Версия для печати

                               Дуглас ХИЛЛ

                        ВОЕННЫЙ ДИКТАТОР ГАЛАКТИКИ




                        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ГИБЕЛЬ МИРА


                                    1

     Он шагал по грязным улицам с первым  признаком  наступления  сумерек.
Боль горячим огнем разливалась по каждой клеточке тела, но он загнал ее  в
уголок сознания и шел, не обращая на нее внимания.
     Окружающее мало радовало глаз. Он находился на бедной, незначительной
планете, само название которой - Коранекс - ничего ему не говорило. Вокруг
космопорта теснился жалкий, неряшливый городишко, известный полустанок  на
главных космических дорогах. Он привлекал к себе фрахтовщиков,  торговцев,
кочующих техников, космических скитальцев любого  пошиба.  Он  искал  этих
людей. Они, скорее всего,  могли  собрать  ту  информацию,  в  которой  он
отчаянно нуждался.
     Он осторожно пробирался  сквозь  грохот  и  блеск  улиц,  заполненных
праздно  шатающейся  публикой,  мимо  кричаще   безвкусных   аттракционов,
предлагающих уставшим от космоса приезжим все - от обычных голоэкранов  до
зловещих в полутьме  наркоавтоматов.  Он  методично  переходил  из  одного
заведения  в  другое,  уделяя  особое  внимание  официантам,  швейцарам  и
барменам, тем, кто имел возможность собирать и очищать от шелухи разговоры
и слухи сотен своих посетителей.
     Он следил за лицами в толпе. Многие оглядывались на него  с  искоркой
любопытства, на мгновение их интерес  привлекала  его  высокая,  худощавая
фигура,  сдержанная  гибкость  движений  и  черно-серая  форма  с   ярким,
небесно-голубым кругом на плече и груди. Иногда кто-нибудь бросал на  него
любопытный взгляд, затем смотрел вторично с узнаванием в глазах.  И  тогда
человек в форме останавливался, перехватывал его и задавал свои вопросы.
     Каждый раз одни  и  те  же  ответы.  Пожимание  плечами,  покачивание
головой  -  отрицание.  Иногда  тень  участия,  намного  чаще  -   пустота
безразличия. Населенная Галактика велика, у каждого свои заботы.
     Его не удерживали и он продолжал свой путь, как это было  на  десятке
или больше планет до Коранекса, до тех пор, пока боль не потребовала всего
внимания и сумерки не  сгустились  до  глубокой  ночи.  Голова  оставалась
высоко поднятой, плечи не опустились, ибо военная  выучка  всей  жизни  не
стирается за несколько месяцев ни болью, ни усталостью,  ни  одиночеством,
ни даже отчаянием.
     Отчаяние, однако, рядом и  готово  схватить  его.  Он  знал,  сколько
оставалось времени на продолжение поисков. Хорошо, если не меньше, чем  он
уже потратил. И все-таки  за  прошедшие  несколько  месяцев  он  не  нашел
ничего, кроме случайных намеков, расплывчатых, разрозненных. Их хватало на
продолжение  поисков  и  не  хватало,  чтобы  искать  целеустремленно,   в
определенном направлении.
     Но он продолжал искать. Больше ему ничего  не  оставалось.  И  жгучая
боль в теле - ничто по сравнению с непреклонной,  мстительной  решимостью,
питавшей его поиски.
     Он, Кейл Рэндор, когда-то самый молодой и, как говорили, самый лучший
командир Ударного полка 41-го Легионов планеты Морос.
     А теперь он - солдат без армии, бездомный скиталец без народа.
     И он умирал.


     Полумрак в полупустом баре вонял пролитым спиртным и немытыми телами.
Бармен - чужак, выходец из  "измененных  миров",  где  за  века  в  людях,
населявших их, местные условия вызвали  изменения,  мутации.  Приземистый,
лысый недомерок с оранжевой кожей. Но  его  пожатие  плечами,  когда  Кейл
задал свои вопросы, было точным ответом всех остальных, кого Кейл встречал
во время поисков.
     - Легионеры? Слышал, что случилось с ними. Больше ничего. Как  бы  то
ни было, мне некогда рот  разевать  да  собирать  слухи.  Надо  заниматься
делом.
     Недомерок с оранжевой кожей сделал движение,  собираясь  отвернуться,
но, подняв глаза на Кейла, передумал. Выражение лица Кейла не  изменилось,
но что-то в его глазах подсказало бармену, что  если  он  повернется,  ему
может не понравиться то, что произойдет потом.
     Кейл вытащил горсть пластиковых вафель -  галактических  кредиток,  -
выбрал одну и положил на стойку.
     - Найдется такой, - спросил он спокойным тоном, - у кого  есть  время
прислушиваться к сплетням?
     Рука бармена накрыла кредитку, пока он не спеша думал.
     - Может быть, - ответил он,  наконец,  -  пилот  грузовика  по  имени
Краск. Много слоняется, имеет длинные уши и длинный язык. Может, он что-то
знает.
     - Где его найти?
     Оранжевый недомерок хмыкнул.
     - Где-нибудь в закоулке в дупель пьяным, если не вернулся в порт.  Он
спит там на своем корабле.
     Кейл кивнул и вышел из бара. Он  вроде  бы  не  заметил,  как  бармен
сделал быстрый знак в сторону кучки крепко сбитых мужчин, склонившихся над
выпивкой за соседним столиком.


     Позевывая, страж порядка  показал  на  грузовой  корабль,  владельцем
которого был  человек  по  имени  Краск.  Потрепанный  корпус,  пузатый  и
неприглядный, как все грузовики - и в нем никого.
     Кейл присел, намереваясь ждать. Он не  позволял  себе  надеяться,  не
позволял себе думать о возможности, что Краск может знать  что-то,  или  о
более вероятной возможности, что это  всего-навсего  очередной  тупик.  Он
просто прислонился к кораблю - расслабленный, сосредоточенный,  бесконечно
терпеливый - и ждал.
     Мужчины пришли  вскоре,  как  он  и  был  наполовину  уверен.  Четыре
коренастых   тени   в   тусклом   освещении,    которое,    в    основном,
сосредотачивалось на низких  постройках,  расположенных  напротив  плоской
пластибетонной поверхности космодрома.
     Они выстроились перед Кейлом и медленно оглядели его с ног до головы.
Все одинаковые - толстомясые, с признаками ожирения, в  измазанных  землей
комбинезонах, с тяжелым взглядом пустых глаз - космические летуны коротких
рейсов, которым больше по душе  работать  на  грани  нарушения  закона  во
внутренней торговле, чем во внешней.
     Самый крупный из них, почти облысевший, стоял немного  впереди  троих
остальных,  как  бы  подчеркивая,  что  он  у  них  вожак.  Кейл  медленно
выпрямился, оторвался от корабля, все еще спокойный и расслабленный.
     - Я Краск, - заявил лысеющий. - Это ты хочешь послушать о легионерах?
     Кейл кивнул.
     - Ты и сам легионер?
     - Верно.
     - Так... Жаль мне твою планету.
     Сказано было так, словно  Краск  посочувствовал  какой-то  пустяковой
неприятности, вроде головной боли.
     Выражение лица Кейла оставалось прежним.
     - Мне сказали, что ты можешь мне кое-что рассказать.
     - Могу, - подтвердил Краск. - Сколько это будет стоить?
     - Зависит от того, что ты расскажешь.
     Верзила фыркнул.
     - Хочешь, чтобы я рассказал тебе все, что знаю, а  ты  назовешь  цену
потом?
     - Я не обману, - ответил Кейл.
     - Проще простого назвать нам примерную цену, - упрямо ответил Краск.
     Кейл вздохнул.
     - У меня около трех тысяч галаков. Я смогу заплатить тебе.
     На  мгновение  ему  припомнился  день,  когда  он   раскурочил   свой
одноместный истребитель до последней вещи, без которой  можно  обойтись  -
второй космический костюм, аварийная капсула, часть оружия, запчасти, -  и
продал, чтобы финансировать свои поиски.
     Краск облизнулся.
     - Деньги с тобой?
     - Не здесь. На  корабле.  -  Кейл  кивнул  в  темноту  космопорта  на
центральную посадочную площадку, где ждал его корабль, на тот самом месте,
куда он посадил его.
     - Тогда пойдем сейчас туда, - неприятно ухмыльнулся  Краск,  -  и  ты
возьмешь деньги.
     - Останемся здесь, ты рассказываешь, что знаешь, потом я иду  и  беру
деньги.
     Смех Краска оказался еще противнее.
     - Ты ничего не понял. Ты бродяга, никто. Ты никого здесь не знаешь  и
тебя никто не знает. Значит, никто не поднимет тревоги, если тебя найдут в
грязной канаве. Такое все время происходит с бродягами. Напьются, ввяжутся
в скандал, и их убивают. Никого это не волнует.
     Говоря,  Краск  сунул  мясистую  руку  в  карман  и   достал   тонкий
пластиковый  цилиндр.   Игольный   пистолет,   заряженный   скорее   всего
смертельным ядом, - узнал оружие Кейл, - а не усыпляющим.
     Остальные трое тоже вынули оружие. У  двоих  оказались  металлические
дубинки с утолщением на конце - любимое оружие подонков  с  задворок  всех
миров. У третьего неожиданно появился светящийся термический  нож,  лезвие
которого  нагревалось  так,  что  не  резало,  а   прожигало   большинство
материалов, в том числе и человеческое тело.
     Кейл стоял  спокойно,  казалось,  не  собираясь  двигаться  с  места.
Однако, его тело сгруппировалось, приняв устойчивую позу, изготовилось.
     Почти неравные силы.
     Головорезы   ухмылялись.   Они   считали   себя   вчетверо   сильнее,
решительные, хорошо вооруженные против одного безоружного и беспомощного.
     Но им противостоял легионер Мороса, человек, чей народ с детских  лет
обучался наивысшему искусству боя. И человек,  который  по  праву  являлся
ведущим медалистом в каждом виде в течение двух последних лет в  ежегодных
всепланетных Военных Играх. Многие из этих медалей - за бой без оружия.
     Поэтому Краск еще только поднимал игольный пистолет, когда Кейл начал
действовать.
     Он не подал намека или предупреждения, не напряг тела и  не  встал  в
стойку. Он просто упал в полный рост в сторону.
     Правая рука коснулась пластибетона и напряглась, удерживая вес  тела.
Опираясь на ладонь, тело описало  горизонтальный  полукруг,  ноги  летели,
словно коса.
     Один ботинок подсек ногу вооруженного дубинкой. Носок второго  ударил
по мясистому запястью руки с игольным пистолетом.
     Хруст сломанной ноги почти заглушил крик завопившего от боли  Краска.
Пока игольный пистолет летел в темноту, Кейл уже сложил тело, как пружину,
и был на ногах.
     Ошеломленный Краск покачивался, стеная и прижимая к себе поврежденное
запястье. Сбитый Кейлом любитель дубинки пытался встать на ноги, а  второй
только начал поднимать свою. Кейл снова двинулся с неимоверной  быстротой,
поднырнул  под  поднятое  оружие.  Ребро  хрустнуло,  когда  локоть  Кейла
обрушился на  грудь,  противник  вскрикнул  и  потерял  сознание.  Тем  же
движением Кейл выбросил левую ногу и точно  рассчитанным  ударом  погрузил
носок ботинка в отвислый живот первого приверженца дубинки. Тот отлетел  и
столкнулся с вооруженным ножом. Оба повалились на землю.
     Человек с ножом вскочил на ноги и  удивленно  уставился  на  спокойно
ждущего Кейла. Затем термолезвие описало в воздухе светящуюся дугу,  когда
рука заносила нож назад. Пока раскаленный добела нож летел к нему, Кейл  с
виду лениво отклонился.  Но  глаза  противника  не  успели  проследить  за
движением руки легионера, когда она молнией метнулась вверх и  перехватила
нож за изолированную рукоятку.
     Продолжая движение, Кейл нажал на выступ, выключая лезвие, и  взмахом
кисти и предплечья послал нож назад.
     Он метнул его вперед рукояткой, так как  не  хотел  убивать.  Тяжелая
рукоятка  с  глухим  шлепком  врезалась  точно   между   глаз.   Противник
опрокинулся на спину и затих.
     Кейл прошел мимо скорчившихся тел обоих приверженцев дубинки, схватил
Краска за шиворот комбинезона и без усилий посадил его.
     - Мне нужна твоя информация, - спокойно сказал он. - Немедленно.
     - Ты сломал мне руку, - проскулил Краск.
     Кейл скрутил потуже воротник на толстой шее.
     - Шея сломается так же легко.
     - Не надо... подожди! - выкрикнул полузадушенный Краск. - Я расскажу!
     - Валяй, - стальная хватка немного ослабела.
     - Правда, я знаю не много, - пробормотал Краск.
     Вторая рука схватила тяжелый  подбородок  Краска  и  отогнула  голову
назад.
     - После всего этого тебе лучше знать кое-что, - угрожающе  проговорил
Кейл.
     - Хорошо! Подожди! - захват снова ослаб и Краск, хватая воздух, начал
выплевывать слова. - Просто болтовня в  баре,  понятно?  Несколько  недель
назад, когда все судачили о твоей планете, гадая, как это случилось. Масса
слухов...
     - Каких слухов?
     - Просто болтовня о космосе, ты же знаешь.  Одни  считали  -  вспышка
солнца, другие - столкновение с чем-то из пространства.  Никто  толком  не
знает. Потом один парень, пилот грузовоза, сказал,  что  видел  нескольких
легионеров. Двоих-троих. Они, как и ты, искали остальных.
     - Что говорил о них грузовоз?
     - Почти ничего. Он не разговаривал с ними. Один из них был  настоящий
великан  -  выглядел  опасным.  Но  этот  парень,  грузовоз,  слышал,  что
легионеры собираются основать где-то базу.
     Необходимость заставила Кейла скрутить потуже воротник.
     - Где?
     - Слушай, полегче, а? - слабо запротестовал Краск на жестокий захват.
- Где-то невдалеке от Солтрениуса. Это все,  что  он  говорил.  Правда!  Я
больше ничего не знаю.
     Ни слова не говоря, Кейл отшвырнул его в сторону, повернулся и быстро
пошел к своему кораблю. Несмотря на самообладание,  пульс  его  участился,
глаза горели, в них пробились ростки надежды. Он уже слышал россказни, что
видели легионеров, и кидался вслед за ними до неизбежных тупиков. На  этот
раз другое! Конечно  же,  постоянная  база!  Ее  надо  основать,  а  потом
разослать весть, которую  услышит  кто-нибудь  из  оставшихся  в  живых  с
Мороса, чтобы собрать всех на ней.
     Над ним возвышался четко очерченный клиноподобный корабль. Он прыгнул
на аппарель, протиснулся в герметически закрывшийся  за  ним  люк,  вошел.
Привязываясь  в  подвесном  надувном  кресле,  он  быстро  включил  панель
управления и ввел данные в  свой  компьютер.  Вокруг  с  нежным  жужжанием
включилась система жизнеобеспечения, и через несколько  мгновений  корабль
на столбе почти невидимой энергии с воем поднялся в ночь.
     Несясь через территориальное пространство Коранекса, Кейл взял себя в
руки,  восстановил  спокойствие  и  терпение.  Глаза  и   руки   двигались
автоматически, сохраняя точность орбиты убытия, в то  время  как  сознание
так же автоматически сортировало подробности предстоящего путешествия.  Он
знал,  что  топливный  стержень  предстоит  заменить,  но  он,   наверное,
выдержит. Регенератор  воздуха  в  норме,  пищевых  концентратов  и  всего
прочего тоже хватит. Благодать, что не придется делать остановки до  самой
планеты Солтрениус.
     Почему, лениво подумал он, группа легионеров - двое? трое? -  выбрала
такое место? Малозаселенный мир  в  крошечной  системе  вдали  от  главных
космических путей. Что оно может дать?  И  кто,  гадал  он,  этот  большой
легионер, которого описал, как "опасно выглядевшего", грузовоз Краску?
     Но Кейл уже давно знал бесполезность задаваться вопросами, на которые
нет ответа. Ответы будут, когда он прилетит на Солтрениус.
     Он вышел в глубокий космос. Планета, которую он только  что  покинул,
уменьшилась на заднем экране до маленького блестящего диска. Другие экраны
-  передний  и  боковой  -  показывали  знакомую  панораму:   бесчисленное
количество ярких точек, составляющих Населенную Галактику человечества.
     Кейл послал дополнительную информацию в компьютер, который исследовал
свою невероятную память в поисках  местонахождения  планеты  Солтрениус  и
задал курс.
     Точки света на экранах замерцали  и  расплылись.  Компьютер  послушно
переводил тягу корабля с планетарной на сверхсветовую, на которой  корабль
мог пересечь всю Галактику за несколько дней.
     Обзорные экраны  опустели.  Бесформенная  пустота  сомкнулась  вокруг
Кейла и его корабля. При сверхсветовой его больше не  было  во  вселенной.
Двигаясь  невообразимо   быстрее   скорости   света,   корабль   вошел   в
нуль-пространство, оставив за собой обычное пространство и время. У  Кейла
осталось лишь внутреннее чувство времени, чтобы отметить оценку компьютера
о прибытии на Солтрениус часов через десять.
     Он откинулся в подвесном кресле и позволил закрыться усталым  глазам.
Ночь была долгой. И где-то  за  пределами  жесткого  самоконтроля  жгла  и
разливалась по всему телу боль.
     И все-таки, засыпая, он чувствовал дикую радость. Теперь, по  крайней
мере, появился шанс найти других подобных себе до  того,  как  умереть.  И
тогда возможно, он получит ответы на _в_с_е_ вопросы. Даже, если  позволит
судьба, он даст выход горькой, наполненной ненавистью мести, которая  жгла
сильнее любой физической боли.
     Но эта мысль, все мысли пропали, когда  он  погрузился  в  сон.  И  с
приходом сна, как  бы  из  серой  пустоты,  окружавшей  мчащийся  корабль,
появились сновидения.



                                    2

     Сначала   сновидения,   как   всегда,   были   отрывочными.   Рваные,
ускользающие картины  ландшафта  сурового  и  негостеприимного  мира,  где
преобладал холод обширной пустыни и высились зубастые горы.
     Это был мир Кейла Рэндора - планета Морос в системе белой  звезды  на
внешней окраине Населенной Галактики.  Суровый  мир  дал  суровые  условия
жизни космическим колонистам, сделавшим его своим домом  давно,  во  время
Расселения, когда человеческая  раса  рассеялась  на  миллионах  планет  в
Галактике в поисках тысяч пригодных для жизни людей.
     Морос оказался одной из них,  потому  что  имел  годный  для  дыхания
воздух, скудную растительность и воду, которой едва хватало в  центральных
районах. На нем были свои  разновидности  форм  жизни  -  человекообразные
рептилии причудливых форм, смертельно опасные  песчаные  кошки,  громадные
горные рогатые мамонты, путаница  стелющихся  растений,  питающихся  живой
плотью - все в такой же степени страшные и опасные, как сама пустыня.
     И все-таки они выжили, те первые космические переселенцы -  выжили  и
приспособились к своему новому дому. И  суровые  условия  планеты  сделали
самих поселенцев и их отпрысков крепкими,  предприимчивыми,  полагающимися
на самих себя людьми, познавшими  необходимость  порядка,  стабильности  и
дисциплины в своей жизни. Для остального было мало места, если люди хотели
выжить на Моросе.
     И все же дисциплина не  навязывалась  сверху.  Она  принималась,  как
принимается религия, каждым человеком  -  поселенцем  этого  мира.  Детям,
когда их отнимали  от  груди,  приходилось  туго.  Дисциплина  становилась
основной реальностью жизни.
     То же самое было, пока они привыкали к дисциплине и порядку сами. Так
люди Мороса учились бороться, защищаться. Борьба с враждебными  животными,
жестокой окружающей средой тоже была реальностью жизни,  существенной  для
самой жизни. Люди Мороса учились сами и учили своих детей всему, в чем они
нуждались, чтобы выжить в любых, грозящих их жизни условиях. Сюда  входило
обязательное  обучение  способам  самозащиты  и  боя  без  оружия  или   с
многочисленными видами вооружения.
     Так люди жили, число их росло, они  даже  находили  удовлетворение  и
удовольствие в неумолимых трудностях своей суровой, аскетической жизни. Но
Морос - бедная планета - мало что  мог  предложить  на  продажу  остальной
Галактике. Веками он оставался одиноким, веками его не посещали. И все это
время люди совершенствовали и оттачивали свой образ жизни,  становясь  все
более сурово независимыми, самостоятельными, предоставленными самим  себе.
Они превратились целой  планетой  в  самых  искусных,  самых  боеспособных
мужчин и женщин в Галактике.
     И все же народ Мороса никогда не терял раннего чувства  решимости.  В
их мире правила коммунальность - сотрудничество, участие,  взаимопомощь  и
поддержка. Люди с Мороса не дрались друг с другом. Соревнования  сводились
к ежегодному празднику - Военным Играм. При их  образе  жизни  единоличная
жадность,  разрушительные  амбиции,  эгоистическое  равнодушие  к   нуждам
других, такие антиобщественные, направленные против выживания явления были
почти неизвестны.
     Другие  населенные   людьми   планеты   стали   медленно   осознавать
уникальность Мороса. И они увидели то, что сам народ Мороса не  понимал  -
что на самом деле это не бедная планета, так как обладает особым природным
ресурсом.
     У нее есть боевое искусство населения.
     Постепенно людей с Мороса начали приглашать применить это  искусство,
торговать им, как торгуют полезными ископаемыми или  пищевыми  продуктами.
Они стали вывозить в Галактику свое искусство - небольшие  группы  бойцов,
мужчин и  женщин,  нанятые  за  значительные  суммы,  чтобы  вести  боевые
действия в малых войнах на той или иной планете. Они стали теми,  кого  на
древнем человеческом языке называли наемниками.
     Они узнали, насколько превосходно  обучены  по  сравнению  с  прочими
солдатами в Населенных Мирах. Узнала это  и  остальная  Галактика.  Вскоре
предложений стало поступать больше, чем они могли принять, и  Морос  начал
познавать зажиточность.
     Имея такой общий  доход,  народ  Мороса  приобрел  новое  современное
оружие  и  технику.  Они  закупили  космические  корабли  от   одноместных
истребителей до громадных боевых крейсеров и  создали  грозный  флот.  Они
посещали другие миры, изучали передовые способы ведения боя и увозили  эти
знания  домой,  чтобы  народ  овладел  ими.  Так  они   организовались   в
вооруженные силы, в  которые  при  необходимости  могли  объединиться  все
взрослые  на  планете.  Эти  вооруженные  силы  стали  легендой  для  всей
Галактики.
     Легионы Мороса.
     И даже тогда, хотя  любая  армия  требует  строго  регламентированные
линии и уровни командования, общественный  дух  Мороса  не  пострадал.  Не
пострадали  ни  порядок,  ни   дисциплина.   Несогласия,   расхлябанности,
неподчинения они не ведали, это бы  шокировало  любого  легионера.  В  бою
кто-то вел, остальные следовали за ним, но делали это в таком порядке, что
каждое отделение или часть действовали, как отлично отлаженный механизм.
     Во всем другом легионеры жили, как равные - вместе  работали,  вместе
шли в бой, вместе праздновали победы.
     И вместе погибли.


     (Сон Кейла Рэндора изменился. Как  это  случалось  всегда,  собрались
зыбкие образы и установились. Из глубины сонной тьмы Кейл застонал,  когда
сон-воспоминание поднялся, четкие, ужасные слова, которые  он  услышал  по
межкорабельной связи в тот день...).
     Его послали вместе с другими одноместными кораблями Ударного полка на
простое  разведывательное  задание.  Но  задание  уводило  более,  чем  на
половину Галактики, в  один  из  самых  плотно  населенных  секторов,  где
человеческие миры и их  звезды  кишели,  по  Моросской  пословице,  словно
песчаные блохи в оазисе.
     Со своим полком Кейл вышел из сверхсветовой  и  двигался  на  обычной
планетарной тяге к цели - маленькой планете, где локальная война,  похоже,
разгоралась в большой  конфликт  и  где  легионерам  предложили  громадную
сумму, чтобы они выступили на одной из сторон.
     Заданием Ударного полка был просто сбор сведений:  изучить  с  орбиты
планету,  оценить  военный  потенциал,  прослушать  радиовещание  и   тому
подобное. Эти данные помогли бы Центральному Командованию Легионов решить,
стоит ли принимать предложение.
     К этому времени Легионы  могли  уже  выбирать  контракты.  Их  этика,
рожденная историей, не позволила бы им стать  на  сторону  агрессоров  или
фанатиков, или будущих эксплуататоров.
     Часто они сражались за меньшую плату на стороне защищавшихся от таких
врагов. И действительно, нередко само лишь присутствие Легионов на стороне
обороняющихся останавливало агрессоров от  развертывания  нападения  всеми
силами.
     Когда планета стала расти на обзорных экранах, Кейл со своей  группой
приступил к  проверке  связи,  готовясь  перейти  на  орбиту,  позволяющую
обследовать поверхность этой планеты. Они не оповещали о своем присутствии
и  надеялись  лететь  незамеченными,  поэтому  у  Кейла  появилось  легкое
раздражение,  когда  он  засек  горстку  серебристых  трубчатых  силуэтов,
поднимающихся к полку сквозь облака внизу. Приглушенное журчание голосов в
динамике свидетельствовало  о  том,  что  остальные  тоже  заметили  чужие
корабли.
     - Может быть, дружественные, а может, и  нет,  -  сказал  Кейл  своей
группе. - Ляжем на новый курс и приготовимся уклониться от огня.
     Его пальцы пробежали по клавишам управления,  вводя  новый  курс,  на
который должна перейти его группа. Он не  спускал  глаз  с  приближающихся
кораблей, ожидая каких-либо признаков, свидетельствующих об их намерениях,
какого-либо сообщения от них.


     Пока  он  наблюдал,  на  заостренных  носах  приближающихся  кораблей
сверкнули парные точки света. Кейл стиснул зубы от злости. Это  был  знак,
которого он ждал:  он  узнал  ионную  лучевую  пушку,  как  только  увидел
вспышки.
     - Стреляют, - бросил он в микрофон. - Любители...  они  все  еще  вне
зоны действия. Ложимся на курс уклонения.
     - Ответим на огонь? - раздался из динамика голос  молодой  Они  Уолд,
заместителя и самого близкого друга Кейла в Ударном  полку.  Голос  звучал
спокойно, но с ноткой нетерпения, что вызвало у Кейла улыбку.
     - Нет, - быстро ответил он. - Мы здесь  не  для  боя.  Уклоняясь,  мы
отойдем достаточно далеко  для  сверхсветовой.  Они  потеряют  нас.  Затем
доложим обстановку. - Он скорректировал свой курс на панели  управления  и
добавил: - Я отстану в арьергард и узнаю, чьи это любители истреблять.
     Прежде чем кто-либо из группы успел подтвердить прием, его приемник с
мгновение пожужжал, потом заговорил, но не голосами  друзей,  а  скрипучим
металлическим голосом дальней связи:
     "СРОЧНОЕ СООБЩЕНИЕ С РОДНОЙ ПЛАНЕТЫ. СООБЩЕНИЕ С РОДНОЙ ПЛАНЕТЫ".
     Встревоженный Кейл выпрямился в  кресле.  Сообщения  с  Мороса  редко
приходили легионерам, выполняющим задание, если легионеры сами не выходили
на связь, чтобы сделать доклад или срочно вызвать подкрепление.
     Приемник, казалось, читал его мысли:
     "СРОЧНОЕ СООБЩЕНИЕ ВСЕМ ЛЕГИОНЕРАМ! СРОЧНО ВСЕМ ЛЕГИОНЕРАМ!
     ПЛАНЕТА ПОДВЕРГАЕТСЯ НАПАДЕНИЮ  НЕИЗВЕСТНЫХ  ВОЙСК.  ВСЕМ  ЛЕГИОНЕРАМ
СРОЧНО  ВЕРНУТЬСЯ  НА  МОРОС.  ПОВТОРЯЮ:  НЕМЕДЛЕННО   ВЕРНУТЬСЯ!   ПРИКАЗ
ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМАНДОВАНИЯ ПЕРВОЙ СРОЧНОСТИ".
     У Кейла застыла кровь. Нападение на Морос? Этого никогда не случалось
- ни разу за все  века.  У  кого  хватит  дури  напасть  на  родину  самых
признанных вооруженных сил в Галактике?
     Но слова прозвучали и не могли не быть правдой.
     - Аварийная готовность! - крикнул он. - Готовность к сверхсветовой по
моему сигналу!
     Рискованно  переходить  на  сверхсветовую   в   такой   близости   от
гравитационного поля планеты, но выбора не было.  НЕМЕДЛЕННО  -  прозвучал
страшный приказ, и Кейл не собирался прибыть слишком поздно, опоздать хотя
бы на секунду.
     Пальцы замелькали над клавишами управления, подготавливая  корабль  к
сверхсветовой. Рука нависла над активатором, рот  начал  было  произносить
приказ группе, когда корабль дернулся и рванулся под ним, как перепуганное
животное.
     Он зло посмотрел на экран заднего обзора.  Потрясенный  сообщением  с
Мороса, он почти забыл о чужих кораблях. И так как он отстал, чтобы быть в
арьергарде группы, то попал в зону действия  чужих  пушек.  Одной  из  них
повезло: в  него  попали.  Потребуется  некоторое  время,  пока  компьютер
доложит о повреждениях, но он почувствовал  замедление  скорости  корабля,
тот как бы немного огрузнел. Продолжая вести сумасшедший огонь, нападающие
корабли сокращали разрыв.
     Все, что он мог сделать, это отправить свою группу в  безопасность  и
отчаянно надеяться, что повредили не сверхсветовую тягу.
     - Подготовиться к переходу на сверхсветовую! - резко скомандовал  он.
- Пошел!
     Рука ткнула в активатор, и бесформенная пустота поглотила его.
     Хотя  корабль  на  сверхсветовой,  казалось,  оставался  неподвижным,
прыгая через невообразимые расстояния,  в  пустоте  встречалось  множество
специфических напряжений и сжатий, мест, из которых  поврежденный  корабль
мог и не выйти.
     Кейл, потея, ждал доклада компьютера о повреждениях.
     ПОВРЕЖДЕНИЕ, ЗАРЕГИСТРИРОВАННОЕ ПРИ КОНТАКТЕ  С  ЭНЕРГОЛУЧОМ.  СЕКТОР
КОРПУСА 8-А.
     Сердце  Кейла  упало.  Это  передний  сектор  корпуса  корабля,   где
размещалась часть вооружения и большая часть навигационного  оборудования.
Подтверждая его опасения, компьютер продолжал:
     КОРПУС ВМЯТ, НО НЕ РАЗОРВАН И ДЕРЖИТ. ОДНА ПЕРЕДНЯЯ ЛУЧЕВАЯ ПУШКА  НЕ
РАБОТАЕТ. ПЛАНЕТАРНАЯ ТЯГА НАВИГАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ НЕИСПРАВНА.
     Кейл потянулся к клавишам компьютера.
     ДОЛОЖИ О СОСТОЯНИИ СВЕРХСВЕТОВОЙ ТЯГИ, -  приказал  он,  -  И  ДРУГИХ
СИСТЕМ.
     Послушный компьютер сразу ответил:
     СВЕРХСВЕТОВАЯ  ТЯГА  НЕ  ПОВРЕЖДЕНА.  ДРУГИЕ  СИСТЕМЫ  ВООРУЖЕНИЯ  НЕ
ПОВРЕЖДЕНЫ. СИСТЕМА СВЯЗИ НЕ ПОВРЕЖДЕНА.
     Кейл с облегчением  откинулся  в  кресле.  Сверхсветовую  не  задело.
Пустота космоса не претендует на него.
     Он снова коснулся клавиш.
     РАССЧИТАЙ ВРЕМЯ РЕМОНТА ПЛАНЕТАРНОЙ ТЯГИ И  ПОВРЕЖДЕННОГО  ОРУЖИЯ,  -
приказал он.
     РАСЧЕТНОЕ  ВРЕМЯ  РЕМОНТА  ЛУЧЕВОЙ  ПУШКИ  НОЛЬ.  ОРУЖИЕ  РЕМОНТУ  НЕ
ПОДЛЕЖИТ. ТРЕБУЕТСЯ ПОЛНАЯ ЗАМЕНА. РАСЧЕТНОЕ ВРЕМЯ НАВИГАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ -
ШЕСТЬ ЧАСОВ.
     Он  тихо  выругался.  Шесть  часов!  Он   жалел   каждое   мгновение,
проведенное на сверхсветовой, а теперь придется работать шесть  часов  для
того, чтобы планетарная тяга смогла доставить его  на  помощь  планете.  И
даже тогда он прилетит с частью бездействующего вооружения.
     Но он ничего не мог с этим поделать. Никто не выходит из  корабля  на
сверхсветовой. Никакой ремонт не начнешь,  пока  не  выйдешь  через  много
часов в нормальный космос.
     Скрипнув зубами, он снова коснулся клавиш. По крайней мере, он  может
заняться  полезным  делом  в  этой  агонии  ожидания,  как  тому   обучают
легионеров.
     НАЧИНАЙ ПОЛНУЮ ПРОВЕРКУ ВСЕГО ОБОРУДОВАНИЯ И СИСТЕМ, - приказал он, -
КРОМЕ ПОВРЕЖДЕННОГО СЕКТОРА.
     И он обратил все свое  дисциплинированное  внимание  на  утомительную
процедуру проверки, пока его поврежденный  корабль  мчался  вперед  сквозь
пустоту, такую же неведомую, как и будущее.



                                    3

     (Сон-воспоминание набирал скорость, и Кейл, мчась  в  своем  корабле,
был не в  силах  остановить  бессознательный  мозг  от  создания  образов,
которые он так часто переживал в ужасе и тоске...).
     Время ожидания подошло к концу и корабли Ударного полка  Кейла  вышли
из  сверхсветовой.  Они  вошли  в  нормальный   космос   на   максимальном
орбитальном расстоянии: легионеры не кидаются в бой вслепую, не зная,  кто
им противостоит.
     По  наблюдениям  Кейла,   светящаяся   поверхность   планеты   Морос,
заполняющая экран, выглядела обескураживающе спокойной и обычной.  Планету
окружала  слабая  расплывчатая   дымка,   но   Кейл   полагал,   что   это
незначительная  неисправность  экрана,  следствие   причиненного   кораблю
повреждения. Конечно, корабельные сенсоры не докладывали о чужих  кораблях
любого назначения, а также ни о каком нападении.
     Значит, по крайней мере, его полк находился вне видимой опасности. Он
направил корабли по орбите сближения с поверхностью планеты, а сам натянул
скафандр, выбрался из корабля и начал с отчаянной быстротой  работать  над
поврежденной навигационной системой.
     Расчет компьютера оказался верным. После двух  с  лишним  часов  было
сделано только полработы.
     Кейл   пропах   потом,   но   руки   его   оставались   твердыми,   и
сосредоточенность была полной. До тех пор, пока работа  не  была  прервана
предупреждением, поступившим с компьютера в рацию шлема о том, что сенсоры
обнаружили одиночный корабль, быстро поднимающийся с поверхности планеты.
     За несколько секунд Кейл вернулся к  управлению  и  начал  подготовку
неповрежденного оружия, одновременно рассматривая  на  экране  мчащуюся  к
нему мерцающую металлическую точку.
     Вот она уже приблизилась настолько, что он различил голубой  выпуклый
кружок на боку и, готовый к бою, расслабился. Это был один из кораблей его
собственного Ударного полка - корабль Они Уолд.
     Кейл напряженно ждал, пока корабль выходил  на  параллельную  орбиту.
Затем, как он и думал, ожила связь. Звук был с потрескиванием и  гудением,
что могло бы удивить Кейла,  если  бы  не  слова,  от  которых  все  мысли
вылетели из головы:
     "ОНИ УОЛД -  КЕЙЛЛУ  РЭНДОРУ.  ОНИ  -  КЕЙЛЛУ.  ПЛАНЕТА  МЕРТВА.  ВСЯ
ПЛАНЕТА.  НИ  ЕДИНОГО  ЖИВОГО  СУЩЕСТВА.  НИЧЕГО  ЖИВОГО  НЕ  ОСТАЛОСЬ  НА
ПОВЕРХНОСТИ".
     Ужас, остановив дыхание  и  сжав  сердце  ледяными  тисками,  охватил
Кейла. Даже приемник сделал паузу, будто сама Они не могла подобрать слов,
чтобы выразить чудовищность такого заявления.
     "НАПАДЕНИЕ БЕЗ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ. НЕИЗВЕСТНАЯ РАДИАЦИЯ ИЗЛУЧЕНА НАД ВСЕЙ
ПЛАНЕТОЙ. ЦЕНТРАЛЬНОЕ  КОМАНДОВАНИЕ  ПЕРЕД  СМЕРТЬЮ  УСТАНОВИЛО  МАЯК  ДЛЯ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ГРУПП ВРОДЕ  НАШЕЙ.  НО  СЛИШКОМ  СИЛЬНЫЕ  ПОМЕХИ.  СЛИШКОМ
СЛАБЫЙ СИГНАЛ. МЫ ПРИНЯЛИ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ, КОГДА БЫЛО СЛИШКОМ ПОЗДНО".
     Слишком поздно? Эти слова эхом звучали в голове потрясенного Кейла, а
Они продолжала:
     "КЕЙЛЛ. БОЛЬ ВНУТРИ НАС ВОЗНИКЛА ПОЧТИ СРАЗУ. ТЕБЕ ИЗВЕСТНО, ЧТО  ЭТО
ЗНАЧИТ. НИЧЕГО НЕ ПОДЕЛАЕШЬ. ОСТАЛЬНОЙ ПОЛК ПОШЕЛ НА ПОСАДКУ.  УМЕРЕТЬ  НА
МОРОСЕ СО ВСЕМИ. Я ПРИЛЕТЕЛА ОСТАНОВИТЬ ТЕБЯ. НЕ ЗНАЮ, В  БЕЗОПАСНОСТИ  ЛИ
ТЫ ДАЖЕ НА ТАКОМ РАССТОЯНИИ".
     Лицо Кейла исказилось, он сгорбился от  боли,  раздираемый  неутешным
горем и непереносимой ненавистью. Голос Они продолжал звучать,  хотя  Кейл
уже угадал окончание ужасного сообщения:
     "ЭТО ЗАПИСЬ, КЕЙЛЛ. Я ТОЖЕ УМИРАЮ. КОГДА ТЫ УСЛЫШИШЬ ЕЕ, Я  БУДУ  УЖЕ
МЕРТВА. ВКЛЮЧАЙ СВЕРХСВЕТОВУЮ И УЛЕТАЙ. К ПЛАНЕТЕ НЕ  ПОДХОДИ.  НИЧЕГО  НЕ
УВИДИШЬ И НЕ СДЕЛАЕШЬ. СПАСАЙСЯ, ЕСЛИ ЕЩЕ СМОЖЕШЬ.  ПРЕДУПРЕДИ  ОСТАВШИХСЯ
ЛЕГИОНЕРОВ. И ЕСЛИ ВЫЖИВЕШЬ, УЗНАЙ, КТО УЧИНИЛ ЭТО ЗЛОДЕЯНИЕ.  ОТОМСТИ  ЗА
НАС, КЕЙЛЛ. ОТОМСТИ ЗА УБИЙСТВО МОРОСА".
     Долго, слишком долго Кейл сидел без движения, пока горе, ужас и дикая
ярость мутили его разум. Но наконец,  кое-что  из  его  силы  ума  и  воли
вернулось. Он заставил онемевшие  пальцы  коснуться  клавиш  управления  и
повел корабль в сверхсветовую.
     Всего лишь через несколько мгновений он снова появился  в  нормальном
космосе далеко за внешними подступами солнечной системы, в которую  входил
его, теперь мертвый и смертоносный, мир.  Там  он  установил  маяк,  задав
программу его компьютеру регулярно широкой полосой  передавать  сообщение,
которое  примут  прилетевшие  после  него  легионеры,  и  спасти   их   от
смертельной, поджидающей на Моросе ловушки.
     Затем он упрямо продолжил работу по ремонту своей планетарной тяги.
     По окончании работы  Кейл  не  двинулся  с  места.  Опустошенный,  он
неподвижно сидел, уставившись в  космос,  не  замечая  времени  и  пытаясь
смириться с чудовищной действительностью, которая чуть не свела его с ума.
Несколько раз он заигрывал с мыслью, что Они, возможно,  ошибается...  Или
что это была совсем не Они, а какая-то вражеская  уловка,  и  что  ему,  в
конце концов, надо бы вернуться и спуститься на  Морос,  чтобы  посмотреть
самому. Но ему удавалось устоять перед искушением. Это был корабль Они,  и
у врага не хватило бы времени на то, чтобы использовать его для  тщательно
разработанного обмана. И как-то инстинктивно он понимал, что ее посмертное
сообщение было реальным и правдивым.
     А в это время его передатчик без устали передавал  сообщение,  но  не
получал ответа. И страшная мысль начала овладевать им -  возможно,  ответа
никогда и не будет.
     Что, если его Ударный полк находился от дома дальше  всех  из  частей
Легиона? Что, если они прибыли самыми последними и последними снизились  в
смертоносное свечение радиации?
     Если так, то он...
     Последний легионер.
     Но по мере того,  как  текли  часы,  что-то  еще  -  не  интуиция,  а
физическое ощущение своего организма - подсказало ему, что даже если это и
правда, что если он остался в  живых  один,  то  для  него  это  долго  не
протянется.
     Казалось,  это  шло  из  самых  костей  -  слабое,  но  различимое  и
определенное чувство.
     Глубоко запрятанное ощущение жгучей боли.
     Любезная  попытка  Они  спасти  его  не  сработала.  Даже  на   таком
расстоянии от планеты, где он  находился,  часть  радиации,  должно  быть,
дотянулась до него. Слабая доза,  которая  даст  ему  возможность  немного
пожить.
     Сколько времени ему остается - не самый  главный  вопрос,  занимающий
его ум. Более важные вопросы, которые вызывали всю силу его горя и  ярости
- КТО и ПОЧЕМУ?
     Но сам факт, что у него остается ограниченный срок для поисков ответа
на эти вопросы, возродил его и зарядил энергией действовать. Он снова стал
легионером.
     Он повернул корабль прочь от системы Мороса и приступил к  медленному
процессу поисков.
     Он перелетал от мира к миру, наблюдая,  слушая  и  задавая  тщательно
продуманные вопросы. Как только он оказывался в  космосе,  его  передатчик
терпеливо продолжал слать сообщения. Недели и месяцы проходили бесплодно.
     Кто бы ни напал на Морос, он хорошо  замел  свои  следы.  Новость  об
уничтожении планеты разнеслась по  Населенным  Мирам  быстро,  как  обычно
бывает с такими новостями, но Кейлу не удалось найти ни  единого  зернышка
факта или надежды в обильных пересудах и слухах.
     И вот он прилетел на Коранекс - еще одна остановка  в  его  отчаянных
прыжках наугад с планеты на планету, -  понимая  с  горькой  яростью,  как
быстро истекает его время.
     Боль внутри тела нарастала, становилась все более жестокой,  хотя  он
по-легионерски держал ее под строгим  контролем,  так,  что  никто  бы  не
догадался, что у него не в порядке со здоровьем.  Но,  наконец,  во  время
одной из своих предыдущих  остановок  он  потратил  несколько  галаков  на
консультацию с космическим медиком.
     Медик провел всесторонние тесты,  и  хмурый  лоб  его  поведал  Кейлу
достаточно много о результатах.
     Радиация какого-то измененного изотопа - не установленного ни Кейлом,
ни медиком - угнездилась  в  костях  Кейла.  Там  она  вызывала  изменение
клетчатки и нарушения, которые наверняка и неминуемо убивали его.
     - Осталось с месяц, - сказал медик. - От силы два.
     Прошло уже больше половины этого месяца, когда он  сел  на  Коранекс.
Кейл уже начал ждать конца, не только как избавления от боли.  Он  избавит
его от снов, которые  превратили  ночи  в  пытку  и  в  которых  он  вновь
переживал тот страшный день, когда  считал,  что  несется  помогать  своей
планете, и обнаружил, что поспел лишь умереть вместе с ней.
     Смерть избавит его от отчаяния, пришедшего с растущим пониманием, что
поиски других оставшихся в живых легионеров оказываются все более и  более
безнадежными.
     А сейчас... ожила надежда. Если человек по имени Краск сказал правду,
его отделяет лишь несколько часов от встречи с другими оставшимися в живых
и, возможно, от ответов  на  некоторые  вопросы,  мучившие  его  не  менее
жестоко, чем боль.
     (Аромат этого ожидания пронесся сквозь сон, наполнил  и  изменил  его
сущность. Напряженные движения глаз смягчались по мере  того,  как  образы
возникали и снова рассеивались. Впервые за много недель Кейл погрузился  в
глубокий, мирный, ничем не потревоженный  сон.  Его  корабль  несся  через
пустоту к планете Солтрениус).


     Космопорт Солтрениуса мог быть и космопортом  Коранекса  -  такая  же
пластибетонная  поверхность,  местами  покореженная  и  захламленная   при
ремонте и жесткой  посадке  тысяч  кораблей,  те  же  приземистые,  убогие
постройки, в которых усталые чиновники принимали плату за посадку.
     Даже прилепившийся к космопорту город мог бы перенестись из Коранекса
и других незначительных миров вроде него. Конечно, встречались и различия:
форма зданий, вид и  одежда  многих  людей.  Солтрениус  выглядел  мрачнее
большинства  миров,  поскольку   часть   планеты   занималась   сбором   и
переработкой  пыльных  отходов  от  древесной  шкуры  местного   растения,
применяемых во многих мирах для лекарственных  составов.  Кейл  обнаружил,
что  пыль  была  всюду,  особенно  на  обычном   наборе   грязных   домов,
предназначенных  для  менее  привередливых  охотников  за   удовольствиями
космических путешествий.
     На этот раз Кейл  избегал  появляться  на  улицах.  Он  искал  другой
источник информации - местные факты, а не космические  пересуды.  Конечно,
каждый  мир  имеет  свои  способы  передачи  общественной   информации   -
голографические  экраны  или  более  устаревшее   ультравидео.   Работники
общественной информации, скорее всего, и являются людьми, знающими то, что
он хотел выведать.
     Несколько вопросов, и он нашел нужное здание, в котором  располагался
узел сети местного агентства. Приземистое, грязное,  унылое  здание.  Кейл
взглянул на него  мельком.  Еще  несколько  вопросов,  несколько  галаков,
перешедших из рук в руки, и один  из  секретарей  занялся  поисками  среди
корреспондентов сети.
     - Вот тот, кто вам нужен, - было сказано  Кейлу.  -  Знает  все,  что
происходит на Солтрениусе.
     Через несколько минут Кейл уже сидел в шумной,  многолюдной  приемной
зоне с высоким стаканом какой-то неопределенной жидкости,  а  напротив  за
столиком был седой старик, представившийся Ксанном Эксе,  и  пил  крупными
глотками  из  такого  же  стакана,  всем  своим  видом  показывая  крайнее
удовольствие.
     Наконец, опустевший стакан был поставлен на стол. Кейл, который еще и
не попробовал свой, подал бармену знак принести  вторую  порцию,  затем  с
надеждой посмотрел на старика.
     Эксе вытер губы. На щеках и шее у него свисала серая кожа.
     - Конечно, парень,  я  могу  помочь  тебе.  Рад  помочь.  Всегда  был
хорошего мнения о легионерах... Ужас, что случилось!
     Кейл кивнул, ожидая продолжения.
     Старик подался вперед. В  его  глазах  горел  вечный  огонек  надежды
журналиста-профессионала, почуявшего жареное.
     - А что ты сам думаешь о случившемся?
     Кейл покачал головой.
     - Если расскажете мне, что я  хочу  знать,  может,  у  меня  появятся
соображения. Но у меня мало времени.
     На лице Эксе появилось разочарование.
     - Ну, ладно, думаю, это когда-нибудь выплывет наружу.
     Принесли вторую порцию, и он  уже  собрался  отправить  ее  вслед  за
первой, когда Кейл наклонился  и  схватил  его  худое  запястье.  Он  сжал
легонько, но старик не обманывался, почуяв в этих пальцах стальную силу.
     - Я сказал, у меня мало времени, - спокойно напомнил Кейл.
     - А, конечно, конечно, - быстро проговорил Эксе. - Как я сказал,  рад
помочь. Вот что произошло...
     Кейл отпустил руку и внимательно слушал бессвязный  рассказ  старика.
Трое в форме легионеров прилетели на Солтрениус примерно месяц назад.  Они
сделали запасы и некоторое  время  провели  в  городе,  где  Эксе  удалось
поговорить с ними.
     Эти трое подтвердили, что Морос уничтожен и они, вероятно,  последние
из живых членов Легиона. Но на случай, если они  окажутся  не  последними,
они дали сообщения по космическим путям. Они  собирались  выстроить  базу,
чтобы  другие  выжившие,  если  таковые  окажутся,  могли   прилететь   на
Солтрениус и присоединиться к своим.
     - Они говорили, почему выбрали это место? - спросил Кейл.
     - Нет, и я не настаивал. Они были не  против  поговорить  со  мной  и
рассказать свою историю, но им  не  понравилось  слишком  много  вопросов.
Особенно большому парню.
     - Но вы узнали, где эта база?
     - Конечно, - самодовольно ухмыльнулся старик. - На Креффе.
     - Креффа?..
     Эксе махнул рукой вверх.
     - Одна из наших лун. У Солтрениуса их две.
     Кейл выглядел озадаченным. Почему на луне? Почему вообще  Солтрениус?
Старик правильно понял выражение его лица.
     - Да, я тоже гадал, почему Креффа. Мне не хотелось спрашивать, но они
сами сказали. Там есть старый космический  купол,  построенный,  когда  мы
исследовали луны много лет назад. Они  решили  сделать  его  своей  базой.
Думаю, они хотят держаться особняком.
     Все же Кейл был слегка удивлен, но, в конце  концов,  уловил  в  этом
смысл. Как бы то ни было, на Морос напали. Нападавшие, кто бы они ни были,
все еще где-то рядом. Горстка легионеров прежде всего подумала о  создании
базы, которая была бы удаленной и в  то  же  время  способной  защищаться.
Купол на безвоздушной луне вполне подходил.
     - Значит, они все еще там? - спросил он.
     - Конечно, - ответил Эксе. - Их видели здесь недавно.  Они  временами
спускаются, чтобы закупить, что им нужно.
     - И у вас не закралось сомнение, что это не легионеры?
     - Н-ну... Они сказали, что легионеры, и на  них  была  форма,  как  у
тебя, с голубым кругом... - Старик сделал паузу. - На всех, кроме большого
парня.
     - А он?
     Старик издал сдавленный смешок.
     - Ему, кажется, не очень-то нравится одежда.  На  нем  были  брюки  и
ботинки вроде твоих, но он всегда расхаживал раздетым  по  пояс.  Все  же,
полагаю, если бы у меня были мускулы, как у него, я тоже выставлял  бы  их
напоказ.
     Кейл нахмурился, затем потянулся к верхним  застежкам  своей  куртки.
Сняв с шеи  светлую  металлическую  цепочку,  на  которой  висел  диск  из
твердого пластика, он протянул его старику.
     - Большой парень носил такой? - спросил он.
     Эксе с интересом рассмотрел диск. По краю шел яркий  голубой  круг  -
знак  различия  Легиона.  Внутри  голубого   в   пластик   были   вдавлены
закодированные знаки, которые поведали бы другим легионерам, где на Моросе
он родился и каково его звание в  Легионе.  Имелось  также  крошечное,  но
хорошо различимое цветное трехмерное изображение лица Кейла.
     - Нет, ни разу не видел такого, - сказал Эксе. - Это удостоверение?
     Кейл кивнул.
     - Оно есть у каждого легионера. И каждый диск настроен  химически  на
структуру владельца. Никто  другой  не  сможет  носить  их,  и  их  трудно
подделать. Держите.
     Он вложил диск в  руку  старика.  Небесно-голубой  круг  сразу  начал
изменяться, темнеть, смещаться, пока через несколько секунд не  засветился
красным, зловещим светом.
     Эксе удивленно глядел на него.
     - Прекрасная штучка. Интересно.
     Он вернул диск, который  восстановил  нормальный  голубой  цвет,  как
только Кейл надел цепочку на шею.
     - Все же, - продолжал старик, - у большого парня  определенно  такого
не было.
     - Вы уверены?
     - Конечно. У него грудь, как стена. На ней не было никаких украшений.
- снова пауза. - Кроме отметок.
     - Отметок?
     - Да, вроде татуировки, наверное,  или  шрамов,  только  они  слишком
аккуратные и ровные. Валики кожи... Один вокруг шеи, один вокруг живота...
- он нарисовал худым пальцем. - У легионеров тоже есть такие?
     - Нет, - задумчиво ответил Кейл. - Ничего похожего.
     У старика глаза загорелись от любопытства.
     - Считаешь, эти парни не настоящие легионеры?
     - Не знаю, что и думать. Этот человек _с_к_а_з_а_л, что он...
     - Да, в основном, говорил он. Много  смеялся  тоже  он.  Не  очень-то
приятный. Я сразу начал нервничать... рад был убраться, скажу тебе.
     Кейл кивнул и поднялся.
     - Я благодарен вам, Ксанн Эксе, за помощь больше, чем  могу  выразить
словами. Жаль, что не встретил вас раньше. Я в большом долгу перед вами  и
сомневаюсь, что смогу расплатиться.
     И как эхо этих слов, боль, более жестокая, чем прежде, пронзила его.
     Но старик ничего не заметил.
     - Пожалуй, сынок, помочь с удовольствием - это и есть моя  работа.  Я
журналист, а у тебя могут быть новости. Если  установишь,  что  эти  парни
самозванцы, дай мне знать, ладно?
     Кейл печально улыбнулся.
     - Если они _д_е_й_с_т_в_и_т_е_л_ь_н_о_  легионеры,  дам  знать.  Если
нет, тогда, вероятно, некоторое время я буду слишком занят.



                                    4

     Кейл пошел в космопорт самым быстрым шагом, на который был  способен,
с  трудом  стараясь  сохранить  внутреннее  спокойствие  и  самообладание,
несмотря на терзавшие  его  замешательство  и  безотлагательность.  В  его
голове вопросы громоздились на вопросы, загадки на  загадки,  причем  одна
выделялась своей важностью и беспокоила его.
     Легионеры ли те трое?
     Если легионеры, то прояснятся остальные вопросы,  имеющие  отношение,
главным образом, к уничтожению Мороса и неизвестным убийцам.
     Если они _н_е_ легионеры... Тогда каковы их цели?
     И что он может сделать в связи с этим?
     Он знал, что полет продлится не более часа от взлета  до  посадки  на
луну Креффа, где, по крайней мере, на некоторые  из  этих  вопросов  будет
получен ответ. Но он также понимал, что будет жалеть о  каждой  потерянной
минуте.
     Время теперь самое ценное его имущество. Каждая  прошедшая  минута  -
еще шаг к тому дню (теперь уже близкому, по  словам  медика),  когда  боль
усилится до такой степени, что сомнет его  железное  самообладание,  когда
радиация возобладает и разрушит его жизнь.
     Любая задержка, какой бы короткой она ни была -  грабеж,  уменьшающий
возможность найти необходимые ему ответы, пока не настал последний момент.
     Так что другой человек, без внутренней  дисциплины  Легиона,  мог  бы
прийти в неистовство от гнева и расстройства, если бы столкнулся с тем,  с
чем Кейл столкнулся в космопорту.
     Он не смог войти в свой корабль.
     Кто-то поставил электромолекулярную печать на люк тамбура  -  гладкую
металлическую полосу, такую надежную и невскрываемую, какую  только  можно
отыскать в Галактике.
     Кто-то не хотел, чтобы Кейл Рэндор улетел.


     Старший офицер безопасности космопорта не проявил любезности.
     - Ничего не могу добавить, - чиновник был серокожим  солтренианцем  с
неизменно кислым лицом, которое сделала еще кислее нескрываемая  злость  в
вопросе Кейла. - Как я сказал, поступил официальный приказ  опечатать  ваш
корабль и вручить вам это.
     Он указал на бумагу в руках Кейла. То, что в ней содержалось,  делало
загадку еще загадочнее. Бумага оповещала - в чем не было нужды, - что  его
корабль официально опечатан. И "требовала",  чтобы  Кейл  снял  комнату  в
космической гостинице у порта и ждал там встречи "по  поводу  определенной
срочности".
     В бумаге не говорилось, с кем будет встреча. Но  она  была  подписана
заместителем координатора солтренианского Гражданского Контроля.
     - Я не нарушал никаких законов на  этой  планете,  -  свирепо  заявил
Кейл. - Я пробыл здесь всего день... и теперь хочу  улететь.  Мирно.  Ваши
люди не имеют права задерживать меня.
     - Я получил приказ, - сказал чиновник.
     Он многозначительно опустил руку к оружию,  висевшему  на  боку.  Еще
один игольный пистолет, подумал Кейл.
     - Если хотите спорить и говорить о правах, обращайтесь в  Гражданский
Контроль. Ваш корабль будет опечатан до  тех  пор,  пока  они  не  отменят
приказ.
     - Обращусь. - Кейл  повернулся,  затем  оглянулся  и  почти  небрежно
спросил: - Но ключ-то у вас здесь?
     - Вас не касается, где он, - проворчал чиновник, - пока ГК не отменит
приказ.
     Кейл кивнул и, скрывая довольную усмешку, вышел  из  кабинета.  Перед
тем, как чиновник ответил, его глаза зыркнули  на  закрытый  металлический
ящик у стены. Чиновник, вероятно, даже не заметил этого движения глаз.  Но
это все, что было нужно Кейлу.
     Выходя  из  здания  космопорта,  он  мельком  взглянул  через  пустой
пластибетон туда, где стоял его корабль. Расстояние значительное, так  как
главные места стоянок располагались подальше от  зданий.  Но  глаза  Кейла
различили кое-какие подробности, и то, что он увидел, заставило его  резко
остановиться и приглядеться повнимательней.
     Возле его корабля собрались четверо  мужчин,  один  из  них  охранник
космопорта. Двое других в форме, которую Кейл узнал сразу, несмотря на то,
что она была обильно запорошена солтренианской пылью. Форма легионеров.
     А четвертый...
     На голову выше всех остальных, плотно скроенный. И по пояс голый.
     Трое, видно,  болтая  с  охранником,  осматривали  корабль  Кейла.  А
здоровяк смеялся.
     Кейл пробежал три шага по пластибетону, когда  его  остановил  резкий
голос:
     - Рэндор!
     Он повернулся и увидел в дверях командира охраны.
     - Я приказал держаться подальше от того корабля, - проворчал он. -  Я
поставил там человека. Разве не понятно?
     Злость кипела внутри, но голос Кейла оставался спокойным.
     - Там трое, с кем я должен поговорить.
     Офицер, прищурившись, всмотрелся.
     - Вы знаете их? - быстро спросил Кейл.
     - Кажется, да, - кивнул чиновник. - Это легионеры,  что  обосновались
на Креффе. - он посмотрел на Кейла  сверху  вниз,  кислый  взгляд  немного
смягчился. - Понимаю, вы хотите  встретиться  с  ними.  Идите,  только  не
подходите к кораблю.
     Кейл быстро повернулся и побежал. Но в это мгновение -  случайно  или
инстинктивно - полураздетый гигант обернулся  и  заметил  бегущего  к  ним
человека.
     Он  сразу  же  что-то  сказал  своим  приятелям,   они   повернулись,
посмотрели и двинулись прочь. Не было видно, чтобы они спешили,  но  и  не
прогуливались.  А   до   громоздкого   цилиндра   космического   крейсера,
поджидавшего их на соседней стоянке, было совсем близко.
     Несмотря на отчаянную скорость,  Кейл  успел  покрыть  лишь  половину
расстояния, когда трое исчезли в тамбуре своего  корабля.  Но  перед  этим
гигант приостановился, чтобы еще раз оглянуться на Кейла.
     Теперь Кейл  видел  его  с  более  близкого  расстояния.  Он  заметил
вздувшиеся под бронзовой кожей  большие  мускулы  и  расплывчато  странные
отметки,  о  которых  упоминал  корреспондент  -  узкие  выпуклые  полосы,
охватывающие толстую глотку и бугристый живот. Он  также  уловил  в  смехе
гиганта насмешку.
     Затем люк закрылся, и Кейлу осталось беспомощно наблюдать, как  через
несколько секунд крейсер поднялся.
     Он мог бы закричать от ярости и отчаяния. Мог бы броситься  к  своему
кораблю и отдирать в сумасшедшей беспомощности несокрушимую печать.
     Но вместо этого он повернулся на каблуках и спокойно  зашагал  искать
контору Гражданского Контроля.


     К тому времени, когда он узнал, куда идти, перевалило за  полдень.  И
здесь его надежды тоже потерпели крушение. Чиновник Гражданского  Контроля
у входа в контору был менее угрюм, чем офицер в космопорту,  но  не  более
полезен. Он ничего не знал ни о печати на корабле  Кейла,  ни  о  причине.
Заместителя координатора не было.  Больше  никто  ничего  не  мог  сказать
Кейлу.
     - А почему бы вам не поступить так, как сказано в письме? - предложил
чиновник. - Идите в гостиницу и  ждите.  Заместитель  придет.  Вам  больше
ничего не остается.
     Снова беспомощность охватила Кейла. Вновь сильный гнев  заклокотал  в
нем. И снова, поворачиваясь, чтобы уйти из конторы, он  был  холоден,  как
лед.
     Сквозь  сгущающиеся  сумерки  он  рассмотрел  космическую  гостиницу,
упомянутую в письме, и снял комнату, безучастный к неряшливой, казенной  и
не очень-то чистой обстановке. И стал там ждать.
     Больше ему ничего не оставалось.
     Он стоял у  открытого  окна  комнаты  на  втором  этаже,  не  обращая
внимания на пропитанный пылью ветерок, глядя на две  луны,  поднявшиеся  в
ночное небо Солтрениуса, когда раздался стук в дверь. Он  резко  распахнул
дверь, прежде чем постучавший, вздрогнув, начал опускать руку. Заместитель
координатора был совершенно гражданским. Фамилия - Шенн. Маленький, серый,
как все солтренианцы,  точный  в  жестах  и  речи.  Побольше  и  погрязнее
оказались двое в форме за его спиной, с металлическими ГК, блестевшими  на
кепи и воротниках. Но заместитель оставил их за дверью  и  даже  ухитрился
изобразить улыбочку, здороваясь с Кейлом.
     Улыбочка  как-то  поблекла,  когда  Кейл  в  выражениях,  еще   более
раздражавших, так как он говорил резким ледяным тоном, заявил, что  думает
о своем положении, ГК и вообще Солтрениусе.
     - Боюсь, я мало что могу объяснить вам, - проговорил, наконец,  Шенн.
- Мне отдали приказ, чтобы вы не покидали планету.
     - От кого приказ? - потребовал Кейл.
     - От высших властей. Из правительства.
     - А почему ваше правительство намеревается держать меня здесь  против
моей воли?
     - Похоже, они получили запрос. - Шенн быстро поднял  маленькую  руку,
прежде чем Кейл успел перебить его. - Я не знаю, откуда. Мне  не  положено
знать. Но кто-то, очевидно, очень влиятельный из внешнего  мира  шлет  для
вас  сообщение  на  Солтрениус.  По  очень  срочному   вопросу.   От   нас
потребовали, чтобы мы обеспечили ваше пребывание до поступления сообщения.
     - Больше ничего?
     - Ничего.
     - Вы догадываетесь, о чем это загадочное  сообщение  или  кто  послал
его?
     - Нет.
     - Тогда, - заявил Кейл, - вы зря отнимаете у меня время.
     Он схватил заместителя, прежде чем тот успел набрать  воздуха,  чтобы
закричать. Одной рукой зажал ему рот, второй  схватил  за  шею  и  надавил
большим пальцем на сонную артерию, питающую мозг кровью.  Через  несколько
секунд заместитель потерял сознание,  так  и  не  издав  ни  звука,  чтобы
вызвать тревогу у ожидающих за дверью охранников.  Кейл  бесшумно  положил
его на кровать, зная, что он очнется почти  так  же  быстро,  как  потерял
сознание. Но он задержался на секунду,  его  удерживало  любопытство.  Ему
очень хотелось узнать, что кроется за опечатыванием его корабля и кто  эта
загадочная личность с таким большим влиянием, что посылает  ему  неведомое
сообщение. И все же ему еще больше хотелось убраться  с  планеты  и  найти
троих, заявлявших, что они легионеры.
     Дефицит времени требовал сделать выбор. И выбор Кейла был очевиден.
     Может быть, потом он попытается установить контакт с  Солтрениусом  и
узнает еще что-нибудь об этой загадке. Если будет  время.  Если  останется
жив, чтобы с кем-то связаться.
     А пока...
     Он высунулся из окна и посмотрел вниз. Мрачный проулок за гостиницей,
полный вони и теней. Он влез на подоконник, затем остановился.
     Над ним послышался странный звук, вроде шуршания одежды.
     Он быстро взглянул вверх. Ничего, кроме пустого края крыши да ночного
неба над ним.
     В обучение легионера входят  разные  физические  упражнения,  включая
умение падать даже с высоты двух этажей. Он принял  удар  при  приземлении
правильно согнутыми ногами, покатился и снова вскочил на ноги,  машинально
потирая слегка ушибленное бедро. Затем скользнул в тень и ушел.
     У службы безопасности космопортов на  маленьких  планетах  работа  не
трудная. Владельцы кораблей платят небольшие суммы за пользование портом -
побольше, если требуется обслуживание пассажиров или обработка грузов.  Но
владельцы отвечают за сохранность своих кораблей сами и обычно справляются
с этой задачей, применяя немного более современную технологию, блокирующую
механизмы как входов, так и панелей  управления.  Космические  корабли  во
времена Кейла крали редко: их слишком  легко  отыскать  и  слишком  трудно
перепродать. В памяти людей на Солтрениусе краж  космических  кораблей  не
случалось.
     Поэтому охранника на периметре центральных зданий  порта  можно  было
простить за то, что он был полусонный, убаюкиваемый окружающей его тишиной
и  темнотой.  Он  и  не  почувствовал   удара,   переведшего   дремоту   в
бессознательность.
     Кейл опустил тело охранника на землю, осторожно прислушиваясь  к  его
дыханию. Он ударил точно в основание  черепа  лишь  кончиками  напряженных
пальцев, так как пришел сюда не убивать. Но и в этом случае у одних  череп
тоньше, чем у других, и он обрадовался, услышав легкое похрапывание.
     Он вынул из кобуры  пистолет  охранника  -  игольный,  -  разрядил  и
понюхал кончики крошечных  пуль  в  обойме.  Как  он  и  надеялся,  охрана
применяла усыпляющее.  Они  тоже  находились  здесь  не  для  того,  чтобы
убивать.
     Сам словно тень, он двинулся в тени к своей цели - помещению старшего
охранника, того, с кислой физиономией.  Его  привлекло  тускло  освещенное
окно. Осторожно заглянув, он увидел еще одного охранника, который сидел за
средним  столом  спиной  к  двери  и  жевал  горсть  каких-то  неизвестных
солтренианских сладостей.
     Как бестелесный дух, Кейл подкрался к двери и открыл ее  без  единого
звука. Даже игольный пистолет, казалось, прошептал, когда Кейл  выстрелил.
Охранник обмяк с полным ртом и повалился грудью на стол.
     Металлический ящик, на который старший  охранник  посмотрел  выдавшим
его взглядом, был надежно заперт замком с  электронной  комбинацией.  Ящик
был изготовлен из какого-то твердого сплава. Кейл отступил на шаг, глубоко
вдохнул раз, другой.
     Затем подпрыгнул и ногой в  ботинке  нанес  удар  в  середину  дверцы
ящика.
     В  силу  удара  вошел  весь  его  вес  до  последнего  грамма,  точно
нацеленный. В него вошли и крушение надежд, злость, отчаяние и нетерпение,
сопровождавшие Кейла буквально весь день на Солтрениусе.
     Металлический ящик гулко загремел.  Дверца  явно  прогнулась  внутрь,
словно посредине ее образовались новые шарниры.
     Кейл постоял некоторое время, прислушиваясь. Но  довольно  громкий  в
закрытой комнате звук вряд ли разнесся далеко по  улице.  И  в  эту  ночь,
должно быть, дремал не один охранник. Не послышалось ни голосов, ни топота
ног, ни сигнала тревоги.
     Кейл повернулся к ящику. С одной стороны дверцу удерживал электронный
замок. С другой она полностью  сорвалась  с  петель.  Через  секунду  Кейл
отогнул покореженный металл и уже  шарил  по  полкам.  Еще  через  секунду
тонкая полоска светлого металла была в его руке.
     Ключ к печати, арестовавшей его корабль.
     Он снова вышел из здания и пошел по кругу тише, чем мягко  кружащаяся
в воздухе пыль. Он  приблизился  к  кораблю  с  тыла,  осторожно  обогнул.
Одинокий охранник, по крайней мере, бодрствовал, но, увидев Кейла, не  мог
решить сразу - крикнуть или вытащить пистолет. Кейл выстрелил  в  него  до
того, как он принял решение.
     Оттаскивая потерявшего сознание человека  на  безопасное  расстояние,
подальше от вспышки энергии при взлете, Кейл услышал едва различимый звук.
Вроде того, что он слышал в гостинице - тихий  шорох,  как  будто  шуршала
одежда. Приготовив пистолет, он резко  обернулся,  но  не  увидел  ничего,
кроме ждущего его корабля да кружащейся мягкой  пыли.  Насторожившись,  он
обошел  корабль.  Ничего.  Пластибетон  пуст,  насколько  можно  видеть  в
темноте. Никого нет.
     Он быстро вернулся к печати,  вставил  ключ,  подхватил  отвалившуюся
полосу тяжелого металла, открыл тамбур и вошел внутрь...
     Снова тот же звук позади. На сей раз не  шорох  -  больше  похоже  на
хлопки материи на ветру.
     Он успел подбежать к люку, успел заметить снаружи  тень,  похожую  на
широкую простыню, на парус, обозначившийся  черным  силуэтом  на  усеянном
звездами небе.
     Затем ему в шею впилась игла и, казалось, все тени  мира  сгустились,
чтобы окутать его непроницаемой мглой.




                    ЧАСТЬ ВТОРАЯ. СПРЯТАННЫЙ АСТЕРОИД


                                    5

     Он медленно открыл глаза. Сознание,  отказываясь  бодрствовать,  вяло
сопротивлялось. Сигналы от органов чувств поступали  к  нему  медленно,  с
трудом, словно издалека.
     Первым посланным ими сигналом был страх. Но все же он чувствовал свое
тело - не был парализован.  Вместо  паралича  движения  сдерживало  что-то
прилегающее к  коже  до  последнего  сантиметра,  не  считая  лица,  и  не
позволяло даже шевельнуться.
     Третий сигнал был невероятный. Хотя  он  не  мог  пошевелиться,  хотя
сознание было далеко не ясным, хотя он  чувствовал  неимоверную  усталость
всего организма, такую, что даже облизнуть губы - и то усилие, несмотря на
все это, он ощущал себя здоровым.
     Исчезла боль.
     Пожирающее пламя, гнездившееся  в  каждой  клетке  внутри  тела,  все
прошедшие месяцы, угасло.
     Если, конечно, это опять не сон. Или не бред последней  стадии  перед
смертью, прелюдией которой была боль.
     Он до предела повернул глаза вверх, вниз, в  стороны.  Увидел  пустые
стены и потолок  ничем  не  примечательной  комнаты,  освещенной  веселым,
рассеянным светом. Он заметил, что лежит на спине не ровно, а немного
 приподнят,  сидит  полулежа,  опираясь  на  мягкую   поверхность,   точно
повторяющую контуры тела.
     Он увидел все, но, увидев себя, встревожился.
     Его  покрывала  одежда,  прилипшая,  как  вторая  кожа,  которая   не
позволяла ему шевелиться. Серебристая, блестящая и, очевидно, без  единого
шва. Из многих точек одежды, а также, очевидно, из  тела  Кейла,  хотя  он
ничего не чувствовал, выходили трубки и  проводки,  напоминающие  щупальца
какого-то дикого чудовища. Они вели к целому ряду сложных  механизмов,  ни
один из которых не показался Кейлу знакомым.
     Это не сон, решил он. Слишком странная, не  похожая  на  предсмертный
бред сцена. Но тогда _ч_т_о_ _э_т_о_?
     В это мгновение в комнате раздался голос,  твердый  мужской  голос  с
дружеской ноткой, даже добротой, который, казалось, исходил отовсюду.
     - Вы проснулись, Кейл Рэндор?
     Кейл напряг горло, пытаясь заговорить, но лишь прошептал:
     - Кто вы?
     Голос  ответил  не  сразу.  Он  казался  слегка  приглушенным,  будто
говоривший отодвинулся, обращаясь не к Кейлу, а к кому-то другому:
     - Удивительная мощь рекуперации... Он должен был проспать  еще  много
дней.
     - Дней? - прошептал Кейл.
     Голос снова ответил в полную силу, но с излишней твердостью:
     - Кейл Рэндор,  вам  слишком  рано  задавать  вопросы  и  выслушивать
ответы. Сейчас вы снова  уснете.  Поговорим  позже,  когда  вас  полностью
реставрируют.
     Кейл напряг горло и отчаянно прохрипел:
     - Кто вы? Как вас зовут? ЧТО ВЫ СО МНОЙ ДЕЛАЕТЕ?
     Потянулось молчание.
     - Ладно, вижу, что эти вопросы заслуживают ответа. - Голос еще больше
подобрел. - Меня зовут Тейлис, хотя это мало что вам говорит.  Я  человек,
почти такой же, как вы, только намного старше. - раздался смешок.  -  Кейл
Рэндор, мы спасаем вашу жизнь, вот что мы делаем.
     Кейлу  хотелось  выкрикнуть  следующий  вопрос,  но  сознание  начало
меркнуть, мысли путаться, стало невозможно сосредоточиться на словах и  их
значении. Он понял, что одна из трубочек странного одеяния впрыснула в его
вены снотворное. Он боролся с немеющими губами, с  гаснущим  сознанием,  и
ему удалось задать единственный вопрос:
     - Зачем?
     Он не был уверен, что услышал, погружаясь в сон, ответ. Что-то  вроде
"Потому что вы нужны"...


     Как и раньше, он медленно  открыл  глаза.  Чувства  хлынули  на  него
потоком.  На  этот  раз  сознание  не  было  притуплено  -  настороженное,
работоспособное,  со  странным   дополнительным   ощущением   изумительной
свежести.
     Боли все еще не было.
     И все же поведение тела тревожило его. Он все еще не  мог  пошевелить
ни головой, ни руками, ни ногами, все  еще  чувствовал  себя  скованным  и
зажатым в полусидячем положении, но каждая мышца самопроизвольно дрожала.
     Он огляделся, посмотрел на себя, вспомнил предыдущее пробуждение.  На
нем больше не было серебристого одеяния. Вместо  него  по  самую  шею  его
укрывало светлое одеяло. Он чувствовал, что лежит под  ним  голый.  Но  он
лежал на той же мягкой постели, точно повторявшей контуры его тела.
     Именно контуры постели удерживали его, постель  вибрировала,  вызывая
дрожь всей поверхности тела. Облегченно расслабившись, он понял,  что  это
улучшенная  форма  массажера,   сконструированного,   чтобы   поддерживать
мышечный тонус и кровообращение иммобилизованного пациента.
     Он вспомнил загадочный голос. Голос ясно дал понять, что Кейл проспит
несколько суток. Так что, должно быть, он долго пролежал недвижимо на этой
кровати, скованный странной одеждой. Массажер противостоял ослаблению мышц
и чрезмерному вырождению.
     Оставалось гадать, каким слабым он мог бы оказаться. Но это не  самый
важный  из  теснившихся  в  его  голове   вопросов,   хотя,   по-видимому,
единственный, на который он мог бы ответить сам.
     Он глубоко вздохнул, чувствуя расслабившееся тело,  но  проверяя  его
расслабленность, давая возможность проникнуть в  каждую  мышцу  из  центра
своего существа. Затем он сосредоточился на правой руке, собирая всю  свою
энергию, фокусируя и направляя ее к этой руке, доводя до все более и более
высокого уровня...
     Затем, вместе с резким выдохом, он освободил эту силу.
     Рука вырвалась из оков.
     Победа небольшая, но, как первый шаг, важная - восстановить  контроль
над собой, покончить с лежанием, как спеленутый младенец, в то время,  как
неизвестные люди и странные машины делают с ним, что угодно.
     Однако, он обнаружил, что после этого физического  усилия  обливается
потом, а свободная рука оказалась странно потяжелевшей. Он дал  ей  упасть
поверх  одеяла,  опять  стремясь  внутренне  расслабиться,  понимая,   что
потребуется некоторое время на отдых  перед  тем,  как  освободить  вторую
руку.
     И  в  этот  момент  перед  ним  появилась   человеческая   фигура   -
материализовалась в пустом воздухе.
     Голос, который  Кейл  уже  слышал,  зазвучал  снова,  по-прежнему  из
неопределенной точки в комнате.
     - Просто удивительно, - проговорил он. - Вы не  должны  еще  обладать
достаточной силой, чтобы вырваться из устройства.
     Кейл  промолчал.  Вибрация  массажера  вокруг  тела   уменьшилась   и
постепенно прекратилась совсем, охват тела ослаб. Кровать  превратилась  в
простую, удобной конфигурации, и Кейл снова  обрел  свободу  движений.  Он
начал со скупых, минимальных, потягиваясь и напрягаясь, проверяя состояние
тела, изучая появившуюся так внезапно фигуру.
     Мантия без  украшений  закрывала  ее  и  заканчивалась  колпаком  или
балахоном, надвинутым так, что лицо скрывалось в тени. Но по позе  фигуры,
сидящей на высоком простом стуле, величине и контуру рук Кейл мог  судить,
что находится  в  присутствии  какого-то  худого,  пожилого  и,  вероятно,
мужского пола существа.
     Потом он заметил, что в действительности находится не  в  ПРИСУТСТВИИ
фигуры. Углы освещенности и едва приметная расплывчатость контура поведали
ему,  что  он  смотрит  на  голоизображение.   Что   объяснило   внезапную
материализацию и явно бестелесный голос.
     - Не тревожьтесь, Кейл Рэндор, вы не среди недругов.
     - Кто вы? - резко спросил  Кейл,  с  радостью  обнаружив,  что  голос
звучит нормально. - Что я здесь делаю?
     - Вы уже задавали эти вопросы, помните? - ответил голос. - Я  Тейлис,
который говорил с вами, когда вы преждевременно проснулись...
     - Помню, - ответил Кейл. - Но вы сказали мало и ничего не  объяснили.
Теперь я хочу услышать объяснения.
     - Поэтому я и здесь, - сказал добрый голос. - Но сначала, как вы себя
чувствуете?
     - Чувствую слабость, что вы, конечно, должны знать, -  грубо  ответил
Кейл. - Но кажется, все в порядке. А боль исчезла.
     - Да, мы  удалили  радиацию  из  вашего  тела.  Скоро  вас  полностью
восстановят до нормального состояния вашего  здоровья,  которое,  кажется,
совершенно удивительное.
     - Если так, - медленно проговорил Кейл, - я вам столько задолжаю, что
никогда не смогу расплатиться. И все равно, мне хочется знать,  кто  вы  и
почему все это происходит.
     - Верно, - подтвердила фигура. - Мне нужно многое рассказать. А также
есть много того, чего вам нельзя говорить. Но я объясню, что смогу.
     Фигура откинулась на стуле, сложила длинные руки и продолжала:
     - Я один из группы людей, в основном, старых перечниц вроде  меня,  -
мягкий голос снова издал смешок, - которые могут бессовестно называть себя
ведущими умами Населенных Миров. Многие из нас -  ученые  того  или  иного
профиля. Вы, несомненно, узнали бы наши имена, если бы услышали их.
     - Вы назвали мне свое имя, - вставил Кейл.
     - Тейлис - фамилия, которой я пользуюсь сейчас. Это не настоящее имя,
его назвать я вам не могу.
     Кейл пожал плечами и молчал, пока изображение старика по имени Тейлис
продолжало рассказ. Он поведал Кейлу, что большинство людей  группы  давно
знали друг друга, часто работали вместе, советуясь по  важнейшим  вопросам
Галактики. Все чаще и  чаще  правительства  разных  планет  приглашали  их
решать специфические проблемы то здесь, то там, потому  что  они  способны
были привести в действие громадный объем знаний и особую ТОЧКУ ЗРЕНИЯ  для
решения таких проблем.
     - Именно это, - сказал Тейлис, - послужило ранним предостережением  о
возникновении новой проблемы в населенных людьми мирах. Угроза, опасность,
которая, в конце концов, может повлиять на природу всей Галактики.
     Кейл снова хотел перебить его, но старик предупреждающе поднял руку.
     - Когда мы увидели размеры этой опасности, - продолжал Тейлис,  -  то
приняли решение, что должны  сосредоточить  все  наши  ресурсы,  все  наши
знания и способности, чтобы противостоять ей. Мы понимали также, что  если
будем  противодействовать  ей,  то  сами   окажемся   в   непосредственной
опасности. Поэтому мы отказались от прежней жизни и прилетели сюда.
     - Куда сюда? - поинтересовался К. ейл
     -  Мы  на...  вернее,  внутри  астероида,   -   ответил   Тейлис,   -
странствующего обломка космического хлама, которого нет на звездных картах
и схемах космических дорог.
     И он объяснил, как он и другие безымянные  выстроили  секретную  базу
внутри астероида - с самыми современными лабораториями, средствами связи и
специальными защитными устройствами, какие только  смогли  изобрести.  Они
прошли долгий  медленный  путь,  так  как  должна  соблюдаться  абсолютная
секретность. Во время этого пути, рассказывал Тейлис, все  его  компаньоны
исчезли из родных миров как можно более незаметно. Они позаботились о том,
чтобы официальные записи гласили,  если  кто-нибудь  сделает  запрос,  что
многие из них скончались, как умирают старики.  Остальные,  как  окажется,
устранились от дел и затерялись в старости и неизвестности.
     - Мы знаем, что  ни  обнаружить  случайно,  ни  выследить  нас  здесь
невозможно, - продолжал Тейлис. - И мы знаем, что должны оставаться здесь,
внутри  нашего  астероида,  и  делать  все,  что  в  наших  силах,   чтобы
противодействовать растущей угрозе, которая однажды и очень скоро поставит
под сомнение само существование Галактики, какой мы ее знаем.
     Кейл с сомнением нахмурился.
     - Простите, если я нахожу, что в это трудно поверить. Что за страшная
угроза? И какое это имеет отношение к моему пребыванию здесь?
     - Не относитесь к  этому  слишком  легко,  Кейл  Рэндор,  -  серьезно
ответил голос. - Нам противостоит враг  со  страшной  силой  и  еще  более
страшными намерениями. Он  враг  всего  человечества,  но  в  еще  большей
степени ваш личный враг, ибо именно он уничтожил ваш мир.



                                    6

     Потрясенный Кейл рывком сел,  но  от  этого  движения  весь  покрылся
обильным потом, от охватившей его слабости все поплыло перед  глазами.  Он
снова  мешком  повалился  на  мягкую  постель.  Голоизображение  фигуры  в
капюшоне взволнованно подалось вперед.
     - Вы не должны перенапрягаться, - сказал Тейлис. -  Я  слишком  долго
разговаривал с вами и, боюсь, вас расстроил. Сейчас вы  должны  отдохнуть.
Мы поговорим, когда вы окрепнете.
     - Нет... подождите... - слабым голосом  попросил  Кейл.  -  Я  должен
узнать...
     Но голоизображение исчезло  так  же  внезапно,  как  и  появилось.  В
комнате снова воцарилась тишина.
     Кейл лег на спину, опустошенный кипевшими в нем чувствами и отчаянным
желанием узнать больше. Он мог бы попытаться закричать, даже встать,  хотя
ноги казались ватными. Но его отвлек звук сбоку.
     Повернув голову, он увидел, как часть стены бесшумно подалась внутрь,
хотя там не было и признаков  двери.  В  отверстие  вкатился  вертикальный
цилиндр на колесах - робот-слуга, несущий высокий бокал на верхней  ровной
поверхности.
     У кровати робот остановился. Бокал  был  наполнен  молочной  по  виду
жидкостью с неприятным запахом, от которой шел легкий пар. Кейл обнаружил,
что отчаянно хочет пить. Он взял бокал, строго запретив  руке  дрожать,  и
осушил его. Когда пустой бокал был водружен на  место,  слуга  укатился  и
стена закрылась - такая же голая и без швов, как и прежде.
     Питье было безвкусное, но приятное и  теплое.  Оно  также  показалось
успокаивающим, расслабляющим и Кейл догадался, что наверняка  в  нем  было
лекарство. Снова притупилось сознание, успокаивая  смятение,  и  он  начал
погружаться в сон.
     Проснувшись, он почувствовал себя освеженным, как и в прошлый раз, и,
казалось, более окрепшим. Он смог без усилий сесть, хотя, когда опустил  с
кровати ноги и попытался встать, обнаружил  что  его  качает,  и  снова  с
радостью занял повторяющую контуры постель.
     Но комната оставалась пустой. Кейл попробовал  кричать,  называя  имя
Тейлиса и требуя его возвращения, но изображение не появлялось и голос  не
заговорил.
     Вместо этого, как и в прошлый раз, появился  робот-слуга.  Он  принес
другое питье, на этот  раз  прозрачную  и  прохладную  жидкость,  и  чашку
кашеобразного  вещества.  Кейл  попробовал  их  сперва  подозрительно,  но
растущая жажда и голод заставили не привередничать. На сей  раз  они  были
без лекарства, только закуска и ощущение пищи в желудке.
     Появление робота совпало с раскрытием другой панели в стене за спиной
Кейла, и появился душ с туалетом, такие же компактные, как на  космическом
корабле. Ему понадобилась помощь робота,  чтобы  воспользоваться  ими,  и,
вернувшись на кровать, он обессиленно лег. Но это уже был  шаг  вперед  ко
времени, когда силы вернутся и он снова станет хозяином самому  себе  -  и
начнет выяснять, что же происходит на самом деле.
     С этого момента потекли ничем не потревоженные дни, ибо  у  Кейла  не
было возможности контролировать бег времени в комнате с голыми стенами. Он
спал, просыпался, ел и пил, отдыхал и размышлял, перебирая копошившиеся  в
голове вопросы и сомнения.
     Он не мог заставить себя принять то, что сказал ему старик  по  имени
Тейлис, потому что это  казалось  слишком  невероятным  и  слишком  многое
осталось необъясненным. Группа старых ученых, спрятавшихся, чтобы бороться
с каким-то безымянным врагом? С тем самым  врагом,  который  смел  Легионы
Мороса?
     Вопросы  "кто"  и  "почему"  разрастались  до  неимоверных  размеров,
становились слишком  безответственными.  И  ему  не  предоставили  никаких
доказательств, не считая голоизображения постоянно прячущего лицо старика.
     Он собрал факты, которыми располагал, проверяя их надежность. Едва он
вошел в свой корабль на Солтрениусе,  как  кто-то  или  что-то  подкралось
сзади и свалило его из иглопистолета. Теперь он  лежит  в  пустой  комнате
неизвестно где и обслуживает его  робот.  Он  прошел  какие-то  длительные
процедуры, после которых  ослаб  и  для  которых,  кажется,  потребовалась
какая-то очень сложная технология. И избавился от боли.
     Избавился?  Истина  ли  даже  это?  Наверняка  существуют  лекарства,
которые могут снять даже такую сильную  боль.  Но  он  не  чувствует  себя
напичканным лекарствами - голова ясная и хорошо  соображает,  несмотря  на
слабость тела.
     Могут  ли  продлить  галлюцинации  или  предсмертный  бред   события,
происходившие перед ними?  Этого  он  не  знал.  Были  ли  они  такими  же
реальными, как дни, проведенные в этой комнате? Этого он тоже не знал.
     Вопросы крутились в голове, пока он не устал от них. В конце  концов,
он знает слишком мало. Возможно, со временем,  если  Тейлис  вернется  или
последуют другие события, он узнает больше.
     А пока что возобладала дисциплина легионера. Нельзя ломать голову над
ситуацией, когда  нет  надежды  изменить  ее.  Нельзя  ломать  голову  над
вопросами, на которые пока  нет  ответа.  Если  следует  ждать,  то  ждать
спокойно, терпеливо, с самообладанием.
     И он должен быть готовым начать действовать в любое время, как только
появится возможность.
     Кейл готовился. Он начал программу  легких  упражнений  через  равные
промежутки времени - обычные, известные с детства. По мере их  усложнения,
он увеличил время  занятий,  набираясь  все  больше  и  больше  прекрасной
гибкости, проворства и силы. И он  понимал,  что  Тейлис  или  кто  другой
наблюдает за его успехами, потому что количество еды увеличивалось  и  она
становилась все более существенной с ростом затрачиваемой энергии.
     Затем однажды, как  бы  подчеркивая,  насколько  далеко  ушел  он  от
слабости и прикованности к постели, робот принес не только  обычную  пищу,
но и его одежду.
     Полная форма, почищенная,  свежая,  без  следов  износа.  Как  новая,
сшитая точно по размером старой.
     Он  быстро  оделся,  с  удовольствием  ощущая  привычную  одежду,   и
почувствовал себя самим собой. А когда сунул руку в карман куртки и достал
светлую цепочку со своим диском-удостоверением, ему  стало  еще  приятнее.
Сердито-красный цвет диска поблек, сменился на нормальный небесно-голубой,
как только но взял его в руку, и он быстро надел цепочку на шею.
     Теперь, подумал он, я снова легионер. Но все продолжалось по  старому
и Тейлис не входил в контакт. Кейл  настойчиво  выполнял  заданную  самому
себе программу упражнений, подвергая себя  все  более  жестким  проверкам,
пока не наступил момент, когда он, наконец, смог преодолеть полный  каскад
физических упражнений, составляющих основную схему подготовки к  празднику
Военных Игр на Моросе.
     Когда он закончил комплекс, лишь  немного  вспотев,  сохранив  ровное
дыхание, упругое тело с оставшимся запасом энергии, то понял, что готов.
     Время ожидания кончилось.
     Когда в очередной раз появился робот, Кейл не колебался.  Как  только
панель распахнулась, он просто  перепрыгнул  через  невысокий  цилиндр  на
колесах и вышел искать свободу.


     Он оказался в  узком,  тускло  освещенном  коридоре  с  металлическим
полом, стенами и потолком.  Гладь  одной  из  стен  временами  нарушалась,
закрытыми, похожими на люки дверями по всей длине коридора.
     Двери были надежно заперты и Кейл не стал тратить энергию на  попытки
проломить их. Они были из спецсплава кватерния, применяемого для  корпусов
боевых кораблей и способных выдержать  более  мощные  удары,  чем  он  мог
нанести с пустыми руками.
     Он побежал по коридору.  Поворот  под  прямым  углом  направо  и  две
лестницы - вниз и вверх. Не останавливаясь, он  выбрал  лестницу,  ведущую
вниз, и попал в камеру солидных размеров, в которой размещался целый набор
сложных механизмов в отдельных корпусах.
     Большую часть механизмов он узнал, особенно рециклеры воды и воздуха.
Все  казались  крупнее  и  отличались  по  форме  от  стандартных   систем
жизнеобеспечения на космических кораблях. И самое громоздкое устройство  в
середине - конечно же, самый совершенный гравитационный блок.
     Так что я действительно  на  космической  станции  или  искусственном
спутнике, понял Кейл. Возможно, рассказ Тейлиса о секретном, пустом внутри
астероиде - правда.
     Но пока не выберешься наружу, уверенности в  этом  не  будет.  А  для
этого ему понадобится, как минимум, скафандр и -  если  ему  действительно
улыбнется удача - какой-нибудь корабль.
     Он повернул назад и побежал по лестнице  на  верхний  уровень.  Снова
коридоры, но теперь зачастую с открытыми  дверями.  За  ними  ряд  комнат,
ясно, что лабораторий, напичканных оборудованием,  о  назначении  которого
Кейл,  считавший  себя  довольно  приличным   знатоком   техники,   и   не
догадывался.
     Еще лестница вверх, и он бегом поднялся по ней.  Она  привела  его  в
помещение,  забитое  от  пола  до   потолка   магнитными   лентами   книг,
информлентами всех видов и несколькими аппаратами для просмотра  по  углам
помещения. За этой комнатой располагалась камера  с  широким  экраном,  на
котором  было  изображение  панорамного  сегмента  наполненного   звездами
космоса.  По  всей  комнате  валялись  брошенные  звездные  карты,   схемы
космических путей, распечатки компьютерной информации.
     Приятное зрелище, так как Кейл знал, что, если удастся вырваться, ему
понадобится  хранящаяся  в  этой  комнате  информация,  чтобы   определить
направление полета.
     А пока он не стал задерживаться здесь. Сигналов тревоги он не слышал,
признаков преследования тоже не было заметно. Но он не сомневался, что его
исчезновение  из  комнаты  обнаружено,  и  Тейлис  или  кто-нибудь  другой
наверняка решают, как положить конец его дикому побегу.
     Еще коридор и еще запертые двери. Еще лестница,  ведущая  на  верхний
уровень. Еще помещение...
     Он встал, как вкопанный, едва сдержав рвущийся из груди  крик  бурной
радости.
     В  просторном  помещении  с  высоким  выгнутым   потолком,   который,
по-видимому, являлся внешней  частью  какого-то  космического  сооружения,
стоял его собственный корабль.
     Он сверкал и сиял, как никогда после сборки на Моросе. Старые  боевые
шрамы и  пятна  удалены,  боевой  знак  Легиона  подновлен,  тупые  стволы
вооружения отполированы. Корабль выглядел  таким  же  обновленным,  как  и
форма. Самое приятное сердцу зрелище, какое когда-либо видел Кейл.
     Первым инстинктивным желанием было просто войти в корабль  и  пробить
себе путь наружу в потолке. Но начав огибать корабль, чтобы  добраться  до
входа, он заколебался.
     Наверняка будет благоразумнее вооружиться на оружейном складе корабля
и затем отправиться на поиски Тейлиса, даже если придется  прожечь  дорогу
сквозь запертые двери.
     Тогда он сможет потребовать ответа на те  решающие  вопросы,  которые
старик оставил висеть в воздухе. О причине, заставившей его держать  Кейла
здесь. И что Тейлису известно об уничтожении Мороса.
     Может случиться, что запасы оружия убрали с корабля. Но люк  тамбура,
по крайней мере, гостеприимно раскрыт, трап опущен. И на пути - никого.
     Однако,  как  только  он  подошел  к  трапу,  то  услышал  совершенно
неуместный здесь звук. Он уже  слышал  такой  в  ту  ночь,  когда  пытался
украсть собственный корабль на Солтрениусе.
     Словно тряпка бьется на ветру...
     Он посмотрел вверх и замер.
     Над кораблем парило крылатое существо, каких ему еще  не  приходилось
видеть.
     Крылья -  широкие  пленки  с  прожилками,  на  вид  непрочные,  почти
прозрачные - хлопнули еще пару раз,  когда  существо  садилось  на  дверцу
люка. Оно  уселось,  сложило  крылья,  изучающе  разглядывая  Кейла  двумя
громадными, бесцветными, абсолютно круглыми глазами.
     Тело  высотой  меньше  метра,  узкое,  покрытое  чем-то  похожим   на
перехлестывающиеся пластины легкой кожи пурпурно-серого цвета. Голова,  по
сравнению с телом, казалась невероятно большой, округлой,  куполообразной,
с заостренным носом под громадными глазами. Оно было двуногое, хотя каждая
из маленьких ног, фактически, больше походила на руку  с  тремя  крепкими,
суставчатыми, как на руке, пальцами, и четвертым - противостоящим.
     Но оно сидело не на обоих ногах, а  балансировало  на  одной.  Другая
сжимала игольчатый пистолет и твердо целилась в Кейла.
     В следующий момент Кейл удивился еще больше, услышав голос.
     Не как голос старика Тейлиса. Не  голос,  доносящийся  снаружи  через
уши.
     Голос прозвучал в голове Кейла:
     - РАЗВЕ НЕ СМЕШНО, ЧЕЛОВЕК ПО ИМЕНИ РЭНДОР, ЧТО  МНЕ  СНОВА  ПРИДЕТСЯ
ПРИМЕНИТЬ ОРУЖИЕ, ЧТОБЫ НЕ ПУСТИТЬ ТЕБЯ В ТВОЙ СОБСТВЕННЫЙ КОРАБЛЬ?



                                    7

     Под прицелом крылатого существа, летящего следом и выше, так, что  не
достать, даже если бы у Кейла появилось искушение напасть,  его  выдворили
из купольного помещения с кораблем.  Они  прошли  по  другому  коридору  -
кончики крыльев существа задевали за стены - и, наконец,  вошли  в  дверь,
которая, как вспомнил Кейл,  была  надежно  заперта  на  замок,  когда  он
проходил здесь в первый раз.
     Теперь же  она  беззвучно  распахнулась,  открывая  взгляду  длинную,
заставленную   мебелью   комнату   с   низким   потолком,   которая   явно
предназначалась  для  комфорта  и  отдыха.  Низкие  мягкие  сидения   были
расставлены кругом на мягком  ковре,  освещение  спокойное,  кое-где  были
столики со стопками книжных магнитных лент.
     Кейл охватил все единым  взглядом,  уделяя  все  внимание  сидящей  в
середине комнаты фигуре.  Это  был  Тейлис,  как  и  раньше,  в  одежде  с
капюшоном, но на сей раз не голоизображение. Он сидел во плоти.
     Старик показал на стул, приглашая Кейла сесть. Кейл  медленно  сел  и
повернулся  к  крылатому  существу,  которое,   сложив   хрупкие   крылья,
опустилось  на  спинку  другого  стула.  Не  достать.  Продолжая   держать
нацеленный на Кейла игольчатый пистолет, оно глядело на  него  немигающими
круглыми светлыми глазами.
     - Очень сожалею... - начал добрый голос Тейлиса, но Кейл перебил его.
     - Это оно, - спросил он, указывая на существо, - напало  на  меня  на
Солтрениусе.
     Тейлис вздохнул.
     - Да, но "напало" не то слово.
     - Кто оно? - резко спросил Кейл.
     - Чужачка, - ответил Тейлис. - Из расы, которая называет себя Эхрлил.
Из другой галактики.
     Кейл поразился, но лицо его оставалось бесстрастным.
     - И телепат?
     Прежде, чем Тейлис успел ответить, в глубине сознания Кейла беззвучно
образовались слова:
     - Я ЛЕГКО ПЕРЕДАЮ, ЧЕЛОВЕК, НО С ТРУДОМ ПРИНИМАЮ ОТ ТУПОГОЛОВЫХ  ЭТОЙ
ГАЛАКТИКИ.
     Кейл нахмурился, почувствовав легкое раздражение.
     - Думаю, вы намеренно мистифицируете меня,  а  с  какой  целью  -  не
догадываюсь.
     - Это не мистификация, - спокойно ответил Тейлис. - Я  говорю  чистую
правду.
     - Но чужак? Чужак, читающий мысли?
     Кейл знал, что  это  невозможно.  Исследователи  много  раз  пытались
совершить  межгалактические  путешествия,   но   возникали   специфические
проблемы, трудности и вернулись немногие. У тех,  кто  все-таки  вернулся,
разум  оказался  поврежденным  одиночеством,  неведомыми   опасностями   и
длительным воздействием сверхсветовой скорости. Их отчет-лепет  имел  мало
смысла. Но история последних лет включала  какие-то  рассказы  о  чужаках,
совершавших   межгалактические   путешествия    и    делавших    короткие,
безрезультатные  контакты  с  людьми  в  Населенных  Мирах,   прежде   чем
продолжать свой невообразимый путь.
     Однако, Кейл ни разу не видел таких чужаков и не встречал никого, кто
видел бы их.
     Но все же его собственная галактика - не родина таких существ.  Когда
человек во время Расселения  впервые  вышел  в  межзвездное  пространство,
планеты, которым предстояло стать Населенными Мирами,  имели  много  видов
странных форм жизни. Но к глубокому разочарованию ранних колонистов  (хотя
для некоторых  -  к  облегчению),  ни  одна  из  форм  жизни  не  обладала
интеллектом. Человечество обнаружило что оно - единственный разумный вид в
своей Галактике.
     И опять же, что касается телепатии, Кейл знал, что она  существует  в
какой-то форме. Он слышал о некоторых людях -  изменившихся,  чьи  планеты
вызвали мутации человеческих поселений, - которые могли проникнуть в чужие
мысли. Но всегда ограниченно и неустойчиво.
     Он снова переключил внимание на Тейлиса,  который  рассуждал  на  эту
тему:
     - ...Отважная раса  исследователей,  видимо,  не  думает  об  ужасной
пустоте между галактиками.  Они,  конечно,  исключительные  долгожители  и
постоянно поддерживают друг с другом мысленный контакт...
     - Зачем оно здесь? - спросил Кейл.
     - Не ОНО, - поправил со смешком Тейлис, - а ОНА. Глр в своем  виде  -
женщина.
     - Хорошо, - терпеливо согласился Кейл. - Зачем ОНА здесь?
     - На ее корабле возникла неисправность, - ответил  Тейлис,  -  и  она
была вынуждена приземлиться в  человеческом  мире.  Некий  ведущий  ученый
вовремя встретился  и  подружился  с  ней.  И  она  осталась,  найдя,  что
человечество - источник значительного интереса...
     -  И  РАЗВЛЕЧЕНИЯ,  -  добавил  голос  в  голове  Кейла  и  беззвучно
рассмеялся.
     - Когда мы начали строительство базы, - продолжал Тейлис, - Глр  тоже
присоединилась.
     - Я считаю, в это поверить  не  легче  чем  во  все  прочее,  что  вы
рассказали мне,  -  сердито  сказал  Кейл.  -  О  прибытии  такого  чужака
наверняка широко оповещали по всем мирам. Но я ничего не слышал об этой...
Глр.
     - Эхрлил долгожители, доложу я вам, - сказал Тейлис. - О ее  прибытии
сообщалось, но это было около шестидесяти лет назад. Подружившийся  с  ней
ученый - мой отец.
     Почувствовав сильную слабость, Кейл откинулся на спинку стула.
     Булькающий от смеха голос чужака снова зазвучал в его голове:
     - Я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО  ОЧЕНЬ  МОЛОДАЯ,  МНЕ  ВСЕГО  ОКОЛО  ЧЕТЫРЕХ  ВАШИХ
СТОЛЕТИЙ. СТАРШИЕ ЭХРЛИЛЫ СЧИТАЮТ МЕНЯ  ГЛУПЫМ,  КАПРИЗНЫМ  РЕБЕНКОМ,  ЧЬЕ
ЛЮБОПЫТСТВО ПРИНОСИТ ЕМУ НЕПРИЯТНОСТИ.
     Кейл помотал головой, будто хотел очистить ее, и снова подумал, не  в
тисках ли он какого-то кошмара, навеянного предсмертным бредом, или Тейлис
просто  старый  сумасшедший  космический  отшельник,   любитель   странных
домашних животных. Животных с пистолетами.
     - Не пора ли, - наконец, предложил он,  -  рассказать,  чем  я  здесь
занимаюсь на мушке у чужака?
     - Сожалею о пистолете,  -  быстро  проговорил  Тейлис,  -  но  другие
считали, что, поскольку вы склонны к необдуманным и  поспешным  действиям,
мне нельзя встречаться с вами лично без определенной страховки.
     - Опасаются, что я могу напасть на вас? - спросил Кейл. - Если  бы  я
захотел, старик, ваша крылатая чужачка не остановила бы меня...  -  позади
него взмахнули крылья этого существа, но он не обратил на это внимания.  -
И я могу еще это сделать, если вы сейчас же не объясните мне кое-что.
     - Конечно, - успокаивающим тоном  согласился  Тейлис.  -  Именно  для
этого мы и собрались здесь. Но предстоит столько рассказать...
     - Знаю, - сказал Кейл, - и многое вы не можете говорить  мне.  Это  я
уже слышал. Но вы расскажете! Вы расскажете, почему я оказался здесь и что
вы знаете об этом человеке, враге,  который,  как  вы  сказали,  уничтожил
Морос.
     - Причина вашего пребывания здесь, - угрюмо ответил Тейлис,  -  враг.
Так же, как пребывания здесь моей группы и самого меня.
     - Это вы уже говорили, - перебил его Кейл. - Но я видел только вас да
вашу чужачку.
     - Остальные рядом и слушают нас. Можете  увидеть  их,  если  желаете,
хотя, боюсь, вы мало что узнаете.
     Он коснулся рукой бока своего сидения, часть ближней стены поплыла  и
на глазах Кейла из твердой превратилась во что-то похожее на  окно,  но  в
действительности это был большой экран.
     На нем появилась группа спокойно сидящих людей. Как и Тейлис,  многие
из них казались пожилыми, насколько Кейл мог судить.  Потому  что,  как  и
Тейлис,  все  до  единого  были  в  просторных  балахонах  с   капюшонами,
скрывавшими лица.
     Кейл насмешливо улыбнулся.
     - Еще больше  таинственности.  Как  вы  себя  называете?  Капюшонными
Братьями Секретности?
     Тейлис снова пошевелил рукой и безмолвная группа  исчезла  с  экрана,
стена вновь превратилась в гладкую и прочную.
     - Вы поймете, почему нам необходима секретность, - сказал он. -  И  у
нас нет названия, хотя Глр окрестила нас.
     - Я ЗОВУ  ИХ  "НАДЗИРАТЕЛЯМИ",  -  прозвучал  в  голове  Кейла  голос
чужачки, - ПОТОМУ ЧТО ОНИ ОДНИ ИЗ ВСЕХ ВАС, ТУПОГОЛОВЫХ, КАЖЕТСЯ, СПОСОБНЫ
ВСЕСТОРОННЕ ВИДЕТЬ СОБЫТИЯ В ЭТОЙ ГАЛАКТИКЕ. ВЫ ПОСТУПИТЕ РАЗУМНО, РЭНДОР,
ЕСЛИ ОКАЖЕТЕ ИМ УВАЖЕНИЕ.
     - Я окажу уважение, - ответил  вслух  Кейл,  -  если  они  представят
доказательства, что заслуживают его.
     - Вот именно, -  сказал  Тейлис,  -  я  хочу  представить  вам  такие
доказательства. Я хочу, чтобы вы поняли то, что мы начали  замечать  более
двух лет назад.
     - Группа, - продолжал свой рассказ  Тейлис,  -  проводила  регулярное
широкомасштабное изучение основных  событий  в  Населенных  Мирах.  Ученые
анализировали и исследовали, часто составляли прогнозы, пытаясь предвидеть
проблемы еще до их  возникновения,  чтобы  иметь  возможность  помогать  и
советовать планетарным мирам, на которые они могли оказать влияние. В ходе
этой  работы  они   начали   замечать   во   многих   событиях   странные,
настораживающие признаки, несмотря на то, что события эти были  разбросаны
по  Галактике.  Они  провели  дополнительные  исследования  и   пришли   к
определенному выводу. Бесспорный факт - войн повсюду велось больше, чем их
должно быть.
     - Войны были всегда, - нахмурился Кейл.
     -  Конечно,  но  главным  образом,  локальные,   вызванные   местными
условиями, и ведутся они от случая к  случаю.  Между  ними  нет  связи.  -
старик подался вперед. - Но войны, которые мы изучили, имели слишком много
общего, чтобы быть случайным совпадением. Слишком много похожего.
     - КАКИЕ ВЫ ДРАЧЛИВЫЕ СУЩЕСТВА, - удивленно заметила чужачка.
     Тейлис, не зная о том, что его перебили, продолжал:
     - Я дам вам для изучения магнитные ленты. В них суммировано  то,  что
мы обнаружили. Вы сами  убедитесь,  что  шаблоны  явно  придуманы.  Кто-то
действует сознательно, с убийственным намерением, развязывая войны по всей
Галактике.
     - И этот кто-то - враг, о котором вы говорили?
     - Вот именно.
     - Кто он? И где?
     Тейлис вздохнул.
     - Этого я вам сказать не могу, потому что мы и сами пока не знаем. Мы
знаем,  что  такой  должен  существовать.  Мы  знаем  его  безжалостные  и
злодейские намерения, и  кое-что  знаем  о  его  методах.  Не  больше.  За
исключением того, что для удобства мы дали ему кодовое название. Мы  зовем
его Военным Диктатором.
     Кейл нахмурился еще сильнее.
     - Вы  покажете  мне  доказательства,  что  этот...  Военный  Диктатор
существует?
     - Покажем. Но у вас уже есть одно такое доказательство.
     Подозревая ответ, Кейл напрягся.
     - Какое?
     - Уничтожение Легионов.
     - Продолжайте, - яростно потребовал Кейл.
     - Подумайте вот о чем, - продолжал Тейлис. - Всем известна  репутация
Легионов. Они станут сражаться только на стороне обороняющихся,  чье  дело
правое и законное. Но  таких  слов,  как  "право"  и  "закон",  в  словаре
Военного  Диктатора  нет.  Он,  конечно,   предвидел   то   время,   когда
развязываемую им войну предотвратят Легионы. И, возможно, предвидел время,
когда  Легионы  сами   догадаются   о   его   существовании   и   выступят
непосредственно против него. Возможно, ваше Центральное  Командование  уже
догадывалось. Вот он и выступил первым, имея  энергию,  о  которой  мы  не
подозревали, чтобы ликвидировать эту угрозу.
     - Превентивный удар, - процедил сквозь зубы Кейл.
     - Совершенно верно.
     - Если хоть что-то из этого правда, - горько заметил  Кейл,  -  такой
подстрекатель войн должен быть сумасшедшим.
     - Все правда, -  ответил  Тейлис,  -  и  он  вполне  может  оказаться
сумасшедшим,  причем  его  сумасшествие  идет  рука  об  руку   с   жаждой
диктаторской власти. Мы считаем, что его цель - натравить  друг  на  друга
населенные миры, нагромоздить войны одна на другую, распространять  их  на
все большее число планет, в конечном итоге - на всю Галактику. И из  этого
бедствия, жуткого разрушения, он надеется выйти верховным правителем того,
что останется от человечества.



                                    8

     Предоставленные   Тейлисом   информационные    пленки,    суммирующие
многомесячные исследования Надзирателей, оказались обширными. Час за часом
с неизменной терпеливой сосредоточенностью Кейл просиживал перед  экраном,
вряд ли понимая вкус еды и питья, которые приносил ему робот-слуга.
     На пленках он видел, как человеческие миры один за другим разделялись
на воюющие стороны. На одной  из  отдаленных  планет  племена  кочевников,
мирно скитавшиеся по своим степям не одно поколение, собрались  вместе  за
несколько коротких лет, чтобы совершить яростное нападение на разбросанные
города планеты. В другом мире, где народ одного населенного континента жил
зажиточно  за  счет  поставок  ценного  минерала,   разразилась   жестокая
гражданская война между двумя политическими группировками,  причем  каждая
сторона ошибочно считала, что другая стремится захватить весь контроль над
этим минералом.
     Он видел целые солнечные системы, пораженные насилием. В одной  более
крупная, индустриально развитая планета неожиданно и необъяснимо напала на
меньшую,  слаборазвитую  соседку.  Где-то  еще   две   небольшие   планеты
объединились по неясной причине, чтобы вторгнуться  на  третью,  а  затем,
после победы, их союз развалился и они передрались между собой.
     Он  видел,  как  время  от  времени  возникали  такие  войны  -   без
предупреждения  и  почти  без  причины.  Иррациональный   расчет   расовых
предубеждений между двумя, в прошлом совершенно дружественными народами...
бурное  возникновение  нового  культа,  приводящее  его   приверженцев   к
священной   войне...   необъяснимое   политическое   убийство...   вспышка
космического   пиратства...   бессмысленный   разрыв   простых    торговых
переговоров...
     И многое другое.  Шли  часы  и,  по  мере  накопления  фактов,  ленты
проясняли критические точки. В каждом случае нет ничего похожего на угрозу
или перспективу войны, пока что-то не начинает  подстрекать  худшие  черты
человеческого характера: жадность, эгоизм, жажда власти, подозрительность,
предубеждение и  страх.  И  это  подстрекательство  питается  неожиданными
событиями - обманом, лживой пропагандой, предательством и убийствами.
     Далее,  увидел  Кейл,  на  каждой  из  планет  оказывались   один-два
человека,  появившихся,  казалось,  ниоткуда,  которые  быстро   достигали
влияния и власти. Эти индивидуумы всегда  оказывались  в  центре  событий,
приводивших к военной катастрофе.
     Наконец, с головокружением от ужасных образов, которые открылись ему,
Кейл в поисках Тейлиса вернулся в комнату отдыха. Старик  опередил  его  и
уже ждал, по-прежнему скрывая лицо в тени капюшона.
     - Теперь вы просмотрели выводы полученных нами  данных,  -  прозвучал
его голос. - Вы верите в то, что я рассказал вам?
     Кейл долго, бесстрастно смотрел на него.
     - Я видел рассказы  о  большом  количестве  войн,  -  проговорил  он,
наконец. - Удовольствия они  не  доставляют,  но  войны  никогда  не  были
приятными.
     - Вы заметили систему? - настаивал Тейлис.
     - Сходство я заметил, - пожал  плечами  Кейл,  -  но  сущность  войны
обычно, где бы она ни случилась, во многом одинакова. Я не увидел решающих
доказательств их связи. По-моему, трудно поверить,  что  все  они  вызваны
одним... Военным  Диктатором.  Наверняка,  другие  тоже  догадались  бы  о
существовании такового.
     - Галактика велика, - сказал Тейлис, -  между  планетами  не  хватает
обмена информацией. Вряд ли  существуют  прочные  всегалактические  связи,
кроме торговли и путешествий на  короткие  расстояния.  Поэтому  никто  не
может собрать все данные и  понять,  что  происходит  в  общегалактическом
масштабе.
     - Кроме вас.
     - Вот именно.
     - И все же, несмотря на ваш надзор, - заявил  Кейл,  -  вы,  кажется,
знаете очень мало. Как насчет тех лиц, выделенных пленками, которые быстро
поднялись к власти?
     - Они,  конечно,  слуги  Военного  Диктатора,  -  ответил  Тейлис,  -
посланные эмиссарами пробраться к постам, откуда смогли бы  распространять
заразу, которая ведет к войне.
     - Разве вы не могли изучить этих  людей,  -  спросил  Кейл,  -  чтобы
установить, связаны ли они друг с другом и  могут  ли  привести  к  вашему
Военному Диктатору?
     - Пытались, - хмуро ответил Тейлис. - Но в большинстве миров, где они
появились, слишком быстро они стали могущественными, чтобы можно  было  их
изучать. Однако, в редких случаях, там, где  планета  выстояла  против  их
заразы и слуг Военного Диктатора остановили до  того,  как  они  набрались
могущества, мы кое-что узнали. Мы узнали, что  Военный  Диктатор  прячется
даже от своих эмиссаров, получающих приказы через посредников. Мы  узнали,
что потерпевший неудачу эмиссар, вроде  тех,  о  ком  я  говорю,  в  живых
остается недолго.
     - Не много же вы узнали, - заметил Кейл.
     -  В  самом  деле...  Но  мы  не  осмеливались  действовать   слишком
настойчиво. Насколько нам известно, Военный  Диктатор  не  догадывается  о
нашем существовании. И не  должен,  пока  мы  знаем  слишком  мало,  чтобы
противостоять ему. Вот почему мы сохраняем такую секретность, даже с вами,
Кейл Рэндор. Если вы попадете в руки Военного Диктатора или его слуг,  они
не смогут выжать из вас сведения, которые вам неизвестны - кто  мы  и  где
мы.
     Кейл сухо усмехнулся.
     - Вы прячетесь, чтобы он не проведал про вас, и поскольку  прячетесь,
то не можете узнать о нем больше. Глупость какая-то!
     - Нет, - спокойно ответил Тейлис. - Именно по этой причине  нам  тоже
нужен эмиссар.
     - Под которым, - заметил Кейл, - вы имеете в виду меня.
     - Вот именно. Мы сами не можем летать  по  планетам.  У  нас  имеются
устройства, которые могут следить за событиями почти на любой  планете  по
нашему выбору, но нам нужен человек, который был бы нашими глазами и ушами
на близком расстоянии. Кто мог бы полететь к  планетам,  которым  угрожает
Военный Диктатор... и остаться в живых.
     - Один человек против этого... императора войн?
     - Не простой человек. Легионер. Никто другой  во  всей  Галактике  не
имеет более высокого потенциала выживания.
     Во время ответа Тейлиса в голове Кейла звучал и другой голос:
     - КАК БЫ ТЫ НИ СОМНЕВАЛСЯ, РЭНДОР, ТЕБЕ НЕПЛОХО БЫ  ПОМНИТЬ,  ЧТО  ТЫ
ЖИВЕШЬ ТОЛЬКО БЛАГОДАРЯ ИСКУССТВУ НАДЗИРАТЕЛЕЙ, И  ОНИ  ДАЛИ  ТЕБЕ  ЖИЗНЬ,
ПОЙДЯ НА ЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ РИСК.
     Кейл быстро  обернулся.  Чужачка  Глр  перелетала  комнату  на  своих
прозрачных крыльях, чтобы устроиться на насесте у двери, как и прежде,  не
спуская с Кейла больших глаз.
     - Я забыл, - медленно проговорил он, -  о  неоплатном  долге  за  мое
лечение. Если я на самом деле вылечен.
     Глр взмахнула крыльями, как бы отвечая на раздражение, прозвучавшее в
голосе Кейла.
     - Вы даже в этом сомневаетесь?
     - Врач сказал мне, - упрямо пояснил Кейл,  -  что  действие  радиации
необратимо.
     - Правильно, - подтвердил Тейлис. -  Она  необратимо  осела  в  ваших
костях. Поэтому мы заменили их.
     - Заменили?
     - Мое изобретение, если можно так выразиться, - продолжал  Тейлис.  -
Ваша скелетная структура состоит теперь из органического сплава.
     Кейл молча уставился на него.
     - Интересная  операция.  Пришлось  заменять  молекулу  за  молекулой,
стараясь полностью скопировать ваш природный скелет и обеспечить адаптацию
вашего костного мозга. Но... - он указал рукой на Кейла, - операция  вроде
бы прошла успешно.
     Кейл не заметил этого жеста. Он смотрел на себя, на свои руки и ноги,
ребра и костяшки пальцев...
     - Произошел интересный побочный эффект, - охотно продолжал Тейлис.  -
Сплав имеет удивительную  сопротивляемость  и  прочность.  Наши  испытания
показали, что он почти не поддается разрушению.
     - Не поддается разрушению? Что...
     - ЭТО ЗНАЧИТ, ТУПИЦА, - рассмеялась в его  голове  Глр,  -  ЧТО  ТЕБЕ
НЕЛЬЗЯ ПЕРЕЛОМАТЬ КОСТИ.
     Кейл вскинул голову, вытаращил глаза - не  поверил.  Затем  на  губах
начала  появляться  улыбка  -  улыбка  насмешливой   иронии   с   примесью
растерянности.
     - Это уж слишком, - сказал он. - Если вы считаете, что  мои  сомнения
можно развеять такими дикими сказками...
     - Я С УДОВОЛЬСТВИЕМ ОРГАНИЗУЮ ТЕБЕ ИСПЫТАНИЕ, - перебила его  Глр,  -
НО ПРИ ЭТОМ ТВОЕ ТЕЛО ПОКРОЕТСЯ БОЛЕЗНЕННЫМИ СИНЯКАМИ.
     Кейл резко встал.
     - Тейлис -  если  это  ваше  имя,  -  больше  я  не  намерен  слушать
нелепостей. Можете цепляться за свои фантазии насчет  Военного  Диктатора,
галактических империй да замены костей и рассказывать их  другому  дураку,
какой вам подвернется. У меня другие дела - задача,  возложенная  на  меня
другом, которая пыталась спасти меня,  умирая  сама.  Я  собираюсь  искать
того, кто уничтожил Морос, кто бы он ни был, пусть на этой уйдет  вся  моя
жизнь, долгая или короткая. Начать поиски я собираюсь с луны Солтрениуса -
и немедленно!
     Он повернулся и пошел к двери. Но чужачка оказалась там раньше его  -
крылья  раскинуты,  твердые  пальцы  обнажили  острые  коготки,   во   рту
засверкали острые зубы.
     Кейл остановился.
     - Старик, я не хочу причинять зла ни вам, ни  этому  существу.  Но  я
уйду в любом случае.
     Тейлис поднял руку и,  по-видимому,  произошел  телепатический  обмен
между ним и Глр, потому что чужачка отлетела от двери и  уселась  на  свое
место.
     - Я не буду останавливать вас, Кейл Рэндор,  -  сказал  старик.  -  Я
сказал вам все, что мог, и не могу заставить вас поверить мне. Но луна под
названием  Креффа  -  именно  то  место,  куда  бы  мы  хотели,  чтобы  вы
отправились.
     Кейл удивленно обернулся.
     - Однако, на Солтрениусе... Вы ни перед чем  не  остановились,  чтобы
задержать меня.
     - Конечно. Вы тогда умирали и  шли  на  встречу  неподготовленным.  -
старик сделал рукой движение по боку кресла. -  Потерпите  еще  минутку  и
посмотрите.
     Снова поверхность ближней стены заколебалась,  но  а  этот  раз  Кейл
увидел не молчаливую группу в капюшонах.
     Вместо нее  экран  показал  странный,  чужой  ландшафт  -  застывший,
скалистый, с  резко  очерченными,  аспидно-черными  тенями.  На  его  фоне
возвышалась закругленная поверхность хрупкого, сверкающего в  ярком  свете
купола жизнеобеспечения.
     На переднем плане стоял  приземистый  цилиндр  космического  корабля,
который Кейл узнал сразу.  Крейсер,  что  был  в  космопорту  Солтрениуса.
Корабль, принадлежавший тем троим, кто называл себя легионерами.
     - Это Креффа, - пояснил Тейлис. - Вижу, вы узнали  корабль.  Одно  из
наших передающих устройств записало эту сцену несколько дней назад.
     Кейл молча смотрел. Открылся люк, начали появляться фигуры.
     Они, конечно, были в скафандрах, но Кейлу не нужно было  видеть  лицо
первого спустившегося на пыльную поверхность. На  голову  выше  остальных,
необычайно широкие плечи... Насмешливый гигант, предпочитавший носить лишь
половину легионерской формы.
     Следом  за  ним,  согнувшись  под   солидными   контейнерами,   вышли
остальные. Не двое, как предполагал Кейл. Гигант приобрел нескольких новых
компаньонов.
     Всего оказалось девять человек. Они вышли из корабля и направились  в
легкой гравитации Креффы к куполу.
     - Внутри кто остался? - спросил Кейл,  когда  изображение  исчезло  с
экрана.
     - Нет, - ответил Тейлис. - Их только девять. До того, как мы  забрали
вас с планеты, они завербовали еще шестерых. И поверьте мне, Кейл  Рэндор,
среди них нет ни одного легионера.
     - Так я и думал, - кивнул Кейл. - До этого я был уверен,  что  первые
трое не легионеры.
     - Вы знали? - в голосе Тейлиса прозвучало  удивление.  -  И  все  же,
будучи больным и без помощи, собирались отправиться в их ловушку?
     - Ловушка уже не ловушка, если ее ждешь, -  ответил  Кейл.  -  Я  был
обязан. Как и сейчас - будь их там девять или девяносто.
     - Вот именно, - заметил Тейлис. -  Многое  можно  узнать,  на  многие
вопросы получить ответ  путем  осторожного  и  терпеливого  наблюдения  на
Креффе.
     - Наблюдения? - грустно усмехнулся Кейл. - Кое-что побольше,  Тейлис.
Ясно, что кто бы ни уничтожил Морос, он же послал  этих  людей  изображать
легионеров и основать базу, которая  завлечет  к  себе  выживших.  Я  хочу
прихлопнуть эту ловушку, пока какие-нибудь легионеры не попали  в  нее  по
неведению. - И он добавил напряженным  голосом:  -  Может,  кто-то  уже  и
попал, пока я был здесь.
     Человек в капюшоне отрицательно покачал головой.
     - Ни одного. Наши передатчики следили круглосуточно. К тому же,  наши
устройства обшарили всю Галактику со  дня  уничтожения  Мороса,  выискивая
оставшихся в живых легионеров. Никого, кроме вас, мы не нашли.
     Слова, которые Кейл так долго боялся услышать, ошеломили его.
     - Должны остаться! Вы не можете наблюдать за всей Галактикой!
     - Если остались, - тихо проговорил Тейлис, -  они  прячутся.  Они  не
носятся, как вы, по Галактике в  поисках  своих  товарищей.  Если  бы  кто
искал, мы выявили бы их, как обнаружили вас. -  Он  сочувственно  протянул
руку к Кейлу. - Нет, я очень опасаюсь... что вы можете оказаться последним
легионером.
     На лице  Кейла  почти  не  отразилась  внутренняя  мука,  оно  только
скривилось на мгновение, да в глазах промелькнуло страдание.
     Затем он овладел собой и спокойно посмотрел на Тейлиса.
     - Даже если это правда, - ровным голосом проговорил он, - я все равно
полечу на эту луну и сделаю то, что должно быть сделано.
     - ХОРОШО СКАЗАНО, - произнес ясный голос Глр.  -  ГЛУПЫЙ,  УПРЯМЫЙ  И
ХРАБРЫЙ - НЕУДИВИТЕЛЬНО, ЧТО ЛЮДИ ЖИВУТ ТАК МАЛО.
     Кейл никак не прореагировал на  это,  поскольку  Тейлис  поднял  руку
успокаивающим жестом.
     - Согласен, вы должны лететь. Но  очень  прошу,  не  кидайтесь  туда,
очертя голову. Будьте осторожны!
     Слегка улыбнувшись, Кейл встал.
     - Слишком поздно осторожничать, Тейлис. Всегда наступает время, когда
необходимо _д_е_й_с_т_в_о_в_а_т_ь, а не просто  наблюдать.  Для  меня  это
время пришло... И для тех поселенцев на Креффе.




                        ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ЛУНА УБИЙЦ


                                    9

     Окутанный  туманной  пустотой  сверхсветовой  скорости,  Кейл  Рэндор
закончил обычную проверку корабельных систем, откинулся на спинку  сидения
и с удовольствием потянулся.
     Полностью  расслабившись,  он  отдыхал  и   радовался,   что   летит.
Бездействие, подумал он,  почти  худшая  из  всех  пыток.  Особенно  когда
бездействие навязано стариком на спрятанном  астероиде.  Сколько  потеряно
времени, пока он лежал без сознания, и потом, когда медленно выздоравливал
после... что бы там  ни  проделали  с  ним.  Время,  которое  использовали
самозваные легионеры на луне под названием  Креффа,  чтобы  укрепить  свои
позиции.
     Но по крайней  мере,  они  еще  там,  если  верит  данным  передающих
устройств Надзирателей. И ни один легионер не угодил в ловушку...
     Кейл выкинул эту мысль из головы. Ему  не  хотелось  глядеть  в  лицо
возможной правде заявления старого Тейлиса, что других легионеров нет.  Он
не был уверен в своей способности взглянуть в  лицо  вероятности,  что  он
может оказаться последним из своего народа. Это  означало  жить  до  самой
смерти в ужасном одиночестве.
     И снова он обуздал свои мысли. Любое одиночество - не тот вопрос, над
которым  следует  размышлять  в  глубоком  космосе,  особенно  в   пустоте
сверхсветовой скорости. С человеческим разумом  могут  твориться  странные
штуки, если этот разум погрузится в мрачные размышления. Лучшее  лекарство
- все время быть занятым.
     Он снова взглянул на последнюю информацию,  все  еще  светившуюся  на
компьютерном экране, о проверке систем. Надзиратели обновили, конечно, его
корабль, но благоразумно оставили все  компоненты  на  прежних  местах,  к
которым Кейл привык. Он понимал,  что  они  без  особого  труда  могли  бы
встроить какие-нибудь замечательные  новые  приспособления,  превосходящие
системы его корабля,  но  чтобы  использовать  их,  ему  бы  потребовалось
дополнительное время.  Они  могли  только  немного  улучшить  компьютерную
систему управления, но это не повлияло на Кейла.  Корабль  оставался,  как
обычно, знакомым, словно был продолжением собственного тела и рефлексов.
     Он подумал об отлете с астероида - если это был астероид.  Загадочный
и таинственный, как обычно. Тейлис  проинструктировал  Кейла  не  включать
обзорные экраны после того, как он войдет на корабль, и до тех  пор,  пока
не  перейдет  на  сверхсветовую.  Корабельный  компьютер,  сказал  Тейлис,
запрограммирован поднять корабль с астероида и как можно быстрее перевести
его на сверхсветовую.
     -  Компьютер,  -  добавил  Тейлис,  -  запрограммирован  стереть  эти
инструкции, как только корабль окажется на сверхсветовой.
     Кейла удивило такое заявление. Если Надзиратели намереваются  послать
его в качестве своего эмиссара, как это говорил Тейлис, то как  он  сможет
связаться с ними для доклада?  Тейлис  правильно  понял  его  удивление  и
объяснил:
     - Если у вас появится  когда-нибудь  желание  связаться  с  нами,  мы
предусмотрели  для  этого  линию  связи.  Она  окажется   там,   где   вам
понадобится.
     Тогда его сомнения и недоверие были еще  сильны,  и  Кейл  не  уделил
достойного внимания этому сообщению. Тогда он считал, что вряд ли наступит
такой момент, когда ему захочется связаться со стариком  и  его  странными
друзьями в капюшонах. Но сейчас, находясь в космосе, это смутное заверение
о линии связи встревожило его.
     Средства связи - определенно, одна  из  специальностей  Надзирателей.
Ему показали несколько передающих  устройств  из  тех,  что  они  рассеяли
вокруг Населенных Миров  -  удивительно  сложные,  но  компактные  вещицы,
некоторые не больше кулака и ни одной больше человеческой головы. Действуя
наподобие  спутников-шпионов,  они  могут  принять,  записать  и  передать
большинство  форм  радиовещания  общественной  информации  с   поверхности
планеты, будь то трансляция электронной,  голографической  или  еще  какой
форм связи. С орбиты они могли заснять и  передать  удивительно  подробные
визуальные изображения любой планеты, как видел Кейл на пленке  с  девятью
людьми на Креффе. И жителям планет было почти  невозможно  обнаружить  эти
устройства из-за их размеров и беспорядочности заданных им орбит.
     К  тому  же,  если   кто-то   случайно   обнаружит   их,   устройства
самоликвидируются, прежде чем их смогут подробно исследовать.
     Этот факт особенно беспокоил Кейла.
     Одно из удовольствий того, что он не на астероиде - ощущение свободы,
того, что за тобой не наблюдают. Все время, что он был там, он  знал,  что
находится под пристальным наблюдением таких мониторов. А  сейчас  они  все
еще следят? Есть ли на корабле спрятанное устройство, наблюдающее за  ним?
Или линия связи, о которой упомянул Тейлис, просто ждет где-то в  корабле,
ждет момента, когда может понадобиться, чтобы как-тол включиться?
     Если  это  так,  то  где  оно?  И   запрограммировано   ли   оно   на
самоуничтожение при неправильном обращении?
     Он очень надеялся, что Надзиратели не установили такое устройство  на
его корабле. Если он, не зная о  нем,  наткнется  на  него  и  неправильно
поступит, то может уничтожить сам себя.
     Пора искать, подумал он.
     Он  отстегнулся  от  сидения  и  встал.  Знакомая  слабость  тела   в
нуль-гравитации  не  волновала  его.   Ботинки   скафандра   прилипали   к
обработанной поверхности палубы корабля, удерживая, чтобы он  не  взлетел.
Он направился к ряду кладовых, тянущихся поперек единственного внутреннего
помещения корабля. В них хранилось все, в чем он нуждался: в одной  запасы
продовольствия, в другой оружие, в следующей одежда,  личные  вещи  и  так
далее.
     Можно сказать одно, подумал он,  в  одноместном  истребителе  слишком
много мест, где  можно  спрятать  эту  штуку.  Кроме  кладовых,  есть  еще
различные системы корабля, тяга, жизнеобеспечение, корабельное  вооружение
и остальные, за тяжелыми переборками на носу  и  корме.  Он  мог  обыскать
кладовые за несколько минут. Но искать надо тщательно, сказал он  себе,  и
не  спешить.  Если  Надзиратели  установили   монитор,   он   может   быть
миниатюризирован до предела. Но время еще есть - около получаса до  выхода
из сверхсветовой вблизи Солтрениуса.
     И тут произошло что-то странное, совершенно несуразное.
     Он засмеялся.
     Не   громко,   а   про   себя,   внутренним   смехом.    Беззаботным,
захлебывающимся смехом...
     Нет, подумал он и вспыхнувшая ярость остановила смех. Это не  я.  Это
чужачка, та крылатая телепатическая летунья.
     В то же мгновение тихий смеющийся голос зазвучал в его голове:
     - ТЕПЕРЬ, КОГДА ТЫ МЕНЯ ОБНАРУЖИЛ, МОЖЕТ, ВЫПУСТИШЬ?  ТВОЙ  ОРУЖЕЙНЫЙ
СКЛАД НЕ СООТВЕТСТВУЕТ МОЕМУ ДОСТОИНСТВУ.
     Кейл быстро подошел к оружейной кладовой и распахнул дверь.
     На него, не  мигая,  смотрели  круглые,  бесцветные  глаза  маленькой
чужачки.
     - ВАША ЛИНИЯ СВЯЗИ ГОТОВА, СЭР, - сказала она.
     Чужачка вылетела, машинально, несмотря на нуль-гравитацию,  расправив
крылья, проплыла по  воздуху  к  панели  управления  и  уселась  на  краю,
уцепившись за него странными, маленькими, похожими на руки ногами.  Онемев
от гнева, Кейл пошел следом, бросился на сидение и зло  посмотрел  на  это
создание. Она спокойно встретила его взгляд, но беззвучный смех затих.
     - Я ПРЕДУПРЕЖДАЛА, ЧТО ТЫ РАССЕРДИШЬСЯ, - сказал внутренний голос,  -
НО ОН ЧУВСТВОВАЛ, ЧТО ТЫ НЕ ПОЗВОЛИШЬ МНЕ СОПРОВОЖДАТЬ ТЕБЯ, ЕСЛИ  УЗНАЕШЬ
ЗАРАНЕЕ..
     - Он был совершенно прав, - холодно подтвердил Кейл. - Я и сейчас  не
хочу, чтобы ты сопровождала меня. Назови мне координаты, я изменю  курс  и
отвезу тебя обратно.
     - НЕ МОГУ, - сказала чужачка. - Я ИХ НЕ ЗНАЮ.
     - Но ты должна знать! -  заявил  Кейл.  -  Я  уверен,  что  даже  эти
выжившие из ума дряхлые старики не послали бы тебя, если бы  ты  не  могла
вернуться.
     - ВЕРНУТЬСЯ Я МОГУ, - ответил голос, - НО КАК, НЕ ЗНАЮ.  -  Поскольку
Кейл вот-вот мог взорваться, чужачка быстро проговорила: - ДАННЫЕ У МЕНЯ В
ПОДСОЗНАНИИ. ТЕЙЛИС МОЖЕТ ОТОЗВАТЬ МЕНЯ, ПОСЛАВ В  МОЙ  МОЗГ  ОПРЕДЕЛЕННЫЙ
СИГНАЛ. ТОГДА Я АВТОМАТИЧЕСКИ ЗАПРОГРАММИРУЮ КОМПЬЮТЕР НА ВОЗВРАЩЕНИЕ.  НО
Я ТУТ ЖЕ ЗАБУДУ ДАННЫЕ, ТОЧНО ТАК  ЖЕ,  КАК  КОМПЬЮТЕР  СТИРАЕТ  ИЗ  СВОЕЙ
ПАМЯТИ ЧИСЛА, КОГДА НАЧИНАЕТСЯ НОВАЯ ПРОГРАММА.
     И снова Кейл онемел. Опять чертова  секретность  Тейлиса.  И  подобно
любому  действию  Надзирателей,  она  казалась  как  правомерной,  так   и
совершенно сумасшедшей.
     Затем ему пришла в голову неожиданная мысль.
     - Ты можешь отсюда достать Тейлиса?
     - ДИАПАЗОН ДЕЙСТВИЯ ЛЮБОГО ЭХРЛИЛА НЕ ИМЕЕТ  ПРЕДЕЛОВ  В  КОСМОСЕ.  -
Маленькая чужачка проговорила это обыденным тоном, без малейшей гордости.
     - Раз это так, - заявил Кейл, - ты могла бы остаться на  астероиде  и
все же установить со мной "линию связи", где бы я ни находился.
     - СОВЕРШЕННО ВЕРНО.
     - Тогда почему ты здесь? - закричал Кейл.
     - ТЕЙЛИСУ НЕ ХОТЕЛОСЬ, ЧТОБЫ ТЫ ЛЕТЕЛ НАВСТРЕЧУ ОПАСНОСТИ БЕЗ ПОМОЩИ.
     - Без помощи? - повторил Кейл. - Я встречусь с девятерыми  мужчинами,
которые почти наверняка постараются убить меня. И я  должен  противостоять
им, пока ты будешь заполнять мой мозг дурацким хихиканьем?
     -  Я  НЕ  БУДУ  МЕШАТЬ  ТЕБЕ.  -  Беззвучный  голос  чужачки  казался
обиженным. - НО Я УМЕЮ, КАК ТЕБЕ ИЗВЕСТНО, ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ОРУЖИЕМ. И  ВОДИТЬ
ТВОЙ КОРАБЛЬ.
     - Ты можешь управлять кораблем?
     - КОРАБЛИ ЛЮДЕЙ - ДЕТСКАЯ ИГРУШКА ДАЖЕ ДЛЯ ТАКОГО РЕБЕНКА, КАК Я, - в
голосе послышалась смешинка, но тут же пропала. - КАК ЖЕ, ПО-ТВОЕМУ,  ТЕБЯ
ДОСТАВИЛИ С СОЛТРЕНИУСА НА АСТЕРОИД?
     Кейл обдумал это.
     - Тогда, возможно, ты пригодишься.
     Прежде его  тревожило,  как  оставить  корабль  без  присмотра  после
посадки на Креффе. Если кто-либо из врагов обнаружит его, то отрежет  пути
отступления. А сейчас с чужачкой...
     - ПРАВИЛЬНО, - отвечая на его мысли, сказал  внутренний  голос.  -  Я
БУДУ  ОХРАНЯТЬ  КОРАБЛЬ  И  ДЕЛАТЬ  ВСЕ,  ЧТО  ТЫ  ПОЖЕЛАЕШЬ.  Я  В  ТВОЕМ
РАСПОРЯЖЕНИИ.
     - Хорошо, - согласился, наконец, Кейл. - Если ты будешь помнить это и
не начнешь получать приказы от Тейлиса. Помни, что я  иду  на  задание  по
своему выбору. Я не эмиссар Надзирателей и не потерплю вмешательства ни от
них, ни от тебя.
     - ВСЕ БУДЕТ, КАК СКАЖЕШЬ, - в мысли проскользнула печаль. - НО ТЫ ЗРЯ
УПРЯМИШЬСЯ. ВСЕ, ЧТО ГОВОРИЛ ТЕБЕ ТЕЙЛИС, ПРАВДА.
     Кейла смутили эти слова,  неподдельная  искренность  и  убежденность,
прозвучавшая в них. В телепатическом голосе такое не подделаешь.
     - Не сомневаюсь, что ты веришь, - ответил Кейл. - Но меня  сейчас  не
волнуют сказки о Военном Диктаторе и всем прочем. Меня волнуют девятеро на
Креффе и что я смогу выудить из них о гибели моего мира.
     - ЭТО ОДНО И ТО ЖЕ, - терпеливо проговорила чужачка. -  РАЗВЕ  ТЫ  НЕ
ПОНИМАЕШЬ,  ЧТО  ГИБЕЛЬ  МОРОСА  ДОЛЖНА  ЗАСТАВИТЬ  ПОВЕРИТЬ  В   ВОЕННОГО
ДИКТАТОРА? ТАКОЕ МОЖЕТ СДЕЛАТЬ ТОЛЬКО КТО-ТО ЧРЕЗВЫЧАЙНО МОГУЩЕСТВЕННЫЙ  И
ЧРЕЗВЫЧАЙНО БЕЗЖАЛОСТНЫЙ.
     Кейл ответил не сразу. Это  был  вопрос,  к  которому  он  все  время
возвращался. Кто в Галактике настолько опасен,  настолько  безумен,  чтобы
уничтожить Легионы? Как сумел нападавший  пройти  мимо  защиты  Мороса?  И
самое главное - зачем?
     Когда дело доходит до ответов, со злостью подумал он, история Тейлиса
о Военном Диктаторе - единственная, кем-либо предложенная. Если бы она  не
была такой невероятной...
     - ТОЛЬКО ТВОЕ УПРЯМСТВО ДЕЛАЕТ ЕЕ ТАКОЙ, - прозвучал голос чужачки.
     - Это другое дело, - резко ответил Кейл. -  Пока  ты  здесь,  держись
подальше от моего мозга. Мои мысли принадлежат только мне.
     - Я УЖЕ ГОВОРИЛА ТЕБЕ, ЧТО С ТРУДОМ УЛАВЛИВАЮ МЫСЛИ ЛЮДЕЙ, - ответила
чужачка. - Я НЕ МОГУ ПРОЧЕСТЬ БОЛЕЕ ГЛУБОКИЕ УРОВНИ ТВОЕГО СОЗНАНИЯ,  ДАЖЕ
ЕСЛИ ЗАХОЧУ. Я ЧИТАЮ ЛИШЬ  ЧЕТКО  СФОРМУЛИРОВАННЫЕ  МЫСЛИ  НА  ПОВЕРХНОСТИ
СОЗНАНИЯ, КОГДА ТЫ ИХ КАК БЫ ПРОИЗНОСИШЬ.
     - И ничего больше? - подозрительно спросил Кейл.
     - ТОЛЬКО РАСПЛЫВЧАТЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ, МЕШАНИНУ ЭМОЦИЙ. ПРАВДА, ЭТО  ВСЕ,
ЧТО МНЕ УДАЕТСЯ ПОЛУЧИТЬ ОТ БОЛЬШИНСТВА ЛЮДЕЙ. У ТЕБЯ,  ПО  КРАЙНЕЙ  МЕРЕ,
ЕСТЬ КОЕ-КАКАЯ ЧЕТКОСТЬ МЫСЛИ, ХОТЯ И НЕ ТАКАЯ, КАК  У  НАДЗИРАТЕЛЕЙ.  ЭТО
ОДНА ИЗ ПРИЧИН, ПОЧЕМУ Я ПОЖЕЛАЛА ЛЕТЕТЬ С ТОБОЙ.
     - Одна? - невольно заинтересовался Кейл. - А другие?
     - ВО-ПЕРВЫХ, Я СОГЛАСНА С ТЕЙЛИСОМ, ЧТО ПОНАДОБЛЮСЬ ТЕБЕ, -  ответила
чужачка. - ВО-ВТОРЫХ, ТАК КАК ОЧЕВИДНО,  ЧТО  ЖИЗНЬ  С  ТАКИМ  КОМПАНЬОНОМ
СКУЧНОЙ НЕ БУДЕТ.
     - Она может оказаться короче, чем ты предполагаешь, -  хмуро  заметил
Кейл.
     - ВОЗМОЖНО. Я НЕ БОЮСЬ СМЕРТИ, РАЗВЕ ЧТО ОТ СКУКИ.
     При  этих  словах  Кейл  невольно  улыбнулся,  но  в  его  голове  не
прозвучала даже тени смеха чужачки,  когда  она  говорила  эти  слова.  Он
откинулся на спинку  кресла  и  внимательно  посмотрел  на  это  создание.
Хрупкое, напоминающее птичье тело, куполообразная голова и круглые глаза -
нелепая внешность. И все же яркость глаз и способности  рук  не  допускали
мысли о ее глупости. Кейл на мгновение представил это  маленькое  создание
одиноким  в  корабле,  пронизывающим  невообразимые  расстояния  от  одной
галактики до другой,  лицом  к  лицу  встречая  на  своем  пути  неведомые
опасности...
     Он понял,  что несмотря  на  внешний  вид и дурацкое  чувство  юмора,
оно... нет,  поправил он себя,  она  заслуживает  уважения.  Она  существо
высокого ума, способностей и мужества.
     - Ладно, подружка, - сказал он, продолжая улыбаться, - Глр, так  тебя
зовут? Будем пока соратниками. Надеюсь, никто из нас не пожалеет об этом.
     - МЫ НЕ ПОЖАЛЕЕМ ОБ ЭТОМ,  КЕЙЛЛ  РЭНДОР,  -  ответила  Глр.  -  Я  С
РАДОСТЬЮ ПРИНИМАЮ ТВОЮ ДРУЖБУ И С ЕЩЕ БОЛЬШЕЙ РАДОСТЬЮ БУДУ ПРИВЕТСТВОВАТЬ
ВРЕМЯ, КОГДА ТЫ УБЕДИШЬСЯ, ЧТО ТЕЙЛИС  СКАЗАЛ  ПРАВДУ.  НАДЕЮСЬ,  ЧТО  ЭТО
ЗНАНИЕ ТЫ ПРИМЕШЬ НЕ СЛИШКОМ БОЛЕЗНЕННО.
     По спине Кейла пробежал холодок.
     - Ты читаешь будущее так же, как мысли?
     - НЕТ, НО МОГУ ПРЕДСКАЗЫВАТЬ, КАК И ТЫ, ПО ИМЕЮЩИМСЯ СВЕДЕНИЯМ.
     Прежде чем  Кейл  успел  ответить,  вмешался  предупреждающий  сигнал
компьютера, требующий внимания, и на его экране.
     Они приближались к точке выхода из сверхсветовой.
     Кейл перенес все внимание на управление, готовя корабль  к  выходу  в
нормальный космос, проверяя курс, по которому он пройдет мимо Солтрениуса,
чтобы сесть на его луну Креффа.



                                    10

     Для луны Креффа маловата, но такая же  скалистая,  с  кратерами,  без
воздуха и неприветливая, как любая из лун. Курс  вывел  Кейла  на  орбиту,
довольно-таки удаленную от луны, чтобы заметившие с ее поверхности корабль
не смогли его опознать или подумали, что это ни что иное,  как  проходящий
корабль, совершающий посадку на Солтрениус.
     Экраны показали сияющий  космический  купол  с  большим  увеличением.
Пузырь из прочного пластика  и  металла  примостился  на  широкой  пыльной
равнине освещенной стороны луны,  хотя  и  недалеко  от  резко  очерченной
границы дальней затемненной стороны. Кейл увидел, что в радиусе нескольких
сотен  метров  от  купола  нет  ни  кратеров,  ни  нагромождения  скал.  У
подходящего к куполу пешком прикрытия не будет.
     Но по крайней мере, хоть одна удача  сопутствовала  ему.  Орбитальный
полет показал, что космического крейсера, принадлежащего хозяевам  купола,
не видно.
     - Вероятно, снова на Солтрениусе, - решил Кейл.
     - НЕСКОЛЬКО ЧЕЛОВЕК ОСТАЛОСЬ, - сказала Глр. - ЧУВСТВУЮ ВНУТРИ КУПОЛА
НЕСКОЛЬКО РАЗУМОВ, ХОТЯ НЕ МОГУ РАЗЛИЧИТЬ - СКОЛЬКО.
     - Как бы то ни было,  это  уменьшает  их  перевес  в  численности,  -
заметил Кейл, - и дает мне возможность  кое-что  обследовать.  Кто  бы  ни
оставался в куполе, вряд ли он выйдет.
     Он повернул корабль на посадку, прямо в плотную тень  темной  стороны
луны и различимый из купола горизонт. Он знал, что посадку не заметят -  в
вакууме звуки не распространяются, - и выбрал место, окруженное  торчащими
скалами, которые поглотят колебания почвы.
     Отстегнувшись от сидения и  прихватив  шлем,  он  пошел  в  оружейную
кладовую. В ней размещался значительный набор винтовок и пистолетов,  даже
несколько ножей и другого оружия. Кейл не питал иллюзий насчет  того,  что
может произойти: если начнется бой, то более цивилизованному оружию, вроде
усыпляющих и парализующих пистолетов, не найдется  места.  Вместо  них  он
взял  пистолет  ионной  энергии,  лучевик   -   модифицированный   вариант
корабельного вооружения, стреляющий сфокусированным лучом жесткой энергии.
     Глр с интересом наблюдала за его приготовлениями.
     - ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА ТЫ СЛИШКОМ СПОКОЕН, - заметила она.
     - А что ты ожидала? - улыбнулся Кейл. -  Что  у  меня  будут  дрожать
коленки?
     - Я ЖДАЛА ТРЕВОГУ ИЛИ ВОЗБУЖДЕНИЕ, - ответила Глр. - ТАК ПРОИСХОДИТ У
ЛЮДЕЙ.
     Кейл направился к тамбуру.
     - У легионеров не так. Пустая трата энергии.
     - ТЫ КАК-НИБУДЬ ПОТОМ ДОЛЖЕН НАУЧИТЬ МЕНЯ ОБРАЗУ ЖИЗНИ ЛЕГИОНЕРОВ,  -
сказала Глр.
     - Маленькая подружка, - рассмеялся Кейл, - если я  останусь  в  живых
после всего этого, то с удовольствием проведу  с  тобой  полную  программу
обучения.
     Он закрепил шлем, проверил  последний  раз  экипировку,  затем  снова
обратился к Глр, сосредоточившись и стараясь четко формулировать мысленные
слова, как бы произнося их вслух.
     - ТЫ ПРИНИМАЕШЬ МЕНЯ? - спросил он.
     - ПРЕВОСХОДНО.
     - ОТЛИЧНО. ТОГДА МЫ  МОЖЕМ  ПОДДЕРЖИВАТЬ  СВЯЗЬ.  Я  ХОЧУ,  ЧТОБЫ  ТЫ
ОСТАЛАСЬ У УПРАВЛЕНИЯ КОРАБЛЕМ, НО  СОВЕРШЕННО  НИЧЕГО  НЕ  ПРЕДПРИНИМАЛА,
ПОКА Я НЕ СКАЖУ. ЯСНО?
     - ДА.
     - ЕСЛИ КТО-ЛИБО ЧУЖОЙ ОБНАРУЖИТ КОРАБЛЬ  И  ПОПЫТАЕТСЯ  ПРОНИКНУТЬ  В
НЕГО, СРАЗУ СООБЩИ МНЕ.
     - СЛУШАЮ И ПОВИНУЮСЬ, - в ответе прозвучала искорка смеха.
     - ОСТАВЬ СВОИ ШУТКИ НА ПОТОМ. И ЕЩЕ, ЕСЛИ Я НЕ ВЕРНУСЬ...
     - ЗНАЧИТ, ТЫ МЕРТВ, - спокойно ответила Глр, - И  БОЛЬШЕ  НЕ  СМОЖЕШЬ
МНОЙ КОМАНДОВАТЬ. ТОГДА Я ПРОЯВЛЮ СВОЮ ИНИЦИАТИВУ.
     - ХОРОШО, - улыбнулся Кейл. - ТОГДА ТЫ МОЖЕШЬ УЛЕТЕТЬ И СООБЩИТЬ  ОБО
ВСЕМ НАДЗИРАТЕЛЯМ.
     - ТАК Я И СДЕЛАЮ, - сказала Глр, - НО СНАЧАЛА  ИСПЫТАЮ  ОРУЖИЕ  ЭТОГО
КОРАБЛЯ НА КУПОЛЕ И ТЕХ, КТО ОКАЖЕТСЯ В НЕМ.


     Люк беззвучно закрылся, когда Кейл спрыгнул на поверхность Креффы.  В
слабом притяжении луны падение было медленным, как во сне, и он  шел,  как
во сне, длинными, размашистыми шагами,  которые  практически  представляли
собой большие медленные прыжки по нескольку метров. Вскоре  он  подошел  к
краю нерассеянного сияния освещенной стороны луны.
     Стеклопластик шлема вдруг потемнел, защищая глаза, и Кейл вышел через
границу в свет. Корабль позади уже пропал из виду за горизонтом.  Впереди,
где-то за нагромождением скал, у которых он стоял, находился купол.
     Изобилие  острых  скал,  отсутствие  растительности   и   воды,   вся
окружающая местность, подумал он, чем-то напоминает район  Железных  Пиков
на Моросе, где обучавшиеся легионеры проходили испытание на  выживаемость.
Но там, по крайней мере, было слышно  завывание  ветра,  стук  ботинок  по
камням, подтверждавшие, что ты еще жив. В этом страшном  месте  отсутствие
воздуха означало  невыносимую  тишину,  призрачную  и  тревожную,  и  Кейл
чувствовал себя бестелесным  духом.  Но  он  стряхнул  с  себя  угнетающее
чувство и начал пробираться через скалы, медленно и  осторожно,  сдерживая
движения, чтобы  оказаться  поближе  к  поверхности,  несмотря  на  слабую
гравитацию, стараясь наступать только на  камни,  чтобы  не  оставлять  за
собой предательские следы в пыли.
     Наконец, пробравшись под нависшей скалой, которая давно бы обрушилась
при нормальной гравитации, он увидел купол.
     Купол поднимался из залежей пыли, как фурункул на человеческой  коже,
но такой яркий в отраженном сиянии, что казался состоящим из зеркал.  Пыль
вокруг него была вдоль и поперек исчерчена многочисленными следами ботинок
входивших и выходивших обитателей купола. Но в данный момент не было видно
ни одного, никаких признаков движения или деятельности вокруг купола.
     Кейл  ретировался  за  скалу  и  осторожно  пошел  по  кругу,   желая
обследовать купол со всех сторон и особенно - обнаружить вход.
     - КЕЙЛЛ, - прозвучал в голове голос Глр, в нем слышалась  тревога,  -
ДАТЧИКИ ТВОЕГО КОРАБЛЯ ДОКЛАДЫВАЮТ О ПРИБЛИЖЕНИИ ДРУГОГО КОРАБЛЯ. ЕГО КУРС
- НА ПОСАДКУ.
     Как и прежде, Кейл сосредоточился, чтобы мысленно ответить:
     - ПРОЛЕТИТ НАД ТОБОЙ?
     - НЕТ, ЕГО КУРС ПРИВЕДЕТ К ПОСАДКЕ У  КУПОЛА  С  ОСВЕЩЕННОЙ  СТОРОНЫ.
МЕНЯ НЕ ЗАМЕТЯТ.
     Все-таки повезло, подумал про себя Кейл. Но хотелось,  чтобы  корабль
задержался с прибытием на некоторое время. Все равно, подумал он, если мне
удастся  незаметно  подобраться  достаточно  близко  к  месту  посадки   и
понаблюдать за высадившимися, я могу что-нибудь узнать.
     Он прекрасно понимал со спокойной и непоколебимой  уверенностью,  что
надо попытаться войти в купол независимо от количества людей,  с  которыми
ему предстоит встретиться там. Но он не собирался соваться  туда  вслепую,
если есть возможность тщательно изучить противника заранее.
     Как можно быстрее он пробирался через скалы, продолжая описывать дугу
вокруг купола и ни на мгновение не показываясь из виду. В это время  голос
Глр снова зазвучал в голове:
     - ДАТЧИКИ ПОКАЗЫВАЮТ, ЧТО КОРАБЛЬ САДИТСЯ. КАЖЕТСЯ, КРЕЙСЕР.
     В сознании Кейла начало вырисовываться проектируемой Глр  изображение
купола, приплюснутого на пустом клочке земли, а на  краю  этой  равнины  -
совершающий посадку корабль. В корабле можно было угадать крейсер, но  Глр
добавила несколько собственных штрихов: громадный плюмаж пламени их  сопла
и зловещее лицо, нарисованное на передней части -  сплошные  кинжаловидные
зубы и жестокие раскосые глаза.
     - СПАСИБО, - насмешливо поблагодарил Кейл. - ОЧЕНЬ ВЫРАЗИТЕЛЬНО.
     - ЛУЧШЕ КАРТЫ, ПРАВДА? - захлебываясь смехом, спросила Глр.
     - ГОРАЗДО ЛУЧШЕ. А ТЕПЕРЬ МОЛЧИ, ПОКА Я СХОЖУ И ПОСМОТРЮ.
     Сильная вибрация, вызванная посадкой крейсера,  неуклонно  нарастала,
пока он пробирался  вперед,  пока,  скорчившись  в  непроглядной  тени  от
высокой скалы, снова не оказался на краю равнины.
     Дрожь почвы  ослабела  и  прекратилась.  Крейсер  сел.  Кейл  подался
вперед, чтобы выглянуть из-за служившей ему укрытием скалы, и тут же убрал
голову.
     Крейсер приземлился примерно в трехстах метрах.
     А за ним Кейл увидел вход в купол - люк открыт, из него выходят  люди
в  скафандрах,  двигаясь  такими  же  длинными   шагами-прыжками,   какими
передвигался Кейл.
     Он плотно прижался к скале. Если кто-либо из этих людей  или  экипажа
корабля глянет в его сторону, если его шлем на мгновение сверкнет в  ярком
свете...
     Шанс маловероятный, но возможный. Пора двигаться.
     Но он не пошел назад по  своим  следам.  Он  продвигался  медленно  и
осторожно, от скалы к скале туда, где сел крейсер. Какой бы риск  ни  был,
он не собирался упустить шанс увидеть все, что можно.
     Вскоре он усмотрел  другое  выгодно  расположенное  укрытие  на  краю
открытого участка. Достигнув его,  он  увидел,  что  сможет  наблюдать  за
кораблем и куполом, оставаясь невидимым в плотной тени. Он  начал  огибать
скальный выход породы, направляясь к этому убежищу.
     И столкнулся лицом к лицу с двумя, огибавшими выход породы  с  другой
стороны. Лицевые забрала, как и у Кейла, были затемнены от яркого света  -
ничего не увидишь. Но на одном из них  был  такой  же,  как  и  на  Кейле,
скафандр с голубым кольцом Легионов, сияющим на шлеме и груди.
     Оба держали оружие наготове.
     Бросив мимолетный  взгляд,  Кейл  с  чувством  отвращения  узнал  это
оружие. Громыхалы - так их  называют,  -  короткие  пистолеты  с  уродливо
расширяющимся  раструбом  ствола.  Разряжаясь,   они   выбрасывают   поле,
взаимодействующее с нервной системой человека и вызывающее,  как  минимум,
невероятную боль. Садистское оружие,  объявленной  вне  закона  во  многих
мирах, которым, как было известно Кейлу, легионеры никогда не вооружались.
     Кейл остановился, но к оружию не потянулся,  когда  те  двое  сделали
робкий шаг к нему. Человек в скафандре легионера поднял руку в перчатке  к
своему шлему и включил связь.
     -  Это  ты,  Джайкер?  -  прозвучал  в  шлеме  Кейла   металлический,
искаженный переговорным устройством голос.
     Кейл почувствовал облегчение. Конечно, на Креффе двое в полной  форме
легионера, включая, очевидно, и скафандры. Этот,  увидел  скафандр  Кейла,
подумал, что смотрит на своего приятеля, самозванца-легионера.
     Кейл включил рацию своего шлема.
     - Да, - хрипло ответил он, зная,  что  его  голос  тоже  прозвучит  в
искаженном виде.
     Но к его удивлению, тот угрожающе поднял оружие.
     - Черта лысого, - прозвучало в шлеме Кейла. - Джайкер - это я.
     Рука Кейла молниеносно  выхватила  висевший  на  поясе  пистолет,  но
противнику было достаточно лишь нажать выступ своего. Тело Кейла  охватила
агония в чистом виде и сжала в чудовищном кулаке.
     Как  сквозь  вату,  он  услышал  собственный  крик,  как  в   тумане,
почувствовал, что корчится и начинает падать.
     Больше он ничего не слышал и не видел.



                                    11

     Кейл очнулся от шума. Снова и снова выкрикивали его имя.
     Нет, понял он, не выкрикивали. Это мысленный вызов Глр, проникающий в
сознание, как испуганный крик.
     - ПРЕКРАТИ, - подумал он, поднося  руку  к  голове,  в  которой  тупо
стучал пульс. - ЗДЕСЬ Я.
     От Глр в его мозг хлынул поток облегчения.
     - ЧТО СЛУЧИЛОСЬ? ГДЕ ТЫ?
     Ощупывая голову,  Кейл  наткнулся  на  мягкую  шишку  и  шероховатую,
запекшуюся кровь.
     - ДОЛЖНО БЫТЬ, ПАДАЯ, УШИБ ГОЛОВУ О ШЛЕМ. А НАСЧЕТ ТОГО, ГДЕ Я...
     Он огляделся. Он  лежал  на  жесткой  скамье  в  небольшом  отсеке  с
металлическими  стенами,  в   котором   узнал   обычную   тесную   спальню
космического купола. Воздух затхлый, застоявшийся, но дышать можно, и весь
тела  нормальный,  значит,  в  куполе  работает  установка   искусственной
гравитации.  Скафандр  с  него  снят  и  небрежно  брошен  в  угол,   хотя
энергопистолет предусмотрительно убран.
     - Я ВНУТРИ КУПОЛА И ЦЕЛЫЙ.
     Не обращая внимания на головную боль, он сел.  Об  этих  "громыхалах"
можно сказать одно, подумал он.  Несмотря  на  адскую  боль,  которую  они
причиняют, боль немедленно прекращается, стоит  только  выключить  оружие.
Хотя иногда могут быть и серьезные последствия.
     - ЧТО ТЕПЕРЬ? - спросила Глр.
     - ОСТАВАЙСЯ ТАМ И СИДИ ПОКА ТИХО. ДВЕРЬ, ПО-ВИДИМОМУ, ОХРАНЯЕТСЯ, И Я
СОБИРАЮСЬ...
     Что бы он ни собирался делать, возможности выполнить свои намерения у
него не оказалось. Распахнулась дверь и вошли  двое.  У  обоих  пистолеты,
блеснувшие в руках при входе. Они подошли к Кейлу с двух сторон, держа его
на мушке - очень профессионально.
     Один из них с "громыхалом" -  пистолетом,  вызывающим  конвульсии,  -
худой, жилистый,  с  длинной  нижней  челюстью  и  маленькими  сверкающими
глазками. Второй крепко  сбитый,  смуглый,  с  носом,  который,  казалось,
перебивали многократно. В руке у него был пистолет Кейла.
     Оба носили форму легионеров.
     - Очнулся? - сказал худой. - Я думал, ты  пробил  себе  череп.  -  Он
улыбнулся, обнажив мелкие желтые зубы. -  Хороший  трюк,  верно,  спросить
тебя, не я ли ты? Вот старина Риш ответил бы по-другому, правда, Риш?
     Крепко сбитый подтвердил, не спуская глаз с Кейла.  Значит,  худой  -
тот, кто подстрелил Кейла, Джайкер. Да, трюк хороший.  Но  Кейл  продолжал
молчать, изучая этих двоих, оценивая их возможности и сомневаясь,  так  ли
уж много у него шансов пойти против двух пистолетов.  Он  решил  держаться
наготове, если появится хоть тень шанса.
     - Нечего сказать братьям-легионерам? - продолжал Джайкер и  засмеялся
визгливым, противным смехом.
     - Где вы достали форму? - безучастным голосом спросил Кейл.
     - Взяли с пролетавшего мимо  корабля,  -  усмехнулся  Джайкер.  -  Ее
владельцам она больше никогда не понадобится.
     - А где? - поинтересовался Кейл.
     - На подступах к старому доброму Моросу, - заржав, ответил Джайкер. -
Ты помнишь Морос, а, парень?
     - Почему вы там оказались?
     У словоохотливых людей  многое  можно  выпытать,  как  было  известно
Кейлу, если суметь разговорить их.
     Джайкер, казалось, рад был поболтать.
     - А нам там нравится, правда, Риш?  Спокойнее  места  не  найти.  Как
сказал босс, когда мы делали последний облет...
     - Джайкер!
     Донесшийся от  двери  и  без  труда  заполнивший  комнату  голос  был
глубокий, звонкий и мелодичный. Тонкие губы  Джайкера  захлопнулись,  лицо
слегка побледнело под космическим загаром, когда он  посмотрел  в  сторону
двери.
     Входившему в отсек обнаженному по пояс человеку пришлось пригнуться и
повернуться боком, чтобы плечи пролезли в дверь и можно было войти. Вот  и
вожак первых трех легионеров-самозванцев - полуобнаженный гигант,  который
посмотрел на  Кейла  и  рассмеялся  в  тот  неудачный  день  в  космопорту
Солтрениуса.
     Сейчас он улыбался неприятной улыбкой.
     - Джайкер, мне скоро придет в голову мысль послать тебя погулять  без
скафандра и посмотреть, будешь ли ты болтать в вакууме.
     Угроза прозвучала еще более зловеще, потому что  была  сказана  таким
легко льющимся, мелодичным голосом. Затем гигант повернулся к Кейлу, чтобы
осмотреть его, и столкнулся и осмотром самого себя.
     Громадный, с прекрасно развитыми мышцами корпус, обманчивая  легкость
шага и сдержанность движений. Кейл видел не  неуклюжего,  а  атлетического
человека с отличной координацией и не  в  меньшей  степени  могучего.  Что
делало его еще опаснее.
     Кейл предположил, что он,  вероятно,  из  измененных  миров.  На  это
указывало отсутствие волос и бронзовая кожа. Но было что-то еще...
     Ему вспомнились слова журналиста, сказанные на Солтрениусе, казалось,
так давно, о странных метках  вокруг  шеи  и  живота  гиганта.  Кейл  ясно
различал эти метки, очень похожие на припухшие, узкие рубцы шрамов,  ровно
обвивающие могучую шею и живот. Когда Кейл взглянул на  них  еще  раз,  по
спине пробежали мурашки.
     Швы двигались, слегка извиваясь и набухая. Словно змеи, живущие своей
жизнью, окольцевав тело гиганта прямо под кожей.


     Зловещая улыбка гиганта стала шире, когда он оглядел Кейла.
     - Вот мы, наконец, и поймали одного, а? - его смешок эхом  прокатился
по комнате. - И кажется, именно того, кто спешил познакомиться с  нами  на
Солтрениусе. Что так долго лишало  тебя  возможности  нанести  нам  визит,
легионер?
     Кейл молча и равнодушно смотрел на гиганта.
     - Понятно, отмалчиваешься. Хорошо, пройдем через  формальности.  Ваше
имя и звание?
     - Кейл Рэндор,  командир  Четвертого  Ударного  полка  Сорок  Первого
Легиона, - спокойным, холодным голосом ответил Кейл.
     - Планеты Морос, - добавил гигант. - Разве не так  положено  отвечать
по Уставу?
     Кейл пропустил вопрос мимо ушей.
     - Злорадство - занятие мелких умов. У тебя есть имя, злорадствующий?
     На мгновение улыбка гиганта погасла, затем появилась вновь.
     - А, легендарный боевой дух Легионов не угас. Да, Кейл Рэндор, можешь
узнать мое имя на то короткое время, которое тебе осталось что-либо знать.
Я - лорд Тхр'ан с Иррак-хоа.
     Кейл насмешливо поднял бровь. Он никогда не слышал о планете с  таким
названием, но ведь существует немало  планет,  о  которых  он  никогда  не
слышал.  Он  знал,  что  аристократические  титулы  действительно   широко
используются в человеческих обществах  по  всей  Галактике.  Но  очень  уж
странный титул, чтобы его носил главарь банды вроде этой.
     - Почему лорд с Иррак-хоа  сидит  на  луне  Солтрениуса,  притворяясь
легионером?
     Гигант оглушительно расхохотался.
     - В моем  мире  живет  в  воде  создание,  само  чуть  больше  своего
объемистого желудка с  фильтрами.  Оно  спокойно  сидит  в  ручье  поперек
течения, а другие создания слепо  плывут  в  его  внутренности,  чтобы  их
сожрали. Я ждал здесь, чтобы слопать тебя, легионер.
     - На моей планете, - холодно ответил Кейл, - живет ядовитая рептилия,
обладающая способностью принимать облик других. Мы  всегда,  когда  бы  ни
наткнулись, убиваем их.
     - Я рептилия, изменившая свой облик? - рассмеялся Тхр'ан.  -  Уверен,
ты хотел бы убить меня. - Он шагнул вперед, наклонился на Кейлом, странные
метки извивались и перекатывались под кожей. - Интересно было бы дать тебе
попытаться,  Рэндор.  Всегда  гадал,  как   выглядит   знаменитое   боевое
мастерство Легионов по сравнению с... с моим.
     Кейл не пропустил мимо ушей запинку.
     - По сравнению с чьим?
     - Слишком много вопросов,  -  улыбнулся  Тхр'ан.  -  Но  здесь  задаю
вопросы, на которые надо отвечать, я. - Сложив громадные  руки  на  груди,
оно отошел. - Сначала, Рэндор, ответь мне вот на какой вопрос. Сколько еще
легионеров осталось в живых?
     Кейл задумчиво кивнул.
     - Значит, говоришь, я первый угодил в твою ловушку?  Сомневаюсь,  что
другие окажутся столь же беспечными.
     - Какие другие? - зашипел гигант. - Где они?
     Кейл отвел глаза  в  сторону,  изобразив  на  лице  смущение,  словно
проговорился.
     - Может, больше нет никого. Я... я не знаю.
     - Скажешь! - взревел Тхр'ан.
     Кейл опустил голову и уставился в пол, искусно играя  роль  человека,
решившего не выдавать тайну.
     Гигант фыркнул и подал знак Джайкеру с Ришем.
     -  Отведите  его,  -  приказал  он.  -  Можете  привязать  и  немного
пооблучать, пока он не станет разговорчивее.
     Тхр'ан повернулся и быстро вышел, а Кейл поднял голову и увидел  дула
пистолетов, направленные на него руками этих двоих, и  сияние  дьявольской
радости в их глазах.


     Они  вывели  его  в  коридор  у  комнатки,  приотстав  на  безопасное
расстояние и держась у противоположных стен  коридора  с  таким  расчетом,
чтобы Кейл даже не надеялся повернуться и броситься  на  них.  Поэтому  он
шел, беспрекословно повинуясь и пользуясь случаем изучить,  что  удавалось
увидеть из планировки купола.
     Она, похоже, сохраняла основную  стандартную  планировку  большинства
космических куполов, яйцевидных и двухэтажных.  Верхний,  полусферический,
из металла и пластика, увенчанный похожим на линзу кругом из  плексигласа,
использовался, главным образом, для наблюдений, связи и тому подобное. Так
что, судя по плоскому, непрозрачному потолку, Кейл решил, что он находится
на нижнем этаже. У большинства космических куполов  один  широкий  коридор
опоясывает нижний  этаж  по  внутренней  стороне  внешней  стены  корпуса.
Основной коридор должен окружать разнообразные служебные секции  купола  -
рабочие кабинеты и лаборатории, спальные  помещения,  столовую  и  комнату
отдыха вместе с системой жизнеобеспечения, кладовыми и  тому  подобное.  А
они должны соединяться более узкими проходами, выходящими  в  общую  точку
главного внешнего коридора.
     Так вроде бы было и в этом случае. Проход, в  которые  они  вышли  из
комнатки, вел к широкому, закругляющемуся,  как  и  ожидал  увидеть  Кейл,
коридору. Быстрый взгляд через плечо дал ему именно  то,  что  требовалось
для определения  местонахождения,  поскольку  он  увидел  позади  широкий,
тяжелый люк воздушного  тамбура.  Должно  быть,  вход  в  купол,  и  почти
наверняка - единственный.
     Они прошли по главному коридору,  вскоре  повернули  в  другой  узкий
соединительный проход. Здесь конвоирам пришлось идти плечом  к  плечу,  но
даже при этом Кейлу было бы безумно рискованно нападать на них. Как бы  то
ни было, ему еще предстояло выяснить слишком многое, и  он  надеялся,  что
позже подвернутся шансы на освобождение получше.
     Через секунду они подошли к дверному  проему,  и  конвоиры  заставили
Кейла войти в него. Помещение могло быть  в  прошлом  лабораторией,  когда
купол служил своему первоначальному назначению - научным исследованиям.  В
нем  было  пусто,  только  низкая,  тяжелая  металлическая  платформа,  на
которой, вероятно, раньше стоял целый комплекс механизмов и оборудования.
     Теперь, очевидно, на ней предстояло лежать Кейлу.
     - Залезай, - прорычал Джайкер,  показывая  пистолетом.  -  Ложись  на
спину.
     Кейл  выполнил  приказ,  хотя  догадывался,  что  последует.  Но  Риш
постоянно держал на прицеле его голову и был  готов  немедленно  применить
оружие.
     Джайкер нагнулся и вытащил из-под платформы  несколько  металлических
полос с  застежками,  очевидно,  старательно  приготовленных  заранее  для
такого случая. Он туго перехватил Кейла  поперек  туловища,  приковывая  к
голой металлической поверхности так, что не шевельнуться,  затем  привязал
запястья, щиколотки, живот и бедра.
     - Теперь, -  сказал  Джайкер,  облизнув  тонкие  губы,  -  подумай  о
заданных боссом вопросах.
     Он поднял "громыхало" и нажал выступ.
     Внутрь хлынула  непереносимая  боль,  словно  каждый  нерв  выдирали,
окунали в кислоту и резали  зазубренным  ножом.  Тело  Кейла  конвульсивно
извивалось, билось в тисках удерживающих его полос, из  губы,  которую  он
прикусил, чтобы не закричать, струилась кровь.
     Затем боль сразу прекратилась. Тяжело дыша, он  облизнул  прокушенную
губу и с ненавистью посмотрел на ухмыляющуюся физиономию Джайкера.
     - Здорово, верно? Скажешь что-нибудь?
     Не проронив ни слова, Кейл отвернулся.
     - Ладно, получай еще. Заряда хватит надолго.
     С радостью в глазах Джайкер снова поднял пистолет.
     И снова убийственная боль.
     И снова... и снова...
     После шестого - или это мог быть десятый, Кейл не был уверен  -  раза
он понял, что в  помещение  вошел  гигант.  На  некоторое  время  наступил
перерыв, пока Тхр'ан совещался со  своими  подчиненными,  и  Кейл  получил
возможность оценить причиненные ему вред.
     Те  места  тела,  которые  бились  о  металлические  ленты  во  время
конвульсий, болели от синяков. Губа  распухла,  пульсируя  болью.  Голова,
казалось, стала на размер  больше  от  заполонившей  ее  боли.  Но  слегка
пошевелив шеей и другими частями тела, он понял, что тело еще подчиняется,
что повреждения несерьезные.
     Затем над ним наклонился гигант.
     - Ты, кажется, твердо решил страдать, - прозвучал мелодичный  бас.  -
Как мне и следовало ожидать. Ты приблизился к тому, чтобы  рассказать  то,
что я хочу знать?
     Кейл не ответил, не взглянул на него.
     - Как и следовало ожидать, - сказал, преувеличенно вздохнув,  Тхр'ан.
-  Легионеры  делают  из  своих  людей  почти  рабов,  слепо   выполняющих
требования господ.
     От  странного  нажима  на   слова   у   Кейла   промелькнула   мысль.
Воспользовавшись тем, что осталось от голоса, он прокаркал:
     - А разве ты не выполняешь требования _с_в_о_и_х_ господ?
     Тхр'ан проглотил эту приманку.
     - Мой Господин, - ответил он, - не требует  от  меня...  -  Он  резко
оборвал себя и посмотрел на Кейла злыми глазами. - Очень ловко,  легионер,
- сказал он глухим, угрожающим голосом. - Ты очень стараешься узнать,  что
возможно, не так ли? Но ты ничего не узнал. Даже если  бы  я  мог  открыть
тебе имя и местопребывание Господина, ты не  дожил  бы  до  того  времени,
когда мог бы использовать свои знания.
     Кейл пропустил угрозу расправы мимо ушей,  ухватившись  за  остальные
слова и начав их обдумывать. Господин? Тот, кто установил эту  ловушку  на
Креффе, а также посылает своих людей облетать Морос, как  сказал  Джайкер?
Тот, кто представляет своим подчиненным нечто вроде свободы действий?  Чье
имя и местонахождение Тхр'ан не может открыть?
     Это начинало звучать знакомо, будто он уже слышал это раньше.
     Он попытался  сосредоточиться,  чтобы  установить  контакт  с  Глр  и
передать  ей  то,  что  узнал.  Может,  маленькая  чужачка  сумеет   лучше
разобраться в этих туманных намеках? Или, может быть, Надзиратели...
     Но тут, отвлекая его внимание, снова заговорил гигант:
     - Можешь теперь решать, Рэндор. Расскажи об  остальных  оставшихся  в
живых, и у тебя появится шанс сохранить свою бесполезную жизнь.  Продолжай
молчать, и сейчас же умрешь самым неприятным образом.
     Кейл холодно улыбнулся.
     - Насколько мне известно, никого больше нет.  Я  никого  не  видел  и
ничего ни о ком не слышал.
     - Вранье! - захрипел гигант и подал знак Джайкеру. Худой быстро вышел
вперед, ухмыляясь.
     Пока Риш  держал  Кейла  под  прицелом  лучевого  пистолета,  Джайкер
отстегнул  две  ленты,  что  держали   его   поперек   туловища,   оставив
привязанными лишь запястья и щиколотки.
     - Как тебе известно, - злорадно напомнил Тхр'ан, - лучевики  сами  не
убивают. Но тебе так же известно, что вызываемые ими конвульсии могут быть
очень сильными. Человек, которого держат за руки и за ноги, может получить
очень сильные травмы. Он складывается почти пополам, шея и  позвоночник  у
него ломаются, как стеклянные.
     Кейл молчал, изо всех сил стараясь сосредоточиться, чтобы связаться с
Глр.
     - Будешь отвечать на мой вопрос? - взревел Тхр'ан.
     Но Кейл не обращал на него внимания, так как в  его  сознание  проник
голос Глр.
     - КЕЙЛЛ, Я НЕ МОГУ  ПРИНЯТЬ  ТЕБЯ.  СЛИШКОМ  РАЗМАЗАННО.  ПОСТАРАЙСЯ,
ПОТОМУ ЧТО ВОЗНИКЛА НЕПРИЯТНОСТЬ. Я ЧУВСТВУЮ, ЧТО  ПОБЛИЗОСТИ  БРОДЯТ  ДВА
ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ СУЩЕСТВА. ВЕРОЯТНО, ИЩУТ КОРАБЛЬ.
     Как я и ожидал, подумал Кейл, гигант выслал двоих на  поиски  корабля
пленника. С неимоверным трудом он собрался с мыслями.
     - ГЛР, НЕМЕДЛЕННО ВЗЛЕТАЙ И ПОБУДЬ В КОСМОСЕ НА ТЕМНОЙ СТОРОНЕ.  ЕСЛИ
НИЧЕГО БОЛЬШЕ НЕ УСЛЫШИШЬ ОТ МЕНЯ, СКАЖИ НАДЗИРАТЕЛЯМ, ЧТО Я...
     Продолжать сообщение он не  смог,  поскольку  Тхр'ан  снова  взревел,
отвлекая его внимание:
     - Как хочешь, легионер! Есть остались еще, не сомневаюсь,  скоро  они
нанесут мне визит. Они могут оказаться более склонными  к  сотрудничеству.
Ты мне больше не нужен! - Он повернулся к Джайкеру. - Действуй!
     Прицеливаясь,  Джайкер  снова  визгливо  захихикал,  затем   сверкнул
лучевик.
     Как  и  прежде,  тело  Кейла  корчилось,   сгибалось,   рвалось,   но
поднималось теперь высокой дугой над металлической поверхностью, сгибалось
в невообразимую дугу, дергалось и  корежилось  -  неподвижными  оставались
только привязанные руки и ноги.
     Затем раздался тошнотворный скрежещущий треск.
     Джайкер отпустил спусковой выступ, и тело Кейла, обмякнув, опустилось
- безвольное и неподвижное.



                                    12

     Продолжавшая держаться в теле сильная, сокрушающая боль доказывала, к
полусознательному удивлению Кейла, что он еще жив.  Она,  также,  поведала
ему, что он проживет, видимо, недолго.
     Боль снедала все  части  тела.  В  каждой  мышце,  в  каждом  суставе
гнездилась пытка, а самая  сильная  -  в  шее  и  заду.  Ясно,  он  сломал
позвоночник, как предсказывал Тхр'ан.  Возможно,  позвоночник  продержится
еще немного, но время, когда он тоже сдаст, не за горами. Вероятно, он уже
будет мертв к тому времени,  когда  Тхр'ан  или  его  люди  явятся,  чтобы
прикончить его.
     Он не чувствовал ни страха смерти, ни жалости к себе -  просто  очень
сожалел, что так мало совершил против Тхр'ана и его фальшивых  легионеров.
Но, по крайней мере, он собрал немного намеков, которые надо еще  передать
Глр. Он боролся с туманом в голове, старался собраться  с  мыслями,  чтобы
снова войти в контакт с чужачкой. Но мешала боль  и  приглушенные  голоса.
Один из голосов - Тхр'ана - звучал издали,  как  будто  гигант  повернулся
уходить после того, как Кейл потерял сознание, и отдавал приказы от двери:
     - ...не остался в живых после  этого,  -  звучал  глубокий  голос.  -
Снимите форму, пусть ею пользуются другие.
     - Что делать с трупом? - спросил тонкий голос Джайкера.
     - Положите в  тамбур,  кто-нибудь  из  тех  отнесет  его  в  корабль.
Выбросим при следующем полете на планету, и он сгорит в атмосфере.
     Джайкер начал что-то говорить, но Кейл уже не слышал его, потому  что
в голове зазвучал внутренний голос Глр, явно испуганный и встревоженный.
     Кейл,  всеми  силами  цепляясь  за  сосредоточенность,  полными  боли
вспышками мысли рассказал Глр о случившемся.
     В потоке волнения, льющемся из мозга Глр, он  с  удивлением  различил
беззвучный смех чужачки.
     - КЕЙЛЛ, ТЫ ДУБИНА! - крикнула Глр. - ТЫ ВСЕ ЕЩЕ ЦЕПЛЯЕШЬСЯ  ЗА  СВОИ
СОМНЕНИЯ, ДАЖЕ УБЕДИЛ СЕБЯ, ЧТО УМИРАЕШЬ!
     Понятно,  подумал  Кейл,  я  не  смог  передать  как  следует  и  Глр
неправильно поняла. Он попытался передать снова, но чужачка перебила:
     - НЕТ, Я ВСЕ ПОНЯЛА ПРАВИЛЬНО. ТЫ ЧТО, НЕ ПОМНИШЬ? ТЕЙЛИС СКАЗАЛ ТЕБЕ
ПРОСТУЮ ИСТИНУ. ЭТИ ЛЮДИ НЕ МОГУТ СДЕЛАТЬ НИЧЕГО ТАКОГО,  ЧТО  СЛОМАЛО  БЫ
ТЕБЕ ХОТЯ БЫ МИЗИНЕЦ!
     Пузырь  надежды,  раздувавшейся   внутри   Кейла,   вдруг   прокололо
недоверие. Дико болит зад - это реальность...
     - КОНЕЧНО, БОЛИТ! - ответила Глр. - ОРУЖИЕ ВЫЗВАЛО СОКРАЩЕНИЕ МЫШЦ  И
КАЖДОГО СУХОЖИЛИЯ, ВОТ И БОЛИТ! НО НИЧЕГО НЕ  СЛОМАНО!  И  НЕ  МОЖЕТ  БЫТЬ
СЛОМАНО!
     Снова просочилась надежда. Болят  сухожилия?  Странный  хруст  издали
сместившиеся над нагрузкой суставы - так человек может хрустеть  пальцами,
не причиняя им вреда?
     Он попытался осторожно шевельнуться, почти  уверенный,  что  окажется
парализованным. Но тело двигалось - сдвинулся торс, поднялись  колени.  Во
время движения его пронзила,  затем  немного  ослабла  боль.  И  вспыхнула
безграничная надежда.
     Кажется, правда! По-видимому, он страдал от чрезмерного напряжения  и
изгибов тела. Изнурительные упражнения Легионеров, которые проделывали всю
жизнь, особое внимание уделяя напряжению  и  гибкости,  придали  его  телу
такую эластичность, какую многие люди  не  могли  даже  представить  себе.
Вполне вероятно, что он растянул  пару  мышц  и  сухожилий,  но  серьезных
повреждений  нет,  он  остался  работоспособным.  Тело  может  болеть,  но
оставаться послушным.
     Наступал момент действовать. Весь разговор с  Глр,  происходивший  со
скоростью мысли, занял то время, которое  понадобилось  Джайкеру  и  Ришу,
чтобы подойти к нему  от  двери.  Гигант  Тхр'ан,  по-видимому,  вышел  из
комнаты. Его люди, лишь мельком взглянув  на  старавшегося  не  шевелиться
Кейла, сразу начали отстегивать приковывавшие его к платформе захваты.
     Затем острый глаза Джайкера заметили слабое движение груди  дышавшего
Кейла.
     - Силы небесные! - удивился Джайкер. - Он еще живой!
     - Думаю, долго не протянет, - заметил Риш. - Влепи ему парочку лучей.
     Кейл послал резкий вызов.
     - ГЛР, БЫСТРО ПОДЛЕТАЯ И СДЕЛАЙ ОБЛЕТ КУПОЛА КАК МОЖНО НИЖЕ.
     - СЛУШАЮ И ПОВИНУЮСЬ, - пришел сопровождаемый смехом ответ.
     Джайкер осторожно шагнул вперед.
     - Вряд ли он притворяется после того, что мы сделали  с  ним.  Должно
быть, он намного сильнее, чем выглядит.
     Кейл набрал полную грудь воздуха,  издал  сдавленный  хрип  и  обмяк,
затаив дыхание.
     Джайкер сделал еще шаг вперед, наклонился над ним и прислушался.
     Космический корабль Кейла с воем и жутким ревом  пронесся  на  высоте
человеческого роста от макушки купола.
     Оба резко задрали головы вверх и застыли в испуге.
     Кейл протянул руку, сгреб Джайкера за куртку, сдвинул бедро для упора
и швырнул костлявого на Риша.
     Все мускулы спины завопили от боли, но такую боль вполне  можно  было
терпеть. Он перевернулся и встал  на  ноги.  И  как  раз  вовремя:  Риш  с
искаженным от злости лицом тоже поднялся. При  столкновении  оба  выронили
пистолеты, но Риш  был  слишком  разъярен,  чтобы  думать  об  оружии.  Он
по-бычьи наклонил голову и ринулся вперед.
     Кейл  отклонился  в  сторону,  схватил  и  рванул  на  себя  мясистое
предплечье - и нападение превратилось в нырок вперед головой.
     Звук удара лба Риша  об  угол  металлической  платформы  гулким  эхом
разнесся по всему помещению. Тяжелый Риш мешком повалился на пол, с лицом,
залитым кровью. Вмятина демонстрировала место, где кусок черепа вдавился в
мозг.
     Кейл даже не взглянул на труп, так как Джайкер уже карабкался по полу
к одному из пистолетов. Кейл прыгнул наперехват, сгреб  его  за  ремень  и
швырнул через помещение. Тот врезался в стену и скорчился на  полу.  Тогда
Кейл подобрал оба пистолета - лучевик и свой собственный.
     - Теперь твоя очередь поплясать, - прорычал он.
     Джайкер затрясся от страха.
     - Как... как ты смог выжить?
     - Побеспокойся о собственной жизни, - посоветовал Кейл. -  Где  могут
быть остальные?
     - Не знаю, - пролепетал Джайкер. - Может, в столовке... Нет! - тонким
голосом запищал он, когда  Кейл  направил  на  него  лучевик.  -  Надевают
скафандры, хотят выйти посмотреть, что там пролетело.
     Кейл послал ментограмму:
     - ГЛР, ВЕРНИСЬ И ВЫВЕДИ ИЗ СТРОЯ ИХ КОРАБЛЬ. ЗАТЕМ САДИСЬ И  ВЫСТРЕЛИ
ПАРУ РАЗ, ЧТОБЫ РАЗРЫВЫ БЫЛИ У ВХОДА В КУПОЛ.
     - ЧТОБЫ ЗАСТАВИТЬ ИХ СИДЕТЬ ВНУТРИ? - с сомнением уточнила Глр.
     - ДА, - от ментослов повеяло холодом смерти.  -  ОНИ  МНЕ  ВСЕ  НУЖНЫ
ВНУТРИ, ВМЕСТЕ СО МНОЙ.
     - КАК ХОЧЕШЬ, - сказала Глр.
     Кейл не сводил глаз с Джайкера.
     - Где они надевают скафандры?
     - Комната оборудования, в другом конце, у входа.
     - А Тхр'ан?
     - Может быть, с ними. Может, наверху, в куполе,  где  проводит  почти
все время. - В глазах Джайкера вспыхнуло злорадство. - Ты не пройдешь мимо
него! Он разорвет тебя пополам! Он не человек!
     Кейл  уже  собирался  потребовать   подробности   этого   интересного
заявления, когда распахнулась дверь.
     Кто-то влетел в помещение. Очевидно, его послали позвать  Джайкера  и
Риша. Облет Глр  вынудил  их  действовать.  Тхр'ан  организовал  отражение
возможного нападения своими людьми.
     Но Кейл повернулся и выстрелил  из  лучевого  пистолета,  прежде  чем
вошедший успел открыть рот. Тот вскрикнул и упал на спину, язычок огня еще
с мгновение лизал края прожженной куртки. В этот момент Джайкер вскочил на
ноги и отчаянно кинулся на Кейла.
     Кейл безо  всяких  усилий  шагнул  навстречу  неистово  растопыренным
пальцам и нанес короткий, резкий удар сбоку по длинной челюсти.  Злость  и
остатки боли добавили кулаку силу, и когда тело  Джайкера  растянулось  на
полу, изгиб шеи  свидетельствовал  о  том,  что  кости  ломают  не  только
лучевики.
     Под  ногами  вздрогнул  пол,  сильная  вибрация   потрясла   каменный
фундамент купола. Должно быть, Глр покончила с крейсером.
     Кейл быстро направился к двери, наклонился над  застреленным  и  взял
его пистолет. Игольный - для разнообразия. Но не более полезный для Кейла,
чем лучевик. Он бросил оба пистолета на пол и сломал их  сильными  ударами
каблука. Его собственный лучевой пистолет - это все, что ему понадобится.
     Было восемь человек, Тхр'ан - девятый. Теперь осталось пятеро,  кроме
Тхр'ана.
     Снова задрожало под ногами и в голове Кейла раздался голос Глр:
     -  У  ВХОДА,  КАК  ПРОСИЛ.  ВЫХОДИЛИ  ДВОЕ  В  СКАФАНДРАХ.  ВЕРНУЛИСЬ
НЕСКОЛЬКО ПОСПЕШНО.
     - ХОРОШО, - ответил Кейл. - ОСТАВАЙСЯ НА МЕСТЕ  И  НАБЛЮДАЙ.  И  ПОКА
ПОМОЛЧИ - БУДУ ОЧЕНЬ ЗАНЯТ.
     С пистолетом в руке он вышел пружинистым шагом за дверь  и  пошел  по
узкому коридору.


     В проходе никого не было, и  когда  Кейл  подошел  к  месту,  где  он
вливался в широкий внешний коридор, и осторожно заглянул за угол, там тоже
никого не было. Без всякого сомнения, большинство оставшихся  собрались  в
другом конце купола, у тамбура, как сказал Джайкер. Все их внимание  будет
приковано кораблем с опознавательными знаками Легиона, охраняющим  вход  в
купол. Меньше всего они будут ждать нападения одного человека изнутри.
     И поскольку этим одним человеком был вооруженный  легионер  Мороса  в
полной боевой готовности, имеющий более  чем  надо  счетов,  которые  пора
свести, похоже, это будет _п_о_с_л_е_д_н_е_е, что им еще придется ждать.
     Кейл повернул в коридор и, прижимаясь к внутренней  стене,  быстро  и
бесшумно пошел вперед. Ходьба вроде  бы  смягчила  боль  в  натруженных  и
истерзанных  пыткой  мышцах,  и  он  шел,  как  обычно,  легко  и  быстро.
Приблизившись к ответвлению следующего прохода, он замедлил шаг. Осторожно
огляделся - никого. Но он был уверен, что скоро в  закругляющемся  главном
коридоре появится дверь тамбура...
     Вот и она. И двое в скафандрах, с пистолетами - лучевыми пистолетами.
пораженные его  появлением,  они  колебались  всего  лишь  секунду,  потом
вскинули пистолеты и выстрелили.
     Кейл бросился на пол головой вперед, левой ладонью шлепнул по гладкой
поверхности пола, чтобы погасить удар, когда лучи из пистолетов  прошипели
у него над головой. Еще несколько шагов, распластавшись во весь  рост,  он
скользил по полу, но намертво зажатый в  руке  пистолет  устойчиво  держал
цель и выплевывал свои смертоносные струи.
     Двое с грохотом свалились, а Кейл уже снова был на  ногах.  Слева  от
трупов  в  скафандрах  была  дверь,  которая  должна  вести  в   последнее
помещение, где собрались все  остальные.  Теперь  оставалось  трое,  кроме
гиганта.
     Кейл припал к стене,  быстро  заглянул  в  дверь  и  отпрянул  назад.
Энергетические   лучи   прошипели   мимо,   впиваясь   в   дверную   раму.
Расплавившийся металл поплыл и закапал. Двое, укрывшись за  металлическими
ящиками, ждали его в  помещении,  должно  быть,  склада  оборудования.  Он
слышал их визгливые, нервные от неожиданного нападения голоса.
     Когда заглядывал, он заметил за ними еще одну  дверь.  И  где-то  там
третий...
     Он тихо отошел от двери. Двое внутри склада пока подождут -  вряд  ли
они выйдут оттуда. А вот третий, вероятно, попытается сделать круг,  чтобы
зайти Кейлу со спины. Пойдет по ближайшему соединительному проходу,  тому,
по которому только что прошел Кейл.
     Прислушиваясь, Кейл ждал за углом прохода и уловил приглушенный шорох
башмаков, скользящих по металлу - человек крался.
     Внимательно прислушиваясь, Кейл ждал, не двигаясь и  почти  не  дыша,
словно превратившись в каменное изваяние.
     Снова шорох - теперь ближе. Кейл  тщательно  взвешивал  расстояние  и
время, готовясь бесшумно перехватить оружие в левую руку...
     Затем крадущийся высунул из-за угла голову  и  наткнулся  на  рубящий
удар ладони Кейла по горлу.
     Кейл подхватил падающее тело  и  бесшумно  опустил  его  на  пол,  не
обращая внимание на пурпурно-черное лицо, так  как  человек  со  сломанным
горлом умирает мгновенно.  По-прежнему  бесшумно  он  двинулся  по  узкому
соединительному проходу, свернул за угол, затем громко  затопал  ботинками
по металлу, входя в  дверь  склада  за  спинами  двух  последних,  которые
продолжали ждать, глядя в другую сторону.
     Они в панике обернулись, суетливо пытаясь  вскинуть  оружие,  и  Кейл
сбил их на пол - по одному выстрелу на каждого.
     Остался только Тхр'ан.


     Быстрый, но тщательный осмотр остальной части  нижнего  этажа  купола
подтвердил сказанное Джайкером. Гигант, несомненно, был на верхнем  этаже,
куда отправился, чтобы взглянуть на  корабль  Легиона,  который  застыл  в
ожидании у входа в купол.
     Кейл остановился у основания лестницы, ведущей  на  верхний  этаж,  и
посмотрел вверх на выгнутую стену со скопищем сияющих  за  плексигласом  в
макушке звезд. Через пол верхнего этажа было видно  лишь  одно  созвездие,
значит, наверху Кейл сразу же окажется  в  поле  зрения  поджидавшего  его
Тхр'ана.
     Он сделал несколько крадущихся шагов в  полной  тишине,  остановился,
присел и послал вызов:
     - ГЛР, ЕЩЕ ОДНУ ДИВЕРСИЮ. ВЫСТРЕЛИ РАЗОК  ПОВЕРХ  КУПОЛА,  КАК  МОЖНО
БЛИЖЕ.
     - К ВАШИМ УСЛУГАМ, - пришел веселый ответ.
     Плексиглас вспыхнул  причудливым  светом,  когда  узкий  луч  энергии
сверкнул над головой. В то же мгновение Кейл пружиной взлетел по последним
ступеням, нырнул вперед головой и перекатился.
     Второй луч поуже сверкнул в нескольких сантиметрах от того места, где
он только что был, и глубоко прожег пол. Но Кейл укрылся за кучей ящиков и
лежал, внимательно прислушиваясь и осматриваясь.
     Ясно, что люди Тхр'ана,  обживая  купол,  не  ощущали  потребности  в
чистоплотности. Вряд ли научная группа, использовавшая  постройку  первой,
была  более  склонна  к  чистоте,  когда  покидала   ее.   Верхний   этаж,
представлявший собой единое помещение с куполом в  качестве  потолка,  был
загроможден ненужными вещами.
     Разбросанные,  беспорядочно  наваленные  где  попало  кучей  ящики  и
коробки любого размера и  формы.  Груды  запчастей  механизмов  и  научной
аппаратуры, вероятно, вышедших из строя и  брошенные,  как  не  подлежащие
ремонту. Даже несколько обломков скал - несомненно, образцов с поверхности
луны, - брошенные после исследований.
     Все это - хорошее укрытие для любого, кто  захотел  бы  спрятаться  в
просторном помещении. Но укрытие в равной степени было  как  для  Тхр'ана,
так и для Кейла.
     Потом Кейл заметил довольно-таки большой  расчищенный  участок  вдоль
одной из стен помещения,  участок,  на  котором  по-хозяйски  расположился
высокий стеллаж с аппаратурой, явно в рабочем состоянии.
     Несомненно, аппаратура связи.  Возможно,  чтобы  Тхр'ан  мог  держать
связь со своим "Господином".
     Слева от Кейла  послышался  тихий  шорох.  Гигант  крался  по  кругу,
отыскивая возможность выстрелить еще раз из своего лучевого пистолета.
     Двигайся,  приказал   себе   Кейл,   бесшумно   отодвигаясь   вправо.
Единственно возможное направление, и все-таки он сожалел, потому  что  его
оттесняли от лестницы, отрезали от единственного выхода. Неважно,  подумал
он. Соображал бы - ни за что бы не полез по лестнице, а просто вышел бы  к
своему кораблю и разнес  купол  в  клочья.  Но  ему  почему-то  захотелось
встретиться с гигантом именно таким образом. Всегда остается  вероятность,
что можно получить дополнительную интересную информацию.
     Рядом  прошипел  энерголуч  и  металлическая   канистра   с   большой
прожженной в боку дырой свалилась с кучи хлама. Кейл  быстро  пригнулся  и
тут же по всему помещению прокатился богатый музыкальный бас Тхр'ана:
     - Добро  пожаловать,  легионер!  Тебя,  кажется,  удивительно  трудно
убить, но я обещал - живым ты отсюда не выйдешь.



                                    13

     Кейл не ответил, но использовал шумовое  прикрытие  сильного  голоса,
чтобы быстро переместиться.  Теперь  всего  лишь  несколько  шагов,  и  он
окажется за тяжелыми стеллажами  с  оборудованием  -  каким-то  комплексом
связи. Есть шанс, что Тхр'ан не захочет прожигать его, чтобы добраться  до
Кейла.
     -  Молчалив,  как  всегда,  Рэндор?  -  окликнул  гигант.   Он   тоже
передвигался, судя по голосу. - Я-то подумал,  что  ты  скажешь  несколько
слов напоследок.
     И снова под раскаты голоса Тхр'ана Кейл переменил место. На мгновение
он оказался без прикрытия, но быстрота спасла его. Падая и  перекатываясь,
он почувствовал обжигающий жар энерголуча над самой головой и  остановился
за корпусом аппарата связи. Металлическая махина уютно возвышалась над ним
почти на высоту его роста.
     - Ошибаешься, - заявил Тхр'ан, - если думаешь, что он защитит тебя. -
В подтверждение его слов луч впился в угол аппарата. Расплавленный  металл
зашипел и закапал.
     - И ты ошибаешься, - крикнул Кейл, - если думаешь,  что,  убив  меня,
спасешься. Мой... компаньон на корабле все равно удержит тебя в ловушке.
     - Да, это ты умно придумал, - насмехался Тхр'ан. Голос  выдавал,  что
он медленно приближается. - Я представить не  мог,  что  в  твоем  корабле
кто-то есть - на Солтрениусе ты был один,  не  так  ли?  Кто  там,  другой
легионер?
     - Вопрос, как всегда, глупый, Тхр'ан, - ответил Кейл, подражая  ранее
сказанным словам гиганта. - Еще надеешься доложить, как  положено,  своему
Господину?
     Кейл понимал, что гиганту хотелось заставить его говорить,  чтобы  он
не был настороже, когда начнется последний  бросок.  Но  этот  трюк  может
сработать и  в  обратную  сторону.  Тхр'ану  вроде  бы  нравится  звучание
собственного голоса...
     - Я не докладываю  Господину,  -  насмехался  Тхр'ан.  -  Докладывает
только Первый.
     Услышав это, Кейл сел. Опять интригующие намеки и загадки.  Можно  ли
выудить еще сведения из гиганта - при условии, что будет на это время?
     - И этот "Первый" возглавляет  группу,  о  которой  ты  мне  чуть  не
проговорился?
     - Снова - умно, - пророкотал Тхр'ан. Теперь он подошел еще ближе. Его
энергопистолет опять затрещал и угол аппарата осел, внутри что-то  коротко
вспыхнуло. Кейл почти не обратил на это внимания.
     - Он такой же сумасшедший, как ты  или  твой  трусливый  Господин?  -
спросил Кейл.
     - Болтаешь, сам не знаешь  о  чем!  -  низким  злым  голосом  ответил
Тхр'ан.
     - Не знаю? -  переспросил  Кейл.  Он  чувствовал,  что  момент  атаки
недалек, и быстро заговорил, вряд ли думая, что произносит. - Я знаю,  что
ты из себя представляешь и кому служишь. Знаю, что твой Господин -  убийца
моего мира и моего народа. Я знаю, что  он  лелеет  мечту  сумасшедшего  -
разрушить Галактику войной и править ее руинами!
     К злости в голосе Тхр'ана добавилось удивление.
     - А ты знаешь больше, чем следует, легионер. Больше, чем я думал. Это
заинтересует Господина.
     Снова сверкнул его пистолет и в начинке корпуса аппарата что-то глухо
взорвалось.  Кейл  немного  отодвинулся,  когда  защищавший   его   металл
накалился. Но отстранился он рефлекторно, не думая, что делает, потому что
голова его пыталась с изумлением понять, что только что было сказано.
     Он швырнул дикие обвинения, основываясь на  рассказанном  ему  старым
Тейлисом, чтобы спровоцировать Тхр'ана и тот вскрыл  бы  истинную  природу
руководившего им "Господина". Ни на секунду он не мог представить...
     Но это случилось. Тхр'ан подтвердил  фантастические  вещи,  сказанные
ему Кейлом.
     Значит, рассказ Надзирателей о Военном Диктаторе - правда.
     Такая же правда, как и заявление Тейлиса о костях в теле Кейла.
     Кейл потряс головой, чтобы прояснить ее и перенацелить себя.  Обдумаю
это позже, решительно приказал он себе, иначе ни жить мне, ни думать.
     Наконец, до него  донесся  голос  Тхр'ана  с  места,  которое  должно
находиться на самой границе или рядом с  открытой  площадкой.  Кейл  молча
отодвинулся  вправо,  присел  у  угла  аппарата  связи,   концентрируя   и
сосредотачивая силу и энергию в ногах. Заставь его говорить  еще,  подумал
он, засеки, где он стоит.
     - Твоему Господину не понравится то, что случилось здесь,  Тхр'ан,  -
окликнул он.  -  Неудачника  казнят  -  разве  не  так  поступает  Военный
Диктатор?
     - Ты называешь его Военным Диктатором? - пророкотал Тхр'ан. - Удачное
имя. Да, он так поступает  с  неудачниками,  но  я  не  потерпел  неудачу,
легионер. Я послан сюда, чтобы завершить начатое дело - очистить Галактику
от вас, легионеров. И я завершу его!
     Значение его  слов  сразу  поразило  Кейла,  и  ненависть  пополам  с
яростью, возникшие в нем, казалось, наполнили его жилы огнем.
     - Ты? Это ты уничтожил?..
     - Да, я тот,  -  злорадствовал  гигант,  -  кто  послал  радиационные
капсулы  в  атмосферу  Мороса.  Смехотворно  легкая  задача.   Миниатюрные
капсулы, созданные гением Господина, спрятанные в невинной поставке зерна.
Ваши Легионы ничего не заподозрили. И тогда, по сигналу, цепная реакция...
     Кейл  не  дал  ему  договорить.  Ярость  умножила  его  силы  и   они
разрядились в броске, но не в сторону, в обход блока связи, а прямо  вверх
- мощным  прямым  прыжком.  Он  стрелял  в  прыжке,  стрелял,  когда  ноги
коснулись верха  плавящегося,  чернеющего  аппарата,  продолжал  стрелять,
перепрыгивая через открытый участок к горлу своего врага.
     Гигант отпрянул в сторону, чтобы увернуться от ливня энерговыстрелов,
и это движение, а  также  быстрота  Кейла  сбили  его  прицел.  Энерголучи
пронеслись мимо Кейла, когда он бросился в атаку, а затем обжигающая  боль
впилась в правое плечо, когда один из случайных выстрелов настиг,  сбил  с
ног, швырнул на пол. Кейл покатился.
     Пистолет отлетел в  сторону  -  не  достать,  а  гигант,  двигаясь  с
непостижимой быстротой, уже стоял рядом, целясь Кейлу в лицо.
     Кейл ждал смертоносного выстрела, но Тхр'ан ничего не сделал. На  его
лице широко расплылась злая, довольная улыбка.
     - Видишь? - проговорил он. - Я все-таки не потерпел неудачу.
     Кейл с презрением посмотрел на него.
     - Тебе не долго осталось злорадствовать.  Мой  компаньон  моментально
узнает, что я погиб, и уничтожит купол вместе с тобой.
     - Неужели? Сомневаюсь, что он так быстро узнает об этом. И никто  мне
не помешает прожечь выход наружу в задней стене купола  и  заняться  твоим
компаньоном - после того, как разделаюсь с тобой.
     Насмешливая улыбка расползлась еще шире, затем он посмотрел на  плечо
Кейла, из которого, не останавливаясь, лилась кровь.
     - Ты ранен, а это - позор, - заметил Тхр'ан. - Все же ты доказал, что
являешься  опасным  и  находчивым  противником,  поэтому  ты  можешь   еще
пригодиться. - К удивлению  Кейла,  Тхр'ан  отступил  на  шаг  и  отбросил
пистолет. - Ну, Рэндор, докажи то, в чем я  не  сомневаюсь:  что  хваленое
мастерство Легионов - ничто, по сравнению с силой Полка Смерти!
     Кейл медленно поднялся на ноги, с трудом веря происходящему.
     - Полка Смерти?
     Тхр'ан громко расхохотался.
     - Не слышал такого названия? Это отборная сила Господина, избранники,
выполняющие его  волю  по  всей  Галактике.  Такие,  Рэндор,  как  я  -  с
измененных миров. Люди, которым Господин дал умение,  силу  и  могущество,
большее, чем может представить в своих мечтах  замухрышка-легионер!  -  Он
поднял руки, под голой  бронзовой  кожей  перекатились  мышцы.  -  Смотри,
Рэндор! Смотри, как идет к тебе твоя смерть!
     У Кейла от ужаса и изумления глаза полезли на лоб. Странные  выпуклые
метки на теле гиганта задвигались, заизвивались, набухали - раскрывались.
     Из-под кожи, где бугорки опоясывали тело Тхр'ана,  вылезали  наросты.
Они быстро разрастались вверх и вниз, разворачиваясь наподобие веера.  Они
напоминали  лоскуты  толстой  твердой  шкуры,  прочно  соединенные   листы
черного,  неприятно-грязного  цвета.  Словно  броня,  они  защищали   тело
гиганта.
     Они выдвинулись из полосы вокруг  шеи,  прикрыли  горло  и  основание
черепа, разрослись вниз, прикрыв грудь и спину. Вниз броня брюшной полости
прикрыла поясницу, живот и почки, вверх достигла  солнечного  сплетения  и
нижних ребер.
     Все уязвимые места человеческого тела - от шеи до  бедер  -  были  на
Тхр'ане защищены от поражения.
     Кейл невольно отступил на шаг, но заметил садистский огонек в  глазах
гиганта и силой воли обуздал  растерянность  и  отвращение,  приводя  свое
отдающее болью, раненое тело в состояние уравновешенной расслабленности  -
готовности  к  бою.  В  правом  плече  оставалось  ощущение,  будто  пламя
продолжает лизать его. Но он знал, что эта рана не вывела руку  из  строя.
Несмотря на боль, он мог действовать рукой.
     И все-таки  он  позволил  ей  беспомощно  висеть,  будто  плечо  было
раздроблено.  Излишняя  самоуверенность   может   оказаться   единственной
слабостью, которую проявит Тхр'ан.
     Затем гигант напал без предупреждения.
     Кейл  чуть  не  попался  из-за  быстроты  и  мощи  броска.  Но  сумел
поднырнуть под один удар, блокировать другой и,  отскочив,  оказаться  вне
досягаемости.  Тхр'ан  снова  мгновенно  оказался  рядом,  и  снова  Кейл,
уклонившись, избежал атаки.
     Это  превратилось  в  шаблон  боя.  Кейл  продолжал   обороняться   -
уклонялся, блокировал, кружил, полагаясь на чувство равновесия и  быстроту
реакции,  чтобы  оставаться  целым.  Но  такая  игра  чревата  опасностью.
Учитывая  ранение  и  потерю  крови,  а  также   последствия   воздействия
пистолета, вызывающего конвульсии, он,  по-видимому,  устанет  и  ослабеет
быстрее Тхр'ана. Но все-таки он  упорно  продолжал  применять  для  защиты
только левую руку.
     Тхр'ан был быстр, чрезвычайно силен и в  значительной  мере  искусен.
Кейл вскоре понял - несмотря  на  его  хвастовство,  он  не  подходит  под
стандарты Легиона. Боевое искусство  Тхр'ана  было  несколько  устаревшим,
немного предсказуемым и безынициативным.
     Но это давало  мало  преимущества,  когда  его  так  хорошо  защищала
сверхъестественная броня.
     Вскоре Кейл обнаружил, насколько хорошо. Понимая,  что  затянувшегося
боя ему не  выдержать,  но  все  чаще  и  чаще  начал  контратаковать.  Но
обнаружил, что наносить удары по броне все равно, что  бить  в  обложенную
подушками стену.
     Толстое, напоминающее кожу вещество слегка поддавалось, поглощая удар
любой силы настолько, что вряд ли он тревожил Тхр'ана. Кейл  был  вынужден
отыскивать цели на руках и ногах противника, и  гигант,  зная,  что  может
практически не защищать торс, намного свободнее блокировал и уклонялся, не
давая Кейлу возможности нанести эффективный удар.
     Они продолжали бой.  Кейл  все  еще  кружил,  защищаясь  и  выискивая
открытое место, которое, казалось, никогда не подвернется. Гигант был  все
такой же агрессивный, уверенный. Каждая атака -  вихрь  ударов  и  блоков,
мелькание уклоняющихся и свивающихся  тел.  Гигант  делает  финт,  как  бы
нанося правой рукой удар в живот, а левой режущим ударом  бьет  по  горлу.
Кейл уклоняется, скользнув вперед, и наносит удар пяткой  вверх  по  левой
руке. Тхр'ан блокирует его и, продолжая движение, бьет в лицо. Кейл  почти
падает на колено, нацелив ногу в коленную чашечку.  Тхр'ан  уклоняется  от
ноги, пытаясь в ответ своей ногой сокрушить Кейлу челюсть. Кейл уходит  от
удара перекатом назад, встает на ноги, выставив молниеносно пальцы,  чтобы
ткнуть в глаза гиганту, когда тот кидается вперед,  пытаясь  схватить  его
своими ручищами...
     В руки и ноги Кейла начала  просачиваться  усталость,  дыхание  стало
тяжелее. Его время истекало. По мере того, как его энергия убывала, гигант
все чаще доставал его. Снова и снова лишь отчаянная реакция спасала его от
сокрушительного удара локтем Тхр'ана, переводя удар в  скользящий,  только
реакция  давала  ему  возможность  подставить   бедро,   чтобы   отклонить
болезненный удар в пах. И каждый раз Кейл шатался. Каждый раз еще  немного
энергии покидало его усталое, избитое тело.
     Но разум оставался разумом легионера - спокойным, дисциплинированным,
бдительным. Он не пропустил блеск ожидания и  триумфа  в  глазах  Тхр'ана,
вспыхивающий каждый раз, когда Кейл пошатывался  или  когда  не  удавалась
одна из его атак. И Кейл не колебался, когда его ум  взвесил  опасность  и
выдал единственно возможный и отчаянно рискованный шанс выжить.
     Гигант предавался злорадству и чрезмерной  самоуверенности.  Он  даже
уверовал, что у Кейла лишь  одна  действующая  рука.  Пусть  убедится  еще
больше.
     Теперь, кружа и отражая удары, Кейл нарочно  обмяк,  спотыкался,  все
чаще давал подловить себя и жадно хватал ртом воздух.
     Глаза Тхр'ана разгорелись еще больше, зубы сверкнули в  торжествующей
улыбке, когда он кинулся преследовать явно обессиленного противника.
     Теперь в любую секунду, сказал себе Кейл, слабо  уклоняясь  от  удара
ботинком  и  притворяясь,  что  его  качнуло  перед  тем,  как  он   снова
выпрямился. Двигаясь осторожно, он снова начал кружить. Расчет должен быть
безупречным.  Тхр'ан  должен  сблизиться  точно   под   прямым   углом   и
прореагировать   абсолютно   правильным,   ортодоксальным,   предсказуемым
образом...
     Гигант ринулся вперед в точности, как хотелось Кейлу. И Кейл взмахнул
левым кулаком, слегка задержав удар, заманивая.
     Тхр'ан попался. Одна ручища молниеносно рванулась вперед  и  схватила
кисть Кейла, другая стиснула локоть. Затем гигант повернулся,  согнулся  и
выполнил бросок.
     За тысячную долю секунды до  момента,  когда  подошвы  оторвались  от
пола, в мозгу Кейла промелькнула череда образов. Невероятные слова Тейлиса
на астероиде Надзирателей... последствия курса пыток в  руках  Джайкера  и
Риша... подтверждающие слова Глр...
     Он вынудил Тхр'ана применить стандартный захват и бросок  -  один  из
настолько частых приемов  в  бою  без  оружия,  что  он  становился  почти
инстинктивным. Если его провести правильно, то при полете тела Кейла вверх
и в сторону рука обязательно будет сломана примерно в трех местах.
     Он был уверен, что Тхр'ан со своей ортодоксальной техникой использует
именно такой захват. И он был уверен, что гигант  не  упустит  возможности
вывести из строя вторую руку противника, после чего, несомненно, не  спеша
забьет Кейла пинками до смерти.
     Но рука... не сломалась.
     Кейл сложился, когда тело описывало в воздухе дугу, его ноги с глухим
стуком твердо стали на пол, мгновенно обретя  устойчивость  и  равновесие.
Сухожилия в левом локте отозвались резкой болью на это выкручивание  руки,
но выдержали.
     Тхр'ан, ожидая почувствовать в ладонях сломанную руку, обнаружил, что
держит руку твердую, как стальной брусок, на короткое  мгновение  качнулся
вперед, потеряв устойчивость и открываясь.
     И Кейл, почувствовав обжигающую боль в плече, точно в  нужный  момент
взмахнул правым кулаком, описал короткую дугу, поворачивая твердо  стоящее
тело для нанесения удара и вкладывая в его силу весь свой вес, всю  ярость
и всю свою мстительную ненависть.
     На Военных Играх Мороса Кейл  Рэндор  таким  ударом  кулака  пробивал
почти  метровую  стопу  бетонопластиковых  плит,  ломал  деревянный   шест
толщиной с собственную талию, а однажды согнул и расколол плиту  никелевой
стали.
     Теперь этот кулак обрушился смертоносным ударом на висок Тхр'ана чуть
выше уха, где череп самый тонкий, и пробил его, как бумагу.
     Громадное, прикрытое броней тело отлетело, словно сухой лист в шторм,
и грохнулось об пол с тяжелым, прокатившимся эхом... И все кончилось.




                   ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ОКОНЧАНИЕ И НАЧАЛО


                                    14

     Экраны  показывали  мирную,  сверкающую  звездами  громаду  глубокого
космоса. Далеко позади, на крошечной луне под  названием  Креффа  остались
лежать  оплавленные,  покореженные  развалины  того,  что   недавно   было
сверкающим космическим куполом, снесенным пушками  корабля  Кейла,  прежде
чем иссякла его боевая злость, прежде чем он, расслабившись, откинулся  на
спинку и позволил Глр взять управление на себя.
     Маленькая  чужачка  направила  прыжок  корабля  за  пределы   системы
Солтрениуса, в далекие гостеприимные просторы космоса.  Там  ее  маленькие
странные  руки  перевязали  плечо  Кейла,  натерли   мазью   его   ноющие,
истерзанные мышцы и вообще поухаживали за всеми его ушибами.  Теперь  Кейл
лежал, откинувшись и блаженствуя в располагающих к отдыху ремнях кресла, и
(корабль вел компьютер) ждал, когда  Глр  закончит  телепатический  доклад
далеким Надзирателям.
     Наконец, круглые глаза открылись.
     - ТЕЙЛИС СОЖАЛЕЕТ, ЧТО ПРИШЛОСЬ УНИЧТОЖИТЬ ПРИЕМОПЕРЕДАТЧИК В КУПОЛЕ.
ПО НЕМУ, ДОЛЖНО БЫТЬ, МОЖНО БЫЛО УСТАНОВИТЬ НАПРАВЛЕНИЕ.
     Кейл покачал головой.
     - К тому времени, как я уничтожил купол, от него мало что осталось, -
сказал он вслух.
     - НАДЗИРАТЕЛИ, КОНЕЧНО, ОДОБРЯЮТ УНИЧТОЖЕНИЕ КУПОЛА, - сказала Глр. -
ОНИ НЕ ХОТЯТ, ЧТОБЫ ПОИСКОВИКИ ВОЕННОГО ДИКТАТОРА ОБНАРУЖИЛИ НАМЕКИ НА ТО,
ЧТО ТАМ ПРОИЗОШЛО.
     - Секретность любой ценой, - в тон ей добавил Кейл и услышал в голове
ее тихий смех.
     - ТЕЙЛИСА ОЧЕНЬ ЗАИНТЕРЕСОВАЛО ТВОЕ УПОМИНАНИЕ О ГРУППЕ ПОД НАЗВАНИЕМ
ПОЛК СМЕРТИ. ОН СОЖАЛЕЕТ, ЧТО ТЫ НЕ ИМЕЛ  ВОЗМОЖНОСТИ  УЗНАТЬ  ПОБОЛЬШЕ  О
НЕЙ.
     -  Прошу  прощения,  -  раздраженно  ответил  Кейл.  -  Наша   беседа
закончилась несколько резковато.
     В голове снова раздался смех.
     - ОН ПОНИМАЕТ, ЧТО ПОЛК СМЕРТИ - ЭТО СПЕЦИАЛЬНЫЕ ВОЙСКА,  ИЗ  КОТОРЫХ
ВОЕННЫЙ ДИКТАТОР ПОДБИРАЕТ СВОИХ ЭМИССАРОВ. НО ОН ИНТЕРЕСУЕТСЯ, ЕСТЬ ЛИ  У
ТЕБЯ КАКИЕ-НИБУДЬ ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОСТАЛЬНЫХ ИЗ ЭТОЙ  ГРУППЫ,  ОСОБЕННО  О
ТОМ, КОГО ТХР'АН НАЗВАЛ "ПЕРВЫМ"?
     - Нет. И если он командир той группы,  а  остальные,  вроде  Тхр'ана,
только подчиненные, то выглядит он весьма впечатляюще.
     - ВОТ ИМЕННО, - повторение  Глр  любимых  словечек  вызвало  у  Кейла
улыбку. - НАДЗИРАТЕЛИ ТАКЖЕ СПРАШИВАЮТ, ОСТАЛИСЬ ЛИ У ТЕБЯ СОМНЕНИЯ НАСЧЕТ
ТОГО, ЧТО ГОВОРИЛ ТЕЙЛИС ВО ВРЕМЯ ТВОЕГО ПРЕБЫВАНИЯ У НИХ?
     Сомнения? Кейл  снова  почувствовал,  как  по  нему  забегали  те  же
мурашки, что и в то отчаянное  мгновение,  когда,  стоя  лицом  к  лицу  с
Тхр'аном, он понял, что страшная история о Военном Диктаторе несомненна.
     - Только одно, - мрачно ответил он. - Если  я  снова  повстречаюсь  с
членами этого Полка Смерти,  то  сомневаюсь,  что  переживу  того,  с  кем
встречусь.
     В светлых глазах Глр сияло удовольствие, когда она передавала ответ.
     - ТЕЙЛИС УВЕРЕН, ЧТО ТЕПЕРЬ, КОГДА ТЫ УЗНАЛ, ЧЕГО ЖДАТЬ,  ПЕРЕЖИВЕШЬ.
ОН ОЧЕНЬ ДОВОЛЕН, ЧТО ОКАЗАЛСЯ ПРАВ В ОЦЕНКЕ ТВОЕГО ПОТЕНЦИАЛА ВЫЖИВАНИЯ.
     - Отлично, - пробормотал Кейл. - Скажи ему, мы все тоже рады.
     - ОН ТАКЖЕ НАДЕЕТСЯ, ЧТО ТЕПЕРЬ ТЫ СОГЛАСИШЬСЯ, - продолжала  Глр,  -
ДЕЙСТВОВАТЬ В КАЧЕСТВЕ ЭМИССАРА НАДЗИРАТЕЛЕЙ, ЛЕТЕТЬ ОТ ИХ ИМЕНИ К  МИРАМ,
КОТОРЫМ УГРОЖАЕТ ВОЕННЫЙ ДИКТАТОР, И СДЕЛАТЬ ВСЕ, ЧТО В ТВОИХ СИЛАХ, ЧТОБЫ
УСТРАНИТЬ УГРОЗУ.
     Кейл знал, какой даст ответ, но все же заколебался. От их  имени?  Но
он пока еще легионер, даже если остался в  одиночестве,  и  ему  есть  что
делать  -  сдержать  невысказанное  обещание  мертвым  на  Моросе.  Он  не
обманывался, что поражение Тхр'ана всего лишь первый шаг в выполнении того
обещания. Где-то есть настоящий враг, настоящий убийца, он все еще  жив  и
стремится посеять свое смертоносное насилие и саму смерть.
     - Скажи Тейлису, - медленно проговорил он, - что это в равной степени
и моя борьба, даже больше. Скажи ему, что я буду работать с Надзирателями,
но не на них. Я приму советы и помощь, но не приказы. Скажи ему, куда бы я
ни полетел, я буду делать то, что смогу и что должен делать, но по-своему,
и чтобы мне не мешали.
     - ТЕЙЛИС ПОНЯЛ УСЛОВИЕ И СОГЛАСИЛСЯ.
     - А ты тоже полетишь со мной?
     - КОНЕЧНО, - рассмеялась Глр, - ТЫ ЖЕ БЕЗ МЕНЯ НАВЕРНЯКА ПОГИБНЕШЬ.
     Кейл откинулся на спинку кресла с ремнями. Перед его мысленным взором
возникла картина, все время подстерегавшая  его  на  границе  воображения,
которая, вероятно, всегда будет подстерегать его. Картина  планеты  Морос,
какой он видел ее в последний раз - купающейся в сияющем ореоле  гибельной
радиации, в которой все, что любил Кейл, встретило свою смерть.
     И кроме этой картины - другая, новая. Словно черная  тень  перед  его
внутренним взором. Темная загадка Военного Диктатора и тень Полка Смерти.
     - НАДЗИРАТЕЛИ ЖДУТ ТВОЕГО СОГЛАСИЯ, - вклинилась Глр.
     - Скажи Надзирателям, - ответил Кейл, - я согласен. Согласен  целиком
и полностью.