу  слишком
много времени на тебя и твой вонючий мешок.
     Второй разбойник ударил  меня  в  живот.  Вернее,  хотел  ударить.  Я
легонько отбил удар рукой и сделал пару шагов в сторону.
     - Я  не  хочу...  -  декларацию  миролюбия  закончить  не  дали.  Хас
(кажется, так его назвал атаман?), выхватив меч, попытался тяпнуть меня по
руке.
     Это уже было  похоже  на  опасность.  Пришлось  уклониться,  а  когда
противник замахнулся посерьезней, я нырнул под рубящий удар и ногой  сбоку
попал Хасу в солнечное сплетение. Один враг выбыл из игры.
     Стараясь не терять темпа, я  прокатился  колесом  мимо  предводителя,
схватив при  этом  лежавший  перед  ним  рюкзак,  и  остановился  глотнуть
воздуху.  Вонь еще занимала большую часть легких, и  это  была  не  лучшая
замена для кислорода.
     Разбойничий  атаман,  несмотря  на  неожиданное  развитие    событий,
выхватил меч и напал на меня по всем правилам фехтовального искусства. Для
защиты я мог использовать только рюкзак. Очень неудобное оружие.
     Только фантастическая прочность карборона могла устоять  перед  столь
бурным  натиском.  Мой  противник  махал  мечом  с  четкостью  отлаженного
механизма, не оставляя мне никаких  лазеек.  Хас  не  выдерживал  никакого
сравнения рядом со своим шефом.
     Некоторое время спустя мой соперник подустал.  Он сбавил темп,  а  я,
понадеявшись на  лучшую  физическую  подготовку,  пошел  в  атаку.  Смешно
говорить об атаке с мешком в руках.  Выглядел я, наверное, тоже смешно. Но
мне было не до смеха.
     Усталость сыграла свою роль или нетрадиционное оружие, но разбойничий
атаман пропустил удар. Хороший признак. После второго удара (по голове) он
на долю секунды замешкался.  Достаточно, чтобы выпустить рюкзак, захватить
руку с мечом, вывернуть ее без всякой  жалости  и  добросовестно  оглушить
противника. Наступило временное затишье.
     Ну и ну! Неужели  так  будет  все  время,  пока  я  здесь?  На  Земле
давным-давно вымерли все специалисты по фехтованию и рукопашному бою. Даже
спецы из СБ не могли предположить, что такие уменья пригодятся. Из архивов
любителей и профессионалов, занимающихся историей искусства, извлекли  все
сохранившиеся приключенческие фильмы о подвигах ниндзя, мастеров кун-фу  и
каратэ, а также многих других, кто умел защищаться и  нападать,  используя
совсем немного, сверх отпущенного человеку природой.  Я  смотрел  все  это
целиком и выборочно.  Сначала с интересом,  потом  со  скукой,  а  немного
позднее - ухитряясь спать  с  открытыми  глазами.  Электрические  импульсы
накачивали мышцы моего неподвижного тела, а Надсистема запоминала.  Во сне
эта хитрая  наука  перебиралась  в  традиционную  память,  порождая  новые
рефлексы.  На тренировках теория  увязывалась  с  практикой,  одновременно
закрепляясь.  Всемирная Лига Регби помогала  нам  со  спарринг-партнерами,
хотя и без особого успеха...
     - Эй! Матвей! Сядь спокойно и не дергайся. Я хочу с тобой поговорить,
- подобное желание появилось у Аро, вылезшего из кустов с луком  в  руках.
Стрела лежала на тетиве и была направлена в  мою  сторону.  Какой  стрелок
Аро? Если стрела попадет в комбинезон, все обойдется  синяком.  А  если  в
голову...
     - Ты хорошо дерешься, - начал Аро с комплимента. - Муз учил меня, и я
не знаю человека, дерущегося на мечах  лучше  Муза.  Он  даже  сражался  с
оборотнями, но сам я этого не видел.
     - А оборотней видел?
     - Нет.  Я жил не с ними, - он кивнул на лежащих разбойников и  присел
на корточки, - меня воспитывал маг, недалеко отсюда.  Ему служили  сильные
духи, и оборотни боялись подходить к нашему дому.
     - А духов ты видел? - светская беседа была очень кстати.  Пальцы, как
бы сами по себе, раскрыли рюкзак и сейчас без особой спешки собирали в нем
пистолет.  Довольно удобное оружие  конца  двадцатого  века:  резервуар  с
жидкой взрывчаткой в рукоятке и кассета с двадцатью пятью пулями.
     - Конечно, видел! - Аро был удивлен моим скепсисом. -  Тот,  кого  ты
слышал - мелюзга, он не имеет тела.  А к Учителю  приходили  важные  слуги
Белого Духа.  Как-то раз он нашел заклинание для  слуги  Голубого  Духа  и
сумел его вызвать. Но в наших краях это сделать сложно, и больше у него не
получалось.
     - А ты можешь вызвать кого-нибудь видимого?
     - Нет, - Аро по-мальчишески смутился, - учитель так и не  успел  меня
научить.  Или не захотел. Умер он внезапно. Потом в нашем  доме  прятались
эти двое, когда их отряд разгромили солдаты правителя области.  Будь  я  с
ними раньше, этого бы не случилось.  Мой  дух  держит  нас  в  курсе  всех
местных новостей.
     Мой пистолет был собран и направлен на Аро. Рюкзак скрывал это, но не
мешал действовать в случае конфликта.
     - Слушай, Матвей, - Аро отложил лук в  сторону,  -  тебе  никогда  не
построить новый летающий дом.  На  всем  Таике  нет  ничего  подобного.  А
сражаешься ты хорошо.  Останешься с  нами,  еще  наберем  людей,  перебьем
оборотней в округе. Места здесь богатые, можно хорошо жить.
     - А что, оборотни - умелые воины?
     - Еще бы! Мало кто из людей с ними сравнится.  Раны  у  них  заживают
очень быстро, убивать надо наверняка.
     - Это все слова. Ты же их не видел.
     - Ну и что? Это все знают. Даже дети.
     "Все знали, что Земля плоская", - сказал я сам себе, но спросил:
     - Оборотни воруют женщин?
     - Нет.  Им это ни к чему. У них свои  женщины  есть.  Тоже  оборотни.
Иногда они даже мужчин заманивают. Женщин берут духи.
     - Так может, духов надо перебить?
     - Ты что?! - Аро аж подпрыгнул от страха пополам с возмущением.  -  С
духами не сражаются. Они непобедимы.
     - А кто-нибудь пробовал?
     - Давным-давно, говорят, пробовали. Сейчас нет.
     - Послушай, Аро, - неожиданно возникшая идея показалась мне неплохой,
- неужели тебе не надоело грабить мелких торговцев и крестьян,  шарахаться
от солдат правителя? Пошли со мной.  Посмотришь  мир.  А  если  я  все  же
построю себе летающий дом, то полетишь на  мою  планету.  Там  ты  увидишь
такое, что и присниться тебе не могло.
     Аро молчал.  Конечно, очень неожиданно. Чужак свалился с неба,  избил
приятелей, наврал с три короба о других мирах  и  позвал  с  собой  искать
неведомо кого
     Оба моих противника одновременно начали подавать признаки жизни.  Хас
встал на четвереньки, потом  поднялся,  потирая  ушибы  и  бросая  злобные
взгляды в мою сторону.  Муз, очнувшись, исподтишка  огляделся  и  встал  с
независимым видом. Понял, наверное, что я не собираюсь его добивать.
     - Я же сказал, что он оборотень, - истерически закричал Хас,  -  ведь
говорил я вам - прирезать этого зверюгу.
     - Заткнись, Хас, - Муз встал, скрестив руки на груди и глядя на меня,
- ты - не человек, парень.  Люди так не  дерутся.  Оборотень  не  стал  бы
ходить за нами с гнилой веревкой на руках. Если я не ошибаюсь, благородный
дух спустился в Мир людей в поисках приключений?
     На последнем слове, без подготовки. Муз метнул кинжал. Прямо в горло,
сиди я как истукан.  Легкий наклон заставил кинжал пролететь  над  плечом.
Хотелось бы мне, подобно земным ниндзя, поймать  его  рукой,  но  до  этой
степени я еще не дозрел.
     - Кажется, я угадал, - засмеялся Муз, - не сердись, Благородный  Дух.
Это была проверка. Так прав ли я?
     - Ты близок к истине, - важно ответил я. "Ложь во спасение", так  это
называлось в старину? Краем глаза  я  наблюдал  за  Аро.  Парень  стоял  с
открытым ртом.
     - Кому ты служишь.  Благородный Дух? - вежливо спросил Муз, -  Белому
Духу или кому-нибудь издалека?
     - Людям не судить о делах духов, - резко ответил я, - вы  мне  и  так
уже надоели. Аро, собирайся, пойдешь со мной.
     Я встал, выстрелил в лежащий на траве меч Муза и спрятал пистолет  за
отворот  комбинезона.  Треск  выстрела,  звон  разлетевшегося    меча    и
минимальная демонстрация оружия  подействовали  убедительнее  самых  умных
разговоров.
     Перед ночлегом, который мы с Аро устроили километрах в пятнадцати  от
разбойничьего лагеря, я задал вопрос Надсистеме:
     "Возможно ли существование духов и оборотней, что бы ни понимали  под
этим аборигены?" Утром ответ был готов: "Вероятность существования духов -
43%, оборотней - 4%".


                                 ГЛАВА 2

     Темнота быстро опускалась на приютившую нас деревню, но ее обитателям
было не до сна.  Нам с Аро тоже.  Те,  кого  таикцы  называли  оборотнями,
взялись за  дело  серьезно.  Мощные  бревенчатые  ворота  потрескивали  от
ударов, доживая последние минуты.
     Все местные деревни,  виденные  мною  до  сих  пор,  были  однотипны.
Строились они на берегах рек.  Глубокие  рвы  позволяли  жителям  деревень
чувствовать себя как на острове.  Земля, извлеченная из рва (и  не  только
она) использовалась  для  создания  высокого  вала.  Большинство  деревень
обходилось без моста с воротами, довольствуясь лодочной переправой. Ворота
были слабым местом.  Атакующие запросто могли бросить перед ними временный
мост, выбрать таран попрочней и долбить до победного  конца.  Нападений  с
рек таикские крестьяне боялись меньше.  То ли оборотни не имели лодок,  то
ли были плохими пловцами. Не исключено, что жители деревень просто выбрали
из двух зол меньшее, предпочитая иметь дело с противником,  вылезающим  из
воды.
     В чем причина конфликта, я не разобрался.  Аро, объяснявший  мне  ее,
похоже, не  знал  сам.  Я  понял  одно:  тем,  кого  называют  оборотнями,
необходимо продовольствие,  и  они  постараются  взять  его,  невзирая  на
потери.  С голодом не шутят. Без сомнения, и для  крестьян  был  небогатый
выбор: умереть от недоедания или сражаясь.
     При  другой  исходной  ситуации  я  попытался  бы  как-то   примирить
враждующие стороны, пообещав вызвать транспорт с продовольствием и обучить
всех  желающих  передовой  сельскохозяйственной  технологии.  Но  голодные
крестьяне не перехватывают  космическую  гиперсвязь  и  не  занимаются  ее
дешифровкой. А лесные разбойники не взрывают атомные бомбы. Шедевр военной
техники - тяжелое бревно-таран.  Основная моя миссия - разведка. Какими бы
гуманными не были  отклонения  от  нее,  их  нельзя  допустить.  Жутковато
признать, но дегуманизация считалась одной из основ  моей  психологической
подготовки.
     Аро  (не  пойму,  духом  или  человеком  считал   он    меня    после
десятидневного путешествия) так и порывался сразиться за  правое  дело.  Я
же, по его мнению, просто обязан был возглавить эту битву.  Мне моя задача
не казалась столь простой.  Если я, чужак, не буду сражаться с оборотнями,
то что мне угрожает? Выдам себя еще раз за духа, в конце концов.  С другой
стороны,  просто  бесчеловечно  бросать  мирных  жителей    на    произвол
вооруженных разбойников.  Не настолько же меня дегуманизировали? Хотя и не
настолько, чтобы хладнокровно перебить нападающих.
     - Матвей! Матвей! Я нашел тебе меч, - подбежавший  Аро  сунул  мне  в
руку оружие.
     Я машинально сжал рукоятку. Идиотская ситуация!
     Одно из бревен в воротах треснуло. Следующий удар образовал щель. Еще
один - расширил.  Света факелов  еле  хватало,  чтобы  разглядеть,  как  в
образовавшуюся  щель  проскользнули,  один   за    другим,    два    зверя
темно-зеленого цвета.  Здесь их называли пути, и Аро  успел  мне  все  уши
прожужжать, что именно их вид принимает большинство оборотней.
     Уклоняясь от стрел и ударов мечей, лути бросились в  разные  стороны.
Потом последовало два хлопка, словно две  слабые  взрывные  волны  ударили
меня с двух сторон.  На месте  лути  стояли  люди.  Вернее  не  стояли,  а
двигались с умопомрачительной быстротой.  Каждый оборотень  успел  вырвать
себе меч из рук  защищающихся  крестьян  и  рубился  так  яростно,  словно
собирался перебить всю деревню без помощи извне.
     Я сбросил оцепенение.  Случилось невозможное, но сейчас не время  для
поисков ответа.  То, что  нападающие  -  не  люди  (или  не  совсем  люди)
заставило чашу весов в моей душе  отклониться  от  равновесия.  Я  вытащил
пистолет,  дважды  выстрелил.  Оба  оборотня  упали.  Их  обнаженные  тела
казались неестественно белыми на черной земле в темной ночи  Таика.  Затем
последовали два хлопка, тела заволокло паром.  Лути, по-собачьи скуля,  но
довольно резво для  раненых,  исчезли  в  увеличившемся  проломе.  С  вала
раздались голоса сидевших там крестьян. Осаждающие скрылись.
     - Это он! Он! Я видел! - завопил пожилой крестьянин с топором. -  Над
нами милость Благородного Духа.
     Так в очередной раз мне пришлось стать самозванцем.
     Таик приобретал все более и более загадочные черты. Сначала голос без
тела, затем натуральные оборотни в процессе перевоплощения.  С  расстояния
метров в десять и в ситуации, исключающей  мошенничество.  Ну,  нашлась  в
глубинах космоса планета, неотличимая от  Земли  природой  и  обитателями.
Ничего страшного, рано или поздно такое должно было произойти. Но чтобы на
этой планете толпами разгуливали персонажи земных волшебных сказок!  Чушь,
чепуха, нонсенс.  А я, странствующий рыцарь из Службы Безопасности, должен
отучить драконов (то бишь духов) похищать красавиц,  а  оборотней  обижать
смирных  землепашцев?..  Надсистема  извлекла  из  моей  памяти  множество
персонажей земного фольклора.  После утомительного допроса Аро, я выяснил,
что на Таике нет: богов,  чертей,  вурдалаков,  домовых,  леших,  троллей,
баньши, эльфов, гномов, русалок, драконов, ведьм, водяных и  великанов.  О
сфинксах, кентаврах, гарпиях и прочей шушере я  не  спрашивал.  В  наличии
были  лишь  оборотни,  которые  боялись  только  духов  или    значительно
превосходящих сил людей, и духи, которые не боялись никого,  но  почему-то
подчинялись отдельным людям, называемым магами.  Полное отсутствие религии
заменялось  полным  господством  суеверий.  Мой  верный  друг,   компьютер
Надсистемы,  слегка  проэксплуатировал  клетки  мозга  и  выдал  очередную
оценку: "Вероятность существования духов - 53%, оборотней - 78%".
     Через день мы с  Аро  покинули  деревню,  несмотря  на  настойчивость
крестьян, предлагающих мне остаться в качестве духа-хранителя.  У  каждого
свои заботы...  Меня манил город Анас, столица области Белого Духа. Может,
это и выглядело наивным, но я хотел встретиться  с  самим  правителем.  Уж
он-то знал о Таике больше, чем все встречные-поперечные вместе взятые.  Не
вслепую же мне искать анонимных радиокорреспондентов?
     Таикская природа не  вызывала  особого  любопытства.  Зеленели  почти
земные растения, в них суетились  почти  земные  зверьки  и  насекомые.  С
помощью простейших опытов я выяснил, что многое смогу использовать в пищу.
Дальнейшие исследования и  возможные  открытия  пришлось  оставить  земным
биологам.
     Что касается общения, то собеседником Аро был далеко не самым лучшим.
Его кругозор был  минимален.  "Учеба"  у  мага  заключалась  в  выполнении
простой работы по дому.  Знал Аро мало, но излюбленную тему для  разговора
имел. Его коньком было полное и окончательное уничтожение оборотней, после
которого ожидалось наступление  счастливой  обеспеченной  жизни.  Конечно,
местному жителю виднее.  Лично мне кое-какие действия духов  не  нравились
даже больше, чем грабежи оборотней.  Во всех деревнях мужчин жило  больше,
чем женщин.  Я не был светилом социопсихологии,  но  один  вывод  из  этих
статистических данных  лежал  на  поверхности.  Таксе  общество  не  могло
нормально развиваться.
     - Ты не прав, Матвей! - спорил Аро.  -  Хоть  духи  и  берут  женщин,
немного еды и красивые вещи, но они защищают нас от  оборотней,  когда  те
особенно наглеют.
     - А почему оборотни сами ничего не выращивают, не  разводят  домашний
скот?
     - Что ты! Люди этого не допустят.  Оборотни хитрые. У них  все  будет
получаться лучше.  Кому приятно, чтобы человеко-звери владели всем, а люди
находились у них в услужении?
     Примерно так протекали наши диалоги. Но польза от Аро была. Не говоря
о том, что я к нему привязался, это был лучший в  моей  ситуации  источник
информации.  Он давал ответ лишь на малую часть вопросов,  но  ответы  эти
были искренними и отражали мнение среднего обитателя Таика.
     Однажды вечером, когда мы свернули с большой дороги  и  готовились  к
ночлегу, меня окликнули.
     - Матвей, -  голос  прозвучал  буднично,  совсем  по-земному.  Словно
старый знакомый подошел во время прогулки по парку.
     Я оглянулся. Рука потянулась к очкам ночного видения.
     - Не надо, Матвей, - говоривший  явно  заподозрил,  что  я  собираюсь
взять  оружие,  -  если  бы  я  хотел  напасть,  то  сделал  бы  это   без
предупреждения.
     - Так выходи.
     Сзади раздался шорох.  Я  обернулся  и  увидел  перед  собой  мужчину
среднего возраста, очень  аккуратно  одетого  в  некое  подобие  плаща  из
гладкого темно-зеленого материала. Слева на поясе висел длинный узкий меч.
     - Не найдется ли у вашего костра место  для  одинокого  странника?  -
осведомился незнакомец.
     - Конечно, найдется, - ответил я, - особенно для столь многознающего.
     - Это совсем просто.  Скоро весь Таик будет знать о человеке, который
выдает себя за духа.
     - Ноя...
     - Знаю.  Ты просто похож. Особенно, если никогда не видеть настоящего
духа.
     Что-то в словах мужчины в зеленом плаще было необычно.  То ли ирония,
то ли намеки.  Здесь, на  Таике,  привыкнув  к  унылым  диалогам,  я  даже
соскучился по такому уровню разговора. А о моем прилете в этом заповеднике
нечистой силы знает, пожалуй, каждый ее представитель. По мимике Аро я уже
догадался, что мы имеем дело с оборотнем.
     - Как вам у нас нравится? - начал светскую беседу поздний визитер.
     -  Затрудняюсь  сказать  (честнейший  из  ответов).  Никто  не  будет
отрицать, что каждому больше нравится у себя дома.  Хотя меня и убедили  в
последнее время, что о возвращении домой мечтать не стоит.
     - Неужели у вас не  найдется  друзей,  которые  будут  искать  своего
пропавшего товарища?
     - Мне привычнее надеяться только на себя.
     - И что же делать одинокому страннику в чуждом ему мире?
     - Искать мудрых людей, которые умеют строить летающие  дома.  К  тому
же, я не одинок, - взгляд в сторону Аро.
     Незнакомец презрительно скривил губы. Действительно, невзирая на свои
солидные размеры, Аро больше всего напоминал испуганную собаку, жмущуюся к
ногам хозяина.
     - Вы уже догадались, с кем имеете дело?  -  очень  нейтральным  тоном
осведомился оборотень.
     - Конечно.
     - И, без сомнения, вам все уши прожужжали россказнями о нашем злобном
нраве и вероломстве?
     - Я слышал что-то в этом роде.
     - И вы верите всему этому?
     - Я верю только фактам, а видел  я  еще  очень  мало.  Один  инцидент
заставляет меня насторожиться. Кстати, как поживают ваши товарищи, которых
я ранил?
     - Они не мои товарищи.  Подобно людям, мы различаемся, как  по  месту
жительства, так и по образу жизни.  Вы столкнулись с самыми отчаянными.  А
поживают они неплохо. Наши раны излечиваются лучше, чем у людей.
     "Для людей такие раны смертельны", - подумал я, но промолчал.
     - Я могу быть полезен? - вежливо осведомился оборотень.
     - Не знаю. Сумеете вы найти людей, которые мне нужны?
     - Таких людей нет. Но выход из вашего тупика возможен.
     - Расскажите мне, как его найти.
     - Не в такой же обстановке.  Здесь вы гости, я - хозяин, а  гостей  я
привык принимать как следует.  Давайте пройдем в мой дом, только  с  одним
условием.
     - В чем дело?
     - Я попрошу завязать глаза.
     Аро вскочил.
     - Матвей, не соглашайся! - закричал он. - Это ловушка! Убей его  пока
не поздно.
     - Ваш друг так наивен.  Если мы захотим, в любом  лесу  тысячи  стрел
могут вонзиться в вас, выпущенные со всех сторон.
     На следующий день после расставания с разбойниками, я  соорудил  себе
неплохой балахон  с  капюшоном,  приблизительно  соответствующий  таикской
сельской моде.  Соорудил из карборона с помощью плазменного ножа, так  что
тысячи стрел меня не очень пугали.  Но в логике  нашему  собеседнику  было
трудно отказать. Я завязал глаза себе и Аро, пообещав своему спутнику, что
так просто не сдамся.  Проблемы с запоминанием дороги не было:  Надсистема
без труда могла зафиксировать и повороты, и количество шагов.
     Шли мы недолго, больше кружились на месте.  Наощупь спустились  через
систему люков, где-то проползли. Ловкие пальцы сняли повязку. Рядом с нами
стоял парень.
     -  А  где  тот...  -  я  замялся,  как  определить  своего  недавнего
собеседника.
     - Это Лост,  -  ответил  юноша,  -  он  никуда  не  денется,  вы  еще
встретитесь. Нас он попросил позаботиться, чтобы вы помылись.
     Я с радостью согласился.  До сих пор мой образ  жизни  на  Таике  был
слишком плохо совместим с  потребностью  в  области  гигиены.  Аро  ничего
другого не оставалось, как пойти со мной.
     Подземные  коридоры  были  облицованы   чем-то    светлым,    наощупь
напоминающим пластик.  Некоторые квадраты  на  потолке  светились,  но  не
настолько  сильно,  чтобы  говорить  о  хорошем  освещении.  Больше  всего
подходило определение: "Достаточно светло, чтобы не спотыкаться."
     Таикский душ представлял из себя струю тепловатой  воды,  льющуюся  с
потолка и с трудом поддающуюся регулировке.  Помыться удалось, а  получить
удовольствие от этой процедуры - вряд ли.  Вдобавок ко всему, по отношению
к Аро мне пришлось исполнять обязанности банщика. Он, похоже, мылся первый
раз в жизни.
     Об Аро следует сказать  особо.  С  ним  за  последний  час  произошла
настоящая метаморфоза.  Сильный и уверенный в себе парень, считавший  себя
довольно образованным по местным  меркам  человеком  и  гордившийся  таким
необычным товарищем, как я, был полностью  парализован  суеверным  страхом
перед оборотнями.  Ощутив себя всецело в их власти и  не  чувствуя  особой
поддержки с моей  стороны,  Аро  решил,  что  любое  сопротивление  лишено
смысла.  Я, наверное, много потерял в его глазах, но другого пути не было.
Поиски тех, кто может построить космический корабль, были  предлогом.  Они
выводили меня на обладателей самой передовой на Таике  техники,  владеющих
радиопередатчиками.  А у них, без сомнения, можно было узнать, кого  и  от
чего надо спасать.
     Более-менее чистые мы вышли в  коридор.  Там  уже  ждала  девушка.  В
трехмерном лабиринте из тоннелей и лестниц она вывела нас к двери, с  виду
ничем не отличающейся от множества других.  За  ней  уже  сидел  тот,  кто
называл себя хозяином лесов.
     - Садитесь, - пригласил Лост, - я хочу вас угостить.  У нас  считают,
что еда влияет на мысли человека.  А если вспомнить, чем вы питались после
прибытия на Таик, Матвей, то мне вас жалко.
     Лост говорил складно, а я вспомнил огромное количество жареной птицы,
прошедшее через мой желудок.  Не исключено, что местные  представления  об
обмене веществ в какой-то степени справедливы, и ногами  я  здесь  шевелил
куда больше, чем извилинами мозга.
     У любого народа еда, как правило, связана с определенными  ритуалами,
правилами поведения.  Аро воспитывался в лесной глуши.  Я  -  на  планете,
опережающей Таик чуть ли не на тысячелетие.  Но  за  столом  мы  выглядели
одинаково.  Оба не знали, какие блюда как следует есть, что за чем, что  с
чем и  в  каком  количестве.  Лост  не  пытался  поправить  нас  или  дать
какие-нибудь советы.  Он почти не ел сам,  наблюдая  за  мной  с  оттенком
исследовательского  любопытства.  Аро,  похоже,    его    совершенно    не
интересовал.
     Тут я ошибся.  Перед самым концом трапезы мой  верный  спутник  начал
медленно валиться набок  (ели  мы  за  низким  столиком,  сидя  на  полу).
Мгновение спустя Аро уже посапывал.
     - Что это? - моя рука легла на рукоятку пистолета.
     - Пустяк, - спокойно ответил Лост, - молодой человек впервые в  жизни
прилично поел. А теперь решил вздремнуть. С вами ведь все в порядке?
     - Аро доверил мне заботу о своей жизни.  Когда я шел сюда, вы обещали
деловой разговор, а не опасные фокусы.
     - Жизни Аро ничего не угрожает.  Нам просто надо было побеседовать  с
вами наедине.  Вы предпочитаете, чтобы бодрствующего Аро выводили отсюда с
мечом у горла? Сам он не ушел бы, это ясно. Или секретов от Аро у вас нет?
     Лост опять оказался прав.  Но когда вошедший парень  взвалил  Аро  на
плечи и собрался унести его, я запротестовал.
     - Послушайте, - мой собеседник начал терять терпение, - вы  утомляете
меня своей подозрительностью. Неужели вы думаете, что мы его съедим?
     - Н-нет, что вы.
     - Так перестаньте волноваться.  Не секрет, что ваш  друг  не  выносит
оборотней.  В дальнейшем это может помешать ему быть надежным  помощником.
Мы постараемся, чтобы он изменил свое мнение.
     - Как? - в голове промелькнуло все, что я знал  о  земном  подходе  к
проблеме переориентации личности: пытки, наркотики, гипноз, нейрохирургия,
амнезошок.
     - И здесь вам нечего бояться. Неужели можно заставить человека думать
хорошо, если обращаться с ним плохо?
     Я решил не разубеждать  Лоста  и  компенсировать  все  свои  уступки,
выяснив хоть что-нибудь о загадочной жизни оборотней.  На заданный "в лоб"
вопрос о превращениях в животных Лост не обиделся.
     - Это так же естественно, как ходить и дышать.  Для начала вы  должны
объяснить мне, как вы дышите и как  вы  ходите.  Сможете  -  объясню  наши
превращения.
     Я был ошарашен, не понимая, куда клонит собеседник.
     - Могу объяснить. Но это же известно вам и неинтересно.
     Теперь удивился Лост.
     - Известно мне? Я просто хожу и просто дышу. Как можно понять то, что
делается бессознательно?
     В ответ я прочел кратенькую лекцию по физиологии. Под конец появились
сомнения. Может быть, меня дурачат?
     - Невероятно, как сложны простейшие  вещи.  Вы  очень  много  знаете,
Матвей. Если бы вы обладали способностью превращаться. вы объяснили бы эту
способность. Я не могу.
     Никакого продвижения вперед не было. Мне надоело кружиться. вокруг да
около, усталость сковывала движения и мысли, сон  надвигался,  как  уютное
мягкое серое облако. В аптечке имелись средства для восстановления сил, но
воспользоваться ими я не успел. В комнату вошла девушка.
     - Знакомтесь, Матвей.  Это моя дочь Эль. Она  позаботится  о  вас.  А
потом разберемся, можем ли мы с  вами  принести  друг  другу  какую-нибудь
пользу.
     - Обо мне не надо заботиться, - вяло  возразил  я,  -  мы  так  и  не
добрались до сути, а время  идет.  Через  несколько  минут  я  восстановлю
силы...
     - Успевает не тот, кто спешит, а тот, кто все делает вовремя, - изрек
Лост и самым нахальным образом вышел из комнаты.
     Я посмотрел на Эль.  Зеленоватый отлив  волос,  единственное  отличие
таикцев от землян, прямиком выводил меня на легенду о  Садко  в  подводном
царстве.  Разобраться в сходстве и различии  таикских  и  земных  эталонов
женской красоты было трудновато: красивых женщин здесь  забирали  духи.  У
нас на Земле Эль не считалась бы особой красавицей, хотя...
     - Пошли, Матвей. Говорят, ты спешишь? У нас много дел.
     - Каких?
     - Ты должен изучить нашу письменность, кое-что узнать о нашей истории
и о магах.
     - Хорошо, -  я  почувствовал  то,  что  в  детских  играх  называется
"теплее".
     - А еще, - у самых дверей добавила Эль, - ты должен узнать, что такое
быть на нашей стороне.


                                 ГЛАВА 3

     - Я считаю, что теперь мы можем поговорить серьезно, - сказал Лост, -
Эль рассказала вам все необходимое.
     - Она обучила меня грамоте и рассказала легенду  о  духах.  Я  ожидал
узнать намного больше.
     -  А  разве  вы  ничего  больше  не  узнали?  -  в  голосе   оборотня
чувствовалась издевка.
     - Вы начинаете надоедать мне, Лост.  Я  потерял  у  вас  шесть  дней.
Зачем? - тут мне пришлось прикусить язык.  Вопрос "Зачем?"  предназначался
мне.
     - Совершенно с вами согласен.  Никогда бы не поверил, что вы  сумеете
обучиться грамоте за четверть кера (половина земного часа).  И никогда  бы
не поверил, что Эль задержит вас так долго. Кажется, ваш мир более скучное
место, чем я предполагал.
     - Нет. Это ваша Эль куда более интересная девушка, чем предполагал я.
Но почему вы сводите разговор на нее? Поговорим наконец о деле.
     - Итак, дело.  Вы хотите каким-то образом уйти из нашего мира в свой.
Мне не совсем понятно слово "улететь".  Птицы летают всю жизнь, но ни одна
из них не долетала до других миров. Дело ваше. Летите куда хотите. Но как?
Летающих домов у нас нет.  Обращаться к правителю области глупо,  так  как
никто из людей вам не поможет.  Остается один выход: подчинить духов, а уж
они построят летающий дом.
     - Это реально?
     - Если не духи, то кто еще? Мы не можем,  люди,  эти  деградировавшие
оборотни, тем более.
     - Как же подчинить духов?
     - Вот, - неизвестно откуда, скорее  всего  из  рукава,  Лост  вытащил
искусно сделанную карту и развернул ее передо мной. - Здесь  показаны  все
живущие на Таике маги. Это, - сверху лег еще один свиток, - список магов с
указанием, какому  магу  подчиняются  какие  духи.  Главные  духи:  Белый,
Голубой, Желтый, Черный, Красный и Фиолетовый  -  не  подчиняются  никому.
Задача в том, чтобы получить власть именно  над  ними.  Маги  со  временем
утратили  нужные  заклинания,  они  с  каждым  поколением  становятся  все
невежественней и невежественней. Кто знает, может быть, именно вам удастся
найти тайну заклинаний.
     - А зачем все это надо вам, оборотням?
     - Ответ прост.  Духи, если захотят, могут нас  уничтожить.  Рано  или
поздно это произойдет, кое-где  уже  произошло.  Если  власть  над  духами
приобретет человек с Таика (хоть это и маловероятно) - трагедия неизбежна.
Но  вы...  Вы  один  можете  быть  объективным.  И  практический    совет:
разворачивайте карту и список как можно реже, лучше в  полутьме,  и  пусть
никто...
     - Стоп, - я перебил Лоста, - дайте глянуть.
     Непонятно,  зачем  таскать  с  собой  эти  полотнища,   когда    есть
Надсистема. И так я ее использую слишком слабо.
     Большая карта была ничем иным, как картой Таика, уже известной мне по
съемке с зонда-разведчика. Самым главным сокровищем были надписи. Названия
населенных пунктов, имена магов, области, подчиняющиеся  различным  духам.
Дело не в том, буду ли я действовать по плану Лоста.  Все эти сведения мне
никогда бы не удалось собрать самому.  Кто  знает,  может  они  и  сыграют
когда-нибудь важную роль.
     - Готово, - я вернул свитки, - можете  оставить  их  у  себя.  Я  все
запомнил.
     - Все? Точно? Все имена, детали?
     - Можете не проверять.
     - Если вы способны на  подобные  вещи,  то  вам  по  силам  узнать  и
заклинания.
     - А если я не приму ваш план?
     - Чтобы отказаться от такого плана, надо иметь лучший.  В отличие  от
вас я знаю Таик, но не вижу обходного пути.  Или власть  над  духами,  или
жизнь и смерть на Таике.
     - Лост, вы узнали про меня недавно.  Вам известно, что я  прилетел  с
неба, хорошо дерусь, владею каким-то хитрым оружием.  И  вы  возложили  на
меня такие надежды, опираясь на столь скудные сведения? Кроме того,  я  не
могу понять, как столь дерзкий план возник за столь короткое время?
     - Ну, допустим, деретесь вы не  очень  хорошо.  Для  человека  совсем
неплохо, а для оборотня - средний уровень. Тем более для духа. Оружие ваше
пугает людей и оборотней из  глуши.  По  сравнению  с  оружием  духов  оно
смехотворно (я говорю о духах без человеческого облика).  На первый взгляд
вы не представляете из себя серьезного противника ни для  кого  на  Таике.
Единственное, что заставило меня положиться  на  вас  -  чутье.  Не  может
слабый и беспомощный человек  прилететь  с  неба,  из  места,  которое  он
называет другим миром, ему такие подвиги не по плечу. Духи беспечны. Могут
клюнуть на явную слабость и  не  заметить  подвоха..  Просто  не  осознают
опасность, исходящую от неуклюжего чужака!  А  что  касается  плана...  Он
готовился  давно.  Его  исполнителем  мог  стать  человек,  выращенный   и
воспитанный нами, или оборотень, по которому очень трудно понять,  что  он
оборотень.  Подвернулся чужак, чьи интересы совпадают с нашими. В  древних
легендах говорилось о том, что на небе могут быть другие  миры  с  другими
людьми...
     Во мне зашевелилось подозрение.
     - Лост, а вам не приходило в голову попросить помощь  в  этих  других
мирах?
     - Как? - изумление оборотня было неподдельным.
     - А вы самый главный здесь?
     - Здесь да. Но Таик большой. Таких, как я, много.
     - И со всеми у вас есть связь?
     - Со многими. Только так можно выжить.
     - И никто из ваших не просил другие миры о помощи?
     - Никто и никогда. У нас нет столь сильных голосов, чтобы докричаться
так далеко.
     С оборотнями все было ясно.
     - Не спеши, Матвей, - сказал на прощание  Лост.  -  Прямая  дорога  -
самая трудная.  Совсем не обязательно сразу же браться за магов,  духов  и
заклинания. Это будет подозрительно.
     Когда повязка с моих глаз упала, рядом стояли Аро, Эль и еще какая-то
девушка. Среди травы виднелись остатки нашего с Аро костра. Эль взяла меня
за руку.
     - Я надеюсь, что мы еще встретимся, - сказала она.
     - Кто знает?
     - Я знаю. Ведь ты же будешь скучать без меня?
     - Да, - мое согласие не было данью вежливости.
     - Ты ведь обещал взять меня с собой, на свою Землю.
     И это было.  Аро, Эль... Если так пойдет дальше, под  конец  придется
вызывать пассажирский лайнер.
     Рядом Аро прощался со своей  подругой.  Не  думаю,  чтобы  оборот  ни
рассчитывали на такой наивный  метод  вербовки  сторонников.  Скорее,  они
решили не пренебрегать ничем.
     Долгое время Аро шел молча. Это было мне на руку. Собраться с мыслями
- совсем не лишнее. Когда их много и все, похоже, не те. Буйством запахов,
звуков и красок лес  будто  настаивал  на  том,  что  все  интриги  людей,
оборотней и духов, а  тем  более  чужаков,  то  есть  землян,  -  досадное
недоразумение в гармоничной картине, рассчитанной не на жалкие пять, а  на
тысячу, нет, на миллион органов чувств. Эль рассказывала мне про ощущения,
которые никогда не сможет испытать человек, пыталась дать мне  возможность
понять то, что не может  быть  понято.  Единство  с  природой  -  основной
принцип жизни оборотней, по ее словам.  И люди, порвав связь  с  природой,
лишились внутреннего мира; стали способны ненавидеть и презирать,  грабить
и угнетать. Чтобы выжить, оборотням пришлось перенять у людей кое-какие из
криминальных привычек.  Все это - со слов Эль. Как  я  понял  из  таикской
истории в ее  изложении,  раньше  все  обитатели  Таика  были  оборотнями,
обладавшими  огромными  познаниями  и  построившими  подземные  лабиринты,
подобные тем, где побывал я. Около пятисот местных лет тому назад (семьсот
земных) произошла непонятная катастрофа.  Сведения о том, что было до нее,
оказались утрачены.  Вдобавок ко  всему,  таикцы  потеряли  способность  к
превращению.  Ее сохранило лишь  незначительное  меньшинство.  Оборотни  и
обычные люди стали заклятыми врагами. Примерно к тому же времени относится
и возникновение духов.  Созданные людьми (или оборотнями?) для службы, они
вышли из-под контроля и стали править всем миром.  Точнее, не  править,  а
довольно часто вмешиваться (преимущественно каждый дух в  своей  области),
чтобы взять себе что-нибудь или кого-нибудь. Есть духи с телом и есть духи
без тела.  Те, что с телом - только мужчины. Женщин-духов нет.  Существуют
убедительные  легенды,  что  духов  создали  маги,  но  постепенно   стали
утрачивать секреты управления ими.  Духи бессмертны, красивы и непобедимы.
Их ничто не интересует, кроме  самых  простейших  развлечений,  к  которым
(изредка) относят и желание подраться.  Меня, похоже, приняли за одного из
таких гуляк-драчунов.
     Конспективное изложение усвоенной премудрости не занимало много места
и изобиловало противоречиями.  Их я не ставил в вину злому  умыслу  Эль  и
оборотней.  Мне было известно, что  делают  века  с  информацией,  сколько
легенд  могут  возникнуть  на  пустом  месте,  а  сколько  отрывочных    и
противоречивых версий полностью соответствуют истине.
     - Добрые путники! - слащавый голосок звучал с неба. - Не поможете  ли
бедному сироте, умирающему от голода?
     Аро и я поискали  глазами  умирающего.  Это  оказался  подросток  лет
пятнадцати (земная аналогия, но не земная  упитанность  к  мускулистость).
Сирота висел прямо над нами, уцепившись ногой за ветку дерева. Выглядел он
так, словно более удобной позы в природе не существовало.
     - Не обращай внимания на попрошаек, - буркнул Аро,  -  в  лесу  полно
живности и ягод. Если кормить всех бездельников...
     - Тебя никто не спрашивает, толстый, - на этот раз в голосе мальчишки
не было сладости, - хороший человек хотел поделиться едой,  а  ты  мешаешь
ему.
     Аро нагнулся и приподнял ком земли.  Раздался негромкий щелчок, и мой
спутник с воплем завертелся на месте, держась рукой за затылок.
     -  Ах  ты...  -  выругаться  Аро  не  успел.  Мальчишка  сложил  губы
трубочкой, и следующий камешек сильно ударил в лоб.  На этот раз, не издав
ни звука, Аро сорвал с плеча лук.
     - Стой! - я не считал, что за подобное хулиганство стоит убивать.  Но
мои слова опоздали.
     Аро выстрелил. Промахнуться с такого расстояния было невозможно, и он
не промахнулся.  Мальчишка поймал стрелу в воздухе.  Повертел  в  руках  и
метнул на манер дротика так,  что  она  воткнулась  в  деревянную  подошву
ботинка Аро.
     Теперь уже и я посмотрел  на  паренька  с  некоторой  опаской.  Ну  и
планетка! Чудеса за чудесами.
     - Какой ты злой человек, толстяк, - сердито сказал  подросток, - чуть
не убил бедного сироту. И за что? За неудачно выплюнутую косточку! Надо бы
поломать тебе парочку ребер, чтобы знал, как вести себя. Подеремся?
     - Давай, - глухо пробурчал Аро и снял с себя лук, стрелы,  меч,  пару
ножей и нечто похожее на бумеранг.  Амуницию он сложил у моих ног и,  сжав
кулаки, твердо стал посреди дороги.
     Мальчишка, сохранявший до сих пор неизменность позы, разогнул ногу  и
полетел вниз.  У самой земли он резко выбросил вперед руки, встал на них и
перекувырнулся.
     Я видел в своей жизни немало драк в плоских учебных фильмах. Но более
нелепой драки выдумать было нельзя.  Аро нападал, мальчишка защищался. Все
удары нападающего  приходились  в  пустоту,  а  все  уловки  защищавшегося
напоминали банальное кривлянье.  Аро был совсем не простым  соперником.  В
пути мы с ним устраивали небольшие разминки, где он  выглядел  значительно
лучше земных регбистов.  Но сейчас Аро тянул лишь  на  жалкого  дилетанта.
Один из ударов паренька пришелся в область шеи и стал для Аро последним.
     Я вспомнил  древнюю  легенду  о  Давиде  и  Голиафе.  Увиденное  было
неплохой иллюстрацией.
     - Силен ты, парень, - сказал я с уважением.
     - Силен, - согласился мальчишка. - А может,  добрый  путник  считает,
что он сильнее меня?
     Вызов или просто так?
     - Вот что, бродяги, - резко переменил тон парень, - оставляйте  здесь
свое барахло, а одежду я, так и быть,  оставлю  вам.  И  быстрее,  пока  я
добрый.
     Не будь расправа столь убедительной,  я  от  души  посмеялся  бы  над
малолетним бандитом. Но сейчас...
     - Малыш, я - не он. Со мной тебе не справиться. Могу дать тебе еды, и
оставь нас в покое.
     - Нехорошо быть жадным, - мальчишка сделал пару укоризненных  гримас,
- теперь пеняй на себя.
     Грязная пятка, твердостью  не  уступающая  металлу,  ударила  меня  в
живот. Я успел напрячь мышцы и перенес удар сравнительно легко, отлетев на
пару метров. Пришлось отшвырнуть рюкзак и занять оборонительную позицию.
     Покружив вокруг меня, мальчишка выбрал удобный момент, схватил рюкзак
и  попытался  бежать.  Дай  я  ему  возможность  набрать  скорость,   куча
полезнейших для меня и бесполезных для таикцев вещей навсегда исчезла бы в
лесных дебрях.  Но я успел. Вцепившись  в  ногу  парня,  вместе  с  ним  я
окунулся в дорожную пыль.  Более уникального противника мне  встречать  не
приходилось.  Гибкость его была невероятна, а сила, казалось, превосходила
мою, несмотря на отсутствие особо рельефной мускулатуры.  Пальцы,  мертвой
хваткой сжимающие мое запястье, были близки к тому, чтобы перекусить  руку
пополам.
     Заставив себя отключиться от боли в левой руке,  (земные  кости  тоже
прочные), я изловчился и нашел правой рукой место, чтобы  размахнуться.  А
затем изо всех сил опустил ее локоть на ребра противника.  На пару  секунд
мне здорово полегчало.  Я использовал паузу с толком: парнишка был  уложен
на живот, а его нога схвачена болевым приемом.
     - Все,  все,  дяденька,  уговорил,  -  завизжал  мальчишка  противным
голосом, - я иду с вами.
     От неожиданности я чуть не отпустил ногу, но вовремя вспомнил, с  кем
имею дело. Что значат подобные слова?
     - Ты нам совсем не нужен, парень, - сказал я, -  мы  горя  не  знали,
пока с тобой не встретились.
     - Зато вы мне нужны.  Люди так жестоки, каждый может обидеть  бедного
сироту.  Давно искал я сильного и доброго человека, который смог  бы  меня
защитить.
     Несмотря на боль во всем теле, появившуюся после знакомства с кротким
сиротой, я не смог удержаться от смеха и отпустил мальчишку.
     - Что значат эти странные звуки? - спросил он, вставая на ноги.  -  Я
тебе что-нибудь повредил?
     - Нет-нет, - я вспомнил, что еще ни разу не видел смеющегося  таикца,
- я так делаю всегда, когда мне весело.
     - Странная привычка, -  паренек  отогнул  ногу  назад  и  почесал  ею
затылок, - но бывают привычки и похуже.
     - Кто ты? - такая акробатика удивляла и настораживала.
     - Я? Никто.  Зовут меня Имм, таких, как я, много. И каждый - "никто".
А если собрать многих "никто", то получится "ничто".  Это очень интересно,
узнать как выглядит "ничто".  Но, чтобы взглянуть на "ничто"  со  стороны,
надо самому перестать быть "никем". Я прав?
     - В какой-то степени, - то ли Надсистема плохо обучила меня таикскому
языку,  то  ли  я  наткнулся  на  местного  философа-самоучку  со    своей
терминологией. - Зачем тебе идти со мной?
     - Если это чудовище пойдет с нами, то я остаюсь, - подал  голос  Аро.
Он сидел, прислонившись к гнилому пню, и с большим трудом приходил в себя.
     - Неужели твой друг, Матвей, не боится остаться в лесу? - спросил Имм
с наигранным удивлением. - Здесь бродят разбойники и кровожадные оборотни,
а солдаты правителя убивают бродяг. Втроем как-то веселее, не правда ли?
     Я мог поклясться, что не называл своего  имени.  Аро  тоже  этого  не
делал. Подозрительный мальчишка стал выглядеть еще подозрительнее.
     - Почему ты так уверен, что мы возьмем  тебя,  малыш?  -  с  издевкой
спросил я.
     - Ты здоровенный, как оборотень, дяденька, но глупый, как я  не  знаю
кто. Тебе просто необходим спутник, такой же слабенький, как я, но и такой
же умный.  Ты с трудом одолел мальчишку, а ведь можно  встретить  по  пути
кого-нибудь более солидного.  Тогда сильному и отважному чужестранцу может
понадобиться бедный сирота. Должен же кто-то прикрыть от стрел и ножей эту
широкую спину? Должен же кто-то помочь разобраться, кто друг, а кто враг?
     За обтянутую карбороном широкую спину я, по известным при  чинам,  не
волновался.  А последние слова Имма послужили неплохой  подсказкой.  Нашли
себе объяснение и его  нечеловеческая  сила,  и  малопонятные  философские
экзерсисы,  и  знание  моего  имени.  Что  ж,  надеюсь,  Лост  послал  мне
телохранителя не из худших.
     - Послушай, Аро,  -  подойдя,  я  склонился  над  своим  незадачливым
спутником, - мы берем Имма с собой. Он больше не будет тебя обижать.
     - Он же ненормальный, - со стоном выдохнул Аро.
     "Неплохо, подумал я, - он не заметил, что Имм - оборотень.  Пусть это
будет наш с мальчишкой секрет на двоих."
     Оставив позади еле плетущегося Аро, я спросил у Имма про  его  второй
облик.
     - Я почти такой же, как и вы, люди, - на  удивление  грустно  ответил
Имм, - ты, наверное, видел тхелов.
     Я не понял.  После объяснений стало ясно, что  это  местный  зверь  с
зеленоватым мехом, напоминающий земную обезьяну.
     - Я - последний тхел-человек на Таике.  Не  так  давно  мои  родители
погибли, и я остался сиротой.  И сиротство мое самое грустное. Я мало  жил
среди оборотней и еще меньше среди людей. Везде я был чужим.
     - Но Лост послал тебя со мной...
     - Меня послал Лост? Да, Матвей, ты наивен до  ужаса.  Никто  на  всем
Таике не может приказать Имму.  Просто я  решил  устроить  тебе  небольшую
проверку. Ты ее выдержал. Почти... И мне захотелось тебе помочь.
     - Что значит "почти"?
     - В честной борьбе ты можешь победить.  Но где ты видел  когда-нибудь
честную борьбу?
     Мы шли и болтали с Иммом, как старые друзья.  Он рассказал любопытную
вещь: духи, оказывается, запросто различают оборотней и обычных людей.  По
каким-то причинам они не могут сделать это с людьми-тхелами, что послужило
причиной трагического сиротства  паренька.  Духи,  безжалостно  забирающие
себе женщин, никогда не берут женщин-оборотней.  Мать Имма, приглянувшаяся
духу высокого ранга, была принята им за обыкновенную женщину  и  похищена.
Отец отправился па се поиски и, совершив невероятное, сумел  пробраться  к
месту обитания духов.  Там он убил похитителя и был убит сам. Мать Имма то
ли покончила с собой, то ли была убита.  Не удивительно, что Имм испытывал
к духам очень сильные чувства и соглашался помочь любой попытке поколебать
их могущество.
     Как  я  понял,  Имм  не  до   конца    утратил    шанс    обзавестись
наследником-человекотхелом, но шанс был исчезающе  мал.  Женшин-тхелов  на
Таике не было.  Какой ребенок  родится  от  близости  оборотня  и  обычной
женщины?..  От близости же двух разных видов оборотней  мог  родиться,  по
словам Имма, кто угодно, включая неизвестных на Таике человекоживотных. Но
дети у оборотней рождались редко, намного  реже,  чем  у  людей.  Все  это
делало счастливое отцовство Имма весьма проблематичным.
     У меня чесался язык рассказать  о  процедуре  клонирования,  но  были
вопросы поважнее.  Духи... Имм  рассказывал  о  духах,  как  об  абсолютно
реальных субъектах. Что же это за феномен такой? Сюда бы мне парочку ребят
из Службы Парапсихологического Контроля. Может быть, духи по их части?
     А кое-что меня даже пугало. Насколько же опасны могли быть духи, если
им удалось убить родителей Имма,  существ  с  неограниченными  физическими
возможностями и недюжинным умом? Не опасно  ли  мне  встречаться  с  этими
повелителями Таика?


                                 ГЛАВА 4

     Если до знакомства с Иммом мои представления об  устройстве  общества
на Таике были крайне смутными, то теперь я  мог  характеризовать  его  как
феодальное, с поправкой на  местные  условия.  Имм  придерживался  другого
мнения.  Он считал, что на Таике царит анархия, тщательно  замаскированная
небольшой группой людей.  Маскировка выгодна этим  людям  и,  похоже,  они
принимали желаемое за действительное,  считая  себя  настоящими  хозяевами
своего края. Область (размером с крупную страну древней Земли) делилась на
районы.  Каждому району давался "покровитель". Его обязанность заключалась
в защите населения  района  от  оборотней  и  грабителей.  Для  этой  цели
придавался отряд солдат.  Власть над "покровителями"  районов  осуществлял
правитель  области.  За  "защиту"  сельское  население  платило   солидный
продовольственный налог.  Сбор  налога  и  его  доставка  в  столицу  тоже
поручалась "покровителям".  Как я убедился во время путешествия, защитники
из правительственных солдат были неважные.  Сбор налогов и защита обоза  -
другое дело. Здесь "покровители" трудились прилежно и с рвением. А большую
часть года они проводили в столичном городе, проедая в уюте и безопасности
то, что удавалось  приобрести  сверх  отдаваемого  правителю  налога.  Имм
весело рассказал мне  про  речных  пиратов,  обитателей  пещер,  змееедов,
ночных людей и прочих, с кем лучше было никогда не встречаться. Я выслушал
все это с любопытством, но не более того.  Интерес пробудился,  когда  Имм
начал рассказывать про Людей Металла.
     - Вот кого я уважаю и с кем дружу.  Люди Металла - отличные  мастера,
они делают лучшее на Таике оружие.  Это оружие они продают оборотням, дают
нам приют.  Еще они не платят налогов Правителю,  не  боятся  духов  и  не
отдают им женщин.
     - Я считал, что на Таике все боятся  духов.  Они  ведь  непобедимы  и
вездесущи.
     - Непобедимы, но не вездесущи.  На территорию  Людей  Металла  им  не
попасть.  Там действует какая-то штука, мешающая духам жить. Люди  Металла
молятся этой штуке и берегут как святыню.
     Я попытался обдумать последние слова Имма. "Действует штука". Человек
цивилизованный сказал бы: "Работает установка".  Металл, технари... Не они
ли звали на помощь?
     Из моей головы вылетели разговоры с Лостом о  власти  над  духами,  о
магах и заклинаниях.  Не за властью  же  я  сюда  прилетел.  Кажется,  Имм
говорил, что эти самые Люди Металла живут  где-то  недалеко?  Теперь-то  я
точно знал, кому надо нанести первый визит.
     Выбравшись из непролазной чащи на равнину, я увидел  пустырь.  Песок,
камни и очень хилая трава.  Кое-где - черные пятна, явные следы  огня,  не
поддавшиеся ни дождям, ни ветрам.  За  пустырем,  параллельно  краю  леса,
тянулась серая стена.  Самое малое в два человеческих роста, она  не  была
однородной.  Кое-где вместо ровных бетонных плит выделялась цветом  грубая
каменная кладка. А за стеной... Нет, вначале декорации.
     Большая часть неба была затянута облаками. За облаками же пряталось и
яркое солнце Таика.  Его лучи, шедшие сквозь разрывы  облачного  слоя,  по
дороге вниз собирались в световые столбы.  Сильный ветер гнал  облака,  не
позволяя этим столбам останавливаться.  На мгновение мне  показалось,  что
гигантские прозрачные пальцы  какого-то  невообразимо  огромного  существа
бережно касаются заводских сооружений, подобно тому, как  человек  ласково
трогает миниатюрный макет.  Потом наваждение прошло. Перед нами раскинулся
обыкновенный  крупный  завод,  соответствующий  земным    заводам    конца
двадцатого века.  Эффектная подсветка делала зрелище достойным внимания. А
если учесть, что до сих пор  Таик  проявлял  себя  как  мир,  погрязший  в
невежестве, то зрелище было достойно внимания вдвойне.
     Корпуса  цехов,  эстакады,  трубы  -  самого   модного    на    Таике
грязно-серого цвета. Некоторое разнообразие вносил коричневый оттенок. Для
пятисот-семисот лет, прошедших со времен катастрофы, все выглядело неплохо
сохранившимся.  Таикский климат мягок. Как я  успел  узнать,  здесь  почти
никогда не бывает сильной жары и совсем не бывает снега (по крайней  мере,
в том районе, где я бродил с момента  посадки).  Атмосфера  не  загрязнена
примесями, способными разъедать камень и металл.  Все это дало возможность
построенным  на  совесть  заводским  корпусам  надолго   пережить    своих
создателей и послужить их наследникам.
     Одно непонятно: неужели на Таике  был  всего  один  большой  завод  и
несколько крупных городов? Если судить по Земле, то это  нехарактерно  для
технической цивилизации.
     - Аро! Матвей! - голос Имма приобрел интонации  приказа.  -  Слушайте
все, что я буду вам говорить и выполняйте.  С Людьми Металла  не  спорьте.
Они дешево ценят жизнь чужаков.
     -  А  как  же  узнать  про  постройку  летающего  дома?  -  я   уныло
придерживался надоевшей мне легенды.
     - Обо всем этом я переговорю сам.  Глупо ожидать, что  хозяева  будут
откровенничать со странным гостем. Вперед!
     Первое впечатление от территории  Людей  Металла  -  обилие  огромных
обросших мхом валунов, наваленных друг на друга.  Особенно много их лежало
вдоль стены. Удивление вызывало не количество камней, а их странная форма:
цилиндры, призмы, параллелепипеды  со  сглаженными  углами  и  непонятными
выступами.  Через некоторое время до меня дошло, что это могли быть только
металлические болванки, оставшиеся со  времен  нормальной  работы  завода.
Подумать только! Сколько тонн металла валяется, никому не нужные!
     Завод  был  населен  густо.  Единственное  место,  где    особо    не
чувствовалось человеческой руки -  свалка  болванок  вдоль  стены.  Вокруг
простиралось  множество  грядок  и  маленьких  плантаций.  Все    деревья,
попавшиеся нам по дороге, были фруктовыми.  Чувствовалось, что при высокой
плотности населения  угроза  голода  ничуть  не  менее  опасна  для  Людей
Металла, чем угроза извне.
     Аро вел себя спокойно.  Пассивная  роль  исполнителя  чужих  приказов
становилась для него привычной.  Что же касается Имма,  то  он  чувствовал
себя как дома.  Болтал с  сопровождавшими  нас  воинами,  отыскивая  общих
знакомых, заигрывал с проходящими мимо девушками. Создавалось впечатление,
что все Люди Металла если и  не  были  лично  знакомы  с  Иммом,  то,  без
сомнения, были о нем наслышаны. Чем можно было заслужить такое уважение?
     После двадцати минут ходьбы на смену  огромным  корпусам,  окруженным
огородами, пришли низкие, близко расположенные здания.  По краям  -  новые
корпуса, в центре - старые.  Я мысленно назвал этот район Нижним  Заводом.
Местность стала резко понижаться,  послышался  шум  падающей  воды.  Потом
показалась и сама река,  на  ее  берегах  карабкались  по  крутому  склону
покрытые копотью корпуса из красного и желтого кирпича.
     Нас подвели к зданию, предназначавшемуся в давние  времена  для  нужд
администрации. Теперь это был роскошный по заводским меркам особняк, лучше
всех подходящий для проживания. Меня и Аро под охраной оставили у входа, а
Имм с одним сопровождающим исчез за тяжелой металлической дверью.
     Присев  на  корточки,  я  внимательно  изучал   окрестности,    давая
Надсистеме возможность их запомнить.  Мало ли что может приключиться, если
Люди Металла - совсем не те, кто звал землян на помощь.
     Аро ухитрился почти мгновенно  заснуть,  привалившись  к  стене.  Его
ничего не интересовало, кроме собственной безопасности, заботу о которой в
последнее время взяли на  себя  мы  с  Иммом.  Странно,  в  начале  нашего
знакомства Аро казался своего рода "интеллектуалом" на общем  сером  фоне.
Все-таки ученик мага...  Похоже, я принял желаемое за действительное.  Маг
не утруждал себя  преподаванием,  Аро  тоже  не  изнурял  себя  занятиями.
Интересно, чему может научить таикский маг?
     Дверь приоткрылась, и Имм сделал мне приглашающий жест рукой.  Охрана
осталась со спящим Аро.
     Местный правитель, называющий себя  Главным  Жрецом  (я  почему-то  в
мыслях сразу же окрестил его Генеральным Директором),  сидел  на  скромном
троне. По бокам стояло двое телохранителей, обилием металлических доспехов
подтверждающих  само  название  своего  племени.   Их    могучие    фигуры
подчеркивали тщедушие типов, сидящих на длинной ступеньке у ног Жреца.  По
зажатым в руках грязно-серым листам  материала,  напоминающего  бумагу,  я
зачислил  хилых  приближенных  в   представители    местной    технической
интеллигенции  (Имм,  скорее  всего,  прибыл  в  разгар  производственного
совещания).  Все  присутствующие  принялись  молча  глазеть    на    меня,
демонстрируя взглядами полное ко мне пренебрежение.
     - Наш друг сказал нам, - нарушил молчание Главный  Жрец,  -  что  ты,
человек по имени Матвей, прилетел из другого мира  в  летающем  доме.  Мир
твой очень далеко, туда не дойти и не доплыть.  Мы привыкли доверять Имму,
но в твои рассказы об огромных огненных шарах и о том,  что  Таик  -  тоже
большой шар, только холодный, мы поверить не можем.  Пусть верит Имм,  это
его дело.  Он рассказал нам, что ты  ожидаешь  нашей  помощи  в  постройке
летающего дома.  Мы не можем помочь в том, чего не умеем сами, а  летающие
дома не строили даже наши великие и мудрые предки, создавшие Бога, который
охраняет наш покой.
     Речь была довольно вежливой для  человека,  ни  разу  не  оторвавшего
взгляд от своей ладони, будто там была приклеена шпаргалка. К сожалению, в
словах жреца не содержалось практически никакой полезной  мне  информации.
Задать вопрос в лоб?
     - Каждый волен верить и не верить в услышанное, - сказал я. -  А  тем
более никто не вправе навязывать свое мнение Великому Жрецу и  его  мудрым
подданным, - я сделал паузу, чтобы  насладиться  благоговейным  обалдением
слушателей.  Искусство лести было на Таике в загоне. - Я мог  бы  показать
вам вещи, которые невозможно  сделать  здесь,  на  Таике,  чтобы  доказать
правдивость своих слов.  Верить мне или не верить - воля ваша. Хочу только
добавить, что жизнь в вашем мире тяжела для  меня.  Мне  хочется  убраться
отсюда, улететь к себе, но для этого нужен летающий дом.  Когда я очутился
на Таике, то начал искать самых мудрых здесь людей, и меня привели к  вам.
Кто кроме вас способен создавать чудесные вещи?
     Аудитория, включая телохранителей, дружно закивала головами. Я поймал
одобрительный взгляд Имма.
     - Хоть ты и прибыл издалека, Матвей, тебе удалось хорошо  понять  то,
чего не понимают многие из живущих рядом с  нами.  Нет  в  мире  мастеров,
которые могли бы сравниться с нашими мастерами.  Велика мудрость,  которую
завещали нам предки.  Окружающий  нас  мир  заселен  дикарями,  мечтающими
уничтожить нас.  К этому их подталкивают  духи,  бессильные  справиться  с
нашим богом.  Мы сильны и уничтожим любых врагов. Можешь остаться и жить с
нами.  Мы не будем возражать, хотя  и  не  испытываем  нужды  в  воинах  и
мастерах.
     - Но я же спрашивал о постройке летающего дома.
     - Впервые я услышал о летающем доме только что  от  нашего  и  твоего
друга.  Если этого не знаю я, значит этого не знает никто. Летать на Таике
могут только птицы и духи, но вряд ли это тебе пригодится.
     - Вы говорили, что вокруг вас много врагов. А друзей?
     - Есть и друзья, - ответил Жрец. - Имм - один из них.
     - Если бы мне удалось связаться  со  своими  соплеменниками,  они  во
многом смогли бы вам помочь. Может быть, вы...
     Тут  я  допустил  ошибку.  Стараясь   найти    таикцев    -    хозяев
радиопередатчика, нечаянно обидел Людей Металла.
     - Мы не нуждаемся в чьей-либо помощи, - гневно сказал Жрец, -  у  нас
есть все необходимое для  борьбы  с  врагами,  а  ты,  как  можно  понять,
способен лишь на жалкие фокусы.  Что полезного может предложить нам  народ
фокусников?
     Человек-тхел сделал несколько шагов вперед. Жрец замолчал.
     - Мы устали после трудной дороги. - заявил Имм, - а вас  ждут  важные
дела.  Все равно, сейчас мы уже не скажем друг другу ничего  нового.  Я  с
друзьями отдохну, а ночью мы уйдем.
     Около минуты Жрец обдумывал предложение Имма.  Разрешив нам идти,  он
зародил у меня подозрение, что я не до конца оценил своего  спутника.  Его
авторитет был велик  даже  среди  Людей  Металла,  не  признающих  никаких
авторитетов.
     Короткий  сон  восстановил  мои  силы.  Не  успел  я  погрузиться   в
обдумывание  дальнейших  действий,  как  получил  совершенно   неожиданную
информацию от Надсистемы: "В центре территории Людей Металла, недалеко  от
реки,  находится  радиопередатчик,  создающий  электромагнитное  поле   со
следующими характеристиками..."
     Надсистема, в отличие  от  меня,  могла  регистрировать  сравнительно
сильное электромагнитное поле и его параметры.  Пока я спал, она тщательно
проанализировала  излучение  передатчика,  нашла  закономерности,  которые
можно было описать с помощью несложных математических функций. Что все это
значило? Кто, кроме владельцев передатчика, мог послать сигнал  в  космос?
Получается, что Главный Жрец скрыл от меня самое  главное.  Недоверие  или
непонимание моих намеков?
     Полчаса  мне  понадобилось,  чтобы  рассказать  Имму  о  радиоволнах,
передатчиках, дальней связи и о  том,  что  Люди  Металла  владеют  чем-то
похожим.
     - С помощью такого устройства, - я пытался объяснить свой интерес,  -
можно будет позвать на помощь моих друзей.
     - Не слышал ни о чем похожем, - удивлялся Имм, - у настолько  духи  и
маги могут разговаривать на огромном расстоянии так, что  их  разговор  не
слышен уху. Но у Людей металла? Придется опять говорить с Главным Жрецом.
     Наше трио, на  этот  раз  без  сопровождения,  отправилось  к  зданию
руководства.
     Состав  присутствующих  был  другой,  больше  всего  они   напоминали
военных. Жрец прогуливался по залу.
     - Чужак Матвей, ты отнимаешь наше время.  У нас нет ничего  подобного
тому, что описал Имм. Что за выдумки?
     - Это не выдумки. Посмотрите и послушайте.
     Миниатюрный приемопередатчик, извлеченный из рюкзака, бьет специально
подготовлен на Земле.  Там  возможность  радиосвязи  с  обитателями  Таика
отнюдь не казалась проблематичной.  К  сожалению,  ничего  особенного  мне
поймать не удалось: сигнал представлял из себя набор свистов, тресков, воя
и прочих звуковых эффектов, периодически повторяющихся на разных частотах.
Но хоть какое-то вещественное доказательство!
     - Что означает твоя гремящая коробочка? - начал  заводиться  жрец.  -
Сколько можно повторять одно и то же? У нас  нет  никаких  дальноговорящих
устройств. Все. Уберите его! - Жрец подал знак одному из присутствующих.
     - Значит, это ваши враги! - крикнул я. - Они спрятались где-то  здесь
и говорят с духами. Хотите, я отведу вас к ним?
     Гнетущая тишина показала,  что  к  такому  развитию  событий  жрец  и
военные готовы не были.
     - Возьми несколько человек с оружием,  -  переменил  приказ  жрец.  -
Скорее всего, он сумасшедший, но уж очень сильно он верит в свои  выдумки.
Разберитесь.
     Идти пришлось недалеко.  Узкое высокое здание располагалось на берегу
реки рядом с плотиной. Па его крыше торчало множество антенн, по периметру
стояли тяжеловооруженные воины. Я начал что-то подозревать.
     - Здесь, - стараясь не смотреть на сопровождающих, сказал я, - вот  с
этих штук на крыше и идет сигнал.
     Все, кроме ничего не  понимающего  Аро,  смотрели  на  меня,  как  на
сумасшедшего.
     - Здесь,  -  торжественно  изрек  посланец  жреца,  -  находится  наш
Бог-защитник, изготовленный  нашими  мудрыми  предками.  А  на  крыше  его
пальцы.  От них во все стороны истекает Сила. Духи гибнут от нее, потому и
боятся подходить к нашей земле. А войти и увидеть Бога могут только жрецы.
Ты надоел нам, чужак. Тебе пора...
     Имм душераздирающе зевнул и потянулся. Говорящий подавился последними
словами, а я в очередной раз подивился влиянию Имма.  И  в  очередной  раз
задумался над повой головоломкой. Что же происходит на этой планете, такой
примитивной, если посмотреть на нее из космоса? Средние века, крестьяне  и
тому подобное... Я настолько глуп или разгадка так сложна?
     Итак - духи.  Оказывается, их страшит  электромагнитное  поле.  И  не
любое, а модулированное. Кстати, для радиостанции нужна электроэнергия. Ну
и цепочка! Какие выводы сделает на основании всех этих данных Надсистема?
     "Во времена,  предшествующие  катастрофе,  на  Таике  был  разработан
способ  борьбы  с  духами.  На  этом  заводе  была  построена  необходимая
установка.  Когда катастрофа произошла, обслуживающий установку  персонал,
не надеясь на сохранение уровня знаний  последующими  поколениями,  придал
процедуре  обслуживания  установки   характер    религии.    Питание    на
радиопередатчик  поступает   от    маленькой    гидроэлектростанции.    Ее
обслуживание, профилактические  ремонты  и  прочее  тоже  входит  в  число
религиозных обрядов.  Без сомнения,  инструкции  очень  объемны,  но  опыт
земных религий вполне это  допускает.  Не  исключено,  что  электроэнергия
поступает и на  некоторые  простейшие  станки  в  ближайших  цехах.  Таким
образом,  религия  Людей  Металла  играет  важнейшую  роль  в  их   жизни,
обеспечивая защиту и помощь в работе.  Отсюда и уважение  к  жрецам.  Пока
все".
     Доклад Надсистемы представлял из  себя  изложение  довольно  стройной
гипотезы.  Без  сомнения,  Надсистема  все  проанализировала.  Можно    не
проверять, но это ни на йоту не приблизило меня к ответу  на  интересующий
вопрос.  Обитатели заброшенного металлургического завода и не помышляли  о
том, чтобы обратиться в космос с просьбой о помощи.  Скорее наоборот. Если
кому-то  на  Таике  и  не  нужна  была  помощь,  так  это  им,    племени,
эксплуатирующему технологию предков.  Впервые я  увидел  на  этой  планете
взгляд свободного человека не у одиночек, таких как Лост и Имм, а у  тысяч
и тысяч людей. На территории Людей Металла, в единственном месте на Таике,
жило приблизительно столько же женщин, сколько и мужчин.  Здесь  не  знали
страха перед духами и оборотнями.
     Мой внутренний монолог во славу Людей Металла остался  незаконченным.
Я не мог  быть  объективным  судьей,  без  году  неделя  проболтавшись  на
небольшом  клочке  абсолютно  неисследованной  планеты.   Людей    Металла
следовало, не оценивая, поместить  в  памяти  и  приступить  к  выполнению
очередного пункта программы. На очереди стояли маги.
     Ночью мы покинули заводскую территорию и направились в "гости" к магу
средней руки, обитавшему километрах в ста двадцати от  Людей  Металла.  Не
имея никакого своего плана, я взялся за план Лоста.  Единственная реальная
польза, которую он сулил - решение проблемы духов, не дающей мне  покоя  с
момента прибытия на  Таик.  Может  быть,  духи  звали  землян  на  помощь?
Анекдот, да и только.
     Стараясь наверстать упущенное время, мы шли ночь  и  день.  К  вечеру
навалившаяся  усталость  вместе  с  приближающейся  грозой  заставили  нас
остановиться на ночлег. Вскоре мы спали под грохот грома, вспышки молний и
шуршание водяных струй.  Невесомая непромокаемая пленка  защищала  нас  от
влаги.
     Проснулся  я  от  некоторого  неудобства.  С  каждым  мгновением  оно
становилось все сильнее, к нему  прибавились  звуки.  Какая-то  непонятная
сила сжимала меня со всех  сторон,  не  давая  возможности  пошевелить  ни
рукой, ни ногой, ни головой.  И мозгами тоже... Звуки состояли из таикских
ругательств,  резких  команд  типа  "держи!",  "тащи!"   и    обыкновенных
нечленораздельных воплей.  Прорвался  голос  Имма,  произнесший  мое  имя.
Множество рук вертели меня, как игрушку.  Пальцы нащупали зажатый в ладони
ремень рюкзака, после чего я успокоился.  Если не убили сейчас  -  значит,
нужен. Если нужен - скорее всего, развяжут. Ну, я им...
     Брошенный  подобно  бесчувственному  бревну  на  телегу,   я    решил
сэкономить силы и  занялся  самогипнозом.  Последней  моей  мыслью,  перед
погружением в мир сновидений, была обращенная к неизвестным врагам  фраза:
"Вы только меня развяжите..."


                                 ГЛАВА 5

     Темнота и тишина.  А что хуже всего - почти полная неподвижность.  До
ужаса неудобная, вызывающая ярость,  унизительная.  Если  бы  не  глубокое
отключение,  не  знаю,  как  удалось  бы  мне  выдержать  столь    нелепое
путешествие. Похоже, забавное идиоматическое выражение "умереть от злости"
не лишено смысла. Ох, как я зол...
     Надсистема, бодрствовавшая все это время и помнящая карту,  доложила,
что за 41 час я был доставлен в столицу  области  Анас.  Рекордное  время.
Пусть мои пленители  благодарят  за  двое  суток  иллюзорного  наслаждения
собственным могуществом. Хорошего понемножку.
     Выбираться надо было как можно быстрее.  Пока я  спал,  мои  обменные
процессы еле-еле теплились, но сейчас организм начинал работать на  полную
мощность. И что здесь можно придумать?
     Я был завернут в прочную сеть и, для большей неподвижности,  привязан
веревкой к толстому бревну.  Потрепыхавшись в тугой паутине, я понял,  что
грубой силой здесь ничего не  сделаешь.  Попытка  дотянуться  пальцами  до
рюкзака, находящегося где-то за  затылком,  тоже  не  увенчалась  успехом.
Неужели мне остается лишь ждать?
     Во всей веревочной паутине просто обязано быть слабое место.  Эврика!
Зачем таскать в  голове  компьютер,  как  не  для  таких  случаев?  Я  дал
Надсистеме  возможность  проанализировать  мой  кокон.  Модули  упругости,
пределы прочности и т. д., и  т.  п.  Систему  веревок  можно  представить
системой уравнений, а систему уравнений решить. Мне же достаточно сказать,
где и как надо рвануть.  А рюкзак и все,  что  в  нем  находится,  поможет
выбраться и из этого подвала, и из Анаса.  Да еще  Аро  с  Иммом  с  собой
прихватить.
     Ответ Надсистемы мгновенно  разрушил  радужные  надежды:  "Задача  не
имеет решения".  В переводе на человеческий это  означало,  что  моих  сил
недостаточно. Хорошие сети делают таикские мастера... А вяжут еще лучше.
     Около получаса я пытался  дотянуться  зубами  до  ближайших  веревок.
Когда мне это наконец  удалось,  то  стало  ясно,  что  с  вывернутой  под
неестественным углом шеей невозможно сжать челюсти.  С  трудом  вернув  на
место шейные позвонки и облизав ободранные губы, я отдышался. Прислушался.
В подвале появился какой-то звук.
     Несколько раз  крикнув,  я  заставил  Надсистему  по  эху  рассчитать
размеры камеры.  Она была около трех метров в длину и в ширину, поднимаясь
вверх метра на два.  Звуки доносились почти от самого потолка. Мысленно  я
перебрал всех, кто на Таике выполнял функции земных крыс и мышей.  Ах  да!
Еще могут  быть  змеи,  крупные  насекомые.  Неужели  меня  ожидает  казнь
каким-то  изощренным  способом?  В  голове  всплыл  пример   из    древней
литературы, где крысы перегрызли ремни, связывающие пленника. Как он этого
добился? Любят ли таикские крысы грызть веревки?
     Шорохи  становились  все  громче.  Они  превратились  в  царапанье  и
скрежет.  Сомнений не оставалось. Где-то наверху кто-то то ли грыз, то  ли
царапал стены. Кто и зачем?
     На фоне тюремной тишины загадочный  скрежет  особенно  действовал  на
нервы.  Наконец раздался звук падающего на каменный  пол  тела.  Еще  один
звук, напоминающий скулеж.  Через пару секунд я  ощутил  на  себе  дыхание
зверя, размерами явно превосходящего крысу.  Он несколько  раз  ткнулся  в
меня  холодным  носом  и  лизнул  языком.  Я  дернулся  и  тут  же  замер,
почувствовав клыки зверя на связывающей меня веревке. Что это, помощь?
     Около минуты, урча и сопя, мой загадочный гость грыз веревку.  Вскоре
я почувствовал, как исчезает сила, так долго прижимавшая  меня  к  бревну.
Неизвестное животное принялось за сеть.
     - Руку, - сказал я, даже не удивившись попытке общения с бессловесной
тварью, - освободи руку, а дальше я сам.
     Зверь послушался, и через некоторое время я  уже  мог  дотянуться  до
рюкзака.  Дальнейшую работу по освобождению от пут можно было предоставить
плазменному ножу.
     Трусость наказуема, думал я, разрезая веревки. Не посчитай схватившие
меня таикцы более безопасным завернуть загадочного пленника в  один  кулек
со всем его барахлом, даже мой четвероногий помощник не сумел бы  вытащить
меня из каменного мешка.
     Зверь отошел в угол.  Раздался хлопок,  меня  обдало  волной  теплого
влажного воздуха. Неяркая вспышка обрисовала силуэт женской фигуры.
     - Здравствуй, Матвей, - сказал знакомый голос, - я  очень  рада,  что
удалось тебя найти.
     - Эль! Как ты сюда пробралась?
     - По каналу для воздуха.  Твой запах трудно спутать  с  любым  другим
запахом. Вот я на него и ползла.
     Я достал фонарик и зажег его. Эль, пробравшаяся ко мне в облике лути,
не имела с собой никакой одежды.  На фоне сырого подвала, по контрасту  со
всей этой убогой мерзостью, ее  привлекательность  чувствовалась  особенно
сильно.  Луч фонаря скользнул выше, осветив вентиляционное  отверстие  под
самым потолком.  Его размеры... Вот почему с таким трудом карабкалась  моя
спасительница! А сколько она  ползла?  Подумать  только,  нырнула  в  этот
невообразимо  узкий  каменный   лабиринт    с    совершенно    неизвестным
расположением ходов! Достаточно было заползти в какой-нибудь тупик,  чтобы
уже никогда из него не выбраться.
     Спохватившись, я сбросил с себя остатки веревки, снял  плащ  и  подал
его Эль.
     - Как ты узнала, что я здесь?
     - Весь лес видел, как вас везли в город.  А куда  помещают  тех  кого
взяли люди правителя, мы знаем.
     - Как же ты добралась сюда так быстро?
     - Есть один способ, мне немного помогли.
     - Так ты не одна здесь?
     - Одна.  Я надеялась, что помогу тебе выбраться, а ты  сидишь,  будто
тебе здесь нравится.
     - А что я должен делать? Как ты  себе  представляла  наши  дальнейшие
действия?
     - Ну... никак. Мне казалось, что ты знаешь ответ на любой вопрос... И
рядом с тобой видели мешок с разными странными вещами...
     - Глупая девчонка! - Я с удивлением обнаружил, что испытываю  сильный
прилив нежности. - Из-за меня ты мчалась в город,  не  побоялась  зайти  в
него, сама себя упрятала в тюрьму.  Но к счастью -  я  похлопал  рукой  по
рюкзаку, - "странные вещи" нам помогут.
     Дверь в мою камеру представляла из себя толстую металлическую  плиту,
висящую на горизонтально расположенных петлях.  Какие засовы не давали  ей
открыться - неизвестно.  Меня это особенно  и  не  интересовало.  Пройдясь
излучателем вдоль нижнего стыка, я избавился от любой комбинации  запоров.
Приготовив пистолет, толкнул плиту.  Она с трудом поддалась, и Эль, сквозь
образовавшуюся щель, выбралась в коридор.  Потом, придержав дверь, помогла
выбраться мне.
     - Где искать Имма и Аро? - спросил я.
     - Где-то там, - Эль сделала весьма неопределенный жест рукой. - Там я
слышала знакомый запах. Но я не уверена.
     Я посветил в указанном направлении.  Двери, двери, двери...  Освобожу
несколько лишних заключенных -  ничего  страшного  не  произойдет.  Скорее
всего, наоборот. Где там мой излучатель?
     Вытащив из камер трех непонятных личностей в плачевном состоянии,  я,
наконец, наткнулся на Аро.  Парень был связан так  же,  как  и  я,  но,  в
отличие от меня, не был знаком ни с техникой глубокого  отключения,  ни  с
основами саморегуляции.  Освобожденный от веревок, он едва мог шевелиться.
А запах от него шел...  К чему, к чему, а к запахам я приспособился  хуже,
чем к остальным  таикским  неудобствам.  Оставив  Эль  и  дав  ей  задание
привести Аро в себя, я  пошел  по  подвалу  дальше.  Освободил  еще  двоих
узников, дошел до конца коридора. Имма не было. Может быть, он бежал?
     Надсистема  вспомнила  его  ругательства  во  время  путешествия   на
повозке. Побег отпал. Так, так, так...
     Появилась необходимость нанести визит на  верхние  этажи.  Надсистема
помнила, каким путем нас принесли, и подсказывала, где и  куда  повернуть.
Скоро впереди  замерцал  свет  факела.  Мы  подошли  к  довольно  большому
помещению, своего рода подвальному вестибюлю, где сходились  все  коридоры
подземного  лабиринта.  Осторожно  высунув  голову,  я  поискал   взглядом
охранников.  Они стояли на каменной лестнице у самой двери и внимательно к
чему-то прислушивались.
     Я мысленно оценил расстояние. Скорость - вот мое оружие. Обойдусь без
стрельбы.  На всякий случай, пригодится и карбороновый балахон. Я  поискал
взглядом Эль и отложил в сторону рюкзак.
     Тюремщики заметили меня слишком поздно.  Первого, рванув на  себя,  я
заставил прокатиться вниз по ступенькам.  Второго оглушил  на  месте.  Эль
стащила с лежащего внизу стража кое-что из одежды и натянула  на  себя.  Я
попытался открыть дверь, но безуспешно. Она была заперта снаружи. Выходит,
тюремщики были  заперты  вместе  с  нами.  Потому-то  они  только  слушали
происходящее за дверью.  Я же думал, что дисциплина не  дает  им  покинуть
боевой пост. Кстати, что там слышно?
     Из-за двери доносились непонятные вопли и  звуки,  напоминающие  звон
оружия.
     - Кто-то сражается, - сказала Эль. - Я чувствую знакомый запах.
     - Лучше скажи, не пахнет ли здесь Иммом? - спросил я.
     - Не уверена, слишком слабо с ним знакома.
     Мы пошли направо. Дорогу показывала Эль. Она и Аро вооружились мечами
стражников, я шел с пустыми руками.  Пройдя метров двадцать, мы  оказались
перед широкой лестницей на второй этаж. На ней и около нее я увидел первые
трупы.  Около десятка. Сверху опять стали слышны крики, визг, лязг оружия.
Я глянул на убитых и почувствовал приступ тошноты.  Нет, ничему не  научил
меня Таик.
     - Пошли наверх, - толкнула меня Эль. -  Это  люди  правителя,  -  она
показала на трупы. - Там нужна наша помощь.
     Переступая по ступенькам негнущимися  ногами,  я  начал  подниматься.
Наклонился и  взял  меч  у  убитого.  Аро  топтался  рядом,  не  производя
впечатления человека, рвущегося в бой.  Его можно было понять. Двухдневная
неподвижность, голод, наконец, обыкновенный страх.  Мы находились в центре
огромного города, где каждый житель жаждал нашей крови.  Несладко парню...
А мне сладко? Эль? Имму? Что же там с Иммом?
     С мечом в правой руке и рюкзаком  за  плечами  я  пошел  по  лестнице
наверх.  На втором этаже опять повернул направо. Убитые и  раненные  стали
попадаться на каждом шагу.  А  после  нового  поворота  я  увидел  и  само
сражение.  Солдаты правителя наступали с двух  сторон  широкого  коридора,
пытаясь организоваться в идеальный  боевой  порядок,  где  соседи  надежно
прикрывают соседа, давая ему  возможность  атаковать.  Хотя  их  противник
действовал настолько молниеносно, что можно  было  засомневаться,  кто  же
кого атакует.  Он нападал на всех  одновременно,  внося  сумятицу  в  ряды
солдат.
     Никто кроме Имма не осмелился и не смог бы так драться.  Держа обеими
руками за середину длинную палку (похоже, что она была  из  металла),  Имм
виртуозно отбивал все атаки и наносил удары сам.  Нелишне добавить, что  с
одной стороны палка имела острый наконечник копья, а с другой к  ней  было
прикреплено острое широкое лезвие.  Употребляя сей странный  предмет,  как
колющее и рубящее оружие, Имм использовал его и как шест, опираясь концами
о пол, что помогало проделывать воистину акробатические трюки  и  наносить
удары ногами.  Парень был весь забрызган  кровью.  Наша  помощь  подоспела
вовремя.
     Имм, увидев меня и Эль с Аро, пришел в  восторг.  Свое  состояние  он
выразил дичайшим воплем и серией кульбитов чуть ли не до высокого потолка.
Акробатический этюд, однако, не помешал ему нанести в  момент  приземления
удары оружием и ногой двум своим противникам.
     Солдаты дрогнули, увидев подмогу, и бросились бежать по коридору, что
облегчило мою задачу, позволив ограничиваться лишь  грозным  размахиванием
мечом за спинами неприятеля.  Спустившись вместе с врагами вниз, мы, вслед
за ними, выбежали на улицу. Тратить драгоценнейшее время на погоню было бы
высшей степенью глупости.  До рассвета предстояло  выбраться  из  Анаса  и
скрыться в лесу.
     Надсистема и Имм знали дорогу, но мы не учли, что вести о  "подвигах"
Имма  разошлись  достаточно  далеко.  Все  способные  носить   оружие    и
находящиеся поблизости были собраны, чтобы задавить опасного чужака.
     Узкая короткая улица выбросила нас  на  многолюдную  площадь.  Все  с
оружием... Сколько их здесь?
     Имм, разя врагов направо и налево, врезался в толпу  горожан.  Эль  и
Аро последовали его примеру.  Сделал это  и  я,  стараясь  вначале  просто
защищаться.  Позднее, когда, пытаясь  выжить,  мозг  включил  все  резервы
боевых знаний, и я стал действовать автоматически, рука несколько  раз  не
удерживалась, завершив атаки резким выпадом.
     Я не хотел быть убийцей и  не  хотел  быть  убитым.  Какое  нежелание
сильнее? И не подвожу ли я друзей,  вяло  помахивая  мечом,  вместо  того,
чтобы сражаться так, как Имм и Эль?
     Стихийно мы образовали круг.  Оружие  позволяло  держать  горожан  на
дистанции: слишком ошеломили их огромные жертвы. Мало было рядом и людей с
факелами.  Темнота плюс панический ужас анасцев перед четырьмя  оборотнями
(кем  еще  могли  они  нас  считать?),  позволили  нашей   группке    даже
продвигаться в людском море. Движение шло в ту сторону, где находился Имм,
самый активный и смертоносный.  Но долго это продолжаться не могло. Паника
пройдет, трезвые головы организуют солдат, которых  здесь  большинство,  и
задавит нас масса, разнесет на молекулы. Даже Имм, не знающий равных, вряд
ли сможет выбраться, если среди его умений не числится левитация.
     Мне не хотелось превращаться в хладнокровного убийцу.  Как  выбраться
из этого морального тупика? Попробуем поделикатнее...
     Я достал свой фонарь.  Он мог работать в  двух  режимах.  Для  нашего
случая больше подходил второй.  Изумленная толпа шарахнулась назад, когда,
разрезав ночную тьму, в глаза людям ударил  невыносимо  ослепляющий  свет.
Поворачиваясь на триста шестьдесят градусов, я старался  держать  в  таком
вот ослепленно-изумленном состоянии всех атакующих.  Имму,  Аро  и  Эль  я
скомандовал отдохнуть. На короткое время вблизи нас воцарилась тишина.
     - Эй, вы! - рявкнул я. - До сих пор я шутил.  Мне надоело. Считаю  до
трех! Не разойдетесь - перебью! Раз!..
     "Считаю до трех" и все, что связано с  этими  словами,  было  слишком
по-земному и непривычно для Таика.  Даже после слова "два" горожане стояли
неподвижно. А когда я набрал воздух, чтобы кончить счет, какой-то смельчак
изловчился послать стрелу прямо в источник света.  Я успел поймать фонарик
на  лету,  и  чувствуя,  что  ситуация  выходит  из-под  контроля,  поднял
пистолет.
     - Дорогу! - вновь закричал я, паля поверх голов и по  ногам.  -  Всех
перебью, если не отойдете!
     Это был явный блеф, но анасцы  поверили.  С  давкой,  с  воплями  они
начали  разбегаться,  освобождая  дорогу.  Трое  моих  спутников,  пятясь,
охраняли тыл. Фонарь я держал над головой, направляя его луч то в одну, то
в другую сторону.
     Спустя минуты, показавшиеся мне вечностью, мы покинули  площадь.  Или
на ней уже собрались все храбрые люди города, или четверо  оборотней  были
слишком опасными  противниками  для  маленьких  групп  воинов  (что  более
вероятно), но никто больше не мешал нам выбраться из Анаса.  Я  переключил
фонарь на нормальный свет, вернул пистолет на  место.  Передвигалась  наша
четверка трусцой. Приближающийся с каждым шагом лес манил все больше.
     Заведенные Эль в дремучие дебри, мы проспали весь день.  Мне  снились
кошмарные сны.  Существо с лицом Эль и туловищем змеи ползало  в  каменном
лабиринте и звало голосом Главного Жреца: "Ползи  за  мной".  Имм,  ростом
значительно превосходящий нормального человека, шел с  такой  же  огромной
косой по многолюдной площади.  Он махал косой, как крестьянин  на  древней
земной картине, и из скошенных им людей вытекала зеленая кровь. Я сидел на
крыше высокой башни в кресле десантного бота, изучая  раскинувшуюся  внизу
местность  в  прицел  противометеоритного  аннигилятора.  В    перекрестье
проходили мускулистые парни с пушистыми зелеными  лути  на  поводках.  Мой
палец дрожал на спусковом крючке в ожидании знакомого лица... Кошмар.
     Не знаю, был ли сон моих  спутников  так  же  насыщен  впечатлениями.
Когда  я,  прервав  парад  кошмаров,  открыл  глаза,  Аро  и  Имм    спали
беспробудно.  Эль нигде не было видно. Поднявшись и  пошарив  взглядом  по
окрестностям, я понял, что девушка-лути нас покинула. На воткнутом в землю
мече висела ее одежда. Эх, Эль, обязанность ты выполняла, спасая меня, или
по зову собственного сердца выручала близкого человека?
     Вообще, тем для размышлений хватало.  Кто нас схватил? Зачем? Так  ли
необходимо было спасаться бегством? Может, Эль не столько  заботилась  обо
мне, сколько пыталась предотвратить мой контакт с противниками  оборотней?
Ну, а тем-то зачем подкрадываться ночью под шум грозы и  вязать  так,  что
даже вспомнить страшно?  Не  слишком  ли  много  вопросов  для  обладателя
Надсистемы? Надеюсь, что уж она то поработала, пока я спал!
     "Вероятней всего, нападение совершено людьми правителя области Белого
Духа  Гелы  или  кого-то  из  "покровителей".  Через  магов,    получающих
информацию от  духов,  правитель  Гела  или  "покровитель"  мог  узнать  о
загадочном, свалившемся с неба чужаке, вступившем в контакт с  такими  его
врагами, как оборотни и  Люди  Металла.  Информация  для  нападения  также
получена от духов.  Жестокая форма  пленения  объясняется  желанием  вести
переговоры с позиции силы. Мотивы действий Эль объяснить не берусь".
     Ох, как мне надоели все эти "вероятней"! Докопаюсь я когда-нибудь  до
истины или нет?..
     Утолив голод и подремав после ужина еще несколько часов, мы тронулись
в путь незадолго до рассвета.
     Прошел мелкий дождик, ветер разогнал облака, а заря окрасила  небо  в
розовый цвет. Идиллический пейзаж, словно созданный для маскировки буйного
нрава обитателей прекрасной планеты, вновь создавал иллюзию  безопасности.
Выплывшая из тумана машина на воздушной подушке на  фоне  всего  этого  не
воспринималась серьезно.  Я принял бы ее за сновидение: в старину, слыхал,
люди могли спать во время ходьбы. Но слова Имма мгновенно пробудили во мне
самые дурные предчувствия.
     - Это дух, - сказал Имм.


                                 ГЛАВА 6

     Машина стояла на придорожной траве. Плоский овальный корпус, по бокам
два пропеллера под  кожухами.  Анфас  конструкция  напоминала  китенка,  у
которого неожиданно выросли огромные, на манер слоновьих, уши.  В  профиль
мне  почудились  очертания  древнего   колесного    парохода.    Инстинкты
палеотехника будили во мне сильнейшее желание покопаться  в  этом  древнем
механизме, но, к сожалению, сначала надо было разобраться с его хозяином.
     Он стоял на  середине  дороги.  Абсолютно  человеческий  вид  не  мог
обмануть даже меня, новичка на Таике.  У большинства таикцев  во  взглядах
угадывалось полное  отсутствие  собственного  достоинства.  У  незнакомца,
бесцеремонно разглядывавшего нас в лучах восходящего таикского  солнца,  с
собственным    достоинством    был    явный    перебор.    Даже       мне,
землянину-материалисту, сваливающему все необъяснимое на  суеверия,  стало
ясно, кто настоящий хозяин планеты.
     - Это вы - бродяги, устроившие  беспорядок  в  Анасе,  -  слова  духа
меньше всего можно было считать вопросом.  Он просто констатировал факт. -
А ты, человек из другого мира, начал всю эту смуту.
     Землянин  Матвей,  выспавшийся  и  слегка  отдохнувший,  считал  себя
неплохо подготовленным к любым неожиданностям.  Не этому богатырю  ставить
мне оценки за поведение.
     - Я наказал тех, кто обидел меня, - покривив душой, я  приписал  себе
подвиги Имма. - Надеюсь, у нас с вами не будет никаких причин  вступать  в
конфликт?
     Что-то похожее на  изумление  отразилось  на  красивом,  но  лишенном
мыслей лице духа.  Он сделал  несколько  шагов  вперед.  Его  правая  рука
поднялась и легла на рукоять огромного меча, висящего в ножнах за спиной.
     - Ты - человек из другого мира, очень глупого мира. Только духи и те,
кому они разрешают, могут наказывать.  Остальные должны жить и  трудиться,
как подобает людям.  Ты мешаешь нам, отвлекаешь внимание своими  странными
поступками. Ты должен умереть.
     Дух выдернул из ножен меч.
     - Хочу проверить, такой ли ты хороший  воин,  человек,  как  говорят.
Защищайся.
     На тело духа была одета мехом  внутрь  безрукавка,  сшитая  из  шкуры
неизвестного животного. На груди ее перетягивал десяток блестящих шнурков.
Мускулы духа потрясали. Он буквально излучал энергию. Каждое движение было
стремительным и  гармоничным.  Больше  всего  дух  напоминал  мне  земного
античного бога.  Однако, если я ничего не напутал в  мифологии,  некоторые
люди не без успеха сражались и с богами. Попробуем.
     Я взял узкий меч Аро.  Несолидно рядом с мечом духа,  но  я  надеялся
добиться компенсации за счет скорости.
     - Ты готов, человек? - дух взмахнул своим чудовищным оружием и поднял
ветер. - Посмотрим, каков ты в бою.
     У меня был план действий.  Кстати, план довольно миролюбивый. За счет
фехтовальных трюков, позаимствованных  у  земных  киногероев,  я  надеялся
доказать духу свое превосходство и предложить ему  мир  и  сотрудничество.
Мои  гуманные  прожекты  имели  всего  одно  уязвимое  место:  я  не   мог
представить, с кем имею дело.  И дух  сразу  же  дал  понять,  что  он  не
вписывается ни в какие планы.
     Огромный  меч  наносил  мощнейшие  удары,  двигаясь  со    скоростью,
абсолютно невозможной для оружия таких  размеров.  Я  попытался  атаковать
сам. Дух попадался даже на несложные обманные движения, но... К сожалению,
природная быстрота движений позволяла ему (даже клюнувшему на финт) успеть
отбить и настоящий удар.  На  Земле  я  не  представлял,  что  такие  вещи
возможны. Да и на Таике, до этих минут, тоже. Что за существо сражается со
мной?
     Мне стало  страшно.  Я  понял,  что  победить  духа  невозможно.  Еще
несколько секунд, и он меня зарубит.  Но  ведь  это  же  глупо:  погибнуть
просто так, от руки тупого убийцы.
     Дух рванулся ко мне.  Использовать пистолет? Но уязвимы ли  духи  для
пули, если оборотням она не так уж страшна? Я удачно отбил атаку,  отбежал
назад и отбросил меч.
     - Эй, дух! Предупреждаю! Положи оружие, а то я тебя убью.
     Дух зарычал.  Гигантскими прыжками он помчался ко мне, не оставляя ни
секунды  на  размышления.  Выстрел.  Еще  выстрел.  Еще.    Первая    пуля
притормозила  духа,  вторая  остановила,  третья  оттолкнула.   Дальнейшее
напоминало  страшный  сон.  Фигура  духа  стала   искажаться,    оплывать,
послышался непонятный звук (то ли шипение,  то  ли  треск),  блеснул  язык
пламени, громыхнул взрыв.  Волна воздуха с запахом горелой  плоти  ударила
меня и отбросила метров на десять.  К счастью, придорожные кусты  смягчили
удар.
     Кое-как я поднялся.  Духа видно не было. Еще бы, после  того,  что  я
наблюдал! Мерзейший запах, куски  протоплазмы  -  вот  и  все.  Обгоревшие
ножны, клочья одежды, отброшенный взрывом меч.  В растерянности, я подошел
к этому оружию для исполинов.  Как понять все  случившееся?  Без  мистики,
без...
     И тут меня ударило.  Это был удар! Непонятная страшная  сила,  словно
вставившая невидимую огромную ладонь внутрь моего тела,  приподняла  меня,
сжала эту самую ладонь и с размаху бросила тело на землю.  И все  -  почти
одновременно. Такого я не ожидал. Такого, кажется, вообще не бывало и быть
не могло.  Но это было на проклятой планете Таик, куда Матвей-дурачок  был
послан найти "то, не знаю что".  А здесь чудеса-а-а, духи бродят, оборотни
всякие...  Я понял, что начинаю оживать, постепенно впадая в  эйфорическое
состояние от резкого перехода между кошмаром боли  и  блаженством  отдыха.
Что за дела здесь происходят? Надсистема? Ты цела?
     "Полностью  проанализировать  удар  пока  невозможно.  Говоря  грубо,
главный действовавший фактор - электромагнитное поле.  Простейший аналог -
прикосновение к предмету, имеющему потенциал  около  восьми  тысяч  вольт.
Если бы не балканская прививка, ты бы погиб."
     Прививка...  Еще  к  концу  двадцатого  века  у  некоторых    жителей
Балканского полуострова стали обнаруживать  чрезвычайно  высокое  удельное
сопротивление  организма,  позволявшее  без  опаски  работать  с   высоким
напряжением.  Выяснив причину феномена, стали  делать  прививки  тем,  кто
имеет дело с техникой. Да, хорошо, что Я технарь.
     Поднявшись на ватные ноги с полным ртом кисло-горькой слюны,  я  чуть
было не свалился вновь: машина на воздушной подушке уплывала  от  меня  по
пыльной дороге.  За рулем никого не было. Машинально я перевел  взгляд  на
останки духа. Они лежали на месте. Чудес становилось все больше.
     С правой стороны дороги еле слышно зашевелились кусты.  Рука легла на
пистолет. Кого еще несет?
     Показалась физиономия Аро. За ним из кустов вылез Имм.
     - Живой? - удивленно спросил он. - Аро, друг наш Матвей - живой. Я не
верю глазам, а язык еле произносит слова, которых  еще  никто  не  слышал.
Матвей убил духа и остался в живых. Аро, я свихнулся или так оно и есть?
     - Матвей жив, а дух - мертв. -  Аро  посмотрел  на  мою  перекошенную
физиономию. - Надо глянуть, что с Матвеем.
     Но Имм, не обращая внимания на слова Аро, продолжал болтать.
     - Теперь я верю, что Матвей может  сделать  все,  что  угодно.  Духов
случалось убивать и до него, но выжить после этого  не  удавалось  никому.
Хоть мы и знали,  что  наш  необыкновенный  друг  силен,  но  кто  бы  мог
подумать, что он сильнее смерти.
     Обрушивая на молчаливую аудиторию потоки слов, Имм поднял меч духа  и
рассек воздух. Я присвистнул.
     - Ты прав, - Имм понял мое удивление, -  эта  штука  мне  тяжеловата.
Просто жалко оставлять. Никто не может похвастаться трофеями от духов.
     С грустными вздохами Имм нашел дерево  поприметней  и  загнал  меч  в
землю, рядом с корнями.  Сверху он  навалил  кучу  листьев  и  веток.  Аро
занялся изучением останков духа. Похоже, он не верил, что кумир повержен.
     Неизвестно, испытывали мои спутники чувство  вины  или  нет,  оставив
меня одного на растерзание духу.  Пустившись в  путь,  мы  практически  не
разговаривали. Сам я убеждал себя, что обижаться не стоит. Изречение "своя
рубашка ближе к телу"  было  куда  более  популярно  на  Таике,  чем  "сам
погибай, а товарища выручай".  И нечего  навязывать  инопланетянам  земную
точку зрения. Хотя, как же Эль, сломя голову кинувшаяся мне на помощь?
     Молчание располагало к размышлению, а подумать было о чем. Я привык к
слову "дух", произносил его не задумываясь.  И оказался абсолютно не готов
к встрече.
     Кто  же  такие  духи?  Перед  тем,  как  подключить  к   размышлениям
Надсистему, хотелось сопоставить факты самому.  Во-первых, если  вспомнить
Людей Металла, духи не выносят электромагнитное излучение с  определенными
параметрами.  Во-вторых, телесные повреждения заставляют духов взрываться.
Любые повреждения? Так-так-так.  В-третьих... Что у нас в третьих?  Бывают
духи с телом, бывают без тела.  В-четвертых, они могут видеть у  оборотней
какую-то тень. Хорошо бы понять, что это за тень.
     Пункт пятый никак не приходил в голову.  Кое-какие фактики  были,  но
это мелочи.  Духи и женщины - вот интересная проблема. Учитывая результаты
наблюдений и привычку таикцев  прятать  женщин  от  взглядов  посторонних,
можно оценить их количество у духов в 30-35% от общего числа. На Таике, по
оценкам зонда-разведчика - больше полу миллиарда жителей.  Половина из них
женщины, треть живет у духов...  Получается около восьмидесяти  миллионов.
Ничего себе! Я попросил Надсистему напомнить мне  карту.  Районы  обитания
духов, запретные для людей и оборотней, были на ней указаны.  Восьмидесяти
миллионам там было тесновато. Может, мы ошиблись в какой-нибудь из оценок?
А может... Нет, даже страшно подумать. Какими бы патологическими типами не
были духи, но зачем им убивать забираемых женщин? Скорее всего - просчет.
     Тема женщин, похищенных духами, увела меня в сторону. Оставлю-ка я ее
на  потом.  Сейчас  необходимо  понять,  к  какому  результату    приводит
сопоставление фактов.
     Биологическая энергетика  духов  отличается  от  людской.  Во-первых,
большим к.п.д. (объяснение для невероятной силы  и  скорости),  во-вторых,
нестабильностью  (объяснение  для  гибели  духа  и  боязни    определенных
электромагнитных излучений).  Если человека можно сравнить с  реактором  в
докритическом состоянии, то дух "работает" на грани взрыва.
     Погрузившись в размышления, я поскользнулся и чуть было не  искупался
в грязи. Мысли смешались. Ничего, самый раз посоветоваться с Надсистемой.
     "Приняв за основу версию об оборотнях, как первоначальных  обитателях
Таика, сравнивая людей, духов и оборотней и учитывая  наличие  в  таикской
истории глобальной  всепланетной  катастрофы,  строю  на  всем  этом  свою
гипотезу.  Когда-то  на  Таике  обитали   только    оборотни,    создавшие
цивилизацию, подобную земной XX-XXI веков. По непонятным причинам возникла
всетаикская эпидемия, вызвавшая массовые мутации  среди  населения.  Может
быть, только в этих мутациях эпидемия и заключалась, а запустение  вызвано
межвидовыми войнами.  Духи и люди  -  мутировавшие  потомки  оборотней.  С
духами  полной  ясности  нет,  хотя  их  характеристика,  данная    тобой,
более-менее удовлетворительна и дополняет мою гипотезу."
     Ай да Надсистема! Разогнала обитателей  Таика  по  углам  магического
треугольника и все стало просто и ясно.  Мутации вызвали войны,  одичание.
Духи не способны к продолжению рода, но, в то же время, бессмертны.  Может
быть, они не потеряли надежды иметь наследников, поэтому и уводят женщин?
     Красивое слово "мутация", удобное слово.  Сказал, повесил ярлычок  и,
вроде бы, все ясно.  А в чем эта мутация заключается, если не  говорить  о
внешних проявлениях?  Оставить  проблему  земным  биологам?  Мне  бы  свою
загадку разрешить.  Кто звал на помощь, предупреждая об опасности? У  кого
была припрятана атомная бомба? Что мне делать дальше?
     А дальше я шагал в полном соответствии с планом Лоста-Имма.  Дорожная
пыль сменялась грязью, кустарник деревьями и наоборот, утро днем,  а  день
вечером.
     Вечерний привал позволил немного расслабиться.  Я поймал себя на том,
что с каждым днем все больше и больше внимания уделяю местным красотам.  В
моей попытке понять Таик рациональное начало терпело крах. Что эмоции? Чем
они помогут мне? "Не сумел разобраться - веди себя как турист".  Роскошная
планета с уникальными обитателями.  Розовые и  багровые  закатные  облака,
оранжевые отблески от костра, буйный лес.  Красным по зеленому. Красное  -
цвет крови. Зеленое - ?
     Зашелестел кустарник.  Я подумал, что возвращается Аро,  ходивший  за
водой.  Но когда к шелесту прибавилось жужжание, мне вспомнилось  недавнее
жуткое приключение.  Да, со стороны дороги,  раздвигая  кусты,  на  поляну
выплывала машина на воздушной подушке. За рулем сидел дух.
     На этот раз у меня не возникло желания сравнить машину со слоновоухим
китенком.  Дух выглядел ничуть не менее крепким парнем, чем  мой  утренний
соперник, и я решил не тратить время на фехтование. Или мирные переговоры,
или немедленное уничтожение.
     - Убей его сразу же, - прошептал Имм.
     Но дух действовал быстрее.  Не  выключая  двигателя,  он  нагнулся  и
достал какую-то металлическую штуковину. Направил на нас, прицелился.
     - Эй, ты, Матвей! С тобой сражались благородным оружием,  но  раз  ты
струсил,  найдется  и  оружие  слабых.  Не  бойся.  Ты  оказался   намного
интереснее, чем мы думали, и теперь нужен нам живым.
     - Матвей, они хотят узнать про твой мир, убей его, пока не поздно,  -
еле слышно прошептал Имм.
     На этот раз мне не удалось погрузиться в пучину размышлений.  Духу не
нравились долгие паузы.
     - Не сопротивляться! Я убиваю не хуже тебя. Смотри!
     Громоздкое  пулевое  автоматическое  оружие  изменило  цель.   Грохот
выстрелов показался  мне  неимоверным,  несколько  пуль  пролетело  рядом,
что-то теплое задело щеку.  Имм беззвучно стал оседать  на  землю,  потом,
покачнувшись, упал лицом вверх. Цепочка красных пятен наискосок пересекала
его тело. Пятна увеличивались в размерах.
     Сквозь застилающий глаза туман, я посмотрел на духа.  Рука  почему-то
никак не могла вытащить пистолет.
     "Спокойнее", - говорил кто-то  внутри  меня,  -  спокойнее.  Оборотни
живучи, и у Имма все заживет."
     Боковым зрением я увидел шевеление в обрамляющем  поляну  кустарнике.
Аро! Что это он бросил?
     Небрежно взмахнув рукой, дух отбил летящий в него  предмет.  Нет!  Не
отбил! Неразлучный спутник Аро - мини-бумеранг с острыми как бритва краями
- прорезал ладонь и вонзился в горло духа.
     То ли подсознание, то ли Надсистема, а может и то  и  другое  вместе,
скомандовали мне шлепнуться лицом в траву.
     Треск, взрыв, ударная  волна,  запах.  Все  прелести,  сопровождающие
смерть духа.  Но что же будет с Аро? Ему не делали балканскую прививку.  А
что будет с Иммом? Как выручить Аро?
     Поднялся  я  в  тот  момент,  когда  машина,  лишившаяся    водителя,
развернулась на месте и поехала прочь.  Если бы я мог допустить... Если бы
я мог представить...  Потому-то духов и называют духами, что у них,  кроме
тела, есть еще что-то.  Дух духа? Какой  бред...  И  этот  дух  продолжает
витать над грешным Тайком, разя тех, кто не по  нраву?  Со  мной,  правда,
промашка вышла.
     Очевидно, я совсем потерял совесть, раз мог  предаваться  абстрактным
размышлениям, когда оба мои друга... Что с ними? Мне стало стыдно.
     - Имм!
     О, проклятая планета! Глянув вниз, я увидел того, кто  когда-то  бьет
Иммом.  Тьфу! Я увидел Имма, но его облик  был  слишком  непривычен  моему
взгляду.  Тхел. Вот он  какой,  последний тхел-человек.  На  траве  лежала
обезьяна, покрытая редкой светло-зеленой шерстью.  Ну, не совсем обезьяна.
Лицо  немного  напоминало  кошачье.  Пальцы  на   руках-лапах    кончались
мощнейшими  когтями.  Зеленоватые  межпальцевые  перепонки...  Похоже,   я
свихнулся.  Нашел когда заниматься сравнительной биологией, идиот! Имм был
еще жив и истекал кровью.  Очередь  из  крупнокалиберного  автоматического
оружия буквально перерубила его пополам.
     Чувствуя свою беспомощность, я направился к Аро.  Густой кустарник не
дал ему упасть.  Издалека парня вполне можно было принять  за  живого.  Но
только издалека.  Судорога настолько исказила  знакомые  черты,  что  было
страшно притронуться к  мертвому  телу.  Ни  одно  из  лежащих  в  рюкзаке
лекарств здесь помочь не могло. Первая помощь, последняя помощь...
     Я положил Аро на землю.  Туман в голове никак не хотел  рассеиваться.
Как же так?  Мы  вместе  шли,  ели,  спали,  дрались.  Я  воспринимал  все
происходящее  как  приключение.  Не  веселое,   не    увлекательное,    но
приключение.  А для Аро это была жизнь. Его жизнью стала роль спутника при
свалившемся с небес олухе.  Для меня приключение  продолжается,  для  него
жизнь закончилась.  Простой бесхитростный парень поднял руку на одного  из
тех, перед кем всегда благоговел.  И  сделал  это,  пытаясь  отомстить  за
одного из тех, кого всю жизнь ненавидел. Проклятье!
     Застонал Имм.  Я подошел и присел рядом с ним  на  корточки.  Сколько
могло протянуть разорванное на  две  части  существо?..  Неужели  на  моих
глазах, истекая кровью, умрет гроза Таика, философ-самоучка?
     Вокруг лежал темный лес. Имму он всегда был союзником. Только лес мог
его спасти.
     - Вы обитатели леса! - закричал я в отчаянии. - Здесь умирает один из
вас, спасите его, помогите ему!
     Еле-еле  слышный  издалека  звериный  вой  был  мне  ответом.  Шелест
деревьев поглотил эхо.
     - Здесь лежит человек-тхел, последний на Таике! Здесь  лежит  великий
воин и мудрец! Он сражался за вас и за вас умирает! Неужели вы не поможете
ему?!
     Наверное, нужны были другие слова, но они не приходили  в  голову.  А
лес молчал.


                                 ГЛАВА 7

     - Пойду прогуляюсь, - мне захотелось побыть в одиночестве.
     - Не ходи за черту, - привычно напомнил Кайр.
     - Угу, - так же привычно пробурчал я.
     Что-то хозяин сегодня не в духе. Настроение Кайра ухудшалось с каждым
днем.  Игрушка из новой стала старой, изучена со всех сторон и не вызывает
интереса.  А без игрушки радоваться особенно нечему.  Кое-что  в  прошлом,
ничего  в  настоящем,  еще  меньше  в  будущем.  Может  ли  Кайр  на  меня
разозлиться, когда у  него  окончательно  ухудшится  настроение?  Еще  как
может.  Дети переменчивы в привязанностях, а взрослые дети  особенно.  Чем
его можно заинтересовать?
     Судьба Кайра была необычна даже для Таика.  Примерно такой  же  могла
стать судьба возможных потомков Имма.  Кайром на Таике называют гигантскую
птицу, напоминающую земного орла. Голова, правда, у него не совсем птичья,
но это не принципиально.  Последний на Таике  человек-кайр  безумно  хотел
продолжить свой угасающий род.  Это ему удалось, но... Не знаю, какое  имя
он  дал  своему  сыну,  имеющему  хоть  какие-то  человеческие  черты   во
внешности.  Скорее всего, его не помнил и сам сын, старающийся подчеркнуть
свое пренебрежение к собственному человеческому началу и  называющий  себя
Кайром.
     Сын человека-кайра обладал почти птичьим телом и  почти  человеческой
головой.  Настоящих кайров я видел только на расстоянии и особых  различий
между телами не разглядел.  Голова Кайра была раза в  три  меньше,  чем  у
людей  и,  наверное  поэтому,  в  ней  сумел   уместиться    лишь    разум
семи-девятилетнего ребенка. Лапы напоминали миниатюрную копию человеческих
рук, но из маленьких ладошек росли  сухие,  невероятно  длинные  пальцы  с
огромнейшими когтями на концах.  По размаху крыльев Кайр превосходил  всех
своих неразумных родственников и был, скорее всего, самым крупным летающим
существом на Таике.  Детский разум во взрослом  теле  отнюдь  не  создавал
впечатление слабоумия.  Природная мудрость огромной птицы, помноженная  на
человеческую (пусть даже детскую) способность сопоставлять и анализировать
факты, давала неплохие результаты.  Хуже было с  характером.  Одиночество,
невозможность продолжить свой род, непомерная гордость  -  все  смешалось,
образовав крайне взрывоопасную смесь. Кое-какая определенность в симпатиях
все же была.  Кайр  терпеть  не  мог  людей,  слегка  уважал  оборотней  и
побаивался духов.  Мало кто на Таике мог рассчитывать на помощь Кайра. Для
этого была необходима либо гениальная лесть, либо всетаикская популярность
и положительное отношение к ней птицечеловека.  Трудно представить,  какой
ключик сумела подобрать к нему Эль.  Оказывается, ее  слова  "мне  помогли
добраться", произнесенные  в  анасской  тюрьме,  были  кратким  пересказом
воздушного путешествия в когтях Кайра.  В случае со мной и  Иммом,  ночной
крик "в никуда" молниеносно разошелся во все  стороны  по  звериной  почте
оборотней.  И Кайр был первый, кто откликнулся на зов. Просидев два часа у
тела погибающего друга, сорвав горло  в  бесполезных  (так  мне  казалось)
криках, я воспринял свалившееся с черного ночного неба крылатое  чудовище,
как завершение мистического действия. Неужели демон смерти явился за душой
Имма? Бред наяву? Первые признаки помешательства?
     Огромная птица с человеческой головой походила вокруг Имма, потрогала
раненого  длинными  сухими  пальцами.  Я  сидел,  затаив    дыхание,    не
представляя, что делать.
     - Приготовь подстилку попрочнее,  -  голос  бьет  звонким,  с  легкой
хрипотцой.
     Не раздумывая, я расстелил свой непробиваемый  плащ  и  переложил  на
него Имма.
     Птицечеловек проковылял на своих руках-лапах к  раненому.  Он  собрал
края плаща так, что Имм оказался как бы в люльке, и приготовился взлетать.
     - Ты куда? - я схватился за плащ рукой.
     - Имм может жить.  На моей земле все становятся здоровыми. Кто-нибудь
придет и будет за ним смотреть. Не мешай.
     - Куда мне идти? - спросил я.
     - Ты мне не нужен. Не мешай.
     - Имм - мой друг, я хочу...
     - Ты хочешь, чтобы он умер?
     - Нет.
     - Тогда не мешай.
     После секундного размышления я  убрал  руку.  Единственный,  пусть  и
сомнительный шанс  лучше,  чем  полное  и  абсолютно  надежное  отсутствие
шансов.
     Крылатое чудовище взлетало тяжело.  Мне стало даже страшно, что  груз
слишком велик.  И тогда, и позднее, узнав про помощь Эль, я подавил в себе
желание просчитать с помощью Надсистемы аэродинамику полета Кайра.  Мешало
суеверное ощущение, что доказав  его  неспособность  нести  такой  тяжелый
груз, я испорчу все  дело.  Молнией  мелькнула  догадка:  они,  наверняка,
полетят по прямой.  Через мгновение, быстрее собственной мысли, я залез на
самое высокое из ближайших деревьев, с точностью до десятых долей  угловой
секунды запомнил курс, мысленно наложил его  на  карту.  Километров  через
двести сорок прямая уткнулась в берег моря на границе  областей  Белого  и
Желтого духов.
     Я слез с дерева, поудобней уложил рюкзак, приготовив суперконцентраты
и излучатель.  Бежать придется через  заросли,  тем  хуже  для  них.  Очки
ночного видения...  Кажется, все. Ах, да. Как же я мог  забыть!  Аро,  мой
бедный защитник.  Я бросил рюкзак и по земному обычаю начал первый в  моей
жизни обряд погребения...
     Где-то на второй сотне километров пути я отчаялся.  Лицо почернело  в
пыли и саже от выжженных кустов. Друг мой Имм, зеленая нахальная обезьяна,
жив ли ты и где ты?  Получасовые расслабления-сны  снимали  усталость,  но
неопределенность утомляла сильнее.
     Запах моря я почувствовал задолго до того, как  увидел  само  море  и
услышал его шум.  Странный это был шум. Особенно для моря. До затуманенной
усталостью головы не сразу дошло, что вместо плеска волн и грохота  прибоя
в уши лезет назойливый писк и свист.  Чем ближе к морю,  тем  круче  вверх
приходилось забираться. Теперь я не только слышал, но и видел. Тысячи птиц
поднимались в воздух при моем приближении. А на высоком каменном берегу их
были миллионы, если не десятки миллионов. С каждым шагом в воздух взлетали
новые галдящие тучи.
     Вскарабкавшись на самый верх, я остановился перевести дыхание. Сделал
я  это  вовремя.  Через  несколько  метров  скалистая  поверхность   резко
обрывалась в бездну. Дальше не было ничего.
     Что касается бездны - я бьет не прав.  Бездна означает "без дна". Тут
дно было.  Далекое черно-зеленое дно,  блестящее  на  солнце  море  Таика.
Настолько высокого, настолько неправдоподобно высокого обрывистого  берега
не существовало ни на Земле, ни на одной из планет. Птичье царство на краю
света. Не здесь ли самое подходящее место для птицечеловека?
     Я безумно  устал.  Спешить  было  некуда.  Пара-тройка  часиков  сна,
учитывая утреннее время, не могли помешать. Промахнулся я или нет - сейчас
не так уж важно. Дело сделано.
     Переход к бодрствованию бьет резок.  Яркое солнце слепило глаза. Лежа
на спине, напрягая и расслабляя мышцы, я пытался обдумать план  дальнейших
действий.
     Огромное  крылатое  существо  возникло  совершенно  бесшумно,  словно
материализовавшись из воздуха.  Внутри у меня что-то оборвалось.  Я  хотел
задать вопрос, но никак не мог сделать столь нужный вдох.
     - Зачем ты сюда пришел? - спросил птицечеловек.
     - Я ищу Имма. Что с ним?
     - Имм лежит. Я хочу, чтобы ты ушел.
     - Где лежит Имм? Он жив?
     - Жив. У него растет мясо. Когда ты уйдешь?
     Жив.  Это  замечательно,  хотя  и  невероятно.  Точнее,    невероятно
замечательно. "Растет  мясо"  надо  понимать  "заживают  раны".  Или  нет?
Хочется его повидать.
     - Где Имм? Я хочу его видеть.
     - Ты Имму не нужен. Если не уйдешь, сброшу тебя в море.
     При воспоминании о том, как налаживался контакт с Кайром, у меня  еще
долго будет появляться  ощущение,  по  неприятности  превосходящее  зубную
боль.  Возможно, оно передастся и моим потомкам. Наши мозги слишком сильно
отличались и по устройству, и по принципу действия.  В этом не было ничего
странного.  Более  достойно  удивления  мое  легкое  сближение  с  другими
таикцами, с которыми я, существо  из  далекого  и  чужого  мира,  запросто
принялся драться, заключать сделки и даже флиртовать.
     Не желая ссориться с капризным повелителем птичьего края, я превзошел
себя в лести и подхалимстве. Но ключик удалось найти в детском любопытстве
птицечеловека.  Выяснив интерес Кайра ко всему, что  я  мог  рассказать  о
Земле и космических полетах, я сумел навязать  выполнение  некоторых  моих
требований. И первое из них - посещение Имма.
     - Да, да, да.  Ты все узнаешь про мой мир, - бодряческим тоном бубнил
я, - но мне обязательно надо увидеть Имма.
     Поднявшись с неудобного  каменного  ложа,  я  пошел  вдоль  берега  в
указанном  направлении.  Километров  через  десять  показалось  непонятное
строение: шалаш - не шалаш, вигвам -  не  вигвам.  Вот  она  -  резиденция
птичьего короля.  Сам он медленно делал круги в  небе.  Подождав,  пока  я
доберусь, птицечеловек спланировал на край обрыва и посмотрел вниз.
     - Там дырка. Имм в ней. Хочешь - лезь.
     Лежа на животе, я свесил голову. До пещеры было метров 40-50. До моря
- намного больше.
     - Полезешь? - спросил Кайр.
     - Полезу, - уныло ответил я.  Действительно, зачем же я сюда  мчался,
как не за этим?
     К счастью, поверхность скалы была достаточно неровной,  а  в  рюкзаке
имелись кое-какие полезные приспособления.  Скоро  я  уже  был  в  пещере.
Пробравшись с помощью фонарика  среди  причудливых  каменных  выступов,  я
обнаружил Имма.
     Первым и единственным, что я увидел среди камней,  была  его  голова.
Если точнее - не  его,  а  тхела,  зеленой  таикской  обезьяны.  Голова  с
закрытыми глазами покоилась на каменной подушке.  Фактически  она  стояла,
опираясь на булыжник.  Стояла на гладкой каменной поверхности. Самого Имма
не было.  У меня задрожали руки.  Резкий  непривычный  запах,  наполняющий
пещеру, показался тошнотворным. Значит, мертв?
     Я поднес к голове руку и застыл.  На  ладони  чувствовалось  дыхание.
Жив? Но как?
     Невероятно медленным движением я дотронулся  до  щеки,  ниже.  Шея...
Скользнув  по  ней,  палец  уткнулся  в  упругую  поверхность.   Чуть-чуть
нажать...  Проткнув поверхность, палец вошел в  плотную  массу.  Шея  Имма
продолжалась и в ней.  За шеей - плечо. Слепой дурак, не сообразил  сразу.
Теперь-то ясно видно, что не ровная каменная плита, а чрезвычайно вязкая и
плотная жидкость находится перед моим носом. Что это? Горная смола? Птичий
помет?
     Я понюхал руку.  Резкий запах  обжигал  ноздри,  но  уже  не  вызывал
тошноты.  Чем бы ни лечили Имма, средство считалось проверенным.  Как  там
говорил крылатый спаситель? "На моей земле все становятся здоровыми".
     Наверху я вынужден был взяться за самое утомительное занятие, которое
только можно себе представить. Птицечеловек задавал мне вопросы о Земле, а
я отвечал.  Надежды на снисхождение не  было,  ссора  исключалась,  и  мне
приходилось  шевелить  языком  не  переставая.  После  ужина  допрос   был
продолжен.
     С перерывами на  еду  и  посещение  Имма  так  тянулось  четыре  дня.
Позднее, когда Имм начал приходить в  себя,  я  стал  проводить  в  пещере
больше времени, стараясь смягчить эту неприятную для моего  гордого  друга
ситуацию.
     - Мы еще побродим по Таику, приятель, - в сотый раз повторял я. -  Мы
еще полетим вместе с тобой на землю, в мой  мир.  Не  грусти.  Остаться  в
живых намного труднее, чем выздороветь, так что впереди  у  тебя  сплошные
пустяки.
     Имм в своем нечеловеческом облике молчал. Особой радости такие беседы
не доставляли.
     Разрываясь между Кайром,  Иммом  и  собственной  неудовлетворенностью
из-за вынужденного безделья, я проводил свои далеко не самые лучшие дни  в
самом безопасном на Таике месте.  Из объяснений Кайра я узнал, что большой
участок побережья с его резиденцией в центре каким-то образом не попал  ни
в какую из зон влияния духов. Кайр специально выложил границы безопасности
черным камнем.  Я удивлялся,  как  мог  получиться  подобный  нейтралитет,
сомневался в точности проведения пограничной линии, и все же  старался  не
заходить за границу.  Вдобавок к  этому,  побережье  хорошо  "охранялось".
Птичий крик лучше любой  сигнализации  сообщал  о  приближении  опасности.
Островок в непонятном мире насилия, так я назвал бы землю Кайра.  Люди  (а
точнее оборотни) появились  на  территории  Кайра  только  один  раз.  Они
принесли четыре великолепных арбалета.  Позднее Кайр  рассказал  мне,  что
арбалеты предназначены  для  меновой  торговли.  Куда  он  должен  был  их
переправить,  оставалось  загадкой.  Я  начал  подозревать,  что  крылатый
отшельник является основным торговым посредником  между  оборотнями  этого
края и их заморскими собратьями.  Лесные жители вряд ли  чувствовали  себя
особенно уютно на кораблях, предпочитая  использовать  Кайра.  Неизвестно,
правда, какую выгоду из этих операций получал он,  так  как  столь  важная
персона не могла ограничиться поддержкой из чувства солидарности.
     Оборотни посетили Имма в его исцеляющей ванне.  Меня они в пещеру  не
пустили.  Без сомнения, эти  оборотни  или  их  друзья  были  причастны  к
доставке Имма в пещеру и к лечебным процедурам.
     Вскоре после исчезновения лесных  гостей  я  спустился  к  Имму.  Мой
спутник сидел у самого входа.  Голый, грязный, бледный и худой он выглядел
очень печально. Но его взгляд был еще печальнее.
     -  Друг  мой,  Матвей,  -  произнес  он  голосом,  дребезжащим,   как
треснувшее стекло, - ты не можешь вообразить, как мне обидно.
     - Ничего страшного, все позади, - какие-то дамбы в моем мозгу рухнули
и на Имма хлынули  бурные  потоки  увещеваний,  утешений  и  прочих  слов,
сладостью и оптимизмом превосходящие старинные стишки для детских садов.
     Имм посмотрел на меня с удивлением.
     - Наверное ты слишком долго молчал, Матвей, или Кайр перекормил  тебя
птичьим мясом.  Ты говоришь и даже не думаешь, что слетает с твоего языка.
Конечно, я выжил и еще окрепну.  Но я не смогу  смириться,  что  несколько
маленьких кусочков металла превратили меня в полупокойника.  Я  просто  не
могу поверить, что такое возможно.  Мне очень скучно  ползать  в  каменной
норе, я хочу бродить по Таику, драться и развлекаться. Послушай, с тех пор
как я встретился с вами, мы ни разу не развлекались. За это мы и наказаны.
Тот, кто долго идет по прямой линии, слишком сильно срывается.
     - Я  бы  не  назвал  наш  путь  прямым.  Наоборот,  мне  уже  надоели
бестолковые метания.
     - Ты неправ, Матвей, твой путь был прям, как копье. Ты искал дверь из
нашего мира,  а мы шли за тобой. Кстати, как там поживает Аро? Ему сюда не
спуститься?
     - Аро больше нет. Он убил духа, который тебя ранил, и...
     Имм застыл, его бледное лицо стало еще бледнее.
     - Люди на Таике очень глупы, - медленно сказал он,  -  люди  глупы  и
злы.  Но когда к ним привыкаешь... то в них можно увидеть и  хорошее...  в
некоторых.
     Имм выздоравливал быстро, подолгу отлеживаясь в целебной грязи-смоле.
Я таскал вниз еду, которой нас в изобилии снабжал Кайр,  делал  простейший
массаж. Мое времяпрепровождение немного оживилось. Теперь ощущалась отдача
от действий, а Кайр перестал надоедать вопросами.  Добровольное заключение
приближалось к концу.  К сожалению, до конца моей  миссии  на  Таике  было
слишком далеко.


     Небрежно перепрыгивая с валуна на валун, я прогуливался  по  птичьему
царству и думал о Кайре.  Его больше не интересовала Земля, я тоже.  Людей
он недолюбливал, нрав имел  переменчивый.  Следовательно?..  А  зачем  мне
нужен этот воздушный хулиган? Имм поправится сам.  Кормить его  я  буду  в
любом случае, целая эскадрилья кайров не помешает. Обойдемся!
     Но поставить крест на Кайре не  дала  Надсистема.  "Кайр  может  быть
полезен, - сказала она. - Птицечеловек летает много  и  далеко.  Он  может
рассказать обо всем увиденном.  Для передачи радиосигналов в космос  нужна
антенна, которую трудно  спутать  с  природным  объектом.  Видел  ли  Кайр
антенны?"
     "До сих пор, - подумал я, - Надсистема  пригодилась  мне  только  для
обучения рукопашному бою и для расшифровки  и  изучения  таикского  языка.
Сейчас - первый случай, когда она подсказала дельную мысль. Попробуем".
     На следующий день я совершил путешествие в лес,  где  собрал  немного
съедобных клубней.  Когда Кайр принес добычу, я конфисковал ее и, несмотря
на вялые протесты хозяина, приготовил жаркое с гарниром.  Блюдо было Кайру
в новинку, и после вкусного сытного ужина он разомлел.  Обычная  угрюмость
немного рассеялась, я мог приступать.
     Лекцию о земных птицах Кайр выслушал без интереса, слишком мала  была
разница с Таиком.  Я обратился к земной мифологии. Крылатые быки, драконы,
пернатые змеи, гаруды, ангелы, демоны...  Кайр весь  превратился  в  слух.
Призвав на помощь самогипноз и Надсистему, я принялся рисовать,  изобразив
по инерции и кентавров со сфинксами.  Яснее ясного, что ничего  интересней
Кайр не слыхал за  всю  свою  жизнь.  Отдышавшись,  я  перешел  к  истории
авиации.  Летающие  этажерки...  Кайр  испытывал  опьянение  от    избытка
информации.  Я сделал последний шаг от авиации к противовоздушной обороне.
Антенны здесь были не совсем те,  но  кто  на  Таике  возьмется  проверять
правильность моих рисунков?
     Кайр рассматривал нарисованные антенны как своих  личных  врагов.  Он
все еще барахтался в океане  новых  знаний.  Я  подтолкнул  собеседника  в
нужном направлении.
     - Есть на Таике что-нибудь похожее? Или было?
     Кайр развернул крылья, собрал их, устроился поудобней.
     - Видел, - сказал он, - есть.  Одна  давно.  Две  недавно.  Кого  они
собираются сбивать?
     Я почувствовал запах добычи.
     - Где это?
     - На острове. Там острова, - жест в сторону моря.
     Надсистема расстелила перед мысленным  взглядом  карту.  Дрожащая  от
нетерпения рука моментально  перенесла  карту  на  тонкий  белый  пластик.
Островов здесь было, как в Эгейском море на Земле.
     - Покажи.
     Кайр долго и с удивлением рассматривал рисунок.
     - Похоже, - задумчиво произнес он, - очень похоже. Вот.
     Островок  как  островок.  Километров  девяносто  от  берега.  Неужели
разгадка так близка?  Блуждал,  блуждал,  зато  как  вышел  в  конце!  Как
расколол крылатого отшельника!
     Утром Кайр приготовил арбалеты. Я помог их упаковать.
     - Буду лететь назад, -  сказал  птицечеловек,  -  пролечу  мимо  того
острова. Посмотрю внимательно.
     Я остался с Иммом. Желания советоваться с ним не было. Ну, скажу ему,
что хочу  посетить  такой-то  остров.  Ну,  обругает  он  меня  нехорошими
словами.  Может быть, откажется. Нежелательно. Как не  крути,  а  с  Иммом
веселее и безопаснее.  Но идиотом в его глазах  я  теперь  буду  выглядеть
наверняка. Мало нам неприятностей на суше!
     Я попросил Надсистему напомнить список и карту Лоста. Достаточно было
беглого взгляда, чтобы одновременно обрадоваться и задуматься.  На острове
жил маг.  Рядом с его именем белой, желтой и голубой краской были написаны
звания духов-подчиненных.  Неплохо, духи  трех  областей  одновременно  не
служили почти никому. Что скажет Надсистема?
     Надсистема выдала мне список из четырех магов с приблизительно такими
же данными. И это на всю планету!
     Теперь подошла очередь для размышлений.  Два  множества  имели  общие
элементы.  Маг, духи, антенны - первое. Люди Металла, духи, радио, антенны
- второе.  Духи и антенны. Какая связь? Маги командуют по радио. Откуда  у
них энергия для передатчиков, кто обучает их радиотехнике? А  почему  духи
подчиняются? Те духи, которых видел я, просто не способны  на  подчинение.
Передача заклинаний по радио?
     Ночь без Кайра прошла спокойно.  Пробуждение - не очень.  Проснувшись
на заре, я услышал  сквозь  птичий  гомон  звуки  шагов.  На  краю  обрыва
прогуливался какой-то человек, его силуэт показался  мне  знакомым,  но...
каким-то странным.  Что здесь не так? Незаметно  повернувшись  на  бок,  я
продолжил изучение незнакомца.  К сожалению,  капюшон  скрывал  его  лицо.
Капюшон!  На  Таике  нет  капюшонов.  Вернее,  есть,  но  совсем   другое.
Землянин?! Как меня нашли? Что случилось? Да на нем мой плащ!!!
     Я начал привыкать к таикским неожиданностям и к тому, что  каждая  из
них хуже предыдущей.  Появление двойника  мобилизовало  все  мои  чувства.
Неизвестно,  сколько  глупостей  я  бы  успел  натворить,  но  Надсистема,
бодрствующая и во время сна, остановила панику одной фразой:  "Это  Имм  в
твоем плаще".
     Надоело, подумал я, сил больше нет, до  помешательства  -  один  шаг.
Веселая планетка! Уже земляне  мерещатся,  двойники.  А  о  потере  плаща,
который был роднее собственной  кожи,  забыл.  Про  Имма,  воскресшего  из
мертвых, забыл.  После ТАКОЙ раны лазить по ТАКИМ скалам! Он  еще  покажет
всему Таику.
     Первую половину дня мы с Иммом занимались охотой.  Вторую я провел  в
кухонных заботах, а Имм немедленно истреблял все приготовленное. Следующий
день прошел в занятиях  борьбой  и  фехтованием.  Целебная  грязь-смола  и
уникальный организм оборотня сделали свое дело.
     А потом прилетел Кайр.


                                 ГЛАВА 8

     Я прошелся  вдоль  стеллажей,  заваленных  листами  грубой  бумаги  и
сдвоенными цилиндрами, в которых хранились  свитки.  "Волновые  устройства
боевого действия.  Каталог для районов Ж351 - Ж700"; "Управление волновыми
устройствами в  условиях  помех.  Руководство  для  младшего  технического
персонала".  Тяжелое чтение для того, кто еле-еле  прикоснулся  к  основам
таикского образования.  Шататься по Таику, проводя время  в  бессмысленных
потасовках, было намного легче.  И все же, последние три дня я потратил не
зря.  Об  этом  свидетельствовала  не  только  усталость,   но    и    моя
свежеиспеченная власть над духами.  К сожалению, отвратительное настроение
заставляло меня сомневаться в ценности этой власти.
     Давно потухший вулкан возвышался в центре острова Кан-а-Лан почти  на
километр.  Именно этой покрытой деревьями и кустарником вершине остров был
обязан своим названием (Нос Моря в переводе с таикского). Метров за двести
до  кратера,  на  огромной  скальной    ступеньке    располагался    замок
мага-повелителя Эшка.  Он бьет неприступен для любой, сколь угодно сильной
армии, но сила - понятие относительное. Грозная несокрушимая твердыня пала
под молниеносным ударом отряда, состоящего всего из двух  человек.  Только
можно ли было считать нас людьми, в таикском смысле слова?
     Я, землянин Матвей, отчаявшись решить  стоящую  передо  мной  задачу,
стал все больше полагаться на мудрые советы Надсистемы.  Мой  спутник  Имм
хоть и был таикцем, но человеком, особенно после недавней  метаморфозы,  я
его  считать  не  мог.  Скорее  всего,   именно    ощущение    собственной
обособленности и подтолкнуло нас к действиям, граничащим  с  авантюризмом.
Для Имма все это было нормой. А для меня...
     Нет.  На этот раз я был последователен  в  своих  действиях.  Никаких
"или",  никаких  "если".  Едва  покинув  палубу   захудалого    суденышка,
доставившего  нас  с  материка,  мы  с  Иммом  начали  планировать  ночную
операцию.  Возвышавшиеся над башнями антенны не годились  для  космической
связи.  Я уже потерял надежду на скорое выполнение своей  миссии,  но  так
близко  к  разгадке  феномена  духов,  как  на  острове  Кан-а-Лан,    мне
подбираться еще не удавалось.  Учитывая вездесущесть духов без тела и силу
духов в человеческом облике, близость эта была крайне опасна и  принуждала
действовать с максимальной скоростью.  Около полуночи мы вскарабкались  на
стены замка с такой легкостью и  бесшумностью,  словно  были  бестелесными
тенями.  Взобравшись  на  башню,  в  которой  находился    кабинет    Эшка
(единственное светящееся окно и мощные антенны наверху  подтверждали  наши
догадки), мы тщательно  закрепили  веревки.  Оставалась  главная  и  самая
рискованная часть операции.  Эшку нельзя было позволить ни одного  лишнего
звука, ни одного лишнего жеста.  И то и  другое  могло  вызвать  появление
духов.
     Веревка меня выдержала, легкие занавески на окнах не помешали, а  Эшк
так и не понял, кто и откуда на него свалился. Имм, появившийся в кабинете
секунд на десять позднее, помог мне связать мага-правителя и заткнуть  ему
рот. Самый могущественный человек в этом районе Таика был повержен.
     Сколько раз за время пребывания на Таике я злился на Надсистему, клял
ее за неспособность разобраться в загадке таинственной планеты! Но  только
в кабинете Эшка я  по-настоящему  оценил,  какого  незаменимого  помощника
поселили в моей голове земные биотехники.  Груды свитков  одна  за  другой
перебирались с его стеллажей в  мой  импровизированный  рабочий  уголок  и
возвращались обратно.  Теперь, опираясь на фактический материал, а  не  на
древние предания, Надсистема не  нуждалась  в  гипотезах  с  вероятностной
оценкой.
     Все наши догадки оказались далеки от  истины.  Могучие  и  неуязвимые
духи, железной рукой управляющие Таиком,  были  всего-навсего  порождением
злобного человеческого гения, уничтожившим своих создателей и  захватившим
власть.  История эта началась примерно семьсот лет тому назад, когда  Таик
был густозаселенной планетой с высокоразвитой цивилизацией.  Его обитатели
разделились на два враждующих лагеря.  Как и когда-то на Земле, противники
вооружались, непрерывно совершенствуя свое оружие.  Знакомство  с  ядерной
энергией и ее использование в военных целях установило равновесие  страха:
ни одна из сторон не могла использовать ядерное оружие и рассчитывать, что
планета останется пригодной для жизни.  Ученые продолжали свои  изыскания,
стараясь  создать  абсолютно  "чистое"  и  одновременно.  мощное    орудие
убийства. "Кто ищет - тот всегда найдет". Волновые роботы-убийцы (в земных
терминах) стали идеальным изобретением. Невидимые и неслышимые, мобильные,
обладающие кое-каким интеллектом, способные убивать людей  и  выводить  из
строя технику - приблизительно такой краткий  перечень  достоинств  нового
оружия с восхищением  декламировали  древние  таикские  военные.  Волновые
роботы  использовали  рассеянную  энергию  окружающей  среды,  подчинялись
только  обладателю  специальной  радиоаппаратуры,  знающему  код.   Разбив
территорию противника на своего рода "зоны оккупации", с помощью  волновых
роботов можно было установить в этих зонах какой угодно  "новый  порядок".
История жестоко посмеялась над таикцами.  Законы науки таковы,  что  любое
открытие,  при  достижении  определенного  уровня  знаний,  повторяется  в
нескольких  местах.  То,  что  одна  сторона  считала   своей    важнейшей
государственной  военной  тайной,  давно  было  известно  другой  стороне,
придерживающейся,  кстати  сказать,  точно  таких  же  взглядов   на    ее
секретность.  Арсенал  волновых  роботов-убийц  одной  стороны  был  почти
зеркальным отражением арсенала другой.  Даже количество "зон оккупации"  и
те и другие (очевидно, из-за  особенностей  таикской  психологии)  выбрали
равное  трем.   Похоже,    древние    таикцы    отличались    жестокостью.
Роботам-убийцам были даны  команды  на  уничтожение  огромного  количества
людей,  городов,  машин,  промышленных  объектов.  И  в  один  далеко   не
прекрасный день заведенный до упора механизм сработал.  Кто начал первый -
неизвестно.  Но в проигрыше оказались обе стороны. Для борьбы между  собой
волновые роботы приспособлены не были.  Пройдя сквозь друг друга и даже не
заметив  этого,  две  невидимые  армии  приступили  к  оргии  истребления.
Защитный механизм, дестабилизирующий волновую  структуру  роботов,  имелся
только в одном месте, у предков Людей Металла.  Может, он был где-то  еще,
но его не успели включить.  Записи  очевидцев,  переживших  эту  войну  на
истребление, по-своему были  ничуть  не  менее  ужасны,  чем  воспоминания
землян двадцатого века, свидетелей земных войн.  Сотни  миллионов  убитых,
застигнутых смертью за выполнением обыденных дел, взрывающиеся  и  горящие
заводы,  фабрики...  Я  все  это  мог  представить  с  трудом.    Таикское
человечество чуть было не уничтожило  само  себя.  А  тот  факт,  что  оно
пережило  катаклизм,  был  слишком  слабым  утешением:  темнота    дикости
растянулась на века. Люди оказались во власти собственных машин.
     Некоторое время я не мог понять, как лишенные  тела  волновые  роботы
превратились в мускулистых духов, любителей роскоши и женщин.  Все  встало
на свои места, когда очередь дошла до написанного от руки свитка.
     "Мне не хочется умирать, находясь на вершине могущества,  но  если  я
умру,  то  сделаю  это  с  достоинством,  как  человек,  чьи  предки  были
профессиональными военными...
     Лишь одно беспокоит меня у границы между жизнью и  смертью:  сыновья.
Многому научил меня отец, но все знания касались оружия.  Остальному учила
меня мать, пока была жива.  Тир и Хэн, Орт и Савот! Ваши матери неспособны
ничему научить вас, так как сами ничего не знают, а  из  меня  учитель  не
вышел.  Оружие изнашивается, техника ломается.  Ваша  сила  -  власть  над
духами, и пока она есть, вы, дети ваши и  дети  ваших  детей  будете  жить
безбедно. Но для того, чтобы овладеть властью, нужна дисциплина мысли. Она
даруется при рождении и укрепляется всю жизнь.  Известно,  что  истории  о
славных подвигах  и  великих  героях  воспитывают  тех,  кто  эти  истории
перечитывает.  Я жил в героическое время, когда судьба Таик а была  стерта
со Свитка Судьбы и стала переписываться наново.  Мой отец и его  соратники
много сделали, чтобы Таик стал  таким,  каков  он  есть  сейчас.  Их  дети
унаследовали власть, а я позаботился, чтобы  в  ваших  руках  этой  власти
оказалось побольше.  Моя жизнь  -  легенда.  Перечитывайте  мое  последнее
послание, старайтесь быть похожими на меня, и никто не сможет сбить вас  с
верного пути.
     ...Двадцать  дней  мы  сидели  в  убежище,  наблюдая  в   специальные
изогнутые  трубы,  что  происходит  наверху.  Страной  владели   невидимые
волновые устройства наших врагов.  К нам они  пробраться  не  могли  из-за
специальной аппаратуры.  На земле наших врагов творилось то же  самое,  но
там хозяйничали наши волновые устройства...
     Выход нашелся случайно, когда  удалось  установить  связь  с  военным
командованием противника, попавшим в ловушку примерно так же,  как  и  мы.
После длительной торговли, касающейся гарантий взаимной безопасности,  обе
группы постепенно обменялись кодами для управления волновыми устройствами.
Выбравшись наружу, мы пытались наладить  старую  жизнь.  Но  вылитую  воду
невозможно вернуть в сосуд, особенно, если она вылита на песок. Никому еще
не удавалось вспомнить, что рассказывал Свиток Судьбы, с  которого  стерты
все знаки.  Жить надо было по-новому, хотя никто не знал, как. Обе  группы
военных встретились для обсуждения будущего.  Самыми умными среди них  был
мой отец и его брат.  Они предложили способ сделать волновые устройства не
такими опасными.
     Когда превращения в  оборотней  были  строжайше  запрещены,  младшему
брату отца передали занимавшуюся этим делом лабораторию. Работа стояла, но
дальнейшие исследования продолжались. Лаборатория, располагавшаяся в лесу,
чудом уцелела вместе с персоналом, а  уникальные  результаты  исследований
сослужили службу всем нам.  Не вникая в суть, я перепишу фразу  из  одного
случайно  сохранившегося  научного  отчета:    "...получили    возможность
соединить детерминированными  связями  полевую  структуру  и  вещественный
объект, не обладающие синхронностью на уровне...".  Я не знаком с  научным
языком, но чутье подсказывает, что  суть  всей  этой  процедуры  находится
где-то рядом с этими словами.  Грубо говоря, имелась возможность  упрятать
волновое устройство в человеческое тело.
     В старые времена весь Таик зачитывался свитком "Приключения  шестерых
отважных товарищей".  Особенно любили  этот  свиток  военные.  Они  решили
сделать искусственных людей похожими на  его  героев.  Основным  сходством
должны были обладать координаторы шести районов, их подчиненным достаточно
было  грубого  подобия.  Искусственные  люди  наделялись    приблизительно
похожими  на  героев  свитка  чертами:  любвеобильностью,    драчливостью,
стремлением к роскошной, полной развлечений жизни.
     Многие военные  были  недовольны  существовавшим  ранее  общественным
устройством.  Их идеалы государственного правопорядка забылись  сотни  лет
тому назад.  Именно это  время,  когда  миром  правили  благородные  люди,
подчиняющиеся четкой иерархии, описано в "Приключениях  шестерых  отважных
товарищей..."
     Человек, исписавший своим  аккуратным  почерком  почти  весь  свиток,
умирал  медленно.  Он  успел  написать  о  разделе   сфер    влияния,    о
междоусобицах, в которых сам  принимал  активное  участие.  Как  видно  из
текста, автор был хитрым мерзавцем, сумевшим уничтожить чуть  ли  не  всех
конкурентов в  деле  управления  искусственными  людьми  (так  он  называл
духов).  Рассказывалось о  попытках  оборотней  прорваться  к  власти  над
духами, о войнах, набегах.  Кончался  свиток  патетическим  призывом  быть
достойными предков.
     Потомки уцелевших в войне офицеров постепенно деградировали. Конечно,
не физически, а с точки  зрения  образованности.  Аппаратура  выходила  из
строя.  Свитки и записи терялись.  Духи  становились  все  более  и  более
неуправляемыми.  Не занятые выполнением  приказов,  они  повели  себя  как
примитивные копии древних таикских дворян, героев  совсем  неплохой  книги
(она тоже была в библиотеке Эшка), напоминающей  земные  "Три  мушкетера".
Существа с телами людей, с силой  сверхлюдей  и  мозгами  недорослей  были
способны лишь на поддержание относительного порядка, позволяющего получать
от людей все, что  отвечало  убогим  вкусам  окарикатуренных  литературных
персонажей.  Лост  оказался  прав.  У  духов  не  хватило  ума  воспринять
землянина Матвея как серьезную угрозу, а позднее, когда угроза стала более
чем очевидна, но не неизбежна (время  от  высадки  на  остров  до  захвата
Эшка), проявилась полная  неспособность  к  последовательному  логическому
мышлению. Ведь достаточно было через духа-информатора предупредить охрану!
     Жалость к противнику? Любопытно.  Что еще  может  зародиться  в  моей
бедной голове после непрерывной изнурительной работы в течение трех суток?
И почему "к противнику"? Сейчас я не  мог  опереться  ни  на  кого,  кроме
духов, подчинявшихся моим командам.  Каналанцы-люди  были  непредсказуемы,
как любые существа, обладающие свободой воли.  Еще неизвестно, что бы  они
сделали, не охраняй меня два находящихся в замке  духа.  Мой  единственный
соратник Имм присматривал за арестованным Эшком.  Тот был слишком  опасен,
чтобы оставлять его одного.
     Произведенный мной переворот отнюдь не был здесь чем-то из  ряда  вон
выходящим.  Около четырех лет тому назад маг  Торох,  живший  на  острове,
сделал серьезную ошибку.  Он взял в ученики Эшка, сына  правителя  области
Желтого Духа.  Проучившись около двух лет, Эшк узнал все, что хотел, сумел
каким-то образом устранить Тороха и прибрать  к  своим  рукам  власть  над
подчинявшимися магу духами.  Я, опираясь на земную выучку и  технику,  был
всего лишь более оперативен.  Но я не просто унаследовал власть. Если Эшк,
проштудировав каналанскую библиотеку,  увеличил  число  подчинявшихся  ему
духов совсем ненамного, то  я  с  помощью  Надсистемы  добился  максимума.
Отыскав закономерности кодирования, я мог командовать половиной  духов  из
области Ж, включая самого Желтого Духа, третьей частью духов из области Г,
пятой частью - из области Б.  Лишенные тела разговаривающие духи (волновые
устройства информационного действия) в счет не  шли.  Они  функционировали
только  в  пределах  своих  районов,  подчиняясь  тому,  кто  знал  устный
цифробуквенный  код  (заклинание).  С  помощью  радио  можно  было  только
наложить запрет на их деятельность, что я, по мере сил, и сделал, с  целью
дезориентации возможных врагов.
     У Эшка, как я понял, были грандиозные планы.  Создавая новые антенны,
маг-правитель острова  собирался  распространить  свою  власть  на  добрую
половину Таика.  К счастью, он был не так уж силен в науках, используя  из
имеющихся в  его  распоряжении  кодов  меньше  трети.  Электроэнергия  для
передатчика Эшка поступала с древней  геотермальной  станции,  находящейся
при последнем издыхании.  Сведения о ремонте и обслуживании  техники  были
надерганы из разных случайно сохранившихся инструкций и годились только до
поры  до  времени.  Я  подозревал,  что  у  других  магов,  рассеянных  по
территории Таика, дела обстояли ничуть  не  лучше.  Потому-то,  готовые  в
любую минуту лишиться своей призрачной власти, они особенно не зарывались,
получая  от  духов  лишь  еду,  женщин,  информацию,   поддерживая    этой
информацией правителя и "покровителей".
     Ни Эшк, ни другие местные маги не могли  давать  духам  особо  важные
приказы.  Специальный блок кодирования,  предназначенный  для  этой  цели,
содержал уязвимые элементы.  Было слишком сомнительно, что хоть где-нибудь
ему удалось просуществовать семьсот лет. Мой приемопередатчик такого блока
не имел, но работу по особому кодированию, после  специальной  подготовки,
могла делать Надсистема.  Теперь я был самым могущественным  человеком  на
Таике.
     Всем находящимся в моем распоряжении духам я  приказал  в  кратчайший
срок  собраться  на  острове  Кан-а-Лан.  По  пути  им   было    приказано
конфисковать у магов и где придется все свитки и древние записи,  а  также
разрушить все принадлежащие магам и находящиеся  в  пределах  досягаемости
передатчики.  В недостающих свитках я надеялся найти ключи  к  власти  над
остальными духами областей Б, Г и Ж.  Пора было подумать про области С, К,
Ф, где правили Синий, Красный и Фиолетовый духи.
     - Матвей! - похоже, голос духа-робота-информатора меня разбудил.
     - Что случилось?
     - Причалил корабль с восемнадцатью духами.
     Стоило мне подумать о своем приказе -  а  подчиненные  тут  как  тут.
Слишком быстро.
     - Кто это? - спросил я.
     - Слуги Белого духа.
     - У них с собой свитки?
     - Нет.
     - А что у них есть?
     - Оружие. Стреляющее и мечи.
     Все ясно.  Бедные ограниченные  роботы.  Слишком  слабые  противники.
Кажется, сейчас они мне покажут.  Армия из меня, Имма и двух слуг  Желтого
Духа должна была сражаться против превосходящих сил  противника.  Как  это
надо делать, я  не  представлял.  Стрелять?  А  как  начнут  меня  стегать
электрическим  хлыстом  лишившиеся  человеческого  тела  шаровые   молнии?
Выдержу ли? Одного, допустим, выдержу.  Второго... выдержу. А  могут  духи
подключаться последовательно? Параллельно? Или ума не хватит?  В  прошлом,
когда энергетические линии окутывали своей сетью весь Таик,  роботы-убийцы
черпали свою силу в них. Много ли нынче наберется рассеянной энергии?
     Я подумал, что не мешало бы  и  самому  посмотреть  на  врага,  благо
пристань из моего окна просматривалась замечательно. Но уделить достаточно
внимания восемнадцати богатырям с мечами и автоматами не удалось. Отвлекли
шум и движение на боковой дороге. К замку приближался небольшой, человек в
триста, отряд.  Надо понимать -  гвардия  Эшка.  У  меня  появилось  очень
сильное подозрение, что эта армия не собиралась воевать на  моей  стороне.
Вот тебе и власть, подумал я.  Стоило поверить, что на  Таике  нет  никого
сильнее меня, - сразу же начались неприятности.  Белый Дух  "со  товарищи"
решил меня извести, под боком змеиное гнездышко  зашевелилось,  да  еще  в
необъятных просторах Таика голубая, красная, синяя  и  фиолетовая  нечисть
силы собирает. Долго они меня клевать собираются?
     Стараясь не думать о карабкающихся в гору подчиненных Белого Духа,  я
взял приемопередатчик  и  послал  двум  своим  духам  приказ:  "Никого  не
впускать в башню".  Это была отсрочка. Замок  велик,  везде  не  углядеть,
скоро духи-враги подойдут. Плохо, плохо, плохо...
     Самый лучший выход - сесть спиной к стене, направив ствол автомата на
дверь. Сколько так можно высидеть?
     Мне стало жутко, когда я представил жизнь простого таикца: абсолютная
власть убийц-нелюдей, ощущение собственной беспомощности.  А я искал в  их
взглядах  чувство  собственного  достоинства!  Земля  Людей   Металла    -
единственный островок относительной свободы.
     Эврика! Люди Металла! У меня же есть передатчик! Почему я не могу так
же отогнать этих радиоуправляемых монстров?  Необходимый  код  вспыхнул  в
памяти огненными знаками.
     Передатчик  Эшка  не  годился  для  создания  защитного   поля,    но
достоинство любой примитивной техники именно в том и заключается,  что  ее
можно переделать.  Провозившись минут  семь,  я  удовлетворенным  взглядом
окинул  распотрошенную  аппаратуру.  Провода  были    скручены    кое-как,
пересохшая изоляция отваливалась целыми кусками. Выдержит?
     Я тронул движок регулятора и немного подождал.  Любопытство,  однако,
не давало покоя.  Произнеся устный  код-заклинание,  я  вызвал  невидимого
осведомителя.  Дух  не  реагировал.  Это  меня  удивило.  Я  ожидал,   что
отпугивающее излучение действует только на обладателей человеческого тела.
Ничего, в механизме действий разберусь потом. Сейчас главное защититься. Я
увеличил мощность.
     Очевидно, слуги  Белого  Духа  поняли  мои  действия,  как  серьезное
предупреждение.  В окно можно было видеть восемнадцать духов,  бегущих  по
направлению к пристани.  Балаган какой-то, да и только, подумал  я.  Туда,
сюда...  Несерьезно. Даже смешно. Большие глупые дядьки с мечами, похожими
на лопасти  вертолетов,  и  зеленый  шутник,  экспериментирующий  с  радио
рухлядью.  Страхи с  ужасами  лопаются,  как  пузыри.  Но  где  же  триста
каналанцев? На них ведь никакое поле не действует.
     Дверь открылась, я вскинул автомат.  На пороге  стоял  Имм.  Его  вид
напугал меня сильнее, чем это  могла  сделать  сотня  духов  с  автоматами
наперевес.  Лицо белое, как в худшие дни его воскрешения, кровь на плече и
руках. Эшка рядом с ним не было.
     - Что случилось?
     -  Солдаты  Эшка.  Они  ворвались  внезапно.  Очевидно,  кто-то    им
рассказал, как мы устроились.
     - И что дальше?
     - Слишком много стрел. Я не успел от всех увернуться и был ранен.
     - Они идут сюда?
     - Кто? - не понял Имм.
     - Солдаты Эшка.
     - А...  Нет, они идут в другую сторону. Стрелы - это  не  смертельно.
Сначала я убил Эшка, он был для них важнее всего.  А  потом  я  взялся  за
солдат. - Имм посмотрел на руки. - Не вся кровь здесь моя.  Кстати, что  с
нашими двумя духами? Они лежат, похожие на умирающих.
     Кавардак, бессмыслица.  Эшк... Духи... Слишком глупо. Имм спас меня и
мою власть, но перебил при этом несколько десятков  человек.  Неужели  без
этого на Таике не обойтись? Измученный бессонницей мозг  работал  еле-еле.
Надо спасать своих духов. Выключить передатчик?
     - Тебе надо отдохнуть. - Имм словно прочитал мои мысли. - А я пойду.
     - Куда?
     - Полечиться и развлечься
     - Развлечься? Зачем?
     -  Знаешь,  человек  из  чужого  мира,  -  в  голосе  Имма  появилась
задумчивость, словно дающая ему право не отвечать  на  мой  вопрос,  -  ты
очень легко прошел по Таику.
     - Что значит легко?
     - Легко...  Ты видел небольшие драчки и полупустую анасскую тюрьму. У
тебя везучий взгляд.  Тебе не удалось увидеть, как людей рубят на куски, а
они остаются  живы  до  последнего  мгновения,  как  родителей  заставляют
втаптывать в землю собственных детей, как...
     - Стой! Прекрати! Я знаю, что все это может быть.  На Земле было  еще
хуже. Но к чему ты клонишь?
     - У нас появилось свободное  время.  Мало,  но  появилось.  Его  надо
провести с толком.  Лишь в развлечениях можно  забыть  о  завтрашнем  дне,
когда сам можешь  оказаться  на  краю  мучительной  смерти.  Учись  ценить
сегодняшнее счастье, завтра оно может превратиться в горе.
     - Друг мой Имм, ты мудр, твои  слова  можно  записывать  и  заучивать
наизусть. Но что тебя так пугает?
     - Когда я был маленьким и жил с родителями, - сказал  Имм,  -  у  нас
было много старых свитков со сказками. Они кончались, когда герой побеждал
своих  врагов  и  становился  правителем,  "покровителем",  магом.  И  это
правильно, потому что сказки должны быть интересными. А конец сказки - это
начало неинтересных дел, хотя и самых главных.
     - Ты считаешь, что самое плохое у нас впереди?
     - Я ничего не считаю.  Я собираюсь радоваться жизни, - Имм направился
к дверям. - Цени сегодняшнее счастье.
     "Завтра оно превратится в горе" - мысленно закончил  я  фразу,  когда
дверь за Иммом закрылась.


                                 ГЛАВА 9

     "Природа человеческого разума такова, что любое научное открытие  или
изобретение в первую очередь используется  во  вред.  Так  произошло  и  в
биофизике, когда была решена сложнейшая научная загадка всех времен: каким
образом  в  микроскопической  клетке  записывается  полная  информация  об
организме, который должен вырасти из  этой  клетки?  Исследовав  структуру
полей, определяющую  законы  роста  организма  (своего  рода  голограмму),
ученые нашли способ прикреплять к одной  клетке  две  такие  голограммы  и
создавать биологические бисистемы, способные по желанию перестраиваться из
одного состояния в другое.
     Страх перед грядущей войной затуманил разум многих людей.  Те из них,
кто имел доступ к власти,  сумели  добиться  необходимой  обработки  своих
детей на  эмбриональной  стадии  развития.  Таким  образом  они  надеялись
обеспечить им дополнительную гарантию выживания в случае глобальной войны.
     Время опровергло пессимистические прогнозы, на планете царит мир.  Но
дети, родившиеся  в  результате  экспериментов,  выросли.  Их  число  даже
увеличивается: существуют сведения о подпольных лабораториях  по  созданию
так  называемых  "оборотней".  Поступает  огромное  количество  жалоб   от
граждан,  пострадавших    из-за    творимых    "оборотнями"    беззаконий.
Позаимствовав  это  романтическое  название  из    древних    литературных
произведений, они считают себя  выше  общества,  выше  закона.  Преступные
элементы и отдельные представители провинциальных властей  готовы  на  что
угодно, лишь бы их ребенок стал "оборотнем"...
     Такую вот статейку из древней таикской "газеты" мне удалось раскопать
среди  доставленных  духами  документов.  Разрешилась  еще  одна  таикская
загадка.  Семьсот лет назад таикская мафия, действовавшая рука об  руку  с
представителями  властей,  прибрала  к  этим  рукам  достижения    местных
биофизиков.  Во время войны роботам-убийцам были даны четкие  указания  на
истребление людей в городах и сельской местности, а обитатели лесов  вышли
из поля зрения.  Общество оборотней сумело сохранить  какие-то  культурные
традиции, а организм оборотней бьет "сконструирован"  намного  лучше,  чем
организм человека. Неизвестно только, в каком диапозоне (моему оптическому
блоку он был "не по зубам") духи видели второй из обликов оборотня.  Имм и
его родители не могли быть разоблачены, так как облики  тхела  и  человека
различались слабо.
     Библиотека,  собранная  для  меня  духами,  не  только  удовлетворила
любопытство.  Она  принесла  невиданную  по  таикским  масштабам   власть.
Проштудировав весь материал, я мог непосредственно командовать Белым Духом
и двумя третями его подчиненных, половиной слуг Голубого Духа  и  всеми  -
Желтого. Правители трех таикских областей и не подозревали, что могут быть
смещены в любую минуту.  Для самих духов,  прибывших  на  Кан-а-Лан,  тоже
нашлось занятие.  Не считая нескольких моих телохранителей, они  трудились
на самой вершине, завершая начатое  еще  Эшком  создание  мощных  антенных
систем.  Новые антенны должны  были  сделать  мою  власть  независимой  от
состояния атмосферы.
     Разобравшись с духами, я откровенно заскучал. Имм пропадал в портовом
городе.  Слуги  Эшка  безукоризненно  заботились  об  удобствах,  но  были
неважными собеседниками.  Они испытывали передо  мной  паническое  чувство
страха.  Три наложницы Эшка в самом начале  пытались  установить  со  мной
более  близкие  отношения,  хотя  и  не  проявили  в  этом  деле   никакой
настойчивости.  Для всех я был чужим, странным человеком, свалившимся чуть
ли не с неба.  А когда слухи о том, что  я  действительно  прибыл  оттуда,
дошли до острова, никто не удивился.
     Немного развлекла меня встреча с Паспом, который при Эшке  командовал
армией.  Именно он привел отряд на помощь духам, но это  не  помешало  ему
распинаться в верности и  оправдываться  паническим  страхом  людей  перед
духами. Хитрая бестия Пасп деликатно осведомился, жил ли я у Людей Металла
и разрушал ли анасскую тюрьму.  Он прозрачно намекнул, что Эшк никогда ему
не нравился, так как был хорошим магом, но  плохим  воином.  Пасп  заверил
меня, что армия наша сильна как никогда и будет еще сильнее,  что  с  этой
армией и помощью духов мы можем захватить весь  Таик.  Захват  даже  сотой
части Таика не входил в мои планы, но я  промолчал,  а  на  вопрос  Паспа,
отдам  ли  я  ему  Кархиль,  как  это  обещал  сделать  Эшк,  ответил    в
обнадеживающем  тоне.  Кархиль  был  столицей  области   Голубого    Духа,
крупнейшим городом и портом на Таике.  Зачем человеку  может  понадобиться
город,  в  моей  голове  не  укладывалось.  Все  же  ссориться с Паспом не
хотелось. Мне надоело опасаться за свою жизнь и ждать в любой момент удара
из-за угла.
     Немного удивили меня распросы Паспа об Имме: хорошо ли я его  знаю  и
доверяю ли ему.  После некоторых размышлений  я  списал  это  на  ревность
одного высокопоставленного лица к другому. Еще немного, и я мог погрязнуть
в феодальном быте: заговоры, интриги, перевороты...
     Все шло своим чередом.  Как будто в часовой механизм  вставили  новую
пружину.  Она тужится, пыжится, зная, что  изготовлена  из  стали  высшего
качества и способна сконцентрировать в себе намного  больше  энергии,  чем
старая.  Но часы остаются часами: те же шестерни вращаются вокруг  тех  же
осей, те  же  стрелки  бегут  по  тому  же  циферблату.  Почти  ничего  не
изменилось на  Таике,  когда  вместо  Эшка  в  древнем  замке  на  острове
Кан-а-Лан воцарился человек с непривычным именем Матвей.
     В первую же ночь после посадки на Таике я закопал  в  укромном  месте
метровой высоты ракету с аннигиляционным микродвигателем.  В  случае  моей
гибели Надсистема передала бы ей условный сигнал, а ракета, покинув  Таик,
ретранслировала  бы  его  на  Базу.  Теперешняя  ситуация  не  была  столь
печальной: я мог сам дать команду на  взлет,  предварительно  заложив  всю
информацию о планете и ее обитателях.  Угрызения совести от невыполненного
задания были пересилены сомнениями в его выполнимости и тоской по дому.  В
конце концов, тот, кому приказывали: "Пойди туда, не знаю куда, найди  то,
не знаю что!" - выполнял команду под угрозой обезглавливания.  Мне  ничего
подобного не угрожало.
     Яркое  солнце  безмятежно  светило  с  голубого  безоблачного   неба.
Прохладный, вкусно пахнущий ветерок дул с моря. Мы с Иммом прогуливались у
причала, наблюдая за разгрузкой кораблей.  Обыкновенное утро обыкновенного
дня.  Подошло время утреннего "выпуска последних  известий",  и  я  вызвал
духа-информатора.
     Особых  новостей  на  Кан-а-Лане  и  ближайших  островах  не    было.
Наслаждаясь солнцем и морем, я присел на горячий песок.  В такой спокойной
умиротворяющей обстановке я решил провести давно  задуманный  эксперимент:
заставить  духов-информаторов  соседних  районов  передавать  новости  "по
цепочке". Вдруг выплывет что-нибудь интересное?
     "Лавина  информации"  оказалась  на  удивление  несерьезной.    Около
получаса я выслушивал истории о грабежах и налетах, пока одна из  новостей
не заставила померкнуть яркие краски дня.
     Мысленно оценив духов, как обладателей не особо  гибкого  интеллекта,
после первой же победы я исключил их из  числа  серьезных  противников.  И
зря.  Каким бы убогим мозгом не обладали  очеловеченные  волновые  роботы,
после некоторых размышлений и они оказались способны  на  ловкий  ход.  Из
области Синего Духа в область Желтого вторглась  огромнейшая  по  таикским
меркам армия из 135000 человек  и  500  духов.  Но  не  масштаб  вторжения
заставил меня назвать действия Синего Духа неожиданными.  Дело заключалось
в другом. Все 135000 воинов его армии были женщинами.
     Нападение не ставило своей целью  завоевание  области  Желтого  Духа.
Игнорируя столицу, армия двигалась к побережью.  Моя уверенность, что  вся
эта толпа женщин стремилась добраться  именно  до  меня,  отнюдь  не  была
продиктована манией величия.  Любой ценой духи решили уничтожить человека,
способного  стать  их  полновластным  хозяином.    Стотридцатипятитысячное
воинство, добывая пропитание, грабило и разоряло все попадавшиеся на  пути
деревни.  Отряды правителя области и "покровителей"  старались  как  можно
скорее убраться в безопасное место.
     Сила или добрая воля заставили  женщин  Синего  Духа  нести  воинскую
службу? Да и какое принуждение способно собрать такую армию? Нет,  слишком
рано я решил, что на Таике для меня не  осталось  ничего  непонятного,  за
исключением анонимного радиокорреспондента.
     Я не мог выяснить, откуда  у  духов  взялось  достаточное  количество
оружия для всей огромной оравы.  Может быть, среди подчиняющихся им женщин
были и хорошие оружейницы?  Множество  подобных  вопросиков  возникали  по
любому поводу, но удовлетворение моего  любопытства  отступало  на  второй
план. Как можно скорее надо было начинать что-то делать.
     Я понимал, что положение каналанского правителя-мага Матвея не так уж
безнадежно.  Необходимо срочно  создать  из  подчиненных  духов  отряды  и
отправить их с заданиями на  материк.  Большая  часть  духов  должна  была
наносить внезапные удары по женской армии и, скрываясь в лесу,  уничтожать
запасы продовольствия на ее пути.  Меньшая часть должна была  пройтись  по
побережью, сжигая корабли и все, что может плавать,  а  также  препятствуя
попыткам  построить  новые  плавсредства.  Все  эти  меры  могли   ощутимо
замедлить путь неприятеля к побережью, сильно уменьшить  его  численность.
Непосредственная атака на  Кан-а-Лан  отступала  в  неопределенно  далекое
будущее.
     Стратегия была совсем неплоха. Неплоха для мага-правителя Кан-а-Лана,
но не для сотрудника земной Службы Безопасности Матвея. Я достаточно долго
болтался на Таике, чтобы придумать все это.  Для того же, чтобы претворить
подобный план в жизнь...  Разорение и голод для сотен тысяч людей (если не
для миллионов) падали на одну чашу весов, чтобы  уравновесить  лежащую  на
другой чаше власть над духами.  Для чего мне эта  власть?  Перед  друзьями
похвастаться? Обеспечить им безопасность, когда они прибудут на Таик? Тоже
мне, безопасность.
     Возвращаясь в замок в  преотвратнейшем  настроении,  я  заметил  трех
странно одетых мужчин.  Они пытались что-то доказать духу-караульному,  но
безрезультатно. Я осведомился у духа-информатора, что это за люди.
     - Путники.  Прибыли издалека.  Хотят  говорить  с  тобой,  -  ответил
голос-без-тела.
     До сих пор ни вблизи, ни  вдали  не  появилось  ни  одного  желающего
пообщаться с правителем-инопланетянином. Я был заинтригован и отдал приказ
привести  того  чужестранца,  который  назовется  старшим.  Мне  почему-то
захотелось принять его в  каналанском  тронном  зале.  Может,  театральная
самодеятельность меня оживит?
     Посетитель оказался человеком среднего  возраста.  Его  одежда  резко
отличалась от традиционной таикской, больше  всего  напоминая  комбинезон.
Гость долго  и  молча  изучал  меня  взглядом.  Его  любопытство  казалось
настолько сильным, что не стой  за  моей  спиной  два  духа-телохранителя,
незнакомец потрогал бы меня руками.
     - Что во мне странного? - наконец не выдержал я.
     - Все  странное,  -  ответил  гость.  -  Ведь  говорят,  что  великий
правитель Матвей прибыл из другого мира. А где и когда раньше я мог видеть
человека из другого мира?
     - Ты невежлив, незнакомец, - заметил я, - сам даже не представился, а
говоришь дерзко.
     - Ах, да-да-да! Великий правитель Матвей!  Тебя  приветствует  Минка,
один из старейшин горной страны Ле.
     Горной страны на картах Лоста не было. На Таике вообще не было такого
понятия как страна.
     - Из какой ты области? - спросил я.
     - Ни из какой. Мы не входим ни в одну область.
     - Очень интересно. Почему такой непорядок?
     - Господин правитель! Все может быть объяснено.  Но мне  надо  задать
несколько вопросов.
     - Вопросы здесь задаю я! - фраза из древнего  фильма-боевика  всплыла
сама собой.
     - Это очень важные вопросы, правитель Матвей.  Из-за них мы плыли  по
рекам и морю, потеряв в дороге троих человек.
     - Хорошо. Спрашивай.
     - Правитель! Летя к Таику, ты знал, что здесь живут  такие  же  люди,
как ты?
     Подобных вопросов я не слыхал за все свое путешествие по планете. Что
имеет в виду этот странный тип?
     - Знал. Мои друзья их видели.
     - А не слышали ли они что-нибудь с Таика?
     Вот оно, подумал я.  Неужели  в  загадочной  Ле  слушали  гиперсвязь,
взрывали атомную бомбу?
     - Слышали. Кто-то звал на помощь и предупреждал об опасности на нашем
языке, хотя и очень исковерканном.
     - Это были мы, - медленно сказал Минка.  -  Мы  подслушали  разговоры
дальних миров и, хотя почти ничего не  поняли,  догадались,  насколько  их
жизнь прекраснее нашей.  Там говорили  об  измельчении  планет,  таких  же
огромных, как наш Таик, о создании океанов в мирах, где  никогда  не  было
воды. Мы не придумали это из-за незнания языка?
     - Нет.
     - Добрые и могучие - вот каковы люди с далеких миров,  думали  мы.  И
позвали на помощь. Почему вы не пришли?
     - Мы... Я пришел, я здесь.
     - Но как ты можешь помочь?
     - Я послан узнать, кто звал нас. Теперь придут другие. Они посмотрят,
какая помощь нужна.
     - А зачем было бродить по планете, как будто совершеннее  ног  ничего
нет? Почему не воспользоваться радио?
     - Вы упоминали об опасности.  Я проявил осторожность и  скрывал  цель
моего посещения. Даже мой спутник из местных ничего не знает до сих пор!
     - Мы плохо знали ваш язык.  Неужели не ясно, что планета  погрязла  в
отсталости? Сигнал  опасности  -  призыв  к  обыкновенной  осторожности  с
духами.
     - Говорите "отсталая планета".  А кто уничтожил  наш  зонд-разведчик?
Кто взорвал атомную бомбу?
     - Что??? Какой зонд, какую бомбу?
     - Так я ничего не пойму. Расскажи о своей Ле.
     - Мы живем высоко в горах, недалеко от границы области Голубого Духа.
До войны наша "страна" представляла из себя  несколько  научных  городков.
Они  располагались  рядом  с  обсерваторией  и  установками  для  изучения
мельчайших частиц материи.  Обсерватория была самой крупной на  Таике.  На
ней  и  на  этих  установках  работали  самые  лучшие  ученые,   пользуясь
уникальным оборудованием.  Противник  решил  сохранить  технику  и  людей,
надеясь использовать их после  войны.  Наш  район  сделали  запретным  для
волновых устройств, а когда этим устройствам придали человекоподобный вид,
запрет забыли снять. Мы жили, боясь высунуть нос из своих гор, страдали от
голода.  К счастью, нас было достаточно много, почти все - ученые.  Сейчас
наукой почти никто не занимается, хотя не так давно одному из нас пришла в
голову мысль о возможности связи  без  радиоволн.  Соорудили  установку  и
сразу же поймали ваши сигналы.  Расшифровали их двенадцать лет  спустя.  К
сожалению, сделать передатчик мы не смогли и решили использовать радио.
     -  Мы  получили  ваше  послание  и  отправили  зонд.    Сначала    он
зарегистрировал атомный взрыв, а потом исчез.
     - Мы не видели зонда, у нас нет атомных бомб.
     - Кто же это делал?
     - Не знаю... Хотя... Зонд мог быть уничтожен духом, когда-то лишенным
тела. Ему ничего не стоит подняться на любую высоту и взорвать двигатель.
     - Так-так-так, - в задумчивости я прошелся по тронному залу, внезапно
ставшему невероятно тесным. - Атомные бомбы у вас взрывают, зонды сбивают.
Опасности, говорите, никакой нет.  А есть  у  вас  какие-нибудь  связи  за
пределами гор?
     - Нет.  Время от времени мы посылаем людей на разведку. Они  собирают
сплетни о последних событиях и возвращаются.
     - Как же вас никто не обнаружил?
     - Кому мы нужны? Земли у нас бедные, а рядом район, где обитают духи.
Кто к нам полезет?
     У меня на языке вертелся вопрос о необходимой помощи, хотя, на первый
взгляд, ответ лежал на поверхности.  Слишком поверхностный взгляд.  Каждая
культура уникальна, и любая  помощь  может  оказаться  пагубной.  Создание
"духов" и "оборотней" - серьезное научное достижение, мимо которого прошла
преуспевающая земная наука.  Что еще смогут таикцы, если мы не закормим их
и не утащим по следам землян?
     Я так долго искал страну Ле,  что  перегорел.  Вопросы  и  ответы  не
вызывали  интереса.  Все  переживания  во  время  странствий   по    Таику
обесценились, обесцветились.  Те,  кто  звал  на  помощь,  утратили  ореол
загадочности. Как говорили древние: "Гора родила мышь".
     - Это правда, правитель Матвей, что ты запретил своим духам  убивать?
- нарушил молчание Минка.
     - Н-нет, но я собирался... Они все равно не убивают, так как работают
на острове.
     - А правда, что у тебя хорошие отношения  с  оборотнями  и  с  Людьми
Металла?
     - Да.
     - По вашим малопонятным разговорам, -  грустно  сказал  Минка,  -  мы
чувствовали, что ваш народ очень талантлив.  И не ошиблись. Я не могу себе
представить, как всего один человек за такое короткое время сумел нарушить
складывавшееся веками равновесие и подтолкнуть  Таик  к  бездне,  от  края
которой мы отползли несколько веков назад.
     - Какая бездна? Я не сделал ничего плохого!
     - Ничего? Огромные пространства остались без  контроля.  Правители  с
"покровителями" ограбят тех, кто поближе, и запрутся в городах.  Из  лесов
выползут оборотни и соберутся не в шайки - в армии,  уничтожающие  все  на
своем пути. Голодные толпы на дорогах, пустые деревни - это конец.
     - Оборотней вы боитесь...  А духи лучше? Они забирали не только  еду,
но и женщин.
     - Ну и что? Не вымер же Таик? Как-то приспособились.
     Ничего себе, подумал я, приспособились.  Хорошо ему из  своей  горной
страны про других говорить.
     - Я не видел Людей Металла,  -  продолжал  Минка  свою  обличительную
речь, - но думаю, что они засиделись  на  своей  земле.  У  них  есть  чем
воевать и есть кому воевать.  И обид накопилось достаточно.  Хватит  и  на
правых и на виноватых.
     Проклятье, подумал я, он прав.  Маги обезоружены,  духов  практически
нет.  Железная лавина катится к Анасу. Не  сегодня,  так  завтра.  Это  не
женская орда, хотя что я про нее знаю? Какая будет резня!
     - Не знаю, - голос Минки приобрел прокурорское звучание, - с  кем  из
оборотней ты уже виделся.  Лути среди них большинство, но это еще не самые
страшные звери. На Таике сохранились люди-тхелы. Один из них, Оммо, должен
быть где-то в этих краях.  Десять  лет  назад  у  него  в  Кархиле  что-то
случилось с ребенком.  Он сжег склады с продовольствием и исчез,  затаился
где-то за морем.
     Вот так номер, подумал я. Имм - Оммо? Ребенок...
     - Не может быть, - мне не удалось удержаться. - Десять лет  назад  он
был младенцем...
     - Ты знаешь его? Высокомудрому правителю не известно, оборотни  живут
намного дольше людей? Оборотень, который выглядит как подросток, на  самом
деле старше. Прикажи духам убить его на месте! Он хитрее и опаснее всех на
Таике!
     Все сходилось.  Мщение за ребенка,  авторитет  у  оборотней  и  Людей
Металла. Он так мечтал о наследнике... Что же мне, убить Имма? Имма?
     - Он мстил, - медленно, словно уговаривая себя сказал я. - Если бы  у
тебя убили сына или дочь...
     - Кархиль чуть не превратился в город-призрак, - веско сказал  Минка.
- Кто не погиб в пожарах, умер от голода.
     - Что же ты хочешь? - устало спросил я. - Ну, найду я  этого  Оммо  и
убью. Все исправится? Верну духов, чтобы они дальше измывались над людьми.
Мародерство прекратится?
     Минка задумался, но его ответ ничего мне не давал. Лавина тронулась с
места.  Если вернуть верхние  камешки  на  вершину,  она  не  остановится.
Сказать, что ли, про  амазонок  Синего  Духа?  Еще  один  факт  в  копилку
обвинителя.
     - Таик велик, - сказал Минка, - нам даже не представить, что может на
нем  произойти.  Еще  со  времен  войны  лежат  в  засекреченных    местах
неиспользованные атомные бомбы разных типов.
     -  Нет-нет,  -  почти  прошептал  я.  -  Это    невозможно.    Период
полураспада... Тритий... Они не взорвутся.
     - Но ведь одна взорвалась. Ты сам мне сказал.
     - Как взорвалась?
     - Не знаю.  Спрашивать надо не у меня. И еще. Ты  читал  "Приключения
шести друзей"?
     - Читал.
     - Так вот. У этого свитка есть продолжение: "Шесть рыцарей собираются
вместе". Читал?
     - Нет. А что?
     - А офицеры, переустраивавшие  Таик,  читали.  И  старались  во  всем
следовать указаниям  писателя.  Во  втором  свитке  объясняются  некоторые
странности в поведении Фиолетового рыцаря, самого хитрого, самого ловкого.
Выясняется, что на самом деле он - переодетая женщина.
     - Ты считаешь...
     - Я ничего не считаю.  О втором свитке знает очень  мало  людей.  Еще
меньше знает о природе духов и об их прототипах. Но с областью Фиолетового
Духа уже пятьдесят лет нет  никакой  связи.  Ты  представляешь,  насколько
непросто закрыть целую область?
     - Давай их переберем, - сказал я. - Белый  рыцарь  -  самый  сильный,
Желтый - авантюрист, шулер, Голубой - соня, лентяй, Синий - самый быстрый,
Красный - самоучка, любитель  шарад  и  головоломок,  Фиолетовый  -  самый
хитрый и ловкий.
     - Все верно, - согласился Минка. - Что выкинет женщина-дух?
     Я посмотрел в сторону вулкана. "Самый  сильный"  вместе  с  "Шулером"
работали на стройке. "Лентяй" спал, как ему и полагается. "Самый быстрый",
подтверждая  характеристику,  вел  армию.   Что    поделывает    "Любитель
головоломок"? Не он ли на досуге собирает из старых  атомных  бомб  новые?
Кто опаснее: он или "Самая ловкая и хитрая"?
     - Ты рассказал мне много нового и интересного,  -  внезапно  "севший"
голос выдал мою растерянность. - Мне есть над чем подумать.
     На лестнице раздались шаги Имма.  Сейчас он  войдет,  таикский  ангел
смерти с добрыми и грустными глазами. Как же мне вести себя с ним?
     -  Матвей!  -  человек-тхел  замер  при  виде  незнакомца.  Что-то  в
выражении  моего  лица  заставило  Имма  положить    руку    на    кинжал.
Духи-телохранители сдвинулись с места.  Минка, догадавшийся  наконец,  кто
зашел в комнату, потерял способность дышать.
     - Спокойно! - крикнул я. - Кого вы все испугались?
     Имм убрал руку с кинжала.
     - У тебя было очень грустное  лицо,  Матвей,  -  сказал  он.  -  Этот
человек тебя чем-то расстроил?
     - Меня все расстраивают! Меня все расстраивает!
     - Знаю, Матвей, знаю: мы вместе слушали духа без тела.  Но  я  принес
хорошие новости. Ты не одинок. К острову подошел корабль с друзьями. Среди
них Эль, Матвей.
     Оборотни, подумал я.  Вот они, друзья. Поставили на темную лошадку, а
она оказалась шустрой.  И, главное, почти ничего им не стоила.  Разве  что
Эль... Хорошая девушка, Эль. Красивая, смелая и сильная. Как может хороший
парень Матвей отказать такой девушке, вдобавок - своей спасительнице?
     Во мне поднялась волна злости.  На себя, на  свое  задание...  Первый
контакт, первая инопланетная цивилизация - мечта многих  поколений  людей,
внезапно ставшая реальностью.  Один шанс из миллиона миллиардов!  Ну  и?..
Где атрибуты контакта, воспетые еще за столетия до моего  рождения?  Я  не
имею в виду фанфары и прочую мишуру.  Нет. Где союз разумов? Где вдумчивый
анализ  и  братская  опека?  Ничего  подобного.  Есть  землянин    Матвей,
запутавшийся в чужой  вражде,  есть  толпы  аборигенов,  каждая  со  своим
интересом.  А еще в далеком далеке есть очень серьезные земляне  из  СБ  и
прочих организаций.  Они сидят и ждут результата. Им очень интересно,  что
произойдет с подопытным кроликом по  кличке  Матвей.  От  этого,  как  они
считают, зависит судьба и человечества и таикцев. (Ах да! Там ведь еще  не
знают, что Таик называется Таиком).  В чем причина  сложившейся  идиотской
ситуации? В моей глупости и в неумении ориентироваться? А  может  быть,  в
склонности ответственных лиц Земли к перестраховке? Подумать только! Из-за
невнятнейшего намека на  опасность  человечество  забирается  под  панцирь
подобно черепахе.  А я, Матвей, в гордом одиночестве пускаюсь  в  путь  по
загадочному лабиринту.  Вот уж никогда бы не подумал,  что  стану  великим
человеком. Великим подопытным кроликом, если точнее. Обидно...
     - Уйдите все, - сказал я. - Уйдите прочь! Убирайтесь!!!
     Очевидно, я произнес это очень выразительно.  Имм и Минка чуть ли  не
побежали к двери. Реакция Минки закономерна, но если уж Имм струхнул...
     Роскошное убранство тронного зала почти физически било по глазам. Как
хорошо было сойти с пыльной дороги, зажечь костерок  и  болтать  с  Аро  и
Иммом о  всякой  чепухе.  Задание  казалось  пустяковым,  Таик  -  немного
сумасшедшеньким  заповедником  средневековых  чудес.  Как  же  я  все  это
наворотил? Надсистема! Что скажет она?
     "Задание выполнено.  Необходимо срочно отправлять сообщение на  базу,
предупредив об опасности со стороны волновых устройств,  лишившихся  тела.
Разрешением местных осложнений  займутся  специалисты.  Откладывать  вызов
крайне нецелесообразно."
     Ай да Надсистема! Что бы я без тебя делал,  проклятая?  Какое  мудрое
решение! Прилетят наши: "Привет, Матвей.  Молодец, Матвей  справился.  Как
здоровье? Интересно было? Ах, какая у тебя планета  беспокойная!  Что  это
они друг друга все режут и режут? Сколько можно?  А  что  там  за  женщины
идут?  Ах,  прекрасные  создания!  Слабый  пол...  А  зачем  они  топорами
размахивают?.."
     "Откладывать  вызов  нецелесообразно",    -    считает    Надсистема.
"Сегодняшняя радость  завтра  станет  горем",  -  говорит  Имм.  Наступило
завтра.  А ведь будет еще послезавтра для  миллионов  таикцев  и  для  тех
землян, которые прибудут на Таик.  Получается, что я  должен  умыть  руки:
пусть специалисты распутывают узлы, растаскивают по  углам  дерущихся.  Но
кто из землян самый крупный специалист по Таику? Кто?
     Я сосредоточил в своих руках огромную силу. Тысячи могучих духов плюс
достижения земной науки.  Я не должен никого бояться, не должен ни на кого
оглядываться.  Я не имею права звать своих друзей в гнездо с  разбуженными
змеями.  Но кто дал мне право в одиночку, на свое усмотрение  перекраивать
судьбу чужой планеты?
     В кармане моего плаща лежал передатчик,  символ  власти  на  Таике  и
символ ответственности перед Землей.  Могу вызвать духов  и  заставить  их
действовать так, как считаю нужным. Могу вызвать Базу и скромно отчитаться
в выполнении задания. Я попытался вытащить передатчик но не смог. Он весил
слишком много, столько же, сколько весил Таик. ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ?
     На лестнице раздались звуки шагов. Кто это может быть? Оборотни? Эль?
     Я вздохнул и достал передатчик.


__________________________________________________________________________
     Сканиpовал:   Еpшов В.Г. 14/11/98.
     Дата последней редакции: 17/11/98.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.