Геннадий Ерофеев.
   Прокол.

   Фантастический детектив.

   Душа человека была создана для того, чтобы бродить по небу.
   Эдвард Янг
   Когда я размышляю о краткости моей жизни,  погруженной  в  предшествующую
мне и последующую вечность, о ничтожности занимаемого мной и  даже  видимого
мной  пространства,  заброшенного  в  безмерной  бесконечности  пространств,
неведомых мне и не ведающих обо мне - мне становится страшно, и я удивляюсь,
видя себя здесь, а не там, ибо нет никакой причины мне быть здесь, а не там,
сейчас, а не тогда...
   Блез Паскаль
   1
   Я открыл дверь в кабинет Шефа и вошёл.
   - Шилды-шивалды, Шеф! - сказал я.
   - Шилды-шивалды, дружок! - Шеф полуобернулся к окну. - Я  полагаю,  видок
тебе нравится?
   За огромным, во всю стену, окном, на чёрном домино Вселенной,  не  мигая,
безмолвно горели звёзды. Пространство, грандиозное и щемяще прекрасное, в то
же время ужасало своим вечным молчанием.
   - Нет ничего прекраснее картины  звездного  неба  -  с  деланным  пафосом
процитировал я.
   Шеф восседал за столом спиной к окну. Я так  сидеть  не  любил.  Говорят,
человек инстинктивно старается сесть в помещении таким образом, чтобы видеть
входную дверь. А если у вас с одной стороны дверь, а с другой  -  Вселенная?
Ну, а Шеф спокойно показывал спину Вселенной.
   - Нет ничего прекраснее нашей работы, мой мальчик,  -  желчно  усмехнулся
он. Это Шеф в самую точку попал. В общем-то, он всегда сразу берёт  быка  за
рога, но сейчас, видел я, что-то он медлил.
   - Разрешите присесть,  Шеф?  -  сказал  я,  валяя  дурака.  Такие  пункты
политеса в общении с нашим Шефом были совершенно  излишни.  При  всех  своих
недостатках ворчливый старик на выносил приёмов, церемоний, мишурного блеска
и всех протокольных тонкостей этикета. При этом, однако же, странным образом
умел,  когда  это  было  необходимо,   держать   каждого   из   нашей   стаи
метагалактических волков на дистанции.
   - Да садись ты, фигляр! - Обезоруженный моей улыбкой Шеф протянул руку  к
сигаретнице, выбрал сигарету и наклонился к зажигалке, прикуривая.
   Я не без удовольствия опустился в кресло движением,  невольно  выдававшим
замечательную   тренированность   моего   атлетического    тела,    доставив
озабоченному Шефу ещё пару весёлых секунд.
   -  Хорош  Фэгот,  хорош,  -  распрямляясь  на  кресле  и  выпуская   дым,
неторопливо  произнёс  он  и  оценивающе  посмотрел  на  меня.  -  Застоялся
жеребчик.
   Кресла у  него  в  кабинете  были  поразительно  удобными.  Почти  как  в
"понтиаке". Я никогда не курил и, разогнав дым, просительно сказал:
   - Не томите, Шеф. Не дайте помереть дурой. - Мы тебе помереть не дадим, -
окутываясь медвяным дымком, хитровато прищурился Шеф. - Теперь  наскачешься.
Вчера меня вызывали к высоколобым. Интересные, сказал бы тебе, ребята.  Я-то
ожидал, что этот их Институт Метагалактики вроде как дом Для престарелых,  а
там почти одна молодёжь. Серьёзные парни.  -  Он  насмешливо  глянул  мне  в
глаза.

   Знал я кое-кого из этих действительно  серьёзных  и  хороших  парней.  Но
посмеяться и подурачиться они любили и  могли.  Только  общаться-то  мне  по
долгу службы доводилось всё больше с плохими парнями, и круг своего  общения
не приходилось выбирать.
   Шеф продолжал:
   - Так вот, ты знаешь, конечно, что  лет  тридцать  назад  светлые  головы
установили  совершенно  точно,  что  мы  живём  в  пространственно-замкнутой
Вселенной.
   - Притом голубушка наша далеко не первой молодости,  -  усмехнулся  я.  -
Известно сейчас любому школьнику.
   - Ну да, ну да. -  Шеф  любил,  когда  его  понимали  с  полуслова.  А  в
применении к данной ситуации он прекрасно знал, что когда-то я года  полтора
проучился в Университете. Это он и подобрал  несостоявшегося  физика,  когда
меня выперли оттуда за то, что я совершил на ректорской тачке "джой-райд"  -
тайную увеселительную прогулку с сокурсницей на чужой, естественно, для  нас
машине. "Крайслер" ректора был, как сейчас помню, канареечного цвета.
   - Мир наш  на  стадии  сжатия,  сейчас  он  меньше  своего  максимального
размера, который когда-то имел, раза в три-четыре, - открыл Америку Шеф.
   - В пять, - уточнил я.
   - Ну вот, знаешь всё лучше меня. - Он загасил сигарету. Слава Богу.  -  Я
нарочно сказал в три-четыре. Да, тебе палец в рот не  клади.  Он  пригодится
мне, чтобы сосать его, сидя на краю своей домашней лагуны, как  у  разбитого
корыта.
   - Ну-у, зачем так мрачно, Шеф? Времени впереди ещё чёртова пропасть. Даже
с учетом того, что жизнь исчезнет задолго до полного схлопывания  Вселенной,
- нарочито беззаботно сказал я, чтобы немножко его позлить. - После нас хоть
коллапс...
   Но Шеф лишь хохотнул.
   - Был у меня дядя, - поведал он, - такой любил  повторять:  "Надо  всегда
быть тактичным и хорошо кушать".
   Теперь засмеялся я: - Кушайте хорошо, иначе хана.  Кажется,  я  чувствую,
куда вы гнёте. Вот старушка  спускается  по  лестнице,  и  её  доброжелатель
какой-нибудь спихивает вниз головой  в  лестничную  клетку.  Чтобы,  значит,
быстрее добралась. До кладбища. Угадал, что ли?
   - Угадал, в общих чертах. Тебя не проведёшь. - Шеф выбрался из-за  стола,
прошелся. - Поскольку  естественными  процессами  мы  не  занимаемся,  будем
полагать, что имеем дело с "доброжелателем" ("доброжелателями"), или с самим
Господом Богом...
   - А так как взять Господа Бога за одно место  мы  все  равно  никогда  не
сможем, - подхватил я, - то нужно искать "доброжелателя".
   - Все верно. - Шеф помолчал. Поморщился. - Теперь не обижайся,  что  буду
говорить известные тебе банальности. Повторю их  скорее  для  себя.  Степень
важности - самая высшая, дружок. Раз Бога мы пока оставляем в покое, то выше
Вселенной ведь ничего нет, как полагаешь?
   - Как знать, как знать, - сказал я совершенно искренне.
   - Похвально, мой мальчик, - Шеф с одобрением взглянул на меня.  -  Слушай
дальше. Ты посетишь Институт Метагалактики и встретишься там  с  профессором
Хабблом. Он посвящен. Профессор тебе несколько подробнее обо всём  расскажет
и поделится своими соображениями. Насчёт "доброжелателя".
   Я кивнул. Он, неторопливо прохаживаясь, вёл неторопливую же речь:
   - Потом ты отправишься в наш Технический Отдел. Машину свою сдашь  им  на
диагностику и подготовку, а сам  пойдёшь  к  медикам,  к  Лоренсу.  Он  тебе
"откинет мозги на дуршлаг". Не протестуй, не протестуй, - видя, как  у  меня
поехала вниз челюсть, сочувственно сказал Шеф, - сам знаешь, так надо.
   "Откинуть мозги на дуршлаг" на нашем жаргоне означало переписать с  мозга
всю информацию, снять все виды брэйнграмм и ещё Бог знает каких-то - грамм и
сдать всё это на хранение в специальный архив нашего Медицинского Отдела. Та
еще процедура.
   Я поднялся с кресла. Мы с Шефом,  не  сговариваясь,  подошли  вплотную  к
окну,  начинавшемуся  почти  от  уровня  пола  и  встали  рядом.   Вселенная
равнодушно взирала на нас. Сейчас Шеф должен сказать ещё кое-что.
   - Айвэн, дружок, - после некоторого молчания вкрадчиво  начал  он.  Может
быть, это дело окажется пустышкой.  Но  знай:  если  почувствуешь  настоящую
игру, то, - помялся Шеф, - мне очень неприятно говорить это именно тебе:  не
рискуй понапрасну  и,  если  возникнет  такая  необходимость,  не  стесняйся
приводить своих будущих противников к полному финишу.
   - Приведу их всех к полному финишу, - невесело сказал я. - Чтобы не смели
обижать старушку. А игра будет, я  чувствую,  и  игра  крупная.  -  И  через
несколько секунд понял, что Шеф подводил меня к тому, чтобы я  произнёс  эти
последние два слова. Теперь с моей же подачи он нанёс мне мощный завершающий
удар:
   - "В этой великой игре мы  одновременно  игроки,  карта  и  ставка,  -  с
деланной  напыщенностью,  явно   передразнивая   меня,   произнёс   Шеф,   с
наслаждением наблюдая за моей реакцией. - Никто не  продолжит  её,  если  мы
уйдём из-за стола".
   Это был нокаут.
   2
   Выйдя из Департамента на прикрытую огромным прозрачным колпаком  площадь,
я направился на стоянку, к своему "понтиаку", модель  "Жар-птица".  На  боку
моей почти новой тачки нагло сияла длинная свежая царапина. Негр-уборщик  на
площадке, в белоснежном, без пятнышка,  комбинезоне,  изображал  на  пару  с
пылесосом кипучую деятельность. Увидев меня и подняв голову, он сочувственно
улыбнулся мне:
   - Как полагаете, монет на пятьдесят царапина, а?
   Я не ответил. Всё было ясно. Кто-то хотел разозлить меня,  чтобы  отвлечь
от чего-то другого. Жалкая попытка. Мой  персональный  страж  уже  несколько
секунд верещал у меня  в  ухе:  "На  борту  посторонний  предмет!  НЬ  борту
посторонний  предмет!.."  А  когда  я  переступил   границу   частной   зоны
"понтиака", то же самое подтвердил и  страж  бортовой.  Но  непосредственной
опасности не было.
   Я сел в машину. Несколько минут целенаправленного поиска - и я извлек  на
свет божий "суперклопа", ту из его разновидностей,  которая  использует  для
передачи сигнала корабельную же антенну. Ни  Господь  Бог,  ни,  тем  более,
"естественные процессы" не могли занести его сюда.
   - Ну, мудрецы, - пробормотал я себе под нос, испортил "клопа" и  выбросил
его в утилизатор. Ключ - в замок, ногу - на стартёр. Я не  стал  переключать
топливную систему на тахионный газолин, я не стал надевать скаф: здесь  было
недалеко. Прошёл шлюзование. "Вперед  и  выше",  -  сказал  я  самому  себе.
Безынерционный "понтиак" и с царапиной  на  боку  ходил  изумительно.  Через
несколько минут я запарковал звездолёт на Земле.
   От стоянки до Института Метагалактики было минут пятнадцать ходьбы.  Я  с
удовольствием прошёлся пешком. Перейдя небольшой и узкий пешеходный мост,  я
направился прямо к Институту.
   По дороге я размышлял о том, зачем  Шефу  понадобилось  оговорить  именно
такой  порядок   посещения   мною   "инстанций":   Институт   Метагалактики,
Технический Отдел, Медицинский Отдел?  Последние  два  относились  к  нашему
Департаменту. Тривиальным выглядело то,  что  Технический  Отдел  шёл  перед
Медицинским. Так сберегалось время.  Пока  технари  будут  возиться  с  моим
"понтиаком", Эдди со своими палачами прочистит мне мозги. Но  почему  первым
стоял Институт?
   Постепенно я пришёл к выводу, что Шефу нужно  было,  чтобы  я  явился  на
"дуршлаг" к Лоренсу именно после разговора с  Хабблом.  Старик  цеплялся  за
любой шанс, полагая, что моё  подсознание,  переваривая  информацию  Хаббла,
сможет перекинуть нужные мостики от факта к факту, сможет достроить какие-то
логические цепочки и так далее. Немаловажное значение имела в этом случае  и
моя сравнительная молодость. Поэтому брэйнграммы,  снятые  после  важнейшего
разговора, имели бы  более  высокую  информативность  и  ценность.  Как  при
успешном развитии операции, так и при моём провале и - тьфу, тьфу,  тьфу,  -
моём и Хаббла полном финише. Подходя к Институту, я был уже твёрдо уверен  в
том, что Шеф рассчитал всё совершенно правильно.
   Институт Метагалактики занимал небольшое здание на  углу.  Четыре  этажа.
Грязно-жёлтого цвета стены. Никакой доски с названием. К входным дверям вели
высокие ступени со сплошными бетонными перилами.
   Я  вошёл  внутрь.  В  прямоугольном  вестибюле,  располагавшемся  длинной
стороной перпендикулярно  входу,  почти  всё  пространство  напротив  дверей
занимали какие-то высокие стойки и щиты с непонятными диаграммами, графиками
и таблицами. Обойдя их слева или справа, можно было попасть  на  лестницу  и
пройти на верхние этажи. Под лестничными пролётами  находилось,  как  я  уже
знал, несколько дверей с шифр-замками. Странно, но запах здесь стоял, как  в
слесарной мастерской, где притирают  детали,  используя  специальную  пасту.
Запах керосина и металла. Странный институт.
   Слева я увидел стол, за которым  скучал  сотрудник  нашего  Департамента.
Позади него, в  торцовой  стене  вестибюля,  светилось  окошко,  за  которым
маячила расфуфыренная блондинка, ведавшая пропусками.
   Быстро получив пропуск, я обошёл унылые диаграммы и,  предъявив  документ
вахтеру, спросил, как пройти к доктору Хабблу.
   - Доктор Эдвин Хаббл, третий этаж, комната 319, - вежливо объяснил вахтёр
- плотный молодой человек в сером комбинезоне и мягких туфлях.
   Обоняя плотный запах, я поднялся по пустынной лестнице на третий  этаж  и
пошел по коридору, устланному дешёвой  дорожкой.  Двери  почти  всех  комнат
держались   почему-то   открытыми.   В   незатейливых   интерьерах   маялись
немногочисленные сотрудники. Дверь  в  комнату  319  тоже  была  распахнута.
Стоявший у книжных стеллажей высокий худощавый человек  в  простом  костюме,
увидев меня, пригласил:
   - Входите.

   - Айвэн Фул - увы, - сотрудник, так сказать, Департамента, - представился
я.
   - Эдвин Хаббл, - понимающе улыбаясь, назвал он себя. Открытое лицо, ясный
взгляд светлых глаз. Он сразу понравился мне.
   - Пойдёмте-ка лучше в конференц-зал, - без церемоний предложил  Хаббл.  -
Меня всегда сковывают в разговоре и свои, и чужие  кабинеты.  Создадим  хоть
какое-то подобие нейтральной территории. Не возражаете?
   Не часто встретишь человека со схожей привычкой. Я с радостью согласился.
   В небольшом  конференц-зале,  которым  оканчивался  коридор,  мы  сели  в
дальнем от входа ряду, у окон, и я приготовился слушать.
   - Расскажу вам историю.  Но  очень  коротко  не  выйдет.  -  Он  помолчал
несколько секунд. - Пространственная  замкнутость  нашего  Мира  установлена
работниками    нашего    Института    три    десятилетия     назад.     Наша
пространственно-замкнутая  Вселенная,   подобно   большой   "чёрной   дыре",
пребывает под своим гравитационным радиусом, за пределы  которого  не  может
вырваться  ни  луч  света,  ни  какая-нибудь  материальная  частица,  ничто.
Вселенная - суть Метагалактика - давно уже перевалила середину  жизни.  Идёт
сжатие, Вселенная проходит первые, пока ещё не столь губительные для  жизни,
стадии гравитационного коллапса. Сжатие  происходит  за  счёт  своеобразного
"выпота", "испарения" элементарных частиц  в  окружающую  вакуумную  "пену",
"первичный бульон". Это не противоречит тому, что  я  сказал  о  замкнутости
Вселенной несколько секунд назад.  В  причудливом  квантовом  мире  возможен
туннельный  эффект,  благодаря  которому   элементарные   частицы   способны
преодолевать непроходимый, казалось бы, барьер, перед  которым  пасует  даже
луч света. Поэтому  какая-то  часть  вещества  всё  время  "утекает"  из-под
гравитационного радиуса. Непрерывный и плавный процесс постепенно нарастает.
Чем меньше становится  радиус  Вселенной,  тем  быстрее  происходит  "выпот"
частиц.
   - Похоже на то, что происходит с исправным и хорошо накачанным футбольным
мячом, - вставил я. - Вроде бы ни  дырочки,  и  ниппель  исправен.  Но  если
полежит несколько месяцев, то всё  равно  воздух  выйдет,  и  мяч  обмякнет.
Аналогия, понимаю, не очень...
   - Ну почему же, - тактично сказал Хаббл, -  вполне  подходящая  в  первом
приближении. Суть схвачена. Только вот ниппеля, будем считать, никакого пока
нет. Но сейчас увидите, что он упомянут как нельзя кстати. Интересно, что  в
электрически нейтральной замкнутой Вселенной при внесении в неё минимального
количества  электричества,  в  виде  одиночного   электрона,   например,   -
образуется сферическая горловина радиусом 10-33 см, связывающая её с Ужасным
Великим Нечто - так назовем пока то, куда она  может  "открыться".  -  Хаббл
улыбнулся. - Вот вам и ниппель.
   - Да-а... Теперь не хватает только "футболиста", который бы  "стравливал"
Пространство через "ниппель".
   - Не спешите. Дойдёт черёд и до "футболиста", - уверенно произнёс  Хаббл.
- Хотя тут для нас ещё "темна вода в облацех".
   Мой интерес к разговору всё время возрастал. Слушать доктора Хаббла  было
легко и приятно.
   - Через такой "ниппель" всё равно ничто и никто не проскочит, - продолжал
он. - Мы отвлекаемся,  вы  понимаете,  от  ультрамикроскопических  размеров.
"Червоточина", "кротовая нора", "тоннель" - чрезвычайно  образно,  легко,  и
понятно  для  меня  оперировал  жаргоном  космологов  Хаббл,  -   закроется,
схлопнется в неимоверно короткий промежуток  времени  при  такой  попытке  -
"турникет" раздавит вас. И "стравить" Пространство не удастся.
   - И как же избежать схлопывания? - со сдерживаемым нетерпением спросил я.
Но здесь Хаббл развёл руками, несколько охладив мой нарастающий энтузиазм:
   - Пока не  видно  способа  стабилизации  "норы".  Даже  на  теоретическом
уровне. Однако вам, я думаю, хочется ближе к делу? - Он  словно  угадал  мои
мысли. - А то у нас получается пока лишь лекция по космологии.
   - Для меня крайне важно всё, что вы говорите, - искренне уверил я.  Нужно
было впитывать информацию,  чтобы  заполнить  ею  до  краев  "дуршлаг"  Эдди
Лоренса. - И, вдобавок, чертовски интересно.
   - Тогда слушайте дальше. Мы не сидели бы вчера  здесь  с  вашим  Шефом  и
сегодня с вами, если бы я не имел сказать более того, что  уже  сказал.  Вот
мои соображения. - Хаббл посмотрел в окно и начал говорить так, будто лишний
раз хотел убедить самого себя:
   - Наши наблюдения показывают,  что  уже  три  с  лишним  года  происходят
периодические ускорения процесса сжатия. Причем скорость  сжатия  возрастает
на несколько порядков. Чтобы это представить, нужно знать, что  естественное
сжатие нашей Вселенной должно, по расчётам, продлиться 20...25 млрд. лет,  а
при постоянно открытом "ниппеле"  -  всего  100...150  тысяч  лет.  То  есть
фактически это катастрофа.
   Как-то я прочитал в  научно-популярном  журнале  о  старинной  истории  с
пульсарами и потому усомнился:
   - А может быть, Разум тут ни при чём? Вспомните пульсары.
   - Я тоже сначала думал так. Процесс сначала носил случайный,  хаотический
характер. Но за полгода установился, систематизировался. Я  связываю  это  с
тем, что там, - Хаббл  поднял  палец  вверх,  -  отработали,  отрегулировали
процесс, и теперь периодически "травят ниппель". Так сказать, рабочие будни.
Не знаю,  каким  образом  удалось  стабилизировать  "тоннель"  и  преодолеть
другие, не менее грандиозные трудности. Одно несомненно: прежде всего  нужно
было внести лишний электрон во Вселенную.
   - И где же его в таком случае взяли? - весь подобравшись, спросил я.
   - Сделали, - коротко и веско ответил Хаббл.
   - ? - Вы что, серьёзно? - я совершенно был сбит с толку.
   - Куда серьёзней! - Хаббл не выдержал, вскочил с места. - У нас всё  было
рассчитано, всё было подготовлено. Мы могли сделать электрон, мы должны были
его сделать! - вскричал он. Мы не смогли, не можем и не сможем сделать  это.
И я знаю, почему.
   - Почему же? - осаживая себя, спокойно осведомился я.
   - Потому, что он  уже  есть.  И  второго  создать  невозможно:  действует
принцип запрета Нопфлера. И он  не  "собирается"  -  распадается,  не  успев
родиться. Вот вам один из самых весомых доводов.
   Я тоже поднялся с неудобного дешёвого стула скромного  конференц-зала,  и
мы с Хабблом уставились в окно. Всего часа полтора назад мы с Шефом вот  так
же стояли у окна его лунного  кабинета.  Но  теперь  за  мутноватым  стеклом
вместо звёздного  шатра  виднелась  вымощенная  брусчаткой  мостовая,  серые
унылые дома, железнодорожный виадук и плавно ныряющая  под  него  улица,  по
которой я пришёл в Институт. Сыпал мелкий дождь.  Немногочисленные  прохожие
уже раскрывали зонты.
   Хаббл нарушил молчание:
   - Уверяю вас: "ниппель" работает, - то, чего мы опасались, уже сделано. И
сделано это людьми. Я подчёркиваю - людьми. Чуть позднее вы поймёте  это.  -
Хаббл был поразительно серьёзен. - Но вы ведь ждете фактов, и фактов  отнюдь
не научных, вы ждете также, что я назову  хоть  какое-то  имя.  -  Щёки  его
порозовели, он волновался. - Я могу ошибиться. Но я обязан назвать это  имя.
Я называю это имя - профессор Джестер Дёрти.  Семь  лет  назад  он  ушёл  из
нашего института на вольные  хлеба.  Четыре  года  назад  обнаружены  первые
нерегулярные ускорения сжатия. Три с лишним года назад они стали повторяться
периодически. Три года назад мы предприняли попытки создать электрон. Они до
сих пор не удались...
   - А всего час назад я обезвредил "клопа" в своём служебном звездолёте,  -
в тон Хабблу подытожил я. - Да, доктор, я уже почти согласен с вами.
   Хаббл покивал головой.
   - Раз уж имя названо, то сначала буквально пару слов о профессоре  Дёрти.
Если можно. - Произнося последние слова, я не юродствовал, как недавно перед
Шефом, спрашивая у него  разрешения  сесть.  Нам  обязаны  были  говорить  и
показывать всё. Но Хаббла я именно просил. Он невольно  вызывал  уважение  -
этот  человек,  голова  которого,  в  отличие  от  моей,  не   была   набита
преимущественно мускулами. - А потом, хотя бы для очистки совести  нам  надо
пофантазировать и ещё кое о чём, - добавил я.
   - Дёрти, - сразу сказал Хаббл, - типичный честолюбец  и  генератор  идей.
Великий эксцентрик, шутник и мистификатор. И голова у него удивительная.  Но
главное - он мизантроп. Так что при таком букете...  -  Хаббл  пощурился.  -
Помните фильм, где старик,  лежащий  на  смертном  одре,  поджигает  сиделке
газету?.. Короче, я его знаю. Он не остановится ни перед чем и  способен  на
всё. Когда он покинул нас, ему было далеко за шестьдесят  и  он  уже  тяжело
болел. - Хаббл остановил на мне свой проницательный взгляд и, упреждая меня,
спросил:
   - Я думаю, о земных связях вам сейчас не надо?
   - Не моя забота, - отозвался я. - Здесь, на "огороде", подсуетится Земной
Отдел. Информацию  передадут,  если  надо.  А  мои  сферы,  как  вы  и  сами
понимаете, - в Большом Космосе.
   - Ох, об этих сферах в нужном вам аспекте мне  судить,  как  ни  странно,
труднее. - Он надолго задумался.
   Прошумел по виадуку  поезд,  потом  ещё  один,  и  ещё.  Тускло  блестела
намокшая брусчатка; дождь лил, не переставая.
   - Ну вот, получайте, - наконец повернулся ко мне Хаббл.  -  Если  правда,
что всё в детективных романах закручивается сначала в отеле, клубе или баре,
то вот вам сразу и отели, и клубы и бары. Я  говорю  о  комплексе  "Платинум
сити". Дёрти изредка наведывался туда. Приходилось бывать?
   - Нет. Но теперь побываю обязательно. А сейчас вернёмся немного назад  и,
как я вам говорил, пофантазируем. У меня несколько вопросов.
   - Валяйте, - махнул рукой Хаббл.
   - Вот вы говорили, что как только во Вселенной появится лишний  электрон,
сразу возникнет сферическая горловина. Но где, в каком месте, в каком уголке
Мира? То ли у вас под рукой, то ли за миллионы парсек отсюда? И как её потом
найти?
   - Мощный вопрос, - с удовольствием произнес Хаббл. - Вы ведь хотели  быть
физиком? - вдруг спросил он.
   - Хотел, но не очень, наверное. А потом прокатился с подружкой  на  чужом
звездолёте...
   - Ну, ещё не всё потеряно. Только хотеть надо сильней. Вам сколько лет?
   - Тридцать два.
   - Мне сорок два. А вопрос действительно трудный, - вздохнул  Хаббл.  -  Я
сам об этом всё время думаю. Но порадовать мне вас нечем. Искать  горловину,
просто прочёсывая Метагалактику - никакой жизни не хватит. Да и чем  искать?
Приборы... Мы, когда собрались делать электрон, намеревались  сначала  сразу
же его заэкранировать. На время решения этой проблемы. - Что-то мелькнуло  в
его глазах. - Неужели Дёрти решил её?
   - А почему Дёрти, а не другие, инопланетные существа нашей  Вселенной?  -
продолжал я закидывать его вопросами.
   - Э, да вы же сами прекрасно понимаете. Они все не  так  давно  слезли  с
деревьев.  Звездолёты-то  делать   толком   не   научились.   А   Т-газолин,
Т-двигатели, демпферы для звездолётов и почти всю другую сложную  технику  и
технологию покупают у нас, у людей. В качестве же помощников или  преемников
Дёрти, согласен, они могут подойти. Вот фаллоусы, например.  Кстати,  внешне
совсем не отличаются от людей.
   - Сам так думаю, - сказал я. - Хотел узнать вашу точку зрения.  -  А  как
тогда насчёт, как вы изволили выразиться, Ужасного Великого Нечто?
   - О, здесь у нас есть спец - Джон  Вилер.  Он  разрабатывает  гипотезу  о
системе всевозможных альтернативных квантовых вселенных. Они, по его мнению,
существуют  в  параллельных  "слоях"  пространства  -  времени.  Причём  эти
гипотетические вселенные находятся на различных стадиях  эволюции  и  -  вот
здесь Вилер расходится с нами - связаны между собой "кротовыми  норами".  То
есть он полагает, что "кротовая нора" есть всегда, да при  том  и  не  одна.
Таким  образом,  сверхвселенная  Вилера  предстает  в   образе   чрезвычайно
разветвленного дерева. Но пусть даже  и  так  -  "норы"  эти  всё  равно  не
"развальцованы".
   - Ясно одно - усмехнулся я, - теперь  популярная  у  нас  в  Департаменте
поговорка "Вселенная пространственно  замкнута  -  никуда  они  не  денутся"
теряет смысл. А что, хоть приблизительно, можно сказать о  Мире,  с  которым
мы, возможно, уже  связаны,  благодаря  профессору  Дёрти,  "развальцованной
трубкой"?
   - Здесь опять нужно сослаться на Вилера. Он полагает, что ближайшие к нам
Миры, то есть те, с которыми мы непосредственно связаны "тоннелями",  должны
отличаться от нашего не намного. Не забудем, конечно,  о  различных  стадиях
эволюции.  Например,  говорит   Вилер,   та   предполагаемая   расширяющаяся
Вселенная, в которую, может быть, прорубил окно  профессор  Дёрти,  повторит
историю нашего Мира с различием в деталях. А вот те Миры, куда можно попасть
только через ближайшие к нам Вселенные - назовем эти  Вселенные  "проходными
комнатами" - уже более отличны от нашего. И так далее. Но повторяю: это пока
всё гипотезы Вилера.
   У меня захватило дух, честное слово. Гипотеза Вилера могла очаровать кого
угодно. "Да, серьёзные ребята", - подумал я, вспомнив Шефа.
   Эдвин Хаббл наблюдал за мной с улыбкой:
   - Думаю, чисто случайно "прободение" произошло в расширяющуюся Вселенную,
вот наше Пространство и перетекает туда. Расчёты говорят об этом.
   - Уф-ф, тогда ещё вопрос. Но ведь "тоннель" могли создать чудаки из  той,
расширяющейся Вселенной?
   -  Вряд  ли.  Расширяющаяся  Вселенная  -  молодая   по   самому   своему
определению. Полагаю, аборигены ещё не достигли  такого  уровня,  как  мы  в
нашей старой, сжимающейся. Хотя фаллоусов тамошние обитатели, может быть,  и
превосходят в развитии.
   Я продолжал засыпать Хаббла вопросами. Я заходил  справа  и  бил  его  по
корпусу, я заходил слева и наносил ему свинги в голову, я стремился  достать
его подбородок апперкотом, я потрясал его своими мощными прямыми в  грудь  и
подлыми и коварными - поддых. Но он, хоть и по очкам, но выигрывал бой.
   С  распухшей   головой,   повисая   на   канатах,   сплетённых   из   его
предупредительности и доброжелательности, я смиренно произнёс наконец:
   - Убедили. Но если в принципе есть действующий "тоннель", то выходит, что
как мы сможем проникнуть к ним, так и они смогут проникнуть  к  нам.  И  что
тогда - звёздные войны?
   - А вот это уж,  извините,  хлебушек  вашего  Департамента,  -  парировал
Хаббл. - Скажу лишь в утешение, что "тоннель" этот не надо  ассоциировать  с
Ла-Маншским. Его эксплуатация должна быть не столь проста, а пропускная, так
сказать, способность, энергетические траты... Но всё равно его существование
создаёт нам массу проблем и прямую угрозу. Вы и  сами  понимаете,  что  игра
идёт крупная.  Как  любят  говорить  космологи:  "В  этой  великой  игре  мы
одновременно игроки, карта и ставка".
   "Ну, Шеф, ну, плагиатор!" - весело подумал я и с  важным  видом  закончил
цитату:
   - "Никто не продолжит её, если мы уйдем из-за стола".
   Мы с Хабблом посмотрели друг другу в глаза и расхохотались.
   - Эдвин, - сказал я, впервые называя его по имени, - благодарю вас.
   - Не стоит, - просто ответил он. - Зайдемте всё-таки на минутку ко мне  в
кабинет, я отмечу ваш пропуск.
   Мы зашли в комнату 319, где  на  столе  лежало  несколько  листов  писчей
бумаги, хорошо отточенные простые карандаши и ластик.
   - Неужели с таким  вот  "реквизитом"  вы  решаете  сложнейшие  задачи?  -
удивился я.
   - Да, реквизит предельно  прост.  Бумага,  карандаш  и  ластик.  -  Хаббл
протянул мне пропуск. - Вот, пожалуйста.
   - Проще некуда, - заметил я. - Проще только у философов. Говорят, им даже
ластики не нужны.
   Хаббл хохотнул:
   - Вообще смешно. И всё же философия имеет для нас  исключительно  большое
значение.
   Мы тепло расстались с ним, и я покинул Институт Метагалактики.
   3
   Дойдя под мелким дождем до стоянки звездолётов и убедившись,  что  всё  в
порядке, я на аккуратном городском режиме перегнал  "понтиак"  на  платформу
нашего Технического Отдела. Дождь понемногу иссякал.
   На платформе под навесом ангара сидели и покуривали механик Скрю  Драйвер
и электронщик Плуг Каррент.
   - Шилды-шивалды, папуасы! - приветствовал их я, выбравшись из звездолёта.
   - С кем поцапался? - насмешливо осведомился Скрю Драйвер,  жгучий  полный
брюнет в синем, на лямках, комбинезоне, указывая на царапину.
   - Не скажу, - в тон ему ответил я.
   - Тогда дай на пиво, - вступил в разговор подошедший Плуг Каррент,  такой
же жгучий брюнет, но худой и изящный, в белом лабораторном халате.
   - Держите, черти, - я протянул им бумажку.
   - Ты с нами не пойдёшь? - спросил Скрю,  хотя  отлично  знал,  что  я  не
пойду.
   - В другой раз, ребята. Тачку заберу через двое суток. Главное - демпфер.
   - Всё будет в порядке,  -  заверил  меня  Скрю,  потирая  жесткую  чёрную
щетину. Каррент меланхолично жевал резинку.
   Я попрощался с инженерами  и,  пройдя  по  крытой  галерее,  очутился  на
территории Медицинского Отдела. Я вошёл внутрь корпуса и на нужном мне лифте
спустился метров на тридцать под землю в хозяйство Эдди Лоренса.
   Набрав шифр-комбинацию на двери и нажав кнопку оповещения, я выждал, пока
сработает замок, открыл  дверь  и  попал  в  приёмную-раздевалку,  куда  уже
выходил навстречу мне Эдди.
   - Шилды-шивалды!
   - Шилды-шивалды, Айвэн! Куртку и обувь снимай здесь, надевай наши тапочки
и пошли.
   - Помню, Эдди, ваши порядки. Я здесь всё-таки уже второй раз.
   Я снял куртку, ботинки, вбил ноги в тапочки и, пройдя несколько тамбуров,
вступил вслед за полноватым и важным на вид Лоренсом в просторное помещение,
куда выходили несколько дверей. Пол здесь был нескользский. Минимум  мебели,
если можно назвать мебелью пару мягких кресел и  профессиональный  массажный
центр, стоявший у дальней стены.
   Тонко пела вентиляция, лился ровный успокаивающий свет. Было очень тепло.
   - Ну, старина, мозги у меня раскручены после визита к Хабблу. Как бы твой
"дуршлаг" не коротнул, - пошутил я.
   - Не бойся, бродяга, не коротнёт, - сверкнул очками Лоренс. - Давай сразу
в ванную, - он указал на одну из дверей.
   - А цирюльник где? - как можно более равнодушно спросил я.
   - Ха-ха! Дрожишь? Не так мандражируешь перед  "дуршлагом",  как  боишься,
чтобы тебе  не  обрили  твой  волосатый  череп,  Фэгот  несчастный?  -  Эдди
потешался. - Ты когда был здесь в первый раз?
   - Года три назад, - ответил я, не понимая, куда он клонит.
   Эдди  самодовольно  ухмыльнулся.  -  Обходимся  теперь  без  парикмахера.
Аппаратура усовершенствована. Да я тебя и сам могу обрить, если что.
   - Садист!
   - Ну ладно. Клизму сделаешь сам или лаборантку звать?
   - Сделаю сам. А вот спину мне потереть пришли лаборантку.
   - Перебьёшься. Купи себе электроспинотёр. Я видел вчера в магазине.  Цена
без мочалки - шестьсот монет.
   Эдди ушел в "операционную", а я закрылся в большой  ванной  комнате,  где
имелся также унитаз. Здесь были приготовлены  нижнее  бельё  моего  размера,
бритвенные принадлежности, куча полотенец и прочая туалетная дребедень.
   Я сделал клизму, опорожнил мочевой пузырь и кишечник, потом принял душ и,
надев чистые плавки и чистые сандалии, прошёл в "операционную" к Лоренсу.
   В большой комнате, разделённой надвое стеклянной перегородкой, за которой
хлопотали техники в белых халатах, было полутемно.
   Эдди предложил мне лечь на огромное ковшеобразное ложе, стоявшее боком  к
перегородке. Напротив меня, на стене, висели хитрые часы в белом  корпусе  с
фосфоресцирующим циферблатом, разделённым на 48 часов. Я устроился на  ложе,
и действо началось.

   Смазливая лаборантка подала тяжёлый, весь в дырочках и пупырышках,  шлем.
Это и был "дуршлаг". Эдди занялся шлемом, подключая многочисленные провода и
кабели, затем напялил его мне на голову. Пока Лоренс возился с  "дуршлагом",
девица обклеила все мои остальные, не  закрытые  шлемом  части  тела,  целой
кучей датчиков с длинными  вермишелинами  проводов.  К  моему  облечению,  к
пенису ничего не приклеили.
   Сам я уже умиротворился и, как и полагается,  настроился  заснуть  и  был
близок к этому, когда Эдди одобрительно сказал:
   - Хорошо расслабляешься. Молодец.
   Они с лаборанткой  перешли  ближе  к  перегородке,  подключая  разъёмы  к
ответным частям на панелях, вдававшихся из аппаратной в комнату.
   Эдди подошёл но мне.
   - Спи, моя радость, усни, - серьёзно начал он, а  потом  повторил  то  же
самое ещё несколько раз.
   И я отключился.
   4
   Я проснулся, как  просыпаются  утром,  правда,  чувствуя  себя  несколько
ошарашенным. Однако быстро взял себя в руки. Тело моё, несмотря  на  удобное
ложе, затекло и устало.
   Приятная полутьма в  "операционной"  сменилась  ровным,  не  раздражающим
светом. Хитрые часы показывали 46 часов 31 минуту. Таким образом,  я  провёл
на ложе почти двое суток. Примерно за такое,  довольно  приличное  время,  и
происходит процесс "откидывания мозгов на дуршлаг".
   Подошёл Лоренс с лаборанткой, но  уже  с  другой.  Они  вдвоём,  привычно
проделывая необходимые манипуляции, освободили меня от липучек и присосок, а
в завершение Лоренс снял с моей головы шлем.
   - А ну-ка, вставай, бродяга! - услышал я за спиной голос  Лоренса.  -  Не
спеши и не убегай - сейчас лично сам тебя отмассирую. Скоро должен  брякнуть
Шеф. Он уже звонил. Хочет сказать пару слов перед твоим отлётом.
   Я выбрался из "корыта" и с наслаждением потянулся.
   - Всё нормально, Эдди?
   - С тобой-то всё нормально, - озабоченно сказал Лоренс.
   - А с кем тогда не нормально, старик?
   Ничего не отвечая, Лоренс провел меня в  ту  самую  комнату  с  массажным
центром и предложил мне лечь на топчан.
   - Снова ложиться, - изображая недовольство, пробурчал я.
   Эдди  принялся   осторожно   массировать   меня,   постепенно   наращивая
интенсивность движений. Он  в  основном  пыхтел  и  помалкивал  -  в  общем,
работал.
   Минут через пятнадцать я перевернулся на живот, и Эдди  продолжил  массаж
спины. В это время прозвучал сигнал спецтелефона. Эдди рукавом халата  вытер
пот со лба, взял трубку и сунул мне. Звонил, конечно, Шеф.
   - Шилды-шивалды, дружок! Ну, как ты?
   -  Процедура  пройдена.  Лоренс  уже  массирует  меня.  Сейчас  закончим,
побреюсь, перекушу - и в Техотдел за тачкой. Часа в четыре уйду с Земли.
   - "Платинум сити", конечно?
   - Да, Шеф!
   Он помолчал, как будто на что-то решаясь. Потом нехотя сказал:
   - Ты знаешь, Айвэн, Хаббл неожиданно заболел.
   - А эти недоноски из 9-го Управления научатся когда-нибудь ловить  мышей?
- не сдержался я.
   - Не горячись, мой мальчик.
   - А что с ним?
   - У него что-то с животом, с желудком. Ты что, думаешь, его заболели?
   - Не сомневаюсь. Эти мешки из 9-го спят на ходу. Хаббл находится в  нашем
Медотделе?
   - Нет. Но я уже распорядился.
   - Когда он почувствовал себя плохо?
   - После разговора  с  тобой  он  пошёл  перекусить  в  кафе,  знаешь,  за
пешеходным мостом, у звездолётной стоянки.
   - Ну, я проходил по нему. Так что, подсунули что-нибудь в кафе?
   - Да нет, всё уже проверено. А вот на  мосту  он  столкнулся  с  каким-то
человеком со сложенным зонтиком в одной руке и с портфелем в другой. Был как
раз обеденный перерыв, много народа на улице.  Он  извинился  перед  Хабблом
раза два или три.
   - Его надо было взять. А эти ублюдки из 9-го вели съёмку?
   -  Нет.  Мы  предпринимаем  интенсивные  розыскные  мероприятия.  -   Шеф
вздохнул. - Слушай, ты, наверное, прав. Всё это в одном ряду событий. Но как
бы то ни было - ты на задании. Не отвлекайся. Кстати, тебе выдан  Абсолютный
Сертификат. Ты понял? У меня всё.
   - Привет Хабблу! - сказал я.
   - Хорошо. Ни пуха тебе, ни пера.
   - К чёрту!
   Эдди, всё это время тихо сидевший в кресле,  подошёл  ко  мне  и  отобрал
трубку.
   - Ты знаешь? - спросил я его.
   - Знаю, бродяга.
   5
   Закончив с Лоренсом и приведя себя в порядок, я выбрался на  поверхность,
перекусил  в  столовой  Медицинского  Отдела  и  перешёл  на   платформу   к
припаркованному "понтиаку".
   Вновь, как и позавчера, собирался дождь. Вновь  хмурилось  небо,  которое
через несколько минут мне предстояло пронизать насквозь и которое  я  теперь
очень долго, или, как знать, вообще никогда не увижу.
   Рядом со звездолётом сшивался неприкаянный Скрю.
   - Принимай свою "Жар-птицу". Тачка в полном порядке. Нам и возиться-то  с
ней почти не пришлось. Царапина не в счет.
   Я поблагодарил Скрю, который напоследок спросил с хитрой улыбкой:
   - Куда летишь?
   - Здесь, недалеко, - сделав неопределённый жест рукой,  небрежно  ответил
я.
   - Ну, пока, - понимающе подмигнул он.
   - Увидимся, аллигатор!
   Я влез в звездолет. Хотя предстоявший  мне  "хадж"  не  шёл  ни  в  какое
сравнение с лунной прогулкой, скаф надевать не хотелось. Но я  всё-таки  его
натянул. Его всё  равно  пришлось  бы  надевать:  я  собирался  полюбоваться
Галактикой со своей излюбленной точки. Отказаться от этого  было  выше  моих
сил.
   Заняв анатомическое пилотское кресло своего "понтиака", я включил  экраны
и, произнеся заклинание "Вперёд - и выше",  медленно,  в  городском  режиме,
оторвался от земли и от Земли. Привычно захолодало под ложечкой,  и  чувство
лёгкой тревоги  овладело  мной.  Старая-престарая  песенка,  незатейливая  и
наивная, которую я тихонько напевал, заменяла прощальную симфонию.
   Солнце - к закату,
   Барометр - к дождю.
   В сердце тревога:
   Куда я иду?
   Предстоящий прыжок  в  межгалактическое  пространство  выглядел  до  того
обыденным, что эта крайняя обыденность просто потрясала.
   Выйдя за пределы атмосферы, погасив ненужные теперь экраны и .перейдя  на
Т-газолин,  всё  прибавляя  и  прибавляя  скорость,  я  покидал  ненавистную
Систему. Я знал, что это было больше, чем просто улетать.
   Где-то позади остался подлый старый город, в котором никто никому не  был
нужен. Где-то позади остался  абсурдный  земной  мир,  веками  создававшийся
человеком и, тем не менее, оказавшийся  чуждым  ему  самому.  Где-то  позади
остался жёлтый карлик - догорающее свой последний миллиард лет наше Солнце.
   Скорость всё возрастала.  Вот  произошёл  и  первый  сброс  отбираемой  у
тахионов энергии. Сначала с большими интервалами, а потом всё  чаще  и  чаще
потекли  с  режектора  огромной  мощности  молнии.  Со   стороны   звездолёт
наблюдался сейчас как гигантская трассирующая пуля.
   Я выходил из плоскости Галактического диска, чтобы обеспечить  звездолёту
оперативный простор, где он мог бы полнее реализовать свои возможности.  Там
звёзды гало - Галактической короны, куда я стремился выскочить из диска - не
представят серьёзной помехи движению. Ведь  плотность  звёзд  на  кубический
килопарсек в короне довольно мала.
   Выйдя из диска, я  произвёл  торможение.  Мне  предстоял  первый  маневр.
Безукоризненно  работающий  демпфер  звездолёта,  отлаженный  и  настроенный
большим любителем баночного пива Скрю Драйвером, сводил на  нет  инерционные
силы. Тахионный безвибрационный  двигатель  "Буря-420Е"  имел  сам  по  себе
беспредельные возможности (поскольку для  тахионов  не  существует  верхнего
предела  скорости),  которые  ограничивались  лишь   способностью   демпфера
нейтрализовать положительные и отрицательные ускорения.
   После проведённого на нулевой скорости маневра я  пошел  курсом,  который
должен был вывести звездолёт примерно в ту точку, в  которой  ось  Галактики
пересекается с описанной вокруг нашей звёздной системы сферой. Этот  отрезок
пути был уже значительно длиннее  предыдущего  и,  доверившись  автомату,  я
позволил себе вздремнуть.
   Сигнал, оповещающий о предстоявшем втором маневре, разбудил меня.  Но  до
начала его я должен был выполнить свой традиционный ритуал. Я  сориентировал
корабль таким образом, чтобы он своим условным теперь в состоянии свободного
парения "днищем" был обращен перпендикулярно  плоскости  Галактики.  Передав
заботы по стабилизации автомату, я опустил забрало скафа и, миновав  двойной
тамбур, выбрался на боковой мостик. И задохнулся.
   Вселенная захлестнула меня. Не замечая скафандра, она  сразу  проникла  в
мои глаза, в мой мозг, в каждую пору моего ничтожного бренного тела, в самые
тёмные уголки моей изрядно подзапылившейся  души.  Моё  сердце  замирало  от
счастья единения с Мирозданием и в то же время  тосковало  от  невозможности
проникнуть в его Великую Тайну.
   Я наблюдал свою Галактику, повёрнутую ко  мне  плоскостью  галактического
диска. Огромное колесо со спирально закрученными спицами четырёх  рукавов  и
ступицей ядерного утолщения - балджа - висело на чёрном ковре  Пространства,
расшитом редкими звёздами. Поразительная картина спиральных ветвей Галактики
уже  в  который  раз  очаровывала  меня.  Где-то  там,  во  всегалактическом
спиральном узоре, в одном из спиральных  рукавов,  в  его  отрезке  Орион  -
Лебедь располагалось частичкой этого узора и наше Солнце.
   Когда-нибудь, возможно, очень  скоро,  душа  моя  покинет  меня  и  будет
скитаться в безграничных холодных просторах Вселенной. Сможет ли  кто-нибудь
согреть её  в  той  второй,  огромной  жизни?  И  суждено  ли  душе  умереть
когда-нибудь? Столкнётся ли она с лучшей долей, или  же,  так  и  не  обретя
телесного пристанища, будет мучиться миллиарды лет сомнениями,  желаниями  и
надеждами в равнодушном окружении Вселенной?  Безразличное  ко  всему  Время
неизменно будет струить миг за  мигом,  и  наступит  день,  когда  Вселенная
снизойдёт в ад Коллапса, чтобы потом начать новый путь. Какой? И какой  путь
будет отмерен нашим душам? Я не знал. Но был уверен лишь в  одном:  кто  был
Ничем - не станет Всем никогда.

   С растревоженным сердцем вернулся я в корабль и сбросил скаф.  Надо  было
переходить к обыденным, рутинным заботам. Звездолёт ложился на курс,  ведший
к комплексу "Платинум сити". Теперь он  шёл  точно  по  прямой,  соединяющей
центр нашей Галактики - Млечного Пути  -  с  центром  гигантской  спиральной
системы M31, известной также как Туманность Андромеды. И Галактика, и M31  -
самые массивные и яркие члены скромного скопления галактик,  относящегося  к
нашей, Местной группе. Если на прямую, соединяющую центры этих двух звёздных
миров, опустить перпендикуляр из системы Вольфа-Лундмарка  (WLM),  то  точка
его пересечения с прямой покажет местонахождение комплекса "Платинум  сити".
Система Вольфа-Лундмарка также принадлежит Местной группе, и от неё до IC342
протягивается почти  прямолинейная  цепочка  галактик,  одним  из  "звеньев"
которой является M31 со своими спутниками. Таким образом, комплекс  висит  в
межгалактическом  пространстве  и  находится  в  полтора  раза   дальше   от
Галактики, чем от M31, но содержится и  управляется  нашими  галактическими,
более того - земными предпринимателями. Все эти данные выдал мне для справки
навигационный блок корабельного Мозга. Эти и другие общие сведения о Местной
группе были мне в основном известны, хотя  на  "Платинум  сити",  о  котором
говорил мне Хаббл, я не бывал.

   Конечно, подобных комплексов  было  предостаточно  в  окрестностях  нашей
Галактики и далее везде. Однако, как правило, их  старались  располагать  на
землеподобных планетах. Имеется достаточное количество звёзд  классов  более
поздних, чем F2 - от F2, включая целиком класс G (Солнце имеет класс  G2)  -
до K5, у которых есть планетные системы. Учитывая  квантованность  планетных
орбит, в планетных системах звёзд этих  классов  почти  всегда  можно  найти
планету,  обращающуюся  вокруг  местного  солнца  в  так  называемой   "зоне
обитания", то есть практически землеподобную. Комплекс же "Платинум сити" не
являлся планетным сооружением, что в общем, было не  очень  удобно.  Точнее,
совсем неудобно. Но тем, кто "подвесил" его в межгалактическом пространстве,
видимо и нужна была такая автономия, позволявшая им спокойно  вершить  свои,
возможно, тёмные, делишки. Какие - и предстояло в  первую  очередь  выяснить
мне. А пока я прошёл в слиппер  -  анабиозно-спальный  отсек,  снял  скаф  в
забрался в "спальник", намереваясь скоротать  неблизкий  путь  в  близком  к
анабиозу состоянии...
   Поднявшись часа за полтора до прибытия, я  не  спеша  и  с  удовольствием
побрился, размышляя о  том,  что  дата  следующей  подобной  процедуры  пока
сокрыта мраком неизвестности. Затем рассовал по карманам своей  цивильной  и
ничем не примечательной одежды лэнгвидж, целую пачку фольгированных  облаток
с таблетками, таковые же с настоящей медициной и массу  прочих  мелочей,  не
считая, конечно, мелочью деньги. Я сказал "ничем не примечательной  одежды".
Но всё это был специально разработанный, сконструированный и пошитый прикид,
из которого мне очень нравилась довольно свободная в плечах и груди  куртка,
удачно скрывавшая автоматический пистолет под левой мышкой и флэйминг  -  он
же брэйкер, он же дифитер - под правой.
   Так повелось, что крутые разговоры с выяснением отношений между разумными
(о-хо-хо) существами велись в открытом Космосе в буквальном смысле слова  на
языке пуль. Именно пуль. Это стало как  бы  неписанным  законом,  традицией.
Своего рода негласный кодекс  привился  совсем  не  из-за  наличия  у  лихих
людишек высоких нравственных и морально-этических качеств, а в силу  большей
безопасности  огнестрельных  "пукалок"  в  смысле  сохранения   герметизации
космических объектов при стрельбе. Стенки станций, комплексов,  звездолётов,
маяков, буёв, жёсткие части скафандров держали удары пуль,  тогда  как  лучи
флэймингов прошивали их насквозь. Поэтому между субъектами (я не  употребляю
по вполне понятным причинам слово  люди)  всё  шло  по-честному.  Однако  по
безлюдным объектам - зданиям, сооружениям, тем же звездолётам без  людей,  и
так далее, пальба велась из всех  возможных  подручных  средств,  включая  и
вышеназванные флэйминги.
   Я поймал себя на том, что весь этот хлам - от отлаженного  звездолёта  до
хорошо смазанного пистолета под мышкой - имеет  лишь  чисто  психологическое
значение. Всё это, знал я по опыту, годилось только до первой  заварушки.  А
дальше... Как не раз уже бывало, все эти звездолёты, пистоли  и  прочее  мне
придётся сбрасывать, как  сбрасывает  свой  хвост  юркая  ящерица  в  минуту
опасности, и оставлять где попало отлаженное барахло - и хорошо, если только
по своей воле. Правда,  Шеф  придавал  экипировке  именно  на  первом  этапе
заданий большое значение, что было, конечно, правильно, потому что с  самого
начала вселяло в нас уверенность. Но в конце концов вся наша жизнь  есть  не
что иное, как сплошные пустые хлопоты.
   Размышляя так, я с лёгким  вздохом  отцепил  свой  персональный  страж  и
спрятал его в тайничок. Проку от него было не так уж много, а вот  светиться
с серьгой в ухе мне не хотелось, как не хотелось и лишних вопросов.
   Напоследок я  запросил  из  спецблока  информацию  о  словесном  портрете
человека с зонтиком, фотографии профессора Дёрти, запись беседы с Хабблом  и
кое-какие данные о "Платинум сити". Всё  это  по  просьбе  заботливого  Шефа
впихнули в спецблок Мозга моего "понтиака" безденежные инженеры Технического
Отдела. Просмотрев и прослушав данные, я стёр их и всё остальное,  имевшееся
в спецблоке. Надев скаф, уселся в пилотское кресло и немного настроился.
   Вскоре предстояло помимо скафа надеть и личину. Предстояло,  может  быть,
дурачить людей, запугивать их, хамить им, блефовать перед ними и держать при
этом ушки на макушке. Предстояло, вероятно,  пить  виски,  да  ещё  двойными
порциями и, не дай Бог, курить. "Ну нет, -  твёрдо  решил  я,  -  только  не
курить".
   Минут через десять автомат произвёл  торможение  и  перевёл  звездолёт  в
городской режим. Я включил экраны. Ощущение было такое, будто я прибывал  на
Центральный Вокзал. За  несколько  миль  впереди  сверкал  огнями  настоящий
рукотворный звёздный остров. Это и был комплекс "Платинум сити".
   6
   Решив доставить себе удовольствие и провести швартовку, находясь снаружи,
я, опустив забрало скафа, вышел на верхний мостик. Отдраив люк  и  освободив
колонку, несущую штурвал и пульт, стоял я  на  мостике,  глядя  на  медленно
вырастающую махину комплекса.
   Он был изумительно красив, этот  комплекс,  межгалактический  "платиновый
город". Его основанием  служила  платформа,  выполненная  в  виде  огромного
толстого  диска,  тускло-серебряно,  словно  настоящая  платиновая   монета,
блестевшего среди бездонной, подсвеченной  лишь  редкими  светляками  звёзд,
черноты пространства.
   Громадный  полусферический  прозрачный  купол,  закрывавший   сооружения,
здания и постройки комплекса, начинался в нескольких сотнях футов от края  и
казался почти неощутимым и невидимым. На всей кромке диска, на этом открытом
космосу пространстве, словно разноцветные жуки на полях  шляпы,  прилепились
припаркованные десятки и сотни звездолётов всех  марок  и  мастей.  Судя  по
разметке этой огромной кольцевой, окаймляющей купол площадки, тут имелись  и
подземные ангары, из которых  на  поверхность  диска  звездолёты  выносились
авианосными колоссальными лифтами.
   Под  прозрачным  куполом  разросся  настоящий  город.  Матово-голубые   и
серебристые параллелепипеды, гранёные цилиндры, призмы, конусы и башни,  все
чуть суживающиеся кверху, уютно светились янтарным светом редких  щелевидных
горизонтальных  и  вертикальных  окон  и  выпуклых  полусферических  пуговиц
фонарей. С моей стороны хорошо  было  видно  ближайшее  к  прозрачной  стене
низкое цилиндрическое основание башни  с  далеко  выступающей  над  стенками
толстой  таблеткой  круглого  промежуточного  карниза.  Вырастая   из   неё,
возвышалась слабо  сужающаяся  башня  в  виде  усечённого  конуса  с  плотно
напяленным на ^макушку канотье крыши. Несколько левее торчал высокий,  также
сужающийся  кверху  параллелепипед,  связанный  с  башней  высокой  и  узкой
вертикальной перемычкой, не имеющий окон и примечательный лишь откинутым под
прямым углом к фронтальной стене смотровым консольным мостиком,  находящимся
в верхней части. И слева, и  справа,  и  в  глубине  от  них  теснилось  ещё
множество  зданий,   некоторые   из   которых   венчались   полусферическими
янтарно-желтыми  прозрачными  крышами-колпаками,   а   другие   -   плоскими
нашлёпками     или     слепыми     луковичными      маковками      сплошного
голубовато-серебристого металла.
   От площадки, расположенной чуть впереди и левее цилиндрического основания
башни, начиналась плоская  лента  подвешенной  в  воздухе  дороги,  которая,
прихотливо петляя и забирая вверх и влево, исчезала  в  темноте  квадратного
проёма, вырезанного в толстой  ножке  грибовидного  здания.  Другая  дорога,
словно  сатурнианское  кольцо,  опоясывала  почти  всю  группу  подкупольных
сооружений и  располагалась  от  поверхности  диска  на  расстоянии,  равном
примерно половине высоты самых высоких башен.
   Над куполом, слева и справа, прицепилась пара гирлянд из гигантских шаров
- гирлянд, казалось,  бесконечных,  постепенно  теряющихся  и  исчезающих  в
перспективе. Шары  радужно  переливались  яркими  -  оранжевыми,  жёлтыми  и
зелёными - цветами.
   Словно  нарезка  по  ребру  колоссальной  платиновой  монеты,  по   всему
периметру  диска-платформы  шла  повторяющаяся  надпись  огромными  светлыми
буквами: "Платинум сити".
   На самом малом ходу  я  удачно  ошвартовался  справа  от  "форда"  модели
"Галакси-скайлайнер", название которой, старинное и  использовавшееся  ранее
для  дорожной  машины,  так  хорошо   подошло   теперь   звездолёту.   Почти
одновременно со мной, лишь  несколькими  секундами  позже,  запарковал  свою
грузовую цистерну "харвестер" с надписью "Сахар" на борту стоявший  так  же,
как и я, на верхнем мостике, рослый малый  в  служебном  рабочем  скафандре.
Свой звездолёт он поставил рядом с  грузовиком  той  же  марки  "харвестер",
отличавшимся от его корабля лишь формой грузового отсека, на котором  белели
буквы "Металлы".
   Убрав колонку и задраив люк, я ступил на твёрдую почву  "Платинум  сити".
Бросил в счётчик монетку и потопал, ощущая несколько  меньшую,  чем  земная,
искусственную тяжесть, к ближайшему шлюзу или тамбуру.
   Выйдя из шлюза и оказавшись под колпаком - хотелось думать, что только  в
прямом  смысле  (пока?!)  -   я   встретил   предупредительного   служащего,
предложившего мне сдать скафандр в гардероб. Я не  колеблясь  воспользовался
этой возможностью: ходить в скафандре было не слишком удобно. Получив жетон,
поинтересовался у швейцара:
   - Скафандры снимать нужно обязательно на входе в колпак или нет?
   - Нет, что вы, - ответил он. - В "Платинум сити" можно ходить в них и под
колпаком и даже находиться во всех общественных местах, но только со  снятым
шлемом или, на худой  конец,  -  он  улыбнулся  невольному  каламбуру,  -  с
открытым забралом. К тому же везде есть гардеробы для скафандров.
   - Понятно. Тогда пойду сейчас вот в это общественное место, - я указал на
низкое цилиндрическое основание башни, которую приметил ещё  при  швартовке.
На промежуточной крыше горели буквы: "Бар отеля "Космополитэн".
   Служащий улыбнулся:
   - Отель "Космополитэн" - наш лучший и самый дорогой отель.
   - Он оценивающе посмотрел  на  меня.  -  Но  есть  и  подешевле.  Правда,
некоторые ночуют прямо в звездолётах.
   Я подошёл к дверям бара, на которых висела небольшая табличка с  шутливой
надписью "Добро пожаловать или сапогом под копчик", толкнул вертушку и вошёл
внутрь.

   Заливался  соловьем  джук-бокс.  Прокуренная  полутьма   колыхалась   под
большими потолочными вентиляторами. Довольно многочисленные посетители  -  в
основном, как я понимал, из нашей Галактики,  то  есть  "млечники",  -  и  в
скафандрах и без - облепили стойку или сидели за столиками в уютных, высотой
фута в три, кабинках с мягкими стенками.
   Понятия я не имел,  с  чего  нужно  было  начинать  поиски  "травильщиков
пространства" и профессора Джестера Дёрти. Хаббл говорил, что Дёрти бывал на
"Платинум сити". Вряд ли он сиживал в этом баре, хотя, почему бы и нет? Тут,
чувствовал я, свободно покуривали "травку". Но потолкаться здесь,  послушать
для начала местные разговоры, наверное, стоило.
   Вслед за мной в бар прямо в скафандре ввалился рослый пилот  "харвестера"
- сахаровоза и, шлёпая мощными рифлёными скафандровыми ботинками, направился
к стойке.
   "Для таких и написано: "сапогом под копчик", - подумал я и, поколебавшись
ещё секунду-другую, направился к настенному телефону. Взял телефонную книгу,
нашёл страничку "Отели", бросил  монету  в  щель  аппарата  и  набрал  номер
первого в списке отеля.
   Делать мне было нечего, вот что. Имелся лишь один шанс из  миллиона,  что
Дёрти находится сейчас на  "Платинум  сити".  Чисто  рефлекторно  набирал  я
номера, попадал в очередной отель и через минуту-другую  получал  однотипный
ответ: "Профессор Джестер Дёрти не зарегистрирован".
   В пятом или шестом по счёту отеле с чудным названием "Сэвой траффл" после
затянувшейся неловкой паузы дежурный клерк вкрадчивым голосом осведомился:
   - Профессор Дерти? А кто его спрашивает?
   - Это его старый приятель доктор Хаббл, - наобум ляпнул я. - Потом трубку
на другом конце, видима, отстранили ото рта или заслонили  рукой.  Однако  я
успел расслышать удовлетворённо-презрительное хмыканье.  И  буквально  через
несколько секунд улыбающийся голос ответил:
   - Нет, не останавливался. - Трубку положили.
   Что-то нехорошее почудилось мне в этом ответе. Смутная догадка  витала  в
голове, вот-вот должен я был ухватить  суть  и  смысл  короткого  диалога  с
дежурным клерком. И никак не мог.
   Чтобы не отсвечивать, я прошёл к стойке. В нескольких ярдах  от  меня  на
неё уже облокотился пилот "харвестера",  тянувший  виски  и  беседовавший  с
каким-то типом без скафа.  Из-за  включенного  музыкального  автомата  почти
ничего не было слышно, но я уловил слово "металл".
   Возле этих двух стоял бармен, противный толстопузый детина с  поросячьими
глазками, который, ну конечно же, протирал  полотенцем  ставший  притчей  во
языцех во всех барах Вселенной идеально чистый стакан. Время от времени он с
серьезным видом вставлял пару слов в разговор. Все трое, видимо, знали  друг
друга.
   Увидев меня, бармен прервал разговор и перешёл ко мне.
   - Что будете пить, приятель?
   - Вбейте колышек, если вам не трудно, - попросил я.
   Бармен одобрительно фыркнул и, нацедив мне двойную порцию виски и плеснув
содовой, сказал:
   - Я вижу, вы не новичок в Космосе. Эту штуку на Земле называют "пег",  не
так ли?
   - Это уж точно, - охотно согласился я. - Виски у вас хороший.
   - Вы курите, если хотите, - приветливо предложил он. - У нас  и  "травку"
можно и кое-что ещё -  это  вам  не  на  Земле.  Сюда  многие  летят,  чтобы
покурить.
   - Да я не курю с некоторых пор, -  сказал  я.  -  Был  у  меня  приятель,
заядлый курильщик и хороший человек. Его приговорили к смертной казни  через
повешение. Палач уже напялил ему на голову капюшон, набросил на шею петлю  -
но тут вспомнили о последнем желании. Приятель  мой,  естественно,  попросил
сигарету. Сделал две-три затяжки и вдруг отбросил копыта -  инфаркт!  С  тех
пор я точно знаю: курение - это преждевременная смерть.
   - Неплохо, - хохотнул бармен. - Ну, я пойду: меня люди ждут, - сказал он,
встречая подходящих к стойке новых посетителей, - а вы тут пейте. И  вообще,
не стесняйтесь.
   Я стоял, медленно тянул  отличный  висит  и  так  же  медленно  оглядывал
помещение. Пилот  "харвестера"  уже  отвалил  от  стойки  и,  простившись  с
приятелем, топал к выходу. Но тут  моё  внимание  привлекла,  мягко  говоря,
странноватая сценка, имевшая место за одним из столиков.
   Я был шокирован, но через секунду сообразил,  что  наблюдаю  фаллоусов  -
обитателей планеты Фаллоу  из  спиральной  галактики  Туманность  Андромеды,
которые своим внешним видом совершенно не отличаются от людей. Я видывал  их
и раньше, но в таких обстоятельствах - впервые.
   Так вот, они просто пили из бокалов свой виски.  И  в  этом  не  было  бы
ничего удивительного, если бы... Мда-а... Я, конечно, знал о земных животных
погонофорах, обитателях океанских глубин, открытие которых  явилось  в  свое
время одним из самых неожиданных событий в зоологи. Как известно, погонофоры
в передней части тела имеют щупальца,  служащие  для  переваривания  пищи  и
всасывания продуктов пищеварения. Ну а фаллоусы, внешне походя на людей,  но
имея совершенно иную физиологию, переваривали и всасывали переваренную  пищу
подобным образом, но только не щупальцами, которых  у  них  не  было,  и  не
такими же, как у нас,  пятипалыми  ладонями,  а...  В  общем,  чудненький  я
наблюдал натюрмортик, когда трое фаллоусов, стоя у стола за бутылкой  виски,
засунули свои... в бокалы с "Королевой Анной".
   Никто не обращал на них никакого внимания - здесь видывали и не такое.  В
межгалактических комплексах уважались привычки и вкусы  представителей  всех
галактических миров, и в отношениях в основном преобладала терпимость.
   Я тактично отвел взгляд  от  фаллоусов  и  встретился  глазами  со  вновь
подошедшим ко мне барменом, который, поняв, за чем я  только  что  наблюдал,
заговорщически подмигнул мне:
   - Это ещё что. Посмотрели бы вы на тех нелепых уродцев с планеты Ашар  из
системы SU917. Говорят, они работают задарма. Смешно, правда? -  заржал  он,
довольный своей немудрёной шуткой. - Налить ещё?
   Но тут рядом со мной протиснулся к стойке разбитной  парень,  только  что
вошедший в бар и, обращаясь к нам с барменом, сказал:
   - Между прочим, там на парковке какой-то малый  свихнулся:  закачивает  в
бак своего "понтиака" сахарный песок.
   Я вдруг увидел, как злорадные огоньки загорелись в глазах у  бармена,  но
лишь успел подумать про себя: "С этим ещё успею", - и выскочил из бара.
   Всучив  жетон  швейцару,  молниеносно  облачившись  в  скаф   и   щёлкнув
фиксатором забрала, я прошёл томительное шлюзование и побежал к парковке, на
ходу думая о том, как удалось вывести из строя корабельный  бортовой  страж.
"Харвестер"  медленно  поднимался  над  платформой.  Я  бросился   к   своей
"Жар-птице", мгновенно вскарабкался на  верхний  мостик,  экономя  время  на
шлюзовании: внутрь я успею перейти после, а сейчас самое  главное  -  быстро
выполнить стартовый маневр и лечь на параллельный "харвестеру" курс.
   Сорвал люк, вытянул колонку - ключ в замок, стартёр! Вперёд - и выше!
   Но это был лишь жест отчаяния. "Понтиак" с напичканными  сахарным  песком
топливными баками, вяло чихнув несколько раз двигателем, не завёлся. Теперь,
благодаря моей глупой попытке запустить двигатель, загрязнились, конечно,  и
все артерии топливной системы.
   Я был вне себя. Попасться  на  старый,  всеми  забытый,  банальный  трюк!
Полиции, как и всегда в подобных случаях, поблизости не наблюдалось. Да я  и
не стал бы с ней связываться. Лихорадочно соображая, что делать,  глядел  я,
как сахаровоз, тяжело и неуклюже поворачиваясь, совершает стартовый маневр.
   Внезапно распахнулся боковой люк "Галакси-скайлайнера", и  его  владелец,
высунувшись по пояс из шлюза, что-то сказал мне.  Преобразователь  скафандра
донёс земную речь, не модулированную лэнгвиджем, лежащим в  кармане  куртки,
что подбодрило меня - всё-таки свой!
   Я быстро крикнул владельцу "форда":
   - Догоним "харвестер"?! - и только тут до меня дошло: голос был  женский.
За забралом скафа я разглядел молодое и приятное женское лицо.
   - Садитесь! - женщина призывно махнула рукой.  -  Но  давайте  быстренько
прошлюзуемся - я не хочу вымораживать свой "Галакси".
   Мы шлюзовались меньше минуты, которая,  казалось,  растянулась  на  целую
жизнь.
   Женщина села в  пилотское  кресло  и,  включив  экраны,  стала  поднимать
звездолёт. Я уселся справа от неё.
   "Харвестер"  уходил,  медленно  набирая  скорость,  как   я   понял,   по
направлению к NGC147. Так сказать, вперёд - и выше.
   Женщина подняла забрало, то же сделал и я. Терпкий запах прекрасных духов
заполнил  салон.  Приёмистый  "Галакси-скайлайнер"  разгонялся   легко.   Мы
настигали тяжёлый грузовой звездолёт.
   - Как вас зовут? - обратился я  к  женщине.  Она  повернулась  ко  мне  и
оказалась яркой блондинкой с пухлыми губами  и  огромными  чудными  зелёными
глазами.
   - Рита Холдмитайт, - пристально глядя мне в глаза, ответила она. И вдруг,
с расстановкой, жестко и зло произнесла:
   - Ишь ты, красавчик!
   Что-то плотное и чёрное накрыло шлем моего скафа, и  на  какой-то  миг  я
ощутил нестерпимо сладкий запах, будто спеленавший меня. И вырубился.
   7
   Очнулся я в слиппере - спально-анабиозном отсеке, - без скафа и, конечно,
без своего  восемнадцатизарядного  тридцативосьмикалиберного  "спиттлера"  и
флэйминга подмышками. Голова моя трещала -  видимо,  я  нанюхался  дряни,  с
помощью которой меня усыпили и обезволили. Но я не лежал в спальнике, а  был
привязан к креслу. На откидных сиденьях у стены сидели  двое  головорезов  в
чёрных комбинезонах с нашитой серебристой латинской  "D"  на  рукавах  и  на
груди. Держа на коленях короткоствольные автоматы, они с полным безразличием
ко мне оживлённо болтали о всякой чепухе. Судя по обивке панелей, мы всё ещё
находились в "Галакси-скайлайнере".
   Через несколько минут в слиппер вошёл худощавый  тип  с  вислым  носом  и
бородавчатым лицом. В руке он держал нечто вроде круглого фонаря с  торчащим
спереди стерженьком. За ним появилась Рита Холдмитайт ("Чёрт бы её  побрал!"
- с ненавистью подумал я), неся в руках продолговатую металлическую коробку.
Лица у обоих были сонные и недовольные.

   Бородавчатый подошёл ко мне, помахал "фонарём" у меня перед грудью, потом
поводил под самым носом.
   - Открой пасть, - повелительно сказал он.
   Я открыл рот, и он стал тыкать этой штуковиной поочерёдно в каждый зуб.
   - Нашёл! - обращаясь к Рите, бросил он.  -  Седьмой  левый  снизу.  Давай
быстрей.
   - Ну, красавчик, - насмешливо  сказала  Рита,  достав  из  никелированной
коробки блестящие  стоматологические  клещи  и  плоскую  коробочку,  -  будь
умницей и не брыкайся.
   - Придется всадить ему  обезболивающий,  а  то  не  заснёт  до  места,  -
предупредила она бородавчатого, которого я  уже  успел  окрестить  про  себя
Индюком.
   - Валяй, - согласно кивнул тот.
   Рита  прямо  через  одежду  уколола  меня  иглой,  торчавшей  из   плоски
коробочки. Подождав минуты три, она попросила  меня  открыть  рот  пошире  и
ловко  удалила  тот  самый   зуб,   в   котором   был   зацементирован   мой
опознавательный сигнальный маячок.
   Потом меня отвязали от кресла, запихнули в спальник,  задраили  крышку  и
включили аппаратуру, и я, сморённый, ощущая расслабляющее действие  укола  и
уже засыпая,  вдруг  ясно  и  четко  осознал,  что  Индюк  и  был  тем,  кто
разговаривал в  баре  с  пилотом  "харвестера",  и  что  словесное  описание
человека с зонтиком как нельзя лучше подходит к нему...
   Чёрномундирные головорезы разбудили меня, когда звездолёт уже - как понял
я своим шестым чувством метагалактического волка  (щенка!)  -  ошвартовался.
Тыча в спину автоматом, один из  них  повёл  меня  к  выходу.  Мы  вышли  на
парковочную платформу, и я увидел, как из стоявшего здесь же "харвестера"  -
сахаровоза  выходят  люди  и,  возможно,  фаллоусы,   которых   сопровождают
чёрномундирные.
   Ясно,  что  мы  прибыли  на  какую-то  землеподобную  планету.  Платформа
располагалась в нескольких десятках ярдов от входа в городок (?), оцепленный
колючей проволокой, за которой находилось несколько низких строений  унылого
серого и грязно-жёлтого цвета и нечто вроде плаца, обсаженного  похожими  на
тополя и акации  деревьями,  тронутыми  осенней  ржавчиной.  С  трёх  сторон
городок огибало шоссе, тут и там за ним на пологих холмах рассыпались низкие
домики, а к четвёртой примыкал  большой  пустырь,  кое-где  поросший  редким
кустарником и вспучивавшийся редкими же кучами отбросов. Пустырь переходил в
подлесок и далее в мощный, стоявший глухой чернеющей  стеной,  лес.  Каркали
неприятно  какие-то  большие  птицы,  клонилось  к  закату  несколько  более
крупное, чем земное, солнце, было ветрено и прохладно.
   Всех нас, вновь прибывших, провели через кирпичные ворота  на  территорию
городка и погнали прямиком к длинному дощатому сараю,  который,  как  быстро
поняли все в нашей толпе по гнусному смраду, исходившему от  него,  оказался
сортиром.
   Чёрные загнали нас внутрь и, приказав не трепаться, хотя никто из нас ещё
не знал друг друга, предложили быстренько справить нужду.
   Внутри уборной стояла полутьма. Дырок в щелястом настиле было много, они,
грубо прорезанные и большие, шли по обе  стороны  вертикальной  перегородки,
разделявшей туалет на две узкие половины, так что хватило на всех.  Друг  от
друга "рабочие места" отделялись невысокими дощатыми барьерами.
   Мы сидели на корточках молча, и перед моими глазами, находившимися близко
от грязного, в лужицах мочи, пола, шевелились в остатках  нечистот  какие-то
серые и безглазые, размером и видом  напоминающие  головастиков,  мерзкие  и
тошнотворно-гнусные твари. И в эти  мгновения  я,  наконец,  со  всей  силой
отчаяния осознал всю тяжесть и безысходность своего положения.
   Секунды бежали, надо было что-то делать. Я инстинктивно обшарил все  свои
явные и потайные карманы и убедился,  что  кроме  оружия  и  лэнгвиджа,  всё
барахло на месте. Но его, конечно,  отберут  после  туалета  и,  как  я  уже
догадывался, непременных бани и переодевания в казённое.
   Я быстро вытащил облатки с таблетками, выбрал одну, вылущил её из  фольги
и  проглотил.  Затем  из   облаток   с   "медициной"   выдавил   капсулу   с
ультрамикрохирургами и тоже проглотил, так как  ранка  на  месте  удалённого
зуба сильно разболелась. Снял часы и вместе  с  пачкой  "таблеток"  и  одной
облаткой лекарств вложил в маленький пластиковый мешочек, заклеил  клапан  и
бросил в выгребную яму. Теперь, став более  уверенным  в  себе,  я  спокойно
завершил туалет.
   Через минуту нас с понуканиями  выгнали  наружу  и  провели  к  бетонному
бараку с небольшими зарешеченными  окнами  под  самой  крышей.  Он,  как  ни
странно, оказался чем-то вроде бани. В предбаннике нам  приказали  раздеться
догола, и мы вошли, хлюпая по тонкому слою холодной жидкой  грязи,  в  сырое
помещение со свисавшими с потолка ржавыми конусами душей и редкими  тусклыми
светильниками. Открутив до конца  залипшие  вентили  и  вызвав  лишь  слабые
струйки тепловатой, пахнущей ржавчиной и машинным маслом  воды,  мы  кое-как
сполоснулись и вернулись в предбанник. Там  вместо  нашей  одежды  уже  было
приготовлено грязно-серое тряпьё, толстые серые носки и корявые,  сморщенные
ботинки.
   Снова в полном молчании проследовали мы под ветреным краснеющим  небом  в
почти  точно  такой  же  барак,  где  чёрные   развели   нас   по   камерам,
располагавшимся по одну сторону сквозного коридора.
   8
   Меня втолкнули в камеру, где  двое,  вероятно,  "старожилов",  лежали  на
металлических койках. Еще одна койка была незанятой  и  ждала,  по-видимому,
меня.
   Мне навстречу встал лишь один, приземистый и плотный, неожиданно румяный,
но весь в синяках и кровоподтёках, спокойный человек.
   Чуть не брякнув "шилды-шивалды", я произнёс:
   - Здравствуйте!
   Румяный молча протянул мне руку и сразу спросил: - Вы землянин?
   - Да. Меня зовут Ивэн Симпл, - на всякий случай  скрывая  своё  настоящее
имя, ответил я.
   - Я тоже землянин. Роки Рэкун, - назвал он себя.
   Второй, так и не поднявшись, кряхтя и стеная, ворочался на  своей  койке,
лёжа прямо поверх тёмно-синего одеяла и  харкая  время  от  времени  на  пол
слизью и кровью.
   Румяный, оглянувшись на него, сообщил:
   - Это фаллоус, Ком Туэнд его зовут. Он уже не жилец. Да вы  садитесь  или
ложитесь, - указал он на свободную койку. -  Жрать  всё  равно  до  утра  не
дадут, - он грязно выругался. - Да скотине  перед  забоем  можно  уже  и  не
хавать. - Он испытующе посмотрел на меня.
   Я сел  поверх  одеяла  на  койку  и  молчал,  всем  своим  видом  выражая
готовность слушать. А слушать было надо, так как пока я ничего не понимал.
   Румяный Рэкун улёгся поудобнее, положив руки под голову, как бы  уберегая
её от  засаленной  наволочки  и,  забросив  ноги  на  спинку  кровати,  стал
говорить.
   - Прежде всего, - сказал он, - позвольте поздравить вас  с  прибытием  на
планету Паппетстринг, которая находится, да будет вам известно...
   - В неправильной галактике NGC147, - перебил я его. - Угадал?
   - Совершенно верно. И - раз галактика неправильная -  значит,  всё  здесь
неправильно.
   - Как сказать, - подыгрывая его шутке, усомнился я,  -  вот  наш  Млечный
Путь - он ведь относится  к  типу  спиральных  галактик,  которые  считаются
правильными, но сами понимаете...
   - Это точно, - сказал Рэкун. - ну ладно, до утра нас не потревожат, и кое
о чём я вам немного расскажу, хотя сомневаюсь, что мой опыт вам  пригодится.
Почему - поймёте.
   Я всё-таки лег на койку, так же, как и Рэкун, лицом вверх, и уставился  в
бетонный потолок. Небольшая лампочка над входом почти не  мешала  нам  своим
светом.
   - Мы находимся в так называемом тренировочном городке, - начал  Рэкун.  -
Вам уготована роль куклы.  "Куклами"  называют  нас,  живых  людей,  боевики
дёртиков, которые тренируются в городке, совершенствуя искусство рукопашного
боя.
   Дёртиков! - Я чуть было не вскочил с  кровати,  но  быстро  успокоился  и
продолжал слушать. Наконец что-то забрезжило. Возможно,  румяный  Роки  даст
мне, сам того не осознавая, какую-то информацию, которая поможет мне  начать
активно  выполнять  своё  задание,   а   не   только   проявлять   инстинкты
самосохранения, чем я до сих пор вынужден был заниматься и в  чём,  кажется,
преуспел.
   - Отрабатывая на кукле приёмы, дёртики  могут  сделать  с  ней  всё,  что
угодно,  -  будто  учитель  на  уроке,  продолжал  Рэкун,  -  могут  ранить,
искалечить,   убить.   Кукла   должна   обороняться,    создавая    активное
противодействие тренирующимся дёртикам, но при этом не  должна  наносить  им
тяжёлые повреждения  и,  уж  подавно,  убивать  их.  Если  же  кукла  сильно
травмирует дёртика, её убивают. Убивают её и тогда,  когда  она  сама  из-за
травм перестаёт служить для головорезов  полноценным  спарринг-партнёром.  В
этих случаях кукол убивают не мучая, сразу - пулю в затылок - и  свободен...
Но если, не дай Бог, кукла  убивает  дёртика,  её  казнят  страшной  казнью.
Правда, такого при мне не случалось.  Боевики  -  молодые,  здоровые,  сытые
парни, а мы -  голодные,  ослабленные,  измученные,  а  главное,  потерявшие
всякую  надежду  люди...  Да  здесь  не  только  люди.  Они   хватают   всех
человекоподобных. Вот наш Ком Туэнд,  -  он  взглянул  на  лежащего  пластом
несчастного, - фаллоус. Есть тут, кроме нас, и другие "млечники", есть  и  с
Андромеды, как фаллоусы, и с ее спутников - NGC205 и M32.
   - А что делают дёртики с убитыми  куклами?  -  спросил  я  как  бы  между
прочим.
   - Как что? - удивился Роки. - Они же сами земляне. Поэтому зарывают трупы
в землю за пустырём, на пологом склоне холма, обращенном к лесу. Вернее, нас
заставляют зарывать. В чьей камере обретался при жизни покойник -  оттуда  и
рекрутируют могильщиков. - Он понизил голос. - Вот завтра Ком Туэнд придёт к
концу, и мы с вами, если останемся живы, повезём его...  -  он  запнулся  на
секунду, - неизвестно, кто кого повезет...
   - И что же, - продолжал я гнуть своё, - их не  вскрывают  и  контрольного
выстрела не делают?
   - Да вы что, скажете тоже, - рассмеялся Рэкун,  -  полежат  до  вечера  у
пакгауза под навесом, как дрова, а после ужина и вечернего сортира - вывозим
их. На простой телеге, мать  честная,  без  всяких  гробов,  только  тряпьём
обернём...
   - А если попасть в похоронную команду и там, на пустыре, заделать  чёрных
- и в лес? - с надеждой спросил я.
   - Да вы, никак, бежать уже намылились,  -  насмешливо  сказал  он.  -  Не
думайте, не выйдет. Они выставляют на  пустыре  оцепление.  Да  это  бы  ещё
ничего, главное - звездолёт висит над пустырём во время похорон. Прожекторы,
автоматы, опять же флэйминги. А из камеры не убежишь, сами видите.  Но  если
даже предположить, что  удастся  выбраться  из  камеры,  а  потом  по-тихому
смыться из городка - куда денешься? Дёртики шум поднимут, искать  начнут,  у
них тут база есть в нескольких милях отсюда. Спалят флэймингами  к  чёртовой
матери. Отсюда бежали уже, это все знают. Тех, кто убежал, никто  больше  не
видел живыми, их сюда и не возвращают - с головешкой не потренируешься. - Он
помолчал. Потом отрешенно сказал:
   - Чем умирать от побоев, как Ком, я, когда почувствую, что невмоготу, сам
пойду на прорыв - как в детстве мы  в  киношку  прорывались  черед  запасный
выход - пусть спалят или пристрелят сразу. Да я бы их на плацу убивал, но не
хочу, чтобы меня казнили, мучили. Боюсь - и всё, - он виновато улыбнулся.  -
Я  ведь  был  учителем  физкультуры,  занимался  раньше  борьбой,  потому  и
продержался тут почти месяц. Одних, самых слабых и неумелых -  в  первый  же
день... Другие неделю-другую живут. Это ещё зависит, на  кого  нарвешься.  У
дёртиков здесь тренируется в основном зеленая  ребятня,  на  нас  набираются
опыта. Но есть и профессионалы, настоящие садисты. Вот  Чмырь,  например,  -
его так все зовут. Они, чтоб форму не терять, любят приехать сюда с  базы  и
свалить пару-тройку кукол перед обедом и перед ужином. -  Он  опять  грязно,
совсем не по-учительски, выругался. - Тренировки два раза в день.
   - Значит, вы настоящий старожил, - горестно польстил ему я.
   - Нет, приятель. У нас тут есть один - Сингэлонг Джанк  его  зовут,  тоже
землянин, - он почти три месяца как кантуется в куклах. Говорили,  освободят
его, если дотянет до трех, в виде исключения. Но освободят с  условием,  что
пойдет к ним, к дёртикам, служить. Да он не согласится, я думаю.
   - Значит, два-три месяца у нас в запасе всё-таки  есть,  чтобы  выбраться
отсюда? - пошутил я.
   - Не надейтесь, прямо вам говорю. Здесь,  да  наверное,  и  везде,  такая
формула действует: свобода - это смерть, и только смерть - свобода.
   Рэкун приподнялся  на  локте,  повернул  ко  мне  голову,  и  наши  глаза
встретились.
   - Слушайте, а зачем мы вообще живём, как думаете?
   - Да, наверное, просто потому, что жизнь существует как  феномен,  -  всё
уже решив для себя, мягко сказал я. - Вы, если можно, расскажите о дёртиках.
Я о них никогда раньше не слышал, - попытался я направить разговор в  нужную
мне сторону.
   - Сингэлонг Джанк о них всех больше знает, - отозвался Рэкун. - Я  с  ним
почти две недели просидел в одной камере.  Дёртики  к  нему  -  просто  даже
странно - с каким-то, что ли, подобием почтения относятся. А кстати, где вас
подловили? - вдруг спросил Роки.
   - На "Платинум сити".
   - Я так и знал! - воскликнул он, - и меня там же, и Джанка. Сдаётся  мне,
этот красивый "террариум" под прозрачным колпаком скрывает  в  своих  недрах
настоящий гадючник. Дёртики - а они являются крупной бандой межгалактических
гангстеров - имеют на "Платинум сити" контролируемые  ими  бары,  рестораны,
отели. Но это, наверное, чепуха, видимая поверхность айсберга.  Раньше  они,
дёртики, были ничем не выделявшейся  среди  других  таких  же  шаек  группой
космических пиратов. Но шесть лет назад, - это рассказал мне Джанк, - к  ним
примкнул, или, наоборот,  объединил  их  вокруг  себя,  какой-то  головастый
авантюрист, вроде даже бывший профессор, Джестер Дёрти. Вы уже  поняли,  что
все головорезы из этой шайки называют себя дёртиками - по его имени,  точнее
- по фамилии. И вот высоколобый, по словам Джанка, затеял  какие-то  большие
дела, так что банда стала оперяться. Кстати, этот Дёрти якобы сам  был  злее
любого гангстера. Но он уже сильно болел и выполнял в  группе,  естественно,
роль мозгового центра.  Бывшего  главаря  прежней  плохонькой  банды  он  не
затмил, а просто разделил с ним функции. Этот главарь, Кэс  Чей  его  зовут,
наоборот, при Дёрти  вошёл  в  силу  и  из  простой  гангстерской  "торпеды"
превратился чуть ли не в супермена. Они с профессором отлично ладили друг  с
другом. В группе имелась и третья крупная фигура - некто  Казимир,  который,
как и Дёрти, был физиком и которого профессор прочил себе в преемники  -  он
ведь знал, что довольно скоро умрёт. Но Кэс не ладил  с  Казимиром  -  может
быть, из-за того, что были почти ровесниками. В общем, Дёрти года два  назад
умер, и Кэс Чей после этого сделал  Казимиру  какую-то  бяку.  И  Джанк  мне
говорил, что теперь всё полностью сосредоточено в руках Кэса. Вот только что
за большие дела творят сейчас дёртики  -  загадка.  Но  где-то  в  галактике
Маффей 1 или Маффей 2 у них есть какой-то  секретный  объект.  Из  "Платинум
сити" через нашу Паппетстринг ходят к Маффею звездолёты-грузовики с надписью
"Металлы",  а  с  Маффея  вывозят  что-то  другое.  Но  что   -   непонятно.
Контрабандой занимаются, что  ли,  в  крупных  размерах?  -  закончил  Рэкун
длинную тираду.
   -  Послушайте,  Роки,  я  тоже  видел  на  парковке  в  "Платинум   сити"
"харвестер" с такой же надписью. Наркотиками-то они торгуют, это ясно:  ведь
"Платинум сити" - свободная зона, там и нюхай, и кури, и коли,  что  хочешь.
Но эти контейнеры слишком велики, и в них, конечно, возят не наркотики.
   - А что в них возят - нам, увы, уже не узнать  никогда,  поскольку  мы  -
"куклы", одни из самых беспомощных персонажей в мировом  театре  абсурда.  -
Роки  был   настроен   философски,   что   вполне   соответствовало   данным
обстоятельствам:   в   его   жизненном   пути    отчётливо    просматривался
бессмысленный, впрочем, как и у всех нас, конец.

   - Так значит, Роки, - как ни в чём ни бывало сказал я, - профессор  Дёрти
умер задолго до вашего появления здесь. И вы,  ясное  дело,  видеть  его  не
могли. А других - Кэса, Казимира, ну  хоть  бородавчатого  с  вислым  носом,
которого  я  прозвал  Индюком,  или  этого   верзилу   с   сахаровоза,   или
девицу-блондинку Холдмитайт, - видели?
   - Ха, - сказал Рэкун, - этого, в бородавках, вы точно заметили,  и  здесь
Индюком зовут. Он бывает иногда на плацу. А Кэса и Казимира ни я,  ни  Джанк
никогда не видели.  О  девице  я  вообще  ничего  не  слышал,  а  верзила  с
сахаровоза - не знаю, их тут много, высокорослых дуболомов.
   - Ну, спасибо, Роки, - удовлетворённо сказал я, вставая с койки.  -  Надо
немного размяться, - и стал расхаживать по длинной и  узкой  нашей  скромной
обители.
   - Не за что, - внимательно наблюдая за мной, лениво  отозвался  Рэкун.  -
Никак не пойму, чему вы радуетесь. Вы не  обижайтесь,  я  вас  не  пугаю,  а
говорю вам, как мужчина мужчине:  никакие  знания  вам  теперь  не  помогут.
Готовьтесь к смерти, - и он повернулся лицом к стене.
   Я продолжал  неслышно  прохаживаться  по  камере.  Горсть  микрохирургов,
которую я заглотил ещё в туалете, делала своё дело. Ранка во рту  совсем  не
болела, и кроме лёгкого чувства голода, при котором  только  чётче  и  яснее
работает мозг, ничто не беспокоило меня. Ком Туэнд  вёл  себя  подозрительно
тихо; Роки, наговорившись, задремал, а потом и вовсе заснул. Я был в порядке
и теперь, когда мне никто не мешал, немного поразмыслил обо всём.
   Я  вспомнил  "Платинум  сити",  вспомнил  злорадство  в  глазах  бармена,
вспомнил  телефонный  разговор  с  дежурным  клерком,  которому   я   наивно
представился доктором Хабблом. Что ж, я рискнул, не подумав, что у  них  так
хорошо налажена связь. Клерк здорово позабавился, зная уже, что Индюк  вывел
Эдвина Хаббла из строя, каким-то образом сделав так, что  Хаббл  заболел.  А
ведь его болезнь может закончиться и смертью.
   Внезапно я совершенно отчётливо представил мёртвого Хаббла. Это было  как
наваждение. Никакого логического и  фактологического  объяснения  пришедшему
ощущению у меня не было, но я, неведомо  как  и  почему,  вдруг  понял,  что
Эдвина Хаббла больше нет в живых. Это пришло как знание свыше,  как  знание,
почерпнутое из Единой Ментальности Вселенной, вобравшей в себя  ментальности
всех когда-либо умерших - людей, человекоподобных и  нелюдей,  души  которых
она приняла...
   Я не собирался делать то, что удалось неизвестному мне везунчику Джанку -
не хотел жить здесь, хотя мог сравнительно легко  просуществовать  несколько
месяцев и не быть искалеченным и убитым.  Но  я  уже  принял  решение.  Нет,
господа, сначала я развяжу себе руки, а там посмотрим, кто кого. Я, как кот,
любил гулять сам по себе.
   Завтра мне предстоял трудный день, и я собрался спать. Подойдя  к  койке,
отвернул одеяло с серым, застиранным и грязным пододеяльником  и  увидел  на
простыне два больших бурых пятна. Несколько секунд я  смотрел,  с  каким  то
патологическим упорством не отводя  взгляда  от  простыни.  Потом  расправил
одеяло и улегся поверх него на койку, не раздеваясь. Мне нужно  было  хорошо
отдохнуть;  репетицию  я  рассчитывал  провести  между  двумя  тренировками,
поэтому я приказал себе спать и быстро, будто провалившись  в  яму,  заснул,
как когда-то давным-давно засыпал в детстве.
   9
   Проснулся я бодрым и свежим, но день начался гнусно. Да и на что  хорошее
можно  было  надеяться  в  этом  вшивом  инкубаторе,  где  содержали   живых
манекенов, служащих для потехи гангстерам и убийцам.
   Сначала охранники, которые жили также на территории  городка,  вывели  из
камер всех новичков. Нас подсчитали и переписали (я назвался, как и  Рэкуну,
Ивэном Симплом) и, повесив на уши лапшу о распорядке дня н обрисовав в общих
чертах нашу предстоящую судьбу (всё это я уже слышал  от  Роки),  вернули  в
камеры.
   Раздали завтрак - огромную кружку какого-то пойла, сахар и много хлеба  -
тяжёлого, тёмного и липкого.
   Затем уже всех вместе выгнали на "проветрон в смысле  кислородизма",  как
выразился румяный Рэкун. Но тут произошла осечка.
   Ком Туэнд, который был жив, но почти  не  держался  на  ногах,  повис  на
плечах у нас с Рэкуном, когда мы хотели вывести его в сортир. Но нам не дали
этого сделать. Дёртики оторвали его от нас  и  цинично,  на  глазах  у  всех
"кукол" - и старожилов, и новичков  -  пристрелили.  Тыча  нам  с  Роки  под
лопатки дула своих короткоствольных "пиггисов", они заставили нас взять труп
и рысцой оттащить его к пакгаузу, где мы положили отмучившегося Кома  Туэнда
на какую-то вонючую рогожу, брошенную на красно-серый гравий.
   Во время  этой  процедуры  вся  группа  оставалась  на  месте,  бдительно
охраняемая "кукловодами". Когда нас подводили к ней. Роки, всё утро  мрачный
и неразговорчивый, указал мне потихоньку на одного  крепкого,  широкоплечего
парня с пепельно-серыми волосами:
   - Вот это Сингэлонг Джанк.
   Я внимательно посмотрел на парня и еле сдержался от возгласа удивления  и
радости. Я узнал его. В моей голове вихрем проносились спутанные  мысли,  на
какое-то время я  даже  забыл,  где  нахожусь...  Не  может  быть!  Но  этот
похудевший, потемневший лицом, в мешковатой  серой  рухляди  и  бесформенных
ботинках, человек, которого не так легко было и узнать  с  первого  взгляда,
действительно был мой старый друг. Наши взгляды встретились, и я, с  большим
трудом удерживая в нормальном положении  стремившуюся  всё  время  отвиснуть
челюсть, увидел безразличное и равнодушное его лицо. Это длилось секунду, не
более.
   В это время нас погнали в туалет. Садиться на корточки мне не  было  пока
нужды и, стоя над дырой и  пользуясь  тем,  что  светло,  я  присматривался,
приглядывался и наблюдал, стараясь получше запомнить окружающую  обстановку.
Потом, шагая вместе со всеми из туалета, я думал о нас с Джанком.
   Всё правильно. Ни он, ни я не имели права показывать, что мы знакомы  или
знаем друг друга. Ни он, ни я не имели  права  называть  друг  друга  своими
именами или упоминать эти имена. Ни он, ни я не имели права  оказывать  друг
другу на виду  у  посторонних  людей  помощь  или  поддержку.  Но  сама  эта
мимолётная встреча была для меня и - я в этом не сомневался, для Лжеджанка -
лучшей поддержкой. Не к месту размечтавшись, я представил, что было бы, если
бы мы оказались с ним в одной камере...
   Пришлось резко одёрнуть самого себя. Мы вступали на плац, и  сейчас  злой
Карабас должен был объявить начало кукольного представления.
   Для начала нас разделили и тщательно обыскали:  боялись,  видно,  что  мы
можем спрятать что-нибудь  и  под  одеждой,  и  в  одежде.  Снова  разрешили
одеться, а затем  на  хорошо  утоптанные  площадки  стали  выходить  боевики
дёртиков, а "кукловоды" выталкивали против них некоторых из нас. И  вот  уже
раздалось разгоряченное дыхание противоборствующих, воздух огласился  грубой
бранью и резкими криками.
   Но скоро я подавлял зевоту.  Не  слишком  умелые  необстрелянные  дёртики
дрались плохо, и все парные поединки заканчивались  без  особых  последствий
для "кукол".
   Джанк, по-моему, тоже скучал, его так и не вывели:  видимо,  берегли  для
настоящей работы.
   Когда пришла моя очередь, я, даже не вводя  себя  в  свой  рабочий  ритм,
спокойно выдержал в течение пятнадцати минут натиск какого-то  новобранца  и
был возвращен в общую группу.
   Но вот  дёртики  перешли  на  использование  коротких  палок,  свинчаток,
камней, кастетов, небольших кинжалов и незаряженных пистолетов. Видимо,  это
было типичной практикой для  неоперившихся  головорезов,  которые  не  могли
драться  с  куклами  на  равных  в  честном  бою.  Впрочем,  не  только  для
неоперившихся.
   Теперь куклам пришлось туго. С множеством новых синяков, шишек и  ссадин,
с кровоточащими ранами закончили мы двухчасовую тренировку.
   Нас вернули в камеры, часа через три последовал скромный  обед,  поданный
прямо в постель, так как за отсутствием стола мы хлебали  баланду,  а  затем
ели какую-то зеленовато-поносную жижу, сидя  на  койках  и  держа  миски  на
коленях. Эти алюминиевые так называемые тарелки с куполообразно выдававшимся
вверх  донышком  особенно  раздражали.  Донышко,  словно   голый   островок,
окруженный дурно пахнущим болотом, выступало над уровнем жижи.
   Роки Рэкун, наевшись и слегка  подобрев,  тем  не  менее  вновь  принялся
нагонять на меня страх.
   - Подождите, после обеда прикатят с базы настоящие палачи. Сегодня  будет
Чмырь и другие садисты, так что... ждет нас недолгая дорога  к  пакгаузу,  -
посулил он.
   Но  я  не  собирался  поддерживать  разговор,  так  как  хотел   провести
"репетицию". И, улегшись на койку, произнес вслух - специально, чтобы слышал
Роки - лишь одну свою  настроечную  формулу,  эти  прекрасные  слова  поэта,
которыми я всегда восхищался: "Если мы  действительно  захотим  жить,  лучше
попытаться начать не откладывая; если же нет - это  не  имеет  значения,  но
всё-таки лучше начать умирать"...
   Я очнулся только когда почувствовал, как  Рэкун  сильно  трясёт  меня  за
плечо и хлопает по щекам.
   - Я уж думал, вы умерли, - удивлённо и озадаченно проговорил он, когда  я
открыл глаза. - Что с вами?
   Видимо, прекрасные слова так глубоко запали ему  в  душу,  что  весь  наш
"тихий час" он, не сомкнув глаз, профилософствовал.
   - Да ничего, Роки, всё нормально.  Как  хорошо  я  задремал,  -  нарочито
зевая, сказал я, возвращаясь в пошлую реальность "кукольной коробки".
   Минут через пять открылось смотровое окошко,  потом  загремели  запоры  и
замки, дверь растворилась, и дебильная харя дёртика с  "пиггисом"  наперевес
просунулась в камеру.
   - На выход, быстро! - коротко бросил он.
   Я мог удавить его, невзирая на "пиггис", в течение двух минут. Но  я  уже
начал осуществлять свой план и потому лишь сказал:
   - Роки, вперед - и выше! - и первым пошёл к двери.
   Согнав кукол в некоторое подобие колонны, дёртики  вывели  нас  на  плац.
Настроение в группе  резко  упало,  несмотря  па  чудесный  солнечный  день,
напоминавший наше индейское лето.  Даже  по  повадкам  сосавшихся  на  плацу
головорезов видно было, что это  не  зелёные  новички,  а  матёрые  боевики,
"торпеды".
   Я и без помощи Рэкуна сразу  узнал  Чмыря.  Свободно-расслабленная  поза,
чёрные короткие волосы, лохматые брови, правильное и в то же время почему-то
отталкивающее лицо, хорошая, с тонкой талией, фигура - плечищи, шея  и  чуть
не лопающийся на спине чёрный комбинезон. Роки был прав: сегодня  кто-то  из
новичков погибнет в результате "естественного отбора".
   Так и случилось. Для разминки  дёртики  потребовали  сначала  в  качестве
спарринг-партнёров прибывших вчера новичков, к которым принадлежал  и  я.  Я
нарочно не сводил глаз с Чмыря и добился своего:  он  почувствовал  на  себе
взгляд, прищурился и вдруг поманил меня пальцем. Приближалась развязка.
   Не успел я вступить на площадку, как Чмырь сделал резкое  движение,  и  я
еле-еле уберёг свой любопытный  нос  от  его  мощного,  высоко  шнурованного
башмака. Тут же последовал целый град мощных ударов,  некоторые  из  которых
мне пришлось держать, так как я нарочно не привёл себя в рабочий режим,  что
позволяло мне легче осуществить свой  план.  Периферическим  зрением  я  ещё
успел заметить посеревшее лицо  румяного  Роки  и  скептически-брезгливое  -
Джанка, искренне полагавшего, что я блефую: он видно думал, что я нахожусь в
рабочем ритме.
   Прошло две минуты с начала поединка, я  уже  понял  и  раскусил  пластику
Чмыря, рисунок и стиль его движений. На  мгновение  дурацкий  азарт  овладел
было мною: мне вдруг захотелось войти в рабочий ритм и заставить его  жевать
сопли.

   В это время, читая его тело, как раскрытую книгу,  я  понял,  что  сейчас
последует его любимый удар ногой в висок. Всё. Больше тянуть не было  смыла.
Высокий ботинок двигался к моему лицу. Дав Чмырю ощутить касание  ботинка  и
силу  его  коронного  удара,  но  неуловимым,  отработанным  в   бесконечных
тренировках движением погасив смертельный "сандерклэп", я  рухнул  в  серую,
нагретую чужим мне солнцем пыль чужой планеты Паппетстринг.
   10
   "Если  мы  действительно  захотим  жить,  лучше  попытаться  начать,   не
откладывая; если..." Стоп, стоп, стоп. Сейчас мне нужна вторая  строка.  Мне
необходимо  совершить  обратный  переход  из  небытия  в   бытие.   Ведь   я
действительно хочу жить, я должен жить во что бы то ни стало!
   Оторвавшаяся от тела, моя душа оставалась связанной с  ним  лишь  слабой,
незримой, исчезающе тонкой нитью. Всё это  время  она  трепетала  на  острой
грани, на лезвии бритвы, запрограммированная моей собранной  в  кулак  волей
пребывать в  зыбком  промежуточном  состоянии.  Душа,  парившая  надо  мной,
покинула меня, но ещё не принятая Вселенной, ещё не  растворившаяся  в  ней,
могла и должна была вернуться ко мне.
   Осторожно, словно боясь спугнуть её, я сделал первый слабый вдох,  и  она
вошла в меня. Мы вновь воссоединились.
   Глаза мои, до этого будто  отстранённо  наблюдавшие  сверху  меня  самоё,
теперь встретились с непроницаемой тьмой могилы; проснулись и другие  органы
чувств. Я ощутил боль, идущую от  ссадины  на  виске,  шершавость  обёрнутой
вокруг меня грубой.мешковины, её запах и запах чужой земли. Я услышал жуткую
могильную тишину.
   Воздуха, сохранившегося в пустотах между телом и мешковиной, едва хватило
на один полноценный вдох. Я мог продержаться без кислорода минут  шесть  или
семь, и за это время должен был выкопаться из могилы.
   Задержав дыхание и плотнее сомкнув веки, я постарался подтянуть  к  груди
ноги, одновременно приводя себя в рабочий ритм. Последовательно распрямляя и
сгибая их, мне, наконец, удалось сделать это. Теперь, находясь  в  положении
лёжа лицом вверх и имея  хорошую  опору  на  спину,  я,  как  в  станке  для
выполнения жима лёжа ногами, начал разгибать  ноги,  пробиваясь  к  воздуху.
Сила реакции  вдавила  спину  в  грунт,  и  он  поехал,  пополз  подо  мной.
Извиваясь, как червяк, я пытался  принять  устойчивое  положение  и  в  этот
момент ощутил под собой  окоченевший  труп.  Видимо  это  был  один  из  тех
несчастных,  убитых  уже  после  того,  как  я  сознательно  ввёл   себя   в
летарго-мортуарную кому, инсценировав собственную смерть.
   Я молился за его измученную и давно отлетевшую душу. Благодаря тому,  что
он был брошен в яму первым, я оказался хотя бы на фут ближе  к  поверхности.
Мысленно я просил у него прощения за то, что беспокою его, но иначе не мог и
продолжал ворочаться в могиле, словно исполняя с мертвецом чудовищный адский
танец в положении лёжа.
   Сдерживая нараставшую во мне ярость, не смея кричать, чтобы не растратить
драгоценный воздух и не наесться земли, не  размыкая  век,  я  вслепую,  как
крот, рвался к жизни. Перейдя  на  бок,  а  затем  встав  на  четвереньки  и
используя самые крупные мышцы ног и спины, я распрямился  во  весь  рост  и,
наконец, восстал из могилы.
   Земля Паппетстринга забила  мне  ноздри  и  уши,  застряла  в  волосах  и
ресницах. Разлепив губы и выдохнув спёртый воздух, украденный  мною  с  того
света, я полной грудью  вдохнул  ночную  свежесть.  Стараясь  не  шуметь,  я
окончательно расстался с первой в своей жизни  могилой  и,  кое-как  очистив
лицо и уши от песка, с минуту прислушивался.
   Стояла глубокая ночь - именно  то  время,  на  которое  я  назначил  своё
пробуждение. Подняв голову, я увидел безлунное, с  незнакомыми  созвездиями,
ясное и чистое небо Паппетстринга.
   Пологий склон холма,  на  котором  располагалось  "кладбище  кукол",  был
обращен в  сторону  леса  и  не  просматривался  со  стороны  тренировочного
городка. Я тщательно  ликвидировал  следы  своего  выкапывания,  не  забывая
держать ушки на макушке.
   К этому времени я полностью вошёл в  рабочий  ритм  и  легко  и  бесшумно
заскользил к спасительному лесу. Быстро преодолел  открытое  пространство  -
кочковатое и неровное, заросшее густою травой поле, - и  с  опаской  вступил
под лесной шатёр.
   Странно устроен человек: только-только я вырвался  из  могилы,  казалось,
теперь мне - и  море  по  колено,  но  входить  в  ночной  лес  было  как-то
неприятно: он меня немного  страшил.  Однако  вскоре  дискомфортное  чувство
исчезло, лес принял меня как своего, и я знал, что он  поможет  мне.  Шестое
чувство подсказывало, что здесь нет ни одной живой души.
   Забравшись в самую чащу, я устроил некое подобие ночлега, а лучше сказать
- ночлежки, и выключился из ритма. До восхода солнца, которое мне  было  так
нужно, оставалось ещё много времени. Желать себе покойной ночи (!) в  данных
обстоятельствах  было  так  же  нелепо,  как  желать  этого  собравшимся  на
групповой половой акт. Вместо этого я пожелал себе на завтра яркого  солнца.
"Смерть" и пробуждение мне удались неплохо, пока всё развивалось  нормально,
и я заснул.
   11
   Выпавшая утром обильная роса хотя и помешала мне  подольше  поваляться  в
"постели", но подняла настроение: день обещал быть солнечным и без осадков.

   Несмотря на серьезность ситуации, в которой я оказался на  Паппетстринге,
я был, в общем-то, спокоен. Самое главное  -  я  перестал  существовать  для
своих врагов и... друзей. Бедный Джанк! Понял ли он меня? Не наломал  ли  он
дров в "кукольном домике"? Нет, ведь мой труп... тьфу, то есть я.., то есть,
Джанк не пошёл ва-банк, не стал спасать меня - и  вот  я  здесь.  Но,  может
быть,  его  убили,  когда  он  попытался  вырвать  у  дёртиков   мой   труп?
Сомнительно. Должен же он был догадаться! А если нет? Но  тогда  бы  мне  не
пришлось выкапываться: меня бы пришили по-настоящему. Скорее он,  как  и  я,
проявил выдержку; мы делаем общее дело, отрабатывая каждый свои  "квадраты",
и должны добиться успеха.
   То, что меня посчитали убитым, давало мне большие преимущества. Мой  блеф
развязал мне руки, и из этого необходимо было извлечь  максимальную  пользу.
Первоочередная задача сейчас - обрести звездолёт. А для этого сначала  нужен
скафандр. Однако обретение и того, и другого требовало от меня пройти через,
скажем так, довольно пикантные ситуации.
   Я планомерно стал исследовать лес, чтобы найти небольшую и хорошо скрытую
в чаще, но доступную солнцу поляну. Через некоторое время мне  это  удалось.
На руку было и то, что совсем недалеко от поляны спряталось крошечное лесное
озерцо или болотце - вода всегда кстати.
   Тут как раз подоспело время лёгкого  физиологического  недомогания,  и  я
уселся под кустик на берегу болотца. Поднявшись и оставив после себя то, что
положено, я совершил несколько  челночных  рейсов  к  болотцу  и  обратно  к
кустику, каждый раз принося с собой полную пригоршню воды и  выливая  её  на
кучку. Затем прутиком разворошил экскременты и осторожно отделил "таблетку",
проглоченную мною ещё в сортире тренировочного городка.  Взяв  "таблетку"  и
прополоскав её в воде, я аккуратно положил её на пенёк, чтобы не  закатилась
в траву и не затерялась в ней, не дай Бог. Потом снял с себя всё  "кукольное
одеяние" и извлек из шва "кукольного платьица" миниатюрную иголочку, которую
сохранил и сумел пронести в камеру, ловко спальмировав в  ладони  и  обманув
дёртиков.
   Это была единственная вольность,  какую  я  себе  позволил  тогда,  желая
позабавиться. В моём нательном тайничке под фальшивым ногтем большого пальца
левой ноги, который никто не смог обнаружить и о котором  я  сам  всё  время
забывал, хранилась точно такая же. Жаль, что там никак не  размещались  даже
самые маленькие, но всё же довольно крупные "таблетки" - есть  над  чем  ещё
ломать голову курировавшим нас институтам и нашему Техническому Отделу.
   Воткнув иголочку в тот же  пень,  я  тщательно  вытряс  свою  "кукольную"
одежду и обувь (других пока не было) и выполоскал  штаны,  носки,  куртку  и
рубашку и болоте, выжал их и отнёс вместе с ботинками на  полянку,  разложив
всё на солнце. После  этого  выкупался  сам,  вернулся  к  пеньку,  мысленно
повторил код, ещё раз проконтролировал его правильность и - о сладкий миг! -
взял "таблетку", ввёл в определённое место на  ней  иголочку  и,  чередуя  в
нужной последовательности короткие уколы  и  длинные  нажатия,  инициировал,
запустил процесс.
   Согревая "зародыш" в руках, я вышел на поляну, выбрал солнечное  место  и
лег на спину, положив маленький кружок на свой  тёплый  живот,  помогая  ему
согреться. Следя за солнцем, я перемещался так, чтобы "таблетка"  всё  время
оставалась под его прямыми лучами.
   Примерно через час она увеличилась до размеров баночки  из-под  сапожного
крема, и я снял её с живота и поместил  на  подошву  перевёрнутого  ботинка,
чтобы трава не затеняла ей  солнце.  Есть  мне  не  очень  хотелось:  я  мог
обходиться без пищи целыми днями и сейчас наслаждался жизнью, греясь в лучах
чужой звезды и время от времени переворачивая лежащую на солнце одежду.
   Часа через два "таблетка" выросла до размеров  большой  кастрюли,  а  ещё
через полтора я достал из лопнувшей оболочки  новенький  скафандр,  одну  из
самых простых и облегчённых моделей.
   Расправив и осмотрев его, я просушил скаф на солнце, примерил, опробовал,
побегал в нём, залез на дерево  и  слез  и,  довольный,  угомонился.  Теперь
осталось   дождаться   позднего   вечера,   чтобы   преодолеть   ещё    одно
трагикомическое испытание, возникшее передо мной как  следствие  неприятного
пустячка, состоявшего в том, что звездолётные "таблетки" слишком велики  для
заглатывания вообще и впрок - в частности.
   Наверное, я  обошёлся  бы  пока  и  без  звездолёта.  Оружие  можно  было
сравнительно легко добыть, напав на кого-нибудь из дёртиков - и  действовать
дальше. Для начала хотя бы сунуть нос к ним на базу, о которой говорил  Роки
Рэкун. В этом случае звездолёт непосредственно и  не  нужен  -  проникать  к
дёртикам в гнездо всё равно придется скрытно, без шума и пыли.  А  звездолёт
можно захватить потом у этих головорезов...
   Ну, всё. Понесло...  Погнали  наши  городских...  Снова  голова,  набитая
мускулами, толкает меня на необдуманные, поспешные поступки.
   Э, нет, братец кролик. Поспешать надо,  не  торопясь.  Как  говорила  моя
бабушка: "Не спеши в Лэйпешоу - переночуешь в Сандерлэнде". Вот именно.
   Я ж себя знаю, папуаса. Потому  и  собираюсь  достать  "таблетки",  чтобы
приготовить звездолёт. Полноразмерная тачка "проварится" дня два-три  -  это
тебе не скафандр облегченного типа.  Когда  я  запущу  "таблетку",  поневоле
придется ждать: её ведь не остановишь, да и нечем будет останавливать, разве
только выломать в лесу дубину. Кстати, дубина может пригодиться  для  охраны
полянки с созревающим  звездолётом  от  непрошеных  гостей.  Вот  за  эти-то
два-три  дня  я  и  остыну,  кое  о  чём  подумаю,  поразмыслю  -  при  моей
порывистости это полезно.
   А надеяться увести чужой корабль, когда можно  заиметь  отличную  машину,
которую "таблетка" построит по доведённой до совершенства  программе  нашего
Технического Отдела,  -  это  авантюра.  Украсть  звездолёт  -  не  пистолет
стянуть. Для того ведь и "умирал", чтобы обеспечить себе свободу действий. А
пропажа машины: шум, гам - только насторожишь дёртиков. К тому же ситуация с
наличием у них звездолетов не очень определенная. У  тренировочного  городка
дёртики паркуют их ненадолго и на ночь не оставляют: боятся кукол.
   Надо полагать, тачки есть на базе. Но знаю я эти цивильные и вообще чужие
звездолёты. Тахионный движок не так уж часто  встретишь  -  немногим  он  по
карману. Хотя, конечно, у дёртиков звездолеты неплохие. На "харвестере" и на
"Галакси-скайлайнере"  стоят  Т-двигатели.  И  демпфер  на  "Галакси"   тоже
прилично настроен. И глаза у Риты... Но  всё-таки  чужой  корабль  -  кот  в
мешке.
   Да что себя уговаривать, ясно же: свой звездолёт - это  всё.  Недаром  во
всех галактиках  переняли  вашу  эемную  поговорку:  "Мой  звездолет  -  моя
крепость". Это ведь не просто тачка, машина, корабль -  это  настоящий  дом,
это друг. Особенно для такого межгалактического... м-да...  не  будем.  Есть
звездолёт - и есть  крыша  над  головой,  есть  пища,  одежда,  оружие  и...
бритвенные принадлежности, наконец!
   Так что сортира мне не миновать, как пить дать. Да и то сказать,  не  всё
под кустиками сидеть...
   С такими, с позволения сказать, мыслями я осторожно, стараясь не шуметь и
не наследить, бродил по лесу, пока ещё не наступили сумерки, хотя и ночью  я
видел, как кот.
   Лес был до боли похож на наш земной в средних широтах. Однако он выглядел
совершенно безжизненным. Только большие и крикливые птицы, похожие на ворон,
вероятно, и обитали здесь. А растительный мир... Ну,  деревья,  само  собой.
Ягоды в это время уже, конечно,  не  попадались,  а  грибы  -  очень  редко,
какие-то сморщенные и сухие, как и лесная подстилка. Я  их  и  пробовать  ее
стал: бережёного Бог бережёт.
   И тишина в лесу висела муторная и неживая, я это было очень странно.
   Я  смутно  начал  ощущать  почти  физическое  присутствие  какой-то  пока
непонятной мне злой и тёмной силы, выморочившей лес. Но потом списал это  на
извечный,  инстинктивный  страх  человека  перед  темнотой,   уже   начавшей
сгущаться. Страху этому, естественно, не чужд  был  и  я  сам.  Насколько  я
ошибался, не доверяя собственному шестому чувству, я понял позднее.
   Закончив лесную прогулку, я возвратился на поляну,  вытащил  припрятанный
скаф и произвёл нехитрые приготовления,  а  именно:  стащив  с  себя  нижнюю
рубаху, перевязал ею аккуратно сложенный костюмчик и затем снял башмаки.  На
территорию городка я проникну, не надевая скафандр -  так  будет  удобней  и
легче.
   Выступать в поход время ещё не пришло: похороны кукол  проходят  вечером,
после ужина и сортира, как рассказывал несчастный Роки (сам-то я не  помнил,
во  сколько  меня  хоронили).  Только  после  окончания   похорон   путь   к
тренировочному городку через склон холма и пустырь станет свободен.
   Но я медленно  начал  двигаться  к  опушке,  рассчитывая  подождать  там.
Возможно, сегодня дёртики никого не убьют на плацу, и похороны не состоятся.
Да это знает только Бог. А я не Бог и буду лежать на опушке до тех пор, пока
не удостоверюсь, что путь свободен.
   Когда лес поредел и  чуть-чуть  расступилась  тьма,  я  стал  максимально
осторожен, так как выходил на опушку.
   Постройки тренировочного городка отсюда не просматривались, лишь небо над
тем местом слегка подсвечивалось его, видимо, немногочисленными,  огоньками.
Но склон холма с кладбищем был обращен ко мне, и похороны  убитых  кукол  не
остались бы не замеченными мною.
   Время тянулось медленно... Но вот я с  трудом  разглядел  темный,  темнее
ночи,   силуэт,   появившийся   над   пустырям.   Через   несколько   секунд
мертвенно-белый свет упал от  звездолёта  на  землю  и  вместе  с  ним  стал
перемещаться к склону холма.
   На  склоне  происходило  какое-то  движение,   раздавались   приглушённые
расстоянием звуки. Вот так всего лишь сутки назад совершалось,  вероятно,  и
мой погребение.
   Наверное, целый час прошёл, пока завершилась процедура. Затем  неподвижно
висевший всё это время звездолёт переместился чуть правее, видимо, в сторону
парковочной  платформы,  на  которую  пару  дней  назад  выводили  меня   из
"харвестера". Ещё  через  несколько  минут  звездолёт  поднялся  высоко  над
горизонтом и поплыл на северо-запад, где находилась  база  дёртиков,  вскоре
погасив прожекторы.
   Где-то с полчаса после этого я выжидал и затем, постепенно вводя  себя  в
рабочий ритм, направился в сторону городка, забирая одновременно чуть левее,
чтобы, выйдя к колючей проволоке ограждения, оказаться напротив туалета.
   В городке не было собак, и это значительно облегчало мою  задачу.  Что-то
им, как и лесным зверушкам, которых не  было  в  лесу  и  в  помине,  мешало
существовать. Собственно, и  собаки  не  стали  бы  для  меня  непреодолимым
препятствием, только вся эта эскапада растянулась бы на много дней.
   Недалеко от изгороди я ещё  раз  залёг,  высмотрел  охранника,  рассчитал
время и бесшумной тенью, словно ниндзя, просочился за проволоку,  волоча  за
собой, как небритый, босой, голодный и оборванный бродяга - а именно так я и
выглядел - узел со скафандром.
   Двери дощатого сортира были обращены к плацу, а на его задах, со  стороны
ограды, теснились стоящие бочки, наполненные мелом, купоросом и  алебастром,
и бочки, валявшиеся в беспорядке - из-под бензина,  дизтоплива  и  машинного
масла. Здесь же обрезки досок, разбитые ящики, размокшие и рваные  картонные
коробки, куски  рубероида  и  другой  хлам.  Все  это  сконцентрировалось  в
основном в очень большой, плоской и пологой воронке, примыкавшей к туалету и
начинавшейся почти сразу от тыльной его стены.
   Воронку или  ров  сделали  нарочно:  туда  должны  были  просачиваться  и
перетекать нечистоты из выгребной ямы туалета - тем удлинялись периоды между
его чистками и облегчались последние. Через неё я буду уходить  после  того,
как выполню задуманное, это я уже продумал. А проникнуть в туалет  мне  надо
через  одну  из  входных  дверей,  которых  имелось  две:  так  будет  легче
сориентироваться перед началом поисков.
   Забравшись в густую тень с торца сортира, я развязал рубаху, которой  был
спеленут скаф и потихоньку облачился, не закрывая пока лицо маской. Рубаху я
оттащил в воронку и спрятал среди хлама. Затем  вернулся  в  тень  у  торца,
осмотрелся и прислушался.
   Городок спал. Редкие фонари, тусклые и тоскливые, безуспешно  боролись  с
темнотой. Небо, изменившееся с  утра  и  затянувшееся  тучами,  нависло  над
землёй низко-низко.
   Охранник, которого я старался не упускать из  вида,  бездарно  стоял  или
сидел на одном месте, чавкал жвачкой, курил.  Наплевать  ему  было  на  всё.
Какой дурак полез бы, да ещё ночью, в этот страшный  городок,  тем  более  в
этот гнусный сортирный барак? Да и кому тут лезть:  местное  население  явно
отсутствовало, хотя какие-то домики я заметил ещё, так сказать, по приезде.
   Выждав минуту, я в мгновение ока оказался внутри туалета.
   Смрад вшивой латрины заполнил мои лёгкие, но маску я  пока  не  закрывал,
так как хотел сначала осмотреться. Стараясь не шуметь и не топать, подошёл к
той дыре, над которой сидел более двух суток назад.  Но  через  неё  мне  не
удалось протиснуться, и я перешёл в другой конец помещения, где  ещё  раньше
приметил большое отверстие с обломанной доской на краю его.
   "Ну что же, вперёд - и выше!" - сказал я самому себе,  надвинул  маску  и
соскользнул вниз.
   Чавкающий, плотный шлепок - и я, Айвэн Фул, он же Ивэн Симпл, по прозвищу
"Фэгот" - "Лохматый растрёпа", он же "Гуттаперчевая душа" - оказался по  уши
в дерьме.
   Это было не простое дерьмо: здесь справлял нужду и я сам, и представители
нашей Галактики, и многих других - правильных  и  неправильных  -  галактик.
Большинство этих людей, человекоподобных и нелюдей уже отошли  в  мир  иной,
оставив после себя на лике Вселенной лишь кучу  экскрементов  -  впрочем,  я
слишком сурово судил их. То же самое, не более, только и останется  в  конце
концов и от меня, в этом можно быть уверенным. На душе моей  уже  накопилось
достаточно дерьма,  когда-то  оно  перехлестнёт  через  край  -  через  край
Вселенной?
   Вообще, почему умирает человек? Наверное, потому, что в нём накапливается
дерьмо, и в момент, когда его становится чуть больше  какой-то  определённой
для каждого человека величины, он и умирает. Это касается и человекоподобных
и, наверное, нелюдей.
   Бог  мой,  как  несовместимы,  как  чудовищно   несочетаемы   загадочная,
колдовская Вселенная, прекрасное в своей высокой красоте звёздное небо  -  и
эта   грязная   выгребная   яма!   Или   я   не   прав,   занимаясь   такими
противопоставлениями? Во всяком случае,  сейчас  все  эти  "кротовые  норы",
"лишний" электрон, гравитационный коллапс и Ужасное Великое  Нечто  казались
чем-то страшно далёким, ненужным, иррациональным  -  в  грубой  и  осязаемой
реальности смрадной латрины не было места высоким материям.
   Я ворочался в чавкающей массе; дерьмо шевелилось и  внутри  моей  души  и
обволакивало меня снаружи. Для полной  гармонии  и  симметрии  осталось  ещё
обделаться прямо в скафандре.
   Я искал пластиковый пакетик, перетирая между защищёнными перчатками скафа
ладонями экскременты. Он никуда не  мог  деться  и,  чтобы  обнаружить  его,
необходимо лишь терпение.
   Методично и, насколько можно, спокойно, вёл я поиск,  стараясь  отвлечься
от необычности и в то же время пошлости (хорошо  сочетаньице!)  ситуации.  Я
помнил и  знал  о  подобном,  такие  случаи  бывали.  В  нашем  Департаменте
рассказывали старую-престарую  историю  о  человеке,  который  вынужден  был
прятаться в аналогичном сортире и делал это отнюдь не в скафандре.
   Меня же защищал скаф, но  психологически  становилось  трудно  переносить
ковыряние в дерьме. И когда я ощутил  между  пальцами  скользкое,  жирное  и
упругое тело гнусного головастика, подобного которому увидел на полу сортира
ещё в первый день своего пребывания в городке, - рвотный спазм,  глубокий  и
мучительный,  передёрнул  меня.  Разыгралось  ли   воображение,   подогретое
встречей с мерзкой дрянью, или миазмы действительно  проникли  внутрь  через
поры защитной оболочки лёгкого скафа,  -  только  мне  стало  совсем  плохо.
Хорошо ещё, что я в течение двух суток ничего не ел: это меня и спасло.
   Но Господь смилостивился надо мной:  неожиданно  я  ощутил  меж  перчаток
долгожданный плотный свёрточек.  Даже  не  поднимая  его  над  поверхностью,
понял, что это - пластиковый мешочек с моими "таблетками".
   Я хотел было развернуться лицом к задней стенке выгребной ямы,  собираясь
на выход, но тут локоть  моей  левой  руки  (правой  я  перехватил  пакетик)
наткнулся  на  что-то  большое  и  плотное.  Я  машинально  ощупал  предмет,
скользнув по нему рукой и,  кажется,  вскрикнул:  это  был  человек!  Вот  и
подходящий повод для того, чтобы обделаться. В этот момент я  мог  погореть:
шум  от  моих  суетливых,  торопливых  и  хаотичных  от  испытываемого  мной
омерзения движений, и мой, хотя и  приглушённый  маской,  возглас  в  пустом
помещении туалета  усиливались,  как  в  резонаторе...  Спокойно,  спокойно,
бродяга! Конечно же, здесь просто труп.
   В это время сверху послышались  шаги.  Хотя  скаф  и  имел  преобразующее
устройство, слышно было, конечно, хуже, чем на свободе. Однако я мигом усёк,
что кто-то вошёл в сортир, и затаился.
   Труп поднесло мне под грудь, и в нелепой позе, когда я как бы держал  его
на руках, как невесту, мы с ним встретили опасность.
   Зашёл, конечно, охранник. Кукол ночью никуда не выводили, а в помещениях,
где жили дёртики, имелись туалеты. Охранник мог  бы  пописать  и  на  свежем
воздухе. Зачем  ему  понадобилось  заходить  сюда?  То  ли  на  улице  начал
накрапывать дождь,  то  ли  он  завернул  в  туалет,  чтобы  совершить  хоть
какое-нибудь действие, развеять скуку бесконечного бдения на посту? Пожалуй,
что последнее, хотя дождь собирался.
   Несмотря на серьёзность положения,  мне  до  смерти  захотелось  напугать
дёртика - напугать до смерти! А  если  вместо  того,  чтобы  испугаться,  он
пальнёт вниз из флэйминга и подпалит мне щетину, которая уже довольно  густо
покрыла мой подбородок и щёки за последние несколько дней?
   Тлеющий кончик  его  сигареты  не  мог  рассеять  кромешную  тьму  внутри
неосвещавшегося ночью нужника; дёртик двигался осторожно.  Мурлыча  какую-то
песенку, почему-то до боли  мне  знакомую,  он  шумно  и  мощно,  как  конь,
помочился сверху на нас с трупом, бросил окурок, пару раз  сплюнул  и  вышел
вон.
   Я весь взмок внутри своего скафа. В нём и так не холодно, а тут я  ощущал
себя, словно в турецкой бане.
   С отвращением оттолкнув труп, я "поплыл" к задней стенке выгребной ямы и,
нащупав большую горизонтальную дыру в гнилых досках,  протиснулся  в  неё  и
перевалился  наружу.  Нижний  край  дыры  находился  примерно  в  футе   над
поверхностью земли. Небольшой, фута два шириной,  горизонтальный  участок  у
задней стенки туалета переходил в пологий склон рва-воронки.
   Весь в нечистотах, я скатился с пыльного бруствера на дно  воронки,  едва
не врезавшись в пустые металлические бочки. С меня текло, и я не хотел  пока
снимать  маску.  Найдя  большое  металлическое  корыто   из-под   цементного
раствора, заполненное стоялой, протухшей  водой,  лёг  в  него,  поворочался
туда-сюда, немного почистился и тихонько выбрался назад. Стоя по щиколотку в
невероятной  смеси  просачивающихся  из  выгребной  ямы  нечистот,  остатков
машинного масла, мазута, купороса и мелового раствора, снял скафандр,  нашёл
спрятанную рубашку и, преодолевая брезгливость, снова спеленал его в узелок.
   Нет, всё-таки отсутствие  собак  явно  спасло  меня:  по  такому  запаху,
который я распространял, даже самая бестолковая псина  легко  бы  обнаружила
незадачливого метагалактического щенка.
   Ну что ж, при всём при том "таблетки" у меня в руках. Значит, живём.
   На улице действительно начинался дождь, первые робкие капли застучали  по
металлическим бочкам, зашуршали по толевой крыше сортира.
   Пора и "домой". Нет худа без добра: дождь смоет все следы,  но  звездолёт
без прямого солнца созреет на сутки позднее.
   Сейчас надо аккуратно покинуть городок, куда я в будущем если и заявлюсь,
то будьте уверены, господа, уже в несколько ином качестве.  Несомненно,  все
куклы желали бы тоже выбраться отсюда.  Но  полусонный  дёртик  самоуверенно
полагал, что здесь он пребывает скорее для проформы.
   Находясь в рабочем ритме, совершить обратный  путь  через  ограждение  на
пустырь было делом техники. Я проскользнул почти под  самым  носом  у  этого
болвана, кемарившего на каком-то ящике у склада или сарая.
   Источая дикие ароматы, маскируясь и скрадываясь по всем правилам, миновал
я пустырь, заваленный отбросами и, оказавшись под защитой холма, обращенного
склоном к лесу, бесшумно понёсся к  своему  бивуаку,  на  ходу  размышляя  о
трупе.
   Была ли это отслужившая своё кукла, которую за убийство  боевика  дёртики
казнили унизительной и  страшной  казнью?  Или  кукла  сама  свела  счеты  с
безысходной своей жизнью, выбрав такой жуткий способ? Это мог быть и  Джанк.
Его вербовали, как говорил мне Роки Рэкун, в дёртики. Если он всё же клюнул,
играя свою игру, а куклы, приняв всё за чистую монету,  расправились  с  ним
традиционным и популярным в подобных местах способом, утопив его в  нужнике?
Ну нет, я бы опознал его. Это не Джанк.
   Вбегая в лес, я спугнул крикливых местных птиц, которые тучей взлетели  с
высоких, похожих на наши ели деревьев, - и на меня посыпалось сверху  теперь
уже птичье, так сказать, гуано. Инстинктивно втягивая голову в плечи, хотя в
данных обстоятельствах это выглядело до смешного нелепо, я  лишь  подумал  с
горькой иронией: "Дерьмовый сегодня выдался вечерок!"
   На поляне я разделся, положил пластиковый  конвертик  с  "таблетками"  на
тряпьё, потом перетащил скаф к озерцу и  бросил  его  там  отмокать.  Затем,
несмотря на прохладу, долго плескался в воде, но всё мне мерещилось дерьмо и
дерьмо. Да, от своего дерьма не отмоешься.
   После омовения я с полчаса бегал по лесу,  пытаясь  согреться.  Одевшись,
вскрыл  мешочек,  нацепил  на  руку  часы  (они  шли  безупречно,  показывая
универсальное время,  бесполезное  на  Паппетстринге),  принял  тонизирующую
"медицину"  и,  не  дожидаясь  утра  и  солнца,   инициировал   звездолётную
"таблетку", положил её под одежду на тело и заснул, почти счастливый.
   12
   Двое суток медленно созревал звездолёт; солнце лишь изредка  показывалось
среди рваных туч, иногда моросил мелкий дождик.
   На третий день утром я вытянул из  почти  оформившегося  корпуса  длинный
шланг с тяжелым наконечником и опустил его в болотце. Дело пошло быстрее, но
ещё сутки прошли, пока утром  на  четвёртый  день  тонко  не  пропел  сигнал
готовности.
   Всё это время я, без  маковой  росинки  во  рту,  пребывал  в  постоянном
напряжении, опасаясь быть обнаруженным.  Сам  я  успел  бы  в  любом  случае
скрыться, но вот что делать с недозревшим  звездолётом?  В  период  развития
машины  моё  положение  оставалось  чрезвычайно  уязвимым.  Я  действительно
выломал дубину и не выпускал её из рук, но  беспокоило  то,  что  находиться
слишком близко к поспевающему, как на дрожжах, звездолёту, не  мог:  процесс
сильно понижал температуру. Приходилось ночевать в отдалении.
   Сигнал готовности прозвучал для меня победным звуком боевой  трубы,  и  я
поспешил на полянку. Перед моим взором предстал полноразмерный корабль марки
"шевроле", модель "Классический каприз".
   Забравшись  внутрь  этой  божественной  машины,   я   испытал   настоящее
облегчение. Прежде всего снял  кукольную  одежду  и  обувь  и  бросил  их  в
утилизатор. Затем, сходив к болотцу, подобрал рубаху, вытащил из воды скаф и
отправил их туда же.
   Включив корабельную защиту и настроив бортовой страж на экстренный  старт
при опасности, зашёл в гигиенический отсек и прежде всего коротко  постригся
с помощью барб-автомата. Мне было жалко своих  льняных  косм  (должен  же  я
оправдывать своё прозвище "Фэгот"), но стрижка являлась частью моего  плана.
Затем забрался в ванную и наверное целый час чистился и  скрёбся,  но  запах
кукольного нужника всё ещё преследовал меня.
   С момента, когда меня подловили на платформе "Платинум  сити",  пролетело
недели полторы. Это время я со вздохом записал  себе  в  пассив:  работа  не
продвинулась ни на шаг. Могилы и  нужники,  через  которые  я  прошёл,  были
препятствиями, созданными самому себе мною же. А их преодоление - всего лишь
действия, направленные на самосохранение, просто моё частное  дело,  которое
вряд ли могло заинтересовать, например. Шефа.
   Спортсмены  знают,  что  пропущенная  неделя  тренировок  отбрасывает   в
развитии на две-три недели назад: такова  специфика  непрерывного  процесса.
Время никого не ждёт. Оно уходит, уменьшая мои шансы на удачу. Я  ничего  не
сумел пока сделать. А мой частный маленький успех... Я всегда помнил золотые
слова: добиться успеха ещё  недостаточно  -  надо,  чтобы  другие  потерпели
поражение.

   Дорого заплатив за свою  глупость  и  неосмотрительность,  я  рассчитывал
взять реванш, имея в качестве мощного тыла новый, с иголочки, звездолёт.
   Мне предстояло проникнуть на базу дёртиков.  Она  находится  сравнительно
недалеко от тренировочного городка, как вскользь  упомянул  в  разговоре  со
мной Роки Рэкун. Я запомнил, как звездолёт уходил на северо-запад от городка
после окончания похорон. Далеко для того, чтобы идти туда пешком. Да,  нужно
будет перегонять корабль на новое место, ближе к базе.
   Просуществовав  несколько  дней  на  поляне,  в  нескольких  милях  южнее
городка, я не видел пролетающих  звездолётов.  Они  заходили  на  посадочную
платформу с другой стороны - так, как  заходили  "харвестер"  и  доставивший
меня на планету "Галакси-скайлайнер". Таким образом, место, где  я  все  эти
дни прозябал, располагалось как бы в мёртвой зоне.  И  всё  равно  опасность
обнаружения постоянно висела надо мной.
   Значит, придется перелететь, как  стемнеет,  поближе  к  базе,  навестить
дёртиков, вернуться и до рассвета выйти в космос. Если даже  посещение  базы
ничего не даст, оставаться днём на земле недалеко от неё крайне опасно.
   Я начал методично готовиться к "хаджу". Чисто  выбрившись,  изменил  цвет
своих теперь непривычно коротких волос, тщательно приклеил усы и добавил ещё
несколько штрихов,  преобразивших  моё  лицо.  Я  не  собирался  вступать  с
дёртиками в личные контакты, но при  всём  при  том  Айвэн  Фул  должен  был
исчезнуть, Ивэн Симпл должен был считаться умершим, а  мне  надлежало  стать
Саймоном Сайсом.
   Чистая одежда,  хорошая  пища,  специальные  тонизирующие  и  укрепляющий
средства привели меня в ровное настроение, придали бодрости и уверенности.
   Незадолго до захода солнца я  напялил  на  себя  "жилетку",  налокотники,
наколенники, нацепил раковину и другие причиндалы. Сверху  обтянулся  тёмным
удобным  комбинезоном  с  откидывающимся  эластичным  капюшоном.  Обулся   в
легчайшие упругие туфли, не забыл  лэнгвидж,  до  зубов  вооружился  и,  как
только сгустилась тьма, с традиционным "вперёд  -  и  выше!"  свечой  поднял
машину в сочившееся мелким дождём небо Паппетстринга.
   Выждав несколько  секунд,  чтобы  дать  анализаторам  корабельного  Мозга
зафиксировать обстановку, я снизился до самых верхушек  деревьев  и  передал
управление автомату.
   В бесшумном и плавном  городском  режиме  мощный  "шевроле"  переместился
сначала немного на север и затем, забирая влево и оставляя с  правого  борта
бежавшее к базе шоссе, пошёл по дуге параллельно ему. Через несколько  минут
звездолёт взял правее  и  осторожно  приземлился  в  заброшенном  неглубоком
песчаном карьере. Прибор показал расстояние до  базы,  не  превышающее  двух
миль.
   Прихватив с собой чёрную, как ночь, бесформенную  плащ-накидку,  служащую
больше для маскировки,  чем  для  защиты  от  дождя,  я  покинул  корабль  и
направился прямо на север. Уже через несколько десятков метров, обернувшись,
я не смог разглядеть заглушенную машину и, удовлетворённый, продолжил путь.
   Лес постепенно расступался. Откуда-то сбоку  вынырнула  железная  дорога,
вероятно, заброшенная и, как и я, стремившаяся точно на север. Однако  я  не
соблазнился приподнятой и потому сравнительно  сухой  насыпью,  а  предпочел
пробираться понизу, по влажной, густой траве, густо покрывавшей  кочковатую,
прочерченную старыми бороздами и канавами, землю, продираясь через кустарник
и обходя кучи мусора, воняющие  креозотом  штабели  шпал,  старые  рельсы  и
тянущиеся вдоль насыпи продолговатые лужи.
   Математик Фрэнк Рамсей давным-давно доказал, что полная неупорядоченность
невозможна.  Практически,  на  бытовом  языке,  это  означает,  что   полный
беспорядок просто недостижим. Но глядя на унылую  картину  хаоса,  царившего
вокруг этой забытой железнодорожной ветки на странной планете Паппетстринг и
вспоминая точно такие же, с удручающим однообразием повторявшиеся на  многих
и многих планетах в эллиптических и спиральных, в правильных и неправильных,
в  молодых  и  уже  догоравших  галактиках,  пейзажи,  можно  было  поневоле
усомниться в правоте доказательства Рамсея.
   Меня всегда поражали,  угнетали  и  сбивали  с  толку  явный  анахронизм,
абсурдность   и   парадоксальность   нашего   бытия,    когда    наряду    с
эмбриомеханизмами,  способными  в  считанные  дни  и  недели  развиваться  в
прекрасные,  набитые  всеми  чудесами  жилищной  техники  дома,   продолжали
спокойно существовать  глухие  серые  заборы,  ободранные  пакгаузы,  гнилые
хибарки и лачуги с покрытыми мхом протекающими крышами.
   И если  даже  самоорганизовавшаяся  природа  в  лице,  скажем,  человека,
создала такой бриллиант, как "Платинум сити", каким он предстал при  первом,
поверхностном знакомстве и беглом, некритическом взгляде, то будьте уверены,
что подводная часть этого витающего в межгалактических просторах сверкающего
айсберга могла оказаться куда более мерзкой и отвратительной,  чем  паршивый
кукольный нужник тренировочного городка. И точно так же наличие во Вселенной
таких людей, как Эдвин Хаббл или интеллигентный Эдди  Лоренс  подразумевало,
или нет - даже требовало присутствия в ней Чмыря и Индюка и,  конечно,  Риты
Холдмитайт. Хотя Рита...
   Кирпичная труба, извергавшая клубы чёрного дыма и  просматривавшаяся  ещё
из леса, стопроцентно подсказывала  мне,  что  энтропийные  процессы  славно
потрудились и над комплексом зданий базы, и  я  не  сомневался,  что  Рамсей
будет вновь посрамлён.
   Действительно, пути вывели к высокому деревянному  забору  на  кирпичных,
оштукатуренных серым, во многих местах отвалившимся, цементом, столбах. Если
в лесу  были  шпалы  и  рельсы,  то  здесь  треугольник  земли,  окаймленный
раздвоившейся веткой железной дороги, указывал уже  на  близкое  присутствие
человека или человекоподобных, а скорее всего - нелюдей.
   Сорная высокая трава, чуть ли не по всему периметру окружавшая забор, как
и голая, неровная, усеянная камнями глинистая почва, были усыпаны  обрывками
бумаги, пустыми бутылками, смятыми сигаретными  пачками,  обломками  шифера,
разнообразной ржавой металлической дрянью и грудами красно-белого кирпича  с
остатками раствора. Пятна мазута и машинного масла  на  земле  и  насыщенный
тяжёлым запахом горения какой-то мерзости воздух, прямо из которого возникал
летевший водяной пылью мельчайший  и  почти  невидимый  дождь,  образовывали
гармоничнейший "натюрмортик".
   С ироничной усмешкой взирал я на спрятавшуюся за забором группу  мрачных,
тесно примыкавших друг к другу зданий, то ли породившую окружавший их убогий
ландшафт, то ли, наоборот, порожденную им.
   Большинство сбившихся в кучу строений  представляло  собой  разнообъёмные
параллелепипеды из  тёмно-красного,  до  черноты  прокопченного  кирпича,  с
близкими к кубу  соотношениями  сторон,  прилепившиеся  широкими  гранями  к
земле. Лишь одно из них, резко отличавшееся от остальных, напоминало  своими
пропорциями поставленный на  попа  удлинённый  кирпич.  Своей  узкой  гранью
"кирпич"  примыкал  к  боковой  стене  центрального,   наиболее   массивного
параллелепипеда. Редкие прямоугольники зияющих проёмов,  тёмные  изнутри,  и
пожарные  лестничные  пролёты,  перемежаемые   горизонтальными   площадками,
придавали ему  зловещий  вид.  Толстая,  сравнительно  невысокая  коническая
кирпичная труба изрыгала чёрные клубы дыма,  и  в  безветренном,  насыщенном
влагой пространстве он никак не мог быстро улететь вверх и лениво колыхался,
словно нежась во влажном тепле вечера.
   Я смачно сплюнул на замусоренную землю и  направился  к  изгороди,  поняв
уже, что мне не будут нужны ни перчатки с когтями, ни верёвка  и,  почти  не
маскируясь, подошёл к краю траншеи, на дне которой прижались  друг  к  другу
укутанные металлоизолем и альфолью  трубы.  Подныривая  под  забор,  траншея
переходила перпендикулярно ему на территорию базы.
   Я спустился в яму и,  передвигаясь  по  трубам,  прополз  под  торчавшими
сверху редкими  зубами  заборных  реек  на  другую  сторону  и  оказался  на
внутреннем дворике. Распрямившись и подняв голову, я  собирался  вылезти  из
траншеи.
   Внезапно небо над поставленным на попа "кирпичом" раскололось, неровная и
довольно широкая щель  с  завёртывающимися  внутрь  толстыми,  скруглёнными,
объёмными краями прорезала плотные серо-синие тучи.  И  странно  -  края  её
опустились почти до земли, словно щит неба опрокинулся и встал  вертикально.
Края  разрыва  ещё  немного  разошлись,  будто  две  половинки   гигантского
занавеса, - и ослепительно-яркая, чистейшая голубизна заполнила  проём.  Она
приковывала,  притягивала  к  себе,  вызывая  ощущение   радости,   подъёма,
необъяснимого блаженства и сладкого ожидания чего-то неведомого, и вдруг  на
самом верху  её  показалась  ладья  с  белоснежным  трапециевидным  парусом,
меньшим  основанием  обращенным  вниз.  Парус,   выгнутый   колесом,   будто
надуваемый мощным ветром, беззвучно  выплыл  из-за  занавеса  туч,  двигаясь
горизонтально и касаясь краев проёма, но нисколько не теряя своей формы и не
деформируя при этом края.
   Я только успел разглядеть в  центре  паруса  черно-синюю  фигуру,  чем-то
напоминавшую крест или трефовый карточный  крап,  как  видение  мгновенно  и
беззвучно исчезло.
   Меня вдруг замутило, к горлу подступила беспричинная тошнота.  Но  теперь
ничто не могло остановить меня.
   Почти не  раздумывая,  выскочил  из  ямы  и  мгновенно  пересёк  открытое
пространство, стремясь к  примеченным  мною  оцинкованным  коробам  вытяжной
вентиляции, уродовавшим  и  без  того  малоэстетичный  торец  тёмно-красного
параллелепипеда.
   Перемещаясь вдоль боковой стенки одного из коробов,  лежавшего  почти  на
земле, я добрался до примитивного плоского квадратного люка, державшегося на
четырёх горизонтальных шпильках и притянутого к коробу заржавевшими гайками.
С трудом открутив их, вытащил из бездонных  карманов  комбинезона  присоску,
закрепил  её  с  внутренней  стороны  люка,  влез  в  проём  и,  манипулируя
присоской, насадил люк на шпильки, притянул к фланцу и зафиксировал  изнутри
двумя кусками специальной липкой ленты.
   Большое сечение короба позволяло двигаться стоя, правда,  согнувшись,  но
вскоре короб разветвился на множество менее крупных рукавов, и мне  пришлось
ползти.
   Воздух  шумел  навстречу;  иногда   слышался   писк   какой-то   нечисти,
гнездившейся в  бесчисленных  закоулках;  временами  доносились  из  глубины
здания приглушённые, невнятные звуки.
   Я  рассчитывал,  переходя  по  вентиляционным  коробам  из  помещения   в
помещение, скрытно понаблюдать дёртиков, постаравшись хоть что-то выудить из
их разговоров, а при случае и обследовать комнаты.
   Наверное, инстинктивно я сворачивал  в  ответвления,  из  которых  тянуло
теплом, и вскоре увидел раздробленный дырчатым люком красноватый  мерцающий,
трепещущий  свет  и   услышал   характерный   шум.   Проявляя   максимальную
осторожность, на четвереньках подполз к круглому люку, открывавшемуся,  судя
по петлям, от меня, в помещение.
   Прильнув глазами к отверстиям, я увидел  довольно  большую  прямоугольную
комнату, один из торцовых простенков  которой  образовывала  передняя  часть
печи, по-видимому, газовой.  К  печи  вела  возвышавшаяся  над  полом  узкая
бетонная эстакада, растянувшаяся почти на три четверти длины помещения. Имея
в самой высокой своей точке высоту пять  или  шесть  футов,  она  постепенно
понижалась по направлению к печке, образуя наклонную плоскость, и  вдавалась
внутрь неё. По верху этой бетонной горки были  положены  примитивные  рельсы
или направляющие, выполненные из грубого металлического проката  квадратного
профиля,  опиравшиеся  на  листовые  подкладки.  Заслонка  печи,   вероятно,
перемещавшаяся на  вертикальных  направляющих,  закрывала  собой  предпечье,
опустившись до самых головок  рельс.  Из-за  неплотно  прилегающей  заслонки
через широкие щели  вырывались  иногда  языки  красно-оранжевого  пламени  и
облачка копоти и дыма. Горение сопровождалось характерным гудением  воздуха,
присущим газовым печам.
   У  противоположной  печке  стены  стояло   две-три   плоских,   узких   и
продолговатых тележки со  сваренными  из  профильного  проката  тяжёлыми,  в
пятнах окалины, рамами, и  с  небольшими,  имевшими  реборды,  колёсами.  На
торчавших  с  боков  плоских  кронштейнах   закреплялись   длинные   отрезки
потемневшей толстой стальной проволоки, скрученные  и  погнутые.  На  торцах
имелись приваренные к днищу скобы, согнутые из стального круга  и  служившие
для крепления троса или захватывания крюком при вытаскивании из печи.  Здесь
же  стоял  прислонённый  к  стене   длиннющий   металлический   стержень   с
кольцеобразной ручкой на одном конце и крюком - на  другом.  Рядом  валялись
металлический совок и проволочная метла. Из конца толстого  чёрного  шланга,
прикрученного проволокой к проржавленному вентилю, сочилась тонкой  струйкой
вода, пропадавшая в  дырочках  большого  квадратного  металлического  листа,
закрывавшего сток. Бетонный, как и эстакада, пол, слегка понижался к  стоку.
На голой стене недалеко от двери висел электрошкаф с  небольшим  количеством
переключателей  и  кнопок.  Пара  светильников   под   потолком,   забранных
предохранительной  сеткой,  с  трудом  проталкивала  сквозь  пыльные  стекла
тусклый свет.
   В первые секунды я принял  комнату  за  лабораторию,  упрямо  попытавшись
уверить себя в  том,  что  тут,  наверное,  производят  какие-то  опыты  или
технологические  операции,  требующие  высоких  температур.  Конечно  же,  я
трусливо обманывал самого себя. Всё говорило за то, что  передо  мной  нечто
вроде крематория, где  сжигают  трупы  умерших.  Впечатление  он  производил
тягостное и скорее напоминал преддверие ада, чем крематорий.
   Меня  всегда  заносило  не  туда,  куда  нужно,  но  сейчас  выбирать  не
приходилось. Если это действительно крематорий - ничего интересного здесь не
узнаешь, но через него можно проникнуть в другие помещения  базы,  чтобы  не
тратить время, блуждая по каналам вентиляционной системы.  Я  ещё  с  минуту
выжидал, прислушиваясь, а потом начал поворачивать первый  из  двух  язычков
запора,  связанный  с  находившейся  с  обратной  стороны  люка   рукояткой,
собираясь  открыть  крышку  и  затем  спрыгнуть  вниз,   как   вдруг   дверь
растворилась и в помещение вошёл... Индюк!
   13
   Я чуть не вывалился из воздуховода на бетонный пол. Минута ожидания, этот
"отсчёт до десяти", которые я, зная свою порывистость, всегда заставлял себя
производить в подобных ситуациях, возможно, и спасли мне жизнь.
   Индюк, худоватый, бодренький  и  шустрый,  со  сладеньким  выражением  на
бородавчатом лице, был не в скафандре и не в комбинезоне, а  в  дешёвеньком,
припудренном перхотью тёмно-синем костюмчике и  лёгких,  в  дырочках,  плохо
начищенных коричневых полуботинках.
   Попыхивая вонючей сигареткой, он с полминуты постоял, потом  взглянул  на
часы и в нетерпении снова направился к двери, но  тут  она  распахнулась,  и
двое дёртиков ввели связанного по  рукам  и  ногам...  Чмыря!  Я  ничего  не
понимал. Час от часу не легче. Чмырь неловко, короткими, из-за мешавших  ему
вязок, шажками подошёл, подталкиваемый молодцами, к одной из тележек и встал
неподвижно.
   Его, наверное, сильно и долго  били  недавно.  Лицо  Чмыря,  с  заплывшим
правым глазом и окровавленными,  распухшими  губами,  лишилось  уверенности,
надменности и спеси, которые оно излучало на плацу тренировочного городка  в
день моего "убийства".
   В бункер вошли ещё двое дёртиков и встали, не проходя вглубь, недалеко от
двери, дымя сигаретами.
   - Ну, мистер Чмырь, - обращаясь к нему, издевательски произнёс  Индюк,  -
не хотите ли прокатиться с горки на санках?
   Все негромко рассмеялись, но бедный Чмырь молчал.
   Я подумал про себя "бедный", ничуть не лицемеря. Я не  испытывал  к  нему
ненависти, хотя должен был испытывать, да ещё какую, и не только из-за того,
что он сделал, собирался сделать тогда на плацу.
   - Ну что же, господа? Начнём, пожалуй, - Индюк бросил окурок на пол.
   Дёртики вчетвером начали укладывать Чмыря на тележку.
   Индюк несколько секунд наблюдал за ними, потом сначала наклонился и затем
присел перед тележкой, что-то соображая, и засмеялся:

   - Ребята, вы смотрите, как расположен храповик. Нам ведь нужно  прокатить
Чмыря ногами вперёд, не так ли?
   Дёртики заржали.
   - Верно, Такикок, - сказал один  из  них,  рыжий  и  курчавый,  с  бабьим
вывертом ног в коленках, дёртик.
   - Давай, переворачивай, - буркнул другой, небольшого роста,  коротконогий
малый с гладкими смоляными волосами и изрытым, пористым лицом.
   Вся группа вновь начала суетиться над не издавшим ни  звука  Чмырём.  Они
перевернули его на сто восемьдесят градусов, снова уложили на  это  страшное
ложе и намертво приторочили проволокой к раме тележки, так  что  он  не  мог
шевельнуться, составив с тележкой как бы единое целое. Затем они  развернули
тележку на полу так, чтобы несчастный мог видеть печь.
   - На улице сыро и влажно, сыплет дождь, - заговорил Индюк, отходя к стене
и обращаясь к своим головорезам, словно предлагая им затравку для разговора.
   Рыжий тут же отозвался в тон Индюку:
   - Да-а, в такую погодку хорошо протянуть ноги к камину.
   - А ещё лучше въехать прямо в камин и уж затем протянуть ноги, -  добавил
один из вошедших последними парней, выпуская сигаретный дым через  ноздри  и
сплёвывая прямо на лежавшего Чмыря.
   - Сейчас мы предоставим мистеру Чмырю такую возможность, - ехидно  сказал
Индюк. - Поднимайте, парни!
   Затаив   дыхание,   наблюдал   я   из-за   крышки   люка   за   зловещими
приготовлениями, всё ещё надеясь в душе на то,  что  вот  сейчас  Индюк  или
кто-то из его помощников достанет пистолет и пристрелит  Чмыря,  прежде  чем
спустить его с горки. И вновь обманывал себя.
   Не выпуская изо рта сигарет, сдавленными голосами  приговаривая  "ножками
вперёд, ножками вперёд", дёртики вчетвером взгромоздили  тележку  на  рельсы
страшной горки, поставив ее передними колёсами позади упора, рычаг  которого
болтался вдоль вертикальной стенки эстакады.
   - Ребята, вы можете пока идти пить пиво,  -  отпустил  Индюк  тех  двоих,
пришедших позже, пришедших, наверное, только для того, чтобы помочь взвалить
тяжёлую тележку с плотным и мускулистым Чмырём на горку. - Вы это заслужили,
и теперь можете спокойно выпить за здоровье мистера Чмыря, - напутствовал он
их под общий смех.
   Двое громил, погасив о Чмыря сигареты, вышли вон, остались рыжий, который
назвал Индюка Такикоком, и черноволосый.
   - Мастэд, - повелительно сказал Индюк, - покажи  мистеру  Чмырю,  как  мы
поможем ему просушить ноги.
   Мастэд хмыкнул, подошёл к  шкафу  на  стене  и  встал  к  ней  полубоком,
поглядывая на остальных дёртиков и на не проронившего по-прежнему  ни  слова
приговорённого.
   Чмырь молчал, но был - это я видел отчётливо - весь мокрый, как мышь.
   Рыжий Мастэд передвинул рычаг  с  шарообразной  рукояткой,  торчавший  из
панели шкафа, и печная заслонка поднялась вверх.
   Яркое пламя гудело в печи; жар, втягиваемый вентиляторами,  сразу  достиг
меня, хотя печь имела и свой собственный мощный отсос. Но и без того я,  как
и Чмырь, давно уже взмок липким потом и чувствовал противную тошноту.
   - Вот видишь,  -  обращаясь  к  смертнику,  продолжал  разглагольствовать
Индюк, - как устроена жизнь. Трои ноги всегда опережали твою дурную  голову,
и сейчас они тоже пойдут впереди её. А у неё будет  некоторое  время,  чтобы
кое-что вспомнить, подумать кое о чём, например, о смысле жизни. Ножки  твои
хорошенько прогреются; высохнут, наконец-то, твои вонючие носки,  а  головка
всё это увидит и глубоко прочувствует.
   - Ну что же ты, Мастэд, покажи! - резко бросил он рыжему.
   Рыжий Мастэд  поиграл  рычагом  на  пульте,  и  заслонка,  повинуясь  его
движениям, опустилась до половины, потом снова поднялась и снова опустилась,
оставив лишь неширокую щель между своим нижним краем и головками рельс.
   - Смотрите, мистер Чмырь, как ловко Мастэд управляется с заслонкой! Когда
ваши вонючие ноги въедут  по  щиколотку  в  печку,  он  прижмёт  вам  голени
заслонкой, потом вы заедете туда по колено, и так далее.
   Я не верил своим ушам. Я не понимал, как Чмырь, которого мне сейчас  было
нестерпимо жалко, выносил всё это. Я бы не смог. Но что мог сделать Чмырь, и
что бы смог сделать я на его месте? Этот человек, который хотел убить меня и
полагал, что сделал это, - там, на плацу тренировочного  городка,  -  теперь
вызывал во мне безмерное сострадание и жалость. Но что-то удерживало меня от
каких-либо действий, я колебался.
   Между тем Индюк продолжал издеваться над обречённым.
   - Сейчас, мистер Чмырь, вы познаете ощущения, которые испытывает человек,
когда ему некуда больше идти. Вспомните,  как  вы  убивали  кукол.  Вы  ведь
замочили их сотни полторы, я думаю, не меньше.
   -  Он  уложил  сто  шестьдесят  две  куклы,  Такикок,   -   подал   голос
черноволосый, всё это время топтавшийся у рычага упора-фиксатора.
   - Да, это, безусловно, выдающееся достижение, -  глубокомысленно  пожевал
губами Индюк. -  Но  как  хорошо  быть  смертным,  ребята.  И  как  приятно,
наверное, умереть мистеру Чмырю в такой  тёплой  компании,  в  такой,  можно
сказать, согревающей душу обстановке.
   - И никто не скажет о  мистере  Чмыре,  что  он  умер  в  одиночестве,  -
поддакнул рыжий Мастэд, и все трое засмеялись.
   И тут Чмырь не выдержал.
   - Что же ты, подонок, не привёл сюда  свою  шлюху?  Сбегай  за  ней,  ты,
вшивый индюк, и заставь её раздеться догола - здесь же тепло. - Он  говорил,
как человек, которому уже нечего терять.
   Индюк  движением  руки  дал  знак  рыжему  поднять  заслонку,   что   тот
незамедлительно и исполнил.
   Лицо Индюка посуровело. Яркое пламя из  печи,  упав  на  него,  заострило
крючковатый, вислый нос, резко обозначило носогубные складки и бородавки  на
шее и на щеках. Несмотря  на  то,  что  мистер  Такикок  оставался  хозяином
положения, выглядел он довольно жалко, особенно из-за неровно подстриженных,
сальных волос и обильной перхоти на них.  Но  спокойствие  его  было  сродни
спокойствию и методичности настоящего садиста, да он и являлся им.
   - Я знал, что ты не выдержишь, - криво ухмыляясь,  сказал  он,  глядя  на
Чмыря. - Это тебе не в куклы играть, скотина. Ты  слишком  зарвался,  заехал
колесом на обочину. А я не люблю, когда  мне  перебегают  дорогу.  Я  ничего
никому не прощаю, запомни. Хотя тебе теперь запоминать ни к чему...  Задумал
занять моё место,  -  сообщил  он,  притворно  апеллируя  к  скалившим  зубы
головорезам. - Ловкий малый, очень ловкий.  Но  теперь  он  отпрыгался,  как
думаешь, Блэкбёрд, как думаешь, Мастэд?
   - Мы ему подрумяним пятки, - сказал черный  Блэкбёрд,  оглаживая  ладонью
рукоятку фиксатора.
   - Пусть попробует  отрабатывать  свой  коронный  "сандерклэп"  на  печной
заслонке, - весело откликнулся Мастэд.
   - Правильно, ребята, - заключил Индюк. - "О, ленивые, жаркие, сумасшедшие
дни лета!" - притворно вздохнул он.
   - Да не курлыкай ты, гад! -  задыхаясь  от  бессильной  ярости,  вскричал
Чмырь.
   - Ну что  ж,  Блэкбёрд,  -  как  ни  в  чём  ни  бывало  тусклым  голосом
прокурлыкал Индюк, - клиент дозрел. - Поехали!  -  вдруг  громко  и  зло,  с
оттяжкой, воскликнул он.
   Черноволосый дёрнул ручку, упор-фиксатор освободил путь передним колёсам,
и тележка тронулась, унося с собой в геенну огненную очередного грешника.
   Отчётливо застрекотал храповик. Тележка раскатывалась с горки, но  Чмырь,
разумеется, не хотел въезжать во  врата  ада.  Наблюдая  страшную  сцену,  я
испытывал тяжёлый ужас - а что должен был испытывать он?
   Внезапно  звериный  рёв  буквально  сотряс  бетонный   бункер.   Инстинкт
самосохранения брал верх. Чмырь кричал так, что у меня закололо  никогда  не
болевшее сердце.
   Он словно бы  спохватился  и  перешёл  из  состояния  ступора,  в  каком,
по-видимому, пребывал, к запоздалым попыткам  освободиться.  Извиваясь,  как
червяк, дёргаясь назад, он пытался замедлить, остановить  движение  тележки.
Но не зря Индюк упоминал о храповике. Обратной дороги  не  было.  Западающая
между зубцов храпового колеса собачка не позволяла тележке сдавать назад,  в
лучшем случае Чмырь мощными рывками мог некоторое  время  удерживать  её  на
одном месте. Но долго это продолжаться не могло.
   Я  даже  не  заметил,  как  в  моей  руке   оказался   излюбленный   мною
автоматический восемнадцатизарядный "спиттлер", который уже успел  нагреться
в ней. Да, я помнил трагические, полные боли, высокие строки: "Счастье - это
тёплый пистолет". Неужели я готов был привести к  полному  финишу  мучителей
Чмыря - гнусных и подлых убийц гнусного и подлого убийцы кукол?  Я  понимал,
что стал свидетелем расправы над проигравшим в борьбе за власть внутри банды
дёртиков Чмырём, которого сейчас уничтожали победители...
   Мастэд сам, без команды, ещё  раз  поиграл  заслонкой  печи,  на  которую
неотвратимо наезжал Чмырь.
   Тот завизжал, как резаный, глаза его вылезли из орбит, в диком  ужасе  он
крошил себе зубы,  предпринимая  нечеловеческие,  чудовищные  усилия,  чтобы
прекратить скатывание в ад. Но путы были слишком крепки, а  тележка  тяжела.
Однако он был здоров,  этот  лось,  этот  обречённый  на  мучительную  пытку
убийца, а смертельный ужас утроил его и без того немалые силы.
   Неожиданно в одной из  судорожных  попыток  Чмырь  превзошёл  знаменитого
барона Мюнхгаузена, который когда-то сумел вытащить  самого  себя  вместе  с
лошадью из болота за собственные волосы. Ему  удалось  оторвать  один  конец
тележки на несколько дюймов от направляющих,  и  при  последующем  опускании
одно из колёс её заскочило ребордой  за  внешнюю  боковину  рельса.  Тележку
заклинило, она встала!
   Я  в  этот  момент  несколько  расслабился,  трое   палачей   тоже,   как
заворожённые, наблюдали за поворотом страшного сюжета.
   А  смертник,  непрерывно  крича  и  продолжая  свои  усилия,  забился   и
задёргался с удвоенной энергией, почувствовав,  что  он  находится  в  своих
попытках на верном пути  к  свободе,  почувствовав  сладкий  запах  свободы.
Иллюзорный запах.
   В эти мгновения до меня, наконец, дошло, что Чмырь уже  несколько  секунд
как сошёл с ума. Господь смилостивился  над  ним,  облегчив  ему  переход  в
лучший мир. Обделавшийся, с пузырившейся на  губах  пеной,  Чмырь  закатился
вдруг чудовищным, дьявольским смехом.
   Короткие мои волосы встали дыбом, сердце бешено  колотилось,  а  безумный
Чмырь раскачивал  тележку  в  продольном  направлении,  и  она  громыхала  и
дребезжала и билась на неисповедимых путях Господних вместе с ним.

   И вдруг - мог  ли  я  или  его  мучители  предположить  такое  -  тележка
сорвалась с узкой эстакады и свалилась вниз.
   Я уже давно  находился  в  рабочем  ритме,  но  думаю,  что  и  дёртикам,
наблюдавшим вместе со мной, показалось,  что  Чмырь  падал  целую  вечность.
Колёса металлического катафалка медленно задирались вверх, Чмырь должен  был
упасть лицом вниз. У него ещё оставался шанс, но он не мог придти  в  момент
его падения на руки и на ноги, как кошка - на четыре лапы,  потому  что  его
выпрямленные,  сомкнутые  ноги  и  лежавшие  по  швам  руки  были   намертво
приторочены проволокой к тележке.
   Мокрый, сочный хруст - словно  гнилой  арбуз  упал  на  асфальт  -  и  от
чудовищного "сандерклэпа" в висок, которым Чмыръ отправлял на тот свет ни  в
чём не повинных кукол и который теперь нанёс ему жёсткий бетонный  пол,  его
мозги разлетелись в стороны.
   Я непроизвольно крякнул в этот момент, весь поджался и  закусил  губы.  Я
так и не пустил в ход свой "спиттлер",  не  найдя  в  себе  сил  привести  к
полному финишу чёрномундирных головорезов во главе с Индюком.
   А Чмырь, спасшись от мучительной смерти на медленном огне, лежал на  полу
- наконец-то свободный. Избежав одной смерти, он нашёл  себе  другую,  более
лёгкую, оставив Индюка с носом.
   Но я обманулся и  в  третий  раз.  Услышанные  мною  последующие  реплики
дёртиков раскрыли мне глаза на только что происшедший и казавшийся случайным
эпизод.
   Мастэд, повернув рычаг, опустил заслонку печи  и,  плотоядно  улыбаясь  и
потирая руки, радостно проговорил:
   - Ну, джен-тель-ме-ны, я выиграл пари. Гоните монету. Я ведь вам говорил,
что он не доедет.
   - Ничего не поделаешь, - притворно сокрушился Индюк, - придется  платить.
Хотя ты спугнул его, ты  слишком  увлёкся,  играя  заслонкой,  -  и  нарушил
чистоту эксперимента.
   Так вот оно что! Беспредельная, иезуитская жестокость  дёртиков  потрясла
меня. А я никак не мог понять сначала, зачем так высоко от  пола  находилась
наклонная плоскость эстакады - ведь поднимать тележку с человеком  на  такую
высоту очень неудобно. Безусловно, всё это было сделано специально. Мученик,
прикрученный к тележке, попадал в положение "уловки двадцать два":  в  любом
случае - сумел бы он сорвать тележку или нет - его всё равно ожидала смерть.
И дёртики, зная это, цинично развлекались, заключая пари.  В  данном  случае
атлетический Чмырь в  буквальном  и  фигуральном  смысле  сумел  "слететь  с
катушек", не доехав до печки, и Мастэд, ставивший на это, выиграл.
   - Да, на этот раз мы с Такикоком проиграли, - покачал головой Блэкбёрд. -
Но у нас ещё  есть  шанс  отыграться  сегодня.  Вы,  надеюсь,  не  забыли  о
"кукле-убийце"? И раз ты, Мастэд, победил в первом заезде - тебе по традиции
и идти за этой вонючей куклой. А мы пока выкурим по сигарете и отдохнём.
   -  Ну  конечно,  сейчас  схожу,  -  отозвался  довольный  Мастэд.  -   Но
затаскивать салазки на горку придётся вам самим, если, конечно, не  захотите
приплатить. По традиции.
   - Договорились, Мастэд, - добродушно согласился Индюк. - Мы с  Блэкбёрдом
сделаем это, потешим тебя. Только прошу, не копайся. Мы ждём.
   Мастэд вышел, и они спокойно задымили сигаретами. Минут  через  пять-семь
отворилась дверь и, втолкнув в бункер спутанную  по  рукам  и  ногам  куклу,
Мастэд переступил порог вслед за ней.
   Я вгляделся в лицо человека и узнал... Роки Рэкуна. Но  я  уже  находился
после всего увиденного тут в таком состоянии, что почти не удивился. Видимо,
Роки всё-таки не выдержал и привёл кого-то из боевиков дёртиков на  плацу  к
полному финишу, хотя всегда боялся быть обречённым на пытки, полагавшиеся за
это кукле. Но он убил хотя бы одного негодяя, он сделал это, переломил себя.
Видно, сердце не выдержало.
   Видит Бог - я, как и каждый нормальный  человек,  не  любил  убивать.  Но
сейчас, сжимая тёплую рифлёную рукоятку "спиттлера", твёрдо  решил  привести
этих трёх собиравшихся мучить Роки гадов к полному финишу, чего бы  мне  это
ни стоило.
   Дырки в крышке люка были достаточно велики, чтобы стрелять через  них  не
только из "спиттлера", но и из  тупорылого  "пиггиса".  Правда,  приходилось
смотреть в одно отверстие, а стрелять  из  другого  -  не  слишком  выгодная
позиция, но выбирать не приходилось: если я стану открывать  люк,  то  сразу
подставлю себя. Ждать больше становилось невыносимо. Я не  хотел  и  не  мог
позволить издеваться над Роки.
   "Когда я держу тебя в руках", - палец плавно нажал на спусковой крючок, и
Индюк с пробитым  сердцем  повалился  замертво,  выпустив  изо  рта  вонючую
сигарету.
   "И ощущаю свой палец на твоём спусковом крючке", - вторая  пуля  настигла
Блэкбёрда, который заскрёбся о вертикальную стенку эстакады, обдирая лицо  о
корявый бетон.
   Мастэд  хотел  прикрыть  себя  куклой,  но  сметливый  и  ловкий  учитель
физкультуры бросился на пол лицом вниз, быстро оценив  ситуацию  и  совершив
максимально возможное в  своём  сложном,  со  связанными  руками  и  ногами,
положении.
   Однако Мастэд мгновенно выхватил револьвер и выстрелил Роки в затылок.
   "Я знаю, что никто не посмеет обидеть меня", - но моя третья пуля  только
задела руку рыжей скотины.
   Он ещё успел выстрелить в сторону люка слабеющей рукой, пятясь к двери.
   "Потому что счастье - это тёплый пистолет", - четвёртая и последняя пуля,
выплюнутая  "спиттлером",  обозначила  на  веснушчатом  лбу  рыжего  Мастэда
крупную "индийскую родинку",  и  пятый  за  последние  двадцать  минут  труп
распластался на нечистом бетонном полу бункера.
   Всё-таки этот рыжий гад заставил потратить на себя две пули.  Если  бы  я
стрелял из открытого люка, то никогда  бы  не  позволил  себе  промахнуться.
Из-за моей самоуверенности и непрофессионализма  погиб  Роки  Рэкун.  Прости
меня, Роки, прости.
   Я переждал свою  традиционную  минуту,  потом  повернул  язычки  запоров,
распахнул крышку люка и мягко спрыгнул на пол.
   Стараясь не испачкать обувь, чтобы потом не наследить, осмотрел  лежавших
и убедился в том, что все они пришли к полному финишу. Потом обыскал Индюка,
Блэкбёрда и Мастэда, но ничего, кроме тривиальной  чепухи  и  оружия,  в  их
карманах не нашёл. Тележку с Чмырём переворачивать не стал: ясно, что  перед
казнью его содержали в заточении, и карманы его, следовательно, пусты. То же
самое относилось и к Роки.
   Держа наготове пистолет, я подошёл к двери,  прислушался  и,  открыв  её,
попал в тамбур или в "предбанник".
   Слева и прямо передо мной находились ещё две двери. Я метнулся  к  левой,
тихонько приоткрыл её и увидел длинный и широкий, полутёмный коридор. Закрыв
дверь и заперев её на имевшийся  с  внутренней  стороны  замок,  бросился  к
другой.
   Отворив её пинком ноги, я вступил в небольшой "кабинет", в котором стояли
лишь стол с телефоном, пара стульев и узкий шкаф.
   Сунувшись в шкаф, я обнаружил в нём  болтавшийся  на  вешалке  невзрачный
плащ и лежавшую на полке  мятую  шляпу.  А  в  углу  увидел  тёмный  плоский
портфельчик. Почти не надеясь  на  попадание,  я  .заглянул  внутрь  него  и
удовлетворённо хмыкнул: там среди прочего  хлама  лежал  небольшой  складной
зонтик. Именно с этим зонтиком и с  этим  портфелем,  вероятно,  подкараулил
доктора Хаббла Индюк, когда тот  переходил  мост,  направляясь  пообедать  в
кафе. На всякий случай я не стал ни вынимать зонт из  портфеля,  ни  трогать
его, решив предоставить это парням из нашего Технического Отдела. Я сунул  в
портфель плащ со шляпой, обмотал его своей накидкой и быстренько закрепил  с
помощью имевшихся у меня ремней и лямок к спине наподобие ранца.
   Подойдя к столу,  выдвинул  ящик,  и  глаза  мои  встретились  с  глазами
пожилого человека на фотографическом  портрете.  Огромный,  почти  полностью
лысый череп мозгляка, неровно подстриженные усы, бородка клинышком, глубокие
лучи морщин у глаз со стороны висков, мрачный, нехороший взгляд и широкий, в
горошек, галстук, повязанный нелепым узлом - точно такой же портрет наблюдал
я на экране спецблока своего теперь "засахарившегося" звездолёта на  пути  к
"Платинум сити".
   Ну конечно же, на фотографии был запечатлен  профессор  Джестер  Дёрти  -
если верить рассказу Роки, уже давно покойник.
   В глубине ящика  лежал  старомодный  лэнгвидж,  большой  и  плоский,  как
коробка из-под конфет. Тащить его с собой не хотелось: хватало  и  портфеля,
но на моё счастье у  него  оказался  унифицированный  узел  ввода  и  вывода
информации. Узел вывода информации выполняется обычно в  виде  стерженька  с
коническим наконечником, напоминающего  рычаг  часового  тахометра,  а  узел
ввода - как его ответная часть, в виде конического отверстия. Я вытащил свой
модерновый лэнгвидж, размером не более портсигара, и насадил его на стержень
обнаруженного мной в столе аппарата.  Плотно  прижав  гнездо  к  хвостовику,
нажал на кнопку вывода и перезаписи информации на панельке  старого  уродца.
Через несколько десятков секунд мой маленький помощник  впитал  в  себя  всю
хранившуюся в старичке информацию.
   Пришла пора уносить ноги. Когда дёртики  заглянут  в  бункер,  поднимется
большой шум, но, может статься, этого не случится в самое  ближайшее  время:
двух помогавших им парней Индюк с приятелями отпустили,  да  и  по  местному
времени уже, наверное, поздний вечер. Есть даже слабая надежда,  что  ничего
не обнаружится до утра. Я не засветился и попытаюсь уйти назад тем же путём,
через вентиляционные каналы.
   Выйдя в тамбур, я отпер замок на двери,  ведущей  в  большой  коридор,  и
вернулся в бункер. Открытый замок,  возможно,  собьет  дёртиков  с  толку  в
предположениях о возможных путях отхода неизвестного гостя, то есть меня.
   Подтянувшись на руках, я забрался в воздуховод.  Портфель  на  спине  мне
почти не мешал.
   Я перевернулся лицом к бункеру, последний раз оглядел его, бросил  взгляд
на печь, мысленно попрощался с Роки.
   Так получилось, что он проводил меня в последний путь, а я... Я  не  могу
его похоронить, как положено. Не сумев уберечь Роки, я вынужден бросить  его
тело здесь, потому что будет сложно уйти отсюда, с этой  жуткой  базы,  даже
налегке. Прости, Роки, ещё раз прости.
   Я намеревался притянуть крышку люка, но что-то почудилось мне,  задержало
меня. Уже знакомая тошнотворная волна невидимо и  беззвучно  прокатилась  по
бункеру, меня опять затошнило, и  взгляд  мой  непроизвольно  упал  на  труп
Индюка. Какая-то  заноза  не  давала  мне  покоя,  что-то  меня  беспричинно
тревожило и угнетало и вызывало чувство грозящей опасности.
   Я помотал головой, пытаясь избавиться от  противного  саспенса,  притянул
крышку и, повернув язычок, закрыл люк изнутри.
   Вперёд - и выше: я стал пробираться на выход. Но то ли проклятый саспенс,
то ли обилие крутых ужасов, увиденных в бункере, или  моя  рассеянность  или
задумчивость сыграли со  мной  злую  шутку,  -  только  я  заполз  не  в  то
ответвление, по которому пришёл сюда.  И  в  кромешной  тьме,  где  имелось,
вероятно, не более пары фотонов, не заметил вертикальной шахты и  неожиданно
провалился на несколько десятков футов вниз, не сумев вовремя  притормозить.
Гладкий ствол, круто изогнувшись, вынес меня к чуть приоткрытому люку и,  не
в силах остановиться, я успел лишь  сгруппироваться  и  мгновенно  выхватить
"спиттлер", и в ту же секунду вылетел из воздуховода, как пробка.
   14
   С большим трудом придя на обе ноги, держа  наготове  обнажённый  ствол  и
ожидая самого худшего, я приготовился дорого продать свою непутёвую жизнь.
   В огромной комнате, куда я попал, тыльной стороной ко мне стояло  кресло,
над  спинкой  которого   возвышался   мощный   морщинистый   затылок,   явно
принадлежавший не человеку.
   Сидевший в кресле некто поднялся на произведённый мною шум  и  повернулся
ко мне...

   У меня перехватило дыхание и зашевелились волосы на голове.  Передо  мной
стояло  существо  с  телом  человека,  одетое  в  удобный  домашний   костюм
тёмно-коричневого рубчатого вельвета, кремовую рубашку со свободным воротом,
охваченным расслабленным галстуком; в мягких матерчатых туфлях на ногах.  Но
его голова...
   Бог мой!  Его  голова  походила  одновременно  на  голову  гиппопотама  и
безрогого носорога, но с какими-то  грубыми,  будто  эскизно  проработанными
чертами бегемотового рыла, и ко всему прочему - глаза,  постоянно  прикрытые
немигающими, полупрозрачными плёнками  век,  почти  безгубый,  жабий  рот  и
фактура  кожи,  напоминающая   фактуру   глины   или   пластилина   грязного
жёлто-серого цвета.
   В Каталоге, который содержал всего лишь несколько  страниц  с  описаниями
разумных существ, обитающих в нашей Вселенной, заученным  мной  наизусть,  о
подобных нелюдях не  упоминалось.  До  что  Каталог  -  всех  их,  не  столь
многочисленных в смысле видового разнообразия, населяющих  Метагалактику,  я
наблюдал живьём, в натуре, и с некоторыми даже общался. Это входило  в  нашу
подготовку. Здесь же было что-то непонятное. Не отводя от странного существа
своего тёплого "спиттлера", я лихорадочно соображал, кто стоит сейчас передо
мной и что же мне делать. Из  тех  имён,  что  назвал  мне  Роки,  передавая
сведения из третьих рук, в голове вертелись Кэс Чей и Казимир. Но  ведь  все
дёртики - это земляне. Неужели?.. Страшная догадка озарила меня,  и  в  этот
миг существо нарушило затянувшееся молчание.
   - Уберите, пожалуйста, вашу слоновью пушку. Она действует мне на нервы, у
меня очень расшатаны нервы, вы понимаете? - Оно говорило  обычным,  приятным
человеческим голосом, на типичном в Космосе диалекте  земного  языка,  но  с
явным акцентом, присущим андромедовцам.
   Почему-то я подчинился и  спрятал  "спиттлер"  под  мышку,  но  незаметно
включил на запись лэнгвидж.
   - Кто вы? - усталым голосом спросило  существо,  не  поднимая  век.  -  Я
чувствую: вы - не дёртик, хотя и дрожите, как осиновый лист. - Оно непонятно
чему засмеялось.
   "Нет, это не Кэс Чей,  если  я  хоть  что-нибудь  понимаю  в  людях...  в
нелюдях", - подумал я и ответил:
   - Я Саймон Сайс, землянин. - И неожиданно для самого себя вдруг  бросился
головой в омут, пойдя, что называется, ва-банк: стараясь не отводить глаз от
гиппопотамьего рыла, сказал просто:
   - Помогите мне.
   Ни один мускул не дрогнул на этом...  на  этой...  голове,  не  поднялись
по-прежнему опущенные веки, - лишь тяжкий, глубокий вздох услышал я, и вслед
за тем существо без всякой издёвки и насмешки, без намёка на своё  положение
хозяина и хозяина положения, и даже,  как  мне  показалось,  с  просительной
интонацией, произнесло:
   - Помоги нам, и мы поможем тебе... Я вижу, я знаю, я чувствую сам, что вы
не дёртик. Здесь кругом одни дёртики, одни тупые  головорезы...  И  вот  уже
несколько лет ни одного, - оно запнулось, - человека. А мне нужен не  просто
землянин, а человек. О, вы человек, я знаю это, я вижу, я чувствую это  сам.
- Существо говорило странно, непонятно, постепенно убыстряя речь. -  Я  пока
не спрашиваю, как вы попали сюда. О, сюда невозможно  попасть  настоящему...
человеку, - оно опять запнулось на слове "человек". - Но не  будем  пока  об
этом. Можете мне вообще ничего не рассказывать. Только помогите, прошу  вас.
А я помогу вам.
   - Вы, наверное, и есть профессор Казимир, не так ли? - в упор спросил я.
   - О, вы знаете моё имя? Так вы всё знаете обо мне? И вы поможете  мне,  -
он почему-то всё более возбуждался и нервничал, -  правда?  Вы  ведь  пришли
меня спасти, да?
   - Нет, я ничего не знаю о вас, я лишь мельком слышал ваше имя, но ни ваши
обстоятельства, ни ваши проблемы мне совсем  неизвестны,  -  я  всё-таки  не
сказал ему всю правду, утаив даже то немногое, что сообщил мне Роки Рэкун.
   - Ну, неважно, мы обо всём успеем ещё поговорить. Но  позднее,  несколько
позднее. Я всё вам объясню и отвечу на все ваши вопросы. Но дайте мне слово,
что вы исполните сначала  то,  что  должен  обязательно  исполнить  человек,
именно человек, который собирается мне помочь. Вы должны присутствовать  при
моём приступе, вы должны быть со  мной,  видеть  меня,  наблюдать  всё,  что
произойдёт со мной, и не отворачиваться при этом, не  уходить,  не  убегать,
как бы страшно и неприятно вам не было. -  Он  чуть  ли  не  заламывал  свои
настоящие, человеческие руки.
   Я держал ушки на макушке, пока мало что понимая.
   -  Мы  поговорим  после,  если  вы  выдержите,  -  вам  надо  обязательно
выдержать, - продолжал он непонятную, бессвязную речь, - это же очень  легко
выдержать, уверяю вас. -  Он  замолчал  на  мгновение,  и  я  воспользовался
паузой, чтобы вставить слово:
   - Спасибо вам за то, что считаете меня человеком. Я сделаю  всё,  что  вы
просите, но я ведь здесь, как вы и сами догадались, незваный  гость...  Если
дёртики застанут меня у вас, ни вам, ни мне не понадобится никакая помощь...
   - Не бойтесь, - перебил он меня, - никто из них не придет сюда,  ручаюсь.
Они не могут это смотреть... Рита была... Она пьет и сейчас... - Он  говорил
как бы сам особою. - А Кэс... - он замялся, - у нас еще есть полтора часа до
полуночи.  Прошу  вас,  оставим  все  разговоры  на  потом.  Ни  на  что  не
обижайтесь,  и  постарайтесь  ничему  не  удивляться.  Приступ  уже  близко.
Обещайте, что не отведете от меня взгляда до конца  приступа,  до  тех  пор,
пока не скажу об этом я сам...  Делайте,  что  вам  говорят!!!  -  вдруг  он
завизжал фальцетом так, что у меня пошел мороз по  коже.  -  Сюжет!  Сначала
сюжет! Я должен смотреть этот сюжет!!! - верещал он. - Смотрите  этот  сюжет
вместе со мной!!! Будьте со мной  все  время  приступа,  -  последнюю  фразу
Казимир произнес почти спокойно.
   Затем он бросился к  большому  плоскому  телевизору,  стоявшему  в  углу,
включил его и упал в кресло, в котором  сидел,  когда  я  влетел  к  нему  в
комнату, больше не произнеся ни слова.
   Ошарашенный, я придвинул второе такое же кресло и молча уселся, глядя  на
экран и краем глаза наблюдая за Казимиром.
   Мелькание полос на экране сменилось картинкой.  Долго,  несколько  минут,
неподвижная  камера  показывала  безжизненный  пейзаж,   по-моему,   земной,
африканский. На переднем плане виднелась  часть  лагуны  какой-то  реки  или
озера. Определить это точнее не представлялось  возможным,  так  как  камера
оставалась все время неподвижной. От  уреза  воды  полого  поднимался  склон
бархана с четко  просматривавшимся  характерным  волнистым  рельефом  песка,
имевшего насыщенный желто-оранжевый, горячий цвет.
   Потом на гребне бархана, справа, показалось небольшое копытное  -  то  ли
карликовая антилопа, то ли газель, - окрашенное под цвет песка  и  безрогое,
что часто свойственно самкам этих животных.
   Пугливо озираясь, газель легко сбежала к кромке воды и, встав полубоком к
ней, принялась осторожно пить, чуть ли не после каждого  глотка  приподнимая
точеную головку и озираясь кругом.
   Внезапно произошло какое-то неуловимое  движение,  и  приличных  размеров
крокодил, резким рывком выбросив тело из водоема, ухватил газель за шею  как
раз тогда, когда она, погрузив мордочку в воду и  опустив  глаза,  сократила
себе сектор обзора.
   Газель резко отпрянула от кромки воды, пытаясь  выпрямиться,  и  зубастый
хищник выпустил ее шею, оставив на ней страшные раны.  Но  туг  же  крокодил
вцепился ей в левую заднюю ногу и  стал  тянуть  газель  вводу.  Обезумевшее
несчастное животное уперлось что есть силы ногами в проваливающийся песок  и
в тот момент, когда крокодил несколько  ослабил  хватку,  чтобы  перехватить
повыше ногу жертвы и вонзить зубы в более толстое и  широкое  бедро,  газель
все-таки вырвалась из страшных объятий.
   С трудом  поддерживая  в  нормальном  положении  истерзанную,  наполовину
перекушенную шею, она рванулась наискось влево от воды, к верхушке  бархана,
волоча едва державшуюся на связках и коже раздробленную  ногу  и  на  глазах
теряя силы. Тяжело раненная газель в буквальном смысле этого неблагозвучного
слова доскреблась до верхушки бархана, оставив за собой кровавый след,  и  в
изнеможении легла, как лежат антилопы  и  газели,  с  великим  трудом  держа
голову.
   Крокодил, упустив добычу, почему-то не бросился за ней на сушу,  а  сразу
развернулся и нырнул в мутноватую воду, но спустя  несколько  секунд  всплыл
близко к поверхности, словно притопленное бревно, и выставил перископы глаз.
   Весь  эпизод  занял  лишь  несколько  десятков  секунд.   Только   сейчас
становилось понятно, сколько терпения потребовалось  безымянному  оператору,
чтобы подстеречь момент нападения крокодила на одно из пришедших на  водопой
животных. Разумеется, он выяснил сначала наличие в водоеме крокодилов, а  уж
затем занял скрытную позицию, в которой, вероятно, оставался много дней.
   Наверное, ему постоянно что-то мешало. То  приходили  крупные  и  сильные
животные, на которых крокодил не решался нападать; то дремал или смещался из
"сектора обстрела" камеры сам крокодил; то  наступала  темнота;  то  менялся
ветер и, пугаясь оператора, животные не шли  к  водопою.  Но  невидимый  нам
человек с камерой дождался своего звездного часа и сумел снять  великолепный
сюжет. Сюжет достаточно жестокий, но в то же  время  поразительно  типичный.
Он, конечно, производил впечатление  и  вызывал  чувство  острой  жалости  к
антилопе, но по большому счету вряд ли соответствовал эмоциям  предварившего
его Казимира. Хотя я смутно догадывался, что сюжет еще не закончен, да и все
действо, в которое втянул меня Казимир, этим сюжетом  явно  не  должно  было
ограничиться.
   Камера продолжала неподвижно и равнодушно  созерцать  почти  все  тот  же
пейзаж, который теперь оживляла - жуткий каламбур! - полумертвая газель  или
антилопа, чей силуэт, в нижней части сливаясь с красноватым барханом,  четко
вырисовывался в своей верхней части на  фоне  яркого  голубого  африканского
неба.
   И вдруг в правом углу экрана показалось вальковатое,  массивное  туловище
животного на толстых, коротких ногах. Это был гиппопотам.
   Я невольно скосил глаз на Казимира, который как ни в чем ни бывало  жадно
вперился в экран телевизора слепыми глазами.
   Бегемот, несмотря на внушительные размеры и большую массу, несся рысистым
аллюром с неожиданной для такого увальня быстротой, покачивая округлыми, как
у старинного паровоза, боками. Буквально в шаге от антилопы он  остановился,
как вкопанный.
   Та, видимо,  невыразимо  страдая,  находилась  в  прежнем  положении,  не
трогаясь с места.
   В это время по характерному изменению фона стереодинамиков  телевизора  я
понял, что автор уникальных  кадров  включил  звукозаписывающую  аппаратуру,
вероятно  услышав  что-то,  могущее  усилить   впечатление   от   снимаемого
материала. Впрочем, раньше он мог и просто забыть о ней, увлекшись  съемкой.
Звукоаппаратура,  имевшаяся  у  оператора,  в  отличие  от   съемочной,   не
отличалась высоким качеством. Во всяком случае,  четкое,  ясное  изображение
озвучивалось невнятными, сносимыми ветерком звуками.
   Но вот один звук заглушил все прочие шумы.  Антилопа  кричала!  Её  крик,
крик безысходности и отчаяния, рвавшийся  из  поврежденного  горла,  продрал
меня до самых костей. Живая материя не хотела умирать, и  жуткое,  на  одной
ноте звучавшее верещание, такое необычное для хрупкой  газели,  неслось  над
барханами. Вот так же совсем недавно верещал в бункере дёртик Чмырь.
   Гиппопотам переступил ногами. Морда его почти коснулась головы антилопы.
   Я весь напрягся и подобрался: сюжет полностью захватил меня.
   Поразительно, но крокодил  тоже  почувствовал  кульминацию  драмы  и  еще
больше подвсплыл, наблюдая.
   Крик раненной газели оборвался: силы оставляли ее. В болезненном томлении
безучастно ожидала она чего-то, чего я все еще никак не мог понять.
   На несколько секунд воцарилась словно немая сцена - все  трое  участников
трагедии замерли, не двигаясь; с экрана не доносилось ни звука.
   Бегемот распахнул ужасную пасть, раскрывшуюся, как чемодан,  чуть  ли  не
более чем на девяносто градусов, осторожно (!) надвинул  ее  на  головку  не
протестовавшей, не отвернувшейся и не сопротивляющейся газели, не коснувшись
ее ни языком, ни зубами, ни нёбом.  Потом  челюсти,  вооруженные  огромными,
редко расставленными зубами  желтоватого  цвета,  среди  которых  выделялись
своими размерами совсем уж  жуткие  клыки,  медленно  сомкнулись,  скрыв  от
взоров голову газели. Плотно сжав их,  будто  фиксируя,  гиппопотам  постоял
некоторое время с закрытой пастью и снова раскрыл её.
   Головка отмучившейся антилопы с огрызком шеи упала на красноватый  песок,
и обезглавленное  туловище  обмякло  и  распласталось  на  вершине  бархана,
слившись с красноватым песком.
   Да, сюжет был удивительным. Он держал в напряжении и,  главное,  оставлял
свободу воображению. У меня щемило сердце от жалости к  маленькой  антилопе,
как в бункере, когда я наблюдал мучения Чмыря.  И  признаюсь,  я  так  и  не
уловил  полностью  смысла  увиденного  и,  пребывая  в  состоянии   какой-то
раздвоенности, никакие мог уяснить: откликнулся ли бегемот на зов о  помощи,
одним движением челюстей избавив газель  от  страданий,  или  он  скусил  ей
голову, повинуясь пробудившемуся от вида крови инстинкту и, образно  говоря,
просто с отвращением "добил лежачего"?  Все-таки  гиппопотам  -  это  та  же
свинья, притом большая свинья. Та ещё свинья. Так сказать, "ами кошон".
   Но действие еще не закончилось.  Наступала  развязка.  Бегемот,  подождав
немного, повернулся и бросился к лагуне, на полной скорости вбежал в воду  и
помчался по мелководью,  вздымая  фонтаны  брызг,  словно  пытаясь  досадить
крокодилу и отомстить ему.
   Крокодил испугался и мигом  ушел  в  глубину:  вопреки  распространенному
мнению эти грозные высшие пресмыкающиеся не нападают на гиппопотамов.
   Прошло еще две-три томительных минуты, улеглась вода, успокоились  волны,
поднятые водяной свиньей. И  зубастый  злодей,  прямой  потомок  динозавров,
снова всплыл, выбрался на берег и,  переступая  кривыми  лапами  и  мотая  в
противофазе головой и хвостом, подбежал к мертвой антилопе, теперь  уже  без
помех надежно ухватил еще теплый труп и, легко волоча  небольшое,  в  общем,
тельце, вполз в мутные воды и утащил добычу на дно.
   Снова  под  голубым  небом  установились  спокойствие  и  тишина.   Сюжет
закончился. Замелькали на экране полосы, и я уже  начал  расслабляться,  как
вдруг раздался яростный рёв Казимира, причинивший мне  настоящие  физические
мучения.
   - Я не могу! - визжал он, и  жуткая  гиппопотамья  морда  его  наливалась
красным. - Не хочу-у-у! - ревел Казимир и ворочался  в  глубоком  кресле,  и
сучил ногами, и размахивал руками, словно боролся с невидимым противником, с
загадочной потусторонней силой.
   Но будто  сильный  ветер  снес,  стащил  его  с  кресла  и  начал  упорно
подталкивать к раздвижным, застекленным пупырчатым матовым стеклом,  дверям,
которые предварительно  разъехались,  открыв  проход  в  смежную  квадратную
комнату.
   Я с нарастающей тревогой, с которой почему-то никак  не  мог  справиться,
последовал за визжащим, как поросенок, Казимиром. Открылась еще одна  дверь,
и,  вслед  за  окончательно  теряющим  все  остатки   человеческого   облика
профессором (!)  я  ступил  на  красноватый  песок  искусно  воссозданной  в
декорациях африканской полупустыни, под сияющее голубизной  небо  огромного,
напоминающего кинопавильон, зала.
   Казимиру, кажется, становилось все хуже и хуже, и, странное дело,  я  как
бы ощущал себя в его шкуре, страдая от мучительной тошноты.
   Он,  как  молекула  в  броуновском  движении,  метался  по   грандиозному
павильону, то хрюкая, то визжа, то ревя,  а  я  покорно  встал  недалеко  от
автоматически закрывшейся двери и,  держа  данное  ему  слово,  наблюдал  за
человеком-гиппопотамом. Несмотря  на  ухудшающееся  на  глазах  состояние  и
липкий, обволакивающий саспенс, который я все сильнее  ощущал,  у  меня  еще
хватило сил подумать, что сейчас должна последовать сцена,  подобная  только
что покачанной на экране телевизора, но и не угадал и не ошибся.
   Все разыгралось без драматических выкрутасов и завихрений,  без  третьего
лишнего - крокодила.
   На гребень одного из декоративных барханов взбежала появившаяся откуда ни
возьмись точно такая же, как  в  телесюжете,  антилопа,  песчаного  цвета  и
безрогая.
   Казимир тут же бросился к ней, пытаясь поймать и схватить,  но  казалось,
ему никогда не удастся сделать это. Однако я все время забывал  о  том,  что
передо мной визжал и бегал за антилопой не  человек  как  таковой,  а  некое
существо, весьма  от  него  отличное,  и  поэтому  подходить  к  оценке  его
возможностей с человеческими мерками было бы слишком самонадеянно.
   И действительно, с непостижимой ловкостью и проворством, присущими скорее
представителям семейства кошачьих, человек с головой бегемота и с  незрячими
(?!),  прикрытыми  морщинистыми   пленками   век,   глазами,   всего   через
пятнадцать-двадцать   секунд   настиг   быстроногую   газель   и,    держась
человеческими  руками  за  голову  и  круп  несчастной  жертвы,   присосался
гиппопотамьей пастью к ее стройной  шее,  словно  вампир  или  вурдалак.  Но
дальше дело пошло медленнее, чуть ли совсем не застопорилось.
   Там,  в  видеоролике,  телевизионный,  так  сказать,  гиппопотам   скусил
антилопе голову  за  считанные  секунды.  А  здесь,  в  павильоне,  вся  эта
кошмарная процедура растянулась на целую вечность. Имелось  три  привходящих
обстоятельства,  затруднивших  Казимиру  "усекновение  главы",  которое   он
обречен был произвести, понукаемый неведомой злой силой.
   Во-первых, "фронт работы" не был, в отличие  от  телесюжета,  подготовлен
крокодилом, и справиться хотя и не со столь мощной, но все же мускулистой  и
приличного объема шеей газели, представлялось нелегким делом.
   Во-вторых,   гиппопотамья   голова,   венчавшая   шею   Казимира,   имела
пропорциональные человеческому туловищу размеры, то есть не слишком большие,
поэтому он не мог, как гиппопотам  в  сюжете,  надвинуть  пасть  на  головку
антилопы, чтобы разом окончить дело. Точно также не мог он,  терзая  ее  шею
сбоку, одним махом нанести смертельную рану, быстро убить предназначенное на
неведомое заклание животное.
   И в третьих, хотя гиппопотамы и обладают  чудесными  зубами  (из  которых
изготовляют, кстати, лучшие  зубные  протезы  -  разумеется,  для  людей  и,
разумеется, страшно дорогие), но они являются  все-таки  зубами  травоядного
млекопитающего и не приспособлены так совершенно для "разделки мясных  туш",
как кинжалоподобные зубы страшного хищника - крокодила.
   В общем, они замучили друг друга. Казимиру приходилось не "резать" мышцы,
как удается  это  хищникам  своими  специально  приспособленными  для  этого
зубами, а  словно  "прожевывать"  их,  добираясь  до  горла  и  позвоночника
антилопы. Она же  никак  не  могла  хотя  бы  потерять  сознание,  чтобы  не
созерцать всего этого ужаса и не чувствовать страшной боли,  причиняемой  ей
неумелым убийцей поневоле.
   Кровь хлестала фонтаном, дико хрюкал и урчал Казимир; сумасшедше, истошно
верещала  антилопа.  Этот  сюрреалистический  кошмар  при  всем  его   ужасе
переносить было бы гораздо легче, если бы передо мной  разыгрывалось  просто
сцена из жизни животных, сцена "борьбы за энергию". Но здесь  присутствовала
совсем иная подоплека, заключавшаяся в пока  неизвестном  и  непонятном  мне
проклятье, висевшем над бедным Казимиром, и потому страшно мучились все трое
- и он, и я,  и  антилопа.  Неудержимо  тянуло  на  "харч",  хотя  в  других
обстоятельствах я более или менее достойно перенес бы подобное зрелище.

   Меня вырвало прямо на  красный  бутафорский  песок,  и  могучий  инстинкт
самосохранения погнал меня к  выходу.  Шатаясь,  как  пьяный,  на  дрожащих,
ослабевших ногах, подбирался я к  дверям,  предусмотрительно  распахнувшимся
передо мной, будто предлагая, приглашая переступить порог,  который  отрежет
мне путь к спасению Казимира. Если я не выдержу и переступлю его, прежде чем
закончится приступ у профессора, это безмерно осложнит мне выполнение задачи
по прекращению, приостановке "стравливания" пространства из нашей Вселенной,
а, в исключительных обстоятельствах, и по ликвидации  действующей  "кротовой
норы", "развальцованной трубки". Я не должен спасовать, не должен уйти, -  я
должен вытерпеть, потому что не имею права упускать случай, приведший меня в
кабинет одного из  трех  главных  действующих  лиц,  сумевших  сделать  нашу
Вселенную полузамкнутой, пробивших окно в  Ужасное  Великое  Нечто.  Если  я
выдержу эту пытку, то Казимир поможет мне выполнить задание, а я помогу  ему
в его беде. Почему-то я был уверен, что судьба человека-гиппопотама накрепко
связана, сплетена с предметом беспокойства нашего Департамента и лично Шефа.
Не говоря уже о физиках-теоретиках. Интуиция подсказывала  мне,  что  помочь
Казимиру - и значило выполнить данное мне задание, а выполнить задание  -  и
значило помочь Казимиру.
   Этими спутанными мыслями тщился я  отвлечь  самого  себя  от  мучительных
спазм,   продолжавших   выворачивать   пустой   желудок,   от   раскалённой,
пронизывавшей снизу доверху  весь  позвоночник,  боли,  тупо  наблюдая,  как
беснующийся человек с изуродованной натурой и психикой  пытается  перекусить
шейные позвонки уже не верещавшей, а только хрипевшей антилопе.
   Словно слепой, вытянув перед собой руки и растопырив пальцы, и  при  этом
нелепо вывернув голову, чтобы не спускать глаз с Казимира, я  нечеловеческим
усилием воли  заставил  себя  отойти  прочь  от  двери.  Я  чувствовал,  что
побеждаю, что должен победить.
   Двери снова закрылись. Всему на свете приходит конец. Даже нашей старушке
Вселенной. И настал миг, когда Казимир убил антилопу - и не просто  убил,  а
как и гиппопотам из телесюжета, перегрыз ей горло. Он бросил на песок голову
с невероятно размочаленным огрызком с трудом перегрызенной им шеи и отпустил
руку, державшую холку газели.
   Казимир повернулся к дверям павильона, и я  смог  увидеть  его  анфас.  Я
увидел  окровавленную  гиппопотамью  морду  с  повисшими  на  ней  кровавыми
лохмотьями, с  прилипшими  к  ней  обрывками  кожи  и  сухожилий,  его  весь
перепачканный вельветовый  костюмчик,  сорочку  и  галстук,  никуда  уже  не
годные, и  заляпанные  кровью  брюки  над  ушедшими  в  песок  и  невидимыми
ботинками, обшлагами  лежавшие  прямо  на  песке.  Лицо  его  с  по-прежнему
сомкнутыми веками выражало безмерное страдание.
   Мне вдруг значительно полегчало и я  уже  не  испугался,  когда  началась
последняя сцена этого дешевого спектакля.
   Казимир, негромко подвывая, принялся раздеваться, брезгливо избавляясь от
окровавленного тряпья, в которое превратилась его  одежда.  Разгоряченный  и
потный, он предстал передо мной в костюме Адама. Весь мокрый и выжатый,  как
лимон, тяжело дыша, Казимир  приходил  в  себя  после  кошмарного  приступа.
Внезапно тело его прямо на моих глазах сначала порозовело, затем покраснело,
и вскоре струи кроваво-красного пота буквально потекли по  нему.  Это  могло
впечатлить кого угодно, да только мне-то приходилось  видывать  раньше,  как
потеет гиппопотам, когда его кожные  железы  обильно  выделяют  красно-бурый
секрет, предохраняющий кожу от высыхания.
   Поразительно, но дух всей этой страшной  оперетки  и  особенно  вот  этот
кроваво-потный заключительный аккорд так явно несли на себе отпечаток натуры
покойного  (покойного  ли?)  профессора  Джестера  Дёрти,   обрисованной   в
нескольких  словах  доктором  Хабблом:   "великий   эксцентрик,   шутник   и
мистификатор". Но в жутковатом фарсе присутствовала,  несмотря  на  всю  его
трагичность для обреченного Казимира, и изрядная доля  пошлости  и  кича.  И
пошлость дешевого спектакля неотвязно ассоциировалась  у  меня  почему-то  с
застреленным мною Индюком,  с  его  гнусными  бородавками,  с  самодовольной
шустростью бодренького шныря.
   Измотанный  и  деморализованный  Казимир  тем  временем   проследовал   к
раскрывшимся самим собою дверям, вошел в смежную с его кабинетом  комнату  и
прошмыгнул в одну из дверей, из-за которой вскоре раздался шум воды, а затем
совершенно неожиданно донесся нормальный человеческий голос Казимира:
   - Приступу конец, Саймон - ведь вы назвались Саймоном, не так  ли?  Вы  -
человек! Проходите в кабинет, садитесь и ждите меня. Ничего  не  бойтесь.  У
нас с вами есть около часа для разговора. Ну, идите же,  прошу  вас.  Говорю
вам, вы выдержали.
   Я не стал навязываться потереть ему спину, а он не попросил меня об этом.
Возможно,  Казимир  имел  электроспинотер  -  вроде  того,   что   советовал
приобрести Эдди Лоренс  перед  тем,  как  откинуть  мне  мозги  на  дуршлаг.
Стоимостью в шестьсот монет. Цена без мочалки.
   И я, облегченно вздохнув, прошел в кабинет.
   15
   Только сейчас, понемногу приходя  в  себя,  я  смог  рассмотреть  кабинет
Казимира.
   У фальшивого окна с видом на унылый сарай и гараж на грязном дворе  стоял
тяжелый и массивный старомодный письменный  стол  с  пачками  листов  писчей
бумаги на нем; со старинной модели, но новой, с иголочки, пишущей  машинкой;
с уютной настольной лампой. Рабочий стул у стола, уже  знакомые  два  кресла
для отдыха посередине. Прекрасное  старинное  бюро  с  латунной  фурнитурой,
также, как и стол и лампа, создававшее неповторимый  уют.  Небольшой  низкий
квадратный  столик.  Телевизор  с  комплектом  видеоаппаратуры   и   другими
причиндалами в углу и - стеллажи,  стеллажи  и  стеллажи,  забитые  книгами,
книгами и книгами, -  по  всему  периметру  кабинета,  лишь  в  одном  месте
оставляющие открытым доступ к  знакомым  уже  дверям,  застекленным  матовым
пупырчатым стеклом. Только вентиляционный люк футах в шести-семи от пола, из
которого я "вылупился", смотрелся здесь несколько странновато. Впрочем,  как
и я - со своим атлетическим телом, облаченный в специальный  комбинезон,  со
своим любимым "спиттлером" и особенно с притороченным на  манер  парашюта  и
обмотанным темной накидкой портфелем за спиной.
   Интерьер  кабинета  совершенно  не  вязался  с  наружным   обликом   базы
дёртиков...  Вот  именно  -  дёртиков.  И,  в  общем,  не  стоило  чрезмерно
расслабляться. Почему я доверился этому монстру с гиппопотамьей  башкой?  Но
жребий брошен, Рубикон перейден, двум смертям не бывать, одной не миновать -
или через час я все узнаю, или меня, как Чмыря, элегантно спустят с горки.
   Я развернул кресло, уселся так, чтобы видеть матовые стеклянные  двери  и
принялся ждать, готовя себя к дальнейшим  неожиданностям  и  сюрпризам.  Так
прошло минут пятнадцать, это мне начинало не нравиться. Но вот наконец двери
раскрылись и вошел Казимир. Я облегченно вздохнул и сказал просто  чтобы  не
молчать:
   - Я думал, вы не придете. Или придете, но  вместе  с  вашим  таинственным
Кэсом Чеем. Или он придет один.
   Казимир, одетый в точно такой  же  вельветовый  домашний  костюм,  только
серого цвета, пристально посмотрел на меня.
   - Вы боитесь, - сказал Казимир, - и правильно делаете. В логове дёртиков,
где мы находимся, нужно быть все время начеку. - Он покопался в стеллажах  и
неожиданно извлек откуда-то кувшин с молоком, стакан для меня  и  большую  и
глубокую глиняную миску для себя. Потом тем же движением фокусника будто  из
воздуха достал тарелку с нарезанным ароматным сыром, следом за ней  блюдечко
с мармеладом "лимонные дольки" и в заключение принял на  обе  руки  огромное
блюдо с разнообразными коржиками, пирожными, ватрушками  и  прочим  печивом.
Все это с трудом кое-как разместилось на квадратном столике.
   У меня впервые после отлета с Земли потекли слюнки при виде пищи.
   - Ну, садитесь, Саймон, к столу, не стесняйтесь, - пригласил  Казимир.  -
Наливайте молоко - лучший напиток для нас с вами в данных обстоятельствах.
   - Это точно, - подтвердил я, наполняя стакан из кувшина.
   - Увы! - сказал он, принимая у меня кувшин  и  наполняя  свою  плошку.  -
Шампанское нам обоим пить ой как еще рано, хотя час  уже  поздний.  Виски  -
вижу по вашим глазам (я чуть не поперхнулся при этих словах Казимира, так ни
разу и не поднявшего век) - вы не пьете, - он улыбнулся, - ну и хорошо. Кофе
нам пить сейчас вредно - мы и так слишком возбуждены. А вот молоко  в  самый
раз.
   Я не знал, с чего начинать разговор и чувствовал себя неловко, но он  все
видел и понимал, этот слепой гиппопотам-носорог.
   - Времени у нас не так много, - сказал Казимир. - Я здесь уже более  двух
лет не видел человеческого лица - этих зверей и  придурков  я  за  людей  не
считаю - и с радостью принял бы вас здесь подольше, но  задерживаться  позже
полуночи вам никак нельзя, иначе вы погибнете.  Поэтому  -  ешьте,  пейте  и
слушайте, что я вам сообщу, задавайте вопросы - по делу, по существу... - Он
прервался на секунду и, помолчав, добавил:
   - Догадываюсь, что за вопросы мучают нас, но из чувства такта  вы  их  не
задали, я знаю. Так вот, не стесняйтесь. Но даже если  вам  неинтересны  мои
личные обстоятельства - придется выслушать, не обессудьте.  Тем  более,  что
все тут перепуталось, переплелось - и моя  судьба,  и  судьба  Вселенной,  а
может быть, и Вселенных, и вот теперь  и  ваша,  благодаря  случайности,  по
которой вы оказались здесь и которая скорее  смахивает  на  необходимость  и
закономерность.
   Я  что-то  неопределенно  промычал  в   ответ,   откусывая   от   коржика
замысловатой  формы  и   погружая   нос   в   стакан.   "Да,   предположения
оправдываются, - подумал я. - Но  не  жди,  бродяга,  что  тебе  преподнесут
искомое на блюдечке с голубой каемочкой. Казимир попал в опалу, в немилость,
раз из него сделали монстра - в этом можно не сомневаться. А это значит, что
информация, которую он собирается сообщить мне, несколько устарела  -  ровно
на столько дней, месяцев, или  лет  -  сколько  он  мается  в  гиппопотамьем
обличии".
   Казимир тоже прихлебнул из своей чашки  и,  надкусив  громадную  ватрушку
(жуть!), обратился ко мне:
   - Так значит, на Земле заметили ускорение сжатия  Вселенной?  Именно  так
следует, я полагаю, понимать сам факт вашего присутствия на Паппетстринге  и
здесь, в логове дёртиков?
   - Не заметить этого нельзя, - усмехнулся  я.  -  Я  ведь  попросил  вашей
помощи,  чего  же  ломать  комедию?  Я  один  из  той,   думаю,   достаточно
многочисленной компании людей, которая сейчас занята тем,  чтобы  прекратить
утечку пространства из нашей Вселенной.
   - А почему вы говорите "думаю" - что, точно не знаете? -  с  сарказмом  и
нарастающим раздражением резко сказал он, со стуком  ставя  свою  плошку  на
столик.
   - Нет, точно не  знаю,  -  сварливо  парировал  я,  -  А  вы  почему  это
спрашиваете?
   - О, как это похоже на ваш Департамент, некто Саймон!
   Я засмеялся с набитым ртом, стараясь не подавиться вкусным коржиком.
   - А спрашиваю я потому,  -  продолжал  мигом  успокоившийся  и,  как  мне
показалось,  повеселевший  Казимир,  -  что  вся  эта  ваша  "многочисленная
компания", извините, ни черта еще не добилась.
   - Отрицательный результат - тоже результат, - ответствовал я. -  Спасибо.
Вы сообщили мне чрезвычайно ценную информацию. Ведь  у  меня  нет  связи.  А
сейчас от вас я узнал, что никто из нашей компании не смог  пока  прекратить
утечку пространства. Значит,  будем  продолжать  искать,  -  нарочито  бодро
заверил я Казимира.
   - Вселенная велика, Саймон. Хотя и конечна, хотя и сжалась по сравнению с
"модулем" раз в пять. Но все еще достаточно  велика.  И,  вдобавок,  уже  не
замкнута.
   Сбывались  самые  худшие  предположения  Эдвина   Хаббла   и   Шефа.   Ни
естественными процессами, ни Господом Богом тут и не пахло.
   - Да, профессор, велика, - согласился я, - и я познал это на  собственной
шкуре. И  нам  придется  искать  местонахождение  "ниппеля",  через  который
стравливается  пространство,  прочесывая   всю   Вселенную   кубопарсек   за
кубопарсеком. Если вы, Казимир, не сообщите мне метагалактические координаты
тоннеля.
   - Я не знаю координат тоннеля, - глухо произнес Казимир.
   Сердце мое упало, хотя я и готовился услышать такой  ответ.  Но  виду  не
подал и сказал лишь:
   - Ну что ж, на нет и суда нет. Справимся сами. Скажите только: за всё это
мы должны быть благодарны покойному профессору Дёрти?
   Казимир медленно налился  краской,  как  помидор,  словно  у  него  опять
начинался приступ.
   - Этот гений и... подонок! Жалко, что он умер естественной  смертью.  Мне
надо было задушить его своими собственными руками. Мне  надо  было  наложить
руки на себя! - вскричал Казимир, - пока  еще  имелась  возможность  сделать
это. А теперь... - Профессор замолчал и уставился слепым взглядом в  книжные
корешки на стеллажах, смотря мимо меня.
   Я подлил себе молока в стакан и принялся за нежнейшее пирожное.
   Внутри у меня все кипело. Время шло, пустое и  тошное.  Ладно,  послушаем
что интересного сможет рассказать Казимир. Что-то нехорошее крылось  за  его
последними словами. Я продолжал зря просиживать штаны,  но  не  решался  его
поторопить, хотя все это время сидел,  как  на  иголках.  Мне  не  терпелось
поскорее покончить с разговором и покинуть "логово гуманоидов":  здесь  меня
преследовал  постоянный  стресс  и  непонятная  тревога.  Но  я  старательно
потягивал молочко и смаковал пирожные, благо желудок  мой  после  "харча"  в
павильоне был совершенно пуст, и молочко шло неплохо.
   Казимир тем временем успокоился, поднялся с кресла, подошел к стеллажам и
стал копаться в книгах. Он делал все неторопливо, будто  находился  в  своем
настоящем кабинете, а не в  комфортабельной,  но  все  же,  как  я  понимал,
тюрьме. Он доставал книгу за книгой, прочитывал название,  ставил  книгу  на
место и хватался за другую. И он рассказывал.
   В моей работе -  если  можно  назвать  работой  то,  чем  я  занимаюсь  в
Департаменте, - самым интересным было слушать рассказы новых для меня людей.
   - Мое полное имя - Казимир Чаплински, - говорил он, - если вам интересно.
Я - землянин, человек, вернее, был человеком. Но родился я в галактике  M31,
то есть в Туманности Андромеды, что  вы,  несомненно,  определили  по  моему
акценту.
   - "Проблема начальной сингулярности", - взяв в руки тонюсенькую брошюрку,
почитал профессор. - Да, я физик, и вот эта брошюра - одна  из  первых  моих
работ. Потом я написал еще много статей и книг по теоретической  физике,  по
космологии, по физике элементарных частиц.  Надеюсь,  те,  кто  послал  сюда
Саймона Сайса, заставили его почитать хотя бы научно-популярную  литературу?
- насмешливо спросил Казимир.
   - Ну, меня ее заставлять читать не надо, а тех, кто послал меня  сюда,  я
сам все время заставляю, - невозмутимо ответил я,  отправляя  в  рот  ломтик
пахучего сыра с пикантным запахом потных носков. Наверное, так пахли носки и
у Чмыря, что, видимо, очень не нравилось Индюку, и тогда он  прокатил  Чмыря
на санках.
   - Лет шесть назад, - вздохнул Казимир, - профессор Джестер Дёрти, который
раньше работал в Институте Метагалактики на Земле, свалился, будто  снег  на
голову, на нашу планету Смрадон в галактике M31,  вернее,  на  меня  самого.
Дёрти был честолюбцем и сыграл на моем честолюбии,  без  обиняков  предложив
мне принять участие в его сумасшедшем, головокружительном  проекте.  У  него
уже имелись в то время  наработки  по  проблеме  обнаружения  и  последующей
стабилизации и расширения  "кротовых  нор".  -  Казимир  достал  с  полки  и
продемонстрировал  мне  следующую  книгу,  в  отличие  от  первой  брошюрки,
довольно толстую.
   Я прочитал вслух ее название:
   - Дж. Дёрти. "Вакуумные флуктуации".
   Чаплински поставил книгу на место.
   - Если вы знаете Хаббла или Вилера, - ехидно начал  он,  -  из  Института
Метагалактики, или хотя бы имеете представление об их работах, об их научных
пристрастиях и взглядах, - а я уверен, что имеете, - то  надо  вам  сказать,
что  Джестер  Дёрти  всегда  отдавал   предпочтение   гипотезе   Вилера   об
альтернативных квантовых  вселенных,  предполагавшей  постоянное  наличие  в
нашей Вселенной большого количества "кротовых нор", связывающих ее с другими
мирами. Вилер никогда не верил, что могут существовать  полностью  закрытые,
замкнутые вселенные, миры. Он вообще предпочитал  называть  нашу  Вселенную,
как известно, замкнутую -  по  тогдашним  представлениям  -  квазизамкнутой.
Признавать  существование  замкнутых  вселенных  он  считал  неприемлемым  с
философской  точки  зрения.  Вполне  вероятно,  что   невозможность   полной
замкнутости - один из основополагающих принципов, распространяющийся на  все
системы и подсистемы  Вселенной.  Возьмем,  например,  замкнутые  социальные
системы.  Смотрите,  Саймон:  замкнутые,  закрытые  тоталитарные   общества,
казалось бы, устраняют всякую возможность появления  информационных  лазеек,
"кротовых нор", связывающих их с внешним, свободным и открытым миром. Однако
с неизбежностью они, эти лазейки, возникают. Мы  не  видели  и  не  видим  в
Истории абсолютно замкнутых тоталитарных обществ. Точно также нет  на  самом
деле полностью замкнутых вселенных. Вилер это хорошо понимал, верил  в  свою
правоту, рассчитывал  параметры  полузамкнутых  миров,  писал  о  них  -  но
практическими опытами подтвердить свои выводы  не  сумел.  Тут  сказалось  и
сильное давление ортодоксально настроенных физиков, к  которым  относился  и
Эдвин Хаббл. Горькая же ирония состоит в том, что Дёрти, разделявший взгляды
Вилера  на  антитоталитарную  сущность  миров-вселенных,  являлся  носителем
тоталитарного сознания в подходах к устройству социума...
   Сказанное Казимиром в корне  меняло  дело.  Выходило,  что  представления
Вилера о постоянном наличии во Вселенной огромного  количества  естественных
"кротовых  нор"  радиусом  10-33  см  оправдались.  Я  быстренько   соорудил
аналогию, подобно приведенной  Казимиром,  что-то  там  насчет  тоталитарных
систем. И выдал ее ему, чтобы не ударить в грязь  лицом,  чтобы  "подогреть"
его.
   - Профессор, в самых общих чертах я знаком с теорией Вилера. Мне нравится
ваш пример с тоталитарным обществом. Я вот еще о чем подумал. Никто не может
отрицать, что общество, социум, изучить проще, чем Вселенную в  целом.  Зная
законы и особенности существования и развития социумов, можно  применять  их
ко всей Вселенной. Я тут поднатужился, поднапружился и преподношу  вам  свой
"перл":
   - В тоталитарном человеческом обществе, если можно называть  людьми  тех,
кто его составляет, должна бы, кажется,  существовать  полная  закрытость  и
замкнутость, полное, всеобщее и тотальное единомыслие. Инакомыслию,  которое
может пробить брешь в единомыслии, в замкнутости общества,  просто  неоткуда
взяться на первый взгляд: каждый член замкнутого  общества  -  продукт  этой
тоталитарной  системы  и,  следовательно,  он  может   лишь   с   удручающим
постоянством,  унылостью  и  однообразием  воспроизводить   те   же   самые,
породившие  его  черты.  Но  -  удивительная  вещь!  -  странные,   думающие
по-другому, "инакие" люди возникают будто бы  на  пустом  месте,  вырастают,
вопреки всему, на почве, унавоженной тоталитаризмом. Это  здорово  смахивает
на то, как из вакуумного квантового хаоса в замкнутой Вселенной  произвольно
и    непредсказуемо,     из-за     флуктуаций,     рождаются     сферические
ультрамикроскопические "вмятины", "горловины", своего рода прообразы будущих
окон в иные миры.
   - Вы все сказали за меня, - удивился Казимир. -  Действительно,  сходство
потрясающее. Но не преувеличивайте значения этих  аналогий.  Вилер  один  из
первых увлекся ими, он писал об этом книги. Отталкиваясь  от  изречения  Ибн
Гебироля "Если ты хочешь получить представление об устройстве Вселенной,  то
разбери аналогичное ей устройство человека", Вилер пошел дальше. Вам,  может
быть, неизвестны его в свое время поразившие  всех  ученых  слова:  "Порядок
рассуждений может быть не таким: вот Вселенная, каким должен быть человек? -
а таким: вот человек, какой должна быть Вселенная?" Они произвели  настоящий
фурор; употребляя банальное сравнение, - произвели впечатление разорвавшейся
бомбы, настоящий шок.
   - Удивительно! Жаль, что я не знаком с Вилером. Нутром чую, что у  нас  с
ним есть что-то общее, - пошутил я. -  Я  сам  человек,  который  испытывает
своего рода наслаждение, видя дураков, которых шокирует мое поведение.
   - Неплохо сказано, -  одобрил  Казимир,  -  а  я  заел  похвалу  лимонной
долькой. - Но это скорее роднит вас  с  профессором  Дёрти,  -  добавил  он,
продолжая перебирать книги и тут же смешался, осознав  двусмысленность  этих
слов, которые в большей мере относились к нему самому, чем ко мне.  Казимир,
конечно,    сильно    страдал,    находясь    в    унизительном    положении
человека-гиппопотама, и его напускная бравада давалась ему нелегко.
   - Однако, мы отвлеклись, - немного  нервничая,  сказал  я.  -  Дайте  мне
четкий и ясный ответ на следующий вопрос: поскольку "кротовые  норы"  всегда
имеются в наличии, то создание "лишнего"  электрона,  внесение  которого  во
Вселенную якобы превращает ее из замкнутой в  полузамкнутую,  совершенно  не
нужно, бессмысленно, так?
   - Не нужно, думал я. Где-то возникнет еще одна "кротовая нора" вдобавок к
существующим, вот и все. Что в этом толку? Но хитрый Дёрти  сделал  "лишний"
электрон, сам пока не совсем понимая, как найти ему практическое применение.
Он  удовлетворил  свое  честолюбие,  стал  первым,  и  первенство  это  было
абсолютным: согласно принципу запрета Нопфлера существование второго  такого
в нашей Вселенной невозможно.
   Сначала Дёрти шутил, что еще одна "кротовая нора"  увеличивает  шансы  на
поиск таковых во Вселенной, хотя это являлось чистейшим  блефом:  количество
"кротовых нор" из-за флуктуаций могло изменяться. Но шальная мысль  зашла  в
его эксцентричную голову: Дёрти вдруг понял, что "лишний" электрон и поможет
отыскать "кротовую нору".
   "Лишний" электрон содержался в специальном  кэтридже,  габариты  которого
удалось довести буквально до  размеров  чемодана.  Кэтридж  стал  не  просто
транспортабелен - его  можно  было  таскать  с  собой,  как  командированный
таскает свой кофр или "дипломат". Короче, чтобы вас не  томить:  электрон  в
специальном  кэтридже   Дёрти   использовал   как   индикатор,   указывающий
местоположение "кротовой норы".
   - Я понял, - с неподдельным восхищением сказал я. - Неожиданное,  изящное
и остроумное решение. - И вдруг вспомнил о портфеле у себя за спиной.
   - Совершенно  верно,  -  подтвердил  Казимир.  -  Но  здесь  самое  время
отвлечься немного от физики и спуститься с небес на  землю.  Откуда  брались
денежки на исследования? А вся теоретическая работа  велась  тут,  на  базе,
предназначавшейся когда-то для совсем иных целей. Откуда брались денежки  на
аренду колоссальных и точнейших физических приборов-комплексов, разбросанных
там  и  сям   в   Метагалактике?   Откуда   брались   денежки   на   спешное
переоборудование помещений базы под лаборатории? Откуда брались  денежки  на
покупку страшно дорогой "земли" в "Платинум сити"? Знаете такой?
   - Знаю, конечно. Там фаллоусы вовсю хлещут виски.
   - Что? - не понял профессор,  -  а-а...  Все  шутите.  А  между  тем  вам
предстоит дальняя дорога как раз туда. Если вы действительно  хотите  что-то
узнать о местонахождении действующего тоннеля.
   - Люблю путешествовать, - мечтательно улыбнулся я. - Так значит,  на  чем
мы остановились? По-моему, вы что-то  такое  говорили  о  деньгах?  Дескать,
деньги - первое средство для борьбы с нуждой?
   -  Я  наказан,  наказан   вот   этой   гиппопотамьей   мордой   за   свою
инфантильность, за легкомыслие, за доверчивость.  -  Казимир  помотал  своей
слепой головой, и с меня будто упала пелена. За какой-то час, проведенный  с
монстром, я почти привык к его дикому  облику,  почти  не  замечал  страшной
морды, вел с ним непринужденный разговор... Да... А что же не  идут  дёртики
брать под белы руки простака Саймона, крытого тесом Ивэна и дурака Айвена?..
   После непродолжительной паузы Казимир продолжил разговор более  спокойным
тоном.
   - Авантюризм сидел у Дёрти в генах. Он снюхался с Кэсом Чеем - не слишком
удачливым главарем баунда межгалактических гангстеров. Тот когда-то  чему-то
учился и потом тоскливо тянул лямку инженера,  весьма  посредственно  тянул.
Космические пираты баунда Кэса Чея занимались всеми видами  межгалактических
работ,  не  брезгуя  ничем  -  ни  производством  и  сбытом  наркотиков,  ни
запрещенным  игорным  бизнесом,  ни  грабежом,  ни  рэкетом  -  перечисление
"квалификационного справочника" заняло бы слишком много времени.
   Я  всегда  любил  работу  и  отдавался  ей,  не  замечая  ничего  вокруг,
заразившись одержимостью Дёрти, да и зёрна упали в благодатную почву.
   Наш альянс с гангстерами был налицо - только слепой, - Казимир  запнулся,
- только слепой не заметил бы этого очевидного факта. Дёрти  даже  радовался
пикантному обстоятельству. Он весь расцвёл, несмотря на грызшую его болезнь,
и в то же время стал еще более нетерпимым, злобным и отчаянным. Не знаю, что
он пообещал Кэсу - наверное, все свои  планы  не  раскрыл,  но  на  какие-то
перспективы намекнул.  Да  что  Кэс  -  Дёрти  всех  мог  держать  в  ежовых
рукавицах, не говоря уж обо мне. Меня же - а я вообще  немного  не  от  мира
сего - сначала не занимали отдаленные последствия нашей работы.
   Наша "венчурная фирма", как  дерзко  называл  ее  сам  Дёрти,  развернула
кипучую деятельность. Подумать только: некоторые головорезы даже  мараковали
в физике!
   Дёрти все время спешил, и работы велись параллельно.
   Кэтридж  с  электроном  возили  туда-сюда  на  звездолёте   по   областям
Метагалактики с ярко выраженной  анизотропностью,  которые  почти  всю  свою
научную карьеру предусмотрительный Дёрти тщательно и скрупулезно оконтуривал
на  метагалактических  картах,  пользуясь  и  своими,  и   чужими   данными.
Разумеется, те, кто возил, не представляли себе, что они возили.
   А мы с профессором занимались решением  проблемы  стабилизации  "кротовой
норы". Он ломал зубы, пытаясь  расправиться  с  неотвратимо  появлявшейся  в
"кротовой норе" сингулярностью. Я же вплотную приблизился к решению  вопроса
собственно стабилизации.
   Дёрти превзошел самого себя. Из этого "лишнего" электрона от  выжал  все,
что мог. Из  "лишнего"  он  превратился  в  ключевое  звено  гипотетического
Переходника. Дёрти просчитывал  способ  предотвращения  сингулярности  путем
вращения "кротовой норы", но этот способ был слишком сложен  и  неудобен.  И
тогда  профессор  предположил,  что   в   электрически   заряженной   "норе"
сингулярность не проявится: элементарную частицу или  макроскопическое  тело
не разорвет при  полете  от  входа  к  выходу.  Он  оказался  прав  в  своих
предположениях, более того - ему стало совершенно ясно, что тот же  "лишний"
электрон, на который должна была "клюнуть" во время поисков "кротовая нора",
и зарядит ее, предотвратив  сингулярность.  Так  электрон  профессора  Дёрти
обрел свою вторую ипостась.
   Казимир  говорил,  и  я  временами  забывал,  что  передо  мной  страшное
чудовище, полчаса назад перегрызшее горло антилопе.
   Я забыл и про молоко, и про коржики, и про вонючий сыр,  стараясь  ничего
не пропустить. Лэнгвидж свой я включил еще тогда, когда  профессор  попросил
меня убрать пистолет, но все равно был весь внимание. Казимир продолжал:
   - Дёрти непреклонно шел к цели, мы настолько увлеченно работали, что даже
не осознали всей историчности момента, когда наконец-то с помощью  "лишнего"
электрона в кэтридже удалось локализовать "кротовую нору".
   Как-то так получилось, что, видя индифферентность и спокойствие, с  каким
профессор воспринял это известие, и я, как ни в  чем  ни  бывало,  продержал
работать дальше. Аудио-видеозапись метагалактических координат,  выкопировку
из карты и пару сброшюрованных листков с буквенно-цифровым  обозначением  их
Дёрти вручил мне, другой экземпляр оставил у себя.
   Я буквально сделал стойку, как нетерпеливый пес, и Казимир, заметив  это,
рассмеялся.
   - Не тревожьтесь понапрасну. Я же  вам  сказал,  что  не  знаю  координат
Переходника, и это правда. Скоро вы все поймете.
   Я опять расслабился, насколько мог, продолжая внимать Казимиру.
   - Я, как назло, тогда зашел в  теоретический  тупик,  но  Джестер  Дёрти,
сущий дьявол, словно видел насквозь. Он ткнул меня носом в  мою  же  старую,
всем  доступную  ранее  для  ознакомления,  не  закрытую  работу,  -  сказал
профессор, бережно вытаскивая на божий свет тоненькую папочку и вновь, как и
предыдущие книги, демонстрируя ее мне.
   На  наклеенной  белой  этикетке  четко  вырисовывалось  сухое,  мало  что
говорящее непосвященному, темное, как вода в облацех, название: "К вопросу о
компенсации гравитационной энергии с помощью отрицательной энергии  вакуума.
Эффект Казимира".
   Профессор вдруг заметно разволновался, хотя сам только что призывал  меня
к спокойствию. Он бросил папку на полку, уселся в кресло и тяжело вздохнул.
   - Эта работа, которую раньше не удавалось никуда приткнуть, обрела  новую
жизнь. Жаль, что вам, может быть, в полной мере не ощутить  всей  красоты  и
элегантности метода, изложенного в ней, открывшего путь к  решению  проблемы
стабилизации канала, - сказал Казимир с сожалением.
   Я благоразумно промолчал.
   - Эффект, который я давно открыл и изучил и который по  праву  носил  мое
имя,  заключается  в  том,  что  между  двумя  металлическими   пластинками,
помещенными в вакуум, не могут рождаться  кванты  электромагнитного  поля  с
длинами  волн,  большими  величины   зазора.   Это   означает,   что   между
металлическими  пластинами  энергия   вакуума   понижается   и   приобретает
отрицательное значение. Таким образом, за счет отрицательной энергии вакуума
можно  было   скомпенсировать   часть   гравитационной   энергии   коллапса,
"схлопывания" строящегося тоннеля.
   Для того,  чтобы  "отрубить"  электромагнитные  колебания  всех  типов  с
различными длинами волн и получить  значительное  падение  энергии  вакуума,
расстояние между пластинами следует выбрать менее радиуса электрона. Если  к
тому  же  вместо  плоских  пластин  использовать  сферическую  оболочку,  то
снижение энергии вакуума станет достаточным для  того,  чтобы  предотвратить
"схлопывание" тоннеля, то есть фактически стабилизировать его...
   Я услышал о чрезвычайно важных и интересных вещах,  о  которых  с  вполне
понятным оттенком горечи в голосе  поведал  мне  Казимир.  Что  ж,  за  свои
поступки каждый отвечает сам.
   Хмурым голосом продолжал он  излагать  факты  и  обстоятельства  создания
Переходника, оставляя свою собственную историю, наверное, на десерт.
   -  Задача  фактически  была  решена.   Практическое   ее   осуществление,
инженерные расчеты, технология, оформление "в металле" представлялось теперь
в прямом и переносном смысле лишь делом техники.
   Дёрти оказался дьявольски предусмотрительным. Он уже  давно  рассовал  по
фирмам и институтам заказы, причем так, что по этим  фрагментам  подрядчикам
невозможно было догадаться о предназначении  и  устройстве  всего  огромного
комплекса-переходника.
   Несущие металлоконструкции и все тривиальные элементы, какие используются
в подвешенных в пространстве  космических  комплексах,  начали  собирать  на
месте задолго  до  окончательных  теоретических  проработок.  Автоматическое
инженерное проектирование и  изготовление  элементов  Переходника,  а  также
сложнейшей  энергетической  установки,  призванной  снабжать  его  энергией,
велось бешеными темпами. Наше присутствие во время всех этих рутинных  работ
не требовалось, но мы с  Джестером  Дёрти  не  выдержали  и  отправились  на
застолбленный  участок,  испытывая  подъем   и   возбуждение,   свойственные
настоящим золотоискателям.
   Каково же было мое недоумение, когда я, сделав запрос у  бортового  Мозга
его   "кадиллака",   модель   "Эльдорадо",    убедился,    что    координаты
"обустраиваемой" нами "кротовой норы" совсем  не  те,  что  фиксировались  в
предоставленной  мне  записи,  картах  и   дублировались   буквенно-цифровым
обозначением в листках.
   Я потребовал объяснений, и Дёрти вполне толково и достоверно изложил  мне
причину, по которой  у  меня  оказались  ложные  координаты.  Выходило,  что
первоначально найденная "кротовая  нора"  располагалась  слишком  далеко  от
мощных  естественных  источников  энергии.  Поиск  продолжался  и  увенчался
успехом: следующая "кротовая нора" объявилась в приятной близости от  черной
дыры, которую можно было приспособить для получения энергии.  Действительно,
функционирование  систем  Переходника,  а  главное,   поддержание   будущего
пространственного тоннеля в открытом, рабочем состоянии  требовало  поистине
колоссальных ее количеств. Дёрти еще извинился передо мной, что во всей этой
суматохе он не поставил меня в известность относительно новых координат.  Он
и в  самом  деле  крутился,  как  белка  в  колесе,  словно  пытаясь  объять
необъятное.
   Дёрти увел меня от щекотливой темы, свернув разговор на непринципиальную,
но все же очень важную задачу снижения и экономии энергии,  необходимой  для
работы тоннеля. Тогда я выдал ему еще одну идею, посоветовав выполнить сферу
из металла с идеальной проводимостью. Неприятный инцидент отошел  на  второй
план, а Дёрти в очередной раз удивил меня, сообщив, что собирается применить
свой "лишний" электрон для "калибровки"  расстояния  между  пластинами.  Это
стало третьей ипостасью  "электрона  Дёрти",  который  предстал  совершенной
"троицей", и я еще раз напомню и перечислю эти ипостаси:
   -  Индикатор  для  поиска  "кротовых  нор";   электрический   заряд   для
предотвращения сингулярности; "калибр" для установки зазора между элементами
сферы, выполненными из металла с идеальной проводимостью.
   Но радость от завершения теоретических разработок омрачалась  постепенным
осознанием того, что я - хотел или не хотел сам себе  в  этом  признаться  -
фактически стал членом баунда гангстеров Кэса Чея.  Нет,  я  не  грабил,  не
убивал, не палил из флэймингов и "пиггисов", но те деньги,  на  которые  вел
безбедную, безоблачную, роскошную жизнь, которыми оплачивалось планомерно  и
методично шедшее изготовление фрагментов комплекса-переходника, и так  далее
и тому подобное - я получал от казначеев баунда. И временами  мне  казалось,
что то, что делаю я - это хуже, чем грабить и убивать, и я ощущал себя, если
хотите, гангстером  от  физики,  гангстером  от  математики,  гангстером  от
космологии.
   Говоря, вспоминая сейчас об этом, я имею в виду  именно  и  только  себя.
Эксцентричный профессор в отличие от меня поразительно легко ассимилировался
в специфической  среде.  Если  бы  он  не  стал  ученым,  то  мог  бы  стать
гангстером, предводителем гангстеров - да что я говорю, он фактически и стал
им! И эти выродки и  ублюдки  сначала  в  шутку,  а  затем  уже  серьезно  и
естественно начали называть себя "дёртиками" - по фамилии профессора. Но для
меня становилось всё труднее не замечать порядков, замашек и прихватов  этих
головорезов. Вдруг исчезали люди,  например,  те,  кто  обнаружил  "кротовую
нору"; среди  дёртиков  были  в  ходу  издевательства  и  пытки  за  разного
характера провинности; процветало  кулачное  право  и  язык  пуль;  скотское
пьянство.
   Особо следует сказать вот о чем. Еще в  период  теоретических  изысканий,
тут,  на  Паппетстринге,  дёртики  основали  свой   ужасный   "тренировочный
городок", где содержали отловленных ими в разных краях Метагалактики  людей,
да и не только людей. Их, этих несчастных, ожидала трагическая  и,  извините
за кощунство, Саймон, - в каком-то смысле высокая судьба  разумных  существ,
призванных стать  первопроходцами  создаваемого  нами  тоннеля.  Разумеется,
первопроходцами  среди  живых,  разумных   существ,   поскольку   в   первые
"путешествия" предполагалось отправлять  объекты  неживой  природы.  Забегая
вперед, надо сказать, что ни одна лабораторная  крыса,  морская  свинка  или
кролик не прошли через тоннель - все  отрабатывалось  только  на  несчастных
куклах, как горько и  метко  называли  сами  себя  эти  люди.  Когда  стадия
интенсивных экспериментов на Переходнике пошла на  убыль,  разросшиеся  ряды
дёртиков переключились на  использование  кукол  в  качестве  обреченных  на
смерть  безответных   спарринг-партнеров   при   совершенствовании   приемов
рукопашного боя.
   - Кстати, - невесело не то пошутил, не то серьёзно предупредил Казимир, -
если вы попадете в лапы к дёртикам - не миновать вам тренировочного городка.
Весьма вероятно, что тогда жизнь свою вы закончите, как и другие куклы,  пав
от руки боевика-головореза.
   - От руки ли, от ноги ли, - вспоминая "сандерклэп" Чмыря, благодушно,  по
причине набитого коржиками, пирожными и молоком желудка, ответил я, -  знает
только Господь Бог...
   16
   Ветер прошелестел ураганом над моим левым ухом, и лишь  чудом  избежал  я
молниеносного  сокрушительного  удара  правой  руки  Казимира,   так   резко
дёрнувшись в сторону, что чуть не расплескал выпитое несколько  минут  назад
молоко.
   "Неужели влип?" - только и пронеслось в голове.
   Казимир с жутким воплем вновь  бросился  на  меня.  Полетел  со  стола  и
покатился по ковру кувшин с остатками молока,  задребезжал  упавший  поднос,
раскатились коржики, разлетелся в стороны пахучий сыр...
   Профессор ловил меня, как антилопу в павильоне, но  я  не  обнажал  ствол
"спиттлера", надеясь заломать его голыми руками и ногами (обутыми).
   Странное  и  опасное  поведение  Казимира   неприятно   нервировало,   но
размышлять сейчас о первопричинах этого поведения было  некогда:  жизнь  моя
непутевая висела на волоске. Страшный и серьезный противник достался мне  на
сей раз. Я прилагал максимум усилий,  чтобы  не  попасться  на  его  жесткий
"серебряный хаммер" и не дать ему войти  в  клинч:  в  ближнем  бою  мне  не
поздоровится от его страшных, покрытых желтым налетом гиппопотамьих клыков.
   Выражаясь языком  высокоинтеллектуальных  спортивных  комментаторов,  бой
проходил с переменным успехом. Казимир достал меня несколько  раз  руками  и
ногами и наконец-то разозлил.
   Обширный  кабинет  предоставлял   достаточную   свободу   для   движений.
Размявшись и войдя в рабочий ритм  уже  по  ходу  схватки,  через  несколько
десятков секунд я освободился и даже позволил себе  роскошь  выбирать,  куда
нанести решающий удар взбесившемуся монстру. Я ввел его в заблуждение  одним
из своих излюбленных о6манных движений и, поднырнув под промахнувшуюся  мимо
моего лица его левую руку, ударил ему обутой в  упругую  туфлю  ногой  в  то
место, откуда у  фаллоусов  растут  органы  пищеварения.  Ударил  так  себе,
слегка, в четверть  силы,  с  интересом  и  тревогой  ожидая  результата.  С
тревогой, естественно, небезосновательной, потому что мой удар мог оказаться
для буйного бегемота сущей пустяковиной.
   Но Бог меня не выдал, а большая свинья не съела.
   Казимир охнул, обмяк и заревел, завыл, всхлипывая, как маленький ребенок,
корчась от боли и катаясь по полу.
   Постепенно приходя в себя и  настраиваясь  на  мирный  лад,  я  осторожно
ухватил  его  за  воротник  вельветового  пиджака  и,  подтащив  к   книжным
стеллажам, прислонил его спиной к ним.
   Он  взревывал  все  реже  и  глуше,  и,  наконец,  произнес   задушенным,
сдавленным, перехваченным голосом:
   - Спасибо вам... Извините... Ради Бога,  извините!  Проклятый  приступ!..
Время, время - мне надо успеть рассказать вам хотя бы коротко еще кое-что...
   - Да, вы уж поторопитесь, пожалуйста, поскорее придти в себя,  профессор,
- с иронией, от которой почти нигде и ни при каких  обстоятельствах  не  мог
удержаться, попросил я, помогая ему подняться.
   - Тысяча извинений, тысяча извинений, Саймон! Не знаю, что это сегодня со
мной? Меня крутит и ломает, я чувствую себя хуже, чем  обычно,  если  вообще
возможно чувствовать хуже... Вероятно, что-то случилось с ним... - непонятно
добавил он.

   Тут он заметил синяки на моем лице  от  своих  умелых  рук  и  сокрушенно
покачал головой.
   - Ох, как я вас... Господи, что со мной происходит, что я натворил, когда
это кончится?! Простите, простите меня, - сжатым  кулаком  Казимир  погрозил
неизвестно кому куда-то в пространство.
   - Все в порядке, профессор, - не то морщась, не  то  улыбаясь,  уверил  я
его, ощупывая фингал под глазом. - Вот вам и "эффект Казимира."
   - Простите, простите, Саймон! - повторял Казимир непрерывно.
   - Не волнуйтесь пожалуйста, профессор. Я  привык  к  тому,  что  на  меня
нападают. Свинцовые примочки - мое настольное лекарство. Как для  вас  книга
"Вакуумные флуктуации".
   Оправившись от приступа, Казимир стремительно начал приводить  в  порядок
арену недавнего сражения, ликвидировав непонятно как даже пятно от пролитого
молока.
   - Сейчас, сейчас, - приговаривал он и через минуту, как будто  ничего  не
произошло, снова сидел в кресле.
   - Ну что, напомнить вам тему беседы, профессор? - поспешил  упредить  его
я.
   - Тему беседы? - переспросил он. - Тему... Тема всегда  одна,  и  она  не
дает мне покоя... Связавшись с профессором Дёрти, я стал  фактически  членом
расцветшего при нем баунда гангстеров. Своим молчанием я как бы одобрял  то,
что творилось вокруг меня... Нет, это сказано неточно.  Так  имел  бы  право
выразиться человек, молчавший, но сам не запачкавшийся, не  замаравший  себя
преступлением. А я был по пояс в жиже, по уши в грязи,  по  самые  ноздри  в
дерьме. Вам, Саймон, наверное трудно понять, что такое быть по самые  ноздри
в дерьме?
   - Ну  почему  же,  это  мне  как  раз  понятно  и,  поверьте,  близко,  -
проникновенно сказал я. -  Это  многим  доступно,  в  отличие  от  понимания
проблем квантово-релятивистской космологии.
   - Да, да, наверное, вы  правы,  -  грустно  согласился  Казимир.  -  Меня
раздирали противоречия. Мы с Дёрти своими легкомысленными, безответственными
действиями  определенно  могли  нанести  смертельный  укол  всей  Вселенной,
нанести, возможно, незаживающую, неизлечимую рану. Мы  с  ним  -  и  в  этом
проявилась  вся  банальность  ситуации  -  находились   в   обстоятельствах,
многократно повторявшихся в истории. Те же сомнения, которые испытывал тогда
я, испытали, должно быть, когда-то  все  первооткрыватели  -  от  создателей
Т-газолина. Но при всей типичности ситуации ответственность сейчас превышала
все то, с чем пришлось когда-то столкнуться упомянутым мной  первопроходцам.
Речь шла уже не о Земле, не о Солнечной системе, не о Галактике и даже не  о
части Метагалактики, какой бы  огромной  эта  часть  ни  была,  -  на  карту
ставилась судьба всей Вселенной.
   Когда оцениваешь  действия  и  поступки  других  людей,  поражает  иногда
кажущаяся, видимая немотивированность их поступков.  Но  в  какой-то  момент
понимаешь, что в глазах других ты сам можешь выглядеть столь же странно, как
и они - в твоих собственных. На  все  противоречия  человеческого  поведения
накладываются и специфические особенности психологии, присущей нам,  ученым,
часто носителям и обладателям характерных навыков  "богемы".  Джестер  Дёрти
сочетал в себе блестящие аналитические  способности,  изобретательный  ум  и
дьявольскую  интуицию  с   крайним   авантюризмом,   фанатичностью,   мелким
себялюбием   и   инфантильностью.   Он   является   классическим   примером,
подтверждавшим, что распространенное мнение об ученых как о больших и  умных
детях не лишено основания и, более  того,  близко  к  истине.  К  сожалению,
подхожу под это определение и я, - подытожил Казимир.
   - Однако Дёрти, в отличие от меня, не отличался склонностью к  рефлексии.
Он запустил машину, и остановить ее не хотел.
   Настал черед  испытания  энергетической  установки,  предназначенной  для
питания всех систем комплекса-переходника.  Мы  с  Дёрти,  Кэс  и  небольшая
группа инженеров и техников  присутствовали  при  этом.  Всюду,  где  только
возможно, применялась автоматика. Лишь охранные функции -  дань  традиции  -
возлагались на дёртиков.
   Установка, весьма оригинальная, - наше общее  детище  -  базировалось  на
достаточно близком расстоянии от черной дыры,  о  которой  я  уже  упоминал.
Вокруг нее летало несколько специальных энергетических  спутников.  В  общем
виде процесс добычи энергии происходил так. Спутники  "обстреливали"  черную
дыру небольшими металлическими шариками. Каждый из  шариков  при  падении  в
чудовищном  поле  тяготения  черной  дыры  нагревался  до  многих   десятков
миллионов градусов, обращаясь таким образом  в  газ,  в  котором  вследствие
огромных температур "зажигались" термоядерные реакции. Большая  часть  этого
газа, чрезвычайно раскаленного, получала колоссальный электромагнитный заряд
и  отбрасывалась  от  черной  дыры.  На  спутниках  помимо  "пушек"  имелись
сверхсовременные генераторы, в обмотках которых искусственно  созданный  газ
вызывал мощный электрический ток. Получаемая энергия  передавалась  затем  с
помощью потока микроволн на энергоприемники комплекса-переходника.
   Все шло на удивление гладко. Вовсю работал на "Платинум сити" нелегальный
завод-лаборатория  по  производству  металла  с   идеальной   проводимостью,
выпускавший элементы, из  которых  в  недрах  внешнего  корпуса  Переходника
монтировалась сфера-заглушка. Этот "Платинум сити" почти весь был поделен на
секторы влияния межгалактических гангстеров и  представлял  собой  настоящее
осиное гнездо.
   Дёрти, еще обретаясь на Земле, изредка бывал там и взял на  заметку  этот
космический  остров.  Организуя  тайное  производство  металла  с  идеальной
проводимостью, он стал наведываться туда довольно часто, иногда приглашая  и
меня.
   Мы появлялись на "Платинум сити" под другими именами; Дёрти называл  себя
мистером  Моулхоул.  Через  нашу  же  подставную  фирму,  контролировавшуюся
гангстерами Кэса Чея, он подбросил  властям  "платинового  города"  паршивую
идейку украсить облик  звездного  острова  двумя  гирляндами  переливающихся
всеми цветами радуги огромных пустотелых шаров. Получив  разрешение,  фирма,
как я полагаю,  себе  в  убыток,  принялась  нанизывать  гирлянды,  добавляя
примерно раз в месяц один-два шара. При мне гирлянды выглядели еще  довольно
короткими, куцыми, но все равно смотрелись очень красиво в черноте  космоса.
По шуткам дёртиков я понял, что гигантские шары продолжают подвешивать и  до
сих пор.
   Первые переброски на  Переходнике  происходили  в  будничной  обстановке.
Использовались сначала в  основном  металлические  предметы  и  предметы  из
наиболее ходовых материалов - все имевшие форму простых геометрических  тел:
цилиндров,  кубов,  шаров  и  пирамид,  выполненных  с  чрезвычайно  высокой
точностью.  В  случае  удачных  возвращений  предполагалось   регистрировать
искажения формы и размеров, набирая соответствующую статистику.
   Представьте, Саймон, всё получилось! Напускное спокойствие Джестера Дёрти
прорвалось  в  Большой  Взрыв  ликования.  В  очень  узком  кругу  мы   пили
шампанское, и профессор потом тяжело страдал от последствий этих  возлияний:
болезнь продолжала его сушить.
   Теперь предстояло самое главное: научиться перебрасывать человека.  Мы  с
Дёрти прекрасно понимали всю опасность первых экспериментов для  их  будущих
участников. Но не зря же дёртики тратились на тренировочный городок. Первыми
подопытными кроликами стали, как я уже говорил, куклы. Никто из них даже  не
догадывался   о   своей   незавидной   роли:   их   просто   доставляли   на
комплекс-переходник и, ничего не объясняя, равнодушно, как  шары  или  кубы,
пытались  "прогнать"  по  тоннелю  туда  и  обратно.  Они  возвращались,  но
возвращались только мертвыми, Саймон...
   Дёрти был разъярен. Он приказал продолжать эксперименты. Одновременно  на
Переходнике начались  бесконечные  наладки,  настройки  и  регулировки  всех
управляющих систем.  Трупы  погибших  кукол  выстреливали  с  энергетических
спутников на черную дыру, где они сгорали в аккреционном диске.
   В  те  дни  в  технической  группе  появился  некий   доктор   Роберт   -
полуврач-полуколдун,  который  занялся  изучением   биологических   аспектов
проблемы переброски людей через созданный нами межпространственный  тоннель.
Его где-то на краю Вселенной в буквенном смысле слова откопал сам Дёрти.  Но
Роберт, как  и  все  мы  в  баунде,  являлся  по  происхождению  землянином,
принадлежал  человеческому  роду-племени   и   имел,   по-моему,   греческое
происхождение.
   С первых минут своего появления он почему-то внушил  всем  нам  суеверный
ужас. Кэс Чей явно тяготился им, хотя  и  понимал  необходимость  врачебного
обеспечения.  Даже  Дёрти  в  присутствии  этого  Роберта  словно  сникал  и
превращался в почти благообразного старого джентльмена.
   Доктор Роберт с каменным лицом встречал очередной труп  и  я,  ничего  не
понимая в медицине, как-то сам догадывался, что чисто  медицинские  проблемы
мало его занимают. Проработав с Джестером  Дёрти,  кое-что  узнав  о  нем  и
увидев его в  деле,  я  подозревал,  что  доктор  Роберт  привлечен  им  для
реализации  очередной  сумасбродной  идеи,  для   осуществления   очередного
сумасшедшего проекта. Я очень хорошо понимал, что Дёрти, как  клещ  или  рак
вцеплявшийся в проблему и всегда доводивший всё до конца, добьется успеха  и
на этот раз, хотя и не знал, в чём там дело. Он поставил на "тёмную лошадку"
- доктора Роберта, не пожелав посвятить меня в свои планы.
   А между тем куклы продолжали гибнуть, и я решил, что мне надо выходить из
игры.  И  начал,  как  мне  думалось,  действовать   осторожно.   К   своему
собственному удивлению я обнаружил, что ни разу не добирался до  Переходника
на своем собственном звездолёте: меня всегда возил  с  собой  Дёрти  или  мы
летали туда на грузовиках. Я сам не очень люблю  управлять  звездолётом,  но
тут я вывел свой "де сото", модель "Огненный рейс" и, используя  координаты,
снятые из Мозга профессорского "кадилака", пустился в путь.
   О,  наивный!  Меня  забросило  к  черту  на  кулички,   в   том   секторе
Метагалактики, куда я прибыл, никакого Переходника не было и в помине. Стало
ясно, что Дёрти лгал мне с самого начала. Скорее  всего  имелась  лишь  одна
обнаруженная "кротовая нора", а мне все время подсовывали ложные координаты.
   Я решил пока ничего не предпринимать, но  когда  Дёрти  в  очередной  раз
собрался посетить Переходник, выразил желание отправиться туда на своем  "де
сото".
   Я ждал, что Дёрти станет выкручиваться:  он  ведь  понимал,  что  у  меня
ложные координаты, мы разминемся, и тогда не избежать объяснений. Не мог он,
полагал я, и дать мне истинные координаты: это бы сразу его дезавуировало.
   О, дважды наивный! Он, разумеется, знал  о  моем  рейде  и  не  собирался
оправдываться. Он просто настоятельно посоветовал мне не спешить, посидеть в
своем уютном кабинете, обо всем хорошо подумать.
   Сам не знаю, как я согласился. А что мне оставалось делать? В его  совете
слышалась плохо скрываемая угроза, не оставлявшая никаких  сомнений,  и  мое
согласие выглядело чистейшей проформой.
   Так  я  оказался  под  чем-то  вроде   домашнего   ареста,   не   слишком
обременительного, но и  не  оставлявшего  почти  никаких  иллюзий.  В  новых
обстоятельствах побег представлялся  сложной  проблемой;  на  это  следовало
решаться тогда, когда я еще имел доступ к звездолету.
   Дёрти,  вызвав  меня,  продолжал  загружать  меня   работой   и   снабжал
дозированной информацией о ходе дел на Переходнике. Однажды, придя  ко  мне,
он поделился своими соображениями о некоторых тонкостях  переброски.  Я  вел
себя неприветливо и отчужденно, но, как и всегда,  этот  дьявол  сумел  меня
увлечь. Мы проговорили почти всю  ночь  и  сообща  нащупали  путь  повышения
надежности  действия  тоннеля.  Из-за   того,   что   металл   с   идеальной
проводимостью постепенно терял свои свойства, необходимо было ввести жесткое
диагностирование элементов сферы и вовремя заменять их. Отсюда вытекало, что
завод-лабораторию  на  "Платинум  сити",  который  зачах   от   бездействия,
предстояло реанимировать, и затем наладить регулярную доставку элементов  из
металла с идеальной проводимостью на Переходник. Так я позорно  и  малодушно
продолжал служить идее профессора Дёрти и ему самому.
   Он таки добился своего, добился с  помощью  всё  тех  же  кукол.  Впервые
"оттуда" возвратился не труп, а полуживой человек. Имя этого счастливца  или
несчастливца - как хотите  -  благополучно  забыли,  и  куклу  отправили  по
известному маршруту. После скрупулезных допросов и  тщательных  обследований
выживших и вернувшихся с того света удачливых "кукол",  удалось  установить,
что действующие в тоннеле на людей силы все же превосходят привычные для них
силы тяготения, с которыми они имеют дело на Земле и землеподобных планетах.
Как выяснилось, это явление имело принципиально неустранимый характер и  его
пришлось принять и считаться с ним.
   Джестер Дёрти, чувствовавший себя все хуже и хуже  из-за  прогрессирующей
болезни, испытал огромное разочарование. Доктор Роберт прямо заявил ему, что
творцу тоннеля никогда не суждено лично пользоваться своим детищем.
   Постепенно все наладилось, и переход на "ту сторону" и обратно  совершили
и Кэс Чей, и доктор Роберт, некоторые инженеры и техники. Дёрти мигом осадил
тех, кто впал в эйфорию. Он хотел скорее получить характеристики того  Мира,
в который прорубил окно.
   Через какое-то время он  сообщил  мне  удивительную  новость:  с  помощью
инструментальных  измерений  в  смежном  с  нашим  Мире  обнаружено  красное
смещение. Это означало лишь одно: мир, открывшийся  нам,  представлял  собой
Вселенную на стадии расширения. Получив в руки  такой  материал,  уже  можно
было  прикинуть  в  первом  приближении  и  оценить  последствия  для  нашей
Вселенной осуществленного нами прокола в иной мир. Собственно, этот  вариант
- вариант со смежной нам расширяющейся Вселенной - рассматривался  наряду  с
другими и раньше. Так что очень  быстро  передо  мной  открылась  чудовищная
реальность: при открытом тоннеле процесс сжатия нашей Вселенной ускорялся  в
десятки тысяч раз.
   Между мной и  Джестером  Дёрти  произошел  крупный,  бурный  разговор,  в
котором мы оба оказались не на высоте, докатившись  чуть  ли  не  до  прямой
драки, хотите - верьте,  Саймон,  хотите  -  нет.  Но  дёртики  меня  быстро
скрутили, да я и сам вовремя опомнился... Эх, как я сейчас сокрушаюсь о том,
что не посмел, не решился тогда сделать! Я пожалел его, хотя мог - мне очень
неприятно и тяжело это  произносить  -  убить,  удушить,  удавить  негодного
старикашку.
   А Дёрти меня не пожалел. Он попросил  головорезов  Кэса  сводить  меня  в
бункер на сеанс "катания с горки". Я никогда не любил  созерцать  и  не  мог
выносить разные ужасы и после бункера просто заболел, развалился и "рухнул".
Да. жить здесь становилось страшно, тяжело, невыносимо, но... нескучно.
   Дёрти  посоветовал  мне  не  валять  дурака,  не  хандрить   и   признать
происходящее с нашей Вселенной как свершившийся факт. Страшно сказать, но  я
видел, как он радовался. Правда оказалась еще более ужасной и  неприглядной:
Дёрти  сознательно  стремился  к  этому  уже  давно!  Он   хотел   заставить
содрогнуться в буквальном смысле слова весь Мир! Ведь он был не  кем-нибудь,
а Джестером Дёрти.
   Я вам уже говорил, Саймон, что поступки других людей  выглядят  дикими  и
немотивированными в наших глазах. В чужой душе мы понимаем еще меньше, чем в
своей. Кто может сказать, какие генетические особенности  в  переплетении  с
какими жизненными обстоятельствами сформировали психологию этого человека?..
   Слушая в течение нескольких  минут  непрерывно  говорившего  Казимира,  я
позволил себе вставить пару слов.
   - Знаете, Казимир, уговаривать и убеждать меня в  этом  не  надо.  Вы  не
поверите, но большинство из нарушавших закон людей, которых  нам  удалось  в
конце концов схватить за  руку,  не  могли  и  сами  толком  объяснить  свои
поступки, свое поведение. Вообще, знаете: человек может стать убийцей  всего
лишь из-за того, что в детстве  его  заставляли  есть  яичницу,  поджаренную
только с одной стороны. Или, наоборот, с обеих сторон.
   - Дёрти любил есть яйца, - со смешком сказал Казимир. - Он утверждал, что
яйцо - это символ души. Вы кстати упомянули о яйцах. Слушайте же дальше.
   Дёрти не слишком опасался  меня,  справедливо  полагая,  что  я  нахожусь
всецело  в  его  руках  и,  так  как  карты  теперь  открылись,  цинично,  с
наслаждением садиста, посвящал меня в некоторые свои бредовые планы.
   Однажды он заявился ко мне и с плотоядной улыбкой поведал  такое,  что  у
меня - простите,  Саймон,  -  просто  поехала  крыша...  Представьте:  Дерти
поделился со мной своей идеей создания автономного, внешнего сердца, как  он
шутливо-небрежно называл его - яйца! Заимев внешнее сердце,  он,  во-первых,
рассчитывал  оттянуть  свой  не  такой  уж  далекий  конец,  а,   во-вторых,
приобретал  способность  беспрепятственно,  без  опаски,  путешествовать  по
тоннелю Переходника. Вот над чем они  ломали  головы  со  странным  доктором
Робертом, с Трезором, как я почему-то прозвал его про себя. Этого  кудрявого
черноволосого медика-садиста, как  и  всегда,  выручили  куклы.  На  них  он
отрабатывал биологическую и медицинскую технологию  подключения  к  человеку
внешнего сердца, а техническую часть проекта, работу по созданию  собственно
автономного сердца взял  на  себя  неугомонный,  неутолимый,  но  все  более
страдавший  от  неизлечимой  болезни  Дёрти.   Болезнь   продолжала   мучить
профессора, и они с Робертом торопились.
   Но ему пришлось испытать настоящий удар, когда Трезор объявил,  что  этот
путь для Дёрти закрыт -  закрыт  намертво,  закрыт  глуше  и  надежнее,  чем
"схлопнувшийся" межпространственный тоннель. Дёрти был пожилым  человеком  -
нет, он был настоящим стариком, фактически самым старшим из  всех  дёртиков.
Он, естественно, не прошел каких-то там прививок или корректировок организма
в детстве, которые  стали  применять,  когда  профессор  имел  уже  солидный
возраст.  Поэтому  его  организм   оказался   непригодным   для   сложнейших
медико-биологических  структурных  перестроек.  Итак,  все,  что  оставалось
профессору Джестеру Дёрти - это готовиться к смерти.
   Вот тут и перехлестнули через  край  и  потекли  весь  яд  и  вся  желчь,
накопленные в темных закоулках профессорской души. Злоба его  на  весь  свет
достигла крайних пределов. И, стыдно сказать, Саймон, я его понимал и где-то
сочувствовал ему.
   - Казимир, - сказал я, - в этом я с вами  полностью  солидарен.  Мир  наш
весьма несовершенен, и я не поручусь за себя, что, добравшись до  созданного
вами с Дёрти тоннеля, не воспользуюсь им, чтобы уйти отсюда навсегда.
   - Что ж, - хладнокровно ответил Казимир, - вполне  естественное  желание.
Вероятно, что точно также поступил бы и я сам.  Однако,  вы  обещали  помочь
мне. Я очень надеюсь на вас, тем более, что вы прошли  испытание.  Когда  вы
поможете мне - а сделать это будет непросто, - то с чистой совестью  сможете
пойти на все четыре стороны и даже за край Вселенной.  Наберитесь  терпения:
мы подходим к завершению моей истории.
   - Буду вам очень признателен, профессор, - так и не удержался я,  -  если
наша беседа - уж не обессудьте - закончится до вашего очередного приступа.
   Он осклабился жуткой гиппопотамьей улыбкой и игриво (!) предупредил:
   - А вот этого обещать не могу, извините. Не от меня зависит.
   Ну, так вот. Как я уже сказал, Дёрти испытывал  сильнейший  стресс,  и  я
решил,  воспользовавшись  этим  обстоятельством,   рискнуть   и   попытаться
вырваться на свободу, убежать. Мое  поползновение  было  пресечено,  и  меня
снова водворили на свое место, под домашний арест в эти вот апартаменты.
   Через несколько дней, вероятно, во время  ремиссии  болезни,  в  один  из
редких периодов просветления, Дёрти заглянул ко мне, ведя себя при этом так,
будто ничего не произошло. Он попросил меня включить телевизор  и  предложил
посмотреть удивительный, по его словам, сюжет из жизни животных,  записанный
на  принесенной  им  видеокассете.  Я   с   большим   интересом   просмотрел
действительно уникальные кадры, подобные которым никогда раньше не видел.  Я
заметил, как Дёрти внимательно наблюдал за мной во время просмотра,  чему-то
самодовольно ухмыляясь. Он ушел, оставив кассету, а я,  непонятно  по  какой
причине, страшно разволновался.
   Через день он пришел снова и предложил мне следовать за  ним.  Упрямиться
было глупо: за его спиной маячили трое головорезов Кэса. И  я  пошел,  пошел
сам,  пошел,  легонько  подталкиваемый  Дёрти,  по   коридорам,   лестницами
переходам центра. За время  моего  вынужденного  заточения  здесь  произошли
заметные перемены.
   Мы направлялись к резиденции доктора Роберта, находившейся на самом верху
высокой башни, походившей на длинный плоский кирпич. Я еще никогда не  бывал
там. Меня пропустили вперед, Дёрти с остальными шел за мной. Ржавая лестница
сменилась каменной, с грубой, неровной поверхностью крутых ступеней;  перила
куда-то исчезли. Через редкие незастекленные проемы в мощных стенах в  башню
просачивалось густое синее небо. Когда лестница пересекала проемы,  я  остро
ощущал открытое пространство и немалую высоту, на которой мы находились, и у
меня сильно кружилась голова. Лестница постепенно сужалась, высокие  корявые
ступени становилось преодолевать все труднее.
   Когда до открытой двери в "голубятню"  доктора  Роберта  осталось  совсем
немного, навстречу нам оттуда вдруг один  за  одним  пошли  невиданные  мною
доселе монстры, конвоируемые дёртиками. На них невозможно было смотреть  без
содрогания. Таких существ я еще не встречал в нашей Вселенной. Все они  -  а
их вышло четверо или пятеро - не отличались  друг  от  друга.  На  каждом  -
пиджачная пара, белоснежная  сорочка,  галстук,  черные  туфли,  -  типичные
человеческие  тела  в  типичном  же  человеческом   облачении.   Но   вместо
человеческих голов эти существа несли на  своих  плечах  гиппопотамьи  рыла,
словно грубо вылепленные из дрянной,  плохо  размешанной  глины.  Глаз  этих
чудовищ, постоянно прикрытых морщинистыми, мертвенно неподвижными веками,  я
так и не увидел.

   В первую секунду я чуть не свалился вниз, испытав безотчетный  страх,  но
молодцы, шедшие за мной по пятам, удержали меня за плечи.
   Чудовища спускались нам навстречу, и я еле  удерживался  от  того,  чтобы
кубарем не скатиться вниз по лестнице. Дёрти куда-то исчез, и  я  ничего  не
понимал. Нам пришлось расходиться на чрезвычайно узкой, без перил, лестнице.
Я, как сейчас помню, весь взмок, разумеется, отнюдь не от преодоления крутых
лестничных маршей. Каким-то чудом мы  разминулись,  и  вскоре  я  перешагнул
высокий порог лаборатории Трезора.
   Дёрти, неизвестно как опередивший нас, был уже тут!  Он  сделал  дёртикам
знак, и они удалились.
   Сидевший в центре комнаты обнаженный  до  пояса  доктор  Роберт  даже  не
повернулся в мою сторону, но я, словно почувствовав,  услышав  его  властный
мысленный приказ, покорно приблизился к нему и встал рядом.
   Стояла тишина. Лишь иногда потрескивал  в  странной  чаше  на  треножнике
огонь, дым  от  которого  бесшумно  улетал  через  незастекленные  проемы  в
незапятнанную синеву высокого неба.
   Молча смотрел на меня Дёрти. Молча сидел на  низенькой  табуретке  доктор
Роберт - огромный детина с черными кудрявыми волосами и  такой  же  курчавой
мощной черной бородищей. Странный золотистый загар покрывал его атлетический
торс, бычью шею и крепкие руки.
   Вдруг что-то произошло. Никто не стронулся с места,  не  шевельнулся,  не
нарушил тишину какой-либо посторонний звук, но я всем телом ощутил невидимое
глазу, пугающее меня движение. Сердце мое упало, внутри меня словно зажегся,
засиял и  засветился  молочно-белый  кристалл.  Я  испытывал  ни  с  чем  не
сравнимое ощущение поразительной четкости и ясности сознания и не чувствовал
ничего, кроме неизвестно откуда пришедшего ко мне дыхания  смерти.  Страшное
отчаяние  овладело  мной  в  этот  миг.  Словно   стеной,   прозрачной,   но
непреодолимой, отделило меня от остального мира, и не  видел  я  возможности
спастись от надвинувшейся на меня мучительной  безысходности,  от  жестокого
осознания неминуемости и неотвратимости смерти и никак не мог  я  избавиться
от ощупывающей, испытывающей меня, копающейся во мне силы.
   В это время доктор Роберт все-таки  повернулся  ко  мне,  и  в  следующее
мгновение я ощутил болезненный укол в позвоночник и вскоре, кажется, потерял
сознание - точно этого не знаю и не могу сказать до сих пор.
   Когда я снова пришел в себя,  то  увидел,  что  в  комнате  все  осталось
по-прежнему. Так же дымилась чаша на треножнике, синело небо за окном, сидел
с безразличным видом доктор Роберт, стоял,  ухмыляясь,  профессор  Дёрти.  Я
чувствовал  себя  вполне  нормально  и  более  или  менее  спокойно,  но   с
облегчением покинул резиденцию Роберта, когда Дёрти сказал мне, что нам пора
идти.
   Мы вернулись в мой кабинет, уселись в кресла, но  что-то  мне  мешало,  и
вдруг я понял, что. Я сорвался с места и побежал в ванную.
   Страшная догадка подтвердилась. Из  зеркала  на  меня  смотрела  слепыми,
прикрытыми плотно сомкнутыми веками, глазами  страшная  и  уродливая  голова
гиппопотама,  точно  такая  же,  которая  венчала  тела  несчастных   кукол,
попавшихся нам на лестнице по пути к доктору Роберту. Я машинально  ощупывал
свое лицо - нет, теперь уже не лицо, а морду, или если хотите, "морду  лица"
и, главное, -  глаза,  которые  у  меня,  как  и  у  изуродованных  пробными
экспериментами кукол, оказались закрытыми. Однако я все видел, как и раньше.
   Несколько секунд я изучал свой новых  облик  и,  наконец,  нечеловеческий
рев, испугавший меня  самого,  исторгся,  извергнулся,  казалось,  из  самых
глубин моей души. Я бросился в кабинет,  намереваясь  растерзать  профессора
Дёрти, но вбежав туда, наткнулся,  словно  на  стену,  на  его  дьявольский,
сатанинский смех. Я не мог тронуть его и пальцем, это было выше моих сил,  и
я понял, что более не способен управлять  собой,  что  меня  водит  какая-то
неодолимая сила, чья-то злая воля, чья-то всемогущая рука.
   Сам не знаю,  как  оказался  я  снова  в  кресле,  и  Дёрти  поведал  мне
следующее.
   - Чаплински, - сказал он, - я сообщаю вам, что теперь  вы  -  монстр.  Вы
подключены к внешнему сердцу, которое я создал на  исходе  своей  жизни.  Но
подключены не непосредственно, не напрямую, а  через  Кэса  Чея.  С  внешним
сердцем Кэс будет существовать сколь угодно долго  -  фактически,  вечно,  и
вечно будете мучиться вы, Казимир.
   Каждый день придется вам смотреть сюжет, что  вы  видели  позавчера,  где
крокодил и гиппопотам убивают антилопу. А после этого вы станете гоняться за
настоящей антилопой, пока не зарежете ее,  как  монстр,  как  хищник,  -  не
ножом, не  кинжалом,  а  своими  собственными  зубами.  И  только  когда  вы
умертвите антилопу, приступ закончится. Но на следующий день все  повторится
сначала. И каждый раз вы будете близки к безумию, но никогда  не  сойдете  с
ума, и это удвоит ваши мучения.
   А бессмертный Кэс Чей, в  которого  доктор  Роберт  перелил  часть  моего
менталитета, станет еще активнее нести людям зло и напасти. И, как и вы,  он
измучается от своего бессмертия, и от этого его злоба и  ненависть  к  людям
будут возрастать и возрастать. И своими мучениями вы с Кэсом Чеем  заплатите
за людские грехи, страдая сами и принося страдание людям, а  люди,  страдая,
заплатят за ваши грехи своими мучениями.
   Словно неистребимый Сатана будет путешествовать Кэс Чей  по  Космосу,  а,
имея возможность  беспрепятственно  проникать  по  тоннелю  в  соседнюю  нам
расширяющуюся Вселенную, станет впоследствии наводить ужас  и  на  тамошних,
еще неизвестных нам, обитателей. Как знать, быть может,  проникнет  он  и  в
другие, неведомые нам Миры, чтобы и там напоминать  Разуму  о  существовании
зла.
   А остановить это сможет лишь  тот  землянин,  и  не  просто  землянин,  а
человек, который спустится с неба к вам в  узилище,  который  не  испугается
вашего приступа, который, не отворачиваясь, увидит ваши мучения и перетерпит
свои и который потом разыщет яйцо в  необъятной  Вселенной  и,  разбив  его,
принесет смерть Кэсу Чею, а с вас сбросит проклятье и освободит...
   Я проклинаю вас, Казимир Чаплински, малодушного и трусливого мозгляка.
   Я проклинаю Кэса Чея, властолюбивого пошляка, фарисея и выскочку.
   Я проклинаю людей, начавших уродовать мою душу с самого моего рождения.
   Я проклинаю своих  соучеников,  которые  на  перемене  тайком  обламывали
кончики остро отточенных мной карандашей.
   Я проклинаю своих учителей, которые пичкали  меня  своими  наставлениями,
подавляли меня.
   Я проклинаю тупых чиновников с их  глупостью,  подлостью  и  недомыслием,
угробивших мою молодость.
   Я проклинаю Хаббла и Вилера и всех, которые эксплуатировали мой мозг.
   Я проклинаю всех моих ненавистников  и  доброхотов,  врагов  и  льстецов,
кумиров и рабов.
   Я проклинаю своего пьяницу-отца и глупую мать, которая родила меня.
   Я проклинаю страну, где я жил, Землю и Млечный Путь.
   Я проклинаю всю нашу Вселенную, весь наш подлый Мир.
   С этими словами Джестер Дёрти со страшным выражением муки  на  полыхающем
нездоровом румянцем лице вышел вон.
   17
   Казимир откинулся в кресле, наблюдая за моей реакцией.
   Я молчал, переваривая услышанное. Жутким мистическим холодом  пахнуло  на
меня. Но мистика мистикой, а я слышал кое-что  об  автономном  сердце.  Ведь
одним из подходов к его созданию была разработана доктором Эдди Лоренсом  из
нашего Медицинского Отдела процедура "откидывания мозгов  на  дуршлаг".  Так
что задача моя осложнялась. Если уж  большую  трудность  представлял  розыск
действующего тоннеля, то поиск внешнего сердца, яйца, в отличие  от  тоннеля
мало себя проявляющего внешне, виделся совершенно безнадежным делом.
   Казимир вернул меня к разговору.
   - После тяжелого, можно сказать, предсмертного, проклятья-завещания Дёрти
я впал в глубокую депрессию. Будто повиснув между небом и  землей,  я  почти
весь день не вставал из кресла, пытаясь постигнуть и осознать свалившееся на
меня горе. Но вечером неодолимая сила погнала меня к  телевизору,  заставила
включить  его  и  смотреть  сюжет,  о  котором  вы,   Саймон,   уже   имеете
представление.
   После его окончания меня вынесло из кресла и я, миновав еще одну комнату,
неожиданно оказался в огромном павильоне с  африканским  земным  ландшафтом,
выстроенном и оборудованном, наверное, во время моего пребывания  у  доктора
Роберта. Потом на красный песок выбежала антилопа, и  остальное  вы  знаете:
видели сами.
   Сейчас я прошу у вас прощения, Саймон, за то, что заставил вас перенести.
Но только выполнив этот ритуал, вы получали возможность действовать  дальше,
искать яйцо. Да ведь и мне пришлось нелегко: я чувствовал себя  так,  словно
догола разделся на людях в неподобающем для этого месте.
   Скажу еще, что первая моя "охота"  стала  для  меня  настоящей  пыткой  и
кошмаром. Только много позже я научился  более  или  менее  ловко  ловить  и
"резать" антилопу. Кстати, первый мой "хантинг" тоже заснят на пленку,  и  я
вынужден смотреть также и ее. Все это происходит раз в сутки, и так день  за
днем.
   После того,  первого  приступа,  я  совершил  в  ванной  комнате  попытку
самоубийства, испытав при последовавшей затем регенерации страшные  муки.  Я
действительно не мог и не могу умереть.  Хочется  думать,  что  пока.  Точно
также не могу и убежать из этих чертогов.
   Вот так потекли мои дни,  мучительные  и  однообразные,  начался  бег  по
кругу, ежедневное погружение в "ослепительное то же самое".
   Дёрти прожил после нашей последней встречи лишь несколько  дней.  У  него
вдруг усилились желудочные боли, но желудок всегда  беспокоил  его,  поэтому
поначалу никто не придал этому значения. Но ему становилось всё хуже и  хуже
и вскоре он умер. В мир иной ему помог отойти,  как  ни  странно,  Кэс  Чей,
который отравил его с помощью медленно действующего яда, как болтали.
   Пауки в банке продолжали шевелиться. Через некоторое  время  кто-то  убил
доктора Роберта, Трезора. Как выяснилось в самые последние дни,  это  сделал
Чмырь, один из ведущих членов баунда. А в тот момент  почти  все  облегченно
вздохнули,  узнав,  что  странного  лекаря-колдуна  не  стало.   Уже   тогда
подозревали в его убийстве Чмыря, жестокого и решительного дёртика,  который
давно хотел стать главным в баунде. Он был одним из немногих, кто не  боялся
Трезора.
   Чмырь тогда не разобрался в ситуации: ведь он не  знал  всех  фактов.  Он
полагал, что лекарь-колдун служит Кэсу чем-то вроде психолога, укрепляя  его
волю, вселяя в  него  уверенность  в  своих  силах.  Поэтому  Чмырь,  убивая
Трезора, рассчитывал ослабить положение Кэса Чея в баунде, лишить его мощной
поддержки. Но он жестоко просчитался: после  смерти  Джестера  Дёрти  Трезор
оставался единственным человеком, способным вернуть Кэса Чея, а вместе с ним
и меня, в исходное, нормальное, "смертное" состояние.  Теперь  же  положение
Кэса Чея еще более  укрепилось.  Он  оказался  если  и  не  навечно,  то  на
неопределенно  большой  срок  приговоренным  не   умирать,   регенерируя   и
возрождаясь, как Феникс из пепла, становился фактически бессмертным.
   Сначала  он  сам  не  совсем  понимал  своего   положения,   но   "ожив",
регенерировав  после  нескольких  вооруженных  стычек  в   разных   областях
Метагалактики, убедился в правоте слов Дёрти.  Однако  необратимые  поступки
были уже совершены: Джестера Дёрти он подло убил сам, а с доктором  Робертом
популярным у дёртиков  приемом  тоже  кто-то  покончил.  Местонахождение  же
внешнего сердца, или яйца, как называл его Дёрти, не знал  теперь  никто,  и
сначала этот факт морально буквально раздавил Кэса  Чея.  Но  постепенно  он
оправился от потрясения и даже стал извлекать выгоду  из  своего  положения,
выходя сухим из воды из сложнейших, смертельных переплетов.
   В новом Кэсе Чее удивительным  образом  смешались  черты  самого  Кэса  -
чванливого,  банального  и  посредственного,  но  любящего   командовать   и
повелевать бодрячка-шустряка, - и хорошо известные вам особенности характера
Джестера Дёрти.
   Кэс Чей, будучи по рождению землянином,  некоторое  время  до  прихода  к
гангстерам сшивался  на  землеподобной  планете  Ашар,  где,  как  известно,
аборигены работают почти даром, подвизаясь в роли  некоего  штатного  вития,
какие весьма распространены у ашарцев. Он, добравшись до  положения  главаря
баунда, как и всякий парвеню, плебей и люмпен, неизбежно  ностальгировал  по
прежнему низкому занятию. Откликаясь на "позывы на низ", он пытается до  сих
пор выступать иногда в роли проповедника  идиотских  идей  на  землеподобных
планетах. Кроме  этого,  он  по-прежнему  любит  залезать  в  шкуру  простой
"торпеды", с которой начинал когда-то свою карьеру в баунде, и  нередко  сам
проворачивает  мелкие  операции,  например,  по   отлову   и   доставке   на
Паппетстринг будущих кукол и так далее. Это доставляет  ему  удовольствие  и
сбивает  с  толку  основную  массу  дёртиков.  Подавляющее  большинство   их
принимает Кэса за рядового  головореза,  не  имея  представления  об  облике
своего мистического главаря, что часто встречается в гангстерских  кланах  и
баундах.
   Но вот совсем недавно, буквально на днях, Чмырь открыл карты, заявив, что
это он убил Трезора, и пошел затем на прямое столкновение с Кэсом  Чеем.  Он
расстрелял его из своего "пиггиса" в упор, намереваясь  занять  место  главы
баунда дёртиков.
   На следующий день к Чмырю прямо в его комнату здесь, в  центре,  заявился
свеженький и бодренький Кэс Чей в  сопровождении  своих  дружков.  Смелый  и
решительный Чмырь отнюдь не грохнулся в обморок, встретившись  с  воскресшим
Кэсом Чеем, простодушно полагая, что ему в "пиггис" напихали вчера  холостых
патронов. Чмыря скрутили и скоро должны "спустить с горки". Смерть страшная,
поверьте, Саймон: я вам говорил, что однажды побывал в  бункере  и  наблюдал
жестокую казнь одной из кукол...
   - Чмыря уже спустили с горки, профессор, - сказал я спокойно.
   - Что? Что вы говорите?! - изумился Казимир.
   - Кэс Чей - это Индюк? - жестко спросил я.
   - Индюк? - переспросил Казимир, и мне показалось, что его вечно опущенные
веки поползли вверх.  -  Ну  да,  -  медленно,  будто  с  трудом  соображая,
удивленно произнес он, - так его иногда называют за глаза. За  бородавки  на
лице и вислый нос. После своего первого путешествия по тоннелю он взял  себе
звучное имя Кэс Чей вместо унылого Такикок, которым его продолжают и  сейчас
называть самые близкие  к  нему  соратники,  знавшие  Кэса  раньше...  -  Но
позвольте, откуда вы все это знаете? - запоздало спохватился Казимир.
   - Всего пару часов назад я наблюдал из люка  воздуховода  казнь  Чмыря  в
бункере. Он не доехал,  если  вам  это  интересно.  Затем  на  санки  хотели
посадить куклу, и - не думайте обо мне плохо, профессор, - я не  выдержал  и
вот из этой, как вы изволили выразиться, "слоновьей  пушки",  -  я  похлопал
себя по тому месту, где  под  мышкой  покоился  теплый  пистолет,  -  уложил
Индюка, Блэкберда и Мастэда. Но куклу - а это был мой друг -  да,  шапочный,
но друг, - мне спасти не удалось: Мастэд успел застрелить её.
   - Кошмар, какой кошмар! - вскричал Казимир. - То  есть,  я  рад,  что  вы
отправили на тот свет этих головорезов, но... Это ужасно, ужасно!  Понимаете
вы, или нет, что Кэса Чея убить нельзя? Кстати, он  уже  регенерировал.  Так
вот почему меня захватил второй приступ, и я напал на вас! - Казимир вскочил
с кресла. - Берегитесь, Саймон!  Теперь  Кэс  Чей  вас  погубит.  Сегодня  в
полночь он должен придти ко мне. Ничто не остановит его. Вам надо уходить  и
отсюда, и с базы, и с Паппетстринга. Кэс легко вас обнаружит.
   - Как же он меня обнаружит, Казимир?
   - По запаху, Саймон, по запаху. - Казимир бросился к бюро, достал  оттуда
объемистую  коробку,  вытащил  огромную  сигару,  быстро  обрезал  кончик  и
закурил.

   Вонючий дым заполнил кабинет. Я не выношу табачного дыма, но  закашлял  я
не от его запаха, а от дикого зрелища курящего гиппопотама.
   - Чушь какая, - спокойно сказал я, - что же он не засек меня в люке, там,
в бункере?
   - Э-э, там воздух засасывается в воздуховод  из  помещения,  да  и  печка
подванивает... Да и вообще, вы же  сами  сказали,  что  там  была  кукла,  -
Казимир, делая глубочайшие затяжки, наполнял комнату сизым дымом.
   - Казимир, а кто вас держит в курсе дел на базе? - поинтересовался я.
   - Ко мне заходит и рассказывает кое-что Кэс  Чей,  бывают  еще  двое-трое
дёртиков - те, которые не боятся общаться  с  чудовищем.  Но  наблюдать  мои
приступы никто из них, кроме  Кэса,  не  может.  Заходит  ещё,  представьте,
любовница Кэса Чея, Рита Холдмитайт. Она одна из немногих, кто жалеет  меня.
Кэс подавил её волю. Он  заставил  присутствовать  Риту  при  казнях...  Она
старается их избегать. Но продолжает ему служить... и  пьёт.  И  сейчас  она
пьёт.
   - Рита знает координаты Переходника?
   - Нет, она ничего  не  понимает  в  этих  координатах,  в  астронавигации
вообще... Слушайте, оставьте её, Саймон, не трогайте её.
   - А Рита не могла бы добыть координаты, даже ничего в них не  понимая,  и
передать вам?
   - Не знаю, может быть, и могла бы. Да только они сделали меня таким,  что
я их сразу забываю или уничтожаю  носитель  информации...  Вот  так,  добрый
Саймон. - Казимир посмотрел на часы. - Вас ждёт дальняя дорога.  Думаю,  что
не обижу вас, если скажу, что здесь, на базе дёртиков, вы один не справитесь
с Кэсом Чеем и со всеми его дубиноголовыми.
   - Ну что вы, профессор, я не переоцениваю свои силы.
   - Вы  должны  лететь  на  "Платинум  сити".  Там  вам  нужно  постараться
захватить грузовик, возящий металлы с идеальной проводимостью на Переходник.
Может быть, вам удастся добраться до Переходника  и  приостановить  действие
тоннеля. Тогда вы сможете выполнить свой долг перед  Вселенной.  Это  сейчас
главное. А потом  уж  подумаете,  как  уничтожить  Кэса  Чея.  Убить  его  и
расколдовать меня можно только найдя яйцо и разбив его. Только бы  вы  нашли
яйцо, Саймон, а уничтожить его вы сумеете, я знаю. Вы прошли испытание.
   - Профессор, хоть у нас и  мало  времени,  я  все  же  хочу  сказать  вам
кое-что. Я  искренне  не  понимаю,  почему  всех  так  волнует  скорый  крах
Вселенной, грозящий ей при постоянно  открытом  тоннеле?  Честное  слово,  и
профессор Дёрти, и Кэс Чей и дёртики вели  и  ведут  себя  в  этой  ситуации
мудрее, не обижайтесь. Я не физик,  но  просто  уверен,  что  в  конструкции
матушки Вселенной  предусмотрена  отрицательная  обратная  связь,  благодаря
которой она сама, без нашего вмешательства, затянет свою рану.
   - Что-то в этом есть, - сказал уже плохо слушавший меня Казимир, - что-то
в этом есть. Прошу вас, пройдёмте, - он указал на дверь.
   Мы прошли смежную комнату и оказались в коридоре, из  которого  попали  в
нечто вроде хлева, конюшни или коровника - черт  его  знает,  как  правильно
называлась эта антилопья ферма, - где стоял  густой  запах  скотного  двора.
Казимир уверенно шагал впереди меня, не разговаривая и не оборачиваясь.
   Мы остановились у канализационного люка с оригинальной  крышкой,  которая
легко поддалась усилиям Казимира, вручную,  без  ломика,  сдвинувшего  её  в
сторону.
   - Этот коллектор выведет вас  прямо  за  ограду  центра.  Вылезете  через
третий по счёту колодец, - выпрямляясь, сказал он.
   - Везет же мне на дерьмо и на сортиры, - с чувством  произнес  я,  обоняя
ставший уже почти родным запах, поднимавшийся со дна темной дыры, словно изо
рта невычистившего зубы чудовища, страдающего к тому же несварением желудка.
   - Ничего, вы же говорили, что вам это близко. Помните, Саймон: если  хотя
бы случайно наткнетесь на яйцо, немедленно уничтожьте его  прямо  на  месте.
Станете медлить - и Кэс Чей будет выходить прямо на вас. Кстати, вы  на  чем
прибыли на Паппетстринг?
   - Да я на попутных, - скромно ответил я.
   - Шутник вы... Ну что ж, до свидания,  Саймон.  Или  прощайте?  -  слепые
глаза, не мигая, уставились на меня.
   - До свидания. Казимир. Вы мне здорово помогли. Думаю, что мы еще  выпьем
шампанского с вами вместе...
   - Боюсь, Саймон, что моё шампанское  перестоит  в  холодильнике,  пока  я
дождусь свободы. Как говорят французы, сломается.
   - Ничего, профессор, разживемся у французов. На Земле  это  не  проблема.
Главное,  не  сломаться  самим.  Подскажите,  сколько  сейчас  по   местному
времени?
   - Десять минут до полуночи. Приступайте к вашей  операции  -  как  бы  вы
назвали ее, Саймон? - пошутил Казимир.
   -  "Смерть  Кэса  Чея,  бессмертного",  -  зловещим  голосом  ответил  я,
спускаясь до пояса в люк. - Да, профессор, чуть не забыл: а что это за ладью
с белым парусом я видел над башней, когда шёл сюда?
   - Это моя душа,  пытающаяся  вырваться  на  свободу,  -  серьёзно  сказал
Казимир. - Ну, ни пуха, ни пера, Саймон!
   - К черту! - отрубил я. - Вперед - и выше! - и, не поднимая головы,  стал
быстро спускаться по скользким скобам.
   Наверху Казимир закрыл крышку люка, и я  оказался  в  темноте.  Достигнув
дна, я очутился по колено в жиже и пошёл  вперед,  проклиная  все  на  свете
коллекторы, тоннели, переходники, кротовые норы, туалеты, уборные,  сортиры,
латрины, нужники и гальюны.
   Какая-то нечисть отвратно пищала со стен, иногда лицо и  голову  задевали
липкие, горячие перепонки, которые медленно колыхались и плавали  в  воздухе
так, как будто находились в воде. Неведомая мерзость копошилась под  ногами;
жижа отрыгивала отвратительные звуки и вонь. Пару раз  вокруг  моих  голеней
захлестывались невообразимо противные, омерзительные, как бы плохо  выбритые
голые хвосты, напоминавшие хвост опоссума, и  я  ощущал  даже  через  одежду
жёсткую,  колкую  щетину,  покрывавшую  их.  Я  накинул  на  голову  плотный
эластичный капюшон и, зажимая нос, продолжал путь.
   Но вот, наконец, и третий по счету колодец. Я поднялся к крышке люка и  с
усилием сдвинул ее в сторону, освобождая лаз. Как детский шарик  на  упругой
резинке, в один миг выскочил из колодца, быстро надвинул крышку и огляделся.
   Я оказался за территорией базы, немного в стороне от путей, вдоль которых
несколько часов назад пришёл сюда. Рядом находился скверик  с  дорожками  из
красного  гравия,  окаймленными   плотными   стенками   бурно   разросшегося
нестриженого кустарника и замусоренными газонами. А на одной из стоявших тут
скамеек лежал в неудобной, неестественной позе человек.
   Неужели опять труп? Какой же это по счету - седьмой, считая  антилопу?  Я
подождал, а потом осторожно приблизился к скамейке.
   Бог мой! В лежащем человеке я узнал Риту Холдмитайт, одетую  в  форменный
комбинезон дёртиков. Я невольно  улыбнулся.  Она  была  жива,  голубушка,  и
наклоняться к ней, чтобы убедиться в этом, не  имело  смысла:  мощный  запах
виски просто сшибал меня с ног. Но я все-таки наклонился и, расцепив  пальцы
Риты, плотно сжимавшие горлышко наполовину пустой бутылки, взял ее в руки.
   Это был виски популярной  марки  "Конец  Её  Величества",  который  мы  в
студенчестве ехидно называли "Конец Его Величества", и  его  еще  оставалось
много.
   Секунду я боролся с собой, но  то,  что  я  увидел  и  услышал  всего  за
несколько часов, проведенных на базе дёртиков, вероятно, разбудило сидевшего
во мне беса. Бес толкал меня в бок и нашёптывал: "Давай, давай! Заслужил!"
   Я решительно отвинтил пробку и, задрав голову кверху, не  моргнув  глазом
осушил бутылку. Несколько  секунд  стоял,  чувствуя,  как  благостное  тепло
разливается внутри  меня.  В  последний  раз  оглядел  я  мрачные  здания  и
смердевшую трубу, а потом  зашвырнул  бутылку  в  кусты,  смачно  сплюнул  и
бесшумно затрусил прочь от базы, к звездолёту, на ходу выключив лэнгвидж.
   18
   Укрывшись за прочными стенами звездолета, я испытал настоящее облегчение.
Отстегнув портфель и убрав его с  глаз  подальше,  освободил  комбинезон  от
вещей и всего барахла, снял защитное снаряжение,  бросил  грязную  одежду  в
утилизатор и облачился в чистое. Немного потрудился в  гигиеническом  отсеке
над синяком, поставленным мне разбушевавшимся Казимиром, и прошел в рубку.
   У меня еще оставался последний шанс получить  координаты  Переходника.  Я
подключил свой лэнгвидж к корабельному Мозгу и прогнал  через  него  запись,
сделанную с аппарата Индюка, то бишь Кэса Чея. Меня ждало разочарование: там
имелись всего лишь коды Паппетстринга, "Платинум сити"  и  Земли.  Остальное
представляло  собой  лингвистическую  информацию,  для  хранения  которой  в
основном и служили лэнгвиджи, содержавшую,  кажется,  программу  перевода  с
какого-то тарабарского языка или диалекта, коих множество  в  Метагалактике,
на наш родимый, земной.
   Так. Значит, идем,  как  и  советовал  Казимир,  на  "Платинум  сити".  Я
попросил Мозг зафиксировать координаты Паппетстринга, которых в нем не было,
чтобы не  тратить  время  на  их  определение.  Решил  стартовать  сразу  на
тахионном двигателе,  чтобы  не  мозолить  дёртикам  глаза.  Когда  режектор
сделает первый сброс, корабль уже будет далеко отсюда, и яркий сполох  никто
не заметит и не засечет.
   Я сел в "анатомическое" кресло, включил двигатель и, передав Мозгу  право
самому произвести старт в режиме "бегство", откинул голову на подголовник  и
расслабился.
   Через час экстренное ускорение завершилось, и теперь звездолет  находился
чертовски далеко от Паппетстринга... и от Риты Холдмитайт... Я перевел  Мозг
на координаты "Платинум сити" и стандартную программу подхода  и,  пройдя  в
слиппер, залез в "спальник" и - то ли от виски, то ли просто так,  -  быстро
заснул.
   Проснувшись и встав на подходе к "платиновому городу",  я  опять  напялил
все защитное снаряжение, предполагая самое худшее.
   Вид сверкающего острова на экране вызвал у меня не радость узнавания, а -
подумать только! - ностальгические чувства.  Действительно,  я  отсутствовал
недели две, не меньше. Не желая опять лишаться звездолёта,  выбрал  одну  из
платформ "авианосного" лифта, призывно мигающую зелеными огнями, означавшими
"свободно", и, не выходя на мостик, без лишних маневров посадил "шевроле".
   Как только выключился двигатель, лифт автоматически унес меня  вглубь,  и
на одном из ярусов звездолёт мягко вытолкнуло в  ангар.  Я  оценил  удобство
такой парковки: здесь можно  было  выходить  без  скафа,  что  я  и  сделал.
Забросив  несколько  монет  в  парковочный  счетчик,  получил   карточку   с
обозначением номеров лифта, яруса и ангара. Набрав и запомнив код гигантской
автоматической камеры хранения и опять  бросив  деньги,  захлопнул  дверь  и
вышел в подземный переход.  Прошёл  по  переходам,  снабжённым  указателями,
пересел на эскалатор с автоматическим адресованием  и  "вылупился"  уже  под
колпаком, у самого входа в отель "Сэвой Траффл". Именно в этом отеле работал
дежурный клерк, которому я звонил в прошлый раз, неосмотрительно  назвавшись
Эдвином Хабблом.
   Я попросил номер и, пока шло недолгое  оформление,  постоял  с  закрытыми
глазами, вслушиваясь в голоса работников  отеля.  Я  хорошо  запомнил  голос
клерка и теперь рассчитывал его узнать. Но  ничего  похожего  не  услышал  и
поехал к себе на этаж. Бросив свой  нехитрый  скарб,  пообедав  в  номере  и
осмотревшись, принялся изучать справочник и  путеводитель  "Платинум  сити",
приличного объема  книгу,  лежавшую  на  столе.  Изучению  подверглись  лишь
несколько  страниц,  касавшихся   деятельности   немногих   производственных
предприятий, размещенный на "Платинум сити".
   Фирма "Гарлэнд боллз лимитэд", упоминавшаяся в  справочнике,  как  раз  и
изготовляла шары, пополнявшие гирлянды, подвешенные к куполу. Они  придавали
межзвездному комплексу неповторимый, уникальный, фантастический  вид.  Шары,
конечно, не  были  пустыми.  Внутри  их  размещалось  сложнейшее  хозяйство:
энергетические  установки,  преобразователи,  хранилища,   склады   и   тому
подобное.  Одной  из  неожиданных  функций  гирлянды   оказалось   "хранение
энтропии":  внутри  огромных  объемов  накапливались  и,   по   возможности,
перерабатывались различные отходы. Сферы соединялись между  собой  короткими
цилиндрическими тамбурами, а  две  первые,  давшие  начало  гирлянде,  через
подобный же тамбур  соединялись  с  двумя  специальными  башнями,  стоявшими
внутри прозрачного купола "платинового города".
   Готовые новые шары выводились  через  люк  в  нижней  плоскости  несущего
диска-платформы. Как явствовало  из  помещенных  в  справочнике  фотографий,
очередной шар, словно зарождающийся мыльный пузырь, прилипнувший к  плоскому
днищу платформы, постепенно разрастался, "раздувался", а затем  окончательно
сформированную сферу буксир перемещал в хвост гирлянды.
   Оказывается,  все  разгрузочно-погрузочные   терминалы   действующих   на
"Платинум сити" промышленных фирм и всех основных служб располагались снизу:
ведь  огромные  шлюзы  для  грузовых  кораблей  ухудшили  бы   внешний   вид
прозрачного   колпака,   изуродовали    бы    блестящий    парадный    фасад
межгалактического комплекса. Но главное, передвигаться грузовым  звездолетам
к  месту  назначения  внутри  колпака  в  ограниченном  пространстве  и  при
чрезвычайно плотной застройке  было  бы  крайне  затруднительно.  Вообще  на
"Платинум сити" запрещалось пользоваться  под  куполом  любыми  летательными
аппаратами. Грузовые звездолёты, шедшие на погрузку-разгрузку,  швартовались
снизу диска платформы, в шлюзах и лифтах, шахты и стволы которых, пронизывая
основание комплекса, вели  прямо  в  здания  и  производственные  помещения.
Разгрузившись  или  погрузившись,  кораблям  полагалось   освободить   лифт.
Парковались же грузовики, как обычно, на "полях шляпы", что,  собственно,  я
видел при первом посещении "платинового города".
   Я решил, не мудрствуя лукаво, вести  рутинное  наблюдение  за  наружными,
открытыми причальными терминалами. Но невозможно же  держать  под  контролем
всю кольцевую платформу. Значит, нужно добыть информацию о времени  и  месте
прихода очередного "харвестера" или, возможно,  звездолёта  какой-то  другой
марки с надписью "Металлы". Но это придется отбросить: может получиться так,
что я снова  проделаю  путь  куклы.  А  меня  такая  пошлая  перспектива  не
прельщала.
   Я принял простое и, может быть, даже наивное решение: наблюдать за местом
своей прошлой швартовки. Решение, обусловленное следующими соображениями.
   В прошлый раз "харвестер" с надписью "Сахар"  запарковался  на  платформе
прямо напротив сверкающего под прозрачным куполом отеля "Космополитэн" - там
же, где совершенно случайно приземлился и я. А рядом  стояли  припаркованные
грузовик с надписью "Металлы" и  "Галакси-скайлайнер",  принадлежавший,  как
потом выяснилось (ха-ха), Рите  Холдмитайт  или  (о-хо-хо)  Индюку,  который
оказался Кэсом Чеем. Водителя  "сахаровоза"  я  видел  потом  в  баре  отеля
"Космополитэн", когда он разговаривал с Индюком и барменом.  Я  предположил,
что грузовики с металлом должны парковаться в этом месте  постоянно:  отсюда
рукой подать до бара, где пилоты, вероятно,  отмечались,  докладывались  или
получали какие-то инструкции от бармена с поросячьими, теперь бы я сказал, с
гиппопотамьими глазками. Можно, конечно, взять за хрип  и  бармена:  тот  уж
наверняка многое знает. Но я решил оставить его на потом, а  пока  наблюдать
стоянку.
   Заодно мне надо будет  посмотреть,  что  случилось  с  моим  "понтиаком",
который я бездарно прошляпил. Я почти не  сомневался,  что  мою  "Жар-птицу"
оприходовали головорезы Кэса Чея. На "Платинум сити" имелись отличные пункты
обслуживания звездолётов, располагавшиеся в недрах диска-платформы, так  что
прочистить топливную систему моего украденного коня не  являлось  проблемой.
Содержание  великолепных  станций  техобслуживания  звездолётов,  о  которых
упоминалось в справочнике, диктовалось жёсткой  необходимостью:  "платиновый
город" находился на отшибе, и от транспортных средств зависело многое.
   "Платинум  сити"  жил  не  в   синхронном   с   Землей,   но   таком   же
двадцатичетырехчасовом ритме. Надев взятый в прокате  скаф,  я  наблюдал  за
местом своей старой парковки, на котором - увы! - и в помине  не  было  моей
быстрой  "Жар-птицы",  то  выходя  из-под  купола  на  платформу,  то  снова
укрываясь за его сверхпрочными прозрачными стенами. Я прооколачивался так  с
раннего вечера до времени, когда закрылся бар отеля "Космополитэн".
   Вообще, можно было не надевать скаф, а устроиться изнутри купола у  самой
прозрачной стены. Расстояние в несколько сот футов  не  слишком  велико  для
наблюдения даже невооружённым глазом, а у меня имелся и бинокль. Но скаф мог
понадобиться мне в любую минуту, так как я рассчитывал вскочить на  подножку
прибывшего металловоза, и поэтому пришлось мириться с неудобствами.
   Когда я в кислом настроении далеко за полночь вернулся в номер, то поймал
себя на том, что в душе слабо верил в  успех  затеянного  мною.  А  тут  еще
накатила волна безразличия и пессимизма, наверное, из-за того, что почему-то
разболелись все мои старые раны, ожили старые болячки, даже лунка  на  месте
вырванного Ритой Холдмитайт зуба разнылась так, что покалывало  сердце.  Как
садист-пианист, неумело терзающий благородный клавишный  инструмент,  кто-то
неведомый и невидимый мне прохаживался по всем моим слабым  местам,  сплетая
все боли в адскую гармонию, в которой  эолийской  каденцией  звучала  ноющая
зубная боль. Чуял я, что это отливались мне слёзы Кэса,  которому  я  пустил
пулю прямо в сердце.
   Какой-то мудрец сказал, что человек  победит,  но  не  выживет.  В  конце
концов когда-нибудь можно будет победить  Кэса  Чея,  хотя  бы  ценой  своей
жизни. Но стремиться победить Вселенную глупо и бессмысленно, да это, как  я
понимал, и невозможно.
   Я придерживался  своей  простенькой  теории,  навеянной  мне  слабенькой,
отдаленной  аналогией  на  устройство  Мироздания,  содержавшейся  в  старой
сказке, которую когда-то читала мне бабушка. Называлась эта сказочка  не  то
"Городок в табакерке", не  то  "Теремок  в  шкатулке".  Вообще-то  в  ней  в
завуалированной, сатирической форме показывался механизм тоталитарного, да и
любого другого государства. И в двух словах смысл сказки, как его,  возможно
и неверно, понимал я, заключался в том, что разрушив самую главную,  тайную,
определяющую самоё суть устройства пружину, мы выведем из  строя,  уничтожим
весь механизм.
   В применении к матушке Вселенной  я  интерпретировал  это  так,  что  нам
никогда не суждено проникнуть в сокровенную тайну её, ибо в момент даже  еще
не физического воздействия на потаенную пружину Мироздания, а только лишь  в
момент сполоха человеческой мысли, попытавшейся бы  на  краткий,  неизмеримо
малый миг  осветить  эту  тайну,  должно  неизбежно  произойти  нечто  вроде
всемирного, вселенского  короткого  замыкания,  и  мы  вместе  с  так  и  не
постигнутой нами Вселенной полетим в тартарары или куда там  ещё,  не  знаю.
Для меня здесь было важным то, что я в этом  своем  дилетантском  построении
нашёл, как мне казалось, место человеческому, антропному  фактору.  Человек,
эти глаза Вселенной, несомненно, никак не пребывал в ней инородным телом, не
был даже подобным всей Вселенной, как утверждал Ибн Гебироль, а  -  да,  да,
чистейшей воды банальность! - являлся  частью  Вселенной.  Но  роль  его  не
виделась мне столь банальной, сколь сама сентенция, затёртая и заслонившаяся
от частного и неуместного употребления. Каким-то непостижимым образом  глаза
человека-наблюдателя, его присутствие  во  Вселенной  замыкали  таинственный
круг, и  этим  эфемерным  зажимом,  стыком,  скрепом  держалась  вся  махина
Мироздания.
   Получалось, что потаённой пружиной Вселенной являлся сам человек. М-да...
Безусловно, на стыке этого противоречия, из этой  логической  петли  выросла
идея Бога, которого нам никогда не дано увидеть. Это было удобно,  но  из-за
того, что тайну называли Богом, для меня мало что, вернее, совсем ничего  не
прояснялось. Однако идея Бога не столь  дурна  и  противоестественна  и  она
имеет полное право на существование наряду с материалистическим  подходом  к
пониманию Мира. Проблема, в зависимости от подхода к ней,  поворачивается  к
нам то своей идеалистической, то своей материалистической  ипостасью.  Здесь
проявляется, наверное, нечто вроде принципа дополнительности, известного  из
квантовой механики и  представляющего  собой  конкретный  случай  проявления
диалектической сущности бытия.
   Ещё древний философ уверял, что невозможно доказать ни наличие  Бога,  ни
его отсутствие. А из этого вытекало, опять же по моему ничтожному разумению,
что признание или непризнание нами идеи Бога равным счётом ничего не  меняло
для нас. Для нашей практической жизни,  ограниченной  ничтожным  временем  и
пространством, не имело значения, создалась ли  окружавшая  нас  грандиозная
картина Мироздания чьей-то целенаправленной  волей  или  явилась  следствием
долгого развития самоорганизующейся материи...
   Мне, откровенно  говоря,  очень  близка  была  слегка  изменённая  другим
мудрецом старая сентенция о будущем человека,  в  новом  варианте  звучавшая
так: "Человек и не победит и не выживет". Нелепо ополчаться на осмелившегося
сказать такие слова,  упрекая  его  в  крайнем  пессимизме.  Нас  не  должно
уязвлять, что мы "не  победим".  Победы  и  поражения  имеют  смысл  лишь  в
локальном, ограниченном временном и пространственном интервале. В применении
же ко всей Вселенной понятия "победа" и "поражение" обращаются в фикцию, ибо
никто никогда не побеждает в  итоге,  и  никто  в  конце  концов  не  терпит
поражение. Ведь смешно же говорить о поражении человека, если  умирает  сама
Вселенная и, следовательно, не выживает человек.
   Однако борьба с энтропией, борьба за информацию и энергию, которые только
и способны противостоять энтропии, принимает в этих ограниченных временных и
пространственных интервалах зловещие, жестокие и уродливые  формы,  впрочем,
кажущиеся  таковыми  лишь  носителям  разума,  точнее,  сознания.  Насколько
органично и непринуждённо чувствует себя в этой  борьбе,  скажем,  терзающий
антилопу крокодил, не связанный моралью! А вот даже профессору Дёрти, хоть и
не слабаку, терзать Вселенную и  род  людской,  наверное,  давалось  не  так
легко. Впрочем, кто знает. Да что Дёрти. А  сам-то  я,  обнаживший  ствол  в
бункере и приведший к полному финишу четверых - нет, как выяснилось позже, -
троих дёртиков?.. Свет в номере  я  не  включал,  но  мысли  мои  постепенно
расползались в стороны, как  гостиничные  тараканы  от  света,  срывались  в
темноту, тощали во мраке и, наконец, совсем потерялись и растворились в нем.
   19
   Утром мне несколько полегчало  и  я  продолжил  свою  жизнь  с  несколько
большим энтузиазмом. Я сдал в прокат взятый там накануне казённый скаф,  эту
опостылевшую  мне  неудобную  старую  калошу,  и  навестил  свой  "шевроле",
оставшийся в доке.
   Набрав  свой  личный  код  и  затем  особый  шифр  на  панели   спецблока
корабельного Мозга, я принял в руки выданный мне прямоугольничек  и  спрятал
во внутреннем кармане комбинезона. После этого облачился в удобный  скаф  из
звездолётного  комплекта,  имевший  потайные  карманы  для   "спиттлера"   и
флэйминга, кои я использовал по  назначению.  Теперь  и  в  комбинезоне  под
скафом и в  самом  скафандре  грелось  по  паре  пушек.  Прихватив  сумку  с
"коконами", я покинул ангар  в  полной  уверенности,  что  уж  теперь-то  на
настоящего ловца побежит зверь.
   Но металловозы не показывались, и так прошло несколько дней.
   Спал я после  ночных  бдений  долго,  а  встав,  до  вечера  болтался  по
"платиновому городу", манившему разнообразными развлечениями,  которые  меня
не очень-то  привлекали  даже  в  молодости.  Подкупольный  рай  представлял
таковые в избытке.
   Всевозможные массажные кабинеты с очаровательными массажистками;  голубые
гостиные с  подкаченной  и  загорелой,  готовой  на  все  услуги  по  полной
программе мужской обслугой; бордели и бардаки  с  женщинами  и  мужчинами  с
планет всех галактик Местной группы; стриптиз-шоу; вотчинги для  вуайеристов
и вуайеристок, примыкающие к бордельным номерам; комнаты для  наблюдения  за
самими вуайеристами; порновидеокиносалоны; залы интенсивного, интервального,
группового и кругового секса; лесботерии; дансинги  для  эксгибиционистов  и
эксгибиционисток;  секс-тиры;  спецзоопарки  для  зоофиликов;  лежбища   для
курителей  опиума  и  гашиша;  болтунарии,  где  вас   развлекали   беседой;
дегустационные центры; гурманоиды  для  смакователей  и  обжор;  рюмочные  и
распивочные; винарни и корчмы;  бары  и  рестораны;  траттории  и  пиццерии;
таверны и кабачки;  дешевые  театрики  и  театры;  дискотеки  и  музыкальные
салоны; кинозалы; гладиаторные площадки;  спортивные  залы  и  манежи;  весь
набор мыслимых  и  немыслимых  аттракционов;  бассейны  и  сауны;  игротеки,
игорные дома и казино и так далее и так далее и  так  далее.  Лишь  ипподром
отсутствовал на "Платинум сити".
   В самом отеле "Сэвой Траффл",  где  я  сам  не  знаю  зачем  остановился,
променяв звездолётные удобства на стандартный номер, в высотном ресторане  с
экзотическим названием "Клоуд Найн"  выступали  в  стриптиз-шоу  длинноногие
выпускницы "Колледжа Розовой Кошечки", так что вообще говоря не  обязательно
было идти или ехать на электромобиле в центр или на другой  конец  города  в
поисках сомнительных удовольствий.  Стриптиз  меня  не  интересовал,  но  на
четвертый или пятый день своего пребывания на "Платинум сити" я  поднялся  в
ресторан, чтобы хорошенько пообедать. После кофе прямо из-за стола прошёл на
сообщавшуюся с рестораном обзорную галерею, тянувшуюся  по  всему  периметру
грибообразной шляпки, венчавшей толстую ножку башни отеля. Достав  из  сумки
бинокль, я любовался панорамой раскинувшегося под куполом  межгалактического
муравейника.  Левее  и  несколько  впереди  меня  возвышалась  башня   отеля
"Космополитэн" и, разумеется, я не мог не повернуть бинокль в ту сторону,  а
потом и  в  сторону  причальных  платформ,  находившихся  за  куполом  прямо
напротив него.
   И вдруг в окулярах промелькнул контур  звездолёта  с  характерной  формой
грузового отсека. Я медленно вернул бинокль назад и через  несколько  секунд
поймал приближавшийся к комплексу на самом малом  ходу  корабль.  Томительно
медленно вырастал его силуэт, пока  огромная  туша  грузовика  не  заполнила
собой все поле зрения.
   Я отнял бинокль от глаз. Звездолёт, описывая широкую дугу, совершал заход
на посадку. Теперь и без бинокля хорошо разлилась марка корабля. Несомненно,
это был "харвесгер", и он намеревался ошвартоваться как раз  там,  где  я  и
предполагал - напротив отеля "Космополитэн".
   Сдерживаясь, чтобы не перейти  на  трусцу,  я  покинул  галерею,  пересёк
начинавший постепенно заполняться ресторан и спустился в лифте на свой этаж.
Я пребывал все эти дни в полной готовности, снимая снаряжение только на ночь
и поэтому, попав в номер, лишь быстро натянул скаф, приторочил  пару  сумок,
среди них одну с "коконами", и снова выскочил в коридор.
   Немного вверх на лифте -  и  я  оказался  на  транспортном  этаже.  Здесь
толстую грибовидную ножку здания  отеля  пересекла  насквозь  лента  дороги,
одним концом уходившая к центру "Платинум сити", а другим сбегавшая, петляя,
до уровня диска-платформы и кончавшаяся сбоку от  цилиндрического  основания
отеля "Космополитэн". Я сел в крохотный электромобильчик и,  бросив  монету,
заскользил вниз.
   Достигнув  плоскости  диска-платформы,  я  занял  ставшую  уже  привычной
позицию у прозрачной стены, недалеко от ближайшего  к  отелю  "Космополитэн"
шлюза.
   "Харвестер" уже припарковался - припарковался точно на том же  месте,  на
котором он стоял, когда подловили  меня.  Без  всякого  бинокля  я  прочитал
огромные  белые  буквы  на  крутом  боку  грузового  отсека:  "Металлы".  По
сочетанию включенных сигнальных огней определил,  что  двигатель  звездолёта
оставался незаглушенным. Значит, пилот еще не покидал корабля,  хотя  я  мог
ошибаться, делая такой вывод. Но вот сменилась комбинация огней, и я  понял,
что двигатель перестал работать. Как выброшенная на дальний  берег  огромная
рыба, звездолёт заснул на мели межгалактического атолла.
   Еще несколько минут прошло,  прежде  чем  открылся  люк,  и  вышедший  из
"харвестера" пилот неторопливо зашагал к шлюзу - вратам в подкупольный  рай.
Я проследил за ним до того самого момента, когда он скрылся за дверями  бара
отеля "Космополитэн". Теперь он никуда не денется от меня, зафиксированный в
моей памяти намертво.
   Разгоняя себя, чтобы побыстрее придти в рабочий ритм,  я  отшлюзовался  и
вышел на открытый космос, на площадку.
   Нельзя сказать, что на "Платинум сити" народ толпился и теснился,  как  в
воскресный день в церкви, но и безлюдным он отнюдь не  выглядел.  От  людей,
человекоподобных и нелюдей  уединяться  здесь  не  представлялось  возможным
из-за ограниченных размером звёздного острова. Для осуществления моих планов
эта срединная, промежуточная ситуация подходила как нельзя  лучше.  С  одной
стороны моё присутствие на платформе среди других людей не привлекало ко мне
чьего-нибудь внимания, а с другой стороны  немногочисленность  их  развязала
мне руки.
   Я терпеливо ждал, заняв позицию рядом с "харвестером", в одной из мёртвых
зон, где меня не могли достать звездолётные визиры, передававшие изображение
на экраны. Эти зоны у большинства стандартных машин я знал назубок и  сейчас
на  всякий  случай  воспользовался  этим  знанием:  внутри   корабля   могли
оставаться люди.
   На питерхэдском берегу
   В засаде Мак-Дугал.
   Шесть дюймов стали в грудь врагу
   Отмерит мой кинжал.
   Почти полчаса провёл я на платформе и, наконец, дождался пилота.
   Он вышел из "врат рая" и уверенно направился к "харвестеру", и  в  то  же
время я начал медленное движение  ему  навстречу,  предоставив  ему  первому
поравняться с люком звездолёта. Пилот подошел к кораблю и стал ковыряться  у
люка с ключами и кодом, а я продолжал движение и  в  тот  момент,  когда  он
распахнул дверцу, я, как и рассчитал, оказался  напротив  люка  и,  совершив
стремительный и почти неуловимый и незаметный со стороны  бросок,  буквально
впихнул пилота в шлюз.
   Все это произошло в доли секунды. Пилот еще не успел наложить в штаны,  а
я одной рукой  уже  захлопнул  крышку  люка,  а  другой  мгновенно  выхватил
"спиттлер" и сунул ему под ребра,  между  жестких  сочленений  почти  нового
стандартного скафа. Я мог сразу привести этого хлопающего глазами бедолагу к
полному финишу, но не стал делать этого.
   - Молчи, приятель, - тихо,  но  твёрдо  приказал  я  ему  и  по  движению
испуганных глаз за прозрачной сферой забрала понял,  что  преобразователь  у
него в порядке, и мои слова дошли до него.
   Наддув завершился через минуту, и только тогда, прижимая пилота к  стенке
тамбура  всем  телом  и  угрожая  ему  пистолетом,  левой  рукой  я   достал
специальное шило и разгерметизировал его скаф. Так, на всякий случай.

   Пилот тяжело дышал, лицо его наливалось  кровью.  Злоба  распирала  этого
молодца, которому я подрезал крылышки, но мне было наплевать.
   Я расфиксировал и откинул забрало его скафа, потом откинул своё. Не любил
я этих преобразователей, а сейчас уже можно было, как всегда нравилось  мне,
говорить прямо в лицо и открытым текстом.
   - Есть кто-нибудь в рубке?
   - Нет, - неохотно ответил пилот, с ненавистью глядя на меня.
   - А в корабле?
   - Нет, никого нет.
   - Тогда вперёд! - я распахнул люк, ведущий в рубку и подтолкнул пилота  в
спину, держа его на мушке. Мы вошли в рубку и я закрыл люк.
   - Снимай скаф, быстро!
   Он нехотя подчинился и стал неторопливо освобождаться от скафандра. Когда
закончил, я заставил лечь его на пол  лицом  вниз,  приторочил  вязками  его
левую руку к правой ноге, затем перевернул на спину, заклеил ему рот  липкой
лентой и напоследок пристегнул к стойке одного из пультов. Я не  верил,  что
кроме пилота тут никого нет.
   Локализовав пилота, быстренько разделся сам:  как  и  водолазы,  все  мы,
мотающиеся по Космосу, предпочитали снимать "чулок" при первой  возможности.
Теперь нужно осмотреть корабль,  и  поскорее:  за  ним  могут  наблюдать,  а
задержка старта насторожит  неизвестных  мне  наблюдателей.  Хочешь  или  не
хочешь; а осмотр необходим, не то не миновать мне снова мешка на голову.
   Без скафа, в удобном комбинезоне, я чувствовал  себя  легко  и  свободно.
Достав из кармана и нацепив на нос плоские защитные очки, плотно прилегающие
к лицу, я осторожно выскользнул  из  рубки  и  стал  осматривать  внутренние
помещения и отсеки, соблюдая все меры предосторожности.
   Ни души нигде, действительно.
   Оставался грузовой отсек или трюм, самый объёмный и большой. Он отделялся
от жилых отсеков шлюзом и мог наддуваться и  вакуумироваться  независимо  от
них, как и они от него. При закрытом внутреннем  шлюзе,  разумеется.  Сейчас
вспомогательные  наружные  люки  грузового  отсека,  также  как  и  огромный
двухстворчатый  транспортный  люк,  оставались  закрытыми,   поэтому   отсек
находился под давлением.  В  противном  случае  пришлось  бы  лезть  туда  в
скафандре.
   Я открыл первую дверцу шлюза  и,  не  задраивая  её,  прошел  ко  второй,
которая оказалась не то что не задраенной, но даже не  прикрытой  до  конца.
Это меня насторожило. Я резко распахнул дверь  ногой,  молниеносным  броском
впрыгнул в отсек, сразу же отскочил в сторону  от  люка  и  распластался  на
полу, держа "спиттлер" перед собой.
   Взгляд мой зафиксировал медленно меняющееся выражение лица дёртика в  уже
знакомом мне чёрном комбинезоне, который с проворством деревенского  увальня
начал  переводить  свой  "пиггис",  висевший  стволом  вниз  на   плече,   в
горизонтальное  положение.  Но  проворство  его  было  истинным,  просто   я
воспринимал происходящее, находясь в рабочем ритме.
   Первую пулю я  послал  дёртику  в  правый  локтевой  сустав  и,  пока  он
собирался сморщиться от боли  и  выронить  "пиггис",  мгновенно  перекатился
несколько раз по полу и принял прежнюю позицию животом вниз.
   Откуда ни возьмись возникла вторая фигура в чёрном, и я услышал  чирканье
пуль об пол  в  том  месте,  где  находился  полсекунды  назад.  Я  выпустил
несколько пуль этому чудаку по ногам, раздробив ему коленные чашечки, но  он
все же успел дать еще очередь в мою сторону. Я совершил  резкий  отрыв  и  в
мгновение  ока  очутился  у  торца  одиноко  стоявшего   в   центре   отсека
внушительных размеров контейнера. Сразу же метнулся вправо и, припав к полу,
осторожно выглянул из-за угла.
   Первый дёртик, перехватив короткий "пиггис" в левую руку,  изготавливался
к стрельбе, но одной рукой управлялся с автоматом неуверенно. Я не хотел его
убивать, только прострелил ему левую кисть и вывел его из игры.
   Второй, которому мои пули  раздробили  коленки,  попробовал  давануть  на
гашетку еще раз, но, находясь в расстроенных чувствах,  завысил  прицел.  Он
тяжко стонал, и мне стало жалко его: нехорошее, сложное  и  тяжёлое  ранение
нанёс я ему. Стон второго и проклятья первого разносились  в  почти  пустом,
если не считать контейнера, грузовом отсеке и звучали, как в бочке.
   На мгновение бой местного значения  прервался,  и  в  повисшей  тишине  я
услышал шум, идущий из другого угла отсека. Я на  цыпочках  перебежал  вдоль
торца контейнера к противоположному его краю и на секунду  высунулся,  чтобы
оценить обстановку.
   Ну конечно, не обошлось без третьего.
   Он лихорадочно заканчивал натягивать скаф, и я выстрелил в  него,  целясь
не в голову, но пуля  срикошетила  от  жесткой  пластины.  Дёртик  захлопнул
забрало, и этот клацающий звук заставил меня вздрогнуть. В его руке появился
флэйминг. Ему оставалось любым способом разгерметизировать отсек, и я погиб.
На черта сдался ему "флэйминговый кодекс", когда борьба шла не на  жизнь,  а
на смерть.
   Но дёртик не успел подпалить мне  приклеенные  усы  или  прожечь  дыру  в
стенке звездолёта: выпущенная мною из "спиттлера" пуля  выбила  флэйминг  из
рук головореза. Однако, хотя скафандр и ограничивал его подвижность,  голову
и лицо дёртика надёжно защищали от пуль  шлем  и  забрало,  и  он,  я  знал,
надеялся выиграть. Он находился совсем недалеко от  настенного  пульта,  где
размещалось  управление   двустворчатым   верхним   люком,   через   который
производится погрузка-разгрузка. И сейчас дёртик  устремился  к  пульту.  Он
теперь боролся только за себя, понимая, что открыв люк,  погубит  не  только
меня, но и всех своих товарищей.

   Я  выскочил  на  открытое  пространство  и  начал  стрелять  в   дёртика,
одновременно сокращая расстояние до пульта, но никак не мог продырявить  его
скаф, попадая в жесткие части.
   Он таки добрался до пульта. Но одним движением руки  не  мог  решить  мою
судьбу: их, этих движений, требовалось, как минимум  два.  Грузовой  люк  не
откроется, пока не будут задраены двери  шлюза,  ведущего  в  жилые  отсеки.
Поэтому сначала требовалось перевести рычаг, управляющий  дверями  шлюза,  а
потом передвинуть тот, что включает привод грузового люка.
   Дёртик еще тащил вниз первый рычаг, как я смерчем  налетел  на  него.  Он
вышиб "спиттлер" у меня из правой руки, а  затем  ударил  меня  скафандровым
мощным башмаком в пах, полагая разом кончить дело. Края  "раковины"  впились
мне в бедра и живот; он сделал мне больно, но это  было  не  то:  "раковина"
выдержала удар,  защитила  фаллос  и  мошонку,  и  я  продолжил  борьбу.  Мы
повалились на металлический пол, и здесь начало сказываться мое преимущество
как не скованного  и  не  ограниченного  в  движениях  скафандром  человека.
Дёртик, как дятел, дёргал головой,  пытаясь  размозжить  мне  лицо  забралом
шлема, но я каждый раз уклонялся. Задыхаясь, я с великим трудом прижал его к
полу, в долю секунды выхватил  шило  и  разгерметизировал  скаф  противника.
Теперь  пульт  меня  перестал  интересовать  и,  высвободившись  из  объятий
дёртика, я кинулся к своему валявшемуся неподалеку "спиттлеру".
   Но этот малый оказался настоящим камикадзе: он опять потянулся к  рычагу,
намереваясь погубить и себя, и меня. Я еле успел сбить его с  ног  и  в  это
время чудом успел заметить краем глаза показавшееся  из-за  угла  контейнера
дуло "пиггиса".  Тот  второй,  "обезноженный"  мною  дёртик,  тоже  оказался
крепким орешком: он, вероятно, в буквальном смысле слова приполз на руках  с
другой стороны контейнера и сейчас собирался прикончить меня.
   Я вовремя упал за повергнутого мною чудака в скафе, и  дёртик  принял  на
себя большинство предназначавшихся мне пуль. Некоторые из них  отскочили  от
сферического шлема, как горох от стенки; другие  пришлись  в  жесткие  части
скафа; третьи, по-видимому, достигли цели, правда,  не  той,  которую  хотел
поразить стрелявший. Но досталось и мне: две-три пули принял жилет  и  левый
наплечник, обожгла боль и меня отбросило. Шутить  с  ними  дальше  не  имело
смысла: они, как цепкие раки, добрались бы до меня в конце концов.
   Ну что ж, друзья, - к полному финишу!
   Первым  выстрелом  я  поставил  обезноженному  мною  дёртику   "индийскую
родинку" над переносицей, а потом пришил чудака в скафе, выстрелив в упор  в
уязвимое место.
   Счастье - это тёплый пистолет... Прости меня, Господи.  Я  снял  защитные
очки и убрал их в карман.
   Весь бой занял несколько десятков секунд. Мне повезло: я избежал  тесного
знакомства с вакуумом - с тем самым, который флуктуирует. Избежал знакомства
с самым банальным его  свойством,  отнюдь  не  заключавшемся  в  способности
флуктуировать.
   Обогнув контейнер, я перешел на другую сторону отсека, где на полу  сидел
шипящий от боли дёртик, обезрученный мною.
   - Ну что, приятель, - припугнул я его, - добить тебя, что ли?
   Он заёрзал и запыхтел пуще прежнего. Нет, умирать он явно  не  хотел,  но
помалкивал пока.
   Я медленно  поднял  "спиттлер",  с  нарочитой  усмешкой  глядя  раненному
дёртику прямо в глаза.
   - Не надо, - потупившись, глухо сказал он, стыдясь своей слабости.
   - Ну тогда скажи, как открыть эту штуку, - указал я на  контейнер.  -  Да
заодно и свое имя, если еще не забыл его.
   - Меня зовут Пиджин, - с готовностью, заискивающе, отозвался  дёртик.  Он
был явно послабее тех двоих, и не только физически.  -  А  их  -  Крэйфиш  и
Силлирэм. Спецключ у Крэйфиша - у того, которому вы дали по ногам.
   Я сходил, обыскал умиротворенного мною Крэйфиша  и  вернулся  на  прежнее
место: шторки контейнера располагались именно с этой стороны.
   "Харвестер" пришёл на "Платинум сити" за элементами сферы, изготовленными
из металла с идеальной проводимостью. Это явствовало из рассказов  Казимира.
Интересно, а что грузовик доставил с Переходника сюда? Он пришел практически
порожняком. Что же может быть в контейнере?
   Я вставил шпенёк электронного ключа в замок  контейнера,  надавил  кнопку
сброса. Тонко пропел гонг. Я убрал ключ, прошел к краю  контейнера  и  нажал
кнопку привода шторок.
   Чуть слышно зажужжали двигатели. Словно  перед  началом  киносеанса,  две
половинки гофрированного металлического занавеса поползли в разные  стороны,
открывая тускло блестевшую чёрную выпуклую поверхность.
   Какой-то шар? Сфера? Что бы это могло быть?
   Шторки продолжали движение, а я с каждой секундой все больше  волновался,
отступая к стенке отсека, чтобы охватить  взглядом  открывавшееся  в  проеме
нечто.
   Пение двигателей смолкло: шторки дошли до упоров.
   В специальном ложе,  занимая  лишь  небольшую  часть  объема  контейнера,
покоился... - нет, не шар. Передо мною предстал лежавший на  боку  огромный,
футов в тридцать длиной, овоид - попросту говоря, яйцо. Автономное,  внешнее
сердце. Яйцо, содержавшее смерть Кэса Чея, бессмертного.
   20
   Смутное  беспокойство  овладевало  мною.  Казимир   наказывал   мне   при
обнаружении яйца немедленно уничтожить его прямо  на  месте.  Но  что-то  уж
подозрительно быстро я нашел яйцо. Зачем вообще его привезли сюда? Не потому
ли, что на "Платинум сити" хранить автономное сердце очень удобно? Тот самый
случай, когда желая что-то хорошенько  спрятать,  оставляют  это  что-то  на
виду. Кому придёт  в  голову,  что  на  острове  развлечений,  на  проходном
межгалактическом дворе, покоится смерть Кэса Чея?
   Стоп, стоп, стоп! Ведь по словам  Казимира,  никому  теперь  не  известно
местонахождение яйца. Даже самому Кэсу Чею. Но кто-то же должен был  видеть,
транспортировать и охранять автономные сердце, кроме Дёрти и  Трезора.  Нет,
обычно дёртики и сам Дёрти, если верить Казимиру, избавлялись от свидетелей.
Его безымянные помощники, наверное, давно уже мертвы.
   А что если я ошибаюсь?  Что  если  эта  группа  боевиков  и  пилот  возят
сотворенное злым гением Дёрти и доктора Роберта автономное сердце  с  самого
начала его создания? А что? Идея неплохая. Так  осуществляется  своего  рода
переменное базирование яйца, какое в кои-то веки придумали военные для своих
примитивных глобальных баллистических ракет, которые они без перерыва возили
туда-сюда в  подземных  тоннелях  или  в  специальных  вагонах  по  наземным
железным дорогам.
   Да, но сердце-то одно, а  Роки  Рэкун  говорил,  что  "харвестеры"  возят
что-то на "Платинум сити" чуть  ли  не  регулярно.  Не  гоняют  же  грузовые
звездолеты с Переходника на "Платинум сити" порожняком, чтобы там  загрузить
их металлом с идеальной проводимостью. Но, может быть, это яйцо - потерявший
свойство идеальной проводимости металл, доставленный на восстановление?
   Я скосил глаза на дёртика, который довольно безразлично взирал  на  яйцо:
его больше занимали свои раны.
   Еще  несколько  секунд  я  стоял,   разглядывая   автономное   сердце   и
внутренности контейнера. Как бородавки на лице Кэса  Чея,  на  крутых  боках
яйца прилепились то тут, то там плоские  скругленные  коробки,  напоминающие
бомбовые предохранители. В центре тупого  конца  овоида  находился,  видимо,
главный предохранитель. Все не занятое яйцом пространство внутри  контейнера
было забито элементами  крепежа,  встроенными  демпферами  и  разнообразной,
частично знакомой, а большей частью не знакомой мне аппаратурой.
   Время,  время!  Казимир  предупреждал,  что  если  я   буду   медлить   с
уничтожением автономного сердца, то Кэс Чей станет выходить на меня. Если он
сейчас на Паппетстринге или на Переходнике, то не скоро  сюда  доберется.  А
вдруг он рядом, на "Платинум сити"?
   Спокойно, спокойно, бродяга. Двум смертям не бывать, одной  не  миновать.
Надо попытаться хоть что-нибудь выяснить у оставшихся в живых дёртиков.
   Я закрыл и запер контейнер. Найдя в отсеке аптечку, а  точнее,  настоящую
аптеку, подавляя в себе тревожное "не возись, не  копайся,  быстрее!",  стал
оказывать первую помощь раненому, попутно задавая ему вопросы. Только сейчас
я получше рассмотрел дёртика. Это был  молодой  парень  с  темными,  но  уже
тронутыми сединой волосами, с маленькими, как у  птицы,  карими  глазами,  с
островатым носом, узкоплечий и отнюдь не богатырь.
   - Так куда, говоришь, приятель, должны вы доставить яйцо?
   - Яйцо? Ну  да,  яйцо...  -  засмеялся  он,  туго  соображая.  И  тут  же
поправился. - Не яйцо, а контейнер.  Это,  как  вы  говорите,  яйцо,  я  сам
впервые увидел, когда вы контейнер открыли. -  Он  называл  меня  на  вы,  и
правильно делал.
   - А что же, Крэйфиш вам всем не показывал, что там, внутри?
   - Нет, не показывал. Не положено.
   - Ну хорошо, пусть не яйцо, пусть не показывал. Ну, а  контейнер-то  куда
везли?
   - Сюда, на "Платинум сити",  на  фирму  "Гарлэнд  боллз  лимитэд".  Скоро
должен освободиться терминал.
   - А мне, приятель, можно  будет  с  вами  в  этом  корыте  проникнуть  на
"Гарлэнд"?
   Он помедлил и сказал:
   - Нельзя. Теперь нельзя. Нас должно быть трое. Да и пилот...
   - Пилот жив.
   - Все равно. Вас мигом схватят.
   - А если я спрячусь в корабле?
   - Прячьтесь, не прячьтесь: про тех, кого вы пришили,  спросят...  Поймут,
что крутим - спустят с горки на санках...
   Так, так. Неужели и на "Гарлэнд боллз" распространен этот вид спорта?
   - Значит, ничего не получится?
   - Думайте что хотите, но мы вас сдадим. Не я, так пилот.
   Замечательно. Правильно, что я не стал цацкаться с теми двоими.
   - А идете-то откуда? - спросил я со сладко замирающим сердцем.
   - Мы сели в корабль на Паппетстринге, система звезды  Дастбин,  галактика
NGC147... Координаты есть в Мозге звездолёта.
   - Ну а на Паппетстринг корабль пришел уже с грузом? Откуда он прибыл?
   - С грузом. А откуда - не знаю. Мы только охраняем. Поговорите с пилотом.
Повезет вам - может он и расскажет что-нибудь.
   Он чувствовал, что я его не убью, и осмелел.
   Я закончил перевязку и на минуту задумался. Уничтожать такое большое яйцо
в корабле опасно, даже если  и  надеть  скафандр.  Этот  номер  не  пройдет.
Попробовать прорваться в "харвестере" на "Гарлэнд боллз"? Верная смерть. А я
нужен себе живой. Звездолёт уже несколько минут торчит на парковке.  Что  же
делать?
   Я принял решение. Я привёл раненого дёртика в слиппер, сделал ему кое-что
с помощью известных средств, чтобы не загнили  раны,  запаковал  в  один  из
имевшихся у меня в подсумке "коконов" и уложил  его  в  "спальник".  "Кокон"
являлся чем-то  вроде  смирительной  рубашки  и  представлял  собой  как  бы
объемные или, как шутили у нас в Департаменте, "стереонаручники".
   Затем убедился в наличии на борту звездолёта сёрфов и, наконец,  вернулся
в рубку. Там я отстегнул скучавшего пилота от стойки, освободил  привязанную
к правой его ноге его левую руку, перевязал с  помощью  вязок  руки  ему  за
спиной, усадил в одно из пилотских кресел и снова пристегнул. Пока я не стал
заключать его в "кокон"  и  укладывать  в  "спальник",  рассчитывая  сначала
поговорить.
   Вперед - и выше! Не  мешкая,  плюхнулся  в  кресло,  запустил  двигатель,
включил запись траектории предстоящего недалекого пути на корабельный Мозг и
совершил стартовый манёвр.
   Корабль лёг на курс и начал медленно и  тяжело  разгоняться.  Как  только
"Платинум сити" исчез с экранов, я произвел торможение и поменял курс. Снова
разгон и, примерно через час хода, торможение. Корабль завис в пространстве.
Включив систему стабилизации, я взял на свой лэнгвидж данные по траектории и
координаты точки зависания относительно "Платинум сити".
   Я поднялся из кресла и содрал липкую ленту, которой  заклеил  рот  пилота
при нашей первой, теплой встрече.
   - Ну что, приятель, - обратился я к  своему  пленнику,  -  будь  любезен,
расскажи пожалуйста, если тебе не трудно, откуда  везешь  ты  свой  странный
груз?  Только  не  мочи  мне  рога,  что  ты  сел  в  пилотское  кресло   на
Паппетстринге. Ты уже один раз солгал, сказав, что в грузовом отсеке  никого
нет. Так что смотри.
   - Хотите верьте, хотите нет - я  принял  звездолёт  на  Паппетстринге,  -
спокойно произнес он.
   - Ну ладно, - великодушно согласился я, - ты вел корабль с Паппетстринга.
А контейнер, я полагаю, загрузили в звездолет не  на  Паппетстринге?  Или  я
ошибаюсь?
   - Не ошибаетесь. Корабль пришёл уже с грузом.
   - Но ты-то, голубь, знаешь координаты того места, откуда доставили  груз?
- Я вызвал на экран Мозга навигационную  информацию  и  снова  повернулся  к
пилоту.
   Он скептически наблюдал за моими действиями.
   - Не гоняйте понапрасну Мозг. Там только  коды  Паппетстринга,  "Платинум
сити" и того, что нужно, чтобы ходить между ними.
   - Ну назови их сам, по памяти, - не унимался я.
   - Не знаю, клянусь вам.
   "Да, упрямый осел", - раздраженно подумал я, хотя чувствовал,  что  малый
не врет. Какого же чёрта я притащился на "Платинум сити", послушав Казимира?
Вот я захватил "харвестер", а что дальше? Переходника с действующим тоннелем
мне, похоже, не видать, как своих ушей. Да-а, жаль, что я привел  к  полному
финишу Крэйфиша. Он у них тут был, видимо, за старшего и  мог  знать  больше
остальных. Ну, да что делать: сам виноват. Спросить пилота про Кэса  Чея?  А
что это даст?.. Ох, надо как-то кончать с яйцом.
   - Так, приятель, - сказал я, - этого ты не знаешь, того ты не ведаешь,  о
том ты слыхом не слыхал. И о яйце, что лежит в контейнере, ты тоже не имеешь
понятия?
   - Яйцо? Я слышал что-то такое. Но не  видел  его  никогда.  Наш  старший,
Крэйфиш, не имеет права открывать контейнер при нас.
   - Не имел, - поправил я его. Чем же его донять?
   Он сглотнул и сидел, сохраняя молчание. Мне всё это  начинало  надоедать.
Пытать его я не хотел, да и зачем? Автономное сердце я скоро  уничтожу.  Кэс
Чей должен погибнуть.
   - Ты знаешь, кто такой Кэс Чей? - без обиняков спросил я.
   Молчание. Он боялся, боялся отвечать на самые невинные вопросы, хотя  ему
уже ничего не грозило. Круговая порука у дёртиков действовала отменно.
   - Мне известно, что Кэс Чей - ваш босс. Отвечай, ты видел его?
   - Нет, я никогда не видел Кэса Чея.  И  те,  с  кем  я  общаюсь...  -  он
запнулся, - общался, не знают, как он выглядит.
   - А Индюка ты знаешь, видел? А мистера Такикока?
   Пилот даже заулыбался при этих моих словах.
   - Знаю. Да это один и тот же человек. Индюк - кличка Такикока.
   М-да-а.. - Ну хорошо, что ты хоть что-то знаешь, приятель. Но  это  очень
мало для того, чтобы ты мог выкупить свою жизнь, - снова  припугнул  я  его,
теряя терпение.
   Он опять судорожно сглотнул, уши его горели.
   А что, если... - Послушай, пойдём сейчас  вместе  посмотрим  на  то,  что
лежит в контейнере, и ты всё вспомнишь, идёт?
   Я отвязал пилота от кресла и с превеликими предосторожностями препроводил
в грузовой отсек, памятуя об упрямстве и коварстве дёртиков. Пристегнув  его
к себе у стенки отсека, я  второй  раз  за  последние  полтора  часа  открыл
контейнер.
   Пока он рассматривал  внутренности  контейнера,  я  вытащил  флэйминг,  с
деланным безразличием и небрежностью снял  его  с  обоих  предохранителей  и
приготовился кромсать яйцо.
   - Эй, что это вы собираетесь делать? - сразу подал голос пилот.
   - Да ничего особенного. Хочу отрезать кусочек, только не знаю,  с  какого
конца начинать - с тупого, или с острого? Может, подскажешь?
   -  Вы  что,  серьёзно?  -  он  явно   волновался.   -   Флэйминг   хотите
использовать... Забыли, что за порогом - открытый космос?
   - Ничего я не забыл. Скорлупа у яйца, наверное, толстая, -  луч  увязнет.
Вскрою аккуратненько, он не успеет прожечь оболочку звездолёта, - отмахнулся
я.
   - Не делайте этого, - севшим голосом попросил он, - вы  что,  кодекса  не
знаете?
   Ну вот, вспомнил о  кодексе.  Весьма  законопослушный  дёртик,  настоящий
"гражданин Вселенной".
   - Что, уже наложил в штаны? Ну и трус же ты, приятель! Наверное,  и  отец
твой был трусом, и сам ты уродился трусом, и сын твой, если он будет у тебя,
в чем я сильно сомневаюсь, тоже станет трусом...
   Такой реакции на мои слова со стороны  пилота  я  совершенно  не  ожидал.
Вероятно, я случайно разбередил ему какую-то старую рану.
   - Ах ты, сволочь! Размахался флэймингом, храбрец!  Не  смей  упоминать  о
моем сыне, ты, космическая задница! Слышишь, не смей!..  -  его  трясло,  на
губах показалась пена.
   Я даже чуть-чуть испугался, вспомнив, как начинались приступы у Казимира.
Черт их знает, этих дёртиков! Может быть,  они  все,  как  Казимир  к  Кэсу,
подключены друг к другу: меньшой к среднему, средний к большому,  большой  к
самому большому, а самый большой - Кэс Чей - к  этому  вот  яйцу,  к  своему
внешнему сердцу. Вот они все и носятся с этим внешним сердцем, как курица  с
яйцом. И, как всегда, как и в жизни, и в сказках, самый большой прячется  за
большого, большой за среднего, средний за меньшого, а меньшому и  спрятаться
не за кого и остается ему за всех и за всё отвечать. Как вот этому малому.
   А пилот  тем  временем  впал  в  настоящую  истерику.  Он  кричал  что-то
непонятное, голос его срывался, по щекам катились слезы.
   Я убрал флэйминг в бездонный карман своего комбинезона и запер контейнер.
   Постепенно пилоту немного полегчало. Он замолчал и  затих,  лишь  изредка
всхлипывая. Я видел, как  пилот  мается,  инстинктивно  желая  опуститься  и
присесть, ноги его подкашивались, но привязанный мною к скобе, он  принужден
был переживать свое непонятное горе стоя.
   Я плюнул на меры предосторожности,  отстегнул  его  от  скобы,  распустил
вязки на запястьях и, ни слова не говоря, подвел к какому-то низкому  кожуху
у стенки отсека, на который он и сел, безвольно  уронив  голову.  Я  ему  не
мешал.
   Минуты две  прошло,  пилот  успокоился,  но  пребывал  пока  в  состоянии
ступора.
   Наконец, тяжело вздохнув,  он  заговорил,  отрешённо  глядя  перед  собой
невидящими глазами.
   - Я - Крашер. Именно так меня зовут. Во всяком случае, так называла  меня
мать, но это не столь важно, за исключением того, что это моё имя.
   Я землянин по происхождению, да других в  нашем  баунде  нет  -  тут  так
принято. Родился я на планете Ашар, не слишком веселой планетке, но  кое-как
мы всё-таки существовали. Тот, кто там жил, знает,  что  честным  трудом  не
очень-то много заработаешь. Но я не собирался выходить  на  большую  дорогу,
воровать или грабить и, тем  более,  убивать  из-за  куска  хлеба.  Я  начал
работать на больших наземных машинах, стал водителем-дальнобойщиком.
   Ещё тогда, несколько лет назад, мы слышали о шайках космических  пиратов.
Некоторые из моих товарищей, прокляв свою убогую жизнь, уходили к ним.  Один
из приятелей предложил идти к гангстерам вместе, но я отказался. В то  время
я считал себя слишком  порядочным  и  презрительно  отзывался  о  всех  этих
гангстерских  баундах.  Мне  казалось,  что  я  никогда   не   смогу   стать
разбойником, бандитом - ведь я и мухи не смел обидеть. К тому же я  уже  был
женат, и у нас родился сын. Понимаете, сын... - он уставился  на  меня  чуть
просветлевшими глазами, но сразу же вновь опустил голову.
   - Сыну было около пяти, когда я однажды взял его с собой  в  сравнительно
легкий рейс. Он радовался, и радовался, как ребенок, и я.
   Мы катили сначала по  широкой,  забитой  машинами  автостраде,  и  я  вёл
грузовик внимательно и осторожно. Но  потом  наш  путь  пролёг  по  сельской
местности, среди полей и ферм. Иногда  часть  пути  мы  ехали  по  грунтовым
дорогам! Мы с сыном глазели  по  сторонам,  смеялись  и  распевали  какие-то
песенки. Я расслабился, машины почти не попадались навстречу, иногда я  даже
выписывал на своем грузовике восьмёрки...
   В поле мы увидели живописный бивуак джипсоидов, этих  вечных  странников,
бродящих по всем уголкам нашей планеты. Они что-то кричали  нам,  но  мы  не
расслышали и, смеясь и махая руками, проехали дальше. И тут Бог наказал меня
за легкомыслие и неосторожность.
   Я не успел разглядеть копошившегося в дорожной  пыли  маленького,  моложе
моего сына,  джипсика,  и  сбил  его  своим  грузовиком.  Он,  грязный,  как
чертенок, слился с дорожной пылью. Я не заметил его.
   Остановив машину, я бросился к джипсику. Поздно. Он уже не дышал... Я  не
мог отвезти джипсика к врачам - его соплеменники не  простили  бы  мне.  Они
почуяли неладное, хватившись малыша, и приближались к машине, но  находились
еще далеко от неё.
   Словно в полусне, я вернулся к грузовику, наказал сыну ничего не  бояться
и ждать меня, запер его в кабине и побежал к ближайшей ферме искать телефон,
чтобы сообщить в полицию о случившемся.
   Бегал я долго, а когда  вернулся,  увидел,  что  ветровое  стекло  машины
вдребезги разбито. Рядом с ней лежал с выколотыми глазами мой мёртвый сын...
   Джипсика своего джипсоиды забрали и не торопились сниматься с места, даже
не потушили костер. Они, видно, считали, что могут вести себя нагло, как  ни
в чем не бывало. Может, они и были правы.
   Но я уже ничего не соображал. Словно в  горячечном  бреду,  с  кружащейся
головой и  звенящей  в  ушах  дьявольской  музыкой,  я  прыгнул  за  баранку
грузовика и выехал на поле. Стояла сушь, на нем росла какая-то низкая трава.
В два счёта я достиг табора джипсоидов  и  стал  давить  их  машиной,  ломая
грязный  скарб,  разметав  костер.  Лишь  немногим  удалось  спастись...  За
некоторыми я гонялся... - Он застонал и замолк.
   - ...Не знаю, почему я не сошел с ума?..  Теперь  ты  понял,  храбрец?  -
посмотрел на меня пилот. В голосе его сейчас не было злобы, только безмерная
тоска.
   - ...Вот уже  больше  года,  как  я  в  баунде  дёртиков.  Мы  называемся
дёртиками - да вы, наверное, и сами  знаете.  Теперь  слушайте,  что  я  вам
скажу. Не трогайте это яйцо. Обращайтесь с ним  осторожно.  Не  подходите  к
нему с флэймингом даже вне корабля. Вы погубите себя и всё и вся в округе на
несколько мегапарсек. То,  что  вы  видели  в  контейнере  -  это  "эг"  или
"сингула". Я в этом ничего не понимаю, но их еще называют "консервами"...
   21
   Если бы я сидел, то несомненно, вскочил бы, но я стоял, а  потому  так  и
сел на кожух рядом с пилотом.
   В этом был весь профессор Дёрти - кто  еще  мог  придумать  такое?!  И  я
чувствовал, что "консервы" - не последняя его экстравагантная  придумка,  не
последний его сюрприз, с какими мне, если меня не приведут раньше времени  к
полному финишу, придётся встретиться в нашей грешной Вселенной.
   Казимир об этом  ничего  не  знал,  даже  не  догадывался.  Он,  конечно,
рассказал бы мне об  "эгах",  но,  вероятно,  Дёрти  практически  осуществил
дьявольскую затею уже после заточения Казимира. Впрочем,  начал-то  он  явно
раньше: просто он не доверял Казимиру с самой их встречи.
   Казимир простодушно продемонстрировал мне в своем кабинете одну из первых
своих  серьёзных  теоретических  работ  под  названием  "Проблема  начальной
сингулярности". Едва ли он подозревал, что  в  воспаленных  мозгах  злобного
мизантропа  Джестера  Дёрти  и  пошлого  властолюбца  Кэса   Чея   возникнет
сумасшедшая  идея  использовать  открывшееся  свойство   нашей   сжимающейся
Вселенной "перетекать" по созданному ими тоннелю в смежный ей  расширяющийся
Мир, чтобы "закатывать" Пространство в "банку", в "яйцо", в "эг", -  называй
как хочешь, не в этом суть.
   Пилот сказал "их" - значит, этих яиц по крайней мере несколько. А если их
уже очень много? Да, но зачем? Эх, философ -  вопрос  вопросов!  Ты  же  сам
ответил на  подобный  вопрос  Роки  Рэкуна  в  грязной  камере  "кукольного"
городка: "...потому что жизнь существует как феномен..." Зачем жаждал золота
царь  Мидас?  Зачем  чах  над  златом  царь  Кащей?  Зачем  профессор  Дёрти
скручивал, комкал пространство, как старую, ненужную  газету  сворачивают  в
бумажный  шарик,  бросая  затем  небрежно  в  мусорную  корзину?   Всё   это
риторические вопросы.
   Я нашёл не Кэс Чееву смерть, я случайно  нашёл  яйцо  с  консервированным
пространством. Словно какая-то дьявольская,  сатанинская  курица,  созданная
профессором Дёрти, живёт на Переходнике  и  клюёт  зернышки  планет,  звёзд,
туманностей, галактик, клюёт самоё Пространство, а взамен  несёт  вот  такие
яички...
   - Что с вами? - Крашер тронул меня за плечо.
   - А?.. Все в порядке, - сказал я, возвратившись  с  заоблачных  высот  на
грешную землю.
   - В смысле, все очень скверно?
   - Все пока очень никак. Да, чуть не забыл:  тебе  доводилось  вывозить  с
"Платинум сити" какие-нибудь металлоконструкции?
   - Конечно.  Несколько  раз.  Контейнер  сдаём  на  фирме  "Гарлэнд  боллз
лимитэд" и там же загружается металлом. На Паппетстринге меня всегда меняли.
   - Интересно, интересно. Но самое интересное  ты  приберёг  напоследок,  я
полагаю? Я видел, как ты заходил в бар отеля "Космополитеэн"...
   - Я  только  собрался  сказать  вам  об  этом,  да  вы,  как  услышали  о
"консервах", весь почернели... Эх, что же я наделал? Теперь и у дёртиков мне
не будет убежища - я их предал. Не миновать мне катания на санках...
   - Да ничего ты их не предал,  Крашер.  Я  вот  хочу  сделать  так,  чтобы
дёртики сами возили саночки-салазочки, а потом сами же и катались на них.
   - Глядя на вас, можно поверить, что у вас получится, - улыбнулся пилот. -
А ваш отец когда-нибудь советовал вам посылать всех всегда как можно дальше?
   - Он постоянно  твердил  мне  об  этом.  Вот  что:  помоги  мне  затащить
охранников в холодильник. А по дороге расскажешь про бар.
   Мы обошли контейнер и оказались  у  другого  борта  корабля.  Я  еще  раз
обыскал Крэйфиша, но, видимо, электронный ключ, изъятый у него  ранее  мною,
был единственной ценностью, хранившейся в его карманах.
   Затем мы с Крашером с трудом стащили  скаф  с  Силлирэма,  валявшегося  у
пульта, и понесли труп в холодильник.
   - А где Пиджин? - спросил пилот.
   - Пиджин ранен, я его отправил в анабиозно-спальный отсек. Так что ты там
говорил про бармена, парень? - Мы  уложили  труп  Силлирэма  на  специальный
задемпфированный стол и пошли за вторым.
   - Бармена этого зовут Айэм Валрус. Его легко  узнать.  Жирный  такой,  аж
глаза заплыли. Морда - в три дня не обгадишь. Он один из самых старых членов
баунда дёртиков. С ним шутки плохи, и его все  боятся.  Пилоты  наши  должны
лично отмечаться у бармена по прибытии на "Платинум сити"  и  перед  стартом
оттуда. Всё это не такая уж чепуха, подумайте сами.  Но  помимо  этого,  он,
зверюга, сразу по лицу видит, если что-то  не  так.  Душу  вынает  взглядом,
будто чужая рука в твоем кармане шарит.
   Мы подошли к лежавшему на  полу  Крэйфишу  и,  предупреждая  мой  вопрос,
Крашер добавил:
   - Боевики от контейнера до самой его сдачи не  имеют...  не  имели  права
отлучаться и из корабля выходить. Да и куда им, прости, Господи, в  этом  на
остров отдыха? - он указал на черный комбинезон Крэйфиша.
   Мы взяли труп за руки и за ноги и засеменили к холодильнику.
   - Его, Валруса, - продолжал рассказывать пилот, - иногда в шутку называют
главным "эгмэном". Я сам слышал. Но смотрите: он  -  это  вам  не  я.  Через
голову до него не доходит, только через руки или ноги. Лучше через чужие. Вы
сможете.
   - Авось, дойдет и через голову, Крашер. Не  люблю  я  крутить  уши,  даже
головорезам, даже нелюдям. Но  если  ты  полагаешь,  что  Валрус  порядочная
скотина... - я подмигнул пилоту, - тогда есть в  запасе  варианты  и  "через
голову": или рукояткой "спиттлера" по башке, или электроды к головке пениса.
   Крашер не ответил.
   В холодильнике мы  положили  второй  труп  рядом  с  трупом  Силлирэма  и
вернулись в грузовой отсек. Несколько минут потратили на  то,  чтобы  убрать
"пиггисы" и скафандр, подмести гильзы, привести в порядок "палубу", и  после
всего я сказал:
   - Вижу, Крашер, что душа у тебя добрая. И ты её, можно сказать, уже спас.
Спасибо за все, что рассказал мне. Но не обижайся: я не могу тебя отпустить.
Я обязан заключить тебя в "кокон" - не бойся, он удобен и не  стеснит,  -  а
затем уложить  в  "спальник".  На  неопределенный  срок.  До  востребования.
Хочется верить, до моего востребования. - Я положил руку  ему  на  плечо.  -
Пойми меня и прошу, подчинись.
   - Для меня в самый раз сейчас - умереть на время, - вздохнув,  согласился
Крашер.
   В слиппере, когда я делал ему уколы, чтобы не загнили раны, он неожиданно
сказал:
   - Назовите ваше имя - и можете напяливать на меня свой "кокон".
   - Я Саймон Сайс, землянин, - я назвался, как положено, не Айвэном Фулом и
не Ивэном Симплом. - Вот еще что,  Крашер.  Я  посмотрел:  там  у  вас  есть
несколько шлюпок - сёрфов. Они в порядке? Ими пользовались?
   - Пользовались. Должны быть  в  порядке.  Лучшее  средство  для  абордажа
торгашей.
   Мы попрощались, я напялил на него "кокон", уложил в "спальник",  настроил
аппаратуру. Прошёл в рубку, захватил электронный ключ от входного люка,  дал
на Мозг необходимые команды и облачился в скафандр.
   В шлюпочном отсеке я выбрал сёрф, уселся, пристегнулся и, отшлюзовавшись,
оказался в открытом космосе. Ввёл с лэнгвиджа  в  навигационный  блок  сёрфа
информацию о пути и включил двигатели. Вперёд - и выше! Наружный люк  так  и
остался открытым, но Мозг закроет его через некоторое время.
   Я провел на сёрфе, этой космической  шлюпке,  "доске  с  мотором",  более
полутора часов, прежде чем разглядел впереди крохотную  светящуюся  точку  -
фальшивый бриллиант под названием "Платинум сити". На этот  раз  я  вышел  к
нему со стороны вершины прозрачного купола. За последние несколько недель  я
уже третий раз швартовался к "платиновому городу". Это становилось для  меня
традицией.
   Я припарковал сёрф на диаметрально  противоположной  месту  своей  первой
парковки стороне диска-платформы.
   22
   Всё-таки с барменом пришлось повременить. Была  у  меня  одна  идейка,  и
предстоящую "ночь" по местному  распорядку  дня  я  как  раз  и  намеревался
посвятить проверке своей догадки.
   Я  собирался  побывать  в  гирлянде,   внутри   огромных   полых   шаров,
составлявших её. Уж бармен-то с заплывшими глазками помог бы мне,  если  бы,
конечно, я его хорошо, "через голову", попросил, - провел бы меня  туда.  Но
разговор с этим любителем вульгарных анекдотов и идеально чистых стаканов  я
рассчитывал сделать кульминацией моего пребывания на "Платинум сити",  после
которой мне только бы и осталось, что унести ноги, а не лазать по  башням  и
гирляндам.
   Я отсутствовал часа четыре-пять, угоняя "харвестер", и  в  оставшееся  до
полуночи  время  постарался  кое-что  узнать  о  режиме  пропуска  в  башни,
связанные каждая со своей гирляндой.
   Теоретически в башнях  не  существовало  вооружённой  охраны,  а  имелись
обычные дежурные, что-то  вроде  вахтёров  или  швейцаров.  Как  и  в  любые
служебные помещения, посторонних сюда не пускали, но режим не был  столь  уж
жёстким.
   Я понаблюдал за башней, обошёл ее кругом, кое-что уяснив для  себя  в  её
конструкции. Посмотрел и на вахтёров. Ошибся бы тот, кто принял бы всех этих
людей,  одетых  в  стандартную  форму  служащих   муниципального   хозяйства
"Платинум сити", за простых, цивильных граждан. Многие  из  них  удивительно
напоминали молодцов из нашего  9-го  управления,  маявшихся  от  безделья  в
странном Институте Метагалактики. Несмотря на камуфляж  и  прочее,  и  те  и
другие оставались инородными телами в чуждых им интерьерах, и  в  намётанных
глазах выглядели весьма нелепо - словно собаки на заборе. Короче,  некоторым
"вахтёрам" не хватало только черного мундира с серебряной латинской  "D"  на
рукаве...
   В круглом  цоколе  башни  имелось  три  огромных  проёма,  через  которые
подавались на разгрузку или под погрузку  любые  транспортные  средства,  и,
соответственно,  три  мощных  грузовых  лифта.  Между   грузовыми   проёмами
располагались  три  входа,  за  каждым  из  которых   находился   вестибюль,
переходивший в радиальный коридор. Таким образом, грузовые  проёмы  и  входы
для людей размещались равномерно по окружности цоколя.
   Я вернулся в отель, отдохнул, приготовился.
   В полночь в полной экипировке вышел  из  номера  и  направился  к  башне.
Народа не было видно, но не из-за позднего часа, а потому, что праздный  люд
- основной контингент "Платинум сити" - не захаживал сюда: здесь нечем  было
поживиться по части  развлечений.  Башня  отбрасывала  многократные  тени  и
полутени: они, как лепестки гигантского цветка,  окаймляли  ее  подножие.  Я
тихо пересёк границу света и тени, ступив на самый чёрный из всех лепесток.
   ...Бедный служитель предбашенной зоны! Прости меня, бедолага, за то,  что
я поступил с тобой так, как  поступают  в  зоопарке  с  тигром,  у  которого
разболелся зуб, извини за то, что не спросив твоего желания, усыпил  тебя...
Я не стал интересоваться, дёртик он, или нет. Оттащив служителя за  какие-то
мусорные баки, залепил ему рот  своей  любимой  липкой  лентой  и  аккуратно
связал ручки и ножки.
   Подкравшись к входным дверям, я прижался  лицом  к  прозрачной  стенке  и
разглядел внутри погруженного  в  полутьму  вестибюля  скучавшего  в  мягком
кресле вахтёра. Тихонько постучал и стал ждать.
   Упругой походкой к дверям подошел малый с литыми плечами и стал  возиться
с запором, не спуская глаз с меня.
   Дверь открылась наружу, и в проеме  возникло  хмурое  лицо  с  квадратной
челюстью.
   - Тебе что, приятель, - и не спится, и не  гуляется?  Здесь  не  бордель,
чтобы шляться по ночам.
   - Посмотрите, - изображая волнение, обратился к нему я,  -  там  у  баков
лежит человек.
   Вахтёр высунул голову, высматривая наружного охранника. И в это  время  я
"поодеколонил"   словно   вырубленную   топором   рожу    из    специального
пульверизатора. Он обмяк и завалился на толстую  задницу  внутрь  вестибюля.
Словно полуночный кот, бесшумно скользнул я  внутрь,  залепил  вахтёру  рот,
набросил вязки, огляделся кругом и обомлел.
   Я  оказался  в  вестибюле...  Института  Метагалактики!  Нет,  это  была,
наверное, очень хорошая его копия или что там ещё, но мне стало как-то не по
себе. Все здесь выглядело так, как при моем последнем  посещении  Института.
Те же нелепые стенды и диаграммы, заслонявшие собой входы на  лестницы;  тот
же столик, за которым тогда восседал сотрудник 9-го Управления,  а  здесь  -
только что нейтрализованный мною дёртик; то же странное окошечко с полочкой,
напоминающее окошко билетной кассы дешёвого провинциального кинотеатрика,  и
запах, запах - тот самый густой дух  слесарки,  где  притирают  с  керосином
детали.
   И вдруг - готов поклясться, что мне  не  почудилось,  -  за  окошком  для
выдачи пропусков вспыхнул свет, и  яркая  блондинка  с  умело  подмалёванным
лицом и яркими губами улыбнулась мне оттуда загадочной улыбкой Джоконды и  с
легкой укоризной произнесла:
   - Ишь ты, красавчик! Без пропуска к нам нельзя.
   Чрезвычайно тупо и медленно  соображая,  хотя  вот  уже  несколько  минут
пребывал в рабочем ритме, я виновато улыбнулся и собрался  ляпнуть  в  ответ
какую-то чушь, как женщина изменившимся, жёстким и злым голосом спросила:
   - Ты зачем допил мой виски, красавчик?
   Я сделал шаг в направлении к окошку и разглядел... Риту Холдмитайт!
   И сразу же свет за окошком погас. С минуту я подождал, не шевелясь  и  не
дыша, а потом подкрался к окошку и. увидел,  что  оно  забрано  фанеркой.  Я
стоял  как  дурак,  покрываясь  липким  потом,  и  никак  не  мог   вытащить
"спиттлер", а когда вытащил, почувствовал себя ещё большим дураком.
   И всё-таки я не пошёл на выход. Найдя в стене под лестницей дверь  (точно
как в вестибюле Института Метагалактики, только без шифр-замка)  в  подсобку
или в чулан, где стояли пылесосы, вёдра и  швабры,  с  трудом  оттащил  туда
временно парализованного мною дёртика и сбросил его на мятые картонные ящики
в самый дальний угол. Заперев вход в вестибюль на засов, постоял  с  минуту,
улавливая звуки,  но  кроме  отдаленных  невнятных  шумов,  доносившихся  из
глубины башни, ничего подозрительного не услышал.
   Обогнув стенды и диаграммы, я поднялся по лестнице на площадку и пошел по
коридору, ведущему  к  центру  башни,  держась  вплотную  к  стене.  Миновав
свободно мотающиеся на петлях  двухстворчатые  двери,  оказался  на  большой
площадке прямо против пассажирского лифта.
   Справа у стены, в нише, на откидном лежаке громко чмокал и стонал во  сне
вахтёр или лифтёр, мерзкого вида старикашка.
   Неслышно  ступая,  я  медленно  пошёл  против  часовой  стрелки,   огибая
пронизывающую площадку центральную цилиндрическую колонну. Я совершил полный
круг, убедившись в  том,  что  все  три  лифтёра  дрыхнут  без  задних  ног.
Шестиугольная  площадка  соответствовала  форме  сечения   несущего   полого
шестигранника  башни.  Шахты  трёх  пассажирских  лифтов  проходили   внутри
цилиндрической колонны, а двери их равномерно  располагались  по  окружности
колонны. Между этими дверями имелись узкие закрытые двери, числом тоже  три,
с надписью "Служебный вход".

   Я не рискнул ехать на лифте и, применив отмычку, отпер один из  служебных
входов и проник внутрь колонны. Короткий коридор  вывел  меня  к  настоящему
корабельному,  как  на  морских  судах,  люку.  Через  него  я  выбрался  на
смонтированную внутри цилиндрической колонны винтовую  лестницу,  обвивавшую
ещё один, самый-самый центральный стержень  из  бездислокационного  металла,
опять же, видимо, полый, потому что, поднимаясь, я обнаружил  в  его  стенке
такой же корабельный люк. Через некоторое время попался ещё один,  и  я,  не
удержавшись, открыл его и заглянул внутрь. В полом, но сверхпрочном,  словно
стебель бамбука, стержне скрывалась вертикальная металлическая  "лестница  в
небо", предназначавшаяся, наверное, для  истинных  любителей  приключений  и
романтиков.  От  люка  к  этой   умопомрачительной   стремянке   вёл   узкий
металлический мостик, с  прорезью  у  самых  лестничных  грядок,  чтобы  мог
пролезать человек. Теперь я более или менее представлял устройство  башни  в
поперечном сечении и вернулся на винтовую лестницу,  чтобы  продолжить  путь
наверх.
   Когда-то в Университете  я  участвовал  в  соревнованиях  по  подъёму  на
верхние этажи небоскрёбов по лестничным маршам,  и  сейчас  с  удовольствием
вспоминал молодость, а заодно  проверял  свою  спортивную  форму.  Несколько
минут накручивал я витки вокруг центрального стебля. Шагалось легко, ступени
из тонкой просечной рифлёной стали совсем не скользили.
   И тут  я  услышал  шум  вверху.  Несколько  пар  ног,  ничуть  не  таясь,
спускались мне навстречу. Наученный  горьким  опытом,  я  подумал  именно  о
ногах, не зная, кому, так сказать, они принадлежат: людям,  человекоподобным
или нелюдям. Не понимаю,  почему  я  не  услышал  звуки  шагов  раньше?  Они
возникли сразу, будто группа людей (?), до этого  затаившаяся  на  лестнице,
вдруг заспешила вниз. Как назло,  ни  люка  внутрь  стебля,  ни  в  коридор,
выходивший на шестигранную площадку, не было  видно:  я  находился  как  раз
между двумя ярусами. И я решил: будь что будет и, достав  "спиттлер",  пошёл
навстречу спускавшимся. Шум нарастал,  я  слышал  дыхание  по  крайней  мере
четырех человек (?), что-то нехорошее  почудилось  мне  в  свистящих,  очень
глубоких вдохах и выдохах. Еще несколько ступенек - и мы увидели друг друга.
Вернее, я увидел их.
   Пятеро монстров, точно таких, как их описал Казимир, - в пиджачных парах,
белоснежных   сорочках,   галстуках,   чёрных   туфлях,    с    безобразными
носорожье-гиппопотамьими головами на человеческих телах и закрытыми глазами,
- один за другим проследовали мимо, не удивившись, не задержавшись  хотя  бы
на секунду, не обратив на меня внимания. Я вжался в стену,  ноги  мои  сразу
ослабели, мне сделалось дурно.
   Звук удаляющихся  шагов  оборвался  так  же  внезапно,  как  и  появился.
Отлепившись от стенки, я поплелся вперёд - и выше. После встреч  -  реальных
или мнимых - с Ритой Холдмитайт и с монстрами я успокоился и  почему-то  был
уверен, что, воспользуйся я лифтом - никто меня не остановит, не задержит, и
что мои жалкие ухищрения остаться незамеченным просто смехотворны, нелепы  и
совсем не нужны. Лишь из упрямства продолжал я мучить свои ноги.
   Чем объяснить явившиеся мне "видения": тем ли, что я оказался посвящен  в
тайну проклятья Казимира Чаплински, близостью ли яйца со  смертью  Кэса  Чея
или... эффектами, проявляющимися при гигантских ускорениях сжатия Вселенной?
Неужели это  -  следствие  как  раз  ускорений  сжатия?..  Начав  выполнять,
наверное, самое необычное задание, какое я когда-либо получал за время своей
службы в Департаменте, я сразу оказался в странном,  гротескном,  ирреальном
мире. Почти каждый эпизод, произошедший со мною, напоминал о нём.
   "Понтиак", в топливный бак которого  закачивают  сахарный  песок;  пьющие
виски фаллоусы в баре; тренировочный городок с сортиром  и  мёртвый  лес  на
Паппетстринге; база дёртиков и Казимир с  антилопой;  бессмертный  (!?)  Кэс
Чей; теперь вот эта башня...
   Крупная надпись на круглой стене бросилась в  глаза:  "Внимание!  Граница
подкупольной зоны". Начиная  отсюда,  короткий  отрезок  башни  проходил  по
открытому космосу, немного возвышаясь над куполом, чтобы  насаженный  на  её
вершину,  как  круглый  набалдашник  на  трость,  шар   не   пересекался   с
поверхностью купола.
   Последний рывок - и я достиг цели. Лестница  кончилась.  Через  служебный
вход я вышел  на  самую  верхнюю  шестигранную  площадку  башни.  Над  полом
выдавалась толстой таблеткой верхушка цилиндрической колонны. Я стоял внутри
огромного полого шара, первого из образующих гирлянду. Он отличался от  всех
остальных  тем,  что  помимо  короткой  перемычки,  соединявшей  шары,  имел
сочленение с чуть  вдававшейся  в  него  колонной  башни.  Огромные  надписи
предупреждали, кроме того, что  граница  искусственного  тяготения  проходит
между первым и вторым шарами.
   Меня интересовали горизонтальные площадки с крупногабаритными корпусами и
кожухами, за которыми пряталось различное оборудование. Они располагались  в
плоскости осевого горизонтального сечения сферы. С помощью системы лифтов  и
ажурных переходов и лестниц я побывал на каждой  из  двух  имевшихся  внутри
площадок, и тщательно их обследовал, так и не найдя искомого. Но не очень-то
и  расстроился,  потому  что  первый  шар  имел  специфические  функции,   и
собственно гирлянда начиналась со второго.
   Мне  пришлось  вспомнить  навыки  владения  телом  в  невесомости,   хотя
конструкции  транспортных  систем,  переходов  и  прочее  облегчали   задачу
перемещения внутри сферы. Опять осмотрел я площадки и опять ничего не нашёл.
Оборудования имелось множество, но ничего похожего па то, что  я  искал,  не
попадалось.
   И в третьем шаре меня постигла неудача. Я уже начал подумывать  о  другой
башне и, соответственно, о другой гирлянде, но в четвёртом шаре  на  правой,
если смотреть в хвост гирлянды, площадке, обнаружил,  наконец,  контейнер  с
надписью "Собственность компании  "Гарлэнд  боллз  лимитэд".  Не  колеблясь,
достал электронный ключ, отобранный мною в "харвестере" у Крэйфиша, и  отпер
контейнер, а затем открыл его.
   Догадка моя подтвердилась. Внутри покоилось яйцо, точно такое же, какое я
видел в грузовом отсеке "харвестера". Я осмотрел и левую площадку четвёртого
шара, но там контейнера не было.
   Переехал на ходившем вдоль оси  гирлянды  лифте  в  пятый  шар  -  и  всё
сначала. Опять на правой площадке знакомый уже контейнер и тоже -  с  "эгом"
внутри.
   Я не поленился слазать и в шестой шар. Все повторилось,  один  к  одному.
Дальше осматривать гирлянду не имело смысла: я  был  уверен,  что  в  каждой
полой сфере хранился один контейнер с яйцом, "эгом", "сингулой", -  называй,
как хочешь, не в этом суть. Не стоило проверять и вторую гирлянду. Весь этот
осмотр, во время которого я не встретил ни одной живой души (!),  проведя  в
гирлянде более двух часов, я совершил будто в полусне.
   Вернувшись на верхнюю шестигранную площадку, я  на  секунду  заколебался,
выбирая, каким путем мне спуститься вниз. Ехать в лифте - слишком  нагло,  а
спускаться по вертикальной лестнице - слишком экзотично,  да  и  страшновато
из-за огромной высоты.
   Внезапно  раздался  звук  движущегося  пассажирского  лифта,  одного   из
нескольких, включая грузовые, ходившего  вдоль  оси  гирлянды.  Я  стремглав
нырнул в служебный вход и, добежав до конца коридора,  ведшего  на  винтовую
лестницу, задержался у люка.
   Через несколько минут услышал  у  входа  тяжелые  шаги,  сопровождавшиеся
сопением, и, перешагнув  комингс  люка,  перешёл  на  винтовую  лестницу.  Я
полагал, что встречусь с еще одним, безразличным ко  мне,  монстром,  но  на
всякий случай принял меры предосторожности, сделав  несколько  витков  вниз.
Вскоре услышал,  как  взвизгнули  петли  люка,  потом  сопение  и  кряхтение
пролезающего  через  него  человека  (?),  кажется,  чрезмерно  зажиревшего.
Бесшумно дыша, я стоял со "спиттлером" наготове, предоставив сделать  первый
шаг неизвестному.
   А он и не думал таиться и прятаться.
   - Стой, паршивец! - услышал я хриплый фальцет. - Стой,  кому  говорят!  -
вниз по лестнице забухали шаги.
   Я перемещался вниз, держа незнакомца на  постоянной  дистанции.  Винтовая
лестница имела преимущество перед простыми лестничными маршами: даже  близко
подпустив противника, можно  было  укрыться  за  крутым  боком  центрального
стебля, не попадая в поле прямой видимости, не позволяя увидеть себя.
   Преследователь время от времени грязно ругался, предлагая мне  немедленно
остановиться.
   Лестница пересекла границу  подкупольной  зоны,  башня  проходила  теперь
внутри купола "Платинум сити". Я явно заигрался  в  эти  кошки-мышки  и  был
наказан за свое легкомыслие: вдруг  ярчайшая  вспышка  озарила  внутренность
башни. Заболели,  как  от  сварки,  глаза;  жар  опалил  меня.  Он  применил
флэйминг,  точно  выдержав  кодекс:  мы  уже   находились   в   подкупольном
пространстве. Я, как заяц с горы, покатился вниз; вспышки замигали вдогонку.
Наткнувшись на люк, ведущий в центральный  стебель,  перешёл  по  мостику  к
вертикальной лестнице и стал быстро подниматься вверх, надеясь  потом  снова
выйти на винтовую и зайти сверху в тыл моему невидимому противнику.
   Но и незнакомец хорошо знал  устройство  башни.  Неожиданно  он  появился
вверху  на  .мостике  и,  несомненно,  сжег  бы  меня,  если  бы  действовал
проворнее, но я, держась левой рукой за грядку лестницы и  откинувшись  всем
телом в сторону,  выпустил  вверх  короткую  очередь  из  "спиттлера",  лишь
чуть-чуть опередив человека с флэймингом. Он  все-таки  успел  дать  по  мне
очень короткий импульс,  совершенно  оглушивший  и  ослепивший  меня.  Но  я
удержался на лестнице, вцепившись в неё, как паук, и через  секунду  услышал
идущий сверху нарастающий рёв и затем страшный нечеловеческий  крик,  полный
муки и боли, донесшийся снизу. Облачко вонючего дыма поднялось  и  поглотило
меня, я ощутил тяжёлый запах горящего металла. Продрав глаза, глянул вниз, и
меня всего передёрнуло.
   Горизонтальный мостик, по которому я только что переходил к лестнице, был
разрезан лучом флэйминга и держался на одном конце со стороны  люка,  сильно
накренившись вниз. А на одной из торчавших вверх и скрученной от жара  стоек
поручней, как огромный жирный  лещ  на  крючке,  корчился  и  хрипел  тучный
человек.
   Я спустился пониже и, с трудом выдерживая страшное зрелище, заставил себя
выстрелом из "спиттлера" добить несчастного, освободив  его  от  невыносимых
мучений. Держась обеими руками за лестничную грядку, правой ногой  с  трудом
дотянулся до трупа и стал толкать его, стремясь сорвать с "крючка", но  труп
крутился из стороны в сторону, и только после многих попыток я сумел скинуть
его вниз.
   Поворачиваясь в воздухе, труп на миг оказался в положении лицом вверх,  и
я  запоздало  признал  в  убитом  мною  человеке  бармена  из   бара   отеля
"Космополитэн", которого пилот "харвестера" назвал "главным эгменом".
   23
   Ударившись при полете  вниз  об  очередной  горизонтальный  мостик,  труп
отлетел к стенке, и через несколько секунд донесся звук его падения  на  дно
ствола.
   Я спустился до ближайшего неповрежденного мостика, вернулся  на  винтовую
лестницу и в самом низу вновь пролез через люк внутрь  центрального  стебля.
Преодолевая отвращение, я выудил из  месива,  совсем  недавно  называвшегося
человеком, личный лэнгвидж бармена бара отеля "Космополитэн" Айэма  Валруса.
Кое-как обтерев носовым платком приборчик, спрятал его во внутренний  карман
комбинезона и пошел на выход.
   Выйдя на нижнюю шестигранную площадку, я увидел  идущего  прямо  на  меня
неудержимо зевающего старикашку-лифтера, на ходу застегивающего ширинку: он,
видимо, отлучался в туалет. Лифтер ещё не успел сомкнуть почти вывихнутые  в
мощном зевке челюсти, как я спрыснул его из пульверизатора и принял  в  свои
объятия. От него несло козлом, и я не стал  доставать  вязки,  а  быстренько
отделался от старикашки, затащив его в коридор за служебным входом, и  запер
дверь отмычкой.
   Я сбежал по лестнице в вестибюль. Здесь стояла странная  тишина,  которую
почему-то хотелось  назвать  предрассветной.  Но  до  рассвета  в  прямом  и
переносном смысле было ещё очень далеко.
   На секунду я задержался в вестибюле, подсознательно желая вновь увидеть в
окошке для выдачи пропусков Риту Холдмитайт, хотя понимал, что мистерия  уже
не повторится. Вздохнув, отпер засов, вышел, аккуратно закрыл за собою дверь
и направился в отель.
   В номере я наскоро привёл себя в порядок, размышляя о том, что намеченная
мною встреча с барменом все-таки состоялась, правда, несколько раньше, чем я
рассчитывал, и при совершенно других обстоятельствах. Если на его  лэнгвидже
не окажется координат Переходника, придется задержаться на "Платинум сити" и
потрясти фирмачей из "Гарлэнд боллз лимитэд".
   Шел уже четвертый час ночи по местному  времени,  но  я  решил  навестить
своего "коня", отдыхавшего в ангаре, чтобы прогнать через  корабельный  Мозг
информацию с лэнгвиджа погибшего бармена.  Запирая  дверь  номера,  я  своим
тренированным периферическим зрением увидел высовывающийся из-за угла кончик
пистолетного  глушителя  и  стремглав  бросился  к   противоположной   стене
коридора,  чтобы  сократить  угол  обстрела  нападавшему  и  заставить   его
показаться.
   Негромко шпокнул заглушенный выстрел и выпущенная пуля  впилась  в  дверь
номера.
   Из-за угла выскочил весь вихляющийся, как на шарнирах, человек  и,  держа
пистолет обеими руками и широко расставив ноги, стал поливать меня  свинцом.
Он явно имел под одеждой "жилетку" и другие причиндалы, поэтому  и  держался
так уверенно. Но и я был в латах, в  новейшей  "реактивной  броне",  которая
обеспечивала динамическую защиту, и завалить меня  было  не  так-то  просто,
даже стреляя в упор. Вот если бы ещё сфера... Как и во всех  делах,  главное
условие успеха - сохранить голову на плечах. Я  ее,  слава  Богу,  сохранил,
применив  простой,  но  эффективный  прием,  который  специально  разучивал,
состоявший в том, чтобы защищать голову согнутой в локте левой рукой, плотно
прижав её ко лбу, подставляя под пули сферический налокотник.
   Этот стервец расстрелял всю обойму, но я остался жив.  Однако  и  мне  не
удалось даже ранить его - не на таковского я напал. Я пожалел  о  том,  что,
придя в номер, сразу же не дозарядил отощавшую  после  приключения  в  башне
обойму "спиттлера" и проклинал себя за  то,  что  нарушил  золотое  правило.
Теперь же предстояла рукопашная схватка, а перед этим - тривиальная погоня.
   Он не кинулся к лифту, хорошо понимая, что  я  просто  остановлю  лифт  и
поймаю его в мышеловку, а рванулся к дверям,  ведшим  на  запасной  пожарный
ход, где были обычные пешеходные лестничные  пролеты  с  перилами.  Налётчик
устремился вверх, и я знал,  что  он  хочет  раствориться  в  огромном  зале
ресторана "Клоуд Найн", а потом удрать -  может  быть,  через  кухню,  может
быть, через туалеты. Четыре-пять этажей до уровня ресторана мы преодолели на
одном дыхании. Здесь могли оказаться его дружки, но в горячке погони  я  уже
не думал об опасности: все-таки на первый план, как и у незабвенного  Чмыря,
вышли ноги, а голова осталась невостребованной.
   Он прошмыгнул в зал ресторана, я влетел за ним. Ресторанный специфический
шум заглушил топот наших ног. Большинство посетителей продолжало  заниматься
своим делом, если слово "дело" вообще  применимо  для  описания  ресторанной
жизни, но кое-кто сразу же обернулся на нас.
   Ноги убегавшего от меня человека заскользили на гладком полу, и я в своих
рифленых мокасинах получил преимущество. Он замешкался, меняя направление, и
я отрезал его от входов  в  служебные  помещения  этого  роскошного  ночного
кабака. Петляя и оскальзываясь на поворотах, он мчался ко входу на  галерею.
Опрокидывая за  собой  столы,  этот  тип  пытался  создать  мне  помеху.  Мы
промчались мимо сцены, на которой гологрудые красотки из  "Колледжа  Розовой
Кошечки" вскидывали длиннющие ноги к имитировавшему звездное небо потолку, и
выскочили  на  галерею,  где  немногочисленные  изрядно  захмелевшие  зеваки
наслаждались с высоты видом ночного "Платинум сити". Запоздалые крики позади
"Полиция! Полиция!" и пара женских взвизгов почти потонули в шуме зала.
   Покушавшийся на  меня  чудак  понёсся  по  гигантскому  кольцу  смотровой
площадки, словно по  дорожке  стадиона,  закладывая  пологий  вираж.  Народ,
облокотившийся на четырехфутовый барьер, не мешал забегу.
   Наивный, от кого он хотел убежать? Я нагнал его через несколько секунд и,
улучив  мгновение,  жестоким  и  простым  приемом,   известным   со   времен
мальчишеских футбольных забав, остановил беглеца,  наступив  подошвой  своей
рифленой туфли на пятку его толчковой ноги. Он рухнул ниц, но с проворством,
достойным подражания, тут же перевернулся на спину, готовясь встретить  меня
ударом прижатых к животу ног. Пока я  приноравливался,  как  лучше  вырубить
его, он прогнулся, вскочил на ноги, как мячик, и бросился на меня.

   Мне стало страшно жалко его. Он и сам,  возможно,  не  понимал,  что  его
песенка спета. Если я  и  волновался,  то  только  из-за  того,  что  боялся
повредить его личный лэнгвидж. Но этот шустряк и вправду думал,  что  сможет
убить  меня.  Вытащил  нож  и  выпустив  на  свободу   длинное   лезвие   из
бездислокационного металла, он медленно пошел на меня, гнусно ухмыляясь.
   Боже мой, на его носившем следы всех Вселенских  пороков  лице  было  еще
больше бородавок, чем у самого Кэса Чея! Он вполне мог оказаться его братом.
Мы передвигались по кругу, внимательно и напряженно следя друг за другом.  Я
знал, что такая сволочь  обязательно  и  непременно  постарается  ударить  в
живот, снизу вверх, чтобы кабаньим ударом выпустить мне кишки. Я испытывал к
нему  тяжелое,  почти  физическое  отвращение.  Гнусные,   словно   присоски
осьминога, бородавки навевали дикие ассоциации со спрутом,  готовым  удавить
меня. Но этому неразумному типу с ножичком лучше было бы  подобно  осьминогу
выпустить "чернильную тучу", чтобы под её прикрытием унести ноги, не вступая
в открытый бой. Что ж, он сам выбрал свою судьбу.
   Когда я оказался спиной к  ограждению  площадки,  он  напал  на  меня.  Я
использовал инерцию его же броска,  изящно  сделав  так,  чтобы  чужое  тело
словно обогнуло, обтекло меня и вдобавок получило  при  этом  дополнительное
ускорение. В общем, он перевалил за край  невысокого  парапета.  Мучительный
крик, жалкая попытка неловко зацепиться за край барьера подъемами ступней  -
и с высоты многих этажей, с "вершины блаженства", с седьмого неба, он  пошел
к своему полному финишу вместе со всеми  своими  бородавками  и  бесподобным
тесаком.
   Он не успел еще долететь до уровня  платформы,  как  передо  мной  возник
высокий дородный сержант, из-за широченных плечищ которого  выглядывали  два
фараона помоложе и пожиже.
   - Полиция. Сержант Пепперони, - отрекомендовался  верзила.  -  Что  здесь
происходит?
   Господи, как я ненавидел их, ну прямо почти как дёртиков.
   - Этот тип, - я сделал рукой нечто  вроде  горки  в  сторону  барьера,  -
собирался убить меня. Сначала стрелял, когда  я  выходил  из  номера,  потом
решил побаловаться ножичком.
   Один из малых вышел из-за спины Пепперони, подошел к барьеру  и  свесился
вниз. У него было круглое и полное, освещенное постоянной  улыбкой  лицо.  Я
мигом окрестил его "Восход солнца".
   - Сдайте оружие! - непререкаемым тоном приказал сержант. - Мунлайт, прими
у него ствол,  -  обратился  он  к  другому,  стройному  желтолицему  парню,
выскочившему из-за его другого плеча. - Тоже мне, потерпевший, - буравя меня
взглядом, сквозь зубы произнес сержант,  -  сам  пришьешь  кого  угодно.  Но
ничего, мы тебе в участке обломаем бока, таракан паршивый.
   Мне до смерти хотелось врезаться темечком в полнокровную  харю  Пепперони
и, в общем, это сошло бы мне с рук, но я сдержался. Догадался, что он назвал
меня тараканом из-за усов,  которые  я  приклеил  после  поисков  в  сортире
тренировочного городка и о которых почти забыл.  Поэтому  лишь  улыбнулся  в
ответ, не отдавая разряженный в схватке "спиттлер".
   - Санкинг, Мунлайт, взять у него  оружие,  живо!  -  нетерпеливо  крикнул
сержант.
   - Стойте! - молодые львы напоролись на мой тяжелый взгляд, - стойте! -  Я
передал   им   "спиттлер".   Ох,   как    мне    не    хотелось    доставать
палочку-выручалочку, размахивать ею,  тыкать  её  под  нос  этим  любопытным
служителям закона. Вокруг уже начала собираться небольшая толпа. Да-а... Ну,
ладно.
   - Уберите людей, сержант, я хочу вам кое-что показать.
   Пепперони крутнул головой, и Санкинг  с  Мунлайтом  умело  освободили  от
праздной публики часть галереи по обе стороны от нас.
   - Ну, что ты  нам  хочешь  показать,  сукин  кот?  -  прищурясь,  спросил
сержант, щелкнув себя пальцами по ширинке.
   Залезши в потайной карман, я  вытащил  на  свет  божий  жетон  и  передал
сержанту.
   Тот повертел пластинку в толстых  пальцах  и  на  лице  его  промелькнуло
беспокойство.
   - Санкинг, доставай фингербокс. Да не спускайте с него глаз,  может,  это
липа.
   "Восход солнца" извлек  из  подсумка  продолговатую  и  довольно  толстую
коробку и вручил сержанту. Сержант раскрыл  фингербокс,  я  протянул  вперёд
руки  и,  держа  ладони  вниз,  положил  обе  пятерни  на  матовое   окошко.
Поддерживая снизу рукой, он запер коробку специальным ключом и вставил жетон
в щель на крышке.
   Я оказался словно в кандалах. Хорошо  придумано.  Фингербокс  выполнял  и
функцию наручников. Если жетон поддельный или чужой,  то  обладатель  такого
автоматически оказывался в западне и в таком виде препровождался в  участок,
и поделом.
   Пепперони, помедлив, надавил кнопку выдачи информации  с  фингербокса  на
Центральную, где она тут у них находилась, черт бы её побрал.
   Прошло около минуты, и вдруг на панели вспыхнул крохотный зелёный огонёк.
Сержант задумчиво  смотрел  на  него,  как  загипнотизированный.  Санкинг  и
Мунлайт  тоже  увидели  огонек  и,  безуспешно  сдерживая  ехидные   улыбки,
переглянулись  между  собой  в  предвкушении   зрелища   предстоящей   порки
ненавистного  им  шефа.  Продолжая  поддерживать  отпертый   с   Центральной
фингербокс,  Пепперони  спрятал  ненужный  ключ,  извлек  из  щели  жетон  и
предупредительно откинул крышку.
   Я освободил руки,  а  сержант,  передав  фингербокс  помощникам,  почесал
потылицу и вернул мне жетон. .
   - Извини, приятель, - служба, -  примирительно  сказал  он,  одновременно
протягивая руку Мунлайту, в которую тот поспешно вложил  отобранный  у  меня
"спиттлер".  Я  взял  пистолет,  чувствуя  себя  распоследним  дёртиком.   -
Чертовщина какая-то, - заискивающе произнес Пепперони.  -  Сколько  работаю,
никогда не встречал парней с Абсолютным Сертификатом,  а  тут  за  последние
несколько месяцев уже второй. Ну ладно, еще раз извини нас, приятель.  -  И,
видя, что для него всё обошлось как нельзя лучше, просительно сказал:
   - Простите, но не поможете  ли  вы  нам  опознать  труп?  Хотя,  -  он  с
сомнением покачал головой, - трудновато  будет  идентифицировать  его  после
такого затяжного прыжка... Все равно, надо бы спуститься  вниз,  -  виновато
добавил Пепперони.
   - Нет нужды, сержант. Я думаю, вы его должны прекрасно знать. Он весь как
резиновый, а бородавок у него на лице больше, чем звёзд в Галактике.
   - Фью-у, - присвистнул сержант. - Так это ж Октопусис Гарден.  Он  у  нас
давно сидел в печёнках, сука невычесанная. Служил, кстати, в этом же отеле.
   - А говорит вот так? - я  ловко  спародировал  голос,  слышанный  мною  в
телефонной  трубке  во  время  того  звонка  в  "Сэвой  Траффл",   когда   я
интересовался профессором Дёрти, назвавшись доктором Хабблом.
   - Здорово, - одобрил Пепперони. - Конечно, же, это Октопусис. Но вот  что
странно, - посерьёзнев, сообщил он, - не так давно здесь пришили  одного,  и
тоже бородавчатого. А тот, кто его пришил, как и  вы,  предъявил  Абсолютный
Сертификат.
   Я резко подскочил к барьеру, напугав сержанта. Труп лежал на месте. Пока.
Я раздраженно сказал:
   - Сержант, мы стоим и гоняем дурочку по кругу.  Быстро  пошлите  к  трупу
кого-нибудь из ваших людей. И пусть его обыщут, а лэнгвидж доставят мне, - я
назвал номер моих апартаментов в отеле.
   Пепперони послал вниз Мунлайта, потом вызвал по радио других своих людей,
велев им  забрать  труп,  лежавший  у  подножия  поганого  гриба  с  громким
названием "Сэвой Траффл".
   Облокотившись на барьер, мы  втроём  смотрели  вниз.  Там  уже  собралась
небольшая кучка людей. Потом у трупа появился  Мунлайт  и  начал,  энергично
жестикулируя, что-то говорить им. Вскоре  он  остался  один,  но  ненадолго.
Подъехал  крохотный  электромобильчик,  подоспели  ещё  полицейские.  Мы   с
Пепперони отошли от барьера. Санкинг,  как  привязанный,  держался  у  плеча
сержанта.
   Пепперони тяжело посмотрел на меня и неохотно сказал:
   - А вы знаете, тот труп исчез. Исчез и всё.  Никто  его  не  востребовал,
никто им не интересовался. Он исчез, будто испарился. Документов при нем  не
нашли тогда. Странная история, - он назойливо пытался заглянуть мне в глаза.
   Чтобы отвлечь не в меру любопытного сержанта, я спросил:
   - А на каком звездолёте летал Октопусис?
   Санкингу, наконец, удалось вставить слово. После того, как  он  убедился,
что у меня действительно есть Абсолютный Сертификат, он всё время смотрел на
меня со жгучим интересом. Эх, парень! Я бы  с  удовольствием  раздавил  этот
Сертификат кованым  магнитным  каблуком  своего  скафа,  который  остался  в
номере, выкинул бы к чертовой матери все  эти  "спиттлеры"  и  флэйминги  из
карманов  и  перевязей  и  смылся  бы  на  какую-нибудь  землеподобную,   но
необитаемую планету на краю Вселенной, где грелся бы  себе  на  солнышке  до
самой смерти. А координаты бы свои не оставил, также как не оставил Кэс  Чей
координаты  этого  вшивого  Переходника,  который   я   безуспешно   пытался
разыскать, как не оставил координаты  внешнего  сердца  Кэса  Чея  профессор
Дёрти, черт-те где спрятав яйцо. Одна надежда, что оно само собой  протухнет
когда-нибудь, и Кэс Чей умрет.
   - Совсем недавно у него появился заказной "понтиак", модель  "Жар-птица",
- растягивая рот до ушей, услужливо сообщил Санкинг. - Эх, хороша  тачка,  -
мечтательно присовокупил он.
   - Спасибо за информацию, - усмехнувшись, поблагодарил я его и сержанта. -
Сержант, я буду у себя в номере. Через четверть часа я оставлю отель. Только
отель, но, может быть, не "Платинум сити". Пока не знаю точно. Если  вас  не
затруднит, занесите  лэнгвидж  сами.  Приходите  один,  я  хочу  вам  что-то
сказать.
   Я вернулся в номер, на ходу перезарядив обойму  "спиттлера".  Через  пять
минут в дверь постучали, и я впустил Пепперони, который молча  протянул  мне
лэнгвидж, найденный на теле Октопусиса Гардена. Я принял приборчик и сказал:
   - Пепперони! В одной из башен "Гарлэнд боллз", в той, что ближе к  отелю,
вы найдете на дне центрального стебля тело бармена Айэма  Валруса.  Запишите
этот труп на мой счет и особо не тревожьтесь. И  закажите  сегодня  себе  на
ужин или на завтрак, как это у вас тут на "Платинум сити" называется, пироги
с грибами. А заодно и Санкингу, и Мунлайту.
   - Не понял, - туповато воззрился на меня сержант. - Что за пироги такие?
   - Говорят, когда их ешь, - сказал я насмешливо, - то язык хорошо держится
за зубами.
   Сержант ушел, а я, напялив скаф, чтобы не таскать его в руках, взял  пару
своих подсумков, ещё кое-какое барахлишко и пошел вон.
   Расплатившись за номер (с дополнительными удобствами и  услугами  в  виде
смертельных приключений), я  добрался,  наконец,  до  своего  "Классического
каприза",  все  еще  сожалея  об  уведенном  "понтиаке".  Потом  достал  оба
трофейных лэнгвиджа и поочерёдно прогнал информацию с каждого из  них  через
корабельный Мозг. Не было ни гроша и вдруг - алтын.  Мозг  сам  обратил  мое
внимание на некий объект в Маффее 2, координаты которого  имелись  на  обоих
лэнгвиджах. Что-то такое о Маффее 1 или Маффее 2 упоминал и Роки Рэкун.  Это
было далеко от  "Платинум  сити"  и  чертовски  далеко  от  Земли.  Пришлось
дозаправить "шевроле", прежде чем стартовать.
   Вперёд - и выше! Я покинул "Платинум  сити"  без  сожаления.  Через  часа
полтора тихого хода вышел  к  оставленному  стреноженным  коню  -  грузовому
"харвестеру". Манёвры,  тонкое  причаливание  и  прочие  рутинные  операции.
Перебравшись в грузовик, проверил запас горючего и, убедившись  в  том,  что
дозаправлять звездолёт не надо, ввёл в бортовой Мозг  координаты  объекта  в
Маффее 2 с недолётом, старт с  задержкой.  Покинул  грузовик  и  на  верхнем
мостике "шевроле" дождался, когда тяжелый "харвестер" стартовал к Маффею 2.
   Вернувшись в "шевроле",  избавился  от  скафа  и  немного  посидел  перед
дорожкой. Дойду ли я до Переходника с тоннелем, или  снова  попаду  туда  не
знаю  куда?  Что  буду  я  делать  там,  не  умея  управлять  "форточкой"  в
расширяющуюся  Вселенную?  Поднимется  ли  у  меня   рука   на   уничтожение
уникального   комплекса,   созданного   амбициозным   Дёрти   и   малодушным
Казимиром?.. На "Платинум сити"  приближалось  раннее  "утро",  а  для  меня
наступал вечер и долгая ночь в спально-анабиозном отсеке.
   Все проверив и подготовив, я настроил Мозг на ту же точку  Метагалактики,
куда направил "харвестер", прошел в слиппер и залёг в "спальник". Вперёд - и
выше. Утро должно было стать мудренее вечера.
   24
   Время пожирает любое, сколь угодно большое Пространство,  а  Пространство
пожирает любое, сколь угодно большое Время. Гнать "шевроле"  к  Переходнику,
используя все возможности корабля, не имело смысла: все  равно  пришлось  бы
ждать, когда доплюхает до места грузовик. Поэтому "Классический каприз"  шёл
примерно с такой же скоростью, как и "харвестер". А вообще-то на  нём  можно
было добраться до цели раза в три-четыре  быстрее.  Я  провёл  весь  путь  в
"спальнике" и не чувствовал, не ощущал, как Время пережевывало Пространство.
Пробуждение и подъём прошли не так легко и весело, как хотелось бы. Затем  я
привёл себя в порядок, подновив свой грим. Я все  ещё  не  хотел  показывать
своё  истинное  лицо,  лицо  Айвэна  Фула,  продолжая   с   момента   своего
"воскрешения" вести  легенду  Саймона  Сайса.  Чушь,  собачья  чушь!  Никому
теперь, и прежде всего мне самому, до этого не будет дела. Кто  из  дёртиков
запомнил меня на плацу настолько хорошо, чтобы признать при встрече? А  если
и запомнили, что с того? Я умер, и смерть моя, как до этого смерть  сотен  и
тысяч кукол, стёрла меня из их куцей памяти. Однако мне подсунули "клопа"  в
звездолёт, когда я находился  в  лунном  кабинете  Шефа.  Физия  моя  широко
известна в узких кругах. Кэс Чей хорошо знал меня, Айвэна Фула, в  лицо.  Он
даже извлёк у меня из зуба маячок, точнее, сам зуб с маячком. Ещё  точнее  -
попросил сделать это Риту Холдмитайт.  Правда,  маячки  в  зубах  носили  не
только служащие нашего Департамента.
   Но не обольщаюсь ли я на свой  счет?  Почему  меня  никто  ни  о  чем  не
расспрашивал, когда Кэс с Ритой подловили меня на "Платинум сити"? Ну, а  ты
чего ждал? Ты возомнил себя важной персоной.  Твоё  честолюбие  было  задето
тем, что тебя, как и всех прочих,  других,  мигом  обратили  в  куклу.  А-а,
бродяга! А ты бы хотел особого к себе отношения? Тебе  страшно  обидно  было
погибать, как все, безымянным и обезличенным.  Тебе  непременно  нужно  было
предстать перед дёртиками сотрудником Департамента. Героем.  Тьфу!!!  А  Кэс
просто  унизил  тебя,  унизил  самым  ужасным,  болезненным,  всесокрушающим
способом - равнодушием. Он не  поступил,  как  злодеи  из  "дайм-новеллз"  -
дешёвых романов - не стал тебя допрашивать, не стал  резать  бензопилой,  не
стал  подвешивать  на  крюке  за  рёбра,  как  свиной  окорок.  Да  и  зачем
допрашивать: что от меня можно узнать? Они знают,  что  мы  начали  за  ними
охоту. Ну и плевать им на это. Ведь это не мы, а они  -  хозяева  положения,
они держат за горло всех нас, держат  за  горло  Вселенную.  Какая  к  черту
информация им ещё нужна? На какой стадии  находятся  наши  (чьи  это  наши?)
эксперименты по развальцовке "кротовых нор"? Грош им цена  после  того,  как
Дёрти создал первый и единственный "лишний" электрон, грош им всем цена. Это
мы маемся, это я и другие маемся в поисках информации о делишках зловредного
Дёрти и Кэса Чея, это нам Бог велел бегать и суетиться. А Кэс Чей и все  они
уверены в своей полной победе. По крайней мере, Кэс  Чей.  Да-а...  С  таким
настроем не выиграть у чёрномундирных папуасов, бродяга...
   Я закончил туалет и макияж, натянул на себя латы и  прочее  барахлишко  и
перебрался в рубку.  Ознакомился  с  обстановкой.  "Харвестер"  дрейфовал  в
нескольких  милях  от  меня.  Мы  медленно  сблизились.  Я   законсервировал
"шевроле", оставил  его  на  попечение  автоматики  и  перелез  в  грузовик,
захватив с собой максимум боеприпасов.  Теперь  в  дрейф  лег  "Классический
каприз", а "харвестер" малой скоростью понёс меня к Переходнику. Проще всего
было бы подойти к нему на сёрфе, на "шлюпке", но тогда,  может  быть,  я  не
смогу попасть внутрь комплекса.  "Харвестер"  же  поможет  мне  оказаться  в
"интерьерах" Переходника: я понимал, что контейнер загружался и разгружался,
когда звездолёт находился  в  закрытом  доке.  Поэтому  надеялся,  используя
причальную  программу  грузовика,  отшвартоваться  в  доке   Переходника   и
задержаться там буквально на несколько минут, чтоб  только  успеть  сойти  с
корабля... На какой же бал попаду я? Убить быстро дёртикам меня не  удастся.
Постараюсь успеть хоть что-то сделать. Но бал может стать кровавым.
   Через несколько часов  я  понял,  что  координаты  объекта,  списанные  с
лэнгвиджей бармена и дежурного клерка - не фикция. Объект мог оказаться и не
переходником, но  все  говорило  за:  ещё  в  "шевроле"  приборы  показывали
гравитационные,  магнитные  аномалии  и   ярко   выраженную   анизотропность
пространства. Теперь о том же самом кричала аппаратура "харвестера".
   ...Что заставило меня сделать то, что я  сделал?  В  последний  момент  я
перечеркнул весь свой никудышный план (слишком громко сказано), не доходя до
зоны прямой видимости, отвернул  от  Переходника  и  пошёл  назад  к  своему
звездолёту. Подойдя к "Классическому капризу", сделал  то,  что  нужно  было
сделать, как только я покинул "Платинум сити". Я ввёл  в  Мозг  "харвестера"
координаты одного из  наших  форпостов  в  Млечном  Пути,  а  также  минимум
информации об "эгах" и  об  их  особой  опасности  и  отправил  грузовик.  Я
протаскал "харвестер" с собой, как древние кочевники - второго,  "заводного"
коня, но так и не решился воспользоваться им...
   Чего я испугался? Не знаю. Может быть, давило на психику яйцо, лежавшее в
грузовом отсеке, или сыграло роль то, что я не  любил  шумных  эскапад...  В
общем, "харвестер" я отпустил, и он ушел, ушел безвозвратно.  Он  прошлепает
до форпоста долго, и может получиться так, что я вернусь  на  Землю  раньше,
чем наши бравые перехватчики оприходуют его...
   Итак, я возвратился. Возвращаться в начале пути - нехорошая  примета,  ну
да мне не привыкать к плохому. Снова короткие сборы, недолгое раздумье  -  и
через полчаса я на штатном сёрфе отвалил от борта  "Классического  каприза".
На этот раз я оставался один на один с открытым космосом гораздо дольше, чем
тогда, когда "плыл" к "Платинум сити", так как "шевроле" дрейфовал  довольно
далеко от Переходника. Космос здесь выглядел более уютно, чем в окрестностях
"Платинум сити": все-таки я находился не в межгалактическом пространстве,  а
в галактике Маффей 2, и звёзд на небе хватало.
   Поневоле мысли вращались вокруг Переходника, вокруг  межпространственного
тоннеля. У меня не хватало подготовки, чтобы вообразить технические тонкости
устройства  "форточки"  в  чуждую  нам  расширяющуюся  Вселенную.   Понятия,
которыми с лёгкостью оперировал  Казимир,  я  пытался  перевести  в  простые
предметные аналогии, привлекая на помощь своё убогое воображение.
   Вдруг  мне  пришло  в  голову,  что  Переходник  -  это  блеф,  розыгрыш,
мистификация. У любого тоннеля есть два конца,  и  каждый  из  них  содержит
массу различного оборудования, приборов и прочего. Взять хотя бы тоннель под
Ла-Маншем, упомянутый в качестве банального  примера  в  разговоре  со  мной
Эдвином Хабблом. Ясно и фаллоусу, что свой конец обустраивали  англичане,  а
французы, естественно, свой. Мысль тривиальная, пошлая, мелкая. Именно такая
она и есть. Если говорить и рассуждать о тоннеле под Ла-Маншем. А  вот  если
представить тоннель из нашей, сжимающейся Вселенной, в их, расширяющуюся, то
поневоле задаёшься вопросом: а кто же оформил другой конец тоннеля? Ведь там
нет ни англичан, ни французов. Правда, если верить Вилеру,  то  есть  там  и
англичане и  французы,  только  немножечко  не  такие,  как  у  нас.  (Я  бы
предпочел, чтоб этим делом занимались тамошние  англичане).  Пусть  так.  Но
откуда им знать, что в данном месте в данное время профессор Дёрти  собрался
осчастливить обе Вселенные? Пока тоннеля нет, им об этом не сообщить,  а  не
сообщив, не "построишь" тоннеля. Вот так. Я логически доказал  невозможность
осуществления пространственной связи с иным Миром. Я даже  вспотел,  осознав
свое "открытие". Куда же ты идешь тогда, бродяга, что ожидаешь  встретить  у
чёрта на рогах в таком случае?..
   Так... Моей  фантазии  явно  не  хватало,  чтобы  построить  двусторонний
тоннель. Тогда я попытался взять  реванш,  представив  в  наглядных  образах
действие эффекта Казимира, примененного для  предотвращения  гравитационного
схлопывания строящегося тоннеля. Это мне  удавалось  гораздо  лучше,  как  я
самонадеянно  полагал.  По  словам  Казимира,  между  двумя   металлическими
пластинами  происходит  понижение  энергии  вакуума.  Я  вообразил  сосуд  с
жидкостью, например, с водой, в  которую  вертикально  опущены  параллельные
металлические  пластины.  Поверхностное  натяжение  воды  здесь   моделирует
упругость вакуума.  При  определённом  расстоянии  между  пластинами  мениск
располагается ниже уровня жидкости, что хорошо  заметно  даже  невооружённым
глазом. При уменьшении зазора между пластинами мениск опускается всё ниже  и
ниже. Ещё нагляднее использовать для  подобного  опыта  капиллярную  трубку.
Чтобы поднять мениск в  трубке  до  уровня  жидкости  в  сосуде,  необходимо
приложить к жидкости дополнительное  давление.  Здесь  избыточное  давление,
прикладываемое к жидкости,  играет  роль  гравитационной  энергии  коллапса,
"схлопывания" тоннеля. Её компенсирует отрицательная энергия вакуума, в этом
простеньком опыте иллюстрируемая разностью уровней жидкости  в  сосуде  и  в
капиллярной трубке. Трудно,  но  в  принципе  возможно  вообразить  действие
эффекта Казимира  в  вакууме,  окружённом  сферой  из  металла  с  идеальной
проводимостью...
   Гораздо  хуже  я  представлял  процесс   "растаскивания"   образовавшейся
первоначальной воронки до макроразмеров. Ведь как  только  расстояние  между
пластинами (диаметр сферы) начнёт увеличиваться, сразу же  начнут  снижаться
компенсаторные  способности  вакуума.  Неразрешимое  противоречие.  Что  же,
тоннель обречен оставаться исчезающе  малой,  неизмеримо  тонкой  трубочкой,
совершенно непригодной для  переброски  макротел?  Удовлетворение  от  такой
практической реализации межпространственного тоннеля должно  быть  столь  же
незначительным, сколь незначителен, ничтожен диаметр этой трубочки...
   25
   Я задремал, а когда очнулся,  не  поверил  своим  глазам:  впереди,  чуть
светлее черноты  космоса,  едва  различимо  поблёскивало  отражённым  светом
тусклых  звёзд  грандиозное  сооружение.  По   мере   приближения   к   нему
вырисовывались, выявлялись отдельные  детали  апокалиптической  конструкции.
Больше всего Переходник смахивал на чудовище, явившееся результатом любовной
связи  между  круглой  морской  миной  и  морским  же  организмом  из   типа
простейших, подкласса лучевиков  (радиолярий)  -  HEXANCISTRA  QUADRICUSPIS.
Огромный,  в  несколько  миль  диаметром,  шар  ощетинился  во  все  стороны
пальцеобразными отростками, вызывающими ассоциации с "усами"  -  удлиненными
цилиндрическими гальваноударными колпаками морской мины. В то  же  время  он
смотрелся, как скелет лучевика - кремневый скелет из вложенных друг в  друга
решётчатых шаров, соединённых радиальными иглами с разветвлениями на  концах
- энергоприёмниками.  Сложный  орнамент  системы  стабилизации,  содержавший
повторяющиеся  пяти-  и  шестиугольные  элементы,  словно   сетью   опутывал
шарообразное тело Переходника, еще больше  подчеркивая  сходство  с  ажурным
скелетом радиолярии.
   Я прикидывал, где лучше ошвартовать сёрф, на ходу  вспоминая  особенности
устройства  подобных  межзвёздных   объектов.   Казимир   рассказывал,   что
конструкция   Переходника   содержит   достаточно   много   типовых,   давно
разработанных и проверенных элементов, какие часто используются при  монтаже
космических комплексов. Поэтому мое внимание привлекла одна из длиннющих игл
энергоприёмника, об устройстве которого я кое-что знал. Я  направил  к  нему
сёрф самым что  ни  на  есть  черепашьим  ходом.  То,  что  виделось  издали
конической острой сосулькой или иглой,  оказалось  колоссальным  сооружением
длиной в несколько сот ярдов и в десятки футов толщиной.  Четырёхлепестковая
"лилия"  венчала  иглу.  Этот   полураскрытый   бутон   улавливал   энергию,
передаваемую с обращавшихся вокруг  чёрной  дыры  энергетических  спутников,
принцип работы которых в общих чертах описал мне Казимир  Чаплински.  Как-то
неуютно и нехорошо становилось мне, и я объяснял это тем, что тот  небольшой
сектор  пространства,  где  я  сейчас   находился,   пребывал   под   мощным
воздействием двух удивительных объектов: чёрной дыры и Переходника.
   Соваться в лепестки энергоприёмника - верная смерть, да через  них  и  не
проникнешь внутрь комплекса. Я медленно скользил на сёрфе  вдоль  конической
иглы по направлению к центру шара, высматривая люк, служащий  для  выхода  в
открытый космос с целью проведения  техобслуживания.  Постепенно  гигантская
сосулька утолщалась, и вот перед  самым  рифлёным  поясом,  словно  перстень
надетым  на  чудовищный  "чёртов  палец"   и   обозначавшим   границу   зоны
искусственной тяжести и невесомости, я, наконец, заметил  такую  необходимую
мне мышиную норку. Аккуратно подведя легкий сёрф к телу иглы  и  принайтовив
его тросиком к  торчавшим  повсюду  рымам  и  скобам,  достал  универсальную
электронную отмычку и попытался открыть люк. Пришлось повозиться  с  ним,  и
только  через  четверть  часа  я  отомкнул  замок  и  вплыл   в   неожиданно
вместительный шлюз. Отшлюзовавшись, проник внутрь и откинул забрало скафа.
   Здесь, внутри сосульки, свирепствовали мощные  электромагнитные  поля,  и
меня неприятно беспокоил тот факт, что может не выдержать защита моих часов,
флэйминга и лэнгвиджа. До начала зоны с искусственной  тяжестью  было  рукой
подать. Достигнув её, с облегчением стащил скаф, пристроил его на хранение в
какой-то нише, предварительно опустошив карманы, и остался в  привычной  мне
экипировке, которую  на  сей  раз  скрывал  форменный  комбинезон  дёртиков,
позаимствованный  мною  в  личном  рундуке  нехорошего  человека   Крэйфиша,
которого я привел  к  полному  финишу  в  "харвестере".  Наивный,  никчемный
маскарад, но я не брезговал ничем.  Еще  одна  предосторожность:  на  всякий
случай включил лэнгвидж  на  запись  маршрута,  которым  проследую  в  центр
Переходника. Это не база дёртиков на Паппетстринге - в  этом  огромном,  как
город, чреве ориентироваться будет трудно. Здесь и не "остров  отдыха",  где
масса указателей, автоматическое адресование и прочее,  предназначенное  для
плохо  осведомлённых  временных  гостей,  а  чисто  техническое  сооружение,
рассчитанное на постоянный персонал, ко всему прочему  еще  и  секретное,  и
незаконное. На "Платинум сити" и без указателей заблудиться ещё надо суметь:
все здания его на  виду,  пространство  открыто.  А  тут,  в  лабиринтах,  в
бесчисленных  цилиндрических  переходах,  галереях   и   коридорах,   словно
прогрызенных червем в этом "яблочке с бочком", требуется  нить  Ариадны.  И,
как все дороги ведут в Рим, так и эти "червоточины" должны  вывести  меня  к
главной "червоточине" - прогрызенному натренированными на  грызении  гранита
науки зубами профессора  Дёрти  тоннелю  в  Ужасное  Великое  Нечто.  Нечто,
оказавшееся расширяющейся Вселенной, такой,  какой  когда-то  была  и  наша,
родная нам Вселенная...
   Я  начал  спуск  в  преисподнюю,  с  некоторым  удовлетворением   отмечая
неуловимое сходство внутренности иглы с башней  "Гарлэнд  боллз",  хотя  они
имели совершенно разные функции. Тут центральная часть  была  занята  жгутом
энерговодов,  изолированным  от  стенок  центрального  ствола   специальными
муфтами чудовищных  размеров  со  множеством  радиаторов  охлаждения.  Таким
образом,  места  для  столь  понравившейся  мне  в  башне  "Гарлэнд   боллз"
романтической "стремянки" не осталось. Но  бездислокационный  металл  широко
использовался и здесь, и во всем чувствовался тот же  самый  конструкторский
почерк, пусть даже и машинный.
   Не решаясь воспользоваться  лифтом,  чтобы  не  делать  лишнего  шума,  я
неторопливо продвигался  "вниз"  (низом  теперь,  в  условиях  искусственной
тяжести был геометрический центр Переходника).  Скудная  надпись  подсказала
мне, что я миновал оболочку наружного шара.
   Как только представилась возможность, я  поспешил  убраться  подальше  от
энерговодов. Миновав несколько концентричных многослойных  стволов-оболочек,
вышел на внешнюю по отношению к игле галерею. Прилепившись к  цилиндрической
поверхности  иглы,  она  вела  во  внутренний  решётчатый  шар,  перемежаясь
бесчисленными  переходами  и  мостиками.  Этот  внутренний  шар,  будучи   в
несколько раз меньше  первого,  располагался  концентрично  наружной  сфере,
словно проткнутый со всех сторон вязальными спицами пальцеобразных отростков
и игл мохнатый шерстяной клубок.  Я  понял,  что  роль  несущей  конструкции
выполняла внешняя сфера, а малый шар как бы висел внутри нее на "спицах". Но
внутренний решётчатый шар отнюдь не являлся сферой-заглушкой  из  металла  с
идеальной проводимостью: заглушка скрывалась внутри него.
   Вектор силы тяжести сразу за оболочкой наружной сферы поменялся и,  начав
движение по галерее, я почувствовал себя легко и свободно, как будто  ступал
по горизонтальной поверхности. Пересекая огромное пространство между внешней
сферой и малым шаром, наконец увидел первого  живого  человека,  если  можно
назвать человеком дёртика: он шёл по мостику, висевшему ниже и  проходившему
перпендикулярно галерее, по которой двигался я. Расстояние между  нами  было
довольно приличным и я, не смущаясь, уверенно шагал  вперед.  Мы  посмотрели
друг на друга, легонько кивнули головами,  и  он  продолжил  путь  по  своим
делам, а я - по своим. Вскоре мне попались на глаза еще несколько  дёртиков,
поодиночке и небольшими, в два-три  человека,  группками,  перемещавшихся  в
разных направлениях по  галереям  и  мостикам.  Мне  надоело  напрягаться  и
внутренне подбираться при каждой такой встрече  и  я  перестал  обращать  на
дёртиков внимание. Они, по-моему, тоже не интересовались мной. Но я понимал,
что такая индифферентность с их стороны ко мне объяснялась тем, что пока  мы
находились  в  третьестепенных  помещениях  Переходника.   Однако   маскарад
работал, и это мне нравилось.
   Так  я  достиг  малого  шара.  Пронизывая  его  оболочку  насквозь,  игла
энерговода уходила ещё дальше вглубь. Тут я понял,  что  несколько  ошибался
насчет конструкции Переходника. На самом деле внутренний  шар,  связанный  с
внешним трубчатыми каркасами пальцеобразных отростков и игл, составлял с ним
единое целое, образуя жёсткую пространственную конструкцию.
   Галерея прервалась, дальше шла глухая заделка  стенок  иглы  с  оболочкой
внутреннего шара. Все правильно, ведь  уже  недалеко  энергопотребитель.  По
боковой лестнице я спустился с галереи  и  стал  пробираться  по  лабиринтам
коридоров  внутри  оболочки  полого  малого  шара.  Вся  она   была   занята
многочисленными служебными, жилыми, вспомогательными и другими  помещениями.
Дёртики попадались всё чаще, но  я  нагло  игнорировал  мимолетные  взгляды,
бросаемые в мою сторону, и с умным видом продолжал блуждать по коридорам, не
решаясь спросить у кого-нибудь из "местных" дорогу.
   Минут через двадцать я вышел к овальной стенке ближайшего цилиндрического
пальцеобразного отростка, который, как и  игла  энерговода,  вёл  к  центру.
Отыскал люк, отомкнул его и очутился в гигантской трубе, где коммуникации  и
оборудование плотно облепили стены, но не выступали далеко  от  них  и  были
огорожены по всей длине  трубы  концентричной  крупноячеистой  сеткой.  Лишь
огромные подпружиненные габариты - усы и роликовые ограничители -  выступали
за сетку. Я догадался, что попал в  своего  рода  транспортный  тоннель  для
грузовых звездолётов, тех самых "харвестеров", что должны подаваться по нему
под  разгрузку  элементов  сферы,  изготовленных  из  металла  с   идеальной
проводимостью, и под погрузку "эгов" - яиц с консервированным пространством.
Я вернулся в коридор, задраил люк и стал искать другой "палец": пока мне  не
нужен грузовой лаз, а нужен ход к аппаратным и  приборным  отсекам,  которые
непременно должны находиться рядом со сферой-заглушкой.
   Мне   повезло:   в   следующем   "пальце"   оказалось   сразу   несколько
"пассажирских", пешеходных коридоров. Но скоро радость омрачилась неприятным
открытием: в конце каждого из них у входа за  границу  оболочки  внутреннего
полого шара дежурили  по  четыре  дёртика.  Я  заметил,  как  пару  раз  они
потребовали личные кодированные карточки у тех, кто хотел  пройти  в  двери.
Все это я пронаблюдал, не привлекая к себе особого внимания. Так. На  прорыв
идти рановато, пошуметь еще успеем. Пришлось вернуться в  тоннель  и  топать
прямо по сетке. Прогулка затянулась. Я дошёл до  самого  конца  и  упёрся  в
громадный торцовый люк, перекрывающий трубу. Нечего было  и  думать  открыть
его: осмотрев всё кругом, я понял, что входы электронных замков и аппаратура
управления приводами люка находятся изнутри. Ну  и  хорошо.  Открывая  такую
большую "дверку", произвел бы ещё больший шум.
   Чертыхаясь,  вернулся  немного  назад  и,  как  мелкий  воришка,  взломал
банальный  висячий  замок,  запиравший  изнутри  сетки   вход   к   каким-то
усилителям, понизителям или трансформаторам. Пролез за  сетку  и,  методично
осматривая стены, после многих трудов  обнаружил  едва  заметный  лючок.  Не
может же он выходить в полость внутреннего шара, размышлял  я,  ковыряясь  с
запорами. Он находится довольно далеко от его оболочки и в то же время почти
рядом от громадного люка в грузовой терминал, который явно должен  примыкать
к сфере-заглушке. А это значит, что я нахожусь сейчас на уровне аппаратных и
приборных отсеков Переходника, совсем  близко  от  его  святая  святых.  Еще
несколько минут, посвященных слесарному делу и, пролезши в  люк,  я  увидел,
что попал в  технический  или  ремонтный  отсек.  В  правой  торцевой  стене
длинного помещения имелась пара больших корабельного типа иллюминаторов, а у
левой я заметил нечто вроде нарамника перископа или триплекса, встроенного в
переборку полукруглого эркера. Подбежал сперва к иллюминатору и, не открывая
его, припал лицом к толстенному стеклу.
   Вот  оно  что!  Оказывается  я  находился  уже   в   третьем   по   счёту
концентрическом шаре  и  наблюдал  из  иллюминатора  внутреннюю  поверхность
полого решетчатого шара, который я вначале определял для  себя  как  "малый"
или "внутренний". Сколько  же  их,  этих  вложенных  друг  в  друга,  словно
матрешки, полых шаров окружают сферу-заглушку, прикрывающую входную  воронку
таинственного межпространственного тоннеля?
   Перешел к противоположной стене и приник к нарамнику триплекса.  И  сразу
понял, что передо мной крутой бок сферы-заглушки.  Она  была  составлена  из
хитроумно сочлененных  элементов,  чем-то  напоминавших  пластины  старинных
переменных конденсаторов.  Минуты  через  полторы  я  догадался,  что  такая
конструкция позволяла заглушке сжиматься и "разбухать",  сохраняя  идеальную
сферическую форму. Я  утвердился  в  своем  предположении  после  того,  как
повернув триплекс вправо, разглядел мощный  телескопический  шток,  к  концу
которого крепился один из многих пространственных  секторов  сферы-заглушки.
Поворачивая триплекс, увидел и другой шток, и третий.  Их  оси  совпадали  с
осями цилиндрических пальцеобразных отростков, выступавших над  поверхностью
внешнего решётчатого шара. Я уже собирался оставить  наблюдение  и  поискать
дорогу  в  аппаратные  и,  может  быть,  внутрь  заглушки.  Но  что-то  меня
задержало, как и тогда, в мрачном бункере на Паппетсринге, когда я собирался
уходить через воздуховод. Я не оторвался от триплекса,  а  словно  повинуясь
чьему-то властному приказу, навёл его на ближайший телескопический шток и  с
полминуты внимательно наблюдал за ним.

   Бог мой! Соединённое со сферой-заглушкой первое колено  штока  двигалось,
еле-еле заметно, но двигалось, перемещалось, постепенно  вползая  в  другое,
большего диаметра. Как завороженный, следил  я  за  перемещением  штока,  за
неотвратимо   распухающей,   как    колобок    на    дьявольских    дрожжах,
сферой-заглушкой, и вдруг, так же как в лесу Паппетстринга, как  в  бункере,
как в африканском павильоне у Казимира, тошнотворная волна  обволокла  меня,
мерзкий  саспенс  сковал  мои  члены,  рвотные  спазмы  начали  выворачивать
желудок, а в позвоночник словно ударила молния. Я отпрянул от  триплекса  и,
шатаясь как пьяный, отступил от эркера вглубь помещения.
   Мне полегчало, но пришло ощущение, будто я куда-то  не  успеваю,  куда-то
опаздываю. Быстро пересёк комнату и вышел в коридор, все время  загибавшийся
влево. Правая его стена была почти голой, лишь  иногда  попадались  круглые,
типа морских  корабельных,  задраенные  иллюминаторы.  Беспричинная  тревога
подгоняла меня вперёд, неведомо куда.
   Я  вломился  в  первую  попавшуюся  на  левой  стороне  коридора   дверь,
приготовившись начать разговоры на языке пуль, но за нею не  было  ни  одной
живой души. Помещение оказалось холодильником,  и  здесь  обретались  только
мертвые души. Какой-то  садист  подвесил  на  специальных  тросах  множество
человеческих трупов. Они висели на разной высоте, в два  яруса,  в  порядке,
который можно было назвать шахматным, висели так плотно, что мне снова стало
нехорошо. Я тупо  взирал  на  жуткий  "мортуарий";  синюшные,  как  у  плохо
откормленных, дистрофичных бройлеров, ноги подвешенных почти касались  моего
лица.
   Внезапно некая чушь всплыла в памяти. Мне вспомнился автомобильный завод,
куда я как-то попал на экскурсию.  И  там,  в  производственных  помещениях,
какой-то умник похвалялся,  что  придумал  остроумную  штучку  для  экономии
заводских площадей. Она заключалась в том, что  одежда  рабочих  закрывалась
целлофановыми или полиэтиленовыми чехлами, а затем на тросах  поднималась  к
потолку. Шкафы для одежды, таким  образом,  становились  ненужными,  площадь
цеха использовалась более эффективно. Похоже, что здешний умник дал  бы  сто
очков вперед тому, с автозавода.
   Холодильник казался не очень большим.  Он  тянулся  в  длину  параллельно
коридору, и я прошел его насквозь почти весь, ежась  от  холода  и  созерцая
шапки  инея  на  толстенных  коллекторах,  как  вдруг  дверь,  к  которой  я
направлялся, отворилась. Я застыл  на  полушаге,  а  в  холодильную  камеру,
кряхтя, медленно вступил дёртик  в  типичном  форменном  комбинезоне,  но  в
странном головном уборе, напоминавшем клобук монаха.
   Как лавровый венок шею кумира  или  хомут  шею  раба,  его  шею  обвивала
мёртвая женщина. Скорее все же  как  хомут,  потому  что  запястья  красивых
женских  рук  были  притянуты  многослойными  ременными  вязками  к  коленям
безвольно свисавших вниз длинных точёных ног покойницы,  и  вязки  непонятно
почему напомнили мне перевязь  лошадиного  хомута.  Великолепные  золотистые
распущенные волосы женщины закрывали лицо и почти доставали до пола.
   Дёртик увидел меня, что-то буркнул, свалил свою ношу прямо на пол  и,  не
обращая на меня внимания, стал деловито готовить мёртвое тело к подъему.
   Бог  мой!  У  меня  все  поплыло  перед  глазами.  В   распростёртой   на
заиндевевшем нечистом полу женщине я узнал Риту Холдмитайт.
   26
   Словно в бреду, на ватных ногах подошел я к дёртику, ни говоря  ни  слова
приподнял его с колен за воротник, разжал гнусную липкую  ладонь,  державшую
крюк, отстранил его, и крюк лег боком на пол, болтаясь на тросе.
   Секунды три я смотрел в тухлые глаза этой чёрномундирной  скотины,  потом
сдёрнул с него клобук и просто убил его, не привел к полному финишу, а убил,
убил, убил одним молниеносным ударом так, что он умер, ещё не успев  рухнуть
на пол.
   Я наклонился к Рите и разглядел жуткие кровоподтёки на лице и на теле. Но
нет, её не били, просто она вернулась "оттуда". Как это пришло мне в голову?
Я просто это знал, и всё. Её постигла та же участь, что и первых  кукол,  на
которых отрабатывалась переброска живых существ через  тоннель.  Да,  но  те
погибшие куклы давно сожжены,  а  тоннель,  по  словам  Казимира,  действует
нормально. А кто тогда эти несчастные? Не могут же их хранить тут  по  году,
по два?.. И я, наконец, понял, догадался, в  чём  дело.  Подтверждалась  моя
дилетантская гипотеза насчёт  отрицательной  обратной  связи,  заложенной  в
устройство матушки Вселенной. Об этой гипотезе  я  попытался  намекнуть  при
расставании Казимиру, но он пропустил мои слова мимо ушей...
   Что-то нужно было сделать сначала, прежде чем идти дальше. Осмотрев  весь
холодильник, я обнаружил пару низких то ли топчанов, то ли поддонов и уложил
на один из них Риту Холдмитайт, предварительно разрезав и  распустив  вязки.
Чёрномундирного отволок с прохода в тёмный угол и оставил лежать  там  прямо
на полу.
   Неслышно шмыгнув в дверь,  через  которую  входил  в  холодильную  камеру
дёртик, попал в  мрачную  подсобку,  заставленную  всяким  хламом.  До  меня
донеслись приглушённые голоса и какая-то возня. Сжимая в руке "спиттлер",  я
подошёл к очередной двери в этой бесконечной кольцевой  анфиладе  помещений.
Прислушался и, выждав, сделал резкое движение, намереваясь как можно быстрее
распахнуть дверь. Но не рассчитал. Плотно пригнанная, с герметичным  стыком,
тяжёлая, она  поддалась  моему  натиску  неохотно,  и  это  на  пару  секунд
задержало меня, о чем через мгновенье я страшно пожалел.
   Взору моему явилась дикая картина. Посреди большой квадратной комнаты  на
фут от  пола  возвышался  деревянный  помост.  Толстенный  невысокий  чурбан
торчал, словно невыкорчеванный узловатый пень, в  его  середине.  Перед  ним
стоял  на  коленях  человек  в  черном  форменном  комбинезоне  дёртика,   с
деревянной колодкой на шее, с телом, опутанным колючей проволокой.  Передние
поверхности бёдер человека касались бока жуткого чурбана, а  руки  покоились
на почерневшем, заляпанном  бурыми  пятнами  крови,  его  торце.  Обращённые
ладонями друг к другу руки дёртика  были  намертво  перетянуты  в  запястьях
ремнями, а от этой ременной мотни отходили  две  засаленные  верёвки,  концы
которых прикреплялись к ржавому стальному кольцу,  выступавшему  из  гнилого
настила. Верёвки не позволяли стоявшему  на  коленях  несчастному  подтянуть
руки к себе, прижать их к груди. Но он инстинктивно  старался  убрать  их  с
торца чурбана, всё время натягивая верёвки. Выше локтей руки человека  также
стягивались вязками, не давая сгибаться им в  локтях  и  обеспечивая,  таким
образом, почти  параллельное  положение  предплечий.  Плоские  металлические
откидные скобы притягивали каждую ногу  к  полу  в  двух  местах:  в  районе
лодыжки и под коленкой. Изо всех сил  вцепившись  в  обрывки  ржавых  цепей,
закреплённых с обеих сторон колодки, двое расхлюстанных, с красными мордами,
явно захмелевших головорезов, пьяно упираясь ногами в деревянный настил,  не
давали приговоренному к казни отклонить корпус ни вправо, ни влево. Ещё трое
чёрномундирных  скотов,  дымя  сигаретами,  сидели  за  низким  и   крепким,
уставленным бутылками и снедью  столом  в  глубине  комнаты.  А  на  помосте
полуобнаженный палач, широко  расставив  чуть  согнутые  в  коленях  кривые,
толстые и короткие ноги, занёс над головой массивный, с широченным  лезвием,
топор.  Грязная,  расползающаяся  набедренная  повязка  из  тяжелой  материи
окаймляла  заплывшее  салом,  выдававшееся  вперед  круглое  пузо,  тяжёлыми
складками нависали с боков  зажиревшие  косые  мышцы  живота,  а  потерявшие
достойную мужчины форму  дряблые  грудные  мышцы  стекали  на  бочкообразный
живот.
   Плотный и низенький, крепкий, как дубовый  пенек,  палач  начал  опускать
тяжёлый топор как раз в тот момент, когда я, наконец, справился с  массивной
дверью. Всю представшую передо мной сцену я охватил  за  долю  секунды,  она
врезалась мне  в  глаза  будто  освещённая  нестерпимо  яркой  и  неизмеримо
короткой вспышкой молнии. Может быть, в других обстоятельствах  я  сумел  бы
предотвратить удар топора,  мне  бы  хватило  на  это  того  малого  отрезка
времени, в течение которого он опускался. Я успел бы не только выбить  топор
из рук чудовищного мясника, но и привести его самого к полному финишу. Но  я
несколько растерялся, да ко  всему  прочему  ещё  не  отошёл  от  эпизода  в
холодильнике, испытывая острое чувство вины  от  того,  что  сгоряча  пришил
дёртика в клобуке.
   Миг - и стоящий на коленях человек лишился обеих рук ниже локтей.
   Что  же  помешало  мне  проявить  свою  нечеловеческую,  рабочего  ритма,
реакцию? Видимо, в подсознании у меня сидело, что, как и казненный в бункере
Чмырь, этот малый сам мог быть подлым убийцей и  гнусным  палачом,  и  я  не
отнёсся к нему  просто  как  к  человеку.  И  тотчас  был  наказан  за  свою
избирательную справедливость. Потому что вглядевшись в сразу посеревшее лицо
цинично изуродованного на моих глазах человека, проклял себя самым  страшным
проклятьем,  ибо  это  был...   Сингэлонг   Джанк!   Ещё   больше   отросшие
пепельно-серые волосы его наполовину разбавились непрошеной, преждевременной
сединой, но запавшие глаза великого скептика и  насмешника,  как  тогда,  на
плацу, смотрели зло и иронично.
   Тяжёлый стон разорвал нависшую на мгновение тишину немой  сцены,  и  этот
стон издал я. Потом я уже ничего не соображал...
   ...Когда я немного пришёл в себя, то увидел,  что  вся  полупьяная  свора
дерьмецов приведена мною к полному финишу и не обязательно только с  помощью
"спиттлера"...  После  этого  удивительное  спокойствие  снизошло  на  меня.
Сознание прояснилось, я действовал чётко, предельно  быстро  и  уверенно.  Я
освободил Джанка от колодки, от скоб и от колючей проволоки. Джанк  держался
молодцом. Он не терял сознания, не орал и даже не стонал. Я не сразу обратил
внимание на то, что во  время  всех  заученных,  доведенных  до  автоматизма
движений, которые совершал, оказывая ему необходимую  помощь,  он  стоял.  А
после того, как осознал факт, услужливая  память  прокрутила  перед  глазами
эпизод из детства, когда я впервые близко наблюдал только что  искалеченного
человека.
   Мы жили тогда в убогом северном городишке, и плохо освещённые  улицы  его
большую часть года покрывал снег, никогда не  убиравшийся.  Тёмными  зимними
вечерами мы, ватага сопливых мальчишек, пристрастились  цепляться  к  задним
бамперам автобусов. Катались без коньков: в них можно  было  поломать  ноги,
покалечиться, попав в выбоину кочковатой дороги  или  в  пространство  между
рельсами на железнодорожном переезде. Словно  рыбы-прилипалы,  сторожили  мы
однажды брюхатую акулу насквозь промёрзшего автобуса, когда мимо нас проехал
тяжёлый трактор с навесным бульдозером и с мощной  лебёдкой  позади  кабины.
Интереса он для нас не представлял по причине тихоходности,  да  и  тарахтел
слишком громко, смердя отработанной соляркой. Мы проводили его  насмешливыми
взглядами и улюлюканьем и удивились, что какой-то  обормот  примерно  нашего
возраста приклеился сзади  трактора.  До  сих  пор  не  понимаю,  зачем  ему
понадобилось кататься на этом гусеничном монстре? Присоединился бы  лучше  к
нам.

   Вдруг с головы у парнишки слетела шапка и откатилась к обочине прямо  нам
под ноги. Но он не спрыгнул за ней, что еще больше удивило нас. С  пустынной
улицы трактор съехал на заснеженный пустырь и растворился в темноте,  а  мы,
подобрав шапку, остались мёрзнуть под одиноким  фонарём,  продолжая  ожидать
автобус. Неожиданно отдаленный пронзительный крик донесся с пустыря и  сразу
оборвался. Нам сделалось страшно, мы пропустили  автобус  и  сгрудились  под
фонарём.
   Через некоторое время из темноты возник  парнишка  и  направился  в  нашу
сторону. Шел он медленно, а дойдя до нас, остановился  и  будничным  голосом
попросил вернуть шапку. Он стоял боком к нам  с  непокрытой  головой,  и  из
странно измятого, изжёванного пустого левого  рукава  его  пальтеца  свисали
какие-то лохмотья, да изредка капала кровь. Мы  нахлобучили  ему  на  голову
шапку, и  кто-то  предложил  помочь  ему  дойти  до  дома.  Но  он  спокойно
отказался, а мы, ошарашенные, с  судорожно  сжатыми  челюстями,  не  посмели
настаивать.
   Как стадо маленьких идиотов, мы остались стоять на месте, глядя,  как  он
медленно удаляется в тёмный переулок. Он жил где-то неподалёку,  и  один  из
нас даже знал его имя. Почему он не спрыгнул?  Наверное,  ему  уже  защемило
руку лебёдкой, когда он проезжал мимо  нас,  но  мальчишеское  самолюбие  не
позволило ему  попросить  помощи.  Парнишка  учился  в  нашей  школе,  и  на
следующий день мы узнали, что он самостоятельно  добрёл  до  дома,  вошёл  в
дверь, успел сказать, что ему отрезало  руку  и  только  после  всего  этого
рухнул на пол...
   В подобном же состоянии сейчас находился и Джанк, но сколько  продержится
он до того, как рухнет? Почти все содержимое своего медицинского подсумка  я
использовал на него. Выступая в роли врача, пыхтел,  как  наш  любимый  Эдди
Лоренс, когда он проводил массаж. Ну и дурак же я был в эти минуты! Забыл, с
кем имею дело. Джанк ведь не узнал  меня,  а  на  то,  что  какой-то  дёртик
оказывал ему помощь, ему было наплевать. Он же мог  меня,  забывшего  всякую
осторожность,  привести  к  полному  финишу  в  возможной  рукопашной   (ох,
нехороший каламбур!) схватке  одними  своими  ногами.  Но  великий  кудесник
рукопашного боя сам  догадался  кое  о  чём,  когда  увидел  полусферические
специальные  колпаки  из  нашего   департаментского   табельного   комплекта
медицинских средств, которые я напялил ему  на  сочившиеся  кровью  обрубки.
Презрительно    сощурясь,    со    своим    неповторимым,    "патентованным"
брезгливо-насмешливым выражением на лице он наблюдал за моими манипуляциями.
Лишь когда я стал освобождать от ремней и верёвок так и оставшиеся лежать на
широком торце чурбана отрубленные вместе с изрядной долей  предплечий  кисти
рук, чуть наигранная его спесь немного поубавилась.
   Я  вытащил  из  подсумка  и  расправил  специальный  баллон  из   мягкого
материала, аккуратно вложил в него руки Джанка, загерметизировал "пузырь"  и
произвел  с  торчавшими  снаружи  его  пупырчатыми   полосками   необходимые
действия.  Вскоре  внутренность  прозрачного  баллона   заполнилась   густым
бесцветным желе,  скрывшим  от  взоров  содержимое,  а  сам  баллон  немного
нагрелся. В общем, все это я проделал только  для  того,  чтобы  приободрить
Лжеджанка, придать ему уверенность (куда ж больше?). Эдди Лоренс отрастил бы
ему новые руки за пару месяцев, но  сначала  ещё  нужно  было  вернуться  на
Землю.
   Играть в молчанку больше  не  хотелось.  Мы  находились  на  Переходнике,
достигнув цели, и мы были пока одни, без свидетелей.
   -  Шилды-шивалды!  Мэтт,  ты  что,  не  узнаёшь  меня?  -  сказал  я,   с
удовольствием называя по имени своего товарища Мэттью Пепельного.
   - Шилды-шивалды! Дурацкий маскарад, - насмешливо ответил Мэтт, -  но  усы
не отклеились, держатся.
   - Ладно, поболтаем немного позже. Сейчас надо торопиться.
   - Куда, бродяга?
   - Хочу забежать в аппаратные, может быть, в Центральный Пост, если  здесь
есть такой.
   - Не спеши. Спешить теперь нужно только на  Землю.  Слушай,  что  я  тебе
скажу, Айвэн. Нам поставили задачу ликвидировать "прокол", прекратить утечку
пространства. Но сдаётся мне, бродяга, что ни я, ни ты,  хоть  ты  и  очень,
очень шустр, с ней не справились. Финита ля комедия. Подоспели, так сказать,
к шапочному разбору.
   - Это почему же, Мэтт? Что ты этим хочешь сказать? - со сладко замирающим
сердцем вкрадчиво спросил я, стараясь не спугнуть удачу: решалась, возможно,
судьба моей дилетантской теории.
   - Видишь ли, бродяга, тоннель барахлит. Барахлит - это еще мягко сказано.
Люди во время транспортировки снова стали умирать. - Увидев  вопрос  в  моих
глазах, Мэтт кивнул головой на дверь, - Сходи вон,  посмотри,  тут  недалеко
есть морозильник, весь  забитый  мёртвыми  куклами.  Кстати,  мне  тоже  там
готовили местечко... Опять,  как  и  в  самом  начале,  кукол  используют  в
контрольных прогонах. Ну, тогда всё было не отлажено, не отрегулировано,  не
настроено. Теперь уже давно другое дело. Но люди снова начали погибать.  Это
продолжается уже целую неделю. Да, а про "эги" ты слышал?
   - Слышал. И даже видел. И даже успел отправить один такой на наш  форпост
в Млечном Пути. Тот ещё подарочек.
   - Я вижу, ты  кое-что  всё-таки  успел,  любитель  мистификаций,  -  Мэтт
Пепельной намекал на разыгранный мною спектакль  с  собственной  смертью.  -
Последний "эг" отправили отсюда недели четыре назад, но "харвестер"  ещё  не
пришел, и пока неизвестно, доставлен ли груз по  назначению.  Значит,  ты  и
перехватил яйцо?
   - Значит, я.
   - Ну, ну. А я думаю, чего  это  дёртики  потихоньку  начали  разбегаться?
Теперь понятно: на них идоша Айвэн Фул. А если серьёзно, они бы  с  радостью
смылись из нашей  Вселенной,  но  путь  в  соседний  Мир  для  них,  простых
смертных, по-видимому, закрыт.  У  меня  создалось  такое  впечатление,  что
"форточка" скоро совсем захлопнется. Айвэн, на Переходнике  царит  настоящий
бардак. Из тех, кто  непосредственно  занят  эксплуатацией  и  обслуживанием
перебросочного оборудования, никто, по-моему, не понимает,  что  происходит.
Кое-кто грешит на разболтавшуюся дисциплину, непрофессионализм и халатность.
Но так было почти всегда, а тоннель работал нормально. Нет, бродяга,  думаю,
причина лежит гораздо глубже, - заключил, щуря злые глаза, Пепельной.
   - Согласен, победитель кукол. Я  ещё  давно  предположил,  что  включится
заложенная в  конструкцию  самой  Вселенной  отрицательная  обратная  связь,
которая возвратит все на круги своя, затянет рану, зарастит прокол.  Похоже,
она уже включилась. Но что это  за  связь,  каков  механизм  её  действия  -
неизвестно.
   - Да-а, - протянул Мэтт, - ещё раз убеждаюсь: ты зря  времени  не  терял.
Наверное, вместо "отмочки" в анабиозе опять глотал в пути  научно-популярное
чтиво. А насчет механизма пусть у тебя голова не болит. Мы представим отчеты
Шефу, а остальное - не наша забота. Я лично у высоколобых хлеб  отбивать  не
намерен. Да, - встрепенулся Пепельной, - самое ужасное, бродяга, что те, кто
перешёл по тонкому льду на  другой  берег,  после  того,  как  ледок  сильно
подтаял, вынуждены теперь остаться там  насовсем,  навсегда.  Или  вернуться
назад, но только мёртвыми.  Такой  вот  выбор.  С  ними  продолжается  обмен
информацией: слава Богу, пока неодушевлённые предметы  не  деформируются  до
неузнаваемости. Пока. Веришь, бродяга, некоторые всё равно бросаются в омут,
в бурные воды - идут на возврат, зная, что их ожидает смерть. Тут  проявился
жуткий психологический феномен: люди панически боятся пребывать в  положении
напрочь отрезанных от своей родной Вселенной, хотя в другом мире  им  ничего
не грозит, и жить они там смогут.
   - Ты знаешь, о чем я подумал,  Мэтт.  Наверное,  и  все  эти  "рыбаки  на
льдине" и я сам покинули бы наш несовершенный Мир, если бы знали,  что  есть
возможность вернуться назад. Может быть, они не возвратились бы никогда,  но
сама мысль о том, что  возвращение  возможно,  само  только  осознание  этой
невостребуемой, на грани иллюзии, возможности согревало  бы  им  душу...  Но
чёрт побери, Мэтт, получается, что  на  той  стороне  -  такой  же  огромный
Переходник. Трудно понять, как...
   - Совсем ты отупел, бродяга. Выверни свои карманы. Они у тебя,  бьюсь  об
заклад, набиты "таблетками" с эмбриомеханизмами. Пока ещё у штатских, да и у
этих чёрномундирных сволочей нет таких маленьких "таблеток",  которые  можно
было бы заглотить, а потом приветствовать их на выходе из прямой кишки. Но и
эмбрионов размером  с  футбольный  мяч  или  с  грейпфрут  на  первых  порах
оказалось вполне достаточно, чтобы "протолкнуть" их на ту сторону, а  там...
Или рассказать тебе принцип работы эмбриомеханизмов?
   Мы немного посмеялись, но я, вспомнив о Рите, спросил, оборвав смех:
   - Мэтт, а ты видел здесь, на Переходнике, белокурую женщину?
   - Ты о Рите Холдмитайт?
   - Да, о ней.
   - Кэс впервые привёз её сюда дней восемь назад, показал ей  Переходник  и
потом совершил с ней переход на ту сторону.  Тоннель  тогда  ещё  действовал
нормально. Потом его вызвали, и он ненадолго вернулся,  а  она  осталась  на
некоторое время там. Как только вернулся Кэс Чей, оттуда  перешли  еще  двое
дёртиков. И неудачно. Здесь приняли два трупа. Тогда-то и решили возобновить
контрольные прогоны с куклами, благо их всегда хватало. В общем, вернулись к
заведённому  Дёрти  обычаю  перед  каждым  переходом  дёртика   по   тоннелю
пропускать сначала куклу.
   - Понятно. Как у тиранов: сначала из тарелки с пищей или из чаши с  вином
должен попробовать любимый пёс, а еще лучше - нелюбимые приближённые.
   -  Вот,  вот,  бродяга.  Только  куклы  -  не  приближённые,   а   просто
заключённые, рабы.... Вскоре на том берегу началась  тихая  паника.  Рита  и
некоторые другие рвались назад, бомбардируя нас  оттуда  записками.  Дёртики
прекратили все переходы, и в ход пошли куклы. Ну, да я уже об этом  говорил.
Рита грозилась, что всё равно не останется там, пойдет на прорыв,  но  потом
заколебалась. Кто-то оказался отчаяннее и смелее её. Наверное,  она  до  сих
пор торчит на "диком бреге".
   - Мэтт, четверть часа назад я положил её труп на поддон  в  холодильнике,
не захотел, чтобы она висела, понимаешь?
   - Вот как... Значит, она все-таки попыталась. Как с  крыши  небоскрёба...
Мы могли висеть с  ней  рядом.  Эти  головорезы,  кажется,  раскусили  меня.
Оглушили и притащили сюда.  В  таком  вот  неприглядном  виде  хотели  потом
пропихнуть меня через тоннель, как куклу. Не как куклу, а просто - куклу,  -
поправился Мэтт.
   - В каком-то смысле все мы куклы.
   - Не в каком-то, а во всех, - весело отозвался он.
   - Но ты-то, Мэтт, особенная кукла. Первая из  всех,  удостоившаяся  чести
стать дёртиком.
   - И снова разжалованная в куклы.  Слушай,  Айвэн,  я  что-то  притомился.
Хочется соснуть.
   - О, прости. Я заболтал тебя. Потерпи, скоро вытащу тебя отсюда. Подскажи
сам, где можешь отсидеться, пока я поскребу по сусекам в аппаратных отсеках.
   - А ты как сюда попал, бродяга?
   - Через транспортную трубу для грузовых звездолётов. Вышел  через  отсек,
где в стенке прибор для наблюдения за сферой-заглушкой.
   - Ну и терминология у тебя;
   - Назад пойдём тем же путём, как думаешь? И что посоветуешь?
   - Спрячь меня в кладовке, примыкающей к тому отсеку. Да не ввязывайся  ты
в потасовки, не пыли... Жалеешь всех подряд, Гуттаперчевая душа?
   - Кто бы говорил о потасовках. Ну что, идём? По коридору, или...
   - Ты вот что, Айвэн, -  Мэтт  чувствовал  себя  неловко,  что  совсем  не
вязалось с ним. - Я вижу,  ты  собираешься  вывезти  отсюда  тело  Риты.  Не
обижайся, но не надо этого делать, бродяга.
   - Хорошо, Мэтт, не буду.
   - Пошли насквозь, - примирительно сказал Пепельной. - Если хочешь.
   Мы пересекли подсобку и вошли в холодильник. На Мэтта наползала  слабость
и сонливость, и я старательно поддерживал его. Он заметил поддон с  телом  и
сам подвёл меня к нему, на глазах слабея.
   В тине житейских волнений,
   В пошлости жизни людской,
   Ты, как спасающий гений,
   Тихо встаешь предо мной...
   Прощай, Рита.
   27
   В кладовке ремонтного отсека я уложил Мэттью Пепельного  на  гору  мягкой
рухляди и вмазал ему прямо через одежду пару уколов. Машинально  потащил  из
карманов вторые "спиттлер" и  флэйминг  из  скафандрового  комплекта,  чтобы
оставить их Мэтту для самообороны, но смущённо осёкся и украдкой взглянул на
него. Но он уже начинал клевать носом и ничего не заметил. Чёрт,  рассказать
ему про Кэса? Ладно, пусть пока вздремнёт, я его и так притомил.

   Оставив Мэтта, не стал возвращаться  через  отсеки,  а  пошёл  по  плавно
закруглявшемуся коридору. Центральный Пост мог оказаться на другом ярусе,  и
оставалось надеяться только на удачу. Держась все время начеку,  я  медленно
обходил по "экватору" сферическую оболочку, забитую приборными и аппаратными
отсеками.  Кроме  этого  здесь  имелись  и  другие  "параллели",   а   также
"меридианы".  Сферический  муравейник  был  почти  необитаем,  или,  скорее,
казался таким. Но я чувствовал присутствие дёртиков за плотно  прикрытыми  и
запертыми  дверями  отсеков.  Искусственный,  неживой   и   нежилой   воздух
комплекса, тем не менее, обильно насыщенный озоном, приятно бодрил.
   Неожиданно, как-то сразу, ступенчато, возрос уровень шума. Я  остановился
и прислушался.
   Из  дальних  коридоров  и  пересекающих  их  ярусов  донеслись  до   меня
отрывистые звуки команд, сменившиеся топотом ног и  шумом  невнятной  суеты.
Хлопнуло несколько дверей, и через минуту ровное негромкое гудение наполнило
помещения, но все равно опять стало тише. Продолжив свой обход, я  дошёл  до
двери с табличкой "НП"  и  двузначным  номером  на  ней.  Возможно,  за  ней
находился наблюдательный пункт, а двузначное число обозначало номер яруса  и
номер собственно наблюдательного пункта.
   Собираясь  применить  отмычку,  вдруг  услышал  приближающиеся   шаги   и
негромкое  периодическое  поскрипывание.  Отпрянув  от  двери,  затаился  за
выступом внутренней  стены  коридора,  скрывавшем  различные  энергетические
магистрали.
   Из-за  поворота  вышел  дёртик,   толкавший   перед   собой   двухярусный
передвижной столик, уставленный напитками и  тарелками  с  бутербродами.  Он
остановился у двери с надписью "НП", покопался с шифрзамком.  Не  успел  ещё
запеть  сигнал,  извещавший  об   открытии   замка,   как   я   подлетел   к
чёрномундирному стюарду, оглушил его рукояткой "спиттлера", в мгновение  ока
залепил ему рот липкой лентой и, открыв подвернувшийся кстати иллюминатор во
внешней стене коридора, переправил дёртика за  борт.  Спрятав  пистолет  под
мышку, схватил наугад кофейник, поставил пустую фарфоровую кружку на тарелку
с горкой сандвичей. Сделав короткий вдох, потянул ручку двери на себя и  без
стука и без звука нагло шагнул внутрь, держа кофейник  и  тарелку  в  манере
официантов ресторана "Клоуд Найн" отеля "Сэвой  Траффл",  что  на  "Платинум
сити".
   Располагавшийся почти спиной ко мне в специальном рабочем  кресле  дёртик
даже не обернулся, лишь слегка выпрямился и приподнял голову.
   - Поставь кофе пока там, на панель, - раздраженно буркнул он. - Помолчи и
не мельтеши.
   О, с кофе угадал! Я и не думал мельтешить. Тихонько, без  стука  водрузил
кофейник и тарелку на место и, как  и  сидевший  перед  огромным  П-образным
пультом оператор, вперил глаза в большой экран, находившийся перед ним.
   Не отрывая глаз от экрана, дёртик не глядя передвинул несколько рычажков,
перещёлкнул  парой  тумблеров.  Я  слышал,  как  он  напряжённо  сопел.   На
включённом  экране  еле-еле   просматривались   сквозь   темноту   размытые,
неконтрастные контуры человеческой фигуры и элементы каких-то конструкций.
   Внезапно яркий свет залил  весь  экран.  Но  интенсивность  света  быстро
упала, и установилась  необычайной  чёткости  цветная  картинка.  На  экране
возник ромб, как бы опиравшийся на невидимую плоскость одной из своих вершин
так, что большая диагональ его располагалась строго вертикально. Поначалу  я
посчитал его эллипсом. Но нет, все-таки это был  ромб,  но  со  скруглёнными
четкими радиусами всеми четырьмя вершинами.
   Внутри ромба стоял человек в чёрном, но совершенно не похожем на униформу
дёртиков, комбинезоне. Ног его ниже колен не было видно. Начиная с  середины
бёдер низ человека словно трансформировался в фиолетовый язык пламени, своим
острым концом достававший почти до нижней вершины  ромба.  Не  вырываясь  за
границы ромба, изнутри его, как  мистическую  колбу  алхимика  или  колдуна,
заполнял свет, ярко-голубой внизу и канареечно-жёлтый в верхней части.  Рост
человека был почти в точности равен высоте  стоявшего,  как  волчок,  ромба.
Комбинезон  ладно  сидел  на  нем.  Некоторые   детали   отделки   придавали
асимметричный  вид  необычной  одежде,  но  это  не  уродовало   костюм,   а
подчёркивало элегантность чёрного одеяния. Из-под отстёгивающегося погончика
на левом плече сбегала наискось к поясу серебристая застёжка-молния. В месте
её пересечения с поясным, под цвет комбинезона, ремнём, к нему прикреплялась
плоская  прямоугольная  коробочка  из  серебристо-голубого  металла,  именно
коробочка, а не пряжка. Молния, пройдя  под  ремнём,  терялась  в  паху.  На
правом плече погончик отсутствовал, а  из-за  спины  на  грудь  через  плечо
перехлёстывалась лямка, тоже под цвет комбинезона, крепившаяся спереди  ниже
груди голубой пряжкой в форме перевёрнутых воротец  со  срезанными  крупными
фасками на перекладине. Выше пряжки к лямке прикреплялась  коробочка,  такая
же, как и на поясе.  Две  параллельные  горизонтальные  молнии  под  пряжкой
доходили  до  осевой  линии  туловища.  Справа  на  брюках  имелся   карман,
застёгнутый на вертикальную молнию. Левый карман брюк, сильно  смещенный  на
бок, имел  горизонтальную  пройму,  в  которую  нырял  отходивший  от  пояса
вертикальный ремень, возможно, соединявшийся с пистолетом или флэймингом.
   Голова человека была скрыта яйцевидным  шлемом  из  непрозрачного  белого
материала с неожиданно странной фактурой  яичной  же  скорлупы.  Он  казался
цельным и неразъёмным, и вертикальная грань, как бы рассекавшая яйцо на  две
половинки,  представлялась  не  линией  разъема,   не   стыком,   а   просто
скульптурной линией. Несмотря на  непрозрачность  шлема,  всю  его  переднюю
часть закрывали дополнительно мощные  тёмные  светофильтры.  Они  напоминали
прямоугольные, загнутые полукругом щиты древнеримских  легионеров.  Передние
вертикальные  их  кромки  шли  параллельно  скульптурной  линии   шлема,   и
расстояние между кромками не превышало четверти дюйма. Нижние  располагались
примерно на уровне предполагаемого подбородка, а верхние - чуть  выше  линии
предполагаемых бровей. Верхние  кромки,  впереди  горизонтальные,  загибаясь
назад,  одновременно  поднимались  вверх,  образуя  с  продолжением   задних
вертикальных  кромок  нечто  вроде  трапециидальных  плоских  отростков  или
"рогов", верхушки которых дюйма  на  два  возвышались  над  маковкой  шлема.
Спереди верхние части светофильтров образовывали  как  бы  латинское  "U"  с
широким горизонтальным основанием и несколько разогнутыми в стороны дужками.
Каждый из двух светофильтров крепился  к  боковым  сторонам  шлема  четырьмя
специальными винтами,  блестящие  головки  которых  я  наблюдал  в  профиль.
Невысокий стоячий воротник комбинезона обтягивал  нижнюю  часть  яйцевидного
шлема.
   Человек поднял руки в стороны-вверх, и его предплечья и  локти  вышли  за
границу ромба. Отделка рукавов тоже была асимметричной: две пряжки на  левой
манжете, одна - на правой; молния  на  внутреннем  сгибе  правого  локтя,  и
никаких следов таковой - на левом.  Белые  перчатки  заправлены  под  плотно
облегающие запястья манжеты.
   Человек на экране медленно прижал  большие  пальцы  к  ладони,  а  четыре
остальных на каждой руке образовали латинскую букву "V", сложившись попарно.
Когда угол раствора пальцев стал равен углу между поднятыми в  стороны-вверх
руками и углу между отростками-рогами  светофильтров,  человек  зафиксировал
это положение. Внезапно между отростками светофильтров, прямо  над  головой,
словно вольтова дуга, вспыхнуло  ослепительно-белое,  нестерпимое  для  глаз
сияние. Расходившиеся во все стороны от сверкающего облачка  лучи,  удаляясь
от него, словно тощали, меняя  цвет  и  превращаясь  в  красные,  сиреневые,
пурпурные и фиолетовые. Но лучи не  могли  проникнуть  внутрь  ромба,  и  он
сохранил свои  четкие  очертания.  Тонкая  горизонтальная  пурпурная  линия,
загоревшаяся на уровне  верхних  концов  отростков  светофильтров,  рассекла
экран надвое, и лучи света в верхней части покраснели, а в нижней  приобрели
глубоко пурпурный, фиолетовый оттенок. Вся фигура  человека  оказалась  ниже
пурпурного горизонта, лишь кисти рук в белых перчатках возвышались над  ним.
Я ничуть не удивлялся, когда меня скрутил ставший уже привычным  мучительный
приступ тошноты.
   "Наверное, вот так возносился на Небеса Иисус Христос - или  нет,  скорее
так снисходил в Преисподнюю Сатана", - успел лишь подумать  я,  как  человек
пропал, будто его сдуло  ветром.  С  момента  его  появления  на  экране  до
исчезновения прошло  едва  ли  секунд  пять,  но  я  навсегда  запомнил  все
мельчайшие подробности увиденного, все оттенки и цветовые пропорции радужной
картины, все детали отделки асимметричного чёрного комбинезона.
   - Ну, Кэс перешёл! - донёсся до меня словно сквозь сон  голос  оператора.
Он только ещё начал поворачиваться в мою сторону на своем вертящемся кресле,
а я уже стоял рядом с ним и хватал его рукою за горло.
   - Что ты сказал, повтори! - вскричал я, теряя  самообладание,  а  сам  не
давал ему сказать, перекрыв кислород. Он  хрипел  и  беспорядочно  отбивался
руками. Не церемонясь, я спеленал его  вязками,  как  ребёнка,  и  на  время
залепил ему рот лентой, чтобы не мешал мне говорить. Потом сказал, раздельно
выговаривая слова:
   - Послушай, приятель, сейчас я задам тебе несколько вопросов,  а  ты  мне
ответишь на них. Если захочешь отвечать - кивни, и я уберу ленту. Если нет -
тогда пеняй на себя. Я против тебя лично ничего  не  имею  и  мне  неприятно
будет делать тебе больно. Я страшно не люблю делать  людям  больно,  но  мне
придётся это сделать, и тебе, если в тебе осталось хоть что-то от  человека,
будет больно вдвойне, потому что у меня нет опыта,  и  ты  будешь  мучиться,
видя как мучаюсь и терзаюсь, жалеючи тебя, я. Подумай над моим  предложением
и не валяй дурака. Ты же знаешь, что тоннелю скоро крышка. Повторяю:  кивни,
если будешь говорить.
   Я не надеялся на удачу, и нужно  было  готовиться  выдержать  невыносимое
зрелище пытаемого тобой человека. Я молился Господу, просил его, чтобы он не
допустил этого, не довёл дела  до  этого.  Лениво  ползли  тягучие  секунды.
Дёртик смотрел на меня  со  странным  выражением  на  лице,  видно,  пытаясь
сообразить, что я за птица, или вспомнить, где он мог меня видеть раньше.  Я
прожил вечность, и, наконец, он медленно кивнул головой.
   - Вот так-то лучше, приятель! - я отлепил ленту, закрывавшую его рот.  Мы
внимательно  посмотрели  друг  на  друга,  и  я  отметил  желтовато-зелёный,
нездоровый цвет лица оператора  и  прозрачно-бесцветные,  будто  стеклянные,
глаза.
   - Так как, говоришь, тебя зовут?
   - Эск Мивай меня зовут, - устало ответил  бледнолицый  дёртик.  Удивление
его понемногу начинало спадать.
   - Ну что, Эск, дашь мне интервью? Только прошу тебя, без фокусов. Я  ведь
знаю многое и не позволю тебе завирать. Идет?
   Он лишь насупился и наморщил лоб.
   - Скажи, где тут у вас Центральный Пост или что-то в этом роде?
   Эск скептически усмехнулся и ответил с едва уловимым  акцентом,  присущим
обитающим в этой части Местной группы галактик землянам:
   - Есть дверь с табличкой "Главный  Пост  Управления",  а  не  Центральный
Пост. Есть ещё двери с табличками "Центральный Калибратор", "Командный Пункт
Систем Сферы", но все это липа. На самом деле  управление  рассредоточено  и
синхронизировано. Мы находимся в  одной  из  вспомогательных  аппаратных,  -
дёртик обвел глазами помещение, - наблюдаем отсюда за переходом, настраиваем
и контролируем некоторые параметры.
   - Допустим. Но, наверное, не так уж и важно, где все эти посты, с которых
вы ведёте свои "аппаратные игры". Меня больше интересует, вернется  ли  сюда
Кэс Чей?
   - Честно говоря, не знаю, - сказал оператор, - может, вернется, а,  может
быть и нет. Вы, кажется, минуты две назад сказали, что тоннелю скоро крышка.
Крышка не крышка, а он "мерцает", сбоит.
   - Но, я полагаю, на той стороне сейчас, кроме Кэса, есть и ещё люди?
   - Есть, конечно. Несколько десятков человек.
   - Не договариваешь, приятель. Я знаю, что возврат им заказан. Ведь так?
   Дёртик промолчал.
   - Выходит, они там навсегда застряли ? - не отставал я.
   - Выходит, так. - Он тяжело вздохнул, сделав мучительный, долгий выдох. -
Есть ещё надежда, что тоннель самовосстановится, -  неуверенно  добавил  он.
Чувствовалось, что сам он плохо верил в это. Я подвел его к вопросу о  тайне
Кэса Чея и мог теперь задавать его. Как можно более небрежно спросил:
   - А как же тогда Кэс Чей  мотается  по  тоннелю  туда-сюда?  Он  что,  из
другого теста сделан, что ли?  Почему  его  не  расплющивают  гравитационные
силы?
   - Сам удивляюсь, - с неподдельным энтузиазмом  ответил  Эск,  -  вроде  и
расплющивают. Но он живучий, как кошка. Проходит немного времени, и он снова
в порядке, как огурчик.
   Так, про внешнее сердце он не знает. Ну и ладненько. Что ещё теперь нужно
выяснить? Я сказал:
   -  А  тоннель  вы  закрываете  когда-нибудь  наглухо,   или   всё   время
поддерживаете его в открытом состоянии?
   - Раньше периодически закрывали, потом вновь открывали. Сейчас  уже  нет,
потому что  не  уверены,  что  в  следующий  раз  удастся  его  "запустить",
"растащить"  дыру  с  нуля.  Поэтому  поддерживаем  все  время  в   открытом
состоянии, только  предельно  сужаем,  уменьшаем  проходное  сечение,  чтобы
свести до минимума расход энергии.
   - А когда  тоннель  закрывали,  кем  и  как  потом  давалась  команда  на
открытие?
   - Это уже целый год производит сам  Кэс  Чей.  Он  лично  подает  в  Мозг
закодированную команду на  открытие  тоннеля.  Раньше,  говорят,  это  могли
делать и другие. Потом Кэс всё сосредоточил в своих руках. Он заимел  личный
код или шифр. Поговаривали, что шифровка двойная, с использованием  какой-то
редчайшей книги или изолированного оригинального текста.
   - Признайся, вы раскусили её. Пожалуйста, не лги.
   - В том то и дело, что  нет.  У  нас  нашлись  пройдохи,  где-то  содрали
шифровку, запихнули в Мозг. Загнали Мозг  к  чёртовой  матери,  как  лошадь,
только и всего. И - никакой зацепки: ни  фрагмента,  ни  даже  единственного
знака. Как говорится, "всё сохранилось на нуле".
   Серьёзные дела. Мозг на Переходнике - не чета корабельному. Не  с  этого,
не с этого фланга нужно подбираться к Кэсу, бродяга!
   - Личный звездолёт, конечно, у Кэса Чея  есть?  Назови  марку  и  модель,
чтобы я не спутал.
   - Звездолёт есть. "Бьюик", модель "Пожиратель пространства".
   - И давно он у него, случайно не знаешь?
   - Случайно знаю. Он заимел эту машину сразу после смерти "Папаши".
   - Это какого еще "Папаши"? Уж не Джестера ли Дёрти?
   - Вот, вот, его самого.
   - А сейчас звездолёт где?
   - Здесь, конечно, на Переходнике. На той стороне у него  другой  корабль,
попроще.
   - Как найти звездолёт?
   -   Проще   простого.   Все   звездолёты   паркуются   в   индивидуальных
боксах-карманах...
   - А, видел. Это те, что на внутренней поверхности самой первой,  наружной
сферической оболочки Переходника?
   - Они самые. Номер бокса Кэса Чея - семнадцать.
   - Придется тебе  подробно  рассказать,  как  пройти  отсюда  к  боксу.  Я
сосредоточился, а оператор целых несколько минут объяснял, как добраться  до
бокса кратчайшим путем. To the right, to  the  left...  Слушая,  я  мысленно
представлял  ажурную  конструкцию  комплекса,   бесчисленные   спутанные   и
перевитые его потроха и, когда дёртик  закончил  рассказ,  уже  твёрдо  знал
дорогу.
   Дёртик ёрзал и сопел, ему мешали вязки. Ничего, потерпит.  Скоро  закончу
своё  импровизированное  "интервью",  и  мы  с  Мэттом  уйдём  отсюда  тихо,
по-английски - не прощаясь.
   - А что ты, приятель, думаешь по поводу того, что  тоннель  работает  все
хуже и хуже, барахлит? - я употребил выражение Мэттыо Пепельного.
   - Не знаю, как объяснить, чтобы было  понятно.  Специфика  тут  такая,  -
заважничал Эск Мивай.
   - Пойму, пойму, выкладывай свои соображения.
   Но никаких откровений не дождался. Оператор понёс всё ту же унылую чепуху
про элементы сферы из металла  с  идеальной  проводимостью,  теряющего  свои
свойства, о том, что доставка очередной  "свежей"  партии  секций  из  этого
металла задерживается...
   Как и большинство людей, он  не  мог  вырваться  из  ограниченного  круга
фактологического мышления, несистемного, неконцептуального подхода  к  любым
проблемам. На первый взгляд такой подход лежит ближе к жизни,  но  на  самом
деле не  дает  возможности  объяснить  эту  самую  жизнь  и,  в  результате,
оказывается достаточно далеко от неё.  Сам  я  твёрдо  верил,  что,  пока  я
болтался по Космосу, люди из Института Метагалактики уже объяснили - а  если
нет, то в недалёком будущем объяснят, - причину, по которой наша сжимающаяся
Вселенная затягивает нанесенный ей прокол. Верил, что они выявили  глубинную
суть механизма обратной связи.
   - Ну, хорошо, - сказал  я,  -  О  чем  это  ещё  я  хотел  спросить  тебя
напоследок? А-а! Вспомнил! Не знаю только, поймёшь ли ты, хватит ли  у  тебя
подготовки, чтобы постигнуть суть вопроса?  -  съязвил  я,  расплатившись  с
технарём той же монетой. - Ты имеешь представление о том, что за Мир живёт и
дышит за краем нашей Вселенной, знаешь хоть что-то о его свойствах?
   - В самых общих  чертах  нам  известно,  что  тоннель  соединяет  нас  со
Вселенной, находящейся на стадии расширения. Вообще-то  она  более  пригодна
для жизни. И у неё есть перспектива, в отличие от нашей.
   - О, да ты философ, Эск. Насчёт перспективы  мне  спорить  трудно...  Да,
совсем забыл, на той стороне есть еще звездолёты кроме того,  который  имеет
Кэс Чей?
   - Насколько мне известно, там лишь  один  звездолёт,  принадлежащий  Кэсу
Чею. Он развёрнут из эмбриомеханизма. Других нет.
   - Ну что ж, спасибо за интервью, приятель,  -  вздохнул  я.  -  Не  люблю
приставать с советами, но  попробуй  пораскинуть  мозгами:  стоит  ли  здесь
оставаться?  Если  на  тебе  нет  тяжёлого  греха,  отнятых  и   загубленных
человеческих  жизней,  то  попытайся  смыться  отсюда.  Коль  уж  нельзя   в
расширяющийся Мир, то слиняй просто куда-нибудь подальше в пределах  нашего,
- я достал липкую ленту. - Придётся пока посидеть  с  запечатанным  ртом,  -
сказал я, заклеивая Эску рот. - Не печалься: зато отдохнет язык. -  С  этими
словами я покинул наблюдательный пункт, торопясь к Мэттью Пепельному.
   Он спал. Я разбудил его и поднял на ноги. Его  разморило  и  развезло.  Я
сообщил ему, что нам нужно топать к звездолёту Кэса Чея. Если на Переходнике
существовали  задворки,  то,  значит,  мы  шли  задворками.  Чтобы  Мэтт  не
отсвечивал со своими обрубками, пришлось  набросить  на  него  мою  накидку.
Разумеется, я не забыл и спецпакет с руками.
   К боксу номер семнадцать мы добирались  больше  часа,  не  отвлекаясь  на
разговоры. Поначалу безуспешные попытки открыть электронный замок отняли ещё
полчаса. Наконец мы проникли в бокс и закрылись изнутри.
   Тут я замешкался, не зная, как  поступить.  Попробовал  предложить  Мэтту
идти на Кэс Чеевом "Пожирателе пространства" сразу  к  Земле,  и  как  можно
быстрее, оставив для  себя  вариант  с  возвращением  на  лежащий  в  дрейфе
"шевроле" на сёрфе. Я не хотел посвящать Мэттью в проблемы,  которые  мог  и
обязан  был  решить  только  сам.  К  тому  же  Мэтт,  жестоко  покалеченный
дёртиками, сам превратился в дополнительную проблему.  И  для  меня,  и  для
себя. Но он и слышать не желал о том, чтобы я задерживался  на  Переходнике.
Корчась от боли, он размахивал своими  культями  и,  опасаясь  нашуметь,  не
кричал, а громко шипел на меня. Он говорил, что время, которое он  выиграет,
направившись сразу к Земле, незначительно, и настаивал на том, чтобы идти до
"шевроле", о котором я ему рассказал, вдвоём, на звездолёте Кэса. Он  просто
хотел, чтобы я находился у него на глазах, опасаясь, как  бы  я  не  выкинул
фортель,  оставшись  на  Переходнике.  Спорить  с   этим   прохиндеем   было
бесполезно.
   Установив автоматику на открытие люка в космос с задержкой, я помог Мэтту
войти в звездолёт. В рубке сохранился запах дорогого одеколона, смешанный  с
застоявшимся ароматом вонючих Кэс Чеевых сигарет. До "Классического каприза"
ходу было несколько часов, и в слиппер укладываться не имело  смысла,  но  я
предложил Мэтту отдохнуть. Он категорически отказался  пройти  в  слиппер  и
залечь в "спальник". Он, бедолага, не спускал с  меня  глаз.  Усадив  его  в
кресло,  ввёл  в  мозг  "Пожирателя  пространства"  программу   перехода   к
дрейфовавшему в ожидании меня кораблю. Мы отшлюзовались.
   - Вперёд - и выше! - подмигнул я Мэттью Пепельному и стартовал  сразу  на
Т-двигателе, не оставив чёрномундирным палачам ни единого шанса помешать нам
уйти.
   28
   В  нашем  распоряжении  имелось  несколько  часов  и,  чтобы  не   терять
понапрасну времени, я решил  покопаться  в  бортовом  Мозге  "бьюика".  Меня
интересовало, где успел побывать звездолёт и, следовательно, Кэс Чей, за два
года после смерти профессора Дёрти. Разбор полетов продлился довольно долго.
Но я не удовлетворился этим и захотел взглянуть на пространственную  картину
трасс. Потом, совсем уж  от  нечего  делать,  подгоняемый  каким-то  смутным
любопытством, предложил Мозгу оконтурить россыпь  точек,  отмечающих  места,
которые посетил  Кэс  Чей.  Мэтт  развлекался,  наблюдая  за  моим  дурацким
занятием, хотя ему в его положении приходилось несладко.
   Странную фигуру вычертил Мозг корабля на  экране.  Тонированная  зеленым,
перед нами с Мэттом предстала усечённая, со срезанной  верхушкой  -  шаровым
сегментом - сфера,  самое  настоящее  "яблочко  с  бочком".  Мэтта  охватила
болезненная зевота,  а  я  со  всё  возрастающим  интересом  продолжал  свои
исследования. Точка, соответствовавшая  координатам  Переходника,  оказалась
лежащей в плоскости "бочка", но из этого пока мало что  следовало.  Тогда  я
дал команду Мозгу определить геометрическое место  точек,  полагая  условием
отсутствие "бочка", проще говоря, центр сферы.  Когда  Мозг  зафиксировал  в
центре планету Пасифик, система звезды  Дастбин,  я  несколько  секунд  тупо
смотрел на экран, не в силах осознать факт, но тут Мэтт  Пепельной  подначил
меня:
   - Что, собрался опять на Паппетстринг, бродяга?
   Меня словно обожгло. Ну конечно  же,  я  смотрел  на  экран  и  не  видел
координат... Паппетстринга!
   - Мэтт, что за наваждение? Система звезды Дастбин, планета Пасифик...
   - Называвшаяся так раньше, а после того, как стала местом обитания кукол,
прозванная и дёртиками и самими куклами планетой Паппетстринг - что-то вроде
"Марионетка", "Кукла на верёвочке"...
   - Мэтт, теперь ты можешь перестать следить за мной, - улыбнулся я. - Я не
сбегу от тебя, чтобы вернуться на Переходник. Мы  полетим  на  Паппетстринг.
Точнее, я полечу туда один. А еще точнее, мы полетим вместе, и ты  подождешь
меня там, но не на орбите, а в сторонке, а я ненадолго приземлюсь - и  сразу
назад. Вообще-то лучше бы тебе идти сразу к Земле, а не ждать меня, но ты же
упрям, как ишак.
   - Не хитри, бродяга. Выкладывай, что задумал.
   - Мэтт, сейчас нам нужно  тормозить.  Мы  подходим  к  моему  звездолёту.
Дремли пока, поговорим позднее.
   Я произвёл торможение  и  стал  медленно  сближаться  с  "шевроле".  Мэтт
настаивал, чтобы мы летели до Паппетстринга вместе, в одном корабле.
   - Это пожалуйста, - сказал я ему, - но садиться со мной на планету я тебе
не позволю.
   Пристыковав корабли и облачившись в скаф,  я  слазал  в  свой  звездолёт,
настроил его на переход до Паппетстринга с недолётом и вернулся к Мэтту.
   - Ты сам догадаешься когда-нибудь, что я хочу есть? - сварливо сказал он,
когда я избавился от скафа.
   Насчёт поесть идея была совсем неплохой, и мы ее реализовали, а  потом  я
сказал:
   - На этой тачке мы допилим до места назначения всего за четыре-пять дней.
Но я предлагаю лечь в "спальник", чтобы не скучать и не мучиться  ожиданием.
Или опять станешь спорить?
   Мэттью Пепельной невозмутимо ответил:
   - Но во время твоего спуска  на  планету  я  должен  бодрствовать.  И  не
забивай мне баки,  не  думай,  будто  я  забыл,  что  ты  что-то  хотел  мне
рассказать.
   - Я не хочу тебя попусту волновать, пойми. Ты должен спать  и  набираться
сил. Твоё положение не так уж хорошо, прости за прямоту. Мне нужно как можно
скорее  передать  тебя  в  руки  Эдди  Лоренса  и  всей   его   белохалатной
"королевской рати".
   - Спасибо за откровенность, бродяга. Но расскажи сейчас, немедленно. Ведь
спать я буду в анабиозе, да еще с твоими вшивыми уколами, так  что  меня  не
посетит  бессонница  от  новых  впечатлений.  Перед   сном   вообще   хорошо
заправиться новой информацией: пока спишь, подсознание  работает,  и  иногда
утром получаются интересные результаты.
   Я только вздохнул. Мы выросли с  ним  в  одном  инкубаторе...  Как  можно
короче я попытался рассказать Мэтту о Кэсе Чее, о  встрече  с  Казимиром,  о
моих трёх визитах на "Платинум сити". Очень коротко, конечно, не вышло.
   Мэтт, хотя и хорохорился, но по-моему, с трудом просёк услышанное: у него
начала повышаться температура. Но его  скепсис  действовал  на  меня  просто
убийственно, хотя и без его  замечаний  всё  происшедшее  со  мной  казалось
безумным бредом. Лишь одно Мэтт уяснил твердо: предприятие, затеянное мною с
целью найти и уничтожить яйцо со смертью Кэса Чея, очень  опасно.  Дискуссия
грозила затянуться, но я проявил  настойчивость  и  чуть  не  силой  затащил
Пепельного в медицинский отсек. После проведения необходимых процедур  отвёл
его в слиппер, устроил в "спальник" и залёг в анабиоз сам.
   Я давно уже чувствовал знакомую сильную  дурноту,  но  ничего  не  сказал
Мэтту: на фоне его несчастья моё недомогание виделось пустяком. Из-за  своей
щепетильности, не желая беспокоить товарища, я не предложил  ему  перейти  в
"шевроле", и теперь до самого Паппетстринга вынужден был мучиться в  корабле
Кэса Чея. Я не решился "тестировать" Мэттью на этот счёт: всё равно боли  от
нанесённых ему тяжёлых травм рук замаскировали бы ощущения, вызываемые полем
злобы Кэса Чея. Да я и так знал, что он его не чувствует. В отличие от  меня
и от неизвестных мне других  людей,  человекоподобных  и  нелюдей,  когда-то
"убивших" Кэса Чея. В отличие от меня, "мировая линия" которого прошла через
судьбу Кэса Чея и Казимира. В отличие от меня, посвящённого в их тайны, Мэтт
Пепельной был ловчее меня. Но даже не  лишись  он  обеих  рук,  не  смог  бы
погубить Кэса Чея. Это мог сделать только я, "помазанный" и  благословленный
Казимиром, муки которого я наблюдал и разделил.  Как  Казимир,  подключённый
через Кэса Чея к его внешнему сердцу, к нему, вероятно, был подключен, пусть
незримым и тонюсеньким "проводком", и я...
   ...Послеанабиозное  "утро"  выдалось  хмурым.   Я   машинально   исполнил
гигиенический ритуал, уделив  особое  внимание  тщательному  бритью,  словно
собирался не в лес, а на доклад к  Шефу.  Подняв  Мэттью  Пепельного,  помог
совершить ему утренний туалет, а потом сообразил лёгкий завтрак.
   Встали мы оба не с той ноги, оба были  встрёпаны,  хмуры  и  молчаливы  и
смотрели друг на друга как пассажиры  ночного  поезда,  разбуженные  слишком
ранним утром на подходе к пункту назначения. Меня сильно донимала так  и  не
прошедшая тошнота.
   Допив кофе, я стал собираться в путь. Приготовив для Мэтта кое-какой еды,
которую он мог бы запихнуть в себя,  обходясь  без  рук,  а  также  сосуд  с
питьем, снабженный трубочкой-насадкой для  отсоса  и  кое-какие  медицинские
таблетки, облачился в скаф и сказал ему:
   - Разложи кресло и лежи. Давай условимся. Я могу обернуться  и  за  шесть
часов, но пусть будет двенадцать. Но в тех местах на Паппетстринге,  куда  я
собираюсь садиться, сейчас уже поздняя осень. С учётом того, что  на  момент
посадки может придтись начало ночи, кладу на всё  про  всё  двадцать  четыре
часа. Если через это время я не пристыкуюсь к "бьюику",  ты  должен  идти  к
Земле. Программа введена, кнопку можешь нажать носом. Вот с  анабиозом  тебе
придется  попотеть,  но  программа  сработает  с  задержкой  и,  уверен,  ты
достигнешь Земли. Но я постараюсь вернуться вовремя.
   - Бросил бы ты пока это дело,  Айвэн.  Всегда  всё  хочешь  сделать  сам,
бродяга...
   - Как и ты, как и ты, Мэтт.
   - Если даже поверить во всю эту чушь, что ты рассказал мне перед сном, то
все равно, стоит ли так спешить? Вернулись бы домой, а потом ты пошел бы  по
Кэс Чееву смерть с подстраховкой наших ребят.
   -  Мэтт,  очень  сложно  объяснить,  почему  нужно  так  торопиться.   Но
торопиться  нужно.  Я  и  сам  толком  не  понимаю,  как  скажется  закрытие
пространственного тоннеля на судьбе Кэса Чея. Эта задача мне не по зубам.  Я
могу  лишь  по-дилетантски  поставить  вопросы,  а  отвечают  на  них  пусть
высоколобые на Земле - кстати, твои слова. Извини, но сейчас, идя на "дело",
не хочу наживать мозговую грыжу и не  хочу,  чтобы  её  заработал  ты.  -  Я
закончил надевать скаф и стоял перед Мэттом с открытым забралом.
   - Я бы сам мог подстраховать тебя, Айвэн.
   - Жди меня в машине. Помнишь?
   Ты знаешь, мечта у меня золотая:
   "Идем мы на дело с тобою вдвоём,
   Работаем ловко и, страх презирая,
   Добычу богатую мигом берём.
   Волнуясь, ты ждёшь за рулем лимузина,
   Ты в деле впервые - тебе нелегко.
   Но все позади, и шуршащие шины
   Нас скоро отсюда умчат далеко.
   Скажу я: нажми на педаль до отказа
   И вытри слезу, что готова упасть.
   Как долго мы ждали заветного часа!"
   ...Сегодня мечта золотая сбылась!
   - Ох, смотри, бродяга, - сказал Мэттью Пепельной.  -  Я  возвращаюсь  без
рук, а ты можешь не сносить головы. Тогда мозговой грыже  не  на  чем  будет
обосноваться.
   - Смотри, накаркаешь.  Да,  лэнгвидж  свой  я  оставлю  здесь.  Чтобы  не
скучать, можешь прослушать мою беседу с Казимиром.  Другие  разговоры  я  не
записывал: уж очень  свистели  пули  и  трещали  челюсти,  и  записи  бы  не
получились.
   - Предстартовый невроз? - задал риторический вопрос  Мэтт,  глядя  мне  в
глаза.
   - А как же, сам должен понимать.
   - Давай-ка свои координаты, бродяга. Где тебя  искать  на  Паппетстринге,
если что?
   - Ну, ты прекрасно должен представлять, где  это.  Несколько  миль  южнее
тренировочного городка с куклами, где мы с тобой встретились, помнишь?
   - Не забыл ещё.
   -  Да,  как  такое  забудешь.  Ну  вот.  Там,  в   лесу,   есть   большая
прямоугольная, что ли, поляна  не  поляна,  поле  не  поле.  Ты  знаешь:  на
Паппетстринге деревья - почти как у нас на Земле в средней полосе, и  вокруг
этой поляны нечто вроде берёз растет, вся она как бы  окружена  "берёзовыми"
ополицами. А примерно в центре её - огромное кряжистое дерево,  вылитый  наш
дуб. Когда я маялся без звездолёта, то, бродя по лесу, приметил эту  поляну,
но в то время не заинтересовался ею. Вот туда я и направляюсь сейчас, Мэтт.
   - Ты меня немного успокоил, Айвэн. Лес тот мёртвый, скучный.  Туда  никто
не заглядывает.
   - Вот, вот. Думаю, что обойдёмся без "если что".
   - Ну, ни пуха, ни пера, Гуттаперчевая душа!
   - К чёрту! - откликнулся я и, защёлкнув забрало, пошёл на выход.
   Оказавшись в своем звездолёте,  я  сразу  почувствовал  себя  значительно
лучше, а, освободившись от скафа (чужого!),  окончательно  пришёл  в  норму.
Заняв пилотское кресло, с привычным "вперёд - и выше!"  направил  корабль  к
Паппетстрингу, моля Бога, чтобы прибыть туда к концу ночи, перед  рассветом.
Я лицемерил Мэтту, говоря, что перед  "хаджем"  не  хочу  наживать  мозговую
грыжу. На самом деле я все время думал над  задачей,  вставшей  передо  мной
после того, как понял, что дни межпространственного тоннеля сочтены.
   В который раз я убеждался, что задача, которую ставит вам начальство,  не
может быть до конца понятна ему самому. Вы должны сначала помочь вашему шефу
сформулировать то, что он желает от вас, использовав ваш опыт и интуицию.  И
потом, - и в процессе работы по заданию, и в момент подведения итогов, -  он
знает меньше вашего. И в первом, и во втором случаях начальство знает меньше
потому, что задание-то выполняли и выполнили вы, а не оно. А во втором ещё и
потому, что иногда в  конце  вы  докладываете  о  выполнении  не  того,  что
требовало ваше начальство, а о решении той задачи, которую вы заново уяснили
и поставили себе в процессе работы, переформулировав и переосмыслив старую в
связи с  открывшимися  неизвестными  обстоятельствами.  Это  мое  теперешнее
задание явилось яркой иллюстрацией моей доморощенной теорийки.
   Сейчас я молил Бога не о том, чтобы закрылся тоннель, а о том,  чтобы  он
оставался открытым в течение времени, которое я положил себе  на  то,  чтобы
уничтожить яйцо со смертью Кэса Чея. Наличие у  Кэса  Чея  внешнего  сердца,
яйца,  и  явилось  вновь  открывшимся,  не  известным  ни   мне,   ни   Шефу
обстоятельством, многое перевернувшим с ног  на  голову.  Я  пытался  решить
непосильную задачу. Задачу с тоннелем, Кэсом Чеем  и  его  внешним  сердцем.
Летя к Паппетстрингу, я анализировал три основных возможных варианта.
   Первый, самый простой вариант. Предположим, что когда я  уничтожаю  яйцо,
Кэс Чей находится в нашей Вселенной. Тогда он, безусловно, погибает.
   Второй. Предположим, Кэс Чей  -  на  том  берегу,  а  тоннель  открыт.  Я
уничтожаю яйцо. Означает ли это, что Кэс Чей умрет? Интуиция мне, дилетанту,
подсказывала, что в этом случае Кэс должен погибнуть. Всё-таки при  открытом
тоннеле наши два параллельных мира представляют как бы сообщающиеся  сосуды,
образуют единый, странной формы и со странными свойствами, Сверхмир.
   Третий вариант, самый неприятный. Предположим, тоннель закрывается, а Кэс
Чей навсегда остается на той стороне, в расширяющейся Вселенной. Я уничтожаю
яйцо. А Кэсу Чею будет наплевать на это. Находясь в мире,  изолированном  от
нашего, он преспокойно продолжит свою  жизнь,  может  быть,  потеряв  только
бессмертие. Не велика потеря. В таком случае получилось бы, что мы позволили
преступнику удрать за границу. Не за границу страны, Земли, Галактики, а  за
границу Вселенной, за её край.  Мало  того,  тогда  сбылось  бы  пророчество
профессора Дёрти о том, что Кэс Чей станет наводить ужас на ещё  неизвестных
нам обитателей другой вселенной, будет нести зло другому  Разуму.  Так  что,
реализуйся третий вариант, - это  уже  был  бы  настоящий  прокол:  с  нашей
стороны, со стороны Департамента, со стороны Шефа, и, главное, с моей лично.
И меня охватывал ужас, когда я думал об этом. Возможно, я ошибался  в  своих
предположениях и Кэс Чей после разрушения его внешнего сердца в любом случае
должен был умереть. Но вдруг вспомнил слова Хаббла о профессоре Дёрти:  "  -
Помните фильм, где старик,  лежащий  на  смертном  одре,  поджигает  сиделке
газету?" Нет,  бродяга,  рассчитывать  надо  всегда  на  самое  худшее...  И
все-таки, если  Кэс,  находящийся  в  другой  Вселенной,  погибнет  там  при
закрытом тоннеле, то как тогда подтвердить, констатировать,  установить  его
смерть? Домыслы не представишь  Шефу,  а  Шефу  не  представить  их  наверх.
Получится сплошная неопределённость. Она всё время занозой будет  сидеть  во
всех нас, не давать  нам  покоя.  Даже  если  наши  высоколобые  авторитетно
заявят, что Кэс Чей на  той  стороне  и  при  закрытом  тоннеле  должен  был
неминуемо  погибнуть,  это  не  станет  полноценным  фактом.  Не  выполнится
важнейший философский и научный принцип - принцип наблюдаемости. Вот если бы
мы увидели мёртвого Кэса Чея, тогда другое  дело.  Но  с  закрытием  тоннеля
принцип наблюдаемости становится нереализуемым в... принципе! Точка. Вот вам
и мозговая грыжа...
   Я не заметил, как  пролетело  время.  На  экране  со  страшной  быстротой
вырастала злобная планетка Паппетстринг. Торможение, предпосадочный  манёвр.
А далее я просто переключил управление на автоматику, поскольку  корабельный
Мозг хранил координаты места, где созрел, вылупившись из  эмбриомеханической
"таблетки", и начал свою жизнь звездолёт. Поляна с  дубом  лежала  несколько
южнее той точки. На её северный край, обращенный к тренировочному городку, и
сел корабль.
   Над лесом царила ночь. Сняв ненавистный скаф, я на  минутку  выскочил  из
корабля. По едва уловимым, почти неощутимым признакам  понял,  что  ночь  на
исходе. Снаружи ощущался легкий морозец, в ясном небе  над  головой  роились
чужие созвездия. Выморочный, неживой  лес  стоял  совершенно  голым.  Листья
давно опали, земля окаменела от холода.
   Ёжась, я забрался в уютное чрево звездолёта и  переждал  остаток  ночи  и
томительный, неторопливый рассвет. Стены корабля спасали от  холода,  но  не
защищали от всепроникающей злобной волны, принесшей мне  привычное  ощущение
противной тошноты и непонятной изматывающей тревоги.  Но  я  даже  радовался
этому обстоятельству: значит, смерть Кэса Чея где-то тут, рядом.
   Все, пора. Я вышел наружу. День  обещал  быть  солнечным,  ясным.  Звезда
Дастбин - солнце Паппетстринга - всходила слева от меня, но ещё не поднялась
над верхушками деревьев. Дуб, огромный, толстенный,  страшный,  без  единого
листика, виднелся прямо передо мной, на расстоянии не  более  одной  восьмой
мили. Я медленно направился к нему. Поляна слегка понижалась к югу -  в  том
направлении, куда я шёл.
   Скоро передо мной открылось подножие мощного дерева. Но нет, это  был  не
дуб. Это вообще не было дерево. Все та же дешёвая,  "а  ля  профессор  Дёрти
плюс  Кэс  Чей",  бутафория.  В  развилке  корявых   ветвей   искусственного
сооружения, крона которого являлась на самом деле огромным  энергосборником,
на заржавевших цепях болтался приличных размеров или кофр,  или  ларец,  или
сундук. Тогда, пару-тройку месяцев назад, пробегая  мимо  и  не  обращая  на
дерево специального внимания, я не заметил ларец  среди  пышной  бутафорской
листвы.
   Сложные чувства испытывал я, приближаясь к дубу. Через несколько минут  я
извлеку яйцо из ларца, уничтожу его, и Кэс Чей  умрёт.  Умрёт  человек.  Или
нечеловек?

   Мне вспомнилось вдруг, как  осуществляется  смертная  казнь  в  некоторых
местах заключения. Её производит специально подготовленный и назначенный для
этого человек, можно сказать, палач, которого на жаргоне стыдливо-нейтрально
именуют Исполнителем. Того, кого он должен привести к полному финишу,  также
лицемерно, ханжески, называют Материалом. Исполнитель стреляет  Материалу  в
затылок, исподтишка, скрытно. Материал его не видит, он даже не знает, когда
именно будет сделан по нему выстрел. Интересно, спит ли в ночь перед  казнью
Исполнитель?  Именно  Исполнитель,  а  не  Материал.  И,  самое  интересное,
засыпает ли он сразу, безмятежно, в ночь после казни? Или всю ночь напролёт,
сгорбившись, тихо отмеривает он шаги, и облачка сигаретного дыма беспрерывно
поднимаются в ночное небо, к Млечному Пути?
   Я ощущал себя таким же Исполнителем, идущим  "работать"  с  Материалом  -
Кэсом Чеем. Но роль моя представлялась мне ещё более подлой, чем та, которая
отводилась Исполнителю, убивающему смертника. Тот, по крайней  мере,  близко
видел обречённого на смерть человека. И из-за этого  ему,  наверное,  тяжело
было переступить нравственный порог; близость Материала, возможно,  обрекала
его на мучительную внутреннюю борьбу с самим собой. Мне же было  несравненно
легче и проще: я не увижу близко ни лица, ни даже затылка Кэса Чея. Вот так,
не видя человека, намного легче сделать ему гадость. Легче убить.  Убить  на
расстоянии.
   И ещё. И в том, и в другом случае подразумевается, что Исполнитель всегда
лучше, чем Материал. Но конкретно в моём, так ли это?  Выполняя  задание,  я
уже привел к полному финишу свыше десяти человек - больше, наверное, чем  за
это время Кэс Чей. Жетон Абсолютного Сертификата  -  просто  жалкая  уловка,
вшивая индульгенция, с помощью которой моё начальство великодушно  отпустило
мне  возможные  будущие  грехи,   ловко   умыв   руки   и   перевалив   груз
ответственности  на  меня.  Но  наивно  прикрывать  мне  свой  стыд  фиговым
листком-жетоном цинично спущенного мне сверху Абсолютного Сертификата... Так
кто же я? Кем я стал? Не превратился ли я в точно такого  же  Кэса  Чея?  Я,
сотрудник  Департамента  Айвэн  Фул,  Фэгот,  Гуттаперчевая  душа,  и   есть
подлинный Кэс Чей...
   Остановившись в нескольких десятках футов от дуба, я достал флэйминг и  с
минуту постоял, собираясь и прислушиваясь. Тишина стояла необыкновенная,  но
сейчас наслаждаться ею я не стал. Состояние моё на  глазах  ухудшалось,  как
тогда, в павильоне у Казимира,  и  надо  было  срочно  заканчивать  операцию
"Смерть Кэса Чея, бессмертного".
   Подняв флэйминг, чёткими короткими  импульсами  срезал  закамуфлированные
под  цепи  сложнейшие  системы,  обеспечивавшие  функционирование   внешнего
сердца, и ларец с глухим стуком упал на мёрзлую землю.
   Я представил себе Кэса Чея. Если он сейчас  шёл  -  то  споткнулся.  Если
сидел - покачнулся на стуле. Если лежал - то вздрогнул.
   Я хотел подойти к ларцу, чтобы достать  яйцо,  но  ларец  самопроизвольно
раскрылся, и оттуда  выскочил  четвероногий  серый,  с  рыжими  подпалинами,
зверёк, напоминавший то ли зайца, то ли кролика, то ли кенгуру.  Обогнув  по
крутой дуге дуб, он длинными прыжками помчался к дальнему  краю  поляны,  но
пуля из молниеносно выхваченного "спиттлера" догнала  его.  Он  ещё  пытался
сделать на ходу "свечку", точь-в-точь,  как  это  свойственно  нашим  земным
зайцам, но выстрел мой был точен, и зверёк, перекатившись несколько  раз  по
инерции через голову, неподвижно распластался на корявой, мёрзлой земле.
   Если Кэс Чей сейчас ел - то подавился. Если он пил  -  поперхнулся.  Если
курил - то закашлял.
   Дешёвый спектакль продолжался. Не успел я подойти к  зайцу,  как  большая
птица, неизвестно откуда взявшаяся, неожиданно появилась прямо на том месте,
где лежал убитый зверёк. Разбежавшись по закаменевшей от холода  земле,  она
тяжело  взлетела,  направив  свой  уплощённый  клюв  на   запад.   Тщательно
прицелившись, я поразил похожую на утку  птицу  из  "спиттлера"  в  угон,  с
первого выстрела. Она глухо шмякнулась наземь, и я поспешил к ней.
   Если Кэс Чей сейчас хохотал - то стал улыбаться. Если он  улыбался  -  то
помрачнел. Если был мрачен - то заплакал.
   Весь внимание, на цыпочках подошел я к утке, ожидая  очередного  подвоха.
Но ничего не произошло. Приподняв утку, увидел под ней крупное белое яйцо  -
уменьшенную копию "эга", обнаруженного  мною  в  "харвестере".  Да,  яйцо  -
великий символ. Это символ души. Это символ изначальности, первичности.  Это
символ  сингулярности  -   "протояйца",   из   которого   якобы   развилась,
развернулась   поначалу   раздувающаяся,   перешедшая   затем    в    просто
расширяющуюся,  Вселенная.  Даже  галактики  на  схемах  в   астрофизических
журналах изображаются крупной точкой с  двумя  отходящими  от  неё  дужками,
обозначающими  соответственно  ядро  и  спиральные  рукава,  что  напоминает
подвешенный на нитевидных образованиях в белке  яйца  желток.  И  пасхальный
заяц на картинках всегда держит  в  лапках  белое  яйцо.  Впрочем,  это  уже
несколько из другой оперы: Кэс Чей не должен воскреснуть.
   Взяв яйцо в руки, я тихонько сжал его, словно проверяя на прочность.  Оно
показалось мне на удивление хрупким.
   Что бы ни делал сейчас Кэс Чей, его покоробило и он схватился за сердце.
   Тошнота и боль в позвоночнике стали нестерпимыми. Скорее, скорее.  Сейчас
я избавлюсь от страданий сам, сниму проклятье с Казимира, покончу,  наконец,
с Кэсом Чеем и поспешу к Мэттью Пепельному.
   Я потянул за торчавшую с тупого конца яйца  головку  и  вытащил  на  свет
божий  длинный  игольчатый  предохранитель,  а  яйцо  бросил  на  схваченную
морозцем землю.
   Кэс Чей уже ничего не мог делать сейчас, он только хрипел и  рвал  руками
свой  красивый  асимметричный,  символизирующий,  наверное,  асимметричность
Вселенной, комбинезон в том месте, где страшно кололо, тосковало сердце.
   Я не стал подражать ни "тупоконечникам", ни  "остроконечникам",  разбивая
яйцо. Оно лежало на  земле,  завалившись  на  бок,  и  я  разбил  его  своим
каблуком, ударив сбоку. Агония. Но Кэс Чей всё ещё жил.
   Я поднес иголочку к глазам.  Солнце,  пробившееся  сквозь  голые  стволы,
отразилось  вдруг  от  зеркальной,  полированной  её  поверхности,   и   мне
показалось, что это не я  переломил  иглу,  а  солнечный  луч  перерезал  её
надвое.
   Смерть каждая страшна, трагична,
   Её сурова ипостась,
   Но - смерть логична, органична,
   Её неодолима власть...
   Всё. Наступила смерть Кэса Чея, бессмертного. Но  радость  моя  оказалась
преждевременной. Хотя  мучительная  тошнота  и  боль  в  позвоночнике  разом
исчезли, зато под черепной коробкой у меня как будто забегали мыши, а  затем
я ощутил, как в голове забился, задёргался  словно  бы  клубок,  с  которого
сначала медленно, а потом все быстрее стали сматывать нитку. Нитку,  которая
являлась "мировой линией" моей жизни, судьбы; нитку,  прихотливо  смотанную,
переплетённую и в компактном виде уложенную мне в  черепную  коробку.  Пошел
какой-то  сумасшедший,  страшный  обратный  отсчёт.  Я  как  бы  проживал  в
ускоренном темпе всю свою жизнь, но задом наперёд, и был не в силах помешать
этому. Картины жизни мелькали, как пейзажи  в  окне  мчащегося  поезда,  всё
время сменяя друг друга. Мне подумалось, что жизнь моя на удивление коротка,
ничтожна, убога, что она состоит из всего лишь не очень большого, конечного,
ограниченного  количества  отдельных  неярких,  малозначащих  эпизодов.  Как
только приходила очередная картина, я силился что-то  произнести,  крикнуть,
но  только  беззвучно  разевал  рот,  как  выброшенная  на  песок  рыба,   и
мучительные попытки заговорить кончались ничем, а эпизод тотчас  исчезал  из
памяти, как сон, который вы не успели запомнить, который ускользнул  от  вас
на рассвете.
   Это было ужасно. Клубок становился все меньше и все сильнее бился  внутри
черепной коробки, причиняя мне адские, нестерпимые боли. Теряя  сознание,  я
успел задержаться лишь на двух-трёх эпизодах.
   В одном я увидел большой и длинный, из дубовых бревен,  старый  дом,  где
провел своё детство. Я  смотрел  на  него  со  стороны  парадных  подъездов,
выходивших на булыжную мостовую глухого внутреннего  двора,  тупичка,  тесно
обсаженную могучими цветущими липами. Потом  словно  гигантский  нож  рассёк
сверху вниз мостовую по её продольной  оси,  и  я  оказался  в  яме,  откуда
наблюдал, как на разрезе, погруженные в  землю  камни  булыжной  мостовой  и
корни столетних лип. И тянул, тянул руки к  дому  и  знал,  что  никогда  не
вернусь туда.
   Потом прошли перед глазами  пруды  моего  детства,  в  которых  я  учился
плавать, и странно: я ощутил, как сильно стянуло кожу лица, будто и  вправду
накупался в их глинистой, мутноватой воде.
   Последнее, что успел выхватить из пестрого мелькания картин - летний  сад
после полудня, где меня, четырех- или пятилетнего, укачало в  гамаке.  Этого
ощущения  полной  безмятежности,  покоя  и   умиротворенности,   которое   я
испытывал, засыпая на свежем, тёплом воздухе среди зелёного сада, я  никогда
после в своей жизни не мог достичь, хотя часто вспоминал вроде бы  ничем  не
примечательный эпизод. Он не  случайно  задержался  перед  моими  глазами  и
сейчас. Потом - провал, темнота. Движение к полному нулю...
   29
   Я проснулся, как  просыпаются  утром,  правда,  чувствуя  себя  несколько
ошарашенным. Попытался было взять  себя  в  руки,  но  почему-то  это  плохо
получалось. Тело моё, несмотря на удобное ложе, затекло и устало.  Ко  всему
прочему сильно стягивало кожу лица, словно я умылся в грязной воде.
   Приятная полутьма в  "операционной"  сменилась  ровным,  не  раздражающим
светом. Хитрые часы показывали 46 часов 31 минуту. Таким образом,  я  провёл
на ложе почти двое суток. Примерно за такое,  довольно  приличное  время,  и
происходит процесс "откидывания мозгов на дуршлаг".
   Подошел Лоренс с лаборанткой, но  уже  с  другой.  Они  вдвоём,  привычно
проделывая необходимые манипуляции, освободили меня от липучек и присосок, а
в завершение Лоренс снял с моей головы шлем.
   - Айвэн, сможешь встать сам? - услышал я за спиной голос Эдди Лоренса.  -
Не спеши и не убегай - сейчас лично сам тебя отмассирую.
   - Что за вопрос,  Эдди!  -  я  выбрался  из  "корыта"  и  с  наслаждением
потянулся. Что-то снилось мне, но я не мог вспомнить сон, он  ускользнул  от
меня перед самым пробуждением... Чёрт, почему так стягивает лицо?
   Эдди с лаборанткой как-то странно смотрели на меня. Вернее, старались  не
смотреть. В чём дело?
   - Все нормально, Эдди?
   - Почти всё нормально, - озабоченно сказал какой-то  уж  очень  серьёзный
Лоренс.
   - А что  же  тогда  не  нормально,  старик?  Неужели  все-таки  "дуршлаг"
коротнул? - пошутил я.
   Ничего не отвечая, Лоренс провел меня в комнату  с  массажным  центром  и
предложил лечь на топчан.
   - Снова ложиться, - изображая недовольство, пробурчал я.
   Что-то мне мешало, лицо было словно чужим.
   - Эдди, я на минутку загляну в ванную.
   Эдди Лоренс опять странно взглянул на меня и легонько вздохнул.
   Я зашёл в ванную и посмотрел в зеркало. И обомлел.  Из  зеркала  на  меня
глядело усталое лицо вроде бы знакомого мне человека - и  моё,  и  в  то  же
время не моё. С удивлением взирал я на невесть откуда взявшиеся тёмные усы и
такие же тёмные, наполовину седые волосы. Лицо мое выглядело так,  словно  я
стоял на ураганном ветру. Оно приобрело "летящий"  вид;  заострились  черты,
прищурились веки, как бы уберегая глаза  от  мощного  ветра.  Копна  длинных
волос напоминала огонь на ветру, или, скорее, развевавшийся чёрный, расшитый
серебряными нитями, флаг, который  удивительным  образом  запомнил,  как  он
бился и хлопал на ветру, как буйный ветер трепал и рвал его. Бой закончился,
ветер стих, а затем и вовсе наступил мёртвый штиль, а флаг не пожелал лечь в
дрейф и продолжал реять... Да, замечательное лицо видел я. Я  бы  восхищался
таким...  если  бы  оно  принадлежало  другому  человеку.  Что-то   начинало
потихоньку до меня доходить. Я сильно дёрнул за кончик  чёрного  уса,  и  он
оказался у  меня  в  руках.  Так.  Бутафория.  Маскарад.  Я  содрал  остатки
приклеенных усов; смочив пальцы, немного потер в одном  месте  лицо.  Так  и
есть. Маскарад.
   Вышел к Лоренсу и молча залёг на топчан, залёг лицом  вниз:  пока  нам  с
Эдди неловко встречаться глазами. Я услышал над головой плохо скрытый  вздох
облегчения, а затем повеселевшее дыхание Лоренса, если можно сказать  так  о
человеческом дыхании.
   Эдди  принялся   осторожно   массировать   меня,   постепенно   наращивая
интенсивность движений. Он  в  основном  пыхтел  и  помалкивал  -  в  общем,
работал. Через пару минут он не выдержал и заговорил первым.
   - Айвэн, надеюсь, ты понимаешь, что с тобой произошло?  Я,  знаю,  ты  не
любишь, когда ходят вокруг  да  около.  Ты  должен  знать,  что  в  процессе
выполнения задания  полностью  лишился  памяти.  Тебя  доставили  ко  мне  в
состоянии амнезии. Ты был, словно новорожденный, мозг твой стал, как  TABULA
RASA - "чистая дощечка", у тебя остались лишь одни врождённые рефлексы. И  я
вывалил  тебе  под  черепную  коробку  всё  содержимое  "дуршлага",  который
несколько месяцев назад заполнили информацией, снятой с  твоего  мозга.  Шеф
оказался  прав,  когда  перед  выходом  на  задание  прислал  тебя   сделать
брэйнграмму. Иначе пришлось бы тебе, как  тому  парню  из  9-го  Управления,
которого год назад огрели сзади по  голове  дубиной,  в  тридцать  три  года
начинать жизнь сначала. Хотя ты не сможешь вспомнить всё,  что  произошло  с
тобой после первого пробуждения здесь, но, по крайней мере, продолжишь  свою
жизнь с момента, когда разлепил свои глаза на ложе  пять  минут  назад.  Всё
получилось. Тебе не стоит волноваться - ни по этому конкретному  поводу,  ни
пока вообще. - Эдди  совсем  прекратил  массаж,  я  чувствовал  спиной  лишь
ветерок, создаваемый его энергично жестикулирующими руками. Он  не  умолкал,
его несло, как после недозрелых яблок.
   - Айвэн, ты произнес несколько слов и фраз, точь-в-точь таких, как  после
первого пробуждения. Значит, всё нормально.
   - Ты вот что, Эдди. Наверное, ты сделал себе клизму не в ту дырку.  Давай
паши, работай, старик. Я что-то не в форме.
   Эдди чуть-чуть обиделся, но энтузиазм его не угасал.
   - Я же не видел тебя несколько  месяцев,  болван!  -  уже  совсем  весело
откликнулся он, начав энергично разминать мои тощие ягодицы. -  Ну  конечно,
ты пока не в форме, но скоро будешь в полном порядке.
   Я  перевернулся,  и  теперь  мы  могли  посмотреть  друг  па   друга.   Я
продекламировал:
   Я знаю, минет ночь; румяный и прекрасный,
   Рассвет моё окно лучами озарит,
   И голос чёрных дум и истины бесстрастной,
   Как бред, безумный бред, замрет и замолчит.
   - Ты в своём амплуа, бродяга! - Эдди не скрывал радости по  поводу  моего
"воскрешения".
   Но пока я не разделял его энтузиазма. Наверное,  я  легко  отделался,  но
предпочел бы вспомнить выброшенные из головы фрагменты  работы  по  заданию,
которые, по прошлому опыту, часто стоили всей  прежней  жизни.  Лучше  бы  я
начал сначала, как тот парень.
   Закончив массаж, Эдди послал меня в ванную. Когда я, совершив омовение  и
облачившись в чистое, вышел к нему, он, немного посерьёзневший, сказал мне:
   - Я знаю, о чем ты сейчас думаешь. Со временем мы постараемся,  насколько
это возможно, снабдить тебя информацией, так сказать, о самом себе. Было  бы
обидно и несправедливо, если бы ты лишился принадлежащих тебе  воспоминаний.
Шеф уже приказал создать специальную  группу,  которая  будет  собирать  всю
информацию о твоей работе по заданию. Конечно, ей никогда не удастся узнать,
что происходило с тобой в то время, когда никто  не  мог  видеть  тебя,  или
когда свидетель был, а потом, - Эдди быстро вскинул и тут же опустил  глаза,
- его не стало.
   - Нельзя дважды войти в одну и ту же реку, Эдди.
   - Думай, что хочешь, но  сейчас  Шеф  просто  хочет  посмотреть  на  тебя
такого, каков ты есть в данный момент, "беспамятного", -  извини  за  глупую
шутку, Айвэн. Мы полетим к Шефу  с  неофициальным  визитом.  Для  настоящего
разбора время ещё не настало. Если Шеф и будет говорить о деле,  то  лишь  в
общих чертах. Тебе будет всё понятно: перед выходом на  задание  ты  получил
информацию от него и от Хаббла, - Эдди опять вскинул и опустил глаза. -  Нас
ожидают и сюрпризы. Но пока тебе придется смириться с тем, что  Шеф  поручил
мне понаблюдать за твоим самочувствием. Мы полетим к нему  на  Луну  в  моём
звездолёте, и поведу его я сам, бродяга. В общем, это я посоветовал Шефу  не
оберегать тебя, а наоборот. Скажу по секрету:  на  эту  встречу  я  сам  его
подбил. Считаю,  что  тебе  нужно  погружаться  в  дела,  в  жизнь,  полезно
встряхнуться, даже испытать какой-нибудь стресс  или  шок.  -  Эдди  ласково
посмотрел на меня. - Видишь ли, клин  иногда  вышибают  клином.  Я  всё  ещё
надеюсь, что ты вспомнишь... Это было бы лучше, чем кормиться  с  ложечки  у
сотрудников информационной спецгруппы. Ты в состоянии лететь  к  Шефу  прямо
сейчас? - спросил Эдди.
   - Если  мы  действительно  захотим  жить,  лучше  попытаться  начать,  не
откладывая; если нет - это не  имеет  значения,  но  всё-таки  лучше  начать
умирать...
   Выбравшись из подземного хозяйства Эдди Лоренса, мы прошли на его  личную
стоянку, где был припаркован звездолёт марки "олдс", модель "Превосходнейшая
абордажная сабля". Вперёд - и выше! Короткий перелёт Лоренс провёл предельно
аккуратно.
   Через двадцать минут Эдди отшлюзовал "олдс" и отшвартовал его на  стоянке
под  прозрачным  колпаком  лунного  городка.  Мы  вышли  на  площадку,   где
негр-уборщик в белоснежном, без пятнышка, комбинезоне изображал  на  пару  с
пылесосом кипучую деятельность. Почему-то он страшно мне не понравился, и  я
сказал об этом Лоренсу. К моему удивлению, он испытывал к  уборщику  похожие
чувства.
   Мы подошли к лунному филиалу  Департамента,  поднялись  на  нужный  этаж,
возвышавшийся над прозрачным колпаком, и  Эдди  без  стука  открыл  дверь  в
кабинет Шефа, пропуская меня вперед.
   - Шилды-шивалды, Шеф! - сказали мы с Эдди хором.
   - Шилды-шивалды, парни! - Шеф приветствовал нас,  выходя  из-за  стола  и
размахивая зажжённой сигаретой. - Шилды-шивалды, Айвэн! - Шеф позволил  себе
единственный сантимент, встречая меня после долгой разлуки.
   Мы с Лоренсом, как и полагается, без  приглашения,  уселись  в  кресла  у
стола и оказались лицом к огромному, во всю  стену,  окну.  Шеф,  ради  меня
загасив сигарету, уселся в кресло, как всегда, спиной к Вселенной. На  столе
у него лежали  стандартный  портативный  лэнгвидж,  какой-то  лист  среднего
журнального формата с неровно оторванным  краем  и  потёртостями  на  местах
старых сгибов, целиком занятый фотографией четырех молодых парней с похожими
на мою длинными прическами и... сложенный  зонтик,  который  гораздо  нужнее
рыбе на Земле, чем человеку на Луне.
   - Айвэн, - обратился ко мне Шеф, -  Эдди  тебе,  наверное,  сообщил,  что
полный разбор состоится ещё не скоро. Сейчас же я хотел бы взглянуть на тебя
и переброситься парой слов о нашей старушке Вселенной. Я вижу, ты в порядке.
Лоренс сказал, что ты что-то там подзабыл. - Эдди, - подмигнул Шеф  Лоренсу,
- сейчас впервые я знаю о завершённом  деле  больше,  чем  наш  Фэгот,  наша
Гуттаперчевая душа. Ну, дружок, - снова повернувшись ко мне, сказал  Шеф,  -
послушай для начала, что ты сумел записать на свой лэнгвидж. - Эдди,  включи
через усилитель - не люблю напрягаться. Слух  садится  -  старею,  парни,  -
сообщил Шеф.
   - Старение - это занятие не для слабаков, Шеф, - как всегда, съязвил я.
   - Никого не минует чаша сия. Но противно всегда играть сильного, ребята.
   Эдди подключил лэнгвидж и вернулся к столу,  высококачественные  динамики
донесли до нас первую фразу.
   - Кто вы? - услышал я усталый голос с акцентом, присущим андромедовцам. -
Я чувствую, вы - не дёртик, хотя и дрожите, как осиновый  лист.  -  Раздался
смех.
   Пауза. А затем я с удивлением узнал себя.
   - Я Саймон Сайс, землянин. - Снова  пауза.  И  будничный,  спокойный  мой
голос:
   - Помогите мне.
   Шеф с Лоренсом напряженно молчали, исподволь наблюдая за  мной.  Я  понял
их. Они оба надеялись, что мой  голос,  эта  запись,  которую  я,  наверное,
действительно сделал, работая по заданию, сыграют  для  меня  роль  сильного
раздражителя. Они надеялись, что я вспомню. Но ни чем я ни их,  ни  тебя  не
порадовал. В полной тишине мы втроём в  течение  почти  двух  часов  слушали
жуткую, сюрреалистическую запись, - запись кусочка жизни, проведенного  мной
в обществе некоего Казимира Чаплински. Я не знал, верить мне или  нет  тому,
что услышал. Лэнгвидж,  остававшийся  включенным  и  некоторое  время  после
расставания с Казимиром, донес до нас  и  хлюпанье  жижи  в  коллекторе,  по
которому я выходил с базы дёртиков, и  звук  моего  финального  плевка,  что
вызвало у нас улыбки.
   Когда Эдди отсоединил лэнгвидж от усилителя и вернул  его  на  стол,  Шеф
сказал:
   - Полагаю, то, что мы услышали - самое основное для понимания сути  дела.
Услышанное многое объясняет. Некоторые другие существенные эпизоды  с  твоим
участием пересказал нам Мэттью Пепельной. Что-то он видел  сам,  но  большей
частью почерпнул из твоего же рассказа и вот из этой записи, какую мы только
что прослушали. - Шеф выжидательно посмотрел на меня.
   Да,  наверное  он  наслаждался,  сумев  привести   меня   в   недоумение.
Действительно, Мэттью Пепельной тихо ушел на своё, неизвестное  мне  задание
месяца за два до того, как меня вызвал  Шеф  и  сообщил  о  катастрофическом
ускорении  сжатия  нашей  Вселенной.  Но  появившаяся  было  на  лице   Шефа
самодовольная ухмылка всего лишь через секунду сменилась озабоченностью.
   - Теперь ты знаешь, кто такой Кэс Чей. А я расскажу  тебе  что-то  такое,
чего вы с Мэттом Пепельным не знаете. - Шеф вдруг взял в  руки  лежавший  на
столе зонтик.  -  Когда  ты,  Айвэн,  сидел  у  Эдвина  Хаббла  в  Институте
метагалактики, шел дождь. Когда ты уходил от него, дождь уже кончался. Хаббл
вскоре после этого пошел  перекусить  в  свое  излюбленное  кафе.  Сложенные
зонтики в руках у людей выглядели естественно, не привлекали  внимания.  Кэс
Чей подкараулил Хаббла на пешеходном мостике по дороге в кафе, - Шеф  сделал
зонтиком резкое колющее движение, - он как  бы  нечаянно  налетел  на  него,
толкнул и в этот момент  ткнул  его  острием  зонтика  в  левое  бедро.  Кэс
разыграл джентльмена, раза три извинился. Хаббл не обратил внимания на такой
пустяк: был обеденный перерыв, на улице и на мостике хватало народа.  -  Шеф
осторожно положил зонтик и достал из ящика стола круглую коробочку и лупу. -
Возьми  лупу,  Айвэн,  -  он  открыл  коробочку  и   указал   на   крохотный
металлический шарик, сиротливо лежавший там.
   Я взял лупу и стал рассматривать шарик,  наклонясь  к  коробочке,  а  Шеф
бубнил над ухом:
   - Это не совсем зонтик, а  закамуфлированное  под  него  пружинно-духовое
ружье. Из него Кэс Чей и выстрелил в момент плотного контакта с Хабблом  вот
этим шариком ему в бедро. Шарик имеет диаметр  не  более  одной  пятнадцатой
дюйма, или, если угодно, 1,7 мм. Посмотри, в нём хорошо видны крестообразные
сверления. Они были заполнены  рицином  -  это  производное  от  рицинолевой
кислоты, проще говоря, вытяжка из  касторового  масла.  Сильный  яд,  но  не
мгновенного  действия.  Вызывает  сначала  желудочное  недомогание  и  через
несколько дней - смерть.
   - Да, если с касторки лишь пронесёт, - вклинился Эдди Лоренс, - то  такое
"слабительное" приведет кого угодно к полному финишу, как  любит  выражаться
Айвэн.
   - Первоначальные симптомы как и после приема  касторки,  -  заметил  Шеф,
аккуратно закрывая коробочку. Он отобрал у меня лупу и сказал:
   - Вот так, Айвэн. Хаббл умер. Ты этого теперь не помнишь, но тогда, сразу
после "дуршлага", в телефонном разговоре со мной ты правильно догадался, что
Хаббла "заболели". А мы прошляпили, поздно спохватились. Шарик обнаружили  в
бедре Хаббла только после его смерти, и то случайно. Наш прокол, - подытожил
Шеф. И поправился: - Мой прокол.
   Мы помолчали. Шеф, видел я, страшно хотел закурить, но сдерживался. Так и
не вытащив сигарету, он задумчиво произнёс:
   - Подозреваю, мальчики, что Дёрти не простил Хабблу отказ  участвовать  в
преступных авантюрах. Вместо Хаббла ему пришлось привлечь  Казимира.  Хабблу
отомстил уже  Кэс  Чей  по  завещанию  профессора  Дёрти.  Кстати,  из  слов
Казимира, зафиксированных в  записи,  вытекает,  что  самому  Дёрти  помогли
отойти в мир иной тем же способом... Но что ж, идем  дальше.  Расставшись  с
Хабблом, ты, Айвэн, побывал у Эдди, прошел "дуршлаг", переговорил со мной по
телефону, взял в Техотделе звездолёт и отбыл на  "Платинум  сити".  То,  что
случилось с тобой там, ты коротко рассказал Мэтту,  а  он  передал  нам.  На
"Платинум сити" тебя подловил Кэс  Чей  вместе  со  своей  любовницей  Ритой
Холдмитайт. Но насчет "подловил" - не ручаюсь. Я тебя знаю, хитреца.  Вполне
допускаю, что ты подставился сам. Тебя перевезли  на  планету  Паппетстринг,
система звезды Дастбин, галактика NGC147, в тренировочный городок, и ты стал
"куклой" - обреченным на убийство спарринг-партнером дёртиков. Там уже почти
три месяца под именем Джанк  дурил  дёртикам  головы  Мэтт  Пепельной.  Этот
отрезок твоей непутевой биографии частично прошел на его  глазах.  Он  видел
твое картинное падение от удара Чмыря и догадался, что  ты  хочешь  лечь  на
дно. Как тебя хоронили, Мэтт не  видел,  но  потом  ты  рассказал  ему,  как
выбрался из могилы, обзавелся  звездолётом,  полученным  из  эмбриотаблетки,
изменил внешность и проник на базу дёртиков. Там ты наблюдал казнь Чмыря,  а
затем, пытаясь не допустить расправы над  своим  приятелем  по  камере  Роки
Рэкуном, выстрелил в сердце Кэсу Чею и убил ещё  двоих  дёртиков.  Уходя  из
бункера, ты случайно попал к Казимиру. Ну, запись твоей  встречи  с  ним  мы
только что прослушали. - Шеф перевёл дух.  -  Следующие  твои  шаги  передаю
опять со слов Мэттью Пепельного. По совету Казимира ты вновь  отправился  на
"Платинум сити", где захватил "харвестер", отправив при  этом  на  тот  свет
двоих  дёртиков.  В  его  грузовом  отсеке  ты  обнаружил  яйцо,   "эг",   с
"консервированным" пространством, поначалу приняв его за внешнее сердце Кэса
Чея. Потихоньку возвратился на "Платинум сити" и обнаружил в гирлянде  целый
склад или, если угодно, арсенал "эгов". Напавшего на тебя в  башне  "Гарлэнд
боллз" бармена и попытавшегося убить тебя в отеле "Сэвой  траффл"  дежурного
клерка ты привёл к полному финишу. Вернулся на  "харвестер"  с  координатами
Переходника и направил грузовой звездолёт к  одному  из  наших  форпостов  в
Млечном Пути. Сведений о "харвестере" пока не поступало  и  к  нам  он,  как
понимаете, парни, ещё не дошёл.
   Отпустив "харвестер", ты скрытно проник на Переходник и быстро понял, что
тоннель вот-вот самопроизвольно закроется. Но мысль  о  том,  что  вселенная
сама ликвидирует прокол, пришла к тебе значительно раньше. Эдди  подтвердит,
он изучал твою брэйнграмму всё время, пока ты бродил по Метагалактике.
   - Из неё я узнал также, что "Городок в табакерке" - одна из твоих любимых
сказок, бродяга, - ввернул Эдди.
   -  Мэттью  Пепельной  пришёл  к  тому  же  выводу  о  судьбе  тоннеля,  -
одобрительно произнес Шеф. Кстати, чтоб ты знал,  он  тоже  пережил  немало.
Представляешь, Мэтт продержался среди кукол три месяца, не дав себя убить, и
дёртики взяли его к себе. Он даже попал на Переходник, но не знал,  что  его
песенка спета. Его казнили, искалечили, отрубив руки по локоть.
   - Не может быть! - вырвалось у меня.
   - Может, - веско сказал Шеф. - Ты ворвался к  палачам  секундой  позже  и
всех их - а их было шестеро - привёл к полному финишу. Ты спас Мэтта, Айвэн.
И даже сохранил его отрубленные руки.
   - Не может быть, - тупо повторил я.
   - Спокойно, Айвэн, - Эдди тронул меня рукой,  -  с  Мэттом  будет  полный
порядок. Через два месяца он начнёт раздавать налево и направо плюхи  своими
новыми граблями.
   Шеф терпеливо подождал, пока мы с Эдди обменяемся мнениями, и  возобновил
рассказ о моём пути.
   - Ты обнаружил на Переходнике множество трупов кукол, служивших  пробными
шарами перед  переброской  дёртиков  по  тоннелю.  Среди  них  была  и  Рита
Холдмитайт. Сгоряча ты пришил человека, принесшего её  тело  в  холодильник.
Мэтт уговорил тебя не вывозить труп.
   На Переходнике ты попытался найти Центральный Пост, но попал  в  один  из
Наблюдательных  Пунктов.  Там  на  специальном  экране  увидел  Кэса  Чея  в
последние  секунды  перед  переброской  в  смежную  с  нашей   расширяющуюся
Вселенную. Выяснив кое-что у оператора Пункта, ты утвердился во мнении,  что
вашей с Мэттом первейшей задачей становится  поиск  внешнего  сердца  и  его
уничтожение до того момента, пока не "схлопнется" навсегда тоннель.
   Никаких идей, где искать яйцо, у тебя не было. Ты  решил  задержаться  на
Переходнике,  предварительно  отправив  Мэтта  на  Землю.  Вам  повезло.  Вы
завладели звездолётом Кэса Чея, но я благодарю Бога, что упрямец Мэтт не дал
спровадить себя на Землю.
   Пользуясь данными бортового  Мозга  звездолёта  Кэса  Чея,  ты  установил
ограниченную область действия внешнего сердца и с помощью логики  пополам  с
интуицией определил  его  "порт  приписки"  -  планету  Паппетстринг.  Таким
образом ты как бы нашёл очки у себя на  носу.  Форма  области,  напоминавшая
яблочко с бочком, навела на мысль о том, что действие  внешнего  сердца  при
открытом тоннеле распространяется и на представляющую собой шаровой  сегмент
часть  пространства,  находящуюся  в  смежной,  параллельной   нашему   Миру
расширяющейся Вселенной. Полагаю, ты молил  Бога,  чтобы  тоннель  оставался
открытым до тех пор, пока не будет уничтожено яйцо. Перед тем,  как  лечь  в
анабиоз на пути к Паппетстрингу, Мэтт выслушал рассказ о всех - ох, не знаю,
о всех ли - твоих приключениях. Ты должен быть благодарен Пепельному за  то,
что он упросил тебя не отправлять его  сразу  на  Землю.  Мэтт  как  в  воду
глядел, когда предупреждал, что тебе не сносить головы. Но ты, Айвэн, не мог
разрешить ему сесть на планету, чтобы подстраховать  тебя.  Слава  Богу,  ты
рассказал Пепельному, где тебя искать на Паппетстринге, да ещё  оставил  ему
свой лэнгвидж.
   Пересев в "шевроле", ты пошел  на  посадку.  Мэтт  ждал  тебя  положенные
двадцать четыре часа и в  своем  плачевном  состоянии  фактически  продолжал
работу, многократно прослушивая запись вашей с Казимиром беседы и  размышляя
о деле. Когда прошёл назначенный срок, он пошел на посадку и обнаружил  тебя
недалеко от дуба. Мэтт быстро сообразил, что с тобой случилось неладное...
   Сейчас он шутит и не слишком распространяется о том, каких трудов  стоило
ему вытащить тебя с Паппетстринга, как удалось спастись  самому.  Но  думаю,
это был настоящий кошмар... Мэтт повредил  несколько  зубов,  а  когда  наши
ребята выносили его из звездолёта, он  был  босиком.  Так  что  можешь  себе
представить.
   Мэтт, конечно, парень что надо. Этот засранец, - улыбаясь, сказал Шеф,  -
ухитрился отправить  к  Земле  и  второй  звездолёт.  Лэнгвидж  мы  нашли  в
"бьюике", а портфель с зонтиком - в твоем "шевроле".
   Ты же находился в состоянии полной амнезии, остались  только  рефлексы  -
Эдди не даст соврать - и, когда парни занялись тобой, то  увидели,  что  ты,
прости за такие подробности, обмочился и обделался...
   - В принципе нам все понятно, -  вновь  заговорил  Шеф  после  некоторого
молчания, - неясно лишь два пунктика. Мэттью Пепельному ты о них не  сказал,
посчитал, наверное, за пустяки. Пожалуй, так оно и есть. И все же интересно,
где  ты  нашел  зонтик  и  откуда   переписал   на   свой   лэнгвидж   некую
лингвистическую информацию? Ясно одно: она сделана раньше  записи  беседы  с
Казимиром. Да-а...  Ну  что  же:  я  тут  нахваливал  Мэттью  Пепельного,  -
спохватился Шеф, ощутив мою отстраненность и некоторое безразличие, - но ты,
Айвэн, показал себя ещё большим молодцом, чем Мэтт. Тебе не за что упрекнуть
себя. Так что прими, и прочее, - неумело похвалил Шеф.
   Но ничто не могло развеять моего разочарования, моей тоски, моей кручины;
если я и поверил всему тому, что здесь услышал, то  был  весьма  озадачен  и
лишь слегка польщён.
   Эдди с Шефом это почувствовали и молчали, и тогда я сказал:
   - С отвращением читаю жизнь свою. Тоннель закрылся сам собою, без  моего,
как я понимаю, вмешательства и участия. Внешнее сердце Кэса  Чея,  по  вашим
словам, уничтожил я, но если в этот момент Кэс Чей находился в расширяющейся
Вселенной, а тоннель был закрыт, то мы не смеем утверждать, что он умер,  не
сможем доказать этого. Что же получается? Я привел к  полному  финишу  более
десяти человек якобы ради спасения Вселенной, но выходит, что убил  их  зря?
Да что значит зря? Какая, в сущности, разница, убил ли я их просто так,  или
во имя какой-то, пусть и страшно высокой, цели? Я их убил -  и  всё.  Хотите
посмотреть на живого Кэса Чея? Он перед вами.
   Шеф замотал головой, как бык.
   - Какого черта, Эдди? Что за ежа ты пересадил ему под черепную коробку из
своего "дуршлага"?
   Эдди для вида хотел оправдаться,  но  Шеф  ему  не  позволил  и  все  ещё
дружелюбно обратился ко мне:
   - Айвэн, дружок, ты же не маленький. Знаешь ведь:  чтобы  укротить  льва,
надо плюнуть ему в пасть. Что ты и делал. Странно: ты здорово  изменился.  В
твоих словах столько горечи...
   - Как и в словах поэта, Шеф.
   Не упрекай меня за горечь этих песен:
   Не я виной тому, что мир ваш, - мир цепей,
   Мир горя и борьбы, и душен мне, и тесен,
   Что я иного жду от жизни и людей...
   - Эдди - укоризненно сказал Шеф, -  что  ты  там  наэкспериментировал  со
своим "дуршлагом"? Кого ты привёз мне?
   - Это не от "дуршлага", Шеф, - уверил его Эдди. - Известно  ли  вам,  что
человеческий мозг отличается от машинных мозгов тем, что  в  нём  невозможна
полная детерминированность, определенность, например,  при  выборе  решений.
Иначе говоря, имеют место квантово-релятивистские  эффекты,  обусловливающие
случайность выбора. Отсюда - непредсказуемость поведения  человека.  На  ваш
выбор сигареты из пачки, как и на выбор кормушки  Буридановым  ослом  влияют
отнюдь не только внешние условия, не только макропричины.
   -  Да-а,  тут  действительно  почувствуешь  себя  ослом,  -  с  интересом
рассматривая нас обоих, - произнес Шеф. - А что, идея неплохая. Айвэн, ты не
возражаешь, если я всё-таки закурю? Сюрпризами хотел вас потчевать я,  а  вы
сами устраиваете мне вечер сюрпризов. - Он притворно прицелился, вытащил  из
пачки сигарету, зажёг её и окутался дымом.
   - Чего там, Айвэн правильно поставил вопрос, - неожиданно согласился Шеф.
- Правильная мысль, моя мысль, - мстительно направив струю дыма в лицо  Эдди
Лоренсу, добавил он. - С наскока проблему со смертью Кэса Чея не  решить.  У
меня сегодня был штатный философ из Института  метагалактики,  некий  Рабка.
Передаю почти дословно тот высокопарный бред, что он здесь нёс.
   Он сказал, что к вопросу о смерти Кэса Чея,  равно  как  и  к  вопросу  о
смерти Вселенной,  нужно  подходить  диалектически,  используя  синтез  двух
старых философских концепций - антропоцентризма и  космического  плюрализма.
Из нашей Вселенной Кэс Чей исчез, -  значит,  перестал  здесь  существовать,
умер. То есть он смертен в отдельно взятой Вселенной,  как  смертна  и  сама
отдельно  взятая  Вселенная.  Но  если  рассматривать  всё  Мироздание   как
совокупность  Вселенных,  как  "дерево"  Вселенной,   то   Мироздание   суть
Сверхвселенная  вечно  и  бессмертно,  и  вечно  и  бессмертно,  и   никогда
неистребимо олицетворяемое Кэсом Чеем зло... Такой вот философ,  -  выпуская
огромное синее облако дыма, заключил Шеф.
   - Да, Шеф, напустили вы тумана, - улыбнулся Эдди Лоренс.
   - А вот что поведал мне не философ, а  физик.  Если  Кэс  Чей  остался  в
расширяющейся Вселенной, выковырять его оттуда не удастся в принципе, потому
что на  определенной  стадии  сжатия  наша,  сжимающаяся  Вселенная  как  бы
самоликвидирует все "кротовые норы", все искусственные тоннели,  связывающие
её с другими Мирами. Происходит это из-за того,  что  элементарные  частицы,
микромир,  эволюционируют,  также   как   и   макро-   и   мегамир,   причем
эволюционируют сильнейшим образом. "Лишний" электрон, созданный  профессором
Дёрти, эволюционируя,  распадается,  межпространственный  тоннель  перестает
существовать. Дёрти, осуществив прокол,  ускорил  сжатие  Вселенной,  а  это
ускорило эволюцию микромира. Включилась та самая вселенская обратная  связь,
о которой намекал Казимиру Айвэн. Идею об эволюции микромира, а  также  идею
об асимметричности в широком смысле высказали не в институте  Метагалактики.
Автор их - Эндрю Шугар из Физического  Института,  чрезвычайно  оригинальный
человек.
   - Получается, что и сама Вселенная по форме  -  что-то  вроде  яблочка  с
бочком или... яйца? - высказал предположение Эдди.
   - Пожалуй, ты прав, Эдди, - откликнулся Шеф.
   - Я, конечно, не философ Рабка, - сказал  я,  -  но  думаю,  в  том,  что
Вселенная на стадии сжатия, перед коллапсом, полностью изолируется от других
Вселенных, есть глубокий смысл. Она должна умереть и затем родить новый  Мир
в одиночестве. Так уходит умирать в одиночестве старый волк, так  уединяется
на время родов волчица. В сокровенную тайну Вселенной нам никогда не суждено
проникнуть.
   - Ты, пожалуй, дашь фору самому Рабке, - ухмыльнулся Шеф. -  Хорошо,  что
иногда пытаешься думать  сам.  Я  знаком  с  твоими  умозаключениями  насчет
вселенского короткого  замыкания.  Недаром  Эдди  утверждает,  что  одна  из
любимых твоих сказок - "Городок в табакерке". Но  идея  короткого  замыкания
стара, как мир. Ещё древние философы утверждали: "Zu Grunde  kommen  ist  zu
Grunde gehen" - "Придти  к  основанию  -  значит  пойти  на  дно,  придти  к
гибели..."
   Но философия философией, а то, что мы позволили уйти Кэсу  Чею  в  другую
Вселенную - настоящий наш прокол. Я уже не говорю о тех тридцати или  сорока
дёртиках, тоже оставшихся в расширяющейся Вселенной. Слава  Богу,  что  хоть
они не бессмертны. И за этот прокол нас высекут,  не  сомневайтесь.  Вернее,
высекут меня одного. К  тому  же  вылезло  одно  неприятное  обстоятельство,
отягчающее нашу ошибку и вину. Дело в том, что Кэс  Чей  вышел  на  тамошних
аборигенов.  Основания  так  считать  имеются  достаточно  веские.  Сбылось,
сбылось пророчество  профессора  Дёрти.  Хороший  подарочек  преподнесли  мы
ничего не подозревающим "собратьям по  разуму"!  С  нашим  уровнем  развития
техники Кэс Чей со своими дёртиками играючи внедрится в  чужую  цивилизацию,
подчинит её себе. И не просто в чужую...
   - Неужели это не фантастика, Шеф? - усомнился я.
   - Этот листок - оттуда, - Шеф взял со стола журнальный лист с фотографией
четырех волосатых парней. - Аборигены сильно смахивают на  нас.  Впрочем,  в
этом нет ничего  удивительного:  принцип  конвенгерции  действителен  и  для
параллельных миров.  Ну,  кажется,  пришел  мой  черед  удивлять  вас,  -  с
удовольствием заметил Шеф, поглядывая на нас с Эдди. Он перевернул листок, и
мы увидели три столбца непонятных значков, или... букв? Настоящая  китайская
грамота.
   - Этот листочек обнаружен при тщательном досмотре "бьюика"  Кэса  Чея,  -
сообщил Шеф. - Когда я увидел листок, у меня сразу загорелись глаза, сам  не
знаю почему. Что-то он как бы излучал... не знаю. Мне пришло в  голову,  что
по этому тексту шифровал команды на открытие тоннеля Кэс Чей. Теперь,  после
того, как  тоннель  прекратил  существование,  практическая  ценность  этого
листка   вроде   бы   стала   нулевой.   Однако   порядок   есть    порядок.
Лингвисты-дешифраторы поработали с текстом. У них есть Мозг  с  банком  всех
языков,  наречий  и  диалектов  Метагалактики.  Но   текст   не   поддавался
расшифровке.
   Пока эти "логопеды" возились с текстом, я занимался записью беседы Айвэна
с Казимиром. Воспроизводил её  без  конца,  как  тогда  Мэттью  Пепельной  в
корабле.  Потом  мне  надоело  и  я  внимательно  проанализировал  и  другую
информацию, записанную  на  лэнгвидже.  И  обнаружил  программу  перевода  с
некоего языка или  диалекта,  составленную  по  методологическим  принципам,
использующимся в портативных преобразователях, предназначенных для общения с
иноязычными чужепланетниками нашей Метагалактики.
   Я сразу передал лэнгвидж этим горе-дешифровщикам.  И  через  полчаса  они
вручили мне вот это, - Шеф выдвинул ящик  стола  и  достал  три  стандартных
плотных листа с реквизитами  нашего  департамента,  заполненных  аккуратными
столбиками текста.
   - Кошмар, ребята, - сказал он весело. - Айвэн,  ты  не  поверишь,  -  тут
стихи!
   - Ну, Шеф, - изумился Эдди, - сегодня вы на коне! Вместе с Айвэном.
   - Боливару не снести двоих, Эдди, - парировал Шеф. - Мне  передали  всего
лишь подстрочник, и тут мне жутко захотелось сделать что-то приятное Айвэну.
Я не поленился опять сходить к этим липовым  толмачам-филологам  и  попросил
сработать хотя бы малохудожественный, в первом приближении, но перевод.  Они
пришпорили Мозг, и вот - Шеф потряс листками, - результат.
   - Безумный бред, - сказал я, ни к кому  в  особенности  не  обращаясь.  -
Шарик, начиненный касторкой, "кукольный городок", монстр с головой бегемота,
склад  консервированного  пространства,  бессмертный  Кэс  Чей,  Переходник,
отрубленные руки, смерть в яйце, моя амнезия, теперь вот эти стихи...  Можно
сойти с ума. Или я всё ещё лежу с "дуршлагом" на голове у тебя в подземелье,
Эдди?
   - Нет, Гуттаперчевая душа, ты  сейчас  не  с  "дуршлагом"  на  голове,  -
серьёзно сказал Эдди. - Просто так безумна и эклектична сама жизнь.
   - Шеф, - сказал я, - признайтесь: вы нарочно попросили состряпать вам эти
стихи. Вы с Лоренсом всё жалеете меня, беспамятного. Или эти стихи написал я
сам - времени  в  звездолёте  хватает,  пока  летишь.  Если  не  ложиться  в
"спальник". Но я всё забыл.  А  вы  с  Эдди  хотите  подсунуть  их  мне  как
детонатор, чтобы взорвать мои мозги, чтобы разбудить мою память.
   - Нет, Айвэн, - Шеф с кряхтеньем вылез из-за стола, - это не фальшивка...
Неужели в Кэсе Чее осталось что-то человеческое? - сказал Шеф,  обращаясь  к
самому себе. - Этот текст бьет не в бровь, а в глаз всем нам. Нет, он выбрал
его не случайно... Кэс Чей страдал... Кэс Чей - и страдал?..
   Шеф словно думал вслух, и мы  с  Эдди  слушали  обрывки  его  внутреннего
монолога. Потом он собрался с мыслями и протянул листки с переводом мне.
   - Когда меня соберутся сечь на главном ковре,  -  объявил  Шеф,  -  я  им
скажу, что тех парней, что живут в  расширяющейся  Вселенной,  не  испугаешь
никаким Кэсом Чеем. Кажется, у них там хватает  своих  Кэсов  Чеев,  похлеще
нашего, если я хоть что-нибудь понимаю. И в людях,  и  в  поэзии...  И  ещё,
Айвэн. В тексте встретятся два  имени  или  фамилии.  Произношение  передано
приблизительно... Хотел бы я пожать руки этим парням!.. Ну,  что  ж,  Айвэн,
прочти вслух.
   Почему-то я не смог читать сидя. Я  встал  из-за  стола,  встал  и  Эдди.
Пространство, грандиозное и щемяще прекрасное, смотрело на нас из огромного,
во всю стену, окна. И я прочитал стихи.
   Мудра, прекрасна и велика -
   Колдуньей в чёрном домино
   Вселенная к нам входит тихо
   Через полночное окно.
   Нам в расширяющемся Мире
   Жить довелось; Горит звезда.
   Галактик свет в ночном эфире.
   Жизнь продолжается...
   Некоторое время мы молчали. Затем Шеф задумчиво сказал:
   - Стихи несовершенные, но... мощные.
   За огромным окном, на чёрном домино Вселенной, не мигая, безмолвно горели
звёзды.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.