Юлий БУРКИН

                             КОМАНДИРОВОЧКА




                                  ПРОЛОГ

     Шеф сказал: "Надо, Слава". И я поехал. Сперва  поездом,  потом  -  на
попутке, потом - пешком через озябший лесок по  тропинке,  показанной  мне
водилой: "Вроде бы там, говорят, сейчас институт какой-то..."  Ну,  а  над
названием учреждения мы посмеялись вместе. Решили, опечатка.



                                    1

     Квадратные ворота из  листового  железа  заперты,  но  в  полутьме  я
разобрал кнопку на косяке. Или звонок не работает,  или  проводка  тянется
куда-то далеко, только я ничего не услышал. Нажал  еще  раз,  подержал  на
всякий случай подольше и стал ждать. Минуты через три скрипнуло, и  передо
мной образовалось маленькое окошечко наподобие тех, что бывают в кассах.
     -  Сюда  давай,  -  раздался  сиплый  голос.  -  Паспорт   давай.   И
командировочный давай.
     Пальцы с кривыми желтыми ногтями приняли документы.
     - Порядок. Иди, давай.
     Железные створки, натужно завывая, отползли в  сторону.  Я  шагнул  в
проем, и ворота за моей спиной закрылись. Из будочки КПП кряхтя выполз мой
сипатый  собеседник  -  тщедушного  сложения  старец  -  и  заковылял   по
вытоптанной в снегу тропинке к приземистому строению в  глубине  двора.  Я
поспешил за ним.
     - Пойдем-пойдем, - сипел старец, не оборачиваясь, - тута тебе  хорошо
будет. Дома-то, небось, не очень с тобой церемонются, а тута, у нас хорошо
тебе будет. Пойдем, давай.
     "Черт, - подумал я, - как в дом престарелых ведет. Или в монастырь".
     - Папаша! - крикнул я ему в затылок, - как  это  переводится  -  "НИИ
ДУРА"? А?
     - А ты не ори, давай, - резко остановился мой проводник. - НИИ ДУРА -
это институт  дураков,  значит.  Дураков  тута  исследуют.  И  тебя,  вот,
исследовать будут.
     Он заковылял дальше, бормоча: "Это для умных - в стекле да в  бетоне,
а для дураков и так сойдет..."  А  я  подумал,  шутник,  мол,  дедуся,  но
почувствовал себя как-то не совсем уютно.
     Мы подошли  к  бараку,  и  дед  постучал.  Из  тесных  сеней  пахнуло
казармой. Дед пропустил меня вперед, я хотел спросить его про паспорт,  но
дверь захлопнулась, и я  остался  один  на  один  с  новым,  но  не  менее
тоскливым персонажем - женщиной с кислым одиноким  лицом.  "Ходют,  ходют,
когда хочут, ночь бы хоть вздохнуть дали", - неприязненно проворчала она и
провела меня в холл с хилым фикусом в горшке.
     Женщина открыла древний шкаф, покопалась в нем  и  сунула  мне  серую
застиранную  наволочку,  две  серые  застиранные   простыни,   два   серых
застиранных вафельных полотенца и печатку мыла без обертки. Она отметила в
толстой потрепанной книге, чего сколько дала "шт.", вписала  туда  же  мою
фамилию, заставила поставить автограф и коротко проинструктировала:
     - В конце коридора, налево.
     - Там уже кто-нибудь есть  -  спросил  я,  решив,  что  меня  ожидает
гостиничный номер, самый что ни на есть плохонький, вероятно.
     - Есть, - саркастически подтвердила она и добавила таким тоном, что я
сразу почувствовал себя глубоко порочной натурой: - Простыни  на  портянки
не рвать, взымлем в пятикратном размере.
     Я поплелся по коридору, открыл дверь в  конце  его  и  остановился  в
нерешительности.   Вдоль   тускло   освещенной   комнаты   тянулись   ряды
двухъярусных сеточных коек.
     - Мужики! - раздался писклявый голос сверху, - еще один дурак прибыл.
Привет, дурак.
     - Пусть лучше сразу вешается, - отозвался другой голос, и  целый  хор
загоготал так, словно шутка была действительно удачной.
     - Хлопец, -  позвали  слева,  -  подь  сюда,  тут  возле  меня  место
свободное имеется.
     - Не ходи к нему, симпатичный, - снова встрял писклявый, -  не  ходи,
он голубой.
     Вокруг опять заржали, а я, стиснув зубы,  прошел  к  пустой  кровати,
бросил под нее чемодан и, под шутки и прибаутки, разложил постель.  Потом,
стараясь не глядеть по сторонам, разделся,  лег  и  закрыл  глаза.  Все  в
голове перепуталось. Я вдруг снова  почувствовал  себя  восемнадцатилетним
"салабоном", только-только прибывшим в войска. Но  утро  вечера  мудренее.
Институт дураков, значит. Ну, спасибо тебе, начальничек, спасибо.  Я  тебе
это припомню еще, козел.
     И вот с такой приятной мыслью я погрузился в сон. Снилась Элька.  Как
всегда.


     Уши терзает консервно-баночный трезвон.  Потом  -  тишина.  Потом,  -
"Подъем!!!" - гремит командирский голос. Не сразу понимаю,  где  нахожусь.
Сажусь на койке.  Напротив  добродушно  усмехается  немолодой  уже  полный
усатый дядька. Он потянулся и подмигнул мне:
     - Вставай, проклятьем заклейменный, жор стынет, - и подал  мне  руку,
знакомясь: - Юра.
     - Слава, - ответил я на рукопожатие. - Я не понял, это армия что  ли?
Сборы?
     - Еще никто ничего не  знает.  Я  сам  позавчера  только  приехал.  И
остальные хлопцы - вчера-позавчера. А что это такое, что тут делать  будем
- шут его знает. Одно только успели выяснить - что мы все из разных НИИ.
     - Хоть старший-то тут есть кто?
     - Я. По возрасту. И по званию: я майор в отставке, то есть, в запасе.
     Информация,  конечно,  исчерпывающая.  Я  не  нашелся,  что  сказать,
протянул только "ну-ну" и стал одеваться. А майор в запасе Юра зыкнул  тем
самым командирским голосом, который меня разбудил:
     - Выходи строиться на завтрак!


     Столовая оказалась на удивление цивильной. Только окна - с решетками.
Как и все здесь  окна.  И  люди  при  дневном  свете  выглядели  вовсе  не
"казарменными хулиганами", а "очень даже вполне", как выражается Элька.
     На вопрос "куда платить?" вместо  ответа  румяная  повариха  крикнула
вглубь кухни русско-народным голосом:
     - Варвара, слышь?! Тут дурак-то один, платить куда, спрашивает!  -  и
залилась глумливым мелодичным смехом. Невидимая из зала Варвара вторила ей
- сперва в унисон, потом - в терцию, а потом и сама высказалась:
     - Видать, думает, в ресторан угодил!..
     И тут уж они впали  в  такое  безудержное  веселье,  что  я  поспешил
ретироваться. На "дурака" я не обиделся, я уже понял,  что  слово  это  не
является  здесь  определением  уровня  интеллекта,  а  уж  тем   более   -
ругательством. Служит оно здесь, скорее, неким  профессиональным  термином
или обозначением некоего социального  статуса;  вроде  как  "студент"  или
"военный". К таким словечкам быстро привыкаешь и перестаешь  их  замечать.
Один мой бывший одноклассник - врач психиатр - рассказывал, как совершенно
измотанный он забрел после работы в магазин, подошел к очереди и  спросил:
"Больной, вы крайний?"
     За один со мной столик сели Юра и еще двое. Один - типичный  сельский
учитель - патологически вежливый сухонький мужчина  в  очках,  в  потертом
коричневом костюме, в вязаном жилете и галстуке. "Борис Яковлевич  Рипкин,
-  представился  он,  -  сотрудник  кардиологического  центра".  Другой  -
гривастый и  широкий,  с  толстыми  губами,  толстым  носом  и  маленькими
бездонными  голубыми  глазками;  обтерев  о  штаны   пальцы-колбаски,   он
поочередно протянул нам руку, сообщая: "Жора - ядерщик. Ядерщик - Жора".
     Познакомились. Разговорились.
     - Итак, Слава - электричество, Жора - ядерная физика, Юрий Николаевич
- хладоустановки и мои "сердечные дела". Какая связь?  -  размышлял  вслух
Борис Яковлевич, - что общего? Почему мы  все  оказались  здесь?  Чья  это
нелепая выходка?
     - И чего они  обзываются?  -  подхватил  Жора.  -  Заладили:  дураки,
дураки... Я же и стукнуть могу. Сами дураки.
     - Лично я не собираюсь искать ответы на эти вопросы, -  заявил  я,  -
просто, сегодня же поеду домой.
     Мои сотрапезники переглянулись, смущенно посмеиваясь, так,  словно  я
ляпнул что-то уж очень неприличное. Майор Юра Похлопал меня по плечу:
     - Ты что ж, не бачил ничего?
     - А что я должен был "бачить"?
     - Часовых? Колючую проволоку?
     Вот тебе и раз.
     - Вы это серьезно?
     - Что вы, милейший, мы тут все шутники собрались, - язвительно сказал
Борис Яковлевич. -  А  вот  они  там,  на  вышках,  шутить,  по-моему,  не
собираются.
     - Что же вы не возмущаетесь, не требуете разъяснений?
     - У кого? Ну... не знаю. Вот, хотя бы у нее, - кивнул я на повариху.
     - Баба, она - дура, - веско сказал Жора, - она знать ничего не знает.
И не хочет. У нее пропуск есть, часовые на нее и не смотрят. А сама она ни
черта не знает.
     - Бред собачий. - Я отодвинул недоеденный от расстройства шницель.  И
тут в дверях появился высокий, худощавый, абсолютно лысый человек.  Где-то
я его видел раньше. Был он одет в ковбойку,  в  брезентовые  штаны,  а  на
ремне - кобура. Он сразу стал центром внимания.  Обведя  помещение  своими
ярко-зелеными глазами, какие бывают у очень рыжих людей (а он может быть и
был рыжим, пока не стал лысым?) он объявил:
     - Товарищи ученые. Думаю, все вы жаждете  узнать,  куда  и  зачем  вы
прибыли. - И, выдержав эффектную паузу, закончил: - Следуйте за мной.


     - Звать меня Григорий Ефимович, фамилия - Зонов, - представился лысый
супермен, когда мы неровной шеренгой выстроились вдоль стены  коридора.  -
Прошу запомнить, Григорий Ефимович Зонов, - повторил он. - Я -  заведующий
нового отделения АН СССР - Института души и разума, сокращенно - НИИ ДУРА.
Я - такой же ученый, как и вы...
     - То-то, начальник, у тебя пушка на  боку,  -  ехидно  выкрикнул  уже
знакомый мне писклявый голос, и строй загалдел.
     - Тише! - гаркнул майор Юра, - давайте сперва выслушаем.
     Зонов терпеливо дождался тишины.
     - Понимаю, вы возмущены. Но считаться со мной вам придется.  Сообщить
вам я могу немного. Но это - тот минимум, который  вы  знать  обязаны.  На
сегодняшний  день  вы  -  участники  крупномасштабного  эксперимента.  Для
чистоты его вы не должны знать ни сути его, ни цели, ни сроков проведения.
Но сроки эти согласованы с вашим начальством.
     Вот где я его видел! У шефа, месяц назад. Еще удивился, чего они  так
смущенно притихли, когда я заглянул.  Заговорщики.  Выходит,  шеф-то  меня
элементарно в рабство продал.
     - Но позвольте! - вскричал Борис Яковлевич, - рано или поздно мы ведь
все-таки выйдем отсюда.  Надеюсь,  вы  нас  не  собираетесь  "того"?  "Для
чистоты эксперимента"? - испугавшись собственной  смелости,  он  смутился,
снял очки и принялся полой пиджака протирать их стекла. Но, взгромоздив их
на нос, опять обрел уверенность: - И когда мы  освободимся,  вам  придется
ответить за эту глупую выходку.
     -  А  может  быть,  снова  тридцать  седьмой?  -  негромко   высказал
предположение кто-то. Зонов усмехнулся и провел ладонью по лысине,  словно
поправляя несуществующую прическу.
     - Не будем гадать. В настоящее время вы свободны в своих действиях  и
передвижении. В пределах территории полигона института, где  вы  сейчас  и
находитесь. Питание - трехразовое, бесплатное;  смена  белья  -  в  банный
день, по пятницам. Почтовый ящик во дворе возле  двери.  Но  предупреждаю,
письма  должны  носить  только  сугубо  личный   характер.   Конверты   не
заклеивать. Заклеенные будем жечь. Все. Разговор считаю законченным.
     Не обращая внимания на наше возмущение, он направился к выходу. Но на
полдороге остановился:
     - Да, бумага и писчие принадлежности - у коменданта.  И  конверты.  В
неограниченном  количестве.  Ему  же,  если  кто-то   пожелает   работать,
подавайте заявки на необходимое вам  оборудование,  приборы,  материалы  и
литературу.
     Работать?.. - загалдел строй, - издеваетесь?!
     Зонов пожал плечами:
     - Мое дело - предложить: фирма у нас богатая.


     Когда он ушел, майор Юра, завалившись на койку, заявил:
     - Короче, вы, хлопцы, как хотите, а мне это  даже  нравится.  Если  с
начальством все согласовано, то и думать  тут  не  о  чем.  Отдохну  хоть.
Холодильники мои сгниют без меня. На то они и холодильники.
     - Нет, позвольте - кипятился Рипкин, - мы что же - бараны  или  крысы
подопытные? Нас, выходит, можно вот так просто взять и в клетку  запереть?
Все мы тут люди, посвятившие жизнь науке. Но не в том, простите, смысле...
     -  "Богатая  фирма...",  -  передразнил  Жора.  -  Мне,  к   примеру,
ускоритель нужен. А он один стоит раз  в  сто  больше  всей  этой  конторы
вшивой.
     - О чем вы говорите, мужики? - вмешался я. - Бунтовать надо, шуметь.
     - Погодь, - перебил Юра. - У тебя на сколько дней командировка?
     - Написано - двенадцать.
     - Вот и поживи тут спокойно эти двенадцать дней, а уж там  посмотрим,
что к чему.
     - Да с какой стати?
     - А вот с какой, - он постучал себя по правому бедру.
     - Бросьте, это же маскарад.
     - А ты проверь, - посоветовал Жора, глядя на меня невинными  глазками
молодого кабана. И после паузы добавил: - Институт-то дураков. А  кто  их,
дураков, знает?
     - Дуракам закон не писан,  -  развил  мысль  Юра,  -  на  дураков  не
обижаются.
     - Дураками-то по всему мы выходим, - заметил Борис Яковлевич.
     - Вот что, - предложил я, - давайте познакомимся со всеми,  попробуем
подумать сообща.
     - Это верно, - сел на кровати Жора, - глядишь, вместе  чего-нибудь  и
сочиним. Кстати, анекдот. Два зека в камере сидят.  Скучно.  Один  другому
говорит: "Давай сказки сочинять; я например, начинаю, а  ты  продолжаешь".
"Давай". "Ну, слушай: посадил дед репу... Продолжай". "А Репа вышел и деда
удавил".
     Посмеялись. Очень к месту анекдот. И ко времени.


     Все тридцать с лишним человек  сгрудились  в  одном  конце  спального
помещения: кто стоял, кто сидел на табуретках и нижних  ярусах  коек,  кто
свешивался с верхних.
     - Хлопцы, - начал майор Юра, - так вышло, что меня вы все  знаете.  А
если кто не знает, меня звать  Юра.  Есть  предложение  обсудить  ситуацию
сообща.  Давайте   говорить   по   одному,   не   перебивая.   И   давайте
представляться. Так и познакомимся.
     - Можно я? - поднялся одетый в кожаный  пиджак  и  вельветовые  штаны
щуплый человечек. Я сразу узнал  его  по  голосу  -  тот  самый  писклявый
шутник. - Мы все хотим знать, зачем мы здесь, так?
     - Верно, - вылез Жора, - от нас чего-то  хотят,  нужно  понять  чего,
сделать, и - "гуляй, Вася".
     "Быстро ж нас обломали", -  сказал  кто-то  за  моей  спиной,  и  все
загомонили.
     - Тихо, тихо, хлопцы, - обуздал нас Юра, - дайте сказать человеку, мы
ж так до завтра ничего не  решим.  -  Он  обернулся  к  писклявому.  -  Вы
назовитесь, кстати.
     -  Александр  Александрович.  Сан-Саныч.  Химик.   Точнее   биохимик.
Заведующий  лабораторией.  -  Он  был  похож  на   киноактера   Бронислава
Брундукова, только тот всегда  алкоголиков  играет,  Сан-Саныч  же  вполне
благообразен. - Я считаю так: мы находимся в идиотской ситуации. А значит,
и причина идиотская. Мой директор  отправляет  меня  в  командировки  чаще
всего не для дела, а исключительно  чтоб  от  меня  отдохнуть.  Я  же  его
замучил. Может быть тут все такие же проныры, как я? Если да,  то  кое-что
тогда вырисовалось бы. Только как это выяснить?.
     - Проще пареной репы, - заявил Борис Яковлевич. - Поднимите руки  те,
кто считает себя неугодным своему начальству. - Сказав  это,  он  поправил
очки и первым демонстративно вытянул руку. За ним руки подняли практически
все.
     - Ну вот,  -  удовлетворенно  кивнул  Сан-Саныч,  -  компания  у  нас
подобралась прелестная. Значит, так. Сюда сослали "лишних людей"  и  будут
смотреть,   какой   это   даст   экономический   эффект.   Так    сказать,
экспериментальное подтверждение эффективности сокращения штатов.
     - Ерунда, - встал рыжий небритый мужчина. И сел.
     - Обоснуйте! - задиристо выкрикнул Сан-Саныч. Рыжий снова встал:
     - Как подсчитать экономический эффект, если мы все работаем в  разных
местах, в разных отраслях, да  еще  и  не  производим  никакой  конкретной
продукции? Да при нашей-то системе. Невозможно. Как специалист заявляю.  Я
экономист. Павленко. - И снова сел.
     - А по-моему, мы торопимся, - свесился сверху голубоглазый парень лет
двадцати пяти. - Никуда они не денутся. Сегодня-завтра придется  им  самим
нам все объяснить.
     - И что же вы предлагаете? Ждать  милости  от  природы?  Долго  ждать
придется. Меня, простите, зовут Борис Яковлевич. Рипкин  водрузил  на  нос
очки и, скрестив руки на груди, сердито огляделся.
     - Есть версия, - распевно прозвучал голос сверху. Стараясь  не  сесть
кому-нибудь на шею, вниз сполз полный моложавый брюнет и втиснулся  в  ряд
сидящих на койке. - Я занимаюсь социологией. Мне кажется, все  это,  -  он
по-балетному плавно обвел рукой спальное помещение, - грубый, но  занятный
социологический эксперимент. Именно социологический. Есть такое понятие  -
"психология коллектива", один из объектов исследования  -  так  называемые
"замкнутые группы". Они встречаются часто - в армии, на кораблях, в местах
заключения, в экспедициях... Каков механизм возникновения таких  феноменов
поведения, как солдатская  "дедовщина"  или  тюремное  "паханство"?  Каким
образом происходит расслоение на лидеров  и  аутсайдеров?  Чем  обусловлен
характер  взаимоотношений  -  общей  культурой?   Образованием?   Степенью
свободы? Условиями быта? Очень интересно  понаблюдать,  как  поведет  себя
группа лишенных свободы, если это не балбесы призывного возраста, а зрелые
интеллигентные  люди.  Я  думаю,  нам  нужно  ожидать  самых   неожиданных
изменений параметров.  Например,  ухудшится  качество  питания  до  полной
несъедобности, какой будет коллективная реакция? Заставят  трудиться,  как
отреагируем?.. Все это, повторяю, очень занятно.
     - Ну, вы же волки, социологи, - сказал Жора и сплюнул в сердцах.
     - Как  вы,  в  таком  случае,  объясните  что  здесь  собраны  сплошь
"неугодные  начальству?"  -  агрессивно  возопил  Сан-Саныч,  не  желавший
расставаться со своей версией.
     - Это-то как раз ясно, - принял огонь на себя майор Юра. - Во-первых,
у нас чуть не каждый чувствует себя "неугодным начальству".  А  во-вторых,
наши  начальники  просто  спихнули  "что  поплоше",  когда  их   попросили
"выделить товарища".
     - И что же из всего этого следует? - не выдержал я.
     - Следует жить, - засмеялся Юра, - шить сарафаны и легкие  платья  из
ситца...


     - Допустим вы и правы; примем, так сказать, за основу вашу версию,  -
подчеркнуто официально говорил Борис Яковлевич.  -  В  таком  случае,  как
специалист, вы, по-видимому, можете и определить, хотя бы  приблизительно,
продолжительность этого опыта.
     - От двух-трех месяцев до полугода.
     Все  смолкли,  переваривая  сообщение.  А  потом  также  одновременно
загомонили. При этом Жора подкрался вплотную  к  социологу  и  кричал  ему
прямо в ухо: "Ну, вы ж волки, ну,  волки!..",  а  тот  самый  голубоглазый
парень, который только что  советовал  нам  не  торопиться,  шумел  теперь
больше всех: "Да как же, - кричал он, - да что  же?!  У  меня  ж  жена  на
седьмом месяце!.."
     - Тихо! - зыкнул Юра. - Ты вот что, мил-человек, разъясни: а как  они
про нас все узнавать будут?
     - Трудно сказать. Не исключено, что нас подслушивают и записывают для
последующего более подробного анализа.
     - А телекамеры?
     - Туфта, - вмешался Жора, - контора-то нищая.
     - С чего вы взяли? - возразил социолог. - Очень может быть, что  весь
этот казарменный антураж -  лишь  необходимое  условие  для  эксперимента.
Лично я склонен думать, что эта контора,  напротив,  очень  богата.  Более
того, я склонен думать, что она пользуется покровительством  самых  высших
инстанций, иначе вряд ли кто-нибудь решился бы пойти на такие, явно идущие
вразрез с законом, действия.
     - Ну, волки, волки, - все не унимался Жора...
     - Это невиданное попрание прав человека, - яростно  взъерошил  редкие
волосы Борис Яковлевич. -  И  вы  слышали:  письма  -  только  в  открытых
конвертах. Выходит, мы даже не можем никуда сообщить!
     Я предложил:
     -  Давайте,  для  начала,  заявим  свой  протест  руководству   этого
дурацкого института.
     - Толку-то? - буркнул Жора.
     - Ну, не знаю. Вдруг подействует.
     -  Дело  Славик  глаголит,  -  вдруг  поддержал  меня  Юра.  -  Нужно
попробовать - чтоб бумага, и все подписались. А  уж  если  по-хорошему  не
выйдет, тогда уж мы...
     -  Не  надо!  -  прервал  его  рыжий  экономист.  -  Нас  ведь  могут
подслушивать.
     - Верно, - задумчиво  погладил  усы  Юра.  -  А  давайте-ка,  хлопцы,
микрофоны пошукаем.
     Мы разбрелись по помещению, кое-кто закурил, но Юра решительно пресек
это дело и выставил курящих в коридор -  "не  положено".  Мы  ползали  под
кроватями, тщательно обнюхивая  каждую  щелочку  между  половыми  рейками,
забирались  на  спинки  второго  яруса,  осматривая  потолок,   развинтили
светильники и электрические розетки. Но так и не нашли ничего мало-мальски
предосудительного. И все же, самые важные сообщения  (если  таковые  будут
иметь место) условились передавать друг другу письменно.
     Собравшись снова, принялись за составление петиции Зонову. Мы долго и
бесплодно спорили, пока нас не прервал звонок на обед.  И  в  столовой  за
каждым столиком продолжались бурные дебаты, в  итоге  которых  выяснилось,
что все эту петицию представляют  по-разному.  Решили  так:  пусть  каждый
желающий напишет свой вариант и зачтет  его,  затем  голосованием  выберем
лучший, коллективно доработаем его, и все подпишемся.
     Весь процесс этот занял добрых два послеобеденных часа.  Все-таки  не
случайно создалось у меня мнение о Рипкине, как о  самом  въедливом  среди
нас мужике; именно его вариант оказался самым лаконичным, самым полным  и,
в то же время, не слишком уж оскорбительным (чего не скажешь о большинстве
остальных:
     "Мы, группа научных сотрудников, обманом собранные в  помещение  т.н.
НИИ   ДУРА,   считаем   действия   названного   учреждения   антинаучными,
антигуманными, противозаконными, противоречащими основам Конституции СССР.
Мы выражаем свой протест и официально заявляем: если в течении трех  суток
все мы, без исключения, не будем освобождены, при первой же возможности мы
добьемся возбуждения против руководства  названного  института  уголовного
дела, а по окончании следствия -  суровейших  наказаний  в  отношении  его
сотрудников.  Кроме  того,  по  истечении  трехдневного  срока  с  момента
передачи данного документа сотрудникам НИИ ДУРА, мы снимаем с себя  всякую
ответственность и не гарантируем им сохранность их жизней и здоровья".
     Была в последней фразе сдержанная, но явно  ощутимая  угроза.  И  это
всем понравилось. Каждый расписался под двумя экземплярами текста.  Только
слово "Собранные" в начале его заменили словом "заключенные".
     А ночью мне приснилась армия - первые дни службы. "Дедами"  там  были
Зонов и Борис Яковлевич. Они заставляли меня стирать носки, я отказывался,
а они били меня. И когда я "сломался", стал кричать, что согласен, они  не
слушали меня, а все били и били.
     Я проснулся с ног до головы липкий от пота. Хоть я и понимал, что это
только сон, тяжесть внутри осталась. И мысль: не нужно никаких  телекамер,
достаточно всего лишь одного "стукача".
     Я еле  заснул  снова.  И  только  тогда  все  стало  на  свои  места.
Приснилась Элька.


     Зонов появился в расположении часов в двенадцать дня, и нота протеста
была торжественно ему вручена. Он прочел, аккуратно сложил листок и  сунул
его во внутренний карман. На лице его не  отразилось  и  тени  какого-либо
чувства.
     Всеобщее  состояние  в  течении  трех  дней  можно   выразить   одним
единственным словом - "томление". Мы окончательно перезнакомились  друг  с
другом, наметились даже небольшие товарищеские  компании.  Мы  маялись  от
безделья и до одури обкуривались в туалете; и, в то же  время,  ухитрялись
не  высыпаться,  потому  что  до  двух-трех  ночи  не  умолкали  анекдоты,
житейские (в основном - армейские) байки и сопровождающий их хохот.
     Наверное, каждый из нас минимум один раз попытался подойти поближе  к
КПП или хотя бы просто  завести  беседу  с  часовыми,  носившими,  кстати,
погоны внутренних войск. Но те службу несли четко: неуставных "базаров" не
допускали, только - "стой, кто идет?" и "стой, стрелять буду!"  А  однажды
даже был произведен положенный предупредительный выстрел в  воздух,  после
чего белый,  как  ватман,  камикадзе-Жора  пулей  влетел  в  расположение,
плюхнулся на табурет, сломал,  прикуривая,  несколько  спичек,  затянулся,
наконец, и сказал: "Настоящий!.." (патрон? автомат? часовой?)
     К концу третьего дня нас лихорадило. Должна же быть, в конце  концов,
хоть какая-нибудь  реакция  на  наш  опус.  Ночью  меня  разбудил  Жора  и
предложил вместе готовить побег, если в течении  нескольких  дней  нас  не
отпустят по-хорошему. Я согласился. Но когда он вознамерился разбудить еще
майора Юру и Бориса Яковлевича, я отговорил его. Юра  по  натуре  своей  -
ярко выраженный реформист. Он будет  только  тормозить.  Что  же  касается
Рипкина, я просто не доверял ему. Да, без всяких  к  тому  оснований.  Но,
вот, не доверял. Жора вяло поспорил со мной и признал:  чем  меньше  людей
будет готовить побег, тем больше шансов на успех.


     На сей раз Зонов был одет в спортивный костюм и куртку-аляску. Но при
кобуре.
     - Так, - сказал он, вновь собрав  нас  в  коридоре,  -  вижу,  вы  не
слишком-то удручены отсутствием работы: ни одной заявки  на  оборудование.
Впрочем, мне же меньше мороки.
     - А мы о вас и заботимся, - съехидничал  Сан-Саныч,  -  отец  вы  наш
родной. - Но Зонов замечание проигнорировал.
     - Вы наш протест  начальству  передали?  -  напористо  спросил  Борис
Яковлевич.
     - Не посчитал нужным, - бросил Зонов и пошел к выходу.
     Мы ожидали чего угодно, только не этого. Не передал?! А на  кой  черт
он нас сейчас строил?!
     - Сволочь, - емко выразив общий порыв, послал ему вдогонку Жора.
     - Возможно, - обернулся и пожал  плечами  Зонов.  Потом  поговорил  о
чем-то с заспанной комендантшей и удалился.
     Страсти кипели весь  день.  Одни  предлагали  взять  охрану  штурмом,
другие  -  подкупить  дежурного  на  КПП,  третьи   -   устроить   лежачую
забастовку... Пыл охладил Юра:
     -  Нужно  хорошенько  обсосать  все  варианты.  Затея  с   протестом,
например, лопнула. Теперь нужно бить только наверняка. А пока... - Он взял
ручку и написал на листке: "Давайте попробуем сорвать эксперимент. Беру на
себя роль старшины. Будем дисциплинированны. Если надо,  будем  строиться,
ходить в ногу и т.п. Если даже ничего не придумаем, через  неделю-две  они
поймут, что никаких интересных вещей у нас не происходит, что  исследовать
нечего и отпустят нас". Когда бумажка прошла по кругу, он спросил вслух: -
Кто "за"?
     Сразу или помедлив, "за" проголосовали все.
     - Кстати, анекдот, - влез Жора. - Офицер у своего  друга-гражданского
спрашивает: "Правда, что вы, гражданские, всех военных  тупыми  считаете?"
Тот: "Да нет, что ты..." "А если честно? Я не обижусь". "Ну, если  честно,
то считаем". "Вот так, значит, - говорит офицер,  -  но  если  вы  все  на
гражданке такие умные, что же вы строем-то не ходите?"
     В эту ночь я не успел как следует досмотреть свой любимый сон, потому
что меня опять разбудил Жора,  и  мы  принялись  разрабатывать  план.  Две
недели - слишком долгий срок.



                                    2

     После ужина, выходя из столовой, мы чуть  задержались  и  отозвали  в
сторону майора Юру.
     - Земляк, - начал Жора, - ты нас на проверке не  ищи,  мы  тут  чуток
задержимся.  -  Надо  сказать,  что  два  дня  после  общего   "секретного
соглашения" все вели себя образцово и  ежевечерне  строились  на  проверки
(хотя, казалось бы, куда мы отсюда денемся?). -  Это  почему  это  так?  -
насторожился Юра.
     - Да мы тут договорились... - я кивнул в сторону протирающих  столики
поварих.
     - Мужики мы, или кто? - напористо задал Жора риторический вопрос.
     - А-а, - заулыбался Юра (у нас уже начали входить  в  обиход  смачные
эротические воспоминания и шуточки после отбоя), - это дело святое. Жалко,
двое их, я бы и сам с вами остался, - он игриво подкрутил усы.  Ладно,  ни
пуха вам, хлопцы, ни пера; расскажите после.
     Оставшись одни, мы немного отступили  в  коридор,  чтобы  женщины  не
увидели нас раньше времени. Через пару минут они - румяная  дородная,  лет
тридцати пяти Наташа (Жора при виде  нее  каждый  раз  мурлыкал:  "Я  свою
Наталию узнаю по  талии:  там,  где  ширше  талия,  там  моя  Наталия")  и
сухопарая лошадь Варвара - покрикивая друг на друга, вошли в подсобку.  Мы
выждали еще немного, и, только услышав лязг железных тарелок, пробежали  в
ту же дверь и свернули в посудомойку.
     - Вот что,  бабоньки,  -  сказал  Жора,  -  кхе-кхе,  короче,  это...
раздевайтесь.
     - Вы чего это, дураки, удумали? - всей своей талией грозно  двинулась
на нас Наталия. Жора растерянно попятился к двери.  И  все  дело  было  бы
загублено  на  корню,  если  бы  я,  убоявшись  провала,  не  выхватил  из
умывальника огромный хлебный нож  и  не  заорал,  вспоминая  на  ходу  все
виденные когда-либо детективы:
     - Стоять, шампунь блатная! Век воли не видать, порешу, как  котят!  -
На том мой запас уголовных выражений иссяк, и я добавил  только  последнее
известное мне "блатное" слово: - В натуре.
     Но  Наташе  этого  вполне  хватило.  Она  остановилась  и,  торопливо
расстегивая ворот  блузки,  нерешительно,  с  какой-то  полувопросительной
интонацией крикнула:
     - Ой?..
     А потом еще, с тем же выражением:
     - Насилуют?!
     - Размечталась, - буркнул осмелевший Жора, Помогая ей стянуть блузку.
     Я даже не ожидал, что женские тела  могут  быть  такими  некрасивыми.
Одно - жирное, бесформенное, другое - костлявое,  угловатое,  с  обвисшими
худыми грудями. Я стал смотреть в  сторону  и  попытался  представить  мою
стройную загорелую Эльку, но не смог. Однако, Жора, кажется,  моих  чувств
не разделял. Собрав одежду в охапку, он потоптался нерешительно на месте и
спросил меня:
     - А может того... задержимся, а?.
     - Иди, иди, ядерщик ядреный, - подтолкнул я его к двери.
     - Эх, - с нескрываемым сожалением вздохнул он, - вы уж нас,  женщины,
извините. - А за что извиняется - за грабеж  ли,  за  раннее  ли  отбытие,
одному богу известно.
     - Дураки, они и есть дураки, - сварливо крикнула нам вслед Варвара, а
мы ножкой  стула  заперли  дверь  снаружи  и  принялись  переоблачаться  в
женское.
     В костюмах беглого Керенского мы без приключений  добрались  до  КПП.
Часовой, прохаживающийся неподалеку, даже не взглянул на нас. От  волнения
у меня образовалась очень неудобная слабость в коленках. Войдя в дверь, мы
увидели вертушку и окошечко дежурного напротив нее. Я сунул туда найденный
в кармане сарафана пропуск,  заключенный  в  мутно-прозрачный  пластиковый
футляр. То же сделал и Жора.  Пропуска  были  тут  же  возвращены  нам,  я
толкнул вертушку, но она не поддалась. Спрашивать, в чем дело, я не смел -
голос-то у меня отнюдь не женский. Но все разъяснилось само собой:
     - Чего долбишься, - просипел вахтер, руки сюда давайте.
     Я испуганно покосился на Жору. Тот, задев губами мое ухо,  прошептал:
"Это какой-то тест". Мы сунули руки в окошко. Я почувствовал, как к ладони
прикасается что-то плоское и холодное.
     - Э-э, кто вы? - спросил  вахтер  озадаченно.  Я  выдернул  ладонь  и
кинулся к двери  его  комнатки.  Толкнул.  Естественно,  заперто.  Ко  мне
подскочил Жора, тоже попробовал дверь рукой, а потом принялся  всей  своей
массой с размаху биться в нее.  И  с  четвертой  попытки  мы  вломились  в
прокуренную каморку. Уже вовсю ревела сирена.  Старик  тряс  ладонями  над
головой, бормоча: "Сдаюсь, сдаюсь, в  плен  бери,  давай..."  Жора  дернул
какой-то рубильник, и сирена смолкла. Я  нажал  на  педаль  под  столом  и
защелкнул ее специальным замком; вертушка теперь должна быть свободной. Мы
ринулись к выходу, но на пороге столкнулись нос к  носу  с  двумя  бравыми
охранничками.
     - Стой! - рявкнул один из них.
     Смелость тут ни при чем, наоборот, именно от страха у меня  полностью
атрофировался инстинкт  самосохранения.  Я  бросился  в  дверь,  прямо  на
автомат.
     Но в меня не стреляли. Зато я получил оглушительный удар прикладом  в
висок и моментально провалился в темноту.


     ...Наверное,  только  после  того,  как  тебя  побьют,  по-настоящему
осознаешь, что ты - в тюрьме. Не в общежитии, не в  казарме,  а  именно  в
тюрьме. Кажется, я понял это первым.  Шел  второй  день  объявленной  мной
голодовки.
     Вчера, когда я перед строем заявил о своем решении Зонову, он  сделал
вид, что ему наплевать. Но я видел: именно СДЕЛАЛ ВИД. Рассчитывал, что я,
столкнувшись с безразличием, откажусь от своего  намерения.  На  самом  же
деле он начал нервничать, я заметил это. А сегодня  майор  Юра  рассказал,
что утром Зонов как бы мимоходом справлялся о моем самочувствии.
     По книжкам о революционерах я знаю, что голодая, нужно лежать, меньше
двигаться -  сохранять  энергию.  Я  же,  наоборот,  без  нужды  суетился,
слонялся по спальне,  слушал  анекдоты,  пил  чай  (почти  каждый  взял  в
командировку пачку чая и кипятильник), курил,  ругался,  ложился  и  снова
вставал. Не то что истощенным, просто голодным я себя почувствовать еще не
успел. Только башка трещала, но это, наверное, от удара.
     В нашем углу Жора со смаком описывал сцену раздевания поварих Рассказ
этот "по просьбам трудящихся" он повторял уже в четвертый или в пятый раз,
но вновь  и  вновь  успех  имел  место  значительный.  И  с  каждым  разом
повествование его обрастало все более интимными  подробностями,  а  убогие
прелести несчастных женщин расцветали все пышнее и пышнее.
     Вообще, женщины стали главной и едва ли не единственной  темой  наших
разговоров. Но сейчас ее  на  время  потеснило  обсуждение  нашей  попытки
бегства; благо, нашлись и точки соприкосновения этих двух тем. Большинство
относилось   к   нам   сочувственно.   Майор   Юра   пожурил    нас    "за
недисциплинированность", но не очень строго: посчитал,  что  мы  свое  уже
получили. Но один человек был настроен крайне агрессивно. Сан-Саныч.  Мол,
из-за вас теперь наши тюремщики усилят бдительность,  пискляво  митинговал
он, и достанется всем. Нечего было лезть в бутылку,  нужно  было  обсудить
план побега коллективно. Возможно, он и прав, только все равно обидно.
     - Если еще кто дернется без спроса, темную  устроим,  -  закончил  он
угрозой очередную тираду. - А этих пидеров (это нас с  Жорой)  простим  на
первый раз.
     Вся моя нервозность вылилась  во  вспышку  лютой  ненависти  к  этому
мозгляку.
     - Слушай ты, умный, - взял я  его  за  грудки,  -  пойдем-ка  выйдем,
поговорим.
     - Пойдем, пойдем, - пискнул он воинственно.
     - Бросьте, - попытался урезонить нас Юра, - не хватало нам еще промеж
себя собачиться.
     Но неожиданно бесстрашный Сан-Саныч  сам  поволок  меня  за  рукав  к
дверному проему, бросив мужикам:
     - С нами не ходите, сами разберемся.
     В коридоре он вдруг дружелюбно спросил:
     - Ручка есть?
     Я опешил и ручку ему дал. Он вынул блокнот и стал писать:
     "Уверен, среди нас есть осведомитель. После ужина зайди в лабораторию
N_1, есть дело. Если хочешь бежать, нечего переть напролом".
     Он передал ручку мне.
     "Что такое лаборатория N_1?"
     Сан-Саныч вырвал из блокнота исписанный листок и  сжег  его,  чиркнув
зажигалкой.
     - Пока вы с Жорой дурью маялись, - ехидно ответил  он  вслух  на  мой
письменный вопрос, - мы подали Зонову заявки, и он их все выполнил.  Лично
я работаю уже третий день. Под лаборатории  нам  отдали  пустые  кладовки,
вон, - он указал  пальцем  на  три  двери  в  конце  коридора,  в  стороне
противоположной столовой. - Ключ от первой - у меня. Все понял?
     - Хорошо.
     Мы вернулись в  спальню,  демонстративно  не  глядя  друг  на  друга,
создавая видимость, что хоть до драки дело не дошло, но отныне мы -  враги
лютые.


     На ужин я, естественно, не пошел. Уже начало сосать под  ложечкой,  и
предательница-фантазия принялась подсказывать способы утолить  голод  так,
чтобы  никто  об  этом  не  узнал.  Говорят,   это   особенность   совести
современного человека: она чиста, пока  о  твоем  преступлении  не  узнают
окружающие. Стоит преступлению  открыться,  как  совесть  начинает  мучить
тебя, не дает тебе спать... Вплоть до самоубийства. Но только если  кто-то
узнал.
     Когда народ вернулся с ужина, я поднялся и на всякий случай подошел к
койке Сан-Саныча. Пусто.
     ...Он открыл сразу, только я постучал.
     - Заходи быстрее, - он запер за мной дверь. - Я тут один, и никто нас
точно не подслушивает, я каждый миллиметр облазил.
     Я огляделся. Небольшая комната была доверху забита колбами, ретортами
и  иными  алхимическими  принадлежностями.  На  верстаке  в  углу   стояло
угнетающего вида приспособление в полуразобранном состоянии с несколькими,
торчащими в разные стороны, металлическими прутьями  впереди  и  змеевиком
(пружиной? скрученным кабелем?) позади.
     - Сколько вас тут занимается?
     - Пятеро. Но что другие делают, я не знаю, я и  сам  им  не  объясняю
ничего. А тебе можно верить.
     - Почему?
     - Стукач бы первым в бега не подался. Да и  разукрасили  тебя  больно
хорошо. Своего бы так не стали.
     Он подошел к столу и, внезапно смутившись, сказал:
     - Вот, посмотри чего я здесь нахимичил... У меня давно уже эта  мысль
вертелась, но то времени не  было,  то  препаратов  нужных,  то  не  везло
просто, да и всегда что-нибудь поважнее находилось...  -  говоря  это,  он
достал из-под стола кирпич и поставил на него две склянки - с прозрачной и
мутно-зеленоватой жидкостями.
     - Не самогон?
     - Между прочим, я и сам удивляюсь, как  Зонов  такую  возможность  не
учел: мы тут вполне можем наладить производство первача на широкую ногу, и
хана бы всему ихнему эксперименту.
     - А может, наоборот, это и был  бы  успех?  Может,  это  как  раз,  и
подтвердило бы какие-то его теоретические выкладки? Например, что в неволе
интеллигенция спивается.
     - Это-то мы и без него знаем. Вот,  -  Сан-Саныч  открыл  пробирку  с
прозрачной жидкостью и плеснул ее содержимым на кирпич. -  Сейчас  минутку
подождем, и готово будет. Если хорошенько подумать, то куча перспектив.  -
Он разволновался. - Так, теперь дальше, -  он  открыл  вторую  пробирку  и
чуть-чуть капнул из нее. - Все. Покурим.
     Закурили. Я поглядывал на кирпич, но ничего сверхъестественного с ним
не  происходило.  У  меня  появилось  подозрение,  что  Сан-Саныч   просто
свихнулся от переживаний. Помешался. На кирпичах.
     - Так, - он встал с табуретки, - ну-ка, потрогай.
     - Не ядовито?.
     - Давай-давай.
     - Я потрогал. Кирпич как кирпич.
     - Посильней нажми.
     Я  нажал,  но  твердости  не  почувствовал.  Пальцы  вошли  в   рыжую
субстанцию легко, как в мокрую глину.
     - Ясно?
     - Здорово! Только зачем?
     -  Трудно,  наверное,  быть  глупым.  Слушай  сюда.  Как   основу   я
использовал самые обыкновенные бактерии гниения. Здесь, -  он  показал  на
пустую пробирку, - питательный раствор, он же и катализатор.
     - Э-э, - я тщательно вытер руку о штаны, - а у меня пальцы не того?.
     - Не того, не бойся.  И  штаны  -  не  того.  Узкая  специализация  -
строительные материалы - бетон, кирпич, кафель, шифер.
     - А весь дом эти твои бактерии не сожрут?
     - Даже не знаю, как тебе объяснить. Короче, они действуют строго там,
где поверхности коснулся катализатор. Если я  на  стене  толщиной  в  метр
мазну пятнышко в сантиметр диаметром, они "выгрызут" отверстие  длинной  в
метр, а диаметром - ровно сантиметр.
     - Лихо. И как же ты за два дня вывел новый вид  бактерий?  Я  был  бы
дураком, если бы поверил.
     - За минуту у них сменяется  сотни  поколений.  Так  что,  научившись
влиять на отбор, можно и за час новый вид вывести.
     Я прикинул возможности его изобретения и предположил:
     - А ведь это страшное оружие.
     Сан-Саныч пренебрежительно махнул рукой:
     - Брось. Что угодно можно заставить работать на войну. Я же не  бомбу
сделал. У этой штуки масса  мирных  применений.  Да  хотя  бы  дом  старый
снести. За полчаса можно. И без больших затрат. А в геологии...  Оружие-то
это как раз неудобное: надо чтобы людей убивало, а  материальные  ценности
сохранялись, как нейтронная бомба. А у меня - все наоборот.
     - Ну и когда приступим?
     - К чему?
     - Когда начнем НИИ уничтожать?
     - Не надо суетиться, Слава. У нас в руках теперь крупный козырь, ни к
чему вскрывать его раньше времени.


     Я никак не мог уснуть. Попытался считать слонов, но они не считались.
Считались только пельмени. На двести шестнадцатом я понял, что  спать  мне
от такого счета расхотелось и вовсе. А захотелось есть. Еще сильнее.
     Кому она нужна, моя голодовка?  Но  нет,  это  уже  "дело  чести".  А
пользы-то никакой. Как было бы здорово все-таки, если бы  я  ел,  а  никто
вокруг об этом не знал...  И  тут  меня  просто  подкинуло.  Да  ведь  все
элементарно, как репа. Только такой дебил,  как  я,  мог  столько  времени
потратить на эту детсадовскую задачку. Перед глазами стояла готовая схема:
бери детали и паяй.
     Я даже забыл на минутку, где я, и решил срочно позвонить  Эльке.  Она
ни черта, конечно, не поймет, но зато честно порадуется со мной на пару. И
хотя она будет далеко, на том конце провода, я буду знать, как смешно  она
морщит  от  удовольствия  свою  кнопку-нос.  Во  всяком  случае,  я  сумею
втолковать ей, что изобрел способ, как сделать ее талию еще тоньше.
     Но я не дома. Тут никому ничего лучше не рассказывать. И все же...
     Я встал, достал ручку и общую тетрадь, вышел в  коридор,  уселся  там
прямо на пол и принялся рисовать.  А  схемка-то  выходит  вовсе  не  такая
простая, как мне  показалось  сначала.  Но  выполнимая.  Даже  в  нынешних
ублюдочных условиях. Мысли мои  ощутимо  подгонял  так  и  не  сосчитанный
пельмень, следовавший за двести шестнадцатым.
     Меня  немного  трясло  от  возбуждения.  И  зрение   стало   каким-то
особенным: далекие предметы  кажутся  ближе,  а  тетрадка,  на  которой  я
выводил  свои  каракули,  казалось,  была  очень  далеко.  И  рука  моя  с
авторучкой, соответственно, стала невообразимо длинной. Я с трудом ворочал
этой  рукой-бревном,  зато  голова   работала   с   предельной   ясностью.
Единственное, чего я боялся, что не успею перенести  на  бумагу  все,  что
пока так четко стоит перед внутренним взором.
     Но  не  успел.  Посмотрел  напоследок  схему,  кое-что  поправил   и,
убедившись, что завтра сумею все разобрать, пошел к постели. Но не  дошел.
Вернулся и принялся составлять список Зонову. В нем оказалось, ни много-ни
мало, триста двадцать  два  наименования.  Три  первых:  паяльник,  олово,
канифоль; остальное - блоки и отдельные  детали.  Слава  богу,  почти  без
дефицита. И объем невеликий.
     Закончив список, вернулся в комнату, лег и мгновенно, не  раздевшись,
уснул. Снилось, как всегда.


     Когда четверо солдатиков под предводительством Зонова в самом  начале
обеда втащили в коридор ящик с приборами, инструментами и  деталями,  я  в
гордом одиночестве возлежал на койке  и  продолжал  на  собственной  шкуре
постигать мудрость старых революционеров; оказывается,  вовсе  не  так  уж
трудно не двигаться, экономя энергию, нужно просто дойти  до  определенной
кондиции. Вот двигаться - это сложнее.
     Зонов подошел к кровати и спросил с  таким  видом,  будто  ответ  его
ничуть не интересует:
     - Долго еще будете дурака валять?
     - А вы?
     - Чего вы добиваетесь?
     - Освобождения. Вы знаете.
     - Срок вашей командировки не истек.
     - Это не командировка, это тюрьма.
     - Если вы такой специалист по тюрьмам, вы должны знать  и  что  такое
принудительное питание.
     - Ну тут-то вы  загнули,  -  попытался  я  усмехнуться  понаглее,  но
ухмылочка, по-моему, вышла какая-то скорбная, - не может у вас быть  таких
полномочий.
     Зонов наклонился, и  я  заметил,  что  лысина  его  покрыта  большими
блеклыми веснушками. Прямо мне в ухо негромко, но отчетливо он сказал:
     - Есть у меня такие полномочия. И другие - тоже. Если понадобится,  я
вас и убить могу. - Он резко выпрямился и пошел к двери.
     Я ему поверил.
     ...В лаборатории N_2, где мы  определились,  было  душно  от  плотной
смеси табачного дыма и испарений канифоли. Жора чертыхался и ныл: "Хоть бы
не темнил, сказал, чего делаем, а то ж ведь ни за грош здоровье гроблю..."
Но я только подгонял его, как ленивого подмастерье, да  повторял  изредка:
"Скорее соберем, скорее отсюда выберемся".
     К четырем утра в общих чертах установка была готова. К этому  моменту
мы с Жорой остались  одни:  "ушли  спать  ребята,  возившиеся  с  синтезом
шаровой молнии, ушел и мрачный физиолог, ежечасно берущий у себя кровь  из
вены для каких-то мрачных анализов.
     - Давай, посидим напоследок и начнем. - Я сел на пол и, прислонившись
спиной к стене, закрыл глаза. Под  веками  жгло,  на  щеки  выкатилось  по
слезинке. Как я себя чувствовал? Так, как если  бы  я  изобрел  реактивный
двигатель, наспех сляпал примитивную ракету и, без всяких  испытаний,  без
Белок и Стрелок решил немедленно запустить себя на Луну.
     Жора присел рядом на корточки и доверительно спросил:
     - На дорожку сидим, да? Сразу домой или только через забор? - он явно
решил, что мы соорудили, как минимум, средство нуль-транспортировки. Ох  и
разочаруется же он, бедолага.
     Собрав остатки воли,  я  ремешками  пристегнул  клеммы  к  запястьям,
пристегнул к икрам, положил в рот пятак, припаянный в качестве электрода к
концу изолированного провода, мысленно перекрестился  и  крутнул  рукоятку
реле времени.
     Эти две с половиной минуты я и по сию пору  вспоминаю,  как  одно  из
самых отвратительных событий моей жизни. Был бы я медиком, мне,  возможно,
было бы легче, ведь им со студенческой скамьи внушают, что  нет  на  свете
ничего благороднее, чем экспериментировать на  собственном  организме.  Во
имя и во славу. Но я-то - технарь. И чувство гордости не переполнило меня,
когда я обнаружил, что по всему моему телу растут зубы, и  каждый  из  них
изрядно ноет. Гортань пересохла, в  висках  стучало,  в  ушах,  пробиваясь
через ватные пробки, гудел шмелиный рой... Я уже набрал в легкие  воздуха,
чтобы от души заорать, как все вдруг прекратилось, и я впал в  эйфорию.  Я
был счастлив. И СЫТ.
     Жора глядел на меня во все  глаза.  Глуповато  хихикая,  я  привстал,
потом снова сел. Потом  опять  встал  и  прошелся  по  лаборатории,  боясь
взлететь.
     -  Кажется,  вышло,  -  сообщил  я.  -  Все,  Жора,  конец  войнам  и
революциям, я теперь, как Иисус,  всех  накормлю.  Отныне  человек  сможет
пополнять энергетический запас тела непосредственно из электрической сети.
     - И как же нам это поможет выбраться отсюда? - подозрительно  и  даже
чуть угрожающе спросил  прагматик  Жора,  явно  не  просекая  глобальности
происшедшего.
     - Голодовка! - вскричал я, несколько переигрывая в убедительности,  -
все та же голодовка! Мы устроим суперголодовку: мы не  будем  есть  месяц,
два, три, и, рано или поздно, нас отсюда выпустят.
     - Тьфу ты, - рассердился Жора, - знал  бы,  ни  за  что  бы  тебе  не
помогал. Вот уж точно, "сытый голодному не товарищ". Сдвинулся ты  что  ли
на почве жратвы?
     Я обиделся:
     - Ты -  свидетель  рождения  великого  открытия.  И  в  такую  минуту
болтаешь такую чушь.
     - Ладно, Славик,  -  сказал  он  примирительно,  почесав  затылок,  -
как-нибудь мы эту штуку приспособим. Слушай, - он  озаренно  уставился  на
меня, - а если частоту сменить или еще чего-нибудь, напряжение,  например,
может быть, из электричества не только еда, но и питье  может  получиться?
Алкоголь. Вот тогда тебе благодарное человечество точно памятник поставит.
Вернее, НАМ поставит.
     Ну что ему - дураку - объяснишь?



                                    3

     Я понимал, что затея моя не выдерживает и самой  мягкой  критики.  Но
выбора не  было.  Теперь  мы  голодали  втроем  -  я,  Жора  и  Сан-Саныч.
"Электропитание" не могло, конечно, полностью  заметить  нормальную  пищу.
Происходила только энергетическая поддержка организма, а чувствовал я себя
неважно  -  болел  желудок,  часто  кружилась  голова.  Но   хоть   как-то
чувствовал.
     Зонов заметно нервничал. Но к обещанному "принудительному  кормлению"
пока не прибегал. Майор Юра вел с нами душеспасительные беседы, сам же при
этом с аппетитом ел, спал, блаженно похрапывая, отдыхал,  короче,  на  всю
катушку и ни на что не жаловался.
     Население НИИ ДУРА тем временем разделилось на  несколько  стабильных
"семеек" (говоря языком "зоны"), со своими укладами и  своими  тайнами.  Я
часто замечал, что когда подхожу к оживленно беседующей  кучке  "дураков",
разговор их становится каким-то  уж  очень  неопределенным.  Или  смолкает
вовсе. Хотя я, вообще-то, был в несколько привилегированном положении -  я
был мучеником за общую идею - идею освобождения.
     Безделье - как сумерки:  всех  красит  в  серый  цвет.  Мне  кажется,
большинство "дураков" уже напрочь забыло, что они -  интеллигенция.  Перед
сном Юра командирским голосом сообщал: "Вот еще день прошел!" И остальные,
поддерживая старый солдатский ритуал, с энтузиазмом хором отвечали: "Ну  и
хрен с ним!" А однажды я проснулся, разбуженный приглушенными  стонами.  В
конце  комнаты  слышалась  какая-то  возня.  Я  встал  и,  пошатываясь  от
слабости, двинулся туда. На полдороге меня остановил Рипкин. Он  сидел  на
постели. Одетый. Явно "на шухере".
     - Слава, - сказал он, - не надо вам туда, - и, как  всегда,  принялся
яростно протирать очки.
     - Что там?.
     - Там происходит "темная". Поверьте, все по  справедливости.  Человек
поступил нечестно по отношению ко всем нам. Вам идти не следует.
     Я вернулся и лег. И вдруг понял: я совсем забыл, как  жил  раньше.  В
смысле, всю прошлую жизнь. Точнее, головой-то я все понял, но так,  словно
видел кино. А нынешний тоскливый кошмар - это и есть единственная реальная
жизнь.
     Еще немного, и я не сумею терпеть дальше. Увеличу по Жориному  совету
напряжение. Раз в пятьдесят. Наемся. На всю жизнь. На всю смерть.
     Слава богу, ожидаемые изменения произошли на  следующее  же  утро.  А
именно. После завтрака, куда вся наша троица, естественно, не ходила,  Юра
дал команду  на  построение.  Мы  продолжали  лежать.  Но  Юра  специально
заглянул в расположение и попросил персонально:
     - Хлопцы, ну будьте ж людьми, встаньте. Все-таки из-за вас ведь Зонов
строит. Тем паче, вы-то, наверное, в последний раз постоите.
     Заинтригованные, мы великодушно соизволили подчиниться.
     Самое жалкое из нас зрелище, как ни  странно,  представлял  не  я,  а
Жора: он осунулся, обвисшими щеками и грустным взглядом стал  походить  на
собаку-сенбернара и вроде бы даже  немного  позеленел.  Прошлой  ночью  он
разбудил меня и спросил так, словно речь  шла  о  чем-то  страшно  важном:
"Братан, знаешь, как меня в детстве дразнили?" "Ну?" "Жора-обжора..."
     Зонов  стоял  перед  строем,  откровенно  держа  руку  на  кобуре.  И
правильно; озлобление в наших рядах достигло наивысшего накала.
     - Товарищи ученые, - начал он.
     - Граждане, - поправил кто-то.
     - Дураки, - добавил другой.
     - Что ж, - согласился  Зонов,  -  если  угодно.  Граждане  дураки.  Я
попросил вас собраться здесь для того, чтобы сделать важное сообщение.
     Надежда ударила в виски слушающим, но Зонов  продолжал  совсем  не  о
том, о чем хотелось бы всем:
     - Вы знаете, что трое  ваших  товарищей  голодают.  Их  требование  -
немедленное освобождение из-под  охраны.  В  интересах  успешного  ведения
эксперимента я не могу выполнить это требование. Тем более, это значило бы
провоцировать на  подобные  действия  и  остальных.  Однако,  их  жизни  в
опасности.  Я  мог  бы  применить  к   ним   жесткие   меры,   вплоть   до
принудительного кормления. Но вы знаете, что процедура  эта  болезненна  и
вредна.  Есть  более  гуманный  путь.  Надеюсь  на  вашу  поддержку.  Трое
голодающих будут переведены в госпитальное отделение, где  о  их  жизни  и
здоровье квалифицированно позаботятся. Но с тем лишь условием, что ни один
из вас не воспользуется тем же или подобным методом борьбы.
     Погудев, народ ответил согласием.
     - Собирайтесь, - приказал нам Зонов, распустив строй, - через час  за
вами придут.
     Мы послушно принялись за сборы. Но в  этот  час  уложилось  еще  одно
событие, не рассказать о котором нельзя.
     Я заторможенно складывал в чемодан свои шмотки, когда  меня  окликнул
Борис Яковлевич. Чувство у меня к нему  сложное.  Я  сделал  вид,  что  не
слышу. Но он подошел, присел на корточки прямо передо мной и спросил:
     - Слава, у вас есть девушка?
     "Тебе-то, черт возьми, какое дело?" - подумал я. Но ответил.  Ответил
честно - утвердительно.
     - А вы любите ее?
     Я был окончательно обескуражен, но собрался с духом и  снова  ответил
честно:
     - Очень.
     - Тогда пойдемте быстрей, - потащил он меня за руку, -  у  вас  может
получиться.


     В лаборатории  N_1  двое  бородатых  ребят  в  джинсах  (я  давно  их
приметил, приятные ребята,  но  жутко  законспирированные)  колдовали  над
установкой, которую я во  время  своего  первого  визита  сюда  принял  за
модернизированный  самогонный  аппарат.  Перед   установкой   сидел   тоже
бородатый, но еще и рыжий экономист Павленко. Он сосредоточенно смотрел на
нелепый металлический веник, торчащий из прибора ему в лицо, и  напряженно
шевелил губами.
     - Товарищи,  -  обратился  Рипкин  к  нескольким  мужчинам,  сидящим,
прислонясь к стене, поодаль, - позвольте Славе без очереди.
     - Почему это? - зашумели ожидающие, - у нас тут ветеранам Бородинской
битвы льгот не установлено. Пусть как все - ждет.
     - Слышали же: через час он будет в изоляторе. А вы успеете еще.
     -  Ладно,  фиг  с  ним,  пусть  идет,  -  сказал  один.  И  остальные
промолчали.
     Один из бородачей (не знаю, может быть они и совсем разные  по  своим
генетическим  задаткам,  но  бороды,  джинсы  и  худоба  превратили  их  в
однояйцовых близнецов) приблизился к Павленко и потряс его за  плечо.  Тот
ошалело взглянул на  него,  потом  на  "веник",  потом  опять  на  него...
засмеялся, сказал: "Класс" и  пошел  к  двери.  Потом  резко  обернулся  и
попросил до  истеричности  проникновенно:  "Еще  немножко,  а?  Я  там  не
успел..." "Все, все, - сурово ответили ему. - Следующий".
     Борис Яковлевич подпихнул меня, я сел на табуретку и стал пялиться на
"веник". "Костя", - протянул мне  руку  бородач;  "Слава",  -  ответил  я.
"Правильно смотришь, сюда", - он стал делать что-то на пульте прибора, а я
неожиданно испытал такую дикую тоску, такую щемящую,  сладкую  тоску...  Я
ужасно давно не видел Эльку. И вдруг я почувствовал,  как  соскучилась  по
мне она. Она сидит в "научке", перед ней учебник по термодинамике, но  она
не читает, а мысленно разговаривает со мной: "Славка-Сливка, - думает она,
- куда же ты запропастился, обезьяна ты этакая? Я уже и запах твой забыла,
еще немного, и я забуду, как я люблю тебя..." "А  вот  ты  всегда  пахнешь
какой-нибудь косметикой, и только чуть-чуть - собой.  Это  очень  вкусно".
"Господи, мне кажется, ты сейчас где-то совсем рядом".  "Я  или  Господи?"
"Ты, ты". "Пахнет обезьяной?" "Кажется, открою глаза, нет  этой  проклятой
книги, этой проклятой библиотеки, а есть ты". "И мне кажется, протяну руку
и коснусь тебя". "Но ведь я просто разговариваю с тобой про  себя.  Я  все
время разговариваю с тобой". "И ты всегда рядом". "Но не так, как  сейчас.
Мне кажется, я все про тебя знаю - где ты, как ты себя чувствуешь, как  ты
меня любишь, как тебе плохо... Ты почему такой худой, одни кости?.."  "Все
в порядке, я худею, чтобы зря время не терять". "Не лги, обезьяна. Знаешь,
твоя мама болеет; она вбила себе в голову..."
     - Все, парень, -  постучал  меня  по  плечу  Костя,  -  уступи  место
товарищу.
     На ватных ногах я выбрался в коридор.  Рипкин  поддерживал  меня  под
локоть и все спрашивал: "Получилось? Получилось?"
     - Получилось, - выдавил я. - Это что, телепатия?
     - Не у каждого получается. У меня, вот, например, не вышло.
     - Это телепатия?
     - А кто их знает.  Так  объясняют:  "Любовь,  -  говорят,  -  это  не
элементарное чувство, как страх или радость. Это когда и страх  и  радость
на двоих. Люди как бы настроены друг на друга, в унисон.  И  когда  звучит
один, другой резонирует". Влюбленные понимают друг друга  с  полуслова,  с
полувзгляда.  Мы  так  к   этому   привыкли,   что   не   считаем   чем-то
сверхъестественным. А у них вот такая  теория.  И  прибор  этот  усиливает
резонанс.
     - Какая  романтическая  гипотеза  -  психополе  любви,  пронизывающее
пространство... И все-таки я не понял, я разговаривал с ней? То есть,  она
слышала мои мысли?.
     - Они и сами не знают. Проверить-то нет возможности. Говорят,  скорее
всего, нет. Между вами всегда есть слабая связь,  и  они  на  одном  конце
сигнал усилили. Как если люди говорят по телефону, и  вдруг  к  одному  из
аппаратов подключили усилитель. У тебя - орет на всю улицу,  а  на  другом
конце ничего даже и не заметили.
     Вот же черт, у меня даже ее фотографии с собой нет.


     Под конвоем я, Жора и Сан-Саныч прошли вслед за Зоновым через дворик,
где в мерзлой земле копался один наш "дурак" -  селекционер  из  института
Вавилова, к  небольшому  двухэтажному  каменному  домику.  Мы  уже  успели
выяснить, что на первом его этаже находятся склады и  живет  Зонов,  а  на
втором - "канцелярия", оружейная комната охраны и  госпитальное  отделение
на шесть коек.  Вслед  нам  брехали  сторожевые  псы,  и  Жора,  плутовато
ухмыльнувшись, пропел: "Собака лаяла на дядю-фраера, сама не знаяла,  кого
кусаяла..."
     Все. Доступа к моей системе электропитания больше нет.  Если  мы  еще
хоть пару дней поголодаем, не миновать нам  дистрофии.  А  можно  и  вовсе
коньки отбросить. А это в наши планы не входит. Так что,  когда  Зонов  на
новом месте предложил нам обед, мы  благосклонно  ответили  согласием.  Но
дали понять, что это - в первый и последний раз, как бы небольшая  уступка
в благодарность за заботу  и  честное  ведение  игры.  Съели  мы  лишь  по
нескольку ложек бульона и  по  кусочку  хлеба.  Но  животами  после  этого
маялись до самого отбоя.
     А ночью состоялся "военный совет". Решили: ждать смысла нет, вряд  ли
что-то изменится к лучшему. Тем  более,  завтра  должны  появиться  врачи,
которые будут нас лечить, и задача усложнится. Нынешние условия - наиболее
благоприятные.
     И  вот  Сан-Саныч  лезет  под  матрац  и   достает   внесенные   сюда
контрабандой флакончики. По нашему плану, преодолеть предстоит минимум три
стены - от нас в оружейку, из нее в коридор и, спустившись на первый этаж,
из коридора в комнату Зонова.  Поэтому  Сан-Саныч  экономен.  Он  отрывает
клочок от простыни, смачивает его одним раствором и  рисует  им  на  стене
небольшой, в половину человеческого роста, прямоугольник. Затем  повторяет
операцию с другим раствором.
     Сели на две-три минуты, и я затеял разговор:
     - Заметили, все здесь чего-то изобретают? Интересно, почему?
     - Со скуки, - проворчал Жора. - Если б только изобретали. Ты  знаешь,
что прошлой ночью Псих учудил?
     "Психом" мы за глаза называли толстого  носатого  дядьку,  сотрудника
института то ли психиатрии, то ли психологии. В нашем засилье технарей  он
смотрелся белой вороной.
     - Мужики рассказывают, - продолжал  Жора,  -  засиделись  вечером  за
преферансом, глядь, Психа нету, как ушел - не видели. Ладно. Только начали
снова играть, глядь, Псих на месте. Спит. Разбудили его,  где  был?  А  он
глазами хлопает, ничего понять не может.  Тогда  его  спрашивают,  снилось
что? "Снилось, - гундосит, - что еще не родился...", представляете?  Тогда
ему рассказали, как он исчезал, и у него всю печаль, как рукой сняло:  "Я,
-  говорит,  -  много  лет  работаю  над  реализацией  сновидений,  изучаю
африканский оккультизм, заклинания многие знаю.  И  вот,  так  неожиданно,
кажется, что-то вышло!" Мужики теперь дежурить будут, спать ему не давать.
А то ведь мало ли что ему приснится - потоп или  землетрясение.  Или,  что
он-то как раз родился, а вот все остальные - нет.
     - Если даже и приключится такая нелепость, -  вмешался  Сан-Саныч,  -
опыт показал, что в момент пробуждения все вернется на свои места.
     - Ага, а если ему приснится, что мы не только  не  родились,  но  уже
никогда и не родимся? - возразил Жора. - Или родимся, но не мы?
     Призадумались.   Сан-Саныч    нарушил    молчание    глубокомысленным
высказыванием:
     - Надо бы его поставить на службу народному хозяйству. Пусть видит во
сне необходимые вещи.
     - Точно, - подхватил Жора, - приставить его блюсти сбалансированность
советской экономики. Пропал с прилавков стиральный  порошок,  пусть  видит
тонны порошка, исчез сахар, за него  пусть  берется.  Короче,  на  дефицит
Психа.
     -  Пусть  уж  ему  сразу  приснится,  взамен  нашего,   благополучное
общество. А заместо нас - счастливые и благородные люди.
     - Не пора? - кивнул я на стенку.
     - Давно пора, -  согласился  Сан-Саныч,  подошел  к  стене  и  слегка
толкнул в центр нарисованной им рамки. Неожиданно кусок  стены  не  просто
поддался, а плавно, как по маслу прошел внутрь и с грохотом рухнул  по  ту
сторону. Матюгнувшись, Жора первым ринулся в образовавшийся проем.
     Я успел лишь схватить автомат из  пирамиды,  Жора  уже  снял  свой  с
предохранителя и передернул затвор, а Сан-Саныч только-только  протиснулся
в оружейку, когда властно и отчетливо прозвучал в наших ушах голос Зонова:
     - Оружие бросить. Руки за голову.
     Ствол его пистолета злобно обнюхивал нас.
     Мы с Жорой подчинились.
     - Я знал, что вы и здесь не угомонитесь, - процедил Зонов.  Он  стоял
отгороженный от нас запертой дверью-решеткой.
     - До какого, в конце концов, дьявола! - пискляво, но все-таки  грозно
вскричал Сан-Саныч, отряхивая кожаный пиджак от цементной пыли и будто  бы
не замечая направленного на него оружия. - Что вам от нас нужно?! Долго вы
еще будете истязать нас?!
     - Руки, руки, - напомнил Зонов, - я не шучу.
     Сан-Саныч нехотя поднял руки, но продолжал обличать:
     - Если бы вы не  скрывали,  кому  и  зачем  все  это  нужно,  мы  бы,
возможно, еще терпели. Но так люди долго не могут. Они бунтовать начинают.
Вы должны это понимать, вы ведь не очень глупый человек.
     - Ни в ваших комплиментах, ни в ваших советах я не нуждаюсь, -  Зонов
вынул свободной рукой из кармана связку ключей и,  продолжая  держать  нас
под мушкой, попытался открыть висячий замок. Было ясно, что он находится в
затруднительном положении: он мог приказать нам вернуться через  пролом  в
комнату, но тогда мы, во-первых, выпали бы из его поля зрения,  во-вторых,
доступ к оружию остался бы. Скорее всего, он  открывает  дверь  для  того,
чтобы сработала сигнализация и прибежали охранники.
     Замок звякнул о прутья решетки, Зонов приоткрыл дверь,  и,  как  я  и
ожидал, где-то далеко, синхронно с замигавшей над дверью тревожной красной
лампочкой, забился колеблющийся визг сирены. И в  тот  же  миг  за  спиной
Зонова я уловил какое-то движение.  Он  обернулся  и  увидел  то,  что  за
секунду до него успели разглядеть мы: толпу "дураков" во главе  с  майором
Юрой.  В  руках  Юра  сжимал  конец  шланга,  выходящего  из   громоздкого
сооружения, которое держали за ручки четверо. Вокруг  наконечника-раструба
клубился дымок.
     - Что это? - спросил Зонов, глядя на раструб дикими глазами.
     - Дистанционный рефрижератор, - проинформировал Юра. -  Для  здоровья
не опасно, в крайнем  случае  -  легкая  простуда.  -  Он  деловито  водил
наконечником, словно поливая из него руки Зонова невидимой жидкостью.  Тот
резко перевел  ствол  с  нас  на  новоприбывших,  но  пистолет  неожиданно
выскользнул из его рук и глухо ударился об  пол.  Зонов  поднес  к  глазам
скрюченные пальцы и оторопело уставился на них.
     - Поверхностное обморожение конечностей, - констатировал диагноз Юра.


     Наверное, это было смешно, но нам было не до комизма  ситуации.  Я  и
Жора схватили брошенные автоматы, и это спасло всех нас, так как еще через
пару секунд в корпус вломились пятеро охранников. Увидев шефа  безоружным,
они растерянно остановились.
     - Бросили пушки, живо, - скомандовал Сан-Саныч, - а не  то  мы  этого
парня пристрелим к чертовой матери.
     - Все, ребята, я  проиграл,  -  нервно  сказал  Зонов  охранникам,  -
делайте, что они говорят.
     - У нас другие инструкции  на  этот  случай,  отозвался  сержантик  -
пацан-пацаном.
     - Какие, к матери, инструкции, - начал злиться Зонов,  и  его  трудно
было не понять. - Если вы немедленно не сдадите оружие...
     Но тут он примолк, наблюдая неожиданную сцену: Юра, бормоча про  себя
"такие гарные хлопчики, а такие  непонятливые",  "поливал"  охранников  из
своего шланга. Мы  увидели,  как  бляхи  на  их  ремнях  покрылись  инеем.
Моментально побелели и  автоматы.  Майор  Юра  проворчал  при  этом:  "Кто
сказал,  что  автомат  -  не  холодное  оружие?"  Воины  стали   испуганно
отдергивать руки от обжигающего морозного  металла.  Сан-Саныч  крикнул  в
этот момент: "Бросьте, ребята, уходите по-хорошему, без  вас  разберемся!"
"Делайте, что они говорят", - повторил Зонов.
     - А! Пошли вы! - вдруг обиженно воскликнул сержантик.  -  В  гробу  я
видел такую службу! - Все пятеро развернулись и,  продолжая  костерить  на
чем свет стоит армию, внутренние войска, институты, ученых, страну и жизнь
вообще, побрели к лесенке.


     На пресс-конференции (или допросе?)  с  Зоновым  присутствовали  все.
Проходило это дело в столовой. Мы с Жорой держали его на прицелах, хотя он
и сказал укоризненно: "Ну, хватит, мы же интеллигентные люди..."  "Мы  тут
уже месяц бачим, какой вы интеллигент", - ответил  майор  Юра,  неожиданно
оказавшийся  лидером  засекреченного-пересекреченного  подполья.  Мы   уже
узнали: это чистейшей воды счастливое  совпадение,  что  захват  Зонова  и
побег подполье готовило именно в эту ночь.
     БОРИС ЯКОВЛЕВИЧ (поправляя очки): Итак, Зонов, по вашему собственному
признанию, вы проиграли. Будьте же так любезны, проясните  нам  суть  этой
странной игры.
     ЗОНОВ. Я не намерен ничего объяснять до тех пор,  пока  не  перестану
служить мишенью для ваших "голодающих".
     ЖОРА. Дядька, не капризничай, убьем ведь.
     МАЙОР ЮРА. Кто вами руководит?
     ЗОНОВ.  Все  что  здесь   происходит   -   моя   личная   инициатива.
Содействовать же мне дали согласия все учреждения, в которых вы работаете.
После того, как я  представил  документы  из  Академии  наук  и  заручился
поддержкой Министерства обороны и КГБ.
     БОРИС ЯКОВЛЕВИЧ. Ближе к делу. Зачем мы здесь?
     ЗОНОВ. (массируя обмороженные пальцы):  Очень  жалко  расставаться  с
идеей, сулившей большие результаты. Второй раз мне  уже  не  пробить  всех
инстанций.
     САН-САНЫЧ (как всегда  ехидно  и  пискляво):  Григорий  Ефимович,  мы
понимаем вас. Но помочь, увы, ничем не можем.
     ЗОНОВ.  Коротко.  Идея  моя  состоит  в  том,  что  в  наших  научных
учреждениях скопился огромный творческий потенциал, не имеющий практически
никаких перспектив на реализацию. Я говорю о так называемых "неудачниках",
чудаках, дурачках. Исторически сложилось так,  что  легко  воплотить  свои
идеи в жизнь может у нас лишь горстка ученых,  так  или  иначе  добившихся
определенных высот...
     БОРИС ЯКОВЛЕВИЧ. И это логично.  Ведь  на  высотах  люди  оказываются
благодаря таланту, работоспособности.
     Вокруг зашумели, заспорили, кто-то отреагировал горьким смешком.
     ЗОНОВ (качает головой и говорит дальше). Самый подлый вид  рабства  -
рабство,  принимаемое  с  благодарностью.  Как  видите,  ваши  коллеги  не
согласны с вами. Опыт показывает, что в продвижении к "высотам" не  менее,
нежели талант, важны способности к плетению интриг, отсутствие  принципов,
связи, случай, внешность и многое другое. Я лично  не  вижу,  как  с  этим
бороться.
     ЖОРА. Выходит, все наши директора и профессора -  подлецы  и  дураки?
Так что ли?
     ЗОНОВ. Нет, среди них встречаются порядочные и неглупые люди. Но это,
скорее, исключение, чем правило. И на  каждого  такого  приходится  добрая
сотня не  менее  талантливых  мэнээсов,  которые  мэнээсами  и  останутся,
мэнээсами и умрут. И уверен, любой из вас знает хотя бы одного  спившегося
гения. Но еще больше даже не тех, кто спивается, а тех, кто смиряется. Кто
превращается в ноль. Дай им средства, возможности, людей,  они  все  равно
ничего уже не сделают.
     Они привыкли сознавать себя нолями в той системе, которая их к  этому
привела. Их таланты заблокированы сознанием собственного ничтожества.  Это
- вы.
     НОСАТЫЙ ПСИХ (стучит себя по лбу, нехарактерно для него  оживляется).
Елки! И вы решили изъять нас из привычной среды, собрать вместе, дать  все
для  работы  и  поддерживать  в  состоянии  неопределенности,  странности,
непривычности. Дерзко!
     ЗОНОВ. Но я не предполагал, что вы  так  скоро  сумеете  организовать
"освободительное движение". Я с  радостью  наблюдал,  что  многие  из  вас
принялись за работу, но по моим наблюдениям никто, кроме Юрия  Николаевича
не довел ее до конца. Да и это-то я узнал только что. Испытал на себе. (Он
продолжал массировать пальцы). А значит меня ждут неприятности.
     ЖОРА. (с пролетарской  иронией  в  голосе):  А  чего,  мужики,  может
останемся здесь, а? Пожалеем дядю  Зонова?  (И,  повернувшись  к  Зонову.)
Идешь ты пляшешь вдоль забора и болт ворованный жуешь!..
     ЗОНОВ (подчеркнуто сдержанно): Если бы вы  и  остались,  теперь,  без
того  психологического  настроя,  который  я  вам  задавал,  без  ощущения
экстремальности ситуации вы бы работали здесь точно так же,  как  в  своих
НИИ - безрезультатно.
     БОРИС ЯКОВЛЕВИЧ. Кто вам отстроил этот концлагерь?
     ЗОНОВ. Это склады одного закрытого предприятия. Их недавно перевели в
новое помещение, а здесь все пока осталось - забор, КПП, вышки... Все  это
теперь, конечно, отберут. У нас ведь только победителей не судят.
     САН-САНЫЧ. Выходит, вы и сами - неудачник. Добро пожаловать в  родную
компанию.
     ЗОНОВ. Да, это был мой единственный шанс. Авантюрный, но  шанс.  И  я
упустил его.
     САН-САНЫЧ. Я не хотел бы хоть чем-нибудь  помочь  вам  оправдать  это
ваше хулиганство, но не могу не заметить:  рассчитали  вы  все  правильно.
Видели дыру в стене?  А  ведь  мы  ее  не  проламывали.  Мы  вытравили  ее
специальным  веществом  за  какие-то  две-три  минуты.  Мое   изобретение,
сделанное здесь, стоит дорого.
     МАЙОР  ЮРА.  А  чего  вы  так  пренебрежительно  отзываетесь  о  моем
рефрижераторе? Я на него пол жизни угробил. Да за такой патент за  рубежом
глотки друг другу будут грызть.
     МОЛОЖАВЫЙ БРЮНЕТ-СОЦИОЛОГ. Я был уверен, что  ваш  эксперимент  носит
чисто социологический характер и решил вести наблюдения параллельно. И вот
у меня готова стройная теория поведения замкнутой группы интеллигентов. Не
бог весть что, конечно, но эта теория  поможет  разобраться  кое  в  каких
исторических неясностях.
     Я (не без гордости, которую пытаюсь спрятать  за  безразличие  тона):
Прибавьте мой преобразователь электрической энергии в физиологическую.  Вы
думали, мы голодаем, а мы электричеством питались.
     Народ недоверчиво загудел, а Юра хмыкнул,  поглаживая  усы,  дескать,
недооценили "дураков", недооценили.


     Минут за двадцать мы выяснили, что за время нашего заключения  в  НИИ
ДУРА обитателями его сделано 22  изобретения  и  проведено  два  серьезных
теоретических исследования, не имеющих пока практических перспектив. Кроме
того, исчезновения носатого Психа, которые,  оказывается,  имели  место  в
действительности, а не были, как я думал раньше, сочиненной Жорой  байкой,
получили название "непосредственное влияние психики спящего на объективную
реальность" и признаны зародышем фундаментального открытия.
     Даже  больше  нас  поражен  был  Зонов.  "Как  это  могло  случиться?
Признаюсь, среди вас находится мой человек. Правда, он и сам не знал,  что
конкретно меня  интересует,  но  он  информировал  обо  всем,  что  у  вас
происходило, и он не мог пройти  мимо..."  Прервал  Борис  Яковлевич:  "Не
утруждайте себя откровениями, мы уже давно вычислили, кто ваш осведомитель
и позаботились о том, чтобы утечки информации  не  было".  Я  вспомнил  ту
мерзкую ночь, стоны, Рипкина на "шухере"... "Темная". Интересно, все-таки,
кто?
     Майор Юра сменил тему, обратившись ко всем:
     - Что будем делать, хлопцы? Казнить  Зонова  Григория  Ефимовича  или
миловать?
     Жора, для которого все уже было ясно, удивился:
     - Да вроде бы победителей и правда не судят. Он хоть и  гад,  а  ведь
вон сколько всего наизобретали. Одно обидно: почему я-то тут так ничего  и
не сделал?
     - Наверное, Жора, ты не такой пропащий, как мы, - успокоил я его, - а
вся эта система на совсем уж законченных бедолаг рассчитана. А про  Зонова
я согласен. Хоть меня здесь и били, хоть я и похудел здесь килограммов  на
двадцать...
     Но тут со своего места сорвался Рипкин:
     - Если мы оставим безнаказанной эту выходку, мы  тем  самым  признаем
право на насилие во имя  благих  целей.  А  это  -  иезуитство,  фашизм  и
сталинизм. Мало ли что тут изобретено?! Это мы сделали, мы, а не он. А  он
издевался над нами, и больше  ничего.  Я  не  удивлюсь,  если  узнаю,  что
следующий эксперимент Зонова будет  связан  с  пытками.  Его  деятельность
антигуманна в корне. В войну тоже изобретают,  но  кому  придет  в  голову
оправдывать этим войну?  Лично  я  даже  предложил  бы  во  имя  гуманизма
отречься ото всего здесь созданного.
     - Бред, - сказал Зонов уверенно, - ни один этого не сделает.
     - Знаю, - Борис Яковлевич не удостоил его и взглядом, - и все-таки  я
призываю хотя бы к тому,  чтобы  не  считать  Зонова  причастным  к  нашим
изобретениям. Предлагаю не разглашать, а в  случае  разглашения,  всячески
опровергать слухи о том, что изобретения эти, якобы, сделаны в стенах  НИИ
ДУРА. В застенках, точнее.
     Мы были несколько ошарашены таким оборотом. Возмутился Сан-Саныч:
     -  Борис  Яковлевич,  насчет  того,  что  Зонов  не  должен  уйти  от
справедливой кары, я с вами полностью солидарен, нельзя ему  спускать.  Но
то, что предлагаете вы - такое же иезуитство: ради  гуманизма  все  должны
врать. Войну никто не оправдывает. Но если что-то во время войны  создано,
никто этого факта не скрывает. Факт есть факт.
     Зонов поднял руку:
     - Можно мне два слова?
     Но того, что хотел сказать он, мы так и не узнали.  Потому  что  эхом
рассуждений о войне прогремел внезапный оглушительный взрыв. И вспышка.  И
звон стекла.  И  вонь  гнилого  чеснока.  И  моментальное,  выворачивающее
наизнанку удушье. Захлебываясь слезами и соплями, я успел увидеть,  как  с
двух сторон - из двери в коридор и из двери в подсобку - в зал ввалилось с
десяток слоноподобных монстров цвета хаки с черными палками в лапах.
     Я корчился на кафельном  полу,  и  моим  единственным  желанием  было
разорвать ворот рубахи, но тот не поддавался и душил, душил... Я и  думать
забыл об автомате, а когда очухался, его у меня уже не было.
     Солдаты в противогазах, орудуя резиновыми дубинками,  выгнали  нас  в
коридор, а оттуда - в спальное помещение. Вот они  -  "другие  инструкции"
пацана-сержантика.


     В горле першило, глаза хотелось тереть и тереть,  все  тело  ныло  от
кашля, который не прекращался  уже  полчаса.  Проклятый  слезоточивый  газ
выветривался  удручающе  медленно.  Никто,  казалось,  и   не   собирается
объяснять нам происшедшее.
     Зонов, разделивший на сей раз с нами участь арестанта, в  промежутках
между приступами кашля поведал нам, что и  сам  не  имеет  понятия,  какие
события  ожидают  нас  далее.  Ведь  солдаты,  оказывается,  находятся   в
непосредственном подчинении МВД и в соподчинении КГБ, официально оставаясь
охраной секретного склада. А Зонов для них - начальник только в  том,  что
касается  внутреннего  порядка.  Все  наиболее  важные  распоряжения   они
получают непосредственно из Москвы. "Самое смешное, - закончил он,  -  что
только высшему командованию известно истинное положение  вещей.  Материалы
об этом эксперименте проходят в режиме "два ноля" - "совершенно секретно",
и для  всех  промежуточных  военных  начальников  вы  -  особая  категория
заключенных.  В  документе  так  и  написано:  "В  целях   государственной
безопасности подвергнуть изоляции сроком на шесть месяцев".
     - Сколько, сколько? - выпучил свои голубые  глаза  самый  молодой  из
нас, - да у меня жена, может, сегодня рожает уже!..
     - Зонов, я вас убью, - решительно  поднялся  Рипкин,  но  его  сумели
усадить на место. Тогда он  крикнул:  -  Это  провокация!  Все  продумано,
запасной вариант!
     Зонов, кажется, наконец, впервые смутился.
     - Уверяю вас, это не так. Я думаю, мне  позволят  пройти  в  кабинет,
позвонить, и я все улажу. Эти дуболомы потому  нас  сюда  и  согнали,  что
растеряны. А когда они растеряны, они начинают метаться.
     - Ох, Зонов ей богу, ваше будет счастье, если вы  не  врете,  -  сжал
кулаки Юра. - Как мне хочется дать вам по роже. Но ничего, вы  еще  будете
публично, перед всеми хлопцами, прощения просить.
     Смирный наш майор-то, оказывается, крут. Представляю, как трудно  ему
было столько времени разыгрывать перед Зоновым его правую руку.
     Зонов поднялся и, сдерживая ярость, с расстановкой произнес:
     - Я не требую от вас извинения за эти слова, хотя и имею на  это  все
основания. Я понимаю вас. Но и сам я не  считаю  нужным  извиняться  перед
кем-либо за все то, что здесь произошло. Как не извиняется  хирург  за  то
что он вас режет. Вы еще будете благодарны мне. Что же касается последнего
эпизода, то тут виной - единственно ваша  самонадеянность.  Вы  сами  себе
навредили. Себе и мне.
     - Да как вы смеете! - снова дернулся Борис Яковлевич. - Как вы смеете
ставить людям в вину нежелание терпеть унижение?!
     Но Зонов не слушал его. Он подошел к двери и принялся колотить в нее.
Ему открыли. Мы видели, как он,  перекинувшись  парой  слов  с  сержантом,
пошел, конвоируемый двумя охранниками, к выходу.
     - Зря мы его  упустили,  -  огорчился  Сан-Саныч,  -  надо  было  его
заложником оставить.
     - Лучше наложником, - хохотнул Жора. - Из него сейчас  заложник,  как
из меня балерина: он тут больше не котируется.
     Мы ждали полчаса, час... Потом расползлись по койкам. "Если следовать
логике Зонова, думалось мне, - то сейчас каждый из нас должен совершить по
великому открытию. Да нет, теперь-то нас может спасти  только  одно,  зато
мощнейшее изобретение человечества - бюрократическая система..."
     Следующий день прошел так, будто ночью ничего не случилось. Хотя нет,
изменения были. Во-первых, мы встали только к обеду и обошлись без  всяких
построений. Во-вторых,  двери  в  лаборатории  были  заперты  на  огромные
амбарные замки. В-третьих, сначала в столовой, а потом и в расположении за
нами постоянно наблюдал теперь молодчик с автоматом.
     Мы   были   озлоблены,   мы   требовали   немедленно    выдать    нам
предателя-Зонова для расправы. Но охранник в разговор не  вступал,  только
смотрел с нескрываемой  неприязнью,  да  матерился  с  акцентом.  А  когда
кто-нибудь  подходил  к  нему  ближе,   он   замахивался   прикладом   или
передергивал затвор. Родом он был явно откуда-то из Средней Азии, и мы  не
сомневались, что если понадобится, он не задумываясь спустит курок.
     Флакончики с растворами были у Сан-Саныча при себе, и их  содержимого
вполне хватило бы на то, чтобы выбраться отсюда. Но при том режиме  боевой
готовности, в котором находилась сейчас охрана, повторять попытки  бегства
было небезопасно: нас, безоружных, перестреляли бы  как  котят.  "В  целях
государственной безопасности".
     На ужине  мы  принялись  колотить  тарелками  по  столам,  скандируя:
"Зо-но-ва, Зо-но-ва!" И моментально  получили  добрый  "урок  демократии":
группа солдат, орудуя, как и вчера, дубинками и  прикладами,  загнала  нас
назад в спальню.
     Если вчера, во время "пресс-конференции" с Зоновым многие  склонились
в его сторону, сегодня, пережив новые унижения и побои,  все  окончательно
согласились с Борисом Яковлевичем. Согласились с его яростью и желчью.


     Он  все-таки  появился.  Он  появился  только  на  следующее  утро  с
дипломатом в руке.
     - Все, - сказал он, - отправляетесь домой.
     Тем, что именно эту фразу он произнес первой, он спас себя от десятка
желающих прикончить его тут же, не сходя с места. Услышав эти слова, майор
Юра вновь взял командование в свои  руки  и  объявил  построение.  Как  ни
странно, и теперь его послушались, видно, понимая: в последний раз.
     - Значит, так, - сказал Зонов, похаживая перед строем,  -  еле  сумел
убедить Академию, что эксперимент успешно завершен задолго до планируемого
срока. Но, сами понимаете, пока все согласовывались МВД и КГБ, пока оттуда
дали  кодограммы  нашим  доблестным  защитникам...  Короче   говоря,   вас
освобождают. Но, как я уже сказал, только потому, что налицо  уже  готовый
результат. И сейчас каждый из вас, точнее те, кто не потерял здесь времени
зря, напишут мне письменные заявления о том, что они  здесь  изобрели  или
открыли. Напишете, будете свободны, не напишите - не будете. Ясно?
     Мы молчали.
     - Что, еще посидеть хотите?
     Мы молчали. Тишина длилась долго и становилась тягостной.
     - Поймите меня правильно, - снова прервал ее Зонов, - через  два  дня
сюда  прибудет  комиссия  из  Академии.  Чем  я  перед  ней  отчитаюсь  за
истраченную сумму, немаленькую, надо заметить? А ваши  заявления  послужат
основанием тому, чтобы ваши родные институты перевели в НИИ ДУРА деньги на
погашение расходов. Механизм этой процедуры уже согласован.
     Юра почесал затылок и сказал:
     - Не лежит у меня душа это заявление писать. Что же получится? Что вы
не просто молодец, а вдвойне молодец - такие  результаты,  такой  короткий
срок. Я вот что думаю: подождем-ка мы здесь эту комиссию. Жили месяц,  еще
два дня поживем.
     - Ладно, - сказал Зонов, - видно не провести мне вас. С самого начала
предполагал, что кто-нибудь заупрямится, но, чтобы все,  это  для  меня  -
сюрприз. Вот, - он достал из  дипломата  небольшую  стопочку  отпечатанных
типографским способом бланков и пустил их по рукам.

                  Я  (фамилия, имя, отчество),  работающий в
                институте  ____________________  в должности
                _____________________, действительно изобрел
                (открыл), находясь в творческой командировке
                в НИИ души и разума с __ _____ 19__ г. по
                __ _____ 19__ г, благодаря этой командировке
                и под руководством сотрудника НИИ ДУРА
                Зонова Григория Ефимовича.
                 ___ ______ 19__ г.    _______________
                                                  (подпись)

     - "Под руководством..." - фыркнул Борис Яковлевич.
     - Вы  можете  подать  на  меня  заявление  в  прокуратуру,  а  можете
заполнить эту бумагу и отправить ее в институт, адрес на обороте, - сказал
Зонов, - поступайте, как вам подскажет совесть. Я прошу только взять  этот
бланк, сохранить его и не рвать так демонстративно, как это  делает  Борис
Яковлевич Рипкин, которому, кстати, и пожелай  он,  нечего  туда  вписать.
Все. А с комиссией я уж как-нибудь сам разберусь. Идите, собирайтесь.


     С сумками и портфелями в руках мы гурьбой валили через КПП.  Вел  нас
Зонов с двумя солдатиками. Сначала я думал, они его от  нас  охраняют,  но
потом мне стало казаться, что наоборот - его-то они как раз и конвоируют.
     Старик-сторож, пропуская нас, сердобольно сипел:
     - Счастливенько доехать, дураки.  Эх,  дома-то  вам,  небось,  трудно
будет. Вертайтесь, давайте. Мы зла не помним. У нас-то тут с вами,  как  с
людями...
     - Дураки, свобода! - звонко прокричал на выходе Сан-Саныч.
     А часовые так и продолжали расхаживать по периметру.
     - Они что, и пустой барак охранять будут, - спросил я Зонова.
     - Зависит от вас. Или месяца  через  три  все  здесь  снесут,  или  я
приведу сюда новую партию гениальных неудачников.
     - А эти зачем? - кивнул я на его "сопровождающих".
     - Всякая деспотия рано  или  поздно  оборачивается  против  своих  же
создателей, - не без  горечи  усмехнулся  Зонов.  -  Вас-то  им  отпустить
приказано, а меня, на всякий случай, наоборот -  арестовать.  До  прибытия
комиссии и окончания разбирательства.
     - И когда оно закончится?
     - Когда вы пришлете мне свои подтверждения.
     - А вы уверены, что пришлем?
     - Поживем, увидим.
     - Рискованный  вы  человек,  Зонов,  рискованный,  -  встрял  Жора  и
злорадно мне подмигнул.
     Я внимательно посмотрел на воинов. Очень они  были  молодые  и  очень
сердитые. Наверное, других лиц и не может быть у солдат, которые ведут под
конвоем своего вчерашнего начальника.
     Мы протопали через пустырь, вышли к  лесу  и  двинулись  по  узенькой
тропке, которая привела нас в конце концов к автостраде. Верный себе  Жора
продекламировал анекдот: "Штирлиц шел по лесу  и  увидел  -  голубые  ели.
Пригляделся - голубые еще и пили."
     "Вот и все, - подумалось мне, - кончилась моя командировочка".
     - Вот и все, - словно прочел мои мысли Зонов.  -  Отсюда  до  вокзала
ходит "Икарус". Остановка, правда, далеко, но автобус всегда пустой,  если
помашете, возьмет. Всего доброго.
     Он повернулся и двинулся назад к лесу, но  остановился  и  оглянулся,
услышав визг покрышек об асфальт. Это тормознула прямо перед  нами  желтая
"Волга" - такси - примчавшаяся со стороны вокзала. Тоненькая,  изумительно
красивая девушка, хлопнув дверью, легко побежала к нам.
     Элька?
     - Элька! - крикнул я, и она  тигренком  прыгнула  на  меня,  повисла,
обхватив мою шею, "Славка-Сливка - обезьяна...", и мы стояли так, замерев,
наверное, лет двести.
     - Как ты меня нашла?
     - Я не знаю. Я как будто вспомнила. Я сидела позавчера в библиотеке и
как всегда про себя с тобой разговаривала. Потом задремала, а потом  вдруг
вспомнила, что ли. И где ты, и что с тобой... Я сразу на  вокзал  и  сюда.
Господи, да на кого ж ты похож, как ты похудел!.. А это - Зонов?
     Он вздрогнул и окончательно обернулся, вскинув удивленно брови. Воины
жадно разглядывали Эльку и, кажется, даже немного оттаяли.
     - Эй, Костя, - крикнул я бородачу в джинсах с рюкзаком за  спиной,  -
слышишь: была обратная связь, была телепатия!
     Но он, оказывается, уже и сам расслышал  Элькины  слова  и  обо  всем
догадался. Два бородача обнялись, по-братски стуча друг-друга ладонями  по
спинам. Потом Костя полез во внутренний карман куртки и окликнул  все  еще
глядевшего на нас Зонова:
     - Подождите, Григорий Ефимович, я сейчас...
     Он достал из записной книжки сложенный вчетверо бланк, сел по-турецки
прямо на холодную, чуть припорошенную снегом, землю и принялся, развернув,
торопливо заполнять его. А Костин "брат-близнец" сперва нахмурился,  потом
пожал плечами, а потом плюнул, махнул рукой и полез в рюкзак.
     - Эх, лирики, лирики, - осуждающе произнес Жора, - и изобретение-то у
них какое-то лирическое...
     А я подумал: "Завтра все,  что  здесь  пережито,  покажется  забавным
приключением. А прибор, мой гениальный прибор будет красоваться на столе у
шефа, ребята будут хлопать меня по плечам, радуясь за меня и завидуя  мне,
и шеф скажет: "Ну, добре, добре..."
     И я осторожно поставил Эльку на  ноги,  и  я  сказал  ей:  "Погоди-ка
минутку..."



                                  ЭПИЛОГ

     Минуло уже почти два года и вся эта история,  как  я  и  предполагал,
почти начисто выветрилась из моей головы. В памяти осталось только смешное
и приятное. Таково, видно, свойство памяти. К тому же лично для меня итоги
изложенных выше событий стали самыми  положительными:  во-первых,  со  дня
возвращения в институт мои  дела  там  резко  поправились  (сейчас  я  уже
заведую лабораторией), во-вторых, мы с Элькой окончательно убедились,  что
жить друг без друга не можем, со всеми вытекающими из этого последствиями.
     Все бы ничего, но с  месяц  назад  в  нашем  институте  я  повстречал
Зонова. Он выходил из директорской приемной.  Он,  естественно,  не  узнал
меня, сам же я не горел желанием возобновлять знакомство. А вчера я  вдруг
обратил внимание на странное копошение людей  и  машин  вокруг  территории
института,  которое  продолжается  уже  несколько  дней:  роется  траншея,
подвозятся бетонные плиты. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы  понять,
что институт обносится забором. Очень серьезным забором. Кто знает,  может
быть и с колючей проволокой.  Эти  два  события  -  встреча  с  Зоновым  и
строительство забора как-то неприятно срезонировали в моем сознании.
     Я, конечно, понимаю, что превратить наш институт в еще один НИИ  ДУРА
невозможно, хотя бы потому, что здесь, в городе, живут его сотрудники,  их
семьи. Но кто знает, что этот тип выдумал  в  этот  раз?  Может  быть,  не
стоило  нам  тогда  поддаваться  чисто  человеческому  порыву  -   радости
обретения свободы и жалости к тому, кто ее лишается?..

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.