Версия для печати

Юрий Медведев
 
                              КОМНАТА НЕВЕСТЫ
                            Современная сказка
 
   Мать перед звездою стоит, 
   Звездочку просит:
 
   - Пусти меня, светик, 
   Над деревней тучкою, 
   Теплым мелким дождичком, 
   Птицею-зарей.
 
   Дай увидеть, светик, 
   Свет-звезда падучая, 
   Как украсят к свадебке 
   Родное дитя, 
 
   Свадебная песня 
 
   Три миллиона восемьсот сорок семь тысяч сто двадцать второй лист
продрогшей березовой рощи упал на мокрую траву. Он упал рядом с головою
вороненка. Гул ударившегося листа заставил птицу открыть глаза и
покоситься на огненное древесное перо. Оно еще жило, еще струились в нем
порожденные далекой весною токи, теплилось еще сияньице там, где перо
отделилось от тела березы.
 
   Вороненок в который раз попробовал закричать, но из клюва вырвалось
никем, кроме листа, не услышанное хрипенье, сдавленное и глухое. Он давно
обессилел, пытаясь избавиться от клубка разноцветной проволоки, запутавшей
ему ноги и крыло. Этот клубок он по наущенью отца-ворона раздобыл
поблизости, за зеркальной стеною. Там сидели на огромных камнях, нацеля
клювы к звездам, такие же зеркальные мертвые птицы, а внутри у каждой было
столько разноцветных клубков, что хватило бы на гнезда всему вороньему
племени Земли. Иногда эти блистающие птицы приседали, отталкивались
четырьмя лапами и сразу исчезали в небе.
   Исчезали они - вот загадка! - беззвучно, даже перышки трав под ними не
колыхались. А в незапамятные времена, по рассказам прадеда-ворона, эти
птицы ревели громче неведомого зверя изюбря, сильнее раненого медведя,
страшнее грома гремели, и от рева и грома дубы из здешней рощи
переселились в другие края.
 
   В клубке туч проблеснула звезда. В этот поздний час воронья стая уже
спит далеко отсюда, за тремя стальными дорогами, в перелеске между
озерами. И никто по ночам не ищет отбившихся от стаи. Утром отбившиеся
прилетают сами, если прилетают...
 
   Скоро явятся в рощу злые коты, и тогда лежащему в траве вороненку
несдобровать. Но всего хуже - вышел уже из дому угрюмый человек прогулять
угрюмого ужасного бульдога с зубами, как клещи, уже лай и скулеж огласили
прорастающую туманами тьму. И, как назло, ни единой души вокруг. Чуть
больше шести минут оставалось до встречи с бульдогом птице. Чуть больше...
шесть... меньше шести...
 
   Но вырвался, вырвался-таки на аллею сноп лучей элекара, несущегося на
пределе заложенных в нем скоростей. Тот, кто сидел за рулем, не счел
нужным удостоить внимания мою вскинутую вверх руку с растопыренными
пальцами - призыв к скороспешной помощи, знак обязательной остановки.
 
   И тогда я шагнул на дорогу, в двадцати шести шагах от надвигающихся
фар. Визга тормозов я не услышал, отброшенный упругим капотом на четыре с
половиной метра и упавший боком на мокрый бетон.
 
   - Будь ты неладен, старый хрыч! - раздался надо мною низкий голос того,
кто был за рулем. - Слава всевышнему, все записано видеографом. А то поди.
докажи тупицам-инспекторам: сам, мол, сунулся под колеса. Не нашел другого
способа расквитаться со старостью, остолоп!
 
   Я открыл глаза и подчеркнуто вежливо сказал:
 
   - В подобных ситуациях положено выскакивать к пострадавшему с аптечкой.
Независимо от возраста и степени травмированности пострадавшего. Даже к
самоубийцам.
 
   - Жив?! После такого тарана? Ты что, из резины? - изумился он.
 
   Я поднялся и отряхнул грязь с колен.
 
   - Допустим, жив. Однако птица может погибнуть.
   Ее задушит бульдог. Осталось три минуты сорок девять секунд.
 
   - Крепенько тебя садануло, - присвистнул он. - Сразу мозги набекрень.
Теперь я из-за твоих причуд наверняка опоздаю к отлету. А следующий рейс -
лишь в пятницу. И плакал мой младенец на Кергелене... Нет, тебя и впрямь
не покалечило?
 
   - Новорожденный остров на юге Индийского океана отнюдь не ваша
собственность, не заблуждайтесь,- сказал я. - Младенец принадлежит
матушке-природе.
 
   В темноте я не видел его лица, но в голосе наехавшего почувствовал
нотки растерянности. Он даже перешел на "вы".
 
   - Откуда вы знаете про рождение острова? Он появился лишь сегодня
утром, по всепланетке о нем пока не передавали...
 
   - И о птице, к которой приближается дог, по всепланетному телевидению
не передавали. Но птица существует. Чем она хуже вулкана?
 
   - Что вы талдычите про птицу, которая погибает?
   Дичайшие выкрутасы!
 
   - Не погибает, а может погибнуть. Но не погибнет.
   Ибо вы возьмете мой фонарик и в ста десяти метрах отсюда, если
помчитесь вот на эту звезду, заметите под березой вороненка со спутанными
проволокой лапками.
   Когда звезду закроет туча, ориентир - лай бульдога.
   Держите фонарик, смелее, он не взорвется.
 
   - Вороненок, бульдог, оживший чокнутый мертвец - час от часу не легче!
Я - руководитель экспедиции, в конце-то концов! Без меня они не смогут
улететь. Сам Куманьков в курсе. Самолет в двадцать три двадцать, а
теперь...
 
   - Теперь, если угодно знать верное время... - заговорил было я, но он
сверкнул светящимся циферблатом и едва не закричал:
 
   - Что за нелепица? На моих только девять. А выехал - в полдесятого!
Сколько на ваших?
 
   - На моих столько же, - сказал я. - Тютелька в тютельку. Не верите?
Убедитесь сами, вот... И не раздумывайте. Раз я остался жив, птицу
придется спасти.
 
   Прежде чем взять фонарь, он сардонически ухмыльнулся и покрутил пальцем
у виска.
 
   - Красивая у вас улыбка, - сказал я. - Лишний раз убеждаюсь: не всяк
злодей, кто часом лих.
 
   Вороненка он принес через восемь минут три секунды.
 
   - В самый раз поспел, - сказал он, отдуваясь. - Псина едва им не
отужинала. Пока проволоку распутывал, все пальцы мне исклевал, стервец. Аж
до крови.
   Клювище - острей гвоздя. Получайте вашего вещуна!
 
   - Нет, сами и выпускайте на волю. Вы ему тоже кое-чем обязаны. Мне же
верните фонарик.
 
   - Я никому ничем не-обязан! - возмутился вороний благодатель. -
Правильно поговаривают, что коекто из старцев, несмотря на всеземной
запрет, потягивает спиртное. Дед, да ты попросту пьян.
 
   Он опять перешел на "ты".
 
   - Я пьян давно, мне все равно, - сказал я. - Вон счастие мое на тройке
в сребристый дым унесено.
 
   - Фонарик, Кергелен, какая-то тройка допотопная, какой-то вороненок -
что за абсурд? Кто дал тебе право издеваться над людьми? - возмущался
вулканолог,- не знающий стихов классика. - Почему сам не спасаешь своих
пернатых тварей? Кто мешал тебе самому, черт подери, самому кинуться на
свет звезды в разрывах туч? Кто?
 
   Окончательно рассердясь, он обеими руками швырнул птицу вверх, и вскоре
хлопанье крыльев затихло.
   Я положил фонарик в карман.
 
   - Решил молчать как пень? Эй, дед?.. - окликнул он.
 
   - А кто вам мешает пересесть из элекара в кабину самолета - и в небо? К
примеру, прямым ходом на Кергелен...
 
   - Для этого надо быть не доктором наук и автором трех книг - учти,
старина, это все в возрасте Иисуса Христа! - а обыкновенным летчиком.
 
   - Точно так обстоит и со спасением пернатых, - сказал я. - Я занимаюсь
кое-чем другим. В данное время, например, занимаюсь тем, что говорю вам:
написать три книги в соавторстве с литературным прохиндеем - неприлично.
Как и защитить докторскую под папиным крылышком.
 
   Он кинулся к элекару, с треском захлопнул дверцу.
 
   - Хватит морочить голову, взбалмошный прорицатель! Не знаю, кто тебя
натравил на меня, кто эту катавасию подстроил. Но раскопаю, не сомневайся!
Ой, как вашей братии не поздоровится!
 
   - Я действую всегда в одиночку. В отличие от вас, - сказал я. Он завел
мотор и осветил меня фарами, продолжая ворчать:
 
   - Рассказать коллегам - не поверят, Чертовщина, антинаучный бред! Будет
о чем поразмышлять на Кергелине. Надеюсь, больше никогда не встретимся.
 
   - Не торопитесь трогаться с места, доктор наук: на Кергелен вы опоздали
безнадежно. Взгляните на часы.
   Рев, раздавшийся из элекара, немного меня утешил.
 
   - Возмутительно! Заговорил меня, заболтал! Почти одиннадцать!
Одиннадцать! Но только что было полдесятого? И вдруг - одиннадцать! Неужто
одиннадцать, а?
 
   - На моих ровно одиннадцать, - сказал я и сошел на обочину.
 
   Тот, кто сидел за рулем элекара, действительно опоздал к самолету. Ни
он, ни его экспедиция так и не попали на Кергелен. И никто никогда туда не
попадет. На другой вечер после событий, разыгравшихся в березовой роще,
чудовищным циклоном Цецилия научная станция Порт-о-Франсе на Кергелене
будет уничтожена. Погибнут девять ее сотрудников и семь японских
вулканологов, прилетевших утром. Известие о катастрофе произведет на того,
кто сидел за рулем элекара, действие почти непредсказуемое. Он начнет
бояться самолетов (не говоря о планетолетах), станет активным членом
общества охраны земной природы (а к концу жизни и его председателем),
заведет у себя дома живой уголок. О, не раз и не два в разные времена года
будет он наведываться в рощу березовую, которая оставила его в живых.
Наведываться в надежде встретить обиженного им чудаковатого старика. Но
так и не встретит.
 
   До конца жизни он никому не решится рассказать об обстоятельствах,
предшествовавших его чудесному спасению.
 
 
                                   * * *

   Двухэтажный ресторанчик в виде терема с четырьмя башнями обнаружился в
дальнем углу рощи. Сразу позади терема вползал на холм вишневый сад и
пропадал в дрожащих озерах туманов. Подходя к терему, я услышал музыку. Я
никогда не любил электроинструменты, они вызывают во мне отвращение своей
мертвенностью, искусственностью. Такими скрежещущими, взвизгивающими
звуками полны машинные отделения планетолетов. Так беснуются песчаные бури
на Индре...
 
   На стоянке перед теремом отражались в лужицах фиолетовыми огнями
элекары. Их было 68. "Приличная компания наведалась в теремок. Но зачем
столько свидетелей блаженства?" - подумал я.
 
   Я поднялся по мокрым ступеням. На стеклянных дверях рука ремесленника
вывела голубым и розовым пару целующихся голубков и надпись в виде вензеля
из цветов:
 
   ВСЕ МЕСТА ЗАНЯТЫ. ИЗВИНИТЕ! СВАДЬБА!!!
 
   Цыганистого вида робот в красной рубахе распахнул передо мною дверь и
склонился в подобострастном поклоне. Плечевые шестерни бедолаги еле слышно
заскрипели: никто их давно не смазывал.
 
   Появление бородача в черной куртке никого не заинтересовало, как будто
все единогласно приняли меня за одного из роботов. Тем лучше. Я прошел
влево, к огромному окну, задрапированному мрачными занавесками. Напротив
вдоль стены тянулся стол с немалыми остатками пиршества. Люстры -
аляповатые петухи на каруселях - светились вполнакала, и я не сразу
разглядел на возвышении оркестрик - четверо в клетчатых штанах,
грязно-желтых рубахах и отвратительных куцых пиджачишках, придающих
музыкантам крайне легкомысленный вид. Впечатление усугубляли сапоги выше
колен с раструбами и широкополые шляпы. Играли они, если это можно было
назвать игрой, черт знает на чем, играли притом собственную музыку, чьих
звуков с лихвой хватало на всех танцующих, а танцевали почти все.
   Но настоящая вакханалия грянула, когда вышла певичка с обесцвеченными
волосами и накладными двенадцатисантиметровыми ногтями. Прыжками и
ужимками изображая ведьму из "Макбета", она прокричала жабой и заголосила:
 
   Нам наплевать, добро иль зло.
   Седлай, красотка, помело!
 
   На дорожку морячку 
   Грусть-тоску поберегу, 
   Чтоб и днем, и по ночам 
   Он отчаянно скучал.
   Чтоб забыл еду и сон 
   Семь недель, голубчик, он.
   Чтобы таял, как свеча, 
   Жизнь унылую влача.
 
   Но клянусь, что в пасть штормам 
   Я попасть ему не дам...
 
 
   После каждого двустишия четверо в клетчатых штанах закатывали глаза и
выли:
 
   Тьму кромсай, клинок огня, 
   Клокочи в котле, стряпня!
 
   К концу они основательно взбудоражили публику.
   Даже те, кто не танцевал, начали прихлебывать из чаш веселящую амриту и
дергать под столом ногами.
 
   Наконец в бутоне белых платьев я угадал невестино.
   Она была одного роста с женихом и втрое его тоньше.
   Втрое - это, допустим, сильно сказано, поскольку я склонен иногда к
преувеличениям, но на семипудового кабанчика женишок смахивал, ой как
походил. Даже черные бачки, сползающие вниз, к углам пухлого рта, вполне
могли сойти за клыки. Странная мода одолела ребят, которым чуть за
двадцать, - холить и лелеять свою плоть. Начиная с детства бешено
накачиваются всем, что округляет розовое тело: непомерными дозами
съестного с биостимуляторами, загоранием на пляжах, беззаботным
времяпрепровождением в сообществах таких же юных растолстевших богов. Все,
что угодно, готов простить молодому человеку, но свешивающееся через
ремень, выпирающее, как перестоявшее тесто, брюшко повергает меня в
уныние. К счастью, не всех, не всех захватило поветрие. Тех, кто
сызмальства готовится к разнообразным испытаниям силы и духа - будь то
пьезоловушки Сатурна, рудники на Венере, заледенелые шхеры Плутона, - этих
замечаешь в толпе с первого взгляда. Талия выгнута, как по лекалу, плеч
разворот богатырский, поступь - как по струне переходит пропасть, глаза -
ясные-ясные, с напором сиянья, с дерзинкой; такому скажи: через час на
полгода в Гималаи или во мрак Тускароры - не задумываясь согласится, как
на крыльях, на край света помчит. Треть из них, этих будущих
планетолетчиков, астрогеологов, смотрителей маяков на задворках солнечной
системы, наверняка не доживет и до пятидесяти. И они прекрасно это знают.
Знают, но в стан наслаждающихся и ублажающихся не перебегают. Как будто
невидимый луч рассек целое поколение на долго и коротко живущих.
   В меньшей мере, но это касалось и девушек...
 
   Так вот: женишок был семипудовый, а невеста - в плотно облегающем
платье с вышитыми кистями рябины - тонкая и гибкая, как рябиновая ветвь.
Ее руки с нежно светящимися розовыми короткими ногтями дремали на пухлых
плечах избранника. И фата просвечивала розовым, затуманивая лицо.
 
   Я дождался, когда невеста легким движением рук откинула на волосы фату
и сказала мягко, певуче:
 
   - Милый, только не обижайся, но я устала от грохота. Можно, я немного
отдохну? У себя, ладно?
 
   - Тебе нельзя уставать сегодня, - хохотнул он и обнажил частокол белых
узких зубов. - У нас впереди целая ночь.
 
   - Я отдохну чуть-чуть. Минут десять-пятнадцать.
   Ведь впереди целая ночь, - отвечала она и вновь опустила светящееся
облачко фаты. Тут я заметил в темном углу, где оркестр, овальную дверцу и
буквы полукругом, тот же цветной вензель, что и на входе:
 
   Комната невесты 
 
   К этой двери и поплыло платье с рябиновыми кистями, а женишок потопал к
столу, где его встретил разбитной собрат с чашей амриты и присловицей,
сопровождаемой подмигиваньем: "Жених и невеста поехали за тестом, тесто
упало, невеста пропала". Оркестрик бесновался уже без ведьмы.
Поскрипывающий робот вновь открыл мне ту же дверь. Я спустился с крыльца и
обогнул терем. Вишни начинали свое шествие на холм прямо от черных угловых
окон. Под ногами дрожала от сырости трава, приникала к земле в поисках
последних капель тепла.
 
   Я встал под молодую вишню перед оконцем. Блеснуло за стеклами сияньице
фаты. Невеста раскрыла створки, но не сразу, потому что искала на ощупь
задвижку, а включать свет ей, наверное, не хотелось. Она склонилась перед
распахнутым окном, положила руки на пылающий лоб и так замерла.
 
   - Гори, гори ясно, чтобы не погасло, - прощебетал я голосом ласточки.
 
   Невеста подняла голову, опустила руки на подоконник, пристально
вглядываясь в сад. Потом сказала шепотом:
 
   - Кто-то из наших навострился говорить по-птичьи.
   Никак Алена Седугина. - Она вздохнула. - А может, показалось...
 
   - В небе солнце показалось, как коврижка, разломалось, - протенькал я
синичкой и, когда невеста изумленно раскрыла глаза, добавил своим голосом,
спокойно, чтобы не напугать: - Совет да любовь, прекрасная невестушка.
 
   - Спасибо, - отвечала она, хотя и вздрогнула. - Вы кто? Голос такой
старый, и в саду ничего из-за туч не видно. Только контуры вишневых
деревьев.
 
   - Вот вишни и спрашивают невесту. Скажи: твой это суженый?
 
   - Мой суженый? - задумалась она. - Чей же еще?
 
   - На веки вечные? До смертного часу? Единственный в мире?
 
   - Зачем вы так любопытствуете? - сказала невеста и смутилась.
 
   - Вишни тебя пытают: это он? Единственный? Во все времена?
 
   - В какие во все?
 
   - Была же ты в мыслях невестой в далеком прошлом? Ну хоть при Иване
Четвертом, хоть при Великом Петре? Конечно, была. И в просторы грядущего
мысли о суженом посылала?
 
   Она задумалась.
 
   И тогда - запястье левой руки к плечу, ладонь на отлете - я высветил на
ладони полусферу - подобие опрокинутой хрустальной чаши. За стенами чаши
венчал светел месяц свод звездных покойных небес, и струилась, блестя
перекатами, древняя Нара-река меж хмурого воинства елей по берегам. И
вызванивали железными боталами кони в ночном, и лучина теплилась в избушке
с краю деревни, на взлобье холма, на полугорке, возле реки. А за горою, за
выпасом, на поле средь озимых стоял отрок в лаптях, в портках и рубахе
холщовой почти до колен.
 
   - Встану я и пойду в чисто поле под восточную сторону, - причитал
отрок. - Навстречу мне семь братьев, семь ветров буйных. "Откуда вы, семь
братьев, семь ветров буйных, идете? Куда пошли?" - "Пошли мы в чистые
поля, в широкие раздолья сушить травы скошенные, леса порубленные, земли
вспаханные". - "Подите вы, семь ветров буйных, соберите тоски тоскучие со
вдов, сирот и маленьких ребят - со всего света белого, понесите красной
девице Марине в ретивое сердце, просеките булатным топором ретивое ее
сердце, посадите в него тоску тоскучую, сухоту сухотучую, в ее кровь
горячую, в печень, суставы, чтобы красная девица тосковала и горевала по
мне, рабу божьему Ивану, все суточные двадцать четыре часа, едой бы не
заедала, питьем бы не запивала, в гульбе бы не загуливала и во сне бы не
засыпывала, в теплой бане-паруше щелоком не смывала, веником не спаривала,
и казался б я ей милее отца и матери, милее всего рода-племени, милее
всего под господней луной..."
 
   Точно туманом подернулась чаша. А когда прояснилась сызнова - сидели
уже жених и невеста на вывороченном тулупе за столом свадебным, и
дружко-затей;!ик щелкал бичом за стеной, молодых от чар оберегая, и в
сеннице, где им предстояло впервые возлечь, калену стрелу утверждали уже в
изголовье, и, прежде чем чашу заздравья испить, величали сватья молодых,
предрекали богатство и счастье, и похаживал возле сенницы бородач
востроглазый, поигрывая топором: "Эге-гей, сила дьявольская, берегись, к
молодым жавороночкам нашим - не подступись!" Но не боров семипудовый
лобызал свет-невестушку в сахарные уста, не про него стрела утвердилась и
топорик на клонящемся солнце лучами играл. Другому судьба нагадала
медвяную выпить росу.
   Другому счастливцу, другому...
 
   Ах, на Наре то было, на Наре, на тихоструйной реке.
 
   - Да как вы это делаете? - раздался ее испуганный голос. - Там у вас на
ладони, дедушка, я. Хоть и маленькая, но живая... Так про этот, что ли,
сюрприз намекал мне Боря? Почему вы ни слова в ответ? И зачем погасили...
ну... эту... хрустальную?..
 
   - Что ответишь, невестушка, вишням? - спросил я.
 
   - Погодите, закрою комнату на ключ, - отвечала она заговорщицким
шепотом, и до меня донесся стук каблучков.
 
   - Ой, она уже заперта, - в раздумье сказала она, возвратясь к
подоконнику. - Хотя вроде бы я не закрывала...
 
   Именно сейчас тот, кто сидел за рулем элекара, убедился, что к самолету
безнадежно опоздал, и, глядя в почти прильнувшее к земле небо, предвидел
крупные неприятности со стороны зловредного Куманькова.
 
   - Кто вы? - спрашивала невеста с вытянутой над подоконником рукой, как
бы придерживая незримую занавеску и силясь меня рассмотреть. - Я заметила
волосы до плеч, спутанные и седые. Кто вы, дедушка?
 
   - Стерегущий вишню, - сказал я.
   Она сразу обрадовалась.
 
   - Значит, здешний сторож? Я слышала, ваша профессия вымерла еще в
прошлом веке. Теперь повсюду электронные стражи.
 
   - Я не электронный.
 
   - Наверное, нет... Отчего вы ни разу не взглянули себе на ладонь... ну,
там... где мы с Иваном... в стародавнее время... как я девочкой еще
мечтала...
 
   - Мне не надо туда смотреть, - сказал я.
 
   - Почему, дедушка?
 
   - На правду, как и на солнце, во все глаза не глянешь.
 
   Невеста вздохнула.
 
   И тогда - запястье к плечу, ладонь на отлете - я высветил на ладони
полусферу - подобье опрокинутой хрустальной чаши. Под нею брели березы по
пояс в чуть синеватом снегу, и вилась меж берез раскатанная дорога,
устремляясь с горы на сверкающий лед запруды, и гремел бубенцами поезд
свадебный, звонкоголосый, и каурые кони грызли бешено удила, и смеялись на
шкуре медвежьей в санях жених и невеста. "Эх, червонцев навезу, девке
выкуплю косу!" - рассыпал гармонист прибаутки, а на околицу бабы да девки
повыбежали: выкуп - да немалый за красный товарец! - требовать с женишка.
 
   Но не увалень, не толстячок у избушки со шкуры медвежьей вскочил да
зазнобу по тропке понес на руках.
 
   На Оби это было, ах, на угорьях обских, в богатырских раздольях, в
жарком сибирском снегу...
 
   - Я угадала, кто вы. Иванов дед Лука. Иван про вас часто рассказывал. И
показывал фото, где вы на Марсе.
 
   - На одном из марсианских полюсов, - уточнил я. - Не только на Земле
случаются свадьбы. Играют и на Уране, и на Марсе. Показать?
 
   - Спрячьте, дедушка, вашу игрушку в футляр. Она чудесная. Только зря
меня укоряете: героя, мол, променяла на толстячка.
 
   - Лучше синица на земле, чем журавль в небе? - спросил я.
 
   - В небе! В небе! - воскликнула невеста с обидой в голосе. - Я от Ивана
только и слышала о небе. Зов звезд! Хороводы разноцветных солнц!
Астроморфоз!
   Хронотуннели! Жди меня победителем! -: Она смахнула слезу.
 
   - Победителю - исполать, побежденному - горевать, - сказал я и в ответ
услышал ее резкое:
 
   - Старик Лука, да знаете ли вы, что ваш внук улетел почти навсегда? Я
узнавала в Планетарной Академии, до самого президента добралась.
 
   - Все равно он вернется, невеста.
 
   - Может, вернется. Ему будет лет тридцать, да?
 
   - Хорошо, если б так, - согласился я.
 
   - Тридцать лет, молодой еще человек. Ну а я?
   Я-то стану старухой. Мне будет под восемьдесят.
   "Не угодно ли на танец, бабуся?" Щеки ввалятся, кожа везде отвиснет,
вылезут волосы, руки-ноги скрючатся, как у Бабы Яги. Пострашнее
шекспировских ведьм заголошу:
 
   Но клянусь, что в пасть штормам, Я попасть ему не дам!
 
   Может, такой песенкой и встретить Ивана? На помеле электронном?
 
   Тут позади невесты раздался настойчивый стук в невидимую дверь.
 
   - Выхожу, выхожу, милый! - крикнула она и сказала мне шепотком: - Я
просилась с Иваном, но не взяли. Сами знаете, там одни мужчины... Будьте
покойны, он улетел без колебаний. Но ответьте: ради чего ваш внук бросил
меня на Земле?
 
   - Не ради чего, а во имя чего. И не бросил, а лишь оставил, - сказал я.
- Хотя во всем остальном ты, невеста, права.
 
   Опять застучали, и опять она прокричала "выхожу, выхожу".
 
   - Даже жена Пушкина вышла потом замуж. За генерала, - сказала она.
 
   - Но до этого Наталья Николаевна несколько лет носила траур.
 
   - А разве я эти проклятые пять лет не плакала?
   Фотографии наши и видеофильмы не перебирала? Вестей от него не ждала? -
Она потянула на себя левую створку окошка.
 
   - Русским женщинам приходилось ждать иногда всю жизнь, - сказал я.
 
   - Всю жизнь! Да он растворился в небесах, как луч.
   А меня бросил, бросил, бросил! Так и ответьте вишням, которых вы
стережете.
 
   - Я стерегу одну вишню. Под которой стою. Чтоб никто не мешал ей
расцвесть. Протяни к ней руку, невеста!
 
   Зашуршали ветви у окна, и я услышал, как она возликовала:
 
   - Распустилась, распустилась! На ней цветы! Пахнут, как в мае.
Волшебство! Видно, не зря говорили, что иногда по осени деревья снова
цветут.
 
   Я легко переломил, чтоб не хрустнула, ветку, испещренную розовыми
цветами, и положил на подоконник.
 
   - Прими, счастливица, свадебный дар. Ты его заслужила.
 
   Грохот в дверях заглушил мой голос.
 
   - Марина, сколько можно там отсиживаться? - возмущался жених.
 
   - Благодарю, стерегущий, - сказала она и закрыла другую створку. Снова
проскользнуло, истаивая, сиянье фаты. Ключ дважды повернулся в замке.
 
   - С кем ты там секретничала, шалунья? - вопросил женишок сытым баском.
 
   - С вишнями в саду, - ответила она громко, но голоса ее он не узнал.
 
 
                                   * * *

   Заскрипят, захрипят, задребезжат электрожестянки, заколышутся в пляске
неистовой пары, глаза заблестят в полумраке под петухами на каруселях. Та
же ведьма' завоет с хрипотцой заклинанье на мертвый электронный мотив:
 
   Не все ль равно, добро иль зло?
   Седлан, красотка, помело!
 
   - Отменные цветочки, - промурлыкает жених, разглядывая вишневую ветку.
- Теперь что живое дерево, что мертвое - и не различишь, во как заработала
наука. Дружок мой, Венька Маргелов, недавно аж в Сахаре покрутился, с
археологами. Так не поверишь: буквально вся пустыня поутыкана пальмами.
Искусственными, из биокрона.
 
   На него сквозь живую вишневую ветвь тускло взглянет старуха: щеки
ввалены, кожа отвисла, молью светятся клочья волос седых.
 
   Томно скажет невеста, как журавль над колодцем несмазанный проскрипит:
 
   - Прости, я слегка задержалась. Не огорчайся, Боря. Хочешь, сходим в
комнату жениха. Хоть на пять минуточек, а?
 
 
                                   * * *

   В двенадцать лет мне заменяли сломанный позвонок. Я поспорил на книгу с
приятелем, что нырну в речку с обрыва, разбежался, взлетел и успел еще в
воздухе крикнуть: "Три мушкетера" - мои!" Но перелетел и вместо омута
ткнулся руками в бурый песок, где воды было кот наплакал. Помню, как я
очнулся в палате, распяленный на деревянном щите, и старуха сиделка Ирина
по ночам, думая, что я сплю, причитала шепелявя: "О, господь, мальчонка
такой молодой, а всю жизнь проваляется в недвиженье, ровно живой труп".
 
   Я был в то лето двенадцатым ныряльщиком в больнице, и мне повезло
больше прочих, когда предложили первому в мире заменить позвонок, и мать
согласилась, а отец сидел на своем Уране и ничего о несчастье не знал.
 
   Помню зеленоватую, как подводный грот, операционную, стол, изогнутый,
точно раковина, прозрачную крышку над ним, ворох трубочек, вентилей,
проводков. Они разом меня опутали, эти трубки и проводки, словно
захлопнулась сеть. "Сосчитай-ка, моряк, вслух до тридцати", - сказал мне
кто-то невидимый, и я старательно начал считать, а прозрачная крыша
опускалась на меня, опускалась, сердце забилось, как у птенца, когда
держишь в руке, и вдруг остановилось. Оно остановилось на счете 23, я
перестал шевелить губами и ждал следующего удара. И ударило - раз, два,
три, - и замерло снова. Тут надвинулась темная пелена, и во тьме я
бесчувственно карабкался в волнах подземной рекк, а может, самой
преисподней, пока не восстала в предугаданных далях колыбель света, вечные
снега дня.
   Я раскрыл, как младенец, глаза, встал из раковины-стола и зашагал,
исцеленный.
 
   Так и астроморфоз, звездный сон. Погружаешься в жидкую сердцевину яйца
размером .с олимпийский бассейн, Застываешь сосулькой, бесчувственным
льдом, и все те же безмолвные воды Стикса, беспросветная темь.
   А когда просыпаешься, ощущаешь себя неуютно, как зерно ячменя, что
лежало на дне саркофага пять с лишком тысяч лет, и посажено
любопытствующим археологом в землю., и, само того не желая, выбрасывает
росток; но не благословенные нильские зефиры его овевают, а секут холодные
ветры иных широт.
 
   Просыпаешься - паутина чужих небес, незнакомое солнце теплится в небе,
и томится в иллюминаторе голубой, красноватый, зеленый, оранжевый, белый
шар - Индра. Здесь должна быть разумная жизнь. Слишком долго обшаривали
земляне этот участок Галактики, чтобы ошибиться...
 
   И жизнь бушует на Индре: вот она, жизнь, в объективах приборов, в
перекрестьях стереоскопов. Словно радуги, перекинуты между континентами
разноцветные арки пузатых мостов (по которым ничто не движется, но,
возможно, движенье внутри этих радуг-мостов?).
   Выпирают из нутра океанского многоугольные трубы, выпускают время от
времени синеватый идиллический дымок (спектрограмма свидетельствует:
чистейший озон). Или вот; на ночной стороне, будто ветром гонимый,
развевается тонкий ребристый покров (почти десять квадратных километров!),
и там, где пройдет, через четверть часа громыхает гроза и приплясывает
дождь. А на южном и северном полюсах башни белые тянут в трехкилометровую
высь белые же отростки, что деревья с обрубленными ветвями. Иногда меж
обрубков-ветвей проползают зеленые змеи огня, иногда голубые шары
перелетают.
 
   До подобных диковин братьям-землянам топать еще да топать по кремнистым
и тернистым путям.
 
   Еще одна загадка Индры - транспорт. Ни ракет, ни самолетов, ни элекаров
нет и в помине. Как цивилизация древних инков обошлась без изобретения
колеса, так и здесь им пренебрегли. Хотя дорог немало: прямые как стрела,
с металлическим отливом. Но дороги днем и ночью пустуют. Леса как леса (но
не видно, чтоб рубили деревья), реки как реки (большинство под прозрачными
выпуклыми навесами на прозрачных столбиках), люди как люди (жаль, ростом
не вышли, сантиметров девяносто, не более, но и планета соответственно
вдвое меньше Земли). Пора бы со сторожевых башен уж заметить высокого
звездного гостя, не первый день на орбите завис...
 
   Однако замечать меня они, кажется, не намеревались. Ни меня, ни моего
полуторакилометрового "Перуна", ни сигналов, подаваемых со звездолета.
Эфир был мертв, как сероводородное озеро, только шамканье гроз, ничего
более.
 
   Через две недели, окончательно потеряв терпение, я захлопнул люк одного
из ракетных "челноков" и опустился на Индру. Я спустился неподалеку от
бело-розового города, на опушке светло-фиолетового леса, среди блестящей и
белой, как ковыль, травы. Был вечер. Худосочное солнышко Индры катилось к
зазубринам красных гор. Никто не спешил встречать случайного гостя.
   Семь прозрачных, загнутых книзу реторт, оснащенных веером таких же
прозрачных крыльев, беззвучно проскользили в небе, невысоко надо мной.
Внутри каждой реторты качался на подвесном сиденье индрянин. Допустим, они
могли не заметить меня, но как не заметить "челнок" со множеством антенн и
надстроек, возвышающийся над лесом?
 
   Когда приползла ночь, я включил бортовые огни, зажег носовой прожектор.
Аттическая колонна земного огня, чуть расширяясь, восстала над Индрой. Ни
единый огонь не ответил мне. Город как будто вымер.
 
   К утру я начал догадываться: никого мой фонарик не растревожил, как
если б зажегся среди слепцов.
 
   Ситуация складывалась забавная. "Братья-нндряне, неужто звездные гости
сыплются на вас, как орехи? - недоумевал я. - И визиты их набили оскомину,
не так ли?"
 
   Через несколько таких же веселых ночек я облачился в скафандр
(кислорода на планете хватало, но латы.
   рыцарю не помеха) и ступил на землю обетованную.
   Апологеты мыслящей плесени, одушевленных кристаллов, наделенных разумом
туч повывелись давным-давно, в позапрошлом веке. Стало ясно, что звездный
дворец мирозданья сложен из одинаковых кирпичей: флора и фауна всех живых
планет более-менее схожа, разумеется, если носители высшего разума не
приложили усилий к уничтожению среды своего обитания. Да, один и тот же
оратай спиральными плугами взрыхляет вселенскую целину, рассеивая
живительные семена. И чудес, как добрых, так и жестоких, ожидать надо не
от природы, а от нас самих...
 
   Как по тополиному пуху, медленно двигался я в элекаре по серебристой
траве. На всякий случай я прихватил с собой и плазмомет. Возле овального
озера, там, где уже начинались городские строенья, толпился народец.
Подобьем беседки на желтых столбах тянулось из озера некое дерево с
несколькими темно-каштановыми стволами по кругу и одной общей кроной,
поросшей остролепестковыми цветами. Оно походило на гигантскую
праисторическую медузу, чье существованье не мыслится без диплодоков,
ихтиозавров и прочих чудищ мезозойских раздолий. Под щупальцами-колоннами
бешено крутилась воронка воды, и на ее стенках возникали и распадались
загадочные геометрические узоры.
   Как завороженные, молча созерцали индряне эту картину, но некоторые из
них, я заметил, односложно переговаривались. Я вылез из элекара и пошел к
парапету над озером - не без тайной надежды оказаться сию же минуту
окруженным бурлящей и восторженной толпой.
 
   Прискорбно, но никто не пожелал меня заметить.
   На глазах множества карликоподобных существ представитель
высокоразвитой цивилизации в скафандре высшей защиты не знал, куда ему
податься, дабы установить Контакт. Аборигены вежливо уступали мне дорогу,
аккуратно обходили за несколько шагов. Когда воронка перестала крутиться,
а узоры распались, все стали расходиться, вернее, проваливаться под землю
парами и в одиночку. Вскоре берега озера опустели.
 
   Я поехал в центр города. Он буквально ничем не отличался от окраины. Те
же довольно изящные ячеистые постройки с террасами, на которых покоились
оперенные реторты. Те же башенки, напоминающие пирамиды, поставленные на
острие. Те же вращающиеся на ветру, с золотистым отливом цилиндры,
свисающие, как сосульки, с ребер, казалось, готовых упасть пирамид.
   Те же золотистые шары, чуть побольше футбольных, по тяжелые, скорее
всего из металла, катящиеся среди улиц по иссиня-черным металлическим
желобам, никогда не сталкиваясь с другими шарами...
 
   На меня - никакого внимания. Ниоткуда. Никто.
   Любопытно, но подобное равнодушие не значилось даже в Кодексе Контактов.
 
   Я загородил дорогу парочке воркующих индрян и спросил через лингатрон,
где разыскать главу города.
   Главу, старейшину, мэра, хозяина, градоначальника, генерал-губернатора,
наместника, прокуратора, хоть черта лысого, коли на то пошло. Парочка
попятилась от меня, как от прокаженного. Вопрошаемые подняли как по
команде правые руки вверх и не без достоинства исчезли в опустившихся под
ними квадратных люках. Тут я заметил, что вся улица вымощена такими
квадратами.
   Два образовавшихся отверстия сразу же перекрылись.
   С не меньшим успехом я мог где-нибудь в оренбургских степях
поинтересоваться у колосьев ржаного поля, где, мол, здесь главный колосок.
 
   В "челнок" я вернулся в дурном настроении. Спалось плохо. Проснувшись
среди ночи, я сходил в рубку и выключил прожектор: с соседних звезд он все
равно не заметен, а здесь бесполезен... Поутру сквозь дрему мне чудился
гнусавящий, скрежещущий голос, как у неотлаженного робота:
 
   - Кто убивает миллиарды живых существ, тот достоин суровой кары! Как
смеешь ты убивать вибрацией элекара наших ползунов, летунов, прыгалок,
стрекунов?
 
   ...И еще несколько дней, несколько столь же бесплодных визитов в
ячеистый город, уже без элекара.
   Однажды я принес и оставил под пирамидой возле нежно поющего цилиндра
запаянный еще на Земле контейнер. В нем была карта нашей солнечной
системы, красочные иллюстрации развития жизни, записи музыки на
кристаллических панелях, самовоспроизводящих звуки даже на слабом свету, -
в общем, скромные дары посланца, не могущего добиться аудиенции неизвестно
у кого. Без этих даров идея Контакта представлялась нашим академическим
мудрецам нереальной. Что ж, посмотрим...
 
   Едва я повернулся и отошел на несколько шагов, контейнер исчез.
"Наконец-то! - радостно вздохнул я.- Доброе начало полдела откачало".
Каково же было мое изумление, когда по возвращении в "челнок" я обнаружил
контейнер на его прежнем месте, и притом нераспечатанным. Стало быть, без
меня они преспокойно проникли сюда, несмотря на хитроумную систему охраны!
 
   - Кто вламывается в чужое жилище без приглашения, достоин осуждения, -
сказал я вслух. И задумался. Я, а не они вламывались в чужую жизнь...
 
   Я решил на время оставить бесполезные попытки, Зачем торопить события?
Может, им нужен определенный срок, чтобы понять суть моей миролюбивой
миссии?
   Пожалуйста, я не тороплюсь. Лишь через семь лет согласно закону
начальных небесных сил мне двигаться в обратный путь...
 
   Я собирал образцы воды и почвы, растений и минералов. Снял несколько
видовых фильмов. Каждый вечер подробно надиктовывал в бортовой журнал
впечатления прошедшего дня, хотя ничего особенного не происходило.
 
   К утру все образцы исчезали, пленка оказывалась засвеченной, записи
кем-то стирались. Они ничего не желали от меня брать и ничего не хотели
отдавать...
 
   Я перелетел ближе к экватору. Как выяснилось, тамошние города были
точными копиями прежнего. Неотличимыми, как ласточкины гнезда.
Одинаковость овальных озер с допотопными медузами и шаров в желобах навела
меня на странную мысль: уж не переезжает ли вслед за мною целый город,
чтобы усугубить полное ко мне равнодушие Индры...
 
 
                                   * * *

   Загадку Индры я так и не разгадал. Я ходил среди ее обитателей,
вглядывался в лица - спокойные, сосредоточенные, доброжелательные, слушал
пение золотистых цилиндров, наблюдал, как индряне поглощают синтетическое
желе вроде омлета, запивая синтетическим соком, - и ничего, как младенец,
не понимал. Допускаю, что многое прояснилось бы, окажись я внизу, под
квадратными плитами, но туда меня вежливо не пускали, хоть я и пытался
проникнуть (однажды даже ночью, но...).
 
   Позднее, во время своих бессмысленных странствований по планете, я
попытался обобщить накопленный опыт горького, но небесполезного
знакомства. Скорее всего здешняя цивилизация с самого истока потекла по
руслу принципиально иному, нежели земная. Индряне никогда не употребляли в
пищу мя(о. Ни свежее, ни засушенное, ни перемолотое - никакое. На заре
своего развития они питались злаками (с добавлением в них растертых в
порошок минералов), плодами кустарников и деревьев, медом, травами,
овощами.
 
   В их древних легендах Индра была подобием большого животного; они
обожествляли все живое и, кажется, понимали язык зверей, птиц и рыб.
Болезни они считали величайшим бедствием и умели искусно бороться с ними
без хирургических инструментов, прибегая только к настойкам, мазям и
отварам трав.
 
   Я, наверное, представлялся им - зачем заблуждаться! - эдаким
космическим громилой, кровожадным монстром. Легко представляю, как в одну
из земных гаваней, к примеру в Сан-Франциско или в Находку, причаливает на
диковинном суденышке людоед из неведомых земель. С запасом соответствующих
консервов на годочек-другой. Сходит на берег, любопытствует, суется во все
щели, даже готов поделиться страшными своими мясными припасами. Говорить с
людоедом - о чем? Контакты устанавливать - какого рода?
 
   Во всяком случае, когда я переправил в звездолет все мясные и рыбные
консервы, отношение ко мне переменилось в лучшую сторону, а именно: от
меня перестали шарахаться дети; однако записи в бортжурнале стирались
исправно.
 
   Так, подобно Гулливеру, даже хуже, Агасферу, вечному жителю изгнания,
пораженному проклятьем того, кому он отказал в кратком отдыхе, скитался я
по Индре. Но даже пугающий одним своим видом длинноволосый изможденный
Агасфер через каждую сотню лет становился опять молодым, даже у него
теплилась надежда на искупление. А на что надеяться было мне?
   Ради чего я покинул милую Землю, родных, друзей, любовь? С чем я
вернусь со звезд? Колумб, якобы открывший Америку и не представивший ни
единого доказательства...
 
   Я облетел на "челноках" все пять планет - родных сестер Индры. И
убедился: они безжизненны.
 
   К концу третьего года одиночества я начал замечать за собою необычные
способности. Как-то посмотрел ночью на небо и понял, сколько в нем видимых
звезд.
   Их было 11 249. Сверился с электронным оком звездолета: все точно.
Люди-быстросчетчики чрезвычайно редки на Земле, но я к ним не относился.
Как мне удавался счет? Я словно шагал по мосткам над быстро текущей водою.
Настил мостков был как бы спрессован из синеватых дрожащих чисел в
радужных обводах и отдельных цифр. Когда я ступал ногой на искомое число,
ощущал довольно приятное покалывание или жженье в мозгу. Это, конечно,
приблизительное объяснение, тонкостей быстрого, а вернее, мгновенного
счета я и сам не понимал.
 
   Другая странность: на меня стал снисходить дар провидения. Я знал, что
будущей ночью появится комета, что в близлежащем перелеске к утру
соберется 95 зверушек, похожих на земных опоссумов, что утром, на тридцать
седьмой минуте по восходу светила Индры, в горах начнется камнепад. Думаю,
способностями подобного предвидения обладают все индряне. Увы, механизм
пророчества для меня остался за семью печатями.
 
   Добавлю: упоминая о зверушках, золотистых цилиндрах, камнепадах, я
вкладываю в слова земной смысл.
   Но в мире Индры, столь отличном от земного, многие привычные понятия
так и остались загадкой. К примеру, те же камнепады. Они начинались в
горах с того, что на отвесных склонах вдруг изнутри вырывались
желто-красные полукольца пламени, похожие на изогнутые струи плазмы. Вслед
за тем горы сотрясались, катились в пропасть глыбы, и это продолжалось
иногда неделями. Случалось, содрогающийся горный хребет разрушался до
основания - чтобы вскоре возникнуть вновь! Что означали эти катаклизмы?
Попробуй догадайся, чужак...
 
   Одного события я не смог предсказать. Вернувшись доз апр а виться, в
звездолете вдруг обнаруживаю: все заполненные бобины в аннигиляторе пусты.
Смиренные, доброжелательные карлики выкачали топливо - до последнего
грамма! Как теперь возвратиться на Землю? Я же не людоед, восседающий на
корме парусника и поигрывающий веслом!
 
   Взбешенный, я завис на "челноке" с работающим двигателем над одним из
овальных озер. Беседка, похожая на медузу, мгновенно исчезла под водой, а
созерцатели геометрических красот попроваливались в люки. Я висел до тех
пор, пока в лингатроне не раздался скрежещущий, как у неотлаженного
робота, голос:
 
   - Чего ты хочешь, пришелец?
 
   - Хочу, чтобы немедленно все топливо вернули в аннигилятор! - закричал
я.
 
   - Сначала перенесись отсюда и больше над городом не зависай, пришелец!
Иначе поплатишься жизнью!
 
   Поразмыслив, я отлетел в сторону и приземлился в лесу на поляне.
 
   - Пришелец, зачем тебе топливо? - снова прорезался голос.
 
   - Чтобы вернуться на Землю. Пусть срок и не вышел, но я улечу. Лучше
подохнуть среди звезд, не долетев до дома, чем играть с вами в молчанку!
 
   - Зачем ты у нас, пришелец?
 
   - Мы ищем братьев по разуму.
 
   - Но разве рядом с вами нет всего, что необходимо разумным существам?
Разве ищут в чужом доме собственный мозг или печень, пришелец?
 
   - Обойдемся своим мозгом! Спасибо за гостеприимство. Обещаю забыть
хлеб-соль, как только вернусь.
 
   - Пришельцы из других миров не улетают отсюда, пришелец. Они остаются у
нас.
 
   - Оставляете насильно? По какому праву?
 
   - Пришелец, но по какому праву явился к нам ты?
   Кто тебя приглашал? Ты хотел насладиться нашим цветущим садом, не
пройдя тяжких испытаний? Подвига не совершив?
 
   - Я хотел протянуть вам руку.
 
   - Но в руке твоей - жало плазмы, фотонный меч!
   Зачем замутил ты озеро ревущим огнем? Ты хотел уничтожить одно из очей
планеты, пришелец?
 
   - Это ложь! - закричал я. - Откуда мне знать, что ваша планета
многоглазая? Кто мне это соизволил объяснить наперед?
 
   - Но знаем же мы, пришелец, наперед о вашем многоглазом Аргусе, сыне
Ген-Земли. И о Морской-Пучине-Кругом-Глаза знаем, из ваших поморских
сказаний.
 
   Я впервые, к стыду своему, слышал и об Аргусе, и о Морской Пучине.
 
   - Ты хочешь, пришелец, освоить чужое, не поняв до конца свое? -
спрашивал голос.
 
   - Я хочу возвратиться на Землю, - сказал я устало. - Для этого нужен
звездолет.
 
   - Возвратиться на Землю, пришелец, чтобы снова нагрянуть к нам? С
частоколом фотонных мечей?
 
   - Какие мечи! Я забуду ваш улей, как только покину. Будь возможность,
улетел бы отсюда хоть на крыльях, прилепленных воском! Хоть в чем мать
родила... Плевать я хотел на вашу Индру, на это дохлое светило! Не Аргус,
а я сын Земли. И должен туда вернуться!
 
   - Возвращайся, пришелец, - сказал голос спокойно.
 
   - Без аннигиляторов?
 
   - Вплавь через реку времени, пришелец.
   Они надо мною издевались. "Ладно, любители земной мифологии, придется
"челноку" повисеть не только над озером", - подумал озлобленно я и включил
двигатель. Он не заработал. После нескольких безуспешных попыток я
задействовал панораму энергоблока. Его двухсоттонная громада была
аккуратно снята со станин и исчезла...
 
   - Пропади вы пропадом, подлые пигмеи! - не удержался я и выключил
лингатрон.
 
   Всю ночь я смотрел в зрачки многоглазого неба и думал, думал. Я думал о
том, что ключ к обладанию другими мирами станет нам дороже, чем кажется на
первый взгляд. Не так ли произошло с покорением природы, когда ошибки и
нетерпение наших предков, удальцов с бензопилой, экскаватором, буровой
вышкой, поворачивателей рек, срывателей гор, обернулись почти
непоправимыми потерями; и даже много позже после того, как удалось
сбалансировать человеческие взаимоотношения и построить самое справедливое
общество на всей Земле, природа еще не везде оправилась от причиненного ей
зла. Но ведь большинство умельцев, ретивых переделывателей среды обитания,
казалось бы, действовали во имя добра... Конечно, можно утешиться
пословицей: добро, мол, никогда не умрет, а зло пропадет, но для атого
каждый должен посеять в общечеловеческую ниву зернышки разума, счастья,
целенаправленной воли, любви.
 
   Рассвело. Заиграло лучами светило.
 
   - Как я вернусь домой? - спросил я. И голос сразу ответил:
 
   - Подлетишь к башне на южном полюсе, пришелец. На расстояние не ближе
ее высоты.
 
   - На чем подлечу? На воздушном шаре?
 
   - На чем всегда здесь летал, пришелец.
   Проклятье! Энергоблок снова был на месте. Ни Гулливеру, ни Агасферу
такое и не снилось!
 
   - У башни покинешь свой корабль. Зайдешь в башню. Поплывешь через реку
времени, пришелец.
 
   - Кролем прикажете или баттерфляем? Объясните, наконец, что значит
"поплывешь"?
 
   - Досконально ты не поймешь, пришелец. Принцип таков. Представь себе
зеркало в твоей руке.
 
   - Не только представил, но и взял его в руку.
 
   - Наведи луч светила на любую звезду, пришелец.
 
   - После солнечного восхода уже не видно звезд, благодетели! - съязвил я.
 
   - Плывущие через реку времени видят звезды и днем, пришелец.
 
   И я увидел небесную чашу Индры, полную звезд.
 
   - Навел ли луч, пришелец?
 
   - Проще простого.
 
   - Пришелец, поверни теперь зеркало к другой звезде.
 
   - Повернул.
 
   - Намного ль оно повернулось, пришелец?
 
   - На шесть градусов двадцать три минуты.
 
   - А луч перенесся, пришелец, со звезды на звезду?
 
   - Допустим, - сказал я в замешательстве. - Что из того?
 
   - Представь, пришелец: на дальнем конце луча - ты.
 
   - Остроумно. Но кто повернет зеркало?
 
   Голос молчал.
 
   - Зеркало кто повернет? - переспросил я.
 
   - Братья на голубой звезде, пришелец.
 
   - Сколько ж мне извиваться на острие луча?
 
   - Это решат братья на голубой звезде, пришелец.
 
   - Значит, вся надежда на ваших братьев? Н-да...
   Ладно. Братья братьями. Но должна же быть приложена и здесь
материальная сила, какая-то энергия. Где взять ее?
 
   - Она в тебе, пришелец.
 
   - Яснее не выразишься, благодарю. Когда могу вернуться на Землю?
 
   - Когда возжелаешь, пришелец.
 
   - Что разрешаете брать с собою?
 
   - Только то, во что облачен, пришелец. Кроме скафандра. Он тебе не
понадобится. Впредь до отлета к башне можешь странствовать и без
скафандра. Ты окружен надежной защитой, пришелец.
 
   - Надо подумать, - сказал я.
 
   - Думай, пришелец. Думай, как сказать Земле то, что ты скажешь Земле.
Если спросят, пришелец.
 
   - Что я должен сказать, если спросят?
 
   - Истинно тяжкой должна быть ноша, чтобы дойти до Сада Прекрасного,
пришелец.
 
   - Осточертел мне ваш сад, - сказал я.
 
 
                                   * * *

   В ночь перед отлетом к южному полюсу мне привиделся вещий сон. Будто
пытаюсь вскарабкаться на высокую гору, острием проткнувшую купол незнаемых
небес. Никак не могу забраться, блуждаю между скал и даже запамятовал
обратный путь. Замечаю висячую лестницу, она сплетена из птичьих перьев.
Выбиваюсь из сил, взбираясь по ней, и вот вижу унизанный огнями сад. В том
саду множество золотых, серебряных, медных деревьев. Иглы и листья с
отливом червонным, шишки из самоцветных каменьев, на стволах - узоры
затейливые. И доносится голос реки, текущей меж берегов из топазов и яшмы:
"Деревья эти знают прошлое, невозвратное, невозможное и предвещают
грядущее, возвращенье твое стерегущее". Я подхожу к медному дереву над
рекой, спрашиваю мысленно: "Когда ж на Землю вернусь?" И ветви загадочно
шелестят: "Когда на горе небес засеребрятся снега..."
 
   Три километра от вершины холма, где я посадил "челнок", до подножия
башни дались мне нелегко.
   Я шел тяжелыми шагами, в невеселых раздумьях...
   Неудачник, перечеркнувший надежды человечества. Что станется со мною в
этой башне, вблизи еще больше похожей на исполинское дерево, изуродованное
и забинтованное? Я шагал по нежной траве Индры, как по пуху земных
одуванчиков. Разбрызгивало лучи светило. Паслись в бледно-синем небе
редкие облака. Мерцали звезды, их было 11249. И проворачивалось в мельнице
времени колесо Млечного Пути.
 
   В башне, едва я туда вошел, выкатилась из стены кабина, приплюснутая с
боков. Дверца кабины уползла вверх, я погрузился в подобие кресла из
мягчайшего зеленого мха. Начал меркнуть свет.
 
   Остальное помню смутно. Помнится, вроде со стороны обнаружил вдруг себя
лежащим, как тогда, в операционной, на столе-раковине, и музыка пела, как
далекий океанский прибой, но надвигалась, надвигалась сверху прозрачная
полусфера, и вот на стенах ее хрустальных проступили звезды, крупные, как
роса, а за звездами уже пульсировала нечеловеческая, зловещая,
непреображенная тьма. И ударил свет.
 
 
                                   * * *

   И ударил свет, а вослед за светом я увидел сквозь серебряную паутину
русокудрого мальчонку и за ним в ослепительной голубизне дрожал и рвался
из его ручонок полосатый воздушный змей.
 
   - Дедушка, ты Черномор? - спросил мальчонка. - Это ты таскал Руслана
над лесами и морями?
 
   Я лежал в полусфере, голова утопала среди серебряных нитей. То были
мои, мои седые волосы до плеч, моя седая, разметавшаяся по груди борода.
 
   - Отменный у тебя змей. Сам смастерил? - проскрипел я.
 
   - Знамо дело, сам. Бумага, клей, ножницы. Но запомни: ножницы маленьким
детям в руки брать нельзя.
   Воспитательница не велит, - обстоятельно поясняло дитя.
 
   - Ножницы с собой?
 
   Он закивал головенкой и опасливо вложил их мне в руку. Я сел в
полусфере, кое-как обкорнал седые пряди.
   Налетевший ветер подхватил серебряный комок, поволок по лужайке, как
перекати-поле.
 
   - Чериоморья борода! Черноморья борода! - распевал счастливый
повелитель змея.
 
   - Слушай, малец, где здесь поблизости озеро или ручей? Хотя бы лужа...
- сказал я вставая и сошел с того, на чем возвратился домой. На моих
глазах полусфера сжалась до размеров подсолнуха или арбуза.
   По мере уменьшения над нею сперва прояснился синеватый купол, но сразу
же затянулся изнутри тума- ном.
 
   - Здорово ты колдуешь, Черномор, - восхитился златокудрый. - Озеро за
теми вон кустиками. Озеренок, озерный детеныш.
 
   - Пошли поглядим, - сказал я и поднял из травы невесомую полусферу. -
Давай, поведу змея.
 
   - Ты страшный. Змей испугается и улетит.
   Из синевы озерца на меня воззрился глубокий старик. Так вот что они
имели в виду, намекая на энергию, .
   которая во мне. Я расплатился за возвращение временем. Засеребрились
снега на горе небес, потому что небыстро поворачивают зеркало братья на
голубой звезде...
 
   - Гляди, Черномор, на мне такой же костюм, как твой, - потрогал меня за
пояс малец. - Теперь много дядей и тетей носят такие.
 
   - Какие такие?
 
   - В каком улетел на Индру самый великий астронавт. Иван Пересветов. Ты
его случайно не знал?.. Когда дядя Ваня вернется с Индры, я буду старик,
как ты.
   И борода такая же будет. А он прилетит молодой.
   Не веришь, что ль?
 
   - Когда улетел Пересветов? - быстро спросил я и с трудом проглотил ком
в горле.
 
   - За три лета, как меня принесли аисты. В аистином платке.
 
   Змей трепетал, дрожал, метался в небе, силящемся отделиться и улететь
от Земли.
 
   - Тебя небось дома обыскались, - сказал я.
 
   - У меня нет дома, - вздохнул он. - Живу в детском дворце. В той вон
роще, на бугре. Нас там тридцать восемь мальчишек и девчонок. Вся наша
родня погибла на Плутоне. Целый город погиб в ураган. Но детей спасли.
 
   Я посмотрел в его отчаянно синие глаза и вдруг понял, даже не понял,
как бы вспомнил, что знаю о нем все.
 
   - Алексей, я твой прадедушка. Хочешь со мною жить? С прадедушкой Иваном?
 
   - Хочу, - улыбнулся он. - Жаль, воспитательница не разрешит.
 
   - Таисия Сергеевна? Разрешит, не бойся.
 
   - Если ты взаправду мой прадедушка, а не Черномор, то почему ты не
умер? - засомневался Алексей.
 
   - Потому что прадедушки редко умирают. Хочешь, отпустим змея? И
смастерим другого. В три раза больше. И летать он будет без ниток.
Отпустим?
 
   И змей улетел.
 
   Расплатившись снегами на горе небес, я кое-что приобрел взамен.
Ребенка, которого я учу читать карту звездного неба, собирать травы в
горах, пускать встречь ветра змеев без ниток. Приобрел возможность
предугадывать ход событий - обычно за день, за два, но если
сосредоточиться, то и за больший срок. Одно мне поначалу досаждало:
мгновенно, помимо своей воли, сосчитываю все, что вижу. И даже чего подчас
не вижу, а чувствую или предчувствую, например, опадающие листья в
вечерней роще. И еще кое-что приобрел, но этому я постараюсь выучить
только Алексея, который сейчас спит и видит во сне, как Сивка-Бурка
задевает копытом золотые струны в чудесном саду...
 
   Как жить дальше Колумбу, вернувшемуся ни с чем?
   Явиться в Академию наук? Засмеют. Единственное доказательство в моих
руках - это полусфера, где я усилием памяти показываю Алексею живые
картины из любых эпох. Даже если академики не засмеют, то уж полусферы я
лишусь навеки, а что такое волшебник без волшебной палочки?.. И вообще:
никуда идти не хочу, объясняться не собираюсь. Разве когда-нибудь попозже,
когда утихнет боль памяти...
 
   Об одном жалею: никаким усилием воли не удается под хрустальной чашей
вызвать видение Индры.
 
   Как же жить, пришелец? А так вот и жить. Смотреть на листопад, спасать
птиц, зверей и людей. Звонить в полночь Электронному Дозорному на Луну
("Немедленно эвакуируйте лагерь в море Спокойствия!
   В 6.43 метеорит разнесет вдребезги купол"). Предупреждать о тайфунах,
столковениях с айсбергами, землетрясениях.
 
   Пусть не раскрылась перед пришельцем Индра, как раскрывается на восходе
цветок, пусть земляне еще не готовы к встрече с братьями в цветущем саду -
что из того. "Есть миры иные, которые постичь нельзя, но тайным касанием к
которым живет человек: если в тебе прервется это касание - возненавидишь и
проклянешь жизнь", - написал, словно собственной кровью, гениальный мой
предок; о себе одном написал вроде, а выходит, о тебе, современник, о
тебе, мой далекий потомок, о всех нас, о земной семье и судьбе.
 
   Что из того, что ты обличьем старик? Цену жизни ты уяснил на Индре и
как никто понимаешь: стариком, китом, оленем, дождевым червем,
трясогузкой, енотом, касаткой, кем бы ни был ты, знай - существует лишь
одно во Вселенной блаженство: дышать, чувствовать, жить.
 
   Кем бы ни был ты, кем бы ни стал, пришелец...
 
   ...Но туман растворяется, растворяется в полусфере, и течет меж холмов,
осененных лесами, пречистая Нарарека, и Марина, Марина, Марина качается в
лодке с будущим великим астронавтом, взнуздавшим на виду всей Земли
молниеносного "Перуна". И нескончаемо длится мое, Марина, мученье, и
плещется меж перекатов твоя, Марина, река...
 
   Где же вы, баснословные мельницы, в которых старые и безобразные
перемалывались в молодцов-удальцов? Где ты, легендарный странник, что,
заглянув в кузницу и заметив немощного старика, принялся за мехи, пламя до
звезд раздул, положил старца в горнило, раскалил докрасна, опустил как
положено в воду - и восстал из дымной купели юный Иван-богатырь?
 
   ...Ты боялась, Марина, встретить героя беззубой старухой, но вернулся
седобородый ?ерой, а ты - молода' И в моей запоздалой власти сравнять ход
твоих и моих часов - даже без помощи братьев с голубой звезды.
   Хочешь сказку на долгую ночь без просвета в обложив ших все небо тучах,
без единой звезды: "Жили-были старик со старухой у самого синего моря..."
 
   Нет, так нельзя. Ни в мыслях, ни наяву нельзя, чтобы ты расплатилась
молодостью, как я. Никогда ни в кого не переноси твое собственное
страданье, даже пусть не твое, пусть насильственно в тебя погруженное.
   Не прерви касание тайное, не прокляни, не возненавидь Исцеляй добром н
любовью. Чти мудрый завет:
 
   Одной волной подняться в жизнь иную, Учуять ветр с цветущих берегов...
 
   И лишь тогда, пришелец, сбудется загаданное и невозможное станет
возможным...
 
 
                                   * * *

   Я легко преломил, чтоб не хрустнула, ветку, испещренную розовыми
цветами, и положил на подоконник.
 
   - Прими, счастливица, свадебный дар. Ты его заслужила.
 
   Робкий стук в невидимую дверь я еле расслышал.
 
   - Марина, может быть, ты отдохнула? - спросил жених.
 
   - Благодарю, стерегущий, - сказала она и закрыла другую створку.
Проскользнуло в глубь комнаты, истаяло сиянье ее фаты. Ключ повернулся
дважды в замке.
 
   - С кем ты там секретничала, шалунья, - спросил жених мягким баритоном.
Таких замечаешь в толпе с первого взгляда. Талия выгнута, как по лекалу,
плеч разворот богатырский, поступь - как по струне переходит бездну, глаза
- ясные-ясные, с напором, с дерзинкой; такому скажи: через час на полгода
в Гималаи или во мрак Тускароры, - не задумываясь, согласится, как на
крыльях помчит.
 
   - С вишнями в саду, - отвечала она громко, и он удивился ее дрогнувшему
странно голосу.