Валентин Иванов
    Энергия подвластна нам

                         ЧАСТЬ ПЕРВАЯ - ТЕНЬ НАД ОЗЕРОМ
                                 СОКОЛИНАЯ ГОРА
                                       1.

    ГРОМАДНАЯ  короткохвостая  кошка с кисточками на острых треугольных ушах
    неслышно  вышла  из  густой  чаши молодых елок. Мягкие подушечки крепких
    гибких  лап  бесшумно пронесли длинное тело до чуть заметной тропы среди
    вековых  сосен  и  пихт.  Она  остановилась,  долго слушала, поворачивая
    круглую  голову,  долго  дышала  пряным  запахом  горного  летнего леса.
    Что-то   рассказывали   тонкому  слуху  лесного  хищника  звуки,  идущие
    издалека. Что-то говорил и чуть заметный ветерок.

    Рысь  подошла  к  густой,  корявой  сосне, лениво встала на задние лапы,
    лениво  поцарапала ствол когтями передних лап, вытянулась и прислушалась
    опять.  Вдруг, легким движением, глубоко, до самой древесины, запуская в
    морщинистую  кору длинные когти, рысь вскарабкалась на дерево, осторожно
    балансируя  прошла  по толстому суку, выставленному сосной над тропой, и
    легла - невидимая снизу и готовая к прыжку.

    Солнце   стоит  высоко.  Тепло.  Под  солнцем  светлосинее,  прозрачное,
    глубокое небо.

    Теперь  все  большие  и  малые  обитатели  леса ясно слышат шаги. Это не
    размеренная  поступь  спокойно  идущих  лосей. Это не мягкий шаг лесного
    хозяина  -  бурого  великана-медведя  и  не торопливо неутомимая побежка
    волка, идущего по следу. Это - совсем другое.

    А  кроме  шагов  и  другие  звуки, разнообразные, ни с чем не сравнимые.
    Такого,  голоса  нет  ни  у  одного  лесного  жителя.  Звуки проливаются
    прямыми  струнами  к  ушам  рыси и входят в круглую голову. Теперь зверь
    испытывает страх, теперь она боится, рысь.

    По  едва  заметной  тропе,  под  старой,  корявой  сосной, не видя рыси,
    проходят  три  человека.  Зверь  смотрит  на  спины  людей сквозь густую
    темнозеленую  хвою.  Человек  не один. Рысь же нападает только сзади, на
    одного  и  только  наверняка. Они идут не торопясь. Судя по одежде, один
    из  них  житель  лесов,  местный  старожил,  по-видимому, проводник. Два
    других на него не похожи, легко угадать в них приезжих из города.

    -  Теперь уже близко, - сказал проводник, обернувшись к своим спутникам.
    - Вы, ученые люди, должно быть, не привыкли к таким длинным переходам.

    -  Нет,  почему  же?  В  молодости,  студентом,  немало исходил я верст,
    которыми  измерялись  расстояния,  -  ответил  высокий  прямой  старик и
    улыбнулся.  -  Далекое  время, - продолжал он, - но и теперь по-прежнему
    люблю  видеть  место  работ  не  только  на  плане  и  карте, но вот так
    вплотную, своими глазами.

    Старик  остановился  и  взгляд  его, ясный и острый, скользнул по лицам.
    Видна была в этом человеке сила, не исчерпанная возрастом.

    Проводник понимающе кивнул головой.

    -  В  молодости... - задумчиво произнес третий спутник, - но вы и теперь
    безмерно  молоды,  дорогой  Федор Александрович, в вас лучшее ее начало,
    седые волосы не в счет.

    Худощавый,  с упрямым хохолком на темной голове, молодой человек быстрым
    движением взял старика под руку.

    -  Ну  уж вы что-то не то говорите, Михаил Андреевич, - нахмурясь, чтобы
    скрыть смущение, проговорил старый ученый.

    Маленькая группа двинулась дальше.

    Вот  и конец подъема на Соколиную Гору. Леса взбираются со всех сторон к
    широкому  плато  Злые  ли зимние ветры отстояли пространство, пожар ли в
    засушливое  лето  обнажил  плоское  темя  горы  - но здесь стояли только
    кое-где  низкие  изогнутые  сосны  с  редкими,  тощими ветвями. Одинокий
    сокол,  как  бы оправдывая название горы, сидел на сухом, убитом молнией
    дереве.

    Отсюда  ничто не закрывало обзор. Это самая высокая точка хребта. К югу,
    понижаясь  вначале,  и  вновь вставая к горизонту шли горные цепи. Резко
    очерченные,  густо  поросшие  лесом  выпуклости  гор  имели те формы, за
    которые они метко называются шишками на языке местных жителей.

    К  северу  же  вниз  уходило широкое седло. Складки смягчались и падали.
    Линии терялись и расплывались, смягченные растительностью.

    Ветер  усиливался.  Сокол  снялся  с  сухого  сучка, затрепетал на косых
    крыльях  и  спиралью  стал  подниматься вверх на восходящих от нагретого
    солнцем   плоскогорья   токах   воздуха.   В   прозрачной  высоте  птица
    остановилась и ушла туда, куда смотрели все.

    - Хороший, по нашей примете, знак! - сказал проводник.

    Быстро  смеркается... Ночи на севере в середине лета прозрачны. Только к
    самой  полуночи как будто потемнеет и тени на земле начнут сгущаться. Но
    этот  час  недолог.  Опять  бледнеет небо отсветом полярного дня, а тени
    прячутся, не успев выйти из темных углов и завладеть пространством.

    После  захода  солнца,  хоть  днем  тепло, север спешит напомнить о себе
    быстрыми  туманами.  Встанут  они  над  лощинами,  заколеблются  сначала
    легкой  дымкой,  потом  начнут  густеть  и растекаться плотной пеленой -
    предвестником  уже  близких  темных  осенних  ночей.  Недолго прекрасное
    горное лето.
                                       2.

    ДАЛЕКО  на  севере,  на небольшом полустанке, где только почтовые поезда
    задерживались  на  одну  минуту,  а  все  остальные проходили, не снижая
    хода,  кипит  напряженная  работа. С некоторых пор здесь останавливаются
    товарные  экспрессы  и  оборот  вагонов  достигает иногда многих сотен в
    сутки.  На  дополнительных  станционных  путях днем и ночью составляются
    маршруты  из  платформ  и  крытых  вагонов. Маршруты уходят в сторону от
    главной  магистрали  на  север.  Вздрагивая  на стрелках, они исчезают в
    густом  лесу,  извиваются среди возвышенностей, дробно стучат по мостам,
    в  ущельях,  где  далеко  внизу  сквозь  ажурные фермы видна пенящаяся в
    камнях студеная горная вода.

    Через  несколько  десятков километров тяжелые маршруты останавливаются -
    их  ждут мощные подъемные краны, а два магистральных пути, проходя далее
    к   северу,  скрываются  в  глубокой  выемке  у  подножия  горы.  Оттуда
    доносится  предупреждающий  тревожный  вой  сирен,  и  многоголосое  эхо
    далеко разносит глухие раскаты частых взрывов.

    От   полотна   железной  дороги,  прячась  под  зеленым  сводом  вековых
    деревьев,  вьется  неширокое шоссе; оно огибает лесистую возвышенность и
    поднимается к воротам в глухой каменной стене.

    За  стеной  -  серые  бетонные  здания,  а в дальнем углу большого двора
    возвышается  круглое  сооружение со сферическим куполом, подавляя своими
    размерами и высотой все окружающее.

    Вправо  -  высокие  металлические опоры и переплетение проводов открытой
    трансформаторной  станции  большой  мощности,  от  которой  прямо  на юг
    уходит,  шагая  по  горам  и  над  лесами,  линия передачи тока высокого
    напряжения.

    Солнце  уже скрылось за деревьями, когда посетители Соколиной Горы вышли
    из леса и направились к высокой каменной стене.

    Старый  академик  и  Михаил  Андреевич  подошли  к  круглому зданию. Под
    сферическим  куполом  тихо.  Но  если  прислушаться,  рождается ощущение
    неровного,  слабого,  но  очень настойчивого звука - подобно резонансу в
    большой,   завитой  океанской  раковине.  Этот  звук  усиливается,  если
    вплотную подойти к тепловатой броне сооружения, заполняющего здание.

    Грандиозный  стальной  шар находится в огромном помещении. Между стенами
    здания  и  броней  шара  свободное  расстояние в несколько метров Дальше
    возвышается   стена  стали  со  швами  сварки.  Шар  пятидесятиметрового
    диаметра,  срезанный внизу, кажется таким большим, что вблизи правильная
    выпуклость  почти неощутима. Только ажурные лестницы и переходы, обвивая
    броню  легкой паутиной, загибаются и прячутся, помогая зрению превратить
    в сферу кажущуюся плоскость.

    Лестницы  идут  вверх  и  в стороны, давая доступ к размещенным на броне
    прозрачным  кабинам, где сотни измерительных приборов сверкают бронзой и
    никелем.

    Много  мысли  и  труда  вложили люди в эти сооружения. Было время, когда
    пришлось  собрать  все воды с окрестных гор. Студеная вода входила рекой
    в  аппараты,  а  выходила  почти  кипящим  потоком,  наполнявшим,  как в
    половодье, сухое в зимнее время глубокое ложе в горах.

    Потом  вода  оказалась  ненужной.  Процесс уже не нуждался в охлаждении.
    Это был большой шар вперед. Сложная вначале схема упрощалась.

    Глядя  на  стальной  шар,  Федор  Александрович  вспоминает  пройденное.
    Трудности  были  большие.  Но  люди росли на работе. Много людей выросло
    здесь,  достигло  зрелости.  Широк  ныне стал путь знания, тысячи идут к
    вершинам... Поэтому-то и удается все...

    Смолкает  шум дневных работ, Федор Александрович смотрит вверх, в темное
    небо, куда высоко уходит сферический купол энергоустановки.

    Издревле   назывались   эта   места  Соколиной  Горой,  а  теперь  люди,
    работающие  в  серых  бетонных зданиях, назвали весь комплекс "солнечной
    лабораторией".
                                       3.

    СОЛНЕЧНАЯ   лаборатория...   Вот   выписки   из  дневника  практикантки,
    студентки второго курса Института энергии:

    ...  -  Наше Солнце на своей поверхности имеет температуру порядка шести
    тысяч  градусов,  а  внутри - двадцать миллионов!!! Это можно определить
    математически, но я не могу представить себе такую температуру...

    ...  -  Почему  Солнце  дает  энергию?  Если  бы оно состояло из чистого
    углерода,  то  есть из угля без посторонних примесей, или алмаза, оно бы
    полностью  сгорело  за  пять  или  шесть  тысяч  лет. Если бы оно давало
    энергию  за  счет  сжатия,  его хватило бы только на пятьдесят миллионов
    лет.  К  тому  же  приблизительно двадцать миллионов лет тому назад наша
    Земля  лежала бы на поверхности сжимающегося Солнца, следовательно, была
    бы тогда сама горячей, газообразной массой!..

    ...   -  Но  ведь  геология  и  палеонтология  бесспорно  доказали,  что
    органическая  жизнь  на  Земле  существует  почти один миллиард лет. Это
    значит,  что  уже один миллиард лет тому назад Солнце давало Земле такое
    же количество энергии, как сейчас.

    ...   -  Мы  теперь  знаем,  что  никакие  химические  или  механические
    источники   солнечной   энергии,   как  это  думали  прежде,  ничего  не
    объясняют.  Все  дело  в  превращении элементов и в освобождении энергии
    атомных  ядер!  Солнце  на восемьдесят два процента состоит из водорода.
    Превращение  водорода в гелий на Солнце и является постоянным источником
    энергии.  Вот  расчет: - атомный вес водорода равен 1,00813. Атомный вес
    гелия  равен  4,00386.  Четыре  атома  водорода превращаются в один атом
    гелия  и  освобождают  0,02866 единицы массы. Она переходит в энергию! В
    этом-то все дело. И так было всегда!..

    ...  -  Теперь  мы  знаем  этот  секрет солнечного производства. Атомная
    энергия,  сила  атомного  ядра  - вот настоящий источник жизни. И Солнце
    никогда  не  потухнет. И жизнь будет существовать вечно. Все остальное -
    просто выдумки. Она всегда будет, наша юная, прекрасная жизнь!

    ...  -  Здесь, в лаборатории, научились синтезу и превращению элементов.
    Это такая громадная сила.

    Они  это  делают  в  самом  маленьком  размере,  только лабораторно, как
    принято  говорить,  но  уже  имеют  в  секунду  восемьсот  тысяч больших
    калорий.  Ведь  это  четыре  тысячи  тонн пара в час. И лаборатория дает
    мощность  около  семисот тысяч киловатт, это - кроме тепла. А источник -
    несколько граммов вещества!!! Голова кружится, как подумаешь...

    ...  -  На Соколиной Горе начали строить атомную энергетическую станцию.
    Мы  выгоним  холод,  дадим энергию на всю северную часть хребта, сделаем
    все, что захотим! Все, все!

    ...  -  Как  приятно  помечтать, когда это правда! Будет наше, советское
    Солнце,  в  бывшей  тундре разведут розы, будут новые, белые города, как
    на  юге  в  них  будет пахнуть белой акацией, а океан станет, как море в
    Сухуми или в Батуми, теплое и доброе. Как хорошо будет! Как хорошо жить!
                                       4.

    НА  СЛЕДУЮЩЕЕ  утро  ученые готовились к отъезду. Заканчивался последний
    разговор  с начальником строительства Соколиной Горы и инженерами, когда
    принесли  радиогрлмму  из  Красноставской энергетической станции особого
    назначения.  На белом бланке плотной бумаги самопишущий приемный аппарат
    дал набор шифрованных знаов, под которыми был напечатан перевод:

    "Ночью  отмечены  интенсивные  также весьма близкие прохождения радиации
    условно  сигма  точка  Повторяем  сигма  наблюдался  вблизи  точка Имеем
    особенно полные наблюдения точка подпись".

    Прочтя   радиограмму,   Федор   Александрович,   обращаясь   к   Михаилу
    Андреевичу, сказал:

    -  Вы  поедете  на Красноставскую, товарищ Степанов. До сих пор радиации
    наблюдались в относительно далеком прохождении. Посмотрите вместе с ними.

    -  Сегодня  ночью  Красноставская  просила  помощи, - вмешался начальник
    энергетического хозяйства Соколиной Горы.

    - И вы им дали за счет резерва? - спросил Степанов.

    -  Не  вышло,  они  так  брали  энергию, что пришлось давать из основных
    мощностей!

    -  Ну  вот. Тем более. Посмотрите, Михаил Андреевич, что там происходит,
    -  сказал  академик. - Мне не хотелось бы давать им мощность отсюда, это
    будет  влиять  на  разворот  работ.  А  вам, - он обратился к начальнику
    энергохозяйства, - следует увеличить резерв.

    Через   час   с  расположенного  в  широкой,  плоской  лощине  аэродрома
    Соколиной Горы поднялись в воздух два легких самолета.

    Один  пошел на юго-запад, а второй - на юг, по меридиану Соколиной Горы,
    над поросшими лесом горами.
                                 СТЕПНОЕ ОЗЕРО
                                       1.

    ЖАРКИЙ  августовский  день  близится  к вечеру.. Прозрачно светлоголубое
    азиатское  небо. В нем ни облачка. Дневной ветер стихает. Большое солнце
    идет к горизонту.

    Для  путешественника,  летящего на самолете по воздушной дороге Москва -
    Владивосток,   после   Урала   открывается   великая   Западно-сибирская
    низменность.   С   высоты  она  однообразна.  Гладкая  степь  с  редкими
    березовыми  рощами,  с  массивами  поспевающих  хлебов блестит зеркалами
    частых озер.

    В  этот  час взор воздушного наблюдатели мог бы заметить маленькую точку
    -  лошадь, запряженную в легкую тележку, в которой сидят два человека. С
    высоты  группа неподвижна. Она находится в нескольких километрах от села
    на чуть заметной дороге-тропе, ведущей к широкому озеру.

    В  хороший  бинокль  наблюдатель  заметил  бы, что самолет не привлекает
    внимания  седоков.  Давно  уже  жители  самых отдаленных мест привыкли к
    виду   самолетов,   к  шуму  моторов  и  к  ночным  зарницам  маяков  на
    авиационных  трассах. Воздушный путник, знающий сибирский быт, догадался
    бы,  что  эти двое решили использовать предстоящее воскресенье для охоты
    на озере, обильном, наверное, всякой любящей воду птицей.

    Быстро уходит мощная воздушная машина...

    Бодрая,  сильная,  хоть  и  невидная  лошадь выносливой сибирской породы
    бежит частой, спорой рысью по поросшей травой дороге.

    Вот  уже  кончились  массивы высокой, сплошной колхозной пшеницы. Колеса
    мягко катятся по отросшей отаве приозерного луга.

    Тот,  кто  правит  лошадью,  одет в подвыцветшую армейскую гимнастерку с
    темными  следами погон на плечах На груди дырочки орденских колодок. Под
    старой  армейской фуражкой - сухое, длинное лицо. Зеленовато-серые глаза
    в  мелких  морщинках, подчеркнутых густым загаром, смотрят со спокойным,
    уверенным выражением. Лет ему сорок, может быть чуть больше.

    Его  спутник кажется много моложе. Он сидит, слегка поддавшись вперед, и
    во  всей его фигуре, в уверенно поставленной на широких плечах голове, в
    улыбке,   которая   прячется  где-то  в  глубине  глаз  и  уголках  губ,
    чувствуется  та  особая  радость,  которую  испытывает городской житель,
    соприкасающийся   с   природой.   На   нем  спортивная  зеленая  куртка,
    перетянутая широким ремнем большого двухрядного патронташа.

    Это  охотники.  Короткие  чехлы  ружей,  высокие  резиновые  сапоги, без
    которых нечего соваться к сибирским озерам!

    Приехали.  Привалом  служит  крайний, ближний к озеру стог. А солнце все
    ближе и ближе к горизонту!

    Охотники  поспешно  выпрягают  и  стреножат  коня.  Больше  о нем думать
    нечего.  Приученный  к  степным  привалам,  умный конь никогда далеко не
    уйдет,  сам  напьется  воды  у озера, в камышах, а травы, сочной степной
    травы, кругом много.

    Явно  торопясь,  они  достают  ружья  из  чехлов,  вытаскивают из мешков
    резиновые лодки и накачивают их легкими мехами.

    - Ты, Павел Иванович, как планируешь?

    Охотник  в  старой  армейской  фуражке,  усиленно  действуя ногой, гонит
    воздух через похрюкивающий клапан лодки и отвечает:

    - Выбирай, Николай Сергеевич, ты - гость!

    - Я - на ту сторону. А ты?

    - Да я здесь останусь, на прошлогоднем месте, мы люди постоянные.

    - Значит, друг другу поможем, птица от тебя ко мне, я от меня - к тебе.

    Гость  явно  опережает хозяина. Его лодка уже лежит плотная и упругая, а
    сам  он,  закидывая  ружье на ремень за спину, говорит Павлу Ивановичу с
    дружеской иронией:

    -  А  на  завтра  остаться  никак  не можешь? Твое правление без тебя не
    обойдется? Остался бы!

    Павел Иванович, аккуратно складывая лодочный мех, еще больше щурит глаза:

    - А кто же в Москве меня бросал? Хорошо тебе, ты свои труды там оставил.

    Его  друг собирается что-то ответить, но Павел Иванович, набивая карманы
    гимнастерки патронами, деловито кивает на солнце:

    - Смотри, времени-то нет нисколько, через час совсем темно будет.

    Николай  Сергеевич подхватывает легкую лодку и широким шагом идет к тому
    месту, где в стене камышей виден узкий коридор. Не оборачиваясь, он кричит:

    - Я ночевать в лодке останусь!

    - Ладно, мы ваши привычки знаем!

    Когда  Павел  Иванович  еще  проталкивал  лодку  через узкий "проплыв" в
    камышах, впереди грянул резкий дуплет.

    -  Вот не терпится, стосковался за год! Хлебом не корми, - бормочет друг
    нетерпеливого охотника.

    Богаты   жизнью  сибирские  озера.  Плоскими  чашами,  заросшие  матерым
    камышом,  лежат  они  в вольной степи, давая приют поистине бесчисленной
    водяной  птице.  Здесь  родина  многих десятков пород уток, серого гуся,
    казарки.  А  о мелочи - куликах, водяных курочках и прочих - говорить не
    приходится! Коренные места, выводные...

    Изголодавшись  по  вольному  простору, степному воздуху, ружью, гость не
    пропускает ни одной птицы.

    Ему   отвечают  нечастые  выстрелы  хозяина,  который  отмечает  дуплеты
    Николая Сергеевича:

    - Дорвался, друже, пали, пали, так ее!

    Смеркается, мушки на ружейных стволах уже не видна. Пора на покой.

    Часы   идут,   настала   прохладная  ночь.  Ближе  к  полуночи  начинает
    освещаться  горизонт.  Медленно всходит яркая, почти полная луна. Светлы
    стали  озерные воды. Тишина. Степные совы умолкли. Павел Иванович крепко
    спит  под  стогом. Слышен только мерный хруст жующей лошади да ее редкие
    шаги. Часы идут, луна высоко.

    - Павел, проснись!

    - Что, приплыл? Или комары в камышах доняли?

    - Да нет, ты смотри на небо!

    На  небо  действительно  стоило посмотреть. Луна не только светила своим
    холодным  одинаковым  светом.  На диске луны появлялось и исчезало яркое
    пятнышко,  отбрасывая  синевато-белый  свет.  Очертания  пятна неуловимо
    меняли  форму.  Там,  на  луне,  свет  от  пятна  точно  дымился,  пятно
    вибрировало  и  мигало.  Свет  то  усиливался.  то  ослабевал.  Но он не
    распространялся  повсюду широким конусом. Нет, это казалось направленным
    лучом  прожектора,  нащупывающим  именно  озеро и луг около него. Камыши
    мгновенно освещались, потом свет ослабевал.

    Лошадь  перестала  жевать и неловкими прыжками подошла к стогу. На озере
    были слышны тревожные голоса птиц, взметнулись стайки уток.

    Вот  граница  светового  луча  явственно  охватила большую часть озера и
    часть  луга.  Дальше,  по контрасту, стояла стена мрака. Пятно перестало
    мигать.  Оно  казалось  имеющим форму круга. Свет стал ослабевать, пятно
    пожелтело  и  вдруг  сразу  исчезло.  Луна  приняла  свой  обычный  вид.
    Сделалось очень темно.

    -  Ну, Николай, спасибо, что разбудил. Такого я еще не видал. Что же это
    такое?

    Перебирая  воспоминания  своих  немалых путешествий и наблюдений, друзья
    соглашались  с  тем,  что  виденный  ими  феномен ни с чем сравниться не
    может.  В предположениях и догадках прошел остаток недолгой августовской
    ночи.

    -  Вот  что, дружище Павел Иванович, ты, как хотел, поезжай утром к себе
    в  колхоз.  Позвони  в  район  и  в соседние колхозы и у себя расспроси,
    видел   ли   кто  что-нибудь.  Расспрашивай  дипломатически.  Понимаешь?
    Кажется  мне,  что  свет  можно  было  видеть только с озера. Приезжай в
    понедельник,  да бинокль привези! Не забудь! Я все равно здесь останусь.
    Буду наблюдать в ближайшие ночи, пока луна.

    На  этом  друзья расстались. Павел Иванович, забрав общую добычу, запряг
    лошадь  и  уехал.  Николай  остался  один.  Впрочем,  это  входило в его
    привычки и одиночества он не боялся.
                                       2.

    ДНЕВНЫЕ  часы  охоты  на  сибирских  озерах посвящаются отдыху и сну. На
    воде нужно быть в часы утренних и вечерних зорь.

    Дневной  сон  Николая  Сергеевича,  хоть  ночь  в  была беспокойной, был
    некрепок  и  часто  прерывался  одними  и  теми же мыслями о необычайных
    ночных  наблюдениях.  Как хорошо, что он не успел заснуть, как Павел. По
    возвращении  в  Москву обязательно нужно будет сделать сообщение об этой
    необычайном  явлении.  Интересно,  видел ли кто-нибудь еще? Возможно ли,
    что свет и пятно на луне наблюдали только они двое?

    Ему  вспоминается  в  свое  время  прочитанное  о Луне. В сущности, этот
    спутник  не  так  уж  далек.  До него округленно 380 тысяч километров, а
    диаметр  Земли  12800  километров, между Землей и Луной только 28 земных
    диаметров.  Машина,  движущаяся  со  скоростью  500  километров  в  час,
    долетит  до  Луны  за  30 суток. А если лететь со скоростью звука - 1200
    километров  в  час, что уже достигнуто, то потребуется немногим более 10
    суток. До проведения железных дорог от Москвы до Киева было дольше.

    Луна  холодна,  мертва  и  пуста. Там нет воздуха. Она светит отраженным
    светом  Солнца.  Откуда  же  появился  этот  очаг необычайного свечения?
    Может  быть, это падение метеорита, который воспламенился от удара? Ведь
    межпланетное   пространство   наполнено   громадным   количеством  малых
    космических  тел.  Метеорит больших размеров, может быть в несколько сот
    или  тысяч  тонн  весом,  с  большой  скоростью ударяется о незащищенную
    воздухом   поверхность   Луны.  Энергия  движения  массы  метеорита  при
    соприкосновении  с  грудью  Луны  превращается в тепловую. В точке удара
    образуется   большое   количество   тепла,  температура  поднимается  до
    нескольких  тысяч  градусов. Но... тогда это было бы мгновенной короткой
    вспышкой!

    Николай  с  досадой  подумал о том, что у него нет с собой бинокля. Если
    это  был метеор, то его падение не могло бы вызвать интенсивный и как бы
    концентрированный  в  виде  цилиндрического  луча свет... Мысли терялись
    среди многих догадок.

    Наступила  вторая  вечерняя  заря  на затерянном в степи озере. Одинокий
    охотник   небрежно   пропускал   возможность  удачных  выстрелов.  Он  с
    нетерпением ждал ночи и луны.

    Совсем  смеркалось.  Николай  подплыл  к  берегу,  протащил  лодку через
    камыши  в  неглубокую  воду  и  ушел  к  стогу.  Восхода  луны  он решил
    дождаться  на  берегу.  Если  удастся  что-нибудь  наблюдать,  все будет
    последовательно записываться.

    В  записную  книжку  Николая  уже  занесен  краткий  отчет о наблюдениях
    предыдущей ночи.
                                       3.

    В  ПОНЕДЕЛЬНИК  солнце  освещало  тихое,  спокойное  озеро. Легкий ветер
    шелестел в верхушках высоких камышей и слегка рябил воду на плесе.

    Было  уже  около  десяти  часов  утра,  когда, верный своему слову Павел
    Иванович  подъехал  на  своей бойкой лошадке к привалу у стога. Он слез,
    забросил  вожжи  за  вбигый  колышек и оглянулся. Под стогом никого нет.
    Вот  вещевой  мешок  Николая,  а вот и его ружье. Где же он сам? Ну, без
    ружья ушел недалеко!

    - Николай!.. Хо-оп, хо-оп! Эге-ге!

    Павел  Иванович  отнюдь не в хорошем расположении духа. Сегодня утром он
    обнаружил  во  второй  тракторной  бригаде  хоть  и  мелкие,  да  все же
    неполадки.  А  если  бы  завтра в поле? И бригадир хорош, у него все так
    точно,  все готово. А на деле? "Сменю", - думает Павел Иванович. Так ему
    и  сказал,  что только до следующего раза. Кузнецу хватит работы на весь
    день  -  крюк сварить у одного "Сталинца", а у "Коммунара" сменить звено
    правой гусеницы.

    Хоть  все  эти  дела  поправимые,  но  Павел  Иванович со вчерашнего дня
    злится  главным  образом  на  самого себя. "Командир полка должен за все
    отвечать",  -  это его любимая поговорка, "моя деловая формула" - как он
    сам говорит.

    Крепко  и  кстати  сказанное это выражение довелось ему впервые услышать
    от  одного из тех, кому была поручена оборона столицы великой страны. То
    было поздней осенью памятного года, в блиндаже около дороги.

    Хоть  сказано  было  это  не  Павлу Ивановичу, тогда молодому офицеру, а
    запомнилось  крепко,  на  всю  жизнь.  Он  сделал эту истину мерой своих
    поступков,  командуя  ротой,  батальоном,  а  под  конец и полком. После
    демобилизации,  вернувшись  домой,  этими  словами он ответил на доверие
    односельчан.  Павел  Иванович внушил, "довел" эту простую, дельную мысль
    до  всех  бригадиров,  звеньевых,  трактористов  -  командиров  и солдат
    многосложного  и  умного  хозяйства  земли.  О  них в районе и в области
    говорили - в Лебяжьем у нас своего полка командир.

    - Николай Сергеевич... Э-ге-ге!

    Впрочем,  привезенные  другу  несколько  жареных  уток,  хлеб,  шаньги и
    бидончик  с  молоком  можно  оставить  у  стога  и  ехать  на подготовку
    дальнего полевого стана, откуда завтра пойдет уборка.

    Субботнее   необычайное   свечение  луны  сегодня  мало  занимает  Павла
    Ивановича.  Во-первых, никто ни на селе, ни в округе ничего особенного в
    ту  ночь  не  видел.  Во-вторых,  если  Николай этим интересуется, ему и
    книги  в  руки.  Он  инженер,  начинающий ученый, поэтому пусть полком и
    командует.

    А   все-таки   где   же  он?  Павел  Иванович  решает  пожертвовать  еще
    несколькими  минутами своего времени и идет к озеру, к тому месту, где в
    камышах  проплыв  на  плес.  Трава  у  воды и камыши неожиданно какие-то
    светлые, желтые.

    Но  прежде чем это наблюдение оформляется в его сознании, он убеждается,
    что  ни  лодки,  ни  приятеля  у  берега  нет.  Павел  Иванович входит в
    неглубокую  воду,  идет  в  камышах  по колено в воде, и скоро перед ним
    открывается  широкий  плес.  Всюду  необычно  побуревшие  камыши.  Концы
    длинных перьев совсем желты. А друга все не видно.

    - Хоп, хоп, хоп! Никола-а-а-й!

    В голосе слышится тревога.

    Напрягая  зрение,  внимательно  осматривает Павел Иванович стены камыша,
    стоящие вокруг свободного водного пространства.

    Дневной  ветер  гонит легкую рябь в дальний, северовосточный угол озера.
    Всматриваясь,  Павел  Иванович  находит  резиновую  лодку  своего друга,
    вплотную  стоящую у камышей. Хоть расстояние и немалое, но острое зрение
    помогает  различить  над  бортом  фуражку  друга.  Ну, не утонул... Ведь
    всякое бывает на озерах.

    Но  чего  он  туда  забрался,  и  без  ружья? На воде, прибитые ветром к
    отдельным  камышинкам,  кое-где  видны неподвижные темные точки, похожие
    на  кочки.  Но  кочек  там нет, и опытный охотник угадывает убитых уток.
    Неприятное  чувство  беспокойства  охватывает Павла Ивановича. Повторные
    оклики безуспешны.

    Над  камышами  в  дальнем углу озера появляется ястреб. Вот он скользнул
    над  водой, схватил безжизненное тело утки и отлетел в сторону, в степь.
    Этот  пришлый  хищник  был  единственным,  кажется,  живым  существом на
    озере.  Ни  одной гагары, ни одной водяной курочки на плесе, хотя это их
    обычное время.

    Павел Иванович идет на берег за ружьем Николая.

    Вернувшись  к плесу, он стреляет, раз, другой... перезаряжает и стреляет
    вновь.  Но четкие, резкие выстрелы бездымного пороха не вызывают в лодке
    никакого движения.

    Теперь  ясно  Павлу  Ивановичу - неладное что-то случилось с его другом.
    Выругав  себя  за непредусмотрительность - лодку дома осгавил, а без нее
    никакой  пловец  не пробьется через густо заросшее камышами и подводными
    травами озеро, вскачь гонит он в село за лодкой и за помощником.
                                       4.

    ЧАСА  через  два  Павел  Иванович  с  племянником  Петей, подростком лет
    четырнадцати,  плыли, усиленно работая веслами, по озеру. Вот и Николай.
    Он  лежит  в  лодке на спине, в неловкой позе. Голова со сдвинувшейся на
    лицо  фуражкой  лежит  на  мягком, круглом, надутом воздухом борту. Одно
    короткое весло осталось в уключине, другого нет.

    -  Николай,  что  с  тобой?  Очнись!  -  почти  кричит  Павел  Иванович.
    Наклоняясь  вперед,  он  поднимает  фуражку  и открывает побелевшее лицо
    друга.  Ни  кровинки,  черты неподвижны, даже загар точно совсем сошел с
    лица  Николая.  Губы  так побелели, что сливаются с кожей лица. Небритая
    щетина на щеках кажется очень темной.

    Павел  Иванович плещет на лицо друга холодную уже сибирскую августовскую
    воду.

    Вот  слегка  дрожат  и с тягостно медленным усилием приоткрываются веки.
    Бесконечно  усталый  взгляд  останавливается на взволнованном лице Павла
    Ивановича.  Николай пробует говорить. Наклоняясь к его лицу, друг слышит
    слабый шопот:

    - ...потеря сил... возьми мою записную книжку...

    Глаза закрываются.

    - Плохи дела, Петя, на берег!

    Поспешно  тянут  Павел  Иванович  и Петя на буксире лодку с безжизненным
    Николаем.

    Но  вот  Петя поднимает свое весло и подхватывает крупную кряковую утку,
    около которой вплотную проходит лодка.

    - Нашел время, уток не видел, греби... - Павел Иванович бранится...

    - Да смотри, дядя Павел, она вроде, живая.

    - Не до уток, греби!

    Павел  Иванович  с Петей осторожно подняли Николая и быстро отнесли его,
    вялого и тяжелого, как труп, к тележке.

    Места  для троих мало; уложив больного на подостланное сено, правя одной
    рукой  и  придерживая  Николая  другой,  быстро возвращался в село Павел
    Иванович.

    Пете  поручено  вытащить  лодки,  выпустить  из  них  воздух,  сложить и
    припрятать,  захватить  ружье и вещи Николая Сергеевича и пешком явиться
    домой.

    Но  у  Пети  свой  план.  Подумаешь,  припадок,  ну и отлежится. Гораздо
    больше  занимает  Петю  возможность, открывающаяся вследствие внезапного
    обладания  лодками  и  ружьем.  У дяди Николая "штучная централка, кучно
    режет".  Пете  давно  хотелось  "стрельнуть" из этого ружья, а попросить
    мешал  ему  строгий уклад сибирской семьи - "баловство". Дядя Николай не
    станет  считаться,  если  выпалить  несколько  патронов. Вот их сколько.
    Зато  Петя ружье почистит и смажет. Он это умеет делать и знает важность
    ухода за оружием. Взяв ружье и большой патронташ, Петя отправился к лодкам.

    Подобранная  им  утка  лежит  неподвижно. Петя взял ее и внимательнейшим
    образом осмотрел.

    Куда  же  ей  попало?  Утка  жива,  глаза открыты и моргают, затягиваясь
    пленкой,  если  к  ним  прикоснуться.  Под  пером  и  пухом трудно найти
    маленькую  ранку от дробины мелкого калибра. Петя положил утку в лодку и
    привязал ее веревочкой за лапку, чтобы не ушла, если отойдет.

    На  этом  далеком  от  села озере Петя бывал редко. Камыши здесь особые,
    соображал  он.  На  нашем домашнем озере весь камыш еще зеленый, а здесь
    уже  желтеет  и  перья  подсохшие. Видно, здесь вода другая. Впрочем, на
    вкус  такая  же,  как и на домашнем озере. Чуть-чуть солоновата, но пить
    можно.

    Вот и убитые утки. Дядя Николай хорошо пострелял.

    Ветер  принес  его  добычу  к  северо-восточному углу озера, и тела уток
    неподвижно  лежат  на  воде,  задерживаясь  среди  отдельных  камышинок.
    Собирая  уток,  Петя  все  больше  преисполнялся  уважением к ружью дяди
    Николая. Все, видно, одной дробиной доставал, издали бил.

    Немало  собрал  подросток  уток  и  водяных курочек, подобрал и еще трех
    подранков.  Несколько  гагар  были им оставлены без внимания. - Чего это
    он  гагар  надумал стрелять, они вкусом поганые... - говорил сам с собой
    Петя.

    Но  чужая добыча не так интересна, как своя. Окончив объезд, Петя вогнал
    лодку  в  камыши  и  решил  ждать  появления  дичи.  Но озеро совершенно
    безжизненно.  Даже  ни  одной  гагары. Петя стреляет в воздух, зная, что
    птицы иногда поднимаются от выстрела. Пустое озеро не нравится ему:

    -  Тоже,  говорят... Наше домашнее лучше, там хоть лысок много. И камыши
    здесь плохи, вишь, уже пожелтели.

    Петя   тяжело  нагрузился  утками,  ружьями  и  вещевым  мешком  Николая
    Сергеевича и отправился домой. Собранную добычу он бросить пожалел.
                                       5.

    ПАВЕЛ  ИВАНОВИЧ,  въехав  в  село,  повернул  налево и остановился перед
    домом правления колхоза.

    -  А  ну, товарищи, вынимайте нашего москвича из тележпи поосторожней, а
    я  буду  лвонить  в  райбольницу,  - сказал Павел Иванович и снял трубку
    телефона.

    -  Алло,  алло,  район... - больницу давайте... да... ну, тогда квартиру
    главврача...  Лидия  Николаевна,  это  я,  Кизеров  из  Лебяжьего. Лидия
    Николаевна,  вы  моего  приятеля московского ведь знаете, с ним на озере
    беда  случилась...  нет,  не  застрелился...  да  нет  же,  вот увидите,
    целый...  он  и  ружье  на  берегу оставил... он очень плох, сердце чуть
    бьется...  вроде  контуженный, я таких на фронте видал... не говорит, не
    может...  помогайте...  да,  да,  он здесь, я его сейчас привез... так я
    жду... прощайте...

    Тем   временем  две  девушки  собирались  исполнить  распоряжение  Павла
    Ивановича,  а  у  тележки  успели собраться ребята и появилось несколько
    взрослых.

    -  Николай  Сергеевич,  а  Николай  Сергеевич...  -  говорила  невысокая
    загорелая  девушка,  бережно  подводя  руки  под  его  плечи.  - Николай
    Сергеевич, очнись, что с тобой сделалось?

    -  Агаша,  мою книжку достань, пусть Павел сохранит... - слабо прошептал
    Николай,  и  больше  ни  одного  слова  или  движения  не  могли от него
    добиться девушка и другие люди, столпившиеся около тележки.

    -  Стоп,  не  снимайте его, сейчас прилетит санитарный самолет, - сказал
    Павел  Иванович,  выходя из правления. - Главврач сказала, что сейчас же
    высылает.

    - Он что-то о книжке сказал.

    -  Правда,  правда... он и мне говорил... А ну, Аганя, посмотри у него в
    карманах!

    Записная  книжка  оказалась  в  кармане  гимнастерки.  Карман  этот  был
    расстегнут.

    -  Возьмите  знак  и поедем потихоньку встречать самолет, - сказал Павел
    Иванович, беря у Агани книгу.

    Провожавшие  тележку  дети пустились бежать вперед. Хотя и многие из них
    были  знакомы  с  прелестями  полета  -  иной  раз  в  праздники летчики
    прилетали  катать  желающих  -  все  же  появление  самолета было всегда
    событием для малого народа.

    Едва  успели выложить посадочный знак на ровном ближнем сельском выгоне,
    как на севере послышался нарастающий шум авиационного мотора.

    Легкий  биплан,  снижаясь,  сделал  круг  и  с выключенным мотором мягко
    побежал по полю.

    С  помощью  прилетевшей медицинской сестры Николая на носилках перенесли
    в самолет.

    -  Я  Лидии Николаевне все рассказал, - говорил сестре Павел Иванович, -
    человек  он сильный, крепкий, оставил я его на озере здоровым, а привез,
    сами видите, каким! Был бы бой, сказал бы, что контузило...

    Маленькая  группа провожающих смотрела вслед рулившему по полю самолету.
    Вот  резко  взревел  мотор, самолет быстро побежал и оторвался от земли.
    Полукруг... и машина ушла по направлению к районному центру.

    -  Павел,  а  Павел  Иванович,  что  он,  неужель  умирает? - спрашивала
    расстроенная Агаша.

    -  Оставь,  я-то  откуда  знаю... Да он крепкий, выживет. Вот мы вечером
    Лидии   Николаевне   позвоним,  узнаем  сводку  информбюро,  -  натянуто
    отшутился озабоченный председатель колхоза.

    - А что у него в книжке, может он написал, что с ним случилось?

    Павел  Иванович  вспомнил  о  настойчивой заботе своего друга о записной
    книжке  и  стал  перелистывать страницы, исписанные неровным и не совсем
    разборчивым почерком. На лице его отразилось удивление.

    - Здесь о другом, - сказал он серьезно. - Ну, все!

    Когда   вечером   жена   Кизерова   с  помощью  дочери  стала  ощипывать
    доставленных Петей с озера уток, следов убивших их дробин не оказалось.

    Птицы,  проявлявшие  признаки  жизни - их к вечеру осталось две, были на
    ночь  заперты  в  кладовке.  Утром  они  были мертвы. Эти обстоятельства
    прошли незамеченными. Своего мнения Павел Иванович не высказал.
                          НА МЕРИДИАНЕ СОКОЛИНОЙ ГОРЫ
                                       1.

    НА  ЮГЕ  древний  горный  хребет, разделив единый континент на две части
    света,   растворяется   в  песках  и  в  ковыльных  степях.  Там  широка
    привольная  земля,  там  беспечно  посвистывают  рыжие суслики, а весной
    стрепет пляшет на бугорках любовный танец перед своей скромной подругой.

    Зимой  поземка тащит сухой снег, заметает овраги. Спит суслик, а стрепет
    с  детьми  ждет  на  юге  прихода весны, чтобы вернуться домой, на милую
    родину, где ждут его и новая любовь и новые, прекрасные танцы.

    Но  сейчас  август,  тепло.  Пахнет подсыхающими дикими травами. Высокое
    небо с перистыми облаками сине и предвещает хорошую погоду.

    Грейдерная  дорога проложена к северо-востоку от одной из молодых (ей от
    роду   лет   десять)  железных  дорог.  Укатанный  путь  много  десятков
    километров  тянет свое серое полотно по степи. Кончается этот путь среди
    одноэтажных домов.

    Поселок  уже  начинает  закрываться зеленью. Молодые ветви поднимаются к
    крышам.  Но  зеленое племя в поселке не одиноко. Если кругом посмотреть,
    то  окажется,  что  идут молоденькие деревья и к югу и к северу широкими
    полосами.

    Много   полос   и  не  таких  широких.  Они  чередуются  так  правильно,
    встречаются  под  такими,  явно  заданными  углами,  что совсем не нужно
    обладать  большой  проницательностью  для  простого заключения: это дело
    человеческих рук!

    Когда-то  историки,  пленники  навязчивой  мысли  об извечном разделении
    мира,  говорили,  что этими местами, к югу от горного хребта, "азиатские
    степи проникают в Европу".

    Что  ж, пусть проникают! Дело в том, что в этих местах никогда не бывало
    лесов.  Теперь  же  здесь  много деревьев, насаженных очень недавно. Они
    прикрывают посевы от сухого, азиатского ветра.

    Но это другая история. Сейчас речь идет об ином.
                                       2.

    КРАСНОСТАВСКАЯ    энергетическая    станция    особого   назначения   по
    старорусскому  обычаю получила свое название от крохотной речки - ручья,
    около которой была поставлена палатка первых изыскателей.

    Воздвигая  длинные и широкие рабочие помещения, строители по предложению
    Степанова  поступили  просто и экономно. Пользуясь отсутствием грунтовых
    вод,  они  отрывали  в земле глубокие котлованы и перекрывали их гнутыми
    стальными  балками.  По  балкам легло листовое рифленое железо. А сверху
    длинные,  широкие,  плоские спины покрывались бетоном. Вся отрытая земля
    была  возвращена  на своды и укреплена посадкой трав. Остроумное решение
    Михаила  Андреевича  было  по заслугам оценено скупым на похвалы Федором
    Александровичем, сказавшим тогда:

    -  Вот,  изволите  видеть!  Именно то, что нам нужно! И почти в два раза
    дешевле, чем то, что строители нам предлагали сначала.

    Степанов  только  что  прибыл. Путь по воздуху от Соколиной Горы занимал
    два  часа.  Сразу  же  он  прошел  в  демонстрационный  зал.  Докладывал
    начальник демонстраций:

    -  Вчера  ночью, Михаил Андреевич, мы опять наблюдали излучения, имеющие
    все  тот же характер освобождения атомной энергии! Лоцируя Луну, мы, как
    и  в ряде случаев прежде, опять уловили отправляющийся от ее поверхности
    в  направлении  к  Земле  кратковременный источник излучений несветового
    характера. Вот он!

    Степанов  взял  из  рук начальника демонстраций негативы. На черном фоне
    ясно  были  видны  резкие  белые  полосы.  Они  образовывали правильные,
    параллельные линии.

    На  последней  пластинке  линий  не  было.  На  ней  были  белые, слегка
    расплывшиеся пятна.

    - Ого! - сказал Степанов. - Это что же? Прямо?

    - В том-то и дело! Так получилось, - ответил начальник демонстраций.

    -  А  вы  уже  просматривали  с предельным увеличением? - спросил Михаил
    Андреевич.

    - Нет еще, ждали вас.

    - Вы взяли полную серию?

    - Да, и очень удачно!

    - Ну, давайте смотреть!

    Помещения  Красноставской  станции прекрасно отвечали своему назначению.
    Благодаря  их углублению было обеспечено постоянство температуры, полное
    отсутствие  пыли, необходимая сухость воздуха и отсутствие вибраций. Все
    это очень важно для тонких и чутких машин и приборов.

    Демонстрационный  зал  имел  в  ширину  сорок  метров.  Длину его трудно
    определить  на  взгляд; почти на всю ширину и на двадцатиметровую высоту
    он  был  пересечен  блестящим  экраном  - прекрасным творением из белой,
    прочной,  идеально  гладкой  пластмассы.  В  распоряжении исследователей
    было   полотно   площадью   в  семьсот  квадратных  метров,  позволявшее
    демонстрировать целиком весь снимок с увеличением во много тысяч раз.

    По  полу  и  экрану  проложены  в несколько рядов рельсы. В тридцати или
    сорока  метрах  от  экрана  рельсы  уходят  под  операционную  камеру  -
    кубическое  здание  с  плоской  крышей,  одиноко  стоящее в помещении. В
    большом  зале  демонстраций оно кажется маленьким, хотя ребро этого куба
    равно  семи метрам На стене, обращенной к экрану, находятся четыре обода
    круглых отверстий, напоминающих корабельные иллюминаторы

    Начальник  демонстраций поднялся по пяти ступеням в операционную камеру.
    Степанов  и  работники  Красноставской  разместились  на длинной скамье,
    укрепленной  на  первой  ступени  демонстрационной  камеры. Оператор для
    предупреждения  дважды  мигнул  освещением  зала и потушил свет. Настала
    полная  темнота, понятная только тому, кто побывал глубоко под землей, в
    шахтах или в пещерах: мрак абсолютный, густой, вязкий, крепкий.

    Сначала  оператор  дал  яркое  пятно  на  экран  и  покатил  по  рельсам
    операционную  камеру  вперед,  потом  двинул  назад,  остановился и, как
    художник  своего  дела,  сразу бросил на экран, в фокус, ярко окрашенный
    позитив, снятый на пленку.

    Негатив  методом  лабораторного  увеличения,  уже извлек из областей, не
    доступных  глазу,  отпечатки  живой  энергии.  Он показал их тончайшими,
    едва  видными  линиями.  Но  теперь,  на  вырванном  из  темноты экране,
    заструились   полосы  толщиной  в  руку.  Оператор  вел  демонстрацию  с
    быстротой  наблюдения.  На  экране  были живые красные молнии. Ясно была
    видна кипящая сила их стремительного движения.

    Края   толстых   красных  полос  вспухали  и  опадали.  Отдельные  места
    покрывались  зубцами  с трепещущей бахромой. Вырывались какие-то подобия
    почек  и ветвей. Они, казалось, хотели оторваться от материнской молнии,
    метались,  искрились, сверкали, рвались в пространство и вновь прилипали
    к источнику.

    Между  широкими  красными  полосами появлялись точки и черточки. Окраска
    позитива  дала  им  желтый цвет. Они бессильно нападали на красные живые
    молнии,  отскакивали  от  них,  исчезали и опять появлялись настойчивыми
    золотыми роями.

    На   экране   в   демонстрационном   зале  Красноставской  пульсировала,
    струилась  и  мчалась  жизнь,  еще  недавно  никому не известная. Это не
    амебы  и не бациллы, не низшие, мельчайшие микроскопические форма живой,
    организованной   материи.   Перед   внимательными   глазами   людей  жил
    внутриатомный  мир, первоисточник энергии, жизнь внутри жизни - движение
    частиц атомов!

    Но  не  простая  научная  любознательность руководила присутствовавшими.
    Они  испытывали  не только удовлетворение ученых, не устающих наблюдать.
    Ведь  в  данном  случае особенно привлекала замечательная направленность
    энергии, ее, если можно так выразиться, плотность!

    Через  двенадцать  секунд после начала демонстрации красные полосы стали
    быстро  утолщаться.  Казалось,  их  стремительное  движение замедлилось.
    Остановившись  на  краю  экрана,  они  пульсировали  и  раскачивались  в
    стороны,   одетые  трепещущими  коронами.  Затем  багровые  знаки  стали
    расплываться, готовясь слиться и занять весь экран.

    Потом  все  исчезло. Наступила опять глубокая тьма подземелья, сменившая
    бурю  энергии,  впервые зримую людьми с первого дня жизни Вселенной и до
    вчерашнего дня.
                                       3.

    ДЛЯ  ТОГО,  чтобы  понять происхождение записей в демонстрационном зале,
    нам  нужно  вернуться  к  событиям  прошлой  ночи,  когда Красноставская
    отметила появление в мировом пространстве неких направлениях излучений.

    В  ту  ночь, как и всегда, Красноставская станция слушала, или, с тем же
    успехом можно сказать, смотрела.

    Степь,   перерезанная   молодыми   посадками   деревьев,   жила   своими
    бесчисленными,  скромными  жизнями,  рождавшимися  и  умиравшими  каждую
    секунду.  Летали  мириады  насекомых.  Крался к чуткой добыче волк, а за
    ним  строгая  волчица  вела по следу нетерпеливый выводок. Голодная сова
    бесшумно  скользила в неподвижном воздухе. В небе стояли обычные звезды,
    начинался  августовский  дождь  падающих  звезд.  Всходила  луна, а глаз
    станции смотрел и слушал.

    Из  многих устройств и сооружений слагался этот глаз. Его чувствительная
    сетчатка  состояла  из  системы  проводов,  растянутых над землей густой
    сетью.  Диаметр  сооружения составлял, вероятно, около одного километра.
    Сеть  была  подвешена  на  столбах.  Металлические  опоры  расположены в
    шахматном  порядке.  Каждый  столб,  кроме своей доли сети, нес длинную,
    гибкую    антенну.    Высота    антенны,   составляющая   на   периферии
    приблизительно  двадцать  метров,  к  центру  понижалась.  В центре, как
    выпуклая роговица глаза, был смонтирован колоссальный диск.

    Вероятно  с  воздуха  все  это  можно  было  бы сравнить с очень плоской
    воронкой  чудовищных  размеров,  сотканной  из ажурной ткани. В середине
    воронки  - громадное, тусклое, выгнутое пятно. Это одновременно и зрачок
    и ухо Красноставской.

    Диск  прикрывает одно из центральных помещений Красноставской. Он сделан
    из  сплава  ряда металлов и имеет сложную, слоистую структуру. Подробное
    описание  его  и  обслуживающих его машин заняло бы слишком много места,
    тем   более,   что  необходимо  рассказать  еще  об  одном  существенном
    устройстве Красноставской.

    На  земле,  перекрывая  все  помещения  станции,  расположены  массивные
    кольца.    Покрытые    защитной    краской,   они   образуют   массивные
    концентрические   круги.  Расстояние  между  кольцами  около  пятидесяти
    сантиметров,   а   диаметр   каждого   кольца   превосходит   шестьдесят
    сантиметров. Вся система соединяется цепью контактов.

    Ее  общий  вес?  Он  определяется  цифрой,  которую может себе позволить
    только очень богатая металлом страна.

    Этим  единственнымя  в  мире  магнитом  управляла  многосложная  система
    машин, приводившая в действие мощный мускул Красноставской.
                                       4.

    УЖЕ  не  в  первый  раз  Красниставская  энергетическая  станция особого
    назначения   (КЭСОН)   отмечала   возникновение  на  лунной  поверхности
    кратковременных,  весьма  ограниченных  очагов  излучения  энергии  явно
    ядерного происхождения.

    Звезды,  в  том  числе и наше Солнце, излучают энергию своих атомов. Это
    результат   физических   процессов,   про   исходящих  при  температуре,
    измеряемой   десятками  и  сотнями  тысяч  градусов  и  даже  миллионами
    градусов.  На Луне нет таких условий, подобные явления не должны быть ей
    свойственны.

    Эти   вспышки,   как   их   называли  на  Красноставской,  бывали  очень
    кратковременными   -   до   трех   минут.   Они   обладали   необычайной
    направленностью:  дифракции,  -  то  есть  отступления от прямолинейного
    распространения  энергии,  своеобразного  загибания в область тени, - не
    наблюдалось Излучение пронизывало пространство, как игла.

    Совершенно  иначе  действовало  магнитное  поле  Красноставской, которое
    охватывало  все  полушарие. Это магнитное поле имело возможность активно
    воздействовать  на  лунные  аномалии, как их называли на Красноставской.
    Поток   искривлялся,   привлекаемый   магнитным   полем   КЭСОН.  Затем,
    отвлеченный   со   своего   пути,  он  должен  был  описывать  некоторую
    траекторию и уходить за пределы Земли подобно невидимой комете.

    Красноставская  неоднократно  наблюдала лунные аномалии пассивно. Трудно
    было  с точностью определить, где излучение касалось земной поверхности,
    но   на   Красноставской   считали,   что   точки  касания  должны  были
    располагаться в нескольких тысячах китометров от нее, к востоку.

    В  ночь,  предшествующую  приезду Степанова, руководители Красноставской
    были  взволнованы  тем  обстоятельетвом, что поток лунной аномалии начал
    протягиваться  где-то  вблизи.  Магнитное  поле  Красноставской оттянуло
    его.  Несмотря  на  выключение  поля,  произошел удар в магнит. Никакого
    действия   зарегистрировано  не  было  -  неведомая  энергия  погасла  в
    грандиозной   массе   металла.   Но   она   успела   рассказать  о  себе
    интереснейшими отпечатками на сверхчувствительной эмульсии.

    По   подсчетам,   сделанным  на  Красноставской,  можно  было  высказать
    предположение,  что  без вмешательства станции излучение прикоснулось бы
    к  поверхности  Земли  в  расстоянии  от пятисот до тысячи километров от
    точки наблюдения в северо-восточном направлении.

    -  Да,  необычайно  интересно, - говорил Михаил Андреевич. - Распад ядер
    всех  известных  элементов,  не дает ничего похожего на эти следы. Это -
    не  знакомые  нам  элементы. Сверхтяжелые - это можно сказать наверняка.
    Трансураны...

    Сидя  на широкой скамье в демонстрационном зале, Михаил Андреевич думал,
    вспоминал.  Приходила  в  голову  навязчивая  мысль  об  искусственности
    явления.   Сколько  раз  уже  они  обсуждали  это?  Федор  Александрович
    колебался   высказать   определенное   мнение   -  ведь  так  мало  было
    наблюдений.  Да,  наблюдений было мало. В сущности, в первый раз удалось
    получить такой материал, который сейчас был продемонстрирован.
                                       5.

    ПОВТОРНЫЕ  демонстрации  шли в сильно замедленном темпе. Широкие красные
    полосы   извивались   жирными   удавами,  лениво  помахивали  веточками,
    медленно  набухали  бородавками.  Но,  и замирая, они сохраняли упорство
    движения.   Красные   полосы  хранили  оси  своего  движения,  не  боясь
    нападений желтого роя черточек и точек.

    Полосы  превращались  в  неправильные  пятна  и  замирали.  Они казались
    кровью,  брошенной гигантскими каплями, кровью, еще не успевшей побуреть
    и засохнуть.

    Теперь присутствующие обменивались замечаниями:

    - Явно трансурановые элементы.

    - Смотрите, какая атака космических лучей!

    - Но какая сила и направленность!

    - Еще бы, осколки крупных ядер! Да, это далеко за ураном.

    - Ни одного уклонения...

    - Дифракция не наблюдается!

    - Это может быть сильнее, чем излучения урановых котлов!

    - Но там дифракция на лицо!

    - В том-то и дело, что тут ее нет!

    - Конечно, там, так сказать, естественное явление.

    Степанов наблюдал молча.
                                       6.

    РЕШИЛИ  смотреть  и  слушать  всю  следующую  ночь.  В сумерках Степанов
    подошел  к  входу  в основные помещения Красноставской. Десяток ступеней
    ведет  вниз,  в  вестибюль.  Там  просторные  кабины.  Точные приборы не
    любят,  вернее,  очень  боятся, пыли и влаги. Поэтому внутрь здесь везде
    подается  через  систему  фильтров  чистый,  сухой  воздух и круглый год
    поддерживаются ничем не изменяемые условия.

    Михаил   Андреевич  надел  специальные,  предназначенные  для  посещения
    основных  помещений  Красноставской  одежду  и обувь и прошел по длинным
    проходам к тому месту, которое здесь называли зрачком КЭСОН.

    С ним шли несколько человек - руководителей Красноставской.

    Радиолокатор  встретил  их  настороженным  молчанием.  Луна  была еще за
    горизонтом.

    ...Шел  конец  второго  часа  ожидания.  На  квадратном  столе  - экране
    радиолокатора,   наклоненном   своей   шестиметровой  доской  в  сторону
    наблюдателей,  лежало,  слегка  волнуясь,  несколько  вытянутое  в овал,
    светлое пятно Луны со скользящими по нему тенями.

    Сверху  от  выпуклого  диска,  доносился один и тот же хрипловатый звук,
    нечто  вроде  скрежета  или  той смутной и разбитой ноты, которая бывает
    слышна  в  наушниках  старинного  детекторного  приемника, если царапать
    кристалл.  Музыка  суммы  волн  космоса,  принимаемая человеческим ухом,
    опускалась с выпуклого диска.

    На  сто тринадцатой минуте наблюдений на светлом овальном пятне, лежащем
    на  металлическом  столе,  появилась яркая точка, величиной с булавочную
    головку  И  сейчас  же  выпуклый диск заговорил - гкх - гкх - гкх -гкх -
    гкх - гкх...

    Красноставская  принимала... На луне опять заработал источник непонятной
    энергии, вернее, непонятой.

    Приступили   к   сбору   отражений.  Но  Михаил  Андреевич  не  разрешил
    начальнику  Красноставской  включить  магнит.  В эту ночь Красноставская
    наблюдала пассивно.

    Все  ждали.  Через  три  минуты  и  пятьдесят семь секунд точка на столе
    исчезла.  Прекратилось  и  необычайное звучание. Вновь был слышен только
    успокоительный, привычный хрипловатый звук.

    - Сегодня рекордная длительность, обычно это не превышает трех минут.

    - Будут интересные снимки.

    Михаил Андреевич прерван начавшийся обмен мнениями.

    -  Товарищи,  -  сказал  он,  -  до сих пор Красноставкая энергетическая
    станция  особого  назначения  (Михаил  Андреевич  полностью произнес эти
    пять  слов) действовала произвольно. Вы, по воле производящих наблюдение
    и   руководствуясь   только  интересами  наблюдений,  зачастую  пассивно
    регистрировали  появление  лунных  аномалий.  Иногда  вы  вмешивались  и
    нейтрализовали  аномалии  при  достижении  ими сферы земного притяжения.
    Теперь же я обязываю вас при каждом появлении аномалии поднимать щит...

    А  закончил  Михаил Андреевич так - Не останавливаясь, берите всю нужную
    дополнительную мощность от Соколиной Горы.
                                ЗАПИСНАЯ КНИЖКА
                                       1.

    МАЛЕНЬКИЙ   земский   врачебный  пункт,  где  когда-то  толстый,  важный
    фельдшер  смело  вскрывал  флегмоны грязным ланцетом, дергал зубы козьей
    ножкой,  облагал  больных  поборами и "пользовал" в основном касторкой и
    аспирином  все многотрудные крестьянские болезни старого времени, ленясь
    даже  открыть  домашний  лечебник Флоринского, этот врачебный пункт умер
    уже  давно  вместе  с  его  мощными конкурентами - сельскими знахарями и
    невежественными бабками.

    Лет  сорок  тому  назад вряд ли в большом "губернском" городе можно было
    найти такую больницу, какая теперь обслуживает отдаленный сибирский район.

    Два  двухэтажных  корпуса,  аптека,  рентгеновский кабинет, лаборатория,
    оснащенный  всеми  техническими  новинками операционный зал, специальная
    библиотека...

    Шесть  врачей заботятся о здоровье населения района. Районный аэропорт с
    двумя  собственными  санитарными  самолетами обеспечивает надежную связь
    со всеми пунктами района и областным центром.

    Лидия  Николаевна,  крупная  полная  женшина  лет пятидесяти, с широкими
    сильными  руками  хирурга - главный врач Чистоозерской районной больницы
    говорила своей помощнице:

    -  Его  состояние  для меня вполне понятно. Совершенно ясны все признаки
    острого  белокровия.  У  него  двадцать  процентов  эритроцитов,  потеря
    подвижности,  речи,  сознания.  Пульс  слабо  наполненный  и только 25 в
    минуту.  Это  почти  смерть. Будем повторять переливание крови и следить
    за  ее  составом.  Общая конституция у него отличная. Кизеров утверждает
    что он вполне здоров... Был здоров до утра воскресенья, во всяком случае...

    - Значит, он заболел внезапно.

    -  Еще бы, ведь молниеносное спонтанное белокровие неизвестно. Оно никем
    не  было  описано.  Ведите историю болезни особенно тщательно. Это очень
    важно.  Больного  нужно спасти. Я очень нуждаюсь в совете Станишевского,
    вечером   позвоню  ему  в  область.  Если  найдет  время  -  обязательно
    прилетит. Слишком уж случай тяжелый и интересный!
                                       2.

    МНОГО   трудных  часов  доставил  врачам  необычный  больной.  Повторное
    переливание крови почти ничего не давало.

    А  на  следующий  день  Станишевского,  доктора  медицины,  профессора и
    главного  врача  Обской  больницы  принял  санитарный  самолет,  и перед
    Лидией  Николаевной  появилась  с  чемоданом  в руках суховатая фигура с
    живыми  серыми  глазами  на подвижном лице, с прокуренными усами и седой
    бородкой.

    -   Вот   и  я,  уважаемая  и  дорогая  Лидия  Николаевна...  Я  человек
    беспокойный.  Уж  очень  вы  интересно рассказываете. У вас, право, дар.
    Так  хорошо рассказали, что я не утерпел - и в гости к вам. Тут я привез
    кое-какие реактивы, мы с вами кое-что проверим.

    В   лаборатории   Станишевский   доказал,   что   прилетел  он  недаром.
    Внимательное  наблюдение  под  мощным  микроскопом  над взятой у Николая
    кровью оказалось, действительно, очень интересным.

    Кровь  больного явно обладала свойством растворять, в каких-то пределах,
    красные  кровяные  шарики.  В каких пределах? Как долго сохранится у нее
    это страшное, явно благоприобретенное свойство?

    Жизнь  человека  зависела  от  ответа на эти вопросы. И ответ был найден
    решительно   и   правильно.   Частые  переливания  крови  с  добавлением
    физиологического  раствора  уже  к концу второго дня привели к тому, что
    кровь  больного  потеряла  свою  роковую  силу. С этого момента возникла
    уверенность  в благополучном исходе, а к четвертому дню увеличение числа
    красных  кровяных  шариков  было  таким значительным, что вопрос полного
    выздоровления зависел только от времени.

    Вечером  четвертого  дня на очередной звонок Павла Ивановича Кизерова из
    больницы ответили: "Он еще уток постреляет".

    Но  какие  причины  вызвали  болезнь?  Этот  самый  важный теперь вопрос
    оставался без ответа.

    И   Станишевский   второй  раз  прилетел  в  Чистоозерскую  больницу.  В
    лаборатории, над микроскопом, происходил такой разговор:

    -  Вот  видите,  Лидия  Николаевна,  больше не растворяет. А такое число
    красных  кровяных  шариков,  хоть  их  гораздо  меньше нормы, бывает и у
    здоровых, но истощенных людей.

    -  Я  тоже  веду  наблюдения, Павел Владиславович. Третьего дня еще было
    почти  незаметное  растворение  красных  кровяных  шариков, но совсем не
    такое, как в первый день.

    - А вчера?

    - Так же, как сегодня! Станишевский упрямо сдвинул брови.

    -  Считаю лечение удачным, об этом говорит и общая тенденция и микроскоп
    сегодня и вчера. Он должен поправиться.

    -  Безусловно.  Мы были правы в назначении лечения. Но причина, причина?
    Что за токсин - растворитель?

    -  Непонятно,  непостижимо,  Лидия  Николаевна... Но вот что... Больному
    теперь  лучше.  Давайте еще раз его посмотрим и поговорим о ним. Кстати,
    взятая  мною у него в первый раз кровь была помещена в условия, подобные
    условиям  живого  организма,  и  представьте себе, на третий день как бы
    стабилизовалась.    Число   эритроцитов   перестало   уменьшаться.   Это
    заставляет  меня  думать,  что,  быть  может, и без нашего вмешательства
    больной выжил бы. Непонятно!
                                       3.

    ВНИМАТЕЛЬНЫЙ  осмотр  больного  вполне  удовлетворил  врачей.  Николай с
    усилиями, но достаточно ясно я внятно, отвечал на вопросы.

    Ему давали отдыхать и вновь осматривали и спрашивали.

    Прощаясь, Станишевский сказал больному:

    -  Будете, будете здоровы; еще постреляете, только немного отдохните, ну
    неделю  -  две,  а  там,  пожалуйста,  милости просим; я сам в молодости
    ружье любил...

    И вдруг, в упор, - сказалась жадная любознательность ученого:

    -  А  на  прощанье еще раз прошу вас, скажите, не было ли у вас на озере
    особого  переживания, так сказать, нервного шока, вспомните-ка! Не здесь
    ли причина болезни вашей?

    Веки  Николая  чуть  дрогнули, и слабым еще голосом он, вполне, впрочем,
    просто и уверенно, ответил:

    - Нет, я не помню ничего особенного.

    -  Так  до  свидания,  дорогой мой. Именно до свидания, так как у меня к
    вам  покорнейшая  просьба.  Вы  ведь  через наш город домой поедете? Вот
    загляните  ко  мне,  порадуйте  вашим  к  тому времени, уверен, цветущим
    видом.   Болезнь   ваша  крайне  для  науки  интересна.  Случай  с  вами
    необычный, скажу более, необычайнейший!
                                       4.

    В  НЕВЕДОМОЙ  глубине  сознания,  на границе полного мрака серым стертым
    бликом  было  расплывающееся,  смутное  пятно  лица Павла Ивановича. Был
    чужой,  не свой голос, инстинкт долга, напоминающий о записной книжке, и
    все исчезало.

    Когда  сознание  вспыхивало,  опять  вспоминалось  о книжке, а голос был
    женский, кажется агашин.

    И  потом  не было Павла Ивановича, не было Агаши, не было никого. Только
    где-то  высоко-высоко  вспыхивала  искра  и со звоном бежала и бежала по
    длинной,  натянутой  струне.  Искра  скользила  по струне, и струна была
    искрой, а искра струной. Искра бежала от круглой лунной головы.

    Николай  не хотел, чтобы искра упала. Он изо всех сил, всем телом держал
    струну,  по  которой  она носилась. Когда это прекратилось - он не знал,
    была  только очень большая усталость. Теперь Николай ощущал свет, слышал
    голоса и понимал слова.

    Отвечая  на  вопросы  врачей,  внутренне он был занят совершенно другим.
    Его,  сильного  человека,  мало  занимала личная проблема болезни. Важно
    было другое, то, что происходило на озере в те две ночи.

    Слушая  разговоры  около  своей постели, Николай знал, что феноменальное
    свечение  луны  никому  не известно. Это подтверждало его мысль о редкой
    концентрации  явления. Он также понимал, что Павел Иванович читал записи
    в его книжке и, следовательно, сохранил секрет.

    Но   последний  вопрос  Станишевского,  оставленный  им  без  настоящего
    ответа, был все же ему неприятен.

    -  Как  же  быть?  -  говорил он себе. - Написать Алеше, дяде Феде? - Из
    сумятицы   мыслей   и   воспоминаний   последних  дней  всплыл  и  четко
    обрисовался  строгий  образ  дяди  Феди - Феодора Александровича. Память
    точно   нарисовала   Николаю   умные,   проницательные   глаза,  суровую
    требовательность  к  себе  и  окружающим. Что же я скажу дяде? Нет, пока
    нет.  Нужно  скорее  в  Лебяжье.  Там  я все додумаю, побываю на дальнем
    озере и тогда позову Алешу.
                                       5.

    НЕБОЛЬШАЯ  записная  книжка  Николая  была  в  надежных руках. Последние
    слова записи были достаточно ясны:

    "чувствую полную потерю сил, прошу Павла сохранить все в секрете..."

    Впрочем,  бережное  отношение Павла Ивановича и его молчание объяснялось
    не  только  чувством дружбы и природной сдержанностью сибиряка. На одной
    из первых страничек Павел Иванович заметил подчеркнутую фразу.

    ..."Это может иметь большое научное значение, и не только чисто научное..."

    Первая  запись была сделана Николаем днем в воскресенье. Кратко повторяя
    уже  известные  нам особенности свечения точки на лунной поверхности, он
    писал:

    "Падение  космического тела на поверхность планеты может вызвать большой
    тепловой  и  световой  эффект. Но это должно было бы наблюдаться со всех
    обсерваторий  нашего  полушария. В этом случае настоящие записи не имеют
    никакой  цены, так как мы не обладали инструментами. Но удар метеорита о
    луну   вызвал   бы   не   концентрированный,  а  рассеянный  луч  света.
    Исключительная  концентрация  луча  мною  была  проверена до того, как я
    разбудил Павла.

    "Я  отходил  в  степь  и  переставал  видеть свет. Издали я едва замечал
    слабое  свечение  в  камышах  и  в  траве.  Воздух  же  над  озером  был
    совершенно  темен.  Свет  не  отражался ни водяными парами, ни частицами
    пыли  в воздухе. Но мы его видели, и он отражался растениями. Все это не
    похоже   на   известные   мне   виды   свечения.  Создается  впечатление
    искусственного явления".

    Далее следовали менее разборчивые строки.

    "Наблюдаю  с  берега,  луна  поднимается.  Светящееся  пятно  появляется
    вновь.  Отходил в степь и переставал его видеть. Граница освещенной зоны
    резко  ограничена.  Переход от неосвещенной зоны в освещенную составляет
    несколько  шагов.  Перехожу к наблюдениям из лодки на воде. Ветра нет, я
    приблизительно  на  середине  озера.  Вода освещается на полную глубину.
    Видны  все  водоросли  на  дне,  но  дна  не  различаю. Растения кажутся
    свободно  висящими  на  темном  фоне.  Пятно  изменило  цвет, оно совсем
    белое.  Смотреть  на  него трудно. Почти ничего не вижу, чувствую полную
    потерю сил, прошу Павла сохранить все в секрете"

    Точки  не  было.  Следовала  черта,  уходящая вниз. Николай все же сумел
    спрятать книжку в карман, а его вечное перо Петя нашел в лодке.

    Если  бы  Николай мог продолжать записывать виденное, он отметил бы, что
    еще  через  несколько  секунд  луч  исчез,  и  луна и озеро приняли свой
    обычный вид.
                                    * * *

    НА  СЛЕДУЮЩИЙ  день  приехавший  в районный центр Павел Иванович Кизеров
    увез  своего  друга  в  Лебяжье.  Несмотря на протесты Лидии Николаевны,
    Николай не захотел остаться в больнице ни на один день.

    - Я совершенно здоров, - уверял он.

    А  далекое  степное  озеро  опередило на добрый месяц окраску окружающей
    его природы. На нем царил желтеющий сентябрь.

    Озеро  потеряло  почти  всех  своих  несчетных  обитателей,  по  которым
    дневные и ночные хищники много дней справляли роскошную тризну.
                                 ОСТРОВ ТУМАНОВ
                                       1.

    ТУМАН.  Густой,  плотный  туман,  мягкий,  как  вата,  уже  вторые сутки
    закрывал  длинный  остров,  лежащий  в  океане  вблизи  северного берега
    Европы.   Бело-серое   покрывало   водяного   пара  перебросилось  через
    неширокий  пролив  и  редело  на континенте, за прибрежными городами. Ни
    одно  судно  не  выходило из северных континентальных портов и из портов
    острова.  К  северу  от  острова  туман  простирался до льдов Арктики. С
    самолета,  идущего на большой высоте, можно было бы увидеть внизу только
    беспредельные, слабо волнующиеся снежно-белые волны пара.

    Радио  оповестило  весь мир о необычайном тумане. Зимой, в декабре или в
    январе,  во время относительного покоя на северных морях между периодами
    осенних  и  весенних  равноденственных  бурь,  такие  туманы  не  бывали
    исключительным событием. Но в последний день июля?

    Вчера    вечерние    газеты   уже   начали   печатать   интервью   своих
    корреспондентов  с  учеными.  Сегодня утренние газеты поместили статьи и
    беседы  с  известными  метеорологами,  географами,  физиками,  химиками,
    снабдив их сенсационными заголовками, не всегда отвечающими содержанию.

    - ...Сэр Бернон считает, что этот туман предвещает изменение климата.

    -  Опрошенные  нами  ученые  говорят,  что  такой туман в это время года
    никогда  еще не наблюдался с древнейших времен существования человека на
    земле.

    -  Великий  химик  Плайн  сказал,  что  ему нет никакого дела до причин,
    вызвавших   появление  тумана.  Но  он  говорит,  что  нужно  немедленно
    прекратить  сжигание  угля  во избежание отравления населения оседающими
    газами.

    -  Наш  известный писатель Бернард Фоу сказал, что этот туман напущен на
    последней  сессии  Организации  Наций,  но  что  его  появление припишут
    проискам   коммунистов  и  что  он  знает,  что  протокол,  изобличающий
    коммунистов, спешно изготовляется и будет опубликован в ближайшие дни.

    -  Наш  высокий авторитет в области географии, член Королевской академии
    Биккинг  послал  к  черту нашего корреспондента, но мы сумели узнать его
    мнение!

    -  Сэр  Артур  Форрингтон  отказывается приписать появление необычайного
    тумана  опытам  с  атомными  бомбами.  Но  он  утверждает, что с помощью
    атомной энергии можно навсегда изгнать туманы с нашего острова.

    И так далее и так далее.

    Большинство  высказывавшихся отмечало необычайность атмосферных явлений.
    В  этом  году  понижение  температуры Гольфстрима совпали с поразительно
    низкой  летней границей арктических льдов. Суда, пересекавшие Атлантику,
    встречали  с  весны  ледяные поля и айсберги в таких низких широтах, где
    их  еще  никогда  не  бывало  летом.  Пароходные компании были вынуждены
    переместить   пути   движения   своих   пароходов  к  югу.  Льды  мешали
    рыболовству на северных отмелях.

    Вечерние  газеты  второго  дня  соперничали между собой, используя туман
    для увеличения тиража.

    Тысячи и тысячи голосов невидимых в тумане продавцов газет глухо кричали:

    -  Мир  охлаждается!  Покупайте "Вечерний вестник", вы узнаете последнюю
    новость о тумане!

    - Только "Трубач" знает правду о тумане.

    - Покупайте, покупайте, покупайте!!!

    Туман  был так плотен, что продавцы и покупатели видели только руки друг
    друга.

    Жизнь  на  острове,  густо  заселенном  несколькими  десятками миллионов
    людей, останавливалась.

    Застигнутые  туманом  на  пути  к  острову  сотни  океан  сотни кораблей
    снижали  ход  и  двигались медленно, завывая мощными сиренами. Штурманы,
    не  отрываясь,  производили  подсчеты, прокладывая курс вблизи коварных,
    изобилующих  отмелями и подводными камнями берегов. Капитаны каботажного
    плавания  были  счастливы, когда опущенный наудачу якорь цеплялся за дно
    -  "Можно  отстояться".  Все  движение  на земле прекратилось Можно было
    передвигаться  только  пешком,  да  и то рискуя разбить себе лоб о столб
    или  о  стену.  Под  землей  ходили поезда метрополитенов - единственный
    способ сообщения.
                                       2

    В  СТАРОМ городе, столице островной империи, люди живут так давно, земля
    так  дорога,  что  ни один квадратный дюйм ее не расходуется "даром". На
    большинстве  улиц  деревья,  цветы  и  травы,  купленные богачами, живут
    только в домах, в оранжереях.

    Туман  спрятал  длинные  линии  тяжелых  каменных  фасадов. Если подойти
    вплотную,  то  можно  едва-едва  рассмотреть  три  призрака, трех людей,
    стоящих  у  входной двери особняка. Один из них высок и юношески строен.
    Темная  шляпа  и  темное  пальто с поднятым воротником влажны от тумана.
    Второй  носит  форму  старшего офицера полиции, третий, очень массивный,
    тяжелый  человек в резиновой накидке - полисмен, наблюдавший за порядком
    в  квартале. Полисмен звонит. Большая дверь с бронзовыми украшениями и с
    головами  львов,  которые  держат в зубах блестящие, как золото, кольца,
    открывается  почти  немедленно.  Вестибюль  ярко  освещен,  но  не  свет
    проникает  в туман, а туман врывается клубами вместе с двумя входящими в
    дом людьми. Полисмен остался на улице.

    Лакей  с  чисто  выбритым  бесстрастным лицом низко кланяется, принимает
    пальто  и  шляпу  посетителя  и  говорит тихим, бесцветным, почтительным
    голосом:

    - Сэр Артур ожидает вас, сэр...

    Человека  в форме офицера полиции он не заметил. Как заведенный автомат,
    лакей  поднимается,  почтительно согнувшись, по лестнице на второй этаж,
    показывая  дорогу.  Войдя в большой зал, он пересекает его по диагонали,
    ни  разу  не  оглядываясь, но точно соразмеряя свои шаги с шагами гостя.
    Лакей  бесшумно скользит по коридору и еще двум комнатам ногами в легких
    ботинках,  на  подошвы  которых наклеено сукно, стучит в дверь и чуть ее
    открывает:

    -  Сэр  ..  (и  он докладывает о госте, произнося имя человека, который,
    несмотря  на относительно молодой возраст, был министром иностранных дел
    в  этой стране во время последней войны). Затем лакей пропускает гостя и
    очень  осторожно и плотно закрывает дверь. Лакей идет назад медленно. Он
    так  же  бесшумно  двигается,  но  походка его изменилась. У него что-то
    неладное  с  левой  ногой и подергивается щека. Это не годится, а ему не
    хотелось  бы  покидать  этот  дом.  Платят  хорошо  и  работа нетрудная,
    особенно,  когда  хозяина  не  бывает.  Хозяин отсутствует часто. Сестра
    хозяина,  мисс  Молли,  добрая  старая  леди.  Хозяин  тоже  хороший, он
    никогда  не  обращает  внимания  на слуг. Самое лучшее, когда хозяева не
    говорят  со  слугами...  А  хозяин  чудак.  .  Он читает "Рабочий день"!
    Забавно!  Что  он там находит? А ведь читает! Это сразу видно по газете.
    Другие  часто  остаются  неразвернутыми. ...Из-за воспаления седалищного
    нерва,  нажитого  в  проклятой войне, он может потерять место. Что будет
    тогда? В дом призрения бедных или на улицу!

    Лакей  остановился  я  потер  бедро. Проклятая болезнь! Но если не будет
    хуже, он выдержит и никто ничего не заметит...

    Полицейский  офицер  сидит  в  вестибюле  в  кресле.  Как  же  он его не
    заметил? Чортова болезнь! Сплошал...

    - Не угодно ли вам подняться наверх, сэр?

    Лакей опять скользит своей автоматической бесшумной походкой.

    - Стакан старого портвейна, сэр? Бисквит, сэр? Сигару, сэр?
                                       3.

    ГРОМАДНАЯ  комната,  дверь  которой  пропустила  посетителя, несмотря на
    яркое  освещение,  кажется темной. Черно-коричневый резной дуб потолка и
    стен.  Черный  блестящий  паркет...  Темнокрасная кожа кресел и диванов.
    Черное  дерево  столов  и  стульев, черное дерево книжных шкафов, откуда
    выглядывают  длинные  ряды  коричневых  корешков тысяч книг. Тусклые, не
    отражающие  света  картины  мастеров  старой фламандской школы висят над
    шкафами.  Окна  задернуты занавесками из тяжелого синего бархата. Белого
    цвета  здесь  только  два  мраморных  бюста  - Аристотель и Фарадей - на
    высоких  подставках  -  стелах,  борода  хозяина,  закрывающая  грудь, и
    жесткий  пластрон  гостя,  открытый  низко  вырезанным жилетом вечернего
    костюма.  Гость,  высокий,  юношески  стройный мужчина, в которого нужно
    вглядеться,   чтобы   заметить   на   красивом   лице   печать   второго
    пятидесятилетия жизни, начинает первым:

    - Как поживаете, сэр Артур? Какой туман! Какая отвратительная погода!

    Хозяин  смотрит  на гостя маленькими, упрямыми светло-голубыми глазами и
    молча  принимает  его  рукопожатие.  Он  утвердительно  наклоняет  белую
    голову.  Кажется,  на  него  не  производит впечатления ни высокий пост,
    занимавшийся  прежде  его  гостем,  ни  положение,  которое он и сегодня
    имеет в своей партии.

    -  Отвратительная  погода, - наконец, явно только из вежливости, говорит
    Форрингтон.  - Вчера газеты не давали мне покоя и я был вынужден принять
    репортера... - он назвал одну из наиболее распространенных газет.

    -  Я  читал  ваше интервью, сэр Артур. Оно необычайно интересно. Я давно
    не  имел удовольствия беседовать с вами. Я только из газет узнал, что вы
    здесь.  Я  предполагал,  что  вы  находитесь  в...  -  бывший и возможно
    будущий   министр  назвал  один  из  малоизвестных  городов  заокеанской
    империи, показав тем самым полную осведомленность о занятиях сэра Артура.

    - Да, я хотел пробыть здесь только один день, но меня задержал туман.

    - Вы уезжаете, сэр Артур?

    -  Томас  Макнилл  настойчиво хочет меня видеть. При первом прояснении я
    вылечу на континент.

    -  Я  отношусь  с  большим уважением к мистеру Макниллу и ко всем членам
    этой сильной семьи. Они были на высоте положения во время войны.

    - Я давно связан с ними .

    -   Кто   же  не  знает,  сэр  Артур,  сколь  многим  обязана  вам  наша
    промышленность и мощь империи?

    Сэр  Артур  не  отвечает.  Гость  молчит  требуемое вежливостью время и,
    видя, что хозяин не собирается говорить, меняет тему разговора:

    -  Вы  высказали  в вашей беседе с репортером очень интересные мысли, но
    не  считаете  ли  вы их преждевременными? Не добавил ли репортер от себя
    некоторые положения?

    Сэр Артур смотрит на гостя в упор.

    -  Для  вас,  сэр  Артур,  не  является секретом, что, несмотря на смену
    парламентского  большинства,  наша (гость делает ударение на этом слове)
    внешняя  политика  не претерпела изменений? Вам известно, что у нас есть
    большие  шансы вскоре вновь взять все в свои руки. Занимаемое вами место
    в   работах,   которые   производит   наша  империя  совместно  с  нашим
    заокеанским партнером, представляется нам очень важным.

    Сэр Артур делает движение, и гость прерывает свою речь.

    -  Почему  же  я  не  могу  высказать  свои  мысли? Кому неизвестно, что
    атомная,  как  вы  ее  называете,  энергия  может  повысить  температуру
    Гольфстрима,  превратить арктические льды в маленькое пятно около полюса
    и навек покончить с нашими туманами?

    Гость мягко улыбается.

    -  Но  при  современном  положении,  когда  враги  цивилизации и империи
    пользуются  всеми  средствами  для потрясения нашей мощи, к чему внушать
    массам необоснованные надежды?

    Сэр Артур раздражается:

    -  То, о чем я говорил, можно осуществить в ближайшее десятилетие, если,
    конечно, какие-нибудь негодяи не устроят новую резню.

    -  Я  хотел  сказать,  сэр  Артур, что место, занимаемое вами в комиссии
    ученых двух империй... и нежелательность огласки...

    Сэр Артур резко перебивает гостя:

    - Я, вероятно, скоро не буду занимать этого места.

    Гость говорит с нескрываемым удивлением.

    - Но интересы империи, сэр?

    -  У  вас  нет  монополии на понимание интересов империи. Огласка? То, о
    чем  я  говорю,  сейчас тайна только для политиков и учеников приходских
    школ. Каждый студент, не занимающийся одним спортом, знает это!

    -  Империя  никогда еще не имела таких врагов, каких она имеет сейчас на
    Востоке.

    -  Это же самое я слышу постоянно за океаном и даже от моих коллег, к их
    стыду, не только от политиков!

    Сэр  Артур  становится  все  более  и  более  резким,  но гость не хочет
    замечать адресованных ему колкостей.

    -  Но  мы  обязаны  готовиться  к оборонительной войне, сэр Артур. Война
    приближается.

    -  К  войне  с  русскими?  Навязчивая идея! Вы уверяете, что все русские
    кровожадные   и   невежественные  политики?  Я  думаю  иначе.  Там  есть
    способные   знающие   люди   (и   сэр   Артур   назвал   фамилию  Федора
    Александровича).  Я видел его перед войной. И он окружен учениками. И он
    делает то, что хочет. Да.

    - Но ведь вы сэр Артур, всегда принимали деятельное участие...

    -  А теперь приходит время, по вашему мнению, дорогой сэр заняться также
    и  политикой и по вашему рецепту? Вы ошибетесь!! Вы хотите вынудить всех
    заняться  политикой?  Что  же... Ею, политикой, наконец, займутся! Но не
    так...

    Сэр  Артур  уже несколько минут холит по комнате и говорит очень громко,
    не глядя на бывшего министра.

    Гость встает.

    -  Я  вижу,  сэр Артур, что вы сегодня не расположены к деловой беседе -
    говорит он холодным тоном.

    - Я всегда расположен к разумным беседам.

    - Желаю вам спокойной ночи, сэр! - Гость откланивается, не принимая вызова.

    Сэр  Артур  молча кланяется и нажимает на кнопку звонка. Лакей встречает
    бывшего  министра  за  дверью,  проводит  в  вестибюль,  подает пальто и
    шляпу, и посетители исчезают в тумане.

    Лакей остается один. Хозяин даже не проводил его до двери библиотеки. Его!

    Сегодня  больше не будет гостей. Как болит нога... Это от тумана. Газеты
    опять  писали  об  атомных  бомбах  и о войне. Пусть воюет, кто хочет. С
    него  - хватит. И он не знает никого, кто хочет воевать. Пусть воюют те,
    кто пишет в газетах и произносит речи. А он - посмотрит!
                                       4

    ДЕЙСТВИТЕЛЬНО,  в этом тумане, да еще и ночью, без помощи полиции ходить
    было  трудно.  Сопровождаемый  полицейским  офицером, передаваемый одним
    полисменом другому, гость сэра Артура Форрингтона вернулся домой.

    Он потребовал соединения по телефону и, получив нужный ответ, сказал:

    - Вы были правы. Мой визит был интересным!

    - Старый бонза действительно закусил удила?

    -  Определенно  лишь  то,  что  я не совсем его понял, он вел себя очень
    странно.   Я   должен   признаться,  что  он  был  просто  невежлив.  Он
    отказывается от участия в комиссии...

    - Это старческое брюзжанье, как вы полагаете?

    - Он далеко не кажется впадающим в детство!

    -  Он  образумится!  Но  его  место в комиссии наших ученых следует пока
    считать вакантным!

    - Это все же потеря для империи. Но у вас, кажется, есть хороший кандидат?

    -  Вообще  есть,  но не будем обольщаться относительно наших заокеанских
    друзей.  Вы  же  знаете, что они не склонны посвящать нас в свои тайны и
    только  авторитет  нашего ученого мужа позволит нам кое-как удерживаться
    в комиссии. Кстати что он сказал по поводу своего фантастического интервью?

    -  Он  отнюдь  не считает его фантастическим. И он сказал что все это не
    может  быть  тайной  для  Востока.  Он назвал (и бывший министр повторил
    фамилию Федора Александровича).

    -  Вероятно,  он  прав.  Старый  бонза знает свое дело и все, что к нему
    относится  лучше,  чем  я  свою  ладонь.  Я  вижу,  что ваш визит не был
    излишним. Мы увидимся, когда рассеется этот проклятый туман.
                                       5.

    В  НАЧАЛЕ  утра следующего дня туман стал рассеиваться. Остров оживал. В
    полдень  последнее  облачко  было унесено ровным свежим ветром, дувшим с
    океана и солнце весело сияло в небе.

    В  пять  часов  вечера легкий, быстроходный двухместный самолет поднял с
    аэродрома   расположенного   в  пятидесяти  милях  от  столицы  острова,
    одинокого  пассажира  с  большой,  закрывающей грудь се той бородой. Его
    провожал  только  лакей  с  бесстрастным  бритым  лицом. Слуга положил в
    самолет  два  плоских,  легких  чемодана  и с непокрытой головой постоял
    почтительно  глядя вслед быстро поднявшейся в воздухе машине. За тем он,
    чуть   заметно   прихрамывая,   вышел  за  ограду,  где  ждал  роскошный
    автомобиль  его  хозяина.  Слуга  сел  боком на заднем сиденье и потирал
    левую ногу. Машина шла к городу.

    -   Я   заметил,  что  вы  прихрамываете,  мистер  Байн,  -  сказал,  не
    оборачиваясь, шофер.

    - Я поскользнулся на лестнице и ушиб колено, - ответил Байн.

    - Советую вам растереть колено жиром и перевязать фланелью.

    Байн не отвечал. Нужно уметь хранить свои секреты.
                                    * * *

    Э0ТИМ  же  вечером  встретились двое, говорившие ночью по телефону после
    посещения  одним  из  них,  бывшим министром, сэра Артура Д Форрингтона,
    всемирно известного ученого-физика.

    Старший,  обладатель  также  всемирно  известного  отрывистого,  лающего
    голоса  и  бесспорно  незаурядного  ораторского  таланта, подводил итоги
    обмена мнениями.

    -  Я  не  придаю  значения  его  намекам,  как вы их называете. Политика
    никогда  не  была  сильным местом старого медведя. Я что-то слышал... Но
    все  это  вздор.  Ему  некуда  деваться.  У  него плохой характер. Пусть
    попробует.

    -   Не   умеющий  ходить  ребенок,  капризно  отказывающийся  от  помощи
    материнской руки упадет и разобьет себе нос.

    -  Обстоятельства  очень  быстро отучат старого Форрингтона от капризов.
    Эта  сила не пропадет для империи. Бык, привыкший всю жизнь носить ярмо,
    стоскуется  по  нему через неделю. Ха, ха, ха! У сэра Артура очень скоро
    зачешется шея.

    -  А если он вздумает заняться проповедью, развивая то, что он рассказал
    репортеру газеты?

    -  Подобных  проповедей  мы  слышали  немало. Придется приставить к нему
    полисмена,  чтобы  его  не избили наши промышленники, те из них, которые
    будут  иметь  глупость  испугаться  неожиданного конкурента. Ха, ха, ха,
    представьте  себе,  сэр  Артур  обменивается  пощечинами с... (он назвал
    известных   обоим  представителей  крупного  капитала)...  Ха,  ха,  ха!
    Клянусь  Юпитером! Я вижу, как они таскают сэра Артура за его необычайно
    удобную  для  этого  бороду,  угощают его подзатыльниками, приговаривая:
    "Мы  тебя  научим  торговать  дешевым  теплом,  ты  хочешь разорить нас,
    старый бродяга!" Ха, ха ха!...

    Бывший  и  возможно,  будущий  председатель кабинета министров островной
    империи, наконец, успокоился.

    -  Единственно  интересно  это  то,  что он сказал о Востоке. Мои друзья
    из...  (он назвал известную организацию, ведущую осведомительную, вернее
    сказать,   шпионски-диверсионно-вредительскую   работу   во  всем  мире)
    делаются  непроницаемо  серьезными,  когда  речь  заходит о Востоке. Это
    значит,   я   их   давно  знаю,  что  им  нечего  сказать.  Они  позорно
    неосведомлены.  Когда я вновь буду у власти, я смогу от них потребовать.
    А  теперь  - не использовать ли нам каналы нашего заокеанского партнера?
    В  частности  - Томаса. Макнилла. Вам известна замечательная, гениальная
    широта  его  замыслов?  Старый  бонза поступил в высшей степени разумно,
    отправившись  к  нему.  Ха,  ха,  ха!  Если  бы  он спросил у меня, я не
    посоветовал бы ему ничего другого.

    - Вы думаете, что можно считать инцидент исчерпанным?

    -  Вполне!  Томас  Макнилл  сумеет  его  успокоить  забавами с игрушками
    любимого   содержания.   Бонза   заменит  свое  рычание  удовлетворенным
    бормотанием.  Хотите  пари? Ни слова Макниллу, и через неделю мы узнаем,
    что и эта сила еще не потеряна для империи!

    Разговор   между   двумя   бывшими   руководителями   островной  империи
    продолжался долго...
                                 ЗАМОК НА РЕЙНЕ
                                       1.

    ПО  КОЛИЧЕСТВУ  столкновений  и  пролитой человеческой крови мало в мире
    таких мест, которые могли бы сравниться с долиной Рейна.

    Кто только не форсировал этот великий для народов Западной Европы рубеж!

    В  этой долине, как, впрочем, и во многих других местах Западной Европы,
    в  наследство  от  беспрерывных  войн,  стычек, ссор и грабежей длинного
    средневековья   сохранились  еще  кое-где  укрепленные  жилища  -  замки
    забытых владетелей, больших и малых баронов, рыцарей-разбойников.

    К  сохранившимся  толстым  каменным стенам и к высокой цитадельной башне
    одного  из  таких  замков и сегодня очень хорошо подошла бы какая-нибудь
    коренастая,  бородатая  фигура, в кольчуге, надетой на толстую куртку из
    бычачьей кожи, зорко всматривающаяся вдаль.

    И  странно  дисгармонирует  с обстановкой прошлого стройный средних лет,
    безукоризненно  выбритый  мужчина  в черном вечернем костюме, сидящий на
    вполне современном стуле на верхней платформе башни.

    Резкие,  крупные  черты  лица  с тяжелым подбородком, темные, зачесанные
    назад  волосы,  особая манера твердо держать голову - весь его облик был
    подчинен  тому  своеобразному стандарту физиономий политических деятелей
    и  капитанов  индустрии, который так хорошо знаком читателям стандартных
    же, обильно иллюстрированных изданий, наводняющих страны английского языка.

    Его  собеседник,  может  быть, если бы переменить костюм, легче сошел бы
    за  одного  из  старинных  обитателей замка. Это человек со старомодной,
    окладистой  седой  бородой,  с  живыми  глазами и со свежим цветом лица,
    говорящем  о  хорошем  здоровье и о сильной, бодрой старости. Костюм его
    носит следы небрежности, не свойственной строгому стилю первого.

    Очевидно,  хозяином был младший, а старший - гостем. Но когда этот гость
    говорил,  то  хозяин немного наклонялся вперед и вся его фигура выражала
    подчеркнутое внимание к значению слов говорившего.

    Действительно,  техническая  печать,  учебники  химии, физики и механики
    островной   и   заокеанской  империй  давно  уже  приучили  студентов  и
    инженеров  к  имени Форрингтона. Член многих академий и десятков научных
    обществ  (на  его  визитной  карточке  никак  не  поместились бы все его
    научные   титулы),  профессор  Форрингтон  уже  довольно  давно  оставил
    педагогическую  работу.  Гораздо  интереснее  оказалась научная работа в
    лабораториях  крупных  заводов.  В  кругах ученых говорили иногда, что с
    тех   пор,   как   Форрингтон   отказался   от   кафедры   в  знаменитом
    университетском  городе  К...,  значительно  менее  интересным сделались
    публикуемые им заметки и статьи.

    Те,  кто  с  ним  не встречался непосредственно, считали, что Форрингтон
    стареет. На самом деле это было совсем не так.

    Однако,  прежде  чем перейти к описанию дальнейших событий, познакомимся
    поближе  с  двумя  почтенными  джентльменами,  столь  мирно,  на  первый
    взгляд, беседующими в старинном замке на Рейне.
                                       2.

    МЛАДШИЙ  из собегедников Томас Макнилл мог бы называться тякже и Макнилл
    Третий.

    Династия   Макниллов  благоговейно  хранила  память  о  Томасе  Макнилле
    старшем,   Первом,   начавшем  свою  деятельность  в  пятидесятых  годах
    прошлого   столетия.   К   началу  Крымской  войны,  когда  отец  Артура
    Форрингтона,  молодой  священник,  получил скромный приход в южной части
    осгрова,   способный   кузнечный   подмастерье  Томас  Макнилл  уже  был
    владельцем   собственной   оружейной   мастерской,  выпускавшей  штучные
    охотничьи  штуцера и ружья, высоко ценимые охотниками-офицерами войск ее
    величества королевы в колониях великой империи.

    Томас  Макнилл  Первый  сумел весьма увеличить свое скромное предприятие
    во  время  Крымской  войны.  Стволы  для  штуцеров, изготовленные на его
    заводике,  имели  бесспорное  преимущество над продукцией других фирм. В
    тот  год,  несмотря  на  великолепнейшие  штуцера  Макнилла, несмотря на
    явное  техническое  превосходство  солдат  ее  величества,  несмотря  на
    твердую  решимость  прихожан  всех  приходов  острова  и  пылкие молитвы
    священников,  в том числе и молодого Форрингтона, война с этими упрямыми
    русскими казалась бесконечной.

    Вместо  жадно  и  уверенно  ожидаемых  известий  о  молниеносных успехах
    благословенного  оружия  из  далекого  Крыма  поступали  длинные  списки
    убитых и раненых и еще более длинные требования оружия.

    Поэтому  моления  о  победах  прерывались заупокойными службами, а Томас
    Макнилл  Первый  к концу войны увеличил свое предприятие в несколько раз
    и имел право назвать его заводом.

    Кроме  штуцеров,  фирма  "Макнилл и Сыновья" начала выпускать пистолеты,
    штыки,  наконечники  для  пик  и  клинки  для  сабель - все отличнейшего
    качества.  В  последний  месяц  войны  с русскими на островных полигонах
    испытывались   первые   орудийные   стволы   с   новой  маркой,  которой
    предсказывали  большое  будущее.  А  после  заключения  мира  с  Россией
    островная  империя  пополняла  свои  опустошенные  войной  арсеналы  при
    деятельном участии фирмы "Макнилл и Сыновья".

    Весьма  прибыльной  для  фирмы  была  широкая техническая инициатива при
    организации  оружейных  мастерских  в  Индии,  необходимость  в чем была
    доказана  попыткой  индийского  народа,  известной  под именем восстания
    сипаев,  сбросить  иноземный  гнет.  Именно  фирме  "Макнилл  и Сыновья"
    цивилизация  была  обязана  появлением  примечательной  пули, так хорошо
    выводящей  из  строя  солдата,  хотя,  по  соображениям  гуманности, это
    изобретение  стало  известным  под именем индийского города Дум-Дум, где
    расположился один из имперских арсеналов.

    К  началу  Франко-прусской  войны, через четырнадцать лет после Крымской
    кампании,  репутация  "Макнилл  и  Сыновья" стояла так высоко, что фирма
    сумела принять заказы от обеих сторон.

    Хотя   Томас   Макнилл  Первый,  не  отставая  от  общественного  мнения
    островной  империи  тех  лет,  всей  душой  сочувствовал  пруссакам,  он
    доказал   правильность   своих   действий   балансом  фирмы,  отразившим
    аккуратность  и платежеспособность как молодой Германской империи, так и
    республиканских  наследников побежденного императора французов Наполеона
    Третьего.

    Томас  Макнилл  свято  соблюдал воскресный день и никогда не отказывал в
    пожертвованиях  на благотворительные цели. Он жертвовал крупные суммы на
    африканские  миссии,  на обращение в христианство китайцев, на проповедь
    среди  арабов, на просвещение дикарей тихоокеанских островов и на прочие
    богоугодные дела.

    Франко-прусская  война  окончательно и прочно утвердила фирму "Макнилл и
    Сыновья"  на мировом рынке оружия, и фирма с честью принимала участие во
    всех больших и малых войнах второй половины XIX века

    Наряду  с  турецкими  падишахами, в толстых ресконтро покупателей, после
    южно-американских  республик  и  всех  восточно-азиатских империй, можно
    были  бы  найти и раджу Саравака и даже страшного пирата китайских морей
    Ванг-Фонга, замаскированного именем известного калифорнийского банкира.

    "Бог  благословил  меня долгой жизнью и крепкой старостью". Отличавшийся
    долголетием  и  цветущим  здоровьем Томас Макнилл дожил до англо-бурской
    войны.

    В  год  его  смерти  молодой  Артур  Форрингтон  расставался  со строгим
    укладом  патриархальной  семьи.  Он  уносил  с  собой  в  открытые двери
    университета  традиционный  багаж,  состоящий  из  внушенной  с  детства
    привычки  искать  в  библии  примеры  и образы для всех случаев жизни, и
    твердое   убеждение  в  том,  что  великая  островная  империя  является
    истинным  центром  мира.  Он нес в себе также и свойственную его кругу и
    времени  уверенность,  что  каждый  уроженец острова-метрополии стоит на
    неизмеримой  высоте  по  сравнению  не  только с цветными людьми, но и с
    европейцами всех других национальностей.

    Среди  студентов  он  отличался колоссальной работе способностью и ярким
    стремлением  к  точным  наукам,  соединенным  с пренебрежением к древним
    языкам и к спорту.

    Тем  временем  фирма  "Макнилл  и  Сыновья"  продолжала  испытывать свое
    оружие  на  русских  солдатах.  В  1904-1905 годах она снабдила японские
    боевые  корабли  непроницаемой  броней,  дальнобойными пушками и прочими
    изделиями  своего  производства,  а  остров  посылал  своих инженеров на
    японские  заводы  и  своих  офицеров-инструкторов  в  армию  и  на  флот
    азиатского партнера.

    В  1914  году,  продолжив свои испытания на людях всех цветов и оттенков
    кожи,  всех  наций,  языков и наречий, всех религий, всех убеждений, без
    различия  пола  и  возраста,  оружие с маркой "Макнилл и Сыновья" прочно
    завоевало мировую известность.
                                       3.

    В  ЭТОМ году, или не сколько позже, следуя завещанию своего основателя -
    "Уважайте  ученых,  не  жалейте  на  них  денег!",  "Макнилл  и Сыновья"
    обратили  в  первый  раз внимание на молодого физика Артура Форрингтона,
    которому  пророчили  большое  будущее.  Предприимчивые продолжатели дела
    Макнилла  Старшего  умели  привлекать  ученых и удерживать их. Испытывая
    практическую   пригодность   теоретиков   отдельными   консультациями  и
    поручениями,   "Макнилл   и   Сыновья"   оценили   по  заслугам  большие
    способности и дар смелого, но осторожного экспериментатора.

    К  этому  времени,  относящемуся  к  середине тридцатых годов двадцатого
    столетия,   Форрингтон,   мастер   лабораторных   анализов   и   человек
    выдающегося  научного  кругозора,  был по-прежнему не склонен заниматься
    самоанализом.  Вероятно,  он  счел  бы  просто  неприличным, если бы ему
    заметили,  что  он  изменил  своему  первоначальному  мнению в отношении
    исключительности  островного  происхождения.  В  частности,  на  него не
    произвела   впечатления  глупая,  не  согласная  с  чопорными  правилами
    острова,  выходка  провинциального журналиста, поместившего незадолго до
    начала  второй  мировой  войны  статью  с весьма прозрачными намеками на
    неблаговидность   обмена   научным   опытом  между  Форрингтоном  и  его
    германскими   коллегами.  Эта  выходка  была  скоро  забыта.  Форрингтон
    искренне,  без  всякого  лицемерия, считал себя безукоризненным деятелем
    свободной  науки.  Впрочем,  "Макнилл и Сыновья", осведомленные в данном
    случае  лучше,  чем  их  высокоуважаемый  ученый, гораздо больше знали о
    цене фактов, на которые намекал пронырливый газетчик.
                                       4.

    ИХ   УЧЕНЫЙ...   Действительно,   к   этому   времени   Форрингтон   был
    монополизирован  Макниллами.  Он был полностью вовлечен в круг интересов
    и дел колоссальной и разветвленной фирмы.

    Величина  дела  притягивала человека, способного сделать многое. Ресурсы
    фирмы   были,  казалось,  в  его  полном  распоряжении.  Это  заставляло
    мириться  с  тем,  что  работы  шли  иногда  не  по  тем  путям, которые
    намечались  вначале,  а  конечные цели незаметно суживались. Сам по себе
    процесс творчества был слишком увлекателен.

    Весьма   поучительной   была  история  его  удобрения  161-СВ.  Массовое
    производство  продукта,  основанного  на  отходах  анилиновых  заводов и
    перегонки  кардиффского  угля,  могло  бы произвести переворот в скудном
    сельском  хозяйстве  на  тощих  почвах  горных  районов  северной  части
    острова.   Однако  производство  было  резко  сужено,  а  вся  продукция
    использовалась  как сырье для изготовления нового взрывчатого вещества -
    тоже по патенту Форрингтона, что служило моральной компенсацией.

    Конечно,   со   стороны  ученого  бывали  вспышки  недовольства.  Крайне
    неприятна  была  и жестокая фирменная цензура, препятствовавшая широкому
    публикованию  многих  работ,  к чему Форрингтон привык в первой половине
    своей жизни.

    Старая  культура  мысли,  скорее,  впрочем,  слова,  чем мысли, обладает
    магической  способностью  облагораживать  вещи и действия. Преподносимые
    ученому  компромиссы  были  одеты  в  приятные, корректные формы, острые
    углы сглаживались, а горечь отсутствовала.

    Форрингтон  не  стремился  к  деньгам,  он  по  природе был относительно
    бескорыстен.  Давно  уже  был  забыт  краткий,  меньше двух лет, период,
    когда    скромная   брачная   жизнь   завершилась   смертью   матери   и
    новорожденного  ребенка.  Две недолгие и не совсем удачные встречи - как
    это  называлось  на  языке его круга, когда не было брака, - не оставили
    ни следов, ни воспоминаний.

    Между  первой  и  второй  мировыми войнами окончательно укрепилась связь
    между  ученым и фирмой, и деньги нашли Форрингтона. Их вторжение создало
    привычку  к  обладанию  многим.  Он  стал  владельцем особняка в главном
    городе  острова со специальными пристройками лаборатории и библиотеки, -
    хозяйством   ведала  младшая,  незамужняя  сестра.  Склонность  к  новым
    моделям  роскошных автомобилей и коллекционирование старинных физических
    приборов   -   все   это   не   мешало  ученому  щедрой  рукой  помогать
    многочисленным  племянникам  и  племянницам.  Он был довольно деликатен,
    богатый  дядюшка.  Его  редкие вспышки гнева не пугали родню, на которую
    он  не  смотрел  свысока  и  даже сносил без гнева намеки на небрежности
    костюма.

    А  счета  в банках росли и росли. Но, по правде сказать, его величество,
    король  островной  империи,  был  совершенно  прав,  когда  перед второй
    мировой  войной  "за  оказанные  услуги  в  области развития знаний и т.
    д."... пожаловал Артуру Д. Форрингтону звание баронета.

    Научная  деятельность  сэра  Артура  была весьма ценной, несмотря на то,
    что  о  ней  теперь  больше  знали  сейфы фирм, производящих оружие, чем
    широкая публика.
                                       5.

    ВECЬMA  своевременно  использовав особенности периода "мира" между двумя
    мировыми  войнами,  фирма  "Макнилл  и  Сыновья"  быстро покрыла убьпки,
    понесенные   от   нежелания  "этих  русских"  расплачиваться  за  долги,
    сделанные их бывшим царем.

    К  началу второй мировой войны фирма сделала прыжок за океан - там Томас
    Макнилл,    сын    Джона   Второго,   руководил   группой   предприятий,
    расположенных  в  трех  штатах.  Натурализованный  гражданин заокеанской
    империи  несколько  изменил  отношение  к материнской фирме после второй
    мировой  войны,  - когда и контрольный пакет акций НЬЮ-МАКНИЛЛ перешел в
    руки  заокеанских  друзей, и его прежняя родина начала все более и более
    впадать  в  роль благородной, но бедной родственницы. На дипломатическим
    языке  это  вежливо  называют  -  младший  партнер,  а  некоторые  плохо
    воспитанные  представители  заокеанской империи охотнее пользуются более
    простым определением роли островной империи - приживалки!

    Сэра  Артура  Форрингтона  и  мистера  Томаса Макнилла сближала легкость
    взаимного  понимания  в  научной  и,  особенно,  в  технической области.
    Инженер-механик,    дополнивший    свое   образование   на   специальных
    физико-математических  и  химических  факультетах,  Томас Макнилл владел
    дедовским   талантом   администратора   и   исключительным  упорством  в
    преследовании поставленной цели.

    Хотя  Томас  и оставался учеником сэра Артура, но в сфере осуществления,
    воплощения  в  жизнь  научных  идей  он  не имел равных и не раз удивлял
    Форрингтона размерами полученных результатов.

    Может  быть  именно  поэтому за последние два года Томас Макнилл начинал
    тяготиться  своим  положением  ученика  при встречах с Форрингтоном? Да,
    ему хотелось бы требовать.

    Но  Форрингтон  был большим ученым, и в нем нуждалась не только фирма...
    Об  этом  постоянно  помнил  Томас Макнилл. Дело в том, что сэр Артур Д.
    Форрингтон  принадлежал к числу представителей империи в комиссии ученых
    двух  стран  -  партнеров  в  мировой  политике. Он был членом комиссии,
    которой   два   правительства  поручили  разработку  величайшей  научной
    проблемы  XX  века  -  проблемы  атомной  энергии,  или, как ее понимали
    указанные два правительства, проблемы усовершенствования атомного оружия.
                                ПОДЗЕМНЫЙ ЗАВОД
                                       1.

    -  КАКОЙ  ПРОСТОР,  какой вид наверное открывается отсюда днем, - сказал
    Форрингтон Макниллу, поднимаясь со стула.

    - Да, сэр Артур, - отвечал Томас Макнилл, вставая.

    -  Оценивая  важность  проводимых нами работ, наше командование дало мне
    возможность  выбрать  самое  удобное  во  всех отношениях место в долине
    Рейна.  Здесь  много  сделано  в  эти  годы. Мне очень хотелось бы..., я
    надеюсь, вы не слишком устали после дороги, показать вам наши работы.

    -  Знаете, Томас, я начинаю иногда уставать. Вы, молодой человек, еще не
    знаете,  что  такое  усталость. Да, я чувствую себя иногда раздраженным.
    Но сейчас я недостаточно устал, чтобы заснуть.

    -  Мне  хотелось  бы  вашего  участия  во  втором опыте. Мы уже работали
    удачно  прошлой  ночью.  Сегодня  полнолуние,  сегодня  безоблачно,  что
    облегчит нам работу.

    В  темноте  ночи  повсюду  виднелись частые огоньки. Они уходили во всех
    направлениях, слабели и исчезали в сумеречной дымке далекого горизонта.

    Томас  Макнилл  замолчал.  Медленно  поворачиваясь  кругом  на платформе
    башни,  Форрингтон  наслаждался  незнакомым  видом.  В одном направлении
    обзору  мешала  высокая  труба. Жесткий металлический цилиндр поднимался
    выше башни. Труба возникала из дальнего угла крепостного двора.

    Вдали  правильными  линиями сияли огни аэродрома, принявшего самолет, на
    котором   прилетел  сегодня  вечером  Форрингтон.  По  ярко  освещенному
    виадуку  пронесся  поезд.  Далекий  грохот, подчеркнутый ночной тишиной,
    точно  разбудил  Форрингтона.  На  аэродроме  взвыла  сирена,  извещая о
    старте. Сэр Артур сделал шаг вперед.

    - Осторожнее, сэр Артур, здесь нет перил.

    - Пойдемте, Томас...

    - Позвольте показать вам дорогу...
                                       2.

    ОНИ подошли к низкому стальному колпаку в середине платформы.

    Спустившись  на несколько ступенек, они оказались на освещенной площадке
    перед  дверью  лифта. Молодой негр в военной форме молча вытянулся около
    стены,  открыл  дверцу  лифта  и  вошел в кабину вслед за Форрингтоном и
    Макниллом.

    Черный  солдат  захлопнул  дверцу  и вопросительно взглянул на Макнилла.
    Томас сам нажал на нижнюю кнопку.

    - Советую вам сесть, сэр Артур.

    - Длинное путешествие?

    - Почти семьсот футов.

    Кабина  лифта  быстро  падала  вниз.  Стремительно промелькнула площадка
    нижнего   этажа   башни,  где  два  часа  тому  назад  Макнилл  встретил
    Форрингтона.  Стенки  железобетонной  шахты  мчались вверх. Замедление и
    мягкий толчок известили о конце длинного пути.

    Солдат  открыл дверцу. Навстречу Форрингтону по мягкому ковру освещенной
    ровным  светом  большой  комнаты сделал несколько шагов пожилой офицер в
    форме майора пехоты и приветствовал по-военному.

    -  Позвольте,  сэр  Артур,  представить  вам  майора Тоунсенда, - сказал
    Макнилл. - Майору поручена охрана замка. Майор - сэр Артур Форрингтон.

    - Имя сэра Артура известно всему цивилизованному миру!

    -  У  вас  большое  хозяйство,  мистер  Тоунсенд,  - не слишком любезным
    голосом сказал Форрингтон. Он не любил военных и не любил военных титулов.

    -  Да,  сэр  Артур, но, к счастью, наш дом имеет только три двери: две -
    внизу  и  одну наверху, - майор отвечал сухо, почувствовав небрежность в
    голосе  Форрингтона.  Он,  по  случайной  взаимности,  не  слишком любил
    профессоров.

    Тяжелая  бронированная  дверь  в  стене кабинета, противоположной дверце
    лифта,  под действием включенного майором Тоунсендом мотора, плавно ушла
    в стену.

    Форрингтон  и  Макнилл пошли но короткому коридору; потолок, стены и пол
    коридора   представляли  собой  сплюснутую  с  боков  трубу  из  толстых
    стальных  листов.  В  конце трубы открылась вторая бронированная дверь -
    задвижка.

    Форрингтон   и  Макнилл  оказались  в  обширном  зале.  Высокий  потолок
    опирался  на  правильные ряды металлических ажурных колонн. Границы зала
    исчезали  в  сумерках неяркого света. В разных направлениях бетонный пол
    был  прорезан  линиями железнодорожных путей. Головки рельсов находились
    на  одном  уровне  с  полом  и  не  должны  были мешать движению в любом
    направлении.

    -  Мы  в  нижнем этаже, сэр Артур. Как заметил майор Тоунсенд, здесь три
    выхода  один  нам  известен, второй выход для железнодорожного пути. Это
    тоннель,  по  которому  можно  пропускать и автомашины. Здесь подъездные
    пути. Это наша станция. Жизнь начинается на следующем этаже.

    Первый этаж, казалось, был пуст. Шаги четко отдавались в полной тишине.

    - Хорошее наследство, - сказал Форрингтон.

    -  Да,  да,  отличное,  мы  получили  его  целиком  и  даже  с  движимым
    имуществом, - отвечал с особой интонацией Макнилл.

    - С каким же?

    -  Позвольте  мне,  сэр  Артур,  не  говорить  об этом сейчас: я сохраню
    приятный, надеюсь, сюрприз.

    Форрингтон  и  Макнилл  остановились  перед  стальной лестницей. Широкие
    ступени с легкими перилами спиралью поднимались вверх.

    -  У  нас  есть лифты на второй этаж, но я сознательно рискую предложить
    вам,  сэр  Артур,  подняться  этим  старомодным  способом. Мы окажемся в
    точке, откуда перед вами сразу откроется общий вид на наши работы.

    По  лестнице  сэр  Артур  поднимался  не  спеша.  Последние ступеньки он
    преодолел с видимым усилием.

    Лестница  кончилась  выходом  в  помещение,  высоту которого трудно было
    определить  взглядом. Четыре лампы под плотными абажурами освещали выход
    с лестницы. Выше была темнота.

    Посетителей  встретил  крупный  грузный  мужчина  с  красным  бульдожьим
    лицом,  вставший  с  круглого, вращающегося стула. На нем серый пиджак и
    широкие брюки.

    - Дайге полный свет, - сказал Макнилл.

    Человек  сделал  несколько  шагов,  взялся за длинный рычаг рубильника и
    медленно  опустил  его  вниз.  Из тысячи точек полился мягкий рассеянный
    свет, и все находящееся здесь ясно встало перед Форрингтоном...
                                       3.

    ГОДЫ,  когда  сбившемуся  с пути народу предлагались пушки вместо масла,
    были  свидетелями  невиданной никогда и нигде расточительности средств и
    технической   мысли.   Хищники,  засевшие  в  центре  старого  материка,
    готовили удары по всем румбам компаса.

    Страна  превратилась  в берлогу зверя. Троглодиты XX века начали прятать
    в   сооруженных   инженерами   пещерах   свои  тайны  и  уязвимые  части
    готовящейся машины истребления.

    Возвышенность,  увенчанная  средневековым замком, значилась в свое время
    во  всех европейских гидах и бедеккерах. Потом, за десяток лет до начала
    второй  мировой  войны,  она  была  исключена  из маршрутов туристов под
    простым  и  не  вызывающим  возражений  предлогом  перехода ее в частную
    собственность одного из руководителей государства.

    Могучие  отложения  крепких  горных  пород,  образовавшие возвышенность,
    дали  возможность  строителям  про  извести  большие  подземные  работы,
    сохраняя прочность оболочки.

    Если  бы  через  три  года  после  начала работ можно было сделать нечто
    вроде  рентгеновского  снимка  возвышенности, то оказалось бы, что замок
    превратился  в  шапку  на  голове, на стометровой толщине черепа. Пустой
    череп  был  связан ячейками металлических арок. Там начало располагаться
    многосложное  хозяйство  современных  нибелунгов. Толстый череп не могли
    бы  пробить  никакие  бомбы. Но в течение второй мировой войны подземный
    завод  не выпускал продукции. Миме не успел сковать новый меч болтливому
    Зигфриду.

    То,  что должно было выйти из подземного арсенала, зависело от окончания
    целой серии научных работ и должно было увидеть свет только в 19... году.

    Именно  это  страшное  оружие, смертоносный меч, обещал бесноватый своим
    теснимым  армиям.  Буря,  стремившаяся  с Востока, опередила на два года
    окончание работ.

    Будто  заклятие  охраняло клад нибелунгов; возвышенность была очарована,
    неуязвима.   Бомбардировщики,   шедшие  с  запада  и  северо-запада  для
    уничтожения  логовищ  хищника,  скользили  мимо.  Ни  одна бомба не была
    сброшена   на  замок  или  вблизи  него.  Владельцы  подземных  тайн  не
    уничтожили  их.  Ни  одной  попытки взрыва не было сделано, когда уже на
    правом  берегу  Рейна  показались  мундиры  чужих солдат. А времени было
    достаточно.

    Ни  один  солдат,  ни  один  офицер армии заморской страны не появился в
    замке  в  те  упоительные минуты, когда все двери открывались перед ними
    сами собой.

    Мы  не  делаем  исключения  для  той  группы  лиц, которая высадилась из
    колонны  виллисов во дворе замка на вторые сутки после того, как патрули
    и авангарды армии генерала Кинга полностью овладели долиной.

    Несмотря  на  офицерские  мундиры,  - это необходимо для движения в зоне
    военных  действий, - из десяти офицеров только двое были действительно в
    кадрах  действующей  армии.  Они занялись немедленно организацией охраны
    замка  и  возвышенности.  Остальные же были только "причислены" к армии,
    причислены для выполнения особых заданий.

    Командовал  ими  и  приказывал  им  не  генерал  Кинг,  а Томас Макнилл,
    вышедший первым из головного виллиса.

    Так  достойный  потомок  фирмы  "Макнилл  и сыновья" вступил во владение
    замком  и  тем,  что под ним. "Нью Макнилл" встал твердой ногой на берег
    Рейна. Один ли он?

    Ведь  сказал  же  один из политических руководителей страны, усыновившей
    Томаса Макнилла: "Наша граница проходит по Рейну".
                                       4.

    А  ПОТОМ  послевоенные  справочники для туристов вообще упустили из вида
    существование  на  правом  берегу  Рейна  рыцарского замка XV столетия и
    одного из лучших видов Западной Европы.

    В  послевоенные  годы  Томас  Макнилл проводил половину своего времени в
    Рейнском замке.

    Хотя  никогда  и  не  следует  забегать вперед, но позволим себе открыть
    сюрприз,  приготовленный  для  сэра Артура Форрингтона: фирма "Макнилл и
    Сыновья",  или, если угодно, "Нью-Макнилл", получила в наследство группу
    немецких  ученых,  и  не только из числа работавших на подземном заводе.
    Эти  люди  приобрели  права  гражданства  или  это было им обещано, что,
    может  быть,  действовало еще лучше. Группа была пополнена нужным числом
    научных   работников   и   инженеров  из  старых  служащих  фирмы.  Мозг
    подземного завода работал слаженно и интенсивно.

    До  сих пор участие Форрингтона ограничивалось консультациями и ответами
    на  отдельные запросы Томаса Макниллэ. Сэр Артур был поглощен работой на
    заводах,  где,  по заданию правительств двух империй, говорящих на одном
    языке,   избранные   ученые   продолжали   совершенствовать  силу,  явно
    разрушившую  два  населенных  города  на  Японских островах - Хиросиму и
    Нагасаки.

    Стремление   Томаса   Макнилла   к   самостоятельности   не   замечалось
    Форрингтоном.  Он,  вообще, не привык анализировать поведение окружающих
    его  людей  вне сферы их профессиональных действий. В последние два года
    он  был  очень  занят  и,  действительно, начинал уставать и часто бывал
    раздражителен.
                                  OTTO XAГГEP
                                       1.

    СВЕТ  наполнил  громадное  помещение...  Четко,  не  отбрасывая теней, в
    лампах   дневного   света   перед   глазами  Форрингтона  встали  детали
    подземного  завода.  Это  помещение, рассматриваемое изнутри, напоминало
    внутренность  скорлупы  страусового  яйца.  Купол,  слегка  загибаясь  и
    сужаясь,   уходил   вверх   в   пространство.   Снизу   поднимался   лес
    металлических   колонн.   Горизонтальные   пояса  из  двутавровых  балок
    связывали  колонны  рядом  ярусов.  Верхние ярусы казались стоящим внизу
    людям  гонкими  и  слабыми  -  так  скрадывала  для глаза их силу высота
    помещения.  Жесткое  единство  стального скелета подпирало стены купола.
    Здесь  слились в одно целое обработанный человеком металл и первозданный
    камень.  Опытный  взгляд  Форрингтона  сразу  взвесил  необычайную  мощь
    колоссальной массы стали.

    -  Мы  получили  все  это  в  наследство,  сэр Артур, - заметил Макнилл,
    привычно  читая  на  лице Форрингтона его мысли, - эта сталь несла также
    перекрытия   двенадцати   этажей.   Я   снял  полы  и  стоявшее  на  них
    оборудование,  после  того, как они сделались мне ненужными А то, что вы
    видите внизу и вверху, это мое решение.

    Вертикальная  ось помещения была свободна от колонн. Внутренний ряд опор
    описывал  ажурный  колодец.  Горизонтальные  связи между ограничивающими
    колодец   колоннами  замыкались  в  правильные  окружности.  Колодец  не
    ослаблял  цельность системы. Вверху, в шестидесяти или семидесяти метрах
    от  уровня пола, была видна какая-то выпуклость, круглое дно гигантского
    предмета,  заполнявшегогo  верхнюю часть колодца. Внизу все было обильно
    наполнено  машинами.  Здесь  было  несколько  ясно  различимых  отделов.
    Многие  машины  (для  них, очевидно, не хватало места) поднимались вверх
    и, прикрепленные к стальному каркасу, висели в воздухе.

    Прямо   перед   Форрингтоном   было   отделение,   представлявшее  собой
    радиостанцию.  Это  было  легко  определить  по виду установок, но среди
    всех  известных  Форрингтону  радиоперелающих  центров не было равных по
    мощности.

    Следующий  сегмент  был  заполнен  трансформаторами  и  электромоторами.
    Отделение,  огражденное  сверху  и  с  боков прозрачными щитами, служило
    лабораторией. Ряды компрессоров образовывали станцию высокого давления.

    Большая   же   часть   помещения  была  занята  приспособлениями,  сразу
    приковавшими  к  себе  внимание  Форрингнтона.  Это было на вид довольно
    беспорядочное   нагромождение  сферических  и  цилиндрических  емкостей.
    Опираясь  одни на другие, металлические колпаки образовывали нечто вроде
    усеченной  пирамиды,  поднимавшейся  на  высоту  двух  ярусов креплений.
    Выше,   над  пирамидой,  повисли  серии  больших  баллонов,  похожих  на
    бункера,  на  гигантские  замкнутые  воронки. Все это было плотно обвито
    сложной   системой   труб   самых   различных   диаметров   и   оплетено
    бронированными    кабелями.    Некоторые    емкости    имели   смотровые
    приспособления,   закрытые  тяжелыми  задвижками.  Под  ними  скрывались
    отверстия, заполненные многосантиметровой толщины стеклами.

    Узкие,  легкие  лестницы  и  переходы давали доступ ко всем частям этого
    своеобразного   целого.   Точно  притягиваемый  магнитом,  сам  того  не
    замечая, Форрингтон медленно подходил к пирамиде.

    -  Какая  батарея,  какая  батарея... Но вы сделали что то новое, Томас.
    Да, да, новое... - он говорил, не оборачиваясь.

    -  Вы использовали мои ответы на ваши вопросы, но это... нет, я этого не
    предполагал!  Вы  получите  другие  результаты.  -  В голосе Форрингтона
    послышалось раздражение.

    -  Дорогой сэр Артур, мы соединили принципы. Мы взяли то, что было здесь
    сделано  до нас, взяли работы за океаном и прибавили свое. Я пользовался
    замечательным сотрудничеством херра Хаггера!

    Томас  Макнилл  был  в  нескольких  шагах  сзади. Сэр Артур стремительно
    повернулся.  Медленными,  размеренными  шагами  к  ним  подходил человек
    очень высокого роста в белом, узком и длинном халате.
                                       2

    ГОЛОВА  с  лысым черепом, - остатки волос сохранились только над ушами и
    сзади,   -   сидела   на   длинной  сухой,  морщинистой  шее.  Обтянутое
    пергаментной кожей лицо напоминало мумию Рамзеса.

    По  мнению газет последней германской империи, лицу господина профессора
    Отто  Юлиуса  Хаггера  весьма  напоминало  лицо  покойного  фельдмаршала
    Мольтке,   победителя   австрийцев   и   французов,  организатора  новых
    прусско-германских   армий.   Впрочем,  сходство  ограничивалось  только
    лицом, так как покойный фельдмаршал был слабого телосложения.

    Сутуловатость  спины  несколько  уменьшала громадный рост херра Хаггера.
    Длинные  руки оканчивались тяжелыми кистями. Сухие, жесткие, крючковатые
    пальцы   с  крепкими  выпуклыми  ногтями  были  покрыты  пучками  волос.
    Светлосерые  глаза  сидели  в  глубоких  орбитах, окруженные припухшими,
    лишенными   ресниц   веками.  Пристально-неподвижный  взгляд  фиксировал
    Форрингтона из-под нависших щетинистых бровей.

    -   Херр   Хаггер!  Но  я  был  уверен...  Сообщали  о  вашей  гибели  в
    Штутгарте... - Форрингтон был взволнован.

    Томас  Макнилл  неслышно  отступил и спокойно наблюдал за двумя учеными.
    Контраст  между  свежим, плотным, бело-пушистым сангвиническим уроженцем
    острова  и  крупным,  лысым,  сухим, ширококостным немцем был разителен.
    Однако они были старыми знакомыми, если не друзьями.

    Хаггер  и  Форрингтон  встречались  молодыми  людьми  на  дополнительных
    специальных   курсах   лекций   в  германских  университетах.  Случайное
    знакомство  закрепилось  в  дальнейшем встречами на научных съездах и на
    академических   чтениях.   Они  переписывались.  Библиотека  и  кабинеты
    Форрингтона  в  столице  островной империи и дом Хаггера сначала в Иене,
    потом  в  Берлине  были  свидетелями  бесед,  но  не  споров.  Несколько
    экспансивный  Форрингтон  не  слишком любил возражения и ценил в Хаггере
    умного,  скромного  я чуткого собеседника, умеющего молчать и слушать. В
    сущности,   именно   эти  ценные  свойства  профессора  Хаггера  служили
    основанием того, что можно было при желании назвать дружбой.

    Да,  это  и  была  дружба.  Как  много  значило  для ученого возможность
    высказывания,  быть  понятым  в  тех вещах, которые для массы окружающих
    его людей, для семьи, для родных были чужды, скучны, неинтересны.

    Была  ли  в  их  отношениях  неискренность  со стороны Отто Хаггера? Сэр
    Артур  никогда  не задавал себе такого вопроса. Связь, прерванная первой
    мировой   войной,   возобновилась   через   три  года  после  заключения
    Версальского  мира  и  порвалась,  казалось,  навсегда  в осенние месяцы
    года,  начавшего  вторую мировую войну. О смерти Хаггера сообщили первые
    газеты,   вышедшие   в  западных  оккупированных  зонах  после  крушения
    третьего Райха.

    Форрингтон сделал три шага вперед и руки ученых встретились.

    Заглушенный,  слабо  вибрирующий,  очень  низкого гона звук пульсирующей
    жидкости доносился со стороны пирамидальной батареи.

    - Так много лет и вы...

    -  Простите,  сэр Артур, - мягко перебил Форрингтона Макнилл, - нам пора
    начинать!

    -  Дорогой  друг  и  коллега,  -  проговорил  Хаггер,  нашу  встречу  мы
    отпразднуем   демонстрацией  того,  над  чем  мы  с  мистером  Макниллом
    работали  эти годы. Heт лучшего судьи, как вы. Это будет доказательством
    реальности моего существования.

    В  последних  словах была попытка шутки. Английская речь Хаггера звучала
    отчетливо, с легким гортанным немецким акцентом.

    -  Я  уверен,  что буду иметь возможность подробно рассказать вам о моей
    замечательной  встрече  с  мистером Макниллом. О, да, да, и о пройденном
    вместе с ним пути.

    Форрингтон молча наклонил голову.
                                       3.

    ТРИ  человека  подошли  среди  колонн  к  центру  завода  и поднялись по
    лестнице  на  платформу,  возвышавшуюся  над  полом, на стойки на высоту
    нескольких   метров.   С   двух  сторон  были  низкие  перила;  сторона,
    обращенная  к  колодцу,  -  открыта.  Хаггер расстегнул верхние пуговицы
    халата,  достал ключ из внутреннего кармана пиджака и отпер дверцу белой
    металлической   кабины,  стоявшей  в  углу  платформы.  Открылся  черный
    эбонитовый  щит  с  рычагами и кнопками желтого и красного цвета. Хаггер
    повернул несколько рычагов и нажал на кнопку внизу щита.

    Послышалось  мягкое  жужжание,  и  предмет, находившийся в верхней части
    колодца,  пошел  вниз,  скользя,  как  гигантский  поршень.  Управляемый
    невидимыми   машинами   колоссальный   беловато-серый   цилиндр   плавно
    опускался.  Вот  его  дно без толчка прикоснулось к полу. Остановившееся
    перед  Форрингтоном  сооружение  тускло  поблескивало характерным цветом
    дюралюминия.  В  общем,  это походило на колоссально удлиненную емкость,
    резервуар  для  нефти или бензина из тех, что стоят на заводах, станциях
    железных  дорог  и в местах добычи и переработки жидкого горючего. Швов,
    соединяющих  листы  металла,  не  было видно. Прямо перед платформой, на
    которой  стояли гражданин островной империи, немец и гражданин западного
    континента,  на  гладкой  сероватой  поверхности  цилиндра  тонкие линии
    очерчивали контур двери.

    Особое  чувство,  подсказывающее  нам присутствие людей за нашей спиной,
    заставило  Форрингтона  обернуться.  Действительно,  он был так поглощен
    созерцанием,  что  не  слышал,  как  на  платформе  молчаливо  скопилось
    человек  пятнадцать,  одетых,  так  же,  как  Хаггер,  в  белые  халаты.
    Серьезная  неподвижность  могла  напомнить  о группе хирургов, готовых к
    операции. Движение Форрингтона вызвало нечто вроде общего поклона.

    Со   стороны   было  бы  заметно  по  некоторой  небрежности  одних,  по
    чопорности  привета  других  и по подчеркнутости почтительности третьих,
    что  состав  белых  халатов  был  также  трехнациональным.  Но  на такое
    наблюдение сейчас Форрингтон был не способен.

    Он  видел,  что  его ждали, что происходит нечто особенное. Ничего этого
    он не предполагал. Сюрпризы Макнилла продолжались.

    -  Мои  сотрудники,  сэр  Артур,  -  Макнилл  сделал  рукой  полукруг, -
    некоторые  из  них,  новые  граждане заокеанского континента, продолжили
    работы,  начатые ими до войны под руководством господина Хаггера. Другие
    - мои и ваши соотечественники.

    Форрингтон  медленно  и  молча  поклонился.  Дверь  серого цилиндра была
    открыта - на этот раз ключом. хранившимся у Макгила.
                                       4.

    НЕ  СЛЕДУЕТ  ли  автору  извиниться перед читателем? Он описывает хорошо
    ему   известные  и  виденные  им  вещи,  невольно  пользуясь  привычными
    техническими  терминами.  Хотелось  бы,  чтобы  читатель увидел стройный
    стальной  лес,  стремящийся  вверх  на  громадную  высоту.  Внизу, среди
    колонн,  плотное  нагромождение  машин.  В  центре  возвышается уходящая
    ввысь   труба.   Правильная   цилиндрическая  форма  трубы  превращается
    перспективой  в  конус.  Большой  диаметр  делает  вблизи  мало ощутимой
    выпуклость  оболочки. Эта масса, очевидно колоссального веса, бесшумно и
    плавно   повинуется  управлению.  Однообразие  ее  поверхности  нарушено
    поясом  мощных  контактов, смотрящих из глубоких ячеек. Но общие размеры
    всего  окружающего  скрывают  размеры  деталей.  Только  открытая  дверь
    цилиндра  обнаруживает  его вместимость. Действительно, площадь его пола
    составляет  около  ста  шестидесяти  квадратных  метров. Там, не стесняя
    друг  друга,  могли  бы  стоять  двести  человек.  Однако цилиндр плотно
    начинен.  Оканчиваясь в шести метрах над уровнем пола, внутри закреплено
    несколько  труб  разных диаметров. Средняя труба - это мощный телескоп с
    экранами и с местами для наблюдений.

    Кругом  трубы телескопа пучком закреплены другие трубы. Оконечности этих
    труб  соединяются  с  находящимися на дне цилиндра емкостями, которые, в
    весьма  уменьшенном  виде,  напоминают  отдельные части расположенной на
    подземном   заводе   пирамидальной  батареи.  Опять  повсюду  извиваются
    электрические  кабели.  Алюминиевые лесенки ведут к нескольким площадкам
    с  пультами  управлений. Но площадки и пульты не закреплены, а подвешены
    на гибких сочленениях.

    -   Для   этой  трубы,  сэр  Артур,  мы  воспользовались  заготовленными
    германскими   артиллеристами   секциями  стволов  проектировавшейся  ими
    метательной  установки.  Она носила секретный шифр Гамма-II. Как видите,
    я   надеюсь,  Херр  Хаггер  и  другие  джентльмены  не  обидятся,  немцы
    продолжали страдать гигантоманией.

    -  Ja,  Ja, мистер Макнилл, сэр Форрингтон, я тоже люблю шутить, - почти
    перебил Макнилла скрипящий голос одного из новых американцев.

    В  группе  белых  халатов,  осклабившись,  кивала голая голова в золотых
    очках.  Сильные  стекла делали глаза неестественно большими. В маленькой
    толпе послышался одобрительный гул. Раздавались отдельные слова:

    -  Сэр  Артур  Форрингтон...  рады  вниманию...  херр  Хаггер .. великая
    заокеанская страна... люди науки... мистер Макнилл .. общие надежды.

    Томас Макнилл поднял руку:

    -  За  дело, господа, за дело! Прошу всех по местам, - говорил он, глядя
    на часы. - Продолжим начатую работу...

    Макнилл,  Форрингтон  и  Хаггер  поднялись  на  площадку под телескопом.
    Остальные  молча заняли свои, очевидно привычные места. Два белых халата
    остались  на  площадке.  Дверь была закрыта. Все плавно двинулось вверх.
    Макнилл  говорил,  Форрингтон  слушал его молча, ни разу не прервав речь
    хозяина.
                                       5.

    МЫ  КРАТКО  передадим  пояснения,  данные Макниллом Форрингтону. Труба в
    углу  крепостного  двора  была верхней частью цилиндра - небесной пушки,
    как  назвал ее Макнилл. При полном опускании пушки вниз труба скрывалась
    под землей.

    Более  чем  стасорокаметровая длина пушки была использована для усиления
    импульса  выбрасывания  того,  что  приготовлялось  в подземном заводе и
    получало  жизнь  и  направление в пушке. Когда пушка поднималась вверх и
    принимала  рабочее  положение  - Макнилл назвал его положением действия,
    низ  цилиндра охватывался стальной обоймой. Управление переходило внутрь
    после  того, как контактный пояс цилиндра соприкасался с таким же поясом
    в  обойме.  Обойма,  скользя в системе шестерен и подшипников, позволяла
    придавать  пушке весьма острые углы по отношению к плоскости горизонта -
    до  10°.  Вся  вместе  система  подражала  движению  человеческой руки в
    плечевом  суставе  и каталась в нем с легкостью глаза в орбите. Движение
    в  плоскости  горизонта  могло происходить по дуге немного более 270°, а
    именно  с  северо-востока  до  северо-запада. Сочетание движения в обеих
    плоскостях  позволяло  избрать  любую  точку  на небе. Движение обоймы с
    заключенным   в   нее   цилиндром  подчинялось,  по  желанию  оператора,
    комбинированному  управлению  фотоэлементов  с  часовым  механизмом. Эта
    система,    идея    которой   давно   используется   в   астрономических
    обсерваториях,   позволяла   пушке   преследовать   своим  жерлом  любое
    движущееся  в  пространстве тело - при условии или его большого удаления
    по   отношению   к  земному  шару  или  очень  медленного  движения.  За
    пролетающим  самолетом эта пушка не могла бы следовать, да это и не было
    целью конструктора. Меньшие пушки только еще предполагались.

    Управление  всей  системой движения и, что важнее, всеми процессами, для
    которых  было  построено это сооружение, осуществлялось одним оператором
    -  с  помощью клавиатуры, несколько более сложной, чем у пишущей машины.
    Клавиатура  передавала приказания второстепенным пультам управления. Эту
    часть  объяснений Форрингтон слушал не так уж внимательно. Ведь Макнилл,
    в  сущности,  только  увеличил масштабы, используя известное. Дальнейшее
    было более интересным.

    -  Должен признаться, cap Артур, что я использовал ваши советы не совсем
    так,  как  вначале  предполагал  я  сам.  С  помощью господина Хаггера я
    изменил  углы  магнитных  полей  и  последовательность  их  включения. Я
    получил  скорости движения обрабатываемых масс близкие к скорости света.
    Мы,  как  вы  понимаете, не пошли на риск. Правда, мы были предупреждены
    катастрофами в Р. и М-тоне.

    Макнилл улыбнулся. Хаггер сидел угловатой, неподвижной массой.

    -  Видоизменив  таким  образом  систему вашего циклотрона, мы настойчиво
    производили   атомную   бомбардировку.   Были  получены  новые  вещества
    значительных  атомных  весов,  не 238.07, как уран, но со значениями, во
    много  раз  большими.  Почти год тому назад мы дошли до 2480. Я полагаю,
    что  это  предел. Одновременно атомные ядра освобождались от электронов.
    Я  получил  новый  вид  материи. Хотя плотность ее далека от физического
    предела,  а  вес  -  от  абсолютного, но один кубический сантиметр этого
    вещества  весит  уже около сорока пяти килограммов. Освобождение атомной
    энергии наших новых веществ открыло перед нами новые возможности.

    Небесная   пушка  окончила  свой  подъем.  Был  слышен  хрустящий  шорох
    охватывающих  ее  нижнюю часть стальных челюстей обоймы. Общее освещение
    было   выключено.   Только  пульты  управления  освещались  лампами  под
    непроницаемыми  для  света  колпаками.  Повинуясь  приказу,  переданному
    Макниллом  по  клавишам,  инженер,  управляющий общим движением системы,
    начал  направлять  небесную  пушку  на  восток. Все стало перемешаться в
    вертикальной  плоскости. Пол рабочей кабины и казенная часть пушки стали
    уходить  вправо, а ствол - влево. Это перемещение не мешало находившимся
    в  пушке  людям.  Все пульты управления, висевшие на гибких сочленениях,
    сохраняли   горизонтальное  положение,  самостоятельно  подчиняясь  силе
    тяжести. Люди были неподвижны - система двигалась вокруг них.

    Движение  прекратилось. Чудовищная масса пушки чуть ощутимо вибрировала.
    Контрольные  аппараты  издавали  слабое  тиканье.  В  воздухе был слышен
    запах озона. Макнилл сказал:

    -  Сейчас  я  начинаю.  Прошу  вас, сэр Артур, наблюдайте за находящимся
    перед вами экраном телескопа.

    Появился  новый  звук.  Где-то, очень далеко в пространстве жерла пушки,
    металлический голос глухо тянул - оум, оум, оум, оум...

    Форрингтон,  сидевший рядом с Хаггером на легком жестком кресле, смотрел
    прямо  перед  собой.  На  экране  появилась луна. Сейчас она была такой,
    каким  земной  спутник  виден  в  телескоп  средней  силы. Руки Макнилла
    управляли  клавишами.  Голос,  тянувший  оум,  понизился  и ускорил свое
    бормотание.  Смотрящим  на  экран,  -  сэр Артур и немец сидели, а Томас
    Макнилл   стоял   сзади  них,  показалось,  что  они  несутся  вперед  с
    непередаваемой  скоростью.  Только  привычка Форрингтона к смелым опытам
    удержала  его  на  месте.  Челюсти  сэра  Артура  сжались. Пальцы крепко
    охватили  ручки  кресла.  Границы  желтовато-белого диска луны на экране
    мгновенно   расширились   и   выскочили   за  его  пределы.  С  какой-то
    сверхскоростью  они  мчались  к  луне  или  луна  мчалась к ним! Немного
    кружилась  голова;  чувствуя, как у него сжимается сердце, Форрингтон на
    мгновение  закрыл  глаза.  Когда  он  их  вновь  открыл,  на  него летел
    знакомый  кратер  Эратосфена. Еще мгновение, и удар! Движение прервалось
    внезапно...  Невольно  сэр  Артур  подался  вперед и почти коснулся лбом
    экрана.  Да!  Поверхность  луны  была  перед  ним  - так, как виден ярко
    освещенный  двор  из окна пятого этажа. Можно было сосчитать все трещины
    сухой, мертвой каменной плиты.
                              В ИНСТИТУТЕ ЭНЕРГИИ
                                       1.

    ЖЕСТКОЕ  семя,  раскрываясь в земле, выпускает слабый росток. Изгибаясь,
    он  пробирается к свету. Робкой жизни со всех сторон грозят жадные клещи
    жуков, колючие рты вечно голодных личинок-червей, острые зубы крота.

    Время  идет.  Уже встали посевы в труде и в борьбе. Теперь новое сильное
    племя  способно  защитить  свое место. Оно крепнет, жизнь - за ним! Но и
    червь  не  оставил  надежды  добраться  до корня. Он продолжает рыться в
    жирной земле. Пусть роет! Поздно!
                                    * * *

    Хотя  и  пустынно  в  августе в высших и прочих учебных заведениях, но в
    обширных  помещениях  институтов  есть  места, где каникулы не прерывают
    работы.

    Когда   августовским  утром  Федор  Александрович  и  его  сын  вошли  в
    вестибюль  Экспериментального  Корпуса  Института  Энергии,  их встретил
    приглушенный шум работы машины, доносящийся из-за высокой двери.

    Отец  и  сын  вошли  в  небольшой  зал  и  сделали круг около стоящей на
    бетонной подушке машины. Эта посещение входило в привычки академика.

    На  первый взгляд, здесь ничего не заслуживало внимания. Машина казалась
    обыкновенной  тепловой  машиной.  В ней можно было узнать даже отдельные
    части,  хорошо  знакомые  нам по школьным описаниям. Однако было в ней и
    существенное   отличие.  Специальные  щиты  отгораживали  топку  машины.
    Именно  эта  часть  отличала  машину  от ее предшественниц. Да и "топка"
    сама  мало  напоминала то, что мы называли этим именем в обычных машинах
    начала XIX века.

    Мы  не будем обременять читателя громоздкими техническими описаниями, он
    найдет  все  подробности  в  специальных научных и технических изданиях.
    Смысл  же  новой  системы  топки  заключается в том, что в нее некоторое
    время  тому  назад  было  помещено  некое  вещество.  Это  вещество было
    поставлено  в  такие  условия,  что  оно  превращало воду в котле в пар,
    давая  тепло  с  точно  заданным  постоянством,  само же почти не теряло
    своего первоначального ничтожного объема.

    Не  останавливаясь ни на минуту, эта паровая машина приводила в действие
    динамомашину,  питавшую электрической энергией Экспериментальный Корпус.
    По  старинной схеме машина была построена решением Федора Александровича
    не случайно, для облегчения наблюдения за простым механизмом.
                                       2.

    ПОДНЯВШИСЬ  из  вестибюля  на  второй  этаж,  отец и сын встретили Ивана
    Петровича, одного из старейших работников Института Энергии.

    - Доброе утро, как вы себя чувствуете, дорогой друг?

    В  свое  приветствие Федор Александрович вложил, казалось, особый смысл,
    потому что ответил ему его друг не сразу и не совсем обычно:

    -  Благодарю  Bас,  Федор  Александрович. Чувствую я себя превосходно! Я
    вот все думаю...

    Так   как   Иван   Петрович   сделал   очень  длинную  паузу,  то  Федор
    Александрович продолжил его мысль:

    -  Вот  и  отлично,  и я все думаю... Не пора ли нам уже начать заводить
    морских  свинок  и  белых  мышей  и остальное, что полагается? Да начать
    превращаться  на старости лет в физиологов. Не пора ли нам связываться с
    нашими уважаемыми коллегами из Медицинской Академии?

    -  Вот мы и обдумываем... - подхватил Иван Петрович - обдумываем... А не
    скажут  ля  нам  с вами, дорогой Федор Александрович, что мы, как бы это
    сказать,  ну,  словом,  на  старости  лет..  -  Иван  Петрович  не нашел
    подходящего слова.

    -  Ну,  что  же?  Отличимся  тогда всей компанией! - вмешался Алексей. -
    Ведь за последнее время об этом все говорят в Институте. Право же, папа!

    Алексей горячо продолжал:

    -  Все  говорят,  и  Асланбеков,  и  Рогачев,  и Минский, и Розова, и...
    словом, все! Ты знаешь, отец, как много мыслей у всех пробуждается...

    Они вошли в малую аудиторию.

    -  И вот что, папа! Я прошу тебя, прими решение теперь же. И обязательно
    включи меня, формально включи в эту работу...

    При  этих  словах  Иван  Петрович  повернулся к Алексею и дернул себя за
    бородку.

    - Я буду очень рад, - сказал он, - тема очень большая, дела хватит на всех.

    Федор  Александрович сел и задумался. Через минуту он посмотрел на своих
    собеседников:

    -  Да.  Мы  все  правы.  Однако  же...  Я  много думал об этом. Вот Иван
    Петрович  изволит помнить. Когда нам преподавали латынь, то латинист нам
    преподнес  миф о двуликом Янусе, как символ силлогизма и широты мысли: -
    одна  сторона и другая, а между ними вывод. Так легко видеть вещи. А мне
    ядерная  энергия  начинает представляться скорее в виде индусской богини
    Кали   в  ее  азиатском  богатстве  образа  плодородия.  Одна  голова  и
    множество рук - сила жизни во множестве проявлений...

    В  малой  аудитории  было  тихо.  Августовское солнце смотрело в высокие
    окна просторного зала.

    Федор Александрович продолжал:

    -  Да,  множество  проявлений!  Вот  видите, благодетельное, быть может,
    воздействие  на живые организмы! Что же? Вот Степанова сейчас здесь нет.
    А  он  тоже  пишет  мне  из Красноставской, между прочим, и следующее. -
    Федор Александрович достал из кармана пиджака письмо.

    -  Вот,  слушайте. Он пишет. "Как с новой темой? Со своей стороны думаю,
    что  пора  уже  ее  оформить  и  переходить  к  развороту  работ. К чему
    откладывать?".

    Академик аккуратно сложил письмо, и сказал:

    -  Хорошо.  Так ты, Алеша, хочешь работать с Иваном Петровичем? Давайте,
    начнем.  Считаю вполне своевременным собрать нашу коллегию. Вас же, Иван
    Петрович прошу быть докладчиком. Обменяемся мнениями, решим.

    Алексей, переключив телефон на диспетчерскую связь, сказал в трубку:

    - Федор Александрович просит всех в малую аудиторию.

    Иван Петрович, подергивая бородку сосредоточенно молчал.
                                       3.

    СОБРАЛИСЬ. Иван Петрович начал:

    -  Товарищи,  за  последние  месяцы  нашу  работу  сопровождают  явления
    неожиданного  характера...  Я  повторяю,  неожиданного...  Поэтому  мы с
    Федором   Александровичем  и  с  отсутствующим,  к  сожалению,  Михаилом
    Андреевичем  и  вот  с  Алексеем  Федоровичем  нашли  своевременным, так
    сказать,  уместным...  предложить,  обдумать...  да  и  ввести тему, так
    сказать, новую...

    После паузы Иван Петрович продолжал уже живее:

    -  Вы  все  помните,  как  мы  разрабатывали первые серии нашей основной
    тематики.    Возможности   случайного   и   интенсивного   возникновения
    неожиданных   энергетических   возмущений   грозили   операторам  самыми
    печальными   результатами:   начиная  с  поверхностных  поражений  кожи,
    способных  появляться  внезапно,  и кончая свертыванием крови, параличом
    нервной системы, распадом живой материи.

    Ныне  мы  овладели главными решающими дальнейшую работу этапами, то есть
    научились  изолировать  очаги  возбуждения  энергии. Разделяя явления по
    характеру  и  направлению,  мы  многие  наши  предосторожности отменили.
    Правильно ли мы поступили? Да, я отвечаю, правильно!

    Иван  Петрович  откашлялся.  Дальше  последовало  короткое  перечисление
    работ   за   пятилетие,   доказывавшее   правоту  докладчика.  Докладчик
    продолжал:  -  и  отсюда следует, что обработанный нами материал, в силу
    получения  им  новой,  именно новой структуры, действительно непроницаем
    для   всех   зарегистрированных   нами   проявлений  энергии,  а  потому
    аппаратура  из  него  служит изолирующей защитой, так сказать, экраном..
    Иван  Петрович опять запнулся. Подыскивая слова, он подергивал большим и
    указательным  пальцами  острую  бородку  (доился,  по  выражению дерзких
    первокурсников). Потом он продолжал:

    -  Однако,  последнее  полугодие знаменует себя в этих стенах явлениями,
    характера,  так  сказать...  - (опять досталось бородке!) - так сказать,
    скажем прямо, характера физиологического!

    Выпустив это трудное слово, Иван Петрович бойко побежал дальше:

    -   Позволю  себе,  в  некотором  роде,  подытожить!  Boт  наши  коллеги
    (следовали  имена)  изволили жаловаться на бессонницу, а потом сообщали,
    что  иной раз сокращают время сна до трех часов в сутки, что конечно, не
    похвально   и...  -  Иван  Петрович  сделал  внушительную  паузу,  -  не
    чувствуют никакого ущерба наоборот!

    Докладчик  перечислив  со  всеми  подробностями  ряд  случаев  повышения
    общего  тонуса жизни, работоспособности, бодрости и так далее, закончил,
    выпятив грудь:

    -  А  я  сейчас, уверяю, мог бы состязаться в быстроте бега по лестницам
    хотя  бы  с  вами, Марк Михайлович! - обратился он к моложавому смуглому
    брюнету с курчавыми волосами и с атлетической фигурой.

    Многоопытный  лектор  понимал, что иногда можно и развлечь аудиторию, не
    отклоняясь от темы.

    Конец    доклада   Ивана   Петровича   и   настроение   присутствовавших
    свидетельствовали   об   отсутствии   опасений.  Но  некоторые  пожимали
    плечами. Раздались реплики:

    -   Случайное   совпадение...  не  наша  область...  изоляция  тщательно
    проверяется...

    -  Позвольте  мне... - Федор Александрович встал. - Прошу меня извинить.
    За   многие  годы  нашей  совместной  работы  я  привык  важные  решения
    подвергать  предварительному широкому обсуждению. Следуя правилу древней
    мудрости,   гласящему  ex  dicusso  veritas,  мы  привыкли  к  ничем  не
    ограниченному  обсуждению. По этому сейчас я только в порядке постановки
    вопроса.  Относительно  принадлежности  области.  Согласен. Область - не
    наша.  Формально  -  не наша. Однако ограничиться формальной постановкой
    мы  никоим  образом  не можем. Во времена юности, как бы сказать, моей и
    Ивана   Петровича,   действительно,   область   энергетики  была  весьма
    ограничена.  Ныне  же  наша  советская  энергетика  - возмужалая отрасль
    мощной  советской  науки,  весьма  и  весьма  расширяющая  свою область.
    Поэтому  каждое  проявление,  подобное  описанному Иваном Петровичем, не
    должно  ли свидетельствовать именно о расширении нашей области, о некоем
    синтезе, который, я думаю, является конечной целью советской науки!

    Федор Александрович помолчал, ощущая приятную ему связь с аудиторией.

    Он  продолжал.  -  Прошу  позволить  мне  больше  не высказываться. Иван
    Петрович...   (поклон   в   его  сторону)  изложил  наши  мысли.  Считаю
    необходимым спросить, правы ли мы, вводя новую тему?

    Присутствовавшие явно выражали согласие.

    -  Итак,  считаю, что мы имеем право ввести новую тему. Разрабатывать ее
    придется совместно с физиологами и, надо думать, также и с биологами.

    -  Рабочую  программу нужно будет разработать без спешки, обдумать, кого
    из   наших  коллег  из  других  отраслей  следует  привлечь.  Теперь  же
    свяжитесь...  -  но  тут Федор Александрович сам себя перебил. - Кстати,
    кто  читал  в  одном  из  последних выпусков Трудов Медицинской Академии
    весьма   интересную   статью:   "К  вопросу  о  некоторых  электрических
    явлениях, наблюдаемых в крови живых организмов"?

    -   Это  профессора  Станишевского,  из  Обска?  Я  читал  статью  очень
    внимательно,  папа!  -  ответил  Алексей,  - я думаю, что, в свое время,
    придется его привлечь обязательно к нашим работам...

    Уже  несколько  минут  в аудитории, за спиной Алексея Федоровича, стоял,
    подкравшись  на  цыпочках,  невысокий  мужчина  лет сорока. Это - Степан
    Семенович,  технический  служитель  Федора  Александровича,  выученик  и
    преемник,  ушедшего  на покой Ванина, того, кто долгие годы деспотически
    царил  в  служебных  кабинетах  академика и был знаменит среди студентов
    своим  выражением: "мы с Федором Александровичем сейчас заняты, извольте
    минутку обождать!"

    Воспользовавшись   первой   паузой,   Степан   Семенович  подал  Алексею
    распечатанную   и   развернутую  телеграмму.  Такой  порядок  был  давно
    установлен  Ваниным  -  распечатать, прочесть и действовать с разумом по
    содержанию.   Исключение   делалось  только  для  телеграмм  со  штампом
    "правительственная".

    Пробежав  глазами  краткий  текст, сын передал телеграмму отцу. Взглянув
    на три печатные строчки "молнии", Федор Александрович нахмурился:

    -  Тебе, Алеша, нужно немедленно отправляться в путь. Анне Александровне
    и Тате я сегодня ничего не скажу. Ты завтра меня извести, что там?

    -  На  аэродром  я  звонил,  Федор Александрович, - вмешался с привычным
    тактом  служитель, - место в Обск есть на два часа дня, я от вас сказал,
    чтобы удержали...

    Федор Александрович посмотрел на часы:

    - Тебе, Алеша, нужно поторопиться...
                                       4.

    ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО  в  этот  же  час Михаил Андреевич Степанов приближался к
    Москве.  Большой  пассажирский  самолет уже прошел над Волгой. Несколько
    часов  воздушного  путешествия  прошли  для  Степанова незаметно. Он был
    полностью  захвачен  своими мыслями. Глаза его смотрели не видя. Изредка
    глубокая сосредоточенность прерывалась движением или взглядом вниз.

    Вот  сейчас  почему-то  вспомнились  Михаилу  Андреевичу  потемневшая от
    косого  осеннего  дождя  высокая  кирпичная стена завода, длинный двор с
    почерневшими  от  первых  холодов  астрами  на клумбе у проходной. Запах
    машинного    масла    и    металла,    голоса    товарищей    по   школе
    фабрично-заводского  ученичества.  Ясно  представился секретарь парткома
    Веденеев  на  трибуне заводского собрания. Заканчивая доклад он говорил:
    будем, как Ленин...

    Вспоминаются  годы  учебы. Сейчас, пожалуй, не поймешь, почему ему никак
    сначала  не давалась тригонометрия Синус, тангенс. Потом как-то вдруг не
    стало трудности.

    Самолет  сильно  подбрасывает  вверх,  потом  он  падает  вниз.  В  ушах
    неприятное ощущение, давит...

    Мысли возвращаются к своей заботе:

    ...Хиросима,  Нагасаки.  Два  грандиозных  пожара.  Люди  гибли,  как  в
    муравейниках,  облитых  керосином.  А вот в Бикини пожара не было... Как
    же  там  было? Собрали десятки старых военных судов. Людей на этих судах
    не  было,  только  козы - для опыта. После атаки атомными бомбами кто-то
    выражал  разочарование  -  даже  почти  все  козы  остались целы. Но они
    умерли  на  следующий  день!  Живые существа были убиты удобно и просто,
    без пожара, без взрыва...

    А  сколько  же  людей, сколько рабочих семей голодают для того, чтобы за
    их  счет делали атомные бомбы? Десятки тысяч, сотни тысяч? А не сотни ли
    миллионов?

    И  при  этой  мысли  пальцы  рук Михаила Андреевича сжимаются в кулаки и
    напрягаются мускулы: - Клопы! Кровососы!

    Степанов  смотрит  на  часы.  Скоро Москва. В маленькое окно внизу видна
    лента черной воды в размытых контурах берегов.
                                       5

    В  ЧЕТЫРЕ  часа  этого  же  дня доктор технических наук Михаил Андреевич
    Степанов,   только  что  при  бывший  из  Красноставской  энергетической
    станции  особого  назначения,  после сорокаминутного ожидания был принят
    министром.

    Молодой  ученый  кратко  доложил  ограниченному числу присутствовавших о
    наблюдениях  Красноставской. Доклад слушали внимательно. Министр изредка
    кивал головой, глядя на докладчика.

    - Итак, ваш вывод? - спросил он когда Михаил Андреевич кончил.

    -  Не  исключаю  возможность  агрессии,  хотя  не имею для этого никаких
    данных.   Кроме   одного   -   явления  впервые  наблюдаются  над  нашей
    территорией!  Поэтому  Красноставской  даны  указания  во  всех  случаях
    ставить щит.

    Очевидно,   что   в   слове   "шит"  содержалась  условность,  известная
    присутствовавшим, так как министр не попросил объяснений.

    Михаил Андреевич продолжал:

    -  Красноставская  вынуждена  брать  энергию  от  Соколиной Горы в таких
    размерах, что это снизит обеспечение производящихся там работ...

    Но министр прерывает:

    -  Вы скачали, агрессия? С вашей точки зрения, так сказать физически это
    можно  назвать  так. Агрессия, то есть какое-то вторгающееся явление. Но
    в  более  широком смысле слова, если ваши догадки справедливы, это можно
    назвать  только  авантюрой. Несколько своеобразной, но, в сущности, мало
    отличающейся  от  других  авантюр.  Кто-то  хочет прощупать нас и с этой
    стороны?  Вы  это  предполагаете?  Вы  к  этому готовитесь? Бдительность
    всегда  уместна!  Вы  помните слова: от попытки развязать войну до самой
    войны  -  дистанция  огромного  размера.  Да,  силы  наши велики... А вы
    можете указать точку касания волны к нашей территории?

    -  Только  квадрат  со  стороной не меньше тысячи километров, - отвечает
    Степанов.

    - Вы обсуждали это у себя в Институте?

    - Нет, я только что прибыл.

    -  Конечно,  все  это достаточно интересно и я прошу вас передать Федору
    Александровичу   приготовить   доклад  также  и  по  этому  вопросу  для
    предстоящего совещания. Вы успеете?

    - Да.

    Министр спрашивает:

    -  Как  себя чувствует Федор Александрович? Я не видел его уже почти три
    месяца!

    Этот вопрос смягчает напряженность. Министр продолжает:

    -  Вам  нужно  тщательно  беречь  его.  Да,  тщательно  беречь! Ведь вы,
    молодежь, бываете часто беспощадны к нашему брату, старикам!

    Михаил Андреевич чуть запальчиво заступается ли любимого учителя:

    - Мы его совершенно не считаем стариком.

    -  Не  считаете,  вы всех считаете молодыми... А он отдыхал в этом году?
    Кто об этом должен думать? Вы должны об этом думать, молодые люди!

    -  Он  не хотел, - оправдывается Степанов, - мы его просили, он наверное
    согласится  после  конца  приемных  испытаний в Институте и после начала
    учебного  года.  Он любит общение с вновь поступившей молодежью. Ведь вы
    же его знаете!

    -  Вот  мы  его  недели через три по-дружески обяжем. - И министр сказал
    своему референту: - Запишите в важные и напомните мне, если я забуду!

    -  Как  ваша  новая,  особенная,  как у вас ее называют, тема? - спросил
    министр.

    -  Мы  имеем  право  ожидать  очень интересных результатов... - и Михаил
    Андреевич   рассказал   о   замеченном   несколько  месяцев  тому  назад
    своеобразном  действии  одной  из  опытных  энергетических  установок на
    состояние  обслуживавших ее работников. Установка была предназначена для
    других  целей,  а  ее  возбуждающее  действие  на  людей вначале вызвало
    тревогу   за   качество   изоляции.  Однако  Федор  Александрович  решил
    поставить наблюдения. Здесь министр перебил Степанова:

    -  Я  слышал,  что вы и сын Федора Александровича особенно настаивали на
    развитии этой темы?

    -  Может  быть,  это  не совсем так. Федор Александрович утвердил состав
    инициативной  группы  и  назначил  ее  руководителем  Ивана  Петровича -
    потому  что  он  очень  возражал против такого направления работы. Федор
    Александрович  хорошо  знает  Ивана Петровича. Теперь Иван Петрович стал
    ярым сторонником нашей новой темы.

    Увлекаясь, Михаил Андреевич закончил словами:

    -  Мы  убеждены в том. что советская наука находится на пороге получения
    возможности  благотворно  воздействовать  на живые организмы, повышая их
    силу  и  работоспособность.  Может  быть,  удастся  подойти  к  проблеме
    долголетия...

    Когда Степанов простился и вышел, министр проводил его задумчивым взглядом.

    - Растет, выросла смена всем нам, - сказал он ни к кому не обращаясь.

    -   Уже  выросла  и  будет  расти,  -  подтвердил  его  товарищ,  бывший
    конноармеец гражданской войны.

    -  А  не  думаешь  ли  ты,  Василий  Васильевич,  что  нам с тобой, если
    захотим,  можно  будет  дополнительно,  сверх  нормального  срока жизни,
    поработать? Прикажут подольше жить?
                                    * * *
                                       1.

    ОТНОСИТЕЛЬНО  новое  здание,  построенное  в третьем десятилетии XX века
    стоит  на  одной из центральных магистралей города. Семь высоких этажей,
    большие,  почти квадратные окна внизу, выше - квадраты расплылись вширь;
    на   фасаде   ложные   колонны   с   капителями,  два  ряда  балконов  -
    архитектурное  украшение.  Перед  зданием  лежит  плоский  асфальт новой
    площади.  Из  окон  видны:  слева  - кирпичный массив с острыми крышами,
    стиль  весьма  смешанный, затем узкий, крутой, мощеный брусчатый подъем;
    справа  -  очень  крепкие  кирпичные  стены старинной крепости. У здания
    ждут  автомобили  чуждых  городу марок. На тротуаре охрана. Один или два
    человека в синей с красным форме, шнур пистолета, погоны.

    В  этом  здании  люди работают и некоторые из них там же живут - все это
    под  охраной  международного права. Они в чужой стране, они представляют
    здесь  свою далекую родину, и... наблюдают жизнь. Много пишут, сообщают,
    доведят  до  сведения и, - как бы сказать на языке международного права?
    Ну,  исследуют,  что  ли?  Узнают, изучают, расспрашивают?.. Нет, все не
    подходит...  Скажем  прямо,  они  так же и... впрочем, не будем говорить
    прямо,  в дипломатии нужно уметь понимать без слов, это первое; второе -
    ведь  не  все  же,  наконец,  нарушают  этику международных сношений. Мы
    против  огульных обвинений, нет, мы уверены, что исключения подтверждают
    правило.   Вы   же,   друзья  читатели,  сумеете,  по  совести,  вынести
    заключение. Дело ваше!

    Итак,  в  этом  здании,  третий этаж, окно на фасад, в деловом кабинете,
    длилась  беседа.  Судя  по  состоянию пепельниц, наполненных не окурками
    сигар,  -  зачем,  ведь русский табак знаменит во всем мире, и так легко
    курятся душистые папиросы, - разговор должен был приближаться к концу.

    -  Итак,  дорогой  Лайдл, могу вас заверить, что я в состоянии выполнить
    просьбу  нашего  высокоуважаемого мистера Томаса Макнилла. Повторяю: ему
    нужен  некто,  мужчина,  техник,  образованный,  здоровый, внимательный,
    осторожный,  ловкий.  Цель  - дальняя поездка и точные наблюдения. Такой
    человек у меня есть.

    По  взаимному положению, сказавший это - хозяин, а Лайдл - гость. Внешне
    и  внутренне  говоривший - это тип дельца, которых в далекой заокеанской
    стране,  выдвигают  две  близкие  силы,  или  два способа игры - биржа и
    выборы.  Коренастый,  массивные  плечи,  тяжелые  черты гладко выбритого
    лица.  Много  уверенности,  много деловой хватки, много решимости, очень
    деятелен.

    Лайдл  -  кажется полной противоположностью. Высокий рост, стройное тело
    атлета,  правильное  лицо,  густые,  каштановые  волосы,  гладкая свежая
    кожа,  блестящие  зубы.  На  вид  ему едва тридцать лет, на самом деле -
    немного  за сорок. Мистер Лайдл любит искусство. Сборник статей об эпохе
    Ренессанса  в  изысканно-стильной  обложке был встречен ценителями очень
    тепло.  Образованный  гражданин  западного  континента  неожиданно сумел
    найти  нечто  новое  на  истоптанной  почве  Италии,  он  смог под своим
    оригинальным  углом  увидеть хорошо знакомую область. Было много лестных
    отзывов   печати.  Книгу  Лайдла  цитировали.  Свободная  поза,  изящные
    руки... Нет, положительно, мистер Лайдл хорош...

    -  Но  мистер  Макнилл  пишет,  -  говорит  Лайдл, - что этот... человек
    должен  быть  на  месте  непременно  в последние дни июля. Остается мало
    времени,  а  мистер  Макнилл  сама точность. Ваш человек может опоздать!
    Ведь это в Азии.

    И голос у Лайдла очень приятен.

    -  Сегодня  -  его  позовут,  завтра  -  выезд. Дорога - три дня. Успеет
    приехать,  осмотреться и приготовиться. Этот голос хрипл и резок. Это не
    Лайдл. Все. Лайдл встает. Пожимая ему руку, хозяин спрашивает:

    -  Сегодня  опять  в  музеи?  Ведь  вас  патронирует  эта невестка, нет,
    племянница    известного..?    -    (Была    названа    фамилия   Федора
    Александровича.)  -  Что  же,  по  старой  английской поговорке, и кошка
    может смотреть на короля!

    Он продолжает:

    - Красивая женщина, а?

    Мистер Лайдл слегка морщится.

    -  Да,  у  них  есть  красивые  женщины.  Можно  понять  некоторых наших
    соотечественников.

    - Зачем она работает, ей, очевидно, нужны деньги?

    - У них здесь считается приличным работать.

    -  Красивой  женщине  всегда  нужно  много  денег.  Я бы не отказался от
    информации   из  окружения...  (и  опять  была  названа  фамилия  Федора
    Александровича).

    Мистер Лайдл еще больше морщится:

    - Я полагаю, что мой прекрасный гид не захочет выполнять эту роль.

    Мистер  Лайдл делает шаг. Он готов проститься. Вдруг он останавливается.
    Что  с  ним?  Выражение лица мистера Лайдла резко меняется. Он больше не
    морщится. Брови сходятся. Очевидно, его заняла новая мысль.

    Его  собеседник,  коренастый  мужчина,  широко  расставив ноги и засунув
    глубоко руки в карманы пиджака, пристально смотрит на него.

    Странно,  но эти два таких разных человека внезапно стали как-то похожи.
    Сейчас в них явно видны общие черты. Мистер Лайдл говорит:

    - Слушайте, дорогой Смайльби, вы даете мне новую мысль.

    Мистер  Смайльби  опускает  углы  губ  и  оскаливает  зубы.  При большом
    желании,   это   похоже  на  человеческую  улыбку.  Чувствуется  желание
    выразить удовольствие.

    Мисгер Лайдл продолжает, а голос его звучит по-иному:

    -  Вы предлагаете мне дело. Я честен и не хочу вас обмануть. Я тоже могу
    предложить  вам  дело.  Услуга  за  услугу.  Эта  женщина...  мне нужна!
    Помогите мне, а я помогу вам.

    Мистер Смайльби вытаскивает правую руку из кармана и сует ее Лайдлу:

    - Я знал, что вы меня поймете. По рукам!

    Они опять садятся. Это - деловой разговор.
                                       2

    В  НЕДАЛЕКОМ  прошлом  он,  Толя,  Толечка  или  Толька  для  девушек  и
    приятелей,   а   для   постороннего  мира  товарищ  Заклинкин,  Анатолий
    Николаевич,  молодой  инженер,  был человек, как человек. Так по крайней
    мере казалось на первый взгляд.

    Семейство  было  весьма практичное, как справедливо говорили соседи. Все
    больше  -  в  дом, а из дома - ни, ни! Ну, взять хотя бы мать. Сумела же
    после,   скажем,   весьма   пестренькой,   нэповской   жизни   смазливой
    продавщицы, удачно замуж выскочить - за недалекого умом бухгалтера.

    Супруг  оказался  очень удобным и охотно жил в послушании у жены, таская
    как  крыса  в  нору,  только  в дом, а ил дома - ни, ни! Дети. мальчик и
    девочка,  тоже  слушались  мамы  и  папы.  Воспитание получали хорошее -
    умываться, зубы чистить, быть чистенькими. Учиться - это обязательно.

    Собрался  было  Толя  под чьим-то дурным влиянием, после седьмого класса
    бросить среднюю шкалу, так что тут было:

    -  Ты  что  же, щенок, захотел быть грязным, захотел быть рабочим! Да ты
    мне не сын! Да в кого ты такой!

    "Дурачка"  приструнили,  добились  "сознания".  Солидная  к тому времени
    мамаша,  не  читавшая  в жизни ни одной порядочной книги, сумела внушить
    сыну, что представитель "интеллигентной" семьи может быть только инженером.

    Ленивый  сынок  сумел  окончить  среднюю школу, а в 1941 году перешел на
    второй  курс института. С началом войны в семье была большая тревога, но
    все  разрешилось  благополучно.  Первые  три  года провел Толя в далеком
    тылу,  в  одном  из  глубинных среднеазиатских городов, где даже не было
    затемнения.  Но  жить  пришлось самостоятельно, так как папа с мамой и с
    сестрой  эвакуировались  в  другое  место,  где  папа  устроился  весьма
    выгодно.  Хотя родители и посылали кое-что сыну, по мере возможности, но
    Толе пришлось "туго" - по его мнению. А в общем - время шло.

    Толя  начинал  приспосабливаться. Но года за полтора до окончания войны,
    произошла  у  способного  молодого человека ошибочка. Был он с небольшой
    группой  товарищей  командирован  в  район за продуктами для коллектива.
    Случилось  это  не  в  первый раз, но тут он особенно увлекся и проделал
    дополнительный  оборот  за  свой  страх и риск весьма выгодно, только не
    скрылась некрасивая, скромно говоря, проделка от товарищей.

    Товарищи   спуска   ему  не  дали,  и  вскоре  общественность  института
    потребовала   изгнания  Заклинкина  из  среды  советского  студенчества.
    Расставшись  с  науками, Толя сумел быстро приспособиться, устроившись в
    одно  учреждение агентом по снабжению. Но развернуть свои таланты ему не
    пришлось,  ибо  в  скорости  по  мобилизации  попал  на  формирование  в
    запасный  полк.  Соображая,  что  в такое время - главное, это сохранить
    свою  шкуру,  солдат  Заклинкин  от  офицерской  школы увильнул, так как
    "младший   лейтенант   -  это  весьма  рискованно".  Когда  же  в  конце
    предпоследнего  года войны Толя в эшелоне направлялся на фронт, он сумел
    устроить  себе  отсрочку:  вместе  с одним "бывалым парнем" он отстал от
    поезда.  Товарищи  уехали,  а новоявленные приятели явились к коменданту
    узловой станции. "За кипятком пошли, а эшелон, пока искали, ушел!"

    Заподозренные  весьма  справедливо  в  дезертирстве,  "от  ставшие" были
    арестованы.   Разбирательство  длилось  около  двух  месяцев.  Заклинкин
    Анатолий  сумел  оправдаться  от  обвинения  в  дезертирстве,  вновь был
    послан   на  формирование  и  попал  на  фронт  к  тому  моменту,  когда
    раздавались последние выстрелы.

    После  демобилизации Толя Заклинкин вернулся в столицу. Папаша с мамашей
    остались  на  новом  месте,  где хорошо прижились и пообросли. Сестренка
    там  же  "удачно"  вышла  замуж.  Заклинкин  сумел отстоять семейные две
    комнаты.  Пользуясь  общим  вниманием,  которым  были  окружены  солдаты
    победившей  армии,  Заклинкин устроился в институт, не в тот, откуда его
    выгнали  товарищи,  а  в  другой.  Учился  он  еще два года, без больших
    успехов  и  желания,  но нужно было окончить образование. Вот и диплом в
    кармане.  Толя  и  тут  не  растерялся.  Мастером  на  заводе  тянуть до
    сменного  инженера?  Что  это  дает?  "Рыжих нет!" Устроился в проектную
    организацию.

    Как-то  жарким  летним  днем,  привычно  зайдя в кафе по дороге с работы
    "опрокинуть"  кружку  пива.  Толя  увидел  за столиком Римму - из "своих
    девчонок".

    Туфли  на  очень  высоких каблуках, длинный жакет с широчайшими плечами,
    волосы  - "сейчас была у парикмахера", брови подщипаны и наведены, губки
    подмазаны - "девушка, что надо!".

    Хотя  Римма и не музыкальна, но у нее четыре голоса. Первый, грубоватый,
    скажем  мягко,  служит  для магазина, автобуса и так далее: "Куда прете,
    старая  дура, в крематорий пора". Второй, отрывистый, для домашних: "Ты,
    мама,  ничего не понимаешь, пережила, по дай, отнеси, я устала!" Третий,
    крикливый,  вкоридоре  квартиры,  чтобы слышали соседи: "Это невозможные
    люди,  никакой  культуры  нет,  я  не  понимаю,  как  ты, мамуленька, их
    выносишь!"  А  четвертый,  для  тех, с кем нужно поддерживать отношения,
    поет  как скрипка или нежная флейта: "Машенька, душка, какой бостончик я
    видела, мечта!" Или: "Семочка, милый, пойдем в оперетту..".

    Хорошенькая   Римма  встретила  Толю  флейтой:  "Толечка  пришел,  какой
    случай..."  ("случай"  -  звучало,  как  "слючай"). Заклинкин подсел. За
    столиком  с  Риммой  был  человек,  ничем  не  замечательный.  По-русски
    говорит, как все, а оказался иностранцем!

    Чокнулись,  выпили.  Толечка  по  какому-то  поводу  ругнул  что-то свое
    родное,  критикнул.  Выпили  снова.  Анатолий Николаевич, желая показать
    широту своего кругозора, похвалил зарубежные порядки.

    Засиделись.   Длинно  обедали.  Иностранец  за  все  заплатил.  Анатолий
    Николаевич,  доставая  бумажник, чуть-чуть поломался: "Мы, инженеры...".
    Проводили  Римму.  Заклинкин  (они  с  иностранцем уже почти доходили до
    "ты")  остался  доволен  неожиданным  вечером. В субботу Римма позвонила
    Толечке  на  работу. На завтра втроем поехали на канал. Заклинкин поехал
    -  Римма  обещала  пригласить  подругу,  но  та  "не  смогла". Купались,
    загорали  на  пляже. У иностранца был с собой толстый портфель с вином и
    закусками.   В   общем,   время   провели  хорошо.  Толечка  только  раз
    подосадовал,  что  Риммина  подруга  "обманула".  Кончали на "поплавке",
    платил  иностранец.  Заклинкин  опять  поломался,  но  у нового приятеля
    обнаружилась  такая  пачка сторублевок, что у Толи сразу дыхание сперло,
    пересохло  во  рту,  а внутри что-то екнуло и заныло. Расстались старыми
    друзьями.  Условились  -  в среду, в восемь в Сокольниках! Римма обещала
    быть "обязательно же" с подругой.

    В  парке  Риммы  на  условленном месте не оказалось. Друг-иностранец был
    один.   Подосадовали...  Чуть  подождали...  Приятель  потянул  Анатолия
    Николаевича  в  ресторан  и,  в  ожидании "девушек" они заняли отдельный
    кабинет.  Выпили.  Риммы  с подругой все не было. Ругнули девушек: "всем
    им одна цена".

    За  ужином  иностранец  говорил  о  цивилизации,  о  великой заокеанской
    империи,  о  будущем  "конфликте",  о  том, что тот, кто сейчас поможет,
    приобретет  право  потом на многое рассчитывать. Потом он весьма солидно
    сделал   Заклинкину   серьезное   предложение,   и   уважаемый  Анатолий
    Николаевич его принял!

    Однако  Заклинкин  -  человек  реальный.  "Надежд"  -  для  него мало. И
    Заклинкину  были  предложены не только "надежды", но и крупные деньги. И
    за   что?  Он  счел,  что  за  вздор,  за  пустяки!  Уважаемый  Анатолий
    Николаевич  должен  был,  для  начала,  скопировать  у "себя", в "своей"
    проектной  организации,  несколько  чертежей станков. Не секретных, всем
    доступных,  рассылаемых  по  почте  простой  бандеролью заводам. Ну, еще
    писал  характеристики  на  товарищей,  сообщал о структуре министерства.
    Ведь   чушь,  все  это  всем  известно,  ничего  серьезного.  У  Толечки
    появились  новые  костюмы,  галстуки, запонки, ботинки. Позволял он себе
    кое-что  очень осторожно, пользуясь советами своего нового друга. Такими
    мелкими,    глупыми,    по    его    мнению,   поручениями,   Заклинкина
    необременительно занимали первое время.

    Но  через  полгода  Толечка  мог бы вспомнить некрасовское "Кому живется
    весело,  вольготно  на  Руси",  -  то место, где мужички, сидя у реки на
    бревнышках  приговаривали,  что величайший грех - грех Иудин! Хотя поэму
    в   школе   и   проходили,  но  до  Толи  Некрасов  не  "доходил".  Учил
    механически, а зря! Коготок увяз прочно!

    -  Довольно  дурака  валять!  Время  прошло!  -  однажды  сказал ему его
    друг-иностранец своим отличным русским языком, только тон изменился.

    - Теперь вы будете делать дело! - и "ты" уже не было.

    А  у  Толи не было выбора. Пришлось ему заняться делами, где были и риск
    и  опасность.  Платить стали меньше, как на зло! Пути назад Заклинкин не
    нашел.  За  эти  полгода  в  хозяйских  руках накопился архив - пусть из
    пустяков,  пусть не на высшую меру, но все же, как жернов, пригодный для
    надевания на Толину шею.

    Это  все  ему  очень  ясно объяснили в хорошем переводе на русский язык.
    Разумеется,   была   всегда  открыта  дорога  откровенного  признания  и
    покаяния,  - тяжкий путь. Заклинкины такого пути не понимают и ходить по
    нему  не  могут...  Анатолий Николаевич Заклинкин привык, осмелел и, под
    конец,  стерпелся,  сжился  со  своей  ролью. Пребывание на бюджете двух
    государств, - за счет разных кредитов и по разным статьям, - продолжалось.
                                       3

    ВСКОРЕ  после ухода мистера Лайдла, через калитку дворовых ворот здания,
    смотрящего  своими  почти  квадратными  окнами  на  новую  площадь  и на
    древнюю  крепостную стену, вышел человек. Скромный, столь обычного вида,
    в   таком   простом   коверкотовом   костюме,  с  таким  примелькавшимся
    портфельчиком,  что  он  сразу  затерялся  в  утреннем потоке пешеходов.
    Кто-нибудь из Могэса, Мосгаза, Райкоммунхоза...

    Коверкотовый  костюм с портфелем направился по тротуару налево, дождался
    на   углу  очень  широкой  улицы  зеленого  света,  спокойно  прошел  по
    пешеходной  дорожке.  Человек,  не  спеша,  по  всем  правилам  уличного
    движения,  взял  под  прямым  углом направо через вторую широкую улицу и
    вошел  в  вестибюль  метро.  Через  минуту  он  набирал нужный ему номер
    диском автомата в телефонной будке:

    -   Товарища  Заклинкина  попросите,  пожалуйста...  Товарищ  Заклинкин?
    Что-то  у  вас голос охрип... Говорит инженер Степаненко. Есть работенка
    .  Да,  у  нас  силенки  нехватает...  Да, работа срочная... как всегда,
    платим  сразу  против счета... Нет, уж вы выручайте... Так подъезжайте к
    нам... Через часок можете? Ну, пока!

    Московский телефон-автомат! Что только не выносят его жидкие будочки!

    Инженер  Степаненко  открыл  застекленную  дверь,  перед  которой успела
    скопиться  очередь  из  двух женщин и одного мужчины. Так всегда бывает,
    когда вы торопитесь!

    -  Вот  мужчины всегда быстро, а как такая заберется... - заранее бурчал
    мужчина в очереди, с ненавистью смотря на входящую в будку даму:

    - ... Просил, так ни за что не уступит.

    Инженер   Степаненко   понимающе   подмигнул   недовольному  гражданину,
    посмотрел  на  часы,  -  простенькие кировские в карманчике брюк, взял в
    кассе  "туда  и  обратно"  и  по переходам и по коротенькому эскалатору,
    спустился  на  платформу.  По  новым  переходам и по длинному эскалатору
    скромно погрузился совсем глубоко, в нижний этаж.

    Несколько   раз   растворившись   в   поспешно-кипящей   толпе,  инженер
    Степаненко  вновь появился и рассеянно очнулся у собирающихся закрыться,
    уже  шипящих  после  "готов",  дверей  поезда.  Он  в последнюю четверть
    секунды  довольно  ловко,  не  ущемляясь,  скользнул  между соединяемыми
    пневматикой  створками  и вжался в плотную массу. "На следующей встаете?
    - "Встаю!" - ответил он.

    На  "следующей"  инженер  Степаненко  вышел,  слегка задержался, пересек
    платформу  и  поехал в обратном направлении. Так он, незаметно скрываясь
    в  толпе,  проделал  еще несколько раз, пока hp убедился, что около него
    уже  давно  нет  и  не  может  быть  ни одного из тех, кто его окружал в
    начале  его  путешествия.  В  худшем  для  него случае, со стороны могло
    показаться   только  одно  -  рассеянный  провинциал  тщательно  изучает
    станции метро.

    "Часик",  тем временем, приближался к концу. Маневры инженера Степаненко
    привели  его  на  пятьдесят  восьмой  минуте  к нужному пункту. Столь же
    точно  лавировал и товарищ Заклинкин. Идя с деловым видом, таким обычным
    и незаметным на улицах столицы, они разговаривали:

    - Вы завтра уезжаете!

    - Куда?

    - В Обск в оттуда дальше, в район. В указанной точке пробыть десять дней!

    - Не могу!

    - Получите задание и деньги.

    - Да, право же, я не могу. Андрей Иванович!

    Инженер Степаненко, оказывается, имел имя и отчество, как все.

    -   Не   говорите   вздора.   Сегодня  возьмите  отпуск  без  сохранения
    содержания, завтра выезжайте.

    -  Да  вы на меня посмотрите. Честное слово, болен. С утра было тридцать
    восемь.  Я на работу сейчас пришел только, чтоб передать чертеж. Вы меня
    случайно застали.

    Они  вошли  в  пивную. Пусто. Сели за маленький стол. Инженер Степаненко
    молча  смотрел на инженера Заклинкина и покачивал головой, пока официант
    откупоривал бутылки и ставил стаканы.

    -  Я  и пить не могу, - сказал Толя, отставляя не допитый стакан темного
    пива, - во рту противно...

    Пришлось  верить  "честному" слову. А другого под рукой не было! Другого
    подходящего не оказалось! Недлинный список легко было проверить и взвесить.

    В  том  доме с почти квадратными окнами, умели по случаю и необходимости
    умно  преувеличивать  и  разум  но  преуменьшать.  Кажется  это  один из
    законов   дипломатии.   Инженер   Андрей   Иванович  Степаненко  обладал
    способностью  циркулировать  лишь  в  Москве и в пригородах. Двинуть его
    дальше могла только чрезвычайная необходимость

    Просьба  же  Макнилла,  при  всей  своей краткой ясности, была несколько
    зашифрована  для  собеседника  мистера Лайдла. Она не казалась чрезмерно
    важной, требующей особых мероприятий.

    Поэтому,  когда  в  доме,  смотревшем  на  новую  площадь,  на старинную
    крепость  и  на  то,  что  за  стенами  своими почти квадратными окнами,
    инженер   Степаненко  докладывал  коренастому  дипломату  о  неожиданном
    затруднении,  было  решено:  Заклинкин  полетит в Азию когда поправится;
    Макниллу   же   будет  известно,  что  нужный  человек  уехал  точно  по
    расписанию.  Это  называется  спасать  лицо!  Во  время  доклада  звучал
    здоровый  заокеанский  акцент  и  инженер Степаненко отзывался на вполне
    заокеанское имя. Все это - тайны "дипломатии".
                                       4

    В  10-05  по  московскому  времени  в один из дней первой декады августа
    большой   пассажирский   самолет,  после  длинного  разгона  уплотняя  и
    рязрезая  воздух, тяжело поднялся с аэродрома, вскарабкался, мелко дрожа
    от  напряжения,  по  жесткому  кочковатому воздушному подъему под белое,
    легкое  облачко  и  энергично стал набирать быстроту, торопясь от Москвы
    на восток.

    Тридцать  два пассажира - один прибыл в последнюю минуту, - пять человек
    команды  и  полные  баки  горючего.  Ночевка  в Обске. завтра к вечеру -
    Ховановск.  Алексей  Федорович,  откинувшись  на  спину  мягкого кресла,
    летит  в Обск. Жаркий день. Машину болтает. Некоторые пассажиры страдают
    от  морской  болезни:  есть  родство  между  жидкостью  и газом. Алексей
    осваивается  с  лицами.  Большинство  -  командированные.  Две  женщины.
    Старшая  пассажирка  уже  успела сообщить, что летит к сыну в Ховановск.
    Сын там командует полком. Она, видно сразу, им очень гордится.

    Сосед  Алексея,  высокий  молодой  человек, лет 28-30, брюнет, выражение
    лица  любезное,  короткие  усики,  все улыбается, несколько развязный и,
    кажется,  легко  переходящий  в  фамильярность, уже успевший поболтать с
    молодой  пассажиркой,  предлагает  газету. Алексей Федорович благодарит,
    да, он сегодня не успел прочесть газету. Завязывается разговор.

    - А вы далеко летите?

    - В Обск...

    - Вообразите, какое совпадение, и я туда же!

    Жаркий  день,  воздушные  ямы,  болтает..  Алексей  Федорович, про себя,
    нисколько   не   интересуется   совпадением.  Но  разговорчивый  молодой
    человек,  придравшись к случаю, охотно, хотя его не просят, рассказывает
    о  себе  все: где работает, кем, где живет, сколько ему лет, где учился,
    когда  окончил,  у каких профессоров занимался. Все с подробностями и не
    особенно интересно.

    Алексей  Федорович слушает вежливо, но не слишком внимательно, и думает:
    "Славный молодой человек, не очень, кажется, умный, но зато открытый".

    ...Вверх...   Вниз...   Вверх...   Вниз...   Болтает...  Работа  моторов
    приглушена  двойными стенками плотного корпуса. Слушать и говорить можно
    без напряжения. Выговорившись, молодой человек вспоминает:

    -  И вот, все только о себе, позвольте познакомиться - инженер Заклинкин
    Анатолий  Николаевич!  Я тут прихворнул. Решил провести отпуск в Сибири,
    поправиться.  Знаете,  советуют.  Никогда  не был в Сибири. Говорят, там
    природа  хорошая  и  охота  мировая.  Я  хоть  липовый  охотник,  а хочу
    пострелять. Там, говорят, уток палками бьют.

    Решительно,  инженер  Заклинкин все о себе рассказал. Весь вывернулся. И
    Алексей Федорович был вынужден представиться.

    Молодой человек пришел в восторг:

    -  Как  же,  значит,  сын  известного...  и  сам  известный..  Кто же не
    знает...  все студенты обожают... Хотя он сам учился в другом институте,
    но...

    Не  любя  привлекать  к себе внимание, скромный в несколько застенчивый,
    Алексей  Федорович назвал свою фамилию по необходимости и тихо. Восторги
    молодого   человека,  громко  повторившего  известное  имя,  послу  жили
    ненужной рекламой.

    В  стране,  где до страсти любят искусство, имя актера, певца, балерины,
    писателя   иной   раз   затмевает   имя   ученого.   Но  фамилия  Федора
    Александровича   была  действительно  популярна.  В  этом  Заклинкин  не
    преувеличивал.  Широкая  публика,  правда,  как-то сливала отца и сына в
    одно  -  разница  в  перестановке  инициалов. В более узком кругу в сыне
    видели одного из достойных преемников отца.

    Недовольный   крикливой  рекламой,  Алексей  в  душе  извиняет  молодого
    человека  -  искренность подкупает. Узнав, что Алексей Федорович летит в
    Обск  в  связи  с  болезнью  брата,  причем  упоминается Чистоозерское и
    Лебяжье,  инженер  Заклинкин,  наконец,  кажется,  понимает, что можно и
    надоесть,  и  начинает  развлекаться  с молодой пассажиркой, предоставив
    своего нового знакомого самому себе и газете.

    Внизу  проходит  узкая Волга, степи, зеленые, поросшие мхом холмы Урала,
    заросли, вновь степи. Озера.

    Мерно  работают  моторы. Вверх, вниз - болтает... Горизонты скрываются в
    сумеречной  дымке.  Солнце  сзади.  Оно  близко  к  закату. Вот на земле
    железнодорожные  пути сходятся острым углом. Две колеи с запада и одна -
    с  северо-запада. В вершине угла - мост через широкую реку, текущую, как
    все  реки Сибири, на север. За мостом длинный город широко раскинулся по
    берегу.

    Вечереет.  Здесь  астрономическая  разница во времени с Москвой почти на
    два  с  половиной часа. По местному - половина девятого. Самолет идет на
    посадку.   Снижается,   начинает   описывать   круг.   Крен,  еще  крен,
    выравнивается,  сейчас  земля!  Алексей  Федорович  вспомнил  содержание
    телеграммы:

    "Николай  Сергеевич... был тяжело болен опасность жизни миновала прогноз
    положительный  тчк  Необходим  немедленный приезд близкого для выяснения
    причин серьезной болезни - Станишевский".

    Едва  заметен  толчок.  Колеса,  оторвавшись  днем  от  земли  в Европе,
    вечером вновь касаются ее в Азии.
                                    ПО СЛЕДУ
                                       1

    ПАВЕЛ  Владиславович  Станишевский  был  человеком  весьма  настойчивым,
    подвижным,  очень  деятельным. Интересовавшая его проблема не давала ему
    ни  минуты  покоя - или, если угодно, он не давал ей покоя, - до момента
    полного удовлетворения неугомонной любознательности.

    Впрочем,   Павел   Владиславович   вносил   тот   же   скорый   темп   и
    неукоснительную  требовательность  и  в  дела административные - клиники
    Обского  мединститута. Признаемся, что он порой и тормошил людей больше,
    чем  нужно,  и  шел  на  разные  хитрости для достижения цели. Особенную
    маневренность он проявлял при наличии сопротивления.

    В  нарушение  основных  законов  физики,  его действия явно превосходили
    противодействия.  В  ход  шли  обходы,  охваты,  клещи,  прорыв  в тыл и
    глубокие   рейды.   Устроив  противнику  -  больному,  коллеге,  местным
    организациям,  министерству  -  Канны,  да  что.  Канны  -  мелочь,  ему
    удавались  и  Сталинграды,  Павел  Владиславович торжествовал и умел так
    добродушно  разоблачить  сам  свои  "интриги", что на него в большинстве
    случаев особенно и не обижались. Победитель, он объяснялся начистоту:

    -  Чувствую  себя весьма виноватым. Повинную голову и меч не сечет. Дело
    было совсем без движения, теперь вы сами убедились, результат отличный.

    Недоброжелатели  и  враги  называли  его  иезуитом.  Доля  правды, как в
    каждой  кличке, в этом была - по проявлениям ловкости и настойчивости. В
    своей  сушности  Павел  Владиславович  был вежлив и внугренне, не только
    наружно.  Мастерски  обыграв  противника,  он  начинал  чувствовать себя
    виноватым.  Отсюда  потребность  в  повинных  излияниях,  что  далеко не
    всегда   уместно  и  нужно.  Недаром  и  справедливо  раздражался  после
    очередной  "победы"  один  из  его ассистентов, близкий друг и помощник:
    "опять извиняться будет, неисправим"...
                                       2

    АЭРОДРОМ  в  Обске  расположен  на  левом  берегу  реки. В сумерках двое
    прибывших  с  ховановским  самолетом  пассажиров переправились на речном
    трамвае в город.

    Степная  река  бурливыми  водоворотами несла в низких берегах желтоватую
    мутную  воду.  Август,  а  вода  стоит  высоко.  Истоки реки питаются на
    далеком  хребте  каскадами  глетчеров и, парадокс, река сохраняет горный
    режим  в  длинной,  голой степи, завися от летнего таяния дальних вечных
    льдов.

    Город  на  правом  берегу.  Наш  обыкновенный  город,  несколько  высших
    учебных  заведений,  десятки  средних  школ,  несколько  мощных заводов,
    несколько сот тысяч жителей и ни одного безработного.

    Алексей  Федорович  простился со своим случайным знакомым у двери номера
    в   новой,   четырехэтажной   гостинице.   Молодой   человек   сумел  не
    расспрашивать  Алексея  Федоровича  о его дальнейших планах, за что, про
    себя, тот ему приписал в аттестат:

    - Не так уже навязчив, каким кажется по первому впечатлению...

    А  Толечка чувствовал себя, как гончая, ветер случайно приносит смутный,
    но  интересный  запах. Собака принюхивается, соображая, а не пойти ли по
    следу. Толя начал кое-что сопоставлять. Школа!

    На  следующий  день  утром,  идя  в Обский медицинский институт узнать о
    месте  возможной  встречи  со  Станишевским, Алексей Федорович, кажется,
    видел мелькнувшую фигуру молодого инженера Заклинкина.

    Швейцар  института,  внимательно  и солидно выслушав Алексея Федоровича,
    сообщил:

    -  Павел  Владиславович  у себя наверху. Потом они собираются в клинику.
    Сейчас  они  очень  заняты.  Вы  их здесь обождите, они здесь пройдут, -
    Манеры Станишевского влияли и на младший персонал.

    Алексей  Федорович  спросил,  нет  ли  возможности доложить и, на вопрос
    швейцара,  назвал  фамилию.  Швейцары учебных заведений хоть и "простые"
    люди,  но  они  слышат,  читают,  обсуждают,  как  и прочие наши простые
    люди...  Услышав  имя,  почтенный человек стал вдвое солиднее: "Я сейчас
    доложу".  - в бойко пустился по лестнице, на втором шаге потеряв большую
    долю  своего  величия.  Алексей  Федорович шел за ним. Швейцар стукнул в
    дверь с надписью "Директор .." и, не дожидаясь ответа, открыл:

    - Павел Владиславович, к вам из Москвы...

    Услышав   фамилию,   Станишевский   бросил  бывшим  у  него  заведующему
    хозяйством и коменданту зданий:

    -  Прошу  покорнейше  извинить,  не имею возможности, окончим потом... -
    был  жаркий  разговор  об  ускорении  ремонта,  учебный год на носу, - и
    очутился у двери:

    -  Алексей  Федорович!  -  они  встречались  два-три  раза  на съездах в
    Москве,  -  я  бесконечно виноват за беспокойство. Моя телеграмма мучает
    меня  целые  сутки.  Я  думал  о приезде кого-нибудь из товарищей вашего
    брата...   Если   бы  я  знал,  что  это  вас  так  обеспокоит...  Но  я
    положительно счастлив вашему приезду!
                                       3.

    СЛУШАЯ  Павла  Владиславовича,  Алексей Федорович улыбался без признаков
    неудовольствия. Они сели. Станишевский продолжал:

    -  Во-первых, милейший ваш брат, Николай Сергеевич, здоров, рецидивов не
    опасаюсь.  Скоро  мы  ему позволим возобновить истребление уток, гусей и
    прочих...   во-вторых,   главное.  В  главном  прошу  извинить  мне  мое
    многословие...

    Станишевский   весьма   подробно  изложил  историю  болезни,  и  Алексей
    Федорович  слушал  его  очень  внимательно. В конце длинного сообщения о
    своих наблюдениях Станишевский резюмировал:

    -  Чувствую,  чувствую,  что  сейчас перебрасываются мостики между вами,
    энергетиками,  и нами, медиками. Эритроцит - не нейтральное тело! В этом
    проблема! Первая...

    Алексей Федорович утвердительно кивал головой.

    - Да, я читал вашу статью! - сказал он.

    -  Вы поймете меня, - продолжал Станишевский, - передо мной единственный
    в   мире   случай   молниеносного,  спонтанного  белокровия.  Целый  ряд
    совершенно  пока непонятных явлений! Я уверен, что причина пришла извне.
    Но   как,   что   вызвало  шок,  уничтоживший  эритроцит?  Какое  начало
    действовало  в  крови? Убежден, что наш драгоценнейший Николай Сергеевич
    может  помочь  в  установлении  причины  явления.  Но  увы, мой милейший
    пациент  скрытен  и  упрям.  Молчит.  Да  я  бы  его...  -  Станишевский
    улыбнулся,  потом  сделал  страшное  лицо  и  представил,  точно кого-то
    крепко трясет за грудь. Алексей Федорович кивал головой.

    Станишевский продолжал:

    -  Так  вот-с! Силы у меня в Чистоозерском расставлены так: во-первых, у
    меня  там  есть Лидия Николаевна, главный врач. Очень серьезный человек.
    На  нее  я  могу положиться, как на каменную гору! У нее помощницей одна
    из  лучших моих учениц. Я ее туда послал для начала. Считаю, что молодой
    врач  обязан  начать  на периферии. Научная работа от нес не уйдет. Так,
    вот, уважаемые коллеги звонят мне каждый день и... -

    Павел Владиславович вскочил и развел руками:

    -  ...и  ничего. Система наводящих вопросов не дает никаких результатов!
    Да я с ума сойду! Помогите же мне, Алексей Федорович!

    Станишевский помолчал, немного успокоился и заговорил опять:

    -  И  скажу  откровенно,  повинную  голову и меч не сечет. Посылая вчера
    телеграмму,  именно на вас я рассчитывал. Если бы вы не приехали, право,
    не  знал  бы, что делать? Вы уж меня, за потерянное время и труд, но имя
    науки, извините...

    Алексей  Федорович  не  поделился  со  Станишевским последними решениями
    Института  энергии  о новой теме. К чему волновать его раньше времени? В
    душе Алексей решил, что миновать Станишевского не придется.

    Решили,   что   Алексей   Федорович,   не   теряя   времени,  вылетит  в
    Чистоозерское   для  выяснения  всех  обстоятельств  загадочной  болезни
    Николая.  Но с аэродрома Станишевскому ответили, что в связи с уборочной
    кампанией  все  самолеты  с  утра  ушли  в  район, и обещали приготовить
    машину только на завтра.

    Алексей  Федорович проводил Станишевского в клинику. Это близко, пешком.
    Павел  Владиславович  взял  у своего дорогого гостя обещание пообедать у
    него  в  семье,  и  Алексей  пошел  на  междугородную телефонную станцию
    поговорить  с  отцом.  А  потом  бродил  он по улицам степного города со
    странным  чувством  воли  и  свободы,  которая  ощущается  при внезапной
    персмене  места  и  приносится воздухом широких азиатских степей. Пьянит
    великий простор чуткое сердце человека.
                                       4.

    ПАВЕЛ  Владиславович  не  был обижен семейным стьсм, женой - с молоду, к
    старости  -  верной  подругой  и  удавшимися  детьми. Он, будучи доволен
    больным,  иногда  спрашивал - "женаты?" или "замужем?". На отрицательный
    ответ  серьезно  шутил:  "Hапрасно,  напрасно,  могу прописать, средство
    мною лично проверено".

    Вечером,  у  входа  в  гостиницу  Алексей  Федорович  встретил  инженера
    Заклинкина.  Довольный  днем - действовал и отдых и перемена обстановки,
    -  Алексеи  Федорович  нашел  молодого  человека вполне приемлемым и сам
    пригласил  его  вместе  выпить чаю. За столом с обычной откровенностью -
    душа  нараспашку,  весь  навиду,  молодой человек рассказал о своем дне.
    Был  везде,  все  узнал, самый лучший район Чистоозерский. Замечательные
    места,  озера, камыши, масса дичи, особенно в селе Лебяжьем. Решил ехать
    туда.  Узнавал.  Отсюда автобусы ежедневно ходят в Чистоозерское, там до
    Лебяжьего   тоже   можно   доехать   без   большого  труда.  Правда,  до
    Чистоозерского  придется  ехать больше суток с ночевкой по дороге. Но он
    посмотрит природу.

    - Да, я вспоминаю, вы говорили, что у вас там брат заболел.

    - Он уже почти поправился.

    - Что же с ним было? - Толя умеет быть вежливым.

    - Что-то пока еще не определенное.

    -- Замечательно, давайте вместе устроимся на одну машину. Я похлопочу.

    - Благодарю, я лечу...

    - Так, значит, встретимся там?

    Пауза.

    Алексею  Федоровичу немного неловко. Как-то получается, что ему доступно
    лететь, а другому нет. Он сам предлагает:

    - Самолет двухместный, хотите лететь со мной?

    Молодой  человек  рассыпался  в  благодарностях.  Конечно,  конечно, так
    замечательно,  природу  он  увидит  сверху. Конечно, расходы пополам. он
    лезет  за  бумажником.  Алексей  Федорович  отклоняет,  молодой  человек
    настаивает.  Алексей  Федорович тверд. Внутренне он удовлетворен: сделал
    человеку  приятное,  да  и  денег  у  него  вряд ли очень много. Молодой
    инженер, в отпуске...

    Хорошо  на  душе  у Алексея Федоровича! Чарует его незнакомое до сих пор
    небо  Сибири.  Смотрит он, не зажигая света в своем номере, с маленького
    балкончика  на  августовские  желтые  черточки  падающих звезд в темном,
    высоком небе, и о чем-то думается ему просто, без мыслей.

    ОСТАВШИСЬ  наедине  в  своем  номере,  молодой инженер стал готовиться в
    путь.  Нужно  все  привести  в  порядок.  Он  поворачивает ключ в двери,
    вешает  на  стул  пиджак  и  ставит  его  спинкой  к  двери, чтобы через
    замочную скважину комната не была видна.

    Дверь  добротная,  без  щелей.  Стены  осмотрены.  Окно  находящегося  в
    третьем  этаже  номера  выходит  во  двор  и против него - часть корпуса
    гостиницы,  построенного,  как  говорят  строители,  в  форме буквы П. С
    помощью  бинокля  можно  увидеть  ярко  освещенную  внутренность номера.
    Здесь должна помочь занавеска.

    Теперь можно действовать.

    Вот  карта  области. Старая, названия с твердыми знаками и ятем, масштаб
    в  верстах  и  в дюймах, а не в километрах и в сантиметрах, 1 . 42000. В
    отношении   дорог,   лесов  и  населенных  пунктов  старая  карта  может
    подвести,  за половину столетия много перемен. Вода постояннее. Впрочем,
    и Чистоозерское и Лебяжье на карте обозначены.

    К  югу  от  Лебяжьего,  приблизительно  в восьми верстах, - в километрах
    будет  почти  то  же, - лежит неправильной формы синее пятно, обведенное
    гонкой  черной  чертой.  Оно  одиноко.  У  Лебяжьего  тоже  есть  озеро,
    меньшее. К северу, ближе к нему, показано еще несколько озер.

    У  одинокого  степного  южного  озера карандашом слегка намечена птичка.
    Это   озеро  отвечает  координатам,  указанным  в  записке  Макнилла,  в
    градусах, минутах и секундах восточной долготы и северной широты.

    Отметка  сделана  Толей  для  памяти. Координаты, переданные из замка на
    Рейне,   были   предназначены   только  для  инженера  Степаненко.  Толя
    всматривается,  запоминает...  Птичка  больше  не  нужна.  Он стирает ее
    аккуратно  мягкой  резинкой. На свет ничего не видно. Нужно и этом месте
    карту  смять и расправить. Вот так, теперь никакой глаз ничего не сможет
    заметить и в лупу.

    Нужно  проверигь  и  усвоить задание. Оно разбросано и записной книжке с
    адресами  и  телефонами,  в  романе, взятом на "дорогу", даже на обложке
    паспорта,  в  воинском  и  в  профсоюзном билетах. Шифра нет, но не зная
    порядка,  собрать  все  отметки,  не привлекающие в отдельности никакого
    внимания,  невозможно.  Правда, для этого способа шифровки нужна память,
    но  у  Толи  она есть и весьма не плохая. Но задание нужно собрать. Толя
    берет  тонкий  листок  почтовой  бумаги  -  его  можно сразу разжевать и
    проглотить.  Мелко,  красивым  почерком  (он  мастер писать на чертежах)
    молодой  инженер записывает все нужное и изучает. Задание такое: быть на
    озере  в  такие-то  ночи  августа,  быть  только одному, при освещении -
    отходить,  ничего  не записывать, и так далее, особо отмечать - болезни,
    внезапные смерти, все очень кратко.

    Толя  легко  все  заучивает  наизусть  -  память  совершенно необходимое
    свойство!   Проверив   себя,   Толя   сжигает   бумажку   над  раковиной
    умывальника, разминает пепел и открывает кран.

    Толечка  много узнал от Андрея Ивановича. Учитель поработал над учеником
    не  мало.  Толя  прошел  дополнительную школу с большими успехами. Шпион
    должен  быть  готов  ко всему и поступать обдуманно - тогда он неуязвим.
    Нужно  держаться  попроще,  болтать - молчальники подозрительны, - но не
    выбалтываться,  не  доверять  случаю, а его создавать Таковы наставления
    Степаненко.

    Приготовлены  вещи  -  ружье  с  сотней патронов, плавательный резиновый
    охотничий  костюм  (по  специальной инструкции от Степаненко), небольшой
    чемодан.

    Толя  ложится  и  засыпает  сном праведника. Еще бы, нее так успешно. Он
    явится   на  место  действия  как  знакомый  Алексея  Федоровича!  Какая
    маскировка!  А ведь за успех обещано... Прощаясь с Заклинкиным, заметим,
    что  фигура  его при всех этих операциях, несмотря на отсутствие костюма
    и растрепанные волосы, имела очень решительный и внушительный вид.

    Рано  утром  шофер Станишевского отвез Алексея Федоровича и его спутника
    на  аэродром.  По  местным  масштабам  Чистоозерское  - недальний район,
    всего 350 километров.

    Просторны сибирские земли.
                      ПОДЗЕМНЫЙ ЗАВОД ВЫПУСКАЕТ ПРОДУКЦИЮ

    ЭКРАН,  расположенный в небесной пушке, был передней стенкой кубического
    сооружения,   на   которое   опиралась  труба  телескопа.  Сейчас  перед
    Форрингтоном  отражалась  на  экране небольшая часть лунной поверхности,
    уменьшенная   в   три-четыре   раза.  Выбор  масштаба  зависел  от  воли
    оператора.  Было  возможно  увеличение  в  два  раза, против натуральных
    размеров предметов, находящихся на луне.

    Гигантский  диаметр  телескопа  и  разработка специальных сортов стекла,
    позволивших  изготовить огромные линзы, однородные и не изменяющие своей
    формы,  дали  возможность  осуществить  увеличения, о которых не могли и
    мечтать  астрономы  начала  XX  века.  Система  постепенного  и плавного
    включения  линз  в  определенном  порядке  создавала равномерное, но для
    человеческого  глаза  стремительное  увеличение  обозреваемого предмета,
    вызывавшее у наблюдателя впечатление полета.

    Развивая   основные  принципы  радиолокации  и  пользуясь  освобождаемой
    энергией  новых  полученных  веществ  большого  атомного веса, Макнилл и
    Хаггер   одновременно   с   телескопом  вводили  в  действие  устройство
    наподобие  колоссального циклотрона. Его можно было бы назвать и атомным
    "прожектором"  и  атомным  "глазом".  На  подземном  заводе  оно  носило
    краткое  обозначение  литерой "Л". (Начальной буквой слова "Люкс"- свет)
    "Л"  вызывался  к  действию  последовательным возбуждением и выключением
    нескольких  тысяч  магнитных  полей.  Подхватываемые  ими  атомы  нового
    вещества  приобретали скорости, приближавшиеся к скорости света, то есть
    близкие  к  тремстам  тысячам  километров  в  секунду. Пройдя трубу "Л",
    частицы  вещества  образовывали  поток  света.  Характер  образования  и
    направленность   потока   придавали  ему  свойства  струи  с  внутренней
    плотностью   и   с  определенным  натяжением  по  поверхности.  Поэтому,
    находящиеся  в  пространстве  мелкие  частицы  материи,  например, пыли,
    обтекались  потоком,  не  нарушая  его  единства. Достигнув препятствия,
    поток  этой световой энергии нового вида ярко его освещал и отражался от
    него  под  углом  своего  падения,  подобно брошенному твердому телу. Но
    этим  ограничивается  сходство  с  брошенным  телом. Обладавший огромной
    энергией,  поток  "Л"  пересекал  космические  пространства,  очень мало
    теряя  в  своей  силе.  Отразившись  от  какого-либо препятствия, он был
    способен  нестись  дальше  в безбрежных пространствах до новой встречи с
    каким-либо  небесным  телом.  Некоторая доля этого замечательного потока
    при  отражении  возвращалась  в  виде "эхо" обратно и могла быть принята
    посылающей  станцией. Замечательно, что благодаря огромной интенсивности
    и  ничтожному  рассеянию  удавалось  принимать  эхо-сигналы не только от
    первого  препятствия,  но  и  от  второго.  Так луч, посланный с земли в
    направлении  луны, отражался от нее, падал на землю, отражался от земли,
    снова   бежал  сотни  тысяч  километров,  отделяющих  нас  от  луны,  и,
    отразившись   вторично   от   луны,   мог  быть  принят,  правда  сильно
    ослабленным, станцией, пославшей его в далекое путешествие.

    Для  уяснения  действия  потока  "Л"  представьте  себе,  что  в наглухо
    замкнутой   трубе,   имеющей   несколько  изгибов,  находится  вода.  Вы
    надавливаете  поршнем  и  заставляете  его вибрировать. В воде возникает
    волна,  несущая  энергию.  Пробежав извилистый путь в воде и отразившись
    от  другого конца трубы, волна вновь возвращается к началу трубы, неся с
    собой посланную нами несколько мгновений раньше энергию.

    Конечно,  в  действительности  явление  в  потоке  "Л" не происходило по
    такой  простой  схеме,  но механическая модель, устроенная в лаборатории
    Хаггера,  именно  таким образом объясняла действие потока "Л". Макнилл и
    Хаггер  установили  отдельные  качественные и количественные изменения в
    потоке   "Л"   и   выработали  систему  его  использования.  Этого  было
    достаточно  для их непосредственных целей. Глубокое исследование природы
    явления было делом будущего.

    Использовать  практически  это  открытие,  оставаясь  в земных пределах,
    было  невозможно.  Нужен был трамплин для потока, подвешенный высоко над
    землей.   Кандидатура   луны  напрашивалась  сама  собой.  Длительное  я
    тщательное  исследование лунной поверхности позволило Макниллу и Хаггеру
    создать  подробнейшую  карту  обращенной  к земле части луны. Громоздкая
    машина  управляла  демонстрациями  нужных  частей  карты,  общая площадь
    которой  составляла  один  квадратный километр - один миллион квадратных
    метров.  Таким  образом  была  произведена  подробнейшая топографическая
    съемка  земного спутника. Луна была изучена едва ли не лучше, чем земля.
    Пользуясь  этой  картой,  можно  было  найти  любые трамплины для прыжка
    потока  "Л"  на  землю.  Однако  при  близком  нахождении  цели от земли
    практически  сложные вычисления требовали большого времени. Дальнобойная
    небесная  пушка была неповоротлива в "ближнем бою". Географически удобно
    было  оперировать  в  районах  Центральной  и  Южной  Африки и в странах
    Восточной Европы и Азии.

    Беседуя  с  сэром Артуром на верхней платформе башни, Томас Макнилл был,
    далеко,  впрочем,  не  первый раз, совершенно неискренен. Макниллу нужно
    было  увлечь  Форрингтона  грандиозностью  работы  -  испытанный  способ
    завладеть   вниманием   и   использовать   знания   ученого.  Какие-либо
    предварительные   объяснения   могли  только  ослабить  впечатление,  то
    впечатление,  которое  должно  было  заслонить все. Поэтому-то Макнилл и
    сказал  лишь  об  удачной  работе  предыдущей ночи, хотя эта работа и не
    была, как это будет видно ниже, вполне удачной.

    На  самом  же  деле,  опыты  производились уже более двух лет. Испытывая
    небесную  пушку,  Макнилл  и  Хаггер  побывали  на  вершинах Кавказа, на
    Памире,  в  пустынях Центральной Азии и во внешних районах Китая. Почему
    был  избран  восточный  сектор, а не южный? Нежелание иметь свидетелей в
    населенных  местах,  так  как  луч  "Л"  был  виден  с земли, заставляло
    исследователей  выбрать  пустынные  районы.  Их  не  мало  и  в  Африке.
    Возможно,  что опыты имели определенную направленность! Так или иначе, в
    замке   было   много   пленок   с   тончайшими  подробностями  отдельных
    малоизученных областей.
                                       2.

    УМЕСТЕН  вопрос,  а  не  руководила  ли Макниллом и Хаггером благородная
    любовь  к человечеству? Не хотели ли они сберечь тяжкий труд топографов,
    изнывающих  в  летнем  зное за мензульной съемкой? Не приходилось ли вам
    видеть,  как  под  беспощадным  солнцем,  со скрипящей пылью на зубах, с
    облупленными  носами, в дочерна пропотевших грязных рубашках, ходят люди
    с зари до зари по степи, измеряя цепью каждую морщинку лица матушки земли?

    Нет,  у  мистера  Макнилла  были другие цели, и не просто, не по случаю,
    была  избрана  опорная  точка на Рейне, то есть в восточном полушарии, а
    не в западном!

    Сложный  мир  подземного  завода  готовил  и  другие заряды для небесной
    пушки.  Прекрасное  орудие для рук исследователя земных и небесных тел и
    поверхностей,  поток  "Л",  был не одинок. Некоторый другой по действию,
    хотя  и родственный по принципу, поток мог выбрасываться параллельно, по
    своему  особому  каналу,  с  потоком  "Л".  Он  был  назван потоком "М".
    Следующей по алфавиту буквой. Но не это определяло выбор литера. Что же?

    Этот  поток "М" также был способен отражаться oт препятствия, как и "Л".
    Но  он не имел свойств световой энергии и поток "М" не вступал в контакт
    со  своим  источником.  В  сущности  он  мог  быть  уподоблен жид кости,
    выбрасываемой  из  трубы,  имеющей выход. Поэтому поток "М" отражался от
    препятствий  и,  следуя  общему закону, уходил в мировое пространство и,
    вероятно,  в  конце  концов,  рассеивался,  израсходовав  полученную  им
    энергию  при  выбрасывании  из  небесной  пушки.  Он  не  имел общего со
    световым  потоком  "Л",  контакта  между  источником  и препятствиями не
    устанавливалось,  и  это  было  хорошо  для  его творцов, так как "М" на
    своем пути производил особое действие.

    Собственно   говоря,   чисто  научная  сторона  здесь  была  еще  меньше
    выяснена,  чем с потоком "Л". Но поток "Л" был вполне освоен технически,
    чего  не  было  с  потоком  "М". Из его свойств только одно было хорошо,
    известно - самое ценное свойство, с точки зрения Макнилла и Хаггера.

    В  лабораторных  масштабах,  в  бездне подземного завода результаты были
    всегда  одинаковы  -  "М"  неотвратимо действовал на малых животных. Это
    давало  право  переходить  к масштабам реального применения. Но, уходя в
    межпланетное  пространство, поток "М" иногда оказывался чувствительным к
    каким-то  посторонним влияниям. При абсолютно одинаковых условиях своего
    образования  и  выбрасывания  поток  "М"  порой  терял  одно свое важное
    свойство.  Космос  на  него  явно  действовал, но не всегда одинаково. В
    этом-то  и  заключалась  загадка  -  равные, казалось, причины не давали
    равных  следствий.  Когда  впервые  Макнилл  и Хаггер, оперируя в районе
    Хан-Тенгри   и  Гималаях,  заметили  отсутствие  особого  действия  "М",
    проверенного  за день до того на окраинах Гоби, они хотели приписать это
    особым  действиям  почвы, горных пород - словом, особенностям района. Но
    на следующий день "М" в том же месте действовал успешно.

    После  многих  опытов хозяева подземного завода убедились в том, что они
    бессильны   объяснить   непостоянство   действия  потока  "М".  Массовое
    производство  опытов  в  населенных  районах  с установлением контроля и
    даже  в  не  населенных  районах  -  интересующих  их областей Восточной
    Европы  и  Азии  было  невозможно. В этом мешало обстоятельство, которое
    кто-то назвал "железным занавесом". Кроме того, тайна!

    Необходимо  было  хранить  все в полном секрете. Понимая, что наука идет
    фронтом,  Макнилл  и  Хаггер,  боясь  чужих  успехов,  работали с редким
    напряжением.

    Итак,   подземный   завод   гарантировал   себе  безопасность  надежными
    способами.  Исходное  действующее  вещество,  включаясь  в ничтожных, по
    отношению   к   отрезкам  времени,  количествах,  устремлялось  с  такой
    скоростью,  что опасный момент образования энергии происходил в удалении
    от источника.

    Правда,  такой эксперт, как Форрингтон, мог бы упрекнуть подземный завод
    в  очень  серьезном грехе: обеспечив себе безопасность, его руководители
    резко   ограничили   применение   великой   силы.  Все  многообразия  ее
    возможного использования на земле, в мирных началах были отброшены.
                                       3

    "МАКНИЛЛ  и  сыновья"  и "Нью Мэкнилл вложили крупные средтва в замок на
    Рейне.  Но  эти  суммы  были  незначительной  частью  общих  затрат. Все
    предприятие   в   целом   финансировалось   группой  магнатов  капитала,
    совершенно  тайным  концерном  королей  промышленности и банков. Членами
    концерна  были  представители  монополистического капитала двух империй,
    говорящих   на   одном   языке.   Предварительная  организация  концерна
    произошла   в   марте   рокового   для   центрально-европейской  империи
    четвертого  года второй мировой войны. За год до конца войны концерн был
    создан  и  твердо  поставил ногу на Европейский материк. После оккупации
    западной   части   территории  побежденного  хищника  концерн  взял  под
    контроль  восемьдесят  семь  заводов,  чем  окончательно  утвердился  на
    континенте.  Своеобразный фильтр процедил германских ученых. К их чести,
    многие  отказались,  но  на  сетке осталась группа ученых и инженеров во
    главе с Отто Хаггером.

    Замок   на   Рейне,   как  и  подобает  рыцарскому  гнезду,  впитывал  и
    переваривал  соки  обширной  периферии.  Первичная обработка всех нужных
    веществ,  обработка  деталей  машин, приспособлений и тому подобное было
    делом  ста  девяносто  двух  заводов,  принадлежащих членам концерна - в
    Европе  и  на западном континенте. Подземный завод осуществлял, завершал
    работу,  она  была  распределена  так, что ни один завод, ни даже группа
    их,  не  могли  отдать  себе  отчет  в  целом.  Кювье, восстановивший по
    нескольким  обломкам  древних  костей образ питекантропуса, здесь был бы
    бессилен. Только замок на Рейне мог осуществить синтез.

    Томас.  Макнилл  относился  с  молчаливой брезгливостыо к грубой рекламе
    национального  превосходства  немцев. Не потому, что он пренебрежительно
    относился  к  немцам  вообще.  Нет,  среди  них было много очень дельных
    людей.  Но  Гитлер представлялся ему дурно воспитанным человеком, чем-то
    вроде  бойкого,  наглого  коммивояжера,  укравшего  идею  чужой  фирмы и
    выдающего ее за свою собственность.

    Ведь  подлинная  раса  господ  - эта та, к которой принадлежит он, Томас
    Макнилл!  Ему  и  его  соотечественникам это всегда было известно. И они
    всегда себя так и вели. Они приходили в чужие страны и упpaвляли ими.
                                       4

    В   МЕСЯЦЫ,  предшествовавшие  приезду  Форрингтона,  Макнилл  и  Хаггер
    подвели  итоги длительного, упорного труда. Сделано было многое. С общей
    точки  зрения  затраченные колоссальные средства могли бы быть оправданы
    хотя  бы  одним потоком "Л", но не он был целью концерна. "Л" был только
    средством,  а  целью  был  "М". Но этот мощный поток был недостаточным и
    загадочным.  Во-первых,  он  действовал  бесспорно  смертельно только на
    мелких  животных.  Во-вторых, отражаясь на земную поверхность, поток "М"
    действовал  в  радиусе  около  ста  пятидесяти  метров,  что  также было
    незначительно.  Но  главное,  это  непостоянство  действия!  Вот  в  чем
    вопрос!  Непостоянство! Ведь оружие, действующее по своему капризу, а не
    по  воле  бойца,  оружие, способное внезапно отказать, это очень опасное
    оружие для его владельца.

    Хаггер  убеждал  Макнилла,  что  если увеличить в несколько десятков раз
    количество  энергии  в  потоке  "М",  то  действие  его  будет бесспорно
    смертельным  для  всего  живого  -  за  счет  увеличения  массы.  Тем же
    способом  можно добиться и увеличения радиуса поражаемого поля. Подобные
    опыты  не  могли  быть  проделаны  в  лаборатории, но расчеты говорили в
    пользу Хаггера.

    Что  же  касается  непостоянства  действия,  то  здесь, естественно, был
    тупик.  Никакие  расчеты  и  умозаключения  не  объясняли  капризов "М".
    Совершенно  очевидно  было  лишь  то,  что  иногда "М" встречал какое-то
    препятствие.  Препятствие  в мало еще изученном космическом пространстве
    само  по  себе  не  было бы удивительным и, если бы оно было постоянным,
    тогда  все могло бы быть преодолимым. Но это препятствие "М" встречал не
    всегда  и  без  какого-либо порядка последовательности. Влияние космоса?
    Незамечаемые  неточности  в аппаратуре? Все предположения были взвешены,
    все  было  изучено  и проверено, но ни ответа, ни подобия ответа не было
    найдено.

    В   предыдущую   ночь,   перед   приездом   Форрингтона  небесная  пушка
    действовала  по  координатам,  известным  в  доме  с  почти  квадратными
    окнами,   смотрящими  на  древнюю  крепостную  стену  в  далекой,  чужой
    столице.  "Л"  показал  степное  озеро, а "М" был бессилен поразить двух
    людей на нем.

    Сэр  Артур  Форрингтон  был  нужен  замку на Рейне. Кто, кроме него, мог
    помочь  Хаггеру  и  Макниллу?  Сделать  поток "Л" невидимым, а поток "М"
    безусловно  действенным  -  только  старый Форрингтон, как говорил Томас
    Макнилл, на это способен.

    -  А  если он не сможет помочь нам? - спросил Макнилла Хаггер за день до
    приезда сэра Артура.

    - Тогда мы должны будем помочь себе сами!
                                       5.

    СЭР  Артур  смотрел  на  желтые,  мертвые  скалы  Эрастосфена.  Короткие
    пояснения  Макнилла заняли не более двух минут - Форрингтон, как обычно,
    не  прерывал  его вопросами Затем небесная пушка сделала новый прыжок, и
    "Л"  принял  на  экран отражение земли. Сэр Артур как бы повис в воздухе
    над  ночной  гладью  обрамленной камышами воды. Застрекотал киноаппарат,
    производивший  съемку.  По-прежнему,  без перерыва, где-то очень далеко,
    металлический  голос  глухо  тянул  оум,  оум,  оум,  оум... Контрольные
    аппараты   тикали.  Пушка  чуть  заметно  вибрировала.  Экран  показывал
    мельчайшие  детали.  Озеро  не  было пустынным. Вот человек. Ни одно его
    движение  не  ускользало  от  трех пар внимательных глаз, наблюдавших за
    экраном.

    Когда  человек  достал  записную  книжку  и  вечное перо, Хаггер нарушил
    молчание:

    - Это возможно и это опасно. - сказал его холодный, жесткий голос.

    Макнилл  положил  руки  на  клавиши  пульта  управления  пушкой.  Он  не
    торопился.  Нужно было понять, не тот ли это наблюдатель, который должен
    был  быть  еще  вчера на озере Если это так, то к чему же?.. Составление
    записей не входило в данную им инструкцию.

    Это не может быть он. Макнилл сделал движение и клавиши послали приказ.

    В  уши,  уже  привыкшие  к  ставшим  обычными звукам, вошла новая, очень
    низкая  и  очень  глухая  нота.  Заговорил  "М". Нота звучала не громко,
    новый   звук   не   помешал  бы  человеческому  голосу,  но  он  вызывал
    необъяснимо  томительное  ощущение.  Казалось,  что  этот  потусторонний
    голос уходит, натягивая эластичную нить.

    Как  бы  внушалось,  что  сейчас  нить растянется до предела и лопнет, и
    тогда что-то случится. Но нить все не рвалась.

    "М" мчался в пространстве.

    Теперь  слух  различал  двойную ноту. Несравнимо ни с чем слышалось, как
    этот  основной,  низкий  звук  сопровождался бегством чего-то звенящего.
    Так  Рейнский  замок  висел  с  поднятым  копьем,  как коварный Гаген за
    спиной героя, над самой головой ничего не подозревавшего человека.

    Вот  он с усилием сунул книжку в карман, выронил перо и откинулся назад.
    На  этот  раз  "М"  проявлял свою силу. Не успел Макнилл этого подумать,
    как Форрингтон вскочил:

    - Прекратите! Как, на моих глазах...

    Он  задыхался.  Сэр  Артур  мог понимать и без объяснений. Поток "М" был
    обозначен  этой  буквой, потому что ею начиналось латинское слово Mort -
    смерть!

    Крик  Форрингтона в том месте, где люди привыкли к абсолютному молчанию,
    вызвал  нечто  вроде  смятения  среди  рассеянных  на своих постах белых
    халатов.   Подвешенные   на   гибких   сочленениях  площадки  управления
    закачались  и  среди машин скользнули лучи света. Это были отблески ламп
    из-под  плотных абажуров. Но никто не произнес ни слова. Показалось, что
    нить,  державшая  низкий  голос  "М",  порвалась.  Металлическое  горло,
    тянувшее  оум,  оум,  оум,  в  свою  очередь умолкло. Было слышно только
    тиканье  контрольных  приборов  и слабый треск киноаппарата. Резко пахло
    озоном.  Экран  погас... Замок вернулся на свое место на Рсйне. Зажглось
    освещение.  Вновь  пол пошел вниз, а труба вверх. Небесная пушка приняла
    вертикальное   положение,  нацеливаясь  в  зенит,  в  неведомые  глубины
    мирового пространства.

    Сэр  Артур стоял Он казался совершена спокойным. Ни к кому не обращаясь,
    он сказал:

    - Я хочу уйти отсюда.

    Форрингтон  продолжал  смотреть на ослепший экран. Один из белых халатов
    занял  место  Макнилла. Открыли дверь. Она сообщалась с выходом, ведущим
    на  двор  замка.  Макнилл шел впереди, показывая дорогу. Отто Хаггер шел
    сзади.  Он,  казалось,  сделался  еще  старше,  спина его сутулилась еще
    больше.  Длинные,  тяжелые  руки висели впереди. Сухие, жесткие согнутые
    пальцы с пучками волос напоминали когти.

    Чуть  ущербная,  очень  яркая  луна  освещала двор замка. Толстая черная
    тень  небесной  пушки  рассекала  двор, взбиралась по стене и исчезала в
    пространстве  между  зубцами. Вот она побежала вниз, спустилась на двор,
    сократилась, исчезла. Замок втянул в себя свое жало!

    Три  тени  шли  к  выходу в башню. Две первые сливались в менявшую форму
    пятно.  За  ними на ровных, гладких вытертых столетиями каменных плитах,
    плыл черный абрис громадной гориллы.

    У дверей башни Макнилл предложил Форрингтону:

    - Позвольте, сэр Артур, проводить вас в спальню.

    -  Нет, поднимемся наверх, я хочу говорить с вами. И с вами, - сэр Артур
    обернулся к Хаггеру.

    Черный солдат открыл им дверцу лифта на верхней платформе башни.

    Три  тени  были  на платформе. Вдали старый Рейн тихонько ворчал во сне.
    Неподвижно  стояли  ряды  фонарей  на  аэродроме.  Бездумная луна, идя к
    закату,  спокойно озаряла одно из самых красивых мест в Западной Европе.
    Древний,   сухой  камень  Эратосфена  был  очень  далеко.  Наступал  час
    глубокого предрассветного сна.
                                 БЕЛОЕ И ЧЕРНОЕ
                                       1.

    СЛИШКОМ  длительна,  слишком  продуктивна  была связь между Макниллами и
    Форрингтоном  для  того,  чтобы  фирма могла расстаться с одной из своих
    главнейших научных опор.

    Привычны  были  и  учащавшиеся у сэра Артура вспышки дурного настроения,
    недовольства:  "Чудачество возрастает с возрастом, а старость капризна".
    Поэтому   доходившие   до   Томаса   Макнилла   сведения   о  "выходках"
    Форрингтона,   содержащих   недовольство,  принимались  им  по-деловому:
    "Нужно  больше  занять  его.  Там много разговаривают. В раздражении сэр
    Артур говорит вздор о вещах, в которых ничего не понимает..."

    Однако  острые  внутренние противоречия на самом деле раздирали комиссию
    ученых  двух  стран,  работающую по поручению правительства двух империй
    над величайшей проблемой XX века.

    В  инкубаторе,  где  дозревали два яйца для убийства одним ударом больше
    трехсот тысяч желтокожих азиатов, споров не было:

    - Мы молились об успехе, и было нужно спешить!

    Нужно!  Умирающий  Третий  Райх  тоже что-то готовил и мог быть страшным
    для Острова даже в последних судорогах агонии!

    Но  Райх  был  уничтожен Советской Армией, а атомные бомбы отправились и
    Азию,  чтобы  служить  уроком  для  всего  человечества,  чтобы положить
    начало атомной дипломатии: "Бойтесь все!"

    И  работы  продолжались.  Некоторые  ученые, позабыв, что подобные слова
    повторялись   много  раз  и  при  изобретении  скорострельных  пушек,  и
    автоматического оружия, и многих других орудий истребления, говорили:

    - Сама разрушительная сила атомного оружия исключит возможность войны!

    Но  разочарование  росло.  Все  больше и больше мыслящий мир и в той его
    части,   которая   была   склонна  придерживаться  внушенных  с  детства
    традиций, начинала поддаваться разъедающему сомнению.

    Голоса  нового мира стали так громки, что начали проникать через тяжелую
    стену,   сложенную   временем   из  случайно,  в  сущности,  бессистемно
    накопленных убеждений.

    Подоспели   и   примеры,   многозначительно  поданные  двумя  из  коллег
    Форрингтона,  которые  открыто  присоединили  свои голоса к голосу мира,
    звучащему из России.

    Сэр  Артур  начал  интересоваться  прессой  и делал выбор газет, который
    удивил  бы  его  самого  несколько  лет тому назад. Кто бы мог поверить,
    что,  читая,  например,  последние  выступления  представителя России на
    ассамблее наций, сэр Форрингтон одобрительно кивал головой?

    И   раздражительность   увеличивалась.  Вспышки  гнева  старого  ученого
    беспричинно  падали  на  голову  первого  встречного. Пропадал интерес к
    делу и пропадал незаметно для самого Форрингтона.

    Завершающий    скандал   случился   совсем   неожиданно   для   главного
    действующего  лица.  Всем  показалось, что без внешнего повода сэр Артур
    обрушился  на  нелюбимые  им военные мундиры, непременные члены комиссии
    двух  империй.  В  ответ  на  вполне  вежливые  упреки в медлительности,
    Форрингтон вспыхнул:

    -  Мы  достаточно  дали  вам  брони, пушек, ружей, самолетов, взрывчатых
    веществ.  Научитесь обращаться с ними. Для ваших голов этого достаточно.
    Отвяжитесь от нас! Вы никому не даете ни жить, ни работать!

    Произошел  резкий  обмен мнений в форме, отнюдь не обычной. Сэр Артур не
    только  кричал  и бранился, но и вполне потерял голову. Так был объяснен
    его совершенно недопустимый выкрик:

    - Нужно протянуть руку русским и работать с ними!

    А  вечером  этого  дня  сэр  Артур  получил каблограмму из Европы. Томас
    Макнилл  настоятельно  просил посетить замок на Рсйне, где Форрингтон не
    был еще ни разу.

    Форрингтон  немедленно  сел  в экспресс, доставивший его к концу ночи на
    берег Атлантического океана Утром он был на аэродроме "Трансатлантик".

    В  пути  не  было  сказано  ни  слова,  если  не  считать  -  К чорту! -
    обращенного к предложившему кофе стюарду.

    Неожиданный туман задержал сэра Артура на острове на два дня.
                                       2.

    ДА, здесь, на этой высокой башне, дышалось свободнее...

    -  Зачем  вы звали меня сюда, Томас? Чтобы показать мне, как вы убиваете
    невинных людей и чтобы сделать меня соучастником убийства?

    Форрингтон задал эти вопросы резко, почти с криком.

    -  Ради  бога,  сэр  Артур,  прошу  вас  успокоиться.  Тот неосторожный,
    которого  мы  видели  на  экране, не рискует потерять жизнь. Упадок сил,
    болезненное  состояние в течение нескольких дней... Если бы я думал, что
    вы так отнесетесь к этому...

    Томас Макнилл нервно сжимал и разжимал пальцы.

    - Господин Хаггер охотно подтвердит вам мои слова.

    Скрипучий, хриплый голос Хаггера пришел на помощь:

    -  Дорогой  друг  и коллега, мистер Томас и я, мы очень сожалеем, что не
    предупредили  вас.  Но даже если бы этому ничтожному человеку и угрожало
    бы  нечто  серьезное,  что это могло бы значить? Он так далек и чужд нам
    и,   наверное,   враждебен.  Величии  поставленных  перед  наукой  задач
    оправдывало  в  глазах  людей  науки и не такие жертвы. Разве не бросали
    жестокие  упреки  тем, кто впервые решался погрузить нож хирурга в живое
    тело?  Разве  еще  недавно  не  воспрещали,  во вред истинному значению,
    производить  опыты над живыми животными? Разве не мешала невежественная,
    сентиментальная  толпа,  можно  сказать,  вчера  нашим коллегам - ученым
    искать  благо  людей,  если  для  этого  требовались временные страдания
    ничтожных  животных?  И  теперь  законы  Великого  Западного Континента,
    гражданином   которого   сейчас   я   являюсь,   позволяют   опыты   над
    приговоренными  к  смерти  преступниками!  Я  и  мистер Томас знаем, что
    этому  чужому и враждебному нам человеку не причинен непоправимый ущерб.
    Но  если  бы это было и так? Тем более это там, на Востоке, с его низким
    отвратительным   населением!   Дорогой  сэр  Артур!  Нам,  людям  науки,
    позволено больше, чем обычным людям!

    Произнося  слова  очень  медленно,  Отто Юлиус Хаггер выпрямился во весь
    рост.  В  его голосе была полная уверенность в своей правоте. Он явно не
    понимал,   что   можно   думать  иначе.  Томас  Макнилл,  найдя  сильную
    поддержку, справился со своим волнением.

    Форрингтон  сел.  В ночной тишине были ясно слышны стремительные звуки и
    свисток  экспресса,  промчавшегося  по  виадуку.  Луна серебрила высокую
    башню и платформу, бледные лучи подчеркивали решительное выражение лиц.

    Форрингтон, казалось, успокоился.

    -  Хорошо,  я  не  сделаю  вывода,  пока  не  пойму  всего. Зачем вы так
    настойчиво вызывали меня, Томас?

    -  Я  повторяю  свою  просьбу,  сэр  Артур. Нужен отдых. Не лучше ли вам
    отложить разговор до утра?

    -  Нет!  Теперь!  - Фигура Форрингтона выражала очевидную решительность.
    Каждое слово он подтверждал упрямым кивком головы.

    Томас  Макнилл  видел,  что Форрингтон находится и состоянии, которое он
    называл  высшей  степенью  упрямства.  В таких случаях оставалось только
    стараться  делать вид, что воля сэра Артура исполняется. Поэтому Макнилл
    продолжал:

    -  Как  вы  могли  убедиться,  сэр,  мы  с господином Хаггером проделали
    большую  работу,  но  она не закончена. Точнее мы не добились проявления
    тех  свойств,  которые  нам нужны. Во-первых, нам не удается сделать тот
    наш  поток  энергии, который мы называем Люксом, неощутимым для сетчатки
    человеческого  глаза.  Нам  нужна та часть спектра, которая невидима для
    человеческого  глаза,  но  видима  фотопластинкой.  Таким  образом,  наш
    отлично  действующий  и  управляемый "Л", - только промежуточная стадия.
    Ваша  помощь,  сэр  Артур,  может  обеспечить  наше  движение  в  нужном
    направлении...

    Макнилл подождал, но Форрингтон молчал.

    - Вам не угодно будет, сэр Артур?..

    - Продолжайте, Томас!

    - Но я кончил, сэр!..

    - Вы сказали - во-первых! А во-вторых?

    -  Но разве этот вопрос сам по себе недостаточно интересен, сэр Артур? Я
    не сомневаюсь, что все ближайшее время...

    -  А  что  во-вторых? - перебил Форрингтон. Действительно, сэром Артуром
    овладел  припадок  упрямства. Сейчас он мог слышать только то, что хотел
    услышать.

    -  Во-вторых,  сэр  Артур, это то, что мы называем "М". Он недостаточен.
    Как  бы  сказать... - Томас Макнилл подыскивал слова-... его действие...
    его  действие...  не  стремительно  и  не  решительно... его действие не
    постоянно и ограниченно...

    -  Скажите  прямо,  - перебил его Форрингтон, - он не убивает достаточно
    быстро!

    - Да...

    - Хорошо, это во-вторых А в-третьих?

    - Это все, сэр Артур!

    - Все? Только? Это немного!

    -  Уверяю  вас,  сэр  Артур,  что  разрешение этих задач есть величайшая
    проблема века!

    -  Величайшая  проблема,  мой  дорогой  друг!  -  откликнулся Отто Юлиус
    Хаггер.  Он сидел очень напряженно и прямо, не касаясь спинки стула. Сэр
    Артур   Д  Форрингтон  пристально  посмотрел  на  старого  немца,  очень
    похожего сейчас на мумию, вставшую из гроба.

    -  Величайшая?  Почему? Видеть на расстоянии, не будучи видимым? Убивать
    на расстоянии, оставаясь неизвестным? В чем же тут величайшая проблема?

    -  Разве  мы  не стремимся обеспечить Западу раз и навсегда его место? -
    горячо  отозвался  Макнилл. - Пришло время, когда насущно необходимо раз
    и  навсегда  подчинить  мир  единой цивилизованной воле. Для этого нужно
    новое оружие цивилизации!

    -  Вас  я  понимаю,  Томас.  Но  здесь  больше  политики, чем науки. Все
    последние  годы  меня оглушают подобными речами. Еще только вчера бывший
    министр пытался меня просветить. А что думает господин Хаггер?

    -  Я  согласен  с  вами,  мой  дорогой  и  уважаемый друг. Политика - не
    занятие  для  ученых. Испытания, пережитые мной и народом, из которого я
    происхожу,  заставили  меня  многое обдумать и понять. Плохая политика -
    не  занятие  для  ученых.  Но...  -  Хаггер встал и продолжал говорить с
    пафосом  -  ... пришло время, когда ученый должен определить свое место.
    Ваш  Ньютон,  наши  Лейбниц, Гумбольдт, Майер, Гельмгольц а сотни других
    принадлежали  всему миру. Они беспечно и беззаботно разбрасывали знания!
    Двадцатый век принес нам новую истину...

    - Я опять не понимаю ни слова! - перебил Хаггера Форрингтон.

    -  Прошу  прощения,  дорогой  друг.  Истина в том, что сначала действует
    сила, обеспеченная оружием, а потом - все остальное!

    - Я не был учеником Гитлера!

    -  Я тоже им не был, дорогой сэр Артур. Этот человек совершал величайшие
    ошибки,  но  история  найдет,  что не во всем он был неправ, - убежденно
    возразил Хаггер.

    -  Хорошо.  -  Форрингтон  говорил  негромко.  -  Я  делаю  вывод:  - вы
    нуждаетесь  и,  очевидно, очень нуждаетесь в моей помощи для того, чтобы
    это...  -  он  показал  рукой  в  сторону  двора  замка - ...действовало
    невидимо и безусловно смертельно.

    -  Конечно,  сэр  Артур. У нас неограниченные ресурсы. Я убежден, что вы
    добьетесь поразительных результатов!

    Томас   Макниял  был  очень  доволен.  Припадок  упрямства  окончился  с
    неожиданной быстротой.

    Сэр  Артур  встал и взялся обеими руками за спинку стула. Лица всех были
    синевато-бледными, а борода Форрингтона казалась белой, как снег.

    -  Поразительных  разультатов...  -  сказал  он  тихо.  -  Поразительные
    результаты, - повторил он громче. Потом, не меняя голоса, он сказал:

    -  Вы дурак, Томас! С какой стати я должен заниматься убийствами в вашей
    компании?

    Он опять начал кричать:

    -  С  вас  недостаточно компании этого господина? - Форрингтон указал на
    Хаггера,  -  этот господин, мой бывший друг, давно потерял представление
    о том, чем должна быть наука. Политический шут!

    -  Сэр  Артур!  Сэр  Артур!  -  пробовал  прервать его Томас Макнилл. Но
    Форрингтон поднял стул и бросил его на каменные плиты платформы башни.

    -  Молчите, Томас! Вы были человеком дела, а теперь вы тоже политический
    шут,  но  меня  вы  больше  не  будете дурачить! Это вы дурак, Томас! Вы
    тройной  дурак!  Я  не жалею потерянного времени. Нет, клянусь богом, не
    жалею! Я не дам вам подрывать основы жизни! Будьте вы прокляты!

    -   Но   это  невозможно,  вы  бредите!  -  тщетно  пробовал  остановить
    Форрингтона Макнилл. Но сэр Артур кричал все громче и громче:

    -  Вы  все  хотите,  чтобы  я выбрал? Я выбираю русских! Я раздавлю вас,
    негодяй,  и я сумею это сделать будьте вы прокляты! Я протягиваю русским
    руку!  Они  люди  большой человеческой науки. Довольно крови! Вы поняли?
    Довольно!!!

    Томас  Макнилл  стоял  с  искаженным  от ярости и страха лицом, а Хаггер
    подходил  все ближе и ближе к кричащему Форринттону. Немец прижимал руки
    к груди, точно прося его о чем-то.

    -  Вы  сошли  с  ума! Это нужно кончить! - вскрикнул Макнилл. сделав шаг
    вперед.

    Тогда  Хаггер  выбросил  длинные  тяжелые  руки  со  сжатыми кулаками и,
    помогая  себе  всем  телом,  ударил  Форрингтона  в  грудь.  Сэр  Артур,
    отброшенный  неожиданным  и  сильным  ударом,  пытаясь  найти равновесие
    сделал,   пятясь,   несколько   стремительных  шагов.  взмяхнул  руками,
    опрокинулся назад и исчез.

    Перил кругом платформы высокой цитаделыюй башни старого замка не было.
                                   В ДЕРЕВНЯХ
                                       1

    ТЕМНАЯ,  как  печь,  горница  в  доме  председателя Лебяженского колхоза
    встретила  Алексея  Федоровича огненной точкой горящей папиросы. Николай
    не спал.

    - Ну, Алеша, как прошла твоя лекция?

    Освеженный   и   несколько   успокоенный   быстрым  движением  в  ночном
    прохладном воздухе, старший брат ответил:

    -  Я,  кажется,  сказал то, что хотел. Ты знаешь, я в первый раз говорил
    перед  такой аудиторией. Но чувствовал, что меня понимают. Ты понимаешь,
    я чувствовал, что каждое мое слово доходит... Но почему ты не спишь?

    На  светящемся  циферблате  ручных  часов  стрелки уходили за полночь. В
    темноте было слышно, как Николай натягивал сапоги. Он ответил:

    - Здесь душно. Я хочу покурить на улице.

    Братья  вышли  и  сели на широкую скамью у забора. Небо мерцало большими
    желтыми звездами над спящим селом.

    - А ты не хочешь спать? - спросил младший.

    - Нет, я чувствую какой-то подъем. Дай мне папиросу!

    - Смотри, не приобрети дурной привычки! - пошутил Николай.

    Алексей  Федорович  курил,  неловко  держа  папиросу.  В  густой темноте
    ничего не было видно, кроме двух красноватых точек.

    - Сколько времени, ты думаешь, мы пробудем здесь, Алеша?

    -  Отец  сказал  мне,  когда  я  говорил с ним из Обска, что он дает мне
    отпуск  и  просит  меня  пробыть  здесь  недели  две.  Он хочет, чтобы я
    отдохнул и привез тебя здоровым.

    -  Давай  подводить итоги, - предложил Николай. Собственно говоря, почти
    все  было  окончено.  После  прочтения  записной  книжки  Николая  Павел
    Иванович  ежедневно  выставлял  сторожей  на озере, но ничего особенного
    там больше не наблюдалось.

    Братья  решили  сменять  сторожей, чередуя дежурства на время остающихся
    нескольких  лунных  ночей. Следовательно, через немного дней можно будет
    уехать.  Завтра  должен  прибыть  лаборант  от  Станишевского для приема
    растений, преждевременно потерявших хлорофилл и остатков погибших птиц.

    Отчет  готов, результаты анализов послужат потом приложением, главное, -
    это описание наблюдений.

    -  Отец  решит,  -  говорил  Алексей  Федорович, - у меня много мыслей и
    предположений,  но  ты  знаешь, я не люблю игры воображения. Нужно уметь
    себя ограничить. Всему свое время.

    Алексей  помог брату в окончательной редакции отчета. Изложение обладало
    должной полнотой. Наблюдения Николая Сергеевича были очень ценны.

    -  Как  великолепно,  что я здесь оказался! - говорил младший брат. - Но
    медлить нельзя, надо завтра же отослать отчет.

    -  Полуночники!  - с этим приветом из темноты, начинавшей чуть светлеть,
    - всходила поздняя, ущербная луна, - вырос Павел Иванович.

    - А ты не полуночник, командир? - отозвался Николай.

    -  Председатель  колхоза  может  спать  или не спать в любой час дня или
    ночи. Это его дело. А вам кто разрешил?

    Павел Иванович сел и, переменив шутливый тон на серьезный, спросил:

    - Все о том же, итоги подводите, обсуждаете?

    Выслушав, задал еще вопрос:

    - Как отчет пошлете, а?

    И,  не  получив  ответа,  вдруг,  неожиданно  и  непривычно для братьев,
    язвительно, вызывающе поддразнил.

    - А вы поручите вашему гражданину милому, Заклинкину!

    Алексей Федорович счел долгом заступиться:

    -  Поручать  ему  я,  конечно,  не  собираюсь.  Я его не знаю. Но вы его
    невзлюбили! За что же? Бесцветный, но безобидный человек.

    Очевидно, это была ночь откровенности. Павла Ивановича прорвало:

    -  Э-эх, Алексей Федорович! Мы здесь по-деревенски судим, по-колхозному.
    Или  любим,  или не любим! Вы что же думаете, на вас люди не смотрят? Не
    беспокойтесь!   В   каждом   доме   скажут  по  два  слова  -  и  полная
    характеристика!  Я  споткнусь  - мне заметят... Да я не про себя говорю.
    Вот,  к  примеру,  Николай. Вы думаете, его здесь принимают с моих слов?
    Нет,  я  тут  не при чем. Его здесь ценили, мерили, весили по-своему. Он
    нам  прошлой  осенью  советы  давал по строительству. Толково вышло. Ему
    записали.  Любит  он  в  наших  камышах  комаров  своей  кровью кормить?
    Охотник?  Понятно! Нашу степь любит? Понятно! Ему у нас двери открыты. В
    любой  дом  войдет  -  за  стол  посадят,  спать положат. Вот - вы у нас
    несколько  дней.  Вам,  Алексей  Федорович,  первое  слово уже записали.
    Лекцию  прочли?  Завтра  запишут  второе. Поживете еще, запишут третье и
    баста!  И в самую точку попадут, будьте уверены! Я вас знаю, но я тут не
    при  чем.  У  нас  народ вольный, на слово не верит. А вот такая штучка,
    как  ваш  (он  резко  нажал голосом на слово "ваш") знакомый? Сразу, как
    бельмо  на  глазу!  Охотник? Врешь! Ружья не держал и не хочет. Инженер?
    Федор,  полуграмотный,  больше  его  в  десять  раз  знает! Еще сказать?
    Хватит!  У  нас таких ценят с первого взгляда! Чего он к вам привязался?
    Чего он сегодня шатался на Большие Мочищи?

    Здесь  командир  полка резко прервал свою речь и достал папиросу. Огонек
    спички  в неподвижном воздухе осветил острый профиль и сердито сдвинутые
    брови.

    - Так как же будем? Что же вы решите с отчетом?

    Братья молчали, не находя ответа.

    -  Так  вот вам, друзья и мои дорогие гости, - Павел Иванович сказал это
    сердечно  и  тепло,  -  здесь  я командир полка и я за все отвечаю! Ваше
    письмо  дойдет,  самое  позднее...  послезавтра.  А  там дальше - завтра
    посмотрим!
                                       2

    ИТАК,  сам  того  не  подозревая,  молодой  инженер  Анатолий Николаевич
    Заклинкин крепко попал на замечание!

    Анализ,  данный  Павлом  Ивановичем  Кизеровым,  был  безупречно прост и
    ясен. А вывод?

    Этот  вывод  сам  Заклинкин  сделал  мгновенно!  Дома  обоих Кизеровых -
    председателя  колхоза  и  кузнеца  -  стояли  рядом,  разделенные только
    дворами.  Разбуженный  в  тишине ночи шумом быстро проскочившего и резко
    затормозившего  автомобиля,  Заклинкин  вышел  во двор и задержался там.
    Пока  он  стоял  и почесывался, до него донеслись звуки голосов братьев,
    усевшихся на скамью.

    Заклинкин  в  густой  темноте,  неслышно ступая босыми ногами, пробрался
    вдоль  забора,  притаился,  отделенный  только  досками  и  подслушивал,
    сначала  спокойно,  а  потом с восторгом! Толечка не понимал многого и с
    жадностью  запоминал,  повторяя  про себя услышанное. Какая удача! Какая
    удача! Как все замечательно получается!

    Но  когда заговорил бывший командир полка победившей армии, председатель
    колхозной  артели,  Заклинкин  начал дрожать, как в ознобе. Его пробивал
    холодный  пот  не только от содержания, но и от гневного тона отставного
    майора.  Заклинкину  уже  казалось, что петля душит его драгоценную шею.
    Он  уже  видел  себя, схваченного этими, "грязными мужиками". Они душили
    его, умного, ловкого, способного, красивого!

    Он внезапно вспомнил пощечину, полученную от Агаши.

    Когда  трое  людей  ушли  в  дом, Заклинкин уже ненавидел их ярой, дикой
    злобой  крысы,  попавшей в капкан. Заклинкин вполз в честный дом кузнеца
    и  солдата  Федора  Кизерова,  улегся  и,  дрожа  от  страха  и  злости,
    воображал,  что  бы  он  с  ними  сделал, со всеми: с братьями, с Павлом
    Кизеровым,  со  старой  Феклой, с Шурой-Сашурой, с Агашкой, со всем этим
    колхозом,  с этими идиотскими врачами, а там есть одна прехорошенькая, с
    золотистыми  волосами, - уж над ней бы он особо потешился! Уж он их бы и
    руками,  и  ногами,  и  зубами,  и  ножом, и клещами, и огнем! Уж они бы
    почувствовали!

    Несколько  утешив  себя  приятными  видениями, Заклинкин стал рассуждать
    спокойнее.   Главное,  это  скорее  уехать.  Вряд  ли  его  могут  здесь
    задержать,  что здесь могут знать? Ведь он ничем себя не выдал. Но своим
    инстинктом  собаки  Заклинкин  чувствовал  прямую  угрозу  себе в словах
    председателя  колхоза  и окончание его монолога понял лучше, чем братья.
    Завтра,  вернее,  сегодня  -  в  дорогу.  Оставаться  не было смысла. Он
    разведал  в  несколько раз больше, чем было приказано. Не только премия,
    его  ждет  и  сверхпремия.  И  там,  в столице, можно будет "переменить"
    кожу,  это  Андрей  Иванович Степаненко мог легко устроить. Ведь ему еще
    два года "работы", а там дальше обещано - за границу и новое гражданство.

    Ночь шла бесконечно. Инстинкт все твердил: беги, беги!
                                       3

    В СТРАДНУЮ пору, когда день год кормит, люди рано встают.

    Павел  Иванович начал действовать на рассвете, еще до восхода солнца. Он
    соединился  по  телефону  с  одним  из  своих  друзей в районном центре,
    начальником  райотдела  милиции.  Тот  обещал сговориться с аэродромом в
    областном  городе,  чтобы было место на московском самолете для посланца
    в  столицу.  Обещал  он  также  посодействовать, чтобы из Чистоозерского
    сейчас  же прислали самолет для переброски гонца в "область". Покончив с
    этой частью разговора, Павел Иванович повел такую речь:

    -  Теперь  слушай. У тебя дел много? Ты бы сам сюда прилетел да пожил бы
    у меня денек, другой!

    -  А  что,  у  тебя  есть  дело?  -  ответил  на  приглашение  приятель,
    руководствуясь не смыслом малозначащих слов, а тоном "командира полка".

    Но  Павел  Иванович не был склонен к дальнейшей беседе. Он сделал паузу,
    откашлялся и закончил:

    - А вот ты прилетай, мы с тобой и решим, есть дело или нет! Все!

    -  Ладно,  жди!  -  получил командир удовлетворивший его ответ и повесил
    трубку.

    В  эту  длинную  ночь  Заклинкин  не заснул ни на минуту. С первым лучом
    рассвета  он  был  уже  одет,  но  не  выходил  во двор. Подсмотрев, что
    председатель  колхоза,  наконец-то,  прошел  по  улице,  Толя сделал над
    собой немалое усилие и побежал проститься с братьями:

    -  Я  очень доволен знакомством с Сибирью. Теперь я поеду кончать отпуск
    в другом месте.

    Братья  еще только вставали. Ранний визит и быстрый отъезд Заклинкина не
    произвел впечатления на занятых людей.

    А кузнец Федор Григорьевич посмотрел вслед недолгому гостю и сплюнул.

    Осенью  наши  автоколонны быстро и весело возят спелое, тяжелое зерно на
    линейные   станции   железных  дорог.  Заклинкин  сделал  около  двухсот
    километров,  сидя  на  колхозной пшенице, и к вечеру в скором поезде уже
    мчался "домой".
                                       4

    ПАВЕЛ  Иванович  представлял  братьям  гонца.  Потерявший  на войне ногу
    солдат,  колхозник  Тагилов  Петр, не спеша вешал на грудь, под рубашку,
    мешочек с толстым пакетом, а председатель колхоза его инструктировал:

    -  Ты  хоть  и  не пьяница, а помни - ни капли! И о пакете - ни слова! И
    лучше  ни с кем в разговоры не пускайся. Помалкивай. И не спи. Выспишься
    после  врученья  пакета.  Адрес  есть  на  пакете.  Ты  его  не  вынимай
    понапрасну.  Вот адрес тебе на отдельной бумажке - не потеряй. В столице
    погости, если понравится...

    Тагилов  сидел  молча,  глядя в сторону. Слушал внимательно и постукивал
    костылем.  Поднял  голову  и  посмотрел пронизывающими серыми глазами на
    Алексея Федоровича Потом взглянул на "командира полка":

    - Это, как на войне?

    -  Да,  Петр Кондратьевич, и я на тебя полагаюсь. Мы с тобой отвечаем за
    большое дело. Если бы тебя не было, я сам бы поехал.

    -  Доставлю.  Будет сделано! - Ты, Петр Кондратьевич, там нашего Николая
    Сергеевича  увидишь  мать и жену. Ты о болезни скажи - так, чуть поболел
    и здоров. А то напугаешь! - закончил напутствие Кизеров.

    Ястребиный  взор  смягчился.  Петр  Тагилов  понимающе кивнул, положил в
    карман  письма  братьев  домой,  крепко пожал руки, еще раз, на прощанье
    ткнул  лица  взглядом  и,  ловко  помогая себе костылем, пошел за Павлом
    Ивановичем,  который нес на плече солидный мешок с деревенским угощением
    дому  академика  Федора  Александровича,  - так уж полагается по старому
    сибирскому обычаю.

    Алексей  Федорович смотрел им вслед и, сбившись с привычки, не ставил им
    отметок  в  зачетные  книжки,  а  думал  просто: какие у нас везде люди!
    Потом,  чему-то  обрадовавшись,  подхватил  на руки Шуру-Сашуру и крепко
    поцеловал   ее   в   смуглую   щеку.  "Змейка"  взвизгнула,  засмеялась,
    выскользнула  из  осторожно-неумелых  рук, отскочила для безопасности на
    порог, потерла щеку и спросила:

    - А ты всегда такой колючий?

    Николай, не узнавая брата, смеялся над его непривычной резвостью:

    -  Он,  как  еж,  колючий,  ты  его  берегись!  А ты, Алеша, становишься
    экспансивным.  Я  тебе  советую,  на всякий случай, бриться здесь каждый
    день. Знаешь, ты становишься любезным с дамами! Это - ново!

    Маленькая дама, не решаясь покинуть порог, сообщила:

    -Папаня бреется через день и тоже бывает колючий!

    Не  смущаясь,  Алексей  Федорович  широко улыбался и потирал подбородок:
    правда, нужно побриться.
                                       5.

    ПАВЕЛ  Иванович  встретил  друга  из районной милиции и усадил в самолет
    своего  гонца  в Москву. Поглядев вслед самолету, друзья не спеша пошли,
    мирно беседуя по дороге.

    Что  мог  сказать  "командир  полка" о Заклинкине? Ничего, если серьезно
    подумать. Совсем ничего! Но друг слушал его внимательно.

    Евгений Геннадьевич (так звали начальника милиции) направился в кузницу.

    Федор Григорьевич вместо приветствия радостно гаркнул:

    -  На  заре  нынче  птица  валом валила на Гагарье! Если не взял ружья -
    бери мое! Мне сегодня некогда!

    - А у тебя гость?

    - Уехал, да ну его к лешему!

    - Что так?

    - А так!

    Время  сказать,  что  председатель  колхоза  не  сразу  узнал об отъезде
    Заклинкина.  Скажем  правду,  -  узнав, крепко сжал зубы Павел Иванович!
    Правильно   предчувствовал  Толя  своим  собачьим  чутьем.  Решительный,
    верящий  себе  "командир  полка" хотел задержать незванного гостя. Пусть
    без   закона,   пусть   превышение   власти,  пусть  выговор,  пусть  за
    самоуправство накажут - там посмотрим!

    А  кузнец Федор о Заклинкине спокойно говорить не мог. И даже после того
    как начальник милиции покинул кузницу, Федор догнал его.

    -  Геннадьич!  Слышь!  Евгений  Геннадьич!  Постой!  Там  у меня этот...
    оставил мешок и ружье. Охотник, ружье забыл! Ты у меня их прими!

    "Действительно  странно",  - подумал Евгений Геннадьевич. А кузнец Федор
    (ведь вот обозлился мужик) все добавлял:

    - Какой он московский! Я знаю московских! Он - прощелыга!

    - Раз вещи оставил, значит вернется или напишет.

    -  А ну его к лешему. .. Возиться с ним! - и Федор начал сильно ругаться
    и даже показал Евгению Геннадьевичу кулак.

    - Принимай! Не примешь? Так я бабе велю выкинуть в озеро!

    В  доме  кузнеца,  под  лавкой,  начальник  милиции  обнаружил новенькую
    двухстволку  с  начинавшими ржаветь стволами (нечищены после стрельбы) и
    резиновый   плавательный  костюм.  Зная  решительный  характер  кузнеца,
    Евгений Геннадьевич взял вещи, спасая их от неминуемого потопления.

    Приласкав  свою  старую знакомую Шуру-Сашуру, "дядя Женя" навел разговор
    на  Заклинкина.  Оказалось,  что  проявление  Толиной "любознательности"
    имело свидетеля. Шустрая "змейка" сообщила папиному и своему другу:

    -  А этот длинный дядька с усиками, что у дяди Федора жил, сюда приходил
    и чемодан-то Николая открывал!

    -  А  как  же  ты это видела, хозяйка? Ты здесь была? - удивился Евгений
    Геннадьевич.

    - Нет, я с улипы смотрела.

    - А он чего-нибудь взял?

    - Брал в руки бумажку, посмотрел и назад положил.

    - А ты никому не говорила?

    - Нет, я забыла.

    - Ну и ладно, умница. Дядька просто ошибся.

    Человек  больших  практических  знаний  и опыта, раздумывая над скудными
    данными  и  наблюдениями, относящимися к Заклинкину, Евгений Геннадьевич
    разводил  руками: - все, вроде, пустое.. Ниточек не то что на веревочку,
    на  тонкий  шнурочек не набирается. Хоть бы стащил что из чемодана! Нет,
    пустое  дело!  Взял  бумажку, назад положил... Уехать сильно торопился -
    вещи  забыл...  Чорт  же  его  знает!  Мало  ли  какие  чудаки  по свету
    шатаются. Жаль, что не видал я его...

    В  результате  размышлений  родилось  в  скором времени очень, подробное
    письмо  Евгения  Геннадьевича  в Москву, к одному из его друзей, письмо,
    по  совести  сказать,  весьма  бедное  фактами.  Одно лишь в письме было
    заметно:   имя   молодого   инженера   Анатолия  Николаевича  Заклинкина
    связалось с именем одного из крупнейших ученых нашей страны.

    А  Заклинкин,  еще  сидя  на  колхозной  пшенице  и с облегчением ощущая
    стремительное   увеличение   расстояния   между   собой   и  "проклятым"
    председателем  Лебяженского  колхоза  (а ведь как хорошо все шло!), клял
    так  же свою забывчивость. Не раз вспоминал он и в поезде об оставленных
    в Лебяжьем ружье и плавательном костюме.

    Здесь  школа Андрея Ивановича Степаненко оказалась недостаточной. Почему
    же?  Потому,  что  одно  дело,  это  рассуждать  об  опасности  далекой,
    незримой,  ощущаемой  только  разумом. Послушен разум и гонит неприятную
    мысль. Так легко быть храбрым!

    Но  очень и очень большим, глубоким и черным кажется глазок пистолетного
    дула,  гуляющий  в крепкой чужой руке перед носом! Это - целая бездна! И
    чтобы  остаться  спокойным,  глядя  смерти  в лицо, нужно иметь и душу и
    свойства души, которых ни за какие деньги не купишь, ни за какую валюту!
                                    НА ЗЕМЛЕ
                                       1.

    КОГДА  в  азиатских пустынях, за десять минут до захода, солнце собирало
    неизвестно  откуда над собой облака и играло на них всеми красками мира,
    каких  еще  нет  на палитре художника, а от снеговых гор на пустыню полз
    мрак,  явно  принимая  власть - в эти минуты мы понимали Манеса, ученика
    Зороастра.  Мы понимали древнего перса с его философской легендой о двух
    равных  силах,  с  его  богом  Света  Ормуздом  и  богом  Тьмы Ариманом,
    по-братски делящими власть над миром.

    Мы  бывали  в  пустынях.  Ормузд лил нам на головы расплавленный свинец,
    жег  и  сдирал  с  нас  кожу,  останавливал голос в иссохшей гортани. Он
    обманывал  нас  дрожащим  виденьем  воды  и деревьев, но мы шли, не веря
    миражам.  На  нас  нападал  Ариман  с головой крокодила, с раздутою шеей
    кобры,  с  телом  слона  на ногах сколопендры. Он бил хвостом скорпиона,
    обливал  трупным  ядом  фаланги  и  желто-зеленым  ядом  малярии,  метал
    миллионы острых стрел песка, а мы - побеждали пустыни!

    Но  в  наших  широтах  есть  другие  часы  и  минуты. Темное небо слегка
    бледнеет.  Вот  смутные  пятна  строений,  деревьев, кустов уже начинают
    получать  очертанья.  Звезды  тускнеют.  Глаз вновь обретает возможность
    ощущать  перспективу.  На  озере  легкий  туман  приподнимается  и вновь
    падает.  Пискнет  пташка.  Минута - ответит другая. И не успеешь, вдыхая
    свежий  воздух,  заметить  - а станет светло. Восток розовеет, желтеет и
    вспыхнет - сверкают лучи и выходит наше родное красное солнышко!

    А  дышится,  как  на  рассвете, а бодрость какая! Ну как тут не жить, не
    любить, не творить?!

    Для  своего второго урока Алексею Федоровичу председатель колхоза выбрал
    подобное раннее утро.

    - Нравится вам у нас, Алексей Федорович?

    - Очень нравится!

    -  А вы у нас подольше поживите. Через неделю кончим с уборкой зерновых.
    Дела  пойдут помельче, будем посвободнее и начнем гулять. Всем районом.У
    нас для начала тут три свадьбы сыграют - потом у соседей...

    Павел  Иванович  ехал  в  полевой  стан и вез с собой Алексея Федоровича
    после его дежурства на озере Большие Мочищи.

    -  Вы  подумайте,  есть у нас поговорка одна, груба, да верна! Вы вот не
    курите?  Не  обязательно,  даже  хорошо.  Не  пьете? Хорошо! Пить, так в
    меру! А вот не женаты? Это дело другое...

    Павел Иванович смеялся:

    -  Да вы посмотрите кругом, какие у нас девушки. В столице себе не нашли
    - мы вам найдем!

    И сейчас в словах председателя колхоза звучала уже не шутка.

    - Да, мы вас женим - вот выбирайте по всему району любую. Любую сосватаем.

    Прожил  прошлой зимой Павел Иванович гостем недели две в доме академика,
    оставил  по  себе  хорошую  память и сам ко многому пригляделся. Да и не
    так  уж  сложны  были для его острых сибирских глаз сын и отец. И не так
    важно,  что он не имел никакой подготовки, чтобы их оценить как ученых -
    это  было  сделано без него. Заметил же он то, что другие едва ли видели
    -  какой-то  особый  оттенок в отношении старшего брата к жене младшего.
    Вероятно,  без долгих рассуждении понял он, что Алексей Федорович до сих
    пор  не  нашел жены по себе. Сам Павел Иванович женился не рано. Чего мы
    не  знаем  -  говорил  ли  о  чем-нибудь Павел Иванович с главным врачем
    районной  больницы?  Может  быть,  не  одна  Лидия Николаевна заметила к
    кому, как казалось, часто обращал свой доклад московский профессор?

    - Смотрите, Павел Иванович, чтобы я вас не поймал на слове!

    За   этими   словами,   возможно,  последовало  бы  что-нибудь  и  более
    определенное, но они уже подъехали к стану.
                                       2

    ВЕРА  Георгиевна  была  потрясена  до  глубины  души  лекцией в районном
    клубе.  Идя  домой  вместе  с Лидией Николаевной, она без всякой причины
    стала  плакать,  сначала  тихо,  потом  все  громче и громче. Ее старшая
    подруга  обняла  ее,  вытирала  платком  горячие  слезы  на нежном лице,
    приговаривала:

    -  Ну  же,  девочка  моя..  успокойтесь,  не надо. Ну что? Довольно, моя
    хорошая...

    Молодая женщина старалась улыбнуться, оправдывалась сквозь слезы:

    -  Правда, как глупо, я сама не знаю, что со мной, я больше не буду... -
    но слезы все текли и текли.

    Лидия  Николаевна  привела  к  себе свою Верочку, послала сказать, чтобы
    дома  ее  не  ждали. Напоила своего друга валерианкой, постелила постель
    на широком диване в своей спальне, и очень строго сказала:

    - Спите!

    Дождалась  мерного,  ровного  дыханья,  постояла  не двигаясь, чуть-чуть
    прикоснулась к чистому лбу под волной мягких волос и тихонечко вышла.

    Села  Лидия  Николаевна  в  своей  столовой,  где с большого портрета на
    стене  смотрел вдаль до сих пор любимый покойный в погонах подполковника
    медицинской службы и сердито стала ему говорить:

    -  Ведь  он  чуть  не  всю  свою лекцию свалил на бедную девочку! И ведь
    какую  лекцию,  если  бы  ты  его слышал! Что же это? Ведь я мою девочку
    такой  никогда  не видела. А он понимал, что нельзя же так? Он же на нее
    смотрел почти все время...

    Обе  женщины  в  последующие  дни  об  Алексее  Федоровиче не сказали ни
    слова.  Вера  Георгиевна  кончала  обработку  истории  болезни  Николая.
    Станишевский просил прислать ему копию как можно скорее.
                                       3.

    ШЛИ  ясные  дни  начала  второй  декады  августа. Не за горами и первый,
    ранний  в  других  местах,  а  здесь  обычный  во второй половине месяца
    осенний заморозок.

    Товарищ  Шумских  прислал  с  оказией  объемистый  пакет  с  бумагами  и
    схемами,   сопровождаемый   запиской.   В   ней   секретарь  райкома  со
    свойственной  ему  лаконичностью  и ясностью просил Алексея Федоровича с
    содержанием  дела  ознакомиться,  не теряя времени, так как завтра будет
    за  ним прислана машина - ехать в райцентр на ответственное совещание по
    вопросу о развитии электрификации района.

    Когда  районные  работники  обсудили свое нужное дело и приняли решение,
    Алексей  Федорович  отправился  в  дом  главного врача. Радушно встретив
    гостя,  Лидия  Николаевна послала за "своей" Верочкой, не предупредив ее
    о посетителе, а потом ушла под предлогом вечернего обхода больницы.

    ...А  Алексей  Федорович смотрел на милое лицо, слушал ее и сам говорил,
    вновь  и  все больше увлекаясь замечательным чувством возможности полной
    прекрасной  искренности  с  человеком,  делавшимся  все  ближе и ближе с
    каждой минутой. И он сказал вдруг, без предупреждения и без паузы:

    - Я не знаю, как это полагается говорить... Прошу быть моей женой.
                                       4.

    ЛИДИЯ   Николаевна  волновалась,  но  заставила  себя  не  торопиться  с
    возвращением.  Войдя  в комнату, она сразу поняла, что нужные слова были
    уже  сказаны.  Может  быть  немного  грубовато,  чего  они  не заметили,
    старшая заставила "молодежь" поцеловаться.

    Их  поздравляли,  кто  как  умел,  и  они  не смущались. Товарищ Шумских
    потребовал,  чтобы  нужные записи были сделаны здесь, в райцентре, и без
    промедлений, и произнес новобрачным очень краткую, но очень теплую речь.

    Председатель  колхоза,  Павел  Иванович  Кизеров,  знал, что его любимая
    Сибирь забыта не будет и особенно в гости не звал - сами приедут!

    Темучин-Чингиз,   очень   любивший   свадьбы,   в   отличие   от  своего
    кровожадного предка и тезки, сказал Алексею Федоровичу:

    - Самый хороший женщина достался тебе. Я старый! А то бы тебе ее не видать!

    И  мужу  было  приятно  услышать  это  от  старого  степного орла. Пусть
    Алексей Федорович сам разбирается, почему все были так им довольны.

    А  Агаша  про  себя  жалела, что Николай Сергеевич женат. Вот если бы он
    был  не  женат...  Но умная и строгая девушка крепко держит свое сердце.
    Ни  жизнь  чужую  ломать,  ни делиться она не собирается. Свет не клином
    сошелся!

    А  дышится  как  на рассвете, а воздух какой! День пришел. Ну как тут не
    жить,  не  любить,  думал  Алексей  Федорович,  глядя  на  жену.  И  она
    чувствовала то же. Жить - любить - творить!
                                    В ГОРОДЕ
                                       1

    НЕТ,   не  о  конечности  человеческого  существования  задумался  Федор
    Александрович,  прочтя известие о смерти Артура Д. Форрингтона, большого
    ученого,   своего  ровесника,  истинной  причине  смерти  которого  было
    суждено  остаться  тайной.  И  не о себе он подумал, не о том, что и он,
    наверное, не так уж далек от естественно-неизбежного завершения жизни.

    Вскоре  после  двадцатого года, по случайно задевшему его поводу, как-то
    сказал Федор Александрович сыну и нескольким близким друзьям:

    - Я хочу одного - умереть на работе!

    Подчеркнув  привычно  поднятым  пальцем  вполне  очевидную истину, Федор
    Александрович  с  мыслью  о  смерти  покончил  навсегда.  Жизнь  была до
    предела полной! И задумался он сейчас совсем о другом.

    Раз  в  полугодие,  по порядку, установившемуся уже более шести лет тому
    назад,  Федор  Александрович  должен был делать краткий доклад о работах
    института   энергии.   Дважды  в  год  он  отчитывался  перед  небольшим
    собранием,  вернее,  совещанием.  Место  указывалось  в одном из зданий,
    расположенных  за  древней  крепостной  стеной,  за той самой стеной, на
    которую  так  внимательно смотрит через новую плоскую площадь хорошо вам
    известный  дом с квадратными окнами. Несмотря на свидания с членами этих
    совещаний-собраний,  а  изредка  и  с председателем их в порядке текущей
    работы,  окончание  каждого  полугодия  встречал  Федор  Александрович с
    особым настроением мысли и чувства.

    Академика  никогда  не  ограничивали  в  праве составления зависящего от
    него  списка  участников.  Конечно, от полугодия к полугодию этот раздел
    изменялся.  В  нем  было  три категории: те, кто должен был докладывать,
    те,  кто  должен был выполнять намеченное по важным заданиям и, наконец,
    третьи.  Для  них  первое  присутствие  на  полугодичных совещаниях было
    посвящением  в  высшие  степени  рыцаря  энергии, так как побывавший там
    однажды уходил уже иным, чем входил.
                                       2

    СТАРЫЙ  горный  хребет, образуя раздел двух частей света, начинается под
    заполярной  тундрой  и,  заняв  на карте по меридиану более восемнадцати
    градусов  или  больше двух тысяч четырехсот километров, выходит отрогами
    в ковыльные степи и прячет свои последние скалы в горячих песках.

    Если  сложить  все  воды, проливавшиеся на Урал или легшие снегом из туч
    только  за  последнюю  сотню  тысячелетий  воедино,  -  то хватит на все
    океаны.  Если  сложить  все усилия ветра, давившего на хребет со дня его
    рождения  и  до  нашего  дня, и сумму усилий бросить в пространство, это
    будет  куда  больше, чем рычаг, о котором мечтал Архимед, и рухнут любые
    планеты.  Да  и  живая  жизнь  биллионами  биллионов корней растворяла в
    поисках  пищи  жесткие  камни,  делая  их  плодородными.  Все  эти силы,
    называемые  эррозией,  превратили  ныне  в  низкие некогда высокие горы.
    Старый   хребет,  перед  которым  храбрый  красавец  Кавказ  -  мальчик,
    бесконечно   богат.   Недаром   некоторые   из   наших  ученых  в  конце
    девятнадцатого века напоминали студентам:

    -  Если вас на экзамене спросят, где в мире имеется тот или иной минерал
    или  металл,  и вам память изменит, назовите наши старые горы! Ошибки не
    будет!

    В   тишине   прохладного  в  жаркие  августовские  дни  Старого  корпуса
    Института  Энергии,  составляя  свой  раздел списка, Федор Александрович
    думал  о  старых горах. На несколько расположенных в их складках заводов
    уже  были  посланы вызовы, так как до полугодичного совещания оставалось
    только  два дня. Красноставскую же Станцию Особого Назначения представит
    Степанов.
                                       3.

    ВХОДИТ Степанов.

    -  Посмотрите-ка, Михаил Андреевич, наших участников совещания. Не забыт
    ли кто-нибудь мной?

    Внимательно  читает  ответственный  список  Степанов, останавливается на
    каждом имени...

    Тихо   в   большом,   старом  кабинете.  Степан  Семенович,  технический
    служитель,   неслышно   проходит   по   комнате,  поправляет  по  дороге
    телефонный  аппарат  (он  сдвинут с места и трубка соскользнула с одного
    рожка).  Степан  Семенович  выходит  -  все  в  порядке  у них с Федором
    Александровичем в кабинете.

    Федор  Александрович  откинулся  на  спинку  своего  жесткого кресла. Он
    смотрит  на  темную,  склоненную голову своего ученика. Волосы тщательно
    зачесаны  назад,  но  на  темени  упрямится  хохолком непослушная прядь.
    Густые  брови  разделены глубокой, не по возрасту, прямой морщиной. Углы
    рта опущены.

    Вчера,  для предстоящего полугодичного совещания, был доработан доклад о
    последних  наблюдениях  Красноставской  Энергетической  Станции  Особого
    Назначения. Учитель и ученик кончали его вместе.

    Хотя  Федор  Александрович  и  называет по-прежнему загадочные излучения
    лунными  аномалиями,  но  в  самом  конце  доклада есть ответственнейшие
    слова:   "..последние   наблюдения   могут   дать   право   предполагать
    искусственную причину ..."

    -  Вы  включили...?  -  и  Михаил Андреевич назвал две фамилии новичков,
    прерывая мысли старого академика.

    -  Да, я считаю, пора. Они заслужили это. Новые люди на наших совещаниях
    -  это  наш  успех. Да! А теперь нужно начать пересматривать наш учебный
    план. Опять. И план экспериментальных работ тоже.

    Последующие   часы   были   посвящены   оживленному  обмену  мнениями  с
    несколькими  работниками Института Энергии. Подготовлялся проект решения
    Министерства о создании эксплуатационного факультета нового профиля.
                                       4

    ВЕЧЕРЕЛО.  Пришел  час,  когда  на улицах холмистого города, открытых на
    закат,  низкое  солнце слепит пешеходов и водителей машин, тянет за ними
    длинные   тени.   Улицы,   расположенные   по   меридиану  столицы,  уже
    закрываются  среди  домов  первыми, еще ясными сумерками. Зной спадает и
    близится  ночная прохлада, такая желанная в дни этого необычайно жаркого
    августа.

    Технический  служитель  Института  Энергии,  по своему негласному праву,
    вошел  без  предупреждения  и  остановился  перед столом академика. Зная
    привычки  Федора  Александровича,  он  молча  стоял и смотрел на старого
    ученого.

    - Что, Степан Семенович?

    -  Человек  приехал,  сейчас с аэродрома. Был у вас дома, ждать не хочет
    ни минуты. Говорит - от Алексея Федоровича с Николаем Сергеевичем.

    - Где же он?

    - Здесь.

    Постукивая  механической  ногой  и  помогая  себе  костылем, вошел гонец
    Лебяженского  "командира  полка".  Не  смущаясь, пристальными взглядами,
    осматривающими  странного  посетителя,  он внимательно оглядел кабинет и
    людей,  чуть  задерживаясь  на  каждом  пронизывающим  взором ястребиных
    глаз, очень светлых на фоне загорелого, усталого лица.

    - Мне лично профессора, Федора Александровича!

    - Это я, садитесь, пожалуйста, чем могу быть вам полезен?

    Но  гость  не  собирался  воспользоваться приглашением сесть. Пристально
    смотрел на приподнявшегося в кресле Федора Александровича.

    - Я у вас дома был. Мне сказали, вы на работе.

    Тут посетитель замялся и добавил:

    - Мне бы подтверждение, чтобы ошибки не вышло!

    "Видно старого солдата", подумал Михаил Андреевич.

    -  Вот  я,  -  он  назвал  себя. - Вот это - товарищи... и он перечислил
    присутствовавших.  -  Мы  все подтверждаем, что перед вами действительно
    Федор  Александрович.  Его сын и племянник сейчас должны быть в Западной
    Сибири, в селе Лебяжьем, У Павла Ивановича Кизерова.

    Посол был удовлетворен.

    -  Вижу,  дело верное, - сказал он, сел на стул, расстегнул гимнастерку,
    дернул  нитку  зубами  и  вытащил  из холщового мешочка, хранившегося на
    груди, довольно толстый пакет.

    -  Вам от сына. - Он встал и, не обращая внимания на Степана Семеновича,
    хотевшего взять письмо, шагнул сам и вручил его Федору Александровичу.

    - Приказано в собственные руки! - добавил он.

    Федор Александрович положил пакет в ящик стола:

    -  Очень  благодарен.  Прошу  вас  быть  моим  гостем.  Степан Семенович
    отвезет вас ко мне домой.

    Но гость не уходил.

    - Это срочное! В собственные руки! - повторил он.

    Федор  Александрович  посмотрел  на своего гостя с некоторым удивлением,
    но ястребиные глаза выражали совершенную решимость:

    -  Вы  тут  же  прочтите!  - продолжал гонец тоном приказания, и обложка
    срочного  письма была разорвана. Прочтя первую страницу, академик поднял
    плечи,  бросил  взгляд  на  посланца, кивнул головой и продолжал чтение.
    Окончив, он пожал руку Петру Кондратьевичу:

    -  Очень,  очень вам благодарен. Вы поручение отлично выполнили. Сегодня
    вечером мы с вами увидимся.

    Проходя  через  актовый зал, Тагилов ответил сопровождавшему его Степану
    Семеновичу:

    -  Все  живы, здоровы. Что пишут, не мое дело, не знаю. Сказано: важное,
    срочное. Все.

    Сидя  в  автомобиле,  Петр  Кондратьевич  вынул  потертый, еще фронтовой
    пистолет  Павла  Кизерова,  извлек патрон, досланный в патронник ствола,
    защелкнул  кассету  назад  в  плоскую  ручку  и громко, протяжно зевнул.
    Сейчас  ему  очень захотелось спать. Закачало с непривычки в самолете за
    две с половиной тысячи километров.
                                       5.

    ФЕДОР  Александрович  спокойно  прочел письмо из Лебяжьего. Не торопясь,
    он  положил в карман пиджака отдельную, маленькую записку от сына. Затем
    он  сказал,  что переносит начатую работу на завтра, попросил остаться с
    ним  только  двоих  -  Ивана  Петровича и Михаила Андреевича - и поручил
    своему  старому  другу  прочесть  вслух  письмо  из  Сибири,  в  котором
    подробно описывались наблюдения Николая.

    -  Что  же  это  все значит? - спросил Иван Петрович, окончив чтение. Он
    был   знаком  с  последними  августовскими  наблюдениями  Красноставской
    только  в общих чертах и не понимал волнения, которого теперь не скрывал
    руководитель Института Энергии.

    Федор  Александрович  стоял,  опираясь руками о стол и подавшись вперед.
    Против  него,  с окаменелым, неподвижным лицом, напряженно скрестив руки
    на  груди,  сидел его ученик. Так они глядели друг другу в глаза, слушая
    чтение,  и  со  стороны  могло  показаться, что сейчас произойдет что-то
    решительное, что эти два человека сейчас бросятся друг на друга.

    Листы  письма  задрожали  в руках Ивана Петровича. Он кинул их на стол и
    схватил себя за бородку:

    - Что же это? Да говорите же, наконец!

    Жесткие,  подрубленные  усы  старого  академика  чуть  шевелились, точно
    Федор  Александрович  беззвучно  говорил.  Мысль,  как  молния, металась
    между  ним и Степановым, освещая и связывая все, решительно все! События
    двух   ночей  на  озере  объясняли  наблюдения  тех  же  двух  ночей  на
    Красноставской!   Озеро  в  степи  пришлось  в  предполагаемом  квадрате
    прикосновения  к  Земле  волн,  которые  до  сих  пор  назывались только
    лунными  аномалиями!  Что это за волны, теперь было известно! Да, сейчас
    никто не мог отрицать и сомневаться! Сомнения кончены!

    Федор Александрович, овладевая волнением, заговорил:

    -  Конечно,  как  и  откуда  - сейчас не в этом дело! Ведь теперь мы все
    понимаем  и Красно-ставская проверена. Михаил Андреевич предвидел, да-с!
    Все  дело  в  том,  что  во  вторую  ночь  он  выключил  защиту! Поэтому
    получился  законченный  опыт и имеются сопоставимые данные. А если бы он
    защиту  не  выключил?  Что  мы  могли  бы сказать? Посветило две ночи на
    озере  и  только!  А  действия - никакого! А как теперь быть с докладом?
    Как, Михаил Андреевич?

    Степанов отвечал взволнованным, прерывающимся голосом:

    -  Федор  Александрович,  право  же, вы преувеличиваете. Ведь каждый, на
    моем месте, провел бы ту же работу...

    С  юношеской  живостью  вскочил  старый  ученый  и неожиданным движением
    обнял  одной рукой молодого. Поднялся внушающий палец и остро уткнулся в
    грудь Степанову:

    -  Вот,  изволите  видеть!  Я  могу ему сказать, как он мне первый зачет
    сдавал  и на чем я его тогда провалил! А он мне теперь замечания делает.
    Преувеличиваю?  Нет,  не  преувеличиваю!  Уметь решать, уметь управлять,
    это значит - предвидеть. Так нас учит наша партия, да-с! И наша наука!

    -  Вы  мне  обещали  никакой  работой  не  брезговать, - продолжал Федор
    Александрович,  -  а  самая  трудная работа - это решать! Теперь, Михаил
    Андреевич,  я  вам  буду  сдавать  зачет, вы принимайте, а Иван Петрович
    запишет...

    И академик стал медленно говорить, точно читая невидимую запись:

    -  Высказанные  предположения  полностью  подтверждаются наблюдениями на
    озере  Большие  Мочищи,  расположенном в восьми километрах к югу от села
    Лебяжьего  Чистоозерского  района  Обской области. Наблюдаемые в течение
    последних  двух  с  половиной лет Красноставской Энергетической Станцией
    Особого    Назначения    излучения    имеют    искусственный   источник,
    расположенный,  очевидно, в Восточном Полушарии и использующий Луну, как
    отражающий  экран.  Излучения  вызывают гибель птиц и малых животных. На
    насекомых  действия  не  отмечено.  Облучение  человека вызывает тяжелую
    болезнь,  а  возможно,  и  смерть.  С  целью препятствия поражению этими
    излучениями  нашей  территории, Красноставская Станция, во время стояния
    Луны  в  нашем  полушарии,  готова  к работе на отражение всеми сериями,
    находящимися  на ее вооружении, что нашу территорию вполне обеспечивает.
    Все!

    Окончив диктовать, Федор Александрович спросил Степанова:

    - Принимаете?

    - Да, - серьезно ответил молодой ученый старому академику.
                                       6

    КОГДА  они  шли  по пустынному коридору и спускались по широкой каменной
    лестнице в актовый зал, Михаил Андреевич говорил:

    -  Чрезвычайно  осторожное,  этакое  настороженное поведение вестника из
    Лебяжьего    показалось   мне   и   напоминанием   и   предостережением.
    Действительно,  ведь  сюда, в Старый корпус, может беспрепятственно, без
    проверки, с улицы, войти каждый, кому только этого захочется!

    -  Я  так привык! - решительно возразил старый ученый - Моя дверь всегда
    открыта.    Во   всех   наших   других   местах,   в   лабораториях,   в
    Экспериментальном  корпусе и так далее - это совсем другое. Здесь же нет
    ничего  интересного - ведь я вас отлично понимаю, Михаил Андреевич. Я не
    храню  здесь  ни  одного  документа. Я за всю свою жизнь никогда не имел
    повода  жалеть о том, что ко мне свободно приходит каждый, кому я нужен.
    Я так привык. И в этом вы меня никогда не переубедите!
                                У ЦЕНТРА ЭНЕРГИИ
                                       1

    ЧЕЛОВЕК   постоянных   привычек,  Федор  Александрович,  ни  за  что  не
    соглашался  покинуть  старый дом с мезонином, старый кабинет в Институте
    Энергии и многое другое в жизненной обстановке.

    Раз  навсегда  установил  он  неизменяемый  порядок:  перед  полугодовым
    совещанием   собирались   за   час   до   начала   в   малой   аудитории
    Экспериментального  Корпуса  Института,  кратко  обменивались последними
    замечаниями  и  соображениями, а затем, с точным расчетом времени, ехали
    молча  в  назначенное  место.  В  пути  и  до начала совещания разговоры
    Федором Александровичем были запрещены:

    - Прошу покорно не рассеиваться!

    Двадцать  пять  человек  в  пяти  автомобилях  молчали. Старый академик,
    прямо  сидя  на  заднем  сиденьи,  думал  о сыне. Не часто бывало, чтобы
    Алеша  отсутствовал!  Но отец улыбался. В привезенном нарочным письме со
    многими  подробностями  о  ночах на далеком степном озере была небольшая
    записка.  В  ней Алексей писал о своей женитьбе. Эх, глупый Алеша! Ну, я
    ему  послал  крепкую  телеграмму!  А  Ане  мы сделаем сюрприз... Ах, ты,
    белобрысый мальчишка...
                                       2

    МАШИНЫ  медленно  проходили  через  ворота  в  башне старинной крепости,
    описывали кривую вправо и останавливались.

    Двадцать  пять  человек  вошли  группой,  оставили пальто, шляпы, кепи и
    фуражки  и  поднялись  вверх,  в  зал,  по  широким, мраморным ступеням,
    покрытым  красным  ковром. До начала оставалось пять или шесть минут и с
    другой стороны в зал уже входил Председатель полугодичных совещаний.

    Когда  пять  машин  выходили  через  ворота  башни в пустую площадь, над
    ними,  после  четверного  перезвона,  куранты  ударили  дважды.  Люди  в
    автомобилях   молчали.   Они  снова  переживали  все  то,  что  было  на
    совещании, они думали о своем приобщении к высшей степени знания.
                                   МЫ ГОТОВЫ
                                       1.

    ВО  все  дни  августа  этого  года,  обильного  в западных частях страны
    частыми  дождями и грозами, сменявшими необычайный летний зной, небо над
    степями было неизменно прозрачным.

    Желтая  вечерняя заря, предвещая на следующий день такое же тихое, ясное
    утро, спокойно догорала на темнеющем небе.

    В  одном  километре  от  Красноставской,  с  ее  металлическими опорами,
    проводами и высокими гибкими антеннами, расположен высокий холм.

    На  нем  еще сохранился кусок круглой стены, изъеденной временем. Кругом
    лежат осыпавшиеся камни бывшей башни - памятник давно угасших жизней.

    Один   из   строителей  Красноставской  Энергетической  Станции  Особого
    Назначения,   любитель   древностей,   копаясь   в  свободные  минуты  в
    развалинах,  нашел  кусочки  изразцов с дивной вязью восточного рисунка.
    Нежная  прелесть  причудливого изображения и богатство красок говорили о
    высокой культуре ремесла людей, построивших некогда эту круглую башню.

    Неутомимая  кирка и лопата открыли, наконец, археологу-добровольцу ход в
    неглубокое   подземелье.   Ступени  уходили  вниз.  Сухой  климат  степи
    сохранил  на  стенах планы созвездий, условные знаки планет и затейливые
    фигуры  Зодиака.  Много  раз  повторенный  на  камне  знак  пятиконечной
    звезды,  старинный символ мужества и смелости, говорил о мечте человека,
    смотревшего в небо и в будущее людей.

    Надо  думать,  что  нашествие  монголов,  сбросившее  в  небытие империю
    Хорезма   в   двенадцатом   веке,   уничтожило  и  скромного  астронома,
    расположившегося на самом стыке Европы и Азии.

    Здесь  как  бы в память древнего ученого устроили маленькую обсерваторию
    и метеорологический пункт. Отсюда днем Красноставская видна, как на ладони.

    Федор  Александрович  пришел  сюда,  когда уже темнело. Сегодня он хочет
    быть  только  наблюдателем.  Внизу, у приборов управления Станцией, часы
    дадут сигнал ровно в двадцать два часа по московскому времени...
                                       2

    О  ПОСЛЕДНИЕ годы старый ученый редко бывал в одиночестве. Везде и почти
    всегда  его  окружали  люди. Только в кабинете старого корпуса Института
    Энергии еще сохранились часы уединения.

    Решение  посетить  Красноставскую  созрело  мгновенно. Сначала мелькнула
    мысль  взять  с собой одного из близких (ведь Степанов сейчас в Москве).
    Но..  потом  передумал  и  отправился  в  путь  один.  После  очередного
    полугодичного  совещания с членами правительства с ним что-то случилось.
    Никто  этого не знал, ему и в голову не могло придти сказать кому-нибудь
    о  своем  странном  состоянии.  Но  покоя  не  было...  Когда  же пришло
    беспокойство?

    Не  тогда  ли, когда спокойный голос Председателя полугодичных совещаний
    сказал: "Я знаю, ученые выполнят свою задачу. Это первое..."

    Когда  Председатель говорил эти слова, их глаза встретились. Нет, в этих
    словах  не  было  вопроса.  Только утверждение. И тогда тревоги не было.
    Когда  этот  человек смотрит на него, когда он говорит, тревоги не может
    быть.

    Всю  жизнь  было  так:  мысли  о деле не оставляли Федора Александровича
    даже  перед  сном.  Иногда  их  бывало  слишком много, этих мыслей, этих
    настойчивых,   неутомимых  друзей.  Тогда,  чтобы  заснуть,  нужно  было
    приказать:  "Довольно,  не  думай,  спи,  спи, спи...", и заставить себя
    проделать  в  уме  какое-нибудь  сложное  и  ненужное  вычисление. Утром
    работа  мысли  возобновлялась  там, где она была прервана ночью, и легко
    шла дальше.

    Но  в  последние дни мысли часто возвращались к одному и тому же: был ли
    вопрос  в  словах  Председателя?  Нет,  вопроса  не  было.  Вождь всегда
    говорит  ясно.  А  в  конце  он сказал: "Наш народ может жить и работать
    спокойно".

    Федор  Александрович  вспоминал: когда Председатель сказал "это первое",
    он   обозначил   только   порядок  изложения,  не  больше.  Конечно  же,
    Красноставская  ведь  только  часть энергетической системы нашей страны.
    Но каждая часть должна сделать свое дело.

    Но  на следующее утро пришла тревога. Она проснулась вместе с ним. И два
    дня,    мешая    работать,    его   мучило   беспокойство,   непонятное,
    необъяснимое...  На  третий день он прилетел на Красноставскую проверить
    себя,  общую  работу,  общую готовность, общую ответственность, чтобы не
    было  сомнений в том, что ученые оправдают, во имя долга, во имя любви к
    народу, уверенность вождя!

    Федор  Александрович  надел  белый шерстяной костюм и глубокие ботинки с
    очень   толстыми  каучуковыми  подошвами.  Эта  одежда  обязательна  для
    работников  и  посетителей  внутренних помещений Станции. В два часа дня
    он   уже   шел   к  радиоглазу  Красноставской  по  длинным  помещениям,
    перекрытым плоскими сводами.

    Очень  тихо.  Вдали  уже  слышится  хрипловатый,  надтреснутый  звук, та
    неопределимо  разбитая  нота,  которую  он  ловил  когда-то  в наушниках
    старинных, первых, детекторных радиоприемников.

    Сегодня  новолуние.  Узенький  серп  Луны будет виден только вечером, во
    время  захода  Солнца.  И  хотя  глаза, ослепленные солнечным светом, не
    видят  ее  сейчас,  в  пять  часов  дня,  но  Луна  идет  над  восточным
    полушарием Земли. И Красноставская - смотрит!

    В   помещении   возле   радиоглаза   Станции   -  бессменное  дежурство,
    установленное  Степановым.  Несколько человек в белых шерстяных костюмах
    неутомимо лоцируют Луну.
                                       3

    - ЗДРАВСТВУЙТЕ, товарищи! - вполголоса проговорил Федор Александрович.

    Навстречу  ему  бесшумно  скользнул  дежурный  начальник  смены.  Старый
    ученый крепко пожал его руку.

    Светлое  пятно  лунного  диска  лежало на гладком металле наклоненного в
    сторону наблюдателей обсервационного стола.

    Академик   с   минуту   смотрел  на  чуть  колеблющееся  пятно  с  резко
    подчеркнутыми возвышенностями и впадинами.

    Один из дежурных инженеров сказал:

    - С тех пор ничего нет!

    Да,  ничего  нет.  Академик это знает. С тех пор, это значит с той ночи,
    когда Степанов открыл тайну степного озера.

    -  Георгий Дмитриевич! - обращается Федор Александрович к очень высокому
    молодому  человеку.  - Прошу вас, нужно сейчас же дать радиограмму нашим
    кодом на Соколиную Гору. Предупредите их, что сегодня, начиная...

    Федор  Александрович  смотрит  на  большой яркий циферблат точных часов,
    стоящих на высоком постаменте под стеклянным колпаком.

    -  ...Сегодня, начиная с девяти часов и пятидесяти пяти минут вечера, вы
    будете  брать у них всю мощность, включая все их резервы. Все резервы...
    и пусть передадут, что я у вас...
                                       4

    ДАЛЬНЕЙШИЙ  путь  привел  Федора  Александровича  к началу одного из тех
    пяти   тоннелей  Красноставской,  которые  в  разных  местах  опускались
    глубоко в недра Земли.

    Каждый  тоннель  служит  помещением  для  нескольких  сот  бронированных
    кабелей.  На  глубине  около восьмисот метров эти кабели десятками тысяч
    тонких  жил  органически сливаются с лежащей в глубине чудовищной массой
    металла.

    Некогда,  пенясь  вулканами,  Земля  отложила  в  этом месте грандиозный
    слиток  девственно  чистого  железа.  Она  закрыла  его  со  всех сторон
    толстой корой порфиров и базальтов, спрятала надежно, казалось, навечно.

    Аномалия  магнитной  стрелки  открыла  изыскателю  тайну родной земли. А
    богатая  рудами страна отдала находку ученым. С точки зрения современной
    физики,   именно   в   этом  месте  Институт  Энергии  мог  легче  всего
    осуществить одну из своих задач. Какую и как?

    Это   была   необычайная  работа.  Впервые  за  все  время  жизни  Земли
    первозданный  металл  подвергся  особой  форме насилия. Его не поднимали
    наверх  по  частям,  не  плавили  и  не  ковали,  не соединяли с другими
    металлами. Его оставили на месте.

    Девственный   металл   настойчиво   обрабатывали  электрическими  токами
    разного  напряжения  и  разных частот. Его будили, его заставляли жить и
    вибрировать  в  самых  глубинах,  в  самой  сущности  его  вещества.  Он
    изменился.  В  невидимо,  непостижимо  малых  пропастях его структуры, в
    глубине  его  атомов  произошли  великие  перемены, и замечательная сила
    была возбуждена в подземной горе железа.

    В  ней  явилась  сила, подобная магнитной, всесильная и послушная. А над
    ней  расположились  батареи  генераторов,  соединенные  цепями бронзовых
    контактов   с   железными   кольцами,  лежащими  наверху,  под  высокими
    антеннами надземного строения Энергетической Станции Особого Назначения.

    Так,  в  сочетании  наследства,  полученного  от природы, и знаний людей
    была создана Красноставская.
                                       5

    ЭЛЕКТРОМАГНИТНЫЕ  силы  Красноставской  по  воле  операторов производили
    различное действие.

    Отсюда  и  принятое  на  Станции  выражение  -  серии.  Здесь  оказалось
    возможным  влиять  на  все  виды волновой энергии. Первая серия или поле
    притягивало  потоки  энергии. Под его действием токи энергии меняли свое
    направление.   Варьируя  включение  мощностей,  оператор  мог  отклонять
    потоки  и искривлять их направление, за исключением световой энергии, на
    которую  воздействовать  было нельзя. Так работала Станция в первую ночь
    появления  потока  "М"  над  степным  озером.  Так работала она иногда и
    раньше,  стремясь  изучить и понять природу того, что называлось лунными
    аномалиями.  Ведь  открытие  Степанова и выводы, доложенные три дня тому
    назад на полугодичном совещании, хранились в тайне.

    Но  было  на  вооружении  Красноставской  и  так называемое второе поле.
    Опираясь   на   энергию   подземной  массы  железа,  генераторы  Станции
    создавали  колоссальное  электрическое  поле.  Оно могло как бы охватить
    пространство  над  всем  северо-восточным  полушарием Земли, и дальность
    его влияния далеко выходила за пределы орбиты Луны.

    Здесь  еще  не  место говорить о том, какие конечные задачи преследовала
    концентрация  подобных  грандиозных сил и о каких целях, о каком синтезе
    сил  думали  ученые,  как  о  предельном  назначении Красноставской. Это
    выходит    за   пределы   нашего   рассказа.   Но   важно   знать,   что
    электростатическое  поле  Станции  Особого  Назначения  повелевало всеми
    видами  энергии, ему были послушны даже всепроницающие космические лучи.
    Все  потоки  атомных  частиц  и  осколки  атомных  ядер отбрасывались по
    направлению,   диаметрально   противоположному  их  движению.  Отсюда  и
    возникло  общепринятое  в  кругу  ученых  название,  сначала  казавшееся
    условным, а потом привычное - щит!

    Встретив  щит,  потоки  шедшей  извне  энергии устремлялись назад, меняя
    свои  электрические заряды. Обратное движение осуществлялось с силой тем
    большей,   чем   больше   была  первоначальная  энергия  поступательного
    движения.  Поэтому  возвратные  потоки обладали во много раз увеличенной
    плотностью и силой.

    Смеркается.   Дымкой   затягивается  Красноставская.  Зажигается  первая
    вечерняя  звезда. На западе висит серебряный серп молодой Луны. Влево, в
    поселке, блестят первые огоньки в окнах домов.

    Федор  Александрович  сидит на плоском камне, на холме, опираясь о стену
    обсерватории.  Здесь хорошо, его уже оставляет тревога. Он вновь и вновь
    вспоминает    знаменательное    полугодичное    совещание    с   членами
    правительства, слышит незабываемый голос Председателя:

    - ...ученые выполнят свою задачу Это первое...

    -  Да,  мы выполним! - отвечает Федор Александрович. Он встает, вынимает
    часы  и  смотрит  на  циферблат.  Девять  часов  пятьдесят  пять  минут.
    Началось  пополнение  батарей.  Щит  может  быть  дан  немедленно. Но он
    назначил время, округлив его - ровно в десять часов.
                                       6

    НА   ЦЕНТРАЛЬНОМ  посту  управления  Красноставской  молчание.  Дежурный
    начальник  Станции  смотрит  на  смену  сигналов.  Конец длинной стрелки
    поднимается.  Стрелка  вращается  и  ее острый конец движется по черному
    двухметровому  диску  прыжками  вверх, минуя цифры 100-200-300-400-500..
    Она останавливается на 800 и потом опять прыгает: 1000-1100...

    Одновременно  с  движением  стрелки  пополнение  батарей  контролируется
    звуковыми   сигналами.   По   мере  движения  стрелки  понижается  нота,
    издаваемая   рупором.   Рупор   помещен   над  диском  показателя.  Звук
    углубляется, уходит вниз хроматической гаммой.

    Сейчас  все  связано - подземная гора железа, генераторы и металлические
    кольца, лежащие над Красноставской.

    Дежурный  начальник  Станции - в глубине поста управления. Вот он делает
    несколько  шагов  вправо и кладет руки на рубильники. Это мотор, который
    управляет  последовательным  включением  щита.  Его помощники подходят к
    запасным моторам.

    Еще две секунды!
                                       7

    ФЕДОР  Александрович  смотрит  с холма вниз, на Красноставскую. Двадцать
    два  часа.  В  стороне  Станции  всплеснулись  бесчисленные коротенькие,
    синие   огоньки.   Они   ничего   не   освещали  и  казались  совершенно
    неподвижными.  Они  были  такими  же мертвенными, как болотные огни, как
    искры на радиоантеннах или огоньки на корабельных реях перед грозой.

    Это  была  последовательно  включена  первая  серия  отражения, обычная.
    Огоньки постояли секунду или две и исчезли.

    И  вот  вспыхнул  весь  колоссальный  купол  Красноставской.  Высочайшие
    столбы  холодного  синего  пламени  встали  сразу  на  всех пяти тысячах
    двухстах  двенадцати  антеннах,  бывших  на вооружении Станции. Дрогнув,
    пламя вытянулось и слилось внутри купола сплошным сиянием.

    Потом  море  синего  цвета  вдруг  точно  взорвалось,  ринулось  вверх и
    исчезло так стремительно, что глаз не мог уловить этого мгновения.

    Эти  явления сопутствовали началу работы щита. Подчиняясь первому толчку
    грандиозного  поля  энергии,  атмосферное  электричество  собиралось  на
    антеннах Красноставской, чтобы исчезнуть почти мгновенно.

    Так  были  включены  все  серии  Красноставской.  Сейчас  был поднят щит
    полной  мощности.  Он  стоял  в  пространстве  и  был  везде,  куда  его
    направляла Красноставская.

    И  тишины  не  стало.  Сделалось совсем темно, так как вверху собрались,
    вызванные  из небытия, клубящиеся, рвущиеся тучи. Вдали сверкали молнии,
    освещая  рваную  границу  черных  туч.  Дрожь  бежала по степным травам,
    громко зашелестели листья на кустах и деревьях.

    Красноставская бросила в степи ветер и дышала холодом во все стороны.
                                       8

    ВСЕ усиливаясь, несся в лицо Федора Александровича морозный ураган.

    Так   и   должно   быть.  Щит  Станции  отбрасывает  все  виды  энергии.
    Замедляется  беспорядочное  движение  атомов воздуха над Красноставской,
    проявляющее  себя теплом. Поэтому воздух над Станцией бурно охлаждается,
    уплотняется и падает вниз, нарушая спокойствие атмосферы.

    Пройдет  еще  немного  времени  - двенадцать минут, и забушует в степях,
    понесется  от Красноставской ледяными смерчами снежная буря. Но этого не
    нужно. Достаточно короткого удара щитом. Так было намечено.

    Уже  утихает  холодный  ветер.  Опыт  окончен. И вновь вспоминает старый
    академик слова Председателя: "ученые выполнят свою задачу!"

    Следовательно,  не  было  вопроса  в этих словах? Конечно, нет! И сейчас
    совсем   легко   на   душе   у   академика:  в  эти  последние  дни  он,
    действительно, беспокоился.

    Восторженно    кричит    навстречу   Федору   Александровичу   начальник
    демонстрационного зала:

    -   Какие   снимки!   Какие  у  меня  будут  потрясающие  пленки!  Федор
    Александрович! У меня завтра к утру все будет готово!

    Но  старый  ученый  не слышит голосов, не видит своих учеников. Хмурятся
    густые,  седые  брови. Делаются очень глубокими две вертикальные морщины
    на  лбу.  А  плечи расправляются и совсем не кажется сейчас старым Федор
    Александрович,  силой веет от него. Отвечая на свои мысли, он, ни к кому
    не обращаясь, говорит очень громко:

    -  Что же, вот и отлично! И пусть! Наш щит не только отражает, он ведь и
    бьет! Бьет! Он ударит того, кто посмеет нанести удар! Да, и его же оружием!

    И  Федор  Александрович  произносит на том языке, на котором говорят две
    империи на Западе:

    - We are ready! - Мы готовы!
                                  ЧЕРВЬ БЛИЗОК
                                       1

    КАК  это  всем  известно,  сэр  Артур Д. Форрингтон погиб по собственной
    неосторожности,  чрезмерно  увлекаясь  осмотром памятников средневековой
    архитектуры  в долине Рейна. Немного дней прошло с тех пор. Произошли ли
    какие-нибудь  перемены  в  старом  рыцарском  замке после смерти старого
    ученого?

    Все  так  же  стоят  крепкие,  каменные  стены.  Все  так  же  с плоской
    платформы,  не  огражденной  перилами,  с высоты цитадельной башни видны
    частые  огни,  теряющиеся  в  вечерних  сумерках  на  далеком горизонте.
    По-прежнему  по ярко освещенному виадуку с грохотом проносятся поезда, а
    в лощине, на аэродроме, тяжелые самолеты жужжат ядовитыми жуками.

    Одно  изменилось, - толстое жало подземного завода спрятано под каменным
    черепом  замка  и ни разу не поднималось к небу с той лунной ночи, когда
    покойный  сэр  Артур  последний  раз  в  своей  жизни  дал пищу западным
    газетам, жадно ищущим очередной сенсации.

    Но  жизнь в замке не остановилась. Электровозы затаскивают крытые вагоны
    в  ущелье,  ведущее  к  основанию  увенчанной замком горы. Крепкие парни
    майора  Тоунсенда  осматривают  доставленные  грузы.  Опечатанные вагоны
    осторожно  вкатываются  в  нижний  этаж подземного завода через открытые
    для  них  броневые ворота. На самолетах из-за океана прибывают окованные
    ящики  из  красноватых  досок  западного кедра. Важные грузы! Молчаливая
    вооруженная   охрана   сопровождает  их.  Инженеры  тщательно  проверяют
    целость упаковки и сами участвуют в извлечении содержимого.
                                       2

    ТОЛСТЫ  стены  замка.  Они  сложены в пятнадцатом веке из больших, грубо
    отделанных  камней,  и  глубокие амбразуры окон не могут дать достаточно
    света  в  многочисленные  комнаты.  Нужно  встать на низкий подоконник и
    сделать  четыре  длинных  шага,  чтобы  выглянуть  наружу  через крепкие
    прутья недавно обновленной решетки.

    Поэтому,  несмотря  на  солнечный  день, в глубине одной из комнат замка
    горят  электрические  лампы.  При  их  свете  беседуют  двое сотрудников
    Макнилла и Xaггepa.

    -  Вам  необходимо  знать,  что  в  нашей старой Германии еще задолго до
    начала   злосчастной  войны  девятьсот  четырнадцатого  года,  -  с  нее
    начались  все  наши бедствия, - великий фельдмаршал Мольтке говорил так:
    тот  офицер,  который  не  изучил  до дна наполеоновские войны, не может
    быть генералом прусской армии.

    Говорящий  произносит слова четко и старательно, но с некоторым усилием.
    Ему отвечает густой, уверенный голос:

    -  Все  это  было  чуть  ли  не тогда, когда вы ходили на четвереньках и
    питались  сырым  мясом.  Разные  ваши Мольтке могли безнаказанно поучать
    старых  немцев на примерах наполеонов, ганнибалов, цезарей и всяких, как
    их  там,  древних  дохлых  генералов.  Интересно,  что  этот ваш Мольтке
    сказал бы теперь? И ведь вы-то не офицер прусской армии, я полагаю?

    -  О,  да,  да!'  Но где, скажите мне, прошу вас, где есть разница между
    офицером и инженером?

    Задавая  этот  вопрос,  господин Краус собрал в глубокие морщины кожу на
    лбу  и  высоко  поднял  жиденькие,  белесые  брови. От этого его круглые
    глаза,  разделенные  узкой переносицей длинного птичьего носа, стали еще
    круглее.  Его  собеседник,  господин Тайлсон, со скрипом раскачивался на
    вращающемся кресле и играл счетной линейкой.

    - Философствуете, милейший Краус, философствуете!

    -  Слушайте меня, мистер Тайлсон! Наполеон учился вести тотальную войну.
    Тогда  еще  не  было  такого слова, но это все равно. А Мольтке? Мольтке
    тоже  учил  вести  тотальную  войну,  хотя  и при нем еще не было такого
    слова.  Адольф  Гитлер хотел вести тотальную войну на Востоке, но не мог
    довести  ее  до конца, у него не хватило силы. Для тотальной войны нужна
    очень большая сила!

    -  Ваш  Адольф  собирался  вести тотальную войну не только на Востоке! -
    перебил Крауса Тайлсон.

    -  Вы прерываете мою мысль, мистер Тайлсон. Вы хотите шутить вещами, над
    которыми  нельзя  шутить.  Вы знаете, о, вы очень хорошо знаете! Если бы
    Гитлер   имел   удачу   на  Востоке,  мы  с  вами  обо  всем  хорошо  бы
    договорились.  Да,  мы обо всем хорошо бы договорились, и на Востоке был
    бы  сейчас  отличный  порядок.  Зачем  говорить о том, что всем ясно? Но
    ответьте  же  вы  мне!  Вы  не  хотите  согласиться, что в наше время не
    должно быть разницы между инженером и офицером?

    -  Время  идет,  мой милый друг Краус. Рассуждаете вы отлично, а вот нам
    до  последних  дней здесь не хватало некоторых материалов. Что вы на это
    скажете?

    -  А  это  все  потому,  что  ваши инженеры не умеют быть офицерами. Они
    позволяют  вашим  рабочим  бастовать.  И  вот,  ваш  Бэлемский  завод до
    последних дней не мог выполнять наши заказы. При чем тут моя философия?

    - А здесь, премудрый Краус? Здесь ведь вам позволяют командовать!

    Тайлсон показал в сторону окна счетной линейкой и бросил ее на стол.

    -  Хотя  здесь  теперь  очень близко к Востоку, - ответил Краус, - но мы
    справляемся с нашими людьми. Они делают нужное. Мы умеем заставить их!

    -  А  тем  временем  они  работают  плохо. У вас плохие рабочие. Да, они
    любят побездельничать и не прочь нагадить, если вы отвернетесь.

    Краус  начинал раздражаться. Грубая и ироническая система Тайлсона вести
    разговор  всегда  сердит  его  И  манеры  Тайлсона  - тоже. Напрасно тот
    сейчас  бросил  линейку. Линейки портятся от небрежного обращения, могут
    быть  ошибки  в расчетах. До чего же они умеют быть отвратительными, эти
    новые  соотечественники!  Но что поделаешь! Хочет Краус или не хочет, но
    для  него  мистер  Тайлсон  сейчас представляет вполне ощутимо авторитет
    Западного  Континента.  Только  там сейчас деньги и сила, сила и деньги!
    Поэтому нужно уметь сдерживаться и уметь объяснять:

    - Наша задача - обойтись без людей, если хотите.

    - Как?

    -  Очень  просто.  Пожалуйста. Наполеон говорил: "grandes batallions ont
    toujour raison".

    Краус  старательно  выговорил известное французское изречение. Но мистер
    Тайлсон знает только свой родной язык.

    - А что это значит?

    - Это значит, что победа решается численным превосходством, мистер Тайлсон.

    - Но вас никак нельзя понять, дорогой мой. Вы противоречите сами себе.

    -  Ничуть!  Что  такое  армия?  Пожалуйста:  в  наше время не нужна сила
    мускулов людей. Сила - в оружии! Людей - долой!

    -  Вот  вы и заврались! Машины сами не ходят. Мы когда-то верили Фуллеру
    с  его  теорией  машинизированной  войны  без людей. Гитлер добавил свой
    блицкриг.  Правда,  у него сначала вышло хорошо с Польшей и Францией, но
    потом  русские  коммунисты доказали вам на вашей шкуре, что без людей не
    обойдешься! Поймал я вас?

    -  Нет, вы меня не ловите, и я не попадусь, мистер Тайлсон! Сила в наших
    руках.  Не  ничтожная  сила  людей,  а  сила послушной нам энергии. И мы
    можем  увеличить  нашу  силу.  Пожалуйста!  Если  до  сих  пор  мы могли
    действовать  не  наверняка, то теперь, увеличив массу исходного вещества
    для  нашего  "М",  мы,  сидя  здесь,  будем выводить из строя и навсегда
    любое количество людей. Да!

    -  Черт вас возьми, вы совершенно сбили меня с толку. Вы сейчас говорите
    как офицер или как инженер?

    -  Как  тот и другой одновременно, мой дорогой мистер Тайлсон! Как тот и
    другой! - торжествовал господин Краус.

    -  Как  тот  и  другой...  - эхом отозвался из глубины комнаты скрипучий
    голое профессора Хаггера.

    Краус  и  Тайлсон  быстро встали и обернулись. Хаггер вошел беззвучно и,
    очевидно, слышал разговор.

    -  Вы  оба  мне  нужны,  господа. И пригласите работников вашего отдела,
    господин Тайлсон, - сказал Хаггер.
                                       3

    ТОМАС  Макнилл стоял молча, а Хаггер говорил, прикасаясь длинной, тонкой
    указкой  к  карте  крупного  масштаба,  занимавшей часть стены. На карте
    была изображена Восточная Европа, от Одера до Уральского хребта.

    -  Этот  пункт  запишите...  Искажая  чуждый ему язык, Хаггер произносил
    названия  больших,  густо населенных городов, расположенных на громадной
    территории.

    -  И  этот  тоже  запишите...  -  и  вновь раздавалось название крупного
    населенного  пункта, жизненного и промышленного центра одной из областей
    Советского Союза.

    Краус и Тайлсон записали десять названий городов.

    -   Господам  Краусу  и  Тайлсону  поручается  подготовить  расчеты  для
    обработки  с  помощью  нашего "М" указанных мной пунктов в следующие дни
    сентября... - Хаггер назвал числа.

    - Вы, господа, поможете им! - обратился он к остальным.

    -  Есть предположение, что в эти дни будет произведен опыт использования
    нашего  "М"  в больших масштабах, - продолжал Хаггер. - Мистер Макнилл и
    я  считаем,  что,  увеличив до доступных нам сейчас технических пределов
    мощность  нашего  "М",  мы добьемся и полноты поражающего действия и его
    безусловной  надежности. Да, введя в действие большее количество "М", мы
    получим его лучшее качество.

    И Хаггер кивнул головой Краусу.

    -  Для  вас  понятно,  господа,  что  мы  готовимся  перейти  из области
    подготовки  в  область  реального  применения.  Мы должны ожидать весьма
    больших  событий,  -  сказал  молчавший до сих пор Томас Макнилл, хозяин
    замка на Рейне.

    Краус  не  мог скрыть своего восторга. Он судорожно потирал руки, трещал
    тонкими,  бледными  пальцами  и  старался  заглянуть в бесстрастное лицо
    Хаггера. Мистер Тайлсон хлопнул широкой ладонью Крауса по плечу:

    -  Ну  что,  доволен, приятель? Теперь мы поведем с ними игру по-нашему.
    Мы  забьем  им  такие  мячи,  что  у  них развалятся все ворота! А после
    хорошей  работы  мистер  Макнилл даст нам заслуженный отпуск и мы с вами
    съездим  туда  на  прогулку - посмотреть на новый порядок. Для нас будут
    открыты все границы!

    Макнилл  и  Хаггер не мешали проявлениям общего удовольствия среди своих
    работников.
                                       4

    ДА,  в  замке на Рейне есть перемены. После убийства старого Форрингтона
    отчетливее,  яснее  стали  узы,  связывающие  представителей двух разных
    исторических  традиций - гражданина Западного Континента Томаса Макнилла
    и последыша германской империи и кровавого третьего райха Отто Хаггера.

    Властители  родины  Хаггера всегда искали решения с помощью грубой силы.
    Силой  закрепляясь  на  захваченных территориях, силой стирали они самые
    признаки  национальности  у  покоренных  племен.  В дальнейшем, когда на
    помощь   пришла   послушная   им  наука,  правящие  классы  центрального
    европейского  государства  стали  запасаться  самыми  большими  пушками,
    самой   толстой   броней,  громадными  количествами  оружия,  взрывчатых
    веществ,  машин,  моторов.  Все  страшные  орудия  уничтожения  внезапно
    обрушивались  на  головы  тех народов-соседей, вторжение в жизнь которых
    представлялось выгодным.

    А  послушные  слуги  капитализма,  прикрываясь  именем  науки, создавали
    фабрики  лжи  и бредовых идей под названием научных институтов и учебных
    учреждений.   Вместе   с   культом  материальной  силы  правящие  классы
    изобретали  теории  расового  превосходства  и  расовой неполноценности,
    исторического  якобы  назначения одних народов служить пищей для других.
    Так  германская  буржуазия  предала  свой  народ,  превратила Германию в
    зловещий форпост хищного империализма.

    Но  давали  ли  эти  большие  количества  материалов  ожидаемого  от них
    качества  действия?  Приносил  ли  культ  силы  и  захвата  успех  своим
    проповедникам?

    Строгая  и  мудрая  наставница  человечества  -  история не раз и не два
    давала  уроки  родине  профессора  Хаггера.  Не  раз  и не два указывала
    история  на  причины  катастрофического  провала  грандиозных  по  своим
    размерам  предприятий, порочных по своему содержанию, порочных по своему
    качеству. Но не мог Хаггер уйти со старой дороги. И не он один.

    Бессмысленную  мечту  о  господстве  над  миром методами неограниченного
    убийства,  насилия  и  уничтожения  унаследовал  от  последнего  хозяина
    Хаггера,  от  Гитлера,  мистер  Томас  Макнилл,  просвещенный  гражданин
    Западного   Континента,   выразитель  воли  и  чаяний  тайного  концерна
    заокеанских империалистов.

    Хозяин  замка  на Рейне был совершенно согласен с профессором Хаггером -
    все расчеты говорили в пользу действия!

    Работа  по  изучению топографии Луны была вполне закончена. Созданная на
    подземном   заводе   подробнейшая  карта  лунной  поверхности  позволяла
    избирать  все  нужные  плоскости  отражения  потока "М" на Землю в любой
    момент  прохождения  Луны  над  восточным полушарием.. Взаимное движение
    Луны  и  Земли  не  было  помехой.  Подобно  телескопу в астрономической
    лаборатории,  небесная  пушка оставалась неподвижной по отношению к этим
    двум  движениям.  Такое устройство давало возможность длительно посылать
    смертоносный "М" в любой пункт Востока.

    Одно  оставалось  неясным и неразрешенным: непонятный отказ "М" иногда и
    без  порядка  последовательности  проявить свое смертоносное действие. В
    чем  причина?  Почему во время последних опытов в конце августа в первую
    ночь на степном озере "М" оказался бессильным, а во вторую ночь действовал?

    -  Я  считаю,  -  говорил Хаггер, - что большое увеличение мощности "М",
    недоступное  нам  лабораторно,  устранит  все неудобства. Во-первых, все
    препятствия  будут  преодолены  потоком  энергии,  если  он  будет иметь
    мощность  уже  в пятьдесят-шестьдесят раз большую. Во-вторых, по расчету
    он  будет  безусловно  действителен даже для более крупных животных, чем
    человек.

    -  Я  проверил  расчеты  Крауса,  -  сказал  Макнилл.  -  Он  дал  очень
    убедительные  доказательства  подсчетом числа красных кровяных шариков у
    крысы, человека и быка.

    -  Мы  получим  диаметр  снопа  почти  в тринадцать километров. Это даст
    площадь поражения в сто тридцать квадратных километров, - продолжал Хаггер.

    - Только одно не ясно, это постоянство действия!

    -  У  каждого  ученого и у каждого солдата для обеспечения успеха должна
    быть  возможность  маневра. Даже если окажется, что в одном из избранных
    пунктов  "М"  не  проявит себя должным образом, у нас есть большой выбор
    пунктов в пределах одной ночи!
                                       5

    ВРЕМЯ  сказать,  что  переданная Лайдлом мистеру Смайльби просьба Томаса
    Макнилла  о  командировании  в  Азию  наблюдателя  носила вполне частный
    характер.  Но,  хотя  мистер  Смайльби  не  был  посвящен в дела тайного
    концерна,  ему  слишком  хорошо  были  известны  деловые связи и влияние
    мистера  Томаса  Макнилла в тех кругах капиталистов Заокеанской империи,
    где   решается   судьба   каждого  государственного  деятеля  и  каждого
    правительственного  служащего.  Поэтому  Смайльби был счастлив выполнить
    просьбу  Макнилла.  Это  давало  право рассчитывать на внимание крупного
    промышленника!

    После  смерти Форрингтона Макнилл счел нужным использовать особые каналы
    для  побуждения  мистера  Смайльби  и  ресурсов  известного дома с почти
    квадратными окнами к энергичной деятельности.

    Была  получена  подпись.  Не так уж важно чья, но для всех находящихся в
    доме,  смотрящем  на  старую  крепость  в  столице  Советского  Союза, в
    частности и для мастера Смайльби, эта подпись имела значение приказа.

    Прочтя  полученное  распоряжение,  коренастый дипломат по своей привычке
    длинно присвистнул и немедленно пригласил к себе Андрея Ивановича:

    - Прочтите!

    Смайльби  ждал,  засунув  руки  в  карманы.  Потом  он взял у Степаненко
    бумагу с грифом "особо секретное" и спрятал.

    - Ну, что?

    -  Это  похоже  на подготовку к конфликту? - ответил Степаненко вопросом
    на вопрос.

    -  Это  очень  серьезное  дело.  А  вы  не  допустили ошибки, выбрав для
    поездки Заклинкина? - спросил Смайльби.

    -  Другого  не  было, - уклончиво ответил Степаненко. - Теперь, когда мы
    предупреждены   и   представляем  себе  яснее  смысл  поручения  мистера
    Макнилла,  мы  сможем обработать данные Заклинкина и не попадем впросак.
    Но я понимаю, что мне предстоят и более серьезные дела...

    Степаненко не закончил своей мысли.

    - На вас возложена большая ответственность, - напыщенно заявил Смайльби.

    - Здесь это очень тяжелая задача, - возразил Степаненко.

    - Вы слишком часто жалуетесь.

    - Здесь трудно работать...

    -  Вы никогда не имели отказа в деньгах! - грубо оборвал Смайльби своего
    подчиненного.  -  Какого  черта вам здесь нехватает? Чего вы боитесь? Вы
    же  видите,  что  предстоят  крупные  события.  Вы  понимаете,  что  нас
    предупреждают? Собирайте в кулак своих людей! Когда вернется Заклинкин?

    -  С  того  дня,  когда  здесь  ввели  смертную  казнь для тех, кого они
    называют шпионами и диверсантами, работа стала еще трудней.

    -  У вас плохо с нервами и это меня удивляет, - перебил Андрея Ивановича
    Смайльби.  -  Слушайте меня. Коммунисты ничего не смогут сделать с нами,
    наоборот,  мы  скоро покончим с ними. Здесь мы будем хозяйничать! Вы мне
    не ответили, когда вернется Заклинкин?
                                 ПОСЛЕДНИЕ ДНИ
                                       1.

    В  ДОМЕ  с  почти квадратными окнами уже было известно об удачном начале
    работы Заклинкина в Азии из письма, посланного им из Лебяжьего.

    Когда  нетерпеливо  ожидаемый  агент разведывательной службы дал знать о
    своем  возвращении  (связь  действовала  из  одной  скромной квартиры на
    окраине  столицы),  его  встреча с обладателем незаметного коверкотового
    костюма и затасканного портфеля состоялась без всяких промедлений.

    Прекрасная  толина  память обеспечила стройное изложение всего виденного
    и  слышанного.  Андрей  Иванович  выслушал подробный доклад и сделал все
    нужные  заметки, пользуясь абсолютно надежным шифром личной стенографии.
    Из  понятного  самолюбия  Толя  умолчал  об  излишних обстоятельствах, к
    числу  которых  он  отнес забытые вещи в доме сельского кузнеца, агашину
    пощечину и аттестацию, полученную от Лебяженского председателя колхоза.

    Однако  дешевая  толина  дипломатия  потерпела  скорый  крах.  Скупой на
    похвалы Андрей Иванович весьма одобрил все действия своего ученика:

    -  Очень хорошо. Даже отлично. Вами будут довольны. И особенно ценно то,
    что   вы,   наконец,   завязали   интересное   знакомство.  У  вас  есть
    непосредственная  связь  с Институтом Энергии. Отправляйтесь туда завтра
    же  и  передайте  привет от сына и племянника Федору Александровичу. Вы,
    конечно, запаслись словесным поручением от ваших новых знакомых?

    Лицо у Толи вытянулось:

    - Андрей Иванович, я, право же, не смогу...

    - То-есть, как? Это еще почему? Чем вы недовольны?

    В голосе Степаненко звучали весьма неприятные нотки.

    -  Андрей Иванович! Честью клянусь! Ведь вы же меня знаете. Я совершенно
    не понимаю, что во мне нашел этот проклятый председатель колхоза!..

    И  Толя  был  вынужден  передать  характеристику,  выданную  ему  Павлом
    Кизеровым, лебяженским "командиром полка".

    -  И  вот,  ей  богу, Андрей Иванович, вы же теперь сами видите, если вы
    заставите  меня  сунуться  в Институт Энергии, я смогу провалиться. Ведь
    вы же этого не хотите?

    Обычно  безразличное лицо Степаненко приобрело весьма грозное выражение.
    Он взял Заклинкина за плечи, притянул к себе и в упор процедил:

    -  А  ну,  болван, хвастун, вы наделали глупостей и вы еще смеете что-то
    скрывать! Ну!!! Вываливай все! Это в твоих интересах!

    Как  ни  извивался Толя, как ни старался он доказать безупречность своей
    "работы",  ему  пришлось  признаться  в  рассеянности,  из-за которой он
    забыл  в  доме  колхозного  кузнеца  ружье и плавательный костюм. Будучи
    совершенно  деморализован грозным видом своего хозяина, Толя рассказал и
    о  пощечине,  полученной  от  Агаши, представляя этот эпизод, как пример
    "дикости"  сибирских  колхозников.  Не раз толина "исповедь" прерывалась
    окриками  и  бранью Степаненко, но до причин толиного провала Степаненко
    добраться  не  мог.  Матерый  шпион убедился, наконец, что его подручный
    передал  ему  факты во всех мельчайших подробностях, каждое свое и чужое
    слово, каждый поступок.

    Немного подумав, свое мнение Степаненко резюмировал так:

    - То, что вы поспешили удрать, было весьма правильно!

    Эти  слова  повергли Заклинкина в ужас. Толя все время убеждал себя, что
    у  него  "разыгрались  нервы"  и что не так уже решителен был смысл речи
    Кизерова.  Теперь  же  тяжкие  переживания  ночи  в Лебяжьем воскресли с
    новой силой.

    И  Заклинкин  со  слезами  ловил  Степаненко за руки, просил о спасении,
    умолял о "перемене кожи".

    Свидание  закончилось  тем, что Толя все же получил кругленькую сумму, а
    о его возможном "исчезновении" Степаненко сказал:

    - Подумаю. Я вас не оставлю. Мы очень скоро увидимся.

    Когда  Толя  покинул  с  должными  предосторожностями место свидания, не
    радовала  его,  как  это  бывало когда-то, крупная сумма в кармане. Ужас
    висел  на  нем  пудовыми  гирями и давил к земле. Собственные ноги плохо
    слушались   его.  В  каждом  прохожем  Заклинкин  видел  врага.  Заметив
    милиционера, он едва удержался от желания бежать без оглядки.

    Заклинкин  с трудом заставил себя вернуться домой. Только после изрядной
    порции водки он забылся тяжелым сном.
                                       2

    ТАК  как  мистер Смайльби теперь со всей смелостью пользовался связью по
    дипломатическим  каналам,  уже  на  второй  день  замок на Рейне получил
    собранные Заклинкиным сведения.

    Умело  составленная  Смайльби  и Степаненко сводка наблюдений Заклинкина
    ясно  сказала  хозяевам  замка на Рейне, что действие их лучей "Л" и "М"
    на   далеком   озере  в  степях  Передней  Азии  наблюдалось  советскими
    специалистами   из   Энергетического   Института,   что   это   действие
    подвергнется  тщательному  анализу  и  что  данному  факту уже придается
    значение.

    Профессор Хаггер сказал Макниллу:

    - Это ваша неудача. У них в руках есть нить и они будут ее крепко держать.

    -  Пройдет много времени, пока они будут обсуждать и стараться понять. И
    вооружены ли они для этого достаточными знаниями? - возразил Томас Макнилл.

    -  Дорогой  мистер  Макнилл,  -  ответил ему Хаггер, - не в первый раз я
    замечаю,  что вы недооцениваете способности этих людей и их организацию.
    Да,  было  время,  когда  их  этот,  как его называют, - поп отслужил бы
    молебен  на  озере  об изгнании злого духа, - и только. Так могло быть в
    прошлом.  Но  теперь?  О, нет! Допустите, что на озере находился простой
    мужик.  Странный  случай сразу попал бы в газету. Они очень любят писать
    в  газеты.  Да!  И  получается  широкая  огласка.  Вам сообщили, что там
    оказался   родственник   директора   их   Энергетического  Института?  Я
    повторяю,  не  это  имеет  значение.  Кто  бы  ни  пострадал - все равно
    является  обследователь! Я допускаю невежество первого обследователя. Но
    он  все  же  дал бы отчет о действии нашего "М". Что дальше? Сделался бы
    шум!  И  на  место  происшествия  очень скоро приехала бы комиссия из их
    ученых,  они  умеют посылать комиссии... О, мистер Макнилл, вы не знаете
    их, вы не жили рядом с ними и вы не воевали с ними!

    Томас Макнилл рассмеялся:

    -  Вы  очень  впечатлительны,  господин  Хаггер.  Я отдавал себе отчет в
    своих  действиях.  Но  меня  интересует, почему вы, человек, который жил
    рядом  с  русскими  и воевал с русскими, который все о них знает, почему
    вы  не  сделали  ни  малейшей  попытки  удержать  меня,  когда  я  решил
    перенести  опыты  на  их  территорию? Почему вы молчали тогда? Если бы я
    был   недоброжелательно   настроен  к  вам,  ваше  поведение  я  мог  бы
    определить весьма нехорошо!

    -  Я  понимаю,  - отвечал Хаггер, - я понимаю... И я знаю, я все знаю, я
    стар,  я  много  жил  и  много  думал.  Я  ничего не делаю зря. И я вижу
    вперед.  Вижу... Я хотел, чтобы вы сожгли свои корабли, так как иногда я
    боюсь  вас  и ваших соотечественников. У вас нет опыта. Вы оптимисты. Вы
    способны  играть  с  ними  и думать, что можете обыграть их. Вы способны
    пугать  коммунистов  и  вы  можете  думать,  что  вы их испугаете! Вы не
    понимаете, с кем вы играете и кого вы хотите испугать!

    Макнилл  с  удивлением  смотрел  на  своего собеседника. С искаженным от
    ярости лицом Отто Хаггер шипел, приподнявшись в кресле:

    -  И  вы  должны теперь выслушать меня! И молчать! Потому что вы многого
    не  знаете!  Вы  еще  не  заплатили  за  это знание! Но вы должны понять
    наконец!  И  действовать!!! Их нужно убивать, убивать, убивать! Их нужно
    убить  всех  до  единого! А потом нужно искать, не остался ли кто-нибудь
    из  них в живых, и если остался, то найти и его, найти и раздавить. Но и
    тогда   нельзя  отдыхать,  нужно  внимательно  следить,  не  встанет  ли
    кто-нибудь из них!

    Томас Макнилл внимательно слушал Хаггера, а тот продолжал:

    - Вы хотите шутить с ними... Вы готовы еще выжидать?..

    Хаггер начал успокаиваться:

    -  Несмотря  на  сделанные вами распоряжения, до последней минуты у меня
    нет  уверенности,  что  мы начнем... Выжидать? Чего? О, нет, верьте мне,
    все  было  правильно до сих пор. Правильно, дорогой и искренно уважаемый
    мной мистер Макнилл.

    Профессор  Отто Юлиус Хаггер, бывший господин тайный советник во времена
    Третьего   райха,   ныне  полноправный  гражданин  Заокеанской  империи,
    продолжал  говорить,  обретая  спокойствие,  приличествующее его высоким
    званиям:

    -  Я  не  имел возражений против начала опытов на враждебной территории.
    Нужно  иметь  мужество  сделать  первый  шаг.  И я очень хотел, чтобы вы
    испытали  наш  "М"  на  коммунистической территории. Но довольно! Я буду
    возражать  против  дальнейших опытов. Такие опыты им помогут и их ученые
    еще  легче  сделают  выводы.  Мы  должны действовать быстро. Войну нужно
    начать в этом году. Согласны ли вы со мной?

    Томас Макнилл крепко пожал руку своему сотруднику:

    -  Я  очень  внимательно  слушал  вас, мой дорогой профессор. Я привык к
    вашему  хладнокровию. Волнение может быть вредно в вашем возрасте. Прошу
    вас  беречь  себя.  Вы  можете  быть  уверены,  что  хотя  я  и  не  так
    экспансивен,  как  вы,  но  это  ровно ничего не означает. Мы - граждане
    великой  демократической  империи  -  призваны  для  установления нашего
    господства  над миром. Хорошая война будет для нас настоящим праздником,
    и  мы  убьем  множество  людей. Не стоит возвращаться к этому. Но пока я
    слушал вас, мне пришла в голову одна интересная мысль.

    - Какая же? - спросил Хаггер.

    -  Совершенно  простая и деловая. А не ударить ли нам их немедля, сейчас
    же, до наступления первой декады сентября?

    - Я не понимаю вас.

    -  Это  просто.  Не  раздавить  ли  нам  между  делом  их Энергетический
    Институт?  Для приличия можно сделать заманчивое предложение кому-нибудь
    из  их  ученых,  а затем - хорошая портативная атомная бомба длительного
    действия! А?

    -  О,  какая  замечательная  мысль, дорогой мистер Макнилл! - воскликнул
    Хаггер.

    -  И,  кроме  того, подобное событие само по себе усложнит международную
    обстановку  и  может  вызвать  конфликт.  Что вы на это скажете, дорогой
    профессор?

    -  Я  могу  сказать только одно, мистер Макнилл, - вы обладаете воистину
    государственным  умом!  - с глубоким убеждением ответил Хаггер. - Теперь
    я  вижу,  что  вы  очень хорошо все понимаете и я прошу вас извинить мою
    горячность.

    Но  Томас Макнилл еще не был вполне удовлетворен. Он продолжал, глядя на
    Хаггера с любезной улыбкой:

    -  Я  могу  сообщить  вам  также, что некоторые предварительные шаги для
    выяснения   возможности   удара   по   их   Энергетическому   Институту,
    деятельность  которого  вас так беспокоит, я уже сделал несколько ранее.
    Я дал предварительно поручение нашему представительству в Москве.

    На этот раз Хаггеру оставалось сказать только одно:

    -  Я преклоняюсь перед вашей проницательностью и дальновидностью, мистер
    Макнилл.

    -  Но я должен признаться, что я принял в этом направлении окончательное
    решение  именно сейчас, слушая вас! - этой великодушной подачкой Макнилл
    закончил  свое  совещание  с  Хаггером  по  поводу  сведений,  собранных
    Заклинкиным во время его путешествия в далекий сибирский край.
                                       3

    ИНФОРМАЦИЯ  мистера  Смайльби  вызвала  весьма скорое появление в доме с
    почти  квадратными  окнами,  расположенном  в нашей столице, на одной из
    новых площадей, гостя из замка на Рейне.

    Полномочный  представитель мистера Макнилла привез с собой зашифрованные
    распоряжения,  снабженные  нужными подписями. Хотя этот путешественник и
    пользовался  обычными путями сообщения, но он был облечен так называемой
    дипломатической неприкосновенностью.

    Поэтому  в  его  багаже,  минуя  неудобства таможенного досмотра, прибыл
    также  и  небольшой  плоский  чемодан,  размерами  немногим больший, чем
    наполненный бумагами деловой солидный портфель.

    Поднятая  крышка  этого  чемодана  обнаружила  бы гладкую никелированную
    доску,  прикрывавшую  содержимое,  доверху наполнявшее чемодан. В правом
    углу  доски  находилось  углубление,  а в нем часовой циферблат. Большая
    стрелка  указывала  XII  и  была  неподвижна,  -  часы не шли. Маленькой
    стрелки и стекла на циферблате не было.

    Гость  торопился и через полчаса после своего прибытия устроил совещание
    с  мистером  Смайльби  и инженером Степаненко. Совещание было совершенно
    секретным.

    В  этом  августе  лицо, которое мы имеем право назвать "хозяином" дома с
    почти  квадратными  окнами, находилось в отпуску. Волей этого случая и в
    силу  обстоятельств  служебного  положения  коренастый  дипломат  мистер
    Смайльби исполнял обязанности отсутствующего начальника.

    Высокое  самостоятельное  положение позволяло мистеру Смайльби проявлять
    всю решимость, свойственную его характеру.
                                       4

    Как-то  негладко  на  этот  раз  вышло  на  работе  у  молодого инженера
    Анатолия  Николаевича Заклинкина. "Беда одна не ходит" - и здесь не было
    у Толи отдыха, и здесь ждали его неприятности!

    Получилось  так,  что в его отсутствие происходила сдача проекта. Работа
    была  выполнена  тем отделом проектной организации, где трудился и Толя.
    Могло  затормозиться  строительство  хотя  и  весьма скромного, но очень
    нужного  подсобного  предприятия  одного  из  заводов.  Строители сильно
    "нажимали"  на  проектировщиков.  Начальник  отдела,  человек  в  высшей
    степени  занятый  и  несколько  рассеянный,  стремился выполнить задание
    досрочно  и  принял от Толи составленные им расчеты механической части и
    план размещения оборудования "на веру", без должной проверки.

    При  рассмотрении проекта вышел скандал. В толином творчестве экспертиза
    обнаружила  грубейшие  ошибки.  Оборудование  не  обеспечивало проектной
    мощности.  Требовались  дополнительные  станки, а для них не было места.
    Поэтому ломалась и строительная часть проекта.

    Досталось  всем  крепко.  Начальник  отдела  капитального  строительства
    министерства,  человек  крупного  роста и сильного характера, с головой,
    преждевременно   поседевшей,   но   очень   свежей,  обрушил  на  головы
    проектировщиков  свойственные  ему  и  подобающие  такому случаю крепкие
    словечки:

    -  Напороли?  Переделывать  будете?  А  срок?  Срок,  я  вас  спрашиваю?
    Бездельники!  Тратите  государственную копеечку! И на чем нарезались? На
    пустяке! Курятник, можно сказать! Объект!

    Робкая  попытка  начальника  отдела,  ответственного  за проект в целом,
    хоть как-нибудь оправдаться, только усилила справедливый гнев:

    -  Знаю я вас! Сами вы работаете, как вол, а других не умеете заставить!
    У вас там кошечек воспитывают!

    Деловой человек обладал цепкой памятью на факты и на лица:

    -  Кто  напорол?  Заклинкин?  Знаю  его!  Бездельник!  А  где  он сейчас
    обретается?  Он  почему  не  пришел?  Отдыхает? Гуляет?!! Смотрите, сами
    лечитесь, а то я до вас доберусь. Все! Ступайте!

    Смущенная  группа  проектировщиков уже в коридоре министерства, в бурном
    обмене  мнений,  приготовила Толе "теплую" встречу. "Халтурщик" у многих
    был, как бельмо на глазу.

    Заклинкина   ждал  выговор,  строгий  и  с  предупреждением.  Многие  из
    товарищей  ему не подали руки. Тот из них, кого Толя считал "приятелем",
    на развязное заклинкинское приветствие ответил:

    -  Не  навязывайся,  проходи, проходи! Тоже лезет, приехал... Товарищ...
    Нас всех подвел.

    Заклинкина  перевели  в  другой  отдел,  к  жесткому  и  требовательному
    руководителю.  Попробовал он подать заявление об освобождении от работы,
    но в отделе кадров с ним серьезно поговорили:

    -  Какие  же  у  вас  основания для ухода с работы? Государство вам дало
    образование.  На  народные  деньги  вас  воспитало,  вы  получили диплом
    инженера.  На  что же вам жаловаться? Вас могли бы за вашу плохую работу
    уволить,  в  трудовую  книжку написать порочащую вас причину увольнения.
    Вам  дают  возможность исправиться. Проступок загладите хорошей работой,
    тогда и выговор снимут.

    Ни  работать, ни исправляться Толя не хотел. Получилось у него: "куда ни
    кинь, все клин!"

    Но  хуже  всего было воспоминание о Лебяжьем, живо воскресшее при словах
    Степаненко  и  с  той  минуты не остывшее. Заклинкин чувствовал петлю на
    шее,  а  конец  веревки  держала  крепкая  рука страшного и ненавистного
    Павла Кизерова.

    Тяжко  и  неуютно  стало  жить Толе. Трудно сказать, к чему пришел бы он
    под  действием  страха,  но  очень  скоро,  дня  через  четыре после его
    возвращения, состоялась вторая встреча со Степаненко.

    С  первого  слова  Заклинкин  чуть  ли  не  с  криком стал настаивать на
    немедленной  "перемене  кожи". По времени эта встреча совпала с приездом
    в  известный  дом гостя из замка на Рейне. Заготовленные Толей аргументы
    остались  неиспользованными.  Андрей Иванович, не теряя времени, снабдил
    Заклинкина  полным  набором документов. Не так уж важно, где фабриковала
    фальшивки преступная рука, но вид у них был вполне "настоящий".

    И  вот  не  стало  Толи,  Тольки  и  милого Толечки. Совершенно не стало
    молодого  инженера  Анатолия Николаевича Заклинкина. Ушел он из дому и с
    работы  и  не  вернулся.  Взамен его появился новый, что ли, человек под
    именем...  Но  что  в имени? Под новым именем сидел все тот же человек -
    Заклинкин.

    "Не место красит человека, а человек - место". Так же и с именем!
                                       5

    ВЕДЬ  недаром  говорится:  "повадился  кувшин  по воду ходить, там ему и
    голову сломить", или: "сколько веревочка ни вьется, а все же порвется!"

    Тонкий  знаток  русского  языка  Андрей  Иванович  Степаненко знал, надо
    думать,  и  эти  мудрые наши пословицы, хотя и обходился без их помощи в
    своих  совещаниях  с  мистером  Смайльби.  Тот  русского языка не знал и
    знать не желал.

    -  Итак, всю группу вы пускаете в дело с Институтом Энергии? А что у вас
    останется? - спрашивал мистер Смайльби.

    - Вы это знаете не хуже меня, - отвечал Степаненко.

    - Ничего у вас не останется!

    Степаненко  подчинен  Смайльби.  Подчиненные не должны задирать нос, эту
    истину  Смайльби  любит  показывать  всем  своим видом зависящим от него
    людям.  Но  так  называемый Степаненко облачает большим стажем и большим
    опытом.   Поэтому   Смайльби  выслушивает  объяснения.  Андрей  Иванович
    говорит медленно, с большими паузами между фразами:

    -  Здесь  невыносимые  условия.  Срок  деятельности агента в этой стране
    короток.  Я  не  получил наследства от моего предшественника. И мои люди
    кончаются...  О  крушении  Заклинкина  я  вам  рассказывал.  Он  пытался
    обмануть  меня. Он не хотел понять своего провала и самообольщался. Хотя
    они  все  таковы.  Агент  почти  никогда не может уловить момента своего
    провала,  а  когда  приходит  опыт,  у  него  нет  времени  использовать
    полученный  урок.  Заклинкин глуп, но память у него отличная. Он дал мне
    полный  отчет. И теперь мне все ясно: он привлек к себе внимание, к нему
    начнут  присматриваться, и его арест зависит только от времени. Я изучил
    все факты и обдумал их. Заклинкин не сделал ни одной ошибки...

    Степаненко замолчал. Его бесстрастное лицо ничего не выражало. Он добавил:

    - Заклинкин провалился, но почему - я не понимаю...

    Мистер Смайльби сделал широкий жест:

    -  Я  понимаю. Вы устали. Хорошо! Я верю в близость конфликта и разрешаю
    вам израсходовать и Заклинкина и всех ваших помощников.

    Степаненко  встал  и  сказал,  глядя  на  красную звезду на башне старой
    крепости:

    -  Никто  не  оценит сил, которые я потратил здесь. Я буду благословлять
    тот час, когда смогу наконец покинуть этот город и эту страну!
                            ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ КОРПУС
                                       1.

    СЕГОДНЯ    Алексей    Федорович    показывал    своей    молодой    жене
    Экспериментальный  Корпус  Института  Энергии.  Не  случайно. Ведь новая
    тема должна была дать место знаниям врача.

    Хотелось   Алексею   Федоровичу  "начать  с  начала".  Растянувшиеся  на
    половину  большого  городского  квартала  лаборатории так интересны, так
    много в них связанного с новой историей энергии!

    Они  были  в  лаборатории  "А"  Это  в  первом  этаже Экспериментального
    Корпуса.   Сюда  ведут  две  двери  из  аудитории,  а  окна  выходят  во
    внутренний  двор.  В  глубине  двора виден боковой фасад Старого Корпуса
    Института Энергии.

    -  Это  один из наших первых, опытных ядерных фильтров, - сказал Алексей
    Федорович,   указывая  на  сооружение,  заполняющее  значительную  часть
    лаборатории.

    Большой,  почти  трехметровый,  значительно  выше  человеческого  роста,
    цилиндр   стоял  на  массивном  металлическом  постаменте.  Из  цилиндра
    выходила  толстая,  изогнутая  труба.  Она  соединяла  первый цилиндр со
    вторым,  несколько  меньшим.  Все  оборудование было закрыто как чешуей,
    толстыми листами металла с матово-тусклой, зернистой поверхностью.

    -  Эту  броню,  -  продолжал  Алексей  Федорович,  - нам удалось сделать
    абсолютной,  непроницаемой защитой. Это только внешняя оболочка. Под ней
    очень  сложные  устройства.  Фильтрующей  массой  служат последовательно
    расположенные  пластины  разных  металлов.  Процесс  начинается в правом
    цилиндре  и  кончается  в  левом.  Туда оттягиваются своеобразные отходы
    процесса.  Камеры  первого  цилиндра наполняются группами пластин. Это -
    чистый   углерод,  закристаллизованный  таким  образом,  что  напоминает
    черный  алмаз,  сплав, который мы называем по последнему опыту серии - №
    811,  и  энергит.  Так  мы  назвали  и  специально обработанную породу и
    конечный  продукт.  Через  каждые  двое  суток,  в результате усиленного
    обмена  внутриатомных  частиц, каждая батарейка из трех пластин дает нам
    уже активный энергит.

    -  Но  почему  это  называется фильтром? - неуверенно спросила мужа Вера
    Георгиевна.   -   У  меня  со  словом  фильтр  связано  представление  о
    процеживании через что-то...

    -  Представь себе, что происходит здесь, - ответил Алексей - Здесь буря,
    да,   буря!   В   небольшом   замкнутом   пространстве   с  непостижимой
    стремительностью  несутся  рои  частиц,  осколков  атомных ядер. Сколько
    частиц?  Когда  мы подсчитываем, мы не пишем нули - не хватит бумаги. Мы
    пользуемся  знаком  возведения  в  степень. Например, десять в двадцатой
    степени,  это единица с двадцатью нулями - то есть миллиарды миллиардов.
    До  сих  пор  в  какой-то мере реально только агрономы могли представить
    себе  такие  количества.  Чтобы  сосчитать  частицы, движущиеся под этой
    броней,  нужно писать цифры с многими единицами в показателе степени. Но
    не  все  частицы  нам  нужны.  Мы  отбираем  одно  и отбрасываем другое.
    Поэтому-то  мы употребляем слово фильтр. Так мы получаем новые вещества,
    новые  химические  элементы... Наш энергит стремится стать энергией, так
    как он очищен от помех, перестроен. Стать силой - цель энергита... и наша!
                                       2

    НИША  в  стене  была  закрыта  очень толстым, слегка желтоватым стеклом.
    Внутри,   на   прозрачных   полках,   дежали   куски   темного   металла
    разнообразной формы. Алексей улыбнулся:

    -  Здесь  ты  можешь  воочию  увидеть  наглядную  демонстрацию одного из
    важнейших   законов   диалектики   -   закона  скачкообразного  перехода
    количественных  изменений  в качественные. Смотри: лист, пластинка урана
    или  плутония не проявляет себя развитием стремительной, цепной реакции.
    Почему?  Энергия  частиц,  вырывающихся  за  пределы  пластины,  как  бы
    пропадает  для  этой  пластины.  А  вот  эти  два полушария - это модель
    урановой  или  плутониевой,  так  называемой "атомной" бомбы. Если сжать
    эти  два  полушария,  чтобы  они  образовали  шар,  реакция  со  взрывом
    произойдет  немедленно.  Смысл явления заключается в том, что необходимо
    придать  достаточную  массу  активному  веществу.  Эта  масса называется
    критической.  Тогда используются все нейтроны, образующиеся при реакции,
    и сама ядерная реакция происходит с эффектом взрыва.

    Именно  так  были  устроены  атомные  бомбы,  сброшенные  в конце второй
    мировой  войны  на  японские  города  Хиросиму  и  Нагасаки.  В стальной
    оболочке  помещались  два  полушария.  Бомба снабжалась зарядом обычного
    взрывчатого   вещества   и   взрывателем.  Воспламенение  заряда  внутри
    оболочки  как  бы  выстреливало  одним  полушарием  в другое. Но это был
    очень  несовершенный  способ. Только незначительная часть массы успевала
    освободить  свою  энергию.  Большая  часть плутония просто разлеталась в
    воздухе.  Но  для  целей  того  времени  - для начала того, что называли
    атомной  дипломатией  и атомным террором, этого было достаточно... А вот
    посмотри-ка  на этот шар справа. Это модель заряда из энергита. Он много
    сильнее,  и  мы на наших заводах сможем изготовлять такие вещи тысячами,
    многими тысячами - если нас к этому принудят.

    ...Они  молча  смотрели  на  скромный  предмет,  величиной с антоновское
    яблоко среднего размера, спокойно лежащий на стеклянной полке.

    Невольно,  не  замечая  своего  движения.  Вера Георгиевна взяла мужа за
    руку.  В  маленьком куске металла в нише стены, от которого она не могла
    оторвать глаз, концентрировалась великая сила технического гения ее родины.

    А  потом  они  сидели  в  пустынной  больщой  аудитории,  в первом этаже
    Экспериментального  Корпуса, и он рассказал о первом испытании энергита.
    Вот как это было.
                                    * * *

    ПОЛЯРНЫЙ  день шел на убыль. К югу была очень низкая, желтоватая земля с
    белой пеной прибоя и с серой грядой пловучего леса, выброшенного волной.

    Большой  океанский  пароход стоял на якоре в двух с половиной или в трех
    километрах  от  берега.  Ближе  не следовало подходить из-за мелководья.
    Глубокая  мертвая  зыбь  медленно  поднимала и опускала пятнадцать тысяч
    тонн  корабля,  слегка  поворачивая  его около якорных цепей, отпущенных
    почти  на всю длину. К северу было свободное море. На нем были невысокие
    редкие белые льдины с большими разводьями темной воды.

    А  еще дальше к северу, за горизонтом, лежал остров. Только о нем думали
    сейчас  все  на пароходе. Тот остров был вершиной подводной горной цепи,
    макушкой  утонувшего  хребта.  Собственно  говоря,  над водой был только
    невысокий  холм,  покрытый  вечными  льдами.  Но  от  него, на небольших
    глубинах,  шли  к  материку, прячась под волнами, предательские каменные
    складки  - барьеры. На барьерах застревал пловучий лед. Там льдины лезли
    на  льдины,  смерзались,  топили  одна  другую,  и  на  северных трассах
    создавалось  препятствие.  В  этом  месте  к  oceни  во  иногих  местах,
    арктические  льды  спаивались  в сплошные поля и сокращали время удобной
    навигации,  делали  дорогу  опасной...  Остров и подводная гряда мешали!
    Было приказано устранить эту помеху, и время пришло!

    Еще  с  весны  были  сделаны  последние,  окончательные  промеры  дна  и
    вычислены  силы  сопротивления  каменной гряды в воздухе и под водой для
    того,  чтобы  рассчитать  работы,  чтобы не стало ненужного острова и не
    насыпались подводные хребты.

    Подготовка  была окончена. Два длинных полярных дня, когда солнце светит
    двадцать  четыре  часа  подряд,  ушли на приготовление, и теперь люди на
    пароходе наблюдали только за временем.

    Они  уже  надели  глухие  защитные  очки и смотрели на часы через черные
    стекла.  Едва  можно  было  различить циферблат часов, а солнце виделось
    тусклым,  темно-красным  диском  и,  хотя  они  знали,  что  стоит яркий
    полярный день, все кругом казалось им ночью.

    А  когда  пришла  назначенная  минута, то первое, что они увидели, - это
    был  конец  мрака,  хотя  они и продолжали смотреть через черные стекла.
    Свет  явился  с  севера,  все  это  знали,  но  появления света никто не
    заметил,  и  свет  был  везде.  Из-за  горизонта  вверх  неслись сияющие
    хлопья,  похожие  на облака. Хлопья взлетали все выше и где-то исчезали.
    А море было совершенно белым и льдины на нем стали синими.

    Потом  опять  стало  совсем  темно.  Так темно, что через очки ничего не
    было видно. Поэтому люди на палубе узнали, что можно снять очки.

    Онистояли   в   свете   яркого  солнца  и  смотрели  море,  вздымающееся
    громадными   морщинами   мертвой   зыби.  Казалось,  что  они  поднялись
    отовсюду,  их  раскат  был везде, он ходил волнами, ни с чем нельзя было
    сравнить  его,  и  он  был  очень  силен, так как люди не слышали, когда
    пытались  говорить.  Потом  стало  тихо,  зато  на севере, очень высоко,
    исчезало  таяло  темное, похожее на грандиозный гриб облако. На пароходе
    знали,  что  до  этого  облака  далеко,  его характер уже изменился, что
    поэтому  можно  было  смотреть  на  него, не рискуя потерять зрение, они
    знали   также,   что   чуткие   приборы,   улавливающие   энергетические
    возмущения,  расскажут  правду  и  об  этом облаке и о том, что они, эти
    люди, только что сделали.

    Пока  они  тихо  говорили между собой о значении проделанной ими работы,
    вороты  поспешно сматывали якорные цепи и поднимали якоря. Якоря повисли
    над  водой  и  с  них  еще  падали тяжелые капли, когда капитан сказал в
    переговорную трубу, в машину:

    - Полный вперед!

    Винты  забурлили,  и  дым из двух высоких труб, ложившийся до сих пор на
    воду  за  кормой,  стал  отставать. Пароход быстро пошел, все увеличивая
    скорость,  в  открытое  море, так как навстречу ему, без ветра, вставало
    море.  Было  хорошо  видно,  как  на  севере океан поднялся и на них шел
    первый высокий вал.

    В  этом  не  было  ничего  неожиданного,  поэтому капитан и команда были
    готовы  к  маневру.  Но ученые не ушли с палубы. Они крепко держались за
    поручни.  Кто-то  из  них  торжествующе  закричал, давая выход волнению,
    накопленному раньше.

    Первая  водяная  гора  подошла,  и  в  брызгах  пены, взбиваемой широким
    корпусом,  пароход,  дрожа  всем  телом от мощи машин и от сопротивления
    воды,  полез  на  нее. А потом пароход опустился на дно глубокой водяной
    пропасти,  и  зеленая  вода  стояла  высоко, как небо. Казалось, что она
    обвалится  на  пароход  и  утопит  его,  но пароход каждый раз опять лез
    вверх,  и  наверху,  на  горах  валов,  в  те  секунды, когда обнажались
    гребные винты, машины задыхались от спешки.

    Так  шли  они  вниз и вверх, и с высоты водяных гор было видно и слышно,
    как  валы  океана  ломались  на  мелководье  у берега, падали с грохотом
    залпов  пушек  главного  калибра  и,  сделавшись  белыми,  бежали к югу,
    закрыв под собой, насколько хватал глаз, низкую, плоскую тундру...

    Не  стало острова, не стало подводных барьеров - препятствий для течений
    и  судов.  Открылся  новый  проход. Это сделали советские люди с помощью
    нескольких  кусков нового вещества, таких, как маленький слиток металла,
    мирно   лежащий   на   стеклянной   полке   в   одной   из   лабораторий
    Экспериментального Корпуса Института Энергии.
                                       3

    ОНИ  шли  по  коридору  первого  этажа,  окружавшему  здание,  и были на
    стороне,  противоположной  той част Экспериментального Корпуса, где окна
    выходили  во  двор,  в сторону бокового фасада Старого Корпуса Института
    Энергии, и вдруг...

    Раздался,  на  очень  низкой  ноте,  глухой взрыв. Где-то остро и длинно
    звенели  падающие стекла. В конце коридора послышался треск, и стекла из
    рам  посыпались  наружу.  Алексей бросился к стене и схватился за ручку.
    Он  опустил  ручку вниз и сильно дернул. Что было за отскочившей дверью.
    Вера  Георгиевна  не  успела  рассмотреть  и  понять. Прошло мгновение и
    Алексей  опять  был  перед  ней.  На  нем  были  высокие, очень большие,
    чешуйчатые  сапоги  -  это  она  почему-то  твердо  запомнила. Мелькнуло
    напряженно-решительное  лицо,  такого  лица  она  не  знала, и он кричал
    страшным и повелительным голосом:

    - Оставайся на месте! Не смей сходить с места!

    Алексей  побежал  громадными  шагами  по  коридору.  Что-то  развевалось
    кругом  него,  а  вместо головы был большой шар. Теперь она бы не узнала
    мужа,  если  бы  не  смотрела  на  него  не  отрываясь. Она увидела, как
    Алексей в конце коридора чуть задержался, высоко подпрыгнул и исчез.

    Настало  полное молчанье. Где-то прокричали очень громкие голоса, но она
    не могла разобрать слов.
                                 ЧЕРВЬ У КОРНЯ
                                       1

    РОВНО  в  двенадцать  часов  дня  два  автомобиля,  пробежав  по  шоссе,
    ведущему  от столицы к северо-востоку, замедлили ход, свернули вправо по
    узкой тропе и остановились на поляне, в густом лесу.

    Было  жарко  и  душно.  Парило. Чувствовалось, что к концу дня соберется
    гроза.  Шесть человек на поляне изображали пикник. Степаненко оставил на
    сиденье  машины  чемоданчик, размером не многим больше набитого бумагами
    делового портфеля, и присоединился к компании.

    Семеро  лежали  в  тени  трех старых берез по середине закрытой лесом от
    дороги  лужайки,  и  нескромное  око  исключалось  возможностью  обзора.
    Подробно  и  точно  Андрей  Иванович  объяснил шестерым, что и как нужно
    сделать.  Предусмотрел все и распределил роли. Терпеливо добился полного
    понимания и удовлетворился общей решительностью.

    Затем  он  дал  каждому  по автоматическому пистолету не совсем обычного
    вида.  Стволы  оканчивались толстыми, раза в три больше диаметра канала,
    цилиндрами длиной в восемь сантиметров.

    Степаненко  выстрелил  в  упор в березу Пуля, брызнув, исчезла в дереве.
    Звука  же  не  было  -  легкое  шипенье и только. Продемонстрировав силу
    глушителя,  он  дал каждому также по короткому, широкому ножу испытанной
    "западной"  стали с вытравленными на обухе клинка фигурками "человечков"
    из черточек.

    С  собой в машину он взял Заклинкина и еще двоих. Автомобили двинулись к
    городу.
                                       2

    В  ПОСЛЕДНИЕ дни августа пусто в аудиториях высших учебных заведений. Да
    и  в их длинных коридорах не много людей. Испытания окончены, и только у
    дверей  приемных  комиссий  и  в канцеляриях толпится молодежь. В других
    помещениях  один-два  человека  пройдут  в  день. Так и в Старом Корпусе
    Института    Энергии,   где   находится   излюбленный   кабинет   Федора
    Александровича.  Тихо  и  спокойно  вокруг  привычной комнаты. Здесь все
    мелочи  дышат  прожитыми  десятилетиями.  Здесь  он  дома  и  здесь  ему
    думается легче всего.

    В кабинет Федора Александровича стучат. Дверь не закрыта.

    -  Прошу  войти,  -  говорит  Федор Александрович, не поднимая головы. -
    Прошу  садиться,  чем могу быть полезен? - продолжает академик, глядя на
    двоих,  стоящих  у  двери.  Один  из  них  держит в левой руке небольшой
    чемоданчик,  -  когда-то такие носили врачи, нет, акушерки, - мелькает в
    голове Федора Александровича.

    Вид  у  обоих посетителей напряженно-натянутый. "Наверное, изобретатели"
    - думает академик. (В институте изобретатели не редкие гости.)

    - Прошу садиться!

    Первый  сел  в  кресло  против стола. Второй прикрыл дверь. Первый начал
    говорить, очень вежливо и любезно улыбаясь.

    Речь  его  звучала  четко  и  негромко.  Он  знает,  что  ученый владеет
    несколькими  европейскими языками, поэтому он говорил на своем языке - с
    акцентом страны Западного Континента. Мы даем дословный перевод.

    -  "Многоуважаемый  господин  профессор!  Я  буду  очень и очень краток.
    Поверьте,   мы  уважаем  и  преклоняемся  перед  вами,  ученым  мирового
    масштаба.  Я уполномочен просить вас немедленно выехать в (тут он назвал
    государство,  с  акцентом которого он говорил). Только у нас ваши знания
    будут  оценены.  Только  у  нас вам воздадут должное. Ваши патенты дадут
    вам  миллионы в полноценной валюте. Все ресурсы нашего государства будут
    в  вашем  распоряжении.  Все  готово  к  вашему  отъезду.  И  я вынужден
    сказать, что у вас нет выбора".

    Продолжая  любезно  улыбаться,  человек  показал  Федору  Александровичу
    большой пистолет.

    Откинувшись   на   жесткую   спинку,   Федор  Александрович  смотрел  на
    нежданного  гостя.  Он  рассматривал его весьма внимательно, кажется при
    виде пистолета под подрубленными усами прошла усмешка.

    Вежливо,  не  повышая  голоса,  Федор  Александрович  ответил  на том же
    языке, но чистом, без акцента:

    -  Сожалею,  что  не  имею удовольствия знать вашего имени. Полагаю, что
    вам  нужен психиатр. Вы изволили ошибиться адресом. Прошу меня извинить,
    - не моя специальность!

    -  Я  не  шучу,  профессор!  Выбирайте!  - сказал посетитель. Он встал и
    направил  пистолет на Федора Александровича. Стоявший у двери сделал шаг
    влево и достал пистолет.

    Федор  Александрович  поднялся.  Опираясь  о  стол, он смотрел на них не
    больше  секунды. Густые, седые, стриженные бобриком волосы, крутой лоб с
    двумя  резкими  вертикальными  морщинами, подрубленные усы, ограниченные
    правильными  складками  щек  и  широкий  бритый  подбородок  устремились
    вперед. Он крикнул по-русски:

    - Гадина! - вон!

    Громадная  комната  была  заставлена  шкафами  с  книгами и с приборами.
    Влево  от  входа,  шкафы  отходили  от  стены.  За ними было нечто вроде
    отдельного помещения.

    Степан  Семенович,  прислушиваясь к звукам незнакомой речи, протирал там
    микроскоп  новой конструкции, присланный Федору Александровичу в подарок
    одним  из  заводов  точной  механики. Мало ли каких речей не приходилось
    слышать отсюда скромному и молчаливому техническому служителю?

    Он  выскочил на крик, не успев выпустить прибора из рук. Беззвучные пули
    убийцы,  стоявшего  у  двери,  ударили  его  в  живот и в лицо. Звякнули
    стекла  шкафов  под  рикошетом  пуль,  отскочивших  от микроскопа. Семен
    Степанович упал вперед и остался лежать ничком, без движения.

    Первый,  отделенный  от  Федора  Александровича  только  шириной  стола,
    держал  по привычке гангстеров своей страны, стреляющих в упор, пистолет
    перед  грудью  и  разряжал его в академика. Выстрелов не было слышно, но
    пистолет не бил руку - пули попали в цель.

    Федор  Александрович  молчал. Казалось, что из его глаз вырвалось пламя.
    Убийца,  бывший  у  двери,  стремительно  метнулся,  наступил на Степана
    Семеновича,  взмахнул руками, но удержался на ногах и рукояткой тяжелого
    пистолета ударил Федора Александровича по голове.

    С  визгом:  "Получай  от  Заклинкина, вот тебе твоя наука, вот тебе твоя
    партия!", ударил второй раз.

    Из   рассеченных   покровов   головы   брызнула   кровь.   Руки   Федора
    Александровича  согнулись  в  локтях, он сел, а потом лег лицом на стол.
    Заклинкин опять замахнулся, но Степаненко удержал его за руку.

    - Не будьте ослом, ему довольно.

    Но Заклинкин рвался:

    - Дайте еще, еще, Андрей Иванович! Я ему еще!

    -  Не  дурить! - Андрей Иванович ткнул его пистолетом в бок и отбросил в
    сторону.   Заклинкин  отскочил,  опять  зацепился  за  лежащего  Степана
    Семеновича и злобно ударил безжизненное тело.

    Пока  Заклинкин хрипло дышал и отдувался у двери, Андрей Иванович открыл
    крышку  чемодана,  дважды  обвел  пальцем стрелку по полной окружности и
    остановил ее на цифре "II". Он сказал:

    - Готово, машина заведена!

    Степаненко   положил   чемодан  под  стол  к  неподвижным  ногам  Федора
    Александровича и толкнул Толю к двери.

    За  дверью  стоял один из шести. На лестнице к ним присоединился третий.
    Четвертый  спускался  сверху. Они очень медленно шли вниз. В швейцарской
    стояли еще двое. Двигаясь не спеша, они вышли на улицу.

    - Все удачно, итти не вместе.

    Степаненко  сказал  все  это  безразличным  голосом  и пошел по тротуару
    влево. За ним растянулись шесть убийц. Убежище было недалеко.
                                       3

    НЕЛЕГКО  заставить  уйти  из  жизни  человека, который еще должен что-то
    сделать!

    Мы   имеем   основания   думать,   что   технический   служитель  Федора
    Александровича  очнулся  сразу  после ухода убийц или даже раньше. Может
    быть,   ему  помог  удар,  нанесенный  Заклинкиным?  "Убитый"  зашевелил
    головой  и поднялся на руках. Но ног он не ощущал. Подползая к столу, он
    старался  увидеть,  где  Федор  Александрович.  Уцепившись за кресло, он
    подтягивался к нему.

    Когда  его  глаза  поднялись  над  столом,  он  увидел седую голову, под
    которой  расплывалось  красное пятно. Вероятно он думал сейчас только об
    одном: убили, убили, убили...

    Он  все  поднимался,  хотя  ему  очень  мешали тяжелые ноги, и тянулся к
    стоящему  на  столе  телефону.  Он  долго  тянулся,  обрывался, наконец,
    достал  до  шнура,  натянул,  повалил  аппарат,  но трубка была у него в
    руке.  Он  держал  ее  перед  лицом,  а  говорить  не мог! Раздробленная
    челюсть  висела и в горле было что-то, что мешало ему говорить. Говорить
    ему было нечем.
                                       4

    ДЕЖУРНАЯ  телефонистка  на  зажегшийся  сигнал номера кабинета директора
    института  ответила:  "Слушаю".  Так она всегда отвечала. Но в наушниках
    молчало.

    -  Я  слушаю,  Федор Александрович! - ответа не было. В наушниках что-то
    клокотало.  Шумит  в  ушах.  Это  бывает  от напряжения слуха. Но сигнал
    продолжал гореть.

    - Я слушаю. Институт слушает.

    На  этот  раз  в  наушниках  ясно  отдался  стук  упавшей трубки. Огонек
    сигнала  по-прежнему  смотрел  на  нее.  Она  стала  звонить  в соседние
    комнаты  Старого  Корпуса,  но  ей никто не отвечал. Наконец, ей ответил
    швейцар:

    -  У Федора Александровича никого нет. Были люди, но ушли. Он, наверное,
    вышел, а Степан Семенович убирает, стронул трубку.

    Это  успокоило  телефонистку.  Раз  Степан Семенович там, все спокойно и
    понятно. Бывают случаи с трубками аппаратов.
                                       5

    ТЯЖЕЛАЯ  мертвая  нижняя  часть тела тянет вниз человека, осужденного на
    молчание.  Руки  слабеют и выпускают телефонную трубку. Он ползет вниз и
    падает  головой  на  чемоданчик, лежащий под столом Он видит ноги Федора
    Александровича. Он не чувствует боли. Голова омертвела. Ноги тоже мертвые.

    Под  ухом  тикает. Тиканье слышно из чемоданчика. Степан Семенович знает
    здесь  все  наизусть.  Это  не  их с Федором Александровичем чемоданчик.
    Степан  Семенович  знает,  что  может  значить  такое тиканье. Они очень
    много знают, эти старые технические служители, хотя это "простые" люди.

    Степан  Семенович ловит чемоданчик за ручку, и извиваясь ползет к двери.
    Он  опирается  о пол одной рукой и локтем другой. Он подползает к двери.
    Эта  дверь,  к  счастью  ползущего,  открывается  в  коридор. И он уже в
    коридоре. Ему кажется, что чемоданчик тикает вес громче, громче.

    Он  ползет  и  ползет  к длинной лестнице, спускающейся в актовый зал, а
    чемоданчик  тикает  зло  и  пронзительно.  Вот  начинает  тикать  пол. С
    треском  тикают стены, потолок. Тикает в голове, руках. Только не тикают
    мертвые  ноги.  "Врешь",  -  говорит человек, но вместо своего голоса он
    слышит  "Тик-тик-тик". Это он тикает сам, всем телом. "Врешь", - говорит
    он  и  тикает.  Он  уже  видит  верхнюю  ступеньку  лестницы. Оттуда ему
    навстречу яростно грохочет тикающая пустота актового зала.

    "Врешь!  -  кричит  он.  -  Врешь!  Я  тебя  перетикаю". И он тикает, он
    извивается,  волочит  мертвое  ниже груди тело, ударяется о пол тем, что
    было  лицом  Степана  Семеновича.  Но  нет  больше Степана Семеновича! С
    громом  тикает  кругом  весь  мир.  "Врешь!",  -  кричит  богатырь, стоя
    наверху  лестницы. "Я тебя перетикаю!" И он с размаху бросает завывающий
    чемодан в черную пропасть.

    Искалеченный  мертвец,  лежа  на  верхней ступеньке лестницы, вытягивает
    руку   и  разжимает  пальцы.  Чемоданчик  встает  боком,  наклоняется  и
    подпрыгивает  по  лестнице,  на которой еще нет ковра. Безжизненное тело
    вытягивается, перевешивает, сползает вниз на четыре ступени и обвисает.

    От стола в кабинете до лестницы тянутся непрерывной цепью багровые знаки...

    Так побеждается смерть.

    Очень  тихо. Но тиканья часового механизма в чемоданчике больше никто не
    слышит.

    ...Хороший бой у этих пистолетов с маркой "Нью-Макнилл".

    Замечательное  оружие!  Удобное  и беззвучное! Ни хуже, нет, значительно
    лучше, чем известная марка "Макнилл и сыновья"! Далеко ушел внук от деда.
                            ВЫ ИХ ЛУЧШЕ НЕ ТРОГАЙТЕ
                                       1.

    КАКОЙ-ТО   гражданин  остановился  перед  зданием  с  почти  квадратными
    окнами,  смотрящими  через  плоскую  площадь  на древние стены крепости.
    Этот гражданин о чем-то спрашивал милиционера и тот ему что-то объяснял.

    Семеро  подходили  к  этому  зданию.  Сейчас  они шли группой. Они очень
    торопились   и  сбились  в  кучку.  Степаненко  слышал,  как  милиционер
    объяснял прохожему:

    -  Будет первая улица направо. Потом пройдете третьим переулком налево и
    выйдете на площадь.

    Прохожий  кивал  головой. Его глаза рассеянно скользнули по лицу идущего
    впереди  группы  из  семерых  человек,  пробежали по лицу его соседа, по
    рукам и спустились вниз. Он сказал:

    - Как, как? повторите, пожалуйста!

    Вряд  ли  он  и  на  этот раз слушал внимательно. Группа из семи человек
    входила  в  здание,  в голове у прохожего, вместо объяснений терпеливого
    милиционера складывалось: "Два, пять, семь".

    В  этот  момент откуда-то пришел раскатистый низкий звук. Группа из семи
    уже   скрылась   за   дверью  здания.  Люди  на  улицах  останавливались
    Прислушивались.

    - Вы ничего не слышали?

    - Мне что-то показалось...

    - Кажется, это взрыв!

    Прохожий  поблагодарил  милиционера,  но  пошел совсем в другую сторону.
    Терпеливый  милиционер  развел  руками:  -  путаный  человек,  заедет  в
    столицу и теряется.. и закричал вслед прохожему:

    - Эй, гражданин! Не туда!

    Но  запутавшийся в дебрях громадного города прохожий все увеличивал шаг.
    Он вбежал в вестибюль метро. У телефонных кабин стояли люди.

    -  Простите,  пожалуйста,  разрешите  мне!  У  меня несчастье с женой! -
    говорил он взволнованным голосом.

    Кто-то  открыл  ему  дверь.  Стоявшая в кабине женщина сказала, прерывая
    начатый разговор:

    - Потом позвоню, повесь трубку!

    Прохожий  запер  дверь  кабины,  набрал  диском  свой номер и стал очень
    быстро  говорить.  К  стеклянным  стенкам  тянулись  сочувствующие лица.
    Кто-то  приоткрыл  дверь.  Когда  прохожий  выходил  из  будки автомата,
    высокий мужчина поймал его за рукав:

    - Я врач, вам не нужна помощь?

    -  Благодарю,  я  уже  вызвал  скорую!  -  ответил  прохожий.  Выйдя  из
    вестибюля,   он  снял  кепку,  вытер  лоб  и  посмотрел  на  часы.  Было
    шестнадцать часов двадцать семь минут.
                                       2

    АНДРЕЙ  Иванович  провел  шестерых  в  одну  из комнат большого здания в
    третьем  этаже  с  окнами, выходящими во двор, и оставил их там. Шестеро
    молчали.  Кто-то  сказал: "Кончилось". "Сошло", - сказал другой. "Как по
    маслу",  -  выдавил  третий.  Через  пятнадцать  минут открылась дверь и
    девушка  в  черном платье с белым кружевным передником молча поманила их
    рукой.

    В  соседней комнате был накрыт стол, стояли бутылки. Девушка показала им
    на стол и ушла. Шестеро уселись.

    - Выпьем!

    - За новую жизнь!

    - С победой!

    -  А  девчонка  хороша,  -  сказал  Заклинкин.  Он  уже успел отдохнуть.
    Прогулка  хорошо  освежила Анатолия Николаевича. Он взглянул на соседа и
    спросил: - Какая погода на вашем острове... туманы наверное?

    Тем  временем человек, известный под именем Андрея Ивановича Степаненко,
    сидел  наедине  и  упорно думал. У него была отличная зрительная память,
    профессиональная.  Поэтому ему мешало лицо прохожего, который только что
    расспрашивал  постового милиционера перед зданием посольства. Где, когда
    он его видел?

    Но  память  сразу  не приходила на помощь. Андрей Иванович закрыл глаза,
    сделал  усилие и перед ним поплыли лица. Вот и нужное! Конечно, это было
    недавно:  недовольный,  ворчливый  гражданин  перед  будкой  телефона  в
    метро! Он стоял и что-то брюзжал о беспорядке. Я еще ему подмигнул...

    Степаненко  пожал плечами и достал из кармана пистолет. Он вынул кассету
    и  обнаружил,  что  сделал  только  три  выстрела!  Четвертый патрон дал
    осечку и остался в стволе Степаненко выругался вслух:

    - Чорт бы побрал эти проклятые глушители!

    Но  он  привык  говорить  правду  самому себе. Деловой человек не должен
    обманывать  себя.  "Честность  -  лучшая  политика!" Так говорил один из
    великих людей его родины, живший полтора столетия тому назад.

    Дело  не  в глушителе... Сегодняшнее "дело" было очень тяжелым. Вот что!
    Он  сделал  все, но он очень волновался и плохо владел собой, поэтому он
    плохо работал. И Степаненко стял считать свои ошибки.

    Он  не заметил, что не выпустил в старого ученого все заряды, а он хотел
    именно  так  сделать.  И он должен был там же переменить кассету, но это
    тоже  было  забыто.  Поэтому  он  вышел  оттуда  безоружным! Хорошо, что
    дальше было все гладко!

    И  этот  дурак  Заклинкин!  Начал  хорошо,  а  потом  мешал: "Еще, еще".
    Дорвался  до  крови!  Готов весь перемазаться по уши. И вот еще ошибка -
    нужно было там же его пристрелить! Одним меньше.

    И  вообще,  в  этой  стране  так  трудно  работать.  Но теперь он сможет
    уехать. Уж теперь наверняка будет конфликт.

    Степаненко  сидел  с  закпытыми  глазами  и  вспоминал:  как хорошо было
    работать  там,  в  южных странах. Не так далеко, и можно делать все, что
    захочешь.  Там  он  никогда  не  волновался.  А  здесь  ничего толком не
    сделать. Здесь очень тяжелые люди. Разве он в этом виноват?

    И  все время бранят за плохую работу... Смайльби тоже бранит. Попробовал
    бы  сам.  Он тоже дурак, этот Смайльби. хотя и умеет делать карьеру. Да,
    дурак.

    А  как  трудно  было  учить  здешний язык! Но он его никогда не забудет.
    Нужно пойти взять пистолеты у этих. И ножи тоже.

    Степаненко  вышел туда, где за столом сидело шестеро. Увидев Заклинкина,
    он опять подумал: "паршивый дурак".

    - Подойдите ко мне! - приказал Степаненко Заклинкину.

    Начальник  тщательно  оглядел  подчиненного.  Конечно,  темные  точки на
    лице.  испачкана плавая рука и рукав, забрызганы кровью брюки. И в таком
    виде он взял его с собой на улицу.

    "Дурак,  проклятый  дурак, - злобно подумал Степаненко, - нужно было там
    же  его  пристрелить,  он  был уже не нужен. И я забыл это сделать! Я не
    сообразил это сразу! Я волновался и мне еще помешал этот дурак!".

    И  Андрей  Иванович  Степаненко яростно ударил Заклинкина по лицу - раз,
    два. Он пнул его ногой в живот и рявкнул:

    - Дурак, идиот! Грязная свинья, мясник! Хоть бы умылся!

    Андрей Иванович собрал пистолеты, ножи и ушел.

    Заклинкин  уселся  и  сделал  вид,  что  ничего особенного не случилось.
    Пятеро  смотрели  на  шестого  неодобрительно.  Не  потому,  что они его
    осуждали, нет, его побил хозяин, значит, за дело, так ему и надо!

    А  все  же  и  Заклинкин и другие пятеро чувствовали себя отлично в этих
    гостеприимных   и   надежных   стенах.   И  Заклинкин  восстановил  свой
    поколебленный  авторитет  смачным рассказом о том, как он "здорово кокал
    старика".

    Все  оживились,  кто-то вспомнил девушку, пригласившую их в эту комнату:
    "хороша!" Только вот вина было мало на столе.

    - Говорят в вашей стране здорово пьют? - спросил Заклинкин.

    - Вас научим!

    - Э-эх, придется язык учить!

    -  Этот  язык  каждый  понимает,  - сказал самый молчаливый, постучав по
    бутылке.

    - А долго придется здесь скучать?

    - Может, не долго?

    - Спроси Андрея Ивановича!

    - Спрашивай сам!

    - А тебя как зовут?

    - Мистер Доллар!

    Все рассмеялись. Один из шести добавил: - А меня зовут - мистер как хочешь!

    - А я мистер Богач!

    - А я мистер... Впрочем, как зовут тебя?

    Этот  вопрос был обращен к Заклинкину. Он не успел ответить. Ответили за
    него:

    - Этот длинный - главный мясник!

    Все  эти  люди  видели друг друга второй раз в жизни. Но уже становилось
    весело. Рыбак рыбака видит издалека.
                                       3

    ПОДПРЫГИВАЯ  по  ступенькам,  маленький, но тяжелый чемоданчик спустился
    на  среднюю площадку, качнулся в последний раз на ребре и лег плашмя. Он
    лежал  спокойно и чуть слышно тикал. Нужно было на него положить голову,
    чтобы  услышать  негромкую,  звонкую  работу  механизма.  Так чемоданчик
    лежал  ровно  две минуты. Потом он исчез. Черная волна встала, рванулась
    во  все  стороны,  зажгла  оконные  переплеты,  выдавила  их и, с низким
    ревом,  выскочила в город. Внизу лестницы затлелся паркет. Горячая волна
    отразилась   от  стен  и  потолков  и  рассеялась.  То  место,  где  был
    исчезнувший  чемоданчик,  растворялось.  Жара  уже не было, но мраморные
    ступени  холодно плавились. Лестница размягчалась, теряла форму и нижняя
    часть   уже   текла   медленными,  тяжелыми  струйками.  Последовательно
    размягчались  и  верхние  от площадки ступени. На их обрезках появлялись
    капли.  Капли  повисали,  падали.  На  том  месте,  где  был чемоданчик,
    материя  начинала  кипеть  и  пениться.  Здесь в воздухе появилось очень
    густое  блестящее  серое  облачко.  Оно  имело  сначала  размер не более
    обычной  подушки  и  казалось  таким  же плотным. Оно вытягивалось вниз,
    выпуская  острый  язык.  В  нем  часто  проскакивали яркие синие искры и
    мелькали во всех направлениях. Внизу облачко начинало краснеть.

    В  Экспериментальном  Корпусе, стоящем во дворе Института, взрыв слышали
    очень  ясно.  Из  тридцати  или  сорока  человек,  бывших  там  сегодня,
    несколько  людей  слышали  этот незабываемый звук не первый раз в жизни.
    Это - мятеж энергии атома! Они закричали первыми:

    - Авария! Одевайтесь! К тушителям!

    Люди  прыгали  к  стенам  своих  лабораторий,  надевали  большие, белые,
    матового  металла,  чешуйчатые  сапоги  и  срывали  со  стен  халаты. Из
    тяжелых  складок  торчали  прозрачные  шлемы с микрофонами и наушниками.
    Рукава  оканчивались  перчатками.  Похожие  на  страшных  призраков, они
    хватали  длинные, толстые черные цилиндры с ручками и короткими шлангами
    и  выскакивали  в  коридоры.  Из-под  шлемов  кричали громкие, усиленные
    аппаратами, голоса:

    -  Где,  где?  У  кого? В какой лаборатории? По двору, к старому зданию,
    уже бежали три человека: Алексей Федорович и два сотрудника института.

    Они кричали:

    - В старом корпусе! Сюда все! Скорей!

    Двор  наполнился  фигурами  в  костюмах призраков. Усиленные микрофонами
    голоса покрыли все:

    -  В  старый  корпус!  Это  там!  Скорей!  Перед  ними зияли распахнутые
    взрывом  дымящиеся  двери и пустые окна старого гнезда. Оттуда доносился
    клокочущий звук распадающейся материи.

    Вскочив  первым  в  актовый  зал,  Алексей  споткнулся,  упал на колени,
    поднялся  и,  держа обеими руками над головой черный цилиндр, бросился к
    лестнице,  по  которой  ему  навстречу очень быстро струился острый язык
    свинцового  облака  с  проскакивающими  в  нем  синими  молниями, змеями
    мечущимися в актовом зале.

    Он  замахнулся  с  яростным  ревом  "Аааа!", всем телом метнул цилиндр и
    упал головой вперед. Тушитель лопнул и зал наполнило плотное желтое облако.

    Но  уже шли еще более плотным строем люди и били перед собой и в стороны
    умными,  мощными,  укрощающими  предательский  бунт  материи  невидимыми
    струями.  Желтое  облако  садилось.  Градом  сыпались  тяжелые,  твердые
    каменные    капли.    Они   стучали   по   прозрачным   прочным   шлемам
    рыцарей-укротителей. Мгновение - и воздух стал прозрачным.

    Черный  паркет,  обугленные  перила  лестницы  и  двери  уже не дымились
    Только   там,   в   глубине  воронки,  на  том  месте,  где  остановился
    чемоданчик,  приехавший  для  этого  издалека  из  замка  на  Рейне, еще
    клокотало,  еще  стояло  свинцовое  облако  и  проскакивали синие искры.
    Последний напор неразличимых бесцветных струй и камень вновь стал камнем.

    По  первозданному застывшему хаосу, помогая друг другу, люди карабкались
    вверх.  Ведь  он  там, он был у себя, в кабинете, в своем старом любимом
    кабинете...  А  телефонистка  на  коммутаторе  все  еще  звонила  всем и
    кричала: "Взрыв, Институт Энергии, взрыв, пожар. Институт Энергии..."

    На  перекрестках  улиц милиционеры резко поднимали палочки, останавливая
    движение.  С  пронзительными тревожными криками неслись тяжелые пожарные
    автомобили.  Звоня  и  завывая,  они  мчались  отовсюду, с самых дальних
    окраин, туда, к общему центру...
                                       4

    МИСТЕР  Смайльби сидел у себя, - в той большой светлой комнате, куда его
    привел  случай. Конечно, не только случай. Но все же это удачный август.
    Шеф  уехал.  И  вот  он,  Смайльби, Джон Смайльби, умный Смайльби, он их
    всех  стоит.  Уж он-то знает, что нужно делать. И он делает... Он слышал
    взрыв.  Это победа! Теперь там, в его стране о нем изо всех сил закричат
    газеты.  Одни будут его хвалить, другие ругать. Это очень хорошо. И то и
    другое  -  очень  хорошо. Все будут знать его, Джона Смайльби. Он умный.
    Он  ведет  игру  без проигрыша. Теперь будет конфликт. Хорошо! Все будут
    знать, что это он, Джон Смайльби сделал конфликт.

    Хорошо  себя  чувствует мистер Джон Смайльби. Спокойно за этими стенами,
    под этим флагом. А конфликт наверняка будет!

    Он  курит не сигару, а папиросу. Табак у них хороший. Да. И лес хороший.
    И  пшеница  хорошая,  и  земля... Много хорошего. Вот нефть и уголь, да.
    Нефть  и  уголь!  У  них  и  золото есть, да что золото! Мистер Смайльби
    однажды   побывал  там,  где  его  страна  хранит  свой  золотой  запас,
    собранный  со  всего  мира.  Наверху  войска  с  пушками и пулеметами, с
    гранатами  и  газами  охраняют  врытые  в  землю казематы. А в казематах
    тусклые  кубические слитки - восемьдесят процентов мирового запаса. Нет,
    сейчас  уже  больше. Громадные расходы на охрану, а дохода - нет. Теперь
    золото  -  только престиж. А вот уголь и нефть... Да. Вообще здесь очень
    много  хорошего. Вот только народ здесь... Придется сильно переделать...
    Удачливый Смайльби курит отличнейший русский табак и мечтает...

    Через  двадцать  семь  минут после взрыва и возвращения семерых на столе
    секретаря,  обслуживающего  ту  комняту.  где  мечтал  мистер  Смайльби,
    зазвонил  телефон.  Строгая, изящная девушка подняла трубку, выслушала и
    нажала кнопку:

    - Мистер Смайльби, прошу прощения, с вами хочет говорить господин...

    И  она  назвала  должность  и фамилию одного из тех, кто в эти дни ведал
    охраной города, где находилось здание с квадратными окнами.

    - Но я не знаю его языка, переводите.

    - Он говорит со мной на нашем языке.

    Мистер Смайльби взял трубку на своем столе:

    - Хэллоу!

    Мистер  Смайльби  слушал,  жевал папиросу, встал, не выпуская телефонной
    трубки, выплюнул окурок прямо на стол:

    -  Хэллоу!  Теперь  я  буду говорить. Это дерзкое требование. Какие семь
    человек?  Я ничего не знаю. И не хочу знать. Никто сюда не войдет. Никто
    отсюда  не  выйдет.  Здесь никого не выдают. Вы слышите? Это дерзость...
    Хэллоу, хэллоу!

    Мистер  Смайльби  услышал, как говоривший с ним положил трубку. Он хотел
    сказать  секретарю, чтобы она проверила соединение. Но потом передумал и
    приказал:

    - Если эти, там, оттуда и всякие такие будут звонить, - меня нет. Нет!

    Через несколько минут он вспомнил:

    - Но уже пора начинать! Нужно создать широкую огласку!

    Он  позвал секретаря и продиктовал ей короткое письмо, адресованное всем
    представителям  других  стран,  находящихся  в  этом  городе.  В  письме
    говорилось  о  недопустимо дерзком требовании, о международном праве, об
    угрозах   (это  он  сознательно  прибавил).  На  основах,  установленных
    старыми  обычаями  правил солидарности между представителями государств,
    находящихся  на  чужих территориях, он требовал общего протеста. Окончив
    диктовать, он сказал:

    - Передайте это всем по телефону. Быстро. Возьмите себе помощников!
                                       5

    НО  МИСТЕР  Смайльби  испытывал  нетерпение.  Он  стал  сам  говорить по
    телефону  с  представителями  разных стран. Он говорил каждому одно и то
    же.   Сначала  он  был  терпелив.  Потом  начинал  сердиться  и  бранить
    переводчиков. Разные голоса отвечали по разному:

    -  История  дипломатии  богата  самыми  неожиданными  событиями, - и ему
    перечисляли  случаи,  подтверждавшие  его правоту, и он улыбался и кивал
    головой.

    -  История  дипломатии  богата  разными  событиями,  - и ему перечисляли
    случаи совсем другого характера, и он бранил переводчиков.

    -  Наша  страна  не  давала  убежища  преступникам, - стали говорить ему
    позже. Очевидно, сведения о покушении распространялись.

    -  Мы  глубоко  возмущены  этим  ужасом  и  уже  выразили наше искреннее
    соболезнование  правительству,  - ответил ему на его языке гневный голос
    женщины,   представлявшей   народ   великого  азиатского  полуострова  и
    разговор был прекращен.

    -  Я  не  в  состояния говорить сегодня об этом, - эти или похожие слова
    произносили  представители некоторых стран. В общем же ему отвечали, что
    немедленно  запросят  свои  правительства о том, что они должны делать в
    ответ   на  требование  мистера  Смайльби.  Последний,  на  которого  он
    особенно  рассчитывал, сказал ему, не совсем по существу, как показалось
    мистеру Смайльби:

    -  Дорогой сэр, многое бывало в истории нашей страны, не буду обременять
    вас  примерами.  Не  было  только одного - никогда наши правительства не
    проливали  крови  своего  народа,  защищая  его  от гнева тех чужих, кто
    нарушил права гостеприимства. Вы их лучше не трогайте.

    Мистеру Смайльби надоело. Он сказал секретарю:

    - Наша страна стоит их всех, взятых вместе, и еще столько же!
                                       6

    В   КОМНАТЕ   партийного   комитета   большого  завода  громкоговоритель
    приглушенно передавал прелюд Рахманинова.

    Не   привлекавшая  внимания  музыка  прервалась,  в  рупоре  щелкнуло  и
    неоконченный пассаж сменился едва слышным голосом:

    -  Передаем  важное  сообщение.  Сегодня,  в  шестнадцать часов двадцать
    минут  произведено злодейское покушение на Всесоюзный Институт Энергии и
    на жизнь директора Института, академика...

    Чья-то  торопливая  рука  повернула  головку  регулятора и громкий голос
    продолжал:

    -  ...пожар  в  Институте  Энергии  потушен.  Положение  раненого весьма
    тяжелое.  Следующее  сообщение  о  состоянии его здоровья будет передано
    через два часа.

    Еще  не были привнесены последние слова важного сообщения, как секретарь
    заводского  парткома  уже  набирал  номер  телефона  секретаря районного
    комитета партии:

    -  Веденеев  говорит.  Трофимова  мне. Да. Товарищ Трофимов? Я по поводу
    сообщения...

    Крепко  сжимая  трубку  телефона,  с  остановившимся  взглядом  Веденеев
    слушал секретаря райкома. Потом сказал:

    -  Понятно.  Как же, и Институт Энергии и Федора Александровича у нас на
    "Молоте"  хорошо  знают...  Призыв  к  бдительности.  Рассматривать, как
    сигнал активности врага? Понятно.

    После окончания первой смены на заводе прошел митинг.

    Веденеев  призвал коллектив к выдержке и бдительности. Он говорил нужные
    слова  об  ответственности  организаторов  и  подстрекателей диверсий, о
    провокациях врагов мира, о бессильной злобе поджигателей войны.

    Его   слушали  с  грозным  молчанием.  Резолюция  требовала  строжайшего
    наказания преступников.
                                       7

    СТРАНА  узнала о злодейском покушении одновременно со столицей. Повсюду,
    в городах и селах, на заводах и в учреждениях прошли собрания.

    Телеграф  и  радио  передавали  в  центр  резолюции  профессиональных  и
    культурных   организаций,   собраний   колхозников,   рабочих,   ученых,
    интеллигенции. Суровый голос советского народа звучал на весь мир.

    Из-за  границы  начали  поступать  телеграммы  от  многочисленных друзей
    советской страны.

    Не  потерял  ни  минуты  Павел  Владиславович  Станишевский.  Услышав  о
    несчастье,  он  телефонировал  областному  комитету  партии и начальнику
    гарнизона:

    -  Я  могу  быть там полезен! Могу быть нужен! Прошу вас немедленно дать
    указания на аэродром, я выезжаю туда!

    И  через  двадцать  минут  главный  врач  Обской  поликлиники  известный
    гематолог  Станишевский  пронесся над Уральским хребтом. Сверхскоростной
    реактивный истребитель опережал идущее на запад солнце.

    Недолго  думал  чистоозерский  кузнец  Кизеров,  прислушавшись  к словам
    важного  сообщения. Через две минуты бывалый солдат ворвался в сельсовет
    и сказал председателю.

    -  Коль  он  живой,  его доктор Минц, как меня, соберет! А ну, шевелись,
    шевелись, гони телеграмму!!!

    ...И  вот  уже выбежал на улицу уважаемый харьковский хирург. Он садился
    в  присланный  за ним автомобиль, а его жена кричала по телефону старшей
    операционной сестре:

    -  В  Москву! Выходите скорее из дома. Семен Веньяминович поехал за вами
    по пути на аэродром!

    А  ответственный работник харьковского областного комитета партии, после
    разговора  по  телефону  с  Минцем  и  передачи  распоряжения начальнику
    аэродрома, перечитывал переданную по радио телеграмму, в которой значилось:

    "Чистоозерский   райком,   райисполком,  также  Обский  обком  партии  и
    областной  исполком  передают и поддерживают просьбу знатного колхозника
    Федора  Григорьевича  Кизерова  о  немедленном  вылете  в Москву доктора
    Семена Веньяминовича Минца для оказания помощи..."
                                       8

    ЖАРКИЙ  августовский  день  кончался грозой. Над столицей остановились и
    опускались  все  ниже  тяжелые,  темные  тучи. В ранних сумерках темнели
    улицы.  Первые  порывы  ветра  уже  рвали  с деревьев пожелтелые листья,
    поднимали их вверх в коротких вихрях и бросали в высокие стены.

    Много  людей  стояло  около  Института  Энергии.  Они  молча  глядели на
    опустошенные взрывом окна и ждали...

    А  здание,  обычно  пристально  смотрящее  на  древние  крепостные стены
    своими  почти  квадратными окнами, сегодня начало закрывать глаза еще до
    наступления  сумерек.  Ранний вечер оно встретило без единого луча света
    в щелях окон, задернутых плотными занавесями, и казалось пустым, вымершим.

    Вскоре  после  взрыва в Институте Энергии охрана перед этим зданием была
    усилена.  Обычно  здесь  дежурят один или два человека в синей с красным
    форме.  Это почетный караул у двери гостя, выставляемый по всем правилам
    международной  вежливости.  Но  сегодня  во  второй  половине дня караул
    составляли уже человек двадцать, стоявших редкой цепочкой на тротуаре.

    На  площади  очень  много  людей. Опытный глаз различает большие и малые
    группы.  Люди  идут... В обычные дни каждый занят своим делом и никто не
    смотрит   на  дом  с  квадратными  окнами.  Но  сегодня  общее  внимание
    направлено на него. Иногда слышится брань. Вот кто-то показал кулак.

    Милиция поддерживает порядок.

    - Проходите. Не задерживайтесь. Не мешайте движению...

    Люди проходят. Многие возвращаются и проходят вновь.
                                    * * *

    СУМЕРКАХ  из  внутреннего  двора здания с квадратными окнами выехали три
    автомобиля.  Впереди  -  два  небольших,  крытых  грузовика,  а  за ними
    роскошный  низкий  лимузин.  На  кожухах,  закрывающих моторы, полощутся
    маленькие  многоцветные  флажки.  Это  национальные  цвета  государства,
    которому,   на   правах   экстерриториальности,   принадлежит  здание  с
    квадратными  окнами  и все, что в нем. И маленькие флажки на автомобилях
    значат  многое  - в частности и то, что машины также экстерриториальны и
    что  никто не имеет права войти в них и поинтересоваться, что и кого они
    везут.

    К  востоку  от столицы, на загородном аэродроме к дальнему полету готова
    большая,  многомоторная  воздушная  машина.  Самолет  этот прилетел сюда
    несколько  дней  тому назад, используя особое разрешение, для того чтобы
    перебросить за океан одного из сотрудников посольства.

    Самолет  должен  был  подняться  завтра  на рассвете. Но мистер Смайльби
    нервничает.  Его  смущает волнение в городе. Ему не нравится холодность,
    с  которой  встретили  его  обращение  представители других стран в этой
    столице.   Ему   вспоминаются  слова  "вы  их  лучше  не  трогайте!"  Он
    приказывает лететь теперь же, ночью.

    В  лимузине, следующим за грузовичком, трое. В одном из них можно узнать
    того,  кто  известен  некоторым  как инженер Андрей Иванович Степаненко.
    Его провожают.

    Степаненко  сумел воспользоваться нервозным состоянием мистера Смайльби.
    И  он  уговорил  поручить  именно  ему,  а не другому, ранее намеченному
    лицу,  сопровождать  дипломатический  багаж.  Андрей  Иванович  обязался
    вернуться  через  неделю  -  он  очень  нужен  здесь.  Но,  прощаясь  со
    Смайльби, Степаненко сказал себе, пользуясь "здешним" языком:

    - Это еще бабушка надвое сказала.

    В  крытых  грузовиках  -  несколько плоских чемоданов с личными вещами и
    шесть  длинных,  глубоких сундуков. Они мастерски перевязаны и тщательно
    опечатаны.   Большие,   сургучные   печати   -  таков  неприкосновенный,
    охраняемый всей силой международного права, дипломатический багаж.

    1.

    Федора Александровича - перенесли в Экспериментальный Корпус.

    Он  лежал на операционном столе в большой аудитории, в первом этаже. Те,
    которых  он воспитал, без которых он не сделал бы и сотой доли того, что
    они  сделали  вместе,  те,  которые были частью его и частью которых был
    он,  -  толпились в коридорах и у входа. Они ушли, так как боялись своим
    дыханием  отнять  у него воздух, так нужный сейчас его почти неподвижной
    груди.  Около  Федора Александровича, с лицами, закрытыми марлей, стояли
    ученые,  знавшие  в  медицине  столько же, сколько он в области энергии.
    Все  эти люди знали друг друга. Теперь один из них был на пороге смерти,
    и они должны были сохранить ему жизнь, которую у него хотели отнять.

    Федор  Александрович  лежал почти обнаженным. Глаз не улавливал движения
    широкой груди. Неподвижное лицо с глубокими складками было очень спокойно.

    Из  трех  поразивших  его пуль одна прошла вблизи сердца, вторая нанесла
    сквозную рану кишечника, а третья только скользнула по ребрам.

    Две  срочные  операции были удачно окончены. Бинты закрывали низ груди и
    живот.  Эти  раны  не  грозили  теперь  жизни.  И люди в белом не думали
    больше о них.

    Главное  -  это  череп.  Лучи  Рентгена  уже рассказали о том, как стоят
    осколки кости и где трещины.

    Было  ясно,  что нужно вмешаться, но врачи еще не все решили. Ведь жизнь
    чуть теплилась и так легко неверным движением потушить слабый огонек!

    Станишевский  поклялся,  что  привезенный  им  новый,  еще  никому почти
    неизвестный,  препарат  проверен.  Он  добавил:  "также  на себе" и ввел
    светлую  жидкость  в  кровь  Федору  Александровичу. Павел Владиславович
    отвечал за дополнительных три часа жизни умирающего.

    - Итак, кто будет оперировать? Пора, - сказал один из старейших по знаниям.

    Только что прибывший из Харькова хирург разрешил невысказанные сомнения:

    - Позвольте мне, я ручаюсь за успех.

    Он  не сказал о многих сотнях солдатских голов, прошедших через его руки
    в годы Великой Отечественной войны, - это было не нужно. Его коллеги знали.

    Хирург  вскрыл  черепные  покровы  и  обнажил кость. Из-под его марлевой
    маски изредка слышалось:

    - Мм... а... еще... так... опять... -

    И  он  протягивал  руку,  в  которую  прибывшая  с ним сестра без ошибки
    вкладывала нужный инструмент.

    В  мертвом  молчании  большой  аудитории  было ясно слышно только чье-то
    тяжелое,  хриплое астматическое дыхание и глухой отрывистый голос Минца,
    несравненного мастера:

    - Да... вот так... сюда... опять... и... опять... сюда .. Хорошо...

    Станишевский  слушал  сердце раненого и следил за пульсом. Ему казалось,
    что тоны уже начинают улучшаться и сильнее наполняется вена.

    Еще  немного...  Скоро  можно  будет  закрыть  красно-белую  кость,  под
    которой много лет бил неиссякаемый источник творчества.

    Хирург  накладывал  швы,  соединяя  черепные покровы, а Станишевский уже
    улыбался  под  своей марлевой, белой маской; да, сердце бьется лучше. Он
    будет жить.
                                       2

    КОГДА  врачи  снимали  Федора Александровича с операционного стола, один
    из   консультировавших   при   операции,   известный   генерал-лейтенант
    медицинской  службы, вышел вместе со Степановым к телефону в ближайшей к
    большой аудитории комнате.

    Через   несколько  минут  оба  вернулись  с  серьезными,  взволнованными
    лицами.  Зычный  бас  ученого  в почетных погонах службы здравоохранения
    Советской Армии пророкотал:

    -  Товарищи,  я  прошу внимания! - и, когда все лица повернулись к нему,
    продолжал:

    -  Сейчас...  я  сообщил  Председателю Совета Министров о том, что жизнь
    Федора  Александровича  вне  опасности! Он ответил мне, что... - сильный
    голос  ученого  дрогнул  и  прервался.  Он  закончил с усилием: - Доктор
    Минц! Председатель поручил мне пожать вашу руку.
                                    * * *

    ЧEPE3  час  один из членов Правительства выступил по радио. Он говорил о
    великом  народе,  о его бесчисленных достойных сынах, о простых насущных
    задачах наступающего сентября, о великом пути в будущее.

    Народ  внимательно  слушал.  И не только в советской стране. Внимательно
    слушали  очень  многие  люди и в самых дальних странах. Далеко не каждый
    мог  бы  сказать  точно, что значит в науке академик и что он сделал для
    народа.  Здесь  другое. Знали, что Федор Александрович - один из стоящих
    в  советском  строю, солдат науки. Троньте другого советского человека -
    волнения будет не меньше.

    Страна  казалась  спокойной.  Но  не  верьте  спокойствию  могучей массы
    советских людей. Вы больно обманетесь. Вы их лучше не трогайте!
                                       3

    Уходя  на  запад,  еще  часто сверкали молнии, превращаясь в зарницы. Но
    дождь   давно   перестал.  Гроза  прошла  краем.  Когда  три  автомобиля
    подъехали  к  аэродрому,  ночное  небо  уже  очистилось  от туч и мирное
    мерцание звезд предвещало тихую, удобную для полета ночь.

    Нелегко  было поднимать в самолет длинные, тяжелые, опечатанные сундуки,
    содержащие   дипломатический  багаж.  Андрей  Иванович  Степаненко  (его
    теперь  называли  мистер  Бэрбон) внимательно следил за погрузкой. Услуг
    носильщиков  аэродрома  не  потребовалось,  так как мистер Бэрбон привез
    грузчиков с собой и сам помогал им.

    Оставался  последний  сундук,  и  команда  самолета  собиралась включить
    моторы, когда к машине подошла группа людей:

    -  Я  имею  приказ осмотреть багаж и самолет. - К мистеру Бэрбону на его
    языке  обратился  молодой человек в светлосерой шинели-пальто с золотыми
    погонами и в такого же цвета, как шинель, фуражке.

    -  Осмотреть  багаж? Это дипломатический багаж, охраняемый международным
    правом и договорами.

    - Мы тщательно оберегаем международное право.

    - Ваши полномочия?

    Молодой человек протянул бумагу. Мистер Бэрбон взял ее и бросил, не читая:

    -  Я  протестую.  Я  буду силой защищать свое право! - он засунул руку в
    карман.

    Молодой человек невозмутимо поднял брошенную бумагу.

    -   Должен   заявить   вам,   что   мы   действуем  с  полным  сознанием
    ответственности, и я имею весьма широкие полномочия.

    Мистер  Бэрбон  отступил  на  несколько шагов и посмотрел кругом. Фонари
    ярко  освещали  аэродром.  Самолет  был  окружен.  Прибывшие  с мистером
    Бэрбоном  люди  и  летчики  не выражали решимости оказать сопротивление.
    Последний  опечатанный сундук лежал на земле v лестницы, приставленной к
    самолету, а около него стоял один из сотрудников органов госбезопасности.

    Мистер  Бэрбон  посмотрел  на  него,  и  ему,  бывшему  инженеру  Андрею
    Ивановичу  Степаненко,  стало  все ясно. Теперь уже не нужно было усилия
    памяти.  Он  сразу узнал его - ворчливого гражданина у дверей телефонной
    будки  метро  и сегодняшнего прохожего на тротуаре перед входом в здание
    с квадратными окнами.

    К  мистеру  Бэрбону  приблизился  еще  один из числа прибывших с молодым
    человеком в светлосерой шинели.

    - Позвольте мне представиться. Я советник...

    Новое  лицо  вежливо  приподняло  шляпу,  раскланялось,  назвало одно из
    представительств западных стран и продолжало:

    -  Я  присутствую здесь для защиты вашей и международного права. Я готов
    свидетельствовать, что вы подчиняетесь насилию. Я...

    Но  мистер  Бэрбон плюнул почти в лицо советнику и стал яростно ругаться
    на всех известных ему языках...

    Первым из сундука был извлечен Анатолий Николаевич Заклинкин...

    Через  час самолету, готовому для ночного полета, был дан старт. Сундуки
    и  извлеченный  из них "дипломатический багаж" остались. Мистера Бэрбона
    попросили остаться тоже.

    Защитник    международного    права    и   мистера   Бэрбона,   советник
    представительства одной из западных стран, разводил руками:

    -   Какой   скандал,   какой  скандал,  это  неописуемо!..  Назвать  это
    дипломатическим багажом Немыслимо!

    Что  думал  мистер Смайльби, нас не интересует. Но мировая пресса нашла,
    что данный случай подлежит тщательному описанию.
                                    ИХ ЛИЦО
                                       1.

    ЕСТЬ  драгоценности,  которых  у  человека  не  отнять.  Любые испытания
    выдерживает  тот,  кто  служит идее, кто сознает себя частью народа. Это
    богатство  истинное,  никто  не в силах его похитить, а муки и страдания
    только  увеличивают  его.  Все  знают такие примеры, их много и в давних
    днях  и  в близком прошлом нашего народа. Это - наш свет, это - жизнь. А
    в тени?

    Каждому  из шестерых оказалось достаточно только одной ночи, проведенной
    наедине  с собой. Каждый из них обнаружил изумительную словохотливость и
    память.  Для следователей это были весьма легкие допросы. Стенографистки
    ломали  остро  отточенные  карандаши  и  спешили  сменить  одна  другую,
    покрывая длинные, узкие ленты бумаги стремительными крючками.

    Мистер   Бэрбон,   профессиональный   вор  чужих  имен,  отказался  дать
    показания. Он заявил о своей неприкосновенности и экстерриториальности.

    А  шестеро  говорили  и  говорили,  длинно, бесконечно. Говорили все - и
    нужное  следователям  и  ненужное  никому. Хотя им это и запрещалось, но
    они  пытались  ползать  и  осквернять честную кожу чужих сапог постыдным
    гноем  своих  глаз.  Ведь  они  нежно  любят  себя.  У них очень тонкая,
    чувствительная  кожа, у них самих, не у других! И что бы с ними ни было,
    они вопят до последней минуты: простите!

    По  долгу службы следователи были обязаны выслушивать шестерых, смотреть
    им  в  лицо, задавать вопросы. И приходилось копаться в грязи, так как у
    каждого  из  предателей  и  убийц  нашлось,  что солгать и что отрицать.
    Каждый из них хотел что-то смягчить.

    Заклинкин упорно твердил:

    -  Нет,  нет,  что  вы!  Откуда  вы  взяли?  Нет. Я его не бил. Я не мог
    подумать  его  ударить.  Я  только стоял у двери. Разве я мог бы ударить
    академика? Никогда!

    И Заклинкин выл от ужаса, рыдал и клялся "всем святым"!

    Уличенный  на очных ставках, прижатый к стене, он становился на колени и
    бормотал:

    - Я не помню, я не знаю, я не сознавал, что я делаю...

    И  в смертном страхе Заклинкин старался вывернуть все, все до последней,
    незначащей  мелочи.  Он судорожно цеплялся за допросы. Ему казалось, что
    пока он говорит и пока его слушают, есть еще время для него!

    Весьма  скоро  заговорил  и  мистер  Бэрбон  -  бывший  Андрей  Иванович
    Степаненко.   От   профессионального   вора  чужих  имен,  под  тяжестью
    неопровержимых  улик,  отказалось  его  правительство. Бэрбон, говоря на
    языке  международного  права,  был  выдан. Став человеком без родины, он
    начал "уточнять, дополнять и сообщать".

    Уже  на  четвертый  день  полученные  показания дали возможность мертвым
    узлом  связать  весьма многое, в том числе и события на степном озере, и
    покушение на Институт Энергии.

    Чтобы покончить с предателями, скажем о них словами документа, гласящего:

    ..."Ввиду   поступивших   заявлений   от   национальных   республик,  от
    профсоюзов,  крестьянских  организаций,  а  также от деятелей культуры о
    необходимости  внести  изменения  в Указ об отмене смертной казни с тем,
    чтобы  этот  Указ  не  распространялся  на  изменников родины, шпионов и
    подрывников-диверсантов, Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

    1.  В  виде изъятия из Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая
    1947  года  об  отмене смертной казни, допустить применение к изменникам
    родины,  шпионам, подрывникам-диверсантам смертной казни как высшей меры
    наказания"...
                                       2

    ВНАЧАЛЕ  сентября дивно-прекрасны дни в долине Рейна. Солнце щедро греет
    землю.  А почва на территории бассейна старой реки отличная. Ведь здесь,
    с  древнейших  времен,  происходили бесчисленные схватки, стычки, битвы,
    сражения.  Это  -  обширное кладбище, войны оставили обильное удобрение.
    Старинное  название этих мест - Блоодфельд, что в переводе значит - поле
    крови.  У  местных виноделов ecть жуткое поверье: лучшее вино дает лоза,
    корни которой питает в земле труп человека...

    И   прекрасные  соки  собирает  сентябрь  в  спеющих  гроздьях;  отменно
    изысканной,   жирной  пищей  питаются  виноградные  лозы!  Здесь  родина
    знаменитых   вин   Западной   Европы  -  рейнских  вин,  нежно-пьянящих,
    прелестных рейнвейнов!

    Одна  из  красивейших  местностей Западной Европы наполнена несчастными,
    лишенными  и настоящего и будущего, голодными, отчаявшимися людьми. Если
    не  у  всех  погасла  надежда,  если  смотрят  люди с надеждой туда, где
    восходит  солнце  - то все же сегодня бледная смерть с яркими пятнами на
    щеках  косит,  не  разбирая,  и  правых  и  виновных,  и грешных отцов и
    неповинных детей!

    Но  здесь  сегодня  и  другое! Это место встречи иноземных захватчиков с
    предателями  своих народов. И гордо стоит замок на Рейне. Прочное гнездо
    переходило  по наследству от одного хищника к другому. Нет дела замку до
    человеческого горя. Он жил и живет человеческой кровью.
                                       3

    -  ДА,  господа,  для меня совершенно очевидно, что единственный деловой
    способ  разрешить  затруднения...  Так сказать, кардинально разрешить...
    Да,  и своевременно... Я не скрою, что последние события я считаю... как
    бы сказать.... неудачными. Да...

    Маленький  человек с длинным носом тянет слова. Это не значит, что он не
    уверен  в  себе. Он отлично знает, что он хочет сказать. И он знает, что
    сколько  бы  он  ни  тянул его будут слушать. Недаром же он председатель
    концерна,  владеющего  замком  на Рейне! Недаром у него то, что называют
    "контрольный  пакет"  акций этого предприятия. Он, потомок дельцов и сам
    делец, может тянуть слова - когда нужно, он умеет решать сразу.

    Он  тянет  слова  и  не  смотрит  ни  на кого, но видит всех. Он хозяин!
    Трудно  перечислить  все  его  владения  - они называются интересами! Он
    имеет  "интересы"  во  всех  частях  мира. Плантации и рудники, нефтяные
    вышки  и мачты радиостанций, пшеница и железные дороги, каменный уголь и
    газетные  издательства, производство пуговиц и заводы оружия - он везде!
    Он  -  воплощенная  монополия,  он  хозяин,  этот  всесильный  гражданин
    Западного континента. Он повелитель и этого Рейнского замка.

    Каждого  из  присутствующих  он  может  стереть  с лица земли, холодно и
    разумно,  если этого потребуют его интересы. Все слушают его здесь - что
    он скажет?

    - Да, неудачны... - скрипит хозяин.

    Но   он  деловой  человек.  Он  знает,  что  бессмысленно  ссылаться  на
    обстоятельства,  даже  если  они  складываются  не  так,  как  хотелось.
    Причины неудач - только в людях.

    Хаггер  кажется  маленьким  в  присутствии  хозяина.  Что тот решит? Что
    скажет хозяин?

    Вести  из  столицы  страны  Советов  вызвали  у  всех этих людей злобу и
    тревогу.  Пусть  не  было кипящей воронки распадающейся материи на месте
    Института  Энергии,  пусть осужденный на смерть ученый остался жив - это
    не  так уж важно. Хуже то, что нависший, казалось, призрак международных
    осложнений  только  призраком  и  остался.  Конфликт  не состоялся! Были
    принесены  извинения,  и весь персонал дома с почти квадратными окнами в
    столице был сменен. Смайльби "не сумел", плохой делец, неудачник.

    -  Поведение  нашего премьера... - начинает один из прибывших в замок на
    Рейне вместе с председателем концерна.

    -  Неудачно...  -  перебивает  тягучий  голос босса. - У него не хватает
    мужества...   -   продолжает   босс.   -  Обезьяна...  ничего  своего...
    подражает... коротконогий трус!

    Все  молчат.  Хозяин  сердится.  Лучше  помолчать,  когда тот, кто умеет
    извлекать  пользу  для  себя  даже  в  визге свиньи, убиваемой на бойне,
    недоволен... Есть чем быть недовольным.

    Начавшаяся  кампания  "против  национального  позора",  поднятая было за
    океаном  газетами  концерна  против извинений Советскому правительству и
    за  конфликт, была прекращена на третий день. Но, по мнению некоторых из
    числа  присутствующих,  босс не совсем прав. Позиция оказалась слабой. А
    названный   коротконогим  трусом  руководитель  правительства  Западного
    континента,  ставленник  монополистического  капитала,  не мог поступить
    иначе.  Времена  меняются!  И  трудно  тому, кого босс назвал обезьяной,
    подражать  известному  сильному политику его страны начала века, который
    умел "говорить мягко, но держать наготове толстую дубину".
                                       4

    ПУСТЬ   говорит   мистер  Хаггер!  -  так  сказал  длинноносый,  похожий
    одновременно  на  ворона  и на лису, хозяин концерна. Теперь он не тянет
    слова.  Это  сказано  резко,  босс здесь для дела. Хаггер - подчиненный,
    пусть  говорит  первым.  Хаггер  встает.  Он  смотрит  прямо перед собой
    маленькими,  неморгающими  глазами  в  красных  веках,  лишенных ресниц.
    Висят  тяжелые  руки с поросшими рыжей шерстью пальцами. Голова, похожая
    на мумию, вставшую из древнего гроба, говорит:

    -  Мы  можем дать поле площадью больше ста километров. Мы обработаем его
    в  срок  от  двух  до  трех минут. У нас готовы данные для ряда решающих
    городов  Востока,  начиная  с  завтрашней  ночи.  Я  не допускаю, что те
    неопределимые  нами  космические  силы,  которые  мешали  нашим опытам в
    малых  масштабах,  помешают нам при увеличенной плотности нашего "М". Но
    если  это  будет в отношении одного пункта, мы перейдем на другой. У нас
    очень  большой выбор. Я гарантирую полный технический успех. Это первое.
    Прошу  выслушать второе. Мы будем оперировать без помощи нашего Люкса. И
    нас  не  разгадают. Когда они поймут, они будут уже разбиты. Да. Брошены
    на  землю.  Уничтожены.  Прошу выслушать третье. Нет смысла откладывать.
    Они  могут  уже  догадываться  о  нашем существовании. О характере нашей
    силы  -  тоже.  Что  им  нужно  готовиться - тоже. Где мы находимся, они
    могут еще не знать, но могут и узнать. Прошу - начать нашу войну!

    Так  говорил  профессор,  в  прошлом  тайный  советник  третьего  райха,
    господин  Отто  Юлиус Хаггер, счастливо уцелевший во время гибели райха.
    Ныне - мистер Отто Ю. Хаггер.

    Вновь  "великий"  поход  на  Восток.  Горы трупов. Стертые с лица нации.
    Торжество   меча  и  науки.  А  не  благословлял  ли  из  могилы  своего
    достойного  ученика  граф  фон  Мольтке? Ведь господин фельдмаршал так и
    говорил:  "Война  должна  вестись  не только против армии противника, не
    только  против  его военных объектов, но и против его морали, против его
    чести, против самых основ его существования". Тотальная война!

    Но   если   предположить,   что   существуют  духи,  то  тень  покойного
    фельдмаршала  должна  была  витать  с удовлетворением и благословлять не
    Хаггера,  а  его  хозяев.  Что такое сейчас "мистер" Хаггер? Наемник! Не
    больше!  Если и союзник, то второго, нет, третьего сорта! И граф Мольтке
    благословляет   своих   достойных   последователей  -  граждан  великого
    Заокеанского континента.

    А  вот  и  вторая  зловещая  тень поднимается из гроба. В ней исчезает и
    растворяется   призрак  щуплого  фельдмаршала.  Тянется  обгорелая  рука
    величайшего  убийцы и самого гнусного врага, которого имело человечество
    с     первого    дня    своего    сознательного    существования.    Сам
    Шикльгрубер-Гитлер сипит из-под опаленных усиков:

    -  Убивайте!  Убивайте!  Это я освободил вас от совести! Убивайте во имя
    мое или свое, мне все равно, только убивайте!..

    - Пора начать! - поддержал Хаггера один из членов совета концерна.

    -  Я  неоднократно обсуждал все технические вопросы с мистером Хаггером,
    -  начал  Томас  Макнилл,  -  мы вполне согласны в отношении технических
    вопросов.

    Хаггер повернулся в сторону Макнилла и пристально посмотрел на него.

    -  И  в  отношении  другого  тоже, - продолжал Макнилл. - Я обращаю ваше
    внимание  на  некоторые  оговорки.  Если  мы  не  сразу  получим  нужный
    эффект...  Я хочу сказать, что в последние два месяца не все наши заводы
    дают  нам  нужное.  Причина  известна  всем.  Поэтому же задерживается и
    строительство...   -  Макнилл  назвал  новый,  вернее,  реконструируемый
    концерном завод первичной переработки редких руд.

    - Поэтому нужно начинать! - ответил член совета концерна.

    Никому  из  них  не  хотелось  говорить  об  учащающихся забастовках и о
    неотвратимо разворачивающемся, в обстановке общего недовольства, кризисе.

    -  Именно  поэтому,  -  продолжал  член совета концерна, - нужно начать.
    Конфликт  займет  силы,  даст  больше власти, больше уверенности, больше
    решимости нашим, как это сказать, органам власти...

    -  Наше  атомное  оружие! Как говорил этот замечательный человек? А? Все
    будет  цело?  Города,  дороги,  мосты, заводы, уголь, нефть и так далее?
    Нужны  будут  только  могильщики!  -  сказал  председатель концерна и он
    опять начал тянуть слова:

    -  Мы  пошлем  туда... могильщиками... этих наших... безработных. Легкая
    работа и безопасно... не нужно будет давать им в руки... оружие.
                                       5

    С  НАСТУПЛЕНИЕМ  ночи  Рейнский  замок  медленно  высунул  свое длинное,
    толстое  жало. Оно безмерно встало над стенами и над высокой цитадельной
    башней. Ствол чудовища стал опускаться, показывая на восток. Мишень - там!

    В  колоссальное  жерло заглянула Луна. Без удивления - она знала все это
    и раньше - смотрела своими горами, кратерами и каменными пустынями.

    Там,  на  Луне,  нет  ничего,  нужного человеку. Люди никогда и ничем не
    пользовались оттуда.

    Нет,   это   неправда!   Луна   озаряла   наши   темные   ночи   и  была
    благодетельницей  времен,  когда  мы не умели еще освещать по ночам наши
    дороги и поселения. Хищники не так были страшны человеку в лунную ночь!

    Некогда  люди  считали  Луну  воплощением  девственных  богинь, молились
    ночному светилу и приносили жертвы на ее алтари.

    Она  же,  посылая  нам  ночью  отраженный  свет  Солнца, влияла на воды,
    поднимая приливы в океанах, и говорила:

    - День будет!

    А  сейчас  ей  предложили  новую  роль - быть трамплином для ног убийцы.
    Луна мертвая - опора для смерти! Это последовательно.
                            БУРЯ В МОРЕ СПОКОЙСТВИЯ

    НЕБЕСНАЯ   пушка   прицелилась.   Необходимые   трамплины   для   прыжка
    смертоносного  потока  "М" в нужное место Земли находились в эту ночь на
    поверхности   лунной   пустыни,  называемой  земными  астрономами  Морем
    Спокойствия.  Сочетания  отношений  избранных  на хорошо ранее изученной
    поверхности  Луны  плоскостей,  отражающих  поток "М", с движением Луны,
    Земли  и  небесной  пушки  должно было позволить поразить далекий город,
    наполненный людьми, гражданами советской страны.

    Привычная   для   владельцев  замка  обстановка  сегодня  была  особенно
    напряженной.  Головы  всех  участников  были  снабжены приспособлениями,
    защищающими  уши.  Хаггер  и  Макнилл  управляли  небесной  пушкой. Трое
    руководителей  концерна  смотрели на экран. Сегодня телескоп работал без
    помощи  "Люкса"  и  они  видели  искривленные,  острые,  тусклые  камни.
    Близилась  секунда,  когда  взаимное  положение Земли, пушки и Луны даст
    возможность послать "М" в цель. И вот время пришло.

    Последовательно  отдавая  приказы  клавишами,  убийцы  вызвали "М", и он
    ринулся.  Пушка  начала  едва ощутимо вибрировать. Массы самого тяжелого
    на   Земле   вещества   неотвратимо  проходили  трубы  и  подхватывались
    царапающими   магнитными   полями.  Атомы  растворяли  себя,  сливались,
    становились тем, что мы называем энергией, пронизывающей пространство.

    Вибрация  небесной  пушки  все  увеличивалась.  Камни  на  экране начали
    метаться.  Казалось,  что  Луна тряслась и что крупная зыбь поднялась на
    Море Спокойствия.

    Находившиеся  около  пушки  испытывали  ощущение  дальнего  звона  тысяч
    колоколов.  Раздирающий  звук  ввинчивался  в  кости  и  проникал в уши,
    преодолевая  защиту.  Люди  невольно  широко  открыли  рты.  Волосы сами
    встали  дыбом  и  в них, с треском, проскакивали искры. Токи пронизывали
    тела и одежда сделалась твердой.

    Но  каждый  испытывал  прилив  небывалой силы. Они, взъерошенные, летели
    вверх!  Туда, к этим недоступным скалам, не знающим человека. А от них -
    вниз,  раскрыв хищный клюв и растопырив кривые, коршунячьи когти, вниз -
    на  добычу! На свежую добычу. Впиться в тело, только что бывшее живым, и
    насладиться  властью! Ликовать и насладиться, ведь труп врага всегда так
    хорошо, так сладко пахнет!

    Теперь  вибрация  пушки  была  настолько частой, что на экране был виден
    только дрожащий, неразличимый туман.

    Хотя никто не мог его слышать, но Хаггер кричал:

    -  Все,  все!  Всех,  всех!  - В его руках была коса и он, косец смерти,
    косил  и  косил!  Сто  тысяч голов в секунду. Нет, ошибки быть не могло.
    Ведь мощность потока "М" была увеличена во много раз.

    Шла  уже  третья минута. Четвертая! Кто-то упал, не выдержав напряжения.
    Никто этого не заметил...

    В  конце  пятой  минуты вибрация небесной пушки прекратилась. И колокола
    умолкли. Сами собой! Нападение было окончено. Атака захлебнулась.

    Но  хищники,  сидевшие  возле  пушки,  не  могли  этого  понять. Тишина,
    наступившая  здесь,  пришла  для машин вне воли их владельцев, так как у
    этих  людей  уже  не  было  ни  воли, ни жизни. На экране ходили высокие
    волны. Море Спокойствия стало Морем Бури, но они не могли этого увидеть.

    Потом  пришла  смерть  и  для  материи. Сначала стали сжиматься металлы.
    Твердые  вещества  уплотнялись,  как  газ  под  давлением. Разрываясь на
    тысячи   частей,   небесная   пушка   разваливалась   тяжелыми  кусками.
    Уменьшался, рассыпался, исчезал стальной каркас - опора каменного черепа.

    Куски  пушки,  упавшие во дворе замка, делались все меньше и меньше, все
    тяжелее  и  тяжелее.  Они  уже продавливали камень и погружались в него,
    как  в  трясину.  За  умирающим  металлом  пришла  очередь  камня. Череп
    подземного  завода прорезали трещины. Не удерживаемые стальным каркасом,
    каменные  кости стали падать в хаос иссыхающего металла. Потом произошел
    стремительный  обвал.  А материя продолжала уменьшаться в объеме. Пустой
    возвышенности,  на  которой стоял старый Рейнский замок, больше не было.
    И по земле к Рейну побежала глубокая расщелина.
                                       2

    МЫ  живем  в  такую  эпоху,  когда  действие  и  образы опережают слова.
    Подумайте,  ведь стрела - это кусок оперенного дерева с железным острием
    -  оружие  давно  прошедших  лет и детская игрушка нашего времени. Но от
    слова  стрела произошло современное понятие - выстрел. И вот мы называем
    выстрелом  выбрасывание многотонного снаряда из двадцатиметрового ствола
    орудия  силой  сложнейших взрывчатых веществ, потрясающей тридцать тысяч
    тонн стального боевого корабля!

    Мы  называем  птицей  летчика,  опережающего  звук на своем самолете. Но
    ведь   между   ним   и  медленной  птицей  меньше  сходства,  чем  между
    автомобилем и телегой.

    Архимед  просил  дать  ему  точку  опоры,  обещая  поднять  Землю. Какой
    красноречивый  образ  нашел древний математик и механик для теоретически
    беспредельной  силы  рычага!  Но  как он ощущал это произведение силы на
    плечо,  как  осознавал момент космического усилия, выбивавшего из орбиты
    планету? Какими словами?

    На  заре  современной  науки  средневековые алхимики писали на титульных
    листах своих книг: "de omnire scibili et quibusdam alliis."

    Что  значило:  "о всем, доступном познанию, и о некоторых других вещах".
    Алхимики  называли  соединение  элементов брачным союзом, внося скромный
    образ  быта  в практику своих лабораторий. Они присутствовали при "браке
    Меркурия   и  Луны",  как  называлась  ими  ртутная  амальгама  серебра.
    Алхимики  искали образы в древней мифологии греков, награждали металлы и
    минералы  именами  планет  и богов, порой только пряча свою слабость под
    набором искаженных латинских слов.

    Мы  же  научились  иначе изображать жизнь материи и энергии. Передо мной
    довольно  распространенная  научная  книга. Ее страницы заполнены рядами
    цифр  и  букв,  латинских  и  греческих.  Как много выражают эти цифры и
    буквы  с  помощью  знаков  математических действий! Здесь даны не только
    объяснения  работы,  здесь решены задачи управления материей и энергией.
    И каждый знак больше, чем слово, он - понятие!

    А  слов  в  книге  мало.  Слова  служат  только дополнением. Изредка они
    прерывают длинные ряды формул. Вот мы находим:

    "Этой   формулой   и   выражается  связь  между  количеством  М  пара  и
    температурой  Т  при  изменении состояния смеси. Чтобы вычислить работу,
    поставим М в последнее уравнение".

    Вновь следуют страницы формул, изредка прерываемые словом: "Итак:"

    А вот встречаем:

    "Но  Форрингтон  предложил  принимать постоянное значение для плотности.
    При этом получим:"

    И новый ряд цифр оканчивается выводом:

    "Отсюда видна ошибка Форрингтона!"

    Эта  книга недавно издана моими друзьями Михаилом Андреевичем Степановым
    и  Алексеем  Федоровичем.  Авторы дали в ней с большой точностью сложные
    воздействия  тепловой  энергии в промышленных установках и новые способы
    управления.
                                    * * *

    Хотя  Федор  Александрович был уже здоров, но я не хотел его беспокоить.
    Я  встретился  с  молодыми.  Мы довольно долго беседовали втроем в малой
    аудитории   Экспериментального   Корпуса   Института   Энергии.   Михаил
    Андреевич  и  Алексей поделились со мной происходившим в те памятные дни
    в   районах   нашего   старого   горного   хребта  и  на  Красноставской
    Энергетической Станции Особого Назначения.

    Кончался  короткий  зимний  день.  В сумерках уже стали голубыми большие
    окна  аудитории и снег в глубине двора. Мы не включали ламп. Лунные лучи
    вошли  к  нам.  По залу передвигались медленные тени. Я смотрел на Луну.
    Михаил Андреевич тихо сказал:

    -  Они,  тогда,  должны были во много раз увеличить свою мощность. Мы на
    Красносгавской  сразу  это  поняли...  Ведь  выбрасываемая  ими  энергия
    должна  была встретить и в пространстве и на лунной поверхности наш щит.
    И  началось  необычайно бурное преобразование этого агрессивного потока.
    По  свойству, или, если хотите, по закону контакта, с источником, что мы
    считаем  характерным  для  избранных  ими способов использования ядерной
    энергии,  некоторая  часть  энергии как бы вернулась к своему источнику.
    Там  начало  происходить  массовое  изменение  зарядов  в  системе  тел,
    вращающихся   вокруг  ядер  атомов.  Возникла  цепная  ядерная  реакция.
    Изменение структуры атомов вызвало чрезвычайное уплотнение вещества...

    -  Мы  не  знали,  откуда они действовали, для нашего щита, это не имеет
    значения,  -  сказал Алексей Федорович, - мы поняли, где они находились,
    когда стали поступать сообщения о катастрофе в долине Рейна!

    - Но скажите, друзья мои, что же вы думаете обо всем этом?

    Михаил Андреевич встал. Я видел, как он пожал плечами.

    -  Я,  вернее сказать, мы считаем, что в их расчетах было немало ошибок.
    Некоторые  из нас сомневаются и в том, чтобы эффект воздействия на Земле
    путем  использования  Луны,  как  промежуточного поля, был бы достаточно
    сокрушителен.  Впрочем,  мнения  у  нас  по  этому  вопросу  расходятся,
    откровенно  говоря.  Главное  же  здесь  в  другом:  они  пошли  по пути
    увеличения  количества  плотности!  Вот  в  чем дело. Старая дорога. Эти
    люди  не  были вооружены, как мы, материалистической диалектикой. Решили
    они  механистически, грубо увеличивали количество. Качественной стороной
    явления  они  пренебрегли. Наш щит построен на законе равенства действия
    и противодействия, который был также ими не учтен.

    Михаил Андреевич подошел ко мне:

    -  Вы  помните  первые три года после конца Великой Отечественной войны?
    Атомный террор и так далее? А? Ну вот, теперь вы улыбаетесь!

    -  Наш  щит  замечательно  себя  вел!  Как  вы  находите? - спросил меня
    Алексей   Федорович,   -  а  вы  знаете,  о  чем  здесь  сейчас  кое-кто
    подумывает?  Воздействовать  на  нашего спутника! Так сказать, разбудить
    Луну! Пробудить ее энергию! А?

    Вопрос его был обращен к Степанову. Михаил Андреевич покачал головой:

    -  Да,  меня  порой  занимает  эта  мысль.  Но что это может дать людям?
    Сейчас  мы  заняты  другим.  Конечно, подобная проблема напрашивается и,
    через какое-то время...

    Наше молчание прервал звонок телефона. Алексей Федорович поднял трубку:

    - Да, это я, моя любимая... Я скоро вернусь . Ты хорошо себя чувствуешь?

    Мы  вышли  вместе  и  простились  на улице. Крепко морозило. Неугомонный
    город  играл под сурдинку свою неумолкающую симфонию. С дальнего вокзала
    донесся настойчивый крик паровоза, требующего путь.
                                       3

    В   НОЧЬ   гибели   замка  на  Рейне  все  астрономические  обсерватории
    восточного  полушария  прекратили  обычные  наблюдения  и направили свои
    телескопы  на  Луну.  Там,  в  Море Спокойствия, происходили необычайные
    явления.

    Каменная  пустыня  стала  действительно  морем.  По  нему ходили высокие
    волны, вскакивали смерчи, сталкивались, падали, вновь вставали.

    Буря  распространялась.  Она  поднялась  на  окружавшие Море Спокойствия
    горы,  закрыла  их,  перевалила  через лунные хребты и охватила соседние
    пустыни, носившие названия Морей Кризисов, Ясности и Плодородия.

    Невиданный  и  непонятный ураган бушевал на почти четвертой части лунной
    поверхности, обращенной к Земле.

    Астрономы  спорили  у  телескопов. Тысячи фотографов спешили увековечить
    происходящее. Кое-где на обсерваториях началась паника.

    На  четвертой  минуте  смерчи  слились.  Над  волнами  стал вытягиваться
    чудовищный   конус.   Он   поднялся  на  колоссальную  высоту  и  стоял,
    колеблясь,  окруженный  белым  сиянием,  около  трех минут. Явление было
    ясно  видно и невооруженным глазом. На восьмой минуте конус стал оседать
    и через двенадцать минут и семь секунд буря на Луне прекратилась.

    В  ближайшие трое суток Земля получала радиоволны, прервавшие нормальную
    связь.   Теллургические  токи  препятствовали  связи  и  по  проволокам.
    Магнитные бури затихли только в конце третьего месяца.

    После  бури орбита Луны несколько увеличилась. Минимальное расстояние от
    Земли  до  ее  спутника  теперь  составляет триста шестьдесят три тысячи
    километров,   а   максимальное  равно  четыремстам  шестнадцати  тысячам
    километров.   Земной   спутник   повернулся  на  пятнадцать  градусов  и
    пятнадцать  секунд  в  отношении  своей  оси.  Ныне  спектральный анализ
    говорит  о  том,  что  на  Луне  появилась разреженная смесь кислорода и
    азота, окружающая нашего спутника подобием земной атмосферы.

    Подвергшиеся  урагану  места лунной поверхности изменили свои очертания.
    Горные   хребты,  разделявшие  пустыни,  названные  земными  астрономами
    морями  рассыпались. Четыре лунных моря слились. Поверхность нового моря
    была   изборождена   высокими,   застывшими  волнами.  Земные  астрономы
    исправили   лунные   карты  и  назвали  новую  громадную  пустыню  Морем
    Сентябрьской Бури.

    В  ту  же  ночь Рейн на один час и двадцать минут обмелел в своем нижнем
    течении.  Русло реки обнажилось. Рыбы наполняли ямы и зарывались в ил, в
    поисках  спасения.  Пароходы,  буксиры,  катеры, баржи и лодки лежали на
    боку  на внезапно обсохшем дне реки и ждали. Они должны были ждать, пока
    Рейн  не наполнит глубокую пропасть, похоронившую возвышенность, где еще
    вчера  стоял  так прочно и непоколебимо один из самых красивых рыцарских
    замков, сохранившихся в Западной Европе со времен средних веков.
                                     ЭПИЛОГ

    В  ЧИСЛЕ  других, в вечер дня покушения на Федора  Александровича, был в
    старом  Корпусе Института Энергии молодой человек, начинающий скульптор,
    брат одного из преподавателей Института.

    Глубоко  потрясенный,  юноша  слушал  повесть,  прочитанную  по записям,
    начинавшимся   на   полу,  у  телефонного  аппарата  в  кабинете  Федора
    Александровича.  Простые,  понятные  знаки продолжали рассказ о человеке
    до  верхних  ступеней остатков широкой каменной лестницы, спускающейся в
    актовый зал.

    Тело  человека, написавшего своей кровью эту правдивую повесть, лежало в
    гробу.  Но  голова  была  закрыта.  Нельзя  было видеть того, что было в
    жизни  лицом  простого  русского  человека Степана Семеновича, одного из
    технических служителей Института.

    Молодой человек слышал, как между собой беседовали врачи. Кто-то сказал:

    -  Если  бы  я  не видел своими глазами, я не поверил бы! Ведь он не мог
    даже дышать!

    Врачи  говорили  о  раздробленном  позвоночнике,  об уничтоженной нижней
    челюсти,  о  разбитой  гортани  и о других необходимых для жизни органах
    человеческого  тела  Многоопытный  советский хирург, Семен Веньяминович,
    ответил своему коллеге:

    -  Мы  иногда  многого  не  знаем  о  пределах человеческой воли. Но мне
    доводилось быть свидетелем подобного...

    И  доктор Минц, точным языком специалиста, стал рассказывать о некоторых
    своих  наблюдениях  из  опыта Великой Отечественной войны. Он вспомнил о
    бойцах,  о солдатах, которые, будучи с точки зрения науки, мертвыми, еще
    сражались, переходя за предел смерти.

    Молодому  человеку  посчастливилось.  Он  достал  фотографию человека, о
    котором говорили.

    Начинающий   скульптор   пришел   ночью  в  пустую  мастерскую  и  долго
    подготавливал глину, думая о человеке - погибшем, но победившем смерть.

    Скульптор  не заметил рассвета, но когда взошло солнце и осветило глину,
    на него уже смотрел образ героя - Степана Семеновича.
                                    * * *

    ВОЙДИТЕ  в  актовый  зал  Института  Энергии.  На верху широкой каменной
    лестницы  стоит Степан Семенович. Он внимательно и строго смотрит на вас
    из  бронзы.  На  постаменте  вы прочтете две даты - день рождения и день
    смерти.

    Бронзовая  фигура героя - первая работа того самого скульптора, которого
    вы,  конечно,  знаете.  Его  произведения  пользуются  у нас заслуженной
    любовью, о нем говорят, что он понимает душу народа.

    В  доме  с  мезонином есть всеми любимый бюст Степана Семеновича. Мягкий
    белый  мрамор  нежнее звонкой плавленой бронзы, и здесь его лицо кажется
    очень добрым. Федор Александрович смотрит на него и говорит:

    - Я знал его таким!
                                    * * *

    ВЫ  спрашиваете,  а  что  же  дальше?  Я  вам  отвечу: - Дальше - другие
    истории.  А  сейчас  я слышу мерную поступь стальных легионов труда. Все
    наши  друзья  -  в  рядах!  Они  идут на указанных им народом местах. Их
    поступь  сильна  и  верна.  И  они никогда не устанут, потому что идут в
    ногу с народом. Пойдемте с ними!
                                     КОНЕЦ

    "Знание-сила, 1949, № 8 - 12, 1950 № 1- 4.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.