Сергей Петров.
   Абсолютное программирование



Глава 1. Мой друг Виталий

    Гроза  наваливалась  на   Москву  с  юго-запада.   Угоревший  в   духоте
пятничного вечера  город без  боя сдавал  одну линию  обороны за  другой. На
Кутузовском  маявшиеся  в  мертвой  пробке разночинные  дачники, перегибаясь
через  рули  ржавых  "копеек"  и  кондиционированных  иномарок,   беспокойно
разглядывали сквозь лобовые стекла,  как пожирается пыльное московское  небо
клубящимся хаосом правого грозового фланга. А на левом фланге, над Бутово  и
Чертаново,  хляби  небесные  уже  несли  возмездие погрязшему в суете долгой
рабочей недели  городу. Там,  между типовыми  курятниками спальных  районов,
плясал божественный  огонь, и  грохот разбивающейся  о глину  и асфальт воды
глушил метания небесных колесниц.
    То же, что готовилось к  броску из-за Университета, вряд ли  было просто
грозой.  Здание,  в  обычные  дни  плоско  и призрачно висевшее над городом,
сейчас превратилось в  никчемную блеклую открытку  на фоне восставшей  тьмы.
Тьма ворочалась и беззвучно подрагивала отблесками молний. Видимо, приказ  к
наступлению  запаздывал,  и  только  благодаря  этому  замерший  в   ужасном
предчувствии город все еще оставался жив.
    Крыша оказалась прекрасным местом для созерцания вселенской  катастрофы.
Затянутые петлей  реки Хамовники,  посреди которых  архитектурное излишество
сталинских времен позволило нам  обустроить уют нашего офиса,  похоже, стали
главной целью предпринятой  на город атаки.  Мы с Виталием  сидели в ротонде
над провалами тесных двориков и наслаждались ощущениями восторга и  тревоги,
вызванными  игрой   природы.  Ощущения   обострялись  принятыми   по  случаю
пятилетия Крыши напитками.
    Набрякшие тысячами тонн воды  фланги грозовой армии быстро  обтекали нас
с  двух  сторон.  Тьма  над  Университетом  взбиралась  все  выше  и  выше в
стратосферу.  Округу  залил  палевый  тревожный  свет. Ватная тишина глотала
последние жалобные стоны задыхающихся улиц.
    Виталий   разлил   остатки  арманьяка  по  стаканам.  Хрустальный  сосуд
извращенной формы, стоивший вместе с бывшим содержимым небольшое  состояние,
он отправил под стол, как обыкновенную пивную бутылку...
    ...Что  касается  меня,  то  в  своей  жизни  я  пивал  разные  напитки,
вызывавшие  разные  эффекты,  и   относился  к  ним,  соответственно,   тоже
по-разному. Ну, про  студенческие годы вспоминать  не будем -  моя Бауманка,
думаю, в этом отношении ничем  не отличалась от вашего МХТИ.  Научила всему,
что должно пригодиться  в жизни, за  то и спасибо.  Трудовую же деятельность
начал  в  НИИ  радиоприборостроения  со  знаменитой  "клюковки",  на которой
выросло не одно поколение эмэнэсов.  И тогда она, "клюковка", была  хороша и
любима, потому что готовили  ее наши лабораторские девчонки  своими золотыми
ручками  всего  из  двух  натуральных  ингредиентов.  За  одним  туристка  и
альпинистка   Светка   каждый   год   ближе   к   осени   почти   официально
командировалась  на  Валдай.  Второй  ингредиент  мы с Семенычем регулярно -
ежемесячно получали в  соседнем корпусе для  наших двух СМ-ок,  которые, как
показали эксперименты, ломались одинаково часто - трать на них спирт или  не
трать.
    Потом пролетела  беспросветная  эпоха  перестройки - ускорения,  политая
"роялем", амаретто и двойным, а позже еще и  подмигивающим  "распутиным"  из
кооперативных  киосков. Наши с Семенычем походы в соседний корпус постепенно
стали  бессмысленными, а затем и вовсе прекратились. СМ-ки, кстати, работали
по-прежнему, только никому уже не требовались, - вхолостую  молотили  с утра
до вечера.
    Как-то, при очередном "распутине", я с грустью обнаружил, что  опьянение
стало  качественно  иным.  Вместо  разлива  приятного тепла по конечностям и
ощущения всеобщего братства и любви, пришла странная тупая ясность мысли.  С
помощью  этого   вновь  обретенного   ментального  инструмента   я  научился
отлавливать  в  пульсирующем  пьяном  гуле  тайные движения чувств и разумов
своих собутыльников, прозревать грядущее  и без усилий, прямо  из лептонного
поля,  черпать  гениальные  идеи  человеческого  и  внечеловеческого знания.
Тупость  же  и  грусть  состояли  в  том  обидном обстоятельстве, что с этой
ясностью  мысли  я  так  и  остался  наедине,  потому  что одновременно с ее
приходом  напрочь  отказывал  язык,  а  назавтра  так  же надежно отказывала
память. Причины произошедшей  перемены я не  знаю. Может, кооператоры  стали
гнать "распутин"  не из  опилок, а  из каменного  угля. Может, тепло исчезло
вместе с лабораторскими девчонками, которые поразбежались по  образовавшимся
к  тому  времени  более  хлебным  местам.  А может, это так приходит мужская
зрелость,   которую    некоторые   почему-то    называют   первой    стадией
алкоголизма...
    - Ну, Илюха, давай,  что ли, за нас  с тобой, классных мужиков,  которые
захотели -  и смогли,  - поднатужившись,  выдал Виталя  неизвестно какую  по
счету вариацию тоста, звучавшего весь вечер.
    - Да, мы молодцы! - не стал оригинальничать и я.
    Мы  звякнули  стаканами.  Виталий  выпил.  Я  сымитировал глоток и, пока
Виталий  жмурился,  чмокал  и  крякал,  аккуратно вылил драгоценную жидкость
между  мраморными  балясинами.  Хотя  можно  бы  этого и не делать - перебор
налицо, и еще один глоток ничего не изменит...
    ... И  вот, несмотря  на то,  что в  последующем качество  употребляемых
мной  напитков  стало  медленно,  но  неуклонно  повышаться, удовольствия от
пьянок  я  больше  не  испытывал.  После  первой дозы неважно чего - сначала
американской "смирновки", потом джина, потом мартини, потом  кристалловской,
потом нашей  "смирновки", потом  виски, ну  а теперь  вот и до литературного
арманьяка дело дошло, - я впадаю  в мрачную одинокую тупую ясность мысли,  и
пребываю в  этом состоянии  до конца  мероприятия. Откровенно  говоря, я  не
совсем уверен,  что со  стороны выгляжу  при этом  именно так  отстраненно -
мудро -  по-доброму, как  ощущаю себя  изнутри,-  есть, знаете ли, некоторые
сомнения. Но  ни укрепить,  ни рассеять  их не  могу, так  как сам ничего на
следующий день не помню, а народ спросить неудобно.
    Виталя  прошел  со  мной  весь  этот  славный  путь  рука  об  руку,   с
эквивалентной дозой "клюковки", "рояля" и прочего. Он кончил ту же  Бауманку
на  год  раньше,  и  я  застал   его  уже  хорошо  обосновавшимся  в   нашей
лаборатории, да что  там - во  всем НИИ, -  своим в доску  парнем и надеждой
дряхлеющих руководителей.
    Я  бы  не  назвал  нашу  дружбу  дружбой.  Да  и  не  бывает ее в жизни,
настоящей  дружбы.  Хороший  термин  -  "симбиоз".  Благодаря  Витале  через
полмесяца я, стеснительный студик, стал таким же своим в доску и в  курилке,
и в приемной директора. Виталя  же организовал для нашей лаборатории  первые
во всем  НИИ "писишки"  - хотя  нет, первая  стояла, конечно,  в приемной, а
иначе чего бы мне  там делать. Уж не  знаю, какие рычаги могут  быть в руках
простого ведущего  конструктора, но,  манипулируя ими,  Виталий умудрялся во
все  времена  обеспечить  меня  самой  лучшей  техникой,  правыми  и  левыми
заказами, и, самое главное, своевременной их оплатой. Мне оставалось  только
пользоваться всеми этими благами в свое удовольствие...
    - Илюх, з-завтра у нас ч-чего? Ик...
    - Завтра у вас суббота. А если  ты имеешь в виду ту заначку, что  у тебя
в  сейфе,  то  я  больше  не  могу.  Слушай, я сам пьян, но такого пьянющего
идиота, как ты, я еще в жизни не видал. Но ты классный мужик.
    - Спасибо, Илюх, и ты тоже  классный. Но ведь пять же лет!  Вспомни, как
мы  начинали!  Ик...  Давай  за  нас  по  последней,  а? На ключи, сгоняй до
сейфа...
    ...Ну, конечно,  как и  лишайник от  водоросли, Виталя  от нашей  дружбы
свое  получал.  Никто  никогда  не  видел  виталину задницу торчащей из недр
СМ-ки, но  его кандидатская  оказалась обсчитана  так, что  на ученом совете
даже сорвала  жиденькие аплодисменты.  Да он,  честно говоря,  и не  смог бы
ничего  обсчитать,  потому   что,  во-первых,  программер   он  никакой,   а
во-вторых, он эту  диссертацию не то  что просчитать, даже  прочитать толком
не смог.  Я, конечно,  не ребенок,  и отлично  понимаю, что  когда он сейчас
сует какому-нибудь клиенту свою визитку с буквочками "к.т.н.", это  выглядит
чуть-чуть солиднее, чем мое: "Запишите  телефончик, пожалуйста". Ну так я  с
клиентами почти и не контачу - это его дело.
    Однако в итоге-то  наш симбиоз нам  обоим оказался одинаково  выгоден. И
когда с НИИ расплевались, Виталя меня  в ту "пирамиду" за собой потащил.  Не
МММ, конечно,  но первые  хорошие деньги  и у  меня, и  у него  именно тогда
появились. И  из "пирамиды"  вовремя Виталя  меня вынул.  Босса тогда спустя
неделю на пороге собственной квартиры  шлепнули, один зам в бега  подался, а
вторая сидит до  сих пор, благо  сексуальную ориентацию ей  в колонии менять
не надо.  А мы немного отлежались на дне,  да на личные сбережения  Крышу  и
основали. Так в связке и идем - Виталя деловую  часть  работы на  себя взял,
вплоть до  мытья в бане  с крышей нашей Крыши, а я  за науку отвечаю. Сейчас
вот арманьяк попили под  аккомпанемент  грозы, а потом по домам отправимся -
он  в  свой  пентхаус  или  на  дачишку,  по Рублево-Успенке непритязательно
расположенную, да и я в свою элитную безразмерную с зимним садом...
    ...Ахнуло  без  предупреждения,  и  так,  что  на  столике   подпрыгнули
стаканы.   Вспышки   не   было,   только  удар  грома.   Пока  я  предавался
воспоминаниям, тьма перевалила-таки через  Университет, и не спеша  стекла в
город. Палевый свет погас. Но дождь все еще был далек - здание  Университета
по-прежнему четко рисовалось на  фоне живого мрака. После  первого громового
удара тишина стала еще глуше.
    И в этой тишине расхохотался Виталий. Разобрало его сразу и здорово.  Он
крючился на шатком  пластмассовом стуле, хватался  за животик, повизгивал  и
постанывал,  вытирал  слезы,  отдувался,  но  остановиться  никак  не   мог.
Казалось,  при  ударе  грома  у  него  внутри  от  испуга  сгорел   какой-то
ослабленный алкоголем предохранитель,  и наружу, приняв  форму истерического
смеха, вырвались давно подавлявшиеся эмоции.  Что это за эмоции -  страх ли,
радость ли - не знаю, но то, что они копились в нем, я чувствовал и  раньше.
Сейчас,  в  состоянии   приличного  подпития,  я,   конечно,  не   собирался
заниматься  с   Виталием  психоанализом.   И  даже   наоборот,   мало-помалу
подключился к  веселью. Через  какое-то время  мы уже  ржали в полный голос,
поочередно  не  давая  друг  другу  успокоиться.  Хорошей  декорацией к этой
безумной сцене могли бы послужить беснующиеся вокруг стихии, но тут как  раз
природа  смолкла  совсем  и  окончательно.  То  ли  не  хотела мешать нашему
веселью,  то  ли  приближался  ветер-предвестник.  И  среди  ее  молчания, в
отделанной  новым  мрамором  ротонде  на  вершине  сталинской   восьмиэтажки
посреди  Хамовников,  две  фигуры  в  дорогих  офисных  костюмах  ползали на
четвереньках, бессильно обнимали  подпирающие круглую крышу  столбы, хлопали
друг друга  ладонями по  спинам и  выделывали еще  много чего,  говорящего о
жизнерадостном характере и спокойной совести.
    Кончилось  все  тем,  что  Виталя  разом оборвал смех, перевесился через
балюстраду,   и    его   вывернуло    прямо   на    свеже-зеленую    кровлю,
отремонтированную  не  так  давно  за  наш  счет  в обмен на право прирезать
ротонду  к  территории  офиса.  Потом  он  пьяным  движением  развязал  свой
дорогущий  галстук,  аккуратно  вытер  им  рот,  и  выкинул галстук в провал
двора. Тут-то я  окончательно убедился, что  Виталя здорово перебрал,  и ему
тоже хватит. В  трезвом виде он  славился патологической чистоплотностью.  Я
прекрасно  помню  взбучку,  которую  он  устроил нашим курильщикам, когда те
однажды повадились соревноваться, чей бычок улетит дальше.
    Виталя еще  раз заглянул  за балюстраду,  удовлетворенно изучил недавнее
содержимое своего желудка, и произнес:
    - Фигня, щас дождем смоет.
    И сразу налетел ветер. Вернее, сначала стал слышен нарастающий гул,  как
будто где-то рванул ядерный боеприпас, и в нашу сторону, круша все на  своем
пути, мчится фронт ударной волны.  Стало видно, как из соседних  дворов, все
ближе и  ближе, фонтанами  вырываются сорванные  с деревьев  листья, пыль  и
накопившийся  за  лето  летучий  мусор.  Когда  ветер пришел в наш двор, он,
наверное,  подхватил  и  виталин  галстук.  Но  нам  оказалось  уже  не   до
созерцания его полета. Наперегонки с пластмассовой пляжной меблировкой,  еле
успев  подхватить  падающие  стаканы,  среди  рева  и свиста мы скатились по
мраморной лесенке  к двери  в приемную.  Едва я  пропихнул Виталия  внутрь и
задвинул дверь за своей спиной, как на город рухнул ливень.
    - Ну,  я ж  говорю -  смоет, -  резюмировал Виталий неожиданно спокойным
голосом.
    В  приемной  было  сумеречно,  тепло  и  уютно. Толстые коммунистические
стены  и  тройной  капиталистический  стеклопакет  разом  отрезали  нас   от
сорвавшейся с  цепи стихии.  Вся братия,  с полудня  поенная и кормленная по
случаю юбилея, давно уже расползлась по домам или по окрестным  забегаловкам
- добавлять.  Отбыли восвояси  и славные  ребята из  фирмы "Тропикана плюс",
погрузив  в  фургон  горы  грязной  ресторанной  посуды  и  залитые  соусами
скатерти. Ушли  тети Маша  и Даша,  приведя в  порядок конференц-зал и унося
пакеты  со  своей  долей  праздника.  Где-то  внизу,  наверное,  шебаршилась
охрана, да в аппаратных наливалась кофе дежурная служба, но этих бедолаг  за
присутствующих можно не  считать - они  со своих постов  носа не покажут  до
утренней  пересменки.  Организация  работы  и  поддержание  дисциплины  тоже
входили  в  обязанности  Виталия,  и  он  делал  это,  как  и все остальное,
удивительно эффективно.
    Короче, на  Крыше мы  остались одни.  Ситуация уникальная,  потому что в
другое  время  народ  околачивается  здесь  в  любое  время  суток. Такая уж
Виталием подобрана  команда, и  такую уж  работу я  ей придумал.  И такие уж
деньги мы этим головастикам платим.
    За  окнами  полыхало,  грохотало  и  ревело.  Виталя  вполне обоснованно
решил, что в сложившихся обстоятельствах  опора на четыре точки будет  более
надежной. Он стоял  у двери, широко  расставив ноги и  упершись также широко
расставленными  руками  в  толстое  стекло.  Совсем  стемнело, и я видел его
черный  распластанный  силуэт  при  вспышках  молний.  Судя  по  тому, что у
силуэта отсутствовала голова, Виталю  опять мутило. Мне пришлось  хорошенько
поднапрячься, чтобы  построить логическую  цепочку от  свесившейся виталиной
головы до  тети-машиного-или-дашиного ворчания  по поводу  пятна на  ковре в
понедельник  и  во  все  последующие  дни,  на много месяцев вперед. Ужасная
перспектива требовала немедленных действий.
    Отлепив  мычащего  Виталия  от  стекла,  я  повлек  его  через приемную,
кабинет  и  комнату  отдыха  в  его  персональный санузел. Трудный и великий
путь! В  стробоскопическом свете  молний отчетливо  виделось, как,  выставив
острые углы, бросается нам наперерез коварная офисная мебель. Неожиданное  и
организованное   сопротивление   оказали   все   три   встречные   двери   -
обнаружилось, что  теперь они  открываются в  другую сторону,  а ручки у них
расположены  в  самых  неожиданных  и  неудобных местах. Последним сюрпризом
стала попытка  унитаза ухватить  Виталия за  голову и  утопить, но  тут уж я
оказался начеку. В конце концов, все кончилось благополучно: Витале  заметно
полегчало, ковры остались девственными, а потерями с нашей стороны  числился
разве что  небольшой синяк  у меня  на лбу,  - одна  из дверей  оказалась на
удивление проворной.
    Витале стало настолько лучше, что  он смог жестами донести до  меня свое
желание залезть  в душ.  Я не  возражал, только  убедился, что  он догадался
снять костюм. Мне  тоже следовало позаботиться  о своем помятом  имидже, и я
отправился  в  обратный  путь,  так  как  вход  в  мой  кабинет,   помнится,
располагался в  же приемной,  но по  другую сторону.  Гроза продолжалась без
какой-либо  надежды  на  передышку.  Однако  побежденная  мебель   заметного
сопротивления  уже  не  оказала,  с  дверьми  удалось договориться, а родные
стены проявили  такую любезность,  что я  в два  счета оказался  на месте. В
моей душевой,  включив свет,  я без  удивления обнаружил  какого-то мужика с
бледной,  как  у  покойника,  физиономией.  Пока  я  старательно фокусировал
зрение на его  переносице, он так  же старательно и  неподвижно изучал меня.
Когда  на   доли  секунды   мне  все-таки   удалось  поймать   фокус,  сразу
подтвердилось первоначальная догадка о том, что один из нас находится по  ту
сторону  зеркала.  Пьяно  ухмыляясь,  мы  погрозили  друг  другу  пальчиком.
Разбираться, кто из нас по какую сторону, не хотелось.
    ...Я  подставлял  лицо  под  теплые  душевые  струи  и,  как   положено,
размышлял, зачем  же я  так надрался.  Удручала неотвратимость  предстоящего
похмелья со  всеми положенными  атрибутами -  больной головой, фонтанирующей
желчью  и  полной  неспособностью  работать.  Напрочь  пропала суббота и под
вопросом оказалось воскресенье - святые  дни, когда никто и ничто  не мешает
заниматься собственной темой. И ведь знал же, скотина, как важны именно  эти
выходные! Весь  последний месяц  мой гениальный  спайдер, о  котором не знал
никто, даже  Виталий, через  специально заброшенный  ко мне  домой канал  Т1
обнюхивал великую Сеть.  Ползал по сайтам,  тыркался в брандмауэры,  шуровал
по  серверным  каталогам...  А  критерии  ему  заданы  такие, что ожидаемого
результата я сам  откровенно побаивался. Помнится,  долго не решался  начать
эксперимент,  -  словно  из-за  того,  начну  я  его,  или нет, что-то могло
измениться. Потом, конечно, разум победил эмоции, и вот завтра, в  перерывах
между походами к  унитазу и глотанием  аспирина, я должен  буду единственным
из  живущих   узнать  судьбу   человечества.  Какая   гамлетовская   ирония!
Страдающий  тяжелым  похмельем  интеллектуал  отмечает крестиком в календаре
дату  конца  света!  План  на  март,  например,  2004  года:  вторник, 8-е -
поздравить женскую часть  коллектива с МЖД;  среда, 9-е -  принять участие в
гибели  человечества;  четверг,  10-е  -  совещание  с  Г.Б. по поводу места
пребывания в оставшуюся часть Вечности...
    Когда я, слегка придя в себя, появился в кабинете Виталия, тот, в  своем
скромном  дорогом   костюме,  при   новом  галстуке,   сидел  в   кресле   у
разгорающегося камина, чистый, сухой  и трезвый. Снаружи теплая  летняя ночь
сменила ужас, принесенный грозой. По-прежнему шел дождь, но молнии били  уже
не так  часто, гром  стал глуше  и отдаленнее.  Тлела сигарета.  Я с  порога
увидел  освещенный  огнем  профиль  своего  товарища,  и  неожиданно испытал
короткий отрезвляющий приступ безотчетной тревоги.
    Виталий невысок ростом,  тонок, имеет узкое  белое лицо, открытый  лоб и
короткие кучерявые  волосики. Очень  умен и  в меру  мудр. Всегда  прекрасно
владеет  ситуацией,  при  необходимости  смел,  жесток, нагл, ласков, весел,
грозен и прочее, в зависимости от  обстоятельств. Люди либо идут за ним,  не
задавая лишних  вопросов, либо  исчезают из  его жизни  раз и  навсегда. Что
такое  стеснительность,   он  просто   не  знает.   Настоящий  топ-менеджер,
по-старому  -  проходимец.  В  отличие  от  меня,  вечного  студика. Так что
мгновенное превращение пьянющего -  распьянющего Виталия обратно в  лощеного
успешного бизнесмена не вызвало у меня никакого удивления - это полностью  в
его стиле.
    Мне неожиданно  пришло в  голову, что  Виталий относится  к типу  людей,
которые мне не то  что никогда не нравились  - я их ненавидел.  Можно только
поражаться,  каким  образом  судьба  так  долго могла удерживать нас вместе,
ведь, скорее всего, эта ненависть была взаимной. Я ненавидел подобных  людей
за умение делать со мной все, что им захочется. Они называли мне  несуразную
цену в  магазинах -  и я  платил, осознавая  себя дураком  и лохом.  Взмахом
полосатой палочки они останавливали мою  машину на дороге, и я  откупался от
них немыслимыми суммами,  да еще униженно  благодарил за то,  что отпустили.
Они звонили мне  по вечерам и  сообщали, что ни  с того ни  с сего поставили
меня на счетчик, и я метался в поисках помощи, и опять платил. Потом  платил
оказавшим  помощь:  выяснялось,  что  они  тоже  из  этих.  Они  видели меня
насквозь, смеялись  надо мной  в лицо  и за  спиной, а  я, заплатив  за свое
малодушие, позорно  сбегал от  них, и  мучительно уговаривал  себя забыть  о
позоре,  -  следовало  жить  дальше.  Я  не жалел отданных денег, потому что
однажды  и  навсегда  объяснил  себе,  что  деньги  - единственное средство,
позволяющее мне жить в одном мире  вместе с этими людьми. Мне были  противны
собственное бессилие  и трусость,  и я  страшился знакомой  холодной пустоты
под  ложечкой,  а  больше  всего  -  знания  о неотвратимости встреч с этими
людьми в будущем.
    Я далеко не  глупец и не  безнадежный трус. Разумом  я понимаю, что  они
обыкновенные живые люди, и страхов у  них не меньше, а то и  побольше моего.
На самом деле это у меня с  ними так уж сложилось, а в других  ситуациях они
по сравнению со  мной же будут  выглядеть полным дерьмом.  Более того, я  не
один такой,  ведь именно  на нас,  трусах, делают  хорошие деньги  Сталлоне,
Шварценеггер,  Уиллис  и  Сигал.  Но  разум  пасует  перед  рефлексом, и при
очередной встрече с кем-нибудь из этих ребят все повторяется снова и снова.
    И вот мне  ни с того  ни с сего  подумалось, что Виталий  - тоже из них.
Просто раньше не  встречалось поводов на  меня давить -  я сам все,  что ему
нужно, делал. Поэтому  и дружим. А  случись что, так  он спокойно совьет  из
меня веревку и меня же на ней повесит. А может, это уже случилось, только  я
пока не догадываюсь. Или догадываюсь?
    Виталий вытолкнул изо рта аккуратное облачко дыма и тут же, сделав  губы
трубочкой, со  свистом втянул  его обратно  в легкие.  Рака легких  мой друг
тоже не боялся.
    Я,  почти   трезвый,  уселся   во  второе   кресло.  Юбилейный    вечер,
оказывается, имел продолжение.
    - Слушай, я тоже хочу камин  в кабинет. Хотя бы будет, где  бумаги жечь,
когда налоговики нагрянут, - сказал я, просто чтобы начать первым.
    - Приноси сюда, места хватит. Да и что там тебе жечь - все дела у  меня.
И вообще, спички детям не игрушка.
    - Сам ты дите.  Лучше пить научись -  всю крышу облевал. Скажи  спасибо,
что я тебя до туалета дотащил, а то бы ты сейчас как бомжара выглядел.
    - Да-а, спаситель. Вспомни лучше, сколько раз я тебя спасал. Так что  за
тобой еще должок, раз пятьдесят - не меньше.
    - Сорок  девять.   Один  я  сегодня  уже отработал. И вообще, я личность
творческая,  мне  расслабляться  нужно.  А  вот  чего  ты,  вобла   сушеная,
бизнесмен хренов, сегодня распустился, а?
    - Да черт его знает, как-то контроль потерял. Пять лет все-таки.  Ну-ка,
скушай  таблеточку.   Полезная:  видишь,   как  мне   помогла.  Один   кореш
комитетский  подбросил.  Мозги  как  пылесосом  чистит, - Виталий выложил на
каминный столик розовую капсулку.
    - А  зачем  мне  мозги  чистить?   Они  у меня чистые. Я вот Инку сейчас
попрошу кофейку сбацать,- и домой, баиньки.
    - Ты  времени-то  знаешь  сколько,  алик?   Инка твоя дома давно, "Санту
Барбару" смотрит. Жри пилюлю, разговор есть.
    - Какой разговор с тобой, пьяным?
    - Да  это  ты  пьяный,  а   сейчас  будешь  трезвый,  - Виталий раздавил
сигарету в пепельнице, встал, налил  стакан минералки, сунул мне его  в одну
руку, в другую -  волшебную капсулку, и стоял  над душой до тех  пор, пока я
все это не проглотил. Кроме стакана, конечно.
    Гадость подействовала мгновенно и  ошеломляюще. Словно кто-то врезал  по
лбу мягкой резиновой кувалдой, и мозги, сидевшие набекрень, разом встали  на
место. Вселенная прекратила тошнотворное вращательное движение. Мелькнули  и
скрылись в  быстро тающем  тумане пара-тройка  гениальных идей  и штук  пять
светлых  мыслей.  Одну,  последнюю,  даже  удалось ухватить: "Почему полиция
всех стран  до сих  пор вооружена  огнестрельным оружием?  Неужели нельзя  в
конце второго тысячелетия придумать  что-нибудь такое, столь же  эффективное
по останавливающему действию,  но не смертоносное?  Наверняка можно, да  вот
только  никому  это  не  надо.  От  добра  добра не ищут. Вот и гибнут люди,
преступники и невинные, от пуль правоохранителей."

Глава 2. Философия у камина

    - Ну? - Виталий выглядел так, будто  он сам изобрел эту капсулку, и я  -
первый испытуемый.
    - Колоссально. И это при том,  что право на жизнь - первое,  и, пожалуй,
единственное бесспорное право.
    - Чего?
    - Да так, ничего. Слушай, вот это таблеточки! Отсыпешь?
    - Ща, подставляй ведро. Ты знаешь  хоть, сколько они стоят? Это тебе  не
антиполицай китайский. И  потом, переберешь их  - считай, крышка.  Героин по
сравнению с ними - детская присыпка.
    - Ладно-ладно.  Так ради  какого же  разговора ты  испортил мне праздник
своей паршивой химией?
    Виталий достал  из пачки  новую сигарету.  Закурил. Опустился  в кресло.
Еще раз проделал свой фокус с глотанием дыма. Посидел молча, глядя в  огонь.
Достал из пиджачного  кармана мобильник, выключил.  Скосил взгляд на  меня -
проконтролировать эффект от всех этих манипуляций.
    Я  ждал.  Снова  где-то  на  задворках  сознания рябью по воде пробежало
тоскливое предчувствие.
    - Прошлой ночью я долго не мог заснуть, - наконец, начал он издалека  и,
на мой взгляд, слегка  перебрав с пафосом. -  Все вспоминал, как мы  с тобой
начинали.  Помнишь,  все  тогда  торговлей  занимались,  купи-продай,  да на
биржах и в банках деньги из воздуха  ковали. А мы на всех наплевали и  пошли
в информационные технологии. Таких  умников, конечно, тогда тоже  хватало, -
НИИ загибались  один за  другим, а  инженеры толком  делать ничего не умеют,
вот  и  пытались  информацией  торговать.  Думали,  дураки,  бабки на халяву
рубить. Информация, дескать, сущность эфирная, хлеба почти не просит, а  вот
мы ее  из эфира  своим интеллектом  отловим, да  и продадим втридорога тупым
жирным котам, которые без нас  не знают, куда свои миллионы  пристроить. Ха!
Где они сейчас все, умники.  В Лужниках китайскими шмотками торгуют,  кто не
спился.
    - Слушай, Виталь, ты  мне это так рассказываешь,  как будто я из  Штатов
на экскурсию приехал. Не забывай, я у тебя тогда под правым боком ошивался.
    - Да не тебе. Я это себе рассказываю. Знаешь, за все эти годы как-то  не
случалось  остановиться,  оглядеться.  А  сегодня  как  раз  и повод есть, и
возможность.
    - Ты что, итоги решил подводить?  Не рано? Учти, ты еще молодой,  пенсию
не дадут.  Впрочем, валяй  дальше. Светлых  слез не  обещаю, но сочувственно
послушаю.
    - Послушай-послушай. Только  ты мне не  как слушатель нужен.  Дело есть,
но  о  нем  потом.  Итак,  на  чем  мы  остановились? Значит, народ в бизнес
кинулся. Мы  с тобой  тогда как  раз из  "Виктории" вовремя выскочили, перед
тем, как Пал Палыч отправился в страну счастливой охоты.
    Виталий  никогда  не  считался  занудой.  А  сейчас  он  вел  себя,  как
обыкновенный зануда - рассказывал мне то, что я и так знал не хуже него.  И,
видать по всему,  останавливаться не собирался.  Я человек вежливый.  Я умею
разговаривать с занудами. Это очень просто. Главное в этом деле -  правильно
трясти  головой.  Удачно  подобранные  параметры  тряски  способны в течение
нескольких часов поддерживать  зануду в режиме  оживленного общения, а  если
вы вдобавок  владеете искусством  согласного угуканья,  то вам гарантировано
вечное признание как наилучшему в жизни зануды собеседнику.
    Я не стал терзаться предположениями о причинах нашей беседы -  доберется
до  нынешних  времен,  сам  скажет.  Мысленно пробежался по мозгам, выключил
лишние электроприборы и приступил к трясению головой.
    А Виталий разошелся не на шутку.  Уж не знаю, за прошлую бессонную  ночь
он нафилософствовал,  или все  эти годы  втихаря докторскую  про нашу  Крышу
кропал, но  на основе  частного успеха  одной маленькой  фирмы он  умудрился
скроить какую-то махровейшую вселенских масштабов теорию.
    - Зачем человечеству Россия? - вопрошал он меня спустя некоторое  время,
стряхивая  пепел  мимо  пепельницы.  -  Зачем  человечеству понадобился этот
варварский народ десять  веков назад? Зачем  ему сейчас, в  конце двадцатого
века, народ, так и не научившийся за тысячу лет решать свои проблемы?
    Я  не  знал,  поэтому  согласно  угукнул  и  пару  раз  тряхнул головой.
Воодушевленный моей поддержкой, Виталий не стал долго скрывать истину:
    - А  затем,  что  мы   -  единственная   на  сегодняшний  день   надежда
человечества   на   выживание!   -   его   восторженный   взгляд    требовал
безоговорочного одобрения и дальнейших  расспросов. Я не стал  томить, снова
мотнул головой и придал лицу выражение озадаченности.
    - Мы  - интеллектуальный  резервуар человечества,  - пояснил  Виталий. -
Россия  хранит  в  себе  заготовки  решений  всех  интеллектуальных проблем,
которые вставали  и еще  встанут перед  людьми. Именно  заготовки, ибо  сами
воспользоваться ими мы  не способны. Их  в нужное время,  когда человечество
очередной  раз  упирается  своим  рылом  в  угрозу конца света, крадут у нас
всякие мириканы - китайцы, реализуют, а потом объедки бросают нам, чтобы  мы
не загнулись  и оказались  готовы выдать  новое решение  к очередному сроку.
Тебе нужны доказательства?
    Естественно, я  потребовал доказательств,  по-собачьи склонив  голову на
бок и преданно глядя в глаза философу.
    - Изволь. Вспомни, например, Великий кризис тридцатых годов.
    - Это который? Это когда я в командировку во Владимир ездил?
    - Дурак. Я  серьезно. Ведь посмотри,  что получилось. К  тридцатым годам
этого  века  человечество  попало  в  безвыходную,  казалось, ситуацию. Были
разработаны и запущены невиданные по эффективности способы производства -  я
имею в виду,  в частности, фордовскую  потогонную систему. Из  человеческого
организма до капли выжали все, чтобы получить максимальный выход  продукции.
А результат? Кризис, нищета, голод миллионов, разруха. Почему? Потому что  к
этому  моменту  человечество  достигло  такого  этапа  своей эволюции, когда
физические  возможности   человеческого  организма   больше  уже   не  могли
обеспечить выросшие  потребности расплодившегося  вида гомо  сапиенс. Но  мы
выкарабкались. Любой другой вид животных тут бы и загнулся, по крайней  мере
деградировал, уменьшив численность популяции  до нормы, потому что  у других
животных  резервов  выживания,  кроме  предоставленных  собственным   телом,
больше нет. А у нас  резервы нашлись, но резервы принципиально  иные, нежели
сила мышц...
    То ли нежданный виталин задор напомнил мне славные времена  загнивающего
социализма,  когда  подобные  бесплодные  философствования  потрясали   нашу
студенческую общагу, то ли виталины сентенции о конце света состыковались  в
моей  голове  с  моими  собственными  заботами  о спайдере, лопатящем сейчас
Интернет, но во мне вместе с интересом стал просыпаться забытый, было  дело,
и даже одно время проклятый старый полемист:
    - Стой - стой - стой. Я  понимаю, философ драный, что ты сейчас о  наших
мозгах заговоришь. Но давай-ка по порядку. С чего это ты взял, что именно  к
тридцатым годам бедному человечеству так припекло? А что, до этого все  было
в порядке - копали лопатой, ни о  чем не задумываясь, и ели от пуза,  потому
что никто кусок изо рта не вырывал? Так я тебе скажу, что это не так.
    - Естественно  не  так,   Илюшенька,  умница  ты  наш. Поясняю. Согласно
философии марксизьма - ленинизьма, которую основоположники содрали у  одного
диалектического  идеалиста,  а  мы  потом  перед  экзаменами  сдирали друг у
друга, прогресс спиралеобразен. Давай не будем ниспровергать авторитетов.  Я
также надеюсь, что ты, как  всякий истинный православный россиянин с  высшим
инженерным  образованием,  не  принимаешь  всерьез  сказочку  о  семи   днях
творения,  потому  что  в  ней  про  спирали  ничего  не  говорится. Короче,
прогресс спиралеобразен - и это  печка, от которой будем танцевать.  Если ты
захочешь обсуждать  спиралеобразность прогресса,  я дам  тебе в  морду, и на
этом закончим.
    - Не-не, я полностью с вами  согласен, коллега. Пусть это будет нашим  с
вами постулатом.
    Наверное, будь  у нас  зрители, они  сочли бы  нас за  идиотов. Сидят  в
шикарном офисе поздним  вечером в пятницу  два здоровенных, трезвых,  отнюдь
не бедных мужика, и  несут псевдофилософскую бредятину, достойную  разве что
нищих студентов первой половины восьмидесятых.
    - Так  вот,- продолжил  Виталий,- применительно  к рассматриваемой теме,
спиралеобразность  прогресса  означает,   что  несчастное  человечество   на
протяжении всей  своей истории  время от  времени сталкивается  с кризисами.
Кризисы  эти  объясняются  исчерпанием  неких  очередных  ресурсов,   нужных
человечеству  для  выживания.  Началось  это  давно. Когда-то наши волосатые
пращуры   довольствовались   поеданием   нежных,   хрустящих   и  брызгающих
прохладным белым соком жучков-древоточцев,  например. А также ловили  руками
теплых  мышек,  отрывали   им  головки  с   черными  глазками-бусинками,   и
высасывали из мохнатых телец теплые  кишочки. И такая от этой  здоровой пищи
в  них  мужская  сила  образовывалась,  что  плодились  они  и  размножались
беспрепятственно. До тех пор,  пока заселенные жучками и  мышками территории
не оказались тесными для расплодившихся гомо.
    - И тогда прилетел черный  обелиск, шарахнул по голове одного  из наших,
и  дал  старт  прогрессу,  результатом  которого  стали два идиота, тратящих
уик-энд на бессмысленный треп, - вставил я.
    - Это по  версии Кларка-Кубрика. А  на самом деле  наши волосатые предки
без  всякой  помощи  извне  столкнулись  с проблемой исчерпания возможностей
простого собирательства. Как мы  теперь знаем, они решили  проблему, перейдя
на собирательство с помощью примитивных орудий, на что способны и  нынешние,
гораздо более  тупые обезьяны.  Потом не  стало хватать  и еды, добываемой с
помощью  палок-копалок.  Но  к  тому  времени  активность  вооруженных   рук
усовершенствовала  мозг  настолько,  что  он  оказался  способен  обнаружить
явление  увеличения  силы  удара  палкой  по  черепу,  скажем,  антилопы, по
сравнению с ударом кулаком. И это - уже следующий виток спирали,  называемый
охотой. Давай не станем  терять времени на прослеживание  многих последующих
витков. Все они связаны с тем, что в какой-то, отнюдь не прекрасный  момент,
человечество   обнаруживало,   что    привычных   физических    возможностей
человеческого организма,  даже с  учетом разных  приспособлений -  каменного
топора, огня, бороны  - суковатки и  так далее, более  не хватает. Поскольку
сам  организм  усовершенствованию  не  поддавался,  всякий  раз  приходилось
совершенствовать  приспособления.  Так  и  шло  дело, пока не наступили наши
благословенные времена.
    Что-то проскакивало  в умопостроениях  Виталия такое,  что не  позволяло
мне просто так отмахнуться от них, как я собирался поступить первоначально.
    - И чем же наши времена  провинились перед всеми остальными, что на  них
пришелся кризис невиданных, по твоему, как я понял, мнению, размеров?
    - А вот  чем. Все эти  сотни тысяч лет  преодоление кризисов, как  я уже
сказал, обеспечивалось все  новыми и новыми  усовершенствованиями физических
возможностей  человеческого  организма.  Всякие  палки  -  колеса  - ткацкие
станки  и  прочая.  Мозг  в  этом  процессе  выполнял  вспомогательную роль,
помогал рукам  трудиться, создавал  все новые  орудия труда  и управлял ими.
Сам  мозг  не  требовал  никаких  усовершенствований,  поскольку,  благодаря
эволюции, физиологически давно уже  был гораздо мощнее, чем  требовалось для
производства. В  этом нет  ничего удивительного,  ведь человеческая  жизнь -
много более  сложная штука,  чем просто  производство продуктов потребления.
Какая-то, очень  небольшая, часть  мозга требуется  для производства,  а все
остальное  нужно  просто  для  того,  чтобы  жить.  Представь  себе,   какие
вычислительные мощности используются,  чтобы элементарно попасть  кирпичом в
окно. Так  что по  мере усложнения  производства мозг  в течение тысячелетий
без   проблем   выделял   дополнительные   интеллектуальные   ресурсы    для
сопровождения прогресса  орудий труда.  Однако все  хорошее рано  или поздно
кончается. Кончилась  и лафа  для мозга,  и попал  этот печальный момент как
раз на наш с тобой двадцатый век. Гордись.
    - Ну ты, Виталя, мыслитель. Допустим, мне твои выкладки нравятся.  Более
того, они, не знаю каким образом, но удивительно хорошо сопрягаются с  моими
собственными идеями. Однако есть ли  тут выход на профиль Крыши?  Сейчас вот
ты мне свои идеи выложишь, а смогу ли я в понедельник там, или через  месяц,
сформулировать задачу аналитикам? Ну,  давай гони дальше. Так  почему именно
двадцатый век?
    - Ну, почему двадцатый, в смысле  номера, не знаю, у Бога спроси.  А так
вполне понятно. Представь себе график. Экспонента описывает прогресс  орудий
труда.  Горизонтальная  прямая  -  это  характеристика эффективности системы
мозг-тело. В  начале двадцатого  века эти  линии пересеклись.  Все, амба.  С
этого момента для управления  орудиями труда требуются такие  информационные
потоки,  которые  либо  мозг  не  может  обеспечить,  либо  тело не способно
транслировать  между  мозгом  и   орудием.  Реально,  конечно,  никто   этой
катастрофы  не  заметил,  потому  что  все  занимались  борьбой с неожиданно
разразившимся   глобальным   экономическим    кризисом.   И   не    понимало
человечество,  что  кризис-то  вызван  не  каким-то  там случайным стечением
обстоятельств, а это  кризис системный, коренной,  ставящий под вопрос  саму
способность  выживания  человека.  Ибо   причиной  его  является   угнетение
прогресса орудий  труда, без  которого род  человеческий давно  уже жить  не
способен. И  если бы  решения проблемы  не нашлось,  голод и эпидемии быстро
привели  бы  численность  царей  природы  к  норме,  обусловленной  наличным
поголовьем жуков-древоточцев и мышек. Ну, может, еще крыс.
    - Виталь, запугал, у меня аж  мурашки по коже побежали. Дай хоть  в окно
посмотрю, может,  мы действительно  выхода не  нашли, и  вся моя  предыдущая
цивилизованная жизнь - только сон.
    Я  и  в  самом  деле  подошел  к  окну. За окном шелестел мокрый поздний
московский вечер. Ливень  сменился мелким теплым  дождиком. Гроза давно  уже
кончилась.  Окна  виталиного  кабинета  выходили  на  перекресток двух улиц,
оживленных   праздной   суетой   пятницы.   Светофоры   внизу    разноцветно
перемигивались со своими отражениями в лужах. Повинуясь им, стадо  глазастых
автомобилей  то  обреченно  сбивалось  в  кучу,  то вытягивалось в отчаянном
броске  через  пустое  асфальтовое   пространство.  По  тротуарам   толклись
зонтики,  переползая  от  одного  сверкающего  неоном  торгового заведения к
другому.  Под  навесом  ресторанчика  в  скверике на противоположной стороне
улицы столы не пустовали.
    Подошел, зажигая очередную сигарету, Виталий. Ему не хотелось  отпускать
меня слишком далеко, его несло, ему требовалось выложиться до конца:
    - Как  видишь,  выход  нашелся.   Естественно,  никто  тогда  не сидел и
специально  не  думал,  как  бы  это  усовершенствовать систему мозг - тело.
Каждый  индивидуум   решал  свою   конкретную,  важную   только  для   него,
обыкновенную  жизненную  задачу.  Но  все  вместе  усилия  отдельных  людей,
диалектически сложившись, позволили найти  выход и спастись. Как  бывало уже
много раз до  того, и будет  еще много раз  после. И как  ты думаешь, где же
нашелся выход?
    - Да ты уже сказал, - само собой, в России.
    Виталий не собирался воспринимать иронию:
    - Именно!  Правда,  не  в  России,  а  в  Советском  Союзе,  но в данном
контексте это безразлично.  А дело было  вот как. Ты,  естественно, помнишь,
что в то  самое время, когда  загнивший империализм, то  бишь весь остальной
мир,  бился  в  конвульсиях  Великого  кризиса, Советский Союз творил чудеса
индустриализации,  коллективизации   и  тому   подобные.  Строились   всякие
магнитки, танцевала  Уланова, осоавиахимы  готовили ворошиловских  стрелков.
Какие  искусственные  моря  заливали,   какие  парады  на  Красной   площади
устраивали! И это все при том, что работала гигантская репрессивная  машина.
Полстраны сидело  в лагерях,  да не  худшие люди,  а остальные  полстраны их
охраняло. Скажешь, работали  хорошо, потому что  боялись сесть? Не  скажешь,
потому что  знаешь, что  это не  так. Работали  хорошо, с  душой, потому что
было, ради  чего работать  - коммунизм  строили для  себя и  для детей. Даже
зэки, и те ради  любимой Родины будь-здоров вкалывали.  Попробуй-ка нынешних
заставь! И никакой системный кризис не влиял. Не удивительно, что  остальной
задыхающийся  мир  стал  в  затылке  чесать  - что это за волшебное средство
такое  у  русских  имеется.  Так  вот,  средство  это  оказалось,  с   наших
сегодняшних  позиций,   удивительно  простым   и  даже   очевидным.   Личная
заинтересованность конкретного индивидуума в существовании системы в  целом.
Каждый житель  великой Советской  страны печенкой  понимал, что единственный
доступный ему способ достичь желанного для всякого человека счастья - это  в
рамках  системы  как  можно  быстрее  построить  коммунизм. Что бы это самое
"счастье" для данного  индивидуума ни означало.  Любые отступления от  этого
способа  быстро  и  неумолимо  ведут,  сами  понимаете,  к  несчастью. Таким
образом, Советский Союз стал первым тоталитарным государством нового типа  -
его подданные оказались лично в нем заинтересованы.
    - А  что, разве  до тех  пор не  существовало таких  государств? Люди не
заботились о системах, в которых они живут? А Штаты? А в Европе?
    - Конечно, нет! Существовавшие  к тому времени государства  либерального
типа  давали  человеку  личную  свободу,  и  в  рамках  этой  свободы он сам
заботился о себе. Банкир лелеял свой банк, скотовод - своих быков,  золотарь
- свои  выгребные ямы,  политик -  свои интриги.  Каждый знал,  что если  он
будет работать хорошо,  то при удачном  стечении обстоятельств он  достигнет
счастья.  Личные  усилия  всех  складывались  и  обеспечивали  существование
сообщества.   В   автократических   же   государствах   все   еще   проще  -
жизнеспособность  системы  в  целом  поддерживалась  простым  насилием   над
подданными. То  есть, и  в либеральных,  и в  автократических системах людей
заботило  личное  выживание,  а  отнюдь  не  выживание  системы,  элементами
которой они  являлись. И  это срабатывало  много веков  подряд, до  тех пор,
пока не случился  Великий кризис, пока  не пересеклись экспонента  и прямая.
Путь сквозь  Великий кризис  к новой  жизни показало  государство, в котором
люди оказались лично заинтересованы в процветании системы - Советский Союз.
    Налюбовавшись ночной жизнью,  мы вернулись к  камину. Виталий достал  из
специального шкафчика и подбросил в огонь пару осиновых полешек.  Ровненьких
и  аккуратных,  словно  штампованных.  Выписанных из Финляндии исключительно
ради  ублажения   представителя  новой   российской  элиты.   Сделал  паузу,
подготавливая  меня  к  посвящению  в  главную  истину. У Карнеги нахватался
приемчиков, не иначе. Продолжил:
    - Умные государства уловили идею мгновенно, а глупые, получив щелчок  по
лбу -  через пять  минут. В  исторических масштабах,  естественно. Если уж в
дикой  России,  подумали  эти  государства,  где  медведи  по улицам бродят,
достаточно не  то что  от имени  системы дать  человеку счастье, нет, просто
пообещать ему счастье в будущем, в виде какого-то мифического коммунизма,  и
он стал  готов в  лепешку размазаться,  лишь бы  это система  процветала, то
почему  у  нас,  у  которых  вековые  либеральные  традиции, не раздать этим
болванам от нашего имени по маленькому кусочку счастья уже сейчас?  Соблюдай
закон, плати налоги,  будь лояльным, -  вот твои приоритеты  - и у  тебя уже
сегодня будет дом, еда, спокойствие,  отдых, счастье, жена, дети, жизнь.  Ты
получишь это  все не  потому, что  много и  тяжело работаешь,  как раньше, а
потому,  что  работаешь  в  рамках  Системы,  и  по  правилам, установленным
Системой. Береги Систему, лелей  ее, лично заботься о  ней - и у  тебя будет
все о'кей.
    - Конгениально!   Только  отчего  же  мы,  первооткрыватели,  в  итоге в
заднице оказались, все вместе и лично каждый в отдельности?
    - А от  того, что наша  личная цель -  завтрашний коммунизм -  оказалась
липой,  обманкой.  А  вот  их  личная  цель  - сегодняшняя жратва - куда как
реальней, и как нельзя лучше соответствует требованиям выживаемости особи  в
интересах выживаемости  вида. Не  забывай, мы  - интеллектуальный  резерв, в
смысле те самые дураки, на чьих ошибках учатся умные.
    - Все  понятно, начальник.  Кроме одного:  каким боком  твои рассуждения
чешутся о проблему преодоления описанного тобой жуткого системного  кризиса?
Что,  от  хорошей  еды  и  купания  в  личном  бассейне  мозги  стали  лучше
соображать,  чем  природой  определено,  или  руки-ноги  быстрее  двигаться?
Прямая изогнулась и тоже стала экспонентой?
    - Смотри-ка, молодец, не  спишь. Не стала. Дело  в том, что этот  график
больше не работает, можешь о нем  забыть. И экспонента уже не экспонента,  и
прямая уже не  прямая. Человек, заинтересованный  в выживании и  процветании
системы,  элементом  которой  он  является,  включил  в процесс производства
кое-что,  раньше  приберегаемое  для  внутреннего  употребления, графиком не
описываемое. Что требовалось иметь человеку до кризиса, чтобы пахать  землю?
Плуг,  руки,  управляющие   плугом,  и  голову,   управляющую  руками.   Что
требовалось,  чтобы  владеть  банком?  Деньги,  руки,  чтобы  их  считать, и
голову, чтобы  считать деньги  лучше, чем  другие банкиры.  А что  требуется
теперь? Все то же  самое, плюс - самое  главное - твоя личность  со всеми ее
составляющими - интеллектом,  интуицией, эмоциями, пороками,  достоинствами,
привычками. Потому  что именно  как личность  ты вписан  в Систему.  Ни твой
мозг, в  смысле разум,  ни твои  руки, в  смысле физические  возможности, не
главные здесь. Главенствует,  повторяю, твоя многогранная  личность, которая
верит,  что  Система  принесет  тебе  счастье.  Это  и  ужасно, и прекрасно.
Прекрасно потому, что налицо  процесс интеграции человеческого рода.  Ин год
ви траст, так сказать,  в смысле давайте жить  вместе - так веселее.  Ужасно
же  потому,  что  это  -  новая  форма  тоталитаризма, рабства личности. Его
атрибуты - попса, мыльные оперы,  вонючая желтая пресса, наркотики и  всякое
другое  служащее  для  обработки  личности  дерьмо,  от  которого   здоровая
свободная личность бежит куда глаза глядят, - как правило, в попсу,  мыльные
оперы,  вонючую  желтую  прессу  и  наркотики.  Короче. Планета Земля отныне
заселена не людьми. Она заселена  Системами, в которые объединились люди.  В
развитых  странах  формирование  этих   систем  завершено.  Остальные   либо
подтягиваются к развитым, формируя при их гласной или негласной помощи  свои
Системы, либо брошены за ненадобностью и обречены на разложение.
    - Позволь,  Виталя, сделать  замечание. Все,  что ты  говорил до  этого,
вызывало  гораздо  большее  доверие,  чем  этот  последний  пассаж.   Как-то
жиденько  выглядит  твоя  великая  истина.  Давай-ка  вернемся  от Системы к
конкретному  токарю  -  одностаночнику.  По-твоему  что  же,  некая прилично
пропитая  нематериальная  субстанция,  которую  ты  называешь его личностью,
представляет   собой   такую    жуткую   производительную   силу,    которая
экспоненциальнее самой экспоненты прогресса орудий труда?
    - Нет,  ты,  Илья,  все-таки  спишь.   Я  же  сказал:  график  больше не
работает.  Его  больше  нет.  Потому  что  первое,  чем  занялась  Личность,
озабоченная выживанием Системы, - это как раз расшивкой проблемы  системного
кризиса.  Срочно  требовалось  что-то  сделать  с  информационным трафиком в
связке мозг - тело -  орудие труда, превысившим пропускную способность  этой
связки.  И  нелинейная  личность  нашла  способ,  который никогда не смог бы
найти  голый  линейный  разум.  Она  стала  постепенно,  по мере технической
возможности, делегировать свои функции орудию труда.
    - Компьютеры! - восторженно заорал я, откровенно переигрывая.
    - Ну, не только.  В узком смысле -  сегодня, конечно, в первую  очередь,
они. Но не забывай,  что процесс пошел в  тридцатых, когда о компьютерах  ни
сном, ни духом. Компьютер  - это очередной этап  процесса, не более того.  В
широком же смысле это означало, что человек стал доверять орудиям труда  то,
что  ранее  считал  своей  исключительной  прерогативой  - принятие решений.
Благо, к  этому времени  подоспела соответствующая  технология. Подоспела не
случайно, конечно, а  потому, что в  мире, главной характеристикой  которого
является  прогресс,  ничто  случайно  не  происходит.  В этом мире во всякий
момент, требующий  решения проблемы,  оказывается, что  уже созрело  как раз
такое  количество  разнообразных  обстоятельств,  чтобы эта проблема успешно
разрешилась.  Так  и  в  нашем  случае.  Зачатки  автоматизации существовали
давным-давно. Хоть бы  взять, например, аварийный  клапан на паровом  котле.
Но существовали  они как  непринципиальные, вспомогательные  элементы орудий
труда. И  только когда  возникла истинная  нужда, автоматизация  буквально в
течение нескольких лет стала  неотъемлемой частью технологии. Это  то самое,
что  наши  философы  попытались  обозвать  научно-технической революцией, не
очень понимая, с чего это вдруг она разразилась.
    Виталий замолчал.
    - Все? - спросил я, выдержав приличествующую паузу.
    - Все. Пока. - ответил  Виталий, неопределенно пожав плечами. Мне  вдруг
показалось, что,  выговорившись, он  неожиданно потерял  интерес к  диспуту,
который сам же и затеял.
    - Ну  тогда  разреши,   я  выпарю  воду,  -  не отпустил его я. Хотелось
выяснить, к чему  весь этот разговор.  Придется применить сарказм,  который,
как  известно,  действует  на  доморощенных  философов  лучше,  чем  стек на
скаковую лошадь.
    - Итак,  - сказал  я, хищно  хрустнув пальцами.  - Первое:  Россия - это
интеллектуальная навозная  куча, удобрение  для остального  населения Земли.
Второе: в тридцатых годах все мы чуть не влезли обратно на деревья.  Третье:
Бога  нет.  Сталин  -  спаситель  человечества.  Скоро  мы  все свои функции
поотдаем роботам. (Учти,  за секс и  выпивку я буду  драться до последнего.)
Россия и  дальше собирается  быть навозной  кучей, и  отсюда надо сваливать.
Жизнь  бесконечна.  Налоги  надо  платить.  В  Штатах тирания похуже Римской
империи времен Нерона. Пятнадцатое,  и самое главное: скоро  будут выпускать
молотки с микропроцессором. Вроде, все. За выходные я это набью на  бумажку,
и в  понедельник отдам  аналитикам в  отдел Карташова.  "Не зря теряли время
начальники," - скажут ребята.
    Как и предполагалось, Виталий больше всего обиделся за Россию:
    - Сам ты навозная  куча, - логично парировал  он. - Россия, повторяю,  -
это интеллектуальный  резерв человечества.  Как, например,  Европа -  резерв
интеллигентности.  Китай,  Япония,  Юго-Восточная  Азия - резерв трудолюбия.
Индия,  Тибет  -   резерв  духовности.  Штаты   -  резерв   самоуверенности.
Мусульманский  пояс  -  резерв  воинственности.  Латинская  Америка - резерв
жизнелюбия.  Африка  -  резерв  здоровья.  Черпая  из этих резервов в нужные
моменты, человечество справляется с возникающими на его пути проблемами.
    - Ну-ну, сдаюсь.  Убедил. Больше вопросов  не задаю. Подозреваю,  что на
все  мои  вопросы  ответы  ты  уже  заготовил.  Так все-таки, что же теперь?
Каково, так сказать, прикладное значение твоего гениального открытия?
    Виталий наконец-то  не стал  закуривать очередную  сигарету. В кабинете,
несмотря   на   вентиляцию,   дым   образовал   фантастическую  многослойную
структуру, подсвеченную сполохами огня из камина.
    - Выпить  хочешь? -  предложил он.  Как будто  это не  мы два часа назад
молодецки забавлялись в ротонде. - Виски, а?
    - Плохо не будет? Как твоя таблеточка к добавке относится?
    - Не  боись,  проверено,   -  Виталий  уже доставал из сейфа оперативный
резерв  -  кубообразный  графин  с  жидкостью,  цветом,  запахом  и   вкусом
напоминающей  нашу  деревенскую  настоянную  на  зверобое  самогонку, только
противнее и с привкусом пыли, и два такой же неудобной формы стакана.
    - Ну, мне все равно представительскую.
    Виталий плеснул нам обоим на донышко.
    - Прикладное значение, говоришь? - Виталий опустился в кресло и  улегся,
утонул в нем,  по-американски забросив ноги  на каминный столик.  Отхлебывая
пойло микроскопическими глотками, он уставился в огонь. Я ждал.
    - Я собираюсь  переделать Крышу, -  не отводя взгляда  от огня, наконец,
произнес он небрежным, а точнее, развязным тоном.
    Я ждал, брезгливо разглядывая пахучее содержимое стакана. Хотя по  всему
выходило,   что   сейчас   моя   очередь   говорить.   Во-первых,  я  должен
поинтересоваться, о какой крыше идет речь - о нашей фирме, с большой  буквы,
или  о  высококлассном  офисе,  в  который мы превратили некогда захолустный
мансардный  этаж  и  полкорпуса  почившего  в  бозе  оборонного предприятия.
Во-вторых,  я  должен  спросить,  почему  это вдруг Виталий употребил личное
местоимение первого  лица в  единственном числе,  ведь как-никак  я такой же
владелец фирмы, как  и он. В-третьих,  следует спросить, что  означает слово
"переделать".
    Я ждал, потому  что тон, которым  Виталий произнес свою  ключевую фразу,
плюс его  наглая поза,  плюс мое  знание его  характера, плюс  мои давние  и
сегодняшние предчувствия,  плюс разные  косвенные обстоятельства...  Короче,
мне не требовались  никакие дополнительные пояснения.  Я знал, что  он хочет
сказать, еще до  того, как он  открыл рот. Более  того, стало как-то  легче,
словно  разрядилось  давно  копившееся  напряжение.  Я вдруг понял, что ждал
этого момента истины уже  давно. Даже мечтал о  нем втайне от себя.  Бросить
все,  и  в  первую  очередь  эту  ежедневную, сушащую мозги деловую текучку,
заняться  всласть   своей  собственной   темой.  Но   сначала  мотануть    к
какому-нибудь океану, недельки на две, бессмысленно поваляться вверх  пузом.
Или просто в кино сходить, наконец,  как в детстве. Я в кино  лет пятнадцать
не ходил. Сейчас кинотеатры так  переоборудовали - закачаешься, это тебе  не
видешник крутить.  А уж  потом -  за компьютер.  Денег, слава  Богу, хватит.
Либо до  конца жизни,  либо до  конца света,  смотря что  раньше наступит. Я
холостяк,  без  вредных  привычек,  не  расточительный.  Раз  в  неделю,  по
субботам, с  утра, когда  народу мало,  буду ездить  в "Рамстор", запасаться
продуктами.  Прогулки  опять  же  каждое  утро,  моцион,  так сказать. А все
остальное время - за компьютером. Господи, какое это счастье!
    - Я собираюсь переделать Крышу,  - повторил Виталий, не дождавшись  моей
реакции.

Глава 3. Не переделанная Крыша,         какой я ее запомню

    Я с сожалением прервал поток грез. Следовало доиграть сцену.
    - Мы  же  только  полгода  как  отремонтировались,  кучу  денег вбухали.
Народу нравится, - что еще надо?
    - Ты  не понял,  - чувствовалось,  что Виталий  доволен предсказуемостью
моей реакции.  - Я  хочу переделать  фирму. Сменить  профиль. Уйти  в другой
бизнес. Теперь понятно?
    - А-а-а,  вот ты  про что,  - я  добавил в  голос немного холодка. - Это
интересно, особенно  в свете  предыдущего разговора.  И во  что же ты хочешь
превратить Крышу - в дискуссионный клуб?  И потом, что значит это твое  "я"?
А я?
    - Извини,  Илюха,  я  неудачно  выразился,  -  голос  Виталия  мгновенно
потерял  развязность.  -  Я  хотел  сказать,  что  у  меня  есть предложение
переделать  Крышу.  Ты  же  знаешь,  последние  месяцы  дела идут уже не так
здорово, как раньше. Клиентура  поумнела, конкуренция растет. Период  дикого
рынка  закончился.  Сейчас  даже  в  самой  дохлой банде своя информационная
служба такая, что наша Крыша им на дух не нужна. Я не говорю уже о банках  и
биржевиках, а ведь  они составляют наш  основной доход. Пока  на делах фирмы
ситуация  отражается  не  очень  заметно,  но  я  уверен, что если мы сейчас
ничего не предпримем, через год что-либо делать будет поздно, а через два  -
Крыши не  станет. И  нас вместе  с ней.  Ты не  знаешь людей,  от которых мы
зависим, а я знаю.
    - Я  понял, понял.  Согласен. Так  какие же  у тебя  идеи насчет  нового
профиля?  Выкладывай, я готов обсуждать.
    Я действительно  приготовился обсуждать.  Разом забыл  все свои  мечты о
покое  и  воле.  На  горизонте  появилась  проблема, - и привычно включились
рабочие механизмы. Все равно как  старая лошадь, почувствовав на шее  хомут,
начинает перебирать ногами.
    Виталий, словно это не он только  что мне хамил, с жаром начал  излагать
свою концепцию. С одной стороны, он нес полный бред. С другой, если  принять
во  внимание  предыдущий  бред,  получалось,  что  мы  в  будущем  сможем  в
финансовом смысле стать тем, чем сейчас является Гейтс с его Майкрософтом.
    По его выходило, что надо качать деньги из интеллектуального  потенциала
России. Не  ждать, пока  человечество, столкнувшись  с очередной  проблемой,
обратится к России, типа, а  ну-ка, мать, поднапрягись, выдай-ка решение.  А
наоборот,  с  помощью  того  же  потенциала  прогнозировать или моделировать
проблему,  затем  формулировать  ее  решение.  И  если  раньше  для этого не
имелось  никакой   технической  возможности,   то  теперь,   с  повсеместным
распространением  Интернета,   такая  возможность   появилась.  С    помощью
Интернета,  дескать,  можно  собирать,  обрабатывать,  систематизировать   и
анализировать осознанные  и, самое  главное, неосознанные  желания, мнения и
движения душ  миллионов людей.  Незаметно для  населения ставить  социальные
эксперименты.   И,   наконец,   создать   распределенный   интеллект,    или
использовать  его,   если  он   уже  образовался   в  Сети   сам  по   себе.
Распределенный  интеллект  позволит  нам  решать  силами сетевого сообщества
интеллектуальные задачи, причем каждый в отдельности пользователь  Интернет,
включаясь, работая в  сети, получая доступ  к серверам, выключаясь,  даже не
будет подозревать, что  он участвует в  решении каких-то посторонних  задач.
Само собой, в  качестве базы для  проведения работ надо  использовать именно
русскую часть  Интернета, так  как мы  выяснили раньше,  что именно в России
сосредоточен  интеллектуальный   ресурс  человечества.   Включение  в   базу
иноязычных членов сетевого сообщества не даст ничего, кроме  статистического
шума. И так далее в том же духе.
    Слушая Виталия, я обдумывал странную ситуацию, в которой оказался.  Если
в начале  разговора я  чуть ли  не радостно  удивлялся, насколько близки его
идеи  моим,  то  теперь,  когда   он  практически  цитировал  мои   записки,
хранящиеся  в  зашифрованном  виде  на  моем  домашнем  компьютере,  я ломал
голову, что все это  значит. Чудес на свете  не бывает. Значит, мои  записки
он  действительно  читал.  Как  -  вопрос  второй. Ну, допустим, вмурована в
потолок, или  еще как-нибудь  спрятана видеокамера,  которая отслеживает все
мои манипуляции при входе в систему, в том числе ввод паролей с  клавиатуры.
Или, еще  проще, в  саму клавиатуру  встроен жучок.  Ты давно  разбирал свою
клавиатуру, дружок? Короче, способов миллион. Проникнуть в квартиру тоже  не
проблема. Думаю,  что всегда  сопровождавшие Виталия  слухи о  его не только
дружеских связях  с комитетскими  ребятами, не  так уж  далеки от  истины. А
комитетские ребята умеют проникать в квартиры. Все это - несложная  техника.
Скорее  всего,  он  сам   даже  не  лазил  ко   мне,  ему  просто   принесли
расшифрованные материалы.  Важно другое:  зачем он  устроил весь сегодняшний
спектакль?  Таблетками  кормил,  о  вечных  истинах  философствовал. Неужели
нельзя просто сказать: так и так,  Илюха, извини, я тут поковырялся в  твоих
записках, есть такое-то мнение. Ты молодец, зря скрывал такие  замечательные
идеи. Или не  травить мне душу,  просто помалкивать. Нет,  помалкивать он не
мог, раз захотел положить  мои идеи в основу  новой Крыши. Ну так  сказал бы
открыто,  блин.  А  раз  не  сказал,  значит,  играет в какую-то игру. А что
делать мне?  Спросить в  лоб? Тоже  включиться в  игру, обсуждать с Виталием
мои идеи, как будто они исходят от него?
    Виталий между  тем завершал  изложение своих  - моих  идей экономическим
обоснованием. Затраты, по его мнению, минимальны - вся необходимая  техника,
персонал,  материальные  и  финансовые  ресурсы  у  нас в наличии. Потерь от
свертывания старого  бизнеса не  предвидится -  отпочкуем дочернюю  фирму во
главе, допустим,  с тем  же Гельфандом,  пусть дотянет  до конца действующие
договоры, а потом схлопнется. Минимальный объем заказов на первое время  уже
имеется,  Виталий  с  кем  надо  переговорил. Потом, когда мы монополизируем
распределенный  интеллект,  жирные  коты  поползут  к  нам  на четвереньках,
подталкивая мохнатыми лбами тележки со  своими грязными баксами. Да что  там
коты! Государства будут стоять  в очереди за советом  новоявленного оракула!
Ибо   в   двадцать   первом   веке   информация   станет  главным  средством
производства, а интеллект - главной производительной силой.
    Деловая  часть  концепции,  естественно,  чистая  виталина   отсебятина.
Творчески,  так  сказать,  подошел  к  осмыслению  моих  идей. Я на такое не
способен -  нет деловой  хватки. Да,  честно говоря,  и не  верю в  какие-то
особые коммерческие перспективы  этих идей. Монополизировать  распределенный
интеллект? Чепуха.  Шила в  мешке не  утаишь, а  ведь работа  с РИ  - вопрос
технологии,   которая   очень   просто   крадется   или   не   менее  просто
разрабатывается, если  известна базовая  концепция. Сам  же по  себе РИ,  по
определению,  никаких  монопольных  свойств   не  имеет.  И  потом,   какова
практическая ценность результатов его работы? Кто заплатит живые денежки  за
ценный совет, ценность которого станет очевидной только в будущем? Ну  разве
что спецслужбы.  Стоп. Естественно,  спецслужбы. Они  и есть  тот самый "кто
надо",  с  кем  уже  переговорил  Виталий.  Это  именно  в их духе - платить
бешеные  бабки  всяким  проходимцам  -  ясновидцам,  благо  денежки не своим
трудом заработаны. Ну и все-таки, как же мне себя сейчас вести?
    - Я тебя, Илья,  не тороплю, - подсказал  мне выход сам Виталий.  - Твое
мнение меня, конечно, интересует, но ты сейчас лучше промолчи. Информации  к
размышлению у  тебя достаточно,  подумай, а  на неделе  обсудим. Ты такой же
владелец Крыши, как и я, и без твоего согласия никакие реформы не  начнутся.
Если  согласишься  -  будем  работать.  Возможен и другой вариант: допустим,
тебе не нравятся мои идеи. Фирму в этом случае делить, конечно, не станем  -
собственное  дело  ты  не  потянешь.  Заплачу тебе приличные отступные, плюс
разумный  процент  с  будущих  доходов.  Расстанемся по-хорошему. Твои мозги
много значили для нас, но сейчас мы имеем все, чтобы жить самостоятельно.
    Я  смолчал  в  ответ  на  шокирующую  откровенность  негодяя, которого я
только что  считал почти  другом. И  не потому,  что не  имел, что ответить.
Меня выбрасывали,  как отслужившую  свой срок  вещь, предварительно  обрезав
пуговицы. Тут уж  сам ангел возмутился  бы, а я  далеко не ангел.  Я смолчал
потому,  что  в  голове  вдруг  возник  новый  вопрос,  от  которого мурашки
побежали  по  спине:  а  интересно,  как  давно  Виталий  знакомился с моими
материалами? Вернее,  когда последний  раз эти  ребята снимали  информацию с
моего  домашнего  оборудования?  Пока  что  разговор  крутился  вокруг  тем,
которые  интересовали  меня  как  минимум  полгода  назад. Но ведь с тех пор
распределенный интеллект  из голой  идеи превратился  в реальность!  В конце
концов,  сейчас  там,  в  моей  пустой  холостяцкой квартире, заканчивает, а
может,  уже  закончил  решать  свою  первую  настоящую  задачу первый в мире
клиент  РИ.  Мой  гениальный  спайдер,  которого  я  втайне писал по ночам и
выходным, лишая  себя сна  и отдыха,  крутится сейчас  на самом  мощном моем
компьютере и должен ответить на простой вопрос: когда наступит конец  света.
Не сказочное второе пришествие с  расселением душ по кущам и  сковородкам, а
конкретный  конец   жизни,  всеобщая   гибель  человечества,   погрязшего  в
собственном   неуправляемом   прогрессе,   захлебнувшегося   в   собственных
нечистотах.  Распределенный  интеллект  способен  решать  такие задачи, надо
лишь суметь  задать ему  этот вопрос.  Я сумел.  Это высшее  достижение моей
жизни, все,  что у  меня сегодня  есть. Неужели  эта сволочь  украла у  меня
последнее?
    - Ты знаешь, Виталь,  что-то мне нехорошо. Ты  в самом деле уверен,  что
твоя таблеточка без последствий?
    - Все нормально, Илья, не волнуйся. Давай-ка закончим на сегодня.  Пошли
я тебя до дому довезу, я Виктора не отпускал. По аппаратным пройдемся?
    - Пошли,  -  сказал  я.  Такая  у  нас традиция - перед уходом с  работы
пройтись по аппаратным, поговорить  с дежурной службой. Сегодня  нет никаких
причин от нее отказываться.
    Виталий поднялся,  включил верхний  свет, мгновенно  разрушив ночной уют
кабинета. Запахло табачищем и  перегаром. С удовольствием и  чистой совестью
потянулся,  убрал  в  сейф  графин  и  стаканы,  мой так и поставил вместе с
невыпитым виски. Сейф  тщательно запер и  опечатал. Я только  сейчас обратил
внимание, как  тщательно он  его запирает  и опечатывает.  Плюет на  круглую
латунную  печатку,  размазывает  слюну  пальцем,  с  кряхтением прикладывает
печатку к пластилину,  вглядывается в оттиск,  дергает ручку. Педант.  Как я
смог так долго работать вместе с этим человеком?
    Виталий позвонил  в охрану.  Через пару  минут в  кабинет вошел  Санек -
невысокий  квадратный  коротко  стриженый  парень  лет  тридцати.   Отличный
охранник - корректный,  внимательный, умный. Костюм  на его фигуре  - словно
Санек  в  нем  родился.  Выслушал  указание  последить  за  камином, ответил
"есть".  Наверное,  бывший  офицер  какого-нибудь  спецназа.  Охрану Виталий
лично  подбирал.  Все  парни  -  как  горошины из одного стручка. Без особых
примет.
    Я зашел  в свой  кабинет за  плащом. После  натопленного и  прокуренного
кабинета  Виталия  меня  встретили  полумрак,  тишина  и  свежий  прохладный
воздух.  На  потолке  подрагивал  отсвет  неоновых реклам. Не зажигая света,
нашел в шкафу плащ. Постоял  посреди кабинета, раздумывая, что же  это такое
со мной сегодня приключилось.
    Открылась  дверь.  На  фоне  желтого  пятна  света  из  приемной Виталий
выглядел безликим черным силуэтом. За его спиной маячил Санек.
    - Пойдем, Илья.
    Мы молча спустились на лифте на рабочий этаж.
    Здесь  кипела  жизнь.  По  коридору  бродил  народ.  В  курилке напротив
туалета топтались Генка Рагозин и  пара девчонок из отдела SWIFT.  При нашем
появлении   Генка   по-школьному   спрятал  за   спину  сигарету.   Девчонки
расслабленных поз не изменили.  Виталий, воспользовавшись юбилеем и  запахом
выпитого, пообнимался с хихикающей женской частью компании, пошептал  что-то
пошлое в украшенные сережками ушки, и мы проследовали в аппаратные.
    В   аппаратной   магистральной   связи   висел   густой   аромат   кофе.
Пятнадцатиатмосферная  кофеварка,  хрюкая,  выдавливала  из  себя  последние
капли  густого,  хоть  ложку  ставь,  напитка.  Начальник  расчета  и   двое
операторов  с  кружками  наперевес  нетерпеливо  толклись  возле  нее.  Наше
появление  было  встречено  предложением  поделиться,  на  которое   Виталий
отшутился  тем,  что  на  сегодня  питья  нам,  в  общем, достаточно. Я, как
обычно,  поинтересовался  состоянием  каналов.  Все  в норме. Спутниковый на
Штаты стоял, как вкопанный. Оптоволоконный  на московское кольцо - тоже  без
проблем.  На  кабельной  привязке  с  утра  прошло  плановое   обслуживание,
пришлось повозиться с  резервированием, но сейчас  уже все в  норме. Сетевые
шлюзы работают штатно.
    В аппаратной клиентской связи  опять воевали с Северо-Восточным  банком.
В  Анадыри  субботнее  утро,  банк  открылся,  но  никого  из  специалистов,
естественно,  на  работе  не  оказалось.  Саша  Кравченко хрипло диктовал по
междугородке   тамошнему   бестолковому   оператору   настройки  клиентского
комплекта и  отмахивался от  Петра Сергеевича,  начальника расчета,  который
мешал ему  разными советами.  Обе Леночки  осваивали факс,  пытаясь передать
какую-то  бумажку  то  ли  в  Англию,  то  ли на Кипр. За модемными стойками
ощущались   возня   и  бормотание:  парни  из отдела эксплуатации занимались
перекладкой  кабелей.  Встретившись  с  шальным  невидящим  взглядом   Петра
Сергеевича, мы молча уважительно развернулись и покинули помещение.
    В  шифровалке  откликнулись  только  на  третий звонок. В обитой железом
двери на уровне  груди открылось окошко,  и на полочку  ладошкой вверх легла
изящная ручка с  идеальным маникюром. Выдача  кодовых таблиц и  ключей у нас
допускалась  только  по  письменной  заявке  начальника  расчета.  У Виталия
заявки не оказалось, поэтому он перевернул ручку ладошкой вниз и  приложился
к ней в  долгом поцелуе. Из-за  обитой железом двери  раздалось приглушенное
"ой", и ручка, вырвавшись из-под Виталия, исчезла. Виталий по плечи  засунул
в окошко  голову и  застыл в  такой позе.  Слышалось его  бубнение и  взрывы
женского хохота.
    Я  не  стал  дожидаться  конца  сцены.  Виталий  вел себя отвратительно,
нагло,  фактически   издевался  надо   мной,  наслаждаясь   своей   властью.
Изгалялся.
    Да и черт с ним. Я пошел дальше.
    Вычислительный центр  встретил прохладой.  Гудели кондиционеры.  Из трех
машин  работали  две  -  ночной  режим.  С оператором мы прошли в серверную,
полюбоваться на  пару новеньких  "Хьюлеттов". Они  стояли, распотрошенные, -
отдел эксплуатации только утром начал их конфигурировать.
    Зашел на SWIFT. Там за  терминалом сидел одинокий Иванов, угрюмо  долбил
по клавишам. Девочки из курилки до сих пор не вернулись. Будь на моем  месте
Виталий,  обглоданный  труп  Иванова  вывесили  бы  в  коридоре  в назидание
остальным начальникам расчетов. Я похлопал Иванова по плечу и вышел.
    В  аналитическом  зале  жизнь  кипела  так  же,  как  и днем, и утром, и
вечером. Земля-матушка круглая, на ней где-нибудь обязательно что-нибудь  да
происходит.  Из  выгородки  финансовой  группы  неслись  восторженные вопли:
похоже,  лихорадило  токийскую  биржу.  Остальная  братия,  сидя  за  своими
компьютерами,  тревожно,  как   боевые  кони  к   звукам  сражения,  к   ним
прислушивалась.  Собравшиеся  за  совещательным  столом  начальники дежурных
групп все,  как один,  указывали пальцами  на что-то  в рейтеровской сводке,
выведенной на  экран проекционного  монитора. Начальник  расчета бросился ко
мне  с  объяснениями,  но  я  остановил  его жестом руки: дескать, работайте
парни, не буду мешать.
    На интернетовском узле дежурил Тимофеенко. Этот оригинал любил  темноту.
Узлу досталось помещение без  окон, чему Тимофеенко несказанно  обрадовался.
Теперь, во всякое время его  дежурства, любой, вошедший в комнату,  рисковал
расшибиться о  какую-нибудь стойку  или свалить  на пол  монитор, которых  в
комнате  обреталось  видимо-невидимо.  По  мере  привыкания к темноте глазам
вошедшего открывалась  картина, достойная  фантастических фильмов.  Комнату,
заставленную  работающим  оборудованием,  усыпали  зеленые  и  красные  огни
винчестеров,  хабов,  модемов  и  прочего  околосетевого  барахла.  Во  тьме
светились экраны.  Сам царь  и бог  местного значения  колдовал за  огромным
24-дюймовым,  ваяя  очередную  страницу  нашего  сайта.  Web-мастер от Бога,
Тимофеенко  напросился  в  дежурную  смену,  утверждая, что только дежурство
даст возможность раскрыться его таланту. Благодаря этому парню наш сайт  уже
несколько  месяцев  держался  в  топах  пяти  или шести сетевых чартов. Даже
Виталий  прощал  гению  его  причуды.  Опознав  меня,  Тимофеенко   принялся
размахивать в  темноте руками  и вываливать  на мою  голову все  свои свежие
идеи. Идеи  оказались изрядно  пропитаны не  менее свежим  ароматом пива.  Я
испугался,  что  сейчас  сюда  в  поисках  меня  завалится  Виталий, и будет
скандал,  поэтому  прервал  гения  на  полуслове,  пожал  ему руку и вышел в
коридор.
    Виталий  и  в  самом  деле  уже  искал  меня.  Он  делал  это все так же
издевательски.  Просто  шел  вдоль  коридора,  распахивал  очередную дверь и
орал: "Илью  не видели?".  Называется, глава  фирмы ищет  компаньона. Народ,
начинавший  потихоньку  кемарить,  второй  час  ночи  все-таки,  вскакивал и
ошалело мотал головами.
    Увидев  меня,  Виталий  остановился.  По  стойке,  которую  он  при этом
принял,  я  понял,  что  он  снова  пьян.  Скорее  всего,  ему  влили  в рот
шифровальщицы, когда он торчал из их двери, как свинья из кормушки.  Небось,
не  один  раз.  Требовалось  срочно  спасать авторитет руководителя. Он вяло
сопротивлялся, когда я сгреб его в охапку и потащил к лифту. Хорошо хоть,  в
курилке оказалось пусто.
    Пока мы спускались в  громыхающем неторопливом лифте, доставшемся  фирме
от оборонного предшественника, Виталий пытался меня обнять и обслюнявить.  Я
более-менее  успешно  уклонялся  от  его  ласк,  бормоча  сквозь  зубы,  что
осталось-де сорок восемь раз.
    Охранник на месте  оказался только один  - Женя. Санек,  видимо, все еще
оберегал  гаснущий  камин,  или   обходил  периметр.  При  появлении   нашей
шатающейся  группы  Женя  буркнул  что-то  в  рацию,  предупреждая водителя,
бросил взгляд  на видеомониторы,  проверяя, все  ли чисто  на улице, и вышел
из-за  пуленепробиваемой   стеклянной  загородки   проводить  нас.   Виталий
одобрительно нес какую-то  ересь. Женя открыл  входную дверь, осмотрелся  на
улице и дал нам знак выходить.  Мы вывалились. Прямо возле входа уже  фырчал
виталин  "сааб".  Дождь  иссяк.  Город  спал. Темнели окна домов, окружавших
дворик возле нашего подъезда. Неярко  светились два или три: там,  наверное,
плакали  маленькие  дети,  или  старики  не  могли справиться с бессонницей.
Хотелось говорить вполголоса.
    Виктор выскочил из машины и мы вместе загрузили шефа на заднее  сиденье.
Распоряжаться пришлось мне:
    - Вить,  вези  его  на  дачу,  пусть  на  свежем  воздухе отсыпается.  В
понедельник можешь  не выходить,  я за  ним Бориса  пошлю. Только  на всякий
случай телефон держи при себе.
    - Илья Евгеньич, а вы как же, садитесь, я вас до дома довезу.
    - Нет, езжай. Мне тут два квартала, дойду.
    - Нельзя,  Илья  Евгеньич,  -  подключился  Женя. - Я  сейчас Александра
вызову, он вас проводит.
    - Цыц, кому сказано. Все свободны.
    Виктор, оставив меня  разбираться с Женей,  тронул машину в  направлении
ворот.  Женя  занялся  рацией:  "Третий,  я  второй,  ответь".  Пока  третий
отвечал, я пошел вслед за машиной. Тут действительно два квартала.  Глубокая
ночь, кому я нужен?
    На  выезде  из  ворот  "сааб"  остановился,  загородив  проход.  Когда я
поравнялся с ним, плавно съехало вниз тонированное стекло задней двери, и  я
увидел бледное пятно в глубине салона.
    - Две тысячи  восьмой, июнь, плюс-минус  четыре месяца, -  сказало пятно
трезвым виталиным голосом.
    - Илья Евгеньич, дождитесь Санька!  - крикнул мне с водительского  места
Виктор.
    Стекло закрылось. Машина сползла  на асфальт улицы, свернула  направо и,
быстро  набирая  скорость,  с   удаляющимся  шелестом  понеслась  прочь.   Я
ошарашенно проводил  взглядом красные  габаритные фонари  и побрел  в другую
сторону. Последнее, что  я услышал в  сгустившейся ночной тишине,  это женин
приглушенный голос: "Третий, не спеши, он уже ушел", и ответный хрип  рации:
"Понял, второй, тогда по плану."
    Итак,  Виталий  знает  все,  и  даже  больше меня. Он уже снял результат
работы  спайдера,  а  я  только-только  туда  направляюсь. Сыграл, мерзавец,
очередной  спектакль   с  пьянкой.   К  чему?   Наверное,  показывает   свою
безраздельную власть  надо мной.  "Смотри, Илюха,  я резвлюсь  с тобой,  как
кошка с мышкой. А захочу - придавлю - и нет тебя. Так  что не выпендривайся,
делай все, как скажу. Может,  заплачу отступные, а может, ты  мне заплатишь,
чтобы я тебя отпустил."
    Москва спала. Пройдя  десяток шагов по  улице, я по  привычке свернул во
двор -  так короче.  Пробираясь по  темной подворотне  мимо пустых  мусорных
баков, сообразил, что  спешить-то особо некуда.  Практически все, что  я мог
узнать  нового  сегодня  ночью,  мне  уже  сообщило бледное пятно за стеклом
"сааба". Следовало бы наоборот, продлить  прогулку, подумать о прожитом и  о
том, как прожить оставшийся десяток  лет. Повернул обратно, на свет  реклам,
но по улице прошуршал автомобиль,  и я испугался. Москва конца  девяностых -
не место для ночных прогулок одиноких хорошо одетых джентльменов. Если  идти
по  улице,  любые  ублюдки  в  проезжающем  автомобиле  заинтересуются  моей
одинокой личностью.  Дворами ненамного  безопаснее, тут  наверняка ошивается
отвязанная  молодежь,  но  хоть  есть  возможность  спрятаться  в   темноте.
По-хорошему, надо  бы вернуться  и дождаться  Санька, а  то и переночевать в
кабинете. Но теперь уж как-то неудобно. И я двинулся во тьму дворов.
    Фонари, как и ожидалось, не горели. Мокрая листва чахлой  растительности
все еще бомбила асфальт  редкими тяжелыми каплями. Ссутулившись,  я медленно
шел мимо мигающих красными  светодиодами автомобильных стойбищ, мимо  пустых
приподъездных скамеек, мимо ржавых  конструкций детских площадок. Был  самый
тихий час московской ночи. Теснимые  со всех сторон темными слепыми  стенами
людских  жилищ,  дворы   сопровождали  меня  только   шаркающим  эхом   моих
собственных шагов да  мягким стуком капель.  Лишь однажды где-то  высоко, на
уровне верхних этажей,  испуганно метнулся и  стих отголосок пьяной  песни -
какая-то поздняя компания  справляла что-то там  свое. Свернув за  очередной
угол, я перестал слышать и этот звук.
    Странно, но переживания последних часов, кажется, остались там,  позади,
на освещенном галогеном и накрытом перекрестным вниманием телекамер  пятачке
перед дубовыми дверьми Крыши. Я чувствовал глубокое равнодушие к  спектаклю,
сыгранному для  меня Виталием,  и к  тому, что  будет с  Крышей после  моего
ухода,   да   и   к   собственной   судьбе   тоже.   Усмехнулся,    вспомнив
разглагольствования  Виталия   о  природе   прогресса  и   роли  России.   С
рациональных позиций  просто невозможно  объяснить желание  человека считать
свою  национальность  чем-то  особым,  отличным  в лучшую сторону от других.
Причем чем хуже положение, в  котором оказалась твоя нация, тем  острее твое
желание обосновать свое превосходство по рождению. Вот и Виталий избрал  для
России  роль   поблагороднее  -   "интеллектуальный  резерв   человечества".
Остальным   раздал    всякую   мелочевку    -   ноги,    руки,    селезенка,
мочеиспускательная система. А мы, видите ли, голова.
    А вот  все-таки интересно,  что же  произойдет такое  в 2008 году, после
чего  мы  освободим  Землю  от  своей  обузы?  Падение гигантского метеора и
прочие случайные  события исключены  - их  не объяснишь  закономерным итогом
прогресса, и, следовательно, распределенный интеллект спрогнозировать их  не
может. Техногенная катастрофа глобальных  масштабов? Это ближе к  истине, но
что же это за производство,  авария на котором способна убить  человечество?
Пока такого  нет, но,  может быть,  за десять  лет его  и создадут.  Мировая
война? Сомневаюсь. Человечество переболело  детской болезнью мировых войн  и
сильно с тех пор поумнело. Идет активный процесс слияния интересов  огромных
человеческих  групп.  Войны  же  возникают  только  на  почве  разделения  и
конкуренции интересов. Как оно там будет впереди, трудно, конечно,  сказать.
Например,  матушка-Россия,  со  своей  гниющей  от времени ядерной дубинкой,
однажды  взбрыкнет  по  какому-нибудь  поводу,  как  это  у нее бывает, да и
начнет  опять   показывать  всем   кузькину  мать.   Или  мусульманство    с
христианством  схлестнутся,  как  во  времена  крестовых  походов.  Да  нет,
конечно, все  это чепуха.  Может, никакой  катастрофы и  не будет?  Я ведь с
помощью своего спайдера просто  поставил некий эксперимент, базирующийся  на
довольно  сомнительных  концепциях,  и  давший результат, трактовать который
можно и так, и этак.
    Показался мой дом -  образчик элитной архитектуры, обжившей  в последние
годы тихие московские  улочки и скверики  в стороне от  магистралей и шумных
улиц. Дом был так  же молчалив и темен,  как и окружавшие его  гораздо менее
комфортные  старшие  собратья.  Правда,  тих  он  был  не по причине сна его
жителей,  а  просто  по  причине  пустоты  -  почти  весь  увешанный золотом
немногочисленный  контингент  владельцев  квартир  круглый  год  проживал на
дачах,  расположенных  в  экологически  чистом  западном  направлении.  Я  с
облегчением оставил за спиной  последние опасные метры открытого  городского
пространства и,  сунув в  щель входного  замка пластиковую  карточку, прошел
через  турникет  поста  охраны  во  внутренний двор. Здесь оказалось светло,
чисто  и  уютно.  На  детской  площадке  среди  молоденьких  деревьев журчал
фонтанчик. Идя  к своему  подъезду, я  внутренне поклялся  себе, что  отныне
стану покидать это защищенное от  невзгод окружающего мира место только  для
еды  и  развлечений.  В  течение  следующей  недели  утрясу последние дела с
Крышей, Виталием  и деньгами  - и  все, амба.  Последние десять  лет следует
прожить в настоящем, не омраченном заботами, счастье.
    На пятый  этаж я,  как обычно,  поднимался пешком,  легко и  приятно, по
чистенькой, покрытой ковровой дорожкой, лестнице. Совсем не хотелось  спать,
словно  это  не  ночь  там,  за  окнами,  прохладой и тьмой окутывала дома и
улицы.  Мое  продвижение  наверх  сопровождал  автоматически зажигающийся на
лестничных маршах  свет -  бестолковое изобретение  экологически озабоченной
западной мысли.  Я подошел  к квартире,  на ходу  доставая ключи,  и в  этот
момент спиной почувствовал какое-то осторожное движение позади себя, в  нише
с искусственным фикусом,  украшавшим холл. Я  удивленно обернулся и  увидел,
что  из-за  фикуса  вышел  и  идет  ко мне Санек, наш охранник. "Поздновато,
брат, ты  меня догнал,  я уже  дома. Топай  обратно на  Крышу, там Женя один
остался," - хотел сказать я, когда вдруг увидел, что Санек поднимает  правую
руку, из которой  мне в лоб  смотрит небольшой блестящий  цилиндрик с черным
отверстием  в   торце.  Глушитель,-   штучка,  знакомая   по  многочисленным
кинобоевикам и репортажам московской криминальной хроники. По законам  жанра
я должен  бы сейчас  прежде, чем  он нажмет  на спусковой  крючок, выхватить
из-под  плаща  пистолет  и  разрядить  его  в  Санька,  несмотря  на все мое
положительное  к  нему  отношение.  Или,  как  "в августе сорок четвертого",
станцевать перед Саньком танец,  чтобы он не смог  в меня попасть, при  этом
приблизиться к нему и провести короткий и эффективный прием.
    Однако  у  меня  нет  пистолета,  в  полезность танцев под прицелом я не
верю, и никаких приемов,  по причине  сугубо  интеллигентского  гнилого типа
личности, не знаю.
    Я смотрю поверх торца глушителя  в глаза Саньку, и встречаю  спокойный и
внимательный взгляд человека, добросовестно делающего свою работу. Такой  же
спокойный  и  внимательный,  как  при  проверке  документов  на входе в нашу
фирму.  Я  чувствую,  как  неторопливо  движутся  нервные  импульсы от мозга
Санька  к  мышцам  -  сгибателям  указательного  пальца  правой  руки,   как
послушные мышцы чуть-чуть дожимают спусковой крючок, свободный ход  которого
уже  давно  выбран,  еще  когда  рука  поднималась  на  уровень  моих  глаз.
Спусковой крючок еле заметно проворачивается  на оси, и внутри оружия  вдруг
начинает  нарастать  лавинообразный  процесс,  остановить  который  уже   не
способен  сам  Бог.  Срываются  со  своих  мест  и  выходят  из   зацепления
замысловатой  формы  детали,  раскручиваются  жесткие стальные пружины, одни
детали с  ужасной силой  бьют по  другим, те  скользят в  каких-то каналах и
тоже  обо  что-то  ударяются.  Потом,  когда  стихает  лавина   механических
перемещений, начинает тлеть маленький  огонек. Из тления вырывается  струйка
дымного пламени,  и от  нее неожиданно  заходится целый  пожар. Пожар шипит,
извергает  раскаленные  газы,  ширится,  однако  он  заперт  внутри  прочной
латунной гильзы. Ему бы развернуться, захватить этот холл, дом, город,  весь
мир,  настолько  он  силен.  Но  гильза  слишком  прочна.  Все, на что пожар
оказывается способен  - это  самую малость  сдвинуть с  места тяжелую  пулю,
запирающую гильзу с  торца. Сначала огню  невероятно трудно, особенно  когда
пуля просовывает круглую  головку в зеркально  гладкий ствол и  встречает на
своем пути  нарезы. Но  огонь поднатуживается,  и пуля  все резвее  движется
вдоль  ствола  к  открытому  выходному  отверстию  -  свету  в конце темного
туннеля.  Послушная  спирали  нарезов,  она  вращается,  скользит  -  и  вот
свобода! Если  бы она  была живой,  она бы,  наверное, зажмурилась от яркого
света  холла  после   тьмы  тесного  ствола.   Она  бы  обрадовалась   своей
невероятной скорости,  она была  бы счастлива  и смеялась  от полноты своего
счастья. Но пуля мертва.
    "Тук," - негромко говорит пистолет  сквозь глушитель. И еще раз:  "Тук".
Я  мешком  валюсь  на  пол  у  двери  собственной  квартиры, в которой хотел
скрыться  от  проблем  этого  мира.  Санек  неторопливо  и  бесшумно  кладет
пистолет  на  ковролин  себе  под  ноги,  поворачивается  и, не оглядываясь,
уходит по лестнице.  Он спускается вниз  той же дорогой,  которой только что
поднимался я, но  свет на лестничных  маршах при его  появлении почему-то не
зажигается.  Так,  в  темноте,  он  и  уходит,  все дальше и дальше от холла
пятого этажа.

Глава 4. Печальное путешествие

    - Не повезло  парню, - подумал  я, разглядывая труп  моложавого прилично
одетого мужчины, лежащий у двери моей квартиры.
    Зрелище,  действительно, смотрелось  пренеприятно.  Две  пули  в   лицо,
затылочная часть  черепа разнесена  в куски.  Вся дверь  забрызгана кровью и
ошметками серого вещества, кровавая лужа расплывается по ковролину.
    Хорошо же начинается вольная жизнь! Сейчас надо вызывать милицию,  потом
будут визиты к  следователю, формальные и  неформальные процедуры, наезды  и
прочие приемы  современной оперативно-следственной  работы. Да  просто дверь
отмыть -  уже само  по себе  проблема. В  "Московский Комсомолец"  попаду, в
рубрику "Срочно в номер":

    "КИЛЛЕРЫ СТАЛИ ПОДСТЕРЕГАТЬ СВОИХ ЖЕРТВ У ДВЕРЕЙ ЧУЖИХ КВАРТИР
    Вчера,  около  двух  часов  ночи,  некий  гражданин Н. (это, видимо, я),
возвращаясь   домой   после    затянувшегося   трудового   дня,    обнаружил
непосредственно  у  двери  своей  квартиры  труп  неизвестного   гражданина,
убитого двумя  выстрелами в  голову. Обстоятельства  убийства до  настоящего
времени точно не установлены и свидетелей, кроме самого гражданина Н.,  пока
найти  не  удалось.  И  это  несмотря  на  то,  что  квартира  расположена в
тщательно  охраняемом  элитном  жилом  доме  на улице такой-то. В частности,
имеющаяся в доме система  видеонаблюдения не зафиксировала в  предполагаемое
время убийства никого, кроме самого гражданина Н. Эту информацию  подтвердил
нашему корреспонденту  дежуривший на  проходной охранник.  Сам гражданин  Н.
полностью отрицает свою причастность к  убийству и утверждает, что с  убитым
не знаком.  В настоящее  время гражданин  Н. задержан  органами дознания  до
выяснения всех обстоятельств происшествия."

    А почему это я вдруг решил, что с убитым не знаком?
    Преодолевая  отвращение,   я  стал   приглядываться  к   трупу.   Совсем
незнакомым  то,  что  лежало  сейчас  передо  мной,  я  бы  не  назвал. Этот
светло-бежевый плащ я  определенно видел на  ком-то совсем недавно.  Часы на
нелепо отброшенной в сторону руке - ну  совсем как у меня, а таких в  Москве
немного. Жаль, лицо обезображено...  Впрочем, эти волосы с  легкой проседью,
не шибко волевой подбородок, великоватый кадык...
    "Твою  мать!"  -  сказал  я  сам  себе, узнав лицо, ежеутренне в течение
многих лет виденное в обрамлении хлопьев пены для бритья.
    Предполагаемая заметка  в "Московском  Комсомольце" мгновенно  приобрела
совершенно иной вид:

    "ПРОДОЛЖАЕТСЯ ОТСТРЕЛ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ
    Вчера, около двух  часов ночи, у  двери своей квартиры,  расположенной в
элитном жилом доме по улице  такой-то, двумя выстрелами в голову  убит некий
гражданин  Н.  Обстоятельства  убийства  до  настоящего  времени  точно   не
установлены, и свидетелей пока найти не  удалось. И это несмотря на то,  что
дом, в  котором расположена  квартира гражданина  Н., тщательно  охраняется.
Однако  имеющаяся  в  доме   система  видеонаблюдения  не  зафиксировала   в
предполагаемое  время  убийства  никого,  кроме  самого  гражданина  Н.  Эту
информацию  подтвердил   нашему  корреспонденту   дежуривший  на   проходной
охранник.  Известно  лишь,   что  гражданин  Н.   возвращался  домой   после
затянувшегося трудового дня: убитый являлся первым заместителем директора  и
совладельцем  компьютерной  фирмы  "XXI  век  - новая информация". Следствие
рассматривает  в  числе  возможных  причин  убийства  и  предпринимательскую
деятельность гражданина Н., однако эта версия признается маловероятной,  так
как  по  роду  своей  деятельности  гражданин  Н.  не имел непосредственного
отношения к финансовым и договорным делам фирмы."

    Ну хорошо, если это я лежу там, на пропитанном кровью ковролине, то  кто
же тогда я, разглядывающий себя, лежащего?
    Тут  я  вспомнил  блестящий  цилиндрик  с  черным  отверстием  в торце и
спокойный взгляд  серых глаз  поверх него.  Какой прекрасный  человек Санек,
вернее, Александр, не помню фамилии, почему  же я раньше не обращал на  него
внимания,  холодно  кивал  утром,  приходя  на  работу,  и  вечером,  уходя?
Крестник  мой  теперь,  как-никак,  а  может,  крестный, - как  там у них, у
профессионалов, принято называть. Было бы чем, прослезился бы от умиления.
    Прослезиться, однако, оказалось нечем.
    При жизни  я имел  довольно подвижный  тип нервной  деятельности. Мне не
было  свойственно  задерживаться  на  одной  проблеме или одном переживании,
ничто не выбивало меня надолго из  колеи. Может, поэтому  и холостячил:  кто
пойдет за  такого летуна.  После смерти  моя странным  образом оставшаяся  в
живых личность,  похоже, сохранила  это полезное  для здоровья  качество. Во
всяком случае, убедившись, что моему бывшему телу уже ничем не поможешь,  но
тем не менее я продолжаю  мыслить и, следовательно, существовать, я  не стал
долго расстраиваться.
    Во-первых,  следовало  все-таки  выяснить,  что  же  я  теперь  такое? Я
попытался  разглядеть  себя,  вертя,  как  нормальный  человек,  головой   и
поднимая  то  руки,  то  ноги.  Результат  экспериментов  оказался  скор   и
исчерпывающ.  У  нового  меня  не  оказалось  ничего  материального - только
привычный образ мыслей. Руки-ноги не  просто не показывались в поле  зрения,
-  не  было   ни  моторных,  ни   тактильных  ощущений,  подтверждавших   их
существование, ни даже самого поля зрения. Я разом освободился от огромного,
постоянно существовавшего двунаправленного  потока информации между  собой и
своим телом. Непривычно и удивительно приятно.  Организм,  вечно  донимавший
всякими   покалываниями,   почесываниями,   отрыжками,   затеканием  членов,
желаниями поесть-попить и им обратными, больше не мешал жить.
    Одновременно  пришло  осознание  новизны  восприятия окружающего мира. Я
больше   не   имел   органов   чувств,   ограничивавших  мои  познавательные
возможности  грубыми  рамками  физических  явлений.  Вместо  зрения,  слуха,
обоняния,  осязания  и  вкуса,  появился  единственный, но невероятно мощный
орган чувств -  знание. Я понял,  что не вижу  лежащий труп, а  просто знаю,
как  он  лежит.  Я  знаю,  что  капли  крови на двери красные. Причем мне не
важно, что они  красные, ведь я  знаю о них  гораздо больше, чем  давали мне
при жизни отражаемые  кровью электромагнитные волны  низкочастотного участка
видимого диапазона. Я знаю,  что мозг трупа -  мой бывший мозг -  необратимо
разрушен, но  сердце, тревожимое  периферическими нервными  узлами, все  еще
слабо и судорожно  толкается в ребра.  А в других  органах вообще, как  ни в
чем  не  бывало,  кипит  жизнь,  вырабатываются  ферменты и гормоны, делятся
клетки,  суетятся  кровяные  тельца,  хлопочут  ничего  не подозревающие мои
симбиотические  собратья  -  бактерии,  вирусы,  амебы, водоросли, клещики и
прочая полезная и вредная нечисть.
    Я  знаю  также,  что  после  выстрелов  прошло всего несколько секунд, и
Санек  все  еще  спускается  по  темной  лестнице. Он спокоен и удовлетворен
своей работой. Он умело обходит инфракрасные лучи датчиков, включающих  свет
на лестничных пролетах.  Он движется вдоль  стен, время от  времени распыляя
аэрозоль против  собак-ищеек. Он  спускается ниже  первого этажа,  открывает
ключом  дверь  на  технический  этаж,  в  тусклом  свете дежурного освещения
бесшумно проскальзывает мимо гудящих насосов, снова открывает дверь - и  вот
он уже  на темной  улице. Охранная  система здания  дооборудована кое-какими
умельцами еще  когда дом  сдавался в  эксплуатацию, так  что, закрыв  дверь,
Саньку остается  только щелкнуть  переключателем на  небольшой коробочке, не
вынимая  ее  из  кармана  -  и  сигнализация двери возвращается в нормальный
режим,  а   видеокамеры  перестают   транслировать  на   центральный   пульт
"замороженные"  картинки.  Элитные  дома  хорошо  подготавливаются на случай
проведения специальных операций.
    Санек возвращается на Крышу путем, о существовании которого я при  жизни
даже  не  подозревал.  Путь  лежит  через  чердак соседнего дома, по тонкому
канату,  натянутому  над  провалом  шириной  два  метра  и глубиной в девять
этажей, по мокрому скату  крыши в ротонду, из  которой мы с Виталием  совсем
недавно  любовались  грозой.  Санек   оборачивается  и  смотрит  на   здание
Университета,  подсвеченное  снизу  голубыми  прожекторами.  Я знаю, что ему
нравится этот вид. Потом он спускается в приемную, сбрасывает с себя  темную
одежду  и  переодевается  в  форму  охранника.  Рабочую  одежду и киллерские
принадлежности он упаковывает в  черный пластиковый пакет, который  прячет в
тайник за стеновой  панелью в предбаннике.  Я продолжаю удивляться,  узнав о
существовании в административной  части Крыши еще  двух тайников -  одного в
кабинете у Виталия, другого  в коридоре напротив лифта.  Содержимое тайников
удивительно настолько, что мне надоедает удивляться. Мне становится  скучно.
Ну в  самом деле,  сколько можно?  Только такой  слепой кутенок,  как я, мог
пять  лет  работать  в  организации,  владеющей невероятными информационными
ресурсами,  и  верить,  что  она  самостоятельна,  независима  и  существует
благодаря своим коммерческим  успехам. И ведь  не просто верил,  а тщательно
отворачивался от всяких  намеков, косвенных признаков  и прямых улик,  берег
свою девственность. Да  Виталий просто душка,  что так долго  терпел рядом с
собой этого идиота.  Давно пора было  поручить Саньку решить  мой вопрос. Ну
разве что ждал, пока я рожу распределенный интеллект.
    Санек между  тем с  телефона секретаря  набрал сотовый  номер виталиного
автомобиля. Было  очень странно  наблюдать обоих  убийц сразу,  зная мысли и
тайные  движения  души  каждого.  "Сааб"   только  что  миновал  МКАД  и   с
разрешенной  скоростью  60  километров  катил  по Рублево-Успенке. Снова шел
дождь.  Виталий,  откинувшись  на  заднем  сиденье, вглядывался в летящую на
свет фар  водяную феерию.  Он слегка  беспокоился: организация  убийств - не
его  профиль.  Он,  видите  ли,  по  большей  части  интеллектуал. И поэтому
испытывает  некоторую  аристократическую  брезгливость  к чернорабочим вроде
Санька. А  чувства Санька  в это  же самое  время оказались строго зеркальны
виталиным - ему был противен чистоплюй, чьи приказы он вынужден исполнять.
    Трубку взял Виктор:  телефон у него  на панели под  правой рукой. "Здесь
Виктор," - сказал  Виктор, чтобы звонящий  сразу понял, что  это не Виталий.
"Вить, это Санек.  Передай шефу, что  с камином все  в порядке." -  "Виталий
Витальевич, Санек говорит, что с камином  все в порядке." - "Спроси у  него,
проблем  никаких?"  -  "Санек,  проблем  никаких?"  -  "Все  штатно."  - "Он
говорит, все штатно." - "Ну хорошо, пусть отдыхает." - "Отдыхай." -  "Понял,
пока."
    Оба  положили  трубки.  "Извини,  Илюха,  так уж повернулось," - подумал
Виталий, и я  ощутил его искреннюю  грусть. Ничего личного,  как говорится в
осточертевших  американских  боевиках.  А  то  моим  мозгам,  размазанным по
двери, от этого легче.
    "С-с-суки,"  -  одновременно  с  Виталием  подумал Санек непонятно в чей
адрес. Наверное, в адрес инопланетян, засеявших эту планету такой  сволочной
жизнью.
    Я  опять  заскучал.  Открывшаяся  возможность  видеть суть вещей грозила
ввергнуть меня в такую скуку, от которой вылечит разве что самоубийство,  да
и то, если оно в моем  положении возможно. Это ужасно - знать  все. Незнание
- вот  единственное объяснение  тому странному  факту, что  человек разумный
все еще живет на Земле.  Человек знающий добровольно вымер бы  давным-давно.
Ну  в  самом  деле:  утром  уборщица  найдет  мой  труп.  Понаедет  милиция.
Выдернут с  дачи опять  пьяного Виталия.  Пока он  под присмотром инспектора
будет трезветь, опросят  весь дежуривший ночью  персонал Крыши, в  том числе
Санька,  Виктора  и  Женю.  В  понедельник  налоговики  осторожно, на всякий
случай, перетряхнут все наши  финансовые дела. У сотового  оператора возьмут
запись  ночного  разговора  Санька  с  машиной Виталия. Обыщут мою квартиру,
компьютеры отправят на экспертизу. Облазят  дом с крыши до подвала.  К концу
недели, когда  я уже  основательно проморожусь  в следственном  морге, возня
начнет  стихать  по  причине  полного  отсутствия каких-либо зацепок. Примут
решение о захоронении.  На панихиде будет  человек пятнадцать -  в основном,
сотрудники  Крыши.   Хорошо  выступит   Виталий.  От   имени  несуществующих
родственников скажет  последнее слово  и размажет  по щеке  слезу неожиданно
трезвый, несмотря на трехчасовую тряску в электричке, но сильно  постаревший
дядя Вася,  детдомовский истопник,  которого я  когда-то пацаном  подменял в
котельной.  Через  месячишко  поставят  памятник, очень приличный: покойный,
слава Богу, служил в небедной организации. Шесть томов дела покроются  пылью
в особом шкафу - для заказных "висяков". Скукотища.
    Пора кончать эту историю и начинать  новую. Я жив и свободен. Что-то  не
видать пресловутого туннеля и манящего света в его конце. Напутали,  видать,
авторы  книжек  про  жизнь  после  смерти.  Да  я  никогда и не верил в этот
туннель.  Если  пережившие  клиническую  смерть   и  в  самом  деле  о   нем
рассказывают,  в  чем  я  лично  сильно  сомневаюсь,  то  проще объяснить их
рассказы   тривиальной   галлюцинацией   голодающего   мозга,   чем    путем
сомнительных  умопостроений  конструировать  целое  мироздание,  в   котором
существование этого самого туннеля было бы непротиворечиво.
    Не  видать  также  ни  сонмов  душ,  стремящихся  на  Суд,  ни  строгого
бородатого  дедушки,  ни  старухи  с  косой.  Никто никуда не зовет. Никаких
обязательств  нет.  С  земными  делами  рассчитался. Есть-пить не хочется, в
туалет тоже. Времени в запасе не  знаю сколько, но есть надежда, что  много.
Может, целая бесконечность.  Один, как Демон  над Кавказом, и  свободен, как
голая Маргарита на метле. Вот мы сейчас этой свободой и будем  пользоваться.
Попутешествуем по местам, которые при  жизни только снились. Заодно и  новую
свою сущность испытаем.
    Я  почувствовал  себя  честным  советским  гражданином,  оказавшимся  по
турпутевке комсомола  в западном  колбасном магазине.  Нет, даже  не так. Не
просто в колбасном магазине, а  чтобы перед этим найти на  тротуаре кошелек,
набитый  баксами.  А  сопровождающий  в  это  время  квасит  в  гостинице  и
закусывает  привезенной  с   собой  килькой  в   томатном  соусе.  То   есть
возможности  открываются   неограниченные,  и   есть  средства,   чтобы   их
реализовать. Текут слюнки, трясутся руки, и не знаешь, с чего начать.
    Спокойно. Начнем с чего-нибудь простого и красивого.
    И я  медленно взлетел  над Москвой.  В конце  концов, я  ведь любил этот
город, так почему бы  мне хотя бы напоследок  не взглянуть на него  с высоты
птичьего полета, о чем иногда мечталось, но не моглось, потому что это -  не
Нью-Йорк, в котором только заплати...
    Где-то внизу  остывало чужое  мертвое тело.  Санек рассказывал  Жене про
эвакуацию  из  Ханкалы.  Иванов  все  так  же  одиноко  стучал  по клавишам.
Половой гигант  Генка Рогозин,  забаррикадировавшись с  Маринкой и  Ольгой в
комнате отдыха, умело  подводил их обеих  к оргазму на  видавшей и не  такое
кожаной кушетке.
    Чем выше я  поднимался, тем более  далекой становилась суета  внизу. Это
уже  не  мой  мир.  Исчерченный  огненными строками проспектов, спящий город
отпускал меня в мир другой, огромный  и пока еще чуждый, но я  хотел познать
его, как когда-то познал узенькие  улочки возле Моховой и Патриарших,  тогда
еще Пионерских,  как познал  пивнушки в  Останкино и  хрущевки в Черемушках,
как познал в  этих пивнушках друзей  на одну ночь,  и подруг на  одну ночь в
этих хрущовках, и они познали  меня. Редкие автомобили, не обращая  внимания
на светофоры, проносились по  уплывающим вниз улицам. Поблескивали  синими и
красными  маячками  гаишные  "форды",  подвывали  сиренами  "скорые". Гудели
немолчным  гулом  промзоны  окраин.  Тверская  сверкала  огнями   престижных
бутиков и  голой кожей  ночных девчонок.  Во тьме  Мавзолея покоилась мумия.
Шипели  кровавые  фонтаны  Поклонной.  Все  это,  теплое  и родное, медленно
уходило все дальше  и дальше вниз.  Ночь, прохлада и  влага дождевых облаков
обступали меня. Страха я не  чувствовал. Страх умер вместе с  телом, вылетел
из разбитой двумя пулями головы и остался ошметками на двери. Но жила  душа,
и это было невыносимо.
    ...И я  оказался в  Тихом океане,  прямо над  Марианской впадиной.  Черт
знает, зачем мне  это понадобилось. Вспомнил  читанные в детстве  книжки про
Пикаров, Огюста  и Жака,  и батискаф,  наполненный керосином.  Жарко светило
солнце,  полный  штиль  выгладил  сверкающую  водную поверхность до далекого
горизонта. После  ночной моросящей  Москвы контраст  оказался слишком силен.
Захотелось зажмуриться, как в детстве,  выходя с дневного сеанса из  темного
кинотеатра на яркий  свет. Внизу мерно  дышала бездна, то  поднимаясь ко мне
водяным куполом, то проваливаясь, словно приглашая войти в себя. Я знал  то,
что  находится  там,  под  зыбкой  границей  двух  сред,  на каждом метре из
одиннадцати с  лишним давящих  холодных тысяч.  Но знать  - одно,  а нырнуть
туда - совсем другое. И я медленно перешел сквозь дрожащую тонкую пленку  из
солнечного  океанского   полдня  в   светло-зеленый,  густо   настоянный  на
планктоне, прогретый  приповерхностный слой.  И позволил  себе падать  вниз,
как  падает  брошенная  с  палубы  туристского  лайнера  монета,  как падает
запеленатое  тело  с  привязанным  к  ногам  грузом,  как падает обглоданный
акулами  скелет  старого  кита.  Зеленые  лучи,  сконцентрированные волнами,
бродили вокруг и  сопровождали мое падение.  Искрящейся взвесью играл  в них
планктон. Непрерывно  поглощая живой  бульон, резвилась  рыбья мелочь. Жизнь
кишела,  жуя,  посвистывая  и  трепыхаясь.  Чуть  ниже  и в стороне прошли и
канули  в  сумрак  темные  жуткие  существа,  ища  достойной  себя   добычи.
Солнечный свет становился все зеленее и гас.
    А  может,  упасть  туда,  и  там  остаться до самого Судного дня? Лежать
среди мертвой  кашицы под  бесконечным дождем  новой мертвечины,  падающей с
черного  тысячетонного  неба?  Тосковать  по  прожитой  зазря  и  так  глупо
потерянной  жизни?  Радоваться  каждой   упавшей  неподалеку  монетке,   как
знамению Божию о  том, что есть  еще кто-то, кто  живет там, наверху,  и его
жизнь, быть  может, не  так бездарна?  А потом,  после две  тысячи восьмого,
когда монетки перестанут  падать, подняться наверх  и вернуться в  Москву, и
увидеть ее пустую, разрушенную,  и полететь потом, стеная,  над безжизненной
Землей?
    Однако,  куда  же  все-таки  деваются  души  других  умерших?  Вот  моя,
например,  при  мне.  Немного  экстравагантно,  но  все-таки  проводит  свое
свободное время.  Но я  не ощущаю  никаких признаков  того, что во Вселенной
существуют еще  такие же  скитальцы. Это,  по крайней  мере, странно. За тот
малый срок, что я мертв, в одной только Москве распрощались с жизнью,  может
быть, десяток человек. Кто  в автокатастрофе - сам  видел при отлете, -  кто
водку с рук на  вокзале купил, а кому  и от старости посчастливилось.  А где
те миллиарды, которые умерли раньше? А  где те, которые еще не родились?  Мы
что, никак не  контактируем друг с  другом? И кто,  в конце концов,  все это
организует?   Господи  Боже  Праведный,  Великий,  Всемогущий,  раз  Ты, как
выясняется, все-таки  существуешь, то  где Ты?  Не пора  ли заинтересоваться
заблудшей овцой и препроводить ну если уж не в Рай, то хотя бы для начала  в
Чистилище? Если  Ты про  меня не  вспомнишь, то  я от  одиночества и в Ад со
временем запрошусь, а это не в Твоих интересах -  программисты хорошие  везде
нужны.
    ...Я давно уже  достиг глубины, куда  никогда не проникали  лучи Солнца.
Зная,  что  это  лишь  малая  часть  пути  вниз, я чувствовал неуют и страх.
Мертвая вода. То, что в  ней плавало, жрало экскременты, сыплющиеся  сверху,
и друг друга.  Но было оно  очаровательным. Чуть не  каждый экземпляр считал
своим  долгом  подсвечивать  вечную  ночь  каким-нибудь  бледненьким цветным
огоньком.  Рожденные  в  отсутствии  всяких  препятствий,  в свободной воде,
местные существа обзавелись невероятно сложными формами тел, с торчащими  во
все  стороны   выростами,  удилищами,   хлыстами,  гирляндами,   лохмами   и
рогульками.  Все   это  великолепие,   непрерывно  питаясь   и  испражняясь,
появлялось из  тьмы снизу,  проносилось сквозь  тьму мимо  меня и исчезало в
такой же тьме вверху.
    По мере моего  падения живые формы  менялись и беднели.  Давление делало
свое дело  - черная  вода все  больше пустела.  Однако мощь  жизни оказалась
такова,  что  и  на  самом  дне,  которого  я  достиг неожиданно быстро, под
многокилометровым столбом воды,  мутную неподвижную взвесь  осадков все-таки
бороздили  какие-то  бледные  вяловатые  существа.  Прошло,  наверное,  чуть
больше  часа,  как  я  покинул  Москву,  там  все  еще  ночь, и мой никем не
найденный труп остывает в холле  пятого этажа. Виталий спит мордой  вниз, не
раздевшись, на диване  в гостиной своей  дачи. Виктор устало  паркует "сааб"
на платной стоянке. Ольга с  Маринкой наконец-то вернулись на рабочие  места
и теперь одинаково дрыхнут за терминалами, отодвинув в стороны клавиатуры  и
положив  головы  на  руки.  Санек  курит  на крыльце и мрачно вглядывается в
ночь.
    А я лежу на дне Марианской впадины, и мне на всех них наплевать.
    Захочу  -  пойду  дальше,  вглубь   Земли,  сквозь  кору  и  мантию,   к
раскаленному ядру...
    Однако, довольно мрачных глубин!
    Я  пронзил  водяную  толщу  и  вознесся  над  сверкающей гладью океана к
белому горячему небу. Жаль, мой  взлет не сопровождался фонтаном брызг,  как
пуск какого-нибудь "Полариса".  Океан падал вниз, быстро покрываясь  дымкой,
и  уже  горизонт  начинал  заваливаться  сам  за  себя, подтверждая  правоту
сожженных средневековых еретиков,  и  уже казалась  близка  последняя тонкая
пленка стратосферных облаков, за которой фиолетовое  небо усыпят звезды... И
тут я опять передумал.
    И  оказался  в  Нью-Йорке.  Душный  день  катился к закату. Американская
пятница, по-ихнему  "уик-энд". Когда  она была  русской, я  еще жил.  Какого
черта  я  при  жизни  не  ездил  за  границу? Ну ладно, при коммунистах имел
статус невыездного, как памятник Минину и Пожарскому, но потом-то, в  период
демократической   неразберихи,   Виталий   без   труда   себе  загранпаспорт
сварганил, мог  бы и  мне организовать.  А как  государственность российская
опять стала  привычным маразмом  наливаться, так  у меня  запретные пять лет
истекли,  мог  спокойно  заявление  подавать  и  ехать  куда  захочется. Все
некогда дураку казалось,  думал, вот то  дело доделаю, да  это закрою, а  уж
там и мир посмотрю. Ну  вот теперь смотри, покойничек, да  облизывайся, даже
в бар не зайдешь ихнего дрянного пивка попить.
    В душном вечернем Нью-Йорке,  неторопливо плывя сквозь залитые  багровым
закатным  светом  манхаттанские  горбатые  джунгли,  я ощутил острый приступ
своеобразного дежавю,  посещавшего меня  иногда и  раньше, может  быть раз в
год или даже реже того. Словно  происходящее со мной в этот момент  я раньше
видел  во  сне.  Мимолетное  ощущение,  вспыхивающее  где-то на втором плане
сознания  в  самые  обыкновенные  моменты  жизни  -  во  время  разговора  с
кем-нибудь,  или  на  совещании,  или  при  делании  какого-нибудь  простого
бытового  дела.  Ощущение  вспыхивало  и  сразу  же  гасло,  но  после  него
оставалось и  некоторое время  ныло, как  больной зуб,  странное сомнение  в
единственности жизни,  которой я  живу. Наверное,  подобными сбоями сознания
идеалисты   подпитывают   свое   ничем   более   серьезным  не  обоснованное
мировоззрение. С другой стороны, не мне бы, бесплотному духу,  проповедовать
сейчас материализм.
    И все-таки, когда-то мне это  точно снилось. Красный закат над  огромным
пустым черным  городом. Я  один в  громыхающем вагоне  электрички, летящей в
никуда  по  шатким  виадукам  где-то  на  уровне средних этажей небоскребов.
Беззвучные сполохи красного солнца в  зеркальных стенах и в просветах  между
черными  зданиями.  Тоскливое  ощущение  одиночества  и свершившейся атомной
войны. Детское чувство влюбленности в погибших людей.
    Я, как  мог, встряхнулся.  Апокалиптический сон  на самом  деле ничем не
походил  на  город,  который  я  посетил,  разве  что  цветом  заката. Город
оказался  жив,  да  еще  как  жив!  Белорубашечники,  наковавшись  за неделю
баксов,  расползались  из   своих  уолл-стритовских  контор   по  не   менее
престижным  местам  проживания  и  отдыха.  Бродвей готовился к приему оравы
театралов. Брюхатые "Боинги", выстроившись цепочкой, заходили на  Ла-Гуардиа
навстечу  закату,   валясь  на   левое  крыло   над  потемневшим    заливом.
Бесчисленные  пивобрюхие  сикспэки  разом,  как  по  команде,   откупоривали
четвертые по счету банки. Свобода  бодро вздымала каменный факел только  для
внутреннего  употребления   гражданами  Великой   Страны,  повернувшись    к
остальному миру непотребной частью тела. Ну так с чего начнем?
    И  я,  малокультурный  российский   программист,  учитывая  свои   новые
нейтринные  способности,   мысленно  набросал   следующий  план    посещения
достопримечательностей цитадели демократии:
    1.  Нью-Йорк.  Смотровая  площадка  в  короне  статуи Свободы. Любование
закатом. Размышления о символичности невозможности плевка вниз. 15 минут.
    2.  Нью-Йорк.   Бродвей.  Прогулка   в  оттягивающейся   толпе.   Осмотр
проституток и секс-шопов,  если они там  еще сохранились со  времен холодной
войны и репортажей Леонида Зорина. 15 минут.
    3.  Нью-Йорк.  Бродвей.  Посещение  мюзикла.  Только  не  "Вест-сайдская
история", ради Бога!  Либо "Кошки", о  котором я знаю  только, что он  к нам
приезжал, либо  какой-нибудь третий,  о котором  я не  знаю вообще ничего. 4
часа. Без права посещения буфета.
    4. Нью-Йорк.  Гарлем. Изучение  ужасных условий  жизни черных кварталов.
Выслеживание путей транспортировки и распространения наркотиков.  Знакомство
с работой местной полиции. 1 час.
    5. Нью-Йорк. Редакция какой-нибудь  крупной газеты. Экскурсия по  местам
трудовой  славы  Роберта  Рэдфорда  ("Вся  президентская рать") и еще одного
журналиста, не помню как звать ("Козерог-1"). 10 минут.
    6.  Нью-Йорк.  Кони-Айленд.  Поиск  самого Кони-Айленда. Поиск квартала,
похожего на описанный  Марио Пьюзо с  учетом видеоряда Фрэнка  Форда Копполы
("Крестный отец - 1,2,3"). 10 минут.
    7. Нью-Йорк. Завершение осмотра.  Посещение злачных мест -  стрип-баров,
публичных  домов,  подземных  автостоянок,  гостиниц,  фотостудий,   частных
владений с бассейнами. По 30  секунд на каждое место, как  на интернетовских
порносайтах.
    8. Вашингтон. Овальный кабинет  Белого дома. Подсматривание через  плечо
ихнего президента, чего он там  пишет. Если он пишет вообще  хоть что-нибудь
- 10 минут, иначе - 1 минута.
    9. Вашингтон. Пентагон. Полет  с угуканьем и подвыванием  по бесконечным
пустым коридорам в надежде испугать ночную охрану. 5 минут.
    10.Вашингтон.  Лэнгли,  штаб-квартира  ЦРУ.  Ознакомление  со  всеми  до
единой  самыми  страшными  тайнами,  в  том  числе  и  насчет   разбившегося
инопланетного корабля, а также  действительно ли американцы летали  на Луну,
и еще, кто на самом деле убил президента Кеннеди. 30 минут.
    11.Вашингтон.  Где  точно  -  не  знаю,  может,  и  не  в Вашингтоне, но
штаб-квартира  ФБР.  Доступ  к  икс-файлам,  бишь  "Секретным   материалам".
Окончательное  ознакомление  с  самыми  страшными  тайнами, которых не знают
даже в ЦРУ. 30 минут.
    12.Вашингтон.  Здание  Конгресса,   купол.  Обозрение  пейзажа   ночного
города. Размышление о том, стоит  ли знакомиться с самыми страшными  тайнами
Агентства национальной безопасности. До рассвета.
    13.Вашингтон. Завершение осмотра, с акцентом на частные владения. По  30
секунд.
    14.Хьюстон, центр управления НАСА  - мыс Канаверал, космодром.  Метаться
туда-сюда,  наблюдая  в  реальном  времени  процесс  пуска  шаттла. Вместе с
шаттлом  выйти  на  расчетную  орбиту,  если  не  помешает  погода,  или  не
отвалится какая-нибудь железяка. 30 минут.
    15.Где  точно  -  не  знаю.  Бескрайние  равнины  одноэтажной   Америки.
Мчаться в потоке машин по хайвэю или интерстейту, горланя "Гуд бай  Америка,
о!" в  версии альбома  "Князь тишины",  1988 год.  Пять раз  по 3  минуты 30
секунд.
    16.Редмонд.  Кампус  компании  "Майкрософт".  Ритуальное  посещение, без
эмоций. Посиделки на столе  Билла Гейтса, самого богатого  человека планеты.
1 минута.
    17.Калифорния.  Кремниевая  долина.   Ощущая  себя  Джеком   Николсоном,
полетать на высоте 50-70 метров. 30 минут.
    18.Лас-Вегас.  Залезть  во  внутренности  любого  "однорукого бандита" и
выяснить,  благодаря  какой  детали  американцы умудряются сохранять светлую
веру в теорию вероятности и честность предпринимательства. 1 минута.
    19.Лас-Вегас.  Невада,  ядерный  полигон.  Посетить  подземные  пустоты,
образовавшиеся  в  результате  испытательных  взрывов.  Можно,  в  принципе,
сделать то же самое в Семипалатинске, но в Неваде, мне кажется,  безопаснее.
Хотя о чем это я? 10 минут.
    20.Завершение экскурсии. Отбытие куда-нибудь.
    План в целом хорош и, что самое главное, удивительным образом  совпадает
с  моими  представлениями  об  Америке,  сложившимися в результате прочтения
книжек  в  детстве,  журнала  "Крокодил"  в  юности,  просмотра  телеков   в
молодости и видиков в зрелости, а также выслушивания рассказов паломников  в
последние перед  смертью годы.  Единственный недостаток  - полное  нежелание
его  исполнять,   образовавшееся  по   мере  его   составления.  Стоило   ли
отправляться в такую даль,  чтобы увидеть то, что  я и без того  давно знаю?
Поэтому я сразу перешел к двадцатому пункту.
    ...Место, где  я оказался,  называлось Европа.  Но не  часть света, и не
остров в  Индийском океане,  а спутник  Юпитера. Это  очень далеко от Земли.
Если  бы  не  две  тысячи  восьмой  год,  люди добрались бы сюда не скоро, а
теперь  не  доберутся  никогда.  Так  что  я  -  единственный на веки вечные
посетитель  этого  благословенного  местечка.  Миллионы  лет назад, когда на
Земле жрали друг друга  динозавры, этот же самый  лед лежал под серым  небом
такой же  точно мертвой  равниной, как  сейчас, и  через миллионы лет, когда
Солнце погаснет, он будет все так же мертв.
    Мраморный Юпитер, наискось  исполосованный облачными грядами,  висел над
далеким  горизонтом.  Вечный  ветер  нес  в  его сторону шелестящую поземку.
Бледно  светили   звезды.  Европеанская   ночь  баюкала   планету   морозной
бессмысленной песней, и не было  ей конца. Повиснув посреди этого  обиталища
смерти, я  впервые ужаснулся  положению, в  котором оказался.  Что я? Кто я?
Сколько мне отведено? А если вечность?  Мое тело мертво, но сам-то я  жив! Я
сохранил эмоции, я  чувствую время, работает  мой разум. Я  человек, каким и
был  до  того,  как  умер,  потому  что  я  -  это  мое ощущение себя, а оно
сохранилось  неизменным.  А  значит,  я,  как  и  раньше,  ограничен в своих
возможностях. Да, я перемещаюсь куда захочу, я могу узнать все, что  захочу,
но это же совсем не то, что нужно человеку для жизни. Человеку нужны  другие
люди.  Человеку  нужно  незнание.  Человеку  нужна  любовь.  Человеку  нужна
смерть,  в  конце  концов.  Без  этого  и  многого  другого  участь человека
невыносима. Что будет со мной, человеком, без всего этого?
    Вот пройдет десяток  лет. Я не  знаю, как я  их проведу. Уйду  в далекий
космос,  блуждать  по  другим  галактикам,  искать  чужие цивилизации? Нырну
внутрь Солнца и буду сидеть там, бирюк бирюком, в центре термоядерного  ада?
Вернусь на Землю, к людям, жить безнадежным вуайеризмом?
    А вот интересно, сохранилась ли у меня психика? Та самая, в  медицинском
смысле, которая может нарушиться? С одной стороны, если бы она  сохранилась,
то уже  нарушилась бы,  потому что  вынести происходящее  со мной нормальная
психика вряд ли может. С другой  стороны, я не замечаю никаких отклонений  в
самоощущении, а ведь  психика - такой  же элемент моего  "я", как, например,
способность  рассуждать.  Но  опять  же,  если  она  сохранилась,  и  я  уже
свихнулся, то способен  ли я определить,  свихнулся ли я?  А может, со  мной
вообще ничего не происходило,  и никакой Санек не  вгонял мне в лоб  пулю, а
просто  это  белая  горячка  приключилась  сразу  после  приема  арманьяка в
ротонде  над  Хамовниками?   И  сейчас  я   не  вишу  свободно   над  пустой
поверхностью  Европы,  пронизываемый  ветром  и  ледяными  кристалликами,  а
совсем наоборот,  лежу где-нибудь  в Кащенко,  прикованный к  койке, в  луже
мочи, в смирительной рубашке, и  здоровенный эскулап засаживает мне укол  за
уколом в надежде вернуть к трудовой деятельности?
    Не, на белую горячку  не похоже - чертиков  не видать. Вообще никого  не
видать, прах их всех дери, только недальний Юпитер, да лед, да поземка.
    А  если  попытаться  покончить  самоубийством?  Интересно,  какие у меня
возможности в  этом смысле?  Шеи, конечно,  нет, веревку  не набросишь, и из
окна тоже не выпрыгнешь - на Европе пока что нет окон. Но вот если  мысленно
потренироваться,  да  поднатужиться,  может,  удастся заставить так некстати
выжившую  личность  сколлапсировать?  О,  насчет  коллапса  -  это  идея! Не
полететь  ли  поискать  где-нибудь  во  Вселенной  черную  дыру? Уж если она
нейтрино  засасывает,  так  почему  бы  ей  и меня не прихлопнуть, как муху?
Упаду за горизонт событий, и амба. Там ни времени, ни пространства. А раз  я
сейчас ощущаю и время, и  пространство, значит, черная дыра для  меня должна
быть смертельна. Слава Богу, есть надежда на будущее!
    Я и  в самом  деле почувствовал  облегчение. Ужасная  перспектива вечной
жизни  отступила.  Когда  прошел  испуг,  и  я  смог  рассуждать  здраво, то
сообразил,  что  черная  дыра  -  не  единственная  возможность   прекратить
мучения. Есть еще  граница Вселенной, та  самая, на которой  пылают квазары.
Там, за границей, мое существование  тоже должно стать невозможным, ведь  я,
в  каком  бы  виде  ни  существовал,  все  равно  остаюсь  порождением своей
Вселенной.
    Ну вот и  хорошо, вот это  и зафиксируем. А  пока я жив  и в своем  уме,
есть еще куча дел.  Надо поискать жизнь во  Вселенной. Вдруг, в самом  деле,
удастся  найти  иные  цивилизации!  Надо  попрыгать по Солнечной системе, по
всем  планетам,  посмотреть,  как  там  дела.  Не может же быть, чтобы такое
разнообразие форм  существовало просто  так, ради  самого наличия! Наверняка
за  этим   что-то  кроется.   Потом  надо   смотаться  в   центр  Галактики,
полюбоваться  ее  ядром,  которое  отсюда  не видно из-за пылевых скоплений.
Полетать  по  другим  галактикам,  и  в  межгалактическом пространстве тоже.
Кроме того, следует постоянно возвращаться на Землю, следить за ходом  жизни
человечества.  Попутешествовать  по  странам.  В  Японии  хочу  побывать. Во
Франции, в Китае.  В Италии и  в Англии тоже  хочу, но чуть  поменьше. Штаты
тоже  хочется  посмотреть  поподробнее.  Да  и  по  России пошататься. Где я
бывал, кроме  Москвы, в  конце-то концов!  Опять же,  надо не  прозевать две
тысячи восьмой год, поприсутствовать при гибели человечества.
    Пока я перечислял все предстоящие дела, понимая при том, что это  только
малая  часть  чудесных  возможностей,  и,  как  в  плоде  граната, за каждым
очередным слоем ягод для меня  будет открываться другой, еще более  обильный
слой, подкралась новая тревожная мысль.
    А что, если я  все-таки не вечен? Более  того, не только не  вечен, но и
крайне ограничен во времени?
    Вот только что мой труп  наконец-то нашли. В Москве свежее  раннее утро.
Охранник звонит  в милицию.  Уборщицы бросили  работу и  оживленно обсуждают
мою молодость и душевные качества.
    А  в  это  время  тикает  счетчик.  Как  там у верующих? На третий день,
обливаясь  слезами,  душа  окончательно  прощается  с  любезным ей телом. На
девятый,  стеная,  заканчивает  лобызать  родных  и  близких.  На сороковой,
изгоревавшись вконец, помутненным прощальным взором окидывает родные  места,
и то ли отбывает в горние выси, то ли низвергается в геенну. Так что у  меня
до  геенны  осталось  каких-то  тридцать  девять  с  половиной дней. Это при
условии,  что  с  того  света  поступила достаточно достоверная информация о
сроках прохождения этих этапов. А ну, как Всевышний принял решение, в  целях
перестройки и ускорения, сроки сократить?
    За время моих размышлений ничто вокруг не изменилось. Да и могло ли  оно
измениться, если не менялось  миллионы лет? Все так  же висел в черном  небе
Юпитер.  Все  так  же  светили  звезды.  Все тот же лед недвижно расстилался
внизу.
    И  я  нырнул  под  ледяную  поверхность.  Здесь  оказалось тепло и тихо.
Углекислый ледяной  монолит, с  малой примесью  воды и  космической пыли.  Я
уходил  в  сторону  центра  планеты  все  глубже  и глубже, нигде по пути не
встречая  ничего,  кроме  однородной  твердой углекислоты. Царила абсолютная
тьма. И  лишь пройдя  километра полтора,  я понял,  что структура льда стала
меняться. Еще километр -  и от углекислоты не  осталось и следа. Дальше  шел
твердый,  как  алмаз,   чистый  водяной  лед.   Сколько  ему  лет,   сказать
невозможно. Наверное, он образовался  еще во времена, когда  Солнце окружало
плотное пылевое облако, внутри которого плавали сгустки протопланет. Но  что
интересно,  температура  льда  с  глубиной  становилась  все  выше  и  выше.
Наконец,  настал  момент,  когда  в  твердом  льду,  несмотря  на гигантское
давление  и  все  еще  низкую  температуру,  мне  встретился пузырек древней
соленой воды. Глубже  такие пузырьки стали  встречаться все чаще  и чаще, их
размеры росли, стали попадаться  огромные каверны, заполненные все  такой же
водой.  Еще  ниже,  где  температура  оказалась  близка к нулю, в кавернах я
встретил воздух.  Не ядовитый  газ, а  именно воздух,  близкий по  составу к
земному -  с кислородом  и азотом.  Я уже  знал, что  будет дальше. Восемь с
лишним  километров  льда  остались  надо  мной,  когда я вырвался в огромный
воздушный  пузырь,  плавающий  в  теплом  внутреннем  океане  Европы.  Океан
светился  мягким  зеленым  светом  и  кишел  жизнью. С темного ледяного неба
непрерывно шел крупный дождь.  Капли шлепались о дрожащую  поверхность воды,
и каждая капля порождала в этой поверхности пульсирующую зеленую вспышку.  В
теплой  воде,   насыщенной  копошащейся   биомассой,  зелеными   светящимися
торпедами проносились узкие  верткие существа. Пузырь,  один из тысяч  таких
же, катился  по ледяному  своду, гонимый  течением и  гравитацией Юпитера, и
окружающая  его  живая  материя  шлейфом  сопровождала  его  в  этом  вечном
странствии. Пузыри сталкивались, сливались, разделялись снова, застревали  в
неровностях льда и опять, светясь, отправлялись путешествовать.
    Разумной жизнью здесь, конечно, не  пахло. Эволюция протекала вяло -  уж
слишком однородны условия в течение миллионов лет. Внутреннее тепло  планеты
и приливные силы Юпитера согревали воду снизу, а холод космоса охлаждал  лед
сверху -  вот и  все основания  для существования  жизни. Да  плюс небольшая
радиация  ядра  Европы  как  источник  мутаций.  Ни  солнечной  радиации, ни
панспермии. И невообразимое угнетающее давление многокилометрового  ледяного
панциря.  И  тем  не  менее,  жизнь  существовала!  А  это  означает, что во
Вселенной, с  ее бесчисленным  множеством миров,  куда более  благоприятных,
чем  Европа  и  даже  Земля,  жизнь  является такой же обыденной, нормальной
формой существования материи,  как и все  другие формы -  булыжники, водяные
пары,  галактики,  пустота,  поля  и  прочая  неживая  дребедень.  И еще это
означает,  что  Вселенная  полна  разумной   жизнью,  потому  что  разум   -
неизбежный этап живой эволюции. То есть мне надо просто хорошенько  поискать
и,   даже   после   гибели    земного   человечества,   развлечений    моему
бессмертному духу хватит надолго.
    И все-таки, сколько же у меня в запасе времени?
    Есть два способа  выяснить это. Один  - отправиться в  свои странствия и
путешествовать  до  тех  пор,  пока  время  не  истечет.  Тогда,  жарясь  на
сковородке,  будет   что  вспомнить.   Если,  конечно,   упросить  оператора
котельной убавить огоньку, а то голая задница на раскаленном металле  сильно
отвлекает от воспоминаний.
    Второй -  немедленно найти  Бога и  задать ему  прямой вопрос  в надежде
получить прямой  ответ. Он,  конечно, может  сказать что-то  вроде: "Ах  ты,
сукин сын,  где ты  шатался, отправляйся-ка  немедленно на  склад за  личной
сковородкой,  и  чтоб  к  двадцати  двум  нуль-нуль,  как  штык,  на  адскую
поверку!". И тогда вспомнить будет  нечего. А может и наоборот,  приласкает,
пожалеет и выпишет отпуск дней на сорок. А уж потом на склад.
    Второй  вариант  хорош   тем,  что  не   омрачен  постоянным   ожиданием
неприятностей. Уверенность в завтрашнем дне - вот что нужно простой  русской
душе, и что  она потеряла вместе  с СССР. Ну  и, самое главное,  Бога я ведь
могу и не найти по причине отсутствия Его Как Такового.
    ...И я вышел в межгалактическое пространство. Здесь царила самая  пустая
пустота,  какую  только  можно  себе  представить.  Нет звезд. Нет газа. Нет
пыли.  Нет  радиации.  Лишь  немощные  невидимые  волокна  метагалактических
гравитационных полей тянутся из тьмы  в тьму. И только два  источника света,
не  освещаюших  ничего,  кроме  самих  себя  - слабое продолговатое пятнышко
галактики  Андромеда  далеко-далеко,  и  огромная  бледно светящаяся спираль
совсем рядом, всего  в сотне тысяч  световых лет от  меня - наша  Галактика.
Запятнанная чернильной грязью  пылевых туманностей, расцвеченная  вкрапинами
звездных  скоплений,  она  размазалась  тонким  дымчатым  слоем  по   черной
невидимой  плоскости,  и  лишь  в  ее  центре слегка вспучивалось чуть более
яркое ядро,  похожее на  сгусток пара.  Наверное, она  вращалась. Во  всяком
случае,  ее  спиральность  явственно  напоминала  о  виденных  по телевизору
торнадо в Аризоне, спутниковых снимках  земных тайфунов и зовущем обратно  в
детство танцующем  подводном смерчике  над сливным  отверстием ванны.  И все
эти  напоминания  говорили  только  об  одном  -  в  центре  спирали  должно
находиться нечто,  засасывающее в  себя пространство,  как смерчик засасывал
хлопья пены. Гигантская черная дыра.
    А в ней моя окончательная смерть. Но  где же еще искать Бога, как не  за
гранью смерти? На Земле искать Его бесполезно. Не может же Он выбрать  своей
резиденцией захудалую рядовую планетку на задворках рядовой галактики.  Было
бы еще понятно, если бы земные  жизнь и разум являлись чем-то уникальным  во
Вселенной.  Но  ведь  я  только  что  убедился,  что этого добра здесь - как
грязи.
    В Солнечной системе Его не найти  по той же самой причине ее  абсолютной
обыденности.  И  в  Галактике  Его  нет,  разве  если  только  прав один мой
знакомый, утверждавший, что  существует некая иерархия  богов, по одному  на
каждую  вселенскую  сущность.  Тогда  непонятно,  к  кому из них мне следует
обращаться со своей проблемой? К богу Земли? А у него что, свой  собственный
локальный  Ад,   или  он   передаст   мое   ходатайство  по   инстанции,   в
специализированную  организацию  по  обслуживанию  грешников всей Вселенной?
Сколько тогда  будет длиться  переписка? А  может, я  имею право  обратиться
сразу  к  богу  Галактики,  или  даже  к  богу  Вселенной?  Или у них, как в
судопроизводстве,  или  в  Советской  Армии,  следует  обращаться  строго по
команде?
    Нет, только черная дыра расставит все по местам. К дьяволу все планы  на
отпуск,  истина  дороже.  Для  эксперимента  подойдет любая дырка, но далеко
ходить  не  будем.  Вон  та,  в  центре  Галактики, в пыли звезд, пожирающая
вечность, - моя.
    ...Она оказалась  ужасна. Да  что там  она! Куда  более ужасна оказалась
сама  местность,  в  которой  она  обитала!  Здесь толклось такое количество
звезд,  что  ничего,  кроме  них,   в  окружающем  пространстве  просто   не
существовало.  Ни  малейшего  клочка  темноты.  Совместное  излучение звезд,
казалось, весило миллионы тонн, и  даже мой нематериальный дух почти  ощущал
этот вес.
    Черная дыра совсем не  была черной. Я в  жизни не встречал ничего  белее
того  света,  который  исходил  от  нее.  Светилась, конечно, не она сама, а
падающее в нее вещество.  Отвратительные хлысты его, как  щупальца, тянулись
к  дыре  со  всех  сторон.  По  сравнению  с  катаклизмами, сотрясавшими все
вокруг,  взрыв  пятидесятимегатонной  хрущовской  игрушки  над  Новой Землей
выглядел бы просто пуком  микроба, нет, последним тепловым  колебанием атома
жидкого гелия при одной сотой градуса выше абсолютного нуля.
    Я  понял,  что  Ада  не  существует.  Хилое  воображение  адептов  веры,
желавших заставить  людей бояться  загробной жизни,  в самых  страшных своих
фантазиях  помещало  грешников  в  места,  сулившие  истинное  блаженство по
сравнению с этим кошмаром.
    А  раз  не  существует  Ада,  то  нет  и  Рая,  потому что добро без зла
существовать не может.
    А раз  не существует  Рая, то  нет и  вечной жизни,  потому что ее негде
проводить.
    А раз нет вечной жизни, то нет  и Бога, потому что без вечной жизни  Бог
не нужен - все остальное у людей и так есть.
    А раз  не существует  Бога, то  и мне  здесь нечего  делать, потому  что
здесь не у кого спросить о том, сколько я буду жить.
    А раз  спросить не  у кого,  значит, я  буду жить  вечно, и уже составил
план, как мне эту вечность провести.
    ...Но было поздно. Впервые с  момента  смерти  я  ощутил  предел   своих
возможностей. Черная дыра  тянула к себе,  и не доставало  сил преодолеть ее
вязкую мощь. Я падал в свет, тот самый манящий добрый свет, который  обещали
книжки о жизни после смерти. В рассыпающемся сознании мелькали  давным-давно
умершие Санек, Виталий, Генка  Рогозин. Москва, обращенная временем  в прах.
Холодная мертвая Земля.  Погасшее Солнце. Опустошенная  взрывами сверхновых,
почерневшая Галактика. Замороженная Вселенная.  Я падал и падал,  пронизывая
пленки бесчисленных световых горизонтов, и сладкая блаженная боль  наполняла
меня, заменяя собой мысли, тревоги, заботы, любовь, счастье, жизнь.

Глава 5. Абсолютное программирование.         Вводный курс

    - Снимайте плащ,  Илья Евгеньевич, проходите.  Вешалка вон там,  рядом с
дверью. Я  понимаю ваше  удивление, но  потерпите, скоро  и вы  все поймете.
Присаживайтесь. Осмелюсь  предложить чайку,  не откажетесь?  Конечно, вам бы
сейчас чего-нибудь  покрепче, но  не держу,  знаете ли.  Гостей не бывает, а
сам  я  как-то  не  нуждаюсь.  А  вот  чайку  - милое дело, особенно в такую
погоду.
    Говоря  все  это,  маленький  сутулый  человечек  беспрерывно  суетился,
накрывая  на  стол.  Его  лысая  голова  и  старомодные  очки поблескивали в
полумраке,   отражая   неверный   свет   стоящего   на  столе  трехсвечового
приспособления  -  то  ли  шандала,  то  ли  канделябра,  а  может,   просто
подсвечника.  Стараниями  человечка  на  столе  возникли  огромное  блюдо  с
теплыми плюшками, масленка, сахарница,  пузатый чайник с кипятком,  чайничек
поменьше с заваркой, варенье, чашки,  ложки, салфетки и прочие штучки,  один
вид которых вызвал в моем  желудке бурный физиологический процесс. Я  мечтал
о  горячем  чае  не  меньше  пятидесяти  миллионов  лет,  а о том, что такое
плюшки, я забыл сто миллионов лет назад.
    Простая  реакция  живого  организма  оказала  бодрящее  воздействие   на
оторопевший разум. Наверное,  идиотское выражение стало  потихоньку сползать
с моей физиономии,  потому что человечек,  добро улыбнувшись, завершил  свои
манипуляции торжественным опусканием  в мою чашку  кружочка лимона и  уселся
напротив, выжидающе поглядывая на меня поверх сползших на нос очков.
    - Пейте-пейте,  Илья  Евгеньевич,  чаек  замечательный.   И  не спешите,
времени у нас еще мно-о-ого. Это  у землян времени всего ничего осталось,  а
мы с вами пока что дефицита не испытываем.
    Если  все,  происходившее  со  мной   с  момента  громового  удара   над
Хамовниками,  -  это  сон,  то,  судя  по  последним  словам  человечка,  он
продолжается.
    Я огляделся. Мы находились  в комнате, отвечающей моим  представлениям о
старинной   частной   библиотеке    в   каком-нибудь   средневековом    доме
какого-нибудь  чудаковатого  богача.  В  памяти  всплыл  текст  с   любимого
тухмановского винила из дорогих сердцу семидесятых:
        И мы с тобой войдем в высокий древний дом,
        Где временем уют отполирован,
        Где аромат цветов изыскан и весом,
        Где смутной амброй воздух околдован...
    Из полумрака  выступали филенчатые  стены темного  дерева. Встроенные  в
них стеллажи плотно заставлены  толстенными томами, поблескивающими в  свете
свечей  золотом  тисненых  слов  на  неизвестных  мне  языках. Филенчатый же
потолок терялся  в полумраке  высоко над  головой -  свет почти  не достигал
его.  Присутствовала  здесь  и  обязательная  стремянка,  служившая, судя по
конструкции  и  затертым  до  блеска  ступеням,  многим  поколениям   хозяев
библиотеки. Высокие стрельчатые окна снаружи  обметал снег - там выла  пурга
и   властвовала   ночь.   Тишина   этой   средневековой   ночи,  наполненная
потрескиванием  свечей,  скрипом   старинного  дерева,  подвыванием   ветра,
окружала нас.
    Человечек одобрительно следил за попытками моего сознания пробудиться.
    - Как вам здесь нравится? Правда,  уютно? Это все специально для вас,  я
знаю  ваши  вкусы.  Ну-ну,  Илья  Евгеньевич,  приходите же в себя. Пора уже
задавать вопросы.
    - Где  я?  -  поощренный,  спросил,  наконец,  я,  не  имея душевных сил
претендовать на оригинальность.
    - Вы у меня в гостях. Помните, вы кого-то искали, чтобы задать  мучивший
вас вопрос о сроке вашего существования?
    - Так это было на самом деле? Я что, действительно умер?
    - К несчастью, да. Или к  счастью, это как посмотреть. Вы пейте  чай-то,
а  то  остынет.  Плюшки  рекомендую  настоятельно. Или может быть, поужинаем
более плотно?
    - А вы, значит, тот, кого я искал?
    - Да,  -  просто  ответил  человечек.   К  своей  чашке  он  так  и   не
притронулся.
    - Но я искал Бога.
    - Считайте для начала, что вы его нашли.
    - Вы Бог?
    - Не совсем, но вроде того. Вы потом поймете.
    - А настоящий Бог есть?
    - Настоящего, в том смысле, который вы вложили в свой вопрос, нет.
    - Только вы?
    - Только я.
    - А Дьявол?
    - Что Дьявол?  - человечек сделал  вид, что не  понял вопроса. При  этом
его добрые глаза стали еще добрее.
    - Дьявол есть? Существует?
    - Если я правильно уловил смысл ваших вопросов, вы пытаетесь с  наскока,
даже  не  попробовав  плюшки,  постичь  основы  мироздания,  не  так ли? Вас
интересует,  какова  доля  субъективности   в  окружающей  вас   реальности?
Существует  ли  и  существенна  ли  поляризация субъективных основ? Так вот,
никакого Дьявола нет. А добро и зло - всего лишь абстракции,  локализованные
в человеческом  обществе с  целью упрощенного  объяснения окружающего  мира.
Объяснения, доступного слабому человеческому разуму, к тому же  находящемуся
в  условиях  постоянного  дефицита  достоверной  информации. А реальность, к
сожалению,  чрезвычайно  материальна  и  объективна,  ее  форма продиктована
конечным числом фундаментальных физических соотношений. И еще есть я.
    Если бы  подобный диалог  состоялся в  другое время,  до моих  последних
приключений, я ограничился бы мысленным  диагнозом своему визави, и на  этом
либо постарался  закончить беседу,  либо разговаривал  с ним  как с больным,
осторожно обходя острые темы, дабы  не вызвать припадка. Однако мои  чувства
все  еще   оставались  возбуждены   картиной  летящих   навстречу   световых
горизонтов черной дыры, так что сейчас  я мог бы поверить во многие  чудеса,
в том числе и во встречу с Богом. Пусть только представит доказательства,  а
то  уж  больно  не  вяжется  его  тщедушная  фигурка  с  образом  Великого и
Всемогущего.
    - Вы? А кто  вы все-таки? - прямо,  не церемонясь, спросил я  в ответ на
его последнюю фразу, сказанную  особым многообещающим тоном. -  Извините, но
оснований считать вас Богом у меня маловато.
    - Отчего же маловато? Разве обстоятельства нашей встречи не кажутся  вам
если уж не достаточным, то по крайней мере располагающим основанием?
    - Какие  обстоятельства?  Мы  сидим,  пьем  чай  в  уютной  комнате.  Я,
конечно, не  знаю, как  сюда попал,  но всякое  случается в  жизни, особенно
если под  водочку. Вы  пожилой человек,  отнюдь не  похожий на  творца всего
сущего.  Так  что  мой,  как  вы  сказали,  слабый  разум  ищет   упрощенные
объяснения нашей  встрече, и  находит. Ну,  например, допустим,  что со мной
все-таки случился  приступ белой  горячки, и  все, что  произошло с  момента
последней пьянки - мой горячечный  бред. И вы, извините, тоже.  Или, скажем,
другой вариант. Вы существуете реально,  но все мои приключения -  результат
вашего гипнотического воздействия. Уж не знаю, зачем вам это нужно, но  если
вы и дальше будете ставить  свои бесчеловечные эксперименты, я все  равно не
поверю, что  вы Бог.  А вот  еще вариант,  так сказать,  компиляция из  двух
предыдущих.  Мы  оба  сошли  с  ума  и  находимся в психбольнице. Тогда ваше
заявление насчет вашей  божественной сущности совсем  уж понятно и  никакого
удивления у меня не вызывает.
    - Все ваши варианты,  Илья Евгеньевич, извольте заметить,  базируются на
предположении, что либо ваш, либо наш с вами разум помутнен.
    - Еще бы!  Вы даже не  представляете себе, какие  бредовые вещи со  мной
произошли.
    - Отчего  же  не  представляю.  Могу  даже  пересказать  в подробностях.
Сначала  охранник  застрелил  вас.  Потом  вы побывали в Марианской впадине.
Потом отправились в США, посетили  спутник Юпитера. Кончилось все прыжком  в
черную дыру, после чего вы потеряли  счет времени. А очнулись у двери  в эту
комнату.
    - Ну вот видите! Поскольку вы так хорошо обо мне осведомлены, значит,  я
нахожусь под вашим гипнозом,  и либо сам рассказал  вам о своем бреде,  либо
вы мне его внушили. Кстати, не знаю вашего имени - отчества, извините.
    - Называйте меня,  ну, скажем, Саваоф.  Для простоты вашего  восприятия,
так сказать.
    Это уже  явный перебор.  С одной  стороны, логично,  считая себя  Богом,
взять имя Саваоф, но  с другой стороны, должна  же быть у человека  совесть!
Эта игра мне надоела.
    - Может, Иешуа Га-Ноцри? -  взорвался я. Не знаешь, куда  от собственных
проблем деться,  а тут  еще этот  больной. Пора  как-то определяться. Я жив,
это  несомненно,  но  ситуация,  в  которой  оказался,  остается чрезвычайно
странной. Срочно требуется привести ее к норме.
    - Я  допускаю  уместность  вашей  иронии,  Илья  Евгеньевич,  - спокойно
ответил мне Саваоф. - Потому что ситуация, в которой вы оказались,  остается
чрезвычайно странной. Срочно  требуется привести ее  к норме, -  повторил он
мои мысли слово в слово все с той же доброй улыбкой.
    Я отодвинул  от себя  чашку и  пристроил на  блюдце сбоку нее обкушенный
остаток  плюшки.  Он  еще  и  мысли  читает!  Нет,  это  самое   натуральное
издевательство! И я уперся, как осел:
    - У меня бред и вы меня гипнотизируете. Спасибо за чай.
    Я встал  и пошел  к двери.  Срывая с  вешалки плащ,  я услышал за спиной
негромкий усталый голос:
    - Илья Евгеньевич, пожалуйста, осторожнее.
    - До свиданья, - буркнул я в ответ, не оборачиваясь, и распахнул дверь.
    За  дверью  оказалась  черная  пустота.  Сквозь  нее, освещаемые тусклым
желтоватым светом из-за моей спины,  беззвучно мчались снежинки, но не  было
ни неба, откуда бы они срывались, ни земли, на которую они должны падать.  Я
еле успел ухватиться за косяк и остановить занесенную ногу, иначе уже  летел
бы во тьму, навсегда  удаляясь от теплого светящегося  прямоугольника двери.
Воздух из  комнаты, вырываясь  в пустоту,  раздувал полы  плаща и трепал мои
волосы.
    Все еще держась мертвой хваткой  за косяк, я оглянулся. Саваоф  сидел за
столом, откинувшись на  резную спинку средневекового  стула и скрестив  руки
на  груди.  Он  продолжал  грустно   улыбаться,  но  во  взгляде   мелькнула
строгость.
    - Осторожнее, Илья Евгеньевич, - повторил он медленно.
    Я очень осторожно выглянул  наружу. Вокруг - черная  непроницаемая тьма.
Ничто. Даже не вакуум. Отсутствие пространства-времени. Я заглянул за  косяк
двери в надежде увидеть  хотя бы стену здания,  в котором мы находились,  но
такое же ничто оказалось и там.  Высовывать руку и ощупывать не хотелось.  С
трудом  отлепившись  от  косяка,  я  аккуратно  прикрыл  дверь, повесил плащ
обратно на вешалку и вернулся за стол. Машинально отхлебнул остывающий  чай.
Саваоф молча наблюдал.
    - А отчество у вас есть? А то Саваоф - как-то неудобно. Вы старше  меня,
а я вас только по имени.
    - Ну, допустим, пусть будет Саваоф Ильич. Устроит?
    - Это как-нибудь связано с моим именем?
    - Нет, просто так само в голову пришло. Мне-то имя вообще в принципе  не
нужно.  Я  до  сего  момента  один  был.  Ну,  а раз уж вы здесь, пусть буду
Саваофом Ильичом.
    - Ну  хорошо, Саваоф  Ильич. Итак,  либо вы  уникальный гипнотизер, либо
все действительно обстоит  так, как обстоит.  Хотя на Бога  вы все равно  не
похожи.
    - А я и не Бог. Еще чаю?
    - Да, спасибо, если  можно. Вы сказали, что  были один до тех  пор, пока
не появился  я. Означает  ли это,  что я  вам зачем-то  понадобился? Или это
такая процедура посмертного суда? В уютной обстановке разберем мои грехи,  и
дальше вы меня отправите по назначению?
    - Вы  мне  понадобились,  Илья   Евгеньевич,  да  еще  как.   А   насчет
посмертного  суда,  так  вы  эти  метафизические  бредни  забудьте.  Никакой
загробной жизни не существует.
    - То есть как? А как же я, сидящий сейчас перед вами? Если помните,  мне
две пули в голову всадили. Такие травмы не лечатся.
    - Вы,  Илья Евгеньевич,  к сожалению,  отнюдь не  тот же  самый субъект,
которому, как вы изволили  выразиться, всадили в голову  две пули. Вы -  его
реплика.
    - Это как? Я чувствую себя самим собой. Я - это я. Что значит реплика?
    - А  то  и  значит,  что  вы  являетесь  абсолютно  точной,   вплоть  до
последнего  кварка,  копией  погибшего.  Вы  обладаете  всеми его чувствами,
знаниями, памятью, характером. Можно сказать, вы взяли у него его жизнь.  Но
сам  он  уже  ничего  не  чувствует.  Его  жизнь  окончена.  Его  душа, или,
правильнее, его  самоощущение, к  вам не  переселилась, она  умерла вместе с
ним. У  вас ваша  собственная душа.  Печально, но  репликация - единственный
способ осуществления бессмертия, и никаким бессмертием она на самом деле  не
является. Кстати, предваряя ваши последующие вопросы: вы - отнюдь не  первая
реплика Ильи  Евгеньевича. Первая,  квазиматериальная, тоже  теперь мертвая,
падает сейчас  в черную  дыру в  центре Галактики,  и будет  падать туда,  с
нашей точки зрения, вечно.
    - Следовательно, я тоже умру,  и больше уже ничего не  буду чувствовать?
Даже если появится моя новая реплика?
    - Абсолютно  верно. Ваша  новая реплика  станет жить  продолжением вашей
жизни, но это будет ее собственная жизнь.
    - И кто же играет со мной в эти игры? Вы, как я понимаю?
    - Илья  Евгеньевич, прошу  понять меня  правильно и  принять неизбежное.
Да, это я реплицировал  вас, и собираюсь реплицировать  и дальше. Но я  ни в
коем случае не стал бы вас тревожить, если бы не трагическая необходимость.
    - И что  же это за  необходимость такая, чтобы  покойников тревожить? Не
по-божески это, Саваоф Ильич!
    - Мне нравится, что вы относитесь к ситуации с юмором, Илья  Евгеньевич.
Собственно, я знал, что так будет. Я  вообще знаю вас лучше, чем вы сам.  Но
давайте-ка на  сегодня прервемся.  Вы, наверное,  устали, а  разговор у  нас
впереди серьезный.  Вы, извините,  реплика материальная,  так что  вам самое
время  отдохнуть.  Там  для  вас  апартаменты  приготовлены,  давайте  я вас
провожу.
    Я  и  в  самом  деле  чувствовал  дикую усталость. Для несчастной второй
реплики  столь  дорогого  моему  сердцу  ныне  покойного  Ильи  Евгеньевича,
царство ему небесное,  психическая нагрузка оказалась  чрезмерной. Я брел  в
дрожащем пятне света, отбрасываемого  шандалом, вслед за шаркающим  Саваофом
Ильичом по  длинным коридорам  старинного дома,  и вопросы,  которые я хотел
задать,  один  за  другим  покидали  мою  голову. Существуют ли еще реплики,
кроме  меня?   Да  черт  его  знает!  Можно  ли реплицировать мне на вечерок
какую-нибудь "плэймэйт" или "пентхаус пет"?  А зачем она тебе, ты  все равно
сейчас отрубишься. Что это за снег там, снаружи, за окнами, если там  ничего
нет?  Да фиг  его знает, специально для  твоего уюта организован. Ну  где же
эти чертовы апартаменты, спать охота! Да вот они.
    Саваоф Ильич толкнул скрипучую дверь и пропустил меня вперед. Я вошел  в
темное  помещение  и  остановился,  боясь  на что-нибудь налететь. За спиной
щелкнул выключатель.
    - Ну как, я угадал ваше желание? - спросил добрейший Саваоф Ильич.
    Как громом пораженный, я стоял в прихожей собственной квартиры.
    - Проходите, Илья Евгеньевич, будьте  как дома. Я, с вашего  разрешения,
удалюсь. Отдыхайте. Утром продолжим. Спокойной ночи.
    И Саваоф Ильич отбыл, тщательно прикрыв за собой дверь.
    Я кинулся на  кухню. Негромко урчал  холодильник. Распахнув его  дверцу,
увидел тот же самый набор продуктов,  до которого так и не смог  добраться в
ту бесконечно далекую  дождливую ночь. Схватил  кусок колбасы, и,  откусывая
от него на ходу, побежал по комнатам. Все так же, как тогда. В спальне -  не
убранная  постель.  В  кабинете  гудят  вентиляторами и шелестят дисководами
компьютеры. Компьютер, на котором работал спайдер, молчит, держит на  экране
серое окошко с одним-единственным сообщением: "m=06.2008 d=04".
    Я подбежал к окну. Там  спала летняя ночная Москва. Оглянулся.  На часах
четыре утра.  Схватил трубку  телефона. Гудок  - ответ  станции. Тыкая  мимо
клавиш, с третьего  раза набрал номер  виталиной дачи. Длинные  гудки. Один.
Второй... Пятый. Щелчок. Сонный виталин голос: "Алло."
    - Ты, сволочь, ты меня слышишь?
    "Алло, говорите!"
    - Виталий, так тебя и перетак, это Илья!
    "Не слышу, говорите!"
    - Это Илья, ты что, не слышишь меня?
    "Ты, сука, попробуй только еще  набрать этот номер! Я тебя  из-под земли
достану!"
    Короткие гудки. Естественно, он меня не слышал. С тем светом связь,  как
известно,  односторонняя.  Но   насчет  "из-под  земли",   это  он   здорово
скаламбурил.
    Дожевывая колбасу, я уже без энтузиазма побрел обратно к входной  двери.
Постоял перед ней. По идее,  с той стороны сейчас должен  лежать свеженький,
только начинающий коченеть, труп.
    Открыл  дверь.  Из  темного  коридора  пахнуло  настоянным  на старинном
дереве многовековым запахом аристократического жилья. Свет из моей  прихожей
упал  на  противоположную  стену   и,  сквозь  слегка  раздвинутые   тяжелые
портьеры, - за окно. Там все так  же шел снег. Вьюга улеглась, и снег  падал
теперь медленно, крупными хлопьями.
    Я закрыл дверь,  добрался до спальни,  на ходу сдирая  с себя одежду,  и
рухнул в  постель. Водяной  матрас, пару  раз качнувшись,  принял мое спящее
реплицированное тело.
    Ну, Саваоф Ильич, и дурацкие же у вас шуточки.

Глава 6. Абсолютное программирование.         Теоретические основы

    Я  проснулся  сам,  как  обычно,  за  пару минут до срабатывания таймера
музыкального  центра.  Прошедший  вечером  грозовой  фронт,  похоже,  принес
ненастную погоду - к окну снаружи прижимался сырой туман. Лежа в постели,  я
смотрел в  потолок и  старался убедить  себя, что  только что видел длинный,
необычайно ясный цветной сон. Убедить не удавалось.
    На кухне забамкали часы  - шесть утра. Одновременно  щелкнул музыкальный
центр:  "Ру-усское  ра-адио  -  музыка  для души-и!". Эти тоже каламбурщики,
специально для души музыку  передают. Ди-джей сообщил, что  сегодня суббота,
и   принялся    крутить    повседневный   осточертевший    набор    песенок,
свидетельствующих о  покойницком состоянии  наших творческих  сил. Порадовал
один только Макаревич: "Вот море молодых колышут супер-басы...". Под  нее-то
я и поднялся.
    Несмотря на  два часа  сна и  предыдущие переживания,  я чувствовал себя
совершенно отдохнувшим.
    Жаль, что окна квартиры выходят на сторону, противоположную подъезду.  А
то бы  удалось понаблюдать  милицейскую суету  по поводу  тела гражданина Н.
Небось, уборщицы уже нашли труп, сейчас в милицию звонят. А если  спуститься
на балкон  нижнего этажа,  а потом  еще ниже,  может, смогу  поучаствовать в
выносе тела?
    Мои  попытки  открыть  балконную  дверь  прервал  мягкий голосом Саваофа
Ильича, невесть как возникшего в дверном проеме:
    - Это бесполезно,  Илья Евгеньевич. На самом  деле эта  квартира -  тоже
реплика, и  снаружи сейчас  ничего нет.  Да вы,  я думаю,  и не  собираетесь
всерьез ничего предпринимать. Так  что доброе утро! Умывайтесь,  завтракайте
и приходите в библиотеку. У нас впереди трудный разговор.
    Саваоф Ильич повернулся и  исчез в коридоре. Проскрипела  входная дверь.
Я  ощутил  себя   заключенным.  Заперт  в   этом  странном  доме,   вынужден
подчиняться  приказам  какого-то  старикана,  да  он  еще и врывается, когда
захочет. Давненько я уже  не чувствовал такой несвободы  - с тех пор,  как в
девяносто первом по техническим причинам выбыл из рядов КПСС.
    Я привел  себя в  порядок, оделся  в любимую  джинсу, проглотил, глядя в
мутное окно, традиционную яичницу и кофе с тостом, и спустя полчаса уже  шел
по  певучему  паркету  старинного  коридора  в  сторону библиотеки. Вспомнив
бесцеремонное вторжение Саваофа Ильича, я  отвечал ему тем же, дергая  ручки
встречавшихся  по  пути  многочисленных  дверей,  однако  ни  одна из них не
открылась. То ли все  они были бутафорскими, то  ли Саваоф мне настолько  не
доверял, что не поленился их все  позакрывать на ключ. В коридоре царил  все
тот же полумрак, едва рассеиваемый потрескивающими свечами редких  настенных
светильников.  Тьму  за  окнами  по-прежнему  пронизывал  насыщенный  снегом
невидимый ветер.
    Картина, найденная  мной в  библиотеке, отличалась  от виденной накануне
только отсутствием чайных принадлежностей  да новыми свечами в  подсвечнике.
Саваоф вышел  из-за стола  мне навстречу  и протянул  руку. Теплое,  сухое и
твердое рукопожатие.
    - Как спалось,  Илья Евгеньевич? Уж  извините за то,  что я к  вам утром
так  неожиданно  ворвался,  но,  видите  ли,  я  вынужден  достаточно плотно
контролировать ваше поведение здесь.  Есть, знаете ли, некоторые  правила...
Даже  не  правила...  В  общем,  вы  для  меня  представляете   определенную
ценность,  и  я  должен  беречь  ваш  рассудок,  учитывать нагрузку, которую
испытывает ваша психика.
    - Вот  об  этом  я  как  раз  и  собирался  поговорить,  Саваоф Ильич, -
неожиданно  для  себя  перешел  я  в  наступление,  почувствовав  в его тоне
некоторую неуверенность. - Мое положение  у вас в доме как  минимум странно.
Вы что, похитили  меня? Вы собираетесь  меня использовать? Мертвый  я, живой
ли,  или  реплика  какая-то,  но  я  человек,  и странное обращение со мной,
больше похожее на обращение с заключенным, не вызывает во мне ничего,  кроме
неприятия и сопротивления. Либо давайте объяснимся и договоримся о  правилах
взаимодействия, либо я откажусь от того сотрудничества, которое вы имеете  в
виду. Можете тогда искать мне замену.
    - Ну что ж, ради этого я  вас и пригласил, - спокойно ответил Саваоф,  и
я сразу понял,  что ошибся, услышав  в его предыдущих  словах неуверенность.
Сейчас его голос  был тверд и  неожиданно властен, что  никак не вязалось  с
обликом доброго старикашки. - Я  надеюсь, что этот ваш всплеск  эмоций будет
последним, потому что  у вас имеются  другие задачи, среди  которых истерике
места нет. Нам  действительно придется заключить  некий договор, но  учтите,
что договор будет неравноправным, и заключен он будет на моих условиях.
    - У  человека договор  с Богом?  Это что-то  новенькое. По-моему, раньше
такими делишками баловался только Дьявол.
    - Я не  Бог, повторяю вам.  Но если вам  так проще будет  воспринять то,
что я вам сейчас  начну излагать - считайте  меня Богом. Или Дьяволом,  если
вам это больше нравится.
    - А если я не соглашусь?
    - Согласитесь.
    - Как же вы меня заставите?
    - Я  вас не  буду заставлять.  Я изложу  вам проблему,  и вы согласитесь
сами, и с большим желанием.
    - Ладно, мир, Господи. Мне даже интересно, что это у Бога может быть  за
проблема, которую он не способен решить без участия человека.
    - Вот  так-то  лучше.  Впрочем,  я  не сомневался  в вашем благоразумии.
Садитесь.
    Мы уселись друг против друга. Помолчали,  он - собираясь с мыслями, я  -
выжидательно. Наконец, он начал.
    - Уважаемый Илья Евгеньевич. Я выбрал вас из большого числа  кандидатов.
Это оказалось  не просто,  учитывая важность  миссии, которую  вам предстоит
исполнить. Только, пожалуйста, не относите мой выбор на счет ваших  каких-то
особых  достоинств.  Буду  с  вами  совершенно  откровенен.  Вы  -  довольно
заурядная личность.  Да, ваш  показатель интеллекта  высок. По  американским
тестам, которые  в вашей  стране не  распространены по  причине обоснованной
боязни  начальства  знать  правду,  ваш  коэффициент  интеллекта оказался бы
около  ста  пятидесяти.  Но  я  имел  в  своем  распоряжении несколько тысяч
кандидатур  с  показателями  не  ниже  вашего.  И  среди  них  -   множество
англосаксов, с которыми  я бы, при  прочих равных условиях,  предпочел иметь
дело в первую  очередь. Люди этой  группы наций куда  более надежны в  таких
делах, как мое.  А поскольку мое  дело - это  в том числе  и вся жизнь вашей
цивилизации, то  не удивительно,  что именно  эти нации  оказались в  группе
лидирующих по уровню развития. Славяне  же, к которым относитесь и  вы, Илья
Евгеньевич, прошу не обижаться, обречены, по причине куда менее  адекватного
восприятия   действительности,   на   второстепенную   роль   в    прогрессе
человечества.   Но   поскольку   проблема,   которую   необходимо    решить,
сосредоточена именно в России, я вынужден иметь дело с русским.
    Он снова помолчал.  Я чужд национализма,  поэтому выпады в  адрес родной
нации пропустил мимо ушей. Саваоф продолжил:
    - Однако и в России  имелось не менее полутора тысяч  ваших конкурентов.
Несколько сот  из них  - программисты  классом не  ниже вас,  с собственными
теоретическими  и  практическими  разработками,  с  потенциалом, позволяющим
работать в том  числе и с  распределенным интеллектом. Несколько  сот других
людей  более  предпочтительны,  чем  вы,  в  части  владения  космологией  и
космогонией,  физикой  элементарных  частиц  и смежными дисциплинами, знание
которых пригодилось бы им при решении  моей проблемы. В этом смысле вы  даже
не дилетант, хоть  в свое время  и почитывали научно-популярную  литературу.
Да  и  другие  ваши  характеристики  -  далеко  не  лучшие в рассматриваемой
группе. Я имею в виду неорганизованность, леность, низкую ответственность.
    Я слушал, стараясь не  воспринимать сказанное всерьез. Это  оказалось не
сложно,  помогала   неправдоподобность  ситуации.   А  привычка   не  читать
передовицы газет сохранилась у меня еще с коммунистических времен.
    - Саваоф Ильич, вы достаточно убедительно объяснили, почему я не  гожусь
для вашей миссии.  Спасибо. Разрешите откланяться?  - я покосился  на дверь,
возле которой до сих пор висел  мой светло-бежевый плащ. Открыть ее еще  раз
меня не заставили бы даже под пистолетом.
    - И, тем  не менее, я  выбрал вас, -  продолжил Саваоф как  ни в чем  ни
бывало. - На то есть ряд причин. Во-первых, вы действительно умный человек.
    - А я, было дело, решил, что это недостаток.
    - Во-вторых,  вы  классный  программист.  Вы  реализовали  свой  талант,
открыв распределенный интеллект  и начав с  ним работать. Поэтому  я считаю,
что  вы  готовы   к  восприятию  идей,   которые  лягут  в   основу   нашего
сотрудничества.  Более  того,  вы  поразительно  точно  выбрали  тему первой
задачи  для  распределенного  интеллекта.  Предсказанный  вами  конец земной
цивилизации - именно то,  что занимает меня сейчас,  и будет занимать вас  в
ближайшее  время.  Мне  не  потребуется  долго  убеждать  вас  в  реальности
близкого  конца.  Вы  одиноки,  а  значит,  личные  проблемы  меньше   будут
отвлекать вас от вашей миссии.
    Неужели он хочет вернуть меня в Москву?
    - Да, вы правы, Илья  Евгеньевич. Я действительно собираюсь вернуть  вас
на Землю.
    - На Землю? Так мы не на Земле?
    - Илья Евгеньевич, дорогой,  я советую вам начинать  мыслить вселенскими
категориями.  За  дверь  заглядывали?  В  черную  дыру  падали?  То-то.   Вы
привлекаетесь  к  выполнению  миссии  особого  рода.  Так  что будьте добры,
слушайте  меня  внимательно  и  терпеливо.  Кстати,  знаете  ли, каков самый
последний аргумент в пользу вашей кандидатуры?
    - Я  так думаю,  вы хотите  предоставить мне  возможность лично получить
причитающуюся за открытие распределенного интеллекта Нобелевскую премию.
    Я  впервые  увидел,  как  смеется  Бог.  Ничего  особенного, дребезжащее
старческое похохатывание.
    - Ошибаетесь  ровно  на  сто  процентов.   Вам  не только не причитается
никакой  премии,   вы  даже   не  получите   известности  в   узких   кругах
специалистов. А  вашему открытию  суждено сгинуть  вместе с  вашей Крышей. В
том-то и  состоял последний  аргумент, что  ваше удаление  из числа  живущих
практически никак не повлияет  на дальнейшую судьбу человечества.  В отличие
от   абсолютного   большинства   других   кандидатов,   которые  пока  имеют
возможность либо сами сделать что-то полезное, либо родить полезных детей.
    В конце концов он меня достал, пришлось слегка обидеться:
    - Но ведь и я, оставшись жить, мог бы...
    - Не  могли бы.  Дело в  том, что  ваша гибель  организована не  мной, и
изначально не  имела целью  доставку вас  сюда. Она  чрезвычайно удачно  для
меня  произошла  естественным  образом,  в  ходе  развития конкретной земной
ситуации.  Другими  словами,  вас  устранил  Виталий, целиком руководствуясь
собственными соображениями.
    - Боже, тогда у  меня возникает вопрос. Означают  ли ваши слова то,  что
вы   не   управляете   всем   происходящим   во   Вселенной?  Вы  допускаете
самовольство? Или это Виталий у вас в любимчиках, а остальных вы по  струнке
строите?
    - А  вы  что  же,  Илья  Евгеньевич,  предполагаете,  что  Бог  жестко и
однозначно правит всем сущим?
    - По определению, Саваоф Ильич. Бог  - он и есть Бог. Во  всяком случае,
любая попытка осмыслить веру в конце концов приводит именно к этому  выводу.
Случайно даже кошки не родятся.
    - Ну, во-первых,  абсурдно само по  себе уже ваше  предложение осмыслить
веру. Вера - на то и  вера, что осмыслению не подлежит. По  определению, как
вы выразились. Во-вторых, в вас говорит исторически сложившийся  христианин,
причем православный. Далеко не все  религии и философии отводят Богу  именно
упомянутую вами роль.  Кое-кто ограничивает роль  Бога всего лишь  начальным
толчком,  а  уж  потом  Вселенная  развивается  самостоятельно,  исходя   из
стартовых  параметров.  Ну  посмотрите  же   на  проблему  сами,  со   своих
инженерных позиций. Согласно христианскому вероучению, существует  замкнутая
система  из  двух  компонентов  -  Бог  и  Вселенная.  Один  из компонентов,
Вселенная, порожден другим, Богом. И в процессе всего жизненного цикла  этим
же самым Богом управляется,  как в большом, так  и в мелочах. Бог  полностью
владеет  ситуацией.  Даже  Дьявол,  и  тот  создан Богом в процессе создания
Вселенной, и выполняет  Его поручение искушать  население грехами. Можно  бы
еще  понадеяться,  что  Дьявол  выйдет  из  подчинения,  и  тогда  в системе
появится  элемент  неопределенности,  но  мы  прекрасно  знаем,  что впереди
Страшный суд,  на котором  Дьявол выступит  разве что  свидетелем. То  есть,
используя  упрощенные  аналогии,  Бог  создал  Вселенную  как  бессмысленное
колесо  с  рукояткой,  исключительно  ради  того,  чтобы,  взявшись  за  эту
рукоятку, сделать  один оборот,  а затем  вновь отправить  все сооружение  в
небытие. Глупость,  правда? Другое  дело, если  бы система  Бог -  Вселенная
оказалось открытой, тогда  можно поискать целесообразность  ее существования
во  взаимодействии  с  другими  элементами  мироздания. Однако это логически
исключено, потому  что сама  рассматриваемая задача  не предполагает наличия
чего-либо  еще,  кроме  этих  двух  компонентов. Если существует что-то еще,
значит,  мы  всего  лишь  неправильно  выбрали  масштабные  коэффициенты,  и
следует  откорректировать  их  таким  образом,  чтобы задача снова свелась к
двухкомпонентной.
    Возразить против этих рассуждений было нечего, поэтому я просто  слушал.
Саваоф  Ильич  говорил  негромко,  без  всякого  полемического  задора.  Так
говорят,  когда  излагают  не  идеи  или  концепции,  а совершенно очевидные
факты.  Видимо,  абсолютная  истина  все-таки  существует, и Саваоф Ильич ее
знает и собирается поведать мне. Он продолжал:
    - Но  вот  если  предположить,  что  Вселенная  не управляется Богом,  а
только создана  им, тогда  все становится  на свои  места. Сразу  появляется
целесообразность. Например:  Бог создал  Вселенную как  игрушку, средство от
скуки,  и  с  интересом  наблюдает  за бесконечно разнообразным процессом ее
развития.  Может  быть,  Он  способен  производить  какие-то  корректирующие
воздействия  на  процесс,  но  все-таки  неопределенность  превалирует   над
воздействиями. Может быть, во  власти Бога даже уничтожить  Вселенную, когда
она  ему  надоест,  но  вид,  в  котором  она  будет  существовать к моменту
уничтожения,  Ему  заранее  неизвестен  именно  по  причине  ее  изначальной
неопределенности.  А  раз  неизвестен,  то существует некоторая вероятность,
что в процессе  своего развития Вселенная  придет к виду,  свойства которого
воспрепятствуют  попыткам  Бога  ее  уничтожить.  И  тогда Вселенная однажды
уничтожит Бога. Может, подомнет  под себя, как бездушный  асфальтовый каток.
А может, обзаведется собственным разумом - вроде вашего распределенного -  и
вступит в единоборство с разумом божественным.
    Меня осенило:
    - Правильно ли я понимаю, Саваоф Ильич, что вы оказались именно в  такой
ситуации, и я должен помочь преодолеть эту угрозу?
    Саваоф улыбнулся, как улыбаются несмышленым детям:
    - Не  торопитесь,  Илья  Евгеньевич.  Пока  что  я  всего лишь  обсуждаю
привычную  вам  концепцию  мироздания.  Вам  следует расстаться с некоторыми
стереотипами. Итак.  Путем здравых  рассуждений мы  с вами  пришли к выводу,
что  Вселенная  в  значительной  мере  не  подвластна Богу. Будь иначе, в ее
существовании просто не  нашлось бы необходимости,  а значит, не  нашлось бы
необходимости   в   существовании   и   самого   Бога.   Ведь  необходимость
существования,  если  рассматривать  ее  как  базовое  понятие,  проявляется
только  во  взаимодействии  сущности  с  другой или другими сущностями. Если
сущность  ни  с  чем  не  взаимодействует,  значит,  в  ее существовании нет
необходимости.  Значит,  она  и  не  существует. Но Вселенная-то, по крайней
мере,  существует,  это  вы  знаете  на  собственном  опыте.  Следовательно,
руководствуясь  высказанным  выше  тезисом  о  необходимости  существования,
существует и Бог.  И только во  взаимодействии друг с  другом существуют они
оба  -  Бог  и  Вселенная.  Тут  мы,  кстати,  обнаруживаем,  что Бог создал
Вселенную  отнюдь  не  от  скуки,  а  как  средство обеспечения собственного
существования. То есть до создания  Вселенной не существовало и самого  Бога
- ему не  с чем было  взаимодействовать. Обнаружив это,  мы с вами  начинаем
понимать, что под  вопрос становится сам  факт создания Вселенной.  Если Бог
не существовал до Вселенной, то о каком создании ее им может идти речь?
    Я  сидел,  наверное,  с  отвисшей  челюстью. Саваоф очередной раз лукаво
улыбнулся и решил, что пора класть меня в нокаут:
    - Ну  и еще  немного усложним  проблему. Из  научно-популярных книжек вы
должны помнить, что время - это отнюдь не свойство системы Бог -  Вселенная,
а всего  лишь элемент  Вселенной, созданной  Богом. Время  возникло в момент
Большого взрыва. Но раз время не присутствовало при самом акте создания,  то
можно ли говорить о  том, что Бог создал  Вселенную? Ведь создание -  сам по
себе суть временной процесс. Вот Вселенной нет  - а вот она есть. А раз  нет
времени  -  значит,  нет  возможности  создать  что  -  либо, хоть бы и саму
Вселенную.  Вы  же  помните,  что  в  вашей науке существует точка зрения на
время как  на носитель  причинно-следственной характеристики  Вселенной. Вне
системы, обладающей причинно-следственными свойствами, Бог-причина не  может
создать Вселенную-следствие. Подведя  итог этим простейшим  рассуждениям, мы
с вами  должны придти  к выводу,  что ни  Вселенная, ни  Бог существовать не
должны.  Следует  ли  мне  излагать  вам  более  весомые  аргументы   против
господствующего  в  вашей  цивилизации  мировоззрения,  или перейдем к более
практическим вопросам?
    Несмотря  на  состояние  мозгового  паралича,  я  не  хотел  так  просто
сдаваться:
    - А  как  же  успехи  наших  физиков  и  космологов?  Ведь существуют же
теории,   прекрасно   соответствующие   наблюдаемым   в   природе  явлениям.
Квантовая электродинамика, например.  Их верность подтверждается  множеством
экспериментов. Там, конечно, бездна нерешенных проблем, но ведь то, что  уже
достигнуто, хорошо  согласуется с  практикой. Например,  Большой взрыв. Все,
что известно нам  о Вселенной к  настоящему времени, подтверждает  тот факт,
что он  когда-то произошел.  Красное смещение,  реликтовое излучение.  Разве
Большой взрыв не являлся актом создания Вселенной?
    Саваоф Ильич печально вздохнул:
    - Я должен вас разочаровать, дорогой Илья Евгеньевич. Никакого  Большого
взрыва не было.  А все гигантское  здание вашей науки  о мироздании -  всего
лишь нагромождение подтасовок, натяжек, домыслов и умолчаний. Знаете ли  вы,
что в каждой точке на пути познания разуму доступен практически  бесконечный
выбор   разнообразных   концепций,   каждая   со   своим    непротиворечивым
математическим  аппаратом?  Ваши  ученые  фактически  занимаются  всего лишь
отбором из  этого разнообразия  только тех  концепций, которые соответствуют
уже имеющимся  в их  распоряжении в  текущий момент  данным и  знаниям. Если
очередные  получаемые  в  ходе  экспериментов  или  наблюдений  сведения  не
укладываются  в  господствующую  концепцию,  ученые выбирают другую, близкую
или далекую, только  и всего. А  то поступают еще  проще - игнорируют  новые
данные,  откладывая  замену  концепции  "на  потом", и продолжают разработку
бесплодной жилы.
    - Вы можете привести примеры?
    - Да сколько угодно. Вот  вы, например, знаете, что давным-давно  ученые
согласились признать принцип  неопределенности Гейзенберга, заключающийся  в
том,  что  невозможно  одновременно  измерить  пространственное  положение и
импульс элементарной  частицы. Сколько  копий сломали  по этому  поводу ваши
гении  Бор  и  Эйнштейн!  Сколько   средств  вложили  в  эксперименты   ваши
правительства за полвека, пока не удалось окончательно убедиться в  верности
этого принципа!  И как  же ученые  объясняют себе  и вам, простым гражданам,
причину  столь  непонятного  явления?  Они  утверждают,  что,  видите ли, на
поведение  частицы  оказывает  влияние  сам  факт производимого измерения, в
результате  чего,  измерив,  например,  импульс,  мы  неминуемо   перемещаем
частицу  в  другую  точку  пространства,  а  измерив  ее  местоположение, мы
изменяем ее скорость. Они утверждают,  что на поведение частицы, видите  ли,
влияет прибор,  которым производится  измерение. Но  они тщательно  избегают
говорить о том,  что, не будь  прибора, а выполняй  они измерение каким-либо
иным способом, хотя бы  и сверхъестественным, телепатическим, они  все равно
столкнулись бы с принципом  неопределенности. На поведение частицы  на самом
деле влияет не материальный  акт измерения, а абсолютно  нематериальный факт
получения  сведений  о  ней  внешней  по  отношению  к  ней системой! А ведь
принцип  Гейзенберга  -  чуть  ли  не  самый  нижний  фундаментный  блок   в
современной науке. Стоит ли  говорить, что честное признание  нематериальной
сущности наблюдаемого  явления повергло  бы в  прах всю  вашу построенную на
материализме  науку,  все  равно,  осознан  этот  материализм,  или нет. Еще
пример?
    - Еще!
    - Расширение   Вселенной.  Все   давным-давно   согласились,   что   оно
существует, и,  руководствуясь наблюдениями,  договорились о  его характере.
Напомню.  Центра  расширения  не  существует.  То  есть  в  какой  бы  точке
Вселенной вы  ни находились  и в  какую бы  сторону ни  посмотрели, везде вы
будете наблюдать удаление от вас других точек, причем чем дальше отстоит  от
вас  наблюдаемая  точка,  тем  быстрее  она  удаляется.  Об этом говорит вам
красное  смещение.  Вы  трактуете  наблюдаемый  характер  расширения   таким
образом,  что  это  не  просто  галактики  разбегаются друг от дружки, иначе
центр  расширения  все-таки  существовал  бы,  а  растягивается  сама  ткань
пространства.  То  есть  расширение  носит  геометрический,  а не физический
характер,  что  удивительно  удачно  согласуется  с вашими представлениями о
природе взаимодействий, в первую  очередь, гравитации. Прекрасно! Но  тут вы
делаете  поразительный  по  своей  абсурдности  вывод:  вы  берете  в   руки
калькулятор и, пощелкав клавишами, утверждаете, что когда-то, 18  миллиардов
лет назад, Вселенная  была упакована в  бесконечно малую точку,  и произошел
Большой взрыв.  И тут  же громоздите  поверх этой  идеи всю свою космологию.
При этом вы начисто игнорируете  тот простой факт, что вещество  галактик, и
звезд, и  планет, и  булыжников, и  атомов вплетено  в ткань  пространства и
расширяется вместе с ней. Это значит, что расширение Вселенной  представляет
собой всего лишь масштабирование всего  сущего в ней, так что  18 миллиардов
лет назад это должна  была быть все та  же Вселенная, только все  в ней было
гораздо меньших размеров, чем сейчас. Однако о размерах, кстати, говорить  в
этом случае тоже не приходится, так как эталоны длины масштабируются  вместе
со  Вселенной,  поэтому,  строго  говоря,  никакого  расширения Вселенной не
существует. Будьте  добры найти  красному смещению  и реликтовому  излучению
другое объяснение - их, слава  Богу, бесконечно много. А заодно  и разрушить
всю вашу космологию, в которой концепция Большого взрыва лежит в  фундаменте
рядом с принципом Гейзенберга. Еще?
    - Еще!
    - Ладно.  Допустим,  Большой  взрыв  все-таки  случился.  Сколько по его
поводу защищено диссертаций!  Сколько состоялось конференций!  Все процессы,
происходившие  в  ходе  его  развития,  расписаны  по секундам. Посчитали, в
какие моменты образовались  атомы каких элементов,  а до них  - элементарные
частицы,  а  до   них  -  фундаментальные   взаимодействия,  и  так   далее.
Посоздавали   теории   инфляции,   бутстрэпа,   подклеили   ко  всему  этому
суперструны... Такое впечатление,  что о Большом  взрыве пишут жители  одной
планеты,  о  черных  дырах  -  жители  другой,  а в телескопы смотрят жители
третьей.  Как  можно  расписывать  по  шкале  времени  события, если условия
Большого взрыва сами  по себе искажают  шкалу времени до  неузнаваемости? На
протяжении всех принципиально важных его этапов время должно быть  замедлено
невероятными   гравитационными   силами,   а   на   начальном   этапе    оно
просто-напросто должно стоять на месте или, точнее, отсутствовать вообще!
    Он перевел дух.
    - Наконец, давайте  согласимся, что сама  идея Большого взрыва  просто -
напросто противоречит идее Вселенной, какой вы ее знаете. Давайте  посмотрим
на  проблему,  основываясь  на  элементарной  интуиции, которую так не любят
ваши физики - ядерщики. Зададим  простой вопрос: какова должна быть  энергия
Большого взрыва?  Та самая  энергия, из  которой потом  образовалось все  во
Вселенной? Ответ вам должна  подсказать интуиция - естественно,  эта энергия
должна быть бесконечна. В противном случае это никакой не порождающий все  и
вся Большой  взрыв, а  очень мощный,  но все-таки  локальный взрыв. Если его
энергия  не  бесконечна,  обязательно  встает  вопрос  -  а  какова  она. И,
следовательно, нельзя говорить об изначальности Большого взрыва, ибо  что-то
же должно  определить значение  его энергии!  Хорошо, признаем,  что энергия
Большого взрыва  бесконечна. Но  из этого  однозначно следует  бесконечность
Вселенной, иначе, будь Вселенная  конечна, тогда бы энергия  Большого взрыва
никогда не рассеялась, и сам он никогда не кончился! Ах, вы готовы  признать
бесконечность Вселенной? Ну тогда и будьте готовы признать наличие где-то  в
ее просторах бесконечного  числа ваших двойников,  ковыряющих в носу  тем же
пальцем,  что  и  вы  сейчас,  и  бесконечного  числа ваших же двойников, но
ковыряющих в носу пальцем левой  руки, и бесконечного числа ваших  не совсем
двойников, ковыряющих  одновременно в  трех ноздрях  пальцами трех  из шести
своих рук.
    Я  не  ковырял  в  носу  никаким  пальцем, потому что обычно получаю это
удовольствие  в  гарантированном  одиночестве,  сидя  за компьютером, однако
аргументы Саваофа  показались мне  исчерпывающими. По  той простой  причине,
что он меня окончательно запутал.
    - Достаточно,  Саваоф  Ильич,  -  сказал  я.  -  Вы  в  течение получаса
полностью разрушили  все мое  мировоззрение. Интересно,  сколько времени  вы
затратите на строительство нового?
    - Вынужден  вас  опять  разочаровать,  дорогой  Илья  Евгеньевич.   Я не
собираюсь посвящать вас в тайны мироздания,  как они есть на самом деле.  Да
это и не  требуется. Позвольте мне  самому решать проблемы  Вселенной, а вам
мы подберем другую  работу. Все, что  я только что  вам рассказал, посвящено
одной  цели:  убедить  вас  в  существовании  меня  именно в том качестве, в
котором мне это  необходимо. Это поспособствует  вам в дальнейшем  исполнять
мое поручение,  не тратя  силы и  время на  сомнения. Как  видите, я  с вами
довольно откровенен.
    - Ну тогда, Саваоф Ильич, извините,  но я пока не достиг желаемого  вами
уровня веры в вас. Возможно, Вселенная действительно устроена не так, как  я
привык думать.  Но вы-то  тут при  чем? Нечто  подобное мог, прошу прощения,
нагородить  мне  любой  дилетант  от  космологии,  находящийся  в счастливом
неведении  строгих  доказательств  общепринятой   картины  мира.  Из   ваших
прозрачных  намеков  я  давно  уже  понял,  что  вы считаете себя не простым
человеком. Бог - не Бог,  но якобы какую-то функцию вселенского  масштаба вы
исполняете. Извините,  но очень  хотелось бы  получить доказательстова того,
что вы не самозванец. Чудо давайте, как говорится.
    Саваоф смеялся.
    - Всему  свое  время,  всему  свое  время.  Не спешите, Илья Евгеньевич,
будет и чудо.  Конечно, кормления толп  хлебами не обещаю,  и по воде  босой
бродить  не  стану,  но  доказательства  представлю, и куда более серьезные.
Давайте-ка лучше поговорим  о вас. Скажите,  вы поверили предсказанию  конца
света, выданному вашим спайдером?
    - Ну...  Трудно  сказать.  С  одной  стороны,  я сам его программировал,
знаю,  что  технически  поведение  программы  корректно.  С  другой стороны,
спайдер  -  всего  лишь  посредник  в  общении  с распределенным интеллектом
Интернета.  А  что  такое  распределенный  интеллект,  насколько  достоверны
данные, которые он выдает...  Это все изучать и  изучать. Я даже не  уверен,
существует ли он вообще. Да,  я имею многочисленные подтверждения того,  что
наполнение  интернетовских  серверов   информацией,  само  содержание   этой
информации,  активность  пользователей  в  Сети  -  процессы, казалось бы, в
каждом конкретном случае  самостоятельные и внешне  случайные, в целом  дают
поведение,  похожее  на  разумное.  Налицо странное явление: самоорганизация
сверхсложной  системы  равноправных  интеллектуальных  ячеек.  Но  опять же,
насколько  корректна  процедура   общения  с  интеллектом?   Ну  внедрил   я
снифферные  модули  в  кое-какие  точки  Сети, посылают они моему компьютеру
статистику сетевого  трафика. Но  ведь я  таким образом  фактически не задаю
самому  интеллекту  никакого  вопроса,  а  всего лишь трактую его поведение,
выделяя  из  него  ответ  на  мой  вопрос.  Короче,  разумом  я понимаю, что
достоверность  полученного  ответа  довольно  высока,  но  вот верю ли я его
предсказанию - не знаю.
    - Я  рассею  ваши  сомнения,  Илья  Евгеньевич.  Вы адекватно работали с
распределенным интеллектом. Интернет, конечно, пока развит недостаточно,  да
и ваш спайдер -  всего лишь прототип того  интерфейса с РИ, каким  он должен
быть на  самом деле,  поэтому точность  полученного предсказания  даты конца
земной  цивилизации  весьма  невелика.  Однако  важно другое: предсказан сам
скорый конец цивилизации, и вот в этом-то никаких сомнений нет.
    - И  что  же  послужит  причиной  конца?  -  вспомнил   я  свои недавние
размышления на эту тему.
    - Причиной, в широком смысле, послужит опоздание человечества с  выходом
в космос. Вы задохнетесь на  Земле, истратив данные вам стартовые  природные
ресурсы на  выживание в  пределах своей  планеты. Вам  давно уже пора начать
экспансию  в  космос,  выпускать,  так  сказать, накопившийся пар, осваивать
новые территории  - Луну,  Марс, спутники  внешних планет,  соседние звезды,
Галактику.  Но  вы  засиделись.  Прогресс  технологий отстал от темпов траты
ваших ресурсов, и вы не успеваете.
    Причина, действительно, оказалась более  чем понятна. Так или  иначе, но
Саваоф Ильич  занял-таки в  моем подсознании  место носителя  истины. То  ли
говорил он убедительно, то  ли предваряющие нашу встречу  события размягчили
мои мозги,  но теперь  я доверял  ему и  воспринимал его  идеи без  малейших
сомнений.
    - И как же все произойдет?
    - Ну-у,  достаточно  прозаично.  Видимо,  по  мере  того,  как различные
страны начнут всерьез сталкиваться с проблемой нехватки природных  ресурсов,
опять  станет  накапливаться  напряженность.  Те,  у кого ресурсов останется
побольше,  пользуясь  монополизмом  и  недостатком мозгов, будут взвинчивать
цены. А на уровне стран  рыночные регулирующие законы не работают  - слишком
мало  участников.  Тогда  обиженные  природой  задумаются  о  восстановлении
справедливости путем нового передела мира  - история, как известно, не  учит
ничему,  кроме  того,  что  она   ничему  не  учит.  А  противная   сторона,
естественно,  захочет  обеспечить  мир  принятым  у вас способом сдерживания
агрессора с помощью еще большей агрессии. Вот налицо и база для новой  гонки
вооружений.  Технология  убийств,  слава  Богу,  у  вас  наработана, ядерные
арсеналы  за  период  некоторого  потепления  последних  лет окончательно не
развалились, да и восстановившееся опять деление мира на Россию и  не-Россию
-  готовая  линия  фронта.  Одного  вы  не  учтете.  Новая  гонка вооружений
потребует  применения  средств  управления  оружием, превышающих возможности
вашего разума контролировать их. Помните рассуждения Виталия? В этом-то  как
раз он прав. И если кто-нибудь  из ваших правителей, у кого нервы  послабже,
первым не  нажмет кнопку,  так рано  или поздно  произойдет сбой  в системах
управления. И все.
    - Две тысячи восьмой год - правдоподобный срок?
    - Более  чем.  Я  даже  удивлен,  что  ваш  спайдер,  при   всех   своих
недостатках, указал этот год. Случайность, конечно.
    Описанная  Богом  картина,  как  живая,  встала  перед  моими глазами. Я
достаточно  пожил  на  Земле  вообще  и  в России в частности, чтобы ощутить
жесткое дыхание  реальности в  каждом из  Его слов.  Я не  просто поверил  в
возможность подобного сценария - я знал, что именно так и будет!
    - Разрешите задать  вам один вопрос,  Боже. Как могло  случиться, что мы
пришли к такому  печальному финалу? Это  что, ваша ошибочка  в расчетах, или
спишете на самостоятельное  развитие Вселенной? А  может, вы специально  так
запланировали? В назидание, так  сказать, другим цивилизациям? Чтобы  жили в
мире и о природе заботились?
    Саваоф вздохнул.
    - Я знал,  Илья Евгеньевич, что  вы спросите меня  об этом. Поверьте,  я
сочувствую вам. Более того,  я надеюсь, что не  все еще потеряно, и  кое-что
предпринимаю, чтобы оказать помощь  вашей цивилизации. Да что  там говорить,
вы  же  здесь  именно  поэтому!  Что  же  касается уничтожения цивилизации в
назидание другим, так поверьте, такая глупость не могла придти мне в  голову
по  одной  простой  причине.  Цивилизаций  во  Вселенной слишком мало, чтобы
жертвовать любой из них, и они  пока никак не контактируют друг с  другом. О
вашей гибели другие узнают очень не скоро, если вообще когда-нибудь узнают.
    - Позвольте-позвольте.  Раз, как  вы говорите,  цивилизаций во Вселенной
не много, значит ли это, что она конечна?
    - Разумеется,  конечна, а  как же  вы думали!  Только границ у Вселенной
никаких нет.  Вспомните аналогию  с воздушным  шариком, которую  употребляют
ваши  ученые  для   описания  характера  расширения   Вселенной.  Так   вот,
наблюдаемая   вами   Вселенная   -   это   трехмерный  эквивалент  двумерной
поверхности  воздушного  шарика.  И  так   же,  как  у  шарика  есть   центр
расширения,  лежащий  вне  его  поверхности,  так  и  у Вселенной есть центр
расширения,  но  лежит   он  вне  трехмерного   пространства.  В   четвертом
измерении, если хотите.  И так же,  как конечна площадь  поверхности шарика,
так же конечен и  объем Вселенной. Он велик,  и цивилизаций в нем,  по вашим
меркам, все-таки  скорее много,  чем мало.  Однако, среди  них нет ни одной,
достойной  уничтожения.   Само  понятие   цивилизации  не    предусматривает
возможность  уничтожения.  У  цивилизаций  другое  назначение.  Ваш случай -
исключительный.
    - Правильно ли я понял, что, если двигаться во Вселенной в одну и ту  же
сторону, не меняя направления, рано  или поздно вернешься в исходную  точку,
как бы обогнув шарик?
    - Ну,  не так  тривиально. Все-таки  Вселенная -  это не  совсем простой
шарик. Строго  говоря, вы  обязательно вернетесь  в ту  же точку, только вам
сначала  придется  побывать  во  всех  остальных точках Вселенной. Поверьте,
путешествие будет очень долгим. В пределе - бесконечным.
    - И все-таки, почему  гибнет человечество? Раз это  ошибка, то чья? -  я
не  собирался  оставлять  свой  вопрос  без ответа. Назвался, как говорится,
Богом - полезай на небо.
    Саваоф  помолчал.  Видимо,  очень  не  хотелось  ему  отвечать на прямой
вопрос.  Однако  из  его  последующих  слов  я  понял,  что  сильно ошибся в
оценках.
    - Вы  напрасно  решили,  Илья  Евгеньевич,  что  я   испытываю  какой-то
комплекс  вины  в  связи  с  грядущей  гибелью  вашей  цивилизации.   Ничего
подобного.  Это  для  вас  человечество  со  всей его многовековой историей,
культурой,   географией,   радостями   и   страданиями   -  нечто  огромное,
непостижимое разуму индивида. Это для вас его гибель - катастрофа. Для  меня
же это всего лишь неудачный результат эксперимента, который, как вы  знаете,
тоже результат.  Чтоб вам  до конца  понять: умирает  подопытный кролик. При
этом в  соседних клетках  плодятся и  размножаются сотни  других здоровых  и
веселых  кроликов.  И  соображения  мои  по  поводу  смерти  несчастного  не
окрашены никакими эмоциями, а  напротив, вполне прагматические. Просто  этот
экземпляр наряду с  другими важен для  судьбы всего эксперимента  в целом, и
его  преждевременная   смерть  негативно   повлияет  на   конечную  точность
результатов исследований.
    - А ведь  вы мне лапшу  вешаете, Боже. Если  вам настолько наплевать  на
землян,  вряд  ли  бы  я  тут  у  вас  торчал.  Похоронили  бы  мое  бренное
нереплицированное тело, и конец. Так  что, то ли кролик у  вас единственный,
то ли опыт вы на нем  проводили, который повторить не можете, то  ли времени
у вас нет на его  повторение. Давайте-ка начистоту, уважаемый Саваоф  Ильич,
и с  самого начала,  а то  ничего у  нас с  вами не получится. Припекло вам,
правда?
    - Перестаньте  хамить,   Илья  Евгеньевич.   Я  не  обязан  перед   вами
отчитываться - слишком  на разных уровнях  понимания ситуации мы  находимся.
Да,  аналогия  с  кроликом  не  совсем  точна.  Гибель  земной  цивилизации,
действительно, существенно  скажется на  ходе событий  во Вселенной.  Но это
отнюдь  не  означает,  что  вы  лично  представляете  собой  какую-то особую
ценность. Достойный кандидат на  ваше место появляется на  Земле практически
ежедневно.  А  уничтожить  реплику,  которую  я  сам  и  создал, для меня не
составляет никакого труда. Так что в  любой день в оставшиеся десять лет  вы
можете быть заменены более воспитанной особью гомо сапиенс.
    Я  не  собирался  капитулировать.  В  конце  концов, возникшая перепалка
задевала  честь  мою  лично  и  моей  цивилизации  в  целом.  За цивилизацию
особенно обидно.
    - Тогда,  любезный  Саваоф  Ильич,  позаботьтесь  о  скорейшей   замене.
Учтите, десять лет - не так  много по сравнению с теми миллиардами,  которые
вы уже потратили  на свой эксперимент.  Чем позже вы  подберете дублера, тем
меньше  вероятность,  что   ваши  с  ним   действия  приведут  к   желаемому
результату.  А  тогда  каюк.  Интересно,  вас  что,  из  вашего райского НИИ
выгонят? И потом,  где гарантия, что  следующая особь не  окажется еще более
строптивой, чем я?  Решайте, милейший: либо вы работаете со мной на  равных,
либо вы не  работаете со мной  вообще. Умирать мне  не привыкать. Считаю  до
трех. Раз.
    Экспромт  получился   великолепный.  Давненько   я  так   не  веселился.
Припереть кого-нибудь к стенке - любимое, по Фрейду, дело каждого  разумного
существа. А я припер к стенке не просто кого-нибудь, а самого Бога.
    Я встал и направился к двери. Не той, которая вела в коридор, а той,  за
которой ждала пустота. Задрожали язычки пламени свечей.
    - Два.
    Не  дав   себе  времени   испугаться,  я   распахнул  дверь.   Снежинки,
подхваченные потоком  вырвавшегося на  свободу воздуха,  понеслись во  тьму.
Наверное,  я  представлял  собой   прекрасное  зрелище,  одухотворенный,   с
развевающимися волосами, стоящий спиной к краю бездны. Пора говорить "три".

Глава 7. Абсолютное программирование.         Прикладной курс

    - Стойте!
    Было  видно,  как  Саваоф  Ильич  не  на  шутку  перепуган.  Он  сидел в
напряженной  позе,   подавшись  вперед,   и  протягивал   ко  мне   руку   с
растопыренными  пальцами.  И  еще  виделось,  как  он стар и немощен. Пальцы
дрожали.
    Эта краткая сцена сказала мне  слишком много - гораздо больше,  чем весь
предыдущий  разговор  об  отвлеченных  истинах.  В  моей  помощи нуждался не
всемогущий Бог,  а усталый  старик, обнаруживший,  что близко  к краху  дело
всей его жизни. Богатство, накопленное по крупицам, ценой голода и  лишений,
обращается в  прах, и  нет наследников,  достойных взять  его из непослушных
рук и понести дальше, укрепляя и преумножая. Мне стало стыдно.
    Я, как и давеча, прикрыл дверь и вернулся к столу.
    - Прошу прощения за мою глупость, Саваоф Ильич.
    Старик  отдышался.  Бледность  потихоньку  сменилась  слабым  старческим
румянцем.
    - Это  вы меня  извините, Илья  Евгеньевич, -  наконец, заговорил он все
еще  слабым  голосом.  -  Я  действительно  повел  себя  с вами неправильно.
Надеялся, что удастся обойтись минимумом сведений. Посудите сами, ведь  если
я раскрою вам нечто  важное, до чего еще  не дозрела ваша наука,  а вы потом
там, на  Земле, проболтаетесь  - ведь  последствием все  равно станет утрата
целостности информационного континуума.
    - Информационного континуума?
    - Да-да, именно  так. Гибель земной  цивилизации приводит к  необратимой
утрате   его   целостности.   Я   вычислил   это   слишком   поздно.  Полная
неожиданность, знаете ли.  Ведь есть же  множество других цивилизаций,  куда
более мощных  во всех  отношениях, чем  ваша. Некоторые  уже осваивают  свои
галактики,  недалеко  и  до  межгалактических  перелетов.  А  вот поди ж ты,
погибни любая из них - и оказалось бы не так страшно, как с вашей. Да что  я
говорю,  они  и  погибнуть-то  не  могут,  нет во Вселенной таких процессов,
способных  погубить  столь  развитые  популяции.  А  вы  засиделись на своей
планетке, для  вас смертельна  обычная глобальная  катастрофа. И  кто бы мог
подумать,   что   вы   являетесь   существенным   элементом  информационного
континуума!
    - А что это такое - этот самый континуум, Саваоф Ильич?
    - Ну,  раз  уж  придется  выкладывать  вам все начистоту,  не желаете ли
прежде пообедать? А то я с вашими фокусами так разволновался, никак не  могу
успокоиться.
    - Спасибо, неплохо  бы. А где  тут у вас,  извините, места общественного
пользования? Уж больно впечатляет  то, что там у  вас за дверью. Вы  мне про
эту пустоту, кстати, тоже расскажете?
    - Ах, простите, я не учел особенностей вашего организма. Вам,  наверное,
придется дойти до своей квартиры. А я пока тут все приготовлю.
    Я потратил на путешествие до  туалета и обратно минут пять,  не больше,-
не  потому,  что  сильно  приспичило,  а просто хотелось поскорее продолжить
разговор. Почти бежал по скрипучему  коридору мимо запертых дверей и  черных
заснеженных  окон.  Огни  свечей  трепетали  за  моей  спиной  в завихрениях
взбудораженного застойного  воздуха. Уже  на полдороге  обратно пожалел, что
не выглянул в окно - посмотреть, изменилось ли что-нибудь в  реплицированной
Москве.
    Все-таки  Саваоф  вряд  ли  на  самом  деле тот немощный старик, которым
прикидывается. Либо где-то  скрывается его тайный  помощник. Так или  иначе,
но  за  краткое  время  моего  отсутствия  в  библиотеке оказался сервирован
скромный,  но  вполне  достойный  обед.  Помня  о способности Саваофа читать
мысли, я  не удивился,  обнаружив свои  любимые блюда.  Желудок просто взвыл
при виде тоненько  порезанной колбаски, наструганных  помидорчиков-огурчиков
с лучком  под растительным  маслицем, жирных  маслин в  пиалушке, нежнейшего
супа-пюре,  приправленного  мелко  порезанной  зеленью, жареной картошечки с
киевскими котлетками и фруктового салата на десерт. Не хватало только  вина,
но стояли высокие стаканы с  томатным соком, что тоже очень  неплохо. Завидя
мой  энтузиазм,  Саваоф  сделал  приглашающий  жест,  и я без дополнительных
уговоров с  жаром приступил  к реализации  преимуществ материальной  реплики
над  квазиматериальной.  Бог,  сидя  напротив,  вежливо  ковырялся  в  своей
тарелке.  Было  заметно,  что  делает  он  это  исключительно ради компании.
Однако пока дело не дошло до кофе, он меня не тревожил.
    - Информационный  континуум,  -  начал   он  без какого-либо вступления,
прихлебывая из  микроскопической чашечки  густой черный  напиток,- это, друг
мой,  то  самое  единое  начало  всех  начал,  которое  ищут  ученые и вашей
цивилизации, и всех других тоже. Кто-то продвинулся дальше и нашел на  своем
пути  истины,  позволившие  перемещаться  в  пространстве на десятки и сотни
тысяч световых лет. Другие пока проходят уровень вашего Ньютона и  осваивают
паровой  двигатель.  Ваша  цивилизация  добралась  до  элементарных  частиц,
теорий  Великого  объединения  и  Большого  взрыва,  что,  будучи в общем-то
тупиковой ветвью, все-таки позволяет  вам в какой-то мере  обеспечивать себя
энергией и даже осваивать околопланетное пространство. Другое дело, что  это
не  позволит  вам  выжить.  Ну  да  сейчас  не  об этом, а об информационном
континууме. Обопремся на ваше  эклектическое знание предмета. Вам  известно,
что  время  -  это  понятие,  введенное  еще  на  заре вашей цивилизации для
описания такого явления, как причинно - следственные связи в окружающем  вас
мире.  Вы  также  знаете,  что  время  каким-то  образом  связано с явлением
гравитации. То  ли гравитация  замедляет время,  то ли  гравитация и время -
сущности  одного  порядка,  имеющие  свойство  превращаться  друг в друга на
манер, скажем,  потенциальной и  кинетической энергии.  Наконец, вы  знаете,
что гравитация - неотъемлемое  свойство вещества. Сказанное мной  только что
- это вариант одного из тысяч возможных умозаключений, приведших вас к  идее
единства всех сущностей во Вселенной.  Ваше рациональное мышление - наука  -
сформулировало задачу  поиска единой  сущности несколько  десятилетий назад.
Ваше иррациональное мышление  - интуиция -  занимается ее поиском  несколько
тысячелетий,  с  тех  пор,  как  появились  первые  иерархические, а затем и
монобожеские религии. Сейчас  я вам раскрою  тайну, над которой  бьются ваши
лучшие умы. Правда, вы мало что поймете. Слушайте же, однако. И вещество,  и
время, и пустое пространство, вакуум по-вашему, и всяческие  взаимодействия,
а  также  то,  что  вы  называете  вашим  разумом  со всеми его атрибутами -
познанием, социумом,  абстракцией, логикой  и так  далее -  все это формы, в
которых  для   вас,  представителей   цивилизаций  материальной   Вселенной,
проявляется  единая  сущность  Вселенной   истинной.  Вот  эту-то   истинную
Вселенную  я,  просто  чтобы  вам  было  чем оперировать взамен понимания, и
назвал  только  что  информационным  континуумом.  В  рамках  этого  термина
находятся и ваша наука, и ваша вера. Кстати, ваша наука, совершенствуя  свои
исследовательские средства, в последнее время выходит за пределы  изначально
отведенного вашей природой  диапазона восприятий информационного  континуума
и  начинает  сталкиваться  с  ним   непосредственно.  Яркий  пример  -   уже
упоминавшийся  здесь  принцип  неопределенности  Гейзенберга,  влияние факта
получения информации  о материальном  объекте на  поведение самого  объекта.
Ваша  же   вера,  пытаясь   дать  объяснение   необъяснимой   рациональности
окружающего  мира,  постулирует  наличие  некоего высшего разума, именуемого
Богом. Только, к  сожалению, ваша вера  далека от осознания  того факта, что
этот разум  не есть  нечто внешнее,  управляющее миром,  а он  сам по себе и
есть этот самый мир. Информационный континуум.
    - У информационного континуума нет никаких свойств или характеристик,  -
продолжил он,  дав мне  слегка переварить  первую порцию  Великой Истины,  -
кроме  одного-единственного  -  целостности.  Ему,  например, не свойственно
развитие,  так  как  развитие  предполагает  течение времени, связь причин и
следствий,  а  это  сущности  более  высокого  порядка, его производные, так
сказать.  Да  и  само  понятие  целостности  для  него  вырождено  в простую
альтернативу - либо он  есть, либо его нет.  Но, как и в  мире привычных вам
понятий,   ненормальности   в   поведении   производных   приводят  к  краху
соответствующих им  первообразных, так  же обстоит  и дело  с информационным
континуумом.  Вам,  например,  очевидно,  что движение материального объекта
может происходить только плавно, без мгновенного перемещения из одной  точки
в другую. Математически это можно выразить так: координата объекта  является
непрерывной функцией  времени. Первая  производная от  координаты объекта  -
это, как  известно, его  скорость. Она  также должна  выражаться непрерывной
функцией. Допустим,  вы живете  в мире,  в котором  способны непосредственно
наблюдать только скорости объектов, понятия  не имея о его координатах.  Так
вот знайте, что, если вы  однажды увидите прерывистую функцию скорости,  что
само по себе  дико для жителя  вашего мира, то  в это же  самое время житель
базового относительно вас мира, назовем  его миром координат, будет с  таким
же  удивлением  наблюдать  необычно,  с  его  точки зрения, скачущий объект.
Разница между приведенным примером и реальностью информационного  континуума
только в  одном -  жители этих  гипотетических миров  всего лишь  удивляются
появлению  прерывистых  функций,  а  жители  Вселенной  в  случае  нарушения
целостности информационного континуума  просто перестанут существовать,  как
перестанет существовать и само понятие Вселенной.
    - Это будет  новый Большой взрыв,  или наоборот, коллапс?  - попытался я
продемонстрировать глубину понимания проблемы, но тут же оказался  поставлен
на место:
    - Не  будет никакого  взрыва, и  коллапса тоже,  как никогда  и не  было
раньше. И  не пытайтесь  представить себе  эту ситуацию  - это  не по  силам
вашему трехмерному разуму. Перестанет существовать само понятие  информации,
а вместе с ним и все, что из нее состоит - вещество, энергия, время,  мысли,
чувства. Перестанет  существовать даже  само понятие  "существовать", потому
что набор  ваших базовых,  как вам  кажется, понятий  - это тоже производная
информационного континуума.
    - И что же тогда?
    - Черт  вас  дери,  Илья  Евгеньевич!  Понятие  "тогда",  входящее в ваш
вопрос,  как  и  понятие  "ничего",  которое  могло  бы  войти в мой ответ,-
элементы  этого  же  набора  базовых  понятий,  потеряющего  смысл  вместе с
разрушением  информационного  континуума.  Убедительно  прошу  вас больше не
тратить время на задавание дурацких вопросов.
    - Хорошо.  Извините, сглупил.  Ну так  каким же  образом матушка - Земля
оказалась эпицентром описанной вами кошмарной катастрофы?
    - Извините  уж и  вы меня  за неуместную  вспыльчивость. А  вот этот ваш
вопрос попал в самую точку. Дело в следующем. Как вы, встретив меня,  можете
теперь  догадаться,  Вселенная  -  не  простое  скопище  материи, живущее по
бессмысленным  физическим  законам.  Озвучу  вашу догадку. Вселенная, будучи
производной  от  информационного  континуума,  в  числе многочисленных своих
свойств  обладает  таким,  которое  вы  называете развитием, или прогрессом.
Добавлю  к  вашему  осознанию  этого  факта  вот  что:  появление жизни - не
случайность, а неминуемый  этап этого прогресса.  А разум -  неминуемый этап
прогресса  жизни,  то  есть  прогресса  Вселенной.  Что  же, как вы думаете,
произойдет на  следующих этапах?  Не ломайте  голову. Лучшее,  что вы можете
сделать, глядя со своей колокольни,-  это предположить, что рано или  поздно
разрозненные цивилизации Вселенной начнут  контактировать друг с другом  и в
конце концов объединятся. Это произойдет обязательно. Но произойдет и  нечто
большее:  объединенный  разум   цивилизаций  однажды  перестанет   требовать
наличия  материальных  носителей,  какими  выступают  сейчас живые организмы
представителей этих цивилизаций. Разум станет единым, а его носителем  будет
вся  Вселенная.  Чувствуете  аналогию  с  вашим  распределенным интеллектом?
То-то  именно  вы,  Илья  Евгеньевич,  оказались  здесь.  Вам  проще принять
возможность подобного явления, хотя бы и не понимая его.
    - А потом?
    - А   потом,  когда   вся  Вселенная   станет   разумной,   сформируется
информационный   континуум.   Точнее,   разумная   Вселенная   сама  и  есть
информационный континуум.
    - Стоп.   Вы  же  только  что  сказали,  что  все  сущее  во Вселенной -
производное от  информационного континуума.  Разве это  не означает,  что он
существует уже сейчас?
    - Илья Евгеньевич,  вы хотите постигнуть  то, что для  вас непостижимо в
принципе,  отсюда  и  ваши   вопросы.  Информационный  континуум  не   может
"существовать сейчас", как  не может существовать  в будущем или  в прошлом.
Для  него  не  применимо  понятие  времени,  ибо  время  само  является  его
производной.   Разумная   Вселенная   когда-нибудь   станет   информационным
континуумом, но это  отнюдь не означает,  что каждый ее  кварк сегодня -  не
его производная.
    - Хорошо, Саваоф Ильич, я  пока сдаюсь. На досуге попытаюсь  представить
себе, чего вы тут наговорили, но ничего не обещаю. Во всяком случае,  будьте
готовы  вызвать  "скорую".  У  меня  остался  только  один вопрос. Вы-то кто
такой?  Что-то  в  изложенной  вами  системе  мироздания не видать места для
пожилого джентльмена, умеющего реплицировать  покойников и знающего все  про
информационный континуум.
    - Милый  Илья  Евгеньевич!   Мне  вас  искренне  жаль.  Вы  и  рады   бы
представить себе все  с вами происходящее  как род умопомешательства,  но уж
слишком много  разных обстоятельств,  которые препятствуют  вам так запросто
скрыться в кустах.  Сейчас вы впадете  в ступор или  начнете буйствовать, но
прошу вас все-таки держаться в рамках приличия. Значит, вас интересует,  кто
же  я  все-таки  такой?  Так  вот,  вы  можете называть меня "Информационный
Континуум",  но  я  думаю,  что  "Саваоф  Ильич" будет несколько привычнее и
проще.
    - Вызывайте  "скорую". Прямо  сейчас! И  чтоб четверо  санитаров и  двое
носилок.
    - Нет-нет,  носилок  не  потребуется.   Более  того,  что уже сказано, я
сообщать  вам  не   стану,  а  сохранившееся   у  вас  чувство   юмора  явно
подтверждает  дееспособность  вашего  разума.  Давайте  же, пока вы снова не
начали сомневаться, перейдем к более конкретным и понятным для вас делам.  Я
имею в виду вашу предстоящую миссию на Земле.
    Я сделал вялый жест,  давая понять, что мне  уже все равно. Пусть  будет
миссия. Саваоф, только  что пообещав больше  не травмировать мои  мозги, тут
же стал вываливать на меня новую порцию информационно-континуумного бреда:
    - Итак, вы спрашивали, почему именно Земля оказалась причиной  грозящего
нарушения  целостности  информационного   континуума?  Ответ  очень   прост.
Конечно, при условии,  что вы согласны  со всеми предыдущими  рассуждениями.
Итак. При образовании разумной Вселенной всякая цивилизация привнесет в  нее
нечто  свое,  какие-то  специфические  характеристики, которые, сложившись с
другими, да еще  вкупе с неразумной  частью Вселенной, в  целом дадут сумму,
которая в конечном итоге и окажется информационным континуумом. Вы  конечно,
понимаете,  что  баланс  суммируемых  значений  при  этом должен соблюдаться
предельно тщательно. Малейшее отклонение приведет к нарушению целостности  и
катастрофе.  Этот  баланс,  само  собой  разумеется,  никто  не обеспечивает
искусственно.  Он  формируется  автоматически  в  ходе  прогресса  Вселенной
благодаря вездесущности информационного  континуума. Но только  при условии,
что сохраняются все  элементы, между которыми  баланс должен соблюдаться.  В
частности,  должны  сохраниться  все   до  единой  цивилизации.  Теперь   вы
понимаете, почему гибель земной цивилизации так опасна?
    - А разве ничего  нельзя предпринять радикального? Вырастить,  например,
другую цивилизацию,  взамен погибшей.  Времени до  момента создания разумной
Вселенной, как я понимаю, еще целый вагон, успеет отбалансироваться.
    - Никто   не  занимается  выращиванием  цивилизаций.  Цивилизация   либо
зародилась и выжила сама, либо нет. Третьего не дано.
    - Ну  хорошо,  можно  подбросить  на  Землю  какую-нибудь штуку, которая
поможет нам  выбраться побыстрее  в космос.  Инопланетный корабль, например,
чтобы мы разобрали его по винтикам и изучили новые технологии.
    - Я  поясню  вам  сразу,  чтобы  не  возникало больше подобных  иллюзий.
Баланс в момент создания разумной Вселенной - штука очень тонкая. Его  легко
можно нарушить,  совершив где-то  в истории  некое действие,  противоречащее
естественному  ходу   событий.  Если   это  действие   вызовет   нарастающий
древообразный  процесс  последствий,  то  баланс  нарушится.  Если  же   оно
"схлопнется" спустя некоторое время, то  баланс не изменится. Так вот,  идея
вырастить   новую   цивилизацию   или   "подбросить",   как  вы  выразились,
инопланетный корабль - как раз  те самые события, которые приведут  к лавине
последствий и  снова к  нарушению целостности  информационного континуума. Я
вам скажу  больше -  набор допустимых  воздействий крайне  узок. Хорошо еще,
что он вообще существует.
    - Э-э-э, Боже, или как  вас там, Информационный континуум, да  вы совсем
не всемогущи!
    - Конечно,  нет!  Мы  с  вами  крайне  ограничены  в  средствах.   Стоит
совершить малейшую ошибку - и конец неминуем.
    - А откуда вы знаете,  Саваоф Ильич, что допустимые воздействия  все еще
возможны? Может, уже поздно?
    - Мы  с  вами  беседуем  -  значит, пока  возможность исправить ситуацию
имеется.  А  вы,  наверное,  подумали,  что  после  гибели  Земли  остальная
Вселенная  будет  существовать  еще  миллиарды  лет? Да ничего подобного. Не
забывайте,  что  время   не  имеет  отношения   к  понятию   информационного
континуума.  Поэтому  нарушение  целостности  произойдет,  как только гибель
земной цивилизации  станет необратимой.  Грубо говоря,  как только последние
способные к деторождению мужчина и женщина потеряют возможность  встретиться
друг с другом. Сразу после этого  все сущее исчезнет. Вы и только  вы должны
отвести нависшую угрозу. Знаете, почему? Да  все потому же - раз мы  все еще
беседуем, значит, я выбрал правильного кандидата для выполнения миссии.
    - Ого! А не боитесь, что я зазнаюсь? Суточные потребую, счет в банке?
    - Вы не ерничайте, а лучше-ка осознайте вот что. Вы только что  получили
не просто сведения, более или менее странные, о каких-то отвлеченных  вещах.
Все гораздо хуже для вас. Вы получили порцию ответственности, какой не  было
и  никогда  не  будет  ни  у  кого  не  только на Земле, но и в любой другой
цивилизации Вселенной.  С того  момента, как  я понял  грозящую опасность, я
каждый  свой  шаг,  каждое  сказанное  слово выверяю по одному-единственному
критерию:  существую  -  значит,  шагнул  или  сказал  верно. Но сейчас ваша
очередь взять этот груз. Дальнейшее  мое вмешательство почти невозможно -  я
и так  уже слишком  сильно натянул  информационную ткань,  реплицировав вас.
Еще усилие - и она лопнет. А вот  у вас еще есть резервы, вы плоть от  плоти
Земли и способны  действовать на ней,  минимально вмешиваясь в  естественный
ход событий. Но учтите:  теперь вам придется трястись  за каждый свой шаг  и
каждое слово. Одна ошибка - и ни  вы, ни я, возможно, не успеем даже  узнать
о ней.
    Он говорил  это спокойным  голосом, медленно,  тщательно подбирая слова,
словно и в самом деле задумывался над  каждым из них. И с каждым его  словом
я ощущал,  как на  мои плечи  сильнее и  сильнее давит  невидимый груз,  как
страх  сковывает  мышцы,  и  отказывается  подчиняться  разум.  Он понял мое
состояние и протянул  ко мне немощную  старческую руку. Но  в голосе звучала
власть:
    - Возьмите себя  в руки, Илья  Евгеньевич. Я вижу,  вы испуганы. Но  это
хорошо.  Вы  ощутили  ответственность.  И  раз  уж мы продолжаем беседовать,
значит,  этот  испуг  нормален  и  не  ведет  к катастрофе. Однако, я еще не
рассказал  вам  самого  главного  -  как  вам предстоит выполнить миссию. Вы
готовы воспринимать информацию?
    Черта  с  два  я  готов  что-либо  воспринимать.  Почему  именно на меня
свалилось  счастье  быть  спасителем  Вселенной?  Лежал  бы  себе  сейчас  в
морозильнике, как все  нормальные покойники, и  никаких тебе забот.  Хорошие
люди позаботились  бы о  похоронах. Так  нет же,  угораздило попасть к этому
сумасшедшему  старику, "информационному  континууму", прах его побери. Ладно
был бы я  какой-нибудь танкоподобный спецназовец  вроде Санька, или  хотя бы
карьерист,  как  Виталя.  Так  нет  же,  обычный инженеришка, вечный студик.
Очков только не хватает. Что я могу сделать своими хилыми ручонками там,  на
Земле, где нормальным людям за просто так всаживают по две пули в башку?  Да
на  кой  мне  черт  эта  Вселенная,  гори  она  огнем вместе со всеми своими
континуумами, я и  так уже труп!  Мне ли, трупу,  заботиться о какой-то  там
целостности? Да и какой я, на фиг, труп - я реплика трупа!
    Мои невеселые размышления прервал еще  более властный голос, чуть ли  не
окрик, Саваофа:
    - Илья Евгеньевич!  Еще раз говорю  - возьмите себя  в руки! Если  вы не
прекратите мыслить подобным  образом, наша беседа  может прерваться в  любую
секунду! И  знайте -  вы способны  справиться с  миссией. Это не голословное
утверждение. Вспомните  о критерии  - раз  мы с  вами еще  здесь, значит, вы
способны. Это-то хоть вам понятно?
    - Это-то  понятно,  -  нехотя  согласился  я. Немного полегчало.  Может,
медаль дадут, или даже орден. А то и Героя России. Я вспомнил, как мечтал  в
детстве стать  Героем Советского  Союза, был  у меня  такой период. Прийти в
класс, как обычный ученик, без маленькой желтой звездочки на груди,  скромно
сесть  на  своей  последней  парте.  А  все  обо всем уже знают из сообщения
программы  "Время",  перешептываются.  Девчонки  бросают  быстрые взгляды. А
Любка смотрит долго. Незаметно, но долго. А я перелистываю себе учебник,  ни
на кого как будто бы не обращаю внимания. Но знаю, что она смотрит.
    Саваоф  с  улыбкой  наблюдал  за  переменами  моего настроения. Наконец,
видимо,  удовлетворившись   достигнутым  мной   состоянием,  продолжил   уже
спокойным голосом, как и раньше:
    - Героя России я вам, конечно, не обещаю, Илья Евгеньевич. Боюсь, что  и
медали не  будет. Сейчас  я вас  разочарую еще  больше, мой  друг. Вы,  Илья
Евгеньевич, больше никогда не попадете на Землю.
    Я  ошарашенно  воззрился  на  Саваофа.  Ей-богу,  этот  старикан начинал
действовать мне на нервы. Развел  тут разлюли-малину, а теперь на  попятную.
Или это я его своими  детскими воспоминаниями напугал? Подумал, небось,  что
связался с инфантилом, да и проклял все на свете.
    - По крайней мере,  не попадете в привычном  для себя виде, -  продолжал
он между тем, как  ни в чем ни  бывало. - Вернуть вас  не Землю в виде  Ильи
Евгеньевича, каким  вы его  знали, нет  никакой возможности.  Всем известно,
что его застрелили на пороге своей квартиры, и вам придется долго  объяснять
свое воскрешение и восстанавливать паспорт. А еще более существенно то,  что
ваше воскрешение катастрофически нарушит  естественный ход событий, так  что
мы вряд ли дотянем даже до две тысячи восьмого года.
    Я по-прежнему ничего не понимал.
    - Поэтому,  Илья  Евгеньевич,  реплика  вашей личности будет помещена  в
тело человека, уже живущего на Земле. А  чтобы ни у кого из его знакомых  не
возникло никаких подозрений,  личность этого человека  останется с ним,  и о
вашем существовании он ничего знать не будет. Вам придется научиться жить  в
чужом  организме.  Осмотритесь,   попривыкните,  ни  во   что  поначалу   не
вмешивайтесь. Я нашел для вас  носителя, который, при вашем своевременном  и
правильном  вмешательстве,   имеет  реальную   возможность  направить   вашу
цивилизацию  на  нужный  путь  с  минимальным,  буквально  микроскопическим,
нарушением естественного  хода событий.  Кто это  и каким  образом он сможет
выполнить вашу задачу - разберетесь  на месте. Только когда разберетесь,  не
затягивайте. И помните об ответственности, выверяйте каждый шаг.
    - Носитель-то  хоть  симпатичный?  Я  привык  к  комфорту,   мне   бомжа
какого-нибудь не подсовывайте.
    - Не волнуйтесь, симпатичный. Вы даже представить себе не можете,  какой
симпатичный.
    - А что потом, когда я выполню задачу?
    - Вы сначала выполните.
    - А все-таки?
    Саваоф тяжело вздохнул.
    - Мне  не  хотелось  бы  напоминать  вам, мой  друг, об одной неприятной
особенности процесса реплицирования. Но раз уж вы так настаиваете,  напомню.
Миссию  на  Земле  будете  выполнять  не  вы,  а ваша реплика. Грубо говоря,
другая личность. Точная копия вашей,  но другая. А ваша личность  исчезнет в
момент реплицирования, потому  что информационный континуум  не поддерживает
одновременного  существования  во  Вселенной  двух одинаковых личностей. Это
такой же непреодолимый  барьер, как принцип  Гейзенберга и скорость  света в
вакууме. Так что, Илья Евгеньевич, вам придется пожертвовать собой, и у  вас
нет ровным счетом никакого выбора. Смиритесь.
    Как  же  я  забыл,  он  же   с  самого  начала  объяснил  мне  все   про
реплицирование!  Это что же, я, значит, должен опять умереть? Да нет же,  не
опять,-  это   будет  первая   смерть  в   моей  жизни.   Тогда  умер    мой
предшественник, а вот сейчас  умру я, единственный и  неповторимый. Пожил-то
на свете всего один день, раз  позавтракал и раз пообедал. Не видел  ничего,
кроме  этих  четырех  забитых  книгами  стен,  да  копии пейзажа московского
закоулка через копию окна копии чужой квартиры.
    - Я  не согласен.  Я отказываюсь  участвовать в  вашей авантюре.  Я хочу
жить.
    Саваоф ничуть не удивился:
    - Илья Евгеньевич, ваша реакция мне понятна. Успокойтесь. Я повторяю,  у
вас нет выбора.  Если вы сейчас  не согласитесь, я  буду вести переговоры  с
вашей следующей репликой.  Не согласится она  - со следующей.  И так до  тех
пор, пока  не возобладает  благоразумие. Какая  вам разница:  умереть, чтобы
дать  жизнь  исполнителю  великой  миссии  или  всего  лишь новому участнику
переговоров?
    - Тогда я сейчас  наброшусь на вас и  задушу. А потом буду  жить в вашем
замке припеваючи. Двери, которые вы позапирали, взломаю.
    Саваоф оказался  веселым человеком.  Он дребезжал,  попискивал и вытирал
слезы с  дряблых щек  до тех  пор, пока  я не  понял, что сморозил очередную
глупость. Тогда я изменил тактику. В  самом деле, выхода у меня нет.  Но моя
реплика отомстит этому гаду по полной программе. Поселится в земном теле,  а
ничего предпринимать ровным счетом не будет. Доживет в свое удовольствие  до
две тысячи восьмого, а там амба. Но и ему, гаду, тоже конец придет.
    - И этот  план вам тоже  не удастся, Илья  Евгеньевич, - сказал  Саваоф,
прервав смех,  но все  еще улыбаясь.  - Континуум  разрушится, как только вы
по-настоящему  решите  ничего  не  предпринимать,  так  что  до  две  тысячи
восьмого вам в свое  удовольствие не дожить. -  Он стер улыбку с  лица. - Но
дело не в  этом. Я хотел  бы, чтобы вы  отбросили эмоции и  личные проблемы.
Вы ведь все  равно уже умерли  и больше не  принадлежите себе. Но  все еще в
ваших силах сделать дело, важное и нужное другим, живущим. Поверьте,  никому
во  Вселенной  никогда  не  предоставлялось  подобной возможности. Вы будете
уважать себя, и  я буду уважать  вас - это  и станет вашим  вознаграждением.
Выше его ничего нет. Подумайте о  людях, живущих на вашей Земле. О  детях, о
женщинах. Без  вашей помощи  они обречены  на мучительную  смерть в  ядерной
войне.  А  существа  других  цивилизаций?  Они  даже не узнают, что когда-то
жили.  Вспомните  звездное   небо.  Миры,  удаленные   от  вашей  Земли   на
бесконечные   расстояния,   светили   вам,   чтобы   вселить  уверенность  в
бесконечности жизни. И что же,  все зря? А миллиарды лет  развития Вселенной
до вас, а миллиарды лет после  - это тоже зря? Пожалуйста, Илья  Евгеньевич,
справьтесь. Я уверен, вы сможете.
    - Какова вероятность того, что мне не удастся решить вашу проблему?
    - Не  мою, а  нашу с  вами проблему.  Вероятность неудачи  очень высока.
Выше, чем вероятность  удачи. Но ведь  человек - не  статистическая функция.
Забудьте о вероятностях. Просто тщательно обдумывайте каждый шаг, а  обдумав
- действуйте. Вы способны выполнить свою миссию, помните об этом.
    - Я хочу выпить.
    - Вот это  другой разговор, узнаю  вас. Кстати, пришло  время поужинать.
Как насчет меню от "Максима"?
    - Валяйте. Только водки побольше.
    Говорить стало больше не о чем. Мне оказалось наплевать на яства,  опять
появившиеся  на  столе  невесть  откуда.  Не  чувствуя  вкуса  еды,  я молча
наливался  водкой  под  ничего  не   означавшим  взглядом  Саваофа.  Он   не
препятствовал.  Где-то  после  третьей  или  четвертой  я  вспомнил,  что не
спросил  у  Бога  о  сроке  переселения  на  Землю. Наверное, требовался еще
какой-то дополнительный инструктаж, раз он позволил мне сейчас напиться.  Не
пошлет же он  реплику с таким  жутким шлейфом выполнять  ювелирную работу по
спасению  Вселенной.  Завтра  просплюсь,  наглотаюсь  таблеток,  и с больной
головой придется опять выслушивать наставления.
    А ведь  он так,  собака, и  не рассказал,  каким образом  вляпался в эту
историю.  Почему  это  у  всех  нормальных  цивилизаций  природных  ресурсов
оказалось достаточно, чтобы выйти в космос, а мы застряли в своей грязи?  Ну
что же мне так не везет! Мало того, что родился в самой бестолковой  стране,
так  еще  и  цивилизация  оказалась  самой  бестолковой.  А  ведь  всю жизнь
считался отличником и золотым медалистом. Завтра спрошу у Него  обязательно.
А пока проглочу еще вот эту слоеную корзиночку с жареными улитками,  кажись,
и вот эту рюмочку...
    До постели, похоже, тащил меня Саваоф. Я мешком висел на его  старческих
костистых плечах, нес какую-то околесицу  и размазывал по пьяной роже  слезы
и слюни.  Видавший виды  старинный замок  вряд ли  привык к подобным сценам.
Наверное, Саваоф  сгрузил меня  в спальне,  как дрова,  и, может  быть, даже
раздел, но этого я не помню.

Глава 8. Она идет по жизни смеясь

    - Моя  любовь, несу  кофе. Ты  не забыла,  что тебе  сегодня пораньше? -
услышал  я  сквозь  сон  мужской  голос.  Голос был исполнен нежности и явно
обращен в мою сторону. Мужчина, похоже, даже чуть-чуть переигрывал, но  это,
наверное, часть ритуала.
    Сон отлетел мгновенно,  но я не  пошевелился. Лежа с  закрытыми глазами,
внутренне похолодев, я пытался представить  себе ситуацию, в которой мог  бы
услышать  подобные  слова.  Первое  пришедшее  в  голову объяснение я тут же
отмел. Во-первых, чтобы опуститься до связи с мужиком, мне потребовалось  бы
выпить значительно  больше смертельной  дозы. Во  - вторых,  сказано: "ты не
забыла", то есть обращались к  женщине. Значит, видимо, где-то рядом  должна
находиться  женщина,  которой  этот  тип  и  принес  кофе, и которая сегодня
куда-то спешит. Но при таком раскладе выходит, что я с ней сплю, и,  значит,
ситуация не менее странная. У нас что, шведская семья?
    Наконец, возможен вариант,  что я приехал,  например, в командировку,  и
живу  у  каких-нибудь  друзей  в  однокомнатной  квартире на раскладушке. Я,
правда, не  помню, чтобы  куда-то собирался,  но зато  прекрасно помню,  что
вчера  очень  прилично  принял.  Наверное,  мы  с  этим мужиком отмечали мой
приезд. Вот это уже похоже на  правду. Осталось только вспомнить, в каком  я
городе и как зовут его и  ее, а то может получиться неудобно.  Подумают еще,
что с тех  пор, как мы  виделись в последний  раз, я спился,  и без опохмела
теряю разум.
    И  тут  я  ощутил  на  своих  губах поцелуй. Утренний такой поцелуй, без
страсти, но с любовью. И колючий, потому что целовавшие меня губы  оказались
обрамлены усами  и бородой.  Ужасно! Я  готов был  шарахнуться, пугая  этого
идиота и  вышибая из  его рук  блюдце с  чашкой, но  в это  мгновение новое,
никогда прежде не испытанное ощущение вкатилось в меня мягкой волной...
    ...Захотелось потянуться,  и я  потянулась сладко,  до звона  в ушах, до
легкого  головокружения.  Я  услышала  утренний  птичий щебет, почувствовала
тепло летнего солнца и запах крепкого  кофе. И открыла глаза. Макс, как  это
повелось у нас  давным-давно, стоял возле  кровати с чашкой  в руках и  ждал
моего  пробуждения.  Я  ощутила  себя  молодой  и свежей. Сквозь распахнутую
дверь с лоджии веял, чуть  шевеля тюль, слабый прохладный ветерок.  Верхушки
окружавших  дом  берез  поблескивали  трепещущей  листвой.  Горячий  квадрат
солнечного света лежал на моем голом животе и бедрах, бессовестно освещая  в
том числе и треугольник жестких волосиков. Макс, оказывается, стащил с  меня
простыню. Если в девятиэтажке  напротив какой-нибудь мужик сейчас  смотрит в
окно, он, без сомнения, получает большое удовольствие.
    Я потянулась еще раз и неторопливо повернулась на бок, спиной к  лоджии.
Пусть  смотрит,  но  надо  же,  в  конце  концов,  и границы приличия знать!
Утреннее  солнце  теперь  грело  мои  ягодицы,  и, отраженное ими, наверное,
подсветило розовым серую стену девитиэтажки.
    - Моя любовь,  ты проспишь все  на свете. Уже  звонил референт Соболева,
просил  напомнить,  чтобы  ты  к  десяти  была  в  офисе. Вещи я уложил, а с
документами сама разбирайся.
    Этот бородатый субъект  - мой муж  Макс. Он считает  себя писателем. Еще
он считает, что я  личный переводчик у Соболева,  президента аэрокосмической
компании. В обоих случаях он сильно ошибается. Макс пишет то, что  интересно
только ему одному,  а Соболев больше  нуждается в моих,  как это называется,
эскорт-услугах, поскольку сам вполне  прилично владеет английским. Я  кормлю
Макса  и  обеспечиваю  его  средствами  на  покупку  компьютеров,  с помощью
которых он творит свои эпохалки. За это он платит мне собачьей  преданностью
и не  суется в  мои дела.  Женщина -  слабое существо,  ей всегда  требуется
любовь и поддержка. Когда мне нужна любовь, я ласково, по-матерински,  целую
Макса перед сном, и мы засыпаем, чтобы утром он разбудил меня с чашкой  кофе
в руках. А когда мне нужна  поддержка, я уезжаю с Соболевым в  командировку,
и   в   перерывах   между   деловыми   встречами   применяю   на   нем  свои
профессиональные навыки  в снимаемых  им пятизвездочных  апартаментах. Очень
удобно и для  всех безопасно, даже  презервативы не нужны.  Куда безопаснее,
чем  раньше,  когда  Макс  служил  инженеришкой  в  той  же  аэрокосмической
компании, тогда еще бывшей  НИИ дальней транспортировки, а  Соболев торговал
бензином, ни уха, ни рыла не смыслил в ракетах и понятия не имел обо мне.  А
я, выпускница МГИМО с красным  дипломом, пахала в эскорт-агентстве и  видала
по десятку таких соболевых в месяц. Хотя, по большому счету, с тех пор  мало
что изменилось. Я зарабатываю на жизнь все  тем же способом и так же, как  и
тогда, кормлю Макса. Да и он все так же несет свой бесполезный бред,  только
уже не в области неракетных средств доставки, а закопался где-то в  фэнтэзи,
мечом  и  магией  выжигает  зло  на  чужих планетах. Окончательно свихнулся,
короче.
    "Ну и сволочь же  ты, Саваоф Ильич," -  думал я спустя некоторое  время,
разглядывая в быстро туманящемся  зеркале свое крепкое, как  свежий огурчик,
загорелое женское  тело, обливаемое  струями прохладной  душевой воды.  Вода
стекала в  ложбинку между  стоящими торчком  грудями, струйками  срывалась с
сосков,  пробегала  по  животу,  щекотала  между  ног.  Хоть бы предупредил,
какого  носителя  ты  мне  выбрал.  Я  же  мужик,  в  конце  концов,  у меня
нормальная реакция на красивую женщину.  А тут оказывается, что эта  женщина
- я сам. И что теперь делать?  И что дальше? Сегодня улетаю в Лондон  вместе
с Соболевым. А он  там первым делом потащит  в постель. У него  всегда так -
как куда-нибудь  приезжаем, так  сначала в  постель, а  потом уже  по делам.
Катька, жена  его, вроде  ж классная  девка, ничуть  не хуже  меня, а он как
голодный все время  ходит. И я,  мужик, будучи женщиной,  буду вынужден черт
знает чем заниматься с этим секс-автоматом?
    Размышляя  так,  я  между  тем  привычно  выполнял  сложную  ежеутреннюю
процедуру. Где  надо -  подбрил, кое-что  повыщипал. Оказалось  не так  уж и
больно. А  я-то все  время удивлялся,  как это  мои подружки терпят подобные
пытки. Наверное, женщины не так чувствительны к боли, как мы. Долго  возился
с прической  и макияжем,  - не  потому, что  в этом  что-то для  меня новое,
просто сегодня  требовалось выглядеть  на шесть  баллов. С  трудом преодолел
позыв многолетнего рефлекса  поскоблить подбородок максовым  станком. Лишний
раз, просто из любопытства, присел на унитаз - очень уж необычным  оказалось
ощущение. И только  в конце, накрашенный  и напудренный, натертый  кремами и
побрызганный  дезодорантами,  туалетными  водами  и  лаками, надел кружевное
белье.  Не  хотелось  затягивать  свои  подпрыгивающие  прелести  в   тесный
бюстгальтер, но время поджимало.
    Выйдя из  ванной, я  обнаружила дома  полный порядок  и уют  - постель в
комнате  убрана,  Макс  стучит  по  клавишам  компьютера,  на  кухне  бубнит
телевизор и пищит  микроволновка. Как была,  в трусиках и  бюстгальтере, под
аккомпанемент  НТВ-шных  новостей  быстро  проглотила  приготовленный Максом
завтрак и побежала одеваться.
    - Максик, никуда  вечером не отлучайся,  как прилечу -  сразу позвоню из
гостиницы, - инструктировала я  его, натягивая дорожный костюм.  Узкая синяя
юбка, чуть короче того, что  ожидает увидеть мужчина. Снежно-белая блузка  с
отложным  воротничком,  открывающим  чуть  больше  того, что обычно в дороге
открывает  женщина.  Короткий  синий   же  пиждачок.  Цепочка  с   маленьким
крестиком, подобранная  по высоте  так, чтобы  крестик не  висел, а  лежал в
ложбинке, слегка сжатый с двух сторон. Сережки с маленькими  бриллиантиками.
Золотые часики.
    - Угу, - отвечал мне  Макс, продолжая стучать по клавишам.  Его, похоже,
посетила какая-нибудь  фэнтэзийная муза.  Может, хогбен  дубасил хоббита,  а
может, хоббит колошматил гоблина. Одеваясь возле шкафа, я видел из-за  спины
Макса,  что  он  пользуется  древним,  как его сюжеты, текстовым процессором
MultiEdit 6.0. Он бы страшно удивился, если бы я ему сейчас об этом сказал.
    Я  проверила  содержимое  собранного  Максом  дорожного кофра. Повезло с
мужем, даже  прокладки не  забыл. Документы  тоже все  на месте  - это он со
мной кокетничал, когда будил. Пора.
    Поцеловала Макса в лысеющую  макушку, нарочно навалившись грудью  ему на
плечо. Вес, кстати, приличный, есть чем гордиться. Он что-то пробормотал  и,
протянув  не  глядя   руку,  наугад  похлопал   меня  по  попке.   На   этом
душераздирающая сцена прощания завершилась,  и я, подхватив нетяжелый  кофр,
покинула  наше  однокомнатное  мытищинское  жилье.  Входную  дверь   заперла
снаружи своим ключом  - в таком  состоянии муж не  заметит, как из  квартиры
вынесут всю мебель.
    "Ока" быстро катилась к институту. Я вела машину, не глядя по  сторонам.
Глядеть  -  себе  дороже.  Вокруг  на  дороге  одни козлы. Стоит встретиться
взглядом  -  не  отвяжешься.  Каждый  импотент,  сев за руль, чувствует себя
терминатором.  Кончателем,  по-нашему.  А  они  еще  удивляются,  почему мы,
женщины, так  плохо водим  машины. Как  же тут  хорошо водить, если смотришь
строго вперед, вправо-влево ни-ни.
    От  Мытищ  до  Королева  -  рукой  подать.  Через  двадцать  минут я уже
въезжала через  генеральские ворота  на территорию  института. Охранник,  не
глядя  в  протянутый  через  окно  пропуск,  коряво приставил руку к голове,
пародируя Сигала из финала "Захвата-1".  Я почти прочитала его мысли:  "Ага,
президентская б... приехала. Значит,  шеф сегодня в командировку  отбывает".
Я улыбнулась в ответ. Славный парень.
    В  приемной  царила  предотъездная  суета.  Эллочка  раздавала   билеты,
конвертики с  представительскими и  еще какие-то  бумажки членам  делегации.
Одновременно  она  разговаривала  по   двум  телефонам,  принимала  факс   и
распечатывала  на  чавкающем  лазернике  дополнительные  экземпляры  памятки
отъезжающим. Отъезжающие, исключительно мужики, дисциплинированно  толпились
в очереди,  подходили по  одному, одинаково  заглядывали Эллочке  за пазуху,
когда  она   наклонялась,  тыкая   в  ведомость   наманикюренным  пальчиком,
расписывались  и  отваливали,  удовлетворенно  ощупывая  конверт  и отпуская
тупые  остроты  насчет  пришедшего  наконец-то  коммунизма  и желания почаще
посещать приемную.  Завидев меня,  Эллочка, не  прерывая ни  одного из своих
дел, закатила глазки,  коротким "ф-ф" вздула  челку, пожала плечиком,  и без
того прижимавшим  трубку к  уху, и  незаметно для  членов делегации  указала
пальчиком сначала  на свой  стол, а  затем на  дверь соболевского  кабинета.
"Дурдом!" -  перевела я  ее пантомиму.  - "Возьми  в моем  столе свою долю и
топай к шефу. У него там Катька."
    Моя доля оказалась куда толще, чем у членов. Загородив тазом ящик  стола
от их нескромных  взглядов, я переложила  конверт в сумочку  и направилась в
кабинет.  Навстречу  вылетел  красный,  как  рак,  референт  Семен, мой юный
тайный  воздыхатель.  Увидев  меня,  он  еще  больше  покраснел, пробормотал
"привет", рассыпал по полу  какие-то листочки, собрал их  дрожащими пальцами
и позорно  скрылся за  дверью секретариата.  А Соболев,  похоже, находится в
боевом настроении, - решила я.
    Догадка  подтвердилась,  как  только  я  преодолела  внутреннюю   дверь.
Соболев возвышался  за своим  имперским столом  и орал  в телефонную трубку,
нависая  мощной  фигурой  над   вжавшейся  в  совещательные  кресла   кучкой
лысоголовых  очкариков  -  квинтэссенцией  институтского   административного
интеллекта. Завод  срывал срок,  банк задержал  платеж, американцы  выкатили
претензию,   на   полигоне   авария   на   топливных  коммуникациях,  тезисы
выступления  ни  к  черту  не  годятся,  Семенчук  до сих пор не вернулся из
Красноярска. Продолжая орать, Соболев махнул рукой по направлению от меня  к
окну. Действительно, дурдом - жестами все объясняются.
    У окна, в  окружении бесчисленного количества  разнокалиберных фаллосов,
выточенных  на  токарном  станке,  вырезанных  из  пенопласта,  склеенных из
папье-маше, инкрустированных  цветным оргстеклом  и изготовленных  с помощью
еще черт  знает каких,  в том  числе и  самых секретных,  технологий, стояла
Катерина.  При  более  тщательном  рассмотрении  фаллосы  оказались макетами
ракет, скопившимися  здесь за  полвека существования  института. Катерина  с
интересом  наблюдала,  как  внизу,  на  тесном  пятачке институтского двора,
пытается  развернуться  здоровенный  мерседесовский  автобус,  вызванный для
перевозки  делегации  в  аэропорт.  Услышав  короткий  перебой в соболевском
вопле, Катька обернулась, улыбнулась и поманила меня к себе.
    Мы  приложились  щечками,  при  этом  моя  грудь уперлась в ее, такую же
роскошную.  Через  две  блузки  и   два  комплекта  белья  я   почувствовала
податливую плотность  горячего женского  тела, окунулась  в ауру  аромата ее
духов.  Сладкая  тяжесть  стекла  куда-то  в  низ  живота, захотелось сильно
прижаться к  этому мягкому  теплому существу,  и -  о, чудо!  - я неожиданно
ощутила ответное движение в свою сторону.
    Но это продолжалось доли секунды. Я так и не понял, кто из двух  живущих
во мне  людей оказался  виновником короткого  порыва страсти  к жене  своего
любовника.  Сильно  подозреваю,  что  все-таки  женщина.  По крайней мере, у
мужчины напрочь отсутствовали все железы, которые в подобных случаях  должны
выбрасывать в кровь соответствующий набор  гормонов. А без гормонов -  какая
же страсть.
    Мы  нехотя  отстранились.  В  темных  катькиных глазах я успела заметить
быстро прячущуюся бесовскую искорку - наверное, отражение моей  собственной.
Соболев продолжал  орать, даже  не переводя  дыхания. Я  думаю, у  него, для
обеспечения   эффективности   управления   трудовым   коллективом,   природа
предусмотрела  специальный  орган,  который   во  время  крика   вырабатывал
кислород прямо внутри организма.
    - И  чего  надрывается!  -  сказала  Катька  спокойным голосом. -  Можно
подумать, завод первый раз сроки  срывает. Семенчуку он сам командировку  до
послезавтра подписывал. А на полигоне аварии - по две в неделю.
    Катька в курсе  всех институтских проблем.  Мы раньше встречались  с ней
всего пару раз, на каких-то презентациях, но  я знала про нее все, да и  она
про меня,  похоже, тоже.  Наверное, это  дико, но  я только  что поняла, что
испытываю к  ней какие-то  чувства, то  ли родственные,  то ли  еще какие. В
любом случае эти  чувства оказались приятны.  Их, мне кажется,  не случилось
бы, если бы они не были взаимными.
    Вокруг автобуса собралась толпа добровольных помощников из числа  членов
делегации, ожидающих погрузки.  Все беззвучно размахивали  руками, открывали
рты  и  тыкали  пальцами   в  разных  направлениях.  Водитель,   молоденький
парнишка, ворочал рулем  и так же  беззвучно матерился. Наконец  ему удалось
впихнуть корму  автобуса между  двумя припаркованными  лимузинами, благодаря
чему машина оказалась направленной носом в сторону ворот. Члены еще  немного
помахали  руками  и  полезли  внутрь,  занимать  места возле окон на теневой
стороне.  Через  дымчатые  стекла  виделось,  как  они  долго выясняют между
собой, с какой  стороны ожидается солнце  в движении, потом  раскладывают на
облюбованных сиденьях газетки и  сумочки-визитки, потом лезут мимо  таких же
бедолаг к выходу - загружать чемоданы в багажный отсек.
    - Все!  - проорал  в этот  момент Соболев.  Наступила закладывающая  уши
тишина.  Заинструктированные  лысоголовые  панически  бросились  к  двери  в
приемную. Один  только главный  бухгалтер, самый  лысый и  очкастый из всех,
что-то  лепеча,  дергал  непослушную  молнию  своей  папки.  "Это не срочно!
Приеду  -  разберусь!"  -  стало  ему  ответом,  и  вложенная  в  эти  слова
руководящая энергия выдула его вслед остальным.
    Я  знала  Соболева,  как   облупленного.  Поэтому  произошедшая  с   ним
одновременно  с  хлопком  двери  перемена  не  оказалась  для  меня  никакой
неожиданностью.  Только  что  наливавшийся   багровой  кровью  босс   сладко
потянулся,  вышел  из-за  стола,  сделал  пару  слоновьих  пируэтов  посреди
огромного кабинета  и подлетел  к нам.  При приближении  его обширной фигуры
фаллосы  в  испуге  задрожали  в  своих  решетчатых стойках и плексигласовых
ящиках.
    - Ну  что,  девки,  прокатимся  в  Лондон?  - возопил он,  облапив нас с
Катериной и  прижимая обеих  к своему  чреву. Его  пятерни, припечатанные  к
нашим обтянутым  юбками задницам,  наверное, хорошо  смотрелись снизу, через
дымчатые стекла автобуса и витринные, от пола, окна кабинета.
    - Милый, держи себя в руках,  - сказала Катерина, имеющая больше прав  и
обязанностей, чем я. Эти слова  вряд ли произвели бы благотворное  действие,
но она подкрепила их коротким тычком круглой коленкой в толстое  соболевское
бедро.  "Ох!"  -  сказал  президент   и  оторвался  от  нас  на   пристойное
расстояние.
    "Так вот оно  что!" - обрадовался  я. - "Значит,  Катька тоже едет.  Ну,
тогда проще. Не придется валяться с этим кабаном в постели."
    Автобус внизу  поплыл к  воротам. Вслед  за автобусом  вырулила из  ряда
машин и встала напротив лестницы президентская "Вольво". Пора и нам.
    Покидая приемную, Соболев, уже от двери, бросил Элке связку ключей:
    - Элла, в комнату отдыха кого попало не води. Только проверенных.
    Элка фыркнула, но ключи поймала.
    ...Лондон  встретил  лондонской  погодой.  Из  Хитроу  ехали на шикарном
двухэтажном  заказном  экспрессе.  Демократ  Соболев  любил время от времени
побывать  в  народе.  Народ,  в  большинстве  впервые  попавший  за границу,
пялился  с  высоты  второго  этажа  на  мокрые предместья и по очереди бегал
знакомиться  с  автобусным  туалетом.  Несмотря  на  усилия  кондиционера, в
салоне висел стойкий аромат  употребленных в полете напитков.  Соболев сидел
впереди,  один  на  двух  креслах,  и  через  проход  обсуждал  с   Алексеем
Васильевичем,  своим  первым  замом,   тактику  борьбы  с  американцами   на
предстоящих переговорах. Задача проста, как докторская колбаса -  выколотить
из  партнеров  как  можно  больше  баксов на производство установочной серии
нового  носителя,  первый  летный  экземпляр  которого  уже  стоял в МИКе на
Байконуре. Именно это,  а вовсе не  конференция, на которую  ехали остальные
члены, занимало сейчас президента.
    Мы с  Катей облюбовали  пару кресел  позади Соболева.  Я чувствовала  ее
теплое  бедро,  плотно  прижатое  к  моему.  Кажется, мы говорили о том, как
непривычны  для  нас,   заядлых  московских  автомобилисток,   левостороннее
движение, отсутствие колдобин,  простота правил, обилие  дорожных указателей
и  удобство  многоуровневых  развязок.  Прикрытая  дамской сумочкой, на моей
коленке  покоилась  тонкая  катина  ладонь  -  та самая, которой я час назад
бешено отдалась в тесном самолетном туалете.
    Между  тем  я  потихоньку  приходил  в  себя.  Это  оказалось не просто.
Сначала шок, вызванный новизной  ощущений женского тела, управляемого  чужой
мне женской личностью, затем  бурный, опять же женский,  роман. Обрушившаяся
с утра на мою похмельную  душу лавина чувств не давала  возможности спокойно
оценить  ситуацию  и  заняться  исполнением  своей  великой  миссии.  Честно
говоря, я вспомнил о  ней только в самолете,  когда мы с Катькой,  усталые и
томные,  возвращались  из  туалета  к  своим креслам в салоне бизнес-класса.
Разрядка, вызванная оргазмом, как это  ни странно, вернула меня на  землю. Я
по-прежнему не  вмешивался в  ход событий,  предоставив своей  милой хозяйке
вытворять с  нашим общим  телом все,  что ей  заблагорассудится. Однако  моя
мысль  теперь  работала  четко  и  целенаправленно,  больше не отвлекаясь на
продолжающийся  обмен  любовными  знаками,  которым  все  так  же занимались
девушки.
    Сидя в мчащемся  автобусе рядом с  Катькой, я прислушивался  к разговору
Соболева  с  его  замом  и  одновременно  пытался  понять, каким образом, по
мнению  Саваофа,  обычная,  хоть  и  хорошо  устроенная,  проститутка  может
изменить судьбу Вселенной.  Определенные зацепки налицо.  Во-первых, девушка
состояла при ракетно-космическом боссе.  Еще один, после Виталия,  настоящий
новый  русский  в  моей  жизни,  деловой  и агрессивный, сделавший себя сам.
Сколотил капитал на нефти и бензине, затем скупил на корню хиреющий НИИ и  в
короткий срок в  безнадежных российских условиях  превратил его в  такое же,
как  и  он  сам,  агрессивное  и  процветающее  предприятие. Не из тех, кто,
заработав  свои  миллионы,  сваливает  до  конца  жизни греть пузо в Майами.
Соболеву,  видимо,  интересен  процесс,  а  не  результат.  Троцкист чертов.
Специализация предприятия, которым владеет Соболев, не оставляет сомнения  -
Саваоф имеет в виду через него вытолкнуть человечество в космос. Только  вот
каким  образом?  Неужели  же  с  помощью  тех ракет, о которых Соболев будет
базарить с  американцами? Так  это же  обычные наши  боевые "Тополя", слегка
переделанные  под  вывод  дешевых  легких  спутников  на  невысокие  орбиты.
Международный   консорциум   собирается   с   их   помощью  накрыть  планету
космическим Интернетом.  И что  же, это  мероприятие поможет  избежать конца
света? И причем здесь  я со всеми своими  специфическими навыками? Я имею  в
виду навыки себя, как программиста, и  своей хозяйки, как... Да черт с  ней,
пусть делает,  что хочет.  Неудобно, конечно,  что я  за ней подглядываю, но
куда  ж  денешься.  С  другой  стороны,  все  это даже интересно и, не стану
кривить душой, чертовски приятно.
    Судя по  сегодняшней дате,  с момента  моего убийства  прошло почти  две
недели. Факт,  который стоит  осмыслить. Почему  Саваоф решил  реплицировать
меня  в  мозг  этой  девчонки  именно  сейчас,  а  не  раньше или позже? Ну,
положим, почему не позже, понятно  - и так время поджимает.  Упустишь момент
- и вот он, конец света, здрасьте. А почему не раньше? Как мне кажется,  мое
загробное путешествие плюс  саваофовский инструктаж вряд  ли заняли в  общей
сложности больше  двух суток.  Во всяком  случае, я  ел за  это время  всего
четыре раза.  Почему бы  сразу после  того ужина  с возлияниями не отправить
меня на Землю?  Или моя предыдущая  реплика, царство ей  небесное, настолько
надралась, что Всевышний выдерживал  ее две недели, чтобы  спирт выветрился?
Неисповедимы  пути  Господни.  Может,  дальше  пойму, чего Он хотел добиться
этой двухнедельной задержкой.
    Автобус выгрузил  делегацию в  одном из  предместий, в  поселке учебного
подразделения   какой-то    крупной   компьютерной    фирмы,    арендованном
организаторами на время проведения конференции,  а нас троих еще добрый  час
вез в  самый центр  города, в  отель. Соболев  дремал в  двух своих креслах.
Девушки,  пользуясь   моментом,  опять   занялись  ласками,   только  теперь
удовлетворение получала Катька. Мне поневоле пришлось прервать свои  мрачные
размышления   и   принять   участие   в   девичьих   играх.   Шофер,   давно
обангличанившийся  выходец  из  Марокко,  аккуратно  вел  громоздкую  машину
сквозь туманную  морось древних  улиц, и  понятия не  имел о  происходящем в
салоне.
    Когда машина, наконец, подрулила  к козырьку парадного входа  отеля, все
уже  кончилось.  Катька  подтягивала  чулки  и  поправляла юбку. Я подводила
губы.  Соболев,  пыхтя,  пробирался  по  проходу  к шипящей двери. Снаружи с
энтузиазмом исполнял  роль квартирмейстера  генеральный представитель  нашей
фирмы при  консорциуме Ашот  Сергеевич Саркисов.  Послушные его  руководящим
телодвижениям, шитые золотом бои  в круглых гостиничных тюбетейках  перли ко
входу  неподъемный  соболевский  чемодан  и  наши  с Катькой скудные девичьи
пожитки.
    - Ашотик,  дорогой,  здравствуй,  как  у  нас дела? -  вопрошал Соболев,
сгружая себя с автобусных ступенек на розовую брусчатку.
    - Все  в  порядке,  Михаил  Александрович,  здравия  желаю!  Апартаменты
готовы, ужин  через полтора  часа, в  девятнадцать ноль-ноль  по местному, в
ресторане, стол заказан. Коллмэн с женой подъедут, он сейчас в офисе,  утром
прилетел.   Устраивайтесь,   а   я   их   встречу.  Здравствуйте,  Екатерина
Аркадьевна!  Я  потрясен,  вы,  как  всегда,  прекрасны,  даже  после такого
утомительного путешествия! Позвольте, я подам вам руку! Чмок. Машенька,  мое
солнышко,  привет,  сколько  лет,  сколько  зим!  Наконец-то  опять   вместе
работаем! Чмок. Спасибо, дорогой, ты свободен. Держи.
    Последняя  фраза   относилась  к   марокканцу.  Ашотик   не   потрудился
произнести ее по-английски. Перекочевавшая  в черную руку бумажка  оказалась
достаточно  ясным  сигналом  к  отправлению,  и,  коротко  прошипев  дверью,
лоснящаяся под дождем сигара поплыла вниз по узкой улочке в сторону Темзы.
    ...Мой  скромный,  но  приличный  номер  оказался всего лишь этажом выше
апартаментов  босса.  Мальчишка,  получив  свои  пенни,  оставил  меня одну.
Думать ни о чем  не хотелось. Стоя под  душем, упершись руками в  прозрачную
круглую  стенку  и  наблюдая  стекающую  по  животу  воду,  я  улыбалась   и
вспоминала, как дрожала в  моих руках Катька. В  голове пусто. Что дальше  -
плевать. Я  давно так  не влюблялась,  как сегодня.  И надо  же, влюбилась в
женщину. Следовало бы подумать, как  отнесется к нашей связи Соболев,  но не
думалось.  Не  отпускала  сладкая  тягучая  смесь  ощущений греха, близости,
тепла, влаги  и неизвестности.  Минуты бежали  за минутами,  а я  все так же
стояла и бездумно любовалась танцем бегущих по животу струек.
    ...Ричард Коллмэн,  исполнительный директор  консорциума с  американской
стороны,  его  пластмассовая  американская  жена  и  Ашот Сергеевич Саркисов
ожидали нас за круглым столом на шесть персон в полумраке  привилегированной
выгородки  недалеко  от   сцены.  Свободных  мест   в  ресторане  почти   не
оставалось,  небедный  народ  активно  поглощал  деликатесы  и обсуждал свои
деловые и неделовые  проблемы. Концерт еще  не начинался. Дежурная  компания
негров  в  снежных  фраках  лениво  поливала  зал  бесконечным  коктейлем из
саксофонных  вывертов,  бамканья  толстых  контрабасных  струн  и   рояльных
диссонансов. Завидев нас через  весь зал поверх фонтанных  всплесков, Ашотик
вскочил, побормотал  что-то супругам  Коллмэн, и  в обход  фонтана и жующего
партера понесся  перехватить нас  у метрдотеля.  Мы шли  к столику  вслед за
непрерывно тараторящим Ашотом  и чувствовали на  себе взгляды зала.  Зрелище
действительно впечатляло. Гигантский Соболев, в смокинге и с  соответствующе
гигантской сигарой  в углу  рта, вел  нас с  Катькой под  ручки, ее - слева,
меня -  справа. И  без того  миниатюрные, мы  по контрасту  с ним  выглядели
просто как русалки рядом с левиафаном. Но мужики все-таки смотрели на нас  с
Катькой, а  не на  Соболева. Их  манил свет  наших тел  и наших бриллиантов.
Им, лысым, невдомек, что на мне Катькино запасное колье. Зато все  остальное
мое. И мелькавший в вырезе платья  на спине треугольничек в том месте,  ниже
которого  можно  смело  рассуждать  о  ягодицах.  И  мелькавшее  же в вырезе
спереди золотое колечко, проколотое  сквозь складку кожи над  ямочкой пупка.
И  маленькая  цветная  тату  на  правом  плече.  И  подпирающие  мягкий  лиф
прелести.  А  Катька  -  так  та  просто  шла  голая.  То, что называлось ее
вечерним платьем, стоило кучу баксов и служило исключительно для  оповещения
всех окружающих о нежелании хозяйки носить трусики. Об отсутствии  остальных
деталей  одежды  оповещать  не  требовалось.  Ко  всему  этому  - наши чисто
русские  физиономии,  которые  цивилизованный  мир  за  последние  годы стал
узнавать с первого взгляда, как бы ему это ни было противно. Ну просто  хоть
картину пиши: "Новый русский с женой и любовницей в английском ресторане".
    Оставив  зал  приходить  в  себя  и  доглатывать  застрявшую  в  глотках
телятину, наша процессия подгребла к столику, озаренному немеркнущим  светом
американских  зубов.  Соболев,  сильно  переигрывая,  долго  строил  из себя
посконно -  русского купца  - мецената,  лобызал и  тискал беднягу Коллмэна,
прикладывался к ручке  и губкам его  миссис, не садясь,  хлопал первую рюмку
"за моего  дорогого друга  Ричарда и  его прелестнейшую  супругу". Бросаемые
при этом красноречивые  взгляды и щедрые  взмахи полной рюмкой  не оставляли
места  для  перевода,  поэтому  я  пока  помалкивала.  Помятый  друг Ричард,
спавший прошлую ночь  в самолете и  весь день утрясавший  последние проблемы
перед конференцией, с ужасом начинал  понимать, что его сейчас будут  поить.
Соболева он тоже знал достаточно хорошо и давно.
    Пока  Соболев  ломал  комедию,  Ашотик  представил  нас с Катькой слегка
ошалевшей и не знакомой с  народными русскими обычаями миссис  Энн  Коллмэн,
никак не решавшейся  сообразить, с кем  из двух сопровождавших  громыхающего
русского  голых  красоток  ей  следует  целоваться,  а  с кем здороваться за
ручку.
    Наконец,  все  слегка  улеглось.  Лица  африканской  национальности   на
эстраде  возобновили  свои  акустические  эксперименты. В зале восстановился
ровный гул  голосов и  жующих челюстей.  Мы расселись  по часовой стрелке по
десятиминутным секторам в  тщательно продуманном коварным  Ашотиком порядке:
блокированный  в  углу  выгородки  печальный  Коллмэн,  ни  черта  пока   не
соображающая Энн,  хищница отряда кошачьих Катька, милейший Ашот  Сергеевич,
скромная  переводчица  я  и,  наконец,  фонтанирующий  российским   обаянием
Соболев.
    Налетели официанты с  холодными закусями "а-ля  рюс". У Соболева  возник
естественный  тост  "за  встречу".   Жалкая  попытка  Ричарда   отполовинить
оказалась пресечена решительно и  бескомпромиссно. Его лепет про  завтрашнее
открытие  конференции,  вступительное  слово,  совещание  и свежие головы я,
конечно,  перевела,   но  только   потому,  что   получаю  за   это  деньги.
Профессиональный долг, так  сказать. Краем глаза  я при этом  наблюдала, как
по ту  сторону стола  чокаются  полными  рюмками Катька  и Энн.  Катька пьет
неторопливыми глотками, оттопырив наманикюренный мизинчик.  Энн пытается  не
утратить улыбки и вежливо отхлебывает пятидесятифунтовой, по местным  ценам,
русской  водки.  Катька   на  ломаном  английском   поясняет,  что  так   не
полагается, приводя в пример себя.  Энн, вздохнув, после трудных  внутренних
колебаний хряпает рюмку  до дна и  вслепую шарит по  столу в поисках  вилки.
Катька  подсовывает  ей  под   нос  предусмотрительно  наколотый   хрустящий
огурчик. Покатилось.
    Через  полчаса,  когда  на  эстраде  появляется  оркестр,  и  пухленький
джентльмен  начинает  нести  в   микрофон  всякую  околесицу,   перемежаемую
взвываниями оркестра в тех местах,  когда следует смеяться, за нашим  столом
наблюдается  следующая  сцена.  Ричард,  перегнувшись  через свою тарелку, с
открытым ртом ловит каждое слово  из моего перевода. Я перевожу  соболевские
байки о  рыбной ловле  в окрестностях  всех трех  наших полигонов. "Кой черт
спиннинг!" -  возмущается Соболев.  - "Пусть  свой спиннинг  в жопу засунет.
Маш,  так  и  переведи:  в  жопу!"  Я  поясняю Ричарду, что в России принято
обсуждать рыбную ловлю исключительно с употреблением ненормативной  лексики.
Традиция.  Соболев  показывает  мне  волосатый  необъятных  размеров кулак и
открытым текстом  заявляет Ричарду  по-английски, что  "йор спиннинг  из гуд
онли фор анал  факинг". Ричард смеется.  "Ты с бредешком  у нас походи!  Вот
это рыбалка!" - кипятится Соболев. - "Маш, как будет по-английски  бредень?"
Я не знаю.  Приходится громоздить что-то  про специальную рыболовецкую  сеть
на двух деревянных шестах, с которой  двое мужчин идут в воде вдоль  берега,
а  другие  мужчины  в  это  время  посредством  шума  заставляют  рыбу в нее
заплывать.  А  потом  все  эти  мужчины  варят  из пойманной рыбы уху и пьют
водку. При упоминании водки  Соболев оживляется и формулирует  сложный тост,
в  процессе  которого   берет  с  Ричарда   твердое  обещание  сразу   после
конференции отправиться на Байконур на летные испытания нового носителя,  но
это не главное, а главное - они поедут на рыбалку, и Соболев научит  Ричарда
ловить рыбу  "брьедьньем". "Машка,  ты тоже  едешь, будешь  посредством шума
рыбу загонять," - говорит Соболев и заставляет выпить меня вместе с ними  на
троих.  На  другой  стороне  стола  Катька, подперев щечку кулачком, слушает
романтический рассказ  Энн  о том, как  та, будучи еще  студенткой колледжа,
познакомилась  с  Ричардом,  свежеиспеченным  доктором  философии,  во время
трехдневной  экскурсии  по  Йеллоустоунскому  национальному  парку.  Рассказ
иллюстрируется фотографиями, добытыми из сумочки Энн.  Она их что, всегда  с
собой  таскает,  что  ли?  Обе  -  и  Энн,  и Катька, уже слегка тепленькие.
Катька вряд ли понимает хотя бы четверть из того,  что говорит Энн.  Однако,
завидев  среди  фотографий  детские,  она  тыкает  в  них коготком,  и Энн с
готовностью переключается на рассказ о детях. Трезвый Ашот Сергеевич,  пряча
мудрую улыбку, аристократически  поглощает содержимое тарелок,  помалкивает,
и слышит одновременно всех - и Соболева, и Энн, и толстячка на эстраде.
    Еще через  полтора часа  я с  по-прежнему трезвым  Ашотом топчусь  среди
других таких же  пар на танцполе  возле эстрады под  тягучие звуки оркестра.
На эстраде в  это время четверо  почти нагих разноцветных  девушек исполняют
какой-то в высшей степени  эротический танец. Ашот ведет  прекрасно. Картина
за нашим столом  радикально изменилась. Соболев  сидит рядышком с  хохочущей
Энн и,  не обидно  облапив  ее,  что-то бесконечно  долго нашептывает  ей на
ушко. С другой  стороны стола так  же близко сидящие  Катька и Ричард  ведут
между  собой  оживленный  разговор  на  совершенно  не  понятной обоим смеси
языков. Вся группа, кроме, естественно, Соболева, прилично пьяна.
    К одиннадцати вечер  завершается. В Москве  уже два часа.  Число трезвых
участников вечеринки  сократилось до  двух -  Соболев и  Ашот. Соболев вдруг
сообщает, что завтра  трудный день и  надо быть в  форме. Ричард с  трудом с
ним соглашается.  Ашот незаметно  для всей  компании расплачивается  за ужин
корпоративной  пластиковой  карточкой.  Ресторанная  публика  еще гуляет, на
эстраде  какой-то  местный  давидкопперфильд  извлекает  голых  девушек   из
парящего  над  сценой  серебристого   облачка.  Завидев  продвижение   нашей
компании  в  полумраке  зала,  он  интересуется  у публики, не желает ли та,
чтобы  леди,  выходящие  в  данный  момент  из зала, предстали перед всеми в
обнаженном виде. Публика одобрительно гудит. Фокусник просит навести на  нас
свет.  Когда  голубой  луч  выхватывает  из  темноты  нас  с  Катькой,   зал
взрывается аплодисментами и  смехом. Мы приветственно  машем ручками во  все
стороны и  посылаем воздушные  поцелуи. Уже  в дверях  мы слышим, как артист
смущенно поясняет, что он так и не успел приступить к исполнению фокуса.
    Ашот  грузит   Ричарда  и  Энн  в  настоящее  лондонское  такси - черную
громадину  с  английским  дворецким  за  рулем,  и, немного подумав, садится
вместе с ними  - убедиться, что  исполнительный директор будет  доставлен по
месту  жительства,  и  завтрашняя  конференция  не  осиротеет. Соболев долго
прощается с Энн и трясет руку Ричарду.  Такси отбывает. Соболев несет нас  с
Катькой в свой номер. Занавес. Конец первого акта. Вернее, начало...
    ...Утром  я  проснулся  одновременно   со  своей  носительницей.   Хилый
лондонский рассвет с трудом  пробивался сквозь тяжелые портьеры.  Наше общее
тело лежало поперек широченной кровати отведенного ему номера.  Вспомнилось,
что  вечер  имел  довольно  длительное  продолжение  в  номере Соболева, где
распаленный  наличием  сразу  двух   "девушек  б/к"  президент   организовал
развеселую  оргию.  Энергии  этого  человека  можно  только  завидовать.  Ее
хватило даже  на то,  чтобы в  итоге, когда  я от  усталости больше не могла
пошевелить  ни  языком,  ни  пальцем,  вполне  пристойно  напялить  на  меня
почему-то  катькино  платье,  дотащить  до  моего  номера,  снова  раздеть и
уложить  в  постель.  Катька,  помнится,  на  это никак не реагировала - она
храпела,  бесстыдно  раскинув  руки-ноги,  на  гигантской,  даже  по  меркам
пятизвездочного отеля, кровати президентского номера.
    В дверь тактично  стучали. За те  усилия, которые потребовались  мне для
совершения  подъема,  похода  к  двери  и  ее открытия, можно было бы вполне
надеяться  на  дополнительные  премиальные  от  фирмы.  За  дверью  оказался
английский юноша в гостиничной униформе и с тележкой, уставленной  затейливо
сервированным завтраком.  Он, похоже,  всякого навидался  за время  службы в
этом  постоялом  дворе.  Не  уронив  ни  капли  английского  достоинства, он
проследовал  к  столу,  разгрузил  свою  телегу  и с поклоном отбыл, даже не
намекнув на  чаевые. Только  закрыв за  ним дверь  и доползши  до ванной, мы
обнаружили,  что  единственной  нашей  одеждой  по-прежнему  преданно служит
маленький золотой крестик. Увидев  в зеркале сверкающее голое  тело, мужчина
похолодел от ужаса.  Женщина отреагировала спокойнее,  показала то ли  себе,
то ли кому-то воображаемому "фак", и полезла в душ.
    При голом завтраке,  среди кофейников, молочников,  булочек и тарелок  с
пориджем, обнаружилась  записка на  украшенной вензелями  и водяными знаками
гостиничной бумаге: "Машенька, к десяти  будь внизу в холле. Соболев".  Ниже
розовыми  шариковыми  чернилами  нарисовано  сердечко  и приписано небрежным
катькиным почерком:  "Обожаю тебя!".  Вспомнилось, что  ночное приключение в
основном  состояло  в  том,  что  супружеская чета согласованными действиями
доводила до  исступления скромную  переводчицу, выпускницу  МГИМО, и  только
время  от  времени  они  отвлекались  друг  на друга. Живущий во мне мужчина
содрогнулся.  Живущая  во  мне  женщина  улыбнулась  и налила третью чашечку
кофе.
    Когда  Большой  Вениамин  оглашал  дребезжанием мокрые окрестности, наша
компания  уже  катилась  в  арендованном  на  время  конференции  лимузине в
утреннем  деловом  потоке.  Смущенно  молчали.  Я  и Соболев сидели сзади, я
смотрела  в  окно,  Соболев  копался  в  своей  электронной записной книжке.
Катька  намеревалась  заняться  шопингом,  поэтому  расположилась   впереди,
непривычно слева  от водителя,  и сосредоточено  листала какую-то  книжонку,
наверное, с перечнем магазинов.
    Конференция как конференция. Первый  день - пленарное заседание,  дальше
три дня по секциям, круглый стол,  прощальный ужин - и бай-бай. Сидя  позади
Соболева в  президиуме, я  изредка шептала  ему в  волосатое ухо особенности
перевода  звучащих   с  трибуны   докладов.  Основную   часть   примитивного
технократического  диалекта   Соболев  понимал   сам.  Вступительное   слово
мужественно сделал похмельный, о  чем конференция не догадывалась,  Коллмэн.
Когда под  аплодисменты зала  он тяжко  усаживался рядом  с нами, я помахала
пальчиками сидящей в первом ряду Энн и получила в ответ  лучезарную  улыбку.
Потом выступил  какой-то свадебный  генерал из  НАСА, потом,  с перерывом на
обед, какие-то производители спутников  и наземных станций, компьютерщики  и
интернетчики  долго  вещали  про  свои  замечательные достижения и с помощью
разных презентационных устройств доказывали, какие они молодцы и как  близко
мы стоим пред светлым  днем всепланетарного триумфа космического  Интернета.
Вкусное - доклад большого русского ракетного босса о готовности носителей  и
полигонов к быстрому развертыванию спутниковой группировки,- заготовлено  на
вечер. Я, в отличие от озабоченной качеством перевода своей хозяйки,  слушал
доклады  с  возрастающим  интересом.  Оказывается,  сидя  на  своей  Крыше и
обделывая  каждый  свои  делишки,  мы  с Виталием прошлепали самую настоящую
революцию  в  информационном  бизнесе.  Мы,  конечно,  знали,  что работы по
спутниковому  Интернету  идут  полным  ходом,  но пропускали сообщения о них
мимо  ушей  -  когда-де  это  будет!  Так  вот,  лопухи,  это  будет завтра!
Малюсенькая  штыревая  антенночка,  масюпусенький копеечный тюнер-трансивер,
дохленькая интерфейсная карточка -  и каждый пользователь, будь  он якутский
оленевод или  московский торговец  фальшивой водкой,  имеет высокоскоростной
каналище  прямо  в  Великую  Сеть.  Можешь  просто  броузер  поставить  и из
порно-сайтов не вылазить,  а можешь торговый  сервер подвесить и  виртуально
гнать своих ребрастых  оленей и ректификатную  водку хоть в  Новую Зеландию.
Не говоря уже о скорой и неминуемой смерти традиционных проводной и  сотовой
телефонии,  телевещания,  видеопроката,  аудио-  и видеобизнеса, банковского
дела, таможен, государственных  границ, бумажных денег...  Единственное, что
слегка охлаждало мой восторг -  это мое сокровенное знание о  грядущем конце
света. А ведь какой бы мог быть замечательный мир!
    Пока   я   поражался   и   мысленно   рвал   на   несуществующей  голове
несуществующие  волосики,  настал  вечер,  а  с  ним и наш с Соболевым черед
взгромоздиться на трибуну. Коллмэн, наглотавшись за день таблеток, пришел  в
себя и представил "друга Майкла"  с таким подъемом, что осовевший  за долгий
день зал вскинулся  чуть ли не  овацией. Еще бы  им не аплодировать!  Все их
дружные дорогостоящие усилия уперлись теперь в одну простую-препростую  вещь
- кто и как  за три месяца вытащит  в космос шесть с  лишним сотен маленьких
ушастых  спутников.  То  есть,  они,  конечно,  знали,  кто и как должен это
сделать  -  все  давным-давно  определено  контрактами.  Но идущий к трибуне
овеянный  надеждами  зала  грузный  человек  имел  один  маленький дефект, о
котором глупые иноземцы за три сотни лет со времен Петра так и не  научились
вовремя вспоминать - он был русским.
    Когда цивилизованные жители Земли  ассоциируют русских с медведями,  мы,
по своей великодержавной слепой  наивности, даже гордимся этим.  Талисманами
олимпиад их выбираем, надуваем произведенным на секретных подземных  заводах
гелием  и  запускаем  в  прикрытое  кольцами  противоракетной обороны ночное
московское   небо   под    умильные   всхлипывания   всего    прогрессивного
человечества. И невдомек  нам, упоенным собственной  великой своеобычностью,
что ассоциация эта  зиждется отнюдь не  на медвежьей силе  или иных каких-то
там благородных качествах этого зверя, якобы свойственных и нам, русским,  а
исключительно   на   его   уникальной   способности   к   коварному   бунту,
бессмысленному и беспощадному. Вот  только что ласковый мишка  кушал малинку
с руки своего дрессировщика - и вот он же так же ласково облизывает  мертвое
лицо  того  же  самого  дрессировщика,  лежащего  в луже крови с раскроенным
коротким медвежьим ударом черепом.
    А может, даже и так. Мы догадываемся, что имеют в виду несчастные  немцы
разных  национальностей,  поневоле  разделяющие  с  медвежьим народом тесную
коммунальную планету,  но это  нас не  оскорбляет. Наоборот,  и это вполне в
нашем  медвежьем  духе,-  гордимся  своим  умением  поставить в тупик любого
примата,  продемонстрировав  собственную  дурость,  причем чем больший ущерб
себе мы при этом нанесем,  тем большую гордость испытаем. Знай,  мол, наших!
Умные нашлись! А еще шляпы понадевали!
    Соболев положил локти на  хилое коробчатое сооружение, введенное  в моду
американцами  в   качестве  заменителя   привычных  нам   имперских  трибун.
Почему-то  вспомнились   родные  комсомольско   -  партийно   -  профсоюзные
посиделки,  центром   которых  всегда   становился  нависающий   над   залом
фанерованный   дот,   украшенный   амбициозной   всемирно   -  революционной
геральдикой государства рабочих и  крестьян, а в нынешние  времена седлаемый
безродным разлапистым изображением чернобыльского цыпленка.
    Я  заняла  место  чуть  позади  и  сбоку,  за  еще  более изголодавшейся
трибуной для переводчика.
    За нашими спинами  послышалось беспокойная возня.  Оператор проекционной
установки   запоздало   пытался   выяснить,   будет   ли   доклад   Соболева
сопровождаться  показом  каких-либо  материалов,  и  в какой форме они будут
представлены, и где  человек, который их  будет перелистывать. Соболев  даже
не обернулся, только дождался, пока  возня утихнет. Я ласково улыбнулась,  и
парень успокоился.
    - Уважаемые дамы и господа!  - начал Соболев, исчерпав этой  фразой весь
свой  запас  светскости.  Я  перевела.  В  зале повисла внимательная тишина.
Слушатели казались  озадаченными отсутствием  слайдов и  бумажек, с  помощью
которых Соболев  должен загружать  сведения в  их каталогизированные  мозги.
Потребители  биг-маков  никак  не  могли  себе  представить,  что где-то еще
существуют  территории,  на  которых  игнорируется  элементарная  технология
публичной подачи информации.
    - Прямо  перед отлетом  сюда мне  рассказали свежий  анекдот. Приезжает,
значит,  новый  русский  в  ракетную  дивизию. Идет к командиру, спрашивает:
"Слышь,  братан,  какая  у  тебя  ракета  на  Белый  дом  нацелена?".   "Ну,
такая-то," - отвечает командир  дивизии. "А сколько стоит?"  - "Столько-то."
-  "Значит,  так.  Вот  тебе  зелень  за ракету, вот за беспокойство. Теперь
слушай  сюда.  Завтра  на  плацу  около  твоего  штаба  упадет  американская
боеголовка.  Достанешь  из  нее  письменное  разрешение ихнего президента на
запуск этой ракеты.  Стрельнешь, когда придет  команда от нашего  президента
по твоим каналам, ну сам знаешь.  Только перед тем, как стрелять, не  забудь
вместо заряда посадить в ракету вот  эту собачку. Понял?" - "Понял. А  зачем
собаку-то сажать?" - "Да,  жена на даче, с  собакой гулять некому, мне  надо
срочно в Штаты, бабки  горят, а собака от  чумки не привитая, на  таможне не
пропускают."
    Я  честно  постаралась  донести  до  слушателей  содержание анекдота, не
особо надеясь вызвать смех зала. Смех - не смех, но оживление среди  публики
какое-то проявилось. Соболев, наверное,  сам выдумал этот анекдот,  и отнюдь
не  ради  развлечения.  Он  никогда  не  говорил что-либо просто так, всякое
сказанное  им  слово,  даже  анекдот,  служили  некой, известной только ему,
цели. Сейчас, наверное, требовалось  дать слушателям ощутить зловещие  нотки
в рассказанной истории.
    - Господа!  В  дополнение  к  прозвучавшим  сегодня отчетам  об успехах,
достигнутых  в  нашем  общем  деле,  -  Соболев  широким жестом обвел зал, -
докладываю, что ракета-носитель и разгонный блок для спутников  "Спейснет-4"
и  "Спейснет-5"  полностью  готовы   к  летным  испытаниям.  Первый   летный
экземпляр  носителя  с  разгонным  блоком  и  двенадцатью   массогабаритными
макетами  спутников  в  настоящее  время  находится  на  полигоне  Байконур.
Испытательный  пуск  назначен  на  пятнадцатое  августа. То есть сразу после
завершения конференции мы  отбываем на полигон  для участия в  пуске. Я имел
честь  пригласить  с  нами  господина  Коллмэна.  Господа,  также пожелающие
наблюдать   это   знаменательное   событие,   могут   обратиться   к  нашему
представителю  при  консорциуме  господину  Саркисову, ему поручено провести
необходимую организационную работу.
    Я  перевела.  Соболев  переждал  поднявшийся  в зале шум и аплодисменты.
Народ,  слабо  понимающий  в  специфике  русских  НИОКР,  решил, что дешевая
прекрасная ракета-носитель у них в кармане.
    - Сразу после проведения  летных испытаний мы приступаем  к изготовлению
установочной  серии  из  пяти  носителей,  первые  два  из  которых  и будут
представлены  высокой  комиссии  консорциума  для  приемки  в  эксплуатацию.
Первого октября, господа, прошу снова  к нам на Байконур, шампанское  за наш
счет.
    В  зале   снова  поднялся   шум.  Сцена   напоминала  наши   фильмы  про
индустриализацию, в которых западные бестолковые спецы - вредители никак  не
могли  поверить,  каким  это  чудом  русские  умудряются  строить магнитки и
днепрогэсы  в  сроки,  в  которые  они,  спецы, способны разве что ватманы к
кульманам прикнопить.
    Соболев снова дождался тишины.
    - Следующий  этап нашей  работы -  боевые, так  сказать, пуски. Десять в
январе, по двадцать в феврале и  марте. Апрель - резервный месяц, там  у нас
будет  десять   носителей  на   случай  каких-либо   отклонений  от    ранее
предусмотренных  планов.   И  далее,   начиная  с   апреля,   предполагается
постоянное  наличие  готовых  к  пуску  не  менее  чем  десяти носителей для
планового  поддержания  орбитальной  группировки.  Таким образом, российская
сторона в лице нашего НПО "Дальняя транспортировка" не только  добросовестно
выполняет взятые на себя обязательства, но и гарантирует, что у  консорциума
не  будет  никакой  необходимости  тратить  время  и  средства на разработку
альтернативных  способов  формирования  орбитальной  группировки.  А слухи о
подобных идеях до нас доходят.
    Ага, вот оно! Шеф попер-таки  ва-банк! Американцы давно носятся с  идеей
отказаться  от  наших  "Тополей"  и  пускать "спейснеты" поштучно, маленькой
ракеткой из-под брюха  "Боинга". Дескать, русским  верить нельзя, у  них там
кризис,  и  заводы  стоят,  и  деньги разбазаривают, и культура производства
низкая,  и  вообще,  выберут  завтра  президентом коммуниста какого-нибудь -
конец  всем  нашим  проектам.  Значит,  Соболев  решил  дать  открытый   бой
уклонистам. Ну-ну, посмотрим.
    Пока я  соображал все  это, моя  Маша закончила  перевод. Краем машиного
глаза  я  видел,  что  сидящий  в  президиуме  локхидовец Эдльман, весь день
изучавший  свои  ногти,  теперь  откинулся  на  спинку  стула  и внимательно
рассматривает  Соболева.  Зал,  в  большинстве  своем  далекий  от   проблем
ракетчиков, затих и приготовился любоваться битвой гигантов.
    - И не  только слухи, -  продолжил Соболев, сделав  театральную паузу. -
Мне,  например,  доподлинно  известно,  что  не  далее  как в конце прошлого
месяца мой большой друг  Ричард Коллмэн имел по  этому поводу беседу с  моим
таким же большим другом  Рональдом Эдльманом, присутствующем сейчас  здесь в
качестве почетного гостя, на  предмет адаптации фирмой "Локхид" имеющегося у
нее носителя  под нужды  консорциума. Я  уполномочен заявить  с этой высокой
трибуны,  что   российская  сторона   считает  подобные   сепаратные  сделки
недопустимыми.
    Друг  Ричард  и  друг  Рональд  состыковались  за спиной разделяющего их
соседа и, видимо, принялись выяснять,  кто из них проболтался другу  Майклу.
Ричарду, похоже,  будет трудно  доказать Рональду,  что на  вчерашней пьянке
разговор шел исключительно о  рыбалке. Недооценили вы, друзья,  разведслужбу
русских.
    - Я не говорю уже  о множестве недостатков предлагаемого фирмой "Локхид"
решения,   -   продолжал   гвоздить   Соболев.   -   Например,   что  скажут
природоохранительные  организации  США  по  поводу  замены пятидесяти пусков
экологически  чистых  ракет  с  территории  России  на  шесть  сотен полетов
тяжелых транспортников над  территорией США? Да  еще с пуском  маленьких, но
все-таки  ракет?  А  как  вы,  господа, отнесетесь к двухкратному увеличению
ежегодных  затрат   из  бюджета   консорциума  на   поддержание  орбитальной
группировки?  Учтите  также,  что   и  первичное  формирование   группировки
окажется  дороже,  да  и  вряд  ли  "Локхид" успеет  развернуться  к январю.
Наконец,  консорциум  теряет  такого  партнера,  как  Россия - в нашем лице,
естественно - потому что в  условиях сепаратных сделок и закулисной  игры мы
работать не будем. Слава Богу, мы консорциуму ничего не должны -  разработка
носителя выполнялась нами в счет нашей  доли в общий бюджет. А что  касается
взаимных обязательств -  так мы считаем,  что консорциум в  лице моего друга
Ричарда нарушил их первым.
    Скандал  получился  грандиозный.  Проспавшие  весь  день  в задних рядах
дежурные  журналюги  неслись  к  трибуне,  на  ходу  выхватывая аппаратуру и
вздергивая  затворы.   Наиболее  прозорливые   уже  обступили   сцену  двумя
группками  -  одна  слепила  вспышками  Соболева,  а другая пыталась достать
Коллмэна  и  Эдльмана  из-за  спины  их  ошалевшего  соседа.  Народ  в  зале
повскакивал, начал  размахивать руками  и что-то  орать. Эдльман  вытащил из
кармана мобильник и принялся тыкать  его дрожащим пальцем. Наверное, пытался
дозвониться  какому-то  своему  локхидовскому боссу  в  Штаты  -  инструкции
получить. Какое  там! В  таком шуме  разве что  услышишь! Вскочил, побежал к
выходу из зала. За ним устремились пяток акул пера.
    Соболев, не глядя,  поманил меня пальцем.  Я подошла. Он  показал мне на
свой микрофон, дескать, будешь переводить сюда. Наверное, не хотел, чтобы  в
этот  кульминационный  момент  внимание  публики рассеивалось в пространстве
между нами двоими. Он был  прекрасен. Как Зевс, озаряемый вспышками  блицев,
нависал он  своей мощной  фигурой над  суетой простых  смертных и  готовился
нанести  решающий  удар.  Противник  в  лице друга Ричарда, деморализованный
внезапностью  и  беспощадностью  атаки,  тщетно  пытался  встать  хотя бы на
четвереньки.  Конечно,  в  ихнем  тепличном  бизнесе  приемчик с потрясанием
грязным  бельем,  примененный  только  что  Соболевым,  немыслим. Там бы они
втихаря  устаканили  свои  делишки,  выкроили  каждому  по  кусочку,  и  все
остались довольны.  Нет, мы,  иваны да  марьи, не  такие. Нам  подавай все и
сразу.
    Соболев  милостиво   ждал,  пока   Коллмэн  очухается   и  хоть   что-то
пролепечет. Организаторы респектабельного  сборища не догадались  обеспечить
беднягу даже колокольчиком,  чтобы призвать публику  к порядку, поэтому  ему
пришлось стучать пальцем по микрофону. Наконец, когда толпа сообразила,  что
без  хотя  бы  относительной  тишины  шоу  продолжаться  не может, у Ричарда
появилась возможность изложить свою версию событий.
    - Но Майкл, - сказал Ричард растерянным голосом. - Мы же ничего  всерьез
не  обсуждали.  Мы  всего  лишь  предполагали,  что,  вероятно,  нам   может
потребоваться  резервное   средство  доставки,   на  случай   непредвиденных
обстоятельств.  Мы  считаем,  что  для  консорциума важно, чтобы орбитальная
группировка работала максимально надежно.
    - Не предполагали, Ричард? Извини,  но у нас есть текст  протокола вашей
встречи. Из него  ясно видно, что  речь идет именно  о вытеснении России  из
консорциума, а не о каком-то там резервировании.
    Вот это удар для  Коллмэна! Он, видимо, и  представить себе не мог,  что
протокол окажется у русских.
    - Этого  не  может  быть,  Майкл.  Мы  и  в  мыслях ничего  подобного не
держали. Речь шла только о резервировании...
    - В  общем,  так,  Ричард.   Мы   требуем  немедленного  созыва   совета
директоров, благо  требуемое большинство  его членов  присутствуют здесь.  И
либо  совет  принимает   решение,  в  котором   обязуется  в  течение   года
поддерживать мораторий  на рассмотрение  альтернативных проектов  носителей,
либо  мы  немедленно  выходим  из  консорциума  и  подаем  в  суд  с иском о
компенсации наших затрат, выплате неустойки и морального ущерба.
    Репортеры  визжали  от  восторга.  Половина  зала  хваталась  за сотовые
телефоны,  другая  -   за  валидол.  Если   русские  откажутся  пускать   их
"спейснеты", задержка в развертывании сети принесет катастрофические  убытки
фирмам  -  участницам.  А  другого  такого  массового  носителя,  как   наши
"Тополя", в мире нет.
    Я  читала  этот  пресловутый  протокол.  Пару  недель  назад,  вечером в
пятницу.  Соболев  неожиданно  сам  приехал  ко  мне  домой.  Ему требовался
качественный перевод. На улице грохотала гроза и лил дождь. Пока он  добежал
от  машины  до  подъезда,  вымок  до  нитки.  Но  уж  видно приспичило - так
приспичило. Макс  отпаивал его  чаем с  малиной, а  я быстро  переводила два
листочка  убористого  текста,  добытые,  как  выразился  Соболев,  "хорошими
людьми". Соболев  не хотел,  чтобы до  поры кто-нибудь,  кроме меня,  знал о
существовании  и  содержании  этих  листочков.  Так  вот,  это самый обычный
рабочий протокол, и  речь там действительно  идет о простом  резервировании.
Да "Локхид" и не смогла бы до января сделать что-нибудь большее.
    Соболев  блефовал.   Ему  позарез   требовалось  выколотить   из  совета
директоров   решение   о   моратории   на   альтернативные   носители.   Для
развертывания массового  производства своей ракетки  "Локхид"  нужен как раз
тот самый год, на  который сейчас и подвешивал  ее Соболев.  А кто  ж станет
развертывать производство, если не ясно, понадобится ли эта ракетка  вообще?
Таким образом Соболев гениально избавляется от единственного конкурента  как
минимум на несколько лет.
    Коллмэн  понял,  что  выглядит  сейчас  узником, стоящим возле кирпичной
стенки  против  изготовленной  к   стрельбе  расстрельной  команды.   Особую
пикантность  к  его  личному  положению  добавлял  вчерашний интимный ужин с
четой Соболевых,  о котором  кто надо  - уже  знали. Попробуй  расскажи, что
речь  там  шла  о  рыбалке  -  кто  ж  тебе поверит! Он обреченно объявил об
окончании  сегодняшнего  пленарного  заседания  и  попросил  членов   совета
директоров остаться, о чем они уже догадались и сами.
    Все дальнейшее прошло, как  по маслу. Эдльмана, вдоволь  наговорившегося
со своим самым большим боссом,  в совещательную комнату даже не  пригласили.
Голоса  в  совете  разделились  почти  поровну,  но  Соболев именно на это и
рассчитывал.  Гордая  часть  великих   мира  сего  возмущалась   совершаемым
русскими изнасилованием  уважаемой международной  организации. Меркантильная
часть  совета  подсчитывала  возможные  убытки  и  заготавливала  обтекаемые
формулировки в затребованное Соболевым  решение. Спустя полтора часа,  когда
над Лондоном  уже сгущались  сумерки, листочек  с решением  был отпечатан на
официальном  бланке   консорциума  и   подписан  Ричардом,   каким-то  чудом
усидевшем в своем кресле исполнительного директора. Ноги о беднягу не  вытер
разве  что  официант,  поддерживавший  увядающие  силы  супербоссов  чаем  и
кексами.  В  конце  концов  говорить  стало  больше  не  о  чем, и все стали
разъезжаться.
    При выходе  из конференц-зала  на каждого  из членов  совета директоров,
как пчелы, роем  набрасывались репортеры. Информация  о скандале собрала  их
братию,  кажется,  со  всех  концов  света,  не  то  что Лондона. Но когда в
дверях, чуть ли не в  обнимку, появились счастливые и улыбающиеся  Соболев и
Коллмэн, поднялось что-то невообразимое. Полицейские оказались вмиг  сметены
вместе  с  их  хилыми  загородками.  Толпа  жаждущих  информации  совала   в
именинников украшенные  логотипами микрофоны,  полыхала вспышками  и в  один
голос  орала  свои  вопросы.  Соболев  утихомирил  журналистов  спокойным  и
властным  мановением  руководящей  длани.  Наступила  тишина. Люди беззвучно
продолжали пихать друг друга локтями, помятые полицейские, плюнув на все,  в
сторонке поправляли  шлемы и  обтряхивали пыль  с мундиров.  Соболев ласково
улыбнулся  и  жестом  показал,  что  будет  говорить Коллмэн. Лес микрофонов
разом переметнулся к опешившему  Ричарду. Тому ничего не  оставалось делать,
как дежурно  заверить общественность,  что никакого  конфликта в консорциуме
нет,  все  работы  идут  в  намеченные  сроки  и  в  полном  соответствии  с
заключенными соглашениями, и что двадцать первый век Земля встретит,  будучи
единым  коммуникационным  сообществом,  как  это  и  предполагалось с самого
начала.
    Соболев снова движением руки остановил поднявшийся ор.
    - Я хочу заверить  международную общественность, - сказал  он по-русски,
- что Россия, которую мы  имеем честь представлять в консорциуме,  предельно
удовлетворена тем  уважением, которое  оказывалось ей  всегда и подтверждено
сегодня на заседании совета директоров.  Мы великая страна и великий  народ,
и оправдаем надежды, возлагаемые на  нас мировым сообществом. Мы особо  рады
тому, что  именно наши  ракеты, когда-то  служившие войне  и противостоянию,
послужат теперь делу мира и объединения народов.
    Я перевела. Пока журналисты утирали умильные слезы и соображали, как  их
околпачили, Соболев, словно ледокол, прорубился сквозь толпу к машине, а  мы
с Ричардом, кое-как  удержавшись в его  кильватерной струе, ввалились  вслед
за ним  и захлопнули  двери. "Мотаем!"  - сказал  Соболев, и  разочарованная
толпа  осталась  позади,  в   пятне  света  под  козырьком   конференц-зала,
чертыхаться и упаковывать аппаратуру.
    - Майкл,  -  сказал  Ричард  в  темноте  салона,  когда  мы отъехали  на
приличное расстояние, - ты меня подставил. И не один раз.
    - Извини,  Ричард,  -  ответил  Соболев  по-английски.  -  Я сделал  это
сознательно. Это  бизнес. Россия  - зона  рискованного бизнеса.  Если я буду
честным, меня  похоронят на  Ваганьковском кладбище,  а ты  не сможешь  даже
принести цветочков  на мою  могилу, потому  что тебе  нечего будет  делать в
России. А  так -  смотри: съездим  на Байконур,  проведем летные  испытания,
потом заскочим на завод, познакомишься с производством, потом в Москву.  Все
будет окей!
    - Но  ты  обещаешь,  что  с  твоим  носителем будет все в порядке?  Если
что-нибудь  случится,  моя  карьера  рассыплется  в  прах.  Да  что  там моя
карьера,  -  это  будет  потрясение  глобальных масштабов. Слишком много уже
сделано  ставок.  Теперь-то  я  понимаю,  что  мы  с самого начала допустили
ошибку, положившись только на ваш "Тополь".
    - А  вам  некуда  деваться.  Кто  выведет шесть сотен спутников  в такой
короткий срок?  Китайцы с  их "Великим  походом"? Европейцы  с "Арианом"? Вы
сами со своим шаттлом? Это все единичные экземпляры. "Локхид" со своей сырой
хлопушкой? Пусть сначала хотя бы разок ее запустит. Нет больше в мире  таких
дураков, кроме нас,  которые сотнями лепят  никому не нужные  ракеты, просто
так, шобы було, чтоб людей на  производстве занять. Так что никуда бы  вы от
нас не делись.
    - И все-таки, скажи, у тебя нет никаких сомнений?
    - Расслабься, Ричард. Все будет в порядке.
    Ричард  вышел  возле  дома,  в  котором  снимал квартиру. Нас в гости не
пригласил,  да  мы  и  сами  не  пошли  бы. Пробираясь в лимузине по набитым
отдыхающим народом  вечерним улицам  к нашему  отелю, мы  с шофером  слушали
торжествующие вопли Соболева.  При выборе лексики  он не стеснялся,  и жесты
тоже цензуре не подвергал. Все шло по его плану.

Глава 9. Песок Байконура

    Самолет начал снижение еще над Аральским морем. Вернее тем, что от  него
осталось. Мертвые пятнистые равнины казахстанской пустыни быстрее и  быстрее
набегали  навстречу  остренькому  носу  маленькой  представительской машины,
горячие волны восходящих  воздушных потоков немилосердно  швыряли суденышко,
вызывая у пассажиров  приступы морской болезни.  Я сидела в  хвостовой части
салона,  вцепившись  побелевшими  пальцами  в  ручки  кресла, и молила Бога,
чтобы  мы  не  разбились.  При  каждой  очередной  просадке в горячую бездну
двигатели жалобно взвывали, чтобы тут же перейти на дрожащий натужный гул  и
опять вытащить машину на невидимую плотную горку.
    Расставались с Лондоном безрадостно. В отношениях с Катькой в  последние
дни почувствовался  холодок -  похоже, ей  не нравилось,  что Соболев  берет
меня  на  Байконур  без  нее.  Кого  из  нас  к  кому она ревновала, сказать
невозможно, настолько все переплелось в нашей тройке. Впрочем, на  еженощных
оргиях это похолодание никак не сказалось - там заводилой выступал  Соболев,
а  он  все  эти  дни  находился  на  подъеме. И мне, и Катьке доставалось по
полной  программе.  У  него-то  дела  шли  как нельзя лучше. В первый вечер,
сразу после скандала  на конференции, он  затащил к себе  в кабинет пройдоху
Алексея  Васильевича,  и  они,  выложив  перед  собой  на стол полученную от
совета  директоров  вожделенную  бумажку,  долго  о  чем-то  шептались.   На
следующее  утро  Алексей  Васильевич  все  бросил  и мотанул через Москву на
Байконур.  Оставшаяся  часть  конференции  прошла  без  потрясений.  Соболев
внешне  притих,  от  интервью  отмахивался,  снова  подружился  с  Ричардом.
Соблазнить  еще  кого-нибудь  из  сильных  мира  сего лететь в казахстанское
пекло  любоваться  стартом  "Тополя"  Соболеву  так  и  не  удалось - у всех
оказались уважительные причины. Летные испытания, в конце концов, это же  не
приемочные.  Это  внутреннее  дело  разработчика.  Однако  Соболев нимало не
расстроился. Он, я и Ричард заняли три места в салоне специально  пригнанной
из  Москвы  vip-овской   "Каравеллы",  а  остальные   тринадцать  он   забил
репортерами.  Те-то,  само  собой,   не  отказывались.  Ашот   титаническими
усилиями  в  течение  суток  утряс  все  формальности  с  Лондоном, Москвой,
Акмолой  и  байконурским  начальством,  и  мы  вылетели сереньким английским
утром.
    И вот,  оставив инверсионный  след над  всей Европой  и приличным куском
Азии, мы заходили  на посадку  на  аэродром  Байконура, прозаично называемый
"Крайним".  Летчик,  сопротивляясь  нежеланию  пустыни подпустить  самолет к
своей  жаркой  груди,  маниакально  давил  штурвал  от  себя. Я  завороженно
смотрела  в  окно  на несущиеся навстречу пески, испещренные черными точками
пустынной растительности.  Казалось,  что конец этого  изматывающего душу  и
желудок снижения может быть только один - безжалостный удар о твердую корку,
покрывающую  пустыню,  фонтан  песка,  огня  и  ошметков человеческих тел, и
вечное  небытие.   Более  всего  приводила  в  ужас  мысль  о  невозможности
отказаться от посадки, резко уйти вверх, в доброе и  спокойное белесое небо,
где  нет болтанки и  далеко до опасной  земли. Однако, "добро" на  посадку у
летчика имеется, самолет держит глиссаду - значит, надо садиться.
    Толчки  воздушных  потоков  неожиданно  сменились  жесткими  ударами  по
крыльям и фюзеляжу.  Смотреть и ждать  появления хотя бы  каких-то признаков
приближения к  спасительной посадочной  полосе стало  невыносимо. Я  закрыла
глаза  и  вжалась  в  кресло.  В  голове  не осталось ничего - даже молитвы.
Просто сидела и ждала, чем все закончится.
    Я переживал тот же ужас, что  и Маша. За неделю, прожитую вместе  с ней,
я  во  многом  стал  ею.   Наверное,  репликация  подселила  в  машин   мозг
рассудочную часть моей  личности, но такие  тонкости, как эмоции,  поскольку
они  во  многом  поддерживаются  деятельностью  желез  внутренней  секреции,
пришлось заимствовать у нее. Строго говоря, поэтому я был уже не совсем я. Я
чувствовал,  что  даже  в  мыслях  перестаю  быть  мужчиной.  Тем более, что
хозяйка вела чересчур уж женский  образ жизни. Иметь каждую ночь  по два-три
бисексуальных акта,  выступая в  них в  женской роли,  и при этом оставаться
мужиком - посмотрел бы я, как это получится у вас.
    За эту  неделю я  ни разу  не перехватил  управление нашим  общим телом.
Честно говоря подмывало позвонить в  Москву, на Крышу, попросить к  телефону
Илью  Евгеньевича,  чтобы  услышать  что-то  вроде  "извините,  он больше не
работает" или  "как, вы  разве не  знаете, он  же умер".  А то  еще брякнуть
прямо Виталию, и томным машиным голосом сказать: "Милый Виталий  Витальевич,
у  нас  есть  сведения,  что   это  именно  вы  заказали  несчастного   Илью
Евгеньевича.  Положите  миллион  баксов  в  камеру  хранения  на Белорусском
вокзале."  Достанет  ведь,  собака.  Подставлю  ни  в  чем не повинную милую
девушку.
    На самом  деле, конечно,  останавливало другое.  Я так  до сих  пор и не
понял, ради чего Саваоф подселил  меня к этой потаскушке. Отсидев  неделю на
конференции, я прилично  поднатаскался в концепциях  спутникового Интернета.
А околачиваясь вокруг  Соболева и его  приближенных, стал спецом  в ракетной
технике.  Но  к  пониманию  того,  каким  же  образом  спасти  Вселенную, не
продвинулся ни на йоту. Единственное,  что обнадеживало - Вселенная все  еще
жива, и, значит, роковая ошибка все еще не допущена, и надежда есть, и  надо
продолжать бороться.  Терпеть соболевские  ласки, наблюдать,  ждать, думать.
Не вмешиваться в машину жизнь  до последней возможности. Кто знает,  как она
отреагирует, если вдруг  ее тело начнет  однажды действовать не  по ее воле!
Свихнется, или, например,  если я зазеваюсь,  выпрыгнет из окна.  Объясни ей
потом, летя с пятого этажа, что, дескать, Машенька, зря ты это сделала,  что
я хороший и вреда тебе не причиню.  Небось, и до земли долететь не успеем  -
информационный континуум раньше сколлапсирует.
    Самолет тряхнуло,  взвизгнули покрышки,  и я  испугалась последний  раз.
Открыла глаза. Машину больше не бросало воздушными потоками. Мелко дрожа  на
неровностях бетона,  она неслась  по посадочной  полосе. Взревели двигатели,
переходя на  реверсивную тягу.  Мимо проплыло  здание аэропорта, построенное
еще в  светлые хрущовские  времена расцвета  советской космонавтики.  Глупо,
конечно, так  трусить. Обычная  посадка, каких  каждую минуту  во всем  мире
выполняются сотни, а  то и тысячи.  А бьются самолеты,  может, раз в  месяц,
или даже  реже. Тем  более не  такие, как  наша "Каравелла". Арабские шейхи,
американские кинозвезды  и наши  новые русские  на всяком  дерьме летать  не
станут.
    Выгрузились.  Спускаясь  по  лесенке  из  кондиционированного  салона, я
ощутила  чуть  ли  не  тепловой  удар,  настолько  велик  оказался  контраст
температур.  Жара,  градусов  за  сорок,  плавила  бетон,  спекала  песок  и
раскаляла  железо   съехавшихся  встречать   нас  автомобилей.   В  довольно
приличной   группе   встречающих   оказалось   полно   солидных  штатских  и
разнопогонных  военных,   даже  затесался   какой-то  генерал.   Соболев   с
удовольствием  пожимал  руки,  троекратно  лобызался  и обхлопывался со всей
честной  компанией.  Чувствовалось,  что  Соболева  здесь  знали  и  любили.
Подозреваю, что примерно  так же любят  деятели культуры своих  меценатов из
числа криминалитета и  торгашей - искренне  и бескорыстно. Стайку  согбенных
под  тяжестью  аппаратуры  журналистов  загнали  в  пыльный  "Икарус"  и под
присмотром  какого-то   лейтенанта  отправили   отдыхать  в   "Центральную".
Соболева, Коллмэна и меня суетящийся здесь же Алексей Васильевич подсадил  в
микроавтобус  и  первым  делом  мы  двинулись  прямо  на стартовую площадку.
Остальные места в машине заняли  какие-то местные, оказавшиеся все как  один
лучшими соболевскими друзьями.
    Получалось,  что  я  теперь  служу  переводчиком у Коллмэна. Ричард, как
выяснилось,  знал  по-русски  всего  четыре  слова:  "прьивьет", "спасьибо",
"уодка" и еще  одно, которое я  вежливо попросила поостеречься  употреблять,
если мы  не наедине.  Мы ехали  по городу,  дни засекреченной славы которого
давно прошли. Когда-то здесь цвел настоящий оазис во враждебной людям  среде
континентальной пустыни. Соболев, оказывается, провел здесь свое детство,  и
воспоминания о  благословенных минувших  днях переполняли  наш микроавтобус.
Вдоль дороги от  аэропорта торчали панельные  многоквартирные коробки, а  он
рассказывал  нам,  какие  чудесные  были  здесь  когда-то  огороды,  и какие
помидоры  выращивали  на  них  его  родители.  За  оградой Солдатского парка
поднималась в небо  траурная стела по  погибшим вместе с  маршалом Неделиным
ста с лишним офицерам боевого  расчета, а Соболев вспоминал, что  мальчишкой
бегал  сюда  ловить  цветастых  бабочек,  слетавшихся  на  невиданное в этой
пустыне  разнотравье.  На  центральной  площади,  где  все  так  же  вздымал
отсылающую  в  никуда  руку  постаревший  Ильич, Соболев попросил остановить
машину и провел для нас целую  экскурсию. Он показал нам место у  ильичевого
постамента,  где  когда-то  стоял  с  красным  галстуком  на  шее в почетном
карауле, а его напарница по  караулу шепотом, чтобы не слышали  глазевшие на
них  люди,  рассказывала  ему  детские  сексуальные  анекдоты.  За ленинской
спиной  громоздился  полуразрушенный  гарнизонный  Дом  офицеров,  и Соболев
потратил  минут  двадцать,  разъясняя  нам,  какие  фильмы он смотрел здесь,
какие в  "Сатурне", какие  в "Летнем",  теперь давно  сгоревшем, а какие - в
ДК строителей.
    Я переводила  соболевские воспоминания  Ричарду и  чувствовала, что того
так и тянет затащить Соболева в  родной такой же пыльный Канзас и  отомстить
ему  там   столь  же   подробной  экскурсией   по  местам   его,  ричардова,
американского детства.
    Экскурсия грозила затянуться.  Шеф  изливался потоком  воспоминаний.  Он
уже собирался вести нас пешком по  всему городу и показывать, где он  первый
раз  целовался,  а  где  играл  с  пацанами  в  "войнушку",  но  тут  встрял
прирожденный дипломат Алексей  Васильевич. Он умудрился  настолько гениально
сформулировать  некую  тактично  -  предупредительную  фразу,  что  с  одной
стороны, Соболев сразу понял, как  поглощены мы все его воспоминаниями,  а с
другой  -  что  на  площадке  идет  суточный  отсчет, и транспортно-пусковая
установка уже выведена из МИКа и  стоит на столе, и нужно ехать  подписывать
приказ на пуск. Начальник сразу как-то сдулся, словно бракованный  воздушный
шарик.  В  этом  странном  умирающем   городке,  сошедшем  в  нашу   грязную
реальность с  наполненных мечтой  страниц фантастических  книжек Казанцева и
Стругацких,  я  с  удивлением   повстречала  совсем  незнакомого   Соболева.
Невероятной  мощи  мужик,  тянущий  на  своем  горбу тяжеленное предприятие,
переполняемый страстями  и противоречиями,  опасный, как  дикий зверь, здесь
он  оставался  все  тем  же  уличным  мальчишкой, героем дворового футбола и
маминым любимчиком в разодранной майке и с поцарапанными коленками.
    Соболев осекся и  послушно залез в  микроавтобус. Все погрузились  вслед
за  ним.  Остальные  местные  достопримечательности  миновали  молча. Только
выехав  за  пределы  города  на  дорогу,  ведущую  собственно  к космодрому,
почему-то называемую  "деголлевкой", Соболев  стал быстро  терять незнакомые
черты  и  превращаться  обратно  в  самоуверенного  и  знакомого всем босса.
Чувствовалось, что ему неудобно  за неожиданно проявившуюся слабость.  Между
ним и Алексеем  Васильевичем завязался руководящий  разговор о готовности  к
пуску,   основное   содержание   которого   заключалось   в    интонационном
варьировании слова "нормально".
    Быстро,  по  южному,  темнело,  но  наступающая  ночь  не несла желанной
прохлады. В раскрытые  окна врывался все  такой же горячий  встречный ветер.
Я чувствовала, что влажные пятна  от подмышек расползлись по блузке  чуть не
до пояса юбки. После трудного перелета хотелось в душ и в постель, но,  судя
по намерениям мужиков, отдыха пока  не предвиделось. Они ехали на  стартовую
площадку играть в свои любимые железки, затем собирались устроить  небольшой
ужин, естественно, с возлияниями. И только потом нас должны будут  отправить
в домик  для отдыха,  чтобы завтра,  ни свет  ни заря,  начать все заново на
стартовой  площадке.  Я,  единственная  женщина  в  этой  потной   компании,
чувствовала  на   себе  всеобщее   безмолвное,  но   отчетливое   сексуально
окрашенное внимание.  Им, наверное,  хотелось знать,  будет ли  эта шикарная
телка пить  с ними  водку и  где она  будет спать.  Без всякой задней мысли,
конечно,  просто  нормальный  мужской  интерес  к  единственной  в компании,
да к тому же еще и красивой, женщине.
    Дорога  оказалась  довольно  долгой  -  часа  полтора, не меньше. За это
время наступила черная ночь, накрытая  пологом  удивительно  крупных  звезд.
По  сторонам,  во  тьме,  время  от  времени возникали призрачные гигантские
сооружения космодрома, иногда тоже усыпанные разноцветными звездами, а  чаще
мертвые  и  молчащие.  Когда-то,  говорят,  все  это жило, суетилось днем, а
ночами заливалось светом  прожекторов. Пуски ракет  - да каких  ракет! - шли
чуть не каждую неделю. С распадом Союза и обнищанием отрасли стал умирать  и
космодром.
    Однако на площадке,  на которой мы  в конце концов  оказались, признаков
разложения  не  наблюдалось.   Преодолев  очередной  кордон   проверяльщиков
пропусков,  мы  въехали  на  просторную  бетонированную  территорию, посреди
которой  в  белом  перекрестии  прожекторов  торчала  темно-зеленая  надежда
Ричарда  Коллмэна.  Честно  говоря,  по  сравнению  с  только  что виденными
циклопическими  сооружениями,  особого   впечатления  она  не   производила.
Алексей Васильевич тут  же пояснил мне  для Ричарда, что  самой-то ракеты не
видно,  поскольку  она  находится  внутри  пускового  контейнера.  Ребристый
длинный стакан  с полукруглой  крышей смотрел  в черное  небо, оседлав корму
тяжелого  семиосного   транспортера.  Военное   -  развоенное    устройство,
предназначенное  для  ползания  по  лесам  и чащобам в постоянной готовности
плюнуть  смертью  в  ни  в  чем  не  повинных  людей  на  том  конце  света.
Разглядывая его, я неожиданно для себя поразилась извилистой судьбе  простой
русской проститутки, хотя бы и с красным дипломом МГИМО.
    Вокруг  суетился   такой  же   военный,  как   и  сама   ракета,  народ.
Присутствие  иностранца,  да  еще  с  такой переводчицей, похоже, всем здесь
оказалось безразлично. Прошли времена,  когда за подобный визит  кого угодно
могли бы  поставить к  стенке. Прошли  даже времена,  когда такой визит стал
уже возможен, но при этом всех местных военных их генералы тупо  переодевали
в гражданское, как будто от  офицера за километр не разит  "здравием желаю",
"так точном" и "никак нетом".
    - Вот  она,  родимая!  -  простер  Соболев   руку  жестом,  перенятым  у
виденного давеча Ильича. - Какова, а? Красотка!
    - О'кей, о'кей, Майкл! -  радовался, как ребенок, Коллмэн. По-моему,  он
до сего  момента вообще  сомневался в  существовании этой  ракеты, и  только
теперь его отпустило.
    Церемония подписания приказа оказалась  проста и торжественна. На  спине
Алексея Васильевича  развернули папочку  с одним-единственным  листочком, на
котором в отсвете прожекторов проглядывались то ли пять, то ли шесть  скупых
строк  машинописного  текста.  Первым   поставил  свою  загогулину   местный
генерал. Почему-то  зеленым фломастером.  Вторым черканул  Соболев. Возникла
бутылка водки.  Стоя разлили  по рюмашкам  и хряпнули  без закуски. С особым
удовольствием вливали теплую противную дрянь  в меня и в Коллмэна.  Подавляя
подступающую тошноту, погрузились в машины и двинули ужинать.
    Спасибо вам, дорогой Саваоф Ильич! Премного благодарен вам за тот  набор
разнообразных приключений,  которые вы  обеспечили мне,  вселив мою смертную
душу в тело милой русской девушки  Маши! Когда-то, в прошлой жизни, если  вы
помните, я холостячил, то  есть, с учетом нормальной  сексуальной ориентации
и более-менее здоровой психики, имел достаточный жизненный опыт и  свободные
взгляды, и  удивить меня  чем-либо довольно  трудно. Но,  после знакомства с
Машей изнутри, я открыл  для себя совершенно новый  взгляд на этот мир  и на
себя самого.
    В  частности,  последнее  приключение  состоялось  этой  ночью. Нет-нет,
упаси Боже, ничего плохого или постыдного! Наоборот!
    Ужин прошел чудесно. Стол ломился.  Звучала музыка. Я много танцевала  и
с  удовольствием  ощущала  немое  обожание  десятка  собравшихся  мужчин,  в
большинстве военных.  Никто не  напился в  стельку и  не творил  безобразий.
Никаких  грязных  приставаний,  даже  намека.  Все  происходило  на какой-то
чудесной  открытой  веранде,  до  краев  налитой  дурманящими запахами южных
растений, трепетом крыльев ночных бабочек и немолчным звоном цикад.  Близкий
космос накрывал  нашу компанию  уютным сверкающим  куполом. Черная  степь за
неплотной стеной искусственных посадок  не казалось враждебной: скорее,  она
напоминала  странно  неопасную  пустыню,  в  которой  Сент-Экзюпери встретил
своего Маленького Принца. Я  немного влюбилась в генерала:  он, аккомпанируя
себе на гитаре, мягким  хрипловатым голосом пел удивительные  песни. Соболев
выглядел тихо и кротко.  Над нами витал дух  настоящей мужской дружбы. И  я,
женщина, вдруг почувствовала себя  членом этого узкого мирка  старых друзей,
мужиков, стоящих друг за друга  горой, способных перевернуть мир, любящих  и
любимых. Почему  они приняли  меня? Почему  не отправили  спать в гостиницу,
чтобы  не  мешала  этой  непонятной  мужской  любви переливаться из сердца в
сердце? Не знаю...  Может, они услышали  свою древнюю память,  подсказавшую,
что гетера - не простая женщина, и достойна находиться среди мужчин.  Может,
какими-то сверхчувствами уловили двойственность  моего "я". Не знаю...  Знаю
одно: ни  я, Маша,  ни я,  Илья, никогда,  что бы  с нами  не случилось,  до
самого  конца  времен  не  утратим  этого  ощущения  острой нежности, кратко
испытанного там,  среди песков  Байконура, на  бесконечно маленькой  веранде
под бесконечно большим куполом черного южного неба.
    И еще одно впечатление этого  вечера: шальные глаза Ричарда. Он  тоже не
был пьян. Он видел, что за столом происходит что-то хорошее и  удивительное.
Даже  пытался  подпевать,  когда  генерал  специально  для  него организовал
"Подмосковные вечера".  Но войти  в этот  узкий круг  избранных он  так и не
смог. И  не языковый  барьер тому  виной. Куда  более прочный барьер отделял
его от  нас: барьер  времени. По  одну сторону  - наше  время, в  котором мы
сидим тесной семьей за братским столом. Пятачок прошлого света,  сужающийся,
тающий, меркнущий.  По другую  - его  яркое калифорнийское  время, в котором
живут  профессионализм,  твердый  расчет,  здравый  ум  и  будущее.   Барьер
проницаем, но, как и  положено времени, только в  одну сторону. Мы придем  к
тебе, Ричард, и  станем такими же,  как ты. Не  мы, так наши  дети. А ты  не
вернешься к нам никогда.
    Разошлись  в  половине  четвертого.   Близился  рассвет.  Ночевать   нас
определили в  маленькие коттеджики,  рядком стоявшие  вдоль бетонного берега
небольшого  чистенького  искусственного  озерца.  В коттеджике две комнатки,
кухонька  с  чайником  и  санузел,  один  на  двоих.  Соболев отправил нас с
Ричардом  в  один  коттеджик,  самый  крайний.  Наверное, в этом его решении
совместились и расчет, и случайность, и  очевидность. Как бы там ни было,  я
поняла, что вечер еще не окончен.
    Так  оно  и  вышло.  Спустя  десять  минут,  как  я, приняв душ, голышом
улеглась в хрустящие прохладные простыни, в дверь осторожно постучали.
    - Входите, Ричард, открыто!
    - Простите,  Маша,  я  не  помешал  вам?  Вы, наверное, устали  и хотите
спать.
    - Входите, входите, Ричард. Что у вас там за спиной? Доставайте.
    Естественно, за спиной у него  оказалась плоская походная фляжка и  пара
русских граненых стаканов из  стандартного гостиничного комплекта "графин  -
стаканы - поднос".
    Развезло его с первого глотка.  Сидя в постели и прикрываясь  простыней,
я  наблюдала,  как  лощеный  джентльмен  и  успешный  международный менеджер
быстро превращается в  жалкое трясущееся существо,  неожиданно для себя,  на
взлете карьеры оказавшееся в шаге от полного жизненного краха. Можно  только
удивляться,  как  легко  способен   сломаться  человек,  проделавший   такое
восхождение  по   служебной  лестнице,   и  наверняка   по  головам    своих
конкурентов.
    Размазывая слезы  по щекам,  он рассказывал  мне, как  трудно далась ему
эта должность, как он  вкалывал всю свою жизнь,  как сложно у него  в семье,
как  он  ни  черта  не  понимает  в  этих русских, как его мучают подозрения
насчет Соболева, как важно для него, чтобы носитель пошел в срок и в  полном
объеме. И  еще он  расспрашивал меня,  что означает  застолье, на котором мы
только что  присутствовали. В  чем смысл?  Сидели мужчины,  солидные занятые
люди, ели и  пили в меру,  пели песни под  гитару. Говорили про  работу, про
рыбалку,  про  футбол,  про  политику,  травили  анекдоты.  Ну  и что в этом
полезного? Все друг  друга давно знают,  ничего нового не  сказали. Странные
вы, русские.
    Ричард не нуждался в ответах на его вопросы. Ему не нужна была  женщина.
Ему не нужен был даже живой слушатель. Если бы ему не подвернулась я, он  бы
точно также надрался наедине с гостиничной стенкой и изливал бы душу ей.
    Кончилось  все,  как  и  следовало  ожидать,  постелью. Конечно, по моей
инициативе. Затащила беднягу под  простыню, испытав острый приступ  жалости,
дура. По-моему, он даже  не до конца сообразил,  что с ним произошло.  Так и
уснул, уткнувшись носом  мне в сиську,  как малый ребенок.  Тихонько встала,
поменялась с ним комнатами, перетащив туда-сюда шмотки, и до самого  восхода
солнца  голая,  как  русалка,  просидела  на  подоконнике, глядя на гаснущие
равнодушные  звезды  и  глотая  вперемешку  горький  сигаретный дым, горькие
слезы и горькое пойло из ричардовой фляжки...
    ...Оказалось, что пуск  назначен на 17  часов 21 минуту.  День предстоял
быть заполненным предпусковыми хлопотами. Соболеву и остальной братии  стало
не до нас  с Ричардом, поэтому  с утра генерал  любезно выделил нам  тряский
армейский "уазик"  и сопровождающего  - молоденького  офицерика, который все
оставшееся  до  пуска  время  развлекал  нас  экскурсиями  по рассекреченным
историческим  местам  космодрома.  Похмельный  Коллмэн,  судя по неуверенным
попыткам ухаживания, кое-что из  прошедшей ночи все-таки вспоминал,  или, по
крайней мере, догадывался, но я вела себя  с ним так же ровно, как и  вчера,
и во все предыдущие дни, так  что он в конце концов выбрал  правильную линию
поведения и отклеился.
    К четырем часам, когда  все достопримечательности оказались осмотрены  и
облазаны, вся положенная нам на  день порция пыли проглочена, а  жара выжала
из  наших  липких  тел  последние  капли  жидкости,  нас  привезли-таки   на
пусковую.  Суета  вокруг  ракеты  улеглась,  лишний  народ,  судя  по всему,
разогнали. Остались в основном те же  мужики, с которыми мы вчера сидели  за
столом,  да  несколько  человек  боевого  расчета.  Как  только  наш "уазик"
подрулил к краю бетонной  площадки, Соболев, на полголовы  возвышавшийся над
фуражками  военных,  обернулся  и,  размахивая  руками,  заорал  на  корявом
английском:
    - Рич, топай сюда! Сейчас ритуал совершать будем!
    - Что он говорит? - обратился ко мне окосевший от жары и пыли Коллмэн.
    - Он зовет вас принять участие в традиционном ритуале. Идите, Ричард.
    - Что за ритуал?
    - Ничего  опасного.   Соболев  объяснит.  Просто  чтобы  ракета   хорошо
полетела. Это в ваших интересах, не так ли?
    - Да-да, конечно. А вы, Маша, будете принимать участие в ритуале?
    - Нет, наверное. Идите, Ричард, я отсюда понаблюдаю.
    Сопровождающий  капитан  Коля,   кое-что,  как  выяснилось,   кумекающий
по-английски, во время нашего диалога спрятался за "уазик" и там, присев  на
корточки, одиноко боролся с приступом хохота.
    Ничего не  понимающий Коллмэн  добрел до  Соболева. Вся  остальная сцена
достойна стать кульминацией в театре абсурда. Соболев что-то долго  объяснял
Коллмэну,  продолжая  размахивать  руками.  Коллмэн,  не до конца соображая,
чего от него хотят, ошалело оглядывался на меня. Я успокоительно махала  ему
рукой: дескать, делайте, что  вам говорят, так положено.  Остальная компания
наперебой подавала  Соболеву советы,  как получше  объяснить американцу  его
задачу. Потом,  когда Коллмэн,  наконец, пожал  плечами в  знак неуверенного
согласия, толпа принялась ходить вокруг пусковой установки и выбирать  место
для совершения ритуала. Долго изучали хвостовую часть пускового  контейнера,
но пришли  к выводу,  что она  расположена все-таки  высоковато. Предложение
притащить стремянку не прошло. Гигантские колеса транспортера тоже висели  в
воздухе, но над самым бетоном. Однако  Соболев отверг и эту идею: "Мы  же не
шофера, в  конце концов!"  В итоге  согласились подвергнуть  ритуалу одну из
шести мощных  гидравлических опор,  на которых  вывешивалась вся  установка.
Генерал,  Соболев  и  Коллмэн  выстроились  рядком  и принялись расстегивать
брюки.  Я  отвернулась  и  прикрыла  глаза рукой. Тройное радостное журчание
разнеслось над  степью. Капитан  Коля за  "уазиком" встал  на четвереньки  и
заржал в полный голос.
    На двухкилометровую отметку нас привезли за полчаса до пуска. Здесь  уже
толпились репортеры  со своей  раскоряченной техникой,  жевали бутерброды  с
семгой  и  заливали  их  сверху  кока-колой.  По  лицам хорошо читалось, что
хлебосольный Соболев не  забыл обеспечить ночной  досуг и для  журналистской
братии. Интересно, что они там  сейчас наснимали своими телевиками во  время
совершения ритуала? При нашем появлении раздались жиденькие аплодисменты.
    - Машка,  отойди-ка   сюда,  -  сказал   мне   Соболев  негромко,   пока
истосковавшаяся по  информации пресса  обгладывала Коллмэна.  - Слушай, чего
скажу. Во время  пуска, особенно если  по трансляции услышишь  что-нибудь не
то, посматривай на  меня. Я дам  знак. Ни о  каких проблемах, тьфу  - тьфу -
тьфу,  не  вздумай  им  ничего  перевести.  Они  все по-русски ни бум-бум, я
специально таких в Англии отбирал.  Не дай Бог, конечно, но  испытания всего
лишь летные, всякое может случиться. На тебя вся надежда. Поняла?
    Я кивнула.
    - Ну  умница. Топай,  - Соболев  мягко развернул  меня своими ручищами в
сторону прессы и не удержался - слегка хлопнул ладонью по попке. Это у  него
такая благодарность за хорошую работу. Прошлой ночью.
    ...Знакомый  с  младенчества  по  телерепортажам,  кинохронике и научной
фантастике  обратный  отсчет,  как  и  положено, закончился командой "пуск".
Далекая загогулинка пусковой установки мгновенно, словно из пленки  вырезали
кадрик, и  беззвучно окуталась  молочно-белыми клубами  дыма. Было прекрасно
видно,  как  в   разные  стороны  разлетаются   какие-то  детали   пускового
устройства - наверное, по ним  ракета скользила внутри контейнера. Сама  она
-  худенький  темный  штришок  в  центре  плоского, ограниченного горизонтом
пустынного круга,  - зависла,  вышибленная из  контейнера пороховым зарядом,
над белой неподвижной кучей. Двигатель не работал. Даже я, человек,  далекий
от проблем  Соболева, ощутил  в эту  долю секунды  сосущую тревогу - неужели
провал? И сразу полыхнуло лезвие  пламени, разметав пороховой дым и  заменив
его другим,  более темным  и более  живым. Тут  до нас  дошел звук - сначала
хлопок,  за  ним  пауза,  и  потом  обвальный  грохот,  закладывающий  уши и
вызывающий желание  присесть, закрыть  голову руками  и покорно  ждать конца
света. Ракета быстро-быстро, и все быстрее, как будто цепляясь за  невидимый
канат или сидя  на растущем дымовом  столбе, стала карабкаться  в бесцветное
горячее небо. Дымовой  столб начал крениться,  не выдерживая ее  тяжести, но
она упорно  ползла ввысь  и вправо,  уменьшаясь и  унося с  собой сверкающий
факел и гаснущие громовые раскаты.
    Тогда стала  слышна трансляция.  Пятнадцать секунд  - полет  нормальный.
Двадцать  секунд  -  полет  нормальный.  Отсчеты  шли  каждые пять секунд. Я
переводила, стараясь улавливать смысл  сообщений, чтобы не пропустить  того,
о  котором  говорил  Соболев.  Отработала  первая ступень. Отработала вторая
ступень.  Полет  нормальный.  Разгонный  блок. Полет нормальный. Разделение.
Пуск прошел успешно.
    На стартовой  площадке сиротливо  торчал обугленный  стаканчик пускового
контейнера. Над его верхним  концом, лишенным привычной полукруглой  крышки,
курился  легкий  дымок.  Как  тогда,  возле  двери  моей  квартиры, с обреза
глушителя пистолета, лежащего на ковролине.
    Аудитория взорвалась аплодисментами. Все обнимались и целовались.  Потом
отправились  на  банкет.  Потом  еще  раз  обнимались  и  целовались у трапа
"Каравеллы". Потом мы втроем - Соболев, Алексей Васильевич и я -  наблюдали,
как  "Каравелла"  отрывается  от  полосы  и  круто уходит в вечереющее небо,
унося счастливого Коллмэна и нагруженную впечатлениями репортерскую  команду
в дождливую Британию. Потом Соболев сказал коротко:
    - П...ц.
    Это было первое матерное слово, которое  я услышала от него за все  годы
знакомства.
    - Михаил Александрович, - засуетился  Алексей Васильевич. - Они еще  раз
пересчитывают.   Думают,   может,   ошиблись.   Через   пару  часов  сообщат
окончательный результат.
    - Какой, к черту,  результат! П...ц, я вам  сказал! Все коту под  хвост!
Не тянет разгонный  блок! Двенадцать спутников  - не тянет!  Десять тянет, а
двенадцать - нет! И бабок на переделку  - тоже нет! И времени - нет!  Ничего
нет! И через пару дней все  об этом будут знать! Шила не  утаишь! Американцы
орбиты наших макетов отследят, будьте-нате!
    - Но у нас же решение совета директоров, Михаил Александрович!
    - Задницу вытрем этим решением! "Локхид" уже на  той неделе свои пукалки
клепать будет! Чтоб  я еще раз  на ваши авантюры  клюнул! Да и  не придется!
Конец фирме! Понятно вам?
    И  Соболев,  резко  развернувшись,  пошел  к  машине. Алексей Васильевич
засеменил  за  ним,  забегая  то   справа,  то  слева  и  бормоча   какие-то
оправдания.  Я,  пораженная  этой  сценой,  постояла-постояла, да и побежала
вслед. Похоже, о моем существовании вообще забыли, уедут еще без меня,  куда
я денусь в незнакомом городе?
    Ночью в коттеджике с  точностью до мелочей повторилась  сцена предыдущей
ночи, только вторым ее участником  оказался не Коллмэн, а Соболев.  Кажется,
я   потихоньку   становлюсь   матерью-утешительницей   для   всей  всемирной
ракетно-космической элиты. Снова  звучали пьяные откровения,  слезы, жалобы,
скрип гостиничных пружин и, наконец, детское сопение в мою сиську.
    Лежа в мокрой  от пота постели  в душной байконурской  ночи в обнимку  с
Соболевым, я размышлял о  том, что же все-таки  имел в виду Саваоф,  засылая
меня в эту странную компанию.  Маша спала. Бедная девочка! Вымоталась  она с
этими козлами. Добрая,  умная русская женщина,  каких в России  - полстраны.
Возятся, нянчатся с нами, терпят  наши выходки, растят наших детей,  стирают
наши вонючие носки, экономят гроши от нашей воробьиной зарплаты. Любят  нас,
наконец,  совершенно  искренне!   А  за  что   любить-то?  Ведь  козлы   же,
действительно!  Позорище.  Вот  еще  раз  обосрались.  И дальше будем так же
обсираться. Недееспособные. А потом,  обосравшись, ползем к своим  женщинам,
и  они  принимают  нас  такими,  и  любят,  и прощают, и утешают. Все беды в
России -  от женщин.  Будь на  их месте  какие-нибудь американские эмансипэ,
давно  бы  уже  засунули  нам  одно  место в электромясорубку, и с нашими-то
мозгами и  душами, да  с Божьей  помощью, из  страны конфетку  бы сделали. А
так... Недостойна эта страна своих женщин.
    Маше снится сон. Снится ей ее  муж Макс. Будто летят они втроем  по небу
в розовом кабриолете какой-то неизвестной марки, но очень красивом.  Втроем,
потому что вместе с ними  маленький мальчик, их ребенок. Тот  самый, который
мог родиться,  если бы  не нелепый  студенческий аборт,  первый и, как потом
выяснилось, последний в машиной жизни. Они счастливы и смеются, а внизу  под
ними расстилается чудесная  солнечная страна Россия,  тоже полная счастья  и
гордости  за  себя  и  своих  детей,  какой  она никогда не была, и никогда,
наверное, не будет. Мчатся навстречу сверкающие солнечными дорожками реки  и
озера, светло-зеленые чистые  березовые перелески, колоколенки  с золочеными
куполами, разноцветные домики - игрушечки. Красивые, празднично одетые  люди
смотрят на  них снизу  и приветственно  машут руками.  "Это я!"  - кричит им
Максим, чуть креня автомобиль, чтобы люди их лучше видели. - "Это я все  так
здорово придумал!" И Маша понимает, что он не хвастается, что это и в  самом
деле его заслуга  - и этот  розовый летящий кабриолет,  и их счастье,  и эта
небывалая чудесная страна там, внизу.
    Я смотрю машин сон, и жалею, что не умею плакать. Маша счастлива в  этом
сне. Только во сне. А все мы - Соболев, Макс, Саваоф и я - сволочи.
    Я проснулась, как  от толчка, от  странного ощущения догадки.  По-моему,
мне снился какой-то сон, и кажется, очень красивый, и  в  этом  сне  ко  мне
пришла догадка. Соболев  храпел рядом. За  окном коттеджика занимался  серый
пасмурный рассвет. Оказывается, в пустыне тоже бывают пасмурные дни.
    - Соболев! Мишенька! Проснись! Есть идея.
    - Какая  еще идея,  Машка. Дай  выспаться. Я  вчера как свинья надрался,
башка гудит.
    - Нет, проснись. Тебе надо поговорить с Максом.
    Соболев приоткрыл один глаз.
    - С Максом? Зачем?
    - Ты не  знаешь... У него  есть разработки. Он  же раньше в  лаборатории
неракетных средств  доставки работал,  была такая  еще до  тебя, в советские
времена.  Там  чудаки  одни  собирались,  НЛО  изучали и прочее, ну ты Макса
знаешь. Так вот, он набрел на одну  штуку, я не знаю, как она действует,  но
она,  как  я  понимаю,  поможет  вытолкнуть столько спутников, сколько надо.
Ускоритель  какой-то.  Он,  как  только  ее  сделал,  сразу  уволился, и все
материалы с собой забрал. Сказал, что этим дуракам про нее знать не надо.
    - Каким дуракам? - Соболев открыл второй глаз.
    - Не знаю каким.  Начальникам. Военным. Партии -  правительству родному.
Ты  же  его  знаешь.  Пацифист.  Он  думал,  что они на нее сразу боеголовки
навесят.
    - Ну,  тут-то он  прав. Так  что за  штука такая?  Ты что-нибудь  в этом
понимаешь?
    - Сейчас, может, чуть побольше  понимаю, а тогда не понимала  ничего. Он
мне ее всего один раз показал, действующую модель. Маленькое колечко,  висит
в воздухе, и все. Такое невзрачное, что  я про него тут же забыла. Лет  пять
или шесть с тех пор прошло, точно не скажу. Вспомнила, представляешь, только
сейчас, когда твою расстроенную физиономию  увидела.  Кажется,  оно  мне  во
сне приснилось.
    - Ладно, Маш, давай  спать. Чудес не бывает.  А даже если и  бывают, все
равно время мы уже упустили. Никто  твое летающее колечко, даже если бы  оно
и вправду летало, до рабочего образца за месяц не доведет. Спи, рано еще.
    - Ты все-таки переговори с Максом,  Миша. Я в него всегда верила.  Он на
самом деле гений, только непутевый.
    - Ладно,  Машка,  спи.  Скажу  Алексею,  пусть  позвонит ребятам, они  с
Максом свяжутся. Сегодня. -  Последние слова Соболев договаривал  уже сквозь
сон.
    Ну вот теперь  все ясно. Именно  ради этого Саваоф  меня сюда и  заслал.
Тонко, ничего не скажешь. Макс  изобрел какую-то летающую тарелку, но  скрыл
от  благодарного  человечества,  справедливо  опасаясь  за  правильность  ее
использования  разной  милитаристской  сволочью.  Соболев - ракетный магнат,
оказавшийся  в   навозе,  и   поэтому  временно   восприимчивый  ко   всяким
нетрадиционным идеям. А Маша  - единственно возможное связующее  звено между
ними.  И  если   эта  связка  сработает,   то  есть  если   максова  тарелка
действительно чего-нибудь стоит,  и если Маша,  то есть я,  будем достаточно
настойчивы,  и  если  Соболев  еще  не  потерял  нюх,  -  то  у человечества
появится-таки средство для  быстрого выхода в  космос. И, судя  по тому, что
Вселенная до  сих пор  жива, связка  должна сработать.  Но Саваоф  - мастер!
Учиться, учиться и  учиться у таких!  Практически все произошло  само собой!
Минимальная нагрузка на информационный континуум! Гениально!
    Потом мне оставалось только наблюдать, как события сами собой катятся  в
нужном направлении.  За завтраком  Соболев, нимало  не веря  в необходимость
своего поручения, только  чтобы отвертеться от  меня, между двумя  стаканами
белого вина  попросил Алексея  Васильевича связаться  с конторой  и поручить
кому-нибудь  переговорить  с  Максом.   Что  Алексей  Васильевич  и   сделал
незамедлительно с помощью сотового телефона.  По этому же телефону я  тут же
пообщалась с мужем,  вкратце описала ему  проблему, и он  на удивление легко
согласился встретиться  с институтскими  ребятами. Видимо,  ему уже прилично
надоело сидеть на шее  у жены, так что  выбор между дурацкими убеждениями  и
возможностью подзаработать немного упростился.
    День я провела в праздности. Облака на небе рассеялись, и пустыня  снова
задышала  сорокаградусной  жарой.  Соболев  и  Алексей  укатили  на какое-то
совещание и не появились даже на обед. Я раза три искупалась в озерце,  пару
раз  выспалась,  изучила  местную  библиотечку,  поболтала  с обалдевшими от
счастья солдатиками из охраны  объекта, а после ужина, часов в восемь, когда
жара спала, пошла побродить по окрестностям.
    Я  шла  по  твердой   спекшейся  поверхности  песка  навстречу   солнцу,
раскаленным  кирпичом  лежащему  на  далеких  пустынных  холмах,  и думала о
странной  своей  судьбе.  Такой  же  странной,  как  то,  что я иду сейчас в
дорогом вечернем платье, в туфельках, предназначенных для хорошего  паркета,
и  в  бриллиантах  по  дикой  выжженной  пустыне,  где  до  меня бывали лишь
верблюды, казахи-кочевники  да солдатики  из охраны,  которым и  в самоволку
сбежать-то  здесь  некуда.  Кто  я?  Потаскушка, повидавшая всю грязь, какая
только бывает  на этой  планете, и  чудом залетевшая  в чистый  круг? Лучшая
ученица и  студентка, надежда  учителей и  преподавателей, падшая  до уровня
обыкновенной потаскушки? Неверная жена? Верная любовница? Что будет со  мной
дальше?   Может  быть,  бросить  все,  сбежать  от  них  всех  куда-нибудь в
захолустный городишко, купить там маленький домик с палисадником,  усыновить
какого-нибудь  детдомовского  малыша,  пусть  даже  совсем больного, и жить,
постепенно старясь и дурнея, но только чтобы вдалеке от всех этих грязных  и
чистых? Ничего  я не  знаю. Но  что-нибудь сделаю  обязательно. Только бы не
остаться навсегда такой, как сейчас.
    Стемнело удивительно  быстро, почти  мгновенно, как  только верхний край
потерявшего всякую  форму солнца канул за  гряду холмов.  Я испугалась,  что
заблужусь  в  темноте,  но,  повернувшись  назад,  обнаружила, что отошла от
домиков совсем недалеко.  Во тьме южной  ночи они звали  в свой уют  теплыми
огоньками,  и  суетливые  дорожки  от  этих  огоньков  тянулись ко мне через
зеркало озерца.
    Соболев, похоже, был уже у  себя: из его комнаты сквозь  закрытые жалюзи
пробивался свет.  На крыльце  я сбросила  туфли, смахнула  ладонью песок  со
ступней и без стука открыла дверь.
    Что-то  сильное   и  безжалостное   вдернуло  меня   внутрь,  и    дверь
захлопнулась за спиной. Я, видно, стала помаленьку забывать, как  обращаются
с  проститутками.  Даже  почувствовала  какой-то  мгновенный  приступ гнева,
словно нарушили мое священное  право на неприкосновенность. Даже  попыталась
закричать, но тут потная рука накрепко запечатала мне рот, и чье-то  вонючее
дыхание просвистело над  ухом, что-де, спокойно,  малышка, без нервов,  а то
будет хуже. И я в самом деле сразу успокоилась. Сработал профессионализм.  В
конце концов, изнасилование - это тоже часть моей работы.
    Настольная  лампа  накрывала  световым  кругом  прикроватную   тумбочку,
коврик и часть  кровати. На тумбочке  - небольшой металлический  медицинский
бокс. Рядом с  ним - несколько  взломанных стеклянных ампул.  В перевернутой
крышке - кусочек ватки и шприц, холодный, вызывающий волнующую дрожь  шприц,
с  вытянутым  то  отказа  поршнем.  На  кровати  -  что-то  большое  и жутко
неподвижное. На коврике  - ноги в  знакомых серых в  мелкий рубчик брюках  и
пыльных  лаковых  полуботинках,  протянутые  из  полумрака, небрежно лежащие
одна на другой.
    - Машенька,  голубчик,  только  спокойно,  - донесся  из полумрака голос
владельца ног. Голос Алексея Васильевича. - Не пугайтесь. Все будет  хорошо.
Не вырывайтесь и не кричите. Вы не будете кричать?
    Я мотнула головой, насколько позволила зажимавшая рот рука.
    - Ну вот  и хорошо, договорились.  Чуть-чуть отпусти ее,  Николай, пусть
вздохнет. Нам не нужно, чтобы она задохнулась. Попридержи только.
    Хватка немного ослабла.
    - Машенька, - продолжил из полумрака Алексей Васильевич, не меняя  позы.
- Вы должны нам помочь.
    - А попроще никак нельзя попросить? - выдохнула я.
    - К  сожалению.  Извините  за  грубость  и  причиненные  неудобства,  но
попроще никак нельзя.
    - И в чем же заключается моя помощь? И где Михаил Александрович?
    - Михаила Александрович  вот, - спокойно  сказал Алексей, чуть  повернув
настольную  лампу  в  сторону  кровати.  Одновременно  рука  Николая   вновь
перекрыла мне дыхание.
    Свет упал  на то  большое, что  лежало на  кровати. Соболев. Белое лицо.
Слепой взгляд направлен в бесконечность. Мертв.
    Терпеливо дождавшись,  пока я  перестану вырываться,  Алексей Васильевич
продолжил:
    - А помощь  нам от вас  нужна очень простая.  Вы спокойно, без  фокусов,
должны будете лечь рядом с Михаилом Александровичем и позволить ввести  себе
в вену вот этот раствор из этого шприца. А лучше, если вы сделаете это  сами
своими  золотыми  ручками.  Вам  же  не  привыкать, Машенька, правда? Вас же
Соболев, помнится, вылечил и заставил завязать, правда?
    Голос Алексея успокаивал и  завораживал. А силы таяли.  Николай, похоже,
оказался человеком невероятной  мощи и выносливости.  Как я ни  извивалась в
его руках,  сколько ни  молотила пяткой  по слоновьим  ногам, его бережная и
мертвая хватка не ослабевала и не усиливалась ни на йоту.
    - Машенька,  лапочка,  не  надо  вырываться,  -  продолжал   уговаривать
Алексей Васильевич. - Николай абсолютный  профессионал, он вас ни за  что не
отпустит, а то вы  понаставите себе синяков, как  мы потом докажем, что  это
несчастный случай? Будьте благоразумны. Вот даже Соболев, уж на что  сильный
человек,  а  и  то  никаких  проблем  не  доставил.  Я  уж не говорю о вашем
Максиме.  Ну-ну,  не  надо  так.  Чем  раньше вы согласитесь помочь нам, тем
быстрее  для  вас  все  кончится.  Ведь  это  же  так просто. Вам будет даже
приятно: вспомните, так сказать, былое,  поймаете кайф. А потом заснете  - и
все. Легенда очень  простая. Были в  Англии, клюнули на  дешевку, сорвались.
Рейс  сюда  бестаможенный,  виповский.  Провезли  ампулки.  А тут у Соболева
такая неприятность -  носитель дерьмовый оказался.  Вот вы ему  и предложили
ширнуться, расслабиться. Неудобно, конечно, скандал: такой большой  человек,
а откинулся от левого дурева в кровати с переводчицей - проституткой. Ну  да
чего  в  жизни  не  случается?  Зато  всем  хорошо: вы напоследок поторчите,
Соболев все свои проблемы разом  решит, уже решил; жена его,  подружка ваша,
приличное наследство получит, государство обратно перспективное  предприятие
поимеет, муж ваш  мучиться дурью перестал.  Ну и мы,  грешные, свое возьмем.
Так что кончайте свое сопротивление, расслабьтесь и получите удовольствие.
    Я  из  последних  сил  вцепилась  зубами  в  ладонь  Николая. С таким же
успехом можно кусать автомобильный протектор.  "Тихо, с-сука," - вот и  весь
результат.
    Николай аккуратно перетащил  мое безвольно обвисшее  в его руках  тело к
кровати и, как куклу, усадил рядом с мертвым Соболевым.
    - Ну как, вы сами, или помочь? - позаботился Алексей Васильевич.
    - Сама, - еле прошелестела я.
    - Ну  и  славненько.  А  даже  и  хорошо,  что вы посопротивлялись:  вон
веночки как набухли. И жгутика не потребуется. Попадете в веночку-то?
    Я молча  взяла протянутый  шприц и  попала с  первого раза. Знакомая, но
давно  забытая  звенящая  волна  накрыла  с  головой,  подхватила  в  мягкие
материнские объятия и понесла далеко-далеко, в ласковый, невозвратный  океан
любви и вечности.

Глава 10. Двадцать первый век

    Сознание включилось вместе с хлопком двери.
    - Проходите,  пожалуйста,  Илья  Евгеньевич,  дорогой вы мой,  - ласково
сказал Саваоф  Ильич. -  Присаживайтесь. Я  понимаю: вы  в шоке. Не страшно.
Не спешите, придите в себя. Ничего  не надо говорить. Вот коньяк, вот  кофе.
Пейте-пейте, не стесняйтесь, я все понимаю.
    Я  машинально  опрокинул  в  себя  рюмку  насыщенной  терпким  древесным
экстрактом жгучей жидкости.
    - Дежавю, да? - участливо поинтересовался Саваоф Ильич, наблюдая, как  я
ошалело оглядываюсь вокруг.
    Те  же  свечи,  те  же  панели  древнего  дерева, те же тисненые золотом
фолианты, тот же снег за стрельчатыми окнами.
    - Что со мной? Вы меня спасли?
    - Вас - Илью Евгеньевича, или вас - Машу?
    - Хоть кого-нибудь.
    - Наливайте  еще,  если  хотите.  Никого,  конечно,  я не спас, да  и не
собирался, потому что это не в  моих силах. Маша скончалась три с  половиной
года назад  на Байконуре,  при странных  и компрометирующих обстоятельствах.
Странных,  потому  что  в  тот  же  самый  день  в  Мытищах  погиб  ее  муж,
выбросившись из окна их  квартиры. Следствие установило, что  оба несчастных
случая  никак  не  связаны  один  с  другим.  Компрометирующих - потому, что
смерть  наступила  от  отравления  грязным  героином,  и  еще вместе с Машей
скончался ее  непосредственный начальник,  известный предприниматель  Михаил
Александрович  Соболев.  Маша  похоронена  в  Подмосковье,  родители Максима
увезли  его  тело  на  Украину,  а  Соболев  лежит,  как  и  предполагал, на
Ваганьковском кладбище. Вот и вся история.
    - Постойте,  как -  три с  половиной года?  - Кажется,  я еще чувствовал
укус  укола  на  левой  руке  и  горячий  гул  подступающего  наркотического
дурмана.
    - Да, вот так. Вы не существовали три с половиной года. На Земле  сейчас
две  тысячи  второй  год,  январь  месяц.  И  произошло  много-много  разных
событий. Но, к сожалению, не совсем тех, на которые мы с вами  рассчитывали.
Однако потеряно  не все.  Мы существуем  - следовательно,  мы существуем.  И
значит, надо  продолжать борьбу.  Вот именно  поэтому я  снова вызвал вас из
небытия.
    - Вы с ума сошли! С  меня хватит! То башку дырявят, то  героином травят!
С мужиками спать заставили! Захотите - убьете, захотите - воскресите! Три  с
половиной года  был не  нужен, а  теперь опять  - "ах,  извините, милый Илья
Евгеньевич, я вас  немножко потревожу". Я  сделал для вас  все, что мог.  Я,
как  мог,  терпел  всяческие  издевательства.  Наконец,  я  умер  во имя вас
вторично, и что же, все насмарку? Нет уж, увольте!
    - Илья Евгеньевич,  не забывайте: я  вижу вас насквозь.  И неискренность
вашего гнева вижу тоже. Между  прочим, ваша жизнь в машином  теле, насколько
я  осведомлен,  оказалась  не  так  уж  неприятна,  как  вы  тут  хотите мне
представить.  А  трагический  конец...  Что  ж,  давайте  будем   рассуждать
рационально и откровенно. Вы - мой агент на Земле. Единственный агент.  Ваше
существование само по себе - фактор опасности для Вселенной. Если вы  будете
действовать слишком  грубо или  слишком долго,  информационный континуум  не
выдержит  напряжения.  Поэтому  при  выборе  носителя  для  своего  агента я
вынужден принимать в расчет не  только его способность выполнить миссию,  но
и возможность минимизации негативных последствий. Скорая смерть - что  может
быть  более  эффективным  с  этой  точки  зрения?  Но  я  еще  и еще раз вам
повторяю:  не  я  организую  эти  смерти.  Я  всего  лишь выбираю носителей,
которые, весьма вероятно, должны вскорости умереть. Согласитесь, что  гибель
Маши  была  запрограммирована  задолго  до   вашего  вселения  в  нее.   Уже
существовал  дефектный  разгонный  блок,  Маша  уже  болела  наркоманией   и
лечилась  от  нее,  Алексея  Васильевича  уже  приставили  к  Соболеву   для
присмотра.  Даже  поездка  в  Англию  была  запланирована  и организована. В
принципе,  все  вообще  могло  произойти  и  без  вас, и, если бы произошло,
сценарий  оказался  бы  тот  же  самый  вплоть  до  мелочей.  Вы  всего лишь
подстраховали ситуацию,  один-единственный раз  чуть-чуть подтолкнули  мысли
вашей носительницы - и все.  Вот именно это и есть  то самое, чего я от  вас
хотел. Идеальная работа. Я крайне вами доволен, да и вы, похоже, тоже.
    - И чтобы высказать свое  восхищение, вы снова вытащили меня  из могилы.
Пардон,  не  меня.  Мои  многочисленные  трупы  так и остались разбросаны по
разным местам Вселенной, а сейчас  перед вами всего лишь еще  один рипликант
- кандидат  в скорые  покойники. Вы  сказали, что  что-то пошло  не так? Это
значит, мне опять пора собираться на Землю?
    - Совершенно  верно,  -  Саваоф   с  удовольствием  наблюдал  за   моими
упражнениями  в  ясновидении.  Как  мудрый  учитель наблюдает за бесталанным
учеником, нежданно пошедшим в рост.
    - Ну и в чем же  проблема? На Земле еще остались бизнесмены,  с которыми
я  не  переспал,  киллеры,  которые  не  отправляли  меня  на  тот  свет,  и
изобретатели, чьи гениальные открытия я не подарил миру?
    - В  свое  время  посмотрите.  Все  значительно  интереснее  и страшнее.
Бизнесменов  не  осталось,  киллеров  в   вашем  понимании  тоже,  да  и   с
изобретателями не все просто.  Кстати, не желаете несколько  дней отдохнуть,
расслабиться? Вам предстоит трудная миссия.
    Я вдруг вспомнил,  как умирала Маша.  Сначала не помнил  - а сейчас  вот
всплыло  в  памяти.   Алексей  Васильевич  то   ли  обманул  из   садистских
соображений,  то  ли  ошибся,  по  национальному  разгильдяйству.   Наркотик
подействовал всего несколько минут, а потом начались судороги.
    - Похоже, Саваоф  Ильич, вы действительно  записали меня в  свои штатные
агенты. А я  больше не хочу  на вас работать.  И это серьезно.  Вам, с вашим
бессмертием, этого не понять.  А я уже наелся  вот так, - я  приставил ребро
ладони  к  горлу.  -  Умирать   очень  неприятно.  И  еще  более   неприятно
воскресать, особенно через три с половиной  года, если вы не врете. По  мере
необходимости, так  сказать. Вашей  необходимости. Так  что можете увольнять
меня со службы по профнепригодности. Привет.
    Саваоф грустно усмехнулся.
    - Илья Евгеньевич, дорогой  вы мой человек. Я  вас понимаю, как никто  в
ваших предыдущих жизнях  вас никогда не  понимал. Вам очень  трудно. И будет
еще труднее, поверьте мне. И все-таки вам придется продолжить работу. Вы  не
Джеймс Бонд, и  не можете уйти  в отставку. Вспомните  наш прошлый разговор.
Мы  же  все  уже  обсудили.  У  нас  с  вами нет другого пути. Пока остается
надежда - надо бороться. Ну что  я, в самом деле, банальности вам  говорю! В
общем, так.  Идите в  свою комнату,  отдохните денек  - другой,  полюбуйтесь
видом Москвы из своих окон, какой она была в вашей первой счастливой  жизни.
Сейчас она совсем другая. Подумаете - приходите. Продолжим разговор.
    - Отдохнуть я еще успею. В  перерывах между воскрешениями. А что это  за
намеки вы тут все время бросаете?  Что там такого на Земле произошло?  Что с
Москвой-то за три года могло статься? Атомная война, что ли?
    - Нет,  не атомная  война. Атомная  война пока  впереди, если  мы с вами
ошибемся и в этот раз.
    - А-а, так  мы все-таки ошиблись?  А что ж  вы меня здесь  расхваливали?
Значит,  зря  девушку  отравили?  Человечество  не  вышло в космос с помощью
Максова ускорителя?
    Саваоф снова усмехнулся. По-моему, за прошедшее с нашей прошлой  встречи
время он прилично сдал. Куда делся жар, с которым он пытался втолковать  мне
основы мироздания? В его словах  и движениях сквозили грусть и  усталость. И
еще  эти  усмешки.  Кажется,  он  все  меньше  и меньше верил в пользу своих
усилий.
    - Человечество-то вышло. Только не все, и не за тем, за чем надо бы.  Ну
что, вводить вас в курс дела?
    - Вводите,  чего   уж  там.   Я   помню  ваши  слова   про  мою   личную
ответственность. Так что валяйте. Что  там стряслось, на матушке Земле,  без
моего присмотра?  На три года оставить вас, понимаешь, нельзя...
    И  Саваоф  начал  рассказывать.  Потрескивали  свечи, выстреливая клочки
белесого дыма. Скрипел и хлопал далекой форточкой старинный дом, жалуясь  на
невозможность  смерти.  Бесконечное  черное  ничто  билось  в окна неведомым
снегом.
    А на Земле зрела всеобщая погибель. Кризис девяносто восьмого,  которого
все давно  ждали и  к которому  никто не  готовился, снова  вернул Россию  в
исходную точку. Только в одну и ту же воду два раза не входят.
    Максово  изобретение  пришлось  как  нельзя  кстати. Алексей Васильевич,
добывший его, получил  свои пару пуль,  как и его  подручный Николай. И  еще
многие, очень многие. Потому  что оружие возмездия требует  жертв. Возмездия
за все: за "придите и володейте нами", за "ножки Буша", за "сытый  голодного
не  разумеет",  за  Рождество  раньше  Нового  года,  за "мы прощаем вам 100
миллиардов кредита",  за Маркони  вместо Попова...  За тысячу  лет унижений,
снисходительной терпимости и вежливого презрения.
    Россия  не  смогла  и  не  захотела  играть  по чужим правилам. Гордость
нищего паче свободы  богатого. Железный занавес  снова пал с  кулис истории,
даже не  запылившись там:  что есть  десяток лет  уничижения по  сравнению с
имперскими веками! Да, Россия была, есть и будет империей! Даже как  империя
она  -  уникальна!  Ей  не  нужны  колонии:  она  сама  себе и метрополия, и
колония. Ей не  нужны союзники: она  сама себе союзник.  Ей не нужны  враги:
она сама  себе враг.  Она самодостаточна.  Может же  Земля существовать,  не
общаясь  с  внешней  Вселенной,  не  торгуя  с  другими  цивилизациями  и не
заглядывая к ним  в карман? Так  почему же богатая  и обильная шестая  часть
суши, заселенная добрым и мудрым  народом, не может наплевать на  окружающий
мир?  Пусть  он  гибнет  в  собственных  миазмах,  пусть  гниют  его  мозги,
пораженные ложными  ценностями, пусть  слабеет его  зажиревшее сердце.  А мы
построим рай на нашей, НАШЕЙ земле!
    ...Меня будит школьный звонок. Он  гремит совсем близко, над головой,  и
этот гром специально придуман для того, чтобы будить покойников.
    Четыре тридцать утра.
    - Добровольцы,  подъем!  Строиться   на  утреннюю  молитву!   Пятнадцать
секунд!  Двадцать секунд! Двадцать пять секунд!..
    Дежурный идет  по проходам,  колотя резиновой  дубинкой по металлическим
стойкам  трехъярусных  кроватей.  В  казарме  не  продохнуть: воздух тесного
помещения   за   ночь   насыщен   газами,   произведенными  пятью  десятками
человеческих организмов.
    Звонок гремит, временами срываясь на звонкие трели.
    Сидя на своем  шатком третьем ярусе,  я лихорадочно распутываю  тесемки,
которыми на  ночь к  запястью привязаны  сапоги. А  попробуй не  привязать -
точно сопрут. Босиком по снегу  не очень-то набегаешься. И сапоги,  и бушлат
- вот они, здесь же, со мной, на третьем ярусе.
    Я что, в тюрьме? Или в армии? Что происходит?
    Слышны удары дубинки по чему-то мягкому. Крик дежурного: "Я тебе  покажу
дедовщину!  Встать!  Какая-такая  температура,  сволочь!  Ты  что, хочешь от
молитвы откосить? Встать!" Избиваемый доброволец жалобно вскрикивает.
    Да-да,  мы  же  еще  на  прошлой  неделе,  на  ежедневном общем собрании
единогласно проголосовали  за применение  дубинки для  борьбы с  дедовщиной.
Кто,  интересно,  сегодня  дежурит?  Молодец,  первым решился исполнить волю
собрания. Теперь-то пойдет дело, скоро с дедовщиной будет покончено.
    Через сорок пять секунд мы уже стоим на плацу кампуса, оправляя  бушлаты
под  брезентовыми  ремнями  и  запихивая  в  голенища  кирзовых сапог уголки
портянок.  Сегодня  холодно,  минус  двадцать,  наверное.  Ветер  сечет лицо
сухими снежинками. Прожектора заливают плац мертвым голубым светом.
    Перед  молитвой  -  поверка.  Старший  товарищ отряда наизусть выкликает
личные номера ста пятидесяти  добровольцев, и вызванные отзываются:  "Здесь,
во имя России!", и выкидывают вперед и вверх сжатые кулаки. Отзвуки  голосов
старших  товарищей  и  добровольцев  мечутся  между стенами казарм, уносятся
ветром в  темное небо,  перепрыгивают через  ряды колючей  проволоки, словно
хотят  сбежать  в  недальний  лес,   но,  обессиленные,  гаснут  на   пустом
продуваемом пространстве полосы безопасности.
    Наконец,  поверка   закончена.  Старшие   товарищи  отрядов   поочередно
докладывают вожатому кампуса  о наличии людей.  На трибуну, под  бьющееся на
снежном  ветру  святое  черно-желтое  знамя,  выходит  отец  Константин. Все
снимают шапки.
    "Дети мои!" -  начинает он утреннюю  молитву, и его  надтреснутый голос,
усиленный динамиками,  раскатывается над  рядами опущенных  бритых голов.  -
"Вознесем молитву  нашу ко  Господу нашему  Иисусу Христу  во благополучие и
процветание Государства  Российского! Да  свершится воля  Его, и  да даст он
нам силы  исполнить то,  что предначертано,  и да  пребудет с  нами на  пути
праведном вера истинная, православная! Аминь!"
    "Слава Господу! Во имя России!", - кричим мы сиплыми голосами,  стараясь
переорать соседние отряды. Поднимается колышущийся  в такт крику лес рук  со
сжатыми кулаками.
    "А  теперь,  дети  мои,  "Отче   наш"  троекратно!"  -  командует   отец
Константин.
    И мы так же старательно горланим: "...да святится имя твое, да  пребудет
царствие твое..."
    Меня зовут Петр. Я родился в 1985 году, в апреле. В те самые дни,  когда
враги начинали рушить все, что веками создавал великий русский народ.  Таким
образом,  вся  моя  предыдущая  жизнь  прошла в период тяжелейших испытаний,
посланных Родине дьяволом.  Но я не  жалею об этом.  Я - доброволец!  Во имя
России!
    А меня  зовут Илья.  И я  в ужасе.  Последний раз  я был  здесь, на этой
планете, три с  половиной года назад,  и ничего подобного  этому  кампусу на
ней тогда не  водилось. Во всяком  случае, я о  таком и слыхом  не слыхивал.
Нет, конечно, существовали  колонии для зэков,  пехотные полки и  черт знает
что еще, куда, как  баранов, сгоняли молодых парней.  Не это привело меня  в
ужас. Я  в ужасе,  покопавшись в  мозгах своего  носителя! Они  все здесь  -
действительно добровольцы!  Пришли сами,  работают по  четырнадцать часов  в
сутки, без выходных, за тюремную  пайку, забивают друг другу мозги  цитатами
вождей на  общих собраниях,  молятся истово,  и все  это -  с удовольствием!
Добровольно!
    Но и  это еще  не все.  За каких-то  три года  вся страна превратилась в
один  большой  кампус.  Народ,  уставший  от  неразберихи бессильных реформ,
сплочен,  как  в  годы  Великой  Отечественной войны. Матери провожают своих
детей в  кампусы, напутственно  крестя и  веря в  их великое предназначение.
Отцы бросили пить и вкалывают на  заводах и в колхозах во имя  светлой цели.
Болтливые политиканы, продажные  чинуши, ворюги-бизнесмены и  бандиты канули
в  прошлом,  как  в  грязной  луже  посреди свалки, в которую они превратили
страну.
    Ежедневно, в девять  вечера по Москве,  вся держава, от  мала до велика,
садится у  экранов, чтобы  услышать слово  кого-нибудь из  вождей нации.  На
Камчатке в это  время уже раннее  утро, а в  Сибири глубокая ночь,  но и там
все сидят у телевизоров  в красных уголках, ибо  вся страна теперь живет  по
единому времени. Вся страна - на круглосуточном боевом дежурстве.  Выступают
либо президент, либо канцлер, либо премьер-министр, либо руководитель  одной
из палат парламента. Они  по очереди разъясняют народу  происходящее вокруг,
и истинное  знание о  Великой России  входит в  каждый дом,  в каждую душу и
каждое сердце.
    А разъяснять необходимо постоянно. После катастрофы двухтысячного  года,
когда  из-за  злонамеренной  ошибки  в  коварно  внедренной  в наше общество
западной компьютерной технике  нация оказалась на  грани выживания, народ  в
гневе восстал и сбросил со своих  плеч прозападный режим. Весь мир в  страхе
наблюдал,  как  Россия  покрывается  непонятной  для чужаков тьмой и грозным
молчанием.  Они  пытались  помешать  нашему прозрению, завалили гуманитарной
помощью,  стали  засылать  всяческих  экспертов  -  специалистов,   отвалили
кредиты,  но  и  эта  новая  агрессия  провалилась.  Потому  что  в   недрах
матери-России уже  созрели чистые,  здоровые силы,  и, ведомые  Богом и  его
посланниками,  встали  на  ее  защиту.  И  поставили  на  пути врагов Веры и
Отечества железный занавес.
    Враги  коварны.  Поняв,  что  диверсиями  нас  не  взять,  они  пытаются
проникнуть в наши души,  ослабленные безвременьем либерализма, и  уничтожить
русский дух изнутри. Вот почему так нужны нам эти ежедневные общие  собрания
и  ежедневное  слово   наших  вождей.  Только   крепко  взявшись  за   руки,
поддерживая друг друга, мы пройдем наш тяжкий путь в светлое завтра.
    А  их  лживые  пропагандистские  спутники  будут  продолжать  исчезать с
чистого неба нашей Родины. И  эфир на всех диапазонах будет  наполнен нашими
песнями.  И  разлагающая  реклама  их  гнилой  жизни  никогда  не попадет на
единственный канал нашего телевидения.
    После  молитвы,  наскоро  умывшись  под  увешанным  сосульками краном, я
шагаю  в  строю  не  завтрак.  "Комсомольцы  -  добровольцы, мы сильны своей
верною дружбой..." - разносится над кампусом строевая песня нашего отряда.
    Самое  страшное  для  нас  -  это  Интернет. Я помню, какое убийственное
влияние  на  нашу  молодежь  оказывал  он  совсем еще недавно, до катастрофы
двухтысячного года. Благодаря ему мы  возомнили себя жителями мира. Сидя  за
компьютерами  в  стране,  погружающейся  в  пучину  кризиса,  мы  блуждали и
блудили по  всей Земле,  думая, что  обретаем свободу.  А обретали  рабство.
Рабство  перед  возможностью  смотреть  куда  хочется,  делать что хочется и
говорить  о  чем  хочется  и  с  кем  хочется.  Мы  теряли  смысл  жизни, он
растворялся в  этом суррогате  свободы. Страна  мучилась и  гибла, а  нам не
хотелось  даже  выйти  на  улицу,  чтобы  протянуть  руку слабому, накормить
голодного,  поддержать  падшего  духом.  Россия  стремительно  теряла  своих
детей.
    Но мы вернулись домой из  ложного виртуального мира. Когда всем  честным
людям стало ясно, что дальнейший  путь ведет в бездну, государство  взяло на
себя  заботу  о  развитии  Интернета.  Сначала вышел закон о государственной
поддержке провайдерской деятельности.  Вслед за тем  лучшие силы и  средства
направились на  развертывание государственной  провайдерской сети,  качество
услуг  которой  неизмеримо  превысило  все,  что  могли  предложить  частные
провайдеры.  Да  и  сами  частные  провайдеры,  понимая   бесперспективность
конкуренции с государством, с  удовольствием меняли свой статус.  Успех этой
программы оказался ошеломляющим. Очень  скоро Россия стала первой  страной в
мире, каждый  гражданин которой,  при желании,  мог получить  качественный и
дешевый доступ в Интернет. Мало  того. Государство взяло на себя  сложнейшую
функцию  контроля  за  нравственностью  и  целесообразностью существования и
передачи информации  в Интернет.  Отныне родители  могли спокойно  разрешать
детям садиться за  компьютер, в уверенности,  что ни один  из тысяч западных
порнографических,  расистских,   антирусских,  азартных,   бессмысленных   и
вредных сайтов не попадется им на глаза.
    Наконец,  государство  разработало  комплексную программу интернетизации
страны.   Ее   внедрение   позволило   быстро   рационализировать   загрузку
общественных сетей, радикально сократить непроизводительные расходы  личного
времени  населения,  и  направить  высвободившиеся  усилия людей на борьбу с
разрухой, оставшейся после власти лже-демократов.
    И вот  я -  маленький винтик  в мощном  механизме, поддерживающем работу
Интернета во  благо России.  Наш кампус  - это  один из  пяти шлюзов,  через
которые российская чистая и полезная сеть общается с остальным,  наполненным
нечистотами, мировым Интернетом.  Мы - последний  барьер, стоящий на  страже
интересов Родины, погранзастава виртуального мира.
    А  по-хорошему,  надо  бы  вообще  отключить  Интернет.  Сколько проблем
оказалось бы разом решено! Освободятся десятки тысяч так необходимых  стране
рабочих рук, занятых сейчас  поддержкой сети. И десятки  тысяч пользователей
смогут  заняться  общественно  полезным  делом,  а  не  расходовать  впустую
электроэнергию  для  своих  компьютеров.  Но  считается, что издержки такого
радикального  решения  пока  слишком  велики.  Ведь Интернет позволяет нашим
ученым  получать  полезную  информацию  с  западных сайтов, куда ее беспечно
выкладывают их умники.
    Я черпал алюминиевой ложкой жидкое картофельное пюре из мелкой  стальной
тарелки,  отделял  пересушенное  рыбье  мясо  от  хрупких  костей, и пытался
понять своего нового хозяина.  Столовая полнилась стуком бесчисленных  ложек
и звуком жующих челюстей. Никто  не разговаривал. Разговоры запрещены. Да  и
невозможны: некогда. На  еду отведено всего  пять минут. Не  успел - голодай
до обеда.
    Как случилось,  что за  такой короткий  срок, всего  за три  года, мозги
людей  повернулись  в  черепушках  на  сто  восемьдесят  градусов?   Страна,
пострадавшая  от  тоталитаризма  больше,  чем  любая  другая на земном шаре,
вдруг  с  радостью  вернулась  к  концлагерям,  легко  отказавшись от всяких
попыток  к  свободе?   Если  жизнь  этих  людей  такова,  как я вижу сейчас,
значит, и  смерть их  тоже ходит  где-то неподалеку?  Иначе -  как заставить
миллионы добровольно стать бездумной газонной травой? Только одним  способом
- безжалостно выпалывая все  ростки, хоть сколько-нибудь не  соответствующие
стандарту.
    "Встать!" - командует старший товарищ.
    Отряд разом вскакивает со скамеек.
    "Выходи строиться! Бегом - марш!"
    Мы бежим на улицу, на мороз, под голубой свет прожекторов. Кислый  запах
столовой остается за скрипучей дверью. Ощущения сытости нет.
    Шесть  часов  утра.  Развод  на  дежурство.  Декорация  та  же, что и на
молитве.  Окутанные  паром  строи  добровольцев  вокруг трибуны. Ночь. Снег.
Голос в мегафон:
    "Дежурная смена,  внимание! Смирно!  Слушай боевой  приказ! Приказ номер
двадцать восемь  от двадцать  восьмого января  две тысячи  второго года! Для
защиты нашей  Родины, Российской  Федерации, второй  дежурной смене  второго
отдельного специального контрольно-шлюзового  узла заступить! Состав  боевых
постов! Пост номер ноль - сто один: доброволец Кузнецов!"
    "Я! Номер 380839! Во имя России!" - слышится с дальнего конца строя.
    "Пост номер ноль - сто два: доброволец-ударник Мухтаров!"
    "Я! Номер 008478! Во имя России!"
    "Пост номер ноль - сто три: доброволец Ильченко!"
    "Я! Номер 397289! Во имя России!"
    Через  пятнадцать  минут  после  начала  переклички очередь доходит и до
меня.
    "Пост номер два - четыреста тринадцать: доброволец-ударник Лобанович!"
    "Я! Номер 044849!  Во имя России!"  - ору я  что есть сил,  и выбрасываю
над строем  руку со  сжатым кулаком.  Крик получается  слабым: скулы сведены
ознобом.
    Перекличка неспешно продолжается еще полчаса.  От холода я уже мало  что
соображаю.  Наконец,  с  облечением  слышу:  "Смена! К торжественному маршу!
Поотрядно! Первый отряд - прямо, остальные напра-а-во! Шагом! Арш!"
    До узла топать  строем два километра  по лесной дороге.  Мы идем быстрым
маршем, постепенно  согреваясь. "День  Победы! Как  он был  от нас далек!" -
мечется в  темных промороженных  осинниках песня.  Глухо хлопают  по ледяной
корке сапоги.
    Саваоф  опять  даже  не  намекнул,  в  чем же все-таки состоит моя новая
миссия. Только общая политинформация - и сразу сюда, в добровольную  тюрягу.
И вообще, после этой второй встречи  с ним на душе остался какой-то  осадок.
Пока не могу понять, в чем дело. Вроде бы был он как-то более участлив,  что
ли, чем в первый раз. Смотрел на меня с грустью. С пониманием. То ли  жалел,
то ли печалился.
    А с  другой стороны,  инструктировал, не  особо вдаваясь  в подробности.
Без интереса. Как будто  повинность отбывал. Или действительно  разуверился?
Или  мне  не  доверяет?  Но  я  же  выполнил  первое задание, по его словам,
образцово. Даром, что ли, он меня  три с лишним года не тревожил,  надеялся,
что дальше все само собой образуется. Не образовалось.
    Максово изобретение  до поры  до времени  кануло в  недрах ФСБ.  А когда
всплыло - положение  в стране уже  изменилось кардинально. Да  и всплыло оно
не  так,  как  нужно.  В  строжайшей  тайне  сделаны  всего  несколько  штук
летательных  аппаратов.  Черных,  как  тушь,  угловатых  каракатиц, со всеми
возможными  прибамбасами   технологии  "стелс".   Невидимые  и   неслышимые,
курсируют  между  тайным  объектом  в   глубине  Сибири  и  орбитой,   воруя
американские спутники  и выволакивая  в космос  такие же  черные боеголовки.
Благо, ограничений  по весу  теперь не  существует, так  что противорадарная
защита - стопроцентная. Вот  оно, оружие возмездия. В  один не далекий и  не
прекрасный день вся Земля станет кампусом.
    Саваоф-то  надеялся,  что  будет  утечка.  Думал,  кто-нибудь  из  наших
посвященных  соблазнится,  да  и  кинет  за  бугор  информацию  о   максовом
ускорителе. Просчитался, дурачок. Даром, что восемнадцать миллиардов лет  от
роду, а наивный, как ребенок.
    Так что американцы до сих  пор ничего не подозревают. Нет,  конечно, кое
о  чем  они  догадываются.  Догадываются,  например,  что  у  нас развернуто
производство  новых  боеголовок.  Но  думают,  что  мы  просто модернизируем
старые  ракеты.  Новых-то  не  выпускаем,  не  на  что.  Еще  они  постоянно
удивляются,  куда  это  бесследно  исчезают  их  спутники.  Но и в мыслях не
держат, что это наша работа.  Скорее поверят, что всему виной  инопланетяне.
Да и  как же  иначе? По  их понятиям,  нам сейчас  заниматься космосом - все
равно что пропахшему мочой бомжу ездить на "линкольне".
    Пройдено трое  ворот, и  вот он,  впереди, наш  узел. В  прошлом - центр
космической связи. Пять круглых башен по углам центрального здания  увенчаны
грязно-белыми,   в   потеках,    полушариями,   прикрывающими   давно    уже
бездействующие   параболические   антенны   ТНА-57.   Хорошая   легенда  для
стратегического объекта.
    Процедура заступления на дежурство долгая и утомительная. Развод  смены,
построение на посту,  прием оперативной обстановки  от старой смены,  доклад
начальнику расчета. Управляемся к девяти часам.
    Я  усаживаюсь  в  свое  кресло,  когда  за окнами уже занимается блеклый
рассвет. В зале  еще сорок таких  же рабочих мест:  кресло, стол, компьютер,
замусоленный  оперативный  журнал.  Сменившиеся  добровольцы, оттарабанившие
ночную смену,  выходят строиться.  Им еще  предстоит двухчасовое  подведение
итогов, пеший  марш в  городок, политинформация,  и только  потом отдых. Мой
сменщик хлопает меня  по плечу: "Покедова,  Петро, до завтра!"  Неформальное
общение не возбраняется, но и не  приветствуется. Так что с утра это  первые
человеческие слова, которые я слышу. Я машу рукой ему вслед, и погружаюсь  в
работу.
    А  работа  довольно  простая,   но  ответственная.  Весь  трафик   между
российским  и  мировым   Интернетом  проходит  через   наши  шлюзы.   Каждый
транслируемый кусок информации сваливается на одно из сотен таких же, как  у
меня, рабочих  мест. Я  так и  этак трясу  эту информацию,  анализирую ее  с
помощью  разных  программ,  вчитываюсь,  просматриваю, прослушиваю. В итоге,
после анализа, выставляю  оценку по десятибалльной  шкале. Ноль -  абсолютно
безопасно. Девять  - отправлено  или запрошено  врагом России.  Все, что  от
нуля до пяти, отдаю на отправку.  Шесть, семь и восемь - блокирую.  Девять -
срочно передаю  в спецгруппу.  Каждый российский  пользователь имеет  личный
счет, на котором накапливаются  оценки переданной и принятой  им информации.
И очень хочет, чтобы средний балл этого счета оказался как можно ниже.
    У меня тоже есть желание. Вернее, два. Во-первых, не прозевать  девятку.
Во-вторых, чтобы  мой личный  счет контролера  не очень  отличался от счетов
моих соседей по боевому посту. Если однажды окажется, что я выставляю  много
зеленых оценок, могут  обвинить в либерализме.  За увлечение красными  можно
схлопотать обвинение в нарушении права пользователей на свободу  информации.
Неизвестно, что  хуже, потому  что итог  один и  тот же.  Приходит офицер из
заградотряда  и  уводит  провинившегося  добровольца  на менее ответственную
работу.
    Я -  талантливый контролер.  Я работаю  здесь уже  полгода. За это время
сменился почти весь расчет. Но моих глазах уводили парней, возомнивших  себя
богами  -  вершителями  судеб.  Вслед  за  ними  уводили  хлюпиков, так и не
сумевших понять  важности своей  миссии. Нас,  старичков, осталось  трое или
четверо. На моем  счету уже три  девятки. Это значит,  что три врага  России
обезврежены благодаря  моей бдительности.  Больше -  только у  Мухтарова. Он
взял пятерых.  Канцлер лично  приезжал вручать  ему орден  "За заслуги перед
Отечеством". Когда-нибудь, если повезет, наградят и меня. Только надо  очень
стараться.
    А я и  стараюсь. Через мое  рабочее место проходит  электронная почта из
четырех спецобъектов. Я не знаю, что  это за объекты и где они  расположены,
но для двухсот яйцеголовых, кующих оборону страны, я исполняю роль  римского
патриция. Подниму большой  палец вверх -  будут жить. Опущу  вниз - и  на их
место придет кто-нибудь другой.  Незаменимых нет. Есть незамененные.  Каждый
из нас,  ста пятидесяти  миллионов, от  младенцев до  старцев, знает, что он
незамененный. Придет пора, и вместе с ней придет замена. Ты пойдешь либо  на
более ответственную работу,  либо на менее  ответственную, в зависимости  от
баланса успехов и ошибок на этой. А на твое место, либо сверху, либо  снизу,
придет  другой.  Никто  не  засиживается.  Никто  не обрастает знакомствами,
связями и  блатом. Настоящее,  всеобщее равенство,  без изъянов.  Преданные,
старательные и талантливые достигают  вершин. Лживые, ленивые и  бестолковые
опускаются  на  дно.  Общество  самоочищается  и  прогрессирует с невиданной
скоростью.  Система  личных  счетов  оказалась тысячекратно действеннее, чем
все  веками  существовавшие  системы  образования  и управления. Действеннее
даже, чем дарвиновский естественный отбор.
    В моей  очереди на  обработку стоит  пять сообщений.  На первый взгляд -
рутина. Какой-то профессор математики  пишет коллеге в Англию,  напоминает о
встрече  на  стокгольмском  конгрессе  в  девяносто восьмом году. Вызываю из
базы   данных   Министерства   народной   безопасности   досье   на   обоих.
Действительно,  оба  побывали  на  том  конгрессе.  Англичанин  в  связях со
спецслужбами  не  замечен.  Наш  имеет  допуск к секретной информации второй
категории, но  право переписки  на ограничено.  Наверное, талантливый мужик,
раз  такая  льгота.  Еще  раз  вчитываюсь  в  текст.  Вроде, обычное письмо,
никаких  тайных   намеков,  никакой   существенной  информации.   Разве  что
девяносто восьмой год, старый режим.  Сейчас как-то не принято упоминать  то
время. Страна покаялась и стыдится  своего прошлого. А в остальном  - письмо
как письмо.  Ладно, на  тебе, профессор,  четверочку за  бессмысленный треп,
общайся дальше со своим коллегой. Но особо не увлекайся, я за тобой слежу.
    Второе сообщение поинтереснее.  Некий гражданин запрашивает  книжонку из
библиотеки  в  Мехико.  Книжонка,  как  выясняется,  о  буддизме.  Между тем
гражданин работает инженером по теплосистемам на ТЭЦ спецгородка. Допуска  к
секретам  не  имеет,  однако  и  право  переписки - "только ответы на личные
сообщения". А кому, интересно,  он может отвечать лично,  если родственников
и друзей  за границей  у него  нет, и  ни с  кем познакомиться  он при таком
ограничении в принципе не может? И ведь знает же, мерзавец, свои права,  так
нет  же,  шлет  все-таки  письмо.   Действительно,  в  досье  сказано,   что
увлекается буддизмом. Общественная комиссия  по свободе совести вынесла  уже
два  предупреждения.  Ну   все  братец,  конец   тебе.  Прощайся  со   своим
инженерством.  Ставлю  тебе  семь  баллов.  Православие  ему,  видите ли, не
нравится.
    Третье  сообщение  -  от  девушки.  Ого,  любовное письмо! А девчонка-то
ничего себе,  дочка директора  института! Странно,  что письмо  распределили
мне,  обычно  корреспонденция   спецноменклатуры  обрабатывается  в   особой
группе. Супервизор то ли зевнул, то ли счел любовную тему, да еще от  дочки,
малозначащей.  Так,   почитаем...  Вот   это  да,   живет  спецноменклатура!
Отдыхала  с  папашкой  в  Ницце,  познакомилась  с  французом.  Похоже, даже
переспали. И куда только наши  смотрят! Это же мог быть  вербовочный подход!
Да нет, досье  на парня чистое.  Студент - художник,  с разведками никак  не
связан. Лоботряс приличный, наша девка у него, небось, сто первая,  дурочка.
Так, есть вложение. Фотография. Посмотрим. Ничего, симпатичная мордашка.
    Говорят, нам в чай подливают какую-то гадость, чтобы не особо на  женщин
тянуло. Мужской  добровольческий кампус  - не  место для  любовных томлений.
Но,  похоже,  для  семнадцатилетнего  организма  концентрация  маловата. Как
только  на   экране  появилось   фото  круглолицей   смеющейся  девчонки   в
обтягивающей  футболке,  мгновенно  навалилась  горячая похотливая слабость.
Фантазия  услужливо  подбросила  картинку:  французик  сдирает с влажного от
пота,  остро  пахнущего  девичьего  тела  эту  самую  футболку, и из-под нее
обрушиваются  белые,  со  следом  купальника,  груди с торчащими коричневыми
сосками. Потом его,  вернее, мои руки  скользят по ее  коже вниз, к  бедрам,
нащупывают узкую ленточку трусиков...
    Я осторожно скосил глаза на  соседей. Конечно, никто ничего не  заметил.
У всех полно работы.  Сообщения валятся одно за  другим. Вот и у  меня, пока
разглядывал  девку,  еще  два  в  очередь  встали.  Отправитель одного - мой
старый знакомец,  давненько за  ним наблюдаю.  Чую, принесет  он мне однажды
девятку, уж больно подозрительный тип.
    Я  с  кратким  тайным  сожалением  убрал  фото  с  экрана. Мир мгновенно
опустел и остыл. Вместе с исчезновением фотографии оборвалась моя  нежданная
связь  с  чужой  красивой  и  счастливой  жизнью.  Эти  далекие  люди  могли
позволить  себе  развлекаться  на  лучших  курортах  заграницы,   заниматься
любовью, есть  невыразимо вкусную  пищу и  запивать ее  дорогим вином.  А я,
даже  если  поставлю  сто  девяток,  никогда  не  смогу войти в их круг. Я -
рядовой  доброволец,  служу  Родине  и  ничего  никогда не попрошу у нее для
себя. Ну и ладно. Каждому свое. Пусть живут.
    И я понес палец к клавише "ноль".
    Пока  палец  преодолевал  расстояние   в  десять  сантиметров,   остатки
сексуального возбуждения вдруг сменились острым приступом страха. Ты что  же
делаешь,  дурак!  Ведь  все  графические  файлы  положено  проверять вдоль и
поперек! Чуть не отправил письмо без  проверки! А ведь папашка этой девки  -
директор  того  самого  института,  о  котором  меня заинструктировали еще в
первые  дни  работы.  А  может,  это  контрольное  письмо?  Заградотряд  мою
бдительность  решил  пощупать?  Даром,  что  ли,  оно  ко мне вне регламента
попало?
    Я  отдернул  палец  от  клавиши,  как  от  раскаленной.  Черт,  чуть  не
вляпался.  Перевел  дыхание,  успокоился.  Так,  смотрим  внутренний  формат
файла. Нормальный формат, без отклонений. Ничего лишнего не приклеено,  все,
что положено, присутствует. Запускаем  распознаватель образов. Все в  норме,
никаких посторонних элементов  на изображении нет.  Последняя проверка -  на
признаки  стеганографии.  Есть  такая  технология,  позволяет  в графические
файлы, незаметно  для зрителя,  впихнуть дополнительную  информацию. Ждем...
Оп-па! Вот  это да!  Три признака  из пяти!  Господи, Спаситель,  Всеблагой,
Всемилостивый,  уберег  от  греха,  не  дал  погибнуть! Вот так оно всегда и
бывает: чуть возомнишь о  себе, заест гордыня -  и конец тебе. Дьявол  стоит
за левым плечом, караулит. Я  только что почувствовал смрадное его  дыхание,
и тяжесть его копыта  на плече еще жжет  и гнет к земле.  Но нет, не в  этот
раз. Еще поживем.
    Девятка!  Стопроцентная   девятка!  Немедленно   в  спецгруппу,    пусть
разбираются и  с девкой  с этой,  и с  папашкой ее  и с французиком тоже. Не
видать ей больше Ниццы, как своих ушей.  Да и жива будет вряд ли. С  врагами
Родины  разговор   короткий.  Даже   если  анализатор   ошибся,  и   никакой
стеганографии в файле нет, все равно им не поздоровится. Штрафных баллов  на
личный счет накидают - будь здоров. Считай, крест на карьере.
    ...И  тут  включился  я.  Я  чувствовал,  как  напрягаются  мышцы  моего
хозяина,  неся  указательный  палец  к  клавише  "девять".  Все-таки дурачье
придумывало эту систему. Чисто  по-нашему сделано! Нет, чтобы  пронумеровать
грехи  от  единицы  до  десяти,  и  пусть  ноль  обозначает  самое  страшное
преступление,  или  вообще  сделать  девятибалльную  систему.  Так  нет  же,
оказалось, что ноль - самая  безобидная категория, а девять -  самая тяжкая,
но  расположены-то  они  на  клавиатуре  рядышком!  Так  что  мне достаточно
чуть-чуть дернуть палец Петра, нацеленный  на клавишу "девять", вправо, -  и
письмо,  в  котором   фотография  круглолицей  девушки   заключает  в   себе
подробнейшее  разведдонесение  о  черных  невидимых  каракатицах, уносящих в
черное небо черные боеголовки, отправляется во Францию с оценкой "ноль"...
    Я  тупо  сидел  перед   опустевшим  экраном,  парализованный   ощущением
свершившейся  непоправимой  беды.  Это  конец.  Я  не  знаю,  что произошло.
Какая-то судорога.  Операторская ошибка.  Усталость. Сумасшествие.  Не знаю.
Но письмо, которое должно было  погубить директора института и его  дочь, на
самом деле погубило  меня. Уже ничего  не поправить. Надо  встать, выключить
компьютер,  и  идти  в  заградотряд.  А  там  -  будь, что будет. Я конченый
человек.
    А может, ничего страшного?  Ну и что ж,  письмо как письмо. Их  за сутки
только через  наш зал  проходит с  десяток тысяч.  Авось, последконтроль  не
заметит, что я отправил фотку с признаками стеганографии. Там же тоже  люди,
им  тоже  свойственно  ошибаться.  Если  я  ничего никому не скажу, может, и
пронесет.
    Трусливое решение на несколько  минут притупило ощущение страха.  Я даже
смог заставить себя  открыть очередное письмо.  Но, сколько ни  вчитывался в
его строки, смысла  не улавливал. Когда  же обнаружил, что  перечитываю его,
по крайней мере, в пятнадцатый раз, понял, что надо идти.
    Я не смогу  жить со своим  страхом. Результаты последконтроля  проявятся
через три  дня. Все  эти три  дня я  буду мучиться неизвестностью, поминутно
ожидая, что войдет офицер в мундире с ярко-зелеными петлицами, молча  укажет
на меня пальцем, и я поплетусь за ним в неизвестность, а все  присутствующие
станут прятать взгляды,  отворачиваться и делать  вид, что ничего  такого не
замечают. Нет, уж лучше пусть все произойдет сразу.
    Кто  я  такой?  Винтик  в  гигантской  машине, огонек в пламени великого
костра, песчинка в  пустыне... Ни роду,  ни племени. Сын  своей Отчизны. Мне
ли, ничтожному, скрывать  от нее, матери,  свои ошибки и  проступки? К кому,
как не к ней,  пойти мне и покаяться  в своем грехе? Она  добрая и ласковая.
Она  поймет  и  простит.  А  не  простит  - значит, так тому и быть. Значит,
заслужил. Да будет так.
    Я  вернул   оставшиеся  неразобранными   письма  супервизору,   выключил
компьютер  и  встал.  Краем  глаза  заметил  удивленные  взгляды соседей. До
перерыва  еще  десять  минут,  вставать  запрещено.  Плевать.  Я сюда уже не
вернусь. Из своей стеклянной будки  пялился на меня начальник расчета,  шаря
руками  по  пульту  в  поисках  телефонной  трубки. Под этими взглядами, как
сквозь  строй,  я  прошел  через  весь  зал  к  маленькой неприметной двери.
Глазок  висевшей  над  ней  телекамеры  холодно  изучал  мою  приближающеюся
фигуру.  Я  даже  не  успел  протянуть  руку. Щелкнул электрический замок, и
дверь открылась. За ней стоял тот самый офицер, и зеленые бархатные  петлицы
двумя наклонными стрелами лежали на лацканах его мундира.

Глава 11. Чистка

    Бесцветный  недвижимый  взгляд  уперся   мне  в  переносицу.  Спиной   я
чувствовал напряженное внимание зала. Бежать некуда.
    - Доброволец Лобанович! Номер 044849! Во имя России! - вскинул я  сжатый
кулак.
    - Во  имя   России.  -  Приветствие   офицера   заградотряда  не   столь
энергичное, как мое.  Можно сказать, вяловатое.  Позволь себе такое  рядовой
доброволец  -  и  не  помогло  бы  даже  искреннее  раскаяние. - В чем дело,
доброволец?
    - Товарищ  старший товарищ  второго ранга!  Мною допущена  ошибка первой
категории!
    Бесцветный взгляд оторвался от моей переносицы и переместился за  спину,
в  зал.  Не  оборачиваясь,  я  ощутил,  как  тяжесть  этого  взгляда, словно
асфальтовый каток, плющит интерес невольных зрителей. Люди втягивают  головы
в плечи  и прячутся  за мониторами.  Подавив слабые  проявления человеческих
чувств, взгляд вернулся ко мне.
    - Входите, - просочилась между бледными губами короткая сухая команда.
    Я  шагнул  вперед,  мимо  посторонившегося  офицера.  Дверь   закрылась.
Щелкнул замок.
    Пустая  комната.  Крашеные  туалетно-зеленой  краской голые стены. Стол.
Сейф. Три телефона: черный, красный и белый. Трубка белого снята и лежит  на
столе. За  столом -  единственный в  комнате стул.  Забранное решеткой окно.
Все.
    - Здесь,  - офицер  ткнул пальцем  в центр  помещения. Я  строевым шагом
прошел  в  указанное  место  и  вытянулся  по  стойке  "смирно".   Тоскливая
безнадежность холодным комком застряла в груди.
    Офицер,  скрипя  сапогами,   прошелся  туда-сюда  у   меня  за   спиной,
остановился  у  окна.  Помолчал.  Я   тоже  молчал,  ожидая  вопросов.   Или
сочувствия?
    - Ну?  Что  молчите?  -  пресек  нелепую надежду бесцветный  голос из-за
спины.
    - Товарищ  старший товарищ  второго ранга!  Мною допущена  ошибка первой
категории! Пропущено почтовое сообщение  номер два - четыреста  тринадцать -
ноль три, содержащее признаки стеганографии.
    - Признаки чего?
    - Признаки  стеганографии, товарищ  старший товарищ  второго ранга.  Три
признака из пяти!
    - И что же вы предприняли для устранения ошибки?
    Кажется, он ничего не понимает.
    - Я немедленно  доложил об ошибке  вам, товарищ старший  товарищ второго
ранга!
    - Я  это  вижу,  доброволец!  Я  спрашиваю,  что  вы   предприняли   для
устранения своей ошибки?
    Я  растерялся.  Этот  человек  понятия  не  имел  о технологии обработки
сообщений на подведомственных ему боевых постах. Он, кажется, даже не  знал,
что такое стеганография.  Я, видимо, свалял  большого дурака, обратившись  к
нему.  Если  и  остальные  наши  контролеры  имеют такой уровень специальной
подготовки, то мне ничего не грозило. Раньше не грозило.
    - Я...  Ничего,  товарищ  старший  товарищ  второго  ранга...  Ничего не
предпринял. Сообщение ушло.
    - Вы доложили начальнику расчета?
    - Нет, товарищ старший товарищ второго ранга. Я сразу к вам.
    - Плохо. Ладно,  - он взял  трубку черного телефона.  - Романов! У  меня
тут твой Лобанович.  Утверждает, что допустил  ошибку первой категории.  На,
поговори с ним.
    Офицер нажал на телефоне клавишу спикер-фона.
    С начальником расчета разговор оказался более конкретным. По мере  того,
как  тот  выяснял  у  меня  обстоятельства  дела,  я  чувствовал, как растет
интерес офицера  заградотряда. К  моменту, когда  из спецгруппы  подтвердили
наличие стеганографического сообщения, он уже знал: я враг и вредитель.
    Пока спецгруппа занималась дешифровкой,  я был со знанием  дела обыскан,
лишен ремня, документов, содержимого карманов, и получил удар ребром  ладони
по почкам.  Стоя на  коленях и  пытаясь переждать  боль, почувствовал  новую
острую боль в запястьях завернутых за спину рук: офицер зажал наручники,  не
особо  заботясь  о  моем  комфорте.  В  кабинете  появились  еще два старших
товарища с зелеными  петлицами. По выражениям  их лиц и  напряженным позам я
понял, что все только начинается.
    Задребезжал  черный  телефон.  Спецгруппа.  Выслушивая недолгий доклад о
результатах  расшифровки,  офицер  брезгливо  разглядывал меня, как козявку,
которой  прямо  сейчас  предстояло  быть  раздавленной сапогом. Но последние
услышанные  им  слова,  кажется,  имели  эффект,  неожиданный  даже для него
самого. И без того бледное лицо вытянулось и совсем потеряло краску:
    - Повторите. Вы  уверены? Если ошиблись  - ответите головой.  Три минуты
вам на перепроверку. Посадите лучших специалистов. Все. Жду доклада.
    Он, не спуская  с меня глаз,  осторожно, как гранату,  положил трубку на
рычаг.  Я  все  еще  стоял  на  коленях.  Ломящая боль в спине не отпускала.
Кистей рук я уже не чувствовал.
    - Ах, ты, сволочь, - сказал  офицер, выходя из-за стола. И коротко,  без
замаха, ткнул носком сапога в печень.
    Больше меня не били.  Хватило и этого. Лежа  без сил на полу,  головой в
луже собственной блевотины, я слышал звяканье ключей, и снизу вверх,  сквозь
пелену  боли,  видел,  как  офицер  достает  из  сейфа серый конверт плотной
бумаги, запечатанный сургучом.
    Снова  звонок   из  спецгруппы.   Перепроверили.  Лицо   моего  мучителя
приобретает жесткое, непроницаемое выражение. Он достает из стола ножницы  и
аккуратно надрезает край  конверта. Осторожно, как  драгоценность, извлекает
листок папиросной  бумаги. Молча,  несколько секунд,  читает. Все  это время
его подручные тихо стоят рядом со мной, ждут.
    Он берет черную трубку. Щелкает клавишей. Наверное, "циркуляр".
    - Всем  постам!  Вариант  "чистый  ветер"!  Повторяю:  вариант   "чистый
ветер"!  Ноль первый, приступайте! Как поняли? Хорошо!
    Кладет черную трубку, берет красную:
    - У  нас ситуация "особая". Вскрыт конверт "А", объявлен вариант "чистый
ветер". Виновный у меня. Есть, понял. Есть. Проконтролирую.  Есть. -  И  уже
своим  подручным: - Поднимите его.
    Меня  грубо  вздергивают  на  ноги.  Я  безнадежно пытаюсь унять крупную
дрожь. Офицер кладет на стол диктофон:
    - Давайте-ка, Лобанович, расскажите мне  еще раз все с самого  начала. У
нас очень мало времени.
    Спустя два часа, избитый, почти без сознания, я катаюсь по  заплеванному
мерзлому  полу  грузового  "уазика",  который  пробирается  по  узкой лесной
дороге все  глубже и  глубже в  чащу осинника.  Сквозь рев  мотора откуда-то
издалека слышится треск, как  будто рвут грубую парусину.  Низкое полуденное
солнце, иссекаемое черными ветками осин, бежит вместе с "уазиком" в  сторону
этого треска.  Со мной  в кузове  болтается один  из подручных, другой ведет
машину, а старший сидит рядом с ним в кабине. Мой попутчик на всякий  случай
придерживает меня, поставив сапог мне на грудь. При каждом толчке  сломанные
ребра отзываются взрывом боли.
    Когда  осины  над  нами  расступаются,  обозначая  лесную поляну, треска
рвущейся  парусины  уже  нет.  Двигатель  "уазика"  последний раз взвывает и
глохнет.  Становится  слышно,  как  неподалеку  тарахтит  дизелем   какая-то
машина.
    Меня  перебрасывают  через  борт,  как  мешок  с  углем,  и  я  падаю  в
затоптанный  снег.  Теряю  сознание.  Снова  прихожу  в себя. Посреди поляны
свежая  яма.  На  ее  краю  экскаватор  с  задранным  ковшом  выплевывает из
дрожащей трубы облачка  грязного выхлопа. Человек  десять офицеров в  черных
шинелях покуривают в  сторонке и без  интереса наблюдают, как  мои попутчики
тащат  меня  к  краю  ямы.  В  яме  -  весь  мой  боевой расчет, и ребята из
спецгруппы, и начальник расчета Романов,  и еще какие-то люди, которых  я не
знаю. Бывшие люди.
    Черные  офицеры,  побросав  в  снег  окурки,  неторопливо  подтягиваются
поближе,   на   ходу   выстраиваясь   полукругом   и   доставая  из-за  спин
короткоствольные "калашниковы".
    Мой заградотрядовец  что-то говорит  старшему черному  и протягивает ему
диктофон. "Хорошо - хорошо," - отвечает  тот,  небрежно опускает  диктофон в
просторный  карман  шинели  и  машет  стволом  в  нашу  сторону:  "Вы   тоже
становитесь." Остальные черные уже оцепили нашу группку полукольцом.  Позади
яма, над ней поднимается теплый пар.
    "Не понял," - вскидывается мой офицер.
    "Становись рядом со своими, сука. Не  тяни, у меня еще куча дел,"  - уже
без всяких ноток доброты, но и без злобы, говорит старший черный. И с  силой
тыкает офицера  стволом в  грудь. Тот  пятится назад,  оступается в  снегу и
падает мне под ноги. Оба других моих попутчика ошалело оглядываются  вокруг.
За все  время нашего  короткого знакомства  я так  ни разу  и не  услышал их
голосов. То  ли немые,  то ли  так вышколены.  Они и  сейчас, за  секунду до
смерти, молчат.
    "Во имя России!" - кричит старший черный.
    "Во имя России!" - вторят ему, наверное, его товарищи, но их голоса  уже
не слышны за грохотом рушащейся Вселенной...
    Библиотека  пуста.  Саваофа  нет.  За  столом  я  один.  Свечи, давно не
менявшиеся,  обвесили  шандал  причудливыми  натеками  воска.  За  окнами  -
настоящая  буря.  Дом  стонет  по  ударами  ледяного  ветра,  и пламя свечей
вздрагивает  от  неведомо  как  пробравшихся  из  пустоты сквозняков. Темные
дальние  углы   обширного  помещения   живут  неведомой   тревожной   жизнью
миллионолетних призраков. Жутко. Холодно.
    В который  раз я  умер? Не  помню. Почему  я снова  жив? Не знаю. Почему
жива Вселенная? Не знаю.
    Старик  что-то  темнит.  Он  хитрый,  я  это  сразу понял. Он не все мне
рассказал.  Если  верить  его  байкам,  то  получается,  что Вселенная давно
должна  схлопнуться.   Он  же   говорил,  что   малейшая  ошибка,   и  ткань
информационного континуума порвется. И мы даже не заметим этого, потому  что
все  сущее  исчезнет.  Исчезнет  по  той  простой  причине, что никогда и не
существовало.
    А я снова здесь. Когда я был  здесь прошлый раз, минуло пять лет со  дня
моей  первой  смерти,  и  оставалось  шесть  лет  до конца света. Сколько же
сейчас?   Саваофа  нет,  и  никто  мне  не  ответит  на этот вопрос. Хорошо,
допустим, меня убили только что, у вот как раз сейчас экскаватор  заваливает
мерзлым грунтом  яму, в  которой, вместе  с другими  добровольцами, остывает
мое  очередное  тело.  Пусть  даже  так.  Но  это  значит,  что, несмотря на
упущенную половину  срока, информационный  континуум по-прежнему  цел? И раз
Саваоф  снова  воскресил  меня,  значит,  он  все еще не спасен, и предстоит
новая миссия?  Да-а-а, ну  и вляпался  же я.  Стреляли, травили, потом опять
стреляли. Бр-р-р. Что дальше?
    Скрипнула дверь.  Сквозь вой  ветра и  жалобы древнего  дома я  не сразу
расслышал шаркающие шаги.
    - Здравствуйте, Илья Евгеньевич.
    Старик  выглядел  ужасно.  Впалые  щеки,  почерневшее  лицо, ввалившиеся
глаза. Трясущейся, но властной рукой он прекратил мою попытку  приподняться,
и, тяжело опираясь о стол, проковылял к своему привычному месту.
    - Здравствуйте, Саваоф Ильич. Что с вами? Вам плохо?
    - Не обращайте внимания,  Илья Евгеньевич. Считайте, что  приболел. Дело
не в этом. Я  слышал ваши мысли. Хвалю,  со времени нашей первой  встречи вы
сильно  продвинулись.  У  вас  формируется  правильный  взгляд  на положение
вещей.
    - Я  ничего  не  понимаю.  Какой  правильный взгляд?  На какое положение
вещей?
    - А вот  на это самое.  Вам действительно придется  снова отправиться на
Землю.
    - Так что, снова ничего не получилось?
    - Почти не получилось. Ваше жертвенное движение пальцем, как  оказалось,
решило проблему лишь частично. Информация об ускорителе попала на Запад,  но
не  дошла  до  адресата.  Человек,  которому  досталась  фотография девушки,
обыкновенный агент  ЦРУ, решил  сыграть в  свою игру.  Так что  никто, кроме
него  самого,  об   ускорителе  не  подозревает.   В  России  же   проведена
грандиозная чистка. Уничтожены даже те, кто мог знать о тех, кто знал вас  и
ваших коллег  по шлюзу.  Уничтожен целый  институт вместе  с его директором.
Уничтожена  его  дочь  и  множество  других  людей. В общем, надежд на новую
утечку нет. Надо доводить до конца эту.
    - Ну почему же? Поселите меня в какого-нибудь директора ЦРУ, и я от  его
имени  объявлю  всем,  кому  надо,  об  ускорителе.  Зачем  вы   устраиваете
сложности из такого простого дела?
    - Рановато  я  вас  похвалил,  Илья  Евгеньевич.  Минус вам.  Как же вы,
столько времени  общаясь со  мной, до  сих пор  не поняли  главного критерия
целостности  информационного  континуума?  Это  же  так  просто!  Ну  что ж,
знакомьтесь: закон законов.  Краеугольный закон Вселенной.  Закон сохранения
информации.  Он   гласит,  что   количество  информации   в   информационном
континууме фиксировано и  неизменно. Информация не  создается из ниоткуда  и
никуда  не  исчезает  бесследно.  Все,  что  с  ней  может происходить - это
преобразование из одной формы в  другую, другими словами, передача. А  уж из
этого закона вытекают все остальные законы природы. В том числе и ваш  закон
сохранения энергии, суть всего лишь одно из многочисленных следствий  закона
сохранения  информации.  Довольно  локальное,  надо  сказать, следствие, ибо
действует оно только в рамках вашего макромира. А вот другое следствие  куда
более всеобъемлюще. Оно звучит,  допустим, так: "может произойти  только то,
что  может  произойти".  То  есть,  другими  словами,  некая  информационная
сущность может  существовать только  в том  случае, если  она образовалась в
результате  естественного  обмена  информацией.  Понимаете?  Директор ЦРУ не
может узнать об ускорителе никак иначе, кроме как от своего агента. Если  вы
попытаетесь  сообщить  ему  об  этом  напрямую, вы нарушите закон сохранения
информации. Результат - мгновенное исчезновение информационного  континуума.
Теперь вам понятно?
    Словно   пелена   пала   с   глаз.   Казавшаяся   бессмысленной  россыпь
разноцветных  стеклышек  разом  сложилась  в  замысловатый,  но   необычайно
стройный узор. Так вот почему Саваоф так ограничен в средствах! Он  вынужден
дожидаться благоприятного стечения обстоятельств, подходящей  информационной
ситуации, и  только тогда  производить, по  Азимову, Минимально  Необходимое
Воздействие.  Маша  готова  была  и  без  меня  сообщить Соболеву о максовом
изобретении.  Петр  и  так,  без  моего  движения  пальцем, чуть не отправил
стеганограмму  адресату.  И  вот  почему  в  предыдущих реинкарнациях Саваоф
засылал меня  в тела  носителей, не  предупреждая, кто  они, и ограничиваясь
только  поверхностным  инструктажом!  Боялся,  что  если я, еще недостаточно
посвященный в основы Вселенной,  буду знать слишком много,  сболтну лишнего!
Вот  почему  он  открывает  мне  Истину  маленькими  порциями!  Я ведь тоже,
несмотря   на   чрезвычайные   обстоятельства,   -   часть   информационного
континуума,  и  должен  подчиняться  закону  сохранения информации. Если я в
какой-то  момент  времени  еще  не  готов  совершить  очередное существенное
открытие  самостоятельно,  естественным  образом,  то  он  не  имеет   права
диктовать его мне. И что же  дальше? Теперь я знаю главный закон  Вселенной.
Я - Бог? Или есть еще что-то, более сокровенное, чего я не знаю?
    - Конечно есть, Илья Евгеньевич.
    Я вздрогнул. Черт возьми, я и забыл, что Саваоф слышит мои мысли.  Какой
же  я  Бог,  если  это  знание  ничего  не изменило в моем положении. Саваоф
по-прежнему  использует  меня,  и  нет  никаких  гарантий, что цель всех его
манипуляций, которую  он мне  сообщил, именно  та, которую  он преследует на
самом деле.
    Мягко улыбаясь, Саваоф несколько раз сложил ладони. То ли  поаплодировал
моим озарениям, то ли по-своему помолился за меня. То ли просто привлекал  к
себе внимание.
    - Есть Илья Евгеньевич, и очень многое, чего вы не знаете. И я  искренне
хочу, в ваших же интересах, чтобы вы не узнали этого никогда. Однако, у  нас
нынче чрезвычайно мало времени. Человек, которым вы станете в этот раз,  вам
знаком.  Очень  хорошо  знаком.   Жизнь,  знаете  ли,  подбрасывает   иногда
удивительные совпадения. Ваша новая  задача - спасти агента  ЦРУ, владеющего
информацией  об  ускорителе.  Если  он  останется  жив,  есть  надежда,  что
информация успеет  попасть в  нужные руки.  До катастрофы  еще шесть  лет, и
Запад  очень  силен,  он   успеет  сориентироваться.  Россия  же   ослаблена
внутренними  репрессиями  и  голодом,   поэтому  пока  не  способна   быстро
изготовить число  боеголовок, достаточное  для безусловной  победы в будущей
войне. Главное сейчас - предупредить Запад. Пусть разворачивает  космическую
систему обороны.  Вся необходимая  технология разработана  еще в  эпоху СОИ.
Вам все понятно, Илья Евгеньевич?
    - Нет, - сказал я.
    - Хорошо, - ответил Бог...
    Заверещал телефон. Если я сплю, я сплю сном камня, неподвижным и  тихим.
Если  я  просыпаюсь,  я  просыпаюсь  брызгами  прохладной  воды, поглотившей
камень. Если  я бодрствую,  я бодрствую  волной на  этой воде,  вездесущей и
вечной. Сон  - моя  защита. Пробуждение  - моя  защита. Бодрствование  - моя
защита. Я защищен всегда.
    Но  потолке  -  полосатые  сполохи  уличного неона, просочившиеся сквозь
жалюзи. Два часа ночи. Тишина, особенно плотная между звонками.
    Я успеваю поднять  трубку до второго  звонка. Я уже  проснулся. Теперь я
бодрствую.
    "Алло, это сорок шесть - девяносто  семь - ноль тридцать один -  семьсот
девяносто семь?"
    "Нет, вы ошиблись."
    "Ах, извините."
    Кладу трубку.  Хельга приподнимает  голову со  своей подушки:  "Что там,
Саша?"
    "Ошиблись  номером,  родная.  Спи,"  -  отвечаю  по-шведски,  - "я пойду
прогуляюсь. Перебили сон, черти."
    Накинув  халат,  спускаюсь   этажом  ниже,  к   детским.  Заглядываю   к
близнецам. Потом  к дочери.  Все спят,  как кутята.  Спускаюсь еще  на этаж.
Одеваю заношенные джинсы, старые  кроссовки и неопределенного цвета  куртку.
В ванной брызгаю в лицо холодной водой. Рассматриваю себя в зеркало. Не  то,
чтобы  постарел,  а  так,  вроде  посолиднел.  Ну  еще  бы, богатый человек,
владелец  серьезного  дела,  транспортной  компании,  со  штаб-квартирой   в
Париже.  Два  десятка  трейлеров  колесят  по  всей  Европе, развозят мясо и
героин.  Очень  удобно:  через  запах  мяса  ни  одна псина наркоту не чует.
Впрочем, можно бы обойтись и  без героина: доходы от мяса  вполне приличные.
Но есть люди, которым нужно, чтобы  компания возила героин, и тут уж  ничего
не поделаешь.
    А  ведь  всего  пять  лет  назад  служил  простым  охранником  в  мелкой
московской лавочке. Саньком  звали, на побегушках  подрабатывал. А теперь  -
"месье  Александер,  чего  изволите?"  Вот  так-то, капитан запаса Александр
Мельник.
    Нет, конечно, простым охранником  я никогда не был.  И в запасе тоже  не
был. Такие, как  я, служат Родине  всю жизнь, обычно  довольно короткую. Это
мне  еще  повезло,  что  дотянул  до  тридцати  шести.  Наверное,  не  дурак
оказался. И если работал охранником  - значит, так приказали. И  если убирал
с дороги разную  сволочь - значит,  так нужно Родине.  И если сейчас  живу в
Париже,  и  имею  чудесную  семью,  и  целый  подъезд четырехэтажного дома в
старом  центре  -  моя  квартира,  значит,  Родина  хочет, чтобы я был готов
выполнить любой  ее приказ.  Кстати, о  приказах. Давненько  она обо  мне не
вспоминала. Занималась,  видно, чисткой  от внутренних  врагов. Так  и форму
можно потерять. Даже  обрадовался условному звонку,  чего никогда раньше  за
собой не замечал.
    Я тщательно закрыл на замок дверь  и спустился в скверик. В двух  шагах,
за обрезом переулка, шумел ночной  Париж. Зима в этом году  выдалась теплой,
бесснежной, и некоторые ресторанчики так и не убирали открытые столики  даже
на ночь. И когда они спят, эти французы? Или это туристы? Черт их знает.  Да
нет, вроде, не сезон. Нет, все-таки туристы. Вон компания бюргеров  горланит
что-то по-немецки. А-а, да это болельщики. Большой футбол. Ну-ну.
    Я повернулся  спиной к  гулякам и  пошел вглубь  переулка. Чем  дальше я
удалялся от пьяного шума, тем  больше ночной Париж напоминал ночную  Москву,
какую  я  знал  много  лет  назад.  Сейчас-то она другая. Стада личных машин
больше  не  оглашают  спящие  дворы  воем  сигналок.  Только  шаги  патрулей
отзываются эхом  между темных  слепых стен.  Населения поубавилось.  А оно и
правильно. Дай  свободу французу  - он  займется любовью.  Дай американцу  -
будет  делать  карьеру.  А  нашему  дали  свободу,  так он пошел воровать, и
наворованное  пропивать.  Хорошо,  нашлись  умные  люди,  привели  страну  к
порядку. Почистили от шелухи, добрались  до ядра нации. Россия только  так и
может быть великой - через кровь и  жертвы. И всегда так, во все века.  Чуть
правитель слабел, чуть легчал зажим,  - и народ сразу распускался,  и страна
скатывалась в безвременье. А при великих правителях и Россия велика.
    - Эй, папаша, ты не заблудился? Наркоту, что ли, ищешь?
    Темный  переулок.  Четверо.  Все  белые,  крепыши, бритоголовые. Кожаные
куртки. Сейчас это модно, с  легкой руки наших. Добровольные патрули,  ходят
по ночным улицам, чистят от всякой местной швали. Чего у нас не отнять,  так
это  способности  пускать  в  Европу  моду  на  подобные  штучки. Начинали с
казачка, сапог  и шинелей,  а теперь  вот до  любви к  общественному порядку
доросли. Ну-ну, давайте поиграем, милиция сопливая.
    - Да нет, парни, просто прогуливаюсь. Не спится что-то.
    Луч  фонаря  уперся  мне  в  лицо.  Сразу  стало неуютно: слепит, сложно
контролировать поведение противника. Не люблю неясности.
    - Погаси фонарь, парень. Я просто гуляю.
    - Нормальные люди по ночам спят, папаша, а не гуляют. Документы есть?
    Пока тип  с фонарем  заговаривает зубы,  остальные потихоньку  обходят с
двух сторон.
    - Какие  документы?  Что  вы,  ребята,  я  законопослушный гражданин.  Я
никому не мешаю. Я пойду лучше. Денег у меня тоже нет.
    - Засунь  свои вонючие  деньги себе  в задницу.  Не нравишься  ты мне. И
акцент  у  тебя  непонятный.  Ты  что,  американец?  Альберт,  пощупай  его,
наверняка травка в карманах.
    Так, пора действовать.  Парни настроены порезвиться.  Скучают, наверное,
сейчас мало кто решается в эту пору отходить от центральных улиц.
    Пока  кольцо  не  сомкнулось,  быстро  делаю  два  шага  назад. Альберт,
здоровенный  детина,  суется  справа  в  мою  сторону,  но  реакция  у  него
слабовата - меня в том месте  уже нет. На долю секунды он  загораживает меня
от света фонаря, и этого достаточно, чтобы я нырнул в темноту.
    - Я не американец! - кричу я себе за спину на бегу.
    Мой побег  действует на  парней, как  команда "фас"  на гончих. Им сразу
становится наплевать  на мое  происхождение, социальный  статус, убеждения и
наличие документов.  Волки, одно  слово. Почуяли  добычу. Сейчас  я им  буду
объяснять разницу между интеллектом и рефлексами.
    Бегу, не особо торопясь,  по знакомым улочкам. Сзади  приближается топот
четырех  пар  тяжелых  "красноармейских"  ботинок.  Я мог бы  уже раз десять
юркнуть  во дворы,  затаиться, раствориться  в ночи.  Ночь -  это мое время,
а  не их. Ниндзюцу было  моим любимым  предметом в Школе. Но я тоже охотник,
и у меня тоже есть азарт. Только не слепой, как у этих подонков,  а холодный
и острый, как сталь древнего самурайского катаны.
    "Вот  он!"  -   слышу  сзади,  и   топот  ног  учащается.   Ближе   всех
носорогоподобный  Альберт.  Он  у  них,  похоже, забойщик. Остальные отстали
шагов на десять. Главарь бежит третьим, так и не выключив фонарь. Дурачок.
    Когда  пятерня  Алберта  уже  готова  вцепиться  в мою куртку, я немного
отклоняюсь  вправо,  немного  приседаю  и  немного  притормаживаю. Здоровяк,
ничего не успевая сообразить, пролетает вперед, и оказывается  слева-вверху,
рядом со мной. Очень удобно из этой позиции вежливо прихватить двумя  руками
его  скрипучий  кожаный  прикид  и  чуть-чуть  подправить  направление   его
безмозглого полета. Что я и  делаю, дополнительно вытягивая грузное тело  на
себя, во исполнение закона сохранения момента. Наверное, дальше он так бы  и
крутился вокруг меня, как Солнце вокруг  Земли в докоперникову эпоху, но  на
пути кирпичная стенка. Твердая.  Кажется, слышу хруст  его бритого черепа. А
вот носил  бы  густую  шевелюру,  глядишь,  и  не  такая бы  тяжелая  травма
получилась. Но щупать пульс некогда: сзади еще трое.
    Игра продолжается. Я расправился с  Альбертиком так, чтобы у его  друзей
осталось  впечатление  несчастного  случая.  Оно  и  не  трудно:  кто  может
подумать, особенно в запале погони, что невысокий пожилой дяденька  способен
одним движением завалить такого кабана?
    Очень  кстати  рядом  темная  подворотня.  Прыгаю  туда.  С улицы слышен
искаженный французским акцентом  русский мат и  грохот мусорных баков.  Мимо
подворотни,  кувыркаясь  по  мостовой,  пролетает  разбитый фонарь. Кажется,
главарь   нарвался   на   тело   Альбертика.   Судя   по   воплям,    погоня
приостановилась, и прихлебатели пытаются  достать драгоценного шефа из  кучи
бытовых отходов.
    Возможно, у них есть оружие. Надо быть осторожным.
    Нет, они все-таки  полные кретины. Так  врываться в подворотню  с улицы,
без разведки, без оценки ситуации, даже не осмотрев пострадавшего  товарища!
Придется наказывать.
    Двое бегущих впереди  пролетают мимо, а  на пути у  третьего вырастаю я.
Все очень просто. Правая рука  плотно зажимает нечто мягкое и  болезненное в
его паху, и без особого усилия дергает вперед и вверх. В это же время  левая
рука ложится ему  на подбородок и  задирает голову назад.  Этого достаточно,
чтобы  тело  сначала  выровнялось  в  полете,  а  потом грянулось об асфальт
спиной  и  затылком.  На  всякий  случай  добавляю ребром ладони по кадыку и
выскакиваю на улицу.
    Оставшиеся  два  болвана  вырываются   вслед,  в  надежде  увидеть   мою
удаляющуюся спину. Вместо этого первый  оказывается со мной лицом к  лицу. В
его  руке  нож,  но  не  это  главное.  За  ним  маячит  главарь,  и  у того
короткоствольный револьвер.  Скверно. Единственное  мое оружие  против двоих
вооруженных головорезов - внезапность. Так не будем же расходовать ее зря.
    Я  подныриваю  под  нож  и,  продолжая  движение, в полупадении, боком и
присев,  чтобы  уменьшить   площадь  мишени,  пропускаю   мимо  себя   обоих
противников. Напрасно я  волновался - они  полные валенки. Когда  тот, что с
ножом, останавливается и  оборачивается, все уже  готово к развязке.  Я стою
за  спиной  обмякшего  главаря,  левая  рука  держит его хрипящую гортань, а
правая  зажимает  его  правую  руку  вместе  с револьвером. Мой указательный
палец лежит на его указательном пальце, а тот на спусковом крючке.
    Хлопает  выстрел,  и  парень  с  ножом  получает свой кусок свинца между
глаз.  Потом  я  веду  главаря  назад.  Несчастный  ничего  не   соображает.
Наверное, это первая насильственная смерть, которую он видит в своей  жизни.
Альберт,  лежа среди просыпанного  мусора, жалобно  стонет.  Пуля  прерывает
его  мучения,  разбрызгивая  по  асфальту мозги.  Дальше  мы  направляемся в
подворотню. Там я расходую третью пулю.
    Наконец, мы  остаемся вдвоем.  Сочащееся кислым  дымком дуло  замерло на
уровне моих глаз  у чисто выбритого  виска парализованного ужасом  человека.
Если бы ты, дружок, не шатался  по ночам по темным улицам, не  светил добрым
людям в глаза фонарем,  не устраивал ночных гонок,  да не таскал бы  с собой
пушку, был бы жив. А  так - прости. У меня  слишком много дел, и общаться  с
полицией некогда.
    "Русский я, понял?" - тихо говорю  я ему в хрящеватое юношеское ухо.  Он
с  готовностью  кивает,  пытаясь  послушанием  спасти  свою  жалкую жизнь. Я
быстро отстраняюсь, отклоняю ствол револьвера немного вперед, прижимаю  срез
дула к виску и давлю  на указательный палец жертвы. Дело  сделано. Максимум,
что можно предъявить мне в качестве обвинения - это следы пороховой гари  на
руках.  Но  извините,  господин  судья,  ваша честь, я известный завсегдатай
местного тира. И потом, с чего  это вы взяли, что я имею  какое-то отношение
к  этому  делу?  Мальчишка  рехнулся  на  идее русского порядка, перестрелял
дружков за непослушание и  застрелился сам. Свидетели моего  присутствия при
этом  событии  есть?  Свидетелей  нет.  Отпечатки  пальцев  есть? Отпечатков
пальцев нет. Ам сорри.
    Я исчезаю во тьме проходных  дворов. Все приключение заняло минуты  две,
не больше. А стрельба вообще  продолжалась двадцать секунд. За это  время ни
один обыватель не добрался от койки до окна.
    Хорошая получилась тренировочка.
    Однако, к делу. Дворами пробираюсь к условленному месту. Давненько  сюда
не заглядывал. Меня законсервировали полтора года назад, тогда и  состоялась
последняя связь. И вот вспомнили. Видно, припекло.
    На подходе к  тайнику останавливаюсь в  заранее выбранных местах,  через
зажигалку  -  инфракрасный  бинокль  изучаю  обстановку.  Все  спокойно.  Но
торопиться  некуда.   Перепроверяюсь  еще   и  еще   раз.  Наконец,    когда
осторожность становится  похожей на  паранойю, выхожу  к тайнику.  Это самый
опасный момент.  Если будут  брать, то  именно при  изъятии закладки. Отвык,
волнуюсь. В  драке не  волновался, когда  стрелял -  не волновался.  Некогда
было. А вот сейчас, в тишине, один посреди спящего квартала, волнуюсь.
    Осторожно, чтобы  не греметь,  поднимаю крышку  мусорного бака,  второго
слева. Среди  черных пакетов  с мусором  нахожу один  белый. Вытряхиваю  его
содержимое  -  бумажки,  пустые  пивные  банки, вымазанные засохшим кетчупом
пластмассовые  тарелки.  Ну  идиоты,  ну  кто так делает! Никакой нормальный
француз  не  сует  все  это  в  один  пакет,  а  добросовестно  сортирует  и
раскладывает по разным бакам. Видно, большие проблемы у нас с кадрами,  если
такие  ляпы  стали  допускать.   Так,  вот  оно:  раздолбанный   электронный
будильник.  Быстро  открываю  заднюю   крышку.  Под  ней   одна-единственная
батарейка,  обыкновенная  пальчиковая  АА-шка.  Достаю,  зажимаю  в  ладони.
Отход.
    Вся операция, от  выхода до отхода,  заняла тридцать секунд.  Внешне все
выглядело  так,  будто  клошар  решил  поковыряться  в баке, да передумал. А
теперь  -  домой.  Только  аккуратно,  за  тридевять  земель  обходя   район
недавнего боя и избегая людных мест.
    Дома  все  также,  как  час  назад.  Жена  и  дети  спят.  Для  них  я -
добропорядочный муж и отец, обеспечивающий  семье достойную жизнь. Ну и  что
же,  что  русский?  Есть  и  среди  русских настоящие мужчины, за которых не
стыдно  выйти  замуж  приличной  шведке.  Ну  и  что же, что люблю гулять по
ночам? Хельга знает,  что даже в  нынешнее неспокойное время  со мной ничего
не случится: имел когда-то  повод продемонстрировать ей свои  боевые навыки.
Собственно, при этом мы и познакомились. Отбил девушку у троих  насильников.
Надо же  как-то пристраиваться  в новой  жизни, вот  и организовал маленькое
приключение  для  молодой  вдовы  с  хорошим  наследством, квартирами в трех
европейских столицах и дочкой от первого брака.
    Я  достал  с  антресолей,  из  коробки  со  старыми  детскими игрушками,
потрепанный  CD-плеер,   поковырялся  в   фонотеке,  нашел   пинкфлойдовскую
"Стену", вставил диск в плеер, зарядил его батарейкой, найденной в  помойке,
и еще одной батарейкой от телевизионной дистанционки. Батарейку с  закладкой
вставил  обратно  указанной   полярности.  Тот,  кто   придумывал  всю   эту
дребедень, наверное,  большой поклонник  компьютерных квестов.  Но придумано
классно, ничего не  скажешь. В батарейке  микрочип с инструкциями,  на диске
мой  персональный  криптоключ,  а  плеер  - дешифратор. Несмотря на удобство
Интернета и спутниковых сетей  для доставки развединформации, старый  добрый
способ закладок  не только  не забыт,  но и  по-прежнему широко  применяется
всеми спецслужбами мира. Надежно и наиболее безопасно.
    Запись,  прочитанная  милым  девичьим  голоском,  звучала десять секунд.
Задача оказалась предельно проста. Сегодня вечером, в 19.40, некто  вылетает
прямым рейсом на  Нью-Йорк. Кто этот  человек, как он  выглядит, неизвестно.
Неизвестно даже,  мужчина это  или женщина.  Но прибыть  к месту  назначения
этот пассажир не должен. Во что бы то ни стало. Заданию присвоена  категория
"ноль".
    Я  посидел  немного,  слушая  тишину  в  наушниках, словно надеялся, что
девушка  одумается  и  передаст  привет  от  далекой  Родины.  Потом еще раз
прокрутил запись.  Возможно, эти  десять секунд  приказа на  убийство и есть
тот самый привет.  Я перевернул батарейку  в правильное положение  и включил
воспроизведение.  Мощные  аккорды  "Стены"  навечно  смыли  девичий голос из
батарейки и  из моей  памяти. Боевой  приказ высох,  потерял ностальгический
привкус и превратился в простую формулу: "иди - и убей".
    Через интернетовский сайт "Орли" я выяснил наличие мест на  интересующий
рейс и тут же  купил билет. Заминировать самолет  не удастся - слишком  мало
времени на подготовку операции, а в аэропорту такой контроль, что с  наскока
пронос игрушки на  борт не организовать.  Придется лететь и  решать проблему
самому. Риск,  конечно, страшный.  Даже не  риск, а  почти гарантия, что это
будет моя последняя  операция. Ну что  ж, значит, так  тому и быть.  Устал я
что-то. Грехи тяжелы.
    Готовить особенно  нечего. Никаких  инструментов брать  с собой  нельзя:
заметут.  Так,  шмотки  в  чемоданчик  побросаю,  для отвода глаз, да и все.
Американская виза есть. Твои  сыны, о Родина, идут  за тебя на бой!  Турум -
пурум - пум - пум!
    Когда  я  залез  под  одеяло,  часы  показывали  четыре тридцать. Хельга
что-то пробормотала, сладко почмокала губами и принялась похрапывать.  Люблю
ли  я  эту  женщину?  Не  знаю,  наверное.  Главное  - мне с ней удобно. Ей,
наверное, будет меня не хватать.
    И  я  заснул  со  странным  ощущением  ожидания  перемены.  Как будто не
помирать собирался, а начинать новую жизнь.
    Санек заснул  мгновенно, и  ему ничего  не снилось.  Впервые с  момента,
когда  прозвучало  саваофовское  "хорошо",  я  смог остаться наедине с самим
собой и разобраться в собственных  чувствах. Это оказалось нелегко. Я  жил в
теле  своего  первого  убийцы.  Первая  смерть,  это  как  первая любовь: не
забывается. Как  сейчас ощущаю  на своей  переносице серый  спокойный взгляд
поверх блестящего торца  глушителя. Оказывается, я  теперь буду смотреть  на
мир этими самыми глазами.
    Сильно  обидело  то,  что  Санек  почти  не  помнит  обстоятельств моего
убийства.  Помнит,  что  работал  охранником,  помнит  меня,  живого, помнит
Виталия,  а  вот  как  по  заказу  одного  из  этих людей убрал другого - не
помнит.  Обычный  рядовой  эпизод  в  послужном  списке  офицера,  вся жизнь
которого -  война со  всем остальным  человечеством. Сколько  их было, таких
эпизодов до,  и сколько  после! Санек,  оказывается, уволился  с Крыши через
месяц после "моего"  задания, и очень  быстро оказался за  границей. Так что
узнать дальнейшую  судьбу Виталия  я от  своего носителя  не смог. Наверное,
ничего  хорошего  с  ним  не  стало.  Мало  ли  сейчас  по русским лесам ям,
заваленных мерзлым грунтом!
    Однако, крепкий же  орешек мне достался.  Пока Александр бодрствовал,  я
почти не  ощущал себя.  Это нечто  новое, по  сравнению с  двумя предыдущими
инкарнациями.  Тогда  я  мог  делать  со  своими  носителями,  что  хотел. А
сейчас...  Наверное,  воля  этого  человека  оказалась  столь  велика,   что
подавляла  мое  самосознание.  Шутка  ли,  убить четверых, потом узнать, что
завтра предстоит убить еще полторы сотни, и, вероятно, погибнуть самому,  и,
как  ни  в  чем  не  бывало,  завалиться  спать!  И  ладно  бы  какой-нибудь
нечувствительный  дебил,  ублюдок.  Нет  же,  интеллектуальный,  талантливый
мужик,  свободно  говорит  на  четырех  языках,  повидал  полсвета, любитель
японской  культуры,  в  конкурсах  хайку  участвовал...  Опять  же, семьянин
хороший. При все  том хладнокровный убийца,  фанатик веры в  Великую Россию.
Не  понимаю!  И  ведь  никаких  эмоций!  Убирает  людей, как дворник - палые
листья. Самое сильное ощущение - удовлетворение от хорошо сделанной работы.
    Остаток ночи я посвятил  размышлениям о способах противодействия  машине
смерти, частью  которой стал.  Моя миссия  оказалась строго  противоположной
миссии Санька.  Пассажир должен  долететь до  Нью-Йорка. Как  оно там  будет
дальше, попадет ли  информация куда надо,  вовремя или нет  - вопрос второй.
Сейчас  главное  -  не  дать  Саньку  угробить  самолет.  Можно,   например,
заставить его раненько  поутру, выпив с  Хельгой по чашечке  кофе, разгрызть
на закуску  ампулу с  цианидом. У  него, как  у всякого  нормального шпиона,
этого  добра  завались.  Хельгу  жалко,  хорошая  женщина.  Другой вариант -
свернуть шею  таксисту, когда  машина будет  идти по  трассе. Влепешиться  в
какой-нибудь  фонарный  столб,  быстро  и  эффективно.  Таксиста жалко, да и
другие  люди  могут  пострадать.  И  потом,  все подобные варианты связаны с
чересчур  грубым  вмешательством  в  действительность.  Саваоф  что говорил?
События должны идти своим чередом, согласно закону сохранения информации.  И
если  таксисту  не   суждено  врезаться  в   столб,  значит,  я   не  должен
искусственно вызывать это событие. Иначе - кранты Вселенной.
    Нет,  тут  надо  действовать  тоньше.  Например, заставить Санька забыть
дома  идентификатор.  Это  у  них,  в  Европе  двадцать  первого века, такая
чиповая  пластиковая   карточка,  вместо   паспорта,  медицинской    книжки,
страхового свидетельства, денег и еще  черт знает чего. Короче, карточка,  в
которую  замкнута  вся  социальная  сфера  конкретного  индивидуума. Забудет
карточку - не попадет на самолет.  Фиг там, никогда он карточку не  забудет.
Да без нее и двух шагов не сделаешь. За такси, например, не расплатишься.
    Еще способ: ляпнуть  на таможне какую-нибудь  глупость. Например, что  у
меня в желудке груз героина. Тогда точно на этот рейс не попаду. Пока  будут
делать рентген, да выяснять, давно ли я из психушки...
    ...Если  я  сплю,  я  сплю  сном  камня,  неподвижным  и  тихим.  Если я
просыпаюсь, я просыпаюсь брызгами прохладной воды, поглотившей камень.  Если
я бодрствую, я  бодрствую волной на  этой воде, вездесущей  и вечной. Сон  -
моя защита. Пробуждение - моя защита. Бодрствование - моя защита. Я  защищен
всегда.
    Я  открыл  глаза.  Семь  ноль-ноль.  Сквозь  жалюзи сеется холодный свет
парижского  зимнего  утра.  Хельги  уже  нет:  наверное,  хлопочет на кухне,
собирает  дочь  в  школу.  День  предстоит  нетрудный.  Позвонить  в  фирму,
предупредить, что  на пару  дней отлучусь,  собрать чемоданчик,  да и айда в
аэропорт. Хельга лишних вопросов давно уже не задает. Вот и все.
    Не глядя, нащупал на ночном  столике дистанционку, щелкнул на ТФ-1.  Шли
новости.  Дикторша  как  раз сообщала  об ужасной трагедии. Обнаружены трупы
четверых молодых людей.  Все - из  приличных семей, все  - члены организации
"Французский порядок".  Застрелены в  головы из  револьвера, принадлежавшего
одному из них, сыну известного адвоката. Полиция пока отмалчивается, но  уже
есть  подозрение,  что  к  убийству  может  быть  причастна  некая "Сионская
антифашистская группа". Якобы  листовка этой группы  оказалась при одном  из
трупов.
    Ах, вот оно что! Ребята, похоже, планировали-таки отправить меня на  тот
свет,  а  потом  подсунуть   листовочку,  дескать,  приличным  людям   из-за
еврейского  террора  по  улице  ночью  прогуляться нельзя. Ай-ай-ай, какой у
пацанов  облом  вышел.  А  с  другой  стороны,  наоборот,  никакого  облома:
своего-то они добились! Сейчас вся  полиция, да и не только,  кинется искать
эту самую сионскую группу. В добрый час, и подальше от меня, пожалуйста.
    Вставая,  я  вдруг  на  короткое  время  ощутил  некое   противодействие
организма.  Какое-то  онемение,  что  ли.  Даже  пошатнулся.  Никогда раньше
ничего подобного не бывало.  Постоял, прислушиваясь к внутренним  ощущениям.
Нет, все нормально, как обычно. Показалось. Однако, тридцать шесть. Пора  бы
начинать ощущать всякие покалывания - побаливания - покручивания.  Старость,
считай,  не  за  горами,  хорошо,  что  не дотяну. А если вспомнить, сколько
пережито, так и не удивительно. Троим семидесятилетним на три жизни  хватит.
Но перед заданием - плохой признак.
    ...А-310  шел  вслед  за  падающим  за  несуществующий горизонт солнцем.
Багровый нескончаемый закат уже который  час заливал полнеба прямо по  курсу
самолета. Позади, во тьме,  засыпала благополучная Европа, иссеченная  рыжей
паутиной автомагистралей и обсиженная сияющими пауками городов. Еще  дальше,
на  востоке,  спала  ледяным  сном  сумеречная  зона  человечества,  Россия.
Добровольцы в кампусах обнимали  во сне свои драгоценные  сапоги. Беспокойно
ворочались  на  холодных  нарах  зэки.  Хрустел  лед  под  каблуками  ночных
патрулей. Черные каракатицы во мраке сибирской ночи ныряли в низкие  облака.
Экскаваторы суетливо царапали ковшами промороженный грунт.
    Я сидел  в своем  кресле у  иллюминатора, смотрел  невидящим взглядом  в
красное зарево, скрывавшее  за собой Америку,  но мысли мои  оставались там,
во тьме, за неподвижно висящим над бездной хвостовым оперением лайнера.
    Не ожидал,  что это  окажется так  страшно. Им  легко сказать:  "иди - и
убей".  Если  бы  дали  хоть  неделю  - все получилось бы совсем по-другому.
Лайнер просто исчез бы где-то над  Атлантикой, и все, что я при  известии об
этом  испытал  -  это  удовлетворение  от  хорошей  работы.  Бомба ничего не
ощущает, она просто  срабатывает в нужное  время, и все.  Но теперь я  сам -
бомба.  Дефектная  бомба,  наделенная  чувствами.  И  я  видел,  как много в
самолете детей. Детей  я еще никогда  не убивал. Мужчин,  женщин, стариков -
приходилось, а детей - нет. Ужаснее  всего, что они просто не понимают,  что
могут умереть.  Взрослые знают  про смерть  все, они  приняли и  признали ее
неизбежность,  а  детям  всегда  кажется,  что  они  бессмертны. Я не должен
разочаровывать их, это было бы самым большим преступлением из всех,  которые
я совершил. И потом, гибель  самолета не мгновенна. Сначала он  станет долго
падать,  и  прежде,  чем  удар  о  воду распылит человеческие тела на атомы,
будут ужас и  паника. Дети успеют  понять, что это  смерть. Это неправильно,
так нельзя!
    До Нью-Йорка остается чуть больше часа. Дальше тянуть некуда. Если я  не
приступлю  к  действиям  немедленно,  я  провалю  задание.  И  тогда кто-то,
сидящий в  этом салоне,  сможет нанести  Родине непоправимый  вред. Вред, по
сравнению с которым жизни полутора сотен человек - мелкая разменная  монета.
Я не  говорю уж  о своей  никчемной жизни,  до краев  налитой чужой  болью и
кровью. Ради чего я столько  лет убивал людей? Родина приказывала?  Да черта
с  два!  Родина  даже  не  знает,  кто я такой. Приказывали разные мерзавцы,
вроде того кучерявого хозяина Крыши.  Как я объяснял себе свое  право лишать
людей единственной настоящей ценности этого мира? Убивая бандитов,  говорил,
что убиваю бандитов. Хотя, может, их  вина перед Богом и людьми куда  меньше
моей.  Убивая  предпринимателей,  говорил,  что  убиваю  воров  и паразитов,
урывающих кусок от чужого, и без  того малого. Убивая в Чечне, наказывал  за
смерть  товарищей.  Убивая  здесь,  за  границей, верил, что помогаю Родине,
которой сейчас  трудно. Для  каждого убийства  я находил  оправдание. Но  не
слишком  ли  много  не  связанных  между  собой событий так легко оправданы?
Пора, пора бы уже усомниться.
    Однако, время.  Итак. Офицер  безопасности сидит  в хвосте.  Ни ума,  ни
фантазии. Совсем пацан, я его  легко вычислил, когда ходил в  туалет. Сверну
шею,  как  цыпленку.  Надо  только  выманить  его  в закуток возле туалетов.
Заберу оружие, тело спрячу. Потом -  в пилотскую кабину. Главное - натиск  и
внезапность,  и  никакой  стрельбы.   Оставить  в  живых  одну   стюардессу,
хорошенько попросить ее, чтобы пилоты открыли дверь, дескать, кофеек  готов.
А  уж  в  кабине  все  пойдет  само  собой.  Быстро  убрать  всех,  кто  там
околачивается. Лайнер пока  на автопилоте, никто  и не заметит,  что экипажа
больше нет. А уж потом решу, что делать дальше. Найду спаскомплект -  дотяну
до суши и попробую  уйти из машины. Не  найду - останусь вместе  со всеми до
финала. В первом случае  вероятность выжить процентов пятнадцать,  во втором
- ноль. Надо еще подумать, что лучше.
    Я  закрыл  шторку  иллюминатора.  Не  осталось  никаких  сил  пялиться в
багрово-фиолетовое пространство. Стар  я стал. Лет  пять назад уже  давно бы
сидел в кресле  командира, среди трупов,  слушал бы по  радио вопли наземных
служб  и  прикидывал  наилучшие  способы  сделать  дело  и выбраться из него
живым. А сейчас  все еще отлеживаюсь  в сонном салоне  и ищу силы  заставить
себя выбраться из-под теплого пледа и  приступить к работе. И вот еще  опять
этот приступ  слабости. Будто  кто-то посторонний  пытается управлять  моими
задеревеневшими  мышцами.  Нет,  пора  на  покой. Вечный покой. Если самолет
благополучно  сядет  в  аэропорту,  долго  я не протяну. Придет какой-нибудь
молодой  перспективный  парень,  и  сделает  то,  что  я  делал  много раз с
другими. Круговорот веществ в природе. Пищевая цепочка. Естественный  отбор.
Акеле пора промахнуться. Занавес.
    И  я  принял  решение.  Наверное,  первое  в своей жизни самостоятельное
решение.  Я  лежал  в  кресле,  прикрыв  глаза  и  натянув  плед  под  самый
подбородок,  и  перебирал,  как  драгоценные  четки,  новые  чувства,  вдруг
поселившиеся во  мне. Свобода!  Она и  вправду сладкая!  Вы, сволочи, годы и
годы  управлявшие  мной,  как  роботом,  чуете,  что  ваши незримые кнопки и
клавиши больше не  отзываются визгом сервоприводов?  Плевал я на  вас и ваши
задания.  Первое,  что  сделаю  в  аэропорту  -  пойду  в  бар попить кофе и
почитать газетку. Чтобы вы, гады, знали, что в бар можно ходить просто  пить
кофе и просто читать газетки, а не сигналить агенту, что задание  провалено.
И вообще,  проживу оставшиеся  дни так,  как будто  вас на  самом деле нет и
никогда не было. А  вы совещайтесь там в  своих кабинетах, что вам  со мной,
таким, делать. Пошли вы на три буквы.
    Слабость отступила.  Все стало  легко и  просто. Лайнер,  отказавшись от
попыток догнать закат, плавно падал  в сиреневый сумрак нижних эшелонов.  По
салону шла живая, по моей воле, стюардесса, собирая пледы и вежливо  тормоша
сонных  пассажиров.  Где-то  хныкал  разбуженный  ребенок.  Толстый дядька в
соседнем  кресле  сладко  хрустел  суставами.  Еще  одна  стюардесса,   тоже
чудесным  образом  живая,  катила  тележку   с  последними  в  этом   полете
напитками. Чертовски привлекательная, в  своей юбчонке и крахмальной  блузке
с крылышками на левой груди.
    А-310 переломился  посередине фюзеляжа,  в шести  рядах впереди  меня. У
моих  невидимых  хозяев  много  роботов.  Погаснут  кнопки на одном пульте -
перейдут к другому. А я последний дурак, распустил сопли, размечтался.  Одно
интересно - я был основным или резервным вариантом?
    Стюардесса вместе с тележкой  и крылышками на левой  груди проваливалась
во  тьму,  оказавшуюся  вдруг  за  ее  спиной на месте освещенного салона, и
единственное,  что  я  мог  видеть  в  последние  доли  секунды  -  это   ее
неподвижные темные глаза,  смотрящие прямо мне  в лицо. Или  мне показалось,
что я  вижу ее  глаза, ведь  свет погас  одновременно со скрежетом рвущегося
металла.
    В  следующее  мгновение  меня  выбросило  в  облачный  слой,  прочь   из
наполненного  предсмертным  воем  кувыркающегося   обломка.  Я  не   потерял
сознания  от  разряжения:  высота  уже  невелика.  Не случилось даже удара о
ледяной воздух. Просто выплыл, как  в невесомости, во тьму, и  сразу остался
один,  в  промозглом  тумане.  Ни  остатков  лайнера, ни людей, ни верха, ни
низа. Только свист черного воздуха, и я посреди бесконечного мира.
    Организм сработал  сам, исполняя  давно заложенные  программы выживания.
Когда я сообразил, что падаю в ночи, и  до конца - секунды, и в ушах -  боль
от перепада  давления, и  тугой морозный  воздух жжет  незащищенное тело, он
уже  сам,  без  моей   команды,  вспомнил  парашютную  практику,   остановил
кувыркание, и я оказался лежащим  лицом вниз на встречном воздушном  потоке.
Бессмысленно и глупо, конечно, но свой последний полет я совершал достойно.
    Нижняя кромка облаков  оказалась совсем близко.  Я вышел под  нее, и мир
распахнулся во всю свою ширь, разом,  как будто только что, на моих  глазах,
родился. В  этом мире  вечерело. Внизу  ровной неподвижной  плоскостью лежал
океан. По  сторонам вокруг  меня из  облачного небосклона  выпадали и  и шли
навстречу этой  плоскости обломки  того, что  недавно называлось  самолетом.
Некоторые  куски  падали   быстро  и  упрямо,   обгоняя  остальные.   Другие
кувыркались  и  отставали.  Самые  шустрые  уже  достигли  воды,  и  вся она
оказалась  испещрена  следами  от  их  падений.  Какие-то  обломки   горели,
подсвечивая  безмолвную  сцену  катастрофы   тревожным  красным  светом,   и
навстречу  им   из  водной   глуби  быстро   поднимались  неверные   сгустки
отраженного огня.  Людей я  не видел  - они  оказались слишком  мелки в этой
грандиозной панораме.
    И в последние секунды я ощутил озарение. Он вошло в меня истиной  истин,
внезапно,  как  входит  в  сердце  узкий  десантный  клинок. В сиянии нового
знания привиделись мне старик,  открывающий бездны Вечности, и  два молодых,
веселых парня  посреди грозового  московского вечера,  и прекрасная,  добрая
женщина  в  теплой,  как  парное  молоко,  казахстанской  ночи, и мальчишка,
видящий  цветные  детские  сны  под  негреющим  тонким  одеялом  в  жестокой
северной стране. И  еще я увидел  светящиеся зеленым светом  живые воздушные
пузыри в океане  неведомой планеты, и  мчащиеся навстречу пленки  горизонтов
черной дыры, и город вечных закатов, в который так и не долетел в этот  раз,
и  многое-многое,  чего  когда-то  навсегда  лишился,  заменив это простым и
ясным делом всей своей жизни.
    И я заплакал прямо  во встречный ветер, и  он сдул слезы и  заморозил их
на моих висках.
    И я широко раскинул руки, потому что захотел вдруг обнять весь  огромный
и  сверкающий  мир,  открывшийся  мне   в  последнюю  секунду,  и   навсегда
заменивший грязный  и страшный  мир моей  бесконечной жизни.  И серый  бетон
зимней Атлантики здесь, совсем близко.
    Прости, Илюха, брат мой. Прости, Санек, брат мой.

Глава 12. Финал

    Старик оказался совсем плох.
    Отревевшись  за  столом  с  холодными  оплывшими  свечами,  в  пустой  и
прозябшей  библиотеке,  освещенной  даже  не  светом, а, скорее, отсутствием
полной тьмы, сочащимся  через стрельчатые окна,  я побрел искать  Саваофа по
неприветливым коридорам его одинокого дома. Странно, но дом стал  непривычно
молчалив.  Словно  умер.  Бешеный  ветер  пустоты, насыщенный несуществующим
снегом, больше не пробовал прочность его стен. Да и снег, в самом деле,  уже
не  сыпал  в  окна.  Сероватое  ничто  прильнуло к стеклам снаружи, и только
благодаря  его  полусвету  я  ориентировался  среди  теней  неуютного  жилья
вечного старца.
    Я дергал  подряд ручки  всех бесчисленных  дверей, но  все они  отвечали
неумолимой прочностью вековых  замков. Так дошел  я до двери  в свою давнюю,
забытую  московскую  квартиру.  Она  подалась.  Ее  миллиметровое   движение
подстегнуло чувства, как  детское новогоднее счастье.  Я распахнул дверь,  в
надежде ворваться в  свое - чужое  прошлое и разом  найти там ответы  на все
свои незаданные вопросы.
    Не вышло.  Моей квартиры  больше нет.  Прямо за  дверью стеной стояло то
самое ничто, которое присутствовало везде в этом доме, и снаружи, и  внутри.
Я в ужасе  отшатнулся и захлопнул  дверь. Щелкнул замок.  Больше она уже  не
открывалась.
    И я побрел дальше.
    Я нашел Саваофа в неизвестной по счету комнате на неизвестном этаже,  за
неизвестным поворотом. Это - вторая  незапертая дверь во всем доме,  если не
считать  библиотеки,  служившей  центром  бессмысленного  скопища  запретных
комнат.  Комнатка,  где  лежал  старик,  оказалась  очень небольшой. Древняя
резная деревянная  кровать под  пыльным балдахином,  вычурный ночной столик,
да  пара  тяжелых  кресел  на  гнутых  ножках составляли ее убранство. Стены
скрывались под темными от времени гобеленами. В неверном свете  единственной
свечи  читались  на  них  однообразные  сцены  средневековой охоты, обильные
лошадьми, собаками и богато разодетыми дворянами.
    Старик не  шевелился. Только  подойдя к  самой кровати,  я с облегчением
убедился, что он  жив. Ему тяжело  дышалось, иссохшие руки  безвольно лежали
вдоль  тела  поверх  вытертого  одеяла,  вероятно,  такого  же  ветхого, как
гобелены.
    - Саваоф Ильич! - позвал я осторожно.
    Морщинистые веки дрогнули.
    - А-а... Илья Евгеньевич... Наконец-то... вы здесь.
    - Саваоф Ильич, чем я могу вам помочь? Вы больны?
    - Да что вы... Вот... прилег... отдохнуть... немного.
    Он еще и шутить пытается!
    - Вы, наверное,  знаете, Саваоф Ильич,  я не смог  спасти самолет. Санек
погиб. Я ему открылся  перед самой смертью, когда  понял, что он уже  никому
ничего не  расскажет. И  цэрэушник погиб.  Все там  погибли. Это,  наверное,
конец.
    - Знаю... конечно. Это... вы... пока... ничего не знаете.  Информация...
дошла по назначению. Тот  цэрэ...ушник, как вы... говорите,  оказался хитрым
... парнем.  Он оставил...  сообщение... резервное.  Так что...  на Земле...
опять паритет.
    - И что,  Запад знает об  ускорителе? Значит, конца  света не будет?  Мы
уже вышли в космос?
    - Подойдите... к окну... Илья Евгеньевич... Откройте... шторы.
    Старику становилось хуже, голос его слабел и прерывался. Он говорил,  не
открывая глаз.  Я сначала  даже не  понял, чего  он хочет  от меня.  Зачем к
окну?
    Но переспросить  я постеснялся,  уж больно  много сил  тратил Саваоф  на
разговор.  Я  подошел  к  окну,  долго  разбирался,  как открываются тяжелые
портьеры, но в конце концов распахнул их и зажмурился, ослепленный.
    Там, за старинным желтоватым  стеклом, лежала залитая солнцем  Москва. Я
смотрел на нее с высоты птичьего полета, узнавая и не узнавая  одновременно.
Я видел затянутые петлей реки Хамовники, блеклую громаду Университета,  чашу
Лужников и гребенку кремлевских башен вдали. Но на этом сходство  кончалось.
Знакомые,  виденные  тысячи  раз  с  самых  разных точек, очертания терялись
среди  новых,  удивительных  контуров.  Дальний,  тающий в многокилометровой
толще  воздуха,  горизонт  закрывали  сияющие  солнцем стены зданий, размеры
которых  я  не  мог  себе  представить.  На  какие  фундаменты опирались эти
исполины? На месте каких спальных районов встали они? Или они - за МКАД,  за
чертой известного мне города?
    Я внимательнее вгляделся  в старый центр,  и понял, что  в нем мало  что
осталось от  моей Москвы.  Его изрезали  немыслимой сложности многоуровневые
дорожные развязки,  висячие сады  испещрили его  пятнами зелени,  а то,  что
всегда было  для меня  привычной московской  архитектурой, оказалось  скрыто
под невесомыми прозрачными куполами.  И над всем этим  опрокинулось голубое,
не замутненное  дымами небо,  и, как  мошкара, суетились  в нем, посверкивая
блистерами, тысячи мелких летательных аппаратов.
    Похоже  на   сцену  из   старых  фантастических   романов  про   светлое
коммунистическое  завтра.  А  еще  больше,  по  ощущениям,  на  полет Любови
Орловой в авто в финале "Светлого пути".
    Я стоял, пораженный, забыв о  больном старике за моей спиной.  Мелькнула
мысль,  что  Саваоф  еще  раз  воскресил меня, чтобы показать благословенные
плоды  моих  трудов,  страданий  и  смертей,  и  вознаградить новой жизнью в
счастливом завтра.
    - Нравится? - прошелестел слабый голос.
    - Здорово! Это будущее? Какой год?
    - Это...  будущее... Лет  через сто...  могло бы...  Но... Сейчас... две
тысячи восьмой... Июнь...  Ты хороший человек,  Илья... И быстро  учишься...
Готовься... У тебя... еще... один... урок...
    Совсем близко,  за стенами,  шумел океан.  Метровые валы  вставали среди
водной  глади   в  густой   южной   ночи,   катились  к   берегу,   обрастая
фосфорицирующими  барашками  и  заворачиваясь  в  трубы,  как огромные листы
оргстекла,  а  потом  обрушивались  в  полосе  прибоя,  разлетаясь на мелкие
кусочки.
    Запищал будильник. Половина шестого. Я  резко сел в кровати. Я,  капитан
второго  ранга  Сил  космической  обороны  США  Кристофер  О'Рейли.   Белый,
тридцать два года,  Калифорнийская школа с  отличием, шесть лет  в море, три
года  под   землей,  командир   расчета  межсекторной   координации   Центра
управления СКО, Золотой экипаж. Женат, двое детей.
    Ого, это  что-то новенькое.  В прошлых  жизнях я  всегда был более-менее
русским.
    Джинни в постели,  конечно же, не  оказалось. Она живет  по собственному
оригинальному расписанию,  придуманному еще  в пору  работы над диссертацией
про  роль  сексуальных  отклонений  в  формировании  интеллектуальных элит в
эпоху Возрождения.  Спит по  часу четыре  раза в  сутки. Сейчас  у нее время
купания  голышом  и  встречи  рассвета.  Она  хорошая  жена, чудесная мать и
серьезный ученый, но  я не уверен,  что продержался бы  достаточно долго, не
будь у меня отдушины в виде регулярных дежурств в Центре.
    Я совершил все  положенные утренние ритуалы,  накинул халат и  спустился
на  кухню.  За  стеклянной  стеной  вставал июньский рассвет. Солнце бруском
раскаленной  стали  в  обрамлении  подпаленных  им  далеких облаков лежало в
океане. Наш отрезок пляжа, от  ступенек веранды до темной приливной  полосы,
уже очищен от ночного плавника  и прочесан металлической щеткой. Жена  сидит
посередине  ровного  песчаного  пространства  спиной  ко мне, в позе лотоса,
голая, и вовсю поглощает космическую энергию.
    Я согрел кофе  и поджарил тосты.  Есть в такую  рань не хотелось,  но до
Центра - полсотни миль, и я терпеть  не могу урчания в животе. С подносом  в
руках, в  халате, я  вышел на  пляж. Ветерок  оказался довольно  прохладным.
Служба погоды  обещала пару  дождливых дней,  и облака,  в которые  вползало
встающее солнце, кажется, не собирались подводить синоптиков.
    Загребая песок шлепанцами,  я добрел до  жены и поставил  поднос. Джинни
не шелохнулась.  Она сидела,  закрыв глаза  и положив  руки с соединенными в
колечки большими и средними пальцами на свои раздвинутые бедра.  Глупенькая,
она  думала,  что  таким  образом  обеспечивает  себя  жизненной   энергией.
Максимум, чего она могла добиться  - это совратить мужа перед  дежурством. Я
присел у  нее за  спиной, пропустил  свои руки  ей подмышки  и положил их на
твердые,   пупырчатые   от   холодного   ветра   груди,   на  манер  чашечек
бюстгальтера.
    Бронзовая статуя  Будды засмеялась  и ожила.  В следующий  момент я  уже
летел кувырком,  набирая песок  в волосы  и за  шиворот халата. Джинни очень
опасная женщина, со спины к ней лучше не подбираться.
    Потом  мы  сидели  вдвоем  в   песке,  накрывшись  моим  халатом,   пили
остывающий  кофе  и  хрустели  обжаренным  хлебом.  Хотелось,  чтобы  солнце
навсегда  зависло  в  той  же  точке  над  кромкой горизонта, протянув к нам
искрящуюся  дорожку  червонного  золота,  и  мы  навечно  остались здесь, на
пляже, под коротковатым для двоих халатом.
    Однако, спустя  полчаса, проведав  спящих детей  и одевшись,  я уже гнал
свой "ровер" на  север по Океанскому  шоссе, вдоль бесконечного  ряда пальм.
За  пальмами  мимо  меня  летел  такой  же бесконечный пляж, и серо-зеленая,
очерченная белой  прибойной каймой,  чаша океана  медленно вращалась  вокруг
далекой неведомой оси.  Шоссе пусто. Это  я, ранняя пташка,  люблю приезжать
на дежурство за пару часов до смены, а вся остальная команда появится  здесь
на своих машинах гораздо позже.
    Центр управления  Сил космической  обороны строился  невиданными темпами
последние  пять  лет.  Сейчас  он  представлял собой сверхзащищенный кокон в
глубине атлантического  шельфа, под  тысячей футов  соленой воды  и полутора
тысячами  футов  пород  океанского  ложа.  Его  приемо-передающие комплексы,
оборудованные  на  подводных  лодках,  крейсировали  в радиусе сотен морских
миль. Вода служила для Центра и ударной защитой, и коммуникационной средой.
    Кошмар  ядерного   противостояния  полувековой   давности  вернулся   на
планету, но в  гораздо более ужасной  форме. Боеголовками теперь,  благодаря
коварству русских,  оказался набит  ближний космос.  Подлетное время  вместо
стародавних  получаса  сократилось  до  трех  минут.  Классические  средства
противоракетной  обороны   оказались  непригодны,   и,  ценой   невероятного
напряжения  сил,  над  страной   распахнулся  зонтик  космической   обороны,
собранный из тысяч боевых спутников.
    Новое ядерное противостояние драматически отличалось от того,  казалось,
на  веки  вечные  преодоленного  в  короткий  период  российской демократии.
Малое подлетное  время изменило  все. Например,  в корне  поменялась тактика
ведения  возможной  ядерной  войны.  Орбитальные  цуги  боеголовок позволили
организовать каскадные  бомбардировки сверхзащищенных  командных пунктов,  и
отныне единственным местом,  сколько-нибудь пригодным для  их строительства,
оказался  океан.  Когда-то  объекты  такого  рода  обе  враждующие   стороны
предпочитали  маскировать.  В  земную  кору заглублялись гигантские бетонные
сооружения, внутри них на  сложных амортизационных подвесках качались  целые
многоэтажные здания,  битком набитые  аппаратурой и  людьми, а  поверх всего
этого  высаживались  милые  рощицы,  в  которых  свободные  от  смен офицеры
собирали  грибы  и  играли  в  волейбол.  Другой вариант командных пунктов -
целые города,  выгрызенные проходческими  щитами в  недрах горных  массивов.
Сегодня и то, и другое  годилось разве что для создания  музеев человеческой
глупости. Бетонные  сооружения легко  вскрывались, как  консервные банки,  а
горы  просто  разваливались,  как  лесные  муравейники,  сериями из десятков
ядерных взрывов, следующих один за другим с интервалами в несколько секунд.
    Космические  средства  разведки  окончательно  лишили маскировку всякого
смысла.  Вместо  тайны  размещения  на  первое  место  вышло  совсем  другое
требование  к  командному  пункту:  способность  выдержать  каскадный удар и
выдать единственную команду на сокрушительный ответ.
    Изменилась  и  стратегия,  и  цель  ядерной  войны.  Уже  давно никто не
говорил о хирургических ударах, высокоточном оружии, обмене ударами,  ударах
возмездия и тому подобных  анахронизмах. Малое подлетное время  привело идею
ядерной войны  к состоянию  кристаллической завершенности,  к так называемой
"триггерной фазе".  Стратегии, как  таковой, больше  не существовало. Задача
каждой  из   сторон  оказалась   проста  и   однозначна:  поймать    момент,
технологический, временной или тактический,  когда противник хотя бы  на три
минуты, то  есть на  подлетное время,  окажется не  в состоянии  ответить на
атаку,  и  пустить  в  ход  все  свои  наличные  боевые  силы, долбя и долбя
ядерными взрывами в точку, только с одной целью: лишить врага  единственного
пункта, откуда он мог бы выдать команду на ответный удар по городам.
    Почему  единственного?  Да  потому,  что  произошло еще одно радикальное
изменение в принципах ядерного противостояния: ушли в прошлое  президентские
ядерные чемоданчики. У  глав государств просто  больше не оказалось  времени
на  принятие  решения.  Теперь  решения  принимала техника Центра управления
космической   обороной,    контролируемая   дежурной    сменой.    Разделить
ответственность  за  принятие  этого  решения  между  несколькими командными
пунктами в условиях "триггерной фазы"  оказалось невозможно по той же  самой
причине - не хватало времени на взаимодействие. И в итоге у русских  остался
единственный  командный центр  в глубине  Охотского моря,  а у Америки - под
шельфом Атлантики.
    Я  преодолел  контрольный  пункт,  первый  из  пяти.  Знакомый   сержант
отсалютовал,  не  глядя  в  протянутый  пропуск.  Дальше  дорога пошла через
пейзаж,  изрядно  утыканный  разнообразными  военными объектами. На вершинах
холмов  беззвучно  вальсировали  антенны  локаторов.  В  низинках гнездились
ракеты   ближнего   эшелона   прикрытия.   Тут   и   там   белели    коробки
административных  зданий  и  казарм.  Невероятное  количество   строительной
техники  и  горы  перевороченного   грунта  свидетельствовали  о  том,   что
строительство Центра продолжалось полным ходом.
    Пятый контрольный  пункт находился  в самых  Воротах. Я  тормознул перед
барьером и  сунул персональный  идентификатор в  щель приемника.  Контролер,
молоденькая   чернокожая   девчонка,   приветственно   махнула   мне   через
пуленепробиваемое  стекло  своей  будки.  Стальной  барьер  канул  в пол. До
Центра  оставалось  сорок  миль  пологого  туннеля, уходящего вглубь Земли и
освещенного рядами лунного цвета лампионов.
    Итак, человечество напоминало двух  ковбоев, вышедших на пыльную  улочку
техасского  городишки,   чьи  пальцы   напряженно  зависли   над   рукоятями
покоящихся   в   кобурах   кольтов.   Безумные   русские,  овладев  секретом
ускорителя,  использовали  его  ради   доведения  мира  до  грани   всеобщей
погибели. К тому моменту, как мы про него прознали, в космосе болталось  уже
как раз столько ядерной гадости, чтобы развернулась новая гонка  вооружений,
но, к счастью, еще не столько,  чтобы русские смогли ее выиграть. Мы  быстро
сделали  собственный  ускоритель  и  восстановили  паритет - но и только-то.
Теперь оставалось в нужный момент дернуть из кобуры перламутровую рукоять  и
не промахнуться. Успеешь -  переживешь ядерную зиму, потеряешь  три четверти
населения,  но  выживешь.  Не  успеешь  -  на  две  сотни  лет  единственным
обитателем  твоей  страны  станет  смерть.  А  если  успеют  выстрелить  оба
противника, удары  с двух  сторон сложатся,  и смерть  навсегда заселит  всю
планету. Вот это и есть "триггерная фаза".
    Я загнал машину  в паркинг, приткнул  ее на свой  персональный пятачок и
заглушил  двигатель.  После  получасового  гула  туннеля, где звук двигателя
"ровера",  отражаясь  от  свода,  фокусировался  вокруг  водителя,  да   еще
встречные  самосвалы  проносились  мимо  ревущими  бомбами, тишина огромного
зала ватой  заложила уши.  Я посидел,  привыкая к  ней, и  вышел из  машины,
только  когда  почувствовал  насыщенность  этой  тишины  далекими, но явными
признаками  жизни  глубинного   сооружения.  Денно  и   нощно  пели   тысячи
вентиляторов,   гоняя   по   бесконечным   коробам   фильтрованный   воздух.
Проходческие  щиты  на  нижнем,  шестом  горизонте, вгрызались в базальтовый
монолит,  сотрясая  окружающие  слои  породы  мелкой дрожью. Десятки человек
дежурной  смены  одновременно  говорили  по  телефонам,  отдавали   приказы,
стучали  по  клавишам  компьютеров,   дышали  и  двигались.   Энергетические
коммуникации,  как  кровеносная  система,  сетью  вросли  в тело комплекса и
наполняли его неслышимым и немолчным гудением.
    Я спустился на второй, жилой горизонт, и прошел в свою каюту.  Маленькая
комнатушка  с  откидной  койкой,  столик,  шкаф  с  униформой, да фотография
Джинни в обнимку с  малышами - вот и  все, что причитается капитану  второго
ранга. У заключенного в  какой-нибудь федеральной тюрьме для  особо опасных,
пожалуй, кусок частной  собственности пообширней. Зато  стоит раз в  пятьсот
поменьше.
    Мне  предстояло  провести  здесь  половину  времени  из недельного цикла
дежурства. Если не считать,  конечно, времени, приходящегося на  бар, сквош,
бассейн и прочие невинные развлечения.
    Переодевшись  в  униформу  Золотого  экипажа,  я  опустился на лифте еще
ниже, в Главный зал, сердце всего Центра.
    Главный зал! Пещера чудес двадцать первого века! Кусок космоса в  недрах
планеты! Можно часами сидеть в галерее, наблюдая за жизнью самого  странного
и опасного  из всех  человеческих обиталищ,  построенных за  все тысячелетия
человеческой истории. Многие, сменившись  с дежурства, именно так  и делают.
К этому зрелищу невозможно  привыкнуть. Да это даже  и не зрелище: это  сама
жизнь, какой она стала сейчас, в две тысячи восьмом году.
    Когда-то,  еще  мальчишкой,  я  побывал  с  отцом  в  Хьюстоне. Мы долго
бродили среди  лежащих, стоящих,  целых и  разобранных экспонатов  всех эпох
завоевания  космического  пространства,  и  я,  при  всей  удивительности их
размеров и сложности  устройства их внутренностей,  никак не мог  отделаться
от  разочарования.  К  тому  времени  я уже достаточно начитался фантастики,
"Непобедимый"  Лема  всегда  лежал  не  моем  столе,  и я верил, что выход в
космос  для  человечества  должен  сопровождаться  куда  более  грандиозными
свершениями, чем  те, которые  представляли экспонаты  музея. Более  того, я
считал, что  застой в  космических исследованиях  вызван именно  отсутствием
таких  свершений  по  причине  нашей   лености  и  скупости,  а  отнюдь   не
прекращением  космической  гонки  из-за   провала  русских.  Но   наибольшее
разочарование постигло  меня в  планетарии. Искусственное  небо, несмотря на
все усилия его создателей, оказалось куда более мертво, чем небо  настоящее.
Оно вращалось, его усыпали  разноцветные звезды, по нему  проносились кометы
и метеоры, но  ничего, кроме ощущения  грубой подделки, оно  не вызывало. Мы
тогда очень крупно поссорились с  отцом. Еще бы! Для него  Хьюстонский музей
символизировал победу Америки даже  не над Россией, а  над всем миром. В  те
годы  только  наша  страна  могла  позволить  себе отправлять один за другим
зонды в  дальний космос,  только наша  страна побывала  на Луне, только наша
страна  имела  шаттлы.  Русская  станция  агонизировала  на  орбите, русские
космические  проекты  проваливались  один  за  другим, русский шаттл позорно
служил аттракционом в парке  развлечений, русские космодромы превратились  в
города-призраки. Остальные же страны не имели и этого.
    С тех  пор утекло  много воды.  Отца нет  в живых.  Русские чуть-чуть не
монополизировали космос. Я изображаю из  себя ковбоя с ядерным кольтом.  И я
нашел  свой  планетарий,  именно  такой,  какой  хотел  увидеть, но так и не
увидел в детстве.
    Главный  зал  -  это  шар  диаметром  в  сотню  футов,  врезанный  в три
горизонта  и  без  того  не  маленького  глубинного  комплекса.   Внутренняя
поверхность шара представляет окружающее Землю космическое пространство,  от
ближних  заатмосферных  высот   до  лунной  орбиты,   и  даже  дальше.   Оно
несравненно живее, чем  настоящее звездное небо,  потому что несет  на своей
поверхности  не  глупые  изображения  звезд  и  планет,  а  тысячи  и тысячи
информационных  объектов,   складывающихся  в   оперативную  обстановку   на
космическом театре военных действий. Вечная тьма Главного зала расцвечена  в
тысячу раз ярче и разнообразнее, чем рождественская елка перед Белым  Домом.
Через  темно-синюю  координатную  сетку  переползают  из  сектора  в  сектор
цепочки зеленых огоньков - это орбитальные цуги ядерных боеголовок  караулят
момент, когда удобнее всего выйти в пикирование на вражеские наземные  цели.
Экватор густо  заселен целой  радугой геостационарных  спутников -  связных,
наблюдательных,  боевых.  По  всему   небесному  полю,  на  первый   взгляд,
хаотично,  но  на  самом  деле  в  соответствии  со  строжайшим  алгоритмом,
разбросаны оранжевые пятна, каждое -  с целой сеткой условных обозначений  и
символов. Это наша  гордость и надежда,  боевые платформы, вооруженные,  как
эскадренные миноносцы. Именно они поставили  русских на место в дни,  когда,
казалось,  конец  неизбежен.  И  еще  множество отсветок, наших и вражеских,
всех мыслимых  цветов и  яркостей, мечется,  ползает и  висит в круглом небе
чудесного   планетария.   Здесь   и   обитаемые   регламентные   станции,  и
спутники-шпионы, и  спутники-хранители, и  спутники-киллеры, и  транспортные
шаттлы,  и  много  еще  чего.  Даже  мертвые фрагменты былых спутников, и те
мерцающими искорками присутствуют в подземном космосе. Но метки  космических
целей - это лишь малая часть всей картины.
    Потому,  что  в  центре   Главного  зала  подвешено  некое   сооружение,
"кинематик",  вмещающее  в  себя  рабочие  места  двух  десятков  операторов
Главного расчета.  И эти  люди непрерывно  и напряженно  работают. Кинематик
находится в постоянном движении,  перемещая висящие над пропастью  Вселенной
фигурки людей в нужные им  позиции. И, как воплощение человеческих  мыслей и
решений,  окружающий  космос  непрерывно  меняет  вид,  форму  и содержание.
Вспыхивают и гаснут трассы орбит,  тут и там пролегают измерительные  шкалы,
одни  объекты  становятся  ярче,  другие  гаснут,  накладываются  масштабные
сетки,  выстраиваются  колонки  символов,  перерисовываются  целые   области
пространства, мечутся  курсоры самых  разных конфигураций  и расцветок. Идет
непрерывная  работа  по  прогнозированию  и планированию боевых группировок.
Ведь   ситуация,   складывающаяся   в   космосе,   на   семьдесят  процентов
неподвластна желаниям  людей. Если  цуг боеголовок,  двигаясь по  орбите, не
вошел в  допустимую зону  начала пикирования,  он безвреден  для противника.
Задача людей в этом зале - сделать так, чтобы никогда не возникло ни  одного
трехминутного  интервала,  в  течение  которого  хотя  бы  один цуг не висел
дамокловым мечом над вражеским объектом.
    А над всей этой суетой,  как Бог над Вселенной, царит  Боевой Интеллект.
Его проявления,  пока все  нормально, редки  и скупы.  Бывает, что  за целую
смену  расчет  так  ни  разу  и  не  увидит  пульсирующего  желто-оранжевого
контура,  отмечающего  зону  предударной   напряженности.  Но  дух   Боевого
Интеллекта каждомоментно довлеет  над всей активностью  в Главном зале.  Чем
бы ни занимались операторы,  какие бы текущие задачи  они ни решали -  стоит
где-нибудь на  небесной сфере  появиться контуру  напряженности, и мгновенно
большая часть фигурок в кинематике  перемещается в эту сторону, и  адреналин
хлещет в  кровь, и  крики команд  и докладов  перемежают друг  друга. Задача
одна -  любыми силами  задавить контур,  не дать  ему расти,  захватывая все
новые области пространства. Включаются резервы, перебрасываются с орбиты  на
орбиту спутники,  преднакачиваются лазеры  боевых платформ,  взводятся пушки
киллеров  и  хранителей.  Бывает,  что   подавляя  один  контур,  люди,   по
невезению,  по  невозможности  ли  уследить  за  всем  на  свете,   вызывают
появление других, и тогда ужас проникает в сердца. В такие моменты  кажется,
что  истекают  последние  минуты  твоей  жизни.  Ведь там, с противоположной
стороны  земного  шара,  чужой  механический  интеллект  уже  знает  о твоем
промахе, и занят только тем,  что отслеживает неведомый тебе порог  принятия
решения.  Как  только  последствия  твоего  промаха  превысят этот порог, на
каком-то из ползущих в черном небе цугов заработают двигатели пикирования.
    Вот в этом-то,  а не в  разноцветьи огней, и  состоит красота планетария
Главного  зала.  Космическая  оборона   оказалась  самой  большой  и   самой
увлекательной игрой в истории человечества. В ней нет ставок, как в  картах.
В  ней  нет  бесконечных  жизней  и  арсеналов  невероятного  оружия,  как в
компьютерных   шутерах.   По  сравнению  с  ней  шахматы  -  все  равно  что
трехклеточные  крестики-нолики.   Азарт  в  ней  дистиллирован,  доведен  до
крайнего  предела.  Грубая  ошибка  может  быть  только одна, и бессмысленно
надеяться  на  чудо,   прощение  или  припрятанный  за  поворотом  лабиринта
медицинский кит.
    Интересно  бы  организовать  круглосуточную  национальную  трансляцию из
Главного зала. Через месяц  из бизнеса повылетают все  остальные телеканалы.
А через полгода нация просто свихнется от непрерывного стресса.
    По полутемной кольцевой галерее  верхнего уровня, не отрывая  взгляда от
происходящего  за  наклонным  стеклом  с  однонаправленной  прозрачностью, я
дошел  до  бара.  Даже  бар   здесь  оборудовали  в  расчете  на   любителей
посмаковать зрелище: круглые высокие стулья  выстроились в ряд вдоль окна  в
зал. В  эту пору,  за час до смены, бар был пуст. Сменяющийся расчет готовил
посты к передаче, а новый еще не прибыл.
    Только Кэт занимала единственный стул  в самой середине ряда, и  коленки
ее замысловато переплетенных ног непонятным образом светились во полумраке.
    - Привет,  Крис!  -  сказала  Кэт,   не  оглядываясь,  и   непринужденно
переменила позу. Свет коленок погас.
    - Привет,  лейтенант!  -  разочарованно  откликнулся  я.  -  Что там, за
бортом,  новенького?  -  Я  налил  себе  кофе  и  выдоил  из  автомата  пару
сэндвичей.
    - У  русских, кажется,  проблемы. Если  они через  час не вытащат замену
для  семьсот  пятнадцать   -  дробь  пятого,   завтра  к  вечеру   возникнет
критическое окно. Захвати  мне кофе. Как  там на нулевой  отметке? Дождь уже
идет?
    - Дождя нет. А ты что, давно приехала?
    - Уже два  часа здесь. Филлип  из постели выдернул,  доклад для Комитета
вылизывать. Говорит,  надо готовиться  к большому  буму. Русские выдыхаются.
Он уверен, что они опять проиграли.
    - Они всю жизнь  выдыхаются, И что же,  из-за этого девушку надо  лишать
сладких утренних снов? Может, он просто за тобой приударяет?
    - Адмирал?  Да  он  же  возбуждается  только  на  кинематике!  И рефлекс
исключительно  на   предударный  контур.   Не-е-ет,  мне   нужен  кто-нибудь
помоложе. Ты, кстати, тоже не подходишь.
    - Спасибо, мэм. А то я уже испугался.
    - Не  стоит  благодарности.   Вон  он,  кстати.  Полез  Гриффиту   мозги
вправлять.
    И  в  самом  деле,  желтая  грузная  фигура  в тесной кабинке подъемника
всплывала к кинематику со дна сумрачного зала.
    Смена  еще  не  началась,  но  адмирал  Филлип  любил  взгромоздиться на
кинематик  пораньше,  "понюхать  космос",  как  он  выражался.  Сейчас  он в
течение часа будет тянуть  из генерала Гриффта, командира  Голубого экипажа,
все, что  тот знает  про оперативную  обстановку. Естественно,  с намеком на
безнадежную  некомпетентность  сухопутных  вообще,   и  бывших  летчиков   в
частности. Астеничный и миниатюрный, в отличие от своего солидного  коллеги,
Гриффит будет  возмущаться противным  скрипучим голоском  и требовать, чтобы
Филлип  не  мешал   работать.  Уставшие  офицеры   дежурной  смены,   слушая
традиционную старческую  перепалку, немного  расслабятся и  улыбнутся, зная,
что через неделю все повторится с зеркальной точностью.
    Пока враг  О'Рейли трепался  с Кэт,  пил кофе  и краем глаза рефлекторно
отслеживал тактическую ситуацию на видимой ему части сферы Главного зала,  я
ударился в грустные размышления.
    Все  напрасно.   Земляне  оказались   маниакальны  в   своем  стремлении
покончить с собственной жизнью, а вместе  с тем и со всей Вселенной.  Саваоф
помирает. Наверное, его непонятная болезнь пропорциональна росту  напряжения
в  ткани  информационного  континуума.  Лет  семьдесят  или сто назад, когда
угроза  опоздания  землян  с  выходом  в  космос  была  еще неявной, Саваоф,
видимо,  представлял  собой  молодого,  полного  сил человека. Но старость и
болезнь подкрались  неожиданно и  быстро. В  этом он  оказался похож на нас,
людей. А вот сможет  ли он восстановиться и  вернуться в молодость, если  мы
отойдем от  края бездны,  над которой  зависли? Что-то  не верится. Если Бог
создавал нас  по своему  образу и  подобию, или,  по крайней  мере, принимал
образ и  подобие человека,  являясь мне,  то финал  должен быть  один, и  он
предрешен.  Однажды  его  изношенное  сердце  вяло толкнет в аорту последнюю
порцию крови  и замрет.  И тогда  здесь, в  Главном зале,  появится и начнет
распухать,   захватывая   все   новые   и   новые   области    пространства,
желто-оранжевый предударный контур. Офицеры,  как это случалось в  их службе
тысячи  раз,  бросятся  давить  его,  еще  не  зная,  что наступил тот самый
бессмысленный  момент  взаимного  уничтожения,  для  которого обе враждующие
стороны положили столько  сил, денег и  жизней. Люди бросят  в прорыв свежие
боевые  ресурсы,  но  он,  вместо  того,  чтобы  погаснуть,  расползется,  и
возникнут другие контуры, и они  сольются, и тогда Боевой Интеллект  этой ли
стороны,  той  ли,  но  примет  решение  на удар. Ответное решение последует
через мгновения. И часы всей  Земли начнут отсчитывать последние три  минуты
тишины.
    Или еще не все потеряно?  В конце концов, плевать, как  выглядит Саваоф.
Он  предстал  для  меня  в  образе  старикашки,  чтобы  я проще согласился с
непостижимыми  для   меня  абстрактными   истинами.  От   меня   требовалась
конкретная  работа  -  и  я  ее  выполнял,  как  мог.  Вот  и  сейчас у меня
конкретное  задание.   Последнее  задание.   У  землян   наконец-то  имеется
ускоритель,  они  вышли  в  космос,  ядерное  противостояние близко к концу.
Наши, наверное, и в самом деле выдыхаются. Уставшей от самоистязания  стране
больше не по силам держать  космическую оборону. Мы снова ляжем  на лопатки,
подставив победителю  мягкое брюхо.  Богатенькие американцы  почистят космос
от  ядерного  хлама,  завалят  Россию,  арабский  Восток  и прочих обиженных
гуманитарными  программами,  чтобы  больше  не  брыкались,  а  сами   начнут
осваивать Луну,  Марс, строить  космические города.  Жизненного пространства
появится - хоть отбавляй. Постепенно в его освоение втянется весь  остальной
мир,  былые  распри  уйдут  в   прошлое.  Земляне  сольются-таки  в   единую
цивилизацию, а там не за горами и встреча с братьями по разуму.
    А в Главном  зале оборудуют еще  один музей. О'Рейли,  конечно, этого не
увидит. Скорее всего, возвращаясь  домой после дежурства, врежется  на своем
"ровере" в какую-нибудь  пальму на Океанском  шоссе. Саваофу слишком  опасно
оставлять меня в живых. Чтобы я однажды проболтался и отправил за бугор  все
его  миллиардолетние  труды?  Так  что  станет  Саваоф опять молодым, или не
станет  -  уже  не  важно.  Я  ведь  единственный,  кто  видел его умирающим
стариком. С устранением меня  автоматически разрешается и этот  потенциально
опасный  парадокс.  Дальше  информационный  континуум, бывший Саваоф, сможет
спокойно существовать в любом, каком ему захочется, виде.
    Пока я так рассуждал, смена началась. О'Рейли и Кэт спустились на  пятый
уровень,  в  предбанник  Главного  зала.  Там  уже собралась вся заступающая
команда.  Офицеры  в  золотистой  униформе,  начиная  с  младших, по очереди
весело исчезали  за автоматической  дверью подъемника,  и через  две минуты,
когда  половинки  двери   вновь  разъезжались,  на   их  месте  всякий   раз
обнаруживались  усталые  люди,  одетые   в  голубое.  Создавалось   странное
впечатление непрерывного фокуса-иллюзиона.
    Я  вошел  в  подъемник  предпоследним.  Все,  поднявшиеся  на  кинематик
раньше, уже  вовсю работали.  Прозрачная кабинка  бесшумно проползла  сквозь
наэлектризованное  опасностью  звездное  пространство  и замерла у крохотной
пересадочной площадки. По другую  ее сторону ждала сбруя,  продолжение моего
тела  на  ближайшие  шесть  часов.  Усаживаясь  в подвеску, подключая кабели
рабочего костюма  и навешивая  на лицо  коллиматорный шлем,  я весь  уже был
там, в черных глубинах  околоземного пространства. Взгляд метался  в пестром
разноцветьи целей, мозг лихорадочно поглощал информацию, чувства  взбирались
все выше и  выше по шкале  напряжения. К тому  моменту, как в  ушах зазвучал
голос сменщика из Голубого экипажа,  подполковника Тима Рубина, я уже  вошел
в рабочий ритм.
    - Привет, Крис! Как дела?
    - О'кей, Тим.
    - Джинни, детишки?
    - Спасибо, Тим, все в норме. Что у тебя?
    - Пятый  уровень  готовности.   С  тринадцати  ноль-ноль вчерашних суток
стандартная  ситуация  три-один  в  секторе  А-5,  платформа  "Иллинойс".  С
одиннадцати пятидесяти сегодняшних  выходит на регламент  платформа "Мертвая
голова",  регламентый  сектор  уже  доложил  о  готовности.  Ближе  к вечеру
понаблюдай за арабским квадрантом -  там прогнозируется дыра в сети  русских
киллеров.  В  остальном  все  штатно.  Полный  отчет  у тебя на коллиматоре.
Видишь?
    - Да,  все  в  норме.  Ты,  как  всегда, на высоте.  Пост принял. Привет
Марго.
    - Спасибо Крис. До смены!
    - До  смены,  Тим.  Капитан  Маркес,  лейтенант Росс,  доложите о приеме
дежурства.   Хорошо.   Господин    адмирал,   сэр,   расчет    межсекторного
взаимодействия дежурство принял. Обстановка стандартная. Есть, сэр.
    ...Боевая  платформа  "Мертвая  голова"  выходила  на  плановый  годовой
регламент. Предстояло пополнить запасы топлива, проверить оружие и  заменить
расходные  элементы.  Отсюда,  с  высоты  пятнадцати тысяч километров, Земля
казалась пустой и необитаемой.  Боеголовки,  летающие  на  двухстах,  будь у
них  хоть  какие-нибудь  оптические   рецепторы  и  минимальный   интеллект,
возможно,  еще  могли  бы  различить  на  ее  поверхности следы деятельности
человека. Свет ночных  городов, грязь речных  стоков, пятна осевшей  гари на
снежных  равнинах.  Но  с  пятнадцати  тысяч  Земля  выглядела,  как белесый
безжизненный шар. Да, по большому счету, с точки зрения платформы так оно  и
было.  Земная  жизнь  не  входила  в  круг понятий бортового интеллекта. Вот
околоземное пространство -  оно, действительно, полнилось  жизнью. Платформа
постоянно  переговаривалась  со  спутниками  -  координаторами, некоторые из
которых  висели  на  геостационаре,  другие  же  вращались  по  самым разным
орбитам. Невдалеке, буквально в  двух сотнях километров, околачивался  некто
черный  и  молчаливый  -  чужой  киллер.  Платформа  терпела его присутствие
только потому, что об этом  ее просили координаторы, которых она  уважала за
внимательность  и  компетентность.  Они  сказали,  что  киллера  держат  под
прицелом  два  ее  персональных  тайных  хранителя.  Платформа,  конечно же,
верила  координаторам,  но  на  всякий  случай иногда игриво фокусировала на
киллере одну из  своих пушек, небольшую,  но самую быструю.  В такие моменты
киллер  встревоженно  замирал,  поплевываясь  газовыми  облачками двигателей
прецизионной коррекции,  и она  уводила пушку  в сторону,  чувствуя, как  он
облегченно расслабляется.
    А вообще-то, она давно привыкла к напряженному вниманию окружающих.  Все
они нянчились с ней, стараясь предугадать каждое ее желание, уловить  всякое
ее движение.  Она казалась  себе некой  принцессой на  огромном балу.  Стоит
лишь  чуть-чуть  взмахнуть  веером  -  и налетит толпа кавалеров; наперебой,
отпихивая  друг  друга,  они  станут  звать  ее  на танец; разгорятся ссоры,
дойдет до дуэлей...  И невдомек им,  заносчивым пустозвонам, что  под маской
принцессы скрывается  безжалостный и  жестокий боец,  ждущий лишь мгновения,
чтобы  пустить  в  ход  разящее  оружие.  Только  не  эти  глупые  франты ее
интересуют. Всегда,  каждый момент,  без отдыха  и перерывов,  следит она за
маленькими  тупыми  созданиями,  гуськом  ползающими  далеко  внизу, у самой
верхней  границы  дымчатой  пленки,   покрывающий  Землю.  Именно  для   них
приготовила она целую батарею тяжелых орудий.
    А  Земля?  Да  что  Земля...  Центр  декартовой  системы,  в которой она
рассчитывает местоположение, свое и других существ, живущих рядом. Не  более
того.
    Пора.  Платформа  сообщила  координаторам,  что  она  готова к выходу из
режима дежурства.  Те помедлили,  наверное, совещаясь  с кем-то,  и ответили
согласием.  Платформа  разоружила  пушки   и  перевела  их  в   транспортное
положение.  Последний   раз,   просто   по привычке,   оглядела   окружающее
пространство. Интересно, но  киллер снова напряжен,  как охотничья собака  в
стойке.  Наверное,  его  встревожили  ее  манипуляции  с  пушками.   Глупыш.
Платформа, наконец,  убрала и  рецепторы боевой  системы управления.  Теперь
она  стала  просто  большим  мирным  спутником,  собирающимся менять орбиту.
Попыхивая  двигателями  грубой  ориентации,  "Мертвая  голова"   неторопливо
принялась  разворачивать  сорокатонное  тело.  Предстояло  выдать  тормозной
импульс  главным  маневровым  двигателем  и  нырнуть  далеко вниз, к белесой
Земле,  чтобы  найти  там  регламентную  станцию  и получить желанную порцию
свежей  жизненной  энергии.   Бронеплита,  прикрывающая  сопло   маневрового
двигателя,  легко  съехала  по  направляющим,  открыв  изящный  полый  конус
розоватого металла.
    ...И в  открывшееся мягкое  подбрюшье ударил  тяжелый осколок.  Фрагмент
какого-то  из   первых  исследовательских   аппаратов,  многие   десятилетия
болтавшийся по сильно вытянутой  орбите, и по этой  причине неподконтрольный
системам  слежения,  пришел  из  дальнего  космоса и врезался в двигательную
установку,  испарившись  сам  и  сдетонировав топливные компоненты. Короткая
яростная  вспышка  мгновенно  выжгла  содержимое бронекорпуса платформы. Сам
корпус выдержал  внутренний удар,  но вырвавшиеся  сквозь пробоины  взрывные
газы  заставили  беспорядочно  кувыркаться  обгорелое  тело, мгновение назад
бывшее почти живым, чувствующим и мыслящим существом.
    Киллер  не  выдержал.  Его  давно  уже раздражали  заигрывания  "Мертвой
головы", когда  та нет-нет,  да и  направляла на  него одно  из своих легких
орудий. А сегодня она  вела себя совсем странно.  Ему сообщили, чтобы он  не
волновался, дескать, платформа  уходит на регламент.  Но он ей  не верил, уж
слишком  часто  она  его  обманывала.  И  он  не  ошибся!  Когда  подопечная
неожиданно  окуталась  густым  облаком  горячего  газа  и  принялась  быстро
вращаться, что не  вписывалось ни в  какие нормы орбитального  поведения, он
принял  решение.   Выхлопной  патрубок   боевого  лазера   отрыгнул  облачко
отработанного газа. Одновременно киллер заорал в эфир: "Всем - всем -  всем!
Веду бой!"
    Спустя  две  секунды  из  точки  пространства, где только что кувыркался
пустой корпус бывшей боевой  платформы "Мертвая голова", разлетались  во все
стороны  раскаленные  добела  куски  броневой  стали,  а  на  месте  киллера
вспухало облако газа,  в которое он  превратился под синхронным  залпом двух
хранителей.
    Еще  через  пять  секунд  космос  взорвался  активностью сотен объектов.
Место разыгравшейся  трагедии накрыли  радарные лучи,  спутники - контролеры
уперлись в него телескопами,  заработали маршевые двигатели по  крайней мере
десятка  солдат  двух  великих  кибернетических  армий, назначенных залатать
образовавшиеся бреши в обороне. Обе стороны, конечно же, восприняли  маневры
друг друга как агрессию, и последующие выстрелы не заставили себя ждать.  На
десятой  секунде  с  момента   чрезвычайного  происшествия  уже  вовсю   шел
полномасштабный  космический  бой.  Киллеры  и  хранители  бешено вращались,
перенося  прицел,  прыгали  в   стороны,  уклоняясь  от  ударов,   плевались
лазерными  импульсами,  нейтронными  пучками  и  кумулятивными  снарядами. В
перестрелку оказались  втянуты еще  две боевые  платформы. К  району схватки
подтягивались  оказавшиеся   рядом  рейдеры.   Эскалация  конфликта   быстро
нарастала.
    - Боевое   взаимодействие,  аргентинский   квадрант!   Первый    уровень
готовности!
    Доклад  офицера  группы  контроля   застал  меня  за  прокладкой   трасс
межсекторной  ротации  в  районе  Северного  полюса.  Разум еще не воспринял
ужасной  сути  простых  слов,  но  годами отработанный навык мгновенно выдал
команду кинематику. Моя подвеска рухнула  вниз и крутанулась вправо с  такой
скоростью,  что  потемнело  в  глазах.  Когда  я  оказался  над аргентинским
сектором,  здесь  уж  собралась  большая  часть  операторов.  Вслед  за мной
появился Филлип.
    Глазам  предстала   ужасающая  картина.   Огромный  кусок   пространства
наполнен огнем, криками бойцов и воплями умирающих. Автоматы схлестнулись  в
жестокой битве. Растет и ширится  желто-оранжевый контур. Я еще никогда,  за
все годы дежурства, не видел  предударного контура таких размеров. Почему  и
как все  случилось, выяснять  сейчас нет  никакой возможности.  Да и  давить
контур нечем: все резервы включились  в работу еще до нашего  появления. Мы,
люди,  можем  только  тупо  наблюдать,  как  сражение  расползается по сфере
Главного зала. Дать команду не прекращение огня - значит мгновенно  остаться
вообще без  боевых средств  над восьмой  частью земной  поверхности. А это -
гарантированный  ядерный  удар  в   течение  ближайшего  получаса.   Ударить
первыми, пока  русские, так  же, как  мы, с  ужасом наблюдают  за спонтанным
развитием событий? Они засекут нашу атаку, и ответят. Ни над нашим  Центром,
на над русским, сейчас пока нет предударных ситуаций, а это значит, что  обе
атаки  окажутся  стопроцентно  эффективными  и  фатальными. Ждать, что будет
дальше, ничего не  предпринимая? Да и  так ясно, что  будет. Война автоматов
либо захватит небесную  сферу, либо стихнет,  когда в захваченном  ею районе
исчерпаются боевые  средства. В  любом случае  одним из  ее итогов  рано или
поздно  станет  появление неустранимого предударного контура над нашим, либо
над  русским Центром. Паритет угрозы  нарушится, и кто-то обязательно примет
решение на удар. Вот и все. Другая  сторона, конечно же, ответит. В условиях
ослабленной обороны удары окажутся смертельными для всех.
    Самое главное, что этот сценарий известен давным-давно. Его  многократно
обсуждали  и  мы,  и  русские,  на  всяких  там  конференциях, симпозиумах и
съездах.  Рассчитывали   вероятности,  размахивали   фазовыми   диаграммами,
потрясали критериями.  Все без  толку. А  дело-то совсем  простое. Мы  всего
лишь не доверяли друг другу.  Предпочли доверять автоматам, а не  людям, вот
и все.  Шли по  пути недоверия,  шаг за  шагом приближаясь к его концу, и не
могли найти в себе силы повернуть обратно.
    На коллиматорном стекле я видел, что Филлип по "красной линии"  пытается
связаться с русским командиром.  С третьей попытки соединение  установилось.
Пролетели условные коды, затем начались переговоры. Я наблюдал за их  ходом,
одновременно  слушая  донесения  офицеров  и  глядя  на  сражение.  Оно явно
стремилось к расширению.  По мере избиения  боевых ресурсов в  эпицентре, со
всех сторон в бой вступали и наши, и русские свежие силы.
    Филлип договорился-таки с русским генералом провести чистку.  Прекратить
огонь не решились ни тот, ни другой: слишком опасно. Опять недоверие!
    На  черной  небесной  сфере,  иссеченной линиями огневых взаимодействий,
вспухли  сиреневые  круги.  И  русские,  и мы одновременно подорвали ядерные
фугасы.   Жесткое   гамма-излучение   и   электромагнитные   импульсы  разом
превратили  в  груды  мертвого  железа  сотни спутников, попавших в обширную
зону их действия. Наивно, не  более того. Бой притих, чтобы  через несколько
секунд разгореться снова.
    С момента гибели платформы "Мертвая голова" прошло сто тридцать секунд.
    ...Джинни   работала   в   своем   кабинете,   на   втором   этаже.  Шла
видеоконференция.  На  экране  компьютера  шесть  человек  в  шести  окошках
оживленно обсуждали что-то,  интересное только им.  Джинни почти не  слушала
их болтовню. Пустая  трата времени. Лучше  бы занялась статьей  для "Форбс".
Поверх монитора открывался великолепный вид на океан. Давно обещанный  дождь
приближался. Да нет, даже не дождь, а самая настоящая гроза. Гряда  облаков,
с утра обложившая  далекий горизонт, теперь  разрослась, налилась свинцом  и
неторопливо, но уверенно подползла совсем близко. Плоские их подошвы  словно
лежали на выпуклом стеклянном плато.  Между ними и серой океанской  равниной
открывалась  дымчатая  даль,  кое-где  пронизанная косыми солнечными лучами.
Тут и  там с облаков свисали рваные лохмотья уже идущих дождей. Посверкивали
первые зарницы.
    А  над  бесконечно  высокими  снежными  вершинами  облачной гряды синело
небо. Джинни видела узкую его полоску под обрезом рамы окна.
    Надо  пробежаться  по  дому,  закрыть  все,  что  можно,  собрать тент и
шезлонги около бассейна. Возможен шквал.
    Из-за   облачной   вершины,   напоминающей   верхушку    крайслеровского
небоскреба, в синеву неба неторопливо вскарабкалась белая звездочка.
    Джинни удивленно  следила за  ее движением.  Самолет? Не  похоже. Джинни
встала и подошла к окну, оставив собеседников разбираться между собой.
    Звездочка,   забираясь   все   выше,   постепенно   замедляла  движение.
Оказывается, она  была не  одна. Вслед  за ней  из-за облака вылезла вторая,
потом третья и  четвертая. Они двигались  друг за дружкой,  как взявшиеся за
руки в хороводе. Первая, еле-еле добравшись до только ей известной точки  на
небосклоне, повисела там, словно раздумывая, и так же неторопливо  двинулась
вниз. За ней потянулись и ее товарки, которых набралось уже больше десятка.
    Жаль, что дети в школе. Очень интересное зрелище.
    И  как  только  Джинни  вспомнила  о  детях,  ее одолел приступ смертной
тоски. Не в силах пошевелиться, наблюдала она, как приближается  орбитальный
цуг с включенными на полную мощность двигателями пикирования, о котором  так
часто рассказывал Крис.
    ...Приняв  доклад  о  начале  русской  атаки, Филлип устало и равнодушно
приказал  приступить  к  совместным  действиям.   И  я  сразу  понял   роль,
отведенную  мне  Саваофом  в  этот,  последний  раз. Санкция на ядерный удар
дается  совместными  действиями  четверых.  Один  из  них ее уже дал: Боевой
Интеллект   залил   желто-оранжевый   контур   алой   подсветкой.  На  своем
коллиматоре  я  видел  мелькание  инструкций  режима  встречного  удара,   и
неумолимо  сокращалась  пульсирующая  желтая  полоса  - время, оставшееся до
первого взрыва над нашими  головами. Зажглась белая "двойка":  второй номер,
полковник Донован, также дал свою санкцию. Задержавшись на мгновение,  слева
от нее появилась "единица". Отработал Филлип.
    Вот он, момент  истины! Тот самый,  о котором много  лет и много  жизней
назад небрежно процедил мне Виталий из темноты "сааба". Тот самый,  отменить
который так хотел Саваоф, уже впавший, наверное, в кому. Тот, ради  которого
я столько раз умирал и воскресал вновь, жил чужими жизнями, испытывал  чужие
страсти, любил чужой любовью, и все  это было моим! Это я, чьи  мертвые тела
разбросаны  по  всей  Вселенной,  я,  не  имевший права, возможно, и на одну
жизнь,  а  проживший   множество,  я,  равнодушный   наблюдатель  и   прямой
соучастник,  я,  спаситель  и  виновник,  я  решал  сейчас, жить дальше этой
Вселенной, или умереть  навсегда, мгновенно и  безболезненно, не оставив  по
себе ничего, кроме Ничего.
    Мой носитель О'Рейли уже  начал произносить заветную мысленную  формулу,
известную  только  ему,  да  мне.  Через  секунду  он  ее  закончит  -  и на
коллиматоре  появится  белая  "тройка",  и  сквозь  водную  толщу  инфразвук
донесет   до   приемо-передающих   комплексов   боевой   приказ,   и  мощные
радиоимпульсы, способные пробить любые помеховые поля, вознесутся к  орбитам
вечно готовых к работе спутников, и  падут от них вниз, на приемные  антенны
орбитальных  цугов.  И  длинные  белые  факелы  мощных  двигателей переведут
боеголовки в вертикальное пике.
    И Земля погибнет.
    Или на сцену выступлю я, русский  богатырь Илья, и схвачусь с О'Рейли  в
неравной  борьбе  на  его  поле,  и  не дам ему договорить заветную формулу.
Продержаться-то нужно всего две минуты. Потом будет удар, и вечное  забытье.
Исчезнет Америка. Замерзнут тропики. Потоп зальет пол-Европы, а мороз  скует
ее вечным льдом. Все территории, близкие к водным пространствам, очистят  от
гомо  сапиенс   невиданные  ураганы.   Но  в   центре  огромного   материка,
называемого Евразией, изменения климата не выйдут за пределы допустимых  для
жизни   человека.   Там   живем   мы,   русские,   интеллектуальный   резерв
человечества.
    И Земля выживет.
    Пройдут  сотни  лет.   На  планете  вырастут   новые  поколения   людей,
приспособленные  к   суровым  условиям   жизни,  обладающие   знаниями  всей
предыдущей цивилизации, но,  в отличие от  нее, гораздо более  ответственные
за себя и свою планету.
    И вместе с Землей выживет Вселенная.
    Я  спокойно  выслушал,  как  О'Рейли  додумал  санкционирующую  формулу.
Высветилась  белая  "тройка".  Запульсировал  красный  круг. "О'кей, хорошая
работа,  парни!"  -  сказал  Филлип.  Люди  прекратили суету, молча наблюдая
приход  Армагеддона.  Только  офицеры  группы контроля наперебой докладывали
ситуацию. Пульсирующая желтая полоса на коллиматоре стала совсем короткой.
    ...Я и Крис О'Рейли, един в двух лицах, двое в одном, все еще были живы.
Сидя на высоком  стуле в баре  на галерее верхнего  уровня Главного зала,  я
смотрел  одной  на  двоих  парой  глаз  вниз,  на круглое озеро черной воды,
недвижно лежащее  внизу. Одинокая  лампа аварийного  освещения тлела красным
волоском в верхней точке  сферического купола. За недели  ненужной подземной
жизни  глаза  привыкли  к  темноте,  а  иначе  как  бы  я  мог  видеть   эти
искореженные  обломки   кинематика,  нелепо   торчащие  посреди   озера,   и
запутавшиеся  в  них  грязные  тряпки,  бывшие  когда-то  гордой   униформой
Золотого экипажа.
    Как  я  выжил?  Не  знаю.  После  серии  ударов,  когда океан над нашими
головами выкипел до дна, а дно превратилось в пропеченный на десятки  метров
стеклянный  монолит,  в  живых  осталось  всего ничего. Человек тридцать, не
больше. Многие раненные, многие тяжело. Все  - обречены. Но еще до их  ухода
мы  лишились  тех,  кто  не  захотел  или  не смог жить. Кто-то застрелился,
кто-то повесился, а  кто-то просто сел  на пол, и  сидел так, не  отвечая на
расспросы, до самой смерти. Пока позволяли аккумуляторы, оставшиеся  слушали
эфир и посылали  в него аварийные  сигналы. Эфир на  всех диапазонах отвечал
только  треском  частых  атмосферных  разрядов.  Кабельная привязка молчала.
Гидроакустика ревела отзвуками ураганов.
    Отчаянная экспедиция  в туннель  унесла жизни  еще троих,  а вернувшиеся
рассказали,  что  туннель  безнадежно  завален,  и из-под завала течет ручей
соленой воды. После этого покончили с собой еще трое.
    И тогда я  познакомился с Крисом.  Поначалу он решил,  что сошел с  ума.
Таких  вокруг  тоже  хватало.  Один,  например,  оказался буйным и застрелил
двоих, пока не пристрелили его самого. В общем, довелось повидать всякого.
    Но Крис оказался  классным парнем. Наверное,  мы живы до  сих пор именно
благодаря нашей дружбе.
    "Здорово, янки!" - говорю я ему, когда мы просыпаемся.
    "Привет, иван!" - отвечает он, и слегка бьет себя кулаком по челюсти.
    "За  что?"  -  спрашиваю  я  возмущенно,  почесывая  наш  общий заросший
подбородок.
    "А  чтоб  знал,  что  мы,  американцы,  никогда  вам, русским, спуску не
дадим!"
    "Ах, так? Тогда гони назад Аляску! Я не могу доверить в управление  свою
исконную землю  такому обалдую,  который даже  сам с  собой не  может жить в
мире и согласии!"
    "Аляску  ему  подавай!  Ты  сначала  выселись  с  моей территории! Здесь
частная собственность!"
    Ну и дальше в том же духе.
    Я  часто  пересказываю  ему  историю  своих  жизней. Он знает ее не хуже
меня, но просит  рассказать снова и  снова. А я  и сам не  против. Все-таки,
есть что вспомнить. Не то  что ему, кадровому офицеру, ничего,  кроме своего
авианосца, да вот этого подземелья, в жизни не видавшему.
    А он  рассказывает мне  о Джинни  и детишках.  По-моему, он  до сих  пор
втайне считает их  живыми. Я слушаю  его и жалею,  что был женат  всего один
день, на незнакомой шведке. Хотя  женщин повидал много. Даже как-то  раз сам
был женщиной, очень даже ничего, симпатичной.
    Он часто плачет. Сначала стеснялся меня, а потом, когда мы  окончательно
стали единым целым, перестал. Он знает, что жены и детей у него больше  нет.
И вообще никого нет. Как у меня. Кроме, конечно, нас самих.
    Еще  он  часто  молится.  Я  рассказал  ему  о  Саваофе  и об устройстве
Вселенной.  Он  все  понял,  но  все  равно  молится.  Он  хорошо знает свои
протестантские молитвы. Стыдно  признаться, но я  не мог ответить  ему ничем
православным.  Разве  что  универсальной  "Отче  наш",  которую  запомнил со
времен службы добровольцем. Он научил меня, и теперь мы молимся вместе.
    Сутки  уходят   вслед  за   сутками.  Электронные   часы  избавляют   от
необходимости делать зарубки на  столбе, как когда-то приходилось  Робинзону
Крузо.  Вечный  сумрак  сбил  жизненные  ритмы,  и  мы  спим  теперь редко и
помногу. Бывает,  сон не  приходит и  двадцать, и  тридцать часов подряд, но
зато потом, проснувшись, обнаруживаешь, что проспал пятнадцать часов, и  все
тело ломит от долгого нахождения в одной и той же позе.
    Давно  мертвы  все,  кто  начинал  с  нами  эту  безнадежную борьбу. Они
похоронены в отвалах породы шестого горизонта. Сейчас их могилы глубоко  под
водой.
    Там, наверху,  наверное, за  эти полгода  не осталось  в живых  никого и
ничего. Ядерная  зима сковала  льдом океаны,  засыпала снегом  материки. Вся
планета скрылась под твердым панцирем. Похоже, я последний живой человек  на
ней и внутри нее.
    У  меня  полно   еды.  У  меня   полно  кислорода.  У   меня  комфортная
температура.  Я  запустил  автономный  генератор  и обеспечил электричеством
небольшую комнатку, в которой теперь и живу. У меня есть книги. У меня  есть
друг.
    Нет только цели в этой жизни.
    Я все чаще нахожу себя бездумно сидящим над круглым озером черной  воды.
Прошло  время,  когда  мы  с  Крисом  разговаривали, поддерживая друг друга.
Прошло время,  когда мы  ссорились, как  бы нелепо  это ни выглядело. Прошло
время,  когда  мы  чувствовали  удивительное  единение.  Прошли все времена.
Времени больше нет. Никакого.
    Ты дурак, Саваоф. Ты, именно ты провалил все дело. Ты единственный,  кто
мог и должен был обеспечить  выживание Вселенной. Не ждать до  последнего, а
с  самого  начала  заботиться  о  том,  чтобы цикл Вечности замкнулся. Кто я
такой,  чтобы  делать  твою  работу?  Ты,  а  не  я,  не  справился со своей
ответственностью! Вот за что я наказал тебя!
    Я  кладу  руки  крест-накрест  на  покатое  стекло  с   однонаправленной
прозрачностью,  и  упираюсь  в  них  лбом.  Мое  дыхание оставляет на стекле
туманный след. С каждым очередным выдохом  след все меньше и меньше. Я  вижу
внизу неподвижную поверхность воды. Я не отражаюсь в ней. Я привидение.
    Я закрываю глаза.

Эпилог

    Я один.
    Нет ни света, ни тьмы.
    Нет ни Вселенной,  ни Земли, ни  старинного дома, занесенного  неведомым
снегом.
    Нет ни пространства, ни времени, ни информации.
    Нет ни Саваофа, ни Криса О'Рейли, ни Ильи.
    Нет ничего. Нет даже Ничего.
    Есть только я.
    Я - опять программист. Простой программист.
    Я складываю  и складываю  несуществующую программу,  как из  кубиков, из
несуществующих команд. Я складываю ее и разрушаю, складываю и разрушаю.
    Я хочу, чтобы она получилась совершенной.
    В ней  будет все.  Все, что  я люблю,  и что  потерял. Будет Маша, и она
будет жить со своим  Максом долго и счастливо,  и они умрут в  один день, но
совсем не так, как пришлось в тот раз. Будет Илья, которому никто и  никогда
не  помешает  заниматься  его  распределенным  интеллектом, и он обязательно
получит свою Нобелевскую премию.  Будет Виталий, успешный, уверенный  в себе
бизнесмен, а потом и известный  политик. Будет Санек, благородный и  честный
воин,  выполняющий  достойную  себя  работу.  Будет мальчишка по имени Петр,
никогда  не  узнающий  о  том,  как  легко превращаются человеческие мозги в
цитатник речей любимого вождя. Будут Крис, Джинни, и их дети. Будут вечно.
    Будут великие и нищие, сильные и слабые, святые и грешные.
    Будут кварки и нейтрино, планеты и звезды, галактики и пустота.
    Будет жизнь и смерть, материя и разум.
    Будет время.
    Главное -  правильно составить  программу. У  меня достаточно  для этого
опыта и знаний. Я видел, как гибнут ошибочные программы.
    ГЛАВНОЕ - ПРАВИЛЬНО СОСТАВИТЬ ПРОГРАММУ...

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.