Версия для печати

     Александр Березиков.
     Самаркандские рассказы


     ФАКТОР ПРИСУТСТВИЯ

                       Я  не  настолько  стар, чтобы  писать
                       отчество полностью, но и не настолько
                       молод, чтобы не писать его вовсе.
                                         Андрей А. Березиков

   Коля К. был (был !!!) очень воспитанным человеком. Именно
поэтому никого не обнаружив в холле гостинницы, он сказал:
   - Здравствуйте. -  в  надежде,  что  сейчас  какая-нибудь
тетенька вылезет из-под стола и радостно  всплеснет  руками.
Ага. Сейчас.
   - Есть тут кто-нибудь? - Это уже вторая попытка.
   - Не кричите так, молодой человек,  Вы  не  на  сцене.  -
Тетенька вышла откуда-то сбоку из стенки, и пошевелив  ушами
направилась к своему  столу.  Именно  так  Коля  себе  ее  и
представлял: маленькая, толстая и вредная.
   - Мне бы заночевать.
   - Нету, только переночевать.
   - С пивом потянет.
   - Не умничайте. Давайте паспорт.
   Номер на двоих  это  звучит  романтично.  А  на  проверку
оказывается верхом убожества. Навязанное  знакомство  -  это
как налоговая инспекция (по проверке состояния твоих носок).
К счастью, в обшарпаной комнате никого  не  оказалось.  Коля
сложил свои вещи на стол (за исключением носок, разумеется),
так как стульев в комнате не было, взял  журнал  лежащий  на
тумбочке и залез под одеяло. Перелистнув  несколько  страниц
он прочитал вот что:

---------------------------------------------------------------------------

                    Фактор присутствия

   Есть такая пословица "То чего  Вы  не  знаете,  не  может
причинить Вам неприятности", и еще например  такая  "Дуракам
всегда везет". Давно подмечено, что ум и знания не  приносят
людям счастья, попробуем разобраться почему это так.
   На телевидении есть передачи  типа  "Катастрофы  недели",
список Вы можете продолжить сами, это  интересует  людей,  и
это одна из причин. Плохого в жизни больше, вот в чем  дело.
Человек все таскает с  собой,  и  свои  неудачи,  и  неудачи
других, и даже упавший где-то самолет. И все это  влияет  на
поступки людей. Я называю это - "фактор присутствия".
   Счастье - это отсутствие этой  дряни.  Счастье  это  мера
отсутствия, а не  наличия.  Отбросьте  все  нехорошее  и  Вы
будете счастливы из-за любой мелочи.
   Собственный опыт, и опыт предыдущих поколений  делают  из
людей рабов,  со  всеми  вытекающими  отсюда  последствиями.
Именно поэтому так счастливы дети.
   Беда  людей  заключается  в  том,  что   они   не   могут
отбраковывать информацию, не могут выбирать, что  им  знать,
а, что нет. О чем думали Вы когда сели читать эту статью? Но
в сущности это и не так важно, назад у Вас  пути  все  равно
нет.

                                         Андрей А. Березиков
---------------------------------------------------------------------------

   "Какая чушь, счастье это когда у тебя есть деньги.  А  то
мера отсутствия наличия, резус фактор сектора А." - Коля уже
почти спал, но мыслил все также, четко. Он улыбнулся, знаете
ли приятно осознавать себя умнее других.
   День закончился, но не история.
   На следующее утро Коля положил журнал в сумку,  собираясь
почитать в дороге. В отличие от многих других  планов,  этот
сбылся, и вот мы видим Колю в автобусе читающим  журнал.  Он
листал журнал с начала, вспоминая какие статьи он  читал,  а
какие нет,  и  ожидая  увидеть  на  следующей  странице  уже
знакомую нам статью, он увидел вот это:

---------------------------------------------------------------------------

                    Фактор присутствия
                      (продолжение)

   Зная кое-что о соседе можно навсегда потерять доверие  ко
всем людям, и в общем случае  информация  загоняет  людей  в
рамки, из которых есть выход только в другие.
   С информацией надо  быть  осторожным,  книга  которую  Вы
читаете для развлечения может в корне изменить Вас самих  до
такой степени, что назад пути не  будет  и  это  в  каком-то
смысле будете уже не Вы.
   Я могу изменить человека в  нужную  только  мне  сторону,
написав книгу специально для него.
   Давайте поставим эксперимент, я Вам дам информацию, а  Вы
будете расхлебывать (обратное к счастью невозможно).
   Если Вы читаете эту строку значит Вы приняли мои условия.
   Внимание! Знаете ли Вы, что  историю  можно  менять.  Нет
конечно же причина всегда должна опережать следствие, но вот
следствие  можно  изменить  воздействовав  на  причину.  Это
трудно понять, и именно поэтому я приготовил  фокус  с  этой
статьей (две части в одном и том же номере, одна  для  всех,
другая для  Вас).  Еще  пример:  Вы  легко  можете  изменить
прошлое которое принадлежит только Вам, о котором никто даже
не подозревает.
   Пока все. Удачи!

                                         Андрей А. Березиков
---------------------------------------------------------------------------

   Нет журнал был тот же, сомнения в этом  не  было.  Статья
была другой. Наличие фокуса на лицо, есть от чего  прийти  в
уныние. Коля бросил журнал на пол автобуса,  дабы  потоптать
его ногами. Оставшиеся часы он тупо смотрел вперед,  пытаясь
понять, что это было.
   Уже подъезжая к городу он решил: "Значит  если  я  забуду
статью, то она перестанет существовать,  ведь  о  ней  никто
кроме меня не знает, если верить этому Андрею А. Березикову,
получается так, проверим".
   Проверял он недолго, минут  скажем  пятнадцать.  До  того
момента, как он увидел, что журнал лежащий у него под ногами
исчез, испарился, его нет, этого чертового  журнала,  он  не
помнит даже его названия. Но статью, статью  то  он  помнит.
   И тут внимание его отвлекла симпатичная девушка,  которая
зацепившись  зонтиком  за  ветку  дерева  вырвала  себя   из
монотонной толпы. Мгновение, но уже в следующую  секунду  он
начисто забыл статью и все,  что  связано  с  ней,  а  через
секунду он уже думал над "внезапно" пришедшей ему  в  голову
гениальной идеей: "А нельзя ли менять прошлое из настоящего?
Конечно можно, только без свидетелей. И как это люди  раньше
до этого не додумались?".
   Он  улыбался  счастливому  озарению,  а  его   талон   за
гостинницу медленно поглощался тканью рубашки.

                                                Berand, 1997

     ТОТ, КОТОРЫЙ НЕ УСПЕЛ

                               А с нами ничего не происходит
                             И вряд-ли что-нибудь произойдет
                                                А. Макаревич

      ВТОРОЙ СОН

   В лесу начинало темнеть,  а  шорох  и  касания  падающего
мокрого снега казались придуманными шальным воображением. До
сознанния доходили только его мокрые  прикосновения.  Кругом
был лес: мокрые, темные стволы, уходящие круто вверх. Апогей
одиночества,  два  цвета  серый  и   черный.   Невозможность
заставить себя сделать шаг, нарушить тишину и приковать  все
внимание к себе.
   Этот сон снился  Николаю  К.,  а  это,  несмотря  на  все
возражения, был именно он, и снился уже несколько ночей.  Он
просыпался весь мокрый от этого снега, вытирался полотенцем,
переворачивал подушку, пытался вспомнить, что  было  дальше,
но засыпал, и видел другой сон.
   Он в своем кабинете на работе. Лето, жара. Он  собирается
пойти домой  и  знает  как.  За  дверь  кабинета,  прямо  по
коридору,  мимо  дермантиновых  дверей,  десяток  шагов   по
стертому линолиуму и Вы уже на улице. Он открывает дверь и в
лицо бьет холодный воздух. Сделаный  шаг  эхом  отдается  от
каменных  стен  темного,  бесконечного  коридора.  Он  хочет
вернуться в кабинет, но на месте кабинета он  видит  высокий
зал с пыльными стрельчатыми окнами.
   Потом он долго не может заснуть. Днем, он  ходит  пешком,
пьет пиво и  ест  суп,  но  его  уже  зацепили.  В  огромном
механизме провернулась шестеренка и все было решено.
   Конец рабочего  дня,  пыльного,  провинциального  города.
Автобус  медленно  ползет  в  гору  по  центральной   улице,
переваливает  через  шумный  перекресток  и  оказывается  на
лужайке, где нет ни солнца, ни города, ни дороги.
   Чушь. Кто из нас сумашедший? Было  холодно,  влажно,  уже
начинало  темнеть, на  невысоких  холмах   росли   серые   и
невзрачные деревья  неизвестной  национальности,  и  никаких
следов  дороги,  и  никаких  людей  в   автобусе.   Замолчал
двигатель,  автобус  остановился  и  как-то  сразу   просел,
открылись двери, что-то отвалилось и тишина.
   Коля выскочил из автобуса и  побежал  назад  на  холм.  В
голове каша: "Да, я сплю, Вы что здесь все с ума посходили?,
Это только сон, Да не может этого быть, Добро  пожаловать  в
каменный век, Простите меня, Я больше не буду, Что?  Ничего,
Да больше не будешь., Ты думаешь там  за  этой  ...  город?,
никаких следов, ущипнуть не помогает может укусить?, да чушь
собачья я  кушать  хочу,  поймаю  убью,  я  уже  где-то  это
слышал".
   За холмом начинался лес. Огромные деревья и чернота между
ними. Казалось лес был нарисован на черной стене. Чем  ближе
Коля подходил к лесу, тем быстрее сгущались сумерки,  и  тут
как  удар  по  голове:  СНЫ,  он  вспомнил  свои   сны.   Он
истинктивно сделал несколько шагов  назад.  "Так,  так,  вот
тебе и кабинет, вот тебе и коридор, а вот тебе Коля  и  лес,
сейчас начнется снег, а потом...,да ..  ,суп  с  котом,  что
было дальше... А ведь надо вспомнить". Он незаметно  отходил
от леса все дальше  и  дальше.  За  это  время  он  вспомнил
многое, и что его ждет жена, и что он  не  купил  молоко,  а
продолжение сна вспомнить не мог. Потому что, его не было.
   И он пошел назад. Он шел по холмам и успокаивал себя тем,
что, в лесу сейчас темно, и вообще, какая разница куда идти.
Идти некуда. Есть кому, но не есть куда.
   Он вышел к городу когда уже было совсем темно. Его сердце
стучало сильнее его шагов. Он был рад. Он вспоминал, как  он
вернулся из армии, он с наслаждением думал о том,  что  если
он возьмет такси, то будет дома через 10 минут.  Если  он  и
сожалел, то только о том, что ему не поверят. Нет, было  еще
кое-что, он знал, что теперь он  будет  бояться  собственных
снов и ему было жаль, что  он  не  увидел  вершины.  Обманув
судьбу он не сделал то, для чего был создан.
   До дома он не дошел.
   А  на  город  опускалась  ночь,  а  значит  и  сны,  цель
поставлена и кто-то должен дойти.

      ОТСТУПЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

   От Автора: Реакция на "ВТОРОЙ  СОН"  была  неоднозначной,
кто-то говорил, что я параноик,  кто-то  этого  не  говорил.
Однако всех возмущала фраза "До дома он не дошел.". Но и тут
мнения разделились. Кровожадные и жестокие  люди  требовали,
чтобы  я  ввел  в  сюжет  чудовище  которое  его  бы  съело,
представители  Green  Peace  предлагали  свои   услуги   для
доставки Коли домой. И так поехали.

   Коля шел домой. Шел он очень  осторожно.  Было  бы  очень
обидно пережив такое, просто попасть под машину. И когда  на
одном из перекрестков его окликнули, он  даже  не  оглянулся
пока не добрался до тротуара. За эти полсекунды  мозг  успел
обработать информацию и ноги стали ватными, но  он  все-таки
оглянулся в робкой надежде  кого-то  увидеть.  Нет,  никого,
муравейник людей.
   И тут снова "... Коля  ...",  как-будто  кто-то  выключил
звук улицы и включил пленку. Шелест, перестук,  свист  ветра
какие-то посторонние звуки и голос "... Коля ...",  пауза  и
все. Слух был так напряжен, что шум улицы его оглушил.
   И тут же, перекрывая все, внутренний голос: "Да пошли  Вы
все,  Успокойся, это  нервы,  или  еще  лучше,   Ты   просто
чокнулся", пауза, ожидание ответа, и  только  потом:  "Рюмку
водки и можете забирать меня в психушку, пожалста". Он сразу
опъянел,   на   ногах   появились   крючки,   и   он   пошел
противоракетным маневром цепляясь крючками за каждую кочку.
   Он был в ужасе. Уставивишись на автобус, он думал:  "Ага,
выкусили, вот теперь я пьян, я не способен принимать никакие
решения, слышите абсолютно никакие, и  абсолютно  ничего  не
вижу, так, что Вам придется самим думать и решать". Прохожие
шарахались  от  кричащего,  пьяного  человека,  шедшего   по
диагонали улицы.
   Он шел дворами, ничего не видя перед  собой,  не  замечая
как кончилось надоевшее всем лето, как пошел  дождь, который
сменился мгновенным листопадом, потом  он  уснул  на  ворохе
листьев, и стирая прошлое  пошел  крупный  снег,  архитектор
зимы, которому нет дела до людей, нет дела до того,  что  на
соседней улице жаркое, душное лето.

      ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ

   - "Тяжелый рассвет и хмурое, серое  утро.  В  такое  утро
негодяи  любят  подольше  поспать,  и   самое   милое   дело
прогуляться. Давай дойдем до того холма, и я  Тебе  расскажу
одну историю. Не будем препираться, я знаю,  что  Ты  хочешь
спать, надевай калоши, ложи в карман котлету и пошли"
   У собеседника глаза становятся круглые: Как? его  только,
что обозвали негодяем, и как Вы думаете  кто? -  Черт  знает
кто!, откуда он здесь взялся, придурок. Но большинство людей
говорят не то, что думают.
   - А Вы кто такой? - он в недоумении оглядывается вокруг и
ему становится тревожно. Он  лежит  под  деревом,  прямо  на
траве, место совершенно ему незнакомо. Диагноз напрашивается
сам собой: алкоголик. Он вздыхает:
   - И, что это за место?
   - "У него нет названия, это ответ на оба вопроса"
   - А как мне попасть в город?
   - "Не знаю, пошли Коля, вставай"
   - Откуда Вы меня знаете? - Брови поползли к прическе.
   - "Мне про тебя рассказывал один человек: Он говорил, что
у всех  нормальных  людей  фамилия  склоняется, а  у  одного
_нормального_ человека нет".
Соверешенно  сбитый  с  толку  Коля   встает   и   идет   за
незнакомцем. Апатия. Обалдевшие мозги лениво шевелятся:  Да,
я помню, что было вчера,  но  не  верю.  Так  небывает,  это
просто ложная память, ну и что  из  того,  что  этот  пейзаж
очень похож на вчерашний. Я хочу домой.
   Броуновское  движение  мозгов  складывается  в   короткое
замыкание:
   - Вы слышите, я хочу домой. Где город? Я не хочу  слушать
Ваши дурацкие истории на этом  дурацком  холме.  Я  не  хочу
играть в Ваши идиотские игры. - и совсем чудесное  выражение
- Верните мне мое детство.
   Услышав последнюю свою фразу, он сразу замолчал,  пытаясь
понять, что это такое он сказал.
   Они на холме, который стоит в окружении своих  близнецов,
покрытых редкими, серыми деревьями. Солнца не видно,  и  все
выглядит очень мрачно.
   -"ТЫ" - сказал незнакомец  -  "привык  к  тому,  что  все
должно  быть  параллельно  и  перпендикулярно,   ТЫ   любишь
геометрию Евклида. ТЫ, взрослый человек, уверен,  что  можно
получить ответ на любой вопрос" - Незнакомец  поворачивается
к Коле - "ТЫ думаешь, что есть дорога которая  из  пункта  А
ведет только в пункт В. ТЫ уверен, что можно дать ответ,  не
поставив несколько новых вопросов, ТЫ уверен, что я знаю где
город".
   От незнакомца  повеяло  холодом,  пронизывающий  ветер  и
кристалики  льда  обожгли  лицо.  Это  мгновенно  привело  в
чувство Колю, и он осознал всю серьезность положения. И  тут
уже снежный вихрь заставил прикрыть лицо рукой  и  согнуться
пополам. Он сделал несколько слепых  шагов,  пытаясь  что-то
увидеть, незнакомец превратился в  снежный  вихрь,  и  голос
звучал уже в голове.
   -"Можно понять мир, разыскивая пробку упавшую  под  стол,
но нельзя даже рассказать об этом не изменив этого мира. Кто
ТЫ такой, зависит от того, кто о тебе  расскажет,  друг  или
враг, и это изменит твою судьбу".
   Он кого-то звал. Он куда-то шел,  пытаясь  спрятаться  от
пронизывающего ветра и снега. Очнулся он  в  лесу.  Темно  и
сыро как в погребе. Снег падал крупными хлопьями  на  мокрую
рубашку  и  соскальзывал  вниз  не  в  силах  удержаться  на
дрожащем теле. Где-то  вдалеке  светилось  два  огонька,  он
побежал им на  встречу.  В  глубине  леса,  между  деревьями
стояла машина, у  приборного  щитка  мягкая  игрушка,  белый
медведь с красными глазками, двери распахнуты,  никого.  Как
от чумы, он побежал от этой машины, вбок, забрался глубоко в
чащу, сел на кучу листьев.
   Мысли спутались: Он никогда не выйдет из этого леса.  Нет
он выйдет отсюда,  один  раз  у  него  уже  это  получилось,
получится и сейчас. Что же этот мужик хотел мне  рассказать,
сволочь.
   Это было как бред. Он неожиданно для самого себя,  вслух,
произнес фразу, - Тебя ждали, Ты БЫЛ нужен, но Ты не пришел,
и теперь Ты можешь идти. Иди. Для тебя важно  одно,  Ты  сам
тоже можешь приложить руку к своей истории.
   Фраза повисла в воздухе, оставшись без ответа. Он встал и
пошел не разбирая дороги. Он пытался выйти  к  городу  очень
долго. Измотанный, он  вышел  к  большому  дому  стоящему  в
низине. Какого цвета? Здесь  все  серого  цвета.  Это  было,
мрачное, неосвещенное, трехэтажное здание. На вид ему  можно
было  дать  лет  двести.  Над  дверью  была   выгравировано,
невидимое в сумерках, высказывание:  Путник,  Ты  здесь  как
слеза на реснице, возьми свечу  и  посмотри  в  глаза  своей
смерти.
   - Правда, зрелище жуткое, но внутри довольно мило -  Коля
от неожиданности вздрогнул,  голос  принадлежал  невысокому,
крепко сбитому человеку, стоящему у него за  спиной.  -  Для
зомби сейчас холодно, для ведьм слишком рано. Что Вы на меня
так смотрите, я могу Вам паспорт показать. Да ладно я шучу.
   - На счет чего?
   - На счет паспорта.
   - Как мне пройти в город?
   - Не знаю.
   Следующая фраза Коли была вызвана уверенностью, что  язык
до Киева доведет.
   - Вы знаете, я заблудился, и я не знаю где нахожусь.
   - Да, я знаю, мне про тебя рассказывали.
   - Ну хорошо, вернее плохо, и что  мне  теперь  делать?  -
прервал Коля собеседника.
   - Пошли в дом, я тебя накормлю,  потом  вместе  подумаем.
Мне есть, что тебе рассказать.  -  И  его  новый  собеседник
бодро зашагал по тропинке.
   Его убили этой же ночью.  Нож,  торчащий  из  его  груди,
эбонитовой ручкой указывал  на  плакат,  прибитый  к  дверце
шкафа, Майкл Джордан  в  победном,  двухочковом  прыжке.  На
столе  около  мраморнобелой  руки  лежал  "Люгер",  большой,
хромированный, автоматический пистолет. Очевидно он  кого-то
боялся.  Теперь  все  его  трудности  позади.  Коля  схватил
пистолет. Этим вечером он не много успел узнать, впрочем как
и вчера, но все эти люди хотели и  не  успевали  ему  что-то
рассказать. Его одолевали злость, страх, и безисходность.  У
него создалось впечатление, что  за  ним  кто-то  следит,  и
этого кого-то он боялся больше, чем гипотетического  убийцу,
держащего в руке нож с эбонитовой ручкой.  В  том,  что  это
были разные люди он был уверен.
   Что же он успел узнать. Он узнал, что в  доме  живет  еще
один человек, хрупкий старик, и  что  этого  старика  сейчас
нет,тот уехал в гости к дочке. Он успел узнать, что этот дом
ничей, пристанище для "дичи, которую упустили",  так  сказал
его кратковременный друг. И это как нельзя лучше подходило к
ним, с тем дополнением, что охота продолжалась.
   То, как он пробирался к  выходу  из  дома  было  достойно
любого боевика,  ноги  полусогнуты,  пистолет  на  вытянутых
руках, голова на шарнирах.
   Тяжелая входная дверь оказалась запертой, и  он  чуть  не
расплакался,  пытаясь  высадить  ее   плечом.   Наконец   он
догадался потянуть ее на себя, и остановился  только  тогда,
когда отбежал от дома метров на  ...  много.  Уверенности  в
собственной безопасности это ему не  добавило,  но  надо  же
было что-то делать, а бег,  говорят,  даже  входит  в  число
приемов карате. Коля вдруг подумал, что этот  плоский  юмор,
все, что осталось от человека.
   По лицу, приковав все внимание к себе,  пробежала  капля,
начинался дождь.  Уже  целые  сутки  Коля  пытался  выйти  к
городу, и пистолет стал  значительно  тяжелее.  Он  думал  о
самоубийстве, успокаивая  себя  тем,  что  эта  глупость  не
должна закончиться так же банально, как это всегда бывает  в
жизни. Долго думал, а сделал он это очень быстро. Раз и все

   Раз  и  история  закончилась.   Человека   нет.   Дописав
последнюю строку, Автор встал из-за стола. Нет, так  жестоко
заканчивать историю он не собирался.  Но  у  него  кончились
сигареты и желание писать. Пусть будет так.
   _Человек_ пишет историю, а не история Человека. Но ,  его
герой этого не понял, и не мог ему противостоять.  Некоторые
пытались, но ...
   Ему оставалось поставить точку в  конце  предложения,  но
это уже не имело значения, он не успел. Автор не видел,  что
часы уже остановились, и в комнату через  зеркало  заползает
пустота, с желтыми, кошачьими глазами.
   История продолжалась. Продолжение следует.
   Ребята, не попадайте в дурные истории!

                                      Андрей Березиков, 1997

     ПРО ЛЕШУ

                               Не был. Был. Никогда не будет
                                                    Эпитафия

                                     Я не страдаю и не каюсь
                                     Волос своих не рву пока
                                     Я просто тихо извиняюсь
                                     С той стороны, издалека
                                                  Я.Смеляков

   Если   попытаться   его   кратко   охарактеризовать,   то
получиться приблизительно следующее: Это человек, в  котором
высокая культура и образование  вступили  в  противоречие  с
внешностью киллера (как я его себе  представляю.  Я  имею  в
виду  киллера).  Как,  Вы  знаете  обычно  в  жизни   бывает
наоборот. Он любил деньги  и,  он  любил  пиво  не  в  ущерб
деньгам. Он любил сидя в пивной составлять  прожекты,  и  он
любил поспать. Неожиданностей он не любил совсем.
   Неожиданность подсела к нему за столик во время обеда. Вы
когда нибудь видели Неожиданность?  Это  всегда  девушка,  и
всегда симпатичная. Звали ее конечно Наташа. Хотя .. можно я
буду называть Вас просто - Неожиданность, нет, исключительно
Натали, как Вам угодно.
   Последовала незамысловатая беседа:
   Леша: Какая приятная Неожиданность, какими  судьбами,  Ты
же вроде уезжала  -  Мучительный  поиск  в  памяти  имени  -
Наташа!
   Наташа: Привет Леша, я ищу тебя уже полчаса, мне сказали,
что Ты здесь работаешь.
   Леша: Где ты сейчас, с этим физиком?
   Наташа: Нет, а физик с горя стал химиком. Ты изменился.
   Леша: А Ты совсем не изменилась.
   Наташа: Это я знаю, это  мне  все,  всегда  говорят.  Мне
нужна твоя помощь. Ты здесь сидишь целыми днями?
   Леша: Нет.
   Наташа: Съездим в одно место.
   Леша: Куда?
   Наташа: Я занимаюсь историей и  археологией.  Есть  здесь
одно место, недалеко от города, оно меня интересует, а одной
за город ехать несподручно. Я на машине, поехали.
   Ехали  они  долго,  но  не  скучали.   Вспоминали   общих
знакомых,  Наташа  рассказывала  о  себе.  Леша   слушал   с
интересом. Пересказывать этот рассказ я не буду, так как это
было вранье, как и наверно почти все интересные рассказы.
   Место это действительно  могло  заинтересовать.  Площадка
закрытая со всех сторон высокими скалами, обломки  какого-то
здания. Розовый песок и зеленоватые  скалы.  Никаких  следов
цивилизации: осколков стекла и обрывков газет.
   Наташа: Здесь когда-то была зороастрийская башня  смерти.
Они  здесь  разделывали  покойников,  а  скелеты  складывали
где-то в глубине скалы. Там должен  быть  огромный  каменный
зал. Не спрашивай меня откуда я знаю, но там возможно  лежит
и один из твоих далеких предков.
   Леша: Ты имеешь в виду обезьяну?
   Наташа: Нет, это не обезьяна, хотя - она засмеялась  -  в
общем-то он недостаточно красив, и при жизни его наверно  не
раз так называли. Это  Клаус Фогт, твой далекий родственник,
он попал в эту башню одним из последних, в 1524 году.
   Леша: Хорошо, и зачем мы сюда приехали, что ты собирешься
делать?  -  Ему  не  нравились  эти  разговоры,  а   девушка
показалась просто сумашедшей. Он подумал о том, что если она
сейчас  с  хохотом  побежит  через  горы,  то  он  этому  не
удивится, но у него возникнут очень большие проблемы.
   Наташа: Нам нужно попасть внутрь - Посмотрев на Лешу  она
улыбнулась - я знаю где вход, он гораздо выше, в скале,  его
никто там не искал. Если мы его найдем, то ты сможешь купить
себе новые ботинки.
   Он безуспешно попробовал ее отговорить. Вход в пещеру они
нашли через пол часа.  Наташа  принесла  из  машины  фонари,
фотоаппарат и они пролезли внутрь. Вглубь пещеры вели крутые
каменные ступени.
   Наташа: Хорошо, что уже придумали фонари, свеча  в  таком
воздухе гореть бы не стала. Леша это не от тебя так пахнет?
   Леша: Да иди ты.
   Наташа: Образно говоря, эта история  вообще  очень  плохо
пахнет.
   После того как они нашли вход,  он  перестал  считать  ее
сумашедшей, и теперь думал о том найдут ли они золото.  Если
да, то сколько, если много, то сколько достанется ему,  если
много то, что он с ним сделает. Он уже подумывал  задать  ей
эти вопросы, когда они вышли в огромную пещеру.
   Пещера напоминала огромные пчелиные  соты,  сделанные  из
глины. В глубине сот виднелись черепа. Наташа целенаправлено
пошла вглубь пещеры. Они вышли на одну площадку,  но  дальше
их пути разошлись. Леша  увидел  перед  собой  постамент  на
котором лежал сделанный из золота череп.  Он  долго  не  мог
заставить себя дотронуться до него. Ему  казалось,  что  тот
его ударит током,  или  сделает  еще  какую-нибудь  пакость.
Наташа  тем  временем  прошла  дальше,  минуты   через   две
вернулась, сфотографировала  постамент,  пошарила  руками  в
одной из ниш. Выглядела она озабоченной.
   Наташа: Пошли быстрее отсюда.
   Леша: Сейчас, я череп возьму.
   Наташа: Давай быстрее.
   Леша схватил череп и побежал за ней.
   Леша: Наташа, что случилось?
   Наташа: За этот череп с тебя одна большая пьянка.  И  зуб
один, на память, золотой, можно без корня. - Речь  ее  стала
сбивчивой, а у Леши внутри что-то перевернулось:  "Не  может
быть, если я правильно понял это все мое". - Кстати  там  их
целая куча.
   Леша: Чего зубов?
   Наташа: Черепов.
   Леша: Где?
   Наташа: Пошли быстрее, тебе и этого хватит на всю жизнь.
   Когда они начали подниматься по  ступенькам,  Леша  вдруг
испугался, он не увидел светлого пятна  выхода,  и  подумал,
что их завалило. Они побежали, и через минуту они  были  уже
на скале. Было темно. Испуг сменился тревогой и недоумением.
Почему ночь? Часы  показывали  одиннадцать.  Они  пробыли  в
пещере не более  десяти  минут,  а  получается,  что  прошло
больше пяти часов.
   Леша: Ничего себе, чего это время так летит.
   Наташа: Да, еще чуть-чуть - она  улыбнулась  -  и  ты  бы
вышел из пещеры старым и седым.
   Леша: А серьезно?
   Наташа: Я не знаю. Я действительно  не  знаю.  Поехали  в
город.
   В городе они зашли в кафе, залпом выпили по рюмке коньяка
и сели за столик выпить кофе. Леша притащил золотой череп  с
собой в кафе, в полиэтиленовом пакете  в  который  постоянно
заглядывал.
   Наташа: Никуда он от тебя теперь не денется, он  твой.  А
ведь я кое-что про тебя теперь знаю. Я знаю,  что  ты  очень
любишь деньги, любишь их  зарабатывать  и  постоянно  только
этим и занимаешься.
   Леша: Жизнь заставляет, но ты не права, у меня ...
   Наташа: Человек получает то, что он  делает.  Это  истина
которой я живу. Я  не  ученый  и  не  экстрасенс,  но  когда
человек,  что-то  делает,  когда  он  чего-то  очень  хочет,
образуется  какая-то  энергия,  которая  влечет   за   собой
ситуации и обстоятельства, внешне  кажущееся  случайными.  И
то,  что  Ты  нашел  там  именно  золото   далеко   не   так
естественно, как тебе кажется. Все дело в том, что  в  башне
работали люди из низшей касты, неприкасаемые,  и  у  них  НЕ
МОГЛО быть золота. - Леша с подозрением посмотрел  в  пакет.
Выражение лица у него было такое, как-будто  он  хочет  туда
блювануть.
   Наташа: - Нет это безусловно золото, но  если  бы  Ты  со
мной не пошел, его бы  не  было.  Если  бы  тебя  всю  жизнь
преследовала  чертовщина,  на  нас  бы  напала  какая-нибудь
дрянь, это я, кстати, могу себе вообразить. Но как объяснить
метаморфозу со временем, как?
   Леша: Может это зависело от тебя.
   Наташа:  Какой  умный  а?  Но  я  логик,  хотя  и   люблю
посмотреть на себя в  зеркало  и  вообще  девушка,  а  здесь
логики нет. Ты кое-что не знаешь, а я тебе не скажу.
   Фраза "а я тебе не скажу" вызвала у Леши  реакцию  "ну  и
иди ...", но он ничего не ответил. Беседа прервалась, каждый
думал о своем.

                      ТРИ МЕСЯЦА СПУСТЯ

   Наташа уехала в неизвестном  направлении.  Золотой  череп
постепенно превратился в мирские  блага.  Леша  очень  долго
думал почему она  не  взяла  золото,  но  так  ничего  и  не
придумал и ему стало казаться, что так  должно  быть  и  так
было всегда. Он полюбил золото. По словам  Наташи  в  пещере
были еще золотые  черепа,  и  он  борясь  со  своим  страхом
решился еще раз туда поехать. Тихим, дождливым  днем,  когда
очень трудно бороться с зевотой,  он  снова  оказался  перед
входом в пещеру. Ноги скользили по мокрым камням, но  сердце
было уже там, наверху. У входа он  на  секунду  остановился,
посмотрел на часы, зажег фoнарик и вошел в пещеру.
   Он прошел мимо пустого постамента и углубился  в  проход,
по которому ходила Наташа. Пройдя метров пятьдесят он увидел
дверь и  остолбенел:  на  двери  был  вырезан  и  разукрашен
человек похожий на него, черезвычайно старый и  седой.  "Так
значит этот Фогт действительно существовал и был очень похож
на меня. А я думал, что Наташа тронутая, да, но  откуда  она
узнала?". Вдруг он вспомнил про время и посмотрел  на  часы.
Три минуты. Часы идут нормально, а наверху, неизвестно. Надо
торопиться.  Он  попробовал  открыть  дверь,  сухое   дерево
затрещало, нет, Наташа сюда явно не  заходила.  Где  же  она
видела золото? Он пошел влево по коридору, и  услышал  шаги,
кто-то шел паралельным коридором,  сердце  в  груди  бешенно
заколотилось, стараясь ступать неслышно он пошел назад.
   Леша вздрогнул, из-за угла  ему  навстречу  метнулся  луч
света.
   Наташа: Здравствуй  Леша,  я  знала,  что  Ты  вернешься,
золото ищещь?
   Леша: Да, а ты как здесь оказалась,  не боишься,  что  со
временем у тебя опять будут проблемы?
   Наташа: Нет, я все поняла,  как  Ты  думаешь  пять  часов
твоей и моей жизни, это  достаточная  плата  за  золото?  За
золото, люди платят своим временем, а значит и своей жизнью.
   Леша: Значит надо подумать,  сколько  надо  взять,  чтобы
сильно не постареть, в принципе пять часов это нормально, Ты
сколько хочешь взять?
   Наташа: Я принесла сюда все свои золотые  украшения,  мне
не нужно золото, мне нужно время. Когда-нибудь  здесь  будет
все золото мира.
   Когда они уже вышли из пещеры, Леша спросил:
   -Послушай, а что тебя так напугало, тогда?
   -Золото, там дальше  внизу  его  тонны.  Твой  предок  по
видимому потерял свою жизнь, пытаясь вынести его  отсюда,  и
внес очень большой вклад в копилку  времени.  Я  читала  про
это, но по настоящему поняла все я только сейчас.

                                      Андрей Березиков, 1997        r11.txt
                        ВСТРЕЧА

                        Рассвет  разгонит чар  нависший смог
                        День тщетность отличит от откровенья
                        Гомункул получился или бог
                        Материя иль наважденье
                                              Владимир Леви.

   Проклятая жара, а еще Европа! Германия! Как они еще здесь
неграми не стали. Расплавленные стекла льют искры на перрон.
Мне нужна электричка. Немецкая пунктуальность - это еще один
миф, ныне  все  интернационально  и  немецкая  пунктуальнось
расстворилась в  американском  равнодушии  к  ближнему  и  в
итальянском слабоумии. Дрезден. Я не был здесь семь лет, как
все изменилось. Где черепица, где черепица я вас  спрашиваю?
Семь лет назад я был почти  зеленым,  солдат  ее  величества
великой державы. Сейчас я обыватель.
   - Здравствуйте фрау, а, что  электричка  замерзла  и  уже
никогда не придет?
   Мой  немецкий  недурен,  для  меня  конечно.  Девушка   в
справочной вытаскивает на меня свои глаза:
   - Was?
   Я отошел. Сам виноват, на каком языке вздумал шутить,  на
немецком надо кричать "Встань сволочь! Кругом!".
   Я еду на встречу. Но мне немножко не по  себе  и  я  даже
рад, что электричка задерживается. Хотя может быть ничего  и
не будет, вообще ничего, просто  покатаюсь,  посмотрю.  Мимо
прошла девушка в солдатских ботинках, да, для  меня они  уже
история. Окурок жжет пальцы, на  этой  проклятой  жаре  даже
сигареты быстрее горят, он летит под вагон, электричка!
   Сажусь у окна, напротив меня сидит господин  в  галстуке,
чтоб тебе лопнуть, вы, что здесь все  такие  идиоты!  Колеса
стучат  "ближе,  ближе",  напоминая  о   цели   приезда,   и
становится чуть прохладнее, да нет, совсем холодно.
   Ну хорошо, если я ее встречу, что я ей буду  говорить?  Я
пока не придумал. Я даже  не  знаю  на  каком  языке  с  ней
разговаривать.  Воспоминания  ускоряют  ход  и  даже  колеса
стучат быстрее.
   Это кажется нереальным, но это было!

   Черная ночь, фонарь  поскрипывая  выхватывет  из  темноты
колючую  проволоку,  это  пост.  Склад  боеприпасов.  Двести
метров по кругу, в бронежилете, в течении двух  часов.  Этот
пост пользуется у нас плохой репутацией и я иду  оглядываясь
по сторонам. Иногда здесь видели какую-то девушку, а не  так
давно здесь даже кто-то застрелился. Чепуха скажете  Вы,  до
этой ночи я тоже был материалистом.
   Тогда тоже было  лето,  и  как  сейчас  мне  тогда  стало
холодно, когда я увидел как она спускается с холма. Все  как
в кино: белое платье и волосы  по  плечам.  Я  крикнул,  что
положено, но  замолчал,  когда  она  прошла  сквозь  колючую
проволоку.
   У нее зеленые глаза, я почти не помню ее лица, но глаза я
запомнил на всю жизнь. Она испугана.  Она  смотрит  на  меня
широко открытыми глазами и губы ее беззвучно шевелятся.  Она
что-то говорит, но как в немом кино я ничего не слышу. Я так
же беззвучно кричу пятясь как рак, а она, она идет на меня и
что-то говорит.

   Сколько раз после этого я вздрагивал видя эти  глаза,  то
ночью в окне, то на лице знакомого мне человека. И я приехал
сюда, наверное зря. Я лысею, а это,  если  верить  классику,
должно избавить меня от седых волос.  Но  она  стала  частью
меня. Хотя бы посмотрю, что теперь там, где я служил.
   За окном вагона дождь. Вот  так.  Засмотревшись  чуть  не
пропускаю  свою  станцию.  Дождь  закончился  и  над  мокрым
перроном поднимается пар. Душно. Я уже  на  месте,  от  этой
маленькой станции мне идти не больше километра.
   Вот и эти холмы. Нет ни  складов  ни  колючей  проволоки,
только  зеленая  трава.   Как   футбольное   поле.   Хочется
что-нибудь найти в траве, и я иду не  разбирая  дороги,  мне
так хочется, я никогда здесь не  ходил  свободно,  всегда  в
колонну по одному. В первый раз я поднимаюсь на холм, раньше
я всегда был под ним за колючей проволокой. Вон там был  наш
полк, отсюда видны только деревья. Только сейчас вижу, какой
оказывается правильной формы этот холм. Спускаюсь с обратной
стороны, да, вот и вход. Зайти конечно  нельзя,  все  залито
бетоном, но что-то  здесь  раньше  было.  При  нас  или  при
немцах? Бог его знает. Было.
   И вдруг за спиной по немецки:
   - Извините пожалуйста ...
   Я резко оборачивась. На меня смотрит невысокая,  красивая
девушка с распущенными волосами. Вдруг она чего-то  пугается
и ее зеленые глаза открываются шире. ОНА. Платье другое,  но
она, днем, почему днем? У меня перехватывает в груди и я  не
могу ничего сказать, а девушка  пятится  и  говорит  уже  по
русски:
   - Извините пожалуйста ...
   Внезапно для самого себя я говорю заготовленную фразу:
   - Скажите что-нибудь, не молчите.
   Это уже нервы. Девушка смотрит на меня  беззвучно  шевеля
губами. Я достаю сигарету. Дело в том, что  это  движение  у
меня автоматическое, я для этого даже не думаю, прикурил,  а
самому плохо. И вдруг:
   - Меня зовут Света.
   ...
   - Андрей.
   Я начинаю понимать, что это как-то не согласуется с  моим
представлением о  нашей  встрече,  привидение  зовут  Света!
Разве так бывает, почему не Изольда? Первый шок прошел.
   - Андрей, так Вы настоящий?
   Ничего себе вопрос. А  она  протягивает  мне  руку,  хотя
смотрит на меня со страхом. Смелая  девченка!  Я  тоже  тяну
руку, а расстояние между нами метра четыре, но я  боюсь  шаг
вперед сделать. А  она  подходит  ко  мне  и  так  кончиками
пальцев. Нежные руки, а самое главное теплые!
   Разобрались вообщем. Она оказывается  тоже  видела  здесь
привидение, жуть как похожее на меня, и видела примерно в то
же время, семь лет назад. Отец у нее  тогда  здесь  офицером
служил. И приехала она с той же целью, что и я.
   Мы идем взявшись за руки и она  звонко  смеется.  Я  тоже
рад, что все так обернулось, и что  может  быть  это  начало
другой истории, более  сентиментальной.  Гуляли  конечно  мы
долго, больше так, кругами. Потом  решили  пойти  посмотреть
гарнизон, у каждого там кусочек жизни. По дороге  вспоминали
общих знакомых, удивлялись почему не встретились тогда. Но я
знаю  почему  не  встретились,  совсем  не  каждая   заметит
солдата. А она была еще соплячка, пацанов книжками по голове
била.
   Пришли в гарнизон, а в штабе  теперь  музей.  Выяснилось,
что во время войны здесь был концентрационный лагерь П5,  об
этом  и  музей.   Удивительный   народ   эти   немцы,   сами
расстреливали и сами потом музей сделали, не понимаю.  Решил
я зайти, а Света не хочет, страшно, говорит. Посадил я ее на
скамеечку, а сам пошел смотреть.
   Хожу, смотрю, вдруг в одном зале вижу  фотографию,  стоит
за  колючей  проволокой  девушка,  ее  глаза  полные  страха
показались  мне   зелеными   даже   на   старой   чернобелой
фотографии, ОНА. Оглядываюсь, Света стоит сзади и смотрит на
меня, а в глазах слезы. Ах  ты  думаю  привидение,  до  чего
техника дошла, все как настоящее. А сам тыкаю  в  фотографию
пальцем, хочу сказать что-нибудь эдакое,  издевательское,  и
на помощь позвать, но останавливаюсь в немом  изумлении.  На
фотографии, рядом со Светой и держа ее  за  руку,  одетый  в
немыслимое рванье, стою Я.

                                      Андрей Березиков, 1998

     СТРАННЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ

                          Там, где ты ни на что не способен,
                          ты не должен ничего хотеть.

   Я стою у окна. Вы знаете у меня  очень  красивый  вид  из
окна. Нет днем это все выглядит паршиво. Я вас  приглашаю  к
себе ночью. Не знаю зачем, не понимаю, что мы с  вами  будем
делать, не представляю как вы меня  найдете,  но  все  равно
приходите.
   Луна скрывается за тучей  и  у  окна  мне  больше  нечего
делать. Но мне легче всего ждать вас именно  у  окна,  а  за
одно я буду ждать утро. Не возражаете?

   Сумерки. Мутные потоки  воды  скользят  по  склону  горы,
создавая впечатление, что шевелится  земля.  Идет  проливной
дождь в перемешку с прошлогодними  листьями.  Сильный  ветер
напоминает конец света, конечно тем, кто конец света  видел.
Таких немного. Один из них  сейчас  упрямо  идет  вверх.  Он
хватает рукой мокрые ветви кустарника пытаясь удержаться  на
скользком склоне.  Он  летчик.  Его  самолет  рухнул  по  ту
сторону горы час назад, но за минуту  до  падения  он  успел
катапультироваться и теперь идет к месту падения  машины,  в
надежде, что так его быстрее найдут.
   Черная гора плавно  переходит  в  черное  небо.  Подражая
дождю его хлещет по лицу черный кустарник. Уже почти ночь, а
он так же далек от цели как и час назад. Безнадега, и черная
ночь лезет в душу.
   Зовут его Сергей Королев. Ему говорили,  что  когда-то  в
древности был знаменитый астролетчик с  такой  же  фамилией.
Сергей тоже бы стал знаменитым пилотом и его именем  назвали
бы  какую-нибудь  открытую  им  планету,  если  бы  не   эта
странная, необъявленная война, в  которой  все  обречены  на
поражение.

   "Я Вам даю  сутки  чтобы  покинуть  этот  вонючий  город.
Завтра в это же время, я  взорву  его,  он  мне  надоел.  Не
забудьте   позвонить   мне   и   поблагодарить    меня    за
предупреждение.  Телефон   вы   можете   узнать   в   службе
безопасности" - и лысый парень  на  экране  рассмеялся.  Мэр
города, отключил видеозапись, вскочил с кресла и  размахивая
руками,   подбежал   к   начальнику   службы   безопасности,
полковнику Семенову.
   - Вы знаете,  что  можете  сделать  со  своими  медалями,
засуньте их себе.. Если вы не найдете бомбу, я вас привяжу к
столбу в центре города, вы меня поняли?
   Последний раз угроза взрыва  нависла  над  городом  месяц
назад, но тогда Семенову со своими  ребятами  удалось  найти
террористов и обезвредить ядерную  бомбу.  За  это  Семенова
назначили героем. Конечно не его одного, но  всех  остальных
посмертно.
   Полковник посмотрел на мэра с презрением:
   - Всем лучше уезжать, найти бомбу почти не  возможно,  вы
это знаете не хуже меня. Второй раз чуда не будет.
   - Ищите, это же ваша работа!
   - Да, и поэтому я остаюсь здесь. - и полковник  вышел  из
кабинета громко хлопнув дверью.
   Когда обьявили тревогу, в городе  началась  паника,  люди
бежали, бежали из очередного города  готовящегося  встретить
конец света.

   До проселочной дороги осталось десять шагов, но вверх  по
склону. Цепляясь  за  ветки  кустарника  Сергей   уже  почти
выбрался на дорогу когда услышал  голос  человека,  но  слов
разобрать не мог. Стараясь не шуметь он преодолел  последние
метры.
   На краю  проселочной  дороги  стояла  легковая  машина  с
потушенными огнями. В кабине красной точкой прицела светился
огонек сигареты.
   - Нет деньги мне не нужны, я знаете ли бросил курить -  и
человек в машине противно рассмеялся - лучше скажите, что вы
делаете до сих пор в городе,  вам  надо  бежать.  Ну  ладно,
ищите! Я еще позвоню.
   В наступившей тишине Сергей вспомнил как два  дня  назад,
на попойке, он вместе со всеми обсуждал, что  ждет  тех  кто
взрывает города: "Попадись  они  мне,  минеры  хреновы,  ухо
отрежу".
   "Ну вот, давай Серега, режь!"
   И вдруг человек сидящий в машине произнес:
   - Ищите, ищите везде, только не рассказывайте мне сказки,
что вы будете искать в доме у мэра.
   Окурок сигареты описав путь  падающего  метиарита  улетел
под откос. Открылась дверца машины, из нее вылез  невысокого
роста человек и пошел к ближайшему дереву.
   "Режь! Но я же неумею!"
   Сергей побежал к машине, и  схватив  лежащий  на  сидении
телефон бросился вниз по склону, на ходу нажимая автодозвон.
За его  спиной  человек  резко  развернувшись  уже  доставал
пистолет. Наконец трубку сняли, но уже первая  пуля  срубила
ветку у самого уха Сергея.
   - Бомба у мэра дома!
   Человек стрелял как в тире, двадцать метров, вторая  пуля
попала в плечо, третья в сердце и Сергей кубарем полетел  по
склону горы в кусты ежевики.

   Я сижу за столом. Свет выключен и  в  окно  на  мои  руки
смотрит луна.  Странные  какие-то  у  меня  руки,  лимонного
какого-то  цвета.  И  человек  сидящий  передо  мной   очень
странный, вроде бы даже это я сам  перед  собой  уселся.  Он
смотрит на меня из зеркала и даже не улыбнется,  неужели  не
смешно? А мне смешно, я просто укатываюсь.
   - Андрей, ну попытайся сосредоточиться.
   - А я не могу попытаться, я сегодня попытался выпить  три
бутылки водки и тоже ничего не получилось, выпил только две,
недолет.
   - Ты сегодня ничего не пил кроме воды.
   Да, да я  сегодня  ничего  не  пил  кроме  воды.  Что  вы
говорите? Я  нащупал  на  столе  пепельницу,  вот  если  это
зеркало грохнуть, ты откуда в следующий раз появишься?
   Что-то в комнате изменилось.
   На полу осколки зеркала. Луна отползла  от  моей  руки  к
краю стола. Луна, ты, что меня  боишься?  Прекрати,  это  не
серьезно. И это несерьезно, и то несерьезно. И если  сегодня
погиб этот парень значит этот город я все-таки взорву.

                                                Berand, 1998

     МОНОЛОГ

                              Художник,  неспособный  успеть
                              сделать   набросок    человека
                              падающего с четвертого  этажа,
                              бездарен.
                                               Эжен Делакруа

   Вы думаете я Вас не вижу ?
   Я сижу на подоконнике прижавшись лицом к стеклу.  Я  вижу
все. Я знаю, что если бы Вы нашли это окно,  Вы  бы  меня  с
него сняли и втоптали бы меня в линолеум. Ищите. А  пока  не
взыщите.
   Вы слышите биение своего сердца ?
   Нет? А я слышу. Я слышу все. Меня оглушает шорох падающей
листвы и сипение Вашего  злобного  "Я".  Я  слышу  как  ночь
наползает на этот город и как, с нарастающим глухим рокотом,
ее  сменяет утро.
   Я чувствую  Вас  кончиками  пальцев,  я  знаю  куда  надо
нажать, чтобы у Вас посыпались все  шестеренки.  И  заметьте
абсолютно бесплатно, деньги, это не ко мне.
   Вы можете почувствовать утро ?
   Нет, Вы ходите натыкаясь на  мебель,  и  сожалея  о  всем
подряд. Тоже мне, гуманоиды. Попросите меня и я придумаю Вам
пару слов.
   Да, Вы видели вчерашний день, но уже успели  его  забыть,
зря, я Вам напомню. Спросите, я расскажу  как  это  было,  я
могу даже рассказать как это будет, но не  хочу  лишать  Вас
удовольствия увидеть все самим. Вы увидите  очень  много,  я
сделаю это для Вас, цените это.
   Вот Ты, Ты идешь по улице, Ты устал, разрушен,  но  я,  Я
Тебе помогу. Я здесь, подними голову, посмотри прямо, да я в
этом самом окне. Не  веришь,  Ты  мне  поверишь!  Ты  будешь
плакать от счастья у меня на коленях. Так будет!
   Заткнись! Хватит обманывать всех и себя. Я же вижу как Ты
проводишь  вечер  в  ожидании  утра,  а  на  паркет   падает
невесомая  пылинка.  Жизнь  отдана  борьбе   с   выдуманными
монстрами, чем Ты лучше меня? Да это же я спасаю Тебя  почти
каждый день.
   Все, ты мне надоел, иди спать.
   Ты спрашиваешь кто я? Мое имя из трех букв,  неправильно,
меня зовут сон. Не груби мне, слышишь, Ты ко мне еще придешь
за помощью и за советом.
   По стеклу стекает одинокая капля, это слеза, я плачу,  Вы
видите, мне жаль Вас. Оказывается я сентиментальный.
   Приятных Вам сновидений. Не забудьте выключить телевизор.

                                      Андрей Березиков, 1997

     ГОВОРЯТ, ПОД НОВЫЙ ГОД ...

                            Ты попадаешь каждый раз под свое
                            собственное дурное влияние.
                                                     Айболит

   Торжественная ночь готова сменить  усталый  вечер.  Новый
год. Еще чуть-чуть, и вот, пожалуйста. Жена поднимает бокал,
но посмотрев на мужа, взмахивает вилкой с кружочком  колбасы
и сползает без сознаяния под стол, видя как у того на лысине
отрастают  волосы.  Что  поделаешь,  новый  год,  без  чудес
сегодня никак нельзя.
   По улице идет Дед Мороз. Он закинул бороду через плечо  и
расстегнул тулуп, ему  видите  ли  жарко.  Минус  сорок  ему
видите ли нужно, ой не зря нас с ним умные люди  развели  по
разным странам. Торопись дедушка, щас все  напьются  и  пиши
пропало,  не узнают ведь, мерзавцы. И он  торопится,  стучит
палкой по земле. Эх, ему бы такси! Поможем что-ли дедушке.

   - Эй, дедушка, сто, еге нет, так не пойдет,  миллион  лет
тебе жизни, давай я тебе помогу мешок нести?
   - А Вы молодой человек случаем не жулик, давеча в  Швеции
тоже у одного глаза так горели, наркоман оказался.
   - Да нет, это у меня из-за идеи глаза так горят.
   - Революционер значитца.
   - Ну что вы дедушка, у меня и бомбы то нет. Хочу я вот  с
Вами по своим знакомым пройтись. Подарки Ваши им раздать.
   - Ага, раскулачиваешь значит, а я вот хотел  на  старость
себе сэкономить. Избушку себе  под  Москвой  купить,  морозы
говорят там знаменитые.
   - Пропаганда это все. Ну че дед, я сейчас к Вашей бороде
примерзну, идем мы, или нет?
   - Пошли.
   - Дед, а у тебя согреться ничего нет?
   - Хочешь тулуп?
   - Не, Хочу коньяк. - Дзинь - Ничего себе. Как  прямо  так
сразу? Ну дед ты даешь. - Бульк - Дед можно я твоим  тулупом
занюхаю. Можно? Там блох нет?
   - Гм.
   - Вот сюда дед. Что? Нет это моя квартира. Я хочу подарки
для себя здесь оставить. Представляете, потом прихожу домой,
а там подарки, вот это сюрприз.  Вот  я  буду  рад.  Я  даже
представить себе не могу.
   - Хорошо, это Вам.
   - Что, что это, коробочка какая-то ма-а-ахонькая,  дед  у
тебя побольше коробочки нет? Не ну ты хорошо посмотри.  Нет?
- мертвым, механическим голосом -  Ну  спасибо.  -  и  вдруг
радостно -  нету  говоришь?  Пошли  тогда  к  Леше.  Вот  он
обрадуется, знаешь, он та-а-ак  любит  когда  ему  коробочки
махонькие дарят. Он прям бледнеет  от  радости.  Да  вот  он
здесь живет, вот сюда пожалуйста.
   Леша открывает дверь и удивленно  смотрит  на  старика  в
красном пальто надетом прямо на белье,  и  с  бородой  через
плечо. Рядом  с  ним  покачиваясь  стоит  Андрей  и  пытаясь
удержаться на ногах держится за старика.
   - Привет Леша. С Новым Годом тебя. Вот мы с дедом Морозом
пришли тебя поздравить. Хорошая идея правда? Давай коробочку
дед. Вот Леша коробочка.
   - Ага, спасибо, заходите.
   - Не-а, у тебя Леша в квартире сразу Лапландия получится,
и пингвины из холодильника повылазят.
   - Так это, что в натуре дед Мороз?
   Дед Мороз обиделся:
   - Вот стукнуть бы Вас молодой человек палкой по  темечку,
да я при исполнении.

   Ну вот, помогли называется, испортили дедушке праздничное
настроение. Да ладно.  Какой  это  для  него  праздник.  Ему
нравится то, что все ему рады. Но мы заварили  кашу,  нам  и
расхлебывать. А то дедушка может и подарки зажать.

   - Ну ладно Леша мы  пошли.  Дед  пошли,  нас  люди  ждут.
Потому как если без нас с  тобой,  какой  же  это  праздник.
Осторожнее дед, здесь гололед. Слушай дед, а  я  ведь  вроде
снегурочки получаюсь, а?
   - Да, неплохо. Давай за это по  пятьдесят.  Ага  вот  так
лучше. Вот только... танцевать ты как, умеешь?
   - Ну если в обнимку.
   - Ага, скажешь тоже, так я и сам могу, если  не  с  тобой
конечно, с-н-е-г-у-р-о-ч-к-а.

   Вот так лучше. Вот это я  думаю  для  деда  Мороза  более
подходящее настроение. Да и для нас тоже. А Андрей  с  Дедом
Морозом идут  по  улице,  и  вроде  их  даже  снежком  стало
присыпать, холодает.  Даже  Дед  Мороз  шубу  запахнул.  Хм,
странно он как-то  идет,  пошатывается,  устал  наверно. Да,
тяжело людям радость приносить. Ну пора и нам домой.

   С НОВЫМ ГОДОМ ВАС! С НОВЫМ СЧАСТЬЕМ!

                                                Berand, 1997

     ОНА ЗВОНИТ ТОЛЬКО УТРОМ

              Вы бродили по улице когда идет дождь.
              Вы писали стихи на замерзшем окне.
              Вы остались одни, только Вы и ночь.
              И теперь Вы письмо, ночью, в дождь, на стекле.

              Вы не ждали рассвета, что похож на закат.
              Вы смотрели на мир устало и зло.
              Вы забыли, кому нужны окна в сад.
              И рассвет не пришел, и закат не придет.

           1997. Утро. День любой.

   Несколько лет назад, в разговоре о будущем я заметил:
   - Ну  если  конечно  дожить,  то  я  знаю  свое  будущее:
тапочки, телевизор и продавленное кресло.
   Ответ был мгновенным:
   - Да, кто угодно, но только не ты. Спокойной  жизни  тебе
не видать.
   Я поверил. И теперь если человек отзывает меня в  сторону
не для того  чтобы  поведать  страшную  историю,  а  просто,
прозаически, взять в долг, я так расстраиваюсь, что даю  ему
деньги, что со мной раньше случалось исключительно редко.
   Пора рассказать  как  я  зарабатываю  себе  на  поддержку
штанов, я пишу рассказы, сочиняю рекламу и многое другое.  Я
делаю все. Но, фраза "Если у Вас есть вкус, Вы  будете  пить
только чай", заставляет людей признать свое  поражение  и  с
горя пить только коньяк. Мне все  равно,  скоро  эта  газета
будет моей и я начну писать мемуары.
   Я писатель. Наверно очень  хороший.  Как  всех  известных
писателей меня не удивляют звонки знакомых и незнакомых  мне
людей в шесть часов утра. С точностью до наоборот,  меня  бы
удивило отсутствие таких звонков. Это  те  самые  звонки  по
телефону,  услышав  которые   человек   пытается   выключить
будильник, а потом неизбежно бежит открывать дверь.  Но  это
не про меня, это не мой стиль. Я снял трубку:
   - Говорите, Вас внимательно слушают.
   - Ты, что делаешь дома? - Судя по металлическим ноткам  в
голосе, девушка в левой руке держала пистолет.
   - А что, Вы хотите взять у меня интервью?
   - Какого черта, ты должен был быть  здесь  еще  пол  часа
назад.
   - Не кричите так, Вы  разбудите  мою  жену,  и  она  меня
никуда не отпустит.
   - Пьянь.  .......? .......!
   - Сейчас шесть часов.
   - Да у тебя часы погоду показывают!
   Я посмотрел на часы, девять, да, шесть часов  может  быть
только по гринвичу.
   - Да, я вот только вчера из Лондона...
   - Я тебе даю пол часа, причем из них двадцать  минут  уже
прошло.
   - Да я не успею даже носки одеть.
   - Успеешь, когда босс тебе ухо  откусит.  Давай  быстрее!
Целую.
   Она  положила   трубку.

   Я возвращаюсь в комнату, у меня там лежит  фотография,  я
ее прячу, мало ли что, вдруг грабители. Я пью чай, не  ищите
в этом глупых аналогий, я  _просто_  пью  чай  и  смотрю  на
фотографию. Вы спросите почему я не  одеваюсь  и  никуда  не
спешу? Мне некуда спешить, я не  успел,  не  успел  я  очень
давно, тридцать лет назад. А она мне звонит, она мне  звонит
каждое утро, звонит не смотря даже на то,  что  телефон  уже
год как отключен. Для нее нет преград.
   Я ей ничего не рассказываю. Я боюсь ее напугать. Я боюсь,
что она больше не позвонит. Я действительно этого  боюсь.  А
хочу сказать я многое. Хочу сказать, что я никогда  в  жизни
больше не опоздаю, она не поверит, я  всегда  опаздывал,  но
это не главное, я хочу прочитать ей  стихи,  хорошие  стихи,
мои:

              В тишине серебристых аллей
              Я тебя повстречаю весной
              Снова мы проживем этот день
              Я и Ты, Ты и Я, Я с Тобой

              Буду быстро я все говорить
              Очень быстро, сбиваясь на крик
              Я уже не смогу пережить
              Зря потраченный, брошенный миг

А на следующее утро,  я  буду  ждать  ее  звонка,  в  дверь.
Философом очень трудно жить, но очень легко умирать.

           1967. Утро.

   Тени движутся на встречу друг  другу,  и  вот  уже  видно
перекрестие прицела. Он просыпается в холодном поту, ничего,
все уже позади. Вчера поздней ночью с фонариком в зубах он в
дверях кабинета шефа заложил взрывчатку. Расчет простой, шеф
как  всегда  приходит  раньше  всех,   открывает   дверь   и
избавляется от всех проблем.
   Звонит телефон, он снимает трубку обеими руками:
   - Да?
   - Привет, ты еще живой, приезжай скорее, шефа нет, а  тут
море  клиентов,  если  ты  сейчас  не  приедешь   они   меня
изнасилуют.
   - Я еду.
   Он хотел крикнуть "Беги оттуда!", он хотел сказать  чтобы
она не подходила к  двери  шефа.  Но  не  смог,  его  нельзя
винить, он думал, что успеет туда первым. И он старался, как
он спешил! Но шеф его опередил, как всегда. В последний раз,
но не менее уверенно.

              Уже лет тридцать, как тебя не стало.
              С портрета ты на нас глядишь устало.
              Конечно срок, но время здесь не в счет.
              Оно не в даль, а в стороны течет.

              Плескалось время пенистой волной.
              И солнце то садилось, то вставало.
              Да именно тогда тебя не стало.
              И замер в ожидании образ твой.

                                      Андрей Березиков, 1997

     ГОРОД

                                 Ночью, на безлюдной площади
                                 громкоговоритель походил на
                                 человека,  разговаривающего
                                 с самим собой.
                                               Эмиль Кроткий

   Город умирал медленно, он замерзал. Холодных  и  голодных
людей увозили отсюда поезда и  машины.  А  Город,  дрожа  от
холода, вспоминал их молодыми и счастливыми. Он верил,  этот
Город. Он верил в этих людей, он отгонял от себя мысль,  что
они никогда не вернуться. Что он останется здесь один.  Один
на один с их прошлым.
   Пустынные улицы, по уши засыпанные снегом, уже  приобрели
плавность линий.  Казалось,  что  под  тяжестью  снега  дома
пригнулись,   пригнулись   для   того   чтобы   никогда   не
выпрямиться, а это и есть смерть.
   Но тут Город увидел человека который шел к нему.  Человек
был еще далеко, он  замерз  и  ослаб,  но  он  шел.  За  ним
гнались, его искали на вертолетах. И искали его явно не  для
того  чтобы  дать  ему  конфетку.  Человек  шел,   с   тупой
настойчивостью повторяя одну  и  ту  же,  неизвестно  откуда
прилипшую к нему фразу:  "Держи  удар,  держи   удар".
   И город вздрогнул, с крыш  посыпался  снег  и  заскрипели
двери: "Это он мне, он говорит это мне!  Держись  парень,  я
тебя им не отдам. Я удержу."

   - Говорит борт семь. Слушай, Генка, это  же  тайга,  кого
здесь можно найти?
   - Держись ближе к заброшенному городу,  он  должен  выйти
туда, в тайге ему крышка. А в  городе  он  может  залечь,  а
потом по железке, и ищи его.
   - Понял, иду к городу. Конец связи.
   Пилот развернул вертолет вдоль реки, что проходила  около
города. Неприятное место. Город смотрел на вертолет пустыми,
холодными окнами. А пилот  вглядывался  в  искрящийся  снег,
пытаясь увидеть черную точку человека или дымок его костра.
   Он был отличный пилот. Небо, это было его призвание, и он
чувствовал свою машину. Но когда загорелись все  датчики,  и
кабина засверкала как новогодняя елка, он испугался. Да,  он
был асс, но понять  ничего  не  мог.  Машина  забирая  влево
понеслась к земле.

   Группа  захвата  уже  подъезжала   к   городу.   Вездеход
карабкался по бывшей дороге выбивая на ухабах из  людей  все
доброе и хорошее и заставляя их материться.  Офицер  сидящий
рядом с водителем смотрел  вправо,  там  проходила  железная
дорога, он искал следы. Вот в далеке уже видны первые  дома.
Это мертвый город.
   -  Вертолет,  идет  со  снижением.  -   сказал   водитель
показывая пальцем. - Кого же это так массированно ищут, а?
   Офицер открыл рот для ответа, но  раздался  взрыв,  и  он
закрыл рот снова. Через секунду все уже выскочили из машины.
Черный дым поднимался слева.
   - Метров триста. Из-за сопки не видно. Все в машину.
   Вездеход летел по заснеженному полю как  катер,  поднимая
белую волну снега. Под сопкой горел вертолет, рядом  никого,
никто не выбрался. Снег вокруг почернел. Вот тебе  и  черная
точка на белом снегу, большая такая точка.

   - ...Вы слышите меня, да, около города, никто не  спасся,
мы все вокруг прочесали. Не знаю я никаких ящиков, так ему и
скажите. Я не знаю почему он упал, тяжелее воздуха по  этому
наверно. Да, я иду прочесывать  город,  буду  искать  следы.
Конец связи.
   Они поехали к реке. Иногда вездеход весь уходил под  снег
и в кабине становилось темно.
   -Ага, черта лысого здесь увидишь - ругался офицер -  надо
ехать в город и искать там. Да, запах дыма, чертов вертолет.
Пилот шляпа, упился наверно. Полковник, осел,  говорит,  что
после аварии  какие-то  черные  ящики  остаются,  трупы  там
остаются, дурак.
   Вездеход ехал  через  мост  когда  на  дорогу  перед  ним
выскочила женщина. Водитель  резко  дернул  на  себя  правый
рычаг, одновременно давя на  тормоз.  Тяжелая  машина  смяла
ограждение, пролетела двадцать метров и взломав лед  ушла  в
черную воду. Женщина остановилась, пожала плечами и растаяла
в тяжелом, морозном воздухе.

   - Товарищ полковник, разрешите?
   - Докладывайте.
   - Потеряна связь  с  лейтенантом  Горюновым,  у  них  две
рации, уже четыре часа пытаемся связаться, но безуспешно.
   - Это, что еще за штучки, вертолет к  месту  аварии  уже
улетел?
   - Нет.
   - Пускай они пролетят  по  их  следу.  Отправьте  с  ними
рацию.
   - Есть.

   "Человек, ты слышишь, я тебя  не  отдал,  я  удержал.  Ты
слышишь меня человек?". Человек  не  слышал,  он  лежал  без
сознания в одном из домов, силы  его  были  на  исходе.  Ему
снилось детство. Ему снились большие НЕхвойные деревья,  ему
снился парк его детства. Он  качался  на  отполированных  до
блеска качелях и кушал мороженое. Он плакал  во  сне.  Город
забеспокоился: "Человек, ну ответь мне, мы же будем  вместе,
правда? Он мерзнет, ему холодно, что же делать?".
   Вертолет уже подлетал к городу когда загорелась тайга и с
глухим уханьем стали рушиться деревья. Огонь, море  огня.  В
городе  горело  все,  что  гореть  могло  и   дымилось   все
остальное, это было похоже на войну, тотальную войну. Но все
это было бессмысленно, человек умирал. Город будет еще жить,
города умирают долго, но душа  у  него  будет  выгоревшая  и
такая же черная. И зря летит туда  этот  вертолет,  на  свою
погибель он туда летит.

                                                Berand, 1997

     ШЕСТЬ

                          Кто не знает куда он плывет, очень
                          удивится приплыв не туда.
                                                     М. Твен
                          Спившимся коммерсантам посвящается

   Человек  подошедший  ко  мне,  что-то   сказал,   сверкая
золотыми зубами. Я кивнул:
   - Ты прав, мне тоже пора подлечить зубы.
   Он  махнул  рукой  и  отошел.  Я  продолжал  бессмысленно
смотреть как открываются и  закрываются  двери  автовокзала.
Какой шум, мне бы сейчас домой,  в  тишину.  У  меня  всегда
тишина ассоциируется с  домом.  У  меня  даже  будильник  на
батарейке, чтобы не тикал.
   Я не люблю дорогу, я боюсь сначала не уехать,   потом  не
доехать, а когда доеду вдруг вспомнить,  что  что-то  забыл.
Такая мнительность у меня исключительно только к дороге.
   Со мной сегодня произошло ЧП. Я упал с лестницы.  Ничего,
со всеми бывает, скажете Вы, и будете совершенно  правы.  Но
бывает со всеми, а вот проходит не у всех. Один раз я шел  с
девушкой   по   людной   улице   и   провалился   ногой    в
канализационный люк. Было очень смешно, почему я так  думаю?
Потому-что люди на улице очень смеялись.
   Человек с золотыми зубами возвращается снова:
   - Простите, может Вы мне все-таки скажете сколько  сейчас
время?
   Скажите пожалуйста, какая настойчивость. По видимому  его
интересует  исключительно  мое   время.   Ничего,   я   тоже
принципиальный.
   - Не скажу.
   - Почему?
   - В целях Вашей безопасности, они могут на Вас напасть.
   Фраза  мне  очень  понравилась.  И  еще,  когда  мысленно
потираешь руки, возгорание исключено. Человек открывает рот,
но молчит. Приходится продолжать мне.
   - Двое уже спрашивало, их уже нет в живых.
   Я демонстрирую свое сожаление  шумно  выдыхая  воздух,  и
продолжаю.
   - Вы должны  быть  очень  осторожны,  очень.  Теперь  вся
надежда на Вас. Вы - мне очень хочется сказать "сэр",  но  я
яростно  борюсь  с  этим  желанием,  и  поэтому   получается
многозначительная пауза - наш последний шанс.
   У  собеседника  напряженное  лицо  с   широко   открытыми
глазами, он  смотрит  мне  в  рот  обалдевшим  взглядом.  Он
наверно  никогда  не  видел  психа.  Мне  хочется  встать  и
закричать "Смирно!", но вместо этого я говорю:
   - Вы свободны. Если будете мне  надоедать,  я  Вам  скажу
сколько время.
   Он садится рядом, смотрит кругом глазами бешенной  газели
и говорит шепотом:
   - Вы знаете, я не просто так подошел спросить время, меня
прямо тянуло к Вам, от Вас исходила прямо  магическая  сила,
Ваши глаза смотрели мне прямо в душу, я как чувствовал,  что
здесь кроется какая-то тайна.
   - Да, - сказал я - да.
   - А скажите Вам не страшно?
   - Нет - Но мне конечно было страшно, страшно весело.
   - Где мы с Вами встретимся?
   На том свете встретимся, псих! Один раз решил пошутить  и
нарвался на сумашедшего. Или это город такой, город идиотов.
Звучит красиво.
   - Я Вас найду, в полнолуние, а теперь идите, Вы забираете
у меня слишком много энергии.
   - Извените, я пошел.
   Я  продолжаю  наблюдать  за  дверями  автовокзала:  хлоп,
дзинь. Краем глаза вижу  как  моего  золотозубого  знакомого
двое мужиков берут под  руки  и  куда-то  ведут.  Все,  псих
доигрался, его сейчас отвезут в психушку. Моя очередь еще не
пришла. Бедный он так и не узнал сколько уже натикало, может
ему крикнуть. Последний раз когда я смотрел  было  шесть,  а
сейчас ..., где мои часы?
   Пожилой мужчина сидевший рядом поворачивается ко  мне,  и
говорит:
   - Смотрите, карманника поймали.
   Вот и за это тоже, я не люблю дороги.

                                      Андрей Березиков, 1997

     НАААЛИВАЙ.

                                 Заткнись! Все будет хорошо!
                                                М. Жванецкий

   Люди стоящие на остановке образовали полукруг,  в  фокусе
которого стоял молодой парень. Он был  прилично  одет,  лицо
его было интелегентно, но это, почему-то,  не  помешало  ему
тронуться. И теперь он стоял и разговаривал сам с собой.  Он
кому-то угрожал, жаловался на  свою  судьбу,  вел  с  кем-то
невидимые диалоги. Потом, очевидно кого-то неубедив, помахал
руками, а ля Тайсон. Закончив незамысловатые  упражнения  он
пошел по улице, заглядывая  по  очереди  то  в  урны,  то  в
магазины.
   В это время Андрей и Коля пили. Что они пили, станет ясно
из следующего диалога.  Заметим,  кстати,  что  несмотря  на
первое впечатление, с головой у них было все нормально.
   - Наааливай.
   - Может хватит на сегодня, а?.
   - Сколько там осталось, две  бутылки,  нет  не  хвааатит,
точно не хвааатит, придется еще сбегать.
   - Я уже не могу.
   - Кто не пьет тот козел.
   - Да нет, я бегать не могу.
   - А я прыгать, наааливай.
   Бульк - бульк - бульк.
   - А себе?
   - У меня еще есть.
   - Дай допью.
   Бульк - бульк - бульк.
   - Наааливай.
   Бульк - бульк - бульк.
   - Только я пропущу.
   - А я, я тоже пропущу.
   Бульк - бульк - бульк.
   - Ты меня не понял.
   - Я, я тебя не понял, я тебя понял,  сиди,  я  никуда  не
иду, правильно? Наааливай.
   - Я хочу выпить за ..
   - Я тоже. Давай за лося. Пей.
   Бульк - бульк - бульк.
   - Ты вот колбаской ее.
   - ГГГде?
   - А нету.
   - Ты зачем мою колбаску съел?
   - Это вовсе не твоя была колбаска, я ее первый увидел.
   -  Лучше  бы  ты  на  свои   брюки   посмотрел,   капуста
брюсельская.
   - ???
   - Наааливай.
   Бульк - бульк - бульк.
   - Пей.
   - Я не могу.
   - Давай, я тебе помогу.
   - Ты куда, бульк, льешь, бульк, ты выше лей, бульк.
   - А ты обопрись руками на стол.
   Таким  вот  нетривиальным  способом,  они  допили  вторую
бутылку, но сколько еще  осталось  несказанных  слов.  Такой
куцый финал их не устраивал. Надо было идти за третьей.
   На улице они долго доставали друг друга из арыка. Проходя
мимо автобусной остановки, Андрей изволил заметить:
   - Вы еще ждете автобуса, а я уже уехал. Нормально, да.
   А когда, несколько позже, Коля сделал  еще  одну  попытку
зайти в арык, прозвучала еще одна речь:
   - Твоя беда  не  в  том,  что  ты  много  выпил,  это  ты
молодец..
   - Яяя, еще могу!
   - Ну ты и алкоголик! Дяденька скажите, - Андрей обратился
к парню, сосредоточенно смотрящему в урну - это же  типичный
алкоголик. Ведь у него есть все признаки, смотрите:  горящие
глаза,  взлохмоченные  волосы,  не  заправленная   в   брюки
рубашка, в одном кармане  три  рубля  и  шницель,  в  другом
грязная конфетка и чистый носовой платок. Вы знаете  у  него
на спине наколка "Хочу вмазать", почему на спине, он  и  сам
не знает, на  все  вопросы  отвечает  "Так  получилось",  но
помоему врет. Вторичные признаки у него  тоже  есть,  только
это глубоко личное: большое сердце, больные нервы,  огромное
количество внутреннего тепла и любви к ближним.
   Вдруг  парень   ожил,   неопределенное   выражение   лица
сменилось явной заинтересованностью:
   - Кому он хочет вмазать, я тоже хочу.
   - Не кому, а кого, чего, с чем и зачем. Коля скажи!
   - Да. Хочу.
   - Вот! Австролопитек обыкновениус.
   - Сам такой. А ты знаешь, какой это человек - Коля сделал
круглые глаза - страшный это человек.
   - Не такой уж и страшный. Мне мама сказала, что красивый.
   - Да, да это страшный человек, у него знаешь  какие  уши,
знаешь, холодные у него уши, и знаешь, какой у него нос, ему
из-за него ничего не видно, вот. А еще, а еще он  алкоголик.
   Парень замотал головой:
   - Вы меня не путайте, Вы меня специально хотите запутать.
   - Да нет мы тебя ни с кем не путаем, просто не с  кем.  С
этим  алкоголиком  что-ли.  Вот  если  бы  по  улице  прошел
приличный человек. А то как на  Андрея  не  посмотришь,  так
нечто неприличное, прямо не с кем путать.
   - Да иди ты, сейчас как плюну на ботинок.
   У Вас от моих героев мозги не  начали  плавиться?  Парень
например сказал следующее:
   - Кто здесь прилично должен пройти?
   Как вам? А Коля чего стоит:
   - Да, мы здесь уже прилично стоим. Наааливай.
   На  волшебное  слово  "Наааливай",  парень   отреагировал
нетрадиционно, он посмотрел удивленно на  одного,  потом  на
другого, сказал "Я не пью",  повернулся  и  ушел.  Андрей  с
Колей посмотрели ему вслед и направились  к  ларьку.  Парень
шел и  думал:  "Ничего  я  умоюсь,  просплюсь  и  все  будет
нормально".
   Наверно он прав.

                                                Berand, 1997

      * РОЖДЕНИЕ МИРА

     Глава 1: ПЕРВЫЕ СИМПТОМЫ

     14 сентября, вечер и ночь

   - Куда мы идем, я имею в виду куда мы придем? Этот вопрос
чисто риторический, потому-что мы знаем  ответ:  никуда.  Мы
куда-то идем, но никуда не придем, и это очень обидно. Людям
не нужен "Happy End", им нужна надпись  "продолжение  на  27
стр.". Им хочется чтобы была  натянута  ленточка,  чтобы  их
кто-то поздравил и дал им цветы, ну пускай не цветы,  пускай
по морде, но ничего не будет. Искать  надо  не  там,  только
здесь, где-то рядом с нами, может быть на той стороне улицы,
может быть в этом дурацком доме, я не знаю.
   Говоривший  все  это  молодой  человек,  с   обыкновенной
фамилией  Кузнецов,  тяжело  вздохнул  и  уставился  в  свою
тарелку. Его никто не слушал. Никто  никого  не  слушал.  За
столом было оживленно, много ели и еще  больше  пили.  Тосты
были про женщин, а разговоры исключительно "за нас с вами, и
за ... с ними". Он посмотрел на часы:
   - Ну ладно, я пошел, а то мне жена глаз вырвет.
   Кузнецов встал, пожал  куму-то  руку,  надел  кросовки  и
вышел  в  подъезд.  В  тишине  глубокой   ночи   прерываемой
вспышками  собачьего  лая  он   пошел   между   пятиэтажными
коробками по азимуту неизвестному даже ему.
   Человек появился  внезапно  из  темноты  и  направился  к
Кузнецову.
   - Извините пожалуйста, меня зовут мистер Ли,  и  несмотря
на это, у меня есть к Вам разговор.
   - Да, я Вас слушаю.
   - Хотите убедится, что там тоже что-то есть - и мистер Ли
махнул рукой куда-то в сторону темноты.
   - Где, там ? Что есть ? Извините я Вас не понял.
   - Помните вы говорили "Куда  мы  придем"  и  "Там  ничего
нет", хотите я Вам покажу, ЧТО там есть. Хотите ?
   - Ага, понял, а для этого конечно надо меня  завалить.  -
хмель  потихоньку  начал  выветриваться,  и  где-то   внутри
панически замигала красная лампочка - Не хочу.
   - Перестань вибрировать, пошли.  Если  бы  я  хотел  тебя
замочить, ты бы уже скреб ногтями по асфальту. Наш  разговор
бессмысленен пока ты  не  убедишься,  что  нам  есть  о  чем
поговорить.
   - Мне надо ...
   - Да знаю, идти домой, а то жена глаз вырвет.
   - Откуда Вы знаете, что я говорил, Вас ведь там не  было,
помоему.
   - Меня не было, а мое ухо было,  в  коридоре  на  кушетке
лежало.
   Кузнецов вдруг увидел улыбку мистера Ли. "Нет  человек  с
хорошей улыбкой плохим быть не может". Он  достал  сигарету,
покрутил, сломал ее большим пальцем, смял и выкинул,  достал
другую, "Меня  хотят  подколоть,  или  черт  его  знает".  У
мистера  Ли  была  одна  странность,  на нем был черный плащ
без рукавов накинутый на плечи. "Прямо фокусник какой-то".
   - Спасибо, но мне пора идти, всего хорошего.
   Ли уже не смотрел на Сергея, он смотрел  в  сторону,  где
отделившись от стены к ним стали приближаться две тени.
   - Запомни парень,  вход за памятником, я уже не смогу его
закрыть, ты скоро поймешь смысл сказанных слов.
   Кузнецов   повернулся   на    каблуках    и    пошел    в
противоположенную от мистера Ли  сторону.  Когда  он  пришел
домой  жена  уже  спала.  Он  очень  осторожно  разделся   и
попробовал так же бесшумно умыться, но  врезался  головой  в
раковину.
   - Ага, попался сволочь.
   Следующие пол часа он посвятил разговору с женой.

   Кузнецов проснулся среди ночи, от шума за стеной,  взгляд
упал на электронные часы стоящие на камоде, зеленые  огоньки
цифр плавали в темноте,  3:30,  шум  у  соседей  усиливался,
кто-то закричал. Проснулась жена, и забыв,  что  она  должна
быть сердитой, прижалась к нему:
   - Сережа, что случилось ?
   - А я откуда знаю. Подрались наверно. - Он знал, что  это
ерунда, соседи никогда не дрались. Он стал одеваться.
   - Серега не ходи.
   - Наташа, я сейчас.
   Кузнецов выглянул  на  площадку.  Дверь  у  соседей  была
открыта.  В  кромешной  тьме  соседской  квартиры   блуждали
зеленые  огоньки,  иногда  принимая  причудливые  очертания,
крики стихли, их сменили какие-то царапающие звуки. Несмотря
на то  что  на  улице  было  тепло,  Кузнецову  стало  очень
холодно, он захлопнул дверь и  побежал  в  комнату  по  пути
включая везде свет.
   - Серега, что с _тобой_  ?  -  Наташа  уже  не  выглядела
встревоженной.
   Не отвечая он уставился на комод, ну конечно, ничего нет.
Абсолютно ничего зеленого, никаких огоньков. Зеленые огоньки
блуждающие по соседской  квартире  не  выходили  у  него  из
головы, ноги стали ватными. Его  состояние  легко  объяснимо
если учесть, что у них _никогда_ не было электронных часов.

     15 сентября, утро и день

   Следующее утро было ужасным. Оно началось в  семь  часов,
когда в дверь позвонили. Мрачные люди показали удостоверения
и сразу приступили к распросам: Когда видели  последний  раз
соседей? Что про них знали? Слышали ли,  что  нибудь  ночью?
Были ли у соседей враги? Эти вопросы и ответы на них  Сергей
уже знал из детективов. Он не  спросил,  что  случилось,  из
вопросов было ясно, что теперь у  них  будут  новые  соседи.
Сергей не обратил  внимание  на  фразу  оброненую  одним  из
гостей,  пожилым  человеком  с  грустными  глазами:  "Десять
убийств за одну ночь, люди словно с цепи сорвались".
   Но самое страшное еще было впереди. На работу он пришел с
большим опозданием, ближе к обеду, там его  уже  ждали  двое
ребят с книжками, которые те сами не читают,  но  показывают
другим.
   - Лейтенант Иванов. Вы вчера вечером были - тот посмотрел
на бумажку - у Грищук Лены?
   - Это на Жуковсокого, да.
   - Кто там был еще?
   - Что случилось?
   - К т о  т а м  б ы л  е щ е ?
   "Они не понимают, они думают  я  сегодня  сладко  поспал,
утром съел булочку и пришел на работу.  Они  думают  у  меня
живые соседи. Они думаю, что они сегодня первые. Кто там был
еще?"
   Он перечислял  автоматически  пытаясь  вспомнить  фамилии
которых почти не  знал,  думая  при  этом,  сказать  ли  про
соседей, про мужика в плаще и с  китайской  фамилией.  Мужик
ему казался теперь очень подозрительным. Пока он перечислял,
Иванов, что-то отмечал в своем блокноте, потом сказал:
   - Все?
   - Все - ответил Сергей.
   Тот посмотрел в блокнот и повторил:
   - Все.
   - Что случилось?
   - Случилось то, что ты  парень, повидимому,  единственный
из всех остался в живых. Или был кто-то еще?
   - Нет.
   - Почему вы опоздали на работу?
   - У меня убили соседей. Пришла милиция.
   Ребята  переглянулись,   задали   несколько   стандартных
вопросов, узнали домашний адрес и предупредив  Сергея  чтобы
он никуда из города не уезжал - собрались уходить.
   - Подождите, есть еще одна вещь. - и Сергей рассказал  им
про человека в плаще.
   Ребята задали еще пару вопросов, сказали спасибо и  бегом
выбежали из кабинета.
   Весь день Сергей курил.

     15 сентября, вечер и ночь

   По телевизору рассказывали о падении очередного боинга  в
очередной, по счету океан. Жена уехала к теще и  Сергей  был
дома один. Когда  в  дверь  позвонили,  он  вспоминал  своих
друзей: "Они уже не позвонят, а если и позвонят, я этому рад
не буду". Пришел лейтенант Иванов и некто, тот самый мужик с
грустными глазами, которого Сергей видел утром,  звали  его,
как выяснилось, Сергей Николаевич.
   - Посмотри фотографии, это кто?
   Посмотрев фотографии Сергей понял, что убийства дело  рук
не мистера Ли, не сам же себя он так искромсал.
   - Помоему это Ли, но я не уверен, темно было.
   - У него точно не было никаких особых примет?
   - Я не видел.
   - У этого, который на фотографии, на шее была  наколка  с
абсолютно непонятным изображением, на этих фотографиях ее не
видно, завтра пойдем в морг, посмотришь на  него  в  формате
один к одному.
   И тут Сергей вспомнил, что когда Ли посмотрел в  сторону,
на его шее было что-то, что он принял за тень листвы дерева.
   - Похоже на листья, на шее справа, да?
   - Может быть. - и Иванов посмотрел на Сергея  Николаевича
- Мне всегда говорили, что у меня нет фантазии.
   Сергей тоже решил задать один вопрос:
   - А, что на счет памятника, помните "вход за памятником"?
Может быть это был член какого-то общества психов?
   - Да, это очень может быть.  Почему  ты  остался  жив?  Я
конечно ничего не имею против, вообщем-то  я  даже  рад,  но
почему?
   - Я не знаю.
   - Вот повестка, завтра ждем в десять, найдешь?
   - Слава богу не знаю где это находится, но найду наверно.
Никто не улыбнулся, Сергей поспешил добавить:
   - До свидания.

   Проводив милицию Сергей вышел покурить на балкон.
   "Надо вынести мусор, нет, утром".
   Вдруг ему показалось,  что  сзади  кто-то  стоит.  Сердце
подскочило к горлу, он резко обернулся.
   "Просто две тени на стене. Надо же как  испугался.  Две?!
Почему две?".
   Где-то внутри опять замутило. Он снова повернулся кругом.
Слева и справа от его балкона стояли два уличных фонаря.
   "Два фонаря, две тени. Это просто нервы".

     16 сентября, утро и день

   Ровно в десять утра Сергей уже был по указанному  адресу.
Ночью  он  почти  не  спал  и  выглядел  совсем  неважно.  В
пропахшем табачным дымом кабинете сидел Сергей Николаевич.
   - Садись. Поход  в  морг  отменяется.  Парень  ты  должен
ходить осторожно! И еще, о том, что произошло  и  еще  может
быть  произойдет  никому  не  слова.  Ты   кому-нибудь   уже
рассказывал?
   - Нет, ни кому.
   - Правильно, так поступай и проживешь долго. Посмотри  на
эти фотографии, ты кого-нибудь знаешь? -  Сергей  Николаевич
выложил на стол десяток фотографий.
   Парни и девушки, кто старше, кто  моложе,  их  объединяло
одно, всех их Сергей  видел  впервые.  Он  поднял  глаза  на
Сергея Николаевича:
   - Что-то опять случилось? - Пауза - Вы понимаете, я  ведь
боюсь, а кого бояться не знаю. Я никому ничего не скажу.
   - Случилось,  очень  много  чего  случилось.  В  морг  мы
например не идем потому,  что  пропал  труп.  Произошли  еще
всякие странные и жуткие вещи, ты просто  будь  осторожен  и
молчи.

   По дороге домой Сергей  купил  бутылку  водки.  Выйдя  из
магазина он обратил внимание на красивую девушку  пытавшуюся
запахнуть на ветру  плащ.  Цветастый  платок  на  шее  резко
контрастировал со стильним, серого цвета  плащом.  Еще  один
резкий порыв ветра, платок затрепетал на ветру  как  флаг  и
Сергей на секунду увидел шею, на  которой  как  резная  тень
листвы темнела странная наколка.  Сергей  резко  остановился
едва не выронив бутылку. Девушка посмотрела на него, пытаясь
заглянуть ему в глаза. Тогда он повернул налево  и  стараясь
смешаться с толпой пошел к остановке,  невольно  оглядываясь
назад. Сделав четыре пересадки Сергей приехал домой,  залпом
выпил пол бутылки водки и поставив перед дверью тумбочку  не
раздеваясь лег спать.
   Глаза,  он  чувствовал  их,  то  нереально  большие,   то
совершенно не  человеческие  они  преследовали  его.  Глаза,
совершенно чужие глаза. Даже на деревьях, на каждом листочке
было по одному маленькому, зеленому глазу. И еще снился  ему
коридор. Он выложен  темным  и  мокрым  камнем,  удивительно
неприятным на ощупь. А в  конце  коридора  на  него  смотрят
глаза, и в них нет ни злости ни интереса, только смерть.
   Сергей в ужасе проснулся,  но  глаза  не  исчезли.  Перед
диваном на стуле сидела та самая девушка с цветастым платком
на шее и смотрела на него мертвыми глазами. Сергей посмотрел
на дверь. Перед дверью стояла тумбочка.
   - Не бойся, я не сделаю тебе ничего плохого,  мне  просто
нужно задать тебе пару вопросов.
   Сергей кивнул, не в состоянии ничего сказать.
   - У кого ты видел такой знак? - девушка показала рукой на
свою шею.
   - ... Он сказал, что его зовут мистер Ли.
   - Ты с ним разговаривал?
   - Нет.
   - Тогда, откуда ты знаешь, как его зовут?
   - Я услышал случайно на улице, я  проходил  мимо,  больше
ничего не слышал, честно.
   -  Послушай  парень,  мистера  Ли  засекли.  Он   передал
информацию какому-то человеку, после чего его самого  убили,
но он успел прикрыть этого  человека,  погибли  не  те  люди
которые знали информацию. Эти твои соседи, они не попадают в
этот круг и во всей этой  мясорубке  лишние,  не  могли  они
ничего знать, я в этом почти уверена, остаешься один  ты.  И
если мы эту информацию не получим то значит  Ли  и  все  эти
люди погибли зря. Скоро опять наступит ночь, надо спешить.
   Серега подумал, что с его друзьми никто  наверно  так  не
разговаривал, что их просто убили, что Ли или как его там по
настоящему зовут, убили  тоже,  и  что  эта  девушка  права,
соседи погибли за него.
   - Хорошо. Он сказал, что вход за  памятником,  и  закрыть
сам он его не сможет.
   - Что еще?
   - Все.
   - Этого мало, это я уже знаю, может он сказал что-то еще.
   - И еще он сказал, что эти слова я потом пойму.
   - Что-то еще! - девушка выкрикнула эти слова, потом сразу
обмякла и опустила голову. - Подумай, вспомни.
   - Нет, я точно помню, больше ничего.  Но  сколько  у  нас
памятников, можно же проверить?
   - На кладбищах?!
   Она встала и пошла к двери. Сергей опустил ноги с дивана:
   - Как я вас смогу найти, если что?
   - На том свете встретимся.
   - А если я попаду в Рай?
   Девушка посмотрела на него безжизненным взглядом:
   - Рая нет. Есть Ад.
   Сергею стало холодно от этого взгляда, и с  диким  визгом
страха в голове пронеслись последние дни. Меняли направление
и сталкивались в голове картины  и  слова,  и  вдруг  где-то
сбоку зелеными плавающими цифрами: 3:30.
   - В ту ночь, я видел дома часы, с зелеными  цифрами,  они
показыали 3:30.
   - Какие часы?
   Сергей пожал плечами:
   -  Электронные.  Дело  в  том,  что  у  меня  вообще  нет
электронных часов.
   - Не хочу тебя пугать, но мне повезло, что я  нашла  тебя
раньше чем они, а может ты нашел меня раньше. Ладно, пока.
   "Она уходит, а я буду ждать когда придут эти,  другие,  а
они, наверно, разговаривать не умеют. Во  всяком  случае,  с
ними разговор короткий.  Как  она  сказала:  СКОРО  НАСТУПИТ
НОЧЬ".
   - Подождите, вы идете искать памятник, я вам помогу.
   - Хорошо Сергей. Отодвигай свою тумбочку.
   - Откуда вы знаете как меня зовут?
   - Ты похож на Сергея, очень похож.
   - А как мне вас называть?
   - Этель, меня зовут Этель.
   - Этель, а, что за вход мы ищем?
   - Ты еще не понял? Мы ищем выход с того света.

     16 сентября, вечер

   До кладбща оставалось метров пятьдесят, когда из-за  угла
навстречу Сергею шагнул человек. Сергей хотел сделать шаг  в
сторону чтобы его обойти, но не успел, тот  схватил  его  за
руку  железной  хваткой  и  притянул  к  себе,  одновременно
доставая нож. На Сергея в упор смотрели  мертвые  глаза.  Он
хотел крикнуть: "Я свой!", но вместо  слов  получился  хрип.
Этих мгновений хватило Этель  чтобы  сделать  шаг  за  спину
незнакомца  и  нанести  удар,  вырывая   тому   позвоночник.
Неизвестный выронил нож и превратившись в бесформенный мешок
сполз на асфальт.
   - Это не свой, это Гниль! - сказала Этель.
   - Ничего себе гниль, как  он  меня  за  руку  схватил,  я
вырваться не мог!
   - Прикосновение Гнили вызывает онемение,  сила  здесь  ни
при чем.
   - А как же я смогу вас отличить.
   - Наверно по запаху. Пошли отсюда.
   И только теперь Сергей  почувствовал  этот  омерзительный
запах.

   Они бродили  по  кладбищу  уже  час,  но  безрезультатно.
Красный диск солнца лишь изредка был виден  из-за  могильных
оградок. Закат. Сергей уже начал подумывать о том, что через
пол часа стемнеет и НАСТУПИТ НОЧЬ, но тут Этель  которя  шла
впереди внезапно остановилась и показала рукой куда-то вверх
и в сторону.
   В метрах пятидесяти от них он  увидел  надгробие  в  виде
башенки  с  часами,  каменные  стрелки  которой   показывали
половину четвертого.
   Сергею сразу почудился этот омерзительный запах.
   - Может позвать кого-нибудь, милицию например.
   - Да. - сказала Этель  не  оглядываясь  -  Хорошая  идея.
Сходи за подмогой.
   Сергей уже сделал несколько шагов назад, но тут  вспомнил
рассказ своего деда и остановился.
   Его дед пошел на войну в пятнадцать лет. Шел  первый  год
войны. Его полк отбивал одну атаку немцев за другой. И когда
в сотый раз из-за леса  выползли  немецкие  танки,  командир
полка дал ему пакет и приказал доставить его в штаб дивизии.
Он доставил пакет, но в свой полк уже не  вернулся,  потому,
что в этом бою все погибли, весь полк. А через год он узнал,
что в пакете был чистый лист бумаги.
   Сергей вернулся к Этель:
   - Как он выглядит этот самый выход? И, что нужно  сделать
чтобы его закрыть?
   - Мы это узнаем на месте, должен  быть  какой-то  предмет
который играет роль маяка, уже темнеет, пошли.

   Несколько минут  они  продирались  в  лабиринте  оградок.
Совершенно неожиданно Этель свернула и прошла через  решетку
как нож сквозь масло. Сергей остановился:
   - Эй, я так не умею!
   - Это оптический обман, смотри краем  глаза,  здесь  есть
проход.
   Сергей  повернул  направо  и  оградка  внезапно   исчезла
уступив место узкой тропинке. Но изменилось не  только  это.
Резко похолодало и ясное небо сменилось серой дымкой. Холм с
надгробием стал значительно выше и весь был завален каким-то
хламом. Сергей на ходу поднял с земли металлический прут.
   - Где маяк? - Сказал и тут  же  вспомнил  -  Глаз!  Здесь
должно быть подземелье, а в подземелье должен быть глаз!
   Этель оглянулась на него.  Если  бы  не  мертвый  взгляд,
можно было подумать,  что взглянула с интересом.  "Ну почему
у нее такие глаза?".
   Стало быстро темнеть  и внезапно  поднялся сильный ветер.
В воздухе закружился мусор и листья. С глухим  стуком  упала
отломанная ветка дерева. Из своего убежища выскочила крыса и
понеслась к Сергею. Этель каблуком  впечатала  ее  в  землю,
оставив только торчащий из земли хвост.  Вход  в  подземелье
напоминал нору какого-то огромного животного. Там было темно
и сыро. Прямо перед ними в зловещем мраке  туннеля  светился
глаз.  Как  будто  какой-то  зверь  смотрит  в  коробочку  с
букашками.  Этель  достала  из-под  плаща  длинный   нож   и
переложив его в руке удобней  для  броска,  осторожно  пошла
вперед. Глаза  медленно  привыкали  к  темноте.  Неожиданно,
заслонив глаз, возник человек, и не говоря не слова пошел на
них.  Тускло  сверкнул  блеск  стали.  Но  Сергей   в   этом
переплетении своих самых страшных снов  и  не  менее  жуткой
реальности уже устал бояться, или так на него  подействовала
вера в эту девушку, уже раз спасшую  ему  жизнь.  Он  наивно
подумал, что если он не видит в темноте, то и никто не видит
и прижавшись спиной к мокрой  стенке  и  взяв  металлический
прут обеими руками, пошел вперед, в надежде дойти до  глаза.
Но от их  соперника  не  ускользнул  его  маневр,  и  пройдя
несколько шагов он увидел как клинок описывая  дугу  несется
на  него.  Он  поднял  свою  дубинку,  одновременно  пытаясь
присесь чтобы уйти от  удара.  Клиник  срезал  металлический
прут как ветку дерева и высек сноп искр из  каменной  стены.
Сергей упал, но тут же  рванулся  вперед  и  оказался  между
противником и глазом. Ни секунды не колебаясь он  повернулся
к глазу и прыгнул вперед вытянув  перед  собой  как  рапиру,
металличекий обрезок.
   - Стой! - Это кричала Этель.
   Но было уже поздно, свет померк и наступила тишина.

Конец первой главы.

                                                Berand, 1998

      * АЛЬБОМ *

     Страница первая: ПАРК.

                           Тайна золотого ключика до сих пор
                           не раскрыта.
                                          Из газетной статьи

                 Вдохновительнице с любовью посвящает Автор.

   В парке полно народу, шума, и весеннего настроения. Ждать
здесь кого-нибудь ужасно интересно. Глаза перебегают с  лица
на лицо, с миниюбок на макси ..., и время  летит  быстро.  А
вот и она:
   -  Лена?!  -  девушка  поворачивает   голову   и   широко
улыбается.
   - Привет Андрей, как дела?
   - Уже лучше.
   - Куда идем?
   - Ах, куда бы мы не пошли, весна, даже кошки  и  те  туда
же. У тебя славный костюмчик! Можно я его потрогаю?
   - Ты лапы свои помыл, кот? - и Лена радостно смеясь берет
меня под руку.
   Я покупаю мороженое и мы не спеша идем по  парку.  Теперь
мы как все: мы вытягиваем шеи чтобы откусить  мороженое,  мы
ходим по газонам  в  самых  неожиданных  местах, и мы тщетно
пытаемся найти тихое место, чтобы посидеть.

   Прошло десять лет. Я вспоминаю эти дни бродя по парку  на
холодном, январском ветру. Кругом мрачные,  корявые деревья.
Хочу весну! Я ненавижу зиму. Я люблю холодное пиво в  жаркий
июльский день. Я люблю холодное мороженое в  теплый  майский
вечер. Я хочу увидеть ее! Мне иногда снится  этот  парк,  но
когда солнце скрывается за тучи, я просыпаюсь.
   - Куда идем?
   Я вздрагиваю от испуга и оборачиваюсь. Сердце  обрывается
куда-то вниз, это Лена!
   - Лена?
   Короткая прическа, ярко накрашенные губы,  плотное  серое
пальто, ничего общего и только глаза. Она смотрит на меня  и
смеется одними глазами.
   - Лена это ты?
   - Я тебя первая увидела! С тебя шоколадка.
   - Господи Ленка, сто шоколадок, как я рад тебя видеть.
   - Андрей ты забыл слова. Ты должен был сказать, что раз я
выше  тебя  ростом  то  целоваться  будем  в   подъезде   на
ступеньках.
   - Да конечно. Ты откуда?
   - Я жду тебя в парке каждый день, но ты всегда  приходишь
не один, и я наблюдаю за тобой со стороны.
   - Ты шутишь?
   - Нет, шутником всегда был ты. Андрей,  хочешь  я  сделаю
печальное чудо?
   - А что, чудо может быть печальным?
   - Сегодня, да. Сегодня может быть все.

   Парк наполняется солнцем и запахом  травы.  Веселый  смех
прогуливающихся  людей   вытесняет   из   души   пустоту   и
растапливает холод в сердце.
   - Андрей, я хочу мороженное.
   - А я хочу чего-то другого.
   - Я знаю, ты на  все  способен  лишь  бы  не  купить  мне
мороженное.
   - Лена, да у тебя уже уши посинели!
   - Ну и что, это порода такая.
   Вдруг она прижалась ко мне плечом:
   - Только знаешь Андрей меня зовут  не  Лена,  а  Надя.  Я
тогда тебя обманула, я не думала, что наше знакомство  будет
таким продолжительным и, что ключ от моего сердца  останется
у тебя.
   - Зачем ты обманула, я ведь тебя искал!
   - Ты нашел, и теперь я снова Лена. Надя - это был  просто
сон.
   И я подумал, что она права, и что  золотой  ключик  моего
сердца у нее, но спрашивать не стал. Зачем?
   - Лена?
   - Да, Андрей.
   - И все-таки ты  ошиблась.  Печальных  чудес  не  бывает.
Смотри!
   Мы идем по аллее навстречу  семи  ветрам,  а  под  ногами
хрустит лед. Легким листопадом с неба падает шелуха  пустых,
зимних дней. Шелуха, обожженная тлеющими  огоньками  сигарет
бессонницы. Ожидание окончилось.
   Весна жди нас, мы возвращаемся!

                                      Андрей Березиков, 1998

     ПО ПРАВИЛАМ НЕЧЕТКОЙ ЛОГИКИ.

                    Продолжение.
                    Начало, как и окончание этой истории Вам
                    придеться искать самим.

   - Да, я становлюсь сентиментальным, более  того,  у  меня
ухудшается зрение, не соврать, уже минус три. А это  значит,
что у меня меняется взгляд на жизнь, люди, знаете ли кажутся
более привлекательными.
   - Хорошо, может быть плохо, но у меня к вам дело,  можно?
Я  слышал  вы  в  молодости  были  известным  альпинистом  и
исходили Памир вдоль и поперек, мне нужна ваша помощь.
   - Ну разве, что советом. В горы я уже не пойду.
   - Месяц назад на Гиссарском хребте я  потерял  друга,  до
сих пор никто не может его найти.  Хотя  какие  там  поиски,
искал сам, а потом пограничники на вертолете полетали и все.
Ни слуху ни духу, уже месяц.
   - Где вы говорите, на Гиссарском ?
   Cказал и самому от этого слова стало плохо. Это сейчас  я
Сергей Константинович, а двадать лет назад мне было  наверно
как этим ребятам. Что сказать этому парню, одетому в дешевый
спортивный костюм. Что?
   - Вы были вдвоем?
   - Да, я, меня Володя зовут, и Коля, мой друг.
   - Расскажи мне, как все это было?
   - Мы находились  под  хребтом,  километров  десять  южнее
Медвежьего угла. Уже стемнело, мы сидели у костра. И тут...

                          * * *

   - Слушай Коля, что это так стучит?
   - Похоже на копыта, может быть лошадь?
   - Да наверно.
   - Володя, а может быть и не лошадь, может быть это слон.
   - Да пошел ты, стучит ведь, действительно стучит.  Пойдем
посмотрим?
   - А может это хищник.
   - Ага, и стучит он, конечно, протезом.
   - Ну тогда всадник без головы. Ты  иди,  посмотри,  потом
мне расскажешь.
   - Что, ужастиков насмотрелся ?
   - Не переживай, ты будешь жить долго,... в памяти людей.
   И тут прямо из скалы освещенной оранжевыми бликами костра
запричитали на каком-то непонятном языке. Жалобно так, вроде
оплакивают кого-то.
   Небо озарилось переливающимся светом и тут же все  краски
стали меркнуть, мутнел и расстворялся в  окружающей  темноте
свет костра, исчезали торчащие из темноты ветви дерева.  Все
вытеснял звук, и он уже был не жалобным, а скорее грубым.
   - Коля отсюда надо уходить, ты меня слышишь?
   - Да, что это за чертовщина?
   - Бери вещи, пошли отсюда.
   - Слушай, я ничего не вижу!
   - Пойдем аккуратно вдоль ручья.
   - Черт, дерево здесь, ты где?
   - Да здесь я! Быстрее!
   Черная ночь окончательно накрыла ребят.

                          * * *

   - Как я выбрался точно не помню.  Я  ничего  не  видел  и
слишком много слышал. Чертовщина. Колю я больше не видел.  Я
понимаю, что мы ничего не можем сделать,  кроме  как  ждать.
Никакого стихийного бедствия не было, искать  его  никто  не
будет. Я буду, но не знаю где, с того  места  он  ушел,  это
факт, но куда? Я кричал, я обошел  все  ущелья  вокруг,  но,
никого не нашел, может быть к счастью.
   - Ты знаешь, Володя, про эти места есть легенда:

                 ЛЕГЕНДА О ХОРОШИХ ЛЮДЯХ

   Когда-то, очень давно, здесь жили люди. Хорошие люди.  Им
не трудно было  быть  хорошими  потому,  что  тогда  еще  не
существовало в этих местах предательства и обмана, не  знали
люди лести и корысти. Даже слов таких не было.  И  счастливы

   Но однажды из далеких мест к людям пришел Хитрый  Человек
и сказал им:
   - У меня нет  дома,  но  у  меня  есть  друзья,  это  вы,
помогите мне и вы всегда можете расчитывать на мою помощь.
   И люди помогли ему построить дом, дали ему скот и  птицу.
Прошло время. И однажды к Хитрому Человеку  пришел  сосед  и
сказал:
   - Помоги мне, дай мне свою корову,  я  уже  стар,  а  моя
корова наверно старше меня и не дает молока.
   - Зачем это я отдам тебе свою корову, нет, уходи.
   - Но ты же обещал помочь!
   - Я, хозяин своего слова! Захотел, дал его  тебе,  захочу
заберу его назад.
   - Нет, ты раб  своего  слова.  Твое  слово  вечно  и  оно
переживет нас всех. Но в первую очередь оно переживет тебя!
   И  Хитрый  Человек  исчез,  он  расстаял  в   воздухе   и
превратился в пар, но его слова люди слышат до сих пор. И не
только его.  Проходили  века,  и  люди  становились  такими,
какими мы их знаем: жадными, подлыми и лживыми. И такие люди
уходили отсюда. Кто не успевал уйти, те  исчезали,  оставляя
после себя свои тени и  голоса.  И  сейчас  здесь  никто  не
живет. Это место ждет тех, кто здесь  сможет  жить:  хороших
людей.

   - С тех пор в тех местах  можно  услышать  то,  что  было
здесь когда-то очень давно, может  даже  тысячу  лет  назад,
можно услышать голоса многих людей. Так,  что,  в  следующий
раз когда ты там будешь, ты  можешь  услышать  голос  своего
друга.
   - А нельзя его как-то специально вызвать?
   - У  меня  есть  теория,  что  это  зависит  от  погодных
условий, ты понял да,  температура,  давление  и  т.д.,  все
должно совпадать.
   - Может сходим туда, а?
   - Нет.
   Нет. Нет и что? Нет и ничего. Прошло двадцать лет. Совсем
ничего, для истории. Но все это уже было.  И  теперь  кто-то
пройдет этот путь снова.
   - А впрочем...
   - Тогда завтра в восемь утра на  автостанции,  что-нибудь
поесть на неделю и спальные  мешки,  больше  нам  ничего  не
надо, так?
   - Ну ты и шустряк.
   - Все, договорились.

                          * * *

   Сначала пыльный автобус везет нас  по  горной  дороге  со
скоростью пешехода. Потом мы, точнее я, а Володя вынужден на
меня равняться, ползем  по  тропе  со  скоростью..,  да  нет
скоростью это назвать нельзя, ползем короче.  Добирались  мы
больше суток.
   Но вот мы и на месте. Ощущение очень  странное,  кажется,
что ты видишь во  сне  свою  молодость,  и  немножко  жутко,
нехорошее это место, не приносит оно людям добра.
   Целый день  мы  искали  какие-нибудь  следы,  облазили  в
округе все кусты и камни, как большие так и маленькие. Вечер
настал внезапно, как будто нажали кнопку. Теперь  надо  быть
готовым ко всему.
   - Ну как, дядя Сергей, в расщелине что нибудь нашли?
   - Нет, там тупик.
   - Тогда надо разжигать костер и ...
   - Володя, дрова для костра я  сам  соберу,  ты  пока  еще
светло достань, что нужно из рюкзаков и наши вещи  аккуратно
сложи, ну мало ли что.
   - Я понял, да, конечно.
   Наконец костер горит и мы пытаемся вести разговор, слушая
совсем не  друг  друга.  Мы  слушали  тишину.  Я  сижу  чуть
подальше от костра и смотрю только на Володю.
   Шепот нарастает волнами, становится  жарко  и  душно.  Но
что-то сказать я не могу, я должен ждать, что скажет Володя.
   - Дядя Сергей, вы слышите, это же он кричит!
   - Да наверно это он, точно, я же предупреждал.
   - И опять начинает темнеть. И тени какие-то. Сзади!
   - Все, уходим отсюда. Давай руку!

                          * * *

   И мы ушли. Мы благополучно добрались до города  и  Володя
рассказал, что он мне не  верил,  просто  он  был  рад,  что
поедет в это жуткое место не один. Но  мне  еще  надо  будет
туда вернуться. Дело в том, что я обманул Володю сказав, что
в расщелине ничего и _никого_ нет.

   Надо ли Вам говорить, что легенду придумал я.
   Вы слышали когда-нибудь о галюциногенных растениях?
   А если их добавить в костер?
   Помоему теперь все ясно, да?
   И последний вопрос: Для чего людям нужна вера?
   Не будем вдаваться в философию, просто люди  хотят  спать
спокойно, им нужны не проблемы, а решения.  И  Володе  будет
лучше если он будет верить в легенду, ему так будет  гораздо
проще жить. Не для этого ли люди придумали себе богов?!

                                                Berand, 1998