Версия для печати

СВЕНЕЛЬД АЙРОНФИСТ

ЭВИТА ЗВЕЗДНАЯ ПЫЛИНКА
ЗЕРКАЛО АМАТУНТЫ
СЕРЬГА БАЛАСУРА




   СВЕНЕЛЬД АЙРОНФИСТ
   ЭВИТА ЗВщЗДНАЯ ПЫЛИНКА

   Пролог.

   Это был век Героев. Век отважных первопроходцев и искателей приключе-
ний. Они  бороздили Вселенную вдоль и поперек,  оставляя на ее карте все
меньше и меньше белых пятен. Они жили приключениями, они дышали ими. Да-
же когда  Герои  уходили на покой, их существование оказывалось насыщено
необычными событиями. Фортуна  не  давала им шанса соскучиться и забыть,
кто они  есть. Герои всегда оставались Героями.  О таких Героях и пойдет
речь в нашей истории.

   1.

   Шлюп 2-го  класса  "Синеглазка" попал в зону действия магнитного поля
посадочной системы космопорта Порто-де-Жанейро в 12:43 местного времени.
Через полминуты, после автоматической аутентификации, на экране капитан-
ского коммуникатора появилось ничем не примечательное лицо мужчины.
   Запрос на посадку принят, - зашевелились в такт словам губы  лица.  -
Капитан Ван Рибке подтвердите данные, полученные Центром Управления Пор-
том от вашего компьютера.
   Подтверждаю, - капитан медленно жевал мундштук курительной трубки.
   Принято. Представители органов правопорядка, животные или женщины  на
борту есть?
   Нет. Мы знаем правила.
   Хорошо. Ваша площадка 34-П-78. После приземления до моего сигнала ко-
рабль не покидать. Капитан зажег табак в трубке и выпустил клуб  густого
дыма:
   Ясно.
   Удачной посадки, - ответил человек в форме начальника Службы Безопас-
ности Порто-де-Жанейро. Его властное, изборожденное шрамами  лицо  очень
отличалось от того лица, которое Ван Рибек видел на  экране.  Синтезиро-
ванное изображение использовалось всегда, когда диспетчер  хотел  сохра-
нить инкогнито. Обычная практика для Порто-де-Жанейро - места, где  зак-
лючались самые выгодные сделки, где собирались самые прожженные искатели
приключений, где убивали так же часто, как дрались.  Необычным  являлось
то, что диспетчером выступал высший чин СБ. Последний раз подобная рабо-
та выпадала на его долю, когда в Порто-де-Жанейро попросил убежища  бег-
лый артуарианский принц из системы Камелот. С тех пор о принце никто ни-
чего не слышал. На часах было 12:45. Начальник СБ прервал связь  с  "Си-
неглазкой" и ввел код доступа к коммуникационной сети специального  наз-
начения. Он вызвал абонента 000.
   Ах, это ты, Жерар, - грудной женский голос прорезал тишину  кабинета.
- Ты как всегда не вовремя. У меня ланч. На экране появилось улыбающееся
лицо рыжеволосой красавицы. Ее зеленые глаза  задорно  смотрели  на  на-
чальника СБ, полные губы сладострастно алели на фоне румяной кожи.
   Прошу прощения, госпожа. Прибыл Ван Рибек. Я докладывал Вам о нем.
   Да? - улыбающаяся красавица скинула с обнаженного плеча внезапно поя-
вившуюся там мужскую руку. - Погоди! - произнесла она в сторону  и  про-
должила, обращаясь к начальнику СБ. - Напомни, Жерар. Моя память в  пос-
ледние дни стала такой непрочной. Ах! Госпожа изобразила на  своем  лице
наигранное страдание.
   Ван Рибек  -  один  из  наиболее  квалифицированных  специалистов  по
"темным" делам. Он провел свыше десятка спецопераций и все успешно.  Ис-
точник в одном из Внутренних миров передал информацию, что Ван Рибек по-
лучил заказ на проведение операции в Порто-де-Жанейро. Характер операции
неизвестен.
   Ну, и что тут такого? К нам часто наведываются наемные убийцы.  Разве
это событие, ради которого меня стоит беспокоить?
   Начальник СБ нахмурился:
   Когда Ван Рибек добывал коды доступа  к  Главному  Комплексу  Обороны
планеты Авари-II, его действия привели к  разрушению  трех  многоэтажных
зданий и смерти свыше ста человек. Операция по устранению торговца  ору-
жием на Салеме вылилась в бойню, о которой до сих пор не могут забыть во
Внутренних мирах. Это не человек, а несчастье. Я удивлен, что Вы приняли
решение разрешить ему посадку.
   Ах, да, вспомнила! Это же такой импозантный  мужчина  с  проседью  на
висках. Я обязательно хочу с ним познакомиться! -  госпожа  ослепительно
улыбнулась.
   Конечно, госпожа. Как прикажете.
   Передай ему приглашение на сегодняшний вечер. Скажем, в 20:00.
   Будет сделано.
   Все, пока! - красавица исчезла в объятиях невидимого на экране мужчи-
ны и связь прервалась. Начальник СБ тяжело вздохнул и настроил  коммуни-
катор на "Синеглазку".
   Приветствую Вас на земле Порто-де-Жанейро.
   Спасибо, - ответил капитан, пряча трубку в футляр. - Сколько продлит-
ся таможенный досмотр? Когда мы сможем выйти в город?
   Никакого таможенного досмотра. Вам и Вашему экипажу отведены покои на
65 ярусе в секции С. Робот-гид проводит Вас.
   Спасибо. Чем обязаны такому гостеприимству?
   Госпожа Эвита много слышала про Вас, капитан Ван  Рибек.  Она  желает
познакомиться поближе. Сегодня в 20:00 Вас ждут на ужин.
   Польщен. Я подумаю над предложением. Всего хорошего.
   До связи, капитан. Начальник СБ был недоволен. В голосе Ван Рибека не
слышалось ноток радости. А ведь большинство мужчин  были  готовы  убить,
лишь бы краем глаза увидеть легендарную Эвиту Звездную Пылинку.

   2.

   Шаги гулко  звучали  в затянутом тусклым металлом переходе. Следуя за
приземистым четырехколесным роботом, пятеро мужчин в синих мягких комби-
незонах шли  из  ангара 34-П-78 в направлении секции С 65-го яруса. Часы
на одной из стен показывали 12:58.
   Кэп, странно. Здесь, что никого нет? Почему-то я думал, что  жизнь  в
Порто-де-Жанейро кипит и пенится, - спросил,  любопытно  оглядываясь  на
безлюдные коридоры, белокурый юноша, шедший по правую руку от Ван  Рибе-
ка.
   Мы на 65-м ярусе, Тото. Здесь  располагаются  служебные  помещения  и
апартаменты для тех, кто не хочет афишировать свой визит. Вот ниже,  там
действительно не протолкнуться. Зон свободной торговли,  подобных  этой,
остается с каждым годом все меньше и меньше, - голос капитана был ровным
и твердым.
   Мы не хотим афишировать свой визит. Это точно, - усмехнулся мускулис-
тый негр, поигрывая застежками на кобурах, закрепленных у него на поясе.
- Но как получилось, капитан, что мы дали об этом знать?
   Мое имя, Бад. Оно достаточно известно в Галактике.
   Следовало прибегнуть к псевдониму, - то ли указал, то ли  посоветовал
морщинистый сухопарый мужчина, вышагивающий слева от капитана.
   Все идет по плану, Лайсон. А в псевдонимы я никому  не  советовал  бы
играть с местной Службой Безопасности. Знаешь, кто у них главный?
   Нет. И не очень это меня интересует, - огрызнулся Лайсон.
   Ван Рибек не обратил внимания на тон товарища.
   Ими руководит Жерар де Луоньоль. Те,  кто  смотрел  Интравидение  лет
двадцать назад, обязательно помнят репортажи о наведении порядка в мирах
скопления Медуза. Жерар Вешатель - так прозвали его повстанцы. Очень ум-
ный и расчетливый полицейский.
   Ненавижу копов, - сплюнул на пол Бад.
   Свои чувства оставь при себе, Бад. Мы прилетели сюда с четко  постав-
ленной целью. Поэтому даже не пробуй задирать местных офицеров.
   Понял, капитан.
   Робот-гид остановился у раздвижных дверей с  надписью  "Президентский
номер - 65 ярус". Конечная цель пути, именно сюда он и вел  гостей.  Ван
Рибек подошел к замку и приложил к пластине сканера ладонь. Сработал ме-
ханизм опознавания, и двери разъехались в стороны. Первыми внутрь  вошли
Бад и еще один парень атлетического телосложения. Держа руки на  оружии,
они быстро осмотрели пять комнат и два санузла апартаментов.
   Чисто, капитан, - доложил негр.
   Ни слова не говоря, Ван Рибек кивнул Лайсону.  Тот  открыл  небольшой
чемоданчик, который нес в руке, и вывалил на стол несколько  электронных
приборов. Пока Бад с напарником сгружали с робота-гида вещи, а Ван Рибек
и Тото рассматривали картину на стене холла, Лайсон колдовал над клавиа-
турами, экранами и датчиками.
   Вещей было немного - два пластиковых ящика песочного цвета.  Справив-
шись с ними, атлеты замерли у входной двери,  настороженно  наблюдая  за
происходящим.
   Картина, приковавшая внимание капитана и юноши, изображала  полиморф-
ное нагромождение геометрических примитивов. В зависимости от угла обзо-
ра они меняли цвет, форму, взаимное расположение.  Ван  Рибек  понимающе
закивал головой, ему всегда нравилась классическая живопись. Тото  попы-
тался подражать капитану, но проникнуться  духом  полотна  двухсотлетней
давности не смог. Высокое искусство его мало увлекало.
   Все. Можно разговаривать, - Лайсон утер пол со лба. - 13:04  Я  спра-
вился за полторы минуты. Личный рекорд. Здесь было  четыре  акустических
датчика, два инфракрасных блока наблюдения и  один  контрольный  прибор.
Все нейтрализованы. Я включил трансляцию фона с диска номер  два.  Через
десять часов напомните мне поставить следующую запись.
   Хорошее начало, Лайсон, - капитан улыбнулся и, достав  трубку,  начал
набивать ее табаком. - Тото, карту. Мы должны  обсудить  наши  следующие
действия.
   Да, кэп, - юноша резво бросился к одному из ящиков, сгруженных с  ро-
бота-гида. - Вот она, - он протянул Ван Рибеку плоский пластиковый пульт
матово серого цвета.
   Капитан набрал на сенсорной клавиатуре хитрую комбинацию и  в  центре
комнаты вспыхнуло голографическое скопление разноцветных линий и  фигур.
Скопление напоминало полусферу, поставленную на пол плоской частью.  Ка-
питан закурил.
   Так выглядит Порто-де-Жанейро, независимый и единственный город  пла-
неты Инка-II. Купол - это то, что видно снаружи, - Ван Рибек  переключил
режим, и голографическое изображение рассекли ярко зеленые плоскости.  -
А так Порто-де-Жанейро разделен на ярусы внутри. Над поверхностью  нахо-
дятся ярусы с пятидесятого по семьдесят седьмой. Под землей  -  с  сорок
девятого по нулевой. Глубже располагаются секретные уровни, обозначаемые
буквами греческого алфавита. Для них у нас карты нет. Я говорю это в ос-
новном для тебя Лайсон. Остальные ребята уже видели карту  на  последнем
инструктаже, который ты пропустил.
   Зачем мне это, Гель, - недовольно буркнул в ответ Лайсон. - Я не  со-
бираюсь бегать по этажам. Ты нанял меня для обеспечения технической  бе-
зопасности. Большего не жди.
   Знание карты обязательно, поскольку уходить мы будем по  отдельности.
Ты, в частности, должен улетать на рейсовом звездолете в 0:15.  Билет  я
положил в верхний карман твоей куртки.
   Черт! Ты когда-нибудь прекратишь лазить по чужим карманам, - выругал-
ся Лайсон.
   Капитан пропустил эти слова мимо ушей и продолжил:
   Мы находимся здесь. Твоя цель, Бад, уничтожить "Синеглазку"  ровно  в
0:20. Это недалеко, в ангаре, из которого мы пришли. Вот тут, - лазерной
указкой Ван Рибек показал расположение объектов. - Потом  поступай,  как
договорились.
   Бад кивнул, поигрывая мускулами.
   Тото в сопровождении Немого идет на двадцать первый ярус. Немой  сле-
дит, чтобы мальчика не обидели. Тото!
   А я слежу, чтобы Немой не начал насиловать какую-нибудь подружку пря-
мо на стойке бара, - рассмеялся юноша.
   Капитан нахмурился.
   Тото, ты знаешь, что ты должен сделать. А насчет  подружек,  вспомни,
где мы находимся. Это Порто-де-Жанейро. Женщины здесь - вне закона.
   Все, кроме одной, - глаза Бада заблестели. - Хотел бы я  увидеть  эту
Эвиту.
   Не думаю, что ты пережил бы эту встречу, парень, - заметил Лайсон.
   Он прав, - подтвердил Ван Рибек. - Когда Эвиту  носило  по  Вселенной
как пылинку, гонимую звездным ветром, для людей это было несчастьем. Ра-
ди ее прихотей пролито столько крови, что можно наполнить несколько оке-
анов. Сейчас, Эвита осела здесь. И она - самая страшная опасность, кото-
рая подстерегает в Порто-де-Жанейро.
   Байки, капитан. Сказки, - самоуверенно ответил Бад. - Я умею разгова-
ривать с женщинами.
   Не дай тебе бог, Бад, проверить свои умения на Эвите.
   Ван Рибек не шутил. Он знал, о чем говорил.

   3.

	Часы показывали 20:10. Жерар де Луоньоль спускался на спецлифте на ярус альфа. Настроение было поганое. И что самое неприятное, это легко читалось по его лицу.
   Двери лифта бесшумно распахнулись, и начальник СБ  шагнул  на  мягкий
ворсистый ковер, покрывавший пол коридора. Камеры и  датчики  наблюдения
внимательно следили за каждым шагом Жерара. Все двадцать шагов до  блес-
тящей золотом двери его не покидало ощущение жертвы, добровольно  идущей
на заклание. Жерар приложил ладонь к пластинке сканера, и золотая  дверь
исчезла. Перед ним находилась просторная  комната  с  высоким  потолком,
перламутровыми  стенами  и  огромной  кроватью,  похожей  на   небольшую
танцплощадку, в центре.
   Чуть слева располагалось увешанное зеркалами трюмо артурианской рабо-
ты. Рядом с ним на изящном пуфике, спиной к гостю, сидела женщина в бар-
хатном платье оригинального кроя. Это платье не столько скрывало прелес-
ти хозяйки, сколько подчеркивало их. Женщина о чем-то напряженно размыш-
ляла. Робот-парикмахер занимался ее огненно-рыжими волосами.
   А! Явился! - женщина была явно не в духе. - Где  этот  проклятый  Ван
Рибек? Что значит, сослался на усталость и не пришел?
   Госпожа, мы можем попытаться заставить его прийти. Если Вы прикажите!
   Отраженные десятками зеркал, гневно полыхнули глаза женщины.
   Опять я должна делать все за вас! Ах, эти мужчины. Такие  беспомощные
и подлые. Жерар, я думала, ты догадаешься намекнуть гостю, что мои приг-
лашения не отклоняют! Неслыханно! Может, посоветуешь мне самой подняться
к нему?
   Это небезопасно. Я, конечно, уверен,  что,  увидев  Вас,  он  тут  же
упадет на колени и попросит прощения. Но боюсь, первый выстрел он сдела-
ет не глядя.
   Чепуха, - женщина надменно улыбнулась. - Я прожила достаточно,  чтобы
знать свою силу. Как только он почувствует мое присутствие,  он  -  мой.
Однако, это не тот стиль, который я сейчас предпочитаю. Я изменила  пла-
ны.
   Робот принялся накладывать на лицо женщины макияж. Поликолорная пома-
да, фосфорицирующая тушь, тени нежных тонов!
   Жерар, ты должен его убить. Принеси мне его голову.
   Да, госпожа. Как прикажите.
   Пусть люди узнают, что мне нельзя отказывать. Хоть они и заточили ме-
ня на этой гнусной планетке, я еще способна кусаться. Ах, Жерар, я  хочу
тебя укусить!
   Хитро улыбаясь, женщина обернулась к мужчине.
   Иди сюда!
   Блаженство охватило естество Жерара. Он упал перед госпожой на  коле-
ни.
   Какой славный! - рассмеялась она, покусывая его за шею. Потом, доста-
точно сильно ущипнув за живот, отпустила. - Все. Ступай. Ван Рибек  дол-
жен быть мертв.
   Слушаюсь, госпожа! - от прежнего мрачного настроения у начальника  СБ
не осталось и следа.
   Время пошло. Сейчас 20:17. В 21:17 голову Ван Рибека принесешь в  бар
"Цикалия". Я отправляюсь туда, повеселить мальчиков.
   Будет сделано, госпожа. Только разрешите одно замечание об обществен-
ном резонансе на это убийство!
   Не разрешаю.
   Робот предоставил женщине на выбор двадцать наиболее  модных  запахов
духов.
   Ах, Жерар, уходи! Ты отвлекаешь меня от самого важного!
   Да, госпожа.
   Повернувшись кругом, и сделав несколько шагов, начальник СБ исчез  за
золотой дверью. Женщина тяжело вздохнула и произнесла:
   Жерар стал таким скучным. Пора его менять! Проклятые мужчины.
   Она улыбнулась своему отражению в зеркале и вернулась к ответственной
процедуре выбора запаха.

   4.

	Джо, Рембрант и Луи Козявка были лучшими бойцами в Службе Безопасности Порто-де-Жанейро. Именно их выбрал Жерар для проведения акции по ликвидации Ван Рибека.
   Судя по показаниям приборов, все пятеро сейчас в своем номере на 65-м
ярусе, - начал инструктаж начальник СБ. - Ваша задача, в соответствии  с
планом "Небесный гром", зачистить помещение. Живых не  оставлять.  После
выполнения задания,  связаться  со  мной  по  каналу  спецсвязи.  Я  дам
дальнейшие указания. Все ясно?
   Шеф, мы изучили схему 65-го яруса. Требуются некоторые отклонения  от
плана "Небесный гром", - заметил Джо, командир группы.
   Изменения разрешаю.
   Как насчет случайных свидетелей?
   Их быть не должно.
   Ясно. Мы готовы.
   Отлично. Экипируйтесь и в 20:45 приступайте.
   Бойцы кивнули и, погрузившись в лифт, поехали на ярус гамма, в  арсе-
нал!

   Тото и Немой вернулись в номер в 20:34. Юноша был полон впечатлений и
хотел с кем-нибудь ими поделиться.
   Здесь действительно, совсем нет женщин! А мужики злые-презлые. Фу!  И
когда пронесся слух, что в одном из баров выступает  сама  Эвита,  какая
паника началась! Все ломанули на двадцатый ярус. Жаль, нам по плану сле-
довало уже возвращаться. Хотел бы я посмотреть на это чудо  в  юбке,  от
которого мужики просто без ума.
   Малыш, ты ничего не понимаешь в женщинах, - заметил Бад, занимающийся
смазкой одного из своих "Кольтов" калибра .50 магнум.
   Это точно. В мужчинах я разбираюсь гораздо лучше! - посмеиваясь, Тото
направился в ванную комнату!

	Джо надел пуленепробиваемый костюм со степенью защиты класса С. Поверх него он накинул теплоотражатель, голову спрятал в шлем с прозрачным прочным забралом, ноги обул в мягкие ботинки на толстой пружинистой подошве. На правое бедро Джо повесил острый нож космодесантника, слева поместилась кобура со "Смит-Вессоном" сорокового калибра, заряженного разрывными пулями усиленного действия. Взяв в руки трехствольный девятизарядный бластер, боец ощутил, как приятно напряглись его мышцы и появилась непоколебимая уверенность в победе.
	Рембрант и Луи экипировались проще. Пуленепробиваемые костюмы, шлем и ботинки были теми же самыми, что и у командира. Но теплоотражателей не было. Вооружение бойцов составляли легкие образцы смертоносной  техники. У Рембранта - два пятидесятизарядных автоматических пистолета "Хеклер и Коха" сорок первого калибра. При этом, патроны, которые наполняли их магазины, были разных видов - зажигательные и бронебойные. У Луи - скорострельная штурмовая винтовка "Рюгер" двадцать второго калибра. Кроме того, он закрепил на поясе сумку с гранатами и взрывчаткой. Ножи космодесантников каждый повесил так, как ему больше нравилось: Рембрант - на голень правой ноги, Луи - слева под мышку.
   Готовы? - Джо оглядел своих солдат.
   Они кивнули.
   Тогда вперед!

	Лайсон лениво поигрывал на компьютере в "Правителя Подземелий". В местной Сети было не много народу, и те редкие парни, что совались в игру, не представляли для Лайсона серьезной конкуренции. Он выносил их без напряга.
	Бад и Немой который раз начищали свой арсенал. Мощный дробовик "Моссберг" и мини-автомат "Коршун" лежали на столе в полуразобранном состоянии.
   Скучно, - заявил Бад.
   Скучно, - подтвердил Лайсон.
   Они еще не знали, что развлечение уже близко!

	Джо поднялся на 65-й ярус на служебном лифте. Затем, осторожно оглядываясь по сторонам, двинулся к двери с надписью "Президентский номер". Рембрант с 66-го яруса проник в вентиляционную трубу и заскользил вниз, цепляясь за гладкие стенки присосками на перчатках. Луи занял позицию в комнате, имеющей общую стену с президентским номером. Он закрепил взрывчатку на уровне колена и дал знать, что к проведению операции готов.
	Командир приказал начинать операцию ровно в 20:45!

	Бад щелкнул затвором вычищенного "Моссберга", досылая патрон в патронник, одновременно с тем, как на часах 20:44 сменилось на 20:45. В тот же миг три выстрела из бластера  разнесли в клочья входную дверь. Звук лопающегося металла слился с грохотом от взрыва в одной из спален, где взрывчатка Луи пробила в стене дыру размером с силуэт человека. То же мгновение стало роковым для вентиляционной решетки в ванной комнате, отброшенной вниз мощным ударом обеих ног Рембранта.
	Как только начался штурм, Лайсон упал на пол и ползком бросился в угол. Немой поднял свой мини-автомат "Коршун" и через секунду уже поливал свинцом место, откуда сквозь дым и пламя шагал Джо. Бад перепрыгнул через стол, расплавившийся от точного попадания из бластера, и в полете успел послать два заряда картечи в атакующего. Если бы на Джо не было надето пуленепробиваемого костюма класса С, он уже превратился бы в рваный кусок мяса. Картечь опрокинула его на спину, заставив выпустить из рук оружие, испещрив шлем глубокими вмятинами и царапинами.
	Обнаженный Тото сидел на краю небольшого бассейна, поигрывая своим членом, когда за спиной юноши появился Рембрант. Две пули одна за другой пробили затылочную кость мальчишки, бросив уже мертвое тело в прозрачную теплую воду. Рембрант вышел из ванной и оказался в коридоре, ведущем в холл, откуда доносились звуки интенсивного боя.
	Немой подхватил бластер, оброненный Джо, и уже собирался поджарить врага, когда из резко распахнувшейся двери вылетел Рембрант. Немой повернул страшное оружие в сторону новой опасности, но на спуск нажать не успел. Десятки бронебойных и зажигательных пуль сорок первого калибра в одно мгновение снесли ему пол черепа, забрызгав мозгами классическое полотно на стене. Бад выстрелил в Рембранта из "Моссберга", но тот уже пригнулся и сосредоточил огонь на новом противнике. Дуэль продолжалась несколько секунд, показавшихся ее участникам вечностью. В конце концов, Бад упал, нашпигованный смертоносным железом, уже умерев, но еще нажимая на спусковой крючок.
	Воспользовавшись тем, что на него обращают мало внимания, Лайсон попытался выскользнуть за дверь. Однако ему не повезло. Пришедший в себя Джо, выпустил очередь из "Смит-Вессона" в спину беглецу. Разрывные пули сделали свое дело на отлично. Осколки позвоночника и ребер, клочья кровавого мяса зашлепали по металлическим стенам коридора.
	Когда в холл осторожно вошел Луи, все уже было кончено.
   Как там? - спросил Джо, соскребая с головы обломки шлема.
   Все чисто, - доложил Луи. - Я проверил комнаты. Никого.  В  одной  из
ванных, мертвый мальчишка - работа Рембранта. Здесь, я  гляжу,  он  тоже
порезвился. Твое творчество? - Луи указал на картину, на  которой  следы
крови и мозгов Немого нарисовали сюрреалистическую композицию.
   Рембрант кивнул и заметил:
   Здесь трое, в ванной - один. Четверо. Где пятый?
   Джо начал копаться в обломках электронного оборудования Лайсона.
   Кажется, понимаю.
   Джо достал прибор спецсвязи и вызвал начальника.
   Дело сделано. Но нас слегка надули. Они подавали на устройства слеже-
ния ложные сигналы. Из-за этого схватка вышла упорней, чем мы ожидали, и
один из объектов жив. Его не было в номере на момент акции.
   Кого? - голос Жерара был возбужденным. - Взгляните на эту голограмму.
Он мертв?
   На экране прибора спецсвязи появился портрет Ван Рибека.  Рембрант  и
Луи отрицательно покачали головами.
   Шеф, этого как раз нет. Что нам делать?
   Черт!- вырвалось у Жерара. - Ладно, сворачивайтесь. Через пять  минут
там будет следственная бригада. Все.
   Убийцы ушли. Мертвые остались. Как обычно.

   5.

   Из-под черных  простыней  сначала  показалась огненно-рыжая шевелюра,
потом - разгневанное лицо женщины.
   А, Жерар! Ты оказывается не просто идиот, ты абсолютно ни на  что  не
способен!
   На дальнем конце кровати произошло шевеление и на начальника СБ уста-
вилась ухмыляющаяся физиономия длинноволосого парня. В  другой  ситуации
Жерар завелся бы от одного такого взгляда, сейчас он не обратил  на  это
внимания, поистине содрогаясь от страданий. Ведь его госпожа была  недо-
вольна.
   Ах, мальчики! Идите! Это было замечательно! - скомандовала,  натянуто
улыбаясь, женщина. - Я должна разобраться с одним важным делом, на кото-
рое некоторые, называющие себя мужиками, оказались не способны.
   Из кровати вылезли двое голых ладно сложенных парней и бесстыдно  ус-
тавились на Жерара. Один из них видимо хотел произнести  нечто  глубоко-
мысленное, но получил красноречивый шлепок по упругой ягодице и поспешил
вместе с товарищем скрыться за одной из дверей.
   Ну, я требую объяснений! - женщина приняла сидячее положение, облоко-
тившись на черные подушки. Простыня сползла к животу, обнажив  ее  прек-
расные груди. - Где голова Ван Рибека?
   У Жерара перехватило дыхание. В другой ситуации он, несомненно,  раз-
родился бы серией комплиментов в адрес идеального телосложения  госпожи.
Сейчас - ему предстояло оправдываться.
   Он обманул нас. Наши системы наблюдения были одурачены, и Ван  Рибеку
удалось ускользнуть, госпожа. Но уже ведутся интенсивные  поиски.  Скоро
он будет схвачен. Это лишь вопрос времени.
   Когда?!! - почти закричала женщина. - В 21:17 ты обещал явиться с его
головой! Посмотри на часы! 22:50!!! Я что, должна ждать годы?
   У меня не хватает людей проверять все ярусы одновременно.  Однако  мы
задействовали план "Метла". Расчетное время контакта  с  преследуемым  -
сутки.
   Женщина нахмурилась.
   Дай мне сигарету.
   Жерар поспешил к небольшому бару, где в одном из ящиков хранились та-
бачные изделия.
   Ваши любимые, госпожа?
   Нет, идиот! Мои нелюбимые! - женщина с гневом в голосе иронизировала.
- Конечно, "Мальборо Суперлонг Лайф"! Ты, же видишь, я не в духе!
   Жерар взял коробку с сигаретами, массивную золотую зажигалку  инкрус-
тированную алмазами и направился к кровати.
   Что, замер? Лезь сюда!
   Госпожа лежала достаточно далеко от края кровати  и  Жерар,  поспешно
разувшись, медленно пополз в ее сторону.
   Неуклюжий! - чуть не рассмеялась женщина, когда начальник СБ  неловко
запутавшись в простынях, едва не выронил сигареты и зажигалку.
   Вот, госпожа! - Жерар, наконец, оказался рядом с женщиной.
   Она изящно, одним движением, закурила  сигарету  и  предложила  угос-
титься Жерару.
   Спасибо, госпожа! - он неуверенно затянулся и тут же закашлялся.
   Неловкий! - женщина усмехнулась. - Ложись рядом! Надо поговорить.
   Жерар откинулся на мягкие подушки и превратился в слух.
   Раз вы, мужчины, не способны решить проблему, за нее возьмусь я, сла-
бая, хрупкая женщина. Мне - не мешать, поперек дороги не  вставать.  Это
приказ. Доступно?
   Да! Но он очень опасен, госпожа.
   Не опаснее меня, не так ли? - женщина выпустила клуб дыма и  рассмея-
лась. - Мы с ним, наверно, были бы идеальной парой. А?
   Не знаю!
   Ты, ничего не знаешь, идиот! Ладно, не будем о том, что  всем  и  так
ясно. Расскажи мне о спутниках Ван Рибека. Я хочу с  кем-нибудь  из  них
поговорить.
   Это невозможно, госпожа. Они мертвы.
   Ах, эти мужчины! Как вы любите обрубать все концы! Придется одного из
них реанимировать. Слава богу, доктор  Одри  совершенствует  свой  метод
день ото дня. Надеюсь, трупы не кремировали?
   Нет. Трупы в морге у коронеров. Но они мертвы!
   Да, слышала, я это, слышала! Жерар, я же сказала, дальше не твоя  за-
бота думать. Если вы не разнесли этих несчастных в клочья,  доктор  Одри
вернет их к жизни, хотя бы на несколько минут. Это то, что мне надо. По-
нятно?
   Да, госпожа!
   А сейчас мне надо еще кое-что! - женщина хитро покосилась на  Жерара.
- И ты мне это дашь!
   Затушив и откинув в сторону сигарету, госпожа набросилась на  Жерара.
Цепкими длинными пальцами она сорвала с него одежду и осчастливила двад-
цатью минутами безудержного секса.

   6.

   Бад почувствовал,  как сознание возвращается. Ноги замерзли, губы за-
сохли,  слух наполнили невнятные звуки. Бад попробовал согнуть пальцы на
руках,  они послушно  подчинились. Он жив.  Бад не успел удивиться этому
факту. Когда тупая боль в левой части груди стала раздражать,  он открыл
глаза.
   Яркий свет в первую секунду ослепил и заставил зажмуриться. В уши во-
рвался скрипучий мужской голос:
   Есть. Он здесь. У вас, госпожа, пара часов как минимум.
   Ответ последовал томным божественным женским голосом:
   Спасибо, Одри. Я всегда знала, что на тебя можно положиться.
   Свет стал менее интенсивным и Бад поспешил открыть  глаза  снова.  Он
должен увидеть эту женщину. Он просто обязан.  Первым,  кого  разглядел,
пристегнутый ремнями к операционному столу, Бад был мужчина  с  большими
надбровными дугами и массивным подбородком. Глаза мужчины буквально  бу-
равили негра насквозь, обжигая его холодным взглядом.  Бад  посмотрел  в
другую сторону и обомлел.
   Богиня! - прошептали его потрескавшиеся губы.
   Можешь называть меня госпожой.
   Госпожа!
   Замечательно. Я задам несколько вопросов, а ты на них ответишь. Идет?
   Где я, госпожа? В раю?
   Женщина усмехнулась:
   Скорее в аду, мальчик. Рядом со мной стоит Харон. Познакомься.
   Бад разглядел невысокого сухощавого человечка рядом с госпожой.  Тот,
посмеиваясь, поправил катетер, ведущий к телу Бада.
   К делу, - женщина явно не желала терять времени. - Зачем ты прибыл  в
Порто-де-Жанейро?
   Я! - Бад запнулся. Он вспомнил, что говорить на  эту  тему  почему-то
нельзя. Но отказать госпоже! Это невозможно. Она - смысл его жизни.
   Ну? - потребовала ответа госпожа.
   Я был нанят Ван Рибеком. Он поручил мне задание.
   Какое?
   Охранять его и других членов команды.  Ликвидировать  "Синеглазку"  в
0:20. Во время паники захватить аварийный шлюп и выйти в космос.
   Хорошо придумано, - заметил суровый мужчина с массивным  подбородком.
- Паникеров мы не отстреливаем. Он мог успеть уйти из зоны действия сис-
темы Обороны.
   Но зачем, Жерар? Что здесь было надо Ван Рибеку?
   Бад не знал, что ответить. Он чувствовал, что госпожа  недовольна,  и
это его удручало.
   Ты знаешь, почему Ван Рибек прибыл на Порто-де-Жанейро?
   Нет!
   А где он может сейчас быть?
   Когда, госпожа? Какое сегодня число?
   То же самое, когда тебя убили, идиот. 23:45.
   Я еще успею выполнить задание?
   Женщина ухмыльнулась:
   Похоже у тебя что-то с головой, мальчик.  Так,  где  вы  должны  были
встретиться с Ван Рибеком?
   Нигде. Деньги уже на моем счету. Двадцать миллионов, - Бад попробовал
улыбнуться.
   Тупик, госпожа, - констатировал Жерар.
   Для кого как, - женщина ближе наклонилась к Баду.  -  Что  ты  можешь
сказать о Ван Рибеке? Какой он человек?
   Он - умный. И везучий.
   Еще что-нибудь? Его хобби? Манера одеваться? Какие духи он  предпочи-
тает? Где его слабое место?
   Я не знаю! А пахнет он всегда своим табаком. Настоящим терранским та-
баком.
   Табаком? Запах! - женщина не на долго задумалась.
   Госпожа, это - мысль, - подхватил Жерар. - Во многих помещениях уста-
новлены датчики запаха. Мы можем задействовать их наряду с приборами ви-
зуального опознавания. Требуется небольшое изменение программы.
   Замечательно, Жерар. Этим сейчас и займемся. Вызови программистов,  и
идем.
   Вы, хотите присутствовать  лично,  госпожа?  Перепрограммирование  не
особенно интересно!
   Не спорь, Жерар. Хочу - и точка. Интересными вещами мы займемся, ког-
да отловим этого Ван Рибека, - женщина зловеще прищурилась.
   А что с ним? - доктор Одри кивнул в сторону Бада.
   С ним? - женщина призадумалась. - Что ты для нас еще можешь сделать?
   Все, что прикажите, госпожа, - Бад идиотски улыбался.
   Все? Ну, тогда покажи мне какого цвета у тебя кишки.
   Секунду Бад размышлял, преданно глядя в глаза госпоже. Потом его пра-
вая рука задергалась в ременной петле.
   Одри, помогите пациенту. Он хочет показать нам свои кишки.
   Одри расстегнул ремень на руке Бада:
   Госпожа, я не понимаю!
   Бад нашарил взглядом тележку с хирургическими инструментами  и  рукой
подтянул ее к себе. Медицинская сталь зловеще  блестела  в  свете  ярких
ламп.
   Бад выбрал большой острый скальпель и посмотрел на госпожу.
   Ради вас, госпожа! Ради вас я готов на все.
   На несколько мгновений скальпель завис в воздухе, потом  резко  пошел
вниз. С чавкающим звуком сталь вспорола брюшину,  брызнула  кровь.  Бад,
морщась от боли, делал надрез. Снизу - вверх.
   Кровь залила хирургический стол и начала капать на пол. Одна  из  ка-
пель попала на ботинок Жерара и он брезгливо отстранился. Женщина броси-
ла на него презрительный взгляд.
   Я солдат, а не палач, - попытался оправдаться Жерар.
   Ах, Жерар! - укоризненно покачала головой госпожа. - Ты  думаешь,  мы
его пытаем? Нет! Он предан мне и вот тот способ, которым он может  выра-
зить эту преданность. Его боль сладка. Если бы я попросила, ты ведь сде-
лал бы тоже самое? Да, Жерар?
   Начальник СБ кивнул. Госпожа - превыше всего. В Порто-де-Жанейро  это
было законом.
   Тем временем, Бад закончил вскрытие живота. Скальпель со звоном  упал
на керамические плиты пола. Озаренный мученической  улыбкой,  Бад  полез
дрожащей рукой в свежую рану. Его пальцы зацепили внутренности и потяну-
ли их вверх. Он тянул до тех пор, пока багровая масса из спутанных кишок
и желудка не показалась на свет. Бад без сил откинулся на подушку.
   Ради вас, госпожа!
   Некоторое время все молчали. Потом женщина произнесла:
   Отлично, мой мальчик. Одри, кремируй его немедленно. Парень  заслужил
это.
   Доктор кивнул. Но заметил:
   Он еще жив.
   Это тебя останавливает?
   Нет, госпожа.
   Одри подкатил стол с Бадом к дальней стене. Затем он переместил  тело
на специальное ложе и закрепил его металлическими держателями. Когда Од-
ри открыл дверцу печи, там неистово бушевало яркое пламя. Нажатие на не-
большую красную кнопку - и ложе медленно  заскользило  внутрь  огненного
урагана.
   Махнув на прощание доктору ручкой , женщина шагнула к  выходу.  Жерар
последовал за ней.
   Бад очнулся, когда ноги уже исчезли в пламени. Страшная боль пронзила
его насквозь, заставив кричать и метаться.  Доктор  Одри  поморщился  от
отвращения. Он не любил сжигать живых людей.

   7.

   Ван Рибек  в форме  сотрудника  Службы  Безопасности Порто-де-Жанейро
смотрелся замечательно. Светло-серый  мундир  плотно облегал его крепкое
поджарое тело, серебристые  аксельбанты гармонировали с проседью на вис-
ках. Аккуратная прическа и грим на лице добавили облику Ван Рибека прив-
лекательности, а выкрашенные в иссиня-черный цвет усы сделали его на де-
сять лет моложе.
   У входа на территорию служебных помещений нулевого  яруса  Ван  Рибек
быстро объяснился с охранником и проскользнул в запретную зону. Он  уве-
ренно миновал анфиладу загроможденных ящиками  и  контейнерами  отсеков,
старательно избегая редких встреч со служащими. Пройдя по узкому коридо-
ру, освещенному тускло мерцающей лампой,  Ван  Рибек  остановился  около
неприметной фальшпанели. Надавив на нее, он открыл небольшой  пульт  уп-
равления. Центральное место на пульте занимал сканер-опознаватель,  тре-
бующий приложения к своей поверхности  обнаженной  ладони.  Прикладывать
руку к сканеру Ван Рибек не стал. Вместо этого,  он  извлек  из  кармана
компактное устройство и ловко провел им  по  сканирующей  плоскости.  На
пульте вспыхнула зеленая лампочка. Ван Рибек улыбнулся и быстро набрал в
цифровом поле двенадцатизначный код. Раздался щелчок и фальшпанель  тихо
отошла в сторону, освобождая проход в небольшую комнату.
   Часы показывали 23:57. Ван Рибек оглянулся, проверил, не стал ли  кто
свидетелем его проникновения в святая святых Порто-де-Жанейро, и уверен-
но вошел в открывшийся проход. На стене комнаты виднелся пульт, подобный
наружному. Ван Рибек снова провел  по  поверхности  сканера  своим  уст-
ройством и надавил на клавишу с  изображением  греческой  буквы  дельта.
Дверь мягко скользнула на место и лифт плавно тронулся вниз.
   Достигнув яруса дельта, Ван Рибек покинул  кабину  лифта  и  двинулся
вглубь запутанного лабиринта коридоров. Долго идти ему  не  пришлось.  У
большой металлической двери с надписью "Опасно! Вход только для  автори-
зованного персонала!", он остановился и опять извлек из кармана компакт-
ное устройство. Дверь с шумом отъехала в сторону, когда  сканер  получил
сигнал, детерминирующий разрешение доступа. Ван Рибек  шагнул  вперед  и
оказался перед экраном с таблицей  учета  посетителей,  строкой  статуса
Главного Компьютера и статистикой аварий. На сегодняшний день здесь  по-
бывали трое, кодовые имена 34%4H5, BB42**5 и Z003T. Эти трое  еще  могли
находиться внутри, поэтому Ван Рибек  воспринял  информацию,  как  руко-
водство к действию. Прежде чем распахнуть внутреннюю дверь, он  расстег-
нул застежку на наплечной кобуре и проверил, снят ли  его  полуавтомати-
ческий "Браунинг" с предохранителя.
   Внутренняя дверь открывалась просто - нажатием  единственной  кнопки.
Сделать это было секундным делом. Еще через секунду Ван Рибек вкатился в
просторный зал и замер в тени одной из многочисленных  колонн,  уходящих
куда-то вверх, к едва различимому в полутьме потолку. Ван Рибек дождался
пока дверь автоматически закроется, и убедившись,  что  в  помещении  он
один, вышел из-за колонны.
   Взору Ван Рибека предстал огромный переливающийся неестественными си-
неватыми красками шар, занимавший в зале центральное положение.  Главный
Компьютер Порто-де-Жанейро.  Одна  из  самых  совершенных  моделей  био-
компьютеров нового поколения.
   Колонны окружали шар двумя кольцами. На каждой имелись один  или  два
экрана и консоли управления.  Ван  Рибек  выбрал  колонну,  обозначенную
изображением раскрытой человеческой ладони и индексом IPD-33. Сдвинув  в
сторону крышечку, скрывавшую интерфейсные разъемы, он присоединил к  ко-
лонне маленькую черную коробочку и подал несколько команд с клавиатуры.
   Звук открывающейся двери не застал Ван Рибека врасплох. Его рука  на-
работанным движением извлекла "Браунинг" из  кобуры  и  через  мгновение
ствол сорокового калибра смотрел на вошедших. Их было трое:  рыжеволосая
женщина, высокий мужчина в форме Службы Безопасности и молодой парень  в
комбинезоне технического служащего.
   Жерар де Луоньоль обладал отменной реакцией, но он не успел даже при-
коснуться к пистолету прежде, чем из-за колонны появился человек с наце-
ленным на госпожу оружием. Парень-программист замер с выпученными глаза-
ми. Женщина широко улыбнулась.
   О! Господин Ван Рибек, я полагаю? - зеленые глаза рыжеволосой  краса-
вицы заблестели. - Не ожидала Вас здесь встретить! Но очень рада!
   Я тоже не ожидал такого счастья, Эвита. Это намного облегчает мою за-
дачу.
   Ах, Ван Рибек! Забудьте о задачах! Идите ко мне! Попросите у  мамочки
прощения! И бросьте эту свою дурацкую штуку, которую держите в руке!
   Ван Рибек усмехнулся.
   Странно. Но, не действует. На меня не действует. Прощай, Эвита.
   Что? Что он сказал? Негодяй! - женщина гневно нахмурилась.  -  Жерар,
убей его!
   Прежде чем начальник СБ выхватил "Смит - Вессон" сорок четвертого ка-
либра, пистолет Ван Рибека уже сказал свое веское слово. Разрывная  пуля
с хлопком покинула канал ствола и, совершив короткий полет до лба женщи-
ны, расщепила ее череп на части. Не успев даже вскрикнуть, Эвита повали-
лась на прорезиненный пол.
   Палец Жерара дважды надавил на спусковой крючок. Одна пуля поцарапала
Ван Рибеку висок, другая разорвала светло-серый мундир на  плече.  Прог-
раммист попытался достать свой пистолет, но успел лишь поднести  руку  к
кобуре, как точный выстрел отбросил его к стене с развороченной  грудью.
Третий - лишний. В сердце  Главного  Компьютера  начиналась  дуэль  двух
опытных стрелков.
   Ван Рибек скрылся за колонной. Жерар последовал его примеру. Биомасса
в шаре заклокотала и сменила оттенки с синего на багровый. Начальник  СБ
пригнулся и стреляя наугад бросился в  сторону  противника.  Ван  Рибек,
отстреливаясь, отступил за соседнюю колонну. Жерар сменил обойму и пожа-
лел, что не взял свой автоматический "Хеклер и Кох". Плотный огонь  дол-
жен был заставить его противника забиться в угол, а значит -  проиграть.
Ван Рибек, последовательно отступая между  колоннами,  преследовал  свою
цель - добраться до двери. Там он  готовил  для  начальника  СБ  ужасный
сюрприз.
   Внезапно Жерар прекратил огонь, и в зале повисла  тишина.  Ван  Рибек
насторожился. Если это хитрость врага, следовало приготовиться к  непри-
ятностям.
   Эй, Ван Рибек, - крикнул Жерар. - Как тебе удалось?
   Что именно?
   Убить госпожу! То есть Эвиту!
   Да, ты бы этого сделать не смог, - ответил Ван Рибек. - Это так.  Она
вас всех просто околдовала.
   Точно, - в голосе Жерара слышалась плохо скрываемая горечь. - Но, все
же почему, она не подействовала на тебя?
   Мне самому это не совсем понятно. Дело в сексуальной ориентации, надо
думать. Другого объяснения я не вижу.
   Что? Это как?
   Тото, мальчишка прилетевший вместе со мной, -  мой  любовник.  Теперь
понятно?
   Не может быть! Почему она этого не предусмотрела?
   Спроси у нее, - усмехнулся Ван Рибек.
   У нее...
   Что ты там бормочешь? Давай, договоримся. Я покидаю  Порто-де-Жанейро
в целости и сохранности, а на твоем счете появляется круглая сумма. Ска-
жем миллион единиц. Идет?
   Деньги! Это пыль! Мне кажется, ты спас меня, Ван Рибек.
   Правда?
   Да. Я, думаю, нам надо выпить по этому поводу, - Жерар отбросил  пис-
толет в сторону и вышел на открытое пространство. - Предлагаю свою друж-
бу, сэр Гельмут Ван Рибек. Меня зовут Жерар де Луоньоль. Пока я не заст-
рял на этой планетке, мое имя кое-что значило в Галактике.
   Приятно познакомиться, - Ван Рибек осторожно покинул укрытие, но пис-
толет не бросил, а аккуратно положил в кобуру. - Я полагал, что это  ты.
Прострелить мне плечо удавалось не многим.
   Ты ранен? Пойдем к Одри. Он залечит рану.
   Э-э-э! Не думаю, что мне безопасно оставаться в Порто-де-Жанейро.
   Ван Рибек, ты кажется не понимаешь, что совершил.  Ты  спас  десятки,
сотни самых отважных парней в мире. Они прозябали здесь, сами не  созна-
вая того факта, что лишены свободы. Ты открыл ворота тюрьмы.
   Думаю, степень благодарности несчастных, преувеличена. Я выполнил, то
для чего был нанят. Я делал свою работу.  Кстати,  0:20.  Я  уложился  в
срок, - Ван Рибек улыбнулся.
   Ты был нанят - убить Эвиту?
   Да. При очередном прикосновении к сенсорному сканеру Эвиту должен был
поразить заряд электричества. Я пришел сюда,  чтобы  перепрограммировать
компьютер.
   А кто наниматель?
   Если бы я даже об этом знал, то не сказал. Заказ пришел через  Интер-
галактическую информационную Сеть.
   Кто бы ни был заказчиком, он совершил благое дело.
   Об этом судить не нам. И вообще, я не люблю размышлять о таких вещах.
Ну, что пойдем?
   Да, конечно.
   Когда Жерар проходил мимо тела мертвой госпожи, он на секунду  задер-
жался. Его лицо перекосила гримаса ненависти. Кулаки  инстинктивно  сжа-
лись.
   - Жерар?
   Иду! Она!
   Жерар плюнул в кровавое месиво, некогда  бывшее  лицом  его  госпожи.
Слюна смешалась с еще не свернувшейся кровью и тоненьким ручейком потек-
ла между обломков черепа. Ван Рибек укоризненно  покачал  головой.  Био-
компьютер удовлетворенно сменил оттенки окраса микроорганизмов с  багро-
вых на светло-зеленые.


   СВЕНЕЛЬД АЙРОНФИСТ
   ЗЕРКАЛО АМАТУНТЫ

   В своем отраженье потерян на век,
   Отныне я - тварь, не человек.

   1.

   Дождь шел вторые сутки подряд. Дорога местами размокла настолько, что
лошади то и дело вязли в жидкой глине по бабки. Пешеходам просто не было
пути, а повозки,  раз остановившись, с огромным трудом могли тронуться с
места.
   Ехать в мокрой ночи на скакуне, еле перебирающем ногами, было  неска-
занным мученьем. Однако всадник в темном плаще не замечал неудобств. Его
лицо, скрытое под глубоким капюшоном, не выражало ни малейшего  признака
неудовольствия. Не было на нем написано и радости. Тем, что  посторонний
наблюдатель смог бы прочитать по глазам ночного странника, были лишь та-
инственная целеустремленность и ярко выраженная уверенность в  собствен-
ных силах.
   Когда в темноте показались огни селенья Гротоун, всадник на мгновение
оторвал взгляд от дороги и посмотрел на небо. Звезд за тучами  видно  не
было, только лунный свет пробивался сквозь влажную пелену, скрашивая ок-
рестности серебристым сиянием. Всадник пришпорил скакуна  и  через  пару
минут уже находился во дворе самой большой гротоунской таверны "У  Боро-
ва".
   Когда странник в темном плаще переступил порог таверны, все разговоры
за столами на миг притихли и взгляды обратились в его сторону. Никем  не
опознанный и никого не заинтересовавший, он быстро перестал  приковывать
к себе общее внимание. Разговоры возобновились, снова  забулькал  эль  в
деревянных кружках. Скинув с плеч мокрый насквозь плащ, гость подошел  к
стойке и обратился к хозяину:
   Привет. У вас не найдется немного грога для промокшего странника.
   Если у странника водятся серебряные монеты, то почему бы  не  найтись
грогу? - хозяин таверны, здоровенный детина с лицом изуродованным огром-
ным шрамом, изобразил улыбку.
   Гость высыпал на прилавок горсть серебряных динаров.
   На сколько кружек этого хватит?
   О, хрианские динары! Я вижу, ты едешь  издалека,  приятель.  А  такой
суммы, думаю, достаточно чтобы оплатить полбочонка отменной  выпивки,  -
хозяин начал наливать в огромную кружку составляющие  грога.  -  Я  тоже
участвовал в войне с хрианцами. Но это было очень давно, лет  пятнадцать
назад, когда еще правил король Эдмунд. Я бился в рядах  Серых  Ястребов.
Ты ведь солдат, как я погляжу? - хозяин кивнул в сторону меча, свисающе-
го с левого бока гостя.
   Было дело. Но я не люблю об этом вспоминать. Извини, - странник  взял
свой грог и прошел к свободному столу.
   Расслабив шнуровку на кожаном дублете, вытянув вперед ноги в  высоких
коричневых ботфортах, гость с наслаждением отхлебнул  из  кружки.  Тепло
медленно распространялось по телу, даря каждому члену изумительное  нас-
лаждение.
   Служанка, подносившая выпивку к соседнему столу,  привлекла  внимание
странника выпуклыми формами и румяным лицом. Мужское естество гостя нап-
ряглось. Он жадно облизнул губы, провожая взором женские прелести, скры-
тые тонким слоем ткани. Потом, будто опомнившись, странник тряхнул голо-
вой, гоня похотливые мысли прочь, и сделал очередной большой глоток теп-
лого грога.
   Хороша девица? А? - на соседней лавке сидел коренастый мужчина в  по-
вязке, скрывавшей его правый глаз. -  Хочется  такую?  Мне,  так  каждый
день!
   Странник улыбнулся:
   У меня жена - красавица. И именно к ней я сейчас еду.
   Вот это везет. Да, иногда и мне хочется  где-то  осесть,  обзавестись
семьей! Но как  подумаешь,  чем  тогда  на  хлеб  насущный  зарабатывать
придется! Тоска. Не жизнь, а скука, - коренастый пересел со своей  лавки
к столу странника. - Мое имя - Дорвинд, я купец. Может, хочешь какой по-
дарок для своей красавицы?
   У меня все есть. Только допью грог и сразу в дорогу.
   Дорвинд добро усмехнулся:
   Правильно. Чего жене от мужа больше всего надо? Это всегда  с  тобой!
Хе-хе!
   Странник снова улыбнулся,  поощряя  незатейливую  шутку  собеседника.
Дорвинд продолжил:
   А куда путь-дорогу держишь? Где в Мотарии такие счастливые  жены  жи-
вут, что к ним мужья в любую непогоду спешат?
   Владение Лоанар. Несколько часов езды отсюда на север. Хочешь  напро-
ситься в гости?
   В Лоанар? Ну, нет. Я оттуда лет пять назад еле ноги унес.  Жутко  там
больно! Говорят, баронесса одержима злыми духами и вся  округа  от  того
страдает. Ты, что родом оттуда? - голос Дорвинда приобрел  сочувствующую
озабоченность.
   Да, - странник допил грог и отер губы рукавом рубахи.
   Ой, боюсь, не понравится тебе, то что ты там  увидишь!  В  полнолуние
девственницы пропадают, в ночном лесу  оборотни  водятся,  еще  говорят,
упыри появились! Но, да ладно, не буду пугать перед дорогой.  Пусть  на-
пасти обойдут тебя стороной.
   Странник выразительно посмотрел на купца и ничего не ответил.
   Извини, если что не так сказал, - Дорвинд развел руками. - Люди гово-
рят, сам кое-что видел, в общем, здесь Лоанар пользуется дурной славой.
   Я знаю. Потому и спешу.
   Взгляд странника стал твердым и решительным.
   А как звать-то тебя? - Дорвинд не сдержал любопытства, когда странник
встал из-за стола и стал одевать плащ.
   Когда Лоанар перестанет пользоваться дурной славой, приезжай туда.  В
замке тебе будут рады, - странник взмахнул на прощание рукой и направил-
ся к двери.
   Дорвинд наморщил лоб, предпринимая мыслительные усилия:
   В замке? Барон? Неужели барон вернулся?
   Темный плащ странника мелькнул в дверном проеме и скрылся за сплошной
стеной дождя.

   2.

   Замок Лоанар-Виор располагался в центре живописной  равнины  Ле-Виор,
на единственном в обозримых окрестностях холме. Окруженный двойными  ка-
менными стенами, укрепленными угловыми башнями и увенчанными  зубцами  с
бойницами, замок представлял внушительное зрелище. Со всех  сторон  кре-
пость была окружена широким рвом, заполненном водой, поступавшей из про-
текающей у подножия холма речки Лоанар. Через ров перекидывался  съемный
мост, по обе стороны которого были воздвигнуты башни. За рвом лежало ши-
рокое открытое пространство, проникнув на которое  осаждавшие  оказались
бы под обстрелом со стен и башен.  Когда  к  воротам  замка  приблизился
всадник в темном плаще, дождь чуть накрапывал и солнечный  свет  пытался
пробиться сквозь серый заслон туч. Спешившись,  странник  несколько  раз
прокричал зычным голосом "Эй, стража!" и ударил кулаком в окованные  же-
лезом ворота. Поняв, что толку от такого стука немного, он обнажил  бое-
вой кинжал и загремел по воротам головкой его рукояти. Через пару  минут
из бойницы башни, фланкирующей ворота, показалась  уродливая  физиономия
привратника.
   Чего надо? - грубо, с явной неприязнью в голосе, спросил он.
   Доброе утро. Я желаю видеть баронессу.
   Еще чего! Шел бы ты  подальше.  Баронесса  никого  не  принимает  уже
дольше, чем помнит моя голова, - привратник хотел скрыться за стеной, но
резкий властный оклик странника остановил его.
   Стой! Передай баронессе, что вернулся Георг. Я уверен, она будет рада
меня видеть.
   А кто такой Георг, чтоб баронессе желать его видеть?
   Не твое дело, дубина! - странник бросил на  привратника  испепеляющий
взгляд. - Исполняй, а то отправишься на корм каплунам!
   Грозный окрик подействовал на привратника безотказно.
   Щас спущусь, - ответил он, и уже через минуту ворота со скрипом раск-
рылись.
   Выглядел привратник ничуть не красивее, чем  его  лицо.  Приземистый,
горбатый, с сухонькими длиннопалыми руками - он вызывал  самые  отврати-
тельные ассоциации с цирковыми уродами.
   Пошли. Может, тебя и примут. Только не знаю,  будешь  ли  рад  такому
приему, - привратник скрипуче захихикал, оскалив щербатый рот.
   Он повел странника через ров и двое крепостных ворот в замок.  Дорога
не заняла много времени, но принесла  гостю  массу  впечатлений.  Прежде
всего, в глаза бросалось запустение. Полная безлюдность и гнетущая тиши-
на, нарушаемая лишь ветром, завывающим между зубчатых стен, царили в Ло-
анар - Виоре. Пространство, не занятое мощеной дорогой, заросло сорняка-
ми и густым кустарником, стены покрылись мхом и лишайником. Когда стран-
ник шагнул вслед за своим проводником в дверь, ведущую во внутренние по-
мещения замка, в лицо ему дохнуло сыростью и разложением.
   Куда мы идем? Это ход в помещения для слуг, не так ли?
   Привратник покосился на гостя с опаской:
   А ты много знаешь, господин. Но тебе и невдомек, что только  тут  те-
перь безопасно жить людям. В залы я бы не советовал совать и кончик  но-
са.
   Да, здесь так все изменилось.
   По винтовой лестнице они поднялись на  третий  ярус  и  миновав  пару
мрачных коридоров, остановились в небольшой комнатушке, освещаемой скуд-
ным светом падавшим из узкого оконца.
   Жди здесь, - сказал привратник и исчез за толстой деревянной дверью.
   Странник послушно остановился. Увидев на полу темное пятно, он присел
на корточки, чтобы подробнее его рассмотреть. Кровь? Грязь?  Определить,
что оставило свой безобразный след  на  полу,  в  полумраке  комнаты  не
представлялось возможным.
   Ожидание было прервано приходом привратника.
   Баронесса не сможет тебя принять. Она слишком плохо  себя  чувствует.
Но тебя хочет видеть барон.
   Что??? - удивление исказило до сих  пор  напряженно-  сосредоточенное
лицо странника. - Когда барон вернулся?
   Физиономия привратника скривилась в ухмылке.
   Старый барон как пропал десять лет назад, так о нем нет ни слуху,  ни
духу. Баронесса ждала его, ждала, и решила снова выйти замуж.  Не  далее
как на прошлой неделе у нас появился новый господин - барон Эсмонд.
   Значит у нее новый муж! - тихо, сам себе, произнес странник, и печаль
блеснула в его глазах. - Ну, веди. Мне надо его видеть.
   Привратник хмыкнул и повел странника вглубь помещений.
   У массивных двустворчатых дверей, украшенных выцветшими гербами, сто-
яли два часовых с алебардами. Они оценивающе  посмотрели  на  странника,
будто прикидывая насколько быстро можно превратить его в бездушный труп.
Их взгляды не сулили ничего хорошего. Впрочем, ничего хорошего  странник
и не ждал.
   За двустворчатыми  дверями  оказалась  довольно  просторная  комната,
превращенная в уютный кабинет. На полках стояли фолианты в жестких кожа-
ных обложках, на столе возвышалась кипа разноцветных  свитков  и  бумаг.
Стены были украшены портретами мужчин и женщин, одетых в старинные одеж-
ды, увешанных массивными драгоценностями. В углу потрескивал камин, отб-
расывая кроваво-красные блики на каменный пол.  Вытяжной  колпак  камина
украшали барельефы с изображениями героев минувших столетий,  закованных
в латы, размахивающих двуручными мечами и огромными палицами. За столом,
на обитом багровым бархатом кресле с высокой спинкой восседал седой муж-
чина, широкоплечей фигурой напоминавший героев с барельефов,  а  мужест-
венным лицом - портреты со стен. Барон Эсмонд ван Лоанар.
   Привратник коротко поклонился и быстро скрылся за двустворчатыми две-
рями. Странник остался один на один с хозяином замка.
   Кто ты, Георг? И зачем ты хотел видеть баронессу? - начал без  лишних
слов Эсмонд.
   Я думал она ждет меня.
   Тебя? Кто ты такой чтобы она ждала тебя? - барон нахмурил густые бро-
ви.
   Она счастлива? - не ответив на вопрос, спросил странник.
   Ты о чем? - барону собеседник явно не нравился. - Она уже давно и тя-
жело больна. Был бы ты счастлив на ее месте?
   Она недавно вышла за тебя замуж. Значит, она нашла на это силы?
   Это тебя не касается, Георг. Если ты не ответишь, кто ты такой, то  я
вышвырну тебя из замка прямо сейчас!
   Я - Георг, старый знакомый баронессы. Дай мне с ней поговорить. Всего
несколько минут. Потом спросишь у Элоизы, кто я.
   Элоизы? Ты знаешь ее первое имя? Вы были настолько близки?
   Да. И мне надо ее видеть. Пожалуйста.
   Барон насупился, размышляя как поступить. Через минуту решение созре-
ло.
   Хорошо. Я сегодня переговорю с женой по твоему  поводу,  Георг.  Если
она согласится встретиться с тобой, пусть так и будет. Но за это  обещай
мне ответить на один вопрос.
   Какой?
   Почему мне так знакомо твое лицо?
   Я отвечу на этот вопрос, после того как увижу Элоизу.  А  может  быть
мне и не придется тебе отвечать.
   Это мы посмотрим, - Эсмонд поднялся с кресла и подошел к камину. -  Я
поселю тебя в Восточной Башне. Завтра утром жди вестей, а до тех пор,  я
бы не советовал тебе отлучаться из комнаты.
   Барон на мгновение задержал внимание на мече странника и добавил:
   Не всякой твари страшно твое оружие, Георг.
   Потом он громко позвал:
   Тибольд!
   В комнату вошел один из стражников.
   Проводи нашего гостя в Восточную Башню и скажи Маделайн чтобы принес-
ла ему поесть.
   Слушаюсь, господин, - стражник поклонился и, жестом пригласив  стран-
ника следовать за собой, удалился.
   Что ж. До завтра, - гость посмотрел на барона испытующим взглядом, но
ничего не смог прочитать по выражению его лица. Тот стоял у камина, грея
над пламенем руки, казалось, совершенно забыв  о  недавнем  собеседнике.
Только треск дров нарушал гнетущую тишину.

   3.
   К ночи дождь усилился. Порывы ветра направляли струи воды под углом к
земле, задувая ее во все щели замка. Страннику не спалось. Накинув  свой
плащ, он поднялся на крепостную стену и погрузился  в  раздумья.  Лоанар
встретил его не так, как он предполагал. Все  изменилось.  Очень  сильно
изменилось.
   Взгляд странника упал на окна Южной Башни. В скудных отблесках  свечи
там промелькнул женский силуэт. До боли знакомый силуэт.
   Элоиза, - с надеждой в голосе прошептал странник. Его  тело  инстинк-
тивно потянулось в сторону башни, перегибаясь через стену.
   Решение, что делать дальше, созрело быстро.  Странник  приблизился  к
башне вплотную, безнадежно потолкал дверь ведущую внутрь и без колебаний
полез через крайнюю бойницу наружу. Он лег на живот, свесил ноги и  мед-
ленно скользя вниз, стал опускаться вдоль внешней стороны  стены.  Когда
странник уже висел на кончиках пальцев,  его  ступни  нащупали  каменный
выступ, окаймляющий замок по периметру. Осторожно перебирая ногами, при-
жавшись телом вплотную к стене, странник направился к башне. Через  пару
минут он стоял на выступе у вожделенного окна. Странник заглянул внутрь.
   Из того неудобного положения, в котором ему  приходилось  находиться,
странник многого разглядеть не мог. Но он увидел главное - огромную кро-
вать под бежевым балдахином с золотыми кистями, кровать украшенную  гер-
бами Лоанара, кровать баронессы.
   Странник ощупал решетку, закрывающую окно. Ржавые прутья оставили ры-
жие следы на его ладонях. Странник потянул решетку на себя,  однако  она
не поддалась, и даже не закачалась. Попасть в комнату через это окно  не
представлялось возможным. Но и отступать было некуда, взобраться на сте-
ну без посторонней помощи не стоило и мечтать.
   Странник пошел вокруг башни. Очень медленно и осторожно. Он искал ок-
но без решетки или с решеткой, готовой вот-вот вывалится.  Ему  повезло.
На втором же окне решетка держалась некрепко. Пришлось  лишь  раскрошить
цемент у нескольких кирпичей, вытащить их наружу, и вскоре металлические
прутья полетели на землю. Разбить слюду, заслонявшую комнату от дождя  и
ветра было парой пустяков. Однако на эту операцию странник  потратил  ни
чуть не меньше времени, чем на извлечение решетки. Он не  хотел  шуметь,
он не желал пугать баронессу.
   Оказавшись внутри башни, странник позволил себе минуту отдыха.  Слиш-
ком долго он находился в большом  напряжении  под  струями  неугомонного
дождя. Стоило перевести дух, прежде чем действовать дальше.
   Всю мебель комнаты составляли несколько скамей-сундуков, шкаф,  укра-
шенный железными оковками, удобное мягкое кресло и огромная кровать. Над
кроватью нависал балдахин, прикрепленный к  потолку,  с  полупрозрачными
пологами с трех сторон.
   В сумраке спальни самым освещенным местом была стена, украшенная выц-
ветшим гобеленном. Изображенная на нем сцена, состоявшая из всадника  на
вставшей на дыбы лошади и двух борющихся женщин  с  кинжалами  в  руках,
что-то напомнила страннику, но что конкретно, он вспомнить не мог.
   Со стороны кровати раздался тяжелый вздох. Зашуршали шелковые просты-
ни.
   Элоиза! - прошептал странник и, откинув полог,  подошел  к  изголовью
кровати.
   Среди мягких подушек пастельных цветов, в прозрачной  ночной  рубашке
лежала женщина. Ее совершенные формы ослепляли своей  красотой.  Изящные
белые груди вздымались при каждом  вздохе,  натягивая  прозрачную  ткань
между алыми сосками. Округлые бедра гармонично вписывались в  сюрреалис-
тическую мешанину разноцветных простыней, скрывая между собой  маленький
темный треугольник.  Лицо  женщины  было  также  красиво,  как  и  тело.
Единственное, что звучало диссонансом в этом гениальном творении  приро-
ды, были седые волосы.
   Баронесса застонала во сне и перевернулась на бок. Глазные яблоки под
веками бешено вращались. Она видела сон, очень неприятный сон.
   Элоиза!
   Странник осторожно прикоснулся к волосам баронессы.
   Ты поседела, моя дорогая.
   Всхлипнув баронесса проснулась. Вначале, не  поняв,  что  за  человек
стоит у ее кровати, она лишь слегка отстранилась в сторону, потом, узнав
его, в ужасе вскинула руки заслоняясь:
   Нет!!! Нет!!! Этого не может быть!
   Элоиза, дорогая! Прости, что так напугал тебя. Я вернулся!.
   Ты вернулся! Ты пришел меня мучить! Сжалься! Сжалься, я  прошу  тебя!
Убей меня сразу! - ее рука скользнула под подушку и появилась со  сжатым
в кулаке стилетом.
   Нет, Элоиза! Я и не думал причинять тебе боль!
   Сгинь! Сгинь, порождение Тьмы!
   Элоиза! Это я, твой муж - Альтебранд Георг ван Лоанар! Я не видел те-
бя десять лет, пока гнил в хрианийском плену. Но если ты счастлива с Эс-
мондом, я уйду! Клянусь! Твое счастье для меня - превыше всего!
   Ты здесь, ты здесь, адская тварь! Я чувствую тебя, Аматунта!!!
   Что? Ты о чем, дорогая? Это я -  твой  Георг!  -  странник  попытался
взять баронессу за руку.
   Нет!!! Это случилось, но этого не может быть! Ты вернулся! - она  от-
махнулась стилетом. - Ты пришел мучить меня! Что ж мучай! Будь  проклята
Аматунта!!!
   Баронесса истерично рассмеялась.
   Кто такая Аматунта?
   C воплем баронесса повалилась на подушки и забилась в конвульсиях.
   Дорогая! - странник бросился на кровать, чтобы сжать жену в объятьях,
не дать ей поранить себя острым лезвием.
   Изыди!!! Эта боль!. - какие-то неясные обрывки фраз срывались с языка
мечущейся по пастели женщины. Потом она закричала,  закричала  так,  что
Георгу показалось, что дрогнули стены замка.
   Дорогая! Прости меня! Прости! - он не знал, что ему делать.
   Раздался тяжелый топот сапог на лестнице, ударом распахнув  дверь,  в
спальню ворвался барон Эсмонд. Следом за ним бежали стражники с  алебар-
дами.
   Негодяй! - взревел барон, обнажая меч. - Ты прикоснулся к моей жене!
   Стойте! Я не причинил ей вреда!
   Умри!!!
   Меч просвистел в дюйме от левого уха Георга.
   Я Альтебранд Георг ван Лоанар! Я ее первый муж!!!
   Негодяй! Барон Альтебранд умер десять лет назад! А ты -  мерзкий  са-
мозванец, явившийся мучить Элоизу! - Эсмонд согнал Георга с  кровати  и,
угрожая клинком, заставил выйти в центр комнаты.
   Ты же узнал мое лицо, Эсмонд! - Георг обнажил меч и взял в левую руку
кинжал.
   Подлое колдовство! Умри!!! - Эсмонд сделал  выпад,  который  Георг  с
легкостью отразил. - Да, ты ловок, солдат! Но я не буду глупцом и не дам
тебе возможности убить меня. Взять его!
   По команде барона стражники окружили Георга плотным кольцом, выставив
вперед алебарды.
   Ты допускаешь большую ошибку, Эсмонд.
   Георг замер в напряжении, готовый в любой миг отразить атаку.  Семеро
хорошо вооруженных противников собирались убить его.  Вопроса,  на  чьей
стороне преимущество не возникало.
   Смерть негодяю!
   Стражники бросились вперед. Отклонив лезвие одной алебарды  кинжалом,
Георг поднырнул под вторую, подсекая мечом ноги третьего стражника.  Тот
с воплем повалился на пол, хватаясь руками  за  разрубленные  сухожилия.
Стражники перегруппировались и атаковали снова. На этот раз на плече Ге-
орга появилась кровавая отметина.
   Смелее в бой! Он выдыхается!
   Георг вращался как вихрь, отражая сыпавшиеся на  него  удары.  Но  он
действительно уставал. Пот градом катил с лица, руки отказывались орудо-
вать смертоносным железом с прежней ловкостью. Пронзив кинжалом еще  од-
ного стражника, Георг прорвал круг врагов, и прижался  спиной  к  стене.
Теперь защищаться стало несколько легче.
   Тебе не уйти от расплаты, негодяй! - Эсмонд  атаковал  с  необычайной
для его возраста силой. Удар, хотя и подставил руку Эсмонда под ответный
укол кинжалом, тем не менее вышиб из руки Георга меч.  Стражники  немед-
ленно атаковали с новым воодушевлением.
   Каким-то чудом, Георгу удалось избежать предназначавшихся ему  ударов
и подхватить с полу алебарду убитого стражника.
   Эсмонд! Я не хочу вас убивать, но вы меня вынуждаете!
   Нападавшие остановились, глядя на прижатого к  стене  Георга.  Тяжело
дышал не он один. Все участники схватки чувствовали, что их силы на  ис-
ходе.
   Что произошло дальше, Георг в точности не понял. Вдруг что-то  темное
отделилось от потолка и стремительно ринулось вниз, к его голове.  Краем
глаза Георг зафиксировал маленький кулачок, сжимающий небольшую, но  тя-
желую дубинку. Через миг, дубинка опустилась, и тьма поглотила  сознание
Георга.
   Улыбаясь уродливой физиономией, с тела поверженного  противника  под-
нялся привратник. Он услужливо поклонился  герцогу,  демонстрируя  плоды
своей внезапной атаки. Тот лишь кивнул в ответ и  занес  меч,  для  того
чтобы отсечь Георгу голову.
   Нет! - раздался женский голос. - В подземелье его. В цепи.

   4

   Холод каменного пола камеры вернул сознание Георгу в тот  самый  миг,
когда со скрипом открылась входная дверь. В свете факела мелькнули неяс-
ные фигуры, раздались какие-то нечленораздельные  звуки  и  приглушенные
смешки. Георг ощутил, что за цепи, сковавшие его руки,  потянули  и  не-
вольно поддался направлению их движения. Его подняли на ноги и прислони-
ли к влажной стене, цепи тянули вверх до тех пор, пока не  зафиксировали
узника в вертикальном положении.
   Георг огляделся. Перед ним стояли чудовища. Самые настоящие  порожде-
ния больного воображения психопата. Одно из них напоминало  жабу  ростом
полтора метра с человеческой головой, усыпанной огромными хлюпающими же-
лезами. Другое чудовище, державшее в одной лапе огромный нож, в другой !
факел, а в третьей - остро заточенный  прут,  -  напоминало  толстоногий
треножник с головой крокодила. Последнее чудовище больше всего  походило
на человека. Только человека вывернутого наизнанку, со свисающими  отов-
сюду внутренними органами и сосудами.
   В свете факела появился еще один персонаж. Элоиза. Она улыбалась.  Но
отнюдь не добро и сострадательно, она насмехалась над узником.
   Георг попытался задать ей вопрос и с ужасом обнаружил, что  не  может
этого сделать. Нижняя часть его лица была закрыты ржавой  железной  мас-
кой, в рот от которой  отходил  толстый  стержень,  мешавший  выговорить
что-либо членораздельное.
   Наслаждаешься? - ухмыльнулась Элоиза. - Как тебе твое  новое  положе-
ние? Тебе нравится?
   Георг помотал головой.
   Нет? Ну, так Хваль тебе поможет.
   Крокодилоголовый что-то с энтузиазмом захрюкал и приблизился к  узни-
ку. Его нож одним движением вспорол остатки рубашки Георга и  стал  мед-
ленно рассекать кожу.
   Чувствуешь боль? Ты чувствуешь ее??? - глаза Элоизы заблестели.  -  Я
жила с этим десять лет. Даже хуже. Хваль!
   Чудовище прекратило делать на теле Георга надрезы, сунуло нож за пояс
и кончиками пальцев взялось за край раны. Лицо узника перекосилось о бо-
ли, что привело монстров в неописуемый восторг. Хваль уцепился  за  кожу
Георга и потянул ее вверх, срывая с тела кровавый лоскут.
   Вот, вот, оно! Ты чувствуешь? А ты хотел причинить  мне  еще  большие
страдания. Ты пришел мучить меня. Но оказался  мучим  сам.  Забавно,  не
правда ли?
   Хваль передал лоскут содранной кожи  жабообразному,  а  сам  принялся
раскалять прут на огне факела.
   Ты - орудие Аматунты - в моей полной власти! Я о таком даже и не меч-
тала! - Элоиза засмеялась.
   Жабообразный запихал кожный лоскут в свою пасть и стал с  причмокива-
нием его жевать.
   А интересно, ты можешь умереть? Или ты готов  страдать  вечно?  Поче-
му-то мне кажется, что последнее.
   Раскаленным прутом Хваль провел по руке узника, его боку и  остановил
в паху. Запахло паленым мясом. Георг застонал и задергался на цепях.
   Нравится? - Элоиза приблизилась к узнику. - Этот запах так приятен! Я
просто в восторге!
   Она дико рассмеялась и, вырвав из лап Хваля прут, вонзила его в живот
Георгу.
   Это хорошо, что ты приехал. Мои визиты к тебе  будут  скрашивать  мое
несчастное существование.
   Элоиза повернулась и быстро скрылась во тьме.
   Георг почувствовал, как из него выдернули прут и отпустили цепи. Ког-
да тело коснулось ледяного пола, сознание уже покинуло узника.

   5.

   Шорохи, тихие голоса, скрипы, приглушенные крики слились воедино. Ка-
кофония образов заполонила сознание. Элоиза!  Аматунта!  Георг  очнулся.
Закованный в цепи, распростертый на каменном полу  камеры  без  окон  он
быстро вспомнил, почему его сюда заключили.
   Единственное, что было выше его разумения - ответ на  вопрос,  почему
он до сих пор не умер? Израненное тело болело, но это не была боль  уми-
рающего. Георг чувствовал, что его члены наливаются силой, а голова спо-
собна ясно мыслить. Страшная рана в животе затянулась  и,  на  ее  месте
прощупывался только комок спекшейся крови.
   Георг проверил на прочность цепи, в  которые  его  заковали.  Слабого
места обнаружить не удалось, без инструментов освободится от них  нечего
было и мечтать. Георг ощупал маску, закрывающую его лицо. Она запиралась
на болт с правой стороны. Очень ржавый болт. Под нажимом пальцев  железо
крошилось, хотя и не так легко, как хотелось бы.
   Найдя в стене выступающий внутрь камеры камень, Георг стал  методично
биться об него правой стороной маски. Каждый удар болью отзывался в  го-
лове узника, но он не прекращал своего занятия.  Через  некоторое  время
упорство было вознаграждено. После очередного удара головка болта  отде-
лилась и маска с грохотом упала на пол. Георг вдохнул полной грудью. Ма-
ленькая, но победа.
   Насладиться сполна этой победой Георг не успел. Раздался скрежет  от-
пираемых запоров, и в камеру вошли трое мучителей.  Георг  притаился  на
полу, пытаясь притвориться бессознательным телом. Чудовища  пошушукались
между собой, и самый человекообразный из них пнул узника под ребра.  Ге-
орг не смог сдержать стона. Чудовища засмеялись и потянули за цепи.  Ге-
орг на мгновение сжался, потом как пружина выпрямился, выстреливая кула-
ком в лицо жабочеловеку. Хваль получил головой в нижнюю челюсть, а чело-
векообразный упал, от удара ногой под колени. Только безобразный  кроко-
дил устоял на своих трех ногах, остальные с воплями упали на пол.  Георг
хлестнул Хваля цепью, но тот проворно отскочил в сторону. Чудовище нача-
ло вращать какую-то рукоятку - цепи потянули узника вверх.
   Проклятье! - выругался Георг, все еще пытаясь сопротивляться.
   Вскочивший на лапы жабочеловек с  нескрываемым  удовольствием  заехал
кулаком Георгу в солнечное сплетение. Чудовища, противно хрюкая, засмея-
лись.
   О, Аматунта! - вырвался отчаянный хрип из горла Георга.
   Внезапно чудовища заверещали будто от невыносимой боли и бросились  в
стороны. Цепи ослабли. Георг повторил еще раз, но уже громче:
   Аматунта!
   Чудовища рухнули как подкошенные, вопя что есть мочи.
   Ах, вот чего Вы боитесь, твари! Ну, я вам теперь устрою! Аматунта!
   Чудовища забились об пол головами.
   Теперь, ты, Хваль, иди сюда и сними с меня цепи! Быстро!
   Крокодилообразный поднялся и заспешил к узнику.  Огромным  ключом  он
отпер замки на браслетах, сковавших запястья Георга, и в страхе отступил
к своим собратьям.
   Хорошо. Ну, твари, показывайте как отсюда выбраться, -  Георг  поднял
факел, оброненный Хвалем.
   Чудовища нечленораздельно заворчали.
   Аматунта! - негромко произнес Георг и чудовища, подвывая, поползли  к
выходу из камеры.
   Они прошли по нескольким коридорам, миновав  два  уровня  подземелий.
Когда Георг очутился в зале, в котором через окна можно было  разглядеть
покрытое тучами небо, он повернулся к чудовищам.
   Вы недостойны жить, твари. Аматунта!!!
   Он прокричал волшебное слово прямо в уши чудовищ. Прокричал три раза.
   Первым не выдержал вывернутый наизнанку. Сосуды стали лопаться, поли-
вая все вокруг алой кровью, внутренности отвалились с противным  чмокаю-
щим звуком, и упали на пол. Чудовище буквально за минуту превратилось  в
груду агонизируещего мяса. Жабообразный покрылся какой-то  слизью,  хлы-
нувшей из желез. Его кожа стала лопаться и сползать лохмотьями  на  пол.
Обнажившиеся мышцы и сухожилия гнили прямо на глазах, темным гноем  сте-
кая под ноги Георгу. Хваль держался дольше всех. Но и для него не  пона-
добилось произносить волшебное слово четвертый раз. Он  буквально  сгрыз
себя, откусывая огромной крокодильей пасть от собственного тела кусок за
куском. Когда от Хваля осталась одна голова, он затих.
   За окном сверкнула молния. Грянул гром. Георг двинулся вглубь замка.

   6.

   В центре зала стоял алтарь. Рядом на небольшом столике помещались ри-
туальный кинжал,  небольшая серебряная чаша и зеркало. Больше в огромном
зале не было ничего.
   Георг подошел  к алтарю и положил ладонь на его холодную поверхность.
Ничего не ощутив, Георг с интересом посмотрел по сторонам.
   Похоже, она превратила бальный зал в храм.
   Георг говорил вслух, будто надеясь, что ему кто-то ответит. Но в зале
никого не было, ни живых, ни мертвых. Георг подошел к столику,  потрогал
чашу, кинжал! Он взял зеркало и заглянул в него. Сначала Георг не понял,
что за изображение он видит, потом, узнав лицо смотрящее на него из  за-
зеркалья, уже не мог разжать пальцы.
   Аматунта!
   Да, это было ее лицо. Прекрасное девичье лицо, но уже  помеченное  не
мерянными несчастьями.
   Я рада, что ты свободен. Теперь самое время начать действовать.
   Что? Что я должен делать?
   Заставь Элоизу заплатить за мои  мучения.  Сполна.  Сделай  ее  жизнь
адом!
   Что??? Я же люблю ее! Любил!
   Ты никогда не любил ее! И она просто ненавидит тебя!
   Не может быть! Почему?!! Я ничего не понимаю!
   Ну, так вспомни!!!
   Всполох молнии на миг осветил огромный зал, вырвав из мрака очертания
темного силуэта в дальнем углу. Молнии ударили еще и еще. Силуэт стреми-
тельно приближался к алтарю, постепенно приобретая очертания  человечес-
кого тела. Тела, подвешенного за шею на веревке уходящей в  непроглядную
высь. Когда висельник приблизился к Георгу на расстояние вытянутой руки,
храбрый солдат, повидавший на своем веку немало кошмаров,  непроизвольно
отпрянул. На веревке висела юная девушка в грязной, заляпанной кровью  и
нечистотами, рубашке. Ее лицо, хоть и было изуродовано кровоподтеками  и
ссадинами, легко узнавалось. Это была Аматунта.
   Барон и крестьянка. Любовь с первого взгляда. Мне - пятнадцать, ему !
двадцать два. Мы не могли жить друг без друга,  -  произнесла,  открывая
отекшие веки, Аматунта. - Пришло время барону жениться. Он предложил ру-
ку и сердце. Мне. Но его кузина, жаждавшая власти и могущества, не хоте-
ла этого. Она воспрепятствовала браку, подкупив епископа, обязанного со-
вершить бракосочетание. Барон впал в депрессию. А злобная кузина соблаз-
нила его. Она заявила, что после той ночи у нее родится  ребенок.  Барон
был честный человек. Он женился на кузине. Но я не была  забыта.  Любовь
согревала барона долгими ночами, когда он  уезжал  на  охоту.  Баронесса
знала о связи барона с крестьянкой. И она замыслила ужасную  месть.  Од-
нажды ночью трое ее братьев головорезов ворвались в мой дом. Они схвати-
ли меня, избили и изнасиловали. И сказали, что будут делать  так  каждую
неделю, пока я не уберусь из Лоанара. Крестьянка явилась к барону.  Были
слезы, мольбы о защите. Но барон лишь дал ей немного денег и посоветовал
уезжать. Она не подчинилась. Братья баронессы явились  вновь  и  учинили
надо мною новое надругательство. И не было мне защитника в родном  краю.
Отвернулись от крестьянки все, и соседи и родные, боясь навлечь на  себя
гнев баронов.
   Аматунта замолчала, пристально глядя на Георга.
   Тогда я поняла, что мне нужен ты. Тот, кто сможет отомстить за  меня.
Я взяла свое любимое зеркало и согласно ритуалу анарков повесилась перед
ним. Моя душа перешла границу между жизнью и  смертью,  но  не  покинула
этот мир. Я напитала магией своей ненависти зеркало и стала ждать  когда
оно попадет в руки барона.
   Георгу показалось, что повешенная криво ухмыльнулась.
   Я дождалась своего часа, - продолжила, покачиваясь на  веревке,  Ама-
тунта. - Барон взглянул в мое зеркало и появился ты. Ты  явился  в  этот
мир, чтобы совершить акт возмездия.
   Я? Как это может быть? - Георг находился в  полнейшем  недоумении.  !
Ведь это я - барон ван Лоанар!
   О, нет! Ты лишь его отражение, рожденное мной для  мести!  Барон  был
поглощен зеркалом, как только коснулся его. Барон десять  лет  мертв,  и
ничто не способно воскресить его!
   Но я ничего этого не помню!
   Так случилось потому, что баронесса носила древний амулет, перешедший
ей по наследству от далеких предков. Ты коснулся этой земли, прокляв ее,
ты наказал братьев баронессы, сделав их существование невыносимым, но ты
лишь отчасти совершил возмездие над баронессой. Тебя победила сила  аму-
лета и забросила в дальние страны, лишив памяти и цели. Теперь время за-
вершить наказание.
   Нет! Этого не может быть! Я не твое создание, ведьма!
   Ты - именно то, что она говорит! - из тьмы появилась Элоиза, безумным
взглядом прожигая Георга насквозь.
   Элоиза! Неужели это все правда? -  Георг  стоял  потрясенный  и  бес-
сильный.
   Что правда? Правда ли то, что мои братья стали безобразными чудовища-
ми, которых ты убил? Правда ли, что я должна каждое полнолуние умываться
кровью девственниц, чтобы не стать подобной им? Правда ли, что  в  нашей
земле десятый год неурожай, а в лесу развелось полно диких волков?
   Это невозможно! - Георг закрыл лицо руками. - Я не хочу быть  орудием
мести!
   Аматунта усмехнулась:
   Но ты есть орудие мести! Так делай свое дело!
   Нет!!!
   Элоиза безумно рассмеялась:
   Я не так проста, как ты думаешь,  Аматунта!  -  она  извлекла  из-под
платья сверкающий амулет. - Я сожгу твое порождение!
   Элоиза бросилась с протянутым в руке амулетом к Георгу. Он ощутил жар
исходящий от артефакта, содрогнулся от потока силы, отбирающего  у  него
жизнь.
   Аматунта!!! - закричал Георг, отстраняясь.
   Темный вихрь окружил Элоизу, нейтрализуя силу амулета. Посыпались ма-
гические искры, раздался треск противоборствующих стихий. Порыв колдовс-
кого ветра с силой швырнул баронессу на алтарь.
   Это было славно! - улыбнулась посиневшими губами Аматунта.  -  Теперь
бери кинжал, делай свое дело!
   Георг поднял ритуальный кинжал и шагнул к алтарю. Элоиза тихо  засто-
нала, приходя в сознание.
   Теперь твой амулет побежден! И наступает время для веселья!  -  хохот
Аматунты эхом разнесся по огромному залу.
   Ну, терзай меня! - Элоиза бесстрашно смотрела в глаза Георгу.  Резким
движением баронесса порвала на груди платье, обнажив место для удара.  !
Режь, порожденье ада!
   Ударь ее! И еще и еще! Она будет жить и страдать до тех пор,  пока  я
не сжалюсь и не пропущу ее душу в загробный мир! А это случится очень не
скоро!
   Георг до боли в пальцах сжал рукоять кинжала. Он не знал, чего  ждет,
но знал, что больше так продолжаться не может.
   Нет!!! Я не буду орудием мести! - Георг с силой  отшвырнул  кинжал  в
сторону и выпрямился в полный рост.
   Кинжал пролетел над столиком и врезался в зеркало. Раздался  немысли-
мый грохот, тысячи сверкающих осколков помчались в разные стороны,  вон-
заясь в стены и алтарь, пронзая Георга и Элоизу. Призрак Аматунты раста-
ял с криком ненависти на устах.

   7.
   На полу  зала  в луже  крови корчились две фигуры. Мужчина и женщина.
Они умирали, глядя,  как  за окнами ярко светит солнце,  и белые кучевые
облака радостно бегут, гонимые ветром.


   СВЕНЕЛЬД АЙРОНФИСТ
   СЕРЬГА БАЛАСУРА

   Не властен смертный над собой,
   Его свобода - призрак злой.
   1.

   Скрытые темнотой  ночи, трое  неприметных  людей скользнули за ворота
одного из  крупнейших  джовильских  постоялых дворов "Семь трубочистов".
Они осторожно  миновали конюшни и, стараясь не производить лишнего шума,
приблизились к  входной двери. Старший из троих глухим хрипловатым голо-
сом отдал приказ:
   Сиборд, пойдешь через окно. Будешь ждать сигнала. Ян  -  со  мной.  И
чтоб тихо.
   Подчиненные молча кивнули, и один из них тут же скрылся за углом пос-
тоялого двора. Старший открыл дверь и вошел внутрь помещения. Ян  после-
довал за ним. Первый этаж "Семи трубочистов" занимал просторный зал, ус-
тавленный столами и лавками. Здесь постояльцы и просто  любители  шумных
компаний принимали пищу, выпивали и развлекались. Так было  всегда,  так
было и в эту ночь. В лицо вошедшим ударил  запах  пережаренного  мяса  и
прокисшего вина, равномерный гул голосов наполнил их слух. Изредка  раз-
давались дикие крики, грязные ругательства, вырывавшиеся из пьяных  гло-
ток, то там, то здесь грохотали опрокидываемые лавки.  Однако  никто  не
придавал этому серьезного значения. Здоровый вышибала следил, чтобы  по-
сетители не ломали мебель, но не больше. Никто не обратил внимания и  на
двух коренастых коротко стриженых мужчин неопределенного возраста, подо-
шедших к стойке. Лишь слуга, он же по совместительству портье, услужливо
потянулся в их сторону.
   Чего желаете, господа?
   Высокий подвизгивающий голос портье был под стать его внешности. Лицо
спившегося юнца чудесным образом сочеталось с худощавым телом  дистрофи-
ка. Старший мрачно взглянул на слугу и негромко сказал:
   Нам нужна комната на втором этаже. На одну ночь.
   Да! Разумеется! Все лучшие комнаты у нас свободны. Я готов  предоста-
вить господам скидку, если они выберут!
   Поторопись, - голос старшего был тверд, взор тяжел и властен.
   Конечно, конечно! - портье засуетился и  вынул  из-за  стойки  связку
ключей. - Вот возьмите, это от третьего номера. Только! Деньги вперед.
   Ты нам не доверяешь?
   Нет, ни в коем случае! Просто хозяин убьет меня если  узнает,  что  я
заселил кого-то, не получив никаких гарантий...
   Старший резким движением вырвал из руки портье ключ от комнаты.
   Мы поговорим с твоим хозяином. Главное, не глупи, мальчик.
   Гости повернулись и направились к лестнице, ведущей на  второй  этаж.
Портье замер, глядя им вслед. Он привык общаться  с  крутыми  искателями
приключений, но эти двое внушали просто первозданный ужас! Сиборд  обог-
нул постоялый двор и остановился у  водосточной  трубы,  спускающейся  с
крыши здания. Взобраться, цепляясь за трубу, на  второй  этаж  оказалось
делом нескольких мгновений. С трубы Сиборд перескочил на подоконник бли-
жайшего из окон, затем с него перепрыгнул на подоконник  следующего.  Он
делал так до тех пор, пока не очутился у окна, светящегося  слабым  све-
том. Сиборд отдышался и осторожно заглянул через  щель  между  створками
ставней внутрь комнаты. В мерцающих отблесках свечи двое занимались  лю-
бовью. Мужчина лет сорока пяти в сладкой истоме лежал на спине, с обожа-
нием глядя на свою возлюбленную. Черная повязка, скрывавшая  его  правый
глаз, намокла от пота, но он похоже не испытывал от этого неудобств. От-
давшись наслаждениям плоти, мужчина был на вершине блаженства.  Женщина,
длинноволосая брюнетка, восседала на мужчине верхом, совершая  ритмичные
движения вперед-назад. Алые соски ее белых грудей были напряжены,  длин-
ные ногти царапали плечи любимого,  изо  рта  вырывались  сладострастные
вздохи. Влюбленные не замечали ничего вокруг,  услаждая  друг  друга  со
всей энергией, на которую были способны. При виде женских прелестей, Си-
борд ощутил прилив крови в нижней части туловища.  Его  глаза  похотливо
заблестели.
   К реальности затаившегося наблюдателя вернуло мерцание желтого  камня
на браслете. Сиборд тряхнул головой, возвращая себе бесстрастно  деловой
настрой, и коснулся зеленого камня, подавая сигнал, что готов к действи-
ям.
   На браслете старшего зеленый камень вспыхнул ярким светом.
   Сиборд на месте. Начинаем.
   Они вынули из заплечных мешков блестящие стальные шлемы со  свисающей
кольчужной бармицей и тяжелые двулезвенные  боевые  топоры.  Экипировав-
шись, старший приблизился к двери с номером два и встал справа  от  нее.
Ян замер по левую сторону от двери. Старший нажал на зеленый  камень,  и
тут же, с размаху, рубанул топором по двери. Сиборд, получив сигнал, ри-
нулся сквозь оконную слюду в сторону влюбленной парочки. Он обнажил  два
острых как бритвы кинжала и стремительно атаковал. Головкой рукояти пра-
вого кинжала Сиборд попал точно в лоб мужчине, лишив того сознания.  Ле-
вый кинжал метнулся к спине женщины, а правый с небольшим  запаздыванием
понесся ей под левую грудь. Одно мгновение отделяло несчастную от  стре-
мительной смерти. Женщина сумела воспользоваться этим мгновением,  будто
подкошенная упав с кровати на пол. Кинжалы оставили кровавые  порезы  на
ее коже, но не причинили существенного вреда. Сиборд метнулся  вслед  за
жертвой. В этот миг под ударами  топоров  разлетелась  в  щепки  входная
дверь. В комнату ворвались двое коренастых убийц. Они  успели  заметить,
как рука женщины скользнула под сваленную на полу одежду  и  вскинула  к
плечу взведенный арбалет. Шелковое сюрко полетело вниз, высвобождая  на-
тянутый лук. Пальцы надавили на рычаг, вращающий костяной орех.  Медлен-
но, будто нехотя, орех повернулся, спуская тетиву. Стальной болт, разго-
няемый тетивой, сорвался с ложа и со свистом, вспарывая воздух,  понесся
к Сиборду. Убийца не успел даже удивиться, как  рухнул  с  развороченной
грудью. Старший и Ян, не давая жертве опомниться, бросились на нее, раз-
махивая топорами.
   От первого удара женщина ловко увернулась, второй больно задел ее  по
бедру. Женщина бросилась к мечу, лежавшему на стуле. Но чуть-чуть не ус-
пела. Топор старшего подсек ее левую ногу, разрубая мышцы и кости.  Жен-
щина с криком повалилась на пол. Ярость  блеснула  в  глазах  убийц.  Ян
нанес удар и промахнулся. Старший целил женщине в живот, но  она  дерну-
лась в сторону, и топор отхватил ей  правую  ногу  по  щиколотку.  Кровь
хлестала из разрубленных артерий непрерывным потоком. Старший занес  то-
пор для решающего удара. Внезапно гримаса боли исказила лица  убийц.  За
их спинами стоял обнаженный одноглазый мужчина с кинжалами Сиборда в ру-
ках. Кинжалы были вогнаны по самые рукояти под левые лопатки убийц.  Че-
рез мгновение пальцы, державшие топоры, разжались, и оружие  с  грохотом
полетело на пол. Еще чуть позже туда же отправились два коренастых тела.
   Дорвинд! - простонала, истекающая кровью женщина. - Я покидаю тебя!
   Милая! Нет! - мужчина склонился над возлюбленной. - Не смей  умирать!
Я пошлю за лекарем, он спасет тебя!
   Ты не успеешь! Лучше слушай, что я скажу. У меня в ухе серьга. Возьми
ее. Это очень могучее волшебство! - женщина закрыла глаза.
   Лея! Нет! Не покидай меня! Я люблю тебя!!!
   Женщина снова открыла глаза и прошептала слабеющим голосом:
   Я тебя тоже! Дорвинд! Серьга!
   Лея!!! - крик Дорвинда был скорее хрипом отчаянья. Женщина умирала  у
него на руках. Он ничем не мог ей помочь.
   Последний вздох Леи мужчина встретил  скупой  слезой  в  единственном
глазу. Его дрожащая рука потянулась к уху возлюбленной, где он сразу  же
нащупал серьгу. Непослушные пальцы  отказывались  расстегивать  замочек,
которым украшение крепилось к мочке уха покойницы.  Неосторожным  рывком
Дорвинд сорвал серьгу!
   Когда серьга оказалась зажата в кулаке Дорвинда, его мысли переключи-
лись к оценке текущей  ситуации.  Абсолютно  голый,  забрызганный  чужой
кровью, в комнате, усеянной трупами, он представлял хорошую  мишень  для
местного правосудия. Если его не повесят, не посадят в  тюрьму,  то,  по
меньшей мере, измотают по судам. Дорвинд не  хотел  терять  время.  Ведь
время - это деньги. Дорвинд наскоро ополоснулся в рукомойнике, оделся  в
одежду, незапятнанную кровью, запихнул  в  большой  дорожный  мешок  бо-
лее-менее ценные пожитки, снятые с трупов и подобранные на полу.  Меч  и
арбалет он завернул в плащ и взвалил на плечо, кинжалы убийцы извлек  из
тел, отер тряпицей и заткнул за пояс. Трофейным оружием Дорвинд  никогда
не пренебрегал. Окажись у него еще один мешок, он не забыл бы  захватить
и крепкие железные шлемы нападавших и их топоры. Но на все рук не хвата-
ло. Кроме того, надо было торопиться. Дорвинд поцеловал на прощание  си-
неющие губы Леи, подхватил мешок и шагнул за  порог.  В  коридоре  царил
сумрак. Слабый свет свечи, закрепленной в дешевом бронзовом канделябре у
лестницы, едва выхватывал из мрака толстые  бревенчатые  стены.  Дорвинд
воровато огляделся и, не заметив ничего подозрительного, пошел к лестни-
це.
   - Уже уезжаете? В такую рань? - удивился портье, когда Дорвинд прохо-
дил мимо.
   Я - купец. У меня каждое мгновение на счету. Надеюсь, лошади  покорм-
лены?
   Да! Конечно! Если желаете, я скажу мальчишке, чтобы он запряг их  для
вас, - портье услужливо улыбнулся.
   Не стоит. Я сделаю это быстрее. Прощайте!
   Портье подозревал, что купец сорвался с места не просто так,  но  его
любопытства не хватило на то, чтобы тут же подняться во второй  номер  и
обнаружить там четыре коченеющих трупа.

   2.

   Колеса фургона  поднимали дорожную пыль, оставляя после себя неглубо-
кие следы на иссохшей земле. Дорвинд управлял парой гнедых лошадей, нас-
вистывая себе  под  нос какой-то невразумительный мотивчик. Он был дово-
лен. Проехав указатель,  говорящий, что владение Вустар осталось позади,
а теперь дорога идет по территории земель свободного города Челви, купец
вздохнул свободнее. Вероятность преследования человека,  оставившего за-
литую кровью  комнату  в "Семи  трубочистах", властями Джовилля упала до
минимума.
   Вдоль дороги тянулся унылый лесной пейзаж. Кустарник, подлесок и чуть
на удалении  высокие  деревья не таили в себе ничего необычного. Дорвинд
ездил здесь не один раз и знал, что скука будет его спутником еще добрых
пять - шесть часов.
   От нечего  делать  купец  сунул руку в карман и извлек оттуда серьгу.
Причудливый серебряный  узор окаймлял достаточно крупный красный камень.
При ярком  дневном  солнце  камень сверкал всеми оттенками алого, блестя
ровными гранями. Что в серьге волшебного Дорвинд понять не мог. Его лич-
ный амулет-оберег  никак  не реагировал на серьгу, трение и постукивание
тоже на нее никак не действовали. Единственное,  что показалось Дорвинду
интересным,  была надпись, выгравированная на застежке. Древние письмена
складывались в причудливое слово "Баласур".
   Баласур! Баласур? Хм! Где-то я это уже слышал!
   Припомнить, почему слово казалось знакомым, Дорвинд не мог.  Впрочем,
это его не сильно заботило. Сунув серьгу в карман, Дорвинд взмахнул кну-
том, понукая лошадей, и... тут же  рванул  за  вожжи.  На  дороге  будто
из-под земли выросли двое детей. Мальчик и девочка,  одетые  в  потертую
холщовую одежду.
   Тпрру!!! Эй, вы! Жить надоело?! - рявкнул Дорвинд, останавливая лоша-
дей.
   Дяденька, извините, - пролепетала тонким голосом девочка. - Мы не хо-
тели.
   Да, чтоб вас! Перепугали, однако, меня! - Дорвинд  уже  успокоился  и
улыбаясь смотрел на детей. - Откуда такие будете? Вроде  в  окрестностях
селений никаких нет.
   Мы из Отарна, - ответил мальчик. - Ходили к тетушке в Даннвилль.
   Ого! Вы, однако, путешественники! Сейчас направляетесь домой?
   Да, дяденька.
   Ну, садитесь в фургон. Подвезу вас до Сагбена. Оттуда до Отарна рукой
подать.
   Спасибо, дяденька! - обрадованные дети полезли внутрь фургона.
   Дорвинд хлестнул лошадей кнутом, и колеса повозки снова завращались.
   Жду интересных рассказов, детишки, - купец был доволен,  что  у  него
появились собеседники. - Развлеките старика, уж будьте добры.
   Дети несколько мгновений о чем-то между собой шушукались,  потом  де-
вочка высунула голову из-под тента фургона.
   Дяденька, хотите, я расскажу сказку про белого бычка?
   Белого бычка? - Дорвинд не мог вспомнить такой сказки. - Что ж  расс-
казывай.
   Девочка устроилась рядом с Дорвиндом на козлах и начала  незатейливый
рассказ:
   Жил-был белый бычок!
   Детский голос очаровывал. Не важно о чем шла речь, главной была инто-
нация, с которой это говорилось. Близость теплого, невинного тела,  под-
пирающего бок, дополняла обстановку, в которой  купец  потерял  контроль
над ситуацией. Он расслабился, и если бы по пути  встретилась  развилка,
то выбор дороги пал бы не на возницу, а на лошадей.
   Из транса Дорвинда вывел звук лопающегося стекла. Так  могло  звенеть
только трианское стекло, то из которого  был  сделан  уникальный  сосуд,
один из товаров купца. Дорвинд обернулся, заглядывая в фургон.
   Черт возьми! Парень, что ты делаешь???
   Мальчишка с беззастенчивым видом рылся в вещах купца. Сосуд он разбил
случайно, не ожидая, что из тюка вывалится нечто хрупкое.
   Маленький негодник! - Дорвинд остановил лошадей и уже хотел  лезть  в
фургон, чтобы наказать воришку! Купца остановил вид заряженного  арбале-
та, направленного ему прямо в лоб.
   Арбалет подрагивал в слабых руках мальчишки, но сил нажать на спуско-
вой рычаг у мальца могло хватить. По крайней мере, Дорвинд не хотел  ис-
пытывать судьбу.
   Э-э! Парень, это серьезное оружие. Положи его. А то ненароком выстре-
лит.
   Мальчишка ничего не ответил. Он нажал на спуск.
   Арбалетный болт со спиральным оперением, вращаясь в воздухе, летел  к
Дорвинду. Для купца время будто остановилось. Он видел безжалостные гла-
за мальчишки, оружие в его руках, приближающуюся смерть. Однако, парали-
зованный страхом, он был бессилен что-либо поделать.
   Лишь только болт скользнул вдоль его щеки, купец вмиг очухался и бро-
сился с козел на землю. Вообще-то, это было излишне.  Мальчишка  промах-
нулся.
   Когда Дорвинд поднялся на ноги, дети  уже  скрывались  в  придорожном
кустарнике. Преследовать их не было ни желания, ни сил. Несколько  мгно-
вений смертельного страха измотали Дорвинда больше, чем весь путь, кото-
рый ему пришлось сегодня проделать. Купец заглянул в фургон, констатиро-
вал потерю ценнейшего трианского сосуда, вернулся на козлы и стегнул ло-
шадей.
   Вот детишки пошли! Воришки - ладно, но убивать! - в  сильнейшем  воз-
буждении Дорвинд не брезговал разговаривать сам с собой. -  Однако,  те-
перь и в Риано ехать не надо. Сосуда нет, а больше я там продавать ниче-
го не собирался. Значит прямо в Челви. Черт возьми, вот ведь приключений
на мою голову!
   Дорвинд кнутом добавил резвости своим лошадям, и фургон  стремительно
понесся вперед.

   3.

   Город Челви встретил Дорвинда толпами на узких улицах, гомоном бродя-
чих лоточников и актеров, пристальными взглядами взопревших под стальны-
ми латами блюстителей правопорядка. Попав в атмосферу одного из крупней-
ших городов Мотарии, купец сразу повеселел. Скоро наступит время сбывать
товар, считать звонкую монету и облапошивать простоватых клиентов - вре-
мя, ради которого Дорвинд и занимался своим ремеслом.
   Дорвинд направил лошадей в сторону Центральной Площади. Десятки плот-
ников трудились здесь, сооружая временную арену.  Верхолазы  развешивали
цветастые флаги на зданиях городского совета и канцелярии.  Город  гото-
вился к ежегодной летней Ярмарке. Это была древняя традиция, приносившая
купцам типа Дорвинда неплохие доходы. Когда в Челви съедется  охочая  до
развлечений часть  населения  Мотарии,  сухарь  станет  стоить  столько,
сколько сейчас дают за свежую булку.
   Свернув на небольшую боковую улочку, Дорвинд остановил  фургон  около
дома с вывеской "Экзотический Закат - Лучшие  комнаты  задешево."  Купец
спрыгнул с козел и вошел в дверь  постоялого  двора.  Обстановка  внутри
здания чем-то напоминала общий зал в  "Семи  трубочистах":  бар,  камин,
столики и лавки. Только здесь было намного  теснее,  пахло  противнее  и
публика имела более грязный вид. За стойкой возвышался здоровенный дети-
на, заросший недельной щетиной. Он ловко разливал крепкие напитки в  ог-
ромные кружки и готовил на пригорелом противне горячие тосты.  Смазливая
официантка неюного возраста разносила снедь клиентам, которые не брезго-
вали пощипывать ее за ляжки и произносить сальные шуточки.
   Здорово, Пэл, - улыбаясь, поздоровался Дорвинд с детиной за стойкой.
   О! Какие люди! Привет, Дор. Товар привез?
   Не без этого. Скажи своим парням, чтоб открыли мне ворота.  А  то  на
улице щас все барахлишко растащат.
   Дор, давно ты у меня не был. Я тут теперь единственный  парень.  Дела
идут не больно хорошо, - Пэл через заднюю дверь отправился  во  двор.  !
Сейчас открою.
   Дорвинд вышел на улицу и взялся за поводья своих лошадей. Когда воро-
та, скрипя давно не смазываемыми петлями, распахнулись, он направил фур-
гон в глубину двора.
   Да, и ты, я гляжу, все на той же старой повозке колесишь, - Пэл  пох-
лопал ладонью по изодранному и протертому во многих местах тенту.
   Откуда ж новой взяться? Я - бедный купец, - усмехнулся в  ответ  Дор-
винд. - А честно говоря, не слишком щас спокойное время, чтобы на  каре-
тах разъезжать. Знаешь, сколько солдат после заключения мира с хрианцами
без любимого дела осталось?
   Болтая о жизни, женщинах и злодейке-судьбе, приятели распрягли  лоша-
дей и отвели их в стойло. Пэл насыпал в кормушку пару ведер овса, а Дор-
винд тем временем стал затаскивать тюки с товаром в сарай.
   Извини, Дор, но покупать у тебя в прежних количествах я нынче не спо-
собен. Возьму только на тридцать руанов.
   Пэл? Как же так? И куда я теперь все эти одеяла дену?
   Продашь. Не мне тебя учить торговать, - Пэл обнял приятеля за  плечо.
! Да тут через неделю толпы иногородних шататься станут. Те, что  побед-
нее, ночевать прямо у городских стен будут. Им одеяла, думаю, понадобят-
ся. А у меня, ей богу, наличности кот наплакал.
   Неделю? В Челви? Я на одном питании разорюсь. Тут у вас  цены  просто
дикие.
   А вот покормить тебя я берусь. За пару одеял, - Пэл улыбнулся.  -  По
рукам?
   Ох, и умеешь же ты уговаривать, Пэл! - Дорвинд рассмеялся,  вскидывая
на плечо дорожный мешок с вещами первой необходимости.  -  Однако,  если
меня так же обломит старый Шуль, которому я привез семена цурли,  завтра
же брошусь с Вианского моста.
   Перебрасываясь шуточками, приятели вошли внутрь постоялого двора. Пэ-
лу тут же пришлось удовлетворять возникший спрос на выпивку, а  Дорвинд,
стянув с противня хрустящий хлебец, аппетитно его зажевал.
   Слушай, ты в курсе, сколько такое может стоить? - Дорвинд  достал  из
кармана серьгу и положил на стойку.
   Пэл с интересом поглядел на украшение. Красный камень в полумраке за-
ла тускло светился.
   Это что за чудо? Где взял?
   Где взял - там уже нет. Камень определить берешься?
   До сих пор, я считал, что не плохо разбираюсь  в  драгоценностях.  Но
это! Камень - не рубин, не аметист! Я такого никогда не видел. Возможно,
нечто волшебное.
   А почем его можно продать?
   Серьгу Баласура продать нельзя! - писклявый голос донесся со  стороны
низкорослого человека, одетого в черную сутану. Он приближался к  стойке
из глубины помещения, уставившись безумным взглядом на серьгу.
   Что? Что ты сказал?
   Порождение Ада должно оставаться в Аду! - человек в сутане  потянулся
дрожащей рукой к серьге.
   Дорвинд накрыл украшение ладонью, прежде  чем  его  коснулись  пальцы
внезапного собеседника.
   Стоп! Это принадлежит мне.
   Из горла человека в сутане вырвался нечленораздельный хрип, его  мор-
щинистое лицо приобрело болезненно белый цвет, рука скользнула под одеж-
ду. Через миг в воздухе блеснула сталь. Трехгранный клинок кинжала реза-
нул по кафтану Дорвинда, вспарывая ткань и кожу. Купца спасло то, что  в
момент удара он шатнулся в сторону, перенося тяжесть  с  одной  ноги  на
другую. Иначе острое лезвие торчало бы сейчас не в дубовой  доске,  а  в
его груди.
   Первым среагировал на нападение Пэл. Он схватил человека в сутане  за
волосы и со всей силой приложил лицом об стойку. Тот завопил от  боли  и
отпустил рукоять оружия. Пэл треснул неудавшегося убийцу кулаком в  нос.
Человек в сутане, с грохотом опрокидывая лавки, свалился на пол.
   Крикните блюстителей! - завопил кто-то из посетителей.
   Нет!!! - рявкул Пэл. - Никаких блюсов в моем заведении. Мы сами решим
эту проблему!
   Перепачканный кровью из лопнувших в носу сосудов,  человек  в  сутане
попытался подняться. Но Пэл не позволил ему даже  сесть.  Он  перемахнул
через стойку и парой пинков по болевым точкам вогнал  опрокинутого  про-
тивника в бессознательное состояние.
   Спасибо, Пэл, - Дорвинд очумело смотрел на поверженное тело. -  Одна-
ко, с чего это он так меня?
   Сумасшедший какой-то. К Ярмарке их тут еще больше  соберется.  -  Пэл
схватил человека в сутане за ногу и потащил к двери. - Дор,  помоги  мне
выкинуть этого ублюдка.
   Приятели под одобрительный гогот посетителей выволокли тело на  улицу
и бросили на мусорную кучу.
   Однако, сегодня явно не мой день, - констатировал Дорвинд,  возвраща-
ясь на постоялый двор. - Три раза за сутки из меня пытались сделать  хо-
лодный труп. Острых ощущений - на две жизни вперед.
   Правда? Так вот откуда у тебя серьга? - Пэл  ухмыльнулся.  -  Опасную
жизнь ведешь, приятель.
   Я это сам знаю. Но думаешь, у меня есть  выбор?  C  тех  пор,  как  я
повстречал одну очень недурственную собой кошечку, все идет именно  так,
как ты видел.
   Кошечку, говоришь? Ну, и как она в постели? А?
   Все, что нужно, было на высшем  уровне.  Только  сейчас  она,  должно
быть, уже гниет на каком-нибудь заброшенном кладбище. И, похоже,  судьбе
угодно, чтобы я отправился вслед за ней.
   Любовь до гроба! - грубо пошутил Пэл.
   Ну, смейся, смейся!
   Ладно, не обижайся, приятель. Какие-то забавные истории ты  рассказы-
ваешь. У нас тут, бывает, и убивают из-за женщин, но не так  резво,  как
тебя.
   Хо-хо! Я ж всегда отличался от других! - Дорвинд заулыбался и,  опро-
кинув в себя пинту свежего эля, продолжил:
   Пойду просплюсь. А то прошлая ночь выдалась беспокойной. Делами  зай-
мусь с утра.
   Спокойной ночи. Комнату знаешь. Запрись там на все засовы.  И  гляди,
четвертая попытка укокошить тебя, может увенчаться успехом.
   Спасибо за добрые слова на сон грядущий!
   Дорвинд поднял с пола мешок с вещами и направился к  лестнице.  Вслед
ему смотрел не только Пэл, подсчитывающий грядущие убытки от визита дру-
га, которого хотят убить. Пара заинтересованных глаз наблюдала  за  Дор-
виндом из самого темного угла зала. Этот взгляд был тяжел и недобр.

   4.

   Дорвинд проснулся от оглушительного стука в дверь. Он поднял голову с
мягкой пуховой подушки,  непонимающе глядя на источник шума. Снаружи до-
несся приглушенный голос:
   Эй, Дор! Открывай скорее! Это я - Пэл!
   Что за черт? - недовольно кряхтя, Дорвинд слез с теплой перины и  по-
топал босиком к двери.  Судя  по  скудному  свету,  льющемуся  из  окна,
только-только начала заниматься заря.
   Скорее! Открывай!
   Пэл! Пожар что ли? - вяло отодвигая  засовы,  купец  пытался  оценить
обстановку. - Щас открою.
   Ну же, Дор!
   Наконец дверь распахнулась и тут же  в  комнату  влетел  взъерошенный
Пэл.
   Черт возьми, что случилось? -  Дорвинд  медленно  протирал  заспанные
глаза.
   Собирайся скорее. Тебе пора делать ноги. -  Пэл  захлопнул  за  собой
дверь и парой ловких движений запер ее. - Ты мне и не сказал, что у тебя
на хвосте висят разъяренные блюстители. Влип ты, парень.
   Что??? Какие еще блюстители?
   Из Джовилля. Похоже, ты там успел напачкать, и они прибыли за тобой.
   Это ерунда какая-то. Я не Жерар Беспощадный Клык, чтобы устраивать за
мной погоню по всей Мотарии. И вообще, там была самооборона.
   Собирайся, живо! Про самооборону ты ангелам  будешь  рассказывать!  !
Пэл начал сгребать вещи приятеля в мешок. - Внизу  сидят  следователь  и
четыре блюстителя. Про твою одноглазую физиономию им  поведают  максимум
через шестую часть оборота, как только удастся разбудить кого-нибудь  из
упившихся завсегдатаев. Когда это случится, я хочу, чтобы твой след  уже
простыл.
   Дорвинд стал неловко одеваться, постоянно спотыкаясь и путая лямки.
   Почему они помчались именно за мной? Столько преступников  скрывается
из пределов одних владений в других. У них другого дела не нашлось,  что
ли? Вообще, как у этих блюсов с грамотой от местного судьи?
   Их грамота, приятель, - их скорость. Они сами знают, что местные  ре-
бята так просто никого не отдадут. Сейчас они просто выпустят тебе кишки
и уберутся в родные края. Если их застукают над твоим распотрошенным те-
лом, никто и не заикнется о  задержании  чужих  блюстителей.  Вот,  если
местные успеют вмешаться до этого момента, чужих в три пинка отправят на
родину, а тебя возьмут под охрану.
   Черт возьми, радужная перспектива! В обоих случаях!
   Поэтому поторопись! Краем уха я слышал, что  ты  в  Джовилле  положил
брата следователя. Думаю, тебя не намерены щадить.
   Вот, однако, дела! - Дорвинд уже оделся и вооружился мечом Леи,  под-
вешенным в поясной петле. - А как мой товар?
   Не беспокойся за него. Этим блюсам нужен ты, а не твои тряпки.  Когда
их вышвырнут из Челви, спокойно вернешься и все заберешь.
   В этот момент Пэл заметил арбалет Дорвинда.
   Заряди эту штуку. Если придется предъявлять неопровержимый  аргумент,
он тебе пригодится.
   Дорвинд не стал спорить, а быстро извлек из мешка два арбалетных бол-
та. Первый имел тяжелый четырехгранный наконечник черешкового типа, вто-
рой был снабжен плоским жалом, на котором виднелась маленькая шишечка  !
мушка. Более тяжелый болт не имел оперения, у легкого  на  конце  древка
виднелись пластины амфировой кости.
   Какой? - лаконично спросил Дорвинд.
   Ставь боевой. Блюсы в доспехах. Охотничьим можно и не пробить.
   Дорвинд взялся за "козью ногу" - одноплечевой рычаг для натяжения те-
тивы, и рванул его на себя. Лук согнулся, тетива зашла за зацеп на  оре-
хе. Дорвинд положил четырехгранный болт на ложе и прижал его роговым за-
жимом. Арбалет был готов к бою.
   Идем, - Пэл отпер дверь и первым шагнул в коридор. -  Все  тихо.  Нам
надо незаметно проскользнуть вниз  и  свернуть  на  кухню.  Оттуда  есть
черный ход.
   Держа в одной руке арбалет, в другой мешок с вещами, Дорвинд последо-
вал за приятелем.
   Однако, неприятно, когда на тебя охотятся! Давненько я не  чувствовал
себя жертвой.
   Дор, а я вот тебе немножко завидую, - Пэл скривил лицо в  ухмылке.  !
Романтика.
   К черту такую романтику! - Дорвинд не успел толком возмутиться,  пос-
кольку внезапно одна из дверей распахнулась  и  буквально  перед  носами
приятелей появилась молодая румяная девушка.
   Оба замерли как  вкопанные,  пораженные  нечаянным  событием.  Первым
пришел в себя Дорвинд, поспешивший опустить арбалет и улыбнуться обворо-
жительной блондинке. Ее первоначальный испуг, вызванный видом двух суро-
вых мужчин, один из которых был давно не брит, а другой  одноглаз,  тоже
сменился скромной улыбкой.
   Просим прощения, красавица, - галантно раскланялся Дорвинд. -  Мы  не
хотели вас напугать. Могу ли я рассчитывать на прощение?
   Да, и к тому же мы спешим, - Пэл дернул товарища за рукав.
   Подожди. Я хотел бы узнать имя прекрасной леди.  Меня  называют  Дор-
винд. А вас?
   Виолетта, - тихо ответила девушка, застенчиво глядя в пол.
   Я бы с удовольствием угостил вас обедом, Виолетта, - Дорвинд улыбнул-
ся еще шире, чем прежде. - Но сегодня вопрос жизни и смерти требует  не-
медленного разрешения. Можно я приглашу вас позже, вы еще долго  остане-
тесь здесь?
   Виолетта хотела что-то ответить, но в этот момент из-за ее спины поя-
вился седой сгорбленный дедок лет семидесяти.
   Доча! Это кто такие? А ну, быстро в комнату! Я говорил тебе, доча, не
ходи одна!
   Виолетта смутилась и повернулась, чтобы вернуться в комнату. Ее  отец
начал близоруко разглядывать мужчин в коридоре, стараясь  понять,  можно
ли от них ждать неприятностей. Недовольный  задержкой  Пэл  раскрыл  рот
чтобы пожурить Дорвинда! Но тут со стороны лестницы послышались шаги.  В
свете масляных ламп появились две широкоплечие фигуры, одетые в  кольчу-
ги, вооруженные мечами и легкими шнепперами. На их белых хаубертах  были
изображены гербы Вустара и виднелись знаки блюстителей порядка.
   Противники заметили друг друга одновременно. Их взгляды  встретились,
руки потянулись к оружию.
   Это он! Одноглазый! Сдавайся! - блюстители вскинули шнепперы. Ложись!
! Пэл толкнул Дорвинда и Виолетту в распахнутую дверь комнаты.
   Щелкнули спусковые механизмы, тетивы пропели свои  короткие  песни  и
две пули, выпущенные шнепперами, отправились  в  полет.  Первая  сильным
ударом переломила берцовую кость Пэла, вызвав у него болевой шок и  вре-
менную потерю сознания. Вторая буквально вспорола горло старика,  недоу-
менно уставившегося на блюстителей порядка. Алая кровь фонтаном брызнула
из вскрытой аорты, и дед как подкошенный свалился на пол.
   Дорвинд увидел, что противники обнажили мечи и бросились в  его  нап-
равлении. Времени на раздумья не было. Купец выбрался из-под упавших тел
и поднял арбалет. Он думал, что увидев  угрозу,  атакующие  остановятся,
вступят в переговоры, но этого не произошло.  Вероятно,  им  не  хватило
нескольких мгновений, чтобы осознать реальность опасности. Все  происхо-
дило слишком стремительно.
   Дорвинд нажал на спуск. Арбалетный болт четырехгранным жалом разорвал
кольчугу одного из блюстителей и вонзился ему в живот. Раненый  согнулся
пополам и с криком боли упал под ноги своему товарищу.  Тот  споткнулся,
припав на одно колено. Это дало Дорвинду время извлечь  меч  и  пригото-
виться отразить атаку.
   Блюститель работал мечом профессионально. Он не совершал лишних  дви-
жений, каждый его удар был силен и наносился в строго определенное  мес-
то. Дорвинд похвастать успехами в фехтовании не мог. Он отражал сыпавши-
еся на него удары с огромным трудом, не предпринимая никаких  контратак.
Бой близился к безрадостному для купца финалу, когда пришедший в  созна-
ние Пэл склонил чашу весов на другую сторону. Неожиданным уколом острого
кинжала в пах, под нижний край кольчуги, он отправил блюстителя на  пол.
Тот еще несколько мгновений бился в конвульсиях, рыгал кровью и надрывно
стонал, но потом затих, добитый серией уколов лезвием в горло.
   Пэл! Ты жив! - Дорвинд, тяжело дыша от усталости, склонился к товари-
щу.- Спасибо! Ты спас меня! Еще чуть-чуть и здесь лежал бы мой труп.
   Не стоит благодарности, Дор. Уноси ноги. Скоро  тут  будут  остальные
трое.
   Черт! Но я не могу тут бросить тебя, истекающего кровью!
   Не беспокойся. Виолетта присмотрит за мной. Правда,  девочка?  -  Пэл
посмотрел на обливающуюся слезами девушку, стоящую на коленях над  телом
отца.
   Услышав свое имя, она взглянула на двух перепачканных кровью мужчин и
зарыдала еще громче.
   Давай, убирайся отсюда скорее! Через  окно.  Это  всего  лишь  второй
этаж.
   Пэл, я твой должник! - пробираясь к окну крикнул Дорвинд. Он  повесил
меч на пояс и полез наружу.
   В этот момент на пороге комнаты появились трое  новых  блюстителей  с
гербами Вустара на одежде.
   Это он! Стреляйте!
   Преследователи разрядили шнепперы в сторону Дорвинда. Одна пуля  рас-
щепила оконную раму, вторая просвистела у самого уха купца, третья  рас-
колола масляную лампу, закрепленную в изящном бра.  Стремительное  пламя
брызнуло на стены и пол, облив сидящего у стены  Пэла.  Он  закричал  от
резкой обжигающей боли и попытался встать с  пола.  Огонь  за  несколько
мгновений охватил его одежду и принялся за волосы. Виолетта дико  завиз-
жала, блюстители отстранились от начинающегося пожара.
   На улицу. Быстро. Он не успеет от нас уйти, - трое вооруженных мужчин
бегом бросились по коридору к лестнице.
   Дорвинд тем временем уже стоял на улице, с ужасом глядя на валящий из
окон дым. Вокруг начала собираться толпа зевак, с интересом  наблюдающих
за пожаром. Послышался звон пожарного колокола, скоро должна  была  при-
быть спасательная бригада.
   Что стоишь как истукан! Быстрее! Пойдем, а то они тебя настигнут.
   Фраза была явно обращена к Дорвинду. Он повернул голову  и  посмотрел
на говорившего. Немолодой человек с жесткими чертами лица был закутан  в
черный плащ, одет в черные широкополую шляпу и кожаные перчатки. Его не-
добрый взгляд не сулил ничего хорошего.
   Баласур могуч, но его силы не бесконечны. Он не сможет спасать тебя и
дальше, - человек в черном взял Дорвинда под локоть и повел  на  боковую
улочку. - Ты должен скорее прийти к нему. Цель близка, не медли.
   Что ты говоришь? Какой Баласур? Там сгорает все мое состояние! Я  ос-
таюсь без средств к существованию!
   То, что ты потерял - мелочь по сравнению с тем, что приобретешь, ког-
да явишься к Баласуру. А сейчас скройся подальше. Ни я, ни ты не  хотим,
чтобы охотники добрались до тебя.
   Кто такой Баласур? Это как-то связано с этой волшебной серьгой?
   Ты прав. Поспеши. У тебя осталось не больше двадцати четырех оборотов
времени. Когда они истекут, я буду вынужден найти другого помощника.
   Черт возьми, а ты кто такой?
   Человек в черном не ответил. Загадочно улыбнувшись, он шагнул в  тень
переулка и исчез за углом.
   Стой! Куда поспешить то? - Дорвинд побежал следом за своим таинствен-
ным собеседником, но за углом уже никого не было видно.
   Однако, как это понимать? - купец замер в недоумении. Он полез в кар-
ман за серьгой и вытащил ее наружу. Камень светился ровным красным  све-
том.
   Вот выкину тебя сейчас в сточную канаву! - Дорвинд  замахнулся  чтобы
бросить серьгу. - Нет. Меня так просто не возьмешь. Пойду напьюсь. А по-
том тебя продам. И не за пару руанов. Ты сделаешь мне состояние.
   Радуясь собственной догадливости, Дорвинд зашагал по темной улочке  в
направлении квартала Серых Трущоб, туда, где в Челви  продавалась  самая
дешевая выпивка.

   5.

   В небольшом, но уютном подвальчике с  гордым  названием  "Королевская
Таверна" было не протолкнуться. Популярность места объяснялась тем,  что
здесь на один руан можно было купить пару бочонков любимого народом эля.
О качестве этого эля стоит помолчать, но количество производило  впечат-
ление на всех, кто знал, что в Верхнем Городе за руан выпьешь только од-
ну кружку чудесного напитка. Дорвинд не  располагал  большими  деньгами,
поэтому "Королевская Таверна" почти на целые сутки стала ему домом  род-
ным. Здесь он прочно занял место за дальним столом, в углу, и тихо нали-
вался сначала элем, потом согбенским красным  вином,  затем  перешел  на
ром, которым его угостил один из новоявленных друзей.
   Как вокруг него собралась компания, Дорвинд помнил не слишком хорошо.
Вероятно, сначала это он их угощал, а потом, потеряв  способность  нащу-
пать собственный кошелек, стал пить все, что наливают. Компания подобра-
лась колоритная. Нищий в изодранном плаще, мускулистый парень с щербатым
ртом, пожилой сизоносый ремесленник и одноглазый Дорвинд.  Разговор  шел
то о женщинах, то о выпивке, то о выпивающих женщинах, и  незаметно  пе-
рескочил на серьгу Баласура.
   Вот, ребята, влип я из-за женщины, - заплетающимся языком кратко  по-
ведал свою историю Дорвинд. - Подарила она мне эту треклятую  серьгу.  И
теперь у меня тридцать три несчастья. В общем, нет счастья на земле.
   По этому случаю стоит выпить, - разливая ром из глиняной бутыли,  за-
метил нищий.
   Так выкинь серьгу то! - предложил мускулистый парень. - Или мне пода-
ри!
   Он загоготал глухим басом.
   Ловкач! Нее! Серьга - это все, что у меня осталось. Я ее продам. Вот,
только, покупателя найду. Она ведь волшебная.
   А в чем ее сила? Несчастья приносить? - поинтересовался парень. - Ко-
му такая нужна!
   Много ты в волшебстве понимаешь! - сказал на это ремесленник. -  Надо
серьгу знающим людям показать. Хочешь, Дорвинд, я тебя к одной  колдунье
отведу? Если вещь стоящая, она ее у тебя и купит.
   Правда? У тебя есть знакомая колдунья? - Дорвинд начал медленно обду-
мывать предложение. - Она не на комиссию при городском совете  работает?
А то, эти негодяи быстрые. Изымут серьгу до выяснения обстоятельств, а я
пухни с голоду.
   Правильно. Я тоже не доверяю городскому  совету.  Выпьем,  что  б  их
всех, - нищий долил остатки рома в кружки.
   Моя знакомая даже лицензии не имеет. Работает тут, в Серых  Трущобах.
Однако знающая баба. Говорят, когда-то в столице  на  Волшебных  Игрищах
билась.
   Ого! Нелицензированная колдунья. Это не опасно? - спросил мускулистый
парень.
   А я опасностей не боюсь. Пошли, приятель. Отведи меня к ней,  -  Дор-
винд, пошатываясь встал из-за стола.
   Куда вы? Посидим еще! - просящим голосом произнес нищий, но  его  уже
никто не слушал.
   Счастливо, ребята, оставаться. Разбогатею - всех угощаю! - пьяно улы-
баясь, Дорвинд пошел к выходу. Ремесленник вышел следом за ним.
   На улице стояла ясная лунная ночь. Стены домов было видно, а вот  ва-
лявшийся под ногами мусор сливался с темной  мостовой.  Поэтому  прежде,
чем спутники добрались до дома колдуньи, Дорвинд успел три раза упасть в
грязь и чуть не расшиб себе голову.
   Квартирка колдуньи располагалась в мансарде покосившегося старого до-
ма. Чтобы попасть туда, ремесленнику пришлось разбудить стуком  в  дверь
половину жильцов, один из которых ее и открыл.  Узнав,  что  два  сильно
пьяных оборванца хотят войти, он  попытался  им  воспрепятствовать,  но,
увидев обнаженный меч в руке Дорвинда, отступил. Спутники влезли по вин-
товой скрипучей лестнице на самый верх и остановились у дверей колдуньи.
Ремесленник постучал.
   За дверью раздались шаркающие шаги, потом женский голос спросил:
   Зачем пришли?
   Леванта, открой. Это я, - ответил ремесленник.
   Зачем, спрашиваю, пришли.
   У моего друга вещица одна есть. Волшебная. Ты бы посмотрела.
   Дверь открылась. На пороге стояла  полноватая  женщина  средних  лет,
одетая в серый бархатный котт и парчовые домашние туфли с загнутыми  но-
сами.
   Проходите. О, да вы похоже гуляли в "Королевской Таверне".
   Точно. Как вы это поняли? - удивился Дорвинд. - Колдовство?
   От вас воняет дешевым ромом как от матросов. Но  не  в  порту  же  вы
пьянствовали?
   Жестом пригласив гостей сесть на удобные, хотя и потертые кресла, Ле-
ванта достала из комода флакон с голубой жидкостью и плеснула ее  в  две
рюмки.
   Выпейте это. Я не могу разговаривать с пьяными о серьезных вещах.
   Дорвинд и ремесленник послушно выпили жидкость.
   Что это за! Черт возьми, как здорово это  действует!  -  Дорвинд  по-
чувствовал, как его сознание прояснилось, тяжесть из головы пропала, ок-
ружающая обстановка стала менее расплывчатой. Одновременно с этим он по-
нял, что находится рядом с  нелицензированной  колдуньей.  По  рассказам
пострадавших, именно такие люди не брезговали пользоваться помощью демо-
нов и часто применяли магию без сто процентной гарантии успеха.
   А теперь говорите. Что вы хотите мне показать?
   Вот, - Дорвинд осторожно вынул из кармана серьгу. - Скажите, что это.
И за сколько можно продать.
   Положите на стол, - колдунья, не прикасаясь к серьге, начала ее расс-
матривать. - Так, Баласур!
   Она взяла в руки разноцветные палочки и стала ими трогать красный ка-
мень в разных местах. Потом Леванта молча вышла  в  соседнюю  комнату  и
вернулась с толстым фолиантом в руках. Некоторое время  она  внимательно
читала книгу, потом подняла взгляд на Дорвинда.
   Это неизвестный науке вид магии. Он как-то связан с Баласуром. Думаю,
отгадку легче всего найти в его склепе.
   Меня отгадка мало волнует. Можно ли это продать?
   Нет. Слишком мощная неизвестная магия. Ни один человек не рискнет это
купить. Я настоятельно рекомендую посетить склеп Баласура. Опасное прик-
лючение. Но еще опаснее находится в неведении.
   А что если покупатель не будет знать, что серьга волшебная?
   Я бы не советовала так поступать. Все говорит о том,  что  вы  крепко
связаны с этой серьгой. Разрыв связи может способствовать вашей  гибели.
Со стороны, разумеется, все будет выглядеть случайностью. Нож грабителя,
обвалившийся карниз, понесшие лошади! Прецеденты смерти носителей,  нег-
рамотно разорвавших связь с амулетами, частое явление.
   Однако, серьга - не мой амулет!
   Анализы показывают, что он им стал. Причем, я вижу, амулет  последние
дни активно влиял на вашу жизнь. Это странно, но Баласур набирает силу.
   Черт возьми, да кто он такой этот Баласур?!
   Леванта раскрыла фолиант на странице с рисунком, изображающим могуче-
го мужчину, одетого в звериные шкуры и размахивающего двуручным мечом.
   Вот он. По крайней мере, так представляют его потомкам. Здесь  сказа-
но, что Баласур - героический варвар наводивший ужас на  древнюю  Леаго-
рию, пограничным фортом которой был Челви. Судя по  информации,  он  был
некоторое время бессмертным, а потом каким-то образом  погиб.  Похоронен
там, где теперь располагается старое кладбище Челви. Думаю, его могила !
в одном из Древних Склепов.
   Баласур похоронен в Челви? Так вот куда меня звал тот черный незнако-
мец!
   Какой незнакомец?
   Он не назвался и сказал, что у меня осталось двадцать четыре оборота.
   Когда это было? - обеспокоено поинтересовалась колдунья.
   Сегодня, рано утром. А что?
   Надо торопиться. У вас осталось не так много времени. Думаю, незнако-
мец не врал.
   Но он даже не сказал, куда я должен прийти!
   В колдовской практике это обычное дело.  Какое-то  заклятие  не  дает
возможности Баласуру направить вас прямо к себе. Влияние  осуществляется
через сторонние воздействия. Ко мне, я полагаю, вы попали  тоже  не  без
его помощи.
   Черт возьми! Я что, марионетка?
   Мы все - марионетки, в той или иной степени.
   Ремесленник сидел с разинутым ртом, никак не  участвуя  в  разговоре.
Вдруг он встал и сказал:
   Извините, но я, пожалуй, пойду. Можно?
   Тебя кто-нибудь держит? Ступай.
   Ремесленник неуверенно попятился, быстро раскланялся и бегом помчался
по лестнице вниз.
   Почему он убежал?
   До него, наконец, дошло, что находиться рядом с вами смертельно опас-
но.
   Однако, я никому не угрожаю!
   Ошибаетесь. Мне, кстати, тоже уже жутковато.
   И что делать?
   Склеп Баласура. Спасение там.
   Спасибо, - Дорвинд решительно поднялся с кресла. - Тогда пойду разбе-
русь с этим Баласуром. Намекните мне только, где это старое кладбище.
   Я пойду с вами, - Леванта выразительно посмотрела на Дорвинда. - Если
позволите.
   Зачем? Это же опасно.
   Я всегда любила опасности. Поэтому и выбрала свою  профессию.  Думаю,
сейчас мне дается шанс прикоснуться к великому волшебству. Я  не  должна
его упустить.
   Хорошо. Но я не обещаю вас защищать.
   Колдунья хитро улыбнулась.
   Этого не требуется. Защищать нас буду я.
   Она подошла к шкафу и извлекла из него несколько склянок и  мешочков.
Все это Леванта сложила в дорожную сумку, которую повесила через  плечо.
На шею колдунья надела несколько амулетов самого диковинного вида. Здесь
были и восьмиконечные звезды, и сушеные лапки каких-то загадочных зверю-
шек, и блестящие переливчатые кристаллы. На запястьях и лодыжках Леванта
застегнула странной формы браслеты, в одну из ноздрей вставила маленькое
колечко-серьгу из небесно голубого металла. Поверх котт колдунья накину-
ла серый плащ с капюшоном, на ноги обула прочные кожаные башмаки.
   Я готова.
   Окинув Леванту взглядом с головы до ног, Дорвинд довольно хмыкнул:
   Теперь я верю, мы зададим Баласуру жару!

   6.

   Кладбище встретило  Дорвинда и Леванту завыванием ветра между надгро-
бий и  уханьем местного филина. Лунный свет струился сквозь кроны редких
деревьев, скрашивая местность в серебристый цвет. Заросшая травой тропи-
нка вела  между  покосившимися  оградами и раскрошившимися памятниками к
ряду невысоких строений - Древним Склепам.
   Найти склеп  Баласура  оказалось не сложно. Его имя было начертано на
барельефе изображавшем героя с двуручным мечом.
   Сюда, - указала на полусгнившую дверь Леванта.
   Дорвинд без большого труда освободил проход, и по поросшим мхом  сту-
пеням они начали спускаться вниз. Колдунья извлекла из сумки  пузырек  с
прозрачной жидкостью, которая светилась во тьме, и  использовала  его  в
качестве фонаря. В другую руку Леванта взяла небольшой суконный мешочек,
предварительно ослабив завязку у его горловины.
   Это что такое? - поинтересовался Дорвинд.
   Мое оружие. Уносящий порошок. Если хоть одна  крошка  такого  порошка
коснется кого-то, не защищенного специальным заклинанием,  у  того  есть
все шансы мгновенно отправиться в произвольную точку  пространства.  Так
что будь осторожнее, если мне придется это применять.
   Кажется, применение боевой магии запрещено на территории Мотарии.  Ты
рискуешь иметь неприятности с Законом.
   Сейчас мы рискуем гораздо больше, имея дело с Баласуром.
   Преодолев тринадцать ступеней, спутники очутились в небольшом помеще-
нии, площадью двадцать на двадцать шагов. Ступив  на  пол,  Дорвинд  по-
чувствовал, что под ногами набросано что-то твердое, но мелкое. На  каж-
дом шагу, сапоги задевали какие-то предметы, с шорохом  отскакивающие  в
стороны или с хрустом ломающиеся. Леванта опустила руку  с  пузырьком  !
фонарем, и содрогнулась. Весь пол был усыпан человеческими костями. Реб-
ра, позвонки, фаланги были разбросаны кругом как в виде вполне целостных
скелетов, так и их фрагментов.
   Черт возьми! - воскликнул Дорвинд. - Здесь полегла уйма  народу.  Мне
это не нравится.
   Честно говоря, мне тоже. Но мы должны добраться до  того  места,  где
захоронен Баласур.
   Преодолевая страх и отвращение, Леванта двинулась вперед. Внезапно по
склепу пронесся порыв ветра.  Входная  дверь  с  грохотом  захлопнулась.
Огонек в пузырьке потух. Буквально несколько мгновений в  склепе  стояла
гробовая темнота. Потом раздался скрежет, и одна из стен  стала  разъез-
жаться в стороны. В открывающемся проеме мерцал бледно розовый свет.
   Когда глаза Дорвинда привыкли к свету, он увидел источник этого  сия-
ния. На что-то подобное он и настраивался, когда спускался в  склеп,  но
реальность всегда ужасней ожидаемого. На небольшом  пьедестале  возвыша-
лась человеческая голова - голова мужчины лет пятидесяти с залысинами  и
сединой у висков. Из-под кожи лица струился розоватый  свет,  заливавший
склеп.
   Голова открыла глаза.
   Я - Баласур. И ты пришел на мой зов, - голос звучал хрипло и не  осо-
бенно разборчиво.
   Дорвинд представлял себе Баласура несколько иначе. Варвары всегда бы-
ли лохматыми и бородатыми, с  лицами  нетронутыми  влиянием  интеллекта.
Здесь же покоилась голова гладко выбритого цивилизованного человека.
   Да. Чего ты от меня хочешь?
   Серьга. Достань ее.
   Дорвинд вынул из кармана серьгу и зажал в руке.
   Что я получу взамен, Баласур?
   Глаза головы блеснули жадным огоньком.
   Вставь серьгу в мое левое ухо. Ты не пожалеешь об этом.
   Что я буду с этого иметь?
   Золото, женщин, власть! Сколько пожелаешь. Слово Баласура.
   Дорвинд дернулся в сторону головы, но был остановлен окриком Леванты:
   Стой! Он лукавит. У него в глазах написана ложь.
   Молчи, женщина! - взвизгнула голова. - Тебя сюда никто не звал!
   Но она права. Давай договоримся о конкретной сумме, Баласур. И  поло-
вина вперед.
   Я думаю, лучше поступить несколько иначе! - начала  Леванта  и  вдруг
вскрикнула от боли.
   Дорвинд резко обернулся и успел заметить, как человек в черном извле-
кает клинок из тела  колдуньи.  Леванта  повалилась  на  пол,  обливаясь
кровью.
   Ты поступишь так, как говорит Повелитель, -  меч  человека  в  черном
уперся в грудь Дорвинда. - Иначе умрешь. Тут же.
   Конечно, конечно, - Дорвинд обдумывал создавшееся положение, но ниче-
го стоящего быстро изобрести не мог. Кроваво-красные капли, стекающие по
долам обнаженного клинка, завораживали, рисуя будущее в мрачном свете.
   Серьгу, - приказала голова.
   Под неусыпным контролем человека в черном, Дорвинд приблизился к  Ба-
ласуру и вставил ему в ухо серьгу.
   Ну, а теперь что?
   Голова блаженно улыбнулась. Серьга вспыхнула багровым сиянием,  кото-
рое тут же затопило склеп.
   Свершилось, - прохрипел Баласур.
   Человек в черном упал на колени. Дорвинд отступил  на  шаг,  невольно
заслонив рукой единственный глаз от неестественно яркого света.
   Баласур обретал тело. Из обрубка шеи стали расти плечи, переходящие в
мускулистую грудь и мощные руки.  Появившийся  за  несколько  мгновений,
торс продолжился рельефными ягодицами, толстым половым членом и сильными
ногами. Полыхающий алым светом великан упирался головой в потолок  скле-
па.
   Я снова жив, - провозгласил похожим на раскаты грома голосом Баласур.
! Я сделал это!
   Повелитель! Я твой верный слуга! Я сопровождал серьгу из самой  Хриа-
нии. Я следил, чтобы она вовремя меняла носителей, не  попадала  в  руки
дурных людей, - человек в черном бросился  благоговейно  целовать  стопы
великана. - Моя преданность тебе беспредельна!
   О, да! Всем воздастся по заслугам! - Баласур перешагнул через челове-
ка в черном и склонился к Дорвинду. - А вот ты был непослушным и  алчным
в своих стремлениях. Но я добр. Ты будешь жить. Жить моим рабом.
   Баласур рассмеялся прямо в ухо купцу.
   Я рабом никогда не был. И быть не желаю,  -  лицо  Дорвинда  налилось
кровью. Ему страшно хотелось сделать этому чудовищу больно, и он не  на-
шел ничего лучше чем схватить его за серьгу. - Я принес  ее  тебе.  Я  и
унесу!
   Дорвинд с силой рванул за серьгу, и она очутилась в его руке вместе с
мочкой уха великана. Реакция Баласура была более чем бурной. Он  взревел
диким голосом, так что стены склепа дрогнули.
   Моя серьга!!!
   Человек в черном рванулся, чтобы выхватить серьгу из  руки  Дорвинда.
Они упали на усыпанный костями пол, сцепившись мертвой хваткой.
   Нет! Не получишь! - воскликнул Дорвинд и, разжав пальцы, кинул серьгу
в мешочек с уносящим порошком. В короткой вспышке пламени серьга  исчез-
ла.
   Баласур взревел еще громче. Его  могучие  руки  схватили  Дорвинда  и
оторвали от пола.
   Ты заплатишь за это! Ты будешь долго, очень долго  страдать!  -  гнев
исказил лицо великана.
   Дорвинд не успел ответить. С невероятной силой  Баласур  сжал  купца,
переламывая ему позвоночник и ребра. Затем он схватил его за плечи и ра-
зорвал пополам. Захлебываясь собственной кровью, Дорвинд не мог  кричать
и с ужасом  наблюдал,  как  Бласур  выковыривает  его  внутренности.  Со
злостью швырнув кишки на пол, великан свернул купцу шею и перекусив  ка-
дык, оторвал голову. Он еще некоторое время глумился над останками  Дор-
винда, пока тускнеющий алый свет, льющийся из волшебного тела,  не  стал
очень слабым. Тогда великан с ревом развалился на части. Буквально в миг
могучее тело стало массой гниющей  плоти,  изрыгающая  проклятья  голова
превратилась в облезлый череп.
   Человек в черном с ужасом наблюдал метаморфозы. Когда все  кончилось,
и последний розовый огонек потух, он зажег маленькую  свечку.  С  трудом
разглядывая ступени, человек в черном стал карабкаться к выходу из скле-
па. Хриплый голос остановил его:
   Черт возьми, куда это ты собрался?
   Человек в черном, дрожа всем телом обернулся. То, что он увидел,  ему
совсем не понравилось.
   Одноглазая голова Дорвинда  светилась  неярким  розовым  светом.  Его
бледные губы с трудом выговаривали слова:
   Ты по-прежнему хочешь получить награду?
   Я! я! всегда предан Вам, Повелитель, - человек в черном попытался от-
ползти подальше к выходу. Рука скелета схватила его за лодыжку.
   Не так резво. Я еще не сказал тебе, где искать серьгу.
   Да, Повелитель.
   Отправляйся в Туреон. Ее зашвырнуло куда-то в  те  края.  Что  делать
дальше, ты знаешь.
   Да, Повелитель.
   А меня положи на место. Быстро.
   Человек в черном поспешно спустился к голове и осторожно водрузил  ее
на пьедестал в стенной нише.
   Ступай.
   Человек в черном поклонился и бегом бросился к выходу. Баласур помор-
щился. Он никак не мог освоиться с новыми ощущениями.
   Хм, я бессмертен? Вот на что это, оказывается, похоже.
   Сквозь трухлявую дверь в склеп пробивались первые лучи рассвета. Кос-
ти многочисленных скелетов белели на каменном полу.