Джек УИЛЬЯМСОН

                             СУДЬБА АСТЕРОИДА




                                  ПРОЛОГ

     Сооруженный внутри астероидной массы Фридонии цех по форме  напоминал
галерею. В мерцании холодного света виднелся  высокий  массивный  стальной
барьер с яркой красной предупредительной надписью:

                             НЕ ПОДХОДИТЬ! СИТИ!

     За барьером  молоты  из  сити-металла  ковали  слитки  сити-железа  -
антиматерия, работающая над антиматерией, грозя в  любой  момент  породить
разрушительные волны неуправляемой энергии, если хоть одна частица материи
случайно столкнется с антиматерией.
     Внезапно неизвестный  метательный  аппарат  приблизился  к  Фридонии.
Астероид задрожал. В  безвоздушном  пространстве  не  было  слышно  звука.
Страшная вспышка света заполнила  пространство  бледным  мертвенно-голубым
светом.
     Ник Дженкинс посмотрел на счетчик радиоактивности  и  понял,  что  он
умрет. Умрет от поражения сити!..


     Вот что сообщал о сити в своей  статье  "Антиматерия"  ученый  Мартин
Бранд (Земля, Солнечный город, 2171 год):
     "Все это было старо  как  мир.  Кратеры,  образовавшиеся  от  падения
метеоритов. Стремительные звезды, прошивающие ночное небо Земли.  Рождение
планет, взрывы старых звезд, космические лучи. Выщербленное  лицо  Луны  и
обломки, которые называли астероидами с планеты Адонис.
     Механизмы ядерных реакций были известны, потому что человек,  который
расщепил атом, создал и теорию антиматерии - вывернутых наизнанку атомов с
отрицательно заряженными ядрами и орбитальными позитронами.  Имея  гораздо
больше свойств, чем известно людям, это вещество находится в покое до  тех
пор, пока, не приходит в соприкосновение с земной материей.
     Контакт между двумя типами материи дает взрыв. Противоположные заряды
притягивают  друг  друга,  сталкиваются  и  взаимоуничтожаются,   Эйнштейн
вычислил силу выделяемой при этом энергии - около 25 миллионов джоулей  на
килограмм вещества, участвующего в реакции. Теория существовала давно,  но
впервые ее подтвердили на практике  космические  инженеры.  Они  построили
космические   корабли,   которые   свободно   преодолевали    межпланетные
пространства. И, некоторые из них умирали превращая теорию  в  реальность.
Антиматерия внешне ничем не отличается от земной. Узнать ее  можно  только
при помощи контакта, но контакт всегда разрушителен.
     Бросая вызов смертоносной материи, космические  инженеры  назвали  ее
"сити".  Они  отважно  стремятся  завоевать  ее.  Самая  мощная   энергия,
известная до сих пор, она может порождать новую свободу - свободу силы. Но
будучи использованной во  зло,  она  может  раздавить  любую  человеческую
свободу. Эта проблема, эта  угроза  стоит  перед  всеми  нашими  планетами
сегодня".



                                    1

     Пустота  зияла.  Неумолимая  враждебность  разбивалась   о   холодную
темноту,  выжидая,  чтобы  нанести  удар.  Опасность  убегала  от  него  в
засасывающую пустоту, хитро дразнила, безжалостно возвращалась.  Опасность
глядела жестокими глазами холодных звезд.
     Никол Дженкинс, космический инженер, молча прокладывал  себе  дорогу.
Его  орудием  был  буксир.  Сконструированный  для  сбора  и   перемещения
сити-метеоритов, буксир представлял собой  смесь  механического  чудовища,
бульдозера и космического корабля. Он был  полуземной-полусити.  Кабина  с
сиденьем, на которое взгромоздился  Дженкинс,  маленький  атомный  реактор
внизу и парагравитационная передача  сзади  были  изготовлены  из  земного
вещества, к которому космонавт мы безопасно прикасаться. Передняя же часть
покрытая  за  толстым  свинцовым  противорадиационным  щитом,  -   зияющие
металлические  челюсти  и  корзина  для  руды  внизу  -  выплавлялась   из
антиземной стали. Остроумно задуманные соединения, не  допускали  контакта
разнородных веществ.
     Дженкинс сосредоточенно управлял машиной, его гибкое тело приникло  к
бесчувственному  механизму,  серые  глаза  настороженно  глядели   вперед.
Вцепившись в холодный руль занемевшими руками  в  неудобных  бронированных
перчатках, он вел тяжелый буксир сквозь  злобное  презрение  безжалостного
пространства.
     "Вперед, малыш!"
     Единственным звуком,  который  воспринимал  его  слух,  было  шипение
кислорода из клапана, находящегося под подбородком. Его надежды и опасения
превращали  этот  звук  в  голос,  беспрерывно  повторяющий  в  безмолвной
космической ночи: "Лучше вернись!"
     Он пытался не слушать, потому  что  знал  уже  немало  стариков,  чьи
пустые глаза будут вечно созерцать призраков долгого одиночества, чьи губы
будут всегда шептать что-то существам, рожденными их собственным сознанием
в мертвой и безжизненной пустоте. Но он был еще молодо и крепок. Ник хотел
жить, хотел работать.
     "Назад, человек!"
     Он сжимал губы, чтобы не отвечать, потому что слишком многие  сходили
с ума, начиная разговаривать со своими кислородными трубками. Люди не были
созданы для этого высокого порога  пустоты,  холода  и  летающих  обломков
камня. Марс, Венера и Юпитер  были  достаточно  жестоки  к  колонизаторам,
встречая их непривычной температурой, чужой атмосферой и  новыми  законами
гравитации, но они, по крайней  мере,  были  мирами,  которые  космические
инженеры пытались превратить в обитаемые колонии Земли, где люди могли  бы
находиться без защитной брони, без кислородной трубки, от которой  зависит
их жизнь.
     "Ты чужой".
     Здесь все были чужие, и порой даже лучшие не выдерживали. Он  подумал
о Джино Лазарини, чей мозг работал быстро  и  эффективно,  как  прибор  по
проверке сити. Так вот, даже Лазарини не выдержал и начал разговаривать со
своей трубкой. Несмотря на несколько месяцев отпуска в  Палласпорте,  этот
инженер с холодным взглядом нервничал  за  рулем  буксира,  пасовал  перед
мертвой пустотой открытого космоса и, наконец, попросил  Дрейка  перевести
его в специализированный цех со стенами, оббитыми железом.
     "Не поймаешь!" - издевалась трубка.
     Но Дженкинс не сдавался, сопротивляясь  своим  страхам  и  сомнениям,
даже когда  усталость,  напряжение  и  гипнотизирующее  свечение  приборов
давало волю этому тихому шуршанию. Он не  собирался  отвечать.  Ему  нужно
было закончить работу.
     "Твое место на Земле, - дышала трубка. Ты не создан для космоса. Твоя
дохлая порода слишком слаба для этих условий, которым  вы  стремитесь.  Ни
один человек не ступит на антиматериальную почву".
     Неуклюжий в громоздкой броне, Дженкинс раздраженно пытался  стряхнуть
с себя забытье. Он не  хотел  слушать.  Но  слишком  долго  пробыл  Ник  в
космосе. Слишком  много  утомительных  месяцев  не  видел  зеленую  землю,
блестящие моря, не ощущал на своем лице дыхание земного ветра,  не  слышал
голоса женщины.
     Когда-то у него была девушка. Долгое время, в  борьбе  с  космической
ночью, ему удавалось прогонять шепчущую опасность мыслями  о  ней.  Раньше
эти воспоминания  служили  драгоценной  связью  с  человеческим  миром,  к
которому он стремился. Но теперь он не мог даже вспомнить  цвет  ее  глаз,
манеру укладывать золотистые волосы.
     Ник попытался представить себе девушку вновь.
     Ее звали Джей Хардин. Они  познакомились  два  года  назад  во  время
долгого полета. Оба были в космосе впервые. Вместе испытали они первый шок
под действием темной бесконечности, ее  нечеловеческой  враждебности.  Это
сблизило их.
     Они  стояли  рядом  на  смотровой  палубе,  ощущая   размах   вызова,
брошенного  человеком  необъятной  сфере  ночи  и  жестокому  великолепию,
окружающему огромный лайнер, казавшийся здесь пылинкой. Потом они  сыграли
в шафборд, пообедали и в разговоре с радостью обнаружили, что оба  выросли
в одном и том же тропическом пригороде Солнечного города. Но затем  что-то
произошло.
     Дженкинс так и не понял, что случилось.  В  ночь  перед  прибытием  в
Палласпорт  он  предложил  ей  встретиться  снова.   Девушка   засветилась
радостью, но сразу же сникла, как только он упомянул о том, что собирается
работать на компанию "Сити инкорпорейтед". Все было испорчено, и  Дженкинс
до сих пор не знал почему.
     Как будто пряча затаенную боль,  Джей  вдруг  стала  настороженной  и
отчужденной. Надеясь пробить эту  недоверчивую  сдержанность,  он  показал
драгоценный  экземпляр  книги  своего   дяди.   Дженкинс   с   энтузиазмом
рассказывал о великолепной мечте Мартина Бранда, о безграничной мощи сити.
Он отчаянно молил ее объяснить, что произошло. Джей молча слушала. Лицо ее
было бледным и чужим. Она не проронила ни слова.
     Дженкинс мельком видел ее еще раз, когда она сходила  с  корабля.  Он
болезненно содрогнулся от ее холодного и  презрительного  кивка.  Дженкинс
хотел было пойти следом, вымолить объяснение, узнать ее  новый  адрес,  но
уязвленная гордость сдержала его, и она исчезла  в  толпе.  Он  больше  не
видел ее, как не видел ни одну женщину за два долгих года  одиночества  на
Фридонии.
     Однажды ему захотелось вернуться  в  Палласпорт  и  найти  Джей.  Как
только во Фридонии заработает завод, он докажет, что не был глупым юнцом и
что его дядя не болтливый мечтатель. Но грандиозный замысел Мартина Бранда
все еще был далек от реальности, и время затуманило образ девушки. Он  уже
не надеялся найти ее,  и  его  мечта  о  ней  больше  не  могла  заглушить
тоскливое шипение кислорода, говорящего голосом его страхов и сомнений.
     "Ты слишком долго не был на Земле, - слышался издевательский шепот. -
Твоя мелкая порода принадлежит здешнему миру, и  ты  не  найдешь  на  этой
высоте ничего, кроме разрушения и  смерти.  Ты  слишком  мал  и  слаб  для
космоса антиматерия убьет тебя".
     Дженкинс напряг мускулы,  стараясь  не  слушать.  Воображаемый  голос
предупреждал его. Пока он не  представлял  особенной  опасности:  ведь  он
понимал, что это всего лишь его воображение, симптом долгого  одиночества,
частых встреч со смертью, многочисленных вылазок на буксире  за  сити.  Но
если бы он слушал слишком долго,  то  забыл  бы,  чем  в  действительности
являлся этот голос,  и  вскоре  превратился  бы  в  еще  одну  бесполезную
развалину.
     Он  пытался  не  слушать.  Наклонясь  над  рулем,  Ник  наблюдал   за
бесстрастным радаром в центре контрольного пульта.
     Его худой заросший подбородок напрягся, твердые губы сжались.  Он  не
мог остановить трубку, и навязчивые  кошмары,  говорящие  ее  голосом,  не
отступали. Но он не станет отвечать.
     "Вы, люди, не созданы для космоса, - насмешливо шипел голос.  -  Ваши
слабые  чувства  и  хрупкие  водянистые  тела  приспособлены  для  щадящих
условий. Ваше вторжение сюда - это блажь, и вы ничего  не  получите  здесь
кроме смерти".
     Он  сжал  губы  и  сосредоточился  на  поиске  металла  для  цеха  на
безвоздушном астероиде по имени Фридония.  Благодаря  родству  с  Мартином
Брандом он мы бы получить более легкую работу на Фридонии, но он не привык
отступать перед трудностями, и сам вызвался управлять буксиром.
     На  дисплее  вспыхнул  белый   сигнал.   Ник   прицелился,   неуклюже
наклонившись, расчехлил пушку для сити-теста. Он выжидал,  ведя  машину  к
невидимому метеориту, чтобы повторный сигнал на  шкале  расстояния  достиг
десятикилометровой отметки.
     Сейчас!
     Напрягшись в броне, Ник нажал закованным в перчатку пальцем на курок.
Обломки породы, показавшиеся на экране, все еще  были  чересчур  малы  для
невооруженного глаза, но  поисковый  луч  безошибочно  нацелил  на  объект
ствол. Мелкий  парагравитационный  соленоид  выпустил  в  беззвучную  ночь
крохотную пулю из земного железа.
     Ожидая вспышки, Дженкинс повернул буксир. Это  всегда  было  нелегко.
Корзина для сбора породы, находящаяся перед ним,  была  закрыта  свинцовым
щитом, и он инстинктивно стремился отгородить им свое тело от вспышки.
     Пуля  из  маленькой  пушки-тестера  была  лишь  миллиграммом  земного
железа, маленьким ключиком к ослепительному буйству реакции  ти-сити.  При
попадании в антиматериальную цель пуля перестает существовать как материя.
Противоположные  заряды  встречаются  и  взаимоуничтожаются,  сливаясь   в
чудовищном выбросе энергии.
     "Порода настигнет тебя, инженер, - тихо бормотала трубка. - Наверное,
ты сможешь защитить свое слабое тело от холода и жары. Но все твои  слабые
усилия не смогут защитить тебя от радиации, - от сити-шока!"
     Это  был  голос  его  собственного  глубинного  страха.  Потому   что
человеческий организм не создан для этих смертельных лучей, рождаемых  при
уничтожении ядер. Человек знаком с последствиями радиации  еще  со  времен
Хиросимы.
     Космонавты называют это сити-шоком.
     Дженкинс ждал, съежившись на сидении.  Он  отсчитал  шесть  секунд  и
вздрогнул от вспышки фиолетового света, проникшего  через  закрытые  веки.
Аналитический спектрограф, прикрепленный к пушке,  бесшумно  сработал,  на
записывающем устройстве мягко зажглась зеленая лампочка.
     Скованный жестким скафандром, Дженкинс  наклонился,  чтобы  прочитать
анализ. Силикон  сорокачетырехпроцентный,  кислород,  алюминий,  магний  и
следы железа. Силиконовая порода, останки бродяги, из антиматерии, который
столкнулся с Адонисом, когда первый человек еще и не мечтал о  путешествии
в космос. Если завод когда-нибудь  заработает,  силикон  станет  бесценным
горючим, а пока это бесполезная масса: земных элементов.  Эта  антиматерия
была нужна Лазарини для машин в спеццехе.  Ник  покачал  головой  и  повел
тяжелый буксир прочь, не  спуская  глаз  с  экрана  в  ожидании  следующих
обломков.
     "Лучше бросить все это, - продолжала шипеть трубка.  Ты  знаешь,  что
можешь бросить, потому что теперь твой дядя  богат.  Ты  должен  попросить
отпуск, и пусть он даст тебе спокойную бумажную  работу  в  Палласпортском
офисе. И ты снова займешься поисками Джей Хардин. В любом  случае,  ты  не
создан для космоса".
     Может быть, и не создан, но Дженкинс был космическим инженером, сыном
инженера, который погиб  в  космосе,  когда  Нику  исполнилось  три  года.
Специалист,  окончивший  с  отличием  институт  космической  инженерии   в
Солнечном городе, он был готов бросить вызов враждебному космосу  от  лица
наследников трехвековой традиции.
     Циолковский и Оберт были  первыми  космическими  инженерами,  но  они
никогда не покидали Землю.  Затем  появились  Годдард  и  Ли.  Максим-Горе
обнаружил в солнечных вихрях парагравитацию - эту избирательную  обратимую
управляемую силу, которая заменила человеку ракету в космических полетах.
     Позже  инженеры,  отвоевывавшие  планеты   у   слепой   и   бездушной
враждебности  космоса,   создававшие   богатства   и   мощь   Межпланетной
корпорации, заложили основы кодекса  беззаветного  служения  человечеству.
Эта традиция укреплялась, в постоянной и опасной борьбе человека космосом.
Среди ее наследников был старина Джим Дрейк.
     Сейчас он уже старик. Его могучие плечи согнулись,  рыжеватые  волосы
поредели и поблекли. Почти пятьдесят лет назад Дрейк пошел  в  наступление
на спящую ярость антиматерии. Его первым изобретением был сити-маркер.
     Дрейковские   маркеры   представляли   собой   огромные   вращающиеся
паукообразные колеса. Их помещали в непосредственной близости  от  опасных
обломков и масс сити-породы. Широкие зеркала улавливали лучи предзакатного
солнца, а фильтрующие линзы и призмы давали предупредительные сигналы, что
спасло от поражения сити многих космонавтов.
     Дженкинс поежился на холодном сидении буксира, вглядываясь в темноту,
наполненную туманностями. Он нашел исчезнувшую красную искорку блинкера  и
пометил скопление метеоритов,  край  которого  он  сейчас  исследовал.  Он
автоматически начал отсчитывать время.
     Оранжевая точка горела четыре секунды. Это означало, что масса  этого
скопления была порядка десяти тысяч тонн; десять тысяч тонн сокрушительной
силы, бесценной энергии. Голубой сигнал мигал три  секунды,  сообщая,  что
средний диаметр скопления превышает тысячу  километров.  Красная  лампочка
помигала еще пять секунд, предупреждая, что данная масса сити содержит сто
тысяч опасных обломков.
     "Мы доберемся до  тебя,  двуногий,  -  дразнила  трубка.  Ты  слишком
нежный, неуклюжий и медлительный, ты не выживешь в  космосе.  Ты  забрался
чересчур далеко от теплых морей, где зародилась жизнь  тебе  подобных.  Ты
нуждаешься в защите. Тебе не справиться с породой".
     Ориентируясь по блинкеру, Ник направил буксир к  краю  скопления.  Он
вглядывался в дисплей в поисках нового массива породы и пытался не слушать
беспокойную болтовню собственного страха.
     "Мы убьем тебя, Дженкинс, - заурчала трубка. Однажды радиатор  выйдет
из строя, и мы заморозим  тебя,  ты  станешь  куском  льда.  Или  случайно
взорвется реактор, на котором ты сидишь. И ты сгоришь. От  тебя  останется
только дым. Или в твоей броне  появится  трещинка,  и  ты  превратишься  в
хрупкую мумию. Но вероятнее всего, мы уничтожим тебе сити-породой".
     Трубка сухо усмехнулась. Это закрылся и вновь открылся клапан.
     "Как бы ты предпочел умереть, маленький инженер? - издевалась она.  -
Хочешь  осветить  темноту,  как  новая  звезда,  когда  твое  земное  тело
столкнется с обломком сити? Или предпочтешь более медленную смерть,  какой
умирал твой отец - от сити-шока?"
     Дженкинс всматривался в пустоту экрана  и  старался  не  слушать.  Он
пытался  оградить  себя  от  навязчивых  страхов  традициями  и   кодексом
космических инженеров. Это было близко ему. Его дядя,  Мартин  Бранд,  без
сомнения, был лучшим из них.
     "Подожди,  дурак!  -  продолжала  трубка.  -  Ну,  предположим,  твои
инженеры освободят противоземную энергию - как вы  сможете  управлять  ей?
Как вы собираетесь использовать ее для блага человека, как спрячете ее  от
хитрых политиканов и хладнокровных дельцов и авантюристов?"
     Дженкинс пытался избавиться от беспокойного чувства,  заставляя  себя
думать о Мартине Бранде.
     "Вспомни Хиросиму! - насмехалась трубка.  -  Вспомни  третью  мировую
войну,  Космическую  войну.  Инженеры,  которые  впервые  расщепили  атом,
надеялись  облагодетельствовать  человечество,  как  и  ты  сейчас.  Но  в
результате те немногие, кто контролировал энергию  расщепления,  захватили
власть над остальными. Как можно  предотвратить  повторение  этой  ужасной
истории, имея энергию сити, еще более сильную и опасную?"
     Мартин Бранд найдет выход,  думал  Дженкинс.  Потому  что  Бранд  был
больше,  чем  выдающийся  инженер.  Он  умел  побеждать  политиков  в   их
прокуренных комнатах для секретных совещаний, он мог усмирять  финансистов
на биржах. Он мог все.
     Дженкинс  изучал  пустой  экран,  осторожно  возвращаясь  к  окраинам
скопления. Он пытался не обращать внимания на тихое дыхание трубки, но  не
мог справиться со своими тревогами.  В  его  усталом  мозгу  это  шуршание
превращалось в голоса неизвестных существ,  которые  умерли,  когда  масса
сити столкнулась с Адонисом.
     "Оставь нас в покое, - казалось, говорили эти невидимые духи.  -  Дай
нам отдых. Иначе ты умрешь, как умерли мы, - ты и весь твой слабый род".
     Дрожа в негнущейся броне,  Дженкинс  отпил  глоток  горького  чая  из
трубки внутри шлема. Он хотел стряхнуть с  себя  оцепенение.  На  Адонисе,
должно быть, когда-то существовала жизнь. Но на осколках мертвых миров  не
было найдено ничего живого.
     "Что ты здесь ищешь, маленький чужеземец? - Это шептали его потаенные
страхи, прятавшиеся в тонкой струйке воздуха. - Не секрет  ли  смерти  для
своих гордых планет, которые погубит буйство сити?"
     Ну нет, думал Дженкинс. Яркие рекламные проспекты  его  дяди  обещали
жаждущим энергии планетам новую жизнь, а не смерть.
     "Но посмотри вокруг - предупреждали печальные голоса в его  мозгу.  -
Посмотри на обломки мертвых планет, раздавленных той самой мощью,  которой
ты стремишься!"
     Дженкинс в смущении пожал плечами  и  пригнулся  к  экрану.  Конечно,
порода таила в себе  опасность,  но  такие  как  Мартин  Бранд  достаточно
могущественны, чтобы противостоять ей.



                                    2

     Внезапно Ник заметил на экране белое свечение и сразу перешел в режим
тестирования,  подготовив  тестерную  пушку  к  выстрелу.  Анализ  показал
наличие железа и вольфрама -  сырья  для  спеццеха  Лазарини.  Дженкинс  с
воодушевлением принялся собирать сити.
     Трубка под подбородком продолжала шипеть, но его это уже не  трогало.
Поглощенный работой, он не успевал прислушиваться к  собственным  страхам.
Даже при наличии специальной машины сбор сити был делом трудным и опасным.
Притормозив буксир, Ник не спускал глаз с экрана, пока не  увидел  впереди
себя  острые  края  большого  куска  смертельной  материи.  Он   осторожно
продвигался к нему, поглядывая на счетчик Гейгера на запястье.
     Температура вспышки при тестировании была не очень  высокой.  Ник  не
ошибся вскорости и расстоянии. Осторожно,  чтобы  обломок  сити  не  задел
земную  часть  буксира,  он  опустил  его  в  корзину  для   сбора   руды,
находившуюся за свинцовым щитом. Он взглянул на весы. Около двух  тонн,  а
нужно было еще восемь.
     Ник посмотрел на бледно-зеленое свечение приборов. Тринадцать -  ноль
две, мандатное время. У него было еще шесть часов, в  течение  которых  он
должен  был  собрать  металл  для  следующей  смены   Лазарини.   Дженкинс
ориентировался по мигающему  маркеру  и  известным  ему  звездам,  избегая
ослепляющего горячего диска Солнца. Он развернул буксир.
     - Ник Дженкинс!
     Его  худощавое  тело  застыло  в  громоздкой  броне.  Слабое  дыхание
воздушной трубки не изменилось, но она вдруг заговорила с мягким  акцентом
капитана Роба Мак-Джи.
     - Слышишь меня, Ник?  -  казалось,  шептал  Мак-Джи.  -  Не  загружай
буксир. Возвращайся, если хочешь нарваться на неприятность.
     Неприятность?
     Какое-то мгновение Дженкинс был уверен, что это действительно говорил
Мак-Джи  -  старый  верный  друг  и  незаменимый  помощник  Джима  Дрейка.
Приземистый крепыш, чьей  обязанностью  была  доставка  продовольствия  на
Фридонию из Палласпорта и Обании. Сначала Дженкинс подумал, что его ржавая
посудина где-то рядом, и голос доносится фотофонным лучом.
     Но Ник вспомнил, что усилитель в шлеме отключен - ему надоело слушать
монотонный гул фридонского маяка. Усмехнувшись, он склонился над экраном и
начал насвистывать, чтобы заглушить шипение трубки.
     - Слышишь меня? - ему показалось,  что  он  опять  услышал  призывный
голос  Роба  Мак-Джи,  увидел   квадратное   лицо   странного   маленького
космонавта, его грубые  черты,  косящие  глаза,  темные  и  испуганные.  -
Вернись, Ник!
     Дженкинс моргнул и засвистел  громче.  Наверное,  он  слишком  далеко
заехал на буксире, слишком долго находился рядом со спящей яростью породы.
Наверное, нужно  пойти  в  отпуск.  Ему  не  хотелось  пользоваться  своим
родством с Мартином Брандом, но с сити могли  справиться  только  здоровые
люди.
     "Я настоящий, Ник! - настаивал голос. - Слушай меня.
     Дженкинс  слушал,  вспоминая  слова  Бранда,  что   Мак-Джи   мутант,
созданный специально для этой чуждой человеку среды. Он все еще  не  знал,
верить  ли  этому.  Застенчивый  маленький  инженер  не  блистал   особыми
талантами, а инженерное образование Ника  воспитало  в  нем  хладнокровный
скептицизм по отношению к расплывчатой  науке  парапсихологии.  И  все  же
уверенная ловкость, с которой Мак-Джи вел свой старенький буксирчик  через
породу, без карт и  приборов,  казалась  достаточным  доказательством  его
сверхъестественного чувства времени, расстояния и скорости.
     - Ты нужен нам, Ник, - напев трубки стал каким-то тягучим, медленным,
задыхающимся. - Что-то случилось. Я пытался уйти  в  космос,  предупредить
мистера Бранда, но я больше не могу.
     - А? - Дженкинс напрягся в сковывающей броне. Он знал, что нормальные
люди не разговаривают со своими трубками, но не смог сдержать шепот. - Что
случилось?
     - Не знаю. - Слабый голос говорил медленно, будто преодолевая что-то.
- Я действительно могу чувствовать то,  что  не  могут  другие  -  однажды
профессор мне сказал, что я обладаю особыми психическими способностями. Но
всему есть предел...
     Дженкинс напряженно прислушивался,  но  голос  словно  растворялся  в
шипении трубки, как будто сознание покидало Роба Мак-Джи.  Какое-то  время
было слышно только хлопанье клапана. Потом голос зазвучал опять.
     -  ...Трудно  сказать,  что  _н_е_  случилось,  -  казалось,  Мак-Джи
задохнулся. - Я долго не мог связаться с тобой.  Я  чувствую  опасность  -
взрыв  сити,  который  невозможно  предотвратить.  Я  чувствую  измену   -
человека, которому мы доверяли.
     Голос иссяк.
     - Нет! - прохрипел Дженкинс, - кто из нас способен предать Фридонию?
     Но трубка только вздыхала, тонкая струйка звука  просачивалась  через
бесконечность космического пространства. Взволнованное лицо  Роба  Мак-Джи
исчезло из его сознания и Дженкинс увидел две слабые вспышки,  прорезавшие
экран. Очередной металл, наверное, но он все еще находился во власти этого
панического странного предостережения.
     Похолодев от тревоги,  он  повернул  буксир  туда,  где  должна  была
находиться Фридония. Крошечный астероид затерялся  в  звездной  пыли.  Ник
включил усилитель и повернул фотофонное зеркало в поисках маяка.
     Луч Фридонии! Поисковый рефлектор поймал  луч,  и  в  шлеме  зазвучал
сигнал: "ХСМ Т-89АК-44".
     Вздрогнув от неожиданного взрыва звука, Дженкинс протянул руку, чтобы
выключить динамик. Этот резкий всплеск заглушил шепот трубки  и  поколебал
его уверенность в том, что Мак-Джи действительно разговаривал с ним.
     - Пора в отпуск, - устало пробормотал он и спохватился, что не должен
разговаривать с собой.
     Ник хотел дотянуть до ввода нового реактора, но, наверное, он  успеет
вернуться, чтобы принять участие в его установке. Сити нужны были  крепкие
нервы. Старина Джим  Дрейк  поймет.  Лазарини  ведь  получил  внеочередной
отпуск, и это не повредило его репутации.
     - Я буду следующим, - прошептал он,  -  когда  начну  бояться  своего
воображения.
     Его рука лежала на переключателе.
     "ХСМ Т-89АК-44!  -  обнадеживающе  гремел  автоматический  сигнал.  -
Свободен..."
     Сигнал прекратился.
     Ух! Он затаил дыхание. Ведь он еще  не  повернул  ручку  выключателя.
Озадаченный, Ник снова настроил поисковое зеркало. Ничего. Он вращал ручку
приемника до тех пор, пока  шуршание  бродячих  звезд  не  превратилось  в
пульсирующий грохот в шлеме. Опять ничего.
     -  Итак,  маяк  отключен?  -  хрипло   пробормотал   он.   -   Что-то
действительно произошло, и кто-то выключил маяк,  чтобы  я  не  пришел  на
помощь! - Он сглотнул, чтобы избавиться от неожиданной сухости в горле.  -
Кто же предатель, капитан Мак-Джи?
     - Капитан Мак-Джи! - задыхался он. - Вы можете говорить?
     Но шипящая трубка не отвечала.
     Паническим холодом перехватило дыхание, ему нужен  был  маяк.  Он  не
знал, как вести себя в таких случаях. Ник мог рассчитывать только на  свои
далеко не  совершенные  приборы  и  несовершенные  чувства,  и  неумолимая
бесконечность пугала его сейчас.
     Алмазы звезд отвернулись  от  него,  далекие  и  холодные.  Дружеские
созвездия стали чужими. Холодный голубой  глаз  сморщенного  Солнца  слепо
мерцал не с той стороны, что обычно. Прямо перед буксиром, там где  должна
была находиться Фридония, вспыхнул еще один дрейковский блинкер...
     Нет, маркер, должен быть тот же самый. Ник отчаянно  считал  секунды,
пока горели цветные точки. Он подбадривал себя. Четыре, три  и  пять.  Ему
удалось подавить панику и найти путеводную нить  созвездий.  Он  определил
положение буксира и повел его прочь от смертоносного скопления сити.
     Фридония была вне досягаемости приборов, слишком маленькая и тусклая.
Дженкинс знал, что она должна быть где-то на севере, и вел буксир  в  этом
направлении,  налегая  на  руль,  чтобы   передать   всю   мощь   реактора
парагравитационному  отсеку,  находящемуся  сзади.  Он  сожалел,  что   не
обладает  экстрасенсорными  способностями  крепыша   Роба   Мак-Джи.   Его
собственные чувства были предназначены для более  доброжелательного  мира,
но он все же был космическим инженером и старался держать  себя  в  руках,
используя свои  примитивные  приборы  и  заставляя  работать  свои  слабые
чувства.
     Он вел буксир к Полярису, исследуя темноту  и  с  надеждой  глядя  на
экран. Призрачные точки появлялись и исчезали  -  Фридония  была  окружена
миллионом   смертельных   звезд.   Дрейк   и    Мак-Джи    управляли    ее
парагравитационным  полем,  с  помощью  которого  они   ловили   скопления
сити-метеоритов, используемых как металл топливо, а также как преграда  на
пути  захватчиков.  Когда  ему  показалось,  что  Фридония   находится   в
нескольких тысячах километров, он притормозил. "Нет, - кричала  паника.  -
Попробуй вон ту слабую искорку или вот эту!"
     Но это были звезды, ведущие его к смерти. Умом  он  понимал  это.  Он
искал путь, медленно описывая буксиром  широкие  круги.  У  него  не  было
запасов еды и энергии для долгого пребывания в  космосе.  Дженкинс  должен
был найти Фридонию быстро,  потому  что  призыв  Мак-Джи  не  оставил  ему
времени для поисков. Наконец, он увидел блеклую точку, нарушающую пустоту,
но это не очень обнадежило его.
     Замеченная движущаяся песчинка может  быть  Фридонией,  удаленной  на
тысячу километров. Но скорее всего, это обломок  опасной  породы,  который
находится слишком близко. Притупленные чувства Дженкинса молчали, но вдруг
на экране вновь появилась точка на расстоянии восьмисот километров.
     Это должна была быть Фридония, он мог бы вызвать ее фотофонным лучом,
но Ник не решался обнаружить себя. У него не было  оружия.  Не  было  даже
запаса сити-патронов для тестирующей пушки. Только внезапность могла  дать
ему преимущество.
     Триста километров он гнал буксир  на  полной  скорости,  затем  резко
замедлил ход. Полярис скрылся за скалой, и Дженкинс  стал  ориентироваться
на тройную сеть сателлитов, которую Дрейк соорудил  в  качестве  защитного
барьера.
     Наконец, Фридония начала  принимать  отчетливые  очертания.  Мигающий
свет маяка ярко горел на полюсных башнях, но движения нигде не было.
     Он увидел древний корабль Мак-Джи "Прощай, Джейн", который  напоминал
слиток ржавого железа валявшийся на узком космическом причале.  Сигнальные
огни не горели. Не было заметно признаков жизни и в белом здании склада. С
замиранием сердца Ник пытался  обнаружить  зеленый  свет,  который  всегда
горел над входом в тоннель в черной железной  скале.  Но  и  его  не  было
видно. Дженкинса охватила паника.
     Он не сделал попытки приземлиться прямо на поле, так  как  буксир  не
был предназначен для такой посадки. Он поднял его  на  соседний  угловатый
планетоид и опустился позади стройной стальной  башни,  венчающей  высокую
железную гору. Осторожно он вел машину вниз в распахнутую  железную  пасть
расселины. Малейшая ошибка - и земное железо могло коснуться  корзины  для
сбора сити, тогда  катастрофа  неминуема.  Страх  сдавил  горло,  но  руки
уверенно держали руль.
     Наконец, буксир проскользнул на свое место над желобом для сити-руды.
Дженкинс закрепил  его  при  помощи  парагравитационного  якоря,  выключил
реактор, занемевшими пальцами с трудом открыл  зажимы,  прикреплявшие  его
скафандр к сидению, и неуклюже спустился с машины.
     Дженкинс попытался размять уставшее тело, затем взял тяжелый ключ  из
набора инструментов (первое, что попалось под руку), зажал его в неудобной
перчатке, положил вторую руку на пульт управления, находящийся на поясе, и
повел послушный самоходный скафандр вниз по тускло освещенному коридору  в
цех антиматериальных машин на поиски еще неизвестного врага.



                                    3

     ...Сооруженный  внутри  астероидной  массы  Фридонии  цех  по   форме
напоминал галерею. В мерцании холодного света был виден высокий  массивный
стальной барьер с яркой красной предупредительной надписью:

                              НЕ ПОДХОДИТЬ!
                                  СИТИ!

     Дженкинс  остановил  свой  парагравитационный  скафандр  на  дорожке,
огороженной перилами.  Сжимая  ключ,  он  вглядывался  в  глубину  цеха  и
прислушивался. Это была привычка человека,  живущего  в  воздушной  среде,
проводящей звук. Зловещая тишина пугала его.
     Однако цех работал.
     За  темным  барьером,  простирался   бесконечный   сити-металлический
настил, который поддерживали широкие подпорки. В дальнем  конце  цеха,  за
корзинами для руды под желобом, где он  оставил  буксир,  блестели  слитки
сити-железа, выходящие из огромной  автоматической  печи,  сооруженной  из
антиматерии.
     Удары сити-молотов были абсолютно беззвучными, что создавало ощущение
нереальности. Сити-машины обрабатывали детали из антиматерии и  укладывали
их на движущуюся ленту сборочного конвейера.
     Готовые механизмы, которые автоматический кран снимал  со  сборочного
конвейера напоминали по форме огромные грибы.  Завернутые  в  оболочку  из
обычного железа, круглые верхушки могли крепиться к основаниям из металлов
земли. Внутри них были  заключены  металлические  пластинки  и  детали  из
сити-металла. Разнородные поверхности  были  разделены  полями  постоянной
отрицательной парагравитации. Вертикальные  опоры  из  сити-металла  могли
служить для крепления сити-механизмов.
     Дженкинс вздохнул с облегчением - цех работал как  обычно.  Людей  не
было  видно,  но  эти  машины  работали  автоматически,  на  дистанционном
управлении. Он посмеялся над своими навязчивыми опасениями.
     "Просто устал,  как  Лазарини,  -  пробормотал  он.  Все  в  порядке.
Наверное, перегорел маяк, и все настолько заняты установкой новых машин  в
цеху Лазарини, что даже не заметили этого.  А  голос  Мак-Джи  мне  просто
померещился. Нужно все-таки отдохнуть несколько месяцев..."
     Затаив  дыхание,  он  смотрел  как  автоматический   кран   переносил
новенькую опору со сборочного  конвейера  на  тележку.  Тележка  была  уже
загружена: на ней лежало двенадцать опор для тринадцатой место не было.
     Он ждал,  что  кто-то  уведет  маленький  электрический  локомотив  и
подгонит новый. Ничего подобного. С дрожью  он  ожидал,  что  кран  и  вся
сборочная линия остановятся - реле на контрольном пульте срабатывали, если
тележка была загружена, и линия останавливалась, пока кто-то из  персонала
не запустит новую тележку и не нажмет сигнальную кнопку.
     Но реле не срабатывало.
     Ужас, сравнимый  с  ночным  кошмаром,  охватил  Дженкинса,  когда  он
увидел, что происходит. Кран опускал опору на загруженную тележку. Вот-вот
металлическая верхушка коснется стержня из  сити,  и  контакт  разнородных
материалов произведет взрыв, способный уничтожить всю Фридонию.
     Ник врос в землю, оцепенев  от  страха.  Почему  никто  не  стремится
предотвратить катаклизм, почему не включают аварийную  систему.  Где  все?
Почему не... Он с трудом сглотнул и заставил себя пошевелиться.
     Он включил фотофон на шлеме, склонил голову, направив тусклый красный
монохромный луч на контрольный пункт в конце  длинной  галереи  прямо  над
автоматическим краном, несущим свой смертоносный груз. Он знал: там должен
дежурить Рик Дрейк.
     - Рик! - хрипло прокричал он. - Останови кран!
     Он увидел розовый блеск луча на  темной  железной  стене  за  высокой
платформой, но ответа не последовало. Кран не остановился.
     - Проснись, Рик! - кричал он. - Что случилось?
     Но он уже не ждал ответа. Пальцы с напряжением  нажимали  на  кнопки,
направляя скафандр  вниз  по  галерее,  потом  на  огороженную  платформу.
Огромное   тело   Дрейка   полулежало   поперек    контрольного    пульта,
поддерживаемое только несгибаемым  скафандром,  но  у  Дженкинса  не  было
времени на Дрейка.
     Кран опускался.
     Дженкинс схватил красный аварийный рычаг, сильно  дернул.  Сам-то  он
еще жив! Наконец он понял,  что  цех  останавливается.  Молчаливые  молоты
прекратили свое зловещее движение. Сити-машины замерли, сборочная линия не
двигалась. Автоматический кран застыл вместе со своим смертоносным грузом.
     Дрожа от потрясения, Дженкинс повернулся к Рику Дрейку. Крупное  тело
молодого инженера безжизненно обмякло в  жесткой  броне  скафандра,  рыжие
волосы рассыпались в пузыре  шлема,  бледное  лицо  глядело  безжизненными
расширенными зрачками, рот приоткрылся в уродливой гримасе.
     Дженкинс прикоснулся к броне. Прикосновения  было  достаточно,  чтобы
безжизненная масса свалилась с маленького стола. Ник подхватил его, уложил
на платформу. Он приподнял шлем Дрейка и хрипло прокричал:
     - Рик, что с тобой?
     Тело было мягким, и как будто еще теплым. Ему показалось, что бледные
губы шевельнулись и издали слабый  вздох.  Но  Рик  молчал,  пустые  глаза
глядели в никуда.
     Что случилось с Фридонией?
     Дженкинс опустил тело на платформу и  выпрямился,  готовый  встретить
надвигавшуюся опасность. Почему не горел маяк? Почему  такой  пустынной  и
безжизненной была местность? Что сразило Рика Дрейка? Дрожа,  он  взглянул
на опору, висевшую внизу на  кране.  Было  ли  это  результатом  случайной
аварией или чьих-то преднамеренных действий?
     Беглый осмотр контрольной панели показал, что  перерезанных  проводов
не было. Он спустился с платформы и,  управляя  своим  полетом  свернул  в
темный тоннель, ведущий в генераторный отсек.
     Отсек представлял собой  огромную  пещеру,  спрятанную  под  железным
утесом. Там находился механизм, работа над которым была самым важным делом
в цеху. Дженкинс приземлил свой  скафандр  на  другую  платформу  рядом  с
камерой  реактора.  Он  вглядывался  в  мрачную  пропасть  удивленными   и
испуганными глазами.
     Камера реактора состояла из двух полусфер, соединенных дискообразными
скобами. Нижняя часть была из земной  стали,  покрытой  кадмием.  Стальные
перегородки окружали яркий  безобидный  с  виду  металл  верхнего  купола,
красные  значки  предупреждали  о  том,  что  это  сити.  Другие  барьеры,
расположенные   выше,   окружали   жернова,   сепараторы,   конвейеры    и
измерительные приборы. Также изготовленные из сити-материалов.
     Дженкинс помедлил на контрольном  пункте,  пытаясь  представить  себе
готовый генератор в действии - как бесшумно двигаются блестящие механизмы,
выбрасывая потоки очищенной антиматерии в камеру реактора. Земные  машины,
собранные в земной секции, находящейся под ним, перерабатывают  и  очищают
земное топливо, земной инжектор выбрасывает земную пыль  навстречу  потоку
сити, и разнородные атомы слившись, выделяют гигантскую энергию.
     На мгновение воображение нарисовало ему витки драгоценного блестящего
кондюллоя, уложенные в огромной камере  реактора,  и  длинные  провода  из
этого суперпроводника, которые понесут электрическую  реку  от  генератора
Лемуана-Далберга к брандовскому передатчику, который будет  установлен  на
самой высокой скале во Фридонии.
     Видение исчезло.
     Реактор  был  готов,  генератор  собран,  и  пустой  пьедестал   ждал
установки  передатчика.  Но  спирали,  перекладины,  провода  и   полярные
элементы самого передатчика должны были изготовить из кондюллоя. В этом-то
и заключалась причина задержки освобождения энергии.
     Этот новый сплав из редких изотопов стоил двенадцать долларов  грамм,
а его требовалось восемьдесят тонн. Заменить его ничем  было  нельзя,  так
как  другие  проводники  могли  просто  испариться  под   напором   потока
колоссальной энергии. Стоимость кондюллоя, очевидно, была  проблемой  даже
для Мартина Бранда: Дженкинс знал, что старине Дрейку  этот  металл  нужен
был еще два месяца назад.
     Дженкинс попытался обнаружить в  темной  пещере  признаки  опасности.
Машины не работали. Не было видно скафандров, но где-то здесь  должен  был
работать Пол Андерс. Он снова нажал кнопку  на  скафандре  и  спустился  с
платформы на земной железный пол.
     Там он нашел Андерса, лежавшего под земным куполом  камеры  реактора.
Возле его руки, закованной в броню,  лежали  кальки  и  диаграммы  спирали
Лемуана-Далберга.
     Ник перенес худощавого землянина на более освещенное  место.  Длинное
тело было безжизненно бледным, как тело Рика Дрейка,  голова  болталась  в
шлеме, широко раскрытые глаза были мертвы.
     Что случилось с этими двумя?
     Скафандр не был поврежден, так же как и у Дрейка.  Давление  воздуха,
влажность, температура в  норме,  кислород,  двуокись  углерода,  гелий  в
порядке. Крови не видно, никаких следов насилия.
     Реакция?
     Дженкинс вспомнил телепатическое  предупреждение  Мак-Джи  (если  это
действительно была  телепатия).  Он  неловко  согнулся,  чтобы  посмотреть
счетчик Гейгера на безжизненной руке мертвеца.
     На  счетчике  засветились  зеленые  цифры,  обозначавшие   количество
проникающих  частиц  и  фотонов,  которое   никак   не   могло   оказаться
смертельным. Стрелка, отмечающая общее количество радиации, находилась  на
белой полосе  шкалы,  далеко  от  оранжевого  цвета,  предупреждающего  об
опасности и тем более от красного, означающего повышенную радиоактивность,
и черного, символизирующего смерть.
     Может быть, эпидемия?
     Дженкинс изучал космическую медицину четыре семестра, но  понятия  не
имел,  что  это  могла  быть  за  болезнь.  Густонаселенные  жилые  районы
содержались в стерильной чистоте. Обе жертвы должны  были  быть  абсолютно
здоровы, когда пришли на работу. Смерть  наступила  быстро  и  неожиданно,
иначе Рик Дрейк остановил бы цех.
     Яд?
     Практически все планеты враждовали из-за истощавшихся запасов урана и
тория, и в этой ситуации технология производства антиматерии  могла  стать
причиной войны. Дженкинс представил себе отчаянных агентов  Венеры,  Марса
или Юпитерианского Совета, даже  Межпланетной  Ассоциации,  готовых  убить
двадцать человек, чтобы захватить контроль над Фридонией.
     Он снова склонился  к  закованному  в  броню  Андерсу  и  заглянул  в
прозрачный шар шлема. Признаков трупного окоченения не наблюдалось.  Через
жесткий рукав пульс не прощупывался, но кожа казалась теплой и мягкой.  Он
заметил медленное дыхание.
     Человек был  еще  жив,  хотя  и  находился  на  грани  смерти,  когда
автоматический кран нес свой последний груз.  Дрожа,  Дженкинс  исследовал
камеру реактора. Бесформенная опасность выглядывала из  обрывков  темноты,
отступая при приближении человека.  Он  преследовал  эту  дразнящую  беду,
кружа по помещению, поднимаясь вверх к огражденным сити-машинам.
     Управляемый скафандр вынес его из генераторного отсека через  широкий
изолированный  проход,  где  должен  был  проходить  кондюллоевый  кабель.
Никакого движения на башне передатчика. Но других жертв Ник не  нашел.  Он
двинулся к жилым районам тоннеля,  но  вдруг  страшная  мысль  о  спеццехе
Лазарини пронзила его.
     Он подумал  о  другой  опасности  -  проникающих  лучах  сити-взрыва,
проходящих через броню к его напрягшему  телу,  несущих  мертвенный  холод
космоса. Неохотно он повернул к цеху. Пот выступил у него  на  лбу.  Страх
сопровождал его в течение всего пути к  северной  части  Фридонии.  Он  не
любил  Лазарини,  этого  бледнолицего  инженера   с   Земли,   говорившего
металлическим голосом. Он был возмущен, когда старый Джим Дрейк открыл ему
истинную цель создания спеццеха.
     - Сити-оружие! - воскликнул он. - Зачем оно?
     - Фридония стала лакомым кусочком.  -  Низкий  голос  Джима  зазвучал
торжественно, выцветшие глаза стали серьезными. - Твой дядя  говорит,  что
есть люди, способные захватить завод и использовать его в  военных  целях.
Он считает, что нам необходимо создать баллистическую ракету -  легкую,  с
автоматическим управлением и боеголовкой из сити. Ракеты для обороны.
     - Но разве нас  не  защищает  мандатное  правительство?  -  осторожно
возразил Дженкинс. - А лицензия на научные исследования? Кроме  того,  эти
скопления породы и космические шахты!
     Старый Дрейк устало кивнул.
     - Но твой дядя говорит, что всего  этого  не  достаточно.  Он  боится
шпионов. Он говорит, что Мандат очень слаб, с ним справится любая планета.
Он настаивает на создании баллистической ракеты и  просит  меня  поставить
тебя во главе этого проекта.
     Дженкинс задохнулся и решительно покачал головой.
     - Нет, - сказал он, - меня  больше  интересует  мирное  использование
сити. Мне не нравится идея сити-оружия. Лучше я буду работать на  буксире.
Найдите кого-нибудь другого.
     - Я не хочу сити-войны, - уверял Дрейк с волнением  в  голосе.  -  Мы
делаем это только в целях  обороны  Фридонии.  -  Старый  инженер  покачал
головой. - Твой дядя будет огорчен.
     Но Дженкинс не хотел связываться с сити-ракетами и продолжал работать
на буксире. И проект возглавил Лазарини, который только  что  вернулся  из
внеочередного отпуска и был еще не в состоянии управлять буксиром.
     На дне шахты, где находился вход на склад, Дженкинс нырнул в темноту.
Он не хотел выдавать себя светом лампочки на шлеме и шел ощупью по галерее
с железными стенами. Он наступил на что-то упругое.
     Ник отшатнулся. Рука нащупала выключатель у входа. Он включил свет  и
внимательно оглядел весь цех, но не обнаружил  ничего  подозрительного.  С
трудом сглотнув, он нагнулся и увидел то, обо что споткнулся.
     Три человека в белых скафандрах.
     Дженкинс  неуклюже  склонился  еще  сильнее  и   рассмотрел   головы,
безжизненно поникшие в шлемах. Тот, что пополнее, был Файнберг, блондин  -
Хансон и наконец малыш Чинг - инженеры, работавшие в группе  Лазарини.  Их
обмякшие тела аккуратным рядом лежали возле железной стены, как  будто  их
туда положили.
     Дженкинс поднял скафандр  в  воздух  и  медленно  проплыл  над  ними.
Пытаясь унять дрожь, он  вновь  принялся  осматривать  галерею.  Вокруг  -
замершие сити-машины, огороженные перилами.  Он  поднялся  на  контрольный
пункт, надеясь найти там Лазарини. Платформа была пуста.
     Ошеломленный, он тщетно искал ответ  на  молчаливую  загадку  пещеры,
пока не повернулся спиной к двери. Тогда он  заметил  пустые  гнезда,  где
когда-то  стояли  машины,  а  у  темных   железных   стен   -   опустевшие
ракетодержатели на которых хранилась готовая продукция спеццеха.
     Ракеты исчезли!
     Только сейчас до него дошел смысл происшедшего. Внезапно ослабев,  он
все же продолжал поиски ключа к  разгадке.  Он  нашел  погрузочные  крюки,
которые  использовались  для  подъема  готовых  ракет,  обнаружил  широкие
параллельные    следы,    оставленные    на    полу    острыми     зубьями
парагравитационного конвейера, и наконец, в глубине тоннеля увидел тяжелую
ракету на  алюминиевой  подставке,  где  ее  в  спешке  оставили  рабочие.
Дженкинс  прошелся  вдоль  блестящего  корпуса,  тупо  глядя  на   звезды,
выглядывающие из-за кромки темного железа. Звезды великолепного Ориона. Он
думал о невообразимой катастрофе.
     Не может... Не может этого быть!
     Но это произошло. Был осуществлен тщательно  продуманный  дьявольский
план. Какой предатель-пилот провел сюда корабль  через  шахты  и  летающие
обломки? Верные люди уничтожены -  но  как?  Захватчики  предусмотрительно
отключили маяк, чтобы  помешать  его  возвращению.  Они  успели  погрузить
добычу и улететь - куда?
     Они не успели уйти далеко!
     Он замер. Не прошло еще и трех часов, как погас маяк. Половину  этого
времени захватчики должны были потратить на погрузку машин и  ракет,  даже
при наличии парагравитационного конвейера  с  этими  машинами  нужно  было
соблюдать особую осторожность. И наконец - путь  через  шахты  и  летающие
обломки. Даже для Роба Мак-Джи это было не так просто.
     "По крайней мере, я могу попытаться", - подумал он.
     Он выскочил из узкого прохода и направился к месту, где оставил  свой
буксир. Эта неуклюжая машина, конечно, не приспособлена  служить  оружием,
но в данной ситуации могла  пригодиться.  Приборы  обнаружат  скрывающихся
захватчиков, если они еще не слишком далеко. Он сможет  догнать  их,  если
они не слишком быстро летят. Тонны сити-металла в корзине для  руды  могут
быть использованы как боеголовка, способная поразить любой  корабль,  даже
планету.
     Дженкинс не собирался стать смертником. Наверное, ему придется задать
буксиру цель, как ракете,  а  затем  катапультироваться  в  скафандре.  Но
неизвестный корабль не должен уйти. Украденный груз означал конец Мандата,
новую космическую войну, разрушение, порабощение, а  в  конечном  итоге  -
гибель всех планет, кроме одной - завоевательницы.
     Он миновал незаконченную башню, передатчики и  вошел  в  неосвещенную
галерею, где отдыхал его буксир. Пока он поднимал свое закованное в  броню
тело на сиденье, реактор разогрелся.  Ник  взялся  за  руль,  наблюдая  за
приборами, на которых  подрагивали  стрелки.  Он  старался  успокоиться  и
приготовиться к выводу машины - задаче, решение которой требовало точности
и осторожности. Затаив дыхание, он снял якорь...
     В этот момент Фридония вздрогнула.
     Металлическая порода задрожала, и  буксир  беззвучно  завибрировал  в
безвоздушной среде. Вспыхнул ослепительный свет у железной пасти расселины
наверху. Свет  настолько  яркий,  что  казался  бесцветным.  На  мгновение
Дженкинс был ослеплен. Астероид перестал  содрогаться.  Через  секунду  он
смог видеть свет. Вокруг  все  мерцало  бледной  голубизной.  Жуткий  цвет
смерти.
     Он знал, что это значит, даже не глядя на счетчик Гейгера.  Тревожный
сигнал этого крошечного прибора на запястье был настойчив. Экран его мигал
пунцовым глазом. Он медленно поднял руку. Стрелка прибора переместилась  с
красного сектора.
     Она поползла к черному.
     "Ну что? Получил, Ник Дженкинс? - вздохнула трубка под подбородком. -
Тебе не придется никуда ехать, чтобы рисковать жизнью. Захватчики  достали
тебя - кто бы они ни были. И ты умрешь, Дженкинс, - от сити-шока!"



                                    4

     Он умрет. Дженкинс застыл на жестком сидении буксира, не в  состоянии
понять и осознать эту неизбежность. Он пытался убедить себя, что этого  не
может быть. Счетчик, наверняка, врет, ведь он нормально себя чувствует.
     "Не обманывай себя, Ник Дженкинс, - шептала трубка то, что он  и  сам
понимал. - Ты слишком хорошо знаешь космическую медицину. Счетчики  точны.
Эта доза радиации смертельна, как пуля в висок. Только умираешь не сразу".
     Ник покачал головой, закованной в  шлем.  Он  был  слишком  потрясен,
чтобы что-либо понять.
     "Лучевая болезнь - необратимый процесс. Люди, сбежавшие  на  корабле,
убили тебя - и Фридонию!" - издевалась трубка.
     Ник медленно кивнул, соглашаясь с очевидным. Затем он напряг плечи  и
наклонился к приборам. Все-таки он еще жив.
     Дженкинс мягко  вывел  громоздкую  машину.  Задним  ходом  выехал  из
железной расселины. Счетчик Гейгера не  переставал  пищать,  когда  буксир
выехал наружу. Теперь Ник понял причину чрезмерной  активности  прибора  и
содрогнулся.
     Он увидел огромный кратер в железном чреве  Фридонии.  Туда  пришелся
сити-удар. Острые обломки  металла  окружали  воронку.  Изогнутые  взрывом
невероятной силы, они все еще зловеще светились красным светом. Почва  под
ногами была добела раскалена. Стрелка  счетчика  предупреждала  Дженкинса,
что молчаливая радиационная буря не улеглась. Колоссальная энергия  взрыва
осела  на  астероиде  тоннами  радиоактивных   изотопов.   Фридония   была
отравлена, смертельно опасна. Он инстинктивно налег на руль, уводя  буксир
от уродливого свечения пораженной раком породы.
     "Куда ты  спешишь,  Дженкинс?  -  издевалась  трубка,  в  унисон  его
собственным мыслям. - Еще несколько лучей не сделают тебя более мертвым".
     Он ухмыльнулся и попытался сглотнуть сухой комок в горле. Оглядываясь
на мерцающую воронку, он подумал, что удар, вероятно, был нанесен  с  юга.
Он повернул буксир к бледным Октанам и вгляделся в экран.
     Появилась белая точка!
     Объект находился на расстоянии четырехсот километров.  Наверняка  это
был тот самый корабль. Он уже вышел за тройной  заслон  космических  шахт.
Ник поймал точку на экране, зафиксировал ее  и  погнал  буксир  на  полной
скорости. И все равно  точка  продолжала  удаляться.  Пятьсот  километров,
шестьсот.
     Мимо Октанов проходил самый безопасный путь. Пилот корабля точно знал
дорогу. Кто бы это мог быть? Дженкинс с горечью подумал, что это был  один
из двадцати с лишним инженеров. Кто-то предал мечту Бранда  и  Дрейка.  Но
кто?
     Точка удалилась на восемьсот километров. Он понял, что  погоня  стала
бессмысленной. И все же он не сдавался, пока  резкий  приступ  тошноты  не
остановил его. Это был первый признак  того,  что  радиация  поразила  его
организм.
     Мышцы его напряглись и задрожали. Холодный пот  растворял  его  силы,
приклеивал тело к скафандру. Буксир,  казалось,  перестал  слушаться  его.
Машина взмывала ввысь и ныряла в темноту, пока он совсем не потерял дорогу
в пустоте.
     Приступ тошноты  прошел,  спазм  в  желудке  отпустил.  Он  попытался
сглотнуть комок в горле и выпрямить дрожащее тело. Взглянув на  созвездия,
он понял, где  находится.  Бледная  точка  убегающего  корабля  исчезла  с
экрана.
     Дженкинс осторожно повернул буксир назад  к  пораженному  планетоиду.
Угнетенное  состояние  не  покидало  его,  хотя   мысль   о   неминуемости
собственной смерти отдалилась, стала терять реальность. Больше, чем личная
опасность, его потрясло чувство потери, гибель мечты, которую он строил.
     Передатчик  Бранда  должен  был  стать  сердцем  новой   человеческой
цивилизации. Оно должно было перекачивать энергию, имя  которой  -  жизнь.
Все планеты жаждали власти, чтобы решить множество своих проблем  за  счет
других. Антиматерия, дающая невиданную доселе энергию, могла  помочь  всем
сразу.
     Кратер призывно светился. Его жар быстро спадал. Края уже  потемнели.
Горела только середина - одинокий глаз разраставшейся докрасна раскаленной
ненависти.
     Опять сработал сигнал Гейгера. Новые изотопы испускали лучи еще более
смертельные, чем этот жар. Они будут убивать еще  многие  месяцы  и  годы.
Теперь Фридония опасна для жизни.
     Его коллеги инженеры погибли от своей мечты. Удар точно попал в центр
треугольника, вершинами которого были неоконченный генератор, жилая  часть
и спеццех. Никто не спасся от проникающей радиации.
     И все же ему хотелось надеяться.
     Ник снова поставил буксир на стоянку, опустив  якорь  и  спустился  с
сидения. Тошнота прошла.  Он  опять  чувствовал  себя  и  смутная  надежда
зародилась у него, когда передвижной скафандр  здоровым,  пронес  его  над
зловещим заревом кратера и опустил перед входом в жилой тоннель.
     Внешний клапан замка был открыт.  Старый  Джим  Дрейк  стоял  внутри,
облокотившись на длинный соленоид портативной пушки.  Поворот  его  шлема,
поднятая рука казались такими живыми, что Дженкинс выкрикнул:
     - Мистер Дрейк! Что слу...
     И тут он увидел, что лысеющая голова  Дрейка  безжизненно  склонилась
вперед внутри скафандра. Только негнущаяся броня его костюма, и оружие, на
которое он опирался, поддерживали его в вертикальном положении, и огромное
тело рухнуло, когда Дженкинс прикоснулся к нему.
     Вытаскивая Джима наружу, Дженкинс, казалось, ощутил  живую  гибкость.
Но стрелка Гейгера миновала белое и  красное  и  остановилась  на  роковом
черном поле. Даже если  Дрейк  был  еще  жив,  смерть  уже  разрушала  его
организм.
     Дженкинс выпрямился, ощутив спазм  в  горле.  Он  поднял  тестирующую
пушку, заглянул в магазин, окрашенный в красный  цвет,  с  яркой  надписью
"СИТИ  -  ОТКРЫВАТЬ  ТОЛЬКО  В   ВАКУУМЕ!".   Десятимиллиграммовые   пули,
предназначенные для дальних расстояний, делали это оружие очень грозным.
     Ему казалось, что пушка, а также тревога и  решимость  на  бескровном
лице Дрейка рассказывали трагическую историю  происшедших  здесь  событий.
Очевидно, старик обнаружил пришельцев и хотел атаковать их,  когда  кто-то
поразил его.
     Дженкинс печально покачал головой. После  Мартина  Бранда  Дрейк  был
самым знаменитым в космической инженерии. Он  первым  попытался  завоевать
сити, он был основателем Фридонии. Если этой  мечте  суждено  умереть,  то
Дрейку стоило умереть вместе с ней.
     Усталые руки  в  тяжелой  броне  закрыли  клапан.  Дженкинс  повернул
колесо, и воздух со свистом  ворвался  в  замок.  Он  не  спускал  глаз  с
приборов. Давление, температура, кислород в норме. Он начал снимать  шлем,
но тут же остановился.
     Все еще в скафандре, он открыл  внутренний  клапан  и  тяжелым  шагом
вошел в железное жилище. Свет  горел.  Резкие  звуки  механической  музыки
доносились  из  комнаты  отдыха.  Голубоватый  дым  выходил  из  кухонного
тоннеля. В главном коридоре он нашел трех человек.
     Они были неподвижны. Одетые только в шорты и  пижамы  они  лежали  на
полу возле главного воздушного канала. Он неуклюже  наклонился  над  ними,
гадая, что привело их  сюда.  Вдруг  он  обнаружил  небольшой  цилиндр  из
нержавеющей стали  в  расслабленной  руке  одного  из  тел,  лежащего  под
открытой решеткой.
     Затаив дыхание, он поднял цилиндр.

                      "ОСТОРОЖНО! АМЕТИНОВАЯ БОМБА!
     Состав: 200 г аметина гидрата в носителе  из  летучего  вещества,  не
имеющего запаха. Использовать только в случае аварии. Хранить под  замком.
Четко маркировать. Только для служебного пользования.
     Инструкция:  Распылять  четыре  секунды  на  1000  кубических   футов
пространства. Эта концентрация  выводит  организм  из  строя  на  час,  не
причиняя вреда, за счет сокращения на 80% кислородного  обмена  на  период
комы.
     Внимание! Длительное воздействие вызовет  более  глубокую  кому,  что
может  повлечь  серьезные  осложнения   органического   характера.   Лица,
обнаруженные в состоянии аметиновой комы, нуждаются в срочной  медицинской
помощи".

     Дженкинс отбросил бомбу в сторону. Его взгляд  вернулся  к  открытому
воздушному каналу и полуодетым скрюченным телам под ним. Он не знал  имени
предателя, но теперь ему все стало ясно.
     Бомба, предназначенная для  спасения  человеческих  жизней  в  момент
космической катастрофы, оказалась в руках предателя. Кто-то из своих  снял
предохранитель и положил бомбу в отверстие воздушного канала.  Вентиляторы
распространили невидимый газ по всему тоннелю, наверное, это произошло  за
несколько  минут  до  смены.  Люди,  собиравшиеся  на   работу,   вдохнули
достаточный объем  газа,  чтобы  потерять  сознание  в  цеху  -  вот,  что
произошло с Риком Дрейком, Андерсом и другими.  А  те,  кто  вернулись  со
смены, получили большую дозу яда, прежде,  чем  обнаружили  бомбу.  Старый
Дрейк, должно быть, схватился за оружие и выскочил, после  того,  как  она
была найдена. Но слишком поздно.
     Все еще закованный в тяжелую  броню,  Дженкинс  неуклюже  поворачивал
обмякшие тела лицом вверх, мысленно внося их имена в воображаемый  список.
Он вошел в комнату отдыха, где обнаружил  еще  троих,  ничком  лежащих  на
карточном столе. На полу в кухне он нашел повара, в  рабочей  комнате  еще
трое валялись у своих столов.
     Весь штат составляли всего около двух десятков человек, так как почти
всю работу во  Фридонии  выполняли  машины.  Мало  кто  хотел  работать  с
породой, и совсем немногие удостаивались доверия Бранда и Дрейка. Дженкинс
знал из всех, четырех из них в тоннеле не было.
     Он устало поплелся к входу, подождал, пока  ревущие  насосы  выкачают
воздух вокруг скафандра. Очутившись снаружи, под черным небом и  маленьким
горячим солнцем, он  нашел  еще  двоих  в  космическом  порту  -  рядом  с
небольшим электрическим грузовиком в доке, возле ржавой "Прощай, Джейн".
     На борту приземистого маленького буксира находился  капитан  Роб  Мак
Джи, распростертый на полу своей рубки. Он размеренно  дышал.  Но  дыхание
под действием аметина было замедленным. На его квадратном добродушном лице
застыло выражение панического удивления - именно  таким  представлял  себе
его Ник, когда слышал его зов.
     Итак, единственным, кого Ник не нашел был Джин Лазарини.  Дженкинс  в
сомнении  покачал  головой.  Хотя  он   всегда   недолюбливал   нелюдимого
землянина, он не понимал, как такой одаренный и трудолюбивый  человек  мог
предать традиции космических инженеров.
     И все же Лазарини. Это очевидно. И его нервный  срыв,  вероятно,  был
уловкой, чтобы встретиться со своими сообщниками, а вернувшись, возглавить
цех, производящий оружие, так как он якобы был не в состоянии работать  на
буксире.
     Ник с горечью сжал губы. Кто же заплатил ему за предательство?  Какая
планета захватила их приборы  и  ракеты,  воспользовавшись  предательством
Лазарини? На этот вопрос ответит очередная космическая война.
     Неуклюже наклонившись в своем скафандре,  Дженкинс  взял  Мак-Джи  за
руку и посмотрел на счетчик  Гейгера.  Стрелка  покоилась  на  черном.  Он
уставился на нее, его усталое  тело  стало  липким  от  пота  под  тяжелой
броней. Внезапно он содрогнулся от неудержимой ярости. Он умрет,  как  все
эти люди, но их мечта должна жить.
     Ник был уже мертв, убиты все инженеры Фридонии. Об этом  кричали  все
счетчики Гейгера, но он  упорно  отвергал  холодные  факты.  Они  все  еще
дышали, даже те, кто был  в  глубокой  аметиновой  коме.  И  ему  хотелось
верить,  что  у  них  еще  есть  шанс.  Бранд  построил  на  свои   деньги
радиационную клинику на Обании, маленьком земном  планетоиде,  находящемся
за шахтами и летающими обломками и служащем базой  запасов  для  Фридонии.
Это был очень слабый шанс, так как болезнь  под  названием  сити-шок  была
непобедимым врагом космической медицины. Но эти ослабевшие  тела  все  еще
сохраняли тепло, и невозможно было представить  себе,  что  они  обречены.
Цепляясь за призрачную надежду  на  медицинское  чудо,  которое  могло  бы
спасти  жизнь  этих  людей,  Ник   принялся   перетаскивать   девятнадцать
неподвижных тел на борт "Прощай, Джейн", чтобы отправиться на Обанию.



                                    5

     По дороге на  Обанию  Ник  неотступно  думал  о  Мартине  Бранде.  Он
вспоминал выражение непоколебимого оптимизма на красном худом  лице  дяди.
Этим  воспоминанием  словно  талисманом,  он  защищал  себя  от  мыслей  о
неотвратимости собственной смерти. Ему всегда казалось, что Бранду нипочем
любая опасность, которая оказалась бы не по плечу более слабому  человеку.
Великая традиция космических инженеров сооружением, возведенным из  смелой
мечты,  спаянной  с  неумолимой  реальностью.  И  Бранд  был  его  могучим
архитектором.
     Выдающийся инженер никогда не обделял вниманием сестру и  племянника,
частенько навещал их на  Земле,  и  при  этом  всегда  наслаждался  видом,
открывавшимся из окон их скромной квартирки на окраине. Он любил гибискус,
пальмы,  коралловый  берег  не  меньше,  чем  величественный   метрополис,
высившийся над тропическим заливом. Очевидно, Солнечный город навевал  ему
смелые проекты новых городов других миров.
     Его  приезды  вносили  разнообразие  и  веселое  оживление  в  рутину
школьной жизни. Бранд привозил  восхитительные  подарки:  пустую  раковину
илистого дьявола с Венеры, бутылку красного песка с Марса, обломок  породы
с  погибшего  Адониса,   черепок   обвалившегося   каллистийского   свода,
отливающий  всеми  цветами   радуги.   Бесценные   безделушки,   впитавшие
очарование далеких миров.
     В эти дни подавались изысканные вина и праздничные блюда. Затем  были
веселые представления, прокуренные ночные клубы, путешествия в горы и даже
на  Луну.  И  всегда  рядом  с  ним  была  девушка,   обычно   неотразимая
золотоволосая актриса, трепетавшая от восторга, когда она шла под  руку  с
отважным космическим инженером.
     Мартин Бранд рассказывал.
     Эти  рассказы  Дженкинс  любил  больше  всего.   Высокий,   сухощавый
экспансивный человек с размашистыми жестами,  всегда  в  пестром  одеянии,
Бранд увлеченно говорил о своих удивительных делах и грандиозных планах на
будущее. Дженкинс вспоминал его  первый  визит,  когда  он  с  энтузиазмом
расписывал   проект   огромного   завода   парагравитационной   сепарации,
предназначенный для очистки урана из морских глубин Венеры:
     - Империи  необходимы  энергетические  металлы.  Видели  бы  вы,  как
моргали и присвистывали эти маленькие желтые человечки, когда я показал им
данные о содержании урана в галоидном соединении. - Бранд  пожал  широкими
плечами, обтянутыми переливающимся шелком, вытканным на Венере. - Они было
заартачились, когда узнали, что завод обойдется им в девять миллионов,  но
я им доказал, что это не просто завод, а  экономическая  независимость  от
Межпланетной Ассоциации.
     В другой раз он с улыбкой посмотрел на холодный бриллиант, сверкающий
на тонкой красивой руке и доверительно понизил голос:
     - Только между нами, Ники.  Один  марсианский  трест  заинтересовался
моим проектом атомной печи по производству  искусственных  бриллиантов  из
земного материала.
     - Бриллианты! - не сдержал восхищения Дженкинс.
     - Очень хитроумный процесс. - Бранд ловко подбросил в воздух огромный
камень и элегантным жестом поймал его.
     - Под давлением реторта нагревается до температуры, превышающей точку
плавления технического алмаза, и охлаждается при определенной  температуре
в течение пяти лет.
     Наверное, проект оказался выгодным делом, потому что в следующий  раз
Мартин Бранд прилетел  на  Землю  на  новенькой  шестидесятиметровой  яхте
"Адонис"  еще  до  вскрытия  реторт.  Его  украшали  еще   более   крупные
бриллианты, но он говорил уже о следующем предприятии:
     - Парагравитационный кессон! - Его низкий голос звучал завораживающе.
- Русские ведут разведку  урана  и  тория  на  Юпитере,  и  они  полностью
поддержат меня.
     Дженкинс застыл в благоговении. - Ты действительно хочешь  высадиться
на Юпитере?
     - Не я лично, - ухмыльнулся Бранд. - Я не жажду ощутить тонны  метана
и аммиака на своей голове, даже с учетом  поля  отталкивания,  смягчающего
давление. Я космический инженер, а не самоубийца.
     "Ему позволительно перекладывать тяжелую работу на  других,  -  думал
тогда  Дженкинс.  -  Его  инженерным  гением  нельзя  рисковать".   Проект
"Безграничная мощь" подтверждал  это.  Дженкинс  верил,  что  диаграммы  в
тоненькой голубой книжечке Бранда были самой многообещающей  перспективой,
открывающей  неведомые  до  сих  пор  границы  познания   и   человеческих
возможностей.
     Мартин частенько рассказывал историю этой книжечки  за  бокалом  вина
или сигаретой, посмеиваясь над своей  наивной  мечтой  изменить  лик  всех
планет. Дженкинс не  переставал  благоговеть  перед  дядиными  величием  и
простотой.
     - Впервые эта идея пришла мне в голову, когда я был в Мандате...
     Обычно в этом месте Бранд склонял набок голову  так,  что  был  виден
великолепный  профиль  его  скуластого  лица.  Его  забавляло  откровенное
поклонение Ника.
     - Я только окончил институт и был  еще  зеленым  для  космоса.  Но  я
работал с инженером по имени Джим Дрейк  и  наслушался  его  прожектов  по
поводу освоения сити.
     И Бранд отбрасывал назад длинные темные волосы, словно делая  кому-то
вызов.
     - Вот тогда-то меня и осенила идея, я вернулся домой и начал работать
над ней...
     Для жаждущих ушей Ника рокот низкого голоса звучал музыкой.
     - Я тогда жил в темной комнатушке, и мне пришлось одалживать  деньги,
прежде чем я убедил одного издателя выпустить две тысячи экземпляров моего
первого проекта нового мира...
     Здесь Бранд хитро усмехался.
     -  Раньше  я  считал,  что  следующая  космическая   война,   избавит
человечество от многих  земных  бед.  О  это  безумие  молодости!  Но  моя
маленькая  книжечка  провозгласила   начало   истинного   освобождения   -
возможности обеспечить каждого  человека  на  любой  планете  безграничным
количеством энергии.
     Бранд вознаградил благоговение  Ника  авторским  экземпляром  первого
издания книги с автографом. И Ник бережно хранил этот бесценный подарок  в
своем космическом рюкзаке. Он знал наизусть  каждое  слово  книги,  каждый
знак - он был все еще во власти этой невинной страсти.
     "Покорение космоса - это эпопея ошибок, - писал Бранд в  предисловии.
- Это обычно ошибки политиков, военных,  финансистов,  которые  приходится
исправлять космическим инженерам".
     Зачитывая эту цитату Дженкинсу, великий ученый усмехнулся.
     - Я тогда был таким дураком! - Лукавые морщинки поползли от  красивых
глаз. - Только от политиканов, вояк и денежных мешков  зависело  дать  ход
моему проекту или положить его на полку. Я кое-чему научился с тех пор.
     Наверное, научился, но в той книге он уже пообещал людям самый ценный
приз в космической  игре,  и  величие  этого  обещания  освящало  все  его
дальнейшие проекты, какими бы честолюбивыми они ни были.
     "Ошибки начались на Земле, когда  космические  полеты  все  еще  были
мечтой, - гласило эпохальное предисловие. - На пути к звездам долгие  годы
стояли жесткие политические  и  военные  заслоны,  ограничивающие  атомные
исследования в Америке, что чуть  не  погубило  нацию  в  третьей  мировой
войне. К счастью, коммунисты закрыли  свои  собственные  исследования  еще
более глупым образом. Американцы  одержали  неубедительную  победу,  и  их
примитивные ракеты в конце концов достигли Луны".
     Этот первый значительный успех космических инженеров стал началом еще
одной ошибки. Близорукие американские политики восприняли Луну как  предел
космического пространства, а генералы задумали  превратить  ее  в  военную
базу. Стремясь закрепиться  на  Луне,  американцы  отказались  от  планет,
которые казались им недостижимыми.
     Соглашение Санта Фе,  подписанное  в  старинном  мексиканском  городе
разделило Солнечную систему. Венера отошла  к  Китайско-японской  империи,
которую  Америка  восстановила  после  третьей  мировой  войны.  Марс  был
закреплен   за   Западноевропейским   Союзом,   находящимся   тогда    под
протекторатом Германии. Спутники Юпитера, которые считались  недосягаемыми
и бесполезными, были брошены России,  как  презрительная  подачка.  Россия
была так ослаблена войной и своей собственной экономической системой,  что
даже не прореагировала на оскорбление. Америке досталась только Луна.
     Грандиозность промаха обнаружилась уже в следующем году  англичанином
Максим-Горе,   ученым-одиночкой,   сбежавшим   в   Перу    от    убожества
социалистического  благополучия,  захватившего  его   родину.   Ему   было
разрешено  вести  независимые  исследования,  так  как   он   был   чистый
астрофизик, не вторгавшийся в военные, политические и финансовые сферы. Он
проводил спектрографию лунной атмосферы.
     Но  Максим-Горе  открыл  парагравитацию.  Изучая  процесс   отделения
водорода от других элементов в огненных протуберанцах, которые  взрываются
от колоссальных завихрений  солнечных  пятен,  он  заподозрил,  что  здесь
замешана неведомая доселе  сила.  Он  теоретически  определил  место  этой
энергии  в  ранее  неизвестном  спектре  энергий   между   гравитацией   и
магнетизмом. Теория вскоре подтвердилась серией очень простых лабораторных
опытов.
     Не являясь ни магнетизмом,  ни  обычной  гравитацией,  парагравитация
обладает  некоторыми  характеристиками  того   и   другого   плюс   своими
собственными свойствами. Парагравитационные  поля,  порождаемые  действием
обычных  электромагнитных  полей  на  определенные   кристаллы,   являются
однополярными,  и  их  необычная  полярность  может  меняться,   поддается
настройке и даже деформации.
     Максим-Горе сразу же понял, как широки возможности  применения  этого
открытия. Он понял, что эта удивительная селективная сила притяжения может
быть использована для выделения изотопов из урана,  а  также  для  очистки
этого металла от бесполезных примесей.
     Не имея понятия о научной цензуре,  Максим-Горе  тут  же  обнародовал
результаты  своих  лабораторных  исследований  в  прессе,   на   радио   и
телевидении.
     Это нечаянный вызов бюрократии  чуть  не  стоил  ему  жизни.  Атомные
монополии отчаянно старались  замолчать  это  открытие,  одновременно  дав
задание своим  агентам  выкрасть  и  уничтожить  ученого.  Ядерные  власти
Западного Союза с негодованием требовали выдачи  и  казни  преступника  за
нелегальное разглашение информации военного значения. Американцы  пытались
заполучить его, предложив убежище в  Лос-Анджелесе,  русские  дали  приказ
прокоммунистическим рабочим силам Перу захватить ученого.
     Толпа  шахтеров  спровоцированных   красными,   сожгла   обсерваторию
Максим-Горе, ему удалось скрыться в горах, а затем жить в убежище  до  тех
пор, пока мощная  волна  свободных  научных  исследований  не  снесла  уже
отжившую свой  век  бюрократическую  машину  и  не  отменила  ограничения,
стоявшие на пути  научной  мысли.  Тогда  он  вернулся  в  Америку,  опять
свободную, и продолжил прерванную работу.
     И новый виток гонки вооружений не состоялся. Целое  поколение  лучших
умов человечества было отвлечено от  решения  военных  задач,  порождаемых
земными междоусобицами. Как  оказалось,  парагравитация  могла  не  только
очищать уран. Она стала мостом к другим планетам.
     "Несовершенные атомные ракеты, которые впервые доставили  американцев
на Луну были дорогостоящими, малоэффективными и очень  опасными,  -  писал
Мартин Бранд  в  предисловии  к  своей  знаменитой  книге.  -  Управляемое
парагравитационное поле стало первым  по-настоящему  реальным  космическим
средством, несравненно более надежным и универсальным, чем  любая  ракета.
Мир  человека  раздвинул  границы  от  ближайших  окрестностей  Земли   до
отдаленнейших уголков Солнечной системы".
     Межпланетные полеты всегда потребляли много энергии, и парагравитация
стала ее основным источником.
     Именно космические инженеры,  чередуя  успехи  с  неудачами  заложили
основы парагравитации и дали миру лучших ученых в этой области.
     Рене Лемуан, сбежавший в  Америку  в  поисках  свободы  от  прусского
засилья в Европе, поплатился жизнью за свою ошибку, но сделал шаг  вперед.
Создав  экспериментальный  межпланетный  корабль,  он  попытался  заменить
свинцово-цементный заслон реактора на парагравитационное поле,  достаточно
мощное,  чтобы  отразить  гамма-лучи  и  направить  их   в   турбину   для
преобразования в реактивную тягу. Реактор сразу взорвался, потому что поле
поглотило лучи, которые оно должно было отклонить. Перегруженные сердечник
расплавился, и Лемуан погиб от радиационных ожогов.
     Американский инженер Далберг сделал правильные выводы из происшедшего
и завершил эту работу. Вместо того, чтобы направлять гамма-лучи в турбины,
он заключил их в специальное поле, где энергия  распада  ядерного  топлива
полностью поглощалась,  при  этом  задержанные  ионы  создавали  вторичное
магнитное поле, которое, в свою очередь, давало переменный ток во  внешнем
сердечнике. Взбунтовавшаяся энергия, убившая Лемуана,  была  превращена  в
электричество, освещающее  города,  очищающее  уран,  несущее  космические
корабли к звездам.
     Попытка   американцев   скрыть   секрет   реактора   Лемуана-Далберга
провалилась, так как за границей были изобретены подобные,  хотя  и  менее
совершенные установки. Они все были способны производить электричество  из
уранового сырья, получая плутоний в качестве продуктов распада. Все  нации
вскоре получили запасы атомного оружия и эскадрилья  космических  кораблей
для их размещения возник паритет, прорицатели атомного  конца  света  были
посрамлены.
     Национальные распри были забыты в  ту  эпоху  грандиозных  завоеваний
человечества. Агрессивные устремления китайско-японской империи нашли свое
осуществление на Венере. Европа была занята освоением марсианских пустынь,
русские реализовали остатки своего былого энтузиазма в дальних  полетах  к
пронзительно холодному, окруженному разреженной атмосферой Юпитеру.
     Ограниченные в сфере освоения космоса из-за своей неразумной  позиции
в Санта Фе,  американцы  оказались  в  еще  более  жестких  рамках.  Новая
политика свободных исследований привлекла в Америку таких иностранцев, как
Лемуан и Максим-Горе, которые частично вернули стране  ее  технологическое
превосходство; новое  поколение  инженеров  подчинило  себе  гравитацию  и
вакуум, смертоносную метеоритную пыль и солнечную радиацию.
     Эти первые  космические  инженеры  построили  заводы,  высвобождающие
кислород из лунной породы. Они поставили  парагравитационные  установки  в
шахты  для  создания  селективных  полей,  способных  образовывать  купола
синтетического воздуха над лунными городами.  Они  создали  установки  для
производства воды, управляемые скафандры для работы в космосе и фотофонную
связь. Они  превратили  Луну  в  богатую  колонию  и  мощную  американскую
крепость.
     Но даже  после  того,  как  американские  лунные  базы  стали  мощной
политической силой на Земле, прогноз войны  не  оправдался.  Соперничающие
державы  перенесли  свои  правительства  в  планетные  колонии,  где   уже
обосновались наиболее предприимчивые земляне, - подальше  от  космического
оружия. Хотя американцы постепенно создавали лунно-земной союз под началом
своих баз на Луне, другие великие планеты все еще сохраняли независимость.
     Свобода всех планет вскоре была ограничена учреждением Интерпланетной
Ассоциации.  Сначала  это  была  просто  транспортная  фирма,   основанная
американскими финансовыми кругами и захватившая монополию на  транспортные
перевозки  Земля  -  Луна.   Компания   быстро   росла.   Покорение   Луны
стимулировало  создание  новых  технологий  в  космической  инженерии,   и
появление  новой  породы  астронавтов,  выдерживающих  бездонную   пустоту
космоса и с презрением относившихся к слабым существам с других планет.
     Корабли ассоциации  перевозили  рис  и  тропические  породы  твердого
дерева с Венеры на Землю, прецизионные станки с Марса и торий с  Каллисто,
а с Земли доставляли на  эти  планеты  иммигрантов.  Однако  и  эта  фирма
поначалу в состоянии была осуществить промышленное освоение астероидов.
     Политики, пытавшиеся в  Санта  Фе  разделить  Солнечную  систему,  не
подумали об этих мирах. Первые исследователи метеоритов погибли от сити, и
целое поколение астронавтов обходило планетоиды, располагающиеся на пути к
Юпитеру.
     Американские астронавты,  взращенные  на  Луне,  старались  вырваться
из-под власти земных законов и бюрократических запретов, ограничивавших их
инициативу. Космические инженеры, освоившие этот мрачный спутник,  жаждали
открытия новых  материальных  миров.  Они  забредали  в  глубины  космоса,
обосновавшись сначала на Палласе и некоторых  других  планетоидах,  земная
природа которых не вызывала сомнения.
     Новые Миры были еще более безжалостными, чем Луна.  Все  эти  осколки
бывших планет не имели атмосферы, и ни один из них не обладал  достаточной
гравитацией, чтобы удержать синтетический воздух. Удаленные от Солнца, они
были такими  же  холодными,  как  и  спутники  Юпитера.  А  самой  большой
опасностью  являлись  куску  сити-породы,   дрейфовавшие   в   космосе   и
достигавшие в диаметре нескольких километров.
     Иногда встречались скопления обломков и пыли, полностью состоящие  из
сити.
     Глубокий  космос  был  безжалостен  к  людям.  Однако  для  смелых  и
выносливых смертоносные недра астероидов таили огромные  богатства.  Сотни
астероидов были вырваны только из  чрева  изобилующего  металлом  Адониса.
Добываемое золото, часто оказывалось  дешевле,  чем  ввозимые  продукты  и
производимая на месте вода.
     Свобода  стала  для  смельчаков  еще  более  высокой  наградой,   чем
богатства. Земные законы не действовали на разбросанных в космосе станциях
Интерпланетной Ассоциации,  и  только  там  могли  жить  люди  с  чувством
собственного достоинства. В эпоху, когда на  всех  планетах  свобода  была
ограничена, тысячи жителей Земли влились в первую волну лунных поселенцев.
К ним присоединились беженцы с колонизированных планет.
     Много  лет  астероиды  были  свободной  территорией,  где   землянин,
купивший билет в глубокий космос, любой марсианин или  обитатель  Юпитера,
преодолевший запреты собственного правительства, могли  говорить,  что  им
вздумается, устанавливать законы, какие находят нужным добывать  найденный
металл без всяких ограничений.
     Агенты Интерпланетной Ассоциации скупали этот металл по символическим
ценам  и  продавали  импортируемые  товары  по  самой  высокой  стоимости.
Торговля поддерживала жизнь на астероидах и несметно обогащала ассоциацию,
давая ей в руки грозную и беспощадную силу тория и урана.
     Прожорливые реакторы истощили скудные запасы энергетических  металлов
Земли. Недра Марса были опустошены  неизвестной  расой  еще  до  появления
человека  на  Земле,  а  минеральные  ресурсы  Венеры  оказались  скрытыми
непроходимыми болотами и глубокими морями. Юпитерианский Совет  был  богат
торием, но очень неохотно выдавал лицензии на его вывоз.
     Таким  образом,  предметом  астероидной  торговли  стали  в  основном
энергетические металлы, что привело к неоспоримому господству  компании  в
межпланетной  системе.   Солнечный   город,   земной   транспортный   узел
космических дорог, стал  крупнейшим  мегаполисом  Земли  и  столицей  всей
солнечной системы.
     Финансовые воротилы ассоциации умело  превратили  энергию  распада  в
политическую и военную силу. Они быстро приобрели  реальный  контроль  над
Землей и Луной у людей, наученных предпочитать общую  безопасность  личной
свободе. Теперь заправилы могущественной компании стояли за золотым троном
Венеры, управляли подставными диктаторами на Марсе и даже  какое-то  время
оказывали влияние на Юпитерианский  Совет,  пока  не  совершили  очередную
чудовищную ошибку.
     Враги любой свободы, хозяева компании с ужасом обнаружили, что именно
она является источником их  власти  и  рождается  на  астероидах,  которые
обменивают свой уран на грубую пищу и дешевые  товары,  не  покрывающие  и
одного процента стоимости драгоценной руды. Роковой ошибкой Интерпланетной
Ассоциации стало принятие Кодекса глубокого космоса.
     Принятый под давлением ассоциации, этот кодекс провозглашал астероиды
территорией Земли и передавал все права на исследования и эксплуатацию  их
недр ассоциации,  чьи  агенты  как  представители  правительства  выдавали
лицензии астероидам на право разведки  руд,  добычи  металла  и  торговли,
причем торговля с другими планетами была строжайше запрещена,  контрабанда
и другие незаконные действия облагались высокими штрафами.
     Правда, налоги были не такими высокими и ограничения  личной  свободы
не  такими  суровыми,  как  на  Земле.  Администрация  основала  школы   и
бесплатные больницы, разработала систему социального обеспечения,  несущую
блага   цивилизации   облагодетельствованным   сообществам.   Им   обещали
избавление от пиратства и  оборону  от  экспансии  Юпитерианского  Совета.
Ожидая в ответ покорного подчинения и благодарности, компания с удивлением
обнаружила, что эти дикари превыше всего ценят свободу.
     Сопротивление астероидов было сначала незначительным. Потомки землян,
космические пионеры были глубоко преданы своей исторической родине, те,  в
чьих жилах текла американская кровь, испытывали еще и  гордость  за  своих
богатых сородичей из Интерпланетной Ассоциации. Поэтому сначала  они  были
скорее обижены, чем рассержены. Они слали в Солнечный город и протестующие
делегации,  но  компания  не  сдавалась  и  не  признавала  своей  ошибки.
Марионеточное правительство отклоняло прошения и  арестовывало  делегатов,
квалифицируя их неорганизованный протест как нарушение  правопорядка.  При
поддержке космического флота Земли  представители  ассоциации  захватывали
нелицензионные  корабли  и  шахты,  сажали  в  тюрьмы  тех,  кто  не  имел
разрешения  на  разведывательные   работы.   Когда   астероидные   шахтеры
отказались работать на захваченных шахтах, ассоциация прекратила  поставки
продовольствия с Земли.
     Но  к  большому  удивлению  дирекции  компании  астероиды  не  желали
сдаваться. Привыкшие  к  лишениям,  они  обходились  без  чая  и  жили  на
синтетическом  крахмале  и  пищевых  дрожжах,  нелегально  выпускаемых  на
примитивных нелицензионных заводах.  Более  того,  они  приспособили  свои
буксиры и баржи для долгих путешествий на Венеру и Юпитер, меняя  урановый
и ториевый концентрат на пищу с Венеры и оборудование с  Марса.  Они  даже
покупали космическое оружие у русского Юпитера.
     Все еще во власти своих амбиций финансовые боссы Земли слали  приказы
подчиненным планетам прекратить эти перевозки. Под угрозой энергетического
голода  Интерпланетная  Ассоциация  объявила  войну  сначала  Юпитеру   за
вооруженную поддержку  повстанцев,  потом  Марсу  и  Венере  за  отказ  от
торговой блокады.
     В  этой  космической  войне,  которая  длилась  восемь   лет,   Земля
одерживали победу за победой. Земные корабли легко справлялись со  слабыми
космическими  силами  Венеры,  Марса  и  Юпитера  и  вскоре  до  основания
разрушили их  столицы  атомными  бомбами.  Земные  десанты  высадились  на
Палласе и Весте и захватили сотни  других  астероидов.  Земля  и  Луна  не
пострадали. И все же ассоциация проиграла войну.
     У астероидов не было центрального правительства, которое  можно  было
бы уничтожить.  В  нарушение  закона  шахтеры  добывали  уран  на  тысячах
маленьких планет, таких как Обания и через дрейфующую силу -  породу  вели
свои нелицензионные  корабли  сквозь  кольцо  блокады.  Сотни  смельчаков,
подобных Брюсу О'Баниону совершали налеты на базы  ассоциации,  уничтожали
машины  и  взрывали  шахты,  скрываясь  от   преследования   за   заслоном
сити-дрейфа.
     Земля могла победить любого своего врага, но не сити и не  бескрайние
просторы глубокого космоса. Земной флот был в  состоянии  захватить  любой
отдельный  планетоид,  сбить   любого   одиночку.   Но   астероиды   имели
бесчисленное  количество  планетоидов,  разбросанных   вокруг   Солнца   в
колоссальном по величине регионе, окруженном тучами обломков  сити-породы,
среди  которых  жители  астероидов,  в   отличие   от   землян   прекрасно
ориентировались.
     На любом из сотен  планетоидов  какой-нибудь  упрямый  повстанец  мог
прятаться со своим отрядом в  ожидании  русского  оружия  или  же  добывая
сити-металл для производства примитивных атомных ракет. Ни  один  из  этих
планетоидов не выдержал бы атаки земных сил, но даже на Земле  не  хватало
кораблей, чтобы справиться со всеми сразу.
     Через восемь лет Земля сдалась. Бесполезная  борьба  истощила  запасы
энергии, один за другим победоносные земные корабли погибали в  дрейфующей
породе. Не побежденная в космосе и не пострадавшая в тылу Земля  вынуждена
была  тем  не  менее  предложить  перемирие,  чтобы   покончить   с   этим
затянувшимся патом.
     Подписав Космический договор в Палласпорте, годом позже непобежденные
хозяева  Интерпланетной  Ассоциации  начали  исправлять  прошлые   ошибки.
Хитроумно  сыграв  на  честолюбии   одного   из   повстанческих   лидеров,
восстановив его против другого, утолив жажду власти Венеры,  боровшейся  с
империалистическими планами Марсианского Рейха и одновременно  с  растущей
мощью  Юпитерианского  Совета,  Земля  превратила   поражение   в   победу
подписанием Договора о создании Мандата глубокого Космоса.
     Этот политический трюк должен был восстановить порядок на космических
границах - так гласила преамбула договора - и гарантировать всем  планетам
равный доступ к богатствам астероидов. Мандат управлялся Высокой Комиссией
из пяти членов - по одному  представителю  от  каждой  главной  планеты  и
одного представителя астероидов.
     Земные дипломаты скоро оказались  более  опасными  противниками,  чем
космические адмиралы. Восстановив последователей  Брюса  О'Баниона  против
других лидеров, они предотвратили назначение  представителя  астероидов  в
комиссию  и  путем  хитрых  маневров   выбрали   на   этот   пост   агента
Интерпланетной Ассоциации. Имея два голоса в комиссии, один из которых был
председательским,  Земля  вскоре  взяла  под  контроль  всю   деятельность
комиссии.
     Еще  большим  их  достижением  стало  записанное  в  договоре   право
ассоциации на владение всеми астероидами, которые когда-либо были заселены
или исследованы жителями Земли. Вновь  принятые  законы  восстановили  все
ограничения и запреты, против которых боролся глубокий космос. Завоеванная
в войне свобода была предана и задушена новым договором.
     "Все это были трагические  ошибки,  -  писал  Мартин  Бранд  в  своем
страстном предисловии. Они привели к задержке освоение  человеком  космоса
на несколько поколений, бесцельному разрушению великих городов,  миллионам
загубленных  человеческих  жизней.  А  те,  кому  удалось   выжить,   были
покалечены страхом и болью, которых можно было избежать".
     "И все же эти ошибки, - писал он в заключении, - несравнимы по  своим
катастрофическим последствиям с  тем,  что  замышляют  сейчас  зарвавшиеся
хозяева Интерпланетной Ассоциации и  их  прихвостни  в  Высокой  Комиссии.
Новый  промах  превратит  наши  планеты  в  груду  обломков,   мертвых   и
бесполезных, как Адонис, если космические инженеры не смогут предотвратить
эту катастрофу".



                                    6

     Ник Дженкинс сотни раз перечитывал  эти  строки,  и  они  решили  его
судьбу. Даже сейчас за  штурвалом  "Прощай,  Джейн"  для  него,  мертвеца,
спасавшего мертвецов, эти слова были такой же реальностью,  как  и  точки,
светящиеся на экране. Предупреждение  Бранда  и  его  предвидение  лучшего
будущего человечества, спасенного от расовой вражды, сделало из  Дженкинса
космического инженера.
     "Главная ошибка сегодня  коренится  в  политике  и  законах  Мандата,
запрещающего разработку сити-породы, - писал Бранд в  первой  главе  своей
книги. - Силой своей  власти  воротилы  Интерпланетной  Ассоциации  лишили
человечество самого богатого энергетического источника Солнечной системы.
     Дрейфующая  порода  -   неистощимый   запасник   энергии.   Последние
исследования показали, что восьмая часть общей массы астероидов состоит из
сити, а уравнение Эйнштейна  гласит,  что  каждая  тонна  антиматерии  при
взаимодействии с тонной земной материи должна  дать  пятьдесят  триллионов
джоулей энергии. Это более чем в десять миллионов раз превышает количество
энергии, добывавшейся в древности из тонны угля.
     И человек способен укротить сити!"
     Бранд не называл  будущих  укротителей  антиматерии,  потому  что  их
великая идея была тогда еще вне закона, но сам он работал  на  астероидную
фирму Дрейка и Мак-Джи, занимавшуюся установкой  маркеров  вокруг  опасных
скоплений породы. Он был в курсе смелых планов и гениальных проектов Джима
Дрейка и восхищался необычными талантами коротышки Мак-Джи.
     - Эти два знатока  астероидов  могли  бы  сделать  это,  если  бы  им
позволили члены высокой Комиссии. - Так сказал Мартин Бранд в тот памятный
приезд в Солнечный город, когда его  книга  и  смелые  проекты  завоевания
новой свободы вызвали благоговейный интерес Дженкинса. - Если бы они  были
землянами, у них был бы шанс.
     - Но ведь  ты  землянин,  -  воскликнул  тогда  мальчик,  восхищенный
выдающимся родственником. - Ты землянин и такой же  талантливый  как  они!
Почему бы тебе не сделать этого?
     - Я не могу сравниться с ними, Ник. - Великий ученый покачал головой,
его лицо приняло выражение серьезного смирения. - Может  быть,  я  получил
лучшее образование, чем Дрейк, но я не могу с  такой  настойчивостью,  как
он, работать над одним и тем же проектом. Уже создав сити-маркеры, он убил
четыре года на то, чтобы получить лицензию на их  размещение.  Мудрецы  из
комиссии никак не могли поверить,  что  отраженный  солнечный  свет  может
давать  достаточно  яркий  сигнал  и  что  одной  только   инерции   будет
достаточно, чтобы поддерживать  постоянную  скорость  вращения  зеркал,  а
также что они могут быть закреплены на заданных  орбитах  вокруг  объекта.
Они убедились в этом только тогда, когда  Дрейк,  разорив  вконец  себя  и
своих друзей, построил демонстрационные макеты.
     - Я бы никогда не смог так упорно преследовать  свою  цель,  -  Бранд
небрежно  пожал  плечами.  -  Я  бы  переключился  на  что-то  другое,  не
дождавшись,  пока  порода  перестанет  уничтожать  космические  корабли  и
убивать космонавтов. В любом случае, я ничего не мог бы сделать  без  Роба
Мак-Джи.
     - Кто это? - Дженкинс горел желанием узнать  побольше  о  легендарных
людях, раздвигающих границы холодной космической ночи. - Еще один инженер?
     - Не совсем. - Бранд помолчал и, нахмурившись, покачал головой. -  Не
знаю точно, кто он такой. Смешной коротышка, уродливый, как смертный грех,
и застенчивый, как девушка. Он космонавт от  бога,  чувствует  себя  среди
звезд как рыба в  воде.  Дрейк  говорит,  что  его  люди  -  потомственные
обитатели астероидов. Радиационные выбросы неисправных реакторов  и  малые
сити-взрывы  повлияли  на  их   эволюцию.   Наверное,   природа   начинает
приспосабливать человеческий организм к космосу.
     Дженкинс заметил волнение в суровых глазах дяди.
     Нет, Роб Мак-Джи  не  совсем  инженер.  -  В  медленной  речи  Бранда
сквозило благоговение. - Он едва может нацарапать свое имя. Не думаю,  что
он хоть день просидел за партой. Он неловко чувствует себя  в  присутствии
людей. Ему неуютно даже на Палласе,  он  боится  посетить  Землю.  Однажды
какой-то профессор попытался вернуть его на  родину,  но  он  сказал,  что
большие планеты подавляют его. Представляешь?
     Бранд уставился на тоненькую голубую книжечку, которую Ник положил на
журнальный столик. Казалось, что перед ним  раскрываются  загадочные  миры
далекие от этой уютной маленькой комнатки, от яркого неба Земли и даже  от
высокой космической границы, о которой он рассказывал.
     - Роб Мак-Джи в космосе как дома. В том-то и дело. Ты бы не увидел  в
нем ничего примечательного. Он даже не очень умен.  Но  у  него  необычное
чутье и неординарный образ мыслей. Профессор  считал,  что  он  мутант,  -
первый шаг к  новой  человеческой  породе,  адаптированной  к  космическим
условиям.
     Дженкинс кивнул, проникнувшись важностью момента.
     - Чем же он отличается от нас?
     - На вид ничем. Но он узнает время без часов. Ориентируется в космосе
без приборов.  Он  может  на  глаз  определить  точный  объем  и  скорость
дрейфующей  породы.  Он  умеет  провести  свою   старую   посудину   через
непроходимый лес дрейфующей сити, где любой другой сразу же погиб бы.  При
этом ему не нужны  ни  карта,  ни  радар,  ни  даже  бинокль.  Ему  трудно
самостоятельно заполнить судовой журнал, но он, не задумываясь,  сразу  же
дает ответы на самые сложные вопросы,  касающиеся  астронавигации.  Он  на
расстоянии  отличает  сити  от  земной  породы,  хотя  они  абсолютно   на
различаются по виду.
     Иногда, когда Бранд отбывал  в  очередную  космическую  командировку,
Дженкинсу   начинало   казаться,   что   его   истории   были    несколько
приукрашенными, в тот момент он видел перед собой дышащее  волнением  лицо
Бранда, его горящие глаза. Дженкинс кивнул в подтверждение:
     - Полезный талант.
     - Мак-Джи вообще полезный человек.  -  Мечтательная  улыбка  осветила
худощавое лицо Бранда. - Я хотел привлечь его на свою сторону,  но  он  не
расстается с Дрейком, они расставляют  блинкеры.  Он  говорит,  что  нужен
Джиму и это действительно  так.  Только  благодаря  Мак-Джи  они  получили
лицензию на маркеры, хотя они и не  земляне.  Когда  космические  инженеры
такие, как я или Дрейк расставляют маркеры, они могут сойти с  орбиты  или
направить корабль в гущу дрейфующей породы, которую надо отметить.  А  Роб
Мак-Джи умеет подойти вплотную к объекту и  установить  блинкер  четко  на
орбиту, для чего любому из нас потребовалась бы неделя расчетов.  Вот  что
такое Мак-Джи!
     Бранд распрямил широкие  плечи,  как  будто  отбрасывая  неразрешимую
загадку личности Роба Мак-Джи. Он взял  книжку  с  журнального  столика  и
начал  перелистывать  страницы  длинными  тонкими  пальцами,  его   взгляд
омрачился.
     - Люди могут усмирить сити, - убежденно произнес он.  -  Такие  люди,
как они. Я видел дрейковские чертежи магнитных подставок для сити-машин на
земном основании и парагравитационных сочленений, фиксирующих земные ручки
на  сити-приборах.  Я   видел,   как   Мак-Джи,   используя   сити-породу,
манипулирует полем своей развалюхи и расчищает путь для блинкеров.
     - Такие могут справиться с сити.
     Он кивнул.
     - Дрейк уже запроектировал пилотируемый сити-реактор. С  помощью  Мак
Джи он может  создать  машины  с  дистанционным  управлением,  выпускающие
детали для такого реактора, если только Мандатная комиссия разрешит им.
     Бранд на минуту задумался, разглядывая уравнения и чертежи  последней
главы книги. Он взглянул на  Дженкинса,  и  на  его  лице  мелькнула  тень
сожаления.
     - Я кое-чему научился, после того  как  написал  книгу.  Бранд  пожал
плечами и принужденно засмеялся. - Тогда я  еще  верил  в  новую  свободу.
Теперь я вышел из  этого  возраста.  -  Он  отложил  свой  труд  и  нервно
поднялся. - Пошли пройдемся.
     Дженкинс уже забыл, как они развлекались в тот день, но каждое  слово
книги дяди о новой свободе отчетливо запечатлелось в его памяти.
     "Чудовищная ошибка еще может быть исправлена, - писал Бранд  в  своей
книге. - Человек способен посадить на цепь  необузданную  мощь  дрейфующей
породы, научить ее поднимать ввысь космические корабли, вращать  колеса  и
даже продлевать человеческую жизнь.  Очень  трудно  построить  совершенный
сити-реактор, но есть инженеры, которые  в  состоянии  справиться  с  этой
задачей при условии, что интерпланетная Ассоциация не будет препятствовать
им.
     Есть люди, которые  могут  построить  реакторы  и  генераторы.  Автор
предлагает свой вклад  в  рождающуюся  технологию  передачи  энергии.  Эта
безграничная энергия должна производиться далеко  в  космосе,  где  нет  и
следа земной атмосферы, которая может прореагировать с сити-оборудованием,
а потребляться - на земных планетах.
     Передача энергии на межпланетные расстояния, где невозможно проложить
кабель,  становится  непреодолимой  задачей.  С  момента  приема   первого
радиосигнала инженеры мечтали о беспроволочной передаче энергии, но всякий
раз спотыкались о закон обратных квадратов. Автор  нашел  новый  подход  к
решению этой проблемы.
     На эту мысль его натолкнул Максим-Горе  с  его  знаменитым  открытием
вторичных парагравитационных полей на солнечных пятнах.  Однако  показания
его приборов не соответствовали предсказаниям  теории.  Максим-Горе  отнес
это за счет неточности эксперимента и вскоре забыл об этом.
     Изучив аппаратуру Максима-Горе и неопубликованные черновики,  которые
хранятся  в  Космическом  музее  Солнечного  города,  автор  нашел  другое
объяснение этого расхождения. Никакой ошибки не было. Отклонение от закона
обратных квадратов обусловлено дальней парагравитацией.
     Автор  расширил  исходное  уравнение  Максим-Горе  с   учетом   этого
отклонения, которое очень  незначительно  при  использовании  современного
оборудования и может быть измерено только на расстоянии  многих  миллионов
километров. Двести лет ускользавшее от внимания  ученых,  это  неприметное
явление может оказать огромное влияние на судьбу человечества.
     В  следующей   части   книги   предлагается   математическая   теория
специального  парагравитационного  энергетического  поля  -  по  сути  это
застывшая волна энергии, достаточно большая, чтобы охватить всю  Солнечную
систему. В таком  поле  отклонение  будет  полным,  сводя  на  нет  потери
энергии.
     Это специальное энергетическое поле  может  поддерживаться  с  учетом
однопроцентных потерь, неизбежных из-за изменения массы  Солнца  и  других
планет.  Специальные  приемо-передатчики   могут   извлекать   необходимое
количество энергии  из  любой  точки  поля,  чтобы  приводить  в  движение
механизмы, будь то детская игрушка или космический корабль.
     Автор считает,  что  необходимо  немедленно  основать  фонд  создания
такого приемо-передатчика  и  сити-реактора,  питающего  его,  потому  что
только общественное  мнение  может  заставить  богачей  из  Интерпланетной
Ассоциации смягчить преступные ограничения на развитие сити-энергетики.
     Фактически все расходы по созданию завода будут покрыты производством
побочных  продуктов,  полученных   при   отмывке   сити-металла.   Поэтому
полученная таким образом энергия будет практически бесплатной.
     Человек преодолеет свою вечную зависимость от природы!
     И эта экономическая  независимость  будет  гарантировать  все  другие
свободы, за которые боролись люди,  зачастую  безрезультатно.  Потому  что
сама жизнь  -  это  поток  энергии.  И  большинство  человеческих  проблем
обусловлено энергетическим дефицитом.
     Финансовые короли Интерпланетной Ассоциации лишают человечество этого
неистощимого   источника   посредством    нецелесообразных    ограничений,
навязанных мандатному правительству, не понимая, что  альтернативой  может
быть только новая космическая война.
     Этот  неутешительный  вывод  в  достаточной  степени   подтверждается
простым уравнением энергии. Жизнь любой планеты сегодня зависит от энергии
расщепления, но ее не хватит на  всех.  Растущее  межпланетное  напряжение
вследствие энергетического голода в конце концов нарушит нестабильный  мир
Мандата. И сити,  отвергнутая  в  мирной  жизни,  станет  ужасным  орудием
войны!"



                                    7

     Дженкинс не забыл, что говорил Бранд о военном использовании сити  во
время своего следующего визита на Землю. Это взволновало  Ника  не  только
как нависшая над миром опасность, но и как перемена в самом Бранде.
     - Сити-война?
     Бранд перестал напевать мотив, услышанный прошлым  вечером  в  ночном
клубе под названием "Млечный путь!. Он готовился к  свиданию  с  белокурой
певицей, исполнявшей эту песню, но взволнованные вопросы мальчика отвлекли
его.
     - Конечно, война неизбежна. Я это понял, когда начал с Дрейком и  Мак
Джи работу по установке блинкеров. Конечно, это ужасно.
     Он усмехнулся, поправляя перед зеркалом широкий пояс - крик последней
французско-марсианской моды.
     - Сити-бомбы слишком легки  в  производстве,  как  говаривал  старина
Дрейк, - добавил он небрежно. Просто запаивается пластинка сити в оболочку
обычной  стали,  оболочка  и   пластинка   намагничиваются,   чтобы   сила
отталкивания не позволила  им  соприкасаться.  Взрываются  они  с  помощью
другого магнита, или путем разгерметизации, когда земной воздух  проникнет
внутрь, или же просто от толчка,  достаточно  сильного,  чтобы  произвести
контакт. Эффект в тысячу раз сильнее, чем при расщеплении плутония.
     Еще  раз  взглянув  на  себя  в  зеркало,  он  одобряюще   кивнул   -
переливающийся пояс выгодно подчеркивал стройную фигуру. Его  мужественные
плечи слегка приподнялись, как будто он хотел стряхнуть с себя  неприятный
осадок от разговора об оружии.
     - Детские игрушки. - Он слегка улыбнулся угрюмо  молчавшему  Нику.  -
Это  совсем  не  проблема  по  сравнению  с   созданием   генератора   для
сити-реактора. Любой космический инженер с крепкими нервами может  сделать
это - и уничтожить любую планету, как был взорван Адонис.
     Мартин отвернулся от зеркала, насвистывая новую  мелодию,  как  будто
грядущая катастрофа значила для него не больше, чем забытая мечта  об  еще
одной свободе.
     - Но никто не осмелится сделать это! - выпалил Дженкинс. - Наверняка!
     - Кто-нибудь да найдется. - Уже на выходе великий ученый помедлил.  -
Конечно, не Дрейк и не Мак-Джи. Хотя  Дрейк  говорил  мне,  что  секретные
агенты  нескольких  планет  предлагали  им  подписать  военные  контракты.
Блинкеры создали им славу. Но кто-нибудь обязательно это сделает.
     Дженкинс  открыл  было  рот,  но   сдержался.   Потрясенный   ужасной
перспективой неизбежного  Армагеддона,  он  был  одновременно  озадачен  и
потрясен беспечностью дяди, но не знал, что ему сказать.
     Знаменитость  на  минуту  застыла,  нахмурившись  от  каких-то  своих
мыслей.  -  Знаешь,  Ник,  иногда  мне   становится   очень   грустно,   -
выразительный голос Бранда вдруг стал серьезным.  -  Иногда  мне  хочется,
чтобы заправилы ассоциации оставили меня тем же  сентиментальным  дураком,
страстно желающим завоевать  новую  свободу.  Жаль,  что  они  так  быстро
переделали меня.
     Ник, не отрываясь, смотрел на него.
     - Что ты имеешь в виду?
     - Интерпланетная ассоциация владеет почти всем  ураном  и  торием  за
пределами Юпитерианского Совета, - объяснил Бранд, снова оживившись.  -  В
настоящее время компания повышает цены по мере  истощения  их  запасов.  Я
должен был знать еще до написания книги, что  они  не  разрешат  какому-то
сосунку, вообразившему себя космическим инженером, разрушить их монополию.
     - И что же случилось?
     - Августейшие лорды из ассоциации научили меня  уму-разуму,  -  Бранд
пожал массивными  плечами.  Мимолетная  задумчивость  прошла,  и  на  лице
появилась  улыбка.  -  Я  обивал  пороги  высокопоставленных   чиновников,
раздавал им экземпляры книги и даже произносил речи в общественных местах,
пока полицейские не усмирили меня - потому что тем парням наверху  это  не
нравилось.
     Бранд отбросил назад длинные волосы.
     - Наплыва  желающих  построить  бесплатный  энергетический  завод  не
наблюдалось. Я получил урок и оставил эту затею.  Я  начал  искать  другие
заказы и обнаружил, что ассоциация не забыла меня.
     - Почему?
     - Для меня не находилось работы. - Бранд беспечно улыбнулся. Компания
держала меня в черном списке. Когда я  это  понял,  то  сделал  правильные
выводы.
     Однажды, проходя мимо  представительства  Венеры,  я  увидел  плакат,
предлагающий вознаграждение тому, кто откроет урановую жилу  за  пределами
владений Мандата. Я предполагал наличие значительного количества урана  на
дне  океанов  Венеры  и,  ожидая   приема   у   посла,   набросал   чертеж
перерабатывающего завода на обороте старого конверта.
     Бранд усмехнулся.
     - Это и стало началом...
     Через  несколько  дней  Бранд  так  увлекся  планом  создания  нового
парагравитационного кессона, что забыл золотоволосую певицу  из  "Млечного
пути".  Поглощенный  этим  грандиозным  проектом  он  охладел   ко   всему
остальному, даже идея экономического освобождения  человечества  оказалась
забытой.
     Вернувшись к собственным инженерным изысканиям, после того как  Бранд
отбыл в Мандат с планами и проектами для Юпитерианского  Совета,  Ник  все
еще хранил экземпляр великой книги на рабочем столе. Но  не  так-то  легко
было сохранить юношескую веру в завоевание энергии.
     Он вырос в Солнечном городе, и теперь  ему  нужно  было  привыкать  к
угнетающей атмосфере серой пустоты, которая пришла на Землю,  с  тех  пор,
как люди променяли личную  свободу  на  смутную  перспективу  ограниченной
безопасности. Ник видел, что все планеты медленно погружались в финансовый
кризис, а цены на радиоактивные материалы росли.
     Два года цензура Юпитерианского Совета не  пропускала  писем  Бранда,
хотя банк продолжал платить за  инженерное  образование  Ника.  Отсутствие
дяди и смерть матери заставляли Ника усомниться в  своем  будущем.  Он  не
хотел больше принимать великодушную помощь Мартина и не видел пути,  чтобы
начать карьеру, о которой так давно мечтал.
     Исследования сити все еще были запрещены. Открытия в других  областях
мирной космической инженерии становились все более редкими. Энергетический
голод душил промышленность. Дженкинс отказался  от  службы  в  космических
войсках Земли, хотя  ему  обещали  быстрый  перевод  в  Гвардию  Глубокого
Космоса,  охранявшую  Мандат  и  даже  намекали  на  возможное  участие  в
секретных военных проектах. Он не хотел участвовать в этом.
     Приближались выпускные  экзамены,  и  Ник  начал  сравнивать  мрачную
перспективу бесплодных поисков работы с блестящим великолепием тропических
городов. Ожили его прежние мечты. Ник  понимал,  что  изменило  жизнь  его
дяди, и его охватил страх, что он тоже не выдержит соблазна.
     Письмо Бранда решило все.
     Это письмо из Палласпорта было  напечатано  на  фольге  с  рельефными
золотыми буквами  "Сити  инкорпорейтед".  Мартин  Бранд  стал  президентом
компании, а Джим Дрейк - руководителем  исследований  и  инженерных  работ
организации. Читая список директоров, Ник с  удивлением  обнаружил  что  в
руководство входят  все  ответственные  члены  Высокой  Комиссии  Мандата,
включая даже юпитерианца Вячеслава Скрябина.
     "Дорогой Ник, - писал блудный родственник. Извини, что так  долго  не
отвечал  на  твои  письма,  которые  передал  мне  мистер  Гаст,  но  наши
юпитерианские друзья доставили мне неожиданно много  хлопот.  Мне  наконец
удалось взятками добиться приема в  Мандатном  правительстве,  прежде  чем
кессон был окончательно испытан в атмосфере Юпитера. С  присущей  для  них
двуличностью они объявили проект авантюрой и пригрозили подать на  меня  в
суд, чтобы востребовать назад авансированные деньги.
     Я не собираюсь, утруждать тебя подробностями.  Адам  Гаст  подготовил
обвинение в их адрес по поводу неуплаты причитающихся мне денег и  обещает
отсудить несколько миллионов за необоснованный арест и клевету.  Но  самое
важное - это то, что упрямые  красные  наконец  согласились  финансировать
другое  предприятие,  которое  ближе  моему  сердцу  и,  как  я   надеюсь,
понравится тебе.
     Ты поймешь мое удивление, когда  узнаешь,  что  моим  друзьям,  Джиму
Дрейку и Робу Мак-Джи, было предъявлено уголовное обвинение в том же суде,
где мы с Адамом сражались  с  юпитерианцами.  Эти  старые  горные  грызуны
обвинялись в незаконных исследованиях и в измене родине.
     Как показало расследование, они вкладывали все доходы от контракта по
маркерам  в  незаконные  научно-исследовательские  работы.  При  этом  они
добились успех, что напугало суд Мандата. Не имея средств для того,  чтобы
нанять  адвоката,  они  могли  быть  осуждены   на   длительное   тюремное
заключение, и даже на смертную казнь, принимая  во  внимание  обвинение  в
измене родине.
     Других тоже привлекли как участников заговора. Пола  Андерса  и  сына
Дрейка, Рика. Андерс - землянин, бывший офицер Гвардии глубокого  Космоса,
который ушел со службы, женившись на девушке с астероидов - Анне О'Банион,
дочери бывшего лидера повстанцев. Рик  Дрейк  тогда  работал  инженером  в
ассоциации, его жена, в девичестве Карен Худ, была наследницей  одного  из
руководителей компании, но лишилась наследства, выйдя замуж  за  обитателя
астероидов.
     Молодой Рик Дрейк и Андерс были, однако, еще на свободе, на астероиде
Фридония, который, как подозревалось, являлся лабораторией  сити.  Гвардия
оставила надежду арестовать их там после того,  как  три  военных  корабля
погибли в дрейфующей сити, окружающей Фридонию.
     Только один свидетель обвинения своими глазами видел  лабораторию  на
фридонии. Это был коренной астерит с  уголовным  прошлым.  Его  освободили
условно, и он вел разведывательные работы на астероидах для Интерпланетной
Ассоциации. Для этого он внедрился  в  нелегальную  Свободную  Космическую
партию. Как утверждал шпион, эта подпольная группа готовила заговор против
Мандата с целью освободить обитателей планетоидов.
     Он показал, что, по слухам, руководителем группы  был  Брюс  О'Банион
(бывший лидер повстанцев), хотя и не привел прямых  доказательств  участия
последнего в заговоре.
     Обвинение пыталось доказать, что Дрейк и Мак-Джи получали поддержку и
финансовую  помощь  от  Свободной   Космической   партии,   добавлю,   что
осведомителем был один из ее членов, которого  привезли  на  Фридонию  для
проведения   предварительных   раскопок    и    строительных    работ    в
сити-лаборатории. Эти улики послужили основой обвинения.
     Инженеры-астериты были арестованы в тот момент, когда Мак-Джи  привез
Дрейка в Палласпорт для  лечения  тяжелых  радиационных  ожогов  на  обеих
руках, и доктор Ворринджер - знаменитый специалист по радиации -  признал,
что ожоги могли быть следствием взрыва сити-материи.
     Доказательства казались неоспоримыми.  Дрейк  все  еще  находился  на
лечении у Ворринджера и не мог выступить в свою защиту. Мак-Джи  отказался
говорить даже после того, как его  жестоко  избили  в  камере.  Жена  Рика
Дрейка обратилась за помощью к своим родственникам в Солнечном городе,  но
чванливое  семейство  Худов  снова  отвернулось  от  нее.  Миссис   Андерс
вернулась на Обанию, умоляя отца сделать что-нибудь, но старый О'Банион  и
так уже был сильно скомпрометирован и не осмелился шевельнуть пальцем. Все
сходилось к тому, что Дрейк будет казнен по обвинению в измене. И вот  тут
появился я!"



                                    8

     Далее Мартин Бранд писал:

     "Бедняга Мак-Джи был так потрясен, что не доверял никому, но когда  я
добился разрешения  посетить  Дрейка  в  госпитале,  он  разговорился.  Он
рассказал мне, как получил разрешение на исследование  небольшого  участка
дрейфующей породы, и признался,  что  он  и  его  помощники  действительно
работали там с сити.
     Они сделали невероятные вещи. Дрейк  сказал,  что  создал  устойчивые
подставки и надежные сочленения для  соединения  материи  с  антиматерией,
собранные  из  листов  земной  стали  вперемешку   с   прокладками   сити,
изолированными друг от  друга  мощными  магнитными  и  парагравитационными
полями. Ты спросишь, как он обрабатывал сити? На токарных  сити-станках  с
дистанционным управлением. А как изготовил токарные сити-станки?  В  ответ
на этот мой вопрос Дрейк только показал забинтованные руки. Я  никогда  не
был на Фридонии и не намереваюсь ехать туда, но все  же  верю,  что  Дрейк
может работать с сити.
     Конечной целью  заговора,  как  я  вскоре  выяснил,  было  не  просто
создание  сити-машин   для   изготовления   сити-механизмов.   Дрейк   уже
устанавливал опоры реактивного генератора и  создал  чертежи  передатчика,
основываясь на моей старой книге. К моему удивлению, он все  еще  верил  в
освобождение человечества посредством завоевания энергии.
     Эта донкихотская цель обеспечила ему поддержку подпольных астероидных
групп. Он не выдал  мне  своих  политических  тайн,  но  в  наличии  такой
поддержки я уверен Дрейк  поведал  мне,  что,  по  его  мнению,  свободная
энергия обесценит радиоактивные элементы и автоматически разрушит  Мандат,
что в свою очередь, вернет независимость планетоидам.
     Кроме моей старой дружбы  с  Мак-Джи  и  Дрейком,  меня  привлекло  к
участию в проекте послание расквитаться с  грабителями  из  Интерпланетной
Ассоциации, которые разрушили мою мечту  двадцать  лет  назад.  Я  обсудил
ситуацию с Адамом Гастом, и мы сразу приступили к работе.
     В процессе защиты Дрейка и Мак-Джи Адам откопал такие факты,  которые
заставили осведомителя изменить свои показания. Мы опрокинули  все  доводы
обвинения, и в тот же день Высокая Комиссия пересмотрела законодательство,
касающееся разработок сити, и выдала нашей новой  корпорации  лицензию  на
научно-исследовательские работы.
     Рад  сообщить,  что   старина   Дрейк   отделался   ампутацией   двух
гангренозных пальцев и вскоре вернется на Фридонию продолжать  работу  под
нашим руководством.
     Для меня, Ник, было огромным удовольствием вернуться к  проекту  моей
юности. Зная твой давнишний интерес к укрощению сити, я надеюсь,  что  ты,
окончив  институт,  приедешь  в  Палласпорт  и  будешь  работать  в  нашей
компании.
     Нисколько не сомневаюсь, что  ты  примешь  это  предложение.  Я  даже
попросил архитекторов подготовить тебе личный офис в нашем  новом  здании.
Хочу, чтобы ты попробовал создать рекламу проекту - при твоем энтузиазме в
деле укрощения породы ты,  наверное,  найдешь  интересный  и  убедительный
материал для этого.
     С твоей помощью, Ник, я надеюсь завершить этот проект, который станет
самым грандиозным моим достижением. Мои банкиры в Солнечном городе оплатят
тебе проезд в первом классе и покроют все личные расходы.
                                                 Любящий тебя дядя Мартин.
     Р.S. Посылаю тебе экземпляр нашего первого проспекта".

     Ник взял в руки прилагавшуюся к письму листовку. Алые буквы взывали:
     "Поддержите космических инженеров! Помогите разбудить спящего гиганта
антиземной энергии, и он решит ваши финансовые проблемы! Ваши сити - акции
- это билет в счастливое будущее!"
     Эти безвкусные увещевания несколько омрачили восторг Ника, хотя он  и
попытался оправдать дядю. Конечно  же,  реакторы  и  передатчик  обойдутся
невероятно дорого. Он признавал, что реклама  необходима  для  привлечения
средств,  но  сам  он  заниматься  этим  не  собирался.  Ник  не  был   ни
финансистом, ни агентом по рекламе, зато он был инженером.
     И он написал  Бранду:  "Пожалуйста,  отдай  личный  офис  кому-нибудь
другому. Я заказал билет на "Весту", отбывающую  в  Палласпорт,  на  вечер
того дня, когда я должен получить диплом. Но мне нужна  инженерная  работа
рядом с Дрейком и Мак-Джи, в сити-лаборатории на Фридонии".
     Это было почти три года назад. После этого письма последовали  месяцы
ожидания, пока Дрейк не начал доверять ему. Затем Фридония - адский труд и
удовлетворение от возможности управлять сити-буксиром, добывать ужасную  и
удивительную   породу,   которая   способна   создать   совершенно   новый
замечательный мир.
     Ник с горечью подумал, что все мыльные  пузыри  лопнули:  и  кричащие
обещания брандовского проспекта, и яркие мечты таких  инженеров,  как  он.
Беспокойно переводя взгляд от панели автоматического управления маленького
буксирчика на трюм, где неподвижно лежали тела его  друзей,  Ник  печально
улыбнулся от возникшей у него мысли. Его дорожные воспоминания походили на
мгновенный обзор прожитого,  проносящийся  в  мозгу  умирающего  человека.
Потому что сити и великая мечта его дяди  усмирить  ее  были  единственной
реальностью его жизни и стали причиной его гибели.



                                    9

     Ник вез пострадавших на Обанию. Находясь на безопасном расстоянии  от
шахт  и   дрейфа,   этот   планетоид   служил   базой   для   безвоздушной
сити-лаборатории, прожив там несколько месяцев в ожидании решения  Дрейка,
Ник полюбил эту крошечную планетку и ее народ.
     Когда-то  она  была  свободной.  После  того,  как  на  ней   впервые
обнаружили уран, Обания стала процветающим горно-рудным и торговым центром
довоенного времени,  а  затем  превратилась  в  оплот  команды  О'Баниона.
Несколько послевоенных  месяцев  город  служил  временной  столицей  Союза
Великого Космоса, пока у планетоидов не отобрали свободу и не  обрекли  их
население на годы бесправного существования.
     Теперь  новая  корпорация  Бранда   возродила   слабую   надежду   на
процветание. Единственная улица,  когда-то  мертвая,  снова  ожила.  Здесь
появились рабочие земных цехов и семьи тех, кто работал на Фридонии.  Даже
старый Брюс О'Банион получил работу. После многих лет  бездеятельности  он
стал заведовать складом сырья.
     Сити принесла не столько богатства, сколько надежд. Ник видел это  во
вновь ожившем взгляде старого  О'Баниона,  слышал  это  в  голосах  детей,
играющих на улице. Безграничный поток  энергии  мог  опрокинуть  удушающую
власть Мандата и принести обещанную,  но  не  полученную  свободу  союзным
планетам.
     Итак, великая мечта Дрейка и Бранда осуществилась. Но смелая  надежда
казалась все  еще  туманной  и  отдаленной.  Народ  планетоидов  продолжал
оставаться под властью Мандата, и Дженкинс чувствовал холод приближавшейся
сити-войны.
     Приблизившись к планетоиду, Дженкинс вызвал Гвардию глубокого Космоса
Обании: "Буксир "Прощай, Джейн" просит разрешить срочное  приземление.  На
борту пораженные радиацией. Девятнадцать человек в аметиновой коме".
     "Не приближайтесь  к  гражданскому  космодрому.  -  Голос  диспетчера
звучал взволнованно. - Вызываем клинику Ворринджера. Он выйдет на связь  и
зажжет сигнал. Приземляйтесь на изолированной территории клиники".
     Сити-катастрофы не были неожиданностью.  Под  впечатлением  успешного
лечения ожогов Дрейка, Мартин Бранд послал в клинику  доктора  Ворринджера
специалистов с  заданием  построить  новые  помещения,  оборудованные  под
крупнейший  центр  космической  медицины.  Приземляясь,   Дженкинс   почти
надеялся на успех.
     Его  тело  онемело  от  четырех  напряженных  часов,  проведенных   у
перископа, но признаки  тошноты  прошли.  Чувство  усталого  умиротворения
охватило его. Он старался убедить  себя,  что  его  наручный  счетчик  был
просто не в порядке.  А  может  быть,  толстый  свинцовый  щит  за  рудной
корзиной  буксира  защитил  его  тело,  оставив  открытой  только  руку  с
прибором.
     Он не мог поверить, что умрет.
     Клиника располагалась в длинном белом  здании,  сверкающем  чистотой,
изолированным в узком железном ущелье  -  одной  из  заброшенных  урановых
шахт. Отгороженная территория представляла  собой  колодец  со  свинцовыми
стенами,  где  приземлялись  пораженные  радиацией  в  своих  загрязненных
радиоактивными веществами кораблях, таких, как  "Прощай,  Джейн".  Красный
сигнал фотофона клиники вел Дженкинса к месту  приземления.  Взволнованный
голос спрашивал имена пораженных.
     "Я  назову  их,  -  обещал  Дженкинс,  -   но   пока   не   сообщайте
родственникам. Я сделаю это сам после того, как доктор Ворринджер поставит
диагноз".
     Он аккуратно посадил буксир в узкий колодец, подумав, что Роб Мак-Джи
сделал бы это еще более умело. Служители в белых халатах быстро взошли  на
борт,  внимательно  прислушиваясь  к  предупредительным   сигналам   своих
наручных  счетчиков  Гейгера.  Они  вынесли  безжизненные  тела,   которые
Дженкинс с трудом расположил в крохотных кабинах и узких трюмах.
     Высокий чернобородый человек с острым взглядом - доктор Ворринджер  -
ожидал в реанимационном отделении  с  белыми  стенами.  Ник  понимал,  что
доктор был огорчен своим поражением в долгой борьбе за иммунитет  человека
к радиации.
     - Они работали с сити? - спросил Ворринджер, глядя на ряд неподвижных
тел,  накрытых  простынями,  на  белых  кроватях.  -  Напоролись  на  тучу
сити-пыли, да? И какой-то паникер взорвал аметиновую бомбу?
     Дженкинс  медленно  кивнул.  Он  ничего  не  сказал  о   Лазарини   и
неизвестных  налетчиках.  Одного  только  намека  на   случившееся   могло
оказаться достаточно, чтобы нарушить шаткий мир Мандата. Он был искушенным
политиком, но хотел как-то защитить дядю и его корпорацию.
     Дженкинс называл имена пострадавших медсестре, которая выписывала  им
карточки, и наблюдал, как Ворринджер быстро ощупывал больных,  прослушивал
их  через  стетоскоп  и  хмуро  заглядывал  в   зрачки   через   блестящий
офтальмоскоп. Медсестры, не спеша, брали образцы  тканей,  делали  анализы
крови,  готовили  капельницы.  Дженкинс  подошел  к  бородачу   и   хрипло
прошептал:
     - Они будут жить?
     - Анализы покажут. Ворринджер резко повернулся к нему: -  А  вы  сами
какую дозу получили?
     - Индикатор показывал черное. - Дженкинс облизнул губы и  с  надеждой
добавил: - Может, он был неисправен. Сначала меня  тошнило,  но  теперь  я
чувствую себя нормально.
     - Это ничего не значит, - отрезал бородач.  -  При  поражениях  пятой
степени  все  чувствуют  себя  прекрасно,  пока  не   потеряют   сознание.
Раздевайтесь, посмотрим.
     У Дженкинса не было  времени  на  лечение.  Он  даже  не  имел  права
умереть.  Предатель  Лазарини  и  неизвестные  силы,  поддерживающие  его,
готовятся распространить смертельный яд сити-войны по всему миру, и только
незаконченный передатчик Бранда на пораженной Фридонии мог остановить их.
     Какое-то мгновение он стоял, уставившись на  бескровные  тела  людей,
лежащих  на  койках  так  странно  неподвижно.  Дженкинс   надеялся,   что
Ворринджер сможет вылечить их, чтобы  они  успели  закончить  генератор  и
запустить передатчик,  -  конечно,  если  смогут  найти  восемьдесят  тонн
драгоценного кондюллоя.
     Но если Ворринджеру не удастся...
     - Раздевайтесь, - повторил врач. - Покажите горло.
     Дженкинс покорно разделся, лег, слегка дрожа, на узкую жесткую  койку
и укрылся тонкой простыней. Ворринджер  ощупывал  его,  выслушивал  грудь,
осматривал горло и исследовал зрачки  с  помощью  яркого  луча  маленького
фонарика.
     Одна медсестра наполнила шприц его темной кровью, другая протерла ему
грудь холодным антисептиком и покрыла кожу бесцветной  жидкостью,  которая
медленно приобретала окраску  его  тела.  Когда  они  ушли,  он  сел  и  с
волнением обратился к Ворринджеру:
     - Ну что, доктор?
     - Лечь! - рявкнул то. - Надо подождать результаты анализов, хотя мазь
уже показывает, что вы хватили  достаточно.  Я  поставлю  вам  капельницу.
Иногда это помогает, но не следует ожидать многого.
     Дженкинс неохотно лег. Он почувствовал жало иглы в руке и лежал  час,
наблюдая, как бледно-желтая жидкость  капля  за  каплей  проникает  ему  в
кровь. Ему было холодно и немного подташнивало. Он был рад,  когда  сестра
вытащила иглу и разрешила одеться.
     Затем Дженкинс бесцельно  бродил  между  кроватями,  где  лежали  два
гиганта Дрейка, длинный Андерс, малыш  Роб  Мак-Джи  и  другие,  спящие  в
аметиновой коме. Он содрогался при мысли о том, что скажет  молодым  женам
Рика Дрейка и Андерса, друзьям старого Джима Дрейка и Мак-Джи.
     В ожидании Ворринджера Дженкинс  тяжело  опустился  на  кушетку.  Ему
слегка нездоровилось после внутривенного вливания, и усталость валила  его
с  ног.  Он   пытался   продумать   свои   действия   в   период   лечения
коллег-инженеров, но отяжелевший мозг отказывался работать.
     - Мистер Дженкинс, - должно быть он уснул, так как  сестра  тормошила
его. - Доктор хочет видеть вас.
     Ворринджер сидел  за  огромным  никелированным  столом  в  сверкающей
приемной. Он кивком пригласил Ника сесть, отложил  офтальмоскоп  и  устало
потянулся. Его черные глаза неотрывно  глядели  на  Дженкинса  с  глубоким
сочувствием.
     - Они умрут? - Дженкинс взволнованно кивнул в сторону  реанимационной
палаты. - Все?
     Бородатый врач неторопливо надел очки в тяжелой оправе и нахмурился.
     - Анализы кожи и крови показывают радиационные ожоги  пятой  степени.
Это  означает  смерть  через  восемь-двенадцать  дней  в  зависимости   от
сопротивляемости и чувствительности организма.
     Дженкинс вцепился в ручки кресла.
     - Но вы же лечите их. Это что - не поможет?
     - Этого не достаточно, - Ворринджер сдвинул брови. - Без  лечения  вы
бы все не протянули и недели.
     Дженкинс попытался сглотнуть сухой комок:
     - А я?
     - Счетчики редко ошибаются, мистер Дженкинс. Ваши анализы  показывают
ту же самую степень поражения.
     Темные глаза Ворринджера, казалось, излучали злость на каприз  людей,
желающих усмирить сити.
     - Однако, - добавил он, - вам повезло немного больше, чем  остальным.
У вас есть один шанс из десяти на выздоровление.
     Наклонившись вперед, Дженкинс облизнул губы и внимательно слушал.
     -  Никаких  гарантий,  мистер  Дженкинс,  -  Ворринджер  отрицательно
покачал голой. -  Я  экспериментировал  в  области  радиационной  терапии:
сильные  поражения  интенсивными   частотами.   Иногда   это   стимулирует
перерождение  пораженных  тканей.  Но  чаще  всего  это   ускоряет   общее
разрушение организма. Результат пока что непредсказуем.
     Он поднял глаза на Ника.
     - Большинство пораженных пятой степени охотно идут на этот риск.
     Дженкинс облизнул пересохшие губы.
     -  Но  я  не  могу,  -  хрипло  прошептал  он.  -  "Мне   нужны   эти
восемь-двенадцать дней.
     Ворринджер резко бросил:
     - Не говорите глупостей, мистер Дженкинс. Вы рискуете только неделей.
В случае же удачи вы останетесь жить. Игра стоит свеч.
     Дженкинс  выпрямился  в  кресле,  борясь   с   оцепенением,   которое
постепенно захватывало его.
     - Мне нужна эта неделя, - слабо пробормотал он. -  Мне  важен  каждый
день. Мы не закончили работу на Фридонии. Я  должен  продолжить  ее,  пока
другие инженеры не смогут сменить меня.
     Ворринджер опять грозно нахмурился.
     - Какая работа может быть важнее жизни?
     Дженкинс  молчал,  слишком  долго  было   рассказывать   Ворринджеру,
несколько ему было важно найти восемьдесят тонн кондюллоя. Если бы он смог
достать этот металл к  моменту,  когда  другие  будут  выведены  из  комы,
передатчик Бранда мог быть запущен прежде, чем война смете  целые  народы.
Ник сглотнул и спросил:
     - Сколько у меня есть времени?
     - Уладить свои дела? - Ворринджер испытующе посмотрел на него. -  При
облучении, которое вы получили, вы будете способны на среднюю активность в
течение четырех-шести дней.
     Дженкинс тяжело опустился в кресло с невысказанным  протестом.  Этого
было мало! Он уставился на бородача, оцепенев от отчаяния.
     Исчезновение  ракет  и  оборудования  с  Фридонии,  измена   Лазарини
представлялись его уставшему мозгу своего рода сити-шоком, поразившем  все
человечество. Люди еще не ощутили его, как и его собственный организм.  Но
час смерти уже пробил.
     В этот момент - он знал это наверняка  -  в  далеком  уголке  космоса
украденными   сити-ракетами   оснащается   эскадра   Венеры,   Марса   или
Юпитерианского Совета. А может, это затевает сама Земля?
     Лазарини - землянин, но это еще ни о чем не говорит. Один из немногих
ведущих инженеров-землян, не работавших по  контракту  с  ассоциацией,  он
иногда подрабатывал на Венере, Марсе или в Юпитерианском Совете.
     Дженкинс выпрямился в большом кресле с отсутствующим  видом,  вытирая
пот со лба, и заставил себя слушать:
     - ...Посоветовать  вам  вернуться  в  клинику  при  первых  признаках
ухудшения, - мрачно продолжал Ворринджер.  -  Например,  кровотечении  при
рвоте. Будет слишком поздно для экспериментов, но  мы  можем,  по  крайней
мере, облегчить финальную стадию.
     - Я буду занят, - хрипло сказал Дженкинс. - Я  не  надеюсь  вернуться
сюда.
     Ворринджер скривился.
     - Молодой человек, вы знаете, что такое лейкемия?
     - Я... - Дженкинсу стало не по себе. - Думаю, что да.
     - Во-первых, это слепота, - Ворринджер моргнул за стеклами очков. - В
вашем случае это может произойти через шесть-семь дней.
     Дженкинс похолодел.
     -  Распад  тканей,  -  голос  врача  был  размеренным  и  громким.  -
Пораженные клетки умирают.  Усиливается  кровотечение  из  носа  и  горла.
Малейший порез, легкий удар послужат причиной кровоизлияния. Тем временем,
кровотворящие клетки отмирают.
     Дженкинс слабо кивнул.
     - Повышается  температура,  -  продолжал  бородач.  -  Обезвоживание.
Истощение. Облысение. Некроз тканей. Мертвые ткани  отслаивают  во  рту  и
горле. Смерть - как-будто вам перерезали горло. Вот ваше  будущее,  мистер
Дженкинс, если вы не останетесь на лечении.
     - А есть выбор?
     - Да, - Ворринджер кивнул темноволосой  головой.  -  Контррадиация  в
некоторых случаях способствует выздоровлению больных. Менее сложные случаи
иногда лечатся старыми  методами  -  рутин  для  ослабления  кровотечения,
питание через капельницу, синтетическая плазма  -  для  замены  отмирающей
крови. Препарат, который вам сейчас вводили, содержит вещества, в какой-то
мере повышающие сопротивляемость организма и отодвигающие распад. Но самое
большее,  что  мы  можем  вам  гарантировать,  мистер  Дженкинс,   -   это
безболезненная смерть.
     Ворринджер вздохнул и посмотрел на настольные часы.
     - Мы говорим о победах медицины! - выкрикнул он в сердцах.  -  И  это
все, чего мы достигли через два с половиной столетия после Хиросимы.
     Он хрипло откашлялся.
     - Если вы решите остаться, мы немедленно начнем лечение.
     Дженкинс встал, колени его дрожали, но он  старался  скрыть  это.  Он
вздохнул и покачал головой.
     - Нет, доктор, - его удивило спокойствие  собственного  голоса.  -  Я
должен буду продолжать работу на Фридонии  до  тех  пор,  пока  кто-то  не
сможет сменить меня. Пожалуйста, выведите их из  комы  как  можно  скорее.
Думаю, что большинство из них решит попробовать ваше лечение, но наверняка
некоторые...
     Ворринджер сухо прервал его:
     - Ерунда, мистер Дженкинс. Эти паникеры получили слишком большую дозу
аметина - в шесть раз больше допустимой. Вывести его из организма даже при
нашем интенсивном лечении... К тому времени  уже  будет  поздно  пробовать
применить радиационную терапию.
     Он мрачно посмотрел через очки.
     - Боюсь, вам придется работать одному, мистер Дженкинс, - добавил  он
угрюмо. -  Или  подыскать  других  помощников.  Потому  что  аметин  будет
противодействовать  клеточному  стимулятору,  который   лежит   в   основе
радиационной терапии. Я могу лишь облегчить  предсмертные  страдания  этих
людей. Они проснутся как раз вовремя, чтобы умереть.
     Дженкинс сел в кресло.
     - Я понимаю, - хрипло прошептал он. В глазах  у  него  потемнело,  но
вскоре туман рассеялся. Он услышал  свой  собственный  голос,  как  бы  со
стороны: - Только, пожалуйста, у меня одна просьба.
     Вставая, Ворринджер помедлил.
     - Пожалуйста, - попросил Дженкинс, - не говорите никому, что я  скоро
умру.
     - Я не болтаю на  такие  темы,  -  резко  бросил  Ворринджер.  -  Это
профессиональная этика. Он вздохнул и протянул Нику руку. Надеюсь, что  вы
успеете завершить свою работу.



                                    10

     Дженкинс вышел из госпиталя с тяжелым сердцем: он должен был сообщить
печальное  известие  родственникам.   Город   Обания   представлял   собой
единственную улицу с заброшенными ржавого цвета зданиями, притулившимися у
черных скал голого железа под еще более черным небом - черным потому,  что
тонкий   слой   синтетической    атмосферы,    удерживаемый    притяжением
терробразующего поля, был слишком мал для рассеивания холодного солнечного
света.
     Карен Дрейк была в грязной от краски рабочей  одежде  зеленый  платок
поддерживал ее рыжие волосы. Она покрывала алюминиевой  краской  маленький
домик в конце улицы. Он позвал ее, заставив свой голос звучать  как  можно
спокойнее.  Женщина  отложила  распылитель   и   грациозно   спрыгнула   с
лестницы-стремянки. Он захлебнулся от  теплоты  ее  улыбки;  ему  пришлось
отвернуться.
     - Что случилось, Ник? - Ее гортанный голос сохранял земной акцент.  -
Тебе пора отдохнуть! Рик писал мне, что ты изводишь себя работой  на  этой
машине.  Ты  выглядишь  очень   усталым.   Мы   найдем   тебе   что-нибудь
поинтересней, чем мысли о сити-шоке!
     Дженкинс  угрюмо  покачал  головой.  Он  открыл   было   рот,   чтобы
заговорить, но понял, что не сможет погасить теплый  свет  ее  улыбающихся
глаз. Не сейчас.
     - Как Рик? - донесся до него ее вопрос. - Он  писал,  что  приедет  в
следующем месяце, - весело щебетала  она.  -  Он  сказал,  что  работа  на
Фридонии почти закончена, и теперь он не будет  отлучаться  надолго.  Анна
помогает мне по дому, она сейчас там - красит мебель.
     Жена Дрейка повернула голову к свежеокрашенной  алюминиевой  стене  и
довольно улыбнулась.
     - Как ты думаешь, Рику понравится? - спросила она. - Мы с Анной  жили
в старом доме О'Баниона, но ей понадобится  больше  места,  когда  родится
ребенок.
     Это старая ржавая халупа, но металл все еще прочный. - Она взяла  его
за руку. - Зайдем, навестим Анну".
     Дженкинс шел за ней как в тумане. Молодая миссис Пол Андерс хлопотала
в маленькой кухоньке. По ее лицу была размазана  красная  краска,  которой
она покрывала стулья. Когда Дженкинс посетил ее в прошлый раз, она все еще
была тоненькой, по-мальчишески угловатой, но теперь ее тело расплылось.
     - А, привет, Ник!
     Смутившись, она попыталась спрятаться за покрашенным в  красный  цвет
столом. Быстрый взгляд ее серых глаз скользнул по его болезненному лицу  и
сразу прочитал то, что он не  мог  сказать.  Она  схватилась  за  горло  и
закричала.
     - Ой, - зарыдала она, - что случилось с моим Полом?
     Дженкинс задрожал. Он не сводил  глаз  с  маленькой  баночки  красной
краски, выпавшей из ее рук. Алая жидкость медленно  расползалась  по  полу
подобно крови. "Как кровь этой девушки и ее ребенка, - безучастно  подумал
он. - Как-будто началась сити-война".
     - Скажите мне, - кричала она, - мой муж мертв?
     Дженкинс облизнул губы. Наверное, лучше бы из клиники сообщили им. Он
все равно не мог облегчить их страдания. Он попытался сглотнуть и  наконец
услышал свой хриплый голос:
     - Нет. Я отвез его к доктору Ворринджеру.
     Лицо Карен Дрейк так страшно побледнело, что Дженкинс остановился. Он
кивнул в ответ на вопрос, застывший в ее глазах. - И Рик, - прошептал  он,
- и мистер Дрейк, и мистер Мак-Джи, и все остальные.
     Алая лужа растекалась по полу.
     - Они умрут? - слабо выдохнула Анна.
     Он снова кивнул, резко отвернувшись, чтобы не видеть текущую  краску.
Женщина уронила кисть и неуклюже побрела прочь от стола. Ему  стало  плохо
от вида красного пятна на ее одежде. Внезапно она сказала:
     - Мы должны увидеть их. Сейчас.
     - Спешить некуда. - Дженкинс все еще не  смотрел  на  нее,  чтобы  не
видеть страдание на ее лице. -  Они  все  в  аметиновой  коме.  Ворринджер
сказал, что ему нужна неделя, чтобы привести  их  в  сознание.  -  Упавшим
голосом он добавил:
     - У них всех сити-шок пятой степени.
     Им не нужно было говорить, что это  значило.  Тошнота.  Кровотечение.
Высокая температура. Слепота. Отслаивающиеся ткани. Созревание смерти. Они
знали это, потому что жили под страхом  сити-шока.  Он  видел  это  по  их
лицам. Карен не сводила с него глаз.  Они  были  темными,  с  расширенными
зрачками, как у пораженных. Они умоляли. Она спросила очень тихо:
     - Как это случилось?
     Дженкинс покачал головой, ему было не по себе.
     - Я не знаю, - он доверял этим женщинам как себе, но  все  же  он  не
осмеливался сказать все  им.  Потому  что  только  намека  на  совершенное
предательство было бы достаточно,  чтобы  разрушить  Мандат  и  корпорацию
дяди, чтобы уничтожить единственную надежду на получение восьмидесяти тонн
кондюллоя для запуска передатчика Бранда.
     - Я был в экспедиции на сити-буксире, -  медленно  начал  он.  -  Это
случилось в мое отсутствие, я нашел их уже без сознания. - Он посмотрел на
бескровное лицо Карен, стараясь не думать о красном пятне,  расползающемся
по полу. - Пожалуйста... - хрипло добавил он. - Сообщите семьям остальных.
     Она молча кивнула, и он повернулся к Анне:
     - Я хочу поговорить с вашим отцом.
     Склад располагался в длинном новом  здании  из  блестящего  листового
металла. Он находился рядом с космодромом на северном  полюсе  планетоида.
Его  холодное  чрево  было  набито  запасными  частями   и   инструментом,
контейнерами очищенного кислорода, кадмиевыми банками с обогащенным ураном
и упаковками сухих продуктов для Фридонии. Там  хранились  слитки  свинца,
кадмия и меди, но Дженкинсу нужен был только кондюллой.
     Он нашел старого Брюса О'Баниона сидящим  за  захламленным  столом  в
тесном уголке склада,  который  был  отделен  от  остального  помещения  и
превращен в офис. Стареющий астерит был грузным человеком с красным лицом,
тяжелой челюстью, крупными чертами лица и огромной белой гривой волос.  Он
размышлял о  чем-то  печальном,  углы  его  мясистых  губ  были  задумчиво
опущены.
     О'Банион утратил былое величие. Герой войны и бывший президент  Союза
Глубокого  Космоса  был  достаточно  силен,  как  думал   Ник,   чтобы   с
достоинством принять свое поражение. Годы  бездеятельности  оставили  свой
ужасный отпечаток, на его внешности, и он чувствовал, насколько работа  на
складе не соответствовала его великому прошлому.
     - Здравствуйте, мистер Дженкинс.
     Он распрямил свое массивное тело  за  заваленным  бумагами  столом  и
улыбнулся.  Ник  подумал,  что  эта  улыбка  предназначалась  богатому   и
знаменитому Мартину Бранду.
     - Ну как твой дядя?
     - Я как раз собираюсь в Палласпорт, чтобы встретиться с ним, - сказал
Дженкинс. - У меня для него плохие новости. И для вас тоже.
     О'Банион тяжело опустился на стул, и Ник  начал  рассказывать  ему  о
катастрофе на Фридонии. Одутловатое  лицо  Брюса  побледнело  и  покрылось
блестящими  капельками   пота.   Морщины,   оставленные   долгими   годами
разочарований и поражений, казалось, стали еще глубже, когда  он  услышал,
что его старые сотрудники и его зять умирали от сити-шока.
     - Это ужасно, - воскликнул он. - Какая тяжелая весть для Анны.
     И все же Дженкинсу показалось, что старый повстанец  испытывал  нечто
большее, чем просто горе. Его пухлые руки начали дрожать, и дыхание  стало
прерывистым. Глаза с красными прожилками  внимательно  изучали  Дженкинса.
Они были холодными от внезапно появившейся настороженности.
     - Итак, нашу планету ожидает сити-война, - резко  закончил  Дженкинс,
озадаченно глядя на дрожащего от волнения великана. - И  новые  обладатели
этих ракет вскоре нанесут удар, чтобы скрыть свое преступление.
     Он рассказал все, за исключением того незначительного факта, что  сам
тоже скоро умрет. От старика  можно  было  ничего  не  скрывать.  О'Банион
когда-то был политиком, финансистом и борцом. Он поймет, какой вред  могут
нанести сплетни, и он знал наверняка, что нужно делать.
     - Это очень  опасно,  мистер  Дженкинс.  -  Старик  нервно  перебирал
разбросанные  по  столу  бумаги.  Его  голос  звучал  напряженно,  дыхание
прерывалось. - Какую планету вы подозреваете?
     Дженкинс в замешательстве покачал головой.
     - Все, - пробормотал он. - Я не нашел никаких определенных улик.
     - Это очень опасно, - снова прошептал О'Банион. -  И  самое  ужасное,
что мы ничего не можем сделать.
     Дженкинс с тревогой склонился над столом.
     -  Нет,  можем,  -  медленно  произнес  он.  -  Мы  должны  запустить
передатчик Бранда.
     О'Банион  уставился  на  молодого  инженера  и  покачал   седоволосой
головой.
     - И вы можете помочь в этом, - настойчиво  прошептал  Дженкинс.  -  Я
уезжаю в Палласпорт. Хочу  связаться  с  дядей  по  личному  каналу.  Буду
просить  его  переправить  мне  металл,  заказанный  мистером  Дрейком,  -
восемьдесят тонн кондюллоя.
     Толстяк поежился в кресле. Он перевел свой  настороженный  взгляд  на
дверь, как будто хотел, чтобы Дженкинс ушел, и приоткрыл рот, словно хотел
что-то сказать, но тут же сомкнул губы.
     - И еще одно, - мрачно продолжал Дженкинс. - Я хочу, чтобы  вы  нашли
двух-трех  космических  инженеров,  которые  бы   согласились   поработать
несколько дней на Фридонии, если Дрейк и другие не  смогут  помочь  мне  в
установке передатчика.
     А про себя Дженкинс добавил:
     - И на тот случай, если я сам умру.
     О'Банион хмыкнул и вскочил на ноги.
     - Не говорите ерунду, Дженкинс, - резко прокричал он.  -  Я  не  знаю
никаких космических инженеров, которые бы хотели покончить с собой в  этой
радиационной зоне, и боюсь, что вы не достанете кондюллой.
     - Почему же? - настаивал Дженкинс. - Мой дядя обещал...
     - А вот  почему.  -  Толстые  пальцы  О'Баниона  резко  пробежали  по
бумагам, беспорядочно разбросанными, небрежно наколотыми на  металлический
стержень. - Вот все запросы Дрейка и вот ответы вашего дяди.
     Дженкинс взял тонкий желтый листочек и  прочитал.  На  нем  уверенным
почерком Бранда было написано: "Извини, Джим, кондюллой стоит два миллиона
за тонну. Придумай что-нибудь подешевле. С сердечным приветом М.Б."
     Дженкинс с негодованием скомкал листок.
     Он обещал нам этот металл, - прошептал Ник  с  горечью.  -  Кондюллой
ничем заменить нельзя. Это сплав изотопов платины, осмия и иридия.  Он  не
может  быть  дешевым.  Зато  один  его  грамм   сумеет   провести   больше
электричества, чем тонна меди. Ничто не может заменить его. -  Он  перевел
дыхание. - Я поеду за этим металлом.
     - Не глупите,  Дженкинс,  -  О'Банион  поспешно  открыл  дверь  перед
Дженкинсом, явно пытаясь отделаться от него. - Дрейфующая порода - это ад,
и человек никогда не справится с ней. Я всегда говорил Дрейку...
     - Минуточку, - запротестовал было Дженкинс. - Давайте позвоним дяде.
     - Этого  сейчас  нельзя  сделать.  -  Краснея  от  плохо  скрываемого
раздражения, О'Банион кивнул на запыленную таблицу на металлической стене.
- Надо подождать четыре часа, пока Палласпорт войдет в зону  видимости.  У
вас есть на это время?
     Дженкинс  отрицательно  покачал  головой.  Он  понял,   что   старика
устраивает такой поворот дела. Нахмурившись, Ник направился  к  двери.  Он
хотел знать причину этой  холодной  подозрительности  и  поспешности.  Его
беспокоило  поведение  старого  астерита,  но  не  было   времени   решать
сравнительно мелкие загадки.
     - Я еду в Палласпорт, - резко повторил он.  -  Пожалуйста,  позвоните
дяде, когда вы сможете. Скажите, чтобы он приготовил металл.
     О'Банион презрительно ухмыльнулся, держась за ручку двери.
     Ник поспешил  по  пустынной  улице  с  домами,  покрытыми  ржавчиной,
пытаясь избавиться от неприятного  чувства  после  разговора.  Он  не  мог
разгадать причину недоброжелательности Брюса О'Баниона, но  хорошо  понял,
что старик не собирался помогать ему в его нелегком деле.
     "Но это не имеет значения", - говорил Ник себе. Он  может  положиться
на своего знаменитого дядю; тот поможет найти металл,  поможет  установить
передатчик. Мартин Бранд - Дженкинс точно знал это  -  был  самым  великим
космическим инженером.
     Поспешно возвращаясь на буксир, Дженкинс  пытался  представить  себе,
как  этот  маленький  мирок  будет  изменен  безграничной  энергией  сити.
Страшные железные  наросты  будут  устранены.  Синтетическая  почва  может
покрыть их, а искусственная вода вернуть им жизнь.
     Инженерный мозг Ника неутомимо повторял, что  энергия  -  это  жизни.
Мощь сити нужна  человечеству.  Наверное,  уже  невозможно  спасти  людей,
умирающих в клинике Ворринджера, но у Анны будет ребенок...
     Дженкинс миновал здание  клиники,  не  заходя  внутрь.  Анна,  Карен,
другие жены и родственники уже, наверное здесь, возле безжизненных тел. Но
он не хотел  видеть  их  плачущими  или  горестно  молчащими  у  изголовья
пострадавших.
     За зданием клиники он прошел в отсек, где  оставил  "Прощай,  Джейн".
Табличка с флюоресцентной надписью, прикрепленная  служителями  клиники  к
борту судна, предупреждала:

                           ОСТОРОЖНО, ЗАРАЖЕНИЕ!
                                РАДИАЦИЯ!
                              НЕ ПОДХОДИТЬ!

     Зло усмехнувшись, Дженкинс сорвал табличку и отбросил ее  в  сторону.
Опасность радиации уже не имела  значения  для  него.  Он  закрыл  люки  и
забрался по лестнице в рубку. И старый буксир отправился в далекий путь  к
Палласпорту.



                                    11

     Антиматериальная энергия когда-нибудь преобразует весь Паллас -  этот
проект был давней мечтой всех космических инженеров. Сити-лучи при  помощи
передатчика Бранда пробью себе дорогу к сердцу планетоида  и  включат  там
парагравитационную установку. Свободная энергия сможет производить воздух,
почву и воду. Она способна породить жизнь даже на бесплодном камне.
     Но новая свобода Бранда  все  еще  оставалась  мечтой.  Палласпорт  -
столица  Мандата  -  была  одиноким  островком  жизни,  расположенным   на
искусственно насыпанной земляной горе. Дорогостоящая  энергия  расщепления
приводила в движение парагравитационную установку, находившуюся на глубине
нескольких километров. Эта установка создавала искусственную атмосферу над
городом. За пределами города лежала голая безвоздушная пустыня.
     Через час  Дженкинс  вызвал  диспетчера  Палласпорта  по  фотофону  и
получил  разрешение  приземлить  свой  зараженный  корабль  на   аварийной
посадочной полосе за пределами города. Он запросил Мартина  Бранда.  "Офис
мистера Бранда", - отозвался женский голос.
     На мгновение Дженкинс забыл, что должен умереть, потому что знал этот
голос. Он не мог забыть его все годы работы на  Фридонии.  И  именно  этим
голосом разговаривала с ним трубка. Это был голос Джей Хардин, которую  он
встретил когда-то на пути с Земли.  Он  любил  ее  и  потерял,  когда  она
узнала, что он собирается работать на компанию "Сити инкорпорейтед".
     "Офис мистера Бранда, - повторила она. - Кто говорит?"
     - Можно поговорить с мистером Брандом?
     Сейчас не имело значения, кто эта девушка. У него не было времени  на
личную жизнь. Он помнил приговор доктора Ворринджера и цеплялся сейчас  за
слова, сказанные когда-то Мартином Брандом.
     Это было в тот день, когда он в первый раз прибыл в Палласпорт и дядя
встретил его на космодроме. Дженкинс все еще надеялся найти  Джей  Хардин.
Он пытался понять, почему одно только упоминание о сити оттолкнуло девушку
от него. Тогда он спросил, знает ли Бранд что-нибудь о ней.
     - Конечно, я знаю ее, Ники, - великий ученый добродушно рассмеялся. -
Ты лучше берегись.
     - Почему?
     - Я никогда не слышал это имя, - признался Бранд, - но знаю этот  тип
женщин. Женщины-землянки, которые прибывают на Мандат, все одинаковы.  Они
хищницы,  которые  хотят  только  одного  получить  свою   долю   богатств
астероидов и вернуться в Солнечный город. Забудь ее, Ники. Лучше  думай  о
космической инженерии.
     Дженкинс тогда так и не нашел девушку, но не смог забыть  ее.  Четкий
голос Джей Хардин призвал его к действительности.
     - Извините, сэр, но  мистер  Бранд  занят.  Я  его  личный  секретарь
Хардин. Может быть вы хотите что-нибудь передать ему? Как вас зовут?
     - Ник Дженкинс, - голос его звучал резко и хрипло. - Может  быть,  вы
помните.
     - Ник? - она запнулась, очевидно, просто от  удивления.  Ник  ждал  с
нетерпением, пытаясь  вспомнить  цвет  ее  глаз  и  прическу.  Он  не  мог
запретить себе надеяться...
     Нет, он подавил в себе этот порыв. Он должен  умереть,  он  не  имеет
права мечтать о жизни и любви. Ни  очарование  Джей  Хардин,  ни  жестокая
загадочность ее  поведения  больше  не  имели  для  него  значения.  Если,
конечно, она не сможет оказать ему помощь в установке передатчика Бранда.
     - Мистер Дженкинс. - Ее голос звучал отчужденно и спокойно, разве что
с легким удивлением. - Я не знала, что вы в отпуске.  Надеюсь,  ничего  не
случилось?
     - Пожалуйста, Джей, - он запнулся, пытаясь не выдать своего волнения.
- Разрешите мне поговорить с дядей.
     - Извините, но он говорит по другой космической линии. Он  просил  не
перебивать его. Если я чем-нибудь могу помочь...
     Дженкинс пытался забыть, что  он  когда-либо  встречался  с  ней.  Он
пытался не думать о том, как она попала на работу в фирму,  одно  название
которой привело ее в ужас.
     Но  что  она  здесь  может  делать?  Он  пытался   подстроиться   под
непринужденность ее тона:
     - Я через час приземлюсь на аварийном космодроме на западе от города.
Мне нужно восемьдесят тонн кондюллоя, который  мистер  Дрейк  заказал  для
Фридонии. Прямо сейчас. Вы знаете что-нибудь об этом?
     - Я видела бумаги. - Ему  показалось,  что  она  была  смущена.  -  Я
думала, что металл уже отправлен.
     - Нет.
     - Тогда он должен быть готов к отправке, - пыталась  уверить  она.  -
Мне известно, что ваш дядя покупал кондюллой через  мистера  Гаста  и  его
помощников приблизительного год тому назад. Он купил около трехсот тонн.
     - Хорошо, - улыбнулся Дженкинс с облегчением.  Он  знал,  что  Мартин
Бранд не подведет Фридонию. - Пожалуйста, скажите дяде...
     - Можете поговорить с ним, - прервала его девушка, и Дженкинс услышал
голос Мартина, низкий и хриплый от волнения.  -  Ники,  что  с  тобой?  Ты
ранен?
     - Нет. - Он пытался говорить спокойно. - Но у меня плохие  новости  с
Фридонии...
     - Осторожно, Ники, - предупредил его Бранд. - Нас могут подслушать, а
ты знаешь, что такое сплетни. Я встречу тебя на аварийном космодроме.
     Аварийный космодром  располагался  на  отдаленной,  изолированной  от
города возвышенности. Синтетический воздух там  был  немного  разреженным.
Из-за   парагравитации   голые   холмы   Палласпорта   казались    немного
наклоненными. Крутая дорога серпантином шли к вершине.
     Дженкинс завел судно  в  отсек,  обитый  свинцом.  Служитель  измерил
степень зараженности корпуса корабля и прикрепил предупреждающую табличку.
Ник вошел в здание и подставил руку для антирадиационной инъекции.
     - Надо взять кожную пробу, - предупредил служащий.  -  Эти  уколы  не
очень эффективны, и вы можете умереть от радиации, ничего не почувствовав.
     Дженкинс мрачно кивнул, ища глазами дядю.
     Мартин Бранд не пришел. Никто не  отвечал  на  фотофонный  вызов.  От
волнения Дженкинс то и дело смотрел на часы. Сейчас было семнадцать десять
по мандатному времени.  Офис,  наверное,  уже  закончил  работу,  но  дядя
обещал...
     - Ники!
     Радостное  приветствие  Бранда  эхом  отдалось  по  пустынному   залу
ожидания. Ему было уже за сорок,  но  он  сохранял  стройность,  и  только
черная  грива  волнистых  волос  была  чуть  посеребрена  на  висках.  Его
красноватое с  выдающимися  скулами  лицо  отличалось  выражением  детской
открытости.
     - Слава богу, что ты не попал в зону взрыва, Ник, - Бранд схватил его
за руку. - Я разговаривал со старым О'Банионом, и он сказал, что  Дрейк  и
Мак-Джи и остальные в плохом состоянии.
     - Они умирают, - прошептал Дженкинс.
     - Извини, что я опоздал. - На цветущем лице Бранда появилась  гримаса
сожаления. - Но какие-то слухи проникли на рынок, кто-то сообщил, что  вся
лаборатория на Фридонии взорвана. Акции нашей  компании  упали  за  десять
минут на десять пунктов. Мне пришлось задержаться в офисе".
     Дженкинс сглотнул  и  попытался  говорить.  Его  вера  в  выдающегося
родственника придавала ему силы. И он был  рад  думать  о  деле,  а  не  о
радиационной болезни.
     - А ты?
     - Да, это небольшая финансовая проблема, - Бранд  беспечно  кивнул  и
понизил голос. - Я запустил ответный слух, что "Сити инкорпорейтед" должна
слиться с Интерпланетной Ассоциацией. Я заставил этих умников думать,  что
они смогут купить "Сити" по дешевке. До закрытия биржи акции поднялись  на
шестнадцать пунктов. - Бранд хихикнул. - Очень  сожалею  по  поводу  наших
друзей там, на Обании. - Он кивнул в  сторону  темного  неба.  -  Но  этот
случай  принес  мне,  однако,  четыре  миллиона  дохода.  -  Взглянув   на
украшенные бриллиантами часы, он резко  повернулся.  -  Ну,  пошли,  Ники,
пообедаем в Торе. У тебя есть какой-то багаж?
     Дженкинс отрицательно покачал головой и попытался  заглушить  в  себе
неприятное чувство, вызванное реакцией дяди на трагедию.
     - Ничего страшного, - продолжал Бранд.  -  Купим  все  необходимое  в
Торе. Ты должен побыть здесь, пока не  отдохнешь.  Ты  выглядишь  усталым,
хотя и не попал в аварию. Я надеюсь, ты передумал на счет офиса здесь...
     - Подожди, - Дженкинс схватил его за руку. - Я  должен  поговорить  с
тобой наедине.
     - Хорошо, Ники.
     Они  вышли  из  здания.  Маленькое  солнце  вставало  над  искаженным
пейзажем. Паллас не подчинялся мандатному времени. Голые пики гор казались
созданными из  дикого  света  и  густой  ночи.  Из  неестественный  наклон
создавал впечатление, что они все падали на  него  огромной  неуправляемой
лавиной.
     - Поговорим  вечером,  Ники.  -  Бранд  кивнул  на  шофера  в  форме,
сидевшего за рулем огромной электромашины, неожиданно подъехавшей к ним. -
Сейчас нет времени. Мы подберем пару людей и  отправимся  к  Сантьяго.  Он
подает обед всегда вовремя.
     - Минуточку, - запротестовал Дженкинс. - Я хочу поговорить с тобой по
поводу взрыва. Это очень важно...
     Он осекся.
     - Хорошо, хорошо - улыбаясь, Бранд ждал пока Ник сядет  в  машину.  -
Некоторые  держатели  акций  ассоциации   интересовались   слиянием   двух
компаний.  Используя  некоторые  методы  финансовой  инженерии,  мы  можем
сделать из этого нечто более прибыльное, нежели просто сплетни. Мы сегодня
поговорим об этом.
     - Пожалуйста, - прошептал Дженкинс, но Бранд уже повернулся к шоферу.
     - Офис мистера Гаста.
     Он вновь обратил лицо к Дженкинсу и настойчиво произнес:
     - Ники, ты должен забыть Фридонию. Я знаю, что эта трагедия  потрясла
тебя, но мы собираемся построить нечто грандиозное на ее руинах. Если  это
удастся, нам не нужна будет Фридония.
     Дженкинс утонул в мягком сидении. Ошеломленный безжалостной  энергией
хитроумного магната, он чувствовал себя слишком усталым, чтобы  вызвать  в
памяти молодого идеалиста, писавшего о безграничной свободе  человечества.
Он даже был не в силах спросить о Джей Хардин.
     Шойер быстро вел машину по улице, окружавшей искусственно  насыпанную
гору.  Когда  Дженкинс  работал  на  Фридонии,  Палласпорт   казался   ему
великолепным оплотом человека в открытом космосе, но сейчас город  угнетал
его.
     Здания из листового металла и  окрашенного  стекла  казались  слишком
хрупкими и безвкусными.
     Мужчины и женщины здесь говорили на языках  всей  Солнечной  системы.
Ник думал, что они должны были выглядеть храбрыми и выносливыми бойцами  с
вечной ночью, но видел  лишь  усталых  и  истощенных  людей.  Он  вспомнил
циничное  высказывание  своего  дяди:  они  все  хищники,  прибывающие  на
астероиды, чтобы захватить свою долю добычи и увезти ее на свои планеты  в
личных ракетах.
     Но эти люди боролись за установление контроля над неистощимым запасом
расщепляемых элементов. Благодаря свободной энергии люди в Палласе  смогут
жить в комфорте, а не как кочевники, разбившие лагерь в пустыне.
     Неограниченная энергия сити-материи превратит сонные уродливые  холмы
за этими бедными улицами в  прекрасные  горы,  покрытые  зеленью,  создаст
более совершенную цивилизацию, мир,  где  тяжелые  социальные  последствия
недостатка энергии никогда не будут оставлять свой жестокий отпечаток.
     - Посмотри-ка сюда, Ники. - Бранд тронул его за  плечо.  -  Это  наше
новое здание, построенное после того, как ты уехал. Оно на три этажа выше,
чем башня Интерпланетной Ассоциации!
     Дженкинс вздрогнул и устало выпрямился. Он увидел отливающие  золотом
массивные буквы "Сити инкорпорейтед".
     - Стоило двести миллионов, - гордо сообщил Бранд. -  Но  подожди,  ты
еще увидишь  офис,  который  я  построил  для  тебя  в  рекламном  отделе,
отделанный сосной, ну прямо как на Земле. Она  здесь  более  дорогая,  чем
платина...
     "Двести миллионов, - с тоской подумал Дженкинс.  -  Это  дороже,  чем
кондюллой, который был так нужен  для  катушки  генератора,  и  кабеля,  и
других деталей, необходимых для передатчика на Фридонии. Двести  миллионов
были путем к освобожденной энергии. Они могли открыть новую жизнь для всех
планет.
     - ...встретиться с Адамом Гастом, - вновь услышал  он  голос  Мартина
Бранда. - Самый умный адвокат в Мандате. Это он  защищал  старину  Дрейка,
помнишь? Он выбил нам лицензию на исследования. Я работаю с ним с тех пор.
Вот его офис.
     Машина проезжала бедные кварталы.  Усталые  люди  с  мрачными  лицами
спешили по тротуарам.  На  их  лицах  читалось  предчувствие  беды.  Бранд
показал на потемневшую табличку над баром, где судя  по  всему  собирались
отбросы  общества  нескольких  планет.  Табличка  гласила:   "Адам   Гаст,
адвокат".
     - Ужасная улица,  -  небрежно  бросил  Бранд.  -  Но  Гаст  не  хочет
переезжать. Он вышел из  низов,  и  я  думаю,  что  его  корни  здесь.  Он
повернулся к водителю: - Посигналь ему.
     После гудка они некоторое время ждали на обочине.
     Дженкинс наблюдал за мужчинами  с  болезненными  лицами  и  вызывающе
накрашенными женщинами,  прилетевшими  сюда  из  разных  миров.  Худощавые
местные астериты, бородатые  каллистийцы,  полные  венерианцы,  загоревшие
марсиане и земляне с печальными глазами. Они стремились в бар,  выходя  из
ломбардов,  грязных  столовых,  дешевых  магазинов,  надеясь  на  короткую
передышку от своего отчаяния, и покидали его в пьяном забытьи.
     "Свободная энергия изменила бы и  эту  улицу,  -  думал  Дженкинс,  -
прибежище людей, проигравших битву за уран и торий". Он не мог смириться с
видом этих людей, искалеченных и выброшенных на обочину  жизни,  умирающих
от недостатка энергии. Он знал, что передатчик Бранда мог вылечить их.
     - Адам, старина, - вдруг закричал Бранд. -  Вот  познакомься  с  моим
племянником.
     Адам  Гаст  спустился  по  узкой  темной  лестнице  между   баром   и
венецианским рестораном - невысокого роста полноватый  человек  с  редкими
черными волосами  и  близко  посаженными  глазами,  маленькой  заостренной
бородкой. Подчеркнутая элегантность его  костюма  казалась  неуместной  на
этой нищей улице. Но Дженкинсу казалось, что это лицо с тонкими  губами  и
острым носом несет на себе общий отпечаток мрачного отчаяния.
     - Привет, Дженкинс, - резко сказал Гаст.
     Его голос был высоким, с неприятным металлическим оттенком. Он сел на
заднее сидение и резким жестом открыл толстый портфель руками, похожими на
желтые клешни.
     - Извини меня, Ник - пробормотал Бранд, пересаживаясь к  Гасту.  -  У
тебя вскоре будет компания. Мы заедем за моей секретаршей. Такая  девушка,
как мисс Хардин заинтересуется тобой, героем Фридонии. -  Он  хихикнул.  -
Правда, Адам?
     Гаст недовольно кивнул и склонился над своими документами.
     - Вот наша стратегия, - сказал  он.  -  Если  ты  хочешь  форсировать
слияние...
     Дженкинс напрягся. Он был рад, что  они  были  поглощены  обсуждением
сложных компромиссов, подводных течений, которые дядя  называл  финансовой
инженерией, и не могли видеть его реакцию. Ник старался убедить себя,  что
женщина ничего не  значит  для  человека,  которому  осталось  жить  всего
неделю, но не мог сдержать волнения от ожидания встречи с Джей.
     Она жила на более престижной улице,  жители  которой  принадлежали  к
когорте победителей в скрытой  войне,  которую  вел  Мандат.  На  витринах
магазинов этой улицы были выставлены каллистийские меха и редкие  продукты
с Венеры, блестящие побрякушки с Марса, книги, наряды  и  драгоценности  с
Земли - дорогие, доставленные сюда издалека товары.
     Она ждала, стоя на хромированной лестнице скромного дома. Один ее вид
заставил Ника забыть о смерти, коварно притаившейся в его  теле,  и  снова
ощутить острую боль сожаления.
     - Джей, - радостно приветствовал ее Бранд. - Познакомься, это Ники.
     Дженкинс мгновение не мог говорить. Девушка направилась к машине,  но
при виде его остановилась и подняла руки в  непроизвольном  оборонительном
жесте. Она оказалась выше, чем он  помнил.  Ее  расширенные  от  удивления
глаза были темно-голубыми, словно Вега.
     - Ну что, нравится, Ники? - хихикнул Бранд.
     Дженкинс молча кивнул. Девушка стояла, стройная и очень  красивая,  в
коротком жакете из голубого каллистийского меха. Ее волосы рассыпались  по
плечам - золотые, как проблески Солнца.
     - Привет, Ники, - ее мелодичный голос казался нарочито приветливым.
     Она сдержанно пожала ему руку, и он почувствовал  дрожь  ее  пальцев.
Она села рядом с ним и с улыбкой обратилась к Бранду.
     - Мы с Ником старые друзья.
     "Неужели?" - подумал Дженкинс. Он повернулся, чтобы рассмотреть лицо,
которое так долго пытался забыть.  Светлая  кожа,  резко  очерченный  рот,
решительный  подбородок,  высокие  скулы...  В  ней  чувствовался  сильный
характер, но он не мог понять ее.
     - Я очень расстроена, - ее голос дрожал  от  волнения,  -  по  поводу
аварии. Мистер Бранд сообщил мне. Я знаю капитана Мак-Джи  -  он  привозил
запросы в офис. Такой маленький славный  человечек.  -  Ее  голубые  глаза
потемнели и засветились сочувствием. - Вы уверены, что он безнадежен?
     - Абсолютно, - Дженкинс не мог скрыть боль в своем голосе  и  добавил
коротко и резко: - Они все обречены!
     - Но вы не пострадали?
     Дженкинс сглотнул; он не мог говорить, а только покачал  головой.  Он
ощутил непреодолимое желание рассказать ей все. Он хотел быть беспощадным.
Жажда мести поможет ему установить передатчик Бранда.
     Джей, казалось,  ощутила  его  боль  и,  чтобы  отвлечь  его,  начала
щебетать о чудесах Терран-Торан. Дженкинс  пытался  расслабиться  рядом  с
ней. Он слушал мелодию ее голоса и  старался  не  думать  о  тени  смерти,
нависшей над ним.



                                    12

     В девушке, казалось, пульсировала сама  жизнь.  Наблюдая  за  тонкими
чертами ее лица и глубокой голубизной глаз, Дженкинс впитывал ее жизненную
энергию. Ему очень хотелось расспросить ее.
     - Скажите мне, Джей...
     Ник воспользовался случаем, когда Бранд и  Адамс  углубились  в  свои
документы и подняли стеклянную перегородку, отделявшую заднее  сидение  от
водителя.
     - Почему вы работаете на моего дядю сейчас?  -  Он  не  мог  сдержать
напряжения в голосе. - Два года назад вы вздрагивали только от  упоминания
его имени.
     Она посмотрела на него. Ее глаза были внимательными и серьезными.
     - Извините, Ник. - Голос ее звучал сдавленно. -  Я  думала,  что  ваш
дядя  авантюрист.  Видите  ли,  мой  отец  потерял  большую  часть  своего
состояния на одном из его проектов, и поэтому мне пришлось пойти работать.
Я встретила вашего дядю позже и поняла, что ошибалась. Я рада, что работаю
в "Сити инкорпорейтед" сейчас.
     Дженкинс  улыбнулся  ей,  потому  что  почувствовал,   что   когда-то
порванная связь между ними восстанавливается.
     - Это прекрасно, - согласился он, - что  вы  участвуете  в  усмирении
антиматерии. Я думаю, что это самый  великий  подвиг,  который  когда-либо
совершал человек.
     - И самый опасный. - Она смотрела на него с благоговением. - Я всегда
тянулась к таким людям как вы, как бедный старина  Мак-Джи,  как  те,  кто
сейчас умирают от сити-шока. - Ее приглушенный голос выдавал  волнение.  -
Скажите мне, вы ходите по острию ножа, почему же  продолжаете  работать  в
этом аду?
     - Разве вы не знаете? - ответил Дженкинс вопросом на вопрос. -  Разве
вы не читали книгу моего дяди?
     Она кивнула.
     - И все же, я не понимаю.
     Дженкинс пытался найти слова, чтобы передать ей  чувство  восхищения,
которое он испытывал, перечитывая "Неограниченную энергию", и  которое  он
испытал вновь, когда думал о том,  за  что  отдают  свои  жизни  те  люди,
которые умирают сейчас на Обании.
     - Подумайте, что способна сделать дрейфующая порода, - настаивал  он.
- Как она может изменить все!
     Она слегка нахмурилась.
     - Энергия - это основа богатства, даже жизни. - Он помолчал, подбирая
слова.  -  Энергия  при  умелом  применении  создает  новые   материальные
ценности. У людей накоплены огромные материальные богатства и значительное
количество  знаний,  но  человечеству   не   хватает   энергии,   и   этот
энергетический голод уродует нам жизнь. Он делает людей  озлобленными,  он
убивает их тем или иным способом!
     Ник сделал жест отчаяния.
     - Свободная энергия передатчика Бранда  может  изменить  человеческую
жизнь. - Он изо всех сил  старался  достучаться  до  Джей,  но  его  слова
казались ему самому  неуклюжими  и  неубедительными.  -  Передатчик  может
решить проблему энергетического голода. Он сделает жизнь людей здоровой  и
прекрасной.
     - Отличная идея, Ник. - На минуту ему  показалось,  что  Джей  поняла
его, пока не увидел морщинки на ее лбу. - Очень  благородная  мечта,  и  я
восхищаюсь вами, но человечество еще не готово  к  восприятию  благородных
идей, и я боюсь, что вы никогда не достигнете своей утопической цели.
     - Страх и жадность, происходящие  от  нищеты,  не  присущи  людям  от
природы, - настаивал он. - Свобода энергии может изменить их...
     Но Дженкинс  вынужден  был  умолкнуть,  потому  что  понял,  что  она
перестала слушать.  Машина  подъезжала  к  основному  космодрому,  который
находился на  вершине  искусственной  горы.  Джей  протянула  руку,  взяла
голубую металлическую сумочку, которая гармонировала по цвету с ее меховым
жакетом. Она отвернулась от него и посмотрела на сверкавшую яхту.
     Ник понял, что его страстная речь об  освобожденной  и  освобождающей
человечество энергии не тронула Джей, но он не жалел о  сказанном,  потому
что она была секретарем Бранда, и смогла бы помочь ему,  а,  главное,  Ник
хотел понравиться ей.
     Он шел на яхту, размышляя о поведении и  убеждениях  Джей.  Она  была
умной и доброй. Безусловно, он сможет убедить ее, нужно  только  заставить
девушку посмотреть на это все глазами его друзей, которые  сейчас  умирали
ради своей святой цели, к которой она так презрительно относилась...
     - Вам нравится "Адонис"? - весело спросила Хардин. - Я обожаю,  когда
мистер Бранд приглашает меня на яхту. Давайте  пойдем  на  мостик.  Оттуда
открывается прекрасный вид на город и горы.
     Он последовал за ней к  маленькому  лифту  и  инстинктивно  отпрянул,
нечаянно притронувшись  к  ее  жакету,  словно  это  мягкое  прикосновение
причинило ему боль. Напряжение не оставляло его. Это может оказаться не  к
месту, но он расскажет ей при первом же  удобном  случае  историю  старины
Джима Дрейка.
     Терра-Тор находился в двух километрах к западу  от  Палласпорта.  Это
была круглая вершина, сверкавшая жизнью в мертвой цепи огромных гор, каких
не было даже на Земле. Яхта приземлилась на горе через десять минут.
     После  того,  как  они  покинули  яхту,  Джей  Хардин  с  энтузиазмом
показывала ему все достопримечательности Тора. Золотые пряжи  и  стены  из
пурпурного стекла окружали возвышенность и спускались к изгибу горы.
     - Пойдем, - прошептала она. - Давай посмотрим восход солнца.
     Она повела его мимо красивого особняка  на  край  каньона  с  черными
стенами, покрытыми пушистой зеленью земных растений. Стоя  на  краю  этого
маленького  островка  жизни,  они  наблюдали  мертвые  огромные   вершины,
освещенные яркими лучами  солнца,  они  стали  похожи  на  острые  клинки,
протыкающие плотную темноту.
     - Это великолепно!
     Дженкинс согласно кивнул, но он представил себе  в  этот  момент  еще
более грандиозное зрелище. Он увидел весь Паллас таким же сверкающим,  как
Тор, воображение нарисовало ему  тысячи  мертвых  планет,  возвращенных  к
жизни. И вдруг ему пришло в голову, что строительство  передатчика  Бранда
могло обойтись гораздо дешевле, чем это барское поместье его дяди.
     Но Ник ничего не сказал. Он слишком  устал,  чтобы  найти  слова  для
объяснения девушке своих воззрений; он не хотел ссориться  с  ней.  Смерть
забирала у Дженкинса силы, и только Джей могла  поддержать  его  угасающие
силы.
     - Извини меня. - Она сочувственно посмотрела на него и взяла за руку.
- Я знаю, через что ты прошел, ты, должно быть, очень устал.
     Они пошли, держась за руки, через роскошную лужайку к огромному  дому
под золотыми вязами. Дженкинс благодарно  улыбнулся  спутнице,  ощущая  ее
дружескую поддержку. Ее сильные пальцы сжали руку Ника, как будто  ощущали
его боль.
     Она вдруг остановилась, и ее голубые глаза наполнились ужасом.
     - Что с тобой? - прошептал он.
     - После этого... - ее голос задрожал, - ты ведь не вернешься туда?
     Дженкинс вырвал руку. Он нарочно разорвал эту кратковременную  связь.
Джей не понимала его. Но он и сам не хотел, чтобы она увлеклась человеком,
которому суждено умереть.
     - Я возвращаюсь, - сказал он резко.
     Они пошли к особняку с пурпурными стенами. Шли напряженно, не касаясь
друг друга. Полные губы девушки были сжаты, и он внутренне радовался, видя
злость в ее глазах. Это было лучше, чем боль в глазах Карен Дрейк.
     Внутри роскошного жилища молчаливый  слуга  с  классическими  чертами
лица провел Дженкинса в просторную спальню и наполнил  ему  ванну.  Пижама
дяди подошла по размеру. Землянин помог завязать ему пояс  и  сказал,  что
обед подан.
     За обедом его дядя и Адам Гаст все еще говорили о плане слияния. Джей
Хардин не участвовала в разговоре, Ник тоже ел молча. Темнолицый шеф-повар
приготовил редкие блюда, но еда не имела сейчас  значения  для  участников
обеда. Истощение и болезнь утомили  Дженкинса,  и  от  потока  юридических
терминов и финансовых выкладок у Ника закружилась голова.
     - Тебе лучше отдохнуть, - сказал Бранд, когда обед был закончен.
     - Не сейчас, - Дженкинс распрямился. - Я должен тебе кое-что сказать.
     - А нельзя ли завтра?
     Дженкинс упрямо покачал головой.
     - Но мы будем заняты до полуночи, разрабатывая этот план.
     - Ты должен выслушать меня, - упрямо настаивал Дженкинс. - То, что  я
собираюсь сказать, нарушит твой план.
     - Хорошо, Ники, - снисходительно сдался дядя. - Я дам тебе час  прямо
сейчас.
     Он обратился к Адаму:
     - Можешь продиктовать набросок, пока я послушаю. - Он с улыбкой  взял
Ника за руку. - Поднимемся в кабинет.
     Кабинетом была  просторная  широкая  комната  с  блестящим  баром  из
черного дерева в углу. Картины на стенах,  высокие  стеллажи,  заполненные
книгами... Огромные окна выходили на склон Палласа. На Земле такая комната
служила бы признаком среднего  благосостояния,  но  на  этой  безжизненной
планетке, где людей истощала жестокая  природа,  это  казалось  вызывающей
роскошью.
     Бранд налил себе напиток и предложил Дженкинсу:
     - Самое лучшее виски в Мандате, - настаивал он. - И похоже, что  тебе
нужно выпить.
     Дженкинс покачал головой:
     - У меня нет  времени,  я  должен  сказать  тебе,  что  случилось  на
Фридонии...
     - Не волнуйся по этому поводу, Ники. Шалтай-болтай упал, и его нельзя
собрать по кусочкам. - Бранд открыл пачку  сигар:  -  Попробуй,  настоящие
гаванские сигары.
     Дженкинс нетерпеливо отмахнулся.
     - Плохие новости, - у  него  пересохло  в  горле.  -  Взрыв  послужил
причиной...
     - Давай не будем о печальном, Ники, - Бранд опустился в легкое кресло
и улыбнулся поверх  запотевшего  бокала.  -  Тебе,  конечно,  это  кажется
ужасным. Я знаю, что эти несчастные были твоими друзьями,  но  нельзя  все
время оглядываться назад.
     Бранд покачал бокалом, и в нем зазвенели кусочки льда.
     - Ну хорошо, Ники, я послушаю  эти  печальные  подробности,  если  ты
настаиваешь. Но Фридония больше не имеет значения. Мы миновали кризис. Это
слияние, если мы осуществим его достаточно быстро, защитит нас против...
     - И даже против сити-оружия?
     - Что? - Бранд был ошарашен. Он поставил  бокал.  -  Что  ты  сказал,
Ники?
     "Оружие из антиматерии" - отчеканил Дженкинс.  -  Я  пытаюсь  сказать
тебе об этом с тех пор, как приземлился. Арсенал сити украден.  Кто-то  из
наших очень ловко помог. Думаю, что нас предал Лазарини.  Я  не  знаю,  на
какую планету они отвезли его.
     Дженкинс посмотрел на  цветущее  лицо  Бранда,  искаженное  тревожным
изумлением.
     Упавшим голосом он продолжал:
     - Те, кто сделали это, похитили очень многое - десятки  незаконченных
ракет, машины для создания новых боеголовок и  знания  Лазарини,  что  еще
более важно.
     Дженкинс проглотил сухой комок в горле.
     - Они обеспечили себе легкую победу в новой космической  войне,  если
мы не остановим их...
     - Послушай, Ники, - Бранд снова поднял бокал, и его  железные  пальцы
уже не дрожали, голос был странно напряжен. - Так Дрейк и другие  получили
сити-шок не случайно?
     Дженкинс кивнул:
     - Они убиты.
     Серые глаза Бранда сузились:
     - Ты говорил об этом кому-нибудь?
     - Нет.  -  Он  увидел,  как  лицо  дяди  расслабилось.  -  В  клинике
Ворринджера думают,  что  они  получили  дозу  от  сити-пыли.  Я  не  стал
разубеждать их.
     - Правильно, Ники. - Бранд сделал большой глоток виски и одобрительно
кивнул. - Из тебя получится хороший финансовый инженер.
     Дженкинса покоробила эта фраза.
     - Я знаю, что малейший слух о сити-оружии способен разрушить  Мандат,
- объяснил он. - А это может помешать нам закончить передатчик Бранда.
     - Неплохая идея, - улыбнулся Бранд. - Но  пока  нам  нужно  забыть  о
передатчике.
     - Нет! - Дженкинс резко встал. - Освобожденная энергия на Фридонии  -
это единственное, что в силах остановить новую космическую войну.
     Бранд снисходительно улыбнулся:
     - Почему ты так думаешь, Ники?
     Дженкинс чувствовал, как его кулаки сжимались и разжимались, и он  не
мог найти слов, чтобы противостоять открытому скептицизму дяди.
     - Потеря этого вооружения и оборудования, опыта и знаний  Лазарини  -
это все равно, что сити-шок для всех планет, - сказал он в отчаянии. - Они
еще не чувствуют этого, но смерть еже близка. Скоро пробьет ее час.
     Бранд одобрительно пробормотал:
     - Красивая аналогия, Ники.
     - Эти налетчики нанесли сити-удар по Фридонии, - продолжал  Дженкинс.
- Это значит, что их не интересует истинная созидательная сила  сити.  Они
хотят контролировать все запасы тория и урана.
     Дядя кивнул и улыбнулся:
     - Интересный политический анализ, Ники.
     - Но передатчик Бранда может предотвратить войну за эти радиоактивные
элементы, - настаивал Дженкинс. - Если энергии будет в избытке,  война  за
нее потеряет смысл.
     - Цитата, - саркастически заметил Бранд, - из моей собственной книги,
полагаю.
     - Но  то,  что  ты  писал,  это  правда,  -  воскликнул  Ник.  -  Это
справедливо и сегодня. Мы должны закончить завод на Фридонии  прежде,  чем
неизвестный враг нанесет удар.
     Бранд спокойно сделал глоток.
     - Боюсь, что это будет очень сложно.
     - Наши установки не повреждены взрывом, - убеждал Дженкинс. - Я знаю,
что все оборудование облучено, но механизмы целы, баки с горючим полны,  и
все, что нам нужно - это только кондюллой, который  заказал  Дрейк,  чтобы
закончить передатчик.
     Бранд с улыбкой сожаления покачал своей красивой головой:
     - Я когда-то обещал Дрейку этот металл, - согласился  он.  -  Но  это
было прежде, чем я узнал, что  нужно  восемьдесят  тонн  при  цене  в  два
миллиона за тонну. Мы не можем выкинуть эти  деньги  на  экспериментальные
установки. В любом случае, рынок не  может  справиться  с  таким  огромным
заказом...
     Неотрывно глядя на дядю, Дженкинс прервал его:
     - Я не понимаю, ты ведь купил триста тонн кондюллоя для Фридонии?
     Челюсть Бранда опустилась, и серые глаза сузились:
     - Откуда ты знаешь это?
     Дженкинс покачал головой.
     - Ты выиграл, Ники, - дядя весело хихикнул. -  Полагаю,  что  у  тебя
прекрасные задатки финансового инженера. - Он лениво  поднялся.  -  Хочешь
видеть этот металл?
     Дженкинс кивнул.
     Высокий, в импозантной пижаме Бранд пошел к бару.  Отодвинув  его  от
стены, он открыл потайную дверь.  Дженкинс  последовал  за  ним  по  узкой
лестнице.
     Алюминиевые обломки парагравитационной трубы свернулись, как огромная
змея в тоннеле. Бранд  присел  на  корточки  и  нажал  код  на  замке.  Он
театрально раскрыл тяжелую металлическую дверь и ввел Дженкинса в огромный
стальной склеп, заваленный до потолка серыми блестящими слитками.
     С трепетом Дженкинс повернулся к дяде.
     - Если у тебя был металл, - яростно вскричал он, - почему  же  ты  не
сдержал обещание?
     - Я объясню, - пробормотал Бранд. - Вернемся в берлогу.
     Он закрыл массивную дверь. Потрясенный, Дженкинс шел  за  ним.  Бранд
поставил бар на место и налил себе виски.
     Дженкинс ждал, сердце его замирало от дурного предчувствия.
     - Не падай духом, Ник, -  Бранд  придвинул  легкое  кресло.  -  Лучше
выпей, - участливо посоветовал он. - Без этого ты не поймешь.
     Дженкинс мрачно покачал головой.
     - Ты мне нравишься, Ники,  -  продолжал  Бранд.  -  Ты  завоевал  мое
доверие. Поэтому я расскажу тебе правду о "Сити инкорпорейтед".
     - Ну?
     - Ты великолепный космический инженер, - сказал Бранд, - но ты ничего
не смыслишь в финансово-политической инженерии. Ты не понимаешь, что  наша
фирма -  необычное  предприятие.  Мы  получили  лицензию  на  исследования
антиматерии с условием всячески препятствовать им.
     Дженкинс остолбенел.
     - Старик Джим Дрейк никогда бы не понял этого, - продолжал  Бранд.  -
Хотя я пытался объяснить ему. Он хотел продолжать, как-будто действительно
намеревался  закончить  передатчик  и  залить  планеты  потоком  свободной
энергии.
     - Разве это не так? - прошептал Дженкинс.
     Снисходительно  улыбнувшись,  Бранд  допил  виски.  -   Освобожденная
энергия разрушит "Сити инкорпорейтед".
     - Тогда в чем же цель корпорации?
     - Теперь  мы  дошли  до  сути,  Ники,  -  Бранд  одобрительно  кивнул
массивной головой. - Нужно только  трезво  взглянуть  на  экономические  и
политические силы, действующие в Мандате, и ты увидишь все так  же  четко,
как я.
     Дженкинс упрямо покачал головой.
     - Мы можем начать с космической войны прошлого  поколения,  -  Мартин
закурил толстую сигару. - История говорит, что союзные  планеты  выиграли.
Как всегда, история ошибается.
     - Но планеты отвоевали свободу.
     - Не большую, чем она была у них до того, - парировал  Бранд.  -  Они
продолжали  зависеть  от  энергоносных  металлов  земного   происхождения,
компания сыграла на их разногласиях и заставила принять  Мандат  -  что-то
вроде судьи в холодной войне, которую она постепенно выигрывала.
     - Но свободная энергия остановила бы эту войну.
     - Может быть, - кивнул Бранд. - За  исключением  того,  что  ни  одна
маленькая планета  не  потерпит  экономического  и  политического  влияния
сити-энергии; никто при этом статус-кво не захочет получить сити-шок.
     Дженкинса покоробила эта фраза.
     - Но сити-оружие - это совсем другое,  -  с  горечью  ответил  он.  -
Каждая планета не скупится на средства, чтобы заполучить его,  и  одна  из
них подкупила Лазарини...
     - Ты забегаешь вперед, - одернул его Бранд. -  Несколько  лет  назад,
когда я приехал в Мандат в поисках  хорошей  работы,  именно  я  обнаружил
тупик.
     Бранд выпустил клубок голубого дыма.
     -  Ни  одна  планета  не  выигрывала  тогда  холодную  войну   и   не
продвигалась  в  исследованиях.  Инженеры  погибали  прежде,  чем  у   них
появлялись секреты, представляющие интерес для шпионов. Дрейк и Мак-Джи  -
единственные, кто обладал действительными знаниями, - находились под судом
по обвинению в незаконных исследованиях. - Бранд заразительно засмеялся:
     - Ну и положеньице!
     Дженкинс замер.
     - Пришлось призвать на  помощь  искусную  финансовую  и  политическую
инженерию, - Бранд сделал широкий жест.  -  Эти  глупые  бюрократы  хотели
посадить, даже убить единственных людей, кто мог  работать  с  породой.  Я
видел перспективу, и Гаст помог мне.
     - Я... - с трудом выговорил Дженкинс. - Я не понимаю.
     - Просто немного хитрости, - пробормотал Бранд.  -  Тонкий  анализ  и
сложное использование имеющихся сил.  Все  планеты  хотели  знать  секреты
сити. Ими владел старый Дрейк, и я основал "Сити инкорпорейтед".
     - Ты хочешь сказать... -  Дженкинс  не  хотел  верить.  -  Ты  продал
дрейковскую технологию сити?
     Бранд кивнул.
     - Но не полностью, - пояснил он. - Я извлек  из  отчетов  Дрейка  всю
важную информацию и передал их через  Адама  Гаста  нескольким  торговцам,
которые за деньги могут заставить клиента почувствовать, что  он  получает
нечто уникальное.
     Дженкинс неуверенно поднялся  на  ноги,  худые  руки  его  сжались  в
кулаки. Ему хотелось размозжить красное лицо  великана,  но  Бранд  только
усмехнулся.
     - Я понимаю тебя, Ник, - сочувственно сказал он. - Я прошел через это
двадцать лет назад. Наша беда в нашем воспитании.
     Дженкинс, все еще тяжело дыша, разжал кулаки.
     - В институте все казалось таким простым, - продолжал Бранд.  -  Тебе
преподают астронавигацию, ядерную  физику,  основы  парагравитации  и  все
остальное. И ты начинаешь верить, что  можешь  превратить  все  планеты  в
сказочные миры. Но это не так, Ники.
     Лицо Бранда на мгновение приняло выражение печальной задумчивости.
     - Они не преподают практическую политику или  экономику.  Технические
проблемы  не  сложны;  все  дело  в  человеческой  природе.  Это  и   есть
непреодолимое  препятствие  на  пути  к  инженерной   мечте,   Ники.   Это
безграничная глупость  и  невежество,  жадность  и  трусость  человеческих
существ!
     Он взмахнул рукой с погасшей сигарой.
     - Вот что ожидает тебя,  Ники.  Ты  должен  научиться  разбираться  в
человеческой психологии и использовать ее в своих интересах. Это выгоднее,
чем космическая инженерия.
     Дженкинс почувствовал прилив ярости.
     - Возьми мою карьеру, - мягко  уговаривал  Бранд.  -  Молодой  дурак.
Такой  же  идеалист  как  и  ты,  я  когда-то  предложил  честный  путь  к
освобождению человечества. И добился того, что попал в черный  список.  Но
теперь я нашел другое применение сити и стал миллионером.
     Дженкинс снова сжал кулаки и старался скрыть дрожь в голосе:
     - Так что, вся фирма - мыльный пузырь?
     - Не так грубо, -  слабо  запротестовал  Бранд.  -  Если  ты  крадешь
миллион, то это называется  удачной  финансовой  сделкой.  Наши  вкладчики
верят, что мы будем очень скоро  продавать  энергию  другим  планетам,  но
здравый  смысл  должен  подсказывать  им,  что  успех  этого   предприятия
мгновенно развалит корпорацию.
     Дженкинс снова  сел.  Он  пытался  вникнуть.  Изумленно  рассматривая
незнакомого ему человека, сидевшего рядом, он тщетно пытался понять его.
     - Не так уж я и плох, - вяло настаивал Бранд. - В  этом  деле  нашими
партнерами являются самые уважаемые люди Мандата. Наша  дирекция  включает
всех членов высокой комиссии, а председатель возглавляет отдел в компании.
     - Не лги, -  резко  прервал  его  Дженкинс.  -  Если  ты  никогда  не
собирался строить передатчик, зачем ты купил кондюллой?
     - На всякий случай, - невинно улыбнулся Бранд. -  Это  удобная  форма
помещения капитала.
     Дженкинс закусил губу.
     - А когда ты продавал нас, какая планета пошла по самой высокой цене?
Чей человек Лазарини?
     - Пожалуйста, Ники, -  казалось,  Бранда  задело  это.  -  Даже  если
жестокая реальность жизни ранила твою идеалистическую душу, ты бы мог,  по
крайней мере, воздать мне должное за то, что у меня  хватило  ума  продать
сити-оружие.
     - И кто-то купил его, - упавшим голосом  сказал  Дженкинс.  -  Кто-то
собирается начать сити-войну. Но это прошлое, а сейчас единственный способ
остановить их - это запустить передатчик Бранда. Неужели ты не понимаешь?
     - Ты наивен, Ники, - с сожалением вздохнул  Бранд.  -  Боюсь,  ты  не
слушал меня. Налет на  Фридонию  только  ускорит  межпланетный  кризис,  а
романтические эксперименты с высокими словами об освобожденной энергии  не
решат проблему. Единственным ответом может быть план  слияния,  основанный
на политико-экономической инженерии.
     Дженкинс вздрогнул от бессильной ярости.
     - Разве ты не видишь соотношения сил, Ники? Разве не  понимаешь,  что
угроза сити-войны повышает ценность наших  акций?  -  Бранд  посмотрел  на
часы. - А теперь извини, Гаст ждет меня.
     - Но нельзя же... - Дженкинс неуверенно  поднялся  со  слабым  жестом
отчаяния. - Нельзя убивать время  на  вынашивание  очередного  хитроумного
замысла, когда решается судьба мира на  планетах.  Дай  мне  свою  яхту  и
восемьдесят тонн кондюллоя...
     Бранд ухмыльнулся.
     - Ты с ума сошел, Ники. Да  и  не  удивительно  после  того,  что  ты
пережил. Пусть Амадор даст тебе снотворное.
     Уже стоя в дверях, Бранд невозмутимо произнес:
     - Спокойной ночи, Ники. Завтра, думаю, тебе будет лучше.



                                    13

     Мир разваливался.
     Даже жестокий  приговор  доктора  Ворринджера  не  сломил  Дженкинса.
Кодекс чести космических инженеров поддерживал его мужество,  несмотря  на
то,  что  Ник  хорошо  знал:  он  умирает.  Теперь,   однако,   откровенно
насмешливые слова знаменитого дяди обесценили все. Великая  традиция  была
втоптана в грязь. Если Мартин Бранд, самый  великий  космический  инженер,
так спокойно признавался в чудовищном обмане, то все теряло свой смысл.
     Дженкинсу  не  нужно  было  снотворное.   Над   его   высокой   целью
надругались, его надежды разбили. Он поплелся обратно в роскошную  пустоту
своей спальни и безропотно позволил слуге развязать свой пояс.
     Ник проснулся рано. Солнце зашло, и вершины гор казались  в  холодном
свете звезд серыми чудовищами. Особняк спал. Он сел на  огромной  кровати,
вспомнив, что его ждет срочное дело. Ему вдруг  показалось,  что  приговор
Ворринджера был просто страшным сном,  потому  что  усталость  и  отчаяние
прошли.
     Болезнь замедлила свой ход, и Ник снова почувствовал себя нормальным.
К нему вернулись надежда и ощущение смысла жизни. Сидя на краю  кровати  в
темноте, он думал  о  том,  как  вывезти  восемьдесят  тонн  кондюллоя  из
хранилища Бранда на пораженную Фридонию.
     Это казалось возможным до тех пор, пока он не пробрался через холл  к
логову дяди. Там он увидел темноволосого человека, сидевшего за  маленьким
столиком и чистящего серебро. Взгляд его узких прищуренных глаз бродил  по
холлу. Охранник увидел Дженкинса и насторожился.
     Дженкинс закрыл дверь.
     Мартин  Бранд,  конечно  же,  был  готов  защищать  свое  драгоценное
имущество. Эти люди, наверняка, были преданы ему,  он  чувствовал  себя  в
безопасности за броней своего влияния и богатства. Дженкинс  понимал,  что
за  внешней  мягкостью  и   обходительностью   дяди   стояла   беспощадная
решительность.
     Ник суетливо начал одеваться. Было около шести, но дом еще  спал.  Он
не знал, сколько продлится это затишье. Острое беспокойство заставило  его
включить  маленький  фотофонный  приемник  у  изголовья  и  вращать  ручку
настройки, которая приводила в движение зеркала и настраивающие призмы  на
крыше,  в  поисках  сводки   новостей.   Он   услышал   протяжный   акцент
юпитерианской станции, дававшей статистику  достижений  первых  шести  лет
десятилетки  на  Ганимеде  и  опровергавшей   обвинение   капиталистов   в
использовании рабского труда на ториевых рудниках Каллисто.
     "Голос  Луны"  сообщал  о  коммерческих  поездках  на  сити-кораблях,
призывал  состоятельных  людей  посетить  магазины   на   Изи-стрит...   С
раздражением повернув  ручку,  он  поймал  несколько  тактов  танцевальной
музыки, которые внезапно смолкли.
     "Леди и джентльмены! Мы прервали передачу, чтобы сделать  официальное
сообщение... - диктор говорил очень быстро. - Говорит Мандат. Вы  слушаете
"Голос  астероидов",  преданный  своему  правительству.  Не   поддавайтесь
панике!"
     Затаив дыхание, Дженкинс склонился над приемником.
     "Сообщаем  следующие  факты,  -  слащавый  голос  диктора  не  внушал
доверие. - Пять членов комиссии - представители  четырех  основных  планет
дали официальное опровержение  злобным  слухам,  распространяемым  членами
нелегальной свободной космической партии. Наглая ложь!"
     Дженкинс почувствовал, как по его спине забегали мурашки.
     "Не волнуйтесь, - ворковал вкрадчивый голос. - На территории  Мандата
не обнаружено никакого вражеского флота ни с Марса, ни с какой-либо другой
планеты. Слухи о саботаже в Палласпорте и  в  арсенале  гвардии  глубокого
космоса не подтвердились. Не было сражения  на  Обании.  И,  конечно,  нет
никакой опасности сити-войны, все члены комиссии согласны с этим".
     Дженкинс оцепенел.
     "Члены комиссии желают подчеркнуть, - ворковал нежный  голос,  -  что
длительные  исследования,  проводимые  различными  планетами,  подтвердили
вывод о нецелесообразности  использования  антиматерии  в  военных  целях.
Поэтому все мы можем не волноваться!
     Диктор бодро посмеивался.
     "Забудьте о слухах, - убеждал слащавый голос. - Они направлены только
на то, чтобы  подорвать  правительство.  Они  не  достигли  цели.  Гвардии
глубокого космоса уже приказано арестовать всех подозреваемых в сочувствии
свободной космической партии.
     Эта незаконная организация всегда находилась в оппозиции к Мандату  и
выдвигала бессмысленные требования независимости астероидов. Ее  секретные
агенты не раз были уличены в террористических актах. Сегодня правительство
настроено покончить с этой организацией раз и навсегда.
     Нет  поводов  для  беспокойства.  Не  обращайте  внимания  на  слухи.
Настройте ваши фотофоны  на  "Голос  Мандата",  и  вы  получите  правдивую
информацию и прекрасные минуты отдыха. Мы  продолжаем  концерт  Рокки  Джо
Стоуна и его группы "Покорители сити" с подборкой песен..."
     Дженкинс выключил приемник и, как в тумане, побрел к  большому  окну.
Голос диктора был слишком слащав и нарочито бодр. "Только опасный  кризис,
- думал он, - мог поднять членов комиссии с постели  в  это  время,  чтобы
передать такое сообщение".
     Сити-шок уже поразил Мандат.
     Наверное, передатчик Бранда еще  может  помочь,  но  его  собственная
жизнь уже иссякала. Он открыл окно,  выходящее  на  роскошную  лужайку,  и
вздохнул бодрящий воздух Тора.
     Смерть еще не пустила ростки, он чувствовал себя здоровым.  Его  тело
было крепким и упругим. Пока еще не  появились  боли  в  горле.  Но  время
текло, как песок сквозь пальцы, а он все еще не нашел  способ  переправить
на Фридонию восемьдесят тонн кондюллоя.
     Маленький космодром нависал над  неосвещенной  лужайкой,  гордый  нос
"Адониса" вырисовывался на  фоне  великолепных  Магеллановых  облаков.  Он
побрел туда в тени золотых вязов. Вдруг тихий голос остановил его.
     - Пожалуйста, сеньор...
     Обернувшись, Ник увидел темнокожего слугу, Амадора, прямо за спиной.
     - Здесь опасно для жизни. -  Он  смущенно  улыбнулся.  -  Наш  добрый
хозяин огорчится, если мы допустим, чтобы вы погибли.
     - Погиб? - прошептал Дженкинс. - Почему?
     - Здесь защитные сооружения. Да, -  Амадор  пожал  плечами.  -  Чтобы
бандиты не проникли во дворец. Кофе подан на  восточной  террасе,  и  мисс
Хардин приглашает вас позавтракать с ней.
     За спиной Амадора Дженкинс увидел еще одного  темнокожего  маленького
человечка с автоматом, расхаживавшего взад-вперед  под  сверкающей  яхтой.
Мартин Бранд знал, как охранять кондюллой. Покорившись, Ник последовал  за
Амадором на восточную террасу. Джей Хардин сидела за маленьким столиком  и
улыбалась холодному свету звезд.
     - Доброе утро, Ник.
     В ее голосе не звучало уже отчуждения.  Она  поднялась  и  подошла  к
нему, пока слуга разливал кофе. Показав на огромные цепи гор  и  усыпанное
бриллиантами звезд ночное небо, она сказала:
     - Великолепно, не правда ли?
     Дженкинс молча кивнул, подсаживаясь к столику.
     - Ник, мне плохо спалось, - призналась  она,  когда  слуга  отошел  в
сторону. Ее голос звучал тихо  и  неуверенно.  -  Я  думала  о  вчерашнем.
Извини, если я не проявила сочувствия.
     - Это имеет значение?
     - Думаю, да. - Она помолчала, вглядываясь в его лицо  при  серебряном
свете. - Я не знаю, как сказать это, но у людей могут быть разные взгляды,
и все-таки остаются друзьями. Я  понимаю,  что  стремление  усмирить  сити
очень важно для тебя, мне же это всегда казалось  безумием.  Я  восхищаюсь
тем, что ты хочешь вернуться на Фридонию, хотя в глубине души считаю,  что
ты просто напрасно тратишь силы. Я... я просто хотела, чтобы ты это  знал,
Ник.
     Дженкинс сидел, помешивая кофе. Волнение на ее лице болью  отозвалось
в нем: он вспомнил о неминуемой смерти. Но она приехала сюда, чтобы помочь
в  осуществлении  плана  слияния.  Если  Мартин  в  действительности   был
безжалостным  финансовым  пиратом,  каким  казался,  то   она   была   его
сообщницей. Он спокойно спросил:
     - Ты не считаешь, что покорение сити стоит человеческой жизни?
     Девушка оперлась локтями на столик. Ее овальное в мягком свете  звезд
лицо было красивым и серьезным.
     - Я боюсь сити, Ник.
     - И я тоже, - сказал Дженкинс. - Но я хочу, чтобы человек покорил ее.
     - Покоренной сити я боюсь  еще  больше,  -  прошептала,  она.  -  Это
опасней, чем дрейфующая порода.
     - Этого не может быть!
     Она нахмурилась, подбирая слова.
     - Физическая энергия порождает экономическую, - ее голос звучал очень
серьезно. - Экономическая власть порождает  политическую  и  военную.  Это
закон истории. Энергия рабов создала Римскую империю. Еще большая  энергия
сгорания угля  дала  миру  Британскую  империю.  Энергия  атома  поставила
Америку над всем миром и в конце концов породила корпорацию. А  что  может
сделать сити-энергия?
     - Все что угодно, - ответил Дженкинс. - Энергия эта - безгранична.
     - Даже слишком, - голос девушки  звучал  тревожно.  -  Она  открывает
безмерные перспективы власти  и  богатства,  как  всегда,  для  нескольких
человек. Сити создает  новую  диктатуру.  Сам  страх  перед  этой  ужасной
энергией заставит их злоупотреблять своей властью.
     Она задумчиво улыбнулась.
     - Я восхищена твоим мужеством, Ник, - продолжала Джей мягко. - Хотела
бы я иметь твою уверенность в том, что сити создаст новый мир. Но,  боюсь,
планеты не готовы к использованию новой сити-технологии...
     Ее голос затих. Оба увидели ослепительную вспышку на темном небе. Она
осветила склоны, стеклянные стены и их лица. Свет был таким ярким, что все
вокруг стало бесцветным.
     Дженкинс вскочил, разлив кофе по столу.
     - Извини, - машинально он вытирал стол салфеткой, чтобы не  запачкать
девушку. - Нервы.
     Он взглянул на наручный счетчик Гейгера и поднял глаза к небу. Звезды
все еще казались тусклыми его ослепленным глазам, но Ник  все  же  заметил
среди них угасавшую точку. Она была желтой, потом красной, потом исчезла.
     - Ник! - задохнулась девушка. - Это?..
     Он увидел ее  напряженный  взгляд,  устремленный  на  счетчик,  глаза
наполнились страхом. Он слабо улыбнулся ей и покачал головой.
     - Это еще не поражение, - его голос звучал резко  и  взволнованно.  -
Это был сити-взрыв, но очень далекий. - Он сел, ноги  не  держали  его.  -
Может быть, ты и права по поводу того, что сити может сделать с людьми,  -
пробормотал он.
     - Как, Ник?
     - Думаю, что  сити-технология  уже  начала  действовать,  -  спокойно
объяснил он. - Очевидно это был взрыв на  космическом  корабле.  Наверное,
гвардия глубокого космоса пустила сити-ракету.
     Она схватилась рукой за горло.
     - Это ужасно! - ее голос звучал хрипло от волнения. -  Будет  паника.
Мы должны разбудить твоего дядю и сеньора Гаста и вернуться в город.
     - Будет нечто худшее, чем паника, Джей.
     Девушка начала подниматься, но он взял ее за руку.
     - Пожалуйста, - в отчаянии прошептал  он.  -  Ты  мне  нужна,  помоги
остановить сити-войну.
     Она ошеломленно смотрела на него.
     - Ты можешь помочь, - настаивал  Ник.  -  Кондюллой,  необходимый  на
Фридонии, находится здесь. Мой дядя... ну, украл его. Если ты поможешь мне
добыть восемьдесят тонн...
     Она покачала головой:
     - Я не пользуюсь таким доверием. Голос ее упал. - Слуги  твоего  дяди
подчиняются только ему. Это воинственные выходцы из  латинской  колонии  с
маленького островка Нуэво Джалиско. Он очень добр к ним и их семьям, он их
благодетель. Они умрут за него и за его сокровища. - Черные в свете  звезд
ее взволнованные глаза неотрывно глядели на него. - Но скажи мне, Ник,  на
что ты надеешься?
     - Джей, я думаю, ты не лжешь, - он говорил хриплым голосом.  -  Когда
ты поймешь, что случилось на Фридонии и чем  это  грозит,  ты  согласишься
помочь мне запустить передатчик Бранда.
     Она опустила голову, вслушиваясь в его слова.
     - Сейчас уже невозможно предотвратить опасность сити для цивилизации,
- объяснил он. - Разрушительная сила вышла из-под контроля: мы разработали
сити-оружие в лаборатории, и оно попало в руки неизвестных  нам  сил.  Эта
вспышка и есть начало войны!
     Она кивнула, и у него мелькнула надежда.
     - Единственная сила, которая  может  сдержать  безумие  и  остановить
войну, - это новая созидательная технология, - продолжал он. - Безгранично
свободная энергия передатчика Бранда!
     - Наверное, ты прав, Ник, - прошептал он. -  Если  это  действительно
сити...
     Он подумал,  что  она  сдается.  У  него  не  было  времени  пытаться
растрогать девушку историей  Дрейк,  но,  наверное,  этот  взрыв  пробудил
что-то в ней. Ник уже начал надеяться, когда увидел, как  она  напряглась.
Оторопев от неожиданности, Джей показал на длинную тень, скользившую между
звезд к космодрому.
     Тень была черным крейсером гвардии глубокого космос. Люки открылись с
грохотом. Немец-марсианин в чине лейтенанта с непроницаемым лицом прошагал
по трапу в сопровождении пяти вооруженных космонавтов. Он  рявкнул  что-то
охраннику возле "Адониса" и промаршировал к столику на террасе.
     - Герр Никол Дженкинс? - его голос был грубым, и  слова  долетали  до
Дженкинс, как звук равномерных  ударов.  -  Арестованы...  ваши  показания
могут быть... ордер... измена Мандату.
     Покачнувшись от слабости, Дженкинс вздрогнул  от  холода  наручников.
Онемев от отчаяния и потрясения, он не мог сказать ничего вразумительного.
Как сквозь туман он слышал вопросы и гортанные пояснения марсианина.
     - Неопознанная космическая сила направила сити-оружие против  гвардии
глубокого космоса, - марсианин облизнул обожженные солнцем  губы  и  резко
обернулся,  как-будто  ожидал  еще  одного  взрыва  сити.  -  Единственные
известные  заводы,  которые  могут  быть  использованы  для   производства
сити-оружия, принадлежат "Сити инкорпорейтед".
     Его тяжелый взгляд остановился на Дженкинсе.
     - Мне приказано арестовать всех офицеров и инженеров этой корпорации.
     Дженкинс не мог произнести ни слова.
     - Но я уверена, что они не виновны, - он был  благодарен  девушке  за
поддержку. - Ни мистер Дженкинс, ни мистер Бранд. Лаборатория на  Фридонии
была открыта и работала по специальной лицензии на исследования.
     - Эта лицензия не включает военные исследования, - рявкнул марсианин.
- Найн! В любом случае, высокая комиссия запретила подобные работы, и  эти
люди ответят за развязывание сити-войны!



                                    14

     Дженкинс видел, как арестовали дядю. Бранд гордо вышел из особняка  с
золотой крышей. Позади его величавой фигуры в  золотисто-пурпурном  халате
двигался Адам Гаст, не скрывавший своего негодования. Мартин посмотрел  на
громадину крейсера и повелительно спросил офицера-марсианина:
     - Что означает это вторжение?
     -  Вы  герр  Мартин  Бранд?  -  Богатство  особняка  внушило   трепет
лейтенанту, и голос его зазвучал несколько подобострастно. - Мы  вынуждены
просить вас следовать за нами. Вы обвиняетесь в измене.
     - В измене?
     Бранд насмешливо улыбнулся. И Дженкинс, потрясенный своим арестом, не
мог сдержать восхищения.  На  худом  скуластом  лице  дяди  не  было  тени
растерянности. Его серые глаза раскрылись  в  удивлении  и  тут  же  снова
сузились, как-будто он что-то задумал.
     -  Минуточку,  -   Бранд   посмотрел   на   часы   и   повернулся   к
коротышке-адвокату. - Нужно  поторапливаться,  -  спокойно  сказал  он.  -
Продолжайте работу по слиянию и вытащите нас как можно скорее.
     - К полудню вы будете свободны,  -  Гаст  улыбнулся,  обнажив  кривые
зубы.  -  Я  отнесу  проект  слияния  в  компанию,  как  только  он  будет
отпечатан...
     - Но мистер Бранд! - Джей Хардин бросилась к нему. - Лицензия на наше
исследование отменена. Это большая неприятность для Сити!
     - Мы выросли на неприятностях, - ухмыльнулся Бранд. - Если существует
малейшая опасность сити-войны...
     Марсианин откашлялся и бросил:
     - Война уже идет, мистер Бранд. Сити-ракеты были использованы  против
гвардии.
     - Неужели? - сузившиеся глаза Бранда поднялись к заостренному силуэту
корабля на фоне звезд. - В таком случае членам комиссии  крайне  неразумно
принимать карательные меры против единственной фирмы по производству сити.
     Красноватое  лицо  с  впалыми  щеками  не  выражало   ничего,   кроме
оскорбленной гордости. Голос звучал ровно, когда он задал вопрос:
     - Кто начал войну?
     На мгновение под мрачной,  коричневой  от  загара  маской  марсианина
Дженкинс  увидел  испуг  и  замешательство.  Лейтенант  облизнул  губы   и
расправил плечи.
     - Это еще не установлено, герр Бранд, но  мне  приказано  скрыть  эту
информацию от вас и герра Дженкинса.
     - Можете уведомить  ваше  начальство,  что  наша  фирма  не  снабжала
оружием никакую страну.
     -  Вы  должны  поехать  с  нами,  -  марсианин  не  отводил  от  него
испытующего взгляда. - Дело чрезвычайно серьезное, герр Бранд.
     Дженкинс знал, что это было более, чем серьезно. Он не  мог  сдержать
дрожь в  коленях  после  той  ужасной  вспышки  в  космосе.  У  него  было
болезненное ощущение беспомощности перед  сити-войной,  разразившейся  над
человечеством и несущейся,  словно  всепоглощающая  лавина  порабощения  и
чудовищной смерти.
     Он видел напряжение и испуг на  лицах  солдат,  стоявших  за  суровым
лейтенантом. Он наблюдал  за  пальцами  Джей  Хардин,  нервно  теребившими
кружевной платочек. Когда она поняла, что  делает,  то  разжала  пальцы  и
смущенно улыбнулась Дженкинсу.
     Но выражение его застывшего лица не изменилось. Он  думал  о  Дрейке,
маленьком Робе Мак-Джи и других жертвах первого сити-взрыва, которые ждали
смерти в клинике Ворринджера. Ник знал, что его ожидает та же участь,  ему
стало холодно, он почувствовал себя больным.
     И только Мартин Бранд казался спокойным и уверенным перед лицом  этой
войны.  Дженкинс  видел  открытость  и  отвагу  на  грубом  лице  дяди   и
почувствовал, как невольно заряжается  от  него  бодростью.  Он  не  хотел
признавать это, но дядя жил по иному этическому кодексу.
     - Не унывай, Ники! - сказал Бранд с напускной веселостью. -  Бранд  с
напускной веселостью. - Мистер Гаст обыгрывал и не таких, как эти. Никакая
сити-война невозможна без помощи нашей корпорации. Мы хозяева положения!
     Дженкинс покачал головой, ему было не по себе.
     -  Итак,  лейтенант,  -  Бранд  резко  повернулся  к  марсианину   и,
улыбнувшись, подставил запястья для наручников,  которые  держал  наготове
один из космонавтов с каменным лицом. - Ну что, пойдем?
     По  дороге  на  крейсер   Дженкинсу   удалось   бросить   взгляд   на
встревоженное лицо Джей Хардин. Она помахала  ему  рукой  и  подбадривающе
улыбнулась.
     На борту крейсера Дженкинс старался держаться поближе к дяде.  В  нем
еще теплилось доверие. Он все еще поневоле надеялся,  что  этот  печальный
поворот событий изменит его отношение к Мартину Бранду, а  его  корпорация
перестанет казаться только беспощадным поджигателем войны.
     Но охрана сразу разъединила их. Дженкинса провели в крошечную кабину,
спартанская обстановка которой состояла  из  двух  марсианских  сабель  на
стальной подставке. Лейтенант вошел вслед за Дженкинсом, оставив охрану за
дверью.
     - Садитесь, герр Дженкинс, - офицер настороженно снизил голос.  -  Вы
встревожены, да! Но не беспокойтесь, думаю, что вы можете избежать тюрьмы.
     Дженкинс сел, не спуская глаз с лейтенанта.
     - Гвардия глубокого космоса, как вы  знаете,  официально  подчиняется
Мандату, но прежде всего мы подчиняемся нашим  собственным  планетам.  Это
ясно? - офицер сидел в кресле напротив неестественно ровно.
     Дженкинс недоуменно кивнул.
     - Сейчас вы поймете, - офицер наклонился к нему. - Герр  Дженкинс,  -
голос звучал резко. - То, что я вам сейчас скажу, совершенно  секретно.  Я
хочу предложить вам работать на Марс.
     Дженкинс открыл рот от удивления.
     - Вы избежите тюрьмы, - настаивал офицер. - Марс может надежно укрыть
вас от Мандата и щедро платить вам за помощь в  производстве  сити-оружия.
Вы согласны?
     Дженкинс отрицательно покачал головой.
     - Подумайте,  -  марсианин  побледнел.  -  Чиновники  Мандата  и  вся
палласпортская братия  напуганы  до  смерти.  Виновный  понесет  серьезное
наказание, герр Дженкинс.
     Дженкинс хрипло прошептал:
     - Я не виновен.
     - Это вы так считаете, а члены комиссии думают иначе.
     - Не все, - угрюмо пробормотал Дженкинс. - Один из них  должен  знать
правду.
     - Да? - марсианин изучал его строгим взглядом. - Это кто же?
     - Я не знаю.
     - Лучше припомните, - грубо прикрикнул марсианин.  -  Если  вы  не  с
нами, значит, вы против нас, герр Дженкинс.
     У Дженкинса засосало под  ложечкой,  он  снова  отрицательно  покачал
головой. Резким движением офицер распахнул дверь. Дженкинс вышел из  узкой
каюты, его уже ждала охрана.  Он  хотел  пить.  Наручники  больно  сжимали
запястья. Но он надеялся, что приблизился  к  разгадке  тайны  -  кто  был
нападающим в этой войне, кто были его убийцы. Лейтенант наверняка следовал
приказу марсианского члена комиссии.
     Значит, это не Марс.
     Крейсер приземлился в Палласпорте через несколько минут. Спускаясь по
трапу между  двумя  бдительными  космическими  офицерами,  Дженкинс  вдруг
услышал крики и стрекот пулемета. В ста  метрах  от  него,  в  гражданской
части возвышался блестящий лайнер "Звезда тория". Гудящая  толпа  окружила
плотным кольцом группу стражников, охраняющих подступы к судну.
     - Что это? - обратился Дженкинс  к  бледнолицему  военному-землянину,
идущему рядом.
     - Паника, - голос офицера  звучал  испуганно.  -  Лайнер  отходит  на
Землю, они все хотят сесть.
     - Что, так опасно?
     -  Просто  слухи,  -  неуверенно  прошептал  космонавт.  -   Говорят,
свободная  космическая  партия  восстала  против  Мандата,  в   их   руках
сити-оружие, изготовленное на Фридонии. - Он  прикусил  язык,  вспомнив  о
своем положении. - Вперед, мистер Дженкинс.
     Охранники с явной тревогой торопливо вели Дженкинса к темной тюремной
пристройке  за  зданием  суда  Мандата.  Начальником  тюрьмы  был  крупный
бородатый юпитерианец,  русский  по  национальности,  с  доброжелательными
манерами и печальными голубыми глазами. Он приказал снять с  арестованного
наручники и предложил Дженкинсу сигарету с Земли.
     - Мистер Дженкинс, - доверительно начал юпитерианец, - вы еще  можете
избежать выдвинутых против вас серьезных обвинений.
     - Каким образом?
     Начальник огляделся и понизил голос:
     - Юпитерианский Совет пользуется поддержкой  своих  людей  в  гвардии
глубокого  космоса.  Это  уже  не  секрет.  Наши  войска  и  флот   готовы
переправить вас в наш Арсенал...
     - Я ни на кого не работал в области сити-оружия, - резко перебил  его
Ник - и не собираюсь делать этого.
     Голубые глаза с жалостью  глядели  на  Дженкинса.  -  Кстати,  мистер
Дженкинс,  кто  атаковал  Мандат  сити-ракетами?  -  Дженкинс  молчал,   и
юпитерианец со вздохом продолжил: - Честный ответ облегчит вашу участь.
     - Я не знаю.
     - Если  вы  действительно  не  знаете...  -  огромный  бородач  пожал
плечами, - мне жаль вас, мистер Дженкинс.  -  Он  нажал  кнопку  и  вызвал
конвой. - Бросьте изменника в одиночку.
     Одиночка оказалась темной комнатушкой со стенами и полом из  холодной
стали, с ведром в углу  и  грязным  бельем.  Проходя  через  узкую  дверь,
Дженкинс отметил про себя, что Юпитерианский Совет тоже исключается.
     Через пять минут до него донесся тихий шепот.
     - Мистер Дженкинс, пожалуйста! - в холодном свете  показалось  желтое
лицо с выдающимися вперед зубами. Это был венерианский японец, стоявший  в
карауле у решетки. - Я имею честь предложить вам, сэр,  высокооплачиваемый
пост инженера на Венере.
     Дженкинс не сдержал нервного смеха:
     - Я не буду делать сити-оружие!
     - Но  это  прекрасная  возможность  избежать  участи  изменника...  -
Извините, мистер Дженкинс, сегодня сигареты запрещены.
     Дженкинс устало облокотился  о  ржавую  решетку.  Итак,  Венера  тоже
исключена из списка. Из четырех держав осталась  только  Земля.  Земля,  а
следовательно, корпорация. Глухая ярость зажглась в нем.
     Ник думал не только о собственной смерти -  это  было  частностью  по
сравнению с сити-войной. Он помнил прощальную улыбку Джей Хардин. Он думал
об инженерах, умиравших на Обании, женах Рика Дрейка и Пола  Андерса,  еще
неродившемся ребенке, которому не суждено знать отца.
     Он ненавидел корпорацию за  циничную  погоню  за  прибылями,  которая
лишает  мир  созидательной  силы  сити,  превращает  чудесную   породу   в
смертельное оружие, в жестокие оковы человечества.
     Он отпихнул грязное одеяло в угол и принялся мерить  шагами  холодный
пол. В  нем  еще  теплилась  смутная  надежда  на  встречу  с  Гастом.  Но
человеком, вошедшим вскоре к нему в  камеру,  оказался  другой  адвокат  -
более молодой и располагающий к себе.
     - Меня зовут Монтейс,  -  он  показал  свою  визитку.  -  Я  служу  в
корпорации. Надеюсь, вы понимаете, в  какую  ситуацию  вы  попали,  мистер
Дженкинс?
     Дженкинс с горечью кивнул.
     - Но у вас есть влиятельный друг, - Монтейс улыбнулся.  -  Корпорация
не покидает землян в беде. Мы занимаем ведущее положение в  комиссии,  как
вы знаете, мистер Дженкинс. Если этого  недостаточно,  мы  найдем  другой,
неофициальный, способ помочь вам. Вы готовы принять нашу помощь?
     Стараясь скрыть невольное удивление, Дженкинс слабо прошептал:
     - Каковы ваши условия?
     - Ничего сложного для преданного землянина,  -  доверительно  поведал
Монтейс. -  Вы  назовете  державу,  напавшую  на  Мандат.  Как  только  мы
обеспечим вашу безопасность и свободу (а мы можем сделать это сегодня же),
вы вступите в должность главного инженера военного сити-завода...
     Дженкинс горько засмеялся.  Это  предложение  вычеркивало  из  списка
подозреваемых даже корпорацию. Последняя соперничающая держава оказалась в
стороне. Но ведь черный росток смерти  пробивался  в  его  теле,  а  война
захватывала Мандат!
     - Скажите! - настаивал адвокат. - Скажите, кто...
     Дженкинс сел на грязную постель. Он покачал головой, пытаясь сдержать
нервный смех. Он не знал, кто убил его.



                                    15

     Наступил полдень, в камеру  принесли  миску  жирной  похлебки.  Часом
позже Мартин Бранд и Адам  Гаст  остановились  в  коридоре  возле  камеры.
Конвой почтительно шел сзади. Вцепившись в решетку, Дженкинс прошептал:
     - Помогите мне выбраться отсюда.
     Гаст отрицательно покачал головой.
     - Мне удалось добиться только освобождения Бранда под  залог,  -  его
гнусавый голос звучал нервно, на бледном сморщенном лице было смущение.  -
И то только потому, что он не был на Фридонии. Но ваш случай, к сожалению,
сложнее. Вы единственный инженер, о котором известно,  что  он  работал  с
сити. Предварительное слушание вашего дела отложено, ваше освобождение под
залог отклонено.
     Дженкинс в отчаянии повернулся к дяде.
     - Прости, Ники, - через решетку ему сочувственно улыбался  высокий  и
уверенный в себе человек  в  золотисто-пурпурном  халате,  в  котором  его
арестовали. - Мы делаем все, что можем, но это ужасная ситуация.
     Уставившись на грязный пол камеры, Дженкинс устало кивнул.
     - Хуже, чем ты думаешь, - худое лицо Бранда стало серьезным.  -  Весь
Мандат на грани паники. Слишком много сплетен. "Голос Мандата" опровергает
их каждый час, но цензоры знают факты.
     - Например?
     - Что марсиане захватили завод на Фридонии, - Бранд поежился в  своем
пестром одеянии. - Что  флот  Юпитерианского  Совета  готовится  атаковать
Палласпорт сити-ракетами. Что Венера бомбила Луну и начала блокаду  Земли.
Что  астериты  восстали  и   основали   Республику   Свободного   Космоса,
возглавляемую стариком Брюсом О'Банионом.
     - Ну? - Дженкинс затаил дыхание.
     - Все это болтовня! - Бранд  отбросил  назад  длинные  черные  волосы
знакомым жестом, в котором проглядывало пренебрежительное  высокомерие.  -
Но народ взволнован. Здесь тебе безопаснее, Ники.
     Дженкинс облизнул пересохшие губы и прошептал:
     - Почему?
     - Тебя обвиняют во всем, Ник, - лицо Бранда  выражало  сочувствие.  -
Все на Фридонии погибли, а ты  не  пострадал,  говорят,  что  ты  продался
врагу, кто бы он ни был.
     - Есть еще один человек, - тусклым голосом, наполнил Дженкинс. - Джин
Лазарини.
     - Лазарини нигде нет. - Бранд беспомощно пожал плечами. - А ты здесь.
Им нужен козел отпущения, пока они  не  найдут  настоящих  виновников.  Ты
попался им под руку.
     Потрясенный Дженкинс вцепился в решетку.
     - Но ты не сдавайся, -  подбадривал  Бранд  жизнерадостным  тоном.  -
Мистер Гаст нажмет на все педали, как только спадает напряжение.
     - Да, мистер Дженкинс,  -  Гаст  изобразил  подобие  улыбки,  потянул
Бранда за рукав и прошептал ему что-то.
     - Можешь верить нам, Ники, - Бранд повернулся к Дженкинсу,  лицо  его
было серьезным. - Как мы верим в тебя, чтобы  заполучить  твои  мозги  для
производства сити-оружия...
     - Они уже сделали это.
     - Вот видишь! - Бранд кивнул Гасту. - Ники в порядке. И  он  протянул
через решетку жилистую руку. - Пока,  Ники.  Ты  можешь  доверять  мистеру
Гасту.
     Дженкинс пытался сдержать дрожь.
     - Ты не сделаешь мне  одно  одолжение?  -  в  отчаянии  прошептал  он
Бранду. - Попроси мисс Хардин навестить меня.
     Джей Хардин никогда не была хищницей, какой считал ее Бранд.  В  этом
мире циничного предательства она могла стать настоящим другом. Его  сердце
замерло от насмешливой ухмылки Бранда.
     - Извини, Ники, - беспечно пробормотал  великий  ученый,  -  но  твоя
красотка ушла от нас сегодня утром.  Он  презрительно  фыркнул.  Наверное,
уехала на Землю, как вся эта перепуганная свора.
     У Дженкинса хватило сил только на слабый кивок.
     Остаток  бесконечного  дня  он  прошагал  взад-вперед  по   холодному
стальному полу камеры, стараясь предугадать  последствия  этой  войны  для
человечества, анализируя то, что ему удалось  узнать.  В  камере  не  было
окна, выходящего в город, но он наблюдал напряженные серые  лица  тюремных
служащих. Они ничего не  говорили,  но  он  чувствовал  их  растерянность,
растущее беспокойство и страх.
     Однажды ему показалось, что  он  слышит  злобный  рев  толпы,  редкие
команды, крики страха и боли. Он различал стрекочущий шум пулемета.
     Вдруг тюрьма вздрогнула, стальные стены задребезжали, и  воздух  стал
едким от пыли. В коридоре раздался грохот бегущих  шагов,  крики  людей  и
выстрелы пистолетов. Сначала он подумал, что взрыв произошел  под  землей,
что это саботаж с целью уничтожить искусственную  атмосферу  города.  И  в
ожидании удушья он инстинктивно сделал глубокий вдох.
     Но воздуха было достаточно, и  настораживающая  тишина  воцарилась  в
тюрьме. Он посмотрел на считчик Гейгера, чудом оставленный тюремщиками  на
его руке. Он мигал зеленым,  что  означало  нормальный  уровень  радиации.
Значит, это не взрыв сити-ракеты.
     Зябко поежившись, он вновь устало зашагал по камере. Ник ощущал,  что
жизнь вытекает из него, как кровь из раны. Через три - максимум пять дней,
согласно приговору Ворринджера слепота и тошнота обессилят его.
     Мысли  Дженкинса  перенеслись   к   незаконченному   передатчику   на
отравленной Фридонии, к столь необходимым слиткам украденного кондюллоя  в
хранилище дяди. Ник пытался представить себе, как пламя войны утихнет  под
потоком могучего энергетического поля - и снова с горечью засмеялся.
     - Дурак! - сказал он себе. - Как умирающий может  изменить  жизнь  на
всех планетах?
     А нужен ли людям лучший мир?
     Он сидел у грязной стальной стены и  размышлял.  Двадцать  лет  назад
Мартин Бранд напрасно потратил силы  на  попытку  дать  человечеству  шанс
начать  новую  жизнь,  и  сломили  его  не  технические,  а  совсем   иные
препятствия.   Основной   противодействующей    силой    оказалось    само
человечество, огромное, растекающееся, пассивное чудовище. Таким видел его
Дженкинс сейчас: поглощенным глупыми страхами  и  мелочными  амбициями,  с
бессмысленными заговорами и бесцельными войнами, не желающим видеть  новые
горизонты, открываемые космическими инженерами.
     - Зачем тогда все это? - бормотал Дженкинс.
     Он понял, что произошло с дядей двадцать  лет  назад.  Его  обида  на
Мартина Бранда начала гаснуть. Если Бранд прошел  через  это,  его  нельзя
обвинить ни в чем. Он стучал по стальному полу и ждал. На счет  шестьдесят
пять  охранник-землянин  нервно  открыл  дверь  камеры   и   вопросительно
уставился на Дженкинса.
     - Мистер  Дженкинс,  -  в  голосе  охранника  звучало  плохо  скрытое
замешательство. - Объявлено предварительное слушание вашего дела. Я должен
сопроводить вас в здание суда, нужно спешить.
     Стражник многозначительно посмотрел на узника.
     - Должно быть, у вас есть друзья, сэр!
     - Неужели? - Дженкинс недоуменно посмотрел на конвоира и взволнованно
прошептал:
     - Что происходит?
     Оглядывая коридор с величайшей осторожностью,  охранник  притворился,
что не слышал  вопроса.  Испуганный  надзиратель  выпустил  их  на  улицу.
Дженкинс огляделся.
     - Пойдемте, - офицер слабо дернул его  за  рукав.  -  Судья  Бенедикт
ждет.
     Дженкинс ускорил шаг. По дороге он пытался понять, что происходит, по
разбитым оконным стеклам,  по  следам  пулеметных  пуль  на  металлических
стенах. Он вздрогнул от внезапного скрежета и, повернувшись, увидел  серый
зрачок автоматической пушки ядерного танка. От ужаса у  него  остановилось
дыхание.
     Дженкинс  увидел  труп  на  мостовой  и  услышал  хриплый  крик.  Ему
показалось,  что  рука  трупа  в  серой  перчатке  шахтера-астерита  слабо
шевельнулась. Он попытался крикнуть и жестом обратить  внимание  танка  на
лежавшего человека.  Но  танк  не  останавливался.  Тяжелые  металлические
гусеницы переехали тело, что-то хрустнуло, лопнуло.  Дженкинс  отвернулся,
почувствовав острый приступ тошноты.
     - Пошли, - сказал сопровождающий.
     Как в бреду, Ник последовал за охранником  к  боковому  входу  здания
суда. Тяжело сглотнув, Дженкинс старался не оглядываться  на  расплющенное
тело. Он снова спросил:
     - Что же происходит?
     - Восставшие астериты  пытались  захватить  здание  правительства,  -
кратко объяснил офицер. - Танки остановили их.
     - А сити-война?
     Пожав плечами, конвоир показал пропуск вооруженному охраннику у входа
в здание суда. Охранник кивнул, и они быстро пошли по коридорам  таким  же
пустым, как и улицы города.
     - Вы знаете?..
     - Никто ничего не знает, - угрюмо бросил офицер.
     Комната судьи Бенедикта находилась за пустым залом заседаний. Румяный
потный землянин сидел за массивным столом, не скрывая  своего  нетерпения.
Дженкинс искал глазами дядю или Адама Гаста, но с удивлением обнаружил там
Джей Хардин.
     Девушка спокойно сидела рядом с взволнованным служащим.  Она  коротко
кивнула  в  знак  приветствия  и  вопросительно  взглянула  на   взмокшего
чиновника. Судья откашлялся и затараторил:
     - Никол Дженкинс? Ваше заявление о невиновности  принято.  Установлен
залог в сто тысяч долларов.
     Дженкинс  удивленно  посмотрел  на  Джей.  Она  слегка  улыбнулась  и
приложила палец к губам. Дженкинс задержал дыхание, тщетно пытаясь  понять
смысл происходящего. Как бы издалека доносился голос судьи:
     - Заключенный освобождается на поруки мисс Джей Хардин.
     Дженкинс ошарашенно уставился на девушку.
     - Ну, вот и все, мистер Дженкинс, - закончил судья, запихивая  бумаги
в свой портфель. - Вы свободны. -  Но...  -  он  облизнул  губы.  -  Когда
состоится суд?
     -  Кто  его  знает,  -  судья  Бенедикт   пожал   плечами   с   явным
беспокойством. - А  сейчас  я  вам  советую  покинуть  город  прежде,  чем
получите пулю в затылок.
     Он закрыл портфель, буркнул что-то девушке и выскользнул из  комнаты,
сопровождаемый бледным клерком. Конвоира уже не было. Ник остался  наедине
с Джей. - Спасибо, - произнес он низким голосом. - Я терялся  в  догадках,
не знал, что происходит. Так это мой дядя вытащил меня?
     - Нет, я ушла из корпорации. - Она быстро подошла к двери и выглянула
в  пустой  коридор.  -  Пойдем.   Марсиане,   юпитерианцы   и   венерианцы
действительно разъярятся, узнав, что ты на свободе.
     Он молча шел за ней по  пустому  коридору,  потом  на  всякий  случай
предупредил:
     - Я не изготовил ни одного сити-оружия и не собираюсь этого делать.
     На ее напряженном лице появилось выражение удивления:
     - Разве вы не инженер по сити? - Она нахмурилась и быстро обернулась.
- Вот что интересует вражеских агентов.
     Он  пытался  унять  дрожь,  проходя  мимо  открытой   двери   темного
служебного помещения. По  спине  его  забегали  мурашки,  но  выстрела  не
последовало. Он сделал глубокий вдох и прошептал:
     - Скажи мне, что происходит?
     - Война.
     - Кто начал ее?
     Ее голубые глаза внимательно смотрели на него. - Я  знаю  только  то,
что ты говорил мне на Торе, - от волнения она стала говорить медленно. - Я
видела  вспышки  сити-взрывов.  Знакомая  медсестра  рассказала,   что   в
госпиталь поступают космонавты, умирающие от сити-ожогов.  Но  цензура  не
допускает распространения этих сведений.
     - Здесь было сражение, - он вспомнил человека в серой  униформе,  еще
живого под гусеницами танка. - Кто воюет здесь?
     - Здесь восстание, - объясняла она  на  ходу,  внимательно  оглядывая
полутемный  коридор.  -  Восстали  шахтеры.  И  холодным   тоном,   полным
презрения,  добавила:  -  Это  подпольная  свободная  космическая   партия
извлекает выгоду из общей растерянности, и астериты попытались восстать.
     Дженкинс застыл. Когда-то он почувствовал в этой - уроженке  Земли  -
высокомерную снисходительность по отношению  к  грубоватым  астеритам,  но
тогда он еще не  знал  ни  Роба  Мак-Джи,  ни  старого  Джима  Дрейка,  ни
сероглазую жену Пола Андерса.
     - Их, конечно, разгромили, - сообщила она. - По крайней мере, здесь в
Палласпорте, но, говорят, они захватили Обанию...
     - Обанию! - в его шепоте было отчаяние.
     Он вспомнил рыжеволосую Карен Дрейк и Анну с пятнами краски на  лице,
ее расплывшуюся от беременности фигуру. Он не хотел, чтобы по ним  проехал
танк Мандата.
     - Это просто сплетни, - предположила Джей. - В любом случае, астериты
не представляют собой серьезной угрозы. Вооруженные дрелями  и  молотками,
они не  могут  противостоять  атомным  ракетам.  Единственная  угроза  для
Мандата - это неизвестный агрессор...
     - Надо подождать пять минут, - прошептала она,  -  пока  землянин  не
сменит марсианина в карауле у входа.
     - Куда мы идем? - Дженкинс схватил ее за руку. - Что ты затеяла?
     Его охватило внезапное подозрение. Она была красива, но это все,  что
он знал о ней. Красота не должна ничего значить для  умирающего  человека.
Она с пренебрежением относилась к людям астероидов, - не зная, какие  они.
Но, очевидно, ей многое было известно о циничных замыслах дяди, а ведь она
служила ему.
     - Я просто хочу помочь тебе, Ник, - ее  светлые  глаза  раскрылись  в
невинном удивлении.
     Он напряженно изучал ее лицо.
     - Если тебя послал не мой дядя, то кто же? - настаивал он.
     Он  знал,  что  обыкновенная  секретарша  не  могла  преодолеть   все
сложности его освобождения. Он почувствовал, как его лицо окаменело, глаза
сузились, но девушка открыто улыбнулась в ответ.
     - Меня никто не посылал, - мягко возразила она. - Просто я  подумала,
что тебе нужна помощь.
     - Да, нужна, - с горечью признал Дженкинс. -  Но  там,  на  Торе,  ты
сказала, что не веришь в передатчик Бранда.
     - Но тогда  еще  не  началась  война,  -  тень  страха  легла  на  ее
прекрасное лицо. - Тогда я  еще  не  видела,  как  танки  смяли  баррикады
астеритов, как автоматные  очереди  косили  безоружных  мужчин  и  женщин,
бегущих в укрытие.
     Ее голос упал.
     - Я думала о том, что ты сказал мне, Ник. В то утро в  офисе  дяди  я
нашла его книгу и прочитала раздел о  свободе  энергии.  Я  изменила  свое
мнение и  сказала  мистеру  Бранду,  что  мы  должны  помочь  в  установке
передатчика.
     - И что он ответил?
     - Просто рассмеялся, - она озадаченно  поморщилась.  -  Я  совсем  не
понимаю твоего дядю, Ник. Он говорит, что когда-то  был  таким  же  глупым
идеалистом, как ты сейчас. И  еще  он  сказал,  что  передатчик  никак  не
остановит войну. Что тебе безопасней будет в тюрьме. Это возмутило меня, и
я ушла; теперь я здесь.
     -  Это  правда?  -  Дженкинс  с  надеждой  изучал  ее  лицо.   -   Ты
действительно хотела помочь мне?
     - Разве я не доказала это?
     Он отрицательно покачал головой. Ее тихий голос  звучал  убедительно,
глаза смотрели открыто. Он очень хотел верить ей, но сомнения не отпускали
его.
     - В любом случае, ты должен идти со мной, - ее милая  улыбка  бросала
вызов его недоверию. - Если ты не хочешь пули в затылок!
     - Веди! - Дженкинс пожал плечами. - Мне нечего терять.
     - Даже жизни, - добавил он про себя.
     Глядя на легкие морщинки на ее носике, когда она посмотрела на  часы,
он ощутил светлую и теплую грусть. Если бы он не умирал...
     - Пора, - она заглянула за угол и махнула ему.  -  На  дороге  должна
стоять машина.
     Дверь охранял смуглый землянин в форме гвардейца глубокого космоса. С
бесстрастным лицом он кинул им и быстро шепнул:
     - Пошевеливайтесь и быстро!"
     Выйдя на улицу, Дженкинс представил себе окна,  ощетинившиеся  дулами
автоматов за его спиной. Он старался не выдать своего страха.
     - Не расслабляйся, - девушка схватила его за руку  и  потащила  через
безлюдный тротуар к маленькой электрической машине. Она не заметила  серый
танк, остановившийся на перекрестке.
     - Залезай, - прошептала она. - Садись за руль. У меня есть пропуска.
     Дженкинс поспешно завел машину. Девушка сунула ему в руку две визитки
с именами: "Н.Дженкинс, судебный клерк" и "Джей Хардин, машинистка  суда".
Охранник возле танка посмотрел на визитки и рявкнул:
     - Проезжайте, мистер, освободите улицу!
     Дженкинс поехал.
     - Ну, что теперь? - спросил он девушку.
     - Теперь все зависит от нас, - ответила она. - Я освободила  тебя  из
тюрьмы. Каковы твои планы, мистер Дженкинс? - Ее  холодные  голубые  глаза
смотрели с вызовом.
     -  Планы?  -  Ник  грустно  засмеялся.  Какие  могут  быть  планы   у
умирающего, если он должен бороться с секретными  агентами  и  космическим
флотом неизвестной планеты, если у него такой  сомнительный  союзник,  как
эта непонятная девушка,  и  если  его  цель  -  практичные  люди  называют
донкихотством.
     Дженкинс перестал смеяться и расправил плечи.
     - Я оставил свой корабль на аварийном поле, - спокойно сказал он. - И
на Торе есть огромный запас кондюллоя. Может, ты поможешь мне достать его?
     Ее глаза расширились.
     - Пиратство? - прошептала Джей.
     - Выходи, если хочешь, - он  притормозил  машину.  -  Но  металл  был
куплен для завода на Фридонии, я охочусь именно за ним.
     Ее глаза стали серьезными.
     - Поехали, мистер  Дженкинс,  -  твердо  сказала  она.  -  Мы  должны
остановить войну.



                                    16

     Мертвый свет Луны на заостренных вершинах, полуночные тени,  жестокое
лицо Палласа, - казалось, все наблюдало за ними, пока Дженкинс вел  машину
по изгибам дороги  прочь  от  опасного  места.  Вся  планета,  как  будто,
покачнулась, когда они покинули этот оплот власти, который вот-вот  должен
был взорваться, и вся дикая природа, похоже, восстала  против  них.  Узкая
дорога была безлюдной, но  у  въезда  на  аварийную  полосу  их  остановил
охранник в форме. Дженкинс предъявил серые пропуска.
     - Специальное разрешение? - охранник оказался землянином  и  быстрого
взгляда  на  их  визитки  ему  было  достаточно,  чтобы  сменить   мрачную
враждебность на раздраженное нетерпение.
     - Сейчас не до пикников, но, наверное, вы знаете, что делаете.
     Он все-таки более внимательно изучил пропуска и посмотрел на Джей.
     - Что-то не в порядке? - с волнением спросила она.
     - Проезжайте.
     Он кивнул с невольным уважением к их удостоверениям личности.
     - Дело ваше.
     Он показал на черное небо, где маленькое Солнце безжалостно горело на
бледно-золотом фоне. - Только помните, что идет война, - добавил он. - Там
вам не поможет ничья подпись.
     Они притормозили машину возле отсека, где Дженкинс оставил зараженный
буксир. Некоторое время  Ник  сидел  в  машине,  недоверчиво  рассматривая
красивое лицо Джей Хардин.
     - Я хочу показать тебе кое-что.
     На извилистой аллее, ведущей к радиационному отсеку, он остановил  ее
и кивком показал на табличку, прикрепленную  к  ржавому  корпусу  "Прощай,
Джей".

                              СУДНО ЗАРАЖЕНО!
                            ОСТОРОЖНО, РАДИАЦИЯ!
                               НЕ ПОДХОДИТЬ!

     - Видишь? - он всматривался в ее напряженное лицо.
     Чтобы ни было у нее на уме, она должна выдать себя. Какие бы у нее ни
были цели, умереть она не хотела. Даже если счетчик Гейгера  не  показывал
смертельную дозу остаточной радиации, она не  хотела,  чтобы  ее  красивые
волосы выпали, а на светлой коже появились уродливые пятна. Наверное,  она
хочет иметь детей и не желает, чтобы они родились калеками.
     - Я вижу.
     Она даже не посмотрела на  маленький  счетчик  на  запястье,  который
время от времени мигал желтым глазом, давая  знать,  что  рядом  находится
металл, пораженный изотопом.
     - Я вижу, Ник,  -  прошептала  она.  -  Но  мы  обязательно  запустим
передатчик Бранда.
     Ее губы побледнели и задрожали, глаза  наполнились  страхом.  -  Джей
понимала, что это значит. Но она взяла его за руку и решительно  повела  к
трапу. Если она действительно вела двойную  игру,  то  это,  видимо,  было
важнее жизни.
     Через двадцать минут старый буксир доставил их к роскошным лужайкам и
сияющим крышам Терран-Тора. Сидя у перископа в рубке, Дженкинс видел блеск
серебряного шпиля за особняком. У него перехватило дыхание.
     - Что случилось, Ник?
     - Я не вижу "Адониса".
     - Итак, мой дядюшка уже здесь - охраняет украденный кондюллой.
     Она кивнула.
     - Его астериты преданы ему, Ник, - предупредила она. - Дон  Мартин  -
любимый патрон маленького Нуэво Джалиско, и все эти люди умрут за него.  -
В ее голосе  послышалась  тревожные  нотки.  -  Как  же  ты  намереваешься
заполучить эти сокровища?
     - Не знаю, -  Дженкинс  опять  склонился  над  перископом.  -  Просто
интересно, - добавил он, - как бы это сделал мой дядя.
     Он посадил неуклюжий с виду маленький  корабль  на  узкую  посадочную
полосу на вершине Тора, открыл люк и спустил ржавый  трап.  Он  шел  очень
осторожно, держа в одной руке маленький цилиндр из белого алюминия.
     Перед ним простирался Тор - мирная гавань роскоши далекая от бурь. На
нежно-зеленых лужайках  низко  нависшее  солнце  чертило  круги  радуги  в
брызгах бесценной воды. Пурпурные стены ярко  сверкали,  и  золотые  крыши
казались сказочными на фоне фиолетовой космической темноты.
     Эта искусственная гора была неприступной крепостью. Стоя  у  буксира,
крепко сжимая цилиндр, он увидел клумбу роз, в которой была  замаскирована
орудийная  башня.  Он  видел  автоматическое  ружье  в   руках   часового,
вышагивавшего перед  стройным  "Адонисом".  Из-под  позолоченных  карнизов
выглядывали черные дула пушек.
     - Ники, - Бранд с радостной улыбкой вышел ему навстречу из  особняка.
- Итак, Адам Гаст все-таки освободил тебя...
     - Нет, - Дженкинс плотно прижался к израненному  метеоритами  корпусу
судна, не выпуская из рук цилиндра.
     - В любом случае, приятно видеть тебя живым и здоровым, Ники, - Бранд
улыбнулся  и  вытер  большим  малиновым  платком  свое  цветущее  лицо.  -
Противный был день. Акции корпорации упали на восемьдесят  шесть  пунктов,
хотя мы сделали все возможное, и эта толпа астеритов перебила все  окна  в
нашем здании.
     Он протянул Ники жесткую потную руку.
     - Я волновался, Ники, - его голос дрогнул от волнения. - Толпа  могла
разорвать тебя на части, и  Адам  сказал,  что  тебе  будет  безопасней  в
тюрьме. Его глаза внезапно расширились. - Ники, что случилось?
     Дженкинс не пожал  протянутую  руку.  Он  быстро  сделал  шаг  назад,
прижимая к себе маленький блестящий цилиндр. Бранд увидел его и вскрикнул:
     - Что это?
     - Это маленькое устройство, которое ты научил меня делать в Солнечном
городе, - спокойно пояснил Дженкинс. -  И  оно  заставит  тебя  возвратить
восемьдесят тонн украденного кондюллоя, часть которого ты купил для завода
на Фридонии. Мне нужен сейчас, чтобы запустить передатчик Бранда.
     Мартин Бранд сделал шаг назад и с удивлением пригладил длинные темные
волосы.
     На его цветущем лице появилось выражение оскорбленного достоинства.
     - Ники, - задохнулся он, - ты сумасшедший?
     Дженкинс покачал головой.
     -  Я  самый  здравомыслящий  человек  в  Мандате.  Поэтому  я  запущу
передатчик и остановлю войну, - заявил он.
     - Ты ненормальный!
     - Прикажи своим людям вытащить парагравитационный кран, - сказал  ему
Дженкинс. - Слитки должны быть сложны в нижнем трюме. Буксир заражен, но я
думаю,  что  кратковременное  облучение  не  слишком  повредит  им.  Пусть
держатся подальше от верхних палуб.
     Бранд нахмурился. - Ники, - строго начал он. - Если это розыгрыш...
     - Это не розыгрыш.
     Лицо Бранда вспыхнуло от ярости.
     - Тогда  почему  я  должен  дарить  тебе  металл   ценой   в   триста
миллионов...
     - Не совсем дарить.
     - Цена на кондюллой сегодня резко подскочила. Она приблизилась где-то
к четырем  миллионам  за  тонну.  Люди  идут  способы  выгодного  вложения
капитала. Так почему я должен дарить...
     - Этот металл принадлежит "Сити инкорпорейтед".  Он  был  куплен  для
завода на Фридонии. Вот почему ты должен отдать его.
     Он бережно поднял маленький алюминиевый цилиндр.
     - Что это? - повторил Бранд. - Консервированные помидоры?
     -  Смотри  не  зацепи  его,  -  предупредил  Дженкинс.  -   Да,   это
обыкновенная алюминиевая банка, но внутри не помидоры.
     Он услышал прерывистое дыхание Бранда.
     - Простое приспособление,  -  он  осторожно  показал  его  Бранду.  -
Наверное, ты помнишь, как рассказывал мне, каким должно быть сити-оружие?
     - Да? - Бранд отступил. - Так что же это?
     - В банке имеется прокладка с капсулой  земного  железа,  -  объяснил
Ник. - Внутри капсулы полукилограммовая пластина сити-материи.
     Наблюдая за окаменевшей маской дядиного лица, Дженкинс добавил:
     - Не заставляй меня бросить  его.  Два  элемента  изолированы  только
слабой поверхностью  парагравитационного  поля  внутри  капсулы.  Малейшее
движение приведет в соприкосновение капсулу с пластиной сити.
     Он мрачно улыбнулся Бранду.
     - Взрыв  будет  равен  мегатонной  плутониевой  бомбе.  -  И  грустно
добавил: - Он Тора ничего не останется, - он сделал глубокий вдох. - Пусть
твои люди вытаскивают кран. Сейчас же!
     Бранд покачал красивой головой и печально улыбнулся.
     - Я разочарован в тебе, Ники.
     Его вкрадчивый голос тал презрительным:
     -  Меня  всегда  интересовало,  когда  ты  найдешь  своим  инженерным
способностям более практичное применение,  чем  моя  химера  освобожденной
энергии, которая должна осчастливить человечество, но такая перемена -  от
идеалиста к пирату - совсем неожиданна.
     - Ты много говоришь, - остановил его Дженкинс. - Грузи металл.
     - Ну, что ты, Ники, - укоризненно протянул Бранд. - Наверное, не  мне
упрекать тебя, но я ожидал большей почтительности к нашей родственной...
     Дженкинс облизнул губы и испытующе посмотрел на Бранда:
     - Ты хочешь, чтобы я взорвал бомбу?
     - Ты не взорвешь ее, Ники, - конечно, если она действительно содержит
сити.
     В низком голосе Бранда прозвучало облегчение, почти радость:
     - Хитроумное изобретение, надо отдать тебе должное, но ты  не  умеешь
им пользоваться. Если бы я  только  научил  тебя  основам  политической  и
финансовой инженерии, ты бы не делал таких ошибок.
     Дженкинс сжал цилиндр.
     - Ты еще молод, Ники, - лицо Бранда осветилось гордостью.  -  И  твой
сообщник в этом маленьком заговоре - молодая и красивая девушка. Адам Гаст
связался со мной по прямой линии несколько минут назад и сообщил, что Джей
Хардин устроила твой побег. Конечно, она с тобой сейчас?
     - Ну и что?
     - Ты не понимаешь? - засиял Бранд. - Два молодых человека, у  которых
все впереди, - вы же не убьете себя?
     - О, - Дженкинс с горечью улыбнулся. - У меня есть ответ  на  это,  -
сказал он мрачно. - Позвони в клинику  Ворринджера  на  Обании  и  спроси,
сколько мне осталось жить.
     Бранд захлебнулся от ужаса.
     - Ники, что ты имеешь в виду?
     - Я был на Фридонии во время взрыва,  -  резко  ответил  Дженкинс.  -
Ворринджер дал мне десять дней.
     Он поднял цилиндр.
     - Хочешь, я встряхну эту штуку, и ты увидишь, какие там помидоры?
     - Нет.
     Бранд быстро отступил назад. Он стоял, вытирая ладони и блестящее  от
пота лицо ярким платком.
     - Спокойно, Ники, - сказал он вдруг. - Не балуйся с ним.
     - Так ты будешь грузить кондюллой?
     Красивые серые глаза Бранда сузились в гневе.
     - Хорошо, мы погрузим его, если ты так глуп, - согласился он наконец.
- Но я предупреждаю,  что  тебе  не  уйти  далеко  с  твоей  добычей  и  с
освобожденной энергией тоже, если тебе удастся запустить завод.
     - Это мое дело, - сказал Дженкинс. - Зови своих людей.
     Бранд медленно повернулся и  кивнул  в  сторону  золотисто-пурпурного
особняка. Три невысоких  темнокожих  человека  с  автоматическими  ружьями
выросли перед ним, и он обратился к ним на мелодичном испанском.
     - На английском, пожалуйста, - потребовал Дженкинс.
     - Все в порядке, -  сказал  с  легкостью  Бранд.  -  Просто  перевожу
восемьдесят тонн кондюллоя под охраной моего племянника. Вызовите  Манрика
и его команду,  и  пусть  Видал  выводит  автопогрузчик.  Пошевеливайтесь.
Мистер Дженкинс спешит!
     Дженкинс  устало  облокотился  о  борт  корабля,   осторожно   сжимая
маленькую  коробочку.  Он  наблюдал,   как   невысокие   темнокожие   люди
вытаскивали толстый невесомый погрузочный трубопровод и слитки металла  из
бокового  выхода  особняка,  загружая  их  на  буксир.  Видел,  как  труба
изгибалась и дрожала,  словно  живая,  под  весом  слитков,  приводимых  в
движение пульсирующими парагравитационными полями. Два молчаливых астерита
складывали слитки в трюм. Мартин Бранд стоял рядом у маленького окошечка в
трубе  и  наблюдал  за  автоматическим  счетчиком.  Он  казался  Дженкинсу
непривычно спокойным.
     - Получай, Ники, - добродушно сказал он, когда последний  слиток  был
помещен в трюм, и его латиноамериканские слуги  убрали  трубопровод.  -  Я
всегда хотел дать тебе направление в жизни, и мне жаль, что ты связался  с
этими фантастическими планами, - он с сожалением покачал головой.
     - Металл не имеет значения. Я проиграл в десять раз больше сегодня на
бирже и завтра отыграюсь. Но мне жаль тебя, Ники, - его голос задрожал.  -
Флот захватчиков действует где-то между нами и Фридонией. Ты попадешь  под
обстрел сити-оружия. - Бранд сделал широкий жест. - Пока, Ники.
     Все еще осторожно держа маленький цилиндр, Дженкинс взошел по  трапу.
Джей Хардин ждала его в маленьком отсеке.  Глазами,  полными  удивления  и
восхищения она наблюдала, как он ставил банку на полку с провизией.
     - Итак, ты получил металл ценой в несколько сот миллионов при  помощи
банки помидор?  -  засмеялась  она.  -  Наверное,  даже  мистер  Бранд  не
придумывал никогда ничего более хитроумного. Посмотреть бы  на  его  лицо,
когда он узнает об этом.
     Дженкинс хмуро глянул на нее.
     - Но я не уверен, что выиграл.
     Видя ее удивление, он объяснил:
     - Мой дядя одержал много  таких  легких  побед,  но  в  конце  концов
потерпел поражение.
     Ее восхищение злило его. Он презирал авантюризм. Его  истинной  целью
было завоевание энергий, но это было пока невозможно.
     Он поднялся в  рубку.  Буксир  набрал  скорость.  Продумывая  курс  к
Фридонии, он забыл обо всем остальном. Но  девушка  наблюдала  за  ним,  и
выражение удивления в ее голубых глазах  беспокоило  его  не  меньше,  чем
показная невозмутимость Бранда.



                                    17

     И все  же  он  был  землянином,  чужим  в  космосе.  Почти  на  ощупь
прокладывал он путь на Обанию при помощи устаревшей аппаратуры и  карт,  в
которых  Роб  Мак-Джи  никогда  не  нуждался.  У  него  ушло  полчаса   на
наблюдение, вычисление и установку робота-пилота. И тогда он снова заметил
странное отчуждение Джей. Она улыбнулась.
     - Ну, - спросил он у нее озадаченно. - Что во мне смешного?
     - Не смешное, Ник. Просто удивительное.
     Она серьезно посмотрела на него.
     - Космический инженер, сити-шахтер, астронавт, а теперь -  пират!  Из
тебя получится авантюрист не хуже твоего знаменитого дяди.
     Дженкинс  долго  разглядывал  Джей,  стараясь   понять   причину   ее
отчуждения. Он заметил скрытое напряжение на тонком лице, печальный  изгиб
пухлых губ, с вызовом выдвинутый подбородок. В глазах стояли страх и в  то
же время отвага. Он не видел причин для веселья.
     - Если честно, Джей, - его голос  стал  грубым.  -  Ты  действительно
хочешь запустить передатчик?
     Ее голос звучал беззащитно и искренне:
     - Разве я не доказала это?
     - Ты вытащила меня из тюрьмы, -  он  бросил  сердитый  взгляд  на  ее
прохладную улыбку, - ты погубила свое здоровье, придя  на  это  зараженное
судно, ты не вмешивалась, когда я говорил с дядей. - Он сокрушенно покачал
головой. - Но я не знаю почему ты все это сделала.
     - По нескольким  очень  важным  причинам,  -  ее  тонкое  лицо  стало
серьезным. - Во-первых, ты мне нравишься, Ник.  Слишком  нравишься,  чтобы
дать тебе умереть в тюрьме.
     - Умереть? Но ведь восстание фактически пришло к концу.
     - Но опасность была не со стороны восставших.
     Она отстраненно изучала его.
     - Разве ты не понимаешь, что каждая  из  сторон  хотела  убить  тебя,
чтобы твои знания не послужили другой стороне.
     - Мило с твоей стороны, что ты меня вытащила, - его слова  прозвучали
насмешливо.
     Она вздрогнула, и он понял, что обидел ее.
     - Я очень благодарен тебе, - быстро добавил он серьезным тоном.  -  Я
только пытаюсь понять, почему ты это сделала.
     - Это трудно объяснить, - она загадочно улыбнулась.
     - Два года я хотела раскусить тебя и твоего выдающегося дядю. - В  ее
голосе прозвучала горечь. - Мне нравится, как ты заполучил кондюллой. Если
ты действительно лучше Бранда, то ты сможешь усмирить сити.
     - Сити уже укрощена, - Ник с укором посмотрел на  нее.  -  Инженерные
работы закончены, но это не моя заслуга. Человека, который добился  этого,
зовут Джим Дрейк. Я хочу рассказать тебе о старом Джиме Дрейке.
     Он  замолк,  чтобы  посмотреть  на  панель  управления,  и,  повернув
штурвал, взглянул на прицел робота-пилота,  который  прокладывал  курс  по
путеводным звездам. Выдвинув сидение, кивком пригласил Джей сесть рядом  с
ним за рабочий стол пилота.
     - Жаль, что ты  не  знаешь  Джима  Дрейка,  -  его  голос  дрожал  от
волнения. - Именно такие люди, как он, решали  самые  сложные  технические
проблемы. Когда ты познакомишься с ним, ты  поймешь,  что  такое  свобода,
которую способна дать энергия.
     Она кивнула, все еще слегка улыбаясь. Наверное, он  действительно  ей
нравился. Может быть, она жалела его, пыталась понять то безумие,  которое
заставляло людей сражаться с дрейфующей сити-породой.
     - Я сам не знаю всего, что сделал  Дрейк,  -  все  еще  смущенный  ее
отчужденностью  и  своими  сомнениями,  он  мучительно   подбирал   слова,
способные донести ей, что великая цель не была простым безумием.
     Джим немногословен, но  время  от  времени  он  предупреждал  меня  о
смертельной опасности сити и о том,  как  он  впервые  столкнулся  с  ней.
Покорение антиматерии  -  это  самое  великое,  что  когда-либо  совершали
космические инженеры, и люди, которые знают что-либо  об  этом,  не  могут
молчать. Я узнавал эту историю урывками с  тех  пор,  как  познакомился  с
Дрейком, Полом Андерсом и его женой -  в  девичестве  О'Банион  (она  сама
инженер). Знаю я и Роба Мак-Джи.
     - Я встречалась с Мак-Джи, - Ник заметил ее беспокойство. - Я  хотела
побеседовать  с  ним,  потому  что  Бранд  сказал,   что   у   него   есть
сверхъестественное шестое чувство. Но он не захотел говорить со мной.
     - Он неразговорчив, - подтвердил Ник. - Но  я  видел,  как  он  ведет
буксир от одной планеты к другой, не глядя на приборы. И Дрейк рассказывал
о нем чудеса - они работали вместе более сорока лет. Я расскажу тебе,  как
они познакомились.
     Джей молча кивнула, но он видел, что ее скептицизм не рассеялся.
     - Джим родился в Палласпорте, но его  родители  переехали  на  Землю,
чтобы дать ему образование. Он не  хотел  быть  землянином  и,  дождавшись
получения инженерного диплома, вернулся обратно в космос.
     Уже тогда  у  него  рождались  грандиозные  идеи.  Он  хотел  убедить
Юпитерианский Совет финансировать его экспедицию на  Троянские  планеты  -
астероиды,  на  которые  претендовали  юпитерианцы,  хотя  они   не   были
исследованы и были обозначены на картах как сити.
     Как вероятное сити.
     Дрейк не любит слово "вероятно".  Он  из  тех,  кто  хочет  познавать
неведомое  и  раздвигать  границы  неизвестного.   Предыдущие   экспедиции
старались  избегать  мест,  где  предполагалось  наличие  сити,  но  Дрейк
планировал захватить с собой тестирующую пушку, а он умел ею пользоваться.
     - Но его корабль "Ультима  Туле"  не  попал  в  Ленинск,  -  спокойно
возразила Джей. - Ему  пришлось  вернуться  из-за  заговора  в  Кремле,  а
корабль был брошен в дрейфующей породе и погиб.
     - Ты забегаешь вперед, - заметил Ник. - Дрейк не попал в Ленинск,  но
он не сдался.  Прошли  годы,  и  космическая  экспедиция  адмирала  Юлиуса
Августа Голдмарк-Грангера добралась до основных Троянских планет, и именно
Дрейк и Мак-Джи водрузили на Ахиллесе флаг  Мандата  прежде,  чем  адмирал
поверил, что это была земная территория.
     Джей резко вскинула голову при упоминании адмирала.
     - Адмирал Голдмарк-Грангер был моим двоюродным дедушкой, - с теплотой
в голосе сказала она. - Я любила играть с ним в шахматы, когда-то. Он  был
пассажиром в том последнем рейсе "Ультима Тула", но он никогда не  говорил
о Дрейке.
     - Ну еще бы! - усмехнулся Дженкинс. - Дрейк  простой  рабочий,  а  он
адмирал Земли.
     - Он уже умер, - в глазах ее блеснула злость. - Отнесись с  уважением
к его имени. Он принадлежал к известной фамилии.
     -  И  ты  тоже,  -  он  одобрительно  кивнул,  увидев,  как  щеки  ее
зарумянились от смущения. - Но не Джим Дрейк. Его  выгнали  из  каюты,  за
которую он заплатил на "Ультима Туле", потому, что Голдмарк-Грангер  хотел
превратить космос в  свой  кабинет.  Это  мне  рассказывала  Анна.  Дрейку
пришлось спать в гамаке в товарном трюме.
     -  Моему  двоюродному  дедушке,  может  быть,  нужен  был  космос,  -
настаивала Джей. - Он выполнял  важное  задание  для  Земли,  и  наверное,
нуждался в кабинете для работы, даже на корабле.
     - Полагаю, его можно простить, - согласился Ник не без иронии в  тоне
- хотя бы потому что его важная миссия была абсолютно  безнадежной.  Разве
не очевидно было с самого начала, что  бороться  с  диктатором  из  Кремля
бесполезно?
     - Ты искажаешь историю, - резко бросила она. -  Диктатор  притворялся
дружелюбным и замышлял разгромить компанию в  глубокой  тайне.  Он  строил
секретный флот, подстрекал инакомыслящих на Марсе и Венере,  даже  пытался
настроить народ планетоидов против нас.
     - Все зависит от точки зрения. - Ника забавлял ее гнев. - Безусловно,
твой двоюродный дедушка был очень  занят,  расшифровывая  в  каюте  Дрейка
сводки плохих новостей из Ленинска  для  Солнечного  города,  пока  Кремль
наконец, не раскрыл карты, и знаменитый адмирал не сбежал.
     - А что он  мог  поделать?  -  настаивала  Джей.  -  Корабль  не  был
вооружен, а "Голос Юпитера" открыто призывал марсиан, венерианцев  и  даже
обитателей астероидов оккупировать  повсюду  владения  корпорации.  -  Она
гордо вскинула голову. - Думаю,  ему  хватило  смелости  вернуться  вместо
того, чтобы сдаться. Он знал, что горючее на исходе.
     - Да, но он  проявил  крайнюю  недальновидность.  По  словам  Дрейка,
адмирал не ожидал космической атаки Совета. Он хотел дозаправиться  где-то
на  астероидах,  пока  земные  флотилии  выходили  с  лунных  баз,   чтобы
обеспечить очередную смену диктаторов.
     - Очень интересно,  -  Джей  холодно  улыбнулась.  -  Ты  собираешься
сделать из Дрейка героя всех этих катастроф на дрейфующей породе?
     Ник неуверенно взглянул на нее.  Он  убеждал  себя,  что  она  просто
шутила, но однако каждое ее слово напоминало ему, что в  ней  течет  кровь
аристократии, привилегии которой должна была смести освобожденная энергия.
Но он ни в чем не был уверен и настойчиво продолжал:
     - Космическая флотилия Совета выступила  еще  до  того,  как  корабль
повернул обратно. Их силы были преувеличены в  первых  сводках,  и  земная
флотилия была отозвана с рейса на Юпитер, чтобы защищать Землю.
     - Паника помешала позвать на помощь другой корабль, но командир этого
космолета решил заправиться на Новом Юконе - ближайшем астероиде, где была
торговая база корпорации. Боясь посылать позывные,  он  все-таки  добрался
туда. И не нашел никого, кроме Роба Мак-Джи.
     Население было эвакуировано, все установки взорваны,  только  Мак-Джи
остался. Он работал на урановом руднике в другой стороне и даже не  слышал
о начале конфликта пока не пришел менять добычу на продовольствие.
     Ник посмотрел на девушку  и  продолжал  с  благоговейным  чувством  к
первому космонавту:
     - Любой другой на его месте сошел бы с ума от ужаса. Он был  один  на
миллионы  километров  безлюдного  пространства,  имея  только  управляемый
скафандр. Ему было тогда всего двадцать, он начинал свою жизнь в мире, для
которого он не был создан. И у него еще не было своего корабля.
     Но, как рассказывал Дрейк, он не пал духом. Уже обнаружив  опустевшее
селение, он посигналил кораблю фонариком на шлеме, предлагая обменять руду
на соль и чай. Но он не просил о помощи!
     Твой двоюродный дедушка не мог  понять,  как  человек  может  жить  в
палатке  с  искусственным  воздухом.  Он  думал,  что  Мак-Джи   -   агент
Юпитерианского  Совета,  ожидающий   вражескую   разведку   для   передачи
информации. Молодого космонавта взяли на  борт  силой  хорошо  отделали  и
заперли в трюме. Но он не сдавался.
     После долгого совещания Голдмарк-Грангер  и  офицеры  корабля  решили
использовать остаток горючего на торможение, чтобы дать кораблю опуститься
за Юпитером и дрейфовать к  Солнцу.  Отчаянное  решение.  При  отключенных
реакторах корабль не мог маневрировать,  но  они  надеялись  протянуть  на
скудном пайке, пока Земля не выиграет войну и не спасет их.
     Выбор был самоубийством. Через несколько  часов  они  взяли  курс  на
Луну.  Мак-Джи  попросил  разрешения  поговорить  с  офицерами.  Он  хотел
предупредить их в том, что корабль войдет в опасную сити-зону.
     Они,  конечно,  высмеяли  его.  Ни  карты,  ни  приборы   ничего   не
показывали, а трюм не имел  иллюминаторов,  выходящих  наружу.  Их  нельзя
винить. Офицеры нервничали, а  Мак-Джи  всегда  был  слишком  застенчивым,
чтобы уметь убеждать.
     Мак-Джи вернулся в трюм,  но  Дрейк  услышал  шутки  офицеров  насчет
коротышки-шахтера, который, якобы, умел видеть через  стены  и  определять
сити на  расстоянии  сотен  тысяч  километров.  Для  Дрейка  это  было  не
удивительно. Он провел детство на границе и  знал  цену  чутью  обитателей
астероидов. Он добился разрешения поговорить с Мак-Джи.
     Они встретились.  Инженер  и  коренной  астерит-пленник  на  корабле,
несущемся  навстречу  гибели  в  сити-дрейфе.  Мак-Джи  был  оскорблен,  и
отказывался говорить, пока не выяснилось, что Дрейк тоже с  астероидов.  И
тогда шахтер подробно описал положение,  движение  и  плотность  скопления
сити.
     Мак-Джи убедил Дрейка. Дрейк пошел к офицерам и к  Голдмарк-Грангеру.
Но для них он был всего лишь простолюдином. Они обвинили его  в  измене  и
заперли вместе с Мак-Джи. Курс корабля не изменили.
     Скоплением сити оказались миллионы тонн  пыли  объемом  большим,  чем
Земля. Счетчики Гейгера начали сигналить,  когда  первые  микроскопические
частицы ударили о корпус корабля. Это случилось через два дня после  того,
как кончилось горючее.
     Голдмарк-Грангер  слышал  сигналы,  но  курс  уже   невозможно   было
изменить, поздно было даже образовать  парагравитационные  защитные  поля.
Адмирал приказал не разглашать  информацию  о  радиационной  обстановке  и
положил корабль в дрейф. Большего он сделать не мог.
     Но секрет раскрылся. Один из  маленьких  обломков  врезался  в  центр
судна.
     Он пробил двухметровую брешь в корпусе, и из реакторного отсека вышел
воздух. Половина команды мгновенно погибла. Одна спасательная  лодка  была
повреждена, а на второй сбежал твой знаменитый родственник.
     Дрейк и Мак-Джи остались на  борту,  потому  что  спасательная  лодка
предназначалась для более важных людей. А они были простыми  шахтерами,  и
всем было наплевать, что они погибнут. Да и не все ли равно, топлива-то не
было вообще. Даже твой двоюродный дедушка мог рассчитывать только на более
медленную и комфортабельную смерть.



                                    18

     Джей Хардин замерла.
     - Но они не погибли, - быстро возразила она. - Дедушка Юлиус  говорил
мне о космическом инженере, который очистил сырой уранит,  когда  "Ультима
Туле" остался без горючего. Но он никогда не упоминал, что кто-то  остался
на борту после его ухода с судна.
     - Наверное, он не очень-то гордился этим,  -  Ник  постарался  скрыть
насмешку. - И, конечно, он так и не узнал,  как  Дрейк  и  мак-Джи  добыли
топливо. Дрейк сказал, что они держали это в секрете. Полагаю, они  устали
от допросов и знали, что с ними произойдет, если корпорация узнает правду.
     - Не хочешь ли ты сказать... - в ее голосе промелькнуло удивление.
     Дженкинс спокойно кивнул.
     - Эти два шахтера, оставшиеся на погибающем судне, не  были  достойны
общения с аристократами корпорации, но они смогли выжить в космосе.  Дрейк
сначала  хотел  очистить  руду  из  мешка  Мак-Джи.  Но  этого   оказалось
недостаточно. А за бортом было много сити.
     - Но они не могли использовать сити; по крайней мере, не  в  урановом
реакторе корабля!
     - Дрейк модифицировал его, - он улыбнулся, видя ее недоверие.  -  Это
было не так  невозможно,  как  ты  себе  представляешь,  потому  что  поле
реактора  приспособлено  к   большой   массе   расщепляющегося   вещества,
изолированного от контактов. Реактор принял сити так же легко, как и уран.
Главная проблема возникла, когда реактор уже  был  запущен.  Дрейк  сменил
проводку и перестроил регуляторы на самую большую мощность  энергетической
загрузки. Этого все же оказалось недостаточно, но Дрейк шел на риск.
     - Так они использовали сити в качестве топлива?  -  Джей  наклонилась
вперед, в глазах ее читалась борьба между восторгом и сомнением. - Как они
загрузили ее в реактор?
     - Это  сделал  Мак-Джи.  Тот  первый  взрыв  пробил  брешь  в  камере
реактора. Пока Дрейк расчищал пространство от обломков,  Мак-Джи  вышел  в
космос в управляемом скафандре и собрал немного сити-железа  -  этого  еще
никто никогда не делал.
     Она взметнула брови:
     - А ты сам разве не собирал тонны этого вещества?
     - Я находил его  при  помощи  радара,  проверял  тестерной  пушкой  и
перемещал при помощи специального сложного  механизма.  А  у  Мак-Джи  был
только электромагнит, подключенный к аккумулятору в его скафандре.  Магнит
и собственная интуиция. Он  нашел  до  тех  пор  невиданный  метеор  сити,
задержал его полем своего скафандра и загнал магнитом в  камеру  реактора,
чтобы  Дрейк  смог  поймать  его  полем  реакции.  На  ее  лице  появилась
задумчивость.
     - И они загрузили туда еще и земное топливо?
     - Поток земного воздуха. Установка этой  трубки  было  самым  сложным
делом, по словам Дрейка.  Человеческого  дыхания  было  достаточно,  чтобы
спровоцировать реакцию, равную по силе взрыву бомбы. Дрейк это избежал: он
просверлил микроскопическое отверстие и подавал воздух  под  очень  низким
давлением.
     - И это помогло?
     - Да, - сказал Ник. - Проникновение  радиации  было  опасным,  но  не
убийственным. Дрейк оставался у реактора, регулируя давление:  у  него  не
было времени автоматизировать процесс. Зато появилась энергия.
     Безжизненную спасательную лодку отнесло на  сто  километров.  Она  не
отвечала на позывные Мак-Джи, но явно не была  повреждена.  Дрейк  спустил
трос и взял лодку на буксир. А при помощи детекторного экрана и  инстинкта
Мак-Джи они достигли Эоса через девять дней.
     - Эоса? - Джей с  гордостью  подняла  голову.  -  Там  дедушка  Юлиус
призвал астеритов остановить наступление Юпитерианского Совета.
     - Это версия корпорации, - Дженкинс протестующе взмахнул рукой.  -  В
действительности, обитателям астероидов не нужно было никаких  призывов  и
организаций. Испуганные земляне убрались, оставив их без запасов и средств
защиты.
     Военные  силы  Эоса  поначалу  атаковали  лайнер,   приняв   его   за
юпитерианский военный корабль.  Они  переделали  управляемые  скафандры  в
торпеды, заминировали космодром и склады. Они, конечно же,  сразу  выслали
спасательное судно, когда Мак-Джи назвал свое имя, но  им  не  нужно  было
никаких подсказок, чтобы возненавидеть Юпитерианскую демократию.
     Во взгляде Джей вновь мелькнуло сомнение:
     - Если Дрейк и Мак-Джи действительно  использовали  сити-горючее,  то
как им удалось сохранить это в тайне?
     - Они не приземлялись, - объяснил Ник.  -  Земной  воздух  разнес  бы
корабль на мелкие кусочки. Помощь была оказана в космосе,  и  корабль  был
покинут на орбите - корпус был так заражен, что никто и не  пытался  зайти
на борт.
     Девушка медленно кивнула, переведя взгляд на серый пенопласт, которым
была обита рубка. Мгновение она молчала, но он понял, что Джей подумала  о
радиации на "Прощай, Джей".
     - Они заболели? - с надеждой спросила она. - От радиации?
     - Заболели, особенно Дрейк, - вздохнул  Дженкинс.  -  Потому  что  он
долго находился возле той бреши в реакторе. Мак-Джи получил  меньшую  дозу
радиации, кроме того, у тех, кто провел большую  часть  жизни  в  космосе,
вырабатывается определенный иммунитет. Мак-Джи даже был в  состоянии  дать
свою кровь Дрейку. И они оба полностью восстановились.
     Твой знаменитый родственник благополучно  улетел.  Ему  не  терпелось
рассказать на Земле о своих подвигах.
     Джей беспокойно поерзала на высоком сидении.
     - Да будь же хоть немного справедлив к нему,  -  от  обиды  ее  голос
зазвучал громче. - Ведь это он организовал сопротивление астеритов.
     Шахтеров не нужно было организовывать, - повторил Ник. - Они и так не
собирались терпеть неосталинизм. А юпитерианцы не имели  ни  горючего,  ни
баз на астероидах.
     - И все же именно дедушка Юлиус выехал в Ленинск с очередной  миссией
корпорации и заставил нового диктатора подписать пакт о ненападении. Разве
он не достоин уважения?
     - Он заслуживает большего, - тон Ника помрачнел.  -  Он  и  еще  пара
принцев голубой крови могут записать в свой послужной список все  жизни  и
материальные  богатства,   потерянные   в   Космической   войне.   Их   не
удовлетворило дружеское  расположение  свободных  людей,  и  они  чуть  не
разгромили корпорацию, пытаясь поработить планеты.  Они  виновны  во  всех
несправедливостях, творящихся в Мандате, и даже в этой сити-войне, которую
мы пытаемся остановить.
     - Они были верны Земле, по  крайней  мере,  -  заявила  Джей.  -  Они
проливали  свою  голубую  кровь  за  Землю.  -   Юлиус   получил   тяжелый
радиационный ожог в боях. Он так и не оправился после него и, конечно  же,
не наживался на астероидных богатствах. Он  был  одиноким  человеком,  жил
только на пенсию.
     - Извини, - Ник заметил ее обиду и не хотел злить  ее.  -  Мы  просто
смотрим по-разному на вещи.
     - Мы по разные стороны баррикад, - серьезно кивнула она. - И ничего с
этим не поделаешь. - Она помолчала, задумавшись, а затем  добавила:  -  Ты
хотел рассказать, как Дрейк осваивал сити.
     - Я уже рассказал главное, - он  улыбнулся  в  надежде  завоевать  ее
доверие. - По крайней мере, начало ты знаешь. Конец же  мы  увидим,  когда
будет запущен передатчик Бранда - или когда Дрейк и все мы погибнем. -  Он
внимательно вгляделся в ее лицо. - Теперь тебе до конца должно быть  ясно,
за что мы боремся.
     Она кивнула.
     - Мистер Дрейк, должно быть, по-своему такой же храбрый и  способный,
каким был дедушка Юлиус, - мягко согласилась  она.  -  Даже  если  свобода
энергии окажется идеалистической мечтой. - Она  не  дала  ему  возможности
выразить свое разочарование. - Продолжай. Я хочу знать,  что  Дрейк  делал
дальше.
     Ник покачал головой.
     - Мне почти нечего добавить. Рик Дрейк  и  Андерс  рассказали  мне  о
первом использовании сити. Они узнали об этом от матери Рика. Но  Дрейк  и
Мак-Джи не болтливы, они не рассказывали, что делали потом.
     - Но ты должен знать все, - Джей наклонилась к нему с  подозрительным
нетерпением.  -  Если  им  удалось  заправить  корабль  сити-породой.  Что
помешало им построить сити-завод?
     - Во-первых, отсутствие средств. Дрейк не  обладает  талантом  Бранда
превращать идеи в звонкую монету, а исследования сити очень дорогостоящие.
Даже при наличии денег это заняло бы  годы,  потому  что  им  пришлось  бы
создавать новую технологию. Но завод не имел  бы  смысла  без  передатчика
Бранда, который тогда еще не был изобретен.
     Они в конце концов заработали немного денег разведкой  и  маркировкой
сити после Космической войны. Они оба были  тогда  с  О'Банионом.  Мак-Джи
часто спасал отряд, проводя его через дрейфующую породу  так,  что  земные
корабли не  могли  настигнуть  их,  а  Дрейк  создал  большинство  заводов
синтетической пищи, которые помогли астеритам выжить в блокаду.
     - Если он действительно мог работать с  сити,  почему  он  не  создал
сити-оружие?
     - Анна говорит, что ее отец умолял его сделать это. Она сказала  мне,
что агенты некоторых группировок пытались заставить его вооружить  их.  Но
он понимал, что такое сити-война. И отказался помогать им.
     - Почему же он создал ракеты сейчас? - резко спросила она. - Те,  что
захватили пираты.
     - Эти ракеты предназначались для защиты  Фридонии,  -  Ник  отстаивал
свою точку зрения. - Бранд каким-то образом уговорил его,  что  нам  нужны
ракеты, чтобы оборонять наши цеха и не дать возможности  врагам  захватить
арсенал сити.
     Она изучала его взглядом.
     - Понятно, -  она  кивнула  как-то  слишком  небрежно.  -  Кстати,  о
Фридонии. Когда они начали там эксперименты?
     Ник заколебался, встревоженный ее настойчивым любопытством.
     - Я новичок в глубоком космосе, - напомнил он. - Но, как  я  понимаю,
они владеют лицензией всего несколько лет.
     - Они получили ее пять лет назад, - бросила она.
     - А Дрейка арестовали за незаконные  исследования  только  через  два
года, когда сити-прокладки уже были созданы. Очень быстрый прогресс. -  Ее
испытующий взгляд пронзил его. - Или они вели секретные разработки еще  до
этого?
     - Не думаю, - Ник медленно покачал головой. - Дрейк не слишком  много
зарабатывал для этого. Кроме того, насколько я знаю, он не хотел  нарушать
сити-законы.
     - Но он их нарушал.
     - В конце концов он не смог этого избежать, - нехотя согласился  Ник.
- Слишком многие предлагали ему большие деньги  за  разработку  секретного
сити-оружия. Он начал создание передатчика Бранда в надежде  предотвратить
войну.
     Ее глаза расширились.
     - Но Дрейк и Мак-Джи не могли создать эти чудесные автоматы всего  за
два года!
     - У них были хорошие помощники, такие как Рик и  Пол  Андерсы.  Кроме
того, Анна, которая знает сити-дрейф почти также, как Мак-Джи, и жена Рика
- Карен.
     - Карен Худ? - в тоне  Джей  прозвучало  легкое  пренебрежение.  -  Я
когда-то знала ее; это было еще в  Солнечном  городе.  До  того,  как  она
уехала с отцом в Мандат. Тогда, до ее замужества, он был членом  комиссии.
Такая богатая девушка - что она могла?
     - Многое - особенно после того, как лишилась наследства. Хорошо  зная
корпорацию, она была агентом Дрейка и мак-Джи  в  Палласпорте  до  прихода
Бранда. Она заводила связи, покупала оборудование  и  убеждала  всех,  что
Дрейк разрабатывает более совершенный вращающийся маркер.  Пока  шпион  не
выдал Дрейка.
     Ясные глаза Джей сверкнули сомнением.
     - Знающие люди, - согласилась она. - Но я все же не понимаю, как  они
успели все сделать за столь короткое время? Это должно быть очень трудно -
создать первые прокладки и сочленения, не имея никаких сити-инструментов?
     - Разумеется.
     - Ты уверен, что они все это сделали на Фридонии? - Джей склонилась к
нему. - Не было ли другой лаборатории, где они могли работать до того?
     -  Не  думаю,  -  Ник  говорил  медленно,   давние   сомнения   вновь
зашевелились в нем. - Этот невиданный скачок в работе всегда удивлял  меня
тоже. Дрейк не любит подобных вопросов, но я спрашивал Рика и Анну.
     - Что они сказали?
     - Ничего особенного, - он задумчиво  помолчал.  -  Хотя  они  кажутся
искренними, но думаю, что они не могут сказать все.
     Она соскользнула с табурета.
     - Что бы это могло быть? - Ты не догадываешься?
     - Догадываюсь, - не сразу признался он. - Наверное,  это  сумасшедшая
идея, основанная на туманных намеках. Возможно, я ошибаюсь. Потому что это
звучит фантастично...
     - Что за намеки? - настаивала она. - Скажи пожалуйста.
     - Когда я однажды сказал что-то о теоретической возможности жизни  на
сити-планетах, Анна показалась мне слишком уверенной в существовании такой
жизни на той планете, которая врезалась в Адонис.
     - Да? - ее охватило сильное волнение. - Что еще?
     - Еще чертежи прокладок и сочленений, которые я видел на Фридонии,  -
медленно произнес Ник. - Даже тех, которые делали наши машины.
     - И что же?
     - Ну, - Ник в нерешительности помолчал. - Конструкция показалась  мне
странной.  Вроде  ничего  особенного.  Они  работают  отлично  и  являются
результатом прекрасной инженерной работы. Но я  бы  сделал  их  совершенно
по-другому, если бы мне пришлось  начинать  с  нуля.  Они  сконструированы
человеком, который мыслит совершенно по-иному.
     - Мак-Джи? - предположила Джей. - Если он мутант...
     - Но он не инженер, - возразил  Ник.  -  И  потом,  он  не  настолько
отличается от нас.
     - Тогда как... Вернее, что создало их? - ее голос упал до шепота.
     - Не знаю, но я видел и кое-что  еще.  -  Его  невидящий  взгляд  был
устремлен на серую стену за ее спиной. - В углу  первого  цеха  Дрейка  на
Фридонии,  за  предупредительными  знаками  размещена   коллекция   первых
экспериментальных приборов  Дрейка,  безопасных  для  хранения  и  слишком
примитивных для современного использования.
     - Да? И что там?
     -  Среди  них  есть  странная   прокладка.   Странная   потому,   что
сити-стержень обработан более тонко, чем земной.
     - Это значит, что...
     -  Не  знаю,  -  прервал  ее  Ник.  -  Я  видел  еще  сочленение  для
сити-втулки. Там есть рукоятка, но она не для человеческой руки.
     Девушка затаила дыхание.
     - Похоже на рукоятку, - тихо продолжал Ник. - Но форма  приспособлена
для трехпалой руки, более длинной и тонкой, чем  человеческая.  Она  очень
хорошо обработана, отполирована, и находится  в  сити-части  сочленения  -
опасной для контакта с любой земной вещью.
     - Ты думаешь... - Джей замерла в ужасе. - Ты думаешь, что на Дрейка и
Мак-Джи работают силы с сити-планет?
     Он отрицательно покачал головой.
     - Я думаю, что эти объекты были созданы на той, другой  планете,  где
земная материя так же  неизведанна,  как  для  нас  сити.  Они,  наверное,
захотели исследовать ее после катастрофы с Адонисом.
     - А представители той формы жизни  еще  могут  существовать?  -  лицо
девушки застыло от волнения. - Хоть некоторые из них?
     Ник почесал подбородок.
     - Вряд ли. Это столкновение произошло так давно - минимум  сто  тысяч
лет тому назад,  судя  по  остаточным  радиоизотопам  в  обломках.  Трудно
ожидать, что там сохранилась жизнь - сити  или  какая-либо  иная  -  после
такого взрыва. Да и никакая сити не продержалась  бы  так  долго  в  нашей
земной системе.
     - Но ты предполагаешь существование ископаемых?
     - Возможно, - ответил Ник. - Потому что существа с планеты-захватчика
не пытались работать с земной материей в их собственной атмосфере  по  той
же причине, по которой мы не привозим  сити  на  Землю.  Любые  полуземные
корабли и цеха должны были располагаться в космосе и обладать  достаточной
подвижностью,  чтобы  избежать  столкновения  с  Адонисом,  -  он  глубоко
вздохнул и нахмурился. - Если в принципе  возможно  нахождение  дрейфующих
останков таких объектов, то это мог сделать только Мак-Джи.
     - Это невероятно! - прошептала она. - Что еще ты знаешь об этом?
     Это было все. Когда-то он долго думал над тем, что бы это  все  могло
значить. Он представлял себе, как фантастические сити-существа скитались в
Солнечной системе, где каждая планета, дышащая жизнью, грозила им смертью.
     Эти необычные полуземные механизмы и обстоятельства, при которых  они
были найдены, все еще оставались загадкой, но сейчас он  был  занят  более
насущными для человечества проблемами, да и поведение Джей беспокоило его.
     - Больше я не знаю ничего,  -  он  слабо  усмехнулся,  пытаясь  снять
напряжение. - Может быть, и ошибаюсь. Вероятно, то, что я видел, вовсе  не
было рукояткой. Но даже если и было, то последнее существо, которое  могло
взяться  за  нее  без  риска  для  жизни,  умерло  задолго  до  того,  как
человечество познало угрозу сити.
     - Наверное, так оно и есть. -  Она  облокотилась  о  высокий  стол  и
устало вздохнула. - Но нам надо вернуться к более близким проблемам.
     - Именно это я и хотел сказать,  -  Ник  подошел  к  ней.  -  История
Дрейка. Те  факты,  что  уже  известны.  Разве  они  не  переубедили  тебя
относительно освобожденной энергии?
     Она кивнула и с готовностью улыбнулась.
     - Дрейк, должно быть, великий человек. Судя по твоим словам, он такой
же замечательный, как дедушка Юлиус. Разве  я  не  достаточно  уважительно
отношусь к нему?
     Он отпрянул, почувствовав обиду и удивление.
     - Что случилось, Ник? - Она заметила его выражение, и ее улыбка стала
вопросительной. - Я не совсем похожа на Анну О'Банион  или  Карен  Худ?  Я
обыкновенная девушка - не космический инженер, не  наследница  корпорации.
Но я вытащила тебя из тюрьмы. И ты  нравишься  мне,  Ник  -  действительно
нравишься. - Голос ее звучал очень искренне. - Так что же ты хочешь?
     Он не понимал ее. Ее отчужденное удивление перешло во что-то  другое,
столь же странное и непонятное. Чувствовалось, что она относиться  к  нему
доброжелательно, но ей что-то приходится скрывать. Однако,  каковы  бы  ни
были ее цели, ее страстная речь не тронула его.
     Она все еще не была его союзником. Она вела свою игру,  не  раскрывая
карт. Он устало отвернулся к перископу, проверяя работу робота-пилота.



                                    19

     "Прощай, Джей" находилась в шести часах лета  от  Фридонии.  Она  уже
сбавляла скорость,  когда  радар  дал  предупредительный  сигнал  в  рубке
пилота.  Слабая  точка  засветилась   на   экране.   "Кусок   сити-породы,
заблудившийся в пылевой массе, окружающей астероид, - подумал Дженкинс. Он
повернул буксир, чтобы избежать столкновения,  когда  металлический  голос
раздался в фотофоне.
     - Эй, на борту! Кто вы?
     Его  охватила  паника.  Непослушными  пальцами  он  взялся  за  ручку
передатчика, пытаясь сообразить,  что  отвечать.  Перед  ним  был  корабль
неизвестных захватчиков, язык  команды  ни  о  чем  не  говорил,  так  как
английский служил принятым языком общения в космосе.
     - Буксир "Прощай, Джей",  -  прокричал  он  в  микрофон.  -  Идем  из
Палласпорта на Обанию. Упомянуть Фридонию было самоубийством,  и  он  знал
это. Он попытался проглотить сухой комок в горле и хрипло добавил: - А  вы
кто?
     В ожидании ответа он определил расстояние до объекта. Незнакомец  был
всего в двенадцати тысячах километров впереди -  в  пределах  досягаемости
космического оружия.
     - Военный крейсер  "Завоеватель  сити",  -  последовал  ответ.  -  Из
Свободной Космической Республика образована вчера  народом  астероидов,  -
проинформировал строгий голос. -  Обания  -  временная  столица,  пока  не
сдастся Палласпорт.  "Завоеватель  сити"  -  флагман  флотилии  Свободного
Космоса.
     У Ника мелькнула надежда. Хотя Дрейк и отказался  вооружить  подполье
Свободного Космоса сити-ракетами, народ  планетоидов  оставался  с  ним  в
дружеских  отношениях.  Брюс  О'Банион,  должно  быть,  возглавляет  новое
правительство - осенило его.
     "Мистер Дрейк - инженер, а не полицейский,  -  когда-то  сказала  ему
Анна. - Он не будет вмешиваться в заговоры Свободного Космоса. Но я боюсь,
что отец связался с людьми,  которые  могут  впутать  его  в  какую-нибудь
неприятность.
     И еще вспомнил разговор с  Дрейком  о  подполье.  "Вы  -  астериты  -
добываете такое сырье для Мандата,  -  говорил  Дженкинс.  -  Если  партия
свободного космоса действительно за свободу планет, разве она не  достойна
поддержки?" "Я хочу видеть астероиды свободными, - глаза старого  инженера
загорелись. - Но я всегда говорил О'Баниону, что передатчик Бранда сделает
больше для  освобождения  планет,  чем  любые  самые  сложные  заговоры  и
подпольные действия".
     Но О'Банион - совсем другой. Никто прямо не говорил, что он  -  лидер
партии,  но  Дженкинс  понимал  это  из  их  намеков.  И  если  это   было
действительно так, то  старый  предводитель  повстанцев  мог  оказаться  в
данном случае сильным союзником Дженкинса.
     Повернувшись от радара к перископу, он увидел фотофонный свет идущего
навстречу корабля - красная точка, мелькающая среди звезд. Затаив надежду,
он с волнением спросил:
     - Кто возглавляет эту новую республику?
     - Постоянное правительство еще не сформированно, - прогремел голос. -
Восстание было внезапным. Им руководила партия свободного космоса.
     - Кто лидеры партии?
     - Это военный  секрет,  -  ответил  голос.  -  Верхушку  партии  надо
спрятать от межпланетных врагов до тех пор,  пока  не  закрепится  победа.
Временный правитель Обании - мистер Брюс О'Банион.
     - Хорошо, - облегченно вздохнул Дженкинс. - Я хочу поговорить с ним.
     - Мы тоже идем на Обанию, - ответил голос. - Мы сопроводим вас туда.
     - Мне не нужно сопровождения...
     - Нет, нужно, - мгновенно последовал ответ. -  Флотилия  Мандата  уже
движется к нам, чтобы подавить восстание на Обании.  При  ваших  связях  с
астеритами вы, мистер Дженкинс, не можете считать себя в безопасности.
     Дженкинс удивился: он ведь еще не представился. Очевидно,  говоривший
знал о его побеге на буксире и ожидал его. А может, узнал  по  голосу.  На
какое-то мгновение ему показалось,  что  голос  знакомый,  но  он  не  был
уверен. Во всяком случае, это был не  О'Банион.  В  голосе  звучал  земной
акцент.
     Никто из известных ему землян не мог воевать на стороне О'Баниона. Он
отмахнулся от этой мысли и стал думать, что  делать  дальше.  Нельзя  было
допустить встречи с гвардией глубокого космоса. Против него уже, наверное,
выдвинуты обвинения в космическом пиратстве и измене Мандату.
     - Кроме того, - продолжал между тем, - вы сбились с курса и движетесь
по направлению к скоплению сити. Сверьтесь по вашим приборам.
     Дженкинс обеспокоенно взглянул на панели управления.  Он  внимательно
исследовал  темноту,  в  которой  светилась  красная  точка.  Где-то   там
находилась Фридония - вне досягаемости его глаз и даже приборов, но только
шесть часов лета отделяли его от нее.  Старый  буксир  шел  не  так  уж  и
медленно. Сама дрейфующая порода прикроет  его  от  глаз  врага.  Он  сжал
руками штурвал. Внезапно в дверном проеме появилась Джей.
     - Ник, - ее глаза горели от волнения. - Что-то случилось?
     - Не знаю, - он вглядывался в ее лицо, пытаясь определить, не она  ли
предупредила тот  корабль  о  его  приближении.  Там,  где  один  землянин
вмешивается в дела астеритов, может оказаться и другой. Но  ничего,  кроме
волнения, не читалось на ее напряженном лице.
     Он отвернулся, чтобы настроить робота-пилота на Обанию. Сообщив ей  о
корабле Республики Свободного Космоса,  он  вновь  почувствовал,  что  она
что-то скрывает. Она ничего не сказала.  Ему  ничего  не  оставалось,  как
повиноваться приказу командующего крейсера. Тем более, что  для  него,  по
сути, не имело значения, принадлежал  ли  идущий  корабль  астероидам  или
Земле, имел  ли  он  сити-ракеты  или  только  космические  ружья.  У  его
безоружного корабля все равно не было шансов улизнуть. Но какие бы силы не
были  задействованы  здесь  Брюс  О'Банион  мог  помочь.  Дженкинс  упорно
цеплялся за эту надежду.
     Через три часа буксир  приземлился  на  крошечном  планетоиде.  Через
двадцать минут пришел сопровождающий корабль. Ник  с  облегчением  увидел,
что О'Банион встречает их.
     Война уже коснулась Обании. Дженкинс  с  ужасом  замер  на  последней
ступеньке трапа. За спиной раздался сдавленный возглас  Джей.  Перед  ними
простиралось поле, за которым виднелось шестиэтажное здание  Мандата,  где
располагалась  штаб-квартира  гвардии,  которая  руководила  Обанией.  Эта
когда-то  могучая  крепость  превратилась  в  почерневшую  развалину,  над
руинами которой еще витал дымок.
     За  разрушенной  крепостью  виднелся  обгорелый  корпус  гвардейского
крейсера, сплющенный и изуродованный. Поле было усеяно воронками. От  огня
почернели стальные стены магазинов, ангаров и складов. На площади  валялся
перевернутый танк.
     Но склад сити почему-то не пострадал. Над ним развевался новый  флаг:
на черном фоне зеленые звездочки  образовывали  большую  звезду.  Дженкинс
понял, что это символ новой нации астеритов.
     - Добро пожаловать, Дженкинс! - голос О'Баниона звучал торжественно -
чувствовалась привычка к политическому ораторству. - Добро  пожаловать  на
священную землю Республики Свободного Космоса.
     Каменная почва Обании едва была прикрыта землей, и солдаты  были  так
же истощены, как и эта земля. Они все носили серую униформу  шахтеров,  на
рукавах были повязки с наспех вышитой зеленой звездой.
     Они были усталыми, грязными и небритыми.  Некоторые  были  перевязаны
бинтами. Но все имели автоматические ружья, и в глазах их горел  энтузиазм
борьбы.
     - Вот где теперь наши угнетатели, -  показывая  на  бывшую  крепость,
объяснил О'Банион.
     Он выглядел неестественно возбужденным, его глаза блестели, массивное
тело неуклюже раскачивалось. Дженкинс  знал,  что  это  не  алкоголь.  Его
опьянила победа.
     - Мы атаковали вчера утром, - хрипел он. -  В  девять  по  мандатному
времени. Партия выдала нам четыре тонны максилита, и мы изготовили  четыре
бомбы. Одну мы подложили под крейсер, другую - под крепость. Две  оставили
в запасе. Мы взорвали крейсер и штурмовали арсенал.  -  Его  седая  голова
качнулась в сторону разгромленной крепости. - Но  какой-то  шпион  пытался
предать нас, - с горечью добавил он. - Бомба под крепостью была обнаружена
прежде, чем она взорвалась. Танки ворвались в город.  Я  думала,  что  нам
конец. Но мы сражались за свободу. - О'Банион поднял усталые плечи.  -  Мы
взяли огнеметы  в  арсенале  и  остановили  танки.  Два  молодых  человека
вызвались  изготовить  максилитовые  бомбы,  прикрепленные  к  управляемым
скафандрам. Одну ракету сбила пушка крепости, но  вторая  взорвалась,  как
ядерная бомба. Толстяк принял картинную позу -  два  шахтера  пожертвовали
жизнью, но их подвиг стал началом Республики Свободного  Космоса.  История
навсегда сохранит имена этих героев.
     Дженкинс нетерпеливо перебил его:
     - А как те инженеры в  госпитале?  -  Он  кивнул  в  сторону  клиники
Ворринджера,  спрятанной  в  железном  ущелье  за  экватором   Обании.   -
Ворринджер может спасти их?
     - Откуда я знаю?
     - Они не пострадали от бомбежки?
     - Там стреляли, но я не знаю, - О'Банион раздраженно пожал массивными
плечами. - У меня не было времени зайти туда. После того, как мы  одержали
победу здесь, я был все время у фотофона, организовывал  и  давал  команды
астеритам на других планетоидах.
     Ник прервал взгляд со старика на его усталых и  оборванных  солдат  с
небрежными повязками и захваченным оружием. Внезапно он ощутил  жалость  к
ним.
     - Вы действительно надеетесь опрокинуть Мандат?
     - У нас были поражения  и  потери,  -  вздохнул  О'Банион.  -  Тысячи
отважных астеритов отдали жизнь  за  свободу.  Мы  потерпели  поражение  в
Палласпорте при штурме правительственных зданий. Наше восстание  подавлено
везде, кроме Обании. Его усталые глаза с опаской поглядели на темное  небо
над  крепостью.  -  Сейчас,  -  смущенно  добавил  он,  -  флот   Мандата,
вооруженный  всем  военным  арсеналом  планет,  идет  сюда.  У  них   есть
космические  пушки,  атомные  ракеты.  Они  хотят  загасить  нашу  искорку
свободы, - он вызывающе распрямил плечи и сурово сказал: - Но  мы  еще  им
еще покажем!
     Все еще глядя на небольшую кучку усталых людей, Дженкинс возразил:
     - Но эти шахтеры не могут выстоять против космических ружей и атомных
ракет.
     - У нас сейчас  есть  более  мощное  оружие,  -  с  гордостью  заявил
О'Банион. - Партия готовит наш собственный флот, вооруженный сити...
     - Что?! - Дженкинс вздрогнул и уставился на серое лицо О'Баниона.
     Неужели это и есть разгадка предательства на Фридонии? Он  настойчиво
спросил:
     - Где вы взяли сити-оружие?
     - Это секрет руководства, - О'Банион покачал седой головой. - Но брат
Стоун  обещал,  что  наш   флот   разгромит   силы   Мандата   самоходными
сити-ракетами. И мы сможем удержать первую цитадель Республики  Свободного
Космоса.
     Дженкинс удивленно прошептал:
     - Кто это брат Стоун?
     Великан смущенно отвел глаза. - Пожалуйста, забудь это имя, -  умолял
он. - Я не должен был произносить его.  Но  я  доверяю  тебе,  Ник.  -  Он
понизил голос: - Брат Стоун  -  это  партийная  кличка  нашего  вождя,  он
обеспечил нам победу, несмотря на все неудачи.
     Дженкинс взял О'Баниона за руки.
     - Ты можешь доверять мне, - подтвердил он. - Но наш завод на Фридонии
мог сделать больше для свободы астеритов, чем брат Стоун и его сити-ракеты
- если бы мы могли запустить его.
     Я уже достал необходимый кондюллой. Я хочу  запустить  завод  -  сам,
если никто из инженеров не сможет помочь, -  он  сжал  руку  О'Баниона.  -
Можно я улечу? Прямо сейчас?
     Тусклые глаза О'Баниона разглядывали темное небо.
     - Я не вправе отпустить тебя, - наконец сказал он.  -  Лучше  подожди
"Завоевателя". Там высшие партийные деятели, - может быть, сам брат Стоун.
Я доложу ему о тебе.
     - Но у меня нет времени, - запротестовал Дженкинс.
     Он ничего не сказал о том, что  должен  умереть,  да  были  и  другие
причины для спешки.
     - Может, ваш брат Стоун блефует,  -  в  отчаянии  предположил  он.  -
Может, у него нет сити-оружия? Почему он тогда допустил столько  поражений
астеритов? Он опять схватил руку О'Баниона: - Вы отпустите меня?
     - Не могу, - великан с сожалением покачал головой. Брат Стоун требует
партийной дисциплины. "Завоеватель" будет здесь через десять минут.
     Увидев упрямое выражение лица старика, Дженкинс неохотно сдался.
     - Хорошо, - сказал он.  -  Я  подожду.  В  любом  случае,  мне  нужно
навестить моих друзей в госпитале.
     Ему не хватало спокойной рассудительности Джима Дрейка и  умелых  рук
его могучего сына, ему нужен был необычайный талант малыша  Роба  Мак-Джи,
отвага и знания всех остальных инженеров. Он таил надежду, что  кто-то  из
них вышел из комы.
     -  Возьми  мою  машину,   -   О'Банион   кивнул   на   электромобиль,
припаркованный у края изъеденного воронками поля возле склада  сити.  -  Я
останусь встречать братьев.
     - Пожалуйста, поспособствуйте, чтобы я  побыстрей  улетел,  -  умолял
Дженкинс. - Время уходит.
     - Постараюсь, - пробормотал О'Банион и вновь посмотрел на небо. -  Но
ничего не могу обещать.
     Дженкинс взобрался на буксир, чтобы прикрепить табличку. Он  заметил,
как люди О'Баниона  с  опаской  отступили,  увидев,  что  судно  заражено.
Предупредительный знак защитит его бесценный груз.
     После этого они с Джей направились к машине.
     Джей Хардин покинула буксир вместе с ним.  Стоя  рядом,  она  слушала
все, что говорил О'Банион. Выражение отчужденности не покидало ее лица, но
он  чувствовал  под  этой   маской   внимательного   спокойствия   скрытое
напряжение. Он не понимал причин ее поведения,  но  ему  нужна  была  хоть
какая-то поддержка.
     Машина  везла  их  по  извилистой  улице.  Короткая  война  оказалась
жестокой. Красные флажки огораживали  воронки.  Окна  были  выбиты,  стены
изрешечены пулями. Новое здание корпорации превратилось в груду обломков.
     И все же казалось, что над городом витал дух победы. Оборванные  дети
прыгали и приветственно кричали при виде  флага  с  зелеными  звездами  на
машине  О'Баниона.  Шахтер  с  забинтованной  головой  выкрикивал   что-то
веселое, двое на  костылях  приветственно  помахали  им  руками.  Дженкинс
слышал музыку, доносившуюся из бара.
     Машина выехала из города и миновала ржавые здания одной из  покинутых
шахт Обании. Узкий  каньон  вел  к  затененной  стороне  планетоида.  Огни
электромобиля осветили темноту между скалами, и они увидели двух женщин.
     - Карен Дрейк и Анна Андерс, - прошептал Дженкинс девушке.  -  Должно
быть, навещали своих мужей в клинике.
     Он остановил машину. В сумерках обе женщины  казались  измученными  и
истощенными. У худой и бледной жены  Рика  Дрейка  была  перевязана  рука.
Анна, казалось, с трудом несла свою ношу.
     - Как они? - прошептал Дженкинс.
     Анна молча покачала головой.
     - Без изменений, Ник, - тихо сказала Карен. - Рик,  Пол  и  остальные
все еще под действием аметина. Доктор Ворринджер говорит, что доза была  в
десять раз выше допустимой. Он сказал,  что  может  вывести  их  из  этого
состояния через три-четыре дня, но тогда они начнут умирать от сити-шока.
     - Все?
     - Да, - она устало кивнула. - Доктор Ворринджер говорит,  что  ничего
нельзя сделать. Я отведу Анну домой.
     - Я отвезу вас.
     - Спасибо, Ник, - Анне так и не удалось изобразить улыбку. - Я должна
пройти милю в день ради маленького Пола.
     Она пыталась еще что-то сказать, но не смогла. Ник отвернулся,  чтобы
не видеть ее слез. Его взгляд упал на руку Карен.
     - Царапина, - отмахнулась она. - Ничего страшного.
     - Вы попали под обстрел?
     - Немного. Вчера утром командир гвардейцев прислал танк в  госпиталь.
Когда ты приземлился с пострадавшими накануне, они подумали, что ты привез
оружие и спрятал его в госпитале. Танк начал обстрел  здания  госпиталя  с
холма.
     - Это было ужасно, - в слезах добавила Анна. - Первый снаряд попал  в
электростанцию, и погас свет.
     - Я заставила Анну обратиться к отцу за помощью, -  продолжала  Карен
Дрейк. - Но мистер О'Банион не мог выделить нам людей и даже  оружия.  Нас
спасло то, что  Анна  вспомнила  о  разведывательном  ружье,  которое  Пол
оставил дома. Мы  нашли  его  и  неначатый  магазин  двадцатимиллиметровых
сити-пуль.
     - Конечно, это не оружие, а тестер для породы, - пояснила Анна. -  Но
Карен вышла с ним против танка. Она подошла очень  близко,  так  как  пули
быстро входят в реакцию с земным воздухом. Когда танкист  заметил  ее,  то
выстрелил и ранил ее. Но она продолжал идти вперед и взорвала танк.
     - Неужели?! - Дженкинс услышал удивление в голосе Джей Хардин. -  Это
отчаянный поступок для женщины.
     - Но там был Рик, беспомощный и беззащитный, - объяснила Карен. -  Мы
сражались за свободу планет и за мужчин. - Она сочувственно посмотрела  на
свою измученную спутницу. - Анна устала, - сказала  она.  -  Мы,  пожалуй,
пойдем...



                                    20

     Ник приближался к клинике. Джей Хардин сидела сзади в  подозрительной
задумчивости. Она собралась было  что-то  сказать,  но  промолчала.  Может
быть, Карен Дрейк помогла понять ей  то,  что  он  пытался  объяснить.  Но
сейчас Ника больше  волновали  другие  проблемы.  Поврежденный  генератор,
должно быть, восстановили, так как здание клинике светилось огнями.  Войдя
внутрь, Дженкинс  увидел  доктора  Ворринджера,  идущего  по  коридору,  и
бросился к нему навстречу.
     - Пожалуйста, - пробормотал он. - Минуточку...
     Знаменитый доктор взглянул на него с некоторым раздражением. Дженкинс
догадывался,  что  это  было   вызвано   постоянной   неудовлетворенностью
собственным бессилием перед  лицом  болезни,  которую  космонавты  назвали
сити-шоком.
     - Вернулись, чтобы умереть, мистер Дженкинс? - резко спросил он. - Не
ожидал, что вы так скоро. Но мисс Распер приготовила палату.  Кровотечение
есть?
     - Нет! - бросил Дженкинс. -  Я  еще  не  умираю.  Я  пока  ничего  не
чувствую, и работа моя еще не сделана. Мне нужна помощь. Может быть,  хоть
один инженер...
     Ворринджер сурово покачал головой.
     - Нет! - отрезал он. - Они все будут слепы и беспомощны, когда выйдут
из комы.
     Его пронзительные глаза говорили: "Да и вам не много осталось, мистер
Дженкинс".
     - Со мной все в порядке.
     Не обращая внимания на неловкий протест Ника, Ворринджер завел его  в
смотровую  комнату,  осмотрел  горло,  исследовал  глаза   резким   светом
лампочки, измерил температуру и  сделал  тест  мазью  на  руке.  Он  хотел
надеяться на чудесное улучшение, но приговор врача был неумолим:
     - Скорее заканчивайте вашу работу.
     - Сколько у меня времени?
     - В любое время могут начаться местные  кровоизлияния,  -  Ворринджер
нахмурился, как бы злясь на свое  поражение.  -  Через  два  дня  начнется
рвота,  и  поднимется  температура.  Вскоре  наступит  слепота  и   полная
неподвижность. Вам бы надо остаться...
     - Нет! -  прошептал  Дженкинс.  Он  глубоко  вздохнул  и,  набравшись
смелости, спросил: - У них что, нет никаких шансов?
     Ворринджер покачал головой.
     - Сначала я думал, что Мак-Джи  выживет,  -  медленно  заговорил  он.
Анализы показывали, что лекарства идут на пользу, и он был уверен, что  мы
вылечим его. Но более всего я надеялся на его иммунитет.
     - И что же? - Ник с нетерпением ждал ответа.
     - Он астерит, - Ворринджер помолчал, протирая очки в темной оправе. -
Полагаю,  что  они  лучше  переносят  радиацию,  чем   земляне.   Радиация
способствует мутации, и я  иногда  думаю,  что  в  процессе  естественного
отбора  уже  создается  новый  тип  людей,  приспособленных  к   жизни   в
радиационной среде.
     - Я уверен, что принадлежит к этому типу, -  сказал  Дженкинс.  -  Но
почему же он умирает?
     - Вчера я еще надеялся, что его иммунитета хватит.  Я  надеялся...  -
бородач горько улыбнулся. - Но я надеялся на  чудо.  Мак-Джи  недостаточно
адаптирован, чтобы выдержать такое  количество  рентген.  Сегодня  у  него
поднялась температура. Он умрет раньше других.
     Дженкинс вышел. У него подкашивались ноги. Джей Хардин  ждала  его  в
электромобиле, на котором они быстро доехали до  космодрома.  "Завоеватель
сити" уже прилетел. Ник хмуро рассматривал крейсер новорожденной нации.
     "Переоборудован  из  товарняка",  -  подумал   он.   Черный   корпус,
возвышавшийся  над  ржавым  буксиром  "Прощай,  Джей",  имел   характерную
угловатость  сухогруза.   Посередине   корпуса   были   встроены   плоские
прямоугольные башни, ощетинившиеся дулами пушек.
     Команда изможденных солдат О'Баниона стояла возле  военного  корабля.
Сам лидер сходил по трапу, когда Дженкинс подъехал к порту.  Ник  поспешил
ему навстречу и с надеждой спросил:
     - Можно лететь?
     Седовласый политик не отвечал. Его тело  как-то  сжалось,  лицо  было
бледным, глаза пустыми. Ник повторил вопрос.
     - Нет, - отвел глаза старик, - тебе нельзя улететь.
     Дженкинс вцепился ему в руку.
     - Что случилось?
     О'Банион шумно вздохнул.
     - Я только что говорил с братьями по партии на "Завоевателе", - слова
давались ему с трудом. - Они сообщили, что мы  потерпели  поражение.  Брат
Стоун не прилетел, даже  он  отчаялся.  Он  прислал  приказ  сдать  Обанию
наступающему флоту Мандата.
     Дженкинс вздрогнул.
     - Тогда отпусти меня, - в отчаянии прошептал он. - Прежде чем гвардия
будет здесь.
     О'Банион печально покачал головой.
     - Брат Стоун приказал сдать тебя силам Мандата, - тоскливо бубнил он.
- Братья по партии говорили что-то об измене, об обвинении в пиратстве.
     - Нет... - задыхался Дженкинс. - Нет у меня времени.
     - Извини, Дженкинс, - О'Банион поежился. -  Но  партийная  дисциплина
очень строга. Я ничего не могу сделать, мы должны  передать  тебя  гвардии
глубокого космоса.
     Бессильная злоба охватила Дженкинса.  Он  ненавидел  глупое  упорство
Брюса О'Баниона  и  внутренне  восстал  против  анонимных  лидеров  партии
свободного космоса. Он презирал их не меньше, чем аристократов корпорации,
жадных бюрократов Мандата и ненавидел своего циничного родственника.
     Ему казалось, что все человечество  участвовало  в  ужасном  заговоре
против собственной свободы. Инженерные проблемы  передатчика  Бранда  были
давно решены. Но на пути прогресса стояла сама природа человека.
     Он дернул О'Баниона за руку.
     - Слушайте! - крикнул он. - Ваше восстание подавлено,  но  передатчик
Бранда может принести мир и свободу людям планет. Всех планет!
     Ник видел по глазам старика, как боролись его  чувства.  Он  отчаянно
пытался убедить О'Баниона.
     - Это единственный шанс! - настаивал Дженкинс. - Если вы поможете мне
улететь...
     - Бесполезно говорить об этом Дженкинс, - пожал плечами О'Банион. - Я
все отдал  партийной  борьбе.  Все  свое  состояние,  время,  жизни  своих
товарищей. И вот теперь мы побеждены. - Он устало выдохнул. - Я никогда не
рискну начать все сначала.
     За  спиной  Дженкинса  послышался  рев  мотора.   Шины   забуксовали,
заскрипел гравий. Он обернулся и увидел Джей Хардин, уносившуюся в  машине
О'Баниона за горизонт.
     Хороший союзник! - подумал он. - Сбежала при первой же  неприятности.
Но ей не удастся далеко уйти на такой маленькой Обании.
     Дженкинс резко повернулся к О'Баниону.
     - Но вы хотя бы можете отпустить меня...
     - Брат Стоун уже решил сдать тебя, - грустно  произнес  старик.  -  В
обмен на амнистию членов партии, чтобы спасти нас всех от суда за  измену.
Мы должны сдержать обещание.
     - Так вы продали меня? - Дженкинс застыл в гневе. - В обмен  на  свои
шкуры!
     - Пожалуйста, не говори так, - О'Банион зарыдал. - Я стар,  Дженкинс.
Раздавлен. Предан. Я не понимаю, почему брат Стоун решил сдаться,  если  у
нас есть сити-ракеты. Я ничего не понимаю. Оставь меня в покое.
     Он отвернулся и побрел прочь, вытирая лицо грязным от  крови  носовым
платком. Дженкинс не остановил его,  он  повернулся  к  усталым  солдатам,
охранявшим "Прощай, Джей".
     - Вы тоже из партии свободного космоса?
     Один из них кивнул, с подозрением рассматривая Дженкинса.
     - Вы сражаетесь за свободу для себя и других,  -  с  жаром  продолжал
Ник. - Я хочу рассказать вам кое-что о свободе.
     Они с недоумением смотрели на него, неуклюже держа захваченные ружья.
     - Физическая власть держится на политической, - говорил  Дженкинс.  -
Мандат хочет подавить восстание,  потому  что  правительства,  входящие  в
него, заинтересованы в монополии на производство ядерной энергии.  Вам  не
удалось справиться с этой монополией власти. Но есть другой  путь,  другой
источник - дрейфующая сити-порода!
     Они слушали, недоверчиво глядя на Ника.
     - Освобожденная  энергия!  -  воскликнул  он.  -  Только  вдумайтесь.
Передатчик  Бранда,  который  мы  пытаемся  создать  на  Фридонии,   может
обеспечить  весь  мир  неограниченным  количеством   энергии.   Это   дает
экономическую и политическую свободу. Наш завод может избавить вас от  ига
Мандата и от ваших собственных авантюристов - партийных лидеров.
     Два-три солдата в сомнении покачали головами.
     - У меня  с  собой  вещество,  с  помощью  которого  может  запустить
передатчик, - он кивнул в сторону маленького буксира. -  Пустите  меня  на
борт. Отпустите меня, и я дам вам настоящую свободу!
     - Хватит, мистер! - остановил его начальник караула, кивнув на худого
человека в самоходном скафандре, спускавшегося с бывшего сухогруза. -  Это
один из партийных лидеров, который прилетел за вами. Замолчите и подождите
его.
     - Но послушайте же! - в отчаянии  кричал  Дженкинс.  -  Разве  вы  не
понимаете?
     - Мы слушали вас, -  прорычал  небритый  шахтер.  -  Но  вы  говорите
ерунду. Мы не инженеры и не политики, мы ничего не знаем о передатчиках  и
экономической свободе. Мы простые шахтеры. Но мы преданы  партии,  и  брат
О'Банион приказал нам задержать вас до прихода гвардии.
     Дженкинс в отчаянии замолчал. Этим людям была нужна  свобода,  но  их
невежество и подозрительность стали  больше  преградой  на  ее  пути,  чем
циничная алчность людей, правящих ими. Ник направился к партийному лидеру.
     Вдруг, сзади зашуршал гравий. Начальник конвоя отступил  и  угрожающе
поднял ружье. Дженкинс обернулся и увидел машину О'Баниона, мчащуюся через
усеянное воронками поле.  Завизжали  тормоза,  машина  резко  остановилась
около него, из нее выскочила Джей Хардин.
     - Ник, думаю тебе это пригодится, - она прерывисто дышала,  но  голос
ее звучал спокойно. - Я  одолжила  его  у  Карен  Дрейк.  Магазин  заряжен
двадцатимиллиграммовыми сити-пулями.
     Джей протянула  Нику  тестирующее  ружье.  Онемев  от  удивления,  он
мгновение колебался, глядя на ее румяное красивое лицо и  укоряя  себя  за
то,  что  так  недооценивал  ее.  Затем  он  заметил,  как  забеспокоились
вооруженные шахтеры,  и  нацелил  на  них  ружье.  Здесь  ему  пригодилась
сноровка, полученная при охоте на сити-породу.
     - Лучше не стреляйте, - предупредил  Ник.  -  Здесь  особый  магазин,
заряженный сити. Если ваши пули угодят в этот...
     Он не договорил, так как все эти люди знали, что такое сити. Двое  из
них отбросили в сторону свои ружья и бросились наутек.
     - Стоять! - крикнул начальник конвоя. - Задержать его!
     Но сейчас эти люди были всего лишь шахтерами, спасающими свою  жизнь.
Дженкинс нацелил на них свое ружье, и теперь  все  обратились  в  бегство.
Начальник конвоя в нерешительности отступил.
     - Откройте люки! - Дженкинс дал ключи девушке. -  А  я  позабочусь  о
"Завоевателе".
     Она молча кивнула.
     -   Осторожно,   -   испуганный    начальник    конвоя    предупредил
приближавшегося партийного лидера. - Осторожно, брат Лазарини...
     Имя прозвучало для Дженкинса, как удар. Теперь он  узнал  человека  в
скафандре. Это был Джим Лазарини, очень осунувшийся и постаревший. Не было
времени думать о перемене в его внешности или даже о  том,  что  заставило
его принять участие в деятельности подпольной партии  свободного  космоса.
Дрожа, он вскинул соленоид.
     Лазарини  с  ловкостью  опытного  сити-инженера  прыгнул  в  воронку.
Нацелив ружье на открытые люки высокого черного судна, Дженкинс  нажал  на
курок.
     Ружье было лишь тестирующим прибором, не предназначенным для  военных
действий. Телескоп и аналитический спектрограф  делали  его  громоздким  и
неудобным.
     Быстрые пули бесшумно прошивали воздух, как  сити-метеоры.  Загремели
взрывы - сити высекала свободную энергию из земной стали.
     Лазарини исчез из вида, конвой рассыпался  в  панике.  Брюс  О'Банион
бесцельно брел к складу, где все еще развевался флаг преданной республики.
Услыхав взрывы, он тупо уставился на военный  корабль,  закрывавший  люки.
Дженкинс направил на них огонь, и движение на судне прекратилось.
     Ослепленный пламенем, Ник отпрянул и опустил тяжелое ружье. Мгновение
была  тишина,  и  вдруг  тревожно  запищал  счетчик   Гейгера   на   руке,
предупреждая о смертоносной энергии, которую он направил против корабля.
     - Ник, смотри! - тревожно зазвучал голос Джей Хардин. - Пушки!
     Повернувшись  к  темному  корпусу  корабля,  он  увидел,  как   башня
космических пушек поворачиваются  к  нему.  Он  снова  поднял  соленоид  и
обрушил на пушки поток огня. Он стрелял по  перископу,  радару,  антеннам,
пока на глаза снова не опустилась темная пелена.
     Тяжелый крейсер с  мощными  отражающими  экранами  и  броней  мог  бы
выдержать такую атаку, но этот бывший сухогруз не имел  ничего  подобного.
Дженкинс не мог видеть пушек, но знал, что они обезврежены.
     - Этого должно быть  достаточно,  -  донесся  словно  издалека  голос
девушки, и он почувствовал, как она взяла его за руку.  -  Я  помогу  тебе
подняться на борт.
     Джей повела его по трапу, и  они  медленно  взошли  на  борт.  Зрение
возвращалось и, когда люки были закрыты, он увидел ее напряженное  бледное
лицо.
     - Спасибо, Джей, - прошептал Ник. - Хотя я все еще не понимаю тебя.
     - Почему? - холодный голубой взгляд казался насмешливым. - Почему  ты
не доверяешь своему единственному другу?
     Не было времени для решения этой загадки. Он вошел в рубку  и  поднял
буксир в воздух, включив реактор на полную мощность. В  перископ  Дженкинс
видел  "Завоевателя  сити",  опрокинутого  на  бог  и  дымившегося.  Пушки
безжизненно молчали. Погони не наблюдалось.



                                    21

     Через  пять  часов,  миновав  скопления  дрейфующей   сити-породы   и
лабиринты космических шахт, Дженкинс приземлился на безжизненный  железный
куб безвоздушной Фридонии. Он почувствовал облегчения.  Он  одолел  барьер
человеческой  глупости.  Теперь  его  ждали  инженерные  проблемы,  но  их
Дженкинс умел решать.
     - Мы почти выиграли! - прошептал Ник девушке, тихо сидевшей  рядом  в
серой рубке. - Если хоть немного повезет, то завод  Бранда  заработает  до
того, как флот Мандата доберется сюда.
     Он чуть было не сказал "до моей смерти", но вовремя спохватился. Джей
Хардин не ответила. Он перевел взгляд с приборов на девушку, погруженную в
странное молчание. В  ее  умных  проницательных  глазах  не  было  радости
победы. Она встала и посмотрела на него с удивлением и разочарованием.
     Он хотел бы знать, чего она ожидала, но у него  не  было  времени  на
выяснение  отношений.  Чем  бы  Джей  ни  руководствовалась,  как  бы   ни
относилась к нему,  она  дважды  спасала  его  жизнь  и  помогала  сделать
очередной шаг к завоеванию свободы для всех. Это было немало.
     Под  корпусом  судна  медленно  в  темноте  ночи  вращался  угловатый
планетоид. И Дженкинс почувствовал нетерпение.
     Никакого движения.
     Все было как прежде. Безлюдно, никто не рискнул бы прийти  сюда,  так
как брошенная Фридония  приобрела  теперь  самого  надежного  защитника  -
радиацию. Счетчик на руке беспокойно запищал по мере приближения к заводу.
     Дженкинс с тревогой повернулся к девушке.
     - Я постараюсь разгрузиться как можно быстрее, - пообещал он. - Затем
уведешь корабль подальше от опасной зоны и будешь ждать, пока я  установлю
передатчик.
     - Я бы могла помочь, - предложила она. - Я хороший механик.
     Ник удивленно поднял на нее глаза. Он был уверен, что Джей никудышный
механик, и на самом деле не хочет помогать ему.
     - Здесь нужен не просто хороший механик, - мягко сказал он. - Я  буду
работать с кондюллоем, используя  специальные  автоматические  приборы,  я
должен монтировать детали, сделанные наполовину  из  сити.  Боюсь,  ты  не
сможешь помочь. Он взглянул на счетчик  на  ее  руке.  Стрелка  подошла  к
красной отметке. - Ты и так уже получила большую дозу радиации.
     - А ты, Ник? - ее  глаза  потемнели  от  волнения.  -  Сколько  может
выдержать человеческий организм?
     - Много, - сказал он. Я думаю,  двух  дней  хватит,  чтобы  запустить
передатчик. Надеюсь, что смогу продержаться.
     - А потом?
     - Завод полностью автоматизирован, - ответил он.  -  Баки  с  горючим
заполнены. Передатчик должен  поработать  некоторое  время  автоматически.
Этого достаточно, чтобы начать завоевание свободы.
     - А ты? Он отвел глаза, не выдержав выражения боли  и  потрясения  на
лице Джей. Он не мог сказать, что умирает. Надо было слишком многое успеть
за такое короткое  время.  Ему  так  не  терпелось  завершить  работу  над
передатчиком, что он старался избегать всего, что могло  бы  нарушить  его
внутреннее спокойствие, необходимое для этой цели.
     - Я сообщу тебе, когда все будет готово, - сказал Ник девушке.  -  Ты
приземлишься и подберешь меня.  Он  поспешил  к  выходу.  -  Теперь  нужно
разгрузить металл.
     - Подожди, Ник! - попыталась она остановить его. - Я хочу  поговорить
с тобой.
     - У нас будет достаточно времени для этого,  когда  ты  вернешься  за
мной, - это была ложь, но он боялся промедления.
     Ее голос звучал очень тепло, взволнованное лицо было так красиво.  Он
очень любил ее. Но перед ним стояла сложная задача и  нужно  было  держать
себя в руках. Ник пошел к выходу, боясь оглянуться.
     - Ник! -  она  подбежала  и  схватила  его  за  рукав.  Ему  пришлось
остановиться. - Скажи мне правду. - Дрожащие пальцы сжали его руку,  голос
задрожал. - Ты действительно собираешься сделать это?
     - Я запущу передатчик, - он был удивлен. - А что ты думала?
     - А что еще? - она вглядывалась в его лицо, глаза широко раскрылись в
немом вопросе. Наконец она кивнула:  -  Да  я  поняла,  что  ошибалась,  -
удивление и восхищение звучали в ее  голосе.  -  Теперь  я  вижу,  что  ты
действительно намерен сделать это, даже если тебе это будет стоить жизни!
     - Но разве я не говорил тебе об этом все время?
     - Я не верила тебе, Ник. Наверное, потому  что  слишком  хорошо  знаю
твоего дядю.
     - Что же по-твоему я собирался делать?
     - Что-то не столь глупое, - она смотрела на него с жалостью, но в  ее
голосе слышалось восхищение.  -  Что-то  не  столь  грандиозно  глупое.  Я
думала, что ты больше походишь на Мартина  Бранда,  что  ты  работаешь  на
него.
     Он отрицательно покачал головой, его задело ее неверие.
     - Извини, Ник, - быстро продолжала  она.  -  Люди  типа  твоего  дяди
сделали меня циничной. Я была уверена, что ты либо  помогаешь  ему  в  его
политической инженерии, либо замышляешь какую-то собственную  игру.  Когда
ты впервые приехал на Фридонию, я думала, что ты шпионишь. Ты не пострадал
на Фридонии, и у меня появилось подозрение, что ты помогал  организовывать
все это. То, как ты вел себя на Торе, заставило меня думать,  что  у  тебя
что-то свое на уме. Теперь я знаю, что ошибалась. Пожалуйста, извини меня.
     - Ничего, - он кивнул, пытаясь не думать о том, как она  красива.  Он
знал, что его ждет работа. Надо разгрузить кондюллой и  справиться  самому
со сложной технической задачей. Но он все же не удержался и спросил ее:
     - Если ты действительно думала, что  я  шпион,  почему  ты  рисковала
жизнью, чтобы помочь мне?
     - По нескольким причинам, Ник, - взгляд ее стал нежным. - У  меня  не
было доказательств, что ты авантюрист. И ты слишком нравишься  мне,  чтобы
позволить агентам Юпитерианского Совета убить тебя в камере. А еще я  верю
в корпорацию, как ты в освобожденную энергию.
     Дженкинс старался не слышать волнения в ее голосе, когда она говорила
о своих чувствах к нему. У него не было времени на романтику.
     - Политика корпорации  направлена  против  свободы  людей,  -  мрачно
напомнил он. - Что делает второй аргумент совершенно неубедительным. -  Он
подумал, что больше не сможет вынести этого разговора, и снова  направился
к выходу. - Но мы вернемся к этому разговору, когда ты приедешь за мной.
     - Пожалуйста, давай поговорим сейчас, - она сжала его руку.  -  Я  не
хочу, чтобы ты рисковал жизнью, Ник. Я не хочу, чтобы ты  сейчас  запускал
эту машину. Почему бы не подождать, пока уровень  радиации  не  упадет  до
нормы? Тогда другие смогут помочь тебе.
     - Я не могу ждать, - он отдернул  руку.  -  Не  знаю,  в  какую  игру
играешь ты, но мы должны остановить войну.
     - Я объясню тебе, в какую игру играю, - сказала Джей, не сводя с него
глаз. - Еще пару минут, Ник. Я ведь выслушала тебя. - Не сейчас, - ответил
он. - Когда я запущу передатчик.
     - Потом будет слишком поздно, - голос ее задрожал. - Я не думаю,  что
какой-то механизм сможет остановить войну, но уверена, что свобода энергии
разрушит корпорацию. Я хочу, чтобы ты знал все обо мне и компании  прежде,
чем уничтожишь нас.
     - Хорошо, - он заметил слезы в глазах девушки и сдался.
     - Спасибо, Ник, - ее улыбка болью отозвалась в его сердце.  -  С  тех
пор, как ты рассказал мне твою историю, я думала  о  Дрейке  и  дрейфующей
сити, об Анне и Карен, о страданиях астеритов под гнетом Мандата.  Да,  их
свобода может быть отвоевана. Но есть другая сторона - корпорация.
     -  Я  слушаю,  -  он  стоял  спиной  к  лестнице,  стараясь  сдержать
нетерпение.
     - Я принадлежу к одной из семей корпорации, -  она  гордо  распрямила
плечи. - Ты не знаешь, что это значит, Ник. Твой дядя и  астериты  сделали
из нас отпетых негодяев. Но мы не такие, Ник. По крайней мере, не все. И я
хочу, чтобы ты понял это.
     Он старался не думать о работе, которая ждала его.  Ник  рассматривал
четкие, чистые черты ее лица и блестящую копну волос. Конечно, вид у  Джей
был далеко не злодейский. Он  попал  под  влияние  ее  чар  и  жалел,  что
позволил ей остановить себя.
     - Мы не богаты, - продолжала она. -  Дедушка  был  состоятельным,  но
отец сделал много неудачных вложений. Я  приехала  в  Мандат  зарабатывать
себе на жизнь, потому что не хотела выходить замуж за деньги. Но у нас еще
есть несколько акций корпорации и они дороже денег.
     Джей заметила его беспокойство и заторопилась:
     - Жизнь доказала мне, что  это  не  только  имущество.  Это  доверие,
которое  нам  оказывали  веками.  Это  обязательство  перед  человечеством
разумно использовать энергию и власть. Ты понимаешь?
     Он кивнул, неохотно соглашаясь.
     - Я понимаю, - пробормотал Ник. - Ты принадлежишь к маленькой группке
аристократии. Мощная энергия сити перевернет ваш мирок!
     Злой огонек сверкнул в ее глазах.
     - Да, - сказала Джей. - Но это предательство по  отношению  ко  всему
человечеству. Семья корпорации не так глупы и алчны, как это  представляют
наши политические враги, Ник. Около  двухсот  лет,  если  ты  помнишь,  мы
держали в руках почти всю космическую торговлю и обеспечивали все  планеты
ядерной энергией. Наша монополия на урановые металлы - это  тоже  доверие.
Как и вы, космические инженеры, мы тоже имеем свой кодекс чести.
     Ник недоверчиво покачал головой.
     - Пожалуйста, стань на наше место, - настаивала  Джей.  -  Физическая
энергия дает политическую и военную власть, которую некоторые  люди  могут
употребить во зло. Атомная энергия чуть не погубила человечество в третьей
мировой войне - еще до того, как родились наши благородные традиции.  Мир,
который  мы  так  долго  берегли,  был   разрушен   глупцами,   затеявшими
космическую войну, чуть не уничтожившую все планеты. И теперь,  когда  нам
почти  удалось  восстановить  порядок,  появилась  еще  более  смертельная
опасность - сити.
     - Это все ваш хвалебный кодекс чести, - иронично заметил Дженкинс.  -
Запретив мирное использование сити, вы спровоцировали военные разработки в
этой области.
     - Постой, Ник, - голос девушки  зазвучал  вызывающе.  -  Посмотри  на
последствия твой  свободы,  за  которую  ты  борешься:  после  десяти  лет
использования энергии сити все сегодняшние энергетические установки  будут
забыты и заброшены, а потребность в энергии возрастет в сотни  раз.  Разве
ты не видишь, в чем опасность?  Люди,  контролирующие  передатчик  Бранда,
занесут нож над единственной  энергетической  артерией  человечества.  Что
стоит какому-то дураку установить диктаторский режим? -  она  презрительно
засмеялась. - Это и есть твое понимание свободы?
     - Нет, - резко возразил Ник. - Мистер Дрейк предвидел такую опасность
и продумал, как предотвратить ее.
     - Как же?  -  поинтересовалась  она.  -  Он  намеривается  переделать
человеческую природу?
     -  Эту  опасность  можно  избежать,  не  меняя  природы  человека,  -
терпеливо пояснил он. По своим физическим характеристикам это  поле  может
питаться от различных передатчиков, а не только от одного. Что и исключает
возможность появления диктаторов и  саботажа.  Мы  установим  целую  серию
заводов, расположенных на больших расстояниях друг от друга и  управляемых
инженерами с разных планет.
     - Это непосредственная гарантия, - добавил он. -  Но  Дрейк  считает,
что жадность, страх, неискренность и насилие, - все  пороки,  происходящие
от особенностей человеческой природы, может  искоренить  сама  завоеванная
свобода. Диктаторы, по его словам, это люди, пробившие себе путь от  низов
к источникам и плодам энергии. Они из бедных, а  нищета  всегда  там,  где
недостаток энергии. Он надеется, что освобожденная энергии  создаст  более
человечный мир, где не будет причин для войн и тирании.
     - Дрейк наивный мечтатель - Джей раздраженно мотнула головой. - И  ты
тоже, Ник. Вы хотите перестроить человечество, как  механизм.  Вы  хорошие
космические инженеры, но вам не приходилось, как нам, в течение двух веков
руководить человеческими существами.  Вы  слишком  многого  не  знаете,  и
боюсь, что ваши утопические мечты слишком хороши, чтобы стать реальностью,
потому что человеческая натура неустойчива, Ник,  она  опасна,  как  сити.
Человеку нужна дисциплина, чтобы из него получился  хороший  директор  или
знающий инженер. Цивилизации необходима корпорация,  как  вашему  реактору
нужен предохранитель. Без корпорации мир взорвется. Разве это не очевидно?
     Ник покачал головой:
     - Нет.
     - Но ты должен понять,  -  она  раздраженно  повысила  голос.  -  Нам
удавалось сохранить мир в течение двухсот лет, мы контролировали источники
энергии - радиоактивные элементы. И космическая война произошла, когда  мы
потеряли  эту  власть.   Энергия   антиматерии   должна   контролироваться
корпорацией. С тех пор, как  люди  типа  Дрейка  и  Бранда  заговорили  об
укрощении сити, мы готовились  к  катастрофе.  Вот  почему  я  приехала  в
Мандат.
     Дженкинс недоверчиво слушал.
     - Мартин Бранд -  опасный  человек,  -  серьезно  продолжала  она.  -
Способный  и  честолюбивый  -  у  него  нет  святых  традиций  и   чувства
ответственности, как в семьях корпорации. Наше руководство следило за  его
деятельностью с тех  пор,  как  он  написал  свою  книгу.  И  когда  Бранд
организовал сити-заводы, я приехала, чтобы наблюдать за ним.
     Ее тонкое лицо напряглось.
     - Я должна была выяснить его истинные цели, - добавила Джей, - и если
нужно, противостоять  их  осуществлению,  необходимо  сделать  все,  чтобы
источники энергии не вышли из-под нашего контроля и  не  разнесли  мир  на
части!
     Ник протестующе покачал головой, но она не заметила этого.
     - У моего отца не было сыновей,  -  спокойно  объясняла  она.  -  Мне
доверили те несколько акций, которые остались в нашей семье, и  я  обязана
была оправдать это доверие.  Я  сама  вызвалась  выполнить  это  секретное
задание и продолжаю делать это.
     - Так ты шпионка! - с горечью сказал  Дженкинс,  -  Притворяясь,  что
помогаешь мне, ты шпионила за мной?
     -  Это  очень  грубо  сказано,  -  она  гордо  выпрямилась,  -  но  я
действительно агент корпорации и буду отстаивать ее интересы. - Тень легла
на ее лицо. - Теперь тебе должно быть ясно, почему я расстроилась, узнав о
твоем родстве с Брандом - ведь ты мне начал нравиться.
     - Да, я всегда недоумевал, думая о твоих поступках.
     Нежность, появившаяся на ее лице, пробудила в  Дженкинсе  безнадежное
желание, и он понял, что не может  скрыть  боль.  Ник  старался  думать  о
главной цели, чтобы избавиться от нахлынувших чувств.
     - Я не негодяй, - сказал он. - Но боюсь, что мой дядя  авантюрист.  Я
верю в свободу энергии и, несмотря ни на что,  запущу  передатчик.  Ты  не
остановишь меня.
     Джей отпрянула, как от пощечины.
     - Не остановлю? - прошептала она. - Ты даже не пытаешься понять меня?
Ты хочешь разрушить корпорацию и вместе с ней всю цивилизацию?
     - Я уверен в своей правоте, - отрезал он. - И я  завершу  работу  над
передатчиком, если смогу!
     Все, чего я хочу от тебя, - это терпение. - Она подошла  к  нему,  ее
взгляд умолял. - Подожди и разобраться в ситуации с этой странной  войной.
Кое-что я надеюсь узнать от тебя. А когда ты, в свою очередь, узнаешь  всю
правду, ты, я надеюсь, поймешь, зачем нужна корпорация.
     - "Странная война"? - Он удивленно уставился на нее. - Это когда  уже
есть тысячи жертв!
     - Но война не объявлена, - напомнила она,  -  воют  только  обитатели
астероидов. Не  задействовано  никаких  крупных  сил.  В  настоящей  войне
погибли бы уже миллионы, а не тысячи. Что-то здесь не так. Я  думала,  что
ты знаешь правду. Но если ты подождешь и поможешь мне, мы еще  успеем  все
узнать и спасти корпорацию. - Она схватила его за руку. - Не спеши, Ник.
     - Извини, Джей, - испугавшись ее нежного прикосновения, он беспокойно
отпрянул. - Но я не имею права ждать.
     - Почему, Ник? - в ее глазах показались слезы. - Почему?
     У Дженкинса было слишком  мало  времени,  и  он  сдержал  свой  порыв
рассказать ей все.  Кроме  того,  он  боялся  пробудить  чувства,  которые
нарушат его равновесие.
     - Я не могу позволить себе ждать, - повторил он, - да,  мы  не  знаем
еще, кто начал войну, но именно поэтому нужно спешить.  Украденные  ракеты
были изготовлены для защиты Фридонии. Держава, захватившая их, несомненно,
разрабатывает сейчас более мощное сити-оружие,  и,  наверное,  подстрекает
астеритов к восстанию, чтобы отвлечь внимание от себя.
     Он высвободил свою руку из ее ослабевших  пальцев.  Она  хотела  было
возразить, но только беспомощно пожала плечами. Ник видел, как слезы текли
по ее бледным щекам.
     - Я не хотел обидеть тебя, - сказал он. - Но знай:  ты  все-равно  не
сможешь остановить меня.
     Неловким движением она показала ему пустые руки.
     - И все же я хочу, чтобы ты оставалась на борту, - сказал он, смягчив
тон. - Ты будешь подальше от радиации и сможешь подобрать  меня,  когда  я
закончу работу. Если я разрешу тебе это, ты обещаешь не мешать  мне  и  не
попытаешься сбежать?
     - Обещаю, - спокойно пообещала она.
     - Лучше  не  обманывай,  если  хочешь  остаться  в  живых,  -  сурово
предупредил он. - Наши установки имеют защиту от  саботажа,  не  говоря  о
том, что они наполовину  сделаны  из  сити-породы.  Да  ты  и  не  сможешь
пробраться через шахты и дрейфующие обломки.
     - Хорошо, Ник, - ему послышалось сдавленное рыдание. - Я буду ждать.
     Дженкинсу хотелось обнять ее, но он уже и так потерял  слишком  много
времени и  дал  слишком  большую  волю  эмоциям.  Боясь  взглянуть  на  ее
заплаканное лицо, он поспешил к выходу.
     -  Ближайшие  космические  шахты  находятся  на  орбитах  в   тысячах
километров отсюда, - бросил он назад.  -  Там  есть  детонаторы  близости.
Держись в двадцати километрах, пока я не буду готов.
     - Я буду ждать, - послышался хриплый шепот. - Будь осторожен, Ник!



                                    22

     Дженкинс  оставил  ее  в  рубке.  Она  молча  стояла   возле   панели
управления, усталая и удрученная.
     Ник запечатал нижний трюм и  втиснулся  в  жесткий  скафандр.  Затем,
открыв внешние клапаны он выкачал воздух из трюма,  где  хранились  слитки
кондюллоя, чтобы ни один грамм кислорода не проник к сити-механизмам.
     Он втащил на борт алюминиевую  змею  парагравитационного  погрузчика,
который должен был доставить тяжелые слитки  к  печам.  Опорожнив  трюм  и
отогнав погрузчик, Ник крикнул в фотофон:
     - Пока, Джей! - Он представил себе  ее  бледное  заплаканное  лицо  и
содрогнулся при мысли, что, может быть, больше никогда  не  увидит  ее.  -
Держись в радиусе двадцати километров!
     На квадратном носу буксира  замигала  большая  лампа,  и  он  услышал
спокойный голос:
     - Я буду ждать тебя, Ник.
     Она больше ничего не сказала.  Угловатый  корабль  быстро  взлетел  и
начал свой дрейф. При мысли, что это, возможно, был их последний разговор,
он захотел сказать ей нечто очень нежное, но сурово  подавил  свой  порыв.
Дженкинс должен был действовать, не было времени на бесполезные эмоции.
     Скафандр поднял его и приземлил в темной железной пропасти,  где  был
спрятан вход в  цеха.  Там  уже  были  установлены  автоматы  для  плавки,
обработки и полировки деталей передатчика. Их  нужно  было  проверить.  Он
посмотрел на показания датчиков, сменил  программу  и  направил  в  машины
поток белого драгоценного металла.
     За работой Ник потерял счет времени.
     В нем росла усталость. В его  организме  заработал  ужасный  механизм
болезни. Он  почувствовал  жар,  затем  выступил  холодный  пот.  Сити-шок
истощал его. Тошнота становилась невыносимой.
     Его вырвало. Он был  слишком  слаб,  чтобы  присоединить  пластиковый
пакет к скафандру, и запачкал шлем. Ему пришлось ощупью идти  к  жилищному
отсеку.  Помывшись,  он  посмотрел  на  себя  в  зеркало  и  вздрогнул  от
потрясения.
     Его  волосы  выпали,  оставляя  залысины  на  черепе,  небритое  лицо
вытянулось, щеки впали. В глазах было  отчаяние.  По  щекам  и  подбородку
сочилась кровь из царапины на виске,  оставленной  шлемом.  Красное  пятно
было знаком смерти. Он знал, что эта царапина никогда не  заживет,  но  он
наложил на нее пластырь, вымыл шлем и вернулся к работе.
     Теперь нужно было установить сердечники генератора. Они весили каждый
по шесть тонн. С помощью парагравитационной установки, Ник снизил  их  вес
до минимума, а затем при помощи двигателя скафандра переставил их.
     Ник задремал, пока прокаливалась проволока. Через несколько часов  он
проснулся от  ощущения  растущей  лихорадки.  Сухие  руки  ослабели  и  не
справлялись с управлением скафандра.
     Сознание приближавшейся смерти  торопило  его,  он  проложил  тяжелый
кабель от генератора к башне на железной горе.
     Осталось установить последние детали. Два  полированных  цилиндра  из
серого металла казались огромными, как  планеты.  Даже  невесомые  они  то
подавались ему, то упрямо убегали. Это истощило его силы. Пальцы покрылись
кровоподтеками.
     Наконец, он установил цилиндры. Шатаясь, Ник прикрепил тяжелые брусья
и кондюллоевые соединения. Проверив сборку,  он  удовлетворенно  расправил
плечи.
     Передатчик Бранда готов!
     Он заметил красные пятна на внутренней поверхности шлема и понял, что
началось кровотечение из носа. Его невозможно остановить, но теперь это не
имело значения. Работа была почти закончена.
     Управляемый  скафандр  нес  его  дальше   к   мрачной   пещере,   где
располагался реактор. Скованный  тяжелой  броней,  он  пролетел  мимо  над
платформой управления, не успев приземлиться. Пальцы не слушались его, ему
не удалось найти нужную кнопку, и теперь он летел прямо на  верхний  купол
огромной камеры реактора, половина которого была изготовлена из сити. Знак
предупреждал:

                             ОСТОРОЖНО - СИТИ!

     Он зацепился за стальной предохранительный барьер.  Дрожащие  пальцы,
наконец, нашли нужную кнопку, и скафандр опустился на платформу.  К  горлу
опять подступила тошнота. В глазах потемнело, и Ник подумал, что ослеп.
     Долгое  время  Дженкинс  лежал,  не  в   силах   пошевелиться,   руки
инстинктивно сжимали перила барьера. Наконец, к нему вернулось зрение.  Он
был слишком слаб, чтобы  двигаться  в  тяжелой  броне.  Ник  выпрямился  и
терпеливо ждал, когда его голова прояснится, а  цифры  на  приборах  вновь
приобретут  значение.  Затем  он  нажал  кнопки  и  повернул  выключатель.
Генератор заработал!
     Зеленый  свет  индикатора  показал,  что  начало   создаваться   поле
Лемуана-Далберга, которое  должно  сдержать  и  поглотить  огромный  поток
радиации.  Бесшумно  в  безвоздушном   помещении   заработали   механизмы,
перемалывающие  земную  породу  и  сити  в  пыль.  В  сепараторе   топливо
очищалось, и парагравитационный  насос  небольшими  дозами  вводил  его  в
камеру.
     Там уничтожалась материя, но Дженкинс не видел  яркого  огня.  Он  не
слышал взрыва. Он был в безопасности, потому что поле  реакции  сдерживало
эту бешеную энергию и превращала в неторопливый поток, идущий по  змеевику
из кондюллоя.
     Стрелки прибора отклонялись по мере возрастания потока контролируемой
энергии. Они остановились,  лишь  когда  генератор  создал  энергетическое
поле, распространившееся за пределы Солнечной системы. Как только величина
поля  достигла  предела,  и  автоматические  реле  перекрыли   поступление
топлива, стрелки вернулись в прежнее положение.
     Дженкинс нажал последнюю кнопку. Тело его горело,  мучила  неутолимая
жажда, из носа непрерывно капала кровь. Болезнь одолевала тело,  и  только
жесткая броня держала его. Он цеплялся за ускользающее сознание и  пытался
слушать.
     "Народы планет..."
     Это победно звучал в шлеме низкий голос старого Джима Дрейка. Красный
свет фотофона мигал, и он представил себе  мощный  фотофонный  передатчик,
автоматический, как все на Фридонии, провозглашающий начало нового мира на
всех планетах.
     "К человечеству пришла свобода! - звучал голос Дрейка.
     Дженкинс  знал,  что  это  запись,  сделанная  когда-то   Брандом   и
предназначенная для трансляции в момент запуска передатчика.
     "Свободная энергия распространяется сейчас по всей Солнечной системе,
и все, кто  слышит  нас,  могут  принять  это  поле  простым  однополюсным
приемником.
     Напряжение приемника устанавливается  в  соответствии  с  параметрами
элемента,   производимая   энергия   регулируется    поворотом    катушки.
Характеристики..."
     Дженкинса  опять  стошнило,  на  этот  раз  в  резиновый  пакет   под
подбородком. Тело было  липким  от  пота,  огромные  сити-машины  плыли  в
тумане. Но он вслушивался:
     "...На  благо  всех  людей.  Но  есть  еще  люди,  которые  не  видят
преимуществ этой энергии. Группы корыстолюбивых функционеров,  цепляющихся
за старую монополию власти,  пытаются  остановить  передатчик  Бранда.  Мы
призываем всех простых людей воспрепятствовать этому".
     После паузы голос Дрейка зазвучал снова:
     "Люди всех планет..."
     Дженкинс больше не прислушивался. Задача была выполнена. Со  временем
заводу потребуется обслуживающий персонал и горючее, но его уже не будет в
живых.
     Снова наступила темнота. В сознание его  привела  внезапная  мысль  о
Джей Хардин.
     Она ждала его, смутно вспоминал Ник.  Она  была  одна  на  зараженном
буксире и  не  знала  проходов  через  космические  рудники  и  дрейфующую
сити-породу. Если она решит удалиться  от  Фридонии,  ее  ждет  неминуемая
гибель.
     - Образ Джей с  тонкими  чертами  бледного  лица,  голубыми  глазами,
такими внимательными и чужими - все это будило его больной мозг. Что бы ни
двигало ей, она спасла его и помогла запустить передатчик. Ника раздражало
ее благоговейное отношение к корпорации и даже красота  девушки  не  имела
значения для умирающего, но от твердил себе: "она не должна умереть!"
     Неловкими, слабыми пальцами Дженкинс  нащупал  кнопки  управления  на
скафандре. Он соскользнул с платформы  и  выбрался  из  темной  расселины,
скрывавшей вход в цех.
     Ник вышел на темную  сторону  планеты,  и  чернота  неба  залила  все
вокруг. Он даже подумал, что опять  теряет  зрение,  и  поэтому  не  может
различить габаритных огней "Прощай, Джей!". Ник направился  на  освещенную
сторону планетоида. И вдруг в шлеме зазвучал встревоженно  дрожащий  голос
Джей Хардин:
     - ...Невозможно без карт найти  безопасный  проход  через  дрейфующую
сити. Но вы слышали голос Дрейка, объявляющий о начале этого  безумия.  Вы
понимаете, насколько важно остановить передатчик Бранда!
     Пораженный, Дженкинс обессиленно сник внутри скафандра. Новый приступ
тошноты лишил его остатков сил.
     Жажда становилась нестерпимой. Он не хотел верить тому,  что  слышал,
но ровный голос девушки пульсировал в шлеме.
     - ...Безвыходная  ситуация.  Я  готова  идти  на  любой  риск,  чтобы
остановить передатчик. Я предлагаю подвести флот Мандата к границам дрейфа
и  обстреливать  Фридонию  нейтронными  ракетами.   Одного   попадания   в
сити-механизм должно быть достаточно, чтобы на век  или  два  покончить  с
этим.  Если  члены  комиссии  согласны,  я  останусь  и  буду   руководить
обстрелом. Ну что?
     Потом наступила  тишина,  так  как  он  не  мог  слышать  ответ.  Ник
испытывал чувство отчаяния и в то  же  время  невольное  восхищение.  Джей
сдержала слово - не пыталась сбежать или остановить его.  Но  она  все  же
боролась за корпорацию и готова была  пожертвовать  своей  жизнью.  Горько
улыбаясь, Ник пытался понять, с кем она говорила.
     - Нет, - наконец донесся ее голос, в котором он услышал сожаление.  -
Я не видела его с тех  пор,  как  покинула  планетоид  два  дня  назад.  -
Полагаю, он умрет со своей безумной идеей свободы  энергии.  Наверное,  он
сам хочет этого.
     Этот неумолимый антагонизм  был  так  же  непонятен  ему,  как  и  ее
поддержка.  Ник  решил  свою  последнюю  инженерную  задачу,  но   загадки
человеческой психики были ему не под силу. Он опять почувствовал  слабость
и тошноту. Пальцы соскользнули с кнопок. Он полетел в космическую пропасть
навстречу смерти.



                                    23

     Его разбудил резкий голос Джей Хардин:
     - Ник! Ник Дженкинс - отзовись!
     Он не отвечал. Он  ненавидел  ее.  Он  лежал  в  скафандре  слабый  и
больной, летя в темноте с желанием умереть.
     - Что с  тобой,  Ник?  -  ее  взволнованный  голос  настойчивым  эхом
отзывался в шлеме. Он открыл глаза и понял, что зрение вернулось  к  нему.
Совсем рядом, красный от Солнца, плыл корпус буксира.  В  фотофоне  звенел
голос девушки.
     Он не отвечал.
     - Ник, - позвала она. - Я знаю, что  ты  жив,  вижу  лампочку  твоего
шлема, слышу твое дыхание. Я не умею пользоваться скафандром, но попытаюсь
помочь тебе, Ник.
     Он язвительно спросил:
     - Что, началась твоя космическая бомбардировка?
     Голос его звучал хрипло. Горло  болело.  Дженкинс  сплюнул  и  увидел
кровь. Процесс внутреннего разрушения начался.
     - Еще нет, - ответила она. - Может нам удастся выбраться из  рудников
вовремя, если ты покажешь мне  путь.  Но  члены  комиссии  Мандата  отдали
приказ разрушить Фридонию, и твой дядя  сказал,  что  флот  уже  вышел  из
Обании.
     - В его больном мозгу вертелись вопросы, которые он не  в  силах  был
задать. Он уловил нотки жалости в ее голосе.
     - Извини, Ник.
     - Извини? - он хотел было засмеяться, но острая боль пронзила  горло.
- За что?
     - Прости меня, - голос  ее  захлебывался.  -  Пожалуйста,  постарайся
попасть на борт, Ник. Я знаю, что ты болен, вижу  кровь  в  шлеме  и  хочу
помочь тебе. Пожалуйста, ведь скоро начнется бомбардировка. Теперь,  когда
ты знаешь правду о  своем  дяде  и  этой  фальшивой  войне,  наверное,  ты
простишь меня.
     - Не думаю!
     Жажда жгла горло. Все тело болело. Слепая ненависть горела в  нем,  -
ненависть к девушке,  ненависть  к  слепоте  человечества,  но  умирать  в
одиночестве не хотелось.
     Онемевшие пальцы нащупали  кнопки  управления,  и  Дженкинс  направил
скафандр к буксиру. Он открыл внешний люк и взобрался на  борт,  с  трудом
закрыв за собой массивную дверь. Воздух наполнял пространство, переходного
шлюза и он открыл внутренний люк.
     Джей Хардин вышла навстречу.  Девушка  побледнела,  увидев  Ника,  но
взяла себя в руки и помогла ему снять скафандр и шлем. Он заметил, что  ей
было  дурно,  хотя  она  не  подавала  виду.  Глаза  Джей  потемнели,  она
взволнованно спросила:
     - Что с тобой, Ник?
     - Сити-шок, - он сглотнул, пытаясь избавиться от боли в  горле.  -  Я
тоже облучился со всеми во время того взрыва.
     - Так ты знал это? - задохнулась она. - С самого начала?
     Он вяло кивнул, заставляя себя ненавидеть ее. - Зачем спасать меня? -
разозлился он. - Ты ведь хочешь разрушить передатчик.
     - Не  разговаривай,  Ник  -  сказала  она  заботливо.  -  Помоги  мне
доставить тебя в клинику Ворринджера.
     - Он ничем не сможет помочь мне.
     - Пожалуйста, Ник!
     Он пошатнулся, голова крутилась, тело горело. Девушка подхватила  его
под руки.
     - Ты всегда нравился  мне,  и  мы  снова  будем  друзьями,  когда  ты
узнаешь, что сделал Бранд. Но в первую очередь, нужно вернуться на Обанию.
Покажи мне, как выбраться из рудников.
     Он враждебно посмотрел на нее:
     - Чтобы ты показала флоту дорогу сюда?
     - Не нужно, Ник!  -  она  закусила  дрожащую  губу.  -  Стань  сам  к
управлению, если ты в силах.
     Я справлюсь, - хмуро произнес он.
     Ни выпил немного воды, и его опять начало мутить. Он сполоснул лицо и
кровоточащий рот, шатаясь, подошел к перископу.
     Фридония  ярким  кубиком  катилась  по  черному  бархату  космической
бездны. Бомбардировка еще не началась.  Сити-реактор  работал,  передатчик
Бранда источал мощный поток энергии.
     Ник хмуро  глянул  в  сторону  Джей  Хардин,  и  девушка  в  смущении
отвернулась.  Его   усталый   мозг   с   трудом   решал   сложные   задачи
астронавигации. Один раз Дженкинс упал на пульт управления, но  заботливые
руки девушки подхватили его, а голос Джей привел Ника в чувство.
     Буксир отклонился от курса, но Ник вовремя заметил ошибку. Он  огибал
одну шахту за другой, удаляясь от Фридонии так, чтобы проход  казался  как
можно сложнее. Его покачивало, кровь сочилась из  носа.  Наконец,  замигал
предупреждающий свет блинкера.
     - Мы вышли! - объявил Ник.
     Теперь ему хотелось узнать, что сделал его  дядя,  но  опухшее  горло
надсадно болело. Он снова попытался найти Фридонию в перископ и  выяснить,
началась ли бомбардировка.  Но  в  линзах  была  кромешная  тьма,  которая
захлестнула его...
     Ник очнулся на больничной койке. Узкая комната с белыми стенами  была
слабо освещена. Голоса вокруг звучали приглушенно, он почувствовал  нежное
прикосновение чьих-то рук.
     Один раз его разбудила сестра, делавшая  ему  внутривенное  вливание.
Доктор Ворринджер стоял рядом, хмуро наблюдая,  как  она  пытается  ввести
иглу. В конце концов он забрал у нее шприц, и его  ловкие  сильные  пальцы
сразу нашли вену.
     Дженкинс хотел узнать, есть ли у него шанс выжить, но боялся  ответа.
Он попытался спросить, что происходит на Фридонии, но горло болело, и  Ник
оставил свои попытки. Он лежал, наблюдая, как коричневые капли  падали  из
стеклянной колбы, висевшей над ним. Ник подумал, что скоро ослепнет,  и  с
этой мыслью заснул.
     Когда он проснулся, Джей Хардин и Мартин Бранд стояли возле  постели.
Что бы ни делал Бранд, его никогда  не  мучило  чувство  вины.  Высокий  и
подтянутый,  в  пурпурно-золотистом  одеянии,  великий   ученый   светился
радостью победы.
     Не зная, как вести себя с Брандом, Ник посмотрел на Джей.  Он  жалел,
что они не были наедине. Вопрос сорвался сам с языка, когда он  увидел  ее
худое бескровное лицо:
     - Ты больна? Это радиация?
     - Немного, - она пожала плечами. - Но доктор Ворринджер говорит,  что
он вылечит меня. - Она склонилась над ним и  с  тревогой  добавила:  -  Он
говорит, что тебе нельзя разговаривать, пока он не вылечит твое горло.
     "Это значит, никогда", - подумал Дженкинс.
     - Но не  волнуйся,  Ники,  -  Мартин  отбросил  назад  черные  волосы
уверенным жестом. В голосе его  звучала  искренняя  теплота,  серые  глаза
сияли.
     - Ворринджер сказал, что  ты  чудесно  поддаешься  лечению.  И  через
несколько дней будешь на ногах.
     "Благая ложь, - отметил про себя Дженкинс. - Джей  Хардин  может  еще
вылечиться, но сам он отказался от своего шанса ради освобождения людей.
     Ник не пытался расспрашивать о Фридонии, потому  что  знал:  они  все
равно скроют правду. Он с трудом повернул голову на подушке,  чтобы  лучше
видеть  Джей.  Несмотря  на  болезненную  бледность,  она   казалась   ему
прекрасна.  Выступившие  скулы  на  истощенном  лице   придавали   девушке
своеобразное очарование, глаза глядели серьезно и нежно. Ник хмуро смотрел
на нее, стараясь не забывать, что она агент корпорации.
     - Выше нос,  Ник!  -  жизнерадостно  прогремел  Бранд.  -  Мы  пришли
развлечь тебя. Доктор Ворринджер сказал, что ты чересчур упал духом.  Тебе
не о чем волноваться.
     Дженкинс с надеждой прошептал:
     - Фридония?..
     - Забудь об этом, Ники,  -  Бранд  взглянул  на  часы.  -  Флот  уже,
наверное, там. Передатчик должен быть взорван прежде, чем успеет причинить
вред.
     Дженкинс закрыл глаза, вздрогнув от боли. Ник пытался не смотреть  на
Джей, заставлял себя ненавидеть ее за то, что она вызвала флот. Но  он  не
мог отвести глаз от прекрасного  лица,  не  мог  забыть,  что  она  дважды
спасала его жизнь, его мечту, которую  сама  же  и  погубила.  Он  не  мог
ненавидеть ее.
     - Довольно, - продолжал Бранд. - Ты выйдешь из  госпиталя,  и  будешь
свободен. Я позаботился, чтобы с  тебя  сняли  обвинения.  Члены  комиссии
полностью подчиняются мне с тех пор, как я организовал  это  слияние.  Они
боятся потерять свое место в комиссии.
     Дженкинс угрюмо уставился на румяное лицо  дяди.  Он  не  мог  понять
этого непобедимого человека, который был идолом  его  юности  и  стал  его
врагом - улыбающимся, великодушным, празднующим победу.
     - Не огорчайся, Ники, - вкрадчиво уговаривал Бранд. - Ты знаешь, я не
злопамятен. Я забуду твое нападение на торе. Я даже хочу  тебе  предложить
инженерную должность в корпорации.
     Он широко раскрыл глаза, и Бранд поспешно объяснил:
     - Да,  Ник,  слияние  уже  произошло,  все  подписано  и  утверждено.
Директора корпорации  боятся  начать  сити-войну,  не  имея  разработок  в
области сити. Эта сделка дает мне контроль над новой корпорацией.
     Бранд добродушно улыбнулся.
     - Умно задумано, - пробормотал он. - Изобретательно, Ники,  как  твоя
банка помидор. Правительство Мандата, как  ты  сам  понимаешь,  так  и  не
смогло выяснить, кто был агрессором. И никто не знает, кто же  такой  этот
брат Стоун, финансировавший и организовавший  маленькое  восстание  партии
свободного космоса.
     - ...Ты? - выдохнул Дженкинс.
     - Адам Гаст, - радостно сообщил Бранд. - По моему указанию, под  моим
руководством и на мои деньги. Самый хитрый юрист  в  Мандате.  Руководство
корпорации там ни о чем и не догадалось.
     Дженкинс закрыл глаза, пытаясь осмыслить, что совершил  Бранд.  Хруст
костей живого человека под гусеницами танка возле  палласпортской  тюрьмы.
Раненая рыжеволосая Карен Дрейк,  защищавшая  своего  мужа,  без  сознания
лежащего  в  клинике.  Дряблое  лицо  и  усталые  глаза  Брюса  О'Баниона,
преданного, но несчастного. Он сделал глубокий вдох и спросил:
     - А Лазарини?
     - Наш человек, - кивнул Бранд.  -  Я  расскажу  тебе  все,  чтобы  ты
успокоился. Все это было лишь красивой политико-экономической комбинацией.
     Ошарашенный Дженкинс молчал.
     Сам  факт  существования  сити-оружия  превратился   в   угрозу   для
корпорации, и наш план слияния стал логическим решением проблемы.
     Наблюдая, как лицо Бранда буквально светилось  благодушием,  Дженкинс
пытался вникнуть в смысл рассказа дяди.
     - Джим Лазарини - талантливый космический инженер. Он работал со мной
на других планетах, и я знал, как повлиять на него. Он получил возможность
обосноваться на Фридонии и воспользоваться результатами  работ  Дрейка.  А
твоя роль Ники, заключалась в том, чтобы отвлечь Дрейка, который ничего не
должен был заподозрить.
     Дженкинс пытался справиться с чувством обиды и горечи.
     - Завоеватель сити - бывший сухогруз для руды, купленный на Венере, -
гремел самодовольный голос. - На частной базе  его  переделали  в  военный
корабль  и  оснастили  оружием,  купленным  на  Марсе.  Партия   О'Баниона
подыграла нам, Адам Гаст руководил ими под именем брата Стоуна.
     Дженкинс вспомнил людей, которые верили, что борются за свободу.
     - Лазарини симулировал нервный срыв,  чтобы  получить  планы  шахт  и
очертания  полей  дрейфа,  -  серьезно  продолжал  Бранд.  -  Он  подложил
аметиновую бомбу и в нужный момент отключил сигнал маяка. Все было хорошо,
пока не появился ты на своем буксире.
     Ты чуть не испортил все, Ники. Мы не хотели жертв. Но Лазарини видел,
что ты приближаешься, он произвел взрыв,  чтобы  замести  следы,  -  Бранд
добродушно усмехнулся. - Слава богу, что ты легко отделался.
     Дженкинс не отвечал.
     - Ну, вот и все, - победно произнес Бранд. - Гаст  под  именем  брата
Стоуна спровоцировал восстание астеритов, чтобы прикрыть нас.  Завоеватель
сити выпустил несколько ракет по Мандату,  чтобы  продемонстрировать  силу
сити-оружия. Затем мы пригласили представителей  корпорации  на  испытание
этих ракет и взяли их голыми  руками,  -  он  весело  хихикнул.  -  Хорошо
сработано, не правда ли?
     Дженкинс покачал головой.
     - Извини,  если  я  задел  тебя,  -  лицо  Бранда  на  секунду  стало
серьезным. - Но ты молод, Ники. Твой идеализм пройдет быстро, это  я  знаю
по себе. Ты повзрослеешь и поймешь, что наша цивилизация еще  недостаточно
зрелая для сити-энергии.
     Дженкинс протестующе посмотрел на него.
     - Работа ждет тебя, - пообещал Бранд. - Мы разрешим тебе твои  забавы
с сити - частным образом, если тебя это еще интересует. Но планеты еще  не
готовы к использованию освобожденной энергии, - по крайней мере,  пока  не
будут ликвидированы все капиталовложения в уран и торий.
     Дженкинс  не  пытался  возражать.  Сильно  болело  горло,  и   злость
захлестывала его. Он прикрыл глаза, чтобы не видеть наигранного сочувствия
на лице Бранда, потом взглянул на девушку.
     Ее волосы блестели, как ореол Солнца, печальные глаза казались  почти
синими. Одного только взгляда на нее было достаточно,  чтобы  усилить  его
страдание, но Дженкинс уже знал, что скрывается за ее красотой.
     Он даже решил, что она была  любовницей  Бранда.  Ник  вспомнил,  что
Бранд обожал блондинок. Такие девушки,  как  Джей  Хардин,  должны  высоко
цениться, и она, как блестящий  "Адонис",  роскошный  особняк  на  Торе  и
украденный кондюллой, была частью добычи.
     Ник пытался усмирить злость, охватившую его,  ведь  у  него  не  было
права на ревность. Он не мог забрать  Джей  себе,  уходя  из  жизни,  даже
справиться со своей болезненной слабостью, яростью, застилавшей глаза,  он
тоже не мог.
     - Ник! - Должно быть, она прочла осуждение на его лице и  протестующе
воскликнула, - пожалуйста, не надо!..
     Медсестра негодующе прервала ее:
     - Вы должны уйти. Мистер Дженкинс выглядит очень усталым.
     - Извини, Ник, - сказала Джей, - до завтра.
     Дядя взял ее под руку, и они вышли. Она обернулась и улыбнулась  ему.
Дженкинс пытался подавить свою  ненависть  и  запомнить  ее  тонкое  лицо.
Завтра, наверное, он уже не увидит ничего. Надвигалась слепота.



                                    24

     Дженкинс еще не потерял зрение, когда на следующий день  пришла  Джей
Хардин. У нее была новая прическа, и ему показалось, что  цвет  лица  стал
более свежим. Тень болезни покинула ее.
     -  Не  разговаривай,  -  быстро  начала  она.  -  Я  обещала  доктору
Ворринджеру, что не буду огорчать тебя, но мне пришлось вернуться. - Голос
ее звучал взволнованно и напряженно. - Я все же думаю, что мы  можем  быть
друзьями. Я не хочу, чтобы ты думал обо мне плохо.
     Ник слушал, радуясь, что еще может видеть чистые нежные черты ее лица
и волну волос. Ему так хотелось забыть, что она погубила дело, за  которое
он умирает.
     - Я сделала то,  что  считала  правильным,  -  мягко,  но  настойчиво
говорила она. - И мне очень жаль, что мы по разные стороны баррикад,  ведь
мы всегда нравились друг другу. Надеюсь, что ты попытаешься понять меня.
     Ник кивнул, он был почти готов попытаться.
     - Теперь ты знаешь, что сделал  твой  дядя,  -  голос  ее  звенел  от
злости. - Он купил и продал подполье  астеритов.  Он  ограбил  Фридонию  и
инсценировал  войну  -  только  для  того,  чтобы  приобрести  рынок   для
сити-оружия. Теперь я знаю, что война была  ненастоящей  -  но  для  тысяч
убитых она стала страшной реальностью. Теперь все кончено! - она  понизила
голос, пытаясь убедить его. - Злодеяния твоего дяди  заставляют  признать,
что корпорация необходима. Потому что это выбор, перед которым  стоит  мир
более ста лет: дисциплина и  компетентность  специалистов  корпорации  или
бездумные капризы таких  беспринципных  авантюристов,  как  Мартин  Бранд.
Разве ты не понимаешь, Ник?
     Он кивнул, но не потому, что согласился с ней.  Холодное  неодобрение
на ее лице красноречиво говорило  о  ее  отношении  к  Бранду.  Ник  слабо
улыбнулся, ощутив необъяснимое облегчение.
     -  Спасибо,  Ник,  -  она  пододвинула  стул  поближе  к  кровати   и
улыбнулась. - Мне бы очень хотелось быть твоим другом. Несмотря на то, что
я шпионка. Мне самой это не слишком нравится. Но вспомни: твой дядя всегда
был врагом корпорации - врагом всего, за что мы боремся. Он всегда шел  на
подлость ради любой власти - циничной, без святых идеалов.  За  ним  нужно
было следить.
     - Это правда, - сказал Дженкинс.
     - Но Бранд талантлив, - грусть и восхищение засветились в ее  глазах.
- Наверное, он подозревал меня и никогда не  посвящал  в  свои  интриги  с
Гастом, Лазарини и подпольем свободного космоса. Поэтому я думала, что  ты
с ним заодно.
     И даже теперь его удивление не проходило.
     - Ты ведь племянник Бранда, - осторожно настаивала она. - Когда ты не
пострадал при налете -  вернее,  я  думала,  что  не  пострадал,  -  стало
очевидным, что ты замешан в заговоре. Поэтому я вытащила тебя из тюрьмы  с
помощью землян, которые работали на нас и полетела с тобой на Фридонию.
     Он недоверчиво нахмурился.
     - Я полагала, ты займешь место Лазарини, - объяснила она.  -  Думала,
что твой дядя ведет с тобой двойную игру.  Когда  я  освободила  тебя,  то
надеялась, что ты выдашь их план прежде, чем Гаст  и  Бранд  заставят  нас
подписать  соглашение  о  слияние,  которое  было   хитроумным   ходом   к
сити-диктаторству.
     - Но я ошибалась, - она устало улыбнулась. -  Ты  не  вывел  меня  на
неопознанных захватчиков. Не выдал планов дяди,  даже  когда  мы  были  на
Торе. Ты только  завершил  передатчик  Бранда,  что  заставило  корпорацию
согласиться на слияние.
     Дженкинс попытался ответить ей.
     - Не разговаривай, - остановила его она. - Но  освобожденная  энергия
так же опасна для планов твоего дяди, как  и  для  корпорации.  Нам  нужно
объединить усилия. Бранд, как всегда, получил лучший кусок. Он  теперь  по
сути владеет корпорацией.
     - Но Мартин все-таки не отпетый негодяй, - с надеждой добавила она. -
Он достаточно умен, чтобы изучить традиции  компании.  Наверное,  он  даже
достаточно велик, чтобы хранить сити-ноу-хау, пока человечество не созреет
для этой мощной силы.
     Дженкинс с трудом сглотнул.
     - А как же Фридония? - Она уже разгромлена?
     - Не напрягай горло, - Джей была бледна и взволнована. - Я не знаю  о
флоте. Еще работает цензура, а я не имею там связей,  но  боюсь  произошла
катастрофа.
     Ник открыл было рот, но она не дала ему заговорить.
     - Ты верил в завоевание свободы, для всего  человечества.  -  Девушка
печально  улыбнулась,  -  и  ты  почти   добился   успеха,   Ник.   Запись
транслирована на  все  планеты:  там  вспыхнули  восстания,  везде  введен
комендантский час.
     Дженкинс поднял голову. У него мелькнула надежда.
     - Где же сейчас дядя?
     - Он уехал в Палласпорт, - ответила  Джей.  -  Эта  передача  вызвала
панику на всех рынках. Даже акции корпорации резко упали.  Бранд  бросился
спасать корпорацию.
     Пришла медсестра. Она попросила Джей уйти и подготовила сыворотку для
внутривенного вливания.  После  укола  Дженкинс  задремал.  Его  разбудили
возбужденные  голоса.  Джей  Хардин  ворвалась   в   комнату,   дрожа   от
негодования.
     - Ник Дженкинс, - решительно начала она. - Знаешь, что ты наделал?
     Он молча смотрел на девушку, недоумевая, что ее рассердило.
     - Цензура снята, - ее пальцы так крепко сжимали спинку  кровати,  что
косточки на руках стали белыми, как снег.  -  И  тебе,  наверное,  приятно
будет услышать, что твой передатчик все еще работает.
     Он сел, недоверчиво глядя на Джей.
     - Ложись! - крикнула она. - Ты... ты жуткий глупец! Я расскажу  тебе,
что произошло.
     От резкого движения его замутило, и он подумал,  что  ослышался.  Ник
покачнулся, наблюдая за ней широко раскрытыми глазами.
     - Флоту не удалось разрушить сити-завод, - голос Джей  прерывался.  -
Запись, переданная по  радио,  подорвала  и  без  того  низкую  дисциплину
космических моряков. Офицеры  были  вынуждены  вернуться,  чтобы  избежать
восстания - и твой завод все еще работает!
     Он содрогнулся от мысли, что  это  известие  могло  быть  всего  лишь
ошибкой или ужасной ловушкой. Ник всматривался в  ее  напряженное  бледное
лицо и с облегчением кивнул, когда увидел, что ярость ее неподдельна.
     В ее злости он видел отражение своей победы и понял, что  смерть  его
не напрасна. Для него новорожденная свобода энергии  была  живым  чудесным
организмом, которому суждено пережить тех инженеров, чьим  трудом  он  был
создан. Он должен был создать новое  процветающее  общество.  Человечество
сделало еще один шаг вверх по бесконечной лестнице эволюции. Он  счастливо
улыбнулся при мысли о будущем мире, который ему не суждено увидеть.
     - Ухмыляешься! - вскрикнула она. - Корпорация обанкротилась.
     Он перестал улыбаться, и его радость  сменилась  грустью.  Корпорация
слишком долго была у  власти.  Даже  не  разделяя  преданности  Джей  этой
всеобъемлющей  власти,  он  сознавал,  что  компания  все-таки   приносила
определенную  пользу.  Он  понимал,  какую  трагедию  переживала  девушка,
которой было дорого это утраченное величие.
     - Ты погубил собственного дядю, - добавила она с яростью.  -  И  всех
нас. Он продал Тор и свой запас кондюллоя, чтобы поддержать курс акций. Но
ему ничего не удалось сделать. Он едва спас свою жизнь.
     - Что произошло?
     - Новое  правительство  приказало  арестовать  его  -  безумная  идея
освобожденной  энергии  захлестнула  все  планеты.  Старое  консервативное
правительство свергнуто.  Революционеры  и  радикалы  пришли  к  власти  и
учредили временную комиссию по ликвидации Мандата и возвращению астероидов
коренным жителям. Твой дядя был в  списке  военных  преступников,  но  ему
удалось сбежать на "Адонисе". Что ты об этом думаешь?
     Ник хотел было заговорить, но не мог подобрать  слов.  Он  ошарашенно
смотрел на девушку, пытаясь представить  себе  размах,  который  приобрела
революция.
     - Вот что ты наделал! -  с  горечью  воскликнула  она.  -  Теперь  ты
доволен?
     Джей поспешно вышла. Он смотрел ей вслед, стараясь сохранить в памяти
ее образ, бледное и напряженное лицо, зачесанные назад  блестящие  волосы,
горящие глаза. Ее гневное презрение омрачило его  восторг.  У  него  опять
закружилась голова, и Ник без сил опустился на подушку.
     На следующий день пришел Мартин Бранд.
     -  Поздравляю,  Ники!  -  жизнерадостный  грохочущий  голос  пробудил
Дженкинса от глубокого сна. Добродушие  Бранда  не  вязалось  с  тем,  что
рассказала Джей о падении корпорации. - Мне разрешили прийти пожелать тебе
всего наилучшего в твоем светлом раю.
     И тогда Дженкинс увидел, что Бранд действительно разбит. По  обе  его
стороны стояли два бдительных конвоира. Наброшенный  на  плечи  пиджак  не
скрывал блеска наручников на запястьях. Он держался  прямо,  гордо  подняв
голову, голос его звучал твердо и уверенно. Дженкинс сел на кровати. Глядя
на наручники, он пытался убедить себя, что Бранд получил по  заслугам,  но
удовлетворения при этом не испытывал.
     - Да, меня поймали, - Бранд кивнул на наручники, как будто  это  было
всего лишь мелким  неудобством.  Его  угловатое  лицо  выглядело  усталым,
румянец сошел, но  серые  глаза  сохранили  дружелюбное  и  проницательное
выражение.
     - Члены новой комиссии  намерены  сделать  из  меня  символ  порядка,
который они свергают. Солдаты О'Баниона загнали меня  на  Нуэво  Джалиско.
Мои люди готовы были оказать сопротивление, но я не хотел больше жертв.
     Лицо Бранда стало печальным.
     - Они везут меня обратно в  Палласпорт,  -  спокойно  добавил  он.  -
Революционеры собираются  устроить  суд  надо  мной,  как  только  учредят
трибунал. Целый список нелепейших обвинений. Они  хотят  вынести  смертный
приговор.
     - Мы, наверное,  больше  не  увидимся,  Ники,  -  он  небрежно  пожал
плечами. - Извини, мне нечего оставить тебе. Освобожденная энергия  лишила
меня всего. Но, я надеюсь, ты забудешь наши незначительные разногласия.
     - Он неловко протянул руку, смущаясь вида наручников. - Прощай, Ники!
     Дженкинс больше не сопротивлялся чувству восхищения непобедимой волей
Бранда. Он пожал протянутую руку.
     - Спасибо, Ники, - лицо Бранда засветилось улыбкой. -  Знаешь,  жаль,
что члены комиссии так спешат.  Мне  действительно  хотелось  бы  увидеть,
изменит ли свобода энергии этот мир так, как я этого ожидал  двадцать  лет
назад.
     Конвоир тронул его за плечо.
     - Пока, Ники, - он хотел было помахать рукой, но маленькая  блестящая
цепочка сдержала это движение. - Надеюсь, ты не в обиде на  меня  за  все,
что я сделал. Сам я мало о чем сожалею. Тор был достоин всего этого,  даже
моей смерти.
     Офицер потянул его за рукав.
     - Иду, - тихо проговорил Бранд. - Удачи, Ники!



                                    25

     Джей Хардин не пришла на следующий день. Дженкинс не  сводил  глаз  с
двери в надежде увидеть ее. Но вошел Ворринджер. Дженкинс мужественно ждал
приговора. Специалист ощупывал тело, выслушивал легкие и  сердце,  смотрел
горло и светил в глаза резким светлячком прибора. Ник решился:
     - Ну, доктор? Когда я откину коньки?
     - Не задавай мне этого вопроса, - Ворринджер строго глянул в  сторону
медсестры, делающей кожную пробу на руке Ника. -  Ты  не  бессмертен,  тем
более если собираешься и дальше баловаться с сити. Следующий раз наверняка
будет последним. Но сейчас кровотечение прекратилось, раны затягиваются.
     - Да? - только сейчас Ник осознал, что давно не ощущал боли в  горле.
- Вы хотите сказать, что я не умру?
     - Не в этот раз, по крайней мере.
     - Но... - Дженкинс недоуменно заморгал. - Я думал...
     - Ты был едва жив, когда мисс Хардин доставила тебя  сюда,  -  сказал
Ворринджер. - Но ты оказывается, принес нам вакцину  -  в  крови  капитана
Роба Мак-Джи.
     Дженкинс ощущал себя как во сне.
     - Это первый случай в  моей  практике!  -  Ворринджер  сделал  паузу,
изучая пятна, проступившие на руке  Дженкинса.  Наконец,  он  одобрительно
кивнул. - Я имею в виду Мак-Джи. Я думал, что он умирает, так высока  была
температура.  Но  на  следующий  день  все  симптомы   исчезли.   У   него
естественный иммунитет".
     - Потому что он... отличается от нас?
     - Адаптивный мутант! - бородач отметил что-то в карточке Ника. -  Вот
что это такое. Эволюция. Жизнь реагирует на  изменения  окружающей  среды.
Роб Мак-Джи - результат борьбы нескольких  поколений  за  существование  в
условиях жесткой радиации.
     - Но... - Ник вспомнил, что  произошло  с  Джимом  Дрейком,  Астерией
Роджерс и Робом Мак-Джи на пораженном "Ультима Туле". - Так вы  мне  влили
его кровь?
     -  Двадцать  кубиков  сыворотки  его  крови  внутривенно,  -   кивнул
Ворринджер.  -  Она  останавливает  разрушение  ткани  и  стимулирует   ее
регенерацию. Я уже выделил активный элемент - новый  гормон.  Предполагаю,
что он вырабатывается в надпочечниках, хотя сейчас это не имеет  значения:
синтез этого вещества - это вопрос времени.  -  Он  победно  посмотрел  на
Ника: - "Этот синтетический гормон может дать человеку иммунитете, который
обладает сегодня Мак-Джи. Итак, мы справились с сити-шоком!"
     Дженкинс сел. От удивления на какое-то время он  лишился  дара  речи,
потом с трудом прошептал:
     - А как другие? Дрейк и остальные - вы можете спасти их?
     - Всех, кроме одного. Он уже умер.
     Дженкинс боялся услышать имя погибшего.
     - Мне не удалось спасти Джима Лазарини. Он  получил  слишком  большую
дозу облучения. Даже кровь Мак-Джи не помогла.
     Хотя предатель заслужил смерть, Ник содрогнулся.
     - Наверное, это я убил его, - пробормотал он. - Тестирующим ружьем. Я
не целился в него, но,  наверное,  Лазарини  находился  слишком  близко  к
кораблю.
     - Нет, - оборвал его Ворринджер. - Он  уже  умирал,  когда  попал  на
военный корабль. Джим все рассказал мне перед смертью. Он  признался,  что
украл сити-оборудование на Фридонии и пытался  установить  его  на  другой
планете. Но что-то произошло. Лазарини не успел уйти из района взрыва. Все
оборудование погибло. Я влил ему восемьдесят кубиков сыворотки, как только
О'Банион доставил его сюда. Но было уже  слишком  поздно,  он  умер  вчера
ночью.
     Каждый день Ник ждал Джей, засыпал и просыпался  с  надеждой  увидеть
ее. Но она не приходила. Он расспрашивал медсестер и больных  с  Фридонии.
Медсестры  улыбались,  говорили,  что  ему  нельзя   волноваться,   давали
снотворное. Нику нужно было восстанавливать силы, и доктор  Ворринджер  не
хотел, чтобы он волновался по какому-либо поводу.
     День за днем пораженные  ткани  восстанавливались.  И,  наконец,  ему
разрешили встать. В халате и тапочках он  медленно  пошел  по  коридору  с
надеждой найти Мак-Джи, Дрейка и Пола Андерса. Но  среди  больных  ему  не
встретилось ни одного знакомого лица. Это все были астериты,  раненные  на
"Завоевателе сити".
     - Люди с Фридонии выписаны на прошлой неделе, - сообщила ему  сестра.
- Мистер Дрейк хотел навестить вас, но вы спали, и  доктор  Ворринджер  не
разрешил вас будить.
     Он  вернулся  в  палату  со  смешанным  чувством  радости   жизни   и
одиночества. Ему не терпелось выйти из клиники и  увидеть  своими  глазами
действие освобожденной энергии. В этот момент вошла рыжеволосая жена  Рика
Древка.
     - Я звонила каждый день, -  сообщила  она.  -  Но  доктор  Ворринджер
сказал, что посещения утомительны для  тебя,  и  только  сегодня  разрешил
придти сюда.
     - Я волнуюсь за Джей Хардин, - сказал он. - Надеюсь, что она навестит
меня. Если увидишь ее, пожалуйста, передай ей...
     - Я не увижу ее, - холодно произнесла Карен.
     Для нее Джей Хардин была шпионом,  врагом  свободной  энергии.  Желая
сменить тему, она протянула ему небольшой пакет:
     - Это тебе.
     Не глядя, Ник взял пакет.
     - Я должен повидать Джей, - настаивал он. - Даже  если  она  работала
против нас. Ты знаешь, где она?
     - Джей жила у Анны, в особняке старого О'Баниона, - на лице Карен  он
прочитал заботу и сочувствие. - Но она уехала. - Она взяла его за  руку  и
добавила:
     - Забудь ее, Ник.
     - Уехала? - он покачал головой, не в силах высказать свой протест.
     Силы внезапно покинули его. Он покачнулся от приступа головокружения,
и Карен помогла ему сесть. Он сидел, бесцельно вертя пакет в руках.
     - Джей... Я не хочу забыть ее. - Он наклонился вперед: -  Ты  знаешь,
куда она поехала?
     - В Палласпорт, - ответила Карен. -  Ее  вызвали  вместе  с  мистером
Дрейком и О'Банионом давать показания в суде против  твоего  дя...  -  она
осеклась и поправилась: - ...против Мартина Бранда.
     - Он мой дядя, - спокойно подтвердил Ник. - И я не  могу  злиться  на
него, даже сейчас. Это он  обосновал  появление  освобожденной  энергии  в
своей книге, он достал кондюллой для передатчика. - Дженкинс  выжидательно
смотрел на собеседницу: - Что они сделали с ним?
     - Суд еще идет, - ответила Карен. - Но вчера звонил  О'Банион,  чтобы
справиться об Анне и сказал, что ничего хорошего Бранда не ждет.
     Дженкинс представил себе, как не  хочется  умирать  дяде.  Но  больше
всего его волновала Джей. Он  поедет  за  ней  в  Палласпорт,  как  только
сможет.  Может,  она  простит  его,  когда   увидит,   что   несет   людям
освобожденная энергия.
     - Что  там  на  Обании?  -  он  с  надеждой  посмотрел  на  Карен.  -
Сити-энергия оправдала наши ожидания?
     - Думаю, что да, - она нерешительно кивнула. - Конечно, за одну  ночь
людей не изменить. Полагаю, что мистер  Дрейк  был  чересчур  оптимистично
настроен - пессимист не стал бы работать с сити!
     Он мрачно кивнул. Утопии не суждено осуществиться, люди всегда  будут
менее совершенными, чем машины, и  прогресс  всегда  будет  относительным.
Даже космические инженеры,  создавшие  новую  эру,  оказались  не  намного
лучше, чем генералы, политики и финансисты,  пока  среди  них  встречались
такие, как Мартин Бранд и Лазарини.
     - Однако, - быстро продолжала Карен, - уже сейчас  заметны  некоторые
перемены, хотя они не настолько значительны, как предполагал Дрейк.
     - Какие перемены?
     - Обания пробуждается к жизни, - ее лицо прояснилось.  -  После  всех
этих мрачных лет обитатели астероидов могут, наконец, не только мечтать  о
лучшей жизни,  но  и  кое-что  сделать  для  этого.  Уже  реконструируется
оборудование на урановых рудниках. Сейчас все предприятия  будут  получать
питание от приемников Бранда, начнется добыча и  обработка  железа,  меди,
идет строительство нового завода - мы с Риком вложили в него свои  деньги.
Это завод по производству горнодобывающего оборудования.
     - А Рик все еще здесь? -  быстро  спросил  Дженкинс.  -  Я  бы  хотел
повидать его, если он уже здоров.
     Она покачала головой.
     - Он здоров. Эта  чудесная  сыворотка  Роба  Мак-Джи  вернула  его  в
прежнее состояние. Но Рик уже вернулся на  Фридонию  с  Полом  Андерсом  и
капитаном Робом. Они поехали посмотреть на передатчик Бранда.
     Он почувствовал легкую тревогу.
     - Что-то случилось с сити-заводом?
     - Почему бы тебе не взглянуть на мой подарок? - загадочно  улыбнулась
она и кивнула на маленький пакет в его руках, о котором он забыл.  -  Анна
хотела, чтобы я принесла тебе цветы, но Рик и Пол сказали, что тебе больше
придется по душе эта безделица.
     С  нетерпением  он  развернул  пакет  и   обнаружил   там   маленькую
электрическую лампочку и странный прибор. Он склонился, чтобы  рассмотреть
кусочки проволоки, меди и пластмассы, из которых он  состоял.  И  вдруг  у
него перехватило дыхание.
     - Приемник Бранда! - Ник чуть не выронил прибор. - Он работает?
     - Ну, попробуй!
     Дженкинс с волнением вкрутил лампочку  в  пластмассовый  цоколь.  Она
зажглась. Этот маленький светлячок  напоминал  о  безграничности  энергии,
даваемой сити. Она служила сейчас  всем  планетам,  объединенным  в  общую
энергетическую сеть.
     Ник  услышал  голос  Карен.  Она  собралась  уходить,   и   он   было
запротестовал.
     - Доктор Ворринджер сказал, что тебя нельзя  утомлять,  -  настаивала
она. - И я должна вернуться к Анне - она волнуется.
     - Приходи еще, - умолял он. - И узнай,  что  можешь  о  дяде  и  Джей
Хардин.
     - Я приду завтра, - пообещала она, и Ник уловил легкое презрение в ее
глазах при упоминании Джей.
     На следующий день она пришла поздно.
     - Извини, Ник, - она устало улыбнулась в  ответ  на  его  беспокойный
вопросительный взгляд. - Не могла выбраться раньше. Я провела ночь рядом с
Анной.
     - Ну, как она?
     - Маленький Пол О'Банион Андерс появился на свет час  тому  назад,  -
улыбнулась она. - Анна и малыш хорошо себя чувствуют. Сейчас они спят.
     - Прекрасно, - прошептал он.
     - Да, это прекрасно, - ее взгляд упал на маленькую  лампочку  на  его
тумбочке, которая все еще горела, напоминая  о  безграничных  возможностях
передатчика Бранда. - Я присматриваюсь к  происходящим  переменам.  Думаю,
что самая важная перемена проявится в детях. Таких, как у Анны.
     Он озадаченно ждал, что она скажет дальше.
     - Перемены уже заметны на детях.  Взрослые  озабочены  и  беспокойны.
Многие  потеряли  работу  в  связи  с  ликвидацией  корпорации.   Торговля
пострадала от падения цен. Владельцы акций  предприятий  боятся  выпускать
продукцию. Они не знают, что делать с безграничной энергией.
     Она слегка улыбнулась, не спуская глаз с лампочки.
     - Но дети чувствуют себя прекрасно в этом новом мире. Они все  делают
игрушки,  похожие   на   этот   приборчик   для   использования   энергии,
расспрашивают о нем и мечтают  о  том,  что  будут  делать  с  ним,  когда
вырастут.
     С серьезной улыбкой Карен опять посмотрела на него.
     - Я уверена, что сын Анны вырастет таким, как мечтает мистер Дрейк, -
тихо добавила она. Он не будет, как  мы,  испытывать  нужду  и  страх.  Он
должен быть добрее, сильнее и смелее.
     Дженкинс кивнул, неотступно думая о Джей  Хардин.  Он  надеялся,  что
нарождавшиеся  перемены  переубедят  ее.  Но  этого  не   произошло.   Она
принадлежала и будет принадлежать старому миру корпорации.
     - Миссис Рик Дрейк? - спросила сестра. - Вас просят к  телефону.  Это
Палласпорт. Можете поговорить из моего кабинета.
     Кивнув Дженкинсу, Карен вышла. Ее долго не было. Он  сидел  на  стуле
возле своей кровати, горя желанием узнать новости и тщетно пытаясь убедить
себя, что дядя заслужил смертный приговор, но в новом мире, рассуждал  он,
Бранд стал бы другим человеком. Здесь не было  уродующего  влияния  денег,
приведшего его к такому позорному концу. Свобода энергии  сделала  бы  его
великим и полезным человеком.
     Наконец, Карен вернулась, радостная и возбужденная.
     - Это Брюс О'Банион,  -  сказала  она,  переводя  дыхание.  -  Звонил
справиться об Анне и малыше.
     - Что нового в суде?
     - Суд окончен, - сказала она.  -  И  главная  новость!  Мистер  Дрейк
встретился с членами новой комиссии, и они разработали план  строительства
отдаленных сити-заводов. Их будет девять - два из них будут  обслуживаться
представителями всех главных планет. И еще  один,  кроме  Фридонии,  будет
эксплуатироваться астеритами. Ты и Пол Андерс отвечаете  за  строительство
двух заводов на Земле.
     Ее глаза сияли:
     - Хорошие новости, не так ли?!
     - Это должно обеспечить достаточно надежную энергетическую систему, -
угрюмо согласился Ник. - Систему, застрахованную от катастроф, взрывов,  а
также от таких людей, как мой дядя.
     Она удивленно смотрела на него.
     - Ты что, не доволен?
     - Я очень доволен, - медленно ответил Ник.  -  Я  очень  хочу  помочь
строить новые заводы. Но, во-первых...
     Он  хотел  сначала  поговорить  с  Джей  Хардин,  увидеть   перемены,
происшедшие в ней, но Дженкинс боялся увидеть все то же презрение в глазах
Карен, когда он заговорит о  Джей.  И  он  не  произнес  того,  что  хотел
сказать.
     Рыжеволосая девушка озадаченно молчала.
     - Сначала я должен повидать дядю,  -  заговорил  он.  -  Бранд  много
помогал мне. Да, он  негодяй.  Но  я  знаю,  что  сформировал  его  таким.
Надеюсь, наша новая свобода не даст детям подвергнуться подобному влиянию.
Но в любом случая, я не могу не восхищаться им, несмотря на  все,  что  он
натворил. Я хочу сделать для  него  все  возможное,  пока  адвокат  подает
апелляцию...
     Странное выражение ее лица насторожило его,  холодный  страх  пронзил
Ника.
     - Разве дядя не может просить о помилований? - быстро прошептал он. -
Его еще не казнили?
     - Разве я еще не сказала тебе? - она покачала головой и улыбнулась. -
Не нужно апелляции - он оправдан.
     - Он на свободе? - Ник недоверчиво уставился на нее.  -  Несмотря  на
все, что он совершил?
     - Наверное, он заслужил сурового наказания, - согласилась Карен. - Но
у  него  хороший  адвокат.  Новая  свобода  привела  к  власти   настоящее
правительство, и Адам Гаст сыграл на этом. Он  принес  в  суд  в  качестве
вещественного доказательства книгу Бранда и полдня зачитывал  суду  цитаты
из нее. Когда он спросил у судей, хотят ли они расправиться  с  человеком,
первым выдвинувшим идею освобожденной энергии, они сняли все обвинения.
     - Я очень рад, что он оправдан, - сказал Дженкинс. - Хотя я  не  могу
понять, что он будет делать в этом новом мире, потеряв все свое состояние.
Он не сможет приспособиться...
     - Не думаю, - загадочно улыбнулась Карен.  -  Если,  конечно,  верить
словам Джей.
     - Что? - Ник старался скрыть волнение. - Что ты имеешь в виду?
     - Он уже организует новую корпорацию, - сообщила  она.  -  Она  будет
заниматься созданием искусственной атмосферы и  освоением  Нептуна.  Новые
члены высокой комиссии и даже судьи уже скупают акции,  но  Джей  сказала,
что Бранд предназначил часть акций тебе.
     - Пусть оставит их себе,  -  Ник  еле  сдержал  злость.  -  Когда  ты
говорила с Джей.
     - Только что, - Карен улыбнулась его нетерпению.  -  Мистер  О'Банион
звонил из офиса твоего дяди, и Джей была там.  Как  я  поняла,  она  будет
доверенным лицом новой компании. О'Банион соединил меня с ней после  того,
как узнал о своем внуке. Она интересовалась тобой.
     - Я еще в Палласпорт, - как  только  выйду  отсюда,  -  Ник  поспешно
встал. - Я хочу увидеть Джей, пока она не уехала. - Он твердо посмотрел на
Карен. - Я люблю ее, несмотря ни на что.
     - Да, конечно, - тихо сказала рыжеволосая девушка. - Я  поговорила  с
ней. Она рассказала мне  о  ваших  разногласиях  при  запуске  передатчика
Бранда. И о знакомстве с Анной  и  другими  астеритами,  о  том,  что  она
обнаружила в них прекрасные человеческие качества и не меньше достоинства,
чем в семьях корпорации. Она  даже  признала,  что  освобожденная  энергия
приносит больше пользы, чем она ожидала. Я думаю, ей нравится то, что люди
планетоидов стали свободными. - Карен спокойно кивнула. - Она лучше, чем я
думала.
     - Я позвоню ей, сейчас же.
     Он порывисто направился к двери, но Карен схватила его за руку:
     - Не сейчас. Палласпорт только что потерял с нами связь.  Маяк  вышел
из строя. Я даже не успела повесить трубку.
     - Тогда я подожду, - он беспокойно вернулся к кровати. -  А  когда  я
могу позвонить ей завтра?
     Словно колеблясь Карен покачала головой:
     - Я не уверена, что она будет говорить с тобой. Я хотела позвать тебя
к телефону до этой поломки на линии, но Джей не позволила мне это сделать.
Она сказала, что собирается уходить, и у нее нет времени разговаривать.
     - О, - его охватило смутное беспокойство. - Куда она собиралась?
     - Ее ждет работа в  офисе  дяди.  Кажется,  новая  компания  выкупает
"Адонис"   и   устанавливает   на   нем   приемник   Бранда   для   первой
разведывательной экспедиции на Тритоне. Бранд хочет начать, чтобы никто не
опередил его, и она  помогает  ему  в  этих  спешных  приготовлениях.  Она
сказала, что едет с ним.
     - На Тритон? - в голосе Ника прозвучало подозрение.
     - Почему она не хочет поговорить со мной?
     - Она не сказала, что не хочет, - уточнила Карен. - Но я понимаю, что
она должна чувствовать. Она  стыдится  своего  прошлого  и  своих  попыток
противодействия появлению освобожденный энергии. Думаю, она боится, что ты
отвернешься от нее. Она бежит от тебя.
     - Глупенькая! -  прошептал  он.  -  Ворринджер  говорит,  что  завтра
выпишет меня. Я поеду за Джей. Даже на Тритон.
     Карен покачала головой.
     - Лучше обдумай все, - настаивала она. - Джей по-прежнему принадлежит
кругу членов бывшей корпорации. Она  всегда  будет  на  их  стороне,  даже
захотев измениться. Она никогда не станет на  сторону  астеритов.  Я  знаю
это, потому что сама родом из старой семьи корпорации.
     - Ты же изменилась,  Кей,  -  с  теплотой  улыбнулся  он.  -  И  Джей
изменится.
     - Ты уверен? - она серьезно смотрела на него. - Ты  уверен,  что  она
нужна тебе?
     - Я люблю ее, Кей, и она очень нужна  мне,  тем  более,  что  она  из
корпорации.
     Карен удивленно взглянула на него.
     - Мне она нужна еще и потому, что у меня много работы,  а  она  может
помочь нам. Я начинаю понимать, что наш новый мир совсем не рай. Еще  есть
с чем бороться. Еще есть люди типа моего дяди и Адама Гаста,  и  некоторых
бывших директоров корпорации, за которыми нужно следить.
     - А что они могут сделать?
     - Наверное, они будут вести себя так, как старый мир научил  их.  Они
будут бороться и изощряться, чтобы захватить всю  энергию  и  извлечь  для
себя пользу. Они никогда не поймут, что энергии теперь хватит  всем.  Этот
тритонский проект мне не очень нравится.
     - Что ты имеешь в виду?
     -  Орбита  этого  спутника  позволяет  предполагать,   что   она   не
принадлежит Солнечной системе, - объяснил он. - Кроме того, вся экспедиции
на Нептун пропадали без вести, и Бранд полагает,  что  Тритон  -  один  из
осколков  Сити-Завоевателя.  Он,   наверное,   задумал   новую   программу
исследования, которые принесут ему прибыль.
     Пальцы Карен сжали его руку.
     - Ты имеешь в виду оружие? - спросила она настороженно. - Ты  думаешь
он может начать новую сити-войну?
     Дженкинс покачал головой.
     - Я только знаю, что с него нельзя  спускать  глаз.  Он  с  Гастом  и
другие ему подобные воспитаны в других условиях. Нам  предстоит  долгая  и
тяжелая работа. Мы знаем их. Если мы не будем  бдительны,  наш  новый  мир
погибнет.
     Она быстро взглянула на него.
     - Джей пыталась мне сказать что-то  в  этом  роде,  когда  прервалась
связь.
     Я не совсем поняла ее, но теперь, думаю, все ясно. Она боится той  же
опасности. Наверное, именно поэтому она вернулась в компанию твоего дяди -
выяснить, что он замышляет на этот раз, -  она  ответила  ему  улыбкой  на
улыбку. - Думаю, твоя девушка будет в порядке, Ник.
     В этот момент вошла медсестра и снова позвала Карен. Ее  вызывал  Пол
Андерс с Фридонии. Он хотел услышать об Анне и своем сыне.
     Оставшись один, Ник начал ждать  завтрашнего  дня.  Пусть  утопия  не
осуществится, но он жив и обязательно найдет Джей. Перед ним вновь  стояли
сложные задачи, к решению которых он очень стремился.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.