Владимир САВЧЕНКО
   Черные звезды


                              РЕТРОПРЕДИСЛОВИЕ

"Я   начал   писать   эту   повесть   в  1956  году,  студентом  Московского
энергетического;  окончил  в  1958-м,  молодым  инженером в Киеве. Она имела
успех::  массовые  издания,  переводы  на  пять языков (украинский, чешский,
словацкий,  сербский,  хорватский),  благожелательные  отклики  прессы; даже
премия какая-то досталась. Сделала мне имя.

Потом  пошли  другие  времена,  другие  интересы:  я  о ней забыл. Перечитал
только  недавно,  подбирая  состав  Избранных Произведений. Более с позиций:
что  здесь  надо  изменить  или  выбросить?.. И -- налетел на такое, что эти
деловые намерения сразу выветрило:

...между  написанием  "Черных  звезд" и чтением их в 1993 году случились две
крупнейшие  ядерные  катастрофы:  Тримайл-Айлендская  в  США  (1979)  и наша
Чернобыльская.  И  обе  они... не сказать: описаны, -- но вполне определенно
отражены  в  повести!  Одна  именно  в  Штатах  (хотя  я  был волен в выборе
страны), другая на Украине, на Днепре.

Что-то,  видимо,  есть  провидческое  в  работе  писателя-фантаста; даже без
мистики,  вытекающее просто из глубокого изучения темы. Ведь за 20-30 лет до
событий писалось.

Другой  глубинно  важный  момент повести: сама проблема Нейтрида -- ядерного
"изолятора",  также необходимого во всех атомных делах, как обычная изоляция
в  электротехнике.  "Да,  мы  думаем над таким материалом", - солидно кивали
физики  из  закрытых  НИИ,  писавшие отзывы на рукопись. Думают они и по сей
день  --  и  за  рубежом  тоже.  Между тем и помянутые катастрофы, и то, что
человечеству  несмотря  на  них  не  ответреться  от  использования  ядерной
энергии, показывает возросшую актуальность этой проблемы.

Вот  это  главное,  читатель. А то, что в повести окарикатурены американские
военные  и бизнесмены -- ерунда, отнеситесь спокойно. Как еще мог бы вывести
их  в 50-х я, молодой советский парень: я был убежден, что они такие и есть.
А  мы  хорошие. (Кстати, я до сих пор подозреваю, что мы все-таки хорошие --
только   невезучие).  Переделывать  же  в  духе  времени,  подстилаться  под
нынешних  "идеологов",  самоуниженно  возносящих  Запад и США, -- это не для
меня. Пусть остается как есть.

Так  что воспринимайте эту повесть и как фантастику, и actuality, и даже как
часть истории нашей -- всё вместе."





                             Владимир САВЧЕНКО

                               Черные звезды



Эксперимент является безжалостным и суровым судьей работы теоретиков. Этот
судья никогда не говорит о теории "да", в лучшем случае говорит "может
быть", а наиболее часто заявляет "нет". Если эксперимент согласуется с
теорией, то для последней это означает "может быть"; если согласие
отсутствует, то это значит "нет".

                                                            Альберт Эйнштейн





                                   ПРОЛОГ



                          НАБЛЮДЕНИЯ С. Г. ДРОЗДА

Рассвет  угадывался  лишь  по  тускнеющим звездам да по слабому, похожему на
случайный  сквознячок  ветерку.  На  юго-западе,  за деревьями, гасло зарево
зашедшей  луны.  В  саду,  где  стояли павильоны Полтавской гравиметрической
обсерватории,  было  тихо  и сонно. Степан Георгиевич Дрозд, младший научный
сотрудник  обсерватории,  человек  уже  в  летах,  даже  задремал на крыльце
своего павильона.

Сыроватый  предрассветный  ветерок  смахнул дремоту. Степан Георгиевич зябко
повел  плечами, закурил и посмотрел на часы. Сегодня ему предстояло измерить
точную  широту  обсерватории  -  это  было  необходимо для изучения годичных
качаний земной оси, которыми Степан Георгиевич занимался уже три года.

Зенит-телескоп  был  приготовлен  и  направлен в ту точку темно-синего неба,
где  под  утро,  в  6 часов 51 минуту, должна появиться маленькая, невидимая
простым  глазом звездочка из созвездия Андромеды; по ее положению измерялось
угловое  отклонение широты. До урочного часа оставалось еще двадцать минут -
можно было не спеша покурить, поразмышлять.

Павильон  отстроили  недавно - большой, настоящий астрономический павильон с
каменными  стенами  и  раздвижной  вращающейся  крышей.  До этого наблюдения
проводились  в  двух  дощатых  павильонах,  похожих  на  ларьки  для  мелкой
торговли.  Молодые  сотрудники так и называли их пренебрежительно: "ларьки".
Степан  Георгиевич  посмотрел  в  ту  сторону,  где  среди  деревьев  смутно
виднелись  силуэты  "ларьков".  Да,  работать в них было плоховато, особенно
зимой:  продуваются  насквозь!  Да  и  рефракторы  в  них  стоят  маленькие,
слабосильные... Не то, что этот.

Степан  Георгиевич  был  склонен  гордиться новым мощным телескопом: ведь он
почти  целый  год  сам  собирал, рассчитывал и заказывал линзы. "Конечно, не
как  в  Пулково,  всего  двухсоткратное  увеличение,  но для наших измерений
больше и не нужно. Зато не искажает".

Уже  рассветало.  На  востоке  серело  небо;  силуэтом,  еще  не приобретшим
дневные  краски,  стояло двухэтажное, в восточном стиле здание обсерватории;
в  саду  и  дальше,  вдоль  опускающейся  в  город булыжной мостовой, плавал
прозрачный  туман.  Дрозд поглядел на часы: 6 часов 45 минут. Пора начинать.
Он потер озябшие руки и вошел в павильон.

Несмотря  на рассвет, небольшой круг неба в объективе телескопа был таким же
черным,  как и ночью. Заветная звездочка голубой точкой медленно подбиралась
слева к перекрестию окуляра, к зениту.

Степан  Георгиевич,  приложившийся к окуляру только так, порядка ради, хотел
было  уже  отвести  глаза,  но  внезапно  через объектив быстро промелькнуло
что-то  темное,  продолговатое.  Оно  заслонило  звездочку и исчезло. Степан
Георгиевич  не  сразу  сообразил. Птица? Померещилось напряженным глазам? Но
звездочки  в  окуляре  больше не было, ее заслонил размытый светящийся след.
"Метеор? Но почему же он не светился?"

Раздумье  заняло  несколько  мгновений.  Степан  Георгиевич  поднял голову и
увидел  в  меридиональной  щели  купола  тонкий  светящийся  в небе след; он
наращивался  к  северу  и медленно угасал к югу. Такой след бывает у больших
метеоров,  но  в голове этого следа не было ярко светящегося метеора. "С юга
на  север,  по  меридиану",  - быстро определил Дрозд и включил мотор. Труба
телескопа стала быстро поворачиваться.

Руки  действовали умело и привычно; когда объектив телескопа дошел до хвоста
следа,  руки  быстро выключили мотор и начали крутить рукоятку ручной подачи
вдогонку  за  следом.  Небо  уже  посветлело, и Дрозд смог рассмотреть снова
вплывшее  в  объектив  темное продолговатое тело. Было трудно координировать
движения:  ведь перевернутое изображение тела в окуляре телескопа неслось не
в   ту   сторону,   куда  двигалась  труба.  Вот  труба  дошла  до  упора  и
остановилась. Тело исчезло...

Степан  Георгиевич  был немолодой рядовой сотрудник рядовой обсерватории. Он
давно,  еще  до  окончания  университета, убедился, что в астрономии гораздо
больше  черновой  работы  -  ремонтной и вычислительной, - чем наблюдений, и
несравненно   больше   наблюдений,  чем  открытий.  Он  имел  неподалеку  от
обсерватории  домик, сад, семью, не любил выпячиваться впереди других и даже
в  глубине  души  был  уверен, что, хотя он и астроном, звезд с неба хватать
ему не суждено.

Поэтому  сейчас  это  неожиданное наблюдение ошеломило и взбудоражило его до
сердцебиения.   Механически  поворачивая  рукоятку  обратно,  чтобы  вернуть
телескоп  в  зенитное  положение,  по  привычке  приглаживая свободной рукой
редкие  волосы  на  макушке, Степан Георгиевич напряженно размышлял: "Что бы
это  могло быть? Тело не собиралось падать, не было раскалено, хотя летело с
огромной    скоростью   -   воздух   светился...   Спутники   Международного
геофизического  года? Но ведь они уже давно отлетали свое, упали в атмосферу
и сгорели. Да и были они совсем не той формы".

Рассвело.  Все  вокруг  приобретало  живой,  дневной цвет. До восхода солнца
осталось  не  более получаса. Через открытую дверь павильона был виден склон
холма,  на  котором  стояла  обсерватория.  Улица  -  по  ней проехал первый
велосипедист. Фонари на столбах горели, ничего не освещая. Город просыпался.

Степан  Георгиевич посмотрел на часы: "Ого! Ровно 6.48, пропускаю зенит". Он
довел  трубу  телескопа  до  вертикальных рисок на угломере, приложил глаз к
окуляру,   ища  звездочку.  И...  увидел  уходящее  из  объектива  такое  же
продолговатое   тело!  Теперь  оно  блеснуло  ярким  отсветом  еще  скрытого
горизонтом  солнца и исчезло. Опять? Второе?!. Может быть, даже не второе, и
он  прозевал  несколько  таких?  Дрозд резко закрутил рукоятку и снова повел
телескоп вдогонку за непонятным метеором.

Теперь  он был подготовлен и быстрее смог поймать тело в объектив. Оно также
шло  с  юга  на  север  над  меридиональной щелью павильона и имело такую же
снарядообразную   форму,   как   и  первое.  Больше  Дрозд  ничего  не  смог
рассмотреть:  тело  быстро  ушло  за пределы наблюдаемого в телескоп участка
неба.

Степан  Георгиевич  выскочил  из  павильона  и  посмотрел  на  север. Он был
дальнозорким  и  далекие  предметы  различал  хорошо,  но ничего не увидел в
розовеющем небе, кроме самых ярких звезд. Мелкие уже погасли.

"Что  же это такое? Ведь тела шли явно в атмосфере..." Ему стало не по себе.
Не  раздумывая  больше,  он  бросился в обсерваторию, в кабинет директора, к
телефону.

Коммутатор долго не отзывался. "3аснули, черти, что ли?!"

- Алло! Алло!..

Наконец в трубке щелкнуло, и сонный женский голос отозвался:

- Коммутатор слушает.

-  Соедините  меня  с  телеграфом...  Телеграф?..  Говорят  из обсерватории.
Примите  молнию:  "Пулково.  Обсерватория... наблюдал в 6.45 и 6.48 два тела
снарядообразной   формы   запятая   пересекли  созвездие  Андромеды  точка".
Записали?..  "Траектория по меридиану с юга на север точка Научный сотрудник
Полтавской   гравиметрической   обсерватории  Дрозд".  Такую  же  телеграмму
отправьте  в  Харьков,  в  обсерваторию Харьковского госуниверситета. Что?..
Да, тоже молнией.

Степан  Георгиевич посмотрел на часы - было ровно семь часов утра. Время для
измерений  широты  безвозвратно  утеряно! Впервые за многие годы он при всех
благоприятных условиях не провел наблюдений...





За  несколько  минут  до  этого, а именно в 6 часов 43 минуты, радиолокаторы
службы  наблюдения за воздухом Черноморского побережья засекли перелет с юга
на  территорию  СССР  двух  баллистических ракет. Незадолго до этой ночи над
советским   Черноморьем   произошел   один  из  тех  случаев  международного
воздушного  пиратства,  после которого заинтересованные державы обмениваются
нотами,  а  на  место происшествия выезжают комиссии из центра. Над Крымом и
южными  областями  Украины на предельной высоте появился неизвестный самолет
и   улетел  обратно.  Его  обнаружили  с  большим  опозданием  и  не  смогли
приземлить.  После  этого  неприятного события служба наблюдения за воздухом
работала особенно отчетливо и бдительно.

И вот - новый инцидент.

Локаторы  не  дают  изображений.  Поэтому  естественно,  что всплески линии,
вычерчиваемой  электронным  пучком  на  экранах  локатора, были расшифрованы
именно как баллистические ракеты.

Они  шли  на  большой высоте - около 100 километров - и с такой колоссальной
скоростью,  что  ее  даже  на  удалось  определить.  Через  три  минуты была
зафиксирована вторая ракета...

Любопытно  отметить,  что  Крымская  обсерватория,  находящаяся  примерно на
одной  долготе  с  Полтавой  и  имеющая  гораздо  более мощные телескопы, не
наблюдала  полета  этих  тел.  8то  говорит о том, что в удачных наблюдениях
Степана  Георгиевича  Дрозда  огромную  роль сыграла случайность: ему просто
повезло.  Но  если  вспомнить, что на земном шаре очень много обсерваторий и
что  наблюдение за небом ведется непрерывно, то станет ясно, что на этот раз
случайность  была  проявлением  закономерности:  кто-то  должен  был  первым
заметить эти тела, и Дрозд их заметил.

Сообщения  Степана  Георгиевича и радиограммы черноморских постов воздушного
наблюдения  пошли  разными  путями,  в  разные  адреса, но произвели сходное
впечатление.  За  первым  сообщением  последовали  другие,  с более северных
постов  наблюдения;  они будто редким пунктиром отмечали стремительный полет
ракет с юга на север.

Не   снижая   высоты,  таинственные  ракеты  пролетели  над  Калинином,  над
Ладожским  озером,  над  Карелией;  их  траектория  заметно  искривлялась  к
западу.  Над  Печенгой  они  покинули  территорию  СССР  и ушли к норвежским
островам Шпицберген.

Их полет от границ до границ длился шесть с небольшим минут.

Телеграмма  Дрозда  была  передана  в  Харьков, в Пулково, в астрономический
центр  Академии  наук,  во  все  обсерватории  Советского  Союза  и  мира. В
необычное  время,  когда  в  Восточном  полушарии  начинался день, астрономы
Европы,  Азии,  Африки,  Австралии  принялись  обшаривать небо рефракторами,
рефлекторами, радиотелескопами.

Неизвестные  тела  не исчезли. Через час после сообщения Степана Георгиевича
они  были  замечены  наблюдателями Кейптаунской обсерватории в Южной Африке,
еще через двадцать минут их засекли над Магдебургом...





                                  ТРЕВОГА

В Европе начиналось утро.

Многие  газеты  Парижа, Лондона, Рима задержали свои утренние выпуски, чтобы
опубликовать  полученные  в последний час сообщения о неизвестных спутниках,
появившихся  над Землей в эту ночь. Собственно, новость не была настолько уж
потрясающей:  не  первый  раз  над  планетой  кружат  во  всех  направлениях
различимые   в   бинокль   и   простым  глазом  спутники  для  геофизических
наблюдений.  Необычным  было,  пожалуй, лишь то, что эти новые, таинственные
спутники,  двигавшиеся  в стратосфере, пока ни в какой степени не накалялись
от трения о воздух.

Однако  это  могло  показаться  важным  лишь для ученых. Журналисты западной
прессы  -  люди,  которым  бойкое  воображение  успешно  заменяет недостаток
знаний, - создали сенсацию по своему разумению:

                  "КОСМИЧЕСКИЕ КОРАБЛИ КРУЖАТ НАД ЗЕМЛЕЙ!"

                     "МАРСИАНЕ ИЩУТ МЕСТО ДЛЯ ПОСАДКИ!"

"СПУТНИКИ-СНАРЯДЫ! НЕУЖЕЛИ В НИХ МАРСИАНСКИЕ МИШЕЛЬ АРДАН, КАПИТАН НИКОЛЬ И
                                 БАРБИКЕН?"

                     "ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ ИЗ МИРОВЫХ ГЛУБИН!"

                      "ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, ЖУКОГЛАЗЫЕ!"

 "ИХ УЖЕ МОЖНО РАЗЛИЧИТЬ В БИНОКЛЬ! ПРИОБРЕТАЙТЕ ШЕСТНАДЦАТИКРАТНЫЕ БИНОКЛИ
                                  ЦЕЙСА!"

В  этот  день  большинство  людей  только  и  делали,  что  смотрели в небо.
Оптические  магазины распродали все свои товары, даже очки с увеличительными
стеклами.

Энтузиасты  разбирали  объективы  фотоаппаратов и мастерили из них подзорные
трубы.  Никто  ничего  толком  не  знал,  кроме  газетчиков, разумеется. Они
осаждали  обсерватории,  выводя  из  себя  привыкших  к спокойной обстановке
астрономов и астрофизиков непрерывными интервью.

"Конечно  же,  это  космические  корабли!  -  опубликовали  газеты  крупными
буквами  заявление  известного  астронома  Рэдли.  - Разве хоть одна держава
мира  удержалась  бы,  чтобы  не  заявить,  что  именно  она  запустила  эти
спутники?"

За   день  черные  звезды  были  замечены  последовательно  над  Барселоной,
Лондоном,  Калифорнией,  Средней  Азией,  Александрией, Польшей. Мельбурном,
Новой  Гвинеей,  Алма-Атой  и  так далее. Выяснилось, что спутники все время
сносятся  к  западу,  отставая  от  вращения  Земли;  в  этом нашли еще одно
подтверждение космического происхождения тел.

О  каждом  наблюдении  публиковались сообщения в экстренных выпусках газет и
радио.  Сотни  телеграмм с точным указанием времени и координат отсылались в
крупные  астрономические  центры:  в  Гринвич,  в  Пулково, в Калифорнийскую
обсерваторию Паломар. Там они систематизировались.

В  Европе к вечеру картина начала выясняться. Газеты опубликовали фотографии
спутников,  полученные в Мексике специальным телескопом, предназначенным для
наблюдения     метеоров.    Снимки,    переданные    фототелеграфом,    были
невыразительны,  однако  на  них  на темно-сером (цвета газетных клише) фоне
различались   более   темные   снарядообразные   силуэты;  за  ними  тянулся
светящийся  шлейф.  Размеры  спутников, установленные разными наблюдателями,
примерно  совпадали:  1,5  -  2  метра  в  длину  и  не  более  0,5  метра в
поперечнике.  "Соображение о том, что в снарядах находятся живые существа, -
писала  одна  газета, - придется отставить. Или предположить, что марсиане -
существа размером с лягушку".

Скорость  спутников  составляла 8,1 километра в секунду для первого спутника
и на 50 метров в секунду меньше для второго, который постепенно отставал.

Траектория  их  полета  была  сильно искривлена и не проходила через полюсы.
Снижения спутников не заметил никто из наблюдателей пяти континентов.

Последняя  новость,  сообщенная из Пулково, уже не попала в вечерние газеты,
ее передало ночное радио:

"...  Совокупность  данных  о  полете  неизвестных  тел позволила определить
период  и  траекторию  их обращения. Это, в свою очередь, помогло рассчитать
массу   тел.   Она   оказалась   одинаковой   у  обоих  спутников  и  равной
приблизительно  450  тоннам (при размере 1,5-2 метра в длину!). Эти величины
в  сто  с  лишним раз превышают массу самых крупных спутников, запущенных во
время  Международного  геофизического  года. Непостижимым является тот факт,
что  средний  удельный вес материалов, из которых состоят эти тела, примерно
равен  1300  граммам  на  кубический сантиметр: в сотни раз больше плотности
самых  тяжелых  металлов!  Такое  соотношение массы и объема делает понятным
факт  незначительного торможения тел об атмосферу и их огромную кинетическую
энергию.

Сам же факт необычайной плотности тел еще ждет своего объяснения".





Это  было время, когда воображение людей, взбудораженное запусками спутников
Земли  и первыми полетами советских исследовательских ракет на Луну и вокруг
Луны,  еще  не  успокоилось и они готовы были поверить всему. Тысячи страниц
фантастических  романов,  сотни  гипотез  о внеземной жизни не сделали того,
что  сделал  этот  прыжок в Космос. Горизонты расширились. Вокруг Земли есть
пространство,  в  нем  есть  движение,  в  нем  может быть жизнь - это стало
понятно всем.

Поэтому  появление  над  планетой двух снарядообразных тел и все связанные с
ними  полунаучные предположения были восприняты чуть ли не как должное, само
собой  разумеющееся.  Если  мы,  люди  Земли,  собираемся  совершить  первое
космическое  путешествие, то почему бы кто-то из других миров не прилетел на
Землю?  Сообщение  о  небывало  большой  плотности  тел  еще раз подтвердило
предположение об их неземном происхождении.

Газеты   публиковали  расписание  движения  спутников-снарядов  на  два  дня
вперед,  оговаривая  в  конце  сообщений: "...если спутники не приземлятся в
этот      период".     Десятки     тысяч     астрономов-профессионалов     и
астрономов-любителей  следили за движением неизвестных тел, готовясь первыми
сообщить   о   сознательном  отклонении  их  от  баллистической  траектории.
Радиолюбители  всего  мира  дежурили  у  приемников,  пытаясь на всех волнах
поймать  радиосигналы  со  спутников.  Все ждали, когда эти "вестники других
миров" - пусть даже без живых существ - приземлятся...

Однако  третий  день  принес  сообщение,  которое сразу изменило направление
мыслей и настроение во всем мире:

                "ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ ИМЕЮТ ЗЕМНОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ!"

 "АНГЛИЙСКИЕ МАТЕМАТИКИ ДОКТОР БЛЕККЕТ И ДОКТОР РАМСЕЙ С ФОРМУЛАМИ В РУКАХ
               ДОКАЗЫВАЮТ, ЧТО СПУТНИКИ ПРИЛЕТЕЛИ НИОТКУДА".

Газеты напечатали портреты двух ученых из Оксфорда и их статью.

"Нас  в  первый  же  день  смутило  несоответствие орбиты спутников плоскому
эллипсу,  -  писали  они.  -  Дело  в  том,  что  если бы эти тела пришли из
Космоса,  то  вращение  Земли  не сказалось бы на их движении. Грубо говоря,
для  них  было бы все равно: вращается Земля или не вращается. Они кружились
бы вокруг планеты строго в одной плоскости относительно неподвижных звезд.

Для  обобщения  нам  не  хватало данных о траектории спутников в приполярных
областях  Земли.  Вчера вечером, когда эти данные были любезно предоставлены
нам  русскими  наблюдателями, картина стала ясной: орбита вращения спутников
не  является  плоской.  Она  искривлена  в пространстве и все время проходит
через  различные точки околоземного пространства. Если угодно, каждый оборот
неизвестного   тела  напоминает  вращение  велосипедного  колеса  с  большой
восьмеркой,  то есть примерно такую же траекторию, какую описывают спутники,
запущенные с Земли.

Если  бы  мы  имели  возможность  посмотреть  на нашу планету со стороны, то
увидели  бы  приблизительно  следующую  картину:  в  пространстве  вращается
огромный  земной  шар,  а  вокруг  него  описывают  замысловатые  петли  два
маленьких  черных  тела. Эти петли - траектории спутников, - образно говоря,
наматываются  на  планету, как нитки на шпульку, не задевая оси Земли. Можно
легко заметить, что смещение этих петель связано с вращением Земли.

Что  это  значит?  Несложный  анализ  показал нам, что на спутники действует
Кориолисова  сила.  Та  самая  Кориолисова  сила,  которая у нас, в Северном
полушарии,  подмывает  правый  берег  рек, сильнее изнашивает правый рельс и
помогает  лекторам  доказывать  вращение  Земли;  та  сила, которая сдвигала
траектории  спутников  МГГ, запущенных не по параллели. Эта Кориолисова сила
действует  на  все  тела,  сохранившие  инерцию земного вращения, то есть на
тела   земного   происхождения.   Величина   ее   существенно   зависит   от
географической  широты  местности:  на  разных широтах она придает спутникам
различные  смещения  по  параллели. Это и приводит к искривлению их орбиты в
пространстве.

Таким   образом,   мы   утверждаем  -  и  каждый,  обладающий  элементарными
познаниями  в  механике и математике, может нас проверить, - что и эти вновь
открытые  так  называемые  космические  спутники,  прежде  чем  подняться  в
стратосферу,  находились на Земле; что они запущены с Земли в меридиональном
направлении и, вероятнее всего, из приэкваториальных широт..."

Последовало  редчайшее  в  истории  печати  событие:  все  газеты  поместили
чертежи  и выкладки Блеккета и Рамсея. Выкладки были обстоятельны, логичны и
недвусмысленны:  они  показывали,  что траектория "черных звезд" есть не что
иное,  как  баллистическая кривая снарядов, выброшенных в атмосферу каким-то
земным устройством со скоростью 8 километров в секунду.

"Человечество  проникается тревогой, - писала английская либеральная газета.
-  Если  о  марсианах, в существовании которых несколько дней назад никто не
сомневался,  а  теперь никто не верит, мы не имеем оснований думать скверно,
то  от  жителей Земли во второй половине XX века можно ожидать всего... Если
спутники  запущены с Земли (а это неопровержимо доказано), то почему ни одна
держава  не  спешит  объявить  об этом большом событии? Почему мир не знал о
материалах  такой огромной плотности, как в этих спутниках? Почему они имеют
форму  снаряда  крупного  калибра? И еще множество "почему"... В наше время,
когда,  к  сожалению, творческие усилия многих научных учреждений направлены
на  тайное  создание  средств  уничтожения,  когда  ядерное и баллистическое
оружие  достигло  такой  мощи, что становится трудно отличить, где кончается
военное   испытание  и  начинается  военное  нападение,  -  жить  становится
тревожно".

Жить  в  самом  деле  стало  тревожно.  Газеты сообщили, что в армиях многих
государств  отданы  приказы  боевой готовности. Державы обменивались нотами,
полными неопределенных угроз.

И,  наконец,  в течение одного дня по планете распространилось то, что позже
журналисты  назвали  "цепной  реакцией  подозрительности  и  напряженности".
Неизвестно,  кто  первый  выпустил эту сенсацию, но ни одна западная газета,
ни  одна  радио-  и  телевизионная  компания не оказались в хвосте у других.
Черными буквами заголовков грянуло сообщение:



                 НАД ЗЕМНЫМ ШАРОМ КРУЖАТ АТОМНЫЕ СНАРЯДЫ!!!

Во  многих странах оно произвело такое действие, будто снаряды уже упали там
и взорвались...

Снаряды  можно  было видеть уже не только при восходе или на закате солнца -
радиолокационные  измерения  показали, что они снизились до 70 километров. В
ясном  небе невооруженным глазом можно было увидеть маленькие черные пульки.
Они  прочерчивали  небо,  как  реактивные  самолеты;  днем за ними оставался
сине-голубой  след  раскаленного  воздуха,  ночью - тонкая серебристая нить,
которая медленно таяла.

Сами   снаряды   по-прежнему  оставались  темными.  Предположение,  что  они
раскалятся от трения о воздух и сгорят, не оправдалось.

За  сутки  они  дважды  облетали  все  материки  Земли,  как бы предоставляя
возможность еще раз посмотреть на них.

Ученые  предполагали,  что снаряды упадут в Северном полушарии: именно здесь
был  перигей  спутников  и  здесь  они сильнее всего тормозились атмосферой.
Северная,  наиболее  населенная  часть  Земли...  По расчетам, первый снаряд
должен  упасть  через  две  или три недели, когда его скорость уменьшится до
7,8 километра в секунду.











                                ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

                      ДНЕВНИК ИНЖЕНЕРА Н. Н. САМОЙЛОВА



Наблюдения   астрономов,   равно  как  и  сенсационные  газетные  сообщения,
отражают  только  внешние эпизоды этой истории. К сожалению, не все события,
связанные  с ней, могут быть описаны полно; часть сведений вместе со многими
очевидцами  погибла  в пыли двух атомных взрывов, часть еще надежно хранится
за семью замками секретности.

Достаточно  связное,  но  неполное  изложение  этих  событий  можно  найти в
дневнике  тех лет Николая Николаевича Самойлова, ныне крупного специалиста в
области  ядерной  техники, а тогда молодого инженера, только что окончившего
институт.  Вот эти тетради, исписанные неровным почерком человека молодого и
увлекающегося.



                               БУДЕМ ЗНАКОМЫ

"Без  даты.  Дневники  обычно  начинают  в  приступе  любви и кончают, когда
любовь  проходит.  Размякшие  молодые  люди  неискренне  кривляются  в  этом
"зеркале   чувств",   преувеличенно  и  неумело  описывают  свои  радости  и
"жестокие"  переживания...  Хватит  с  меня  одного такого дневника... Пусть
второй будет иным.

Пусть  это будет дневник инженера, потому что уже три недели, как я инженер.
И  пусть  он  повествует  о  моей  работе инженера-исследователя. Я еще мало
занимался  исследовательской  работой,  но  все-таки  представляю, что в ней
могут  возникать чувства, не менее сложные, чем вызванные любовью к женщине.
"Любовь  к  науке,  - когда-то сказал в своей вводной лекции по общей физике
Александр  Александрович  Тураев,  ныне  академик и директор того института,
куда я направлен, - это любовь, которой не изменяют". Пусть будет так!



15  апреля.  Сегодня  все  в  последний раз: в последний раз запереть пустую
комнату   студенческого   общежития,  сдать  внизу  ключ  вахтеру,  выйти  в
последний   раз   из   студгородка...   Студенчество   кончилось!   Все  уже
разъехались.  Я последний. Да еще Яшка Якин. Он направлен туда же, куда и я,
в  научно-исследовательский  институт  на  Украину.  И  нас  обоих задержало
оформление документов.

До  отъезда  еще  часа  полтора, можно не спешить. Вечер, хороший апрельский
вечер  в студгородке. Напротив, в большом корпусе электриков, за освещенными
окнами  обычным  порядком  идет  многоэтажная  студенческая  жизнь. На пятом
этаже  какой-то  первокурсник  склонился  над  чертежной  доской. В соседнюю
форточку   выставили   динамик  мощной  радиолы,  и  воздух  содрогается  от
хрипловатых  звуков  джаза.  Этажом  ниже  четверо  "забивают  козла". Внизу
энтузиасты  доигрывают  в  волейбол  при  свете фонаря. Смех, удары по мячу;
через  недельку  коменданту  придется  заново стеклить несколько окон... Все
идет своим порядком, но я уже лишний в этом движении.

Грустно  уезжать,  и  все-таки  славно.  Последние дни не покидает ощущение,
будто  впереди  меня  ждет  что-то необыкновенное и очень хорошее. Например,
начну  работать  и  сделаю  какое-нибудь  открытие.  Какое?  Неважно.... Или
встретится  там,  в  новой  жизни, необыкновенная женщина - "та самая", и мы
полюбим друг друга... Впрочем - стоп! - о женщинах договорились не писать.

Ого!  Уже девять. Пора собираться. Итак, прощай, Москва! Прощай, город моего
студенчества! Я уезжаю...



20  апреля.  Приехали.  Город  называется  Днепровск,  и  примечателен он, в
основном,   тем,  что  расположен  на  Днепре.  Днепр  здесь  великолепен  -
полуторакилометровой    ширины,    с    двухэтажными   мостами,   маленькими
пароходиками  и  желто-зелеными  островками.  Город  весь  в  полупрозрачной
апрельской  зелени;  вывески  на непривычном украинском языке; необыкновенно
безлюдные после Москвы улицы.

Устроились  мы  с  Яшкой  в  общежитии и вчера пошли оформляться в институт.
Волновались, конечно, и даже Яшка, против обыкновения, не острил.

Спустились  к  реке,  прошли  огромный  парк и за ним увидели величественное
восьмиэтажное  здание,  целиком  из  стекла  и  стали;  оно  было  похоже на
гигантский  аквариум.  Рядом  стояли  дома  поменьше.  Было утро, и передняя
стена  "аквариума"  блестела отраженными солнечными лучами. Высокая чугунная
ограда,     ворота     и    по    правую    сторону    золоченая    вывеска:
"Научно-исследовательский институт", а слева такая же по-украински.

В  канцелярии  нам  сообщили,  что  мы  назначены в семнадцатую лабораторию.
Однако  в  самую  лабораторию  нас  еще  не пустили - не оформлены пропуска.
Бдительный  начальник  отдела кадров даже уклонился от ответа на наш вопрос:
чем  же  занимаются  в  этой  лаборатории?  "Не  пожалеете, ребята! По вашей
специальности". Ну-ну...



29  апреля.  Итак,  две  недели в Днепровске и одна неделя работы. Суммируем
впечатления.

Работаем в семнадцатой лаборатории, которую нам дали, как кота в мешке.

"Похоже,  что  вместо кота в мешке тигр", - сказал Яшка, и правильно сказал.
Она  скорее  похожа  на  паровозное  депо,  чем  на  то, что обычно называют
лабораторией.  Огромный  двухэтажный  зал, занимающий основание левого крыла
стеклянного  корпуса;  одна стена стеклянная (ее, впрочем, обычно завешивают
глухими шторами) и три стены из белого кафеля.

Из   конца   в  конец  зала  расположены  устройства:  пятиметровой  толщины
ребристые  трубы из вакуумированного бетона, оплетенные стальными лесенками,
толстыми,  жилами кабелей. В середине зала почти до потолка поднялась глухая
стена  из  бетона  и  свинца.  За  ней  главная  камера.  Внизу  возле стены
лоснящийся  лакированным  металлом  полукруг пульта управления с несколькими
экранами, множеством приборов и ручек. Все это называется мезонатором.

Мезонатор   не  простой  ускоритель  ядерных  частиц  вроде  циклотрона  или
бетатрона,  он  сложнее и интереснее. В нем с помощью огромных электрических
и  магнитных  полей  получаются  целые  потоки  короткоживущих частиц, самых
важных  и интересных частиц в ядре - мезонов. Тех самых мезонов, которые, по
нынешним  представлениям,  являются "электронами ядра", которые осуществляют
огромные   силы   внутриядерного   взаимодействия,  заставляют  ядра  атомов
тяжелого  водорода  слиться  в  ядра  гелия  при  термоядерном взрыве. Самые
интересные  открытия,  идеи  и  гипотезы  в  ядерной физике сейчас связаны с
мезонами. И мы тоже будем заниматься мезонными исследованиями!

Девять  десятых всего остального оборудования обслуживают мезонатор. Батареи
мощных  вакуум-насосов  ("Лучший  вакуум  в  стране делаем мы!" - похвалился
вчера  Сердюк);  электронный  оператор-шкаф  с  тысячами радиоламп и сотнями
реле  -  он установлен возле пульта и держит нужный режим работы мезонатора;
высоковольтные  трансформаторы,  подающие  напряжение  к  ускорителям, - они
утыканы  полуметровыми фарфоровыми изоляторами, и между их концами все время
шипит  тлеющий  разряд...  Здесь  же  "горячие"  бетонные  камеры, в которых
действуют   управляемые   извне  манипуляторы,  электронный  микроскоп,  все
приспособления   для   химического   микроанализа,   -  словом,  лаборатория
оборудована по последнему слову экспериментальной техники.

Мы  с  Якиным пока находимся в положении экскурсантов: ходим по лаборатории,
смотрим,  читаем отчеты о прежних опытах, знакомимся с описанием мезонатора,
инструкциями  по  радиоактивному  и  химическому анализу и так далее, потому
что,  как  выяснилось  в первом же нашем разговоре с Голубом, знаем мы ровно
столько,  сколько  полагается  молодым  специалистам, то есть понемножку обо
всем. А здесь требуется знать все о немногом.

Правда,  у  Голуба хватило деликатности не тыкать нас носом в наше незнание,
однако и у меня и у Якина после первого разговора с ним горели щеки.

Следует немного написать о людях лаборатории.

1.  Иван Гаврилович Голуб - наш начальник, доктор физико-математических наук
и,  насколько  я  понял,  автор  основных  идей,  из  которых  возник проект
мезонатора.  Ему лег пятьдесят с небольшим. Низенький (сравнительно со мной,
конечно),  толстоватый;  лысина.  С  венчиком седых волос, которые торчат на
его   голове   и   образуют   нечто  вроде  нимба;  короткий,  толстый  нос,
перерезанный  пополам  дужкой очков. Словом, внешность заурядная, и, если бы
я  не  встречал  имя  Голуба  во многих книгах по ядру, пожалуй, позволил бы
себе отнестись к нему несерьезно.

"Приставайте  ко мне с разными вопросами, не стесняйтесь, - сказал он нам. -
Лучше  задать  несколько  глупых  вопросов,  чем  не  получить ответ на один
умный..."  М-да...  Особым  тактом  он,  видно,  не  отличается, раз заранее
определил  большинство  наших  вопросов,  как  глупые.  "Приставать"  к нему
что-то  не  хочется. Да и вообще, с ним мы чувствуем себя как-то неловко: он
большой ученый, а мы "зеленые инженерики"...

До  обеда  он  обычно  сидит  за  своим  столом возле оконной стены, что-то,
насупившись,  пишет, считает или читает и изредка сердито пускает папиросный
дым.  Мы  с  Яшкой  избегаем  попадаться  ему  на  глаза.  После  обеда Иван
Гаврилович  уезжает  в  здешний  университет  читать лекции, и в лаборатории
становится вольнее.

2.  Алексей  Осипович  Сердюк  -  инженер,  помощник  Голуба.  Он  тоже  наш
начальник,   но   начальством   себя  не  чувствует  и  ведет  себя  с  нами
по-простецки.  Он хохол из хохлов. Деды его, наверное, были чумаками, возили
"силь   з  Крыму"  и  снисходительно-философски  смотрели  на  суету  жизни,
проходившей   мимо   их   скрипящих  возов.  Высокий  (почти  моего  роста),
черноволосый  и смугловатый, с длинным и прямым носом на продолговатом лице,
с  хитроватым  прищуром  глаз, с медлительной и обстоятельной речью. Говорит
он  с  нами  на  том  преувеличенно чистом русском языке, на котором говорят
украинцы,  пожившие  в  России, однако буква "г" у него все равно получается
мягкая, как галушка.

Ему  лет  сорок,  он  прошел  войну,  а после нее закончил электрофизический
факультет нашего института. Словом, наш парень.

К  Сердюку  мы и пристаем с разными вопросами. Он сразу бросает свое дело (а
он  всегда  с  чем-нибудь  возится)  и  начинает  обстоятельно рассказывать.
Объяснив,  что надо, он на этом не останавливается, а заводит рассказ о том,
как  они  с  Иваном  Гавриловичем Голубом собирали мезонатор, сколько мороки
было    с    наладкой,    сколько   скандалов   он,   Сердюк,   закатил   на
заводах-изготовителях.   Мы   слушаем,   и  нам  неловко:  мы-то  ничего  не
сделали...  Лист,  на  котором  можно  было бы записать наши научные деяния,
пока так же чист, как и халаты, которые нам выдали.

А  вот  у  Сердюка  халат стираный и в пятнах, а на боку даже прожжена дырка
азотной кислотой. И нам завидно.

3.  Лаборантка-химичка  Оксана  (фамилии  ее я еще не знаю), наверное, самая
типичная  из  всех  украинских Оксан со всеми их атрибутами: "чорнии брови",
"карии  очи",  которые,  согласно  популярной  песне,  сводят  с ума молодых
людей,  круглое  личико, звонкий голос и т. д. Мы с ней уже подружились; она
меня  зовет  "дядя,  достань  воробушка",  а  я решаю ей примеры из учебника
математики Бреманта (она учится на втором курсе заочного института).

Оксана  общая  любимица и, вероятно поэтому, девушка с характером: заставить
ее  сделать,  что  следует и как следует, можно только ласково. "Оксанонько,
рыбонько,  -  обычно  подкатывается  к  ней  Сердюк, - приготовь, детка, эту
партию образцов". Впрочем, свое дело она знает хорошо.

Яшка,  когда  нет  Голуба,  начинает  ее  смешить. Смеется она великолепно -
звонко, охотно, неудержимо. И прикрывает рот ладошкой.

4.  Яков Якин. Ну, Яшка - это Яшка, и писать о нем особенно нечего. Двадцать
четыре  года, холост. Шатен. Девушки находят его симпатичным. Глаза голубые.
Роста  среднего.  Ну, что еще о нем напишешь? По мне - скорее остроумен, чем
глубокомыслен. А впрочем, кто его знает!

Кроме   того,   есть   еще   техники-радисты,   вакуумщики,  электрики.  Они
обслуживают  все  большое  хозяйство  мезонатора.  В  основном  это  молодые
ребята,  недавно  закончившие  техникумы. Командует ими Сердюк. Я с ними еще
мало общался.

Вот и все люди.

Отношение  к  нам  со  стороны  двух  первых  номеров  данного  перечня пока
неопределенное.  Никаких  заданий  еще не дают. Ну что ж, ведь мы для них, в
сущности, тоже "коты в мешках".

Сегодня  первые  полдня читали отчеты, а потом убирали лабораторию к Первому
мая.  "Ничего, - сказал Сердюк, - и это полезно: будете знать конкретно, где
что". М-да...



5  мая.  Вникаем,  то есть изучаем отчеты о прежних опытах. В сущности, идея
их  предельно проста: облучить мезонами все элементы менделеевской таблицы и
установить  их  реакцию  на  облучение,  так  же,  как химики пробуют на все
возможные реакции вновь полученное вещество.

Однако  -  это  не  химия.  Мезоны  -  это  те  самые  частицы ядра, которым
приписывают   внутриядерное   взаимодействие.   Подобно   тому,   как  атомы
взаимодействуют   друг   с  другом  с  помощью  внешних  электронов,  так  и
внутриядерные  частицы  притягиваются  друг к другу с помощью предполагаемых
мезонных  оболочек.  Так  что  мезоны  -  это  ключ  к  объяснению  огромных
внутриядерных  сил  притяжения,  самый  передовой  участок на фронте ядерных
исследований.

После  облучения  мезонами все вещества становятся радиоактивными. Очевидно,
Голуб   и   пытается   установить  связь  этой  "послемезонной  радиации"  с
периодическими   изменениями  свойств  элементов.  Это  интересно.  Особенно
любопытны   опыты   с   отрицательными   мезонами:  они  легко  проникают  в
положительные  ядра  и  вызывают  самые  неожиданные  эффекты.  В нескольких
опытах  даже  получились  мезонные  атомы  -  отрицательные мезоны некоторое
время (миллионные доли секунды) вращались вокруг ядер, как электроны.

Да,  все  это  интересно,  но  хотелось  бы уже самим заняться опытами. А то
читаешь, читаешь...

Сегодня,   специально  для  нас  с  Якиным,  включили  мезонатор.  Сердюк  с
безразличным  выражением лица небрежно, не глядя касался рычажков и рукояток
на   пульте:   прыгали   стрелки  приборов,  загорались  красные  и  зеленые
сигнальные  лампочки,  лязгали  контакторы;  на  осциллографических  экранах
электронные  лучи  вычерчивали  сложные  кривые. Лабораторный зал наполнился
сдержанным гудением.

Оксана  задернула  все  шторы,  чтобы  в  зале  был полумрак. Мы стали перед
раструбом  перископа  и увидели то, что происходит там, в главной камере, за
толщей  двухметровой  защитной  стены  из бетона и свинца. Мы увидели, как к
мраморной  плите  в  основании главной камеры потянулся сиреневый прозрачный
дрожащий лучик - пучок отрицательных мезонов.

Я  представил  себе, как это происходит: из двух бетонных труб-ускорителей в
главную  камеру  врываются с космическими скоростями протоны, разбиваясь там
на  множество  осколков  -  мезонов;  эти  осколки  подхватываются  могучими
магнитными  и  электрическими  полями и собираются в этот сиреневый дрожащий
лучик.

Все  части  мезонатора  мы  до  этого  уже  подробно  осмотрели и изучили: и
ускорители,  и  огромные,  даже на взгляд тяжелые катушки магнитных фильтров
на  задней  стенке мезонатора, и вспомогательную промежуточную камеру слева,
через  которую  в  главную  камеру  двухметровыми  щупальцами  манипуляторов
вносились  образцы.  Удивительно послушны пальцы-щупальца этих дистанционных
манипуляторов.  Мы мысленно прошли уже все раструбы, каналы откачки воздуха,
даже  извилистый  путь, по которому луч света, отражаясь от призм перископа,
вмонтированных  в  бетонные  стены камеры, доходит до наших глаз. Мы все это
понимали,  но  только  теперь  смогли  прочувствовать мощь и разумность этой
машины - "во взаимодействии всех ее частей", как говорят.



27  мая.  Нам  не  повезло.  Программа  уже  исчерпана,  и  опыты в основном
закончены.  Голуб  готовит  отчет для научно-технического совета института о
проделанной работе. И нам решительно нечего делать.



10  июня.  Переводим  статьи  из  журналов:  я  -  с  английского,  Яшка - с
немецкого.



18  июня.  Кто сказал, что нам не повезло? Покажите мне этого нытика (только
не показывайте зеркало), и я убью его!

Но  - по порядку. Вчера состоялось расширенное заседание научно-технического
совета. Иван Гаврилович отчитывался об опытах с мезонами.

В   конференц-зале,   на   третьем  этаже  белого  корпуса,  рядом  с  нашим
"аквариумом", яблоку негде было упасть.

Собрались  почти  все  инженеры  института:  и  ядерщики, и электрофизики, и
химики.  В  президиуме мы увидели Александра Александровича Тураева. Ох, как
он  постарел  с  тех  пор,  как  читал нам общую физику! Волосы и знаменитая
бородка  клинышком  не  только  поседели,  а  даже пожелтели, глаза выцвели,
стали какие-то мутно-голубые. Что ж, ему уже под восемьдесят!

Голуб  стоял  за  кафедрой, раскинув руки на ее бортах; лысина отсвечивала в
свете  люстр.  Он  читал  лежавший  перед  ним  конспект, изредка исподлобья
посматривал в зал, изредка поворачивался к доске и писал цифры.

-   Таким  образом,  можно  выделить  самое  существенное,  -  говорил  Иван
Гаврилович  звучным, густым голосом опытного лектора. - Отрицательные мезоны
очень  легко  проникают  в  ядро.  Это  первое.  Второе: соединяясь с ядром,
минус-мезон  понижает  его заряд на одну единицу, то есть превращает один из
протонов  ядра  в  нейтрон.  Поэтому  после  облучения мезонами мы находим в
образцах  серы  атомы  фосфора  и  кремния, никель превращается в кобальт, а
кобальт  -  в  железо,  и  так  далее.  Мы наблюдали несколько превращений в
газообразном  и  сжиженном  водороде,  когда  ядра  водорода  превращались в
нейтроны.  Эти  искусственно  полученные  нейтроны  вели  себя так же, как и
естественные,  и  распадались  снова  на  электрон  и протон через несколько
минут.  Вот  количественные результаты этих опытов. - Иван Гаврилович кивнул
служителю,  сидевшему  возле большой проекционной установки - эпидиаскопа, и
сказал ему: - Прошу вас.

В  зале  погас  свет,  а  на  экране,  что позади президиума, одна за другой
появлялись  формулы  ядерных  реакций,  кривые радиоактивного распада, схемы
опытов.   Когда  служитель  извлек  из  эпидиаскопа  шестую  картинку,  Иван
Гаврилович  снова  кивнул ему. "Достаточно, благодарю вас..." Экран погас, в
зале загорелся свет, осветив внимательные, сосредоточенные лица.

-  Для  более  тяжелых,  чем водород, веществ, - продолжал Голуб, - мезонные
превращения  также  оказались неустойчивы: атомы железа снова превращались в
атомы  кобальта;  атомы кремния, выбрасывая электрон, превращались в фосфор,
и  так  далее.  Однако...  -  здесь  Голуб  поднял вверх руку, - в некоторых
случаях  мы  получали  устойчивые  превращения.  Так,  иногда  при облучении
железа  мы получали устойчивые атомы марганца, хрома, ванадия и даже титана.
Это  значит,  что,  например,  в  титане число нейтронов ядра увеличилось на
четыре  против обычного. Эти результаты, пока еще немногочисленные, являются
не  чем  иным,  как  намеками  на  большое  и великолепное явление, которое,
возможно,  уже  осуществлено  природой,  а может быть, первым его осуществит
человек.  В  самом деле, что может получиться, если мы будем последовательно
осуществлять  устойчивые  мезонные  превращения ядер? Постепенно все протоны
ядра   будут   превращаться   в  нейтроны.  Обеззаряженные  ядра  не  смогут
удерживать  электроны;  они  сомкнутся  и под действием огромных ядерных сил
образуют  ядерный  монолит  - сверхвысокой плотности и непостижимых свойств,
лежащих за масштабами наших представлений...

В зале возник шум. Яшка толкал меня в бок локтем и шептал:

-  Колоссально, а? Колька, понимаешь, какая сила?! Колоссально! А мы с тобой
читали и ничего не поняли...

-  Давайте рассмотрим другую сторону вопроса, - продолжал Иван Гаврилович. -
Мы  имеем  ядерную  энергию  - огромную, я бы сказал, космическую энергию. А
достойных  ее,  равных  ей  материалов  нет. Действительно, ведь все обычные
способы  получения  энергии  заключаются  в  том,  что  мы  каким-то образом
воздействуем  лишь  на  внешние  электроны атомов. Магнитное поле перемещает
электроны  в  проводнике  -  это  электрическая энергия. Валентные электроны
атомов  углерода  взаимодействуют  с  валентными электронами кислорода - это
дает  тепловую  энергию. Переход внешних электронов с одной орбиты на другую
дает  световую  энергию,  и  так  далее.  Это так сказать, поверхностное, не
затрагивающее   ядра   использование   атома   дает  небольшие  температуры,
небольшие  излучения.  И  они  вполне  соответствуют  нашим  обычным  земным
материалам, их механической, тепловой, химической, электрической прочности.

Но  ядерная  энергия  -  явление  иного  порядка:  она  возникает  благодаря
изменению  состояний  не электронов атома, а частиц самого ядра - протонов и
нейтронов,  -  которые,  как  всем  известно,  связаны  в миллионы раз более
прочными  силами.  Потому-то  она  создает температуру в миллионы градусов и
радиацию,  проникающую  через стены из бетона в несколько метров толщиной. И
обычное вещество слишком непрочно, слишком ажурно, чтобы противостоять ей...

Говорят  о  "веке  атома", но ведь это неправильно! Наше время можно назвать
только   временем   применения  ядерной  энергии,  причем  применения  очень
несовершенного.  Возьмите  откровенно  варварское  "применение"  ее  в  виде
ядерных   бомб.   Возьмите   примитивное  в  своей  сложности  использование
делящегося  урана и плутония в реакторах первых атомных электростанций. Ведь
это смешно.

При  температуре  в  несколько сот градусов используют энергию, заставляющую
пылать  звезды...  Но мы не можем добиться ничего большего с нашими обычными
материалами.  Таким образом, будущее ядерной техники - и, должно быть, самое
недалекое  -  зависит  от  того,  будет  ли  найден материал, который мог бы
полностью  противостоять  энергии  ядерных сил и частиц. Очевидно, что такой
материал   не   может  состоять  из  обычных  атомов,  скрепленных  внешними
электронами.  Он  должен  состоять  из  частиц  ядра  и скрепляться могучими
ядерными   силами.  То  есть,  это  должен  быть  ядерный  материал.  Таково
философское  решение  вопроса. Те опыты, о которых я докладывал, показывают,
что  возможно  получить  такой материал, состоящий из лишенных зарядов ядер,
лабораторным  способом.  Свойства  этого  нового материала - назовем его для
определенности  нейтридом  - каждый без труда сможет представить: необычайно
большая  плотность,  огромная  прочность  и  инертность, устойчивость против
всех и всяческих механических и физических воздействий...

Голуб замолчал, как будто запнулся, снял очки, внимательно посмотрел в зал:

-  Мы  еще  многого  не  знаем,  но  ведь  на  то  мы и исследователи, чтобы
пробиваться  сквозь  неизвестное.  Лучше  пробиваться с целью, чем без цели.
Лучше  пробиваться  с  верой  в  то,  что  цель будет достигнута. И я верю -
нейтрид может быть получен, нейтрид должен быть получен!

Он собрал листки конспекта и сошел с кафедры.

Интересно:  у  него  горели  щеки  -  совсем  как у нас с Яшкой, как у всех,
сидевших в конференц-зале.

Ну,  тут началось! В зале все стали спорить друг с другом яростно, громко. К
Ивану  Гавриловичу  посыпались  вопросы.  Он  едва  успевал  отвечать.  Яшка
бормотал  возле  меня: "Вот это да! Колоссально!" - потом сцепился в споре с
каким-то  сидевшим рядом рыжим скептиком. Бедный Тураев растерялся, не зная,
как  успокоить зал: его председательского колокольчика не было слышно; потом
махнул  рукой  и  стал  о  чем-то  с  необыкновенной  для  старика  живостью
рассуждать с Голубом.

Было  уже  одиннадцать  часов ночи. Когда все немного утихли, Тураев встал и
сказал своим тенорком:

-  Сведения  и идеи, сообщенные нам... э-э... профессором Голубом, интересны
и  важны.  Обсуждение  их,  мне  кажется,  должно  проходить менее... э-э...
страстно  и  более  обстоятельно.  Научное  обсуждение не должно походить на
митинг.  Научные  мнения  не  должны  быть  опрометчивыми... - Он в раздумье
пожевал  губами.  - Пожалуй, мы сделаем вот что: размножим сегодняшний отчет
Ивана  Гавриловича  и распространим его с тем, чтобы присутствующие здесь...
э-э...  уважаемые  коллеги смогли его обсудить в течение ближайших дней... А
сейчас заседание совета... э-э... закрывается.

Вот  так,  Николай  Самойлов! Ты с унынием мусолил целую неделю этот отчет и
не  заметил  в  нем  потрясающую  идею.  Вы  умственно  ограниченны, Николай
Самойлов, вы зубрила и бездарь!



29  июня.  Обсуждение  в  институте  закончилось,  и  дело  пошло  в  высшие
академические  и административные сферы. Иван Гаврилович в лаборатории почти
не бывает, мотается то в Киев, то в Москву, "проталкивает" тему.

Институт  во  главе  с  Тураевым  полностью за нас (я уже и себя причисляю к
этому проекту).

О  предстоящих  исследованиях  я  иногда думаю с душевным трепетом. Попросту
говоря,  я  их  побаиваюсь:  как  бы мне не осрамиться. Пять с половиной лет
меня  готовили  к  работе физика-экспериментатора: я слушал лекции, выполнял
лабораторные  работы,  курсовые  проекты,  бойко  сдавал  экзамены,  неплохо
защитил  дипломную  работу  и даже получил диплом с отличием, но все-таки...
Ценность  знаний  познается  в  их  применении.  Можно  блеснуть эрудицией в
беседе   как   светской,   так   и   научной;   можно  каскадом  терминов  и
глубокомысленностью   выражений  сломить  упорство  экзаменатора  -  он  вам
поставит  "отлично".  А  когда  дойдет до дела, когда из твоих знаний должны
родиться  новые  знания,  новые приборы, новые опыты, новые материалы, - вот
на этом самом главном в жизни экзамене, глядь, и провалился...

А дело предстоит огромное. И мне немного страшно.

Мы   готовимся.   Обдумываем   идеи   опытов,  последовательность  анализов.
Переводим  и  докладываем  в  лаборатории  все,  что  есть  в  международной
литературе  об  опытах  с  мезонами.  Я  даже  перевел с помощью словаря две
статьи с французского и немецкого, хотя никогда эти языки не изучал.

Вот что значит энтузиазм!

Интересно:  в  американских  научных  журналах нет почти никаких сообщений о
работах  с  мезонами. Во всяком случае, за последний год. Одно из двух: либо
они,  американцы,  не  ведут  сейчас  серьезных исследований в этой области,
либо,  как  это уже было, когда разрабатывали атомную бомбу, они засекретили
абсолютно  все  относящееся  к  этой  проблеме,  как  в сороковых годах было
засекречено все относящееся к делению урана.





                        ПЕРВЫЕ ОПЫТЫ, ПЕРВЫЕ НЕУДАЧИ

1  июля.  Сегодня  прочитал  великолепную космогоническую гипотезу Тураева и
хожу  под  ее  впечатлением.  Это  не гипотеза, а научная поэма об умирающих
"черных звездах".

Мы  видим  в  небе светящиеся миры, красивые и головокружительно далекие. Но
не  видим  мы  гораздо больше, чем видим. Непрерывный миллионолетний ядерный
взрыв  -  вот  что такое звезда. И этот взрыв ее истощает. Звезды сжимаются,
атомы  внутри них спрессовываются, ядра соединяются друг с другом и выделяют
еще  большую  энергию. Так получается ослепительно белая сверхплотная звезда
- белый "карлик".

Звезда  выделяет  огромную  энергию,  говорится в гипотезе, но известно, что
чем   больше   энергии   выделяет   система,  тем  устойчивее,  прочнее  она
становится,   тем   плотнее  и  прочнее  становится  угасающий  "карлик".  В
пространстве  Вселенной  есть немало умерших звезд - огромных холодных солнц
из  ядерного  вещества.  Может  быть,  они дальше ближайших видимых звезд, а
возможно, и ближе - ведь мы их не видим.

А  мы  собираемся  получить в нашей лаборатории кусочек умершей звезды... Да
дело  даже  не  в  звездах;  ведь  это  будет  идеальный  новый  материал  -
сверхпрочное,   сверхинертное  вещество  ядерного  века.  Атомные  реакторы,
сделанные  из  нейтрида,  будут  не  бетонными  громадинами,  а  размером  с
обыкновенный  бензиновый  мотор. Ракеты из нейтрида смогут садиться прямо на
поверхность  Солнца,  потому  что 6000 градусов для нейтрида - это прохладно
Резцом  из  нейтрида  можно  будет  резать,  как  масло, любой самый твердый
металл.  Тонкая  броня  из  нейтрида  сможет выдержать даже атомный взрыв...
Танк  из  нейтрида проникнет на сотни и тысячи километров в глубь Земли, ибо
высокие температуры и давления ему не страшны... Уф-ф!

Большинство  фантастически  дерзких,  хотя и чрезвычайно нужных человечеству
проектов  всегда  упиралось  в  проблему  идеального  материала.  Инженеры с
сожалением  откладывали  осуществление  проектов  на неопределенное будущее;
фантасты  наскоро  сочиняли  какой-нибудь  спирольдит",  наделяли его нужным
свойством,  строили  из  него  ракету  или  подземный танк и, населив своими
героями, отправляли в далекое путешествие.

А  мы  не  будем  путешествовать,  мы  будем  делать  этот материал! И пусть
личности,  которые  попытаются  утверждать, что это скучно и неувлекательно,
лучше не попадаются мне на глаза.

Сегодня  Иван  Гаврилович  появился  в лаборатории прямо с аэродрома. Москва
утвердила тему. Начинаем!..



25  июля. "Которые здесь научные проблемы? - храбро сказал Яшка Якин, узнав,
что нашу тему утвердили. - Подать их сюда, мы их решать будем!"

Проблем  много,  но  -  увы! - они почти все отнюдь не научные, а все больше
такие,  о  которых в институтских курсах не сказано ни полслова. Коротко все
эти проблемы можно обозначить двумя словами: "Экспериментальные мастерские".

Дело  в  том, что для новых опытов нам, конечно же, нужно немалое количество
новых  уникальных  приборов и приспособлений - таких, которые не выпишешь со
склада  и  не  купишь  в  магазине,  а  которые нужно придумать, рассчитать,
сконструировать  и  изготовить  самим. Можно придумать прибор - когда нужно,
это  не  проблема;  можно  рассчитать  и  спроектировать  его  - это тоже не
проблема;   можно   изготовить   чертежи.   Но  потом  нужно,  чтобы  прибор
изготовили, и как можно быстрее изготовили - вот это и есть проблема!

Короче  говоря,  целыми  днями  приходится  бегать  то  в  стеклодувку, то в
слесарку,   то  в  механическую,  то  в  столярку,  то  в  бюро  приборов  -
договариваться,   просить,   проталкивать  заказ,  уговаривать,  доказывать,
спорить...  Сначала  все  идет  гладко:  вежливые  и  обходительные  мастера
принимают  заказ, кивают головой, обещают сделать к сроку; некоторые тут же,
при  мне,  поручают  работу  таким-то рабочим ("Вот с них будете спрашивать,
товарищ").  А  когда  в  нужный  срок  приходишь  за готовыми деталями, то с
ужасом  обнаруживаешь, что принесенные тобой материалы и заготовки аккуратно
сложены  где-нибудь  в  углу,  на  верстаке или под столом и прикрыты сверху
чужими  чертежами.  Или  в  лучшем  случае  -  только начали работу. И снова
вежливые  и  обходительные  объяснения  причин.  Сколько людей, столько же и
убедительных причин.

-  А  ты  на  них  крепче  нажимай, за горло бери, - посоветовал мне Сердюк,
когда я как-то поделился с ним своими печалями.

Но  "за  горло  брать" я еще не умею. Даже поругаться как следует не умею. А
когда  человек  ругается  заикаясь  и  дрожащим  голосом,  это не производит
должного впечатления.



8   августа.   Удивительный   человек   Иван   Гаврилович!  Видел  я  немало
профессоров,  или  кандидатов каких-нибудь наук, или просто инженеров, игрой
случая  вознесенных  на  должности  начальников больших лабораторий, которые
вели   себя   совсем  не  так.  Они  сидели  за  письменным  столом,  давали
руководящие   указания,   или   картинно  мыслили,  или  созывали  совещания
сотрудников  и  излагали им свои идеи для исполнения. И единственным научным
прибором на их столе был телефон...

А  этот  работает  не  только  головой,  но  и  руками!  И  еще как: два дня
устанавливал  новые  приборы  и  приспособления  в  мезонаторе,  сам  паял и
перепаивал  схемы,  что-то  слесарил.  Все  новые  приборы, что появляются в
лаборатории,  он  сам  тщательно  осматривает и настраивает. Мезонатор и все
устройства для измерений знает великолепно, до последнего винтика.

А  вчера  мы  втроем: Голуб, Сердюк и я - сгружали с машин и устанавливали в
зале десятипудовые части масс-спектрографа. Молодец, ей-ей!



22  августа. Первые опыты - первые разочарования... Неделю назад с волнением
в  душе  сделали  первое облучение. Все собрались у пульта и в торжественном
молчании  смотрели,  как  Иван  Гаврилович  -  серьезный,  в белом халате, с
трубочкой   дозиметра   радиоактивности   на   груди  -  включал  мезонатор.
Неугомонный  Яшка  шепнул  мне:  "Обстановочка... Впору молебен...", но даже
Оксана не прыснула, а покосилась на него строго.

Вот  в  перископе возник лучик отрицательных мезонов - этих осколков атомных
ядер.   Голуб   поднялся   на   мостик,   взялся  за  рукояти  дистанционных
манипуляторов,   попробовал:   тросики,  уходившие  вместе  с  трехметровыми
подвижными  штангами  в  бетон,  точно  и  мягко передавали все движения его
кистей  на  стальные  пальцы  в  камере.  Мы, стоя внизу, увидели в раструбе
перископа,  как стальные пальцы подвели под мезонный луч фарфоровую ванночку
с кусочком олова. Потом Голуб спустился с мостика, посмотрел в перископ:

- Свет мешает. Затемните лабораторию...

Оксана  задернула  шторы,  стало  сумеречно.  Мы, стараясь одновременно и не
мешать  Голубу,  который настраивал луч, и посмотреть в перископ, столпились
у  раструба.  Призмы  передавали  из  камеры  свечение (в середине синее, по
краям  оранжевое),  и  оно  странно  освещало  наши  лица. Было тихо, только
сдержанно  гудели  трансформаторы,  негромко перестукивали вакуум-насосы, да
еще Сердюк сопел возле моего уха.

Так прошло минут десять.

Внезапно  кусочек олова шевельнулся - и все мы шевельнулись - и расплылся по
ванночке в голубоватую лужицу. Оксана, устроившаяся сзади на стуле, сказала:

"0й!" - и едва не свалилась на меня.

- Расплавился! - вздохнул Голуб.

- Вот это облучение!..

Больше  ничего  не  произошло. Олово продержали под пучком мезонов два часа,
потом  извлекли  из  камеры. Оно стало сильно радиоактивным и выделяло такое
тепло, что не могло застыть.

Вот  и  все.  В  сущности, почему я был уверен, что это произойдет с первого
раза?   Сто  элементов,  тысячи  изотопов,  множество  режимов  облучения...
Кажется, я просто излишне распалил свое воображение.



12  сентября.  Облучили  уже  с  десяток  образцов:  олово,  железо, никель,
серебро  и  многое другое. И все они стали радиоактивными. Пока нет даже тех
устойчивых  атомов  с  повышенным  количеством  нейтронов  в  ядре,  которые
получались раньше.

А  вокруг...  вокруг  кончается  великолепное южное лето. Из лаборатории нам
видны  усыпанные  купающимися желтые пляжи на излучине Днепра и на островах.
Облучения  обычно  затягиваются до позднего вечера, и мы возвращаемся к себе
в  общежитие  под  крупными, яркими звездами в бархатно-черном небе. В парке
тихо  шелестит  листва  и смеются влюбленные. На главных аллеях парами ходят
черноволосые и круглолицые девушки, которых некому провожать домой.

Яшка смотрит им вслед и трагически вздыхает:

- Вот так проходит жизнь...

Единственная  радость  жизни  -  это  замечательно вкусные и дешевые яблоки,
которые продают на каждом углу. Мы их едим целыми днями.



19  сентября.  Закрыв  глаза,  представляю себе, как это может получиться. Я
работаю  у  мезонатора;  под  голубым  пучком мезонов - кубик из облучаемого
металла.  И  вот металл начинает уплотняться, оседать, медленно, еле заметно
для  глаз.  Под  мезонными  лучами он тает, как лед, исчезает из ванночки, и
вместо него на белом фарфоре остается небольшое пятнышко - нейтрид!

Интересно, какого цвета будет нейтрид?



7  октября.  Уже  октябрь, желто-красный украинский октябрь. Чистый, звонкий
воздух.  Повсюду  -  на  деревьях,  на  крышах  домов,  под ногами - листья:
желто-зеленые, коричневые, медвяные. Голубое небо, теплое солнце. Хорошо!

А  мы  ставим  опыты.  Облучили  почти  половину  элементов из менделеевской
таблицы.    Несколько   дней   назад   получили   из   кремния   устойчивые,
нерадиоактивные  атомы  магния  и  натрия.  В  них на один и на два нейтрона
больше, чем положено от природы. Хоть маленькая, но победа!

Мы   с   Яшкой   занимаемся   анализами   образцов   после  облучения:  я  -
масс-спектрографическим,  он  -  радиохимическим.  Это  в наших опытах самая
кропотливая работа.

-  Голуб - хитрый жук! - сказал мне Яшка. - Нарочно раззадорил нас, чтобы мы
работали, как ишаки.

- А ты работай не как ишак, а как инженер! - ответил я ему.



26  октября. Облучаем, снимаем анализы и облучаем. Устойчивые атомы магния и
натрия, когда мы их еще раз облучили мезонами, тоже стали радиоактивными.

Отрицательные  мезоны,  попадая  в  ядро,  слишком  возбуждают  его,  и  оно
становится радиоактивным. Вот в чем беда.



24  ноября.  На  улице  слякотная погода. Дожди сменяются туманами. Лужи под
ногами сменяются жидкой грязью. Словом, не погода, а насморк.

В  лаборатории  тоже  как-то  смутно.  Когда  исследования  не ладятся, люди
начинают  сомневаться  в самых очевидных вещах; они перестают доверять своим
и  чужим  знаниям, перестают доверять друг другу и даже начинают сомневаться
в  справедливости  законов физики... Последние недели Иван Гаврилович что-то
нервничает,  придирается  к  малейшим  неточностям и заставляет переделывать
опыты по нескольку раз.

Облучили  все  вещества  таблицы  Менделеева, кроме радиоактивных элементов,
облучать  которые нет смысла: они и без того неустойчивы. Становится скучно.
В лаборатории все, даже Голуб, как-то избегают употреблять слово "нейтрид".





                            СКЕПТИКИ ТОРЖЕСТВУЮТ

30  ноября. Пожалуй, вся беда в том, что мезоны, которыми мы облучаем, имеют
слишком  большую  скорость.  Они врезаются в ядро, как бомба, и, конечно же,
сильно  возбуждают  его.  А нам нужно ухитриться, чтобы и обеззарядить ядро,
освободив  его  от электронов, и в то же время не возбудить. Значит, следует
тормозить  мезоны  встречным  электрическим  полем и до предела уменьшать их
скорость.

Ну-ка, посмотрим это в цифрах...



13  декабря.  Показал свои расчеты Ивану Гавриловичу. Он согласился со мной.
Значит,  и  я  могу! Итак, переходим на замедленные мезоны. Жаль только, что
мезонатор   не   приспособлен   для  регулирования  скорости  мезонов  -  не
предусмотрели в свое время...



25  декабря.  Попробовали,  насколько  возможно,  замедлить  мезонный пучок.
Облучили   свинец.   Увы!  Ничего  особенного  не  получилось.  Свинец  стал
слаборадиоактивным  -  несколько слабее, чем при сильных облучениях быстрыми
мезонами, и только.

Нет,  все-таки нужно поставить в камере тормозящее устройство. Это несложно:
что-то вроде управляющей сетки в электронной лампе.

Сегодня Якин высказал мысль:

- Послушай, а может, мальчика-то и не было?

- Какого мальчика? - не понял я. - О чем ты?

-  О  нейтриде,  который  мы,  кажется,  не  получим.  И  вообще, не пора ли
кончать?  Собственно,  в  истории науки уже не раз бывало, что исследователи
переставали  верить  очевидным фактам, если эти факты опровергали выдуманную
ими  теорию.  Никогда  ничего  хорошего из этого не получалось... За полгода
мы,  в  сущности,  ничего нового не получили - ничего такого, что приблизило
бы нас к этому самому нейтриду. Понимаешь?

- Как - ничего? А вот смотри, кривые спада радиации!

Я  не  нашелся  сразу,  что ему возразить, и стал показывать те кривые спада
радиоактивности   при  замедленной  скорости  мезонов,  которые  только  что
рассчитал и нарисовал.

Яшка небрежно скользнул по ним глазами и вздохнул;

-  Эх,  милай!..  Природу на кривой не объедешь. Даже если она нарисована на
миллиметровке.  Полгода  работы,  сотни  опытов,  сотни анализов - и никаких
результатов!  Понимаешь?  Уж  видно, чего нет, того не будет... Факты против
нейтрида! Понимаешь?

Сзади  кто-то  негромко  кашлянул.  Мы обернулись. Голуб стоял совсем рядом,
возле  пульта,  и  смотрел  на  нас  сквозь  дым  своей папиросы. Яшка густо
покраснел (и я, кажется, тоже).

Иван Гаврилович помолчал и сказал:

-  Эксперименты,  молодой  человек,  это  еще  не  факты.  Чтобы  они  стали
непреложными фактами, их нужно уметь поставить... - и отвернулся.

Ох, как неловко все это получилось!



15  января.  Вот  и  Новый  год  прошел.  На  улице  снег  и  даже  мороз. В
лаборатории,  правда,  снега  нет, но холод почти такой же собачий, как и на
улице.  Во-первых,  потому, что эта чертова стеклянная стена не оклеена и от
нее  отчаянно  дует.  Во-вторых, потому, что не работает мезонатор: когда он
работал,  то  те  сотни  киловатт,  которые  он  потребляет от силовой сети,
выделялись в лаборатории в виде тепла, и было хорошо. Теперь он не включен.

-  Наша  горница  с  богом не спорится! - смеется Иван Гаврилович и потирает
посиневшие руки.

А  не  работает  мезонатор  вот  почему:  мы  с  Сердюком  ставим  в  камере
тормозящие  электроды,  чтобы  получить  медленные  мезоны.  Работа,  как  у
печников,   только  несколько  хуже.  Сперва  пытались  установить  пластины
электродов  "механическими пальцами", с помощью манипуляторов. "Не прикладая
рук",  -  как  выразился  Якин.  Ничего  не  вышло. Тогда плюнули, разломали
бетонную  стену  и  полезли в камеру. Работы там всего на три-четыре дня, но
беда  в  том,  что  от  многократных  облучений  бетон  внутри  камеры  стал
радиоактивным,  И,  хоть  мы  и работаем в защитных скафандрах, находиться в
камере  можно  не больше часа, да еще потом по медицинским нормам полагается
день   отдыхать  дома,  Нужно,  чтобы  организм  успевал  справиться  с  той
радиацией, которую мы впитываем за час, иначе возникнет лучевая болезнь.

Мы  не  прочь поработать бы и больше: в сущности, ведь эти медицинские нормы
взяты  с  большим  запасом;  но  Иван Гаврилович после часа работы неумолимо
изгоняет  нас  из  камеры,  а  затем и из лаборатории. Так и ковыряемся: час
работаем, день отдыхаем. Темпы!

Яшка  сперва  работал  с  нами,  потом  стал  отлынивать.  С  утра  зайдет в
лабораторию,  покрутится  немного  и  уходит  в  библиотеку  "повышать  свой
научный  уровень".  Видно,  нервы  не выдержали - боится облучиться. Да и не
верит  он  уже  в  эти  опыты...  Что  ж,  заставить  его мы не можем, пусть
работает, "не прикладая рук".

После того разговора они с Голубом делают вид, что не замечают друг друга.



2  февраля.  Боже,  почти  месяц  возимся  с этой проклятой камерой! Сколько
опытов  можно  было бы сделать за это время! Вот что значит не предусмотреть
эти электроды вовремя.

Интересно:  прав  я  или  не прав? Верный это выход - медленные мезоны - или
нет? В теории как будто "да", а вот как будет на опыте?



22  февраля. Уф-ф! Наконец закончили: установила пластины, замуровали стенку
камеры.  Вы  хотели  бы завтра же, немедля, приступить к облучениям, Николай
Самойлов? Как бы не так!

Теперь  пять  дней  будем  откачивать воздух из камеры, пока вакуум снова не
поднимется  до  десять  в  минус  двенадцатой  степени  миллиметра  ртутного
столба. Фантастический, непревзойденный вакуум должен получиться.



1  марта. Сердюк посмотрел на приборы, небрежно кивнул: "Имеем лучший вакуум
в мире..."

Итак,  все  отлажено,  подогнано.  Пучок  мезонов  можно  затормозить и даже
остановить  совсем  - голубой лучик расплывается и превращается в прозрачное
облачко. Ну, теперь уж вплотную приступаем к облучениям.



2  марта.  Болит голова. Уже половина второго ночи, нужно ложиться спать. Не
засну...

Яшка  не  зря  сидел  в библиотеке целыми днями. Высидел, черт, выискал, что
надо... Впрочем, при чем здесь Яшка?

Сегодня  в  десять  часов  -  только что включили мезонатор - он подошел и с
безразличным  видом  (дескать,  я  был  прав,  но,  видите,  не злорадствую)
положил  передо  мной на стол журнал, открытый посередине. Это был январский
номер  "Физикал ревью" (американское физическое обозрение). Я стал разбирать
заголовок и аннотацию:



Г.-ДЖ. ВЭБСТЕР. ОБЛУЧЕНИЕ ОТРИЦАТЕЛЬНЫМИ ПИ-МЕЗОНАМИ

Сообщается  о  проведенной  в институте Лоуренса экспериментальной работе по
облучению    минус-мезонами    различных   химических   элементов...   Опыты
показывают,  что  возбуждение  облученных мезонами ядер уменьшается вместе с
энергией  бомбардирующих  мезонов...  Однако  по  мере  приближения скорости
мезонов  к  скоростям обычного теплового движения частиц (сотни километров в
секунду)  мезоны  начинают  рассеиваться электронными оболочками атомов и не
проникают  внутрь  ядер...  Облучаемые  препараты  калия, меди и серы в этих
случаях оставались нерадиоактивными...

Дальше  английские  слова  запрыгали  у  меня перед глазами, и я перестал их
понимать.

-  Не  утруждайся,  я  сделал  перевод.  -  Яшка протянул листки с переводом
статьи.

Я  стал  читать,  с  трудом  заставляя  себя  вникнуть  в смысл закругленных
академических  фраз.  Впрочем,  это  уже  было  излишне.  И  так  ясно,  что
медленные  минус-мезоны,  которые  были нашей последней надеждой в борьбе за
нейтрид, ничего не дадут.

Так   вот   почему   в   моих  расчетах  получалось,  что  медленные  мезоны
действительно  не  вызывают  радиоактивности  в  облученном веществе! Они не
возбуждают  ядро  просто потому, что не проникают в него. Потрясающе просто!
О идиот! Не понять, не предвидеть...

Собрались  все. Якин читал вслух перевод статьи. Иван Гаврилович снял очки и
из-за  плеча  Яшки смотрел в листки; он постепенно, но густо краснел. Сердюк
без  нужды  вытирал  платком  замасленные  руки. Оксана еще не поняла, в чем
дело,  и  тревожно  смотрела  на Якина... Понятно, почему краснел Голуб: он,
как  и  я,  не предусмотрел этого. Мы забыли об электронных оболочках ядра -
ведь при облучении частицами больших энергий ими всегда пренебрегают...

Словом,  мы  тотчас  же  прекратили  опыт  и стали готовить новые препараты:
кусочки  калия,  серы  и  меди.  Загрузили  их в мезонатор все вместе, стали
облучать.  Расплывчатое  облачко  "медленных"  мезонов окутало три маленьких
кубика  в  фарфоровой  ванночке  синеватым  туманным светом. Облучали четыре
часа  -  до конца работы, потом вытащили, чтобы измерить радиоактивность. Но
измерять  было нечего: образцы остались нерадиоактивными, будто бы и не были
под мезонным лучом...

Когда возвращались в общежитие, Яшка хмыкнул и сказал:

-  "А  ларчик просто открывался", как говаривал дедушка Крылов. То, что вы с
Голубом   считали  вожделенным  нуль-веществом,  не  дающим  радиации  после
облучения,  оказалось  не  мифическим  нейтридом, а обыкновенным, вульгарным
стабильным веществом. Нуль-вещество - это просто медь, вот и все!

- "Вы с Голубом"? - переспросил я. - А ты разве не считал?

-  Я?  А  что  я?  - Яшка удивленно и ясно посмотрел на меня своими голубыми
глазами. - Я исполнитель. И кто меня спрашивал?

Вот сукин сын!

...  Ничего  не  будет: ни атомных двигателей величиной с мотор, ни ракет из
нейтрида,  садящихся  на  Солнце,  ни машин из нейтрида, разрезающих горы, -
ничего!  Зачем  же  мы  с  Сердюком  лезли в камеру, под радиацию, рисковали
здоровьем,  если не жизнью? Для того, чтобы хихикал Яшка? Чтобы все скептики
теперь  злорадно  завыли:  "Я  ж  говорил, я предупреждал! Я ж сомневался! Я
внутренне не верил в эту научную аферу!" О, таких теперь найдется немало!



10 марта. В лаборатории скучно.

Иван  Гаврилович  Голуб сидит за своим столом, что- то рассчитывает - весь в
клубах папиросного дыма.

Мы  с  Алексеем Осиповичем Сердюком помаленьку проводим облучения по прежней
программе.  Якин  делает  анализы. Исследования нужно довести до конца, план
положено  выполнять...  А на кой черт его выполнять, когда уже известно, чем
все окончится?



2  апреля.  Сегодня  Яшка закатил скандал. Последнее время он вообще работал
из  рук вон небрежно и вот нарвался на неприятность. Мы дали ему для анализа
слиток  недавно облученного калия. Он заложил стаканчик, в котором под слоем
керосина  лежал  этот  слиток, в свою "горячую" камеру и, посвистывая, начал
орудовать  манипуляторами...  Я сначала увидел только, как из окна "горячей"
камеры  глянули  оранжевые  блики.  Яшка  покраснел  и  нерешительно  вертел
рукоятками манипуляторов.

Я  подскочил к нему: в камере, в большой чашке с водой метались серебристые,
горящие оранжевым пламенем капли расплавившегося калия.

- Ты что?

-  Да  уронил  нечаянно  слиток  в  воду...  - пробормотал Яшка. - А красиво
горит, правда?

- Дурак! Он же сильно радиоактивный, теперь камера выйдет из строя!..

Я  оттолкнул  его,  попытался выловить горящие капли пальцами манипуляторов,
но ничего не получалось. Калий горел.

Подбежала Оксана, увидела пламя и вскрикнула:

- Ой, пожар!..

Подошли  Иван Гаврилович и Сердюк. Голуб хмуро посмотрел через стекло: капли
уже догорали, в камере все застилал дым.

- Так... - Он повернулся к Якину.

Тот потупился, приготовясь выслушать разнос.

Но  Голуб  изобрел  нечто  другое.  Неожиданно  для всех он заговорил мягким
лекторским тоном:

-  Калий,  молодой человек, имеет удельный вес ноль целых восемьдесят четыре
сотых  единицы.  Если напомнить вам, что удельный вес воды равен единице, то
вы  легко  сможете  догадаться,  что  калий  должен плавать в воде, что мы и
видим.  Существенно также то, что калий, опущенный в воду, бурно реагирует с
нею,  выделяя из воды тепло и водород. Затем калий и водород загораются, что
мы также видим. - Он широким жестом показал в сторону камеры.

Сердюк  смеялся  откровенно  и  даже нахально. Оксана, тоже понявшая замысел
Ивана Гавриловича, прыскала в ладошку. Яшка стоял красный как рак.

-  Поэтому, молодой человек, - закончил Иван Гаврилович, - калий хранят не в
воде,  а  в  керосине,  в  котором  он  не окисляется и не горит, а также не
плавает... Вот так!

Яшка  не  ожидал,  что  его так издевательски просто высекут: ему, инженеру,
объяснять,  как  семикласснику,  что  такое  калий!  Теперь  он  был  уже не
красный, а бледный.

-  Спасибо,  Иван Гаврилович... - ответил он; голос его дрожал. - Спасибо за
первые   полезные  сведения,  которые  я  получил  за  год  работы  в  вашей
лаборатории...

Это было сказано явно со зла. И все это поняли.

Голуб даже оторопел:

- То есть... что вы хотите этим сказать?

-  А  всего  лишь  то,  что  из  всех наших опытов только этот, так сказать,
"эксперимент"  с  калием  имеет  очевидную  ценность  для  науки,  - со злым
спокойствием объяснил Яшка.

- Выходит... вы считаете нашу работу... ненужной?

- Уже давно.

На багровом лбу Голуба вздулась толстая синяя жила. Но он начал спокойно:

-  Я  здесь  никого не держу... - И тут он не выдержал и заорал так громко и
неприятно,  что  Оксана  даже  отступила  на  шаг:  - Вы можете уходить! Да!
Убирайтесь  куда  угодно!  Возвращайтесь на школьную скамью и пополните свои
скудные  знания по химии! Да! Никогда я не наблюдал ничего более постыдного,
чем  эта  защита собственного невежества! Вы оскорбили не меня, вы оскорбили
нашу  работу!..  Уходите!  -  Голуб  постепенно  успокаивался:  -  Словом, я
освобождаю  вас от работы... За техническую неграмотность и за порчу камеры.
Можете  искать  себе  другое,  более теплое место в науке. - Он повернулся и
пошел к своему столу.

Яшка,  несколько  ошеломленный  таким оборотом дела, вопросительно посмотрел
на  нас с Сердюком. Я молчал. Сердюк, отвернувшись, курил. Яшка нерешительно
кивнул в сторону Голуба и, ища сочувствия, с ухмылкой проговорил:

- Вида-ал какой? Дай прикурить, - и наклонился к папиросе Сердюка.

Сердюк  зло  кинул окурок в пепельницу. Под его скулами заиграли желваки. Он
повернулся к Яшке:

- Иди отсюда! А то так "дам прикурить"!.. Паникер!

Якин снова вспыхнул как мак и быстро пошел к двери.

-  Краснеет...  -  сказал Сердюк. - Ну, если человек краснеет, то еще не все
потеряно...

И  Яшка  ушел.  Пожалуй, если бы Сердюк наподдал ему разок-другой, я не стал
бы за него заступаться...





                            НА ПОСЛЕДНЕМ ДЫХАНИИ

16  апреля.  Итак,  исполнился  год  с  того  дня, как я в Днепровске. Снова
апрель,  снова  веселые зеленые брызги на ветках деревьев. Тогда были мечты,
радостные  и неопределенные: приехать, удивить мир, сделать открытие. Смешно
вспоминать...   Все  вышло  не  так:  я  просто  работал.  Итогов  можно  не
подводить, их еще нет. А когда будут, то обрадуют ли они нас?

Голуб  последнее  время  изводит  себя  работой  и  сильно сдал: серое лицо,
отечные  мешки  под  глазами, красные веки. Он все пытается точно рассчитать
"задачу о нейтриде".

Яшка уже устроился. Как-то я столкнулся с ним в коридоре.

-  Порядок!  -  сообщил  он.  -  Буду  работать  у электрофизиков. Там народ
понимающий:  работают,  "не  прикладая рук", а между тем в журналах статейки
печатают  - то о полупроводниках, то о сверхпроводимости... Ребята неплохие.
Смотри,  Колька:  не  прогадай  вместе со своим Голубом, ведь тебе тоже пора
сколачивать  научный  капиталец. А там, в семнадцатой лаборатории... словом,
неужели  ты  не  чувствуешь,  что  природа  повернулась к вам не тем местом?
Впрочем, пока!.. Я побежал...

Нет,  Яшка!  Научного  ловчилы  из  меня  не получится. "Сколачивать научный
капиталец"...  Чудак!  Пожалуй,  он  просто  сильно  обижен Голубом (оба они
тогда зря полезли в бутылку) и теперь ищет утешения в цинизме. Бравирует.

...  В  науке,  как и в жизни, вероятно, следует всегда идти до конца. Идти,
не  сворачивая, каким бы этот конец ни оказался. Пусть мы не получим нейтрид
-  все равно. Зато мы докажем, что этим путем получить его невозможно. И это
уже  не  мало:  люди,  которые  начнут  (пусть  даже  не скоро) снова искать
ядерный  материал,  сберегут  свои силы, будут более точно знать направление
поисков.  И наша работа не впустую, нет... Нейтрид все равно будет получен -
не  нами,  так  другими. Потому что он необходим ядерной технике, потому что
такова логика науки. А научные "кормушки" пусть себе ищут Якины...

Мы  медленно  идем по программе: приближаемся к облучению самыми медленными,
тепловыми мезонами.



18  мая. Сегодня Голуб накричал на меня. Произошло это вот как. Он показывал
мне  свои  расчеты  "задачи  о  нейтриде".  Там  у  него  получилось  что-то
невразумительное  -  будто  бы  ядра тяжелых атомов типа свинца вступают при
облучении   в  какое-то  странное  взаимодействие.  Никакого  окончательного
решения  он  не  получил  -  слишком сложные уравнения. Однако размышления о
тяжелых ядрах подтолкнули его к новой идее.

-  Понимаете?  - втолковывал он мне. - Мезоны сообщают всем ядрам одинаковую
энергию,  но  чем  массивнее  ядро,  тем  меньше оно "нагреется", тем меньше
возбудится  от  этой энергии. В этом что-то есть. Понимаете? По-моему, нужно
еще разок облучить все тяжелые элементы и посмотреть, что получится...

Все это было крайне неубедительно, и я сказал:

- Что ж, давайте проверим вашу гипотезу-соломинку.

Вот тут Иван Гаврилович и взорвался.

-  Черт знает что! - закричал он. - Просто противно смотреть на этих молодых
специалистов:  чуть  что,  так они сразу и лапки кверху! Стоило им прочитать
американскую  статью,  так  уже  решили,  что все пропало... В конце концов,
ведь  это  ваша  идея  с  медленными  мезонами,  так  почему вы от нее сразу
отказываетесь?   Почему   я   должен   вам  же  доказывать,  что  вы  правы?
"Гипотеза-соломинка". А мы, выходит, утопающие?

-  Да  нет,  Иван  Гаврилович,  я...  Откровенно  говоря,  я растерялся и не
нашелся, что ответить.

-  Что  "я"?  Вы  как  будто  считаете,  что  статейка  и  несколько  опытов
перечеркивают  все  сделанное  нами  за  год? Это просто трусость! - нападал
Голуб.

Насилу  мне  удалось  его убедить, что я так не считаю. В общем-то, он прав.
Если  не математически, то психологически: еще далеко не все ясно и в каждой
из  неясностей  может  таиться  то  ожидаемое  Неожиданное,  которое принято
называть открытием.



5  июня. Ставим опыты. Подошли к тепловым мезонам и все чаще и чаще получаем
после облучения препаратов нуль радиоактивности.

Мне  уже  полагается  отпуск,  но брать его сейчас не стоит: в лаборатории и
так  мало  людей. Чертов Яшка! Мне теперь приходится работать и за себя и за
него.  А  другого инженера взамен Якина нам не дают. В наши опыты уже никто,
кажется, не верит...



27  июня.  А ведь, пожалуй, наврал этот Вэбстер. Не все вещества отталкивают
медленные  мезоны.  Сегодня облучали свинец, облучали настолько замедленными
мезонами,  что  голубой  лучик  превратился  в  облачко. И свинец "впитывал"
мезоны!  А масс-спектрографический анализ показал, что у него вместо обычных
105  нейтронов  в атомах стало по 130 - 154 нейтрона. В сущности, это уже не
свинец,  а  иридий,  рений,  вольфрам,  йод  с  необычно большим содержанием
нейтронов в атомах.

Очевидно... Впрочем, ничего еще не очевидно.



5  июля.  Получили из висмута устойчивый атом цинка, в котором 179 нейтронов
вместо  обычных  361.  Правда, один только атом. Но дело не в количестве: он
устойчив,  вот  что  важно!  Такой  "цинк" будет в три с лишним раза плотнее
обычного...



16  июля.  Эту  дату  нужно  записать  так, крупно: ШЕСТНАДЦАТОЕ ИЮЛЯ ТЫСЯЧА
ДЕВЯТЬСОТ...  Эту  дату будут высекать на мраморных плитах. Потому что мы...
получили!!! На последнем дыхании, уже почти не веря, - получили!

Нет,  сейчас  я  не  могу  подробно:  я  еще как пьяный и в состоянии писать
только  одними  прописными  буквами  и  восклицательными знаками. Мне сейчас
хочется  не  писать,  а  открыть  окно и заорать в ночь, на весь город: "Эй!
Слышите, вы, которые спят под луной и спутниками: мы получили нейтрид!!"

17   июля.   Когда-нибудь   популяризаторы,   описывая  это  событие,  будут
фантазировать  и  приукрашивать его художественными завитушками. А было так:
три  инженера,  после  сотен  опытов  уже уставшие ждать, уже стеснявшиеся в
разговорах  между  собой  упоминать  слово "нейтрид", вдруг стали получать в
последних  облучениях  Великое Неожиданное: свинец, превращавшийся в тяжелый
радиоактивный  йод;  сверхтяжелый, устойчивый атом цинка из атома висмута...
Они уже столько раз разочаровывались, что теперь боялись поверить.

Облучали ртуть.

Был   заурядный   денек.   Ветер  гнал  лохматые  облака,  и  в  лаборатории
становилось  то солнечно, то серо. По залу гуляли сквозняки. Иван Гаврилович
уже чихал.

Пришла  моя  очередь работать у мезонатора. Все, что я делал, было настолько
привычно,  что  даже  теперь скучно это описывать: подал в камеру ванночку с
ртутью,   включил   откачку  воздуха,  чтобы  повысить  вакуум,  потом  стал
настраивать мезонный луч.

В  перископ было хорошо видно, как на выпуклое серебристое зеркальце ртути в
ванночке  упал  синий прозрачный луч. От ванночки во все стороны расходилось
клубящееся  бело-зеленое  сияние  -  ртуть сильно испарялась в вакууме, и ее
пары  светились, возбужденные мезонами. Я поворачивал потенциометр, усиливал
тормозящее  поле,  и  мезонный  луч,  слегка  изменившись  в  оттенках, стал
размываться в облачко.

Внезапно  (я даже вздрогнул от неожиданности) зеленое свечение ртутных паров
исчезло.  Остался  только  размытый  пучок  мезонов.  И свет его дрожал, как
огонь   газовой   горелки.   Я  чуть  повернул  потенциометр  -  пары  ртути
засветились снова.

Должно быть, выражение лица у меня было очень растерянное.

Иван Гаврилович подошел и спросил негромко:

- Что у вас?

-  Да  вот...  ртутные  пары исчезают... - Я почему-то ответил ненатуральным
шепотом. - Вот, смотрите...

Пары  ртути  то  поднимались  зелеными  клубами,  то  исчезали  от малейшего
поворота  ручки  потенциометра.  Сколько мы смотрели - не знаю, но глаза уже
слезились  от  напряжения, когда мне показалось, что голубое зеркальце ртути
в  ванночке  стало  медленно, очень медленно, со скоростью минутной стрелки,
опускаться.

-  Оседает...  -  прошептал я. Иван Гаврилович посмотрел на меня из-за очков
шальными глазами:

- Запишите режим...

Ну,  что было дальше, в течение трех часов, пока оседала ртуть в ванночке, я
и  сам еще не могу восстановить в памяти. В голове какая-то звонкая пустота,
полнейшее  отсутствие  мыслей.  Подошел  Сердюк, подошла Оксана, и все мы то
вместе,  то по очереди смотрели в камеру, где медленно и непостижимо оседала
ртуть.  Она именно оседала, а не испарялась - паров не было. Иван Гаврилович
курил,  потом  брался  за сердце, морщился, глотал какие-то пилюли и все это
делал,  не  отрывая  взгляда  от перископа. Все мы были как в лихорадке, все
боялись,  что  это  вдруг почему-то прекратится, что больше ничего не будет,
что вообще все это нам кажется...

И  вот  оседание  в  самом  деле  прекратилось.  Над оставшейся ртутью снова
поднялись  зеленые пары. У Ивана Гавриловича на лысине выступил крупный пот.
Мне стало страшно... Так прождали еще полчаса, но ртуть больше не оседала.

Наконец Голуб хрипло сказал:

-  Выключайте,  -  и  тяжело  поднялся  на мостик, к вспомогательной камере,
откуда  вытаскивают  ванночку.  Сердюк  выключил  мезонатор. Иван Гаврилович
перевел  манипуляторами  ванночку  во  вспомогательную камеру, поднял руку к
моторчику, открывающему люк.

-  Иван  Гаврилович,  радиация!  -  робко напомнил я (ведь ртуть могла стать
сильно радиоактивной после облучения).

Голуб  посмотрел  на  меня,  прищурился,  в  глазах  его  появилась  веселая
дерзость.

-   Радиации   не  будет.  Не  должно  быть.  -  Однако  стальными  пальцами
манипулятора  поднес  к  ванночке  трубочку  индикатора.  Стрелка счетчика в
бетонной  стене  камеры  не  шевельнулась.  Голуб  удовлетворенно  хмыкнул и
открыл люк.

Когда  ртуть  слили,  на  дне  ванночки  оказалось  черное пятно величиной с
пятак.  Стали  смотреть  против  света,  и  пятно  странно блеснуло каким-то
черным  блеском.  Отодрать  пятно  от  поверхности  фарфора  не было никакой
возможности  -  пинцет  скользил  по  нему.  Тогда  Иван  Гаврилович  разбил
ванночку:

-  Если  нельзя  отделить  это пятно от ванночки, будем отделять ванночку от
него!

Фарфор  стравили  кислотой.  Круглое  пятно,  вернее - клочок черной пленки,
лежал   на  кружке  фильтровальной  бумаги...  Потом  уже  мы  измерили  его
ничтожную   микротолщину,  взвешивали  (пятно  весило  48,5  г),  определили
громадную  плотность. Неопровержимые цифры доказали нам, что "это" - ядерный
материал.  Но  сейчас  мы  видели  только  черную пленку, крошку космической
материи, полученную в нашей лаборатории.

-  Вот!  - помолчав, сказал Иван Гаврилович. - Это, возможно, и есть то, что
мы называли "нейтрид"...

-  Нейтрид...  -  без  выражения  повторил  Сердюк  и  стал  хлопать себя по
карманам брюк - должно быть, искал папиросы.

А  Оксана  села  на  стул,  закрыла  лицо  ладонями  и... расплакалась. Мы с
Голубом  бросились  ее утешать. У Ивана Гавриловича тоже покраснели глаза. И
-  черт  знает что! - мне, не плакавшему с глупого возраста, тоже захотелось
всласть пореветь.

В  сущности,  мы  -  простые  и слабые люди! - мы вырвали у природы явление,
величие  которого  нам еще трудно себе представить, все свойства которого мы
еще  не  скоро поймем, все применения которого окажут на человечество, может
быть,   большее   влияние,  чем  открытие  атомного  взрыва.  Мы  много  раз
переходили  от  отчаяния  к  надежде,  от  надежды  к еще большему отчаянию.
Сколько  раз  мы  чувствовали злое бессилие своих знаний перед многообразием
природы,  сколько  раз  у нас опускались руки! Мы работали до отупения, чуть
ли  не  до  отвращения к жизни... И мы добились. А когда добились, не знаем,
как себя вести.

Оксана  успокоилась.  Сердюк  отошел куда-то в сторону и вернулся с бутылкой
вина. В шкафчике нашлись две чистые мензурки и два химических стаканчика.

- Алексей Осипович, ты когда успел сбегать в магазин? - удивился Голуб.

Сердюк  неопределенно  пожал  плечами,  вытер ладонью пыль с бутылки, разлил
вино по стаканчикам:

- Провозгласите тост, Иван Гаврилович!..

Голуб поправил очки, торжественно поднял свою мензурку.

-  Вот...  -  Он  в  раздумье  наморщил  лоб.  -  Мне что-то в голову ничего
этакого,   подобающего  случаю,  не  приходит.  Поздравить  вас?  Слишком...
банально,  что ли? Это огромно - то, что сделано. Мы и представить сейчас не
можем,  что означает эта ничтожная пленочка нейтрида. Будут машины, ракеты и
двигатели,  станки  из нового, невиданного еще на земле материала сказочных,
удивительных  свойств...  Но ведь машины - для людей! Да, для счастья людей!
Для человека, дерзкого и нетерпеливого мечтателя и творца!

Он помолчал.

-  Думали ли вы, каким будет человек через тысячу лет? - вдруг спросил он. -
Я  думал.  Многие считают, что тогда люди станут настолько специализированы,
что,  скажем,  музыкант  будет  иметь  другое  анатомическое  строение,  чем
летчик,  что  физик-ядерщик  не  сможет понять идеи физика-металлурга, и так
далее.  По-моему, это чушь! - Иван Гаврилович поставил мешавшую ему мензурку
с   вином  на  стол,  поднял  ладонь.  -  Чушь!  Могучие  в  своих  знаниях,
накопленных  тысячелетиями,  повелители  послушной им огромной энергии, люди
будут  прекрасны  в  своей многогранности. В каждом естественно сольется все
то,  что у нас теперь носит характер узкой одаренности. Каждый человек будет
писателем,  чтобы  выразительно  излагать  свои чувства и мысли; художником,
чтобы  зримо, объемно и ярко выражать свое понимание и красоту мира; ученым,
чтобы  творчески  двигать  науку;  философом,  чтобы мыслить самостоятельно;
музыкантом,  чтобы  понимать и высказывать в звуках тончайшие движения души;
инженером,  потому  что  он  будет  жить  в мире техники. Каждый обязательно
будет  красивым.  И  то,  что мы называем счастьем - редкие мгновения, вроде
этого, - для них будет обычным душевным состоянием. Они будут счастливы!

Да,  все  было  необычно:  Иван  Гаврилович,  хмурый,  сердитый,  а  порой и
несправедливо  резкий,  оказался великолепным и страстным мечтателем. Ему не
шло  мечтать:  маленький, толстый, лысый, со смешным лицом и перекосившимися
на  коротком носу очками, он стоял, нелепо размахивая правой рукой, но голос
его звучал звонко и страстно:

-  Вот  такими  станут люди! И все это для них будет так же естественно, как
для  нас  с  вами  естественно прямохождение... И эти красивые и совершенные
люди,  может  быть,  читая  о  том, как мы - на ощупь, в темноте незнания, с
ошибками  и отчаянием - искали новое, будут снисходительно улыбаться. Ведь и
мы  подчас так улыбаемся, читая об алхимиках, которые открыли винный спирт и
решили,  что  это  "живая  вода", или вспоминая, что в начале девятнадцатого
века  физики  измеряли электрический ток языком или локтем... Понимаете, для
наших  внуков  этот  нейтрид будет так же обычен, как для нас сталь. Для них
все  будет  просто...  -  Голуб  помолчал.  -  Но  все-таки  это сделали мы,
инженеры  двадцатого  века!  Мы,  а не они! И пусть они вспоминают об этом с
почтением  -  без  нас  не  будет  будущего!.. - И Иван Гаврилович почему-то
погрозил кулаком вверх.



                                  НЕЙТРИД

18  июля.  Сегодня  снова  включили  мезонатор  и  облучали ртуть. Всем было
тревожно: а вдруг больше не получится?

Но  снова,  как  тогда,  под  пучком  мезонов  в  ванночке оседало блестящее
зеркальце  ртути,  исчезали  зеленые  пары и на дне осталось черное пятнышко
нуль-вещества...  Нет,  это  открытие  не  имеет  никакого  отношения  к его
величеству Случаю: оно было трудным, было выстрадано, и оно будет надежным.

Сегодня  же  измерили,  более  или  менее  точно,  плотность первого листика
нейтрида.  Это  было  сложно,  потому  что  толщина его оказалась неизмеримо
малой,  за  пределами  измерений  обычного  микроскопа.  С трудом определили
толщину  на  электронном микроскопе: она оказалась равной примерно ЗА - трем
ангстремам.  Толщина  атома!  Стало  быть,  объем  пленки  № 1 - около шести
стомиллионных  долей  кубического  сантиметра,  а плотность-около ста тонн в
кубическом сантиметре. Весомое "ничто"!



20  июля.  Сегодня  в лаборатории сопротивления материалов произошел конфуз.
Пробовали  определить  механическую  прочность  пленки  нейтрида  на разрыв.
450-тонный  гидравлический  пресс  развил  предельное  усилие...  и  лопнула
штанга  разрывного  устройства!  Пленка нейтрида - в десятки тысяч раз более
тонкая,  чем  папиросная бумага! - выдержала усилие в 450 тонн - то, чего не
выдерживают  стальные рельсы! Стало быть, нейтрид в полтора миллиарда раз (а
может быть, и больше!) прочнее стали.

Когда   обсуждали  будущее  нейтрида,  скептики  говорили:  "Ну  хорошо,  вы
получите  материал,  в  миллионы  раз прочнее всех обычных, но ведь он будет
точно  во  столько  же  раз и тяжелее?" Давайте прикинем, граждане скептики:
да,  нейтрид  тяжелее  стали  в 150 миллионов раз, но он прочнее ее не менее
чем  в  полтора миллиарда раз. Значит, десятикратный выигрыш в весе! То есть
выходит, что нейтрид как материал отнюдь не самый тяжелый, а весьма легкий.

Тогда  нам  нечего  было  возразить, мы не могли теоретически вычислить это.
Ведь  всегда,  пока  многое  еще  неизвестно,  скептики  очень уверенны. Они
всегда  готовы  доказать:  чего нет, того и не может быть... Но покажите мне
хоть  одного  скептика, который бы получил новое, добился нового! Не стоит и
искать... Потому что правда скептиков - это правда трусости.

А  Яшка?  Сегодня  в  обеденный  перерыв  мы столкнулись во дворе. Он сделал
маневр,  чтобы  незамеченным  обойти меня, но я его окликнул. Он без обычных
выкрутасов подошел, протянул руку:

- Поздравляю тебя! Здорово вы дали!..

-  Да  и тебя тоже следует поздравить, - не очень искренне ответил я. - Ведь
ты тоже работал...

-  Ну,  незачем  мне  приклеиваться  к  чужой  славе!  - резко ответил он. -
Обойдусь! - и пошел.

Неловкий  вышел  разговор.  Да...  Были  мы с ним какие ни есть, а приятели:
вместе   учились,   вместе  приехали  сюда,  вместе  работали.  А  теперь...
Поздновато сработало твое самолюбие, Яшка!

28  июля.  В  химическом отношении нейтрид мертв, совершенно бесчувствен: он
не  реагирует ни с какими веществами. Этого и следовало ожидать - ведь в нем
просто нет атомов, нет электронов, чтобы вступать в химическую реакцию.

И  еще:  эти  пленки  нейтрида  не  пропускают  радиацию  частиц:  протонов,
нейтронов,  быстрых электронов, альфа-частиц и так далее. Только в ничтожном
количестве  они  пропускают гамма-лучи: пленка нейтрида толщиной в несколько
ангстремов  ослабляет  гамма-излучение  примерно так же, как свинцовая стена
толщиной  в  метр. То есть непроницаемость для радиоактивных излучений почти
абсолютная.

Вот  он  -  идеальный  материал  для  атомного века! Найденная человечеством
гигантская  сила  -  ядерная  энергия - получила равный ей по силе материал.
Два богатыря!



31  июля. Все уменьшается или увеличивается в миллионы раз. Теплопроводность
нейтрида   в   несколько  миллионов  раз  меньше  теплопроводности,  скажем,
кирпича;  мы  нагревали  пленку  с  одной  стороны  в пламени вольтовой дуги
несколько  часов  и  так  и  не  смогли измерить сколько-нибудь значительное
повышение температуры на другой стороне...

Теплоемкость  нейтрида  в  сотни  миллионов  раз  больше  теплоемкости воды;
нагретый  краешек  этой  же  пленки  мы в течение двух дней охлаждали "сухим
льдом",  жидким  азотом  и чуть ли не целой рекой холодной воды. Но он запас
миллионы больших калорий тепла и не отдавал их.

Наш  так  называемый "здравый смысл", воспитанный на обычных представлениях,
на  обычных  свойствах материалов, протестует против таких цифр и масштабов.
Мне  было физически мучительно держать на ладони наш второй образец - кружок
пленки   нейтрида,   неизмеримо   тонкий,   -   и   чувствовать,   как   его
десятикилограммовая  тяжесть  невидимой гирей напрягает мускулы! Мало знать,
что  это  вещество  состоит  из уплотненных ядерных частиц, которые в тысячи
раз  меньше  атомов,  и  что  внутри  него  взаимодействуют  ядерные силы, в
миллиарды   раз  сильнее  обычного  междуатомного  взаимодействия,  -  нужно
прочувствовать это. К нейтриду, к его масштабам просто следует привыкнуть.

...  Кстати,  я  настолько  увлекся  описанием ежедневно открываемых свойств
нейтрида, что совсем перестал отмечать, что делается у нас в лаборатории.

Мезонатор  сейчас  загружен  круглые  сутки;  мы делаем нейтрид в три смены.
Тоненькие  пленочки,  чуть ли не прямо из рук выхватывают и относят в другие
лаборатории: весь институт сейчас изучает свойства нейтрида.

Алексей  Осипович  целыми  днями  колдует  у  мезонатора - боится, как бы от
такой  нагрузки  он  не  вышел  из  строя. Ему дали двух инженеров в помощь.
Похудел, ругается:

- Вот морока! Лучше б не открывали этот нейтрид!

Голуб   изощряется  в  выдумывании  новых  опытов  для  определения  свойств
нейтрида,  бегает  по  другим  лабораториям,  спорит.  Я...  впрочем, трудно
связно  описать, что приходится делать мне: работы невпроворот, вся разная и
вся  чертовски  интересная.  Мы  находимся  в состоянии "золотой лихорадки",
каждый опыт приносит нам новый самородок-открытие.



10 августа. Сердюк говорит:

-  Вы  думаете,  что  если  американцы откроют нейтрид, то сразу же и начнут
звонить  о  нем  на  весь  мир? Не-е-т... Это же не атомная бомба. Ее нельзя
было  скрыть  уже  после  первых испытаний, а нейтрид ведет себя тихо... Они
так  и  сделали:  опубликовали  результаты  неудачных  опытов,  а об удачных
промолчали.  Может  быть, тот же Вэбстер уже получил нейтрид, или как там он
у  них называется... О-о, это же бизнесмены, пройдохи! - И он смотрит на нас
с Иваном Гавриловичем так, будто видит всех этих вэбстеров насквозь.

Может,   он   и  прав?  Трудно  предположить,  что  Вэбстер  и  его  коллеги
остановились  на  опытах с калием, медью, серой и не проверили все остальные
элементы...

И  еще: после того как мы установили, что осаждается в нейтрид не вся ртуть,
а   лишь  ее  изотоп-198,  который  составляет  только  десять  процентов  в
природной  ртути  (поэтому-то  у  нас  оседала  не  вся  ртуть),  я  занялся
экономикой.  Пересмотрел  кипы  отчетов о мировой добыче ртути, об экспорте,
импорте,  и  так  далее. И вот что выходит: главные месторождения киновари в
мире  - Амальден в Испании, Монте-Амьято в Италии, Нью-Амальден в Калифорнии
(частью  в США, частью в Мексике), Идрия в Югославии и Фергана у нас. Если в
1948  году добыча ртути на зарубежных рудниках достигала 4000 тонн, а потом,
в    связи    с   вытеснением   из   электротехники   ртутных   выпрямителей
полупроводниковыми,  упала  до  2000  тонн, то за последний год она внезапно
возросла  до  6000  тонн!  Причем  основным  потребителем  ртути  вдруг стал
американский  концерн  вооружений  "XX  век",  а  между  тем  он  что-то  не
рекламирует  ни  новые  типы градусников, ни ртутные вентили, ни зеркала для
шкафов...

А  нейтрид  требует  громадных количеств ртути. Конечно, это еще догадки, но
если  они  оправдаются, то, судя по утроившейся добыче ртути, дело там дошло
уже  до  промышленного  применения нейтрида... Ай-ай, мистер Г. Дж. Вэбстер!
Не  знаю,  к  сожалению,  как  расшифровываются  ваши  "Г."  и  "Дж."! Такую
шулерскую  игру  тащите  в науку. В старые недобрые времена за подобные дела
били подсвечниками по мордасам... Нехорошо!



20  августа.  Получали  -  веселились,  подсчитали - прослезились... Словом,
нейтрид  невероятно  дорог: килограмм его стоит примерно столько же, сколько
и  килограмм  полностью  очищенного  урана-235. Но килограмм урана-235 - это
год  работы  атомной электростанции, а килограмм нейтрида - микроскопический
кубик со стороной в 0,1 миллиметра. А что из него можно сделать?!

Значит,  пока  мы не найдем выгодного способа применения нейтрида (удешевить
производство мы еще не можем), все наши образцы годятся только для музеев.

Вероятнее  всего,  что наиболее выгодно применять нейтрид в виде сверхтонкой
пленки,    толщиной    много   меньше   ангстрема.   Это   будут   тончайшие
нейтрид-покрытия,  защищающие  обычный  материал  от  температуры, радиации,
разрыва и всего что угодно.

Вчера  один  плановик  из центра, приехавший обсудить перспективы применения
нейтрида,   обиделся:   "Пленки   тоньше  атома?  Вы  что,  меня  за  дурака
принимаете?  Таких  пленок  не  бывает".  Еле-еле  мы  доказали  ему, что из
нейтрида,  который  состоит  из  ядерных частиц, в тысячи раз меньших атома,
такие пленки получать можно...

Его  мы  убедили,  но  все-таки  как же мы будем контролировать толщину этих
пленок?   Инструментами,  которые  состоят  из  атомов?...  Вот  что:  нужно
обдумать анализ с помощью гамма-лучей. Пожалуй, так...

(Дальше  в  дневнике  Самойлова  следуют  эскизы приборов, схемы измерений и
расчеты,  которые мы опускаем, так как не все в дневнике инженера может быть
доступно читателю.)



16 сентября. Иван Гаврилович недели две назад обронил:

-  Мне кажется, когда мы перейдем предел в один ангстрем, то свойства пленок
резко  изменятся.  По-моему, они будут очень эластичными, а не жесткими, как
нынешние.

Позавчера  Сердюк  извлек  из  кассет  куски  фантастически  тонкой, мягкой,
черной  ленты.  Лента  заполняла  любую  морщинку  в бумаге, она сминалась в
ничтожный комочек. Измерили на моем гамма-метре толщину:

0,05 ангстрема!

-  Что  я  говорил!  - торжествовал Голуб, сияя очками. - Она мягкая, как...
вода! Видите?

Но  всех нас потряс Сердюк. Он, видно, давно продумал этот эффект. Во всяком
случае,  у  него  все  было  готово.  Одна  из  лент  даже имела специальные
утолщения  на  концах.  Он  достал  из своего стола какое-то приспособление,
похожее  на  лобзик,  зажал  в  него  эту пленку с утолщениями, натянул ее и
обратился к нам со следующей речью:

-  Вы  думаете,  что  представляете  себе,  что такое пленка толщиной в пять
сотых ангстрема? Нет, не представляете. Вот, смотрите...

Сердюк  наставил  свое  устройство  с  пленкой на обрубок толстого стального
прута и легко, без нажима провел пленку сквозь него. Прут остался целым!

-  Вот  видите?  Как  сквозь  воздух проходит! - Он подал прут мне: - Ну-ка,
найди, где я резал...

На прутке не осталось никаких следов. Сердюк, торжествуя, сказал:

-  Такая  тонкая  пленка уже не разрушает междуатомные связи, понятно? Итак,
считаю   предварительную   морально-теоретическую   подготовку  законченной.
Теперь слабонервных и женщин прошу отойти...

Он  закатил  рукав  халата на левой руке, снял часы. Потом вытянул руку и на
запястье,  на  то  место,  где  кожа под ремешком оставалась белой, приложил
пленку  нейтрида.  Затем  размеренно,  без  усилия провел ее... сквозь руку!
Даже не провел ее, а просто погрузил в руку.

Мы не то чтобы не успели, а просто не смогли ахнуть.

Оксана,  стоявшая  здесь,  зажала  себе  ладонями рот, чтобы не закричать, и
страшно побледнела.

Черная  широкая  лента  вошла  в руку. Какое-то мгновение край ее выступал с
одной  стороны, резко выделяясь на фоне белой кожи. Мучительно медленно (так
показалось  мне) пленка прошла через мясо и кость запястья и целиком вышла с
другой  стороны.  Был  миг, когда казалось, что она полностью отделяла кисть
от  остальной  части  руки. Потом пленка плавно вышла с другой стороны. Доли
секунды,  затаив  дыхание  все  ждали,  что  вот  сейчас  кисть  отвалится и
хлестнет кровь.

Но  Алексей  Осипович  спортивно  сжал  кулак,  распрямил его и "отрезанной"
рукой полез в карман за носовым платком.

- Эх, жаль, киносъемочной камеры не было! - улыбнулся он.

Иван  Гаврилович  вытер  выступивший на лысине пот, внимательно посмотрел на
Сердюка и рявкнул:

-  Голову  себе  нужно  было отрезать, а не руку, черт бы тебя побрал! Цирк!
Аттракционы мне здесь будешь устраивать?!

Ну  что  вы,  Иван Гаврилович, какие аттракционы? - Сердюк недоуменно развел
руками.  -  Обыкновенная  научная  демонстрация  свойств  сверхтонких пленок
нейтрида. Что ж тут такого?

-  Вот  я  вам  выговор  закачу,  тогда  поймете! - Голуб от возмущения даже
перешел  на  "вы".  -  Хорошо,  что  в этой пленке не было никаких случайных
утолщений, а то полоснули бы себе... Мальчишество!

Однако выговор Сердюку он не "закатил".



2  октября.  Проектируем  комбинезон-скафандр  из сверхтонкого нейтрида: два
слоя  нейтрид-фольги, проложенные мипором. Такой скафандр должен защищать от
всего:   в   нем  можно  опуститься  в  кипящую  лаву,  в  жидкий  гелий,  в
расплавленную сталь, в шахту доменной печи, в бассейн уранового реактора...

И  весить  он  должен  всего 20 килограммов - совсем не много для прогулок в
домну...



4  октября.  Последнее  время  я  читал  все: наши научные журналы, сборники
переводных   статей,   бюллетени  научно-технической  информации,  отчеты  о
всевозможных  опытах.  Но  дня  три не просматривал газет и едва не прозевал
интересное   событие.   Оказывается,   над   Землей   появились   два   тела
снарядообразной  формы. Их называют "черные звезды", потому что они необычно
темные.  Эти  "черные  звезды"  движутся  на  высоте  около  100 километров,
фактически  у  нижней  границы  ионосферы,  и  -  что удивительно - они ни в
малейшей  степени  не  тормозятся  атмосферой.  Прежние  спутники  давно  бы
сгорели,  снизившись  до такой высоты, а эти вращаются уже два дня, и до сих
пор никто не заметил уменьшения их скорости.

Из  Пулково  сообщили  расчеты  баллистической  орбиты  "черных  звезд",  по
которым  получается, что средняя плотность их. ..1,3 килограмма в кубическом
сантиметре!  Если  предположить,  что снаряды не являются монолитами и пусты
внутри, это становится похожим на космический нейтрид!..



15  октября. Нет, это не космический нейтрид "Черные звезды" - вполне земные
снаряды,  настолько  земные, что даже начинены атомной взрывчаткой. Впрочем,
слухи   относительно   атомных   зарядов   в   "черных   звездах",  кажется,
преувеличены;  однако  никто  не  может их опровергнуть. Да и не мудрено: до
сих  пор  все  державы  делают вид, что эти зловещие спутники не имеют к ним
никакого отношения. Черт знает, какая опасная затея! И чья? Американцев?

В  мире  из-за этого творится невообразимое: жители бегут из городов, газеты
выпускают  одну  сенсацию  чудовищнее другой, дебаты в ООН, заявления разных
деятелей.  Какой-то  чин  Пентагона  (кажется,  его  фамилия Дьюз или Зьюст)
заявил  по  телевидению, что если хоть один из снарядов упадет на территорию
США, то следует немедленно нанести России атомный удар...

По  расчетам,  спутники  будут вращаться еще две-три недели. Что-то случится
за эти недели?..



18  октября.  Словом,  для  нас  уже  очевидно,  что  эти спутники - "черные
звезды"  -  имеют оболочку из нейтрида. За неделю вращения в атмосфере (если
считать  от момента, когда их впервые заметил этот полтавчанин-астроном) они
должны   нагреться   до   десятков   тысяч   градусов,  и  радиотермоприборы
подтверждают  это.  Но  звезды  по-прежнему  черные!  Да  и  их удельный вес
подтверждает наши догадки.

Это,   безусловно,  снаряды,  а  не  ракеты:  форма  говорит  об  отсутствии
реактивных  устройств.  Значит,  где-то должна быть и пушка, выбросившая их,
причем  эта  пушка  должна  быть  тоже из нейтрида. Чтобы сообщить пушечному
снаряду  скорость  8  километров  в  секунду,  нужно осуществить управляемую
ядерную  реакцию,  получить  температуру  не  менее  15  тысяч градусов. При
меньших  температурах газы не будут вылетать из дула с нужной скоростью. Ну,
а какой материал, кроме нейтрида, выдержит такое?

Так...  Теперь,  пожалуй, можно объяснить, почему снаряды, вместо того чтобы
попасть  в  какую-то  определенную  цель, уже целую неделю летают без толку.
Все  дело  в погрешности. Возможно, что пушку проектировали с испытательными
целями:  для  стрельбы на далекие расстояния, через континенты, в пику нашим
баллистическим  ракетам.  А  для  этого нужно, чтобы снаряды имели скорость,
близкую  к  7.9  км/сек,  и  в  то  же время не перешли этот предел. Значит,
необходимо  с  предельной  точностью выдерживать температуру цепной реакции,
что  очень  непросто.  При  испытаниях  пушки,  очевидно,  не  смогли  точно
выдержать  скорость,  она  превысила критическую, и снаряды стали спутниками
Земли.  А  теперь  они, те, которые палили, оконфузились и молчат: снаряд не
воробей  -  вылетит,  не поймаешь. Очередная неудача... Хотели испугать весь
свет,  а теперь сами испугались. Да, планета Земля слишком рискованное место
для полигона.



20  октября.  Заканчиваем  первый скафандр из пленки нейтрида. Разрабатываем
методы испытания его.

Ивана Гавриловича вчера спешно вызвали в Москву.

Соображение,   что   таинственные   "черные  звезды"  сделаны  из  нейтрида,
очевидно, возникло не только у нас.

Сегодня  я  допоздна  оставался в лаборатории и видел, как высоко в холодном
синем  небе  летела  маленькая  черная  пулька  -  снаряд.  Приказом  велено
предпринять кое-какие меры противоатомной защиты.



                             В СНЕГОВОЙ ПУСТЫНЕ

29   октября.  В  сущности,  случилось  первое  приключение  в  моей  жизни.
Постараюсь  описать его подробнее. Впрочем, назвать это приключением можно с
большой  натяжкой:  просто  мы  с  Иваном  Гавриловичем  участвовали в одной
несколько необычной экспертизе.

Еще  из  Москвы  Голуб дал телеграмму: "Немедленно заканчивайте скафандр", а
на  следующий  день  прилетел  и  сам.  Скафандр  был  почти  готов - черный
шелковистый  мягкий костюм, вроде спортивного, с круглым шлемом для головы и
двумя  выпуклыми  рыбьими  глазами на уровне рта. Для защиты от прямых лучей
мы сделали перископическую приставку.

Иван  Гаврилович  заставил меня примерить костюм (Оксана нашла, что скафандр
мне идет), критически осмотрел:

- Радио не наладили? Герметичность при высоких температурах не проверяли?

- Нет... не успели еще.

-  Выдержит!  - заявил Сердюк. - В таком костюме я берусь отправиться хоть в
пекло!

-  Нет,  -  подумав,  возразил  Голуб.  -  На  этот раз в пекло предлагается
отправиться  не  тебе,  Алексей,  а... - он внимательно посмотрел на меня, -
Николаю  Николаевичу.  Инженер  Сердюк,  насмерть  скомпрометировавший  себя
отрезыванием конечностей, останется замещать начальника лаборатории.

Сердюк обиженно хмыкнул:

- Подумаешь... - и закурил от огорчения.

-  Давайте  домой,  Николай  Николаевич! Оденьтесь потеплее - и на аэродром.
Через два часа улетаем.

- Зачем - потеплее? Разве в пекле прохладно? - пустил я пробную шутку.

Но Голуб уже смотрел на часы:

-  Давайте  скорее! И не пытайтесь выведать что, как зачем и куда. Все равно
до вылета ничего не скажу. Сейчас не до праздного любопытства...

В  самолете Голуб молчал. Я не расспрашивал. Пробивались сквозь облачность -
белая  плоскость  крыла  ушла  в  густой  туман.  Ревели  моторы,  в  кабине
дребезжала   какая-то  плохо  закрепленная  железка.  Внезапно  выскочили  в
солнечную прозрачную синеву. Внизу бугрились холмы туч.

-  Дело  в  том,  что  получен  приказ  сбить  эти  "черные звезды"... А нам
предстоит  засвидетельствовать,  что  они  из  нейтрида, - неожиданно сказал
Голуб.

-  Иван  Гаврилович, а... как же насчет международного права? - спросил я. -
Ведь эти снаряды, вероятно, американские?

-  Что-о?  -  сердито скосил глаза Голуб. - Кто вам сказал? Может быть, сами
американцы,  по  секрету?  Но они помалкивают, будто воды в рот набрали... А
если  эти  неизвестно, чьи снаряды действительно несут ядерную взрывчатку? А
если  они  упадут где-то в населенной местности да взорвутся? Вы знаете, что
тогда  может  начаться?  Это,  если хотите, международная обязанность наша -
устранить  угрозу  всему  миру.  А  не  только право. Ну, а кроме того, наше
правительство  уведомило  державы  через  ООН, и протестов не поступило... -
Иван Гаврилович фыркнул: - Тоже мне дипломат!

...  На  белом полотне снежной равнины были разбросаны темные силуэты машин,
радарных  установок,  точки человеческих фигурок. Серый полярный день... Под
низкими  тучами  -  тускло  и  сумрачно. Однообразие тундры сужало горизонт.
Только  в  одном  месте,  на  западе,  к  тучам  тянулись  контуры стартовых
ракетных башен.

Я  не слишком серьезно отнесся к совету Ивана Гавриловича одеться потеплее и
теперь  бодро приплясывал в своих ботиночках на скрипящем снегу. Ух, и мороз
же  был!  Ноги  коченели.  И  Голуб  хорош  со своей таинственностью: не мог
объяснить  обстоятельно.  Кто  же  думал,  что нас занесет на Таймыр! Однако
уходить в палатку не хотелось.

Нам  с  Иваном  Гавриловичем  еще  нечего  было делать. Мы стояли в стороне,
стараясь никому не мешать, и наблюдали.

Мы  находились в оперативном центре, управляющем всей этой сложной системой.
В  палатку то и дело пробегали озабоченные люди; рядом, на аэросанях, стояли
серо-белые,  под  цвет тундры, будки радаров; возле них возились операторы в
коротких  полушубках,  с  красными  от  мороза  руками  и  лицами. По снегу,
извиваясь,  тянулись  толстые  кабели;  они уходили туда, где ревели силовые
передвижки.

-  Ни  разу  не  были на испытаниях крупных ракет?.. - спросил меня Голуб. У
него  тоже  посинел нос от холода. - Жаль, на этот раз мы ничего не увидим -
тучи!

- А как же они будут наводить? - Я показал на радистов.

-  Они не будут наводить, будут только следить. Даже если бы была прекрасная
видимость,  люди  никогда  не  смогли  бы  навести ракету так точно, как это
сделают   вычислительные   электронные   устройства.  Человеческое  мышление
слишком  инерционно,  а  ведь  здесь  скорость  сближения  - десять или даже
больше  километров  в  секунду.  Так  что  наводить визуально, "вприглядку",
нельзя,  обязательно  промажешь.  Полетят,  понимаете ли, ракеты с тепловыми
головками   -  в  них  страшно  чувствительные  термоприборы  и  автоматика!
Остроумная  штука!  - Иван Гаврилович потер руками не то от удовольствия, не
то  от  холода и увлеченно показал в сторону стартовых башен. - Ведь "черные
звезды"  от  долгого  трения  о  воздух нагрелись до огромной температуры. А
термоголовка  почувствует  тепло  этих звезд на расстоянии прямой видимости.
На   высоте  семидесяти  километров  ракеты  "увидят"  цель  за  две  тысячи
километров!  С  земли  радары  заметили  бы  ее только за пятьсот - шестьсот
километров!  Нет,  право,  молодцы эти ракетчики, все рассчитали до секунды:
как  только  спутник  появится  на  юге,  на широте Алма-Аты - сразу сигнал,
уточненные данные о траектории, и старт...

- Ракеты боевые?

-  А  как  же! Снаряд нужно обязательно сбить здесь, на безлюдных просторах.
Потом лови момент...

Из   палатки,  пригнувшись,  надевая  на  ходу  папаху,  вышел  руководитель
операции   -   подтянутый   старик   с   бородкой  и  в  очках,  с  погонами
генерал-майора  артиллерии  на  полушубке.  Он  посмотрел  на часы, потом на
небо,  подергал  себя  за  бородку.  "Наверное, читает лекции в какой-нибудь
академии, - подумал я, - и не очень строг на зачетах". Он подошел к нам:

-  Вы шли бы в палатку, Иван Гаврилович, все равно ничего не увидите. Только
замерзнете. Вон молодой человек уже совсем закоченел...

-  Ничего,  товарищ  гвардии...  профессор!  -  шутливо  вытянулся перед ним
Голуб. - Здесь нам интереснее... Скоро?

-  Жду  сигнала  из  Туркмении.  -  Профессор  снова  посмотрел на часы. Он,
видимо,  волновался:  потер  руки, достал из полушубка портсигар, закурил. -
Ну,  сейчас должен быть сигнал... Простите, я оставлю вас. - Он повернулся к
палатке.

Но в это время из нее выскочил связной, вытянулся перед ним:

-   Сигнал   принят!  Высота  шестьдесят  километров,  направление  -  точно
расчетное.

- Хорошо. Микрофон!

- Есть!

Связной   нырнул  головой  в  палатку  и  через  мгновение  выкатил  из  нее
портативную радиоустановку. Профессор подошел к микрофону.

-  Внимание! Всем! - Голос его теперь звучал властно, лицо стало сердитым. -
Доложить готовность стартовых установок!

- Ракета один готова! - прозвучал в динамике хрипловатый от помех бас.

- Ракетдватов! - единым духом отрапортовал звонкий юношеский голос.

- Ракета три - готов!

- Ракета четыре - готов!

-   Так.   Доложить  готовность  радионавигационных  установок!  -  разнесли
радиоволны по тундре голос профессора.

- Радиолокаторы наблюдения за спутником готовы!

- Радиолокаторы наблюдения за ракетами готовы!

- Радиоприцелы готовы!

-  Слушать  всем!  Приготовиться  к  старту через сорок пять секунд по моему
сигналу.

На  радиоустановке замигала красная лампочка приема. Оператор, склонившись к
щитку,  переключил несколько рычажков. Теперь докладывали пункты наблюдения.
У  меня  возникло ощущение, что они будто по цепочке передают спутник-снаряд
из рук в руки.

- Спутник прошел сорок пятую параллель. Направление расчетное...

- Спутник прошел пятьдесят первую...

-  Спутник  прошел  пятьдесят  третью...  Профессор  взглянул  на хронометр,
кивком  головы  приказал  оператору  выключить прием. Не сводя глаз с пульта
вычислительного  устройства,  мигавшего  разноцветными пуговками-лампочками,
он нагнулся к микрофону:

- Внимание всем! - и будто выстрелил в микрофон: - Старт!!!

Вдали,  на  западе,  ажурные  стартовые  вышки, снег и тучи осветились алыми
вспышками.   Я  увидел,  как  пламя  поползло  вверх  по  башням;  маленькие
веретенообразные  тела  несколько  долей секунды противоестественно висели в
воздухе,  опираясь  на  столбы огня, потом метнулись к тучам. Секундой позже
накатился  рокочущий  грохот  стартовых  взрывов.  Еще  через секунду ракеты
исчезли за тучами.

Когда  стартовые  раскаты  стихли, стало слышно тоненькое пение моторчиков -
это  на  будках  радаров,  следя  за  ракетами,  поворачивались,  будто  уши
насторожившегося  зверя, параболические антенны. Я увидел, как зеленые линии
на  экране  радара  изломились двумя всплесками: радиоволны, отразившиеся от
ракет, летели к антеннам. Всплески постепенно раздвигались.

-  Высота  тридцать  километров!  -  выкрикивал  озябшим  голосом оператор в
полушубке. - Тридцать пять! Сорок! Пятьдесят километров! Шестьдесят пять!

И  вот параболические антенны радаров замерли на мгновение и начали медленно
поворачиваться  налево:  это  там,  за  тучами,  в  разреженном  темно-синем
пространстве,  изменили  курс  четыре  боевые  ракеты, почувствовав тепловое
излучение приближающегося спутника.

- Ракеты легли на горизонтальный курс! - сообщили микрофоны.

Несколько  секунд  прошло  в молчании. Профессор смотрел то на хронометр, то
на  экраны  радаров.  Внезапно  оператор  локатора,  антенны  которого  были
направлены на юго-запад, крикнул:

- Есть спутник!

Антенна  этого  локатора  ожила  и  начала  заметно  поворачиваться направо.
Маленький   штрих,  пересекавший  светящуюся  линию  на  экране,  постепенно
вырастал.  Вот  навстречу  этому  штриху,  обозначавшему  снаряд-спутник,  с
другого  края  экрана  поползли  четыре  букашки,  четыре  тоненькие зеленые
черточки - ракеты.

Тучи,  проклятые  тучи!  За  их  завесой  с  космическими скоростями неслись
навстречу  друг  другу  "черная  звезда" и ракеты, а здесь все это выглядело
крайне  невыразительно:  медленно  ползут по экрану зеленые черточки: четыре
справа  и  одна  слева.  Вот  они  почти  сошлись,  и...  в ту тысячную долю
секунды,   которую   осталось   пройти  ракетам  до  встречи  со  спутником,
автоматически   сработали   электронные  взрыватели  зарядов.  Взрыв!  Перед
снарядом встала стена энергии, стена раскаленного света и газов...

На  экране  локатора  все  это  выглядело  так:  всплески и светящаяся линия
разбились  на  множество тонких зубчатых кривых, которые на несколько секунд
заполнили  весь  экран,  а  потом  исчезли. Из светящегося хаоса возник один
всплеск и стал быстро перемещаться по экрану. Этого никто не ожидал.

- Снаряд падает! - воскликнул оператор, - Он не взорвался, он падает!

- Странно... - негромко сказал Голуб. - Почему же снаряд не взорвался?

Профессор пожал плечами:

-  Возможно,  это  была  просто  испытательная болванка, а не боевой атомный
снаряд...

-  Товарищ  генерал, - раздался голос в динамике, - спутник падает в квадрат
"сорок-двенадцать".

-  Ага!  Ну,  пусть  приземляется...  -  Профессор  снял  папаху и подставил
разгоряченную  лысину  морозному ветерку, потом подозвал связного офицера: -
Скомандуйте, пожалуйста, "отбой". Я покурю...

-  Слушаюсь!  -  Офицер  подошел к радиоустановке и весело пропел: - Группа,
слуша-ай! Отбо-ой!

Мы  смотрели  на  запад:  посеревшие  к  сумеркам  тучи быстро таяли, очищая
огромный  круг  синего  неба,  на  котором  уже  загорались  звезды. Горячая
взрывная  волна,  распространяясь  к  земле,  испарила тучи. Вдруг почва под
ногами упруго дрогнула.

-  Спутник упал в квадрате "сорок-двенадцать"! - доложил тот же наблюдатель.
Профессор повернулся к нам:

-  Ну, Иван Гаврилович и... э-э.., - Он посмотрел на меня, пытаясь вспомнить
мое  имя и отчество, но не вспомнил, - и товарищ Самойлов, теперь выполняйте
вашу задачу...

Однако  пора  и  спать - первый час ночи. Завтра надо подняться с рассветом.
Эк, я расписался сегодня! Впрочем, допишу уж до конца.

На  нашу  долю  пришлось  немного:  посмотреть  на упавший снаряд вблизи и с
возможной  достоверностью  установить:  из  нейтрида  он  или нет? Сперва мы
пролетели  над местом падения на вертолете, но ничего не увидели: в квадрате
"40-12"   горела   земля.   Нагревшийся   до   десятков  тысяч  градусов  от
многодневного  движения  в атмосфере, да к тому же еще и подогретый вспышкой
четырех  ракет, снаряд грохнулся в тундру, и почва на вечной мерзлоте вместе
с  мохом  и  снегом  вспыхнула  как  нефть, не успев растаять. Уже наступила
ночь.  И  в темноте этот гигантский костер огня, дыма и пара освещал равнину
на  километры  во  все  стороны;  даже  сквозь  шум  винтов был слышен треск
горящей почвы и взрывы пара.

Потом  мы  немножко  поспорили  с  Иваном Гавриловичем, но я все-таки убедил
его,  что идти нужно немедленно, сейчас - ведь снаряд может проплавить почву
на  десятки  метров  в  глубину,  ищи  его потом! Словом, мы приземлились, я
надел скафандр и направился к "костру".

Идти  было  нелегко: в скафандре стало душно, его тяжесть давила, баллончики
с  кислородом  колотили  по  спине,  а  перископические очки давали неважный
обзор. Словом, конструкцию скафандра, наверное, придется еще дорабатывать.

Сперва  навстречу  бежали  ручьи  растаявшего  снега.  Потом они исчезли, из
черной  почвы  валил  пар.  Некоторое  время  я  брел, ничего не видя в этом
тумане, и внезапно вышел из него прямо в огонь.

Странно:  я  не  боялся,  только  где-то  вертелась  неприятная  мысль,  что
скафандр  еще не прошел всей программы испытаний... В сущности, жизнь не так
часто  награждает  опасностями  работу  инженера. Мне просто было интересно.
Передо  мной  лежало озерцо расплавившейся земли: темно-красное у краев, оно
накалялось  к середине до желто-белого цвета. Там, в середине, лава кипела и
лопалась крупными ослепительными пузырями.

Жар  пробивался  даже  сквозь  призмы  перископической приставки. Я уменьшил
диафрагму.  Теперь  среди  раскаленных паров я заметил темное цилиндрическое
тело,  до  половины  окунувшееся  в  лаву, "Значит, неглубоко!" И я шагнул в
озерцо.  Странное  было  ощущение:  ноги  чувствовали,  как  у  самых  колен
содрогается  и бурлит розовая огненная жидкость, но не чувствовали тепла! До
снаряда  оставалось несколько метров - белая лава кипела вокруг него, черный
цилиндр  дрожал  в  ее  парах.  Было трудно рассмотреть детали: я видел лишь
тыльную  часть  снаряда,  напоминавшую  дно огромной бутылки, остальное было
погружено в лаву.

Скоро  призмы  помутнели, от жара начала плавиться оптика. Я повернул назад.
Да, несомненно, снаряд был из нейтрида...

На  следующий день снаряд ушел глубоко в землю; над ним кипело только озерцо
лавы.

Второй спутник сбили в тот же день, часа на два позже, над Камчаткой.



10  ноября.  Сейчас  в  центре решается вопрос о заводе нейтрида. Мы втроем:
Иван  Гаврилович,  Сердюк и я - все дни сидим и составляем примерную смету и
технологический проект.

Спорим отчаянно.



25  ноября. Итак, решено: завод будут строить в Днепровске, в Новом поселке.
Это  на  окраине.  Сейчас  там  уже  воздвигают  корпуса для цехов, подводят
высоковольтную   линию  передачи.  Большое  конструкторское  бюро  трудится,
разрабатывает  по  нашим  наметкам  мезонаторы-станки.  Эти мезонаторы будут
делаться  из нейтрида: тонкие листы покрытой нейтридом стали вместо бетонных
и  свинцовых  стен;  небольшие  компактные  установки,  размером  с токарный
станок,   в   которых  внутри,  в  космическом  вакууме,  будут  действовать
электрические   поля  в  сотни  миллионов  вольт;  мощные  магнитные  вихри;
громадные излучения и световые скорости частиц... Великолепные машины!

Меня,  очевидно,  направят  на  этот завод. Пока я еще в лаборатории, потому
что  здесь делается пленка для первых мезонаторов-станков. Но постепенно мне
приходится  все  дальше  и  дальше  отходить от дел семнадцатой лаборатории:
езжу   в   Новый   поселок,   наблюдаю   за   строительством,   консультирую
конструкторов.  В  лаборатории  на  меня  уже  смотрят,  как на чужого. Иван
Гаврилович  поглядывает  из-под  очков  хмуро,  неодобрительно.  Вчера он не
выдержал:

-  Напрасно вы это затеяли, Николай Николаевич, - перебираться на завод! Да!
Вы  уже  нашли  свое призвание - вы экспериментатор, а не технолог. Стоит ли
менять?

-  Да,  но  ведь  я не по своей охоте - нужно! Уж если не нам браться за это
дело, так кому же?..

Это  объяснение  для  Ивана  Гавриловича.  А  для  себя? А для себя вот что:
во-первых,   конечно,   на  строительстве  я  сейчас  нужнее;  во-вторых,  в
ближайшее  время  в  семнадцатой лаборатории, кажется, ничего интересного не
произойдет;  в-третьих,  не хватит ли мне работать подручным у Голуба? Нужно
попробовать и самому...



30  декабря.  С  завтрашнего  дня  я уже не сотрудник семнадцатой, а главный
технолог   нейтрид-завода.   Мезонаторный   цех   уже   готов  (темпы  наши,
советские!) Будем собирать первый мезонатор из нейтрида и для нейтрида.

Снова  начинается зима: мокрыми лепешками падает снег, прохожие очень быстро
становятся  похожими  на  снежную  бабу.  Сыро  и  не очень холодно. Сегодня
прощался  с  лабораторией.  Конечно,  я  буду бывать у них очень часто - без
Голуба  не  обойдешься.  Сердюк тоже разбирается в нейтриде и мезонаторах не
хуже  меня.  Но  сегодня  я  ушел от них как сотрудник, как свой парень, как
"Колька  Самойлов"  -  для  Сердюка,  как  "дядя, достаньте воробушка" - для
Оксаны... Ушел как товарищ по работе.

Было грустно и немного неловко. Как водится, все старались шутить.

Сердюк сказал:

- Почтим его память молчанием.

И  (черт  бы  его  взял!)  все в самом деле замолчали. Будто я уже умер! Мне
пришло  в голову: пожалуй, если бы эти полтора года не были такими трудными,
если  бы  они  не  были  так насыщены мечтой о нейтриде, борьбой за нейтрид,
неудачами,  разочарованиями  и  радостью  открытия,  -  уйти было бы гораздо
проще и легче.

Эти  полтора  года  сблизили  нас  крепко и навсегда. Как определить степень
родства  тех,  кто вместе творит? Оно ближе, чем родство братьев. Попробуйте
представить  себе несколько отцов или матерей одного ребенка, имя которому -
Новое! Вот что определяет нашу близость.

-  А что, Иван Гаврилович, ведь нет худа без добра? - сказал я, чтобы увести
разговор  от  излишнего  внимания  к моей личности. - Если бы не эти "черные
звезды", пожалуй, нейтрид-завод не появился бы так скоро, верно?

Голуб помолчал.

-  Верно-то  верно...  Только в этом "добре" слишком много "худа", Коля. (Он
впервые  назвал меня Колей.) Представьте себе: две партии людей через одну и
ту  же скалу роют два туннеля втайне друг от друга, опасаясь, как бы одни не
услышали  стук  кирок  других...  Так  и  здесь.  Ведь если они, американцы,
работали  над  получением  нуль-вещества, то и у них были наши неудачи, наши
разочарования,  наши  ошибки.  Может  быть,  и  у  них  были  дни  такого же
отчаяния,   когда   они   обнаруживали,   что   минус-мезоны   отталкиваются
электронными  оболочками  атомов...  Глупое,  нелепое  положение!  В сложное
время  мы  живем.  Сейчас,  когда  каждое  новое  открытие требует громадной
работы,  громадного  напряжения от многих исследователей, - они предпочитают
разъединяться,   вместо   того   чтобы   соединяться   в   работе;  лгать  и
изворачиваться,  вместо  того  чтобы вместе обсуждать непонятное. А открытия
становятся  все  громадное,  все  сложнее.  Каждое из них затрагивает уже не
только  ученых,  а  всех  людей  земли... Страшно подумать, к чему это может
привести!..

Да,  он  прав.  Угробить  столько нейтрида на эти нелепые снаряды - и зачем?
Чтобы  напугать нас? Это даже не смешно. После того, что я видел в тундре, я
понял,  что  у  нас,  в  случае чего, каждый инженер станет офицером, каждый
профессор - генералом. Нет, нас не запугаешь!

А  сколько  мезонаторов  или  реакторов  для  электростанций  можно  было бы
сделать  из  этих  выброшенных  на  ветер  900 тонн нейтрида? Впрочем, я уже
начинаю рассуждать, как технолог.

Ладно,  может, не так уж плоха эта сложность нашего времени. Как и сложность
в  науке,  она  приводит  к  новому  в  конце концов И не мы запустили такие
"спутники". И раз нейтрид найден, мы используем его поумнее, чем американцы.

Значит, завтра на завод! Новые дела, новые люди..."



                                ЧАСТЬ ВТОРАЯ

                                 БЕЛАЯ ТЕНЬ

Дальнейшие  события  распространяются слишком широко и захватывают так много
людей,  что  мы  не  смогли  бы  описать  их  только с помощью дневника Н. Н
Самойлова.  К  тому  же  записи  Самойлова  страдают, как, возможно, это уже
успел  заметить читатель, неполнотой, а его характеристики людей пристрастны
и  довольно  поверхностны.  Да  это  и  понятно:  ведь он инженер, он глубже
вникает  в  научные проблемы, они волнуют его гораздо больше, чем поступки и
характеры знакомых.

Читатель,  возможно,  посетует  на  то, что и во второй части многие события
описаны  разрозненно и несвязно: он прочтет записи в лабораторных журналах и
газетные    сообщения,   рассказы   очевидцев   и   протоколы   неудавшегося
расследования,   наблюдения   астрономов   и  новые  странички  из  дневника
Самойлова.  Автор  не  хочет  скрывать  от  читателей,  что  многое пришлось
додумывать,  что не раз усилиями воображения восполнялся недостаток сведений
и восстанавливалась связь событий.

Многим  это  может не понравиться: ну, дескать, раз уж сам автор признается,
что он кое-что придумал, - значит, дело плохо!

Но  это  не так. Даже научные теории создаются из немногих отрывочных и даже
противоречивых  фактов,  далеко не полно раскрывающих явления природы, порой
они  вызывают недоумение, противоречат твердо установившимся представлениям.
Величайшая  теория нашего времени - теория относительности возникла всего из
двух  экспериментально  установленных  фактов:  постоянства скорости света в
пустоте и постоянства ускорения земного тяготения.

Исследователь  силой  воображения  находит  логическую связь между внешне не
связанными  друг  с  другом  явлениями  природы.  И  от  литератора, который
пытается  описать  несравненно более сложные явления жизни, нельзя требовать
большего.





                         ПРОЕКТ КОСМИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ

Лопасти  винта  вертолета слились в серебристый прозрачный круг; сквозь него
были  видны  дрожащий желтый диск солнца, размытые очертания облаков. Внизу,
с  полуторамильной  высоты,  перемещались  квадраты плоской земли, аккуратно
нарезанной  прямоугольниками  желтых  кукурузных  полей,  зелеными  клетками
виноградников    и   чайных   плантаций.   Вдали   поднимались   Кордильеры,
сизо-коричневые горы, похожие на геологический макет.

Внизу  царил  июльский  зной.  Здесь же, на высоте, было довольно прохладно.
Вэбстер  поеживался  в  своем  полотняном костюме и с завистью поглядывал на
генерала  Хьюза  -  тот  был  в  плотном  комбинезоне  из  серой шерсти и не
чувствовал холода.

Вертолет  летел  на запад, к горам. Вот внизу возникла широкая голубая лента
реки  Колорадо  в  бело-желтых песчаных берегах. К югу, за рекой, показались
десятки  приземистых  и длинных корпусов из серого бетона с узкими, похожими
на  бойницы  окнами. Дальше были видны трехэтажные жилые дома. Сюда, к этому
городку,  с  трех  сторон  шли  серые  ленты шоссе, тянулись через реку нити
высоковольтной  линии.  По игрушечным грибообразным будкам охраны можно было
увидеть весь многомильный периметр оцепленной зоны.

- Нью-Хэнфорд... - Вэбстер наклонился к окну кабины.

- Что? - Генерал не расслышал из-за наполнявшего кабину жужжания.

- Нью-Хэнфорд! - повысил голос Вэбстер.

-  Ага!  -  Генерал  тоже  склонился  к  окну,  перегнувшись  через  сиденье
Вэбстера,  так  что  тот почувствовал его теплое рыхлое плечо. Генерал надел
очки,  довольно посопел. - Гм... точь-в-точь, как старый Хэнфорд, где делали
плутоний.

- Будем приземляться?

- Нет. Сперва к "телескопу". - Генерал откинулся в кресле.

Они  были  одни  в  комфортабельной  кабине  вертолета: доктор Герман-Джордж
Вэбстер,  руководитель  исследовательского  центра в Нью-Хэнфорде, и генерал
Рандольф Хьюз, инспектировавший промышленность вооружений на Западе страны.

Вэбстер  настороженно  посматривал на новое начальство: каков будет этот? За
восемнадцать  лет,  со  времени  Манхеттенского проекта, он перевидал немало
таких  полувоенных-полудельцов,  генералов, которые завоевывали не города, а
прочное  положение  в  деловых  и  политических  кругах  и  прославились  не
военными  знаниями,  а осведомленностью в биржевых делах. С ними было трудно
работать:  высшей  истиной  они  считали  собственные  изречения,  а  на все
тонкости научных исследований смотрели как на выдумки "этих физиков".

Прежний  начальник  обороны  Западного  побережья,  бригадный генерал Джекоб
Хорд,  член правления концерна "XX век", сравнительно долго - полтора года -
держался  на  этом  посту, несмотря на свою очевидную неспособность и частые
неудачи.  Его  не подкосили ни многочисленные неудавшиеся запуски спутников,
ни  скандальные прошлогодние испытания нейтриум-пушки, после которых снаряды
долго  вращались над Землей, пока их не сбили русские. Однако, когда полгода
назад  две  русские  автоматические ракеты одна за другой были отправлены на
Луну   (первая   облетела   вокруг  нее  и  вернулась  на  Землю,  а  вторая
благополучно  опустилась  на  лунную  поверхность  в  районе моря Дождей и в
течение  трех  месяцев  передавала  на  Землю  информацию), генералом Хордом
занялась сенатская комиссия, и его сместили.

Так  каков  же  будет этот? Пока что Рандольф Хьюз был известен тем, что год
назад,   когда  в  мире  бушевал  скандал  со  снарядами  из  нейтриума,  он
потребовал  готовить атомное нападение на Советский Союз и Китай, "если хоть
один  из  снарядов  упадет  на  американскую  территорию".  Уж не этим ли он
обязан  своему  выдвижению  на  новый  пост?  "Хотя, - Вэбстер усмехнулся, -
такая дерзость достойна поощрения..."

Геликоптер  покачнулся,  я  Вэбстер  на  секунду  почувствовал  тошнотворную
невесомость.  "Снижаемся?"  Он  посмотрел  наружу. Машина уже вошла в горы и
летела  вдоль  широкого  ущелья;  жужжание  винтов отражалось от скал гулким
рокотом.

Прямо  перед  ними  на  западе  поднималась  гора,  выделяющаяся  среди всех
остальных  своими  размерами  и  формой. Должно быть, это был давно потухший
вулкан;  буро-коричневый  конус,  опоясанный  внизу мелкими горными соснами,
возвышался  над  скалами  на  сотни  футов  своей  плоской  вершиной. К этой
вершине,   навинчиваясь  спиралью,  шло  широкое  бетонное  шоссе;  туда  же
карабкались стальные мачты подвесной дороги и линии высоковольтной передачи.

Геликоптер  приблизился  к  вершине.  Стало  видно, как на площадке забегали
люди.  Машина  несколько  секунд  висела  в  воздухе неподвижно, потом стала
опускаться на бетонную площадку.

Генерал  грузно  вышел  из  кабины,  размял  затекшие  ноги  и  повернулся к
выстроившейся  на  площадке  команде  солдат.  На  него смотрели два десятка
молодых  физиономий  под большими светлыми касками; у некоторых еще не сошло
с лица сонное выражение.

Стоявший  справа  офицер,  худощавый брюнет с усиками и в сдвинутом на глаза
пробковом  шлеме,  то  угрожающе  посматривал  на  солдат,  то  опасливо  на
начальство.

После приветствий генерал спросил:

-  Что,  ребята,  скучно  вам здесь? - Голос его звучал совсем так, как он и
должен  звучать  у  бравого,  прославленного  в  сражениях генерала, который
запросто  беседует  с  солдатами.  -  Ничего, скоро здесь станет веселее. Уж
можете  на  меня положиться... - потом повернулся к Вэбстеру. - Так покажите
же мне ваш знаменитый "телескоп"...



Это  устройство  в  самом  деле  было похоже на павильон большого телескопа:
круглая  башня  тридцати  метров в поперечнике поднималась над вершиной горы
большим  куполом.  Стены  и  купол  покрыты  черным,  странно блестевшим под
солнцем  металлом. Пока офицер набирал буквенный код электрического дверного
замка,  Хьюз  безуспешно  пытался  поцарапать  металл  башни  куском кремня.
Вэбстер насмешливо наблюдал за ним.

- Нейтриум? - повернулся к нему генерал. Вэбстер кивнул.

- Это... атомная броня?

- Да. Выдержит прямое попадание атомной бомбы.

-  Гм...  -  Генерал  скептически  прищурился.  -  Вы хотите сказать, что...
пожелали  бы  остаться  в  этой  башне,  если  бы  на  нее сбросили, скажем,
десятитонную плутониевую?

"Он, кажется, не очень сообразителен", - подумал Вэбстер.

-  Во  всяком  случае,  лучше  в  ней,  чем  около нее... Но дело не в этом:
"телескоп"  может  наводиться  и управляться на расстоянии. А нейтриум-броня
рассчитана  на  то,  чтобы  управление не расстроилось после атомного взрыва
над колпаком.

-  Ага!  -  Генерал  хотел  еще  что-то спросить, но в это время включился и
взвыл электромотор замка: двери в башне начали медленно раздвигаться.

Внутри  башни  сходство  с  астрономическим павильоном не исчезло. Генерал и
Вэбстер  стояли на краю огромного черного диска, из середины которого вверх,
к  куполу,  наклонно  уходил  сужающийся  в перспективе двадцатипятиметровый
ствол.  Ствол  держался  не  только  на  этом диске-лафете: от стен и купола
башни  к  нему  сходились  тонкие черные нити, они оплетали ствол, как спицы
велосипедного  колеса.  Офицер,  повозившись  у  вделанного  в  стену щитка,
включил  освещение;  однако  в  башне  по-прежнему было мрачно; ствол, диск,
нити  отливали  каким-то  странным  черным светом. У основания ствола смутно
различались сложные устройства.

-  Включите  тумблер  "щель",  Стиннер,  - бросил офицеру Вэбстер. Голос его
звучал  глухо  и  не  отразился,  как  ожидалось, эхом от стен башни. - Там,
внизу, слева на щитке...

Снова  приглушенно  завыли  электродвигатели,  в  куполе появилась щель. Она
стала медленно расширяться, открывая полосу синего высокогорного неба.

Генерал  осмотрелся  вокруг,  увидел металлическое сиденье возле угломерного
устройства, тяжело опустился на него и обратился к стоящему поодаль офицеру:

- Вы свободны... э-э...

- Майор Стиннер, - подсказал Вэбстер.

- Да-да. Вы свободны, майор.

Стиннер  удалился. Генерал закурил сигарету, помолчал некоторое время, потом
поднял глаза на Вэбстера:

-  Я уже наслышан о том, что произошло во время тех испытаний "телескопа"...
Однако  мне хотелось бы, чтобы вы, доктор, изложили мне самую суть этой, так
сказать, неудачи. Кратко, пожалуйста...

Вэбстера  разозлило,  что  этот выскочка-генерал не позаботился о том, чтобы
они  оба  сидели и разговаривали как равные. Однако сесть было больше негде,
и  он,  чтобы  не стоять перед генералом в позе подчиненного, тоже закурил и
стал   расхаживать  взад  и  вперед  по  диску.  Его  голос  звучал  сухо  и
высокомерно:

-  Суть  несложна:  порочен  сам  принцип  такой стрельбы. Земля, видите ли,
шарообразна,  и  траектория  межконтинентального  снаряда  должна быть почти
параллельна  поверхности  планеты.  Точка  попадания  является в этом случае
местом  пересечения  двух  почти  параллельных  кривых, что, как известно из
геометрии,  есть  событие  довольно  неопределенное... - Он затянулся дымом,
покосился  на  Хьюза,  тот  кивал  головой.  -  Стало  быть, чтобы попасть в
заданную  точку  Земли,  нужно  предельно точно задать снаряду направление и
скорость.  Эта  скорость  должна  быть  близка к критической - семь и девять
десятых  километра  в  секунду.  Перейдя  ее,  тело  может  вращаться вокруг
планеты неопределенно долго...

Вэбстер,  казалось,  забыл,  что  перед  ним  генерал, - он говорил громко и
жестикулировал,  будто  перед  студенческой аудиторией. Хьюз ритмично кивал,
показывая  розовую  лысину,  старательно зачесанную редкими серыми прядями с
висков,  и  окидывал оценивающим взглядом расхаживающую перед ним долговязую
фигуру.  Он  незаметно  усмехнулся:  все  эти  ученые топорщатся и стараются
пустить  пыль  в  глаза,  пока  их не возьмешь на крючок. "Земля, видите ли,
шарообразна..."

-  Задать  нужную точность скорости и угла траектории - дело весьма сложное,
-  продолжал  Вэбстер.  -  В затворе этого "телескопа" осуществляется цепная
реакция,  идущая  почти  со  скоростью неуправляемого атомного взрыва. Ясно,
что  регулировать  эту реакцию и развивающуюся в результате ее температуру в
десятки  тысяч  градусов  чрезвычайно  трудно.  Как  я уже говорил, скорость
снаряда  может перейти предел в семь и девять десятых, и тогда... появляются
"спутники".  Мы  были загипнотизированы потрясающими возможностями нейтриума
и  на  некоторое  время  упустили  из  виду  эти  опасности. Когда же проект
"телескопа"  был  уже  закончен  и  здесь  приступили к сборке павильона, мы
заметили,  что при расчете "азиатских траекторий" не все получается ладно...
Я   докладывал   генералу   Хорду,  вашему  предшественнику,  сэр,  об  этих
затруднениях,  но  он или ничего не понял, или излишне понадеялся на господа
бога...

Хьюз  перестал  кивать  и нахмурился - ему не понравилось такое упоминание о
боге.

Вэбстер продолжал:

-  Хорд  твердил,  что  сейчас  следует  как  можно  скорее противопоставить
"телескоп"  русским баллистическим ракетам, показать им, что и у нас есть не
менее  мощное  оружие, что время не терпит и он не допустит замедления работ
из-за каких-то перестраховочных пересчетов...

- Да-да... - сочувственно пыхнул дымом генерал.

-  Словом,  когда год назад мы произвели три первых пристрелочных выстрела в
зону  в Антарктиде, то туда не попал ни один из снарядов: первый плюхнулся в
океан  неизвестно  где,  а  два других перешли критический предел скорости и
превратились в спутников Земли. Через девять дней их сбили русские...

-  Однако  эти  "черные  звезды" произвели в мире громадный эффект! - поднял
палец  Хьюз.  - Какая тогда была военная конъюнктура, о-о! Так что испытание
нельзя   считать   неудавшимся,   дорогой  док...  Ладно,  скажите:  что  вы
предполагаете предпринять дальше с этой пушкой?

-  Ничего.  -  Вэбстер  пожал  плечами. - К сожалению, нейтриум не поддается
переплавке.

-  Гм...  - Генерал в задумчивости закурил новую сигарету. - А вы не думали:
нельзя  ли  стрелять  из  "телескопа" навесной траекторией, как из миномета?
Тогда,  насколько я понимаю, угол встречи снаряда с поверхностью Земли будет
довольно определенным. Правда?

-  Да, но... - Вэбстер снисходительно прищурился, - это мало что даст. Чтобы
поразить   объект  на  расстоянии,  скажем,  в  двадцать  тысяч  километров,
пущенный    вверх    снаряд    должен   описать   эллиптическую   траекторию
протяженностью   почти   в   миллион   километров,   а  это  вряд  ли  будет
способствовать точности попадания. И вообще...

-  Хорошо,  но  скажите  мне  вот  что, док: а как насчет обстрела внеземных
объектов?

- Что вы имеете в виду? - не понял Вэбстер.

-  Ну...  ну...  скажем... - генерал задумчиво почесал переносицу, - крупные
постоянные спутники и Луну. А?

-   Гм...  Действительно,  хотя  это  может  показаться  парадоксальным,  но
"телескоп"  в  гораздо  большей  степени  годится  именно  для обстрела этих
объектов.  Снаряды  будут  лететь  по вертикальной траектории... - размышлял
вслух   Вэбстер.  -  Чтобы  преодолеть  земное  притяжение,  нужна  скорость
немногим  более  одиннадцати  километров в секунду. Если скорость увеличить,
то  возможна стрельба прицельная, абсолютно точная... Да, что касается Луны,
то  очевидно,  что  ее  можно обстреливать с высокой степенью точности, если
выбрасывать  снаряды  с  начальной  скоростью больше двадцати- двадцати пяти
километров  в  секунду.  Это при атомном взрыве легко осуществляется. Что же
касается  обстрела  спутников,  то  здесь  расчеты не столь легки. Вероятно,
спутники,  вращающиеся на больших высотах - порядка радиуса Земли и более, -
можно  будет  поразить... Это надо посчитать... - Вэбстер вытащил из кармана
блокнот.

-  Хорошо,  хорошо! - Генерал махнул рукой. - Я полагаюсь на ваши знания, не
нужно  рассчитывать.  Потом... Значит, если бы, скажем, Москва находилась не
в  восьми  тысячах  миль от "телескопа", а на Луне, то попасть в нее было бы
гораздо легче, верно?

-  Да.  Конечно, если бы она находилась на обращенной к Земле половине Луны,
- тонко улыбнулся Вэбстер. Он еще не понимал, к чему клонится этот разговор.

-  А  хорошо бы всех русских, да и китайцев заодно, переселить на Луну, - не
слушая его, сострил генерал. - Пусть там строят свой коммунизм, а?

-  Да.  Но  лучше  без  их ракет... - в тон генералу добавил Вэбстер. - Ведь
запустить  ракету  с  Луны  на Землю гораздо легче, чем с Земли на Луну: там
притяжение в шесть раз меньше...

Вэбстер  ожидал,  что  генерал  оценит  его остроту и рассмеется так же, как
смеялся  и  своей, но Хьюз воспринял его слова совершенно необычным образом.
Он  вскочил  со своего сиденья и уставился на Вэбстера помутневшими голубыми
глазками  в  набрякших  морщинах  век.  Потом  стал  быстро ходить по диску,
потирая руки и бормоча:

-  В  шесть раз легче? Это не шутки!.. Это не шутки, не шутки!.. В шесть раз
меньше  горючего для ракет, в шесть раз больше водородных ракет, в шесть раз
точнее! Это не шутки!..

Бодрый  старческий румянец исчез с круглых щек генерала, а в его неподвижных
глазах стоял страх. И Вэбстеру тоже стало страшно.

Солнце  заметно  сдвинулось к западу, и лучи его теперь искоса заглядывали в
щель  купола.  От  щели  к  стенам  павильона  протянулись прозрачные желтые
полосы.  Но нейтриум странно преобразовывал солнечный свет: коснувшись стен,
лучи  отражались  от  них  уже  темно-серыми,  и  этот серый свет без красок
освещал  внутренность  павильона-блиндажа.  Тускло  лоснился  огромный ствол
нейтриум-пушки,  запутавшийся в паутине тяжей. Выступали из полутьмы могучие
люльки  лифта  для  снарядов,  рычаги  и колеса устройств наводки, приборы и
рукоятки   регулятора  цепной  реакции.  У  стены  павильона  стояли  мощные
электродвигатели,   похожие  на  черные  бочки.  Они  тоже,  будто  зловещим
налетом, были покрыты тонкой защитной пленкой нейтриума.

Две  фигурки  внизу,  на  диске,  почти  терялись  в слабом освещении, среди
нагромождения  больших  устройств. Одна фигурка, небольшая и грузная, быстро
ходила  взад  и  вперед от края диска к центру; другая, худощавая и высокая,
казалось    принадлежавшая    не    сорокалетнему    ученому,   а   молодому
спортсмену-баскетболисту, стояла неподвижно...

Наконец  они  успокоились.  Генерал  снова уселся в стальное кресло, закурил
сигарету, некоторое время молча пускал струйки дыма.

-  Как  вы  полагаете,  док,  - голос Хьюза звучал теперь хрипло и устало, -
каково состояние дела с нейтриумом там?

Вэбстер не сразу ответил:

-  По-моему,  они  находятся  еще в самом начале пути... Может быть, они уже
получили  первые  граммы нейтриума, если смогли понять, из чего сделаны наши
снаряды  -  "черные  звезды"...  Может  быть, у них еще ничего нет, если они
поверили  в  наши  сообщения  об отрицательных результатах экспериментов. Во
всяком случае, если рассчитывать на худшее...

-  "Если  рассчитывать  на  худшее"!  -  перебил его Хьюз и снова вскочил. -
Сколько  раз  мы  ошибались  в  русских, принимали их за простачков, которых
можно  обмануть  вот такими журнальными трюками, вроде вашей статьи! Сколько
раз  мы  доказывали,  что  русские  не  смогут сделать атомной бомбы - и уже
почти  доказали  это,  -  когда  они  ее  сделали! Атомная бомба, которую мы
делали  пять лет, а они три года! Водородная бомба, которую они сделали лишь
на  десять месяцев позже нас, хотя начали работу на четыре года позже! Какой
страшный  темп! После того как мы убедили самих себя и весь мир, что первыми
выйдем  в  Космос, - они запустили свои спутники фантастических размеров! И,
наконец,  эти  ракеты,  запущенные на Луну! Вы ничему не научились, Вэбстер!
Знаете  ли  вы,  что  русские  имели  нейтриум,  или,  как они его называют,
нейтрид,  еще  до  наших  снарядов  спутников?  Знаете  ли  вы,  что они уже
выстроили  свой  первый  нейтриум-завод,  который  по  масштабам не уступает
Нью-Хэнфорду?  Знаете ли вы, что на этом заводе они начинают строить дорогие
их   сердцу   ракеты?  Ракеты  из  нейтриума,  сэр!  Не  баллистические,  не
межконтинентальные, а космические ракеты! Знаете ли вы все это?

-  Нет!...  - прошептал ошеломленный Вэбстер. - Я не представлял... Я не мог
это предвидеть...

На  полном  лице  генерала  возникла  снисходительно-презрительная  гримаса,
смысл  которой  можно было расшифровать без труда: "Вы, ученые, воображаете,
что знаете все, а на самом деле вы не знаете ни черта!"

-  Ну хорошо... - Генерал уселся в свое кресло. - Не ваша вина, что вы этого
не  знали,  ведь  в  научной  литературе это не публиковалось. Итак, ближе к
делу.  Вы,  конечно, прекрасно представляете себе, какую опасность несут эти
русские  ракеты  из  нейтриума.  С  помощью  их русские смогут захватить все
околоземное  пространство.  Таким  образом,  - генерал повысил голос, - этот
"телескоп",  на который вы ухлопали нейтриум, какой только смогли сделать за
эти  годы,  должен  стать  нашим  первым  пунктом  в  проекте  под названием
"космическая    оборона".    Нужно   усовершенствовать   "телескоп".   Нужно
пристреляться   по   Луне   и  ближайшему  пространству  так,  чтобы,  когда
понадобится,  мы  смогли  послать  в  любую точку нейтриум-снаряды с ядерной
взрывчаткой.   Пока   что  ваш  "телескоп"  -  единственное,  что  мы  можем
противопоставить  русским  ракетам... - Хьюз помолчал. - Ну, а из каких, так
сказать,  научных  побуждений мы это будем делать: для установления, есть ли
жизнь  на  Луне,  для  проверки  ли  русских  данных  или для анализа лунной
поверхности,  -  это нам потом придумают газетчики и дипломаты. Важно, чтобы
к  тому  времени,  когда у русских появятся первые базы на Луне и спутниках,
они  были  под прицелом. Игра переносится в Космос! Нам не придется особенно
церемониться,  я думаю. Слава всевышнему, на ночное светило и пустоту еще не
распространяются   нормы  международного  права.  И  нам  нужно  торопиться.
Русские в последнее время стали работать что-то слишком быстро...

Генерал  встал,  посмотрел  на часы, потом на Вэбстера, на лице которого уже
не осталось и следов от прежнего высокомерного выражения.

-  Так...  Теперь  в  Нью-Хэнфорд!  По пути обсудим подробности предстоящего
дела...



                                НОВЫЕ ПОИСКИ

Луна  плыла над городом, великолепная в своем холодном сиянии, украшая южную
ночь.  Она,  как  умелый  декоратор,  прикрыла весь мусор и беспорядок дня в
непроницаемой  тени,  расстелила  блестящие  дорожки  на обработанном шинами
асфальте  улиц,  стушевала  резкие  дневные  краски домов, заборов, скверов,
будто  набросила  на  них  серо-зеленую  пелену  тишины и задумчивости. Луна
плыла  высоко  над  домами,  парками,  улицами, красивая и круглая. И звезды
тушевались в ее сиянии.

В  такую ночь многим не спится. Бродят по улицам одинокие молодые мечтатели;
ликуя  и  улыбаясь  до  ушей, возвращаются домой ошалевшие после семичасовой
прогулки   с   любимой   девушкой   влюбленные;   навстречу   им  попадаются
сомнамбулические  пары,  совсем  забывшие  о  течении времени. Вспыхивает за
Днепром  трепещущее  зарево  над  металлургическим  заводом  - там выпускают
плавку.   Грохочет   за   домами   ночной  трамвай-грузовик.  Не  стесняемая
пешеходами,  летит  по  магистральному  шоссе  автомашина,  рассекая темноту
двумя пучками света; и долго еще слышен певучий шелест покрышек об асфальт.

В  такую  ночь  бродил по городу пожилой лысый человек в пиджаке нараспашку,
на  носу очки, в зубах папироса, руки в карманах - профессор Иван Гаврилович
Голуб.  Он  ходил  по  улицам,  окунувшись в серебристо-эеленое сияние, мимо
молчаливых домов и деревьев, шел задумчиво и неторопливо.

Он  так  шагал  уже  давно:  мысли  захватили его еще днем, в лаборатории, и
после  работы он так и не дошел еще до своей квартиры. Все недодуманные, все
мелькнувшие  в спешке дня мысли завладели им, будто он вдруг наткнулся на не
дочитанную когда-то интересную книгу.

Луна  висела  над  домами,  крыши  лоснились  в  ее  свете.  Иван Гаврилович
прищурился  на  нее - как-то сразу ожили, шевельнулись молодые воспоминания,
- но он, усмехнувшись им, буркнул:

- Ничего, матушка, вот скоро к тебе в гости всерьез летать начнем!..

Мысли  снова  вернулись  к  недавней  дискуссии в институте. Иван Гаврилович
посерьезнел:  все-таки  здорово  они его пощипали, эти теоретики - Александр
Александрович  Тураев  и  его  "сотрудники  по  интегралам".  Как  ловко они
доказывали  ему,  что  он, профессор Голуб, не понимает того, что открыл, не
понимает нейтрида.

В  том  же  институтском  конференц-зале,  где  когда-то  он  выдвинул  идею
нуль-вещества,  теперь  за  кафедрой стоял Александр Александрович и говорил
своим  звонким  тенорком, то и дело поворачиваясь к нему, Голубу, будто и не
было в зале других оппонентов:

-  Мало  получить  нуль-вещество,  мало  назвать  его  нейтридом.  Нужно еще
понять,  определить  его место в природе... А мы не знаем, что это за штука,
-  да,  не  знаем!..  -  Он  сердито  хлопнул по борту кафедры ладонью. - Вы
скажете...  - Он снова повернул изжелта-седую бородку в сторону Голуба, - вы
скажете:  "Но позвольте - мы измерили его плотность, механическую прочность,
его...   э-э...  радиоактивную  непроницаемость,  тепловые  свойства...  Вот
цифры,  вот  графики..."  Я  знаю  эти  цифры - они потрясают воображение. И
все-таки  это  не  то! Ведь и уран не был ураном, пока знали только, что это
серебристо-белый  металл с удельным весом 18,7, тугоплавкий, не растворяется
в  воде, но растворяется в сильных кислотах... Понадобилось заглянуть внутрь
атома,  чтобы  понять,  что такое уран. Так и теперь: мы не знаем главного в
нейтриде,  не знаем тех его необычных свойств, которых нет и не может быть у
обыкновенных веществ, тех свойств, для которых еще нет названия...

Да,   конечно,   прав   этот   престарелый,  но  молодой  в  душе  Александр
Александрович:  нейтрид  еще  не  открыт - он только получен. "Мы не открыли
Луну,  Кэйвор,  - мы только добрались до нее..." Где это? Ах, ну да: "Первые
люди  на  Луне"  Герберта  Уэллса. Иван Гаврилович снова посмотрел на лунный
диск, дружески подмигнул ему: этот Бедфорд был глубоко прав!

...  Но  как  проникнуть внутрь этого черного феномена, который не пробирают
даже  сильнейшие  радиоактивные  излучения?  И  что  нужно  ожидать  от этих
опытов?  Невозможно  представить  себе,  какова  будет реакция возбужденного
нейтрида... Что ожидать от него?

Получится  что-то  вроде  алхимии - пробовать одно, другое, третье: будет ли
взаимодействовать   нейтрид   с   быстрыми   протонами,   нейтронами.   А  с
альфа-частицами,   а   с  тяжелыми  ядрами?..  Иван  Гаврилович  поморщился,
покрутил  головой: множество частиц, множество энергий, скоростей - огромная
работа! Главное - не за что ухватиться. Голое место.

Постой,  а  что  тогда  говорил  Тураев,  после  дискуссии?..  Он  советовал
попробовать  облучать нейтрид мезонами. Иван Гаврилович ему возразил, что-де
мезонами  они  и  без  того  облучают  нейтрид  при его получении из ртути и
ничего   особенного   при   этом   не   происходит...   Но   ведь  Александр
Александрович,  пожалуй, был прав! Они работают с очень медленными тепловыми
минус-мезонами. А если перейти к большим скоростям, к световым?..

Да  и  почему  он  вбил  себе  в голову, что с мезонами ничего не получится?
Мезоны  -  частицы, которые создали нейтрид... Пожалуй, именно с них нужно и
начинать,  потому  что  мезоны  -  это  ядерные силы, своего рода "электроны
ядра".   Да,  да!  Еще  не  разумом,  только  интуицией  исследователя  Иван
Гаврилович  почувствовал  верный путь. Он незаметно для себя ускорил шаги и,
подчиняясь  внутреннему  радостному  ритму,  почти  бежал  вниз  по какой-то
пустынной и гулкой улице.

"Ведь  для  этих  опытов  все  есть: мезонатор, пластинки нейтрида... Что же
должно   получиться?  Так,  имеем  конкретные  условия:  нейтрид  -  быстрые
минус-мезоны.  Ну-ка..." Иван Гаврилович остановился под фонарем, вытащил из
кармана блокнот, карандаш и начал прикидывать схему опыта...

"Куда  это  меня  занесло?"  -  Иван  Гаврилович сложил блокнот и недоуменно
огляделся.  Луна  большим  багровым  кругом  висела  у  самого  горизонта на
западе;  небо  было еще черным, но звезды уже потускнели, предвещая рассвет.
Улица  кончалась,  впереди,  метрах  в  пятидесяти, в темной воде колыхались
длинные блики огней. "Река? Ого! Прогулялся через весь город..."

На  той стороне реки сверкали огни завода. Под ногами шуршала мокрая от росы
трава.  Голуб  почувствовал,  что  ноги у него гудят от усталости, присел на
траву.  Далеко-далеко  внизу  коротко  ревнул  буксирный  пароходик,  что-то
всплескивало  в  реке. По-утреннему свежий и крепкий, как газированная вода,
воздух  наполнял  грудь бодростью. Иван Гаврилович с презрением посмотрел на
окурок  папиросы  -  отравлять  себя  такой дрянью! - и отшвырнул его. Потом
встал,  подошел  к воде, потрогал ее руками - теплая, удивительно теплая для
сентября! Постоял минутку и решительно стал раздеваться.

Иван  Гаврилович  внимательно  осмотрел  себя в сером свете утра: ничего, он
еще  крепок для своих пятидесяти двух лет. Напряг мышцы рук - есть сила! Еще
работать  и  работать!..  Ничего, если приходится начинать на голом месте, -
для этого он и исследователь!

Иван   Гаврилович   ступил   несколько  шагов  по  плотному  песчаному  дну,
оттолкнулся  и,  стараясь  не  бултыхая  выбрасывать  руки, поплыл саженками
поперек течения...



Когда  Якина  спрашивали,  где  он  теперь  работает, он отвечал коротко: "В
зверинце".

Высоковольтная  лаборатория  в  самом  деле была похожа на зверинец - кругом
клетки,   только  вместо  хищников  в  них  были  заключены  молнии.  Молнии
прятались   в   красивых   медных   шарах   разрядников,   в  высоковольтных
конденсаторах.   Молнии   сдержанно   гудели   в  трансформаторах,  невидимо
собирались  на фигурных гирляндах фарфоровых изоляторов, в проводах и только
ждали, чтобы разрядиться на что-нибудь или кого-нибудь.

Сейчас  Якин  занимался  изучением электрического пробоя пластинок нейтрида.
Что ж, теперь почти весь институт исследует нейтрид...

Яков  с  усилием  поставил  на металлический цилиндр тонкую черную пластину.
"Вот  черт  -  килограммов  двадцать,  наверное,  не  меньше".  Установил на
пластинки  нейтрида  медную  гирьку  верхнего  электрода, соединил провода и
вышел  из  клетки.  Лязгнула  железная  дверь,  загорелась  над  нею красная
неоновая лампочка.

Яков    стал    медленно    поворачивать   ручку   трансформатора.   Стрелка
киловольтметра  неторопливо  поползла по шкале: 10 киловольт, 15... 25... За
серой  защитной  сеткой  от  гиреобразного  электрода с еле слышным шипением
стало   расходиться  оранжевое  сияние  -  светился  ионизированный  высоким
напряжением  воздух.  40  киловольт,  50...  70...  Черную пластину нейтрида
окутали  желтые и голубые нити: они тянулись, загибаясь за края пластинки, к
никелированному  цилиндру,  дрожали,  извивались  и  шипели,  как  живые.  В
воздухе распространился резкий запах озона.

Стрелка   коснулась   цифры  "90".  90  киловольт!  Якин  перестал  повышать
напряжение,  чтобы  полюбоваться,  Теперь  в  клетке  между электродами, ища
выхода,  разъяренно  металась  молния;  нити разрядов были голубыми и шипели
так  громко,  будто трещало разрываемое полотно. Могучие электрические силы,
подчиняясь  легкому  повороту регулятора, напряглись и рвались сквозь тонкий
слой  нуль-вещества. Если бы между электродами лежало обычное вещество, даже
в  тысячи  раз толще этой пластинки, то все было бы уже кончено, материал не
выдержал   бы:  треск,  громкий  щелчок  и  пробой  -  маленькая  дырочка  с
опаленными краями. Но путь электрическому току преграждал нейтрид...

Яков  снова  стал  поднимать  напряжение.  Когда  стрелка  доползла  до  120
киловольт,  нити  разрядов,  угрожающе  шипя  и  треща, собрались в слепящий
голубой  жгут,  огибая пластинку. Между электродами возникла дуга. Тотчас же
перегрузочные   реле-ограничители  с  лязгом  отключили  трансформатор.  Все
исчезло.

Яков  в  задумчивости  потер  лоб.  "Нужно  попробовать  пробить  пластину в
трансформаторном  масле;  тогда  можно  будет  повысить  напряжение  раза  в
четыре".  При  мысли  об  этом  Яков  вздохнул,  он  не  любил  иметь дело с
трансформаторным  маслом - сизо-коричневой густой жидкостью, которая пачкает
халат, а руки потом противно пахнут рыбьим жиром и касторкой.

Уже  несколько  месяцев  он  пытается  пробить нейтрид - и все одно и то же:
перекрытие по воздуху.

Нейтрид  непробиваем.  Это,  конечно,  великолепно,  что нейтрид выдерживает
сотни   и   тысячи   миллиардов  вольт  на  сантиметр!  Но  что  же  это  за
исследования,   если  они  будут  состоять  из  одних  только  отрицательных
результатов?

Нужно  испытывать  еще  более тонкие пластинки нейтрида - может быть, пленки
тоньше  ангстрема.  Но  каково идти на поклон в семнадцатую лабораторию, где
Голуб,  Сердюк, Оксана? Яков вспомнил о своей недавней встрече с Оксаной - и
снова вздохнул.

Оксана  после  изгнания  его  из 17-ой лаборатории при встречах отворачивала
голову  или опускала глаза - не хотела здороваться. "Сердится, - понял Якин.
-   Ну,   ничего.  Это  все-таки  лучше,  чем  если  бы  она  здоровалась  и
разговаривала равнодушно. Хоть какие-то чувства питает... Помирюсь!"

Помирились  они  в  троллейбусе,  возвращаясь  с  работы.  Был  час  пик; их
стиснула  давка.  Яков  так энергично и так заботливо старался, чтобы Оксане
было   просторнее,  так  сдерживал  возле  нее  напор  пассажиров,  что  она
смягчилась.  Когда  же  Яков  отпустил  шутку  по  поводу непомерной толщины
одного  пассажира,  она  рассмеялась и подобрела окончательно. Они - впервые
за все это время - разговорились.

В троллейбусе было жарко и душно, пахло потом.

-  Знаешь  что,  пошли  пешком,  -  предложил  Яков.  -  Чего мы будем здесь
толкаться?

Солнце   еще   не  село,  но  затененные  деревьями  улицы  уже  подернулись
предвечерней  сизой  дымкой. Гремели трамваи, спешили прохожие. Они свернули
в  парк.  Правда,  это  был  весьма  окольный  путь  к  Оксаниному  дому, но
"окольный  путь  к  дому  девушки  -  самый  прямой путь к ее сердцу", - это
правило Яшка усвоил еще в студенческие годы.

Он  острил напропалую, рассказывал бывшие и не бывшие на самом деле истории.
Оксана  смеялась  и  уже  тепло  посматривала на него своими "карими очами".
Когда  проходили  мимо  фонтана,  под  развесистой  струей  которого  мокли,
взявшись  за  руки,  серо-зеленые  цементные  мальчики с большой рыбой, Яков
посмотрел на них и молча начал стаскивать с себя пиджак.

- Ты что? - поразилась Оксана.

-  Так  дети  мокнут.  Простудятся.  Жалко...  -  невозмутимо  объяснил  он,
показывая на фонтан.

- Ой! - Оксана, смеясь, даже уцепилась обеими руками за плечо Якина.

Словом, полный мир был восстановлен раньше, чем они дошли до середины парка.

Сперва  разговор  был  шутливый,  легкий.  Потом  как-то  пришлось к слову -
упомянули  об  институте. И Оксана неудержимо начала рассказывать, как у них
в  лаборатории  было интересно, как той осенью однажды Алексей Осипович чуть
не  отрезал  себе  руку  черной пленкой; а потом как Голуб и Коля - "Достань
воробушка"  улетали  на  Таймыр и Коля вернулся с отмороженными ушами; и как
они  испытывали  первые  образцы нейтрида; а Иван Гаврилович сейчас начинает
какие-то новые интересные опыты...

Якин  слушал  -  и увядал. Все его прогулочное настроение как-то испарилось,
шутить  больше не хотелось. Он шел рядом с разговорившейся Оксаной и молчал,
чтобы  не  выдать своих чувств. Да и что он мог сказать?.. Словом, вечер был
испорчен; с Оксаной он распрощался холодно.

Нет, лучше в семнадцатую не показываться, а послать с лаборанткой записку.





После  дневника  Николая Самойлова у читателей могло сложиться одностороннее
и  излишне категорическое представление о его бывшем однокурснике и товарище
Якове  Якине.  Дескать,  это  циник,  халтурщик, недалекий рвач и так далее.
Словом - нехороший человек. Отрицательный персонаж.

Конечно, это слишком поспешное суждение о Якове Якине.

Иные  книги  приучают нас очень упрощенно судить о людях: если человек криво
усмехается  -  значит,  он сукин сын; если герой улыбается широко и открыто,
как  голливудский  киноактер,  -  значит, он положительный, хороший. В жизни
все не так просто.

Если  отбросить  разные  неприятные  черты  характера Якина - его позерство,
неуместные   цинические  прибауточки,  внешнюю  несерьезность,  -  то  можно
выделить  нечто  самое  важное,  главное.  Это  главное  -  стремление Якина
сделать большое, великое открытие, великое изобретение.

"Открывать"  он  начал  еще  в  детстве. Лет девяти от роду, прочитав первую
книжку  по  астрономии, веснушчатый второклассник Яша был потрясен внезапной
идеей.  Телескопы  приближают  Луну  в  несколько  сот  раз  - значит, чтобы
быстрее  добраться  до  Луны, нужно выпускать ракеты и снаряды через большие
телескопы!  Тогда  до  Луны  останется  совсем  немного  -  несколько  сотен
километров...

В  седьмом  классе,  после  знакомства  с  электричеством,  у  него возникла
"спасительная"  для  общества мысль: человека, убитого током, можно оживить,
пропустив  через  него  ток  в  обратном  направлении! Два месяца юный гений
собирал  высоковольтный  выпрямитель.  Жертвой  этой  идеи  пал домашний кот
Гришка...

Знакомство  с  химией  родило  новые  мысли.  Девятиклассник  Якин  спорил с
товарищами,  что сможет безвредно для себя пить плавиковую и серную кислоту.
Очень  просто:  чтобы  пить  плавиковую кислоту, нужно предварительно выпить
расплавленный  парафин;  он  покроет  все  внутренности,  и  кислота пройдет
безвредно;   а   серную  кислоту  нужно  мгновенно  запивать  едким  кали  -
произойдет  нейтрализация,  и  ничего  не  будет...  Хорошо,  что вовремя не
оказалось под рукой кислот.

Немало  искрометных  идей  возникло  в  его вихрастой голове, пока он понял,
что,  для  того  чтобы  изобретать, одних идей мало - нужны знания. И совсем
недавно,  год  назад,  он  понял,  что,  для  того  чтобы изобретать, делать
открытия,  недостаточно  иметь  идеи  и  знания  -  нужны  еще  колоссальное
упорство и мужество.

Он  хотел  изобретать - и... сам отказался от участия в величайшем открытии!
Отказался,  потому  что  струсил. Полтора года прошло с тех пор, но и теперь
Яков  густо краснеет, вспоминая о том нелепом скандале. Да, конечно, дело не
в  том,  что  тогда  Голуб  накричал  на  него  и  он, Яков, обиделся. Он не
обиделся, а струсил...

Из   окон   высоковольтной   лаборатории   было  хорошо  видно  левое  крыло
"аквариума",  блестели две полосы стекол: "окна" семнадцатой лаборатории. По
вечерам,  когда  там  зажигали  свет,  Якин  видел  длинную  фигуру Сердюка,
мелькавшую   за   колоннами   и   бетонными   параллелепипедами  мезонатора.
Размеренно   расхаживал  Голуб,  мелькал  белый  халатик  Оксаны...  Были  и
какие-то  новые  фигуры  -  должно быть, пришли новые инженеры вместо него и
Кольки Самойлова.

Что-то   сейчас   там  делают?  Голуб  начал  новую  серию  экспериментов  с
нейтридом.  Вот бы и ему к ним... Теперь бы он работал как черт! Нет, ничего
не  выйдет:  и  он  не  пойдет  к  ним  проситься,  и  они  не позовут. Яков
отвернулся  от  окна  и  взглянул  на  клетку, в которой стояли электроды на
пластинке нейтрида.

"Так.  Значит,  будем  испытывать  в  трансформаторном  масле...  Ничего!  Я
все-таки пробью эти черные пленки!" И Якин открыл дверь в клетку.





Иван  Гаврилович  действительно  ухватился за осенившую его в ту лунную ночь
идею:  облучать  нейтрид  быстрыми мезонами. Как и следовало ожидать, первые
недели  опытов  не дали ничего: нейтрид отказывался взаимодействовать даже с
быстрыми  мезонами.  Что  ж,  это  было  в порядке вещей: профессор Голуб не
привык  к  легким  победам.  Первые опыты, собственно, и нужны для уточнения
идеи.  Плохо  только,  что  каждый безрезультатный опыт занимает очень много
времени...

Начиналась  осень.  По  стеклам лаборатории хлестали крупные дождевые капли,
они  расплывались,  собирались  в ручьи и стекали на цементные перекрытия. В
зале было сумрачно от туч и серо от бетонных колонн и стен мезонатора.

Сердюк   с   двумя   новыми  помощниками  возился  у  мезонатора.  Оксана  у
химического  шкафа  перетирала посуду. Иван Гаврилович вот уже полчаса стоял
у  раструба  перископа  и  задумчиво смотрел на тысячи раз виденную картину:
острый  луч мезонов, направленный на черный квадратик нейтрида, сизо-голубые
в его свете бетонные стены камеры мезонатора.

"Нет,  кажется,  и  этот  опыт обречен... Что-то еще нужно додумать, а что -
неясно".  Напряжением  мысли  Иван  Гаврилович  попытался  представить себе:
маленькие  ничтожные  частицы  стремительно  врезаются  в плотный монолит из
нейтронов...  "Нет,  не  то.  Плохо, что не с кем посоветоваться. Сердюк? Он
теперь  кандидат  наук,  но...  Конечно,  у  него  золотые  руки,  он  знает
мезонатор,  .как  часы,  но и только. Сейчас сюда бы Николая Самойлова с его
фонтаном  идей.  -  Голуб  улыбнулся - У того есть идеи на все случаи жизни.
Однако Самойлов с головой ушел в заводские дела".

Иван  Гаврилович  поморщился  и  на секунду прикрыл слезящиеся от напряжения
глаза:  ему  показалось,  что  лучик  мезонов  начал  плясать над пластинкой
нейтрида...

Однако,  когда  он открыл глаза, лучик снова, необычно расплывался над самой
поверхностью  нейтрида.  Теперь  он  стал  похож  на  струйку воды, бьющую в
стенку. "Что такое? Мезоны расплываются по нейтриду?"

- Алексей Осипович, ты что - меняешь режим? - крикнул Голуб.

- Нет, - издали ответил Сердюк. - А в чем дело?

- А вот смотри...

Сердюк  подошел  и,  пригнувшись,  стал  смотреть  в раструб. Потом повернул
смуглое лицо к Ивану Гавриловичу. Глаза его блестели:

-  А  ведь  такого  мы  еще  никогда не видели, Иван Гаврилович, - чтобы луч
расплывался!..

Когда  через  час  извлекли  пластинку  нейтрида  из  мезонатора,  ничего не
обнаружили.  Только  та  точка  нейтрида,  в которую упирался пучок мезонов,
оказалась нагретой до нескольких тысяч градусов.

Это  уже  было  что-то.  И это что-то вселило в душу Ивана Гавриловича новые
надежды.



                      СНОВА ДНЕВНИК НИКОЛАЯ САМОЙЛОВА

"8  сентября.  Некогда!  Это  слово теперь определяет всю мою жизнь. Некогда
бриться   по  утрам.  Некогда  тратить  деньги,  которых  я  сейчас  получаю
достаточно.  Некогда  читать  газеты  и научную периодику. Некогда, некогда,
некогда!  Каждое  утро  просыпаешься  с ощущением, что день скоро кончится и
ничего не успеешь сделать.

Просто  удивительно,  что  сегодня  у  меня  свободный  вечер,  как-то  даже
неловко.  Вот  я  и  использую  его  на  то,  чтобы сразу записать в дневник
события за те несколько месяцев, в которые я к нему не прикасался.

Завод  пустили  в  конце  мая.  Было  приятно  смотреть на параллельные ряды
мезонаторов-станков.  Они  в  точности повторяли друг друга: ребристые трубы
ускорителей    частиц,    небольшие    черные    коробки   мезонных   камер,
перископические  раструбы,  светло-зеленые столы пультов - все было чистое и
новенькое.  Два  огромных цеха под стеклянными крышами, десятки мезонаторов,
каждый  из  которых мог давать десятки килограммов нейтрида в смену... Тогда
мне  казалось, что самое трудное уже пройдено, теперь будем делать детали из
нейтрида - и все в порядке!

И  мы  начали  делать.  Операторы  заливали  ртуть  в  формы и заводили их в
камеры,  в  вакуум,  под  голубые  пучки мезонов. Ртуть медленно осаждалась,
превращаясь  в тончайшую, но поражающую своей огромной тяжестью конструкцию.
А  потом...  каждые  восемь деталей из десяти шли в брак! Ей-богу, не было и
не  будет материала, более склонного к браку, чем нейтрид! Пленки и пластины
получаются  неровными, в них почему-то образуются дыры, изгибы... черт знает
что!  И  все  это  нельзя  ни  подточить, ни переплавить, ни отрезать - ведь
нейтрид  не  берет  даже  нейтридный  резец.  Самые  тонкие  детали не может
согнуть  паровой  молот!  Единственное, что мы можем делать с нейтридом, это
"сваривать"  его  мезонным  лучом:  стык  двух  пластин  нейтрида заливается
ртутью,  и  эта  ртуть  осаждается мезонами в нейтридный шов. Так собираются
конструкции  из  нейтрида,  так  мы делали нейтрид-мезонаторы. Но ведь этого
мало...  Словом,  для  бракованной  продукции  пришлось  выстроить отдельный
склад,  куда  мы  сваливаем  все  эти  "изделия" в надежде, что когда-нибудь
придумаем, что с ними делать.

И  разве только это? А мезонаторы? Последнее время они начали сниться мне по
ночам...  Когда-то  я с гордостью назвал их "станками". Слов нет - они проще
мезонатора  Голуба,  а  благодаря  нейтриду  и  лучше,  совершеннее  его.  И
все-таки,  как  невероятно  сложны  они  для  заводского  производства!  Они
капризничают, портятся легко и, мне даже кажется, охотно.

А  ремонтирует  и  налаживает  их товарищ главный технолог Н. Н. Самойлов со
своим  помощником - инженером Юрием Кованько, потому что никто из операторов
и цеховых инженеров не может быстро разобраться в мезонаторе.

Юрий  Кованько  -  молодой  парень спортивного сложения, недюжинной силы. Он
только  в  этом  году  кончил  институт, но помощник отличный: у него нюх на
неполадки.  Как  хороший  пулеметчик может с завязанными глазами разобрать и
собрать  свой  пулемет,  как  хороший механик по слегка изменившемуся рокоту
мотора  улавливает неправильное зажигание, так и мы с ним по тембрам гудения
трансформаторов,  изменению  окраски  мезонного  луча,  малейшим  колебаниям
стрелок приборов наловчились устранять, а иногда и предупреждать неполадки.

А  что  толку? Мезонаторы все равно портятся, и конца этому не видно... Нет,
они  далеко  не  "чудо  техники",  они  хороши для экспериментирования, но в
поточном  производстве  никуда  не годятся. Ремонт, наладка, контроль выхода
нейтрида,  борьба  с  браком  - это и называется "вариться в технологическом
котле".  Я  шел на завод как исследователь, стремился внести научную ясность
в  путаницу заводских проблем. А теперь - где уж там! - хоть бы не научно, а
как-нибудь заткнуть дыры производства...

Ну  вот,  хотел  неторопливо  и  обстоятельно  описать  прошедшие события, а
невольно  начал  жаловаться  самому себе, брюзжать. Кажется, у меня портится
характер...

Да,  собственно,  никаких  особенных  событий со времени моей "экспертизы" в
тундре не происходило.

Работа, работа, работа позади, и это же впереди. Вот и все.



15  октября. Сегодня целый день консультировал в нашем конструкторском бюро.
Да-а... Это настоящий цех творчества.

Громадный  зал  под  стеклянной  крышей.  И  во всю его сорокаметровую стену
развернулся  огромный  чертеж.  Вдоль  него,  вверху  и внизу, в специальных
подвесных  люльках  передвигаются  конструкторы,  чертежники: они наносят на
бумагу контуры космической ракеты из нейтрида.

Это  будет великолепный космический корабль с атомным двигателем. Применение
нейтрида  в  атомном  реакторе  дает  возможность  рассчитывать  на скорости
полета   в   сотни   километров   в   секунду.  Корпус  из  нейтрида  сможет
противостоять  не  только  космическим лучам, но и излучениям и температурам
атомного взрыва. Это будет корабль для космических полетов.

В   нашем  конструкторском  бюро  работает  много  известных  конструкторов,
создававших  сверхзвуковые  самолеты,  баллистические  и  межконтинентальные
ракеты,   запускавшие   спутники  во  время  геофизического  года.  Как  они
волнуются  и  радуются, когда рассчитывают конструкции из нейтрида - ведь он
открывает перед ними совершенно необъятные возможности!

-  Ах,  Николай  Николаевич!  - восклицал сегодня, сверкая своей золотозубой
улыбкой,  старший  конструктор  Гольдберг,  этакий подвижный и начисто лысый
толстячок-бодрячок.  -  Вы  сами  не  представляете, какой чудесный материал
создаете!  Это  мечта!  Даже нет, больше чем мечта, потому что мы не могли и
мечтать   о   нейтриде...  Это-знаете  что?  -  философский  камень  древних
алхимиков,  который  они  так  и  не  смогли получить! А вы смогли! Урановый
двигатель  будет  размером  не  больше шкафа! Представляете? И весом всего в
полторы тонны! Это вместо реактора размером в многоэтажный дом...

Я-то  представляю... А представляете ли вы, уважаемый товарищ Гольдберг, что
для  этого  проекта потребуются десятки тонн нейтрида в виде готовых сложных
деталей  и  что  пока  большая  часть тех деталей, которые мы уже делаем для
ракеты, идет на склад брака?

Когда-то  в  детстве  ты,  Николай Самойлов, как, наверное, и все подростки,
мечтал  полететь на Луну, Марс, Венеру. А вот думал ли ты, Николай Самойлов,
что  тебе  придется  делать  космическую  ракету  для  полетов  мечты твоего
детства?  Представлял  ли ты, как это будет непросто? И, в сущности, чего ты
ноешь,  Николай  Самойлов?  Тысячи  инженеров  могут  только мечтать о такой
работе!  Или  ты  всерьез полагаешь, что в самом деле все пойдет так легко и
интересно,  как  это  описывается  в  приключенческих  романах  для среднего
школьного  возраста?,  Космические  полеты  фабрикуются  сейчас в цехах (это
пока дело земное!) с потом, усталостью и скрежетом зубовным...

Ну,  а  в этой ракете я обязательно полечу! Неужели я не заслужил права если
не на первый, то хоть на второй или третий полет?



25  октября.  Сегодня  в  конце  дня  был  в  институте. Встретился с Иваном
Гавриловичем.  После  работы  обратно  шли  вместе  через  парк  к остановке
троллейбуса.

День  выдался  великолепный.  До  сих пор времена года проходили как-то мимо
моего   внимания,   и   сейчас  я  смотрел  на  эту  красоту  осени  глазами
новорожденного.  Небо  было  синее  и  чистое,  большое  солнце  садилось за
деревья  и уже не грело. А под его косыми лучами в парке горела яркая осень.
Вдоль  аллеи  пламенели  желто-красными листьями клены; как рубины, отливали
на  солнце  спелые  ягоды шиповника. Дубы стояли в крепкой, будто вырезанной
из  меди  листве.  И  всюду  желтые,  красные, багровые, оранжевые, охровые,
светло-зеленые  тона  и  переливы  -  пышные,  но печальные краски увядания.
Таких красок не увидишь в мезонаторных цехах...

Иван  Гаврилович  что-то  говорил,  но я, каюсь, не очень внимательно слушал
его.  Не  хотелось  ни  о  чем  думать,  спорить, рассуждать, в голову лезли
обрывки  стихов:  "Роняет  лес  багряный  свой  убор...", "...люблю я пышное
природы увяданье, в багрец и золото одетые леса..." и тому подобное.

Конечно,  мне  следовало  бы  не  забывать, что с Иваном Гавриловичем опасно
быть  рассеянным.  Он  говорил  что-то  о  своей новой работе, об облучениях
нейтрида  мезонами. Я любовался красками осени и изредка кивал, ориентируясь
на его интонации.

Вдруг Иван Гаврилович остановился, посмотрел на меня исподлобья и гаркнул:

-  Слушайте,  Самойлов,  это  же  бесподобно... Я уже десять минут заливаюсь
перед  вами  соловьем,  а вы не изволите слушать! Пользуетесь тем, что мы не
на лекции и я не смогу выставить вас из аудитории?

Я покраснел:

- Да нет, Иван Гаврилович... я слушаю...

-  Полно! Вот я только что упомянул о "мезонии", и вы кивнули с авторитетным
видом.  Вы  знаете,  что  такое  "мезоний"?  Нет! И не можете знать. - Голуб
сердито  засопел,  вытащил  из  кармана поломанную папиросу, стал нашаривать
другую.  -  Черт  знает  что:  я  рассказываю  ему  интересные  вещи,  а  он
выкручивается, как первокурсник на зачете...

Ox...  В  самом  деле,  свинство  -  не  слушать, и кого? Ивана Гавриловича,
который натаскивал меня, как щенка, на исследовательскую работу...

Некоторое время Иван Гаврилович молчал, хмурился, потом сказал:

-  Ну  ладно.  Если  вы  ведете  себя  как мальчишка, то хоть мне не следует
впадать в детство и дуться на вас... Значит, я вот о чем...

И  он  вкратце  повторил  свои  рассуждения.  Нейтрид не стал пока идеальным
материалом   для  промышленности.  Он  невероятно  дорог.  Изготовление  его
сложно,  процесс  очень  медленный. Он почти не поддается обработке. Значит,
он  не  годится  для  массового применения... Все это было для меня не ново.
Поэтому-то,  наверное, я невнимательно и слушал. Дальше: вся беда в принципе
получения   нейтрида  с  помощью  сложных  и  неэкономичных  мезонаторов,  в
принципе  получения  мезонов  в  ускорителях. Мезонатор - суть ускоритель и,
как  всякий ускоритель, имеет ничтожный к. п. д. (Браво, Иван Гаврилович! Уж
мне ли не знать, что мезонаторы, даже сделанные из нейтрида, очень плохи!)

Иван  Гаврилович  увлекся.  Он  размахивал  перед  собой  рукой  с  потухшей
папиросой:

-  Мезонатор  обречен  -  он не годится для массового производства. Ведь это
примерно  то  же  самое, как если бы мы стали получать плутоний не с помощью
цепной  реакции  деления,  а  в ускорителях. То же самое, что добывать огонь
трением...  Мезонатор  обречен! Должен признать это, хоть он и является моим
детищем.   Нужно   искать   другой   способ   получения  мезонов,  такой  же
естественный  и  простой,  как,  например, получение нейтронов из делящегося
урана-235...

-  Так  что  же  такое  мезоний,  Иван  Гаврилович?  -  перебил я его, чтобы
направить разговор, - Вот это и есть мезоний.

- Что - это?!

-  Вот  это  самое...  -  Иван Гаврилович сделал жест, будто пытаясь поймать
что-то  в  воздухе: не то падавший лист клена, не то свой мезоний, и показал
мне  пустую  ладонь.  -  Мезоний - это то, чего еще нет. - Он увидел гримасу
разочарования  на моем лице и рассмеялся. - Понимаете, это цель: нужно найти
такое  вещество, которое в известных условиях само выделяло бы мезоны так же
обильно,  как  уран-235,  плутоний  или  торий  выделяют нейтроны. Вещество,
делящееся на мезоны! Понимаете?

- Гм!.. - только и смог сказать я.

-  Такое  вещество  обязательно  должно  быть  в  той  бесконечно  большой и
бесконечно  разнообразной кладовой, которая именуется Вселенной, - продолжал
Иван Гаврилович. - Его нужно только суметь добыть.

- Каким образом?

-  А  вот  этого-то  я  еще и не знаю... ("Так зачем же эти глубокомысленные
рассуждения?"  -  чуть  не  сказал  я.)  Мезоний  должен быть, потому что он
необходим.  И его нужно искать! - Иван Гаврилович черкнул ладонью в воздухе.
-  Видите  ли:  мы  еще  очень  смутно  представляем  себе  возможности того
вещества,  которое сами открыли Мы не знаем о нейтриде чего-то очень важного
и  главного...  - Он помолчал, прищурился. - Вот сейчас мы с Сердюком ломаем
голову  над  одним  непостижимым  эффектом.  Понимаете,  если долго облучать
нейтрид  в  камере  быстрыми  мезонами,  то он начинает отталкивать мезонный
луч!  Похоже,  что нейтрид сильно заряжается отрицательным зарядом, но когда
мы  вытаскиваем нейтридную пластинку из камеры, то никакого заряда нет! - Он
даже  топнул ногой, остановился и снизу вверх посмотрел на меня. - Нет! Если
был  заряд,  то  уйти он не мог: нейтрид - идеальный изолятор. Если не было,
то  почему  же  отталкиваются  мезоны? Какие-то потусторонние силы, мистика,
что ли? У нас это происходит уже десятый раз...

- Да, но при чем здесь "мезоний"? - возразил я.

-  Видите ли... - Иван Гаврилович попытался пригладить волосы за лысиной, но
они  от этого только взъерошились. - Я уже сказал, что "мезоний" - это цель.
Как  бы  это вам объяснить? Знаете, меня всегда мало увлекали те отвлеченные
исследования,  которые  проводятся...  ради  исследований,  если хотите. Они
иногда  полезны,  спору нет, но... Я привык ставить себе цель: что весомого,
ощутимого  дадут исследования? Грубо говоря: что это даст людям? Пусть будет
далекая  цель,  но необходимо ее иметь - поиски становятся целеустремленнее,
мысль  работает  живее.  Так  вот.  Такой далекой целью - а может быть, и не
очень   далекой,   кто   знает?  -  нынешних  наших  с  Алексеем  Осиповичем
исследований и является мезоний.

-  Что  ж,  -  сказал  я,  -  как  мечта  - это великолепно! Но как идея для
экспериментов - нереально.

-   И  с  этим  человеком  я  когда-то  искал  нейтрид!  -  Иван  Гаврилович
рассердился.  -  Давно  ли  и  нейтрид был "нереален"? Конечно, против того,
чего  еще нет, можно привести тьму возражений. А не лучше ли поискать доводы
в  защиту  идеи?  По-моему,  мы на верном пути: мы облучаем ртуть мезонами и
получаем   нейтрид.   Значит,   мезоны  родственны  ядерным  силам,  которые
действуют  внутри  нейтрида.  Итак, если и можно получить мезоний, то только
через нейтрид!

-  Да нет же, Иван Гаврилович! - Меня задело его восклицание, и я тоже начал
сердиться.  -  Рассудите  сами:  нет  и  не  может  быть ни одного вещества,
которое  естественным  образом, само по себе распадалось бы не на нуклоны, а
на  мезоны. Это принципиально невозможно! Ведь не случайно все радиоактивные
вещества   распадаются   с   выделением   электронов,  нейтронов,  протонов,
альфа-частиц - словом, чего угодно, только не мезонов.

Некоторое  время  мы  шли  молча. Парк уже кончался, за желтыми кленами была
видна фигурная изгородь, а за ней - шумная, сверкающая автомобилями улица.

-  Значит,  я  напрасно  тратил порох! - вздохнул Иван Гаврилович. - А жаль,
мне  хотелось  увлечь вас этой идеей, хотелось, чтобы и вы поразмышляли. Мне
сейчас  как  раз  не  хватает  человека с исследовательской жилкой, а вы это
можете... Значит, вас это не увлекает?

-  По-моему,  нужно  усовершенствовать мезонаторы, - ответил я. - Как они ни
плохи, но это более реальная возможность увеличить выход нейтрида...

Теперь  молчание  стало  совсем  тягостным,  и я с облегчением увидел ворота
парка. Мы вышли на улицу.

Иван Гаврилович хмуро протянул руку:

-  Ну,  мне  прямо.  А  вон  ваш троллейбус - спешите. И... знаете что? - Он
из-под  очков  внимательно  посмотрел  на  меня.  - Не закоснела ли у вас от
заводской  сутолоки  мысль,  а?  Не  утрачиваете  ли  вы  способность  чуять
неизведанное?   Это   плохо   для  исследователя.  А  вы  исследователь,  не
забывайте! Впрочем, до свидания.

Мы  попрощались и разошлись. Неловкий разговор получился. Плохие мезонаторы,
абстрактный  мезоний,  опыты  по  облучению нейтрида... Словом, мы не поняли
друг друга.



27  октября.  Что-то  последнее  время меня все раздражает: и непонятливость
операторов,  и  поломки в мезонаторах, и пыль на стеклах приборов... Страшно
много  мелочей,  на  которые  уходит почти весь день. Неужели Голуб прав и я
действительно утрачиваю способность увидеть новое за множеством мелочей?

Нет,  все-таки  его  мезоний  -  дело нереальное. Но почему же у них нейтрид
отталкивает  мезонный  пучок? Интересно, пробовали ли они измерить его заряд
прямо в камере мезонатора, в вакууме? Нужно, когда увижусь, подсказать.



31 октября. Сегодня мы с Кованько заметили интересное явление.

Мы  ремонтировали  четырнадцатый мезонатор (который за особую зловредность и
склонность  к  поломкам  инженеры  прозвали  "тещин  мезонатор"), отлаживали
настройку  мезонного луча. И вот, через раструб перископа, когда был погашен
луч,  мы  увидели  в  темноте  камеры  редкие вспышки, будто мерцают далекие
голубые звездочки.

Что  это  за  звездочки?  Может  быть,  на  стенках  из  нейтрида осаждается
какое-то  радиоактивное  вещество?  Но ведь нет таких веществ, распад атомов
которых можно увидеть простым глазом...



2 ноября. Ну, это что-то невероятное!

Дело  вот в чем. Все наши мезонаторы работают по принципу "вечного вакуума".
В  самом  начале,  когда  запускали цех, из них выкачали воздух, и в главные
камеры  воздух  никогда  не  впускается,  иначе  пришлось  бы  перед  каждой
операцией  в  течение  недели  снова  откачивать  воздух,  пока  давление не
понизится   до   стомиллиардной  доли  миллиметра  ртутного  столба.  Воздух
допускается  только во вспомогательные камеры. А то, что может просочиться в
главные камеры, непрерывно откачивается нашей мощной вакуум-системой.

Мы  настолько  привыкли  к  тому,  что стрелки вакуумметров стоят на делении
десять  в минус одиннадцатой степени миллиметра ртути, что уже больше месяца
не  обращали  на  них внимания. А вчера посмотрели - и ахнули: почти на всех
мезонаторах  вакуум  повысился  до 10^-20 миллиметра! Ведь это почти пустота
межпланетного  пространства! Почему? Насосы этого дать не могут, они даже из
собственного  объема  не  в  состоянии  откачать  воздух  до  такой  степени
разреженности. Такого вакуума не может быть, однако он есть...

И  еще:  за  эти  дни  мерцание  голубых  звездочек  замечено  почти во всех
мезонаторах.  Почему-то  наиболее  густо  эти  звездочки мерцают у основания
нейтридных  стен  камер. И интересно, чем больше в мезонаторе звездочек, тем
выше вакуум.

На  выход  нейтрида  оба  эти  явления  никак  не  влияют:  ни  мерцания, ни
фантастически хороший вакуум.

Но  что  же  это  такое?  Вероятно,  связано  с  тем, что камеры мезонаторов
сделаны  из нейтрида. Пожалуй, Голуб прав: мы не знаем что-то очень важное о
нейтриде  - то, что дает и его эффект отталкивания мезонов, и эти эффекты...
Нужно обязательно поговорить с Иваном Гавриловичем".



                                  ВСПЫШКА

Случилось  так,  что  Яков Якин в этот ноябрьский вечер надолго задержался в
своей лаборатории.

За  окнами  уже  синело.  Лампочки  под  потолком  лили неяркий желтый свес.
Сослуживцы  Якова - старик инженер Оголтеев и техник Мирзоян - уже оделись и
нетерпеливо  посматривали  на  часы.  Только что закончился очередной опыт с
нейтридом.  Пробоя  снова  не  получилось;  голубые  ленты мощного коронного
электроразряда  огибали  будто  заколдованную пластинку нейтрида и с треском
уходили в землю.

"Что  же  делать  дальше?  Похоже,  что электрический пробой нейтрида вообще
неосуществим,  -  размышлял  Яков,  убирая  стенд.  -  Похоже,  что  нейтрид
абсолютно  инертен  к  электрическому  напряжению,  так  же  как инертен и к
химическим реакциям... Так что же делать?"

Он  вошел в клетку и взялся за верхний электрод, чтобы снять его с пластинки
нейтрида.

...Самое  болезненное  при электрическом ударе - это внезапность. Маленькая,
невинно   поблескивающая  гирька  с  хвостиком-проводом  вдруг  ожила:  тело
передернуло  от  электрического  тока,  рука  судорожно  отдернулась,  между
пальцами  и  гирькой  сверкнула  длинная  искра.  Яков  отлетел  к сетке. На
несколько  секунд  в  глазах  потемнело. Он не слышал, как прозвенел звонок,
возвещавший  о  конце  работы,  как  старик  Оголтеев  крикнул  ему  звонким
тенорком:

- Яков Викторович, вы еще не уходите? Не забудьте запереть лабораторию!

Обессиленно  прислонившись  к  сетке,  Яков  успокаивал  бешено  колотящееся
сердце:  "Фу,  черт!  Забыл  разрядить..."  Взбудораженные  нервы руки долго
ныли.  Он  поднес  пальцы  к носу - запахло горелой кожей. "Не меньше тысячи
вольт...  Хорошо, что руки были сухие". Он взял разрядную скобу, прикоснулся
к  электродам:  гирька  выстрелила синей искрой - заряд ушел в землю. "Долго
держит  заряд...  Хорошо, что я не сразу стал снимать электроды, а помедлил,
пока  они  частично  разрядились  через балластное сопротивление. Иначе бы -
120  киловольт!  Конец!..  -  Якову  стало  не  по  себе  от  этой  мысли. -
Получается  конденсатор солидной емкости, заряженный до сотни тысяч вольт...
В нейтриде запасается огромная энергия..."

Яков  снял  электрод  -  да  так  и  застыл с ним в руке. Сердце, только что
успокоившееся,  снова  заколотилось;  мелькнула  ослепительная,  как разряд,
мысль:  "Конденсаторы  электроэнергии!  Ну  конечно  же,  как  я  раньше  не
догадался.  Если  такие  сравнительно  толстые  пластинки  нейтрида уже дают
значительную  емкость, то из многих тонких слоев получатся такие сверхъемкие
аккумуляторы,  которые можно зарядить до колоссальных напряжений.., А ну-ка,
если прикинуть..."

Он  сел  к  пульту  и  прямо  на  обложке  лабораторного журнала стал писать
формулы  и  расчеты.  Что,  если брать тончайшую пленку в доли ангстрема? Те
сверхтонкие  пленки нейтрида. из которых сейчас на заводе у Кольки Самойлова
делают скафандры?

Яков  никак  не  мог  сосредоточиться:  мысли  в  голове метались тревожно и
радостно.  Буквы  и  цифры неровными строчками бежали наискось, спотыкаясь и
наталкиваясь друг на друга.

Конечно,  нейтрид-конденсаторы по мощности и емкости в тысячи раз превзойдут
обычные  кислотные  аккумуляторы.  Нужно рассчитывать на большие напряжения;
запас  энергии  в  конденсаторе растет, как квадрат напряжения... Итак, если
взять  пленку  нейтрида  площадью  в  десяток  квадратных  метров, проложить
металлической  фольгой и свернуть в рулон, получится сверхмощный аккумулятор
Ею  можно  зарядить до нескольких тысяч вольт! Нейтрид выдержит и больше, но
тогда  уже  трудно  будет  изолировать  выводы.  Такие  конденсаторы  смогут
приводить  в движение мощные электродвигатели. Это тебе не жалкие два вольта
нынешней кислотной банки.

Очень  просто:  совсем  небольшие  черные  коробки,  размером с книгу; в них
можно  нагнетать  невесомую,  но  могучую  электрическую  энергию.  Сколько?
Две-три   тысячи   киловатт-часов!   Достаточно   для   машин,   для  мощных
электровозов.

Яков откинулся от пульта Лицо горело.

Вот  оно  -  то,  о  чем  он мечтал еще с детства, - большое изобретение! Он
отодвинул  подвернувшийся  под  руку  стул. И сумбурные, нетерпеливые мечты,
подхлестываемые  воображением, охватили его и заставили бегать взад и вперед
по лаборатории.

...Не  было  больше лаборатории, не было серых сетчатые клеток, медных шаров
под  потолком,  тускло  горящих лампочек. По широкому серому шоссе, залитому
солнцем,  стремительно  и  бесшумно  мчатся  голубые  машины.  Они похожи на
вытянутые  капли,  положенные  на  колеса.  Скорость огромна! Не слышно рева
бензиновых    моторов,   вместо   нею   -   еле   ощутимое   высокое   пение
электродвигателей.  Ведь  их  можно  установить  прямо  на  колесах!  Вместо
сложного  привода, поршней, валов, всевозможных муфт, сцеплений, зажигания -
несколько  проводов  к  нейтрид-аккумуляторам;  вместо  коробки  скоростей и
многих   рычагов  управления  -  две  рукоятки  реостатов:  одна  регулирует
скорость, другая - направление.

Вдоль  дороги  расставлены  электроколонки.  В  них  -  розетки,  к  которым
подведено  напряжение  подземной электросети. Водитель останавливает машину,
включает  в розетку кабель от нейтрид-аккумуляторов, и по медным жилам в них
переливается  невесомая электрическая кровь... И разве только электромобили?
А  электролеты, электрокорабли! Всем прочим двигателям придет конец: бензин,
уголь,  нефть и даже урановое топливо будут вытеснены простыми и компактными
нейтрид-аккумуляторами.

Яков  подошел  к  окну,  коснулся  разгоряченным  лбом  холодной поверхности
стекла.   Было  уже  совсем  темно.  Ветер  качал  голые  ветки  деревьев  в
институтском   дворе,  и  далекие  фонари,  заслоняемые  ими,  мерцали,  как
большие,  но  тусклые  звезды.  Затуманенный  взгляд Якова еще видел шоссе с
голубыми  электромобилями,  но  сквозь  него  проступили  две широкие желтые
полосы  -  это  напротив  светились  окна  семнадцатой лаборатории. Там тоже
работали.

Якин  видел  ходившего  вдоль  окон Голуба, склонившуюся у пульта долговязую
фигуру  Сердюка, и его наполнила гордая уверенность. Он еще покажет себя! Он
теперь  знает,  что  делать.  Он  сделает  эти  нейтрид-аккумуляторы. Он еще
многое  сделает!  Целый  год  он презирал себя, потерял веру в свои силы, но
теперь!..

Свет  в семнадцатой погас. "Смотрят в перископ, догадался Якин. - Интересно,
что они сейчас видят там?"

Снова  вспыхнули  полосы  окон  -  теперь  Голуб и Сердюк стояли на мостике.
Голуб наклонился над рычагами манипуляторов.

"Сейчас  будут  вытаскивать  свои  препараты  из  камеры наружу... Они что -
только  вдвоем  сегодня  работают?  Интересно,  есть  ли у них сейчас пленки
тоньше  ангстрема?  Может, пойти попросить?.." Якин видел, как Сердюк что-то
сказал  Ивану  Гавриловичу,  а  тот  кивнул.  Вот  они  оба  наклонились над
чем-то...

Громадная,  нестерпимо  яркая,  бело-голубая  вспышка сверкнула напротив, во
всю  ширину  громадных  окон  семнадцатой  лаборатории.  От  взрывной  волны
осколки  стекол полетели в лицо Якову. Несколько секунд он ничего не видел -
только  где-то  под  потолком  плавали  тусклые  точки лампочек. Что это? Он
вытер  лицо  ладонью, измазавшись в чем-то липком, посмотрел наружу: из окон
семнадцатой  рвалось  желтое  пламя,  казавшееся совсем неярким после блеска
вспышки.

Яков выбежал из лаборатории, помчался по бесконечно длинным коридорам.

По  институтскому  двору  в  суматохе  бегали  служащие охраны. Яков лишь на
секунду  хлебнул  холодный  дымный воздух двора и вбежал в дверь стеклянного
корпуса.  В коридоре, который вел к семнадцатой лаборатории, метался горячий
сизый  дым,  ярким  коптящим  пламенем  пылал  паркет.  Яков сорвал со стены
цилиндр  огнетушителя, с размаху ударил его наконечником о стенку и направил
вперед  длинную  струю  желтой  пены.  В горящем паркете образовалась черная
дымящаяся дорожка.

Он  уже  почти  добрался  до  дверей  семнадцатой;  из них било пламя. Глаза
разъедал  горячий  дым.  Якин  оглянулся:  проложенная огнетушителем дорожка
снова  горела.  Только  теперь  он  услышал  и  понял  пронзительные звонки,
звучавшие   из   дыма  и  пламени.  Радиация!  Сигнальные  автоматы  звенели
непрерывно  -  значит, радиация уже превысила все безопасные нормы. Яков еще
раз  посмотрел  на  горящие двери семнадцатой, швырнул ненужный огнетушитель
и,  закрывая  руками  лицо от огня, побежал обратно по расстилавшемуся перед
ним пламени.

Во  дворе  уже стояли красные пожарные машины. В окна "аквариума" били тугие
струи  воды  и  пены.  Среди  горячего  и едкого тумана бегали люди. Горящую
одежду  Якина  кто-то обдал водой, кто-то отвел его в сторону, спросил: "Там
больше  никою  нет?"  Вместо  ответа Яков закашлялся не то от дыма, не то от
подступивших к горлу слез...



                              ИСПЫТАНИЕ "ЛУНА"

Они  подружились  в  эти  горячие  месяцы спешной подготовки к испытанию. Во
всяком  случае,  генерал  теперь  называл  Вэбстера попросту Германом, а тот
называл  его  Рандольфом.  Они  удачно  разделили  сферы своей деятельности:
Вэбстер  ведал  теоретической  и  технологической  частью работ, рассчитывал
траектории  полета,  наивыгоднейшие скорости, настройку автоматов управления
"телескопом",  следил  за  выпуском  новых  снарядов на нейтрид-заводе; Хьюз
ворочал  финансами  и  людьми, Нью-Хэнфорд - "телескоп" - ртутные рудники. В
этих местах они теперь часто встречались.

Сегодня  они  сошлись  на  скалистой  вершине в двух километрах от потухшего
вулкана - здесь находился блиндаж управления "телескопом".

Глубокое  ноябрьское  небо  было прочерчено в нескольких направлениях белыми
облачными   прямыми.  Эти  линии  расплывались,  таяли  и  снова  непрерывно
наращивались  маленькими  и  блестящими,  как наконечники стрел, реактивными
истребителями,  патрулировавшими  в  небе.  Влево  и  вправо  от  командного
блиндажа  по  выступам  скал  серели  бетонные  гнезда  зенитной охраны, они
охватывали зону "телескопа" замысловатым пунктирным многоугольником.

По  серой  спирали  шоссе  мчались  вниз  маленькие  машины  -  это покидали
площадку  "телескопа" инженеры и рабочие. Еще несколько минут, и шоссе увело
машины в желто-зеленую растительность долины.

"Телескоп"   выделялся   на  холодном  фоне  ноябрьского  неба  черным,  без
подробностей,  силуэтом; он был похож на древнюю арабскую мечеть, неизвестно
как попавшую сюда, в Скалистые горы.

- Смотрите-ка! - воскликнул генерал и протянул руку к горам на востоке.

Вэбстер  и  майор  Стиннер повернулись: над зазубренными вершинами поднялась
бледно-голубая   прозрачная   в  предвечернем  свете  половинка  луны.  Хьюз
посмотрел   на  Вэбстера,  и  в  его  маленьких  голубых  глазках  появилось
замешательство.

- Гм!.. Однако... все рассчитано точно, не так ли?

-  Все в порядке, Рандольф! - Вэбстер бросил окурок сигареты. - Они сойдутся
там,  где  надо... - Он посмотрел на часы. - Дайте предупредительный сигнал,
Стиннер.

Майор исчез в блиндаже.

-  Скоро? - Генерал чувствовал себя неуверенно, и это прибавляло уверенности
Вэбстеру.

-  В  пятнадцать  тридцать  три. Еще четверть часа... Беспокоиться нечего. В
Луну  мы  наверняка попадем. И даже в море Дождей... А в кратер Платона?.. -
Он пожал плечами. - В первый раз, может быть, и нет - это же пристрелка.

-  Во всяком случае, я думаю, - заметил генерал, - мы правильно сделали, что
не  пригласили  корреспондентов телекомпаний. Это еще успеется... Хоть жаль,
конечно,  что  такой  исторический  момент  не станет известен, а? Да и мы с
вами,  Герман...  Представляете, как бы нас величали во всем мире? - Генерал
нервно рассмеялся. - Ладно, будем скрытны, как... как русские.

Они  замолчали.  Внизу,  на шоссе и около блиндажей охраны, уже прекратилось
всякое движение. Только реактивные самолеты чертили в небе белые полосы.

- Пожалуй, пора, - сказал Вэбстер.

В  блиндаже  стоял серый полумрак. Из широкой бетонной щели была видна часть
площадки.  Стиннер,  наклонившись  над  пультом  телеуправляющей  установки,
настраивал четкое изображение на экране. Увидев начальство, он вытянулся:

-  Приборы настроены, сэр! - и посторонился, пропуская генерала и Вэбстера к
пульту.

На  мерцающей  поверхности  экрана  застыл  среди  переплетения тяжей черный
ствол  "телескопа".  Он уходил вертикально вверх, к щели в куполе павильона.
Вэбстер,  вращая  рукоятки  на  пульте,  переводил  "глаз"  телеустановки на
приборы-автоматы,  управляющие  пушкой: на экране проползали черные штурвалы
и  тускло  лоснящиеся  закругления  огромного  затвора пушки. Рядом, в самое
ухо, напряженно дышал генерал.

-  Кажется,  все  в  порядке...  Заряжаю.  -  Вэбстер  переключил  на пульте
несколько тумблеров.

Сектор  черного  лафетного  диска  в  павильоне  медленно отодвинулся влево,
образуя  широкую щель. Из щели выдвинулись тонкие черные штанги, сочлененные
суставами  шарниров. Эти штанги, похожие на невероятно худые и длинные руки,
осторожно  поднесли к затвору "телескопа" продолговатый снаряд. На мгновение
снаряд  закрыл  весь  экран темной тенью. В затворе пушки раскрылся овальный
люк,  паучьи  "руки" манипулятора мягко положили снаряд в люк и спрятались в
щель.  Диск  снова  сомкнулся.  В  блиндаже стояла тяжелая тишина. И Вэбстер
только  воображением  представил  себе  страшный  рев мощных электромоторов,
наполнивший в эту минуту павильон.

-  Все...  Еще  две  с  половиной  минуты... - Вэбстер закурил, покосился на
стоявшего рядом генерала и от удивления поперхнулся дымом.

Генерал  молился!  Его  дрябловатое лицо с бисеринками пота в морщинах щек и
лба   приняло   странное,   отсутствующее   выражение,  глаза  неопределенно
уставились  в щель блиндажа, губы что-то беззвучно шептали. Пальцы сложенных
на  животе  рук  слегка  шевелились  в  такт  словам.  Вэбстер  на мгновение
засомневался  в  реальности всего происходящего: полно, действительно ли они
через  минуту  произведут  выстрел  по  Луне? Действительно ли этот смиренно
просящий  у  бога  удачи  старик  в генеральском мундире - тот самый генерал
Хьюз,   который   выдвинул   идею   "космической   обороны"  и  основательно
потрудился, чтобы осуществить ее?

Вэбстер  деликатно  кашлянул.  Генерал  прекратил  беседу  с  богом,  строго
покосился  на  стоявшего  в  стороне  майора  Стиннера - с лица майора сразу
смыло ироническую ухмылку под усиками.

- Включаете вы? - спросил он Вэбстера.

- Уже включено. Теперь действуют автоматы...

Несколько  долгих  секунд  все  трое  молча  смотрели  в  щель Ожидаемый миг
все-таки  не  совпал  с  действительным  -  над  черным  силуэтом  павильона
внезапно  вспыхнуло  белое  пламя  и умчалось ввысь. В ту же секунду дрогнул
бетонный  пол  блиндажа  под  ногами. Еще через секунду грянул оглушительный
атомный выстрел: "Б-а-а-м-м..."

Вэбстер  увидел в перископ, как слева шатнулась и обрушилась грудой камней и
пыли  источенная  ветрами  скала.  Рокочущее  эхо удаленными взрывами ушло в
горы.

На  телеэкране,  установленном  в  блиндаже,  некоторое время ничего не было
видно,  кроме  светящегося  тумана.  Потом  вентиляторы  выдули из павильона
радиоактивный   воздух,   и   на  экране  снова  возник  вертикальный  ствол
"телескопа"   в   паутине  тяжей.  Электронные  автоматы  быстро  выправляли
нарушившуюся   от   сотрясения   наводку.   Из  щели  в  дисковом  основании
"телескопа"   черные   штанги  снова  подняли  к  затвору  нейриум-снаряд  с
водородным зарядом, и его опять поглотил люк затвора.

После  томительно  долгой  минуты  снова  вместе со звуком атомного выстрела
дрогнула земля, ушла в высоту и растаяла слепящая вспышка газов и воздуха.

Они  вышли  из  блиндажа.  Над  горами  стояла необыкновенная тишина. Желтое
солнце  клонилось  к хребту на западе. На востоке поднималась полупрозрачная
Луна. В самом зените небо пересекали полосы реактивных газов.

Снаряды летели к Луне. Луна мчалась навстречу снарядам.





Пожалуй,  со  времени  возникновения  обсерватории  на  горе Паломар это был
первый   случай,   когда  громаднейший  телескоп  рефлектор  с  пятиметровым
зеркалом  был  направлен  не  в  головокружительные  глубины Вселенной, а на
самое близкое к Земле космическое тело - на Луну.

Было  за  полночь.  Маленький  полудиск  Луны  перевалил  через  зенит и уже
склонялся  к  западу.  Ее  свет  лился  внутрь  павильона обсерватории через
обширную  щель  в  куполе. Верхнюю часть щели заслонял цилиндрический силуэт
телескопа-рефлектора.

В  павильоне  было  прохладно и тихо. Еле слышно пели моторчики, поворачивая
за   движением   Луны   купол   павильона.   Генерал   что-то   спрашивал  у
сопровождавшего  их  старого  профессора Ивенса. Тот оживленно объяснял ему,
показывая на зубчатые колесики искателя.

Вэбстер  ходил  из  конца  в  конец  павильона.  Он после выстрелов, вот уже
несколько   часов,   чувствовал   какое   то  гнетущее,  похожее  на  легкое
недомогание  волнение.  Возможно,  оно  пришло  от  нервной  усталости  -  в
последние  дни  перед выстрелами почти не оставалось времени для сна. Голова
была горячей, мысли то возникали беспорядочным комком, то исчезали.

"Если  все  рассчитано  точно,  то  и  снаряды  должны  попасть  в  кратер в
расчетное  время  -  в  46 минут первого, ровно через 9 часов 13 минут после
выстрела...  Если  в  назначенную  минуту на Луне не будет вспышек - значит,
промахнулись,  снаряды  ушли  в сторону... Все-таки, в этом отношении снаряд
пасует  перед  ракетой  - у него нельзя исправить траекторию полета. Русские
не напрасно применяют нейтриум именно в ракетах".

Он  потер виски рукой, и мысли сразу перескочили на другое. Интересно: какие
они,  эти  русские  инженеры?  Ведь они делают то же, что и он... Они ломают
голову  над  теми же проблемами... Чужие, непонятные и... близкие люди "Черт
возьми,  ведь мы работаем над одним и тем же! Наверное, не однажды мысли там
и  здесь  упирались  в  один и тот же неразрешимый вопрос. Интересно было бы
поговорить  с  ними,  поспорить,  узнать, как у них идет дело, - просто так,
без  тайных целей". Вэбстер усмехнулся: как же, черта с два! Уж с ним они не
станут  разговаривать  откровенно:  ведь они знают его статью, а то, что он,
Вэбстер,  получил  нейтриум,  - не знают. И он не знает, кто у них работал с
мезонами,  кто  там  открыл нейтрид. Здесь - нейтриум, там - нейтрид... Даже
назвали по-разному. Будто на разных планетах...

Вэбстер  поморщился: голова начинала болеть не на шутку. "Видимо, я все-таки
сильно переутомился..." Он подошел к телескопу и стал смотреть в окуляр.

Освещенная  с  одной  стороны  половина  Луны  была  сейчас в самом выгодном
положении  для  наблюдений.  В  рефлекторе  отражалась  только часть лунного
диска  -  море  Дождей, лунные "Альпы" и "Апеннины". Вэбстер смотрел на этот
далекий  и  чуждый  мир.  Серебристо-зеленые горы были различимы до малейших
скал;  в  косых  лучах  солнца  они отбрасывали черные четкие тени. На серой
равнине   моря   Дождей  поднимались  скалистые  кольца  исполинских  лунных
кратеров.  Черная  тень заполняла их, и они становились похожими на огромные
дыры  в  лунном  диске. Внизу моря Дождей, среди "Альп", сверкал под солнцем
овал  кратера  Платон.  К  нему  сейчас  летели снаряды... Где-то поблизости
должна лежать русская ракета... Хотя нет - она в затененной части.

Рефлектор,  следуя  за Луной, переместился вправо. Вебстеру пришлось сменить
позицию у телескопа. Он едва не столкнулся с генералом.

-  Ну,  док, - преувеличенно бодро сказал тот, - скоро должно быть... Минуты
через две-три.

- Да-да, - согласился Вэбстер.

Он  поймал  себя на том, что нисколько не волнуется, а, скорее, равнодушен и
даже чувствует неприязнь к тому, что они должны увидеть.

-  Как  вы  думаете, док, - генерал повернулся к старику Ивенсу, - мы сможем
заметить снаряды до попадания, в полете, а?

-  Ну,  вы  слишком  многого требуете от нашего рефлектора, генерал! - Ивенс
коротко  рассмеялся  старческим,  дребезжащим  хохотком.  -  Ведь  они всего
полметра  в  диаметре.  Разве  только  они  будут сильно блестеть на солнце,
тогда...

-  Без  пятнадцати час, - не дослушав его, сказал Хьюз и наклонился к своему
окуляру.

Все  трое  замолчали  и  приложились  глазами  к  пластмассовым  трубочкам в
основании рефлектора.

Серебристая  поверхность  Луны  была  по-прежнему  величественно  спокойной.
Черный  овал  кратера Платон немного посерел, его дна уже касались солнечные
лучи...  Слабо  тикал часовой механизм телескопа. Все трое медленно изгибали
туловище вслед за движением окуляра...

Голубовато-белая  вспышка в темном пятне кратера на миг ослепила привыкший к
полутьме  глаз. Белый шарик расширился и поднялся; во все стороны от кратера
побежали  непроницаемо  черные  тени  кольцевых  скал.  Еще  через несколько
секунд  все  пятно кратера закрыло мутно-серое пыльное облако, поднявшееся с
лунной поверхности.

Вторая вспышка сверкнула через минуту, левее кратера.

-  Есть!  Великолепно!  -  Генерал  протягивал  свои  полные  руки навстречу
Вэбстеру. - Поздравляю вас, дорогой док! Удача! Славу богу!

Вэбстер вяло ответил на пожатие:

- Второе попадание не так удачно... Должно быть, повлияло сотрясение пушки.

Вокруг рефлектора суетился Ивенс.

-  Замечательно!..  -  бормотал  он. - Замечательное подтверждение гипотезы.
Луна  действительно  покрыта  слоем  космической  и  метеоритной пыли. Нужно
снять  спектральный  анализ.  -  Он  торопливо  стал  навинчивать  на окуляр
приставку с призмами анализатора.

Вэбстер  смотрел  на Ивенса, и острая, болезненная зависть к этому старику с
серыми  усами  и  длинной седой шевелюрой (под покойного Эйнштейна) охватила
его.  Как  давно  не  испытывал  он  этого  чистого, без примесей каких-либо
посторонних  чувств,  восторженного  удивления перед таинственными явлениями
Вселенной!  Почему  он  не  астроном?  Почему  ему  не  дано  в великолепные
звездные   ночи   пронизывать   телескопом  глубины  Вселенной,  чувствовать
исполинские  масштабы  пространства  и  времени,  придумывать величественные
гипотезы  о  возникновении  миров и о разлетающихся звездах? Почему за всеми
его  делами стоит мрачный, угрожающий признак беды? Почему его великая наука
стала в мире страшилищем?..

"Старика  взволновали  не  попадания  снарядов в Луну, а космическая пыль на
лунных  скалах...  -  подумалось Вэбстеру. - Неужели снаряды, выстрелы - все
это  не  нужно? Да, для науки, пожалуй, нет. А для чего?" - Какая-то главная
мысль,  еще  не оформившись словами, возникла в мозгу... Но его уже тормошил
возбужденный Хьюз:

-  Ну,  Герман, сейчас нужно устроиться где-либо переночевать, а завтра - на
завод. Начало сделано, теперь будем разворачивать дело!..



В  эту  ночь  многие  астрономы  западного побережья Америки, в Австралии, в
Океании,  Индонезии,  на  Филиппинах,  на Дальнем Востоке Советского Союза и
Китая  наблюдали  и  сфотографировали  две вспышки на Луне у кратера Платон,
вызванные  не  то  падением  громадных  болидов  на  Луну,  не  то внезапным
извержением какого-то скрытого в кратере вулкана...



- Только откровенно, Рандольф! Вы хотели бы войны?..

Машина  мчалась  по  пустынному шоссе, будто глотая бесконечную серую полосу
бетона.   С   обеих  сторон  дороги  разворачивались  желто-зеленые  пейзажи
калифорнийской  осени:  убранные  поля  кукурузы,  опустевшие  виноградники,
одинокие  сосны  на песчаных холмах, пальмовые рощи; изредка мелькали домики
фермеров.  Горы  синели  далеко  позади.  В открытые окна машины бил свежий,
чистый воздух. Нежаркое солнце висело над дорогой.

Они  разговаривали  о  пустяках,  когда  вдруг Вэбстер без особенной связи с
предыдущим задал этот вопрос.

-  Откровенно?  -  Генерал  был  слегка  озадачен. - Гм!.. Видите ли, прежде
говорили:  плох  тот военный, который не мечтает о сражениях. Да. Однако это
говорили  в те наивные времена, когда самым ужасным видом оружия были пушки,
стреляющие  ядрами. Сейчас не то время... Если говорить откровенно, то я был
бы  не  прочь  испробовать  ту  войну,  которую  мы  с вами сейчас стараемся
готовить:  войну  в  Космосе,  фантастическую  и  исполинскую  битву ракет и
снарядов,  войну  баз  на  спутниках  и  астероидах.  Это  был  бы не плохой
вариант.  Земля  уже  тесна  для нынешней войны. Но там, в пространстве, еще
можно помериться силами...

-  Но  вы,  конечно,  понимаете, что такой вариант нереален. Война неизбежно
обрушится на Землю, даже если и будет начата в Космосе. И имеем ли мы право?

Хьюз помолчал, потом заговорил с раздражением:

-   Странные  вопросы  вы  задаете,  Герман!  Черт  возьми,  вы  становитесь
слюнтяем! Вы, столько сделавший для нашей силы и мощи...

Некоторое  время  они  ехали молча. Вэбстер бездумно следил за дорогой. Мимо
мелькали высокие пальмы. Генерал закурил и уперся взглядом в спину водителя.

-  Когда  говорят о нашей силе, о нашей ядерной мощи, - начал снова Вэбстер,
-  я  не  могу отделаться от мысли, что всего этого могло и не быть... (Хьюз
быстро  повернулся  к нему, сиденье скрипнуло под его грузным телом.) Да-да!
Ведь  открытие,  которому  мы  обязаны  существованием  ядерной бомбы, - это
величайшая  из  случайностей  в  истории  науки. Вы, конечно, знаете историю
открытия  радиоактивности?  Ани  Беккерель,  ученый не столько по призванию,
сколько  по семейной традиции, под впечатлением недавно открытых икс лучей и
свечений  в  разрядных трубках пытался найти что-то похожее в самосветящихся
минералах.  Вероятно,  он  и  сам  толком  не знал, что искал, а такие опыты
почти  всегда  обречены,  поверьте  мне.  Это  великая  случайность,  что из
обширной  коллекции  фосфоресцирующих  минералов,  собранной  его  отцом, он
выбрал  именно  соли  урана;  вероятность  такого выбора была не более одной
сотой.  Еще большая случайность, что он в карман, где лежал пакетик с солями
урана,  сунул  закрытую  фотопластинку.  Не произойди такого единственного в
своем  роде совпадения, мы могли бы не знать о радиоактивном распаде еще лет
сорок-пятьдесят.   А   все   дальнейшие   открытия  были  продолжением  этой
случайности.  Резерфорд  -  физик,  не  чета Беккерелю - совершенно случайно
обнаружил,  что атомы состоят из электронных оболочек, пустоты и ядра. Ган и
Штрассман  открыли  деление ядер атомов урана - и долго не могли понять, что
же  это  такое.  Так  возникла  атомная  бомба. Но ведь все это было открыто
преждевременно:  ни  общий  уровень науки, ни уровень техники,. ни даже сами
люди  еще  не  были готовы к обузданию и использованию этой новой гигантской
силы.  И  вышло  так,  что человечество воспользовалось примитивной, грубой,
варварской формой этой силы - атомным взрывом...

-  Бог  знает,  что  вы  говорите,  Герман!  -  резко перебил его генерал. -
По-вашему  выходит,  что  главное  оружие,  с  помощью которого мы еще можем
держать  подчиненный  нам  мир  в повиновении, а врагов в страхе, выпало нам
случайно?  Нет,  Герман!  - Голос генерала зазвучал патетически. - Бог, а не
ваша  слепая  случайность,  вложил  в наши руки это могучее оружие, чтобы мы
подняли его над миром!

Вэбстер  пожал  плечами.  Они замолчали и промолчали весь остаток пути, пока
впереди  не  показались приземистые корпуса Нью-Хэнфорда, обнесенные забором
с колючей проволокой.



Узкие  окна  в  толстых  стенах,  выходившие  наружу  почти на уровне земли,
пропускали  недостаточно  света, поэтому в мезотронных цехах двумя цепочками
под  потолком  горели лампы. Вдоль стен тянулись толстые трубы ртутепровода;
отростки  от  них  шли  к  причудливым  черным  устройствам,  состоявшим  из
ребристых  цилиндров,  труб  и  коробок, к которым тянулись провода и штанги
дистанционного  управления.  Эти  устройства,  двумя рядами выстроившиеся во
всю  длину  цеха,  в  точности повторяли друг друга. Цех был наполнен мягким
гудением трансформаторов.

У  пультов  мезотронов  склонились  сосредоточенные люди в белых халатах. На
генерала  Хьюза,  Вэбстера  и сопровождавшего их пожилого инженера Свенсона,
шведа  с  молочно-белым  лицом  и  огненно-рыжей  шевелюрой,  почти никто не
обращал   внимания.   Генерал   вскользь   осматривал   мезотроны,   задавал
малозначительные вопросы. Было заметно, что его не очень интересует все это.

Вэбстер повернулся к почтительно следовавшему за ним Свенсону:

- Расскажите-ка, что нового, Свенсон?

-  Что  нового,  сэр?  Пожалуй,  почти  ничего...  Сейчас делаем примерно по
десяти  оболочек  для  снарядов в неделю. Из них, к сожалению, большая часть
идет в брак, сэр. Сами знаете...

- Да-да, - кивнул Вэбстер. - Все по-прежнему.

-  Делаем  детали  для  новых  мезотронов,  скоро  будет  готов  еще один, -
продолжал  Свенсон. - Да, еще вот что: сильно капризничают старые мезотроны,
сэр.  Просто  с ног сбиваемся около них, все отлаживаем... Особенно вон тот,
сэр, - он показал рукой на второй в левом ряду мезотрон, - "два-бис".

- А, один из первых! И что же с ним?

-  Ума  не  приложим,  сэр!  То  происходят  какие-то дикие скачки вакуума в
камерах,  то  различные  микровспышки...  Мезонный  пучок колеблется. Трудно
разобраться,  в  чем  дело, сэр. Вы же сами знаете, что, когда эти проклятые
машины расстроятся, с ними никакого сладу нет...

Свенсону,  видно,  хотелось  излить  душу. Но они дошли уже до конца цеха, к
дверям второго выхода.

- Так... Теперь покажите-ка вашу продукцию, Герман, - сказал генерал.

-  Сейчас..,  -  кивнул  Вэбстер.  -  Вот что, Свенсон, распорядитесь, чтобы
выключили этот "два-бис" и раскрыли. Я сам его посмотрю.

Они  вышли  на  заводской  двор. Солнце сияло в ясном лазурном, как и вчера,
небе.   Лучи   его   отражались  от  фарфоровых  гирлянд  на  высоковольтных
трансформаторах  подстанции.  По асфальтированным дорожкам электрокары везли
черные лоснящиеся детали из нейтриума.

-  Что  это?  -  Генерал  показал  на  возвышавшийся слева белый резервуар с
трубами.

- Ртуть.

- И много ее там?

-  Резервуар  вмещает  около  двадцати  тысяч  тонн,  но  сейчас он наполнен
наполовину, не больше.

- Ого! У вас громадные запасы - почти вся мировая добыча за год...

- Вашими заботами, генерал! - иронически вставил Вэбстер.

Молоденький  низкорослый  солдат, стоявший у входа в склад, вытянулся при их
приближении.  Вэбстер  нажал  кнопку  в  стене,  и  тяжелая  стальная  дверь
медленно  отъехала  в  сторону.  Они вошли внутрь и стали опускаться вниз по
бетонным ступеням.

Склад  находился  под  землей.  Толстые бетонные колонны подпирали сводчатый
потолок,  на  котором  неярко  горели лампочки в защитных сетках. Здесь было
прохладно  и  немного  сыро.  Хьюз  и  Вэбстер  медленно  шли  мимо чугунных
стеллажей,  мощных  стальных  контейнеров  и  люлек, в которых лежали черные
тела нейтриум-снарядов.

- Это уже готовые? - спросил генерал.

-  Да.  Эти  двадцать два - с водородным зарядом. А там дальше - с усиленным
урановым, на пятьдесят килотонн тротилового эквивалента.

-  Так...  -  Генерал  несколько  раз  прошелся  вдоль  стеллажей. Его серая
расплывчатая  фигура  почти сливалась с бетоном стен. - Так... Прекрасно! Мы
с  вами  утром  рассуждали  о  войне. Вот она, наша огромная сила! - Генерал
широко  развел  руками.  - И знаете, когда я думаю, что все это великолепие,
все  это  могучее  оружие  может  остаться  неиспользованным, мне становится
досадно  от  такой  мысли.  Черт  возьми,  ведь  это  же  гигантские затраты
умственной энергии, сил, денег и... Что это?!

...Дернулся  под ногами бетонный пол. Мигнув, погасли лампочки под потолком.
Страшная,   нестерпимо   грохочущая  темнота  обрушилась  на  них  вместе  с
содроганием стен и швырнула их наземь, как котят.



                               ТЕНЬ НА СТЕНЕ

Территория  Днепровского  научного  института  вместе  с  прилегавшей  к ней
частью  парка была оцеплена, по шоссе пропускали только машины сотрудников и
аварийных  команд.  Пожар  потушили  сравнительно  быстро.  Очевидно,  часть
пламени  была  сбита  взрывом.  По  лужайкам  и  асфальтированным  дорожкам,
проверяя  зараженность  местности радиацией, ходили люди из аварийных команд
в  темно-серых,  холодно  поблескивающих комбинезонах и капюшонах из толстой
резины,  в  одинаковых  уродливых масках противогазов. На груди у них висели
небольшие  зеленые  ящички  -  индикаторы  радиации. Аварийщики неправильным
кругом сходились к основанию корпуса.

Утро  начиналось  сильным  и  холодным ветром. Он схватывал лужи на асфальте
морщинистой  корочкой  льда,  качал  деревья, рвал облака и гнал их клочья к
Днепру.    Корпус    возвышался    обожженной   десятиэтажной   клеткой   из
горизонтальных  бетонных  перекрытий  и  стальных  переплетов пустых оконных
рам.  Он  слегка  осел  одной  стороной  и накренился; если поднять голову к
быстро  бежавшим облакам, то казалось, что это большой океанский пароход сел
на мель и покинут всеми.

Через  несколько  часов  было  установлено, что в семнадцатой лаборатории, в
основании  левого  крыла  корпуса, произошел взрыв, сопровождавшийся сильным
выделением  тепла  и  радиоактивного  излучения.  Однако  по  силе фугасного
действия   она   соответствовала  всего  лишь  авиабомбе  крупного  калибра:
полторы-две тонны тротилового эквивалента.

Все    это    доложил   Александру   Александровичу   Тураеву   молодцеватый
инженер-аварийщик  со  светлыми  усиками на красном от холодною ветра лице -
начальник  команды.  Александр  Александрович  неловко  по-штатски сутулился
перед ним.

-  Радиоактивная  опасность  во  дворе незначительна. Отсутствует радиация в
остальных  частях  корпуса  и  во  вспомогательных  зданиях.  В  семнадцатую
лабораторию  мы  проникнуть не могли из-за сильной радиации воздуха и самого
помещения.  Установлены  и работают воздухоочистительные устройства. Причины
взрыва  еще  неизвестны.  Человеческих  жертв  не  обнаружено...  -  Окончив
доклад, начальник команды спросил: - Разрешите продолжать работу?

-  Да-да!  Пожалуйста,  идите.  Однако  вот  что:  пока ничего решительного,
пожалуйста,  не  предпринимайте... без моего... э-э... указания. - За четкой
напористостью  рапорта  академик  Тураев  все  же  смог уловить, что инженер
далеко  не  тверд  в  ядерных  исследованиях.  -  Дело-то,  видите ли, очень
необычное...

-  Слушаюсь! Ждать вашего приказания! - Начальник команды повернулся и хотел
выйти.

-  Погодите.  Э-э...  Скажите,  пожалуйста,  вы  не  догадались  взять пробы
воздуха для анализа радиоактивности?

Инженер смешался и развел руками:

- Не учел, товарищ академик... Прикажете взять?

-  Теперь уже поздно, пожалуй. Впрочем, возьмите... В разбитые окна кабинета
в  административном  корпусе  свирепо  задувало.  За  столом сидел Александр
Александрович,  в  плаще,  положив  озябшие синие руки на стол "Человеческих
жертв   не  обнаружено..."  Перед  ним  лежали  только  что  принесенные  из
проходной  два  табельных  жетона. Треугольные кусочки алюминия с дыркой для
гвоздя  и  цифрами:  "17-24"  -  жетон  Ивана Гавриловича Голуба и "17-40" -
жетон Сердюка. Края округлились от многолетнего таскания в карманах.

Александр  Александрович  чувствовал  душевное  смятение  и  растерянность и
никак  не мог справиться с этими чувствами. Разное бывало, особенно в первые
годы  крупных  ядерных  исследований:  люди,  по  своей  неопытности  или от
несовершенства   защиты,   заражались   радиоактивной  пылью,  попадали  под
просачивающиеся   излучения   ускорителей.  Иногда  выходили  из  управления
реакторы.   Это  были  аварии,  несчастные  случаи,  но  это  были  понятные
несчастья...  А  сейчас?  Тураев чувствовал интуицией старого исследователя,
что  случилась  не  простая  авария.  За  этой  катастрофой  таилось  что-то
огромное,  не  менее  огромное,  чем  нейтрид. Но что? С глухой, завистливой
печалью  чувствовал  он,  что не ему, восьмидесятилетнему старику, предстоит
вести  эти исследования: здесь нужна сила, бешеное напряжение мысли, энергия
молодого  воображения. Голуб и Сердюк! Что ж, они погибли как солдаты. Такой
смерти  можно  только позавидовать. А ведь именно Иван Гаврилович сейчас так
нужен  для  расследования  этой  катастрофы,  которую он вызвал и от которой
погиб. У него была и сила, и страстность исследователя, и молодая голова...

Александр  Александрович отогнал бесполезные печальные мысли, положил жетоны
в карман и тяжело встал: нужно действовать. Он вышел во двор.

На   асфальтированных   дорожках   и  лужайках  небольшими  группами  стояли
сотрудники.  Они  выглядели  праздно  среди  тревожной обстановки - в синих,
желтых,  коричневых  плащах  и  пальто,  в красивых шляпах - и, должно быть,
чувствовали  это.  Весть  о  том,  что профессор Голуб и Сердюк находились в
лаборатории  вчера  вечером, в момент взрыва, передавалась вполголоса. Никто
ничего толком не знал.

-  Сердюк?  Так  я ж его вчера видел, здоровался! - удивлялся басом стоявший
невдалеке  от  Тураева  высокий,  плотный  мужчина.  - Он вчера к нам в бюро
приборов счетчик частиц приносил ремонтировать!

Как будто это обстоятельство могло опровергнуть случившееся.

Прислонясь  к  дереву,  плакала  и беспомощно вытирала руками глаза красивая
черноволосая  девушка - кажется, лаборантка из лаборатории Голуба. Возле нее
хмуро  стоял  светловолосый  молодой  человек  с  непокрытой перебинтованной
головой  и  в плаще с поднятым воротником - тот, который вчера видел вспышку
в семнадцатой из окна высоковольтной лаборатории...



По  дороге  в  свой  институт  Николай  Самойлов  пытался,  но  никак не мог
осмыслить   происшедшее.  Только  увидев  покосившееся,  ободранное  взрывом
здание   главного   корпуса,  серо-зеленые  комбинезоны  аварийной  команды,
тревожные  кучки  сотрудников,  он почувствовал реальность нагрянувшей беды:
"Ивана Гавриловича и Сердюка не стало! Совсем не стало!.."

Выйдя  из  машины,  он  снял  шляпу,  чтобы охладить голову ветром, да так и
стоял  в  раздумье перед скелетом корпуса, пока от холода и тоскливых мыслей
его  тело  не  пробил  нервный  озноб.  Что  же  случилось?  Диверсия?  Нет,
пожалуй...  Неужели то, о чем Иван Гаврилович говорил тогда, в парке, и чего
он, Самойлов, не хотел понять?

Николай  увидел  академика  Тураева в легком распахнутом плаще, с посиневшим
морщинистым лицом и подошел к нему.

-  Здравствуйте, Александр Александрович! - Он пожал сухую, старческую руку.
-  Я привез два нейтрид-скафандра для... - Не найдя нужного слова, он кивнул
в  сторону  разрушенного  корпуса. Помолчал. - Думаю, что в лабораторию идти
нужно  мне.  Я  знаю положение всех установок, я хорошо знаю скафандры. - И,
замявшись,  добавил  менее  решительно:  -  Я  ведь почти два года работал у
Ивана Гавриловича...

Тураев  смотрел на высоченного Самойлова, подняв голову вверх, внимательно и
даже  придирчиво,  будто  впервые  его  видел.  Они  нередко встречались и в
институте,  и  на  нейтрид-заводе,  и  на  конференциях,  но  сейчас  отсвет
необычайности  лежал  на  этом  молодом  инженере,  как  и на всем вокруг...
Высокий,  чуть  сутулый, продолговатое смуглое лицо с крупными чертами; лоб,
перерезанный  тремя  продольными  морщинами; ветер растрепал над ним светлые
прямые  пряди волос; хмурые темные глаза; все лицо будто окаменело от холода
и  горя.  "Молод,  силен...  Да,  такому  это  по  плечу.  Сможет и узнать и
понять...   Эх,  хорошо  быть  молодым!"  Не  зависть,  а  какое-то  светлое
отцовское  чувство  поднималось  в  Александре  Александровиче. Помолчав, он
сказал:

-  Что  ж,  идите,  если  не боитесь... Только одному нельзя, подберите себе
ассистента.

- Ассистента? Хорошо, я сейчас спрошу у наших инженеров.

Самойлов  повернулся,  чтобы  идти,  но  в  это время знакомый взволнованный
голос окликнул его:

- Николай, подожди!

К  нему  подходил  Яков  Якин, хмурый, решительный, с белой повязкой на лбу.
Они поздоровались.

- Что это у тебя? - показал Самойлов на повязку.

- Собираешься идти в семнадцатую? - не отвечая, спросил Яков.

-Да...

- Возьми меня с собой.

-  Тебя?  - поразился Николай. Неприятно подумалось: "Славы ищет?" - Что это
тебе так захотелось?

-  Понимаешь...  Я  видел  все  это...  Вспышку, Голуба, Сердюка, - сбивчиво
забормотал  Якин.  -  Я  тебе хорошо помогу. Тебе там трудно будет понять...
Труднее,  чем мне. Потому что я видел это! Понимаешь? Больше никто не видел,
только  я...  Из  окна  своей  лаборатории. Понимаешь? Я уже пытался пройти,
сразу...

-  Так про это ты сможешь просто рассказать, потом... - Самойлов помолчал. -
А в лабораторию мне бы нужно кого-нибудь... - он запнулся, - понадежнее.

Эго  слово  будто  наотмашь хлестнуло по щекам Якова; в них бросилась кровь.
Он вскинул голову:

-  Слушай,  ты!  Ты  думаешь...  Только  ты  такой  хороший, да? - Голос его
зазвенел.  - Неужели ты не понимаешь, что со мной было за эти годы? Думаешь,
я и теперь подведу, да? Да я... А, да иди ты к... - Он отвернулся.

Николай  почувствовал, что обидел Яшку сильнее, чем следовало. "Тоже нашелся
моралист! - выругал он себя. - Сам-то немногим лучше..."

-  Слушай,  Яша!  -  Он  взял  Якова  за  плечо. - Я не подумав сказал. Беру
обратно слово! Слышишь? Извини...

Яков помолчал, спросил, не оборачиваясь:

- Меня берешь с собой?

- Беру, беру... Все! Пошли за снаряжением...

По дороге к машинам Николай внушительно поднес кулак к лицу Якина:

- Ну, только смотри мне!

Яков молча улыбнулся.



Натягивая  на  себя  тяжелый и мягкий скафандр, покрытый нейтридной пленкой,
Яков негромко спросил:

- Коля, а от чего он предохраняет?

-  От  всего:  он  рассчитан  на  защиту от огня, от холода, от радиации, от
вакуума,  от  механических  разрывов...  В  прошлом году я в таком скафандре
бродил по луже расплавленной лавы. Так что не бойся...

- Да с чего ты взял, что я боюсь?! - снова вспылил Якин.

На   этом  разговор  оборвался.  На  них  стали  надевать  круглые  шлемы  с
перископическими  очками.  Высокий  плотный  инженер из бюро приборов - тот,
который  недавно удивлялся, что Сердюка, которого он вчера видел, нет больше
в  живых,  -  проверил все соединения и стыки, ввинтил в шлемы металлические
палочки   антенны.   Николай   включил  миниатюрный  приемо-передатчик  -  в
наушниках послышалось сдержанное дыхание Якина.

- Яша, слышишь меня?

- Слышу. - Якин повернулся, медленно кивнул тяжелым шлемом.

- Перестань сопеть!.. Слышите нас, товарищи?

-  Да,  слышим, - ответил в микрофон высокий инженер. Он сдержанно кашлянул.
- Ни пуха, ни пера вам, хлопцы. Осторожно там.

- К черту! - в один голос суеверно ответили Яков и Николай.

Две  странные  фигуры  с большими черновато блестящими головами, горбатые от
кислородных  приборов  на  спине,  тяжелой  походкой  вошли  в накренившееся
здание главного корпуса.

Они  прошли  по черному, обгоревшему коридору - угли хрустели под ногами - и
вошли  в  семнадцатую  лабораторию.  Вернее,  туда,  где совсем недавно была
лаборатория.  До  сих пор Николай как-то глушил в себе ощущение случившегося
несчастья  -  потом, на досуге, можно будет размышлять и жалеть, сейчас надо
действовать. Но вот теперь гнетущая атмосфера катастрофы навалилась на него.

Знакомый  длинный  высокий  зал  стал темнее и ниже. Внешняя стена - точнее,
оставшийся  от  нее  двухэтажный стальной каркас - осела и выгнулась наружу.
Железобетонные  колонны подкосились и согнулись под выпятившимся потолком, с
которого на тонких железных прутьях свисали рваные клочья лопнувшего бетона.

Ближе  к  центру  зала,  к  пульту  мезонатора,  бетон  сиял  мутно-зелеными
стекловидными  подтеками, сквозь которые проступали темные жилы каркаса. Под
ногами хрустели пересыпанные серой пылью осколки.

В  окнах  не  оставалось ни одного стекла, даже рамы вылетели. В лабораторию
беспрепятственно  проникал яркий дневной свет, но в то же время она казалась
сумрачнее,  чем прежде. Самойлов, осмотревшись, понял в чем дело: внутренняя
стена,  выложенная  раньше  ослепительно  белыми  кафельными  плитками, была
теперь  желто-коричневой,  к середине зала почти черной: ее обожгло, опалило
громадной вспышкой тепла и света.

Якину  лаборатория  казалась  чужой  и  незнакомой,  будто  он  не только не
работал,  но  и никогда раньше на был здесь. В наушниках слышались шипение и
треск,  "Наверное,  помехи,  -  подумал  он.  -  Воздух  сильно  ионизирован
радиацией".

- Яша! - позвал его приглушенный треском голос Самойлова.

- Да? - У Якина было такое ощущение, будто он говорит по телефону.

-  Давай  сейчас  осмотрим  бегло  всю  лабораторию,  наметим  самые главные
участки.  А в следующий заход придем с приборами... Ты иди по левой стороне,
я по правой. Пошли...

Взгляд,  ограниченный  перископическими  очками,  захватывал небольшой кусок
пространства.  Приходилось  поворачивать  все  туловище,  стесненное тяжелым
скафандром.  Они  медленно  продвигались к центру зала. Самойлов не напрасно
решил  на  первый  раз  не  задерживаться  в лаборатории - его, как и Якина,
непрестанно  зудила  мысль:  а  выдержат  ли  скафандры обстрел смертельными
дозами   радиации?   Устоит   ли  неощутимо  тонкая  пленка  нейтрида  перед
гамма-излучениями,  пробивающими бетонные и свинцовые стены? Пика индикаторы
радиации  ничего  не показывают, но... кто знает?, Может быть, в недоступные
для  контроля  складки  скафандра  уже  просочились  неощутимые  губительные
частицы, может быть, уже впитываются в тело...

Они  подошли  к  центру  лаборатории, к пульту мезонатора Собственно, пульта
уже  не было: стоял полукруглый железный каркас с зияющими дырами выгоревших
приборов,  оплавившимися обрывками медных проводов. Николай заметил, что все
-   и   горелое   железо,   и   медь,   и  бетон,  и  угли  -  было  покрыто
зеленовато-пепельным  налетом.  "Что  это  такое?" Он поднял голову, поискал
Якова.  Тот  ушел  немного  вперед  и стоял между стеной и остатком железной
лесенки,  которая  поднималась  к  бетонному мосту у вспомогательной камеры.
Верхних  ступеней  и  перил  не  было,  торчали  только стальные оплавленные
прутья, заломленные назад.

Приземистая  черная  фигура  Якина  неторопливо  поворачивалась из стороны в
сторону, чтобы лучше рассматривать. Внезапно он замер, подняв руку:

- Николай, смотри!

Самойлов  повернулся  в ту сторону, куда показывала рука Якина, и вздрогнул.
Против  лесенки,  на обожженной темно-коричневой кафельной стене, ясно белел
силуэт человека.

Николай, спотыкаясь о что-то, сделал к нему несколько шагов.

Силуэт  был  большой, во всю двухэтажную высоту стены, без ног - они, должно
быть,  не  уместились  на стене - и слегка размытый полутенями. "Так вот оно
что!..  Вот  они  как!"  Это  была как бы тень наоборот. Тепловая и световая
вспышка  затемнила кафель, а заслоненная телом человека часть стены осталась
белой.  Была различима занесенная к голове рука - видно, человек в последнем
движении хотел прикрыть лицо...

-  Вот  что  от  них  осталось - негатив... - Голос Якина в наушниках звучал
хрипло: - Кто это, по-твоему: Голуб или Сердюк?

- Не знаю. Не разберешь... Нужно потом сфотографировать.

Они  вышли  через  двадцать  минут.  Разделись,  проверили  себя  и  изнанку
скафандров  щупами  индикаторов радиации. Скафандры выдержали: ни излучения,
ни  радиоактивный  воздух лаборатории не проникли в них. Посидели, покурили.
После   мрачного   хаоса   лаборатории  комнатка  административного  корпуса
казалась, несмотря на выбитые стекла, очень чистой и уютной.

Николай  задумался. Перед его глазами стоял белый силуэт на темно коричневой
стене.  Что же произошло? Взрыв в мезонаторе? Или открыли вчера вечером свой
мезоний  и  погибли  вместе  с  открытием? И что это за мезоний? Голуб, Иван
Гаврилович...  Самойлов  попытался представить себе лицо Голуба - и не смог.
Вспоминал,  что была лысина с коротким венчиком седых волос, мягкий короткий
нос,  пересеченный  черной  дужкой  очков; мясистое, грубоватое лицо, взгляд
исподлобья.  Но  подвижный,  живой  образ  ускользал.  Это  было  неприятно:
столько  видели друг друга, столько поработали вместе! "А не потому ли ты не
можешь  вспомнить его, Николай, что почти все время был занят собой и только
собой?  -  возникла злая мысль. - Своими переживаниями, своими идеями, своей
работой - и ничем другим?.. Поэтому и не понял, о чем говорил тогда Голуб".

Сердюк  вспоминался  яснее:  лицо  с  хитроватым  выражением, смуглое во все
времена года, с длинным, острым носом, черными глазами...

- Слушай, Яша, расскажи, что ты вчера видел?

Яков  коротко  рассказал,  как,  оставшись  вчера в своей лаборатории, он из
окна  смотрел  на  корпус  напротив,  видел двигавшихся по семнадцатой Ивана
Гавриловича  и  Сердюка.  Больше не было никого. Наблюдал, как они поднялись
на  мостик  мезонатора;  видел  вспышку... О том, что вчера его осенила идея
нейтрид-конденсаторов, он промолчал...

Отдохнули.  Снова  стали собираться на место катастрофы. На этот раз взяли с
собой  специальный  фотоаппарат,  счетчики  радиации, геологические молотки,
чтобы отбивать образцы для анализа.

Теперь  они  ориентировались  лучше.  Самойлов,  подбирая  по  пути  кусочки
металла  и  бетона,  снова  добрался до пульта перед сорокаметровой громадой
мезонатора.  Здесь он начал водить трубкой щупа вдоль остекленевших бетонных
стен  камеры  мезонатора.  Радиация  резко усиливалась, когда щуп поднимался
вверх, к вспомогательной камере, к тому месту, где был мостик.

Яков   специальной   камерой,  защищенной  от  излучений  пленкой  нейтрида,
фотографировал  мезонатор, стену и ближайшие участки лаборатории. От быстрых
движений  стало  жарко.  Скафандр не отводил тепло наружу, скоро в нем стало
душно, запахло потом и разогретой резиной, как в противогазе.

Николай  взобрался  на  лесенку,  поставил  на  верхние ступени, где лесенка
обрывалась,  свои  приборы и гимнастическими движениями вскарабкался наверх.
Белый  силуэт  на  стене  находился  теперь  за  его  спиной. Здесь все было
расплавлено  и сожжено вспышкой. Железобетонная стена вспомогательной камеры
была  разворочена  и  выжжена,  в  поде  камеры зияла полуметровая воронка с
блестящими   сплавившимися   краями.   Из   стены   торчали  серые  прожилки
алюминиевых  труб.  Бетон  здесь  кипел,  плавился  и  застыл  мутно-зеленой
пузырящейся массой.

Горело  все:  металл, стекло, камень и... люди. От них осталась только белая
тень.  Ноги  с  хрустом  давили  застывшие брызги бетона. Николай вспомнил о
радиации,  посмотрел  на  счетчик  -  ого! Стрелка вышла за шкалу и билась о
столбик  ограничителя.  Он уменьшил делителем ток - стрелка двинулась влево,
стала  против  цифры  "5".  Пятьсот рентген в секунду! Самойлову стало не по
себе:  возникло  малодушное  ощущение,  будто  его  голым опустили в бассейн
уранового   реактора.  Мелкие  мурашки  пошли  по  коже,  будто  впитывались
незримые частицы...

- Яша, полезай сюда! Нужно сфотографировать.

-  Сейчас...  -  Якин  с  помощью  Самойлова взобрался на бетонную площадку,
осмотрелся.  -  Боюсь,  что  ничего  не выйдет, уже темнеет. - Его голос был
почти не слышен из-за треска помех. Но он все же сделал несколько снимков.

В лаборатории в самом деле потемнело - ноябрьский день кончался.

-  На сегодня хватит, - решил Николай. Они слезли с мезонатора и направились
к   выходу.   У  выхода  Самойлов  обернулся  и  громко  ахнул:  лаборатория
осветилась  в  сумерках! Исковерканный мезонатор сиял мягким зеленым светом,
свечение  начиналось на ребристых колоннах ускорителей и сгущалось к центру.
Переливалась   изумрудными   оттенками   развороченная   площадка  бетонного
мостика;  синевато  светились  оплавленные  металлические  трубы  и  прутья;
голубым облаком клубился над мезонатором насыщенный радиацией воздух.

-  Так  вот  почему  днем  все  казалось  серо-зеленым! - сказал Самойлов. -
Люминесценция...

Только  выйдя  из  лаборатории, они почувствовали, как напряжены их нервы от
сознания  того,  что  их  окружала  радиация,  которая мгновенно могла убить
незащищенного  человека.  Они  устали  от этого напряжения. Веснушчатое лицо
Якина  побледнело.  Николай  сдал  собранные  кусочки  бетона  и  металла  в
уцелевшие  лаборатории  на  анализ,  отдал  проявить  пленку  и почувствовал
непреодолимое желание уснуть.



                               РАССЛЕДОВАНИЕ

На  следующий  день  они снова осматривали место взрыва и сделали два важных
открытия.

Самойлов  изучал  полуметровую  воронку в бетонном основании вспомогательной
камеры.  Конус ее сходился к небольшой, размером со спичечную коробку, дырке
правильной  прямоугольной  формы.  "Откуда эта дыра?" Николай наклонился над
дном  воронки,  чтобы  рассмотреть  ее  получше:  глубокое узкое отверстие с
ровными  оплавленными краями уходило куда-то вниз. "Интересно - что это? .."
Он  наклонился  ниже  -  и  сразу  неярким красным светом вспыхнула трубочка
индикатора радиации внутри шлема.

Ему  это  сияние  показалось  ощутимым, как удар тока, - радиация проникла в
скафандр!  Николай  резко  отдернул  голову - трубочка погасла. "Ничего, все
обошлось  быстро,  -  с  колотящимся  сердцем  успокаивал он себя. - Значит,
гамма-лучи...  Интересно,  при какой же мощности облучения скафандр начинает
пропускать  лучи?"  Он  поднес к воронке щуп, и стрелка счетчика метнулась к
концу  шкалы. 2000 рентген в секунду! То, что убивает незащищенного человека
мгновенно...

Якин,  возившийся  в  это  время  с  камерой,  поднял голову и увидел, как в
перископических очках Николая появился и исчез красный свет.

- Ты чего это извергаешь пламя?

-  Ты заметил? Запомни: при двух тысячах рентген в секунду скафандр начинает
пропускать гамма-лучи. Следи за счетчиком...

- Добро...

"Что  же  это  за  дыра?  Дефект  в  бетоне? Не может быть, за такие дефекты
строителям  сняли  бы  голову!"  Самойлов  опустил в отверстие щуп счетчика,
стрелка  заметалась по шкале, потом стала падать - радиация уменьшилась. Щуп
ушел  на  30  сантиметров  в  глубину,  не  встречая преграды. "Глубоко!" Он
опустил  щуп  еще  чуть  ниже  -  и  снова  с пугающей внезапностью вспыхнул
индикатор,  на  этот  раз  другой,  справа у щеки, тот, который был связан с
правым рукавом скафандра.

Рука!  Он  слишком приблизил руку к радиоактивному бетону! Лицу стало жарко,
по   потной   коже   спины   рванулись  морозные  мурашки  Самойлов  потерял
самообладание,  резко  отдернул  обратно  руку и вытащил из отверстия только
обломок стеклянной трубки.

-  Ах  ты,  дьявольщина  проклятая!  -  выругался Николай, забыв о микрофоне
перед ртом.

- Ты что? - донесся удивленный голос Якина.

- Да щуп разбил, понимаешь... Эти чертовы вспышки только на нервы действуют!

-  А-а...  Иди-ка  сюда!  -  В  голосе  Якова  слышалось удивление. - Здесь,
кажется, была неисправность.

Самойлов  слез  с  камеры и, осторожно обходя обломки груб, железа и бетона,
подошел  к  Якину.  Тот  -  по  другую  сторону  мезонатора  -  согнулся над
переплетением толстых медных шин, изоляторов и катушек.

-  Вот,  смотри... Я решил проверить электрическую часть. Это, если помнишь,
вытягивающие  электромагниты...  -  Он  черной перчаткой коснулся катушки на
железном   сердечнике,  покрытой  лоснящейся  масляной  бумагой.  -  Видишь?
Типичное короткое замыкание на корпус.

Действительно,  в  одном  месте  через  масляную  бумагу к железу сердечника
выходила  черная,  обуглившаяся  линия:  будто  червяк  прогрыз  в  изоляции
дорожку от меди к железу. Это было место пробоя.

- Вытягивающие электромагниты отказали. Понимаешь?

-  Ну  и  что?  -  спросил Николай. - При таком взрыве, конечно, должны быть
всякие  пробои,  короткие  замыкания  и  тому  подобное,  хотя бы от высокой
температуры.  Здесь  все полетело, не только эти магниты... ("Нашел какую-то
мелочь!"  -  подумал  Самойлов,  раздраженный  своей  неудачей.) Ты, я вижу,
везде   находишь   электрические   пробои...   Ладно,  сфотографируй,  потом
разберемся.

Но Яков все-таки доказал свое.

Вечером   на  полу  одной  из  комнат  института  была  расстелена  огромная
сиреневая  фотокопия  общего вида мезонатора. Самойлов и Якин ползали по ней
на коленях.

-  Так...  Вот  здесь  главная камера, тут облучение... - задумчиво повторял
Николай, водя карандашом. - Там - окно во вспомогательную камеру...

Рядом  были  разложены  еще  не  просохшие  увеличенные фотоснимки того, что
сейчас  осталось  от  камер. Снимки были покрыты сыпью белых точек - следами
радиации.

-  Взрыв  произошел здесь, во вспомогательной камере, - рассуждал Николай. -
Заметь:  не  в  главной,  а  во  вспомогательной,  у самого ввода в главную.
Странно... Анализы образцов еще не принесли?

- Нет. Нужно позвонить. - Голос Якова прозвучал слабо и хрипло.

Николай внимательно поглядел на него:

-  У  тебя глаза красные. Устал? - Нет... - Яков упрямо крутнул перевязанной
головой.

-  Угу.  Так,  значит,  здесь...  Кстати,  где  деталировка? Нужно выяснить,
откуда  появилось  это  странное  отверстие. - Самойлов порылся в чертежах и
развернул   лист,   на  котором  сверху  было  вычерчено:  "Плита  основания
вспомогательной   камеры   мезонатора,  материал  -  вакуумированный  бетон,
масштаб  1  : 2". Сравнил с фотографией. Снимки неважные, от обилия радиации
они  похожи  на  рентгеновский  снимок. Особенно светлой выглядела воронка с
черным  прямоугольным  отверстием  в  центре.  На  чертеже этого отверстия в
плите  не  было.  Яков  ушел  узнавать, сделали ли анализ образцов. Самойлов
подошел   к   окну,  раскрыл  форточку,  подставил  голову  струе  холодного
воздуха...    Беспорядочно    бежали    мысли:    "Голуб   облучал   нейтрид
минус-мезонами.   Что-то   новое  получилось  у  них,  какое-то  неожиданное
вещество.  Мезоний?  Сам  Иван  Гаврилович  весьма неопределенно представлял
себе  его.  Может  быть,  именно  это  вещество  выделило  громадную ядерную
энергию?..

Но  как?  Распалось  ли  оно в момент образования под лучом мезонов? Или они
нечаянно   получили   больше   критического   количества  нового  делящегося
элемента?   Или   обычный   нейтрид   самопроизвольно   разрушился?  Но  под
воздействием чего?"

Возбужденный оклик вернувшегося Якина рассеял мысли.

-  Слышишь?  Анализ  наших  образцов  еще обрабатывается, принесут завтра, -
скороговоркой  выпалил  он.  -  Я  звонил главному энергетику на подстанцию.
Да...  Спрашиваю:  "Когда  произошел  взрыв,  мезонатор  работал?"  -  "Нет,
говорит,   минут   за   пять   до   этого  выключили  высокое  напряжение  в
лаборатории".  Понимаешь?  Я  еще переспросил: "Точно ли?" Он даже обиделся:
"Конечно,  точно,  говорит.  Нужно быть идиотом, чтобы не заметить это; ведь
мезонатор Голуба тянул полторы тысячи киловатт!"

- Ну и что же?

-  А  то, что короткое замыкание в электромагнитах главной камеры, которое я
тебе  показывал, не могло произойти в момент вспышки по той простой причине,
что  в  этот  именно момент на электромагнитах не было напряжения. Замыкание
произошло раньше!

-  А ведь верно! Странное обстоятельство! - Самойлов шальными глазами устало
посмотрел  на  Якина. - Завтра нужно еще сходить в лабораторию. Меня волнует
эта дырка...

-   Непонятно!  -  озадаченно  пробормотал  Николай  утром  следующего  дня,
вытаскивая прут из отверстия в воронке.

Он  заранее  сделал  отметки  на  этом  пруте,  чтобы измерить глубину дыры.
Произошло  непонятное: за ночь отверстие углубилось! Вчера он опускал в него
тридцатисантиметровый  щуп  счетчика  и  хорошо  помнит,  что  коснулся дна,
прежде  чем, испуганный вспышкой индикатора, сломал его. А сейчас прут вошел
в отверстие больше чем на полметра...

Они  уже привыкли к скафандрам, к непрерывному треску ионизации в наушниках;
свыклись  с  мыслью  об  огромной  радиации  вокруг  них.  Только  увесистые
кислородные  приборы  неловко  горбились  на  спине  да перископические очки
неудобно  стесняли  обзор. Николай отыскал Якова - тот осматривал ускорители
протонов - и подозвал его.

Узнав, в чем дело, Якин удивился:

-  Мистика  какая-то!  Здесь  никто  не  был  без  нас?., Впрочем, идиотский
вопрос! Кому это нужно? - Он наклонился над воронкой.

- Осторожно!..

Но  Якин  уже  сам  отшатнулся - сработал индикатор. Самойлов увидел, как по
бетону  скользнул красный луч - трубочка через перископ бросила свет наружу.
"Зайчик"! Это навело его на новую мысль.

- Черт бы побрал эти индикаторы! - ругался Яков. - Только пугают...

"Рискнуть?  Ведь  индикаторы  показывают  интенсивность  облучения,  опасную
только при долгих выдержках. А если быстро?.."

-  Постой-ка! - Николай отстранил Якина. - Я сейчас попробую заглянуть в эту
дырку.

Он  стал  наклоняться  над  воронкой,  стараясь  сквозь  перископы заглянуть
внутрь  черного  прямоугольника. "Вот сейчас будет вспышка..." От напряжения
Николай  сжал зубы. Вспыхнул красный свет индикатора - гамма-лучи проникли в
шлем.  Но  он  ждал  этого  и  не отпрянул. Призмы перископа метнули красный
отблеск  на  стены воронки. Николай, почти физически ощущая, как губительные
кванты  мурашками  проникают  в  кожу  лица,  навел  "зайчик"  на отверстие.
Красный  лучик  скользнул  по гладким стенкам канала и упал на дно: там было
что-то черное. "Хватит!" Он выпрямился.

- Ну, ты прямо как врач-ларинголог! - с восхищением сказал Яков.

-  Какой  врач?  -  Николаю  страшно  захотелось покурить. Забыв, что на нем
скафандр, он провел рукой по боку, ища карман с папиросами.

-  Да  эти, которые "ухо, горло, нос"... Они таким же способом заглядывают в
горло пациента, - объяснил Якин. - У них зеркальце на лбу... Ну, что там?

-  Нейтрид!  И  как  мы  сразу  не  догадались?  Ведь они облучали пластинку
нейтрида.  Он,  наверное,  накалился  до десятков тысяч градусов и проплавил
бетон, как воск, понимаешь? Ушел в бетон...

- Значит, он еще не остыл?

- Конечно! Поэтому-то отверстие и углубляется... Нужно его вытащить.

Выйдя  из  лаборатории,  они  сверились  с  чертежами.  Раскаленный  кусочек
нейтрида  проплавил  уже больше двух третей бетонной плиты - значит, удобнее
добыть  его  снизу.  Они  вернулись  в лабораторию с отбойными молотками, за
которыми  волочились  резиновые  шланги, и, стоя на коленях под мостиком, по
очереди стали дырявить плиту.

Через   час   с   последним   ударом   отбойного  молотка  пятикилограммовая
прямоугольная  пластиночка  нейтрида  вывалилась  из бетона. Прилипшие к ней
крошки бетона раскалились докрасна и превращались в мелкие капли.

Когда  пластинку положили под микроскоп, заметили в центре мелкую щербинку -
размерами  всего в десятки микрон. Если бы под микроскопом лежал не нейтрид,
то щербинку можно было бы приписать случайному уколу булавкой.

Александр   Александрович   Тураев,   походив  в  ночь  аварии  налегке  под
пронзительным  ноябрьским  ветром,  простудился  и  сейчас лежал в постели с
опасной   температурой   -   много  ли  нужно  старику  в  восемьдесят  лет!
Посоветоваться   было   не   с   кем.   Самойлов   и  Якин  сами  попытались
систематизировать  все  те  отрывочные  и  несвязные,  как  фразы больного в
бреду,   сведения,   что   накопились   у  них  после  нескольких  посещений
семнадцатой лаборатории.

Якин составил перечень:

"1.   Голуб  и  Сердюк  со  своими  помощниками  облучали  образцы  нейтрида
отрицательными  мезонами  больших  энергий с тем, чтобы выяснить возможность
возбуждения нейтронов в нейтриде. Такова официальная тема.

2.  Сведения  от  главного  энергетика: взрыв произошел не во время опыта, а
после  него,  когда  мезонатор  был  уже  выключен  из  высоковольтной  сети
института.

3.  Взрыв  произошел  не  в главной камере, где шло облучение мезонами, а во
вспомогательной,   промежуточной,   откуда  образцы  обычно  извлекаются  из
мезонатора наружу.

4.  В  образце  нейтрида,  найденном  в воронке, обнаружена микроскопическая
щербинка  размером  25Х30Х10  микрон.  Такую  ямку невозможно ни выдолбить в
нейтриде механическим путем, ни вытравить химическим.

5.  Обнаружено короткие замыкание в электромагнитах, вытягивающих из главной
камеры  положительные  мезоны  и продукты их распада. Это замыкание не могло
произойти  при  взрыве,  так как в этот момент мезонатор был выключен. Таким
образом,  можно  предположить,  что  опыт облучения нейтрида происходил не в
чистом вакууме, а в "атмосфере" из плюс мезонов и позитронов.

6.  Обнаружен  силуэт  на внутренней кафельной стене лаборатории.... Судя по
четким  контурам  его,  первоначальная  вспышка света и тепла была точечной,
сосредоточенной в очень малом объеме вещества.

7.  Проведенный  анализ  радиации  образцов  воздуха,  металла  и  бетона из
семнадцатой  лаборатории  показал, что характер радиоактивного распада после
этой  вспышки  не  совпадает  с  характером  радиоактивности  при  урановом,
плутониевом или термоядерном взрыве".

-  Гм, гм... - Самойлов положил листок на стол и прошелся по комнате из угла
в  угол.  Он,  как  и  Яков,  осунулся  за  эти  дни: смугловатое лицо стало
желто-серым  от  бессонницы,  на  щеках  отросла  густая черная щетина. - Ты
знаешь,  -  повернулся  он  к  сидевшему  у  стола  Якину,  - я не могу себе
представить,   чтобы   Сердюк   просто   так  не  заметил  это  замыкание  в
вытягивающих   магнитах.   Не-ет...   Ведь  он,  Алексей  Осипыч,  буквально
чувствовал,  где  и что неладно! И вдруг такой грубый промах... Да, наконец,
ведь в мезонаторе была аварийная сигнализация.

-  Может  быть,  они  заметили,  но не придали значения? - сказал Якин. - Не
хотели прерывать опыт?

Самойлов  молча  пожал  плечами.  И снова они ходили и думали об одном и том
же.  Николай подошел к окну. За окном чуть синели ранние сумерки. В воздухе,
открывая   зиму,   кружил   легкий  праздничный  снежок.  Лохматые  снежинки
окутывали  в декоративное кружево черный обгорелый труп стеклянного корпуса.
Аварийщики  обносили  корпус  проволочной  изгородью и вколачивали колышки с
табличками: "Осторожно! Радиация!"

"Наверное, скоро корпус будут сносить..." - лениво подумал Николай.

В  комнате  было  тепло - уже работало паровое отопление. Ожившая от теплоты
единственная  муха  лениво  ползала  по  стеклу, потом, остервенело жужжала,
билась  крылышками об ощутимую, но невидимую преграду. Самойлов следил за ее
движениями;   вот   так  и  он:  чувствует,  но  не  понимает,  где  главное
препятствие.  "Что  же  произошло?  Что  произошло?  Что?"  -  надоедливо  и
бессильно билась в мозгу мысль.

Николай  вздохнул  и,  подойдя  к  столу,  взял  листики  анализов радиации,
несколько минут рассматривал их против света.

-  Ты  знаешь,  я где-то уже видел вот такие же данные, - задумчиво произнес
он. - Или очень похожие...

Якин скептически фыркнул:

- Очень может быть: ты их рассматриваешь уже пятнадцатый раз...

-  Не-ет,  это  ты  брось...  Я видел их где-то очень давно. Где? - Самойлов
снова разложил таблицы анализа и стал сравнивать их.

Привычное   мышление   физика  позволило  ему  по  цифрам  представить  вид,
длительность  и  спектры  радиоактивного  распада.  Возникшие  в воображении
кусочки  бетона  и  металлов,  впитавшие в себя неизвестные ядерные осколки,
излучали  какие-то  очень знакомые виды радиации. Какие?.. Память мучительно
напряглась, и Николаю показалось, что он наконец вспомнил.

Не  доверяя своей догадке, он бегом помчался по лестницам и по двору в белый
двухэтажный  домик,  где  помещались  библиотека  и архив. В комнатах архива
пахло  замазкой: стекольщики осторожно вставляли в окна звонкие листы стекла
взамен  выбитых  взрывом.  Было холодно - служительницы надели пальто поверх
синих халатиков.

-  Девушка!  - едва не столкнувшись с одной из них, крикнул Николай. - Где у
вас лежат материалы по теме "Луч"?

Через  несколько  минут  он  рылся  в  старых,  замусоленных  и запылившихся
лабораторных  журналах.  Чем-то  грустным  и  близким  пахнуло  на  него  от
страниц,   неряшливо  заполненных  столбиками  цифр,  графиками,  таблицами,
схемами  и  всевозможными  записями.  Вот  его  записи.  Оказывается, у него
испортился  почерк,  раньше  он  писал  красивее.  Вот Яшкины записи анализа
радиоактивности  первых  образцов,  облученных минус-мезонами. А вот - Ивана
Гавриловича:  четкий  и  крупный  почерк  опытного  лектора.  Вот целый лист
заполнен  каким-то  хаосом  из формул, схем и цифр: это когда-то он спорил с
Сердюком  -  теперь  не  понять  и  не  вспомнить, по какому поводу, - и оба
яростно чертили на бумаге свои доводы.

На  минуту  Николай  забыл,  что  он  ищет  в  этих журналах, - его охватили
воспоминания.  Ведь  это  было  очень  недавно,  всего два года назад. Они с
Яковом  тогда  были...  так, ни студенты, ни инженеры, одним словом, молодые
специалисты.  Мало  знали,  мало  умели,  но  зато  много воображали о себе.
Облучали  мезонами  разные  вещества, искали нейтрид и не верили, что найдут
его;  слушали  житейские  сентенции  Сердюка  и  научные  рассуждения  Ивана
Гавриловича...  Вот женский профиль, в раздумье нарисованный на полях, а под
ним  предательская  надпись рукой Якова: "Это Лидочка Смирнова, а рисовал Н.
Самойлов".  Ну  да,  ведь  он  тогда чуть не влюбился в Лидочку, инженера из
соседней  лаборатории. Но это увлечение было так скоротечно, что не оставило
никаких  следов  ни в его душе, ни в дневнике. Начались самые горячие месяцы
их  работы,  было  некогда,  и  Лидочка  благополучно вышла замуж за кого-то
другого...

И  вот  нет ничего... Нет Голуба. Нет Сердюка. Нет мезонатора - только груда
радиоактивных  обломков.  Есть  нейтрид  и еще что-то неизвестное, что нужно
узнать...

"Ну,  размяк!"  -  одернул  себя  Николай.  Он  достал  из  кармана анализы,
расправил  их  и начал сравнивать с записями в журналах. Через четверть часа
он   нашел   то,   что   искал:   данные  анализов  сходились  со  спектрами
радиоактивности  тех  образцов,  которые  облучали  мезонами больше двух лет
назад,  еще  до  возникновения идеи о нуль-веществе... Николай почувствовал,
что найдена ниточка, очень тоненькая и пока неизвестно куда ведущая.

-  Хорошо.  Ну и что же? - спросил Яков, когда Николай рассказал ему об этом
"открытии". - Что из этого следует?

-  Многое.  Слушай,  мы  теперь  уже  действительно  кое-что  знаем  об этом
веществе:  знаем,  что оно распалось с выделением огромной энергии, большей,
чем  при  синтезе тяжелого водорода; что оно хоть и неустойчиво, но способно
разрушать  несокрушимый  нейтрид;  наконец,  что  оно распалось с выделением
мезонов и оставило след - характерную радиацию...

-  Да,  но  нам  неизвестно,  как именно возникло это вещество в их опыте, -
возразил  Якин.  -  Вот  что:  раз  кое-какие обстоятельства рождения его мы
установили,  так  не повторить ли нам эксперимент Голуба и Сердюка, а? Тогда
и  увидим...  Так  же  отключим  вытягивающие  электромагниты,  так же будем
облучать нейтрид быстрыми мезонами...

-  ...  так же разлетимся на отдельные атомы, я никто потом не разберет, где
твои атомы, а где мои! - закончил Самойлов. - Это же авантюра!

-  Ты,  пожалуйста,  без  демагогии! - разозлился Яков, и щеки его вспыхнули
пятнами. - "Авантюра"! Опровергай по существу, если можешь!

Николай внимательно посмотрел на него: "Еще не хватало поссориться сейчас".

-  Хорошо,  давай по существу, - сказал он примирительно, - во-первых, мы не
знаем  режима  работы  мезонатора, ведь лабораторный журнал Голуба сгорел. А
ты  помнишь,  сколько  месяцев  мы  искали  режим  для  получения  нейтрида?
Во-вторых,  ты думаешь, у нас на заводе или в каком-нибудь другом институте,
где  есть  мезонаторы,  тебе  разрешат  заниматься  такими  непродуманными и
опасными опытами? В-третьих...

- Ладно, убедил! - поднял руки Яков. - Что же ты предлагаешь?

- Думать! Ну, а уж если ничего другого не придумаем... будем ставить опыт.



Николай  шел  через парк к троллейбусной остановке. Снег прекратился Дорожка
по  аллее  была  протоптана  немногими  пешеходами.  Во влажном воздухе ясно
светили  сквозь деревья редкие фонари. По сторонам стояли на гипсовых тумбах
посеревшие  от  холода статуи полуголых атлетов с веслами, ядрами и дисками.
Двое  малышей,  приехавших  в  парк  обновить  лыжи, лепили плотные снежки и
старались попасть в атлетов.

По  этой  же  аллее, совсем еще недавно, шли они вдвоем с Голубом и спорили.
Иван Гаврилович тогда толковал о "мезонии".

"...  мы  еще  очень  смутно  представляем  себе  возможности того вещества,
которое  сами  открыли",  -  будто  услышал Николай его раскатистый и четкий
голос.

Постой,   постой!   Что-то  было  в  этом  воспоминании,  что-то  близкое  к
сегодняшним  спорам  и  "открытиям"! Николай даже становился и прислушался к
себе,  чтобы  не  спугнуть  тончайшую  мысль.  Где-то  рядом с ветвей падали
капли,  падали,  будто  подчеркивая  тишину, так звонко и размеренно, что по
ним можно было считать время.

Что  же  он  тогда сказал? Об одном непонятном эффекте... Он у них получился
несколько  раз...  Ага!  Николай  почувствовал, как у него отчаянно забилось
сердце...  "Если долго облучать нейтрид в камере быстрыми мезонами, - сказал
тогда  Иван Гаврилович, - то он начинает отталкивать мезонный луч... Похоже,
что   нейтрид   заряжается  отрицательно..."  Так...  Но  потом,  когда  они
вытаскивали пластинку нейтрида, то никакого заряда на ней не оказывалось.

Значит,  у них под мезонным лучом нейтрид заряжался и, видимо, очень сильно.
А когда вытаскивали его на воздух... Воздух!!! Вот новый фактор!

Самойлову  от нахлынувших мыслей, от усталости на миг стало дурно; он набрал
пригоршню  снега  и  стал  тереть  лицо...  Это  была  еще  одна идея, и она
оказалась решающей.



                                  СЕНСАЦИЯ

Читатель  должен  помнить,  что  описываемые  события,  хотя и происходили в
разных  концах  земного  тара,  но  совпадали  во  времени. Поэтому и главы,
излагающие   их,   переплелись.  В  этой  главе  собраны  газетные  вырезки,
посвященные взрыву завода в Нью-Хэнфорде.



12  ноября.  (Ассошиэйтед  Пресс.)  Сегодня  в  10  часов  10  минут утра по
местному  времени  на  одном из новых атомных заводов в Нью-Хэнфорде (на юге
Калифорнии,  в  бассейне реки Колорадо) произошел гигантский; атомный взрыв.
Звук  взрыва  был  слышен  на  расстоянии  80  километров.  Сотрясение почвы
зафиксировано почти во всех городах Западных штатов.

На заводе находилась дневная смена рабочих. Причины взрыва неизвестны.



"Сан-Франциско   Морнинг"...   Это  был  взрыв,  по  признакам  напоминавший
испытание  урановой  бомбы  самого  крупного калибра. В утреннее безоблачное
небо  Калифорнии  взметнулся огненный гриб, который увидели в Сан-Бернардино
и  в  Финиксе.  Фотография, сделанная случайно с расстояния в 20 километров,
зафиксировала  уже  последнюю  стадию  опадания огня и пыли. На заводе в это
время  наводилось  около двухсот восьмидесяти рабочих и инженеров. Очевидно,
никто  из них уже не сможет рассказать, как было дело. Немногие уцелели и из
тех,  кто  в  это время находился в домах прилегавшего к заводу поселка. Те,
кого  удалось спасти, либо находятся в таком тяжелом состоянии, когда всякие
расспросы   неуместны,   либо  и  сами  ничего  не  могут  объяснить.  Город
Нью-Хэнфорд фактически превращен в радиоактивную пустыню.



"Чикаго-Геральд".   Что   производил  засекреченный  завод  в  Нью-Хэнфорде,
который  принадлежал  раньше  концерну "XX век", а теперь принадлежит только
богу?  Атомные  бомбы? Но это монополия правительства. Урановые реакторы для
электростанций?  Вряд  ли это было бы покрыто такой таинственностью, которая
превосходила  даже  секретность обычных стратегических исследований, - такое
начинание обязательно разрекламировалось бы.

По  некоторым  сведениям, не подтвержденным еще правлением концерна (которое
вообще  старается  хранить  невозмутимое  молчание),  на заводе производился
нейтриум  -  ядерный  материал  огромной  плотности  и  прочности,  открытый
несколько  лет  назад независимо друг от друга учеными США и России. Неужели
этот  материал,  способный облагодетельствовать человечество, применялся для
увеличения эффективности ядерных бомб?.

В  свое  время  законопроект  о  разрешении группам частных предпринимателей
заниматься  "атомным бизнесом" встретил горячие возражения со стороны многих
сенаторов.  Катастрофа  в  Ныо-Хэнфорде,  беспрецедентная  для  всей истории
атомной   промышленности,   -   блестящее,   хотя   и   излишне  трагическое
подтверждение правильности их позиции.



Агентства  Ньюс.  В  Соединенных Штатах объявлен траур по случаю трагической
гибели более чем семисот человек в Нью-Хэнфорде.

Население прилегающих городов и селений бежит от распространения радиации.



"Юнайтед  Пресс  корпорейшн".  Представитель  правления  концерна  "XX  век"
Эндрью   Э.   Дубербиллер   на  пресс-конференции  в  Сан-Франциско  огласил
заявление  от  имени  правления  концерна. В нем сообщалось, что на заводе в
Нью-Хэнфорде  действительно  производились  изделия  из  нейтриума  и имелся
некоторый   запас  обогащенного  изотопом-235  урана.  В  интересах  внешней
безопасности  государства  правление  в  настоящее  время не может сообщить,
какие   именно  стратегические  заказы  выполнял  концерн  на  этом  заводе.
Дубербиллер   утверждал,  что  вся  работа  на  заводе  и  хранение  запасов
делящегося  материала производились при тщательном соблюдении правил техники
безопасности  и  что  даже  за  день  до катастрофы не было замечено никаких
угрожающих признаков. Ведется расследование.

Э. Дубербиллер отказался отвечать на все вопросы корреспондентов.



Из  официального  заявления  представителя Белого Дома для печати. Научная и
военная  общественность  скорбит  по  поводу безвременной трагической гибели
двух   крупных   деятелей  американской  науки,  армии  и  промышленности  -
директора  завода  в Нью-Хэнфорде, доктора физики, профессора университета в
Беркли  Германа Дж. Вэбстера и бригадного генерала, члена правления концерна
"XX  век",  члена  Главного  артиллерийского  комитета  Рандольфа Хьюза. Как
выясняется  теперь,  доктор  Вэбстер  и  генерал Хьюз в эти дни осуществляли
один  гигантский  стратегический  эксперимент,  который  закончился успешно.
Установлено, что в момент взрыва они находились на заводе в Нью-Хэнфорде...



Из   доклада  сенатора  Старка,  возглавлявшего  комиссию  по  расследованию
катастрофы  в Нью-Хэнфорде. ...В настоящее время причин взрыва установить не
удалось.   Местность   в  радиусе  нескольких  миль  заражена  исключительно
активной  радиацией.  По  ночам  над  районом  взрыва светится воздух. Таким
образом,  непосредственное  расследование  очага  взрыва  исключается до тех
пор, пока активность радиации не уменьшится до допустимых пределов.

Произведенный  экспертами  анализ  радиоактивных  остатков,  к сожалению, не
прибавил  ясности  в  исследуемом  вопросе.  Они  сошлись только на том, что
такие  радиоактивные  следы  не  мог  оставить  ни урановый, ни ториевый, ни
плутониевый, ни термоядерный взрыв...

Будет  ли  установлена  истина  о взрыве - предсказать невозможно. Очевидно,
что катастрофа уничтожила и материальные следы причин ее возникновения...



                                 В ЗАПАДНЕ

Они были еще живы, когда о них печатали некрологи.

После  грома  и  сотрясения  стен  они  пришли  в  себя сравнительно быстро.
Вэбстер,  при  падении  ударившийся  об  угол чугунного стеллажа, очнулся от
боли  в  плече.  Было  тихо  и  темно.  Несколько минут он лежал на холодном
шершавом  полу,  ожидая,  пока глаза привыкнут к темноте. Но как ни расширял
он  напряженные  глаза, как ни всматривался, темнота по-прежнему оставалась'
непроницаемой - ни одного кванта света не просачивалось сюда снаружи.

Откуда-то  доносилось частое прерывистое дыхание, Вэбстер осторожно поднялся
на ноги, ощупал себя. Плечо было цело - отделался ушибом.

- Генерал, вы живы? - негромко спросил он.

Невдалеке  послышался  хриплый  стон.  Вэбстер  нашарил в кармане зажигалку,
чиркнул  ею.  Вспыхнувший  на  фитиле  огонек  показался  нестерпимо  ярким.
Колеблющийся  свет  выхватывал  из  темноты серые куски колонн, контейнеры с
черными  снарядами  -  от  сотрясения некоторые из них сдвинулись с катков и
перекосились.  Впрочем,  все  было  сравнительно  цело.  "Что же произошло?"
Вэбстер медленно продвигался вперед и едва не споткнулся о тело генерала.

Тот  лежал  плашмя  на  полу,  серый  мундир  сливался с бетоном. Глаза были
закрыты,  большой  живот  судорожно поднимался и опускался. Вэбстер, став на
колени,  расстегнул  пуговицы  у него на груди, потер ладонями лицо. Генерал
пришел  в  себя,  со  стоном  сел,  посмотрел  на Вэбстера дико расширенными
глазами: в них был такой откровенный страх, что Вэбстеру стало не по себе.

- Что с нами? Что случилось там?

-  Я  знаю не больше вашего, Рандольф. Кажется, произошел взрыв... вероятно,
атомный.

- Что это - война? Внезапное нападение?

-  Вряд  ли...  Не  знаю,  - раздраженно бросил Вэбстер. - Мне еще ничего не
доложили.

Бензиновый  огонек  в зажигалке заметно уменьшился. Вэбстер захлопнул крышку
и спрятал зажигалку в карман. Все погрузилось в темноту.

- Что вы делаете? Зачем погасили свет?! - панически крикнул генерал.

- Нужно беречь бензин. Вам следует успокоиться... генерал.

Они  замолчали. "Что же произошло? - напряженно раздумывал Вэбстер. - Война?
И  первая  ракета  - на Нью-Хэнфорд? Сомнительно... Есть много гораздо более
достойных   объектов.   Катастрофа?  Но  какая?  Ведь  все  запасы  урановой
взрывчатки  собраны  здесь, на складе, и они целы.., А взрыв был такой силы,
что  не  ядерным  он  быть  не  мог.  Если  так,..  -  он  почувствовал, что
покрывается  холодным  потом,  -  мы  заживо  погребены  под  радиоактивными
развалинами..." Он поднялся.

- Куда вы?

- Посидите спокойно здесь. Я попытаюсь разведать наше положение.

Он чиркнул зажигалкой и осторожно пошел между контейнерами.

Генерал  в  смятении следил за синеватым трепещущим огоньком, за удаляющейся
длинной  тенью  Вэбстера. Наконец она растворилась в глухой темноте. Генерал
провел  рукой по лбу, собираясь с мыслями. Что же случилось? Еще недавно все
было  великолепно:  они  осматривали  запасы нейтриум-снарядов; шли по цеху,
где  двумя рядами стояли огромные и сложные мезотроны: мчались на автомобиле
по  пустынному  солнечному  шоссе;  наблюдали за серебристым диском Луны, на
котором  рвались  водородные снаряды; наводили "телескоп" и видели неяркие в
свете  дня  вспышки  атомных  выстрелов.  Летели  на  вертолете  к потухшему
вулкану...  Все  было  великолепно, все подчинялось и было на своем месте. И
он  был  над  всем  этим  порядком,  он  был  над  жизнью...  И внезапно все
перевернулось: удар, темнота, гибель.

Гибель?!  Неужели  он  скоро  умрет? Он, Рандольф Хьюз, которому так легко и
охотно  подчинялось  все:  и  жизнь, и деньги, и люди. Он, который так любит
жизнь  и  так  хочет  жить?  Умрет  здесь,  в  темноте,  простой и медленной
смертью?!  Нет,  не  может быть! Кто-нибудь другой, но только не он... Он не
хочет умирать. Не хочет!.. Генерал зажал себе рот, чтобы не закричать.

"Чти  же  делать?  Господи,  что  же  делать?  Господи!.."  Он  стал  горячо
молиться.  Пусть  бог  сделает  чудо!  Он всегда был верным христианином, он
всегда  противостоял  своей  верой грубым атеистам. Он имеет право на заботу
господа.  Пусть  бог  придумает  что-нибудь,  чтобы он спасся. Он никогда не
думал,  что  смерть - это так страшно и трудно. Пусть бог сделает так, чтобы
он  спасся. Он, может быть, и сам потом пожелает умереть, но в другой раз...
и  не так. Он еще многое может сделать, он еще не так стар - всего пятьдесят
лет... Пусть его спасут как-нибудь, о господи!.."





Вэбстер,  спотыкаясь, поднимался по ступеням. Бензин в зажигалке уже выгорел
-  огонек  погас.  Вэбстер  только  изредка  чиркал  колесиком,  чтобы  хоть
вылетающими  из  кремешка искрами на мгновение разогнать темноту. Здесь было
теплее,  чем внизу, - он чувствовал, что потоки теплого воздуха идут сверху.
Ноги глухо шаркали по бетонным ступеням.

После  первой  площадки  жар стал ощутимее. Вэбстер потрогал ладонью стены -
бетон   был   заметно   теплым.  Впереди  забрезжил  свет.  Вэбстер  секунду
поколебался,   потом   начал   подниматься   выше.   Малиново-красный   свет
усиливался,  уже  можно  было  различить ступени под ногами. Жар бил в лицо,
становилось  трудно  дышать...  Вэбстер  вышел  на  последнюю площадку перед
выходом.

Перед  ним,  в  нескольких шагах, ровным малиновым накалом светилась большая
стальная  дверь.  Отчетливо были видны полосы заклепок, темный прямоугольник
замка.  Из-под  краев  двери  тонкими  щелями  пробивался свет. И этот свет,
проникая  внутрь,  расходился  слабым,  чуть переливающимся голубым сиянием.
Радиация! Вэбстер попятился назад и едва не сорвался со ступеньки.

Итак,  они  не  были  ни  завалены,  ни  заперты.  Выход был свободен, дверь
уцелела.  И  за  ней  -  свет,  воздух...  Но  их погребла здесь смертельная
радиация.  Она мгновенно уничтожит первого, переступившего порог склада. Да,
несомненно это была атомная вспышка - фугасный взрыв так не нагрел бы дверь.

Вэбстер,  шаря  по стенам, вернулся вниз. Из темноты доносилось лихорадочное
бормотание.   Вэбстер  прислушался:  генерал  молился...  "Старый  трусливый
кретин! Он еще рассчитывает на бога!" Его охватило холодное бешенство.

Смену  дня  и ночи Вэбстер определял по щели под стальной дверью. Ночью щель
темнела,  и  тогда  просачивающийся  радиоактивный  воздух был заметен более
явственно.  Дверь  уже почти остыла и не светилась малиновым накалом, только
по-прежнему  от  нее  шел  теплый воздух. Постепенно накаливался бетон стен:
даже  внизу,  в  складе,  было  душно.  Они потели от малейших движений и от
голодной  слабости. На второй день Вэбстер нашел в одном из закоулков склада
пожарную  бочку  с  теплой  водой,  противно отдающей нефтью. Генерал пил из
бочки часто и жадно.

Они  почти  не  разговаривали  между  собой и много спали. Пока был бензин в
зажигалке  генерала  - курили. Потом кончились и бензин, и сигареты. С этого
времени  глухая  темнота окутала все: они не видели и почти не замечали друг
друга.  Генерал  уже  не молился, только в беспокойном сне несвязно бормотал
не то молитвы, не то проклятия. Так прошло четыре дня.

Они  еще  надеялись  на что-то... Вэбстер несколько раз подходил к двери. Ее
можно  было  легко  отодвинуть; раз есть щели, значит, она не заклинилась. А
там  -  свет,  свобода,  воздух... и радиация. Он в нерешительности то шел к
ней, то поворачивал обратно.

Генерал  впал  в  состояние  тупого  безразличия  ко  всему.  Однажды, когда
Вэбстер  нашел  на  стеллажах  оставленный кем-то небольшой ломик и окликнул
генерала,  тот  долго не отзывался. Вэбстер отыскал его в темноте, с руганью
растолкал.  Генерал  долго  не  мог  понять, что от него требуется, потом со
стонами, кряхтеньем поднялся с пола и медленно побрел к двери.

Долго,  сменяя  друг  друга, они били ломиком в гулкий металл двери, били до
полного  изнеможения,  пытаясь  кого-нибудь  привлечь  звуками.  Но никто не
отзывался.

На  Хьюза эти упражнения подействовали несколько оживляюще: теперь он бродил
по  складу,  что-то глухо бормоча про себя. Несколько раз они сталкивались -
и   бормотанье  замолкало.  Вэбстер  чувствовал  что-то  угрожающее  в  этой
затаившейся  в темноте фигуре. Когда он пытался завести разговор, генерал не
отвечал.

Однажды  -  это  было  на шестой день - Вэбстер спал. Сон был беспокойный, в
нем  повторялись  назойливые  видения:  серое  солнце  над  темными  горами,
вспышка  атомного  выстрела  из  "телескопа",  потом темнота, снова вспышка.
Сквозь   сон   он   услышал   какой-то   шорох   и  проснулся,  настороженно
прислушиваясь.

Шорох перешел в шарканье, приближающееся сзади.

Вэбстер сел:

- Рандольф, это вы?

Из  темноты  послышалось  тяжелое  сопение, звякнул металл. И Вэбстер скорее
почувствовал,  чем заметил, что над его головой занесен ломик. Он отшатнулся
в  сторону,  пытаясь  встать.  Ломик больно чиркнул его по виску и бессильно
упал на мякоть плеча.

-  Рандольф,  вы  с  ума  сошли?!  ("Должно  быть, так оно и есть".) Вэбстер
вскочил, стал вслепую нашаривать воздух.

Он  поймал  дряблую  кисть  генерала как раз вовремя: занесенный снова ломик
выпал  и  звонко  покатился  по  полу.  Хьюз,  остервенело  сопя, всей тушей
навалился  на  Вэбстера,  оба  упали.  Это  было  как  кошмар во сне - когда
ощущаешь  надвигающуюся  опасность  и нет сил ни сопротивляться, ни убежать.
Вэбстер  бессильно  извивался,  придавленный  генералом,  по очереди отрывая
обеими руками то одну, то другую его кисть от своего горла.

Вэбстер  почувствовал  под  своей  спиной  что-то  твердое. Извернувшись, он
левой  рукой  вытащил  из-под  себя  ломик  и из последних сил несколько раз
ударил  им  по голове генерала. Тело Хьюза дрябло обмякло, отяжелело; пальцы
его еще некоторое время бессильно сжимали горло Вэбстера, потом разжались.

Вэбстер   поднялся,   опираясь   на   контейнер.   От   изнуряющей  слабости
подкашивались  ноги,  лихорадочно  колотилось  сердце. "Он хотел убить меня!
Мания!  Или  он хотел сожрать меня, чтобы пожить еще немного?" Генерал глухо
и  отрывисто  простонал.  Вэбстер  в  инстинктивном  страхе  отодвинулся. Он
почувствовал,  как  от  бессильного  отчаяния  по  щекам  покатились  слезы.
"Господи, как звери! Даже хуже, чем звери... Что же, теперь мне есть его?"

Генерал еще несколько раз глухо простонал, потом затих.

Вэбстер,  тяжело  нагнувшись, нащупал на полу ломик - он был в чем-то теплом
и  липком  -  и,  пошатываясь,  направился к выходу. Нет, он больше не может
так... Лучше уж сразу...

От  двери  пахло  горелым  металлом.  Вэбстер просунул острие ломика в щель,
навалился  на  него всем телом - и дверь с протяжным скрежетом приоткрылась.
Снаружи  хлынул  странный  зелено-синий  свет. Вэбстера на миг охватил страх
перед   пространством:   здесь  в  подвале,  в  темноте,  было  привычнее  и
безопаснее. Он шагнул было назад, потом пересилил себя и вышел наружу.

Вэбстер  не  сразу  понял,  что  стояла  ночь: так было светло. Он рассеянно
осмотрелся  вокруг,  пытаясь  вспомнить,  где  что было; но повсюду - только
фантастическое  нагромождение сплавившихся обломков камня, железа, бетона...
Все  это светилось ровным, без теней, светом. Казалось, что вокруг рассыпаны
обломки  разбитой  снарядами  Луны...  Вэбстер осмотрел себя: перепачканные,
черные  тонкие руки, мятые изодранные брюки, свалявшийся, покрытый какими-то
пятнами  пиджак.  Все  это  выглядело странно, мучительно странно. Он напряг
мысль,  чтобы  понять,  в  чем  дело: ну да, он ведь тоже не оставляет тени.
"Как   привидение..."   Все  мягко  светилось,  даже  стена,  к  которой  он
прислонился.

После  нескольких  неверных  шагов  по  обломкам  Вэбстер  едва не свалился,
поставив  ногу  на  обманчиво  светившийся  острый  камень. Что делать? Куда
идти?  Он беспомощно огляделся: вокруг было все то же ровное зеленое сияние,
где-то  вверху  слабо  светили  редкие  звезды, будто в тумане. Его охватило
отчаяние.  Как  выбраться из этого светящегося радиоактивного кошмара? Может
быть, закричать? Он набрал в легкие побольше воздуха:

- На помощь! Помоги-ите!..

Крик  получился  слабый  и хриплый. От напряжения он закашлялся. Тишина ночи
равнодушно и внимательно слушала его. Ни звука не раздалось в ответ.

Вэбстер   почувствовал,  что  ему  неудержимо  хочется  плакать;  бессильная
жалость  к  себе  подступала  тугим  комком к горлу. Он сделал еще несколько
шагов, оступился обо что-то, сел на светящуюся землю и заплакал.

...  Слезы  просохли так же внезапно, как и возникли. Теперь Вэбстер яростно
полз  по  острым  обломкам,  не  чувствуя боли от ссадин на руках и коленях;
полз  и  бормотал  что-то,  безумное  и  непонятное.  Под  руками  осыпались
изумрудные  осколки  бетона, обнажая темные пятна под ними. Вэбстер не видел
их - он полз вперед, влекомый последней вспышкой жизни.

Руки  его  опустились  в какую-то холодную, тугую, неподатливую жидкость. Он
остановился  на  секунду,  поднял  ладонь  и бессмысленно смотрел, как с нее
стекают  тяжелые,  крупные  светящиеся  капли. "Ртуть! - мелькнула догадка в
затуманенном  мозгу.  - Ну да, ведь здесь был резервуар с запасами ртути..."
Он  снова  пополз  вперед. Сначала руки опускались на дно лужи и упирались в
какие-то  скользкие  камни.  Потом жидкий металл стал упруго выталкивать его
кисти  и ступни на поверхность. И он, барахтаясь на локтях и коленях, упрямо
плыл ползком сквозь бесконечное море зеленоватой радиоактивной ртути...





Грэхем  Кейв, солдат 3-го зенитного дивизиона, заступил на караул в полночь.
Ночь  была  безветренной,  но  довольно  холодной,  и  его  разогревшееся  и
расслабившееся  после  короткого сна тело била зябкая дрожь. Чтобы унять ее,
Грэхем  принялся  ходить  по  отведенному  ему куску степи- 100 метров туда,
потом  обратно,  -  по  сухо  шелестящей  под ботинками траве. Наконец дрожь
прошла. Он закурил и стал ходить медленнее.

Вверху,  в  чистой  безлунной темноте, мерцали звезды. Россыпь Млечного Пути
перепоясывала  небо  наискось  и  была  различима  до  мельчайших сверкающих
пылинок.  Вдали, у самого горизонта, поднималось широкое зеленое зарево. Оно
медленно  переливалось  от  слабых движений воздуха, точно какие-то огромные
фосфорические  флаги  полоскались в высоте. Кейв мрачно выругался, посмотрев
в ту сторону; ему стало тоскливо.

И   зачем   их   выставили   здесь   многомильной   цепочкой?  Охранять  это
радиоактивное  пепелище?  "Чтобы  кто-нибудь не проник в зараженную зону", -
объяснял  сержант.  Да  какого дьявола туда попрется хоть один человек, если
он  в  здравом  уме!  А  если  и сунется какой-нибудь самоубийца, туда ему и
дорога...

Светится...  Уже  неделя  прошла,  а  светится  лишь  немногим слабее, чем в
первый   день.   Говорят,   где-то  невдалеке,  милях  в  пятидесяти,  выпал
радиоактивный  дождь  из  ртути,  как раз над поселком на перекрестке дорог.
Теперь  он  пуст,  все  убежали.  А здесь, в Нью-Хэнфорде? Был мощный завод,
рабочий  городок.  Один  взрыв  -  и  ничего  нет. Погибли сотни людей. Одни
пишут,  что  это  диверсия красных, другие - что это несчастный случай. Один
только  взрыв!  Офицеры  говорят,  что скоро будет война с русскими, которые
собираются   завоевать   Америку.  Что  же  будет  тогда?  Везде  вот  такие
светящиеся зеленые пепелища вместо городов?

И  тогда  их,  солдат,  пошлют  сквозь  места атомных взрывов в атаки. Вот с
этими  игрушками?  Кейв пренебрежительно передвинул висевший на шее автомат.
На  что  они  годятся?  Какой смысл в такой войне? Ему не остаться в живых -
это  наверняка.  Уж если на маневрах этим летом трое ребят умерли от лучевой
болезни,  когда  проводили  учения  с  атомным  взрывом,  то что же будет на
настоящей  войне?  А  ему всего лишь двадцать два года. Какая она будет, его
смерть:  мгновенная  -  от  взрыва бомбы или медленная - от лучевой болезни?
Лучше  уж мгновенная... Бр-р-р! Его снова пробила нервная дрожь. И зачем все
это? Давно уже ничего нельзя понять: для чего все делается...

Страшно  и  тоскливо  было  Грэхему  Кейву, солдату будущей войны, ходить по
степи  в  холодную  ноябрьскую  ночь,  охранять  неизвестно что и неизвестно
зачем, размышлять о смерти...





Вэбстер  пришел  в себя только тогда, когда под его руками захлюпала черная,
вязкая  земля. Больше не было светящихся осколков и луж ртути. Он оглянулся:
светящееся  нагромождение  развалин  раскинулось сзади. Вэбстер перевернулся
на  спину и долго лежал, вдыхая свежий, пахнущий сырой землей воздух и глядя
на  звезды, спокойно светящиеся в темной глубине неба. "Генерал остался там.
Он еще не умер, наверное, я его ударил несильно..."

Он  поднял  руку  и  стал  внимательно  рассматривать  призрачно  светящуюся
ладонь:  на  сине-зеленом  фоне  кожи  отчетливо  выделялись  все  морщины и
царапины.  Он  лениво  приподнял  голову  и  осмотрел  себя.  Все  тело, все
лохмотья  одежды  светились  -  даже  земля  вокруг  была  слегка  освещена,
виднелись  травинки  и комочки. Вэбстер усмехнулся и снова опустил голову на
землю.

Зачем  он выбрался? Лежал бы там вместе с Хьюзом... Какая сила протащила его
сквозь  эту зону? Биологическая жажда жизни... Интересно, сколько времени он
полз?  Даже  если  четверть часа - этого вполне достаточно. Впрочем, если он
не  умрет от радиоактивного заражения, то только потому, что раньше умрет от
отравления  ртутью...  Сколько  же  рентген  впитало  его  тело? Сколько еще
осталось  жить?  Дня  два-три? А зачем ему эти два-три дня? Чтобы рассказать
людям,  как  было  дело, как все это ужасно... Впрочем, что толку? Ведь он и
сам не понимает, как все это произошло.

Глаза  бездумно следили за двигавшимися по небу двумя звездочками: красной и
зеленой.  Звездочки  быстро  перебирались  из созвездия в созвездие: за ними
тянулся мягкий музыкальный рев моторов. Вот они ушли к горизонту.

"Значит,  это  не  война  -  раз  самолеты  летают  с огнями. Значит, где-то
поблизости  должны  быть  люди..." Вэбстер тяжело поднялся с земли. Подумав,
он  стал  снимать  с себя лохмотья - пусть хоть на несколько часов продлится
жизнь.  "Все  равно  ничего  это  не  даст...  Ладно.  Нужно  идти  к людям.
Рассказать  им  все,  что  знаю,  и  поесть.  Хоть еще раз поесть..." Свежий
воздух вернул ему ощущения многодневного голода, от которых свело желудок.

Вэбстер  медленно,  пошатываясь, побрел вперед, прочь от светящихся развалин
Нью-Хэнфорда. На земле остались светящиеся пятна одежды...



Грэхем  Кейв  был  уже  не  рад  тому,  что  стал  раздумывать о тоскливых и
страшных  вещах.  Он  уже  несколько  раз  принимался  вспоминать  последние
кинобоевики,   которые   им  показывали  в  солдатском  клубе,  уморительные
анекдоты  о  неграх  и  женщинах,  но  при  одном взгляде на колеблющееся на
горизонте  зеленое зарево мысли снова смешивались и устремлялись на прежнее,
жутковатое.  "Чертовщина  какая-то! Разве пойти к напарнику слева, покурить,
поговорить?" Кейв огляделся по сторонам.

Прямо  на  него шла длинная худая фигура. Грэхему она показалась гигантской.
Фигура  излучала  слабое  сине-зеленое сияние; были видны контуры голых рук,
медленно  шагающих  ног,  пятно  головы с шевелящимися, мерцающими волосами.
Фигура  бесшумно,  будто  по  воздуху,  приближалась  к  нему.  Сердце Кейва
прыгнуло и провалилось куда-то, дыхание перехватило.

-  А-аа-ааа-ааа!  А-аа-ааа-а-а-а!..  -  истерически  закричал, завизжал Кейв
тонким, нечеловеческим голосом и рванул с груди автомат.

Судорожно  нажав  гашетку,  он начал полосовать дергающимся, вырывающимся из
рук  автоматом  вдоль  и поперек светящегося силуэта, пока тот не упал. Кейв
еще и еще стрелял по лежащему, до тех пор, пока не иссякла обойма...



                             "ЭЛЕМЕНТ МИНУС 80"

Постепенно,  деталь  за  деталью,  перед  Николаем Самойловым возникла общая
картина  катастрофы  в  семнадцатой  лаборатории. Точнее говоря, это была не
картина,   а   мозаика   из   сегодняшних  фактов,  теоретических  сведений,
исторических  событий,  лабораторных  анализов  и  догадок. Еще очень многих
штрихов  не хватало. Чтобы уловить главные контуры, приходилось отступать на
достаточно далекое расстояние.





За  девяносто  лет  до  описываемых  событий  великий  русский  химик  Д. И.
Менделеев  открыл  общий  закон  природы, связавший все известные в то время
элементы  в единую периодическую систему. Менделеев был химик, он не верил а
возможность  взаимопревращения  элементов,  называл  это  "алхимией", а свою
таблицу  предназначал  лишь  для  удобного объяснения и предсказания свойств
различных  веществ.  Глубочайший  смысл этих периодов был понят позже, после
открытия радиоактивности и искусственного получения новых элементов.

Спустя  тридцать  лет  чиновник Швейцарского бюро патентов, молодой и никому
еще  не  известный  инженер-физик  Альберт Эйнштейн в статье, напечатанной в
журнале  "Анналы  физики",  впервые  высказал  мысль,  что в веществе скрыта
громадная   энергия,   пропорциональная  массе  этого  вещества  и  квадрату
скорости  света.  Это и было знаменитое соотношение Е=МС^2, теперь известное
почти каждому грамотному человеку.

Спустя  еще три десятилетия английский физик с французским именем Поль Дирак
опубликовал  свою  теорию  пустого  пространства - вакуума. Одним из выводов
этой  теории  было  следующее:  кроме  обычных  элементарных  частиц атома -
протонов,  электронов,  нейтронов,  -  должны  существовать  и  античастицы,
электрически  асимметричные  им:  антиэлектрон - частица с массой электрона,
но  заряженная  положительно,  и  антипротон  - частица с массой протона, но
заряженная отрицательно.

Вскоре   после   опубликования   этой   теории   был   действительно  открыт
антиэлектрон,  получивший  название  "позитрон".  Первые  фотоснимки  следов
новой  частицы,  обнаруженной  в  космических  лучах,  принадлежат академику
Скобельцыну.

За   несколько   лет  до  описываемых  в  этой  повести  событий,  а  именно
девятнадцатого  октября 1955 года, в одной из лабораторий института Лоуренса
при  Калифорнийском  университете проводились опыты на гигантском ускорителе
заряженных  частиц  - беватроне. Протоны сверхвысоких энергий бомбардировали
со  скоростью  света  небольшой  медный  экран; некоторые из них отдали свою
энергию  на  образование новых частиц. Эти частицы просуществовали несколько
миллиардных  долей  секунды  и  оставили на фотопластинке след своего пути и
"взрыва"  при  соединении с обычной частицей. Это была величайшая со времени
первого  термоядерного  взрыва научная сенсация. Имена сотрудников института
Лоуренса,  ставивших  опыты,  -  Сегре,  Виганд и Чемберлен - стали известны
всему миру.

Это был антипротон - частица с массой протона и отрицательным зарядом.

Если   отвлечься  от  разницы  во  времени,  в  национальности,  возрасте  и
подданстве  людей,  сделавших  эти открытия, если пренебречь их субъективным
толкованием  созданного, то можно выделить самую суть: это были этапы одного
и  того  же величайшего дела науки, начатого Д. И. Менделеевым, - завоевания
для человечества Земли всех существующих во Вселенной веществ!

Идея   электрической   симметрии   веществ   содержится  в  зародыше  уже  в
периодическом  законе  Менделеева.  В  самом деле, почему таблица химических
элементов  может  продолжаться  только в одну сторону - в сторону увеличения
порядкового  номера?  Ведь этот номер не является математической условностью
-  она  определяет  знак  и  величину  положительного  заряда  ядра  у атома
вещества.  Почему  же  не  предположить существование элемента "номер нуль",
стоящего  перед  водородом, или элемента номер "минус один", или "минус 15"?
Физически это означало бы, что ядра таких веществ заряжены отрицательно.

Отрицательные  ядра должны, естественно, притягивать положительные позитроны
всюду,   где   те   могут   возникнуть,   и  образовывать  устойчивые  атомы
антиводорода,  антигелия,  антибора...  Зеркальное  отражение  менделеевской
таблицы!   Первые   же   опыты   с   античастицами   установили  вероятность
возникновения  антиатомов  и  тот  факт,  что  они  устойчивы в вакууме. Но,
встретясь  с  обычным веществом, антиатомы мгновенно взрываются, выделяя при
этом  полную энергию, заключенную в обоих веществах (2МС^2), и распадаясь на
мезоны и гамма-лучи.

Итак,  был  открыт  антиэлектрон  -  позитрон; был открыт антипротон. Потоки
нейтронов,  получаемые  при  делении  урана,  можно  было считать "элементом
номер  нуль".  Считалось,  что существованием этих частиц идея электрической
симметрии  веществ  доказана  и  исчерпала  себя.  Но  это  были  всего лишь
частицы...

На  страницах  этой  повести  изложена  история того, как ученые СССР и США,
работая  независимо друг от друга, получили осаждением ртути нуль-вещество -
ядерный  материал  огромной  плотности и прочности, состоящий из нейтронов и
названный  в обеих странах соответственно "нейтрид" и "нейтриум". Это уже не
отдельные частицы...

Таким   образом,   почти  столетие  научных  событий  -  работы  Менделеева,
Эйнштейна,   Дирака,   наблюдения   за   космическими   лучами  Андерсона  и
Скобельцына,  эксперименты  с  беватроном в институте Лоуренса - подготовило
то, к чему в нашей повести подошли сейчас Самойлов и Якин.





Николай  за  всю  свою жизнь не написал ни одной рифмованной строчки. Даже в
юношескую  пору  первой  любви,  когда  стихи пишут поголовно все, он вместо
стихов  писал для своей девушки контрольную по тригонометрии. И тем не менее
Николай  Самойлов  был  поэт.  Потому  что  поэт  - это прежде всего человек
большого  и  яркого воображения. И, хотя воображение Самойлова вдохновлялось
атомами  и  атомными  ядрами,  это  не  значит,  что  называть  его поэтом -
кощунство.

Николай  и  сам  не  подозревал, каким редким для физиков качеством обладает
его  мышление.  Рассчитывая физическую задачу, он мог представить себе атом:
прозрачно-голубое  пульсирующее  облачко  электронов  вокруг  угольно-черной
точки  ядра.  Ядро ему казалось черным - должно быть, потому, что черным был
нейтрид.  Он  ясно  представлял,  как  голубые  ничтожные  частицы мечутся и
сталкиваются  в  газе  вокруг ядра, как пульсирует их расплывчатое облачко -
то  сплющиваясь,  то вытягиваясь, то сливаясь с другим в молекулу; он видел,
как  в  твердом кристалле пронизывает ажурное сплетение атомов стремительная
ядерная  частица,  разбрызгивая в своем полете осколки встречных атомов. При
особенно   напряженном   раздумье,   когда  что-то  не  получалось,  он  мог
представить даже то, чего не представляет никто - электрон - волну-частицу.

В  науке  есть  факты,  есть  цифры  и  уравнения; в лабораториях существуют
приборы  и  установки  для  тончайших  наблюдений; есть счетно-аналитические
машины,  выполняющие  математические  операции  с  быстротой, в миллионы раз
превышающей  быстроту  человеческой  мысли.  Однако,  кроме  логики  фактов,
существует  и  творческая  логика воображения. Без воображения не было и нет
науки.  Без него невозможно понять факты, осмыслить формулы; без воображения
нельзя заметить и выделить новые явления, получить новые знания о природе.

Воображение  - то, что отличает человека от любой, самой "умной" электронной
машины,  пусть даже о ста тысячах ламп. Воображение - способность видеть то,
что еще нельзя увидеть.

Самойлов   и   Якин,   пользуясь  добытыми  фактами  и  догадками,  пытались
установить причины взрыва в семнадцатой лаборатории.

В начале составленного ими "перечня событий" они записали:

"1   Голуб   и  Сердюк  со  своими  помощниками  облучали  образцы  нейтрида
отрицательными  мезонами  больших  энергий с тем, чтобы выяснить возможность
возбуждения нейтронов в нейтриде. Такова официальная тема"

А   неофициальная?  Ивану  Гавриловичу  нужно  было  больше,  чем  "выяснить
возможность"  Он  искал "мезоний" - вещество, которого сейчас так не хватает
нейтридной  промышленности,  которое  сделало  бы  добычу  нейтрида легким и
недорогим  делом.  Опыты безрезультатно длились уже несколько месяцев. Никто
не верил в гипотезу "мезония" - даже он, Николай.

К  тому же в ходе опыта возник феноменальный эффект - отталкивание мезонного
луча  от  пластинки нейтрида. Для Ивана Гавриловича Голуба это означало, что
к  основной  пели  исследования  прибавилась  еще  одна: узнать, понять этот
эффект.  Под  влиянием  чего нейтрид как-то странно заряжается отрицательным
электричеством?

Николай читал дальше:

"2.   Обнаружено  короткое  замыкание  в  электромагнитах,  вытягивающих  из
главной  камеры  положительные мезоны и продукты их распада - позитроны. Это
замыкание  не  могло  произойти  при взрыве, так как в этот момент мезонатор
был выключен..."

Итак,  испортились  вытягивающие  электромагниты  -  во время опыта, а может
быть,  и  до  него.  Нельзя было не заметить этой неисправности: электронные
следящие  системы сообщают даже о малейшем отклонении от режима, не то что о
коротком  замыкании.  Вероятнее  всего,  что  Иван  Гаврилович  после многих
неудачных  опытов  ухватился  за  эту  идею,  подсказанную случаем: облучать
нейтрид  не  в  чистом  вакууме,  а в атмосфере позитронов. Они начали опыт.
Должно  быть,  Иван Гаврилович, деловитый и сосредоточенный, в белом халате,
поднялся   на  мостик  вспомогательной  камеры,  нажал  кнопку  -  моторчик,
спрятанный  в  бетонной  стене, взвизгнув под током, поднял защитное стекло.
Иван  Гаврилович  поставил в камеру образец, переключил моторчик на обратный
ход  -  стекло  герметически  закрыло ввод в камеру; потом включил вакуумные
насосы  и  стал  следить  по  приборам,  как  из камеры выкачивались остатки
воздуха.

Вакуум  восстановился  -  можно  открывать  главную  камеру. Иван Гаврилович
стальными штангами манипуляторов внес в нее образец...

Алексей  Осипович,  не  глядя  на  пульт, небрежно и быстро бросал пальцы на
кнопки   и   переключатели.  Загорелись  разноцветные  сигнальные  лампочки,
лязгнули  силовые  контакторы,  прыгнули  стрелки приборов; лабораторный зал
наполнился  упругим гудением. Иван Гаврилович сошел вниз и, морщась, смотрел
в  раструб  перископа,  наводил  рукоятками  потенциометров  мезонный луч на
черную  поверхность  нейтрида.  Они  не разговаривали друг с другом - каждый
знал и понимал другого без слов.

Облучение  началось. В тот вечер была неровная ноябрьская погода: то налетал
короткий  и  редкий  дождь,  стучал по стеклу, по железу подоконников, то из
рваных  туч  выглядывал  осколок  месяца, прозрачно освещая затемненный зал,
серые  колонны,  столы, громаду мезонатора. Настроение у них, вероятно, было
неважное  -  как  всегда,  когда  что-то  не ладится. То Иван Гаврилович, то
Сердюк  подходили  к  раструбу  перископа, смотрели, как острый пучок мезона
уперся в тускло блестящую пластинку нейтрида. Изменений не было...

"3.  В  образце  нейтрида,  найденном в воронке, обнаружена микроскопическая
ямка размером 25Х30Х10 микрон".

Эти  пункты  говорили  о  том,  что  происходило  в камере мезонатора, где -
теперь  уже  не  в  вакууме,  а  в  позитронной  атмосфере!  -  минус-мезоны
стремительно врезались в темную пластинку нейтрида.

Изменения  были,  только  исследователи  их  еще  не замечали. Самойлов ясно
видел,  как  отрицательные  мезоны передавали свой заряд нейтронам и нейтрид
заряжался.  Это  случалось  и  раньше, но процесс кончался тем, что огромный
отрицательный  заряд  антипротонов на поверхности нейтрида просто отталкивал
последующие  порции  мезонов  и  они  видели  расплывающийся мезонный луч. А
когда извлекали пластинку нейтрида наружу - ничего не было.

В  тот  вечер  из-за  неисправности  в  фильтрах  мезонатора все происходило
по-иному.   Антипротоны,   вернее   -   антиядра,  возникшие  в  нейтриде  в
микроскопической   ямке,   начали   захватывать   из  вакуума  положительные
электроны.  Возникали  антиатомы  -  отрицательно  заряженные ядра обрастали
позитронными оболочками. Из нейтрида рождалось какое-то антивещество.

Какое?  Возможно,  что  это была антиртуть - ведь ядра нейтрида, осажденного
из  ртути,  могли  сохранить  свою  структуру... Ее было немного - ничтожная
капелька антиртути, синевато сверкавшая под лучом мезонов.

Чтобы  лучше  наблюдать  за  камерой,  они,  как  обычно,  выключили  свет в
лаборатории  -  окна можно было не затемнять, на дворе был уже вечер. Кто-то
-  Голуб или Сердюк - первый заметил, что под голубым острием мезонного луча
на  пластинке  нейтрида возникло что-то, еще непонятное. Что они чувствовали
тогда?  Пожалуй,  это  были  те  же  чувства, как и при открытии нейтрида, -
радость,  надежда,  тайный  страх:  может  быть,  не то, может, случайность,
иллюзия?...  Полтора  года  назад,  когда  под  облачком  мезонов медленно и
непостижимо  оседала  ртуть,  все  они в радостной растерянности метались по
лаборатории.  Алексей Осипович добыл из инструментального шкафа запылившуюся
бутылку  вина,  которую  хранил  в  ожидании  большого  дня.  Запасся  ли он
бутылкой и на этот раз?..

Через   некоторое   время,   когда   капелька   антиртути  увеличилась,  они
рассмотрели  ее - и, наверное, были обескуражены. Обыкновенная ртуть! Ведь в
вакууме  антиртуть  ничем не отличалась от обычной... Конечно, это тоже было
великолепно: снова превратить нейтрид в ртуть!

"2.  Сведения  от  главного энергетика: взрыв произошел не во время опыта, а
после - когда мезонатор был уже выключен из высоковольтной сети института".

Наконец   "ртути"   накопилось  достаточно  для  анализа,  и  они  выключили
мезонатор.  Наступила тишина... Николай помнил ту глубокую, покойную тишину,
которая   устанавливалась   в  такие  минуты  в  лаборатории.  Зажгли  свет,
поднялись  на  мостик.  Волновались,  конечно.  Ведь  даже  если  там была и
простая ртуть, все равно - это же они. Голуб и Сердюк, построили эти атомы!

Вероятно,  снова  Иван Гаврилович взялся за рукоятки манипуляторов, стальные
пальцы   осторожно   подхватили   пластинку   нейтрида  и  перенесли  ее  во
вспомогательную  камеру.  За  свинцовым  стеклом  была  хорошо  видна темная
пластинка,  лежавшая  на бетонной плите, и маленькая поблескивающая капелька
"ртути".  Она  все  еще  была  обыкновенной капелькой, эта антиртуть, пока в
камере держался вакуум.

Включили  моторчик,  стекло стало подниматься. Оба в нетерпении склонились к
камере.  В  щель  между бетоном и стеклом хлынул воздух - самый обыкновенный
воздух,   состоящий   из   обычных  молекул,  атомов,  протонов,  нейтронов,
электронов  и  ставший  теперь сильнейшей ядерной взрывчаткой. И в последнее
мгновение,  которое им осталось жить, они увидели, как блестящая капелька на
нейтриде   начинает   расширяться,   превращаясь   в  нестерпимо  горячий  и
сверкающий бело-голубой шар... Взрыва они уже не услышали.





За  окнами  чернела ночь. Лампочки туманно горели под потолком в прокуренном
воздухе.  На  голых  с  генах  комнаты  висели теперь уже ненужные сиреневые
фотокопии  чертежей мезонатора. Якин и Самойлов сидели за столом, завяленным
бумагами,  и  молчали,  думая каждый о своем. Николай, полузакрыв глаза, еще
видел,  как  отшатывается  Иран  Гаврилович  от  ослепительного  блеска, как
заносит  руку к лицу Сердюк (все-таки удалось установить, что именно Сердюку
принадлежал  силуэт  на  кафельной  стене), как все исчезает в вихре атомной
вспышки...

А Якин... Якин сейчас мучительно ненавидел Самойлова.

Почему  не  он,  не  Якин,  стремлением  всей  жизни  которого  было сделать
открытие,  сказал  первый. "Это - антивещество"? Разве он, Якин, не подходил
к  этой  же  мысли?  Разве  не  он  видел  вспышку?  Разве не он установил и
доказал,  что  в  камере мезонатора уже не было вакуума, что взрыв произошел
после опыта? Почему же не он первый понял, в чем дело?

До  сих  пор  он  объяснял  себе  все просто: Кольке Самойлову везло, а ему,
Якову,  который  не  хуже, не глупее, а может быть, и одареннее, не везло. И
вот  теперь...  Он  просто  переосторожничал.  Конечно! Ведь у него эта идея
возникла  одновременно  с  Самойловым, если не раньше. Испугался потому, что
это было слишком огромно? Эх...

-  Понимаешь,  Яша...  - Самойлов поднял на него воспаленные глаза. - А ведь
это,  пожалуй,  и  есть  тот самый мезоний, который искал Голуб. Ну конечно:
ведь  при  взаимодействии  антивещества  с  обычным, они оба превращаются во
множество    мезонов.   Капелька   антиртути   сможет   заменить   несколько
мсзонаторов! Представляешь, как здорово?

Яков  внимательно  посмотрел  на  него,  потом  отвел глаза, чтобы не выдать
своих чувств.

-  Слушай,  Николай,  похоже  что  мы с тобой сделали гигантское открытие! -
Голос  его  звучал  ненормально  звонко  -  Антивещество  - это же не только
мезоний.  Ведь  оно  выделяет  двойную  полную  энергию - два эм цэ квадрат!
Можно  производить  сколько  угодно  малые  и  сколь  угодно большие взрывы.
Космические  корабли  и  ракеты...  Энергоцентрали... Понимаешь? Управляемые
взрывы!  И  еще  -  щербинка  в  пластинке нейтрида. Это же способ обработки
нейтрида!  Понимаешь?  Пучком  быстрых  мезонов  можно "резать" нейтрид, как
сталь  - автогеном. А выделяющуюся антиртуть можно либо уничтожить воздухом,
либо  собирать...  Теперь  мы  можем  обращаться  с нейтридом так же, как со
сталью:  мы  можем  его обрабатывать, резать, кроить, наращивать. Гигантские
перспективы!

-  Да,  конечно... Но почему "мы"? При чем здесь мы? - Самойлов устало пожал
плечами,  потом  принялся искать что-то у себя в карманах. - Мы это открытие
не   сделали,   а,  в  лучшем  случае,  только  расшифровали  его.  Открытие
принадлежит им... У тебя есть папиросы? Дай, а то мои кончились.



                            МЕРЦАНИЯ И ВАКУУМ!..

Они  бежали  по  мокрому  от  таящего  снега  шоссе, отчаянно всматривались,
искали  за снежной пеленой зеленый огонек такси. Мимо шли люди со свертками,
мчались  машины  с  притороченными  к верху елками - через неделю Новый год.
Никто не подозревал об огромной опасности, нависшей над городом.

Скорее,   скорее!   Теперь  могут  спасти  минуты!..  Ага!  Самойлов  громко
свистнул, замахал рукой. К обочине подкатила "Победа" с клетчатым пояском.

- В Новый поселок, скорее!

Захлопнулась дверца, машина полетела по шоссе в снежную темноту.





...  Еще  полчаса  назад  они  сидели  в  комнате  и  обсуждали, что следует
сделать, чтобы повторить опыт Голуба. Теперь они знали, что искать.

-  А  ты  помнишь,  -  спросил Яков, - месяц назад было сообщение об атомном
взрыве  в  Америке, в Нью-Хэнфорде, на нейтрид-заводе? Не случилось ли у них
что-то подобное, а?

-  Помню...  -  в  раздумье проговорил Николай. - Но ведь там делали атомные
снаряды  из  нейтрида.  Представитель  концерна  сам  признал, что на заводе
хранился обогащенный уран... Вряд ли.

-  Ладно,  давай не отвлекаться, - решил Яков. Но это был первый толчок. Как
приходят  в голову идеи? Иногда достаточно небольшого внешнего толчка, чтобы
возникла  вереница  ассоциаций,  из  которых  рождается  новая мысль; больше
всего  это  похоже  на  пересыщенный  раствор  соли,  в котором от последней
брошенной крупинки с прекрасной внезапностью рождаются кристаллы.

Вопрос  Якова  повернул  мысли  Самойлова  к своему заводу. Подумать только,
ведь  он  не  был  больше месяца! Как-то управляется Кованько? Постой, а над
чем  возились они тогда, в последние дни перед катастрофой? Николай вспомнил
странные мерцания в камерах... Это был второй толчок.

Мерцания!  Ведь  он  хотел  о  них поговорить с Иваном Гавриловичем. Николай
достал  из  кармана  блокнот,  перелистал  исписанные  цифрами  и  формулами
страницы.

"Подумать:  1.  Вакуум  поднялся  до  10^-20  миллиметра  ртути,  за пределы
возможного для вакуумных насосов. Почему? Влияние нейтрида?

2.  В  главных  камерах - странные микровспышки на стенах из нейтрида. Когда
буду в ядерном, обсудить с Иваном Гавриловичем".

От  этих  торопливо  записанных  строчек  на Самойлова повеяло еше не совсем
осознанным  ужасом:  Мерцания  и  Вакуум!..  Догадка  промелькнула  в голове
настолько  быстро, что изложение ее займет в тысячи раз больше времени. Якин
о чем-то спрашивал, но Николай уже не слышал его.

...  На  стенках  мезонаторов  мерцали  голубые  звездочки  то в одном, то в
другом  месте.  Луч отрицательных мезонов несет в себе мезоны разных энергий
-  это  следует из статистики. Часть их, пусть небольшая, будет с повышенной
энергией,  и  они  не  усвоятся  ртутью,  а  рассеются  и  осядут на стенках
нейтрида, образуют антипротоны.

Теперь  о  фильтрах.  Фильтры  не  могут  вытянуть  из  камеры абсолютно все
положительные   мезоны;  часть  обязательно  останется  -  та  же  квантовая
статистика.  Значит,  в  камерах  заводских мезонаторов есть все условия для
образования антивещества.

"Спокойно,  спокойно!  -  уговаривал  себя Николай. - Без горячки... Значит,
мерцания  на стенках камеры - это следы элементарных взрывов атома воздуха и
антиатома.  Кроме  того,  создается  вакуум - невероятный, идеальный вакуум!
Антивещество уничтожало остатки воздуха, оно съедало его..."

Он  посмотрел  на  Якова  и  поразился  его безучастности: тот причесывался,
смотрясь  в  оконное  стекло,  Когда Николай рассказал ему свои рассуждения,
Якин пришел в возбуждение:

- Я ведь тебе сказал о заводе! Я предчувствовал!

-  Слушай  дальше!  -  увлеченно продолжал Самойлов. - Мезонаторы работают в
форсированном  режиме  -  три  смены  в  сутки.  Кто знает, всегда ли хорошо
работали   вытягивающие   фильтры,  всегда  ли  мезонный  луч  был  настроен
правильно,  много ли мезонов ушло на нейтридные стенки за эти десять месяцев
непрерывной  работы?  Об этом никто не думал! Антивещество может накопляться
незаметно.  Оно  накопляется  за  счет  нейтрида,  оно  разъедает нейтридные
стенки...

-  И,  когда оно проест хоть мельчайшее отверстие, - ревниво подхватил Яков,
- в камеру пойдет воздух и.... взрыв, как в Америке!

После этого они и бросились в мокрую декабрьскую пургу. На улицу! На завод!





Город  кончился.  По  свободному  от  машин и автоинспекторов шоссе водитель
выжал  предельную  скорость;  на пологих вмятинах асфальта "Победу" бросало,
как на булыжниках.

--  Во  всяком  случае, следует проверить, - успокаиваясь, сказал Николай. -
Может  быть,  нам  не  придется  повторять  опыт  Голуба,  а  удастся просто
получить антивещество.

-  Американцы,  наверное, тоже гнали мезонаторы несколько лет подряд - вот у
них нейтрид и разрушился... - в раздумье продолжал свою мысль Яков.

Завод  занимал  огороженное каменным забором квадратное поле с километровыми
сторонами.  Такси  затормозило  у проходной. Возле окошка курил молодцеватый
дежурный   заводской   охраны.  Увидев  начальство,  он  бросил  папиросу  и
выпрямился.

-  Ах  ты, черт возьми! - с досадой вспомнил, глянув на Якина, Самойлов. - У
тебя же нет пропуска! И как мы не заказали днем?.. Не пропустят.

-   Так   точно,  товарищ  главный  технолог,  не  пропущу!  -  сочувственно
подтвердил  дежурный.  -  Не  могу... Ночью не имею права. Мне за это знаете
как влетит?

-  Ох,  канитель!..  -  Самойлов  па секунду задумался. - Ну ладно, придется
тебе, Яша, подождать меня здесь. Я найду начальника охраны, скажу ему...

Николай  отдал  свой  жетон и ушел во двор завода. Яков растерянно посмотрел
ему вслед: "Вот так так!" - сел на скамью, закурил и стал ждать.

В  мезонаторном  цехе  было  так  деловито  спокойно,  что Николай на минуту
усомнился  в  основательности своих страхов. Длинной шеренгой стояли черные,
лоснящиеся  в  свете  лампочек  громады  мезонаторов.  Возле  пультов сидели
операторы  в белых халатах. Некоторые, глядя на экраны, что-то регулировали.
Огромный высокий зал был наполнен сдержанным усыпляющим гудением.

В приходе показалась высокая фигура в халате.

Самойлов  узнал своего помощника и заместителя Кованько - молодого инженера,
отличного спортсмена. Его острый нос был снизу прикрыт респиратором.

-  А,  Николай  Николаевич!  - Кованько приподнял респиратор, чтобы речь его
звучала яснее. - Что это вы, на ночь глядя? А как в институте?

-  Потом,  Юра...  - Самойлов нервно пожал ему руку. - Скажи, все мезонаторы
загружены?

- Все. А что?

- Давай погасим один. На каком сейчас сильно мерцает?

-  На  всех...  (от его спокойствия Самойлову стало не по себе.) Вот давайте
отключим   двенадцатый...   -  Кованько  подошел  к  ближайшему  мезонатору,
выключил  ускорители,  ионизаторы  и взялся за рубильники вакуумных насосов,
чтобы остановить их.

- Стой! Не выключай! - крикнул Самойлов и схватил его за руку.





В  полночь охрана в проходной сменилась. Новый дежурный посматривал на Якина
подозрительно.

"Как  же!  Будет Николай искать начальника охраны! Он, наверное, как вошел в
цех,  так и забыл обо мне...- тоскливо раздумывал Яков. - Зачем ему я? Он на
заводе   хозяин,  сам  все  сделает...  Пропуск,  видите  ли,  он  не  может
организовать!  А  ведь  это  я  первый  подал  ему  мысль  о  заводе... Ну и
Самойлов,  ну  и  Коля!  Товарищ  называется!  Оттереть  меня хочет, в гении
лезет... Ну нет, я его дождусь".





Не  в  манере  Юрия  Кованько  расспрашивать  начальство.  Он любил до всего
доходить  самостоятельно.  Но сейчас, глядя на Самойлова, впившегося глазами
в экран, на бисеринки пота на его лбу, он не выдержал:

- Да скажите же, в чем дело, Николай Николаевич!

Самойлов  не  услышал  вопроса.  Его  взгляд  притягивала  небольшая  группа
непрерывно  мерцающих  в  темноте камеры звездочек - в левом нижнем углу, на
стыке  трех пластин нейтрида. Он включил внутреннюю подсветку и направил луч
в  этот  угол.  Оттуда  блеснула  маленькая  капелька. "Антиртуть! А вон еще
небольшой подтек - тоже антиртуть".

Он поднял голову, кивнул Кованько:

- Смотри... Вон видишь - капелька в углу, крошечная. Видишь?

- Вижу...- помолчав, сказал Кованько. - Я что-то раньше не замечал.

-  Это  то  самое вещество, от которого... - Самойлов почувствовал за спиной
дыхание и вовремя оглянулся: вокруг них молча стояли операторы.

Их  собрало  любопытство  -  все  знали,  что  Самойлов  расследует  причины
катастрофы  в  17-ой  лаборатории.  "Скажи  я  сейчас,  - мелькнуло в голове
Николая, - ох и паника начнется!"

Он сухо обратился к операторам:

-  Между  прочим,  вы здесь находитесь для того, чтобы непрерывно следить за
работой  мезонаторов.  Идите  по  своим  местам,  товарищи...  (Белые халаты
сконфуженно  удалились.)  У  тебя  ключи  от  кабинета?  (Кованько порылся в
карманах,  достал  ключи.)  Я пойду позвоню директору, а ты пока проверь все
вакуумные системы и включи дополнительную откачку.

Самойлов прочел немой вопрос в карих глазах Кованько.

-  Вот это... то самое, от чего произошел взрыв в лаборатории Голуба! - тихо
сказал  Самойлов.  - Только никому ни слова, иначе - сам понимаешь... - И он
снял с аппарата телефонную трубку, набрал номер.

В  трубке  прогудел  сонный  благодушный  голос  Власова.  Директор,  видно,
собирался отойти ко сну.

- Здравствуй, Николай Николаевич! Откуда это ты звонишь?

-  Я с завода, Альберт Борисович... - Самойлов запнулся. - Товарищ директор,
я настаиваю на немедленной остановке завода, точнее - мезонаторного цеха.

-  Что-о?  Ты  с  ума  сошел!  -  сонливости  в директорском голосе как и не
бывало. - Это в конце-то года? Мы же провалим план! В чем дело?

- Дело неотложное. Я прошу вас приехать на завод сейчас же.

- Хорошо! - Власов сердито повесил трубку.

Якин,  сидя  в  проходной,  видел,  как,  сверкнув фарами, подъехала длинная
черная  машина.  Мимо  быстро  прошел  невысокий,  толстый человек в плаще и
полувоенной  фуражке.  Дежурные  охраны  вытянулись. "Директор Власов!" Якин
посмотрел    ему   вслед.   Значит,   Николай   уже   начал   действовать...
Следовательно,  их  предположения  оказались  правильными, вот даже директор
приехал.  А  он  сидит здесь, как бедный родственник, никому не нужный. Яков
покраснел  от унижения, вспомнив, как четверть часа ему пришлось объясняться
с дежурным: кто он такой, почему здесь и кого ждет...

Он  посмотрел  на  часы:  боже,  уже  половина второго! А что, если Самойлов
застрянет  там  на всю ночь? И такси не найдешь, а до города пять километров
по снегу...

Через  полчаса  случилось  самое  унизительное: вышел Самойлов и, не замечая
сидящего  на  скамейке  Якина,  быстро  пошел  к  машине.  Якин окликнул его
звенящим от возмущения голосом.

Николай повернулся, хлопнул себя по щеке:

- Ах ты, черт! Ведь я о тебе совсем забыл! А знаешь...

-  Знаю!  -  высоким  голосом  перебил его Якин: он решил высказать все, что
думает  о  Самойлове.  -  Давно  понял, что ты хочешь оттереть меня от этого
дела!  Ну  что  ж,  Якина  все  оттирали! Мавр сделал свое дело - мавр может
уйти, так?

До  Николая  не  сразу  дошло,  о  чем  говорит  Яков,  - в голове произошло
какое-то  болезненное  раздвоение.  Там  - страшная опасность, затаившаяся в
мезонаторах.  Новое  вещество,  из-за которого погибли Голуб и Сердюк. Здесь
стоит  Яшка  Якин,  с  которым  они  вместе учились, вместе работали, вместе
пошли  в разрушенную лабораторию под обстрелом смертельной радиации, и несет
какую-то чушь... Наконец он понял:

- Дележку захотел устроить, сволочь?!

Самойлов  глядел  на  Якова  такими бешеными глазами, что тот почувствовал -
сейчас  ударит,  и,  помимо воли, втянул голову в плечи. Этот миг перевернул
все:  Яков почувствовал себя таким мерзавцем, каким на самом деле, возможно,
и  не  был.  "Что  я  говорю?!"  Он  поднял  глаза  на  Николая  и  виновато
пробормотал:

-  Прости  меня,  Коля!  Я  сам не знаю, что несу. Я идиот! Черт бы взял мой
нелепый характер!..

Самойлов  уже  "отходил"  и хмуро посмотрел на него. "Сейчас не до скандала.
Да и я хорош - забыл о нем".

-  Ладно...  Садись  в  машину  -  поедем в институт за своими скафандрами и
приборами...

Они сидели на заднем сиденье и молчали. Потом Николай сухо сказал:

-  Проверили  три  мезонатора.  Во всех оказалось это антивещество, точнее -
антиртуть.  Небольшими  капельками на стенках и в сгибах камеры. Решили пока
остановить  завод,  выключить  все,  кроме  вакуум-насосов,  и  добывать эту
антиртуть.  Потом  испытать  где-нибудь...  Только вот как извлекать ее? Она
жидкая,  растекается,  а  каждый  оставшийся  миллиграмм - это взрыв сильнее
бомбы...

Якин  кивнул.  Они  снова замолчали. Яков почувствовал, что сейчас он сможет
себя   реабилитировать   только   какой-нибудь   дерзкой  выдумкой,  и  стал
размышлять. Когда подъезжали к институту, он несмело сказал:

- Слушай, Коля, а ведь очень просто...

- Что - просто? - буркнул Самойлов.

-  Брать  эту  антиртуть.  Понимаешь, нужно трубочки из нейтрида - из той же
нейтрид-пленки  -  охлаждать  в  жидком  азоте. Они часов десять, по меньшей
мере,  будут  сохранять температуру минус сто девяносто шесть градусов: ведь
теплопроводность  нейтрида  ничтожна!  И  антиртуть  будет  к этим трубочкам
примерзать.  Понимаешь?  Очевидно,  у нее, как и у обыкновенной ртути, точка
замерзания - минус тридцать восемь градусов. Верно?

Николай рассмеялся:

- Ведь ты гений, Яшка! - и добавил: - Хоть и дурак...

Яков виновато вздохнул:

-  Характер  мой  идиотский!  Сам  не понимаю, что на меня нашло. Вообще, ты
напрасно мне в морду не дал - крепче бы запомнил!

-  Ничего...  Если сам понимаешь, что напрасно, - значит не напрасно. Забыли
об этом! Все!..

Яков молча закурил и отвернулся.



                             ИСПЫТАНИЕ В СТЕПИ

...   Мощная   трехоска  защитного  цвета  ехала  по  заснеженной  волнистой
полупустыне,  то  исчезая  между  валами,  то появляясь на гребнях невысоких
барханов.

В  этих  местах, на границе степи и бескрайной песчаной пустыни, раньше была
база  испытания атомных бомб. Испытания уже давным-давно не проводились, и в
зоне   оставалась   только   маленькая  инженерная  команда,  поддерживающая
порядок.   Небольшой   аэродром  с  бетонированной  взлетной  площадкой  для
реактивных  самолетов  выделялся  на  снежном  поле  серой  двухкилометровой
полосой.  Вдали  маячили  домики служб, позади них, в нескольких километрах,
находились  старые  блиндажи  для  наблюдений  за взрывами. Машина проезжала
мимо  остатков  испытательных  построек:  глинобитные  стены  были разрушены
почти  до  основания, обломки кирпичей ровно сброшены взрывной волной в одну
сторону.

Морозный  резкий  ветер  бил  в лицо. Машина ревела, буксуя в снегу. Наконец
она  пробралась  туда, где на расчищенной от снега площадке стояло несложное
устройство:  небольшой,  но  многотонный  цилиндрик  из  нейтрида и намертво
соединенный  с  ним  электродвигатель  следящей  системы.  Внутри цилиндрика
находилось  около  двух  десятых  грамма  добытой  из мезонаторов антиртути.
Мотор  должен  был  свинтить  с цилиндрика герметическую крышку, чтобы в его
пустоту  через  малое,  с  булавочный  укол,  отверстие вошел воздух и затем
сгорел в огне ядерной вспышки.

Николай  Самойлов  стоял  в  кузове и следил, как с большого барабана быстро
сматывается и ложится на снег длинная черная змея кабеля.

Когда  он  летел сюда, оставив Якина и Кованько на заводе добывать остальную
антиртуть,  в  самолете  его  охватили  сомнения.  А  что, если это вовсе не
антиртуть?  Может  быть,  просто  ртуть, самая обыкновенная? Когда эта мысль
впервые  пришла  ему в голову, он покраснел от стыда: тогда остановка завода
и вся шумиха окажутся позорным и преступным делом.

Он  очень устал, Николай Самойлов. В этой огромной белой степи он чувствовал
себя   маленьким   человечком,   на   которого   взвалили  груз  непосильной
ответственности.

Горячка  на  заводе,  потом  эти  полтора  месяца,  в которые было затрачено
больше  энергии  и  сил,  чем  за  полтора  года. Он измотался: впалые щеки,
запавшие  глаза, морщины на лбу от постоянных размышлений. Самойлов потрогал
щеку - щетина. "Когда же я брился?"

Сомнения  одолевали,  терзали  его.  "А  что,  если  это  не минус-вещество?
Собственно,   на   чем   мы   основывались?  На  очень  немногом:  небывалый
сверхвакуум,  мерцания...  Не слишком убедительные доказательства для такого
огромного  открытия.  Почему бы вакууму не возникнуть просто так: от хорошей
герметизации   и   непрерывной   работы  насосов?  Почему  бы  мерцаниям  не
возникнуть  от  того,  что  в  эти  капельки  ртути  (просто  ртути) изредка
попадали  мезоны и вызывали свечение атомов? Ведь прямого доказательства еще
нет.  Может  быть,  у  Голуба  получилось одно, а у них совсем другое? Может
быть... Бесконечные "может быть" и ничего определенного..."

Сегодня  утром прилетела комиссия из центра: за исключением директора завода
Власова,  все  незнакомые.  Недоверчивое,  как  казалось Самойлову, внимание
членов  комиссии  окончательно  расстроило  его.  Вот и сюда он уехал, чтобы
быть  подальше  от этого внимания, хотя прокладку кабеля можно было доверить
другим инженерам.

Машина,  тихо урча, остановилась у площадки. Из кабины вышел стройный даже в
полушубке техник в очках, закурил папиросу:

- Товарищ Самойлов, киньте мне конец.

Николай  снял  с  барабана  конец  кабеля,  подал  его, и сам слез с кузова.
Техник снял перчатки, посмотрел на папиросу, засмеялся:

- Привычка!

- Что - курение? - не понял Николай.

-  Да  нет!  Я  бывший  минер-подрывник.  За  послевоенные  годы столько мин
подорвал  - не счесть! И всегда бикфордов шнур поджигал от папиросы. Удобно,
знаете!  С  тех  пор  не  могу  к  взрывчатке подойти без папиросы. Условный
рефлекс! - Он снова засмеялся и потянул кабель к электродвигателю.

Николай  огляделся:  снег  уходил к горизонту, белый, чистый. Кое-где из-под
него  торчали вытянувшиеся по ветру кустики ковыля. Шофер, пожилой человек с
усами,  вышел из кабины и от нечего делать стучал сапогом по скатам. Техник,
что-то  напевая,  прилаживал  кабель к контактам электродвигателя... Все это
было  так  обыденно,  что  Николая  снова  охватили сомнения: не может быть,
чтобы так просто произошло великое открытие.

Он  подошел  к  закрепленному  на  врытой в землю бетонной тумбе цилиндрику,
потрогал  его  пальцем.  Так  что же в нем: антиртуть или просто ртуть?.. На
заводе  он ставил манипуляторами этот цилиндрик в мезонную камеру и бросил в
него  свернутые  из  нейтрид-фольги охлажденные трубочки с примерзшими к ним
блестящими  брызгами, потом осторожно завинтил крышку. Черный бок цилиндрика
ожег   палец   холодом.   "Что  же  там?"  Самойлов  положил  руку  на  диск
соединительной муфты.

"А  что,  если... крутнуть сейчас муфту?" Страшное, опасное любопытство, как
то,  которое  иногда  тянет  человека  броситься  под  колеса мчащегося мимо
поезда  или  с  высокой  скалы,  на секунду овладело им. "Крутнуть муфту - и
цилиндр  откроется.  В него хлынет воздух... И сразу все станет ясным..." Он
даже шевельнул мускулами, сдерживаясь, чтобы не "крутнуть".

-  Товарищ  Самойлов,  все готово! - будто издалека донесся голос техника. -
Можете проверить.

-  Уф,  черт!  -  Николай отдернул руку, оставив на морозном металле кусочек
кожи. "Я, кажется, с ума схожу..."

Он подошел к технику, подергал прикрепленные к контактам кабели:

- Хорошо, поехали обратно...





Темно-серое  с лохматыми тучами небо казалось из блиндажа особенно низким. В
амбразурах  посвистывал  ветер,  плясали  снежинки.  Члены  комиссии подняли
воротники  пальто,  засунули  в  карманы  озябшие  руки.  Власов  подошел  к
Николаю,  тревожно  посмотрел  ему в глаза, но ничего не сказал и отошел. "А
нос у него синий", - бессмысленно отметил Николай. Его бил нервный озноб.

Председатель  комиссии  -  академик  из  Москвы, грузный стареющий красавец,
посмотрел на часы:

-   Что   ж,   Николай   Николаевич,  если  все  готово,  скажите  несколько
сопровождающих слов и начинайте...

Все  замолчали,  посмотрели  на  Самойлова.  Ему  стало  тоскливо, как перед
прыжком в осеннюю, леденящую воду.

-  Я  кратко,  товарищи,  -  внезапно  осипшим  голосом  начал  он. - Там, в
цилиндрике,   около   двухсот  миллиграммов  добытого  нами  из  мезонаторов
антивещества.  Примерно... Как вы понимаете, мы не могли точно взвесить его.
Если  это  предполагаемая  нами  антиртуть...  ("Трус,  трус! Боюсь!") А это
должна  быть именно антиртуть! - Голос окреп и зазвучал уверенно. - Если это
количество  антивещества мгновенно соединится с воздухом, произойдет ядерный
взрыв,  соответствующий  по  выделенной  энергии  примерно семи тысячам тонн
тринитротолуола.  -  Николай  перевел  дыхание  и  посмотрел  на сероватые в
полумраке  лица.  Он  заметил,  как академик-председатель ритмично кивал его
словам.  ("Точь-в-точь,  как  Тураев  когда-то  на зачетах, чтобы подбодрить
студента",  -  подумалось  Самойлову.)  -  Однако  взрыва  мы производить не
будем,  -  продолжал  он, - во-первых, потому, что страна наша отказалась от
подобных  экспериментов,  а  во вторых, потому, что это неинтересно, опасно,
да  и  не  нужно.  Будет  осуществлена, так сказать, полууправляемая реакция
превращения  антивещества  в энергию. Отверстие в нейтрид-цилиндре настолько
мало,  что  воздух будет проникать в него в ничтожных количествах. Если наши
расчеты   оправдаются,   то   "горение"   антиртути  продлится  пятьдесят  -
шестьдесят  секунд.  Если  мы  не  ошиблись,  то получим принципиально новый
метод использования ядерной энергии. Вот и все...

Николай   умолк   и   с  ужасом  почувствовал,  что  только  что  обретенная
уверенность исчезла с последними словами.

- Скажите, - спросил кто-то, - а цилиндр из нейтрида выдержит это?

-  Должен  выдержать.  Во  всяком  случае,  установлено,  что нейтрид хорошо
выдерживает  температуру  уранового  взрыва...  -  Самойлов  помолчал, потом
вопросительно посмотрел на председателя.

Академик кивнул:

- Начинайте...

Николай  включил  кнопку  сирены.  По  зоне разнеслось протяжное устрашающее
завывание, сигнал всем: "Быть в укрытиях!"

Все прильнули к перископам. Сирена замолкла.

Самойлов,  ни  на  кого не глядя, подошел к столику, на котором был укреплен
сельсин-мотор  следящей  системы,  включил  рубильник  и взялся за рукоятку.
Сердце  билось  так  громко,  что  Самойлову казалось, будто стук его слышат
все... "А что, если следящая система откажет?"

Сейчас   электрический  кабель  послушно  передаст  усилие  руки  за  восемь
километров,  в  мотор,  соединенный  с  крышкой  цилиндрика.  Сначала  ротор
поддавался  туго,  но  вот сопротивление рукояти ослабло - крышка цилиндрика
там,  в  степи,  начала  отвинчиваться.  Николай,  припав  к  окуляру своего
перископа с темным светофильтром, крутнул еще и еще...

Заснеженная  равнина,  только  что  казавшаяся  в светофильтрах сине-черной,
вдруг   вспыхнула   вдали   широким   ослепительным   бело-голубым  заревом,
разделившим   степь   на  контрастно-черную  и  огненно-белую  части.  Будто
многосотметровая  электрическая  дуга  вспыхнула в степи, будто возник канал
из жидкого солнца!

После  нескольких  секунд  беззвучия  с  потолка  блиндажа  посыпалась пыль,
налетел  нестерпимо  пронзительный,  скрежещущий  вопль.  Это  там, у самого
горизонта,   из   булавочного   отверстия  в  нейтрид-цилиндрике  вырывалась
превратившаяся в пар антиртуть и сгорала космическим огнем.

Немало  испытаний  видели  эти люди, члены комиссии: инженеры, конструкторы,
создатели   атомных  бомб  и  электростанций,  ученые-экспериментаторы.  Они
видели  первые  атомные  взрывы  в  воздухе, видели гигантский зловещий гриб
высоко  в  небе...  И  всегда  к  восторгу  победившего человеческого разума
примешивался  ужас  перед  чудовищностью применения величайшего открытия. Но
такого  они  еще  не  видели,  вот  уже  десять,  двадцать,  сорок секунд из
крошечной  точки на краю степи вырывался ревущий ядерный огонь! Но теперь не
было  ужаса,  потому что это строптиво ревела крепко взнузданная, покоренная
и  обезвреженная,  самая  могучая  из энергий: энергия взаимного уничтожения
вещества  и  антивещества.  Люди  видели не только огненную полосу в степи -
они  видели  будущее  безграничное  могущество  человека,  овладевшего  этой
энергией:  космические  ракеты,  из  нейтридовых  дюз которых вырывалось это
пламя;  могучие  машины из нейтрида, создаваемые этим пламенем; растопленные
им льды Севера и зазеленевшие пустыни Юга. Они ясно видели будущее.

И   Николай  Самойлов  видел  его.  Уже  не  было  изможденного  человека  с
осунувшимся  лицом  и  болезненно блестевшими глазами. Все его смятение, вся
неуверенность  сгорели  в  этой яркой, как молния, минуте счастья. Глаза уже
начинало  резать  от  нестерпимой яркости вспышки, которую не могли погасить
даже  темные  светофильтры  в  перископе.  Но  он  твердо  смотрел на полосу
ядерного огня, не мигая.

Наконец  степь потухла. Стало тихо. Все вокруг - снег, лица людей, блиндаж -
показалось  тусклым  и  темным.  В низких тучах все заметили какую-то черную
полосу.  Когда  глаза  освоились,  то  рассмотрели:  тучи над местом вспышки
испарились,  образовав  длинный просвет, сквозь который была видна голубизна
зимнего  неба.  Но скоро от земли поднялись новые облака испарившегося снега
и закрыли просвет.

Ошибки  не  было... И Николай только теперь полностью ощутил навалившуюся на
него  усталость,  огромную,  нечеловеческую  усталость,  от  которой люди не
могут спать.







                                   ЭПИЛОГ

                            1.НОЧЫО В БЕРКЛИ...

День  заканчивался.  Полосы  солнечного  света,  мерцая  редкими  пылинками,
пронизывали из конца в конец зал лаборатории больших энергий.

Уборщик-негр   водил  между  столами  и  колоннами  глухо  урчащий  пылесос.
Сотрудники   уже   выключили  приборы,  убрали  все  лишнее  в  столы  и,  с
нетерпением  поглядывая на часы, занимали разговорами последние минуты перед
уходом.

-  Смотри-ка,  Френк, - подмигнул один молодой инженер своему коллеге. - Наш
Эндрью Хард опять засиделся. - Он качнул головой в дальний конец зала.

Там  за  столом  сидел  и что-то сосредоточенно писал на четвертушках бумаги
пожилой  человек.  Солнце  рельефно  освещало  склоненную голову: искрящиеся
волосы  крупными  завитками,  как у древнеримских скульптур, мягкий отвислый
нос, резкие щели морщин у глаз и вдоль щек продолговатого лица.

-  Профессор  Хард  делает  новое  открытие!  - в тон первому ответил второй
инженер.

Они, посмеиваясь, стали одеваться.

Скоро лаборатория опустела.

Через  полчаса,  когда солнце зашло и в зале стало сумеречно, профессор Хард
встал  из-за  стола  и  направился  к  выключателю, чтобы зажечь свет. Но по
дороге он забыл об этом намерении и остановился у окна.

...  Небо,  темно-синее  вверху,  к горизонту переходило в холодный багровый
цвет.  Маленький  реактивный  бомбардировщик,  позолоченный из-под горизонта
лучами  зашедшего солнца, в многокилометровой высоте рассекал небо сдвоенной
розово-белой облачной полосой.

Профессор  смотрел  и  не  видел  все  это, обдумывая возникшую сегодня идею
опыта.  Он  отвернулся  от  окна и, так и не включив свет, подошел к громаде
беватрона,  нашел  нужный  выключатель  на  пульте  и  повернул его. Большой
овальный  телеэкран  осветился  изнутри:  на мраморной плите в камере лежала
маленькая  черная  пластинка нейтриума; в неярком свете внутренней лампы она
казалась дыркой с рваными краями, пробитой в белой поверхности мрамора.

Гарди   рычажками   сдвинул   вправо  и  влево  объектив  телекамеры  внутри
беватрона.  "Все, в сущности, готово для опыта... Попробовать?" Еще не решив
окончательно,  он  включил насосы откачки, чтобы повысить вакуум в камере. В
тишине лаборатории негромко застучали лихорадочные ритмы насосов.

Доктор  Энрико  Гарди,  или  -  как  переиначили его слишком музыкальное для
английского  языка  итальянское  имя  -  Эндрью  Хард, был главным экспертом
комиссии  Старка,  расследовавшей  катастрофу  в  Нью-Хэнфорде.  Вот уже три
месяца  он  со своей группой исследовал радиоактивные образцы, подобранные у
места  взрыва,  облучал  пластинки  нейтрида,  подозревая,  что  в  нем-то и
кроется  загадка,  -  и безрезультатно. Вспышка, превратившая завод вместе с
его  работниками в пыль, пар и груду светящихся обломков, радиоактивный труп
доктора  Вэбстера,  убитого часовым, непонятные спектры излучения обломков -
всему  этому,  кажется, еще долго предстояло быть тайной. Какое-то большое и
страшное  явление  скрывается  в этих черных пластинках нейтриума... Неужели
открыть его можно только при помощи катастрофы?

Идея,   которую   сейчас   обдумывал  Гарди,  была  несколько  расплывчатой:
подвергнуть  нейтрид  сложному  облучению,  обрушить  на  него весь комплекс
ядерных  частиц,  которые  только  можно  получить  в  беватроне  -  мезоны,
протоны,  электроны,  позитроны,  гамма-кванты.  Это  должно  дать  какое-то
сложное  взаимодействие.  Какое?  Профессор Гарди не любил ставить опыты, не
прикинув  предварительно,  что  из  них получится. В игре с природой он, как
опытный  шахматист,  привык загадывать на несколько ходов вперед. Но сегодня
он только напрасно убил день, пытаясь рассчитать опыт.

"Так   что   же,  делать  или  нет?"  -  еще  раз  спросил  себя  Гарди.  И,
рассердившись на свои колебания, решил: "Делать!"

Лабораторный  зал  уже  утонул  в  темноте,  но он ясно представлял все, что
возникло  от  движений  его  пальцев  на пульте. Вот гулко лязгнули пластины
сильноточных   контакторов   -   это   в   дальнем   конце  зала  включились
высокочастотные  генераторы.  Упруго  загудели  после  движения  его  пальца
катушки  электромагнитов  -  по  кольцу беватрона заметалось магнитное поле.
Вспыхнула  сигнальная  лампочка,  красный  острый  лучик  упал на худые руки
профессора  -  это  за  бетонными  стенами  загорелись  электрические дуги в
ионизационных  камерах.  Заплясал  на экране осциллографа тонкий зеленый луч
и,   постепенно   успокаиваясь,   начал   выводить   плавную  кривую  -  это
"электронный  робот"  выравнивает  режим работы беватрона. Вверху загорелась
трепещущим  сине-красным  светом неоновая лампочка - знак того, что в камеру
пошел   пучок  ускоренных  частиц,  к  черному  пятну  нейтриума  протянулся
голубоватый и прозрачный лучик.

Внизу, на столе, зазвенел телефон. Гарди спустился, взял трубку:

- Да?

-  Кто  включает  беватрон?  -  спросил обесцвеченный мембраной голос. Гарди
назвал  себя.  -  А-а, добрый вечер, мистер Хард... Это звонят с подстанции.
Когда кончите, позвоните мне в дежурку - мы вырубим высокое напряжение.

-  Хорошо.  - Гарди положил трубку. Так. Теперь нужно ждать. Он сел за стол,
взял лист бумаги, развинтил ручку и задумался: что же должно получиться?

Лист бумаги так и остался чистым.



...   Сдержанное  монотонное  гудение,  ритмичный  перестук  вакуум-насосов,
позднее  время  -  все  навевало  дремоту,  Гарди  почувствовал,  что  сонно
тяжелеют   веки,   помотал   головой,   взглянул  на  часы:  "Ого  -  начало
одиннадцатого! Ну, что же там?"

Он оправил халат и взошел на мостик.

Лампа-подсветка  в  камере  мешала  рассмотреть пленку, и Гарди выключил ее.
Почему-то сильно забилось сердце. "Но ведь я еще ничего не видел..."

Луч  ядерных  частиц  по-прежнему  упирался  в черное пятно на мраморе. Но в
самом центре пятна нейтриума, под лучом, сверкала какая-то точка.

Дрожащими  руками,  не  попадая  винтами  в  гнезда,  профессор  привинтил к
перископу  увеличивающую  приставку,  навел резкость, и точка превратилась в
маленькую,  дрожащую  в  сиреневом  свете  брызгу. "Что это?!" Толчки сердца
отдавались  в ушах. Голова наполнилась сумятицей неопределенных лихорадочных
догадок,  мыслей,  предположений  -  они  мелькали  как рекламные щиты вдоль
шоссе мимо автомобиля, мчащегося в стокилометровой гонке.

"Нейтриум  ожил  -  мезоны  вызвали взаимодействие. Нет, не это важно... Что
это?  Какое-то вещество... Металл? Жидкость? Расплавленный нейтриум? Нет, не
то...  Какая-то  ядерная  реакция:  нейтриум  -  минус-мезоны - гамма-лучи -
электроны  - позитроны... Неужели нейтриум снова восстанавливается в обычное
вещество, в атомы обычного металла?"

Вселенная   отсутствовала  -  был  только  он,  профессор  Энрико  Гарди,  и
ничтожная капелька Неведомого, дрожащая под ядерным лучом.

"Что  же  это?  Неужели  нейтриум  -  действительно  первичное  вещество, из
которого  можно  делать  любые  атомы?!"  Гарди  едва  не задохнулся от этой
догадки.

В  голове расширялась и звучала все сильнее великолепная музыка: вот оно, то
великое  и прекрасное, ради чего он живет и работает! Вот оно, то, ради чего
он  приехал  в  эту чужую страну! Вот оно! Там, в космической пустоте камеры
беватрона,  по  его  воле  рождаются  миры, возникают атомы! Есть ли большее
могущество  в  мире,  чем  могущество  знания?  Есть ли большее счастье, чем
победа над природой?

Гордая  светлая  мелодия  гремела,  и Гарди неслышно подпевал ей. Если бы он
был   в  более  спокойном  состоянии,  то  понял  бы,  что  эта  мелодия  не
принадлежит ни одному композитору мира - она родилась сейчас...

"Откуда же эти искорки?"

Через  час, когда на нейтриуме накопилась достаточная для анализа капелька и
Гарди  выключил  беватрон.  Он заметил, что капля продолжала светиться сама.
Увеличенная  линзами,  она  казалась  величиной с горошину, и эта сплюснутая
блестящая  горошина  в  темноте  камеры  ежесекундно  вспыхивала  множеством
ослепительно голубых искорок.

"Сцинтилляции?  Нет,  это  слишком ярко для них..." Гарди много раз наблюдал
сцинтилляции  -  зеленоватые  вспышки  на светящемся от ударов радиоактивных
частиц  экране;  они были очень слабы - глаз долго привыкал к темноте, чтобы
различить их. "Нет, это не сцинтилляции..."

Он  посмотрел  на  приборы  на  пульте.  Странно...  Ведь  он  выключил  все
вакуум-насосы   -   почему  же  стрелки  вакуумметров  медленно  движутся  к
показателям  все  большей  и  большей  разреженности  в  камере? Неисправные
приборы?  Все  сразу  -  не может быть... Гарди снова посмотрел в перископ -
капелька сияла тысячами голубых искорок.

"Воздух!.."  Чудовищная догадка сверкнула в голове профессора, и, прежде чем
она  оформилась  в  четкие  мысли,  он  осторожно  чуть-чуть  повернул рукой
стеклянный  кран, впускающий воздух в камеру. И капля на матово-черном пятне
нейтриума  сразу вспыхнула мириадами голубых искр так ослепительно ярко, что
Гарди даже отшатнулся от перископа.

Так  вот  оно  что...  Потрясенный  увиденным  и понятым, профессор медленно
спустился вниз, к столу, на котором лежал лист бумаги.

Из  пленки  нейтриума  под действием мезонов и позитронов образовались атомы
антивещества - самого необычного, самого могучего вещества в нашем мире.

Так  вот  оно  что!  Вот как произошла катастрофа! В мезотронах Нью-Хэнфорда
образовывалось   и   накапливалось  антивещество.  Антиртуть.  Накапливалось
медленно,  годами. Потом один из мезотронов открыли для ремонта или проверки
-  и  завода не стало... Теперь не нужно даже производить подробные анализы,
чтобы установить истину: все ясно и так.

Радиоактивность,  урановая  бомба,  термоядерная  бомба  -  и  антивещество.
Последнее  звено  в цепи великих и страшных открытий. Он сделал это открытие
-  он,  профессор  Энрико  Гарди,  итальянский эмигрант, когда-то бежавший в
Америку  от  преследований  Муссолини  да  так  и оставшийся здесь... Завтра
тысячи  газет, радио- и телевизионных станций протрубят его великую славу на
весь  мир.  Его имя не будет вызывать зависть - слишком огромно открытие для
такого  мелкого  человеческого  чувства;  оно будет вызывать восторг и ужас.
Многие  миллионы  людей  будут  чтить его, причислять к бессмертным именам в
науке, говорить о нем... И проклинать его.

Атомная  энергия...  Человечество  случайно  напало  на  эту золотую россыпь
природы  -  и  теперь  оно  похоже на того сказочного богача, который набрал
столько  золотых  слитков,  что  не  смог  их поднять, и золото обратилось в
пепел.  Разница  лишь  в  том,  что  теперь  в  пепел  может обратиться само
человечество...

Профессор  Гарди  сидел  за столом сгорбившись - будто груз ответственности,
полчаса  назад  навалившийся  на  его  плечи,  придавил  его к столу. Там, в
пустоте  камеры, на пленке нейтриума лежало вещество, перед которым казались
пустяковыми  все  ядерные  взрывчатки  -  уран,  плутоний,  тяжелый водород.
Вещество,  которое  при  соединении с обычными веществами - воздухом, водой,
металлом, камнем - полностью превращается в энергию.

Гарди  задумчиво  написал  на листке: Е = МС^2. Подумав, поставил перед МС^2
двойку:  Е  =  2МС^2.  Конечно, двойная полная энергия: ведь соединившееся с
антивеществом обычное вещество тоже превратится в энергию.

...  Это  вещество  легко хранить - нужны только герметические контейнеры из
нейтриума  и  вакуум.  Его  легко применить - слабый доступ обычного воздуха
даст  вспышку, капля воды - взрыв, равный взрыву водородной бомбы. Его легко
получать  -  в первом же опыте он получил его столько, сколько было получено
плутония  в Хэнфорде за первые несколько недель работы реакторов. "Сколько?"
Гарди  поднялся  на  мостик,  взглянул в перископ: капелька сверкала редкими
искрами  -  это  взрывались  оставшиеся  в камере немногие молекулы воздуха.
"Миллиграмм 10 - 15", - на глаз определил он.

...  Он не просил у природы этой ее тайны - великой тайны того, как делаются
звезды.  Он  не добивался, не хотел этого открытия. Правда, он думал о таком
веществе.  Он  предполагал,  что его когда-нибудь получат. "Когда-нибудь..."
Но  вот  оно  -  величайшее  из  всех открытий, которые были сделаны людьми.
Открытие безграничной энергии. Для созидания - и для уничтожения...

Он,  профессор  Энрико Гарди, знает, что такое атомное уничтожение. Он видел
взрывы  в  пустыне  Аламогадро,  в  атоллах  Бикини  и  Эниветок, он на себе
испытал,  что  такое  лучевая  болезнь...  Он  знает,  какие  страшные следы
остаются  в  атмосфере  и земле после каждого испытания водородной бомбы. Он
представляет,  какая  угроза нависнет над всеми, когда начнут испытывать это
оружие...

О-о,  из нейтриума и антивещества можно наделать много великолепного оружия!
Маленькие  снарядики  огромной  пробивной  и  взрывной силы - такой снарядик
может  пронизать  толстые  бетонные  стены,  многоэтажные перекрытия и сжечь
скопившихся  в  бомбоубежище  людей. "Чище" самых "чистых" водородных бомб -
оно  не оставляет не только следов радиации, но и следов жизни! Великолепная
реклама!

Гарди  неожиданно для себя рассмеялся, и этот странный хриплый смех, похожий
на  кашель,  гулко  разнесся  в  устоявшейся  тишине  лабораторного зала. Он
испуганно оборвал его, потер лоб.

Великая  сила...  В небо, сине-розовое, как сегодня, одна за другой взмывают
ракеты.  Из  хвостовых  дюз  вырываются четкие пучки ярко-голубого огня; это
антивещество,   тонкой   струйкой   соединяющееся   с  обычной  водой,  дает
непрерывный  взрыв,  движущий  ракеты вперед. Нет предела скорости и предела
расстояния для таких космических кораблей.

Небольшие  цилиндры  из  нейтриума,  наполненные антивеществом, погружают на
дно   Ледовитого   океана,   в   ледники  Антарктики.  Медленно,  в  течение
десятилетий,  чтобы  не  нарушить  равновесие  атмосферы,  изменяется климат
планеты.  Тает  вечная  мерзлота,  тундра вытесняется лесами, лугами; теплые
моря   омывают  все  берега  Земли.  Вечнозеленой,  плодородной  и  обильной
становится планета...

...   Веретенообразные   снаряды   из  нейтриума,  непрерывно  подогреваемые
антивеществом  до  сотен  тысяч  градусов, проплавляют базальтовую оболочку,
скрывающую  неизвестное  ядро  планеты. Люди, тысячи лет знавшие только слой
Земли  не толще кожуры яблока, проникают внутрь планеты - и кто знает, какие
неожиданные  и  огромные  открытия  встретят  их  в  этом путешествии, более
значительном, чем путешествие в Космос?

Великая  сила,  умная  сила  -  достойное орудие безграничного человеческого
творчества.  Можно  изменить  не  только  лицо  Земли,  но  и  любую планету
солнечной  системы.  Можно  создать жизнь на Луне, сделать какой нужно жизнь
на  Марсе  и  Венере...  Все  это  будет  -  недаром  над  Землей проносятся
спутники. Но все это будет не при нем...

Что-то  теплое  неприятно  поползло  по лицу. Слезы. Хорошо, что никого нет.
Глупо...  Он  крепко  вытер  глаза  рукой  - неумелым движением человека, не
плакавшего лет сорок. Потом сошел вниз и зажег свет в лаборатории.

Ребристая  громадина беватрона, камеры для анализа, электронные анализаторы,
счетчики,  индикаторы  -  все  это  его  "хозяйство".  Его? Он хозяин? Гарди
посмотрел  на  свое  отражение  в  темном  оконном  стекле  - и его охватило
тоскливое  презрение  к  этому старчески благородному лицу, длинным волосам,
умному взгляду.

"Нет,  вы не хозяин, Энрико Гарди! Вы - жалкий слабый человек - держите одну
эту  ночь  в  своих  руках  могучую  силу.  И  завтра  отдадите  ее в жадные
невежественные  руки, какому-нибудь делателю долларов, генералу, сенатору...
Вы  раб,  Энрико  Гарди, он же Эндрью Хард. Высокообразованный, обеспеченный
раб".

Ему  вспомнился  генерал Рандольф Хьюз, некогда - в первые послевоенные годы
- руководивший его ядерными исследованиями. Этот был хозяин...

"Вы,  ученые, очень любите умничать, философствовать, - с прямотой солдафона
и  цинизмом  бизнесмена  заявил  он  однажды, - и в этом ваш недостаток. Все
просто:  вы  открываете явления, мы их реализуем. Делайте свое дело, а уж мы
позаботимся, чтобы оно применялось с должным эффектом..."

Правда,  генерал  Хьюз  вознесся  на  небеси  при  взрыве в Ныо-Хэнфорде. Но
другие хозяева остались.

"Вы  думали,  что  работаете  для человечества, доктор Гарди? Как бы не так!
Человечеству  не нужна эта страшная капелька. Если ею распоряжаются генералы
хьюзы  -  она  может  стать последней каплей в смертельной атомной чаше. Для
чего?  Для  защиты  "свободного мира" от русских? Чепуха и ложь. Вы давно не
верите  в  это,  Эндрью  Хард,  в  эти  сказки  для массового оболванивания.
Бизнес..."

Беспощадные  мысли  наполнили  его гневом. Злоба к себе, к этому проклятому,
безвыходному  миру  вокруг  него  сжала  кулаки, выпрямила спину. Нет, он не
раб. Сегодня - он еще хозяин открытия...

Резко и долго звонил телефон. Гарди подошел к столу.

- Да?

- Вы уже закончили, профессор? Можно вырубать напряжение?

- Нет! Я еще не кончил!

В  трубке  что-то  недовольно  бормотали, но Гарди положил ее на рычажки. Он
посмотрел  на  часы - три часа ночи. Еще можно успеть. Он взял листок бумаги
и  набросал  на  нем  несложный  расчет:  чтобы  не возник опасный перегрев,
воздух нужно впускать три с небольшим часа - двести минут. Все ясно.

Твердой  поступью  человека,  принявшего  решение,  он  поднялся  на мостик.
Капелька  антивещества  слабо искрилась в темноте камеры. "Итак, вы пережили
самое  прекрасное в своей жизни, доктор Гарди. Теперь вам предстоит пережить
самое  страшное".  Профессор  закурил  сигарету,  чтобы  успокоиться.  Потом
медленно повернул стеклянный вентиль, впускающий воздух в камеру.

Если  бы  кто-то  зашел в лабораторию больших энергий в этот поздний час, то
он  увидел  бы  немногое:  вырывающийся  из раструба перископа сноп голубого
света,  яркого  и неровного, как от электросварки; в его освещении - синее и
неподвижное,  как у мертвеца, лицо Гарди с черными ямами глазниц. На потолке
и стене изломился огромный силуэт его тени.

В   камере  пылала  и  не  могла  погаснуть  капля  антивещества,  съедаемая
воздухом,  -  голубая  и  ослепительная, как вольтова дуга. Болели глаза, но
Гарди  не  отводил их от капли и бормотал, будто успокаивая кого-то близкого
и живого:

-  Ничего...  тебя получат позже... в лучшие времена. Обязательно получат...
Ничего... Ничего... Люди еще не имеют на тебя права.

Капля  пылала  и  не  хотела умирать; Рука, лежавшая на холодной поверхности
вентиля,  затекла.  "Открыть  целиком?  И  сразу - взрыв... Нет, неразумно".
Гарди  усмехнулся своему благоразумию. "Бетон камеры теперь станет настолько
радиоактивным,  что  с беватроном будет невозможно работать. Неважно...". На
груди   халата   вспыхнула   синим   светом   трубочка   индикатора   -  это
гамма-излучения   сгорающей  капли  проникли  сквозь  бетонную  стену  Гарди
стиснул зубы: "Неважно!"

Наконец  капля  превратилась  в  ослепительно  сверкавшую точку - и погасла.
Только  некоторое  время  воспаленные  глаза  еще  видели  в  камере сгусток
темноты на ее месте.

Окна  уже  синели  -  начинался  рассвет.  Гарди  выключил  ненужное  теперь
освещение.  Беватрон  бетонные  колонны, установки, столы - все выступило из
темноты  смутными  бесцветными  тенями.  В  дальнем  углу  светилась красная
неоновая  лампочка; высоковольтное напряжение еще не выключено... "Да... тот
звонил, спрашивал..." Гарди поплелся к щиту.

В   зале   стало   светлее.   Гарди   видел   слабо   подрагивающую  стрелку
киловольтметра  на белом полукруге шкалы, лоснящиеся цилиндрики сильноточных
предохранителей,  толстые медные шины. "Ну? - спросил он себя. - Вы знаете о
том,  о чем никому еще нельзя знать. Надолго ли вас хватит? Человек слаб - а
слава  будет  огромной...  Ну?  Это не больно - это сразу... Вы уже пережили
самое  прекрасное и самое страшное, что можно пережить. Зачем жить дальше?..
Ну!.."

Гарди  поплевал  на ладони, чтобы получился контакт, поднял руки к шинам - и
представил:  бросок на приборах там, на высоковольтной подстанции, а здесь -
его почерневшее скрюченное тело, висящее на щите. Он медленно опустил руки.

Нет,  он  не испугался, ему теперь уже ничего не страшно. И поэтому он будет
жить.  Он  должен жить. Он будет драться за то, чтобы ученые не были рабами,
чтобы  дела в мире сейчас, а не когда-нибудь пошли как надо! Чтобы эта наука
не была больше проклятием для человечества, чтобы она стала благом.

Нет,  он не продаст это открытие в минуту слабости за славу, за деньги, даже
за  бессмертие.  Но  он повторит его в том прекрасном будущем, которое будет
скоро, будет еще при нем.



         2. ИЗ ОТЧЕТА КОМИССИИ ПО ИСПЫТАНИЮ НЕЙТРИДА И АНТИВЕЩЕСТВА

                                (АНТИРТУТИ)

"...  Мы  берем  на  себя  ответственность  утверждать,  что  применение  во
взаимодействии  этих  двух  веществ  -  нейтрида  и  антиртути  - произведет
неслыханный переворот в науке, технике и человеческих представлениях.

Теперь  открывается  возможность  дешевого  производства  нейтрида с помощью
антиртути  в  самых широких масштабах и для самых различных применений. И из
нейтрида  снова можно воспроизводить антиртуть. Эти два вещества, гармонично
дополняя  друг  друга,  бесконечно  увеличивают  могущество  человечества  и
позволят ему совершить небывалый в истории научно-технический скачок вперед.

Очевидно,  что  все  виды  двигателей:  гидро-,  паро-,  электро-  и газовые
турбины,  моторы  внутреннего сгорания, громоздкие атомные реакторы - теперь
могут  быть  заменены  компактными  двигателями  из нейтрида, работающими на
антиртути.  Принцип  такого  двигателя  предельно прост. В сопло из нейтрида
впрыскивается  микрокапелька антиртути и определенное количество воздуха или
воды.   Соединение   антивещества  с  атомами  воздуха  (или  воды)  нагреет
остальную  часть  воздуха  (или воды) до температуры в десятки и сотни тысяч
градусов.  Вытекая  с  огромными скоростями из сопла, этот газ будет толкать
ракету или вращать турбину.

450  граммов антиртути, заложенные прямо в тело нейтрид-турбины, достаточны,
чтобы  в  течение  года вращались электрогенераторы Волжской ГЭС имени В. И.
Ленина,  вырабатывая  те  же  2,3  миллиона киловатт электрической мощности.
Отпадает  наконец угроза исчерпания энергетических ресурсов планеты, которые
отныне можно считать неиссякаемыми.

Огромные   возможности  мы  видим  в  нейтрид-конденсаторах  малых  объемов,
которые позволят накапливать громадную электроэнергию.

Изоляция  из  тончайших  нейтрид-пленок позволит легко получать и передавать
на  большие  расстояния  электрический  ток при напряжении в много миллионов
вольт.

Нейтрид   позволит   создавать  стойкие  против  всех  воздействий  оболочки
космических  ракет,  глубоководных кораблей и подземных танков, в которых мы
сможем  проникнуть  не  только  в  космический мир, но и в глубочайшие недра
своей планеты.

Можно  назвать  атомные домны и металлургические печи из нейтрида, могучие и
простые  станки  для  обработки  всех металлов, сверхпрочные штампы, буровые
станки, экраны от радиации, простые и дешевые синхроциклотроны...

Концентрат  энергии  (грамм  антиртути  при  соединении  с обычным веществом
выделяет  столько  же  энергии,  сколько  4000  тонн угля) можно доставить в
любое  место  Земли.  Можно  освободить  эту  энергию сразу или использовать
малыми порциями, постепенно, в течение долгого времени...

Человек  уже  почти  два  десятилетия обладает космической энергией атомного
ядра.  Но  только  теперь  ядерная энергия может быть применена везде так же
легко,  как  до  сих  пор  применялся  электрический  ток. Сочетая нейтрид и
антивещество,  нейтрид  и  расщепляющееся  горючее,  нейтрид  и термоядерное
горючее,  мы  овладеем  не  только безграничной энергией, но и безграничными
возможностями применения этой энергии..."



                         3. СНОВА НИКОЛАЙ САМОЙЛОВ

"Без  даты.  Мой  "дневник инженера" постепенно вырождается. Все реже и реже
вспоминаю  я  об  этих  тетрадях,  наскоро  записываю все события за большой
отрезок  времени  и  снова  прячу  подальше.  Дело в том, что он теряет свое
значение:  я  и  без  записей  помню  все,  что  было за эти три года. Такие
события не нуждаются в дневниках - они остаются в памяти навсегда.

Вот  уже  снова весна. Из окна виден Днепр с грязно-белыми пятнами льдин. На
улицах  ручьи  и  лужи...  Три  года  назад  молодой  специалист Н. Самойлов
загадывал:  вот приедет он сюда, в Днепровск, сделает великолепное открытие.
Или встретит лучшую женщину в мире и она полюбит его, или и то и другое...

Мечты  сбываются  не так прямолинейно, как загадывались, - гораздо сложнее и
интереснее.  Были  открытия  -  правда,  доля  моей  работы  в них не так уж
значительна. Такие открытия не делаются одним человеком.

Вот  насчет  любви  у тебя, Николай Николаевич, увы... Очевидно, потому, что
очень  уж  интересная  и напряженная работа выпала на твою долю. Ни времени,
ни  мыслей  не  оставалось.  А сейчас весна, свободное время, и вспоминаешь,
что  уже  третий  десяток  на  исходе,  что,  того и гляди, запишут в старые
холостяки...

Яшка  Якин - тот уже женился; причем явно по космической вспышке любви, а не
по  рассудку. Потому что на Оксане, бывшей лаборантке Ивана Гавриловича, той
самой,  что  звала  меня  не  иначе,  как  "дядя, достаньте воробушка", - по
расчету жениться нельзя...

Ох   этот   Яшка!   Он  может  броситься  в  горящую  лабораторию,  может  в
непроверенном  скафандре пойти в радиоактивные развалины, придумать смелые и
остроумные  идеи,  изобретать, но все это у него только, чтобы доказать, что
он  -  пуп  Вселенной,  что  мир вращается вокруг него! Не напрасно у нас на
курсе его прозвали: "Я в квадрате".

Сейчас  он  у  нас  на  заводе  делает  свои (свои!) нейтрид-аккумуляторы из
сверхтонких   пленок.   И  нужно  видеть,  как  ревниво  он  оберегает  свою
конструкцию от всяких изменений, предлагаемых заводскими инженерами.

А  впрочем,  что я к нему привязался? Человек делает дело - и делает хорошо.
В  конце  концов,  у  каждого  свой  стиль,  свои  противоречия...  И нельзя
требовать  от  других  того,  чего  ты  сам  еще  не достиг, а к чему только
стремишься.  Ты  часто  говоришь себе, что наука требует кристальной чистоты
мыслей  и  устремлений,  требует  отказываться от хорошего ради лучшего и от
лучшего  ради  прекрасного;  что  нельзя  творить  с завистливой оглядкой на
других.  А сам ты всегда придерживаешься этих прекрасных принципов? Нет. Ну,
так  и  нечего,  как говорил Марк Твен, "критиковать других на той почве, на
которой сам стоишь не перпендикулярно".

Нейтрид  и  антиртуть  постепенно  уходят  из  сферы  необычного. Антиртуть,
конечно,  опасна,  но  это  уже  понятая  опасность,  и  она не страшна. Все
мезонаторы  у  нас  на  заводе  вычистили  от  нее.  Собрали  граммов двести
антиртути;  в  стакане  это  было  бы  на  донышке,  а на самом деле столько
энергии   вырабатывает   за   полгода   Волжская   ГЭС:   девять  миллиардов
киловатт-часов...  Остатки  антиртути  на нейтридных стенках, которые уже не
смогли   вычислить  "методом  Якина"  (да-да,  это  официально  названо  его
именем!), выжгли осторожно, впустив разреженный воздух.

Вот   приду  после  отпуска  -  начнем  делать  специальные  мезонаторы  для
получения  антиртути. А потом и специальные приборы для получения нейтрида и
антивеществ без мезонаторов.

Следы  недавней  катастрофы постепенно исчезают. Стеклянный корпус института
демонтирован.   Оборудование,  даже  уцелевшее,  уничтожили  или  пустили  в
переплавку:  невозможно  проводить  точные  ядерные  исследования  там,  где
надолго  остались неустранимые следы радиации, нельзя использовать приборы и
оборудование, зараженные радиацией.

В  Новом  поселке,  неподалеку  от  нашего  нейтрид-завода, строятся корпуса
Института  ядерных  материалов  имени  профессора  И.  Г.  Голуба.  В  стену
главного  корпуса  вмонтируют плоскость - те самые кафельные плитки из стены
семнадцатой  лаборатории, на которых остался белый силуэт Сердюка. Это будет
лучший памятник им...

Впрочем,  мне  что-то  не  хочется  шевелить  прошедшее  -  отложим  это  до
преклонных  лет.  Лучше  подумать  о  будущем.  А  какое  громадное  будущее
нетерпеливо  ждет нас - голова кружится! И это будущее начнется скоро, почти
завтра,  потому  что  космическая  ракета  из нейтрида уже готова и начинает
проходить  испытания.  И  - парадоксально! - эта ракета безнадежно устареет,
едва  только  совершит  свой  первый полет по межпланетному простору, потому
что  на  смену  обычным  атомным  двигателям  придут  (и уже идут) предельно
простые  и исполински могучие нейтридные двигатели, работающие на антиртути.
Сколько  еще будет сделано и в Космосе, и на Земле! Машины из нейтрида будут
крушить  горы там, где они не нужны, и воздвигать их на более удобном месте;
мы  проникнем  в  глубь  Земли,  мы насытим Землю энергией, изменим ее лицо,
климат...

Три года прошло - а сколько сделано! Впереди еще почти вся жизнь!"



Сканировано по изданию:

Савченко Владимир Иванович

ЧЕРНЫЕ ЗВЕЗДЫ

Научно-фантастическая повесть

Рассказы

М., Детгиз, 1960. 248с. с илл.

Ретропредисловие - из т.3. "Избранных произведений" Савченко

Н.Новгород "Флокс" 1995г.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.