Версия для печати

   А. Кобринский,
   "ПОВОЗКА С ИГРУШКАМИ"

   роман




                                   начало






   Мы уже вели разговор о тех, кто наводняет урны на проспектах и улицах
пакетами с бытовым мусором.
   Но оказывается, среди неуважающих чистоту и порядок в нашем городе есть
более изобретательные товарищи.
   Так, грузчик завода имени Ворошилова А. Г. Цыбульник выбросил пакет
мусора прямо под дерево. Дело было на Комсомольской улице, поздно вечером.
   А вот Хая Менделевна Черномордина, пенсионерка, посчитала, что самое
подходящее место для ее пищевых отходов - это прилавок Нагорного рынка. Да
еще в ходе разбирательства играла Упрекрасную незнакомкуы - называла себя
Анной Михайловной и никак не могла вспомнить домашний адрес.
   Зато инженер ДЗМО Т. И. Брегман подошла к проблеме бытового мусора с
точки зрения логики. УГде больше всего хлама? - подумала Татьяна Иосифовна
и сама себе ответила, - на стройке, конечноы. После чего и отправилась со
своим свертком на стройплощадку, что на углу улиц Писаржевского и
Чернышевского.
   Это только три примера Уизобретательностиы. Но их к сожалению гораздо
больше. И хорошо, что административные комиссии охотно Упоощряюты такой
поиск творческой мысли штрафами.
Л. Васильченко


ПРЕДИСЛОВИЕ
   Черновики предлагаемого произведения автор хранил в сарае, 2-го февраля
1974 года (как раз в день появления в газете УДнепр Вечернийы заметки под
заголовком  УИзобретатели мусораы) сарай загорелся. Может быть было бы к
лучшему, чтобы с ветхим деревянным строением сгорели бы и черновики, но
некоторая часть все же осталась - на горящую бумагу свалилось ведро с
мокрым песком!
   Соединив в определенной последовательности оставшееся, автор заметил,
что восстанавливать роман в первоначальном объеме не имеет смысла и вот
почему: если читатель по силе воображения похож на маленького принца, то
ему будет достаточно того ящика с тремя дырками, куда рассерженный Антуан
де Сент-Экзюпери поместил требуемого барашка... Для того, чтобы
предупредить читателя о трудностях, которые могут встретиться в процессе
чтения, автор предлагает расшифровать следующее:

    Ответ: Если бы на этот рисунок посмотрел маленький принц, он бы сказал,
не задумываясь, что это плывут шлюпки, что они пронумерованы, что за первой
следует вторая, что на веслах молодые матросы, что они по своей неопытности
не могут придерживаться заданного направления и поэтому невдалеке курсирует
сторожевой катер - это там на капитанском мостике стоит офицер и, подняв ко
рту рупор, кричит:  УПервая, табань правой!ы
   Примечание: У некоторых героев романа имена, отчества и фамилии совпали
с именами, отчествами и фамилиями, которые упоминались в заметке - как же
это могло случиться, если заметка появилась в газете 2-го февраля 1974
года, а роман, как вы сами понимаете, и до этого времени не был опубликован
- хранился в рукописи, которую ни одна живая душа еще не читала? -
любопытство привело автора в редакцию.
   -Ваша заметка меня заинтересовала! - сказал автор.
   -Какая?- Изобретатели мусора.- А что именно? - спросил польщенный
сочинитель военных мемуаров Леонид Васильченко, - ее написал я!
   -Вы не знаете адреса Хаи Менделевны?
   -Зачем он вам, разве вы...
   -Нет, нет! - воскликнул автор предупредительно, - сосед у меня - говорит
- родственница - разыскивает ее лет двадцать и все безрезультатно - она еще
во время войны потерялась.
   -Сам бы и пришел.
   -Смертельно болен!
   -А, - произнес Васильченко неопределенно и, воровато порывшись в
карманах, вытащил на Божий свет записную книжку, - у меня листочек был с
адресом, - сказал он, перелистывая ее бегло и, захлопнув, добавил, -
потерял!
   -Может быть вы назовете другие фамилии.
   -Какие? - спросил испуганный Васильченко.
   -Сидорова, Петрова или Иванова среди Брегманов не было? - спросил автор
романа.
   -Что вы!!! - сказал молчавший до этого редактор.
ПРИШЕЛЕЦ
Почувствовав приближение старости, ий* обращался в Научный Совет с заявкой
на подвиг... На планете иев кладбища отсутствовали. Дуга Относительности
выстреливала заявителя в виде луча света. Если на пути встречалась
цивилизация, то этот луч, путем целого ряда метаморфоз, превращался в
жителя незнакомой планеты. Только таким образом удавалось накопить
необходимую информацию об окружающем мировом пространстве. Планеты
попадались как добрые, так и злые - вот почему ию не всегда удавалось быть
нейтральным, но он к этому стремился - знал, что аккумулированная в нем
энергия должна быть использована для передачи информации Научному Совету -
совершив этот подвиг, ий умирал.Гостиница находилась в центре города - она
и снаружи и внутри выглядела роскошно. У небольшого окошка с утра
выстроилась очередь. Паспорт подавался вместе с командировочным
удостоверением администратору: если кому-то из приезжих предоставлялся
номер, ее рот растягивался в улыбке, оголяя до самых десен ровные зубы.К
одиннадцати часам дня в фойе появился старик в вельветовой куртке и
суконных штанах. Изношенные сандалии, одетые на босые ноги, смотрелись
нелепо - такое ощущение создавал кафельный пол, привыкший к респектабельной
обуви. Старик молча прошел вдоль очереди. Стоящий впереди мужчина
отодвинулся и старик заглянул в окошко.
   -Мне нужен отдельный номер, - сказал он администратору.
Она не потребовала документы и, к удивлению приезжих, выписала старику
бланк на проживание в одном из лучших номеров. Приезжие узнали об этом,
потому что она сказала:
   -Идите на третий этаж.
   Третий этаж был выделен администрацией
 для особых лиц - там жили генералы, министры и красивые женщины.Странное
поведение администратора недолго волновало приезжих - старик приказал им
забыть о своем появлении - он, как и все ии, владел гипнозом. Понятно, что
и дежурная отнеслась к старику обычно - повела в номер и отдала ключ.
Старик тут же запер дверь и открыл окно. Походив некоторое время по
комнате, сбросил ветхую одежду и лег на ковер. Руки потянулись к окну, и,
буквально через мгновение, в непроницаемых серых тучах появилось голубое
отверстие. Оранжевый луч заглянул в комнату и, скользнув по стене,
опустился ему на глаза - это был канал связи.
   -Куюмэ, - прозвучало в комнате и морщины на лице старика разгладились.-
В течение двух тысячелетий я наблюдал жизнь чужой планеты, - сказал он,
обращаясь к Научному Совету, - ее обитатели недолговечны, - продолжал он, -
и мне пришлось много раз умирать, чтобы воскреснуть снова.
   -Мы знаем твою жизнь, когда ты был Иисусом Христом так же, как и ту,
когда ты был Христофором Колумбом, - прервал старика лучевой голос.
   -Откуда?!
   -На Земле десять миллионов иев, - сказал лучевой голос, - и многие о
тебе рассказывали.
   -Ия-путешественника я только один раз видел, - сказал старик, - его
Сергеем Сергеевичем звали, - и печально добавил, - я отключаюсь.
   -Что-нибудь случилось?
   -Ничего, но я не хочу отнимать ваше время.
   -Мы знаем не все, - сказал лучевой голос, - расскажи нам о твоем
приземлении и о последней метаморфозе.
   -Хорошо, - сказал старик и зрачки у негосузились.
                                         ПРИЗЕМЛЕНИЕ


ПОСЛЕ ЭТОГО
   Я был: Иисусом Христом, Иоанном Златоустом, Плутархом, Оттоном Первым
Великим, Иехудой Галеви, Яном Гусом, Христофором Колумбом, кузнецом,
жокеем, Барухом Спинозой, горбатым клоуном, бродячим музыкантом, рабочим
металлургического завода, Карлом Марксом, Осипом Мандельштамом...
И ПОСЛЕДНЕЕ ВОСКРЕСЕНИЕ
   Я снова увидел свет и снова заплакал.
   -Тили, тили, тили, Павлуша, - сказала мне мама: ее голос был похож на
голоса всех матерей мира.
СВИДЕТЕЛЬСТВО НЕПОРОЧНОГО ЗАЧАТИЯ
   Сын: Как я родился?
   Мать: Я тебя на  пустыре нашла.
ВОСПИТАНИЕ
1
   Люди жили в бараках.
2
   Возле железнодорожной насыпи появился чан со смолой. Павел подставил
кирпичи, взобрался на них и заглянул в чан. Руки потянулись к смоле, но не
достали. Еще одна попытка - и Павел упал в чан. Смола была теплой, не
отпускала - чем больше барахтался, тем сильнее погружался. На истошный крик
сбежались прохожие - вытащили. Керосин стоил дорого. Мать отмывала сына и
плакала.
   -Ох, и худющий, - говорила она, глотая слезы.
   -Вес у него, как у курицы, - поддакивала ей тетушка Руфь и обнадеживала,
- не беда, Зина. Война кончится - за полгода откормим.Но главный голод был
не в этом. Каждую ночь прозрачное привидение пересекало комнату - минуя
спящих, оно тащило за собой повозку с игрушками.
3
   По мостовой ползет грузовик. Кузов перегружен мебелью и вещами. Задние
колеса без шин. Ободы с грохотом высекают из булыжников веселые искры. В
освобожденный город возвращаются жители. Среди них Павел и его мама.
Тетушка Руфь осталась в Омске.
   -Нет, Зина, - сказала она, - я здесь привыкла.
4
В трехкомнатной квартире живут три семьи - смежные комнаты без дверей,
потому что война пустила их на растопку. В шкафу стоят стеклянные баночки с
рисом, гречкой, вермишелью, сметаной. На баночках наклеены бумажные
полоски. Они показывают уровень продуктов. Если становится меньше,
белокурая поднимает скандал. Мама плачет - она клянется, что ничего не
брала. Павел боится подходить к этому шкафу. Вторая соседка пожилая, почти
старуха. Голос у нее сиплый, мужской. Муж у нее генерал. Мама и генеральша
подружились сразу. По вечерам они кладут на блюдце скомканную бумагу и
поджигают. На стенку падают причудливо пляшущие тени - по ним женщины
гадают, живы их мужья или нет. У третьей соседки муж погиб. Сына зовет
Федькой. Сегодня Федька целый день убивал мух, особенно гонялся за жирными.
Мухам не повезло - в руках у охотника была резинка. Подбирая с пола
очередную жертву, Федька клал ее на язык и проглатывал.
   -Зачем ты их кушаешь? - спросил Павел.
Он ответил ему:
   -Они сладкие!
5
Птичка весело прыгает в витрине. Приподнявшись на цыпочки, Павел смотрит на
заводную игрушку.
   -У тебя есть деньги?
   -Нет.
   -Приходи с мамой, - говорит сердитая продавщица, пряча игрушку в
картонную коробочку.
6
В соседнем дворе жгли костры, играли в войну, спорили, кому быть фашистом,
добывали из найденных патронов порох...
   -Мама! - позвал проголодавшийся Павел. Вместо мамы на подоконник
облокотился мужчина - страшно некрасивый - похожий чем-то на обезьяну:
только краешек маминой головы выглядывал из-за его плеча.
   -Это твой папа! - крикнула мама, - мы тебя ждем!
   Павел убежал - домой вернулся к вечеру. Дверь открыла мама. В комнате
пахло спиртом. На кровати, которая принадлежала ей и ему, лежал он -
похрапывал.
   -Это же твой отец! - сказала мама и голос у нее прозвучал радостно и
застенчиво, - он тебе подарок привез, - добавила она, показав на
прислоненное к кровати ружье.
   Павел сосредоточенно посмотрел на маму, отвернулся и плечи у него начали
вздрагивать.
7
Приближался Новый Год. В доме появилась елка - ее усыпали ватой и украсили
картинками, вырезанными из журналов.
8
Из соседнего города приехал дядя - родной брат отца. Отец встретил его в
офицерском кителе при орденах и медалях.
9
Мама накрыла на стол.
10
Дядя не воевал.
   -Кем работал? - спросил отец.
   -Председателем колхоза.
   -Да.., - сказал отец неопределенно, - за всю войну ты о них ни разу не
вспомнил, - он кивнул в сторону сына, - а если бы меня убили?
   -Миша, перестань, - сказала мама и включила радио.
   Стало веселее. Павел отставил ситро, встал из-за стола, поставил на
подоконник спичечный коробок, зарядил воздушное ружье хлебной крошкой и
прицелился.
   -Вояка! - сказал отец, освобождая дядю от цепкого взгляда, - приклад к
плечу прижимать надо!
   Дядины глаза блестели злостью.
   -Ружье у тебя ненастоящее, - сказал он и подошел к племяннику.
   -А какое же?
   -Игрушечное, - сказал дядя, приставив ладонь к дулу.
   -Нет, настоящее. Оно доску пробить может,если свинцовой пулькой.
   -Не верю.
   -Вот выстрелю, тогда поверите.
   -Пли! - скомандовал дядя.
   От неожиданности Павел нажал курок. Раздался выстрел - глухой, как при
осечке. Дядя посмотрел на ладонь и, выжимая из себя улыбку, вернулся к
столу.
   -Выпьем за победу!- сказал он, наполнив свой и отцовский стакан.
   -Покажи ладонь, - пробасил отец.- Ничего страшного, - сказал дядя,
показывая ладонь: от выстрела то место, которое было приставлено к дулу,
превратилось в кровавый волдырь.
   Отец подхватился и, подскочив к сыну, вырвал ружье.
   -Фашист! - процедил он яростно и, ударив ружье об колено, переломил.
   -Зачем ты обидел ребенка? - возмутился дядя.
   -Он фашист! - повторил отец.
   -Это вы фашисты - вы! Оба! - крикнул Павел и в зрачках у него вспыхнула
ненависть.
   -Не надо, Миша, - сказала мама, загораживаясына.Отец успокоился. Мать
открыла шкатулку. -Стерилизованный! - сказала она, вскрывая пакет.
   -Пройдет! - сказал дядя, подставляя руку под бинт.
11
   Через месяц отец получил письмо. Фронтовой друг приглашал его в Среднюю
Азию.
   -Поедем? - спросил отец.
   -Куда ты, туда и я, - сказала мама.
12
Стоит невыносимая жара, но приходит вечер, а с ним и легкий ветерок,
освежающий кожу - аул оживает... По аулу идет девочка - растирает кулачками
слезы, оглядывается - вслед за ней по пыли волочится кишка... Мама принесла
девочку домой, поставила в тази обмыла кишку теплой водой. Затем она
положила девочку животом на подушку, выпавшую кишку смазала вазелином и
прикрыла марлей. Надавливая на кишку пальцами, начала вправлять...
   -Ай, ай, ай! - закричала девочка.
   -Как тебя зовут? - спросила мама.
   -Нургуль.**
13
   Павел чуть не умер - его укусил скорпион.
14
   Мать заболела экземой.
15
   Папа решил, что лучше возвратиться на Украину.
16
   Сегодня учительница разрешила писать чернилами.
   -Напиши букву а, - говорит она.
   Действие промокашки завораживает. Павел нажимает на перо так, чтобы
получилась клякса.
______
     * ии - иудей
   ** Нургуль - волшебный цветок ( казахское)








                А. Кобринский, "ПОВОЗКА С ИГРУШКАМИ", роман




                               продолжение I






17
Отец пришел домой с большим кожаным портфелем.
   -Вот, - сказал он, - тебе на день рождения.
В те времена у трамваев автоматических дверей не было. Павел спрыгнул на
ходу и поскользнулся - вырвавшийся из рук портфель, попал под колеса.Отец
не бил - он щипал сына, оставляя багровые синяки.
   -Тебе больно? - спрашивал отец, делая очередной щипок.
   -Нет!
   -А мне больно, - приговаривал отец, поучая. Павел запомнил его пальцы -
толстые, короткие и безжалостные.
19
   Черные парты, черная доска, ушастые головы. Ветка клена тянется к окну
просвечивающимися листьями - манит. Середина мая. Звенит колокольчик. Павел
убегает с уроков - идет к реке:вода ледяная, но какое удовольствие
чувствовать себя первым!
   Каникулы... Отец идет на родительское собрание.
   -Не хочет Павел учиться, - говорит учительница, - у меня создается
впечатление, что он умственно отсталый.
   Отец возвращается - он, как говорит мама, кипит: концерт начинается с
порога.
   -Я кормлю тебя, я одеваю тебя, ты жрешь мой хлеб, ты пьешь мою кровь, -
кричит он, снимая ремень.
   Каникулярное утро - наконец-то Павел свободен - улица до самого вечера!
   -Это моя бита.
   -Нет моя, - говорит Павел.
   -Идем стукнемся?! - предлагает Ленька.
   -Идем!
   Драка происходит на пустыре - они молотят друг друга зло и отчаянно.
   - У него сопатка течет! - кричит противник.
   Битва приостановлена - они подружились, но ненадолго.
20
   -Оставь эту шантрапу, - говорит Ленька, кивая на дворовых, - я тебя с
нашими познакомлю - видишь, - он показывает пальцем на развалины
многоэтажного дома и доверительно сообщает, - там у нас штаб!
   Они перебегают улицу. Ленька ведет его по кирпичам и по щебню -
останавливается около отверстия:
   -Я - кольт! - кричит он в его глубину.
   -Я - маузер! - раздается в ответ недовольный голос.
   -Давай! - приказывает Ленька, подталкивая Павла к приставленной изнутри
лестнице.
   В бывшем бомбоубежище горит свеча. Девочки держат мальчиков за это...
Павел делает вид, что ему такое знакомо - расстегивает ширинку. Подходит
девочка - Павел ее знает - она из соседнего двора, зовут Аллой: симпатичная
- светлорусая, глаза у нее большие и на щеках ямочки.
   -Пойдешь?! - говорит Ленька и на следующий день.
   -Нет! - говорит Павел, - я иду на озеро бить жаб.
21
   Одежда покупается и подешевле и навырост. Деньги экономятся на еду.
   -Главное - это пожрать! - говорит отец.
   Несмотря на обилие пищи, Павел самый худой и тщедушный среди своих
сверстников.
   -Миша, он ничего не ест, - жалуется мама.
22
   Произошло невероятное событие - школа стала смешанной. Рядом сидит
девочка. Они еще незнакомы. Он поклялся себе не посмотреть в ее сторону
первым. Две головы - остриженная и с косичками, весь урок не отворачиваются
от доски. Павел чувствует, что напарница дала себе такую же клятву.
Перемена. Девочки собираются в отдельную группу. Присматриваются. В классе
властвует Сиренко - долговязый подросток. Губы у него большие, красные,
будто припухлые, на верхней губе пробивается пушок. По тому, как Сирик
расхаживает по классу, видно, что он хочет себя чем-нибудь проявить - сунув
четыре пальца в рот, он оглушает Павла пронзительным свистом. Девочки
испуганно затыкают уши. Павел искоса смотрит в их сторону - барабанные
перепонки у него чуть не лопаются, но он, стараясь сохранить
невозмутимость, садится за парту - открывая крышку, замечает, что портфель
куда-то исчез.
   -Ты?! - спрашивает он у Плоткина.
   Тот не слышит - с наигранным равнодушием рассматривает потолок. В этот
момент Сирик подкрадывается и, резко размахнувшись, отпускает увесистый
шалабан - Павел поворачивается к недругу. Бить бесполезно. Сирик сильнее -
его боятся даже старшеклассники. Обида заволакивает глаза - Павел выбегает
из класса. УТрус!ы - думает он о себе и эта мысль пронизывает его насквозь.
Сирик издевается над ним постоянно и продуманно. Любимая проделка -
свернуть бумагу в кулек, наполнить слюной и бросить такчтобы попало за
воротник. Павел вспоминает, сколько раз он вздрагивал от этих бросков - его
ненависть становится безграничной - он заходит в туалетную, хватает урну,
полную использованной бумаги и приносит в класс - поднимает над головой -
все разбегаются: урна летит в дальний угол. Сирик пытается уклониться и
падает - усыпанный мусором. Конец перемены...
   -Кто сделал? - спрашивает Валентина Васильевна, - кто это сделал? -
повторяет она гневно.
   -Я, - говорит Павел.
   -Убери.
   -Не буду.
   -Дневник, - говорит учительница: ее тучное тело медленно и уверенно
приближается. Павел проверяет парту - портфель на месте. -Копровин, я
требую дневник, - повторяет она: щеки у нее горят, глаза навыкате, - Уваш
сын бандит, прошу немедленно явиться в школуы, - красные  следы
справедливости размашисто пересекают дневник по диагонали... Плоткин,
Андреев и Олейников убирают сор... Валентина Васильевна возвращается к
доске. - Наша сегодняшняя тема - Лермонтов... Белеет парус одинокий в
тумане моря голубом...
23
   -Скотина! - говорит отец своему сыну и, шлепнув его дневником по голове,
садится кушать: вилка движется ко рту точными бросками - привычка - она
приобретена тогда, когда земля была неустойчивой - колебалась от взрывов.
24
   Сирик подтянулся шесть раз...
   -Копровин, - вызывает физрук.
   -Я растянул руку, - Павел не хочет позориться: в зале девочки!
25
   Дом спорта. Идет разминка. Рядом с Копровиным сидит новичок - руки как
плети, под глазами синюшность, лицо бледное.
   -Начинай с тридцати, - говорит тренер, обращаясь к новенькому.
   Тот встал, подтянул трусы, взял штангу на грудь и толкнул - она тут же
качнулась и полетела вниз. Диски с грохотом ударились о помост. Новичок
молча подошел к матам и рухнул...
   -Нашатырь! - крикнул тренер. К ноздрям поднесли вату. Новичок несколько
раз глубоко вздохнул и на губах его выступила розовая пена,
   -Что с ним? - спросил подоспевший на помощь врач.
   -Врожденный порок сердца, - сказал тренер.
   -Как же вы разрешили?
   -Он дал расписку.
   -Какую?
   -Что я за него не отвечаю!
26
   Веки закрыты. Под ними двигаются глаза. Колышется узорчатая занавеска,
Павел не может пошевелить ни рукой, ни ногой. За занавеской кто-то стоит.
Прозрачная вязь отодвигается - старуха:
   -Умершие прислушиваются к малейшему шороху, они запоминают, они
продолжают жить,- говорит она, обращаясь к нему.
   -Я за него не отвечаю, я за него не отвечаю, я за него не отвечаю, -
каркает ворон, кружит и садится на ближайшее дерево.
   Павел просыпается. Зубная щетка, мыло, порошок...
   -Быстрее поворачивайся! - кричит отец.
   УО чем он думал в эту минуту?ы - спрашивает себя Павел и завтрак
становится ему поперек горла. УО чем он думал в эту минуту?ы - Павел берет
портфель и направляется к двери.
   -Ты опоздаешь в школу, - говорит мама.
   Новичок падает на маты...
   УО чем он думал в эту минуту?ы - Павел выходит на улицу: дома имеют
коричневый оттенок.
   -Он думал о том, что он уже умер, - эти слова Павел произносит вслух.
27
   -К тебе пришли!
   Павел отбросил экспандер.
   -Ну и здоровый же ты! - сказал Савва: - учителя навязали ему Копровина
как отстающего, правда, времени эта нагрузка почти не отнимала, - учишь
билеты?
   -Учу.
   -Скоро экзамены!
   -Как-нибудь проскочу, - сказал Павел и пошел на кухню - вернулся с
кочергой, - видишь? - спросил Савву.
   -Вижу, - пролепетал тот, но Павел улыбнулся: мышцы на руках взбугрились
и на глазах изумленного Саввы металлический прут толщиной в палец был
завязан в узел.
   -Сила есть, ума не надо, - услышал Павел за спиной голос матери.
28
   Вечером пришла тетя Ася - соседка.
   -В магазинах ничего нет, на базаре дороговизна, буду меняться на другой
город.
   -На какой? - спрашивает мама.
   -На Ялту.
   Тетя Ася женщина крупная, высокая, знающая себе цену. Глаза у нее похожи
на фикусовые листья - такие же плотные и непроницаемые.
   -Садись, - говорит мама и подвигает тете Асе стул.Соседка присаживается
- колени у нее округляются - они белые и упругие - с ямочками!
29
   -Ты одна? - спросил Павел.
   -Если тебя не считать, то да, - сказала Зара: она только что была в воде
- сквозь белый купальник просвечивались соски.Они пошли вместе. Береговая
кромка привела к удаленной части пляжа - там, выбрав уединенное место, они
приросли к песку - отвернув головы друг от друга, чтобы не выдать себя,
лежали рядом, ощущая жгучее прикосновение, но ненадолго...
   -Я уйду, - сказала она чуть слышно.
   -Почему? - спросил он, стараясь придать своему голосу наивность.
   -Потому что прими, - сказала она еще тише и, когда Павел убрал руку,
отодвинулась.
   -Завтра придешь?
   -Нет! - сказала она и отодвинулась еще дальше.
   В раздевалку пришли последними. Темнело...
   -Я не нуждаюсь в провожатых.
   -А я не набиваюсь.
   Зара села в троллейбус. Павел подождал следующего. Это был обоюдный
испуг - они почувствовали себя взрослыми.
30
   Конец экзаменов договорились отметить у Зары.
   -По пять рублей с рыла, - пробасил Сирик и добавил, - срок сдачи два
дня.
31
   -Одни тройки! - сказала мама, рассматривая табель.
   -Большего я от него не жду, - отрезал отец.
   Денег Павел не просил - все равно не дадут. Пошел на товарную станцию
сгружать уголь.
32
   Трудился до седьмого пота - даже на туфли заработал - на лаковые! -
туфли давили, но вида не показывал.
33
   Она сидела напротив. Черные волосы ниспадали к ее плечам свободно -
совсем как у взрослой - они придавали каждому ее слову загадочную
таинственность, но главное - когда она улыбалась, на ее щеках появлялись
ямочки.
   -Ты знаешь ее? - спросил Павел шепотом у Клавы Ольховской.
   -Нет, - ответила она ему таким же шепотом.
   -Танцуем! - крикнул Савва и направился к патефону.
34
   -Познакомься, - сказала Зара, - это моя подруга, Юля Бушуева, она из
пятьдесят шестой школы, мы с детства дружим.
   -Вы танцуете?
   -Не умею.
   -Он у нас только по железу волшебник, - хихикнула Зара, - штангист!
   УЗа пляж мститы, - подумал Павел - промолчал.
   -Разрешите, - Юлю пригласил Савва и они закружились.
   -Она тебе понравилась?
   -Нет, - сказал Павел, - а почему тебя это интересует?
   -Я просто так спросила, - сказала Зара и, густо покраснев, добавила, -
она же моя подруга.
35
   На кухне включен свет. Отец ворочается. Ночное бдение сына мешает ему
спать.
   -Ложись!
   -Я учу математику.
   -Какую математику? Сволочь! Книжечки читаешь!
   -Можешь проверить.
   Павел слышит грузные шаги босых ног. Отец врывается на кухню и смотрит
на обложку...
   -Зина, он рехнулся, весь год байдыки бил, а сейчас задницу геморроит.
Ложись немедленно спать!
   -Закончу параграф, тогда лягу.
   -У него мозги набекрень, - говорит отец и через минуту от стены к стене
перекатывается его мощный храп.
36
   Сентябрь. Урок алгебры. Татьяна Егоровна объясняет новый материал.
   -А теперь попробуем решить пример, - она вызывает к доске Савву. -
Молодец! - говорит она ему, восхищенно наблюдая за ходом.
   На соседней парте скрипит перо Зары Кимстач. Павел не записывает -
поднимает руку. Татьяна Егоровна знает Уштучки-дрючкиы Копровина. Она
уверена, что этот Унедоумокы хочет сорвать урок.
   -У тебя голова болит? Тебе к терапевту или к психиатру? - спрашивает она
заботливо и печально.
   -Ха-ха-ха, - смеется класс.
   -Ну что тебе? - милостиво говорит Татьяна Егоровна.
   Павел поднимается. Щеки у него горят. Пальцы сжимаются в кулаки. Зрачки
расширены,
   -Этот пример можно решить короче.
   -Ха-ха-ха, - смеется класс.
   -Ну-ну, - говорит учительница.
  Павел выходит к доске, вытирает то, что написал Савва и пишет новое
решение. Улыбка с лица Татьяны Егоровны исчезает и в классе становится
тихо.
37
   Больше всех сопротивлялся Ефим Осипович.
- Ты у меня больше тройки иметь не будешь, - говорит он, тычет Копровина в
ребро и разъясняет, - слишком велика у тебя разница между умом и здоровьем!

   Этот разговор произошел вчера...
   Сегодня:
   -Так вы понимаете, чем отличается вес от массы? - еще и еще раз
спрашивает он, подходит к доске, приподнимается на цыпочки, обводит формулу
Р=М g , стучит по доске мелом так, что мел крошится и кричит, - без физики
вы все болваны.
   Павел поднимает руку.
   -Я слушаю тебя, - говорит Ефим Осипович.
   -Если не учитывать влияние сопротивления воздуха, все тела падают на
землю с одинаковым ускорением, - это приводит к удобному представлению о
массе. Предположим, что у нас имеются два куска свинца разного веса...
   -Ты все равно болван, - говорит Ефим Осипович, выслушав своего бывшего
врага.
38
   УЯ должен с ней встретитьсяы, - решил Павел и - 56-я школа: выходят
ученики, появляется она - белый бант весело подпрыгивает, в руке
покачивается портфель... Павел делает несколько шагов в ее сторону...
   Белый бант заслонил прохожий, идущий навстречу; белый бант остановился -
это она смотрит на часы, которые висят на углу улицы; белый бант исчезает -
в подъезде...
   Улица тускнеет.
39
   -Копровин, ты учил отрывок?
   -Да.
   -А кроме да?
   Павел не слышит, как его голос начинает звенеть - все и он сам куда-то
исчезают. Слова пульсируют - они уже не слова, потому что Сирик перестает
улыбаться...
   -Я нахожу, Копровин, - говорит Валентина Васильевна, - что у тебя есть
определенные способности.
40
   56-я школа...
   -Юля!
   -Да! - она смотрит удивленно.
   -Мы у Зары в прошлом году гуляли, - напомнил.
   -Кажется... Вы не умеете танцевать!
   -Я научусь, - сказал Павел: он был счастлив, что она заговорила с ним,
что не забыла его, что он пересилил себя - осмелился к ней подойти; он
блаженствовал, что она есть и что он может идти с ней рядом так долго, -
Юля, я и завтра буду ждать вас...
   -Мне нравятся мальчики с усами, а у вас их нет, - говорит она ему
кокетливо и убегает.
   Павел прислушивается -  каблучки стучат не по ступенькам, а по нему!
41
   Остались экзамены и прощай школа... Павел вышел на улицу - прижался лбом
к школьному забору, схватившись за прутья...
   -Тоскуешь? - подошла Зара.
   -Не тоскую, а думаю.
   -Не ври, я знаю, что ты влюбился.
   -Только в тебя.
   -Иронизируешь?
   -Пытаюсь.
   Так вот, - сказала Зара, - поскольку ты мой товарищ, хочу, чтобы знал
правду. У нее фамилия не Бушуева - по отцу она Брегман.
42
   День совершеннолетия. Отделение милиции. Бесцветная комната. Платье с
короткими рукавами, полные руки, локти с ямочками и такие же пальцы.
Метрическое свидетельство. Оно довоенное - национальность родителей не
указана.
   -Яка нация? - спрашивает паспортистка.
   -Ий, - говорит Павел.
   -А хиба е така?
   -Это одна из народностей Кольского полуострова.
Паспортистка пишет несуществующую нацинальность. Павел берет паспорт и
уходит.
43
   Аттестат на руках, паспорт в кармане - свобода!
44
  -Доброе утро, Юля!
  -Ты меня дежуришь?
  -А кого же еще?
  -Ну зачем все это? - растянула она каждое слово и ямочки у нее на щеках
заиграли.
  -Я и сам не знаю.
  -А я знаю - ты просто меня преследуешь.
  -А если люблю?
  -Глупости, - сказала она, - какая может быть любовь в нашем возрасте?
Тебе, Павел, всего шестнадцать лет!
  -С этого дня я поставлю перед собой часы и буду ждать.
  -Лет десять, - подхватила она с такой же иронией.
  -А я дождусь!
  -Тогда лучше не в нашем городе.
  -Почему?
  -Потому что я не люблю тебя, это, во-первых, - сказала она со злостью, -
а, во-вторых, я не желаю, чтобы ты каждый день торчал у этого подъезда.
САМОСТОЯТЕЛЬНЫЕ ШАГИ
1
   -Куда едете?
   -Дон, - ответил машинист и чумазое лицо его исчезло в кабине.
Павел пошел вдоль товарняка. Железнодорожники старательно обстукивали
буксы. Моросил дождь. По вокзалу прокатился гудок. Состав тронулся. Павел
вскочил на подножку и забрался внутрь платформы. Там, прислонившись к
борту, сидел человек. Увидев Павла, махнул рукой как старому знакомому.
   -Куда путь держишь?
   -На Кубань, - ответил Павел и спросил, - а вы?
   -Туда же... Чего стоишь? Садись.
   Павел сел рядом. Некоторое время молчали...
   -Виктором зовут... А тебя?
   -Павел.
   -Из тюряги еду, - сказал Виктор и при этом внимательно посмотрел на
Павла, - а ты?
   -Сбежал из дому.
   -Ладно темнить, а, впрочем, дело твое. Курить будешь?
   -Нет.
   -Страдать помогает, - сказал он, разминая окурок,
   -Что-что? - переспросил Павел.
   - Говорю нервы успокаивает, - чиркнув спичкой, он ловко сунул ее в
открытую часть коробки и закурил...
2
   Павел озяб... Едва начало светать, проснулся и Виктор - вытащив два
добротных окурка, предложил:
   -Закурим?!
   -Д-д-давай, - сами по себе проклацали зубы,
   -Ды-ды-ды, ды-ды-ды, ды-ды-ды, - барабанила платформа на стыках.
   -Кыр-за, кыр-за, кыр-за, - заскрипел буфер.
   -Притормаживаем, - сказал Виктор, прислушиваясь.
   Голод погнал их в городок, видневшийся в нескольких километрах от
станции. На окраине попалась хлебопекарня. Одно из окошек было приоткрытым.
Павел заглянул...
   -Чего надо, чернявый? - улыбаясь крикнула молодая женщина, стоящая возле
конвейера.
   -Пахнет вкусно, - стараясь придать голосу тон шутки, - сказал Павел и
стал деловито рыться в карманах.
   Виктор молча оттолкнул Копровина:
   - Послушай, молодуха! Дай пару булок. Три дня ничего не жрали!
3
   Следующего товарняка ждали недолго.
4
   К вечеру пошли кубанские степи.
5
   -Переночуем и шуганем в ближайший совхоз, - сказал Виктор и, спрыгнув с
платформы, добавил, - поработаем лето, а там посмотрим...
   -У-гу, - пробубнил Павел и последовал за своим другом.
   -Век свободы не иметь! - Виктор кивнул на женщину, сидевшую на
привокзальной скамейке: кофточка с протертыми рукавами и грязная юбка
гармонично увязывались с ее ширококостным, не в меру загоревшим лицом,
выражавшим тоску и безразличие, - ждешь погоды? - спросил он у нее,
приостановившись.
   -А тебе то что?
   -То же, что и тебе.
   -Если смелый, то присаживайся, - сказала она, положив ногу на ногу,
   -0-го! - воскликнул Виктор восторженно.
   Павел прошел мимо - к траве, росшей среди кустарников. Густеющий сумрак
придавил окрестность к земле и медленно стушевал. Над полустанком вспыхнул
неожиданный свет - выхватил из темноты шпалы и отполированные колесами
рельсы. Влюбленные расположились рядом - всю ночь Павел слышал их шепот и
сопение. Уснул перед самым рассветом.
6
   Припекает солнце. У пригорка виднеется посадка. Двигаясь к ней, дорогу
пересекают гуси...
   -Где-то неподалеку станица, - сказал Виктор и, кивнув на гусей добавил,
- одного бы на завтрак!
   -За чем же дело?! - Павел поднял увесистую палку и шутливо замахнулся, -
раз и готово!
   -Клянусь, что ты свой! - глаза у Виктора загорелись.
   -А потрошить?
   -Этим! - сказал Виктор, подцепив ногой бутылочный осколок, - или может
ты того?
   -Что того?
   -Жилой не тянешь? - произнес он презрительно.
7
   Вытянув шею и уверенно шипя, навстречу противнику заковылял самый
крупный - вожак. Павел отвернулся и вслепую нанес удар. Шипение
прекратилось. Подоспевший напарник потащил птицу к посадке. Развели костер.
Подобрав надежную ветку, насадили гуся. Стоя друг против друга, держали
птицу над пламенем, - время от времени поворачивали.
   -Она уже готова, - сказал Павел, но румянец оказался обманчивый...
   -Будем жрать так, - пробасил Виктор и, сняв птицу с вертела, отделил
половину, - бери!
8
   Голова Павла торчала над лопухами, лицо страдальчески морщилось...
   -А мне ничего, - Виктор похлопал себя по животу и съязвил, - видно, что
ты баланды не пробовал.
9
   -За что сидел?
   -Долго рассказывать!
   -Что делать умеешь?
   -Тракторист.
   -Покажи права.
   -Потерял.
   -Пойдешь слесарем?
   -Пойду.
   -А твои документы? - обратился директор к Копровину.
   -Вот.
   -Почему не выписался?
   -Я...
   -Тебя взять не могу, - сказал директор и хлопнул рукой по столу,
показывая, что разговор окончен.
10
   Разговор продолжался:
   -Я остаюсь.
   -Счастливо тебе.
   -Попытайся в другом совхозе.
   -Думаешь возьмут?
   -Возьмут, - подбодрил Виктор, - когда им надо, они на паспорт не
смотрят.
11
Степь, степь и степь...
12
Пшеница росла выше пояса. Забрел подальше. Подмял под себя стебли и лег.
Было тихо...     Иногда небо прорезали красные следы падающих метеоров...
Павел смотрел вверх и думал, чувствуя спиной землю и ощущая во рту ее вкус
- пшеничные зерна.
13
   Ему было шестнадцать лет...
14
   -Водички не дадите?
   -Найдем! - сказал хозяин, исчезая в пристройке - появился с кружкой, -
далече путь держишь?
   -Ищу работу.
   -А откель будешь?
   -Из Украины.
   -Значит работу ищешь?
   -Ищу!
   -Пятерка в день и пища моя! - сказал хозяин прищурившись.
   -А что делать?
   -Дом строю, - пробасил он. - Для сына. Из армии вскорях притить должен.
   -Я не умею, - сказал Павел.
   -Что не умеешь?!
   -Строить.
   -Тьфу! - сплюнул хозяин. - Кто тебя просит строить?
   -Кончай гутарить, Андрей, - крикнула хозяйка, - пора скотину кормить!
   -Я сейчас, Тося, - отозвался хозяин и снова обратился к собеседнику, -
пуп у тебя не надорван?
   -А что? - Павел улыбнулся.
   -Кирпич подавать сможешь?
   -Смогу.
15
   Деньги были использованы на новую рубашку, на новые брюки и на
телеграмму: Не волнуйтесь, жив, здоров, ищу дорогу жизни - сын!
16
   РОС... - ...ГРАД, РОСТ... - ...ЛЕНИНГРАД, РОСТОВ-СТАЛИНГРАД - состав
замедлил скорость - заскрипел всеми вагонами, остановился. Пассажиры
засуетились. Пытаясь проникнуть в тамбур, Павел примкнул к их спинам. Путь
на эту станцию он проделал пешком. Добирался три дня. Ночевал в степи. Спал
в копнах. Волосы и солома проросли друг в друга, торчали во все стороны,
покрытые серой дорожной пылью.
   -Куда? - спросил проводник.
   -Я провожающий.
   -Милицию позову! - предупредил он и поэтическая прическа поспешила
удалиться на почтительное расстояние.
17
   УИз-за меня поезд не остановяты, - подумал Павел, когда вагоны качнулись
и, разбежавшись, вскочил на подножку. Нога в отчаянном шпагате нащупала
буфер, пальцы вцепились намертво. Он посмотрел вниз. В проеме скользило
полотно - мчалось. По угловой лесенке взобрался на крышу - лег: руки
ухватились за вентиляционный стояк - степь кружилась, вагоны вздрагивали,
гулял ветер.








                А. Кобринский, "ПОВОЗКА С ИГРУШКАМИ", роман




                               продолжение II






18
   Город был рассечен глубокими оврагами. Улицы вытянулись вдоль Волги. Все
здания новые... Разрушенных мало - оставлены для киносъемок. Одна из улиц
привела в речпорт. УМожет матросом возьмут?ы - подумал и зашел в отдел
кадров.
   -Без прописки не берем! - сказал ему лысый человечек.
   Побродив по городу, Павел вернулся на вокзал... УКуда ехать? На Урал? -
заводов там много, рабочих рук нехватает, возьмут и с таким паспортом. А
вдруг не возьмут? А что, если в Омск? Там я наверняка устроюсь - тетушка
Руфь - она подтвердит, что я племянникы.
19
   Проводница оказалась доброй - пожалела его - пустила в тамбур.
20
   Омск!
21
   УСтарожилы должны знатьы, - подумал Павел.
   -Скажите, где находятся бараки?
   -Какие?..
   -В которых эвакуированные живут.
   -Какие эвакуированные?
   -Те, что во время войны! - объяснил Павел.
   -Их уже реабилитировали, - сказал таксист.
   -Да я не этих имею в виду.
   -Тогда не знаю.
22
   -На Первой линии. Туда восьмой трамвай ходит, - ответила ему пожилая
женщина.
   Павел поблагодарил и пошел по ходу трамвайных рельс. Колея казалась
бесконечной. Сгустились сумерки. Холод пронизывал до костей. В осеннем
воздухе закружились белые мухи...
23
   Омичи оглядывались - надеть в сентябре короткую рубашку и летние тапочки
мог только сумасшедший!
24
   УНадо отогретьсяы, - решил Павел и загля-нул в подъезд многоэтажного
дома. Лестница - подвал - остатки строительного мусора... Павел двигался на
ощупь - ладони наткнулись на пучок теплых труб - отверстие...
Протиснувшись, полез по трубам - пучок был широким. Примостившись
поудобнее, закрыл глаза, но уснуть не мог - над головой что-то скрипело...
УОткуда это пятно?ы - пальцы при-коснулись к доскам - щель! - свет проникал
сквозь нее - шаги... прислушался... голоса - мужской и женский - отдельные
слова, куски фраз: приходишь вовремя... блядуешь!.. подругой была...
зараза!.. каждый день, каждый... садист!.. корова!.. врешь!.. ты!... ты!...
и-а-е-я-а...
   Что-то стеклянное ударилось о пол и разлетелось. Голоса смолкли, женщина
плакала...
   -И-е-я-а, и-я-а, я-а, я, - всхлипывания становились все более короткими
и неожиданно прекратились.
   Подвал утонул в тишине...
25
   УНеужели и я так буду жить, неужели и я так, неужели и я...ы
   -И-а-и-а, и-я-а, я-а, я, - Павел уснул.
26
   Железнодорожная насыпь, барак, коридор... Звякнула цепочка... Дверь
приоткрылась:
   -Что надо? - проскрипел старческий голос.
   -Извините... Здесь живет тетушка Руфь?
   -Она выбралась. Ей дали квартиру в новом доме, на Одиннадцатой линии.
   -Вы не знаете адреса?
   -Адреса не знаю, а дом находится рядом с кинотеатром.
27
   Тетушка Руфь племянника не узнала. В дом пустила после того, как он
перечислил всех родственников...
   -Ты же совсем голый! В безрукавке! В тапочках! Убежал из дому! Господи!
- восклицала она, держась руками за голову.
   Павел сидел на краю дивана - босиком. Полы, шкаф, сервант, вязаные
салфетки - блестело все: тетушка была старой девой.
   -Я ванну приготовила. Пока отмоешься, я в магазин сбегаю, - она положила
рядом с племянником полотенце, взяла со стола ключи, захлопнула дверь и
закрыла на нижний - внутренний замок.
28
Срочная телеграмма: ОН У МЕНЯ - РУФЬ.
29
   -Дорогу жизни он ищет - кровопийца!
   -Да, ищу!
   -Чтоб ты провалился вместе со своей дорогой.
   -Не кричи на Павлу шу. Я знаю его вот таким, - тетушка показала рукой от
пола, - у него уже тогда странности были...
   -Какие странности? - спросил отец.
   -Только отвернешься, а он уже возле шифоньера - вещи выбрасывает. Оно,
говорит, каждую ночь туда уходит. Кто оно, допытываемся, - молчит и на
икону показывает. И я била его и Зина - не помогало...
   -И не помогло! - вставил отец.
   -Война! - тетушка тяжело вздохнула, - Зина в Бога не верила, а
молилась,.,
   -Она там с ума сходит, - сказал отец и, тряхнув головой, гаркнул, -
поедешь домой?
   -Нет!
   -Что же ты хочешь?
   -Пусть она меня пропишет, - сказал Павел, кивнув на тетушку,
   -При всем желании, Павел, я этого сделать не смогу,
   -Почему?
   -Потому что квартира у меня ведомственная.
   -Руфь, - сказал отец, - с кем ты разговариваешь, он же жизни не знает, -
резко повернулся к сыну, - кстати, чтобы прописаться, тебе нужно получить
паспорт.
   -Я уже получил, - сказал Павел, - вот он! Отец открыл потрепанные
обложки. Вены на шее у него тут же вздулись и паспорт полетел сыну в лицо.
   -Идиот. Что ты наделал? У тебя же мать и отец украинцы. Приедешь домой,
немедленно измени национальность.
   Тетушка Руфь подняла паспорт и удивленно замерла на первой странице.
   -Я же говорила, что сын у тебя со странностями!..
   -У него с этим не все в порядке, - сказал отец, постукивая себя по лбу,
- постели нам!
   Тетушка подошла к дивану...
   -А ты где будешь спать? - спросил у нее отец.
   -На полу.
   -Не делай нам курорта, - загремел отцовский голос.
   Тетушка испуганно засуетилась, открыла шкаф, вытащила запасное белье,
положила на пол матрац, постелила... Щелкнул выключатель. В комнату
погрузились щупальца уличного фонаря...
30
   Две спины притворялись уснувшими - за ночь не шелохнулись: отец хотел
видеть сына счастливым, а сын видел привидение - оно тащило за собой
повозку с игрушками.
31
   Ночь. Третья смена. Давление шесть атмосфер. Павел нажимает кнопку
Увключеноы. Гудит компрессор. Ползет по шкале стрелка манометра. Давление
двенадцать атмосфер - Павел нажимает кнопку Увыключеноы. На целых полчаса
цех обеспечен воздухом - чем занять себя? - Павел бежит в кузницу, включает
свет, разжигает горн, кладет заготовку и присыпает ее углем, возвращается в
компрессорную, нажимает на кнопку и снова бежит в кузницу...
   -Та-та-та, ти-та-та, та-та-та, ти-та-та, та, - поет в его руке молоток.
   Кузница исчезает - горн превращается в падающее за горизонт .светило...
32
   В небе сокол парит,
   Солнце путь свой бежит,
   Но уж спала жара
   Да за день трудовой
   Уж устала земля:
   Только ветер живет -
   Веет вяло,
   Чуть-чуть твое тело бодря,
   Да трава шелестит
   Свою песню поет.
33
   Павел бьет молотком по заготовке и бормочет стихи - собственные! - вчера
ему пришел ответ из газеты УДнепр вечернийы: опубликовать не можем - ваши
стихи подражательные - детская писательница Коробейникова.
34
   В первую смену работать неинтересно, У горна потеет кузнец. По
заводскому двору с утра ходит механик, следит за порядком, приказывает и
матерится на чем свет стоит.
35
   Новости таковы: национальность не меняется...
   -Какую взял, такую и носить будешь! - сказал начальник паспортного
стола.
36
   Мама вздыхает - каждый вздох напоминает о том горе, которое  ей
досталось в сыновья. Отец стал покладистее - ругается меньше, но все равно
смотрит зверем не может видеть дурацкого паспорта.
37
   Юля Бушуева поступила в театральное училище - Павел узнал об этом от
Зары Кимстач.
38
   На улице гололедица. Отец поломал руку - ходит в гипсе.
39
   -Руфь хочет переехать в наш город, - сказала мама, еще и еще раз
перечитывая письмо.
   -Как это переехать?
   -Поменять квартиру.
   -Она же у нее ведомственная, - сказал отец.
   -Да, но она пишет, что ушла на пенсию - теперь на ее квартиру
ведомственность не распространяется.
   -Дай, я сам почитаю, - сказал отец и через некоторое время, - она дура!
   -Почему? - спросила мама обиженно.
   -Омск на Украину?
Глаза у отца выпучились, но мама возразила спокойно:
   -У нее есть деньги!
40
   Тетушка Руфь поменялась с доплатой...
   -Она все свои сбережения выложила, - сказала мама.
   -Ничего, - возразил отец, - у нее приличная пенсия.
41
   Весной тетушка Руфь заболела - у нее рак.
42
   -Зина, где его паспорт?
   -Там где фотографии.
   -Зачем он тебе? - спросил Павел.
   -Тетушка хочет прописать тебя.
   -Разве я не прописан?
   -Так это же у нас, - сказала мама.
   -Не вижу разницы.
   -Болван, - гаркнул отец, - разве ты не понимаешь, что ее квартира тебе
останется.
43
   Лето было таким жарким, что асфальт плавился.
44
   -Завтра у него день рождения, - посмотрела на племянника, - надо
отметить!
   -Руфь, но ты же... - мама не договорила.
   -Я еще живая, - тетушка провела рукой по клеенке и обиженно отвернулась.

45
   -С этого дня ты должен вести себя хорошо, -сказала мама.
   -Я пью за то, чтобы ты поступил в институт, - сказал отец.
   -Я верю в тебя, - сказала тетушка, прижимая высохшие руки к сердцу, - ты
мальчик неглупый!

46
   -Одного балла не хватило,- восклицала мама.
   -Он свое все равно возьмет, - обнадеживала умирающая тетушка. Отец
молчал...
47
   -Ключи от ее квартиры я тебе не дам, - будешь жить у нас, пока ума не
наберешься, - сказал отец, вытирая руки - прикрикнул: умойся, ты был на
кладбище!
48
   На завод пришел офицер. Всех молодых собрали в конвейерном цеху...
   -Служба - дело почетное, - загремел бравый голос - начищенные до блеска
сапоги двигались вдоль конвейера, минуя мазутные пятна, - на ваши плечи
ляжет самая ответственная задача - в случае необходимости защитить Родину!
49
   -Там мозги вправят! - бурчал отец.
50
   Хлопала дверь. Сигарета обжигала пальцы, Дышал ветер. Опадала листва -
двигалась по мостовой прыжками к бордюрам. Павел стоял у входа в
театральное училище...
   -Юля!
   -А... это ты! - прижала к бедру сумочку - остановилась, - я спешу.
   -Я провожу тебя.
   -Видишь двух девочек, - она кивнула на троллейбусную остановку, - они
меня ждут.
   -Ладно, - сказал Павел, - не буду назойливым - я пришел попрощаться.
   -Умирать собираешься? - улыбнулась.
   -Ухожу в армию, - Павел отбросил щелчком сигарету, - назови мне свой
адрес.
   -Ты знаешь его.
   -Номер квартиры.
   -Ты хочешь мне писать?
   -Да!
   -А я не обещаю...
   -У тебя есть парень?
   -Ты почти угадал.
   -Я все равно люблю тебя,
   -Ты Зару любишь.
   -Что?!
   -А ты вспомни пляж.
   -Она..., - Павел не договорил - задохнулся: стиснул зубы и, резко
повернувшись, пошел вдоль улицы.
51
   Казарма - сорок коек, сорок характеров, сорок голосов...
   -Цыбульник не выдержал барокамеры.
   -Он в береговой обороне служить будет.
   -А у тебя уши не лопнули?
   -У наших все выдержит.
   -Особенно череп, - сказал Павел, положив книгу на тумбочку -
приподнялся...
   -Ты куда?
   -Отлить.
Длинный коридор. Туалетная. Павел открывает дверь - в окружении стоит
мускулистый парень, по пояс голый. У него на локтевом сгибе лежит иголка.
Парень медленно сгибает руку и тут же разгибает - иголка вошла в мышцу.
Шепот восхищения...
   -Вот это да!.. Вот это воля!...


   Скрипят койки... Кто-то рассказывает анекдот...
   -А он ей туда!.. Хохот...
52
   Катер буксировал шлюпки - вытянутая линия - один общий канат - шлюпки
привязаны к нему одна вслед за другой. На шлюпках мы - с ног до головы в
белом - роба! - название романтическое - пахнет пиратами. На плечах у нас
морские воротнички, на стриженных головах - бескозырки.
   -Не перегибаться через борт! - кричит в рупор офицер, но кому из нас не
хочется прикоснуться к морской воде: многие впервые увидели море. Наш курс
- учебная база: там мы должны принять военную присягу и пройти
спецподготовку.
53
   Палатки стоят в километре от берега, среди елей... Горнист играет
подъем. После зарядки нас ведут к морю. Последние дни сентября, но вода еще
теплая. Место купания огорожено сеткой. Тянет туда, где глубина хотя бы по
горло. Нельзя. На шлюпке командир отделения - увидит, два дня не войдешь в
воду. Всплеск - наш Укомы оглядывается - упирается руками в борт -
наклоняется - видит уходящие в глубину пятки.
   Вчера:
   -Ты, наверно, цыган, что такой черный?
   -Я ий!
   -Откуда такие? - восклицает Укомы удивленно.
   -Одна из народностей Кольского полуострова.
   -Будет тебе врать. Я родом оттуда. Там никаких иев никогда не было.
   -Неужели не было?
   -Точно нет.
   Указательными пальцами Павел растягивает глаза.
   -Я китаец!
   Сегодня:
   Мертвый час. Четыре койки. Четыре банки* - на каждой аккуратно уложена
роба. Входит Укомы. Осматривает палатку.
банка - табуретка (морской жаргон)
   -Встать!.. Мартынов и Заславский, можете лечь. Устюк и Копровин - у вас
робы уложены неряшливо.
   -Не вижу, товарищ старшина первой статьи.
   -Молчать! - Укомы вскидывает руку - смотрит на часы, - одеться!
   Двое набрасывают на себя одежду.
   -Раздеться!
   Двое сбрасывают ее и тут же укладывают на банки.
   -Сорок пять секунд! - восклицает Укомы, опуская руку, - матросу на то,
чтобы раздеться и сложить робу положено тридцать секунд - с этого дня будем
тренироваться,
54
   Подъем. УКомы обходит шеренгу - останавливается возле Копровина.
   -Почему невеселый вид?
   Молчание - глаза упираются в землю...
   -Когда спрашивают, надо смотреть в глаза!
   Молчание - глаза упираются в землю...
   -Два наряда вне очереди! - взрывается воздух...
   Избавление наступило - камбуз - Павел колет дрова, моет посуду - думает.

55
   Солнце - его не видно - оно над головой - оно в зените. На бетонном
плацу двое - стоят друг против друга - на плече одного из них карабин.
   -Сплча! - командует другой.
   Карабин летит к ноге, онемевшие пальцы прижимают его к туловищу, по
вискам стекают струйки пота. УТолько не показать, что я устал... И он
устал... Ему тоже жарко... Выдержу... Умру, но выдержу!ы
   -Наплчо!
   Павел, улыбаясь, выбрасывает вверх карабин - движения автоматические -
правая рука поднимает оружие, левая подхватывает и ставит на плечо.
   Мираж:
   -Сплча! - это командует Павел. По вискам старшины 1-й статьи стекают
струйки пота.
56


____
* банка - табуретка (морской жаргон)








                А. Кобринский, "ПОВОЗКА С ИГРУШКАМИ", роман




                              продолжение III






ДЕСЯТЬ ДНЕЙ ОТПУСКА
1
   -Не приставайте и не приходите к ней. Она не желает вас видеть, -
сказала Юлина мама.
2
   Привидение продолжало пересекать комнату, но без игрушек.
   -Игрушки тебе не нужны, ты уже взрослый, - сказало оно, останавливаясь
возле Копровина.
   -Куда ты их спрятало?
   -Поищи их в своей памяти - они там.
   -Верни их в повозку.
   -Если я верну их, то у тебя не отрастут крылья.
   -А когда я стану крылатым, она полюбит меня?
   -Я не знаю, что такое любовь.
   -Почему?
   -Я..., - привидение задумалось, - это объяснить невозможно.
   -Помоги мне встретиться с ней, - сказал Павел.
   -Как?
   -Скажи, что ее в милицию вызывают.
   -А если она не пойдет?
   -Скажи - человек попал под машину и, умирая, назвал ее адрес.
   Привидение качнулось...
   -Замени слово скажи на слово напиши, - сказало оно и, миновав
прикроватную тумбочку, исчезло в стене.
3
   Павел подошел к подъезду и, постояв в нерешительности, поднялся на
второй этаж - бросилоткрытку и выскочил на улицу. Ждал недолго.
   -Юля!
   -Я спешу, меня в милицию вызывают.
   -Юля, это я бросил открытку.Она остановилась - вздохнула и подошла.
   -Это же глупо! - ты испугал меня до смерти,- поправила локон, - неужели
тебе непонятно, что я не люблю тебя!
   -Не говори мне этого, - сказал он чуть слышно, - не говори мне этого!
   -И ты тоже! - она кокетливо улыбнулась.
   -Что я?- Не говори, что любишь меня.
   -Я имею на это право.
   -Почему?
   -Потому что я весь изнутри, а ты вся снаружи.
   -Павел! - сказала она и вдруг прижалась к нему, - но только не думай -
это не любовь - это я не могу выдержать твоей настойчивости.
   -Уходи!
   -Ты прогоняешь меня?
   -Нет! - сказал он, отстранив ее, - прислушайся...
   Ехал трамвай. Дребезжали стекла...
   -К чему?- спросила удивленно.
   -Юля, разве ты не слышишь, что земля потеряла свой вулканический пульс?!

   -Павел, ты сошел с ума!
   -Да! - произнес он и, попятившись от нее, - мне не надо...
   -Павел!
   -Мне не надо твоей жалости! - сказал он и направился к перекрестку.
4
   Утром встретился Сирик:
   -Я считал, что ты в армии.
   -У меня десятидневный отпуск.
   -Где служишь?
   -На Балтике.
   -Интересно было бы тебя увидеть в форме.
   -Она мне там надоела.
   Днем встретилась Зара:
   -Бегу на лекцию, - качнула портфельчиком.
   -Где учишься?
   -В университете, на математическом... Я знала, что ты в городе.
   -Юля сказала?
   -А кто же еще - кстати, она замуж выходит.
   -Замуж?- Его Вовкой зовут. Он на том же факультете, что и я, только на
последнем курсе. Ему уже и направление дали - во Львов! Он любит ее безумно
- все уговаривал бросить театральное - дудки! - Юлька только тем и живет,
чтобы стать актрисой - ей всего год осталось...
   -Ты познакомила?! - оборвал.
   -Случай! - сказала она, - мы с Юлей на Казантипе отдыхали и он там...
   -Она любит его?
   -Какой ты несовременный, - рассмеялась, - она его любит, конечно же
любит, да, несомненно, она любит его, но!
   -Что но?- Львов считается театральным центром, если бы не это... Ой! -
вскинула руку и посмотрела на часики, - я опаздываю... Желаешь поговорить,
давай встретимся вечером - или занят? - прищурилась...
   -У меня свидание.
   -С кем?
   -С Иудой Искариотом!
5
   В повозке лежал пластмассовый пистолет...
   -А еще считаешь меня взрослым! - сказал Павел, - привези настоящий!
   -Не спеши отказываться. И такое оружие убивает наповал, правда, при
одном условии...
   -При каком?
   - Сможешь ли ты стать актером?
   -Актером! - Павел рассмеялся привидению в лицо, - и Богом не помогло! -
разве ты не видишь, что меня распяли - нет, я хочу быть человеком!
   -Не забывай о том, что ты ий!
   -Я хочу быть человеком!
   -Твоя тоска беспредельна, но человек умер.
   -А ты кто?
   -Я никто, - сказало привидение, захохотало и провалилось сквозь землю.
6
   Между стеной и сараем тянулся проход. Он шел по нему. Остановился под
балконом. Посмотрел вверх - пальцы вцепились в фасонные выступы...
   Она сидела в кресле. Штопала. Черные локоны слегка закрывали лицо.
Иголка, нитка и наперсток двигались, Чулок вздрагивал...
   -Оглянись! - это был голос привидения.
   Он оглянулся. Во дворе росло уродливое дерево - три ствола соединялись в
том месте, где начиналась листва. Солнце садилось - его огненный диск
спрятался за эти расщепы - два луча врывались в комнату, падали из угла в
угол, придавая вещам одухотворенную емкость Стол! - она прислонилась к
нему. Полы! - она подметала их. Духи! - она пользовалась ими. Зеркало! -
она отражалась в нем.Он откинул штору...
   -Юля!
   Она вскрикнула и потеряла сознание. Чулокзазмеился - из него выскочила
лампочка и катилась к серванту. Графин подпрыгнул, повис, наклонился и
забулькал...
Завибрировал воздух - водяные брызги разлетелись - превратились в мелкие
капли - осели на локоны и ресницы...
   -Я крикну, я позову соседей!
   -Кричи - мне все равно!
   -Как ты попал сюда?
   Он кивнул на балкон...
   -Зачем ты пришел?!
   Он вытащил пластмассовый пистолет. Подбородок у нее задрожал...
   -Не бойся - это игрушечный, я его в детском мире купил - для комедии!
   -Для какой комедии?!
   -Разве моя любовь к тебе не комедия? - спросил он и направил на нее
пистолет: пробка вылетела и присосалась к ее лбу, - прощай!
   Она выскочила на балкон, но он уже был внизу - шел по проходу.
   -Павел!
   -Не поворачивайся, ты убил ее, - крикнуло привидение.
   -Павел!!
   -Не поворачивайся, ты убил ее, - крикнуло оно еще раз.
   -Павел!!! - заплакала...
   День следующий:
   Лучей было много -
   Ь знаком казалась туча...
   Вова ласковый мальчик -
   Он любит тебя,
   Верь своей маме!
ЧЕРЕЗ ДЕСЯТЬ ЛЕТ
1
   -Ты хочешь ее видеть?
   -Хочу знать, что с ней.
   -Если так, то с ней могу встретиться и я.
   -Ты?!
   -Я!
   -Разыграем?
   -Идет!
   -Орел или решка?
   -Решка!
2


3
   -Все равно ты не должен ее видеть - ты убил ее!
4
   Хотелось пить. Привидение зашло в закусочную, купило бокал пива и беляш.

   За столиком стоял худой, высокий мужчина - сдвинув широкополую шляпу на
затылок, он прикоснулся пальцами к бутылке:
   -Запыячимо?
   -Времени нет...
   -Файный ты хлопэць, та нэ наш!
5
   Что ни дом, то архитектурный памятник, что ни улица, то костел или
церковь... Театр Советской Армии - касса:
   -Мне один билет.
   -Какой ряд?
   -Поближе к сцене.
   Бинокли, веера, сумочки... От кресла к креслу покашливание...
   -Я без нее жить не могу! - крикнул герой пьесы, обращаясь к зрителям.
   Появилась она - включилась в игру. УГосподи, да это же фальшь!ы
-подумало привидение - не выдержало - вышло из зала...
   Фасад театра. Фотовитрина. Конец спектакля. Зрители разошлись. Появились
актеры...
   -Юля!
   -Павел! - кинулась к нему - поцеловала, - как я счастлива тебя видеть -
каким ветром?
   -Самым прозаическим - командировка... Сегодня приехал... Днем.
   -Как ты узнал, что я здесь работаю - в этом театре?
   -По афишам.
   -Какой ты хороший - ты и спектакль смотрел?
   -Пытался... Пьеса, если честно, то допотопная, и остальной репертуар...
Поставили бы Сартра.
   -Сартра? - горько усмехнулась, - к сожалению, программа утверждается не
актерами и даже не директором...
   -Я сейчас, - привидение заскочило в магазин и через несколько секунд
появилось с бутылкой.Улица привела к парку - одинокая скамейка... Пили
поочередно - из горлышка...
   -Как я играла? Только говори правду!
   -Правду?! - привидение оглянулось: зашуршали кусты - появились
милиционеры.
   -Ваши документы!
   УИх у меня сроду не былоы, - подумало оно, роясь в карманах для вида...
   Щелкнула сумочка...
   -Честь имею! - сказал милиционер, присвечивая фонариком что-то похожее
на пропуск - вернул его, отвел своих напарников в сторону, - это Бушуева!
   -Что ты им показала?
   -Удостоверение актера, - сказала она, взяв из сумочки сигарету - зажгла
спичку, прикурила и озабоченно посмотрела на часы.Привидение прикоснулось к
ее руке - прикрыло циферблат ладонью.
  -Куда? - спросил таксист.
  -В ресторан, - сказало привидение.
  -В какой?
  -Карпаты, - сказала она и, обращаясь к привидению, - там всегда мало
людей.
   Она скинула плащ... Привидение подхватило его и перебросило через борт -
швейцару.
   -А ты умеешь ухаживать, - сказала она, когда они выбрали столик -
наклонилась, - ты стал интеллигентным!
   -Ты тоже изменилась.
   -В какую сторону?
   -Женщины всегда меняются только в лучшую, - привидение продолжало
говорить с ней и делало заказ, - не забудьте паюсную икру и сигареты с
фильтром.
   Официант ушел...
   -Павел, почему ты так на меня смотришь? -она улыбнулась; привидение
заметило, что у нее на щеках заиграли ямочки.
   -Потому что я все еще продолжаю любить тебя.
   -Где ты работаешь? - спросила...
   -На заводе.
   -Кем?
   -Мушкетером!
   -А если расшифровать?
   -Инженером, - сказало оно, наливая в фужеры ситро.
   -Время летит! - ты уже успел институт закончить - какой?
   -Горный.
   Холодная закуска и две бутылки опустились на узорчатую скатерть.
   -Вино или водку? - спросило привидение.
   -Водку! - сказала она, откинувшись на спинку кресла.
   -За встречу!
   - За! - белые волосы грациозно всколыхнулись.
   УПерекись!ы - подумало оно, вспомнив, что они у нее черные.
   -Ты знаешь, что моя фамилия не Бушуева? - спросила и глаза у нее стали
серьезными: ямочки на щеках исчезли.
   -У твоего отца неблагозвучная фамилия? - спросило оно, наполняя рюмки
вторично.
   -Откуда тебе известно?
   -От Зары.
   -Зара!.. Если бы не она..., - замолчала.
   -Договаривай!
   -Она внушила моей маме, что ты сумасшедший!
   - И твоя мама поверила?
   -Ты же взял несуществующую национальность!
   - А ты существующую?
   -Во-первых, да и потом, я об этом сожалею. У моей мамы сестра русская -
она удочерила меня - вдвоем уговорили - так, мол. Юля, тебе легче жить
будет... Вот и живу!.. У меня отец погиб на войне, а я... Сейчас бы ни за
что на такое не согласилась... Но ты! - твой поступок ни в какие рамки не
умещается.
   -Мой?! - привидение осушило рюмку, - я действительно сумасшедший, потому
что ием из-за тебя стал - думал, что поймешь...
   -Что я должна была понять?
   -Что для меня национальность никакого значения не имеет.
   -Вот как? - прикоснулась губами к рюмке.
   -А ты найди другой смысл - другого нет! - я когда-то из дому убежал и
тоже из-за тебя - ты запретила мне приходить к твоему подъезду, но я
боялся, что не смогу - не выдержу... Ты по-прежнему с ним? - спросило оно
неожиданно.
   -Да, но я не люблю его - я всегда о тебе думала.
   -Она свела тебя с ним не случайно.
   -Кто она?
   -Зара.
   -Ты думаешь?!
   -Не сомневаюсь.
   -Почему?
   -Потому что она...
   -Зара любит тебя, - перебила Юля.
   -Значит ты меня уступила? - привидение усмехнулось.
   -Павел!!!
   -Ты бы разошлась с ним?
   - меня сын!
   -Он для меня под той же чертой, что и ты.
   -Давай об этом не будем, - закурила...
8
   Привидение подошло к вагону - поставило ногу на подножку: штанина,
обрызганная весенней грязью, приподнялась - оголила прохудившийся туфель.
Состав тронулся...
   -Я приеду к тебе! - крикнула она, сделав несколько шагов - остановилась
и прощально махнула рукой.
   Вокзал остался позади, городские огни удалились - кругозор сузился -
ночная темень подступила к окну вплотную... Спать не хотелось... Привидение
продолжало стоять в тамбуре... УЧто я скажу ему? - подумало оно и вытащило
монету, - приедет - решка, не приедет - орел!ы
9


10



11
   По причине круглосуточного солнца, утро, день, вечер и ночь в этом
городе называли условными. Тюрьмы пустовали - хулиганы и преступники
вывелись - к этому результату привела разумная планировка - улицы не имели
закоулков. Блюстители и пожарная команда существовали на всякий случай -
дома не горели, отклонений от буквы закона не наблюдалось. Жители говорили
о своем счастье вслух - кричали о нем, когда оно их переполняло, но! - над
городом не пролетали птицы: пернатых в солнечном поднебесье никогда и никто
не видел.
12
   Город опоясывала река. Песчаные берега создавали радостное настроение.
Зазвонил колокол. Наступило условное утро.
   -Сегодня воскресенье! - объявил приятный женский голос по репродуктору.
   Через два часа пляж оказался переполненным, но теснота не мешала - все
расселись по служебному положению и по роду работы...
   -Долой случайность, долой случайность, - тараторил механический
массовик-затейник и наконец, - пора завтракать!
   Все, как один, развернули целлофановые кульки - хлеб, яйца, соль,
помидоры, огурцы, яблоки, груши, сливы... На кульках надпись: ЗАВТРАКАТЬ НА
СВЕЖЕМ ВОЗДУХЕ ПОЛЕЗНО ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ!







                А. Кобринский, "ПОВОЗКА С ИГРУШКАМИ", роман




                               продолжение IV






13
   -А теперь, - прозвучал голос массовика, - желающие отдохнуть в объятиях
абсолютного уединения, прошу подойти к кассам!
   -Папочка, давай поедем!
   -Тебе еще нельзя уединяться, - сказал отец, - у тебя психика
неустойчивая.
   -Можно, - возразил сын, - нас в школе проверяли в анализаторе - у меня
плюс.
   -Только в анализаторе?
   -Председатель судейской коллегии, - вмешалась мама, - беседовал с каждым
учеником в отдельности, - плюс у нашего сына вполне проверенный.
   -Если так, то он может ехать один, - голос у отца подобрел.
   -Я тоже так думаю, - поддержала мама и протянула сыну на билет деньги.
14
   Быстроходный катер выбросил его на безлюдный берег и, вспенивая за
кормой буруны, умчался. Он сбросил с себя одежду и, обволакиваемый
живительными лучами и одиночеством, лег на песок, но лежал недолго - голова
приподнялась - Учто это?ы - вскочил на ноги, будто кто-то потянул за волосы
вверх: над зеленой панорамой холмов, по направлению к городу скользила
белая птица... Подлетев к реке, она ударилась обо что-то - остановилась! -
беспомощно захлопала крыльями, словно наткнулась на невидимую преграду - то
ли съехала по ней вниз, то ли упала, но сразу же встрепенулась, тяжело
зашевелила крыльями, взлетела и растаяла в безоблачной высоте. Он тут же
скатился с насыпи - всплеск! - поплыл к противоположному берегу, вышел и
начал ощупывать воздух - преграды не ощущалось... УЕсли она может, то и я
могу!ы - подумал о птице и побежал, размахивая руками - не
получилось...Попробовал еще раз - грудь выпятилась, сердце стучало, песок
шуршал - выдохся... Эту наивность можно простить - во-первых, он никогда не
видел птиц, во-вторых; ему было десять лет, в-третьих: кто из нас в детстве
не пытался уподобиться птице?
15
   Часы тикали - наступил условный вечер. Быстроходные катера бороздили
реку, то и дело подъезжая к пристани - возвращали уединившихся...
   -Ну как? - спросила мама.
   -Я видел, - взмахнул руками и объяснил, - оно выше холмов поднимается.
   -Это центральная радиомачта.
   -Оно еще выше, - возразил сын.
   -Ты бредишь! - притронулась к его лбу и, обращаясь к супругу, добавила,
- температура у него нормальная.
   -Ты не боялся? - спросил отец.
   -Чего?
   -Одиночества.
   -Нисколечко - я даже на ту сторону плавал!
   -Что ты наделал! - воскликнула мама вполголоса, - это же вражеская
территория!
   -Мой мальчик, - шепнул отец, - нас всех ждет большая беда, если ты
где-нибудь проболтаешься.
16
  Заговорил колокол... Солнце находилось в зените, но пляж опустел -
наступила условная ночь... Жители отличались крепкими нервами и
поставленным дыханием - никто не храпел - тишина, как в коммунальных, так и
в кооперативных квартирах стояла такая, что казалась вечной...
17
   Загремел колокол - жители пробудились и в тот же миг на всех окнах
открылись солнцезащитные шторы...
18
   -Да здравствует новое условное утро! - сказал сын, подражая бодрому
голосу диктора.
   -Перестань паясничать! - отрезала мама и спросила, - что это у тебя?
   -Жевательная резинка, - сказал он и, высунув язык, показал розовый
комочек.
   -Да я не о том, - она схватила его за руку и подвела к окну - ласковые
пальцы прикоснулись к перьям, попробовали вырвать...
   -Ой, - закричал сын, - больно!
   -Зайчик ты мой, несчастный! - воскликнула она захлебывающимся голосом и
заплакала.
   -Что случилось? - спросил испуганный супруг, выглянув из смежной
комнаты.
   -Посмотри, - произнесла она с жалобным всхлипыванием, - у нашего сына на
спине растут какието спицы!
19
   Не теряя времени родители повели сына в больницу... Профессор осмотрел
пораженные места и покачал головой...
   -Редчайший вид атавизма, - сказал он и добавил, - необходимо
хирургическое вмешательство!
   -Это опасно? - спросили родители в один голос.
   -Ничего страшного, - заверил профессор и, взъерошив мальчику перья,
пошутил, - на бороду и усы они не влияют!
   Через пятнадцать условных дней мальчика выписали... Операция прошла
успешно... В клинической карточке появилась запись - удален рудиментарный
орган!
20



21
   Баба не получала пенсии - вот и пошла на базар продавать кроликов. Худо
ли, бедно ли, а пару кролей в клетке поместила. Продает. Поставила клетку
на прилавок, а покупателей нет и времени много - до условного вечера еще
далеко. Разговорилась с торговкой - жалуется:
   -Дождей на палец не клюнуло; посеяла подсолнух - на корню сохнет. -Дед
мой тоже хорош - заболел. Лежит на печи, поясницу платком перевязал - я и
банки ему ставила и ноги горчицей парила - не помогло. Ворчун он у меня.
Иногда такое загнет, что уши вянут. -А все из-за того, что детей у нас нет!

   -Детей, - говорит торговка, - ты сама проморгала...
   Баба наклонилась к торговке и шепнула:
   -У меня дед неспособный!
   -При чем здесь твой дед! - я знаю одних они своего в родильном доме
взяли - там сирот столько, что рожать не надо - иная выкинет, а брать не
хочет... Условия не позволяют!
   Не дождалась бабка покупателей - засуетилась - схватила клетку и
заковыляла к извозчикам...Три условных дня не выходили дед и бабка на
порог... Решали, решали - надумали пойти в родильный дом. Медсестра
посмотрела на них, улыбнулась, записала... Много ли, мало ли воды в реке
утекло, а родилась у них девочка...
   -Как назовем ее?
   -Так же, как и тебя, - сказал дед, потому что любил свою бабку больше
самой жизни.
   Росла Устинька - как росток-лепесток вверх тянулась и такой умницей, что
старик затылок почесывал - сегодня, например:
   -Папа, а зачем наш царь умер?
   -Все умирают.
   -И ты умрешь?
   -И я .
   -А мама?
   -И мама.
   -И я тоже?! - спросила и зрачки у нее сделались глубокими.
   -Не бойся, Устинька, - вмешалась старуха и, взяв ее на руки, прижала к
себе, - ты у меня ангел!
   Пришло время отдавать девочку в гимназию...
   -Не можем принять.
   -Пошему? -прошепелявил старик по той причине, что в июне у него выпали
зубы.
   -У нее нет свидетельства о рождении, - сказал директор.
   Пришлось старикам идти в церковь.
   -Почему не зарегистрировали девочку?
   -Не знали, неграмотные мы.
   -Как ее зовут?
   -Уштина, - прошепелявила бабка - зубы у нее выпали в августе.
   УИстинаы - послышалось дьяку. УКакие только имена не дают детям!ы -
подумал он, заполняя бланк каллиграфическим почерком.
22
   Умер дед, умерла бабка - осталась Истина одна одинешенька, но гимназию
не бросила - закончила и даже в университет поступила, только училась
недолго - на первом же семинаре не то ляпнула...
   -Вы с ней говорили?
   -Говорил.
   -Ну и как?
   -Стоит на своем! - сказал преподаватель:объективной логики.
   -Соплячка! - пробасил ректор, подписывая приказ об отчислении.
   Пошла Истина работать. Вызывает ее как-то в свой кабинет владелец:
   -Мы все фрамуги открыли, а вам воздуха не хватает. Не-хо-ро-шо!
   Устроили поголовный опрос - он показал, что дышится легко и воздухомеры
не подкачали - стрелки остановились на том количестве воздуха, которое
указано в СНИП-е. Товарищеский суд тоже не мешкал - обвинили Истину в
клевете. И что же! - убедились в коллективе, что не каменная она - умеет
краснеть, да что толку: УВоздуха, - говорит, - все равно нехватает!ы
Плюнула, упрямая, на свой хороший заработок и пошла спасателем на лодочную
- денег меньше, зато воздуха - дыши, хоть отбавляй. Загорела, похорошела,
крепенькой стала до конца дней условных, но беда и тут ее не оставила,
потому что в тот момент, когда мальчик увидел белую птицу, увидела и она -
крылья у нашей грешницы от этого не выросли, а поведение изменилось...
Подплывает она на лодке к тому таинственному месту, выходит и щупает руками
воздух. От людского глаза ничего не скроешь - дощупалась!.. Кто пустил
слух, неизвестно, но стали поговаривать, что она слепая.
   -С таким зрением людей не спасешь! - сказал лодочный и уволил ее.
   Не спорила, вся в себя погрузилась; ушла тихо, даже не попрощалась -
пошла к главному дворцу - крутилась под носом у стражи до тех пор, пока не
добилась своего - схватили ее и тот час к царю привели.
   -Тебя обвиняют в том, что ты мой дворец хотела спалить, - сказал он и
грозно посмотрел на нее из под насупленных бровей.
   -Коли так, то вам ли, царь-батюшка, долгую речь вести - казните по слову
царскому!
   -Ты называй меня на ты, - пробасил он, разыгрывая из себя демократа.
   -Зачем пришла?
   -Я пришла требовать!
   -Что?! - воскликнул он таким голосом, что соколиные очи его чуть из
орбит не вылезли. Истина не дрогнула...
   -Сними экран! - сказала она, кивнув на боковые окна, сквозь которые
виднелись дома, спускавшиеся к реке и противоположный - вражеский берег.
   -Ты против монархии! Я тебя в порошок сотру!!!
   -Я против тоталитарного режима, я за то,чтобы города сняли свои
стратегические колпаки.
   -Взять ее! - царь-батюшка привстал и с тех пор живой Истины в этом
городе не видели.
23



24
УОкружающие его... ско... кривая, проходящая через данные точки... по...
результаты эксперимента показали... г... обратите внимание...
щитопринудительная смазка и так далее... математическая обработка и все
жеы.На фоне развешенных листов лицо директора казалось еще мордастее. УОн
человек или нет?ы - подумал Павел и представил самого себя жабой в болоте.
Фантазия тут же реализовалась. Две минуты тому назад он взобрался на
упругий лист лилии - вот оно мгновение, когда пролетит комар. Скачок - и на
язык прилипло это отвратительное насекомое. С берега ветер доносит запах
тухлой рыбы и хлорофоса, которым трудолюбивые дачники опрыскивают виноград.
Ему хочется туда - к людям, но он жаба, А когда-то и он умел
разговаривать... называл единственной, целовал... брал в губы ее сосок...
только мечтал... думал, что его любовь - это задача, которую можно
решить... обманул самого себя... ехал в поезде... забыл... УК тому же...
теплота, как результат трения, а особенно в условиях крутых спусков и
подъемовы. Последнюю фразу Павел услыхал отчетливо - пришел в себя -
очередная сигарета обжигала ногти... Павел потушил ее о полированный стол.
Тетушка Руфь! - это она, умирая, подарила ему импортную мебель. Дурак! -
обо что гасит окурки? Почему пепельница местного ширпотреба стоит пустой?
УС тех пор, как приказ... кладби... приоритет нашей науки, если даже
представить себе особенности горнорудной промышленности,., сомнения нет!ы
Смутное припоминание не устраивало - память необходимо восстановить - тем
ли, что находится на разных берегах... одни называли Устиной, другие -
Истиной... и город условный и река и солнце светится над головой... чижик
прыгает... по ту сторону экрана пыжик на тоненьких ножках - ему на всю
катушку всучили... Уставившись глазами в стену, он смотрел на нее до тех
пор, пока она снова не начала исчезать и - жаба прыгнула в воду. Раздался
легкий всплеск - загребая лапами, растопырив перепонки, Павел погрузился на
самое дно, но теперь он не даст обмануть себя... Пальцы крепко стиснули
пепельницу, рука размахнулась и что-то посыпалось - зазвенело так, будто
горсть медных монет покатилась по тротуару. Поток слов прекратился -
случилось невероятное - в стене зияло отверстие, сквозь которое жадно
пробивались солнечные лучи. Возле плинтуса лежало разрушенное - не
штукатурка и не битый кирпич... Павел подошел поближе... Присел - попытался
соединить и хотя многих осколков не хватало, он догадался, что это был
директор завода, защищающий диссертацию по подшипникам и тоскливое сборище
оппонентов.
25
   Дома почти все одинаковы - коробки! - поэтому и улицы не запоминались...
УКлин вышибается клином - на беззаконие надо ответить преступлением. А
может я действительно того? На всех окнах белые жучки - ограбить не так
просто. Да и что я могу взять? Обувь? Шубу? Ящик с коньяком? Наткнешься на
милиционера и будь здоровы. Павел сел в автобус... Центр города...
Исторический музей, памятник Ломоносову, горный институт - Устоп!ы -
внимание привлекли металлические решетки - там, в подвальном помещении
находился библиотечный архив. УБиблиотеку?ы Осмотрев решетки, убедился, что
проникнуть в архив практически невозможно. УА было бы неплохо! - книги
глаза не режут - что несешь, куда несешь, зачем несешь - пусть спрашивают,
- подумал и прошелся вдоль внушительного здания, где когда-то учился, -
нет!ы Направился к перекрестку.  УНеужели все так надежно и прочно?ы Почта,
аптека, парикмахерская, букинистический магазин - окна! - сигнализация
отсутствует... УНадо зайти!ы Павел обошел книжные полки - цена книг высока.
Когда выходил, отметил, что магазин запирается на висячий замок - об этом
говорили металлические проушины. УЕсли взять пятнадцать, двадцать книг -
ограблением заинтересуютсяы.
26
   Последние дни майских праздников. Людей на улице мало - в основном те,
кому не повезло: мужчины, от которых отказались женщины и женщины, от
которых отказались мужчины.
   Поднявшись по ступенькам, Павел убедился, что его предположение
оказалось правильным - на дверях висячий замок!.. Сегодня всю ночь он
наблюдал за магазином из чердака соседнего дома - мимо прошло всего три
человека, утром по асфальту зашуршала метла дворника... Усталости не
чувствовал, несмотря на то, что не спал... УЯ должен это сделать, я должен
это сделать, я должен это сделатьы, - эти слова звонкими молоточками
стучали в его голове до самого полдня, потом их звучание притупилось -
перешло в деревянное... Павел пришел домой и лег на диван. По стене ползала
муха. Он следил за ней, стараясь ни о чем не думать. Муха перелетела на
лампочку... Павел уснул... Разбудил звонок... Пришли знакомые - посыпались
вопросы.
   -Почему дрыхнешь? Почему не заходишь? Где встречал праздники? Получил
открытку? От тебя ни разу не получали! - протараторил Костя, наигранно
обижаясь.
   -Вчера Сеню видели, просил тебе привет передать, - вступила в разговор
Вера.
   Павел отвечал односложно... Костя открыл спортивную сумку и вытащил
бутылку...
   -Самогон! - посмотрел на Веру, - теща порадовала!
   За окном виднелась кровля противоположного дома - закат бил наискось,
освещая только ее - создавалось впечатление, что крыша висит в воздухе...
Вечер полз в комнату - свивался в разноплотные жгуты, придавая вещам
фантастический оттенок. Сумерки сгустились, но свет Павел не включал. Ему
не хотелось, чтобы гости заметили, что он думает о чем-то таком, что никак
не относится к их визиту.
   Костя работал кинооператором в студии, которая занималась производством
документальных фильмов - после второй рюмки он заговорил о своих проблемах:

   -Втихаря стряпаю фильм о Светлове. Начальство узнает - схлопочу выговор.
А в общем тускло - уехать хочется: в Москве на этот счет много свободнее, -
Костя сильно картавил - при том, когда он говорил долго, слюна становилась
белой, - в нашем городе я не встречал интеллигентных ребят. Все как на
подбор - прямо в солдаты. Деградация! Плюнуть и то противно! - он вытер
губы...
   Вера говорила мало. Она любила вставлять реплики. Делала это всегда
вовремя и казалась умной. УСчастливая пара, - подумал Павел, - у нее
неоспоримые качества современной женщины - квартира, инфантильность и
большой жизненный опыт. Даже глаза у нее похожи на два маленьких
телевизорных экранаы.
   -Вчера иду по улице, на которой Миша родился, - продолжал Костя, - вижу
двух старых-старых евреев. Спрашиваю для интереса: УВы на этой улице
живете?ы УДаы, - говорят. УА в каком доме Светловы жили?ы УСто лет здесь
живем, а таких не помнимы, - отвечают. -Представляешь! - они Светлова не
знают. Тогда я не псевдоним, а фамилию называю. УКак же, как же - таких
помнимы... УУ них сын большим человеком сделалсяы, - говорит мне тот, кто
постарше. УТы что-то путаешь, - возразил другой, - их сына Мишей звали.
Работать не хотел - сопляк и бездельник! Я его на товарную биржу рассыльным
устроил, так он на следующий день сбежалы.
   -Трясина! - прозвучал Верин голос.
   -Непроходимое болото! - поддержал Костя и обратился к хозяину, - включи
свет!
   -Послушайте, давайте свечу запалим - как в тысяча девятьсот пятом, когда
я пришел с забастовки... Куюмэ! - глаза Павла засветились так, что в
комнате стало светло. -Я не знаю, чего вам недостает. Вы уверены, что
завтра будет таким же, как сегодня. Вас это не устраивает. Вам нужны острые
ощущения - нужны для здоровья - если их нет, вам плохо. Я постараюсь, чтобы
они у вас были!
   Вера и Костя растерянно молчали. Они вспомнили - Сеня говорил им, что
Павел на учете в ПНД. УМожет у него приступ начинается?!ы - стали
прощаться, но хозяин выразил желание проводить их. В коридоре на обувной
полке лежали плоскогубцы - он взял их и сунул в карман. Вышли на улицу -
перекресток: ни людей, ни машин - светофоры, переключались впустую -
свидетельствовали, что на Земле может быть и такое...
   Шли молча. Настроение Павла передавалось - ждали чегото
эксцентричного... Косте виделись санитары, гоняющиеся за Павлом - тот
увертывается, убегает, лезет на высоковольтную мачту: Санитары упрашивают
слезть, показывают конфеты, но Павел, посматривая вниз, лезет еще выше.
   -У меня ни в одном г-г-г-лазу! - выдавив эту фразу, Костя взял Веру под
руку и настороженно посмотрел на товарища.
   -Да ты не бойся, я на высоковольтную мачту лезть не собираюсь.
   -И я тоже, - сказал Костя с вымученной иронией и подумал, - Увсе
сумасшедшие владеют телепатиейы.
   -Я сделаю совсем другое - совершу кражу, а вы - вы станете невольными
соучастниками.
   -Павлуша, может ты вернешься. Дальше мы сами пойдем, - сказала Вера -
ласковая интонация напомнила отрепетированный голос психиатра - подумала, -
Уэтот шизофреник влюбился, я объект его обожания, он хочет показать себя
человеком необыкновеннымы.Над  дверьми  букинистического  магазина торчал
г-образный кронштейн - лампочка висела на шнуре - ветер раскачивал ее -
световой пучок двигался, выхватывая из темноты то правое окно, то левое...
   -Вот мы и у цели, - сказал Павел и, вытащив из кармана плоскогубцы,
взбежал по ступенькам. Локти заходили из стороны в сторону и через минуту
проушина переломилась по отверстию, сквозь которое проходила дужка висячего
замка. Павел размахнулся, бросил плоскогубцы и отломанную часть подальше -
прислушался - где-то в двадцати метрах металлические предметы зазвенели,
ударившись о булыжники,
- дай!- потребовал Павел и Костя, как завороженный, протянул сумку. Он
схватил ее, рванул на себя дверь, и оставив открытой, исчез в магазине.
Зажег спичку - осветив антикварные книги, вслепую набил ими сумку -
выскочил на улицу.-Я отваливаю.
   Костя посмотрел на торчащие книги.
   -Домой? - в его голосе прозвучала обида.
   -На выставку!
   -А может к нам?! - спросил Костя заговорщицки и добавил,- так
безопаснее, через несколько дней заберешь.
27
   -Двенадцать, двадцать, пятнадцать, тридцать семь рублей - мы должны
поделиться! - восклицает Костя, выкладывая книги на стол.
28
   В девять часов утра к магазину подъехала спецмашина. Павел стоял на
противоположной стороне улицы - наблюдал... Из машины вышли милиционер и
человек в штатском - зашли в магазин. Через полчаса человек в штатском
вышел - внимательно осмотрел дверь. УОграблением заинтересовались, мне тоже
пора действоватьы, - подумал Павел и, махнув рукой, остановил такси.
29
   Открыл Костя - посмотрел на расстроенное лицо товарища.
   -Что?! - спросил испуганно.
   Павел вошел в дом - подвинув стул к краю стола, сел и тяжело вздохнул.
Вера и Костя напряженно молчали. В этот момент Павлу почему-то запомнились
их уши... На столе стояла заварка - отпив несколько глотков, сказал:
   -Меня накрыли!
   -Мы пропали!!! - прокартавил хозяин упавшим голосом.
   -Соседка из моего блока, - продолжал Павел, - сказала, что ко мне
милиционеры приходили - обошли всех соседей - спрашивали, видел ли меня
кто-нибудь, ночевал ли дома.
   -Как они могли догадаться? - воскликнула Вера.
   -Я наблюдал за магазином в течение недели. Часто заходил как покупатель
и, чтобы не вызвать подозрение, сам сдавал книги, а на чековом бланке
записывают фамилию и адрес. Продавцы сообщили несколько адресов в милицию,
в том числе и мой.
   -Почему ты назвал свою фамилию и свой адрес? - спросил Костя и лицо у
него недоверчиво сморщилось.
   -Если ты не сдавал литературу, попробуй - книги принимают только у тех,
кто предъявляетпаспорт.
   -Все, что ты говоришь, правдоподобно, - сказала Вера, - но в милицию
сообщили несколько адресов. -Как же они найдут предполагаемого преступника?

   -Очень просто - они сняли отпечатки пальцев - те, которые остались на
дверной ручке и на замке.
   Костя взволнованно зашагал по комнате - остановился - сел на диван и
уткнулся головой в ладони.
   -Эта смешная историйка может иметь серьезные последствия... Что же
теперь делать? - обратился к Павлу.
   -Я предлагаю отвезти книги на вокзал и положить в автоматическую камеру
хранения.
   -Это нас не спасет, - Вера была готова разорвать Павла на кусочки - ее
воображение разыгралось - она увидела себя на скамье подсудимых.
   -Меня ваша наивность удивляет - если меня арестуют, то сразу же
потребуют вернуть книги, а они у вас. Ниточка потянется, но дело не в этом.
За коллектив больше дают. Сидеть три года или пять не одно и то же...
   Костя отрыл шкаф, откинул простынь - переложив книги в сумку, поставил
ее рядом с Павлом.
   - Бери!
   -Книги ты отнесешь.
   -Почему? - спросила Вера.
   -Поймите, мне идти на вокзал нельзя - ко мне приходили, за мной следят!
   Костя притронулся к сумке...
   -Я с тобой, - сказала Вера.
   -Подождите... Я могу выйти на улицу только тогда, когда буду знать номер
камеры и кодовую цифру... Еще раз приходить к вам - дело опасное...
   - Я номер назову по телефону, сказал Костя, - будешь уходить - захлопни
хорошенько дверь.
   Павел остался один - еще и еще раз мысленно прокрутил события - все шло
так гладко, что лучше не придумаешь... Телефон стоял на тумбочке возле
дивана... Прилег, выжидательно посматривая на трубку - ждать надоело...
УНаверно, Костя рисовал, - подумал, разглядывая Верочкин портрет, - живут
себе люди, а тут такоеы. Заговорил телефон...
   -Номер камеры шестьсот двадцать пять, кодовая цифра а двести тринадцать.

30
   Вечерело... Сутолока возле магазинов и кафе. Деревья пророчат жаркое
лето - пахнут. Телефонная будка...
   -Отец спит, - сказала мама, - а я на кухне вожусь. Мы тебя четыре дня
ждали - даже не позвонил.
   -Я не мог, потому что у меня на праздники гуляли.
   -Кто гулял?
   -Компания.
   -Вечно ты кого-нибудь приглашаешь, когда уже тебя приглашать будут.
   -Я завтра уезжаю в командировку.
   -Надолго?
   -На месяц... Алло... Алло... Алло? - телефон-автомат неожиданно
отключился - резкий удар кулаком по коробке - из автомата высыпалось
несколько двухкопеечных монет.
   -Телефон работает? - спросила девушка, стоящая в очереди.
   -Сюда нужно с кувалдой приходить!
   -В сумочку не поместится! - прозвучал вдогонку ее насмешливый голос.








                А. Кобринский, "ПОВОЗКА С ИГРУШКАМИ", роман




                               продолжение V






31
   Павел шел к Заре, стараясь не думать о ночных событиях. Ничего
утешительного на ум не приходило... Поэт Затеряйко, юморист Ковалев,
детская писательница Коробейникова, сочинитель военных мемуаров Леонид
Васильченко - обвинительная речь Леонида: УПроизведения, которые уважаемым
товарищем выносятся на суд общественности, нечистоплотны и непонятны. Кхы,
кхы... В его творчестве не чувствуется твердых - кхы, кхы - убеждений. Как
показывает - кхы, кхы - опыт, данный товарищ - кхы, кхы - ведет себя в
коллективе неправильно. Говорит он - кхы, кхы- не то, что принято. У меня
есть сведения - кхы, кхыы...
   Литературные Среды, кабачок непризнанных, разговоры, проблемы, суета...
С этими воспоминаниями Павел подошел к дому, в котором жила Зара. Он не
любил ее - сошелся только потому, чтобы той, которая поломала жизнь ему и
себе, было больнее. В праздничные дни он к Заре не заходил, сказал, что в
Киев едет - Удруг в автомобильную катастрофу попалы.
   -Ты?! - обрадовалась, - а друг жив?
   -Переломами отделался.
   -Заходи, Павлуша.
   -Мне, Зара...
   У меня времени нет, через двадцать минут поезд уходит. Меня срочно в
командировку посылают.
   -Надолго?
   -На месяц.
   -Я провожу тебя, - прикоснулась к дверной ручке, - я соберусь быстро.
   -Не надо. Я могу опоздать, - он сделал несколько медлительных шагов по
ступенькам вниз, облокотился на перила, - зайду, как только приеду.
   -До свидания, Павел! - в ее голосе сквозила обида.
   УОна чувствует, что я обманываюы, -подумал и устремился к выходу...
Улица нырнула в сумрак и казалось, что по ней двигаются не люди, а
символы... УСейчас или отложить? А что завтра? То же самое... Паспорт! -
пальцы нащупали под пиджаком твердую обложку, - деньги!? - не нужны - там
кормят бесплатноы.Павел зашел в первое попавшееся отделение.
   -Товарищ старшина!
   Милиционер очнулся и медленно повернул одутловатое лицо к Павлу.
   -Чого трэба?
   -Я знаю, кто магазин обокрал.
   -На який вулыци?
   -На Гоголевской.
   Старшина облегченно вздохнул.
   -Це нэ наш район, цэ жовтнэвый виддил, звэртайтэсь туды, - дежурный
отвернулся, поставил локти на стол и погрузился в прежнее оцепенение.
   УВот так начало! Может вообще этим делом никто заниматься не захочет?ы
Пересекая улицу, Павел споткнулся. УКакая нога? - мысленно взял авторучку и
расписался, - левая! - неужели повезет?ы
   Несмотря на позднее время, в октябрьском отделении оказалось много
милиционеров, особенно в дежурной комнате.
   -Вам куда?
   -Я по поводу ограбления букинистического магазина.
   -Что-нибудь знаете?
   -Да.
   -Говорите!
   -Только со следователем.
   -Он уже ушел.
   -Тогда приду завтра.
   -Подождите, - дежурный снял трубку и позвонил, - тут гражданин пришел.
-По поводу ограбления. -Есть, товарищ лейтенант! - дежурный положил трубку,
- поднимитесь на второй этаж, двадцатая комната.
   Портрет Феликса Эдмундовича. Узкий, длинный коридор. Тусклое
освещение... Павел открыл дверь.
   -Можно?
   -Да, пожалуйста, садитесь, - лейтенант что-то писал, - вы по поводу
ограбления на улице Гоголевской?
   -Да, - Павел вздохнул поглубже, словно перед нырком, - этот магазин
ограбил я.
   Следователь удивленно уставился на посетителя.
   -Что заставило тебя прийти?
   -История долгая... Сейчас я хотел бы оформить явку с повинной и сдать
книги в присутствии свидетелей.
   -А где книги?
   -В автоматической камере хранения на железнодорожном вокзале.
   -Вот бумага - пиши: я...
   Павел написал под диктовку: УЯ, Копровин Павел Михайлович, 3 мая 1974
года ограбил книжный магазины.
   -Написал?
   -Да.
   -Распишись!
   Павел подумал и дописал: УЯвился с повиннойы. Поставил дату и
расписался. Следователь взял лист, прочитал и положил на стол.
   -А ты, оказывается, опытный! Сидел?
   -Не приходилось.
   -Паспорт при тебе?
   -Вот! - положил на стол.
   -Спустись на первый и там жди, - сказал следователь, перелистывая
паспорт.
   Вестибюль...
   -Нет машин - нет их, товарищ лейтенант! - в рейдах! - крикнул дежурный и
повесил трубку. УОбо мне беспокоятся, - подумал Павел - вышел на улицу -
никто не препятствовал, - вот что значит явка с повинной! УПарни провожали
девушек. На трамвайной остановке кто-то крикнул: УБыстрей, опаздываем!ы
Подъехал трамвай - объем отсутствовал - красная боковая стенка и люди
сквозь окна - декорация. От основания до нижнего этажа дома сливались с
темнотой - казалось, что город потерял фундамент - держится на невидимом
волоске - вот-вот рухнет. Павел зашел в помещение поеживаясь, но не потому
что озяб - это в нем проявлялась аллергия к липовой свободе, да и как могло
быть иначе после того признания, которое он оставил наверху.Следователь
появился преображенный - в штатской одежде!.. И вдруг Павел обнаружил, что
знает этого человека. УГде я видел его?ы - вспомнил: Кафе. Кабачок
непризнанных. Упивались поэзией и сухим вином. Следователь сидел за
соседним столиком. Иногда посматривал в их сторону - особенно долго, когда
эмоциональный Тушканчик ударил кулаком по столу и крикнул: УПодлое время!ы
32
   Следователь сидел рядом с шофером, Павел в будке - с двумя
милиционерами. Шофер жаловался:
   -Машина ни к черту, карбюратор барахлит, без выходных работаю, детей не
вижу, жена из дому выгонит.
   -Ты еще поработаешь, Семеныч, - следователь задавал вопросы и сам на них
отвечал, - квартиру тебе дали? - дали, в звании повысили?- повысили, премию
получаешь? - получаешь.
   -Так то оно так, а работа, сами знаете, паскудная и тяжелая, - не
обращая внимания на светофоры, бубнил Семеныч; остальные ехали молча.Машина
остановилась. Семеныч остался в ней, а Павел, следователь и сопровождающие
пошли к вокзалу.
   -Не вижу свидетеля, - сказал Павел, - без него открывать камеру не буду!

   -Сейчас и свидетеля найдем, - следователь подошел к троллейбусной
остановке, выбрал самого солидного мужчину, заговорил вполголоса и наконец,
- до самого дома довезем!
   -Ладно! - согласился тот и пошел за следователем.
   Автоматические камеры находились в правом крыле вокзала. УА вдруг Костя
обманул меня?ы - подумал с ужасом и, заскользив взглядом по номерам,
подошел к шестьсот двадцать пятому. Стараясь быть решительным, набрал шифр
А-213 - щелчок... Потянул ручку на себя...
   -Чему радуешься? - возмутился следователь, - отколол себе три года, как
минимум - сам не пришел, все равно нашли бы - ничего! - завтра с тобой
разберутся!
33
   Камера временно задержанных - пусто, холодно, сыро... Напротив двери к
стене примыкают широкие ступеньки - заканчиваются у самого потолка. Комната
похожа на стенд, демонстрирующий кусок египетской пирамиды. Поверхность
ступенек отшлифована одеждой и пропитана потом. Примостившись на одной из
них, Павел прилег. Сквозь дремоту к нему тянутся тысячи рук. Вздрагивая, он
приоткрывает глаза - видения исчезают и в глазные щели просачивается
тусклый свет синего колпака, под которым находится лампочка - колпак
вращается - Павел видит себя в спецмашине.
   Следователь, попрощавшись с милиционерами, ушел.
   -Свойский мужик, квартира у него на Привокзальной, - сказал Семеныч
свидетелю и нажал на стартер. Двигатель надрывно затарахтел. Сопровождающие
протиснулись в будку. Семеныч вопросительно повернул голову.
   -Товарыша отвезем, потом у отделение! - вам куда? - спросил Семеныч
свидетеля.
   -Кирова восемнадцать.
   Замелькали рекламы... Сопровождающие удивленно посматривали то на книги,
то на Павла. Один из них дружелюбно толкнул преступника в бок.
   -И чего тебе, еб твою мать, вздумалось книжный грабить?
   -На всяку вэщь покупателя найтить можна,- ответил за Павла второй и,
помолчав, добавил, - на прошлой нэделе мы одного гаврыка узялы, так тры
ящыка коньяка у дэжурку прывэзлы.
   Сопровождающие рассмеялись, Семеныч тоже... Машина резко затормозила.
   -Бувай! - сказал Семеныч свидетелю и тот, неестественно улыбаясь,
ретировался...
   Синий колпак продолжает вращаться. Павел то просыпается, то спит...Книги
перенесены в дежурную комнату. Она завалена ими. Павел выполняет роль
библиотекаря - выдает книги. Особенно привлекают иллюстрированные
порнографическими картинками. Милиционеры рассматривают их, толпясьи
напирая друг на друга. Открытые рты напоминают сусличьи норы. Чей-то рот
растягивается в похотливой гримасе. То тут, то там взрыв хохота сотрясает
помещение. Увиденное дружно обсуждается.
   -Я бы вид цици нэгритяночки нэ видмовывся, - произнес мечтательный
голос.
   -Якый смак! Оцэ поза!
   -Еб твою мать, дай такую, как всем!
   Павел подобрал брошенную назад книгу - стихи Тувима!.. Потом разгорелась
драка. Запахло клопами и коньяком. Пустые бутылки со звоном разбивались о
глухие стены. Павла заставили снять ботинки.
   -Иди, гад! - хрипло пробасил конвоир.
   -Он ий! - сказал пренебрежительно тот, который был недоволен выданной
книгой.
   В конце коридора Копровина вталкивают в помещение, вымощенное
квадратными плитами. В углу, на коньячной таре сидит следователь - рядом
горячатся разномастные кони.
   -Возьми! - предлагает белого, - сразимся в шахматы -выиграешь, отпустим!

   Павел протянул руку, но тут же отдернул - белый превратился в черного.
УИного выхода у меня неты, - подумал и схватил уздечку. Копыта стучат по
асфальту. Дома притихли. Свернуть в какой-нибудь встречный переулок
невозможно - кони несутся вслепую - необузданы! - необъезжены!!
   -Слезай! - кричит следователь и Павел, не смея ослушаться, падает на
мостовую.

 похоже на шаги - это он и следователь бегут по какой-то лестнице.
   Система отопления. Трубы изолированы. Изоляция старая. Куски стекловаты.
Прохудившийся диван. Скопления консервных банок. Ржавая проволока. Рукав от
фуфайки. От раскоса к раскосу паутина. Кирпичи. Пыль. Летучие мыши.
Мяуканье... УДа это же тот самый чердак!ы - подумал и, схватив следователя
за руку, потащил к чердачному проему - услужливо примостил деревянную тару.

   -Залезайте!
   Из чердачного проема хорошо виден книжный магазин. Вера и Костя
прозрачны. Их замечает только Павел. Не отрывая взгляда от картины
ограбления, следователь достает записную книжку...
   -Кому эти книги спихнуть хотел?
   -Зачем мне их продавать, товарищ лейтенант? Я на зарплату не жалуюсь.
   -Да я еще в тот момент, когда решил магазин ограбить, задумал книги в
милицию отнести.!
   -Значит грабишь для того, чтобы они к нам попали - где же логика?
   -Есть, и самая простая - я восемь лет в психоневрологическом диспансере
на учете состою.
   Шаткая опора под ногами следователя качнулась - голос его приобрел
ехидный и в то же время ласковый оттенок.
   -Когда и почему тебя на учет взяли?
   -В шестьдесят седьмом году, а почему - история долгая и запутанная.
   -Расскажи по порядку, но так, чтобы не врать, а не то по ребрам
получишь.
   -Работал я на заводе Ватутина инженером. Не поладил с директором - когда
он защищал диссертацию, выступил против - сказал, что липовая. Меня конечно
же не послушали, но директор обозлился - решил избавиться. Позвонил в
заводскую больницу и сказал, что я повеситься хочу. Пошел я в столовую, а
там меня машина санитарная ждет. УСадитесь, товарищ Копровины, - говорят
санитары - окружили и к машине пподталкивают. Думаю: УС чего бы это? Может
несчастье какое? Может мать заболела?ы Повезли меня в больницу Сеченова.
Приемный говорит: УВы же нормального человека привезли!ы А санитары:
УПриказ у насы, - и бумагу какую-то показывают. Шесть дней меня в
наблюдаловке держали. -Знаете, что это такое - на-блю-да-лов-ка? - спросил
и продолжал, - страшное это дело, товарищ лейтенант! - там и нормальному с
ума сойти - раз плюнуть. -Курю я. Подходит ко мне один и хватает за шею -
спрашивает: УБывал на Марсе?ы Онемел, я и думаю: УСкажу, что был! -а если
он не сторонник межпланетных путешествий- что тогда?ы Сила у такого
больного знаете какая? - в момент шейные позвонки передавит. УСкажу, что не
был! - а если он считает, что на Марсе каждому человеку побывать надо?ы Что
сказать, думаю - съежился, а смерть стоит и спрашивает - хорошо, что не
растерялся: УА ты был?ы УБылы, - говорит, УИ я, - говорю, - былы. Отпустил
он меня, но я пальцы его и сейчас на своей шее чувствую...Павел не
рассказал следователю, что на заводе имени Ватутина еженедельно выпускалась
многотиражка и, что в этой газете не часто, но все же появлялись его стихи.
За месяц до того, как Павел попал в больницу, в газете появилось
стихотворение УДревлянеы. Он это не случайно вспомнил. К истории болезни
была приложена вырезка - две строки подчеркнуты:
И потому собак рычанье,
Что силуэты вдалеке...
   Павел понял, что двустищие, построенное по классическим законам поэзии
иев, таило в себе много неприятностей, но почему?
   -Вижу, вижу, что ты в своем деле мастак - врешь и не заикаешься. Говори,
что дальше было!
   -У вас отсутствует понятие.., - произнес Павел, но договорить фразу не
успел: что-то помешало ему, а следователь, быстро-быстро меняя контуры,
нырнул в рябь.
   Кто-то тормошил Павла за плечо - дежурный!
   -Забухал вчера, что проснуться не можешь? Идем. Следователь тебя
вызывает.
34
   Капитан Бывалин пришел на работу с головной болью... Вчера ограбили
букинистический магазин. Система сигнализации отсутствовала и только в
восемь часов утра заведующая вызвала милицию. Он выезжал на объект вместе с
экспертом по ограблениям   -  внимательно   изучив   место происшествия,
тот сказал: УОбнаружить преступника вряд ли удастся - не оставил следов...
Ограбление носит продуманный характеры. Капитан просмотрел чековые бланки
за текущий год, выписал фамилии и адреса книгосдатчиков - сверил с
городской картотекой преступников - у нескольких совпадали фамилии, имена и
даже отчества, но не совпадали адреса... Сегодня он должен доложить
прокурору об этом ограблении, но докладывать нечего - проклиная судьбу,
открыл сейф и увидел новую папку: ДЕЛО КОПРОВИНА. В папке лежали признание
Павла, опись сданных книг за подписью свидетеля и паспорт...
   Записка: Допросить Копровина не успел. Все,что выяснил, лежит в папке. С
утра еду в Синельниковск по делу Спиживого - Копейкин.
   Настроение повысилось - теперь есть о чем доложить прокурору. Перелистав
паспорт, зафиксировал: УРанее не судим, не женат, прописан постоянно, место
жительства не менял, ий! УНациональность в судопроизводстве не имеет
значения - загвоздка: явка с повинной. УЧто заставило его совершить такой
шаг? - не так... Тут что-то не так!ы Капитан позвонил в дежурную и приказал
привести гражданина Копровина.
   -Разрешите войти?
   -Входите...
   Павел думал, что его вызывает вчерашний следователь, но за столом сидел
человечек маленького роста. Улыбка придавала ему сходство с колобком.
   -Садитесь, - пригласил он, - будем знакомы. Иван Федорович Бывалин,
старший следователь. Ваша фамилия?
   -Копровин.
   -Так, Павел Михайлович, - забарабанил пальцами по столу, - так, Павел
Михайлович, - повторил он и положил на стол лист чистой бумаги. -Магазин
ограбил... Сам в милицию явился - получается непонятно. - Признаешься в
преступлении?
   -Я еще вчера признался.
   -Кому книги спихнуть хотел?
   Павел оглянулся - ему показалось, что за спиной стучат копытами кони.
35
   -И долго держали?
   -Полгода.
   -А потом?
   -Потом больничный выдали, домой отпустили. Выхожу на работу - вызывает
меня невропатолог заводской больницы: УВам, товарищ Копровин, надо
коллектив менять!ы УКак это менять?ы - спрашиваю. А он: УХарактер у вас
конфликтный. Подыщите себе место поспокойнееы. Понял я, что на заводе мне
не работать - уволился.
   -Все, что ты рассказываешь, никакого отношения к ограблению магазина не
имеет.
   -А вы не спешите, товарищ капитан. -Я предупреждал - история запутанная,
- сказал Павел. УВри дальшеы, - подумал следователь, продолжая записывать
показания. -Три месяца лындался я от одного учреждения к другому - приняли
меня в проектный институт. Повезло, думаю - черт с ним, что стаж потерял,
зато от пакостного директора избавился. Да не тут то было- нахожу как-то в
своем почтовом ящике открытку: УПросим явиться в психоневрологический
диспансеры. Явился. Беседует со, мной врач: УКак чувствуете себя? Как
здоровье? Не болит ли у вас голова?ы УСчитаете, что я болен?ы УЧто вы, что
вы!ы УПочему спрашиваете?ы - возмущаюсь. А она: УПроверяем, больны вы или
неты. УИ сколько вы меня проверять будете?ы УТри годика - не больше!ы -
отвечает и улыбается. За три года, товарищ капитан, натерпелся я во как, -
произнес с горечью и показал - провел ребром ладони по горлу. - Приходят
медсестры и кричат на весь двор: УБольной Копровин, вас в ПНД вызываюты. На
весь двор, товарищ капитан!- и это каждый месяц такое. Время идет, я и
говорю врачу лечащему: УВалентина Степановна, три годика-то уже прошлоы. А
она: УВышло новое постановление, теперь восемь лет на учете держат. У вас,
- говорит, - уши покраснели, товарищ Копровины.
   -При чем тут уши! - взорвался следователь.
   -А это, товарищ капитан, шизофреникам такое говорят - на состояние
аффекта их проверяют. -Вот и подошли мы с вами к самому главному. В апреле
восемь лет стукнуло с тех пор, как меня на учет взяли. Вызывают меня в ПНД.
Пришел я и говорю: УЕсли болен - лечите, а нет - снимите с учетаы. УУ меня
приказ министерства здравоохранения таких как вы на учете держатьы, -
говорит Валентина Степановна, тычет мне в глаза книжицу какую-то и все
записывает что-то, записывает...
   -Куда записывает? - процедил следователь и стукнул кулаком по столу.
   -В карточку пишет, а я: УЗапишите Валентина Степановна, что у меня
терпение лопнуло и что требую направления на медкомиссию. Учтите, неделю
ждать вашего решения буду. Если до праздника не уведомите меня, совершу
преступление, тогда без вас назначаты. Уведомления я не дождался, а
результат, товарищ капитан, вы сами знаете.
36
   УOx и хитер, подлец, - подумал Бывалин, - но явка с повинной? А вдруг у
него спецзадание - в тюрьму попасть? Неужели здесь замешана иностранная
разведка? Если показание окажется ложным, созвонюсь с комитетомы.
   -Почему ты ограбил именно книжный?
   -Потому что ему не повезло - запирался на висячий замок и сигнализация
отсутствовала.
   -Фамилия директора?
   -Какого?
   -Того, который тебя в сумасшедший дом отправил.
   -Уханов.
   -Родители есть?
   -Да.
   -Где живут?
   -В нашем городе.
   -Работают?
   -Пенсионеры.
   -Кроме лечащего врача, обращался куда-нибудь о снятии с учета?
   -И не раз.
   -К кому?
   -К главврачу ПНД.
   -А еще?
   -В горздравотдел.
   -А в более высокие инстанции?
   -Товарищ капитан, там сидят такие же.
   -Кого ты имеешь в виду?
   -Вас, товарищ капитан.
   - Не груби, - Бывалин угрожающе приподнялся.
   - Я в том смысле, что и вы меня здоровым не считаете.
   - Можешь не надеяться - знай, что и судебно-медицинская экспертиза
признает тебя здоровым, - тело Бывалина расслабилось, приняло царскую позу,
- судить будут, как миленького!
   -Я этого и добиваюсь. Ну год мне дадут, ну - два! - отсижу, зато
избавлюсь от назойливости Валентины Степановны.
   -Работаешь?
   -Я уже говорил.
   -Где работаешь?
   -Черметниипроект.
   -Там знают, что ты на учете?
   -Я об этом никому не докладываю.
   -Думаешь год или два дадут?! - улыбнулся и на щеках у него заиграли
ямочки, - за кражу со взломом и до пяти могут подбросить.
   -Забыли, товарищ капитан - у меня есть смягчающие вину обстоятельства.
   -Последний вопрос - следователь забарабанил пальцами по столу, - почему
ты выбрал такой вид преступления, а не другой - скажем, медсестру убить,
или врача; или ПНД сжечь вместе с больными, которые там находятся?
   -Не надо утрировать, товарищ капитан!.. Если я даже и болен, то не
настолько, чтобы то, что вы сейчас предположили, могло прийти мне в голову.

   УИз этого типа больше ничего не выудишьы, - подумал следователь,
перелистывая исписанное.
   Комната казалась беспробудно тоскливой. УВ такой нужное показание
выдавить легче!ы - подумал Павел, обратив внимание на стены - сырые и давно
небеленые и на то, что с потолка свисали паутинные нити; весенний сквозняк
то исчезал, то снова пробивался в оконные щели и нити танцевали...
   -Распишись!
   Павел пробежал глазами - расписался...
   -Можешь идти.
   -Куда?!
   -Внизу тебя ждет дежурный.
37
   УЧем это кончится?ы - думал Павел, меряя камеру из угла в угол. Шаги
становились все медленнее. Успокоился. Присел на нижнюю ступеньку около
стены - на уровне головы увидел царапины...

     К вечеру его снова вызвали в двадцатую комнату.
   -Заходите, заходите, Павел Михайлович. Я проверил ваши показания - они
правдивы. Ваш бывший директор не отказывается, что отправил вас в
сумасшедший дом. Он сказал, что диссертация здесь ни при чем - все
произошло из-за того, что вы вспыльчивы и непокладисты. За час до защиты он
вызвал вас в свой кабинет посоветоваться по техническому вопросу -
произошла ссора. Вы упрекали его в том, что он к вам несправедливо
относится и что если он не изменит своего отношения, вы повеситесь.
Напуганный вашим заявлением, он позвонил в больницу, чтобы предотвратить
несчастье.
   -Это же бред! - воскликнул Павел. - Никуда он меня не вызывал. Подлец и
негодяй - вот он кто!
   Капитан Бывалин хотел приструнить подследственного, но тут же подумал,
что разговаривать с душевнобольным на повышенных тонах не имеет смысла.
   -Я ваши возражения не принимаю, - сказал он, сдерживая свой праведный
гнев, - никто подтвердить не может, говорили вы ему, что повеситесь или
нет... Важно другое, - его голос стал вкрадчивым, - важны факты, которые
указывают на правдивость ваших показаний. Вызвал я по телефону вашего
лечащего врача, предварительно объяснив причину вызова. Она принесла
результаты восьмилетних наблюдений за состоянием вашего здоровья -
подозревают шизофрению...
   -Валентина Степановна говорила, что я предупреждал ее?
   -О том, что вы совершите преступление?
   -Да, товарищ капитан.
   -Подтвердила и огорчилась, что не отреагировала соответствующим образом.
И последнее - я затребовал характеристику на вас с последнего места работы.
Коллектив вас уважает. Вы характеризуетесь как человек вежливый, уступчивый
и общительный - так что, как видите, все складывается в вашу пользу.
   -Что же теперь?
   -Можете идти домой.
   Павел недоверчиво посмотрел на следователя.
  -Я был у прокурора и доложил все, что знаю о вашем деле. Он разрешил
освободить вас от предварительного заключения. Паспорт ваш у меня, книги вы
возвратили, в преступлении признались. Убежите - найдем!
   -А как же экспертиза?
    Завтра в девять утра приходите в милицию. Если места будут - отвезем.
   -Какие места?
   -Свободные,- сказал следователь и улыбнулся, проявив ямочки.
   -Не понимаю!
   -А что понимать?
   -Таких, как вы, знаете сколько, а судебно-медицинская экспертиза на всю
область одна.








                А. Кобринский, "ПОВОЗКА С ИГРУШКАМИ", роман




                               продолжение VI






38
   После пережитого Павел почувствовал неодолимое желание с кем-нибудь
посоветоваться. УС родителями? Ни в коем случае - мать сразу инфаркт
получит. С Зарой? Черт возьми - я же в командировке... Все равно не
скроешь! - признают нормальным, будут судить. А если нет?.. Одно другого не
легче... А вдруг не то и не то - например, прокурор откажется от обвинения,
потому что мотивы... Зачем я гадаю? - события надо мной, а не я над ними. А
над чем я? - я над собой, но правосудие не должно этого видеть - я червь...
Господи, что же мне делать?ы Над центральной городской гостиницей зажглась
реклама: ХРАНИТЕ ДЕНЬГИ В СБЕРЕГАТЕЛЬНОЙ КАССЕ... ХРАНИТЕ ДЕНЬГИ В
СБЕРЕГАТЕЛЬНОЙ КАССЕ... ХРАНИТЕ ДЕНЬГИ В СБЕРЕГАТЕЛЬНОЙ КАССЕ...  УКак
испорченная пластинка, - и тут же, - а  как думают остальные?ы Остальные не
обращали на рекламу никакого внимания. УНеужели я сумасшедший?ы Вечерняя
улица привела его к букинистическому магазину - огромный замок, проушины
новые- в палец толщиной!.. К окнам присосалась сигнализация. На дверях
четыре кнопки и объявление: УЗАКРЫТО НА ПЕРЕУЧЕТы. УНичего хорошего ты в
жизни не сделал. Радуйся, что хоть эти изменения из-за тебя происходяты.
   -Привет!
   -Привет! - ответил машинально, - оглянулся: походка знакомая -
катящаяся. УЭто он поздоровался? - ну да, он. - Савваы. Бывший одноклассник
удалялся, респектабельно отклонив плечи назад - не человек, а пампушечка.
УТак и должно было быть, - подумал Павел, вспомнив школьные годы, - такие
переходят улицу жизни только на перекрестках и только при зеленом свете!ы
39
-Мы страшно за тебя переживаем, - сказал Костя.
   УВ основном вы переживаете за себяы, - подумал Павел.:
   -А где Вера?- спросил.
   -По магазинам бегает.
   -Я пришел рассказать правду.
   -Какую правду?
   -Никто ко мне не приходил, никто за мной не следил.
   -Вот хитрец - за сколько ты их загнал?
   -Я все эти книги в милицию сдал.
   -Что ты наделал?
   Павел попытался объяснить все, что с ним произошло, но Костя не поверил.

   -Не ври! - прокартавил. -К тебе милиция приходила. -История с ПНД? - ты
прилепил ее к делу. Молодец, Павел - здорово все придумал. Отсидишь
полгодика в дурдоме и на этом делозакроют.
   -Пора уходить, - приподнялся, подумал  - Узачем я сюда пришел!ы
   -Посиди. Вера должна вот-вот появиться. Расскажешь ей сам - она ведь не
лишняя... Кстати, вчера я с ней ходил в оперный. Видели Сеню. Он, как
всегда, с новой девочкой.
   -У него новых девочек нет - он их всех зовет Манями.
   -Эту Маню зовут Зарой.
   -Зарой?
   -А что?
   -Да так - имя у нее цыганское.
   -Что имя? Мордочка и фигурка будто с американского журнала списаны -
можешь себе представить, если Сеня уверял меня, что у него серьезное
намерение! - в уголках Костиных губ появилась слюна.
   -Надумал жениться?
   -Если у него и эта очередная, то он уже никогда не женится.
   -Один я закоренелым холостяком останусь, и неожиданно, - ты им обо мне
ничего не говорил?
   -Кому им?
   -Сене!
   Костя засуетился - кожа на лбу сморщилась - стал похожим на кролика.
   -Если ты Сене не веришь, то кому верить?! - он же твой друг!! - знаешь,
что он мне посоветовал? - пойти в милицию и признаться, да только.., -
Костя проглотил фразу так, будто подавился.
   -Что только?!
   -Жаль, что ты поспешил. Это нужно было бы всем троим - одновременно! -
ты всю вину на себя берешь, потому что судить тебя все равно не будут, а мы
- мы, в этом случае, становимся просто свидетелями, а теперь..., - обиженно
замолчал, вытирая побелевшую слюну.
   -Отвратительная привычка!
   -Какая?
   -Не договаривать!
   -Потому что все яснее ясного - если ты расколешься, они могут приклеить,
что я и Вера основные, что ты у нас для прикрытия.
   -Твое опасение поверни прежде всего на самого себя - вчера Сене, сегодня
Мише, завтра Грише - я думал, что ты умнее! - сказал Павел и, не
попрощавшись, направился к выходу.
   УИнтересно, разговор обо мне у них происходил при Заре или нет? А,
впрочем, мне безразлично. Я даже рад, что ей встретился Сеня. Ей нужен
именно такой - мудрец-обыватель!ы
   -Скажите, как попасть на Чернышевскую?
   -Любым трамваем вверх, остановку спросите, - сказал Павел и снова
отключился - представил себе Костю и Веру у следователя: УМы не знали куда
ведет нас этот сумасшедший; мы думали, что он нас домой провожает; мы
сообразить не успели, потому что нормальному такое в голову не придет; мы
действительно перенесли книги, но только потому, что они не нужны нам; да,
только поэтому - боялись, что вы нам не поверитеы.
   -Здравствуй, Павел! - произнесла квадратная, приземистая фигура.
   -Как здоровье, Хая Менделевна? - приостановился.
   -Врагам не желаю! - схватила его за рукав - дернула, - представляешь, в
январе два дня мусорная машина не приезжала, так я собрала картофельные
лушпайки в кулек и отнесла к Нагорному рынку, думала не поймают - а куда же
нести? - так нет же - мне, старухе, везет, как всем нам - наткнулась на
рейд. УПо кажите паспорт!ы- говорят мне, сволочи, им бы такую одышку. -Ты
носишь при себе паспорт? - спросила она требовательно.
   -Нет! - сказал Павел - улыбнулся...
   Старуха схватила его за второй рукав - дернула...
   -Вот и говорю я им то же самое. УАдрес?ы - спрашивают. Соврала бы, да не
в моем возрасте. УФамилия?ы УЧерномординаы. УИмя, отчество?ы УАнна
Михайловнаы. Меня солдаты и в гражданскую и в отечественную так называли.
Если бы собрать всех тех, которых я из огня на своем горбу вынесла, так они
бы им не такой рейд устроили. Времена пошли, прямо скажу, сырые - почитай
газету УДнепр Вечернийы за второе февраля - там в заметке УИзобретатели
мусораы моя счастливая старость с такой издевочкой расписана, что передать
невозможно - она перевела дух и горько вздохнула, - как ты думаешь, война
во Вьетнаме скоро закончится?
   -Не знаю.
   -То-то и оно! - она повернулась к нему спиной и удалилась, совершая свой
обычный вечерний моцион - движение в пределах фасада.
40
   Павел вскочил в парадное, взбежал по ступенькам, открыл дверь и бросился
в постель не раздеваясь. Земное тяготение улетучилось. Разум отделился от
тела, как хвост кометы. Температура - минус 273 градуса по Цельсию.
Метеоритная пыль. Рука, с трудом преодолевая собственную тяжесть,
приподнялась, заслонила лицо - бесполезно! - жара проникала сквозь ладонь,
обжигала зубы. Кто-то поднес к голове раскаленный прут - кто? - Павел
проснулся, окинул испуганным взглядом комнату, пришел в себя и рассмеялся -
солнечный луч в роли палача-инквизитора! - это он несколько минут тому
назад сполз по стене к спинке дивана и осторожно прикоснулся к щеке.
41
   Подъезд - улица - деревья - мебельный магазин.
   -Извините, -над сигаретой наклонилась шляпа, - спасибо!
   -Не за что.
   Перекресток - универмаг - Октябрьское отделение милиции - второй
этаж...Капитан Бывалин отчитал Павла за неуважение к проявленному доверию.
   -Я просил явиться к девяти - вы опоздали!
   -Товарищ капитан...
   -Не надо оправдываться, Павел Михайлович. Времени у нас мало. Я звонил
главному врачу. Нас ждут.
   -А где находится судебно-медицинская экспертиза?
   -При областной психиатрической больнице - и, вообще, не кажется ли вам,
Павел Михайлович, что вы задаете мне больше вопросов, чем я вам?
   -Вы же не сказали мне, что это будет сегодня!
   -Экспертиза, Павел Михайлович, в спецподготовке не нуждается.
   -Вы неправильно меня поняли - я имею в виду совсем другое - я не взял из
дому самое необходимое.
   -Что именно? - спросил следователь настороженно.
   -Зубную пасту, щетку, мыло, электробритву.
   -Туда брать предметы не разрешается. Идите вниз, Павел Михайлович, -
ждите у входа.
   -Как долго будет длиться экспертиза?
   -Около тридцати суток.
   -А после?
   -Да вы не волнуйтесь, - в голосе следователя прозвучала едкая ирония, -
прокурор добавит!
   Павел знал, что областная психиатрическая больница находится за городом,
что занимает она большую территорию и обнесена высоким забором. В
нескольких километрах от больницы росли леса, строились дачи, а где-то
посередине, разросся поселок Игралкино. В былые времена, когда город был
небольшим и только старые трамваи ползли по улицам, игралкинцы редко
покидали поселок, разве что на базар - продать что-нибудь или купить...
Бывало, что дети уезжали из поселка, но ненадолго - получив специальность и
кое-какой жизненный опыт, возвращались в насиженное гнездо. Недавно
больница праздновала двухсотлетие, но в каком году возник поселок - этого
даже работники местного исторического музея не знали. Народные предания
передавали из уст в уста, что первыми основателями поселка являлись
сумасшедшие - те, от которых отказались родственники. Повара, врачи,
медсестры, бухгалтера, уборщицы - персонал больницы набирался из коренных
игралкинцев. Город рос - маленькие овраги засыпались, через большие
перебрасывались мосты. Появились автобусы и троллейбусы. Трамваи стали
более быстроходными - дребезжали по-новому. Произошел культурный обмен -
многие игралкинцы начали работать на заводах, а некоторые городские жители
среди обслуживающего персонала больницы - Павел сталкивался с игралкинцами
даже в центральных городских учреждениях.
УУханов!ы - вспомнил, что его бывший директор коренной игралкинец.
   -Машина только через полчаса будет и все это результат вашего опоздания,
- сказал следователь.
   Павел обернулся и увидел туловище - наполовину высунувшись из дверного
проема, оно обеими руками держалось за дверь. Над белым-белым воротничком,
как из оправы, торчала шея. Ложбина выделила два мощных сухожилия.
Неожиданно нижняя рука оторвалась от двери и взметнулась к козырьку. Шейные
сухожилия перекосились - голова повернулась, окинула улицу взглядом и
посмотрела на часы. Брови насупились. Рука взметнулась еще раз и, оголив
позолоченный ремешок, приложила часы к уху...
   -Я сам могу доехать, - сказал Павел, обращаясь к туловищу.
   -Без меня, Павел Михайлович, вас не примут; я обязан передать вас из рук
в руки, - сказало туловище и оттолкнувшись от двери, исчезло в проеме.
   Павел решительно зашел в помещение...
   -Не понимаю, товарищ капитан, зачем машину гнать, если двадцать минут
автобусом ехать?
   -Не забывайте, что это судебно-медицинская экспертиза, - следователь
сделал ударение на слове Усудебноы, - и что вы находитесь под следствием.
Существуют определенные правила - как преступника, судебные органы должны
доставить вас в спецмашине.
   -Товарищ капитан, машина приехала, - доложил следователю дежурный.
   Капитан Бывалин подошел к окошку.
   -Я у вас папочку положил, товарищ старшина... Да не ту!.. Дело
Копровина... Вот-вот!
   Дежурный подал папку и капитан, сунув ее подмышку, направился к выходу.
Павел пошел вслед за ним. Машина стояла у входа.
   -Здравствуйте, Семеныч, - сказал Павел шоферу, как своему старому
знакомому.
42
   Автоматические двери открылись и спецмашина въехала на территорию,
рассеченную множеством аллей, тропинок и дорог.
   - Рулюй к приемному, - сказал капитан и Семеныч, не задумываясь, поехал
по одной из дорог, которая несколько раз сворачивала и пересекалась с
другими.
   Машина остановилась...
   -Вылезай! - сказал капитан Бывалин и открыл дверцу.
   УПРИЕМНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ОБЛАСТНОЙ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ БОЛЬНИЦЫы, - прочел Павел
вывеску на дверях одноэтажного здания, окна которого прижимались к земле.
За стволами виднелись такие же здания - стены не облицованы, кирпичи
побелены наголо. Бабочки, перелетающие от цветка к цветку, многочисленные и
разной формы клумбы, стриженные кустарники, вековые деревья и свежий воздух
создавали впечатление курортной местности.
   Помещение приемного отделения. Сиротливая задумчивость - мужчины и
женщины, сидящие в откидных креслах и не обращающие внимания друг на друга
- знакомое лицо. УДа это же декан механического факультета - вроде бы
никаких ненормальностей за годы моей учебы в горном институте за ним не
замечалосьы.
   -И вы тут, Захар Евсеич?
   Преподаватель посмотрел на бывшего студента как на человека пропащего -
мол,а ты чего? - и показал на авоську с фруктами.
   -Брату - десятый год здесь лечится.
   В ожидалку вошла медсестра.
   -Копровин, есть такой?
   -Я Копровин.
   -Идем, дружочек, - сказала и, переваливаясь на коротких ногах, пошла по
коридору.
   Душевая. Окна, до половины закрашенные масляной краской. Павел сбросил
одежду. Медсестра подхватила ее и унесла. Перед входом в душевую кабину
стоял мужчина - белый халат оттеняли красные пятна на оспенном лице и
картофелевидный нос с синими прожилками. Окуная бритву в таз с водой, он,
словно клоун - мимикой подозвал к себе клиента, хлопнул его пятерней по
животу; осклабившись, взбугрил возле растительного покрова кожу и
заглядывая в глаза, занес бритву. УПроверяет на какой-то комплексы, -
подумал Павел, пытаясь скрыть свою неподатливость.
   -Не бойся, не отрежу, натяни карандаш, подними бейцелы, - приговаривал
парикмахер.
   Медсестра вернулась, прижимая к себе полотенце, кальсоны, рубашку, серый
халат и шлепанцы. Шлепанцы упали на пол - остальное она небрежно бросила на
подоконник.
   -Быстрее банься, дружочек - у нас так долго не моются!
   Обтершись наспех, накинув на влажное тело принесенное белье, Павел
вместе с медсестрой вернулся в приемное отделение.
   -Быстро тебя обработали! - сказал капитан Бывалин.

   43
   Павел сел в будку. Капитан захлопнул за ним дверцу и сел в кабину.
   -А теперь к нашему рули!
   Семеныч кивнул. Минуя замысловатые перекрестки, подъехал к огороженному
зданию. Павел заметил, что и другие здания огорожены, но это по особенному
- выше каменного забора в два ряда натянута колючая проволока, верхняя
кромка забора облицована битым стеклом, сторожевая вышка...Капитан подошел
к проходной и нажал кнопку. Звякнул металлический засов, двери открылись,
вышел милиционер.
   -Пополнение привез?
   -Как видишь, - ответил Бывалин, кивком головы приказал Павлу следовать
за ним и миновав проходную, показал пальцем на скамейку, стоявшую у входа в
здание, - подождешь здесь.
   На клумбах пламенели канны. Между вторым рядом колючей проволоки и
забором, сладко вытянувшись, положив голову на лапы, отдыхала овчарка.
Въездные ворота находились рядом с проходной - четыре железобетонных столба
обозначивали это место. На столбы с трех сторон и сверху натянута сетка:
одна сторона огороженного объема примыкает к проходной - другая,
пересекаясь со вторым рядом колючей проволоки, к забору; третья - смотрит
на клумбы; четвертая - на облака.
   -Передаю вам этого субчика из рук в руки, - услышал Павел повеселевший
голос капитана Бывалина.








                А. Кобринский, "ПОВОЗКА С ИГРУШКАМИ", роман




                              продолжение VII






44
   Общая камера - четыре койки, металлическая решетчатая дверь, ведро для
параши. Длинный коридор и такие же камеры - возле каждой сидит санитар.
   Наблюдение продолжается беспрерывно - днем и ночью: как спишь, как ешь,
как ходишь, что говоришь. Работа у санитаров трехсменная. Во время
пересменки сообщаются очередные новости.
   -У Савельевых дочь замуж выходит.
   -Кабалкины кабана зарезали.
   -У Егоровны сын с БАМа вернулся.
   -А наши и на этот раз чехам наклепали.
   -С каким счетом, Федотыч?
   -Три: два!
   Санитары хорошо знают друг друга - они игралкинцы.
   От решетчатой двери до зарешеченного окна ходит человек - его кличут
Карликом.
   -Случайно стекла выбил, пьяный был, ничего не помню, - снова и снова
рассказывает он Сергею Сергеевичу.
   Нам Карлик признался, что стекла выбил не случайно. Мы - это те, кто в
камере. Каждый из нас - могила сексоту. Павел шестой день в камере - шестой
день он видит Карлика шагающим - и днем и ночью. У Карлика воспалены глаза.
Он старается не спать -  считает, что отличительная черта
маниакально-депрессивного психоза - бессонница!
   -Мама у меня и сестра. -В подвале живем. Всю жизнь в сыром подвале! -
кричит он санитару.
   -В семнадцатом  в землянках жили, - бормочет санитар, посмотрев на
Карлика сонными глазами.
   Павел засыпает...Утром Карлика вызвали на комиссию...Из соседней камеры
доносятся голоса...
   -Со посадили на самолет и отправили, а Са интервью по телефону давал, -
возбужденный голос.
  Павел прислушивается: часто упоминая Са и Со, возбужденный голос
разглагольствует о мировых проблемах - у Уполитическогоы ярко выражена
мания борьбы за справедливость.
   -Как вы относитесь к Са и Со?* - спросил Сергей Сергеевич шепотом -
металлическиепрутья рассекали лицо лечащего врача на квадратные участки.
   Павел стоял прислонившись к дверному косяку...
   -Считаю, что они психически нездоровы, - ответил с нарочитой громкостью
и посмотрел Сергею Сергеевичу в зрачки.
   -Куюмэ! - прочел он в них - они проникали, они блестели так, будто
хотели сказать больше - это были зрачки ия.
   -Сергей Сергеевич! - Сергей Сергеич!! - Сергей Сергеич!!!
   -Не глухой - слышу!
   -Гляньте на эту рожу, это же человек прошлого века - тупица! У него три
класса церковно-приходской, но он там, а я в клетке, - речь идет об
игралкинце; который прикреплен к камере Уполитическогоы.
   -Горло у меня пересохло от того, что я в мозг ранен, а у этого болвана
интеллект атрофирован - воды не допросишься!
   -Били меня, а я инвалид.
   -Вот, смотрите! - человек приподнимает чуб: на лбу вмятина величиной с
кулак, - чугуновозом меня. -Полгода в сознание не приходил.
   Кто он, за что его били, за какие грехи попал сюда, не спрашиваем -
здесь не принято лезть человеку в душу. Сам расскажет, если найдет нужным.
   -Семья у меня большая. Два сына и дочка. Кормить надо, а работать не
могу, - говорит он и щупает вмятину. -Дали мне пенсию, а что пенсия? Четыре
операции перенес. Два раза череп поднимали. Память у меня после этого как
решето. К пяти семь прибавлю, голова болеть начинает. Тяжесть подниму -
тошнит и судорога по всему телу. Дворником я работал...
   -Отомкните дверь, - просит санитара Сергей Сергеевич и в тот же момент у
человека стекленеют глаза.
   -Как ваша фамилия? - человек мотает головой - не помнит.
   -Сколько вам лет?
   -Тринадцать, - говорит человек и по небритым щекам его ритмичными
зигзагообразными рывками скатываются наивные слезы.
   Вид у Сергея Сергеевича непроницаемый. Он уходит. Лязгает засов. Человек
преображается.
   -Дворником я работал. У кума, Евсеем зовут, машина собственная. Ночью в
Калиновку сиганули. Евсей птицеферму на примете держал. Уговорил - ночь,
хоть скобли, дорога сухая, сторожа нет. Не заметили сторожа - в канаве
старый пердун притаился. Стрелять - не стрелял, а все видел - номер машины
запомнил - подфарники выключить не догадались. Ну вот! Колотит меня
следователь по морде - голова моя ходуном ходит. Упаду в обморок - водой
отливают. Ничего у них не вышло - я у кума машину без разрешения взял!
   Одна из камер пустует - до сегодняшнего дня Павел не мог понять, почему:
сегодня все стало на свои места: днем в эту камеру поместили двух женщин -
сморщенную, взгляд тусклый, под глазом синяк и девочку...Зеки столпились у
зарешеченных проемов, ни одного пошлого возгласа - контраст делает языки
деревянными: сморщенное и тусклое в упор смотрит на зеков - оно кутается в
халат, у девочки халат небрежно расстегнут...
   -Тпырх, тпырх! - пляшут под казенной сорочкой созревающие бугорки.
   На спинке кровати сидит вор-рецидивист. Рот у него не закрывается.
Любимая тема - ограбление государственных банков. Мы смеемся - не верим -
понимаем, что ни одного банка он не ограбил. Наговорившись, он спрыгивает,
подходит к окну, оттягивает кальсоны и начинает выдавливать прыщи. Шестой
день Павел видит его за одним и тем же занятием. Прыщи гноятся. Прильнув к
дверному проему, он показывает их санитарам - гнусавит:
   -Зеленкой помажьте, зеленкой помажьте, зеленкой помажьте...
   -Да это же триппер! - говорит человек со шрамом на лбу.
   -Попроси сульфадимизинчик, - говорит другой и хохочет.
   Рецидивист хватается руками за прутья и, раскачиваясь всем телом,
методично дергает дверь.
   -Зеленкой помажьте, зеленкой помажьте, зеленкой помажьте...
   О чем-то посоветовавшись друг с другом, игралкинцы открывают дверь,
набрасывают на горло рецидивисту крученную простынь, избивают и берут на
растяжку: ноги притянуты к левой спинке кровати, руки и голова - к
правой...Павел убедился - пять крученных простыней могут растянуть
человека, усмирить и сделать беспомощным...
   Комиссия назначается два раза в неделю - ее результаты разгадываются
легко:
   -В зоне будешь валять дурака, а не здесь, - промычал санитар спине
уходившего от нас навсегда Карлика...
   Вечером Уполитическогоы перевели в более отдаленную камеру.Мы курим
махорку. Положено три раза в день - ухитряемся чаще. Один из нас
сворачивает цигарку и, упираясь лицом в прутья, вытягивает в сторону
коридора губы. Дежурный санитар приближается к решетке - пальцы растопырены
- рука хлопает по карманам. Зажигается ленивая спичка - скулы курильщика
становятся рельефнее - у нас в камере появляется олимпийский огонь.
   -Эй, санитар! - голос из противоположной камеры.
   -Я не санитар, а медбрат - ну, что тебе? - спрашивает игралкинец.
   -Ты знаешь, что человек произошел от обезьяны?
   -Что касается тебя, то Дарвин не ошибся!
   -Причем тут Дарвин? Мы эту эволюцию еще в школе проходили. Знаешь такого
врача - Мечникова?
   -Мне сказали, что я в этом году медицинский институт заканчиваю, -
произнес медбрат-игралкинец, насыщая фразу иронией.
   -Так вот, - продолжает голос из противоположной камеры. -Заметил
Мечников, что язвенники долго живут. Заинтересовался, почему так, и сделал
открытие - кишечник человека не приспособлен к мясу...
   -Хочешь стать вегетарианцем? - голос из смежной камеры - сторона правая.

   -Дело не в этом - дело в том, что кишечный тракт у человека, как и у
обезьяны, длинный - это для того, чтобы растительные клетки успевали в нем
перерабатываться, а мясо гниет - ему наша желудочная среда не подходит...
   -Тебе диетическую пищу закажут! - голос из смежной камеры - сторона
левая.
   -А Мечников от диеты отказался - попросил положить себя на операционный
стол - прооперировался - ученики вырезали ему треть здоровой, нормальной
кишки - двенадцатиперстной называется.
   -Ты хочешь, чтоб и тебе отпанахали? - спросил игралкинец, выпячивая
безмерное ехидство.
   -Смотри! - человек поднимает рубашку и оголяет спину, - видишь шрамы?
Это у меня в детстве крылья росли - отрезали их - это вечность мою отрезали
- с тех пор у меня душевная язва!
   -Ему яйца отрезали! - кричат из глубины коридора.
   Хохот...
   И новое утро. День солнечный- оконная решетка отражена на стене - падает
по диагонали. За окном лает собака, гоняется за воробьями - слышно, как
кольцо скользит по натянутой проволоке. В камере концерт - рецидивист
бунтует: намотав на руку одеяло, выдавил стекло. Врачи тут же назначили ему
серный укол - решили, что он самоубийство задумал, но причина оказалась
прозаичнее - он хотел глотнуть свежего воздуха...
   И новое утро...
   -Распрягайтэ, хлопци, конэй та и лягайтэ спочывать, а я выйду в сад
зэлэный тай крыньгчэньку копать, - поет сосед - голос у него широкий и
сочный - баритон. Кончает одну песню, начинает другую, - а под
Ростовом-на-Дону впервые я попал в тюрьму..., - умолк. -Павлуша, все равно
расстреляют! Павел смотрит в окно. Из тупика коридора слышны взволнованные
возгласы.
   -Марк Твен написал.
   -Купер.
   -Марк Твен!
   -Купер!
   -Иди ты к ебаной матери!!!
   -Копровин, можно вас на минуточку? - Павел поворачивается на зов -
подходит к дверному проему, - вы помните, кто автор исторического романа
УПуританеы?
   -Книгу с таким названием помню, а кто написал?.. Нет, не могу вспомнить.
Я в течение восьми лет интересуюсь только технической литературой.
   Зрачки встретились...
   -Куюмэ! - даже книги, которые ты взял из магазина, говорят о
противоположном; они говорят о том, что ты художник, - между Павлом и
лечащим врачом возникает сеанс телепатической связи. -Куюмэ! - в том
задании, которое ты выполняешь, основное правило - оставаться
нейтральным... Ты нарушил Заповедь Путешественника!
   -Меня вынудили!
   -Надо быть более волевым!
   -Сколько тебе лет? - спрашивает Павел.
   -Столько же, сколько и тебе, - отвечает Сергей Сергеевич.
   -Зачем ты здесь работаешь?
   -У каждого ия свой долг, свои интересы и свои обязанности - я
невропатолог!
   -Сергей Сергеич! - Сергей Сергеич!! - Сергей Сергеич!!!
   После обеда Павла повели на рентген - глаза слепнут - день, цветы,
клумбы, бабочки, зелень, ветер и облака - тело пьянеет - рука тянется к
цветку... УЛегкие без изменений, сердце в пределах нормыы, - записывает
рентгенолог в регистрационный журнал. Павел возвращается в камеру - в руке
у него желтый одуванчик.
   -Дай! - к цветку тянется костлявая рука.
   Описав дугу, желтый одуванчик летит вглубь камеры.
  - Отдай! - кричит костлявая рука.
   -Не отдам, не отдам, не отдам, - кричит желтый одуванчик. -Тпырх, тпырх!
- пляшут под казенной сорочкой созревающие бугорки.
   У дверных проемов столпились зеки. Их лица удивленно округлены и вдруг
стены, полы, потолок, затхлый воздух и даже санитары-игралкинцы начинают
менять устойчивые формы и очертания - источник землетрясения: хохот!
   -Пидар!
   -Цветочек фильдеперсовый!
   -Хреном подпоясанный!
   -Винт с бугра!
   -Прибацанный!
   -Ха-ха-ха, хо-хо-хо... Тю!
   Павел лежит не двигаясь - круг замкнут: уголстены - потолок - халат -
параша - потолок - угол стены... Слова соседа капают ржавчиной, проникают в
мозг, остаются там навсегда:
   -А утром на работу идти. Разбудили меня ребята. Голова болит и с рукой
что-то - в крови она. Двигаю пальцами - не болит. Откуда, думаю, кровь?
Одеваю брюки, а они у меня в сперме. Все вспомнил! Кирпичом я... Сама меня
в подвал завела. Оба мы пьяные были. Людей на улице полным-полно, а она
кричать начала. УНе кричи!ы - говорю ей, умоляю, на коленях стою, а она
кричит - толкнула меня. Упал я - рука в кирпич упирается. Ладонью я этот
кирпич вижу - сырой и шершавый. С тех пор мне каждый день сны снятся. Вот и
сегодня мне смерть моя привиделась - вся в белом, по степи кружит, ищет
меня. УСпи живой, спи живой, спи живой!ы - откликается эхо на ее голос. Я
из-за кочки выглядываю и к ней, потому что она на мать мою похожа. Подхожу
ближе - одни кости! - точно, как на картинке. УОбманщица, обманщица,
обманщица!ы - стучит у меня в висках и земля гудит и колотится мое сердце -
убегаю я, а она впереди маячит. УПотому, маманя, я убийцею стал, что вы мне
фамилию такую дали!ы - кричу в спину. УНе виновата я, не виновата я, не
виновата яы, - всхлипывает, будто жалеет. А фамилия у меня, Павел,
кладбищенская - Спиживой!  Расстреляют меня, - вздохнул и запел протяжно -
с надрывом, - а под Ростовом-на-Дону впервые я попал в тюрьму - на нары, на
нары, на нары!...
45
   Большая светлая комната. У входа санитар-игралкинец. Павел стоит в
центре: впереди четыре стандартных стола, за спиной Сергей Сергеевич -
присутствует как лечащий врач.
   -Разве вы не находите положительным тот факт, что органы здравоохранения
заботились о вашем здоровье? - спросил один из членов комиссии.
   -Такая забота хороша только в том случае, если человек в этом нуждается.

   -Вы уверены в том, что психически здоровы?
   -На этот вопрос я ответить затрудняюсь.
   -Почему?
   -За мной наблюдали врачи-специалисты. Вначале я не задавал себя никаких
вопросов - подлец отправил меня в сумасшедший дом, унизил меня! - думал,
что врачи разберутся, но шли годы - меня не признавали ни больным, ни
здоровым и тогда..., - Павел оборвал себя, - если я болен, лечите!
   -А если вы здоровы?
   -Как всякий здравомыслящий человек, буду рад этому.
   -Судить вас будут, если вы здоровы! - взорвался один из членов комиссии,
- интеллигентом прикидываетесь, а магазин ограбили, в коллективе себя вели
неправильно, директору грубили.
   -Все мои поступки конкретны и логичны.
   -Куюмэ! - все правильно, все правильно, - успокоил Павла Сергей
Сергеевич.
-Все правильно, все правильно, - завибрировали структурные решетки молекул
ДНК.
Один из членов комиссии кивком головы дал какой-то знак остальным...
   -Можете увести, - сказал Сергей Сергеевич, обращаясь к
санитару-игралкинцу.
46
   В камеру принесли вещи. Стараясь не показать своим товарищам волнения,
Павел медленно одевался...
   -В тюрьму тебя отвезут, - сказал Спиживой.
   -В зековский санаторий тебя отправят, - сказал человек со шрамом на лбу.

   -Через два дня забудешь нас, - сказал вор-рецидивист.
   -До свидания! - сказал Павел.
   -До свидания! - ответили они ему хором. В пространстве четырех
железобетонных столбов стояла крытая тюремная машина...
   -Вылезай, вылезай, вылезай, - голос сопровождающего.
   -Фамилия? - спрашивает постовой.
   -Копровин.
   -Алло, алло... Нет санкции на арест?! - есть отпустить, товарищ капитан!

   Цветы, клумбы, бабочки, зелень, ветер и облака...
47


________
* Са  и Со - Сахаров и Солженицын.







                А. Кобринский, "ПОВОЗКА С ИГРУШКАМИ", роман




                              продолжение VIII






АСТМА
1
До конца обеденного перерыва оставалось несколько минут. У высокого входа
одного из городских учреждении вели беседу три молодых специалиста.
   -Говорят, что он магазин ограбил.
   -Какой?
   -Букинистический.
   -Каким сроком отделался?
   -Никаким.
   -Взяткой отмазался.
   -А я слышал, что в это дело не хотели какого-то директора вмешивать.
К сплетникам подошел четвертый - поинтересовался:
   -О ком речь?
   -О Сидорове, - сказал первый.
   -Нет, о Петрове, - возразил второй.
   -А я думал, что об Иванове! - удивился третий и пояснил, - я точно знаю,
что ему предложили написать заявление по собственному желанию.
2
   Сидоров-Петров-Иванову снились змеи. Одна из них лежала в болотной луже,
только ноздри торчали над поверхностью - вот почему он не заметил ее! Змея
сделала резкое движение и он кинулся бежать, задыхаясь и напряженно
рассуждая о том, ядовитая она или нет. Оглянулся - почувствовал, что у змеи
отрасли крылья. УНеужели догонит!ы - подумал и приподнялся, опираясь на
локоть. В воздухе плавали мелкие вещи - курительная трубка, пепельница,
восемь матрешек и зубная щетка - все это приближалось к кишке
металлического шланга, торчащей из дверной щели. Дышать было нечем - воздух
высасывался... УПопасть на улицу через дверь я не могу, - рассуждал он. -
Даже пробовать не надо - кто-то придерживает ее - не мог же там появиться
шланг сам по себе, - почему я задыхаюсь? - воздух должен поступать с улицы,
но увы - похоже, что вся планета лишается атмосферы!ы Радио передавало
утренние новости, голос диктора звучал бодрее обычного, но дышать
становилось все труднее. Передвигая то стул, то себя, Сидоров-Петров-Иванов
открыл дверцу шкафа, вытащил все простыни, которые там находились и
состыковал их надежными узлами. Привязал один конец к батарее - остальные,
открыв окно, перебросил через подоконник. Окна соседних квартир оказались
открытыми. УВидно там происходит то же самоеы, - подумал он, пальцами и
зубами вцепившись в самодельный  шнур.  Сидоров-Петров-Иванов ошибался - на
улице ничего не изменилось - прохожие улыбались, разговаривали друг с
другом, терпеливо стояли на трамвайных остановках - только ему нехватало
воздуха! УЯ болен, я сумасшедший!ы - говорил он самому себе, жадно
присматриваясь к тому, что происходит вокруг. Сомнение подтачивало его силы
все больше - Уа если я нормален?ы - задавал он себе нелепый вопрос и казнил
себя за тот первобытный эгоизм, который делал из него художника: даже
окурок, оставивший на себе ободок оранжевой помады, вызывал его реакцию;
даже в спичках, которые зажигались то тут, то там, он надеялся заметить
что-нибудь тождественное тому состоянию, в котором находился он сам. И
вдруг ему повезло - на углу улицы лежал замусоренный клочок газеты - его
взгляд остановился, прикованный необыкновенным текстом: ВСЕМ, ИСПЫТЫВАЮЩИМ
КИСЛОРОДНОЕ ГОЛОДАНИЕ, ОБРАЩАТЬСЯ ПО АДРЕСУ: г. Кладбтщенск, кислородный
завод...
   Приписка  - ехать любым троллейбусом до тупика!
3
   Молодая медсестра повела его по узкой аллее, усаженной низкими
кустарниками, к большому двухэтажному зданию, огражденному колючей
проволокой. Миновав проходную, отомкнула бронированную дверь и вежливо
попросила войти.
   В комнате горели лампы дневного освещения. В центре возвышался бак с
резиновыми присосками.
   На стенке бака слесарным зубилом вырублено


    Возле присосок на коленях стояли люди и жадно дышали. Второй выход из
комнаты закрывала металлическая решетка - возле нее на табурете сидел
санитар-игралкинец, стриженный под ежик.
   -Делай то, что делают другие, - сказал он и новичок, упав на колени,
пополз к баку.
4
   Через несколько дней на доске происшествий появилось объявление:
ВНИМАНИЕ! - разыскивается человек, пропавший без вести. Возраст - 33 года.
На правой щеке, возле уха, родимое пятно величиной с пятак. ВСЕХ, КТО
ЧТО-НИБУДЬ ЗНАЕТ, ПРОСИМ СООБЩИТЬ В МЕСТНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ МИЛИЦИИ.
   Объявление висело полгода, но такая приманка приклеивалась не первый раз
- ее старались не замечать, а если и замечали, то, ускоряя шаги, проходили
мимо - каждый был рад тому, что еще дышит!
5


ВЕРБОВАННЫЙ
   Романтик: Запах сосны! Папоротники! Корень жень-шень! Тундра! Олени!
Охота на медведей!
   Павел: Сибирь с высоты птичьего полета казалась голой.
   Романтик:  А ближе?
   Павел: Маленькие деревушки, сработанные из дерева. Деревянные настилы
вдоль улиц. Дерево дешевле асфальта. Уставшие люди. Искореженный бульдозер.
Общежитие для вербованных.
   Романтик: И ты в нем жил?
   Павел: Я не хотел в нем жить.
   Романтик:   Почему?
   Павел: Потому что - бардак! - местное население называло это общежитие
дурдомом!
   Романтик: Какие там люди?
   Павел: Я встретил только одного. Он говорил со мной, ударяя себя кулаком
в грудь: УСкажи, чего мне нехватает? Дом есть, деньги есть, жена есть, дети
есть... Хочешь, я одолжу тебе тысячу рублей?ы Огромный, он стоял в
кальсонах, доски под его босыми ногами скрипели, по щекам стекали скупые
слезы - они напоминали смолу, которую источал уничтожаемый в окрестностях
лес...
   Романтик: Он пил?
   Павел: И я пил, потому что у нас был мужской разговор. УА зверь лютый, -
говорил он мне, - ты в самый момент его, можно сказатьы... Через неделю он
снова пригласил меня к себе и на столе я увидел обещанное.
   Романтик: Алмазы!!!
   Павел: Обыкновенные, бумажные деньги. УВозьми, - басил он настойчиво, -
пусть тебе повезет. Я и жена мечтаем уехать из Степановки, но у этой
деревни мертвая хваткаы. Я не благодарил его. Я оставил ему своего верного
товарища - нож с вмонтированным устройством для возвращения на планету иев.

   Светило солнце - наши тени падали на ближайшие кочки - казалось, что
нашему рукопожатию переломали кости... Что может быть искреннее молчаливого
прощания? - мы знали, что больше никогда не встретимся. В Томск я летел
самолетом У-2, из Томска в Новосибирск - самолетом ТУ-144. И Новосибирский
аэродром мое настроение не улучшил. На скамейке, рядом со мной сидел
парень. УМой Якутыю шлопает!ы - сказал он мне и посмотрел на меня
вопросительно, УА я в Алма-Ата будут лететьы. УЭслы эст тэбэ дьшлом, шлопай
воздухам Грузыя!ы
   Весна полмесяца как кончилась, но холода отступать не хотели -
тоскливо... Около противоположного дома лежит человек - упал, схватившись
за угол стены. Неподвижная поза, расстегнутый пиджак, вылезшая из-под ремня
рубашка, оголенная часть живота - все это приковывает к себе внимание,
вызывает тревожное любопытство... Возле лежащего собралась толпа... УТак и
закоченеть можно!ы
- произнес жалостливый голос. УНапился в стельку, а жена дома ждет!ы -
выразил свое возмущение другой. УТакому любой холод нипочем!ы - поддержал
третий. УСмотрите, у него губы посинели!ы - сказала молодая женщина. Кто-то
высказал мрачное предположение: УА если он уже умер?ы В этот момент к углу
дома подъехала машина с красными крестиками на черной обшивке - толпа
притихла... Из машины вышли игралкинцы и положили остывшее тело на носилки
- накрыли простынью, подняли - толпа расступилась - понесли, приподняли еще
выше и только тогда стало понятно, что этот человек свою задачу на Земле
выполнил.
   Толпа разошлась... Я снова направился к скамейке - присел... Поправляя
плащ, заметил на плече большое, мокрое, расплывчатое пятно. УНеужели меня
осчастливила птица?!ы - подумал я и посмотрел вверх, но там, в глубине,
несмотря на середину июня, просматривалась глубокая осень.
   Романтик: Что это было?
   Павел: По-видимому, это была ворона!
ИЛЛЮЗИЯ
   Местный житель - его личный шофер Сайдулаев, подъезжая то к одному дому,
то к другому, доверительно перешептывался о чем-то с обитателями, что-то
выспрашивал у них, о чем-то советовался с ними и, наконец, помог ему найти
квартиру:
   -Это болшой началнык! - сказал он колеблющемуся Сабирову - хозяину
добротного черепичного строения.
   -Спат - здэс, дэвка - нэт, водка - нэт! - произнес Сабиров, кивнув на
правую половину флигеля.
   Целый день Павел отмывал полы от помета - зимой в этом помещении хозяин
держал овец. В открытую дверь влетали и вылетали две ласточки - семейная
пара: УА как же быть с этими жильцами - теперь-то дверь закрывать
придется?ы - подумал и, движимый благими намерениями, снял форточку,
Сабиров выразил недовольство самоуправством квартиранта. Павел объяснил в
чем дело. Сабиров ушел - вернулся с ломиком.
   -Разбивала гнездо, прогоняла птичка, - поднял ломик.
   -Если их прогнать, в доме поселится несчастье! - сказал Павел в надежде
на то, что хозяин окажется суеверным и не ошибся - Сабиров боязливо
посмотрел на снующих ласточек. - Она вечером кричала, утром кричала,
отдыхать мешала, - сказал он и, опустив ломик, добавил, - я думала, чтобы
твоя была хорошо!
   Каждый житель села имел приусадебный участок, имел его и Сабиров. Погоды
стояли такие жаркие, что арыки пересыхали. Для того, чтобы добыть воду,
Сабиров решил копать глубокий колодец. Павел помог старику и тот вечером
позвал его на ужин. Отказываться нельзя - обидется.
   -Откуда к нам ехала? - спросил.
   -С Украины, Черниговский,
   -Власовец?
   -Что вы, власовцы в Сибири - пересадили их.
   -Моя сын школа МВД учится, - похвастался. -Посылка присылала, практика
проходила, банда раскрывала, - вытащил из кармана небольшой пакетик -
развернул. -Курить надо, опиума!
   Квартирант достал папиросу, выпотрошил табак на газету, перемешал с
предложенной щепоткой и снова наполнил гильзу - утрамбовал спичкой. Сделав
несколько затяжек, бросил окурок в пепельницу.
   - Не берет! - сказал он Сабирову и, попрощавшись, ушел к себе.
   Спать не хотелось. Попробовал читать - не получалось - глазные мышцы не
подчинялись волевому усилию - зрачки возвращались к прочитанному, и,
облюбовав какое-нибудь слово, подолгу на нем сосредотачивались... Павел
отложил книгу... Возбуждение нарастало... УЯ не хочу смотреть на потолок,
не смотрюы, - подумал он, прикованный к свисающей паутине и к живописным
трещинам. И новый угол зрения - полы! - овечья мочевина, пропитавшая доски,
испарялась - вызывала удушье... УПодлец!ы - подумал он о Сабирове - каждое
утро хозяин, ехидно улыбаясь, спрашивал, не болит ли у него голова и
предлагал таблетку от головной боли... Электрический самовар! - крышка с
глубокой вмятиной, бока с облупившимся никелем - зрачки остановились на
кранике - вчера он его ремонтировал, УКапает или нет?ы - провел ладонью по
клеенке - сухо! УСто лет будет работать!ы - подумал, удивляясь своему
богатому воображению - оно вывернуло краник так, что все внутренние
поверхности оказались снаружи - и начало его шлифовать, оставляя на мелком
корборундовом зерне следы светлозеленого цвета: УДа это же медный купорос!
- теперь понятно, почему я, с тех пор, как поселился здесь, страдаю
желудком!ы Где-то щелкнул выключатель - у Сабирова! - это его окна
погрузились во тьму. Павел понимал, что необыкновенная острота слуха -
результат действия наркотика... Шаги! - частые остановки и осторожное
пошаркивание говорили о том, что человек улицы не знает - шел, боясь
оступиться. Окрестные собаки, учуяв в прохожем незнакомца, злобно залаяли и
вдруг к барабанным перепонкам прилип душераздирающий вой такой силы, что в
комнате задребезжали стекла. Ласточки проснулись и, оставив гнездо,
замелькали перед глазами, суматошно полосуя комнату. УНаконец-то у меня
начинается галлюцинацияы, - подумал Павел. В окно кто-то царапался. Вой
достиг кульминации, выворачивая все внутренности своей первобытностью - это
был вой затравленного и умирающего зверя, зовущего на помощь. Зверь плакал,
умолял, взывал и агонизировал - неожиданно заскулил жалобно и протяжно -
перешел на еле слышное всхлипывание - умолк... Павел глянул на будильник -
два часа ночи - сбросив одежду на пол, лег, устало прижимаясь к подушке -
глаза закрылись сами по себе, сердце начало стучать ровнее - уснул. Утром
его разбудила громкая ругань. Вскочив с кровати, подбежал к окну и
отодвинул занавеску - возле вырытого колодца стоял Сабиров - держал шест.
Его физиономия брезгливо морщилась, еще более выделяя большой приплюснутый
нос. Опустив конец шеста в колодец, пытался что-то вытащить и, каждый раз,
когда это что-то соскальзывало, шест вздрагивал в его руках и хрупкий,
хрустальный воздух раскалывали хриплые матюки. Павел натянул штаны и,
откинув щеколду, выскочил на помощь.
   -Спала овечка ленивый, не помогала старик, еба твоя мама! -
приветствовал его хозяин.
   Павел заглянул в колодец. Шест Сабирова чуть-чуть приподнимал над
поверхностью подпочвенных вод дохлого пса. Несколько в стороне, из будки
выглядывал хозяйский кобель по кличке Султан - взгляд у него был до такой
степени осуждающим, что Павел догадался о том, кто царапался сегодня ночью
в окно флигеля - подошел к будке, погладил собаку:
   -Поверь мне, что я бы спас твоего товарища, - сказал он и, вздохнув,
добавил, - если бы не опиум!
   В этот день Павел побывал в нескольких совхозах района - проверял
готовность машинно-тракторного парка к уборочной - работа не тяжелая, но
времени забирала много, так как совхозы находились друг от друга на больших
расстояниях - в первом же увидел, что машины не очищены от грязи. То ли
солнце светило слишком ярко, то ли духота стояла невозможная, но ему
показалось, что наличная сельскохозяйственная техника сработана местными
гончарами - отчитывая механика МТП, взял молоток и для наглядности ударил
по одному из тракторов - корпус дал трещину. Ударил еще раз и трактор начал
разваливаться, превращаясь в глиняные черепки. Ремонтники, стоящие вокруг,
не удивились - удивился только Павел, но вида не показал: в этот момент он
почему-то представил себя в роли Миклухи-Маклая, книгу о котором он читал
еще в детстве - в ней говорилось, что отважный путешественник не погиб
среди папуасов только потому, что не вмешивался   в их жизнь. Во всех
остальных совхозах Павел вел себя деликатнее - никого не отчитывал - к
тракторам старался не подходить. Приехал домой поздно - горел свет - хозяин
не ложился спать... Квартирант поздоровался с ним - не ответил - смущенно
закашлялся и сказал:
   -Ищи другая койка, нехорошая ты человека, пес топила, беда приносила,
машина гробила!
   УУже узнал! - подумал Павел со злостью, которая мгновенно улетучилась, -
да это же еще одна тайна - кто бы мог подумать, что в этом селе действует
самый совершенный беспроволочный телеграф в мире!ы - молча повернувшись к
Сабирову спиной, растворился в темноте - ночевал на берегу реки,
завернувшись в тулуп чабана - блеяли овцы.
ЦВЕТЫ И ПЕТУХ
   Что думает он? - этот вопрос она не задавала себе. Он - не имело для нее
никакого значения - квартира-то трехкомнатная! - кухня, ванна - все
необходимые удобства, без которых человеку среднего возраста уже тяжело -
она думала, что его привязывает к ней именно это. В ее дом вхожи только
деловые люди - правда, она их не любит, но и обойтись без них не может.
Вчера одна из ее знакомых, Софья, принесла петуха и четыре килограмма
баранины. Софья - женщина недалекая, но практичная - работает в столовой
при городском отделении милиции. Нургуль мечтает защитить докторскую. УЧто
связывает этих двух женщин? Сегодняшний сон? - Нургуль держит петуха за
голову, Софья - за хвост. Каждая тянет птицу к себе. Софья кричит: УПомоги
мне поступить в институт - две тысячи тебе, три - ректору!ы
   -Зачем тебе диссертация? - спросил он, пуская дым в приоткрытую
форточку.
   -Я тщеславна, - ответила, - и потом - это же деньги!
   -А я?
   -Что ты?
   -Зачем я тебе нужен?
   -Ты? - задумалась. -Ты человек иного мира, - в ее голосе зазвучало
искреннее сожаление, - ты никогда не будешь близок кругу моих знакомых. Ты
годишься как любовник - как муж ты не подходишь мне. Моя родня откажется от
меня, если я выйду за тебя замуж...
   Он слушал ее, подпирая одну руку другой, сжимая пальцами подбородок -
эта женщина ни разу не пошла с ним ни в кино, ни в театр - боялась, что
знакомые увидят их вместе. Только Софья знала о его существовании - от
остальных его прятали в шкафу.
   Ночью, когда хозяйка, утомленная любовными ласками, уснула, он
осторожно, как вор, оттянув защелку замка и, ударив плечом парадную дверь,
выскочил на улицу.
Поближе к вечеру он купил на алмаатинском базаре петуха и букет
гладиолусов, который тут же надежно привязал к петушиным лапам. Остановив
такси, попросил доставить подарок по указанному адресу, заверив водителя,
что там свадьба.
   -Зачем вместе связал? - спросил таксист настороженно.
   -О, старая студенческая традиция! - сказал Павел, вытащив из кармана
хрустящее вознаграждение и, чтобы убедить таксиста окончательно, добавил, -
погулял бы да не могу. Срочно в Москву вызвали - я ракетчик!
   Водитель посмотрел на клиента с нескрываемым уважением - денег не взял.
   -Птицу брось туда, - сказал он, кивнув на заднее сидение.
   Машина тронулась - петух дернулся и затих, уткнувшись клювом в цветы.








                А, Кобринский, "ПОВОЗКА С ИГРУШКАМИ", роман




                                 завершение






СМЕРТЬ
   - Я бы мог и дальше рассказывать, но моя энергия на исходе, - сказал
старик.
   - Нам бы хотелось услышать твое резюме, - зазвучал лучевой голос.
   - Я думаю, что Закон Путешественника надо изменить. Я против
нейтральности. Физиологическая мимикрия - да, духовная - нет!.. Куюмэ! -
шепнул он, после чего его веки сомкнулись и голубое отверстие в тучах
начало зарастать.
   Комнату окутал сумрак и только зарево мартеновских печей всю ночь угрюмо
цеплялось за карнизы домов, освещая вспышками верхние этажи и тучи, низко
плывущие над землей.
   Утром в гостиницу пришли уборщицы - посплетничали и разошлись по этажам
протирать швабрами полы в коридорах и номерах, сметать сигаретный пепел с
ковров и собирать пустые бутылки. В ячейке под цифрой 331 ключа не
оказалось. В книге регистрации значилось, что в этой комнате никто не
живет. Дежурная тут же позвонила в администраторскую.
   - Анна Никаноровна, миленькая, вы сдавали кому-нибудь триста тридцать
первый?
   - Хорошо. - Будет сделано! - положила трубку и озабоченно посмотрела на
уборщицу.
   - Ну что? - спросила та.
   - Забронирован для министра юстиции. Никаноровна никого туда не вселяла.
Он с часу на час должен приехать, а свободных нет. Знаешь, что, Нюра -
позови слесаря - пусть отомкнет. -Я уверена - ключи в номере. Последний
жилец их не сдавал - захлопнул, негодяй, дверь, а мы ищем.
   Пришел слесарь - принес связку отмычек и, на всякий случай, монтерку.
Безрезультатно попотев над замочной скважиной, выругался и просунул в щель
монтерку - нажал: дверь сдвинулась в сторону петель, хрустнула и открылась.

   - Господи, как он сюда забрался! Напился вдребезги! Старый, бессовестный
хрыч - в таком виде разлегся! - возмутилась дежурная.
   - Старик кажется дуба врезал! - пробасил слесарь - подошел к лежащему,
наклонился и, раздвинув пальцами его сомкнутые веки, посмотрел на зрачок.
   - Нюра! - позвала дежурная, - сбегай вниз и расскажи все Никаноровне,
пусть милицию вызовет. -Выйди, Ваня! - потребовала и, когда слесарь вышел,
вышла сама - осторожно прикрыла дверь.
   Вскоре на третьем этаже появился лейтенант - растолкав любопытных,
подошел к дежурной.
   - В чем дело?
   - Он лежит там - голый! - шепнула. Милиционер распахнул дверь и отпрянул
- тело старика занимало почти всю комнату - увеличилось в размерах.
   - Господи, - всплеснула руками дежурная - кинулась к телефону. -Анна
Никаноровна, что делать - его не вынесешь!.. -Распух!.. -Да он раза в три
шире, чем дверь!.. -Нет! - кажется не воняет.
   В этот момент к администраторскому окошку подошел мужчина, одетый во все
черное - вытащил из кармана какое-то удостоверение - показал... Анна
Ниюаноровна побледнела - бросила трубку, посмотрела на очередь...
   - Я должна с вами поговорить тет-а-тет! - выпорхнула из кресла, открыла
дверцу ограждения и, угодливо улыбаясь, пригласила прибывшего пройти в
кабинет директора.
   Беседовали недолго - министр юстиции вышел и, не торопясь, соблюдая
соответствующую должности солидность, направился к лифту - поднялся на
третий этаж. Через десять минут здание оцепили войска МВД. Захрипел
репродуктор - диктор трагическим голосом объявил, что лопнул фундамент и
предложил приезжим покинуть помещение гостиницы.
   Для расчленения тела старика на части приехал самый опытный хирург
города. Под его руководством трудились санитары. Один из них, стоящий в
углу, вытирал полотенцем пот, придерживая рукой пилу. На носилках лежали
удаленные конечности - тело старика стало похожим на чурбан. Около пятого
ребра, в области сердца, был виден глубокий надрез - над ним жужжала
неизвестно откуда появившаяся пчела.
   Стояла глубокая осень - для пчел уже наступил период зимней спячки. УОна
какая-то ненормальнаяы, - подумал хирург, отмахиваясь от неожиданно
напавшего насекомого. В помещении появилось еще несколько пчел - их
становилось все больше и больше. Присмотревшись более внимательно, хирург
заметил, что пчелы появляются из надреза. УТут что-то не тоы, - подумал он
и, защищаясь от укусов, выбежал в коридор. Пчелы не отставали - погнали
эскулапа и санитаров к выходу из гостиницы. Ответная мера последовала
незамедлительно - на третьем этаже появился отряд санитаров в специальных
скафандрах - у каждого в руке аэрозольный баллончик для борьбы с
лейшманиозом, малярией, москитной лихорадкой, туляремией, чумой и
возвратным тифом, однако в 331-й комнате они не нашли ни одного насекомого,
и тело старика тоже исчезло, правда, на том ковре, где он лежал, был
обнаружен папирусный свиток... Полгода ученые расшифровывали манускрипт.
Несмотря на солидный возраст свитка - II-и век до нашей эры, ни факсимиле,
ни расшифровка не опубликовывались - кто-то поставил на обратной стороне
папирусного документа печать: СТРОГО СЕКРЕТНО.
И все же содержание текста просочилось сквозь замки и щели архива:
   Дырочки от гвоздей заросли - смерть не могла что-либо со мной сделать,
но голод разорвал меня на три части: половина тела и половина - глаза
отдельно.
   Левая половина умела многое и потому страдала - сгусток скорби, правая
получилась тупой - она не ведала, как одно слово можно связать по смыслу с
другим.
   Мимо меня, рассеченного, шли люди, но заметили глаза мои, что таким не
замечают меня идущие - для идущих мимо меня людей я оставался прежним -
таким как они - целым и бесцельно идущим.
   Мне хотелось кричать, но воздух гасил мои слова, как вода гасит пламя,
да и что мог сказать разорванный на две части рот?
   Я пытался соединить себя, но у меня не получалось. В такие минуты только
голос вечного Отца моего спасал меня от отчаяния - он говорил мне: УТы
соединил большее - если твой сын от них, а ты от меня, то разве ты не
передал им частицу моей крови?ы
Страдающая моя часть находилась далеко впереди, но и полное безлюдие не
помогало ей - сгорала от застенчивости, постоянно стыдилась кого-то; тупая
же наполнялась гордостью - ей казалось, что она способна на большее, потому
что двигалась она не вперед, а назад и правда - ей приходилось бывать во
временах Чингиз-хана и даже раньше. Только глаза мои пользовались текущим
мгновением - рефлекторно фокусировали его, удивляя меня тем, что несмотря
на отличное зрение, я все равно чувствовал себя слепым. УЧто такое деньги,
трамвайные билеты, ключи от квартиры, крыша   над   головой,   телевизор,
шкаф, радиоприемник и все остальные вещи?ы - спрашивал я у себя и не
находил ответа, потому что их видели глаза мои, но не воспринимали
рассеченные части, находящиеся в разных временах, УБудь таким, как все!ы -
требовали от меня иудейские первосвященники, но я не поддавался гипнозу -
вот почему одиночество кружилось надо мной, позади меня, в промежутках -
повсюду. Еще Мария, так называют в Евангелии мою маму, убаюкивала меня:
УТили, тили, тили, тилиы. Но запечатлели глаза мои, что Утили, тили, тили,
тилиы - вещественно, что это в окружающем меня воздухе плавают лакмусовые
бумажки - еще тогда две ямочки на моих щеках исчезли - голод разорвал меня
на три части: половина тела и половина - глаза отдельно!
ЭПИЛОГ
Мама, отец: