Z. Lo.

                           "РАСКОЛОТЫЙ КАМЕНЬ"

                              Книга первая.

                             "Одна за всех".


                      - Бежим!
                      - Ты что?!! Настоящие герои никогда не сматываются!
                      - Наоборот! Настоящие герои всегда сматываются вовремя!

                             из диалога двух космических полицейских,
                             пойманных в засаду бандой галактических пиратов.


                                    "Им не понять лесбийской любви,
                                    где нет власти и насилия одного над
                                    другим, а есть одна безбрежная нежность."

                                                            Виктория Токарева



    "Нова была красивой планетой, первой успешной земной колонией. Сейчас это
пустыня.  Целые  города  исчезли  с её лица, уничтоженные взрывами нейтронных
бомб. Нечего опознать. Нечего похоронить. Некого оплакать. Вторжение началось
внезапно.  Объединённые  силы Земли нанесли коварные удары по всей территории
планеты.  После них остались растерзанные тела. Крики женщин и детей о помощи
захлебнулись  в  плазменном  огне,  прожёгшем  их  плоть.  Мы  слышали  много
проповедей  о добродетелях прогресса и науки. Что хорошего от них, если целые
цивилизации разрушаются в мгновение ока?
    Тем  временем,  на  глубине  в  2  мили  под  поверхностью планеты лежала
сверхсекретная  военная  база, занимаемая элитной бригадой женщин-воинов. Они
ждали  своего  часа,  там  внутри  земли,  и  их  час  настал. "БОЕВЫЕ  ОСЫ",
вооружённые последними достижениями кибер-технологии и боевой техники наконец
появились  на  поверхности,  чтобы  восстановить справедливость, отомстить за
убитых и  повернуть ход войны в пользу оставшихся жителей Новы, боровшихся за
свою независимость от материнской планеты, которая уже предала своих детей, а
теперь собиралась их уничтожить"

                               Вступление из компьютерной игры "Power DOLLS",
                               по мотивам которой написана эта книга.


                    "Глава первая, в которой всё и начинается".

    - Ани,  вставай,  дурёха!  -  чувствительный  тычок  в бок вырвал меня из
объятий сладкого утреннего сна. - Проспишь всё на свете! Подымайся, засоня!
    Голос,  произнёсший  эти  слова  несомненно  принадлежал моей напарнице и
лучшей  подруге  Джулии Лэйберг по прозвищу "Задира", которая с утра пораньше
наловчилась  будить  меня  очень  оригинальным  способом, пиная своей ногой с
покрашенными  в  фиолетовый цвет ноготками на пальцах. Просыпаться мне ужасно
не  хотелось, ведь вчера Директриса, так мы зовём командующую бригадой Глорию
Флэйм,  устроила  нам  просто  безумные тренировки, гоняла нас на тренажёрах,
устраивала  сложнейшие  бои  в  "виртуали"  и  вообще  изгалялась  как могла.
Поэтому,  пробурчав  что-то  неразборчивое,  я  натянула  одеяло  на голову и
постаралась удержать ускользающий в рассвет сон.
    Шмяк!  На  этот  раз  удар  пришёлся по моей попке, которая всё ещё очень
болела  после  вчерашнего  падения  с  брусьев, по вине Задиры, между прочим!
Ну всё, дружба  дружбой, а совесть иметь надо! Не открывая глаз, я лягнула то
место,  где  по  моему  мнению  находилась  моя  мучительница. Нога попала во
что-то  мягкое,  наверное  в живот. Придушенный стон, донёсшийся до моих ушей
райской музыкой подтвердил эту догадку.
    - Ты  что,  Мечта?!!  Совсем  сбрендила?  Я, между прочим, хочу ещё детей
нарожать! - простонала Задира.
    "Мечта" - это  прозвище,  которое  девчонки из моего "крыла"  дали мне за
привычку  погружаться  в  раздумья  так  глубоко,  что требовалось что-нибудь
посильнее  простого  окрика,  чтобы  вернуть  меня  к  реальности.   Прозвище
прижилось  и  теперь  все  вокруг зовут меня "Мечтой". Кстати, моё полное имя
звучит  как  Хуан Кван Мей, что сразу указывает на то, что в моих венах течёт
древняя японская кровь земных самураев. Может поэтому я выбрала в своей жизни
путь  воина. Джулию прозвали "Задирой" за её непревзойдённое умение влипать в
разные истории, обычно заканчивающиеся  зверским мордобоем. Помню, как ещё до
перевода  в  бригаду  "БОЕВЫХ  ОС" она устроила дикий скандал в морском  баре
из-за  пролитого  ей  на  юбку  томатного  сока. Скандал перерос в потасовку,
причём  дрались  все  со  всеми  несмотря  на  возраст  и звание. Мне, как её
подруге,  пришлось  особенно  туго:  подбитый  глаз,  отбитые  почки и лёгкое
сотрясение  мозга  отправили меня на пару недель в местный военный госпиталь.
Хотя  троих  человек  я  всё-таки уложила. На соседние с моей койки. Потом мы
конечно  подружились  и  сейчас посылаем друг другу поздравительные открытки.
Вы спросите, почему я так легко отделалась? Ответ прост - в наших вооружённых
силах  служат  одни  женщины.  Это  наверное  потому,  что на Земле военные -
мужчины.  Хотя точно сказать не могу. Так ладно, пора просыпаться и встречать
новый день.
    С  трудом  разлепив  свои  сонные  глаза,  я  увидела согнувшуюся пополам
Задиру, которая хватала ртом воздух, держась за  свой животик. Удар получился
знатный.  Как  всегда из одежды ранним утром на ней был бюстгальтер и ажурные
трусики,  которыми  она  очень  гордилась. Задира заметила моё пробуждение и,
выпрямившись  как  пружина,  кинулась ко мне с очевидным намерением выбить из
меня  мой  ужин. Не на такую напала! Всего мгновение потребовалось мне, чтобы
соскочить  с  кровати  и швырнуть в неё своё одеяло. Пока она выпутывалась, я
отпрыгнула  на  середину  комнаты  и  приняла  боевую  стойку. Наконец Джулия
освободилась  и тоже подняла руки к груди, готовясь совершить свой знаменитый
бросок  через  голову.  Прожигая  друг  друга  взглядами,  мы  закружились по
комнате.  Наконец  она не выдержала и рванулась вперёд, только для того чтобы
встретить пустоту. А я завладела её лифчиком. Как легко снимать нижнее бельё,
когда  знаешь  за  что  надо  потянуть.  В  притворном  гневе Задира прыгнула
обратно, целясь ногами мне в голову. Хе-хе! Я спокойно поймала её за талию и,
уложив на пол, стянула с неё трусики. Тут же раздался протестующий визг и она
вывернулась из моих объятий. Сейчас мы оказались в одинаковом положении - обе
голые.  Терпеть не могу, спать одетой на шёлковых простынях, укрываясь такими
же  одеялами.  У  Директрисы  пунктик  в отношении своих подчинённых, и нашей
бригаде всегда достаётся самое лучшее.
    Теперь нами овладело игривое настроение, и мы принялись в шутку  дубасить
друг  друга чем попало. Наверное постороннему в этот момент показалось бы, по
крайней  мере  странным,  что  две  разгорячённые девицы гоняют друг друга по
комнате  в  чём  мать родила, хохоча при этом дикими голосами. Закончилось бы
все  это  наверное  в  одной  из  наших кроватей, если бы в нашу каморочку не
заглянула  Харди  Ньюланд или попросту Босса. Она является командиром боевого
дивизиона "БОЕВЫХ ОС" и подчиняется  только Директрисе. Увидав наши мордашки,
она  неодобрительно покачала головой и её белокурые волосы колыхнулись в такт
движению:
    - Отставить  девочки, - хрипловатым, но приятным голосом приказала Босса.
- Мигом  одевайтесь и марш в столовую. Через сорок пять минут Директриса ждёт
вас  в  комнате  совещаний,  форма  одежды - праздничная.  И  предвещая  град
вопросов с моей стороны: Мечта, она сама расскажет тебе обо всём, я ничего не
знаю.
    Босса  очень  строга,  когда дело касается военных действий, но на многое
неуставное смотрит сквозь пальцы. Вот как сейчас.
    Задира посмотрела на меня с весёлой усмешкой:
    - Что там задумала наша старушка?
    Это она о Директрисе.
    - Наверное продолжение вчерашних манёвров.
    - Чур с тобой! А зачем в праздничной одежде?
    - Чтобы наши остывшие тела класть прямо в могилы, не переодевая.
    За свой оптимизм я получила от неё шлепок по левой ягодице.
    - Задира! Как там твой живот? Ещё не  хочешь?!!
    - Мечта, иногда от тебя сплошное расстройство желудка.
    - Ладно  уж,  неженка. Давай одеваться, иначе останемся без завтрака.  Ты
знаешь этих оглоедок из технического.
    - Во-во, надо пошевеливаться. А то действительно придём мыть посуду.
    Через  пару  минут  мы были готовы. Уж что-то, а быстро одеваться за пять
лет  службы  мы  научились.  На  ходу  поправляя  свои  пилотки, мы с Задирой
помчались  в  столовую,  находящуюся  на  уровень выше. На повороте в главный
коридор  на  нас  налетела  Такасу  Нами  по прозвищу "Недотрога" из третьего
"крыла" боевого дивизиона.
    - Приветики, девчонки! Далеко спешим?
    - В столовую! Там уже весь завтрак съели! - на ходу бросила Задира.
    Я сосредоточилась на беге и не ответила.
    - Эй,  Мечта!  Неужели  ты  так  хочешь есть, что даже не ответишь мне? -
прицепилась Недотрога.
    - Отстань  от  неё, - заступилась  за  меня  Задира. - Человек может быть
будет есть последний раз в жизни.
    - В смысле? - изумилась Недотрога.
    - Ты  что  ещё  не  знаешь? - прикольщица  продолжала вешать лапшу на уши
- Директриса собирается сегодня продолжить вчерашние учения.
    - Да  ты  что?!! - попалась  Недотрога. - Тогда  действительно  поесть не
помешает!
    Добежав  наконец  до  дверей  в столовую, мы услышали раскаты просто-таки
истерического  хохота.  Значит  Улыбка  уже  там. "Улыбка" - это  прозвище Яо
Фей Лун, третьего члена моего "крыла". Своё прозвище она заработала за знание
гигантского  количества  разных  историй, по большей части жутко смешных и за
способность  рассказать их так, что расхохотался бы даже мертвец. До службы в
вооружённых  силах  Новой  Земли  она  училась  в  театральной  академии   на
факультете  сатиры  и  юмора.  Вот  и  теперь она, прикрывая наше отсутствие,
веселила всех находящихся в столовой. Пройдя, через плавно открывшуюся дверь,
мы увидели, как Улыбка, скинув туфельки, отплясывает что-то дикое на одном из
столов,  размахивая  при  этом  супной поварёшкой. Все присутствующие девушки
катались по полу, изнемогая от смеха. О еде никто и не помышлял. Заметив наше
появление  Улыбка  незаметно  подмигнула  мне и, исполнив напоследок какое-то
особенно замысловатое па, спрыгнула на пол, поклонилась и важно прошествовала
к  своему  месту.  Это  было  встречено  новым  взрывом эмоций. Пока девчонки
приходили в себя, мы успели набрать еды и присоединились к уже жующей Улыбке.
    - Спасибо, Улыбка, - поблагодарила я её. - Мы твои должницы.
    - Да  будет  тебе, Мечта, - небрежно отмахнулась она. - После того как ты
вчера  в "виртуали"  спасла  мою задницу от тех двух "сокрушителей" скорее уж
я сама у тебя в долгу.
    Я скромно потупила глаза, признавая её правоту. Вчерашний бой, тот самый,
был  последним  в  серии  виртуального тренинга, устроенного нам Директрисой.
Все  девочки  просто  валились  с  ног  от  усталости,  когда  надевали шлемы
"виртуали".  Нашему "крылу"  была  поставлена  задача прорваться  к топливным
складам  противника  и  уничтожить  их.  Сложность  боя заключалась  в охране
складов.  Три  несчастные  цистерны  стерегли  четыре средних танка  М43Т РБТ
"Бобр",  пять  М21Б УТ  "Сокрушитель", два робота типа "Саранча" и  один М58Т
РБТ "Тиранозавр Рекс".  В дополнение к салату с юга и севера стояли  две ВСРО
"Наблюдатель"  и  сканировали  местность на предмет неосторожных "БОЕВЫХ ОС".
Единственным  нашим преимуществом было то, что с юга к складам почти вплотную
примыкал  густой  кустарник,  а с северо-запада подбирался небольшой овражек.
Посовещавшись  мы  решили  сделать  следующее:  я  и  Задира  заходим с юга и
"вырубаем"  одного наблюдателя, а потом уничтожаем "Рекса", как самую опасную
единицу.  Создав  много  шума,  мы привлечём внимание остальных охранников. А
Улыбка  зайдя  с  северо-запада  прикончит  вторую  ВСРО  и  нападёт на обоих
роботов.  Далее  мы  растягиваемся  треугольником и начинаем кружиться вокруг
складов  по  мере возможности уничтожая их и выводя из строя охрану. План был
бы  неплох,  если  бы  мы были свежими. А на деле неприятности начались почти
сразу.  Навесным  огнём  из  ручного  гранатомёта  РГ51,  я накрыла сенсорную
установку  первого "Наблюдателя" и взорвала её. Однако у Задиры дела пошли не
так  гладко.  Противотанковая ракета ПТР35 вместо того чтобы насквозь прожечь
борт "Рекса", срикошетировала  и  только  перебила  правую  гусеницу и снесла
зенитный  пулемёт  на  башне.  Этот  факт  не  помешал  "Рексу"   моментально
развернуть  свою  120-миллиметровую пушку и залепить в нашу сторону разрывной
снаряд.  Даже  со  своего  места  я  увидела,  как  осколки высекают на броне
робокостюма  Задиры  яркие  искры.  Она  отпрыгнула  и  накрыла "Рекса" двумя
дымовыми  шашками, на время ослепив его. Пока она разбиралась с самым большим
танком,  в  её сторону двинулись два "Бобра" и одна "Саранча", ведя ураганный
огонь  из  пушек  и  пулемётов. Остальные "Бобры", два "Сокрушителя" и вторая
"Саранча" развернулись в моём направлении. Усталость наливала мои руки и ноги
неимоверной  тяжестью,  даже мозг был затуманен пеленой дрёмы. Неудивительно,
что  я  совершила  такую  глупую  ошибку:  вместо  того  чтобы   ударить   по
стремительно  приближающейся "Саранче", я задействовала ПТР15 на правом плече
и  послала  по  ракете в "Сокрушители", совершенно забыв о том, что пока цела
вторая  ВСРО  любая ПТР будет уничтожена зенитным пулемётом первого же танка.
Это  и  произошло.  Две  яркие  вспышки на миг ослепили меня, а потом граната
"Саранчи"  отправила меня обратно в кусты, из которых я вылезла в начале боя.
Я  отрубилась  на  пару  секунд,  но когда очнулась, то в голове удивительным
образом  всё  встало  на  свои  места.  Перед  глазами пылали красные строчки
повреждений:  пробита  нагрудная  броня  первого  и второго уровней, мощность
энергоблока уменьшилась на двадцать процентов, теперь я не смогу пользоваться
105-миллиметровой  пушкой,  при  падении  испортился  гранатомёт   РГ51.   Но
почему-то  я  нисколечки  не испугалась! Да, блин! Ни капельки! Моя "ОСА" всё
ещё  была  способна  прыгать,  работал  трёхмерный  радар,  а  автоматическая
винтовка  АВБ-1  с  бронебойными  пулями по прежнему была зажата в моей левой
руке.  Также  были  работоспособны  четыре  ПТР15. Пока я валялась в кустах и
проверяла  повреждения,  до  меня добралась "Саранча", которая уже нацелила в
голову  моей "ОСЫ" зенитный пулемёт. Моля свой энергоблок, чтобы он не заглох
в нужный момент, я подняла обе ноги, направив их на склонившуюся "Саранчу", и
задействовала прыжковый режим. Мощные струи пламени из четырёх сопел откинули
её  метров  на  двадцать,  превратив  в обугленный остов, и через пару секунд
взорвались  гранаты,  окончательно  уничтожив  грозного когда-то робота. Меня
силой  прыжка вдавило в землю по самую кабину, что и спасло от разорвавшегося
рядом осколочного снаряда, посланного одним из "Сокрушителей". Тем временем с
северо-запада  донёсся характерный хлопок 105-миллиметровой пушки, а вслед за
ним  раздался  оглушительный  взрыв  последней ВСРО. Вступила в бой Улыбка. С
трудом  выкарабкавшись из вмятины на земле, я осмотрелась по сторонам. Задира
добила-таки "Рекса",  и  он дымно пылал из-под нерассеявшейся дымовой завесы.
Сейчас  она  отбивалась  от "Саранчи",  умело прикрываясь её корпусом от двух
"Бобров",  которые никак не могли поймать её в свои прицелы. Меня охрана базы
по-видимому  посчитала  мёртвой и всей оставшейся мощью навалилась на Улыбку,
которая  двумя  ПТР15  разворотила башню ближайшего к ней "Сокрушителя". Видя
удаляющиеся  от  меня  танки,  я поняла что надо делать. Дослав ПТР15 в ствол
пусковой  установки,  я освободила захваты и выдернула ракету из ПУ. Проверив
напоследок  АВБ-1,  я  прыгнула  на ближайший ко мне танк. Моё приземление на
моторной группе "Сокрушителя" было полной неожиданностью для его экипажа. Для
задуманного  мне  хватило  двух  секунд,  и вот я снова оказалась в воздухе и
выпустила  короткую  очередь  в  оставленную  ракету.  Мощный  взрыв разорвал
"Сокрушителя" надвое,  не оставив людям внутри ни единого шанса выжить. Потом
происшедшее  запомнилось  кусками,  смешивающимися в причудливую мозаику. Вот
Задира  отстрелила ногу "Саранче" и та медленно рушится на землю, чтобы через
секунду  взлететь  на  воздух  от  сдетонировавших  гранат.  Вот  Улыбка   на
крейсерской  скорости  обежала  медленно разворачивающийся "Бобр" и всадила в
его  борт  снаряд  из  пушки.  Тот подумал несколько секунд и исчез в пламени
яркого  взрыва.  Вот  я отпрыгиваю от проносящейся рядом пулемётной очереди и
стреляю  в ответ. Мажу и опять отпрыгиваю. Снова Задира, выстрелом от "Бобра"
из  её  руки  вырывает гранатомёт. Она ставит завесу и забегает справа, чтобы
последней  ПТР35 прикончить наглеца. Потом я слышу голос Улыбки по внутренней
связи:
    - Мечта, когда я заманю "Бобров" к цистерне, стреляй!!!
    Она  выпускает  все  гранаты в их направлении и бежит к одной из цистерн,
потом мимо и начинает удаляться от поля боя. Последние М43Т разворачиваются и
едут  за  ней,  паля  из  пушек. Вот её накрыло разрывом, и у меня оборвалось
сердце.  Я  стреляю  из  винтовки  по цистерне, и оба танка исчезают в потоке
пламени  от  взорвавшегося  горючего.  Краем  глаза  вижу,  как  пошатываясь,
встает-таки  Улыбка,  но  на  неё с двух сторон уже мчатся два "Сокрушителя",
явно  намереваясь  раздавить  в  лепёшку.  Слышу  свой  дикий  крик: "Улыбка,
танки!!!".  Изо  всех  сил  прыгаю,  сбиваю  её с ног и, крепко сжав объятия,
качусь  с  ней  прямо в овраг. Сзади остаются три ПТР15, срезанные пулемётной
очередью  одного  из  "Сокрушителей"  и  гигантский  взрыв.  Потом  не  помню
ничего...
    ...Вот  Директриса  почему-то  орёт на меня благим матом, а вокруг бегают
девочки  из  других  "крыльев"  и  смеются,  целуя нас с Задирой и Улыбкой, и
весело  тормоша. Сон, наконец взял надо мной верх, но я успела подумать: "Что
же произошло?.." А действительно что???
    Смачный  подзатыльник  чуть  не  заставил меня ткнуться носом в тарелку с
супом. Добро пожаловать в реальность!
    - Опять  размечталась! - услышала я голос Задиры, и стала выкарабкиваться
из-за стола, чтобы дать ей в ответ.
    - Мечта, остынь! - вступила Улыбка. - Смотри, завтрак уже кончается!
    Я  оглянулась  по  сторонам.  Верно. Почти все уже доели и вылазили из-за
столов.  Пришлось мне спешно дохлёбывать первое, приперчённое подтруниваниями
подруг.  И  бежать  за ними в комнату совещаний, где собралась вся бригада от
мала до велика. Наверное сегодня будет что-то большое.
    Первое,  что  мы  услышали  войдя  в  битком  набитый  зал,  была  жаркая
перебранка между Директрисой и Боссой.
    -...то,  что  вчера устроила эта глупая девчонка было просто недопустимо.
Я не позволю, чтобы такие вещи случались в моей бригаде!!! - красная как рак,
кричала Директриса.
    - Эта  девчонка  спасла  своё "крыло"  и  они смогли завершить миссию. Её
поведение  достойно  высшей  оценки!!! - не  менее красная, Босса кричала ещё
громче.
    - Скажи  спасибо,  что  эта  была "виртуаль",  а  не реальный бой. Я даже
представить боюсь, что могло бы случиться!!! - продолжала Директриса.
    Тут  мы  втроем  протолкались в первый ряд, и я спросила у Сельмы Шиил по
прозвищу "Профа":
    - Профа, почему такой сыр-бор?
    Она смерила меня странным взглядом и, улыбнувшись ответила:
    - Да вот, обсуждают твой вчерашний последний бой в "виртуали".
    - Мой бой? - удивилась я.
    Чем, конечно, привлекла внимание Директрисы.
    - А-а-а!  Явилась,  не  запылилась! - накинулась она на меня. - Ты что же
чертовка вытворяешь?!! Забыла где  служишь?!!  Решила  из "БОЕВЫХ ОС" сделать
"БОЕВЫХ  КЛОУНОВ"?!!  Распрыгалась - понимаешь - тут!!! После собрания, чтобы
явилась в мою комнату!!! Это - приказ!
    Ничего  не  понимая,  я выдавила из себя невнятное "есть" и спряталась за
Задиру.  Такую  Директрису  я  ещё  не  видела.  Она прожгла взглядом на моём
костюме  две  дырки,  потом  отвернулась и залпом выпила стакан с газировкой,
стоящий  на  столе.  Босса,  наоборот, улыбалась смотря на меня и подмигнула,
встретив мой недоумённый взгляд. По комнате пронёсся тихий ропот удивления, в
котором  я уловила сочувствие к моей персоне. Видимо все они видели вчерашнюю
"виртуаль"  и  спрашивали  себя  почему  Директриса  так  сильно  наезжает на
бедняжку  Мечту. Однако наша командирша не обратила на это никакого внимания.
Она  похлопала  в  ладоши,  чтобы  восстановить  тишину,  а  потом,  выдержав
эффектную паузу, начала говорить.
    - Я  собрала  вас  сегодня  в  этом зале, потому что произошло одно очень
важное событие, которое касается всех без исключения.
    При этом  она так посмотрела на меня, что стало ясно: будь её воля - быть
мне исключённой. Директриса тем временем продолжала:
    - Вот  уже целый год идёт война за независимость Новы против Объединённых
Наций Земли. Наше командование создало эту бригаду в качестве сверхсекретного
проекта для того, чтобы иметь резерв как раз на случай такой войны. Каждый из
вас  попал  в неё из-за выдающихся способностей в своей специальности. Однако
когда  война  началась,  то  нам  запретили  вступить  в  неё, желая обойтись
обычными  силами. Я знаю каким ударом стал тот приказ для нас всех. Позавчера
вечером я получила новые указания относительно "БОЕВЫХ ОС".
    Я заметила, как засияли её глаза от еле сдерживаемого торжества.
    - Кричите "ура", девчонки!!! Нам разрешили начать боевые действия!!!
    Комната  совещаний  буквально  взорвалась от воплей. Мы орали от радости,
подбрасывали  в  воздух  пилотки и обнимались. Наконец-то кончилось тягостное
ожидание!  Нас ждёт настоящее дело, к которому мы так долго готовились!! Буря
счастья  стихла  нескоро.  Когда  мы  вдоволь  накричались   и   напрыгались,
Директриса снова похлопала в ладоши и сказала:
    - Через  три  дня  мы  перемещаемся  на передовую в район Большой Равнины
на Малом континенте Фертилия. Сегодняшний день разрешаю считать праздничным и
выходным.  В  шесть  часов  вечера  в  столовой  будет проведена вечеринка. С
завтрашнего дня, начнём готовиться к переброске на место ведения боёв. В 9.00
Босса  проведёт  в своей комнате инструктаж с командирами "крыльев". Худышка,
ты  должна  будешь  подготовить  полный  отчёт о состоянии материальной части
"Огненной  метели"  и  готовности  к  перевозке.   При   наличии   каких-либо
неисправностей,  незамедлительно устраняй. Худышка, так мы называли командира
дивизиона  ракетной  поддержки  "Огненная  метель" Аду Монтани за необычайную
худобу,  что  в  сочетании  с  маленьким  ростом делало её похожей на изящную
статуэтку из слоновой кости, обиженно фыркнула:
    - Директриса, ты  помнишь  хоть  одну проблему, возникшую с тех пор как я
стала командовать "Огненной метелью"?
    - Нет.  И  надеюсь,  что  так и будет впредь. Завтра жду твоего отчёта. -
секунду  помедлив, Директриса продолжила. - Теперь ты, Айси, переброска будет
производится  по  воздуху,  поэтому  нам  понадобятся  все  твои  "дельфины".
Количество перевозимых боевых единиц и всего прочего определим позже.
    Айси,  она  же  Элиола  Игнатьева,  командир воздушного дивизиона "Адские
гончие",  задорно  тряхнула  роскошной  гривой  белоснежных  волос с беспечно
надвинутой пилоткой и пальцами показала "о'кей".
    - Очень  хорошо. - улыбнулась ей наша командирша. - Технический дивизион!
    - Присутствует,  -  ответила   Сибилла   Андерсон  по  прозвищу "Музыка",
командир "Тихой бури".
    - Завтра  начнёшь  проверять  состояние  наших складов. Работать будешь в
сотрудничестве  с  командирами  всех  остальных  дивизионов.  Также  выберешь
девочек,  которые  останутся на базе. Вопросов нет? - Обратилась Директриса к
комдивам. Вопросов ни у кого не возникло. Да и какие могли быть вопросы, если
состояние  всех  наших  дивизионов можно было описать двумя словами - "всегда
готовы".
    Пока  большое  командование  решало  свои  проблемы, мы занимались своими
делами:  обсуждали  новость  о задействовании "БОЕВЫХ ОС" в войне, удивлялись
глупости  командования силами самообороны Новы; кто-то тратил силы на обычные
неурядицы. Вон, командир третьего "крыла" "Ночных призраков" Мафиль Хатхи или
"Лисица" отчитывала за что-то "Золушку" Алису Нокс. Золушка смущённо теребила
в своих руках голубую лейтенантскую пилотку и пыталась оправдаться, но у  неё
это не получалось. Кстати, "Ночные призраки" - это мы, боевой дивизион. А вот
стоят  несколько  девушек  из технического и, потягивая трубочками газировку,
неторопливо  обсуждают,   что   получится,   если   оболочку   снарядов   для
105-миллиметровой "Хлопушки"  сделать тоньше и увеличить вес боевой части. На
"камчатке" уже  раздавались  приглушённые  взрывы  смеха,  там сидела Улыбка.
Задира  убежала  к  Рите Молин по прозвищу "Снежная королева", и теперь они о
чём-то  таинственно шептались, то и дело бросая взгляды в мою сторону. Ну а я
просто  сидела  и  слушала  весь  этот гам, такой родной и близкий мне. Потом
голос  Директрисы  объявил окончание совещания, и я вспомнила о том, что надо
идти к ней в комнату "на ковёр". Тут в поле моего зрения плавно вплыла чья-то
юбка, я подняла глаза и увидела стоящую передо мной Боссу.
    - Пойдём, Мечта. Мне тоже интересно послушать, что она тебе скажет.
    - Ты знаёшь почему Директриса так взъелась на меня? - спросила я.
    - Конечно знаю, потому и иду с тобой, - ответила она.
    Комната  совещаний  к  этому времени уже опустела, и переливающийся гомон
голосов  теперь  растекался  по  всей  базе.  Выйдя в коридор, я оглянулась в
поисках Задиры, но её уже нигде не было. Мне ничего не оставалось делать, как
пойти вслед за Боссой в комнату Директрисы.
    Директриса  жила  двумя  ярусами ниже комнаты совещаний, поэтому я успела
изрядно  поволноваться, пока мы наконец не добрались до двери с табличкой "Г.
Флэйм.  Перед входом стучать". Помню, как однажды Задира, явившись с дежурным
докладом  по "Ночным призракам",  вошла  не постучавшись и застала Директрису
занимающуюся гимнастикой. Вроде ничего такого в этом не было, если не считать
того факта, что на той не было ни клочка одежды, кроме ленточки заплетённой в
волосы. Директриса устроила жуткий скандал, после которого Задира пару недель
шарахалась  от  неё  как  от  зачумлённой.  Самым  удивительным  было то, что
Директриса  бушевала  не по поводу пикантного положения, в котором застала её
Задира,  а  по  поводу того, что та вошла не постучавшись. Так мы узнали, что
наша  строгая  начальница,  действительно  строгая,  когда дело доходит до её
указаний,  но кроме этого женщина очень широких взглядов и многое понимающая.
Мне  пришлось  тряхнуть  головой,  чтобы  прогнать  это воспоминание. Затем я
постучалась и, дождавшись разрешения, вместе с Боссой вошла в комнату.
    Директриса  сидела в своём любимом чёрном кресле, закинув ногу на ногу, и
грызла яблоко.
    - Садись,  Мечта, - сказала  она,  не поднимая глаз, и кивнула на кресло,
стоящее напротив неё. - Разговор будет долгий.
    - Минутку, Глория, прежде чем ты начнёшь мылить шею Мечте, я хочу кое-что
попросить, - вмешалась Босса.
    Директриса удивлённо подняла глаза и перестала жевать яблоко:
    - А  ты  что  здесь  делаешь? - буркнула  она.  -  Кажется тебя  никто не
приглашал.
    - Да  вот походила мимо, вижу - стоит Мечта, пригорюнилась. Ну я и решила
зайти послушать.
    Я открыла рот и собиралась ляпнуть, что это не так, но Босса была начеку.
Как  бы  невзначай  она  так наступила мне на ногу, что я поперхнулась своими
несказанными  словами.  Она  же,  как  ни  в  чём не бывало уселась в кресло,
предложенное мне и уставилась на Директрису смеющимися глазами.
    - Так  вот, дорогая Директриса, я хочу чтобы ты спокойно объяснила Мечте,
почему ей придётся получить взбучку. Настоящую причину.
    Тут  Директриса  сделала  то,  что  я  меньше  всего  от неё ожидала. Она
смущённо покраснела и стала запинаться.
    - Ну, кхе-кхе, как бы это сказать... - промямлила она.
    - Да как есть, так и говори, - продолжала наседать Босса.
    - Это... ну ты знаешь... - Директриса явно потеряла почву под ногами
    - Да  знаю  я,  знаю, - не выдержала Босса. - А теперь и Мечта тоже хочет
это узнать.
    Я  ничего подобного не хотела и снова открыла рот, чтобы сказать об этом,
но  Босса  так  на  меня  взглянула, что рот захлопнулся сам собой. Она снова
посмотрела на Директрису.
    - Ну  что  же  ты,  Глория,  Мечта  ждёт  твоих  объяснений.  Ведь  будет
справедливо,  если  она  узнает  за  что её раскатают по стенке. Так сказать,
подсласти ей пилюлю.
    На  лице  Директрисы  отражалась  борьба,  которая  шла  внутри  неё.   Я
чувствовала  себя  ну  очень  неуютно  и собралась уже сделать ноги, но Босса
заметила моё движение и пресекла намерение в корне.
    - Цыц!!! - рявкнула  она,  и я застыла на месте. - Всё же, Директриса, ты
будешь говорить или мне самой рассказать как было дело?
    На  лице  Директрисы  появилась уже не растерянность, а настоящая паника.
Видно  случившееся в прошлом было чем-то таким о чём она вспоминать старалась
как можно реже.
    - Знаешь  что,  Мечта, - решилась наконец она. - Я тут подумала и решила,
что  ты  неплохо  провела  вчерашний  бой  в "виртуали",  поэтому  у меня нет
причин,  чтобы  задерживать  тебя  в  своей  комнате.  Ты  можешь идти. Давай
забудем, что у нас были какие-то размолвки.
    От  неожиданности у меня пропал голос и способность двигаться. Зато Босса
быстро поднялась из кресла и деловито вытолкала меня за дверь.
    - А  мне  надо  ещё сказать пару слов Глории, - хмыкнула она и захлопнула
перед  моим  носом  дверь.  Тупо  глядя  на  табличку "Г. Флэйм. Перед входом
стучать",  я  стояла  и  ничего  не  могла  понять.  Тут из комнаты донеслась
какая-то   подозрительная   возня   и   неразборчивые   восклицания.   Упало,
перевернувшись  кресло. В целом, это напомнило мне наши с Задирой разборки и,
если это действительно так, особенно в конце, то мне не стоит их сейчас
беспокоить.
    Вернувшись  в свою комнату, я застала Задиру, копающуюся в своём шкафчике
и  Снежную  королеву,  которая сидела на моей кровати и насвистывала какую-то
мелодию.  Обернувшись  на шелест открывающейся двери, Задира с громким стуком
захлопнула шкафчик.
    - Ой!  Это  ты, Мечта? А что, Директриса уже?.. - затараторила она. Вид у
неё  был  такой,  какой бывал, когда она надевала моё нижнее бельё, а я её на
этом ловила.
    - Вот именно! Уже! - объяснять я ничего не хотела, поскольку сама ни фига
не понимала. - А что ТЫ делаешь?
    - Извините,  подружки, - произнесла, вставая с кровати, Снежная королева.
- У меня есть кое-какие дела в гараже.
    За сим, она удалилась, грациозно покачивая бёдрами и задрав нос. Как есть
Снежная королева, только пажей не хватает.
    Проводив  её  взглядом, мы с Задирой от души расхохотались. И я решила не
допытываться у неё, что она прятала, ведь сегодня такой день!
    Остаток  которого до 18.00 у меня прошёл в приготовлениях к вечеринке. На
свет  появились  вещи,  которыми  я  пользовалась не столь часто, как скажем,
своим  парадным  военным  костюмом.  Это  были  восемь моих вечерних платьев,
коробочка  с  фамильными драгоценностями, пять пар любимых туфелек, кое-какая
косметика  и аксессуары. Всё же не каждый день у нас случаются вечеринки, тем
более  перед  отправкой  на  войну.  После  долгих размышлений, я решила-таки
выпендриться.  Отодвинув  в  сторону  все  свои  вещи,  лежащие на кровати, я
полезла в глубину своего шкафчика и извлекла оттуда старый пыльный кейс с ещё
более старым цифровым замком. Задира не раз пыталась выведать, что хранится в
этом  кейсе,  но я так и не раскололась. Сегодня настал день использовать то,
что  хранилось  в  этом  дипломате. Набрав шифр на замке, я осторожно подняла
крышку  и,  в  который уже раз, с замиранием сердца посмотрела на содержимое,
предсмертный  подарок моей бабушки, сделанный мне пять с половиной лет назад,
в  день  окончания университета. Откуда у неё появились деньги на это я так и
не  смогла  узнать.  А  деньги  на  этот подарок ушли немалые. В кейсе лежало
платье  изготовленное из шкурок драко, это такие маленькие ящерки обитающие в
дремучих  лесах Большого континента Фертилия. Платье было чёрного цвета, а на
свету  начинало переливаться глубоким фиолетовым сиянием. Оно было необычайно
лёгким  и  удобным.  Но  главным  достоинством  таких  платьев  считалась  их
способность принадлежать только одной женщине, проще говоря, никто кроме меня
не  смог  бы носить его. Почему так получается я не знала, но по слухам, если
платье  надевалось  другой  женщиной,  то  она  чувствовала  себя в нём очень
неуютно.
    Моё  было  сшито  на  старинный классический манер, оставляющий открытыми
плечи,  но  спускающийся  почти  до  самых  щиколоток.  Рядом  с  платьем   в
специальных  зажимах  лежали  две  чёрные  серёжки из вулканического стекла с
застывшими  внутри  пузырьками  воздуха, которые при попадании света начинали
сиять  как  маленькие  звёздочки.  Потом  было прекрасное ожерелье из чёрного
жемчуга,  который  можно  достать  только на Земле. Маленькое алое колечко из
переплетённых  паутинок больших мохнатых пауков, обитающих на Острове Стринг.
И  в  довершение  этих  великолепных изделий чёрная заколка с чёрным же пером
рыбы-петуха.  Правда  без соответствующих туфелек этот набор был бы испорчен,
поэтому  имелись  и туфельки. Из мягкой чёрной замши с рубиновыми застёжками.
    Поскольку  Задира  убежала по каким-то своим делам, я решила не ждать её.
И  стала  аккуратно  облачаться  в  платье  из  шкурок драко. Покончив с этой
процедурой,  я  уселась  перед  большим  зеркалом,  начав  делать  макияж. По
прошествии  двух часов, со вздохом облегчения, отложив в сторону кисточку для
нанесения  румян,  я  посмотрела  на  незнакомую  красавицу   в   зеркале   и
усмехнулась.  Осталась  самая  малость.  Бережно  достав  из  кейса жемчужное
ожерелье,  я  одела  его  себе  на  шею и защёлкнула крохотный замочек. Потом
настал  черёд  серёжек  и они заняли свои места в моих ушках. Наконец заколов
волосы  заколкой  с  пером,  я  обулась  в  замшевые туфельки, став полностью
готовой  к  выходу в свет. Собрала свои вещи, сложила их и спрятала туда, где
они  лежали.  Убрала  также  и  старенький кейс. Потом я встала и походила по
комнате, пробуя туфельки. Они прекрасно сидели на моих ногах, нигде не жали и
не хлюпали.
    "Однако,  где  же  Задира, - подумала я. - Времени уже три часа, а её всё
нет. Интересно, она вообще собирается на вечеринку?"
    Тут в коридоре послышался дробный перестук каблучков в неповторимом стиле
моей  подруги, и она сама, чем-то донельзя довольная появилась в дверях, неся
огромный  пакет  чего-то неизвестного. Когда её взгляд встретился с моим, она
чуть не уронила свою ношу. Узнать меня, она узнала, но явно не могла поверить
своим глазам.
    - Ух ты!!! - наконец выдохнула она. - Мечта, да ты ли это?!!
    - Угадай с трёх раз, - предложила я.
    - Значит  всё-таки  ты. Откуда у тебя эти чудеса? Никогда бы не подумала,
что моя скромная подружка, на самом деле подпольная миллиардерша.
    - Да  что  ты,  Задира!  Это  подарок  от  моей  бабули  ко дню окончания
университета.
    - Ого, оказывается это она - миллиардерша.
    - Чего  не  знаю,  того  не  знаю, - сокрушённо вздохнула я. - Бабушка не
захотела объяснять, как она смогла достать всё это.
    - А поносить не дашь? - завистливо спросила моя напарница.
    - Да  я  бы  с удовольствием, но ты прекрасно знаешь, что такое платье из
драко, а без него драгоценности не смотрятся. Ведь они подбирались специально
друг для друга. Если у тебя есть своё, похожее, то пожалуйста бери.
    Задира  знала об этом, но всё равно сникла. Я понимала её. Каждая женщина
мечтает  обладать  подобным  набором.  Впрочем,  сколько  я  знаю Джулию, она
никогда  не  гналась  за  супермодной  одеждой и дорогими побрякушками. Вот и
сейчас она расправила длинные золотистые волосы, произнеся:
    - Помнишь,  Мечта,  как  я  всегда говорила: не одежда красит человека, а
человек  одежду.  Завидую  я тебе, даже эти сокровища, ты умудряешься сделать
ещё прекраснее.
    Я была очень польщена её словами.
    - Спасибо за комплимент, Задира. А теперь как насчёт тебя самой. До шести
часов осталось всего ничего, а ты даже не начинала готовиться.
    - Ничего, успею. Тем более, что ты мне в этом поможешь, не так ли?
    - Конечно. Кстати, а что у тебя в пакете?
    - А вот не скажу! Узнаешь позже.
    Она  показала  мне  язык  и  затолкала  свой секрет в шкафчик. "Позже так
позже", - пожала  я  плечами.  Тем  более, что приготовить Задиру к вечеринке
было  непросто.  Пока  она  мылась и наряжалась, прошло полтора часа. Поэтому
макияж  ей  прошлось делать в страшной спешке. Когда я закончила было уже без
пятнадцати шесть. Я страшно волновалась, что мы опоздаем, но Задира выглядела
на удивление спокойной. Неторопливо осмотрев себя в зеркале, она улыбнулась и
похвалила  меня за работу. Надо сказать, что получилось очень недурно. У меня
был  талант  на  подобные  дела,  после университета мне все советовали пойти
работать  в  шоу-бизнес,  но  я  выбрала  службу  в  силах  самообороны  и не
прогадала.
    Когда  мы  вышли  из  комнаты,  оставалось  всего  пять  минут до начала.
Опаздывать  всегда  считалось  у  нас  дурным  тоном, но у Задиры была плохая
привычка  всегда  заявляться  в самый последний момент. И мне как её подруге,
приходилось  волноваться  больше  всего.  Добежав,  наконец  до  столовой, мы
изрядно  запыхались.  Шумно ввалившись внутрь, мы увидели, что все уже сидели
вокруг  импровизированной  танцплощадки  и  собирались  слушать   Директрису,
которая  должна была выступить со поздравительной речью. Те, кто оглянулся на
наше  появление,  разинули рты, увидев меня. Директриса стояла лицом к нам и,
естественно,  заметила  нас  первой. Она, вроде бы, ничуть не удивилась моему
виду, только заметила, несколько язвительно:
    - Задира,  ты  со своей подругой как всегда вовремя. Мечта, я очень рада,
что ты всё ещё способна удивлять меня своими возможностями. Занимайте быстрее
свои места и постарайтесь больше не мешать мне.
    Однако  получилось  это не так быстро. Как только все девчонки разглядели
меня  получше,  по  столовой  прокатился гул восхищённых восклицаний. Пока мы
искали  свободное  место,  я  замучилась  отвечать  на  вопросы типа: "Мечта,
где  ты  достала  свой  наряд?".  И  ещё мне показалось, что когда Директриса
скользнула  по  мне  взглядом  во  второй  раз,  в её глазах зажёгся странный
огонёк.  Но  как  раз в этот момент, я споткнулась и едва не села на колени к
Снежной королеве. Та испуганно вздрогнула и сказала:
    - Слушай,  Мечта,  ты  конечно  похожа на принцессу на горошине, но увы я
не твоя кровать!
    - Прости, Снежная. Я малость волнуюсь. Сегодня такой вечер!
    - Извинения приняты. Можешь идти дальше, но будь внимательней.
    Наконец  мы,  с  Задирой  добрались  до незанятых стульев и с облегчением
уселись  на  них.  Теперь внимание всех присутствующих вновь было обращено на
Директрису.  Она  откинула со лба непослушную, цвета воронова крыла, чёлку и,
откашлявшись, начала:
    - Все  вы  знаете  причину,  по  которой  мы  собрались  сейчас вместе. -
Прокатился  по  столовой  её  звонкий голос. - Наконец-то наша бригада сможет
начать  выполнять  свой  долг  перед  планетой,  ставшей нашей Родиной, перед
людьми,  которые  сделали её нашим домом. Год войны. За это время мы потеряли
две  трети  Новы.  Захватчиками  оккупированы  Большой  континент   Фертилия,
значительная  часть  Арктики, Остров Стринг. Я знаю, что у каждой из вас есть
свои счета к тем, что принесли сюда пожар ужасной войны. Теперь мы имеем шанс
показать,  что наша подготовка не прошла даром, что "БОЕВЫЕ ОСЫ" были созданы
не  зря.  Я верю, что ненависть к напавшим на нас людям с Земли даст вам силы
сражаться  до последней капли крови. Я верю - настанет день, когда Нова вновь
будет  мирной  и  процветающей.  По  традиции,  я  должна  поздравить  вас со
вступлением  в войну, но разве это повод для поздравлений? Мы идём убивать, и
можем погибнуть сами. Поэтому просто скажу. - Тут она вскинула вверх сжатую в
кулак руку. - ОДНА  ЗА ВСЕХ!
    - И ВСЕ ВМЕСТЕ!!! - Дружно ответили мы, вскакивая со стульев и отвечая на
её салют.
    Директриса  опустила  свою  руку  и спустилась с танцплощадки. Её роль на
сегодня  была выполнена. Кому-нибудь покажется, что она сказала мало и плохо,
но  это  не  так.  Я  не могу сосчитать, сколько раз мы обсуждали войну, наше
бездействие  и  тот день когда сможем начать сражаться. Она знала, что именно
отняла у каждой из нас эта жестокая война, а мы знали, что в Ангел-сити у неё
жили  две  дочурки  пяти  и трёх лет. Теперь на месте некогда величественного
города  лежали  безжизненные развалины. Нет, Директриса сказала нам многое. И
мы её поняли.
    Тем  временем  Музыка  добралась до своего музыкального пульта (она у нас
была  ди-джеем),  и  по  столовой  разнеслись  нежные  звуки вальса. Вместе с
остальными  девчонками,  я  расставила  стулья вокруг столиков с закусками, и
совсем  уже  приготовилась  что-нибудь  попробовать,  как  вдруг  возле  меня
возникла Босса:
    - Привет, Мечта, отлично выглядишь! - улыбнулась она. - Пойдём потанцуем.
    - Но  я  хотела  бы подкрепиться, полдня ничего не ела, - попыталась было
отказаться я.
    - Да  будет тебе! Весь вечер впереди! - Босса решительно схватила меня за
руку и потащила на танцплощадку. - Давай обновим твой костюмчик.
    - Ну  ладно,  если  ты  настаиваешь... - Я  задорно  тряхнула  головой  и
обхватила  её за талию, решив, что этот танец вести буду я. Поймав момент, мы
закружились  в  завораживающей  круговерти  стремительного   вальса.   Вскоре
окружающее  нас  пространство слилось во вспыхивающий разноцветными огоньками
фон.  Я  смотрела  на  раскрасневшееся  лицо Боссы и продолжала кружить её по
площадке.  Она  танцевала  просто  прекрасно, но в классических танцах я была
самой  лучшей.  Это  ещё  одна причина, по которой все мои родные прочили мне
карьеру звезды в шоу-бизнесе.
    Мы  настолько  увлеклись нашим танцем, что не заметили как оказались одни
на  танцплощадке.  Все  остальные  стояли и смотрели, как мы, круг за кругом,
проходим,  нет,  пролетаем  по  ней,  не ощущая ничего, кроме полной гармонии
своих  движений  и окружающей нас музыки. Когда она стихла, раздались громкие
аплодисменты  и  восторженные  восклицания.  Так  наши  подруги выражали своё
восхищение увиденному. Я послала воздушный поцелуй Задире, которая уже успела
прихватить  с  одного из столиков ананасовый сок и теперь неспешно потягивала
его,  глядя как мы с Боссой развлекаем присутствующих. Она махнула мне рукой,
приглашая  к  ней  присоединиться.  Кивнув  ей,  я  обернулась к Боссе, чтобы
сказать об этом, но она успела первой:
    - Великолепно, Мечта! - переводя дух, произнесла она. - Я даже запыхалась
немного. Ух! Теперь и подкрепиться не грех.
    - Отличная идея, Босса, - ответила я. - Меня уже зовёт Задира.
    - А я, пожалуй, пойду поищу Директрису.
    С  этими  словами,  она  спустилась  с  площадки, на которой мы стояли, и
направилась  к  группе,  в  которой  слышался  голос  нашей   командирши.   Я
повернулась  и поспешила к столику, где уже сидела моя подруга и с увлечением
поглощала  огромный  многослойный бутерброд. Как видно, она тоже хотела есть.
Заняв стульчик напротив неё, я придвинула к себе здоровенный стакан с соком и
такой же как у Задиры бутерброд.
    Она подняла на меня свои улыбающиеся глаза и сказала с набитым ртом:
    - Это  было  красиво... ам-ням... Смею  надеяться, что следующий танец ты
подаришь мне... ням-ням.
    - Жди!  -  ответила  я  и  откусила  порядочный  кус от бутерброда. - Вот
только...  хрум-хрум...  немного  поем.  Следующие  пять  минут,  мы   дружно
уничтожали  содержимое своих тарелок и стаканов. Наконец я управилась с едой,
и Задира тут же направилась в сторону танцующих, ведя меня за руку.
    - Эй, погоди! Дай хотя бы дожевать! - слабо  сопротивлялась  я, но она не
обращала  внимания. А тут Музыка включила танго, и мне пришлось начать танец.
Конечно сравниться с Боссой Задира не могла, но тем не менее у нас получилось
весьма  и  весьма  неплохо.  Когда  она  замерла в моих объятиях, с последним
аккордом  мелодии,  то  шепнула мне на ухо: "Повезло мне с подружкой, правда,
Мечта?"
    - Мне  тоже, - ответила  я ей и чмокнула её в щёку. Она мило покраснела и
поцеловала мня в ответ.
    Следующие  три часа оказались наполненными бесконечными танцами, смехом и
шутками.  Директриса  устроила множество маленьких конкурсов, и я даже смогла
победить  в  одном из них, за что получила симпатичный серебряный кулончик на
цепочке.  Задира проявила большую сноровку и, в конце концов, была награждена
малахитовыми  серёжками-звёздочками  и  новыми  кожаными перчатками к боевому
костюму, украшенными эмблемой нашей бригады.
    О  делах  никому  вспоминать  не  хотелось,  даже  обычно серьёзная Профа
расслабилась и почти не сходила с танцплощадки. В укромном уголке, где стояли
несколько  диванчиков,  сидела  Улыбка в окружении благодарных слушательниц и
рассказывала очередную историю из своего неистощимого арсенала.
    Когда  большие  часы,  висевшие  над входом в столовую, показывали десять
минут  десятого Задира куда-то исчезла, не сказав ни слова. Правда ко мне тут
же  подсели  Босса,  Недотрога,  Айси и Золушка. Босса за всех попросила меня
рассказать  о  моем  наряде. Поэтому в следующие полчаса, я перессказывала им
своё  окончание  университета  и  прощальную  вечеринку, на которой произвела
настоящий  фурор,  рассказала  о  подарке  своей бабушки и о своей радости по
этому  поводу.  Не  рассказала  только  о  том,  что через неделю после этого
пассажирский  космолёт,  на  котором  она  возвращалась на Землю разбился при
посадке  при  таинственных  обстоятельствах. Управление космопорта отказалось
комментировать  происшедшее,  дело почему-то быстро замяли, а у меня появился
ещё один счёт к землянам. Потом наш разговор плавно перетёк на более приятные
мелочи.  Закончилось тем, что Золушка попросила рассказать о том, как сделать
такой  же  макияж  как  и  мой.  Пока  я  растолковывала  ей эти премудрости,
остальные  ушли  танцевать.  Минут  через  десять вернулась Недотрога, слегка
отдуваясь,  она  уже  напрыгалась  под  что-то  тяжёлое.  Музыка,  в смысле -
Сибилла, не страдала комплексом поклонения классическим произведениям.
    - Мечта, - обратилась ко мне Недотрога. - Музыка сейчас врубит что-нибудь
медленное,  она  звала  тебя.  Ты ведь любишь подобные штучки. Ох! А мне надо
передохнуть, слишком много выпила газировки.
    - Но я ещё не всё рассказала Золушке, - ответила я.
    - Ой, Мечта! Пойдём! - произнесла молчавшая до этого Золушка. - Мне очень
хочется  потанцевать  с  тобой! А то моя голова уже не выдерживает всех твоих
наставлений, закончишь в другой раз.
    - Нет  проблем!  Вперёд! - сдалась  я. И  через  минуту  уже кружила её в
быстром вальсе.
    - Когда-нибудь  я  тоже  научусь  танцевать так же, как и ты, - вздохнула
она, в очередной раз наступив мне на ногу. - Ты уж прости меня, Мечта.
    - Ничего  страшного,  -  усмехнулась  я  ей.  -  Я  была  ещё хуже, когда
начинала.  Просто  расслабься  и отпусти своё тело. Оно само сделает всё, что
надо.
    Как  ни  странно, она послушалась меня, и концовка получилась не хуже чем
с Задирой.
    - Вот  видишь, - сказала я, когда мы спускались с площадки, направляясь к
одному из свободных столиков. - Ничего сложного нет.
    - Тебе  легко  говорить, Мечта. Ты вон как танцуешь! - немного завистливо
ответила мне Золушка. - А надо мной смеются.
    - Я  над  тобой никогда не смеялась, - вскинулась я. - И если ты имеешь в
виду  Лисицу, то она танцует ничуть не лучше. Кроме того, она по-своему любит
тебя и никогда не даст в обиду. Её шутки - это своеобразное проявление любви.
    - Иногда, я так не думаю. Ну да ладно о грустном, вот это пирожное просто
ждёт того, чтобы я его съела.
    Своим  аппетитом  Золушка  славилась  на  всю  бригаду,  как она при этом
умудрялась  сохранять  такую  потрясающую  фигуру  было  просто  удивительно.
Впрочем,  мне  тоже  захотелось  чего-нибудь  пожевать.  Наполнив   тарелочку
несколькими  пирожными  и  захватив  стакан виноградного сока, я составила ей
компанию.  Когда  оставалось  всего  одно  пирожное, к нашему столику подошла
Улыбка и обратилась ко мне:
    - Слушай,  Мечта.  Задира  просила передать, чтобы ты срочно зашла в свою
комнату, там что-то случилось.
    - В каком смысле? - удивилась я.
    - Не  имею ни малейшего понятия, но она очень настаивала, - пожала своими
изящными плечами Улыбка.
    - Надеюсь  ничего  страшного,  -  сказала  я,  вставая  из-за  столика  и
направляясь к выходу.
    - Ты вернёшься? - спросила Золушка.
    - Конечно, до отбоя ещё уйма времени.
    Часы показывали 10.20.
    Мелодично  цокая  каблучками  своих  чёрных  туфелек,  я спешила в нашу с
Задирой  комнату.  Интересно  зачем  она  позвала  меня?  Жгучее  любопытство
подгоняло  меня,  нашёптывая всякие глупости, и я просто летела по коридорам.
Ворвавшись  вихрем  в  раскрывшуюся  дверь,  я  была  готова тушить пожар или
спасать  вещи  от  наводнения.  Однако  никаких  признаков огня или потопа не
наблюдалось,  хотя выглядела наша комнатка немного странно. Ну во-первых, мой
столик  стоял  не возле стены, а посередине комнаты. Во-вторых, на нём стояло
ведёрко  со  льдом,  из  которого  торчало  горлышко   бутылки   шампанского.
В-третьих,  горели  четыре  свечи,  отбрасывая  на  стены свои дрожащие тени.
В-четвёртых, не было Задиры!
    - У-у-у!!! - крикнули страшным голосом у меня над ухом.
    В ответ на это я отреагировала как и все нормальные девушки, то есть дико
завизжала  и отпрыгнула, резко развернувшись. Запутавшись в своих же ногах, я
шлёпнулась на кровать Задиры и только потом услышала её громкий хохот.
    - Испугалась! Испугалась! - веселилась она, утирая слёзы из глаз.
    - Фффу-у-у-хххх!!! Задира, маленькая дрянь!! - держась за сердце, заорала
я. - Никогда больше не пугай меня подобным образом!!!
    Продолжая  смеяться,  она увернулась от моей оплеухи, и вторично повалила
на кровать.
    - А правда страшно было? - спросила она, не давая мне пошевелиться.
    - Пусти!  -  сопела  я,  вырываясь. -  Сейчас так тебе дам, что улетишь к
звёздам!!! Увидишь как я испугалась!!!
    Тут  я  встретилась  с  ней  взглядом  и  увидела  в её глазах искрящееся
веселье,  бесконечную нежность и странные мерцающие огоньки. Огоньки, которые
были  так  знакомы.  Право  же,  мысль о том, чего она хотела, вызвала во мне
волну дрожащего нетерпения.
    Она  прочла эту жажду в моих глазах, улыбнулась так, как умела только она
и склонилась  над  мной, обдав облаком своего запаха, тепла и волос. Я уже не
старалась  вырваться  из её хватки, превратившейся в нежное ласкание. Мягкие,
горячие  губы  Задиры  прикоснулись к моим, а язык проник в полуоткрытый рот.
Моё  тело  пронзил  острый  разряд желания, а потом я заблудилась в маленьком
чуде страстного поцелуя. Когда моя соблазнительница оторвалась от меня, в ней
бушевало  пламя  желания,  не  меньшего чем у меня. Теперь уже я притянула её
голову  к  своей, и наши губы вновь слились в единое целое, сводя нас обеих с
ума.
    Когда  наше  дыхание  кончилось,  и  мы  разомкнули уста, я шепнула своей
подруге:
    - Джулия, я хочу тебя! Хочу сейчас!
    - Я знаю, Ани, - ответила она. - Не шевелись, я сделаю всё сама.
    - Будь нежной со мной, - попросила я.
    Ответом  была  белозубая  улыбка  и  ярко  сверкнувшие глаза. Она провела
кончиком  языка  по  моей  шее и лизнула моё правое ухо. Тем временем её рука
сжала несколько раз яблочко моей левой груди, затем спустилась ниже, достигла
бедра,  а  потом  забралась  в разрез платья, лаская прохладную кожу ноги. О,
Задира  знала моё тело очень хорошо. Через несколько минут таких упражнений я
извивалась  в  её  руках  и  томно стонала, чувствуя как огромное возбуждение
заполняет каждую мою клеточку. Казалось, что сердце выпрыгнет из вздымающейся
груди,  разорвавшись  на  тысячу  осколков,  между ног было горячо и мокро, а
трусики нуждались в основательной стирке.
    - Так-так-так,  а что у нас тут? - спросила Задира, отрываясь от ложбинки
между моими упругими шариками.
    Ответить  я  не  могла,  потому  что  задыхалась  от  сладостной   дрожи,
сотрясавшей  меня  с  ног  до головы. А когда её рука коснулась, моего самого
потаённого места, то просто вскрикнула и выгнулась дугой навстречу.
    - О  Боже!  Да  ты вся мокренькая!! - воскликнула она, вовсю массируя мою
промежность. - Сладенькая моя Ани, ты так меня заводишь!
    - Как  хорошо!!!  О-о-о!!!  Ещё!!  Не  останавливайся!!! - вскрикивала я,
ёрзая под её движениями.
    - Действительно? - спросила  она и потёрлась своим носом о мой. - Я могу
сделать лучше. Давай избавимся от одежды, она уже мешает!
    Не  переставая  целовать меня, она нащупала замок моего платья. Звякнула,
открываясь,  молния.  Несколько  быстрых  движений  и  моё драгоценное платье
взвилось  в  воздух,  полыхнув в пламени свечей фиолетовым сиянием. Следом за
ним  последовали  туфельки,  лифчик  и  промокшие трусики. Заколка, жемчужное
ожерелье  и  серьги  были  аккуратно сложены на пол. Восторженно глядя на моё
распластанное,  блестящее от пота тело, она быстро разделась и улеглась рядом
со  мной.  Горячие  губы  Задиры  впились в мой правый сосок, а рука легла на
живот  и  спустилась  к  бугорку Венеры, завладев кнопочкой моего клитора. Её
золотые  волосы щекотали мне шею и плечи, погружая в пучину страсти. Движения
губ  и   пальцев  моей  подруги  заставляли  меня  задыхаться  и  стонать  от
наслаждения.
    - М-м-мммм!!! Ох, Джулия!! А-а-ааа!!! Как приятно!!! Да! Вот так!! Ещё!
Языком!!! О-о-оооо!!!
    Мне  казалось, что я потеряю сознание, так хорошо ласкала меня Задира. Но
оказалось,  что это ещё не предел. По моему натянутому, как тетива лука, телу
она  поняла,  что я готова кончить и, внезапно, сжала зубами мой сосок, а два
её  пальца  резким  толчком  проникли  в  горячую  глубину  моего тела. Дикое
наслаждение  пронзило  меня  острейшим  разрядом  и  вырвалось изо рта криком
счастья:
    - А-а-ааахххххх!!! Я конча-а-а-ю-ю-ю-ю!!!! О-о-ооооо!!!!!!
    Судя  по возбуждённому дыханию Джулии, она тоже была близка к оргазму, но
моя  любовница  не  торопилась. Она плавно вынула свои мокрые пальцы из моего
тела,  скользнув  по  мне  горящими  от  нежной похоти глазами, и неторопливо
облизала их.
    - Какая  прелесть! - произнесла  она  с  придыханием. - Ты такая вкусная,
Ани, я хочу подарить тебе больше удовольствия!!!
    С  этими  словами  она  перебралась  ко мне в ноги и просунула между моих
свою.  Устроившись  поудобнее,  она  прижала свой пышущий жаром лобок к моему
бугорку  и  наши  нижние  губки,  напоенные соком любви, встретились в нежном
поцелуе.  Своей  правой ногой, прижатой к её груди, я чувствовала сумасшедшее
биение сердца подруги.
    Во  мне ещё перекатывались волны удовлетворения от первого оргазма, а она
уже  начала  новую  гонку  страсти,  ритмично  работая своими бёдрами. Лежать
спокойно  я  была не в силах, поэтому, мгновенно поймав ритм, стала энергично
помогать Джулии. Наши промежности тёрлись друг о друга, рассыпая вокруг почти
видимые  искры  наслаждения.  Своей  рукой  я  ласкала гладкое бедро подруги,
увеличивая  и  без  того  сильное возбуждение. Мы дышали и двигались как одно
существо, поднимая себя до запредельных высот сладкой неги.
    Наконец, дёрнувшись всем телом, моя партнёрша закричала от переполнявшего
её блаженства и расслабленно откинулась на кровати. В тот же момент я, крепко
сжимая  её  ногу,  кончила во второй раз. Прижавшись друг к другу, мы ощущали
как наши соки смешиваются и стекают на серебряный шёлк простыни.
    Так  мы  с  Задирой пролежали некоторое время, приходя в себя. Когда наши
тела остыли и высохший пот напомнил нам о холодке комнаты, мы перебрались под
одеяло.
    - Ну как? - спросила она. - Тебе понравилось?
    - Это  было  волшебно! - ответила  я, игриво покусывая её изящное ушко. -
Чему я обязана такому сюрпризу?
    - Ты действительно не помнишь? - удивилась она.
    - Не-а! - я добралась до её шеи. - Подскажи!
    - Хи-хи-хи! Прекрати, Мечта! Мне щекотно!
    - Подскажи! - потребовала я, переходя к ключице.
    - Ну,  в  один  прекрасный день, в штабе седьмой механизированной дивизии
на  меня  налетела  взлохмаченная девчонка, несущая кипу документов и сбила с
ног.  За  это  я подбила ей глаз, а она в ответ расквасила мне нос. Как потом
выяснилось  -   её определили на жительство в мою комнату, где мы и подрались
при первой же встрече. Через неделю она стала моей лучшей подругой, каковой и
остаётся до сих пор.
    - А  чё-ё-о-о-о-рт!!!  -  взвизгнула я.  -  Четыре  года  со  дня   нашей
встречи!!!
    - Вспомнила  наконец? - Задира лизнула меня в нос и ущипнула за  попку. -
Именно  поэтому  я  и утащила тебя с вечеринки, достала свечи и шампанское и,
даже кое-какой подарок. Давай немного выпьем и пожуём чего-нибудь.
    - Отличная идея, - согласилась я и вытолкала её из-под одеяла.
    - Эй, Мечта! Так нечестно! - возмутилась Задира.
    - В каком смысле? - хихикнула я. - Ты же тамада.
    - А... Ну если так, то ладно.  Стол-то могла бы и помочь подвинуть!
    Пока  она двигала столик, ставила на него фужеры, фрукты и немного другой
снеди,  я завернулась в её одеяло и села на кровати, опустив ноги на пушистое
ковровое  покрытие.  Любуясь  совершенным  телом  своей   подруги,   я  опять
почувствовала  возбуждение  и  желание вновь ощутить на себе её ласки. Однако
они  не  достигли  критической  точки,  так как Задира закончила суетиться и,
сдёрнув  с  моей кровати одеяло набросила его на плечи, и плюхнулась рядом со
мной.
    - Готово! - объявила она, широко улыбаясь.
    С  громким  хлопком  выскочила  пробка,  и  шампанское, сверкая и пенясь,
полилось в фужер.
    - Это тебе, Мечта, - сказала Задира. - А вот это мне.
    Наполнив и свой бокал, она подняла его и произнесла:
    - Давай  выпьем  за  то,  чтобы  пятилетие нашей дружбы отметить живыми и
здоровыми в мирное время на мирной земле.
    - Чин-чин, - ответила я.
    Звон столкнувшихся бокалов поставил точку. Мы выпили и, взяв из тарелки с
фруктами  по  яблоку, от души захрустели спелой мякотью. Шампанское оказалось
замечательным, и я налила ещё.
    - Понравилось? - спросила Задира.
    - Угу, - улыбнулась я. - У тебя отменный вкус.
    - Ну,  что  ты.  Это  заслуга Снежной королевы. Она у нас специалистка по
таким вопросам.
    - Так вот почему ты шепталась с ней на собрании. Ну, за тебя. - подняла я
свой фужер.
    - За тебя! - ответила она.
    Звон  хрусталя,  раздавшийся  секундой  позже,  был  с   нами   полностью
согласен...
    - Ух, наелась! - лениво произнесла я, двадцатью минутами позже, отодвигая
от  себя пустую тарелку, наполненную крошками, огрызками яблок, персиковыми и
абрикосовыми  косточками, а также мандариновыми шкурками. - Теперь неплохо бы
поспать!
    Да ты что?!! - толкнула меня в бок Задира. - Самое интересное пропус-
тишь!
    А?.. Чего?.. - мои глаза закрывались сами собой.
    Она встала с кровати, отодвинула стол и стала рыться в своем шкафчике.
    - А вот чего!! - неожиданно в моё лицо ткнулось что-то мягкое и пушистое.
    - Ой!!! - дёрнулась  я  и  вцепилась в это. Раскрыв глаза, я увидела, что
держу  огромного  игрушечного  медвежонка,  который  смотрел  на  меня своими
чёрными глазёнками и, казалось, был также удивлён.
    - Какая прелесть!!! - мой сон моментально испарился. - Это мне?
    - Он  поздравляет  тебя  с тем, что ты уже четыре года дружишь со мной, -
улыбнулась моя подруга.
    - Ой, Задира! Спасибо! Можно я назову его Пушистиком?
    - Только купать не забывай!
    Я встала и посадила Пушистика на свою кровать.
    - Побудь  пока  здесь, - приказала я ему. Он молча согласился и завалился
на  бок. - У меня нет подарка. - сказала я Джулии, - но я могу загладить свою
вину! Вот так!!!
    С  этими  словами,  я  развернулась  и одним прыжком очутилась около неё.
Затем опрокинула её на спину и впилась губами в нежный розовый сосок.
    - Ай!! - взвизгнула от неожиданности Джулия. - Прекрати!
    Но  тут  же  прижала  мою голову ещё сильней. Я стала целовать её груди и
играть  языком  с  горошинами сосков, которые немедленно возбудились и встали
торчком.  Когда  её  дыхание  участилось,  а  тело покрыла лёгкая испарина, я
оторвалась  от  её  упругой  плоти  и  стала  спускаться  ниже,   туда,   где
сконцентрировалось  всё  её  естество.  Под  аккомпанемент  мелодичных стонов
удовольствия,  я  пощекотала  языком  маленький  пупок  и  достигла  высокого
холмика, который был преддверием тайной пещерки наслаждений. Вот её маленький
страж преградил мне дорогу, но убаюканный моей страстью сдался и впустил меня
внутрь.
    Моя милая партнёрша судорожно вздрогнула, когда мой острый язычок раскрыл
её  горячие  врата  и  сама  раздвинула  пошире ноги, помогая мне войти в неё
глубже.  Поддерживая  её  за  попку, я терзала исходящую сладким соком плоть,
причиняя  подруге  невыносимое  удовольствие.  Она   металась   по   кровати,
выгнувшись дугой и чуть ли не кричала:
    - М-м-ммммм!!! О-о-ооооо!!! А-а-аййййиии!!! Как хорошо!! Я не могу больше
терпеть!!! А-а-аааа!!! У-у-уйййй!!! О-о-о!!!!
    Колечко  плоти,  закрывающее  её  пещерку  стало  судорожно  сокращаться,
предупреждая  о  наступающем  оргазме. Я быстро освободила её и нежно укусила
Джулию  за  перенапряжённый  клитор,  одновременно  сунув большой палец ей во
влагалище,  а  средним проникнув в отверстьице зада. Потом сильно сжала руку.
Её крик был наверное слышен даже в столовой:
    - А-А-АААААА!!! - вопила  она,  дёргаясь  всем  телом  и обливая мою руку
тёплыми струйками своего сока. - Я умира-а-аююю!!!!! О, Ани-и-и-и!!!!!!
    Я  оторвалась  от  клитора,  который  сжимала  зубами и поцеловала своими
мокрыми  губами её пересохшие губы. Ответный поцелуй чуть не заставил кончить
и  меня тоже. Она обняла мои плечи руками и прижала к себе так, что мы смогли
почувствовать биение наших сердец...
    ...Уснули  мы  далеко  заполночь,  совершенно  утомлённые,  но счастливые
неимоверно.  Засыпая,  я  успела  подумать,  что  мне  чрезвычайно  повезло с
Задирой,  такая  подруга  встречается  раз  в  жизни.  Потом  сладкий сон без
сновидений  окутал меня своей тёмной вуалью. Задира, по-хозяйски обхватив мою
грудь рукой, уснула ещё раньше.


                  "Глава вторая, в которой оказывается,
                   что на войне может случиться всё, что угодно."

    - Мечта, проснись!!! - кто-то сильно теребил меня за плечо. - Да проснись
же!!!
    "Опять, Задира!" - подумала я, медленно приоткрыв один глаз.
    И  увидела  совершенно  очаровательную  мордашку  Джулии,  которая,  тихо
посапывая, дрыхла на соседней подушке.
    "Что  за  чёрт?" - удивилась я, но тут она шевельнулась во сне, и касание
её  тёплой  обнажённой  ноги к моему животу напомнило мне о прошедшей ночи. -
"Но если Задира спит, то кто же тогда?.."
    Резко  повернувшись  на кровати, я увидела склонившуюся надо мной Улыбку,
которая с озабоченным видом трясла моё плечо.
    - Ты  что  совсем  сдурела?!! - накинулась  она  на  меня, показывая свои
наручные часы.
    - Ну  чего  тебе,  Улыбка? - сонно  промямлила я, всматриваясь в мигающий
циферблат.
    - Посмотри сколько времени, - сунула она свою руку мне в лицо.
    Тут  я  наконец  рассмотрела  цифры  на часах. Три цифры: восемь, четыре,
пять. Да-да. 8.45.
    - Вставай,  Задира!!!  -   заорала  я, суматошно выскакивая из постели. -
ПРОСПАЛИ!!!
    После  вчерашнего  в комнате царил маленький беспорядок. На полу валялась
брошенная  одежда,  столик  был  заставлен бутылками из-под газировки, сока и
шампанского, лежало сброшенное на пол шёлковое одеяло. А сиротливо упавший на
бок Пушистик, укоризненно взирал на это безобразие с моей кровати.
    - Ась? - буркнула  Задира,  перевернувшись на другой бок. Одеяло сползло,
и взору Улыбки открылось голое тело моей подруги.
    - ВСТАВАЙ!!! - я кинулась к шкафчику с одеждой, за нижним бельём и боевым
костюмом. - Улыбка, буди её!!!
    Надо  сказать,  что  наш  вид не удивил Яо. Когда-то Задира пыталась и её
привлечь в наши игры, но потом я узнала, что Улыбка и Профа давно стали такой
же  парой  как  и  мы.  Просто они не особо афишировали это. А вообще армия с
пониманием относилась к сексу между подругами или напарницами. Считалось, что
такие  отношения  укрепляют  коллектив, повышают моральный дух и способствуют
улучшению  боеспособности. Действительно, попробуйте несколько лет провести в
окружении  молодых,  красивых  девушек  не  имея  ничего  кроме   возможности
созерцать  их  тела.  И  наоборот,  разве не будешь в бою защищать в три раза
яростней того, с кем разделил лучшие моменты жизни.
    Разбудить  Задиру  всегда было проблемно, поэтому Улыбка, не долго думая,
размахнулась и смачно влепила ладонью по её подставленной попке.
    - Ай!!! - взвизгнула Джулия, пулей соскочив с кровати. - Больно же!!!
    - Быстрее,  Задира!! - я  прыгала на одной ноге, пытаясь всунуть другую в
штанину боевого комбинезона. - Время уже без пятнадцати девять!
    Наконец я справилась с застёжкой костюма и юркнула в душ; плеснула себе в
лицо холодной воды; пробежалась расчёской по волосам. Потом выскочила обратно
в комнату и стала командовать:
    - Задира,  быстро  одевайся  и  приберись  в  комнате!   Улыбка,   сбегай
пожалуйста в столовую и прихвати что-нибудь поесть! Чтобы к моему приходу всё
было готово! Я - к Боссе!
    Не  слушая  возмущённых  междометий  Задиры,  я  схватила  свой  блокнот,
выскочила  в коридор и помчалась в комнату Боссы, на ходу натягивая на голову
свою пилотку. Влетев к ней на полной скорости, я увидела, что Лисица уже там.
    - Привет, Мечта! - поздоровалась она. - Что плохо спала?
    - Почему  ты... - начала  было я, но тут увидела себя в зеркале, висевшем
на стене, и всё поняла. Причёска "взрыв на макаронной фабрике" и глаза  как у
енота не нуждались в комментариях. Мда-а-а... Перестарались мы с Задирой.
    - Ну  вообще-то  слишком быстро собиралась. - неубедительно улыбнулась я.
Надо ведь было что-нибудь сказать! - А где Босса?
    - Там, - кивнула Лисица на соседнюю комнату. - Сейчас придёт.
    Тут  дверь  открылась  и в её проёме показалась свежая, сияющая Босса. Мы
вытянулись  по  стойке "смирно",  приветствуя  своего командира. Она прошла к
столику,  села  и,  скомандовав "вольно",  кивком показала, чтобы мы занимали
соседние  кресла.  Нарочито  не обращая внимания на мой растрёпанный вид, она
сразу перешла к делу.
    - Итак, приступим к инструктажу, - серьёзно так начала она. - Как сказала
вчера  Директриса  на  переброску  к  месту  боевой  дислокации нашей бригаде
отведено  два  дня,  сегодня  мы  будем "паковать вещи",  а завтра утром Айси
перевезёт  нас на Большую Равнину. Работать придётся довольно быстро, поэтому
после  инструктажа  вам  даётся  полчаса,  чтобы  как следует накормить своих
девушек, поскольку обеда не будет. После еды всем подняться в ангары и начать
проверку  робокостюмов,  оружия  и  вспомогательного  оборудования.  Расчёты,
ремонтного  и  обслуживающего  персонала,  приписанные  к вашим "крыльям" уже
оповещены  и  будут  помогать.  Как  только  проверка будет завершена, начнём
определение  запасов,  которые  возьмём  с  собой.  Потом  будем их грузить в
"Дельфин".  Я уже говорила с Айси. Она определила нам с Худышкой "Несущий-1",
который находится в третьем ангаре первого яруса. Доступ будет осуществляться
через грузовые лифты второй степени. Лисица, твой - номер семь, Мечта - номер
11,  а  моим  будет  -  третий.  Вот  план  на  сегодня.  Завтра  -  погрузка
робокостюмов  и  перелёт.  На месте нас будут встречать два батальона седьмой
механизированной  дивизии,  твоей  родной  между  прочим, Мечта. Теперь самое
главное,  Директриса  сказала,  что переброска будет осуществляться секретно,
однако  у  меня  предчувствие,  что  нас  встретят  не  только  наши, поэтому
приказываю  вам  приготовить "крылья"  к  ведению боевых действий сразу же по
прибытии.  Наземные  войска  противника  помешать  высадке  не  смогут, а вот
авиация - запросто.  Поэтому никаких "Хлопушек", ПТР, гранат и дымовых шашек.
Только  зенитные  пулемёты,  АВБ  и  сканеры.  Каждому "крылу" иметь  в своём
составе одного "Смотрящего" и одного "Защитника".
    - Но  Босса! - прервала  я  её. - Таким  образом мы уменьшим нашу огневую
мощь на целую треть!
    - Не беспокойся, Мечта. Ты же не думаешь, что мы будем там единственными,
кто  сможет  стрелять  по  самолётам?  Кроме  того,  если нападение с воздуха
действительно  состоится,  то  готовность  бригады к его отражению произведёт
хорошее впечатление на другие наши части. Мы должны показать, что не зря едим
свой  хлеб,  кстати  довольно дорогой. - тут она хихикнула. - "Адские гончие"
сейчас  получают  точно  такие  же  указания,  и не мне вам говорить, что это
означает!
    А  означало  это следующее: от взлёта до посадки нас будут прикрывать два
истребителя, управляемые одними из лучших пилотов армии. Поэтому вероятность,
того что боевому дивизиону удастся пострелять, стремилась к нулю.
    Однако  приказ  есть  приказ. К тому же никогда не знаешь, какую подлость
подстроит война.
    - Всё! Инструктаж окончен. Мечта, задержись пожалуйста.
    Когда за Лисицей закрылась дверь, Босса, усмехаясь, повернулась ко мне:
    - Я  вижу, что ты неплохо повеселилась вчера. Да, совсем неплохо, судя по
твоему виду. Кстати, Директриса просила передать Задире, чтобы она кричала не
так громко, когда наслаждается.
    - А... Э-э-эээ... - промямлила я в ответ.
    - Мы вчера возвращались с вечеринки, - продолжила она. - И шли мимо вашей
комнаты. Ты её там огнём жжешь, что ли?
    Краснеть  не  было  смысла,  потому  что  она давно знала о том, что мы с
Задирой не только подруги и напарницы.
    - Ну,  вчера исполнилось четыре года, как мы познакомились друг с другом,
поэтому Задира и устроила небольшой праздник.
    - Вот  оно  как, - протянула  Босса. - Неплохо,  совсем  неплохо!  Однако
сейчас  нам  некогда  отвлекаться. Отправляйся в свою комнату, приведи себя в
порядок,  накорми  своих  девушек  и  за  работу!  Дела  предстоят  большие!!
Встретимся в ангаре.
    - Есть, сэр! - гаркнула я, вытянувшись и щёлкнув каблучками свои ботинок.
    - Вольно. - и легкое движение руки, выпроваживающее меня из комнаты.
    Пока дверь закрывалась, я успела услышать вздох Боссы:
    - Ох уж мне эта прикольщица...
    Когда  я  вернулась  к  себе,  там  уже всё было готово. Задира сидела за
столом  и  за обе щёки уплетала горячий борщ, а Улыбка в обнимку с Пушистиком
устроилась  на  моей  кровати.  Комната  была прибрана, на столике стояли два
больших  термоса с борщом и чаем, рядом с ними находилась тарелка с хлебом, и
прочие мелочи. Моё платье, драгоценности и туфли были аккуратно сложены рядом
с лежащей Улыбкой.
    - Доброе  утро,  Мечта! - встретила  меня Задира, отрываясь от тарелки. -
Как... А-ха-ха-ха! Улп... кхе-кхе-кхе... Ты себя в зеркало видела?
    - Видела-видела! - состроила  я ей гримаску и направилась в ванную. И уже
оттуда. - Девочки, обеда сегодня не будет, поэтому ешьте больше.
    - Но здесь не хватит на троих! - донёсся до меня голос Улыбки.
    - Так живо в столовую за добавкой!
    - Вот  так  всегда!.. - послышалось  её  ворчание, когда она соскочила со
скрипнувшей кровати и направилась к двери. - Я что, нанималась вам тут? Могли
бы и там поесть!
    - Не-е-ет!!  -  это  Задира.  -  Когда  я  ещё  смогу  вот  так  запросто
позавтракать  в  своей комнате! А ты, Улыбка? Так что давай, дуй в столовую!!
И побыстрей!
    - Эй,  пока  вы  препираетесь, полчаса отпущенные нам Боссой идут. Хватит
болтать!  Улыбка - в  столовую!  Задира - молчи!! - конечно  я не хотела быть
такой резкой, но ещё меньше мне хотелось быть голодной.
    Ответом  мне был тихий шелест закрывающейся двери и стук ложки о тарелку.
Так-то лучше.
    Когда  я  вернулась  в  комнату,  то была уже похожа на саму себя. Задира
прикончила  свой  борщ  и  теперь принялась за чай. Выглядела она как обычно,
только  свои  роскошные  волосы  собрала  в  золотой  хвост,  теперь свободно
болтавшийся  у  неё  за  спиной.  Откусив  половину  сдобной булочки, которая
испускала такой аромат, что у меня потекли слюнки, она произнесла:
    - Ну  какие... чав-чав... новости? Почему  это...  хрум-хрум...  не будет
обеда?
    - Не  говори  с  набитым  ртом! - ответила  я. - Я  всё  расскажу,  когда
вернётся Улыбка.
    Тут  в  коридоре  послышалось  громкое  пыхтенье  и стуки. А потом в нашу
комнату  ввалилась  Улыбка,  с  трудом  таща  два   здоровенных   термоса   и
пластмассовый ящик.
    - Ну  вот  и ты, легка на помине, - встретила я её, помогая поставить еду
на стол. - Давайте быстрей, времени осталось мало!
    - Мечта,  не  торопись! - прервала  меня  Улыбка. - Сейчас  в  столовой я
встретила  Боссу,  она  просила  передать,  что  планы изменились. Директриса
вызывает всех командиров дивизионов на экстренное совещание. Пока их не будет
проверку  наших "ОС"  приказано  отложить.  Как  я  поняла  произошло  что-то
серьёзное. По крайней мере пару часов можно не торопиться.
    - Больше ничего она не передавала? - спросила я.
    - Нет,  только  то,  что  дальнейшие  указания  будут  переданы  по общей
трансляции.
    - Ясно.  Ну  что  ж,  Задира  включай  радио.  Будем ждать. А ты, Улыбка,
устраивайся. Давай перекусим немного.
    Я  заглянула  по  очереди  в оба термоса. В одном был отличный плов, а из
другого  по  комнате  разносился  соблазнительный запах только что сваренного
компота.
    - Так нечестно! - раздался негодующий вопль моей напарницы. - Себе плов с
компотом, а мне борщ?
    - Никто  не  мешает тебе поесть и того, и другого, - заметила я, а Улыбка
кивнула.
    - Да?.. - смутилась Задира.
    - Только  смотри  не испорти фигуру! - не удержалась я от шпильки. Задира
всегда следила за своим телом, но поесть тоже любила.
    Здесь  мы  перестали  препираться  и,  наполнив  свои  тарелки, принялись
завтракать. Когда плов почти кончился, шелест открывающейся двери возвестил о
приходе Профы.
    - Приятного  всем  аппетита! - улыбнулась  она. - О, я как раз вовремя. -
Тут  она  раскрыла  пакет,  который  держала подмышкой и поставила на стол. -
Осталось после вечеринки.
    Внутри были яблоки и немного других фруктов.
    - Спасибо, - ответила  за  всех  Задира. - Какими ветрами в наши скромные
владения?
    - Да,  Босса  на совещании, одной сидеть скучно; вот и решила заглянуть к
вам, Улыбка сказала, что вы не пойдёте в столовую.
    - Да  ты садись, садись, чего стоишь? Задира, подвинься! - я вошла в роль
радушной хозяйки. - Хочешь чего-нибудь?
    - Нет, спасибо! - тут Профа заметила Пушистика. - Ой! Мишка! Это твой?
    - Ага, - ответила  я. - Вчера  исполнилось  четыре года, как мы с Задирой
познакомились. Это её подарок.
    - Хм-м-м... А вот мы с Улыбкой не отмечаем, правда Яо?
    - Много теряете, - заметила Задира, надкусив одно из принесённых яблок.
    - Слышали  вчера,  что  мы  теряем.  Ты  бы  кричала-то   потише,   когда
забавляешься,  у  нас  ведь есть и такие, кто подобными штучками не балуется.
Представляешь каково им?
    - А кто мешает? - немного язвительно заметила я.
    - Высокие  моральные  принципы.  Это вы здесь родились и выросли, с вас и
спросу-то  нет.  А  вот  Дриада (Сесиль Феликс, пилот "Адских гончих" - прим.
авт.)  прилетела  с  Земли,  из  Соединённого Королевства. Ты, Мечта, историю
изучала,  значит  помнишь какие там порядки. Там девушке и с парнем вне брака
любовь  крутить  не разрешают. Мы вчера возвращались, мимо вас проходили, так
Задира  на весь коридор: "О, Ани-и-и!!!". Нашим, как с гусей вода, прыснули в
кулак  да  дальше  пошли,  а  её  бедняжку  аж перекосило. И хочется ей такое
попробовать, а воспитание огнём жжет: нельзя.
    - Тебя  послушать  так нам хоть сейчас на "панель". Совсем беспринципные:
ни  морали, ни совести. - обиделась я. - Себя бы вспомнила, долго тебя Улыбка
обхаживала?
    - Так  я  поэтому и говорю: надо о других думать! Представляешь: мучается
человек,  мучается  один,  а потом в бою - раз, и сломался. И себя погубит, и
тех кто рядом.
    - Так чего она одна-то, - встряла Задира. - Пускай подругу найдёт!
    - Подруг у неё и так хватает, да вы и сами ей не враги. Только нет такой,
чтобы цепи воспитания помогла разорвать и душу ей не поранить.
    - Профа,  а  чего ты так о ней беспокоишься, - ревниво спросила Улыбка. -
Никак сама глаз на неё положила?
    - Нет,  просто  нам  с  ней из одной чаши пить. "Несущий-1" - её самолёт.
    - А причём здесь это?
    - При  том, что на нём "Призраки" полетят на Большую равнину. Разве Мечта
вам ничего не рассказала?
    - Не  успела, - пожала  я  плечами.  Кстати,  пускай  Дриада   занимается
побольше, раз время не с кем провести.
    - Как  ты знаешь - она вторая после Айси в "Адских гончих". Однако работа
не  может  заглушить  зов  тела.  А с телом у неё всё в порядке. Думаете я не
заметила, как вы на неё зубы точили, когда она у нас появилась?
    - Ну  ты  слишком, Профа! - обиделась Задира. - Уж нельзя сказать девушке
пару комплиментов.
    - Погоди,  Задира,  -  нахмурилась  я.  -  Если  Профа  права,   то   это
действительно  проблема.  Мы  с  ней в одной связке. Команда работает хорошо,
если  все  в порядке. Нет одного - нет команды. Поэтому минимум, что мы можем
сделать - это не резать по живому.
    - Предлагаешь  в монахини записаться? Я не согласна. - фыркнула она. - Да
и ты тоже. Вчера ты мне это доказала.
    - Кончай  ёрничать! - рассердилась  я. - Завтра  мы летим на новое место,
там  у  нас  не  будет  отдельных  комнат.  Я  не говорю, что нам надо вообще
прекратить  наши  игры. - Улыбка и Профа переглянулись. - Просто надо сделать
так,  чтобы их не было видно. И слышно. - добавила я после паузы. - Профа, ты
с Боссой говорила?
    - Я  с  Айси  говорила!  Они  сами  головы ломают: как быть и что делать.
Однако  не  подойдёшь  же  к  Дриаде  просто так и не скажешь: давай переспим
вместе.
    - Ну, если она другим не  позволяет, то пусть сама... того... - крутанула
рукой в воздухе Улыбка.
    - Ты  про "умелые  руки"? - спросила  Профа. - Кажется я говорила, откуда
прилетела  Дриада.  У  них  онанизм ещё больший грех, чем... - она глянула на
меня. - Игры.
    - Эх, - вздохнула  Задира. - Куда  ни кинь, всюду клин. Слушайте, как они
вообще живут? Туда нельзя, сюда нельзя.
    - Живут  как  знают  и  пусть  их, только вот Дриада вернуться не сможет.
Таких  как  она  расстреливают  на месте. Сами понимаете. Поэтому надо как-то
сделать так, чтобы она здесь свой дом обрела.
    - Может ей парня найти? - предложила Улыбка.
    - Ага,  где  ты  у  нас  парней  найдёшь? - хмыкнула Профа. - Родишь? Так
вырасти не успеют.
    Минут  десять  мы молчали, думая о своём. Потом Улыбка беззаботно махнула
рукой и сказала:
    - Чёрт  с  ним,  с  грустным.  Время  покажет,  что  там  будет.  Глядишь
как-нибудь всё и образуется.
    - Дай-то Бог, - покачала головой  Профа. - Кстати, чуть не забыла хорошую
новость. Босса намекнула, что нам выдадут ручные коммуникаторы.
    - Наконец-то! - воскликнула я. - Давно пора. Без них - как без рук.
    Тут в нашу комнату влетела запыхавшаяся Золушка:
    - Вы,  что  оглохли?  Вас  уже  три раза по трансляхе вызывали! Быстрей в
восемнадцатый ангар, Босса мрачнее тучи!
    - Ну вот, к вопросу о коммуникаторах! - вставила Улыбка
    - Задира, почему не включила радио? - набросилась я на неё.
    - Как это не включила? Вот смотри! - показала она выключатель в положении
"включено".
    - Сдохло всё-таки! Писала ведь рапорт Музыке! Ладно, ноги в руки. Вперёд!
Уберёмся потом.
    Гурьбой мы выскочили в коридор и помчались в указанный ангар.
    Там уже металась из угла в угол Босса.
    - Где вы были, Мечта?!! - кинулась она ко мне. - Каждая минута дорога!
    - Трансляция сломалась! - доложила я ей.
    - Ладно, чёрт с ней! Садитесь быстрее.
    Мы  поспешно расселись на расставленные полукругом стулья и приготовились
слушать.  Босса  выглядела  чуточку  нервной,  как  обычно она выглядит, если
случается  что-то неожиданное. Она немного походила перед нами, а потом стала
говорить:
    - Подготовка  к переброске для второго и третьего "крыльев" отменяется! -
с ходу огорошила она нас. - Возникла чрезвычайная ситуация! Разведка получила
сведения  о  готовящемся  наступлении  врага  в  районе реки Микатоник. Нашим
войскам  требуется  некоторое время, чтобы перегруппироваться для контратаки.
Снять  силы  для  прикрытия  с соседних участков невозможно. Итак, это первая
миссия  нашей  бригады! Кодовое название: "Удар кнута". Общее задание таково:
необходимо разрушить дамбу  гидроэлектростанции в квадрате БВ-Д6 до того, как
к  реке  подтянутся  две   тяжёлые   механизированные   дивизии   противника.
Уничтожение  дамбы  задержит  наступление  вражеских подразделений по крайней
мере  на десять часов, что позволит не только перегруппировать наши части, но
и подтянуть некоторые резервы. Это, что касается стратегической части. Теперь
разберём  тактику. - Тут  она  достала из нагрудного кармана тоненький чёрный
браслет  и  сказала  в  него. - Код  два-один-один, Айси - приём! Когда будут
готовы твои "Альбатросы"?.. Хорошо! Босса закончила. Ну вот! - Обратилась она
к  нам. - Первый самолёт будет подготовлен в вылету через сорок пять минут, а
ещё через двадцать сможет взлететь второй.
    После  этого  она  с  помощью  пульта  дистанционного управления включила
экран, висящий на стене.
    - Вот  карта  местности,  где вам предстоит сражаться. Это, - она провела
указкой  по  сине-коричневой,  извивающейся линии, - река Микатоник. Здесь, -
кончик   упёрся   в   серебряную   полоску   на   границе   цветов,  -  дамба
гидроэлектростанции.  Как вы можете видеть, - указка прошлась по двум группам
квадратиков,   находящихся   над   изгибом   реки,   -   противник   способен
беспрепятственно  пересечь  осушенную реку за два часа двадцать минут. Сейчас
они  не  ожидают никаких действий с нашей стороны и в этом наше преимущество,
однако  близость  семьдесят  пятой тяжелой дивизии Объединённых Наций к самой
дамбе  создаёт  определённую  опасность  при  выполнении поставленной задачи.
Именно  вследствие этого, необходимо завершить миссию не позже, чем через час
после  высадки рядом с объектом. План операции состоит из двух частей: второе
"крыло" сбрасывается в лес, примыкающий к дамбе вплотную, примерно вот здесь,
- кончик  указки  уткнулся  в  зелёное пятно рядом с серебряной полоской, - и
атакует  левый  фланг  вражеской  группировки, который несёт охрану дамбы. По
данным,  полученным  от  наших  шпионов,  несколько  отрядов бронетехники уже
пересекли реку по дамбе и расположились рядом с ней на берегу. Всего в данном
районе  замечено около трёх рот средних танков и несколько ракетных установок
типа  "Смерч" при  поддержке  соединения  "Наблюдателей".  Точное  количество
противостоящих  нам  единиц выяснить не удалось. Мечта, Задира, Улыбка будьте
предельно  осторожны,  встретить  противника  вы сможете уже на окраине леса,
где-то  вот  здесь.  В  вашу  задачу  входит уничтожение всех переправившихся
отрядов,  прорыв  к дамбе, захват её и удержание до прибытия третьего "крыла"
через  двадцать  минут  после  вас.  Теперь третье "крыло". Лисица, вы будете
выполнять вторую  часть плана, а именно: установку взрывчатки и её подрыв. По
расчётам Музыки для разрушения дамбы будет достаточно трёх блоков ДУВМ48, как
раз  по  одному  на  каждую  из  вас.  Установить их следует друг за другом в
середине  дамбы.  Это  даст  наибольший  разрушающий эффект. После выполнения
задания вас подберут Айси и Кареглазка (Мелл Рутефорд, ещё один пилот "Адских
гончих" - прим. авт.). При получившемся раскладе Директриса решила, что это
лучший выбор, который у нас есть. Вопросы имеются?
    - Естественно,  -  я как всегда была первой. - Босса, а почему в операции
не участвует твоё "крыло"?
    - Переброску  бригады  никто не отменял и, так как из-за "Удара кнута" мы
лишаемся  воздушного  прикрытия,  которое должно доставить на место и забрать
обратно  вас,  то  было решено послать сегодня меня и Профу с "Несущим-1" для
охраны  временного  лагеря  на Большую равнину. С нами отправляются почти все
ремонтники "Тихой бури", они начнут готовить новую базу для "БОЕВЫХ ОС".
    - А зачем необходимо ваше присутствие? - не отставала я. - Ведь там будут
части седьмой дивизии.
    Босса недовольно сморщила свой носик:
    - В  этом  и  заключается  проблема.   Из-за   увеличившейся   активности
противника  все  встречающие  отозваны.  Мы можем рассчитывать только на свои
силы.
    Тут подняла руку Недотрога.
    - В операции по взрыву дамбы будет задействована "Огненная метель"?
    - Хороший  вопрос, - усмехнулась  Босса. - Я специально не стала говорить
вам  об  этом,  чтобы  проверить  насколько  внимательны мои подчинённые. Да,
третий "Альбатрос"  понесёт  Худышку  и  Снежную  королеву.  Они  высадятся в
квадрате  БГ-Д6  и будут простреливать вот эту дорогу и дальний берег реки. -
Она  снова  взяла указку и провела ею по экрану, показывая, где именно, будут
рваться ракеты.
    - На  какую  поддержку мы сможем рассчитывать со стороны наших сил в этом
районе? - спросила Лисица, что-то чёркая в своём блокноте.
    - Командование  сообщило  Директрисе,  что  они  не смогут выделить нам в
помощь никаких подразделений.
    - Значит  ли  это,  что  мы  останемся  без воздушного прикрытия, так как
самолётам,  доставившим  нас к объекту миссии потребуется дозаправка, которую
они  смогут  получить только на аэродроме Зед-4 в 70 километрах юго-восточнее
этой дамбы?
    - Действительно, - ответствовала  Босса.  -  Нашим  "Гончим"  потребуется
дозаправка.  Верно  также  и  то,  что  они  полетят  на Зед-4, однако насчёт
вражеской  авиации  беспокоится не стоит. Это единственное с чем нам повезло.
Все самолеты  противника,  базирующиеся поблизости от реки Микатоник в данный
момент  заняты  боем  на  севере зоны и угрожать вашей миссии не в состоянии.
Больше  вопросов  нет?  Отлично, через пять минут сбор "крыльев" в их ангарах
для  оснащения робокостюмов. Там же получите ручные коммуникаторы. Свои коды,
надеюсь, не забыли.
    - Никак нет, - ответила за всех Задира.
    - Что ж, все свободны!
    Поспешно  выйдя  из  восемнадцатого  ангара,  мы  с  ней  побежали в свою
комнату.  Конечно  был  лифт,  но  мы  его  не  уважали, так как он постоянно
застревал  между уровнями. А сейчас мы не могли позволить себе такой роскоши.
    - Давно  бы  так! - бросила  на  бегу Задира. - А то вроде как и не война
вовсе.
    - Нашла чему радоваться! - фыркнула я. - Там и убить могут!
    - Всё лучше, чем юбки протирать!
    Я  хотела  сказать ей, что она в конце концов получит то, чего просит. Но
взглянув в её лицо, увидела там такую уверенность в собственном благополучии,
что решила поберечь дыхание.
    В  комнате  я успела только сложить в старенький кейс, оставленный с утра
свой  супергардеробчик.  Задира  наспех  убрала  еду  со  столика, а потом мы
отнесли  её в столовую и помчались в ангар, где размещались наши робокостюмы.
Задира  находилась  в  отличном  расположении  духа и весело напевала мелодию
песенки "Пусть  всегда  будет  солнце".  Мало-помалу  и  мне  передалось   её
беззаботное отношение к предстоящему заданию, я даже стала мысленно подпевать
ей.
    Улыбка  была  уже на месте и успела закрепить на правом плече своей "ОСЫ"
пусковую установку ракет дальнего действия РДД20.
    - Давайте быстрей, - крикнула она, махнув рукой.
    - Успеем,  -  ответила  Задира,  направляясь  к  своему  робокостюму,   с
нарисованной  на  левом плече обнажённой женщиной-вампиршей. Босса до сих пор
морщилась  каждый  раз,  когда видела эту картинку. Задира назвала свою "ОСУ"
Дьяволиной  и  теперь  это  слово  красовалось  между  расправленных  крыльев
вампирии, огромным чёрным плащом вздувавшихся за её спиной.
    - Правда,  Дьяволина? - ласково  похлопала Джулия по бронированному бедру
своей  машины  и та послушно отозвалась тихим металлическим звуком. - Видишь,
Улыбка, она говорит, что всё будет в порядке.
    - Хотелось  бы  верить, - вздохнула  Улыбка,  ловко  присоединяя  разъёмы
питания от энергоблока к пусковой установке и защёлкивая силовые крепления.
    - Что-нибудь случилось? - спросила я.
    - Да  вот  барахлят  усилители  обеих  кистей, - её  лицо стало кислым от
огорчения. - Держать оружие опасно.
    - Как  это  произошло?  -  нахмурилась  я.  -  Почему ты не занялась этим
раньше?
    - На  последней  тренировке  пришлось  упасть на руки, видимо тогда и был
повреждён  механизм,  сразу  это  не  проявилось.  Вчера  Косичка   проверяла
подвижность  и  обнаружила,  а исправить мы уже не успели. Да вот и она сама,
спроси у неё.
    Действительно, в этот момент	 в ангар вошли, звонко смеясь, три девушки в
костюмах  технического  дивизиона,  казалось  состоящих  из  одних  карманов,
застёжек  и  молний.  Это  были  механики  нашего  крыла: Марина Ермолаева по
прозвищу  "Зайка",  Лили  Савойски,  которую  все звали "Монетка" и, наконец,
Рита  Дональдсон  "Косичка".  Зайка,  будучи  старшей, подошла ко мне и браво
отрапортовала, вытянувшись на все свои сто восемьдесят сантиметров:
    - Девятый  расчёт  обслуживающей  группы,  приписанный ко второму "крылу"
готов к выполнению своих обязанностей, старшая расчёта сержант Ермолаева!
    - Вольно,  -  кивнула  я ей. - Вы, трое, сегодня в хорошем настроении, не
так ли?
    - Ну да, - счастливая улыбка до самых ушей растянула её лицо. - Ведь наша
бригада наконец в действии.
    - В  действии?  Может  быть.  Что  это за повреждение кистевых усилителей
робокостюма  Улыбки?! И вы знаете, что через полчаса нам лететь на выполнение
первого задания?!!
    Лица Зайки, Монетки и Косички тотчас же вытянулись.
    - Мечта, ты серьёзно? - переспросила Монетка.
    - Посмотри  на Улыбку! - посоветовала Задира, возясь с плечевыми зажимами
Дьяволины. - И угадай с трёх раз!
    - Это  правда...  -  как-то  обречённо  вздохнула  Зайка.  - А нам просто
приказали срочно прийти в ангар.
    - Черт  побери  эту Музыку!!! - взорвалась Улыбка. - Когда она перестанет
проповедовать  этот  свой  принцип "каждому  своё".  Мы тут одна семья, а она
продолжает заниматься чепухой. И посмотрите, что получается!!!
    - Косичка,  насколько  серьёзна  неисправность  усилителей? - прервала  я
разошедшуюся Улыбку. - Мы успеем устранить её в течение двадцати минут?
    - Видишь  ли,  Мечта,  падение  Улыбки  на  руки привело к пробою силовых
кабелей.  Причина,  я  уверена,  кроется  в  том,  что в соединении применены
стандартные  бронированные  проводники. Мы с Зайкой давно предлагаем заменить
их на более эластичные, которые используются в роботах-погрузчиках, а Монетка
разработала  технологию покрытия их титановой защитой, что позволяет примерно
в два с половиной раза усилить прочность.
    - О,  Боже,  Косичка! Как ты любишь поболтать! Я задала два вопроса, а ты
уже читаешь лекцию.
    - Но, ведь это...
    - Пожалуйста! Будь конкретней!
    - Ну  хорошо, Мечта, как скажешь. В принципе, обе кисти функционируют, но
любое  резкое  движение  может  привести  к  их  заклиниванию.  А  если в них
находится  оружие,  то... - она развела руками - будет "пшик". Автоматическое
разжатие и потеря.
    - Ясно! Мы успеем до вылета? - повторила я нетерпеливо.
    - Вряд  ли. Усилители подключены к главному энергетическому контуру, а он
в свою очередь...
    - А-а-аааа!!! - я  в отчаянии закатила глаза. - Зайка, быстро приступайте
к  оснащению  робокостюмов.  Конфигурация - "Разрушитель". Улыбке на обе руки
закрепите  сканеры; Задире - заградительный комплект и "Хлопушку" на плечи, а
в  руки  -  два  гранатомёта;  мне  -  ПТР15, зенитный пулемёт, АВБ-1 и РГ51.
Подготовку завершить за двадцать минут. Начали!!!
    - Есть, мэм!!!
    Они  разбежались  в  разные  углы  ангара,  а  я  полезла  на  свою "ОСУ"
раскрывать зажимы на плечах. Когда раскрылся второй, в ангар вбежала Профа:
    - А вот и я, - воскликнула она. - Работа кипит, не так ли?
    - Чего тебе? - недовольно ответила высовывающаяся из робокостюма в боевом
шлеме голова Улыбки.
    - Коммуникаторы, - Профа  показала шесть чёрных браслетиков и кинула один
ей. - Держи.
    - Ты  что?!! - вскрикнула Яо, инстинктивно выбрасывая вперёд правую руку.
Закованная  в  сверхпрочную броню, металлическая кисть молниеносно подхватила
кувыркающееся  в воздухе колечко и сжала его, не давая выпасть. Однако, когда
Улыбка  опускала  руку  обратно,  повернув  её  ладонью  вверх,  пальцы "ОСЫ"
несколько  раз  дёрнулись,  и  сжатый  кулак  мгновенно  раскрылся явив нашим
взглядам лежащий в нём ручной коммуникатор.
    - Вот  и  всё!  -  констатировала  подъехавшая на маленьком грузовичке, в
кузове  которого,  в  специальных  стойках  были  закреплены  гранатомёты   и
автоматические винтовки, Монетка. - Накрылся правый усилитель.
    - Как накрылся? - не поняла Профа.
    - Долго  объяснять!  -  вмешалась  я.  -  Раздай остальные коммуникаторы,
только  из  рук в руки. Быстрей! Зайка, отсоединишь оба усилителя от главного
контура.
    - Без  проблем!  -  откликнулась  та, неся под мышками к "ОСЕ" Улыбки два
сканера.
    - Ух  ты!!! Говорилки!!! - разнёсся по ангару из кабины робота-погрузчика
восторженный визг Косички. - Дайте мне, дайте мне!!
    - О-о-охххх! - в  один  голос  вздохнули  мы  все.  Её  преклонение перед
всякими  технологическими  штучками  стало в нашей бригаде притчей во языцех.
Она  соскочила  на  пол  и  кинулась  к  Профе, которая поспешно увернулась в
сторону.
    - Потише,  потише!  Какая  резвая!  Ладно  уж  держи. Да поосторожней ты!
Сломаешь!
    Мы  с улыбками наблюдали, как Косичка подпрыгивая от радости возвращается
к своему погрузчику. Только Задира проворчала:
    - Опять она будет забивать общую линию! Никуда не прорвёшься.
    - Да  нет, -  ответила  ей  Профа,  раздавая  остальные  коммуникаторы. -
Девчонки  из  ремонтной  группы доделали распределитель. Теперь в общей линии
может находиться двести человек одновременно.
    - Правда? Это радует.
    Профа  отдала  последний браслет, пожелала нам удачи и отправилась в свой
ангар, готовиться к переброске на Большую равнину.
    - Счастливо! - крикнула  я ей в спину и, надев на голову шлем управления,
скользнула внутрь своей "ОСЫ", проверять системы.
    Как  обычно  по моему телу пробежали лёгкие мурашки, когда вшитые в ткань
боевого  костюма  микроизлучатели задействовали внутреннее антигравитационное
поле  робокостюма. Шевелиться стало намного легче. Первым делом, я произнесла
кодовое  слово, которое активизировало процедуру идентификации пилота. Внутри
шлема,  прямо  перед  моими глазами вспыхнула мерцающая синевой надпись "Идёт
опознание.  Подождите".  И  почти сразу же в наушниках раздался звонкий голос
шаловливой девчонки:
    - Пассажирский  рейс "База-Река  Микатоник" отправляется  через  двадцать
минут пятнадцать секунд. Просьба к пассажирам занять свои места. Воздержитесь
от курения и употребления спиртных напитков!
    - Акварина!!!  Опять  издеваешься?!!  Быстро давай изображение и доложи о
своём состоянии!! - рыкнула я в микрофон шлема.
    - Слушаюсь и повинуюсь, моя госпожа! - её голос просто искрил иронией, но
я уже привыкла.
    Акварина - это  бортовой компьютер моей "БОЕВОЙ ОСЫ", который находится в
маленьком  красном кристаллике прямо у меня за спиной. В "виртуали" она может
принимать  любой  облик,  но  почему-то предпочитает выглядеть, как русалка с
длиннющими зелёными волосами, которые закрывают её с ног до кончика хвоста. У
нее  характер  взбалмошной  кокетки  и  она утверждает, что ей 18 лет. На мои
замечания  о  том, что у компьютерного создания нет возраста, она не обращает
внимания, заявляя что моё мнение её не волнует. И ещё, её структурные цепочки
позволяют  ей читать мои мысли, когда я одеваю боевой шлем, правда только те,
которые  обращены  именно к ней. Это входит в правила управления робокостюмом
наравне с голосовым управлением и здорово облегчает жизнь пилота. Из-за этого
Акварина  постоянно  подтрунивает  надо  мной,  ведь  я  не  могу "слышать её
размышления". А в общем-то мы неплохо работаем вместе.
    Экраны,  встроенные  в  шлем  управления,  мигнули  и перед моими глазами
появилось изображение ангара, передаваемое от оптических сенсоров. Сразу же в
правой  части  показалась  Акварина,  помахала  мне  рукой;   потом   вызвала
изображение робокостюма и стала докладывать о его готовности. При этом части,
о которых она говорила, загорались зелёным цветом.
    - ...Таким образом, - закончила она, когда  вся "ОСА" была зелёной. - Моя
готовность  составляет  97,43%.  Силовая  защита  функционирует  стабильно  в
пределах  коэффициента  1,75.  Что,  как  известно,  означает увеличение моей
прочности на 75% при включенных щитах.
    - "Готовность к принятию вооружения?"  - мысленно спросила я.
    - Принять оружие готова, - последовал ответ.
    - Суккуб-1  к  принятию  оружия  готов,  - оповестила  я,  через  внешние
громкоговорители наших механиков.
    - Поняли вас, Суккуб-1, - отозвалась через коммуникатор Зайка, делая знак
Монетке и Косичке.
    Первой,  как  всегда,  подъехала  Монетка.  Я протянула обе руки, и взяла
автоматическую  винтовку  АВБ-1  в  левую  и гранатомёт РГ51 - в правую. Она,
выпрыгнув  из  кабины  грузовичка,  подошла  к  моему  робокостюму  и   ловко
присоединила  кабели  питания "пушек" к разъёмам от энергоблока. У меня перед
глазами  пробежали  две строчки инициализации, а потом Акварина доложила, что
оба устройства подсоединены и функционируют.
    - Спасибо, Монетка. Подключение состоялось!
    Она  показала  пальцами  "о'кей"  и  укатила  к  Задире.  К этому времени
притопала Косичка в своём погрузчике.
    - "Акварина,  займись!"  -  приказала  я  компьютеру   начать   процедуру
установки противотанковых ракет и зенитного пулемёта.
    - Есть, мэм! - хмыкнула  она,  и её изображение показало мне язык. Но тем
не менее, кабина была закрыта, вентиляция и охлаждение включены, а на экранах
шлема  замигал  красный  кристаллик,  означающий,  что  она   соединилась   с
погрузчиком  и  взяла  управление  на  себя.   Пятью   секундами   позже,   я
почувствовала  как  на  плечи  "ОСЫ" одновременно опустились ПТР15 и МЦП-6МЗ.
Кристаллик  сменил  свой  цвет   на  жёлтый, и рядом с ним появились проценты
установки: 10..30..50..80..100. Есть!
    - Установка  заплечного  вооружения  прошла  успешно, - заявила Акварина,
которая всегда гордилась своей работой и не замечала чужой.
    - "Доложи на погрузчик." - спокойно ответила я, не давая ей повода начать
перечисление её достоинств и моих недостатков.
    - Готово,  -  отозвалась  она  секунду  спустя.  -  Могла бы хоть спасибо
сказать!
    - "Спасибо будет, если мы вернёмся живыми. Да и то, я подумаю!"
    - Тебе говорили, что ты зануда?
    - "Ну-ка повтори это ещё раз! До самого списания будешь лампочками в
коридорах мигать!"
    Тут нашу добрую беседу прервала Улыбка:
    - Суккуб-2 передаёт Суккубу-1. Достигнута боевая готовность.
    - Поняла тебя, Суккуб-2.  Жди дальнейших указаний.
    - Принято, Суккуб-1.
    Акварина,  висящая  в  левом  верхнем углу, скрестила руки под обнажённой
грудью  и  надув  губки, демонстративно повернулась ко мне спиной, представив
на обозрение свою чешуйчатую попку.
    - "Время до вылета!" - мне некогда было замечать её капризы.
    Сердито  дёрнув хвостом, она зажгла в правом нижнем углу таймер обратного
отсчёта. Оставалось двенадцать минут и сорок три секунды.
    - Суккуб-3  передает  Суккубу-1.  -  раздался в наушниках голос Задиры. -
Есть боевая готовность.
    - Принято,  Суккуб-3.  -  отозвалась  я. -  "Акварина,  соединись с общей
линией!"
    Ответа  не  последовало,  но  на экране несколько раз мигнуло "Вы в общей
линии. Приятного общения".
    - Код  десять-один-один,  Суккуб-1 передаёт Центру-1. Готовы к действиям.
Прошу разрешение на погрузку.
    - Принято, Суккуб-1. - донёсся  с того конца голос Директрисы. - Разрешаю
погрузку  в "Шторм-2".  И...  удачи,  Мечта. Возвращайтесь назад невредимыми.
ОДНА ЗА ВСЕХ!
    - И ВСЕ ВМЕСТЕ! - ответила я. - Спасибо, Директриса!
    - Центр-1 закончила!
    "Шторм-2" - это  многоцелевой истребитель класса "Альбатрос", управляемый
Айси,  который  находится  во  втором ангаре первого яруса. На грузовом лифте
второй  степени  добираться  туда полторы минуты. Акварина по-прежнему висела
спиной  ко  мне,  но  по трепыханию её хвоста было видно, что её распирает от
желания  что-нибудь  сказать.  Она  не   умела   долго   сердиться,   но   из
принципиальных  соображений  пыжилась  до  конца.  Мне  было  нетрудно начать
разговор  первой,  что  я  и  сделала,  в  конце концов нам предстояло вместе
сражаться:
    - "Ну  прости,  Акварина." - ласково  обратилась  я  к ней. - Я постоянно
забываю, как тебя волнует твоё будущее. Ты ведь знаешь, что компьютеры твоего
класса не используются для управления помещениями.
    - От такой вредины, как ты, всего можно ожидать! - повернулась она.
    - "Да  ладно  тебе, никому не вредно иногда  вспомнить о бренности своего
существования."
    - Вот ты и вспоминай!
    - "Знаешь, я тоже умею обижаться! Не забывай об этом!"
    Она  сразу присмирела и перестала дуться на меня. Воспоминание о том, как
я  на  две  недели  лишила  её  общения  с другими управляющими компьютерами,
засунув  в  поглощающую камеру, было сильным аргументом в наших спорах. Кроме
прочего она обожала "поболтать с подругами".
    - "Вот и отлично. Будь хорошей девочкой, Акварина, и всё будет в порядке.
А теперь займёмся другими делами."
    - Внимание,  Суккубы!  -  передала я по внутренней связи. - Приготовиться
к  перемещению  во  второй  ангар.  Провести  последнюю  проверку  оружия   и
робокостюмов!  После  окончания займите свои места в грузовом лифте номер 11.
За работу!
    - Приказ принят!!!
    Выслушав  через  пару  минут  доклад  о готовности от Акварины, и доклады
Задиры и Улыбки, я связалась с Айси:
    - Код  два-один-один.  Суккуб-1  передаёт "Шторму-2". Прошу разрешения на
погрузку.
    - Добро, Суккуб-1. Жду вас! - ответила она.
    - Акварина! Поехали!
    - Перемещение лифта номер 11 во второй ангар начато.
    Некоторое    время,    мы    ощущали    только    равномерную   вибрацию,
свидетельствующую  о передвижении лифта. Наконец двери его открылись, и нашим
взорам предстал "Альбатрос",  грузовые  люки  которого  были  открыты, как бы
приглашая нас занять свои места.
    - Распределиться  по  ячейкам!  -  скомандовала  я,  направляясь к люку с
номером  1.  Задира  заняла  третий,  а  Улыбка - второй. - Суккуб-1 передаёт
"Шторму-2".   Погрузка    завершена.    Можно   отправляться!  "Акварина,  ты
пристегнулась? Негодная девчонка!! Немедленно закрой зажимы!!!"
    - Внимание,  Суккубы,  -  раздался  в наушниках голос Айси. - До старта -
минута. Начинаю обратный отсчёт. 60..59..58..57..56..55...
    - Эй,  Мечта! - неожиданно  связалась со мной Задира. - Как самочувствие?
Хвост пистолетом?
    - Всё нормально, Задира! Скоро постреляем!
    - Клёво!!!
    - Эй, вы, забияки! - внезапно в наш разговор влезла Босса , появившаяся в
дверях  ангара. - Вы,  между  прочим,  не на полигон отправляетесь! Отставить
дурацкое  самомнение!  И  помните  -  если  хотите  вернуться,  всегда будьте
хладнокровны. Следите за тылом! Помогайте друг другу!
    ..30..29..28..27..26..25...
    - Босса!  -  Улыбка  тоже хотела высказать своё мнение. - Когда мы втроём
собираемся вместе разве найдётся кто-нибудь, способный остановить нас?
    - Этого я и боюсь! Пожалуйста, не зазнавайтесь! Это - война...
    - А на войне может случиться, всё что угодно. - закончила я. - Мы знаем и
помним об этом. Всё будет хорошо!
    ..10..9..8...
    - Всем  посторонним  покинуть зону взлёта! - оборвала нас Айси. - Включаю
стартовые двигатели!
    ..7..6..5...
    Вздрогнул, отрываясь от пола, самолёт.
    ..4..3..2...
    - Ни пуха, вам, ни пера!!! - крикнула Босса.
    - К чёрту! - ответила Улыбка.
    - К чёрту! - ответила Задира.
    - К чёрту! - ответила я.
    ..1..Старт!!!
    Сквозь  длинный  туннель, через раскрывшийся на поверхности люк, бесшумно
взмыл  в  ясное безоблачное небо остроносый, серебристый истребитель. И через
мгновение  растворился  в его бездонной синеве. Недаром нас прозвали "Ночными
призраками".


                         "Глава третья, в которой
                          в первый раз много стреляют."

    Под,  тенью  скользящим  над  землёй, самолётом тихо проносились дороги с
едущими по ним гравимобилями, весело зеленеющие луга, редкие наземные, словно
вымершие,  поселения.  Один  раз  показались  печальные  развалины  какого-то
городка.  Айси  твёрдой  рукой профессионала вела "Шторм-2" на северо-запад к
реке  Микатоник,  и  её "Альбатрос"  методично пожирал отделявшие нас от цели
километры.  Мы,  не  желая  отвлекать  её  от  управления,  молчали.   Только
неугомонная  Акварина,  повертевшись у меня перед глазами, включила бравурный
марш,  и  стала  изображать  дирижёра.  Однако  её музыкальным изысканиям  не
суждено  было  завершиться.  Вдали,  синим  лезвием,  блеснула   гладь   реки
Микатоник, а в наушниках прозвучал голос Айси:
    - Внимание,  Суккубы!  Приближаемся  к  зоне  высадки.  Прошу  повышенной
готовности!
    - Принято, "Шторм-2"! Есть повышенная готовность!  -  отозвалась я.
    Мы почувствовали, как истребитель резко замедлил ход и пошёл на снижение.
Потом  по экранам моего, да и остальных тоже, шлема прошла быстрая рябь помех
- Айси включила противосенсорную защиту.
    - Внимание,  Суккуб-2  и  Суккуб-3!  Приготовить  робокостюмы к выгрузке!
- скомандовала я своим. - Есть визуальный контакт с местом назначения!
    - Поняли тебя, Суккуб-1! - ответили Улыбка и Задира.
    - "Акварина, дай внешнее изображение!"
    Экраны перед моими глазами мигнули, и я смогла увидеть землю, как если бы
находилась  перед  носом  истребителя. "Шторм-2" нёсся над самой поверхностью
планеты, едва не задевая крыльями за верхушки могучих остроконечных деревьев.
Я  посмотрела  на землю, которая уже была изранена чёрными воронками взрывов.
Кое-где  до  сих  пор дымили покорёженные останки техники и темнели маленькие
точки  погибших.  Наши войска, застигнутые врасплох внезапным ударом врага не
преуспели  в обороне, и теперь свидетельства этого, немым укором, проносились
под  нами  и  исчезали  сзади.  Когда-то это был мощный промышленный район, а
сейчас только разветвлённая сеть дорог напоминала о присутствии цивилизации.
В правом верхнем углу зазвенел красный огонёк вызова.
    - Находимся  над  зоной  высадки!  -  оповестила  Айси.  -  Противника не
замечено! Произвожу приземление!
    Я  не  отключилась  от внешнего обзора и поэтому увидела, что "Альбатрос"
мгновенно  сбросил  скорость,  зависнув  над  широкой железобетонной полосой,
потом  стал  плавно  опускаться.  Мягкий  толчок  возвестил  о   приземлении.
Заботливая  Акварина  отключила меня от сенсоров "Шторма", подключив к своим.
    - Стыковочные зажимы открыты. - доложила она. - Можем выгружаться.
    - Суккуб-1 готова к выгрузке! - известила я пилота.
    Люк  грузовой  ячейки  отъехал  в сторону, открывая взгляду зелёную стену
деревьев,  тихими  стражами,  возвышавшихся по обе стороны дороги. Осторожно,
чтобы  не  задеть оружием о края, я соскочила на землю, присоединившись к уже
высадившимся девчонкам.
    - Суккубы завершили высадку, приступаем к выполнению миссии!
    - Принято! Вернусь через час. Счастливо оставаться!
    Отойдя  от  самолёта,  мы  увидели,  как  он  словно  бы  подпрыгнул  над
верхушками  деревьев,  помедлил  секунду, качнул на прощание крыльями и мощно
рванулся  туда,  откуда мы прилетели. Путь Айси лежал на аэродром Зед-4, а мы
развернулись  и  поспешно  скрылись в таинственно шевелящемся лесу. Рисковать
заданием, находясь на открытой дороге, у нас не было желания.
    Прорвавшись  через  густой  подлесок,  я  направила  "ОСУ"  туда,  где  в
соответствии  с  картой  находилась  дамба.  Следом  за  мной  шагала Улыбка,
сканируя  окружающую  местность.  Замыкала  цепочку  Задира.  На экране моего
радара  мы  представлялись  тремя синими четырёхлучовыми звёздочками, больший
луч  которых  указывал  направление  движения. Влажный полумрак лесной чащобы
заставлял  вспоминать о детских страхах перед чудовищами и темнотой. Стальные
ступни  робокостюмов  с  негромким  чавканьем  погружались  с слой перепрелой
прошлогодней  листвы  и  сорванных  непогодой  веток.  Из-под  ног  то и дело
шарахались змеи, ящерицы и прочее местное зверьё. Несколько раз мы перелазили
через  дикое  нагромождение,  покрытого мягко мерцающим лишайником, бурелома.
Однако  несмотря  на  эти  неприятности  идти   было   довольно   легко.   Во
взлохмаченных  кронах  деревьев  пел  свои  песни озорник-ветер. Лучи солнца,
причудливыми  веерами,  пробивались  сквозь  переплетение  густых  веток   и,
десятками  солнечных зайчиков, играли на маленьких полянках, покрытых высокой
шелковистой травой.
    - Красота-то  какая! - воскликнула  Задира,  когда  мы перебегали одну из
них. - Как будто и нет никакой войны.
    - Да,  это  заповедник  времени. - отозвалась Улыбка. - Но скоро он может
исчезнуть от разрывов ракет и снарядов.
    - Уп! - поперхнулась Джулия. - Смотри не накаркай!
    Тут  мы  снова  вошли  под сень вековых деревьев и разговор оборвался сам
собой, надо было смотреть под ноги.
    - Ну  скоро  там? - вопросила  она через десять минут, когда мы с большим
трудом  одолели  очередной  полусгнивший  завал  старых,  упавших  стволов. -
Сколько можно скакать через эти гнилушки?!
    - Тихо, Задира! - приказала я. - Уже близко.
    - А во-о-от и ма-а-альчики!!! - голос Улыбки звенел от напряжения.
    На  радаре  тревожным  перемигиванием вспыхнули четыре красных звёздочки.
Нас разделяло всего триста метров, если бы не деревья, то мы засекли бы их за
километр.
    - Поступило  сообщение  от  Метели-1.  -  влезла  Акварина. - Они успешно
высадились и развернулись в боевое положение. Ждут стрельбовых координат.
    - Как  раз  вовремя!  -  ответила  я. - Улыбка,  ты можешь определить тип
боевых единиц противника?
    - Уже  пробовала,  но ничего не получилось. Мне надо подобраться поближе,
сильно мешают деревья.
    - Хорошо, действуй! Мы с Задирой прикроем тебя с юга.
    Я  пропустила  "ОСУ"  Улыбки  вперёд,  а потом свернула в сторону. Задира
последовала за мной.
    Аккуратно раздвигая в стороны мешающие нам ветки, мы крались через ничего
не  подозревающий  лес.  Благодаря  сверхчувствительным  сенсорам Акварины, я
слышала  каждый  звук  раздававшийся  вокруг нас. Шелест зелёной листвы, крик
какой-то  птицы... А это что? Негромкий рокот танковых моторов?!! Я взглянула
на  радар.  Четыре  звёздочки  по  прежнему  мигали  на  своих старых местах,
северо-западней  в  трёхстах,  нет уже в двухсот пятидесяти метрах и никак не
могли издавать эти звуки.
    - Внимание! Обнаружен противник! "Акварина, данные!"
    На радаре, прямо по курсу следования, вспыхнули три новых огонька.
Пятьдесят  метров?!!  Еще чуть-чуть и мы столкнулись бы с ними нос к носу. А,
вот  в  чём  дело!  В  этом  месте  лес обрывался крутым высоким откосом, под
которым и расположились ВСРО "Наблюдатель" и два РБТ "Сокрушитель". Используя
обычный  режим  сканирования,  пригодный  в основном для ровных поверхностей,
засечь  противника  в  таком положении было очень затруднительно. Хорошо ещё,
что  они не заглушили свои двигатели, иначе мы попали бы в сложное положение,
потеряв своё основное преимущество - неожиданность.
    - Ты  думаешь  это  всё?  -  ехидно  спросила по внутренней связи Задира,
находившаяся метров на двадцать ближе к реке. - У меня тут ещё четверо!!
    Теперь  радар  стал  похож  на  новогоднюю  ёлку,   сверкающую   красными
сполохами.  Подходы  к  дамбе  оказались  перекрыты со всех сторон. Кто бы ни
командовал  переправившимися  подразделениями,  он был тёртым калачом. Только
вот  почему  нас  до сих пор не обнаружили? Неужели они действительно не ждут
никаких диверсий? Ну да ладно, и так час от часу не легче.
    - Данные  о  противнике  получены!  - доложила Улыбка. - Обнаружены новые
силы  непосредственно  на  дамбе!!  Три пусковых ракетных установки "Смерч" и
одна ВСРО "Наблюдатель"!!
    - Принято!  -  ответила я. - Предлагаю следующий план действий: уничтожим
северную  и  южную группы при помощи "Огненной метели", перед самым прибытием
ракет  Задира  накроет  свою гранатами, а ты, Улыбка, дашь залп своими РДД по
северным.  Я  постараюсь  справиться  с  центральными, Задира, когда будешь в
состоянии,  поддержишь  меня.  Улыбка,  убедись  что  твоя  группа  полностью
уничтожена,  они наиболее опасны! Потом займёшь позицию на краю леса и будешь
выполнять  функцию  прикрытия  и  координирующего  центра.  Соваться  к  реке
запрещаю!  Твоя  задача  сканировать и сообщать нам о новым целях. Как только
будут  устранены  все враги на этом берегу, нам необходимо справиться с тремя
"Смерчами"  на дамбе. И притом в минимально короткие сроки, иначе они сделают
из  нас  своими  ракетами  поджаристые  корочки.  Задира, первым делом, когда
выйдешь из леса накрой дамбу парочкой дымовых шашек. Это немного их задержит.
Тебе,  Улыбка,  надлежит  отвлечь  их  парочкой РДД. Завершив эти действия мы
будем  ждать  прибытия  "Обманщиц" (кодовое наименование крыла Мафиль Хатхи -
прим. авт.) и сдерживать наступающие вражеские подразделения. Вопросы есть?
    - Пока  мы  будем  тратить  свой  боезапас,  что собираешься делать ты? -
напрямую спросила Задира.
    - Прорываться к дамбе конечно! А ты что думала?
    - Одна?!!  -  в голосе Улыбки явственно слышалось беспокойство. - Но ведь
это самоубийство! Три "Смерча" плюс неизвестное количество техники на дальнем
берегу. Ты не сможешь сама справиться!
    - Вот  поэтому  я и надеюсь, что каждая из вас выполнит свою часть быстро
и  эффективно!  Чтобы  потом помочь мне. Итак, вам всё понятно? Приступаем!!!
"Акварина, свяжи меня с Метелью-1."
    - Готово. - ответила она несколько секунд спустя.
    - Суккуб-1  вызывает  Метель-1!  Заняли  исходные  позиции! Прошу сделать
ракетный  залп  двумя Р400-СРБ в режиме "двойного" управления. Вот координаты
перехвата! - я послала Худышке необходимые данные.
    - Принято, Суккуб-1! Ждём команды!
    - Вы готовы, девочки? - спросила я своих.
    - Готовы!!
    - Ну тогда... Ракеты, пуск!!!
    На экранах шлема появились цифры обратного отсчёта. 20 секунд до прибытия
ракет, 19..18...
    Не  заботясь больше об осторожности, я рванула вперёд, стремясь побыстрее
добраться  до  края  леса. Впереди и слева послышался громкий треск сминаемых
тяжестью  робокостюма  веток  -  это  Задира  продиралась  через   кусты   по
направлению  к южной группе, охраняющей дамбу. Что делала Улыбка, мне не было
слышно,  но  на  радаре  её  звёздочка  быстро сближалась с первой замеченной
группой вражеской техники.
    15..14..13..12..11..10...
    Я  преодолела  три  четверти  расстояния,  разделяющего  меня и танки под
обрывом,  когда  дико  завыла  сирена  тревоги  на дамбе. Противник обнаружил
наконец  наше  присутствие!  До  моего  слуха   донеслись   суматошные  вопли
застигнутых  врасплох  солдат  и  офицеров.  Судорожно  взревели моторы обоих
танков  и бронетранспортёра вспомогательной станции раннего обнаружения. Но в
этот момент я уже появилась на краю откоса прямо над их головами. Надо отдать
должное  мужеству вражеских солдат, они впервые в жизни увидели "БОЕВУЮ ОСУ",
но не растерялись и попытались хоть что-то предпринять.
    Несколько человек, из суетившихся внизу, под командой какого-то офицерика
спрятались  за развороченный взрывами остов, когда-то нашего, танка и открыли
огонь  из  автоматов,  стараясь задержать моё продвижение и отвлечь внимание,
пока  их  бронетехника  разворачивалась  в  ударное  положение.  Вокруг  меня
посыпались  срезанные  разрывными  пулями листья, и полетели в стороны щепки,
несколько очередей попали в грудь робокостюма, но бессильно срикошетировали в
стороны,  уродуя  и без того покалеченную растительность. Не желая находиться
даже  под  таким огнём, я выпуталась из растущего на краю откоса кустарника и
стала быстро съезжать вниз. Видя моё приближение ещё несколько солдат открыли
огонь,  используя  теперь  и  подствольные  гранатометы.  Четверо  несчастных
оказались  прямо  передо  мной, у самого подножия. Граната, пущенная одним из
них,  ударила  в  голову  моей  "ОСЫ". На мгновение экраны потемнели, защищая
глаза  от  яркой  вспышки,  а потом снова вернулись в нормальное состояние. Я
пошатнулась,  но  устояла  на  ногах.  Раздавшиеся  радостные  крики  врагов,
растерянно смолкли, когда я продолжила прерванное было движение.
    - Зафиксировано  попадание  в  голову!  -  раздражённо доложила Акварина,
которая  не  любила когда ей наносился вред. - Прочность брони первого уровня
уменьшилась на сорок три процента, уничтожен один оптический сенсор!
    - "Включай щиты!! Пора!!!" - скомандовала я.
    Тут  же  "ОСУ"  окутала  едва  заметная  зеленоватая плёнка, а на экранах
появились надпись "Щиты включены" и полоска энергии, означающая их прочность.
    - Вот вы значит как!!! - прорычала я той четверке, которая стояла на моём
пути.  Потом  почти  не  целясь,  полагаясь  только на своё умение и инстинкт
воина,  я  от  бедра пустила в них длинную очередь из автоматической винтовки
АВБ-1.  Бронебойные  пули,  пробивающие  со  ста метров броню средних танков,
буквально  смели  четыре  хрупкие  человеческие  фигурки,  превратив   их   в
окровавленную  кашу  из  плоти,  костей  и аммуниции. Двоим страшными ударами
горячей  стали оторвало головы, баскетбольными мячами подскочившие в воздух и
опустившиеся  тремя  метрами  дальше  упавших  тел,  которые  оросили   землю
фонтанами  алой  крови.  Зрелище  было  ужасным. Однако упасть в обморок я не
могла  себе  позволить,  поэтому лишь стиснула крепче зубы и достигла наконец
ровной  поверхности.  Когда  я  растоптала   растущие   у   подножия   кусты,
крупнокалиберный  пулемёт  "Наблюдателя" перечеркнул мое левое плечо десятком
своих  бронебойных  пуль.  Не  уступающие  моим по пробивной способности, они
встретили  на  своём  пути  несокрушимую упругость силовой защиты и отскочили в
разные  стороны, бессильно зарываясь в каменистую почву. Я могла бы позволить
пулемётчику  и дальше поупражняться в пробивании энергетического поля, однако
два "Сокрушителя" уже выезжали из-за бронетранспортёра, разворачивая прямо на
меня  свои  неуклюжие  башни  с  укреплёнными   по   бокам   противотанковыми
комплексами.  Медлить  ещё,  означало  поставить себя под разрывы ракет в два
раза мощнее тех, которые были на моей "ОСЕ".
    Я вскинула гранатомёт, зажатый в правой руке, и нажала на спуск. Граната,
которая  на  самом  деле  была ракетой ближнего действия, проделала в лобовой
броне  "Наблюдателя"  аккуратное  отверстие  и  негромко  разорвалась внутри,
отчего  бронетранспортёр  подпрыгнул  над  землёй  и завалился на бок, из его
люков  повалил  густой,  чёрный,  маслянистый  дым.  Как-то, во время учений,
нам показали какое действие производит взрыв гранаты внутри танка, с экипажем
из  манекенов.  Думать о том, во что превратились настоящие люди внутри этого
бронетранспортёра было выше моих сил.
    - Управление  ракетами  перехвачено!  -  раздался голос Акварины. И почти
сразу  же  справа  от  меня,  за поворотом дороги, и слева, за выступом леса,
раздалась беспорядочная пулемётная и автоматная пальба, прогремело  несколько
взрывов,  утонувших  в  бешеном  рёве  моторов.  А  секундой  позже  на землю
обрушился тяжкий молот ракетного удара.
    Я  не видела взрыв ракеты, управляемой Улыбкой, но то, что сделала ракета
Задиры  было видно не только мне. Вначале из-за деревьев поднялся здоровенный
столб  огня,  взметнувший  в  воздух  тучи  песка  и  камней,  затем  туда же
последовали  вырванные  с  корнем  деревья, а потом до нас докатилась ударная
волна.  Даже мне пришлось пригнуться, настолько был силён напор взбесившегося
ветра,  что  же  касается  солдат противника, то их просто разметало в разные
стороны. Некоторые после этого уже не поднялись. Но это был не конец - с неба
дождём  посыпались  камни  и  расколотые  в щепы деревья. На моих глазах двух
человек  пришпилило  к  земле  огромными  острыми   зубьями.   На   один   из
"Сокрушителей",  прямо  на  башню  с  противотанковыми  ракетами,  упал ствол
большого  дерева,  превратив  её  в расколотый орех. Взрыв боезапаса довершил
дело,  и  от  грозного танка остался только большой, дымно полыхающий костёр.
Мне повезло больше, я оказалась в стороне от основной массы падающего мусора,
всего  несколько мелких камней царапнули броню моего робокостюма, не причинив
никакого  вреда.  Также  не пострадал и второй "Сокрушитель". Однако, судя по
всему,  его  экипаж  был  деморализован,  как  и  остальные  солдаты, которые
побросали оружие и с криками ужаса бросились к дамбе под прикрытие наполовину
развернувшихся  в  боевое положение ракетных установок "Смерч". Я должна была
спешить  -  ещё  тридцать-сорок секунд и на моё "крыло" обрушатся ракеты лишь
чуть-чуть уступающие по мощности нашим.
    Водитель  "Сокрушителя" заметил моё движение и попытался развернуть танк,
но  большего  сделать  уже  не  успел. Пущенная в упор противотанковая ракета
прожгла  бортовой  лист  брони  так,  как  будто  он был бумажным. Сильнейшим
взрывом  "Сокрушителю" снесло башню и разворотило корпус. Спрятавшихся за ним
двух  солдат  отшвырнуло  в  сторону,  как тряпичных кукол, мёртвых тряпичных
кукол.  Путь  к  дамбе был свободен. Не теряя времени даром, я побежала туда,
огибая части упавших деревьев и перешагивая через трупы.
    - Противник уничтожен! - доложила Задира. - Направляюсь к тебе!
    - Быстрее! Они почти готовы запустить ракеты! - ответила я. - Улыбка, как
дела?
    За  поворотом  дороги до сих пор раздавались пулемётные очереди и разрывы
ракет. На радаре горел одинокий красный огонёк, не считая тех, на дамбе.
    - Да  вёрткий попался, гад! Никак его не возьмёшь, спрятался за камнями и
подойти не даёт!
    - Просто переместись поближе к реке и не пускай его к нам в тыл!  Поняла?
    - Будет выполнено!
    Мне  оставалось  пробежать  всего  метров  восемьдесят  для  того,  чтобы
добраться  наконец  до  перегораживающей  реку  бетонной  стены, когда первые
ракеты  сорвались  с  пусковых установок двух ближайших "Смерчей". Оставляя в
воздухе дымные дорожки, они стремительно летели к моему робокостюму. Секундой
позже,  я  увидела  почему  эти машины были названы "пахарями смерти". В пяти
метрах  от меня, земля вздыбилась от разрыва первой ракеты, а потом всё ближе
ко  мне  стали  вспарывать  ландшафт,  образуя  ломаную  линию,  остальные. Я
отскочила  в  сторону  от  надвигавшегося  смертоносного вала и задействовала
прыжковый  режим.  Мгновением  позже на том месте, где я стояла рванули сразу
две  ракеты.  Их  осколки  щедро  забарабанили  по  ногам  и спине, то и дело
впиваясь в броню с рвущими нервы звуками. Если бы не прыжковые стабилизаторы,
то  меня  взрывной волной перевернуло бы в воздухе. Приземлившись на двадцать
метров  ближе  к  дамбе,  я  опустилась  на  левое  колено и навела на быстро
разворачивающиеся за мной ракеты, зенитный пулемёт.
    - Ну что ж, вы сделали свой ход! - буркнула я. - Теперь моя очередь!!!
    Пули, способные сбить самолёт на высоте в семьсот метров, огнистым веером
прочертили  разделяющее  нас расстояние и снесли всё на своём пути. Я видела,
как  они  впивались  в  металлические  борта  и  кабины  "Смерчей", пробивали
насквозь пусковые установки, высекали яркие искры на бетонном парапете дамбы.
Когда  какая-нибудь  из  них  попадала  в  стреляющих по мне солдат, в воздух
летели оторванные руки и головы, а изуродованные тела расшвыривало в стороны,
брызгая  кровью  и  кусками  внутренностей. Совершенно случайно за "Смерчами"
оказался  второй  "Наблюдатель",  который и принял на себя остаток пулемётной
очереди.  Она  разворотила  кабину  и  зацепила сенсорную установку. Я успела
заметить,  как  оттуда  выскочила  человеческая фигурка, а потом все заслонил
мощный  взрыв,  метнувший  вокруг  себя  искорёженные  куски  металла  и тел.
Оставался  ещё  один  "Смерч"  и  последняя  горстка солдат, но они предпочли
отступить и, теперь уже находились на другом берегу. Упускать их было нельзя,
но я не могла достать их своими гранатами. Поднявшись с колена, я побежала на
дамбу.
    Как  только  горящие  останки  "Смерчей"  остались позади, раздался голос
Задиры:
    - Стой, Мечта! Оглянись!!
    Я  затормозила  и  собиралась  развернуться,  когда  чья-то  большая тень
беззвучно  накрыла  меня  сверху.  Резко вскинув оружие, я хотела расстрелять
угрозу,  но  "Шторм-3",  а  это  был  именно  он,  скользнул вслед отходящему
противнику  и  выпустил  пару  ракет класса "воздух-земля". Оставляя за собой
дорожки дыма, совсем как недавно ракеты "Смерчей", они потянулись к врагу. Но
на  этот  раз  солдатам  противника  деваться  было  некуда. Дальний берег на
мгновение осветился яркими вспышками, грохнули взрывы, и когда осела пыль, то
уже ничто не шевелилось там, где только что двигались люди.
    - В  яблочко!!!  -  раздался  в наушниках довольный голос Кареглазки. Она
сделала  пижонскую  мёртвую  петлю  и  зависла  точно  над съездом с дамбы. -
Принимайте гостей!!!
    Из люков грузовых ячеек выпрыгнули три "ОСЫ" и вскоре уже оказались около
меня. Также подоспела и Задира.
    - Неплохо  поработали! - похвалила меня Лисица. - Только вот мусора много
осталось.
    - А ты как хотела? - возмутилась Задира.
    - Так  ладно!  -  отмахнулась  Лисица.  -  Сенсоры "Шторма" зафиксировали
приближающиеся  сюда танковые подразделения. Судя по всему там одни "Рексы" и
"Наблюдатели".  По  предварительным подсчётам они доберутся сюда через десять
минут,  а  нам на установку зарядов потребуется около пятнадцати. Ваша задача
обеспечить нам эти минуты! Вопросов нет? Тогда начали!!!
    - Задира, за мной! - скомандовала я,  направляясь к дальнему концу дамбы.
- Встретим танки пораньше.
    Не  оборачиваясь  на  рассыпавшихся  по  дамбе  "Обманщиц",  мы протопали
почти до противоположного берега.
    - Чем  ты  занималась? - набросилась я на свою напарницу. - Меня  эти два
"Смерча" могли поджарить как куропатку!
    - Уничтожала группу гранатомётчиков. - невозмутимо ответила Задира.
    - Подумаешь,  важность!  -  фыркнула  я. - Мне из подствольника  попали в
голову и ничего.
    - А из противотанковых в тебя не попадали?
    - А-а-а...  ну  тогда  другое  дело.  -  протянула я. - Всё-таки  могла и
побыстрее.
    - Однако ничего страшного не произошло? - подковырнула меня подруга.
    - Ладно, забыли. - буркнула я. - Как у тебя с боезапасом?
    - Полный заградительный комплект, десять снарядов к "Хлопушке", и по пять
гранат в гранатомётах.
    - И  у  меня полмагазина в АВБ, семь гранат, пять ПТР15 и на одну очередь
в  зенитном  пулемёте.  По  идее должно хватить. Кстати, почему ты так близко
взорвала ракету?
    - Иначе  бы  тебе  в  спину  заехали  два "Сокрушителя", я не успевала их
перехватить, поэтому и пришлось рискнуть.
    - У тебя на всё готов ответ!
    - А как же!
    Так,  изредка  перебрасываясь  репликами,  мы  продолжали охранять в поте
лица работающее "крыло" Лисицы. Медленно текли минуты.
    Первые  танки  появились  на  дороге  совершенно неожиданно. Они возникли
словно призраки из могил и быстро стали двигаться прямо к дамбе. На нас.
    - Обнаружен противник!!!  -  от  крика  Акварины  у меня заложило уши. На
экранах  шлема  замигала  красная  надпись  "Опасность". А радар запестрел от
огоньков. И с каждой секундой их становилось всё больше.
    - Всем  внимание! - кинула я в общую связь. - Приближается большая группа
вражеских танков. Лисица, скоро вы там?
    - Завершены  два  этапа установки! Остался последний. Мечта, задержите их
любой ценой!!
    - Постараемся... - ответила я. - Задира, ты готова?
    - Как только это возможно! - хмыкнула она.
    - Отлично!  По  моей  команде  накроешь  дымовыми шашками вон тот, второй
отсюда, изгиб дороги. Но только по моей команде! Поняла?
    - Да!
    Мы  молча  наблюдали,  как  приближаются, всё чётче вырисовываясь, темные
силуэты  танков.  450 метров...400...300...  Да,   это   действительно   были
"Тиранозавры  Рексы".  Самые  мощные,  быстрые и смертоносные боевые наземные
единицы  Объединённых  Наций.  Их длинные 120-миллиметровые пушки твёрдо были
направлены  на  дамбу,  где  возились "Обманщицы". Я слышала, как скрипела от
нетерпения  зубами  Задира,  у  меня  самой стекала по виску струйка пота, но
стрелять было слишком рано. На такой дистанции мои ПТР15 и снаряды "Хлопушки"
ничего  не  могли  бы  сделать  с  толстой  лобовой  бронёй  "Рексов". А они,
уверенные  в своей силе, мощно попирая землю сталью своих гусениц, продолжали
ехать.  Они  не  стреляли,  наверное  желая  показать свою крутость, и только
неслышный  вначале  рёв  моторов,  теперь больно бил по ушам. Психологическая
атака.  Фирменный  знак элитной семьдесят пятой тяжёлой дивизии. Их уважали и
боялись  все, кто когда либо встречался с ними. И теперь глядя на этот тёмный
вал,  который  рыча  моторами,  катился  на  нас - я поняла почему их назвали
"Чёрными дьяволами".
    Но  вот  между  нами  осталось  всего  двести  метров. Скрип зубов Задиры
превратился  в  громкий  скрежет.  И я крикнула ей, выпрямляясь в полный рост
из-за парапета дамбы:
    - Давай, Задира!
    Заградительный  комплект  с  громким шипением выстрелил с её левого плеча
три  дымовых  шашки  и  через  секунду  они  взорвались  точно  там,  где я и
рассчитывала.  Плотная стена дыма перекрыла дорогу, отрезав голову колонны от
остальных  машин.  И  не  просто дыма. В наших шашках содержались компоненты,
которые  полностью перекрывали каналы связи и обнаружения. Короче - глушили и
ослепляли.
    Они  были готовы ко всему, там - на середине дамбы. Здесь же, прямо перед
ними  появились  две  странные фигуры с торчащими на плечах железками. Что-бы
повернуть  дула  пушек  на  девяносто  градусов нужна секунда, но её у них не
было. 105-миллиметровая пушка Задиры выплюнула пять снарядов, а я послала две
ракеты.  И  вот  перегораживая дорогу, горят четыре танка, добавляя к дымовой
завесе  свою  чёрную  копоть.  И  ещё  один беспомощно дёргает башней, видимо
напрочь заклиненной, пытаясь сдвинуться с места. Это был успех! Но временный.
Не  только  мы  были  профессионалами  своего  дела.  Пусть  танки, шедшие за
головными  ослепли  и  оглохли,  но  они видели мою фигуру, появившуюся перед
ними.  Видели,  развернули  свои орудия и их стрелки нажали на гашетки. Пусть
снаряды  были  посланы  вслепую,   пусть   меня   защищал   бетонный  барьер,
обрушившиеся  несколько  мгновений  спустя  удары  уменьшили щиты, включённые
Аквариной на семьдесят процентов.
    Через  тридцать  секунд,  проломившиеся  через  лес, в обход завесы танки
снова  появились  на  виду, но теперь они обтекали своих подбитых товарищей с
двух  сторон.  И  стреляли...  В  основном  по нам, чего от них и добивались.
Драгоценные  секунды  были  нужны именно "Обманщицам", чтобы сделать то, ради
чего мы все прибыли сюда.
    Стоять  на  месте было самоубийством, поэтому я крутилась волчком, прыгая
из  стороны  в  сторону,  уворачиваясь  от  разрывов осколочных и бронебойных
снарядов,  противотанковых ракет и мелькающих сердитыми светляками пулемётных
очередей. Стрелять в ответ также щедро было бессмысленно, по причине скудости
боезапаса.  Три  последние  ракеты были потрачены на два танка, но это только
подстегнуло  остальных. Теперь ближайший танк находился метрах в семидесяти и
продолжал  стремительно надвигаться. У Задиры давно кончились снаряды, теперь
она,  на секунду остановившись, как заправская ковбойша, от бедра пальнула из
гранатомётов  в  другой  танк  и  снова  рванулась  в сторону, уходя от пуль,
взбивших  рядом  с  ней  пыль. Я подняла правую руку, прицелилась в основание
башни  первого  танка  и  одна  из  четырёх   гранат   пробила-таки  казалось
несокрушимую  для  неё  броню.  Танк  остановился и пыхнул языком огня, но не
взорвался.  Они  почему-то  никогда  не  взрывались.  А  мне эта удача стоила
гранатомёта.  Очередь  зенитного  пулемёта  соседней машины хлестнула по моей
груди,  полностью  истощив щиты силовой защиты, а потом прошила его насквозь.
Как  не взорвались оставшиеся гранаты, я не могу понять до сих пор, но они не
взорвались  и  я,  отстрелив  кабели  питания,  швырнула  искорёженный РГ51 в
сторону.  Тут мне в грудь попал осколочный снаряд, швырнувший меня до дальней
стенки  дамбы.  По  всем  правилам  я  должна  была   превратиться   в  кучку
окровавленного  фарша  вперемешку  со стальными макаронами, однако спас меня,
что  бы вы подумали, выброшенный гранатомёт. Вот ведь как бывает - даже такая
мелочь,  а стоит целой жизни. Как потом выяснилось, Акварина своими сенсорами
почувствовала приближение снаряда и энергию, ранее используемую гранатомётом,
направила  в  погасший  щит.  Этого  жалкого  усилия  хватило для того, чтобы
нагрудная  броня  третьего, последнего, уровня выдержала разрыв снаряда и его
осколки.  За  это  я  заплатила зенитным пулемётом и напрочь сорванной бронёй
первого  уровня. С трудом поднявшись на ноги, я почти вслепую побрела вперёд,
перед  глазами  дико плясали красные круги, тело было одним сплошным синяком.
Только  споткнувшись об остатки гранатомёта я вдруг поняла, что стрелять могу
только из АВБ-1, что "ОСА" моя сильно повреждена и на меня движется тот самый
танк, снаряд которого чуть не лишил меня жизни. Скорее всего, на этом месте и
окончились бы мои похождения, если бы не...
    - Мечта, пригнись!!!
    Годы  тренировок  не  прошли  даром,  не осознавая этого, я плюхнулась на
землю,  а  из- за  моей спины прямо в лоб "Рексу" ударили две ракеты дальнего
действия.  Танк  резко  остановился,  как  будто  налетел на невидимую стену,
подпрыгнул и скрылся за облаком, сотрясших его взрывов.
    - Улыбка! Это ты?!! Но ведь...
    - Я  должна  быть  на другом берегу? И не пускать последний танк? Да?!! Я
его уничтожила! И, кажется, появилась здесь вовремя!!
    - Спасибо!!!
    - Всегда пожалуйста! Эй, поберегись!!!
    Мы  метнулись  в  разные  стороны  от  взорвавшегося   снаряда.  Пусковая
установка  РДД  на  левом  плече Улыбки окуталась дымом и от неё потянулись к
одному из наступающих танков, три ракеты. Они попали в обе гусеницы, перебили
их и обездвижили "Рекс".
    - Мы  закончили!!! - раздался  в  наушниках  торжествующий крик Лисицы. -
Мечта, отходите! Мы прикроем вас!!!
    - Давно  пора!  -  голос  Задиры  дрожал  от напряжения и на фоне громких
разрывов и треска очередей, казался каким-то писклявым.
    - Ставь  завесу!!!  -  крикнула  я,   смачно   нажав   спусковой   крючок
автоматической винтовки. Её пули высекли на броне двух танков яркие искры, но
тем и ограничились. - Улыбка, назад!! Отступаем!!!
    Пятясь  спиной,  она  одну за другой выпускала оставшиеся ракеты, которые
взрывались среди наступающих, правда не причиняя никакого видимого ущерба.
    - Последняя!  -  оповестила  Улыбка и развернувшись, побежала к ожидающим
нас "Обманщицам".
    Что  касается  Задиры,  то она деловито накрывала клубами дыма местность,
прилегающую к дамбе и участок где мы сражались сдерживая продвижение врага.
    - Смотрите!  -  раздался  встревоженный  голос  Золушки.  -  Они   начали
форсировать реку!!!
    Действительно,  с  десяток  танков, проехав сквозь дымовую завесу, теперь
вздымали  густые  клубы  пыли  на сухом дне реки, быстро приближаясь к нашему
берегу.
    - Ну уж нет!!! - рыкнула Лисица. - Недотрога, Золушка! Стреляйте!!!
    Громкие  хлопки 105-миллимитровых пушек, на мгновение перекрыли дикий рёв
моторов и два танка окутались облачками разрывов.
    - Один есть! - радостно воскликнула Недотрога.
    Правда оставшиеся "Рексы" не собирались молча сносить обстрел с дамбы. Их
орудия  выплюнули  смертоносные  снаряды,  которые секунду спустя врезались в
толстую  стену  дамбы  или  противно  воя  пронеслись выше. Нас щедро осыпало
бетонной крошкой и осколками.
    - Быстрей! Быстрей! Быстрей! - подгоняла Лисица, стегая жестокими ударами
зенитного пулемёта темную броню танков. - Задира! Хватит пылить! Отходи!
    Я  находилась  рядом  с догорающей ВСРО "Наблюдатель", растерзанной моими
пулями,  когда  на  экранах  шлема  появилась  надпись "Обнаружен противник".
Мигающая рамочка выделила вжавшуюся в перевёрнутый остов сенсорной установки,
покрытую чёрной копотью, фигурку солдата в глухом, легком шлеме пехотинца. Не
знаю  почему, но я свернула и направилась к этому, чудом выжившему в огненном
буране,  врагу.  При  моём приближении он суматошно зашевелился, беспорядочно
дёргая  пристёгнутую  к  правому   бедру   кобуру.   Тускло   блеснул  металл
малюсенького пистолетика. Несмотря на серьёзность окружающей меня обстановки,
мне  захотелось истерично расхохотаться. Мысль о том, что по моей "ОСЕ" после
всего  уже  произошедшего,  будут  стрелять  из  чего-то подобного показалась
безумно  смешной.  Тем  не  менее,  хозяин  пистолета имел своё мнение. Руки,
сжимающие  рукоятку, судорожно тряслись, но указательный палец правой надавил
несколько раз курок.
    Честно  говоря,  я  даже  не  почувствовала ударивших пуль; усмехнувшись,
неторопливо  приставила  дуло  винтовки  к  его  голове  и  до  упора вдавила
спусковой  крючок.  Ничего  не  произошло.  Перед  глазами   приговором,   не
подлежащим  обжалованию,  мерцала  красная надпись: "Нет патронов". Мой, если
так  можно сказать, оппонент слабо пискнул и медленно сполз по металлическому
листу,  на  который  опирался  спиной.  Я  понимала  его  - ствол даже самого
маленького  оружия  кажется  огромным,  когда  смотрит  тебе  прямо в лицо. А
винтовку  АВБ-1  даже  в  шутку  нельзя  было назвать маленькой. Резкий окрик
Лисицы вернул меня к действительности:
    - Мечта,  какого  чёрта,  ты там возишься?!! Быстрее с дамбы! Через сорок
секунд всё рванёт!!!
    - Иду!! - крикнула я в ответ.
    - Ну что же, - обратилась я к потерявшему сознание солдату. - Раз уж я не
смогла тебя убить, наверное придётся вытащить тебя отсюда...
    Быстро перевернув его на живот, я подхватила  правой рукой бесчувственное
тело.  Все  остальные  уже  бежали  к  лесу.  Теперь оставалась самая малость
- выбраться с дамбы живой.
    И  я  выбралась,  несмотря  на  свистящие  рядом пули, рвущиеся снаряды и
ракеты.  Когда  мне  оставалось несколько метров до съёзда с дамбы, несколько
метров  до поджидавшей меня Лисицы, из клубящегося дыма, оставленного Задирой
вынырнул  какой-то  ошалелый  "Рекс". Я заметила его на радаре, и он наверное
тоже  заметил  меня.  Почти физически ощущая направленное мне в спину дуло, я
продолжала бежать зигзагами, стараясь сбить прицел наводчику...
    ...Над  верхушками  притихших  деревьев  неслышно  появились силуэты двух
"Альбатросов".  Стремительно  мелькнули  ракеты. За моей спиной, подброшенный в
воздух  сильным  взрывом,  перевернулся преследовавший меня танк. А ещё один,
почти  достигший  нашего  берега,  полыхнул  и бессильно замер, выведенный из
строя.
    - Прикройте посадку! - раздался в наушниках голос Айси.
    - Поняли тебя, "Шторм-2"! - ответила Лисица.
    Задира,  ни  слова не говоря, выстрелила последние заряды заградительного
комплекта...
    ...Кое-как  устроившись  в грузовой ячейке, я приказала Акварине дать мне
внешнее  изображение.  Мы  вертикально  поднимались  над  усеянным,  горящими
обломками и негорящими трупами, берегом.
    - Десять  секунд  до  взрыва,  -  голос Лисицы был необычайно серьёзен. -
Девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, один...
    Вначале  ничего  не  было.  Мне, грешным делом, показалось, что заряды не
сработали,  но  вот  над  дамбой  выросли  три  огненных   шара,   окружённые
кувыркающимися  кусками  бетона  и  арматуры. До нас докатились громоподобные
звуки  взрывов,  ударной  волной  здорово  тряхнуло  оба   самолёта.   Стена,
преграждавшая  путь реке, оказалась разбитой надвое, как будто какой-то титан
ударил  в  неё  кулаком изо всей силы. Воющий, бешено крутящийся поток мутной
воды  хлынул  в  рваный разлом снося всё на своём пути. "Рексы", пересекающие
дно  реки,  попытались  развернуться,  спастись,  но  для  них  уже  всё было
потеряно. Десятки тонн дарующей жизнь жидкости принесли им вечное успокоение,
погребя  под  собой.  А  гребень  водяного  вала помчался дальше, и вот сотни
метров только что сухого русла, снова стали владениями реки.
    - Миссия  завершена!  -  резюмировала  Айси,  закладывая  крутой вираж. -
Возвращаемся на базу!!!
    Линия  внутренней  связи  откликнулась  громкими  радостными  криками. Мы
выдержали первый бой в этой войне и могли этим гордиться.
    Я  бросила  последний  взгляд  на черные точки тяжёлых танков, облепивших
дальний  берег  и  приказала  отключить  сенсоры  внешнего   обзора.   Позади
оставались  боль,  смерть  и  страх.  Сейчас  я  ещё  не знала, что они - эти
жестокие  жнецы  безжалостной  игры,  называемой  войной,  уже заметили нас и
протянули  свои измазанные в крови руки за щедрым подаянием. Они алкали наших
жизней и разве могли мы противостоять им своей решимостью, волей и мужеством?
Время покажет. Мы возвращались туда, где нас ждали, возвращались все. Живые и
относительно невредимые. Победители, но будет ли так всегда?


                 "Глава четвёртая, в которой главная героиня
                  удивляется, расстраивается, дерётся и мирится."

    - Цветочки  подбираем, а Мечта? - насмешливо спросила меня Айси, когда я,
держа  под  мышкой всё ещё бесчувственное тело своего пленника, выпрыгнула из
грузовой  ячейки,  стоящего  в ангаре "Альбатроса". - Неужели тебе не хватает
Задиры?
    - Айси, прекрати  издеваться! Лучше вызови Директрису и сообщи, что у нас
гость.
    - О'кей! Будет сделано.
    Двери грузового лифта закрылись за мной, и он плавно понёс наше "крыло" в
восьмой ангар, где нас уже ждали Зайка, Монетка и Косичка.
    - Мечта, с тобой всё в порядке? - с преувеличенной заботливостью спросила
Улыбка.  -  Головка  не  болит?  Знаешь, после прямого попадания того снаряда
всякое могло случиться. На кой чёрт тебе сдался этот солдафон? Убила бы его и
всего-то дел.
    - Да убивала я его, убивала! Целых два раза. Сама видишь, что получилось.
Я приставила ему к голове АВБ-1 и в тот момент у меня кончились патроны.
    - Надо  было  оставить  его  подыхать на этой дамбе! Уж он-то наверняка с
тобой бы не церемонился!
    - Да  ты  что,  Улыбка! Я тебе кто? Живодёрка, что ли? Не могла я бросить
его  там,  зная  что  через  несколько  секунд всё взлетит на воздух. Он смог
выжить,  когда я взорвала его машину, когда стреляла в упор, когда взрывались
снаряды,  посланные  его  приятелями.  Тебе не кажется, что здесь виден божий
промысел?  Может  он и погибнет, возможно даже через час, но тогда я не могла
этого позволить.
    - Мечта  права! - сказала Задира. - Опустим весь бред про божий промысел,
но  в  остальном  она права. Мы цивилизованные люди, и не должны уподобляться
жестоким дикарям.
    - Как знаете! - фыркнула Улыбка. - Какие вы добренькие и правильные! Но у
нас война, не так ли? Не стоит об этом забывать!
    Она  замолчала,  и  ничего  больше  не  говорила.  Наконец  двери   лифта
разъехались в стороны, открывая нашим глазам, вскочивших со стульев Зайку,
Монетку и Косичку.
    - С возвращением!!! - радостно заорала Косичка, бросаясь к нам навстречу.
- С возвращением!!!
    - Рита, остынь! - невозмутимо бросила Зайка, но по её просветлевшему лицу
было  видно,  что она испытывает те же чувства.  Как приятно видеть, что есть
люди которым небезразлично в каком состоянии ты находишься.
    Мы  неторопливо  вышли  из лифта и протопали на свои места. Наши механики
удивлённо воззрились на мою ношу.
    - А это кто? - спросила Монетка, энергично почёсывая кончик носа.
    - Это мусор! - язвительно ответила вылазившая из своей "ОСЫ" Улыбка.
- Просто мусор!!! Да помоги наконец мне выбраться!
    - Что это с Улыбкой? - поинтересовалась Зайка, помогая Задире спуститься.
    - Да так, - ответила, улыбаясь, Задира. - Переволновалась на задании.
    - Ой!  Ой!  Ой! - запрыгала вокруг моего робокостюма, с круглыми глазами,
Косичка. - Варвары! Изверги! - причитала она. - Так изуродовать Акварину!!
    - Не  плачь,  Косичка!  Пройдут  дожди...  -  попыталась  скаламбурить я,
спрыгивая  на  пол.  -  Ох!!  Уй-ю-ю-й!!! - Схватилась я за бок, стрельнувший
резкой болью. Видимо удар снаряда не прошел даром. - Давай вытащим его!!
    Вместе  мы,  аккуратно  вынули  беспомощное  тело из хватки стальной руки
"ОСЫ" и перенесли его на стоящий в углу ангара диванчик.
    - Лёгкий  какой! - заметила  Косичка,  укладывая  его  за ноги на кожаную
поверхность.
    Я присела на краешек, рядом с пленником.
    - А  теперь  давай  посмотрим  какой  ты из себя! - и сдёрнула шлем с его
головы...
    То,  что  предстало  нашим  глазам,  вырвало  из горла Косички изумлённое
восклицание. Я поперхнулась и выронила шлем из рук.
    - Боже ты мой!!! - вскрикнула подошедшая к нам Улыбка.
    Когда на человеке надеты лёгкие бронированные доспехи, глухой шлем. Когда
он управляет боевой машиной. И, особенно, когда он служит в вооружённых силах
Земли, то считается, что он - мужчина.
    На  диванчике  лежала,  с  закрытыми глазами молодая девушка лет двадцати
четырёх-двадцати  пяти. Её перепутанные рыжие волосы беспорядочными каскадами
спадали  на  подушку,  которую я предварительно подложила под голову. Бледное
лицо застыло маской беспомощного, и от этого ещё более страшного, ужаса.
    - Что тут происхо... - отвалившаяся  челюсть Задиры, ясно показывала, что
и для неё это было сюрпризом.
    Теперь уже все увидели кого я притащила с миссии.
    - Мечта, проверь её дыхание! - предложила наиболее здравомыслящая Зайка.
    С  трудом выйдя из столбняка, я нащупала на горле незнакомки пульс. Жилка
слабо,  но  ритмично  билась под моим пальцем показывая, что на данный момент
девушка  ещё  жива.  Тут  тихий  стон  сорвался  с  её  губ,  густые  ресницы
затрепетали,  и  она  медленно  открыла глаза, оказавшиеся глубокого зелёного
цвета.  Секунду  они  были  затуманены  пеленой  беспамятства,  а затем разум
вернулся  в  них.  Разум  и  последнее воспоминание. Видение приставленного к
голове  дула  большой винтовки и щелчок спускового крючка. Дико закричав, она
столкнула  меня  с  дивана,  вскочила,  откинула  в  сторону Задиру, со всего
размаху  врезалась  в  Зайку  и  они  покатились по пластику. С Мариной такие
штучки  не  прошли,  она спокойно прижала истерично кричащую девушку к полу и
уселась сверху, не давая той пошевелиться.
    - Что  здесь  происходит?!!  -  строгий окрик возвестил о прибытии Терезы
Абрамс "Бабочки",  возглавлявшей медицинскую группу, вместе с четырьмя своими
помощницами: Кейт Стингрэй, известной у нас как "Алая леди", Гвендолин Ассайя
по  прозвищу  "Минни",  и  двумя  сестрами-близняшками  Айрин и Диной Сэйлор,
которых  мы  звали  "Примой"  и  "Секундой".  Бабочка несла в руках маленький
докторский чемоданчик.
    - Ну-ка,  пустите меня! - распорядилась она, расталкивая нас в стороны. -
Зайка, немедленно слезь с этой девушки!
    - Но, Бабочка! - попыталась возразить Зайка. - У неё истерика.
    - Прима,  Секунда,  держите  её. - кивнула на бьющуюся на полу незнакомку
Бабочка.
    Когда  они  прижали  её  руки  и  ноги к полу, Бабочка достала из кармана
маленький фонарик и посветила в глаза пленницы.
    - Да  у  неё  же  нервный  шок!  -  констатировала  она. - Она  до смерти
перепугана!  В  общем  так! Мы забираем её в медицинский блок и позаботимся о
ней, думаю  Директриса не станет возражать, что допрос отложится на некоторое
время. - Она  вынула  из  другого кармана тонкий серый баллончик и пшикнула в
лицо девушки струйкой газа. Та прекратила брыкаться и отключилась, её дыхание
стало спокойным и размеренным. Пленница спала.
    Бабочка повернулась к Минни:
    - Приготовь носилки!
    Минни  кивнула,  отстегнула  от  пояса  толстый  продолговатый цилиндрик,
нажала  на  кнопку и бросила на пол. С тихим шипением, он удлинился, распался
на  две  половинки,  которые  превратились  в  прочные  трубки,  между   ними
натянулась тонкая упругая плёнка. И вот рядом с нами лежали походные носилки,
на которые Прима и Секунда положили заснувшую девушку.
    - Всё, привет... - махнула нам рукой Бабочка, выходя за остальными.
    - Быстро  работают!  -  покачала  головой  Задира,  когда они скрылись за
дверью. - Интересно, а чего так разоралась наша гостья?
    - Гм!  -  я  старательно избегала её взгляда и потёрла ноющий живот, куда
угодил  локоть  незнакомки.  -  А  какая  разница?  Давайте займёмся осмотром
повреждений. Кажется, мне надо будет менять всю нагрудную броню!
    - Знаешь,  Мечта... - задумчиво  произнесла  Улыбка, глядя на закрывшуюся
дверь. - Беру свои слова, насчёт мусора, обратно.
    - За  работу,  девочки!  -  приказала  я,  снова становясь в меру строгой
командиршей "крыла".
    - Есть, мэм!! - они понимали меня с полуслова.
    Проверка наших робокостюмов принесла неутешительные результаты.
    Дьяволина  Задиры  ослепла  на один "глаз" и еле переставляла ноги, у неё
был  поврежден  двигательный  модуль.  Моя  Акварина фактически лишилась всей
передней  брони,  половины  оптических  и  слуховых сенсоров, левый оружейный
приёмник,  где  находился   зенитный   пулемёт,   теперь   представлял  собой
бесполезный  кусок  помятого  металла.  Больше повезло Улыбке, она отделалась
только  осколочными  царапинами.  Но  итог,  который я подвела после получаса
возни с диагностическими приборами, показывал - в  своём теперешнем состоянии
"крыло"  не  способно  выполнить никакой, даже самой простой, задачи. Судя по
насупившимся лицам наших механиков, они были полностью со мной согласны.
    - Да  тут  на  неделю  ремонта! - проворчала Монетка, отдирая от Акварины
полуоторванный кусок брони.
    - Ничего не поделаешь... - вздохнула  из-за Дьяволины, уже перемазанная в
чёрной гари, Зайка. - Надо будет постараться.
    Пронзительный  писк  трёх  ручных коммуникаторов заставил нас с Задирой и
Улыбкой оторваться от своих дел.
    - Второму  и  третьему "крыльям" явиться в комнату совещаний! - приказала
Директриса. - Командирам иметь при себе данные о полученных повреждениях!
    Я  записала  файл  о состоянии наших "ОС" на переносной инфохран и сунула
его  во  внутренний  кармашек  боевого  костюма.  Потом распечатала данные на
бумаге, выдернула из принтера готовые листки и махнула рукой остальным. Пора!
    - Даже переодеться не дали! - пожаловалась Задира.
    - А  мне  и так неплохо! - поправила свою пышную чёлку Улыбка. - Ну как я
вам нравлюсь?
    - Просто  красавица!  -  улыбнулась  я.  - Давайте шевелитесь! Директриса
ждать  не  любит.  А  вы,  -  обратилась  я  к  Зайке,  Монетке  и Косичке. -
продолжайте!
    Втроём,  мы  снова спешили в комнату совещаний. На этот раз нас встречали
пустые  коридоры  и переходы между уровнями. Большая часть бригады, не считая
конечно боевого дивизиона, улетела на обустройство временного лагеря.
    Разъехавшиеся  в  стороны  двери  комнаты  совещаний  явили  нашим взорам
Директрису,  которая что-то сосредоточенно разглядывала на экране компьютера,
время от времени нажимая на кнопки. Для разнообразия мы пришли первыми, кроме
неё в зале никого не было.
    - Второе крыло боевого дивизиона... - начала докладывать я, но Директриса
махнула рукой и сказала:
    - Давайте садитесь. Мечта, ты принесла данные о робокостюмах?
    - Вот они. - я передала ей свой инфохран.
    Она  вставила  его в передающий разъем и стала смотреть на развернувшиеся
перед ней строчки информации.
    - Какие  будут  выводы? - Директриса оторвалась от экрана и посмотрела на
меня.
    - Неутешительные. - шлёпнула  я  по  столу  распечаткой. - На  устранение
нужно  минимум  пять  дней. В течение этого времени выполнение боевых заданий
невозможно.
    В этот момент появилось второе "крыло" во главе с Лисицей.
    - Теперь все в сборе! Лисица, передай мне свои данные и садитесь!
    - Есть, мэм!
    Наша  начальница  встала  из-за  своего  пульта-стола и пару раз прошлась
туда-сюда.
    - Я  получила  доклад  от  наших  друзей с реки Микатоник. - начала  она,
внимательно  окидывая  нас  взглядом.  -  Согласно нему большая группа боевой
техники  врага  и  несколько  тысяч  солдат  переправились   через   реку   и
продвинулись на десять километров вглубь нашей территории.
    Её  глаза  несколько  секунд  сурово  буравили меня и Лисицу, а потом она
отвернулась.
    - Как вы это объясните?!
    В зале повисла тревожная тишина. Все переводили взгляд с её спины на нас.
    - Мы сделали всё, что смогли! - выдавила Лисица, сквозь стиснутые зубы.
    Мы  дружно  кивнули,  хотя  Директриса и не могла этого увидеть. И тут её
плечи  странно затряслись. Сначала потихоньку, а потом всё сильнее и сильнее.
Она плачет?  Насколько  мы  знали её, это не входило в её привычки. Она резко
развернулась, и мы увидели на лице Директрисы широкую, радостную улыбку.
    - Конечно же вы сделали, всё что могли! - воскликнула она. - И сделали
просто  великолепно!  Этот  отряд  был авангардом наступающих сил противника.
Взрыв  дамбы  отрезал  его от основной группировки, и он был уничтожен нашими
силами.  Тамошнее  командование  восхищено  тем, как вы выполнили миссию. Они
просили  передать  вам  всем  особую  благодарность.  Затопление реки дало им
дополнительное  время  для  перегруппировки.  Уже  сейчас  к опасному участку
подтягиваются несколько резервных частей.
    Дружный  вздох  облегчения  пронёсся  по залу. Ну и шуточки у Директрисы!
Лично я чуть не получила инфаркт!!
    - Итак,  -  продолжила она. - Хочу поздравить вас, девочки, с выполнением
задания!  Всем  разрешаю  двухчасовой  отдых.  После него, командирам крыльев
явиться  в  мою  комнату, для получения дальнейших инструкций. Кстати, Мечта,
это ты захватила пленную?
    - Да, Директриса. - ответила я, вставая.
    - Тогда пойдёшь со мной в медицинский блок, остальные свободны!
    Девчонки встали и направились к выходу. Задира проходя мимо, напутственно
похлопала  меня по плечу и усмехнулась. А Улыбка, вот зараза, больно ущипнула
за  попку.  Я  скорчила  ей  страшную  гримасу  и  погрозила кулаком, но она,
бесовски улыбаясь, уже находилась на полпути к двери.
    Директриса  сложила  наши  инфохраны  в один из своих кармашков и кивнула
мне:
    - Пойдём, Мечта.
    Выйдя из комнаты совещаний, она вызвала лифт, и я вынуждена была вместе с
ней ждать его прибытия. Наконец двери его раскрылись и мы вошли внутрь.
    - Медицинский блок! - приказала Директриса, обслуживающему компьютеру.
    - Принято! - прозвучал приятный женский голос. - Отправляемся!
    И мы поехали.
    - Директриса,  зачем  мы  едем  в  медицинский? - спросила я, разглядывая
встроенный в стенку лифта аквариум.
    - Как зачем? - она подняла на меня свои карие глаза. - Посмотреть как там
раненная и решить, что с ней делать!
    - Ага,  -  кивнула  я.  -  Но ты могла сама это сделать. Почему надо было
брать  и  меня  тоже? И какая раненная, когда её уносили она выглядела вполне
нормально!
    В ответ на это она как-то загадочно улыбнулась и ответила:
    - Всему своё время.
    Знаю  я эти загадочные улыбки! Опять она приготовила мне какую-то работу.
Я  открыла  рот,  чтобы  спросить её об этом прямо, но тут двери раскрылись в
белый  коридор  с  нарисованными  на  стенах крестами, полумесяцами и змеями,
пускающими слюни над рюмками. Медицинский блок.
    Директриса  пропустила  меня  вперёд,  и  секунд  через десять мы вошли в
раскрывшуюся дверь реабилитационной палаты. Там нас встретила Бабочка, что-то
строчащая в своём блокноте. Один из лечебных модулей мигал яркими огоньками и
ритмично  потрескивал.  Через стеклянный купол я разглядела рыженькую головку
девушки, лежащей в целебном геле.
    - Как  она? - спросила  Директриса у поднявшей при нашем появлении голову
Бабочки.
    - Спит  как  ребёнок!  -  улыбнулась  та. - Ну у вас и методы, Мечта! Мне
пришлось  вкатить  ей  двойную  дозу  успокоительного,  а  то она даже во сне
кричала  как  резаная.  Сначала она вопила что-то о стальном монстре, который
стреляет  ей  в  голову,  потом  звала какого-то Кристофера, потом папочку. -
Бабочка  неодобрительно  качала головой, смотря на меня. - Ведь это твоих рук
дело,  и  не  отпирайся! Когда она упомянула о том монстре, с большой пушкой,
она также сказала, что на его левом плече нарисована большая русалка.
    - Ну и что такого! Ну направила я на неё АВБ-1, и что? - стала защищаться
я. - Ты  бы посмотрела во, что превратилась Акварина после этого боя! В конце
концов,  сейчас  эта  девчонка  здесь!  Спит  как  ребёнок. - передразнила  я
Бабочку.
    - Довольно!  - вмешалась Директриса. - Вы ещё подеритесь, горячие финские
девушки! Бабочка, ты закончила с гипнодопросом?
    - Конечно!
    - Как результаты?
    - Ничего  интересующего  нас  нет. Обычный доброволец, изъявивший желание
немного  погеройствовать.  Служит, вернее служила, в тридцать пятом батальоне
поддержки,  оператор  ВСРО  "Наблюдатель",  может  также работать на ракетной
установке <Смерч>. Важных тактических или технических данных не имеет. Ну и в
общем  -  всё.  В  личную  жизнь  мы  лезть  не  стали, не то ищем. Сейчас её
психическое  состояние  примерно  в  норме,  я  поставила  ей  мыслеблок   на
происшедшие события. Когда проснётся, немного поболит голова и всё.
    - Почему она в лечебном модуле? - спросила Директриса.
    - А  это? - махнула  рукой  Бабочка,  в направлении мигающей установки. -
Лёгкая  внутренняя  контузия,  наверное  от  близкого взрыва, пара осколочных
царапин. Ничего страшного, полежит в геле и будет как новенькая.
    Пока они выясняли  эти вопросы, я приблизилась к лечебному модулю и стала
смотреть  на  лежащую  там  девушку. Во сне её лицо было удивительно мирным и
очень  милым.  Мне  подумалось,  что  самое  место  ей на подиуме в роскошном
вечернем платье, блистающем в свете фотовспышек и юпитеров.
    Но никак не там, где взрываются снаряды и свистят пули. Чёрт побери! Будь
проклята  эта  война, которая заставляет таких как она рисковать своей жизнью
за  чьи-то  политические  и  экономические  амбиции! Останься в магазине моей
винтовки  хоть  один  патрон... Сейчас, глядя на спокойное расслабленное лицо
незнакомки, я с содроганием думала об этом.
    - Что,  Мечта,  волнуешься  за  неё?  -  сзади  мне  на  плечо легла рука
Директрисы.
    - С какой стати! Вот ещё! - ответила я, отводя глаза.
    - Тогда  завтра  возглавишь  экзекуционную группу, нам некогда возиться с
ней!
    - Что?!! - задохнулась я. - Ты в своём уме, Директриса?
    - Ха-ха-ха!!!  Значит  всё-таки немного переживаешь! - рассмеялась она. -
Не беспокойся! Я не собираюсь расстреливать твою маленькую подружку!
    Ну вот! Эта лежащая в геле пигалица уже стала моей подружкой!
    - Директриса!!!
    - Как  бы  там  ни  было, сейчас мне действительно некогда заниматься ею.
Отправить её на континент в ближайшее время тоже не представляется возможным.
    - И  что  же  делать? - спросила  я,  постукивая  пальцами по стеклянному
куполу модуля.
    - Ну остаётся два выхода: один - расстрелять. Второй - найти кого-нибудь,
кто  бы  присматривал за ней пока я не смогу договориться о её переправке. И,
кажется,  что  я уже нашла такого человека! - рука Директрисы сжалась на моём
плече. - Этот человек - ты, Мечта!
    - Но, Директриса! - вскинулась я. - У меня и так море дел, моё "крыло"...
    - Никуда от тебя не денется!
    - Ведь есть же другие... - не сдавалась я.
    - Её принесла ты, значит ответственность на тебе!! Всё - это приказ.
    Я  ещё  раз  посмотрела  на  ангельское  личико  спящей пленницы и тяжело
вздохнула:
    - Есть, мэм...
    - Отлично!  Контрольный  обруч  возьмёшь  у Музыки, я уже известила её. А
теперь,  если  ты  извинишь  меня, у меня есть кое-какие заботы по переброске
бригады на Большую равнину. - она повернулась и быстро вышла из палаты.
    - Вот,  выпей!  -  я  едва успела подхватить брошенную Бабочкой бутылку с
минералкой, отвинтила крышечку и основательно хлебнула прямо из горлышка.
    Естественно,  на  первом  же глотке я поперхнулась и страшно закашлялась,
пытаясь  избавиться от попавшей не в то горло воды. Пока я проделывала эту не
очень приятную процедуру, Бабочка подошла ко мне и сильно постучала по спине,
помогая прийти в себя.
    - Ух!!! - смогла наконец произнести я, отдышавшись. - Спасибо, Бабочка!
    - Неужели этот приказ так тебя расстроил? - усмехаясь спросила она. - Что
ты не в состоянии нормально глотнуть?
    - Да нет, не то чтобы: - буркнула я, поправляя волосы. - Просто...
    - И вообще у тебя нездоровый цвет лица, я заметила это ещё когда забирала
её.  -  кивнула  она  на  лечебный  модуль. - Пойдём,  я осмотрю тебя в своей
комнате.
    - А как же она? - спросила я.
    - Она  проспит ещё часов пять, если не больше! Хочешь я вызову тебя перед
тем, как разбудить её.
    - Да, это будет неплохо.
    - Хорошо, мы договорились, а теперь идём ко мне.
    Мы  вышли  из  реабилитационной  палаты и спустились на уровень ниже, где
располагались комнаты медперсонала нашей бригады. Вообще-то осмотр официально
принято  было  проводить  в  специально  отведённом  для  этого помещении, но
Бабочка  больше  любила  делать  его  у  себя. Мне тоже нравилось бывать в её
комнате, потому что она увлекалась живописью, и стены её комнаты были увешаны
красивыми  картинами  её  личной  кисти.  Пройдя  за  мной  в   автоматически
раскрывшуюся  дверь,  она  махнула  рукой на аккуратно заправленную кровать и
сказала:
    - Ты  пока располагайся, Мечта. А я пойду вымою руки. Буду через минутку.
Не скучай.
    Она  грациозно  упорхнула  в  душ,  оставив  меня  разглядывать пейзажи и
портреты  некоторых  девушек  из  её  группы.  Сейчас  я  в  первый раз после
выполнения  задания  оказалась  в  спокойной  расслабляющей   обстановке.   Я
чувствовала,  как покидает меня накопившееся в теле напряжение и на его место
приходит  тупая  ноющая боль в истерзанных мышцах. Болело почти везде: плечи,
спина,  живот,  ноги. Мне пришлось стиснуть покрепче зубы, чтобы не заскулить
жалобно.  Этого  ещё  не  хватало!  А память сама вернула меня назад, в самую
глубину боя, когда ударивший в грудь робокостюма снаряд, шутя швырнул меня на
бетонный парапет дамбы. От воспоминания меня заколотила крупная дрожь, пришло
полное  осознание   случившегося.   Едва   сдерживая,   предательские   слёзы
запоздалого страха и дикого облегчения, я ткнулась головой в мягкую подушку и
вдохнула  приятный  запах  Бабочки.  Стало  немножко  легче, и даже перестали
дрожать плечи.
    - Что  с  тобой, Мечта? - удивлённо спросила появившаяся из душа Бабочка.
- Что-нибудь не так?
    Изо  всех  сил  стараясь,  чтобы  голос  не  дрожал,  а  глаза высохли, я
оторвалась от подушки и мужественно проскрипела:
    - Ничего! Всё в порядке!
    - Ну  меня  ты  не  обманешь!  -  она  подошла и присела рядом со мной на
кровать. - Рассказывай! Что произошло на этом задании?
    Её  глаза  смотрели  прямо  в мои, и отмолчаться я уже не могла. Да, если
честно,  то  мне  и  не  хотелось  молчать.  Наоборот,   хотелось  рассказать
кому-нибудь,  поделиться  своими  переживаниями. Потихоньку, то и дело шмыгая
носом,  как  маленькая девочка, я поведала ей обо всём. Под конец всё-таки не
сдержалась,  и  громко  разревелась  у  неё на плече. Она ласково обняв меня,
молча  гладила  мою растрёпанную голову и вытирала слёзы, которые в три ручья
текли  из  моих глаз. Когда я наконец выплакалась как следует, она улыбнулась
и произнесла:
    - Ну  что  ж,  теперь мне понятно, почему с тебя можно нарисовать картину
"вернувшаяся с того света".
    Я попыталась улыбнуться в ответ и, надо же, у меня получилось.
    - Вот  теперь  ты  снова  похожа  на прежнюю Мечту! - одобрила мои потуги
Бабочка.  -  Снимай боевой костюм! Судя по твоему рассказу, для меня найдётся
много работы.
    Я  потянулась к молнии комбинезона, когда заметила в её руке тонкий серый
баллончик,  тот  самый  которым  она усыпила ту девушку, а потом струйка газа
ударила мне в лицо, и я отрубилась...
    Разбудил  меня  тонкий назойливый звонок, который жужжал прямо в ухо. Ещё
не  раскрыв  глаза,  я почувствовала, что лежу в какой-то тёплой желеподобной
массе. Потом вспомнила последние действия Бабочки, и резко распахнула их. Мир
сверкнул  вспышкой  света и завертелся вокруг меня. Я несколько раз моргнула,
прежде  чем  он приплыл обратно в фокус и увидела склонившуюся над прозрачным
куполом лечебного модуля, улыбающуюся физиономию Задиры, которая помахала мне
рукой,  когда  заметила  моё  пробуждение. Рядом с ней появилась усмехающаяся
голова Бабочки, и стеклянная крышка бесшумно отъехала в сторону.
    - Спящая  красавица  наконец  проснулась!  -  поприветствовала  меня  моя
напарница. - Ты спала целых пять часов!
    - Что?!! - заорала  я,  и забыв, где нахожусь, резко поднялась. - Ай!!! -
Оболочка  лечебного  модуля  оказалась   необычайно   твёрдой.   Приложившись
макушкой,  я чуть не потеряла сознание, и плюхнулась обратно в целебный гель.
- Как же мои инструкции, как же Директриса? Бабочка, я придушу тебя!!!
    - Вот теперь с ней действительно всё в порядке. - сказала она Задире.
    - Насчёт  инструкций  можешь не волноваться. - успокоила меня Задира. - Я
ходила  вместо  тебя.  Директриса  приказала  исправлять  полученные  в   бою
повреждения, пока это не будет выполнено, мы будем оставаться на базе. Кстати
Улыбка  сейчас  как  раз  возится  с  твоей  Аквариной.  И "крыло" Лисицы уже
улетело.
    - Всё  равно,  Бабочка,  как  ты  могла  без моего согласия засунуть меня
сюда?!!
    - А ты бы дала его? - лукаво улыбаясь, спросила она.
    - Ну... это... - замялась я.
    - Вот видишь, именно поэтому!
    - Если  быть  честной, - вмешалась Задира. - Ты выглядела ужасно, когда я
раздевала  тебя,  бледная,  вся  в  синяках...  Скажи  лучше спасибо Бабочке!
Сейчас,  уже  всё  прошло. Вот здесь, например. - Она ущипнула меня за правую
грудь. - Был огромный кровоподтёк.
    Я  шлёпнула её по руке и, на всякий случай, скосила глаза вниз. Кожа была
гладкой и нормальной, только небольшое пятнышко желтизны указывало на то, что
Задира не обманывает.
    - Ладно хватит разговоров! Вытаскивайте меня отсюда побыстрей!
    - Как  хочешь.  Приготовься.  -  пожала  плечами  Бабочка и закрыла купол
модуля.
    Она  нажала  несколько  кнопок,  и  гель  в котором я лежала, стал быстро
всасываться в стенки. Потом вместо него полилась моющая жидкость. Я задержала
дыхание,  когда она достигла моего лица, и вот наконец струи горячего воздуха
высушили  мою  мокрую кожу и волосы. Бабочка снова нажала на кнопку, и теперь
лечебный модуль раскрылся посередине, так что я без труда смогла выбраться из
него.
    - Держи,  я принесла это с собой. - подала мне Задира чистый, выстиранный
боевой костюм и свежее нижнее бельё.
    - Какое у тебя тело... - мечтательно протянула Бабочка, пока я одевалась. -
Не хочешь попозировать обнажённой, а Мечта? Получится настоящий шедевр.
    - Я  подумаю  над  твоим  предложением. - ответила я, а Задира возмущённо
хрюкнула.  -  Кстати, не пора ли будить её. - Я кивнула на соседний модуль, в
котором по-прежнему спала рыженькая.
    - Посмотрим,  - Бабочка склонилась над его индикаторами. - Да, она вполне
готова. Пульс нормальный.
    - Чуть не забыла! - вовремя спохватилась я. - Ты узнала её имя?
    - Конечно! Её зовут Эвелина Флоренс Найткастл Младшая.
    - Какое странное имя! - удивилась Задира. - Прямо как у принцессы.
    У  меня  же  просто  отвисла челюсть, когда я услышала из уст Бабочки эти
слова.  Найткастлы  были  одной  из  старейших семей Старой Земли и входили в
десятку  самых  богатейших  во  всей  известной  галактике. Что, во имя всего
святого,  делала  наследница  гигантского  состояния  в  сенсорной  установке
взорванного мной "Наблюдателя"?
    - А Директриса знает? - это было всё, что я смогла выговорить.
    - Естественно!  -  захихикала  Бабочка.  -  Как ты думаешь, почему она не
захотела  сразу отсылать её отсюда? Такую ценную заложницу надо сберечь любой
ценой!! Наверняка её перевозку будет охранять полбригады.
    - И  она  заставила  меня  нянькаться  с  этой... этой..! - второй раз за
сегодняшний  день  у  меня  появилось желание придушить командира медицинской
группы.
    - О  чём  это  вы? - спросила  Задира,  которая никогда не интересовалась
этими делами.
    - Лежащая  здесь  девушка, - Бабочка сделала драматический жест в сторону
лечебного  модуля. - Принадлежит к галактической элите и является наследницей
огромного состояния одной из богатейших семей Старой Земли.
    Я  могла  только  скрежетать  зубами.  Как  будто у меня было мало других
проблем,  кроме как вытирать сопли этой смазливой девчонке. И лёгшая на плечи
ответственность за жизнь и здоровье пленницы мне не очень понравилась.
    - Кроме  шуток?  -  широкая  улыбка осветила лицо Задиры. - Всегда хотела
познакомиться с одной из этих!
    - Но  кажется  твоя  подруга не очень рада своему заданию приглядывать за
ней. - подковырнула меня Бабочка.
    - А-а-ааа!! - я решительно махнула рукой. - Начинай процедуру!
    Всё  ещё  усмехаясь, она начала колдовать над пультом управления лечебным
блоком.
    - Ну  вот! - сказала  она. - Теперь она может слышать нас, а мы её. Оп! -
тонкий  пальчик  Бабочки  нажал  на  кнопку пробуждения, и мы услышали тот же
противный  звонок,  который  привёл  в  сознание  меня,  несколькими минутами
раньше.
    - М-м-мммм... Мама,  перестань! - донеслось  изнутри сонное ворчание. - Я
не  пойду  сегодня  к этому противному баронету! - Тут девушка раскрыла глаза
и  удивлённо  уставилась  мне  в  лицо.  -  Эй! Ты не моя мама! Кто ты? Где я
нахожусь? - Она попыталась подняться и обнаружила, что лежит голой в каком-то
вязком веществе. - Что это?!!
    Почему-то у всех насильно помещённых в лечебный модуль одинаковая реакция
при  пробуждении.  Девушка  резко  подскочила, вернее попыталась это сделать,
врезалась  головой  в  потолок  модуля  и сползла обратно, тем не менее очень
изящно  прикрыв  рыженький  пушок  между  безупречных  бёдер правой и крепкие
яблочки грудей - левой рукой. За моими плечами сдавленно захихикала Задира, а
Бабочка толкнула меня в бок: "говори!".
    Я  выдала самую успокаивающую улыбку, на какую была способна в тот момент
и произнесла:
    - Спокойно, Эвелина Флоренс Найткастл Младшая! В этой комнате нет мужчин!
Позволь  представиться,  так  наверное  принято  в  вашем  высшем обществе! -
последнее  предложение  почему-то прозвучало отнюдь не успокаивающе, за что я
получила ещё один тычок от Бабочки. - Здесь меня все зовут Мечтой, вот это, -
Я  показала  на  Бабочку.  -  Бабочка, а вон та давящаяся смехом девица - моя
подруга.  Её  зовут  Задира.  Что  касается того, где ты находишься. Это база
бригады  "БОЕВЫХ ОС",  расположенная  в  Антарктиде.  Сейчас  мы находимся на
глубине  двух  с  половиной  миль  под  поверхностью  планеты.  А ты лежишь в
лечебном модуле и отходишь после контузии.
    - А-а-а... - протянула  Эвелина,  немного  расслабляясь. - Что я делаю на
этой базе? Я не знала, что у нас есть базы в Антарктиде.
    - Разве  ты  ничего  не помнишь? Бой на дамбе, робот, приставивший тебе к
голове большую пушку?
    - Ну-у-у... Мне приснилось... А  откуда вы об этом знаете? Я что говорила
во сне? - похоже она ничего ещё не поняла.
    - Послушай  меня внимательно, Эвелина! Это был не сон! Внутри того робота
была  я, и я же разнесла в клочья твоего "Наблюдателя", и опять я же вытащила
тебя  с этой чёртовой дамбы за полминуты до того, как она взлетела на воздух.
Ты  находишься  не на территории Объединённых Наций. Эта база Сил Самообороны
Новы.  Вот  взгляни.  -  я  показала  ей значок на моём боевом костюме. - Это
эмблема  нашей  бригады.  А  вот  здесь  -  видишь  -  герб Новы. Теперь ты -
военнопленная.
    - Не-е-еееет! - пронзительный  вопль  отчаяния забился о стенки лечебного
модуля.
    Она  попыталась  подняться, совершенно забыв о последствиях. Ну и конечно
же стукнулась и с головой окунулась в целебный гель. Надо сказать, что вкус у
этого  вещества  такой,  что  касторка  после  него  кажется  мёдом.  С чисто
академическим  интересом  я  наблюдала,  как вынырнувшая Эвелина, корча дикие
рожи,  пытается  откашлять  попавший ей в горло гель. Из её глаз ручьём текли
слёзы, но вообще-то она имела весьма комичный вид. Я заметила, как затряслись
от  беззвучного  смеха  плечи  стоящей  рядом  Бабочки.   А   Задира   просто
расхохоталась  во  всё  горло.  И  тут  сработал один из древнейших рефлексов
человека -  услышав,  что  над  ней смеются Эвелина разозлилась, а с приходом
гнева, страх и отчаяние улетучились без следа.
    - Что  вы  хохочете?  -  закричала  она,  когда жжение в её горле немного
поутихло,  а  слезы  перестали течь из глаз. - Я чуть не задохнулась от этого
поганого:   как-его-там-называют!!   Немедленно   выпустите   меня   из  этой
штуковины!!!  Иначе  я  вам  всем  так покажу!!! - Её удивительные изумрудные
глаза замерцали черными искорками здорового бешенства, и она врезала кулачком
изнутри в стеклянный купол модуля.
    Ничего  кроме  новой  боли она, конечно же, не добилась, но глядя как она
беснуется,  я тоже присоединилась к смеху своих подруг. Мы не были садистами,
но  как  следует встряхнуть девушку было просто необходимо, да и её поведение
оказалось  почему-то  очень  забавным.  Слыша  наш  звонкий искренний смех, и
понимая что он совершенно обоснован, Эвелина просто взбесилась.
    Она  изо всех сил руками и ногами стала колотить стенки лечебного модуля,
взвизгивая  от  ярости  и  боли. Единственной наградой за старания были новые
порции проглоченного геля, которые огнём стали жечь её внутренности. Наконец,
обессилев и почти задохнувшись, она жалобно простонала:
    - Ну пожалуйста...
    Я перестала смеяться и сказала Бабочке:
    - Принеси ей какую-нибудь одежду.
    Потом  кивнула Задире, чтобы она зашла с другой стороны модуля, на всякий
случай, и обратилась к Эвелине:
    - Сейчас ты выйдешь наружу, но прежде тебя очистят от геля и высушат.
    Это  сделает сам модуль, лежи спокойно, и когда моющая жидкость дойдёт до
лица  -  задержи  дыхание.  Постарайся  выдержать.  Потом тебе будет легче, я
обещаю.
    Измученная  девушка  слабо  кивнула  и  я  нажала  на кнопку, запускающую
очищающий режим.
    Когда  лечебный  модуль раскрылся, она не смогла даже приподняться, чтобы
выбраться  оттуда.  Я  подхватила  её  подмышки,  ощутив ладонями шелковистую
нежность её кожи, и бережно вынула наружу.
    - Её  мутит  от  лечебного геля. - произнесла подошедшая с чистым рабочим
комбинезоном  Бабочка. И в самом деле лицо Эвелины было положительно зелёным.
- Вот, Мечта, дай ей рвотное. - Она протянула мне маленькую капсулку-таблетку
и  стакан  воды.  -  Задира,  возьми  одежду,  потом  сами подберёте ей более
подходящую.
    Я  подвела  Эвелину  к утилизатору и заставила её выпить лекарство, почти
ничего  не соображающая девушка машинально проглотила капсулу и снова обмякла
в моих руках. Пришлось дать ей пару пощёчин, чтобы привести в себя.
    Затем  я  наклонила  её  над утилизатором и стала ждать. Рвотное средство
подействовало  очень  быстро  -  тело  Эвелины  судорожно  содрогнулось и она
выплеснула  в  утилизатор  содержимое  своего  желудка. Пока девушку рвало, я
поддерживала  её, чтобы она не упала на пол. Глядя на её вздрагивающие плечи,
я  подумала,  что  все  её  знакомые  мужчины  наверняка сходят по ней с ума.
Наконец  она  перестала  дёргаться  от  желудочных спазм, я подхватила совсем
лёгкое тело на руки и отнесла на диванчик, стоящий около стены.
    -  Выпей!  -  всунула  я  в  её  губы трубочку от бутылки, переданной мне
Бабочкой.
    Эвелина  послушно  зачмокала,  глотая  жидкость,  и  постепенно с её лица
сползло мученическое выражение.
    - Тебе  уже лучше, правда? - я ласково убрала спадающую ей на лицо прядку
волос.
    Она  неуверенно  улыбнулась,  всё  ещё до конца не веря, что боль ушла, и
сказала:
    - Голова немного побаливает.
    Вот зараза!
    - Ничего  это  скоро  пройдёт.  Давай  я  одену тебя. - я потянулась к её
ногам,  чтобы  всунуть  их в штанины комбинезона, но она неожиданно выхватила
его у меня из рук и заявила:
    - Я сама! - уселась на край дивана и стала ловко одеваться.
    - Такой ты мне больше нравишься, - улыбнулась я.
    - Мне  тоже!  -  встряла  Задира,  уже выпросившая у сердобольной Бабочки
бутылку газировки.
    Эвелина справилась с молнией комбинезона, обулась в  принесённые Бабочкой
ботинки  и  встала,  чтобы  попробовать  себя  в  движении.  Теперь,  получив
возможность  нормально  думать,  она  сложила  два  и  два,  и  задала  давно
напрашивающийся вопрос.
    - Эй! А откуда вы узнали как меня зовут?!!
    - Пока  ты  спала,  я  провела  гипнодопрос. - спокойно ответила из-за её
спины  Бабочка. - Мне нужно было узнать какую ценность ты можешь представлять
в качестве военнопленной.
    - Гипнодопрос?  Но  это  значит...  Что вы сделали с моим сознанием?!!! -
дико завизжала Эвелина.
    - А  ты разве чувствуешь какие-нибудь изменения? - язвительно спросила я,
глядя на неё снизу вверх.
    Она  некоторое  время  усиленно  соображала,  копаясь  в  себе, и наконец
произнесла:
    - Ну  вообще-то нет, я чувствую себя такой же как и раньше. Но это ничего
не  значит! - тут  же  добавила  она. - Вы  могли  запрограммировать  меня на
какие-нибудь другие действия.
    - Какие например? - подзуживала я, широко улыбаясь ей в лицо.
    - Э-э-эээ... кхе-гм-м-ммм... причинить вред моим родным?
    - Кажется,  ты  сама поняла насколько это глупо! Мы их даже не знаем. Да,
кстати, кто такой Кристофер?
    - Это мой старший брат, - машинально ответила Эвелина. - Откуда вы узнали
о  нём?  А вы говорили, что не копались в моём сознании!!! - обвиняюще ткнула
она в меня пальцем, готовая разрыдаться.
    - Знание  от  человека  можно  получить  и  не  заглядывая  в его мозг. -
рассудительный  голос  Бабочки  немного  остудил  страсти,  полыхающие  в  её
расширенных  глазах.  -  Пока  ты  спала,  у  тебя были кошмары, ты наболтала
столько всякого... Мне пришлось дать тебе двойную дозу успокоительного.
    - Вы  говорите  правду? - повернулась к ней Эвелина, с отчаянной надеждой
на лице. - Правду?
    - Почему ты не веришь нам? - спросила Задира.
    - Вы враги мне. Разве этого недостаточно?
    - С чего ты это взяла? - я развалилась на диване, закинув ногу на ногу. -
Скажи  мне  как  мы выглядим? Мы похожи на ТВОИХ врагов? Кого мы больше всего
тебе напоминаем?
    Её  лоб  нахмурился  и  она задумалась, то и дело стреляя подозрительными
взглядами в нашу сторону.
    - Ну? - прервала я затянувшееся молчание. - Ты решила?
    Лицо  Эвелины  сморщилось, видно было, что ей не хочется говорить, но она
всё-таки произнесла:
    - Если  не  считать  вашей формы и лиц, то вы напоминаете мне моих подруг
из колледжа.
    - Отлично! - обрадовалась я. - Вот и думай о нас, как о подругах!
    - Но  это  неправильно! - вскинулась она. - Так нельзя!! Мы, жители Земли
воюем  с  вами, отщепенцами и предателями всех наших идеалов. Никто из вас не
может быть моей подругой!!!
    - Ты  полна  дешёвой пропаганды, которой тебя накачали твои начальники. -
вздохнула  я, а Задира с Бабочкой насмешливо фыркнули. - Я не думаю, что тебе
лучше  считать  нас врагами. Узнай получше наши мотивы, как мы смотрим на эту
войну.  Если у тебя останется желание, то поспорим. Вспомни, я могла запросто
бросить тебя умирать на обречённой дамбе.
    - Ложь! Всё это - ложь!!! - мотая головой, закричала Эвелина. - Вы хотите
заставить меня поверить в вашу доброту, а сами готовитесь пытать меня!!!
    - Во даёт! - изумилась Задира. - Ты хочешь назвать нас извергами?
    - Эвелина! - я  встала  с дивана и протянула к ней руку. - В тебе говорит
сейчас страх, внушённый тебе пропагандой. Послушай меня...
    - Не  прикасайтесь ко мне! - она отскочила в сторону. - Я не дамся просто
так!!!
    - О! - развеселилась я. - Может ты хочешь подраться? Очень забавно! Давай
заключим  с  тобой  сделку.  Ты  сможешь  сразиться со мной. Если победишь, я
добьюсь,  чтобы  тебя  вернули к своим, если проиграешь, то никогда больше не
будешь  называть  никого  из  нас отщепенцами и предателями, и признаешь себя
пленницей.
    - Мечта!  Тебе  не  кажется, что ты превышаешь свою власть? - обеспокоено
спросила меня Бабочка. - Не думаю, что Директрисе понравится эта идея.
    - Помнишь,  что  она  мне  сказала? - ответила я ей. - Ответственность за
Эвелину лежит на мне! Если я буду побеждена - она поймёт. И разве тебе не всё
равно, как о тебе говорят!
    - Здесь  я  полностью  с тобой согласна! - усмехнулась Бабочка. - Хорошо,
делай как знаешь.
    - Ну, аристократка! - я повернулась к Эвелине. - Каков твой ответ?
    - Вы обманете меня!
    - Даже,  если  и  так,  ты  останешься  при  своих!  Или может ты боишься
проиграть, такой же как ты, женщине?
    - Я ничего не боюсь! - вскинулась она.
    - Значит  решено!  Задира,  Бабочка!  Отправляемся  в тренировочный блок.
Кстати,  Эвелина,  бежать  не советую. На нашей базе очень легко заблудиться.
Тебя  ведь  не  прельщает  смерть от голода или в каком-нибудь вентиляционном
люке?
    Через несколько минут мы стояли в просторном зале, где обычно проводились
тренировки  по  рукопашному бою и всяким единоборствам. Директриса совершенно
справедливо  считала,  что  подобные  умения необходимы её подчинённым. В нём
размешалось  несколько  рингов  и  боевых  площадок,  у стен стояли стойки со
всевозможным  холодным  оружием,  имелись  мишени  для  стрельбы  из  луков и
арбалетов.  У  Эвелины  разбежались  глаза,  когда  она   увидела   всё   это
разнообразие.
    - Нравится? - спросила её Задира. Восхищённый кивок был ей ответом.
    - Итак, - начала я. - Какое оружие ты выберешь? Катаны? - я махнула рукой
в  сторону  тонких  японских мечей. - Или рапиры? Может быть шесты? Нун-чаки?
Кнуты? Ну это уже экзотика! Или рука против руки?
    - Я буду драться голыми руками! - гордо заявила Эвелина.
    - Превосходно! - я жестом пригласила её на ближайшую площадку. - Бабочка,
приготовь пожалуйста оформление.
    Когда  мы встали в центре площадки, она подошла к пульту стоящему рядом и
небрежно постучала по клавишам.
    - Какая мощность ограничителей? - спросила она меня.
    - Пятидесятипроцентной будет достаточно - решила я.
    - Всё готово!
    Из углов площадки бесшумно поднялись тонкие чёрные столбики, и между ними
вспыхнули-натянулись тонкие энергетические линии ограничителей.
    - Что это? - спросила удивлённая Эвелина.
    - Это  -  ограничители.  С  их помощью мы следим за тем, чтобы противники
не  вылетали  с  площадки.  Хочу  предупредить  тебя, что касание к ним очень
болезненно.  Бабочка поставила половинную мощность, потому что ты не привыкла
к подобным штучкам, обычно же мы тренируемся на девяностопроцентной. И насчёт
правил:  нет никакого ограничения времени, могут использоваться любые приёмы,
бой  может  быть окончен по желанию одной из сторон, если никто из соперников
не  может  продолжать,  засчитывается  ничья  и  бой  переносится,  и   самый
неприятный  способ  завершения, если один из соперников убит. Потеря сознания
больше чем на десять секунд, засчитывается как поражение. Время отсчитывается
вслух,  автоматически  с  помощью  компьютера. Это всё. Ты готова? С гонгом -
можешь приступать.
    - Леди, займите исходные позиции. - раздался невозмутимый голос Бабочки.
    - Она  имеет  ввиду  вон  те  красные кружочки. - подсказала я Эвелине. -
Кстати не хочешь размяться? Ну как хочешь. И запомни, здесь - никаких скидок!
    - Внимание... Приготовились...
    Бом-м-ммм!!!
    И понеслось оно...
    Это была самая настоящая уличная драка. В ход пошли самые разные уловки и
приёмы.  Честно  говоря,  такого  от девушки, выросшей в высшем обществе я не
ожидала. Но и сдаваться тоже не была намерена. После первого столкновения мою
левую щеку украшали глубокие царапины, оставленные острыми ноготками Эвелины,
а  из  её  разбитой  верхней  губы  тонкой  струйкой  стекала   алая   кровь.
Разбежались,  примерились  и  снова  замелькали  в воздухе кулачки и обутые в
ботиночки  ноги.  То  и  дело слышались глухие удары, когда кто-нибудь из нас
попадал по сопернику, короткие взвизги и придушенные стоны.
    Пропустившая мой пинок в живот, Эвелина познакомилась с шоковым эффектом
ограничителей,  машинально  схватившись  за  них руками. И тут она сломалась. Если до этого она дралась яростно и умело, то поднявшись с пола, всё
ещё  содрогаясь  от  прошедшего  сквозь  неё  разряда,  кинулась  на меня уже
движимая  одним  отчаянием.  Я  опрокинула её на площадку сильной подсечкой и
уселась сверху, прижав её руки к полу.
    - Сдавайся. - тихо  прошептала я ей. - Ты больше не можешь продолжать, не
мучай  себя,  и  меня  тоже.  На  этот  раз  тебе  не повезло. Будут и другие
возможности.
    - Нет! - пропыхтела  она. - Я  не буду! - Но это была агония. - Хорошо! Я
сдаюсь!  -  зло  крикнула  она  мне  в  лицо,  и  неожиданно разревелась. - Я
проиграла!  -  всхлипывала  она,  глотая  слёзы.  И  я снова увидела ту милую
девушку, какой она мне показалась, когда лежала в лечебном модуле.
    - Не плачь! - сказала я Эвелине. - У нас проигравших не убивают.
    Сама  не осознавая того, что делаю, я наклонилась к ней и поцеловала её в
солёные  от  крови  губы.  Её  глаза широко раскрылись, и я увидела как из их
глубины  всплывает  что-то  давно  и  прочно похороненное, какое-то запретное
стремление,  которое она заперла на семь замков. А потом её губы ответили мне
страстно  и  нежно.  Миг  застыл  вечностью...  Но  вот она словно очнулась и
рванулась из под моих губ, разорвав волшебную цепь поцелуя.
    - Нет!!  Прекратите!!!  -  брыкалась  она.  -  Мне  противно!!! Отпустите
меня!!!
    - Прекрасно!! Просто прекрасно!!! - раздался в зале новый голос. И при-
надлежал он... Директрисе!
    Я резко подняла голову и оглянулась. В раскрытой двери, скрестив на своей
роскошной  груди руки, стояла Директриса и её брови грозно хмурились. Мельком
заметив  отвисшие  челюсти  и круглые глаза Задиры и Бабочки, которые всё ещё
таращились  на  нас  с  Эвелиной,  я поднялась на ноги и вытянулась по стойке
"смирно",  приветствуя  свою  командиршу.  Она  же неторопливо приблизилась к
боевой площадке и отключила ограничители.
    - Твои  объяснения,  Мечта! - её сухой, колючий голос заставил меня зябко
поёжиться.
    - Есть,  мэм!  Я заключила с Эвелиной Флоренс Найткастл Младшей небольшую
сделку. Согласно ней мы должны были сразиться друг против друга. Моей ставкой
была  её  свобода.  Её  -  уважительное  отношение  ко  всем девушкам в нашей
бригаде.
    - Это  всё  мне уже известно! - Она выразительно посмотрела на Бабочку. -
Меня  интересует  то,  что  я  увидела,  когда  вошла.  Что  ты делала с этой
девушкой?
    - Ну... э-э-эээ... я... пыталась утешить её после поражения.
    - Гм! - такой наглости Директриса от меня не ожидала.
    В  зале  повисло  молчание, только Эвелина за моей спиной изредка шмыгала
носом.
    - На  этот  раз  ты  отвертелась!  -  наконец  решила  Директриса. - Мне,
конечно,  следовало  бы  наказать  тебя,  но  свою вину ты исправишь в бою. И
запомни!  Ещё одна такая выходка, и ты, Мечта, точно возглавишь экзекуционную
группу!!! Бабочка, приведи обеих в порядок! И больше не попадайтесь мне на
глаза!! Все свободны!!!
    Она  развернулась  и  быстро  направилась  к  выходу.  Уже стоя в дверном
проёме, она повернула голову и усмехнулась:
    - Представляешь,  Мечта,  какую  взбучку  я  бы тебе устроила, если бы ты
проиграла!
    Дверь зала закрылась за её спиной, и я смогла перевести дыхание.
    - Кто  она?  -  выглядывая  из-за  моей  спины, странно притихшим голосом
вопросила Эвелина.
    - Это?  -  повернулась  я к ней. - Она - командир нашей бригады. Мы зовём
её Директрисой.
    - А что такое экзекуционная группа?
    - Тебе  в  самом деле хочется это знать? - я показала ей свои белоснежные
зубы  в  широкой улыбке. - Когда Директриса решала, что с тобой делать, одним
из вариантов была казнь по законам военного времени, проще говоря - расстрел.
А экзекуционная группа его и производит. Дальше рассказывать?
    - Уп!
    - Не  расстраивайся!  Ничего подобного не случится, мы не допустим этого!
Да, чуть не забыла!
    Я сошла с боевой площадки и вцепилась в костюм Бабочки:
    - Так  это  ты  настучала  Директрисе?!!  -  мои глаза метали молнии, и с
каждым  произнесённым словом, я сильно встряхивала её. - Знаешь, за этот день
ты сделала слишком много!!!
    - Мечта, успокойся! - попыталась остановить меня Задира.
    - Ну  и  что,  если  так?  -  спокойно ответила Бабочка, не делая попыток
освободиться. - Ты понимаешь, что я права.
    - Это последняя капля!!! - прошипела я, занося руку для удара.
    - Мисс  Мечта!!!  Остановитесь!!!  - окрик Эвелины прорвался сквозь гнев,
который  горел  в моём сознании. - Не смейте!!! - Она вцепилась в мою готовую
ударить руку. - Я не позволю!!!
    - Ах  ты!! - я  отпустила Бабочку и почти приподняла Эвелину над полом. -
Не вмешивайся!! А не то и ты пострадаешь!!!
    - Если вы ударите меня и этим усладите свою злость, то делайте это! Но не
бейте свою подругу!! - она твёрдо смотрела мне в глаза.
    И тут я словно бы увидела себя со стороны. Что я делаю?!
    Мои пальцы разжались, позволяя Эвелине свободно вздохнуть, и я опустилась
на  колени,  закрыв лицо ладонями. На моё плечо мягко опустилась чья-то рука.
Подняв голову, я увидела стоящую рядом Бабочку:
    - Прости! - прошептала я. - И ты, Эвелина. Не знаю, что на меня нашло.
    - Ты сегодня переволновалась. - понимающе улыбнулась Бабочка. - Я на тебя
не в обиде. Давай забудем об этом.
    - Я  знала!  -  воскликнула  Эвелина, хлопнув в ладоши. - Что вы не такая
плохая, какой хотите казаться!
    - Наверное ты права. - ответила я. - И к чему это "вы"?  Обращайся ко мне
на "ты". Так будет намного лучше.
    - К нам тоже! - вставила Задира, и Бабочка кивнула, соглашаясь.
    - Вставай, я позабочусь о ваших с Эвелиной царапинах!
    Девушка с растрёпанными рыжими волосами и распухшей губой протянула мне
руку, помогая встать. И я сочла это хорошим знаком.


                    "Глава пятая, в которой на первое место
                     выступают житейские хлопоты".

    - Всё  равно...  чав-чав...  я убегу!! - воинственно взмахнув вилкой, раз
наверное  в  двадцатый,  заявила  Эвелина,  пережёвывая огромный кусок хорошо
прожаренного мяса.
    - Не  говори  с  полным  ртом,  дурочка! Ты прямо как Задира!! - я сидела
напротив неё и медленно потягивала сладкий ананасовый сок. - Никуда ты отсюда
не сбежишь. Вокруг нас на много миль простирается безжизненная мерзлота! Да и
на  поверхность  можно  выбраться  только  на самолёте. Ты умеешь летать? Вот
то-то  и  оно!  Поэтому  придется  тебе пока пожить у нас. И вообще куда тебя
несёт?  Там  на  континенте - война!  А здесь настоящий курорт! Кормят, поят,
никто не достаёт. Знай себе лежи и почёсывай животик.
    - А  она  как  паук  по  стенке. Ручками-ручками. Как маленький рыженький
паучок! - подколола Эвелину сидящая рядом со мной Задира.
    - Вы  просто  меня  не  понимаете!  Я должна выполнить свой долг!!! - она
отложила  в  сторону  вилку,  подхватила  со столика большой стакан с соком и
стала  опустошать  его  большими глотками. Отсутствием аппетита эта щуплая на
вид девушка явно не страдала!
    Мы  находились  в нашей столовой и ужинали. Стараниями Бабочки и я, и она
уже  не  выглядели  как  выжившие  в  авиакатастрофе.  Только небольшой зуд в
заживающих царапинах, заклеенных искусственной кожей, на моей щеке, напоминал
мне теперь, что совсем недавно из них обильно сочилась кровь. А судя по тому,
с  какой  скоростью расправлялась со своей едой Эвелина, её губа совсем её не
беспокоила.  Немного притихшая было после моего срыва, она вновь восстановила
свою задиристость. И теперь надоедала нам с Задирой своими угрозами о побеге.
Ну,  меня  она  этим  только  забавляла,  поэтому  я не спешила рассеивать её
иллюзии.
    - Убегу!!!  -  грохнула по столу, жалобно звякнувшим стаканом, Эвелина. -
Но вначале, я собираюсь взять у тебя, Мечта, реванш за своё поражение!!
    Мда-а-а... Глядя  на неё сейчас, я с трудом могла поверить, что час назад
эта  девушка  обращалась  к  нам  исключительно  на  "вы", и что она являлась
аристократкой самых что ни на есть голубейших кровей.
    - Ты  закончила? - я  аккуратно поставила свой стакан на столик, и сладко
потянулась. - Нам, знаешь ли, надо ещё кое-куда отвести тебя!
    - В  туалет  я  не хочу! - по-своему отреагировала Эвелина. - Если только
через часок-другой.
    - В  туалет будешь ходить сама, я тебе не нянька. Мы сходим к Музыке, она
командир технического дивизиона.
    - Зачем?
    - Увидишь.
    - Ладно,  но  только  если  после  этого,  я  смогу поспать! - она широко
зевнула, показывая свои ровные жемчужные зубки.
    - Хе,  Эвелина!  -  фыркнула  я. - Спать ты потом сможешь сколько угодно!
Пойдём!
    Мы с Задирой встали из-за столика и повели Эвелину к выходу.
    - Мечта вызывает Музыку! - сказала я в свой коммуникатор, настроенный на
общую сеть. - Всё готово?
    Через секунду голос Музыки сказал:
    - Всё в порядке, можете приходить.
    - Поняла  тебя!  Мечта закончила. Ну вот, - повернулась я к Эвелине. - Мы
можем идти.
    - Почему  вы  не  пользуетесь  лифтом?  - спросила она, когда мы стояли у
входа в испытательный зал. - Я видела уже штук пять.
    - Старая  привычка,  -  ответила Задира. - Они постоянно застревают между
уровнями.
    - Стойте, здесь! - приказала я им. - Я позову вас.
    Они  остались за дверью, причём Эвелина состроила обиженную физиономию, а
я  зашла  в  зал  и увидела, как Музыка копается в каком-то механизме. Вообще
испытательный  зал  служил  полигоном,  где  проверялись все виды вооружения,
которые  использовались  нашей  бригадой,  всё  вспомогательное оборудование,
различные боеприпасы и т.п.
    - Привет, Музыка! - я ущипнула её за бок. - Как дела?
    - Ай,  Мечта!  -  подпрыгнула  она,  роняя из рук отвёртку. - Ещё раз так
сделаешь - получишь у меня!
    - Я  просто  пошутила. Она уже здесь, - кивнула я на дверь, из-за которой
доносились голоса Задиры и Эвелины. - Контрольный обруч готов?
    - Естественно, я же сказала тебе, что всё приготовила.
    - Процедура обычная?
    - Конечно!  Должна  тебе сказать, что давненько я не общалась с пленными!
Как  это  тебя угораздило притащить сюда землянина, да ещё и девушку. Кто она
такая?
    - Разве Директриса не рассказала тебе?
    - Да  я особо не интересовалась. Девчонки из твоего расчёта говорили, что
ты  принесла пленницу, ну а у меня были другие дела. Ты же знаешь, перелёт на
Большую  равнину  и  так  далее.   Когда   улетели  "Обманщицы",   я  немного
освободилась.  Кстати,  ваши  с Задирой "ОСЫ" сильно повреждены, я дала Зайке
нужные распоряжения.
    - Я  потом сама займусь Аквариной, - сказала я. - Так вот, землянку зовут
Эвелина Флоренс Найткастл Младшая. Тебе ничего не говорит это имя?
    Глаза Музыки стали круглыми.
    - Те самые Найткастлы? - изумилась она.
    - Угу, те самые! Ума не приложу, как она оказалась на войне?
    - Так зови её сюда! И знакомь побыстрее, это же галактическая элита!!
    - Не  спеши,  Музыка.  Она  не  выглядит аристократкой, обычная девчонка,
которой  захотелось  немного погеройствовать. Давай мне контрольный обруч,  я
настрою его для себя.
    - Вон  там,  в  нижнем  ящичке,  -  махнула  на шкафчик у стены Музыка. -
Возьми фиолетовый.
    - Он может менять цвет? - спросила я.
    - Ну, естественно, может!
    - Это  хорошо.  Мне  хотелось  бы немного скрасить то потрясение, которое
Эвелина испытает, когда узнает для чего я надену ей обруч.
    Пока  я  возилась  с  контрольным  обручем,  Музыка закончила свои дела с
механизмом. Всего это заняло у нас три или четыре минуты.
    - Ну всё, - сказала я, закончив процедуру, - пора звать аристократку. Эй,
Задира!!! Давай её сюда!!! - крикнула я в направлении двери.
    Доносившийся из-за неё шумок двух женских голосов утих, потом послышалась
какая-то возня и пара неразборчивых восклицаний. После этого дверь отъехала в
сторону  и  в  испытательный  зал  влетела пунцовая Эвелина, за ней неспешно,
поправляя боевой костюм, прошествовала Задира.
    - Что такое? - строго спросила я, напуская на себя командный вид.
    Эвелина,  посмотрев  на  меня, покраснела ещё больше и промолчала. Задира
пожала плечами и небрежно уронила:
    - Да так, ничего особенного. Просто у нас разные мнения на пару вопросов.
    - Как  бы там ни было, мы не можем отвлекаться на мелочи! - я нахмурилась
и суровым взглядом дала обеим понять, что сейчас шутить не стоит. Конечно это
был  спектакль,  разыгрываемый мной с вполне определённой целью, но поскольку
Эвелина  не знала этого, то она тоже насторожилась и внутренне сжалась, как я
от неё и хотела.
    Я  подозвала  их  поближе  и,  держа  контрольный обруч за спиной, обвела
взглядом испытательный зал:
    - Это  -  испытательный  зал,  Эвелина.  И сейчас я покажу тебе кое-какую
вещь. Но вначале...
    Быстро шагнув к ней, я ловко защёлкнула на её шее контрольный обруч.
    - Что  это?!  -  дернулась  она  и  схватилась  руками за тонкий стальной
ободок.
    - Это - контрольный  обруч. - просветила её Задира, с пониманием взглянув
на меня.
    - Да,  Эвелина! - кивнула  я. - Именно его я и хотела тебе показать. Ну а
назначение  этого  устройства ты поймёшь из следующей небольшой демонстрации.
Кстати,  позволь  представить тебе командира технического дивизиона - Музыку.
Она поможет мне оказать все способности обруча. Давай, Музыка.
    Я  махнула  рукой  Сибилле,  которая  уже стояла за терминалом и быстрыми
движениями ласкала клавиши, подготавливая площадку тира.
    - Есть,  мэм!  -  Музыка  шутливо  отсалютовала  мне рукой и активировала
защитные поля испытательного зала.
    Свет  в  зале  замерцал  и  постепенно  стал  гаснуть.  Я взяла ничего не
понимающую Эвелину за локоть и провела к площадке тира.
    - Задира,  смотри  за  нашей  гостьей, - приказала я, вынимая из стойки с
оружием автомат с подствольным гранатомётом, какими пользуются солдаты Земли.
    - Эвелина,  - я сняла оружие с предохранителя и посмотрела на рыжеволосую
девушку. - Чтобы у тебя не возникало искушений завладеть какой-нибудь из этих
пушек,  которых тут в изобилии, я уведомляю тебя, что всё оружие в этом зале,
и  вообще  на  базе,  имеет  систему  распознавания по отпечаткам пальцев. Ты
понимаешь меня?
    Судя  по  тени,  которая  набежала на её личико, она всерьёз подумывала о
вооружённом бунте.
    - Да ещё, я придерживаюсь мнения, что лучше один раз попробовать, чем сто
раз  услышать.  Вот  возьми.  -  Я протянула ей готовый к стрельбе автомат. -
Выстрели в меня.
    Она  выхватила  у  меня  из  рук  смертоносную  игрушку, быстро проверила
наличие  патронов  и,  направив  дуло  мне  в живот, с ожесточением нажала на
курок.  Он  вдавился  до упора безо всякого сопротивления, громко и безобидно
щелкнув. Не обращая внимания на неё, продолжающую щелкать курком в бессильной
ярости, я повернулась к Задире.
    - Ну?  Я же говорила, что глупая ненависть, которую ей вдолбили с помощью
пропаганды, заставит её попытаться.
    - Да уж, Мечта. На этот раз ты оказалась права. - ответила моя подруга, с
интересом наблюдавшая за стараниями Эвелины.
    - Хватит!  -  я  вырвала  из  рук  девушки  автомат, и поднесла дуло к её
голове.  -  Знаешь, а давай попробуем! Узнает ли он мои отпечатки пальцев? Не
волнуйся, если он выстрелит, тебе уже будет наплевать на это!
    Готовая  расплакаться,  Эвелина  моментально  побледнела,  когда невольно
заглянула  в  мрачно  поблёскивающее  отверстие,  откуда могла в любой момент
вылететь  пуля.  Потом она побледнела ещё больше, вспомнив, что я с легкостью
исполню угрозу, стоит мне захотеть.
    - Просто шутка! - я убрала автомат от её головы и быстро улыбнулась ей. -
Поверь мне, это не самое худшее, с чем ты столкнёшься сегодня.
    Ничуть  не  успокоенная  моими  словами,  она  продолжала следить за мной
своими расширенными глазами, в которых всплывали все её опасения. Ну и ладно!
    - Мечта! - раздался голос Музыки. - Можешь стрелять.
    - Сообщение принято! - откликнулась я. - Смотрите все!
    На  противоположном  конце  площадки,  вместо   одной   мишени  появился,
установленный  в мощном  держателе, почти такой же контрольный обруч как и на
шее  у Эвелины. В ярком свете прожекторов, освещающих ряд мишеней, он казался
таким хрупким и невзрачным. Я встала напротив него и вскинула к плечу оружие,
которое  держала  в руках. До обруча было сто метров. Задира показала Эвелине
монитор, на экране которого он был ясно виден, словно находился на расстоянии
вытянутой  руки.  И  теперь  они уставились на него. Одна скучающе, поскольку
знала,  что  произойдёт.  Другая,   несмотря   на   страх   и  беспокойство -
заинтересованно, потому что ей происходящее было в новинку. Музыка следила за
событиями со своего пульта.
    Поймать  в аккуратное перекрестие оптического прицела стальной ободок для
меня  не  составило  никакого  труда.  Всё-таки пять лет службы, львиная доля
которых  прошла  в  усиленных  тренировках  умения  быстро  и метко стрелять,
кое-чему  научили  меня.  Слыша  за  спиной  взволнованное дыхание Эвелины, я
плавно нажала на курок. Очередь получилась громкой и длинной. Не отрываясь от
прицела,  я  несколько  раз  перечеркнула  струйкой  пуль  контрольный обруч,
установленный вместо мишени. На мониторе, куда смотрели Эвелина и Задира было
очень  хорошо  видно,  как остроносые комочки стали высекают снопы искорок из
колечка  обруча.  Как содрогается от их ударов сам обруч. Несколько рикошетов
ударили  в  плёнку  силового  поля  прямо  перед зрителями моей демонстрации.
Задира  не  повела  и  ухом,  а  вот  Эвелина  резко  дернулась  и  испуганно
вскрикнула.  Усмехнувшись  уголком  рта,  я  переключилась  на   подствольный
гранатомёт  и  всадила  в держатель и обруч четыре гранаты. Коротко бабахнули
взрывы, и площадку тира на несколько секунд заволокло клубами дыма. Осколки с
противными  звуками  стали  пробовать на прочность силовую защиту, включённую
Музыкой.
    - Ну  вот, - повернулась  я к Эвелине, забрасывая на плечо автомат, - это
что касается прочности контрольных обручей.
    Музыка  отключила защитное поле и держатель, немного измазанный в гари от
взрывов,  быстро  поехал в нашу сторону. Свет в испытательном зале снова стал
ярким.
    - Видишь,  ни одной царапинки! - я вытащила обруч из крепления и показала
его нашей гостье. - А теперь - его назначение. Пойдёмте.
    Музыка  присоединилась к нам, когда мы переместились в другую часть зала,
где  находились  манекены, изготовленные из жидкого пластика. Я защёлкнула на
шее одного из них контрольный обруч из держателя и кивнула Музыке.
    Она  взяла  в  руки пульт дистанционного управления и стала колдовать над
ним.
    Тот манекен, на который я нацепила обруч, дёрнулся и неуклюже двинулся по
направлению к двум мигающим огоньками столбикам.
    - Смотри внимательно! - толкнула Эвелину Задира.
    Я  молча  стояла  позади  них и думала о том, как воспримет увиденное эта
девушка.  Манекен  приблизился  к  проходу,  образованному столбиками, на два
метра.  Его  обруч изменил свой цвет с синего на жёлтый и тревожно запипикал.
Не  обращая  на  это  никакого внимания, манекен продолжал движение. Вместе с
этим  цвет  стального  колечка  менялся  сначала  на  оранжевый,   потом   на
ярко-красный  и  в  конце концов стал угрожающе-багровым. Тревожное пипиканье
сменилось  режущим  уши  воем.  Когда  управляемая  Музыкой  фигура пересекла
черту  импровизированных  ворот,  обруч  стал  траурно-чёрным  и,  перекрывая
резонанс воя, раздался смачный звук перерубаемой живой плоти. Голова манекена
медленно  отвалилась  в  сторону,  в  то  время  как туловище продолжало идти
дальше.  Из  обрубка  пластиковой шеи фонтаном выплеснулась красная жидкость,
заменяющая  кровь,  но  точно  такого  же цвета и запаха. Несколько последних
шагов  и,  драматично  дёрнувшись,  манекен  обрушился на пол. Перемазанный в
красном обруч, металлически позвякивая, откатился почти к самым нашим ногам.
    Даже  мне,  уже  несколько раз видевшей подобные сцены, стало не по себе.
Лицо  же  впервые  увидевшей  действие контрольного обруча Эвелины: Если лицо
человека  может  быть  одновременно мертвенно белым и тошнотворно зелёным, то
лицо  девушки  было именно таким. Слова, которые я хотела сказать, застряли у
меня в горле.
    Эвелина  остановившимися глазами смотрела на неподвижное тело манекена, а
потом начала медленно сгибаться. Моментально поняв, что с ней происходит мы с
Задирой  подхватили  её  под  руки  и  потащили к утилизатору. Там её жестоко
вырвало, и она потеряла сознание.
    - Слабачка! - с  лёгким  презрением  констатировала Музыка, держа в руках
отрезанную пластиковую голову и контрольный обруч.
    - Не  будь  стервой!  -  повернулась  я  к  ней.  - Некоторые наши методы
чересчур  круты,  чтобы  можно  было  спокойно  перенести  их без подготовки!
Помнишь,  что  было  с  тобой,  когда  ты  сама в первый раз увидела действие
обруча?
    - Я сознания не теряла! - похвасталась она.
    - После  недельных  лекций  и  детального разбора устройства контрольного
обруча!  - язвительно вставила Задира, поддерживающая бесчувственную Эвелину.
- А ведь ты тогда заблевала весь утилизатор. Забыла уже?
    - Ну было... немного...
    - Не  прибедняйся!  -  усмехнулась  я.  -  В  тот раз Директриса нас всех
уделала  вдрызг.  Ладно!  Будем  считать  нашу  демонстрацию  успешной.  Всем
разрешаю  отдых.  А  если  серьёзно,  то мы с Задирой отнесём Эвелину к нам в
комнату. Счастливо наводить порядок!
    Я поставила автомат в оружейную стойку, и взяла девушку за ноги.
    - Пойдём, Задира.
    На  этом  мы распрощались с уже отвернувшейся Музыкой и вынесли Эвелину в
коридор. По молчаливому согласию, на этот раз мы поехали на лифте.
    В нашей комнате всё было так, как мы и оставили, убегая на миссию.
    Крошки  на  столике, в спешке отодвинутые стулья, лежащий на моей кровати
Пушистик.
    - Давай её на мою кровать! - приказала я Задире. - Медведя убери!
    Мы уложили Эвелину и перевели дух.
    - А  она  тяжёленькая! - заметила  Задира,  расслабленно плюхаясь на своё
покрывало.
    - Да нет, - возразила  я,  подходя  к мини-охладителю за бутылкой сока, -
просто  мы долго её несли. На самом деле, она лёгкая. Помнишь, как я относила
её на диван в ангаре? Будешь газировку?
    - Не-а!  -  Задира  зевнула.  -  Слушай,  Мечта.  Может  зря ты так с ней
поступила?  Ну, в смысле, с показом контрольного обруча? Она могла и умереть,
знаешь, от разрыва сердца.
    - Я  знаю,  бульк-бульк...  что  делаю! Может это и жестоко, но так будет
лучше  для  нас всех. Для Эвелины, в первую очередь, потому что избавит её от
иллюзий  насчёт  всяких  необдуманных действий. Кроме того, она ещё не узнала
правил, по которым будет жить на нашей базе. Очнётся - я её ознакомлю.
    - Она может нас возненавидеть, - заметила моя подруга.
    - Значит наша жизнь станет чуточку хуже, так как спать она будет в нашей
комнате.
    - Ани!!! Это ещё почему?!!
    - Я  не  могу  оставить  её без присмотра. Несмотря на контрольный обруч,
она  может  с  собой  что-нибудь сделать. - Кровать Задиры скрипнула, когда я
уселась рядом с ней. - Хорошо всё-таки быть дома!
    - Точно,  -  согласилась  Задира, посмотрев на меня. - особенно, когда мы
вместе.  Я  так  беспокоилась  за  тебя,  когда  Бабочка  передала,  что ты в
медицинском  блоке.  -  Она  села  на  кровати  и обняла меня. - Знаешь, Ани,
сегодня я, пожалуй впервые за всё время нашей дружбы, поняла как много ты для
меня значишь.
    Её  голова  склонилась  на моё плечо, и я вдохнула её запах. Где-то очень
глубоко внутри меня тлеющий уголёк желания, разбуженный её тёплым телом, стал
сверкать  ярче,  грозя превратиться в костёр страсти. Я подняла голову Задиры
за  подбородок и поцеловала её мягкие губы. Она закрыла свои глаза и ответила
мне,  прижавшись сильней. Потом тихонько отстранилась и сказала, улыбнувшись:
    - Не  надо,  Мечта.  Давай как-нибудь в другой раз. Ты знаешь, что я хочу
тебя так же, как и ты меня, но сейчас лучше не стоит этого делать.
    - Хорошо, - согласилась я. - Как скажешь.
    Она ласково провела ладонью по моей щеке и заглянула мне в глаза.
    - Ты не обиделась, Ани?
    - Ну что ты, Задира! Как я могу на тебя обижаться?
    - Тогда начнём уборку? Скоро вечер, а нам ещё надо устроить Эвелину.
    - И подобрать ей одежду к тому же!
    - И вернуть Бабочке её комбинезон!
    Мы рассмеялись и начали наводить порядок.
    Вдвоём  прибраться в нашей комнате было быстро. Не прошло и получаса, как
не осталось никаких следов от царившего только, что беспорядка. Теперь пришло
время будить рыженькую.
    - Она опять распсихуется. - произнесла Задира, глядя на лежащую Эвелину.
    - Лучше  пусть  психует  она,  чем Директриса! - откликнулась я и присела
рядом  с  девушкой.  - Эвелина. - Я легонько похлопала её о щекам. - Эвелина,
очнись!
    Она  открыла  изумрудные  глаза  и  через  секунду  узнала  меня. Её лицо
потемнело,  и  она молча перевернулась на другой бок. Спиной ко мне и Задире.
Обида, презрение к врагам, отчаяние. Я понимала её. Поэтому просто рассказала
ей,  что  она  должна  делать  и  как себя вести. Забыть о побеге, попытаться
отнестись  к  своему  положению  по-философски,  не лезть в те двери, рядом с
которыми  контрольный  обруч  начинает  теплеть и предупреждающе пипикать, не
выходить  после  отбоя  из  нашей  комнаты,  поменьше  попадаться  на   глаза
Директрисе,  не оскорблять без причины наших девушек, не мусорить и соблюдать
личную гигиену.
    - ...Обращаться  с  нашими лифтами и прочими приборами ты научишься очень
быстро.  -  Заканчивала  я  свой  маленький инструктаж. - Да, чуть не забыла,
обруч  имеет  режим  парализатора. Помнишь эффект ограничителей? Что-то вроде
него  только  намного  мощнее.  Искренне  советую  не  доводить  дело  до его
использования. Ты меня поняла, Эвелина? Всё, о чём я тебе рассказала?
    Она продолжала молча лежать, не шевелясь.
    - Ответь мне, не замыкайся в себе!
    Эвелина вздрогнула и едва заметно кивнула.
    - Вот и молодец! - я улыбнулась, хотя она и не видела моей улыбки. - Тебе
сейчас  кажется,  что мы поступили с тобой очень плохо, обманули тебя. Но это
не  так,  обруч  на  твоей шее, это просто гарантия того, что ты не причинишь
никаких  проблем  ни  нам, ни себе. Во всём остальном, ты по-прежнему Эвелина
Флоренс Найткастл Младшая - молодая красивая девчонка, такая какая ты есть. И
ни  граммом  меньше.  А  мы  -  не  садисты и не изверги. Мы тоже девушки. Мы
выросли  с  тобой в разных обществах, но и ты, и я, и Задира - мы люди. И все
остальные здесь тоже люди. Немного получше узнав нас, ты это поймёшь, и тогда
этот  стальной ободок, который для тебя символ нашей несправедливости, уже не
будет нужен. И не вешай нос, ведь ты вернёшься на Землю, когда закончится эта
война. В любом случае вернёшься.
    Взяв в руки, заранее подготовленную, аккуратно сложенную одежду, я обошла
свою кровать и протянула её мрачной Эвелине.
    - Переоденься в это. - стопка одежды легла рядом с ней.
    Она  собралась  было  снова  отвернуться, но я взяла её за плечи и рывком
посадила на кровати.
    - Да  не  упрямься  ты,  дурочка! Мы не хотим тебе плохого! Переоденься и
мы  устроим  тебя  на  жительство в нашей комнате. Через пару часов поужинаем
и будем отдыхать!
    Эвелина сидела, опустив голову, и смотрела на свои коленки.
    - У меня нет моего... нижнего белья... - выдавила она наконец.
    - И  всего-то! - рассмеялась  я. - Мы с Задирой подобрали тебе кое-что из
своих вещей. Конечно у нас нет того, к чему ты привыкла дома, но это всё, что
у нас есть. Посмотри сама.
    Она  стала  медленно  копаться  в  сложенной  одежде, пока её пальчики не
натолкнулись  на  мягкие  кружева ажурных трусиков и гладкие чашечки лифчика.
    - Ну  как? - взволнованно  поинтересовалась  Задира, когда она расправила
её лучшие трусики.
    - Они  такие  вызывающие! - смущенно произнесла Эвелина, и её нежные щёки
покрыл  лёгкий  румянец.  -  Как  я  надену их? Ведь такое бельё носят только
прост... Ой! - Её глаза испуганно глянули на меня.
    - А  тебе  никогда не хотелось носить подобные вещи? - спросила я, сделав
вид что не расслышала её последних слов. - Только честно!
    - Хотелось... - тихо произнесла она, краснея ещё больше.
    - Так попробуй, надень! Давай-давай!
    - Мы отвернёмся, если ты стесняешься, - поддержала меня Задира.
    - Ну-у-у... Ладно. - согласилась  Эвелина,  потянувшись к молнии рабочего
комбинезона Бабочки. - Только не оборачивайтесь, пока я не скажу вам.
    Я  повернулась  к  ней  спиной  и старательно начала отсчитывать секунды.
Сзади раздавалось шуршание снимаемой, а потом надеваемой одежды, перемежаемое
частыми вздохами. Через две минуты семнадцать секунд, Эвелина сказала:
    - Всё, можете смотреть.
    Я  повернулась  и взглянула на неё. Она была очаровательна в моём строгом
брючном  костюмчике  синего  цвета.  Синий  же  берет  подчёркивал  красоту и
изящество  её  лица,  пусть напряженного и малость злого, но всё равно такого
милого.
    - Ух ты! - выдохнула Задира.
    - М-м-ммм... - протянула  я задумчиво, - неплохо, но кое-чего не хватает.
    Подойдя к своему шкафчику, я покопалась в нём, подбирая нужную косметику.
Потом вернулась к Эвелине.
    - Стой спокойно! - приказала я, сняв с её головы берет.
    Несколько  минут  я  усердно  трудилась  над её макияжем, потом расчесала
огненно  рыжие  волосы  (Эвелина  дёргалась,  когда запутанные пряди уступали
нажиму моёй расчёски) и снова накрыла её макушку беретом.
    - Вот, погляди. - подвела я её к зеркалу.
    Она тихо ахнула, увидев своё отражение.
    - Нравится? - довольно спросила я.
    - Неужели  я  могу  так  выглядеть? - восхищённо прошептала она, её глаза
засияли как две звезды.
    - Ну  вообще-то  я  делала всё на скорую руку, - призналась я - А если бы
взяться за тебя всерьёз... О-о-ооо... То ли ещё будет!
    Эвелина забыла обо всём. Об обруче на своей шее, об обиде, о ненависти, о
тревоге  за  своё  будущее.  Она  разглядывала  себя  в  зеркало  и счастливо
улыбалась. Можно было подумать, что впервые её лица коснулись руки визажиста.
Мы с Задирой тоже улыбались, нам было приятно, что девушка радуется.
    Пусть  мелочи,  но  радуется.  Внутри  меня  загорелся шаловливый огонёк,
толкнувший вперёд.
    - Ну как? - спросила я. - Ты чувствуешь себя проституткой?
    Эвелина посмотрела на меня как на сумасшедшую.
    - Нет,   конечно! - воскликнула  она. - Я  чувствую  себя  красивой!  Мне
хорошо! Я... никогда ещё так себя не чувствовала!
    Вот  так,  неожиданно для самой себя, она открыла, что ей могут нравиться
вещи,  которые  считались ею неприличными и неправильными. И я совсем не имею
ввиду трусики и лифчик, которые мы отдали ей.
    Разрушение  стереотипов,  которые мешали ей свободно смотреть на наш мир,
началось.
    Я  дала  ей  вволю  напрыгаться  перед  зеркалом, и вызвала Музыку, чтобы
договориться  о  получении  необходимых  для  её обустройства вещей. Кровати,
постельного белья, туалетных принадлежностей и т.д.
    - Без  проблем!  - засмеялась Музыка, выслушав мои слова. - Бери всё, что
нужно.  Только оставь список взятого. Где находится склад, ты знаешь. Извини,
Мечта, я немного занята. Музыка закончила.
    - Ну-с, Эвелина, - произнесла я, продолжая улыбаться - Теперь нам с тобой
надо сбегать за твоими новыми вещами.
    - Я тоже с вами! - вызвалась Задира.
    - Нет,  у  меня для тебя другое задание, - ответила я. - Во-первых, верни
Бабочке  её  одежду.  Во-вторых,  отправляйся  помогать  Улыбке  чинить  наши
робокостюмы.
    - Но я хочу пойти с вами!
    - Без разговоров, Задира! Я приказываю тебе.
    - Эгоистка! - буркнула  она,  захватив  свёрток с одеждой и выскакивая за
дверь. - Я как-нибудь тебе припомню!
    Оторвать  Эвелину  от зеркала оказалось посложней, чем иной раз разбудить
Задиру,  но  после  долгих  увещеваний, порой переходящих в угрозы, я наконец
вытащила её в коридор.
    - Успеешь  ещё  насмотреться  на свою мордашку! - уговаривала я её, держа
за  руку  и  стараясь  не  выронить свой блокнот из подмышки. - Не пойдёшь со
мной, спать будешь на полу, голой. Ясно!
    Она  всё  ещё дулась на меня за контрольный обруч, но говорила уже вполне
нормально.
    - Мечта,  я  не  хочу тащиться пешком за три девять земель. Я устала и не
прочь отдохнуть. Часиков так девять-десять.
    - Вот  и  отлично!  Возьмём  на  складе всё, что нужно, вернёмся и можешь
спать. А не хочешь идти пешком, поехали на лифте.
    - Одни обещания! Ты опять меня обманешь!
    Мы  подошли  к дверям лифта, и я приложила руку к датчику вызова. Зажёгся
огонёк, показывающий, что лифт приближается.
    - Почему  ты  обо мне такого плохого мнения? - спросила я Эвелину. - Пока
ты  со мной ничего страшного с тобой не случится. Сколько раз тебе повторять?
    - Ничего  себе!  Не  случится!  Уже случилось! - она подёргала колечко на
своей  шее. - А это что такое? Бриллиантовое ожерелье?! В любой момент я могу
остаться без головы!!
    - Не преувеличивай! Контрольный обруч включается только при проходе через
ограничительное  поле.  А оно имеется только в помещениях строгого доступа. В
жилых  коридорах  и  других  местах  его активируют после отбоя и до подъёма.
Будешь жить по нашему распорядку и ты - в безопасности.
    Лифт мелодично тренькнул и его двери открылись.
    - Ужас  какой!!  -  воскликнула  Эвелина,  делая  шаг  вперёд и продолжая
смотреть на меня. - А если, ой..! - Дальше разобрать я не смогла.
    И  не  удивительно. Потому что она со всего размаху ткнулась носом в туго
обтянутую  тонкой  тканью  черной  блузки  грудь   Директрисы,   за  какой-то
надобностью  оказавшейся  именно  в  этом  лифте.  Директриса выглядела очень
расстроенной.
    - Та-а-ак! - протянула  она, нехорошо улыбнувшись и уперев в бока руки. -
Опять  ты!  Кажется,  я  приказывала  не  попадаться  мне на глаза! Надо тебя
хорошенько проучить за это, Найткастл Младшая!
    - Ты  что, Директриса! - я отдёрнула Эвелину за свою спину. - Она ведь не
нарочно! И что такого она сделала?
    - Нарушила моё указание!
    Я  знала,  что  такой причины более чем достаточно, чтобы обычно вежливую
и обходительную Директрису сделать НЕ вежливой и НЕ обходительной.
    - Но  глупо  требовать  от  Эвелины выполнения того, чего она не знает! -
защищала я опешившую девушку, не давая ей высовываться из-за моей спины.
    - Плохих  девчонок  надо  наказывать!  -  отрезала Директриса. - Завтра в
тренировочном зале мы решим этот вопрос. Условия обычные.
    - Я не согласна с тобой! То, что ты хочешь сделать слишком несправедливо!
Не знаю,  что случилось и почему ты так огорчена, но если тебе надо выпустить
пар, то я подойду намного лучше!
    - Ах  вот как! - удивилась она, приподняв свои, идеальной густоты, брови.
- Это что? Вызов?
    Я видела расставленную ею ловушку так же ясно, как и неприятные огоньки в
её  глазах. Но если уж она хотела кого-нибудь хорошенько поколотить, то пусть
это буду я, а не неподготовленная Эвелина.
    - Да, это - вызов, - вздохнув, подтвердила я.
    - Великолепно! - хищно осклабилась Директриса. - Мощность ограничителей -
двойная!
    У  нас  в бригаде не было суда и времени на долгое выяснение разногласий.
Всё  решалось  следующим  образом.  Спорщицы  выходили  на   боевую  площадку
тренировочного зала и кулаками доказывали свою правоту. Это, конечно, древний
и  не  совсем  цивилизованный  метод,  но,  как  оказалось,  он  был наиболее
эффективен.  И  кроме  прочего,  давал  стимул  для  совершенствования  своих
способностей  разбить  кому-нибудь  нос.  Я  хочу  сказать,  что в первый раз
дерёшься  ради  интереса,  а  уж потом - из мести. На неопытный обывательский
взгляд,  такие  отношения  должны  были  превратить  нашу  бригаду  в   толпу
ненавидящих  друг  друга  стерв,  но  мы  были большими девочками и прекрасно
понимали,  когда  и  где  начинается  и  кончается необходимость. Бывало, что
основательно  измутузив  друг друга, мы вместе ковыляли в медицинский блок, и
через  десять  минут  уже, как ни в чём не бывало, смеялись и пили газировку.
Поскольку,  формально  вызов  исходил  от  меня,  то   Директриса,   согласно
установленным  правилам,  могла  выбрать первое условие поединка, то есть как
уже было замечено - мощность ограничителей. Я выбирала оружие. Честно говоря,
единственный  шанс против Директрисы имелся только в рукопашной. Единственный
и  исчезающе маленький. Она стала командующей "БОЕВЫМИ ОСАМИ" не только из-за
своей  сверхпотрясающей  фигуры  и внешности. Самый лучший пилот робокостюма,
самый  лучший  тактик  и  стратег, самый лучший лидер, самая лучшая драчунья.
Этот  список  можно  было  продолжать  очень   долго.   Директриса   являлась
воплощением мечты любой армии об идеальном командире. Правда,  она была ещё и
женщиной. Со всеми вытекающими.
    - Рука  против  руки, - буркнула  я,  оглашая  давно  известный расклад и
выбирая способ ведения поединка.
    - Боишься? - подначила она.
    - Нет, просто хочу сохранить себя в наилучшем виде.
    - Да,  Мечта,  ты  всегда  была  хитрой  ведьмочкой! - теперь  Директриса
превратилась в сплошную улыбку и мурлыканье. Ну ещё бы, при желании она могла
показать  мне,  где  зимуют  не только раки, но и многие другие представители
земной  и новианской фауны. Она подняла руку и сказала в ручной коммуникатор.
- Код три-три-один. Директриса вызывает Бабочку.
    - Слушаю! - отозвалась через секунду Бабочка.
    - Ты занята?
    - Ем в столовой, а что?
    - Доедай и приходи в тренировочный блок. Возник спор.
    - Кто там ещё в такое время?
    - Я и Мечта.
    Было слышно, как Бабочка поперхнулась.
    - Скоро буду! - пообещала она и отключилась.
    - Погоди, Директриса! Мы что, будем "спорить" сейчас? Не завтра?
    - Верно, - кивнула она. - Какие-нибудь проблемы с этим?
    - Ну, нам с Эвелиной надо на склад, за вещами для неё.
    - Подождёт! - отмахнулась она. - Прошу в лифт.
    Я повернулась к Эвелине и взяла её за плечи.
    - Тебе лучше будет вернуться в комнату и ждать меня там.
    - Но я... - начала она.
    - Зачем  же? - вмешалась  Директриса. - Пусть  посмотрит, ей будет весьма
полезно получше узнать нашу жизнь.
    Я хотела от Эвелины того же, но не такими путями.
    - Я пойду с тобой, Мечта! - решительно сказала она, высвобождаясь из моих
рук.  Потом  бросила  вызывающий  взгляд  на  Директрису  и вошла в лифт. Мне
осталось только последовать за ней.
    - Тренировочный блок! - приказала Директриса обслуживающему компьютеру.
    - Есть, мэм! Отправляемся.
    Эвелина  утянула меня в уголок, подальше от Директрисы и зашептала мне на
ухо:
    - Объясни, пожалуйста, что происходит.
    - Ничего  хорошего  для меня, Эвелина. - тоже шёпотом ответила я. - Но ты
не беспокойся, я сорвала тебя с крючка.
    - Что ты сделала?
    - Долго объяснять, но наши споры мы решаем на боевой площадке. Тоже самое
было и у нас с тобой. Разве ты уже забыла?
    - Нет, - она потрогала свою губу, - не забыла. Но почему ты вступилась за
меня? Я и сама могу постоять за себя.
    - Не  в  этот  раз, - тихонько усмехнулась я. - Против Директрисы тебе не
выстоять и без ограничителей, а при двойной их мощности и подавно.
    - Она не кажется мне такой уж крутой, - возразила мне Эвелина.
    - Поверь  мне  на  слово,  Директриса  способна  сделать из тебя отбивную
котлету даже не особо напрягаясь.
    - Мечта! - обеспокоено  прошептала она, чем приятно меня удивила. - А как
же ты?
    - А за меня не волнуйся, мне не привыкать.
    - Это  разговор  тет-а-тет,  девочки,  или  мне  тоже  можно послушать? -
насмешливый голос Директрисы заставил нас прервать наше шушуканье.
    Через минуту молчания лифт остановился, и мы вышли в тренировочном блоке.
В зале,  где  располагались  боевые площадки ещё никого, а именно Бабочки, не
было.
    - Переодевайся! - бросила  Директриса, расстёгивая блузку и направляясь к
шкафчику со своим именем за тренировочным костюмом.
    Я  молча  сделала тоже самое. Ничуть не смущаясь присутствием Эвелины, мы
разделись  и  натянули  на  голое  тело  эластичные  тренировочные   костюмы.
Переобулись  в  мягкие  сапожки без каблуков и, взяв перчатки из тонкой кожи,
зашли  на  ближайшую  площадку.  Директриса,  как всегда, выглядела роскошно.
Серебристая ткань костюма рельефно обрисовывала каждую, даже самую маленькую,
выпуклость её тела. А когда она, без малейших усилий, ударила пяткой в голову
воображаемому  противнику,  то место, которое женщины обычно стараются никому
не  показывать,  открылось  во  всей  своей красе. Минимум воображения, и вот
Эвелина пунцовея, уже отвела свой взгляд в сторону. Директриса заметила это и
зубасто  усмехнулась.  Она  знала,  как   следует   использовать   все   свои
преимущества.  У  меня  в голове стали копошиться всякие мысли, не подлежащие
цензуре,  и  я  смогла  отогнать их, только с трудом напомнив себе, что через
несколько минут эти вот самые руки и ноги поставят мне кучу синяков и шишек.
    Однако,  неплохо  было бы и мне немного размяться. С этой мыслью я начала
проделывать  комплекс  разогревающих  упражнений.  Когда  моё   тело   вполне
подготовилось к поединку, прибыла запыхавшаяся Бабочка.
    - Что у вас на этот раз? - скаламбурила она.
    - Личные  разногласия,  -  ответила  ей  Директриса. - Неподчинение моему
указанию. Ты знаешь моё отношение к этому.
    - И  из-за  этого  ты  вызвала  Мечту  на  боевую  площадку?  -   Бабочка
неодобрительно покачала головой.
    - Ну вообще-то это сделала я, - нехотя призналась я.
    - Зачем? - удивилась она. - Тебе не хватило синяков после миссии?
    - Я защищаю Эвелину.
    При  этих  словах  названная  Лина   попыталась   слиться   с  окружающей
обстановкой.
    - Ого!  Мечта,  ты  оказывается  уже успела подружиться с ней! А как она?
После вот этого?  - многозначительно почесала свою шею Бабочка.
    - Хватит  болтать,  Бабочка!  -   приказала  Директриса,  избавив меня от
необходимости  отвечать.  -  Включай  ограничители  на  двойную  мощность! Мы
начинаем!
    - Как  скажешь, Директриса. - пожала плечами она, подходя  к управляющему
пульту. - Правила обычные?
    - Да!
    - Итак!  -  голос Бабочки снова был невозмутим и холоден. - Леди, займите
исходные позиции! Начинайте после гонга.
    По  краям  площадки  поднялись  чёрные  столбики, между которыми зажглись
ограничители.  И  светились они намного ярче, чем когда я дралась с Эвелиной.
Правда  сейчас  она  была  всего  лишь пассивным зрителем, но мне-то от этого
нисколько не легче.
    Судя  по  решительному  лицу  Директрисы мне придётся нелегко. Ну и фиг с
ним!  Несмотря  ни  на  что,  я  считала,  что она поступает в отношении моей
подопечной  неправильно,  и  была  готова  доказать  это,  пусть  даже  своим
поражением.  Лишь бы Эвелина не пострадала незаслуженно (интересно, зачем мне
всё это?).
    - Начнём, пожалуй! - громко похрустывая разминаемыми пальцами, улыбнулась
Директриса, встав на красный круг исходной позиции.
    Я  кивнула  в  ответ  и,  сделав тоже самое, подняла руки к груди, приняв
боевую  стойку.  Она  же  просто  стояла, опустив их, и вроде бы нисколько не
напрягшись в ожидании сигнала к началу поединка.
    - Внимание... - произнесла Бабочка. - Приготовились...
    Ба-бам!
    Не  успело смолкнуть эхо гонга, а Директриса уже была в воздухе, в прыжке
целясь  ногой  в  моё лицо. Я поднырнула под ней и кувыркнулась вперёд, чтобы
увеличить  расстояние  между  нами.  Развернувшись  к  ней лицом, я пробежала
несколько  шагов ей  навстречу, занося правую руку для удара, но вопреки моим
ожиданиям  она  не  стала  уклоняться,  а  стремительно  рванулась  ко  мне и
встретила  мою  атаку  мощным  контрударом.  Её  кулак врезался в мой с такой
силой,  что  меня  откинуло  назад отдачей. Руку словно ожгло огнём и на долю
секунды я перестала воспринимать окружающее. Потом меня дернули вперёд, прямо
на  острую  коленку  Директрисы,  которая вонзилась мне в солнечное сплетение
выдавив весь, до последней капельки, воздух из моего тела. Я ударила локтём в
её  скулу,  но  это  не  остановило её ни на секунду. Ещё один удар коленом в
живот,  и  я,  застонав,  согнулась  пополам  тщетно  пытаясь  вдохнуть  хоть
чуть-чуть кислорода.
    Сильные  пальцы  в  кожаной  перчатке схватили мой загривок, и Директриса
потащила  меня  к  одному  из  столбиков,  находящихся  в  углах  площадки. Я
попыталась  обхватить её за пояс и повалить на пол, но моя рука соскользнула.
А  через  секунду  моя  противница  со  всего размаха впечатала мою макушку в
твёрдый металл.
    Ты-дых!!  Мир  вокруг  меня  заполнился  сверкающими искорками. Испуганно
ахнула откуда-то издалека Эвелина.
    Отскочив  как  мячик от стенки, я опрокинулась на спину и увидела летящую
на  меня  сверху  ступню  Директрисы.  Автоматически,  хоть это было довольно
болезненно  после уже полученных тумаков, я откатилась в сторону, так что она
ударила  рядом  с  моим  боком.  Потом  я подтянула ноги к груди и, используя
инерцию этого движения, всадила их в подставленный на мгновение, незащищённый
живот  Директрисы.  Она поперхнулась и шагнула назад, а я рывком поднялась на
ноги и развернулась.
    - Хорошо  дерёшься! - хрипло  выдохнула  она. - Но  я  дам тебе достойный
ответ.
    Ничего  сказать  ей я не успела, потому что её кулак летел мне в грудь. Я
сблокировала её руку, но она, извернувшись змеёй, ухватила меня за запястье и
резко  дернула,  отрывая  от пола, и швырнула через себя прямо на жгучие нити
ограничителей.
    Все  мои  волосы встали дыбом, когда шоковые разряды вгрызлись в моё тело
стремясь разорвать его на миллион отдельных кусочков. Извиваясь, я грохнулась
на пол ничего не видя и не слыша.
    Лёжа на площадке, я медленно соображала что у меня отвалится первым, если
я  попытаюсь  встать?  Голова,  руки  или  ноги.  Драться  мне  уже совсем не
хотелось. Хотелось чтобы из меня ушла боль, и я смогла отдохнуть.
    Неумолимая рука Директрисы обхватила моё горло и подняла на ноги.
    - Сдаёшься? - насмешливо спросила она, сжимая пальцы в жесткой хватке.
    - Нет! - едва слышно выдохнула я, пытаясь разжать их.
    - А  ты  молодец! - одобрительно  заметила  она. - В  тебе  ещё  остались
упрямство и боевой дух. Но всё равно ты маленькая, сопливая дура!
    Её кулак врезался в мою переносицу и выбил из головы сознание...
    - Сейчас  очнётся!  -  услышала  я  голос Бабочки. - Держи её голову. Эй,
Мечта! - прохладная рука пошлёпала меня по щекам.
    Я  открыла глаза и увидела Бабочку, с озабоченным видом прячущую в карман
один  из  своих  баллончиков.  И что меньше всего ожидала - склонившуюся надо
мной  Эвелину.  Моя  голова лежала у неё на коленях, и она с искренним, вроде
бы, волнением смотрела мне в лицо.
    - Слава богу!  Ты пришла в себя! - облегчённо воскликнула она, увидев что
я смотрю на неё.
    - Очухалась? - грубо спросила откуда-то Директриса
    Я скосила глаза и увидела, что она уже переоделась обратно.
    - Зря  ты  так  с Мечтой, - произнесла Бабочка. - Какая муха тебя укусила
сегодня?
    - А  вот  тебя,  Тереза,  это не касается! Имеешь что-нибудь против моего
поступка  -  можешь  разделить  с  ней  приятные  ощущения!  Я всегда к твоим
услугам!
    Круто развернувшись, Директриса выбежала из зала.
    - @#$%^!!!  -  непечатно  выругалась  ей  вслед  Бабочка, чем сильно меня
ошарашила.
    - Ты что?! - возмутилась я. - Замолчи немедленно!
    Они удивлённо уставились на меня.
    - Не  видишь,  что  ли?  -  продолжала я, обращаясь к Бабочке. - Ей очень
плохо  сейчас,  не знаю почему, и она хлещет первую попавшуюся ей под руку. А
таковой  оказалось  случиться  Эвелине.  Я  вступилась  за  неё, и Директриса
сорвалась на мне. Бабочка, ты видела её глаза, когда она убежала? Да она была
готова  разрыдаться!! Наверное ей очень больно внутри, если уж она вот так! -
я потёрла, отозвавшуюся тупой болью, переносицу.
    - Там  здоровый  синяк,  -  просветила  меня  Эвелина, глядя восхищенными
глазами  в мои. - Так говорить о женщине, которая чуть не убила тебя: У тебя,
Мечта, большое сердце.
    - Наша  бригада - это  одна  семья. Если у кого-то возникают проблемы, то
обязательно надо помочь их решить! - ответила я, освобождаясь из рук Эвелины.
- Бабочка, помоги мне встать! Ох, мой живот!
    - На,  прими  этот  стимулятор,  -  протянула  она  три жёлтые пилюльки в
упаковке. - Полегчает.
    - Спасибо. - я проглотила их и скомкала в руке пакетик.
    - Не за что. Синяк сойдёт сам денька через три.
    - Угу,  я его скрою косметикой. А может просто оставлю как есть. Эвелина,
сейчас я переоденусь и пойдём на склад.
    - Хорошо, - безропотно согласилась она.
    - Ну  раз  уж  всё  закончилось, - произнесла Бабочка, - то я тоже пойду.
Дела-дела.
    - Задира вернула тебе комбинезон?
    - Что?  А,  вернула.  Всё  нормально. Пока, Мечта. Пока, Эвелина. Надеюсь
тебе у нас понравится. Не грусти.
    Она вышла из зала, а я отправилась за своим боевым костюмом...
    - Ва-а-ау!!! - воскликнула  Эвелина,  когда мы вошли в наш вещевой склад.
- А я не думала, что у вас есть такое оборудование!
    - В смысле?
    - Ну,  мне  ваши  склады  представлялись такими мрачными, разделёнными на
секции решётками, ангарами, в которых витает запах сырости и плесени.
    - Что  за  дурацкие  фантазии?  В каком мы веке живём? В двадцать шестом?
Следовательно и оборудование у нас самое новейшее. Приступим.
    Я  направилась к терминалу и приложила ладонь к идентификационной панели.
Она  ярко  засветилась и медленно потухла. Рядом со мной и Эвелиной появилась
высокая  красивая  девушка  в  строгом  твидовом  костюмчике  и тёмных очках,
скрывающих глаза.
    - Добрый  вечер,  мисс Кван Мей. - голос Шеры, складского компьютера, как
всегда, был вежлив и почтителен. - Чему обязана столь неожиданному визиту?
    - Привет, Шера, - отозвалась я. - Тоже рада тебя видеть. Опять ты в своих
темняках?
    Она  пожала  своими  голографическими  плечами  и   кокетливо   поправила
воротничок своей голографической блузки.
    - Противосолнечные  очки придают моему образу  особый шарм. Вы же знаете,
что я строго слежу за своим имиджем.
    - Угу, - сказала я. - Познакомься с  Эвелиной  Флоренс Найткастл Младшей,
нашей гостьей и новой клиенткой.
    - М-м-м... - Шера  обошла  вокруг,  потерявшей  от  изумления  дар  речи,
девушки, разглядывая её с ног  до головы. - Согласно предварительному анализу
внешних  признаков  данный  индивид женского пола находится в психологическом
состоянии крайнего удивления. - Голос Шеры стал лекторским. - Из чего я делаю
предположение,  что  она  никогда  ранее  не встречалась с компьютерами моего
класса. Привет, меня зовут Шера. - Невинно улыбаясь, она протянула свою ручку
Эвелине.
    Та,  машинально  пожала её, но ухватила только воздух. Снова попыталась и
снова  её  рука  прошла сквозь Шеру. Наконец Эвелина беспомощно посмотрела на
меня,  словно  прося  объяснений. Улыбка Шеры стала ещё шире, проказница была
весьма довольна собой.
    - Не  обращай  на  неё  внимания, - посоветовала  я  Эвелине.  -  Она  же
голограмма, просто трёхмерное изображение.
    - Никогда  не  видела  ничего  подобного! - призналась  девушка,  всё ещё
пребывая в лёгком обалдении. - Невероятно!
    - Спасибо за комплимент! - Шера изящно поклонилась.
    - Итак,  Шера,  мне  требуется  один  стандартный спальный набор. Пошлёшь
кар-доставщик  в  мою  комнату.  Кроме  того,  сейчас  мы  с Эвелиной немного
покопаемся  в  твоих  запасах.  Всё,  что  она  выберет тоже отвезёшь ко мне.
Подготовишь список взятого. Задача ясна?
    - Да, мисс Кван Мей. Расходы записать на ваш счёт?
    Я кивнула и потянула Эвелину за собой.
    - Пойдём. Шера покажет нам свои каталоги.
    Мы прошли до конца коридора и оказались в следующей комнате.
    - Садись  вон  туда,  -  я  показала  рукой  на  мягкие  кресла,  кружком
составленные вокруг небольшой круглой площадки.
    Эвелина уселась в одно из них и стала ерзать, устраиваясь поудобнее.
    - Если  бы  я  не знала точно где нахожусь, ни за что бы не подумала, что
это военная база! - сказано это было весьма светским и непринуждённым тоном.
    - При организации бригады Директриса добилась неограниченного кредита для
создания и обустройства нашей базы. А что у вас по другому?
    - Конечно! Ведь в нашей армии всем распоряжаются мужчины.
    - Слушай,  Эвелина.  Давно  хотела  тебя  спросить. Что ты забыла на этой
войне? Почему ты здесь, а не у себя дома, например?
    На красивое лицо девушки набежала тень раздражения.
    - Не  спрашивай меня об этом! - буркнула она. - Я не хочу говорить на эту
тему! Ясно тебе?!
    - Хорошо, как скажешь, - удивлённая её реакцией на мой невинный вопрос, я
посмотрела  на  неё,  и  моё  любопытство  стало терзать меня с удесятерённой
силой.
    - А  вот  и  снова  я! - на площадке перед нами возникла, окружённая роем
искрящихся звёздочек, сияющая Шера. - Вы готовы?
    - Да,  покажи  Эвелине,  что  там  у тебя есть из обычной одежды, нижнего
белья и повседневных мелочей, - я совсем забыла о последствиях.
    - Немедленно!  -  хитрющая  улыбка  Шеры,  не  преминула  напомнить мне о
её  обычном  поведении при рекламе, если не запретить ей заранее, но было уже
поздно.
    Строгий  костюмчик  исчез,  сменившись  ничем. И как всегда Шера начала с
трусиков:
    - Эта  модель  плавок, как вы можете видеть, а-а-ахххх! Необычайно удобна
и  эластична...  м-м-ммм...  Они  не  стесняют ваших движений и позволяют вам
чувствовать  комфорт  и  защищённость  в  любой ситуации! А-а-ааа! О-о-ооо! -
она закусила нижнюю губу и закрыла глаза.
    Красная  как  рак  Эвелина  пулей выскочила из комнаты, опрокинув по пути
пару кресел.
    - Стриптизёрка  чёртова!!!  -  крикнула  я,  висящей  вверх  ногами Шере,
которая запустила руку себе между ног и выделывала там чёрт-те что!
    - Раньше вам нравилось, - ответила она, приоткрыв один глаз.
    - Дура! Нашла время, когда выступать! Слушай сюда внимательно!
    - Да, мисс Кван Мей?
    Передо мной снова была исполнительная секретарша в деловом костюме.
    - Помнишь  мой  первый  заказ?  Повтори  его  для Эвелины. Размеры её ты,
надеюсь, определила?
    - Обижаете! - надулась Шера.
    - Вот и отлично! А теперь исчезни!
    Она  послушно  погасла,  а  я  побежала догонять Эвелину. Как ни странно,
девушка  ждала  меня  напротив  двери  склада. Что я и выяснила, благополучно
врезавшись в неё.
    - Уф-ф-ф! - не замедлила отреагировать она, отлетев на несколько шагов. -
Мечта, ты что хочешь убить меня?
    - Ой,  прости,  Эвелина. Я думала, что ты убежала. Я сильно тебя ударила?
    - Не  слабо,  но  терпеть  можно.  -  поморщилась  она. - Что  это было за
бесстыдство? - Её  лицо снова стало пунцовым при воспоминании о голой Шере. -
Как  вы  можете  позволять  такое?!  Это же ужасно! Извращение всех моральных
устоев!!
    Она  была  прекрасна  в  своём  гневе.  Сверкающие  глаза,  напружиненная
фигурка. Само воплощение невинности и справедливого возмездия.
    - Что такое?! - взъерошенно вскинулась она, заметив мой взгляд.
    - Ты такая забавная! - улыбнулась я. - Совсем ещё девочка!
    - Как ты можешь говорить такое? Мне уже двадцать шесть лет!
    - Ты девственница? - вопрос вырвался сам собой.
    Никогда  ещё  я  не  видела  такой смеси смущения, испуга и возмущения на
человеческом лице.
    - Я...  э-э-э...  то  есть... - замямлила она, покраснев пуще прежнего. -
Нет конечно!!!
    - Ню-ню,  -  сложив  губы  трубочкой,  произнесла  я  (Ну-ну  -  вежливое
выражение сомнения - прим. авт.), чем ещё больше смутила Эвелину.
    - Я  серьёзно!  -  стала настаивать она. - Не веришь? У меня было... было
семь парней! Да! Семь! Вот! И я каждому, слышишь, каждому! А ещё...
    Моя ладошка закрыла её рот, не давая выставить ей себя полной дурой.
    - Хорошо-хорошо! - согласилась я. - А теперь пойдём в нашу комнату,
    Шера наверное уже доставила твой заказ.
    - Но я ведь ничего не заказывала? - удивилась она.
    - Пусть  твоя рыженькая голова об этом не болит! - я ухватила её за руку.
- Побежали!!
    И не слушая её комментариев, потащила Эвелину по коридору.
    Конечно  же, она была девственницей. Я чувствовала это так же ясно, как и
то,  что  она мне нравилась. Нравилась?! Когда это я успела привязаться к ней
за  такой  короткий  промежуток  времени? К землянке? К одной из моих врагов?
Чепуха! Это просто моё переразвитое чувство ответственности! И ничего более!!
И девственница... В двадцать-то шесть лет!!! Надо же!
    - Фффу-у-уххх!  Ну  куда так быстро, Мечта! - пропыхтела Эвелина, без сил
опускаясь на мою кровать. - Я чуть не задохнулась! Эти ваши чёртовы лестницы!
Я буду ездить только на лифтах!
    - Ерунда! - ответила  я, смахнув со своего лба прядь волос, и положила на
столик  свой  блокнот. - Лёгкие  пробежки  тебе совсем не помешают. Гляди-ка,
вещи уже здесь!
    Действительно,  около двери лежали два аккуратно упакованных тюка средних
размеров.
    - Так, - произнесла я,  подойдя  к  ним и внимательно рассмотрев, - вот в
этом  твоя кровать и постельное бельё, а здесь посмотришь сама. Я помогу тебе
разобраться с первым тюком.
    - Мечта,  а  Кван  Мей - это  так  тебя зовут по-настоящему? - неожиданно
спросила  Эвелина,  уже  лежавшая  поперёк кровати закинув руки за голову,  и
смотрела в потолок.
    - Это  моя фамилия, - немного помедлив, ответила я. - А вообще меня зовут
Хуан Кван Мей.
    - Хуан? - удивилась она. - Но разве это не мужское имя?
    - Ну  и  что? - резко спросила я. Мне не понравилось, что она задала этот
вопрос. - Мои  родители  хотели,  чтобы  у них появился мальчик. А получилась
я.
    - Ты сердишься? - Эвелина подняла голову и посмотрела на меня.
    - Вовсе нет! - буркнула я.
    - А  ведь я тебя понимаю: - она снова смотрела в потолок. - Мой отец тоже
хотел, чтобы я родилась мальчиком. Я его очень разочаровала.
    - Какое  совпадение! - холод в моих словах заставил Эвелину вздрогнуть. -
Мы с тобой прямо родственные души!
    - Не  надо так, - она поднялась с кровати, подошла и дотронулась до моего
плеча. - Я  не  обманываю  тебя.  До  шестнадцати лет я жила вне своей семьи,
ходила  в обычную школу, ела то же что и простые люди, так же одевалась как и
они,  и  так  же  думала.  А  ты  знаешь,  как  они  относятся  к  богатым  и
преуспевающим?  В  большинстве  своём они нас ненавидят. Когда я в первый раз
появилась  во  дворе дома где жила, то местные мальчишки так меня поколотили,
что  я месяц пролежала в госпитале. Чтобы не давать себя в обиду, я научилась
драться как они.
    - Зачем ты мне рассказываешь об этом? - прервала я её.
    - Чтобы  ты  не  думала,  что  я  бесчувственная  и наивная аристократка,
которая тупа как пробка.
    - Да?  А  как насчёт твоих разговоров об отщепенцах и предателях идеалов?
    Она отвела глаза и замолкла.
    - Это  совсем  другое... - немного  погодя  сказала  она,  совсем  не так
уверенно, как в первый раз.
    - Значит  так! - поставила  я точку на этой теме. - Для тебя я - Мечта, и
никак  иначе.  Близкие  подруги зовут меня Ани, но ты ещё не доросла до этого
статуса. Давай передвинем мою кровать!
    - Но она же тяжёлая! - не стала настаивать на продолжении Эвелина.
    - Ничуть, - я легко подняла один край. - Берись.
    Она  послушно  взялась за другой край и мы перенесли кровать туда, куда я
указала.
    - С этим - всё! - распорядилась я. - Теперь ты соберёшь свою собственную.
    С  горем  пополам,  умудрившись прищемить себе три пальца, Эвелина следуя
моим указаниям, кое-как закончила этот немудрёный в общем-то процесс.
    - Фффу-у-у! Фффу-у-у!
    Пока она дула на ноющую от боли кожу, я приготовила матрас и положила его
на её кровать.
    - Ничего!  До  свадьбы  заживёт! - расправляя   простынь,   подбодрила  я
скривившуюся девушку.
    Она  как-то  странно  посмотрела на меня, но ничего не сказала, продолжая
дуть на пальцы.
    - Смотри как я это делаю! - приказала я. - Повторять не буду!
    Полностью  заправив  постель, я усадила на неё Эвелину и отдала ей второй
свёрток.
    - Рассортируй  свои вещи, - она вскинула на меня свои изумрудные глаза, -
да, твои вещи! И сложи их в мой шкафчик, вот сюда. - Я освободила две полочки
и  несколько  вешалок.  -  А я пока пойду в душ. И без глупостей, ладно? Будь
хорошей девочкой. Не скучай.
    Я  оставила  её  в  комнате  и  скрылась в ванной. Мне хотелось помыться.
Конечно,  в  лечебном  модуле  меня вымыли, но горячий душ это совсем другое.
Когда  я  почти разделась, запипикал ручной коммуникатор. Кто-то вызывал меня
по моему коду.
    - Задира вызывает Мечту! - услышала я голос моей напарницы.
    - Я слушаю! - ответила я. - Чего тебе?
    - Ну как ты там? - спросила Джулия. - Уже устроила Эвелину?
    - Устроила, - вздохнула я.
    - Что такое? - удивилась она. - Проблемы?
    - Она  спросила  моё  имя!  -  пожаловалась  я.  -  Да ещё Шера со своими
выкрутасами!
    - А, мелочи! - отмахнулась Задира. - Не обращай внимания! Меня тут Улыбка
пригласила к себе переночевать, так что сегодня я уже не приду.
    - С  чего  бы  это она? - спросила я, снимая лифчик и кладя его на боевой
костюм.
    - А ей скучно одной. Профа улетела. Вот она и попросила меня.
    - Улыбка знает на что идёт?
    - Догадывается! - захихикала Задира. - Ты не ревнуешь?
    - Да нет, меня сейчас больше Эвелина заботит.
    - Ах да, первая ночь в плену. Присматривай за ней.
    - Ты  тоже  не  перетрудись,  -  улыбнулась  я.  -  Приятного  веселья! Я
закончила.
    Коммуникатор  послушно  затих,  и  я полезла мыться. Ах!!! Как же приятно
ощутить  на своей коже ласку горячих струй воды, которые уносят прочь всю мою
усталость и раздражение.
    Примерно  с  полчаса  я  нежилась  под  душем, как следует вымыла голову,
посушила  волосы и, обернувшись в широкое полотенце, вышла из ванной. Эвелина
сидела  там  же,  где  я  её  и  оставила, и вертела в руках тоненькие чёрные
трусики,  глядя  на них с сомневающимся вожделением. На кровати лежала пустая
обёртка от тюка, очевидно, что все вещи она уже сложила в мой шкафчик.
    Услышав,  что  я  вышла  в  комнату,  она быстро спрятала руки за спину и
немного покраснела.
    - Ты чего, Эвелина? - спросила я. - Стесняешься?
    Она молчала и избегала встречаться со мной взглядом.
    - Брось!  Не  молчи! - я  села  рядом с ней, придерживая левой рукой край
полотенца,  чтобы  оно  не  развернулось и не спало. - Они ведь тебе нравятся.
Лично я не вижу в этом ничего постыдного. Посмотри на меня.
    Я аккуратно обхватила пальцами её изящный подбородок и стала поворачивать
голову, чтобы заглянуть ей в глаза. Эвелина начала сопротивляться, впрочем не
очень  сильно.  Где-то посередине нашей возни моё полотенце самым неожиданным
образом  выскользнуло  из  у  меня  из  пальцев,  и  я  оказалась перед ней в
костюмчике Евы.
    - Ой! - сказала  она,  смотря  на  меня глазами, полными почти суеверного
ужаса.
    Ох, уж это девственное горюшко на мою голову!
    - Ну  что такое? - вопросила я, вставая и поворачиваясь к ней лицом. - Ты
что никогда не видела обнажённой девушки?
    Кровать  скрипнула,  когда  она забралась на неё с ногами, отодвигаясь от
меня подальше.
    - А-а-ааа...  Э-э-эээ...  Гы-ы-ы! - Эвелина  воинственно  опровергла  моё
предположение,  но  тут  кровать  кончилась, и она, суматошно взмахнув руками в
поисках опоры, самым смешным образом обрушилась на пол.
    БУХ!!!  Пол  содрогнулся.  Перед  моими  глазами  предстали её торчащие в
разные стороны ножки, которые забавно подёргивались. Я громко расхохоталась и
перелезла через кровать, чтобы помочь ей подняться.
    - Вставай,  глупая!  -  я подхватила её подмышки и поставила на ноги. - К
твоему сведению, я всегда сплю голой!
    Она крутнулась в моих руках и стала отталкивать от себя. Естественно, что
её  руки  накрыли  мои  груди  и  немного  их  помассировали. Поневоле. Её аж
передёрнуло,  не знаю правда почему, а вот мне даже понравилось. Лицо девушки
пошло  пятнами  и,  чтобы  не  смущать  её ещё больше, я отпустила её и снова
завернулась в полотенце.
    - Так  лучше? - наклонившись за упавшим с её головы беретом, я специально
пошевелила попкой.
    Она поперхнулась от возмущения и громко фыркнула.
    - Привыкай,  Эвелина.  Я  не  буду  менять  своих  привычек. Погляди. - Я
изящно  повернулась  вокруг своей оси. - Правда приятно взглянуть? А когда ты
вот так смотришь на меня, то становишься неприятной и совсем некрасивой. Если
бы  тебя  увидели  твои  знакомые  мужчины  в  таком виде, то наверняка ты бы
лишилась их благосклонности.
    Льдинки  в её глазах засверкали ещё холоднее, но она отвернулась и пожала
плечами.
    - У  меня  есть  идея, - продолжила  я. - Почему бы тебе не пойти принять
душ. И. - Мой  палец  указывал  на трусики, которые она по-прежнему сжимала в
руке. - Не переодеться в новое нижнее бельё?
    - Хорошо!  -  чопорным  голосом  ответила  она, взяла в шкафчике лифчик и
полотенце, и неприступно гордая, юркнула в ванную. - Только не подглядывать!!
    Я усмехнулась ей вслед, бросила на её кровать берет и стала прибираться в
комнате.
    Избавившись  от упаковок наших заказов, я вспомнила о своём синяке и села
к  зеркалу,  критически  разглядывая  своё  лицо.  Ну,  вообще,  если получше
распушить мою чёлку, то его почти и не видно. С другой стороны, мои волосы не
всегда послушны моей воле. Скрою-ка я этот синяк косметикой. Ой! Болит!..
    - М-м-ммм! Совсем  как новенькая! - похвалила я себя, по прошествии часа,
когда  единственным  упоминанием о нашем "споре" с Директрисой, осталась боль
при касании к оставленной ею метке.
    А  Эвелина,  оказывается,  любит  мыться  под  душем  даже  больше  меня.
Интересно, почему она так долго?
    На  этом  мои  мысли были прерваны шелестом двери. С видом "А вот тебе!",
она  выплыла  из  ванной, окружённая прозрачными клубами пара, прошла к своей
кровати  и  забралась  туда с ногами. Её чистые, прямо-таки сверкающие волосы
напружиненно  торчали  в  разные  стороны  и, казалось, вот-вот начнут сыпать
искрами.  На  нежной бархатистой коже, там где их не впитало мягкое, махровое
полотенце,  блестели  неуспевшие  высохнуть  капли воды, то и дело скатываясь
вниз,  на  шёлк  покрывала.  От Эвелины кругами расходилась такая эротическая
энергия,  что  у  меня  даже  руки зачесались подойти к ней, освободить её от
полотенца  и...  А  вот  она  сама  похоже  совсем не замечала какое действие
оказывает. Её лицо было задумчиво и серьёзно.
    - Мечта, - позвала она меня.
    - Что, Эвелина?
    - Я совсем запуталась.
    - В чём?
    - Во  всём.  В  тебе,  например.  -  она  посмотрела  на меня, и её глаза
действительно  были  беспомощными и ищущими. - Меня всегда учили, что женщина
должна  быть  целомудренной, скрывать своё тело, соблюдать приличия. Если она
этого не делает, то она развратная и грязная.
    Я  внимательно  слушала  её  и  не  перебивала, потому что Эвелина сейчас
решала  для  себя  важную  проблему, которую я решила давным-давно, ещё когда
познакомилась с Задирой.
    - И  я  увидела тебя обнажённой. Но ты совсем не скрывала своего тела. Ты
показалась  мне безо всякого стыда и смущения. Воспитание говорит мне, что ты
плохая,  что  мне  нельзя  с тобой общаться, жить в одной комнате. И вот ты -
такая  бесстыдная  и  развратная,  заботишься  обо  мне с того момента, как я
пришла  в  себя. Ты дралась за меня и получила мои шишки. Ты купила мне новые
вещи,  потратив  свои  деньги,  а  уж  я разбираюсь в таких делах. Скажи мне,
Мечта!  Кто тогда я? И кто ты? - Эвелина сделала паузу и опустила голову. - Я
совсем запуталась...
    - Я - это я, - ответила я. - Ты  ещё  многого обо мне не знаешь, Эвелина.
Плохого  и  хорошего. Ты, главное, не торопись. Смотри на окружающий тебя мир
открытыми глазами и открытой душой. Вот чёрт, я стала говорить как Профа!
    - А кто это?
    - Профа? Её сейчас нет на базе, но при первой же возможности я тебя с ней
познакомлю. Она занятная девушка. Давай спать, завтра у меня много дел.
    - Хорошо, - согласилась Эвелина. - Только отвернись, пожалуйста. Я сниму
полотенце.
    Я закрыла глаза и сказала:
    - Я не подглядываю.
    Через несколько секунд зашуршало одеяло и Эвелина сказала:
    - Всё. Можешь смотреть.
    - Приятных сновидений.
    Я  взяла  её  полотенце  и  отнесла  его в ванную. Там же освободилась от
своего и вернулась в комнату. Эвелина лежала на спине, уставившись в потолок.
Забравшись под одеяло, я произнесла:
    - Отключить свет!
    Обслуживающий  компьютер  мгновенно выполнил приказ и комната погрузилась
во  тьму.  Я  немного  поворочалась,  устраиваясь поудобнее, и уже задремала,
когда услышала голос Эвелины.
    - Мечта, - позвала она.
    - Да? - сонно отозвалась я.
    - Я... - нерешительно продолжила она.
    - Да?
    - Я - девственница! - наконец выпалила она.
    - Я  знаю, - улыбнулась я в темноте. - Спи, глупенькая. Всё будет хорошо.
    Она глубоко вздохнула и эхом повторила:
    - Всё будет хорошо...
    Потом  я заснула, надеясь хорошенько отдохнуть, но это было ещё не всё...
    Где-то  посреди  ночи,  меня  разбудили  чьи-то  тихие  всхлипы.  Плакала
Эвелина.  Оставить  этот  факт  без  должного  внимания  я не смогла, поэтому
откинула  в  сторону  одеяло  и  села  на  кровати,  приказав  обслуживающему
компьютеру зажечь ночной свет. Комната осветилась мягким зеленоватым сиянием,
открыв  моему  взгляду,  сжавшуюся  комочком  девушку.  Её  плечи  то  и дело
вздрагивали, и я слышала очередной всхлип.
    Пришлось  встать  и  подойти к ней. В призрачных бликах ночного света моё
тело, казалось, светилось изнутри, окутанное его лучами.
    - Почему ты плачешь? - моя рука коснулась тёплого плеча Эвелины.
    Она сжалась ещё сильнее и не ответила.
    - Это из-за того, что ты здесь? Да? - я присела рядом с ней и повернула к
себе лицом. - Скажи мне!
    Она  вскинула  на  меня полные слёз колдовские глаза, полыхнувшие зелёным
пламенем,  и,  неожиданно выпростав руки из-под одеяла, повисла на моей шее и
разревелась в голос.
    - ВА-А-АААА!!! - рыдала она. - МЕ-Е-ЕЧТА-А-ААА!!! Я хочу до-о-омо-о-ой!!!
А-А-ААА!!! Я БО-О-О-Ю-Ю-ЮСЬ!!!
    - Ну  что  ты? Что  ты? - я прижала её к себе и гладила по голове, совсем
как маленькую девочку. - Я с тобой, Эвелина. Не плачь!
    - Мне  страшно!! Шмыг... Мне очень страшно!!! - она вцепилась в меня так,
будто я была последним живым существом на Нове.
    - Бедняжка моя! - я на мгновение отстранилась. - Вот так...
    - М-м-мффф!!! - задохнулась Эвелина, когда я нежно и сладко поцеловала её
солёные от слёз губы. - Ум-м-мххх!!!
    - Что  ты  делаешь???!!! - закричала  она,  когда  я оторвалась от неё, и
заплакала ещё сильнее.
    - Ш-ш-ш,  Эвелина!  Тише,  успокойся!  Я  хочу,  чтобы ты забыла все свои
страхи. Я хочу,  чтобы сейчас в мире остались только ты и я. Ты и я.
    Мои  руки ловко освободили её от лифчика. Потом я медленно провела ими по
её спине до самой попки и снова впилась ей в губы. Между нами проскочил такой
разряд  энергии, что по моей коже пробежала волна мурашек. Эвелина изогнулась
под  моими  губами  и  задрожала  мелкой дрожью. Наконец воздух в моих лёгких
кончился,  и я смогла увидеть глаза девушки. Они горели тем же огнем, какой я
заметила тогда, на боевой площадке, в первый раз поцеловав её.
    Однако Эвелина была землянкой, и это наследие сопротивлялось её желанию.
    - Это  же...  Это  же  ужасно! - выдохнула  она  мне  в лицо. - Перестань
немедленно  или  я  буду  кричать! -  руками она упёрлась в мои плечи и стала
отталкивать меня.
    Я  ничего  не  сказала  ей.  Я  просто  сдернула её руки со своих плеч и,
опрокинув  её на спину, прижала их к кровати , не давая ей высвободиться. Ещё
секунда и мои губы обхватили её правый сосок. Своим языком я начала играть им
и ласкать его.
    Она  не закричала. Судорожно вздохнув, Эвелина растаяла от моей страсти и
подалась  навстречу  моим  движениям.  Тот  сосочек,  который  я  возбуждала,
заострился  и  стал  твёрдым как камень. Я знала , что и другой - точно такой
же. Она задышала сильней и прерывистей. И ахнула, когда я куснула её грудь.
    - М-м-ммм... - простонала  она,  потому  что  я  опять целовала её долгим
глубоким поцелуем. - М-м-ммм...
    Незаметно,  я  отпустила  её  сжатые в кулачки руки и завладела обеими её
грудями, которые упруго вздрогнули от моего прикосновения. Зажав возбуждённые
соски  пальцами,  я начала массировать Эвелинины шарики круговыми движениями.
Она  уже не замечала ничего вокруг, она чувствовала только мои ласки на своём
теле, и нежная похоть бешеным водоворотом кружилась в её мозгу. Её глаза были
закрыты,  а  крылья  прелестного  носика  расширены  в  стремлении впустить в
горящее от желания тело новые порции воздуха.
    Я  взглянула  на  трепещущую  Эвелину,  руки  которой  по-прежнему   были
раскинуты  в  стороны,  и  одним махом сорвала с неё шёлковое одеяло, которое
скрывало от меня её тело. В неверном сиянии ночного света, девушка показалась
мне  прекрасной нимфой, явившейся из сказки. Она открыла свои волшебные глаза
и  наши  взгляды  встретились.  Нити  желания,  стремления друг к другу и ещё
чего-то,  что  я  не  смогла  понять,  протянулись  между  нами и стали почти
физически ощутимы. Увидев в глазах Эвелины согласие, я стянула с неё трусики,
порядком  намокшие,  развернула  её  поперёк  кровати и устроилась на коленях
между её раздвинутых ног.
    Проведя  ладонями  по её бархатистым бёдрам, я прильнула губами к тайному
местечку, которое было необычайно горячим и мокрым. Она вскрикнула, когда мой
язычок  оказался  в  ней  и  ногами  сжала  мою  голову.  Да,  Эвелина   была
девственницей,  я  почувствовала  это  самым  кончиком  языка. Но сейчас было
неважно  насколько она опытна или неопытна. Сейчас для меня была важна только
она сама, а для неё - я.
    Я  приобняла  её  ножки  и  развела  их  немного  в стороны, чтобы она не
свернула мне шею. Потом пальчиками я накрыла с двух сторон её клитор, который
полностью  высунулся  из  скрывающей его складочки, и принялась ласкать и его
тоже.
    Эвелина  стонала,  взвизгивала,  извивалась,  дёргалась. Её тонкие пальцы
судорожно комкали ткань простыни и впивались в матрас кровати. Я пила её тело
жадными  глотками  и сама отдавала всё лучшее, что у меня было, вкладывая его
в мои ласки. Мы были больны одной болезнью, имя которой - страсть.
    Сколько  продолжалась  наша  игра я определить не могу. Очнулась я только
тогда,  когда Эвелина как-то неестественно захрипела и выплеснула на моё лицо
и пальцы своё счастье.
    - Ещё!!! - сквозь стиснутые зубы молила она. - Дай мне ещё!!!
    Она  задыхалась  от  оргазма, я знала что так может быть. И всё равно она
желала продолжения.
    - Кричи!!! - перевернув её на бок, я хлестнула её по ягодицам, потом  ещё
раз. - Кричи, девочка!!!
    - А-А-АААААААААА!!!!!!  -  изогнувшись  дугой,  Эвелина  освободилась  от
сковывающего её грудь напряжения и снова смогла вздохнуть. - Ещё!!!
    Я  развернула  её  так, чтобы теперь на кровати могли поместиться двое, и
устроилась  у неё в ногах. Несколько движений, чтобы получше почувствовать её
тело, и вот мы снова погружаемся в омут наслаждения.
    Я горела огнём, прикасаясь к ногам и промежности Эвелины. Её руки неумело
ласкали  кожу  моей  ноги,  прижатой  к  её  груди,  но  почему-то  эти ласки
возбуждали меня больше самых изощрённых приёмов. Наши стоны сливались вместе,
пока наконец мы не достигли апогея.
    - О, Эвелина!!! Я конча-а-аююю!!! - запрокинув голову, закричала я.
    - А-а-ааааххх!!!  Как  хорошо!!!  -  не контролируя себя, так сильно было
наслаждение,  подаренное  мною,  она  до  крови  разодрала  мне  ногу  своими
ноготками, чего я совершенно не заметила.
    Мы  продолжали  лежать  в  этой  позе, пока жар, сжигающий нас немного не
поутих.  Я тихонько водила пальцами по гладкой сильной ноге Эвелины, лежавшей
у меня над сердцем.
    Эвелина  молчала  и не двигалась, только её постепенно приходящее в норму
дыхание, говорило мне, что и она испытала умопомрачительное наслаждение.
    - Включи свет, - несколько минут спустя попросила она.
    Удивлённая  её  просьбой я осторожно убрала с себя её ногу и села на краю
кровати:
    - Нормальный свет! - приказала я обслуживающему компьютеру.
    Комната  ярко  осветилась и всё в ней стало хорошо видно. Я посмотрела на
расслабленно  лежащую  Эвелину  и увидела, что она тоже, из-под полуприкрытых
глаз, смотрит на меня. Движимая наитием, я протянула ей руку, и она сжала мои
пальцы.
    - Вот как это бывает... - прошептала она. - Спасибо...
    - Ты  в  порядке? - спросила  я. - Не  стоило  так набрасываться на тебя.
Прости.
    - Всё  хорошо, - слабо  улыбнулась  она. - Я  никогда  не думала, что это
будет так приятно. Знаешь, Мечта, меня всегда тянуло к женщинам больше, чем к
мужчинам. Я так мучилась из-за этого, что не могла спать по ночам.
    - Я понимаю тебя. Ведь ты - с Земли.
    - Я  долго  мечтала... И вот наконец это произошло... Ты такая красивая и
нежная. - Её взгляд скользнул по мне. - Ох! Я поцарапала тебя!
    Я взглянула на свою ногу, куда она показывала.
    - Да,  кровь, - согласилась  я. - Ничего  страшного,  Эвелина.  Ты   была
счастлива тогда, а это важнее.
    - Как  это  "ничего  страшного"?!  -  подскочила она. - А если в царапины
попадёт грязь? Их надо промыть водой. Пойдём в душ!
    Она решительно потащила меня в ванную.
    - Вот так!
    Эвелина  открыла  воду  и  поставила  меня под горячие струи, льющиеся из
душа.  Я  не сопротивлялась и с улыбкой наблюдала, как она суетится. Подождав
пока  вода  смоет  тонкую  корочку запёкшейся крови, она намылила свои руки и
ласковыми  движениями  стала  промывать  следы,  которые  оставили  на мне её
пальцы. Для того, чтобы сделать это, ей пришлось немного склониться. И теперь
её  мокрые волосы касались моей груди и немного её щекотали. Снова между нами
проскочила искра желания, которая заставила меня вздрогнуть.
    Когда  Эвелина  закончила  промывать  мои ранки, она подняла на меня свои
изумрудные глаза и прелестно покраснев, сказала:
    - Я  хочу  испытать  наслаждение  ещё  раз... Я   наверное  стала   такой
развратной... Но я ничего не могу с собой поделать. Я снова хочу тебя, Мечта.
    - Ты так  ничего и не поняла, глупенькая! - улыбнулась я, прикоснувшись к
ней. - Разве  я  уже не показала тебе, что ничего плохого нет, когда мы дарим
друг  другу  радость  и  удовольствие?  И никакая ты не развратная! Ты просто
поздно расцветаешь!
    - Правда?
    - Я  покажу  тебе  ещё  раз...  М-м-ммм...  -  наши  губы  встретились. -
М-м-ммм... - И долго не расходились.
    - Повтори! - потребовала  она,  когда  я  прервалась,   чтобы   нормально
вздохнуть.
    - С удовольствием! - мои руки обхватили её попку и сжали её.
    Она  обвила  мою  шею и прильнула ко мне, скрестив ноги за моей талией. Я
сделала  несколько  шагов  и  прижала её спиной к стенке ванной, так что наши
груди с торчащими от возбуждения сосками сплющились друг о друга, а животом я
почувствовала тёплую упругость её живота.
    Чмок!  Мой  поцелуй  заставил Эвелину дико заёрзать. Поддерживая её сзади
за  ягодицы,  я  страстно  впивалась  в  горячие сладкие губы Эвелины, и она,
опираясь руками на мои плечи, отвечала мне так же страстно.
    - Погоди! - пока  дело  не зашло чересчур далеко, я отстранилась от неё и
разомкнула кольцо её ног.
    - Садистка!!! - выдохнула она, горящими глазами пожирая моё лицо.
    - Нам будет неудобно здесь.
    Быстренько  выключив  воду,  я  добралась  до  полотенца  и начала насухо
вытирать  Эвелину.  И  надо сказать, что это возбуждало ничуть не меньше, чем
касание к её телу.
    - А  теперь  я! - её полотенце опустилось на мои плечи и, направляемое её
нежными руками, принялось впитывать стекающие по моей коже капли воды.
    Вот  теперь-то  ничто  более  не  мешало нам наслаждаться друг другом. Мы
снова  были  в  комнате.  Опрокинув Эвелину на мою кровать, я прыгнула следом
и сразу же накрыла её губы своими.
    - М-м-мффф! - простонала она, поморщившись.
    - Я сделала тебе больно? - спросила я, поглаживая её чувствительный бок.
    - Нет, - она  тихонько  шевельнулась, - просто неудачная поза. Теперь всё
нормально.
    - Мы можем продолжать? - игриво произнесла я.
    - Вполне! - она вновь обняла мою шею и притянула голову для поцелуя.
    - М-м-ммм... - мир подёрнулся мерцающей дымкой похоти. - М-м-ммм...
    Я  отправила  свою  руку гулять по всем доступным ей впадинкам и холмикам
Эвелины. Не отрываясь от великолепных сладчайших губ девушки, я ласкала то её
нежную  упругую  грудь, то тёплый, без единой складочки, животик, то покрытое
испариной  бедро. Я специально не трогала треугольничек, к которому сходились
её  ножки, чтобы она сама попросила меня об этом. Кроме того, там моё бедро и
пока  этого  было  достаточно.  От губ Эвелины я перешла к её шее, охваченной
контрольным  обручем,  потом  спустилась  языком  к  ложбинке между холмиками
грудей,  руками  лаская её тело. Она выгнулась дугой и, держа меня за голову,
запустила пальцы в мои волосы.
    - Ох,  Мечта! - простонала  она. - Не  мучай  меня,  пожалуйста!  Я  хочу
кончить! Поласкай меня там! Ох-х-ххх!!!
    По  мне  пробежала  волна  дикого  желания,  когда её пышущий жаром лобок
прикоснулся  к  моему животу, и напрочь смела остатки моего контроля. Схватив
правую  руку  девушки, я направила её к её же груди и несколько раз надавила,
придав  вращательное  движение.  Эвелина  оказалась сообразительной ученицей,
сжала  пальцы  и  начала  ласкать  себя сама. А я вплотную занялась её тайной
пещеркой,  истекающей  влагой страсти. Её изящные точёные ножки разошлись под
моим  нажимом,  и я добралась до маленького прелестного клитора, начав лизать
его  своим  языком. Правой рукой я массировала створки её нежной раковинки, а
левую  запустила  между  своих ног и принялась тереть мой собственный клитор,
который  отозвался волнами ошеломляющей неги, прокатившейся по мне от макушки
до  пяток.  Содрогаясь  от  ласк своих же, мокрых от сока, пальцев, я терзала
плоть извивающейся и стонущей Эвелины, не давая ей ни малейшей передышки.
    - Ох!!! А-а-а!!! - вскрикивала  она, когда я дотрагивалась до её кнопочки
наслаждений. - Ещё!!! Да!!! Да!!! Ой, как хорошо!!! А-а-а!!!
    Потом  начала  трястись  мелкой  дрожью  всё сильней и сильней. Я подняла
глаза  и взглянула на её перекошенное судорогой приближающегося оргазма лицо.
Эвелина  изо всех сил сопротивлялась ему, стараясь растянуть удовольствие, но
тут  я  уже  не  выдержала и всадила свои пальцы в обе её дырочки, совершенно
забыв,  что она девственница. Вообще-то в тот момент я забыла обо всём, кроме
сладострастно  изгибающегося  тела  моей  партнёрши.  Девственность   Эвелины
растянулась моим пальцем, но выдержала. И вот она - "скоба"!
    Эвелина  дико  рванулась  из моей руки, раскрыла рот в беззвучном крике и
горячие струйки оросили мои пальцы.
    "Сколько  же  в ней водички!" - успела подумать я, прежде чем вал экстаза
накрыл меня с головой и унёс далеко-далеко...
    ...Её слова донеслись до меня словно через миллион километров.
    - Ух! - пропыхтела Эвелина. - Мечта, мне тяжело!
    Я  моргнула  и  как  будто  пришла  в  себя.  Ах,  так  вот  в  чём дело!
Оказывается,  я  лежала  на  ней,   уткнувшись   носом   в   ложбинку   между
восхитительных грудок и сжав её в объятиях.
    - О, извини меня! - я посадила ласковый поцелуй на её шоколадный сосок.
    Смещаться надо было или вниз, или вверх. Внизу я только что была поэтому,
опёршись на локти, подтянулась к её лицу и встретила там счастливую улыбку и
закрытые глаза.
    - Ну как? - спросила я. - Понравилось?
    - Угу-у-у!!! - с хрустом вытянувшись и подняв над головой руки, протянула
она. - Хочу ещё!!!
    Её руки нежными змеями оплели мою шею. Я засмеялась и перевернула её так,
что она оказалась надо мной.
    - Любишь  кататься,  люби  и  саночки возить! Теперь твоя очередь немного
поработать.
    Эвелина  осторожно  коснулась  моих  сосков  и,  в  порядке эксперимента,
провела по ним ладошками.
    - Так нормально? - поинтересовалась она.
    - Продолжай,  -  усмехнулась  я,  закрывая  глаза.  -  Представь,  что ты
ласкаешь своё тело.
    Она  послушалась,  и во мне снова стал разгораться огонёк желания. Больше
в эту ночь мы не уснули.


                         "Необходимая вставка"

    Прошло  несколько  дней после нашей первой миссии в войне за освобождение
Новы.  В  поте лица и других частей тела, мы ремонтировали и совершенствовали
наши  робокостюмы.  Впрочем,  "совершенствовали"  слишком  громко сказано. На
самом  деле,  мы просто поменяли силовые кабели для кистевых усилителей наших
"ОС" и чуть-чуть модернизировали защиту двигательных модулей.
    Музыка долго кривилась и отнекивалась, но потом дала согласие на внесение
этих  изменений,  лишь бы отделаться от моих назойливых приставаний. Конечно!
Может быть для неё это и головная боль, но я-то беспокоюсь о жизнях вверенных
мне  девушек  и  о  своей  собственной.  Кроме  того, всё что необходимо наше
"крыло" и расчёт механиков, к нему приписанный, сделали сами, без посторонней
помощи. Нужные материалы и запчасти не в счёт.
    И  всё-таки, несмотря на то, что иногда с ней невозможно общаться, Музыка
является лучшей специалисткой в "Тихой буре". На вторые сутки после той ночи,
когда  я  пробудила  в  Эвелине  настоящую  женщину,  командир   технического
дивизиона объявила о завершении исследовательской группой одного из проектов,
о  которых  давно  шептались  на нашей базе. Причём тут Музыка? А притом, что
она-то  и возглавляет исследовательскую группу. Хочу сказать, на этот раз они
поработали  действительно отлично. Их новой разработкой был наш старый добрый
МЦП-6МЗ - многоцелевой  пулемёт  модели  6 зенитный. Новой потому, что теперь
его  можно  было  держать  в  руке  и  назывался  он  -  МЦП-6МР,   то   есть
бла-бла-бла...ручной.  И  теперь  у этого мощного оружия не было его главного
недостатка - зверской отдачи при стрельбе. И я, и Задира, и Улыбка посмотрели
на  него  в  испытательном  зале,  а также проверили в "виртуали". И остались
весьма довольны боевыми возможностями пулемёта.
    Директриса приказала изготовить три МЦП-6МР в минимально короткие сроки и
вооружить  ими  наше  "крыло".  "Изготовить".  Наша  бригада задумывалась как
полностью самообеспечивающееся подразделение, и так оно и есть.
    Вообще  говоря, Нова всегда была богатой планетой. Разнообразнейшая флора
и  фауна,  а самое главное, ради чего она была колонизирована - это то, что в
её  коре  наблюдался просто гигантский набор полезных ископаемых и руд. Медь,
алюминий,  цинк,  железо,  хром, марганец, никель и десятки других. Щелочные,
щелочноземельные  и  драгоценные металлы. Уран. И кое-что, чего не было ни на
одной  другой  планете,  освоенной  человеком.  Кристалин  и  адамантиум.  Из
кристалина промышленность Новы создавала несравненные управляющие компьютеры,
такие  как, например, Акварина. Адамантиум использовался при изготовлении дюз
космических  кораблей,  сверхпрочных  покрытий и, чего уж там говорить, наших
робокостюмов - в частности, и вооружений - вообще.
    Когда  их  открыли  полтора  века назад все учёные посходили с ума. Они и
сейчас  ещё  сходят.  Всё  дело  в  строении атомов кристалина и адамантиума.
Согласно  классической  теории  строения  вещества,  в атоме одна электронная
орбиталь может содержать максимум два электрона. Очевидно, что оба новичка не
подозревали  об  этом,  потому  как  на  их  орбиталях было по ТРИ электрона.
Моментально  возникли  десятки  теорий,  якобы  объясняющих   этот   феномен.
Классическую  теорию  предали  чуть  ли не анафеме, но до сегодняшнего дня ни
одно учёное сообщество не может ясно и понятно объяснить в чём тут дело.
    Пока  высокие  умы  ломали копья на своих конгрессах, их более практичные
коллеги  из  промышленности  и  военного  сектора,   не   задаваясь  вопросом
"почему?", быстренько запустили в действие проекты по исследованию прикладной
ценности  кристалина  и  адамантиума.  Результат  можно узреть сегодня. Новое
поколение  компьютеров  и  техники, изготовленные с их использованием говорит
само  за  себя.  И  ещё они принесли войну, будь она проклята!!! Чтобы там ни
говорили  политики  и  правительство  Новы и Земли, особенно Земли. Борьба за
монополию  доступа к ресурсам этих уникальных элементов - вот главная причина
того,  почему  мою  планету  превратили в арену жестоких сражений. А ресурсов
этих  на  Нове  более  чем  в  достатке. В отличие от земных минералов и руд,
которые  имеют  привычку  собираться  в определённых зонах - месторождениях -
новианские находятся с разной степенью насыщенности в любом месте планеты.
    Создатели нашей базы не случайно выбрали местом её нахождения Антарктиду.
Так  уж  получилось,  что  самая  плотная   концентрация,   необходимых   для
автономного  функционирования  бригады  элементов,  наблюдалась на северном и
южном  полюсах. Как они определялись при выборе полюса мне не известно. Может
бросали монетку. В конце концов база оказалась на южном.
    Когда  необходимо   изготовить   какую-нибудь   часть   механизма  взамен
повреждённой,  то  всё  нужное  находится прямо под рукой. Естественно, что и
металлолом тоже разлагается на составляющие, которые идут в дело. Возможности
технического  дивизиона  в  этом плане настолько велики, что он способен, ну,
конечно, за определённое время, создать буквально из ничего новый робокостюм,
самолёт или МРПУ-М151 - яснее выражаясь мобильную ракетную пусковую установку
модели 151 - это те машины, которыми управляют Худышка и Снежная королева.
    Иногда,  правда,  минимум  три раза в день, мы хотим есть и едим так, что
только  за  ушами  трещит.  Чтобы  прокормить  нашу ораву совсем нехудосочных
девчонок,  существуют специальные фермы, расположенные под жилыми уровнями. И
там-то  растёт  всё,  чего  только не пожелаешь. Помню, ещё в университете, я
узнала,  что  было  такое  время,  когда  жизненный  цикл почти всех растений
составлял примерно один год той планеты, на которой они произрастали.
    Сейчас,  благодаря достижениям селекции и генной инженерии, можно посеять
грядку пшеницы, а всего через четыре-пять дней испечь из неё свежий хлеб. Что
касается  мяса  и  рыбы, то в специальных контейнерах, поддерживаемое в живом
состоянии,  пребывает это самое мясо. Просто мясо без мозгов, нервов и кишок.
Оно  постоянно  растёт,  увеличиваясь  за  счёт  деления  своих  клеток, а мы
являемся  тем  сдерживающим фактором, который не даёт ему разрастись до такой
степени,  чтобы  прорвать контейнерные стенки. Выглядит всё это ещё хуже, чем
звучит,  но  какая мне разница, как выглядел тот кусок мяса, который лежит на
моей тарелке, и когда я не ела полдня, до того, как попал на мой столик.
    Впрочем,  это  моё  личное  мнение, а я видела в своей жизни вещи намного
более худшие, чем контейнер с растущей протоплазмой.
    Теперь  надо  сказать об энергии, которая питает это безобразие, освещает
наши  комнаты, согревает их и, вообще, позволяет нам исправно функционировать
на  глубине  трёх  километров под поверхностью Новы. Всё гениальное - просто!
Использование конвертеров - вот решение энергетических проблем.
    Что  такое конвертер? Это преобразователь вещества в энергию. Ему годится
в  пищу  всё,  что  имеет  массу.  Расщепление ядра обеспечивает нашу бригаду
необходимой  энергией  и  даже  сверх того. Конвертеры имеют множество форм и
названий.  Наши  -  это утилизаторы, которых понатыкано в каждой мало-мальски
важной  комнате,  иногда  даже  по  два  или  три.  Очень оригинальный способ
избавляться от мусора и отходов.
    Казалось  бы,  ну  разве  можно  получить  какую-нибудь пользу от грязных
картофельных очисток, рисовой шелухи или старых чулок. Можно и ещё раз можно!
Кидаете всё это в утилизатор и на выходе получаете мегаджоули чистой энергии.
Правда  тут  возникает  проблема сохранения полученной энергии, но и на это у
нас есть ответ. Каждый утилизатор имеет  собственный энергетический кристалл,
изготовленный   из  небезызвестного   кристалина,   который   выполняет  роль
аккумулятора.   Емкость   стационарных   кристаллов   такова,   что  энергии,
содержащейся  в  них,  вполне хватает, чтобы обеспечить нужды того помещения,
где  он  находится.  Обслуживающий  компьютер  базы   отслеживает   состояние
кристаллов  и,  если  в утилизаторе появляется переизбыток энергии, то она по
силовым  кабелям  отводится в главный накопитель базы. И наоборот, если нужна
энергия, то она в любой момент может быть получена из основного накопителя.
    Как и следовало ожидать, хоть чуть-чуть зная нашу компанию, большая часть
энергии поступает из столовой, а потребляется техническим дивизионом. Ещё бы!
Лаборатории,  испытательный зал, фабрика, склады, тренировочный и медицинский
блоки,  арсенал,  ангары,  фермы,  жилые  уровни,  сауна с бассейном, сложная
система  грузовых  лифтов, "виртуаль",  столовая.  Всё  это жрёт такую прорву
энергии,  что  у  гражданских  ревизоров, появись они у нас, волосы бы встали
дыбом, да так и остались бы стоять.
    Естественно,  что  полагаться  на одни только утилизаторы стали бы полные
дуры,  поэтому  на  самых  нижних уровнях установлены специальные конвертеры,
единственной  функцией  которых  является  преобразование,   специальных  же,
сверхплотных  брусочков,  которые  дают  в  десятки раз больше энергии нежели
другие  вещи,  равные  им  по  массе. "Топливо" для  конвертеров создаётся на
фабрике,  впрочем как и многое другое, чем мы пользуемся в своей повседневной
жизни.  Доступ  к  этим установкам разрешён только девчонкам из обслуживающей
группы,  Музыке  и  Директрисе. Запрет этот подтверждается не только приказом
нашей  командирши,  но  и  особым  силовым  полем, нахождение в котором более
полутора  минут  приводит  к  разрушению  нейронных  связей в мозгу. То есть,
человек  без  нейтрализующего излучателя, вживлённого в лобную кость запросто
становится  пускающим слюни идиотом, который не способен даже сказать как его
зовут.
    Как  бы  там ни было, а в темноте и холоде, что было бы весьма неприятно,
мы не останемся. И это хорошо.
    Что  касается  Эвелины,  то она, как это ни странно, быстро прижилась. Её
приняли  все.  Частично из-за того, что она была личностью аристократической,
а таковые у нас весьма редко появлялись. А большей частью потому, что девушка
оказалась  очень  приятной  в  общении,  остроумной   и   красивой.  Немножко
познакомившись  с  нашей  жизнью,  она  начала  преодолевать   слепой  страх,
навязанный  ей  пропагандой  и  вскоре  стала  всеобщей любимицей. Нет, её не
гладили  по  голове и не угощали сладостями. Просто Эвелину допускали в любой
разговор,  ей  улыбались,  с ней шутили, а в столовой она могла выбрать любой
столик.  Это  немного,  но мы старались, чтобы она не чувствовала себя совсем
чужой среди нас. Помню, что точно также было и с Дриадой, с той разницей, что
Эвелине  есть  куда  вернуться.  Днём  отвлечь  девушку от тягостных мыслей и
страхов  более-менее удавалось, но вот ночью ей снились разные кошмары, и она
рыдала  навзрыд,  просыпаясь  в  холодном  поту. Хорошо, хоть Задира на время
переехала к Улыбке, и я полностью сосредоточилась на своей подопечной.
    Способ  успокоить  Эвелину  был  также прост, как и непривычен для земной
психологии.  Я занималась с ней сексом, доводя её до полного изнеможения. Она
приняла  такой поворот в своей жизни довольно спокойно и даже, можно сказать,
благосклонно.  Путы  строгого  воспитания,  что  довлело  над  её  желаниями,
постепенно ослабевали, и хотя Эвелина всё ещё стеснялась называть вещи своими
именами,  я  без  труда  поняла, что она ждёт каждой новой ночи с нетерпением
новообращённой.
    Засыпая  на  моём плече и обняв мою грудь рукой, она сладко посапывала до
самого утра, и никакие ужасы больше не мелькали в её умиротворённом сознании.
Мне  нравилось  смотреть на неё в таком расслабленном состоянии. Я даже стала
высыпаться намного лучше, чем до её появления.
    Чтобы  Эвелина  не  болталась  без дела, пока я занималась ремонтом своей
Акварины,  я  добилась  от  Директрисы,  чтобы  ей   разрешили   пользоваться
"виртуалью".  В  памяти   обслуживающего   компьютера   базы,   кроме  боевых
тренировочных   программных    комплексов,    имелась   богатейшая  коллекция
интерактивных  развлекательных,  учебных,  научных  и  игровых   программ.  Я
подумала также, что девушке не помешает немного подправить свои знания насчёт
Новы  с  помощью  документальных  архивов,  повествующих о планетарной жизни,
вплоть до сегодняшнего времени.
    "Сначала "виртуаль",  потом  учебные  лекции, потом ангары, и вот она уже
сидит  в  робокостюме  и  знает  все наши секреты! Это сверхсекретная военная
база, а не туристический комплекс!" - так ворчала Директриса, когда я сказала
ей о своей идее.
    "Я  же  не  прошу  тебя  разложить  перед   ней   устройство  портативных
генераторов силового поля для наших "ОС" или предоставить ей подробный список
нашего вооружения! Я прошу только доступ к несекретным базам данных! Дадим ей
код  для  входа  и  пусть  она  копается  там, куда сможет попасть. Эвелина -
хорошая  девушка, и ничего страшного, что она получше узнает о нашей жизни. А
если  ей  захочется посмотреть побольше на робокостюмы, то может быть я сумею
сделать  из  неё отличного пилота, который станет сражаться на нашей стороне.
Ты  знаешь,  что  в моём "крыле" должно быть пять боевых единиц, а не три. Не
представляю,  как  может  мириться с такой нехваткой кадров Босса, ведь у неё
только  Профа?  Искренность  эвелининых намерений легко проверит под гипнозом
Бабочка.  Я  ни  в  чём  не  уверена.  Я  просто  надеюсь!   Так   мне  можно
зарегистрировать  Эвелину  как пользователя низшего уровня или нет?!" - так я
уговаривала Директрису.
    "А  какая  у  меня  альтернатива?  Сидеть  в  комнате  взаперти?! Тогда я
согласна!" - так высказалась на этот счёт Эвелина.
    Директриса  уступила.  Помог  тот  факт, что она немного стыдилась своего
срыва  на  боевой  площадке. Извиняться она не стала, но я и не просила её об
этом.  Для  ясности наших отношений мы больше не вспоминали о синяке, который
исчез  сам через три дня. Зато я могла больше не забивать себе голову мыслями
о том, куда пристроить Эвелину.
    Контрольный  обруч девушки, который уже был под цвет её глаз, работал как
одноадресный  коммуникатор,  и  я  настроила  его  на  связь  со своим. Ещё я
приобрела  у  Шеры  универсальный  инфохран, такой же как и у себя, но только
поменьше  ёмкостью,  чтобы  Эвелина могла записывать туда интересные моменты.
Естественно,  что  я  тратила свои кредиты, которые мне платили за службу, не
просто  так.  Если мы победим в войне, то при возврате девушки, я выставлю её
семье  счёт  за  все  расходы,  ну  а  если  потерпим  поражение,  то все мои
сбережения мне не понадобятся, потому что сдаваться живой я не собираюсь.
    "Виртуаль" Эвелине  понравилась  настолько, что она забывала даже поесть,
и  мне  приходилось  силой  вытаскивать  её  из КДП - костюма для погружения.
Освоиться  в  управлении,  да  ещё  наставляемая  обслуживающим  компьютером,
Эвелина  смогла  уже  через  пару часов после знакомства с "виртуалью", с тех
пор я общалась с ней днём только за завтраком, обедом и ужином. Всё остальное
время она кайфовала в КДП, нацепив шлем "виртуали" на голову.
    Чем  будет  заниматься  двадцатишестилетняя   девушка,   имея   доступ  к
компьютеру,    моделирующему     искусственные     реальности?     Отправится
путешествовать,  станет  героиней мелодрамы, будет повышать своё образование?
Эвелина нашла своё счастье в ролевых играх. Я даже и подумать не могла, что у неё
окажется  комплекс,  в  хорошем  смысле,  маленькой  суперженщины с уклоном в
эротическую  фэнтези.  Мир,  смоделированный  по   её   заказу  обслуживающим
компьютером,  представлял  классическую  сказочную  реальность  с  драконами,
эльфами,  вампирами  и  прочей  магической  дребеденью. Она, конечно же, была
главной героиней своей сказки, колдуньей-амазонкой.
    Как  и  полагается  в  таких  случаях,  был в этом мире и главный злодей,
вернее  злодейка.  В  зале  "виртуали"  установлены экраны, которые позволяют
видеть  то  же, что видит тот, кто "подключён". Когда я на другой день пришла
туда, чтобы позвать Эвелину на обед, мне  стало интересно, чем она занимается
и я приказала компьютеру включить "вид со стороны".
    Она  неслась  навстречу "мне", сидя  на здоровенном единороге, размахивая
каким-то  магическим  мечом  и  вопя нечто невразумительное. Так вот зачем ей
понадобился  мой  личный  идентификационный  код!  Эта  чертовка ввела в свою
сказку мой виртуальный аналог.
    В  смысле  -  "лучше  знакомый  дьявол,  чем  незнакомый бес"? Мол, зачем
придумывать  что-то  новое,  когда  под рукой есть старая-добрая Мечта? В тот
момент,  когда  я  увидела себя в роли главной засранки, да ещё в том виде, в
который  облачил  меня  обслуживающий  компьютер по настоянию Эвелины, у меня
зверски зачесались руки надеть на себя КДП, лечь в соседний модуль и, войдя в
игру,  надрать  девчонке  уши.  Спасло её от виртуальной, а потом и настоящей
порки  лишь  то,  что  ремонтные работы были в полном разгаре, и времени едва
хватало для того, чтобы поесть и сбегать в туалет.
    Потом, немного поразмыслив, я решила не лезть к девушке со своим мнением.
Если  посмотреть  на всё это с другой стороны, то она сделала мне комплимент,
дав одному из персонажей своей игры, пусть и плохому, моё лицо.
    Значит я стала для неё чем-то большим, чем просто случайной знакомой. Моё
раздражение  вылилось  лишь  в то, что в последующую ночь мой секс с Эвелиной
достиг  границы  наслаждения,  за которой начиналась боль. Слава богу, что не
пересёк её.
    Вообще-то  я  тоже  люблю  поиграть в "виртуали", но только во что-нибудь
космическое.    Обожаю   гнаться    на   бешеной   скорости   за    удирающим
космоистребителем  какой-нибудь галактической империи Муа-чу-чу, паля по нему
из  всех  своих  лазеров,  и  одновременно  с  этим  уворачиваться от десятка
самонаводящихся  ядерных  ракет  с разделяющимися боеголовками. Мою страсть к
космическим дуэлям и сражениям разделяет Задира, и было время когда мы вдвоём
заставляли модули "виртуали" чуть ли не дымиться от напряжения.
    Кстати,  о  Задире.  По  просьбе  Улыбки,  вот  уж  не  знаю  зачем   той
понадобилось,  моя  подруга  переехала,  до  возврата  Профы, конечно, жить в
комнату к Яо.
    Поэтому как следует поговорить за всеми передрягами нам удалось только на
четвёртый день. Я рассказала Джулии об Эвелине, ну, в смысле обо всём. Честно
говоря,  я малость беспокоилась по поводу того, как она отнесётся к тому, что
я  сплю  с  землянкой.  Выслушав  меня,  Задира  сморщила  свой носик, широко
улыбнулась и, крепко обняв, горячо поцеловала.
    "...- Не  волнуйся!  Ты  поступила  правильно.  Эвелине  нужна  не просто
поддержка,  ей  надо  что-то, что переубедило бы её в своём отношении к Нове.
Наслаждение,  которое  ты  даришь  ей  каждую ночь, право же, неплохой способ
добиться  этого,  -  её  слова  были  для  меня   лучшим   успокоительным   и
стимулирующим средством.
    - Ведь ты же не ревнуешь меня к Улыбке, - продолжила Джулия.
    - Это совсем другое дело! - ответила я. - Мы знаем её так давно, что даже
мысль о какой-то там ревности просто смешна.
    - Правильно,  знаем  давно.  А с Эвелиной ты познакомилась несколько дней
назад.  Поверь мне, если она тебе нравится, то разница у тебя вот здесь. - Её
кулачок постучал по моей макушке. - И, следовательно, вообще не существует.
    - Спасибо, доктор, мне уже лучше, - шутливо отмахнулась я.
    - А тебе нравится рыженькая? - ладони Задиры легли на мою попку, и сквозь
рабочий костюм я почувствовала, как она сжала пальцы. - Нравится?
    - Она  -  просто  прелесть! - лицо моей подруги было так близко, что я не
удержалась и впилась в её губы сумасшедшим поцелуем.
    - М-м-ммм...  Ум-м-м!  Как  я  ей  завидую! - спустя  бесконечную минуту,
выдохнула она.
    - И ты тоже прелесть! - я снова потянулась к её губам.
    - Нет-нет! - со  смехом  отстранилась  она. - Не забывай, у нас ещё полно
работы в ангаре!
    - Как жаль! Но ничего не поделаешь. Пойдём, Улыбка уже наверное там.
    - Ты не заметила, что у неё началась какая-то странная депрессия?
    - Депрессия? - удивилась я. - С чего ты взяла?
    - Например, зачем она попросила меня переехать к ней?
    - Ты же сама говорила, что ей скучно одной.
    - И  из-за  этого  она  позвала меня к себе в постель? Сразу после отлёта
Профы? Думаю, что её что-то очень сильно беспокоит.
    - Продолжай.  -  Как  подруга  и командир "крыла" я не могла игнорировать
переживания Яо.
    - Помнишь,  Мечта,  как  ты  волновалась,  когда  Директриса в первый раз
устраивала  нам квалификационные тесты? Когда я тебя ласкала по ночам, у меня
мурашки  по коже бегали, такая ты была нервная. Сейчас у меня мурашки бегают,
когда  Улыбка  ласкает  меня.  И  что плохо - она ничего не говорит, ничем не
делится.
    - Может мне заняться ею? - предложила я.
    - Нет, я сама разберусь. Ты же не думаешь, что Улыбка совсем бестолковая?
Она  понимает, что у тебя кроме обычных обязанностей, добавилась Эвелина и не
захотела мешать сюда свои проблемы.
    - Хорошо, - уступила  я,  -  действуй как хочешь. Я не стану лезть в это.
Надеюсь ничего страшного не происходит, и Улыбка будет в порядке.
    - Я тоже на это надеюсь. - ответила Задира. - Пойдём."
    Так  закончился  наш  разговор,  и  жизнь  на базе потекла своим чередом,
насколько  это  было возможно. Однако продолжавшаяся война не давала забывать
о своём существовании...


                "Глава шестая, в которой война продолжается."

    - Внимание!!!  Внимание!!! Красная тревога!!! - ледяной голос Директрисы,
раздающийся  из  наручных  коммуникаторов,  заставил  всех  присутствующих  в
ангаре, подпрыгнуть от неожиданности. - "Ночным призракам" и "Адским гончим",
присутствующим  на  базе,  явиться  в  комнату совещаний в боевых костюмах!!!
Обслуживающей  группе  немедленно  приступить  к  подготовке  робокостюмов  и
"Шторма-3"!! Данные о конфигурации получите у Музыки через "линкер" . Мечта с
компанией,  лично  для  вас - пошевеливайтесь!  От  быстроты действий зависит
жизнь  Боссы  и  остальных  наших подруг, которые улетели на Большую равнину.
Директриса закончила!
    Мгновение  оглушительной  тишины,   последовавшее   за   этими   словами,
раскололось громким гомоном в четыре голоса.
    - Что  за...?!!  Акх!!!  Кхе-кхе-кхе... - попыталась воскликнуть Косичка,
забыв  о том, что пьёт виноградный сок, подавилась и на этом своё выступление
закончила.
    - Ну  наконец-то!!!  -  воинственно  взмахнув кулаком, радостно закричала
Задира. - Разомнёмся!!!
    И  не  целясь,  с  резкого  разворота,  запустила  пустой бутылкой из под
газировки  в  ближайший утилизатор. Конечно же попала, но я завязала в памяти
большой узелок, чтобы потом намылить ей шею за подобные штучки.
    - Мы  ведь  ещё  не  успели  до  конца проверить надёжность произведённой
модернизации!  -  подняв  голову  от терминала, озабоченно произнесла Зайка и
прекратила стучать по клавишам.
    - Босса?  Причём  здесь  Босса?!  Что  она имела ввиду?!! - схватилась за
сердце  Монетка. (Бедняжка  давно  и  безнадёжно  влюбилась в Боссу, но та не
особо  отвечала ей взаимностью. Несмотря на это, Монетка продолжала надеяться
и ждать, и я ей очень сочувствовала).
    Увидев, что Косичка набирает в грудь побольше воздуха для второй попытки,
я вскочила с диванчика, на котором расслабленно сидела, закинув ногу на ногу,
и  заорала  на  них,  моментально  доведя  свой  голос   до   ультразвукового
диапазона...
    - Сми-и-ирррна-а-а!!!
    Выработанный  годами  службы  рефлекс  оказался быстрее сознания. Услышав
команду, они повскакивали со своих мест и вытянулись во фрунт.
    Не  могу  не заметить, что ткань боевых и рабочих костюмов имеет привычку
при  малейшем  натяжении  плотно  обтягивать наши фигуры. А как делать стойку
"смирно" мне объяснять излишне. Зрелище получилось не для слабонервных.
    Соблазн поглазеть на классные тела девчонок, застывших в столь вызывающих
позах:  грудь вперёд, животы втянуты, плечи расправлены, был настолько велик,
насколько  и  недопустим в данный момент. Несколько секунд я тупо смотрела на
раскрытый  рот  Косички,  который  она  забыла закрыть, потом расхохоталась и
махнула рукой.
    - Вольно,  разбойницы! Слышали Директрису? Закройте свои ротики, Косичка,
ты  в  первую  очередь, и начинайте двигаться! Второе "крыло", живо в комнату
совещаний!  Зайка,  свяжись  с Музыкой и готовь робокостюмы. Монетка, я знаю,
как  ты волнуешься за Боссу, - мои руки легли ей на плечи, - и расскажу ей об
этом,  но лучшее, что ты можешь сейчас сделать - работать максимально быстро.
Всё, - хлопнула я её ниже спины, - разбежались!
    Тихий  вздох  Улыбки,  когда  она  проходила  мимо,  направляясь к двери,
услышала  только я. Надо будет присматривать за ней во время миссии. А в том,
что наша бригада получила новое задание, я ни капельки не сомневалась.
    Как  закрывалась  дверь  нашего ангара, мы уже не слышали, потому что изо
всех  сил  помчались  к  ближайшему лифту. Минута, и мы уже вбежали в комнату
совещаний. Секунд  через десять появилась растрёпанная Кареглазка, видимо она
спала, когда её застал вызов Директрисы.
    Сама Глория Флэйм, в своём чёрном с серебром боевом костюме устроилась за
главным  терминалом и, запрокинув голову вверх, тихонько напевала что-то себе
под    нос,    а  "хранитель   экрана"   бросал   мерцающие   блики   на   её
мягко-сосредоточенное лицо. Подойдя поближе я услышала, о чём она поёт:

    ...красная, красная кровь!
    через час уже просто земля,
    через два - на ней цветы и трава,
    через три - она снова жива,
    и согрета лучами звезды, по имени солнце...

    - Все  в  сборе?  -  она  окинула нас внимательным взглядом. - Прекрасно!
Попрошу внимания, поскольку времени в обрез. Сейчас я ознакомлю вас с базовой
информацией.
    Подождав,  пока  мы  усядемся,  она  протянула свою гибкую изящную руку и
коснулась нескольких клавиш на клавиатуре терминала. Тут же за её спиной ожил
большой  экран,  висящий  на  стене,  и  мы  увидели карту местности, где нам
предстояло  сражаться.  Я  сразу  узнала  это  место,  потому  что  в детстве
проводила  там  с  родителями  каждое  лето. Это была река Ниагара, но сейчас
совсем  не это занимало моё внимание. Я смотрела на Директрису, и не узнавала
ЕЁ.
    Странно  заострившееся  лицо,  тени,  собравшиеся  вокруг блестевших ярче
обычного  глаз, экономно-расслабленные движения создавали такую дисгармонию с
её  мелодичным и приятным голосом, что это резало мои ощущения на части. Пока
я пыталась разобраться, она начала инструктаж:
    - Опять  возникла  ситуация,  когда   необходимо   вмешательство  особого
соединения.  В квадрате Ж4-21 возник большой разрыв в линии фронта, благодаря
"умелому" командованию  кое-каких руководительниц, ух пооборвала бы я им руки
за это! Противник к данному моменту успел сконцентрировать мощную группировку
своих  войск в районе разрыва и предпринял попытку окончательно прорвать нашу
оборону.  Если  мы потеряем позицию в этом районе, то в последующие несколько
месяцев, скорее всего, вынуждены будем отступать. Поэтому её необходимо любой
ценой отстоять!
    - Ик!  -  смачно  вставила  Задира,  у которой после пробежки от лифта до
комнаты совещаний в желудке взбунтовалась выпитая газировка.
    - Спасибо  за  комментарий,  -  улыбнулась  Директриса  своей нормальной,
искрящейся весельем улыбкой.
    Улыбка  и  Кареглазка  прыснули  со смеху, и до меня наконец дошло, что с
Директрисой  такое.  Память  сама вернула меня на год назад, в тот день когда
стало известно, что Ангел-сити был уничтожен одним из первых больших городов,
и  что  всё  население  его погибло. Там жили две девочки, которые составляли
смысл  существования Директрисы, и тогда я в первый и последний раз видела её
плачущей.
    "Я отомщу!" - так сказала она, когда немного пришла  в себя.
    Её  рука  раздавила  стакан  с  водой, который она держала, и она глубоко
порезалась.  Бабочке  пришлось  насильно  увести её в медицинский блок, чтобы
вытащить  из  ладони  осколки  стекла. А я навсегда запомнила кровь на полу и
горящие ненавистью глаза Директрисы.
    -  Кто-нибудь,  дайте  Мечте  подзатыльник! -  деловито произнесла она. -
Иначе, ведь, проспит весь инструктаж.
    Сидящая  ближе  всех  Задира  с удовольствием выполнила приказ, так что у
меня искры из глаз посыпались. Но я не обиделась.
    Странность  Директрисы была на самом деле проста. Она готовилась убивать,
и я с ней полностью согласна, потому что моя ненависть ничуть не меньше её.
    - Главной  целью удара врага, - продолжила Директриса, - является квадрат
Ж6-22, где  расположена  одна из основных наших топливных станций. К квадрату
Ж5-21 подтягиваются несколько резервных подразделений, но на всё нужно время,
которое  мы  обязаны  предоставить. Мы высадимся в этом квадрате, - указанный
квадрат  на  экране  прерывисто  замерцал,  -  и  должны   будем   сдерживать
наступление наземных сил противника до 13.30, после чего спокойно отступить к
станции  под  прикрытие  подошедших  сил  поддержки. Сейчас там находятся три
звена  истребителей  и рота мобильных пусковых установок. Они смогут защитить
станцию не более, чем от десяти боевых единиц техники.
    - Что?!!  -  возмущённо  воскликнула  я,  забыв  где  нахожусь.  -  Шесть
самолётов  и  пять  установок  типа "Смерч"  не  смогут справиться с десятком
танков?!!
    - Мечта!  -  строго  посмотрела на меня Директриса, хотя в её глазах было
полное  со  мной  согласие.  -  Станцию  охраняют  плохо  обученные  и  плохо
вооружённые  силы.  Они  и  не  должны были вообще воевать, ты же знаешь, что
защита  топливных станций дело далеко не хлопотное. Просто кое-кто из тыловых
крыс,  никогда  не  участвовавших  в боях, возомнил себя ветераном и натворил
дел.
    - А  мы  должны  из-за них совать свои руки в костёр. - буркнула себе под
нос Улыбка.
    - Нашу  бригаду  для  этого   и   создали!  -  немедленно   отреагировала
Директриса.  -  Виновные  в  создавшемся  положении,  не сомневайтесь, пойдут
прямиком  под  трибунал,  чтобы другим было неповадно. Но для этого мы должны
выполнить свою задачу, или под трибунал пойдём мы. Понятно?
    Всем  было  понятней  некуда.  Мысль о таком исходе показалась мне совсем
непривлекательной, и я сглотнула комок в горле.
    - Вижу, я наконец хоть чем-то привлекла ваше внимание, - усмехнулась наша
командирша.  -  Попрошу  не расстраиваться, потому что дела не так плохи, как
кажутся.  В  нашем  нелёгком  деле  обороны станции нам помогут. Во-первых, в
квадрате  Ж6-21  находятся  ударные  ракетные  установки  из  двадцать первой
артиллерийской дивизии. - Мы с Задирой переглянулись и улыбнулись друг другу,
вспомнив как в начале службы передрались в одном из баров с десятком ракетчиц
из  двадцать  первой. - Во-вторых,  звено истребителей из сто сорок четвёртой
гвардейской  бригады  будет  прикрывать  с  воздуха.  - На этот раз оживилась
Кареглазка, до нашей бригады она была воздушным гвардейцем.
    - Правильно,  Кареглазка, - улыбка  снова  осветила лицо Директрисы, - ты
сможешь  встретиться  со  своими  старыми  подругами. В этой схватке мы будем
действовать  все вместе. План действий такой: боевой дивизион образует заднюю
оборонительную  линию,  которая  должна  из   засады   атаковать  наступающие
вражеские  подразделения.  Переднюю  линию  обороны  выстроят ракеты двадцать
первой  дивизии,  наблюдательница которой на время боя придана нашей бригаде.
Пусковые  установки будут производить регулярные ракетные удары, согласуясь с
указаниями этой наблюдательницы. Плюс к этому, наша "Огненная метель", так, -
Директриса  поискала  что-то  взглядом  на  экране  своего  компьютера, - уже
высадилась  в  квадрате  Ж6-21. Они тоже примут участие в бою.  С  начала боя
Айси  в  течение  часа   будет   прикрывать  "Ночных  призраков"  с  воздуха,
Кареглазка, ты тоже присоединишься к ней. Затем вас сменит звено из сто сорок
четвёртой  бригады.  Они  будут дежурить до конца миссии. Да ещё, девочкам на
строительстве  новой базы требуются кое-какие материалы и приборы, Музыка уже
грузит  их  в  "Шторм-3". После боя все "Адские гончие" вернутся на топливную
станцию,  и там вы перегрузите их в самолёт к Дриаде. Необходимость держать в
воздухе  наши  "Штормы"  вызвана  тем,  что  авиация  противника  в состоянии
оставить от нас и станции рожки да ножки.
    При  упоминании  рожек,  я не удержалась и сделала их Задире. Моя подруга
шлёпнула меня по руке и ущипнула за ногу.
    - Не  балуйтесь! - строго сказала Директриса, но глаза её смеялись так же
как и наши. - Повеселитесь потом!
    - Есть, мэм! - крякнула я, давясь смехом, и пощекотала Задиру в бок.
    Выражение,  появившееся  на  лице  Джулии,  когда  она надулась, чтобы не
расхохотаться,  заставило  рассмеяться  даже Директрису. Несколько секунд, мы
ржали, как припадочные, тыкая друг в друга пальцами и корча дикие физиономии.
    Первой  пришла  в  себя  Директриса,  которая  встала  со  своего  места,
нахмурилась,  чтобы  прогнать  остатки  несерьёзного  настроения,  и   громко
похлопала в ладоши.
    - Девочки,  девочки!  У  нас  на носу вполне назревший кризис! Прекратите
веселиться! Мечта, - она грозно ткнула в меня указательным пальцем, - с тобой
я поговорю после миссии. Поняла меня?
    Я  подняла  обе  свои  руки  высоко  вверх,  показывая, что сдаюсь, и она
удовлетворённо кивнув, уселась обратно за терминал.
    - Итак,  до  того  как  мы  прервались, я говорила об авиации противника.
Теперь  скажу  о  ракетной  поддержке.  Разведка  докладывает,  что   ударные
установки  землян  находятся, по-прежнему в их тылу, и угрожать нам не могут.
Приятная  новость.  Теперь,  "Суккубы",  ваша  очередь  внимательно  слушать.
Информация  для  вас.  Когда  мы   прибудем   на   место,   то   пройдёт  уже
тридцать-тридцать пять минут боя.
    "Мы? - подумала я. - Значит она точно решила лететь с нами".
    Толчок  в  бок  от  Задиры,  указал  на  то, что и она пришла к такому же
выводу.
    - К  этому  времени  Босса и Лисица получат достаточно оперативной боевой
информации  и  проинструктируют  нас  относительно  дальнейших  действий.  По
договорённости  со мной, первое "крыло" займёт позицию в лесу северо-западнее
ключевой  точки.  Вот  этого  моста через Ниагару. - указанный мост на экране
выделился  ярким кружочком. - Босса и Профа закроют правый берег реки. Третье
"крыло"  перекроет  подступы  к  мосту с востока и будет контролировать левый
берег.  Они  также  укроются  за  деревьями.  Видите  эту дорогу. - Несколько
касаний  к  клавишам  и мы увидели, как замерцала серая извилистая полоска на
карте,  которая  спускалась с севера, пересекала по мосту синий изгиб Ниагары
и, продолжая свой бег, исчезала на юго-западе, обрезанная краем экрана. - Это
автострада  номер  513-АМ, она ведёт прямиком к станции, которую нам поручено
оборонять,  по  ней  противник  достигнет  своей цели за двадцать минут. Мост
взрывать не стоит, потому что это единственное связующее звено между берегами
реки  в  радиусе  сорока километров. Для нашей бригады река не помеха, но вот
для  обычных  частей  -  весьма  серьёзная. Это понимает наше командование, и
надеюсь  понимают  командиры  землян.  Скорее всего, а я так и думаю, главные
силы  наступления  будут  двигаться  по  513-АМ,  прорываясь к мосту. Если им
удастся  взять  контроль над ним в свои руки, то дела будут плохи, потому что
ракетной  поддержке  запрещено  наносить  удары  по переправе. Касательно сил
наступающих,  нашей  разведке удалось получить сведения, что в квадрате Ж5-21
присутствуют: один дивизион боевых роботов, три танковых подразделения и одна
противо-воздушная  танковая  рота.  Также,  в  квадрате  Ж4-21,  подтверждено
наличие трёх подразделений боевых роботов и шести танковых, которые двигаются
в квадрат Ж5-21, чтобы оказать помощь авангарду наступления. Да, Мечта? - Она
вопросительно изогнула бровь, заметив мою поднятую руку.
    Я,  почему-то   тоскливо,   посмотрела   на   экран,   усеянный  красными
квадратиками, обозначающими расположение вражеских войск, и спросила:
    - Дивизион  боевых  роботов и противо-воздушная рота - это хорошо, но мне
бы хотелось знать, что они имеют ввиду под остальными "подразделениями"?
    - Я бы тоже не отказалась уточнить названия частей противника и их точное
количество.  -  Усмехнулась  Директриса.  -  К  сожалению,  это все данные по
группировке землян. Несмотря на наши уговоры, они упорно отказываются таскать
за  собой  дирижабли  побольше  с подробной информацией о себе. - Она задорно
подмигнула  мне  и  продолжила  излагать  нам  тактическую  часть. - Итак, мы
подлетаем  к  месту  боя,  получаем  информацию  о  текущем  состоянии  наших
порядков,  а  дальше  действуем  по  обстоятельствам.  Возможно  нам придётся
заняться  уничтожением прорвавшейся техники и живой силы, а может быть просто
поддержать  и  усилить линию обороны. В последнем случае после занятия боевых
позиций,  не  вздумайте  геройствовать  и  преследовать  отступающие  танки и
роботы,  если  такие  появятся.  Помните,  что  там  впереди, местность будет
подвергаться ракетно-бомбовым ударам, и я не хочу потерять никого из вас.
    Взгляд  Директрисы  скользнул  по  нашим  лицам и встретился с моим. В её
глазах  промелькнула  какая-то  тень, но тут запипикал её коммуникатор, и она
отвела свои глаза, поднося правую руку к губам.
    - Центр-1  слушает. Да, Музыка. Принято. Центр-1 закончила. Обслуживающая
группа уже подготовила "Шторм-3" и робокостюмы. Теперь ждём сигнала от Боссы.
Она  должна  доложить  мне  об  их  высадке.  Да  вот ещё что. Стрелять будем
преимущественно  по  приборам,  не  подпускайте  противника   на   расстояние
визуального  контакта,  давая  им  тем  самым  возможность  обнаружить   ваше
местоположение  и  известить об этом другие подразделения. И под конец, самое
плохое  -  наши шпионы доложили, что в состав робо-подразделений входят новые
виды  боевых  роботов.  Похоже,  что  "Саранча"  перестала  быть единственным
представителем этого рода войск. Вопросов по поставленной задаче нет?
    Как это ни странно для меня, я не хотела спрашивать ни о чём. И остальные
девушки,  похоже  -  тоже.  Я,  как командир "крыла", собрала взглядом голоса
своих, посмотрела на Кареглазку (та, согласно моргнула в ответ) и сказала
Директрисе:
    - Нет, мэм, у нас нет вопросов.
    - Вот  и  чудненько! - пальцы  Директрисы  громко  хрустнули,  когда  она
размяла  их.  -  А  теперь  пулями  в  ангар,  и через пять минут я жду вас в
"Шторме-3".
    - Почему  ты  летишь  с  нами?  -  бывает  я  торможу,  но репутацию свою
поддерживаю. - Вдруг с тобой что-нибудь случится?
    - Посмотрите,  кто  говорит!  - фыркнула в ответ Директриса. - Ты с каких
пор  записалась в мои няньки? Уж за кем глаз да глаз нужен, так это за тобой!
В  прошлый  раз  кого чуть по бетонной стенке не размазали? Лечу - потому что
должна!  Какая  из  меня  командирша, если я буду сидеть на базе и полировать
кресла?
    У  меня  что-то  ёкнуло  в  сердце,  такая  она стала в этот момент... ну
такая... Я  сильно  прикусила  себе  язык,  чтобы  не  содрогнуться от дикого
влечения,  которое  окатило меня с ног до головы. И откуда у меня только силы
берутся  о таком думать? Можно представить, что это не я сегодняшней ночью до
изнеможения  занималась  всякими  глупостями  с  Эвелиной.  Ой-ой! Эвелина! Я
совсем  про неё забыла, надо попросить кого-нибудь присмотреть за ней, пока я
буду отсутствовать. А вот и ещё один вопрос к Директрисе!
    - Хорошо!  Давай  замнём  для  ясности,  ладно?  Тут  ещё вопросик. После
завершения миссии куда мы вернёмся? Сюда или на новую базу?
    - Помидоры  собирать  вернёмся,  на "кудыкину" гору! Какая ты занудливая,
Мечта! Сначала нужно выполнить миссию, а там мы уж решим, куда возвратиться!!
    Мне  вдруг  стало  обидно-обидно.  Ну  почему  эта  женщина  так  ко  мне
относится?! Я же спрашиваю не из-за праздного любопытства!
    - Эт-т-та-а-а что такое?!! - воззрилась она на моё  несчастное лицо. - Ну
ка,  марш  отсюда!!!  Через  пять  минут  приказываю  прибыть во второй ангар
первого яруса и погрузиться в "Шторм-3". Исчезайте!
    Она  уставилась  на  экран  своего  компьютера,  давая  понять, что время
разговоров прошло.
    "Ну  и  фиг  с  тобой!  Подумаешь  строгая  какая!  -  надув  губы  и уже
направляясь  за  Улыбкой  и  Задирой к лифту, благо девчонки из обслуживающей
группы  за последние три дня изрядно покопались в транспортной междууровневой
системе  и  сделали наконец работу лифтов быстрой и стабильной, подумала я. -
Не хочешь говорить и не надо!"
    Как бы там ни было, из инструктажа следовало, что часика эдак полтора, мы
будем  активно  расходовать  свой  боезапас,  примерно  час  уйдёт на перелёт
туда-обратно,  ну и дам ещё полчаса на всякие непредвиденности. Итого, миссия
займёт примерно три часа и... Казус какой! Куда же мы вернёмся после боя?
    Я  промучилась  с  этим  вопросом  до  самого ангара, где находились наши
робокостюмы.  Обида  на  Директрису остудила меня подобно холодному душу, и в
моей  голове  уже  не  мелькали  пикантные разности, где мы дарили друг другу
радость и негу.
    Прочь!  Прочь  подобные мысли! Всё! Вернусь живой с Ниагары - не выйду из
тренажёрного зала, пока напрочь не выжму из себя лишнюю энергию. Ладно, хоть,
теперь я могу трезво подумать.
    Скорее  всего,  Директриса задумала вернуть моё "крыло" обратно на старую
базу, иначе бы она загодя распорядилась об Эвелине, приказав подготовить её к
перевозке.  Если  это так, то мы вернёмся где-то к семи тридцати. Дело в том,
что  Ниагара  находится в другом часовом поясе. Когда Директриса сказала, что
нам  надо  продержаться до 13.30, она имела ввиду время не наше, а местное, в
смысле, ниагарское. В данном случае, временной сдвиг составляет три часа. Это
обычный порядок вещей, и я уже перестала обращать на него внимание.
    К  нашему  возвращению моя земляночка уже вылезет из модуля "виртуали", и
несмотря  на  то, что она вроде бы привыкла к своему статусу военнопленной, а
фактически - гостьи на неопределённое время (почему наша командирша так долго
договаривается  об  её  отправке  на  Малую  Фертилию?), Эвелина способна без
присмотра  натворить каких-нибудь дел, за которые Директриса меня поджарит на
медленном огне и поперчит.
    Акварина   встретила   меня   блеском   свежепокрашенной   брони   из-под
антипригарного,  я  имею  в  виду,  антикоррозийного   покрытия,   и  весёлым
подмигиванием  собственного  изображения  на  левом  плече. Наши механики уже
подготовили,  как  и  сказала  Директриса,  все "ОСЫ" к боевым действиям. Мне
достались  РДД20  и  МЦП-6МЗ - на  плечи,  и сканер с ДСА10 - в руки. Ох и не
люблю  я  этот  скорострельный  автомат! Спору нет, пробивная способность его
пуль  в  два  раза  больше,  чем  у АВБ-1, но так называемая дальнобойность -
полная  ерунда!  Ещё  его  на треть меньший боезапас и намного большая отдача
делают  для  меня  предпочтительней  автоматическую   винтовку.   Плюс  узкая
специализация    ДСА10,    он    предназначен   для   уничтожения   легко-  и
среднебронированных  машин  противника,   что   совсем   нехорошо.   В  таком
быстротекущем  и  резкоменяющемся  состоянии  как  бой,  я хочу иметь в руках
универсальное  оружие,  с  которым  я  смогу противостоять и танкам, и боевым
роботам,  и  солдатам  с  гранатомётами. Гм! Вспомнила слова Боссы, когда она
ругала  меня  за  излишнюю  привязанность  к  отдельным видам вооружения. "Не
важно,  какое  оружие  у  тебя  в руках! Важно - как ты его используешь!". И,
наверное,  она  права.  Но  всё  равно,  мне  не нравится этот скорострельный
автомат!
    - Зайка, можно тебя на минутку! - позвала я.
    - Что-нибудь  случилось? - ответила она, подходя ко мне и вытирая ветошью
перепачканные руки.
    - Ты  не  можешь  оказать мне маленькую услугу? Присмотри, пожалуйста, за
Эвелиной  пока меня не будет. Она сейчас в "виртуали", а когда выйдет оттуда,
то одна, чего доброго, додумается до каких-нибудь глупостей.
    - Хм?  -  удивилась  Марина. - А  я думала, что Эвелина уже успокоилась и
освоилась у нас.
    - Освоилась,  -  подтвердила  я, - но я лучше подстрахуюсь, мне совсем не
хочется получить взбучку от Директрисы. Прикроешь меня?
    - Без проблем! - улыбнулась она. - Мне нравится эта рыженькая шалунья!
    Зайка  имела  ввиду, что по ходу дела, то есть своего пребывания у нас на
базе,  Эвелина  из-за  своего  вспыльчивого  характера  успела  передраться с
половиной  присутствующих  здесь  девушек.  Для  наших  это, конечно, детские
развлекушки,  но  синяки  и  шишки,  полученные  ею, (мне пришлось упрашивать
Бабочку,  чтобы она их лечила), быстро завоевали для нашей гостьи признание и
даже лёгкое уважение.
    - Спасибо! - теперь мне будет легче, когда я знаю, что моя подопечная под
надёжным присмотром. - С меня должок.
    - Свои  люди!  Сочтёмся.  -  беззаботно махнула рукой Зайка и отправилась
мыть руки.
    Запрыгивая  внутрь   робокостюма,   я   мельком   услышала,   как  Задира
рассказывает   Монетке   суть   нашей   миссии.   Вообще-то   это   нарушение
общевойскового  устава  армии  Новы,  но  мы - "особое  соединение" (отсюда и
кодовое  наименование - "БОЕВЫЕ ОСЫ", и название робокостюмов - "ОСЫ", первые
буквы словосочетания "особое соединение")  и имеем некоторые привилегии перед
обычными  подразделениями. Ничего страшного в том, что наши механики узнают о
цели, поставленной перед бригадой, нет. А вот им на душе будет полегче.
    Впрочем,  судя  по  лицу  Монетки,  её  отнюдь  не вдохновляла мысль, что
"крыло" Боссы  засунули  в  самое пекло. Ничего! В этом бою мы будем вместе и
сокрушим любого врага!
    Не  отвлекаясь более на разные мелочи, я активировала Акварину, выслушала
её  обычное счастливое щебетание и занялась предбоевой проверкой робокостюма.
Получила  доклады  о  готовности  от Задиры и Улыбки. Потом мы организованной
толпой прибыли во второй ангар и погрузились в "Шторм-3". Директриса уже была
там.  Её  Гера (Гера - бортовой  компьютер робокостюма Директрисы, а значит и
сама "ОСА" имеет  то  же  название. - прим. авт.)  закреплённая  стыковочными
зажимами,  грозно  щетинилась  двумя  зенитными   пулёмётами,   а   её   руки
продолжались гранатомётами РГ51.
    - Все в порядке? - спокойно осведомилась она по внутренней связи.
    - Мы готовы! - откликнулась я.
    - Кареглазка,  взлетай!  -  приказала  Глория Флэйм. - Пункт назначения -
Ниагара.
    Я  в  последний  раз  проверила надёжность стыковки с зажимами "Шторма" и
приказала  Акварине  подключиться  к его сенсорам, как только мы окажемся над
поверхностью.  Она  сказала: "Есть, мэм!"  и  показала мне язык. В общем, как
обычно.
    - Ну, всего  нам! - брякнула в общую линию Кареглазка и врубила стартовые
двигатели. - Отправляемся!
    Истребитель  рванулся  вверх,   как   бешеный   кузнечик.   Если   бы  не
антигравитационное  поле  внутри  робокостюма,  которое, стараниями Акварины,
скомпенсировало  перегрузку  в  девять "же",  то я бы точно потеряла сознание
вместе с парочкой рёбер.
    - А  обратный  отсчёт?!! - пискнула  было  Задира,  но  её голос утонул в
счастливом визге Кареглазки.
    - Ййй-я-я-я-ху-у-у!!!  -  от  души  завопила  та, наслаждаясь тем, как её
вдавило в пилотское кресло.
    В отличие от наших "ОС", "Шторм-3" не обладал достаточной продвинутостью,
чтобы  полностью  нейтрализовать  взрывную  энергию  жестокого  ускорения,  и
меньшее,  что  испытывала сейчас Кареглазка - это состояние кусочка теста под
скалкой и асфикции.
    Когда  у  меня  прошло естественное удивление, я подумала, что она всегда
была  сумасбродкой  и  пижонкой, а сейчас, как раз впервые в боевой миссии, у
неё  на  борту  оказалась сама Директриса, и упустить такой случай Кареглазка
не  смогла.  Ещё я подумала о том, какой разнос устроит ей наша командирша по
возвращении  на  базу  и  улыбнулась.  Ни  для  кого  не  было  секретом, что
Кареглазка западала на стиль "садо-мазо", и любой скандал, который закатит ей
Директриса,  будет  для  Мелл только удовольствием. Наверняка, она испытывала
сейчас  сильнейший  экстаз, балансируя на грани беспамятства, когда её сердце
пыталось протолкнуть через себя новые порции крови.
    К её чести и к нашему всегдашнему изумлению и зависти, Кареглазка никогда
не  управляла  самолётом с помощью автопилота. И всегда её действия были выше
всяких  похвал.  Я  хочу сказать, что совсем непросто взлететь по двухмильной
шахте,  где  шаг  влево, шаг вправо, означает большой и неприятный взрыв, при
девяти "же",  одновременно  спуская себе в трусики, как если бы там была рука
лучшей  в  мире  любовницы,  и  не на автопилоте. Честно говоря, для меня это
вообще невозможно.
    - Кареглазка!!!  -  рассержено  проскрежетала Директриса своим самым злым
голосом, но в ответ ей донёсся такой долгий и протяжный стон наслаждения, что
она  поперхнулась  всеми  несказанными словами и смогла только буркнуть: "Ух,
засранка, я до тебя доберусь!".
    Почти  сразу  же  после  этого  внутри  моего  шлема мигнуло, и я увидела
бескрайние  просторы  Антарктиды,  над  которыми  всё  выше и выше поднимался
"Шторм-3". Мы были в воздухе.
    "Профессионалка! - подумала я, имея в виду Кареглазку. - Вот вам девушка,
которая  сумела  найти  своё  призвание  в  жизни,  да  так, что можно только
восхищаться этим".
    Задира,  наоборот,  вовсе не желала быть такой благодушной и всепрощающей
как я.
    - Чёрт побери эту Мелл!!! - завопила она по личному каналу связи так, что
у меня зазвенело в голове. - Я чуть заикой не стала! Вернёмся на базу, своими
руками выбью из неё всю дурь!!!
    - Не  ори,  все уши заложило! - отозвалась я. - А она тебе только спасибо
скажет. Сама ведь знаешь.
    - Чтоб  ей  всю ночь икалось! - огорчилась Джулия, вспомнив о том, что на
Кареглазку боль действовала весьма и весьма возбуждающе.
    - Чем  зря  психовать,  лучше проверь-ка своё оружие. Не замечаешь ничего
необычного?
    Последовала  минута  сосредоточенного  молчания, после которой удивлённое
аханье  моей напарницы наглядно показало мне, что этот момент она пропустила.
    - Мои ракеты! Они стали разделяющимися!
    - Проснись  и  пой! - поздравила я Задиру. - Интересно, если бы я тебе не
подсказала, ты бы и дальше ничего не поняла?
    - Издеваешься? - в  её  голосе  послышалась  лёгкая  обида,  но потом она
махнула на это рукой. - А, впрочем, кто меня знает?
    - Я! - моя улыбка получилась очень широкой.
    - Ты так говоришь, будто я ещё чего-то не нашла.
    - Алло, девочки! - по общей линии передала Улыбка. - О чём шепчитесь?
    - Да  ни  о  чём, - тоже  по  общей ответила я. - Ты заметила, что Музыка
опять преподнесла нам сюрприз. Им-то мы как раз и занимаемся.
    - Объединим усилия? - предложила она.
    - Согласна.  Только  связь  по  личной  линии.  О'кей? - ни  к  чему было
отвлекать Кареглазку от полёта. Хотя две мерцающие звёздочки на экранах моего
шлема  показывали,  что  в  данный  момент между ней и Директрисой происходил
разговор.  Конечно,  я не могла их слышать, но думаю, что Кареглазка получала
отнюдь не новогодние поздравления.
    - О'кей! - обрадовалась Улыбка. - Перехожу на скрытый канал.
    - Никак не могу понять: - бормотала тем временем Задира. - Эта странная
функция...
    - Ты о чём? - тут же поинтересовалась любознательная Яо.
    - У  моих  ракет  появились  две модификации, с одной я разобралась - это
способность  боеголовок  разделяться  на  несколько частей. Музыка - молодец!
Сумела  справиться  с  проблемой  разъединения-соединения боевой части. А вот
вторая модификация...
    Я  усмехнулась,  слушая  их,  и  раскрыла  рот, чтобы просветить по этому
предмету Задиру, но Улыбка опередила меня.
    - Ага!  Ты  пытаешься  пробиться к описательной информации, но каждый раз
тебе  ничего  не  попадается.  Меньше  спать  надо на занятиях! Узнай об этом
Босса, она б тебе настучала по одному месту.
    - А мы ей не скажем! Права, Мечта?
    - Угу.  -   ответила я, думая, что Улыбка совершенно права. - Но ты лучше
прислушайся  к  хорошему  совету.  А  не то, действительно, попадёшься Боссе.
Потом костей не соберёшь.
    - Ну ладно-ладно! Умницы нашлись! Давайте говорите, где собака порылась!
    - Всё  это очень просто. - Я не стала возражать против того, чтобы Улыбка
взяла  на себя роль наставницы. - Ты не получаешь инструкций потому, что и не
должна  их  получать.  В этом втором режиме РДД20 управляются непосредственно
бортовым  компьютером. На каждой ракете установлен оптический сенсор, который
передает тебе в шлем изображение перед движущимся зарядом, ну чтобы ты была в
курсе  того,  что  делает  сейчас  пущенная  тобой ракета. Мелочь, а приятно.
Думаю,  нет нужды говорить, что при разделении боеголовки на несколько частей
видеосвязь прерывается.
    - Ты  уже  это  сказала,  Улыбка! - усмехнулась я и продолжила. - Задира,
если тебе всё-таки хочется порыться в мануале, попроси свою Дьяволину. Она с
удовольствием тебе расскажет. Моя Акварина, например, недолго сопротивлялась.
Она любит поболтать.
    Делающая вид, что лениво дремлет,  зеленоволосая русалка на экранах моего
шлема  приоткрыла  один  глаз  и  горделиво  вздёрнув носик, перевернулась на
другой бок.
    - Поверю  вам  на  слово, - любезно отмахнулась Джулия и, отключившись от
личной линии, впала в задумчивое молчание.
    Улыбка  сделала  тоже  самое.  Я  попросила  Акварину  врубить что-нибудь
музыкально-бодрящее  и,  уставившись  на  далёкую  землю,  изредка скрываемую
лёгкими  облачками,  стала на глаз прикидывать какая у нас скорость. Скорость
получилась  приличная  даже для "Альбатроса". Кареглазка выжимала все силы из
своего энергоблока, и "Шторм-3" вспарывал воздух подобно серебряной молнии.
    - "Акварина, приблизительное время прибытия?"
    Она  зажгла  таймер  обратного  отсчёта,  и я подумала, что успею немного
вздремнуть.
    - "Разбудишь  за три минуты до прибытия в боевую  зону" - распорядилась я
и  моментально  отключилась,  чему  славно  поспособствовала  мелкая вибрация
самолёта и заунывный вой ветра...
    Вррра-а-аззззз!!!
    Пронзительный  сигнал  тревоги  ледяными  пальцами  пробежался  по  моему
позвоночнику и вырвал меня из глубин сна, казалось, едва я сомкнула глаза. От
неожиданности  перехватило дыхание, а сердце сделало гигантский скачок. Потом
я  услышала  проказливое  хихиканье  Акварины, но занятая приходом в себя, не
стала орать на неё.
    - "Доложи обстановку!" - невнятным со сна голосом промыслила я.
    - Согласно  данным "Шторма-3", высадка  намечается  через две с половиной
минуты. - разочарованно отрапортовала Акварина.
    Она думала, что я беситься буду? А вот тебе! Нет у меня времени на глупо-
сти.
    - Внимание, Суккубы! Повышенная готовность! - скомандовала Директриса.
    "Вовремя  проснулась!"  -  подумала  я  и  ответила ей. - Есть повышенная
готовность!
    - Получены данные тактической обстановки от Боссы. Включите боевые карты.
    "Началось!".
    - Акварина, боевую карту!
    - Противник предпринял попытку наступления по обеим берегам реки.
    Две  красные  стрелки,  указывающие   направление   и   источники  ударов
протянулись перед моими глазами.
    - Как и ожидалось, - продолжила Директриса, - большая часть боевых единиц
врага  сосредоточилась  на  автостраде  513-АМ.  Там  и  состоялось  основное
противостояние.   Засада,   устроенная  "Ночными  призраками"   явилась   для
неприятеля  полной  неожиданностью, вследствие чего, была весьма успешной. Ни
одна  единица  техники  не  прорвалась  к  топливной станции. С нашей стороны
потерь  и  повреждений нет. Пока нет. Минут за десять до нашего прибытия силы
землян  отступили  и  теперь  перегруппировываются.  Теперь они знают о нашем
присутствии и зададут нам жару. Не разочаруем их ожиданий?
    - Не-е-ет!!! - хором  воскликнули мы, в том числе и Кареглазка, ничуть не
смущённая тем, чтобы там ей ни наговорила Директриса.
    - Я рада, что командую такими оптимистками. - засмеялась наша командирша.
- Дальше.  Босса  рекомендует  не  ждать  повторного  наступления и   сменить
занимаемые  позиции.  В  частности,  из глубины леса переместиться так, чтобы
выйти на прямую видимость основных путей перемещения противника.
    На боевой карте протянулись две пунктирные линии.
    - Это  опасно,  но  более эффективно в плане уничтожения сил вторжения. С
Боссой  согласна  Лисица, и я думаю, что так мы и сделаем. Мечта и Задира, вы
отправитесь  с  Кареглазкой  на  помощь Боссе, она даст вам более развёрнутые
объяснения  по  ситуации.  Тебя, Улыбка, я забираю с собой к "Обманщицам". Мы
высадимся  первыми. Кареглазка, держи связь с Недотрогой и ориентируйся по её
указаниям. Теперь проверьте в последний раз робокостюмы и доложите мне о
готовности.
    - Да, мэм!
    Краем  уха,  я  выслушала  доклад  Акварины, сопровождающийся графической
демонстрацией, и доложила Директрисе, что всё в порядке.
    - Принято, Мечта! - ответила она.
    - У меня просьба. - передала я по личной линии.
    - Что такое?
    - Это  насчёт  Улыбки,  у  неё  какие-то  проблемы  и  надо, чтобы за ней
приглядывали.
    - Да, я знаю, Мечта. Я буду наблюдать за ней. И если что, то прикрою её.
    - Спасибо!
    - Всегда к твоим услугам.
    Хм!  Чтобы это значило? Любезная Директриса перед боем - нечто новое. Что
ж тогда получается, что я совсем её не знаю?
    - Внимание,  "Ночные  призраки"!  Есть  визуальный   контакт   с   местом
назначения. Повышенная готовность!
    - Поняла  тебя, "Шторм-3"! - откликнулась  Директриса. - Ну вот, девочки,
настал момент истины. Одна за всех!
    - И ВСЕ ВМЕСТЕ!!! - дружно рявкнули мы.
    Экраны  моего  шлема  управления  зарябили от противосенсорной защиты, и,
внезапно, "Альбатрос" резко  нырнул  вниз  и  в сторону. Сверху что-то громко
взорвалось и нас основательно тряхнуло.
    - Надо  же,  стреляют!  -  небрежно  заметила  Кареглазка   тоном   своей
предельной  сосредоточенности.  -  Ого!  Мы  успели  вовремя!  Они уже начали
наступление.
    Я  убрала  боевую  карту  и  осмотрелась  по  сторонам.  Точно!   Впереди
наблюдалось  слабое  движение,  но разглядеть что-либо из-за туч пыли, дыма и
копоти  от  сгоревшей  техники  было проблемно. Ударные ракетные установки из
двадцать первой дивизии и наша "Огненная метель" хорошо знают своё дело.
    - "Акварина, увеличь изображение в четыре раза" - приказала я бортовому
компьютеру.
    ...Длинная  колонна  боевых  роботов,  даже  при  увеличении   казавшихся
маленькими,  неторопливо  заползала  под  кроны  деревьев  на  правом  берегу
Ниагары.  Мрачно  щерясь торчащими в стороны стволами пушек и пулемётов, они,
один за другим, исчезали из виду. И знакомой мне "Саранчи" там почти не было.
    - Вы видели? - напряжённо спросила Улыбка.
    - Наверное это те самые новые машины. - добавила Задира.
    - Они  доберутся  до  Боссы  минут  через двенадцать. У нас есть время. -
практичная Директриса была, как всегда, реалисткой.
    Замигал  огонёк  предупреждения, и чей-то усталый голос, показавшийся мне
знакомым произнёс:
    - Внимание, "БОЕВЫЕ ОСЫ"! Ракетный удар!
    - Поняли тебя, "Обзёрвер"! - также устало ответила Босса.
    Услышав  её  хрипловатый голос, я вдруг поняла, что ужасно соскучилась по
всем  девчонкам,  которые  уже  больше недели строили новую базу. Хотела было
радостно влезть в переговоры, что нарушило бы не один пункт армейского устава
(Директриса  покричит,  но  поймёт,  а  на  мнение  других  подразделений мне
глубоко...  забить),  но  Задира  успела  первой (вот  уж  она-то  не упустит
возможности попасть в неприятности)...
    - Марго!!! Сколько лет, сколько зим!!!
    - А  кто  спрашивает?  -  подозрительно  осведомилась Маргарет Бритэйн, в
кругу подруг и знакомых более известная, как "Тихоня Марго".
    Вот  это  встреча!!!  Мы с Задирой познакомились с ней давным-давно ещё в
седьмой  механизированной  дивизии,  когда  начинали  там зелёными новичками.
Марго  же  была тогда сержантом. Когда нас перевели в бригаду "БОЕВЫХ ОС", мы
потеряли  друг с другом связь. Интересно, как она оказалась в двадцать первой
артиллерийской?
    - Короткая  у  тебя  память!  -  посетовала  тем временем Задира и лукаво
добавила. - Тихоня!
    - Ну надо же! - ахнула Марго. - Неужели это та непутёвая рядовая Лэйберг,
которая испортила мне столько крови? Не ожидала встретить тебя здесь, Джулия.
    - Капитан Лэйберг, Марго. Уже капитан.
    - Задира!  Еще  одно  слово,  и  я сделаю тебя опять рядовой! - вмешалась
Директриса. - Лейтенант Бритэйн, я полагаю? Говорит Глория Флэйм, командующая
"особым соединением", доложите обстановку и свои функции.
    - Есть,  мэм! - голос  Марго  вновь  стал усталым. - Совместными усилиями
одиннадцатого  батальона   ударных   ракетных   установок   двадцать   первой
артиллерийской дивизии и дивизиона "Огненная метель" при поддержке со стороны
"БОЕВЫХ ОС" была  ликвидирована  попытка вражеских подразделений прорваться к
топливной  станции.  Я  выполняю  функции корректировщика, наносимых ракетных
ударов.
    В  подтверждение  её  слов  внизу  ярко,  но  неслышно  отсюда,  блеснуло
несколько взрывов, я даже смогла разглядеть взметнувшиеся в небо расщеплённые
стволы деревьев.
    - Вижу вас на экране радара и визуально, - добавила она.
    - Какая  развалина! - по тону Кареглазки, я поняла, что она скривилась. -
Я не знала, что на таких кукурузниках ещё летают!
    Через  сенсоры "Альбатроса"  я  увидела  только  маленькую  чёрную точку,
неторопливо  описывающую  большие круги над местом боя, то снижаясь, то вновь
набирая высоту. Марго. Ну-ну.
    - Поймала  тебя, "Шторм-3"! - нарисовалась  Недотрога. - Навожу  на место
высадки!
    - Начинаю снижение! - оповестила Кареглазка. - Номерам первому и третьему
- приготовиться!
    - Заметила  самолёты  противника, - объявила  Марго таким скучным голосом
будто  спрашивала  сколько  времени.  - До  столкновения  приблизительно  две
минуты. Прошу прикрытия.
    - Пижонка! - фыркнула  Кареглазка,  и  я  чуть  не  расхохоталась (чья бы
корова  мычала...).  Конечно  её было слышно только в самом самолёте. - Будет
тебе прикрытие! Дай только десант высажу!
    - Слышу  тебя, "Обзёрвер"! - спокойно  отозвалась  Айси. Мы уже подлетели
настолько,  что  я без труда заметила, как из-за совсем малюсенького облачка,
стремительно  вывернулся "Шторм-2" и  пустил  две ракеты "воздух-воздух". - Я
позабочусь   о   "стервятниках".   Кареглазка,   заканчивай   свои   дела   и
присоединяйся!
    - Есть,  Айси!  -  радостно  ответила  Мелл,  опуская  "Шторм-3"  к самым
верхушкам  деревьев. Она тоже соскучилась по своей начальнице и самой близкой
подруге. - Ай!
    Прямо  по  курсу  летящего "Альбатроса", с незаметной вроде бы полянки, к
нам  рванулись  струи  огнистых  светлячков.  За  долю  секунды, до того, как
Кареглазка  начала манёвр, я машинально отметила, что стреляло не меньше трёх
зенитных  пулемётов.  А  потом  земля  поменялась  с  небом  местами,  и  они
закружились  в  сумасшедшей карусели. Испугаться я не успела, только заметила
дымный хвостик за пущенной "Штормом" ракетой.
    - Попала!  -  вскрикнула  Кареглазка  и  выровняла  самолёт. - До высадки
пятнадцать секунд!
    - Мы  готовы  к действиям, - просто сказала Улыбка, и я мысленно пожелала
ей и Директрисе удачи.
    - Обратного  отсчёта  не  будет,  как  и  посадки, - предупредила Мелл. -
Прыгайте, когда я скажу "Пошли!".
    "Экстренная  высадка", - подумала  я,  и,  на  всякий  случай,  заставила
Акварину проверить двигательный модуль и отключиться от сенсоров самолёта.
    - Пошли! - скомандовала  Кареглазка  и наклонила повисший над просветом в
лесу "Альбатрос".
    Директриса  и Улыбка молча шагнули в раскрывшиеся грузовые люки и исчезли
из  вида.  Несколько,  казавшихся бесконечными, секунд мы оставались на месте
ожидая от них доклада о приземлении. И вот наконец:
    - Центр-1 на земле!
    - Суккуб-2 высадилась успешно!
    Хоть  мы проделывали такой фокус не первый десяток раз, у всех в "Шторме"
отлегло от сердца. Теперь они сами по себе. Встретимся на станции! Кареглазка
рванула истребитель в сторону и направила его на северо-запад.
    - Мечта,  приготовьтесь!  Десять  секунд до высадки. Доставлю вас прямо в
объятия Боссы! Прыгайте по команде!
    - Принято, "Шторм-3"! Увидимся!
    - Отшлёпайте их! - пожелала нам Кареглазка.
    - Непременно! - отозвалась Задира, а я усмехнулась.
    - Пошли!!!
    Перед  глазами  мелькнул  раскрытый  люк,  зелень  деревьев, дым и копоть
разбитых  машин  противника.  Потом  сработали  прыжковые  стабилизаторы, и я
благополучно  приземлилась  на  ни  в  чём  ни  повинный куст, раздавив его в
лепёшку.  Усилители ног мягко самортизировали, позволив мне резво подняться в
полный рост.
    - Суккуб-1 на земле! - доложила я.
    - Суккуб-3  тоже,  тьфу  пакость! - слева  от  меня  показалась Дьяволина
Задиры  вся  перепутанная  в  длинных  лианах,  которые  с  громкими щелчками
рвались, когда моя подруга резко двигала руками, чтобы от них освободиться.
    Кареглазка  качнула пару раз крыльями в напутственном привете и, штопором
рванулась вверх, направляясь к Айси.
    - Вот  выпендрёжница! - глядя  ей вслед, заметила Джулия. - Попадёт ей от
Директрисы за сегодняшнее.
    - Потом, Задира! - оборвала я её. - Босса, как слышно? Дайте своё место-
положение!
    - Да  не  кричи  ты  так,  мы с Профой не глухие! - недовольно пробурчала
Босса. - Прямо за твоей спиной.
    Я  обернулась и увидела выступившие из-за деревьев две "ОСЫ". Одна из них
подняла зажатую в руке винтовку АВБ-1 и приветственно качнула ею.
    - Соскучились, непоседы? - спросила Босса.
    - Невероятно как соскучились! - шагнула я навстречу.
    Задира  что-то  невнятно  пробормотала,  всё ещё освобождаясь от обрывков
зелёных жгутов.
    - Это  приятно, - заключила  Босса, - что  тебя  помнят.  Но  в   сторону
разговоры! Айси сообщила, что земляне начали второе наступление.
    - Мы видели штук двадцать боевых роботов! - прервала её Задира. - И почти
все новые!
    - Я  знаю!  Не перебивай старших. Противник уже в курсе того, что "БОЕВЫЕ
ОСЫ"  задействованы в этом районе. Хоть мы и уничтожили авангард наступающих,
основная  группа,  располагавшаяся  в  квадрате  Ж4-21,  уже  здесь. И они не
полезут  напролом  под  удары  ракет,  как  в  первый  раз. "Обзёрвер"  будет
продолжать корректировать бомбардировку, но боюсь, что особого толку из этого
не  выйдет.  Во-первых,  технику  под  деревьями не особенно заметно, даже со
сверхсильными  сканерами,  а  они  наверняка имеют противосенсорную защиту. И
во-вторых, авиация. Сюда вызвали три звена штурмовиков-истребителей.
    Они  смогут  сбивать  ударные  ракеты на подлёте. "Адские гончие" свяжут,
конечно,  их  боем,  но,  я  уверена,  что  к шести замеченным, добавятся ещё
несколько "стервятников". Главная тяжесть ляжет на наши хрупкие плечи.
    Мы с Задирой дружно фыркнули. Даже в такой момент Босса подпускает добрые
шпильки.  Наши  плечи  красивы,  изящны,  нежны,  но  никак не хрупки, ибо мы
рождены на Нове. А наша планета не терпит слабости, даже в мелочах.
    - Оценили  шутку?  Пофыркали?  Слушайте  дальше. - продолжила Босса. - Мы
устроили  землянам  одну  засаду.  Устроим  и  другую. Разверните свои боевые
карты.
    - Готово!
    - Готово!
    Перед  моими  глазами  появилось полупрозрачное изображение местности, на
которой  разноцветными звёздочками, чёрточками и огоньками горели обозначения
участников этой драмы.
    - Вот  наш участок, - большой квадратик выхватил самое верхнее скопление.
- Увеличьте  его.  План такой. Первая волна наступления на нашей стороне реки
прошла по открытой части берега, там двигаться и маневрировать намного легче,
чем  в  лесной  части,  где  мы находились. Но! Они попали под огонь ракетной
поддержки,  а  те  кто смог прорваться под наш с Профой. Так вот теперь врагу
известно из какой области леса вёлся огонь, и теперь они направят группу, а я
бы - две, уничтожителей, которая пользуясь прикрытием деревьев подобралась бы
к  нам вплотную. Ну и уничтожила. Я хочу поймать их на этом ходе. Смотрите на
карты. Вот наше расположение, когда мы отражали первую атаку.
    В глубине лесного массива засветились две мигающие точки.
    - Двое  из  нас,  я  и  Мечта,  -  продолжила Босса, - продвинемся на сто
пятьдесят-двести метров вперёд. Это даст нам небольшой фактор внезапности.
    Точки на моём экране сместились соответственно.
    - Ты,  Профа,  займёшь  позицию  между  нами  и  каменной грядой, которая
подходит  к  Ниагаре с юго-запада, немного ближе к противнику, образуя с нами
тупой  угол  разворотом  к  наступающим.  Твоя  задача,  как можно незаметнее
продвинуться  максимально  далеко  навстречу  противнику и затаиться до моего
сигнала.  Сканируй  местность  и следи за мной и Мечтой. По команде ударишь в
тыл  тем, кто пройдёт мимо тебя, потом отступишь и закроешь подступы к реке с
юга. А для тебя Задира особое задание. Ты будешь сдерживать продвижение врага
по  старому пути, то есть по берегу реки. Они не откажутся от него, тем более
под  прикрытием авиации. Займёшь оборону в этой маленькой рощице, она не ахти
какая,  но  всё-таки прикрытие. Запомните мы должны продержаться ещё примерно
восемьдесят  минут.  Стреляйте  только  на  поражение! Всем понятен мой план?
Вопросы?
    Я  поглядела  на  боевую  карту,  которая подмигивала мне огоньками нашей
будущей диспозиции и сказала:
    - Если  противник  пойдёт  в  разрывы  между  нами,  то  можно  ли  будет
смещаться, чтобы перекрыть ему путь?
    - Да! Ещё?
    - Нет.
    - Айси, - связалась Босса со "Штормом-2", - сколько у нас времени?
    - Земляне быстрее, чем я думала! - ответила Элиола. - У вас максимум пять
минут прежде, чем они доберутся до вашего нынешнего положения.
    - Спасибо. Босса закончила. Итак, девочки, приступаем! Мечта, за мной!
    - Есть, мэм!
    Не  оглядываясь  на  скрывшихся в кустах по разные стороны от нас Профу и
Задиру,  я  помчалась  за  рванувшей  с  места  в  карьер Боссой, но потом не
удержалась и вызвала по личной линии Задиру:
    - Счастливо, Джулия, не пропадай!
    В  ответ  на  экранах  моего  шлема  стали  появляться  маленькие розовые
сердечки, которые мелодично взрывались кучками искорок. При виде этого у меня
в груди начала подниматься тёплая-тёплая волна.
    - Я тоже люблю тебя, подружка! - ответила я.
    - Докажешь это, когда вернёмся на базу! Задира закончила.
    И  всё.  Потом мы мчались по подозрительно притихшему лесу, раскидывая во
все  стороны  щупальца  своих  сканеров  в поисках боевых машин землян. "ОСА"
Боссы  окуталась  плёнкой  силовой  защиты,  и  я  сделала тоже самое. Настал
момент,  когда  она  едва заметно махнула мне левой рукой и свернула направо.
Нам надо было занимать боевые позиции. Я направила Акварину к тому месту, где
на  боевой  карте  мерцала  моя  звёздочка.  Это  была  здоровенная  просека,
уродливым  шрамом  рассекающая  лесные  владения  на  две части. Хоть на моём
радаре, кроме нас ещё никого не замечалось, я очень осторожно выглянула из-за
толстого, метров семи в обхвате, дуба, и внимательно осмотрелась.
    Просеку  эту прорубили давно. Лет пятьдесят назад. По её краям уже успели
вырасти  приличные  деревья.  Наверное  это  должна  была  быть  какая-нибудь
автострада, судя потому, что противоположный край находился в добрых двухстах
метрах от меня. Можно проверить это наверняка.
    - Акварина,  просканируй  почву  просеки  и  леса  на  наличие  жизненной
активности и сравни результаты. Доложишь по окончании.
    - Да,  моя  госпожа!  Сию  минуту,  моя  повелительница!  -  она привычно
издевалась,  а  я привычно этого не замечала. - Готово! Полученные результаты
раскладываются по тысячебальной шкале следующим образом: жизненная активность
леса -  восемьсот девяносто пять баллов, жизненная активность просеки - сорок
один балл.
    Вот  и  ответ! Да,  действительно  - это так и не построенная автострада.
Видимо  компания, выполнявшая этот проект, обанкротилась и про него забыли. И
случилось это до того, как правительство Новы начало принимать к рассмотрению
и  завершать перспективные начинания компаний, которые становились в силу тех
или  иных  причин  недееспособными.  Вернее  будет  сказать, что компании эти
скупались  со всеми потрохами и становились государственной собственностью. А
потом  за  счёт  особого  бюджета  восстанавливались и возвращались на рынок,
принося,  как  правило,  весьма  солидный  доход,  только  уже   не   частным
владельцам,  и  через  них  Земле,  а  Нове. Нет нужды говорить, что подобная
практика,  которая  началась  незадолго (подумаешь  какие-то двадцать лет) до
моего рождения, вовсе не способствовала развитию дружеских отношений к нам со
стороны земных компаний и Семей, определявших до этого всю рыночную политику.
    Низкая  жизненная  активность   в   пределах   незаконченной  магистрали,
объяснялась тем, что при строительстве дорог всю почву под ними стерилизовали
специальным,  я  не  знаю  каким  точно,  но  руки  в  него  лучше не совать,
излучением. После такой обработки земля становилась абсолютно непригодной для
произрастания в ней каких бы то ни было растений и проживания животных.
    Это  делалось  для того, чтобы внешнее покрытие не разрушалось древесными
корнями  и  шустрой  мелочью, которой кишмя кишат леса планеты. Бр-р-р!!! Как
вспомню  о  том, что однажды мне на шею упала змея, к счастью неядовитая, так
вздрогну!  О  боже,  у меня была такая истерика, что пришлось вызывать врача.
Мда-а-а... Так  вот,   такая   технология   до   сих   пор   остаётся   самой
эффективной,  но  природа,  как  всегда,  внесла свои коррективы. Идут дожди,
неживая  почва  смешивается  с  нормальной, они проникают друг в друга, и вот
там,  где  не  было ни жучка, ни корешка, снова копошатся всякие букашки. Ей,
природе,  невдомёк,  что  через  семьдесят-восемьдесят  лет  эффект излучения
пропадает  и  мёртвая  земля  снова становится живой. Нова не желает ждать ни
года, хотя для неё год, как для меня мгновение. Вот однажды мы с Задирой...
    - Мечта!!!  Ты  что уснула?!! Где доклад о занятии боевой позиции?!! - от
рассерженного  голоса  Боссы, у меня второй раз за день зазвенело в голове. -
Отвечай немедленно!!!
    - Слушаюсь, мэм! Суккуб-1 боевую позицию заняла! Готова действовать!
    - Уже  лучше, - похвалила  меня  Босса,  видимо  довольная  тем,   как  я
отрапортовала  (у  меня  так  получается  уже  года  два),  -  а  то   совсем
распустились!  Что там за выкрутасы устроила Кареглазка при вылете из базы? И
как её Айси ещё терпит?
    - Да  ладно, тебе, Босса! "Акварина начинай сканировать местность во всех
доступных  режимах,  данные  на  радар!"  Кареглазка - отличный пилот! Пускай
оттягивается, если это не вредит делу. Они там сами разберутся.
    - Мазохистку  защищаешь?  Представь, что было бы, если бы она врезалась в
стенку шахты?!
    - Ты  же  сама  постоянно  гоняешь  нас,  чтобы мы больше тренировались и
проверяли свои навыки.
    - Гм! Но... но не таким же способом!
    - Всяк делает как ему больше нравится. Не так ли?
    - Вы  меня  в  могилу  сведёте! - сдаваясь,  выдохнула  Босса. - Сплошная
круговая порука.
    - Ну  что  ты! Мы все очень тебя любим и ценим! - ответила я. И так оно и
было.
    - Поседею  я  от  такой  любви! - буркнула она, но в её голосе я услышала
нежность.
    Я  хотела  сказать  ей,  что она самый лучший командир боевого дивизиона,
который  когда  либо у меня был (ну и что, что она первая и единственная, все
равно  лучшая!),  но в этот момент над просекой мелькнул силуэт "Альбатроса",
я  не  успела  разглядеть  какого,  потом за деревьями метрах в ста за другим
краем  затрещали  зенитные  пулемёты,  фыркнули  ракетные  установки (на моём
трёхмерном  радаре вслед за звёздочкой истребителя потянулись аж семь ракет!)
и глухо бухнуло несколько взрывов. Вероятно кластерный бомбовый заряд.
    - Это  вам  от  меня лично! - выкрикнула Айси, взмывая отвесно вверх и по
спирали уходя от секущих воздух пуль и преследующих её ракет.
    - На твоем хвосте семь подарков! - предупредила её Босса. - Осторожнее!
    Сколько  за  ней зенитных ракет (жаль у нас таких пока нет!) Элиола знала
не  хуже  Боссы.  Я  услышала  смешок  Айси,  когда на моём радаре её "Шторм"
выполнил совсем уж сумасшедший манёвр:
    - Смотрите, как я разберусь с ними!
    Она  подпустила смертоносные посылочки почти к самому хвосту "Альбатроса"
и  сорвала  его  в  крутом  пике,  падая  вниз,  откуда  по  ней снова бешено
застрочили  пулемёты  (я  видела  её  действия  по  радару, и у меня замирало
сердце).  Триста  метров,  двести,  сто.  Ну давай же, выворачивай! Над самой
землёй,  когда  счётчик  моего  радара  показывал  тридцать  пять метров, она
неторопливо  вроде  бы,  а  на  самом деле ювелирно точно и мастерски, вывела
истребитель  из  пикирования и, мотая его из стороны в сторону, увернулась от
очередной порции зенитного огня, перевернулась несколько раз вокруг своей оси
(это  она потом мне сама рассказала) и опять взмыла в голубое небо. Туда, где
гоняли  друг  друга  Кареглазка  и пилоты-земляне, уже потерявшие двоих (а об
этом  мне  рассказала потом Мелл). "Обзёрвер", то бишь Марго, скромно кружила
высоко над воздушной схваткой, своими мощнейшими сканерами, установленными на
дряхлом  самолёте-разведчике,  прочёсывая  лежавшую  под  ней землю в поисках
целей  для  ударных  установок.  А за хвостом Айси взрывались и горели боевые
машины, которые попали под дождь из не успевших развернуться зенитных ракет.
    - Это вам от себя! - услышала я её смех до того, как она растворилась в
круговерти воздушного боя, и ей стало не до разговоров.
    - Рискованно  действует, - задумчиво  произнесла  Босса, наверняка смотря
вслед Айси и в душе восхищаясь ею.
    - Рискованно!  -  подтвердила  я. - Но зато как профессионально. Такое не
часто увидишь!
    - Шутки в сторону! Вижу противника!
    Вообще-то  кричать  об  этом  не  было  нужды,  так  как  после  действий
"Шторма-2"  какие  бы меры по скрытности не принимали наступающие земляне, их
усилия  пропали  даром. Бесшумно стрелять из тяжёлого вооружения ещё никто не
научился. Однако Босса есть Босса, её отношение к работе общеизвестно.
    У меня на радаре, да и в поле зрения, пока всё было спокойно. Но от греха
подальше сменю-ка я свою позицию.
    Быстро оглядевшись, я заметила, что совсем рядом лес, вплотную подходящий
к  просеке,  немного  расступался,  и  в  этом  месте  образовывал  невысокий
пригорок,  который  плавно  переходил  в узенький овражек, глубиной чуть-чуть
больше полного роста "БОЕВОЙ ОСЫ". Идеальное место, чтобы до поры, до времени
спрятаться от сканеров танков и роботов.
    Выставив  над  головой  остренькие ушки дополнительных сканеров, я рыбкой
нырнула  на  дно естественного углубления. И, "везёт" же мне, вляпалась одной
ногой  в  большую  кучу  кое-чего  липкого и дурнопахнущего, которую какой-то
лесной доброжелатель навалил прямо посередине овражка.
    И  только  я  подняла  её,  чтобы  вытереть  о  широкий,  пушистый   лист
папоротника,  растущего  рядом,  как  тоненькая  сирена  тревоги,  включённая
Аквариной,  заставила  меня  отложить  все  дела  "на потом", и приковала мой
взгляд  к радару, а затем к тому месту экранов, куда передавалось изображение
от дополнительных сканеров.
    Короткими перебежками, то и дело припадая к земле, из леса на другом краю
просеки,  слева от меня, а потом и справа, и по центру, появились сливающиеся
с лесным фоном юркие фигурки пехотинцев.
    - Есть  визуальный  контакт  с  врагом!  -  доложила  я Боссе. - Пока это
разведчики.
    - Ждём более крупной дичи.
    "Плохая  идея, - подумала  я, - очень  плохая! Если я не остановлю их, то
они вначале пересекут двухсотметровую просеку, а потом проникнут дальше в лес
и  продолжат  свой поиск, а их основные ударные силы будут ждать сигнала, что
всё чисто и не появятся".
    Чувствуя,  как  тягучий  комок  беспокойства,  грозящего  стать  страхом,
растекается  внутри  моей  груди, я смотрела, как приближаются солдаты врага.
Изо  всех  сил  борясь  с  собственным  воображением,   которое   моментально
нарисовало,  что  меня  под  дулом  автоматов  вытаскивают  из  покорёженного
робокостюма, я едва не пропустила доклад Профы.
    - Ангел-2  на  связи.  Продвинулась  относительно вас на шестьсот метров.
Обнаружила  три группы средних и тяжёлых танков, и две группы боевых роботов.
Все  они  движутся  в  вашем направлении. Также зафиксировала группу пехотной
поддержки,  выполняющую  роль  разведки.  Всего  подтвердила  к   присутствию
тридцать  две  единицы  техники  и  около трёхсот сорока солдат. Они прут как
саранча! У меня на радаре живого места нет!
    - Не  паникуй,  Профа! - сурово  сказала  Босса. - Оставайся  на  месте и
продолжай  наблюдение.  В  случае  своего  обнаружения  отступай и постарайся
оторваться от преследования. Займёшь новую позицию в четырёхстах метрах южнее
Мечты.
    "Первые солдаты уже пересекли четверть просеки. Мой лоб начал потеть".
    - Немедленно  свяжись  с  "Обзёрвером",  передай  координаты   движущихся
подразделений врага и все зоны запрета для следующего залпа. Выполняй!
    - Есть, мэм!
    Профа отключилась.
    - Ангел-1 вызывает "Шторм-2"! Айси отвечай!
    - Не... уф!.. сейчас! Я занята!
    Слышимость  была  ужасная.  Слова  Айси  тонули  на  фоне  рёва  маршевых
двигателей,  грохота  взрывов  и  сочных  комментариев  Кареглазки,   которая
страдала словесным недержанием во время боя.
    - Почему  тебя  плохо  слышно?!! - заорала  Босса.  Ох не стоило Айси так
говорить!
    - Меня задели!!! Накрылся главный фильтровальщик!
    - Включи дополнительный!!
    - Дополнительный и задели! Говори быстрее! Я тут не в кегли играю!
    - Отвлеки  самолёты  землян  на  следующий  ракетный  удар!  Не  дай   им
уничтожить ракеты на подлёте! Это приказ!!!
    Теперь уже Босса забылась. По своим полномочиям Айси была равна ей.
    - Да  я  только  этим  и  занимаюсь!!! - рассерженно  завопила  Элиола  и
отключилась.
    "Разведчики  добрались  до средины просеки. По моему виску потекла первая
струйка пота. Я переключила РДД20 на управление бортовым компьютером, сделала
боеголовки  ракет  разделяющимися  и  выделила  прицельными  рамками основные
группы приближающихся солдат. Щелкнула предохранителями всех своих пушек."
    - Внимание, "Адские гончие"!  -  раздался   голос   Марго.  -  Обнаружила
приближающиеся  самолёты  противника.  Два "крыла" истребителей-перехватчиков
и "крыло"  штурмовиков-бомбардировщиков!  До  столкновения три минуты! Будьте
осторожны.  Удачи.  Я  поднимаюсь  ещё  на  восемьсот  метров.  До следующего
ракетного удара десять секунд.
    - Вижу  противника!  -  Задира  была  уже на своём месте. - Расстояние до
головного  танка - пятьсот  метров! Прошу разрешения открыть огонь, когда они
приблизятся!
    - Суккуб-3!  Приказываю ждать ракетного удара! - обрезала её порыв Босса.
- Не выдавай своего присутствия!
    В  моей голове непроизвольно всплыла глупая мысль: "зачем Музыка навесила
на левую руку Акварины этот дурацкий сканер?".
    "Пехота  приблизилась  настолько,  что  я могла разглядеть на их доспехах
эмблему Объединённых Наций. Хотелось завыть волком, выскочить из ямы и нажать
на  все  гашетки  и спусковые крючки. Секунды падали бетонными глыбами. Удары
сердца  грохотали  в  затылке,  эхом  отдаваясь в коленках. Враги всё ближе и
ближе.  Скрип  зубов.  Память.  Слова  Боссы: "Если  хочешь выжить и победить
врага,  вначале  победи себя и свои страхи". Ожидание как ржавый тупой нож по
обнажённым нервам. Ну когда же?!!
    Снова  память.  Ненависть.  Желание убивать. "Они пришли с огнём, от огня
они и должны погибнуть". За тебя, бабушка! За невинных малюток Директрисы! За
мой разрушенный мир! Они заплатят за всё!!!"
    Содрогнулась  сама  земля, когда четырёхсотмиллиметровые ракеты "Огненной
метели"  и  двадцать первой артиллерийской дивизии в трёх местах на несколько
секунд  превратили  молчавший  лес  в  рукотворный ад. Ни одна из них не была
уничтожена авиацией землян на подлёте. Айси и Кареглазка делали свою работу с
фанатичным упорством профессиональных убийц, которыми они и были. Вернее, ими
были мы все.
    - Огонь!!! - надрывный  крик Боссы был едва слышен из-за рванувшей совсем
рядом, метрах в трёхстах пятидесяти на запад, ракеты.
    Ушки  сканеров,  делающие  Акварину  похожей на кролика, дернулись, когда
пусковая  установка  ракет  дальнего действия выбросила в беснующееся впереди
пространство  три  ракеты.  Ярко  взорвавшись  высоко над головами упавших на
землю  в  попытке  спастись  людей,  они  усеяли ближнюю ко мне часть просеки
секущим дождём частых взрывов.
    Благодаря  дополнительным  сканерам, я смогла увидеть взлетевшие в воздух
куски  тел, обрывки боевых доспехов и обломки оружия. Хотя, честно признаюсь,
видеть это мне совсем не хотелось.
    А  потом - тишина.  Неуместная,  дикая, жуткая тишина. Только падает вниз
то,  что не по своей воле научилось летать, да подрагивает палец на спусковом
крючке скорострельного автомата и дыхание чуть-чуть быстрее обычного.
    Мысль, безумная мысль наивной девчонки: "А может быть - все?".
    Нет,  не  всё! Сразу в двух местах, срезанные взрывами бронебойных, таким
и  толстенная  броня  танков нипочём, снарядов с жалобным, почти человеческим
стоном-скрипом,  рухнули  подкошенные  деревья,  и  в образовавшиеся в лесной
стене проломы пошли боевые роботы.
    Первыми  на  открытое  место  выскочили две вёрткие "Саранчи", замерли на
миг,  присели,  зыркнув  по  сторонам орудийными турелями и хлёстко рванулись
вперёд, пожирая размашистыми скачками разделяющее нас расстояние.
    Ну что ж!  Мысленная команда, и мои ракеты перестали быть разделяющимися.
Ещё  одна  -  и  два  дымных  следа потянулись к несущимся навстречу роботам.
Получите!!!
    Одна "Саранча"  опрокинулась,  так  и не завершив очередного шага. Ударом
снизу  ей  разворотило "брюхо".  Дёрнув несколько раз торчащими вверх ногами,
она  взорвалась,  брызнув  во  разные  стороны  кусками  брони,  осколками  и
обрывками  силовых  кабелей.  Вторая  -  ловко увернулась от летящей ей в лоб
ракеты и, продолжая движение, срезала короткой очередью пару кустиков прямо у
меня  над  головой.  Я  заметила, как скользит в турели 105-мм орудие, аналог
нашей "Хлопушки",  направляясь  в  мою сторону, но тут вернулась, управляемая
Аквариной  ракета,  которая  оторвала  роботу  обе ноги, видимо попав в центр
двигательного модуля. До того, как туловище "Саранчи" успело упасть на землю,
чтобы  исчезнуть  в  ярком  взрыве,  её  пилот  нажал  на  рычаг  выброса   и
катапультировался, счастливо избегнув участи был поджаренным.
    "Неплохо!" - подумала я, переводя  взгляд на новых противников, и тратить
драгоценные  патроны  на  болтающуюся  на  парашюте над противоположным краем
просеки фигурку не стала. Обойдётся.
    Их было пять.
    Три  -  точные  копии  "Саранчи",  если  не  считать  того, что сверху на
корпусе  были закреплены усилители поиска, боковые турели со 105-мм орудием и
гранатомётом  прикрыты  броневыми  щитками, а между усилителями поиска злобно
смотрел  на мир противотанковый ракетный комплекс. И ноги этой модели были не
такими  уязвимыми, как у ее предшественницы. Отстрелить их, укреплённых сзади
какими-то стальными наростами, наверное усилителями, будет уже не так легко.
    Четвёртый  -  похожая   на  шестиногого  паука, громоздкая с виду машина,
неожиданно  ловко,  перебирающая   своими   суставчатыми   ногами.   Взглядом
профессионалки  я выхватила две пулемётные турели по бокам толстого корпуса и
цилиндрическую  конструкцию  сверху,  раздёленную  на  три  части. Две нижние
неторопливо вращались, то и дело перемигиваясь яркими точками огоньков.
    И пятый - похожий на "БОЕВУЮ ОСУ" с  лишней парой рук, которые торчали из
плечей  выше  обычных.  В  два раз крупнее моего робокостюма. Мерной поступью
шагал последним, держа наготове два крупнокалиберных пулемёта.
    У   меня  осталось  только  пять  ракет... И  сканеры  Акварины,   словно
издеваясь, доносили до меня треск ломаемых кустов и деревьев, за спинами этих
роботов. Приближались новые силы наступающих.
    Со   стороны  Боссы  слышались  беспрерывные   взрывы,   гулкие   раскаты
пулемётных  очередей  и  треск  раздираемых  в  клочья   древесных   стволов.
Ругательства  и  стоны  умирающих до меня не доносились, но я  знала, что они
были. Пройти через лес, когда на пути стояла Харди Ньюланд было очень трудно.
    Три  усовершенствованные  "Саранчи"  уже   пробежали   мимо   поверженных
собратьев,  когда  я  пустила  в  них  по  ракете  дальнего действия. К моему
изумлению,  эти  роботы резко присели и, словно отпущенные пружины взвились в
воздух,  опаляя  землю  струями  пламени  бьющими,  из  ступневых  сопел. РДД
пронеслись  под ними, не причинив никакого вреда, и ушли в разворот. И теперь
мне  самой  пришлось  бежать,  потому  что   сканеры   землян   засекли   моё
местоположение.  Я  догадалась  об этом по тому, что в мою сторону уже летели
гранаты,  противотанковые  ракеты  и  снаряды, а разрывные и бронебойные пули
щедро  стригли  флору  овражка  и  пахали  его землю. В очень опасной от меня
близости.
    Быстрее!  Быстрее!  Суматошно  прыгающий   склон  приближался  мучительно
медленно.
    - "Акварина! Убрать  дополнительные  сканеры!  Максимум энергии в силовой
защите!"
    Противотанковая  ракета   срикошетировала  от  моего  плеча,  отброшенная
энергетическим  щитом  и  вспорола  воздух  тугим комком  яростного   взрыва.
Застучали   осколки.   Мелочи!   "Поймать   в   прицел   зенитного   пулемёта
опускающегося робота. Наведение на кабину. Огонь!"
    С  трудом  сохраняя  скорость и равновесие, я продолжала бежать, вихляясь
из  стороны  в  сторону,  с  рычащим  на  плече  зверем,  который рвал зубами
раскалённых пуль уже беспомощную, падающую, а не опускающуюся, боевую машину.
Сдетонировали  гранаты  в  левой турели неудачливого прыгуна, и на землю упал
уже пылающий комок металла.
    Взревели  за деревьями, невесть как взявшиеся там "Смерчи", струями ракет
потянувшись  за  моей жизнью. Два робота приземлились по обе стороны от меня,
но  на  самой просеке. Раскрылись грудные пластины "четырёхрукого" являя миру
земную  "Хлопушку"  и  комплекс  ПТР30,  а  его  лишние "руки" развернулись и
прикрыли корпус спереди плёнкой силового поля. Проклятье!
    - Мечта!!! Какого чёрта?!! Вернись на место!!! - закричала Босса.
    Поздно,  Харди,  я  уже  вошла  в  то состояние, остановить которое может
только смерть. Моя или всех моих врагов.
    ЗА ВСЕ!!!
    Бежать  - последние метры. В просвет между искромсанных деревьев! Вот она
просека! И ждущие меня зияющими стволами смерти машины. Начнём!
    Ракету в морду левому гаду! Что молчишь? Неужели поймал?
    Очередь  в  грудь  от  правого! Прыжок в сторону, и автомат в правой руке
хлещет  по  сочленению его ноги с корпусом, пронзая, между делом, стрекочущий
пулемёт.
    Впереди  сверху - дымки  летящих  ракет "Смерчей". На  том  конце просеки
издевательское мигание "паука". Он управляет ими. А мой противник не видит их
еще,  или  уверен  в  своей безопасности. Дурак! Вот тебе! Волной глушения из
сканера на левой руке по кабине! Ослеп? Оглох?
    И  твой  четырёхрукий  друг  не  может  стрелять  по  мне, закрытый твоим
корпусом.
    Краем  глаза  вижу,  что  из  леса  выбираются, неуклюже переваливаясь на
неровностях  три  "сокрушителя",  рядом  с  ними  четыре  "Саранчи", мелькают
доспехи пехотинцев. Искрит повреждённая нога последнего "прыгуна".
    Вперёд! Мимо корпуса беспомощного пока робота! Навстречу им!
    Вал  ракет  накрыл  его,  когда я пробегала рядом, но меня уже не было на
прежнем месте. Бешеные взрывы, летящие ракеты, снаряды и пули остались внизу,
а  я  неслась  по воздуху, задействовав прыжковый режим на полную мощность, и
поливала остатками автоматных пуль разбегавшихся в стороны людей за танками.
    Сирена  тревоги,  и на радаре за моей спиной разворачиваются летящие было
к  земле  ракеты.  Проклятый  "паук"!  Приземление.  Последние пули в силовую
защиту "четырёхрукого". Выдержала! И взрыв сзади в пяти метрах. Слабо попасть
в меня первой же ракетой!
    Моё  сознание, как отточенный скальпель хирурга, безошибочно нашло нужные
действия.  Раз!  И я снова прыгнула. Два! И боеголовка последней ракеты стала
разделяющейся.
    Наверное,  экипаж  "четырёхрукого"  успел счесть меня сумасшедшей, но это
всё,  что  он  успел.  Пущенная  в  упор  ракета,  десятком взрывов, погасила
защитное  поле  робота,  а  следом,  влекомая  инерцией прыжка, гравитацией и
ненавистью, прямо на модуль кабины обрушилась я, смяв его своими ступнями как
жестянку.
    Спрыгнув  перед  ним,  чтобы прикрыться его корпусом (чисто автоматически
получилось),  я  скользнула взглядом по его руке с зажатым в ней пулемётом, а
потом  перевела глаза мигающий цилиндр "паука". И тут до меня дошло! Чёрт его
возьми!!!  Корпус  оружия и руку робота не соединяли силовые кабели! Ведь это
значит только одно!!!
    И  точно  с  моей  мыслью  разжались пальцы, потерявших управление кистей
вражеского  робота, отпуская оба пулемёта падать на землю. Оружие ещё летело,
а  мой  инстинкт,  мой  бесценный  инстинкт воина уже подсказал мне, что надо
делать.
    Снова взгляд на "паука". Далеко, но - умри, но сделай!
    - "Акварина!  Включи  режим  самоуничтожения  ДСА10!  Таймер  на   восемь
секунд!"
    - Готово! Отсчёт пошёл!
    "Э-э-эххх, размахнись рука! Раззудись плечо!"
    Целиться  было  некогда,  поэтому  я  просто  отстрелила  силовые  кабели
автомата,  перехватила  его  за ствол и, что есть силы швырнула в цилиндр над
корпусом  робота,  в  управляющий ракетами комплекс наведения. Некогда было и
смотреть  за  результатом.  Суматошно подхватив с земли, упавшие по бокам всё
ещё  стоящего  "четырёхрукого",  его  "пушки",  я  бросилась прочь от готовой
взорваться  боевой  машины.  Две  ракеты,  пущенные  "Смерчами"  и  наводимые
"пауком",  не  дали  роботу  умереть  своей  смертью, разорвав его на десятки
горящих  кусков.  Ударной  волной  сильно  толкнуло  в  спину,  нога попала в
выбоину,  и  я  растянулась  на  изрытой  воронками  земле. Прямо передо мной
взорвалась  ракета  "сокрушителя", полузасыпав меня всяким мусором, несколько
очередей  роботов  фонтанчиками  прочертили  почву  просеки  и скрестились на
Акварине. Бесполезно! Моя защита по-прежнему была непробиваема.
    - Внимание, "БОЕВЫЕ  ОСЫ"! Ракетный удар! - донёсся до меня далёкий голос
Марго.
    - Мечта!!!  Отступа-а-ай,  ма-а-ать твою!!! - взбешённо взревела Босса. С
её стороны грохнуло несколько взрывов (и как я только их слышу?).
    Однако  совсем не это заставило меня, забыв обо всём, помчаться обратно в
лес.  Не  это,  а  сирена противовоздушной тревоги (Акварина на экранах моего
шлема  управления  раскрыла  зонтик,  который  защищал  её от дождя из чёрных
бомбардировщиков. Остроумно!).
    Я  бежала,  а  на  радаре две красные искорки стремительно приближались к
моему  синему  огоньку.  Только  бы успеть! Снова зазвенела тревога. Самолёты
пустили ракеты!
    Прыжковый режим на полную! Сканер на максимум глушения! Ну же!
    Два  взрыва,  показавшихся  мне  гигантскими, перевернули меня в воздухе,
несмотря  на  всё  сопротивление прыжковых стабилизаторов, и последнее, что я
увидела,  был  толстый  ствол  несущегося  мне навстречу дерева. Потом кто-то
выключил свет...
    ...Первая мысль, всплывшая в сознании была: "кто я?".
    - Ты  -  Хуан Кван Мей, - ответил чей-то голос. Поправка. Чей-то знакомый
голос.
    "Что я делаю?"
    На самом деле мне было всё равно.
    - Лежишь в своём робокостюме без сознания, что же ещё?
    "Я жива?"
    - Относительно, - голос наполнился насмешкой. - Если и была когда-нибудь!
    Во мне шевельнулся кусочек раздражения.
    "Не остри! И вообще, кто ты?"
    - А, это целая история! Вот, например, Задира зовёт меня Мечтой.
    "Джулия?" -  откуда-то   всплыло   милое   лицо,   обрамлённое   длинными
золотистыми  волосами,  задорный  носик,  такие  же золотистые, как и волосы,
глаза, улыбающиеся пухлые губы.
    - Нет, Задира! - упрямо произнёс голос.
    Смотря  в  эти глаза, я начала чувствовать искорки интереса, и пропустила
последние слова голоса мимо ушей.
    - Эй, ты не можешь меня игнорировать!
    "Отстань! Не мешай мне вспоминать!"
    - Отстань?  Это  я  -  и  "отстань"?  Я  -  и  мешаю?  Хочешь  вспомнить?
Пожалуйста!
    Лицо  девушки  исчезло,  как  пламя  задутой  свечи,  и  я увидела другую
картину.  Какая-то  весьма  неплохо  сложенная  шатенка  сжимала  в  объятиях
виденную  мною  златовласку  и  впивалась  в её губы такими поцелуями, что та
таяла  прямо  на  глазах.  Тела  обеих были обнажены и блестели от пота, было
видно, что обе просто наслаждаются друг другом.
    "Нет!!!  -  при  виде  этого  меня захлестнула такая ревность, что я была
готова придушить совратительницу. - Она - моя!!!"
    - Что  ты  орёшь,  дура?!  -  довольно  откликнулся голос. Вот паразит! -
Вторая дама - это ты!
    "Я? - это было для меня откровением. - Неужели я? Ты не обманываешь?"
    - Нет, не обманываю.
    Теперь  я  вспомнила,  что  действительно  это так и было. Вспомнила, что
Джулия  Лэйберг,  по  прозвищу "Задира" - моя лучшая подруга, моя напарница и
моя  первая  любовница.  С улыбкой (ах, какое это приятное ощущение!) я снова
посмотрела  на наши переплетённые в безумном возбуждении тела, и увидела, что
обнимаю  уже  не Задиру, а хрупкую рыжеволосую девушку с изумрудными глазами.
Тихо, в окружающей меня тьме, блеснуло моё изумление.
    "А это кто?" - спросила я голос.
    - Уй! Не бери в голову! Это я поторопилась!
    Видение мгновенно погасло, а я только сейчас поняла, что голос, говорящий
со мной принадлежит женщине.
    "Кто эта рыженькая?"
    Моя невидимая собеседница вздохнула и сказала:
    - Загостилась ты здесь! Пора тебе обратно!
    "Нет подожди! Я хочу знать!"
    - Послушай, что скажет Босса.
    Босса!!!
    Я  открыла  глаза,  и  действительность  встретила меня громкой тишиной и
мёртвыми экранами шлема управления.
    "Мистика! - подумала я. - Я схожу с ума!".
    Больше думать было некогда, потому что были дела поважнее.
    - "Акварина, ты слышишь меня?" - с замиранием позвала я.
    Выдержав  эффектную  паузу,  во  время  которой  у меня успело оборваться
сердце  (вот  зараза!),  она  появилась  на,  по-прежнему  мёртвых,  экранах,
сопроводив  своё явление громкими охами в наушниках. Держась за поясницу, она
потирала  горящую  электрическим  светом шишку на лбу и продолжала стенать. Я
была  так  рада  ей, что даже улыбнулась и не стала орать за задержку. Вместо
этого спросила:
    - "Ты в порядке? Почему нет изображения?"
    - В  порядке?  -  завопила она. - В порядке? Я ещё жива. Может быть. Но в
порядке  я  не  была  с тех пор, как познакомилась с тобой! А как ты? - резко
сменив тон, поинтересовалась она.
    Я пошевелила руками-ногами и ответила, что нормально.
    - Голова не болит?
    Как будто ожидая этих слов, сильная боль, таившаяся где-то внутри черепа,
вспыхнула ослепительным пламенем, заставив меня застонать.
    - Болит! - подытожила Акварина. - В общем же дела совсем неплохи. Сгорели
все  оптические  и  слуховые  сенсоры,  мощность  энергоблока  снизилась   до
шестидесяти  восьми  процентов,  помята  голова, вышел из строя левый сканер,
броня первого уровня пробита взрывами в тридцати семи местах...
    - И  это  ты  называешь...  -  закричала  я,  тут  же захлебнувшись новой
вспышкой головной боли.
    - Могло  быть  и хуже, - серьезно заметила она. - Ты могла погибнуть. Или
сломался бы шлем управления.
    - "Мне  нужна  связь  и  изображение!" - я чуть не расплакалась, так было
больно.
    - Не дёргайся! - тоном прежней Акварины заявила она и вколола мне в попку
сразу три иглы из портативной аптечки (мы установили и проверили их всего два
дня назад). - Обезболивающее, стимулятор и просто витамины.
    - "Докладывай,  что исправно!" - почувствовав себя лучше, я почувствовала
и насущную  потребность увидеть, что происходит вокруг меня. - Дополнительные
сканеры целы?"
    - Работают! Сейчас.
    Экраны шлема неуверенно мигнули, а потом заработали на полную мощность. В
наушники  ворвался  шум  окружающего  мира. Я поднялась на ноги и опираясь на
дерево,  в которое врезалась, огляделась. Вернее будет сказать, что опиралась
я  на жалкий обрубок дерева чуть выше моего роста. Местность вокруг меня была
похожа  на  кошмар  шизофреника.  Насколько  я  могла  видеть  из-за  густого
маслянистого  дыма  и  пыли, тучами висевшей в воздухе, на ней не было живого
места. Горели останки танков и боевых роботов землян, трупы и расщеплённые до
самых  корней  деревья.  Такой  эффект и на такой территории могут произвести
только  двухсот  пятидесятимиллиметровые  ракеты   в   режиме   разделяющихся
боеголовок. Наверное сюда был нанесён не один ракетный удар.
    - "Связь?"
    - Я работаю над этим.
    - "Работай быстрее! Да, и покажи мне время!"
    - Раскомандовалась!  -  сердито  буркнула  Акварина. - Пока ты валялась в
отключке,  я  всю  энергию ухлопала на защитное поле! Выдержать пять ракетных
ударов не каждая сможет!
    - "Хватит бурчать! - оборвала я её ворчание. - Просто сделай это!"
    Вспыхнувший  перед  глазами  таймер  уведомил  меня,  что местное время -
13.03.  Я  не знала - плакать мне или смеяться. Наша бригада всё ещё защищала
подступы  к топливной станции. Так и не решив, что же мне делать, я заставила
Акварину проверить робокостюм и подробно доложить о его состоянии.
    После  минутного  монолога  русалки, я оглянулась, ища выпавший из правой
руки  пулемёт,  и  вытащила  магазин  из  покорёженного  при  падении левого.
Пропавшее оружие отыскалось с другой стороны пня, слава богу, исправное, хоть
и, малость, грязноватое, но это не важно. Передёрнула затвор, щелкнувший, как
голодный  тигр  зубами.  Ветер  рвал на куски пламя и дым горевшей техники, в
просветах  которых  тускло  мелькало  солнце. На северо-востоке глухо грохнул
пяток взрывов и раздалась трескотня пулемётов и автоматических винтовок.
    - "Акварина, ты восстановила связь?"
    - Почти, моя госпожа, почти.
    - "Поторопись! - сквозь волчью усмешку, процедила я. - Мы отправляемся
к своим."
    - Опять в прорыв... - недовольно пожаловалась она.
    - "Как всегда!"
    Не  оглядываясь  на усеянную обломками и обрывками просеку, я закинула на
плечо  тяжёлый  (кажется,  я  уже   говорила   об   этом)   крупнокалиберник,
скрежетнувший  о  край  пустой  пусковой установки РДД20, и переступила через
лежащий  на  земле  древесный  ствол,  начав  движение. И только раздавленный
стальной "паук", глядя мне вслед торчащим из разорванного комплекса наведения
куском  затвора  ДСА10  мог  видеть,  как  Акварину  окутала тоненькая плёнка
силовой защиты. На трёхмерном радаре мерцало пятно области, откуда доносилась
канонада. Там шел бой, и значит - была нужна я. Вперёд!


                    "Глава седьмая, в которой происходит
                     много чего интересного".

    - А  у  них тут все схвачено! - удивлённо воскликнула Задира, когда нашим
взорам  открылась маленькая долинка с аккуратными рядами вкопанных в землю по
самые  люки  цистерн с топливом (обычная техника всё ещё нуждалась в горючем,
чтобы исправно функционировать).
    Вокруг  станции  в  хорошо  налаженной  спешке  разворачивались  в боевые
позиции,  по  меньшей  мере  два батальона средних и три роты тяжелых танков.
Мимо  нас,  вереницей идущих по обочине, на полной скорости мчалась навстречу
неприятелю колонна сверкающих чистой бронёй боевых машин.
    По  периметру  станции, внимательно всматриваясь в льдисто-голубые небеса
боеголовками  спаренных  ракет,  дежурили мобильные зенитные установки. Между
невысокими,  маскировочного цвета, домиками сапёры спешно возводили временные
укрепления  из  мешков с песком, которые тут же занимали вооружённые до зубов
гранатомётчицы.  Я  обратила внимание на несколько странных ящиков, прикрытых
зеленовато-пятнистыми  накидками,  оставленных  на  нарочито открытых местах.
Заставила  свои  извилины  поискрить  раздумьями,  увеличила  изображение,  и
догадалась,  что  это  не  что  иное,  как  притаившиеся  на боевом дежурстве
"Богомолы" - роботы, которые мы называем "наш ответ "Саранче". Тем более, что
из-под  скрывающих  присевших  роботов  полотен  хитро  высовывались   стволы
скорострельных 70-мм пушек.
    В небе над нами уверенно кружили четыре звена истребителей-штурмовиков, а
ещё  пять  уже схватились с авиацией противника, когда мы покидали защищаемый
участок  по  автостраде 513-АМ. Марго великолепно навела последний удар, и мы
без проблем оторвались от наступающих землян.
    - Ага,  пришли  на  готовенькое!  Вот  и шикуют. - у меня на душе скребли
кошки, потому что предстояло объяснение с Боссой.
    - Смотрите-ка.  Наши  уже  там!  -  заметила  Профа  неподражаемые фигуры
"БОЕВЫХ  ОС",  полукругом  выстроенных   вокруг   центрального   строения   с
развевающимся на крыше флагом Новы.
    Ничего  удивительного, третье "крыло", Улыбка и Директриса имели минутную
фору  и отступали по хорошей (по сравнению с нами) дороге. Тут идущая впереди
Босса  заметно  ускорила  шаг,  и  нам пришлось прервать разговоры. Да о чём,
собственно,  говорить?  Миссия  выполнена, мы возвращаемся. А захлёбывающиеся
восторги типа "а ты видела, как я завалила тех двух "Саранчей!" или "помнишь,
как  этот  здоровенный  "Рекс"?.."  давным-давно  остались  в   тренировочном
комплексе "виртуали". Тогда мы были зелёными молоденькими глупышками, которые
на всё вокруг смотрели круглыми от удивления и восхищения глазами. Совсем как
вон  та  малышка  с забавно торчащими в стороны хвостиками волос, которая изо
всех сил размахивала сигнальными жезлами, стараясь привлечь наше внимание.
    - Образуем второй полукруг за первым! - приказала Босса.
    - Есть,  мэм!  -  я  сопроводила свои слова визуальным согласием, так как
близкими  взрывами  мне  успело повредить дополнительные сканеры и связь была
нестабильной.
    - Открывай  кабину. - Устало  приказала  я Акварине, когда мы выстроились
за робокостюмами уже прибывших.
    И  не  успела  поставить  ноги  на  землю, как попала в костедробительные
объятия Задиры, умудрившейся буквально пулей выскочить из Дьяволины.
    - АНИ-И-И!!! - закричала  она  так, что ещё немного и стёкла у командного
центра,  напротив  которого  мы  стояли, разлетелись бы вдребезги. - Живая!!!
Чмок! Чмок!
    - Отпусти,  Джулия!  Фых!  Пусти!  Я дышать не могу! - отбивалась я от её
поцелуев. - Прекрати, люди смотрят! Нашла время! Ну же!
    Рядом в кулачок хихикала Профа, и мы пропустили приближение Боссы.
    - Коммандер Кван Мей! Капитан Лэйберг! СМИ-И-ИРНА-А-А-А-А!!!
    Такую  нагрузку  окна топливной станции не испытывали, пожалуй, со времён
последнего  обстрела. Задира нехотя разжала свои руки, оставив меня в помятом
виде  и  чувствах  (мне  так  хотелось ответить ей!). Мы все вытянулись перед
сурово надувшейся Боссой и затаили дыхание.
    - Во-первых,  хочу  сказать,  что  сегодня  вы  показали  мне,  на что вы
способны.  Я  довольна  вами,  потому  что  работа  сделана и все живы. Такое
доступно только настоящим бойцам. Годы тренировок не прошли даром. Во-вторых, -
она подошла ко мне вплотную и посмотрела в глаза.
    Шлёп! Моя голова мотнулась в сторону от сильной пощёчины.
    - Это за то, что идиотски рисковала своей жизнью!
    Шлёп!
    - Это - за то, что заставила нас волноваться!
    Шлёп!
    - А это - за то, что ослушалась моего приказа!
    Что  мне  было  сказать  ей  в  ответ?  Ничего.  Я даже не могла мысленно
возразить  ей. Возможно  потом  я  и найду себе оправдание, а сейчас я просто
смотрела  ей  в  глаза,  смаргивая  навернувшиеся  от  боли слёзы. Совершенно
неожиданно  она  схватила  меня  за  плечи  и прижала к себе так, что я опять
задохнулась.
    - Дура! - нежно  шепнули  её губы около моего уха. - Никогда больше этого
не делай!
    - Пых!  Хых! - я  хотела  нормально вдохнуть. А потом до меня дошло. Меня
ОБНИМАЕТ Босса. Её высокая грудь...
    - Все!  Ни  шагу  дальше! - оттолкнула она мои плечи, почувствовав, как я
расслабилась в её руках. - Мы поняли друг друга, коммандер?
    - Да, мэм! - я уже пришла в себя.
    - Превосходно! - она  сказала как Директриса. - Я иду в командный центр к
Директрисе,  а  вы  отправляйтесь  в  местную  столовую и отдохните до нашего
отлёта. И чтобы никаких неприятностей не было! Тебя, Задира, в первую очередь
касается! - Та  с невинным видом пожала плечами. - Разговорчики?! - Совсем уж
добродушно проворчала Босса. - Вольно. Разойдись.
    - А где здесь столовая? - резонно спросила Профа.
    - Это  не проблема, - отмахнулась Харди. - Представьтесь! - Приказала она
сигнальщице,  которая  пялилась  на  стоящие  в две линии робокостюмы, словно
сельская  девчушка,  впервые  приехавшая  в огромный мегаполис. Впрочем, тоже
самое делали все, кто проходил, пробегал или проезжал мимо.
    - Есть,  мэм! - после  секундной паузы ответила та, скользнув взглядом по
полковничьему  значку, на наплечнике боевого костюма Боссы. - Младший сержант
Ханна Винклер!
    - Для  вас задание, сержант. Сопроводите их, - нарочито небрежный кивок в
нашу  сторону,  -  в  вашу  столовую  и проследите, - усмешка, - чтобы с ними
ничего не случилось. Выполняйте.
    - Слушаюсь,  мэм.  -  немного нервно ответила Ханна, испуганно обежав нас
глазами, ведь даже самая младшая по званию Профа была лейтенантом.
    Босса  кивнула  и  направилась  в командный центр. Я потёрла горящие щеки
ладонью,  и посмотрела в сторону маленького аэродрома, на котором между двумя
"Штормами" и "Несущим" суетилась обслуга станции, возглавляемая Кареглазкой и
Дриадой,  перетаскивая  контейнеры  и  тюки  с припасами из одного самолета в
другой.  Профа   что-то   торопливо   забормотала   в   ручной  коммуникатор,
наговаривая  туда  информацию,  чтобы  потом  в  более  спокойной  обстановке
разобрать  её  по  полочкам.  И  только Задира улыбнувшись до ушей, протянула
руку, растерянно переминающейся девушке и запросто сказала:
    - Привет, Ханна! Меня зовут Задира. Рада с тобой познакомиться.
    Хвостики на голове девушки вздрогнули, когда она ответила на рукопожатие.
    - Твоя очередь! - острый локоток Джулии воткнулся в мой бок.
    - Ых! - охнула я. - А, конечно. Извини, Ханна, я ещё не вернулась из боя.
Не обращай внимания. Я - Мечта. - И улыбнулась ещё шире, чем моя подруга.
    Я  знала,  что  выгляжу сейчас неотразимо, поэтому не удивилась, заметив,
как сломалась нервозность Ханны. Она пожала мою руку совершенно спокойно.
    - Профа.  -  сухо  сказала  Профа,  но  просмотрела  на причёску Ханны, и
засмеялась глазами.
    Наша новая знакомая прекрасно поняла её и в первый раз улыбнулась.
    - Пойдёмте, у нас не такая  большая столовая, а народу на станции - сверх
нормы.
    Профа  снова  уткнулась  в  свой коммуникатор, и мы пошли за показывающей
дорогу  девушкой.  До  столовой  было  недалеко,  но  когда мы вошли в битком
набитое  помещение  то  уже  щебетали  с  Ханной,  как   настоящие   подруги.
Естественно,  что в такой несерьёзной обстановке Профа забросила свои заметки
и теперь, в кои-то веки, трещала наравне с нами.
    Гомон  в  столовой  стоял  просто  оглушительный. Неудивительно. Там было
столько  единиц  живой плоти, как выразилась когда-то Задира, что яблоку было
не  где  упасть,  потому  что  его  бы  съели  ещё в воздухе. Трио "Обманщиц"
по-хозяйски  расположилось  вокруг двух сдвинутых столиков, и явно дожидалось
нас.  Так  же  как  и  пять,  зачем-то, свободных стульев, на трёх из которых
лежали  их  шлемы управления. Заметившая нас первой, Золушка махнула рукой, и
мы,  искусно  лавируя между мебелью, просочились к ним. Пока Задира знакомила
всех  с  Ханной, я взяла бутылочку с минеральной водой, заработав недовольный
взгляд  Лисицы,  на  который  не  обратила  внимания,  и  радостно забулькала
пощипывающей горло жидкостью.
    - А где Босса? - Недотроге пришлось почти кричать, чтобы её было слышно.
    - Кхе! - ответила я. - С Директрисой! А Улыбка?
    - Тоже! - вставила  Золушка. - Она  забрала  её с собой! Ну как вы? Всё в
порядке?
    - Живые! - плюхнулась рядом со мной Задира.
    Лисица пригласила Ханну сесть рядом, и они с Профой стали о чём-то пытать
её.
    - А  вам  трудно  было? - я решила остановиться, а то уже выдула половину
бутылки.
    - Не  трудней,  чем на тренировках. - Бравада Недотроги была так заметна,
что мы с Задирой расхохотались.
    - Сумасшедшая! - хлопнула я по её плечу.
    - А что такого? - засмеялась она. - Пошутить нельзя?
    - Можно!  Конечно,  можно! - я вновь принялась за минералку, одновременно
оглядывая окружающую меня обстановку, и краем уха слушая их болтовню.
    Столовая  была  не очень, в смысле, общей крутости. Но, идеальная чистота
и  вкус  дизайнера,  поработавшего  здесь, напрочь изгоняли тот казённый дух,
который  насквозь пропитывает большинство подобных мест. А вот такого не было
даже  у  нас.  Несколько  девушек-официанток, в чистенькой опрятной униформе,
ловко и несуетливо сновали между столиками разнося на подносах еду и напитки.
Гм! Просто гражданское кафе какое-то! И не скажу, что мне это не понравилось.
Наоборот,  лично  я  была  в полном восторге, потому что за всё время военной
службы самообслуживание мне преизрядно надоело.
    Сопроводив  взглядом  стройные ножки одной из таких официанток (и о чём я
только  думаю!),  я  перехватила  внимательный  взгляд  одной  из  сидящих за
стойкой.  Блондинка  с толстой косой средней длины и лохматости, перевязанной
на  конце  узкой  зелёной  лентой,  поблёскивая  стёклами  очков   откровенно
разглядывала  нас с Задирой, но заметив, что я увидела это, она быстро отвела
глаза. Ну конечно же! Марго! Как она изменилась за эти несколько лет! Вот уже
и очки носит. Но всё такая же тихоня, какой мы знали её в седьмой дивизии.
    - Задира!  -  позвала  я,  но  она увлечённая спором с Недотрогой даже не
дёрнулась. - Задира!!
    Бесполезно.  Ну  ладно!  Я  протянула  руку  и, ухватив её за бок, сильно
пощекотала.
    - Ай!!!  -  Джулия  едва  не  выпрыгнула  из боевого костюма. - Мечта! Ты
что?!!
    - Вон там сидит Марго! - уведомила я её.
    - ГДЕ?!!  -  моя  временами  бестолковая  напарница  резво  закрутила  по
сторонам головой.
    Пришлось взять её за макушку и направить в сторону стойки.
    - Вон! Видишь!
    И, честное слово, не стоило мне этого делать.
    - МАРГО-О-О!!!  -  радостно  завизжала  Задира так, что мои зубы противно
заныли.  Правда,  вопль  тут  же  утонул  в  мерно рокочущем шуме столовой, и
поморщились только сидящие за нашими столиками. - Иди сюда!!!
    Блондинка  торопливо  кивнула и, поправив сползшие на нос очки, грациозно
соскочила  с высокого стула, направляясь в нашу сторону. Голоса Задиры она не
слышала, но разве надо быть гением, чтобы прочитать по губам своё имя?
    - Можно?  -  осведомилась она, оказавшись в пределах прямой слышимости, и
показала на свободный стул.
    - Садись! Не спрашивай! - потянула её Задира. - Ну и встреча!!!
    - Да, давненько не виделись, - Марго провела рукой по волосам.
    - Девчонки!  -  все  опять  вздрогнули от вопля Джулии. - Представляю вам
Маргарет Бритэйн, которая сегодня одна была на первой линии обороны!!!
    - "Обзёрвер"? - спросила Лисица.
    Кивок от Марго.
    - Отличная работа!
    - Молодец!
    - Да  что там... Ничего такого... - засмущалась она, принимая заслуженные
похвалы и пожимая протянутые руки. - Обычное задание.
    - Скромница! - по-доброму фыркнула мне в ухо Недотрога и снова углубилась
в  дебри  разговора  с  Золушкой,  поскольку  Задира  ясно  и  недвусмысленно
захватила монополию на право общения с Марго, усадив её между мной и собой.
    - Ну, рассказывай! - Джулия буквально когтями впилась в неё. - Как жизнь?
Какими ветрами тебя занесло в двадцать первую артиллерийскую?
    - Ветрами?  Да  вот этими. - Марго потрогала свои очки, которые придавали
ей  какое-то  особое  очарование. - В  самом  начале  боевых действий, прямое
попадание  в  мой  танк,  контузия, три месяца госпиталя и результат - резкое
ухудшение  зрения.  Вообще-то  я  совсем  ослепла, но врачи меня основательно
подлатали, и худо-бедно я могу теперь видеть. - Она поморщилась от неприятных
воспоминаний. - Само собой об управлении танками мне пришлось забыть, шлем и
очки - несовместимы. Вот меня и перевели к ракетчицам.
    - Мда-а-а... - протянула я почти неслышно.
    - А жизнь... - Марго запнулась. - Ну как может идти жизнь у калеки?
    - Ну какая ты калека?!! - возмущённо прервала её Задира.
    - Без очков, самая настоящая. И не говорите мне, что это не так.
    - Ты убиваешь себя, - заметила я, поставив пустую бутылку на столик.
    Она  остро  взглянула  на  меня, но тут же её глаза погасли, подёрнувшись
тлеющей пленкой привычной усталости.
    - По-прежнему  оптимистична,  Хуан  Кван  Мей? Твоя отметка всё ещё цела.
- Марго  повернулась ко мне затылком и откинула свою косу, показав мне четыре
аккуратных  маленьких  шрама  на  шее,  там,  куда три с половиной года назад
вонзились мои ногти.
    - Это было давно, - во мне лениво шевельнулась прежняя неприязнь.
    "Снова  память. Да, это было давно. С самой первой нашей встречи мы стали
с Маргарет злейшими врагами. У кошки, которая пробежала между нами, было имя.
Джулия  Лэйберг.  Вернее  кошкой  была я. Когда я встретила Задиру, у неё уже
была  лучшая  подруга. Марго. Я же совершенно бессовестно отбила Джулию себе,
несмотря  на  то,  что  Марго  была  выше по званию и на год старше. Маргарет
отчаянно боролась, но я была упорнее, да и судьба оказалась против неё. Когда
нас  перевели  в  бригаду  "БОЕВЫХ  ОС",  у неё не осталось ни единого шанса.
Задира  нисколько  не охладела к ней, но была уже полностью моей. А осознание
боли,  которую  я причинила Тихоне, пришло намного позже. И физической, когда
при последней встрече подралась с ней, и душевной."
    - Верно, - усмехнулась  Маргарет. - Так давно, что и не вспомнить. Мне не
хватало вас. - Вдруг призналась она.
    Задира улыбнулась, а мои брови поползли вверх.
    - Да-да,  Хуан.  И  тебя  тоже.  Несмотря  ни на что. Вы были частью моей
прежней,  нормальной  жизни,  а  я дорожу этими воспоминаниями. Ну хватит обо
мне. Как ваши дела? Капитан и коммандер. А? Отстаёшь, Джулия.
    - Да  брось,  Марго! - Задира  не хотела менять темы. - Что за разговоры!
Нормальная  жизнь!  Ненормальная  жизнь!  Твоя  жизнь  -  это всё, что у тебя
есть!!! Не разрушай её своими руками! Уф-ф-ф! Даже пить захотелось!
    Машинальный  поиск руками по столику, в пределах досягаемости, дал только
несколько аккуратно сложенных в горку шлемов управления.
    - Пусто. - Констатировала Марго. - А вы сильны в уничтожении напитков!
    - Я пойду за новой порцией! - решила Задира и вскочила со стула.
    - Я с тобой! - вызвалась Марго,  было видно, что она хочет немного побыть
с Джулией наедине, подальше от меня. - Можно?
    "Пускай идёт", - подумала я.
    Давно  прошли  те  времена,  когда я ревновала Задиру к собственной тени.
Когда  разделишь  с  подругой  самое  сокровенное,  порой такое, что она сама
прячет  от себя, и не оттолкнёшь её после этого, и она сделает тоже самое, то
больше  нет причин для недоверия. Нас могли разлучить только две вещи: смерть
и предательство. Смерть в этой войне не была мне подвластна, но я сделаю всё,
чтобы  выжить.  А мысль о предательстве Задиры: Да лучше сто раз умереть, чем
допустить подобное!
    - Нет, не надо беспокоиться! - услышали мы голос Ханны. - Сколько бутылок
необходимо?
    - Десять,  -  ляпнула  Задира.  Она  еще  не  заметила,  что  в  столовой
присутствует сервис, - а что?
    Если Ханна и была удивлена, то ничем не показала этого.
    - Сейчас вам принесут их!
    Она  прижала  пальцами  эмблемку  на  своём  пиджачке,  которая оказалась
коммуникатором, и сказала туда:
    - Анита, пожалуйста, десять бутылок минеральной на шестнадцатый столик!
    Та  самая  девушка,  за  которой  я  наблюдала прежде, чем увидеть Марго,
подняла  свою головку, нашла нас взглядом, кивнула и, взяв два подноса, стала
нагружать их.
    - Круто! - уселась Задира обратно. - Никакого самообслуживания?!
    - Не совсем так, - хвостики Ханны мотнулись из стороны в сторону, - но мы
стараемся обслуживать всех.
    Марго,  как  можно  незаметнее,  тяжело вздохнула. Не везёт ей сегодня. Я
сочувственно  и  совсем  необидно похлопала её по плечу. Она вскинула на меня
свои  жёлтые  глаза  урождённой  новианки,  но  встретила  только понимание и
успокоилась. Даже усмехнулась, мол, "в другой раз".
    Анита  уже  несла  свои  подносы,  с  ловкостью  балерины  лавируя  между
неподвижными  и  двигающимися  препятствиями.  Не  знаю,  как  остальные, а я
залюбовалась  её  уверенными  отточенными  движениями.  Рядом жадно сглотнула
Задира,  предвкушая  как  будет  пить  ледяную,  а  здесь  была именно такая,
минералку. Я тоже приметила себе крайнюю бутылочку, намереваясь подхватить её
до  того,  как подносы будут поставлены на столик. Всё было просто прекрасно,
и,  если  бы  я  была Задирой, то для полного кайфа не хватало только хорошей
драки.
    И зря я об этом подумала! Ой, зря!!!
    Когда до наших столиков оставалось всего пара метров, левый локоток Аниты
перехватила  чья-то  рука  в  перчатке  явно танкового подразделения. Девушка
пошатнулась,  но  сохранила равновесие вместе с несомым. Обладательница руки,
что-то  небрежно сказала ей. Что конкретно, мы не расслышали из-за шума. Было
видно, как побледнела и отшатнулась Анита, но всё-таки справилась с собой и с
каменным  лицом  покачала  головой,  показала  подбородком  в  нашу сторону и
сделала  попытку  освободится.  Последовавшая  подножка  и  толчок  в   спину
отправили  совсем  не ожидавшую такого обращения девушку в проход между двумя
столиками.  Пластиковые бутылки неуклюжими мячами запрыгали в разные стороны.
И,  оказалось  не  только  я  одна  смотрела  в  ту сторону. В воцарившейся в
столовой  тишине  печальной нотой повис звон встретившегося с полом стального
подноса. Назревал самый натуральный скандал.
    Сидящие  за  тем столиком вызывающе засмеялись, явно напрашиваясь, но нам
не  хватало  прямого  вызова.  Вскочила  со  своего  стула  Ханна,  собираясь
вмешаться,  но  судя  по  её  движениям, она хотела разрешить проблему мирно.
Наивная  душа.  Рядом  со мной сжала кулаки Марго. Сместились на своих местах
"Обманщицы".  Глубоко  вдохнула  в  себя  Профа, на дух не переносившая таких
ситуаций.
    - Мечта, - хмыкнула Задира, хрустя разминаемыми пальцами.
    - Угу, - буркнула я в ответ, застёгивая боевые перчатки.
    И  тут всех удивила совсем мирная на вид Анита, удивила твёрдостью своего
характера.  Она поднялась с пола и, вплотную подойдя к обидчице, сказала ей в
лицо:
    - Мы ничем не хуже вас. Мы тоже выполняем свой долг!
    - Что-о-о?  -  неприятно  улыбаясь,   протянула   высокомерная   шатенка,
подстриженная "ёжиком", которая смеялась громче всех. - За моей спиной шуршат
крысы?!!  Да  дерьмовее  вас,  только  эти выскочки, которые целый год поджав
хвосты,  прятались  в  заднице  у дьявола! Мы одни знаем, что такое настоящая
война,  и  что такое смотреть врагу в глаза, а не сидеть за чужими плечами! -
всё  ещё  улыбаясь,  она встала и небрежно попала кулаком в подбородок Аните,
которая отлетела в сторону, опрокинув столик, и затихла.
    Вот ЭТО был вызов!
    - Одна  за  всех! - завопила  Задира,  с разбега запрыгивая на соседний с
шатенкой столик, и оттуда кидаясь на противницу.
    - И  все вместе!!! - следом за ней бросились Лисица, Недотрога и Золушка.
    Я  задержалась  только для того,  чтобы схватить за загривок ломанувшуюся
было  следом  за  всеми  Марго  и  отправить  её (именно об этом меня просила
Задира)  в  объятия  Профы,  которая  не сдвинулась ни на миллиметр со своего
места. Драка не её стихия.
    - Защищай  её, - крикнула я Профе, подумала "вот, зараза!", разбежалась и
с  леденящим  душу  самым  моим  воинственным криком нырнула в образовавшуюся
кучу-малу.
    Дальше  началась  совершенно   душевная   потасовка.   Из   которой   мне
запомнилась, в основном, старинная "попсовая" песенка, занозой терзавшая меня из
подсознания  (прослушайте  песню  кабаре-дуэта  "Академия" - "Зараза",  чтобы
прочувствовать весь смак нижеописанной ситуации. - прим. авт.)

    Ночь на дворе, пёс в конуре,
    Птичка кричит <кукареку>!
    Я у двери, молю: <Отвори>!
    Ночь на дворе, не ори!

    "Большая  часть  присутствующей  публики  резво  махнула  в   направлении
оказавшихся  совсем узенькими дверей столовой, образовав там настоящую давку.
Не  обращая  на  них  никакого  внимания  со  всего  размаха   бью  в   висок
приметившейся в спину Золушки грудастой мулатки, та, кеглей, отлетает на руки
своих  подруг  уже  в  полном  беспамятстве.  Уворачиваюсь  от  ноги  высокой
брюнетки,  и  подсечкой  отправляю  её  на пол. Как она упала! Мне даже стало
жаль, что мы встретились с ней в драке. В постели она наверное огонь-женщина!
Ловлю брошенную мне в голову бутылку минеральной и отправляю обратно.
    Спасибо, конечно, но "дорога ложка к обеду!". Из-за этого пропускаю пинок
по  почкам  и  кубарем  качусь под ещё не перевёрнутый столик, попутно сметая
пару подвернувшихся стульев.
    Сбивают  наконец  с  ног  отчаянно  надрывающуюся  в  коммуникатор Ханну,
которая даже не сплёвывая из разбитой губы крови присоединяется к побоищу".

    Татуировку сделаю небесной красоты,
    На ней большими буквами я напишу, что ты,
    Ты отказала мне два раза, "не хочу", - сказала ты,
    Вот такая вот зараза, девушка моей мечты!

    "А  по  почкам больно! К тому же я непьющая и пиво не люблю ! Выпутываюсь
из  неизящной  кучи  металлолома,  бывшего предметами обстановки столовой и с
криком: "Смерть,  мухам!"  возвращаюсь в действо. На боку смачный след чужого
ботинка, но кому какая разница! Мне пока точно никакой!
    Ныряю  под  кулаком очередной желающей повальсировать, и втыкаюсь головой
ей  в  живот.  Она  захлёбывается вздохом и падает мне на плечо. Хватаю её за
горло  и между ног. "Извини, дорогая, так получилось!". Поднимаю на вытянутые
руки и швыряю за стойку, откуда слышится вначале испуганный визг спрятавшихся
там  официанток,  а  потом  глухие  удары чего-то твёрдого о мягкое. Никто не
остаётся в стороне!
    "Вертушка" в челюсть следующей! Да, Директриса бы гордилась мною!
    Профа  у  стены  столовой  с  несчастными глазами и плотно сжатыми губами
прикрывает  Марго  от  двух  разгорячённых дракой девиц. Атака одной. Захват.
Тело  в  фонтане  осколков  оконного стекла летит на улицу, где с плюханьем и
приземляется.  Ответная  атака,  и  подброшенная  в  воздух мощным апперкотом
(Профа  и  не  такое  может,  когда  её достают), вторая лишается возможности
увидеть конец столь захватывающей комедии.
    Осыпающие  друг  друга,  без  всякого  видимого  толка,  ударами Задира и
высокомерная шатенка."

    Ты, лишь, со мной покой обретёшь,
    В общем лучше меня не найдёшь!
    Давай выбирай, со мной будет рай,
    Если - нет, я умру, так и знай!

    "Падает,  окружённая  с  трёх  сторон  Лисица.   Я   впечатываю   макушку
неосторожной  негритянки (кого  только  не встретишь нынче на Нове) в жалобно
звякнувшую  стенку  стойки  бара  (школа  Директрисы  живёт  и  побеждает!) и
перекидываю  за  неё.  Оттуда  -  радостный уже - визг. Поработайте, девочки!
Дёргаюсь  к  лежащей  Мафиль, но над ней с двух сторон оскаленные Недотрога и
Золушка, и к ним лучше не соваться.
    Понемногу  рассасывается  в  дверях  пробка  из потенциальных пацифисток.
Правый  глаз  шатенки  почти  заплыл.  Из разбитого носа Задиры капает кровь.
    Уже  совсем  беспомощно  дёргаются  хвостики Ханны, когда кулаки какой-то
каратистки  поочерёдно  врезаются  ей  в  лицо и в живот. Попробуй со мной! -
Швыряю  в  неё  полную бутылку минералки, отыскавшуюся под ногами. Увлёченная
лупцеванием  Ханны  она  получает  по  затылку и хлопается без чувств. Так-то
лучше.  Бегу  оттащить  оглушённую  девушку  подальше  от  эпицентра,  но тут
какая-то  стерва  достает меня подносом. Падаю и считаю звёзды перед глазами.
Их  так много, что можно собирать руками.  Несколько, кажется, четыре пинка в
живот начинают гасить свет. Нет даже сил подумать: это - конец."

    Теперь лежу в могиле у каменной плиты,
    Не ней большими буквами
    Написано, что ты...
    Написано, что ты...

    "Быстрая  тень  мелькает  в  поле  помутневшего  взгляда,  пинки внезапно
прекращаются. Голос Профы приказывает кому-то привести меня в сознание. А я в
сознании! Просто небольшая неисправность оптических сенсоров, сегодня со мной
такое уже было! Ничего страшного, я использую дополнительные сканеры!
    Чьи-то  теплые  и  нежные  руки берут меня под голову, поднимают. А потом
горячие  губы  пламенем  глубокого поцелуя вливают в мои вены не меньше литра
адреналина.  Что?  Кто?  Кхе-кхе!  Улыбающееся  лицо  Марго  без  очков.  Она
отпускает  меня. Ну и методы! Впрочем, я совсем не против. А когда-то мы были
врагами.
    Переворачиваюсь на живот и встаю на четвереньки. Сейчас, потрясу головой.
Мир приплывает в немного размазанный фокус. Порядок.
    А  что  рядом  со мной делают все остальные? Чёрт!!! Оружие!!! "Не можешь
победить честно - всё равно победи?" Грубо, девочки, грубо!
    Синхронно  с  Задирой выхватываю из подошв своих ботиночек тонкие стилеты
и,  даже,  не  вставая,  бросаю  их.  Четверо противниц роняют автоматические
пистолеты и вскрикивают.
    В  руках  Золушки и Недотроги острейшие сюрикены, ну ещё бы, сами делали!
Дальше - немая сцена напряженного ожидания."

    Ты отказала мне два раза, "не хочу", - сказала ты.
    Вот такая вот зараза, девушка моей мечты!
    Ту-ду! Ту-ду! Ту-ду! Ту-ду! Ту-ду! Ту-ду! Ту-ду! Ту-у-у!
    Ту-ду-у-у!.. Ту-ду-у-у!..  Ту-у-у-у-у!!!

    Слетели сбитые с петель двери столовой, пропуская ворвавшуюся с автоматом
наготове  Директрису,  и  длинная  очередь  в  потолок  срезала  ни  в чём не
виноватый светильник.
    - НЕМЕДЛЕННО ПРЕКРАТИТЬ!!! - Трубным голосом разгневанного ангела Божьего
проревела  она.  Меня даже гордость охватила, потому что никто другой во всей
армии Новы не сможет повторить такое.
    Следом за ней в разгромленное помещение слаженными парами вбежали десятка
полтора  автоматчиц,  которые  ловко  разделили  пространство столовой на две
части.  Автоматы  в  их  руках  хмуро  уставились  через  одного  на нас и на
танкисток. Вошла Босса с та-а-акими глазами, что Золушка и Недотрога поспешно
спрятали  свои  метательные  звёздочки.  За  ней  какая-то  мрачная скуластая
женщина в сопровождении ещё троих. Наверное большая "шишка". Больше никого не
пустили. Даже Айси.
    В  наших  рядах  тоже движение. Пошатываясь, подошла здорово изукрашенная
Ханна.  Боязливо  прижимаясь  друг к другу, из-за стойки выбрались укрывшиеся
три там официантки. Золушка приводила в чувство нокаутированную Лисицу.
    Бывшие  оппонентки,  бросая  на нас разнообразные по интенсивности накала
взгляды,  молча  собирали  разбросанные то тут, то там тела своих павших. Все
лежащие - без сознания, но живые. Мы умеем не только жать на курки винтовок и
гранатомётов!
    Директриса  была  неестественно спокойна. С чего бы это? Зато при взгляде
на  Боссу  меня  аж  мороз  пробрал  по коже. Думаю, что единственное, что её
сейчас  сдерживает  -  это  недостаток  информации  о  произошедшем.  К концу
разбирательства  она  нас  всех  поджарит  на медленном огне. Мне вдруг стало
ужасно  смешно,  когда  я  вспомнила  её  слова,  чтобы  мы  не ввязывались в
неприятности. А, ладно! Пора выбираться отсюда.
    Я  подошла  к  цепочке  автоматчиц, и в ответ на предупреждающее движение
воронёного  ствола,  небрежно бросила двум напрягшимся девушкам, показывая на
лежащую за ними в неловкой позе Аниту:
    - Эта - с нами.
    И  больше не обращая на них внимания, подхватила совсем легонькое тело на
плечо.  Под  униформой  Аниты   скрывались   такие   упругие  соблазнительные
выпуклости,  что я еле удержалась от того, чтобы похлопать её по попке. Благо
та  была  совсем  недалеко  от  моего  лица.  Но  успешно подавила в себе это
желание. Сейчас не время.
    - Ханна, где мы можем привести себя в порядок?
    Ещё  не  вполне  пришедшая  в себя, она мотнула головой, словно разгоняла
назойливых насекомых и ответила:
    - Наши казармы сейчас наполовину пусты. Я думаю, там - самое место.
    - Отлично! - громко провозгласила я. - Мы удаляемся!
    Директриса,  повернувшись  так,  чтобы  её лицо не видел никто кроме нас,
одобрительно  улыбалась,  наблюдая за моими действиями. Ха! Она знала, нашу с
Задирой  репутацию,  когда  в длинном списке кандидаток в "особое соединение"
уверенно  отметила  наши  фамилии.  А  вот  ОВП, вошедшей за Боссой, пришлось
послать  одну из своих адъютанток, чтобы выдать дальнейшие указания для своих
скандалисток.
    Проходя мимо Директрисы, я шепнула краем рта:
    - Верни, пожалуйста, наши стилеты.
    Она  утвердительно  прикрыла  глаза, и щёлкнула предохранителем автомата,
возвращая его в безопасное положение.
    Дальше  была медленно закипающая Босса, которой нагло и громко я сказала,
что  мы победили. Температура вокруг Харди резко подскочила вверх, а она сама
задышала  огнём.  Ничего!  Одно  из  главных правил драк в военных столовых и
барах:  "независимо  от   исхода,   надо   уходить   красиво".   Тогда,   при
разбирательстве на правых и виноватых, если и будут бить, то уже с оглядкой и
уважением.
    Верная  этому  правилу  Задира последнее слово оставила за собой. Проходя
мимо  ОВП  с  двумя  другими офицерами, она остановилась, поглубже вдохнула и
смачно высморкалась на них всё ещё бегущей из носа кровью.
    В  осадок  выпали все. Кроме, может быть, меня и Глории Флэйм. Я - потому
что знала правила игры и свою подругу, ну а Директриса - это Директриса.
    В  воцарившейся  тишине  лицо Боссы приобрело кумачовый оттенок, а Задира
гордо  хмыкнув,  проследовала  на  свежий  воздух.   Неся   на   плече   пока
бесчувственную Аниту, я вышла следом за ней. И особенно громким показался
искренний хохот оценившей всё Директрисы...
    - Жаль,  меня там не было! - завистливо изрекла Улыбка, когда мы сидели в
одной из довольно просторных жилых комнат и ждали, что там решат Директриса и
ОВП,  по  словам  той  же  Улыбки,  оказавшейся  командующей  местной военной
группировкой генерал-полковницей Джубили Искандера.
    - Да  ничего  интересного! - Задира развалилась на аккуратно заправленной
койке и болтала ногой. - На боевой площадке и то сложнее.
    - А  не  перегибаешь  ли ты палку, Джулия? - грустно усмехнулась, сидящая
рядом с ней Марго и накрыла её руку своей.
    - Не-а!  С  чего  бы  это? - ответила  Джулия,  другой  рукой придерживая
ледяной  компресс  на  своём  носу. Кровь уже остановилась, но она не спешила
убирать его.
    - Трибунал? - расслаблено произнесла Профа, подняв голову с плеча Улыбки.
Они  долго  и  весьма пикантно показывали друг другу в соседней комнатке, как
они соскучились, и теперь вот присоединились к остальному коллективу.
    - Чепуха!  -  отмела  я  такое  предположение,  нежно  массируя  пальцами
распухший  подбородок  очнувшейся  Аните. Бедняжка вдобавок прикусила язык, и
мой массаж был как нельзя кстати. - Директриса не позволит!
    - И  Босса  тоже! - вставила Лисица, безуспешно отмахиваясь от ухаживаний
Золушки, которая никак не желала оставлять своих попыток накачать под завязку
самую  близкую подругу стимуляторами, отыскавшимися у Ханны в шкафчике вместе
с солидной аптечкой первой помощи.
    - Вы  видели  её лицо, когда мы выходили? - Недотрога с пластырем на щеке
смотрелась забавно.
    - И что? - Анита  уже  начала блаженно жмуриться. Боль почти покинула её.
- Недотрога, ты Боссу не знаешь?
    - Извините,  что  вмешиваюсь, -  к нам подошла Ханна, которая пока только
слушала наши разговоры, как и другие девушки, - а, что будет с нами?
    - Ничего не будет! - уверенно прогундосила Задира. - Вы, считай, ничего и
не сделали. Так, может покричат немного. И всё.
    - Хорошо  бы, - не  так  уверенно  промямлила Ханна, и её хвостики совсем
печально обвисли.
    - Эй-эй, девочка! - Лисица наконец-то  вырвала из рук Золушки лекарства и
прижала её к себе, не давая пошевелиться. - Не раскисай! То ли ещё будет!
    Тихий  стук  в  окно  с  той  стороны  заставил нас замолчать и повернуть
головы. Кто бы это мог быть?
    Недотрога  с кошачьей грацией поднялась и через секунду щелкнула замками,
впуская  непрошеного  визитёра.  Ба!  Знакомые  все  лица!  Гостьей оказалась
брюнетка,  которая  попалась  мне  второй  и  которую  я сбила подсечкой. Она
спокойно перебралась  в комнату и сделала пару шагов вперёд. Я и Золушка были
уже  на  ногах,  замкнув  её  с  Недотрогой  в   треугольник.   Новоприбывшая
остановилась и улыбнулась совсем не угрожающе:
    - А  здесь  недружелюбная  обстановка.  Не  удивительно, что некоторые не
любят военных. Бить будете?
    Ах,  какой  у  неё  голос!  С  таким  голосом  ей надо было стать оперной
певицей. От бархатных переливов задрожал воздух и я ещё раз  пожалела, что мы
не друзья.
    - Обстановка  была  нормальной,  пока  кое-кто  не  пришёл  и не испортил
воздух! - воинственно  заявила  Задира,  не  обращая внимания на лёгшую ей на
плечо руку Марго.
    - Зря  вы так, - взгляд брюнетки задержался на капитанском значке Джулии,
- капитан. В нашем деле надо быть поспокойней.
    - Поспокойнее надо быть той дерьмоволосой дуре! Прости, Мечта!
    - Гм!  Оригинальное  выражение. - гостья  мягко  пожевала  губами и стала
совсем неотразимой. - Кстати, я и пришла сюда сказать, что не разделяю мнения
Танит о "выскочках с поджатыми хвостами".
    - А почему через окно? - прервала её Золушка, не разжавшая пока кулачков.
    - Несущественный вопрос, лейтенант. Но я отвечу. У дверей стоит охрана. И
ей вовсе незачем знать, что я у вас.
    - Танит  -  это... - начала  я,  машинально отметив, что она равна мне по
званию.
    - Задиристая  капитан  подбила  ей   глаз,  -  закончила   незнакомка,  -
коммандер. У вас сильные ноги. - И она кивнула мне.
    - Понятно, а вас зовут? Коммандер. - В тон ей добавила я.
    - Лейла Амазони по прозвищу "Певица".
    - Хуан  Кван Мей "Мечта". - Раз она представилась своим полным именем, то
я не видела причин не сделать тоже самое.
    На  знакомство  с остальными присутствующими ушло какое-то время, и когда
это было сделано я спросила Певицу:
    - Так что конкретно ты хотела нам сказать?
    Этим "ты" я давала ей понять, что она признана в качестве собеседницы, но
треугольник  "Я  -  Недотрога  - Золушка"  не  распался,  что  показывало  ей
хрупкость её положения.
    - Позволишь  мне?  -  и  рукой  показала, что не прочь бы и присесть. - С
ногами.
    Проницательная  женщина,  выходя  из  окружения,  она  ни  на  секунду не
переставала понимать свой статус.
    - Только без обуви! - предупредила её Ханна.
    - Само  собой, - усмехнулась  Певица, ловко скинула башмачки и уже сидела
по-турецки скрестив ноги.
    Без  приглашения, вот ещё давать ей преимущество в разговоре, я повторила
её действия, сев напротив неё на той же койке.
    - Начинай, - мы уставились на сидящую Певицу.
    Она  встряхнула  своими  густыми  короткими  волосами, которые аккуратным
сердечком  обрамляли  её  аристократически  удлинённое лицо, словно приводила в
порядок разбежавшиеся мысли, зачем-то посмотрела в потолок и приступила:
    - Всем вам  хорошо известно, что любое общество нуждается в управлении. А
управление - это  власть.  Где  есть  власть, там есть и борьба за неё. - она
окинула всех пронзительным взглядом, будто искала тех, кто не согласен с этой
мыслью. - Не обошло это правило и Нову. Война, идущая уже второй год, как это
ни  прискорбно,  хоть  и ужасна сама по себе, но одновременно с этим является
всего  лишь  частью  такой  борьбы между правительствами Земли и Новы. В свою
очередь,  несколько  фракций  борются  между  собой  за  власть  на  Нове.  Я
представляю  одну  из них. Если быть совсем точной, я здесь от имени тех, кто
последние полвека составлял прочное большинстве в правительстве и конгрессе.
    На  лицах  Лисицы,  Недотроги,  Золушки, Профы, Улыбки и Задиры появилось
отвращение,  которое  усиливалось  с  каждым  новым словом Певицы. Ханна и её
подруги выглядели как обычно, насколько я могла судить, но по-видимому просто
не понимали фиговость ситуации. У меня тоскливо затрепыхалось где-то в районе
желудка,  икотой  отдаваясь  в  позвоночнике.  Политика! То, от чего я всегда
старалась  держаться  подальше.  Вляпались! Одна Марго не пошевелила ни одним
мускулом, только потемнели её глаза.
    - Вижу,  вас  совсем  не  вдохновили мои слова! - усмехнулась риторически
Певица.
    Задира дёрнулась и открыла рот, чтобы сказать что-нибудь умное типа "а не
пойти  ли тебе туда, где солнце не светит?", но вовремя подавилась сунутым ей
в рот Марго пакетиком со льдом.
    - Кроме  нас,  есть  и многие другие, кто не прочь прибрать к рукам такую
планетку,  как  Нова.  Чтобы  защитить  свои  права необходима сила. - Певица
продолжала  говорить  общими фразами. - И такая сила - армия. Кто сказал, что
армия  вне  политики?  Всегда,  я  повторяю  -  всегда,  в  основе   крепкого
правительства  стоит  армия. И сейчас это актуально, как никогда! Я не удивлю
вас,  если  скажу, что за каждого солдата у нас идёт такая грызня, что только
клочки  летят  по  закоулочкам?  Стороны,  участвующие в игре, дорожат каждым
верным  им  подразделением и постоянно стремятся к расширению своего влияния.
Понимаете  меня? Даже несмотря на сверхсекретность вашего проекта о нём знали
многие  люди,  но  для большинства из них бригада "БОЕВЫХ ОС" была всего лишь
строчкой  в тексте бюджета. Была. До тех пор, пока вы не вышли на поверхность
и  не  показали свою силу. Операция "Удар кнута" (надо же, Певица была даже в
курсе этого) потрясла не только непосвящённых, но и всех, кто знал. Даже меня
лично.  Представляете  какой  лакомый кусочек являет ваше "особое соединение"
для  нас  и  наших  соперников?  Когда  территории давно размечены и порядком
заплёваны  ТАКОЕ  подразделение дороже золота. Вас еще спросят не один раз на
чьей  вы  стороне,  и  я хочу быть первой, потому что, после победы в войне с
Землёй,  а  она должна состояться во чтобы то ни стало, Нову ждёт гражданская
война.  Избежать  её  можно  только,  если  одна  из  сторон  будет  обладать
бесспорным огневым преимуществом. Итак, я спрашиваю прямо: "Вы за нас?".
    - Не  так  быстро!  -  взяла  слово  Профа,  влезая  в свою любимую шкуру
"самой-взрослой-девочки-из-всех".  -  Тебя  не  интересует, что многие тут не
привыкли  к  такой скорописи? За нас. За вас. Насколько я в курсе, существуют
следующие   движения:   либеральные   демократы,   националисты,   правые   и
консерваторы. Это основные политические силы. Остальная мелочь не в счёт.
    - Браво!  -  воскликнула  Певица. - Профа,  не так ли? У в тебе пропадает
блестящий аналитик!
    - А,  избавь  меня  от  комплиментов!  -  нахмурилась  Профа. - Последнее
правительство составляли консерваторы. Ты говоришь за них?
    - Да, верно. Так какой будет ответ?
    - Докажи, что ты не лжёшь.
    Певица улыбнулась, мол наконец-то, и обнажила левую руку по локоть.
    - Этого достаточно?
    Под  её  кожей  золотисто светилась вживлённая туда эмблема консерваторов
- меч,  вонзённый  в  здоровенный кусок скалы и надпись под ним "За себя!". У
меня  эта  эмблема  всегда  почему-то   ассоциировалась   с   националистами.
Комментариев ни от кого не последовало, поэтому она вернула рукав на место.
    - Первая  мысль, - сказала я, возвращая себе внимание Певицы, - послать и
тебя, и всех остальных политиканов по известному адресу. Тебя это устроит?
    - Нет, - безмятежно отозвалась она. - А какая вторая мысль?
    - Вторая мысль - остаться в стороне и посмотреть оттуда.
    Наши согласно фыркнули так, что Певица вздрогнула.
    - Неудачная мысль. Вас раздавят за это.
    - Неудачная  мысль:  давить  на нас, - я выразительно приподняла брови, -
вы не знаете всех наших возможностей.
    - Почему  же? Вы - полностью  автономное боевое подразделение, когда дело
касается техники, еды и жизнеобеспечения. Но ваша уязвимость в самом главном,
вы не можете восполнять свои человеческие ресурсы.
    Как  я  была  горда,  когда в ответ на эти слова не раздалось ни звука, и
лица  наших остались такими же, как и до них. Вот ЭТО я и имела в виду, когда
говорила,  что  никто извне не знает всех наших возможностей. Ну, кроме всего
прочего. Ещё пара лет и... Кхе! Не буду пока об этом.
    - Ладно, замнём для ясности! Есть и третья мысль.
    - Какая? - немного оживилась Певица.
    - Сколько времени у нас, чтобы подумать?
    - Самый крайний срок - день окончания войны. Победой разумеется.
    - Замётано!!!  -  хором  ответили  мы,  заставив  Певицу  во  второй  раз
вздрогнуть.
    - По  крайней  мере,  теперь  я  знаю,  что вы не останетесь в стороне. -
сказала она.
    - А  почему  ты  говоришь  с нами, а не с нашими командиршами? - спросила
Задира, на всякий случай отодвигаясь от Марго.
    - Мне  не  повезло.  Сейчас  с  ними говорит Джубили Искандера, но только
она - националистка. Понятно? Если она склонит их на свою сторону, то...
    - Ей  повезло  гораздо меньше, чем тебе, Певица, - усмехнулась Недотрога.
- Уж Директриса точно ничего не скажет, пока не узнает всю обстановку.
    - А другие?
    - Ну, ведь они стали командовать не из-за своих красивых глаз, а?
    - Прекрасно,  -  сладко  потянулась  Лейла,  -  вот  мне  и пора-а-а... -
Наткнувшись на мой взгляд, она поперхнулась. - Сейчас?! Здесь?!
    - Немедленно! - ответила я.
    - Ты уве... уверена? - прелестно покраснела она.
    - Я настаиваю!
    - Пользуешься положением? -  было видно, что она совсем не расстроена.
    Удивлённо  ахнула  Ханна,  до  которой  дошёл  смысл  наших  слов.  Криво
усмехнулась  Марго,  в  который  уже  раз  поправляя  свои  очки.   Хихикнули
"Обманщицы".  Головка Профы вновь легла на плечо Улыбки, и Яо приобняла её за
плечи.  Зашептались остальные девушки. Зарделась маковым цветом Анита. Только
Задира понимающе улыбнулась и подмигнула, мол "вперёд и с пес-
ней!".
    - Не  слышу в твоих словах сопротивления! - я обулась и встала с койки. -
Не  хочешь - скажи мне "прекрати". И можешь идти. Сейчас против тебя - только
я. Ну так как? - я протянула ей руку.
    Певица,  нет  уже просто Лейла, переводила взгляд с моей руки на моё лицо
и  обратно,  но словечка "прекрати" не произносила. Ха-ха! Я победила! Быстро
сграбастав её в свои объятия, я перекинула её через плечо и уверенно потопала
в соседнюю комнатку, откуда недавно вернулись Профа с Улыбкой. Моя милая ноша
взвизгнула  от  неожиданности  и  забарабанила  по спине кулачками, совсем не
сильно, просто чтобы создать видимость сопротивления.
    - Там звуконепроницаемые стены, - заметила мне вслед Улыбка.
    - Да знает она, знает! - сказала Задира.
    Да  Яо, я знаю, ведь иначе на ваши с Профой игры сбежалось бы полстанции.
Спасибо за информацию, но мне это без надобности.
    - Зачем всё это? - спросила Лейла, когда я уложила её на тихо скрипнувшую
кровать, предварительно заперев дверь.
    Она  смотрела  на  меня  спокойно и без страха (Вот ещё чего! Смотреть на
меня со страхом!).
    - Когда,  я  ударила  тебя  в  столовой,  то  подумала, что ты необычайно
сексуальна! Просто огонь-женщина! Разве ты не такая?
    - Ну  что  ты!  Я  очень  стеснительная, если доходит до таких отношений.
Видишь. - Она, и в самом деле, вдруг пошла пятнами.
    - А как ты догадалась, что я хочу тебя, всего лишь посмотрев мне в глаза? -
я протянула руку и коснулась её нежной шеи.
    - Ну,  Мечта, - Лейла  не  стала отстраняться, - я не знаю. Просто ты так
смотрела... Это была как вспышка. Раз! И я уже всё знала.
    - И  значит нам пора закончить говорить, я прижала палец к её губам. - За
нас скажут наши тела.
    Мы  вздрогнули,  когда наши губы соприкоснулись, и окружающий мир померк,
оставив  нас  в  одиночестве.  Лейла выгнулась мне навстречу и обвила мою шею
руками.  Я накрыла  сводящий  с  ума  холмик  её  левой  груди  и сдавила его
пальцами, чувствуя насколько он упруг.
    Она  вскрикнула,  но  не  протест  звучал  в  её  стоне, а желание. Чтобы
усугубить  сладость  нашей  близости,  я,  всё ещё не разрывая поцелуя, прямо
через  ткань  боевого  костюма  начала  ласкать  чувствительный  лобочек моей
партнёрши.
    - М-м-м!  Нет!  Не   надо... - в страстной муке прошептала она, разомкнув
наши губы. - Ты испортишь мои трусики!
    Не  обращая  никакого  внимания,  я  ускорила  движения у неё между ног и
лизнула бархатистую кожу её тёплой шеи.
    - Ах! Я не могу сопротивляться! Ну что же ты делаешь со мной?!! - её руки
уже гладили мою спину, подтверждая то, что отрицал её рот.
    Лейла возбудилась, мало того, она быстро возбудилась и совсем не была так
уж  невинна,  как  хотела  казаться.  Её поцелуй была томным и расслабленным,
каким  может  быть  только поцелуй многоопытной любовницы, познавшей в первую
очередь самое себя и свои тайные, глубинные желания и прихоти.
    - Лгунья!  Прелестная  лгунья! -  в наказание, которое совсем не являлось
наказанием,  я  начала массировать не только её лобок, но и промежность. - Ты
вовсе не новичок в этой игре! Вот тебе! Вот! -  И я несколько раз надавила на
её скрытый тканью костюма, но уже готовый к удовольствиям клитор.
    Она резко дёрнула попкой в попытке избежать этой граничащей с болью ласки
и  захихикала  так  мило,  что  мне  захотелось  укусить  её. Подавив желание
впиться  зубами в её подставленную шею (я же не вампир!), я снова прошлась по
ней языком. Лейла запрокинула голову, шумно втягивая в себя воздух, и провела
кончиком  языка  по полураскрытым губам, в то время как её рука уже скользила
по моей талии, стремясь к затрепетавшим от ожидания ягодицам.
    - Я  хочу  тебя,  Мечта!  -  она нежно вонзила свои жемчужные зубки в моё
ушко.
    - Ани,  -  поправила  я  её  и, прекратив движение своей руки в её личных
владениях, посмотрела Лейле в глаза.
    - Что?
    - Зови меня Ани. Это ласкательное от Хуан. Нет смысла сейчас использовать
наши прозвища.
    Не  отводя  друг  от  друга  наших  взоров,  мы  сели  на кровати и Лейла
протянула руки, чтобы заняться застёжками моего боевого костюма.
    - А-а-ани-и-и... - протянула она. - Красиво, как и ты сама. А я - Лейла.
    Её  шустрые  ручки  уже  избавили  меня  от  зерцала,   носимого   поверх
комбинезона,  и  вжикнули  его  молнией  до  самого  низа,  открывая доступ к
яблочкам  моих  грудей, едва прикрытых нежно-синеватым лифчиком, и к таким же
ажурным  трусикам.  Восхищённо  вздохнув при виде моего тела, Лейла прижалась
лицом  к  ямке  меж  моих  грудок, и её проказливый язычок так поздоровался с
самой  собственно ямкой, а потом и с моими холмиками, что под лифчиком у меня
всё встало, грозя вырваться из плена тончайшей кружевной ткани.
    - Ох! - я выгнулась ей навстречу. - Как приятно! Повтори!!!
    Одарив  меня  искрящейся негой улыбкой, она приникла ко мне, одновременно
освобождая  мои  плечи  от  комбинезона.  Взвизгивая  от  покалывающих   тело
всплесков  возбуждения,  я  помогала  как могла. Лёгкий нажим, и она опустила
меня  спиной  на  ровно  натянутое  одеяло.  Её  руки провели  по моим бокам,
стаскивая  за  собой  мою  одёжку. Потом она подняла мои ноги, быстро скинула
мешающие  башмачки,  и  медленно-медленно  сняла  комбинезон, попутно лёгкими
прикосновениями  лаская, то наружную часть моих бёдер, то местечко с обратной
стороны коленок, и, как будто завершающим аккордом, покрыла поцелуями подъёмы
моих стоп.
    Сказать,  что  это  возбуждало,  всё равно,  что  сказать  будто  ураган,
сметающий  всё  на  своем  пути  подобен лёгкому вечернему бризу. Мои трусики
промокли,  не  успела  она преодолеть линию моих коленок. Не в силах спокойно
вытерпеть  катящиеся  сквозь  меня  валы томной похоти, я расстегнула замочек
лифчика,  благо он был спереди, и вплотную занялась своими сосочками, которые
радостно запели и, напрягшись, потребовали всё новых и новых ласк.
    В  Лейле  бушевал такой же пожар, если не больший. Она откинула в сторону
мой  костюм,  и  стала  целовать  и  гладить меня столь сильно, словно желала
убедиться  в  реальности  моего  тела. Вот взлетели к потолку мои несчастные,
мокрые  спереди  трусики,  собранные  в  маленький комочек, и шаловливая рука
черноволосой  забавницы  накрыла  мой  клитор  и проникла в тайную пещерку. Я
раздвинула  ноги  и позволила ей сделать тоже самое, что делала я несколькими
минутами  раньше,  но  только  уже  без  посредников  в виде штанишек. Словно
загипнотизированная,  уставившись  на  треугольник  между  моих  бёдер,   она
проникала в меня, заодно тиская свою правую грудь и возбуждённо всхлипывая.
    Сквозь полуприкрытые ресницы, почти теряя сознание от её движений, я пила
взглядом  румянец,  полыхавший  на её щеках, и это вливало в меня новые силы,
чтобы  раствориться  в  океане  даримого  ею  наслаждения, но не кончить и не
прервать  волшебство  нашей  встречи.  Третья  минута,  пятая,  восьмая... Мы
стонали,  уже  не  сдерживаясь,  и двигались в совершенно безумном ритме. Ах,
только бы продлить нашу близость! Ещё!.. Ещё!.. О, да!!!
    Моё  покрытое  обильным   потом   тело   трясло,   скручивая   судорогами
захлёстывающего  с  головой  удовольствия. Лейле, всё ещё одетой, приходилось
туговато.  Но,  жадно хватая воздух пересохшими губами, она самозабвенно вела
меня на вершину называемую экстазом и преуспевала в этом.
    Всё!  Нет  больше  сил  терпеть!  О, Лейла, дорогая моя!!! Мысленный крик
перешёл в настоящий:
    - А-а-аааа!!! Лейла!!! Лейла!!! - Буквально забрызгав её пальчики, правда
они не стали от этого мокрее, своим любовным соком, в сотрясшей меня спазме я
неистово засучила ногами.
    Моя  партнёрша,  добившись  желаемого, то есть моего оргазма, перехватила
освободившейся  рукой  свою  левую  грудь, не обращая внимания на то, что моя
жидкость  оставляет  пятна  на  её  боевом  костюме,  а  правую сунула себе в
промежность.  Она  тоже  была  близка  к завершению. В такие моменты слова не
нужны,  чтобы  понять  друг  друга.  В  такие моменты говорят тела, и их язык
способен выразить невыразимое.
    Жадный  взгляд  Лейлы  на  мою  грудь, и я моментально поднялась на ноги,
через  мгновение  окунув её лицо в омут моей плоти. Сильно прижав свою голову
между  моими  торчащими  шариками,  она  взасос  поцеловала  подставленную ей
ложбинку. А потом я захлебнулась вздохом, и у меня подкосились коленки, когда
Лейла совершенно неожиданно укусила мой левый сосок. И пребольно укусила!
    Отпрянув, я увидела её глаза и поняла, что эта девочка немного, а может и
много,  западает  на  "садо-мазо".  Годы  общения  с   Кареглазкой,   нехилой
специалисткой  по  таким вопросам, научили меня обращаться с этой публикой. И
сейчас в глазах Лейлы совершенно отчётливо читалось её желание...
    Шлёп! Шлёп! Шлёп! Шлёп!
    Жёстко  схватив  девушку за волосы, я хлестала её по щекам, вырывая из её
рта  счастливые  крики.  После  второго  удара  она  забилась в охватившем её
экстазе,  который  усиливался  каждой  новой  моей пощёчиной. Занеся руку для
очередного  удара,  я  почувствовала,  а  затем и увидела, что Лейла потеряла
сознание.
    Отпустив  безвольное  тело  моей  любовницы,  я  плюхнулась рядом с ней и
обессилено  прижала  свою голову к её вспотевшим волосам. Ну и ну! Кто бы мог
подумать,  что такая  милашка как Лейла... Впрочем, какое это имеет значение?
Если  уж  я  понимаю  Кареглазку,  то  презирать  или унижать вот эту крошку,
которая  только  что  кончила в моих руках, потеряв при этом сознание, смешно
и  дико.  Но  всё-таки  у  этой засранки острые зубы! Ох, как болит укушенный
сосок!
    Немного  отдышавшись и успокоившись, я вытянула Лейлу, так и не пришедшую
пока  в  себя,  на  кровати  и  избавила  её  от её формы и нижнего белья (её
трусикам досталось ещё больше, чем моим).
    Из  соседней  комнаты  не поступало никаких сигналов о появлении охраны и
вообще ничего не было слышно, а я ещё не вполне удовлетворилась знакомством с
этой очаровательной брюнеткой. Хоть и "садо-мазо". Пусть, поэтому, Директриса
подольше разбирается с, как там её, Джубили Искандера. Мне есть, чем заняться
и  на  это  требуется  немало  времени.  Потому  что я решила повеселиться до
последнего, ведь не часто попадаются на  моём пути такие девушки как Лейла!
    Я  посмотрела  на её лицо, застывшее маской счастья, и снова захотела её,
захотела  ещё  сильней,  чем  в  первый  раз!  О,  боже!  Такого  я  давно не
испытывала!  Устроившись  поудобнее рядом с ней, я склонилась над её грудью и
прихватила  губами  монетку правого сосочка, пальцами правой руки сжав левый.
Начнём!
    Послушное  моей  воле  тело  Лейлы  моментально  ответило  на  мои ласки,
исторгнув  из своей глубины волну мелкой дрожи, пробежавшей по нему от головы
до  пяток.  Её  упругие  молодые  груди, ведомые затвердевшими сосками, стали
набухать желанием прямо под моими губами. Ах! Какая прелесть! Возбуждение ещё
безвольной девушки лесным пожаром переметнулось ко мне, едва не расплавив низ
живота.  Ощущая  сочащуюся на внутреннюю сторону своих бёдер влагу, я удвоила
интенсивность  движений,  вдобавок  лаская  левой  рукой  её  тёплую  гладкую
подмышку.
    Грудь Лейлы поднялась сильным, глубоким вдохом, и сладкий стон сорвался с
губ  моей  партнёрши,  возвращая  ей  сознание.  Оставаясь наполовину во тьме
беспамятства, Лейла инстинктивно прижала мою голову к себе и запустила пальцы
в мои растрепавшиеся волосы.
    - Да! Да! Ещё! - вскрикнула она.
    Тут  во  мне  взыграл  маленький  бесёнок мстительности, и я сильно сжала
зубами её обворожительный сосок.
    - А-а-а! - содрогнувшись, она раскрыла глаза и оттолкнула меня. - Больно!
    - Мне  тоже  было  больно! - ответила я, обхватив её грудь рукой, и стала
водить её из стороны в сторону.
    - О, Ани! - Лейла всё вспомнила.
    Неожиданно,  она  вывернулась  из-под  моих пальцев и прильнула головой к
моему животу, крепко обняв за талию.
    - Госпожа!!! - её губы благоговейно коснулись моего пупочка. - Прости!!!
    От  чёрт!  Мысленно  я скривилась так, как будто съела килограмм лимонов.
Этого  ещё  не  хватало!!!  Вот ТАКОГО я не ожидала. Нет, всё-таки права была
Задира,  когда  учила  меня "если  хочешь  что-то сделать, вначале подумай, а
потом ничего не делай!". Ну не надо было позволять Лейле кусать меня! Не надо
было  после этого бить её! Не надо было!!! И всё из-за моей мягкости. Не могу
я  допустить,  чтобы  женщина  разделяющая  со мной наслаждение была в чём-то
обделена.  Всё или ничего!!! Но может быть лейлино здравомыслие будет сильнее
нежели её этот, как он там называется. А! Синдром принадлежания.
    - Лейла, послушай меня, - я попыталась оторвать её от себя, - не надо так
говорить.  Я  не  госпожа тебе! Оставь эту идею!! Забудь про неё!!! Мы просто
случайные  знакомые,  которые  понравились друг другу. Сегодня я улетаю, и мы
больше  никогда  с  тобой не встретимся, ты понимаешь? НИКОГДА!!! Не услаждай
себя глупыми надеждами!
    - НЕТ!!!  -  Лейла  вцепилась  в  меня  ещё  крепче.  - Не отвергай меня,
госпожа!  Я так долго тебя искала!!! Я всё сделаю, только не отвергай меня!!!
Нет!!!  Я  всё  сделаю! - Она вскинула вверх перекошенное неподдельным ужасом
лицо. - Пожалуйста!
    Я  ПРОПАЛА!  Никогда  я  так  ясно  не понимала, что я ПРОПАЛА! Какое там
здравомыслие!  Всепоглощающее  стремление  Лейлы принадлежать своей госпоже и
было  её  здравомыслием. Директриса с Боссой поджарят меня и будут совершенно
правы. Я ПРОПАЛА!!! Спасите!!! Объяснить моё отчаяние? Запросто! Я только что
приобрела совершенно ненужную мне Преданную. Прецедентов было весьма и весьма
достаточно!  История  Земли и Новы переполнена примерами. Фрейлины, умирающие
на  клинках  заговорщиков,  чтобы  дать  драгоценные  секунды своим королевам
пробраться  по  тайному  ходу прочь из замка, вскочить на поджидающего коня и
спастись.  Слуги, идущие на край света за своими хозяевами, сопровождающие их
в  горе  и  в  радости.  Телохранители,  телами  закрывающие  охраняемых   от
предательских  пуль  убийц.  Такова  их  работа?  Да  ни  один  из  них, этих
незаметных  людей,  тенями  следующих за предметом своего обожания не стал бы
класть  свою судьбу на алтарь жизни ради кого-то кроме себя, если бы не видел
в  этом  смысла  своего  существования.  Не  знаю,  как  там у них на Земле в
нынешнее время с Преданными, но у нас это уже признанный факт.
    Если  бы  Лейла  плакала,  умоляла  меня,  то  может  быть  я и смогла бы
повернуться  к  ней  спиной  и уйти, но увидев ничем не прикрытый ужас, тенью
смерти  покрывший  её личико, я поняла, что отказать ей уже не смогу. Не ради
неё,  а  ради  себя.  Потому  что жить зная, что я отвергла и убила человека,
безраздельно  преданного   мне,   невыносимо   тяжело.   И   таких   примеров
полным-полно.  Такова  уж  жизнь  Преданных. Сначала они ищут тех, кому будут
принадлежать,  а  потом либо живут ради них, либо умирают отвергнутые. Нельзя
жить не имея смысла существования.
    А  бывает  и  так,  что  "хозяева"  безжалостно  эксплуатируют Преданных,
превращая  их  жизнь  в  настоящий ад, и тогда, случается, что эти несчастные
убивают  их,  но  и  сами  недолго  переживают  это.  Как правило, их находят
лежащими  рядом  друг  с  другом.  Вместе  не в жизни, так хоть в смерти. Нет
повести  печальнее  на  свете, чем повесть о Ромео и Джульете... О чём это я?
Кхе! Гм!
    Так  вот,  если благополучие Лейлы будет зависеть от меня, то обещаю, что
она  будет  счастлива. Как счастлива сейчас Кареглазка с Айси. Ну тут, вообще
случай  особый,  самый  настоящий  хэппи-энд. Мало того, что Элиола, узнав от
Мелл,  что  та  считает  её своей госпожой, не вышвырнула Кареглазку из своей
жизни,  так  она  вдобавок  ещё и влюбилась. Ну что тут скажешь! Сейчас между
ними такая гармония, какая только может быть в нашем изменчивом мире.
    - Что  же  мне  с  тобой  делать,  малышка? -  я положила свои руки на её
вздрогнувшие плечи.
    - Люби  меня! - шепнула она радостно, и синюшные тени сгустившиеся под её
глазами стали пропадать, а на лицо вновь вернулся румянец.
    Ого!  А  она  с  амбициями! Сразу - и люби! Ну знаешь, девочка! Хотя... Я
посмотрела на линию её спины, провела взглядом по двум аппетитным булочкам её
ягодиц  и  сильным  ногам  гимнастки.  Любить  -  не  любить,  а  визжать  от
наслаждения, я смогу тебя заставить. И немедленно, а то передумаю!
    - А  ты наглая дамочка! - отвесила я Лейле лёгкий подзатыльник. - Отпусти
меня.
    Оставив  на  моём  животике  ещё  один  поцелуй, она села рядом со мной и
посерьезнела.
    - Хуан  Кван  Мей,  -  торжественные  децибелы  её  великолепного  голоса
вспороли воздух комнаты, - признаёшь ли ты мою верность и любовь к тебе?
    Почти ощущая, как мои пятки лижут языки инквизиционного костра, а Босса и
Директриса деловито подбрасывают туда дров, я вздохнула:
    - Да,  Лейла  Амазони,  я принимаю тебя в свою жизнь: - получилось как-то
очень обречённо.
    - Ты не хочешь этого, - расстроилась она.
    - Чего ты от меня ждёшь?!! - вспылила я. - Что я буду прыгать от счастья?
Такие вещи я не могу воспринять за пять секунд!!!
    В  нахлынувшем  на  меня  помрачении  я  резко  замахнулась  и...   Кулак
остановился  в  сантиметре  от  челюсти  Лейлы. За ним я увидела её спокойные
глаза  и  поняла,  что  она успела развернуть свою голову так, чтобы мой удар
причинил ей наибольший вред. Наверняка, я сбросила бы её с кровати.  Верность
Преданной...
    - Прости! - я опустила напряжённую руку. - Прости...
    - Нет,  госпожа,  молить о прощении должна я. Я так эгоистична и жестока,
думаю только о себе!
    - Ты не можешь иначе, Лейла...
    - Откуда ты знаешь?
    - Знаю! И оставь эту "госпожу"! Зови меня как и раньше.
    - О, Ани!!!
    Она прильнула ко мне всем телом, и столько доверчивости и облегчения было
в  ней,  что  прахом  рассыпалось  моё  раздражение, и снова загорелся огонёк
желания.
    - Сейчас  мы  посмотрим на что ты способна! - отстранила я её от себя, но
тут же впилась в её губы сильным безжалостным поцелуем. - М-м-м! М-м-ммм!!!
    Лейла  страстно  затрепетала, и в ответном движении её губ было то, что я
склонна  называть  счастьем. Мы обнялись и плавно опустились на принявшее нас
одеяло. Возбудив себя нежной сладостью наших губ и ласками рук, мы оторвались
друг от друга.
    - На живот! - попросила, нет уже приказала я. Если уж ей нужна хозяйка...
    Неровно  дышащая  Лейла  беспрекословно  подчинилась. Я встала над ней на
четвереньки  и  плотно  провела ладонями по плавному изгибу её уже вспотевшей
спинки.  Затем  левой  рукой  я  сжала  её  твёрдый,  как камешек, сосочек, и
опёрлась на согнутый локоть. Правой ниже... Ещё ниже...
    Она  выгнулась и напрягла ягодицы, когда я коснулась разделяющей их ямки.
Пальцы её впились в податливую ткань одеяла в ожидании боли проникновения, но
я  только  погладила там и скользнула ниже, к её женскому естеству, жаждущему
меня  со  всей  силой  разбуженной  страсти.  Горячие и влажные бёдра девушки
стиснули  мне  руку,  но  я была весьма настойчива, двумя пальцами раздвинула
заветные  врата и начала взятие сказочного замка. Внутрь, как можно глубже...
Повернуть...  Волны  похоти  начинают  захлёстывать  её...  Обратно...  Снова
внутрь,  на  всю  доступную  мне  глубину...  Из-под  моих пальцев сочится её
наслаждение.
    - Тебе хорошо?
    В ответ только хриплый стон, и ещё больше раскрывающееся навстречу тело.
    ...Впиться  засосом  в её плечо, и пальцами - внутрь и обратно, ещё, ещё,
сильней, быстрей... Не забыть про грудь в другой руке...
    Её влагалище - сплошное озеро неги. Она задыхалась и почти не переставала
стонать.  Я  тоже  была  мокренькой.  Смотреть  на Лейлу так возбуждающе! Ещё
чуть-чуть... Так! Так!
    Наконец,  крик,  перешедший  во  всхлип, и обессилевшая, она расслабленно
уткнулась в подушку.
    Нет, ещё не конец!
    - Перевернись на спину, Лейла! Быстрее!
    Она  поспешно  выполнила  приказ, и уставилась на меня глазами, в которых
ещё бесновалось наслаждение.
    - Раздвинь ноги!
    Её  бедра разошлись в стороны, и я легла на неё ощутив своим телом трепет
её горячей и мокрой плоти.
    - Ласкай меня сзади, Лейла! - и я вновь слила её губы со своими.
    Ладони  девушки  легли  на  мои  упругие  ягодицы,  сжав  их,  а  потом я
вздрогнула,  почувствовав  её  проникновение  внутрь моей попки. Наши клиторы
случайно  задели  друг  друга,  пронзив тела разрядом острой, похожей на боль
неги.
    - А-а-ах-х-х!!! - разорвав поцелуй вскрикнули мы, и снова поцеловались.
    Лейла  задрала  полусогнутые  ножки  и  продолжила движения своего пальца
внутри  меня.  Ерзая  в  такт  её  ласке, я встречала её кнопочку наслаждений
своей, и сходила с ума от терзавшей меня похоти.
    "О-о-ооо!!!  Как  сладко!!!  Как  приятно!!!  Продолжай!!!" - кричали мои
тело, руки, глаза, губы.
    "Я так счастлива, что ты хочешь меня!!! Я всегда буду твоей!!! Всегда!!!"
- отвечал  мне  язык  Лейлы,  сплетающийся с моим. Отвечали мне её искрящиеся
глаза,  её  судорожно  вздымающиеся  груди,  пятачками напряжённых сосков, её
скрещённые за моей спиной ноги.
    А  потом...  Потом  исчезли Лейла Амазони и Хуан Кван Мей, оставив просто
Нас, и продолжалось это бесконечно долго...
    - Хватит,  Лейла,  перестань!  Мне  щекотно! - хихикала я, минут тридцать
спустя.
    - Ани,  я  ведь  знаю,  что тебе нравится! - она на мгновение, прекратила
массажировать мою спину и, нагнувшись, поцеловала меня в шею.
    - Нравится, - подтвердила я, - но я пытаюсь подумать, а ты так отвлекающе
нежна, что думать невозможно!
    - Так  давай  думать  вместе! - предложила  она,  и  её  пальчики, дробно
пробежали вдоль моего позвоночника. - В чём идея?
    - Что дальше делать будем, а?
    - Как что? Продолжать жить, воевать и любить друг друга. - она совершенно
хулиганским образом поёрзала своей промежностью по моей попке.
    - Кхекх!!! - подавилась я и подумала: "Опять она со своей любовью!"
    - У  меня  есть  кое-какие  знакомства, поэтому я не думаю, что перевод в
твою  бригаду  потребует  больших  усилий.  К  тому  же  вам и так не хватает
персонала.
    И откуда она всё знает?
    - Откуда ты знаешь?
    Лейла слезла с меня и стала Певицей.
    - Мечта,  посмотри! - она  протянула  мне  левую  руку на которой мерцала
эмблема Консерваторов. - Я же говорила, что о вашем проекте знает очень много
людей.  Да  и  простого  взгляда  на вас достаточно. Три боевых "крыла" - это
пятнадцать  машин.  А  у  вас всего - восемь плюс командующая бригадой. Этого
мало.
    От  её  слов у меня в груди зашевелилось ледяное подозрение, а не шпионка
ли  она? Прикинуться Преданной - хороший способ проникнуть к нам и обнаружить
все наши секреты. Я уже успела забыть, как смотрела на меня Лейла. Про ужас в
её глазах.
    - Не  думаю,  что  переводиться  к "БОЕВЫМ  ОСАМ" - это  хорошая  идея. -
задумчиво  пробормотала я. - Оставайся в своей части. Разве тебе недостаточно
знать, что я не отвернулась от тебя?
    - Ты  думаешь,  что  я  предательница?! - она  прижала к груди руки. - Ты
думаешь,  что  я  устроила  перед  тобой  спектакль?!!  Вот  это  не даст мне
солгать!!!
    Лейла провела пальцами правой руки по слабо светящейся эмблеме на левой.
    - Она  реагирует  на состояние моей нервной системы. Сейчас ты увидишь её
действие.
    Лейла вытянула руку с эмблемой мне навстречу:
    - Сейчас на Нове мир!
    Меч, камень и слова девиза залились стыдливым багрянцем отрицания.
    - Я люблю тебя, Хуан Кван Мей! И никогда не предавала и не предам тебя!
    Эмблема очистилась, и я увидела вспыхнувшее золото согласия.
    Тут  уж и полная идиотка поняла бы, что детектор лжи только что развернул
мою жизнь в какую-то новую и не совсем мне понятную сторону. Лейла не лгала.
    - Иди  ко  мне,  малышка!  -  позвала  я,  и  она  снова оказалась в моих
объятиях.
    "Ничего  себе  малышка! - насмешливо фыркнул подозрительно знакомый голос
внутри меня. - Да на такой пахать можно!"
    "Заткнись! - сказала я голосу. - Для меня она - малышка!"
    - Мечта, ты ведь не будешь больше думать, что я вру тебе? Правда? Мне так
больно  осознавать, что моя госп... - тут я шлёпнула ей по попке. - Что ты не
доверяешь мне. - Поправилась она.
    - Если  ты,  Певица,  когда-нибудь  предашь  меня, то я навсегда забуду о
твоём существовании. Поняла меня?
    Она  потянулась  к  моим  губам, чтобы показать свою понятливость, но тут
дверь  комнаты  самым  возмутительным и наглым образом затряслась от сильного
стука.  Секунду  я  смотрела  на  неё, она - на меня, а потом до нас с Лейлой
дошло, что это стучат по наши души.
    - Ой! Ай!  -  взвизгнули  мы,  суматошно  вскакивая  с  кровати, конечно,
запутались друг в дружке и ухнули на пол.
    - Одеваемся! - завопила  я,  благо  стены  комнаты   были   действительно
звуконепроницаемыми,  столкнула  со  своего плеча, невесть как оказавшуюся на
нём лейлину коленку и оглянулась в поисках трусиков и лифчика.
    - Да, быстрее! - она уже шустро, только почему-то на четвереньках, ползла
к своей одежде, которую я разбросала с другой стороны кровати.
    Мой  лифчик отыскался быстро, я на нём сидела. А вот с трусиками возникла
проблема.
    - Что  ты  делаешь? - встревожено  поинтересовалась  Лейла, когда я раз в
двадцатый обежала комнату.
    Она  успела  одеться  и  теперь  застёгивала  воротничок   своей   формы,
осматривая  себя  спереди  и  морщась,  когда  замечала  пятна в районе левой
стороны своего бюста.
    - Не  могу  найти  трусики!  -  немного истерично ответила я. - Да где же
они?!!
    - Но ведь я же их... - начала она, посмотрев вверх.
    Я  взглянула  туда  же  и  увидела  насмешливо  зацепившийся  за   выступ
светильника синий комочек.
    - ЛЕ-Е-ЕЙЛА-А-ААА!!!!!!
    В  ответ - невинно  распахнутые  глаза  и разведённые руки. С той стороны
двери затарабанили ещё более категорично.
    - Да, сейчас!!! - заорала я, забыв, что они всё равно не слышат. - Садись
мне на плечи, иначе не достать!
    Пошатываясь,  я  залезла  на  кровать  и поднесла вытянувшую руку Лейлу к
лампе.
    - Нет, не могу дотянуться! - пожаловалась она после пары попыток.
    - Пр-р-роклятье-е-е!!! Вставай на ноги, я подниму тебя!!!
    - Но я не...
    - Без  разговоров!!!  -  подхватив  её стопы пальцами, я сосредоточилась,
напряглась. - Давай!!!
    Скрежеща зубами от натуги, я полностью вытянула руки, балансируя её телом
и...
    - Есть! - воскликнула она. - Готово! А-а-а!!!
    Это уже, когда я отпустила её вниз.
    - Не вопи! - подхватила я её подмышки. - Давай их сюда.
    Ну,  остальное дело техники: влажные, тут уж ничего не поделаешь, трусики
на тело, впрыгнуть в боевой комбинезон, пристегнуть застёжки зерцала...
    - Наконец-то!!! - за  дверью  была всего лишь Задира с ботиночками Лейлы,
правда одна.
    А я-то суетилась!
    - Нас вызывают на разбирательство! - проинформировала она.
    - Умгму...  -  промямлила  я,  приводя  в  порядок  волосы. - Ну  как моя
причёска?
    - Лохмато! - отозвалась Джулия. - Повеселилась?
    - Ой, Задира, тут такое получилось... - сделала  было я большие глаза, но
тут из-за моей спины вылезла Лейла.
    - Я нашла мою госпожу! - похвасталась она.
    - Ты - что?!! - изумилась Задира, роняя обувь на пол.
    - Кареглазка-два, - тихо сказала я. - Дела...
    Тут в комнату вошли две вооружённые девушки в форме военной полиции.
    - Скоро там? - поинтересовались они.
    - Идём! - ответила я.
    - О,  коммандер  Амазони? Вас ищут по всей станции! Что вы здесь делаете?
- удивилась одна из них.
    Певица  всунула  ноги  в  свои  ботинки  и молча прошла мимо них в дверь,
заставив ВП посторониться. Я вышла следом за ней. Но Задира не могла покинуть
поле боя просто так.
    - Что  делает? Что делает? Развлекается! Что же ещё она делает? - ядовито
проворчала  она  и  проскользнула мимо охранниц, оставив их переваривать свои
слова.
    Мы  поспешили  в  командный  центр, ведомые Певицей. Она точно знала куда
идти.
    Суета  на станции уже почти прекратилась, и единственными напоминаниями о
ликвидированной  нами  угрозе  были  девять  силуэтов  наших  робокостюмов  и
спешащие  мимо  по  дороге  танки и мобильные ракетные установки. Встретив не
один любопытный взгляд, видимо известие о драке в столовой успело не один раз
облететь  весь  гарнизон,  мы вошли в, и так, переполненную комнату совещаний
командного  центра.  Все  наши были уже там за исключением Айси (она наверное
улетела  забирать  Худышку и Снежную королеву из расположения двадцать первой
артиллерийской).
    В  дверях  нас  встретили  четыре  весьма симпатичные девушки ВП, которые
с  непринуждёнными  манерами заправских метрдотелей, чем меня сильно удивили,
небрежно  помахивая  сверкающими  стволами  своих  автоматов, проводили нас к
месту,  так сказать, встречи, которое изменить нельзя. Их настойчивые попытки
отделить  от  нас  Певицу (для  меня по-прежнему - Лейлу) и направить её в ту
сторону,  где  сидел цвет местного механизированного бронетанкового общества,
окончились  полным и сокрушительным провалом. Задира сардонически ухмылялась,
наблюдая за этими поползновениями и норовила ввернуть советик-другой, попутно
донимая  наш  почётный  эскорт  двусмысленными  предположениями насчёт такого
упорного  нежелания  со  стороны "коммандера Амазони" быть пай-девочкой. Юмор
ситуации усиливался тем, что все ВП были младше Лейлы по званию и максимум на
что осмеливались - это уговаривать, не прибегая к активным действиям.
    Я  оглядывала  помещение, чтобы собрать побольше информации о назревающей
вечеринке  с  продолжением.  Вопреки  моим  ожиданиям,  присутствовала третья
сторона  -  военная полиция. И не просто присутствовала, а представляла здесь
Закон.  Если  численное  преимущество  над нами со стороны наших противниц по
столовой  было  примерно  три  к  одному,  то  ВП  просто кишмя кишели. Они -
единственные,  кто  носил  на виду оружие и носили не как парадное украшение,
хотя  внешний  вид  девушек-полицейских  и  их  автоматов создавал совокупное
впечатление  того, что каждая из них впервые взяла в руки оружие и боится его
выронить.  Любой,  проживший  достаточно,   чтобы   считать   себя   взрослым
моментально понимал, что эта показная неумелость лишь ещё одно доказательство
их  профессионализма  -  способность   ощущать   смертоносные   игрушки   как
продолжение  собственного  тела и соответственно с ними обращаться. Я, лично,
прожила достаточно.
    За  главным  оперативным  терминалом,  занимавшим  солидное  по   площади
пространство,  думаю  это  вызвано  просто-напросто использованием устаревшей
техники,  удобно  расположились  две,  ну что тут сделаешь, ВП. Расположились и
терпеливо  чего-то ожидали, негромко переговариваясь между собой. Одна из них
была,  судя  по  значкам на форме, полковницей, а по внешнему виду - в районе
сорока,  но  ничуть  от  этого  не  проигрывала.  Другая - майор  и моих лет.
Насколько  определил  мой  намётанный глаз, беседа текла в неторопливом русле
пикантного  диалога,  не  предназначенного для чужих ушей. Они мило улыбались
друг  другу и пальцы левой руки полковницы были переплетены с пальцами правой
руки  майора  в  той  особой  манере, доступной только влюблённым. С ними всё
понятно.
    В  первом  ряду,  разделённые  солидным  заслоном сидели Директриса и ОВП
Джубили  Искандера.  Директриса  с весьма непроницаемым видом говорила что-то
нервной  Боссе,  которая  явно  была "на  взводе", а ОВП совещалась со своими
адъютантками.  Дальше, соответственно, располагались с нашей стороны: Золушка
и  Лисица,  Профа и Улыбка с приунывшей Ханной Винклер, Анита Шеффилд и Марго
Бритэйн,  Мики  Коурай,  Элли  Сноу  и Мичико Недер. Три последние - те самые
официантки  из  столовой.  Со стороны "бронетехов" прожекторной яркостью сиял
огромный  фингал  высокомерной  Танит,  дополняемый  прожигающими фокусами её
подруг.
    - Гляди-ка, Недотрога! - обернулась шедшая впереди Задира.
    Я  уже  видела,  что отделённая от основных групп шестью или семью рядами
сидела  Такасу  Нами  в  компании  той  самой  темнокожей девушки, от макушки
которой  так  незаслуженно  пострадала  стойка  бара. Их головы были склонены
вместе,  и  они  горячо  перешёптывались  друг  с другом, впрочем, судя по их
хихиканью вряд ли это были угрозы о кровной мести.
    - Эй, Недотрога! Помощь не нужна? - громко спросила заботливая Джулия.
    Такасу  услышала  и,  не  отрываясь от своей собеседницы, показала Задире
кулак.  Что  ж,  приятно  сознавать,  что  несмотря  на все дестабилизирующие
моменты, девушки  с разных сторон баррикад находят общий язык. Больше ничего,
кроме,  опять  же, любопытных взглядов на Певицу пока мы занимали свои места,
не было.
    - Директриса,  мы  пришли! -  позвала я Глорию Флэйм, чересчур увлёкшуюся
общением с Боссой.
    - Слышу, - не поворачивая головы, кивнула она.
    Босса же, наоборот, подпрыгнула и резко развернулась к нам лицом.
    - Задира,  Мечта!  -  мелодраматически  прошипела  она. - Какого чёрта вы
устроили в столовой?!! Я же приказывала вам не дебоширить!!!
    - Но они начали первыми! - возразила Задира.
    - И  оскорбили нашу бригаду! - добавила я. - Мы не могли оставить это без
должного внимания!
    - Должного  внимания?!!  Разгром чужой столовой - это должное внимание?!!
Как вы могли нарушить моё приказание?!
    - Это  мои  слова,  Харди.  - вставила,  по-прежнему  не   поворачиваясь,
Директриса.
    - Не имеет значения!
    - Так  уж  получилось! - села на своего конька Задира. - Мы были немножко
заняты,  чтобы ещё и следить за сохранностью интерьера. Нельзя же приготовить
яичницу, не разбив при этом чьих-то яиц!
    - Ты  же  не  хотела  бы,  чтобы  этими  яйцами были мы? Правда, Босса? -
ненавязчиво ввернула я.
    Её  глаза неприятно сузились, и на мгновение стало космически холодно. Но
сказать-то  ей  на это было нечего, потому что при всей своей строгости Босса
ни  на  миг не могла допустить мысли, чтобы мы пострадали. Однако, бурлящая в
ней  энергия  требовала  выхода,  который  Харди нашла в виде скромно сидящей
рядом со мной Лейле.
    - А эт-т-то кто такая?!! И почему она сидит здесь, вместо того чтобы быть
со своими?!!
    Мне  стало  как-то не  по себе, а тут ещё и Директриса повернулась, чтобы
посмотреть.
    - На это есть вполне серьёзное объяснение, - невозмутимо произнесла Лейла
и  неожиданно  улыбнулась  совершенно  обезоруживающей и располагающей к себе
улыбкой.
    Босса  удивлённо  хрюкнула,  когда  услышала  великолепный голос Лейлы, и
перестала быть натянутой как струна.
    - Мы  с  нетерпением  готовы  его  выслушать, - Директриса говорила, а её
внимательные  глаза  уже  успели  оценивающе обежать Лейлу с головы до ног. -
Для начала представьтесь.
    - Да,  мэм! - автоматически  привычно откликнулась моя новая, я даже и не
знала,  как  определить  её  статус,  подруга? Знакомая?  О  Лейле как о моей
собственности  и  разговора  быть не могло! - Коммандер Лейла Амазони, третья
механизированная дивизия. Кодовое имя - "Певица".
    - Так-так, - кивнула Директриса - Дальше.
    - Думаю,  что коммандер Кван Мей полно и исчерпывающе ответит на все ваши
вопросы.
    - А?  -  умно  отреагировала  я,  когда  на  мне  сфокусировались взгляды
Директрисы, Боссы и всех вокруг сидящих. - Она со мной.
    Последовала  секунда  ожидающей  тишины,  и только в глазах Лейлы прыгали
шаловливые огоньки. Ох и разберусь я с этой негодницей!
    - Вот  это  да!  Какой  остроумный,  а  главное,  исчерпывающий  ответ! -
возмутилась Босса. - "Она со мной". И никаких гвоздей!
    - И  мне  бы хотелось поподробнее услышать эту историю, - толкнула меня в
бок Задира. - А ведь я - твоя лучшая подруга!
    Где-то сзади печально вздохнули.
    Чего  от  меня требуют? Чистосердечного признания? Покаяния? И вообще это
моё дело! Вот вам!
    Я  сгребла  Лейлу  за  грудки  и  прямо  тут же, при всех, долго и сладко
поцеловала её в губы.
    - Госпожа! - выдохнула она, просительно потянувшись ко мне. - Ещё!!
    - А  как  этот  ответ? - воинственно оглянулась я по сторонам, но повсюду
были только изумлённые глаза и раскрытые рты. - Все поняли? Она со мной!
    - Это  серьёзная  заявка,  Мечта. - Одна Директриса могла связно выражать
свои мысли. - Ты хорошо подумала?
    - Если бы! Я не умею растягивать время.
    - Тогда  думай  сейчас!  Жить   вместе   с  Преданной  -   это   огромная
ответственность.
    - По  Айси  этого  не скажешь! - буркнула я, чувствуя на себе кучу разных
взглядов.
    - К  твоему  сведению,  Мечта,  -  сказала  Босса,  задумчиво  поглаживая
подбородок, - Айси  и Кареглазка знают друг друга ещё с тех пор, когда ты под
стол пешком ходила.
    - Но ведь и они тогда делали тоже самое, - удивилась я.
    - О  чём  я  тебе и пытаюсь поведать, чудо ты в перьях! Они стали частями
друг друга задолго до того, как Мелл призналась в своём отношении к Элиоле. А
ты  познакомилась  с  этой девушкой только сегодня. Кстати, мисс, сколько вам
лет? - учительским  тоном  обратилась  Босса к ставшей вдруг совсем маленькой
Лейле.
    - Двадцать семь, мэм.
    - Надо  же,  какое  совпадение!  -  удивилась  Харди.  -  Вашей...  гм...
избраннице столько же.
    Мы  с  Лейлой  переглянулись,  и  она мягко положила мне голову на плечо,
глядя  на Боссу. Меня же охватило какое-то странное чувство, какого я никогда
не  испытывала  ранее.  Оно  было  таким сильным, что я не выдержала и обняла
лейлины плечи рукой.
    - Понятно, - пристально  разглядывая нас в упор, произнесла Директриса. -
Профа, доложи, что мы готовы начать разбирательство.
    - А... Я... Э-э-э... - Профа была не в лучшей своей форме.
    - Без разговоров! И будешь представлять на нём "БОЕВЫХ ОС".
    - Но я... - на этот раз у Сельмы получилось понятней.
    - Лейтенант Шиил!
    Явно обиженная Профа с тяжёлыми вздохами стала выбираться со своего места
в  проход  между  рядами.  Улыбка,  несмотря  на  распиравшее её любопытство,
последовала  за  ней,  успокаивающе  похлопывая её по спине и что-то негромко
говоря.
    - Мечта  и  Певица,  -  подытожила  Директриса. - Ну и парочка. Коммандер
Амазони, вы понимаете, что значит перевод в нашу бригаду?
    - Да, мэм. Ваш проект не был для меня секретом.
    - Вот как? - удивилась Директриса. - И откуда вам о нас известно?
    - Она  принадлежит  партии консерваторов, - не совсем вежливо, но к месту
высказалась Марго.
    - Уже  нет...  -  еле  слышно  шевельнула  Лейла  губами,  и чуть сильнее
прижалась ко мне.
    - А,  так  значит вы пришли к моим девочкам, чтобы сделать им предложение
выступить на вашей стороне? - улыбнулась Глория Флэйм. - Что же они ответили?
    - Сказали, что сначала победят в войне.
    - Вас  это  не  слишком расстроило? - было видно, что Директриса гордится
нами.
    - У  них  есть  свои головы на плечах. Я завидую той стороне, которую они
выберут,  -  вести разговор на моём плече было не очень удобно, поэтому Лейла
села нормально, но не выпустила моей руки.
    - Даже если это будут консерваторы?
    - Не  надо  издеваться, мэм! Как я поняла, у вас уже есть одна Преданная,
стало  быть вы знаете обо мне достаточно, чтобы не подпускать дешёвых шпилек.
Фракция  консерваторов  для  меня  осталась  в  прошлом. - Тут Лейла показала
эмблему на своей левой руке. - Это всё, что осталось от них.
    - У вас есть характер, Певица. Это обнадёживает. Но также вам надо знать,
что  со мной разговаривать таким тоном могут только те, кому я верю как себе.
Если  вы  всерьёз  подумываете  о  своём будущем, как будущем пилота "особого
соединения",  то  в  первую  очередь научитесь следить за своим поведением. И
не  спешите  выбрасывать  ваши политические достижения на свалку. Они ещё вам
пригодятся.  Итак,  вы  заявляете  официально,  что  намерены подать рапорт о
переводе в бригаду "БОЕВЫХ ОС"?
    - Да, мэм! - ни секунды не колеблясь, ответила Лейла.
    - А  ты,  Мечта,  согласна  принять  на  себя  ответственность за жизнь и
благополучие  этой  девушки?  - Директриса серьёзно посмотрела мне в глаза. -
Повторяю - это  огромная ответственность. И я не хочу, чтобы в будущем с вами
обоими  случилось  что-нибудь  плохое из-за ваших личных отношений. Которые в
свою очередь внесут раскол в нашу жизнь.
    Как  должна  чувствовать  себя  двадцати  семилетняя  девушка,  когда  ей
приходится  делать  выбор,  который определит всю её дальнейшую жизнь. Ведь я
знала,  что  это как раз такой момент, когда сделанного нельзя будет отмотать
назад и изменить.
    Ничего  не  было. Ни страха, ни беспокойства, ни растерянности, которой я
мучилась  несколько минут назад. Я посмотрела на сидящую слева Задиру, и хоть
бы  тень ревности или недовольства появилась на её лице. В её глазах читалось
одно, и как я была ей за это благодарна! "Что бы ты ни выбрала, Ани, я всегда
буду  рядом  с  тобой  и  поддержу тебя в трудную минуту". А ещё мне было так
уютно держать в своей руке тёплую изящную ладошку Лейлы.
    Я  спросила  свой разум и своё сердце. И разум ответил, что свой выбор он
сделал,  когда  не  заставил меня оторвать прижавшуюся ко мне Лейлу и уйти из
комнаты,  после  её  признания.  А сердце, замерев на мгновение, вернуло моим
рукам  ощущение  изогнувшегося  в них судорогой экстаза нежного тела, а в уши
- хрустальный  крик  высшего  наслаждения. Что ещё нужно, чтобы выбрать? Кинь
судьбу свою ветрам...
    - Согласна.
    Не  знаю,  чего  мне  следовало  ожидать  после  этого,  но   только   не
поздравлений. Все, кто смог дотянуться до меня и Лейлы посчитали своим долгом
сделать  это  и  либо  похлопать  по  плечам,  либо взъерошить волосы. Задира
заключила меня в свои объятия и шепнула на ухо, что бесконечно мне завидует и
не  прочь  бы  потом  повеселиться втроём. Я хотела сказать ей, что там будет
видно,  но  тут  моя  ладонь  жалобно  хрустнула в крепком пожатии Боссы, и я
послушно подавилась.
    - Не  буду портить тебе удовольствие, - скупо улыбнулась она, и уже своей
настоящей улыбкой. - Живите дружно и всегда будьте верны друг другу.
    - Спасибо, мэм, - ответила  чуточку ошеломлённая Лейла. - У нас всё будет
хорошо.
    Она  вновь  прижалась  ко мне и хотела что-то добавить, но пришла Профа с
известием о начале разбирательства и всё испортила.
    Пришлось  сделать  серьёзный  вид и выслушать вступительную лекцию о том,
что  нехорошо разводить склоки между собой, когда на пороге нашего дома стоит
враг. Лекция воспринялась слабо, честно говоря, никак не воспринялась. Задира
откровенно  зевала  и  лениво  почёсывалась. Сзади о своём шептались Лисица и
Золушка. Улыбка старательно пыталась развеселить сникшую Ханну одной из своих
многочисленных  историй  и  заметно  в  этом  преуспевала.   Марго,   чему-то
усмехаясь,  разглядывала  аккуратные  ноготки  на  собственных пальцах. Профа
сидела рядом с Директрисой и с равнодушно-отрешённым видом внимала проповеди.
Наши бывшие соперницы в подавляющей своей массе громко шушукались, с заметным
скепсисом поглядывая на распинающуюся полковницу. Множество взглядов кидалось
и  в  нашу  сторону,  и  в некоторых из них уже были уважение и признание нас
равными.
    Всё  это  вовсе  не говорило о полном отсутствии элементарной дисциплины.
Просто  мы  были  ветеранами,  элитными  войсками,  и  слушать  всякую  чушь,
предназначенную для зелёных кадетов, не собирались.
    Однако  благодарная аудитория всё же нашлась. Девушки с топливной станции
и  несколько  человек из танкового подразделения на полном серьёзе смотрели в
рот говорящей ВП и, похоже, искренне верили её словам.
    Босса  тоже  слушала  и часто морщилась, потому что ей давно уже хотелось
приступить  к  делу.  Директриса расслабилась, вытянула свои длинные стройные
ноги,  которые  даже  в боевом костюме смотрелись потрясно, сцепила на животе
руки  и  отдыхала.  Для  полноты картины не хватало только громкого храпа, но
Глория Флэйм не страдала такой дурной привычкой.
    А  мне  выпала  первая  возможность  относительно спокойно подумать после
всех,  ураганом  свалившихся  на  меня,  событий.  Срезу  появились  вопросы.
Которыми  я  быстренько  стала  донимать  Лейлу. Например, почему она приняла
участие в драке, если даже не дружит с Танит и её компанией? Она стала мяться
и  дуть  губки, так что мне пришлось немного пощипать её за места поинтимней,
после  чего,  тихо хихикая и слабо отбиваясь, Лейла сдалась и сказала, что ей
надо было лично выяснить насколько хороши хвалёные "БОЕВЫЕ ОСЫ". Я возразила,
что для того, чтобы составить о нас мнение, вовсе не надо было делать попыток
разбить  нам  носы.  Потом  предположила,  что  в ней просто взыграл её стиль
"садо-мазо". Лейла  немножечко  покраснела, отчего сделалась прехорошенькой и
ответила,  что её госпожа необычайно проницательна, и что она, Лейла, ждёт не
дождётся того момента, когда мы снова останемся наедине.
    Я  удивилась  её ненасытности, строго сказала, чтобы она не называла меня
госпожой,  а  затем сама вспомнила её руки и губы, и содрогнулась от приятных
воспоминаний.  Она,  конечно  же,  всё заметила и заулыбалась. Пришлось резко
сменить  тему  и устроить ей небольшой допрос: где она родилась, где училась,
почему  решила служить в Силах Самообороны, каким-таким образом её угораздило
влезть  в  политику?  Лейла  охотно поведала мне обо всём, меня интересующем.
Вот, что я узнала.
    Родилась  она  в  самом  первом  и,  от  этого,  самом  мощном, большом и
могущественном  мегаполисе  Новы - Империуме,  по совместительству являвшемся
главным  городом  планеты.  Где  учиться  и  в дальнейшем работать, выбор был
довольно  узко  определён.  Мама  служит  в  армии  и командует полком лёгких
роботов,  папа  занимал немаленькую должность в партии консерваторов. На этом
месте  Лейла  тяжело  вздохнула и погрустнела. Что такое? В самый первый день
войны,  когда  над  городом  совершенно  внезапно  появились   стратегические
бомбардировщики  с  нейтронными и плазменными бомбами, он был в штаб-квартире
партии на еженедельном совещании. После налёта города не стало.
    Я  соболезнующе сжала её руку, и девушка с благодарностью кивнула мне. Но
только  почему  я  не  помню  никого  из  политиков  с фамилией Амазони? "Это
просто", - просветила  меня  Лейла. Её отца звали Пётром Абрамовым, а фамилию
себе она взяла по матери.
    Так  вот,  с  самого детства её воспитывали и готовили для армии. На этом
настояла её мать, Катерина Амазони (а это имя мне было знакомо). Что вовсе не
мешало  лейлиному  отцу  баловать  дочь,  как это может сделать преуспевающий
политик.
    После  обычной  школы,  была  военная  академия,  и три года назад ещё не
"понюхавшая  пороха" новоиспечённая лейтенант Амазони впервые стала управлять
настоящей боевой машиной.
    Кроме  прочего,  её  отец  полагал,  что  армия даст ей неплохую карьеру,
потому  что  Лейла была очень способной и целеустремлённой девочкой, но армия
армией,  а  лишние  политические  связи  ей не помешают. Уже в академии Лейла
получила  свою  эмблему  на  руку  и  начала  пробивать себе нишу не только в
военной области, но и в области борьбы за власть.
    Как  оказалось, что неё проявились не совсем обычные склонности и синдром
принадлежания? А кто его знает? Наверное, это от природы.
    "Я  не   особо переживала по этому поводу. Просто мне хотелось быть такой
же  счастливой,  как  и  мои родители. А ломать себя и становиться похожей на
большинство? Вряд ли это сделало бы меня лучше, чем я есть. Ведь верно?"
    Она посмотрела мне в лицо, и я уже не смогла представить её другой.
    "Я  живу  на Нове, а не на Земле. Здесь на многое смотрят по-иному. Вот и
ты  тому  пример,  Ани.  Ты  разговариваешь  со  мной, держишь мою руку, хотя
знаешь, что я навязалась на твою шею и, что я - "садо-мазо". Кстати откуда ты
взяла  это  выражение?  Секрет? Да я вовсе не настаиваю. Подобных тебе всё же
мало.  В основном, я встречала злобствующих фанатиков "правильности", которые
кривили губы в ханжеских гримасах и сплёвывали за моей спиной."
    Тут  я  подумала,  что  Лейла очень ранима, несмотря на свой облик вполне
самостоятельной  женщины.  И ещё, что армия - это единственное место, где она
полностью  смогла  бы себя реализовать. Свой путь от лейтенанта до коммандера
она  прошла  всего  за  три  года,  что совсем неплохо. Почему-то вспомнились
улыбающиеся друг другу Айси и Кареглазка.
    На  этом  месте  знакомство  с  прошлой  жизнью   Лейлы   отложилось   на
неопределённый  промежуток  времени,  потому  что  полковница  закончила своё
выступление  на  патриотически-оптимистической  ноте.  Мол, надо всеми силами
укреплять  взаимосвязи  между  разными  родами наших вооружённых сил, и тогда
никакие  земляне,  сколько бы их ни было, не смогут одолеть борющихся за свою
независимость  коренных  жителей  планеты,  то есть нас. Оперативная агитация
закончилась,  и  мы  от  души похлопали добровольной лекторше. Надо же, чтобы
человек  почувствовал  свою  значимость.  А   то,   понимаешь,   надрывалась-
надрывалась, а ответной реакции - ноль.
    Нас  с  Задирой  подобными  лозунгами  под  самую  завязку  набили  ещё в
приснопамятном  штабе  седьмой  механизированной  дивизии,   и   единственное
действие,  с  тех  пор,  они  оказывают  преимущественно  в  сторону сладкого
позёвывания  и  неодолимо  закрывающихся  глаз.  Говоря   нормально,   призыв
"пролетарии  всех  войск  -  объединяйтесь!"  хорош  для  людей  никогда   не
сталкивающихся  с  армейской  жизнью:  рабочих, служащих и прочей гражданской
братии.  Поварившись  в  военной  кастрюльке  пару- другую лет понимаешь, что
каждая,  даже самая распоследняя рядовая исключительно гордится той частью, в
которой  служит.  И готова защищать своё мнение зубами и ногтями. Если это не
мешает делать общее дело, то почему бы не размяться время от времени?
    Личности  же, которые переносят свое отношение с частного на общее, долго
не  задерживаются  в  армии.  Их либо с треском выгоняют, либо, что случается
намного чаще, они сами уходят.
    После вдохновенной речи в защиту дружеских и сестринских отношений, слово
взяла  майор  ВП  и  попросила  отметиться  всех  участвовавших  в,  как  она
выразилась,  "досадном  недоразумении".  Её  слова  вызвали наш дикий хохот и
настоящую  бурю  аплодисментов.  Ей пришлось раза в три повысить голос, чтобы
успокоить  развеселившуюся публику. Эти усилия наверняка пропали бы втуне, не
присоединись  к  ней  Босса  и Джубили Искандера. Совместными действиями трёх
сторон был воцарён порядок и некое подобие тишины.
    Майор  назвала  код,  с  помощью  которого можно было передать на главный
оперативный  терминал  свою  идентификационную  информацию.  И   в   течение,
буквально, минуты они с полковницей собрали полный список главных действующих
лиц произошедшей недавно дружеской потасовки.
    Потом  началась  скучная  процедура  выяснения   обстоятельств,   которые
предшествовали  и  сопутствовали  драке.  По  очереди  вызывали  участниц   и
перекрёстно  их  допрашивали.  Представлявшая,  как я уже узнала, двенадцатую
бронетанковую  бригаду адъютантка Джубили Искандеры оказалась крутой девочкой
в  смысле "перевода  стрелок" и  изо всех сил старалась представить дело так,
чтобы  мы  выглядели  в  нём виноватыми. Видимо у неё была большая практика в
адвокатском деле.
    Ха!  На  что  бы они не надеялись, им пришлось малость обломиться, потому
как  Директриса  недаром выставила на эту передовую нашу Профу. Вот уж она-то
любит  помолоть  языком  почём  зря!  С точки зрения хорошего юриста, как это
понимает  сама  Профа, умение не лезть за словом в карман является совершенно
необходимым.
    Голубой  мечтой  Сельмы почти с самых пелёнок была строгая красно-зелёная
униформа  прокурора. Уж не представляю, как можно считать многочасовые прения
и  пустопорожнюю болтовню, перемежающиеся периодическими стуками здоровенного
молотка,  полезным  времяпрепровождением,  но  Профа  не только считала, но и
получала  от  этого,  когда  училась в юридическом университете, так сказать,
полный  кайф.  Совмещая в себе фантастические знания в области юриспруденции,
ловко  подвешенный  язык  и  холодный  аналитический  ум,  она была гордостью
университета  и  не  видела  особо крупных препятствий на пути к своей мечте.
Получив    свой    красный   диплом,   Сельма   присмотрела   себе   фирмочку
пореспектабельней и, участвуя в конкурсе, конечно же, победила.
    По  её  словам  некоторых  проигравших  пришлось уносить на носилках, так
много  сулила  должность, и не каждый смог смириться с неудачей. Казалось бы,
все  прекрасно  и хорошо, но президентша фирмы была настоящей стервой, к тому
же  страдающей  идиосинкразией  к молодым многообещающим юристкам, и, отказав
Профе, "пошла  на принцип" и назначила новый конкурс. Выйдя из президентского
кабинета,  Сельма  сказала "не поняла!" и снова записалась в участницы. Через
неделю,  выслушав новый отказ только в более неприятной и категоричной форме,
она  немного  разозлилась и решила показать, что у неё тоже есть принципы. На
взгляд  Задиры,  да  и  мой  тоже,  самым простым для Профы было устроиться в
другую фирму, но она сказала тогда, что мы ничего не понимаем. Короче говоря,
противостояние  могло  продолжаться  довольно  долго, если бы на пятом отказе
стервозная  президентша,  ехидно  щуря  глаза, не заметила небрежно, что если
Сельма настолько тупа и не может с первого раза понять слово "нет", то лучшее
для неё пойти служить в армию. Мол, там таких ждут не дождутся.
    Надо  сказать,  что  в  те  годы  Профа,  которая естественно ещё не была
Профой, до икоты боялась слова "армия" и всего с нею связанного. И вот тогда,
она, как призналась нам, единственный раз в жизни сорвалась по-настоящему.
    Когда  три  охранницы  с  трудом  оттащили  её  от  потерявшей   сознание
президентши, та выглядела самым ужасным образом. Попасть же в "чёрный список"
можно,  сделав  гораздо  меньшее.  Таким вот образом и ушёл поезд, на котором
было  написано: "Сельма Шиил - юрист и прокурор", оставив  Профу  на  станции
смотреть себе в след и грустить об упущенном.
    О  пособии по безработицы даже не могло быть и разговора, а ничего, кроме
судебных  дел  Профа  не  умела.  В  слепом  ожесточении  на  себя,   мерзкую
президентшу и мир вообще, она отправилась в армейский приёмный пункт и, чтобы
доказать  всем,  что  может всё, заполнила анкету и вляпалась. Два дня спустя
пришла призывная повестка, с которой началась для обливающейся холодным потом
Профы,  армейская  жизнь.  На  самом  деле  всё было  не так страшно, как она
воображала,  а  устав  для  несостоявшейся  прокурорши   показался   колонкой
анекдотов  во второсортной газетёнке. Быстро дослужившуюся до звания сержанта
Профу  нашла  Директриса,  когда собирала кандидаток в "особое соединение", и
забрала к себе.
    У    нас   Сельма   обнаружила   в   себе   потрясающие   способности   к
совершенствованию  техники  и  оружия,  по каковой причине в своё время между
Боссой и Музыкой едва не началась война. Вмешалась Директриса,  и с тех Профа
застряла  в  "Ночных  призраках"  без  права  перевода,  на что совершенно не
жаловалась.
    На  отсутствие  практики  в  военных  юридических  спорах  она  тоже   не
жаловалась,  потому что была не единственной, кто до армии видел свою карьеру
в  служении  Фемиде.  Особенно  заклятыми  подругами в этом деле у Профы были
сёстры Прима и Секунда.
    В  свете  вышеизложенного понятно, почему настойчивые усилия по очернению
боевого  дивизиона  "особого  соединения"   представительницей   "бронетехов"
оказывались  малоэффективными.  На  мой  взгляд,  тут  была  ещё такая важная
штука  -  Профа-то  УЧАСТВОВАЛА  в драке и видела всё своими глазами, чего не
скажешь об адъютантке.
    Где-то  посередине разбирательства обнаружилось отсутствие Недотроги и её
новой  знакомой,  которую я так удачно приложила головой в столовой. Это было
весьма  серьёзным  нарушением  правил,  и  кое-кто  из  присутствующих просто
позеленел  от  злости  и  недовольства.  Моментально  пошли  разговоры  об их
немедленном  поиске  и водворении на законное свидетельское место, да ещё под
вооружённой,  так  на  всякий  случай,  охраной,  но вроде бы уснувшая и этим
являющая  своё  отношение  к  происходящему Директриса приоткрыла один глаз и
подозвала  к себе Профу. Что-то пошептала ей на ухо и отпустила. Профа плавно
пожала плечами и, вернувшись к оперативному терминалу, обошла его, склонилась
над обеими ВП и тоже что-то зашептала.
    Говорила  она недолго, но после окончания сообщения, обе ВП уставились на
Директрису  большими и красивыми глазами. Более импульсивная майор, почему-то
красная  до  корней  волос,  попыталась  выскочить  из-за  терминала  с  явно
нехорошими намерениями, но полковница поймала её за руку и дёрнула на место.
    Я с удивлением заметила, что наблюдающая за ними Директриса улыбается той
самой  своей  зубастой  усмешкой,  какой  она  скалилась,  когда надавала мне
тумаков на боевой площадке.
    Что  бы  там  она  не  наговорила  им  через  Профу,  сказанное  не особо
понравилось.  Полковница  несколько  секунд  оч-ч-чень  пристально глядела на
Глорию  Флэйм  ледяными  глазами, потом поморщилась и что-то негромко сказала
стоявшей  рядом  Профе.  После  этого  отменила  поиск  Недотроги и приказала
вызвать следующую свидетельницу.
    Только тогда до меня дошёл момент, что Босса оказывается была более-менее
в  курсе,  поскольку  не  относилась  к  числу дам с налитыми кровью глазами,
которые жаждали свежих жертв. Задира даже спросила её о том, что на её взгляд
произошло.
    - Полный  разврат! - махнула  рукой Харди с намёком на скрытое веселье. -
И кем мне только приходится командовать!
    - Лучшими  из  лучших, - серьёзно-серьёзно ответила ей Директриса и опять
закрыла глаза.
    Я  же  решила  на  этот  раз  немного  помолчать,  тем  более,  что Лейла
инстинктивно сжала пальцами мою ладонь.
    Разбирательство  неторопливо  покатилось  дальше.  Но  с   каждой   новой
свидетельницей  вырисовывалась  истинная  картина  произошедшего,  отчего всё
больше  мрачнело  и  так  невесёлое лицо командующёй местными войсками. Оно и
понятно:  какие-то  никому  не  известные  нахалки намяли бока одним из самых
лучших  её  людей,  да  ещё  и  уступая  им  в количестве. Позор да и только!
Вдобавок  самая  умелая  её  адъютантка подчистую проигрывает юридический бой
одной  из этих наглых выскочек. Примерно такие мысли угадывались в её сердито
поблёскивающих  глазах.  Наконец  она  не  выдержала  и, поднявшись со своего
места,  произнесла,  резко рубая рукой воздух комнаты совещаний и обращаясь к
полковнице ВП:
    - Достаточно!  Хватит  разводить  шуры-муры!  Остановимся на том, что мои
девочки  виноваты.  Решайте  какие взыскания им полагаются, но я хочу чтобы и
другая сторона по уставу получила всё им причитающееся. Особенно вот эти, вот
эти две! - палец  Джубили  Искандеры,  гневно подрагивая, указывал ни на кого
иного,  как  на  нас  с  Задирой.  -  Их  обязательно  надо  научить хорошему
поведению!  -  Машинально  она  провела  рукой  по  своему  боевому  костюму,
воспоминанием о каплях крови Джулии.
    Ну  а сама Задира после таких слов уже была на ногах и, приняв вызывающий
вид, ехидно ответила:
    - Мало показалось? В любое время, девчонки, звоните, и мы вас встретим!!!
    Почти  вся  правая  половина  комнаты, возмущённо гудя, вскочила со своих
мест  и  надвинулась  на  нашу  половину.  В  этот  момент  плотная   цепочка
девушек-полицейских показалась тонюсенькой и совсем ненадёжной.
    - Задира,  СЯДЬ!!! - приказала  поднявшаяся Босса, и от неё пахнуло таким
холодом, что передние девушки из танковой бригады аж отшатнулись.
    Джулия  послушно  плюхнулась на своё место, но в большей степени от моего
сильного пинка в ногу, нежели от слов Боссы.
    - А   вам,  -  перевела  Джубили  глаза  на  Харди, -  я советую забыть о
предложенном  списке  и  управляться  старыми силами! Впрочем, можете забрать
себе  соплячек  с  этой  станции. Им у меня ничего уже не светит! - последние
слова  были  сказаны  тоном  подачки,  и  ОВП совсем не рассчитывала, что эту
подачку примут.
    - Согласна! - громко  и  раздельно  произнесла Директриса, не меняя своей
расслабленной позы и даже не открыв глаз.
    - Как? - искренне изумилась ОВП.
    - Меня  удивляет  скорость,  с  которой  вы  меняете  свои  решения, - не
обратив внимания на её реплику, продолжила Директриса. - Вы же командующая, а
это  звание  обязывает  быть твёрдой и последовательной в своих поступках. Вы
ведь не размазня гражданская, правда?
    Джубили  едва  не посинела от такого красивого росчерка нашей командирши,
поскольку  Директриса поймала её за самые жабры. О каком там списке они бы ни
говорили, а по-моему  речь шла о пополнении для "особого соединения" (неужели
Глория  Флэйм  наконец сжалилась  и  прислушалась  к  мольбам моим и Лисицы о
катастрофической  нехватке  кадров?),  теперь  генерал-полковница  хоть  и не
вернётся  к  своему  прошлому  согласию,  но  и  не  сможет   отказаться   от
предложенных  нам  пятерых  девушек.  Иначе,  просто   окажется  "гражданской
размазнёй", а репутация для офицеров её ранга зачастую дороже жизни.
    Ситуация стремительно накалялась. Почувствовав  это, главная ВП приказала
всем,  кроме командования сторон, очистить помещение для того, чтобы выяснить
в  более  спокойной (я лично в этом сомневалась) обстановке кому какие бонусы
достанутся.
    Первыми под белы рученьки вывели Танит "со товарищи", благо они и так уже
стояли.  Через пару минут за ними последовали и мы, оставив Директрису, Профу
(на правах консультанта) и Боссу дальше ломать копья с Джубили Искандера и её
помощницами.
    Первым, что мы встретили у входа в командный центр, была физиономия Танит
и не сказать, чтобы очень приветливая.
    - Ну  что  же,  удачливые  сучки,  -  прошипела  она,  -  и этот раунд вы
выиграли,  но  когда-нибудь  вы  всё-таки  облажаетесь,  и  я спляшу на ваших
костях!
    После  этого "доброго" предсказания она круто развернулась и, печатая шаг
как на параде, удалилась, высокомерно задрав нос.
    - Мало я ей врезала! - посетовала Задира.
    - Яда-то сколько! - покачала головой Лисица. - Как у змеи!
    - Совершенно  точно! - заметила,  незаметно  подошедшая  к  нам, мулатка,
которую я отправила в нокаут первой. - У Танит и прозвище "Змея".
    - Может  сразу  в  нос? - задумчиво  спросила  у  меня Задира, поглаживая
костяшки пальцев.
    - Если будет выпендриваться, то можно и в нос! - улыбнулась я.
    Мы  с  Джулией,  Улыбкой,  Мафиль  и  Алисой  рассмеялись  давая   понять
напрягшейся девушке, что это всего лишь шутка.
    - Я  просто  поговорить! - обиделась  она. - А тут грозятся побить! Так у
вас, девочки, дела совсем не пойдут.
    - Да ладно тебе, Таня! - ответила ей Лейла. - Лучше скажи зачем пришла.
    - О, а ты, как всегда, быстрее всех Лейла! Проводишь свою консерваторскую
агитацию?  Извините,  мне  стоит  представиться - Татьяна Страйк, двенадцатая
бронетанковая бригада. Подруги зовут меня просто Таней.
    - У  неё  прозвище "Пышечка", - хихикая,  просветила нас Лейла, - Правда,
Пышечка?
    - Не дразнись, Певица! Ты знаешь, что мне оно не нравится!
    Я  взглянула  на весьма замечательный и выдающийся бюст Татьяны Страйк и,
улыбнувшись, подумала, что трудно наверное быть единственной опорой та-а-аких
вот  близняшек.  Фигуру  же  Таня  имела безупречную, и зря обижалась на своё
прозвище.
    Мы  все  представились, пожимая ей руку так крепко, что к концу процедуры
она уже с опаской подавала её.
    - Ну  вы и спортсменки! - заметила она, растирая ладонь, когда знакомство
завершилось.
    - Да уж! - гордо ответила Задира. - Мы такие!
    - Так  какова  цель  твоего  визита?  -  спросила  внимательная   Улыбка,
возвращаясь к сути.
    - Честно  говоря,  ничего  особенно  конкретного, - призналась  Таня. - Я
заметила, что Танит: Вы знаете, что её зовут Танит?
    - Знаем, - кивнула Марго. - Нам все уши уже про неё прожужжали!
    - Ну  вот,  она  не торопилась уходить, и мне стало любопытно, что же она
задумала.
    - А  потом  появились  мы,  и  ты получила свой ответ, ай! - поперхнулась
Задира,  потому  что  сильный  порыв  ветра  пронёсся над землёй, кинул в нас
противной тучкой пыли, растрепал волосы и умчался дальше.
    - Да,  так  и было, - согласилась Пышечка. - Ещё мне хочется посоветовать
вам  в  дальнейшем остерегаться её. Танит очень опасна для своих врагов, а вы
как  раз  попали  в  её "расстрельный" список. За дурной характер мы бы давно
выперли  её  из  бригады,  но к сожалению она - самый лучший командир танка в
армии и имеет много поклонниц, которые видят в ней свой идеал.
    Она  зачем-то  посмотрела  в  небо,  вздохнула  о  своём,  а  потом стала
прощаться.
    - Это всё, о чём я хотела с вами поговорить, - пожимая нам руки, заметила
она. - Пойдём, Лейла? Нам вроде в одну сторону.
    - Ты ещё не знаешь,  Таня, - Лейла взяла меня за руку и прямо засветилась
от счастья.
    - Поверить  не  могу!  Нашла всё-таки! - искренне обрадовалась Пышечка. -
Желаю  вам  обеим  удачи!  Значит  увидимся не скоро? Если вообще? Не забывай
меня, Певица. Как найти, если что - знаешь.
    - Надеюсь,  ты  не  обижаешься, что я "отключила" тебе свет в столовой, -
сказала я.
    - Нет,  конечно!  -  громко  расхохоталась  Таня. - Я  тоже тебя стукнула
прилично.  Помнишь?  Подносом.  Так  что мы квиты! Хорошенько присматривай за
моей  подружкой!  Она такая привередливая, ха-ха-ха-ха! Счастливо вам всем!!!
- Продолжая  улыбаться,  она повернулась и направилась в ту же сторону, что и
Танит-Змея.
    Пройдя  десяток шагов, Таня обернулась и помахала на прощание рукой.
    - Чуть  не  забыла!  -  вновь услышали мы её голос. - Знайте, что о вашем
подразделении узнают не только в интерпретации Танит, мы об этом позаботимся!
    Она  продолжила  движение  и  больше не оглядывалась, пока не свернула за
угол одного из ангаров.
    - Если бы все были такими как Пышечка! - Задира в сердцах наподдала ногой
мелко-средних размеров камешек, и мы проследили взглядами облачка сухой пыли,
вздымаемые  его  гранями  при  касании к плотно утрамбованной земле топливной
станции.
    - Э-э-э,  мы  тоже  наверное  пойдём,  -  шагнула в сторону своей казармы
Ханна.
    - Стоять!!! - рявкнули  мы с Лисицей, одновременно подумав об одном и том
же.
    - Куда  запропастилась Недотрога? - сменила тему Золушка. Надо бы вызвать
её к нам. Ведь скоро мы улетаем.
    - Не раньше, чем ВП раздадут шишки, - усмехнулась Улыбка.
    - Нам  с  Мечтой  достанутся  самые большие! - похвасталась Задира, будто
ожидала получения медали.
    - Она всегда такая? - шепнула мне на ухо Лейла.
    - Только по понедельникам. Не беспокойся.
    - Вот  и  вы! - влетела  в  нашу  группу  с третьей космической скоростью
быстрая Босса. - В одну шеренгу становись! Все-все! - она махнула рукой Марго
и девушкам со станции. - Поторопитесь!
    Мы быстро построились и уставились на расхаживающую перед нами Боссу. Она
почесала  свой  носик, несколько раз хмыкнула и, остановившись, повернулась к
нам лицом.
    - Пока они там ругаются, - я сразу же узнала её лучший заговорщицкий тон,
- мы  поступим  по-своему.  Пилотам "особого соединения" приказываю погрузить
свои робокостюмы в самолёты. Теперь, персонал станции, шаг вперёд!
    Харди  внимательно  оглядела вышедших из строя девушек, совсем как Задира
пнула  несколько  камешков  и внезапно спросила у них (девушек), показывая на
ближайшую "ОСУ":
    - Нравится машинка?
    - Да,  мэм! - восхищённо  воскликнула  зеленоглазая  Элли Сноу, встряхнув
прядками  своих  густых золотистых волос, пока остальные медленно соображали,
ошеломлённые неожиданностью вопроса.
    - Хотелось бы залезть в такую и немного размяться?
    - Это было бы так клёво!!!
    Несмотря на совсем неуставное поведение Элли Босса широко улыбнулась.
    - Значит, если я предложу вам стать пилотами "БОЕВЫХ ОС", вы согласитесь?
    Пару-другую  секунд  все  пятеро  изумлённо  таращились  на   неё,   хотя
преотлично слышали слова Директрисы в комнате совещаний.
    - ДА, МЭМ!!! - наконец очнулись они. Да так, что заложило уши.
    - Я  очень этому рада. Певица, вас это также касается. Если вопросов нет,
то  всем  десять  минут  на  сбор  личных  вещей.  Потом  прибыть на взлётную
площадку. - Босса  кивнула в сторону уже подготовленных к взлёту "Несущего-1"
и "Шторма-3". - Там  вас  встретят.  Рапорты о переводе оформим задним числом
попозже. Главное сейчас - поскорее убраться отсюда. Приступайте к выполнению.
    - Извините,  мэм!  -  подала  голос Марго. - Лейтенант Бритэйн беспокоит.
Может в вашей бригаде найдётся местечко и для меня?
    - Хм! - повернулась к ней Босса. - Вот это денёк! То ни одной, а то сразу
куча! Три  шага  вперёд,  лейтенант!  Вашу  работу в качестве корректировщика
сегодня  мы  уже  видели.  А скажите-ка, милейшая, справитесь ли вы с ударной
ракетной установкой?
    - Я  справлюсь  со  всем,  что  не  требует  глухого  шлема управления, -
спокойно  произнесла  Марго,  поправив  очки  на носу, и я склонна была в это
верить.
    - В  таком  случае,  у  вас  скоро  появится  возможность  это  доказать,
лейтенант.  А пока посмотрим, как вы справитесь с доставкой к нам ваших вещей
и  переправкой  своего   самолёта-разведчика  обратно   в   двадцать   первую
артиллерийскую. Приступайте.
    - Есть, мэм!
    Видимо  Марго  хорошенько  подумала,  прежде чем привлечь к себе внимание
Боссы,  потому  что  тут  же  бросилась  вслед  за  Ханной,  Анитой и прочими
девушками  со станции. Вспомнив её способности к планированию, я этому совсем
не удивилась.
    - Что-то  я  не  слышу  твоего  обычного нытья, а Мечта? - пряча улыбку в
уголках губ, заметила Босса, глядя ей вслед.
    - С  какой  это  стати? -  удивилась  я. - Давно пора сделать моё "крыло"
нормальным, а уж твоё и подавно!
    - Да, это ты верно заметила! Ну а как насчёт квалификации пополнения?
    - Она,  наверное,  себя  вспомнила в их годы, - с лёгкой ехидцей заметила
Лисица.
    На  это  я  совсем не обиделась, потому как действительно вспомнила какой
неуклюжей  и  неумелой  была, когда впервые надела на голову шлем управления.
Ещё  вспомнились  слова  Директрисы  о  наших  выдающихся способностях, из-за
которых  мы попали в "особое соединение", когда она объявила нам о вступлении
в  войну.  И  подумалось,  что  она, малость, преувеличила наши заслуги перед
армией.  В  то  время,  если  мы  с Задирой и были чем-то известны, то своими
драками  в  военных  и  гражданских  заведениях  отдыхательного порядка. Хотя
может, как раз это Директриса и имела ввиду.
    - Я ничего не пропустила?! - громко появилась растрёпанная и запыхавшаяся
Недотрога,  с  припухшими  губами  и не успевшей исчезнуть томной поволокой в
глазах.
    Одного  взгляда  на  неё  было  достаточно,  чтобы не спрашивать, чем она
занималась ближайшие полчаса. И так было видно.
    - Как прошёл контакт? - хихикнула Задира.
    - Дина  была  великолепна! У  меня  ещё никогда такого не было! Ну и я ей
тоже показала!
    - Недотрога! - строго окликнула её Босса.
    - Да? - отозвалась  Такасу, глупо улыбаясь и всё ещё оставаясь в объятиях
своей темнокожей знакомой.
    - Какое  счастье для тебя, что ты летишь со мной, а не с Директрисой. Она
из-за  тебя  испортила отношения с важной шишкой из военной полиции. И выдала
бы тебе за это по первое число.
    - Ох! - расстроилась Недотрога.
    - Ну  да  и  бог  с ним! - хлопнула её по спине Босса. - Чего не сделаешь
ради  своих  девочек!  Давайте  по  самолётам.  Лисица, своих к Дриаде. А ты,
Мечта,  к Кареглазке, Профа летит с вами. Из-за тебя, Улыбка. Дождитесь новых
девушек,  устройте  их  в  "Шторме",  и  как  только  прибудет   Директриса -
взлетайте! Разбежались!
    - Есть, мэм!
    ...Ощущая  равномерную вибрацию "Альбатроса", бесшумно несущегося высоко-
высоко над землёй, слыша дикий хохот девчонок с топливной станции и Профы над
очередной  историей  Улыбки,  не  особенно прислушиваясь к разговору Задиры и
Марго, глядя на задумчивый профиль Директрисы, которая смотрела в иллюминатор
и чувствуя на  своём плече лёгкую головку, заснувшей Лейлы, я возвращалась на
нашу  старую  базу,  чтобы  встретить  там совершенно новую жизнь. Интересно,
какой она будет?


                              Конец первой книги.

                             Продолжение следует...

                                                      1999-2000 гг.
                                                      Copyright (c) by Z. Lo.
                                                     All Rights reserved (r).
                                                   другие произведения автора
                                    можно найти на http://evilunic.newmail.ru
                                            мнения и отзывы пишите по адресу:
                                                            evilunic@inbox.ru


  "Виртуаль" - специализированный  комплекс для тренировок и развлечений, где
с помощью продвинутой технологии 26-го века, моделируются условия неотличимые
от настоящих.
  РБТ - Ракетный бронированный танк.
  УТ - Уничтожитель танков.
  ВСРО - Вспомогательная станция раннего обнаружения.
  ДУВМ - Дистанционно управляемый взрывчатый модуль.
  Линкер - устройство, совмещающее в себе видеофон и компьютерную сеть.
  Обзёрвер - в переводе с английского означает <Наблюдатель>
  Это шутка такая - "Удар по почкам всё равно, что кружка пива".
  Идиосинкразия - повышенная болезненная чувствительность к определённым веществам или воздействиям.
В данном случае - "отвращение", "предубеждение".

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.